X Гилберт

Я ничья?…


Пролог

<p>Пролог</p>

Войдя в кабинет главного редактора коммерческого телеканала, Элин Доусон быстро огляделась и направилась к свободному месту за большим прямоугольным столом, где на соседнем стуле сидела Патси. Поздоровавшись с подругой, Элин отметила про себя малочисленность собравшихся на совещание сотрудников. Эпидемия гриппа давала себя знать, нещадно кося всех подряд. Продолжали работать лишь самые стойкие. Элин не принадлежала к их числу, потому что сама недавно перенесла болезнь. Она все еще испытывала легкую слабость, и ей совершенно не улыбалась перспектива подвергнуться нападкам со стороны босса, Дика Бартона, который славился умением срывать дурное настроение на подчиненных.

К счастью, Элин редко вызывали на подобные совещания, потому что она считалась младшим сотрудником. Однако сегодня, по-видимому, был особенный день.

Тем временем Бартон поднялся с редакторского кресла, стоявшего во главе стола, и открыл собрание. Сделал он это в обычной резкой манере, мгновенно заставив всех напрячься.

Дик Бартон занял должность главного редактора всего полгода назад. Тем не менее он уже успел создать на канале динамичную обстановку. Собственно, для того Бартона и наняли владельцы коммерческого телеканала — они любой ценой хотели поднять его рейтинг. И новый главный редактор сразу взялся за дело, желая доказать, что ему не зря платят большие деньги.

Элин пришла работать на телевидение за несколько месяцев до появления Бартона. Она прекрасно осознавала тот факт, что ей необычайно повезло: когда начались перестановки, она удержалась на рабочем месте, в то время как многим пришлось покинуть студию. С приходом Дика Бартона всех нерадивых работников смело словно ураганом. Впрочем, Элин чувствовала всю шаткость своего положения, потому что не обладала большим опытом работы. Прежде она была газетным репортером и на телевидение попала волей случая.

К ее удивлению, увольняться ей не пришлось. Более того, главный редактор даже снизошел до того, чтобы похвалить ее скромные успехи.

— Мне понравилась та передача, где ты рассказываешь о тяготах и переживаниях, выпадающих на долю несчастных жен кумиров эстрады. Правда, я так и не понял, было ли искренним твое сочувствие этим разряженным и самодовольным куклам. Неплохим получился сюжет и о пожилом, страдающем от одиночества миллионере, — усмехнулся Бартон. — Жаль только, что через несколько дней после выхода передачи твой герой женился на молоденькой фотомодели. Похоже, его сетования на одинокую старость оказались несколько преувеличенными.

— Вы правы, — со вздохом сказала Элин. — Глупо получилось!

— Ничего не поделаешь, — проворчал Бартон. — Впредь не принимай за чистую монету все, что тебе говорят. Но не стоит вешать нос — все мы спотыкались в начале карьеры. Просто постарайся, чтобы подобное не повторялось.

— Хорошо, мистер Бартон. — Элин смущенно потупилась, после чего главный редактор сообщил ей, что она остается в студийной команде.

Жаль только, что работать ей приходилось под началом тощей и сухой старой девы мисс Хорн. Но тут уж ничего не поделаешь!

В эту минуту вновь устроившийся в кресле Дик Бартон вынул изо рта толстую сигару, с которой не расставался, наверное, даже ночью, и выпустил облако дыма. Резкий запах заставил Элин вернуться к действительности.

— Так вот, мисс Хорн, — произнес Бартон, вероятно, продолжая начатую тему, — я недоволен вашим последним «Воскресным приложением».

— Почему, позвольте узнать? — сердито поинтересовалась Хорн, ответственная за воскресные выпуски. В ее голосе прозвучали язвительные нотки, которые она даже не пыталась скрыть, ибо была старше Дика Нортона и считала себя вправе открыто выражать свое мнение.

Несмотря на высокий профессионализм, Хорн не пользовалась любовью — или хотя бы уважением коллег. Склочный характер и менторская манера поведения снискали ей неприязнь большинства сотрудников телеканала. Поэтому все присутствующие насторожились, с интересом прислушиваясь к разговору.

— Потому что передача скучна! — отрезал босс— Зрители не нуждаются в нравоучениях. Они хотят, чтобы их развлекали!

Хорн собралась было что-то возразить, но Бартон уже перевел взгляд на Патси.

— Это же относится и к разделу моды, Пат. Мне надоело смотреть на худосочных манекенщиц. Пойми, мужчины любят живых и полногрудых девушек!

Патси расплылась в улыбке.

— Как скажете, сэр! Сделаю все, что будет в моих силах.

— Слава Богу! Хоть кто-то здесь прислушивается к моим советам, — заметил Бартон. — А теперь перейдем к новостям.

Элин не имела к новостям никакого отношения, поэтому наклонилась к Патси и шепотом попросила у нее таблетку аспирина.

— Секундочку, — ответила та, принимаясь шарить в портфеле с бумагами. — Сколько у меня здесь лишнего! — Патси недовольно поморщилась, вынимая из портфеля и кладя на стол утреннюю газету. — Вот, держи! — Она протянула Элин коробочку с таблетками. — Оставь у себя, мне они не нужны.

Элин машинально взяла аспирин, а взгляд ее приковала к себе фотография на газетной странице, как будто нарочно оказавшейся перед носом в самый неподходящий момент.

— Спасибо, — с запинкой произнесла она, заметно побледнев.

Под фотографией было несколько строк:

Обладающий блистательной внешностью и огромным состоянием Джеймс Ньюмарк (справа на снимке) наконец решил покончить с холостой жизнью, сделав предложение Лолли Чемберс, единственной наследнице Фреда Чемберса, владельца фабрик, производящих среди всего прочего всемирно известное автомобильное масло «Голден».

По слухам, официально о помолвке будет объявлено на предстоящем благотворительном вечере, устраиваемом матерью Джеймса Ньюмарка, Глэдис Колхаун, в честь Дня святого Валентина.

Джеймс и Лолли удержались от комментариев, но мать невесты, Амелия Чемберс, заявила, что она очень довольна и всячески приветствует решение молодых людей соединить свои судьбы.

Элин несколько раз перечитала короткое сообщение, позабыв о том, что находится на совещании, где босс продолжает распекать всех сотрудников по очереди. Однако ей поневоле пришлось вспомнить об этом, потому что она услыхала свое имя.

— Мисс Доусон! — громогласно произнес Бартон. — Расскажите, как продвигается ваша работа.

— Моя работа… — Элин встрепенулась. — Мм… С этим все в порядке. Я продолжаю трудиться над сюжетом, посвященным трем парам, выходцам из низших слоев, из среднего класса и из элиты общества.

— Не тот ли это сюжет, который имеет рабочее название «Секс в жизни холостяка»?

— В конечном варианте передача будет называться по-другому, — поспешно заметила Элин. — Я уже подыскала подходящих участников. Один из них слесарь, второй дантист, и у обоих есть девушки, на которых они собираются жениться. Все четверо согласны сотрудничать со мной. Правда, мисс Хорн не в восторге от моей идеи.

— Напрасно, — хмыкнул босс. — Если ты снимешь хороший материал, мы включим его в программу четырнадцатого февраля. В этот день все наши передачи будут посвящены празднику в честь святого Валентина, который традиционно отмечают все влюбленные.

— Подобная чушь будет в этот день на всех телеканалах и во всех газетах и журналах! — Хорн презрительно скривила губы. — Каждый год одно и то же!

— И все же зрители будут ждать от нас именно этого, — возразил Бартон. Затем он повернулся к Элин. — Ты ничего не сказала о том, кто будет представлять высшее общество. У тебя уже имеется кандидат?

— Никого у нее нет! — вновь включилась в разговор Хорн. — Неужели вы всерьез надеетесь, что кто-либо из этих господ добровольно согласится дать подобное интервью?

Элин вздохнула. У нее и в самом деле не было никаких идей на этот счет.

— Ну, что скажешь? — Бартон выжидательно смотрел на нее.

Элин опустила глаза, лихорадочно ища ответ. Ее взгляд снова уперся в фотографию на первой полосе лежавшей на столе газеты. И тут Элин осенило! Позже она не раз спрашивала себя, что подвигло ее на подобную глупость, но в ту секунду внезапно пришедшая в голову мысль показалась ей заманчивой.

— Сливки общества будет представлять Джеймс Ньюмарк! — Она стукнула пальцем по снимку. — Он тоже собирается жениться.

— Не смеши меня! — воскликнул сидевший напротив Брюс Скофилд, ответственный за выпуск светской хроники. — К этому красавцу тебе не подобраться.

— Да она просто назвала первое пришедшее на ум имя! — язвительно фыркнула Хорн. — Такой человек, как Джеймс Ньюмарк, ни за что не станет связываться с каким-то коммерческим каналом!

— Смею заметить, что вы на этом канале работаете, мисс Хорн, — резко напомнил босс. — Поэтому выбирайте выражения, пожалуйста! А ты, Элин, разочаровала меня. Зачем обещать то, чего ты явно не можешь выполнить?

— Но я уверена, что Джеймс Ньюмарк согласится дать мне интервью. Конечно, он не станет принимать участие в передаче, но, возможно, хотя бы согласится попозировать перед камерой вместе с Лолли Чемберс, — продолжала настаивать на своем Элин.

— Брось, детка! — Бартон махнул рукой. — Всем известно, что этот парень наотрез отказывается от общения с телевидением и прессой. Удивительно, как вообще информация о помолвке могла просочиться в газеты?

— До меня дошли слухи, что этому способствовала мать невесты, — с хитрым видом обронил Брюс Скофилд. — Думаю, миссис Чемберс заинтересована в браке дочери с Джеймсом Ньюмарком.

— И все же я не понимаю, что может заставить Ньюмарка снизойти до общения с нашей Элин. — Бартон раздраженно пожал плечами.

— Ты случайно не была в прошлом одной из его подружек? — со смехом поинтересовался у Элин Брюс.

— Нет! — вспыхнув, отрезала та.

— Тогда это пустая затея. — Бартон поморщился.

Элин помолчала, словно собираясь с мыслями. А потом решительно подняла голову.

— Так и быть, расскажу, в чем тут секрет. Видите ли, обстоятельства сложились таким образом, что Джеймс Ньюмарк приходится мне родственником. Точнее, в нашей семье всегда считалось, что он мой сводный брат…


1

<p>1</p>

Светло-золотистый «линкольн» неспешно двигался по запруженным улицам Нью-Йорка, пока не достиг высотного здания с окнами из тонированного стекла, где над парадным входом красовалась вывеска «Ньюмарк констракшн». Здесь находилась штаб-квартира обширной империи Нъюмарков.

— Отгони машину, Уильямс, — небрежно произнес высокий темноволосый человек, выходя из автомобиля и бросая ключи подоспевшему швейцару. Затем он захлопнул дверцу и направился к ступенькам.

— Трудная выдалась ночка, мистер Ньюмарк?

— Не то слово! — кивнул на ходу Джеймс, через секунду скрывшись за массивной дверью.

— Добрый день, мистер Ньюмарк! — встретила его личная секретарша Энни в вестибюле у лифта. — Ваш дядя хотел бы повидаться с вами в половине одиннадцатого.

— Он не говорил, зачем я ему понадобился?

Энни отрицательно покачала головой.

— Я разговаривала не с самим господином Ньюмарком, а с его секретарем, который просто передал мне сообщение для вас. Думаю, это имеет какое-то отношение к пресс-конференции, намеченной на одиннадцать утра. — Она почти бежала, стараясь не отстать от шефа, быстро идущего по коридору к своему офису, и одновременно сверялась с записями в зажатом в руке блокноте. — Кроме того, звонила ваша мать. Она тоже желает встретиться с вами. И еще… Примите мои поздравления. От души желаю счастья вам обоим!

Джеймс бросил на секретаршу недоуменный взгляд и открыл дверь кабинета. Затем он швырну! портфель на большой кожаный диван.

— Ладно, Энни, — сказал Ньюмарк, устраиваясь за письменным столом. — Постарайся не связывать меня ни с кем по телефону, тюка я не выпью чашку кофе, — попросил он с усталой улыбкой. — А. если ты ж тому же отыщешь мои темные очки, век буду тебе благодарен! — Джеймс откинулся на спинку стула и прикрыл глаза.

— Судя по всему, вчера вам пришлось посетить какое-то торжество, — заметила Энни несколько минут спустя, ставя на стол перед шефом поднос с полным горячего ароматного кофе кофейником, сахарницей и чашкой.

— Угадала! — Ньюмарк вздохнул. Он уже не в первый раз спрашивал себя, как его угораздило принять приглашение Майка Петерсона побывать на дружеской вечеринке, устроенной по поводу дня рождения. Майку исполнилось тридцать пять лет, и он решил отметить эту дату должным образом. Празднование началось в пятницу вечером и продолжалось в течение всего уик-энда. За это время Джеймс успел неоднократно вспомнить слова матери о том, что он уже вышел из того возраста, когда можно без устали кутить ночи напролет, наслаждаясь вином, музыкой и обществом шикарных женщин. Может, и впрямь пришла пора остепениться, осесть и зажить спокойной домашней жизнью?

— Вы это искали? — поинтересовалась секретарша, подавая Ныомарку солнцезащитные очки.

— Энн, ты мой ангел-хранитель! Что бы я делал без тебя?

Энни посмотрела сверху вниз на привлекательного, даже несмотря на усталость, Ньюмарка и невольно улыбнулась. Шеф был самым импозантным человеком из всех, кого ей приходилось видеть. Высокий, стройный, широкоплечий. К тому же он недавно отдыхал в Швейцарских Альпах, и потому его лицо покрывал приятный мягкий загар, великолепно сочетающийся с темными густыми вьющимися волосами.

Несмотря на то что Джеймсу Ныомарку осенью исполнилось тридцать два года, в его волосах, особенно на висках, уже виднелись отдельные серебряные нити. Его зеленые глаза влажно поблескивали, а нос с горбинкой и красиво очерченные губы указывали на скрытую чувственность. Словом, не было женщины, которая осталась бы равнодушной к внешности Джеймса.

Впрочем, он не прилагал никаких усилий к тому, чтобы с первого взгляда очаровывать встречавшихся на его жизненном пути дам. Они сами слетались к нему, словно мотыльки на огонь.

Как быстро летит время, подумала Энни. Последние два года пронеслись в мгновение ока. С тех пор как мистер Ньюмарк начал работать в строительной компании, основанной его дедом и возглавляемой сейчас дядей, Дэвидом Ньюмарком, здесь многое переменилось. Немалая заслуга в этом принадлежит именно Джеймсу. Благодаря яркой внешности Джеймса многие считали его беззаботным светским повесой, не склонным обременять себя рутиной бизнеса. Однако многочисленные штатные работники компании, которым приходилось тесно общаться с ним, имели на этот счет иное мнение. К их числу относилась и Энни.

— Возможно, Ньюмарк и позволяет себе что-то лишнее, если речь идет о развлечениях, но работает он с еще большим рвением, — заметила она утром, после того как муж прочитал ей заметку о помолвке ее шефа.

— Мне можешь об этом не рассказывать! — усмехнулся тот. — Я лишь лелею надежду, что, когда этот парень женится, ты наконец перестанешь подолгу задерживаться на работе.

Однако вернувшись в приемную и занявшись просмотром огромного вороха бумаг, собравшихся на рабочем столе, Энни подумала о том, что мечты ее мужа скорее всего из области благих пожеланий. Шеф в любом случае останется одержимым работой человеком. И того же он будет требовать от сотрудников.

В эту минуту Джеймс снова вызвал секретаршу к себе.

— Может, хотя бы ты объяснишь мне, что происходит! — воскликнул он в сердцах. — Я только что имел чрезвычайно странный разговор с матерью. Если бы я знал ее не так хорошо, то подумал бы, что она впала в старческий маразм. — Ньюмарк взволнованно провел длинными загорелыми пальцами по волосам. — Из всей беседы я понял только, одно: мать сама не своя от счастья из-за моей якобы помолвки. Однако в моем блокноте нет никаких сведений на этот счет. Не могла бы ты пролить хоть немного света на эту загадку?

Энни несколько секунд смотрела на шефа, открыв рот от изумления, а затем издала короткий смешок.

— Будет вам, мистер Ньюмарк! Я знаю, что вы большой шутник, но раз сообщение об этом факте появилось в одной из утренних газет, думаю, не стоит держать подобную новость в секрете?

— О каком таком факте?..

— О вашей помолвке, конечно! — Энни лучезарно улыбнулась. — Уверена, что я выражу общее мнение, потому что все сотрудники компании рады за вас и желают вам и вашей избраннице счастья и благополучия в предстоящем браке и…

Тут секретарша осеклась, потому что шеф снял темные очки и окинул ее пристальным взглядом. Его зеленые глаза блестели как лед.

— В предстоящем браке? — медленно повторил он. — Звучит довольно забавно. И все же, если тебя не затруднит, поясни мне, пожалуйста, на ком, собственно, я собираюсь жениться?

— Ну, я думала… В конце концов, в газете ясно сказано… То есть я никогда бы не посмела завести об этом разговор, но там черным по белому написано, что… — Энни растерянно замолчала.

— Ничего не понимаю! — Ньюмарк вздохнул. — Почему бы тебе не присесть и не начать с самого начала?


— Спасибо, Энн, — кивнул Ньюмарк спустя несколько минут. — Кажется, я уяснил ситуацию. Можешь идти. — Выждав, пока секретарша покинет кабинет, он снял телефонную трубку со стоявшего на столе аппарата и набрал номер. — Лолли? Я только что узнал интригующее известие о нашем с тобой грядущем браке. Ты случайно не знаешь, как подобные сведения могли оказаться в газете? — поинтересовался он с саркастической усмешкой, глядя на свисавшую с потолка хрустальную люстру. — Да-да, ты совершенно права… — задумчиво пробормотал он через некоторое время. — По-моему, нам следует встретиться и обсудить нашу так называемую помолвку. И чем скорее, тем лучше!


— Дорогой мой мальчик! — с воодушевлением произнес Дэвид Ньюмарк, поднимаясь из-за рабочего стола навстречу племяннику. — Очевидно, я не первый, кто хочет поздравить тебя с помолвкой, но меня больше других радует то обстоятельство, что ты наконец решил обзавестись семьей.

— Я… Дело в том, что…

— Дело в том, что я уже начинал волноваться на твой счет, — решительно перебил племянника мистер Ньюмарк. — Нашей компании не делают чести сообщения в прессе о твоих похождениях.

— Брось, Дэв! — весело сказал Джеймс. — В моих развлечениях нет ничего предосудительного. Большая часть информации, появляющейся в колонках сплетен, не стоит выеденного яйца и представляет собой совершеннейшую чушь.

— Пойми, я ничего не имею против того, чтобы молодой человек каким-то образом реализовывал свои желания, — пояснил Дэвид Ньюмарк.

— Еще бы! — усмехнулся Джеймс. — Мать рассказывала мне, что ты и сам в молодости был не промах по части женского пола.

— Ну, все это давно в прошлом… — Дядюшка смущенно отвел глаза. — Как тебе известно, я больше тридцати лет женат и не жалею об этом. Поэтому я и вздохнул с облегчением, узнав, что ты тоже решил остепениться.

Последние слова дяди заставили Джеймса поморщиться. Однако только он собрался внести некоторую ясность в вопрос о своем якобы окончательно решенном будущем, как Дэвид Ньюмарк снова заговорил:

— Видишь ли, дорогой мальчик, я давно уже подумываю о том, чтобы сделать тебя своим полноправным партнером и перевести в ранг генерального директора компании. Услыхав сегодня утром столь приятную новость, я совершенно утвердился в своем мнении. Можешь считать этот вопрос решенным.

— Постой! — поспешно произнес Джеймс. — Я хотел бы подробнее обсудить эту тему, прежде чем ты предпримешь какие-либо действия. Проблема заключается в том, что я… Дело обстоит несколько иначе, чем ты думаешь. По-моему, не стоит спешить…

— Мне лучше знать, — мягко прервал его дядюшка. — Врачи настоятельно советуют мне подумать об отдыхе. Судя по всему, для меня настала пора отойти от дел. — Дэвид Ньюмарк подошел к окну и остановился там, глядя вниз на поток непрерывно движущегося транспорта. — Детей у меня никогда не было, поэтому я буду счастлив передать дела компании в твои руки.

— Признаюсь, я очень польщен, — заметил Джеймс. — И понимаю твое желание доверить управление компанией близкому человеку. Но у меня есть опасение, что некоторые из твоих друзей сочтут меня слишком молодым для подобной деятельности.

— Чушь! Ты упорно трудился последние два года и честно заслужил возможность перейти на новый уровень.

— И все же какая нужда производить перемены прямо сейчас? — Ньюмарк-младший пожал плечами. В его голове до сих пор стоял непрерывный гул, и потому ему не хотелось продолжать важный разговор. — Мне нужно время, чтобы все хорошенько обдумать.

— Здесь не о чем думать, — твердо возразил дядюшка, направляясь обратно к рабочему столу. Он нажал на одну из кнопок панели управления, и через минуту в кабинет вошел его секретарь с двумя своими помощниками. — Прости, сейчас я вынужден прервать разговор, потому что в целях рекламы мы устроили пресс-конференцию. Может, побеседуем позже? Скажем, сегодня во второй половине дня?

— Нам некуда спешить.

— Ладно, ладно. Позже мы это обсудим, — ответил Дэвид Ньюмарк, нетерпеливо протягивая руку за кожаной папкой для бумаг, которую принес с собой секретарь.

Джеймс понял, что ему пора покинуть кабинет. Он вышел, плотно прикрыв за собой дверь, и направился к себе, по дороге размышляя, как ему выпутаться из неприятной ситуации, осложнявшейся с каждой минутой все больше и больше. Однако как на грех в голову ничего не приходило.


2

<p>2</p>

— Да уступи же ты дорогу, болван! — выругалась сквозь зубы Элин, нетерпеливо сигналя водителю медленно двигавшегося впереди «форда».

С момента окончания совещания в кабинете главного редактора прошло уже три часа, но она все еще не могла прийти в себя. Ее терзало запоздалое сожаление о своей эксцентричности, из-за которой она попала в идиотское положение. Предстоящий разговор с Джеймсом Ньюмарком страшил ее. Она ощущала, как желудок ее сжимается от отвратительных предчувствий.

Расслабься, приказала она себе. Для паники нет повода. Джейми Ньюмарк скорее всего даже не узнает тебя.

— Будем надеяться! — произнесла Элин вслух и криво усмехнулась, словно желая подбодрить себя деланной бесшабашностью.

Из этого мало что получилось, потому что ее бросало в дрожь при одном воспоминании о том, как она, будучи еще совсем юной девушкой, вдруг оказалась в чужой стране, в незнакомом доме, в сущности среди посторонних людей. Неудивительно, что эта история закончилась столь плачевно.

Многие девчонки, которые едва-едва вышли из подросткового возраста, выглядят не слишком привлекательно — Элин же в ту пору имела просто ужасную внешность! Почти все ее сверстницы уже успели как-то оформиться, а она все продолжала оставаться нескладной как новорожденный олененок. И вдобавок ко всему у нее был довольно мерзкий цвет волос.

По прошествии стольких лет Элин не могла вспомнить, что побудило ее выкрасить волосы краской невообразимого красновато-коричневого оттенка. Или почему, к примеру, она решила пользоваться почти белой пудрой и остановила выбор на черных тенях для век и апельсинового цвета губной помаде. Возможно, в этом заключался своеобразный протест? Бунт против несправедливостей окружающего мира? Если так, то она, несомненно, совершила ошибку.

Едва взглянув на странного вида девицу, появившуюся на пороге их летнего загородного дома в окрестностях Барселоны, мать Джеймса, Глэдис Колхаун, незамедлительно взяла дело в свои руки. Однако к тому времени, когда ей удалось придать внешности Элин более естественный вид, уже случилось непоправимое: девчонка успела встретиться с Джеймсом и влюбиться в него с первого взгляда. Да и трудно было бы винить Элин, ведь ее двадцатитрехлетний сводный брат — высокий, стройный, темноволосый красавец— был само очарование!

Джеймс, со своей стороны, поначалу не обратил большого внимания на экстравагантную сводную сестрицу. Скорее всего он счел ее взбалмошной и несерьезной девицей, почему-то пожелавшей изобразить из себя пугало.

За прошедшие годы Элин постаралась забыть летние каникулы, во время которых, как в греческой трагедии, одно досадное недоразумение сменялось другим. Но сейчас, переживая предстоящую перспективу встречи с человеком, знакомство с которым так сильно потрясло ее в юности, Элин чувствовала, что при воспоминании о былом унижении ее кожа покрывается мурашками.

А почему, собственно, ты так разволновалась? — спросила она себя. Почти каждому случается хоть раз в жизни сделать какую-то глупость или попасть в дурацкое положение. И ничего, все продолжают жить. И ты не исключение. Кроме того, прошлое не имеет никакого значения. Важно то, что существует здесь и сейчас. И если ты не хочешь лишиться работы, то обязана раздобыть интервью с Джеймсом Ньюмарком и его невестой всеми правдами и неправдами!

К сожалению, Элин, взбудораженной разговором с главным редактором и терзаемой тяжелыми воспоминаниями, так и не удалось хорошенько настроиться на встречу с героем своего будущего сюжета. Она прекрасно понимала, что вопрос о ее существовании на телевидении повис на волоске. Дик Бартон не оставил на этот счет ни малейших сомнений.

— Я очень рассчитываю на тебя, Элли, — значительно произнес он. — Так что ты уж постарайся заполучить этот материал. И проследи, чтобы он был высшего качества. Бери лучших ребят из съемочной группы, делай что хочешь, но сюжет должен быть первосортным! Если же ты попробуешь водить меня за нос, не сомневайся, что вскоре духу твоего не останется на нашем канале, — мрачно предупредил Бартон. — К тому же я позабочусь, чтобы тебя не принимали и на другие студии. Понятно?

Куда уж понятнее!

Элин кивнула, прикусив губу, и поспешила покинуть кабинет главного редактора. Ее радовало только одно обстоятельство: она не солгала насчет своих родственных отношений с Джсеймсом Ньюмарком. Хоть какая-то зацепка у меня имеется, успокаивала она себя, сидя за рабочим столом и машинально вертя в руках карандаш.

А не слишком ли ты самонадеянна? С таким же успехом ты могла бы и солгать — результат был бы прежним. Потому что твое так называемое «родство» с мистером Ньюмарком на самом деле очень эфемерно. Кроме того, ты не виделась с ним — как и с другими членами этой семейки — почти девять лет.

— Ладно, ладно, — пробормотала Элин себе под нос, пытаясь отогнать сомнения и сосредоточиться на стоящей перед ней непосильной задаче.

Для начала Элин требовалось раздобыть побольше информации об интересующих ее персанах. В конце концов, она почти ничего не знала о Лолли Чемберс, да и сводный братец во многом являлся для нее загадкой. Оставалась надежда на Тину, с которой Элин дружила еще со студенческой скамьи. Уж она-то непременно имеет доступ к материалам о невесте Ньюмарка!

Тина жила в том же доме, что и Элин, и работала в редакции одного из престижных ежемесячных журналов, посвященных в основном вопросам моды и жизни высшего света. Но оказалось, что с подругой не так-то просто договориться. Лишь только после того как Элин пообещала одолжить ей в ближайшее время свое лучшее вечернее платье вместе с изящными туфельками на шпильках, та все еще неохотно согласилась порыться в редакционных архивах.

— Отлично! — воскликнула Элин, улыбаясь в телефонную трубку. — В таком случае встретимся в обеденный перерыв в кафе напротив твоей редакции. Идет?

— Нет, не так скоро! — возразила Тина. — Все это потребует гораздо больше времени. Кроме того, я должна действовать осторожно, потому что, если меня поймают за передачей информации конкурирующей фирме, я могу лишиться работы! Мне еще не приходилось выступать в роли шпионки.

Элин скрипнула зубами;

— Послушай, я знаю, что ты собираешься посетить намеченный на четырнадцатое февраля бал. Тебе конечно же захочется выглядеть там королевой и заставить своего парня слегка поревновать, не так ли? Разумеется, если ты не нуждаешься ж моем платье и предпочитаешь надеть старое, в котором тебя видели уже много раз, дело твое. Возможно, тебе нравится быть похожей на Золушку до того, как она встретилась с доброй феей.

— Ладно, не шантажируй меня, я все сделаю! — фыркнула Тина, в следующее мгновение бросив трубку.

Так-то лучше, удовлетворенно подумала Элин. Пока все идет в соответствии с ее планом. И все же успокаиваться рано, потому что времени до назначенной даты остается мало — сроки поджимают. Не слишком обнадежил ее и разговор с Брюсом Скофилдом. Узнав, что Элин давно не поддерживает связь с Джеймсом Ньюмарком, телерепортер выразил сомнение в успехе ее предприятия.

— Боюсь, что тебе все же не удастся добиться встречи с ним. Особенно сейчас, когда парень готовится к свадьбе, — с усмешкой заметил Брюс.

— Что ты имеешь в виду? — нахмурилась Элин.

— Разумеется, не то, что его невеста беременна. Однако Ньюмарку уже не отвертеться от брака, потому что он попался в когти к будущей теще, Амелии Чемберс. А эта дамочка, насколько мне известно, своего не упустит. Ходят слухи, что она очень властная женщина. И ей, безусловно, хочется получше пристроить единственную дочь. Не забывай, что именно благодаря Амелии информация о помолвке просочилась в газеты. Поэтому, если Джеймс Ньюмарк и пожелает отказаться от брака — хотя вряд ли, — то я готов биться об заклад, что из этого ничего не выйдет и в конце концов ему все равно придется повести Лолли Чемберс под венец!

Затем Скофилд сообщил Элин, что ее сводный брат живет в большом престижном доме в районе Центрального парка, куда не так-то просто попасть.

— Там постоянно дежурит швейцар и охранники, а сигнализация лучше, чем в банке. Без предварительной договоренности туда лучше не соваться. Во всяком случае, у меня самого это еще ни разу не получилось. — Брюс развел руками. — Честно говоря, я сомневаюсь, что Ньюмарк согласится тебе помочь. Правда, если принять во внимание, что ты приходишься ему родней, можно предположить, что он сделает для тебя исключение. Как знать, возможно, Ньюмарк захочет поделиться новостью с сестренкой?

— Посмотрим. — Элин уныло кивнула.

У нее не имелось никакой уверенности на этот счет. Сказанное Скофилдом убедило ее в том, что лучше всего попытаться проникнуть к Джеймсу в офис, хотя само по себе это тоже дело нелегкое. Ведь у Ньюмарка наверняка есть секретарша, которой нужно будет как-то отрекомендоваться и сообщить о цели визита. Не могла же Элин сказать, что она представляет коммерческий телеканал. Тогда ее точно в два счета выставят за дверь!

И все же, несмотря ни на что, Элин решила попытаться. Она быстро съездила домой, где сбросила джинсы и свитер и переоделась в элегантный черный костюм, выгодно подчеркивавший красоту ее длинных светлых волос. После этого Элин снова села в свой «понтиак» и поехала к зданию, где размещалась компания «Ньюмарк констракшн». По дороге она лихорадочно пыталась придумать подходящий повод для визита, но ее старания оказались тщетными.

Элин уже направлялась к ступенькам главного входа в здание, а в голове ее по-прежнему не было ни единой удачной мысли. По правде сказать, Элин не испытывала ничего, кроме сильного желания оказаться вдруг в самолете и улететь на другой конец света, где ее никто не смог бы отыскать. И где она могла бы напрочь забыть об опрометчивом обещании снять интересный сюжет ко Дню святого Валентина!

И тут ее взгляд скользнул по знакомому лицу. Как, неужели это… Вот так удача!

— Привет, Джерри! — окликнула Элин давнего приятеля, который работал в журнале «Таймс».

— Кого я вижу! Неужели это ты, Элли? Каким ветром тебя занесло в эти края? Ты что, воспылала интересом к строительному бизнесу?

— Тема весьма актуальная. — Элин пожала плечами, спеша взять Джерри под руку. — Ты тоже направляешься сюда?

— Конечно. В кои-то веки старик Ньюмарк собирает пресс-конференцию. Нельзя пропустить подобное событие. Интересно, о чем пойдет речь?

— Я сгораю от любопытства! — не моргнув глазом соврала Элин. Если ей сейчас удастся проникнуть в недра строительной империи Ньюмарков, считай, полдела сделано.

— Кстати, по окончании пресс-конференции я с удовольствием пригласил бы тебя в ресторан, — с улыбкой сказал Джерри. — Мне хочется обсудить с тобой мою будущую статью.

— Боюсь, из этого ничего не выйдет, — ответила Элин извиняющимся тоном. — Во второй половине дня я занята. Но когда твоя статья будет напечатана, я непременно прочту ее, — добавила она, смущенная собственной способностью врать не краснея.

— Вот мы и пришли, — заметил Джерри, когда они перешагнули последнюю ступеньку. — Ты захватила удостоверение?

— Разумеется! — Элин вынула из сумочки удостоверение журналиста телевидения и предъявила его швейцару, после чего тот пригласил их с Джерри внутрь.

