/ Language: Русский / Genre:detective

Показания мальчика из церковного хора

Жорж Сименон


Сименон Жорж

Показания мальчика из церковного хора

Жорж Сименон

Показания мальчика из церковного хора

Глава I

ДВА УДАРА КОЛОКОЛА

Моросил холодный дождь. Было темно. В половине шестого из казармы, стоявшей в самом конце улицы, донеслись звуки трубы, послышался топот лошадей, тянувшихся на водопой, а в одном из окон соседнего дома вспыхнуло светлое треугольное пятно: кто-нибудь тут вставал спозаранку, а может быть, свет зажег больной после бессонной ночи.

Ну, а вся улица - тихая, широкая, недавно застроенная чуть ли не одинаковыми домами - еще спала. Квартал был новый, заселенный самыми обычными мирными обывателями - чиновниками, коммивояжерами, мелкими рантье, скромными вдовами.

Мегрэ поднял воротник пальто и прижался к стене у самых ворот школы; покуривая трубку и положив на ладонь часы, он ждал.

Ровно без четверти шесть с приходской церкви, высившейся позади, раздался перезвон колоколов. Из слов мальчишки Мегрэ знал, что это "первый удар"

колокола, призывающий к шестичасовой мессе.

Колокольный звон все еще плыл в сыром воздухе, когда Мегрэ почувствовал, вернее, догадался, что в доме напротив надсадно задребезжал будильник. Через секунду он смолк. Должно быть, мальчик, лежа в теплой постели, протянул руку и на ощупь нажал кнопку будильника.

Не прошло и минуты, как осветилось окно на третьем этаже.

Все происходило именно так, как рассказывал мальчик: весь дом спал, а он осторожно, стараясь не шуметь, вставал первым. Сейчас, вероятно, он уже оделся, натянул носки и, ополоснув водой лицо и руки, наскоро причесался, а потом...

Потом...

- Я тащу башмаки в руке по лестнице,- заявил он Мегрэ,- и только внизу надеваю, чтобы не разбудить родителей.

Так все и шло изо дня в день, зимой и летом, вот уже почти два года, с той поры, как Жюстен стал петь во время шестичасовой мессы в больнице.

Он утверждал:

- Больничные часы вечно отстают от приходских на три-четыре минуты.

Теперь комиссар убедился в этом. Вчера инспекторы опергруппы Сыскной полиции, к которой он был прикомандирован несколько месяцев назад, лишь пожимали плечами, выслушивая рассказ Жюстена обо всех этих мелочах, в частности-о "первом", а потом о "втором" ударе колокола.

Мегрэ долгое время сам был певчим. Потому-то он тогда и не улыбнулся.

Итак, на колокольне приходской церкви пробило без четверти шесть... Тут же задребезжал будильник, а немного погодя из больничной церкви донесся мелодичный серебристый звон, похожий на звон монастырских колоколов.

Комиссар все еще держал на ладони часы. Мальчик потратил на одевание немногим больше четырех минут. Свет в окне погас. Должно быть, Жюстен ощупью спустился по лестнице, чтобы не разбудить родителей, затем присел на последней ступеньке, надел башмаки и снял пальто с бамбуковой вешалки, что стояла в коридоре справа.

Потом отворил дверь и, бесшумно закрыв ее, вышел на улицу. Вот он тревожно озирается по сторонам... Увидев четкий силуэт, узнает комиссара, который подходит к нему, н говорят:

- А я боялся, что вы не придете.

И устремляется вперед. Светловолосому, худому мальчишке лет двенадцать, но уже чувствуется, что он упрям и своеволен.

- Вам хочется, чтоб я проделал то же самое, что делаю каждое утро, верно? Я хожу всегда быстро и считаю минуты, чтоб не опоздать. Кроме того, сейчас, зимой, совсем темно и мне страшно. Через месяц станет посветлее...

Он свернул направо, вышел на тихую и еще сонную улицу, которая была куда короче, чем первая, и упиралась в круглую площадь, обсаженную старыми вязами. По диагонали ее пересекали рельсы трамвая.

Мегрэ невольно подмечал все детали, напоминающие ему детство. Во-первых, мальчик шел по самому краю тротуара - боялся, как бы кто-нибудь не выскочил из темного угла. Во-вторых, проходя по площади, он обходил стороной деревья: ведь за их стволами мог прятаться человек...

В общем, мальчишка трусом не был - недаром вот уже две зимы он каждое утро совсем один, в любую погоду - сквозь густой туман или во мраке безлунной ночи,- бежал по той же самой безлюдной дороге.

- Когда дойдем до середины улицы Святой Катерины, вы услышите второй удар колокола в приходской церкви.

- Когда проходит первый трамвай?

- В шесть часов. Видел его всего два-три раза, когда опаздывал. Один раз будильник не прозвенел. Ну, а еще раз потому, что опять заснул. Теперь-то я сразу вскакиваю, как только он зазвенит.

Худенькое бледное лицо под моросящим ночным дождем, вдумчивый и чуть-чуть тревожный взгляд.

- С хором покончено... Сегодня я иду туда только по вашей просьбе...

Они свернули налево и направились по улице Святой Катерины, где, как и на всех улицах квартала, через каждые пятьдесят метров высился одинокий фонарь. Возле каждого фонаря поблескивала лужа. И мальчик бессознательно шагал прямо по лужам-должно быть, так было безопаснее. Из казармы то и дело доносился глухой шум. Кое-где засветились окна. Порой какой-нибудь прохожий торопливо переходил улицу: видно, спешил на работу.

- Когда вы подошли к углу улицы, вы ничего не заметили?

В показаниях мальчишки это было самое уязвимое место: ведь улица Святой Катерины была прямой, пустынной, фонари тянулись, как по веревке, и разгоняли предутренний сумрак. Сразу можно было заметить- хоть за сто метров - двух людей, затеявших драку.

- Может, я и не смотрел вперед. Наверно, разговаривал сам с собой. Так со мной случается... Утром иду и потихоньку разговариваю сам с собой... Я собирался кое-что попросить у матери потом, дома, ну и... повторял то, что хотел ей сказать...

- А что же вы хотели попросить?

- Знаете, я давно мечтаю о велосипеде... Уже триста франков скопил на мессах...

Странно, но Мегрэ вдруг показалось, что мальчик старается идти подальше от домов - он даже сошел на мостовую, а потом снова зашагал по тротуару.

- Вот здесь... смотрите... А вот и второй удар колокола в приходской церкви...

И Мегрэ, не боясь показаться смешным, попытался понять и проникнуть в тот мир, которым каждое утро жил Жюстен.

- Наверно, я поднял голову. Знаете, так бывает, когда бежишь, не глядя перед собой, и вдруг упрешься в стену... Все произошло как раз на этом месте... Вот здесь...- показал он на тротуар.- Сначала я увидел человека он лежал, вытянувшись во весь рост, и показался мне таким громадным, что я готов поклясться - он занимал весь тротуар.

Жюстен, конечно, ошибся - ведь тротуар был по крайней мере в два с половиной метра шириной.

- Точно не знаю, что я сделал... Должно быть, отскочил в сторону... Но сразу не убежал. Знаете отчего? Я увидел, что у него в груди торчит нож со здоровенной рукояткой из темной кости. Я ее заметил, потому что у дяди Анри почти такой же нож и он говорит, что рукоятка сделана из оленьего рога. Наверняка этот человек был уже мертв...

