/ Language: Русский / Genre:sf

Два дня Лёхи Денисыча

Yarowrath

Трэшевый дистопический стёб в двух частях.

Yarowrath

Два дня Лёхи Денисыча

Один день Лёхи Денисыча.

Отхаркнув выбитый резец, Лёха смачно матюгнулся и с досадой пнул закованную в латы тушу ОМОНовца. "Молодая Национал-Социалистическая Импегия в кольце вгагов!" – вещал из ржавого привокзального репродуктора картавый голос Сруля Рицаева…

Или Рицая Срулева, хуй его знает. Лёха не шибко разбирался в политике и "партийных" не переваривал коллективно, не делая между ними особой разницы.

Он знал одно: с минуты на минуту сюда прибудут менты и бежать ему, в общем-то некуда, его номер пропален. Максимум, что он может – отсрочить конец. Подыхать Лёхе не очень хотелось, поэтому решение было найдено быстро: первый попавшийся ржавый гвоздь вонзился в запястье, с мясом вырывая электронную начинку датчика.

Руку мгновенно пронзила резкая боль, кровь брызнула фонтаном. Бля, даже перевязать нечем. Но лучше без руки, чем без головы, ха-ха!

Оставляя за собой кровавый след, Лёха бросился по направлению к путям.

Разумеется, сбежать на поезде шансов не было. Большая часть поездов давно пришла в негодность, да и рейсы отсюда ходят разве что пару раз в неделю – это же не Москва, ёпт. Но в этих ржавых катакомбах был хоть шанс затаиться, город сейчас полностью занят ментурой.

Шум вертолёта заставил Лёху затаиться. Он дал увеличение на глазной имплант (нелегальный, купленный на чёрном рынке, разумеется) – армейский. Значит, кадыровцы. Пиздец обложили. Весь эфир крепко глушился, но и без этого Лёха мог понять, что над мэрией сейчас флаг федералов, а городское вече "уже даёт показания".

Да, хрен затаишься теперь. Город, надо понимать, уже на карантине, так что побег тоже отметается. Остаётся прорываться к ближайшему схрону. Лёха в сердцах сплюнул и достал из кармана куртки пригоршню колёс. Проглотил. Сильно ударился затылком о железнодорожный контейнер…

Но слух и зрение вернулись мгновенно, внутреннее время ускорилось. В два прыжка он достиг платформы, третьим прыжком запрыгнул на неё, веерным ударом снёс головы двум "космонавтам". Присел, осматривая территорию. С юга, похоже, подходил патруль ментов, обойти его не будет проблем. До схрона минут пять, не больше.

Двери вокзала распахнулись, мент с оторванной нижней челюстью, отхаркивая кровь и содержимое пищевода, с разворота плюхнулся на заблёванный пол, елозя конечностями. Лёха не стал его добивать, времени было в обрез, скоро действие химии кончится и пойдёт обратка. Нужный ящик в камере хранения вырван движением руки. Круги перед глазами…

Бля, вот хуёво-то. Лёха судорожно колол детоксы, одновременно ища в схроне хоть что-то, похожее по функциям на оружие. Так, бабло, химия, мины (нахуй они сейчас?), электроника какая-то…

Залп НУРСов ударил прям в стену, вслед за ними в провал запрыгнуло не меньше дюжины кадыровцев: "Стаят! Рукы за голову!"

В это же мгновение комнату наполнил кровавый туман, черепа опричников лопались изнутри от объёмного пси-импульса. Это была первая и последняя лёхина граната, теперь он пуст.

Ну что же, оставаётся шок-эффект. Запихав содержимое схрона в карман куртки, Лёха снял с трупа гранатомёт и прыгнул в провал. Таблетки всё ещё действовали, организм работал с нечеловеческой скоростью. Залп… Траектория рассчитана безупречно. Сквозь дыру в бронестекле кабина вертолёта наполняется металлической плазмой. Солдаты беспорядочно стреляют, но Лёхи уже нет, он бежит по направлению к городу, в истерическом азарте вкалывая очередную дозу ускорителя.

"Мы должны быть беспощадны к вгагам гусской нации!" – картаво вещал репродуктор.

"До мэрии пара кварталов, сейчас начнётся самое сложное" – размышлял Лёха.

Трофейный пулемёт застрекотал, кося ментов, как траву. Из носа, глаз и ушей шла кровь, но Лёха надеялся дотянуть. Отдельные сигналы уже пробивались сквозь глушилку, значит – ещё повоюем, ещё поглядим, кто на чьих костях спляшет.

Отлично, связь есть. Он почти (а может, и не почти) ощущал, как стартуют из леса два лёгких дрона с химическими бомбами. Будет, чем перекрыть тыл. Устроим в местой ментуре переполох, хе-хе.