Следуя желанию как можно меньше обращать на себя внимание, Элин увлекла своего спутника в дальний конец расположенного на втором этаже зала, где должна была состояться пресс-конференция. Там они устроились в последнем ряду напротив длинного стола, и Элин принялась с интересом оглядываться по сторонам, рассматривая золотой орнамент на потолке, тяжелую хрустальную люстру и большие тусклые картины на стенах, обитых темно-зеленым штофом. Помещение скорее напоминало закрытый клуб, чем конференц-зал.

Так-так, пронеслось в голове Элин, похоже, владельцы компании не отказывают себе ни в чем! Хотя почему бы и нет, собственно говоря, если средства позволяют? Лучше подумать о том, как выскользнуть отсюда, чтобы разыскать кабинет Джеймса Ньюмарка.

Тем временем зал постепенно заполнялся журналистами и телерепортерами, прибывавшими в сопровождении кинооператоров с камерами. Все они оживленно переговаривались. Только когда в помещении появились представители компании во главе с ее владельцем, шум понемногу стих. Собравшиеся потянулись за блокнотами и приготовили ручки.

Элин сидела позади какого-то здоровяка, и ей плохо было видно, что происходит впереди. Лишь слегка отодвинувшись в сторону, она получила возможность разглядеть тех, кто сидел за столом. Первым, кого она увидела, был Джеймс Ньюмарк.

Он почти не изменился, мелькнуло в голове взволнованной Элин. Однако чуть позже, немного успокоившись, она поняла, что ошиблась.

Они не виделись почти девять лет. За это время Джеймс не потерял былой привлекательности, но заметно возмужал, и черты его лица выделились резче. Сейчас в каждом движении Ньюмарка сквозила властность, а жесткий рисунок рта свидетельствовал о том, что этот человек нечасто смеется.

При ярком свете люстры, зажженной в это хмурое февральское утро, она увидела в темных волосах Джеймса отдельные серебристые проблески. Кожа на лице и руках была темной от загара, что казалось довольно странным для человека, большую часть времени проводившего в кабинете. Или — если верить сплетням — в будуарах соблазнительных красоток.

Безусловно, этот аспект своей жизни Нъюмарк-младший не собирался выставлять напоказ перед репортерской аудиторией. После того как глава компании Дэвид Ньюмарк выступил с краткой речью Джеймс предложил собравшимся задавать вопросы. Журналисты и телерепортеры не замедлили воспользоваться этой возможностью. Они оживились и образовали своеобразную очередь, желая узнать как можно больше. Наблюдая за тем, как Джеймс разделывается с наиболее каверзными вопросами ее коллег, Элин без труда поняла, почему именно Джеймсу была поручена подобная миссия. Однако, хотя он и действовал виртуозно, распространяя вокруг себя атмосферу легкости и обаяния, Элин ему обмануть не удалось. Она слишком хорошо знала, что за внешним блеском ее сводного брата кроется стальной характер.

В который раз подумав о предстоящем разговоре, она вновь ощутила неприятные спазмы в желудке. И снова в ее памяти всплыли картины из прошлого.

Предавшись воспоминаниям, Элин едва не пропустила момент завершения пресс-конференции. Спохватилась она лишь тогда, когда заметила, что репортеры потянулись к выходу. Только один из них все продолжал что-то выпытывать у Джеймса.

Наскоро попрощавшись с Джерри, Элин смешалась с толпой и покинула зал незамеченной. Затем на служебном лифте она поднялась на один из верхних этажей и выяснила у встретившегося ей рассыльного, где находится кабинет Джеймса Ньюмарка. Причем парень оказался настолько любезным, что сообщил также, как зовут личную секретаршу племянника главы компании.

Через несколько минут Элин уже входила в приемную Джеймса.

— Добрый день, Энн! — поздоровалась она как ни в чем не бывало. — Я заглянула на минутку, чтобы увидеться с Джейми. Ничего, если я подожду его в кабинете?

Подняв голову, Энни внимательно посмотрела на стройную незнакомку. Поразмыслив пару секунд, секретарша пришла к выводу, что она никогда прежде не встречала эту женщину. Ей также припомнилось предупреждение Ньюмарка не подпускать и близко к своему кабинету никого из его приятельниц. А эта незнакомка с рассыпавшимися по плечам длинными волосами и в юбке, высоко открывавшей ножки в темных чулках, — она-то уж точно не должна находиться в кабинете шефа!

Однако, уже протянув руку к телефонной трубке, чтобы вызвать охрану, Энни еще раз пристально посмотрела на посетительницу. Наметанным взглядом молодой женщины, регулярно читающей журналы мод, она увидела, что костюм незнакомки стоит целое состояние, не говоря уже о сумме, заплаченной за туфли и сумочку с золотой цепочкой вместо ремешка. Из этого следует, что…

О Боже! Энни похолодела. Она поняла, что минуту назад едва не совершила огромную ошибку. Потому что симпатичная девушка несомненно является невестой босса.

— Прошу меня простить, я не сразу сообразила, что вы… — смущенно пролепетала Энни, поднимаясь из-за стола. — Мисс Лолли Чемберс, не так ли?

— Как вы догадались? — улыбнулась в ответ Элин, облегченно переведя дыхание. — Мм… Джейми сейчас заканчивает пресс-конференцию вместе с дядюшкой. Поэтому, если не возражаете, я подожду его в кабинете, хорошо?

— Разумеется! — воскликнула секретарша и сама проводила Элин в кабинет Джеймса Ньюмарка. — Не нужно ли вам чего-нибудь? — вежливо поинтересовалась она.

— Я бы не отказалась от чашечки кофе. — Элин подождала, пока Энни выйдет из кабинета, после чего устроилась в удобном кожаном кресле.

Через некоторое время она с удовольствием отпила первый глоток кофе из принесенной секретаршей чашки и откинулась на мягкую спинку кресла, невольно радуясь тому обстоятельству, что ей не каждый день приходится проникать за запретные двери. Какая удача, что секретарша Джеймса приняла ее за Лолли Чем-берс! Остается лишь придумать, как все объяснить хозяину кабинета.

Как-нибудь выкручусь, подумала Элин. А пока она решила использовать шанс и как следует осмотреться. Если произойдет чудо и Ньюмарк согласится дать интервью, то передачу можно будет дополнить рассказом о том, какой стиль жизни он предпочитает, каковы его вкусы и увлечения, а также присовокупить к этому несколько снимков самого Джеймса и его невесты. Это существенно сгладит отсутствие в передаче третьей пары — представителей высшего общества. Возможно, Дика Бартона устроит подобный вариант. Если же дать волю воображению, то можно помечтать о том, что Ньюмарк постоит минутку перед кинокамерой вместе с Лолли и улыбнется или помашет рукой. Тогда сюжет получится вполне приемлемым.

Элин окинула кабинет взглядом, но, к сожалению, на глаза ей не попалось ничего такого, что каким-то особым образом характеризовало бы его владельца. Вполне типичный кабинет преуспевающего бизнесмена — массивный дубовый стол с фигурными ножками, широкие кожаные диваны и кресла, пара журнальных столиков с хрустальными пепельницами и тяжелая люстра с многогранными подвесками. Странно только, что в кабинете нет ни одной фотографии — ведь Джеймс непременно должен был поставить на рабочий стол заключенный в рамочку снимок обожаемой невесты?

Размышления Элин прервал звук приближающихся шагов. Мгновенно напрягшись, она услыхала, как секретарша сообщила Ньюмарку, что в кабинете его ожидает невеста.

— Вот как? — саркастически обронил Джеймс, после чего дверь отворилась и он вошел в комнату.

Помедлив у порога, Ньюмарк быстро окинул взглядом поднявшуюся с кресла Элин, которая тоже смотрела на него затаив дыхание.

Одно дело было видеть Джеймса в конференц-зале, отделенного от нее довольно большим пространством, уставленным рядами стульев, но совсем иное — увидеть его сейчас, на расстоянии нескольких футов. В эту минуту Элин со всей остротой ощутила огромную притягательную силу, исходившую от мощной фигуры Ньюмарка.

Как она могла упустить это из виду? Как могла забыть о непреодолимой физической привлекательности, присущей ее сводному брату, пристально изучавшему ее в этот момент со спокойным и отстраненным выражением на красивом загорелом лице?

Усилием воли стараясь побороть волнение и согнать краску с лица, Элин оперлась рукой о стол. Все ее тело горело, будто охваченное пламенем. Унизительные воспоминания вновь нахлынули на нее, и Элин задрожала словно от свирепой тропической лихорадки.

Не следовало ей приходить сюда! Даже мысль о подобной возможности нужно было гнать от себя!

Тем не менее прохладное безразличие Джеймса вскоре помогло Элин успокоить расшалившиеся нервы. Она увидела, как Ньюмарк недоуменно пожал плечами и двинулся по толстому ковру к письменному столу. Только тут Элин поняла, что, несмотря на ее собственную бурную реакцию на его появление, Джеймс не узнал сводную сестру.

— Везет мне сегодня на невест! — насмешливо произнес он, усаживаясь за стол. — Впрочем, если вы снабдите меня двумя таблетками аспирина, я серьезно задумаюсь о том, чтобы предложить вам руку и сердце.

Совершенно сбитая с толку поведением Ньюмарка, так спокойно воспринявшего ее присутствие в кабинете, Элин нервно рассмеялась. Это обстоятельство заставило Джеймса удивленно поднять бровь.

— Должна сказать, что у меня случались и более выгодные предложения, — пояснила Элин, подавив смех. — Но ваше тоже ничего! Во всяком случае, звучит заманчиво, — добавила она, открывая сумочку и извлекая из нее коробочку с таблетками, которую ей отдала Патси. — Прощу! — Она положила коробочку на стол.

— Неужели это аспирин? Как кстати! — удовлетворенно заметил Ньюмарк, тут же проглотив две таблетки и запив их водой из стоявшего слева от него хрустального графина. Затем с легким вздохом он откинулся на спинку стула. — Так-так… Вполне могу поверить, что у вас бывали более интересные предложения, — медленно произнес Джеймс спустя несколько мгновений, скользя взглядом по фигуре стоявшей напротив него высокой стройной девушки.

Пристальное внимание, с которым он рассматривал светлые волосы Элин, высокую упругую грудь и длинные точеные ноги, вновь вызвало румянец на ее щеках, а также гневный блеск в глазах.

— Не нужно так смотреть на меня! — усмехнулся Ньюмарк, которого позабавило появившееся на лице Элин выражение. — Вы не должны сердиться. Скорее, это я должен проявлять недовольство, особенно если принять во внимание тот факт, как ловко вам удалось обвести вокруг пальца мою секретаршу. Однако, так как совершенно очевидно, что вы не являетесь Лолли Чемберс, возможно, вам не составит труда назвать свое имя?

Элин некоторое время молча смотрела на Джеймса, потом пожала плечами.

— Я все гадаю, узнаете ли вы меня, наконец? Но теперь мне понятно, что этого не произойдет. — Она еще немного помедлила и произнесла: — Я Элинор Доусон. Или просто Элли.

Ньюмарк наморщил лоб, внимательно глядя на странную посетительницу. Затем он покачал головой.

— Нет, простите, но я не могу припомнить ваше имя. Хотя уверен, что если бы я прежде встречался с вами, то непременно узнал бы. — Джеймс прищурился и снова пристально осмотрел Элин с ног до головы. — Непременно! — повторил он.

— Что ж, это лишний раз доказывает, что даже самым умным людям порой изменяет сообразительность! — насмешливо заметила Элин.

Она вдруг испытала необычайную легкость, потому что поняла — ей больше не страшен этот человек. Да, поначалу она смутилась, увидев Ньюмарка так близко и вновь испытав на себе действие его чар. Но сейчас Элин уже полностью справилась с волнением и ей стало непонятно, как она могла позволить мрачному образу Джеймса довлеть над ее сознанием долгие девять лет.

Безусловно, в то время она была слишком молода и наивна. Но сегодня, находясь в кабинете Ньюмарка, она чувствовала себя совершенно уверенно, и у нее отсутствовали всякие сомнения в том, что она справится с поставленной задачей.

— Ходят слухи, что вы собираетесь жениться, — заметила Элин как бы между прочим, усаживаясь в одно из двух кресел, установленных напротив Джеймса по другую сторону стола. — Должно быть, ваша мать очень рада?

— Не понимаю, какое отношение к вам имеет моя личная жизнь или мнение моих родственников, — проворчал Ньюмарк.

— Ах, какие у меня плохие манеры! — воскликнула Элин с деланным смехом. — Как это я вообще осмелилась интересоваться подобными вещами! А правда, как сейчас поживает Глэдис? По-прежнему играет в благотворительность?

Повисла долгая пауза, во время которой Джеймс пристально смотрел на улыбавшуюся ему незнакомку. Он был совершенно уверен, что прежде ему не приходилось встречаться с этой красивой девушкой. Но откуда она знает его мать?

— А как дела у вашего отчима? — оживленно продолжала Элин.

— Послушайте, я не думаю, что…

— Обожаю семейные истории! Я частенько вспоминаю мистера Грегори Колхауна — он самый приятный человек в вашей семье.

Элин продолжала улыбаться, а Ньюмарк вдруг принял непроницаемый вид, словно надев на лицо застывшую маску. И только блеск в проницательных зеленых глазах выдавал напряженную внутреннюю работу.

— Надеюсь, теперь у него появилась возможность как следует отдохнуть? Прежде служба отнимала у него все силы. Насколько я знаю, мистер Колхаун год назад подал в отставку и ушел с поста советника президента, — заметила Элин, припомнив, что ей попадалась в газетах подобная информация.

С этой девицей нужно держать ухо востро, думал тем временем Джеймс. Он все еще не мог понять, почему она оказалась здесь и что ей нужно. И зачем ей понадобилось выдавать себя за Лолли Чемберс.

Но если даже оставить без внимания цель странного визита, все равно остается ощущение, что с сегодняшнего дня спокойное течение жизни может быть сильно нарушено.

Что же в ней такого, размышлял Ньюмарк. Возможно, все дело в насмешке, явственно звучащей в ее голосе? Или в выражении прозрачных голубых глаз?

Как бы то ни было, предчувствия подсказывали Джеймсу, что чем скорее он избавится от нежданной гостьи, тем спокойнее будет себя чувствовать.

— Рад был познакомиться с вами, но, боюсь, мне придется попросить вас покинуть мой кабинет, — медленно произнес Ньюмарк. — К сожалению, у меня сегодня масса дел и…

— Да, я присутствовала сегодня на пресс-конференции. Ваше умение разговаривать с репортерами произвело на меня большое впечатление!

— Благодарю вас, — процедил Джеймс сквозь зубы, отметив про себя, что ему следует сделать выговор офицеру охраны, который, похоже, потерял бдительность.

Надо же, незнакомка не только проскользнула мимо швейцара, но проникла даже в кабинет, что совершенно недопустимо. Хорошо еще, что она не принесла с собой самодельное взрывное устройство или еще что-нибудь в этом роде. Кто знает, что у нее на уме!

Джеймс раздраженно тряхнул головой, словно пытаясь отогнать неприятные мысли. Ну и денек сегодня выдался! Сначала вся эта шумиха вокруг так называемой помолвки с Лолли Чемберс, а сейчас еще и это недоразумение со странной посетительницей!

Не нервничай, велел себе Ньюмарк. Держи себя в руках. Конечно, слов нет, мисс Доусон очень привлекательна. Ну и что? Всюду можно встретить множество еще более красивых женщин. И все же…

Невозможно игнорировать то обстоятельство, что за короткий отрезок времени, в течение которого мисс Доусон беседовала с Джеймсом, она успела произвести разрушительный эффект на его привычно спокойное и уравновешенное состояние духа.

— Мне необходимо сделать несколько звонков, — сухо произнес Ньюмарк, подвигая к себе телефонный аппарат. — А затем я должен отправиться на деловой завтрак. Поэтому, если не возражаете, вам лучше покинуть мой кабинет.

— Возражаю, — с самой что ни на есть любезной улыбкой ответила Элин. — Потому что очень надеюсь на то, что между нами состоится теплая и продолжительная беседа. Ведь нам столько всего нужно обсудить! — Она откинулась на спинку кресла. — К примеру, я сгораю от желания услыхать подробности вашего романа с Лолли Чемберс.

Джеймс вздохнул и поднялся из-за стола.

— Мне очень жаль, мисс Доусон, но я действительно очень занят. Так что, если вы немедленно не покинете мой кабинет, я вынужден буду вызвать охранников и они силой выставят вас отсюда.

— Боюсь, мне это не понравится. — Элин недовольно поморщилась.

Ньюмарк коротко рассмеялся.

— Я уверен, что вам это не понравится. — Он старался не смотреть на ее длинные стройные ноги в прозрачных черных чулках. — Так почему бы вам не проявить благоразумие и не удалиться без лишнего шума?

— Потому что мне необходимо поговорить с вами — вот почему! — решительно произнесла Элин, вынимая из сумочки свою визитную карточку и кладя ее на стол перед Джеймсом.

— Мне это безразлично! — раздраженно бросил тот, смахнув карточку на пол. Затем он снял телефонную трубку и принялся сердито набирать какой-то номер.

— А я совершенно уверена, что вас заинтересует этот разговор, — возразила Элин, быстро протягивая руку и нажимая на кнопки телефона, тем самым прервав связь. — Видите ли, дело в том, что, хотя я, исходя из профессиональных соображений, и пользуюсь именем Элин Доусон, на самом деле меня зовут Элинор Бруфорд. Это имя я получила при крещении. Впрочем, речь сейчас идет не об этом, потому что тебе, Джейми, я явилась в качестве Немезиды!


3

<p>3</p>

Наблюдая за тем, как Ньюмарк медленно положил трубку и замер, неотрывно глядя на Элин, та не без удовольствия отметила про себя, что ее слова произвели на него должное впечатление. Но зачем я, черт побери, упомянула Немезиду — древнегреческую богиню возмездия? — с досадой подумала она. Как-то слишком театрально получилось.

Джеймс вновь опустился на стул, а Элин поняла, что подсознательно давно желала встретиться со сводным братом лицом к лицу. Конечно, она не знала, как, когда и при каких обстоятельствах это произойдет, но сейчас долго подавляемое желание восстановления справедливости всплыло на поверхность и заполонило ее душу.

— Элинор Бруфорд? Так-так… — тихо произнес Ньюмарк, откидываясь на спинку стула и глядя на Элин из-под полуприкрытых век.

— Вот это сюрприз, правда? — усмехнулась она. Наклонившись за валявшейся на ковре визитной карточкой, Элин постаралась использовать эти короткие мгновения для того, чтобы успокоить взбудораженные нервы.

— Действительно, для меня большой сюрприз возможность встретиться с тобой спустя столько времени. Ведь ты не давала о себе знать почти девять лет. Мне даже трудно поверить, что… — он помедлил секунду, потом продолжил, — что я вновь вижу дочь Флоры. Ведь это ты?

— Боюсь, что да, — сдержанно кивнула Элин.

— Интересно, как складывается жизнь твоей матери сейчас? — спросил Ньюмарк с ироничной улыбкой. — Насколько я знаю, несколько лет назад она сбежала от очередного мужа — кажется, четвертого? — с каким-то богатым молодым красавчиком из старинного английского рода. С тех пор, должно быть, Флора поменяла еще несколько мужей?

— Моя мать, несомненно, могла бы пополнить коллекцию мужчин, — холодно согласилась Элин, — но, к несчастью, она погибла вместе с тем молодым англичанином. Их яхта налетела на скалы во время шторма. Спастись удалось лишь одному из матросов.

— Прости! — Джеймс недовольно поморщился. Ему бы следовало придержать язык. — Правда, мне очень жаль, — искренне произнес он, взволнованно проводя рукой по волосам. — Поверь, я не хотел ни обидеть тебя, ни оскорбить память твоей матери.

— Это случилось уже давно, — сказала Элин, не желая обсуждать моральный облик своей матери и ее полное пренебрежение родительскими обязанностями.

Вообще-то Джеймсу не в чем было извиняться, потому что у него не имелось ни малейшего повода хорошо думать о Флоре. Его отчим, Грегори Колхаун, очень недолго являлся вторым мужем матери Элин. Меньше чем через год после свадьбы Флора бросила его, увлекшись одним довольно известным художником. Вскоре после этого Колхаун женился на матери Джеймса, Глэдис, которая в то время была вдовой. Ее сыну было тогда одиннадцать.

Ньюмарк бросил взгляд на часы.

— У меня и вправду сегодня назначена важная встреча. Тем не менее наше, с позволения сказать, восстановление семейных отношений требует того, чтобы это событие было как-то отмечено. Надеюсь, ты не возражаешь против стаканчика виски с содовой? — поинтересовался он, направляясь к бару, встроенному в книжный шкаф.

Элин заметила, что ей Ньюмарк действительно налил виски, лишь слегка разбавив его содовой, в то время как свой бокал он наполнил одной минеральной водой.

И тут Элин почему-то вновь разволновалась. Она постаралась еще раз припомнить разработанную ранее стратегию, согласно которой ее план просто обязан был сработать. Когда идея нынешнего посещения пришла ей в голову, то казалось, что ничего невозможного нет. Стоит лишь подобраться к Ньюмарку, а уж после не составит труда добиться от него согласия на сотрудничество. Однако сейчас, поднявшись с кресла навстречу приблизившемуся со стаканами Джеймсу, Элин почувствовала, что теряет уверенность в реальности задуманного.

Дело в том, что окружавшая Ньюмарка смешанная аура властности и обаяния производила на нее неожиданный эффект — эффект, которого она никак не ожидала. Когда Джеймс вручил Элин стакан, она заметно вздрогнула, почувствовав легкое прикосновение теплых пальцев, отчего по ее телу словно пробежал разряд электрического тока.

— Итак… — начал Ньюмарк, присаживаясь на край стола, — должен заметить, что ты сильно изменилась с тех пор, как мы виделись в последний раз. Похоже, гадкий утенок превратился-таки в лебедя.

— Наверное, да, если ты обратил на это внимание. — Элин пожала плечами, пытаясь мысленно отстраниться от воспоминаний о последней встрече. — Много воды утекло с тех пор, как судьба свела нас в Испании. Я тогда была совсем девчонкой.

— Да, — спокойно согласился Джеймс, пряча под опущенными ресницами выражение глаз. Затем он поднялся и неспешно направился к окну. Выглянув на улицу, Ньюмарк снова обернулся к Элин. — Знаешь, честно говоря, я ни за что не узнал бы тебя.

— Тогда и я признаюсь: меня радует это обстоятельство!

Элин неожиданно для себя самой не удержалась от улыбки. Впрочем, через мгновение она опомнилась, спохватившись, что ей следует быть настороже. Она чуть отвернулась и отпила добрый глоток из врученного ей стакана.

Ей следует забыть прошлое. Сейчас не время думать о подобных вещах. Нужно сосредоточиться на работе, потому что если она не добьется от Джеймса согласия дать интервью, то можно распрощаться с телевизионной карьерой. Пусть в пятнадцатилетнем возрасте Элин позволила Джеймсу, и особенно его матери, играть ею как игрушкой, сейчас это не повторится. Она уже не та!

— Мы все говорим о пустяках, относящихся к прошлому, — заметила Элин. — А меня больше интересует настоящее. Кстати, по-моему, я до сих пор не сообщила тебе о цели своего визита, не так ли?

— Совершенно верно, — подтвердил Ньюмарк с холодком, медленно потягивая минеральную воду. — Интересно, почему я не испытываю большого желания узнать о причинах, побудивших тебя проникнуть в мой кабинет?

Саркастическая усмешка, которой сопровождались его слова, заставила Элин слегка покраснеть. Ей показалось, что Джеймс каким-то образом догадался о ее планах. В эту минуту тот снова посмотрел на часы, и Элин поняла, что ей нельзя попусту тратить время. Она отпила напоследок глоток почти неразбавленного виски и решительно поставила стакан на стол.

— Думаю, ты испытаешь облегчение, узнав, что я явилась сюда не для того, чтобы напомнить тебе о прошлом. Я также не собираюсь просить принять меня на работу в вашу компанию или дать мне в долг крупную сумму денег.

— Еще бы ты просила в долг! — фыркнул Джеймс — Помнится, когда скончалась твоя бабушка, мать Флоры, ты унаследовала все состояние Бруфордов. Из этого следует, Элли, что ты очень состоятельный человек. На самом деле мне впору просить у тебя взаймы!

— Я всего лишь хотела уточнить, что пришла сюда не для того, чтобы говорить о подобных вещах, — сердито заметила Элин. — Меня сейчас интересует лишь одно: твоя помолвка с Лолли Чемберс.

— Вот как? — Ньюмарк улыбнулся этому заявлению, словно хорошей шутке. — А могу я полюбопытствовать почему?

— Потому! — Элин вновь протянула ему визитную карточку. — Только больше не швыряй ее на пол.

— Ну и ну! — Джеймс внимательно изучил текст на прямоугольнике плотной бумаги. — Кто бы мог подумать, что несмышленая девочка по имени Элли Бруфорд превратится в очаровательную молодую женщину, к тому же работающую на телевидении? Интересно, почему ты носишь фамилию Доусон? Ты вышла замуж?

— Нет! — сердито бросила Элин. Но в следующую же минуту выругала себя за несдержанность. Ей нельзя терять контроль над собой, особенно принимая во внимание тот факт, что Джеймс и сам, похоже, начал терять терпение. — Очевидно, ты забыл, что мой отец, который профессионально занимался конным спортом, трагически погиб во время одного из соревнований еще до моего рождения. Позже, когда я была еще младенцем, мать оставила меня у бабушки, а та окрестила меня и дала имя Элинор Бруфорд. Сейчас я пользуюсь фамилией своего отца, потому что мне так удобнее…

— Благодарю, Элли! — насмешливо перебил ее Ньюмарк. — Думаю, нам не стоит сейчас углубляться в семейную родословную. — Он поставил стакан на стол. — Ты пытаешься втолковать мне, что работаешь курьером на телевидении?

— Типично мужское суждение! — с отвращением заметила Элин. — Почему вы, мужчины, всегда думаете, что женщины способны выполнять лишь самую примитивную работу?

— Ах, простите! — усмехнулся Джеймс. — Я позволил себе некорректное высказывание в адрес прекрасного пола! Уж не хочешь ли ты сказать, что работаешь телерепортером? — язвительно поинтересовался он.

— А почему бы и нет? — возмутилась Элин.

Ньюмарк пожал плечами. В его глазах искрился смех.

— Девочка моя, ты совсем не похожа на репортерскую братию! Таких элегантных особ я среди этих людей не встречал.

— Значит, если костюм не сидит на мне мешковато, я не в силах справиться с подобной работой?

— Ну…

— Брось, Джейми! Как ни прискорбно, но тебе придется поверить, что я действительно являюсь телерепортером. Современные женщины способны и не такое. И их манера одеваться здесь ни при чем!

— А это случайно не шутка? — усомнился Ньюмарк. — Неужели ты избрала подобную профессию?

— Нет, не шутка.

В кабинете повисло натянутое молчание. Улыбка постепенно сползла с лица Джеймса, и оно стало похожим на неподвижный лик мраморной статуи. Он смотрел на Элин с мрачной напряженностью, как будто желая проникнуть в ее тайные мысли. Она почувствовала себя очень неловко, и в висках у нее словно застучали маленькие молоточки.

Элин не имела представления, сколько времени длилось это странное противостояние, но в конце концов Ньюмарк нарушил томительную паузу, выругавшись вполголоса. Затем он решительно направился к бару.

— Похоже, мне самое время выпить чего-нибудь покрепче. — Плеснув в бокал виски, Джеймс повернулся к Элин. — Итак, я ошибся. Ты пришла сюда не из желания нанести обычный семейный визит, правильно?

— Обычный визит? — с усмешкой повторила Элин. — Странно, что ты употребил эти слова. Последние несколько лет вы с Глэдис дружно игнорировали мое существование. Так почему ты решил, что я явилась разыгрывать роль благодушной родственницы?

— Иными словами, это своего рода месть за то, что случилось девять лет назад? — Ньюмарк удивленно взглянул на нее.

— Конечно нет, — ответила Элин, внезапно осознав, что он говорит правду.

У нее до сих пор сохранился неприятный осадок от того, как ее приняли в семье Джеймса во время давней поездки в Испанию. Однако сейчас Элин почему-то расхотелось выяснять отношения со сводным братом, несмотря на то что для этого наступил подходящий и долгожданный момент. Возможно, дело в том, что она уже давно вышла из подросткового возраста, когда молодые люди страдают от излишней мнительности и боятся сказать или совершить что-либо смешное. Элин больше не опасалась показаться своим родственникам нелепой, и ее не интересовало их мнение.

— Я приехала сюда потому, что мне нужна твоя помощь, — честно призналась она. — Разумеется, я не замираю от счастья, вспоминая несколько летних дней, проведенных в окрестностях Барселоны. Но мне хочется верить, что мы сможем забыть прошлое. Я буду чрезвычайно рада, если ты согласишься рассказать мне о своей помолвке, и, кроме всего прочего, желаю вам с Лолли счастья и долгих лет совместной жизни.

Ньюмарк некоторое время смотрел на Элин с каменным выражением на лице. Затем он пожал плечами.

— Спасибо… мм… за добрые пожелания. И еще… Ты права: не имеет смысла ворошить прошлое — ведь все равно ничего исправить нельзя.

Можешь счесть эти слова извинением за все, что случилось в прошлом, горько усмехнулась про себя Элин.

— Ты только что упомянула, что нуждаешься в моей помощи, — продолжил Джеймс. — В чем, собственно, заключается проблема?

— Речь идет не о проблеме. Дело в том, что мне необходимо, чтобы ты снялся в одной передаче или хотя бы дал мне интервью, — добавила Элин, заметив выражение недовольства, промелькнувшее на лице Ньюмарка.

— Неужели телезрителей интересуют дела строительного бизнеса? — удивленно поинтересовался тот. — А впрочем… Если нужно, я готов дать интервью.

— Нет, я работаю над совершенно иным сюжетом, — вздохнула Элин, после чего детально пояснила, о чем пойдет речь в передаче. — Не беспокойся, мы не будем углубляться в семейные дела, — заверила она его, заметив, как помрачнел Джеймс. — Наверное, нескромно с моей стороны, но у меня накопился неплохой опыт съемки подобных сюжетов. Кроме того, мы сосредоточимся на классовых и социальных аспектах такого события, как помолвка, а не на личной жизни участников передачи. Не забывай, что кроме тебя с Лолли будут еще две другие пары, — быстро добавила Элин, — так что рассказ о вашей помолвке займет меньшую часть передачи.

— Это всё? — сухо поинтересовался Ньюмарк, когда она замолчала.

— Да.

— Ошибаешься! — возразил Джеймс. Затем, к величайшему изумлению Элин, он запрокинул голову и расхохотался. — О Боже! Давно я так не смеялся! — произнес Ньюмарк, слегка успокоившись.

— Я рада, что ты находишь мое предложение столь забавным.

— Забавным? — повторил Джеймс, вынимая из кармана носовой платок, чтобы вытереть слезы, выступившие на глазах от смеха. — Это мягко сказано! Ты себя недооцениваешь, Элли. Я еще никогда не слыхал ничего смешнее. Надо же было придумать такой сумасшедший проект!

— Значит, я могу рассчитывать на вашу с Лолли помощь? — осторожно спросила Элин, не в силах поверить, что она с такой легкостью добилась от Ньюмарка согласия сотрудничать с ней.

— Не глупи, Элли. Я ценю хорошую шутку, но ты зашла слишком далеко. Не думаешь же ты в самом деле, что я или… мм… моя невеста хоть пальцем пошевельнем для какого-то коммерческого телеканала, который пичкает своих зрителей сюжетами о личной жизни известных персон!

— Джейми, прошу тебя! Мне действительно необходима твоя помощь, — взмолилась Элин.

— Забудь об этом! — отрезал Ньюмарк, в который раз бросив взгляд на золотые наручные часы. — Если я не потороплюсь, то могу опоздать на встречу. Рад был повидаться с тобой. Возможно, мы побеседуем как-нибудь в другой раз.

Элин тяжело вздохнула.

— Что ж, не хочешь по-хорошему, придется действовать по-плохому. Прими во внимание, что сначала я обращалась с тобой очень мягко.

— Что? — пробормотал Джеймс, складывая в портфель папки с бумагами.

Элин нервно стиснула кулачки, стараясь собрать все свое мужество. А оно ей очень требовалось, ибо то, что она собиралась сделать в следующую минуту, было не чем иным, как откровенным шантажом.

Конечно, Элин никогда бы не опустилась до подобных действий, если бы ее не загнали в угол сложившиеся в данный момент обстоятельства. Ей нужно лишь заставить Ньюмарка поверить, что она способна на все. Но именно в этом и заключается основная сложность.

— Ты еще здесь? — Джеймс поднял голову. В интонациях его голоса сквозило раздражение.

— Боюсь, что мне еще рано уходить. Я не оставлю тебя в покое до тех пор, пока мы не договоримся.

— Это невозможно, Элли! С какой стати я должен выносить на публику подробности моей личной жизни? Никто не имеет права требовать этого от меня.

— Знаю. Я и не стала бы ничего требовать, если бы на карте не стояла моя карьера, — заметила Элин. — Однако я считаю, что после того, что произошло со мной в Испании, твоя семья имеет передо мной моральный долг. И я пришла сегодня, чтобы получить то, что мне причитается.