- Почему вы так думаете?

- Не знаю. У него был вид мертвеца.

- Глаза были закрыты?

- Глаз я не заметил. Ей-богу, больше я ничего не знаю... Но такое было у меня чувство, что он мертв... Правда, это быстро прошло, как я вам уже сказал вчера в вашем комиссариате. Вчера меня заставляли повторять одно и то же столько раз, что я больше ни слова не скажу. Да мне и не верят...

- А что же другой человек?

- Я поднял голову и увидел, что чуть подальше, пожалуй так метрах в пяти, кто-то стоит. У этого типа были очень светлые глаза. Он взглянул на меня и бросился бежать. Это был убийца...

- Как вы это узнали?

- Потому что он бросился бежать со всех ног.

- В каком направлении?

- Так вот, все прямо...

- Значит, в сторону казармы?

- Ну да...

Действительно, Жюстена накануне допрашивали по крайней мере раз десять. Больше того, до прихода Мегрэ инспекторы превратили допрос в какую-то своеобразную игру. Однако он ни разу не сбился в своих показаниях.

- А что вы сделали дальше?

- Тоже бросился бежать. Это трудно объяснить. Мне кажется... когда я увидал, что он убегает, я испугался... и тогда тоже пустился бежать...

- В противоположном направлении?

- Да...

- Вам не пришло в голову позвать на помощь?

- Нет... Я очень испугался. Особенно я боялся, как бы меня не подвели ноги - они у меня просто отнимались. Я добежал почти до площади Конгресса, а потом рванул по другой улице, которая тоже ведет к больнице, так что получился крюк.

- Ладно, пойдем дальше.

Снова раздался мелодичный перезвон колоколов больничной церкви. Пройдя метров пятьдесят, они остановились на перекрестке; слева тянулась стена с узкими бойницами - там были казармы, направо высился огромный полуосвещенный портал, а на нем вырисовывался циферблат часов.

Было без трех минут шесть.

- Опаздываю на минуту. Вчера, однако, я пришел вовремя, но как я несся!

На двери из мореного дуба висел тяжелый молоток. Приподняв его, Жюстен ударил им в дверь, и будто гром прокатился по улице. Подбежал привратник в домашних туфлях, приоткрыл ворота, пропустил Жюстена, но преградил дорогу Мегрэ, подозрительно оглядывая его.

- А это кто?

- Полиция.

- Предъявите документ.

Миновав ворота и еще одну дверь, они очутились в большом дворе; вокруг громоздились больничные постройки. Вдалеке, в утренней мгле, белели чепцы сестер-монахинь, направлявшихся в церковь.

- Почему вчера вы ничего не сказали привратнику?

- Не знаю... Торопился туда...

Мегрэ отлично его понимал. Действительно, что скажешь недоверчивому, несговорчивому привратнику? Ясно, мальчик поспешил в ризницу.

- Вы войдете со мной?

- Да.

В церкви было тепло и уютно. Больные в светло-серых халатах - кто с забинтованной головой, кто в лубках на перевязи, кто с костылями - уже сидели на скамьях, поставленных рядами. Сестры-монахини, расположившиеся на хорах, составляли какую-то одноликую массу и, словно охваченные религиозным экстазом, низко склоняли головы в белых чепцах.

- Пойдемте за мной.

Им пришлось подняться на несколько ступеней и пройти мимо алтаря, где уже мерцали свечи. Справа находилась ризница из темного дерева; высокий, изможденный священник уже надел почти все облачение; стихарь из тонких кружев ждал маленького певчего; рядом стояла сестра-монахиня.

Вот здесь, именно в этом месте, вчера, задыхаясь, с подкосившимися ногами, остановился Жюстен. Вот здесь он крикнул:

"Сейчас на улице Святой Катерины убили человека!"

Маленькие деревянные часы показывали ровно шесть часов - колокола вновь зазвонили. Жюстен сказал сестре, подававшей ему стихарь:

- Это комиссар полиции...

И Мегрэ остался, а мальчик взбежал по ступеням к алтарю.

- Жюстен очень набожный мальчик, он ни разу нам не соврал,рассказывала Мегрэ сестра-монахиня, ведавшая ризницей.- Случалось, он не приходил на мессу... Он мог бы сказать, что был болен... Ом же откровенно признавался, что у него не хватило духа подняться спозаранку в такой холод или что ему приснился плохой сон и он не выспался...

А священник, только что отслуживший обедню, посмотрел на комиссара своими светлыми стеклянными глазами святого:

- Почему вы думаете, что мальчик выдумал всю эту историю?

...Теперь Мегрэ знал, какие события разыгрались накануне в ризнице. Жюстен, стуча зубами, исчерпав все доводы, был в нервном припадке... Но запаздывать с обедней нельзя, и сестра-монахиня из ризницы, предупредив старшую, заменила Жюстена.

И только минут через десять старшая сестра догадалась позвонить в полицию.

Конечно, надо было бы сразу же приехать в церковь, ибо все почувствовали - что-то произошло. Но дежурный сержант ничего не мог понять.

- Какая старшая сестра? Старшая над чем?

Тихо и неторопливо-как говорят в монастырях- ему снова сказали, что на улице Святой Катерины совершено преступление. Однако прибывшие агенты ничего не нашли - ни жертвы, ни преступника...

В половине девятого утра Жюстен, будто ничего и не случилось, пришел, как обычно, в школу, а уже в половине десятого в класс ввалился приземистый, кряжистый человек, по виду боксер. Это был инспектор Бессон, известный своей грубостью.

Бедный мальчуган! Добрых два часа его допрашивали в мрачном здании комиссариата, где невозможно было продохнуть от табачного дыма - вытяжка почему-то не действовала. Причем допрашивали его не как свидетеля, а как обвиняемого.

Все три инспектора - Бессон, Тиберж и Валлен - по очереди старались засадить его под арест, пытаясь добиться хоть каких-то расхождений в его свидетельских показаниях. В довершение всего за сыном явилась мать. Она сидела в приемной вся в слезах и, всхлипывая, повторяла без конца:

- Мы честные люди и никогда не имели дела с полицией.

Мегрэ, проработавший почти всю ночь, приехал в комиссариат только к одиннадцати.

- Что здесь творится? - спросил он, увидя голенастого, нахохлившегося Жюстена.

Он не плакал, только лихорадочно поводил глазами.

- Парень хочет оставить нас в дураках. Издевается над нами. Настаивает, будто видел на улице труп и даже убийцу, убежавшего при его приближении. Однако четыре минуты спустя по той же улице прошел трамваи, и кондуктор ничего не заметил...

На улице-полнейший порядок и никто ничего не слыхал... Наконец, когда через четверть часа на место происшествия прибыла полиция, оповещенная какой-то сестрой, на тротуаре ничего не было - ни единого пятнышка крови...

- Зайдите ко мне в кабинет, дружок. И Мегрэ оказался первым в тот день, кто не назвал Жюстена на "ты". Первым он обошелся с ним не как с фантазером и упрямцем, а как с маленьким мужчиной, Он заставил его пересказать всю историю и держался спокойно, просто, не перебивая рассказа и не делая замечаний.

- Вы будете по-прежнему прислуживать в церкви?

