/ Language: Русский / Genre:sf

Дневник русского некроманта

Yarowrath

Римейк старого креатива в новой обёртке.

Yarowrath

Дневник русского некроманта

Фигура в длинном потёртом плаще скользила в тенях гниющих хрущоб, ускользая от пульсирующих огней улицы, задерживаясь у углов, подворотен, люков. Опытный глаз смог бы разглядеть дрожащие руки в перчатках без пальцев, сжимающие остов биорамок, толстенную книгу, закреплённую у пояса на цепях, забитый до отказа чем-то непонятным рюкзак, массивный респиратор явно неподходящего размера, а главное – немигающий взгляд культиста-фанатика, способный уловить сокрытое.

День первый.

После долгих поисков я наконец-то нашёл нужный люк. Биорамки буквально сошли с ума, а голоса в моей голове будто взбесились. Мне не оставалось ничего иного, кроме как спуститься в зловонный зев московской канализации. Через два часа ходьбы вещие духи подземелья вывели меня к цели моего путешествия. На изъеденной временем кирпичной стене, исписанной богохульными, нечестивыми знаками, был распят человек в форме майора КГБ. Его труп успел уже порядком истлеть, поэтому воткнутый в ухо вольфрамовый стержень-шомпол с рукоятью из человеческой кости блестел, как инородное тело. Прежний владелец не успел за ним вернуться – вскоре после ритуала его схватили чекисты и упекли в психушку, под надзор карателей-психиатров.

Мучился он недолго – смелому гностику хватило храбрости провести обряда Исхода.

Вырвав собственный глаз, он использовал его как ритуальное подношение нечестивым богам за проход между мирами. Наутро врачи обнаружили на полу глухой, обитой войлоком палаты лишь кучу пузырящейся кровавой плоти, которую давно уже покинул дух великого некроманта.

Не сомневаясь не секунды, я вырвал из уха мёртвого чекиста боевой шомпол-стилет и вытер его об рукав и без того испачканного трупной плотью плаща. Вероятно, душа этого распятого подонка пошла на какие-то мелкие нужды, вроде освещения подземелий или утилизации отходов жизнедеятельности. Я не стал задумываться над тем, что чувствовала мразь, когда её ещё живое тело кромсал хирургический нож, исписанный запретными рунами, и сосредоточился на поиске тайника, ведь именно за ним я и спустился в смрад фекальных вод этого мрачного места. Задача оказалась довольно простой: стоило наизусть прочитать несколько шумерских мантр Открытия, как изрисованная знаками стена стала полупрозрачной, позволив мне пройти сквозь неё как сквозь холодную и липкую болотную жижу.

Лаборатория алхимика не отличалась изяществом, здесь всё – от непокрытых плафонами лампочек до некрашенных шершавых стен – кричало о прагматизме и функциональном подходе к делу. Старый, покрытый ядовитой плесенью сундук скрывал банки с заспиртованными мутантами из канализации, а грубо сколоченные полки были заставлены старым оружием времён Второй Мировой, раскопанным "чёрными копателями" (а может, и демоническими слугами самого алхимика) в подмосковных лесах да болотах. "Шмайсеры", "маузеры", "фаустпатроны", расклёшенные каски, годовой запас патронов… Чувствовался основательный подход некроманта "старой школы".

Но главное внимание привлекал рабочий стол, парящий над грязным от засохшей крови полом. Уставленный химическими реагентами, высокотехнологичными лабораторными аппаратами и черепами убитых чекистов, он звал и манил зажечь чёрные свечи и усесться за чтение дневников прежнего хозяина.

Увы, я не мог позволить себе такую роскошь. Достав из грудного кармана-клапана кусок заговорённого мела, я начертил на полу печать Сварога и начал вызывать духов огненной Преисподни. Когда появился первый из бесоноидов, питаемые душой распятого чекиста электрические лампочки громко повзрывались, разбрызгивая по лаборатории снопы безумных искр. Теперь лишь неземное зелёное пламя освещало обшарпанные стены угрюмого жилища. Освещало – но не давало тепла. Бесы были рады пробуждению и, вкратце введя меня в курс дела, внимательно выслушали все мои команды. Несколько дюжин чертей, хлопая в источающем смерть воздухе перепончатыми крылами, ловко заменили уничтоженные магией Призыва лампочки и отворили сейфовую дверь, хранящую как хорошо сохранившийся шанцевый инструмент, так и несколько приборов совершенно непонятного на первый взгляд свойства.

Неистовый алхимик так и не смог найти то, что смог найти я – "костяную яму", каменный подземный колодец, куда царские опричники, дрожа от первобытного ужаса, скидывали кости умученных русских гностиков и чернокнижников. Теперь, вернув к жизни древнее заброшенное святилище, я смогу довершить начатое. Подчиняясь мыслекомандам, компьютер на рабочем столе алхимика начал оживать. Это было интересное само по себе устройство: слияние допотопных совковых механизмов ввода и странного полуживого кристаллического мозга, похищенного с места крушения НЛО сектой "М.О.Н.О.Л.И.Т." за несколько минут да того, как район отцепили внутренние войска и элитные части КГБ – этой "советской инквизиции". Хрустально-лазерные лучи инопланетного компьютера высветили в дрожащем смрадном воздухе голографическую схему московской канализации, после чего некоторое время я провёл в тягостных раздумиях. До "костяной ямы" долго добираться, если двигаться по прямой, но ведь можно прорубить ход напрямую!

Повинуясь магическим жестам, бесоноиды выстроились в шеренги у открытой сейфовой двери, экипируя себя орудиями труда. Копать – так копать! Не прошло и получаса, как свежевырубленный ход связал кабинет алхимика с веткой канализации, ведущей к "костяной яме". Приведя с помощью чертей один из "шмайсеров" в боевое состояние, я спустился по кривым, но крепким ступеням, сверяя свой шаг с движениями биорамки. Чёрная арка, скрывавшая зал с "костяной ямой", пульсировала незримым излучением, заметным только опытному некроманту. Для остальных это была простая стена, не выделявшаяся ничем, но для меня это был портал, врата, через которые можно пройти. Первая же шумерская мантра Открытия размыла осязаемость "стены", сделала её полупрозрачной, проходимой. И то, что я увидел внутри, превзошло все мои самые смелые ожидания.