— Ты выставила слишком большой счет, — возразил Джеймс. — Не спорю, с тобой действительно обошлись не самым лучшим образом, но из этого не следует, что я обязан давать какой-либо материал о себе телевизионному каналу.

— Это твое окончательное решение?

— Мне жать тебя разочаровывать, но это мое последнее слово.

— В таком случае мне тоже очень жаль, — пожала плечами Элин, — но, если моя карьера ничего для тебя не значит, почему я должна щадить тебя и твою мать?

— О чем это ты?.. — насторожился Ньюмарк.

— Видишь ли, я непременно обязана представить к определенному сроку какой-либо сюжет. Мой сценарий тебя не устраивает, следовательно, мне остается создать своеобразный телеочерк, затрагивающий некоторые аспекты моей собственной жизни. Я могу состряпать душераздирающую историю из разряда тех, что называются «правдивыми». У нас на канале даже существует рубрика с таким названием.

— И что дальше?

— Ничего особенного. Я всего лишь расскажу о юной девушке, отец которой погиб еще до ее рождения, а мать постаралась как можно скорее избавиться от нее. Сначала героиню моей будущей передачи воспитывала бабушка, но потом она умерла. А девочке исполнилось всего пятнадцать лет, и у нее больше во всем мире не было никого, кто позаботился бы о ней. Кроме ее опекунов, конечно. Но их интересовало только одно: как бы получше распорядиться оставленной девочке в наследство огромной суммой денег. Им не было дела до переживаний их подопечной, — добавила Элин с иронией. — Печальная история получается, правда?

— Да, — хмуро согласился Ньюмарк.

— Разумеется, бывают случаи и похуже, — бодро продолжила Элин. — Наша юная героиня не была бездомной или нищей и не являлась жертвой насилия. Она была всего лишь одинока. Поэтому легко себе представить то смешанное чувство восторга и робости, которое она испытала, получив приглашение одного из бывших супругов ее матери — между прочим, советника президента! — погостить во время каникул в его летнем доме в Испании. Справедливости ради следует отметить, что юная девица в то время отличалась некоторой экстравагантностью. Проявлялось это в том, что, не желая мириться с несправедливостями враждебно настроенного по отношению к ней мира, она решила выразить протест единственным доступным ей способом. Она до неузнаваемости изменила свою внешность, причем не в лучшую сторону. Попросту говоря, выглядела она тогда чудовищно! — Элин с сожалением вздохнула. — И все из-за молодости и неопытности. Впрочем, следовало ожидать, что взрослые и умудренные опытом люди — жена советника и ее сын двадцати трех лет — проявят снисхождение к чудачествам нашей героини даже несмотря на то, что им не понравилась ее внешность. Ничуть не бывало! Они принялись всячески насмехаться над своей гостьей. А сводный братец девушки — которым она вскоре увлеклась со всей пылкостью юности — только и делал, что отпускал шуточки на ее счет в компании друзей.

— Неправда! — живо возразил Джеймс. — Мне очень жаль, что у тебя сложилось впечатление, будто кто-то насмехается над тобой, но я не в ответе за твои комплексы. Кроме того, — сердито добавил он, — я на восемь лет старше тебя. Неудивительно, что я не обращал особого внимания на девочку-подростка.

После этих слов повисла тишина. Элин и Ньюмарк мрачно смотрели друг на друга.

Элин очень хотелось напомнить Джеймсу о том случае, когда он все же обратил на нее внимание. Она уже собралась было сделать это, но в последнюю секунду решимость покинула ее. Элин поняла, что не вынесет детального разбирательства истории, которую многие годы пыталась выбросить из памяти. И судя по тому, как покраснел и стиснул зубы Ньюмарк, отведя в сторону взгляд, он тоже предпочел бы не вдаваться в воспоминания о прошлом.

— Да, так на чем я остановилась?.. — пробормотала Элин. — Ах да! Сейчас мы подходим к самой печальной части будущего телеочерка. Советнику пришлось на некоторое время покинуть Испанию, потому что президенту потребовалась его консультация, а мать сводного брата девушки совершенно потеряла над собой контроль. Заподозрив юную гостью в том, что та имеет виды на ее сына, она постаралась как можно скорее избавиться от нее и с позором выдворила обратно в Америку.

— Прошу тебя, Элли! Неужели тебе самой приятно вспоминать все эти досадные недоразумения? — воскликнул Джеймс, явно чувствуя себя неловко при напоминании об оплошностях его матери.

— Мне кажется, что я почувствую себя лучше, если поведаю об этой маленькой семейной истории всему миру, — коварно усмехнулась Элин.

— Разве ты не помнишь, что меня не было в доме, когда мать устроила тебе сцену, за которой последовало еще несколько глупостей? Иначе я не позволил бы ей сделать то, что она сделала с тобой.

— Это не может считаться оправданием, — с горечью возразила Элин.

Джеймс устало провел рукой по лицу.

— Я не пытаюсь оправдать мать, но… Мне бы хотелось, чтобы ты поняла, как я сожалею о случившемся.

— Признаться, это слабое утешение для меня, — заметила Элин.

Ньюмарк опустил глаза. Похоже, ему тоже тяжело было вспоминать о том, что случилось между ним и Элин одной жаркой испанской ночкой. Возможно, все было бы гораздо проще, если бы в ход событий не вмешалась его мать!

— Да, некрасиво получилось, — продолжила Элин, словно прочитав мысли Джеймса. — Уверена, что твоя мать не придет в восторг, увидав свою фотографию на экране телевизора или услыхав от знакомых рассказ об этой передаче. Это будет весьма некстати, принимая во внимание тот факт, что Глэдис, насколько я знаю, устраивает на следующей неделе благотворительный бал. Высший свет может отвернуться от нее. Впрочем, возможно, некоторые из друзей и останутся, как ты думаешь?

— Тебя интересует мое мнение? — взволнованно спросил Ньюмарк. — Тогда я скажу: ты просто не имеешь права делать все это!

— Вот тут ты ошибаешься. Обещаю, что именно так я и сделаю!

— Пока я жив, у тебя ничего не выйдет! — резко возразил Джеймс, в ярости огибая стол и направляясь к Элин.

— Спокойнее, Джейми. — произнесла она, пятясь. — Не стоит выходить за рамки приличий.

— Вот как? — выдохнул он, нависая над прижавшейся к стене Элин как гранитная скала. — Запомни: моя репутация меня мало беспокоит. Но если ты вообразила, что я позволю тебе нарушить покой моей матери, тебе несдобровать!

С этими словами Ньюмарк схватил Элин за руку, больно сжав запястье.

Глядя прямо в его сердитое лицо, Элин ощутила, как от близости большого и сильного мужского тела ускоренно забилось ее сердце.

— Отпусти! — воскликнула она, тщетно пытаясь высвободить руку.

— Надеюсь, ты понимаешь, что не сможешь противостоять мне? — процедил Ньюмарк сквозь зубы, притягивая Элин вплотную к себе.

От неожиданности у Элин на мгновение перехватило дыхание. Ее взгляд застыл на лице Джеймса, находившемся всего в нескольких дюймах от ее собственного.

— Ты осознаешь, что твой так называемый телеочерк просто возмутителен? — снова хрипло спросил он.

— Да… — пролепетала Элин, загипнотизированная гневным блеском зеленых глаз Джеймса. — Я понимаю, что, сняв подобный сюжет, совершу предательский поступок по отношению к тебе, но… — Она замолчала, не в силах оторвать взгляд от Ньюмарка.

Так они стояли, напряженно глядя друг на друга, и тишину кабинета нарушал лишь шум движущегося внизу городского транспорта. Через несколько секунд выражение глаз Джеймса начало понемногу меняться. Зрачки его расширились, отчего глаза стали совсем темными, а взгляд наполнился новым смыслом, породившим в глубинах тела Элин ответный отклик. Затем Ньюмарк медленно, но крепко обхватил ее за талию, и у Элин закружилась голова. Она затрепетала в его объятиях как одинокий листочек на ветру.

Даже через одежду Элин чувствовала мощное биение сердца Ньюмарка, вторившее ее собственному лихорадочному пульсу. Она ощутила восхитительный запах дорогого одеколона, которым Джеймс, очевидно, пользовался после бритья, и погрузилась в какое-то странное и очень приятное состояние.

А потом Ньюмарк еще ближе наклонился к ней.

Позже, вспоминая то, что произошло в кабинете Джеймса, Элин с трудом находила оправдание своему поведению. Ведь она уже не девственница, теряющая дар речи от мужского прикосновения. В ее возрасте женщины, как правило, умеют постоять за себя. Почему же она не закричала, не позвала на помощь и вообще никак не попыталась высвободиться из нежеланных объятий?

В конце концов, она пришла к выводу, что ее внезапно поразил некий умственный паралич. Больше ничем нельзя объяснить, почему, вместо того чтобы любым способом выразить негодование, она так быстро потеряла интерес к окружающему и сосредоточила внимание лишь на всепоглощающем приливе желания, потрясшего ее в тот миг, когда губы Джеймса коснулись ее губ.

Забыв обо всем на свете, Элин отдалась пьянящему восторгу поцелуя. Ее губы сами собой раскрылись навстречу властному проникновению языка Ньюмарка. И только через какое-то время она опомнилась и сделала слабую попытку освободиться. Но оказалось, что уже слишком поздно. Джеймс крепко сжимал ее в своих объятиях и не собирался отпускать.

Не обращая внимания на отчаянные сигналы бедствия, посылаемые остающимся настороже мозгом, Элин таяла в крепких объятиях, прижатая к твердой мускулистой груди, а ее руки независимо от нее потянулись вверх и обвили шею Джеймса. Она не противилась, когда тот неспешно заскользил ладонями по изгибам ее тела, постепенно смещаясь вниз. Затем он принялся расстегивать пуговицы на ее облегающем жакете, а через несколько мгновений она ощутила частые легкие прикосновения его губ на своей груди.

Неизвестно, что произошло бы в следующий момент, если бы в кабинет, коротко постучав, не вошла секретарша Энни.

В первую секунду она открыла рот от неожиданности, но потом взяла себя в руки и кашлянула. Джеймс, вполголоса выругавшись, быстро отстранил от себя Элин, после чего повернулся к секретарше.

— Прошу прощения, мистер Ньюмарк. — запинаясь произнесла та, — но я лишь хотела напомнить, что вы можете опоздать на встречу. Я решила, что вы забыли об этом и… — Она густо покраснела и, не медля больше ни секунды, направилась к двери.

— Тебе придется позвонить и извиниться за мое опоздание. Скажи, что меня задержала неожиданно возникшая проблема, но к концу завтрака я обязательно приеду и еще успею выпить чашечку кофе, — приказал Джеймс, повернувшись спиной к ошеломленной Элин и заслоняя ее от взгляда секретарши.

Затем раздался звук закрывшейся двери. Только тогда Элин обессиленно прислонилась к стене и стала застегивать дрожащими пальцами пуговицы на жакете.

Взглянув краем глаза на Ньюмарка, Элин увидела, что тот снова повернулся к ней и рассматривает ее с таким видом, будто перед ним находится призрак. Однако когда их взгляды встретились, он отвел глаза. Потом прошел несколько шагов по ковру и сел за стол.

Откинувшись на спинку стула, Джеймс ненадолго задумался, после чего вздохнул и хрипло произнес:

— Присядь на минутку. То, что сейчас произошло… — Он пожал плечами. — Думаю, не стоит объяснять очевидное, поэтому я не стану и пытаться. Мне кажется, будет лучше, если мы оба вычеркнем из памяти последние десять минут.

Отчетливо осознавая, что она только что сделала непростительную глупость, Элин молча кивнула. Затем она подошла к столу на все еще дрожащих ногах и тяжело опустилась в кресло.

— Итак, Элли, у нас возникла проблема. Насколько я понял, если тебе не удастся получить от меня согласия дать интервью о моих отношениях с Лолли Чемберс, то в отместку ты предашь огласке информацию о безрассудном и очень глупом поступке моей матери, совершенном несколько лет назад. Правильно?

— Мм… да, в общих чертах верно, — выдавила из себя Элин, не смея поднять на Джеймса глаза.

— Скажи, ты всегда шантажируешь предполагаемых героев своих передач, добиваясь у них согласия на участие в съемках? — язвительно поинтересовался Ньюмарк.

— Чушь! — сердито возразила Элин, нервно теребя в руках сумочку. — Возможно, ты не поверишь, но я делаю подобную вещь впервые в жизни.

— Тем не менее это тебя ни в коей мере не оправдывает.

— Ладно-ладно. — Элин откинула непослушную прядь волос. — Если тебе станет от этого легче, то могу сказать, что мне очень неловко. И я ни за что не стала бы этого делать, если бы не оказалась в безвыходном положении, — со вздохом призналась она.

— В безвыходном? — переспросил Джеймс. Элин пожала плечами.

— Если я не сниму этот сюжет, меня уволят.

— Значит, мне и подавно следовало вышвырнуть тебя из кабинета! — невесело усмехнулся Ньюмарк.

— Я понимаю, что тебе смешно, — процедила она сквозь зубы, в эту минуту всей душой ненавидя Джеймса. — И все же именно из-за этого я оказалась сегодня здесь. Иначе зачем бы мне понадобилось вновь связываться с тобой и твоей мамашей?

Наступила очередная пауза, во время которой Ньюмарк разглядывал разгоревшиеся румянцем щеки и печальные голубые глаза сидевшей напротив Элин.

— Хорошо! — произнес он наконец. — Скажу тебе следующее: несмотря на все твои угрозы, я не верю, что у тебя хватит духу выйти в эфир с телеочерком о моей матери. Я почти уверен, что ты только используешь эту карту, надеясь склонить меня к сотрудничеству. Но как бы то ни было, я не намерен рисковать.

— Ты хочешь сказать… Неужели ты согласен помочь мне? — изумленно спросила Элин, словно не веря своему счастью.

— На твоем месте я не спешил бы радоваться, — хмуро предупредил ее Джеймс. — Ты еще не знаешь моих условий, Во-первых, я настаиваю на том, чтобы ты ни при каких обстоятельствах не входила в контакт с моей матерью.

— Я и сама этого не желаю, — холодно заметила Элин. — Глэдис — последний человек, с кем бы мне захотелось встретиться.

Ньюмарк снова вздохнул.

— Я тебя понимаю. После всего, через что она заставила тебя пройти… Однако сейчас моя мать страдает от сильного нервного расстройства, и я должен оберегать ее покой.

— Мне очень жаль, — сдержанно произнесла Элин, будучи не в состоянии простить Глэдис.

— Кроме того, я должен сначала просмотреть касающийся меня и Лолли материал и прочесть то, что ты будешь произносить в кадре.

— Нет ничего проще! — заверила его Элин, про себя решив, что ей, очевидно, не миновать по этому поводу стычки с главным редактором. — Что-нибудь еще?

— Пока всё. Сегодня вечером я улетаю в Чикаго для переговоров с одним из крупных заказчиков, так что с интервью тебе придется подождать. — Ньюмарк посмотрел на часы. — Учитывая обстоятельства, я посоветовал бы тебе как можно скорее покинуть мой кабинет, пока я не передумал.

Сжав губы в прямую линию, недовольный тем, что ему пришлось заключить двусмысленную сделку, он с гневным блеском в глазах смотрел на Элин, которая поднялась с кресла с таким сияющим лицом, как будто ее больше не заботило ничего на свете.

Пусть потешится, думал Джеймс, стараясь ничем не выдать своих мыслей. Если мисс Элинор Бруфорд думает, что одержала верх, то она ошибается. Мы еще посмотрим, чья возьмет! Она горько пожалеет, что осмелилась шантажировать Джеймса Ньюмарка.


4

<p>4</p>

Пробираясь в проходе между столиков в переполненном кафе, Элин внимательно оглядывалась по сторонам, высматривая Тину. Наконец она заметила подругу за угловым столом в дальнем конце помещения.

— Прости, что опоздала, — сказала Элин, протискиваясь мимо тучной посетительницы кафе с красным одутловатым лицом и седыми кудряшками на голове. Затем она уселась напротив Тины.

— Надеюсь, тебе не нужно намекать на то, что заказ оплачиваешь ты? — хмуро обронила та. Судя по всему, она пребывала явно не в лучшем расположении духа.

— Само собой! — заверила ее Элин. — Тебе удалось раздобыть интересующую меня информацию?

— Конечно. Иначе разве я позволила бы себе все это? — Тина кивнула на заказанный перед приходом подруги роскошный обед.

Элин рассмеялась.

— Насколько я понимаю, тебе пришлось потрудиться!

— Еще бы! — проворчала Тина. — Но это еще полбеды. Я переживала, как никогда в жизни, ведь меня в любую минуту могли застукать за этим занятием. Представляю, какая трудная жизнь у настоящих шпионов!

— Я знаю, что не должна была просить тебя о подобном одолжении, но…

— Вот именно! Если кто-то узнает, что я делюсь с тобой сведениями, добытыми сотрудниками нашего журнала, мне придется туго. А я не хотела бы потерять работу.

— Уверена, что до этого не дойдет. И я очень признательна тебе за помощь. — В эту минуту к столику подошла официантка, и Элин сделала заказ. — Рассказывай скорее, что ты раскопала о Лолли Чемберс и ее семье! — нетерпеливо потребовала она, когда девушка отошла.

Тина страдальчески вздохнула, продолжая хранить молчание до тех пор, пока официантка не скрылась из виду. Только после этого она с вороватым видом вынула откуда-то из-под стола картонную папку и быстро передала ее Элин.

— Здесь все, что я смогла отыскать.

— Превосходно! — Элин втиснула папку в сумочку и довольно потерла руки.

— Рано радуешься! — Тина фыркнула, наблюдая за подругой. — За все это тебе придется расплатиться сполна. Ведь не напрасно же я все утро тряслась от страха? По-моему, мне стоит увеличить цену за услугу. Сейчас я требую, чтобы ты позволила мне пользоваться всем твоим гардеробом, причем неограниченное время.

— Ладно, не возражаю, — усмехнулась Элин. — Только расскажи вкратце, какие сведения ты раздобыла.

— Ну… отец невесты Фред Чемберс родился в Питсбурге. В свое время он унаследовал небольшую мастерскую по ремонту автомобилей. Долгое время он трудился в поте лица, а потом ему удалось изобрести какое-то средство, практически устраняющее износ трущихся деталей. С тех пор дела Фреда быстро пошли в гору, и сейчас он уже владеет несколькими фабриками, где работает уйма народу. А недавно Чемберс купил обширное поместье в двух часах езды отсюда. У меня сложилось впечатление, что Фред неплохой человек, — добавила Тина. — Он известен своим добродушием. Во всяком случае, мне не попадались плохие отзывы о нем. Чего не скажешь о его жене, Амелии, которую в Питсбурге звали просто Милли. Похоже, это довольно зловредная тетка! Она всеми силами стремится проникнуть в высшие слои общества, полагая, что большие деньги дают ей на это право. И в первую очередь Амелия проталкивает наверх единственное чадо, дочь Лолли.

— И как ей это удается? — поинтересовалась Элин, кивком поблагодарив официантку, поставившую перед ней несколько тарелок.

Тина налила подруге апельсинового сока.

— По-моему, неплохо — благодаря ее настырности. Амелия посещает почти все благотворительные приемы и жертвует крупные суммы. Затем ее фотографии попадают в газеты, и таким образом она приобретает определенную известность. Ну а дальнейшее тебе понятно.

— А что дочь?

— О, Лолли совершенно не похожа на мать. С позволения отца она устроила в недавно купленном поместье приют для бездомных животных и большую часть времени проводит там.

— Интересно, какова она из себя? — осторожно спросила Элин.

— Мне не приходилось общаться с ней лично, поэтому я мало что могу сказать. — Тина пожала плечами. — Если верить фотографиям, Лолли довольно милая девушка. Похоже, больше всего этому обстоятельству радуется ее мать, потому что ходят слухи, что она горит желанием как можно удачнее выдать дочь замуж.

— Да-а… — протянула Элин, брезгливо поморщившись. — Что-то не нравится мне Амелия Чемберс!

— А представляешь, каково бедняжке Лолли с такой мамашей? — Тина сочувственно покачала головой. — Впрочем, скоро она избавится от опеки Амелии. Ведь Лолли собирается выйти замуж за Джеймса Ньюмарка?

— Очевидно, все идет к тому, — уклончиво ответила Элин. — Я собираюсь снять сюжет о них и еще о двух других парах. Эта передача выйдет в День святого Валентина. Вот почему мне срочно понадобилась информация, — пояснила она, решив пока не рассказывать подруге о визите к Джеймсу.

— Посмотрю с удовольствием! — Тина улыбнулась. — Интересно, как Ньюмарка угораздило попасть в этот капкан? Судя по материалу, который ты найдешь в папке, он не пропускал ни одной юбки и жениться пока не собирался.

— Да, мне рассказывали нечто в этом роде. — Элин кивнула, склонившись над тарелкой в надежде, что подруга не заметит, как она покраснела.

Она до сих пор корила себя за то, что произошло между ней и Джеймсом в его кабинете.

А когда Тина сказала, что он отъявленный бабник, она почувствовала себя совсем скверно. Как можно было позволить ему поцеловать ее? Следовало побольнее лягнуть его по ногам, закричать, — одним словом, сделать хоть что-нибудь, чтобы не допустить подобных действий с его стороны. Но в тот момент на Элин словно затмение нашло!


На следующий день она по-прежнему продолжала искать ответы на назойливо вертящиеся в ее голове вопросы, сидя за баранкой «понтиака» и направляясь к поместью Чемберсов, чтобы повидаться с Лолли.

Вчера после обеда с Тиной Элин поехала домой и занялась просмотром полученных материалов. У нее возникла мысль пригласить все три пары, о которых будет рассказываться в передаче, на благотворительный прием, устраиваемый матерью Джеймса. Там же их можно будет снять на пленку, и таким образом финал передачи будет готов. Хорошо, что Глэдис, исходя из каких-то своих соображений и не побоявшись суеверных предрассудков, решила назначить мероприятие на тринадцатое число. Благодаря этому обстоятельству, у Элин появилась возможность красиво завершить сюжет о влюбленных и успеть смонтировать его до выпуска в эфир четырнадцатого февраля. К тому же она очень надеялась, что сможет легко уговорить Джеймса посетить прием его собственной матери.

Представителями рабочего класса, по замыслу Элин, должны были выступить Эд Мувер, слесарь, и его девушка по имени Дейзи. Впрочем, классовые различия сейчас уже не те, что прежде. К примеру, Эд как высококлассный специалист наверняка зарабатывает не меньше, чем дантист Фрэнк, представлявший вместе со своей девушкой Ритой средний класс.

С Эдом Элин познакомилась полтора месяца назад, когда в ее гостиной дала течь труба парового отопления. Ее поразило граничащее с артистизмом мастерство, с которым Мувер справился с возникшей проблемой. Позже она пригласила этого парня для установки вертикальной душевой кабинки.

За то время, пока Эд работал, между ними установились добрые приятельские отношения, и вскоре Элин уже многое знала о Дейзи, содержавшей небольшой магазин готовой одежды, а также об их планах объявить о помолвке в День святого Валентина. Это и навело ее на мысль о создании сюжета о влюбленных.

Через некоторое время Элин поделилась с Мувером своими планами, поинтересовавшись, согласятся ли они с Дейзи принять участие в реализации ее замысла. Эд отнесся к предложению с восторгом. Ему льстила мысль, что их с Дейзи покажут по телевизору. Кстати, не кто иной, как он, решил проблему с поиском представителей среднего класса.

— Фрэнк вполне тебе подойдет, — заверил он Элин. — Правда, он довольно сдержанный человек, но ему прекрасно известно, что люди с опаской относятся к дантистам. Поэтому он предпочитает держаться в сторонке и сохраняет в компаниях нейтральную позицию. Его девушка Рита — подруга моей Дейзи, так что и мы с ним стали приятелями.

Когда Элин познакомилась с Фрэнком Кросби и Ритой, они произвели на нее впечатление счастливой пары. Рита увлекалась шейпингом и, возможно, поэтому имела идеальную фигуру. Фрэнк с настороженностью отнесся к идее участия в передаче, но мать Риты по достоинству оценила это предложение — она и мечтать не могла, что о помолвке ее дочери расскажут по телевидению.

Вчера вечером Элин созвонилась со всеми героями своего сюжета и пригласила их на благотворительный бал. При этом ей пришлось перекинуться несколькими словами с властной и самоуверенной матерью Риты, после чего она пришла к заключению, что эта дама могла бы по праву считаться родной сестрой Амелии Чемберс!

Итак, с первыми двумя парами вопрос решен, сказала себе Элин, притормозив у обочины, чтобы свериться с картой автомобильных дорог и уточнить маршрут. Она не смогла отыскать Лолли в Нью-Йорке, поэтому решила проверить, нет ли девушки в загородном доме. Предпринятое путешествие было единственным шансом повидаться с Лолли наедине, без Джеймса.

— Он ничего не говорил о том, что я не имею права взять интервью у его невесты, — произнесла Элин вслух, стараясь подбодрить себя и почерпнуть из звука собственного голоса побольше уверенности, которой на самом деле не было и в помине. Впрочем, в глубине души Элин понимала, что зря обманывает себя. Она прекрасно знала, что Ньюмарк рассердится, узнав о ее прыти.

— Сам виноват! — пробормотала она себе под нос. — Не нужно было упоминать о своем отъезде.

Только очень наивный человек мог подумать, что Элин упустит возможность устроить с Лолли небольшой «девичник» и поговорить по-приятельски. Разумеется, ни о чем подобном нельзя было бы и мечтать, если бы разговор происходил в присутствии Джеймса.

К тому же тот не скрывал, что ему претит сама идея участия в подобной передаче. Следовательно, Элин вправе предположить, что он станет всеми возможными способами препятствовать выполнению их соглашения. Зная, что Лолли находится вне досягаемости, Ньюмарк лелеял надежду, что Элин не сможет собрать достаточное количество материала, чтобы создать что-либо стоящее внимания зрителей.

Однако его сводная сестра не зря работала в свое время газетным репортером. Пройденная школа научила ее справляться с проблемами. Пусть Джеймс считает себя большим умником — тем сильнее он удивится, узнав, что Элли не позволила обвести себя вокруг пальца!

С этой мыслью она вновь тронула «понтиак» с места. До сих пор все козыри были на руках у Ньюмарка, поэтому возможность оставить его с носом доставляла Элин большое удовольствие. Это послужит ему хорошим уроком, злорадно размышляла она. Потом ей припомнилось услышанное недавно от кого-то выражение: «Всегда следует проявлять внимание к девушкам, ведь никто не знает, за кого они могут выйти замуж!» Или в случае с Элин — какую профессию они могут избрать! Так что в будущем — по завершении дел со сводной сестрой — Ньюмарку стоит научиться проявлять больше уважения к чувствам юных впечатлительных девушек.

Элин вздохнула, глядя прямо перед собой на дорогу. Может, ей и не стоило взваливать на себя такую задачу! Тогда не пришлось бы заново переживать все неприятности, которые она долгое время старалась забыть.

А теперь Элин добилась лишь того, что ее пребывание на телеканале оказалось под вопросом. И что хуже всего — с того момента, когда она увидела в газете фотографию Джеймса и сообщение о его помолвке, воспоминания о прошлом не покидали ее…

Элин не хотелось плохо думать о своей матери, но она не сомневалась, что именно один из неудачных браков Флоры Бруфорд послужил причиной ее собственных несчастий. Элин часто задавалась вопросом, осознавала ли ее взбалмошная мать, сколько горя приносит она своим поведением другим людям. Скорее всего та ни о чем подобном не задумывалась и продолжала с легкостью порхать по жизни, пока не закончила свои дни при весьма трагических обстоятельствах.

Никто не мог понять, почему Флора, которая была единственным и обожаемым ребенком в очень состоятельной семье, превратилась в столь легкомысленную и безответственную особу. Ослепительно красивая, она могла рассчитывать на очень хорошую партию. Вместо этого Флора предпочла тайком обвенчаться с профессиональным наездником Брайаном Доусоном, очевидно пленившись его подчеркнуто мужественной внешностью и горделивой осанкой.

Гибель Брайана во время одного из соревнований оставила Флору безутешно страдающей — правда, недолго — и беременной. В положенный срок родилась девочка, но материнские инстинкты у Флоры так и не проснулись. Она оставила ребенка на попечение своей матери и принялась коллекционировать мужей.

Элин улыбнулась, вспомнив бабушку — невысокую, сухопарую женщину, за чопорной и непреклонной внешностью которой скрывалось золотое сердце. Она воспитывала внучку так, как будто это был ее собственный ребенок.

Элин росла в огромном, богатом доме с множеством прислуги. Однако, несмотря на это, бабушка позаботилась о том, чтобы девочка умела все делать сама. Позже Элин узнала, что не всем детям родные уделяют столько внимания. В тринадцать лет ее отправили в привилегированную частную школу, чтобы она могла получить достойное образование. Там она наслушалась от сверстниц грустных историй и осознала, что шикарная обстановка ничего не значит без любви и заботы близких людей.

К сожалению, все хорошее когда-нибудь кончается. Так произошло и в жизни Элин. Незадолго до того, как ей исполнилось пятнадцать лет, бабушка внезапно скончалась от сердечного приступа. Это случилось сразу по окончании школьных экзаменов Элин.

Что касается Флоры, то, продолжая с завидным постоянством менять супругов, она и думать забыла о том, что у нее есть дочь. Вероятно, поэтому их единственная за всю жизнь встреча во время похорон не привела ни к чему хорошему.

— Боже мой! — в ужасе воскликнула Флора, увидев заплаканную девочку-подростка, высокую, тощую и нескладную. — Здесь, должно быть, какая-то ошибка. Я не могла родить это пугало!

Элин, которая себя не помнила от горя и ощущения невосполнимой утраты, молча смотрела на стройную, элегантную и совершенно чужую женщину.

— Хорошо, что твоя бабушка оставила все свое состояние тебе, — сердито заметила Флора после похорон. Она явно была обижена тем, что ее саму мать даже не упомянула в завещании. — Потому что, дорогая моя, имея такую внешность, тебе придется потратить все эти деньги на то, чтобы тебя сделали похожей на человека!

С этими словами Флора взяла под руку высокого молодого человека — своего последнего мужа — и потребовала, чтобы он немедленно отвез ее в аэропорт.

Таким образом, Элин в один день познакомилась со своей матерью и узнала об оставленном ей огромном состоянии. Впрочем, тогда все это не имело для нее никакого значения. Ошеломленная потерей единственного дорогого человека, она почти не обратила внимания на официальное уведомление адвоката о том, что, согласно завещанию, в ее владение переходит… Далее следовал длинный перечень того, чем владела при жизни бабушка и что обеспечивало ее внучке пожизненный комфорт и свободу.

Все еще пребывая в ступоре, Элин вернулась в школу. Там было тихо и пустынно, потому что остальные девочки разъехались на каникулы. Это обстоятельство пришлось как нельзя более кстати для Элин — ей сейчас не хотелось встречаться с подругами.

Однако в то время как она постепенно приходила в себя, целыми днями напролет бродя по школьному саду и тщетно пытаясь представить свое будущее, ее опекуны развили бурную деятельность. Придя к заключению, что от Флоры толку не добиться, они связались с одним из ее бывших мужей, которого сочли наиболее респектабельным человеком. А именно, с Грегори Колхауном, состоявшим в браке с Глэдис, матерью Джеймса Ньюмарка. Мистер Колхаун любезно предложил свои услуги и попросил передать Элин, с которой он никогда до этого не встречался, приглашение погостить в его летнем доме в окрестностях Барселоны.

Сейчас, оглядываясь в прошлое, Элин понимала, почему Глэдис не испытала большого восторга по поводу того, что ей навязали совершенно незнакомую девчонку.

— Не знаю, о чем думал мой супруг, — проворчала она, встречая в холле только что прибывшую Элин. — Ты слишком молода, чтобы найти общий интерес с Джейми или его друзьями. Так что тебе придется самой подыскивать себе развлечения. Кстати, как тебе пришло в голову выкрасить волосы в такой жуткий цвет?

К сожалению, у Элин не было ответа на этот вопрос. Она и сама не могла понять, почему после короткого замечания матери во время похорон относительно ее внешности она в непонятном и отчаянном порыве решила каким-то образом изменить себя, подсознательно стремясь сделаться еще ужаснее.

— Я не согласна терпеть рядом с собой вот это! — Глэдис кивнула на красно-коричневые волосы Элин, имея в виду, несомненно, также и ее своеобразный макияж. — Завтра же я отвезу тебя в парикмахерский салон и попрошу перекрасить твои волосы в более приличный цвет. А пока посидишь в отведенной тебе комнате, чтобы не пугать моих гостей. — Глэдис секунду помедлила, а потом решительно добавила: — И еще одно… Не вздумай увлечься моим сыном. Недоставало мне еще утешать тебя, когда станет ясно, что тебе не отвечают взаимностью! Вокруг Джейми и так увивается слишком много воздыхательниц.

К сожалению, у Элин не хватило ума внять дельному совету. Как только она увидела высокого темноволосого красавца, как поистине провидческие слова его матери выветрились из ее головы и она по уши влюбилась в Джеймса Ньюмарка.