- Нет. Больше я не буду туда ходить. Очень уж страшно...

А ведь это, право, была большая жертва. Конечно, мальчуган был набожен. И он вкушал поэзию первой мессы в таинственной тишине храма. Но, кроме того, за каждую обедню ему платили,- правда, пустяки, но вполне достаточно, чтобы скопить немного денег. Ведь ему так хотелось иметь велосипед, а родители не могли сделать такой роскошный подарок.

- Я попросил бы вас еще разок сходить туда завтра утром.

- Да я побоюсь пройти той же дорогой...

- Пойдем вместе. Я подожду вас около вашего дома. Скажите, вы сможете проделать все точно, как и в тот день?

Вот почему так и случилось, что Мегрэ в семь утра вышел из ворот больницы, раздумывая, как ехать - трамваем или машиной.

С сине-зеленого неба сыпался пронизывающий ледяной дождь. Несколько прохожих брели вдоль домов, подняв воротники пальто и сунув руки в карманы. Лавочники поднимали ставни витрин. То был самый заурядный, спокойный квартал, какой только можно себе представить.

И именно здесь, в этом квартале, какой-то проходимец, хулиган ранним утром напал на прохожего, обобрал его и всадил ему нож в грудь,- именно здесь случилось чрезвычайное происшествие. По словам мальчика, убийца убежал при его приближении и было тогда якобы без пяти шесть.

В шесть часов прошел первый трамвай, и кондуктор утверждает, что он ничего не видел. Возможно, он был рассеян или засмотрелся в другую сторону. Но ведь пять минут седьмого агенты, завершавшие ночной обход, проходили по тому же тротуару и тоже ничего не приметили.

В семь или в восемь минут седьмого капитан кавалерии, живущий в одном из трех домов, указанных Жюстеном, вышел из дому и направился в казармы.

Он также ничего не видел. Наконец, двадцать минут седьмого моторизованный наряд полиции, высланный комиссариатом квартала, не нашел и следа жертвы.

А вдруг в этот минутный разрыв тело погрузили в легковую машину или в грузовик?.. Мегрэ не спеша, хладнокровно перебирал в уме всевозможные гипотезы и отбрасывал все, что казалось ему неверным. Кстати говоря, в доме номер сорок два жила больная женщина. Муж ее бодрствовал всю ночь. Его слова кое-что подтверждали:

- Мы слышим все, что происходит на улице, и я невольно все замечаю, потому что жена очень больна и вздрагивает при малейшем шуме. Постойте... Только она заснула, ее разбудил трамвай. Утверждаю, что ни одна машина не проезжала по улице раньше семи. Первой была та, что забирает мусорные ящики.

- А больше вы ничего не слышали?

- Кто-то пробежал.

- До трамвая?

- Да, потому что жена спала, а я как раз в эту минуту собирался приготовить кофе на плитке.

- Бежал один?

- Пожалуй, скорее, бежали двое...

- Не скажете, в каком направлении?

- Шторы были опущены... Они скрипят, когда их раздвигаешь, поэтому я и не взглянул.

То был единственный свидетель, показывавший в пользу Жюстена. В двухстах метрах отсюда находился полицейский пост, но дежурный агент не видел машины.

Можно ли допустить, что убийца, убежав, через несколько минут вернулся за своей жертвой и унес ее, но привлекая ничьего внимания?

Досаднее всего то, что появился новый свидетель, который только пожимает плечами, когда ему говорят об истории с мальчиком. Место, которое указал Жюстен, находилось как раз напротив дома шестьдесят один. Инспектор Тиберж побывал там накануне, а Мегрэ, который никогда и ничего не оставлял непроверенным, теперь, в свою очередь, позвонил в дверь. Было лишь четверть восьмого, но комиссар решил, что сюда можно явиться и в такой ранний час.

Усатая старуха, приоткрыв дверной глазок и расспросив Мегрэ с пристрастием, впустила его в квартиру, где приятно пахло свежим кофе.

- Пойду узнаю, сможет ли вас принять господин судья...

Весь дом занимал судья в отставке, живший па ренту. Жил он один, если не считать служанки. В комнате, выходившей окнами на улицу-должно быть, гостиной,- послышалось шушуканье, потом старуха вернулась и сердито бросила:

- Входите... да ноги вытирайте, пожалуйста, вы ведь не в конюшне.

Нет, это не была гостиная, а довольно большая комната, смахивающая и на спальню, и на рабочий кабинет, и на библиотеку, и, пожалуй, на сарай, потому что здесь были свалены в кучу самые неожиданные предметы.

- Вы пришли за трупом? -с издевкой спросил кто-то, и комиссар даже отпрянул.

Голос доносился со стороны камина - около него, в глубоком кресле, сидел высохший старик. Ноги его были закутаны пледом.

- Снимайте пальто. Я очень люблю тепло, а вы здесь долго не вытерпите.

И в самом деле: старик держал каминные щипцы, которыми он орудовал, умудряясь извлекать из поленьев яркое пламя.

- А я-то думал, что с моих времен полиция усовершенствовалась и научилась остерегаться свидетельских показаний детей. Дети и девушки - вот самые опасные свидетели, и когда я был судьей...

Он был одет в теплый халат, и, хоть в комнате было жарко, шея его была обмотана широким шарфом.

- Итак, напротив моего дома, говорят, совершилось преступление. Не правда ли?..

А вы, если не ошибаюсь, знаменитый комиссар Мегрэ, которого послали в наш город для реорганизации оперативной группы? - проскрипел старикашка.

Весь он был какой-то озлобленный, неприятный, полный едкой иронии и вдобавок вел себя крайне вызывающе.

- Итак, милейший комиссар, вы обвиняете меня в заговоре с убийцей, и я с глубочайшим сожалением сообщаю вам, как я вчера уже сказал вашему молодому инспектору, что вы на ложном пути. Вам, конечно, известно, что старики спят мало, что есть даже люди, которые всю жизнь очень мало спят... Так было с Эразмом[1] и с господином, известным под именем Вольтер[2].

И он с явным удовольствием посмотрел на полки, забитые книгами и поднимавшиеся до самого потолка.

- Так было со многими, да, впрочем, откуда вам знать... Короче говоря, в течение последних пятнадцати лет я сплю ночью не больше трех часов и вот уже десять лет с лишним, как ноги отказались служить мне... Впрочем, мне и ходить-то некуда.

День и ночь торчу я в этой комнате, окна которой, как вы можете убедиться, выходят прямо на улицу. С четырех часов утра я уже сижу в кресле, с ясной головой, поверьте мне. Я мог бы даже показать вам книгу, которую я вчера утром штудировал... Впрочем, речь в ней шла о греческом философе, а это, полагаю, вас мало интересует. И если бы событие, вроде того, о котором рассказывает вам мальчишка, наделенный весьма живым воображением, произошло под моим окном, уверяю вас, я бы это заметил... Ноги у меня, как я уже говорил, не те, что прежде... Но на слух я пока не жалуюсь... Наконец, я от природы довольно любопытен и интересуюсь всем, что творится на улице, и, если вам угодно, могу в точности указать время, когда каждый продавец проходит мимо моего окна, направляясь в лавку.

И он с торжествующей улыбкой смотрел на Мегрэ.

- В таком случае, вы, разумеется, слышите, как Жюстен проходит мимо вашего окна?