Гигантский зал, выстроенный залесскими инженерами-чернокнижниками задолго до основания Москвы, потрясал своими размерами и убранством. Массивные блоки из пульсирующего Чёрным Светом иргизейского гранита не смог бы поднять даже суперсовременный кран, а мерцающие мертвенно-зелёным свечением чудовищные лампы в форме гигантских рогатых черепов парили в воздухе, нарушая все известные законы физики. Как ни старались царские опричники, они так и не смогли разрушить могучий алтарь, доставленный на Землю ещё в те времена, когда Ингвард Тысячеглазый вёл свои легионы на Юг. Но больше всего поражала воображение гигантская яма в самом центре комнаты: в её источающем зеленоватый болотный туман нутре лежали кости тысяч и тысяч убитых жрецов, некромантов и чародеев!

Чтобы пробудить их всех к жизни, одной моей силы было мало. Я тотчас приказал чертям возводить у входа в зал катушки тесла-реакторов (для обученных в свароговых пещерах бесов это было сущим пустяком), а сам принялся изучать алтарь, пытаясь нащупать ключевую руническую формулу, способную вскрыть незримое.

Наконец, сопоставив расположение звёзд с тем, что было начертано на древних тибетских картах, я смог заставить древний алтарь открыть свои секреты. Из вихрей лилового тумана проявилась шкатулка из неизвестного мне камня, покрытая рисунками чуждых внеземных миров. Открыв простой оптоэлектронный замок, я поднял резную крышку, узрев амулет в форме трёхрукавной спирали. Как показывали шумерские надписи на внутренней стороне крышки, этот предмет, похожий на модель галактики, способен открывать врата в иные миры. Я решил обязательно заняться его изучением в самое ближайшее время, но день подходил к концу и я, спрятав шкатулку в рюкзак и выставив двух незанятых постройкой тесла-реакторов чертей в дозор, сел в позу лотоса у древнего алтаря и начал медитировать, восстанавливая силы.

День второй.

Черти разбудили меня весёлым гиканьем – им удалось завершить строительство силовых установок и подключить к ним основные системы лаборатории. Теперь всё было готово к пробуждению древних героев. Достав из рюкзака нейромантический психоусилитель, я подключил его к ближайшему энергоузлу и вставил карту памяти в затылочный слот. Драйвера нейроусилителя, записанные на карте, были старые, но проверенные временем. Написал их безумный слепой хакер-шаман, чьё имя я не могу вспомнить при всём желании, ибо он сам стёр его из памяти всех живых каким-то особо хитрым хакерским заклятьем. Говорят, он успел загрузить свою душу в мозг навигационного компьютера пролетавшего мимо Земли НЛО во время разгрома Кычуйской Республики, а его бездушное тело до сих пор скитается по кычуйским лесам, питаясь мясом и кровью зазевавшихся путников. Проверить эти слухи нет никакой возможности, но так или иначе, его драйверами пользовалась вся секта "М.О.Н.О.Л.И.Т.", и я – в том числе.

Нейрошунт прогревался медленно, со скрипом. Видимо, мозг ещё не отошёл от медитационного транса и нуждался в ускорении. Достав из нагрудного кармана-клапана пару капсул ЛСД, я проглотил их, запив психотропным отваром из полевой фляги.

Теперь оставалось только ждать. Пока химия пульсирующими вибрациями разливалась по моей крови, я ещё раз вспомнил о найденной вчера шкатулке и содержащемся в ней странном амулете, вполне вероятно, прибывшем на Землю со звёзд. Что это такое? Как оно очутилось здесь? Смогу ли я разгадать эту загадку?

Долгожданный запуск удалённого контура управления нейромантическим психоусилителем воодушевил меня, настроил на работу, разогнав пустое философствование. Исходящие из вибрирующих антенн торсионные поля массировали шишковидную железу в моём лбу потоками тягучих пульсаций, а взбудораженные экстрасенсорной стимуляцией органы чувств фиксировали движение запредельных, почти несуществующих тварей, плавающих в холодном воздухе, тянущих ко мне полупрозрачные щупальца… Теперь я был полностью готов.

Положив на колени висевшую у пояса на цепях Чёрную Книгу, я начал читать запретные формулы, готовясь пробудить то, что однажды уже прожило жизнь.

Богохульные, святотатственные рунические формулы и шумерские мантры оглашали своды зала одна за другой. Болотный туман, струящийся из "костяной ямы", стал осязаемым, плотным, шевеление костей на дне – громким, тревожным, будоражащим воображение. Цепляясь друг за друга, истлевшие останки ползли вверх по заплесневелым стенам каменного колодца. Лязганье гнилых зубов смешалось с замогильным торжествующим хохотом, когда первые мертвецы вылезли из своей братской могилы на мерцающий мертвенно-зелёный свет чудовищных ламп. Как только я закончил читать нечестивые заклинания, лес костлявых рук вскинулся в римском салюте. Скелеты могучих бойцов присягали новому вождю…

Не могу сказать, что скелеты меня впечатлили – их было не так уж много (видимо, большая их часть за века сна истлела и/или решила покинуть этот мир) и все они были какими-то уж слишком истлевшими. Но я знал, как поправить ситуацию. Вызвав чертей-помощников, я экипировал свою новую армию старым оружием, хранившимся на грубо сколоченных полках в лаборатории. Скелеты быстро освоили "маузеры" и "шмайсеры", да и фашистские каски им тоже пришлись по вкусу. Особо истлевших скелетов черти подлатали, заменив сгнившие и сломанные кости стальными штырями, а суставы – шарнирами.

Телепатически распросив скелетов о верховном жреце, я приказал бесоноидам спуститься на дно колодца и разыскать его останки. Оказывается, он погиб мучительной смертью, уйдя последним. Перед гибелью он, ловко махая двуручным топором, зарубил несколько сотен царских холуев и умер лишь после того, как его истыканное стрелами и раздробленное стрелецкими залпами тело было разрублено на мелкие части и сброшено в "костяную яму". Чертям удалось разыскать его кости, ещё хранящие магическую силу, но душа великого некроманта их давно покинула. Я приказал бесам отнести их в лабораторию, куда я и направился, отключив нейромантический психоусилитель и спрятав его обратно в рюкзак.