В это мгновение резкий автомобильный сигнал, прозвучавший сзади, заставил Элин вынырнуть из воспоминаний и вернуться к действительности. Она проводила взглядом обогнавший ее «бьюик» и тихо выругалась — так можно и в аварию попасть! Затем увеличила скорость, постаравшись сосредоточиться на стоявшей перед ней задаче, — взять интервью у Лолли Чемберс.

Однако и здесь Элин ждали препятствия.

Подъехав наконец к внушительных размеров дому, она поднялась по ступеням парадного входа и позвонила в дверь. Через некоторое время ей отворила горничная в кокетливом крахмальном передничке, которая заявила, что Элин следует пройти по аллее в дальний конец сада.

— Насколько мне известно, мисс Чемберс принимает желающих устроиться на работу в офисе приюта для животных. Вам следует сразу направиться туда, а не звонить у парадного крыльца! — недовольно заключила она, прежде чем захлопнуть тяжелую, обитую сверкающими медными пластинками дверь перед самым носом Элин.

— Очень мило! — пробормотала Элин, подумав, что ее бабушка ни за что не стала бы держать в доме столь нелюбезную горничную.

Элин некоторое время постояла, рассматривая красивое здание, а затем направилась к указанной аллее, чтобы разыскать Лолли. Утро выдалось промозглое и пасмурное, поэтому она вскоре продрогла от холода и очень обрадовалась, увидев несколько одноэтажных построек с вольерами для животных. Где-то поблизости должна находиться Лолли. Задержавшись у секции, где находились собаки, Элин не заметила, как сзади кто-то подошел.

— Здравствуйте! — прозвучал звонкий девичий голос. — Вы приехали по объявлению о найме?

Элин резко обернулась и увидела невысокую хорошо сложенную девушку в джинсах и легкой куртке.

— Мм… не совсем, — замявшись, ответила Элин.

Ей пришло на ум, что она напрасно оделась сегодня в элегантный твидовый костюм, а из обуви выбрала узкие туфли-лодочки на шпильках. Нужно было одеться попроще, решила она, переступая через лужу на асфальте, чтобы приблизиться к собеседнице, которая несомненно и являлась Лолли Чемберс. Затем она представилась и рассказала о цели визита.

— Даже не знаю, как быть. — смущенно заметила невеста Ньюмарка. — Мне еще никогда не приходилось давать интервью для телевидения.

— В этом нет ничего страшного! — с улыбкой заверила ее Элин. — Вам не стоит беспокоиться. Никаких подвохов не будет, потому что я прихожусь Джеймсу сводной сестрой. И, поверьте, никогда не допущу, чтобы в эфире прозвучала информация, затрагивающая честь семьи.

Пока Элин говорила, ее взгляд скользил по лицу и фигурке Лолли. Ей хотелось получше разглядеть ту, с кем Джеймс собирался связать судьбу. Надо заметить, что увиденное не обрадовало ее.

Во-первых, оказалось, что фотографии лгали, — в реальности Лолли выглядела гораздо привлекательнее. Ее миленькое личико имело форму сердечка, медово-карие глаза были обрамлены недлинными, но очень густыми и темными ресницами, а на щечках красовались ямочки. Одним словом, Лолли обладала свежестью и красотой!

Глядя на нее с высоты своего роста, Элин легко могла себе представить, что эта кроткая и миловидная девушка вызывала в душе любого мужчины желание защитить ее, оградить от любых невзгод и неприятностей. И нет ничего удивительного в том, что Джеймс Ньюмарк решил жениться на Лолли.

— Ну, если вы действительно приходитесь Джеймсу сестрой, тогда, наверное, все в порядке. — неуверенно произнесла Лолли, очевидно все еще сомневаясь, стоит ли ей продолжать этот разговор. — А вы уверены, что он не стал бы возражать против этого интервью? — Она недоверчиво взглянула на Элин, нервно теребя тесемку на куртке. — Обычно Джеймс избегает общаться с прессой и телевидением. Поэтому… — Лолли замолчала и покраснела, как будто застыдившись того, что стоящая перед ней высокая и элегантная молодая женщина, сестра Джеймса, может счесть ее грубой и несговорчивой особой.

— Не беспокойтесь, я прекрасно осведомлена об отношении своего сводного брата к средствам массовой информации! Но даю вам слово, он согласен на то, чтобы я взяла интервью и у вас, и у него самого. Джеймс лишь настаивает на предварительном просмотре материала. Он хочет точно знать, что пойдет в эфир.

— Вот как? Ну… в таком случае… — Лолли вздохнула с видимым облегчением.

Странно, пронеслось в голове Элин, почему Лолли с такой щепетильностью и даже боязнью относится к тому, что скажет Ньюмарк по поводу их встречи. Однако в следующую секунду она отвлеклась от этих размышлений, потому что уже начала дрожать от холода.

— Я совершенно озябла! — воскликнула она. — Нельзя ли нам продолжить разговор в помещении?

— Ах, простите! — спохватилась Лолли. — Давайте пройдем в офис, там тепло и есть удобные кресла.

— Очень хорошо! — одобрила ее Элин.

Она поняла, что ей нечего рассчитывать на приглашение в дом, и смирилась с этим, хотя сгорала от желания выпить чашечку горячего кофе с печеньем. Совершенно очевидно, что на угощение надеяться не приходится. Лолли заметно нервничала из-за неожиданного интервью, темой которого был ее роман с Джеймсом. Хорошо еще, что она догадалась пригласить меня в офис, усмехнулась про себя Элин.

Лолли привела ее в небольшую уютную комнату, где, к огромной радости Элин, пылал камин. Рядом с ним стояли большие кресла с потертой кожаной обивкой. Несмотря на то что у окна находился письменный стол, это помещение мало напоминало настоящий офис.

Элин устроилась в предложенном хозяйкой кресле и с удовольствием протянула руки к огню.

— Я слыхала, что вы очень любите животных, — заметила она, разглядывая развешенные на стенах фотографии всевозможных представителей фауны.

Лолли кивнула, зардевшись, после чего придвинула к себе стоявшую у ее ног сумку и вынула из нее большой термос, при виде которого настроение Элин заметно улучшилось. Она поняла, что ее все-таки напоят горячим. Действительно, Лолли наполнила пластиковый стаканчик чаем, в аромате которого чувствовался запах лимона. Себе она налила чай в крышку термоса.

— Это напоминает мне пикник, — улыбнулась Элин, принимая из рук Лолли стаканчик.

— Здесь имеется буфет для работников и кухня для животных, но оборудование еще не полностью установлено, поэтому пока приходится приносить еду с собой. — пояснила девушка.

— Вы часто сюда приходите? — поинтересовалась Элин.

— Каждый день! — Казалось, Лолли удивил подобный вопрос. — Я нахожусь здесь с утра до ночи.

— И чем вы обычно занимаетесь?

— О, работа всегда находится! Многие мои питомцы нуждаются в лечении. Конечно, доктор Эббот превосходно справляется с этим сам, но мне нравится помогать ему.

— Доктор Эббот?

— Да. Это ветеринар. Он дал мне массу полезных советов относительно обустройства моего приюта. Признаться, у меня пока немного опыта в подобных делах.

— Понятно.

— Не знаю, что бы я делала без Джона, — добавила ее собеседница.

— Без Джона?

— Я хотела сказать, без доктора Эббота. Он тоже беззаветно любит животных. А я, например, просто не представляю себе, как можно их не любить. Общение с ними доставляет столько радости и удовольствия!

— Больше, чем секс? — вкрадчиво поинтересовалась Элин, решив воспользоваться тем, что Лолли сейчас чувствовала себя более раскованно.

— Безусловно! — подтвердила та с тихим смешком.

— А как же Джеймс? Ведь сейчас все ваши мысли должны быть заняты им одним. Так всегда бывает перед свадьбой.

Задавая этот вопрос, Элин смотрела в сторону. Ей не хотелось, чтобы Лолли смогла прочесть ее мысли по глазам. А думала она в эту минуту о том, что многое отдала бы, только бы их разговор слышал Ньюмарк. Ведь его невеста только что косвенно подтвердила, что не находит привлекательной физическую близость с ним! А кому знать об этом, как не ей? В нынешние времена почти невозможно представить себе, что молодые люди решатся вступить в брак, не узнав друг друга окончательно. Таким образом, выходит, Джеймс Ньюмарк не столь хорош в постели, как о том свидетельствует молва?!

— Нет-нет! Я не имела в виду Джеймса. Он такой хороший! — Лолли подняла глаза к потолку, что сделало ее более похожей на влюбленную.

— Как вы с ним познакомились? Наверное, на каком-нибудь приеме? — спросила Элин, потихоньку вынимая из сумочки блокнот и карандаш и принимаясь записывать слова Лолли. Она старалась не прерывать рассказ, чтобы та не спохватилась и не перестала вспоминать все новые подробности знакомства со своим женихом.

Однако чем больше Лолли расписывала достоинства своего будущего супруга, тем меньше создаваемый ею образ вязался с тем, что было известно о характере Ньюмарка Элин. С ее точки зрения, Джеймс являлся довольно жестким и непреклонным человеком. Лолли же наделяла его массой достоинств, отнюдь не последним из которых было умение ладить с будущей тещей.

Разумеется, Лолли прямо не говорила о том, что лучше вечно терпеть муки ада, чем жить бок о бок с матерью, но Элин хватило и легкого намека. Из рассказа Лолли она поняла, что Амелии не по вкусу жизнь в глуши их нового поместья. Эту даму больше привлекал Нью-Йорк с его широкими возможностями. Таким образом, становилось понятно, почему ее дочь предпочитала находиться здесь, в обществе любимых животных. Вероятно, Лолли могла бы уехать и не в такие места, только бы быть подальше от своей властолюбивой и амбициозной мамаши.

— Вы ведь не станете рассказывать в передаче о моей маме, правда? — внезапно спохватилась девушка, умоляюще взглянув на Элин. — Она очень рассердится, если узнает, что я…

— Не волнуйтесь, о ней я умолчу, — заговорщически подмигнула та, приложив палец к губам. Не стоило и говорить, что ей самой не хотелось связываться с женщиной, которой впору было родиться в индийских джунглях в облике тигра-людоеда.


Возвращаясь в глубоких февральских сумерках в Нью-Йорк, Элин размышляла о том, что в отношениях Джеймса и Лолли было нечто странное. Она пока не улавливала, что именно, но ее не покидало ощущение, что она как будто пропустила очень важную часть рассказа.

Впрочем, решила Элин, это не мое дело. Мне остается лишь включить полученный сегодня материал в передачу и постараться получше охарактеризовать невесту Джеймса Ньюмарка, что будет нетрудно. Лолли и впрямь понравилась Элин. Ей даже начинало казаться, что Джеймс не заслуживает такой милой девушки.

Размышляя о событиях уходящего дня, Элин машинально вела «понтиак», притормаживая у светофора на красный свет и вновь возобновляя движение, пока вдруг не осознала, что находится в районе Центрального парка.

Как это меня сюда занесло, озадаченно спросила она себя. Хотя… возможно, в этом что-то есть! Интересно взглянуть на дом, в котором живет Ньюмарк. Заходить к нему на чашку чая, конечно, не имеет смысла, да это и невозможно. Джеймс скорее всего еще не вернулся из Чикаго.

Однако когда Элин отыскала нужный дом, она словно почувствовала притяжение огней в его окнах. На самом последнем этаже, где, по ее расчетам, должна была находиться квартира Ньюмарка, тоже горел свет.

Остановив автомобиль у обочины, Элин долгое время сидела, барабаня пальцами по рулю. Она взвешивала про себя возможность визита к Джеймсу и все никак не могла решить: то ли ей набраться смелости и зайти на огонек — и нарваться на скандал, который непременно возникнет, когда она упомянет о визите к Лолли, — то ли поскорее уехать домой и пока не торопить события.

Элин уже почти склонилась ко второму варианту, как вдруг ее взгляд упал на лежавшую рядом кожаную папку. Вот он, ответ! Можно навестить Джеймса под предлогом необходимости ознакомить его с рассказом о двух других парах влюбленных. Это поможет успокоить Ньюмарка, а если он будет в хорошем настроении, то можно будет осторожно рассказать ему о поездке к Лолли.

Опасаясь, что решимость покинет ее в любую секунду, Элин вышла из «понтиака» и быстро пересекла дорогу. В вестибюле ее остановил швейцар.

— Мне необходимо увидеться с мистером Ньюмарком, — пояснила Элин, отвечая на его вопрос.

— То есть… — начал швейцар, но Элин перебила его.

— То есть вам придется позвонить ему и сказать, что его хочет видеть мисс Элинор Доусон.

— Не думаю, что мистер Ньюмарк пожелает…

— Не нужно ни о чем думать! Просто делайте то, что вам говорят! Я не собираюсь стоять здесь всю ночь, — высокомерно произнесла Элин.

Похоже, это возымело действие на швейцара, потому что он со вздохом снял телефонную трубку и набрал номер. Прошло довольно много времени, прежде чем ему ответили, причем даже стоявшая в некотором отдалении Элин слышала по тону голоса Джеймса, что тот сильно недоволен, что его посмели побеспокоить. Поняв, что свидание не состоится, она повернула было к выходу, но швейцар вдруг произнес:

— Вы можете подняться к мистеру Ньюмарку.

— А мне показалось, что…

— Совершенно верно, он не в лучшем расположении духа, но это уже ваши проблемы. — Злорадно ухмыльнувшись, швейцар вызвал для Элин лифт.

Оказавшись в коридоре верхнего этажа, она вдруг вспомнила, что ей неизвестен номер квартиры Ньюмарка. Ведь коллега Элин Брюс Скофилд лишь в общих чертах описал, где размещаются апартаменты ее сводного брата. К счастью, здесь было всего две квартиры, очевидно немалых размеров. Элин наудачу нажала на кнопку звонка одной из дверей и не ошиблась!


5

<p>5</p>

С первого же мгновения она поняла, что идея неожиданного визита к Джеймсу была не самой хорошей.

Выражение раздражения на лице отворившего дверь Ньюмарка, который нетерпеливо махнул Элин рукой, приглашая ее войти, не предвещало ничего хорошего. Подобный прием кого угодно мог вывести из равновесия. Элин достаточно было один раз встретиться с холодным взглядом зеленых глаз Джеймса, чтобы она пожалела о своей самонадеянности.

— Я вернулся домой лишь двадцать минут назад — и тут ты! Впрочем, мне следовало ожидать чего-либо подобного, — проворчал тот, с грохотом захлопывая за ней дверь.

— Добрый вечер! — с язвительной значительностью произнесла Элин в спину направившегося в огромную гостиную Ньюмарка. — Как прошла поездка в Чикаго?

— С Чикаго все в порядке. А вот суета в аэропортах всегда выводит меня из себя! — сердито ответил Джеймс. В следующую секунду он обернулся и подозрительно взглянул на Элин. — Откуда ты знаешь, что я был в Чикаго?

Та, задетая нелюбезным приемом, хотела было оставить его в неведении относительно источника этих сведений. К тому же на ее настроении сказывалась усталость после поездки в загородное поместье Чемберсов. Но потом Элин подумала, что ничего хорошего из ее скрытности не получится. Она добьется лишь того, что Джеймс разозлится еще больше.

— Все очень просто. — Элин пожала плечами. — Во время разговора в твоем кабинете ты упомянул о том, что улетаешь в Чикаго.

— Вот оно что. В следующий раз мне нужно быть осторожнее в высказываниях, когда рядом находится какая-нибудь телерепортерша!

Элин ответила Ньюмарку холодным взглядом. Однако, несмотря на нарочито оскорбительный тон, которым было сделано последнее замечание, она решила не поддаваться на провокацию. Совершенно ясно, что Джеймс хочет втянуть ее в словесную перепалку, чтобы затем выставить за дверь. И если Элин намерена извлечь какую-либо пользу из общения со своим несговорчивым собеседником, ей следует держаться как можно более миролюбиво.

— Послушай, по-моему, тебе не стоит заводиться по пустякам, — спокойно произнесла она. — Я понимаю, что время уже позднее и ты устал. К слову сказать, у меня тоже сегодня был трудный день. А сюда я приехала лишь потому, что ты хотел предварительно просмотреть сценарий моей будущей передачи.

— Откуда только ты свалилась на мою голову! — поморщился Джеймс.

— Брось! Не стоит воспринимать все это в штыки. К тому же я уверена, что не ошибусь, если скажу, что ни твои близкие, ни знакомые не смотрят наш канал. Следовательно, и передачу они не увидят. Все это слишком мелко для них, правда? — усмехнулась Элин. — Посмотри, у меня нет с собой блокнота, а значит, ты можешь говорить со мной без опаски. Как видишь, никаких проблем нет!

Ньюмарк коротко рассмеялся, бросив на нее беглый взгляд.

— Ты сама являешься проблемой, Элли! Несмотря на все твои увещевания, я не могу верить тебе. Внутренний голос подсказывает мне, что я вообще не должен был позволять тебе переступать порог моей квартиры.

— Значит, ты не хочешь проверить то, что я успела написать? — уточнила Элин, вертя в руках папку.

— Разумеется, не хочу! — Джеймс раздраженно снял пиджак и бросил его на спинку ближайшего кресла. — Но ведь у меня нет иного выхода, не так ли? Только знай, я не прочту ни единого слова, пока не приму горячий душ и не переоденусь в домашнюю одежду! — быстро добавил он, стягивая галстук и расстегивая верхние пуговицы на рубашке. — Если ты еще не передумала и не собираешься ехать домой, можешь пока выпить чего-нибудь. — Ньюмарк кивнул в сторону специального столика, сплошь уставленного разнообразными бутылками и бокалами. Затем он повернулся и вышел из гостиной.

С сожалением подумав о том, что прежние манеры ее сводного брата были получше, Элин с любопытством огляделась по сторонам, рассматривая просторную гостиную. Как ни прискорбно, она вынуждена была отдать должное хорошему вкусу Джеймса. Безусловно, основная заслуга превосходного оформления квартиры принадлежала профессиональному художнику по интерьеру. Но Элин подозревала, что обитые черной кожей диваны и кресла, а также черные занавеси в тон, закрывавшие широкие, во всю стену, окна, появились здесь по выбору самого Ньюмарка.

Не обошла Элин вниманием и роскошный восточный ковер, лежавший на натертом до блеска паркете. И множество картин, в основном писанных маслом, среди которых преобладали пейзажи. Переходя от одного полотна к другому, Элин постепенно приблизилась к столику со спиртным.

Здесь она остановилась, размышляя над тем, что заставило ее пуститься в подобную авантюру. Ведь после встречи с Лолли она только и мечтала поскорее добраться домой и как следует отдохнуть. Но сейчас у нее уже нет выбора. Каким бы опрометчивым ни был ее поступок, она обязана завершить это дело. Возможно, общение с Джеймсом изрядно потреплет ей нервы, но отступать не имеет смысла. Чем скорее она покончит с подготовкой создания обещанного главному редактору сюжета, тем лучше будет всем.

Надо немного выпить, решила Элин. Возможно, глоток спиртного благотворно повлияет на мое напряженное состояние и поможет мне расслабиться.

Она взяла бутылку виски и некоторое время задумчиво смотрела на нее. Будь ее воля, она остановила бы выбор именно на этом напитке. Однако, исходя из того, что сегодня ей еще предстоит сесть за руль, она предпочла плеснуть в бокал немного сухого вина.

Затем, с бокалом в руке, Элин подошла к окну. Уже совсем стемнело, и ей не удалось хорошо разглядеть обширный массив Центрального парка. Но, вероятно, днем из окон квартиры Ньюмарка открывается захватывающий вид. А летом Джеймс имеет возможность вволю насладиться одной из главных достопримечательностей Нью-Йорка.

Элин еще немного постояла у окна, глядя на огни ночного города, потом снова вернулась к картинам. Вернее, к одной из них, висевшей на самой дальней стене. Лишь приблизившись вплотную, Элин поняла, что это вовсе не картина. За стеклом, на темно-фиолетовом бархате, находилась широкая пурпурная лента с медалью.

Конечно! Как Элин могла забыть! Ведь среди материалов, переданных ей Тиной, была информация о том, что в свое время Джеймс Ньюмарк выиграл на Олимпийских играх серебряную медаль по боксу.

Склонившись к стеклу, чтобы получше разглядеть чеканное изображение на медали, Элин одновременно попыталась вспомнить, что ей известно о боксе. Признаться, обширными познаниями в этой области она не обладала. В ее памяти возник ринг, на котором в лучах падающего сверху света крутился рефери в галстуке-бабочке и двое боксеров, которые, казалось, исполняли какой-то причудливый танец, время от времени нанося друг другу удары.

Элин все еще рассматривала награду, когда в комнату вошел Джеймс в коротком махровом халате в белую и зеленую полоску, до колен открывавшем мускулистые загорелые ноги. Обернувшись, Элин увидела, что Ньюмарк направился к столику с бутылками и налил в бокал немного джина, разбавив его водой из сифона. Затем он подошел к ней.

— Мм… я только вчера узнала, что ты участвовал в Олимпийских играх. И даже одержал победу, насколько я понимаю. — Элин кивком указала на медаль.

Джеймс пожал плечами.

— Тебе и не нужно было знать об этом. Похоже, мне просто повезло. Хотя справедливости ради надо признать, что в тот день я был на седьмом небе от счастья.

Элин крепче сжала бокал, изо всех сил стараясь противостоять чувственному магнетизму, исходившему от Джеймса. Создавалось впечатление, что он может в нужный момент пользоваться своим шармом с такой же легкостью, как другие люди включают и выключают свет.

Не поддавайся его чарам, предупреждала себя Элин. Вспомни, как он тебя встретил!

Однако взгляд ее сам собой соскользнул на темные завитки волос, видневшиеся на загорелой груди Джеймса в разрезе халата. Затем Элин усилием воли подняла глаза, только для того, чтобы увидеть ниспадающие на лоб Ньюмарка мокрые после душа волосы. В эту минуту он был притягателен как никогда!

Если Джеймс всегда выглядит дома подобным образом, неудивительно, что женщины так и падают к его ногам. Хотя справедливости ради следует добавить, что успеху у представительниц слабого пола он также обязан красивым зеленым глазам, обрамленным длинными темными ресницами.

Поглубже вздохнув, чтобы слегка успокоиться, Элин уловила запах одеколона и поняла, что Ньюмарк успел побриться. Как, пронеслось в ее голове, неужели он собирается повторить то, что произошло между нами в его кабинете? Ну нет, этому не бывать!

Элин никогда не позволяла себе вольностей с женатыми или помолвленными мужчинами и сейчас не собиралась нарушать свои принципы. Ни за что, решительно подумала она и тут же вспомнила прикосновение горячих губ Джеймса, силу, скрытую в его мускулистом теле, плотно прижимавшемся к ее собственному там, в кабинете.

В своем ли ты уме, озабоченно спросила себя Элин. Джеймс вовсе не собирается целовать тебя! Совершенно очевидно, что у него и в мыслях нет ничего подобного. И вообще, он не меньше тебя самой раздосадован по поводу того постыдного происшествия, порожденного лишь его гневом и несдержанностью. В то время как твой горячий отклик на его действия оправдать невозможно ничем, усмехнулась про себя Элин.

Возьми себя в руки! Никто не спорит, Джеймс сейчас выглядит сногсшибательно. И что с того? Постарайся все время помнить, что у него сомнительная репутация по части отношений с женщинами, что он помолвлен с Лолли Чемберс и что, наконец, ты не так давно была уверена, что ненавидишь его!

Элин все продолжала уговаривать себя, но «ненавидимый» ею Джеймс снова улыбнулся, и сердце застучало у нее в груди как сумасшедшее.

— Прости мне мою невежливость. Просто я остро нуждался в душе, — пояснил Ньюмарк, поднося к губам бокал. — У меня выдался трудный день, но я, конечно, не должен был срывать дурное настроение на тебе.

С этими словами Джеймс направился к журнальному столику из красного дерева, на котором Элин оставила папку с материалами своей будущей передачи.

Одеревеневшая от напряжения и крайне недовольная собой, Элин продолжала стоять на месте, в то время как Ньюмарк удобно устроился с папкой на диване и принялся просматривать наброски об Эде Мувере, слесаре, о Фрэнке Кросби, дантисте, а также об их возлюбленных. Минут двадцать спустя он захлопнул папку и отпил порядочный глоток из бокала.

— Почему ты там стоишь? — спросил Ньюмарк с удивленной улыбкой. — Лучше сними жакет и присядь на диван.

Элин пожала плечами.

— Я не знала, как ты воспримешь прочитанное. Поэтому предпочла оставаться на ногах, чтобы в случае чего поскорее удрать. — Она медленно сняла тяжелый жакет, затем пересекла комнату и опустилась в мягкое кресло. — Ну, что скажешь?

— По-моему, должно получиться неплохо. Признаться, я не ожидал.

— Благодарю! — насмешливо заметила Элин.

— Не язви! Я знаю, какую чушь иногда показывают на коммерческих телевизионных каналах, поэтому подсознательно ожидал увидеть нечто подобное.

— Много ты знаешь! — фыркнула Элин. — Если бы ты был знаком с Диком Бартоном, нашим главным редактором, то не говорил бы так. Он не стал бы терпеть на канале нерадивого работника. Кроме того, я не понимаю, почему ты удивляешься моим возможностям. Ведь моя бабушка постаралась дать мне хорошее образование.

— Что же здесь непонятного? Вспомни, какой я тебя увидел во время нашей первой встречи в Испании. Если бы меня тогда спросили, что из тебя может получиться, я скорее всего ответил бы, что ты, возможно, примкнешь к коммуне хиппи или устроишься клоуном в передвижной цирк. — Джеймс поднялся с дивана и продолжил, не давая Элин времени сказать что-либо в свою защиту: — Как бы то ни было, я очень голоден. Поэтому у меня есть предложение отложить дискуссию до тех пор, пока мы не перекусим. — С этими словами Ньюмарк направился на кухню.

— Я не хочу есть с тобой! — крикнула Элин ему вслед, но в ответ услыхала лишь смех. Джеймс исчез за дверью, и она снова осталась одна.

И вновь, во многом из-за упоминания Ньюмарком об их первой встрече, на нее нахлынули печальные воспоминания о том жарком лете.

Элин прибыла в Испанию, все еще не оправившись окончательно после смерти бабушки. Холодный прием Глэдис Колхаун тоже не способствовал улучшению ее состояния. Только спустя годы Элин поняла, что на самом деле проблема заключалась не в ней, а в самой Глэдис. Потому что человек, способный проявить подобное бессердечие к юной девушке, сам нуждается в помощи. Возможно, даже в медицинской. Во всяком случае консультация психоаналитика Глэдис не повредила бы.

Но как ни старалась Элин, выполняя пожелание хозяйки дома, поменьше попадаться на глаза окружающим, первым человеком, с которым она столкнулась, был ее сводный брат Джеймс Ньюмарк. Причем столкнулась она с ним в самом прямом смысле слова. Элин шла с полными слез глазами по длинному сумрачному коридору и неожиданно налетела на кого-то.

— Насколько я понимаю, это и есть моя сводная сестричка! — мягко произнес Джеймс, беря Элин за руку и отводя в ближайшую комнату, где было побольше света. — Ну, почему ты плачешь?

Чувство такта не позволило Элин признаться, что ее обидела мать Джеймса, поэтому она невнятно пробормотала что-то насчет своей внешности.

— Что ж, ты, конечно, поступила не слишком разумно, выкрасив волосы в этот ужасный цвет, — сдержанно согласился Джеймс. — Но не стоит так сильно горевать по этому поводу. — Продолжая успокаивать Элин, он между прочим спросил: — Какой у тебя естественный цвет волос?

— Ну… они у меня светлые. — всхлипнула Элин.

Тогда Джеймс взял ее лицо в ладони и внимательно посмотрел в глаза.

— Знаешь, что я тебе скажу, Элли? — медленно произнес он. — Через два-три года ты станешь настоящей красавицей. С такими огромными голубыми глазами и светлыми волосами ты будешь неотразима!

— Правда? — улыбнувшись, робко спросила Элин, попытавшись взглянуть на себя по-иному. Признаться, ей понравился нарисованный Джеймсом образ.

— Конечно! — уверенно ответил ее сводный брат. Потом он неожиданно наклонился и легонько поцеловал Элин в нос.

Затем, пожелав ей приятно провести время, Джеймс поспешил к приятелям, ожидавшим его у бассейна. Но этого мимолетного проявления ласки — о котором сам он забыл через несколько минут — оказалось вполне достаточно, чтобы Элин пришла в восторг и впервые в жизни влюбилась со всей пылкостью юного сердца.

Необычайно выразительная внешность Джеймса способствовала тому, что в тайных грезах Элин видела его в образе какого-нибудь романтического литературного героя. Очень скоро сводный брат стал постоянным объектом ее девических фантазий. Элин восхищалась им и боготворила его. По ее представлениям, так должно было продолжаться до тех пор, пока — как обычно бывает в финале сказочных историй — ей не подвернется случай выручить Джеймса из беды или спасти ему жизнь. А тогда ему останется только поцеловать ее и наречь своей суженой.

Однако успешному развитию задуманного сценария препятствовало одно существенное обстоятельство. После того как Элин побывала с Глэдис в парикмахерском салоне — где юной бунтарке заново перекрасили волосы в один из светлых тонов, — ее кудри хоть и изменили цвет, но стали похожи на вату. Рассматривая себя в зеркале, она пришла к выводу, что стала выглядеть едва ли не хуже, чем прежде.

Элин изучала себя в зеркале часами, но лишь все больше и больше убеждалась, что сейчас Джеймс и смотреть на нее не захочет. А уж о том, чтобы он объявил ее своей невестой, и речи быть не может!

Поэтому она старалась реже попадаться ему на глаза, что было ее первым правильным решением. Но, несмотря на все ее усилия, она каким-то странным образом то и дело натыкалась на Джеймса. Впрочем, совсем не видеться не представлялось возможным, ибо они находились под одной крышей. Именно по этой причине Джеймс постоянно становился свидетелем все учащавшихся стычек Элин с его матерью.

Элин поняла, что, как бы она ни старалась, ей никогда не удастся угодить Глэдис. К мистеру Колхауну, напротив, она испытывала чувство благодарности, ибо он не раз заступался перед женой за их юную гостью. Но, к сожалению, он часто отлучался по делам, а кроме него больше никто не мог справиться со зловредным языком хозяйки дома.

Правда, Джеймс тоже становился на сторону сводной сестры, но и он часто отсутствовал дома, проводя время с друзьями. Таким образом, Элин по большей части приходилось самой стоять за себя, противодействуя выпадам Глэдис.

А та однажды опустилась до того, что обвинила Элин в краже золотого кольца с бриллиантом. Не слушая никаких объяснений, Глэдис заставила девушку вывернуть карманы, а затем велела прислуге обыскать ее комнату.

Дрожа от ужаса и унижения, Элин убежала в дальний конец парка. Там она сидела на скамейке, не переставая утирать слезы, пока ее не разыскал Джеймс. Он сообщил, что злополучное кольцо нашлось. Одна из горничных обнаружила его под туалетным столиком в спальне Глэдис.

Джеймс отвел Элин в ее комнату, поминутно утешая и успокаивая, потому что видел: бедняжка побаивается возвращаться в дом, где находится его мать. Затем он велел принести Элин поднос с едой — ему было ясно, что она ни за что не спустится к ужину. И только после этого, убедившись, что Элин ни в чем не нуждается, Джеймс попрощался с ней: в тот день он торопился на вечеринку к одному из приятелей.

В течение всего долгого вечера Элин лежала в одиночестве в постели — Глэдис, к счастью, не соизволила показаться — и плакала, чувствуя себя оскорбленной и всеми покинутой. В таком состоянии ее и застал вернувшийся около полуночи Джеймс.

Возможно, его действительно беспокоила несправедливость выдвинутого против Элин обвинения и он искренне хотел утешить ее. Но какими бы ни были намерения Джеймса, стоило ему легонько взять Элин за плечи, как атмосфера в залитой лунным светом спальне в тот же миг изменилась. Комната словно наполнилась вибрирующим напряжением. В призрачном полумраке, освещенная лишь мягким лунным сиянием, которое скрадывало недостатки ее многострадальных волос, Элин с легкостью поверила, что ее грезы стали явью. Она представила себя принцессой, разбуженной от долгого сна поцелуем прекрасного принца. Реальность и вымысел настолько тесно сплелись в ее воображении, что она с готовностью ответила на нежные объятия Джеймса. Ее губы раскрылись навстречу его губам, словно она хотела показать Джеймсу, что ей приятны ласки его сильных рук.

К несчастью, Элин не удержалась от легкого стона наслаждения, и это погубило сказочное очарование волшебных мгновений.

— О Господи! — услыхала она в следующую секунду.

Столько лет прошло, а Элин до сих пор помнит, какая досада прозвучала в голосе отпрянувшего от нее Джеймса. И как его лицо исказилось гримасой отвращения.

— Никогда больше не приближайся ко мне! — процедил он сквозь зубы. — Слышишь? Никогда!

— Прошу тебя, Джейми, не говори так! — взмолилась Элин. — Ведь я люблю тебя. Понимаешь? Люблю всем сердцем!