- спросил комиссар с ангельской кротостью.

- Ну конечно.

- Видите и слышите?

- Не понимаю!

- В течение полугода, а пожалуй, и больше в шесть часов утра уже светло... Ведь мальчик - как летом, так и зимой - поет в церковном хоре с шести часов утра...

- Я видел, как он проходит мимо.

- Отлично! И поскольку дело касается события ежедневного и регулярного, как первый трамваи, вы несомненно должны были обратить на это внимание.

- Что вы хотите этим сказать?

- А то, что, например, если заводской гудок ревет ежедневно в один и тот же час или один и тот же человек проходит перед вашими окнами с точностью часов, то вы, естественно, говорите себе: "Ага, сейчас столько-то времени". А если в положенный час гудок молчит, то вы отмечаете: "Сегодня воскресенье". А если человек не пройдет, вы говорите: "Что-то с ним случилось, уж не заболел ли?"

Судья смотрел на Мегрэ маленькими, живыми и коварными глазками, явно намереваясь позлить или проучить его.

- Все это я знаю...- пробурчал он, похрустывая иссохшими пальцами.- Я был судьей, еще когда вы под стол пешком ходили.

- Когда певчий проходил...

- Я слышал его шаги. Вы хотите, чтобы я признал именно это?

- А если он не проходил?

- Могло случиться и так. Но могло быть и иначе.

- А вчера?

Может быть, Мегрэ ошибался? Но ему показалось, что старый судья насупился и что на лице его застыла почти неуловимая злобная гримаса. Разве старики не сердятся, как дети? Разве не находит на них такое же ребячливое упрямство?

- Вчера?

- Да, вчера.

Вопрос повторяют, чтобы выиграть время и принять решение.

- Я ничего не заметил.

- Ни того, что он прошел мимо.

- Нет...

- Ни того, что не проходил?..

- Нет...

В одном случае из двух он лгал - для Мегрэ это было ясно. Он продолжал допытываться:

- Никто не пробегал мимо ваших окон?

- Нет.

На этот раз тон был уверенный: старик не лгал.

- Вы не слышали никакого необычного шума?

- Нет.

Все то же решительное и как будто торжествующее "нет".

- Ни шагов, ни шума, какой слышишь, когда человек падает, ни хрипа?

- Ровно ничего.

- Благодарю вас.

- Не за что.

- Зная, что вы были судьей, я, разумеется, не спрашиваю вас, готовы ли вы повторить сказанное под присягой.

- Когда вам угодно,- с каким-то радостным нетерпением заявил старик.

- Прошу извинить за беспокойство, господин судья.

- Желаю вам успеха в расследовании, господин комиссар.

Старуха явно подслушивала за дверью; она стояла на пороге и, проводив комиссара, закрыла за ним дверь.

В эту минуту, окунувшись в повседневную жизнь мирной улицы, Мегрэ испытывал странное чувство. Ему казалось, будто его мистифицировали, и в то же время он поклялся бы, что судья солгал ему только раз - промолчав.

И вместе с тем ему временами чудилось, что он близок к разрешению необычайно странной, трудноуловимой и неожиданной загадки, что для этого надо сделать лишь ничтожное усилие, но сделать его он-увы!-не может. И снова вспоминался мальчишка, и снова возникал перед глазами сморщенный старик. Что же их связывало?..

Потом, неторопливо набив трубку, он направился домой.

Глава II

ОТВАР МАДАМ МЕГРЭ И ТРУБКА КОМИССАРА

Ворох простынь и одеял зашевелился, высунулась рука, и на подушке появилось красное потное лицо - лицо комиссара Мегрэ.

- Дай-ка мне термометр! - буркнул он.

Госпожа Мегрэ склонилась над шитьем, приоткрыв оконную штору и пытаясь что-то разглядеть в потемках. Она со вздохом встала и повернула выключатель.

- Я думала, ты спишь. Ведь не прошло и получаса, как ты измерял температуру.

Зная по опыту, что возражать бесполезно, она встряхнула градусник и сунула ему в рот.

Однако он успел спросить:

- Никто не приходил?

- Ты бы услышал. Ведь ты же не спал.

Видимо, на несколько минут он все же задремал. И разбудил его проклятый бесконечный перезвон, вырвавший его из оцепенения.

Жили они теперь не у себя дома, не в Париже, а в провинциальном городе. Мегрэ предстояло пробыть здесь не меньше полугода, и госпожа Мегрэ не могла допустить, чтобы муж питался в ресторанах, поэтому недолго думая последовала за ним. Вот тогда-то они сняли меблированную квартиру в верхней части города.

Обои в цветочках, громоздкая мебель, скрипучая кровать. Зато их соблазнила эта тихая улочка, где, по словам хозяйки госпожи Данс, не пробежит и кошка. Правда, госпожа Данс забыла добавить, что первый этаж был занят молочной и поэтому тяжелый запах сыра царил во всем доме.

Не сказала она и о том, что дверь молочной снабжена была не звонком или колокольчиком, а каким-то хитрым аппаратом из металлических трубок, который всякий раз - стоило открыть дверь - издавал протяжно-унылый перезвон. Мегрэ узнал об этом только сейчас, когда днем остался дома.

- Сколько? Тридцать восемь и пять?

- Сейчас у тебя тридцать восемь и восемь...

- А вечером будет тридцать девять.

Мегрэ был в ярости. Он злился всякий раз, когда болел, и сейчас мрачно посматривал на госпожу Мегрэ: ведь она ни за что не выйдет из комнаты, а ему так хотелось бы выкурить трубочку.

Дождь все лил и лил, мелкий, моросящий дождь, что тихо и тоскливо стучит в окошко, создавая впечатление, будто живешь в каком-то аквариуме. Лампочка без абажура, висящая на длинном шнуре, заливала комнату ярким светом. И нетрудно было представить себе бесконечные пустынные улицы, освещенные окна домов, людей, метавшихся из угла в угол, словно рыбки в аквариумах.

- Ты сейчас выпьешь еще чашку отвара... Это, вероятно, была уже десятая, считая с полудня. Теперь ему снова нужно было хорошенько пропотеть, чтобы простыни превратились чуть ли не в компресс. Он подхватил грипп в то холодное утро, когда ждал Жюстена у школы, а может- тогда, когда блуждал по улицам. Вернувшись в десятом часу в свой кабинет и машинально помешивая угли в камине, он почувствовал озноб. Затем бросило в жар. Брови покалывало. Поглядев на себя в огрызок зеркала, висевший в туалете, он увидел перед собой большие блестящие глаза.

Да и трубка не имела обычного вкуса, а это было плохим признаком.

- Скажите, Бессон, вы могли бы продолжить следствие по делу певчего, если я случайно не приду после полудня?

И Бессон, воображающий, что он хитрее других, ответил:

- Неужели, шеф, вы думаете, что можно всерьез говорить о каком-то деле певчего?

Да хороший следователь давным-давно поставил бы на нем точку!

- И тем не менее вы будете наблюдать за улицей Святой Катерины. Поручите это своим агентам, ну хотя бы Валлену...

- На тот случай, если труп вдруг объявится прямо перед домом судьи?

Мегрэ чувствовал себя скверно, спорить не стал и с трудом отдал последние распоряжения.

- Составьте для меня список обитателей этой улицы. Это нетрудно сделать... улица не длинная.