Разложив кости на рабочем столе алхимика, я попросил чертей принести инструменты и начал работать. Мощные титановые сочленения соединяли раздробленные кости, стальные листы лоскутами покрывали челюсти, лопатки, рёбра… Я почти ничего не делал сам, лишь руководил работой ловких бесов – сварожьих подмастерий. Как только скелет был закован в металл, я попросил чертей принести из сейфовой комнаты всё, что было похоже на броню. Арсенал доспехов изумлял: ребристые бронеботинки глубоководного скафандра и пластиконовые наколенники спецназовца соседствовали с клёпаными рыцарскими рукавицами, принадлежащими когда-то тамплиеру-новгородцу, казнённому царскими инквизиторами за гностическую ересь, а кевларовый бронежилет "народного террориста" сочетался с расклёшенной каской бойца шестой дивизии СС "НОРД"… Мои слуги начали навешивать эту броню на закованный в металл скелет, заполняя пробелы стальными листами, кольчугой и бронетканью. Когда процесс был завершён, скелет верховного жреца больше походил на труп инопланетянина в космическом скафандре, чем на истлевшие останки давно погибшего еретика.

Оставались последние штрихи. Сняв сначала шлем, а затем и крышку черепной коробки, я вложил внутрь взятый из стола алхимика блок дистанционного телепатического управления, залив его быстро твердеющим клеем-фиксатором. Теперь, когда скелет оживёт, инопланетный компьютер алхимика сможет общаться с ним напрямую. Затем я приказал чертям намертво приварить крышку черепной коробки, надёжно закрепив на ней фашистскую каску. К самой каске я приварил сверхпрочные рога гигантской крысы-мутанта, найденные в заспиртованной банке в сундуке алхимика (они должны облегчить скелету контакт с Нижним Миром, сроднить его с подземельями Москвы чёрными нитями инфернополей). Из другой склянки я сцедил трупный яд, обильно полив им бронепанцирь моего детища. Наконец, ввинтив в обшитые сталью глазницы пульсирующие хрустально-лазерным неземным свечением инопланетные голографические проекторы, я приказал компьютеру алхимика провести тест системы. Связь между моим сознанием, инопланетным компьютером и свежесозданным солдатом была идеальна. Теперь оставалось лишь оживить мёртвую плоть. Но для этого тесла-генераторов мало. Нужны души. Много душ.

Вооружившись вольфрамовым шомполом, вытащенным мною вчера из сгнившего мозга распятого чекиста, я собрал своих солдат. Постоянно прочёсывающий местность своими сверхмощными сенсорами инопланетный компьютер указывал, что рядом находилось лежбище бомжей, облюбовавших канализацию и устроивших нечто вроде постоянного поселения. Это было самое оно, как раз то, что надо. Приказав скелетам перекрыть все пути отхода, я сам возглавил чёткий штурм. Деловитый стрёкот "шмайсеров" и оглушительное баханье "маузеров" повергло наших жертв в ужас. Мы не убивали их, лишь стреляли по конечностям. Нам были нужны живые тела и живые души. Спустя полминуты в крови и блевотине валялось несколько десятков недочеловеков. Скелеты оттащили эти комки кровоточащей плоти в облицованный иргизейским чёрным гранитом зал, к "костяной яме".

Я приказал положить первого из них на алтарь и, вложив в верхний паз алтаря один из хранившихся у меня в рюкзаке энергокристаллов (изготовленных, между прочим, из обыкновенного бутылочного стекла), с размаху вонзил вольфрамовый шомпол алхимика прямо в ухо бомжу. Лиловой мерцающей молнией душа унтерменьша вошла в энергокристалл, заставив его заиграть внутренним светом. Сам же труп, очищенный от мерзкой душонки, теперь мог стать вместилищем одного из древних героев, спящих на дне каменного колодца. Я приказал бесам счистить с трупа мясо, собрать его в склянки и отнести в лабораторию. Как только последний кусок падшей плоти был срезан, скелет бомжа окутало нездешним зеленоватым туманом, а замогильный, похожий на вздох звук на мгновение заглушил стоны израненных недолюдей. Душа древнего гностика вернулась в Срединный Мир в теле скелета, пополнив мою армию ещё одним бойцом. Вытерев шомпол о рукав плаща, я вынул заряженный энергокристалл, заменив его новым. Поскольку на всех бомжей у меня энергокристаллов не хватит, я попросил чертей принести ещё из кабинета алхимика.

Работа спорилась. Вскоре все бомжи были утилизированы: их души пошли на зарядку энергокристаллов, их мясо пополнило белковый банк в сундуке алхимика, а их скелеты превратились в сосуды, которых быстро заполнили души средневековых еретиков. Последних трёх бомжей я дал утилизировать самим скелетам, и они с этим справились быстро и ловко. Я не был идивлён: всё-таки когда-то они были великими некромантами. Вернувшись в лабораторию с полным запасом заряженных энергокристаллов (шомпол алхимика я оставил у алтаря), я сел в позу лотоса и уснул, накапливая силы перед важным обрядом.

День третий.

Вскоре после пробуждения я осмотрел войска. Все скелеты были в отличном состоянии: подлатаны, вооружены, экипированы. Бесоноиды закончили наводить порядок в лаборатории и теперь слонялись без дела, перепроверяя рабочие механизмы по нескольку раз подряд. Надо было делать следующий ход. Высветив при помощи инопланетного компьютера голографическую проекцию подземелий, я распределил задачи. Скелетам было приказано прочесать все ближайшие ветки канализации, зачистив их от бомжей, рабочих и вообще всех, кто попадётся на пути.

Пойманные людишки должны будут пополнить армию, белковый банк и хранилище душ.

Чертям же было приказано перелопатить зачищенные зоны канализации, заблокировав дальние подходы к лаборатории и проложив новые ходы. Рядом с входом в зал с "костяной ямой" надо было выстроить некрополь для скелетов и хранилище плоти – гигантский морозильник, готовый принять содержимое белкового банка. Глубоко под лабораторией было решено разместить реакторный зал с мощными силовыми установками и совмещённую с ним серверную, в которой будет размещён инопланетный суперкомпьютер. Между некрополем и лабораторией черти должны будут выстроить мастерскую, оружейный цех и склад оружия. Таким образом, лаборатория станет именно лабораторией, где я смогу спокойно проводить богохульные магические эксперименты и нечестивые обряды, не отвлекаясь на бытовую суету.