— Не глупи! — сердито бросил Джеймс. — Ты сама не понимаешь, о чем говоришь. К любви это не имеет никакого отношения. — Он коротко рассмеялся. — Когда ты станешь старше, то узнаешь, чем отличается любовь от страсти. Так что давай не будем забывать, что мы с тобой брат и сестра — пусть даже и сводные. К тому же я посоветовал бы тебе не играть в эти игры, по крайней мере до тех пор, пока ты не повзрослеешь настолько, чтобы понимать их правила. — С этими словами Джеймс повернулся и выбежал из комнаты.

Как Элин удалось пережить остаток ночи, она не понимала до сих пор. Но на этом ее злоключения не кончились. Утром, едва проснувшись, она увидела в своей спальне Глэдис. Ничуть не смущаясь, та сообщила ей, что вчера подслушивала под дверью и потому знает о неудачной попытке Элин соблазнить ее сына.

— Наконец-то ты обнаружила свое истинное лицо! — гневно воскликнула Глэдис. — Я чувствовала, что к этому все идет. Хорошо, что Джейми спозаранку уехал в Мадрид — так мне будет легче навести порядок в доме!

Затем последовало самое большое унижение в жизни Элин. Глэдис заявила, что решила принять меры, которые оградят ее сына от возможного шантажа со стороны «негодной девчонки», вздумай она использовать в своих целях вчерашнее происшествие. Миссис Колхаун подозревала Элин в том, что она хочет женить на себе ее сына.

— Я знаю, что между вами вчера ничего не произошло, но мне необходимо получить официальное заключение врача, подтверждающее, что ты осталась девственницей. — Она хитро прищурилась. — В случае чего я представлю этот документ суду!

Как ни оправдывалась Элин, как ни заверяла Глэдис, что у нее и в мыслях нет ничего подобного, та осталась непреклонной. Она отвезла Элин к своему гинекологу, и там ей впервые в жизни пришлось сесть в ужасное кресло и подвергнуться унизительному осмотру.

Конечно, если бы Элин была совершеннолетней, Глэдис не посмела бы обращаться с ней подобным образом, а так она считала себя вправе делать то, что казалось ей необходимым для блага семьи. Вечером того же дня шофер миссис Колхаун отвез совершенно раздавленную Элин в аэропорт и усадил в самолет, следовавший в Нью-Йорк. Глэдис даже не вышла попрощаться с ней. С тех самых пор и до момента, когда Элин обманом проникла в кабинет Джеймса, она никогда больше не встречалась ни с кем из этого «святого» семейства.

Погруженная в безрадостные воспоминания, Элин вздрогнула, когда предмет ее первой любви вновь показался в гостиной.

— В самолете, как всегда, кормили отвратительно, поэтому я умираю с голоду. Идем, я там кое-что состряпал, — пригласил ее Ньюмарк.

Элин только что как будто заново пережила былое унижение, поэтому она даже не сразу сообразила, о чем идет речь. Потом ей удалось взять себя в руки.

— Мм… я не хочу есть… То есть… я имела в виду, что мне пора отправляться домой, — невнятно пробормотала она, поднимаясь с кресла.

В эту минуту, к величайшему смущению Элин, в животе у нее раздалось голодное урчание.

Джеймс рассмеялся.

— Возможно, ты и не хочешь есть, но твой организм явно имеет иное мнение на этот счет! Интересно, когда ты ела последний раз?

Элин честно попыталась вспомнить. Утром она съела сандвич с ветчиной, потом был стаканчик чая у Лолли Чемберс, и здесь она выпила несколько глотков вина.

— Судя по тому, как долго ты вспоминаешь, тебе действительно давно пора подкрепиться, — констатировал Ньюмарк. Затем, не обращая внимания на протесты Элин, он взял ее под локоть и проводил в просторную кухню.

— Это в самом деле было здорово! — с довольным вздохом произнесла спустя некоторое время Элин, глядя на стоявшую перед ней пустую тарелку. — Мне не очень хочется делать тебе комплименты, но ты, похоже, обладаешь незаурядными кулинарными способностями.

— Благодарю! — Джеймс усмехнулся почти с тем же выражением, которое было на лице Элин, когда он сам похвалил наброски сценария телепередачи.

От той не укрылся этот маленький нюанс.

— Ты мог бы догадаться, что я кое-что умею в своей области, иначе мне не платили бы за это деньги, — мягко поддела она Ньюмарка. — Однако я все же не являюсь ясновидящей и потому не могла знать, что директор огромной строительной компании и, если верить слухам, покоритель женских сердец окажется еще и первоклассным поваром!

— Благодарю еще раз! — Джеймс сдержанно кивнул. Похоже, ему не слишком понравился намек Элин на его отношения с женщинами. — К слову о моей репутации. Должен заметить, что слухи обычно сильно преувеличивают действительность. Это все твои коллеги стараются, выдумывая всякие небылицы.

— Возможно, — не стала спорить Элин. Вместо этого она отпила глоток превосходного вина. — Не переживай, Джейми. Как только распространятся сведения о том, что ты превосходно готовишь, у тебя отбоя не будет от девушек и твоя личная жизнь наладится.

— С моей личной жизнью все в порядке! — раздраженно возразил Ньюмарк.

— А я восприняла твои слова так, что у тебя как будто имеется недостаток в…

— Чушь! — фыркнул Джеймс. — Я всего лишь хотел сказать, что… — Он внезапно замолчал, заметив в глазах Элин искорки веселья. — А-а, так ты дразнить меня вздумала! Ладно, я помолчу. Кстати, по-моему, ты много пьешь. Наверное, пора нам перебраться в гостиную и отдать должное кофе, как ты думаешь?

О Боже, спохватилась Элин. Кажется, я действительно позволила себе выпить лишнего!

К сожалению, осетрина, крабы и салат из свежих помидоров и огурцов с зеленью были так вкусны, что она даже не заметила, сколько выпила вина. Как же я поведу автомобиль в таком состоянии? — с ужасом подумала она.

Все тот же вопрос не давал покоя Элин и несколько минут спустя, когда она потягивала крепкий ароматный кофе, сидя в гостиной на диване. Она надеялась, что кофе ослабит действие алкоголя.

Выпитое вино развязало ей язык, и она принялась рассказывать Ньюмарку о гениальном, по ее мнению, плане пригласить все три пары влюбленных на бал, посвященный Дню святого Валентина.

— Я имею в виду прием, который устраивает твоя мать, — уточнила Элин. — Кстати, я все никак не могу понять, почему бал проводится тринадцатого февраля, ведь праздник отмечают четырнадцатого?

— Четырнадцатого февраля в нашей семье отмечается день рождения моего отчима, — сдержанно пояснил Джеймс. — Матери не хотелось нарушать эту традицию.

Затем Ньюмарк надолго замолчал, мрачнея с каждой секундой. Ему совершенно не хотелось идти на этот глупый бал, и он лихорадочно пытался придумать, как бы ему отвертеться. Завтра, например, он собирался с самого утра позвонить Лолли и предупредить ее о развернутой мисс Доусон деятельности. Если предположить, что Элин не добьется интервью от Лолли и не получит поддержки со стороны самого Джеймса, то ее дурацкая идея будет благополучно похоронена.

А тот факт, что он находит Элин весьма привлекательной, не имеет к делу никакого отношения. Джеймс не собирался позволять ей использовать себя в качестве очередной ступеньки ее служебной лестницы.

Если Элин действительно потеряет работу, то он ни в коей мере не может чувствовать себя виноватым. Во-первых, он никак не мог взять в толк, зачем ей — с ее-то баснословным состоянием! — вообще нужна какая бы то ни было работа. А во-вторых, Элин не следовало прибегать к шантажу!

Несмотря на то что Элин была здорово навеселе, ее мозг работал достаточно ясно, чтобы она могла сообразить, что Джеймс, похоже, не собирается выдвигать возражения против посещения бала. В таком случае, может, выложить все плохие новости сразу?

— Я рада, что ты так спокойно реагируешь на мое предложение. Мне казалось, ты обязательно рассердишься и с ходу заявишь, что ни на какой бал не пойдешь. Предвидя это, я выбрала именно тот бал, который организовала твоя мать. Но самое главное… — Элин на мгновение замолчала, словно желая подчеркнуть значительность того, что она собирается сказать. — Самое главное — я предварительно запаслась билетами! Поэтому у нас не будет никаких неприятных недоразумений.

— Ты очень предусмотрительна! — Джеймс попытался скрыть свое недовольство. Он втайне рассчитывал, что все билеты на этот бал давно проданы.

Элин посмотрела на него внимательнее.

— По-моему, ты все-таки чем-то раздосадован, — заметила она. — Это нечестно, Джейми! Я так старалась. Мне хотелось, чтобы тебе тоже было приятно. В конце концов, это не просто какое-то заурядное событие, но прием твоей матери. Скорее всего, там соберется масса твоих знакомых и тебе не придется скучать. И Глэдис будет рада.

Джеймс подумал что, как ни странно, Элин права. Конечно, ему было досадно, что она обошла его, но он не мог не признать, что если уж выбирать, куда пойти, то лучше этого бала не придумаешь. Впрочем, пилюля от подобных мыслей слаще не становилась.

— У тебя столько хлопот! — медленно произнес он. — Может быть, тебе нужна моя помощь?

— Нет, спасибо. — Элин пожала плечами, внезапно почувствовав прилив радостной уверенности в том, что у нее все получится так, как она задумала.

Конечно, трудно было ожидать, что Джеймс придет в восторг от идеи посетить праздничный вечер, но все же его реакция оказалась куда более спокойной, чем Элин могла себе представить. Правда, она еще ничего не рассказала Ньюмарку о своем сегодняшнем посещении его невесты. Судя по тому, что он пребывает в хорошем расположении духа, не сообщить ли ему самую главную новость сейчас? Правда, нужно еще уточнить кое-какие детали.

— Кстати, я забыла вот о чем, — осторожно начала Элин. — Я еще пока точно не знаю, в котором часу нам всем удобнее будет собраться. Мне нужно предварительно договориться с кинооператором, который будет снимать финал сюжета. Не волнуйся, тебе ничего не придется делать: просто улыбнешься в камеру, и всё, — поспешно добавила она. — Среди недели я дам вам с Лолли знать, в котором часу мы встретимся. Идет?

— Мм… боюсь, что здесь могут возникнуть некоторые трудности, — заметил Джеймс не без злорадства. — Я не уверен, что Лолли сможет приехать на бал. Печально, конечно. — Он притворно вздохнул. — Она девушка добрая и рада была бы тебе помочь, но…

— Насчет этого не беспокойся. Лолли дала мне твердое обещание приехать. Она выдвинула только одно условие — чтобы я не приглашала ее мать.

— Что?!

— Зачем же так кричать! — Элин внезапно осознала, что напрасно так оптимистично расценивала его настроение. Похоже, он все-таки не был готов услыхать известие о том, что она встречалась с Лолли Чемберс.

— Ты в самом деле разговаривала с Лолли?

— Успокойся! Незачем устраивать истерику, — заметила Элин, наблюдая, как лицо Джеймса постепенно заливает краска гнева. — Да, я ездила сегодня в загородное поместье Чемберсов, чтобы встретиться с твоей невестой. Надеюсь, ты будешь рад услышать, что мы с Лолли замечательно провели время за приятельской беседой.

— Почему ты решила, что я буду рад? Я вообще ничего не желаю слышать от тебя. Ты — глупая и назойливая проныра! Почему ты все время суешь нос, куда тебя не просят?

— Нет, постой! — сердито воскликнула Элин. — Я тоже могу кое-что сказать! Я еще никогда не встречала людей самонадеяннее тебя. Ты переполнен сознанием собственной значительности. Кроме всего прочего, ты далеко не так умен, как тебе кажется. Считая меня тупой и недалекой, ты решил, что тебе с легкостью удастся обвести меня вокруг пальца. Ты подумал, что раз Лолли нет в городе, я не найду ее. Ошибаешься! Я раскусила твои тайные надежды и сегодня утром отправилась на встречу к твоей невесте. И знаешь, к какому выводу я пришла? Лолли совершает большую глупость, решаясь выйти замуж за такого человека, как ты! Для меня остается загадкой, почему она тебя боготворит, ведь ты не пропускаешь ни одной юбки!

— Как ты смеешь разговаривать со мной в подобном тоне! — вспылил Джеймс. — И что ты вообще знаешь о моей личной жизни, чтобы о ней судить?

— Тебе достаточно часто перемывают косточки в прессе, а дыма без огня не бывает, как тебе известно!

— Ах вот как? Ну, в таком случае, раз уж я так падок на женщин, почему бы мне и сейчас не воспользоваться удобным моментом?

Элин не успела понять, что же, собственно, произошло. Все получилось так быстро! То она сидела на диване и высказывала расположившемуся в кресле Джеймсу все, что о нем думает, а то вдруг не успев моргнуть глазом оказалась распластанной на спине, а сверху ее придавливал весом своего тела Джеймс.

— С меня довольно! Мне надоело выслушивать всякую чушь! — выдохнул он, глядя вниз, в лицо ошеломленной Элин. — Все долгие девять лет ты была занозой в моем сердце, и теперь настало время вырвать тебя оттуда.

— Что… О чем ты говоришь?

— О нас с тобой, Элли, — шепнул Джеймс так тихо, что почти невозможно было различить смысл его слов. И в следующее мгновение его губы прижались к дрожащим губам Элин.


6

<p>6</p>

— Хорошо, что ты пришла, Элли! Дик Бартон спрашивал о тебе минут пять назад. Зайди к нему поскорее, потому что он, похоже, чем-то озабочен.

— Только этого мне сейчас недоставало! — недовольно буркнула Элин, лихорадочно просматривая ворох бумаг на своем рабочем столе. — А ты не знаешь, зачем я ему понадобилась? — Она подняла глаза на Патси.

— Понятия не имею. — Патси пожала плечами. — Сегодня здесь с самого утра какая-то суматоха. Я никак не могу сосредоточиться на работе!

— Ладно, спасибо, что предупредила, — с улыбкой поблагодарила ее Элин.

Затем она пересекла уставленный столами сотрудников зал и подошла к отделенному стеклянной перегородкой кабинету Бартона.

Здесь Элин помедлила, потому что через стекло увидела, что главный редактор беседует с финансовым директором их телеканала. Однако Бартон все же заметил ее и на пальцах показал, что освободится через десять минут.

Элин побрела обратно в свой угол, огибая по пути группки по обыкновению что-то горячо обсуждавших коллег. Усевшись за стол, она с тяжелым вздохом потянулась к сумочке за аспирином. Держа в руке коробочку, Элин вспомнила, что одолжила таблетки у подруги лишь два дня назад, а сколько всего произошло за это короткое время! И вдобавок ко всему у нее никогда еще так часто не болела голова.

Элин проглотила таблетку, запив ее принесенным Патси и уже остывшим кофе. Конечно, вряд ли аспирин подействует до того, как ей придется снова идти к Дику Бартону. Впрочем, возможно, лекарство все же уменьшит последствия опрометчиво принятой вчера изрядной дозы спиртного.

Как это вышло? Нет, она не могла столько выпить за ужином, чтобы сейчас так страдать от похмелья. Должно быть, это недавно перенесенный грипп сделал ее чувствительной даже к небольшой дозе алкоголя. К сожалению, не так уж важно, что привело ее к вчерашним неприглядным действиям. Утром Элин испытывала такой стыд за свое поведение, что даже не могла смотреть на себя в зеркало.

Во время горячей словесной перепалки с Джеймсом, подхваченная волной алкогольной эйфории, Элин не способна была предвидеть очевидное — что все это закончится слезами.

Согласно латинской пословице, истина заключается в вине. Что же, наверное, это актуально и сейчас. Потому что, когда язык Элин окончательно развязался, она не только выдала Ньюмарку информацию о планах относительно предстоящего бала, но и изложила свою точку зрения на его аморальное поведение, а также на безрассудное желание Лолли выйти замуж за человека с такими привычками.

Чего же еще можно было ожидать после подобного откровенного излияния? Эта мысль заставила Элин со стоном закрыть лицо руками. Боже, как трудно смириться с собственной глупостью!

Неудивительно, что Джеймс потерял над собой контроль! Лежа в полной беспомощности на диване, прижатая к мягким кожаным подушкам его большим и сильным телом, Элин понимала, что в случившемся ей некого винить, кроме себя самой. Увидев, что к ее лицу медленно приближается лицо Джеймса, она лишний раз убедилась — пощады не будет. И, несмотря на то, что Элин испугалась, испытав на себе безудержную силу, проявление которой сама же и спровоцировала, алкогольный дурман в два счета выветрился у нее из головы.

Попытки высвободиться ни к чему не привели. Элин оказалась полностью во власти Джеймса. И он не замедлил воспользоваться этим, властно прильнув к ее губам, насильно раздвинув их и проникнув языком в глубь ее рта. Этот поцелуй был своеобразным наказанием, и в то же время его наполняла всепоглощающая чувственность.

Элин потеряла счет времени. Ей показалось, что прошло несколько часов с начала поцелуя до того мгновения, когда Джеймс чуть ослабил объятия и поднял голову. Затем он взглянул на лежавшую под ним Элин.

Та поспешно закрыла глаза, не помня себя от смущения. Она боялась, что вот-вот расплачется. Однако все же на долю секунды она успела встретиться со взглядом Джеймса. Выражение его зеленых глаз подсказало ей, что он так же взволнован и смущен, как и она сама. Затем, уже ничего не видя, Элин услыхала, как Джеймс тихонько выругался сквозь зубы. Потом она почувствовала легкое прикосновение пальцев к своему лбу — он убрал ей волосы с лица.

Затем Элин вновь ощутила нежное прикосновение его губ. Она издала невнятный звук протеста, но в следующее мгновение поняла, что Джеймс осторожно собирает губами скатывающиеся по ее щекам слезинки. Через минуту он стал покрывать частыми поцелуями контуры ее рта. Сама того не желая, она задрожала с ног до головы, пронизанная такой чувственной силой, которой невозможно было противиться.

На этот раз ее губы сами непроизвольно раскрылись, и нежность нового поцелуя потрясла ее до глубины души. Элин словно подхватило потоком утонченного наслаждения, и она призывно выгнулась навстречу мощному натиску мужского тела.

Но не прошло и минуты, как Джеймс начал отстраняться от нее. Его губы отделились от губ Элин, и, несмотря на ее разочарованный вздох, он поднялся с дивана и отошел на несколько шагов.

Открыв глаза, Элин увидела, что Джеймс стоит у окна, задумчиво глядя в темноту. Только тут она отчетливо осознала все безумие того, что только что произошло между ними.

Элин вдруг стало так плохо, будто ее ударили в солнечное сплетение. У нее перехватило дыхание, лицо залило краской стыда, и она едва сдержала громкий стон. О Боже! Она сама во всем виновата! Сначала выпила лишнее, потом спровоцировала Джеймса.

Отвернувшись от него, Элин невидящим взглядом уставилась в спинку дивана, лихорадочно соображая, что же теперь делать. Но что бы она сейчас ни предприняла, что бы ни сказала — это только ухудшит и без того ужасную ситуацию. В конце концов, решив, что ей ни к чему продолжать лежать на диване, Элин глубоко вздохнула и поднялась на ноги.

Напряженная тишина, наполнявшая гостиную, казалась такой плотной, словно ее можно было потрогать руками. Несколько секунд Элин стояла в полной растерянности.

— Я… мм… прошу прощения. — пролепетала она едва слышно.

Затем Элин опустила глаза, и щеки ее запламенели малиновым румянцем — ее и без того короткая юбка сейчас находилась едва ли не на талии. Это живо напомнило Элин о мощном приливе страстного желания, испытанного всего несколько минут назад. Подобные эмоции она не могла себе простить.

Джеймс продолжал смотреть в окно, и Элин внезапно показалось очень важным попытаться объяснить ему, что обычно она не позволяет себе с мужчинами подобной несдержанности. На самом деле она всегда гордилась тем, что сохраняла со своими приятелями определенную дистанцию. Поэтому сейчас Элин находилась в полном недоумении по поводу всплеска страстности, порожденного близостью с Джеймсом.

— Прошу прощения, — снова произнесла она, поспешно одернув юбку. — Я не… Обычно я не веду себя подобным образом. Не понимаю, что со мной случилось.

— Тебе не нужно извиняться, — отозвался Джеймс, медленно поворачиваясь к ней. Затем с бесстрастным выражением на лице он направился к уставленному бутылками столику и плеснул в два бокала понемногу виски.

— Нет, не нужно! Я и так уже достаточно выпила, — запротестовала Элин, когда Джеймс приблизился и протянул один бокал ей.

— Брось, Элли! Сейчас уже глупо волноваться из-за глотка спиртного. В любом случае я решил отправить тебя домой на такси. Так что давай больше не будем пререкаться, ладно? Кроме того, ты, похоже, любишь иной раз пропустить бокал-другой хорошего вина, не так ли?

Эти слова заставили Элин нервно поправить волосы. Хороша же я, если он принимает меня чуть ли не за алкоголика, пронеслось у нее в голове. Поинтересовавшись, где находится ванная комната, Элин схватила лежавшую на кресле сумочку и покинула гостиную. Войдя в ванную, она заперла за собой дверь.

Даже беглого взгляда в зеркало хватило, чтобы подтвердить самые худшие ее опасения. Ее внешний вид оставлял желать лучшего. Открыв сумочку, Элин с облегчением вздохнула, увидев, что захватила утром из дому расческу и косметичку. Сейчас самое время подновить макияж, подумала она с мрачной усмешкой, хотя, по правде сказать, не представляла себе, как ей выпутаться из сложившейся ситуации, сохранив при этом достоинство.

Расчесывая длинные светлые волосы, Элин оглядывалась по сторонам, рассматривая выложенные черной мраморной плиткой стены ванной, сияющие позолотой краны и пушистые махровые полотенца.

Приведя прическу в относительный порядок, Элин собралась было заняться макияжем, но тут ее взгляд упал на полку, где стояли разнообразные флаконы. Движимая естественным женским любопытством, она взяла один увесистый хрустальный сосуд и вынула пробку. Ее сразу же окутал непередаваемый аромат сандалового дерева, к которому примешивался еще какой-то терпкий запах. В то же мгновение Элин поняла, что держит в руках флакон с любимым одеколоном Джеймса.

И тут на нее с новой силой нахлынули противоречивые эмоции, несколько минут назад испытанные ею в его объятиях. Она снова затрепетала, как и в то мгновение, когда ощутила на себе вес его тела, волнующее прикосновение его рук, губ.

Со сдавленным стоном Элин поставила флакон на место. Ей пришлось несколько раз плеснуть себе в лицо холодной воды, чтобы унять внутренний жар, после чего она яростно вытерлась полотенцем, как будто желая напрочь стереть все воспоминания.

Заново сделав макияж и постаравшись придать лицу нейтральное выражение, она вернулась в гостиную. Ньюмарк вручил ей бокал и сообщил, что уже вызвал такси. Он держался так, словно ничего не произошло, и Элин невольно почувствовала благодарность. В эту минуту ей меньше всего хотелось, чтобы кто-то бередил ее душевные раны.

— Принимая во внимание, что, похоже, мы оба потеряли над собой контроль, я думаю, обсуждать ничего не нужно, — произнес Джеймс ровным тоном.

Легко тебе говорить, мелькнула у Элин мысль. Ты, небось, произносишь эту фразу по нескольку раз в месяц, причем после встреч с разными женщинами!

Действительно, если бы в уголках рта Ньюмарка не залегли ровные складки и на скуле не дергался мускул, можно было бы подумать, что подобные беседы для него самое обычное дело.

К счастью для Элин, вскоре позвонил швейцар и сообщил, что такси ждет. И, несмотря на то, что Джеймс галантно проводил ее вниз и помог сесть в такси, она была уверена, что он тоже вздохнул с облегчением, когда автомобиль тронулся с места.

Только почти у самого дома Элин с досадой вспомнила, что завтра ей придется выбрать время и пригнать оставленный в районе Центрального парка «понтиак».

Каково же было ее удивление, когда утром она увидела свой автомобиль припаркованным неподалеку от входа. Непонятно, как Ньюмарк успел организовать доставку, подумала Элин. Впрочем, спрашивать его об этом она не собиралась, решив, что чем меньше они будут общаться, тем лучше.

— Элли! Да что с тобой сегодня? — прозвучал над ее головой встревоженный голос Патси.

— Что? — Элин вздрогнула, приходя в себя.

— Поспеши! — выразительно произнесла подруга, скосив глаза в сторону кабинета главного редактора. — Бартон уже третий раз окликает тебя! На твоем месте я бы не мешкала.

— Господи! — спохватилась Элин, шаря рукой по столу в поисках папки. Затем, прихватив еще и карандаш, она поспешно направилась к кабинету босса.

К счастью, Дик Бартон не рассердился на нее за промедление. Судя по всему, он пребывал в прекрасном расположении духа.

— Так-так, Элли. Как у тебя продвигается работа над праздничной передачей? — поинтересовался он.

— Неплохо! — ответила Элин бодрым тоном, несмотря на то что давно раскаялась в том, что взялась за этот злополучный сюжет. — У меня уже собраны материалы о всех трех парах, так что две трети работы готово. Осталось лишь снять финал передачи. Я собираюсь сделать это на благотворительном балу в честь Дня святого Валентина. Идея состоит в том, что все три пары объявят в этот вечер о помолвке.

— Превосходно, очень приятные новости, — сказал Бартон, с довольным видом потирая руки. — И ты уже договорилась со всеми о присутствии на приеме?

Элин кивнула.

— Можно сказать, да. Осталось уточнить некоторые детали. Билеты у меня тоже есть, так что с этим проблем не будет.

— Как же тебе удалось уговорить Джеймса Ньюмарка?

— Дело в том, что этот бал организовала его мать. Иначе он вряд ли согласился бы туда пойти.

Бартон расхохотался.

— Ты просто молодец! Вижу, что у тебя все схвачено. Из этого следует, что мы можем выпустить передачу раньше.

— Как это? — Элин недоумевающе взглянула на него.

— Очень просто: основной материал мы выпустим в эфир до четырнадцатого февраля, а финал всех романтических историй покажем в самый праздник, в День святого Валентина!

— Но к чему все это? Какой смысл разбивать передачу на части?

— Поверь, смысл есть. Ты сама согласишься со мной, когда я скажу, что один из приятелей владельцев нашего канала настоятельно добивается того, чтобы твой сюжет вообще не появлялся в эфире. Понятно? — Бартон выразительно взглянул на Элин. — Ну а я только что сказал нашему финансовому директору, что не потерплю никакого давления! — Он вскочил со стула и принялся быстро ходить из угла в угол, нещадно дымя зажатой в зубах толстой сигарой.

Элин нахмурилась, пытаясь сообразить, что за всем этим кроется.

— Что-то я не пойму…

— Брось, Элли! Тут и понимать нечего. Есть только один человек, занимающий достаточно высокое социальное положение, у которого имеются веские причины не желать выпуска этой передачи! — Бартон на секунду остановился, чтобы посмотреть на Элин. Но, встретив ее непонимающий взгляд, он снова рассмеялся. — До сих пор не догадалась? Это же твой сводный братец Джеймс Ньюмарк!

Элин продолжала молчать, мысленно сопоставляя только что полученные сведения с другими известными ей фактами.

— Не расстраивайся! — нетерпеливо продолжил босс. — Всего несколько минут назад я разговаривал по телефону с мистером Хеймом, нашим старшим боссом. Я заявил ему, что не стану работать главным редактором, если в творческий процесс будут вмешиваться все его друзья и знакомые. В конце концов, если он хочет поднять рейтинг своего телеканала, то ему не следует ставить мне палки в колеса!

— И что же, он согласился с вами? — поинтересовалась Элин.

— Разумеется! — Бартон самодовольно ухмыльнулся. — Парень не дурак. Он понял меня с полуслова, ведь речь идет о его собственной выгоде. — Он снова пыхнул сигарой. — Уважаемый мистер Хейм сдался без всякой борьбы. А я и впредь не намерен терпеть подобную цензуру!

Затем Дик Бартон пояснил Элин, почему он решил выпустить первую часть передачи раньше, чем предполагалось вначале. Прошлый опыт подсказывает ему, что люди, подобные Ньюмарку, так просто не сдаются. Поэтому, предвидя продолжение наступления, Бартон задумал нанести контрудар.

— Таким образом, к субботе тебе нужно подготовить первую часть передачи с изложением всей этой романтической чуши о трех парах влюбленных, а репортаж с благотворительного бала мы покажем на следующей неделе, как и собирались с самого начала.

— До субботы осталось не так уж много времени, — напомнила Элин.

— И что с того?

— Нет, ничего, я постараюсь справиться, — заверила она босса, изо всех сил демонстрируя профессиональное рвение. Потом, воспользовавшись тем, что у главного редактора хорошее настроение, Элин перевела разговор на другую тему. — Мне понадобится классный оператор. Не будете возражать, если я возьму Гарри Томпсона? — спросила она, имея в виду сотрудника, который считался лучшим специалистом в своем деле.

— Нет проблем. Только выполни все по высшему разряду! — Бартон махнул рукой, давая понять, что больше не задерживает ее.

Покинув кабинет главного редактора, Элин подумала о том, что ее положение еще больше усложнилось. Она считала, что имеет в запасе еще несколько дней, но сейчас все изменилось. Ей срочно требовалось взять интервью у Джеймса. Он должен хоть что-нибудь рассказать о своих надеждах, планах на будущее, о том, где они с Лолли собираются жить после свадьбы, и тому подобное. Но дело осложняется тем, что именно Джеймс оказывает давление на руководство телеканала. Кроме него, больше некому заниматься этим. Таким образом, пытаться добиться от Ньюмарка сотрудничества — значит попусту тратить время. Однако у Элин нет другого выхода. Для начала надо войти в контакт с Джеймсом.

Она выпила три чашки горячего кофе, стараясь настроиться на предстоящий телефонный разговор, но так и не преуспела в этом. Ей до смерти не хотелось снимать трубку и набирать номер офиса Ньюмарка. И все же Элин превозмогла себя и позвонила в компанию «Ныомарк констракшн».

Трубку сняла секретарша Джеймса. Узнав, кто звонит, она ледяным тоном сообщила, что мистер Ньюмарк занят и приказал его не беспокоить.

— Прошу вас, Энн, соедините меня с ним! — взмолилась Элин.

Но все было напрасно. Даже выслушав ее извинение за то, что она выдала себя за Лолли Чемберс, чтобы проникнуть в кабинет Ньюмарка, преданная секретарша отказалась соединить ее со своим обожаемым шефом.

— Проклятье! — в сердцах бросила Элин, откидываясь на спинку стула.

Она не представляла себе, как можно справиться с возникшей проблемой. О том, чтобы пробраться в кабинет Джеймса второй раз, нечего и думать. После всего случившегося, Элин не позволят дойти даже до лифта. Номер домашнего телефона Джеймса раздобыть невозможно, потому что в справочнике он отсутствует, а все, кому этот номер известен, откажутся сообщить его. Что же делать?

И тут Элин вспомнила о Брюсе Скофилде. Что, если он обладает какой-либо информацией? Спустя две минуты Элин уже сидела на краешке стола коллеги, объясняя, в чем состоит ее проблема, и прося о помощи.

— Ничего не выйдет! — Брюс досадливо поморщился. — Конечно, я знаком с некоторыми людьми, которые могли бы знать хотя бы один из номеров Ньюмарка, но мне неудобно обращаться к ним. Как я объясню им свой интерес к этому предмету? И вообще, с какой стати я должен помогать тебе в этом деле?

Тон Скофилда ясно дал Элин понять, что тот до сих пор сомневается в наличии ее родственных связей с Джеймсом Ньюмарком и не будет помогать ей, во всяком случае без некоторого поощрения с ее стороны.

Конечно, по-своему Брюс прав. Ему действительно неловко будет просить у влиятельных знакомых телефон известного бизнесмена. Хотя, если он пожелает, то непременно раздобудет номер личного телефона Джеймса. У того непременно должен быть в кабинете личный телефон. Ведь не захочет же Джеймс, чтобы секретарша регистрировала все его частные разговоры с многочисленными подружками! Элин отчетливо помнила, что на рабочем столе Ньюмарка было два телефонных аппарата, а значит, ей нужно любыми способами раздобыть жизненно важный для нее номер.

Элин несколько мгновений изучала упрямое выражение на лице Скофилда, прежде чем убедиться, что тот не собирается менять своего решения. Придется, видно, предложить ему сделку.

— Ладно, Брюс. — Элин улыбнулась своей самой обаятельной улыбкой. — Мне и впрямь позарез нужен номер Ньюмарка. Может, поторгуемся?

Скофилд с кажущимся безразличием пожал плечами, но, судя по тому как заблестели его глаза, предложение Элин пришлось ему по вкусу.

— Хочешь, взамен я предоставлю информацию о новом любовнике одной хорошо известной тебе киноактрисы? Или историю о Ронни Блэквуде, банкире, который оказался замешанным в связях с крупными торговцами наркотиками?

Пока Элин говорила, Брюс вяло перебирал на столе бумаги, но она знала, что он слушает ее внимательно.

— Хорошо, я согласен подумать над твоим предложением, — обронил Скофилд. — Только ко всему перечисленному добавь еще таинственный роман твоей подруги Тины с владельцем крупной акционерной компании Патриком Вронски. До сих пор неизвестно, почему она бросила этого парня.