- Допрашивать опять мальчишку?

- Нет...

...И вот сейчас его снова окатила горячая волна. Он чувствовал, как по телу бегут капли пота; есть не хотелось, клонило ко сну, но заснуть мешал бесконечный раздражающий перезвон медных трубок в молочной.

Он был в отчаянии: разве можно сейчас болеть! Раздражало и то, что госпожа Мегрэ неотступно стерегла его, не разрешая выкурить трубку. Хоть бы на минутку сходила в аптеку за лекарствами! Но она, конечно, уже запаслась всем необходимым.

Да, он был в отчаянии и все же иногда, закрывая глаза, чуть ли не с наслаждением испытывал какую-то необычную легкость и, забывая о грузе лет, предавался давним ощущениям, пережитым когда-то в детстве.

И будто вновь видел юного Жюстена, его бледное, но решительное лицо. Все возникающие перед ним образы - расплывчатые и нечеткие - не были связаны с повседневными делами и, однако, чем-то настойчиво напоминали о настоящем.

Странно, но он мог бы, например, описать почти в точности комнату Жюстена, хотя никогда ее и не видел,- железную кровать, будильник на ночном столике. Вот мальчик протягивает руку, бесшумно одевается... Все его движения отработаны до автоматизма...

А вот и первый удар колокола - значит, уже без четверти шесть... Нужно вставать... А вот и далекий звон из больничной церкви... Внизу, у лестницы, мальчик натягивает башмаки, приотворяет дверь, и в лицо бьет холодное дыхание утреннего города.

- Знаешь, мадам Мегрэ, он никогда не читал детективных романов.

В шутку они как-то - уже давно - стали называть друг друга по фамилии Мегрэ и мадам Мегрэ, привыкли к этому и, пожалуй, даже забыли, что у них, как у всех, есть имена.

- И газет не читает.

- Право, лучше бы ты заснул... Он уныло взглянул на трубку, лежащую на черном мраморном камине, и закрыл глаза.

- Я долго расспрашивал о нем его мать... Она весьма достойная женщина, но уж слишком волновалась...

- Спи.

Ненадолго он умолкал. Дыхание становилось ровнее. Можно было подумать, что наконец он заснул.

- Она утверждала, что он ни разу не видел мертвеца... Детей обычно избавляют от подобных зрелищ.

- Да какое это имеет значение?

- А он ведь мне говорил, что труп был длинный-предлинный и, казалось, занимал весь тротуар... Всегда создается такое впечатление, когда видишь мертвеца, лежащего на земле... Всякий раз мертвец кажется выше, длиннее, чем живой...

Понимаешь?

- Ну что ты беспокоишься! Бессон сам расследует это дело.

- Бессон не верит.

- Во что не верит?

- Что был мертвец...

- Хочешь, я потушу лампу?

Он воспротивился. Тогда она встала на стул и заслонила лампочку вощаной бумагой, чтобы свет не бил в глаза.

- Постарайся заснуть хоть на часок, а потом выпьешь еще чашку отвара. Ты плохо пропотел...

- Право, если б я сделал хоть маленькую затяжку...

- Да ты с ума сошел!

Она вышла на кухню - приготовить отвар из овощей, Слышно было, как она шлепает по кухне в мягких комнатных туфлях. А ему почему-то все время мерещилась улица Святой Катерины, ровные ряды фонарей.

- Судья утверждает, что якобы ничего не слышал...

- Что ты говоришь?

- Бьюсь об заклад, что они ненавидят друг друга... Из кухни раздался голос госпожи Мегрэ:

- О ком ты говоришь? Ты же видишь, я занята...

- О судье и мальчишке-певчем... Они никогда не разговаривали, но я готов поклясться, что они ненавидят друг друга. Знаешь, старики - особенно одинокие - превращаются в детей... Жюстен каждое утро проходил мимо него, и каждое утро старый судья сидел у окна. Он похож на сову...

- Не понимаю, что ты хочешь этим сказать. В проеме двери показалась госпожа Мегрэ с дымящейся разливательной ложкой в руке.

- Постарайся вникнуть в мои слова... Судья говорит, будто ничего не слышал, и я не могу, разумеется, заподозрить его во лжи - это слишком серьезно...

- Ну хорошо, хорошо. Постарайся не думать больше об этом.

- ...но утверждать не решился, слышал он шаги Жюстена вчера утром или нет.

- Может, он опять заснул...

- Нет. Лгать он не смеет, но нарочно не дает точного ответа. А жилец из сорок второго дома, ухаживающий за больной женой, услышал, как по улице бежали.

Мысль его, подхлестанная лихорадке, настойчиво и услужливо напоминала об этой детали.

- Куда же делся труп? - резонно возразила госпожа Мегрэ.- Больше не думай о мальчишке. Ведь Бессон знает свое дело - ты и сам не раз говорил об этом...

Не зная, что ей ответить, он закутался в одеяло, пытаясь заснуть, но стоило ему смежить веки, как перед ним тотчас же встало лицо маленького певчего, его худые ноги в черных носках.

- Тут что-то не так...

- Что ты говоришь? Что не так? Тебе плохо? Хочешь, я позову доктора?

Да нет, он думал все о том же, упорно возвращаясь к прежнему.

И снова он стоял у порога школы, и снова переходил площадь Конгресса...

- Вот здесь что-то неладно...

Прежде всего, судья ничего не слышал. И обвинить его в лжесвидетельстве можно лишь в том случае, если будет твердая уверенность, что кто-то действительно дрался под самыми его окнами, что какой-то человек действительно пробежал по направлению к казарме, тогда как мальчик бросился в противоположную сторону.

- Скажи-ка, мадам Мегрэ...

- Ну что?

- А что, если они оба побежали в одном и том же направлении?

Госпожа Мегрэ только вздыхала и снова бралась за шитье, слушая, словно по обязанности, монолог, прерываемый хриплым дыханием.

- Прежде всего, это логичнее...

- Что - логичнее?

- Что оба побежали в одном и том же направлении. Но тогда они должны были бежать отнюдь не к казармам... Выходит, мальчик преследовал убийцу? Нет. Скорее всего, убийца преследовал мальчика. Ради чего? Ведь он же не убил его. Ну хотя бы чтобы заставить его замолчать... Все равно мальчик проговорился... Или помешать ему что-то рассказать, передать какие-то подробности... Послушай, мадам Мегрэ...

- Что тебе?

- Знаю, ты, должно быть, откажешь, но это просто необходимо... Дай мне, пожалуйста, трубку и табак. Право, я сделаю всего несколько затяжек. Мне думается, что я вот-вот все пойму, если только не потеряю нить рассуждении...

Она подошла к камину, взяла трубку и, вздохнув, решительно протянула ее мужу:

- Я так и знала, что ты найдешь убедительную причину. Во всяком случае, хочешь ты или нет, а вечером я сделаю тебе припарку...

И тут его осенило: в их квартире не было телефона, звонить приходилось из молочной, где телефон висел как раз позади прилавка.

- Спустись, пожалуйста, вниз и позвони Бессону. Сейчас семь. Возможно, он еще на месте. А если нет, звони в кафе "Центральное", где он всегда играет в биллиард с Тибержем.

- Позвать его к нам?