Как только мои солдаты и слуги принялись за дело, я вновь достал из рюкзака нейромантический психоусилитель и подключил его к системному питанию.

Покопавшись в реагентах алхимика, я смешал убойнейшее зелье и, выпив его залпом, принялся бомбардировать мозг торсионными полями психоусилителя. Моё сознание сливалось с сознанием инопланетного суперкомпьютера, пыталось разгадать его секреты, но видело лишь стену из чёрного льда. Достав из рюкзака сполдюжины карт памяти, я последовательно загрузил в мозг весь имеющийся у меня хакерский софт – от базовых дешифрационных программ до чудовищных и непостижимых алгоритмов, используемых сектой "М.О.Н.О.Л.И.Т." для взлома навигационных компьютеров НЛО.

Некоторые из этих программ были инопланетного и даже иновселенского происхождения, а загружать подобные вещи в мозг – значит рисковать не просто жизнью и разумом, но и душой. Эдакая "русской рулетка" для психонавтов…

Чёрный лёд растаял нескоро, но когда растаял – мой мозг сплошным потоком залила чуждая и непостижимая информация, хранившаяся в банках памяти этой чудовищной машины. Оказывается, суперкомпьютер хранил в заархивированном виде душу инопланетного резидента, которую он должен был имплантировать в одного из землян в разведовательно-диверсионных целях, но не смог этого сделать из-за аварии НЛО, подстроенной конкурирующей цивилизацией живородящих грибов, пришедших из альтернативного будущего, в котором Земля заселена обитателями тринадцатого круга Ада, вызванными из Нижних Миров тамплиерскими киборгами-инвокаторами. Я несколько часов телепатически общался с этой душой и, похоже, нашёл для неё подходящее тело.

Итак, решено! Я подошёл к начерченному позавчера кругу Сварога и завершил его, дочертив линии силовых нитей и разместив в их пересечении заряженные энергокристаллы. Затем я отозвал нескольких чертей от работы и приказал им разместить закованный в броню скелет верховного жреца внутри круга. Прочитав заклятье Хашут, я зажёг чёрные свечи зелёным пламенем, открыв лежащего на полу катафракта огненным ветрам Преисподни. Под моим чётким руководством бесоноиды обработали катафракта мёртвой водой из хранилища плоти, после чего подключили его к тесла-катушкам. Вихри молний окутали тело будущего сверхбойца, сливаясь с зелёным огнём Ада и рубиновым пульсационным свечением инопланетных проекторов в глазницах… Ритуал продолжался несколько часов. Я читал оживляющие мантры шумерских техножрецов и запретные заклинания тольтекских некромантов, я повторял рунические формулы варяжских чернокнижников и еретические психокоды новгородских тамплиеров… Я говорил на языках, которые не знаю сам, на языках иных миров и планет… Наконец, алхимический синтез был завершён, и новорождённый сверхсолдат разорвал пространство лаборатории нечеловеческим рёвом. Инопланетный агент переродился в прахе залесского верховного жреца – как и было задумано.

Пришелец (я его называю – "Гость") поведал мне, что в потерпевшем крушение НЛО было много полезных артефактов, которые неплохо было бы вернуть. Я разъяснил ему, что "тарелку" уволокли чекисты, а значит искать их надо на Лубянке, что есть чистой воды самоубийство. Но сам я, надо сказать, хорошенько задумался: ведь Лубянка уходит под землю не меньше чем на два километра, а значит при умелой работе можно "вгрызться" в этот "подземный небоскрёб" без риска быть обнаруженным. Умения сварожьих бесов в сочетании с инопланетными голографическими проекторами могут делать чудеса, да и сил у нас теперь побольше будет: к моменту окончания нашего разговора черти завершили строительство базовых сооружений, а скелеты полностью закончили зачистку подземелий. Теперь у нас есть много хорошего оружия, брони, инструментов. Многие скелеты усилили себя бронепластинами, хотя таскать на себе целый скафандр, как это делает Гость, им, конечно, не под силу. В общем, потягаться силёнками мы с чекистами сможем. Но готовиться к этому надо долго. Собрав нейромантический усилитель, я отнёс его в белковый банк, где и стал медитировать, выпив очередную порцию психотропной микстуры, а Гость пошёл в оружейный цех мастерить себе какую-то особо хитрую кислотную пушку.

День четвёртый.

Долгая медитация не прошла даром, мне всё-таки удалось сформировать внутри булькающего чана с протоплазмой некое подобие структуры. За восемь часов стимуляции шишковидная железа разрослась до настоящего "третьего глаза" и теперь мне не нужен был психоусилитель для выполнения простейших ритуалов. Со временем всё вернётся в норму, но пока я решил воспользоваться случаем и перенастроил нейромантический контур на энергоинформационную биополевую ауру протоплазмы в белковом банке. Теперь процесс пойдёт ещё быстрее и эффективней, а главное – без моего участия.

Обозрев подземелья при помощи Гостя (теперь я общаюсь с инопланетным суперкомпьютером через него), я выяснил, что за это время бесы успели наклепать кучу оружия и боеприпасов, готовясь к полноценной войне, а воинство скелетов увеличилось почти втрое. Гость доделал свою пушку и теперь был во всеоружии.

Хлебнув питательного раствора, я решил, что самое время действовать, и отдал чертям приказ копать туннель до Лубянки, подключившись к их канализационным ходам. Теперь у меня было достаточно свободного времени, и я, усевшись за рабочий стол в лаборатории алхимика, достал из рюкзака таинственную резную шкатулку из неизвестного камня, принявшись изучать спрятанный внутри неё амулет в форме трёхрукавной галактики.

Шумерские надписи на внутренней стороне крышки были своего рода "инструкцией по эксплуатации" и описывали схему постройки портала, способного проложить дорогу в иные миры. Но само техническое задание подавляло. Мало того, что установка требовала совершенно дикое количество энергии, впятеро превосходящее ресурсы реакторного зала, мало того, что она потребляла огромное количество душ, мало того, что она требовала точнейшей настройки, на которую уйдут все вычислительные ресурсы Гостя, так она была вдобавок и воистину гигантской. Её в принципе невозможно было разместить под землёй. Или возможно? Технически, можно вырыть под Москвой гигантскую пещеру, но насколько это разумно? В конце концов я решился и отправил треть чертей выполнять это задание, подключив вдобавок и скелетов, которым всё равно нечем заняться. Подземелья от людей они давно зачистили и теперь только ждут команды, чтобы совершать вылазки на поверхность.