— Вот об этом не проси! — отрезала Элин. — Ты получишь информацию о всех тех, кого я назвала, потому что они заслуживают некоторой взбучки. Но если я узнаю, что ты добываешь сведения о личной жизни Тины, — берегись!

— Ладно-ладно, не кипятись! Я все понял. — Брюс рассмеялся. — Считай, что ты меня уговорила. Я подумаю, что можно для тебя сделать.

— В твоем распоряжении двадцать минут. По истечении этого времени наша сделка будет считаться недействительной, — решительно предупредила Элин, направляясь к своему столу.

Страдая от укоров совести по поводу того, что ей приходится снова прибегать к шантажу, она села на стул и принялась нервно вертеть в руках карандаш. Даже если Скофилду удастся раздобыть номер личного телефона Джеймса, где гарантия, что тот согласится разговаривать с ней?

Джеймс правильно заметил, что им не стоит обсуждать то, что между ними произошло. Но Элин все равно не переставала думать о недавнем событии. В прошлом у нее было несколько увлечений, но никогда не случалось ничего похожего на истории, описываемые в романах, когда земля словно плывет у влюбленных под ногами. Даже поцелуи последнего приятеля Элин, который был очень милым и привлекательным молодым человеком, лишь слегка ускоряли ее сердцебиение. А их занятия любовью являлись не более чем приятным времяпрепровождением.

Как же тогда найти объяснение всепоглощающему взрыву страсти, захватившей Элин, когда она таяла в объятиях Джеймса, с горячностью отвечая на его поцелуи?

Впрочем, какие тут нужны объяснения, усмехнулась Элин. Просто Ньюмарк искушен в подобных делах. Наверное, с таким же успехом он соблазняет каждую приглянувшуюся ему женщину. И если Элин не поостережется, она станет для него очередным приключением.

Да и в чем, собственно, заключается проблема? Элин всего лишь позволила себе ненадолго увлечься. Последние дни прошли для нее в некой эйфории. Но лучше как можно скорее забыть все недавнее сумасбродство и зажить прежней спокойной жизнью. Это нетрудно будет сделать, принимая во внимание, что Элин больше нет необходимости лично встречаться с Ньюмарком. Она позвонит ему по телефону, а позже побывает вместе со всеми тремя парами на благотворительном балу — и на том конец!


Элин вздохнула и откинулась на спинку стула, с тоской пробежав взглядом по полкам своей домашней библиотеки. И как только всем этим известным писателям, чьи книги теснились в шкафах ее кабинета, удавалось создавать столь впечатляющие произведения? Сама Элин, набросав для передачи три совершенно разных очерка об истории любви Джеймса Ньюмарка и Лолли Чемберс, пришла к неутешительному заключению, что все они как будто насквозь пропитаны патокой и малиновым сиропом.

— Это все он виноват, Ньюмарк! — недовольно проворчала она.

Действительно, незачем было Джеймсу так набрасываться на нее во время телефонного разговора. В конце концов, он должен понимать, что у нее тоже есть работа, которую она обязана выполнять.

А может, я несправедлива к нему, снова вздохнула Элин, поднимаясь из-за стола и направляясь к окну. Вероятно, мне тоже не понравилось бы, если бы о моей личной жизни рассказывали с экрана телевизора, призналась она себе, глядя на искрящийся в лунном свете иней на ветвях деревьев в сквере напротив.

Когда Брюс Скофилд, в возможностях которого Элин не сомневалась ни минуты, принес требуемый телефонный номер, ей понадобилось собрать все свое мужество, чтобы снять трубку и позвонить. Но еще больше сил ей потребовалось для того, чтобы удержаться и не бросить трубку после первых гневных фраз Джеймса. В ту минуту он меньше всего походил на влюбленного!

— Ты сама во всем виновата! — резко заметил он, когда Элин рассказала об изменении сроков выхода передачи в эфир.

— Ничего подобного, — возразила она. — Эти перемены напрямую связаны с твоей попыткой повлиять на владельцев нашего канала. Но Бартон, главный редактор, тоже не лыком шит. Его голыми руками не возьмешь! Нажим с твоей стороны лишь заставил его ускорить выход передачи.

— Тебе прекрасно известно, что мне претит сама идея вашей дурацкой передачи, — сердито напомнил Ньюмарк.

Однако попытки давления ты не отрицаешь, злорадно подумала Элин.

— И я не собираюсь спешить тебе на выручку только потому, что у тебя возникли проблемы! — продолжил Джеймс. — А если ты еще раз попытаешься связаться с Лолли, я сделаю так, что тебя действительно уволят с работы.

— Но если я не выполню свою работу, то меня уволят еще скорее! Как видишь, терять мне нечего. Если ты не согласишься помочь мне, то я просто вынуждена буду начать действовать в обход твоих запретов.

К сожалению, единственным результатом угрозы Элин явилось то, что Ньюмарк зло выругался и швырнул трубку.

Таком образом, ей пришлось писать очерк скорее художественный, чем основанный на фактах. Это оказалось совсем не таким легким делом, как представлялось Элин поначалу. Прежде всего, нужно было следить за тем, чтобы в передачу не проскользнуло ничего такого, к чему впоследствии могли бы придраться адвокаты Джеймса и Лолли. Поездка в загородное поместье Чемберсов обеспечила Элин достаточным количеством материала, но все же кое-где зияли внушительные бреши, на которые не преминет обратить внимания такой профессионал, как Дик Бартон.

Может, Тина пробудит во мне вдохновение, пронеслось в голове Элин. Позвонив в расположенную на первом этаже квартиру подруги, она выяснила, что Тина ничем особенным не занимается и будет рада подняться к ней и поболтать полчасика за чашечкой кофе.

— Не понимаю, почему ты делаешь из этого проблему, — спросила Тина спустя несколько минут, когда они устроились за кухонным столом. — Ты познакомилась с Джеймсом и его семьей еще девять лет назад, поэтому тебе не составит труда вставить в передачу какую-нибудь невинную семейную историю, которая поможет залатать дыры в материале. А затем ты все плавно сведешь к помолвке Ныомарка и Лолли.

Элин пожала плечами.

— На первый взгляд все выглядит очень просто, — мрачно произнесла она — Но на практике все гораздо сложнее. Если бы мне нужно было написать роман, тогда я могла бы развернуться вволю. Но для передачи мне необходимо подать материал лаконично, в то же время не забывая сделать акцент на эмоциях влюбленных. — Элин грустно вздохнула. — То, что я набросала сейчас, не нравится даже мне самой, а как к этому отнесется наш главный редактор, легко себе представить!

— Ничего, безвыходных положений не бывает. Ты обязательно что-нибудь придумаешь. Вот, например… — Тина умолкла на полуслове, потому что в эту секунду прозвучал дверной звонок. Затем раздался нетерпеливый стук в дверь. — Кто бы это мог быть?

— Понятия не имею, — медленно произнесла Элин, поднимаясь из-за стола и направляясь в прихожую. — Я никого не жду.

Не успела она отодвинуть щеколду, как дверь распахнулась и в квартиру шагнул Ньюмарк.

— На улице пошел снег, — сообщил он, снимая дорогое тяжелое пальто, припорошенное крупными снежинками. — И не надо так смотреть на меня! Лучше дай мне выпить чего-нибудь покрепче, — добавил Джеймс, после чего отдал пальто оторопевшей Элин и пошел по коридору в теплую ярко освещенную кухню.

Все еще не пришедшая в себя от неожиданности, Элин машинально повесила пальто на вешалку и поспешила следом за бесцеремонным гостем. На пороге кухни она остановилась и поманила к себе Тину.

— Не уходи! — шепнула Элин подруге на ухо, в подкрепление своей просьбы крепко сжимая ее руку.

— Ты с ума сошла! — фыркнула та, оглянувшись через плечо на очень красивого, но сердитого человека, прохаживавшегося взад-вперед по кухне. — Насколько я понимаю, это и есть Джеймс Ньюмарк?

Элин молча кивнула.

— Ну нет! Мне нечего здесь делать. Разбирайся с ним сама, солнышко. А я лишь могу пожелать тебе удачи! — лукаво бросила Тина, пятясь к выходу с явным намерением улизнуть. Через мгновение она уже исчезла за дверью.


7

<p>7</p>

— Интересно, почему эта девушка удрала отсюда как испуганный кролик? — насмешливо протянул Ньюмарк, прислушиваясь к стуку каблучков спускавшейся по лестнице Тины.

— «Эта девушка» на самом деле моя лучшая подруга, — заносчиво заметила Элин. — Впрочем, это не имеет к тебе никакого отношения. Лучше ответь: что ты здесь делаешь? Что тебе нужно?

— Остынь! — усмехнувшись, посоветовал Джеймс. — По-моему, ты начинаешь разговор не с того конца. Поправь меня, если я ошибаюсь, но, насколько мне известно, это тебе нужна моя помощь, а не наоборот!

Элин смотрела на него, словно не веря своим глазам.

— Но как же… Во время телефонного разговора ты сам сказал, что не собираешься помогать мне ни при каких условиях и что тебе ненавистна даже идея этой передачи.

— Я этого и не отрицаю. Однако не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что в конечном счете ты включишь свое разнузданное воображение и напишешь еще худший текст, чем тот, который мог получиться на основе моего интервью.

— Ты это серьезно говоришь?

— Ничего я не говорю! Вернее, не скажу до тех пор, пока ты не дашь мне каплю спиртного! — процедил сквозь зубы Джеймс, продолжая ходить по кухне, словно запертый в клетке тигр.

— Ладно… мм… не возражаю, — с запинкой произнесла Элин, решив не обращать внимания на тон Ньюмарка. Кроме того, она напомнила себе, что ей следует придержать язык и не говорить лишнего.

Иначе ты так ничего и не добьешься, пронеслась у нее мысль, пока она вынимала из буфета бокал и на треть наполняла его виски. Нет смысла ломать голову над тем, почему этот несговорчивый, самодовольный и неприступный тип вдруг решил изменить прежние намерения. Возможно, Лолли или ее мать — что больше похоже на правду — убедили Джеймса пересмотреть мнение насчет всей этой истории. Может, они втолковали ему, что гораздо разумнее сотрудничать с телевидением, чем пытаться запретить выход в эфир безобидной, в сущности, передачи.

Как бы то ни было, Элин сочла за благо зажать собственную гордость в кулак и принять от Ньюмарка любую помощь. Если учесть, что все ее попытки написать что-либо приемлемое не увенчались успехом, то неожиданный визит Джеймса явился просто манной небесной!

А что, если попробовать изменить тактику, размышляла Элин. К примеру, во всем соглашаться с Ньюмарком вместо того, чтобы постоянно спорить с ним. Возможно, это стоящая мысль!

— Ладно, Джейми, я буду благодарна тебе за помощь, — произнесла Элин со всей кротостью, на какую только была способна. — Я знаю, что ты очень занятой человек, и понимаю, как тебе неприятно выставлять личную жизнь напоказ.

— Еще бы! — хмуро проворчал тот, однако Элин уловила в его голосе новые оттенки и поняла, что к Ньюмарку постепенно возвращается нормальное настроение. Наверное, ей давно следовало использовать в общении с ним образ маленькой беззащитной женщины!

— Не желаешь пройти в мой кабинет? — предложила Элин. — Там нам будет удобнее разговаривать, и я смогу записать все, что ты сочтешь возможным мне рассказать, — добавила она как можно мягче, придерживаясь избранной тактики. Видела бы меня сейчас Тина! — пронеслось у нее в голове, в то время как она пыталась сохранить на лице серьезное выражение.

Джеймс пожал плечами.

— Почему бы и нет? — Он со вздохом направился следом за Элин, не забыв захватить бокал с виски.

Кабинет находился на втором этаже квартиры, и настроение Ньюмарка значительно улучшилось, когда он опустил взгляд на стройные ножки поднимавшейся впереди него по лестнице Элин. Ему трудно было не признать, что в короткой черной юбке и темно-синей шелковой блузке, плотно обтягивавшей полную упругую грудь, она выглядит чертовски соблазнительно.

Вот еще одна причина, по которой тебе не следовало сегодня поддаваться внезапному порыву и приезжать сюда, подумал Джеймс.

Несмотря на то что Ньюмарка все-таки нельзя было отнести к таким любителям слабого пола, каким его изображали бульварные газетенки, женщины, несомненно, не были ему безразличны. Именно поэтому Джеймсу и не следовало иметь какие-либо дела с Элин. Он знал, что ни к чему хорошему это не приведет. Даже самое первое ее появление в их доме породило массу проблем. И если ему дорог спокойный и размеренный образ жизни, который он привык вести в течение последних лет, ему нужно бежать из дома Элин сломя голову. И не медлить ни секунды!

К сожалению, Джеймс не всегда поступал так, как велит здравый смысл, особенно когда речь заходила об Элин. Тем не менее, усмехнулся он, она напрасно пытается изобразить из себя кроткое, мягкое и безвольное создание, способное лишь на то, чтобы безмолвно трепетать перед своим господином. Эта хитрость ей не поможет!

Как бы то ни было, рассуждал Ньюмарк, я нахожусь здесь и уже поздно думать об отступлении. Лучше, пользуясь случаем, подвергнуть цензуре все то, что эта негодница собирается выпустить в эфир. Нет худа без добра — телепередача поможет на какое-то время отвлечь внимание моей матери и дядюшки, а я тем временем улажу дела с Лолли.

Затем Ньюмарк вспомнил об Амелии Чемберс, и его губы непроизвольно сжались в прямую линию. Он не собирался позволять этой цепкой и властной женщине вмешиваться в его личную жизнь. Ему срочно нужно было связаться с Лолли, но ее предусмотрительная мать успела позаботиться о том, чтобы собравшиеся объявить о помолвке молодые люди общались как можно меньше.

— Вот мы и пришли, — заметила Элин, приглашая Джеймса в свой кабинет. — А сейчас, если не возражаешь, присядь в это кресло и ответь на несколько вопросов. Например, расскажи для начала, чем ты занимался последние девять лет. Не волнуйся, долго я тебя задерживать не буду!

Ньюмарк несколько мгновений молча рассматривал Элин, затем устроился в широком кожаном кресле.

— Ты забыла подать мне шлепанцы и трубку.

— Что?

— Не считай меня идиотом, Элли, — с усмешкой сказал Джеймс. — Мне нравится, как ты исполняешь роль милой добропорядочной домохозяйки, но временами ты переигрываешь. По-моему, подобное усердие ни к чему. Почему бы нам просто не перейти к делу и не покончить с ним поскорее?

— Хорошо, как скажешь! — Элин фыркнула, недовольная тем, что Ньюмарк так быстро раскусил ее. — Тогда тебе лучше помолчать и сосредоточиться на том, что ты собираешься рассказать, а я тем временем приготовлю блокнот.

— Вот это другое дело! Теперь я снова узнаю свою обожаемую сводную сестричку Элли Доусон! — саркастически заметил Джеймс.

— Будет тебе насмехаться! — парировала Элин. Однако у нее на губах тоже заиграла непроизвольная улыбка.

Они беседовали примерно час, затем Ньюмарк просмотрел то, что Элин успела записать.

— Чушь, конечно, — поморщился он, — но надеюсь, тебе удастся сделать из этого что-то более или менее приличное.

— С этим материалом мне будет гораздо легче. Видел бы ты, что я написала до твоего прихода!

— Честно говоря, я удивлен, что мы так быстро завершили работу. Мне казалось, что тебе не управиться с этим до утра!

— Спасибо на добром слове. — Элин улыбнулась. Потом бросила взгляд на часы. — Однако час уже поздний. Думаю, тебе не терпится отправиться домой. Кстати, чуть не забыла! — спохватилась она. — Спасибо, что ты распорядился пригнать сюда мой «понтиак».

— Это не доставило мне никаких хлопот. — Джеймс пожал плечами. — Гараж, которым я пользуюсь, предоставляет мне такую услугу.

Еще бы! Ведь владельцы гаража зарабатывают немалые суммы, всякий раз доставляя автомобили от твоего дома к подъездам твоих многочисленных приятельниц, хмуро подумала Элин. Но затем, сообразив, куда могут завести ее подобные мысли, постаралась поскорее отогнать их.

— Все равно, я очень благодарна тебе за оказанную любезность, — повторила Элин, поднимаясь из-за стола. — На улице, наверное, уже много снегу намело, — заметила она как бы между прочим. — Если ты не поспешишь, тебе трудно будет добираться домой.

С этими словами Элин аккуратно сложила бумаги на столе, а затем подошла к настенному выключателю и погасила верхний свет, словно желая показать Ньюмарку, что ему пора покинуть ее.

Но тот, похоже, никуда не торопился. Более того, он откинулся на спинку кресла, устраиваясь поудобнее. В мягком свете настольной лампы его лицо стало как будто еще красивее. Элин заметила это, и у нее перехватило дыхание. Она вдруг остро почувствовала всю свою беспомощность перед Джеймсом.

— Странно, но этот вечер почему-то начинает все больше нравиться мне, — медленно и тихо произнес он. — И я не спешу отсюда на улицу, под снег.

— Извини, но боюсь, что тебе все же придется отправиться домой, несмотря на сложные погодные условия, — твердо заявила Элин, намереваясь во что бы то ни стало удержаться в рамках деловых отношений. — Уже поздно, и я хочу лечь в постель.

— Превосходная идея, — согласился Ньюмарк, неспешно поднимаясь с кресла.

Выпрямившись, он не сделал попытки приблизиться к Элин, но она ощутила, как изменилась атмосфера в полутемном кабинете. Воздух как будто завибрировал от охватившего их обоих чувственного напряжения. Во рту у Элин сразу пересохло, сердце застучало тяжелым молотом, а в груди возникло непреодолимое желание броситься в объятия Джеймса. К счастью, ей удалось подавить этот опасный порыв.

— Я уверена, что у тебя есть более важные дела, чем бесполезное времяпрепровождение со мной, — холодно произнесла она, удивляясь тому, что ей удалось скрыть волнение.

С этими словами Элин повернулась и направилась к выходу из комнаты, намереваясь спуститься вниз. Но она снова недооценила возможности Ньюмарка. Как и в прошлый раз в его квартире, в мгновение ока он преодолел разделявшее их пространство и заключил Элин в объятия. Она инстинктивно рванулась, пытаясь освободиться, но за ее спиной оказалась стена и дальше двигаться было некуда.

— Ты сказала, что хочешь лечь в постель. Поверь, я желаю того же! — сдавленно прошептал Джеймс.

— Не дождешься! — хрипло крикнула Элин, продолжая вырываться.

Однако, когда Ньюмарк всем телом прижал ее к стене и она ощутила мощный натиск его бедер, заметив при этом особый блеск в его глазах, ей стало ясно, что долго ей не продержаться. Кроме того, Элин поняла, что, извиваясь в попытке освободиться, она еще больше распаляет Джеймса.

— Прекрати… Джейми! Прекрати сейчас же! — протестующе воскликнула она. — Сумасшедший, что ты делаешь? Ты не можешь… Ты же помолвлен с Лолли и собираешься жениться на ней!

— А если бы я не был помолвлен с ней, тогда бы ты разделила мои желания?

— Ты не должен задавать подобный вопрос. Ведь ты в самом деле помолвлен, а значит, и говорить не о чем, — прерывисто произнесла Элин, чувствуя, как ее тело наполняется знакомой дрожью.

Это происходило каждый раз, когда она оказывалась в объятиях Ньюмарка. Зачарованно глядя на его губы, Элин сгорала от желания испытать их теплое прикосновение. Ток крови в венах ускорился, сердце стучало так громко, что звук его ударов, должно быть, слышал Джеймс.

Боже, что со мной, звенело в голове Элин. Неужели я все еще люблю его? Разве это возможно после долгих девяти лет?

— Пожалуйста… отпусти меня, — беспомощно пролепетала она.

— Если бы я мог! — ответил Ньюмарк с оттенком досады в голосе. — У меня не хватает на это сил. Когда я чувствую, как ты дрожишь, когда твое тело говорит совсем не то, что произносишь ты… — Голос его пресекся, он приблизил лицо к Элин и прильнул к ее губам. В ту же секунду она ощутила через тонкую ткань блузки, как его рука нежно сжала ее грудь. — Если ты, глядя мне в глаза, скажешь, что не желаешь заняться со мной любовью, тогда я сейчас же уйду из твоего дома и из твоей жизни, — хрипло произнес он. — Но я не думаю, что ты сможешь сказать это, Элли. Потому что это неправда, верно?

Элин с ужасом осознала, что Джеймс прав. Никогда в жизни она не испытывала ничего подобного. Она страстно желала близости с ним и потому с готовностью ответила на новый поцелуй, размякнув под нажимом мускулистого тела Ньюмарка, а ее безнадежные и уже едва слышные мольбы вскоре сменились тихими стонами удовольствия.

— Итак? — требовательно спросил Джеймс через несколько минут. — Что ты решила?

— Ах, Джейми! — только и смогла выдохнуть Элин.

В глубине души она понимала, что позже может горько пожалеть о минутной слабости, но все же не чувствовала в себе сил противостоять мощному наплыву древнего как мир желания. Поэтому она просто молча обвила его шею руками и притянула его голову к себе.

Когда их губы вновь сомкнулись, по телу Джеймса пробежала дрожь, и в следующую секунду он подхватил Элин на руки.

— Где твоя спальня? — сдавленно спросил он. — Говори скорее, если не хочешь, чтобы я уложил тебя прямо здесь, на ковре.

— Спускайся вниз, — со смешком ответила Элин. — А я-то думала, что ты способен интуитивно отыскать спальню в доме любой женщины! Сейчас направо, вторая дверь, — добавила она, когда Ньюмарк спустился с ней в коридор.

Все страхи Элин, все ее сомнения вдруг внезапно испарились, оставив взамен приятную легкость и головокружение, словно после бокала шампанского.

— Что за несносная девчонка! — проворчал Ньюмарк, войдя в спальню, включив по пути свет и бросив Элин на кровать. — Пора научить тебя хорошим манерам!

— Вот как ты заговорил? Ладно, считай, что тебе повезло!

— Ты права. Должен заметить, что я вообще очень везучий человек, — согласился Джеймс, тем временем быстро снимая с себя одежду.

Его взгляд неотрывно скользил по лицу лежавшей на постели Элин, по ее сияющим голубым глазам, длинным светлым волосам, вздрагивающим губам и высокой упругой груди. В этот момент она казалась Ньюмарку неотразимой. А когда Элин робко улыбнулась ему, он окончательно потерял всяческую способность рассуждать здраво и позабыл обо всем на свете.

— Джейми… — взволнованно шепнула Элин, после того как он присоединился к ней. — Ты уверен, что мы поступаем правильно?

— Да. После стольких лет ожидания. Я совершенно в этом уверен! — раздался в ответ хриплый шепот. Затем он притянул ее к себе, спрятав лицо в пышной массе волос.

Элин словно пребывала в сладком трансе. Она наслаждалась теплом тела Джеймса, явственно ощущая его сквозь тонкий шелк блузки, знакомым запахом одеколона и прикосновениями губ, медленно перемещавшихся от лба к вискам, затем к векам, а потом ниже, к уголкам ее губ.

Джеймс с дразнящей медлительностью покрывал поцелуями рот Элин, вызывая в ее теле волны чувственной дрожи. Затем его влажные губы стали более настойчивыми, и его язык проник ей в рот. Элин отвечала Джеймсу со всей страстью. Ей казалось, что она словно тонет в морской пучине, постепенно растворяясь от удовольствия по мере погружения. Ее пальцы еще глубже зарылись в волосы Ньюмарка, как будто она хотела увлечь его с собой.

— Моя милая, прекрасная Элли… — выдохнул Джеймс, не переставая ласкать ее грудь.

Затем он принялся быстро расстегивать пуговицы на ее блузке, и вскоре Элин с наслаждением ощутила прикосновение его ладони к своей обнаженной груди. Потом Джеймс склонился над ней и стал целовать соски.

Всецело захваченная чудесными переживаниями, Элин даже не заметила, как Ньюмарк освободил ее от одежды. Сейчас ее сознание отзывалось лишь на прикосновения его губ. В ее теле не осталось ни единой клеточки, которая бы не пробудилась к жизни пронзительной чувственностью умелых мужских ласк.

— О Боже! Джейми… — простонала Элин. Она горела пламенем в его объятиях, напряженно выгибаясь под его твердым и бугристым от мускулов телом, и ее самозабвенный отклик подстегивал и без того стремительно нараставшее возбуждение Ньюмарка.

Элин продолжала в полузабытьи выкрикивать имя Джеймса, и, когда ей стало казаться, что она не выдержит напряжения, он раздвинул ей бедра и с глухим гортанным стоном проник в нежную горячую глубину ее тела. Под воздействием его мощных ритмичных движений Элин впала в полное исступление. Она до конца разделила с ним наполненный безудержной страстью восторг единения, а затем они оба одновременно нырнули в темные глубины завершающего наслаждения. Элин показалось, что прошла вечность, прежде чем она вновь всплыла на поверхность, окруженная негой и теплом объятий Джеймса.

Потом, когда они лежали в обнимку и голова Элин покоилась на его груди, а он прижимался губами к ее теплой макушке, казалось, что счастливее и насыщеннее этих мгновений в их жизни ничего не было. Но позже, пробившись сквозь сладкую полудрему, в мозгу Элин возникло знакомое имя.

Лолли!

Конечно. От этого никуда не деться, с ужасом подумала Элин. Рано или поздно все равно придется обсудить проблему помолвки. Неожиданно она вспомнила странное замечание Лолли Чемберс о том, что общение с животными доставляет ей гораздо больше радости, чем секс. Элин вспомнила, как она тогда удивилась, что Джеймс, оказывается, не слишком хорош в постели.

Но это же полная чушь! Разумеется, Элин не имела большого опыта в этой области, но последние события убедили ее в том, что Джеймс — превосходный любовник. Почему же Лолли так прохладно отзывается об этом предмете? Непонятно.

Словно почувствовав, что Элин мыслями унеслась далеко от него, Джеймс крепче сжал ее в объятиях. Затем он стал покрывать поцелуями ее шею, спускаясь в ложбинку на груди. А потом Элин услыхала тихое удивленное восклицание:

— Странно… Не знаю, что ты делаешь со мной, солнышко, но я никак не могу оторваться от тебя.

Он медленно, едва касаясь, провел кончиком пальца вокруг ее соска, и это почти невесомое прикосновение вновь заставило ее задохнуться от наплыва желания.

— Джейми! Нам нужно многое обсудить…

— Да, я знаю, — со вздохом произнес он. — Я так никогда и не сделал попытки извиниться перед тобой за то, что произошло между нами в Испании. Я… Мне было очень стыдно и я был подавлен случившимся.

— Нет, я не это имею в виду, — быстро возразила Элин. — я хочу сказать…

Но он не дал ей договорить, прервав на полуслове поцелуем.

— Говорят, исповедь помогает облегчить душу, поэтому сейчас я хочу сказать тебе всю правду, начал он, поудобнее устраиваясь с Элин на подушках. — Когда мы впервые встретились, мне уже исполнилось двадцать три года и у меня был определенный круг общения. Поэтому я долго не мог понять, что заставило меня обратить внимание на долговязую и нескладную пятнадцатилетнюю девочку, приехавшую погостить по приглашению отчима. — Джеймс ненадолго замолчал, а потом продолжил, покачав головой: — Тогда мне так и не удалось найти логическое объяснение тому, почему у меня сначала появился к тебе легкий интерес, а потом возникла сильная заинтригованность. Только сейчас я понял, что ты пробудила во мне непреодолимое физическое влечение, которому я в ту пору не мог найти объяснения. Впрочем, неудивительно, что мне не удалось понять собственные чувства. — Он помедлил. — В те дни ты сильно отличалась от моих приятельниц.

— Я была похожа на пугало?

— К сожалению, да, солнышко. — Джеймс улыбнулся, целуя ее в нос. — И все же несмотря на то, что ты сделала со своей внешностью — и что лишь слегка удалось исправить парикмахерам, — я был очарован тобой. Меня поражало, что, невзирая на существование в твоей жизни множества проблем — среди которых не последней были отношения с моей матерью, — ты не собиралась сдаваться. Честно говоря, я восхищался тем, как тебе удавалось отстаивать свою позицию в весьма сложных ситуациях.

Рассказанное Джеймсом сильно отличалось от того, как сама Элин воспринимала в прошлом и себя, и окружавших ее людей.

— А я побаивалась тебя, — призналась она. — Хотя это не помешало мне влюбиться в тебя по уши. Сейчас я понимаю, что этого просто не могло не случиться. Если бы ты знал, каким загадочным и необыкновенным ты мне казался!

— Наверное, я не слишком хорошо держался с тобой. Во-первых, нормальным отношениям между нами мешала существенная разница в возрасте, потому что обычно я не обращал внимания на девочек-подростков. Однако, с другой стороны, я старался время от времени уделять тебе внимание. Пока… пока моя мать не наделала глупостей.

Элин прерывисто вздохнула, в который раз вспомнив свои былые неприятности.

— Я люблю свою мать, — продолжил Джеймс, — но все же не могу найти оправдания ее поведению по отношению к тебе. Не представляю, как ей могло прийти в голову обвинить тебя в воровстве! После этого неудивительно, что ты не питаешь любви к нашей семье, — хмуро заметил он. — В ту ночь меня привело в твою спальню желание как-то утешить и приласкать тебя. Остальное тебе известно. Сказать по правде, Элли, стоило мне обнять тебя, как я сразу потерял над собой контроль. В последнюю минуту мне все же удалось взять себя в руки, но это, конечно, не оправдывает моего поведения.

— А я решила, что вызываю у тебя отвращение. Я не сомневалась в этом.

— Нет-нет! — поспешно заверил ее Джеймс. — Я действительно испытывал отвращение, но лишь к самому себе. Я пришел в ужас оттого, что едва с легкостью не лишил невинности девочку, которая приехала погостить в нашем доме и к тому же подвергается несправедливым нападкам со стороны моей матери. Поверь, — добавил он с нервным смешком, — той ночью я испытывал очень болезненные угрызения совести. Именно это и заставило меня покинуть виллу рано утром. Я настолько стыдился и ненавидел себя, что не мог оставаться на месте своего «преступления».

— Я понимаю, Джейми, — мягко произнесла Элин. Она испытывала к нему благодарность за то, что он снял с плеч бремя, угнетавшее ее столько лет.

— Нет, всего ты не можешь понять. — Джеймс медленно покачал головой. В его голосе прозвучала такая печаль, что сердце Элин сжалось от сострадания. — Я сказал тебе, что хочу исповедаться. Так знай: когда я вернулся, сгорая от желания увидеться с тобой и попросить прощения, то был совершенно обескуражен и до глубины души возмущен тем, что рассказала мне мать. Когда она призналась, что подслушивала под дверью твоей спальни, успев спрятаться в соседней комнате перед тем, как я выбежал в коридор, я не поверил собственным ушам. Но затем мать помахала у меня перед носом заключением гинеколога, удостоверяющим твою девственность. Когда она объяснила мне, что это заключение понадобилось ей для того, чтобы лишить тебя возможности предъявлять мне какие-либо претензии, — тут я просто потерял дар речи! Мать, которую я всегда уважал, предстала передо мной в совершенно ином свете. Она сообщила мне, что отправила тебя обратно в Америку, но я — к моему огромному стыду — не предпринял попыток разыскать тебя. Очевидно, меня можно обвинить в трусости, но я предпочел оставить все как есть.

Джеймс замолчал. В наступившей тишине Элин с беспокойством взглянула на него, но он вскоре продолжил:

— Разумеется, я мог бы связаться с тобой, когда вернулся из Испании. За девять последовавших за тем лет это можно было сделать неоднократно. Мне не составило бы большого труда узнать, где ты находишься, и принести извинения за случившееся тем летом, но… Как мы оба знаем, я не сделал ничего подобного. Я продолжал жить привычной жизнью, предпочтя забыть о причиненных тебе обидах. А потом, спустя долгие годы, ты неожиданно появилась в моем кабинете. Бог мой! Когда ты назвала свое имя, меня чуть удар не хватил!

— Дорогой, не стоит так мучить себя, — горячо произнесла Элин. — Все это уже в прошлом. Имеет значение только то, что здесь и сейчас.

— Девочка моя, ты слишком снисходительна ко мне. Я этого не заслуживаю, — прошептал он, крепче обнимая ее и легонько касаясь губами ее лица, пока все не завершилось долгим и нежным поцелуем, сводящим с ума и зовущим куда-то.

— Джейми, ради всего святого! — воскликнула Элин спустя несколько мгновений. — Мне действительно необходимо поговорить с тобой, потому что…

— Нет, дорогая, только не сейчас, — сдавленно произнес Джеймс.

А затем тишина спальни нарушалась лишь тихим шепотом влюбленных, называвших друг друга самыми ласковыми именами. Позже к шепоту присоединились легкие постанывания, потому что Джеймс вновь с нежной страстью овладел Элин, исподволь подведя ее к пику наслаждения и вместе с ней перевалив через ту заветную грань, за которой открывалась бездна сладостного удовольствия.