- Да, и пусть принесет мне не весь список обитателей улицы Святой Катерины, а только тех, что живут по левой стороне, и в частности на участке между площадью Конгресса и домом судьи.

- Хорошо... Ты хоть, по крайней мере, не сбрасывай с себя одеяло.

Но стоило ей спуститься по лестнице, как он тотчас же соскочил с постели, босиком бросился к кисету с табаком, набил трубку и, как ни в чем не бывало, снова улегся на свое ложе.

Сквозь тонкий пол доносился смутный гул голосов, слышался голос госпожи Мегрэ, говорившей по телефону, а он тем временем, несмотря на острую боль в горле, с наслаждением курил, глубоко затягиваясь. Он смотрел на дождевые потоки, струившиеся по черным стеклам, и вспоминал детство. Давным-давно он вот так же болел гриппом и мать приносила ему в постель крем-брюле...

Наконец появилась госпожа Мегрэ и, переводя дух, бегло осмотрела комнату, будто ожидая наткнуться на нечто недозволенное. О трубке она забыла и думать...

- Он придет примерно через час.

- Придется попросить тебя еще об одной услуге, мадам Мегрэ... Сейчас ты оденешься и...

Она метнула на него подозрительный взгляд.

- ...и сходишь к Жюстену, попросишь у его родителей позволения привести его сюда. Будь с ним поласковее... Если я пошлю за ним кого-нибудь из инспекторов, малыш насторожится, а характер у него, должен сказать, не из мягких... Ты ему просто скажи, что я хочу поболтать с ним.

- А если мать решит сопровождать его?

- Настаивай на своем: матери не к чему присутствовать при нашем разговоре.

Мегрэ остался один. Ему было жарко. Из-под простыни торчала трубка, и под потолком плавало легкое облачко дыма. Он закрывал глаза, и сейчас же снова и снова - перед ним возникал угол улицы Святой Катерины. И он больше не был комиссаром Мегрэ, он превратился в мальчика-певчего... Каждое утро он пробегал по одной и той же дороге в один и тот же час. А для храбрости вполголоса разговаривал с самим собой.

Вот он обогнул угол улицы Святой Катерины...

"Мамочка, купи мне, пожалуйста, велосипед..."

Итак, мальчишка репетировал сцену, которую, вернувшись с обедни, хотел разыграть перед матерью. И это было трудно, очень трудно... Хотелось найти иной, более тонкий ход...

"Знаешь, мама, если б у меня был велосипед, я бы мог..."

Или так:

"Я уже скопил триста франков... Если ты одолжишь мне недостающую сумму, которую я обещаю тебе вернуть - заработаю в церкви, я бы мог..."

Вот он и на углу улицы Святой Катерины... Через несколько секунд раздается второй удар колокола приходской церкви. Стоит пробежать какие-нибудь полтораста метров по темной и пустынной улице, как уже рядом внушительная дверь больницы...

Бегом... Скорее... Только мелькают блики света между фонарями...

Мальчик сказал:

"Я поднял голову и увидел..."

В том-то и вся загвоздка. Судья живет почти посредине улицы, на полпути от площади Конгресса к казармам. И он ничего не видел, ничего не слышал. Муж больной женщины из сорок второго номера живет ближе к площади Конгресса, по правую сторону улицы, и он слышал, как кто-то быстро бежал.

Однако через пять минут на тротуаре не оказалось ни трупа, ни раненого. Никто не слышал шума машины - ни легковой, ни грузовой. Дежурные агенты, делавшие обход, не приметили ничего необычного - ну, скажем, человека, несущего на спине другого.

Температура, видимо, подскочила еще выше, но Мегрэ больше не хотелось ставить градусник. Так было хорошо. Так было лучше. Слова рождали образы, а образы становились неожиданно четкими и рельефными.

Совсем как в детстве, когда он бывал болен,- тогда ему казалось, что мать, склонившись над ним, становится большой-пребольшой и не помещается в комнате.

Да, да... конечно, тело лежало на тротуаре и казалось таким длинным, потому что человек был мертв... И в груди его торчал нож с темной рукояткой...

А позади, в нескольких метрах, стоял другой - тот самый, у которого были светлые, очень светлые глаза... И он бросился бежать...

Бежал он по направлению к казарме, а Жюстен удирал со всех ног в обратном направлении.

- Так!

Что - так? Мегрэ произнес это слово вслух, будто в нем крылось решение проблемы, будто оно само по себе приводило к решению проблемы. И Мегрэ, со вкусом попыхивая трубкой, удовлетворенно улыбался.

Вот так же случается с пьяницами. Бывает, что они ясно представляют себе подлинную сущность вещей, но, к сожалению, не в состоянии толком изложить ее, и она вновь растворяется в каком-то тумане, стоит им только протрезветь.

Именно тут и кроется какая-то ложь. И Мегрэ, пышущий жаром, попытался детально воссоздать всю картину.

- Нет, Жюстен не выдумал...

Его страх, смятение в то утро, когда он прибежал в больницу, не были притворными. Не выдумал он и того, что тело, лежавшее на тротуаре, казалось ему слишком длинным. К тому же есть и свидетель, слышавший, как он бежал.

А что сказал по этому поводу судья, язвительно ухмыляясь?

"Вы все еще доверяете свидетельским показаниям детей?"

Или что-то в этом роде. Именно судья и ошибается. Дети никогда не выдумывают, потому что нельзя создать что-то из ничего. Правда всегда строится на... на прочной основе, и дети, даже переиначив все на свой лад, никогда ничего не выдумывают. Так...

Так! Снова удовлетворенное "так" - Мегрэ не раз и не два повторял это словцо, будто поздравляя себя с победой.

На тротуаре лежало тело...

И, разумеется, поблизости стоял человек. Действительно ли у него светлые глаза?

Возможно, что и так.

Потом оба побежали.

Мегрэ готов был присягнуть, что старик судья не мог врать преднамеренно.

Жарко, душно! Пот заливал глаза. Тем не менее Мегрэ опять соскочил с постели и успел снова набить трубку до возвращения госпожи Мегрэ. А раз уж встал, то надо воспользоваться этим. И, открыв шкаф, он налил из бутылки полный стакан рома и выпил. Ну и пусть подпрыгнет температура - ведь все уже будет закончено!

Вот ведь здорово! Это вам не обычное расследование, а расследование, произведенное в постели! Этого мадам Мегрэ оценить не способна.

Нет, судья не солгал, и тем не менее ему хотелось сыграть шутку с мальчиком, которого он ненавидел, как ненавидят друг друга мальчишки-сверстники.

Наверно, они уже шагают по улице... А вот уж поднимаются по лестнице... Легкие, летящие шаги ребенка... Госпожа Мегрэ открывает дверь и подталкивает вперед маленького Жюстена. Его морская куртка из грубой шерсти покрыта мелким бисером дождевых капель. От нее пахнет мокрой псиной.

- Подожди, малыш, я сниму твою куртку.

- Я сам сниму.

Госпожа Мегрэ подозрительно взглянула на мужа. Конечно, она не поверила, что он курит ту же самую трубку. Но кто знает, подозревала ли она, что он осушил стакан рома!

- Присядьте, Жюстен,- произнес Мегрэ, указывал на стул.

- Благодарю. Я не устал.

- Я пригласил вас, чтобы поболтать с вами по-дружески. А что вы собирались делать?

- Решать задачу...

- Значит, несмотря на все треволнения, вы все же ходили в школу?

- А как же не пойти?

Да, самолюбивый мальчишка. Петушится еще больше, чем прежде.

- Мадам Мегрэ, будь любезна, присмотри за отваром из овощей на кухне. И закрой дверь.

Когда жена вышла, он подмигнул мальчишке и, перейдя на "ты", попросил:

- Дай-ка кисет с табаком, вон он, на камине... Вынь из кармана моего пальто трубку. Благодарю, дружок. Ты не испугался, когда за тобой пришла моя жена?

- Нет,- гордо заявил Жюстен.

- Тебе было досадно?

- Еще бы! Ведь все твердят, что я выдумываю.

- А ты ведь не выдумываешь, верно?

- На тротуаре лежал мертвый человек, а другой...

- Не торопись!

- Что?

- Не так быстро... Садись...

- Да я не устал.

- Знаю, но зато я сам устаю, когда вижу, что ты стоишь...

Мальчик присел на краешек стула и, свесив ноги, принялся ими болтать; между короткими штанишками и длинными носками торчали голые колени.

- Скажи-ка мне, какую штуку ты отмочил с судьей?

Вспышка возмущения, - Я ничего ему не сделал.

- Ты знаешь, о каком судье я говорю?

- О том, который вечно торчит за окном и похож на филина.

- Пожалуй, на сову... Что же произошло между вами?

- Я никогда с ним не говорил, - Что же произошло между вами?

- Зимой я его не видел, потому что, когда я проходил мимо, занавески были всегда задернуты.

- Ну, а летом?

- Я показывал ему язык.

- Почему?

- Потому что он вечно смотрел на меня и хихикал.

- Ты часто показывал ему язык?

- Каждый раз, когда видел его...

- А он?

- Он злился и всегда ухмылялся... Я решил, что он смеется надо мной потому, что я служу обедню, а он нечестивец...

- Значит, он солгал.

- А что он сказал?

- Что вчера утром ничего не произошло перед его домом, иначе бы он заметил...

Мальчишка внимательно посмотрел на Мегрэ и опустил голову.

- Он солгал, верно?

- На тротуаре лежал труп...

- Знаю.

- Откуда вы знаете?

- Знаю, потому что это правда,-мягко проговорил Мегрэ.-Дай-ка мне спички. Трубка потухла.

- У вас жар?

- Пустяки... У меня грипп.

- Вы его подхватили утром?

- Возможно. Ну садись же, садись...

Он прислушался, потом позвал:

- Мадам Мегрэ? Спустись-ка вниз... Кажется, пришел Бессон, а мне не хочется, чтобы он входил, пока я не кончу... Составь ему компанию. Мой приятель Жюстен тебя позовет...-И еще раз сказал своему юному собеседнику: - Садись же. А правда, что вы оба побежали?

- Я же вам говорил, что правда.

- И я в этом уверен... Ну-ка проверь, нет ли кого-нибудь за дверью и плотно ли она закрыта.

Ничего не понимая, Жюстен подчинился повелительному тону и выполнил приказание.

- Видишь ли, Жюстен, ты храбрый малый.

- Почему вы так думаете?

- Труп действительно был... человек действительно бежал...

Жюстен вскинул голову, и Мегрэ увидел, что губы его дрожат.

- А судья, который не солгал, ибо судьи не смеют лгать, но не сказал всей правды...

По комнате плыли запахи лекарств, отвара, рома и табака. По черному стеклу по-прежнему сбегали серебристые струи дождя. За окнами темнела пустынная улица.

Кто же сидел друг перед другом: мужчина и мальчик? Или двое мужчин? Или два мальчика?

Голова у Мегрэ раскалывалась от боли, глаза блестели. У табака был какой-то странный привкус - привкус болезни...

- Судья не сказал всей правды, потому что он хотел позлить тебя... И ты тоже не рассказал мне всей правды... Только не смей плакать. И нечего всем знать о нашем разговоре. Понимаешь, Жюстен?

Мальчик кивнул головой.

- Если бы не было того, о чем ты рассказал, жилец из сорок второго дома, муж больной, не слышал бы, как кто-то бежал...

- Я не выдумал...

- Правильно! Но если бы все это произошло именно так, как ты рассказал, судья не смог бы утверждать, что он ничего не слышал... И если бы убийца побежал в направлении казармы, старик не стал бы ручаться, что никто не пробегал мимо его дома...

Мальчик не смел пошевелиться и только упорно смотрел на носки своих ботинок, болтавшихся под стулом.

- Судья, в сущности, поступил честно, не смея утверждать, что ты проходил мимо него вчера утром... Но он мог бы, пожалуй, утверждать наверняка, что ты не проходил... Это было бы правдой, поскольку ты мчался в обратном направлении.

Конечно, он говорил правду, настаивая, что никто не проходил по тротуару мимо его окна... Ибо убийца вовсе не бежал в этом направлении...

- Откуда вы знаете?

Жюстен весь напрягся и, широко раскрыв глаза, уставился на Мегрэ так, как, должно быть, накануне уставился на убийцу или на жертву.

- Потому что преступник, конечно, бросился в том же направлении, что и ты. Вот почему жилец из сорок второго дома и слышал, как вы пробежали... Ведь убийца знал, что ты видел его, видел труп, что ты мог выдать его. Поэтому-то он и бросился вслед за тобой...

- Если вы это скажете маме, я...

- Тес! У меня нет ни малейшего желания рассказывать об этом твоей маме или кому-нибудь другому. Видишь ли, дружок, я буду говорить с тобой как с мужчиной... Убийца, бесспорно, сообразителен и наделен большим хладнокровием - ведь он успел чуть ли не мгновенно убрать труп, не оставив на месте ни малейшего следа... Естественно, он не мог допустить такую глупость-позволить тебе, очевидцу, убежать.

- Не знаю...

- Зато я знаю. По долгу службы я обязан это знать. Самое трудное - не убить человека, а скрыть следы преступления. И труп таинственно исчез. Да, да, исчез, хотя ты его видел... и даже видел убппцу... Очевидно, убийца обладает властью. И большой властью... Рискуя головой, он не отпустил бы тебя просто так.

- Я не знал...

- Чего не знал?

- Не знал, что это так важно.

- Да это вовсе и не важно, раз зло теперь устранено.

- Вы его арестовали?!

Сколько надежды было в этих словах!

- Разумеется, его скоро арестуют... Сиди... не болтай ногами...

- Больше не буду.

- Прежде всего, если б вся эта сцена произошла перед окнами судьи, то есть как раз на середине улицы, ты бы успел осознать то, что произошло, и сразу же убежал бы... Вот единственная ошибка, которую преступник допустил, хоть он и очень хитер.

- Как вы догадались?

- Я не догадался. Я сам был певчим и тоже бегал к шестичасовой мессе... Ты не мог пробежать сотню метров по улице, не заметив издали трупа. Итак, труп лежал ближе, гораздо ближе, прямо за углом...

- На пять домов дальше.

- Ты думал о другом, в частности о своем велосипеде, и, может быть, прошел двадцать метров, ничего не замечая...

- Просто немыслимо, что вы все знаете...

- А увидев, помчался к площади Конгресса, чтобы добраться до больницы по другой улице... Убийца побежал за тобой...

- Я думал, что умру от страха.