Поговорив с Гостем, было решено разрешить скелетам вылазки, но только при участии самого Гостя, способного скрыть перемещения скелетов по улицам при помощи голографических проекций. К тому же, поскольку я способен видеть всё, что видит Гость, я буду всегда в курсе событий, если что пойдёт не так.

На первую вылазку скелеты решились сразу же. Район был блокирован голографическими декорациями, утечка информации была невозможна. Стая скелетов-бойцов набросилась на ментовский патруль, кромсая мясо мусоров в клочья прикрученными к пальцам стальными когтями. Содранную плоть "новых опричников" тут же распихали по склянкам, а их самих, кровоточащих и орущих от боли, оттащили к алтарю в гранитном зале – высасывать души и превращать в скелетов.

Вторая вылазка прошла ближе к окраинам города. Двигатель ментовского УАЗика разорвало "фаустпатроном", а объятые пламенем менты, вереща от дикой боли, выпрыгнули на шершавый асфальт, сдирая с себя кожу и мясо в навязчивом желании потушить пламя. Скелеты, не желающие растрачивать мясо попусту, потушили мусоров и утащили их в подземелья, к алтарю, где их мучения в телесной форме прекратились, зато души были обречены вечно страдать, работая зарядными батарейками энергокристаллов.

В третью вылазку скелеты вволю поизмывались над ОМОНовцами. Повалив их на землю, они долго терзали их крюками и щипцами, вырывали кишки, глаза, ноздри, зубы, челюсти. Увидев такую прыткость своих солдат, я отдал приказ на строительство камеры пыток и биолаборатории. Жертвы четвёртой вылазки перед отправкой на алтарь направлялись уже туда, где их либо долго пытали, либо долго кромсали хирургическим ножом, вырезая наиболее ценные и нужные на данный момент органы.

Биомасса в хранилище плоти росла как на дрожжах, ей нужна была подпитка.

Пятую, шестую и седьмую вылазки скелеты проводили с применением "шмайсеров" и "маузеров", обучаясь стрельбе и тактике. На восьмую вылазку ходили уже с трофейными "калашами", а во время девятой даже зло подшутили над ментурой, нацепив мусорской наряд. Мои бойцы явно входили во вкус, но необходимость тащить полуживых пленников к алтарю их явно замедляла и удручала. Я решил им помочь, изготовив для Гостя и нескольких особо толковых скелетов рунические посохи. В каждый из них я вставил обработанный особым образом энергокристалл-ретранслятор, и высосанная подобным посохом душа сразу же переселялась в энергокристалл, лежащий на алтаре, у которого всегда дежурил скелет, отвечающий за хранение душ. Кислотная пушка Гостя облегчала процесс очистки от плоти, в результате на базу скелеты тащили лишь готовые к оживлению кости.

Во время десятой вылазки посохи были опробованы и доказали свою эффективность, но тащить кости на базу тоже было накладно. Посему я решил построить возле чёрного гранитного зала некромантический усилитель в форме гигантского обелиска из костей. При строительстве пришлось замуровать внутри живьём около сорока ментов (отловленных во время одиннадцатой вылазки) и затратить энергию нескольких сотен заряженных энергокристаллов, но оно того стоило. Инфернополевые некроволны подземелий теперь распространялись на всю Москву, и любой очищенный от плоти и души скелет мог вместить в себя душу древнего гностика.

Двенадцатая вылазка доказала эффективность гигантского обелиска. Когда души изрешечённых пулями ментов засосало в энергокристаллы-ретрансляторы, а изъеденное кислотой мясо отделилось от костей, восставшие скелеты пополнили моё великое воинство. Теперь бригада скелетов расхаживала по городу, практически не заползая обратно в канализацию, нападая на ментов, сдирая с них кожу, обливая их кислотой, кромсая стальными когтями, высасывая кровь через специальные трубочки…

К концу дня власти были в панике, а я, усталый и радостный, выпил питательного раствора и провалился в сон.

День пятый.

Только проснувшись, я узнал, что биомасса созрела. Теперь в чане плавала не булькающая протоплазма, а нечто чудовищное, аморфное, колыхающее щупальцами и ложноножками. От этой студенистой массы отпочковвывались жуткие амёбообразные существа, но их засасывало обратно. Ну что же, теперь мне будет, кого пустить в лубянскую канализацию! Тем более что тайный ход до Лубянки был завершён, и теперь все свободные бесоноиды занимались строительством гигантской подземной пещеры. Скелеты же за ночь уничтожили сотни ментов и были готовы нападать на полицейские участки. Я попридержал их пыл, решив сперва хорошенько подготовиться.

Достав из рюкзака карты памяти, я ознакомил Гостя со своими проектами боевых машин, к изготовлению которых можно было приступить прямо сейчас. Это были лёгкие танки для уличной войны, питающиеся от тесла-реакторов и вооружённые разнообразным оружием: от пулемётов, огнемётов и пушек – до лучевых батарей с фокусируемой дальностью залпа, построенных по инопланетной технологии.

Мастерские моей цитадели принялись к изготовлению заказа немедленно, а я сел за рабочий стол алхимика и стал проектировать большой летающий суперкрейсер, благо дел иных у меня особо не было.

Между тем, биомасса начала просачиваться в канализационные ходы Лубянки.

Зашедший по малой нужде в сортир чекист несказанно удивился, когда из унитаза выползла гигантская амёба, и загричал от адской боли, когда амёба облепила его тело, лицо, глаза, рот… Вкусно покушав, амёба оставила лишь голый скелет, в который тотчас же вселилась душа залесского еретика. Что касается души самого чекиста, то она, что удивительно, ушла в энергокристалл на алтаре – видимо, после постройки обелиска инфернополевое притяжение стало достаточно мощным, и нужда в посохах-ретрансляторах временно отпала. Осмотревшись, скелет прыжком выскочил в коридор, и комки пузырящейся массы последовали за ним. Сенсоры Гостя фиксировали всё в мельчайших деталях, какие не способен разглядеть человеческий глаз. Коридор, оканчивающийся "расстрельным тупиком", размещался явно в тюремном блоке: из-за окровавленных железных дверей доносились стоны пленников – диссидентов и вольнодумцев. Скелет не мог им пока ничем помочь, поэтому он направился в другую сторону, к лестнице.

А на лестничной клетке творился настоящий кавардак. Живая масса, стекавшаяся сюда со многих этажей, переваривала несколько десятков чекистов. Они ползали в едкой жиже, шевеля обглоданными культями, пытаясь содрать с себя ядовитую слизь вместе с кожей, с губами, с глазами… Но вскоре ненасытная утроба переваривала гадкую плоть, выплёввывая лишь кости, которые тотчас же оживали, принимая в себя сущность залесских еретиков, одержимых жаждой мести ненавистному режиму. Гонимая голодом и яростью, армия скелетов и слизней заполоняла подземные этажы Лубянки, а хакерский талант Гостя открывал перед этой лавиной все кодовые замки и двери.

Чекисты были в панике, они не знали, что происходит, их парализовал нечеловеческий примордиальный ужас. Гость решил сыграть на пугливости опричников и заполнил комнаты, залы и коридоры "подземного небоскрёба" миражами голографических проекций. В дрожащем воздухе переплетались чудовищные формы, стены были живыми и истерически пульсировали, двери и люки казались ненасытными клыкастыми зевами, бытовая техника как будто ожила и жадно тянула к чекистам членистые конечности, сквозь коридоры с дикими воплями (звуки миражей Гость имитировал, подключившись к аудиосистемам Лубянки) проносились комки щупалец, на цепях были развешаны люди и нелюди – с оторванными конечностями, с выдранными глазами, с выпущенными кишками… В ход шла вся лютая, нечеловеческая изобретательность и садистская фантазия Гостя, помноженная на знание истинного демонизма Преисподни и способность вычислять личные страхи каждого отдельного чекиста. Обезумевшие от ужаса адепты Порядка бежали со всех ног по коридорам, но не узнавали их – фантомные стены вырастали там, где их не было, а стены истинные казались спасительными проходами, заставляя опричников расшибать о них лица. Это была настоящая феерия Хаоса!

Но амёбам и скелетам был неведом страх, да и фантомами их нельзя было обмануть.

Они систематически зачищали от живых этаж за этажом, заставая врасплох обезумевших от ужаса конторщиков. Следом за ними летели, хлопая перепончатыми крылами, сварожьи бесоноиды. Их целью был сбор трофеев, вызволение узников совести, а самое главное – вывоз инопланетных артефактов, украденных людоедским режимом с потерпевшего крушение НЛО, на котором на Землю прибыл Гость.

Артефактами этими оказались хитро засушенные тушки землян, превращённые инопланетниками в магические обереги. Я сам ничего подобного раньше не видел, но моя Чёрная Книга говорила о существовании в тринадцатом симбиозном слое туманности Горгонга демонопоклоннического культа, практиковавшего схожее колдовство. Гость изъявил желание войти с этими оберегами в техномагический гибридоморфный симбиоз, и я не стал протестовать. Следующие два часа, пока скелеты и амёбообразные слизни добивали обитателей Лубянки, Гость провёл в реакторном зале, мастеря себе новую оболочку, включавщую в себя как его текущее тело, так и зачарованные тушки землян. Конечный результат поразил даже меня – ощерившийся когтистыми механощупальцами циклопический кибердиск свободно левитировал в воздухе, как будто для него не существовало закона всеобщего тяготения. Но покинуть реакторный зал (совмещённый, кстати сказать, с серверной) он не мог – его новая форма требовала слишком много энергии, да и энергоинформационный траффик между новым телом и кристаллом инопланетного компьютера был теперь слишком велик, чтобы пользоваться телепатограммами. Сам Гость уверял, что приобретённые способности стоят того. Ну что же, поживём – увидим.

Между тем, Москва была спешно переведена на военное положение. Скелеты и слизни, зачистив Лубянку, ушли тем же путём, что и пришли, а тайный ход, соединявший "подземный небоскрёб" с канализацией, умело прикрывала голографическая проекция. Отряды спецназа, вооружившись фонариками, исследовали тёмные, изъеденные жадной слизью коридоры подземелий Лубянки, но не могли ничего найти. Время от времени Гость насылал на них мимолётные фантомы, поддерживая состояние постоянного страха.

Власть же не просто боялась, она была в панике. Какая-то чудовищная сила пришла Извне, уничтожив за несколько часов гигантский подземный суперкомплекс КГБ – главный оплот правящего режима. Срочно в столицу были созваны элитные войсковые части. Охрана кремлёвских катакомб усилилась десятикратно, а наземные подступы контроллировали военные патрули. Хищно рыскали носом в вечернем небе десантно-штурмовые вертолёты, мерно поводили башнями танки и бронемашины… Армия была готова драться, но вот только – с кем?

Видя такой расклад, я спустился в мастерскую, где полным ходом шло строительство боевых машин, работающих от тесла-реакторов. Пилоты этим машинам были не нужны – Гость поведёт их в бой при помощи кибертронной телепатии. Но для битвы с регулярными войсками их было явно недостаточно. Нужно было завершить начатую разработку сверхоружия. Весь вечер я провёл, продолжая работу над проектом летающего суперкрейсера, пока, наконец, не выдохся и не провалился в глубокий сон.

День шестой.

Всё утро провёл над доработкой чертежей суперкрейсера, после чего загрузил их в сознание Гостя. Строительство было начато в подмосковных болотах, под прикрытием голографических фантомов Гостя. К завтрашнему утру строительство должно было быть завершено. Сам же я направился в вырытую бесоноидами подземную пещеру, где планировалось возводить портал-зиггурат. Пещера была чудовищной глубины и уходила под землю на многие километры. Лишь хитрые технологии мастеров Сварги удерживали своды от обрушения. Всю ночь скелеты совершали рейды на поверхность, собрав огромное количество душ и тел, и теперь наших ресурсов было как раз достаточно, чтобы начать строительство. Реакторный зал был увеличен в десятки раз, и теперь свободно мог питать портал, да и ментальные ресурсы Гостя после превращения в кибердиск расширились настолько, что теперь он мог настраивать телепортационную матрицу врат не особо отвлекаясь от основных занятий. Всё было готово для начала строительства, и я дал бесоноидам добро на старт.