Утром Элин разбудил резкий звонок будильника. Вздрогнув от неожиданности, она села на постели и в первый момент осознала лишь то, что рядом нет Джеймса. Однако через секунду дверь отворилась, и он вошел в спальню, полностью одетый, неся чашечку кофе на блюдце.

— Мне очень хотелось перед уходом подать тебе кофе в постель. — Джеймс с улыбкой поставил чашку на тумбочку в изголовье кровати. — Жаль, что мне приходится сейчас покидать тебя, но я должен присутствовать на утреннем собрании.

— А как же… Мы так и не успели поговорить. Ведь нужно решить, как быть с Лолли и…

— Не волнуйся, я все улажу. Как только у меня появится свободная минутка, я позвоню тебе, — пообещал он, бросив взгляд на часы. Затем поцеловал Элин и поспешил к выходу.


Что ж, видимо, больше я никогда не увижу этого изворотливого негодяя, мрачно усмехнулась Элин, сидя дома на кухне за утренним кофе неделю спустя.

Говорят, что с каждой минутой на свете становится одним дураком больше. Если это утверждение верно, то сейчас как раз настал черед Элин выступить в подобной роли. Надо же было такому случиться! Как, должно быть, теперь веселится этот мерзавец. На всякий случай попытался соблазнить Элин, а она как будто только того и ждала — свалилась ему прямо в руки словно спелая груша!

— Господи, ну почему ты такая дура? — спросила себя Элин, морщась от досады.

Разумеется, сколько ни посыпай голову пеплом, это горю не поможет. И все же Элин никак не могла смириться с тем, что Джеймсу, похоже, снова удалось внести в ее жизнь полный хаос.

Какой-либо посторонний человек или одна из ее подруг, не привыкшая отягощать себя вопросами морали, могли бы прийти к заключению, что Элин во всей этой истории проявляет излишнюю чувствительность. Что ж… Возможно, если бы Джеймс не оставил ее девять лет назад в столь раздавленном и униженном состоянии, она бы сделала над собой усилие и смогла бы легче взглянуть на проблему как на мимолетное приключение.

Но на ее сердце до сих пор окончательно не зарубцевались шрамы, оставленные случившейся в Испании историей. Обнаружив, что ее юношеское увлечение переросло в серьезное чувство и она страстно влюблена в Джеймса, Элин поняла, что находится в отчаянном положении. Потому что если бы он действительно беспокоился о ней — как утверждал во время своей «исповеди», — то непременно нашел бы за последние несколько дней возможность позвонить ей.

Впрочем, нужно отдать ему должное, ибо один звонок все же был, хмуро напомнила себе Элин. В высшей степени странный звонок! Джеймс позвонил ей на работу.

Она находилась в монтажной и просматривала отснятый материал, содержавший интервью с первыми двумя парами влюбленных, когда Патси позвала ее к телефону. Элин, полностью сосредоточенная на своем занятии, даже не сразу поняла, кто говорит. Тем более что слышимость была отвратительной, а время от времени голос Джеймса вообще пропадал. Элин с трудом улавливала смысл сказанного, пытаясь разобрать слова сквозь сильный треск и шум на линии.

— Где ты находишься?.. Что? Пожалуйста, говори громче!.. — кричала она в телефонную трубку.

— Не кричи, я тебя прекрасно слышу, — с трудом разобрала Элин в ответ. При этом у нее создалось такое впечатление, что Джеймс находится едва ли не на Луне.

— Я совершенно не могу разобрать, что ты говоришь. — Она взглянула на часы. К часу дня ей нужно было показать подготовленный материал Дику Бартону. — Послушай, назови мне твой номер телефона, и я позже перезвоню.

— …Невозможно… — прошелестело в трубке. — Лолли… мои дела. Поэтому… не смогу быть на балу в…

— Великолепно! Только этого мне недоставало! — возмущенно воскликнула Элин. — Джейми, ну я очень тебя прошу, не подводи меня! — добавила она, страдая, что ей приходится умолять того, кто даже из вежливости не соизволил справиться о ее самочувствии после совместно проведенной ночи. Элин ни за что не унизилась бы до этого, если бы речь не шла о ее работе.

— Прости, но… причины… Понимаешь… Лолли…

— Нет, я ничего не понимаю! — крикнула Элин.

В ответ послышался щелчок, а затем раздались короткие гудки, свидетельствовавшие о том, что связь прервалась. На этом все и завершилось. Первая часть передачи вышла в эфир, как и намечал Дик Бартон, однако ни Джеймс, ни Лолли не позвонили Элин и не связались с ней каким-либо иным способом.

Кстати, идея главного редактора, принявшего решение разбить передачу на две части, увенчалась полным успехом. Опрос показал, что зрителям очень понравился сюжет о трех парах влюбленных, относящихся к разным слоям общества, но охваченных одним и тем же чувством. Рейтинг коммерческого телеканала начал расти — к ярости посрамленной старой девы мисс Хорн, — и не в последнюю очередь благодаря этому обстоятельству Дик Бартон пребывал в отличном настроении.

Остальные две пары созвонились с Элин. Все четверо молодых людей пришли в полный восторг от просмотренной передачи и с нетерпением ждали съемок финала всего сюжета. Поэтому Элин решила, что ей не стоит волноваться по поводу отсутствия реакции со стороны Ньюмарка и Лолли Чемберс.

Однако что бы Элин ни говорила или делала, она не могла забыть о молчании Джеймса, которое расценивала не иначе как предательство. Ей никак не удавалось отвлечься от самоуничижительных мыслей о собственной глупости. За последние семь дней и ночей не было минуты, когда бы она не изводила себя запоздалым раскаянием.

Надежда утолить печаль работой не оправдалась. Элин по-прежнему продолжала тосковать по ласкам крепких рук Джеймса, нежно исследовавших той памятной ночью ее тело, которое сейчас вновь казалось ей сиротливым и невостребованным.

Как ни парадоксально, несмотря на полный успех передачи, Элин сейчас как никогда была близка к потере места. Она настолько была истерзана своими личными проблемами, что даже ответила дерзостью на какое-то замечание главного редактора. Конечно, это явилось большой ошибкой. Если она еще раз позволит себе подобный срыв, ей несдобровать!

И сейчас, допивая на кухне вторую чашку кофе, Элин размышляла о том, что угнетает ее больше всего. Впрочем, долго гадать тут не приходилось, ведь сегодня должен состояться благотворительный бал, посвященный Дню святого Валентина. Только остатки гордости удерживали Элин от того, чтобы снять трубку, позвонить Джеймсу и попытаться упросить его прийти на прием. Финал передачи несомненно будет скомкан, если вместо трех пар влюбленных на экране появятся только две. Можно, конечно, как и в первой части, показать фотографии Джеймса и Лолли, но эффект будет не тот.

— Ну и что с того? — сердито проворчала Элин, отодвигая пустую чашку.

Она уже по горло сыта этим сюжетом, и ее даже перестал волновать вопрос, потеряет она работу или нет. Возможно, ей вообще не место на телевидении и пора заняться чем-нибудь другим. Она могла бы, к примеру, устроиться стюардессой на морской пассажирский лайнер — как можно дальше от Джеймса!

В эту минуту мрачные размышления Элин прервал громкий звонок в дверь.

Проверив, на месте ли дверная цепочка, — ибо она не собиралась впускать Ньюмарка, если тот вдруг пожелает явиться к ней, — Элин чуть приоткрыла дверь и выглянула наружу.

— А, это ты, Рита! — удивленно произнесла она, увидев на пороге невесту Фрэнка Кросби, дантиста. — Прости, я еще не одета. — Элин указала на свой длинный халат и тапочки с меховой отделкой. — Выпьешь со мной чашечку кофе?

— Да… спасибо, — запинаясь, поблагодарила Рита, снимая в прихожей шубку. И неожиданно расплакалась. — Мы с Фрэнки вчера поссорились, — сообщила она сквозь слезы участливо обнявшей ее Элин. — Он разорвал помолвку, а я сказала, что больше не желаю его видеть!


8

<p>8</p>

— Ах, Рита, как жаль! — воскликнула Элин, мгновенно позабыв о собственных невзгодах. Она проводила всхлипывающую девушку на кухню и предложила ей сесть. — Но я уверена, что все поправимо. Скорее всего на вас с Фрэнком сказывается предсвадебное напряжение. Расскажи-ка мне подробнее о том, что произошло.

— Не знаю. — покачала Рита головой несколько минут спустя, после того как она поведала Элин о причинах разрыва. — Я до сих пор не могу поверить, что Фрэнки мог быть так груб с моей мамой. Разумеется, она не должна была говорить ему все эти ужасные вещи, но все равно я считаю, что он во всем виноват.

— Как сказать. — произнесла Элин, ставя перед гостьей чашку свежее сваренного кофе.

Терпеливо выслушав душевные излияния Риты, она без труда догадалась, что основная причина размолвки влюбленных кроется именно в будущей теще.

Эта дама, судя по всему, могла бы претендовать на лавры Амелии Чемберс, матери Лолли. Между обеими женщинами наблюдалось несомненное сходство. К тому же обе они желали руководить дальнейшей жизнью молодых людей после того, как состоится их свадьба. Неудивительно, что Фрэнк Кросби счел подобный удел неприемлемым для себя. И бедняжка Рита, по-видимому, хорошо осознавала, в чем кроются причины разлада, но признать это ей мешало ложное чувство фамильной гордости и привязанность к матери.

— Мне не хотелось бы занимать твое время. — Рита снова всхлипнула. — Но я решила поделиться с тобой, потому что мы так приятно провели время, пока ты и твои коллеги снимали нас с Фрэнки для передачи. Я чувствовала, что просто обязана прийти и объяснить тебе, почему нас не будет сегодня на благотворительном балу, — сказала она, глотая слезы.

— Очень мило с твоей стороны, что ты решила заглянуть ко мне. Только не нужно волноваться из-за того, что ты пропустишь бал. На этом жизнь не кончается! — твердо заявила Элин.

Все равно Джеймс и Лолли не приедут на прием, подумала она. А значит, отсутствие Фрэнка и Риты не будет иметь большого значения.

Однако неразговорчивый дантист и его невеста так ей понравились, что Элин невольно захотелось каким-то образом попытаться восстановить их отношения.

— С твоего позволения я пойду переоденусь. — Она улыбнулась заплаканной Рите. — А ты пока пей кофе и постарайся успокоиться.

— Хорошо. — Рита шмыгнула носом. — Спасибо тебе, Элли. Ты так добра ко мне.

Элин рассмеялась.

— По-моему, ты несколько преувеличиваешь мои заслуги!

С этими словами она направилась в спальню. Там Элин переоделась в бордовый кашемировый свитер и узкие брюки из плотной шерстяной ткани. Затем она присела на кровать, придвинула к себе стоявший на тумбочке телефон и набрала номер зубоврачебного кабинета Фрэнка Кросби. К счастью, трубку взял он сам. Элин коротко объяснила ему цель звонка, и Фрэнк принялся излагать ей свою точку зрения на вчерашний скандал.

— Хорошо, Фрэнки, я все понимаю, — наконец удалось ей вклиниться в его монолог. — Скажи мне только одно: ты по-прежнему любишь Риту? Да? Тогда спроси себя — на ком ты, собственно, собираешься жениться? На Рите или на ее матери?

В следующую минуту на лице Элин появилась лукавая улыбка, потому что Фрэнк в двух фразах выразил все, что он думает о своей будущей теще. Причем сделал он это столь эмоционально, что ей пришлось отстранить трубку от уха.

— Ладно, Фрэнки, успокойся! Главное, что ты любишь Риту, а она любит тебя. Значит, вы должны быть вместе. Мой план таков: я оставлю Риту у себя до вечера — подальше от ее мамочки, — а потом мы все встретимся у ресторана, где будет проводиться мероприятие. В половине восьмого тебя устроит? Тогда до встречи!

Очень довольная собой, Элин вернулась на кухню.

— Ну, считай, полдела сделано! — заявила она с порога, и глазам ее предстала следующая картина: появившаяся за время ее отсутствия на кухне Тина внимательно слушает историю незадачливой невесты.

— Похоже, этот Фрэнк не отличается большой сообразительностью, — заметила подруга, кивком поздоровавшись с Элин.

— Нет, ты несправедлива к парню, — возразила та. — Конечно, Рита, решать тебе, но я только что беседовала с Фрэнком по телефону, и он заверил меня, что сегодня вечером собирается на бал!

На заплаканном личике Риты мгновенно вспыхнула счастливая улыбка. Элин секунду полюбовалась произведенным эффектом, а потом продолжила:

— Думаю, тебе не стоит возвращаться домой. Лучше оставайся здесь, с нами, а потом мы все вместе поедем на бал. Идет?

— Я бы с радостью, — смущенно призналась Рита, которой явно не хотелось сейчас встречаться с матерью. — Но мое бальное платье осталось дома, а там меня может ожидать новый скандал.

— Не стоит расстраиваться по пустякам, — усмехнулась Элин. — Дело в том, что я тоже не могу надеть платье, которое приготовила для бала. Видишь ли, мы с Тиной заключили на днях одно глупое пари. Я проиграла, и теперь она наденет мой наряд. Из этого следует, что мне нужно отправиться в магазин и купить себе что-нибудь подходящее для такого случая. Мы могли бы поехать вместе и заодно присмотреть что-нибудь для тебя.

— Нет, это невозможно! То есть я хотела сказать, что подобная покупка обойдется недешево и…

— Не беспокойся, счет оплатит наш телеканал, — соврала Элин не моргнув глазом.

Она прекрасно знала, что финансовый директор канала ни за что не согласится оплатить подобные расходы, сочтя их неоправданными. К счастью, Элин легко могла справиться с возникшей проблемой сама — бабушкино наследство обеспечивало ей эту возможность. Так почему не создать у Риты уверенность, что процветающий коммерческий телеканал оказывает ей маленькую, но приятную услугу? А самой Элин это поможет избежать афиширования своих финансовых возможностей. Она всегда отличалась щепетильностью на этот счет. К тому же стоимость бального платья по сравнению с внушительными размерами состояния Бруфордов просто капля в море.


В полдень того же дня Глэдис Колхаун в своем доме поила сына кофе.

— Может, ты предпочтешь чай? — поинтересовалась она, ставя перед Джеймсом чашку с дымящимся ароматным напитком.

— Нет, спасибо, мама. В самолете я выпил столько чаю, что мой желудок уже начинает протестовать.

— Ты не представляешь, как я рада, что ты согласился побывать на моем благотворительном балу. Мне всегда приятно чувствовать твою поддержку, — осторожно заметила Глэдис. Она прекрасно знала, что сын терпеть не может посещать подобные мероприятия.

Передавая Джеймсу кусочек яблочного пирога на тарелочке, миссис Колхаун припомнила известную истину, что дочь всю жизнь остается дочерью, а сын является таковым лишь до того момента, пока сам не обзаведется семьей. Как это верно! — со вздохом подумала Глэдис.

Ей еще не довелось увидеться с невестой Джеймса, но она слыхала, что Лолли очень мила. И все же Глэдис мало радовала перспектива иметь общих внуков с Амелией Чемберс. Будь ее воля, она постаралась бы избежать подобной участи.

Она знала, что многие ее саму считают жесткой женщиной, но мать Лолли — если позволительно применить к данной ситуации спортивные термины — явно находилась в куда более тяжелой весовой категории! Своими повадками Амелия Чемберс напоминала акулу, которая никогда не выпустит из зубов попавшуюся добычу. Она непременно попытается руководить семейной жизнью Джеймса и Лолли, независимо от их собственного желания.

Правда, Джеймсом не так-то легко управлять. Глэдис знала это по собственному опыту. Но она невольно начинала сомневаться, хватит ли его твердости и непреклонности для противостояния безмерной самоуверенности будущей тещи.

— Ну, мне пора бежать. — Джеймс поднялся из-за стола. — Я ведь заехал лишь на минутку, чтобы поздороваться. Кстати, ты случайно не получала никаких известий от Лолли? — как бы между прочим поинтересовался он.

— Нет, дорогой. — Глэдис покачала головой. — Хотя постой… По-моему, это она звонила несколько дней назад. Одна из горничных передала мне, что какой-то девушке нужно поговорить с тобой. Разумеется, я решила, что если это Лолли, то она перезвонит тебе домой.

— Она не оставила номер телефона, по которому я мог бы связаться с ней? — быстро спросил Джеймс.

Глэдис пожала плечами.

— Возможно. Если Лолли действительно оставила номер, он должен быть записан в блокноте, который находится возле телефонного аппарата в холле.

Две минуты спустя Джеймс уже звонил Лолли.

— Ну наконец-то! — с видимым облегчением произнес он, услыхав в трубке ее голос. — Я пытался дозвониться тебе в течение последних нескольких дней. Да-да, все в порядке. Я совершенно уверен. Ты права, так будет лучше для нас обоих. Всего хорошего, дорогая, и передай мои наилучшие пожелания твоей мамочке! — добавил Джеймс со смехом, прежде чем повесить трубку.


— Давайте выпьем за нас! — провозгласила Элин, поднимая бокал с шампанским и с улыбкой окидывая взглядом удобно устроившихся в ее просторной гостиной девушек.

— Поддерживаю тост! — согласилась с ней Тина, после чего залпом осушила бокал и направилась к небольшому столику, чтобы еще плеснуть себе шампанского. — Должна сказать, что ты нарядила Риту как королеву. Будем надеяться, что Фрэнк действительно прибудет на бал.

— Пусть только попробует не приехать! — Элин заносчиво вздернула подбородок, демонстрируя полную уверенность, хотя в глубине души побаивалась, что из ее затеи ничего не выйдет. — Рита просто обворожительна, правда?

— Лучше и желать нечего, — кивнула Тина. Затем они с Элин, не сговариваясь, снова посмотрели на смущенно улыбавшуюся Риту.

Поначалу Элин немножко беспокоилась относительно того, как им с Ритой удастся поладить в течение долгого дня. Ведь они все же не были подругами. Судьба свела их лишь во время съемок передачи. Но ей не стоило волноваться, потому что все получилось как нельзя лучше.

Посетив несколько бутиков, они очень скоро нашли то, что искали, а именно превосходный наряд, идеально сочетавшийся со светлой кожей Риты и ее каштановыми волосами.

Нет, не напрасно мы сделали эту покупку, размышляла Элин, глядя на изумрудное атласное платье, выгодно подчеркивавшее тонкую талию Риты и спускавшееся широким подолом до самого пола. Комплект дополняли изящные туфельки в тон и маленькая сумочка. Рита выглядела настолько обворожительно, что Элин не сомневалась: стоит Фрэнку лишь раз взглянуть на свою невесту, как он влюбится в нее с новой силой.

Взглянув на часы, Элин подумала, что пора бы уже прибыть Эду Муверу и Дейзи, и как раз в эту минуту раздался дверной звонок.

Проводив вновь прибывших в гостиную, Элин снова обвела всех собравшихся взглядом. Сегодня каждый из них был красив как никогда. Правда, Эд чувствовал себя слегка не в своей тарелке и поминутно поправлял галстук-бабочку и воротник белоснежной рубашки. Судя по всему, смокинг ему сегодня пришлось надеть впервые в жизни. Зато Дейзи, его невеста, держалась совершенно непринужденно и определенно собиралась произвести на балу фурор. Ее светло-золотистые волосы были уложены на макушке в замысловатую прическу, к которой несомненно приложил руку мастер-стилист из парикмахерского салона. Но на этом вся вычурность и заканчивалась, потому что черное шелковое платье Дейзи отличалось элегантностью и простотой линий. Имея на себе из украшений лишь крошечные золотые сережки, она выглядела на миллион долларов.

— Скажи, разве они не чудесная пара? — шепнула Элин, пригнувшись к уху Тины, стоявшей рядом и тоже глядевшей на слесаря и его невесту.

— Бесспорно, — лаконично ответила та. — Однако ты и сама неплохо выглядишь, дорогая моя! — добавила она, лукаво поведя бровью, после чего захватила со столика бутылку и принялась обходить гостей, наполняя их бокалы шампанским.

То же самое можно сказать и о тебе, подумала Элин, тут же решив подарить Тине длинное платье из легкого золотистого шифона, которое сейчас было надето на той. Почему это платье Элин считала лучшим своим нарядом, ведь смуглой Тине оно идет гораздо больше, чем ей самой?

А вот по поводу своего нового туалета Элин имела очень сильные сомнения. Она уже даже начала сожалеть о том, что позволила сегодня Рите убедить ее переступить через доводы разума и приобрести эту обнову.

Едва увидев темно-вишневое бархатное платье, которое полностью открывало плечи и держалось на одном корсаже, Рита заявила, что это то, что нужно, и лучшего наряда Элин не найти.

Возможно, она была права, но прежде Элин не приходилось надевать такое открытое платье, и она чувствовала себя едва ли не обнаженной. Тут снова кто-то позвонил в дверь. Элин поспешила в прихожую, а затем вернулась к гостям и пригласила их занять места в поданном к самому подъезду шикарном белом лимузине, специально заказанном ею для поездки на бал.

— Хотите знать мое мнение? Только в таких автомобилях и нужно ездить! — весело воскликнул Эд Мувер, когда они подкатили к ресторану, в котором должно было состояться торжество. — Прошу вас, дамы! Настала пора вволю повеселиться!

Затем он дружески поблагодарил шофера и направился следом за остальными, которые уже поднимались по ступеням главного входа. Через минуту вся компания миновала швейцара и вошла внутрь.

— Не нужно так волноваться! — шепнула Элин Рите, нервно вертевшей в руках сумочку и робко оглядывавшей переполненное фойе ресторана. — Я уверена, что Фрэнк скоро появится. Более того, он найдет тебя неотразимой!

— Будем надеяться. — неуверенно улыбнулась Рита.

Действительно, вскоре оказалось, что ей не было нужды беспокоиться, потому что не успели они снять в гардеробной верхнюю одежду, как Элин заметила пробирающегося к ним сквозь толпу Фрэнка.

— Похоже, парень потерял дар речи. — Тина рассмеялась, глядя на остолбеневшего дантиста, который остановился в трех шагах от невесты и никак не мог оторвать от нее глаз.

Даже Элин настолько расчувствовалась, что едва не уронила слезу, когда Фрэнк наконец шагнул вперед и медленно поднес руку Риты к губам. Затем на его лице появилась гордая улыбка, и он увлек свою очаровательную невесту в зал.

— Боюсь, что теперь они не скоро вновь присоединятся к нам. Сегодня я впервые увидела, как осуществляются мечты влюбленных, — заметила Тина с нотками зависти в голосе.

— А где же твой приятель? — поинтересовалась Элин.

Тина пожала плечами.

— Наверное, где-то здесь. Да вон он! — Она помахала рукой высокому парню, напряженно оглядывавшемуся по сторонам в десяти футах от них. — Увидимся позже, ладно?

Элин кивнула и повернулась к приблизившимся Эду и Дейзи.

— Как здесь интересно! — с энтузиазмом произнес Эд. — Можно мы тоже пройдем в зал?

— Разумеется, — улыбнулась Элин. — Я подожду здесь нашего кинооператора, а потом мы разыщем вас всех и снимем на пленку. Много времени это не займет, так что остаток вечера будет в вашем распоряжении.

— А нельзя ли нас снять первыми? — попросила Дейзи. — Просто я не уверена, что моя прическа продержится достаточно долго, — смущенно пояснила она.

— Постараемся, — пообещала Элин.

К тому времени, когда прибыл кинооператор Гарри Томпсон, большинство прибывших на бал пар уже покинули фойе ресторана и переместились в зал, где звучала музыка. Джеймс и Лолли так и не появились, и Элин уже не сомневалась, что их не будет на приеме.

Как и следовало ожидать, мрачно усмехнулась она, чувствуя, что ее настроение дало резкий крен вниз. Ньюмарк с самого начала имел намерение увернуться от посещения бала, и это ему в конце концов удалось. Не помогло даже то, что нынешний благотворительный прием организует его дорогая мамочка.

— Ты уверена, что мы сможем отыскать именно те пары, которые нас интересуют? Вот будет смеху, если мы снимем не тех, кого нужно! — ухмыльнулся Томпсон.

— Ничего, как-нибудь разберемся, — успокоила его Элин.

— Будем надеяться. Должен заметить, что ты сегодня выглядишь очень соблазнительно. На работе я тебя такой не видел! Интересно, на чем держится твое платье? По-моему, то, что я наблюдаю, противоречит законам гравитации!

— Прекрати, Гарри! Не забывай, что мы сюда не развлекаться пришли! — весело отбрила Томпсона Элин. Она давно привыкла к его шуткам.

Однако слова кинооператора вновь заставили ее усомниться в правильности выбора платья. К примеру, если бы в этом наряде ее увидала бабушка, то ее хватил бы удар!

— Кстати о работе, — прервал ее размышления Гарри. — Бартон говорил, что мы должны запечатлеть три пары. Но что-то подсказывает мне, что одной парочки мы не досчитаемся, верно?

— Похоже на то, — с тяжелым вздохом ответила Элин.

Затем она начала было объяснять Томпсону, почему, несмотря на все ее усилия, представители высшего класса не соизволили явиться на прием, но в этот момент кто-то тронул ее за руку. Она удивленно обернулась и…

— Джеймс!

Это действительно был он. Элин ошеломленно смотрела в его смеющиеся зеленые глаза, чувствуя, что все заранее заготовленные колкости быстро выветриваются из головы.

— Я… мм… была уверена, что ты не придешь, — пролепетала она, стараясь поскорее взять себя в руки.

— Интересно, чем это я заслужил подобное отношение? Как ты могла вообразить, что я пропущу возможность увидеть тебя в столь обольстительном платье?

— А… где же Лолли? — спросила Элин, оглядываясь по сторонам.

Конечно, больше всего ей хотелось отвести Ньюмарка в сторонку и сказать ему всё, что она о нем думает. Но она решила, что с этим можно подождать, потому что существовали гораздо более важные вещи.

К сожалению, нужно было смотреть фактам в лицо: им с Гарри следовало в первую очередь сосредоточиться на работе. Лишь после того, как кинооператор произведет съемку, можно будет начать выяснять отношения с Джеймсом. Элин ждала этого всю прошлую неделю, и ей не терпелось поставить его на место!

— Так это и есть один из представителей высших слоев общества? — поинтересовался Томпсон, быстренько принимаясь снимать Джеймса, который в этот момент обнимал Элин за талию.

— Да, ты угадал.

— Ошибаешься, приятель!

Оба ответа прозвучали одновременно, потому что Джеймс и Элин заговорили в один голос.

— Разбирайтесь сами, ребята! — Гарри хмыкнул. — А я пойду искать остальных. Их я хотя бы знаю в лицо.

— Так где же Лолли? — снова спросила Элин, отстраняясь от Джеймса. — Если уж ты решился приехать сюда, то твоя невеста и подавно должна быть здесь.

— Вот тут, ты ошибаешься, — возразил тот, нахмурившись при виде воинственного выражения, появившегося на лице Элин после ухода кинооператора. — Послушай, нам нужно поговорить, — добавил Джеймс, беря ее за руку и уводя в полупустой бар, потому что все были увлечены начавшимися танцами. — Лолли никак не могла приехать сегодня. Я могу объяснить, почему так вышло, но сначала мне нужно спросить тебя об одном. О Боже, только не это! — внезапно воскликнул Джеймс, тихо выругавшись сквозь зубы.

Проследив за его взглядом, Элин увидела приближавшуюся к ним дородную даму. Сначала она даже не узнала ее, но через мгновение сообразила, что перед ней находится изрядно располневшая мать Джеймса Глэдис Колхаун!

— Добрый вечер! Надеюсь, дорогой, ты наконец познакомишь меня с Лолли?

Джеймс быстро сжал руку Элин и прошептал уголком рта:

— Ради Бога, молчи! Я не хочу подводить Лолли. Просто поддакивай мне и всё, ладно?

— Зачем? — изумленно заморгала Элин, но Джеймс ничего не успел ей объяснить.

— Дорогая моя, я очень рада, что ты приехала на бал, — произнесла Глэдис с широкой улыбкой, явно не узнав в стоящей рядом с сыном девушке ту нескладную дурнушку, которая девять лет назад прибыла к ним в дом в окрестностях Барселоны. — Как поживает твоя мама? Мы с Амелией не виделись целую вечность, — добавила она фальшиво-слащавым тоном.

— Амелия и Фред очень сожалеют, что не могли сегодня присутствовать на балу, — сдержанно произнес Джеймс.

Элин тем временем кое-что сообразила, и в е глазах появился задорный блеск. Она еще не до конца поняла, какую игру ведет Джеймс, но ей не хотелось позволять ему использовать себя. Почему ей нужно изображать из себя Лолли Чемберс? Вот еще глупости!

С другой стороны, почему бы и нет? Возможно, настала пора свести счеты с Глэдис Колхаун? Кажется, пришел мой черед позабавиться, решила Элин.

— Мне очень жаль, что здесь нет мамочки, — пропищала она тоненьким голоском, стараясь изобразить присущие Лолли интонации. — Но, как на выразилась, никакая сила не заставит ее посетить это скучное низкопробное мероприятие, на которое слетится все городское отребье.

— Вот как? — изумленно воскликнула Глэдис.

— Да, — радостно кивнула Элин, одарив миссис Колхаун лучезарной улыбкой. Краем глаза она заметила, как напряженно выпрямился рядом с ней Джеймс. — Мамочка сказала, что в следующем году организует собственный бал в честь Дня святого Валентина, — продолжила Элин, словно стараясь ужалить Глэдис в самое больное место. — Не сомневаюсь, что она добьется гораздо большего успеха, потому что ее друзья и знакомые уже пообещали скупить все билеты.

— Правда? Как интересно! — фыркнула миссис Колхаун, заливаясь краской гнева при мысли о том, что выскочка, которую прежде звали не иначе как Милли Чемберс, претендует на то, чтобы отобрать у нее роль лучшего организатора благотворительных приемов. — В таком случае, мне следует дать дорогой Амелии несколько полезных советов!

Воображаю, как сцепятся обе матроны, пронеслось в голове Элин.

— Прекрати сейчас же! — едва слышно шепнул Джеймс, стискивая ее руку выше локтя.

— Мамочка обожает моего дорогого Джейми, — нимало не смущаясь и не обращая внимания на грозный блеск в его глазах, сказала Элин. — Мы с ней пришли к выводу, что мне очень повезло! Подумать только, что из десятков — или сотен? — красавиц, побывавших в его спальне за последние несколько лет, Джейми выбрал именно меня!

— Это уже слишком! — взорвался Ньюмарк.

Миссис Колхаун издала нервный смешок, быстро оглядевшись по сторонам в надежде, что никто — особенно вездесущие репортеры — не услыхал слова очень привлекательной, но, судя по всему, недалекой девушки. Разумеется, Глэдис не могла не знать, что ее сын пользуется успехом у представительниц прекрасного пола, но ей не верилось, что количество его пассий исчисляется подобными цифрами.

— Но это же всем известно! — заметила Элин, словно защищаясь. — Мне даже мамочка говорила, что в постели Джейми — зверь!

Она понимала, что зашла слишком далеко, но сладкое чувство мести кружило ей голову. Ее даже не беспокоила боль, причиняемая пальцами Джеймса, впившимися в руку словно клещи.

— Джейми сказал мне, что я не должна просить его оставить после свадьбы всех приятельниц, потому что это выше его сил, — продолжила Элин легким тоном. — Но мамочка заметила на это, что угроза громкого и очень разорительного судебного процесса быстро вернет нашего мальчика в рамки приличий. Что вы на это скажете?

Глэдис ахнула, прижав руку к груди с таким видом, словно у нее в любую секунду может лучиться сердечный приступ. Это вывело Джеймса из замешательства. Он решительно повернулся и направился в зал ресторана, потянув за собой «невесту».

— Что за спектакль ты устроила? К чему эта безобразная сцена? — возмущенно спросил он, выводя Элин в круг танцующих и притягивая к себе.

— Разве мне нельзя немного поразвлечься? — ответила Элин вопросом на вопрос. При этом ей пришлось повысить голос, чтобы перекрыть музыку. — В конце концов, это тебе принадлежит идея выдать меня за Лолли Чемберс. Кстати, где же все-таки твоя невеста?

— Не вмешивай сюда Лолли. — Джеймс скрипнул зубами, в последний миг уворачиваясь вместе с Элин от столкновения с другой танцующей парой. — Она не имеет никакого отношения к странной демонстрации, устроенной тобой пять минут назад. Бог знает, что подумает моя мать!

— Мне совершенно безразлично, что она подумает! — отрезала Элин. — Глэдис давно пора узнать, что ее сын не прочь приударить за каждой мало-мальски смазливой куколкой, а на следующее утро обо всем забыть.

— Господи, да с чего ты это взяла?

— Я основываюсь на личном опыте. Последний раз мы виделись неделю назад, и за это время ты не удосужился даже позвонить мне! Вернее, один разок ты позвонил, но слышимость была настолько плоха, что лучше бы ты этого вовсе не делал. Разве отсюда не следует вывод, что проведенная со мной ночь является для тебя всего лишь очередным приключением?

— Насколько я понимаю, ты изначально настроилась против всего, что бы я ни сказал, верно?

— Вот именно! — с вызовом ответила Элин. Она собиралась продолжить и выложить Джеймсу все, что думала о нем в течение долгих дней ожидания, но тот вдруг рывком прижал Элин к своей груди и прильнул к ее губам в яростном поцелуе.