Два ржавых танка кадыровцев выползли на площадь, медленно поводя башнями. "Хаш Зхарр Хашут!!!" – прочёл заклятье Лёха, пропуская через своё тело энергию древнего города. Плазменный вихрь накрыл незадачливых чеченских ("русских" в терминологии партийцев) танкистов, поджаривая их внутри, плавя механизмы танка, сливая катки с гусеницами, а корпус – с башней. Наконец, боеприпасы сдетонировали, забрызгав округу горячим металлом.

Вот она – мэрия, прямо перед носом. Лёха не выглядывал за угол, но инфразрением видел расстановку охраны. Какой-то плюгавый партиец (политрук? новый мэр?) поднял мегафон и начал толкать речь: "Отстоим святой славянский гогод от гусофобской негуси!" Ну и всё в таком духе. Кавказцы с почтением слушали.

"Да, тут просто так не прорваться," – понимал Лёха – "Придётся юзать эн-зэ."

"Пх'нглуи мглв'нафх Ктулху Р'льех вгах'нагл фхтагн!"

Жуткий треск расколол небеса, открыв взору Космическую Тьму. Прозрачная Пустота засасывала в вакуум мусор, машины, людей… Мир падал вверх, в Бездонную Пропасть, раскрывшуюся над мэрией. Лиловые щупальца древнего бога вылезали из Дыры, любовно обхватывая главное здание города, давя, всасывая, вбирая в себя ментов и кадыровцев, оставляя лишь лужи слизи.

"Вот поесть тебе, Танатос!" – прокричал Лёха, выйдя из-за угла в полный рост.

Партийный еврейчик из последних сил держался за дверную ручку мэрии, издавая нечленораздельный писк и визг.

"Мощью истинных богов преподношу этот череп к твоему трону, Бог Крови!" – торжественно произнёс Лёха, сканируя скелет еврейчика нелегальным имплантом.

Хренакс! Вылетевшие из ниоткуда цепи содрали мясо с костей картавого политрука, одновременно отделяя голову от тулова.

Через секунду куски комиссарского тела упали на землю. Но черепа среди них не было.

Другой день Лёхи Денисыча.

Портал действовал безотказно вот уже десять часов, перекачивая энергию Внешних Миров в резервуары под мэрией. Пройдя полный цикл регенерации в медблоке бункера своей секты (построенного по инопланетной технологии), Лёха поднялся на крышу и теперь принимал прямые сигналы Извне через лиловые щупальца древнего бога, служащие антеннами-ретрансляторами.

Дела были плохи: с юга подходил батальон "Восток" и прочие соединения кадыровцев.

Однако канал был слишком слаб, чтобы вызвать из Внешних Миров армию. Придётся обходиться своими силами. Лёха произнёс заклинание и воздвиг над алтарём куб из силовых полей, постепенно заполняя его нанопастой. Полученные от Ктулху чертежи киберов переходили из мозговых имплантов Лёхи в коллективную память нанопасты.

Через три минуты в кубе созрели первые киберы-строители.

По внутренней связи (глушилки федералов уже были взорваны) Лёха отдал им приказ возвести баррикады вокруг мэрии, а куб поставил на самовоспроизводство.

Нанопаста постепенно теряет свои свойства, но несколько дней непрерывной работы куб, пожалуй, выдержит. Но это всё полумеры, проблемы они не решают.

Лёха приказал киберу притащить труп одного из федералов и начертить на полу специальную печать. Затем он взял ритуальный кинжал и начал вспарывать кадыровцу брюхо, раскладывая кишки в соответствии с линиями печати. Затем прочёл заклинание… Линии вспыхнули лиловым пламенем, в перекрестьи силовых полей возник астральный сгусток.

Сгусток попытался раствориться, но Лёха блокировал его специальным заклинанием.

Теперь не уйдёт.

"Мне нужна инфа по оружию, бронетехнике, летательным аппаратам."

Сгусток что-то пробурчал и послал в мозг Лёхи направленный пси-импульс. В этом же момент ударила артиллерия…

Лёха упал, сбитый ударной волной. Орудия били прямо по мэрии с дистанции в двадцать или тридцать километров. Сгусток истерически забился в силовых полях.

"Читай заклятье щита, сука!" – потребовал Лёха. И в эту же секунду мэрию закрыла стена Осязаемого Мрака. Лёха вскочил на ноги, развеял сгусток и бросился к кубу, по пути отдавая команды киберам, кои уже расплодились в достаточном количестве.

Первым делом надо было построить инкубаторы, дабы отбить нападение. Параллельно Лёха приказал строить оборонительные обелиски. Эту технологию Лёха получил после общения с духом Николая Теслы в ходе выхода в астрал ещё пару лет назад.