- Он схватил тебя за плечо?

- Он схватил меня за плечи обеими руками... Я вообразил, что он собирается меня задушить...

- Он велел тебе сказать...

Мальчуган тихо плакал. Был он мертвенно-бледен. По щекам медленно катились слезы.

- Если вы расскажете маме, она будет попрекать меня всю жизнь. Она вечно меня укоряет...

- Он приказал тебе говорить, что все это случилось не там, а гораздо дальше.

Верно?

- Да.

- Перед домом судьи?

- Я сам выдумал, что перед домом судьи,- ведь я всегда показывал ему язык... А этот тип велел мне говорить, что труп лежал на другом конце улицы. И еще... что он якобы убежал по направлению к казарме.

- Вот так бы и осталось нераскрытым преступление, потому что никто тебе не поверил, потому что не обнаружили ни преступника, ни трупа и вообще никаких следов... Ведь твой рассказ казался чистой фантазией.

- Ну, а вы?

- Я не в счет. Помог случай - я был певчим, потом сегодня у меня поднялась температура... Чем же он пригрозил тебе?

- Сказал, что если я не расскажу все так, как он хочет, то, несмотря на полицию, обязательно разыщет меня и удушит, как курчонка.

- Ну, а дальше?

- Спросил, чего бы мне хотелось...

- И ты ответил: велосипед.

- Откуда вы знаете?

- Я же говорил тебе, что тоже был певчим...

- И вы мечтали о вело?

- И о вело, и о многом другом, чего мне так и не довелось иметь. А почему ты заявил, что у него светлые глаза?

- Не знаю... Я не видел его глаз; он был в больших очках. Но мне не хотелось, чтобы его нашли.

- Из-за велосипеда?

- Пожалуй... Вы скажете об этом маме, правда?

- Не бойся, не скажу ни маме, ни кому другому... Ведь мы с тобой друзья. Ну-ка, передай мне табак и не говори мадам Мегрэ, что за это время я выкурил три трубки. Видишь, взрослые тоже не всегда говорят всю правду... У какого дома это случилось, Жюстен?

- У желтого дома, что рядом с колбасной, - Сходи-ка за моей женой.

- А куда?

- Вниз. Она разговаривает с инспектором Бессоном, который так грубо обошелся с тобой.

- Он хотел меня арестовать?

- Открой шкаф...

- Открыл...

- Там висят брюки...

- Что с ними делать?

- В левом кармане найдешь бумажник.

- Вот он.

- В бумажнике есть мои визитные карточки.

- Передать их вам?

- Дай одну... и также ручку... Она лежит на столе. И Мегрэ вывел на карточке:

"Чек на велосипед".

Глава III

ЖИЛЕЦ ИЗ ЖЕЛТОГО ДОМА

- Входите, Бессон!

Госпожа Мегрэ бросила взгляд на густое облако дыма, плававшее вокруг занавешенной лампы, и поспешила на кухню, откуда доносился запах горелого.

А Бессон, сев на стул и презрительно посмотрев на Жюстена, доложил:

- Вот список, который вы просили составить. Должен вам сказать...

- Он теперь не нужен. Кто живет в четырнадцатом?

- Минутку...

Он просмотрел список.

- Постойте-ка... Четырнадцатый... В доме всего лишь один жилец.

- Сомневаюсь.

- Как?

Он с беспокойством покосился на мальчика и продолжал:

- Иностранец, комиссионер по драгоценностям... по фамилии Франкелыытенн...

И Мегрэ, обливаясь потом, пробормотал:

- Укрыватель краденого.

- Как вы говорите, шеф?

- Укрыватель краденого... А сверх того, пожалуй, и главарь банды.

- Не понимаю вас.

- Неважно... Будьте любезны, Бессон, передайте мне бутылку с ромом она стоит в шкафу! Только побыстрее, старина, а то сейчас войдет мадам Мегрэ. Держу пари, что у меня тридцать девять и пять., Франкельштейн! Попросите ордер на обыск у следователя... Впрочем, на это потребуется время - ведь он, конечно, играет где-нибудь в бридж... В моем письменном столе есть пустые бланки. В ящике слева... Заполните один. Произведите обыск. Наверняка найдете труп, даже если придется разобрать стену в подвале.

Ошеломленный Бессон встревоженно смотрел то на комиссара, то на мальчика, притаившегося в углу.

. - Торопитесь, старина... Если он узнает, что малыш приходил вечером сюда, вы не найдете его в гнезде... Вот увидите, что это за тип!

И действительно, это был тип! В ту минуту, когда опергруппа позвонила в дверь, он не раздумывая бросился бежать проходными дворами, перелезая прямо через стены. Потребовалась немалая изворотливость, чтобы схватить убийцу-его взяли на крыше. Полицейские перевернули вверх дном весь дом и только через несколько часов обнаружили в чане с известкой искалеченный труп. Оказалось, сведение счетов - убит был некий субъект, недовольный хозяином: считая себя обманутым, он требовал денег, и Франкельштейн покончил с ним, не подозревая, что в эту минуту какой-то мальчишка-певчий заворачивает за угол улицы.

- Сколько?

У Мегрэ не хватило мужества взглянуть на термометр.

- Тридцать девять и три.

- Не обманываешь?

Он знал, что мадам Мегрэ обманывает, что температура у него гораздо выше, но теперь ему было все равно. Так приятно погрузиться в полубессознательное состояние, унестись с головокружительной быстротой в туманный и вместе с тем такой реальный мир, в котором мальчик-певчий, похожий на юнца Мегрэ, бежал по улице, вообразив, что его сейчас задушат, и мечтая о велосипеде с никелированной рамой...

- Что ты говоришь? - спрашивала мадам Мегрэ, держа в вытянутых руках горячие припарки.

Убийцу взяли на крыше..

Он бормотал что-то несуразное, как ребенок в бреду, говорил то о "первом ударе", то "о втором ударе".

- Я опаздываю...

- Куда опаздываешь?

- К обедне... сестра... сестра...

Ему все не удавалось произнести слово "монахиня".

- Сестра...

Наконец он заснул с широким компрессом на шее и во сне все твердил о мессах в своем селении, о харчевне Мари Титен, мимо которой всегда пробегал во всю прыть, потому что боялся... чего-то боялся.

- Однако я уже видел его...

- Кого?

- Судью.

- Какого судью?

Все это трудно, почти невозможно объяснить. Судья напоминал ему кого-то из односельчан, кому он показывал язык... Кузнеца? Нет... Свекра булочницы...

Впрочем, неважно кого... Просто человека, которого он не любил...

Судья-то все и напутал, чтобы отомстить мальчику и позлить людей... Он заявил, что не слышал никакого шума перед домом. Но не сказал, что слышал шум шагов преследователя, бегущего в обратном направлении...

Старики превращаются в детей... и ссорятся с детьми. Совсем как дети.

Мегрэ был очень доволен: он сплутовал, выкурив три-четыре трубки. Во рту держался приятный вкус табака. Теперь можно было поспать... А завтра, раз он болен гриппом, мадам Метрэ приготовит ему крем-брюле.

[1] Эразм - он имеет в виду Эразма Роттердамского (1466-1536), выдающегося голландского писателя и ученого эпохи Возрождения.

[2] Вольтер Франсуа Мари (1694-1778) - великий французский просветитель, писатель и философ.