Сперва черти выстроили гигантский фундамент-резервуар в форме шестигранника, замуровав в нём несколько тысяч пленных ментов, чекистов и прокуроров, доставленных сюда по такому случаю из биолаборатории и камеры пыток. Затем, прежде чем возводить первый этаж чудовищной пирамиды, в фундамент-резервуар слили все цистерны с плотоядной биомассой. Её голодное, ищущее жизнь чутьё поможет точнее настроить портал на обитаемые миры, игнорируя миры пустые и мёртвые. Инициированные в аколитов скелеты должны будут подкармливать её свежим мясом, для чего в полу первого этажа была предусмотрена хитрая система люков и колодцев. Сам же первый этаж был организован в форме циклопического лабиринта, сходящегося к центральному залу, в котором был размещён изготовленный позавчера гигантский обелиск из костей. Древний алтарь, вырезанный из цельного куска шаггайского алмазоида, был перенесён из зала с "костяной ямой" на второй этаж храма-зиггурата, в специальную комнату, отвечавшую за подачу душ. Там же располагались и хранилища энергокристаллов. Фактически, если фундамент-резервуар был желудком зиггурата, а первый этаж – генератором инфернополевых некроволн, то второй этаж можно было сравнить с силовой установкой. Получая электричество от тесла-генераторов в реакторном зале и души от алтаря и энергокристаллов, механизмы второго этажа обеспечивали силовой подпиткой весь храм. Третий же этаж должен был вместить в себя гигантский суперкомпьютер, связанный напрямую с сознанием Гостя. Бесоноиды потратили на его строительство несколько часов – куда больше, чем на возведение всех остальных фрагментов зиггурата, вместе взятых.

Наконец, завершив строительство внутренней части, сварожьи черти принялись за внешнее убранство. Снаружи зиггурат облицевали иргизейским чёрным гранитом, притащенным из зала с "костяной ямой", а к каждому из шести углов каждой из трёх ступеней приварили выплавленные из метеоритного железа когти-антенны. Незримые чёрные нити, исходящие из когтей, пересекались в одной точке прямо над крышей зиггурата. Прямо под этой точкой и должен будет проводиться обряд Открытия Врат.

Голод биомассы, помножившись на вычислительную мощь третьего этажа и сверхразум Гостя, поможет нащупать нужную вибрацию чёрных нитей, а энергия костяного обелиска усилит их, заставив прорвать пространство и время. Наконец, странный амулет в форме трёхрукавной галактики послужит ключом, который откроет запертый, заговорённый мир. Это будет великий ритуал! Но для него нужно много жертвенного мяса. Я приказал скелетам набрать стратегический запас ментов и прокуроров для кровавого обряда, а сам в очередной раз проверил, как ведётся строительство суперкрейсеров и бронемашин. Убедившись, что всё в порядке, я стал готовиться к Открытию Врат. Когда медитативный транс полностью восстановил мои силы, я степенно, как и полагается верховному жрецу, поднялся по лестницам пирамиды на самый верх. Путь был достаточно долгим, ибо зиггурат был воистину огромен, а его крыша могла вместить несколько футбольных полей. Вся она была обставлена бесчисленными жертвенниками, к которым уже были прикручены менты и прокуроры, и лишь в самом центре был размещён покрытый ледяной коркой железный трон – кресло управления техномагическими некроструктурами зиггурата, притащенное бесоноидами прямо из огненных ям Сварги и наскоро остуженное заклятьем Космического Льда.

Нейромантический психоусилитель, вновь настроенный на мои биополя, был развёрнут прямо перед троном и подключён к системному питанию. Его стимулирующие волны торсионного излучения помогут мне узреть открывшийся портал.

Итак, всё было готово. Сев на трон и повесив на шею трёхрукавный амулет-ключ, я развернул Чёрную Книгу и начал читать заклятье Открытия Врат. Одновременно тысячи жертвенных ножей вонзились в тысячи туш демиургистов и адептов Порядка, и миллионы кровавых струек, струй и потоков начали литься на крышу храма-зиггурата, облицованного чёрным гранитом. Кровь заливала крышу, билась волнами о подножия ледяного трона, стекала на нижние ступени зиггурата. Гигантский, циклопический храм Хаоса перестал быть чёрным и стал сначала чёрно-красным, а затем и полностью красным. Шипы-когти напитывались этой кровью, вливая в себя её энергетику. Биомасса в гигантском резервуаре под зиггуратом обезумела от голода и жажды крови, она начала ползти наверх, наружу по колодцам, шахтам и штольням, и лишь заговорённые решётки удерживали её от выплёскивания на первый этаж. Тесла-заряды реакторного зала и потоки душ со второго этажа сливались в костяном обелиске, превращаясь в инфернополевые некроволны, заставлявшие все восемнадцать когтей-антенн вибрировать, испуская незримые чёрные нити. Суперкомпьютер третьего этажа, направляемый голодом озверевшей биомассы и холодным интеллектом Гостя, настраивал эти вибрации, заставлял чёрные нити резонировать с нужной частотой.

Наконец, нужное сочетание было нащупано, и амулет-ключ на моей шее засветился внутренним Чёрным Светом. Я произнёс последнюю неошумерскую мантру и отложил Чёрную Книгу. Прямо над моей головой в пересечении незримых нитей стала открываться трещина между мирами. Обычный смертный не увидел бы ни её, ни самих нитей, но моя шишковидная железа была простимулирована сверхинтенсивными торсионными волнами нейромантического психоусилителя, поэтому я мог видеть то, чего не видят простые смертные. Под сводами пещеры начал проявляться гигантский, в километр радиусом незримый водоворот. Незримая, непостижимая, дико вращающаяся свастика Чёрного Света обдавала пирамиду могильным холодом. Она уже начала проявляться на физическом уровне бытия, простирая свои отростки-щупальца в Срединный Мир. Сверхпространственная воронка, сквозной канал в Ад! В вихрях липких чёрных энергий стали вырисоввываться смутные очертания парящих в космической пустоте гигантских саркофагов причудливой, неземной формы. Мёртвая жизнь, демоны Внешнего Мира! Да, они мертвы в этих гробах, ибо ничто не выдержит миллиардов лет сна. Но их не тронул тлен, а значит они оживут и будут сражаться в моей армии. Теперь ничто не остановит железный марш Легионов Предвечного Хаоса!

Чудовищное прикосновение Внешнего Мира изменило меня. Шишковидная железа пропорола лобную кость изнутри и вылезла наружу кристаллическим третьим глазом – холодным, нечеловеческим, испускающим пульсирующий сине-зелёный свет. Я мог теперь видеть сквозь стены, и я видел существ, покоящихся в иновселенских саркофагах. Чудовищное переплетение рыбьих тел, членистых лап, сегментированных шипастых панцирей, трёхчелюстных черепов, спинных гребней, жвалокогтей и фасетчатых глаз… Порождения чуждых вселенных, демоны Внешнего Мира! Их тела способны летать по воздуху, их шипы, клыки и жвалокогти способны кромсать сталь, как бумагу, а их разум помнит давно забытые заклинания, способные повергнуть в пучину Хаоса всю планету. Да, это то, что я искал все эти годы. Теперь нам нет равных. Завтра мы возьмём Кремль приступом и сравняем его с землёй!

День седьмой.

Сегодня, двадцать второго июня, в день летнего солнцестояния, в праздник Триумфа Богов, ровно в четыре часа мы начали свой чёткий, жестокий, кровавый штурм.

Первым этапом был полный захват подземелий. Гость парализовал все линии московского метрополитена, тотчас же ставшие полем боя. Вооружённые как "шмайсерами",

"маузерами" и "панцерфаустами", так и трофейными "калашами" скелеты выползали на платформы подземки, кромсая в капусту быдло и овощей, обращая их в скелетоидную нежить. Черти при помощи скелетов встраивали метрополитен в мою систему катакомб, прокладывали новые пути. Станции метро одна за другой превращались в плацдармы для вторжения во внешний мир.

Одновременно из подмосковных болот в небо поднялось свыше трёхсот боевых суперкрейсеров в милю длинной. Они взяли столицу в огненное кольцо осады, постепенно сжимая его, продвигаясь ближе к центру города. С земли их прикрывали тысячи боевых машин, управляемых Гостем при помощи кибертелепатии. В кровавых схватках с регулярными войсками эта орда демонических роботов-убийц легко и без особых потерь кромсала танковую броню лучевым оружием, поджаривала пехоту тесла-импульсами, сбивала имперские вертолёты шквальным огнём крупнокалиберных пулемётов…

Демиургисты не могли эффективно обороняться, ведь из каждого подвала или канализационного люка на них могла выпрыгнуть стая крепких скелетов-убийц, растерзать, уволочь в подземелья на вечные муки.

Чтобы полностью деморализовать противника, Гость, усилив свои способности голографическими проекторами на суперкрейсерах, покрыл город сплошной сеткой чудовищных фантомов. Своим сверхсознанием Гость мог охватить каждый предмет в столице одновременно, вплоть до коробка спичек, а значит с каждым из демиургистов он работал сугубо индивидуально, погружая каждого из них в его персональный Ад. Его садистическое воображение не знало преград, и вот уже в небе над Москвой проносились чудовищные щупальцеротые твари, дома оживали, улицы превращались в инопланетные джунгли, а с кроваво-красных небес к земле тянулись титанические щупальца неведомых богов. Да, это был настоящий Ад на Земле! Даже сами небеса были теперь чуждыми, вместо них над Москвой нависала Бездонная Бездна, в которой парили гигантские планеты – живые, покрытые щупальцами, глядящие на смертных своими огромными ненавидящими глазами.

С одной стороны, это был, конечно, фантомно-галлюциногенный морок, но ведь Гость видел своими глазами (и прочими органами чувств, коим нет названий в человеческих языках) все эти миры, которые показывал сейчас отупевшим, разжиревшим москалям. Нет, это была не ложь, не фантастика, это была истинная Сверхреальность, от которой бежало выродившееся, измельчавшее человечество!

Зрите зрящие и слышьте слышащие! Вас вытащили из вашей земной колыбели за шкирку и показали вам не иллюзорный "реальный мир", в который вы слепо верите, а то, что есть на самом деле! Тупое, жрущее быдло, хотя бы перед своей смертью узрите истинную Сверхреальность!

И вот, как будто в подтверждение моих мыслей, в небеса взмыли демоны Внешнего Мира, вызванные мною во время вчерашнего богохульного обряда. Вихрями лиловых молний они сжигали небоскрёбы, переворачивали бронемашины и испепеляли живую силу противника. Вертолёты падали на землю огненными комками, как облитые ядовитой жижей мухи. Ненавидящие глаза иных планет излучали безмолвное злорадство, вводя смертных в абсолютное безумие. Двуногое мясо не могло отличить реальное от нереального и бежало во все стороны, как бегут тараканы, когда включаешь на кухне свет. Но бежать было некуда, в подземельях безраздельно правила Тьма, а в ставших вдруг чуждыми небесах парили чудовищные, ощерившиеся тысячами орудийных башен туши суперкрейсеров.

Победа близка! Вот уже орды нежити, засыпая уровни и переборки кремлёвского бункера осколочными гранатами, дымовыми шашками и зажигательными бомбами, зачищали подземное логово советской власти этаж за этажом, вот уже особо бойкий скелет-сержант, изловчась, тащил за шкирку президента, обдирая его мясо об обшарпанную брусчатку Красной Площади… Президент нелепо моргал залитыми кровью глазами и не мог узнать её: крылатые бесоноиды уже срыли кладку московитской твердыни до основания и начали строить Храм Хаоса – нечестивый чёрный собор люциферических богов, попирающий своими циклопическими башнями стонущие от боли небеса. Вот уже в перекрестьях когтей-зубов ещё недостроенной цитадели засверкал искрящийся мрак Хаоса, засияло Око Ужаса, освещая окрестности Чёрным Светом.

Одного его взгляда было достаточно, чтобы вытрясти из туши президента его жалкую душонку.

Столица взята! Победа за нами! Сначала – Москва, затем – вся планета, а потом – следующая, и следующая, и следующая! Все миры Всемирья склонятся перед мощью Предвечного Хаоса! Да, Смерть!

This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

16.01.2009