Обелиски накапливали энергию торсионных полей, вбирая её из астральной плоскости, и выбрасывали её по любой движущейся цели.

Куб, между тем, рос в размере и, получив новые наносхемы от Лёхи, принялся штамповать хитинонейтрид для укрепления мэрии. А щит Мрака слабел…

Киберы донесли, что федералы заняли отравленную химией ментуру и устроили там блокпост. Отлично, самое время испытать новое оружие. Лёха передал энергию с биорекаторов на инкубаторы, первая порция шогготов была готова через полминуты.

Дойдя до цели по канализационным ходам, шогготы выползли из-под земли рядом с ментурой, облепив её со всех сторон, медленно переваривая её. Федералы кричали от боли и ужаса, разбегаясь во все стороны. Но бежать им было особо некуда, шогготы окружили их. Вскоре все опричники были пожраны и превращены в новую плоть шогготов…

К этому времени щит Мрака уже ослаб, и в мэрию ударил координированный залп. К счастью, киберы уже успели нарастить зданию бронехитиновый панцирь. Но кадыровцы не сдавались, их танки, бронетранспортёры и пехота уже подходили к центру города.

Обелиски беспорядочно испускали убийственные лучи, оставляя от кадыровцев только булькающую протоплазму, но и они в конце концов уничтожались залповым огнём ваккумных снарядов. Нужно было избавиться от артиллерии… Но док круглолётов был ещё недостроен. Требовалось срочно выиграть время.

Лёха открыл хронощель и переместился на два дня назад, прямо к армейскому складу боеприпасов к югу отсюда. Включив термооптическую маскировку, тихо прополз мимо стражи. Отдал приказ свой почке трансформироваться в вакуумную бомбу. Минут пять механизм созревал, преобразуемый нанитами и мощными алхимическими заклинаниями.

Затем Лёха вырвал свою почку и прицепил на ближайшую стенку… Вспышка… Откат…

Когда Лёха вернулся, орудия молчали. У них не было боеприпасов. Но бок очень сильно болел, нужно было регенерировать мясо и восстановить почку. Но это пустяки. Главное, теперь оборону можно будет удержать.

Док круглолётов был полностью готов через полчаса. Он выбрал модель наиболее крутого крейсера и поставил на производство. Ещё через шесть минут из доков вышел мощный корабль. Большая часть его корпуса была окутана шипастым мохнатым панцирем, из под которого вниз свисала бахрома щупалец.

Лёха приказал ему спалить вражескую артиллерию. Круглолёт телепортировался на двадцать километров к югу, испустил вниз внепространственный луч-разрыв, после чего телепортнулся обратно.

"Отлично! Теперь мы их быстро уделаем!"

Ещё через полчаса был готовы девять новых доков круглолётов и ещё пять новых крейсеров.

А ещё через полчаса были готовы около двухсот новых доков круглолётов и ещё пятьдесят новых крейсеров.

К вечеру Лёха собрал мощный флот и отправил его на Москву.

Город горел, мечети и синагоги рушились от ударов летающих тарелок, над столицей открылись тысячи порталов, через которые щупальца Ктулху жрали жидов, чурок, китайцев…

Верховный фюрер жидовско-москальской империи Абрам Шниперзон сидел в своём кабинете и трясся от страха. Мощный удар в дверь заставил его взвизгнуть от ужаса. За первым ударом последовал ещё один. Затем ещё…

На титановой бронедвери уже были видны отметины. Что за Непроизносимый Ужас пришёл по его душу?! Внезапно раздался дикий визг и дверь треснула от направленной звуковой волны…

В коридоре стояло жуткое чудище, словно вышедшее из ночных кошмаров. Одиннадцать биометаллических механощупалец бритвенными когтями вцепились в пол, стены, потолок. Тело было покрыто смесью танковой брони, хитинового панциря и чешуи крокодила или глубоководной рыбы. Сорок четыре пронзительных глаза сканировали бедного еврея в сорока четырёх планах Бытия. Из покрытой зубами пасти вылезало сорок четыре языка с присосками, готовых впиться в кожу и высосать кровь и мозговую жидкость.

"Что вам от меня нужно?!" – сам не понимая, что мелет, истерически пролепетал еврейчик.

Но чудище не слушало. Оно растворилось в облаках лилового тумана, проявившись прямо за спиной Шниперзона.

Сорок четыре языка впылись в затылок, буравя черепную коробку, впиваясь в мозг, высасывая его по полупрозрачным каналам-пищеводам, перекачивая всю память Шниперзона, все его секреты и страхи, а также коды доступа к ядерным ракетам федералов.

Насытившись, чудище посмотрело всеми сорока четырьмя глазами в стеклянные буркала Абрама Шниперзона.

И сыто улыбнулось. "У тебя вкусный мозг" – сказал Лёха.

This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

16.01.2009