Безусловно, в этот момент многие из танцующих нежно обнимали друг друга, но надо же было такому случиться, что внимание кинооператора Томпсона, который уже завершил съемку двух других пар, привлекли именно Элин и Джеймс!

Впрочем, чему тут удивляться. Уже давно отзвучала музыка, а они все продолжали стоять в центре танцевального круга, не в силах разомкнуть объятия. Лишь только когда затуманенный взгляд Элин остановился на нацеленном на них объективе кинокамеры, она вернулась к реальности и резко отстранилась от Джеймса.

Тот вдруг тоже осознал, что более двух сотен людей с интересом наблюдают за ними. Выругавшись, он обнял Элин и поскорее увел ее прочь из зала.

— Куда ты меня тащишь? — недовольно поинтересовалась та, едва поспевая за размашисто шагавшим Джеймсом.

Однако он молчал до тех пор, пока они не оказались в небольшом отдельном кабинете ресторана, где никого не было.

— Ты ведешь себя как троглодит! — проворчала Элин, потирая плечо, на котором еще виднелись следы пальцев Джеймса. — Если ты желал произвести на меня впечатление своей грубостью, то знай: это тебе не удалось!

Джеймс плотно закрыл дверь и повернулся к Элин.

— Поверь, мне меньше всего хотелось произвести впечатление на тебя, человека, который сам кого угодно ввергнет в изумление, — произнес он с угрожающим спокойствием. — Значит, ты сегодня решила поразвлечься, Элли?

— Да, а что в этом особенного? — не совсем твердо ответила та, почувствовав перемену в его настроении. — Ты вполне заслуживаешь подобного обращения!

— Так-так… Что же, я готов согласиться с тобой — только бы сделать тебе приятное!

Элин попятилась, заметив, каким гневом заблестели зеленые глаза Джеймса.

— Да, я получил сегодня по заслугам, — тихо продолжил он. — Потому что мне с самого начала не следовало связываться с тобой. Ведь я прекрасно знал, что от тебя следует ожидать только одних неприятностей. Я должен был насторожиться с того самого мгновения, когда увидел тебя в моем кабинете, — горько усмехнулся он. — К тому же ты сама меня предупредила, назвавшись Немезидой! Совершенно невозможно понять, почему я продолжал общаться с тобой. Разве что остается предположить, что я впал во временное помешательство. И виновата в этом ты!

— Не кричи на меня!

— Я вообще готов сделать с тобой что угодно! — еще больше повысил голос Джеймс. — Как я мог вообразить, что мы с тобой созданы друг для друга? Мне показалось, что после долгих лет ожидания я наконец вновь соединился с той, о ком втайне всегда мечтал. После сказочной ночи, проведенной с тобой, я был уверен в этом. Как глупо!

— Но, Джейми…

— Да-да, ты снова права. — Он печально усмехнулся. — Наши отношения состоят из одних «но». Потому что тебя совершенно не волнует, что ты делаешь или кого задеваешь в процессе съемок своей дурацкой передачи. Например, тебе почти ничего не известно о Лолли, но ты играючи вмешиваешься в ее жизнь. А по какому праву? Почему бы тебе просто не остаться в рамках своих обязанностей? Какое тебе дело до отношений Лолли и ее матери? Тебе глубоко наплевать, что твоя передача еще больше усложнит положение девушки, которую силой заставляют вступить в нежеланный брак! Ты готова на все, лишь бы добиться своего! А я для тебя не более чем игрушка.

— Это неправда! — возразила Элин.

— Не горячись, не стоит. Я тебя раскусил. Думаешь, я не понимаю, почему ты обвиняешь меня в непостоянстве и поверхностном отношении к женщинам? Это поможет тебе оправдать наш разрыв!

Элин попыталась что-то сказать, но он жестом остановил ее.

— И мне нечего будет возразить, потому что трудно представить себе, чтобы, дожив до тридцати двух лет, я не имел связей с женщинами! Или мужчины, не имеющие семьи, по твоим представлениям, должны вести монашеский образ жизни?

В это мгновение за дверью раздался смех и чьи-то голоса, и через секунду в помещение валилось несколько молодых людей.

— Эй! Хотите посмотреть на мою девушку? — весело крикнул рыжеволосый юноша.

— Оставьте нас! — коротко бросил Джеймс, даже не повернув головы в сторону вошедших.

Те пробормотали какие-то извинения и быстро скрылись из виду, тихонько притворив за собой дверь.

— Мне осталось подвести итог всему сказанному. Прежде всего, ты никогда не была для меня приключением, Элли. Правда заключается в том, что после одной порожденной страстью ночи — заметь, всего лишь одной! — я понял, что страстно влюблен в тебя. Мне хотелось, чтобы ты стала моей женой, но сейчас я вижу, что это было заблуждение. Я обманулся в своих ожиданиях. Ты неспособна понять, что отношения двух людей обречены, если один из них не доверяет другому.

Джеймс несколько секунд молча смотрел на смущенно потупившуюся Элин, щеки которой пылали ярким румянцем.

— Не хочешь ничего говорить? — насмешливо спросил он. — Что ж, это дела не меняет. По-видимому, нужно признать, что богатство испортило тебя, раз ты не понимаешь, что мне, например, необходимо выполнять принятые на себя обязательства. Я очень серьезно отношусь к своей работе. В тот день, когда мы расстались, мне пришлось срочно вылететь в Саудовскую Аравию, где наша компания ведет строительство. И я по наивности решил, что если ты не дождешься от меня звонка немедленно, то поймешь: у меня пока нет возможности связаться с тобой. К сожалению, в условиях пустыни трудно рассчитывать на блага цивилизации, поэтому я кое-как дозвонился разок в Америку, но и то с сомнительным успехом. А знаешь, чего мне стоило поскорее уладить возникшие на строительстве проблемы и вылететь в Нью-Йорк, чтобы успеть на этот глупейший бал? И все это я делал только для того, чтобы не расстраивать тебя!

Никогда прежде Элин еще так сильно не хотелось провалиться сквозь землю, как в эту минуту. По мере монолога Джеймса сковывавший ее сердце лед постепенно таял. Она начала осознавать, что Джеймс прав, — ей следовало больше доверять ему. И все же некоторые сомнения еще оставались.

— Где… Лолли? — выдавила она.

Джеймс пожал плечами.

— Думаю, она сейчас рядом со своим возлюбленным.

— С кем? — удивленно переспросила Элин.

— Ну, с доктором Эбботом или как там его зовут. С тем человеком, который лечит ее животных, — пояснил Джеймс, устало проведя рукой по лицу. — Лолли никогда не собиралась выходить за меня замуж. Хотя ей нравилась идея как таковая, потому что она мечтала жить отдельно от матери. Надеюсь, не нужно объяснять почему? Ты, наверное, собрала достаточно материала об Амелии Чемберс. К тому же у Лолли возникло чувство к доктору Эбботу, и не без взаимности. Но миссис Чемберс втемяшилось, что самой хорошей партией ее дочери могу быть только я. Она предприняла определенные шаги в этом направлении, поставив тем самым нас с Лолли в очень неловкое положение. Впрочем, мы быстро разрешили между собой это недоразумение, и все было бы хорошо, но тут в дело вмешалась мисс Элин Доусон, которой непременно нужно было везде сунуть свой длинный нос!

— Я не знала… Мне даже в голову не приходило…

— Так вот, мисс Доусон, состоятельная и избалованная девица, по странной прихоти работающая телерепортером, рьяно взялась за дело, — продолжил Джеймс, не обращая внимания на попытки Элин оправдаться. — Ее не заботил тот факт, что своей передачей — которая к тому же вышла раньше изначально намеченного времени — она льет воду на мельницу Амелии. Мисс Доусон не удосужилась даже поинтересоваться, действительно ли между мной и Лолли существуют нежные отношения. Она все приняла за чистую монету, а помолвки на самом деле не было и в помине!

— Мне так неудобно, Джейми, — простонала Элин.

Но Джеймс был неумолим.

— К счастью, дело обернулось так, что мисс Доусон, сама того не подозревая, оказала Лолли добрую услугу. Потому что доктор Эббот, о котором я, кажется, уже упоминал, увидев по телевидению первую часть передачи, понял, что дальше медлить опасно, и на следующий же день сделал Лолли предложение. Затем они вместе направились к Фреду Чемберсу, отцу невесты, признались ему в своих намерениях и получили его согласие на брак. Сейчас Лолли пребывает в полном блаженстве, потому что единственным человеком, которого побаивается Амелия, является ее супруг!

— Значит… Лолли счастлива?

— На седьмом небе от счастья, — подтвердил Джеймс. — Она собирается замуж за любимого человека, и ей больше не страшны выходки матери. Фред Чемберс будет стеной стоять за дочь, потому что речь идет о ее счастье. Вот так, в конце концов, завершилась эта история.

— Мне очень приятно слышать это, — заметила Элин. Потом она секунду помедлила и неуверенно поинтересовалась: — А… как будет развиваться наша история? Вообще-то ты прав, я вела себя довольно глупо и мне следовало больше доверять тебе.

— Только избавь меня от запоздалых извинений, — поморщился Джеймс. — Я хорошо усвоил урок, хоть это и потребовало некоторого времени. Мне не хочется вновь повторять прошлые ошибки, поэтому я постараюсь больше не встречаться с тобой, Элли. Будь добра, сделай одолжение и не вмешивайся в будущем в мою жизнь.

— Джейми! Пожалуйста, не покидай меня. Ты же знаешь, как я тебя люблю!

Но он, не обратив на мольбы Элин никакого внимания, направился к выходу. Уже отворив дверь, он на мгновение задержался на пороге.

— Забудь об этом, Элли. Поверь, я говорю серьезно. Между нами все кончено!


9

<p>9</p>

Полная горестных предчувствий, Элин сидела за своим рабочим столом, закрыв лицо руками и желая уснуть на сто ближайших лет, подобно какой-нибудь сказочной принцессе. Другого способа пережить надвигающуюся катастрофу она не могла придумать. Казалось, нет на свете такой силы, которая способна была бы предотвратить грандиозный скандал с главным редактором телеканала. Хорошо еще, что у Элин имелось в запасе некоторое время, потому что Дик Бартон с утра проводил в своем кабинете совещание и у него пока не было возможности просмотреть отснятый вчера на балу материал. Но когда он увидит все это, нетрудно догадаться, что произойдет!

— Может, все еще обойдется, — сочувственно сказала Патси, похлопав Элин по плечу, чтобы хоть как-то утешить ее.

— Нет, это конец! — вздохнула та, отрешенно глядя прямо перед собой.

— А я думаю, что еще не все потеряно. Твой материал может натолкнуть Бартона на мысль открыть какую-нибудь новую рубрику. Скажем, «Забавное рядом». Или еще что-нибудь в этом роде. Мне приходилось видеть подобные сюжеты, когда ничего не подозревающих людей снимают в самые пикантные моменты их жизни.

Однако, как Патси ни старалась, улучшить настроение Элин ей не удалось. Та сейчас была не в состоянии воспринимать юмор. Вместо того чтобы хотя бы улыбнуться, Элин со сдавленным стоном вскочила из-за стола и бросилась в туалет, где ее стошнило.

Несколько минут спустя, сидя перед зеркалом и прислушиваясь к спазмам в желудке, она подумала, что как ни верти, а придется, видно, смириться с судьбой. Элин не сомневалась, что Бартон велит ей с завтрашнего дня не показываться на телеканале.

И виноват в этом Ньюмарк. Она вздохнула, словно нарочно пытаясь подстегнуть гнев против того, кто начал портить ей жизнь еще девять лет назад.

Однако в сердце Элин не было злости. Она снова и снова вспоминала последние слова, произнесенные Джеймсом перед тем, как он покинул отдельный кабинет ресторана, и все больше убеждалась, что он не шутил. Между ними действительно все кончено. Элин по собственной глупости потеряла человека, которого любит больше всего на свете.

Но то, что он в прямом и переносном смысле повернулся спиной к плачущей в отдельном кабинете ресторана Элин, это еще полбеды. Гораздо худшим оказалось его внезапное решение поставить своеобразную точку в конце всей этой истории. Дальнейшие действия Джеймса недвусмысленно показали, в каком свете он видит Элин.

Когда он отворил дверь, собираясь уйти, из ресторанного зала донеслись звуки стремительно набиравшего популярность рок-н-ролла.

— Мм… я хочу пригласить тебя на последний танец, Элли, — вдруг произнес Джеймс.

Вернувшись обратно, он крепко взял Элин за руку и повел за собой, не обращая внимания на ее слезы и протесты.

— Пусти! Я не хочу танцевать. Оставь меня в покое! — говорила она, но все было напрасно.

— Идем, Элли! Мы ведь не можем обмануть ожидания телезрителей вашего канала! — Джеймс саркастически рассмеялся, и в его глазах промелькнуло странное и угрожающее выражение. В зале он на мгновение задержался, хлопнув по плечу стоявшего у входа Гарри Томпсона. — Следуй за нами, приятель. Тебе предстоит поработать: снимешь финальную сцену!

— Я уже снял все, что требовалось.

— Делай, что тебе говорят! — сердито приказал Ньюмарк.

— Ладно, парень, как скажешь, — пробормотал Томпсон, предпочтя не спорить с человеком, который явно был чем-то рассержен и к тому же возвышался над ним едва ли не на полторы головы.

— Если это шутка, то я ее не понимаю. — Элин всхлипнула, безуспешно пытаясь высвободить руку из крепких пальцев Джеймса.

— Скоро поймешь, дорогая моя. Очень скоро!

Так и вышло.

Как известно, рок-н-ролл — танец быстрый и энергичный. Партнеры зачастую выделывают Бог весть что, и парень вертит, наклоняет и даже подбрасывает девушку, как только ему подскажет фантазия. Неизвестно, кто выбрал подобную музыку для благотворительного бала, но он, очевидно, исходил из тех соображений, что День святого Валентина — молодежный праздник, и потому рок-н-ролл придется в самый раз.

Как бы то ни было, платье Элин совершенно не подходило для подобного танца. Когда Джеймс в очередной раз рывком прижал ее к своей груди, потом завертел и отбросил на расстояние вытянутой руки, она почувствовала неладное. Но не успела Элин до конца осознать опасность, как Джеймс снова рванул ее к себе. И тут злополучное платье, как будто решив расстаться с надоевшей компанией, продолжило движение в одну сторону, в то время как его хозяйка направилась в другую!

Кинооператор Гарри все это послушно снял.

В первое мгновение ошеломленная Элин даже не осознала, что произошло. Но когда она опустила взгляд, то увидела, что корсаж темно-вишневого бархатного платья съехал вниз, обнажив ее грудь для всеобщего обозрения. Не успела Элин ахнуть, как Джеймс вновь прижал ее к себе и запечатлел на губах прощальный поцелуй. После этого он сдернул с ближайшего столика скатерть и под грохот и звон падающей на пол посуды набросил на плечи Элин. Потом, игнорируя возмущенные возгласы и женский визг, он повернулся и стремительно вышел из зала.

Если бы рядом не оказалось Тины, Элин не знала бы, что и делать. Она совершенно растерялась, готовая провалиться сквозь землю от пережитого унижения. Но подруга сразу поспешила к ней со словами утешения и вывела в дамскую комнату.

Затем Тина помогла Элин привести себя в порядок, быстренько вызвала такси, отвезла ее домой и уложила в постель.

Элин до сих пор не понимала, как нашла в себе силы приехать на другой день на работу. Единственным лучиком радости, на мгновение прорезавшим ее хмурое настроение, был звонок Риты, голос которой звенел от счастья. Похоже, у этой пары все наладилось.

По крайней мере, я не напрасно старалась, размышляла Элин, продолжая смотреть на себя в зеркало. Собственное лицо показалось ей чересчур бледным, а круги под глазами слишком темными. За ночь она успела понять, что ей нечего и пытаться забыть о Джеймсе. Даже несмотря на его отвратительную вчерашнюю выходку, Элин по-прежнему любила его всем сердцем. Во всем случившемся она винила себя одну.

Очевидно, Джеймс был настолько возмущен ее вмешательством в личные дела посторонних ей людей, что в конце концов поступил с ней таким же образом. Впрочем, Элин и сама не находила оправданий своему поведению. С самого первого мгновения, когда она заявила главному редактору, что добьется от Ныомарка сотрудничества — хотя вовсе не была уверена в этом — она заслуживала всего, что в конечном счете и произошло.

Что посеешь, то и пожнешь, со вздохом подумала Элин. Затем она поднялась и нехотя направилась обратно, к своему рабочему столу, дожидаться вызова к боссу. Долго ждать ей не пришлось.

— Элли! — прозвучал вскоре громогласный крик Дика Бартона. — Немедленно ко мне!

Чувствуя себя как напроказивший школьник, которому не миновать родительского наказания, Элин понуро поплелась в кабинет главного редактора.

К ее величайшей досаде, оказалось, что там присутствует также мисс Хорн. Старая дева светилась от счастья, предвкушая сцену изгнания Элин с работы.

— Мне хотелось бы знать, что происходит, — грозно начал Бартон. — Только что я заходил в монтажную, чтобы проверить праздничные материалы, идущие в эфир сегодня вечером, и там меня огорошили! Насколько я помню, ты говорила, что у тебя все готово для съемок финала передачи. И что я вижу? Мало того, что один из парней потерял где-то невесту, но ты, похоже, решила занять ее место!

— Чего еще можно было ожидать от этой девчонки! — хмыкнув, вставила Хорн.

— Ты думаешь, что наши зрители настолько глупы, что не заметят подмены? В прошлом выпуске мы показывали в качестве невесты Ньюмарка темноволосую девушку, а сейчас рядом с ним будет находиться блондинка! Правда, в тот раз мы демонстрировали лишь снимок этой — как ее там — Лолли Чемберс! Но это дела не меняет. Все равно понятно, что Ньюмарк танцует с другой, а именно со своей сводной сестрой, которая — что за странное совпадение? — является нашим телерепортером!

— Я могу все объяснить, мистер Бартон.

— Надеюсь! — сердито проворчал тот.

— Дело в том, что… — Элин вздохнула и на секунду замолчала, устремив взгляд в окно. Затем, стараясь не обращать внимания на зловредную Хорн, она рассказала о всех событиях, случившихся за последние две недели. Поначалу ее рассказ был сбивчивым, но потом она взяла себя руки и стала говорить более спокойно. — Я не оправдываюсь, мистер Бартон, — заметила Элин в заключение. — Просто мне так хотелось создать интересную передачу, что…

— Это весьма похвальное желание. — Босс пожал плечами. — Без него невозможно стать хорошим телерепортером.

— Да, но при этом нельзя пренебрегать чувствами других людей. И вдобавок ко всему я не имела права обещать то, в чем сомневалась сама, — хмуро произнесла Элин.

Хорн издала язвительный смешок.

— Лучше не скажешь! А из этого следует, что ты не годишься для подобной работы, — с удовлетворением констатировала она. — Тебя не возьмут больше ни на одну телестудию.

— Прошу прощения, мисс Хорн, но я не намерен обсуждать здесь все телестудии. Меня интересует лишь наша, — вмешался в разговор Бартон. — И речь сейчас идет о том, что же нам, собственно, делать с вечерним выпуском второй части передачи!

Уловив в голосе главного редактора нотки раздражения, Хорн благоразумно предпочла стушеваться. Она со смиренным видом откинулась а спинку стула, опустила глаза и сложила руки на груди.

— У тебя есть какие-либо идеи на этот счет? — взглянув на Элин, спросил Бартон.

Та покачала головой.

— Даже не представляю, как быть. Правда, Гарри снял две другие пары, которые просто излучают счастье и выглядят вполне благополучно, но…

— Вот именно! Как нам поступить с той частью пленки, на которой изображены вы с Ньюмарком? Разумеется, я не имею в виду ту отвратительную сцену, где ты решила продемонстрировать свои прелести. — Бартон сердито пыхнул сигарой. — У нас семейный канал, и мы не можем позволить себе показывать подобные вещи. Кстати, возможно, тебе будет приятно узнать, что я велел вырезать эту часть пленки и уничтожил ее.

Элин облегченно вздохнула.

— Не спеши радоваться, — вернул ее с небес на землю резкий голос босса. — Что прикажешь делать с тем фрагментом, где вы с Ньюмарком обнимаетесь, вполне довольные друг другом? Ведь ты не слишком похожа на Лолли Чемберс, верно?

— Совсем не похожа! — не удержалась от замечания Хорн, которая, должно быть, тоже успела просмотреть отснятый материал. — Возможно, Элли приятно провела вчерашний вечер, но нам от этого нет никакой пользы.

— К сожалению, вынужден с этим согласиться, — проворчал Бартон. — Придется, видно, включить в передачу сюжет об этом актере, который… Что там, черт побери, происходит? — отвлекся он, услыхав за дверью какой-то шум.

Секундой позже дверь с грохотом распахнусь, и в кабинет шагнул… Джеймс Ньюмарк.

— Я говорил мистеру, что сюда нельзя, что сторонним запрещено находиться здесь, но он не стал меня слушать, — оправдывался попавшийся следом юноша-посыльный. — Я изо все сил пытался остановить этого господина, мистер Бартон. Но он дал мне оплеуху! Я не вру. Вот, посмотрите! — И парень указал на ухо, окрасившееся в яркий малиновый цвет.

— Если ты еще раз посмеешь препятствовать мне, я вообще тебе все уши оборву! — пригрозил ему Ньюмарк. — Затем он обвел взглядом присутствующих. — Насколько я понимаю, вы и есть Дик Бартон?

— Совершенно верно, — подтвердил главный редактор, кивком отправляя посыльного прочь. — А вы, если не ошибаюсь, Джеймс Ньюмарк?

— Уверен, что вам нетрудно догадаться, кто я если вы имели возможность просмотреть материал, отснятый вчера вашим сотрудником. — Джеймс пожал плечами.

— Да, я все просмотрел, — с усмешкой произнес Бартон. — Веселый вчера выдался вечер, верно?

В продолжение этого разговора Элин стояла сама не своя, чувствуя, что ноги ее словно приросли к полу. Джеймс пришел сюда?! Что случилось? Ведь вчера он ясно дал понять, что не желает иметь с ней ничего общего.

— Может, кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит? — подала голос Хорн, в упор глядя на Ньюмарка. Не дождавшись ответа, она поднялась из-за стола. — По-моему, мы уже достаточно времени потратили впустую, обсуждая разную сентиментальную чушь, относящуюся к так называемому дню влюбленных, — продолжила она в своей обычной менторской манере. — Сексуальные похождения Элли не имеют к нам никакого отношения. Она сама должна разобраться со своими проблемами, а если понадобится — обратиться с этим вопросом к квалифицированному психологу. Я же предлагаю перейти к обсуждению более важных вопросов, а именно к сегодняшней вечерней программе.

Все время, пока Хорн говорила, Джеймс смотрел на нее с недоумением. Затем он повернулся к Бартону.

— Бог мой! Неужели эта женщина всегда так разговаривает?

— К сожалению, да. Мисс Хорн славится у нас умением четко излагать свои мысли, — с хитрой ухмылкой пояснил главный редактор.

— Не понимаю, как вы это выдерживаете! — Джеймс покачал головой.

— Сказать по правде, я сам этого не понимаю, — согласился Бартон. — Хорошо, мисс Хорн, я вас понял. Зайдите ко мне через пятнадцать минут, ладно?

Старая дева кинула на него презрительный взгляд и удалилась с гордо поднятой головой. После ее ухода наступила тишина, которую нарушил хозяин кабинета.

— Итак, мистер Ньюмарк, насколько я понимаю, вы пришли сюда затем, чтобы обсудить вопрос вчерашних съемок? — произнес он, скорее утверждая, чем спрашивая.

— Вы угадали. — Джеймс кивнул, стараясь не смотреть на Элин. — Вчера я позволил себе лишнее. Безусловно, я понимаю, что пленка имеет определенную цену, потому что содержит компрометирующий материал, но я готов заплатить любые деньги.

— Не беспокойтесь! — Бартон небрежно махнул рукой. — Я уже уничтожил эту пленку. Вернее, самую скандальную ее часть. Так что вы можете быть совершенно спокойны. — Он насмешливо посмотрел на потупившуюся Элин, а потом снова перевел взгляд на Джеймса. — Да, трудно вам, наверное, приходится. Вы уже решили, на ком женитесь?

— Разумеется! Тут и решать нечего. Я влюбился в эту девчонку, когда ей было пятнадцать лет. Так что дальше откладывать брак не имеет смысла. Конечно, если она не будет возражать против этого. — Он повернулся к Элин. — Ты можешь простить меня? Я очень сожалею о том, что сделал вчера вечером. — Джеймс шагнул к ней и взял за руки. — Поверь, солнышко, я так сильно люблю тебя, что временами даже плохо соображаю!

— Ах, Джейми. Мне ли этого не понять! Ведь со мной происходит то же самое!

В следующую секунду Ньюмарк нежно обнял ее и прильнул к губам, словно желая скрепить поцелуем невысказанную клятву верности.

К реальности их вернул голос Бартона.

— Не стесняйтесь, ребята! Правда, покидать свой кабинет из-за вас я не собираюсь, но вы можете чувствовать себя как дома.

— Ой, простите, мистер Бартон! — спохватилась Элин. — Я совсем забыла, где мы находимся. — начала было оправдываться она, но, встретившись взглядом с Джеймсом, не выдержала и расхохоталась. — Никак не ожидала, что мне сделают предложение в кабинете главного редактора!

— Чего только в жизни не случается! — радостно подхватил Бартон. — А что, Элли, похоже, финал у твоей передачи все же будет! Нечего на меня смотреть! — ворчливо добавил он, заметив на лице Элин смущение. — Сейчас же марш в монтажную, и чтобы материал был готов к эфиру!

— Как бы не так! — вмешался Джеймс.

— То есть?

— Мне безразлично, что вы будете делать с материалом, потому что у нас с Элли другие планы. Мы едем покупать обручальные кольца. Так что, если вам нужен финал передачи, вы можете смонтировать материал сами!

С этими словами Джеймс потянул Элин за руку к выходу.

— Мы действительно поедем за кольцами? — спросила она через несколько минут, усаживаясь рядом с Джеймсом на пассажирское сиденье «линкольна».

— Вообще-то надо бы. — Джеймс лукаво улыбнулся. — Но мне только что пришла в голову более интересная идея. Я собираюсь отвезти тебя к себе домой, — сказал он, трогая автомобиль, — снять с тебя все лишнее и долго-долго заниматься с тобой любовью. Как ты находишь мой план?

— Думаю, что мне стоит принять в этом участие! — Элин блеснула глазами. Затем придвинулась поближе к Джеймсу и положила голову ему на плечо. — Я очень жалею о том, что сказала тебе вчера.

— Что же тогда мне говорить о своей выходке.

— А как же быть с твоей матерью? — вдруг вспомнила Элин свой розыгрыш. — Ведь я больше не могу изображать из себя Лолли! Представляешь, что будет, когда Глэдис узнает о наших намерениях? Боюсь, что добром это не кончится. — Она прикусила губу.

Джеймс рассмеялся.

— Не бойся! Я уверен, что мать будет рада нашему браку.

— С какой стати? Предположим, я готова забыть прошлое, но от Глэдис ничего подобного ожидать не приходится! А если к этому еще прибавить все то, что я наговорила ей вчера.

— Не волнуйся, — твердо произнес Джеймс. — Я знаю свою мать. Она придет в такой восторг, избежав родства с Амелией Чемберс, что примет тебя с распростертыми объятиями!

— Здорово! Как хорошо, что все завершилось именно так! Если бы ты не предложил мне стать твоей женой, я не знала бы, что и делать. — Она сокрушенно вздохнула, бросив на Джеймса лукавый взгляд. — Ведь не могла же я продолжать работать на телеканале, после того как все видели эти скандальные кадры!

— Ты не представляешь себе, как я переживал всю ночь, ругая себя за то, что сделал с тобой! Вчера я лишний раз убедился, что ты самый дорогой для меня человек независимо от того, что ты сказала или сделала.

— Ах, Джейми! — Элин счастливо вздохнула. В этот момент они как раз подъехали к дому Джеймса. — Мне просто не верится, что после всего случившегося мы все же вместе!

— Ну, теперь-то я тебя уже никуда не отпущу! — заметил Джеймс, выходя из «линкольна», чтобы подать Элин руку. Затем он повел ее к парадному входу. — Только обещай, что не будешь делиться с прессой и телевидением подробностями нашей личной жизни.

— Нет, я хорошо усвоила урок! — заверила Элин, когда за ними закрылись створки лифта. — Лучше я стану затворницей и посвящу свои дни изучению феномена физического притяжения между представителями разных полов, — добавила она уже в квартире Джеймса, подражая манере мисс Хорн. — А также остальной сентиментальной чуши!

— Если твои слова означают, что по крайней мере следующие сутки мы проведем в постели, то я готов служить подопытным кроликом в твоих научных изысканиях! — сказал Джеймс, хотя своей плотоядной ухмылкой он мало походил в эту минуту на безобидного зверька. — Кстати, мисс Исследовательница, почему вы до сих пор не начали раздеваться? — поинтересовался он, потихоньку подталкивая Элин к спальне. — По-моему, проведение эксперимента того требует!

— Вы правы, мистер Кролик. Пора посмотреть, что прячется под вашей шерсткой!

— Сейчас увидишь! — многообещающе произнес Джеймс, и в следующее мгновение они с Элин оказались в постели. — Солнышко! — шепнул он, нетерпеливо расстегивая пуговицы на ее блузке. — Я сгораю от любви к тебе. Скажи, что мы всегда будем вместе!

— До конца жизни! — прошептала Элин в ответ.


Эпилог

<p>Эпилог</p>

Сидя в шезлонге под полосатым тентом и глядя вдаль, Элин пребывала в блаженном состоянии покоя. Перед ней расстилалась безбрежная ширь океана, в голубом небе сияло жаркое солнце, и в его лучах нежились благословенные Багамские острова. После многих тревог и волнений ее душу посетило умиротворение. Элин стала женой того, кто был предметом ее грез с юношеского возраста и кому она отдала свою первую и единственную любовь.

Впрочем, Элин знала, что скоро ей придется делить любовь на двоих, потому что в их с Джеймсом семье появится малыш. Но подобная перспектива совсем не пугала ее, а, напротив, наполняла сердце множеством радостных предчувствий. Жизнь Элин как будто обрела новый смысл, и она с воодушевлением строила планы на будущее.

Джеймс принимал в этом самое активное участие. Элин еще перед свадьбой поняла, что у нее будет ребенок, и немедленно поделилась этой новостью с Джеймсом, который окружил ее еще большей лаской и вниманием. Сейчас он ненадолго оставил жену на пляже, а сам отправился за фруктами и прохладительными напитками.

Ожидая мужа, Элин вспоминала о состоявшейся неделю назад чудесной свадьбе. Все было скромно, но очень мило. На торжестве присутствовали лишь самые близкие родственники и друзья. Джеймс позаботился, чтобы сведения об этом знаменательном в их жизни событии не попали ни в газеты, ни на телевидение. Даже Дик Бартон, который выступал в роли посаженого отца невесты, вынужден был дать обещание, что его телеканал умолчит о свадьбе одной из бывших сотрудниц.

Скрепя сердце главный редактор согласился с этим условием, хотя ему очень не хотелось терять возможность нового сенсационного сообщения, ведь зрители были сильно заинтригованы неожиданным решением Джеймса Ньюмарка остановить выбор на другой девушке. А если бы они к тому же узнали, что под скромным образом телерепортера Элин Доусон все это время скрывалась одна из самых богатых невест Америки Элинор Бруфорд, можно представить себе, как увеличился бы интерес к возглавляемому Бартоном коммерческому телеканалу!

На свадьбе присутствовали Джеймс, мать Джеймса, его отчим, а также дядя, который в тот же день решительно заявил, что по окончании медового месяца новобрачных немедленно передаст племяннику бразды правления компанией «Ньюмарк констракшн».

Элин позвала на церемонию Тину и Патси. Выйдя из церкви под руку с сияющим Джеймсом, она, следуя обычаю, бросила в группу гостей букет, который поймала Тина. Значит, если верить приметам, вскоре подруга тоже должна будет выйти замуж.

Позже, во время свадебного обеда, Элин услыхала краем уха, как Глэдис сказала сидевшему рядом с ней Дику Бартону, что давно знакома с Элин и всегда была уверена, что лучше жены ее сыну не сыскать.

— Вот и я! — прервал воспоминания Элин вернувшийся с фруктами Джеймс. — Заждалась.

— Честно говоря, я предпочла бы не расставаться с тобой ни на минуту, — с улыбкой призналась Элин.

— Зато я принес тебе кое-что вкусненькое. — Джеймс нежно поцеловал жену. Затем он принялся очищать для нее сочный персик. — Вот, держи!

Элин протянула руку, чтобы взять крупный розовато-желтый плод, но ее влюбленный взгляд был прикован к зеленым глазам мужа.


В октябре Элин в элитной частной клинике родила мальчика, а через два дня, придя с очередной корзиной цветов, Джеймс сообщил ей, что в соседней палате находится Лолли Чемберс, которая сейчас носит фамилию Эббот и у которой ночью родилась девочка.


КОНЕЦ


Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам