W.I.T.C.H

Дружба творит чудеса. Возвращение из Тьмы


Глава 1

<p>Глава 1</p>

Вилл Вандом поудобнее пристроила рюкзак на спине. Тот был до отказа набит учебниками и потому весил немало. Возвращаясь из школы вместе с четырьмя своими лучшими подругами, Корнелией, Ирмой, Хай Лин и Тарани, Вилл размышляла о том, что, наверное, не смогла бы прожить без них.

Она познакомилась с этими четырьмя девочками в начале учебного года, когда только перешла в новую школу. И именно они помогли ей сразу же почувствовать себя в этом городе как дома. А теперь они впятером были словно пальцы на руке: все совершенно разные, и, тем не менее, связанные крепкими узами.

Их непохожесть друг на друга бросалась в глаза: красавица-блондинка Корнелия была уравновешенной и уверенной в себе, Ирма — нахальной и бойкой, характерной чертой Хай Лин были длинные шелковистые черные хвостики и неувядающая, безмятежная улыбка, Тарани отличали косички с бусинками и тихий нрав.

Но то, что объединяло девочек, было куда серьезнее внешних данных или характера: все они обладали магическими способностями.

Вилл до сих пор было трудно в это поверить.

Пробираясь через завалившие тротуар сугробы, Вилл поглядела на Тарани. Ее сверкающие карие глаза с длинными черными ресницами скрывались за круглыми стеклами очков. Вилл отметила, что подруге очень идет сегодняшний наряд: длинное оранжевое платье с замысловатым орнаментом дополняли симпатичная бежевая курточка, высокие шерстяные носки и ботинки на толстой подошве. Девочка была доброй, практичной и немного застенчивой. Вилл казалось, что именно поэтому Тарани так любит фотографировать: с помощью фотоаппарата можно запечатлеть любую сцену, не участвуя в ней и не оказываясь в центре внимания.

Когда девочки завернули за угол, Вилл перевела взгляд на Хай Лин и улыбнулась. Маленькая китаянка и сама всегда улыбалась. Она была жизнерадостной и воспринимала окружающий мир как чудо.

Талантливая художница и смелый дизайнер, она своим внешним видом выделялась из толпы.

Сегодня, например, она надела пушистый розовый свитер на молнии, широченные мешковатые джинсы, двухцветные кроссовки и серую куртку. На макушке красовались огромные серые защитные очки, похожие на глаза стрекозы, а через плечо был перекинут ремень красной спортивной сумки.

«Будущая законодательница мод на прогулке», — с улыбкой подумала Вилл.

Еще с ними шла Ирма. Главный массовик-затейник в их компании. Вилл была уверена, что в будущем из Ирмы выйдет отличная комедийная актриса. Или самый популярный голливудский музыкальный продюсер — потому что Ирма обожала музыку.

Ее волнистые рыже-каштановые волосы были разделены на два хвостика и перехвачены множеством резиночек и заколочек в виде котят. Сегодня она надела синий свитер, подвернутые коричневые брюки и уютную курточку на молнии. Большие голубые глаза девочки светились озорством.

«Ирма любит дурачиться, — подумала Вилл. — Надо признать, ее чувство юмора часто поднимает нам настроение».

В то время как остальные, то и дело спотыкаясь, месили ногами снежную массу, Корнелия словно парила над сугробами, ни разу не сбившись с шагу. Уже по одной ее походке молено было предположить, что она — подающая надежды фигуристка.

А еще Корнелия была настоящей умницей: она во всем искала смысл и старалась разложить по полочкам любую полученную информацию.

Сегодня на ней были сиреневый свитер с высоким воротом, фиолетовая вязаная шапочка и, как обычно, длинная широкая юбка. Поверх коричневой куртки, отороченной искусственным мехом, висела малиновая сумка, на ремешке которой болтался брелок в виде пухлого лупоглазого человечка — даже Корнелия иногда позволяла себе быть несерьезной.

В общем, подруги у Вилл были замечательные, достойные уважения и восхищения. Одна беда: сейчас все они пребывали не в лучшем настроении. «Если мы впятером как пальцы на руке, — размышляла Вилл, — то сейчас эта рука больше напоминает кулак».

Хотя после уроков у девочек было достаточно времени, чтобы прийти в себя, их все равно сковывало напряжение. К тому же Вилл чувствовала, что Корнелию что-то гложет, и это никак не связано с обычными перепалками с Ирмой.

Вилл вынуждена была признать, что и сама она чувствовала себя не лучшим образом. Ее завалили домашними заданиями по самую макушку. При одной мысли об этом девочка впадала в ступор.

Внезапно налетел порыв холодного ветра. Но благодаря уютной темно-синей стеганой куртке, шерстяным носкам и отороченным мехом ботинкам Вилл не мерзла.

Заметив, что один из ее шнурков волочится по земле, она остановилась, чтобы завязать его.

Тут девочка с волнением вспомнила, что в ее жизни есть и хорошие новости. На душе сразу полегчало. Нет, новости были не просто хорошие, а чудесные, фантастические, невероятные! В воскресенье Вилл с подругами пойдет на концерт Кармиллы!

Вилл не могла дождаться этого дня. А главное: перед концертом, на разогреве, будет играть группа Мэтта «Голубой гном».

«Ах, Мэтт!» При мысли о нем Вилл зарумянилась. Она уже давно грезила об этом парне.

Мэтт был на год старше Вилл и пользовался большой популярностью среди учеников школы. Вилл видела в нем парня своей мечты: длинные каштановые волосы, высокий рост, худощавое тело, волевой подбородок и едва намечающаяся бородка. Мэтт идеально подходил на роль солиста рок-группы и предмета девичьих грез.

Школа, домашние задания, подруги, любовь — со стороны могло показаться, что жизнь у пяти подруг складывалась как у всех остальных хитерфилдских школьниц. Но это была лишь видимость.

Вилл прекрасно помнила, когда все это началось, когда она впервые заметила у себя магические способности.

Она катила по улице на велосипеде и случайно взглянула на свое отражение в витрине букинистического магазина. Девочка была настолько потрясена, что остановилась и, раскрыв рот, уставилась на витрину. Она видела себя, но только изменившуюся, более взрослую… На ней был фантастический наряд, а за спиной трепетали крылья!

Вскоре обнаружилось, что волшебные способности есть у всех пяти подруг. Корнелия могла управлять силами Земли. Хай Лин властвовала над Воздухом. Тарани приручила Огонь. А Ирма научилась контролировать Воду.

Вилл же обладала ключом ко всем этим силам, и это делало ее лидером команды. (Сама Вилл не любила рассуждать об этом, так как до сих пор не была уверена в том, что лидерские полномочия достались ей по праву.) Она была хранительницей Сердца Кондракара — светящейся хрустальной сферы, которая появлялась у нее на ладони, когда это было необходимо.

Всякий раз, когда Вилл призывала излучающий розовый свет талисман, они с подругами превращались в крылатых сверхъестественных существ, шутить с которыми было опасно.

Девочки придумали для своей команды отличное название — W.I.T.C.H. Это слово по-английски означало «ведьма, чародейка» и состояло из первых букв их имен: W — Вилл, I — Ирма, Т — Тарани, С — Корнелия, Н — Хай Лин.

Став волшебницами, девочки узнали, что помимо Земли существует немало других обитаемых миров. Одним из них был Меридиан — темное, мрачное место, внешне похожее на средневековый европейский город и населенное синими и зелеными разумными монстрами. Там властвовали силы зла. Именно поэтому всеведущий могущественный Оракул, обитающий в центре бесконечности под названием Кондракар, создал Великую Сеть — нечто вроде космического барьера, отделяющего Меридиан от Земли.

Вилл завязала шнурок и взглянула на красивое, с правильными чертами, лицо Корнелии. Покрытые розовым блеском губы девочки были сжаты в тонкую напряженную линию. Она больше остальных скучала по их бывшей подруге Элион и хотела, чтобы Стражницы дали ей шанс исправиться.

Когда-то Элион Браун дружила с девочками. Но вскоре после того, как они сделались Стражницами Сети, она навсегда ушла в Меридиан.

Бывшая подруга изобретала все новые и новые пакостные трюки, чтобы извести чародеек. Она заманивала их в ловушки, а один раз чуть не уничтожила с помощью кошмарных оживших стен!

В другой раз Элион похитила Тарани и обманом заставила ее поверить, что подруги позабыли о ней. Однако прошло совсем немного времени, и Стражницы вторглись в Меридиан, чтобы спасти Тарани из плена.

Конечно, после всего этого они не могли доверять Элион.

— Перестань думать о ней. Вспомни, как она пытала Тарани и как расставляла для нас ловушки! — воскликнула Вилл, посмотрев в печальные глаза Корнелии. — Она стала нашим врагом. Научись смотреть правде в глаза!

Вилл знала Элион не так хорошо, как Корнелия. Возможно, поэтому предводительнице чародеек было непросто забыть все ее гнусные поступки.

— Но она была моей лучшей подругой, — возразила Корнелия, — и помогла мне, когда я была в Меридиане! Ты плохо ее знаешь!

— Ну ладно, я пошла, — прервала ее Ирма, вздернув брови и повернувшись вполоборота.

Было очевидно, что она хочет избежать неприятного разговора.

— И я с тобой! — быстро добавила Тарани, перекинув через плечо пестрый рюкзак-мешочек. На сегодня с нее было достаточно ссор и споров.

Хай Лин сочувственно улыбнулась Вилл и Корнелии, помахала им рукой и присоединилась к уходящим. Ее длинные черные хвостики подпрыгивали в такт шагам.

Корнелия была неприятно поражена тем, что подруги решили уйти.

— Так мы никогда не решим эту проблему! — крикнула она им вслед. — Мы должны все обсудить!

Но остальные, видимо, не считали, что сейчас подходящее время для серьезных разговоров.

Корнелия беспомощно пожала плечами и зашагала дальше рядом с Вилл.

— Ты тоже считаешь наш разговор бесполезной тратой времени? — спросила она.

Вилл смущенно замялась.

— Понимаешь, Корнелия, после всего, чему я была свидетельницей…

— Элион оказалась против воли втянутой в какие-то распри между Фобосом и жителями

Меридиана! — твердо сказала Корнелия. — Она стала жертвой обстоятельств. Может, ей нужна наша помощь…

Девочки направлялись к дому Вилл.

— Почему мы не можем проявить великодушие и простить ее? — продолжала Корнелия. — Мы же без конца прощаем Ирму!

— Ты сама понимаешь, что это не одно и то же! — возразила Вилл.

— Обещай хотя бы, что подумаешь об этом! — попросила Корнелия, остановившись у подъезда Вилл.

— Обещаю! — сказала Вилл, на прощание пожимая руку Корнелии и глядя ей в глаза. — До

встречи!

В этот самый момент из-за угла выехала красная машина мамы Вилл и остановилась прямо перед домом.

— Вилл! — весело воскликнула миссис Вандом. Вилл тоже обрадовалась неожиданно раннему возвращению мамы. Миссис Вандом работала в огромной компьютерной компании под названием «Симултех» и обычно задерживалась в офисе

допоздна.

— Привет, мам! — крикнула Вилл, расставшись с Корнелией.

Миссис Вандом открыла багажник, доверху набитый пакетами с провизией. Чародейка подскочила к матери и чмокнула ее в щеку.

— Как хорошо, что ты здесь! — сказала та, согнувшись под весом пакетов. — Поможешь мне дотащить покупки? Сумки такие тяжелые, будто набиты кирпичами.

— Уф! — только и ответила Вилл, подхватив несколько пакетов и потащив их к подъезду. Они действительно весили немало. Миссис Вандом шла следом, неся упаковку из шести бутылок с питьевой водой.

— Зачем нам столько продуктов? — поинтересовалась Вилл, волоча сумки по коридору.

Среди покупок были свежие фрукты, овощи, упаковки итальянских спагетти, дорогие сыры и мороженое. Обычно мама не набирала всего сразу, а предпочитала покупать понемногу в разных магазинах.

— Готовлюсь к воскресенью, — с широкой улыбкой ответила миссис Вандом, подходя к квартире _ Хочу устроить настоящий пир! — Она достала ключ и отперла дверь.

— Какой пир? — спросила Вилл, переступив через порог. Ее голос эхом разнесся по просторной квартире. «Я что-то упустила из виду?» — подумала чародейка, запаниковав.

Она последовала за матерью на кухню и водрузила пакеты на стол.

— Только не говори, что ты забыла! — всплеснула руками миссис Вандом. — У меня ведь день рождения!

— Конечно, не забыла! — соврала Вилл, потупив взгляд. Ей стало неловко. — Просто эээ… я не думала, что ты устроишь большой прием.

— Это будет застолье в узком кругу, — пояснила мама с улыбкой. — Только для нас двоих. Здорово, правда? — Она достала из сумки пакет молока и банку маринованных огурчиков. — А после обеда мы поедем в Розвиль! — воодушевленно продолжала она. — Мы с тобой так давно никуда не выбирались.

Розвиль был очаровательным маленьким городком с антикварными магазинчиками, картинными галереями, уютными кафе и модными бутиками. Вилл с мамой частенько посещали его, когда жили в Фадден Хиллз.

Мама положила сыр, бутылки с газировкой и овощи в холодильник. Вилл пододвинула стул к стене, залезла на него и стала укладывать продукты в подвесной шкафчик.

«Странная вещь — эти дни рождения, — думала девочка, убирая в шкаф пачки с кукурузными хлопьями, крекерами и печеньем. — Есть люди, которые никогда не отмечают свои дни рождения (они делают вид, что для них это не важно). Другие же, наоборот, любят превращать свой день рождения в сногсшибательный праздник. Мама, без сомнения, относится ко второму типу. Да-а, непростая ситуация складывается».

— Отличная идея, мам! — воскликнула чародейка с воодушевлением. — Только есть одна трудность. — Девочка закрыла шкафчик, слезла со стула и оказалась лицом к лицу с матерью. — В это воскресенье я не смогу. К нам приезжает с концертом Кармилла, и отец Ирмы обещал провести нас с девочками…

— А я-то надеялась, что мы весь день проведем вместе, — прервала ее мама. Вид у нее был серьезный и слегка обиженный.

— Но ведь в Розвиль можно поехать и в следующие выходные, — с надеждой сказала Вилл.

— Но в следующие выходные уже не будет моего дня рождения! — хмуро ответила мама, скрестив руки на груди. — Мне очень жаль, Вилл…

«Ох, как же с ней трудно!» — подумала Вилл, потирая ладонью лоб.

— Мы почти не видимся, — продолжала мама. — Ты все свободное время проводишь одна или с подругами.

— А как же иначе?! — вскричала Вилл, не сдержавшись. — Я же не виновата, что ты так редко бываешь дома.

— Я работаю, Вилл, — сердито ответила мама. — Не стоит забывать об этой маленькой подробности.

— Конечно! — еще больше распалялась Вилл. — Но для Коллинза у тебя почему-то находится время!

Последняя реплика прозвучала слишком грубо. Вилл понимала, что не должна была так говорить, но слова вылетели сами собой. Девочка потеряла над собой контроль, она была расстроена, и мамины слова казались ей несправедливыми.

Мистер Коллинз был школьным учителем и преподавал Вилл историю. А недавно Коллинз и мама начали встречаться. И не просто чтобы поговорить об учебе Вилл… Судя по всему, между ними были романтические отношения.

Сам факт того, что мама встречается с посторонним мужчиной, казался девочке диким. Но заводить роман с ее учителем!..

В принципе, мистер Коллинз был хорошим человеком, но дело не в этом. Сама сложившаяся ситуация выбивала Вилл из колеи.

Комментарий насчет мистера Коллинза был для мамы последней каплей. Уперев руки в бока, она строго посмотрела на дочь.

— Не смей разговаривать со мной в таком тоне! — потребовала миссис Вандом, помахав указательным пальцем перед носом Вилл. — Пожалуй, мы немного изменим планы. — Она перевела дыхание, продолжая буравить дочь взглядом.

Вилл напряглась, гадая, что на этот раз придумала ее мама. Щеки девочки раскраснелись.

— Ты не пойдешь на концерт! — разъяренно бросила мама. — А я не стану устраивать праздник! Просто посидим дома в тишине. — И чтобы поставить в разговоре жирную точку, мама добавила: — Все, тема закрыта!

Обе умолкли. Вилл стояла неподвижно, словно статуя. Она никак не могла переварить услышанное. Неужели ее мама может быть такой бессердечной? Губы девочки надулись, к глазам подступили слезы.

Она рывком развернулась, взбежала по лестнице в свою комнату и оглушительно хлопнула дверью.

Только там, прислонившись к деревянной Двери спиной, она позволила себе разрыдаться.

Сквозь слезы девочка видела стопки книг и разбросанную там и тут одежду. И отовсюду на нее смотрели экспонаты ее коллекции: всевозможные лягушки, большие и маленькие, резиновые и плюшевые. Но сейчас ни одна из этих забавных зеленых игрушек не могла поднять чародейке настроение.

На несколько секунд девочка перестала всхлипывать, заметив какое-то движение на полу. Это была ее ручная белка — та самая, которую ее уговорил взять Мэтт.

Маленькое рыжее пушистое существо с довольным видом трепало одну из плюшевых лягушек Вилл. Держа лягушку в зубах, белка задрала голову и посмотрела' на хозяйку. Плюшевая добыча была чуть ли не больше самой охотницы.

Вилл бросилась на кровать и зарылась лицом в подушки. В этот момент она чувствовала себя самой несчастной на свете.

Как же так?! Получается, она пропустит концерт Кармиллы? Но ведь это нечестно! И эта ссора с мамой — как по-дурацки все вышло. А тут еще проблема с Корнелией и Элион… Целая лавина нерешенных проблем! Что же делать?

Вилл снова задумалась о том, как сильно изменилась ее жизнь за последние месяцы.

Тут девочка краем глаза заметила, что белка взобралась к ней на кровать. Блестящие черные глазки хитро, с любопытством смотрели на хозяйку. Вилл приподняла голову и глянула на зверушку. После долгих рыданий голова казалась неимоверно тяжелой. Белка подскочила к Вилл и ткнулась носом ей в щеку. «И-ик?» — вопросительно пискнула она.

Вилл села на кровати, взяла белку и нежно прижала ее к груди. Пушистое существо уютно устроилось на руках у девочки. Вилл едва заметно улыбнулась, но глаза ее по-прежнему были полны слез.


Глава 2

<p>Глава 2</p>

Храм Кондракара, безмятежный и величественный, высился посреди бескрайней пустоты. Белые, украшенные искусным орнаментом шпили, бесконечные ряды арок, мощные башни и воздушные переходы были озарены неярким переливающимся светом.

Храм располагался в самом центре бесконечности и был средоточием всех магических миров. Там обитали могущественные духи и существа, чьей задачей было сохранение гармонии во Вселенной.

Это особое место со всех сторон окружала волшебная субстанция, легче воздуха и прозрачнее воды.

Главой Братства Кондракара был Оракул, исполненное добра всеведущее создание, которое и назначило пятерых хитерфилдских школьниц Стражницами Сети. И хотя у

Оракула была внешность юноши, на самом деле он был невероятно стар и мудр и знал обо всем, что происходит во Вселенной.

Сейчас он неподвижно стоял в огромном зале со сводчатым потолком. За спиной Оракула ожидал приказаний его верный советник Тибор. Он боготворил своего господина, преклонялся перед его мудростью и был готов защищать его любой ценой.

Огромное туманное облако чистейшего воздуха клубилось вокруг Храма.

Оракул спокойно смотрел сквозь высокое стрельчатое окно на космический пейзаж, окружавший Храм. Тибор последовал его примеру.

Мгновение спустя они видели перед собой уже не Кондракар, а маленький земной городок Хитерфилд, где жили Стражницы. Оракул сосредоточил все внимание на Вилл. Та лежала на кровати в своей комнате и безутешно плакала.

Оракул не выказывал никаких эмоций, хотя видел, что девочку переполняют отчаяние и растерянность.

— Вилл сейчас очень одиноко, — тихо произнес Оракул, обращаясь к Тибору. — Я бы хотел помочь ей, но не могу. — Его безграничная мудрость позволяла ему не терять веры в добро и без слов понимать мысли и чувства людей. Но сейчас на его обычно непроницаемом лице промелькнуло выражение печали. — Видишь ли, Тибор, — произнес он, — наверное, я не должен этого говорить, но иногда я остро чувствую собственную вину. Вилл и ее подруги еще слишком юны для такой ответственной миссии.

Тибор погладил свою длинную белоснежную бороду.

— Но ведь они Стражницы Великой Сети, — сказал он, глядя на Оракула из-под кустистых бровей. — История повторяется. Вначале Стражницам всегда тяжело, но в конечном счете им все удается.

Оракул отвернулся от окна и заскользил в глубину священных покоев Храма Кондракара. Тибор последовал за ним.

Приняв позу лотоса, Оракул, словно пушинка, воспарил в воздух. Его мысли сосредоточились на словах Тибора. Внизу по гладкой поверхности пруда плавали водяные лилии.

— Это правда, — задумчиво произнес Оракул. Длинные полы его одеяния покачивались над водой. — Но какой ценой?..


Глава 3

<p>Глава 3</p>

«Как хорошо быть принцем! — размышлял Фобос, — Я могущественный правитель целого мира!» Тут действительно было от чего возгордиться.

Фигура Фобоса величественно возвышалась посреди одного из залов роскошного дворца. Длинное бело-голубое королевское одеяние волнами ниспадало с широких плеч. Его бирюзовая корона с гребешками по бокам треугольником спускалась на лоб, подчеркивая яркую голубизну глаз.

Фобос посмотрел из окна вниз, на город. Меридиан выглядел еще хуже, чем обычно. Над мрачным готическим городом нависало темное небо. Белесые реки тумана обволакивали старые, обветшалые дома, осыпающиеся крытые галереи и выщербленные булыжные мостовые. Кругом, куда ни бросишь взгляд, виднелись покосившиеся постройки с прохудившимися крышами. Одним словом, нищий, убогий городишко.

Но состояние города вовсе не волновало Фобоса.

Его дворец размещался на холме, вдали от грязного и шумного городского центра. Это был оазис роскоши и благополучия, окруженный магическим садом и защитным барьером из черных роз. Внутри замка Фобоса все было залито ярким слепящим светом — высокие сводчатые потолки, золоченые колонны, инкрустированные драгоценными камнями стены.

«Да, это вам не жалкие городские лачуги!» — с ухмылкой произнес Фобос.

Дворец был настолько прекрасен, что Фобос никогда его не покидал. Он заперся там и позволял лицезреть себя лишь верным Шептунам. Шептунами назывались похожие на растения духи, которых Фобос создал из обычных цветов. Они были его глазами, ушами и голосом, его единственной связью с окружающим миром. Они же следили за тем, чтобы простолюдины не могли проникнуть во дворец. Такова была воля Фобоса.

Шептуны обычно сидели внутри чашечек цветов. Их длинные волосы из лиан и ветвей разрастались во всех направлениях. На яростных разноцветных лицах горели огромные немигающие глаза.

Шептуны были так же полны зла, как и их хозяин.

Одним словом, здесь, в своем дворце, Фобос чувствовал себя весьма комфортно.

Принц погладил красную бородку, с наслаждением вспоминая о своих успехах.

С тех пор как он захватил трон Меридиана, прошло уже немало времени. Фобос гордился тем, что был первым мужчиной-правителем. До него Меридианом управляли лишь королевы. Но их время ушло, единственным владыкой этого мира стал Фобос.

Сейчас его власть была сильна как никогда. При мысли об этом на его остром, точеном лице появилась улыбка. Он добился таких успехов потому, что сумел прибрать к рукам все источники силы. И благодаря этому создал для себя личный изолированный рай.

Фобос прошелся по огромному залу, любуясь его великолепием.

«Ну и что с того, что весь остальной Меридиан утопает в нищете? — со смехом подумал он. — Главное — я живу как король. А все прочее не имеет значения!»

Однако Фобос не собирался останавливаться на достигнутом. Он уже успел высосать из Меридиана почти всю силу и магию, и теперь были нужны новые миры. Заветной мечтой Фобоса было сосредоточить в своих руках всю власть во Вселенной. Его следующей целью был не Кондракар, где обитали Оракул и его Братство, а Земля. И он не желал успокаиваться, пока не осуществит свой план.

На пути Фобоса было только два… вернее, шесть препятствий: Великая Сеть и Стражницы Кондракара.

Фобос намеревался уничтожить и барьер, и девчонок.

С тех пор как из-за смены тысячелетий ткань Сети сделалась тоньше, задача злого принца упростилась. Ему просто нужно было собрать вместе меридианцев и сделать так, чтобы они одновременно бросились на Сеть и пробили в ней брешь. Таким образом, ему бы удалось ослабить, а возможно, и уничтожить мешающий ему барьер.

Но Стражницы — это особый разговор.

Пять земных девочек страшно раздражали принца. Доброта, юность, упорство, цветные наряды и крылышки!.. Все это приводило Фобоса в бешенство. Да кто они такие, чтобы мешать ему?!

Пока Стражницам сопутствовала удача. Но очень скоро их период везения закончится. Фобос не сомневался в этом.

«Кто-то может назвать мои замыслы жестокими, — размышлял Фобос. — Но для меня это лишь необходимые шаги к заветной цели, к достижению! того, что я заслужил по праву. Что уж тут поделаешь, если у меня неутолимая жажда власти?..»

Фобос отвернулся от окна. Его длинные светлые косы каскадом спадали с плеч.

Кстати, о власти… Принц был доволен, что у него под рукой есть лорд Седрик, который беспрекословно ему подчинялся. Официально Седрик командовал элитным подразделением королевской стражи, но он выполнял для Фобоса и немало частных поручений.

Вот и сегодня принц призвал Седрика к себе, и тот не замедлил явиться. Фобос приказал дверям открыться и впустил Седрика в свои личные покои.

Седрик вошел и почтительно встал перед принцем на колени. Его длинные светлые локоны мягко легли на пол.

Сегодня он появился в своем человеческом обличье, а не в змеиной шкуре, с которой в последнее время почти не расставался. Лорд склонил голову, выказывая принцу свою преданность.

Его голубые глаза сверкали как сапфиры, а кожа была гладкой и белой как фарфор. Он был столь же красив, сколь и порочен.

Лорда Седрика вызвали для разговора о недавнем сражении неподалеку от королевского дворца в котором бунтовщики одержали победу над армией Меридиана.

Фобос заметил, что Седрик нервничает. Рассказывая о последних событиях, лорд старался подавить в себе чувство униженности. Естественно, кому же понравится проиграть бой!

Хотя принца огорчило поражение солдат, он решил пока не наказывать Седрика, а дать ему еще один шанс. К тому же, как полагал Фобос, главное сражение было еще впереди.

Седрик пытался объяснить повелителю, почему их армия потерпела поражение. Но оба они прекрасно понимали, что главная причина — в Стражницах Кондракара.

Пять чародеек явились в самый неподходящий момент и оказали помощь бунтовщикам. Эти девчонки всегда мешали осуществлению планов принца. Стоило только меридианцам открыть новый портал, как Стражницы были тут как тут и всё портили. Они давно стояли принцу поперек горла.

Седрик продолжал описывать сражение. Фобосу уже были известны все детали (на то он и правитель Меридиана, чтобы быть в курсе всего!), но он не прерывал своего подчиненного. Ему нравилось наблюдать, как тот пыжится, стараясь заслужить прощение.

Наконец это начало ему надоедать. Пора было переходить к более серьезному разговору.

— То, о чем ты рассказываешь, мой верный Седрик, беспокоит меня, — прервал Фобос излияния лорда. Сделав эффектную паузу, он продолжил: — Все наши попытки одолеть Стражниц обернулись против нас! Мое терпение на исходе! — Он сурово уставился на Седрика. Шептуны последовали его примеру.

Принц поднялся со своего трона, шагнул вперед и как скала навис над Седриком. Лоб Фобоса украшали крупные рубины, от алого сияния которых лорд чуть не ослеп.

— Не заставляй меня думать, что я допустил ошибку, поручив это задание тебе, — грозно продолжал Фобос. Он со скрытым злорадством потер ладони и стал прогуливаться по залу. Со всех сторон его окружали Шептуны. Их монотонное бормотание действовало на Седрика как гипноз. — Вы никогда не ошибаетесь, Ваше Высочество! — уверенным тоном возразил Седрик, однако в его глазах читался страх.

— Знаю! — ледяным шепотом произнес Фобос Шептуны почтительно освободили для него про ход. — Но беда в том, что у нас нет времени, а спешка — дурной советчик. — Принц смерил помощника высокомерным взглядом. — Кроме того, сестра стала беспокойной и недоверчивой.

Фобос говорил о своей утерянной и вновь обретенной сестре Элион. Седрику было поручено переманить ее с Земли в Меридиан и всеми правдами и неправдами удерживать ее здесь. До недавнего времени у него не было с этим проблем.

Элион была необходима Фобосу для достижения его главной цели. Он собирался вобрать в себя ее силу — как-никак она была законной принцессой Меридиана, и по наследству от королев прошлого к ней перешла необыкновенная магическая мощь.

Фобос уже разработал план действий. Все должно было произойти на приближающейся церемонии коронации. Бедняжка Элион и не подозревала, что является лишь пешкой в крупной игре. При мысли об этом лицо Фобоса озарила дьявольская улыбка.

Принц подошел к окну и раздвинул тяжелые портьеры, закрывавшие вид на широкую террасу. Сквозь окна в зал хлынул яркий солнечный свет. — Пора покидать Меридиан! — уверенно произнес Фобос. Густые лианы тихо зашелестели, свиваясь над ним кольцами.

Принц шагнул на террасу и широким жестом руки обвел улицы. Седрик стоял у Фобоса за спиной! и смотрел через его плечо на Меридиан. Город представлял собой печальное зрелище.

— Погляди, Седрик! — воскликнул Фобос. — Меридиан постепенно угасает. Я выжал из него все соки.

Взгляд Фобоса обратился к центру города. При виде полуразрушенных зданий и грязных мостовых принц поморщился. По улицам ковыляли! сгорбившиеся, одетые в лохмотья зеленые монстры.

— А теперь начинают вымирать и его жители, — продолжал Фобос. — От нищеты, голода и других невзгод.

Силой своей магии принц заглянул в дом одной из семей и увидел, насколько убогой и жалкой была жизнь этих меридианцев. Мама, папа и ребенок, грустные и изможденные, сидели за столом и хлебали холодную, жидкую кашу. С потолка капала вода, собираясь лужицами на полу.

— Я не могу больше сдерживать массовое недовольство, — разглагольствовал Фобос. — Собственно, на этом и строится мой план!

Он обернулся к Седрику.

— Твоя задача — подстрекать жителей Меридиана! — объявил принц, скрестив руки на груди, — я хочу, чтобы их ненависть и отчаяние достигли предела.

— Но, Ваше Высочество… — заколебался Седрик, — Для чего вам это нужно?

— Тогда они будут готовы бежать из Меридиана куда угодно, — усмехнулся Фобос. — Ты направишь их на Сеть в том месте, где открылся новый портал.

— Я все же не понимаю, мой господин, — тихо произнес Седрик. Вид у него был встревоженный и испуганный.

Фобос заметил, что его помощник с беспокойством косится на Шептунов. Лица у тех были свирепыми и яростными — как у самого Фобоса.

— Великая Сеть — последнее препятствие на пути к свободе, — произнес принц, и Шептуны загудели с ним в унисон. — К моей свободе! — уточнил он. — Достаточно будет сильной атаки, чтобы прорвать ее, ведь на грани тысячелетий она слабеет.

Довольный собственным замыслом, принц зловеще рассмеялся.

— Выступление жителей Меридиана уничтожит ее, — продолжал он низким, гудящим голосом. — Возможно, на этом и закончится война со Стражницами Кондракара!

Стоявший теперь на некотором отдалении от своего повелителя Седрик замер, впитывая каждое слово.

Фобос искоса глянул на своего помощника.

— Для Земли последствия будут катастрофическими, но никакие великие завоевания не обходятся без разрушений!

Фобос приблизился к Седрику, глядя ему прямо в глаза. Он хотел, чтобы лорд прочувствовал всю важность ситуации.

— Так что, дорогой мой Седрик, — произнес принц, сверля подчиненного своими холодными похожими на куски мрамора глазами, — постарайся меня не подвести!

С этими словами Фобос начал растворяться в; ослепительном свете, Шептуны исчезали вместе с ним. Напоследок принц еще раз оглянулся на Седрика.

Лорд опустился на заменявшую пол мшистую почву, покрытую низкорослыми растениями грибами. Он невольно отвернулся и зажмурился, прикрывая глаза рукой от нестерпимо яркого света.

Меж тем свечение окутало Фобоса с головы до ног. Он усмехнулся, довольный тем, что его план как никогда близок к осуществлению.


Глава 4

<p>Глава 4</p>

«Уф, — вздохнула Хай Лин, — ну и дилемма!»

Она терпеть не могла, когда приходилось выбирать между друзьями и родителями. И те, и другие очень много для нее значили. «Что же делать? Что же делать?» — этот вопрос беспрестанно крутился у нее в голове.

На свете не было более подходящего места для размышлений, чем комната Хай Лин. По крайней мере, так считала сама чародейка. Для нее это был самый лучший уголок на Земле.

Надо признать, что в комнате царил абсолютный беспорядок, но Хай Лин это не мешало. Она любила говорить, что ее комната — это ее личная художественная мастерская.

Девочка обвела взглядом разбросанные повсюду кисточки, краски и цветные карандаши. На стенах не осталось ни одного свободного места: кругом висели разнообразные наброски, картины и коллажи. На мольберте стояли эскизы к ее последней модной коллекции (все они были подписаны «Hay Lin» с маленьким сердечком вместо точки над буквой «i»). На полу стоиками лежали журналы для подростков, книжки с комиксами

и каталоги одежды.

«Все-таки у меня тут очень уютно», — подумала чародейка.

Хай Лин вздохнула. Она знала, что нужно делать, но легче ей от этого не становилось.

В конце концов, она все же плюхнулась на кровать и взяла оранжевую трубку радиотелефона. Через несколько секунд она уже разговаривала я одной из подруг.

Едва приступив к объяснениям, Хай Лин услышала в трубке долгий стон.

— Поверь, Ирма, я и сама ужасно расстроена! — произнесла воздушная чародейка, откинувшись на подушки.

Ирма промолчала.

— Это всего лишь легкая простуда, — продолжала Хай Лин, положив руку на лоб и словно бы проверяя, нет ли у нее и в самом деле температуры, — но мне придется остаться дома.

Чародейки всю неделю ждали этого дня. И вот долгожданное воскресенье наступило. А Хай Лин в последнюю минуту пошла на попятную. Она понимала, что подвела подруг.

Воздушная чародейка нервно подергала шнурок, который повязала на талию вместо пояса.

— В следующий раз обязательно сходим на концерт все вместе, ладно? — с наигранной веселостью добавила она.

— Сначала Вилл, потом ты! — проворчала Ирма в трубку. — Вот невезение! Ведь мы думали, что это будет грандиозный день! Такое случается нечасто!

Своими сетованиями Ирма только портила Хай Лин настроение.

В трубке послышался приглушенный голос Ирминого отца:

— Пошли, Ирма, а то опоздаем!

Хай Лин крутила в руках мягкую игрушку в виде зеленого инопланетянина. Она рассеянно пожала ему лапку и погладила по голове.

— Учти, ты многое теряешь, Хай Лин, — шутливо произнесла Ирма. — Ну ладно, постараюсь добыть автографы и для вас с Вилл, хотя вы этого и не заслуживаете. Выздоравливай! — участливо добавила она. — Пока!

Хай Лин попрощалась с подругой и отключилась. Потом положила трубку на стол рядом со стопкой свежих рисунков.

«Не люблю обманывать друзей, — подумала чародейка. — Но если бы я сказала правду, они бы еще долго надо мной потешались».

Хай Лин села на кровати, потянулась, а затем встала.

На ней был красный свитер с капюшоном, зеленые джинсы и розовые тапочки-сабо.

Вокруг запястья чародейка повязала стильную фенечку. «Пропустить концерт, просто чтобы помочь родителям! Этот поступок кому угодно покажется странным, — подумала Хай Лин. — Вот почему мне пришлось наплести Ирме всякой ерунды. Но пока маме не станет лучше… другого выхода нет!»

На самом деле простужена была не сама Хай Лин, а ее мама. А для воздушной чародейки семья всегда стояла на первом месте.

Хай Лин выскочила из своей комнаты и сбежала вниз по лестнице, ее длинные иссиня-черные хвостики развевались за спиной.

В такие минуты, как сейчас, Хай Лин особенно сильно тосковала по своей бабушке. Та умерла несколько месяцев назад, но боль утраты в сердце Хай Лин не стихала.

Чародейка прекрасно помнила тот день, когда они с Вилл, Тарани, Ирмой и Корнелией собрались здесь, у нее дома…

Они пили чай, жевали печенье и болтали о своих необычных сновидениях. Всем девочкам снилось одно и то же — магический талисман, который они никогда до этого не видели.

Вдруг в комнату вошла бабушка и показала девочкам талисман из их снов. Он назывался Сердцем Кондракара. Она открыла им, что они — Стражницы Великой Сети. Подружки не верили своим ушам.

А еще оказалось, что бабушка тоже когда-то была Стражницей!

Хай Лин хранила в памяти и тот день, когда бабушка вручила ей карту двенадцати порталов…

Бабушка была тяжело больна и не вставала с постели, поэтому Хай Лин заглянула к ней после школы, чтобы поздороваться. Тогда-то старушка и передала ей скрученную в трубочку и истрепавшуюся по краям карту. Развернув свиток, Хай Лин увидела перед собой точный план Хитерфилда, где были отмечены проходы, ведущие в Меридиан.

Бабушка никогда не теряла самообладания. Она была необыкновенно мудрой. И сильной.

Хай Лин постаралась найти в себе хотя бы крупицу этой силы, чтобы ей было не так одиноко без подруг.

Чародейка открыла дверь в родительскую спальню — она хотела проверить, как дела у мамы.

Мама, закутанная в одеяло, сидела в большом уютном плетеном кресле. У нее на коленях лежала книга в мягкой обложке. Рядом на столике стояла коробка бумажных носовых платков, мамин любимый чайник — красный, с крошечной куропаткой на крышке — и чашка с дымящимся ароматным чаем.

Несмотря на неважное самочувствие, мама все равно выглядела изящно в сиреневом махровом халатике и с розовым шарфиком, повязанным вокруг шеи. Черные волосы были забраны в пучок и прихвачены на висках миниатюрными заколками, Несколько непослушных прядок выбились из прически и свисали на лоб.

— А-а-апчхи! — мама чихнула так сильно, что Хай Лин испугалась, как бы со стеллажа в углу не попадали фарфоровые вазочки.

— Не подходи близко, доченька, — просипела мама, шмыгнув носом. — Можешь заразиться.

Хай Лин поглядела в окно за маминой спиной. Небо было затянуто тучами.

Снизу, с первого этажа, доносился шум семейного ресторана «Серебряный Дракон». Стучали по разделочным доскам широкие ножи, булькала в котлах пища, разговаривали сидящие за столиками посетители — Хай Лин выросла среди этих звуков, они действовали на нее умиротворяюще, словно чашка горячего шоколада и теплый свитер.

— Хорошо, мам. Я буду в ресторане, — сказала Хай Лин, сочувственно поглядев на простуженную маму. — Если понадоблюсь — позови. Девочка, как всегда вприпрыжку, сбежала по лестнице. Ей нравилось, как стучат по деревянным ступенькам ее сабо: топ, топ, топ. И вот чародейка оказалась внизу и с наслаждением вдохнула знакомый чесночно-имбирный аромат.

Хай Лин на секунду остановилась перед табличкой «Только для персонала», а потом раздвинула красные занавески и заглянула в зал.

Ее взору предстало знакомое зрелище: светло-зеленые стены, красные бумажные фонарики, свежие цветы в вазочках и приносящие счастье фигурки котов. Ресторан был набит под завязку, а перед входом собралась кучка посетителей, ожидавших, когда освободятся места.

Отец Хай Лин в поварском колпаке и фартуке принимал заказ у молодой пары. Он смотрел на клиентов сквозь сползшие на кончик носа очки и одновременно что-то записывал в своём блокноте.

— Кажется, я слегка запутался, — виноватым голосом произнес он. — Вы заказывали жареное мороженое?

— Вообще-то, — сказал мужчина в красном жилете с ромбиками, — мы уже полчаса ждем свои котлеты… — и с принужденной улыбкой добавил: — Но мы так голодны, что готовы съесть все, что угодно!

Отец Хай Лин, обычно спокойный и собранный, выглядел совсем растерянным. «Вот кому действительно необходима моя помощь!»— подумала Хай Лин.

Девочка заглянула на кухню — там было жарко и царил жуткий беспорядок.

Ей на глаза сразу же попался шеф-повар Фан — крупный, упитанный китаец с простодушным лицом.

— Уфф! — отдувался он. Тонкие усики и выгнутые брови выразительно шевелились. — Кто заказывал рис с крабами? — На широкой лысой макушке повара красовался большой белый колпак, а сзади торчала маленькая косичка в традиционном китайском стиле. — И за супом некому присмотреть!..

— Предоставь это мне, Фан! — воскликнула Хай Лин.

В дальнем конце кухни она обнаружила двух помощников повара в белых рубашках и банданах. Они что-то торопливо смешивали и поджаривали.

На столе Хай Лин заметила множество тарелок с клецками, блинчиками, рагу из курицы, креветками в кисло-сладком соусе и свининой по-китайски — оставалось только подать все это посетителям. Супы были разлиты в глубокие миски, возле которых лежали специальные керамические ложки. Рядом на блюдах высились горы свежего миндального печенья.

В этот момент в кухню влетел отец Хай Лин с двумя мисками жареного риса, из которого торчали палочки для еды. Он явно пытался справиться со всеми делами одновременно, и у него, естественно, ничего не получалось.

— Хай Лин, где ты была? — спросил он, и, не дожидаясь ответа, принялся заваливать ее поручениями. — Приготовь счет для столика номер пять, а потом отнеси заказы на столики восемь, десять и двенадцать. Скорее!

— Ну и дела! — воскликнула Хай Лин, торопливо повязывая фартук с надписью «Серебряный дракон». — Поработала всего три секунды, а уже мечтаю о пенсии!

Девочка подхватила две красные миски с горячим супом и поспешила в зал, стараясь не пролить ни капли. «Надеюсь, Ирма, Корнелия и Тарани лучше проводят время!» — подумала она.


Глава 5

<p>Глава 5</p>

Тарани едва владела собой. Подумать только, она вместе с подругами идет на концерт Кармиллы! Свой первый в жизни концерт! «Мечты сбываются!» — ликовала она, чувствуя себя совсем взрослой.

Что может быть чудесней? Конечно, дома Тарани чаще слушала классическую музыку, а не рок. Но разве можно пропустить выступление Кармиллы? Она ведь сейчас на вершине всех хит-парадов. К тому же концерт открывает группа «Голубой гном», состоящая из учеников Шеффилдской школы. Тарани была уверена, что ребята не ударят в

грязь лицом.

Огненной чародейке до сих пор не верилось, что мама отпустила ее сюда. И понадобилось всего лишь немного поканючить.

«Вообще-то, умолять и канючить пришлось долго», — поправила себя Тарани. Мама тревожилась за дочь и считала, что переполненный фанатами стадион — не самое безопасное место.

Мама Тарани работала судьей. «Наверное, поэтому она так за меня волнуется — подумала чародейка. — Если бы я была на ее месте и с утра до вечера слушала истории про грабителей и маньяков, то наверняка вообще не выпускала бы детей из дома!»

Тарани вспомнила о своем недавнем свидании с Найджелом. В тот раз мама тоже отпустила ее с большой неохотой.

Найджел был само совершенство! Тарани с нежностью думала о его растрепанных каштановых волосах, сияющих карих глазах и окружающем его аромате свежести. Но мама относилась к нему с подозрением — ведь еще совсем недавно он входил в шайку школьных изгоев под предводительством Урии.

Несмотря на это, Найджел вовсе не был трудным подростком. Если описывать его характер, то лучше всего подходили слова «застенчивый», «мягкий» и «воспитанный».

Однажды он оставил на лужайке перед школой коробку с надписью «Тарани». Девочка открыла ее, и оттуда вылетела красивейшая бабочка. Разве не чудесно? Но когда Найджел зашел к Тарани домой, ее мама смотрела на него словно ястреб на свою добычу. Она явно была не восторге от этого парня.

Но что бы мама ни думала, она все же разрешила Тарани отправиться с Найджелом на прогулку. Ребята вволю поиграли в снежки, а потом пошли в кино и посмотрели отличный фильм. В общем, все прошло великолепно! А теперь ее ждал еще один незабываемый вечер. Отец Ирмы, обеспечивавший охрану стадиона во время концерта, пообещал провести Тарани Ирму и Корнелию через черный ход.

Девочки прошли мимо окружившей стадион, толпы фанатов, которые выглядели так, словно уже много часов ждали здесь своих кумиров. Парковка была забита лимузинами, обычными легковушками, грузовиками, мотоциклами, микроавтобусами.

Тарани разглядывала людской поток, вливавшийся в главные ворота стадиона.

Основную его часть составляли молодые девушки в облегающих нарядах и при полном макияже.

Ирмин папа повел девочек на задворки внушительного здания.

Какой же важной особой чувствовала себя Tapaни, подходя к дверям с табличкой «Посторонним вход воспрещен». Подруги миновал полицейское оцепление, и никто им не сказал ни слова.

Оказавшись в служебном помещении, Тарани и остальные чародейки с интересом огляделись.

Мимо то и дело сновали странные личности, переносившие инструменты, микрофоны и усилители.

Тарани захотелось взглянуть на сцену. Она подождала, пока глаза не привыкли к яркому свету.

Там действительно было на что посмотреть! Над сценой висел огромный экран, повсюду горели разноцветные огни. А сколько тут было народу! Тарани представила себе, как взволнованные, счастливые фанаты, в основном подростки, во всю мощь голоса приветствуют любимых музыкантов.

Там и тут пестрели плакаты и транспаранты. Один гласил: «Кармилла, мы тебя любим!» На другом было написано: «Кармилла — наша королева!» В воздухе витало радостное возбуждение, а ведь концерт еще далее не начался.

Тарани лишний раз порадовалась, что не забыла взять фотоаппарат. В последнее время она здорово увлеклась фотографированием. Они с Хай Лин и Ирмой вместе ходили в школьный кружок по фото, который вела их биологичка миссис Варгас. Последним их заданием было ходить по улице во время снегопада и снимать снежинки и сосульки.

«А ведь Кармиллу фотографировать гораздо интереснее. Она не сравнится ни с какими, даже самыми красивыми, сосульками!»- подумала Тарани.

— Значит так, девочки, — строго сказал мистер Лэр, хотя лицо его излучало добродушие. Высокий и упитанный, в синей полицейской форме и фуражке, он выглядел на удивление безобидно. — Стойте тут и ведите себя смирно! — проинструктировал он чародеек.

— Не знаем, как вас и благодарить, мистер Лэр! — с трепетом в голосе проговорила Тарани, отбросив назад косичку, унизанную разноцветными бусинами.

— Пустяки, девочки! Не стоит благодарности, — ответил Ирмин папа с широченной улыбкой. — Наслаждайтесь концертом!

Но чародейки уже забыли про него.

— Ой! Глядите! — завопила Ирма, вскинув руки и яростно рассекая ими воздух.

Тарани стала вглядываться в толпу.

— Нам уже нравится, — ответила она мистеру Лэру, расплываясь в широкой улыбке.

— Дэнни! Дэнни! Дэ-э-энни-и-и! — завопили девочки в унисон при виде проходящего мимо басиста из группы Кармиллы.

Тарани глазам своим не верила— в жизни он выглядел еще лучше, чем на экране телевизора! Красная бандана, лихо повязанная на макушке, длинные, густые каштановые волосы, бакенбарды, слегка вздернутый носик и уверенный взгляд.

Дэнни направлялся в расположенную в подвале гримерку с пакетиком чипсов в руках. Басист никак не реагировал на оглушительные крики, но Тарани была уверена, что ему нравится быть объектом всеобщего внимания.

«Ничто не может сравниться с чувством, которое испытывает фанат, находясь рядом со своим кумиром!» — приплясывая на месте от волнения, подумала Тарани.

Мистер Лэр в полном недоумении повернулся к дочери и ее подругам.

— Эй, чего это вы раскричались? — поинтересовался он.

— Пап, ты что, не видел? — всплеснула руками Ирма. — Это же был Дэнни Долл! Бас-гитарист Кармиллы! А если он здесь…

— …значит, и Кармилла где-то поблизости! — закончила мысль Корнелия.

Ирмин папа не знал что и ответить. Тут к нему подбежал молодой веснушчатый парень в полицейской форме.

— Все в порядке, сержант? — спросил он. — Может, мне арестовать этих нарушительниц?

— Не стоит, Спуд, — усмехнулся мистер Лэр. — Это моя дочь и ее подружки.

Растерянно пожав плечами, Ирмин папа снова устремил взгляд на девочек.

— Так, — обратился он к подругам, пытаясь сохранять спокойствие, — постарайтесь вести себя хорошо и не позорьте меня, ладно? В конце концов, вы тут для того, чтобы послушать вашу любимую группу, а не чтобы стать гвоздем программы!

— Слушаемся! — хором ответили девочки с ангельскими улыбками.

Однако не прошло и минуты, как они снова принялись за свое.

— Глядите! — завопили они все вместе. — Это Мэтт!

Девочки сбились в кучку, пытаясь выглянуть из-за мистера Лэра, загораживавшего им обзор.

Полицейские переглянулись. Спуд был удивлен и даже, казалось, слегка напуган реакцией девочек.

— Позабудь о моих словах! — проворчал мистер Лэр, обращаясь к Спуду и беспомощно разводя руками. — Если хочешь бросить их за решетку, вперед. Я возражать не буду.

Тарани и остальные чародейки не могли оторвать глаз от Мэтта и его приятелей из «Голубого гнома». Ребята прошествовали мимо в сопровождении охраны. Мэтт беседовал с какой-то дамой из дирекции стадиона. В одной руке она держала большой блокнот, в другой ручку.

— Он, наверное, та-ак нервничает! — воскликнула Ирма, от полноты чувств схватив Тарани и Корнелию за руки. — Он даже нас не замечает!

Девочки ничего не могли с собой поделать. Им передалось всеобщее радостное возбуждение, и они то и дело подпрыгивали на месте. Для Корнелии это было непросто, ведь она надела длинную зеленую юбку до щиколоток.

— Выступать на разогреве у Кармиллы — серьезное испытание для ребят, — веско произнесла Тарани. И она была права. Кармилла — звезда мирового класса, тогда как парни из «Голубого гнома» — пусть они очень музыкальные и талантливые — всего лишь члены школьной рок-группы.

Тарани пожалела, что Вилл не смогла пойти на концерт. Уж кто-кто, а она точно сполна насладилась бы этой минутой. Хоть чародейка и пыталась держать это в секрете, все вокруг знали, что она без ума от Мэтта!

И Тарани хорошо понимала подругу. Она сама не осмеливалась поделиться с девочками своей тайной. А тайна эта заключалась в том, что Тарани была влюблена в Найджела.

— Дайте мне камеру! — потребовала Ирма и дернула на себя фотоаппарат, висевший на шее у Тарани. Огненная чародейка чуть не упала. Чтобы не быть задушенной ремешком от камеры, ей пришлось согнуться. — Хочу щелкнуть Мэтта для Вилл.

— Уфф! — выдохнула Тарани.

«Настырная Ирма в своем репертуаре!» — поду, мала она, пытаясь высвободиться из ремешка.

Ирма поднесла фотоаппарат к лицу, навела объектив на Мэтта и нажала на кнопку. Щелк! Сработала вспышка.

— Готово! — воскликнула чародейка. — Представляю, как обрадуется Вилл, когда увидит фотографию!

Тарани поглядела на Ирму, никогда не перестававшую шутить, и подумала: «Конечно, жалко, что двух наших подруг нет рядом, но у меня предчувствие, что вечер будет незабываемым!»


Глава 6

<p>Глава 6</p>

Вилл сползла еще ниже по стулу. Они с мамой сидели за кухонным столом и заканчивали ужинать. Стол был накрыт нарядно: голубая льняная скатерть, изящные тарелки, — однако выбор блюд разнообразием не отличался.

«Совсем не похоже на пир по случаю дня рождения!» — подумала Вилл.

Чародейка старалась быть милой и ласковой. Как-никак сегодня был мамин день рождения. Но ей никак не удавалось справиться со своими чувствами. Она была заперта дома, как в ловушке. И остальные чародейки отправились на самое грандиозное событие года без нее. Ну как тут было не разозлиться на маму!

Однако девочка сознавала, что и сама ведет себя не лучшим образом. Ей бы взбодриться и устроить маме настоящий праздник. Но это было выше ее сил!

Мама только что убрала грязные тарелки и поставила на стол клубнично-шоколадный торт.

— Как? — спросила Вилл, стараясь, чтобы голос звучал дружелюбно. — Торт без свечей?!

Чародейка подперла кулаком подбородок. Как трудно изображать радость, когда все внутри так и кипит!

— Да, без свечей, — сухо ответила мама, отрезая порцию для Вилл. Мамины волосы были забраны в пучок, в ушах красовались крупные золотые серьги-кольца. Она была одета в лавандового цвета блузку и кардиган.

«А она хорошо выглядит, — подумала Вилл. — И выглядела бы еще лучше, если бы не это выражение беспокойства на лице».

Вилл совсем не хотелось есть, и она отодвинула от себя тарелку с тортом.

Мама взяла тарелку и холодно посмотрела на дочь.

— Если не хочешь сейчас, можешь съесть потом, — сказала она.

— Я и потом не захочу, — проворчала Вилл, вставая. Она нервно смяла салфетку и бросила ее на стол. — У меня нет аппетита!

Миссис Вандом удивленно уставилась на дочь, но Вилл не могла больше сдерживаться.

— Вилл!.. — начала было мама решительным тоном.

Она посмотрела на дочь таким испепеляющим взглядом, что, казалось, вот-вот прожжет в ней дыру.

«Мне срочно нужно па свежий воздух!»— подумала чародейка.

— Иди сюда, малышка, — обратилась Вилл к своей белке. — Пойдем, погуляем.

Девочка второпях натянула теплую куртку. Белка, словно верный песик, соскочила с дивана и последовала за ней.

Миссис Вандом все еще сидела за столом, взволнованно комкая в пальцах салфетку.

Чародейка подумала, что в этот момент мама, должно быть, соображает, как бы удержать ее, не дать ей вот так уйти. Но Вилл ни за что бы не осталась. Она была слишком расстроена.

Девочка выскочила из квартиры, громко хлопнув дверью.

Бережно усадив белку в рюкзак, Вилл оседлала свой красный велосипед и покатила прочь от дома. По дороге она гадала, как там сейчас ее подруги. «Небось, пританцовывают и подпевают „Голубому гному“», — подумала Вилл.

Чародейка подкатила к парку. Холодный ветер ерошил ее густые рыжие волосы. Вилл пожалела, что не надела шапку.

Она остановилась, прислонила велик к скамейке и уселась на холодный металл, поставив рядом рюкзак с копошащейся внутри белкой. Та просунула голову в щель и посмотрела на хозяйку круглыми черными глазенками.

Вилл засунула руки поглубже в карманы куртки.

«Как же холодно!»- подумала она, поежившись.

Снег укрыл цветочные клумбы ровным толстым одеялом, а вот на облетевших деревьях его почти не было. Неподалеку мужчина в куртке с большим капюшоном и лыжных перчатках выгуливал свою собаку.

Высоко над головой летали чайки, их крики разносились по бескрайнему серому небу.

— Веселое воскресенье получилось, ничего не скажешь, — пробубнила Вилл, посасывая язычок от молнии. — Жду не дождусь понедельника. — Она поглядела на белку: — Знаешь, с тех пор как мы с мамой переехали в Хитерфилд, все пошло наперекосяк.

Девочка едва заметно улыбнулась зверюшке. Белка внимательно глядела на хозяйку, будто понимала каждое ее слово.

«Надеюсь, Хай Лин не скучает, — подумала Вилл, вспомнив о своей подруге, которая тоже вынуждена была остаться дома. — По крайней мере, она сама решила не ходить на концерт, а меня заставили!»

Она достала свой мобильник и набрала номер «Серебряного Дракона».

«Бииип, бииип, бииип», — раздавались в трубке иные гудки. «Клик!» — наконец взяли трубку.

К телефону подошел папа Хай Лин, голос у него был усталый. Вилл услышала разговоры посетителей и звон посуды — видимо, сегодня в ресторане был полный аншлаг.

Вилл попросила позвать Хай Лин, и мистер Лин крикнул в зал:

— Хай Лин, это тебя!

До Вилл донесся голос подруги.

— Хорошо, пап, я поговорю из своей комнаты, — крикнула та и обратилась к клиенту, у которого не успела принять заказ: — Простите, я должна отлучиться! Вот, возьмите карточку, напишите на ней, что вы хотите заказать, и отдайте повару, ладно? А я скоро вернусь!

Вилл улыбнулась находчивости подруги. Она представила, как Хай Лин с закатанными рукавами и в фартуке с надписью «Серебряный Дракон» наклонилась к посетителю и всунула ему в руки отрывной блокнот для заказов.

«Это в духе Хай Лин! — подумала Вилл. — Интересно, что скажет мистер Лин, когда узнает о ее фокусах?»

Не прошло и минуты, как Хай Лин взяла трубку. Шума больше не было — чародейка, как и собиралась, поднялась в свою комнату.

— Вилл! — взволнованно вскричала Хай Лин, узнав голос подруги. — Как ты? Помирилась с мамой?

— Нет, — смущенно призналась Вилл и почесала белку за ухом.

— Как это? Почему?

— По-моему, все бесполезно! — произнесла Вилл резче, чем намеревалась. — Я не могу… этого объяснить! Ни я, ни она не умеем прощать, — продолжала Вилл, покусывая нижнюю губу. — Я считаю, что она не права, а она…

Хай Лин стала уговаривать Вилл извиниться перед мамой, объясняя, как поступила бы она.

— Перестань, Хай Лин! — раздраженно перебила ее Вилл. — Не надо меня воспитывать! — Чародейка была так напряжена, что все принимала в штыки. — Ты же моя лучшая подруга! Я жду от тебя сочувствия, а ты взялась меня пилить!

— Ладно, ладно, — откликнулась Хай Лин, возвращаясь к привычному беззаботному тону. — Хочешь, я расскажу тебе анекдот?

Вилл представила себе как воздушная чародейка улыбается до ушей. Она всегда улыбалась, когда рассказывала что-нибудь интересное.

— Слушай… — начала было Хай Лин и вдруг умолкла. Потом до Вилл донеслось изумленное: — О-ой! Вилл! Карта двенадцати порталов светится!

— Это что, шутка такая? — недоуменно произнесла Вилл. Сейчас было не время для дурачеств. — Не смешно!

— Какие тут шутки! — голос Хай Лин звучал встревоженно. — Наверное, что-то случилось!

Воздушная чародейка всегда носила карту при себе — в красном рюкзачке. Когда где-то в Хитерфилде открывался новый проход в Меридиан, эта точка на карте начинала светиться загадочным красноватым светом.

— Ничего себе! На стадионе открылся новый портал! — вскричала Хай Лин, развернув свиток и вглядываясь в план города.

Подруги тотчас разъединились. Вилл вскочила со скамейки, подхватила рюкзак, белку и кинулась к велосипеду.

— Похоже, мне все-таки придется пробраться на концерт! — пробормотала чародейка, обращаясь к белке. — Если мама об этом узнает, то всыплет мне по первое число. Ладно, постараюсь вернуться раньше, чем она начнет меня разыскивать!

Чародейка оседлала велосипед и покатила по направлению к стадиону.

Подъезжая, она в очередной раз подивилась огромным размерам постройки.

Запыхавшись, она подрулила к стоянке и приковала велик к решетке, рядом с огромным грузовиком.

Девочка поправила лямки рюкзака, сжала белку покрепче и зашагала к главному входу на стадион.

— Надеюсь, Хай Лин тоже скоро подъедет! — прошептала чародейка на ухо белке. — Без нее мне ни за что не найти остальных девчонок в толпе! А пока придется действовать самостоятельно.

Тут Вилл заметила перегородивших вход охранников. Это были два здоровенных детины с короткими стрижками, в кожаных куртках и поношенных футболках, туго натянутых на мускулистых торсах. Один стоял скрестив руки на груди и буравил окрестности суровым взглядом. Другой что-то бубнил в трубку рации.

«Явно не интеллектуалы», — заключила Вилл. «Сначала надо придумать, как проникнуть внутрь, — решила чародейка, прячась от охранников за грузовиком. — Без билета эти амбалы даже близко меня не подпустят».

И тут ее осенило. Сердце Кондракара!

Она вытянула вперед ладонь и сосредоточилась. Вскоре над ее рукой зависла излучающая розовый свет хрустальная сфера.

— Закрой глаза, малышка! — сказала Вилл белке. — Сейчас мы от них спрячемся.

Но бедная зверюшка, конечно же, не послушалась — и была ошарашена увиденным.

Вилл почувствовала прилив жара к ладони. За считанные секунды тепло превратилось в электрические разряды, пронзавшие тело чародейки с ног до головы. Хорошо знакомый розовый магический вихрь завертелся вокруг ее тела, делая девочку выше и крепче. Она почувствовала, как вдоль позвоночника пробежал электрический импульс, а за спиной затрепетали тонкие крылышки.

Стройное тело чародейки переполняла космическая энергия. Вот сияние постепенно рассеялось, и осталась только обновленная Вилл, превратившаяся из обычной школьницы в Стражницу Кондракара.

В эти моменты она ощущала в себе необычайную мощь и уверенность.

Чародейка оглянулась на охранников, но те, казалось, ничего не заметили.

Зато у белки был совершенно растерзанный вид. Она сжалась в комок, шерстка у нее на спине встала дыбом.

— И-ик! — пискнул зверек, затравленно озираясь.

— Чего ты так испугалась? — ласково прошептала своей питомице Вилл. — Это же я!

Во взгляде белки появилось любопытство. Кажется, она начала понемногу приходить в себя.

Вилл поднесла ладонь ко лбу, откинула волосы и зажмурилась.

— А теперь, Сердце Кондракара, — произнесла она, — сделай нас невидимыми!

Взззап!

Вилл быстро скользнула взглядом по своим рукам, туловищу, ногам, оценивая результаты колдовства. Прозрачная дымка постепенно окутывала все ее тело, полностью скрывая чародейку от посторонних взглядов.

«Ура! — обрадовалась Вилл. — Сработало!»

В первый раз за этот день у нее поднялось настроение. Вечер обещал быть интересным!

Вдруг сбитая с толку белка дернулась, ненароком высунула мордочку из окружавшего Вилл силового поля и… тут же стала видна!

Чародейке стало любопытно, как же это должно выглядеть со стороны: голова белки, лишенная тела, висит в воздухе…

Белка пытливо завертела головой и зашевелила усиками, принюхиваясь.

Сниф, сниф, сниф.

— Сиди тихо и не высовывайся! — прошептала Вилл, прижав зверька к груди. — А то охранники увидят висящую в воздухе белку, и их хватит удар! Спрячь мордочку!

Когда любопытный белкин нос вернулся внутрь силового поля, Вилл затаила дыхание и прошмыгнула между двумя вышибалами на стадион.

Охранники так ничего и не заметили.

«До сих пор не могу привыкнуть к волшебству, — усмехнулась про себя Вилл. — Так, а теперь куда? — подумала чародейка, оглядывая изнутри огромное, под завязку набитое народом помещение. — Порталы не могут быть незаметными, но, как правило, они открываются там, где на них не наткнется случайный прохожий».

Девочка прошла по коридору и вскоре за одной из дверей обнаружила лестницу.

«Пожалуй, подвал— подходящее место!»— решила Вилл.

Миновав табличку с надписью: «Посторонним вход воспрещен!», она стала спускаться по темной бетонной лестнице.

Девочка еще сильнее прижала белку к груди. Наконец лестница закончилась, и Вилл окинула взглядом заваленное коробками и деревянными ящиками помещение.

«Больше похоже на склад, чем на обычный подвал, — подумала чародейка. — Может, портал где-то здесь? Кажется, я на верном пути…»

Внезапно Вилл почувствовала острую боль самой макушке, потом на нее накатила волна тот ноты и головокружения.

«Ох, опять это странное ощущение! — подумала девочка. — Должно быть, я уже близко… — Она просунула голову в приоткрытую металлическую дверь в стене. — Совсем близко!»


Глава 7

<p>Глава 7</p>

Рэйвен возвышался над бунтовщиками словно башня. Он был чуть ли не вдвое выше их и в своем длинном красном плаще с капюшоном выглядел весьма зловеще.

Он повернулся, окинул взглядом зеленых чешуйчатых монстров — мужчин, женщин, детей, — безропотно следовавших за ним, и усмехнулся.

«Все идет по плану!» — подумал он.

Они все вместе двигались к порталу — тому самому, выход из которого располагался в складских помещениях хитерфилдского стадиона.

«Пока мы в Меридиане, — думал довольный собой Рэйвен, — но скоро окажемся на Земле!»

Он вел повстанцев по залитому ярким светом туннелю с низкими сводами. По сторонам клубился голубоватый туман, на полу то тут, то там попадались лужи.

Наконец Рэйвен заметил впереди мерцающие огни и вихрящуюся воронку.

«Наконец-то портал!»- с облегчением вздох¬нул он. На другом конце прохода он увидел горы ящиков и коробок. Это, несомненно, был склад.

— Вперед, братья! — воззвал к бунтовщикам Рэйвен. Его голос звучал громко и внушительно. — Нас ждет свобода! — Он старался говорить дружелюбно, однако это удавалось ему с трудом.

Рэйвен повелительно ткнул пальцем в сторону меридианцев, но те испуганно отпрянули и сбились в кучу. Вытаращив глаза, они глядели на пылающий проход.

Рэйвен вынужден был признать, что его тоже не прельщает перспектива лезть в портал, ведущий в другой мир. Особенно в портал, который выглядит так устрашающе.

— Может, вы мне не доверяете? — спросил Рэйвен, лукаво улыбнувшись и блеснув острыми зубами.

Он снова оглядел толпу: зеленые чешуйчатые тела, заостренные перепончатые уши, ветхая, превратившаяся в лохмотья одежда и изможденные лица. Долгая дорога к порталу здорово их утомила.

— Доверие или недоверие тут ни при чем, Рэйвен, — полным сомнения голосом ответил один из бунтовщиков. — Твое предложение заманчиво. Но перейти в другой мир именно сейчас… Мы можем совершить большую ошибку!

— Что?! — взвился Рэйвен. Из-под капюшона показалась изборожденная складками зеленая физиономия. — Покинуть Меридиан — ошибка? Бежать от голода и нужды — это ошибка? Что ж, оставайтесь тут, если хотите! Я никого насильно не тащу…

— Нет-нет, ты нас не так понял, — робко возразил другой меридианец, потирая наросты на зеленом лице. — Ты, конечно, прав, но Калеб…

— Калеб, Калеб! — передразнил его Рэйвен, театрально взмахнув рукой. Его желтые глаза едва не выскакивали из орбит от возбуждения. — Калеб — всего лишь болтун, а я указываю вам путь к спасению!

Эти тупицы начинали действовать ему на нервы.

— Калеб — один из нас! — возразил кто-то из повстанцев.

— Зато я обладаю большей силой и властью! — нагло усмехнулся Рэйвен. — С помощью своей магии я могу открывать старые порталы в Сети. Я уже проделывал это в других уголках мира. — Он нарочно смягчил голос: — А теперь я пришел в ваш город, чтобы помочь вам! Объединяйтесь! Бегите от Фобоса, покиньте Меридиан!

Бунтовщики стояли у самого входа в портал и нерешительно переглядывались.

Предложение Рэйвена выглядело очень соблазнительно, но они боялись…

— Никто не обратит на нас внимания, — продолжал Рэйвен убеждать мятежников. — Как раз сейчас по ту сторону прохода собралось огромное количество землян. Мы хорошенько замаскируемся, смешаемся с ними и… начнем новую жизнь!

В этот миг Рэйвен ощутил присутствие кого-то постороннего. Он огляделся, но никого не увидел. «Странно! Кто бы это мог быть?» — подумал он.

— Тихо! — вскричал Рэйвен и повелительно взмахнул рукой. Среди бунтовщиков тут же установилась тишина. — Тут кто-то есть!

Ему надо было сосредоточиться, призвать свою магию и обнаружить источник неожиданной угрозы.

«Забавно! Эти людишки повинуются одному взмаху моей руки! — гордясь собой, думал Рэйвен. — А если я призову магию, то никто не осмелится выступить против меня. Мои силы возрастают день ото дня, и вскоре все мои замыслы осуществятся!»


Глава 8

<p>Глава 8</p>

«О нет! — в ужасе подумала Вилл. — Бунтовщики из Меридиана хотят проникнуть на Землю!»

Чародейка присела на корточки за грудой ящиков. Конечно, она была невидима, но спрятаться все равно не мешало. У нее на руках беспокойно копошилась белка.

Девочка зорко следила через проход за высоким властным монстром в красной накидке — мятежники называли его Рэйвеном. Кажется, он почувствовал присутствие Вилл. Но кто он такой? Вилл никогда раньше его не видела.

«Кем бы он ни был, — думала чародейка, — он собирается провести меридианцев через портал. А это может обернуться катастрофой!»

— Нужно срочно предупредить девочек! — взволнованно прошептала Вилл белке. Нельзя терять ни минуты!

Она уже собиралась бежать наверх, чтобы разыскать подруг, но, вставая, по неосторожности врезалась в один из ящиков. Тот с грохотом перевернулся.

«Ой! — ужаснулась Вилл. — Что же я наделала!»

— С той стороны кто-то прячется, — прорычал Рэйвен, услышав шум. Он подошел как можно ближе к порталу. Меридианцы сгрудились у него за спиной. — Я его не вижу, но чувствую!

Существо в красном плаще смотрело прямо на Вилл, точнее, сквозь нее. Слава богу, она все еще была невидима!

Чародейка в свою очередь не сводила глаз с Рэйвена. Красотой он не отличался: длинная зеленая морщинистая физиономия, острые зубы и жуткие, обведенные красной маской глаза. Увидев его узловатые зеленые пальцы с мощными когтями, Вилл поежилась.

Похоже, ее пушистой питомице тоже было не по себе. Вилл чувствовала, как бешено колотится под мехом маленькое сердечко. Вдруг белка ни с того ни с сего совершила отчаянный прыжок. Проскочив сквозь границу силового поля, она снова стала видимой.

«Стой!»— мысленно крикнула Вилл, остолбенев. Но белка уже скользнула через портал.

— Гром и молния! — прошипел Рэйвен, отшатнувшись, когда мимо него пролетело пушистое существо. — Откуда взялось это животное?

— И-ик! — пискнула белка. Она поскакала прочь от Рэйвена и юркнула в самую гущу бунтовщиков.

— Не дайте этому существу уйти! Держите его! — приказал меридианцам Рэйвен.

— А-а-а! — завопил один из мятежников, трясясь от страха.

— Ой! — вскрикнул другой, подняв одну ногу, а потом и вовсе отпрыгнув с пути белки.

Вилл с изумлением смотрела, как одни бунтовщики в ужасе цепляются друг за друга, другие закрывают лица руками.

Тут к ним обратился Рэйвен.

— Жалкие трусы! — зло прорычал он. — Испугались маленького зверька!

— Н-но он такой… противный, лохматый! — откликнулся один из бунтовщиков. — В жизни не видал такой мерзости!

Вилл едва не рассмеялась в голос. Подумать только, эти огромные жуткие зеленые монстры боятся ее безобидной пушистой белочки! Ну разве не забавно?

И в этот миг чародейка поняла, что произошло.

«О боже! — мысленно закричала Вилл. — Моя белка попала в Меридиан! Стой! — безмолвно обратилась она к зверюшке. — Вернись сейчас же!»

Но все безрезультатно. Обливаясь холодным потом, Вилл через портал наблюдала, как ее шустрая питомица на полной скорости несется по улицам Меридиана.

Белка перепрыгнула через трубу, шмыгнула в узкую улочку с каменными арками и теперь, вполне довольная собой, прыгала по лужам.

— Ничего себе! — пробормотала себе под нос Вилл, бросаясь в погоню. — Кто бы мог подумать, что она умеет бегать так быстро!

Девочка в три прыжка одолела портал и пронеслась мимо кучки меридианцев. Она все прибавляла скорости, боясь потерять белку из виду в лабиринте темных извилистых улиц с ветхими, покосившимися домами.

«Может, если я ее окликну, она остановится? — размышляла Вилл на ходу, проносясь мимо высоченной стены. — Но как это сделать? Я ведь до сих пор не удосужилась дать ей имя! Когда… то есть, если… мы вернемся с ней домой, первым делом придумаю ей кличку!»

Белка проскочила между двумя меридианцами, Вилл последовала за ней. Потеряв всякое терпение, чародейка крикнула:

— Хватит! Остановись, вредная тварь!

Меридианцы, которых обогнала Вилл, замерли в недоумении.

— Это ты мне? — обратился вспыльчивый длинноволосый монстр к другому— зеленому чешуйчатому созданию. — Лучше поищи себе другую мишень для шуток!

«Ой!» — растерянно заморгала Вилл, оглянувшись через плечо. Она вовсе не хотела, чтобы из-за нее началась драка.

Чародейка зажала рот ладонью и пообещала себе, что впредь не издаст ни звука.

Девочка побежала дальше и вскоре оказалась на вершине невысокого холма. Там она и нашла свою белку. Зверюшка с невинным видом стояла на задних лапках и помахивала хвостом.

«Ах ты негодница! — мысленно обратилась Вилл к белке, пытаясь ее поймать. — У меня из-за тебя на каждом шагу неприятности!»

От этой гонки по узким, то ныряющим вниз, то поднимающимся в горку улочкам чародейка запыхалась и вспотела. Она вытерла со лба испарину и постаралась восстановить дыхание.

— Остановишься ты, наконец? — пробормотала Вилл, маленькими шажками подбираясь к белке.

Зверюшка внимательно следила за крупной стрекозой, зависшей в воздухе у нее перед носом.

— Попалась! — крикнула чародейка, бросившись на белку сзади. Теперь маленькое пушистое создание было у нее в руках. — Ну ты сегодня и набезобразничала! Ты хоть понимаешь, что было бы, если б нас схватили меридианцы? — спросила девочка,

держа белку за шкирку, как котенка. — Никогда больше так не делай. Слышишь? Никогда! — Вилл прижала маленькую проказницу к груди, и та, проникнув внутрь силового поля, снова стала невидимой.

«Уф-ф! — с облегчением вздохнула Вилл. — Вроде, все обошлось!»

— Если бы нас обнаружили солдаты Меридиана, — сердито обратилась Вилл к любопытной белке, махая у нее перед носом указательным пальцем, — мы бы угодили в тюрьму… или даже… — Вилл вдруг умолкла, обратив внимание на необычное явление.

Вокруг чародейки, плавно опускаясь, парили черные лепестки.

— Ой, что это? — девочка разинула рот от удивления.

Она огляделась по сторонам и обнаружила, что находится в лесу из восхитительных цветов.

Вокруг разливался успокаивающий голубоватый свет. Вилл еще не доводилось видеть ничего подобного. Она решила рассмотреть цветы поближе.

— Ух ты! — изумленно прошептала она. — Черные розы!

Повсюду виднелись черные бутоны и уже распустившиеся черные цветы. Их лепестки были насыщенного, благородного угольно-черного цвета.

«Словно бархатные!» — подумала Вилл, любуясь цветами.

Однако, несмотря на волшебную красоту, в покрытых длинными острыми шипами растениях чувствовалось что-то зловещее.

Вилл отступила назад, пытаясь понять, где же кончаются цветочные джунгли.

— Да здесь же… тысячи кустов! — не веря своим глазам, выдохнула ода.

Чародейка наклонилась, чтобы понюхать цветок.

— Эти розы не простые, — сказала она белке. — В них есть что-то странное. Кажется, их охраняет какое-то заклятие…

Зверюшка тоже сунула носик в чашечку цветка и принюхалась, но тут же отпрянула, словно почуяв опасность.

И тут Вилл ощутила острый укол в руку. Это колючий побег сам обвился вокруг ее ладони!

— Ай! — вскрикнула Вилл, выронив белку. Та мягко приземлилась среди кустов. — Роза уколола меня! — От боли пальцы чародейки сжались в кулак. — Я… я… — У нее вдруг закружилась голова. — Что со мной происходит?

Белка тоже выглядела неспокойной. Она уперлась передними лапками в сапожки хозяйки и подняла кверху мордочку.

Чародейку резко потянуло в сон, и она легла на землю между вьющихся побегов. Магическое силовое поле тут же исчезло, и Вилл снова сделалась видимой.

Девочка бессознательно свернулась калачиком и положила руки под щеку. Рыжие локоны в беспорядке рассыпались по лицу. Прежде чем заснуть, она успела заметить, как суетится рядом белка.

«Хмпф, хмпф!» — фыркала зверюшка. С неба на нее и на хозяйку продолжали сыпаться черные лепестки.

Белка ткнулась носом в щеку Вилл.

Девочка попыталась вырваться из объятий сковывавшего ее сна и увидела перед собой полные страха глаза зверька.

А еще она успела заметить… опустившуюся на них длинную мрачную тень. Девочка закрыла глаза. У нее больше не было сил бороться с усталостью. Вилл постепенно погружалась в глубокий сон.


Глава 9

<p>Глава 9</p>

— Пап, вытрешь тарелки без меня? — спросила Хай Лин. Они с папой и Фаном приводили в порядок кухню «Серебряного Дракона». В заполненной мыльной водой раковине уже почти не осталось посуды. Хай Лин вытерла рукой лоб: было жарковато.

Все трое валились с ног от усталости.

— Конечно, родная… — ответил отец, пристально посмотрев на дочь поверх очков. В одной руке он держал мокрое блюдо, а в другой — полотенце. Хай Лин видела, что отец удивился ее просьбе, ведь обычно она доводила все дела до конца. — Но разве…

Не дав ему закончить, Хай Лин бросила полотенце на стол.

— Спасибо, папа! — пропела она и толкнула кухонную дверь с маленьким круглым

окошком.

Чародейка взбежала вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки и на ходу снимая фартук. Ей хотелось поскорее узнать, удалось ли Вилл проникнуть на стадион и не возникло ли у нее проблем.

Хай Лин вбежала в комнату, схватила оранжевую трубку и набрала номер Вилл.

«Надеюсь, у нее все в порядке!» — думала она.

В трубке послышались длинные гудки.

— Ну давай же, Вилл, отзовись! — бормотала Хай Лин.

Ее охватило беспокойство. Ожидая ответа, она кусала губу и смотрела в окно.

Небо стало серым и безрадостным. Ветер срывал с ветвей последние сухие листья. Небольшой вихрь закружил под окном патую листву и клочки бумаги.

На улице не было ни души, за исключением одинокого прохожего, спешившего мимо и придерживавшего на голове капюшон.

Наконец гудки прекратились. Хай Лин замерла от радости, но тут в трубке послышался монотонный голос: «Абонент не отвечает. Попробуйте позвонить позднее».

— Не отвечает, — огорченно повторила Хай Лин. Она отключилась и положила трубку на стол, на небольшую горку из бумаг и цветных фломастеров.

Чародейка всерьез волновалась.

«Почему Вилл не отвечает?» — недоумевала она, расхаживая взад-вперед по комнате.

Вскоре ей надоело ходить и она уселась на кровать. Ее плечи безвольно поникли, взгляд уткнулся в пол.

— Куда же ты подевалась, Вилл? — подумала Хай Лин вслух.


Глава 10

<p>Глава 10</p>

«Вилл!»

Голоса казались одновременно близкими и далекими.

«Вилл!»

«Кто это?» — промелькнуло в голове у чародейки. Вилл находилась внутри плывущего голубого облака. И куда бы она ни направила взгляд — повсюду были лепестки этих странных черных роз.

«Вилл!» — звенели голоса. Теперь Вилл казалось, что они окружают ее со всех сторон.

«Вилл!» — взывали они с мольбой.

«Что им нужно? — подумала девочка. — Кажется, они попали в беду…»

Колючий розовый побег дотронулся до ее плеча, обвил крылатую спину.

— Ой! — вскрикнула чародейка.

«Вилл!»

На этот раз голоса звучали громче.

Длинный побег опутал запястья и щиколотки девочки. Еще один обвился вокруг ее талии, бедер и высоких ботинок. Вилл задрожала. Она висела в воздухе, а побеги роз плели вокруг нее кокон.

«Я попалась в ловушку из роз!» — с ужасом подумала Вилл.

«Вилл, возьми пас с собой!» — умоляли голоса.

«Ага! — сообразила Вилл. — Я знаю, кому принадлежат голоса — этим бархатистым черным цветкам! Они чем-то похожи на людей. Ветви у них вместо рук, а бутоны похожи на лица».

Чародейка принялась яростно извиваться, пытаясь высвободить руки.

«Вилл! Вилл! Не бросай нас!» — молили голоса в унисон.

— Оставьте меня в покое! — крикнула перепуганная чародейка. — Мне надо идти!

Почувствовав прилив энергии, Вилл сумела освободить одну руку от хватки розовых побегов. Однако ее тело все еще оставалось туго связано.

Вилл сосредоточилась и напрягла все мышцы, стараясь пересилить удушающие объятия растений.

— Сказано вам: отстаньте! — храбро крикнула она, концентрируя всю свою энергию.

И розовые кусты неожиданно отпустили ее.

Вилл оказалась высоко над землей, и ничто больше не поддерживало ее.

— Н-нет! — завопила девочка, проваливаясь куда-то в пустоту. — Не-е-е-е-ет!

Она все падала и падала сквозь глухую тьму, вытянув руки вверх и поджав ноги.

Чародейка попробовала было воспользоваться своими крылышками, но при такой скорости падения они были бесполезны.

Все вокруг поглотила чернота…

Через несколько минут (а может, часов — Вилл не могла бы сказать точно) веки чародейки затрепетали и она медленно открыла глаза. Яркая вспышка света, прорезавшего темноту и затопившего все вокруг, чуть не ослепила ее. Девочка зажмурилась.

Вокруг было невыносимо жарко, у Вилл на лбу выступила испарина.

«Что это было? Сон?» — гадала чародейка, мысленно прокручивая в голове все последние события.

Трава под ней была мягкой и приятной на ощупь. Вилл с наслаждением потянулась и пошевелила пальцами ног. Потом она снова осторожно приоткрыла глаза.

«Этот свет такой яркий!» — подумала чародейка.

Оглядываясь по сторонам, она заметила растущие неподалеку цветы.

«Наверное, те розы мне просто приснились», — решила Вилл, прикрывая глаза рукой.

Она постепенно приходила в себя.

— Ах! — воскликнула Вилл, осмотревшись получше. Рядом не просто росли цветы — чародейка оказалась в настоящем саду. Огромном, прекрасном, фантастическом!

Девочка протерла глаза, не в силах поверить, что открывшаяся перед ней картина — не плод ее воображения.

Растения поражали многообразием оттенков: сочный розовый, насыщенный желтый, слепящий оранжевый, но больше всего ее поразили синие и фиолетовые цветы.

Это была самая фантастическая смесь растений, какую Вилл только приходилось видеть. Приглядевшись, она начала узнавать некоторые из них.

Тут росли огромные древовидные гортензии, редкие виды анемонов, пионов и бегоний. Львиный зев и подсолнухи, казалось, распускались прямо на глазах.

Увидев длинные ряды нежных маргариток и великолепных лилий, Вилл замерла от восторга. А какой чарующий аромат стоял в этом саду!

— Где я? — с волнением прошептала Вилл. Она еще раз протерла глаза и огляделась вокруг.

На некотором отдалении виднелся прекрасный замок. Его готические шпили, стрельчатые окна и элегантные витые лестницы сверкали, словно украшенные хрусталем и бриллиантами.

«Как я сюда попала?» — с изумлением подумала Вилл.

Неожиданно до нее донесся знакомый писк, и к чародейке подскочила ее ручная белка.

— Ой, привет, малышка! — воскликнула Вилл. — Молодец, что не бросила меня!

Чародейка подхватила пушистую зверюшку на руки и крепко прижала к груди. Как же она была рада ее видеть! Белка посапывала от удовольствия. Вилл нежно погладила ее по головке.

«И почему я не осталась дома с мамой!» — подумала чародейка. Там было безопасно, а это место выглядело так странно — кто знает, что ее ждет впереди…

«Будь смелее! Не раскисай!» — приказала себе Стражница.

— Ой-ой-ой! А это еще что такое? — испуганно прошептала она, заслышав звук тяжелых шагов. Тот, кто направлялся сюда, должно быть, был огромного роста!

Подняв глаза, Вилл ахнула. Перед ней стоял высокий мужчина с длинными серыми волосами, собранными в хвостик. У него было зеленое лицо и каштановая бородка. Карие глаза в красной маске светились добротой и участием.

На незнакомце были кожаные сапоги, коричневые брюки, сиреневая рубашка, выглядывающая из-под синего жилета, и перчатки для работы в саду. В одной руке он держал секатор, а в другой обрезанные ветки.

— Пожалуйста, не бойся! — мягко сказал мужчина, снимая перчатки. — Меня зовут Далтар. Обещаю, я не причиню тебе вреда.

Вилл пригляделась к сильному, но на вид безобидному незнакомцу повнимательнее. В нем было что-то по-отечески надежное. Несмотря на зеленую кожу и заостренные уши, он, в отличие от большинства обитателей Меридиана, вовсе не внушал страха. Вилл почувствовала, что может доверять ему.

— Ты… — начал Далтар с восхищением, — ты прошла сквозь черные розы и осталась жива?! Это настоящее чудо! — Он положил секатор и обрезанные ветки на землю. — Побеги черных роз, которые обвили тебя, лишили жизни не одного смельчака! А ты уцелела! — продолжал он. — Как тебе это удалось?

— Я бы и сама хотела это знать, — смущенно проговорила Вилл. Она сидела на земле, подогнув под себя ноги, а белка пристроилась у нее на коленях. — Наверное… — прошептала Вилл, медленно протягивая вперед раскрытые ладони, — наверное, меня защитило Сердце Кондракара!

Над правой рукой чародейки повисла волшебная розовая сфера, излучавшая яркое сияние и озарявшая лицо Вилл.

Далтар шагнул поближе и завороженно уставился на талисман.

— Так это и есть Сердце Кондракара? — спросил он, благоговейно отступив. — Выходит, ты одна из Стражниц Великой Сети?

— Ну да! — с гордостью ответила Вилл. Говорить о своей принадлежности к спасительницам мира было приятно. — Но скажите, где мы находимся? — спросила она, еще раз окинув взглядом окрестности. — Что это за место?

— Это сад, окружающий дворец Фобоса, — объяснил Далтар, вздохнув.

Вилл заметила у него за спиной изгородь из черных роз. При одном их виде у нее внутри все сжалось.

— Ты пришла сюда, чтобы бросить вызов принцу или присоединиться к нему? — серьезно спросил Далтар. — Прошу, ответь мне.

Его тон удивил чародейку.

— Не беспокойся, Далтар, — заверила она меридианца. — Я вовсе не собираюсь помогать

Фобосу!

«Как такое могло прийти ему в голову?!» — добавила Вилл про себя.

— У меня такое чувство, будто ты его недолюбливаешь, — сказала она.

— Недолюбливаю? — с отвращением бросил Далтар. — Да я ненавижу его лютой ненавистью!

Он сжал пальцы в кулак и склонил голову. Лицо его исказилось от гнева.

«Приятно слышать!» — подумала Вилл и кивнула, показывая, что разделяет его чувства.

— И у меня есть на то личные причины! — продолжил Далтар, немного смягчившись.

Вилл с интересом смотрела на незнакомца. Тут явно скрывалась какая-то тайна, и чародейка сгорала от любопытства, желая ее узнать.

— Но это долгая история, — произнес Далтар.

— Расскажи мне, — попросила чародейка.


Глава 11

<p>Глава 11</p>

Элион посмотрелась в большое овальное зеркало, висевшее на стене в ее покоях. Как и всё во дворце Фобоса, зеркало прямо-таки кричало о безграничной власти и могуществе своего хозяина. Рама была сделана из чистого золота, а узоры на ней — из платины.

«И всё в том же духе», — подумала Элион, окинув взглядом сводчатые, выложенные мозаикой потолки, роскошные шелковые портьеры и свою огромную кровать с пышно взбитыми перинами.

Девочка шагнула поближе к зеркалу и принялась изучать свое отражение. Из глубины стекла на нее смотрели полные грусти и тревоги светло-голубые глаза. Уголки губ были опущены. Она с удивлением отметила, что кожа на лице свежая и гладкая. После всех недавних треволнений она бы не удивилась и зеленоватому оттенку своего лица.

Элион отступила на шаг и замерла, держась прямо и опустив руки по швам. Потом повернулась боком, любуясь складками пышного белого платья поверх которого была надета голубая накидка. Ей нравилось, когда длинные юбки мягко хлопали по ногам при ходьбе.

Девочка поправила растрепанные светлые косички, спускавшиеся из-под повязанной на лбу голубой ленты.

«Что это значит — быть принцессой Меридиана?» — подумала Элион. Она провела пальцами по изумрудной броши, скреплявшей ворот накидки, и попыталась представить себе, каким будет ее правление.

Потом ее взгляд упал на знак Фобоса, вышитый на накидке, и девочку снова стали одолевать сомнения.

Она никак не могла решить, что думать о Фобосе и Седрике. Некоторые вещи из того, что они говорили, казались ей бесспорной истиной. К тому же они искренне заботились о ней. Фобос даже пообещал, что уступит ей трон и она станет королевой Меридиана!

Но она знала немало людей, которые не доверяли принцу и его помощнику.

Элион подумала о Калебе и Корнелии. Она вспомнила тот день, когда они втроем оказались на запруженных мятежниками улицах Меридиана.

— Выслушай меня, принцесса Элион! — страстно говорил Калеб, потрясая в воздухе кулаком. — Меридиан ждет тебя! Только ты можешь спасти этот мир!

Элион тогда успела как следует рассмотреть Калеба и поняла, почему этот юноша так запал Корнелии в душу. В своем длинном коричневом плаще и с копной непослушных каштановых волос он был неотразим. Его лицо светилось решимостью.

Калеб был вождем меридианских бунтовщиков, боровшихся против принца Фобоса и его жестокого режима. Упорство и верность поставленной цели, отличавшие Калеба, привлекли на его сторону немало народу.

Корнелия стояла у Калеба за спиной в своем чародейском наряде. Голубой открывающий плечи топ, длинная струящаяся фиолетовая юбка и зеленые, словно сотканные из листьев, крылышки делали ее похожей на изящный цветок. Элион заметила тогда тревогу в глазах подруги.

Калеб словно сверлил принцессу пристальным взглядом зеленых глаз.

— Присоединяйся к нашей борьбе за свободу Меридиана! — горячо призывал он.

Элион хорошо помнила охватившее ее тогда чувство. Она была глубоко тронута искренностью Калеба и его заботой о простых меридианцах.

«За свободу Меридиана…»— мысленно повторила Элион, сосредоточившись на этой фразе.

«Всё так зыбко и неясно! — подумала Элион. — Калеб говорит мне одно, Седрик — другое. Я словно раздвоилась: одна Элион здесь, а другая— в Зазеркалье. И у каждой своя правда».

Противоречия терзали принцессу, не давали ей покоя.

— Кому верить? — спросила она у своего отражения.

Девочка глубоко вздохнула. И тут ей в голову пришла неожиданная идея!

— Кажется, я знаю, кто может ответить на мои вопросы! — прошептала она и подмигнула отражению.

Ощутив прилив кипучей энергии, Элион накинула на голову капюшон и выскочила из своих покоев. Она пронеслась по коридору, сбежала по длинной лестнице, украшенной драгоценными камнями, и вскоре оказалась во внутреннем дворе. Девочка миновала площадку с затейливо сооруженным фонтаном. Порыв прохладного ветерка заколыхал ее пышные юбки.

Элион не сбавляла темпа, пока не очутилась возле крепости.

«Ну и жуть!» — подумала девочка, глядя на высокую мрачную постройку из зеленого кирпича у ворот, скрестив копья, стояли двое стражников. Оба огромные, синелицые, с маленькими глазками, острыми зубами и синими костяными гребнями на макушках.

Несмотря на грозный вид, они вели себя уважительно. Узнав принцессу, они низко поклонились ей.

Девочка объяснила стражникам, зачем пришла, и те подняли металлическую решетку, позволив ей войти. Один из стражников снял со стены факел и повел Элион в темницу.

— Узники, которых вы желаете видеть, находятся в камере в конце коридора, — объяснил он, искоса глядя на принцессу.

Изнутри крепость больше напоминала темную грязную пещеру. Элион и ее провожатый в тишине прошли по длинному коридору с низкими потолками и холодными каменными стенами и спустились по винтовой лестнице в подземелье. Со сводов на них капала грунтовая вода. Элион не поднимала взгляда. Внутри у нее бушевал ураган самых разных чувств.

Наконец они дошли до нужной камеры.

— Я оставляю вас, принцесса Элион. В случае необходимости зовите на помощь, — хрипло пробурчал стражник и снова поклонился девочке.

Камера была погружена в полумрак. От коридора ее отделяли толстые прутья решетки. Элион откинула капюшон. Ей было страшно.

Напрягая зрение, Элион заглянула в маленькую темную камеру. Внутри находились двое узников: мужчина и женщина. Оба были одеты в лохмотья и молча сидели, глядя в пол. Они еще не знали о присутствии принцессы.

«Когда-то эти люди были моими родителями, — словно не до конца в это веря, подумала Элион. — А в каком-то смысле они продолжают ими оставаться. Они растили меня, и я любила их — до той минуты, когда…»

Девочка скрестила руки на груди и мысленно вернулась в Хитерфилд на несколько месяцев назад — к той сцене, которую она уже миллион раз прокручивала у себя в голове.

Был вечер, и у нее дома, прямо посреди гостиной, стоял Седрик. Тогда он был в человеческом обличье: длинные светлые волосы схвачены в конский хвост, глаза как сапфиры, точеные черты лица.

Он стоял перед Элион, внушительный и властный, и глядел ей прямо в глаза.

— Они предатели, Элион! — заявил Седрик, наклонившись и твердо взяв девочку за плечи. — Двое подлецов, похитивших тебя из отчего дома и лишивших тебя настоящей семьи! — прорычал он.

Элион таращилась на него, не веря своим ушам. Она скользнула взглядом по гостиной — это была комната, где она выросла. Комната, где жили воспоминания о ее днях рождения, играх и других счастливых минутах. А теперь ее мир разваливался на части!

Девочка подошла к камину и посмотрела на семейные фотографии, выставленные в ряд на полке. Ее внимание привлекла одна— где они с родителями стояли обнявшись и радостно улыбались. Элион нежно погладила застекленный снимок рукой.

— В это так трудно поверить, Седрик, — тяжело вздохнув, пробормотала она.

Седрик сосредоточенно мерил шагами комнату. Его длинный хвост болтался за спиной, словно маятник.

— Ничего, ты скоро привыкнешь к новой жизни, — заверил он девочку, смягчив тон. — Я гарантирую. — Он подошел к окну, а потом резко повернулся к ней. — А теперь нам надо спешить! — Он подтолкнул Элион к двери в ее комнату. — Быстро собирай свои вещи, мы покидаем этот дом!

И тут большая дубовая входная дверь отворилась. На пороге дома стояли родители Элион. Они только что вернулись из магазина и держали в руках пакеты с продуктами. Ярко-рыжие волосы мамы эффектно сочетались с розовым плащом и сиреневой сумочкой. Папа был одет строго: рубашка, джемпер, галстук и серый с зеленоватым отливом пиджак.

— Элион! — воскликнул отец. Родители, должно быть, сильно удивились, застав дома дочку наедине с мужчиной намного старше ее. К тому же в тот миг, когда они вошли, Седрик держал девочку за плечи.

Родители еще не знали, что их ждет.

— Что происходит? — осведомился отец.

— Папа! Мама! — вскричала Элион, протягивая к родителям руки.

— Не смей их так называть, Элион! — приказал Седрик, загораживая девочку от матери и отца.

Вдруг в доме откуда ни возьмись появился Ватек — громадный синий монстр, прислуживавший Седрику. Он одним движением сгреб родителей Элион и больше не выпускал их. Те были потрясены и испуганы.

— Сейчас я покажу тебе их истинное лицо! — воскликнул Седрик и направил вытянутую руку на родителей Элион. Поток света вырвался из его ладони и сформировал вокруг родителей слепящий электрический кокон.

Кзззап!

— А-а-а-а! — закричали родители, прикрывая глаза от убийственно-яркого света.

Даже Ватек зажмурился. Мощный луч слепил ему глаза, но он все же сумел удержать своих пленников.

Седрик глядел на родителей Элион с коварной, самодовольной улыбкой.

— Маскарад окончен, изменники!

Посмотрев на своих маму и папу, Элион ахнула.

Она не верила своим глазам! Они все еще были зажаты в могучих руках Ватека, но узнать их было почти невозможно. Они превратились в каких-то монстров, уродцев, персонажей из фильма ужасов, отдаленно напоминавших себя прежних.

Ошарашенная Элион зажала рот руками, чтобы не закричать.

Не успела она и глазом моргнуть, как Ватек забрал ее родителей из их собственного дома, чтобы бросить в меридианскую тюрьму.

— Нам тоже пора в Меридиан! — обратился Седрик к Элион, схватив ее за руку. — Ты наконец вернешься домой!

«Вот так это и произошло», — подумала Элион, мысленно возвращаясь из прошлого в сегодняшний день.

Она снова видела перед собой родителей (вернее, приемных родителей) — впервые за несколько месяцев. С того, прошлого, раза прошло много времени и многое изменилось, но Элион по-прежнему не знала, что делать и как вести себя с ними.

Взгляд девочки блуждал по тесной зарешеченной камере. Мама с папой в облике меридианских чудовищ сидели на лавке. Элион шагнула поближе Они, должно быть, почувствовали ее присутствие потому что тут же радостно вскочили и бросились к решетке.

— Элион! — воскликнул ее приемный отец, выглядывая в коридор сквозь ржавые прутья. — Неужели это ты?

Элион молча смотрела на них. Они явно были потрясены и тронуты ее приходом.

— Маленькая моя! — произнес папа, сжимая прутья. — Как тебе живется?

— Подойди поближе, доченька! — попросила мама, с любовью протягивая к ней руки. — Дай на тебя взглянуть…

— Ах, Элион, если бы ты только знала… — вздохнул папа. Хоть он и выглядел как монстр, голос у него был ласковым и родным.

Элион приблизилась вплотную к решетке. Она совершенно растерялась. Девочка разглядывала зеленые лица родителей, их странные сморщенные носы, удлиненные уши и толстые, похожие на змей пряди волос. Но все это только их облик, которым скрывались искренняя любовь и беспокойство за нее.

«Эти их слова… и жесты… — подумала Элион. — А ведь они по-прежнему любят меня!»

— Я не могу задерживаться надолго, — пробормотала она и на миг умокла. Потом продолжила: — Я здесь, чтобы докопаться до правды. Чтобы кое-что прояснить… — Элион перевела дыхание. — Про себя и про историю Меридиана я уже все

знаю. Теперь я хочу узнать правду о своем брате Фобосе. По крайней мере, вашу версию правды.

Лицо отца омрачила печать тревоги.

— Фобос злой, Элион! — произнес он с дрожью в голосе. — Это главное, что ты должна знать. Он захватил власть и все эти годы правил твоим королевством!

— Когда ты была совсем маленькой, — сказала мама, голос ее звучал взволнованно и нежно, — мы забрали тебя, чтобы уберечь от Фобоса. У нас и в мыслях не было причинять тебе вред! Твой брат очень жесток… — Она устремила полный печали

взгляд в земляной пол. После небольшой паузы она продолжила: — Нам так хотелось, чтобы ты росла в радости и покое, вдали от этого несчастного мира, где не осталось надежды! Пожалуйста, прости нас! — взмолилась она. — Ведь мы поступили так только ради тебя!

В темнице воцарилась тишина. Теперь наста очередь Элион говорить.

— Возможно, в прошлом Фобос и наделал много ошибок, — сухо произнесла девочка. — Но теперь он признал свою вину и готов возвратить мне корону. — Она гордо улыбнулась. — Если бы он был таким плохим, как вы говорите…

— Не доверяй ему, Элион! — перебил девочку отец, пристально глядя ей в глаза. — Слушайся лишь своего сердца!

Элион в растерянности почесала затылок. Встреча с приемными родителями принесла ей облегчение и радость. Но остались и сомнения. Она не могла поверить, что ее брат Фобос порочен до мозга костей. «Если бы он был таким негодяем, — рассуждала она, — разве он согласился бы уступить мне трон и стал бы устраивать для меня церемонию коронации?»

— Эй, узники! — разнесся по помещениям тюрьмы грубый хриплый голос. — Обед! Ваша похлебка приехала!

Элион заметила приближающихся к ней стражников с копьями, которые толкали тележку с большим котлом жидкой каши.

— Потише ты, Яр! — шикнул на кричащего один из стражников. — Здесь принцесса Элион!

Стражник, которого звали Яр, взглянул на девочку.

— Прошу прощения, Ваше Высочество! — пробормотал он и, положив когтистую лапу на широкую грудь и низко поклонился. Должно быть, устыдился своего грубого поведения в присутствии высочайшей особы.

— Продолжайте, — сказала ему Элион, покосившись на выход. Потом она снова перевела взгляд на приемных родителей, прильнувших к прутьям и ласково глядевших на нее. — Я все равно собиралась уходить!


Глава 12

<p>Глава 12</p>

Корнелия покачивалась из стороны в сторону в такт мелодии. Капюшон ее оранжевой куртки прыгал по спине. Концерт был в самом разгаре, заполненный фанатами стадион ходил ходуном. Кармилла исполнила все свои главные хиты и даже несколько новых песен.

«Какой чудесный вечер!» — думала Корнелия, позабыв обо всех тревогах и глядя на веселящихся Ирму и Тарани.

Кармилла начала очередную зажигательную песню, и Корнелия принялась подпевать, подчиняясь заводному ритму и размахивая руками. «А ведь эта песня — как раз то что надо для моей новой программы по фигурному катанию!» — решила чародейка. Она любила составлять для своих выступлений попурри из музыки разных стилей. Танцуя, она представляла себе, какие спортивные элементы сможет выполнить под эту мелодию.

Но тут Ирма и Тарани вывели ее из задумчивости. Поприветствовав начало очередной песни пронзительным визгом, они принялись прыгать, столкнулись друг с другом и заодно едва не сшибли Корнелию. Чародейки рассмеялись.

Желтые, красные и голубые огни прожекторов блуждали по всему залу. Из специальных аппаратов то и дело вырывались клуба дыма, окутывавшего сцену и создававшего загадочную, туманную атмосферу.

Корнелия окинула взглядом толпу фанатов: одни плакали от избытка чувств, другие самовыражались с помощью, диких танцев. Их вопли, хлопки, визги и свист практически заглушали музыку. Никто не стоял на месте, весь стадион танцевал под зажигательные ритмы песен Кармиллы.

Самые рьяные фанаты толпились возле сцены. Несколько настырных подростков попытались залезть наверх, к музыкантам, на что Кармилла не стала возражать. Напротив, она пригласила целую ватагу фанатов на сцену и стала лихо отплясывать вместе с ними.

«Какое великолепное шоу! — от всей души радовалась Корнелия. — Кармилла сегодня на высоте!»

Чародейка взглянула на огромный экран сценой, расположенный так, чтобы его было видно со всех точек зала. На экран крупным планом выводилось изображение Кармиллы, державшим микрофон у самого рта. Корнелии нравился костюм певицы. Узкий черный жакет с высоким воротником и расклешенными рукавами и черно-белые полосатые брюки отлично смотрелись вместе — особенно когда Кармилла расхаживала или скакала по сцене. «Как стильно!» — восхищалась Корнелия, глядя на черный ошейник с шипами на шее у Кармиллы.

Остальные члены группы тоже выглядели впечатляюще. Корнелии понравился блондин-барабанщик с всклокоченной шевелюрой. Он не только отлично играл, но еще и забавно тряс головой и извивался всем телом в такт музыке. Дэнни Долл тоже представлял собой примечательное зрелище — он запрокидывал голову назад и выдавал на своей бас-гитаре какой-нибудь зубодробительный пассаж. Выглядел он как самая настоящая рок-звезда: короткие бакенбарды, длинные волосы, бандана и широченные джинсы клеш.

После секундной паузы музыканты заиграли медленную композицию. Корнелия впала в транс, заслушавшись красивой, проникновенной балладой с затейливой романтически-печальной мелодией. В песне говорилось о первой настоящей любви. Корнелия невольно вспомнила о Калебе.

Чародейка была благодарна судьбе за то, что наконец повстречала своего возлюбленного наяву, в Меридиане. Говорят же, что сны иногда сбываются. С ней именно так и произошло. До их встречи Калеб несколько раз появлялся в ее сновидениях и грезах, однако Корнелия склонялась к мысли, что он всего лишь плод ее воображения. Но ее интуиция и сердце, замиравшее при одной только мысли о Калебе, в конце концов оказались правы.

Он существовал на самом деле.

«Он такой смелый!»— подумала Корнелия, вспомнив, как отважно он сражался за свободу меридианцев.

Чародейка затрепетала, вспомнив прекрасную белую лилию — прощальный подарок Калеба. Она хранила волшебный мерцающий цветок у себя в комнате и каждый вечер, перед сном, любовалась им.

Тут размышления Корнелии снова прервали. На этот раз Хай Лин. Да-да, именно Хай Лин. «Но что она тут делает?» — изумилась Корнелия.

— Хай Лин! — вскричала Ирма, недоуменно вскинув брови. — А как же твоя простуда?

— Тут не до простуды, — выпалила Хай Лин, тряхнув хвостиками. На ней были фиолетовая куртка и ярко-розовые защитные очки, сдвинуть на макушку и заменявшие ей ободок для волос. Чародейка широко улыбалась. — Есть дела поважнее. Нам надо поговорить!

Хай Лин объяснила подругам, что внезапно ей стало намного лучше и папа предложил подбросить ее на концерт.

После того как папа высадил ее, Хай Лин, по ее собственным словам, обошла вокруг всего стадиона, отыскивая нужный вход. И вот, разгоряченная и запыхавшаяся, она наконец нашла своих подруг.

Корнелия рассмеялась, представив себе, как Хай Лин, словно безумная фанатка, нарезает круги вокруг стадиона, а потом проталкивается сквозь толпу зрителей.

Кстати говоря, проникнуть на стадион без билета, миновав стоящих на входе охранников, оказалось не так-то просто.

— Пришлось создать небольшое облако пыли! — гордясь своими успехами в магии, пояснила Хай Лин и рассказала девочкам о маленькой хитрости, к которой она прибегла.

Чародейка наслала на охранников небольшой пылевой вихрь. Те закашлялись, зажмурили глаза и… не желая того, пропустили ее на стадион.

Хай Лин, всегда такая дружелюбная и искренняя, призналась подругам, что ей было немного стыдно за шутку, которую она сыграла с охранами, поэтому она мысленно принесла им извинения.

Затем она занялась поисками Корнелии, Ирмы Тарани. Это тоже оказалось непросто — учитывая то сколько зрителей собралось в зале. Чародейке пришлось локтями прокладывать себе путь сквозь толпу танцующих и подпевающих фанатов, но ей все-таки удалось отыскать подруг.

— У нас проблема! — громко объявила Хай Лин, стараясь перекричать музыку. Лицо ее мгновенно сделалось серьезным.

— У нас это скоро войдет в привычку! — пошутила Тарани. — А что стряслось?

Корнелия, Тарани и Ирма замерли и взволнованно обступили Хай Лин.

— Где-то на стадионе открылся портал! — поведала подругам чародейка, расстегивая молнию на куртке. — Я сообщила об этом Вилл, и она решила сама все проверить. С тех пор от нее ни слуху, ни духу!

— Мы тоже ее не видели, — сказала Корнелия, покусывая губу, и поправляя одну из заколок, сползшую во время танцев.

Она вспомнила тот день, когда сама в одиночку решила отправиться в Меридиан. Ей было очень страшно, но, к счастью, подруги вовремя пришли к ней на помощь. Корнелия отлично понимала, насколько серьезна создавшаяся ситуация. Вилл неизвестно где (может быть, даже в Меридиане) — и совершенно одна. А ведь только впятером чародейки становились непобедимой силой!

А еще Корнелия втайне надеялась, что если они сейчас отправятся на поиски Вилл в Меридиан! то ей удастся повидаться с Элион. Со времени последней встречи она непрестанно думала о ней. А возможно, она даже встретит там Калеба!

— Пора действовать! — воскликнула Хай Лин, взмахнув руками. — Нужно найти Вилл. Я чувствую, что ей грозит серьезная опасность!


Глава 13

<p>Глава 13</p>

Далтар проникся симпатией к Вилл. Она казалась добродушной и воспитанной девочкой и проявляла неподдельный интерес к его рассказу. Далтар жил одинокой жизнью — только он да цветы, — поэтому, найдя благодарную аудиторию, перед которой можно было излить душу, он очень обрадовался.

Аудитория состояла из Вилл и ее белки, примостившейся у хозяйки на плече и с любопытством поглядывающей на зеленолицего чужака.

— Я ухаживаю за цветами в этом великолепном саду, — начал Далтар. Вечернее солнце уже стало клониться к горизонту.

Садовник подошел к огромной розовой орхидее с закручивающимися к центру лепестками, усыпанными красными и черными пятнышками. Далтар любовно прикоснулся к цветку рукой.

— Все здесь сотворено ради удовольствия принца Фобоса! — произнес он, передернувшись при одной мысли о принце. Но, понюхав розовый цветок, он улыбнулся.

— Так черные розы — твоих рук дело? — спросила Вилл, стоя рядом с живописным зеленым кустом. Белка обвила шею хозяйки своим пушистым щекочущим хвостом.

— Да, — кивнул Далтар. — Но я не испытываю гордости за это свое творение. — Он виновато поглядел на чародейку и склонил голову. — Цветы здесь столь же безжалостны, сколь и прекрасны, — объяснил он, глядя на переплетение лиан, украшенных розовыми цветками. — Жестокие цветы, способные обманывать и предавать.

Далтар на секунду задумался, а потом продолжал.

— Но у меня не было выбора. Фобос знал, как воздействовать на меня, чтобы я покорился его воле, — сказал он, нахмурившись.

Вилл ловила каждое его слово. Белка, сидящая у девочки на плече, вытянула шейку, чтобы понюхать цветок. Чародейка подняла руку, чтобы почесать ее светлое брюшко.

Далтар снял с пояса маленькие садовые ножницы и срезал с цветущей ветки увядший лист.

— У меня не было выбора, — рассеянно повторил он. Садовник мысленно перенесся в прошлое и стал рассказывать Вилл, с чего все началось.

— Мне никогда не забыть того дня в саду, — сказал Далтар.

Стоял чудесный солнечный день. Дело шло к вечеру. Далтар поливал розовые цветы, а его жена качала их маленькую дочурку на качелях, подвешенных к дереву. Малышка улыбалась до ушей и повизгивала от восторга. На ней было легкое желтое платьице и желтые сандалии, а жена была облачена в струящееся белое одеяние. У обеих в волосы были вплетены розы и ленты.

И тут прозвучал голос, заставивший Далтара прервать работу.

— Здравствуй, Далтар.

Далтар оглянулся. Совсем рядом стоял Фобос в окружении синелицых солдат, вооруженных длинными копьями.

— Ваше Высочество… — произнес растерянный Далтар.

— У меня к тебе деловой разговор! — объявил Фобос с хитрой, притворной улыбкой. На нем был роскошный длинный синий плащ. — Ты должен быть польщен, садовник, — добавил принц.

Далтар застыл от ужаса, когда двое бессердечных солдат схватили его жену и дочь. Девочка изо всех сил прижалась к матери и заплакала. Но солдаты только еще грубее вцепились в свою добычу.

Далтару казалось, что его сердце вот-вот выскочит из груди. Фобос стоял неподвижно как скала и бесстрастно наблюдал за происходящим.

— Я лишь хочу убедиться, что слухи, которые принесли мне Шептуны, не преувеличены, — произнес принц, с усмешкой глядя на садовника и поглаживая свою красную бородку.

— О чем вы, Ваше Высочество? — удивился Далтар, стараясь до поры до времени сдерживать свой гнев. — Я не совсем понимаю…

— Сейчас объясню. Я хочу, чтобы ты создал живую изгородь из роз со смертоносными шипами, — непререкаемым тоном произнес Фобос, пронзая Далтара взглядом холодных, стальных глаз. — Огромный цветочный барьер между моим замком и остальным Меридианом! — И он с дьявольской усмешкой обвел рукой сад.

Принц сделал паузу, давая Далтару время усвоить его слова.

— Так что ты скажешь о моем проекте? — нетерпеливо спросил Фобос с неискренней улыбкой на устах.

Далтар был ошарашен.

— Нет, господин! — вскричал он, придя в ужас от затеи правителя. — Я не могу этого сделать! — Он попытался смягчить свой отказ, добавив: — Я всего лишь простой садовник! Чтобы защитить ваш замок, нужны прочные оборонительные стены, а

не цветы!

— Кажется, я знаю, как заставить тебя передумать! — сказал Фобос, и его холодные глаза сузились до щелочек. Он окинул взглядом семейство садовника. — Твои жена и дочь станут прекрасными розами, — насмешливо продолжал он.

Принц подошел к жене и дочке Далтара. В его глазах блеснул зловещий огонек. Женщина и девочка в страхе прижались друг к другу. По их гладким зеленым щекам катились слезы.

Далтар пришел в ужас.

— Ваше Высочество! — Ему казалось, что кричит не он, а его сердце, его душа. — Молю вас!..

Фобос взмахнул рукой, направив магический луч на семью садовника.

— Смотри, Далтар, — усмехнулся он.

Вуушшш!

В тот же миг жену и дочь Далтара окружил вихрь. Когда он рассеялся, па том месте, где они стояли, росли две черные розы— большая и маленькая, с нераскрывшимся бутоном. Цветы были окружены кустом вьющихся стеблей с шипами.

Далтар упал перед розами на колени и заплакал.

— Теперь ты понял, с кем имеешь дело?! — пророкотал Фобос. Он с довольной ухмылкой стоял позади Далтара.

— Вот так это было, — произнес Далтар, покачав головой.

Он снова перенесся в настоящее и посмотрел на Вилл.

— Проклятый злодей уничтожил мою семью, — сказал садовник, тяжело вздохнув. — Он победил, и мне пришлось создать барьер из тысяч волшебных роз, образующих непреодолимый барьер на пути к замку.

Далтар повернулся спиной к юной Стражнице. Эта история была так мучительна для него, что он боялся не сдержать слез. Несмотря на то, что прошло несколько лет, садовник никак не мог смириться с утратой. Рана в его сердце не заживала.

Налетевший внезапно ветерок окружил Далтара облачком кружащихся черных лепестков.

Вилл впитывала каждое слово садовника. Даже белка, казалось, загрустила, услышав его печальный рассказ.

— Ядовитые шипы моей изгороди превращают в розу каждого, кто имел несчастье уколоться — объяснил Далтар. Он был удивлен, что Вилл удалось пройти через барьер и не превратиться в цветок.

— Эти цветы, — снова заговорил он, скользя взглядом по бесконечным рядам бархатистых лепестков, — всё это жители Меридиана. — Садовник перевел дыхание. — Это тысячи несчастных душ, пытавшихся пробраться во дворец Фобоса, чтобы просить принца о снисхождении и милости.

— Так эти розы… — робко произнесла Вилл, — они живые? — Она шагнула к кустам, в изумлении рассматривая чашечки цветков.

— Да, — ответил Далтар с болью и безысходностью в голосе. — И я вынужден ухаживать за ними, ведь где-то среди этих густых зарослей и моя семья!

Садовник отер пот со лба и окинул взглядом огромный сад с мириадами роз.

— Но где именно — теперь уже не определить! — прошептал он. — Прошло столько времени… И выросло столько новых роз…

Не в силах больше держать себя в руках, Далтар заплакал. Вилл похлопала его по плечу.

— Мужайся, Далтар, — ласково проговорил она.

Садовник был тронут ее заботой. Встреча со Стражницей стала ярким просветом в тоскливой и тягостной череде его будней.

— Я верю, что скоро все изменится! — промолвил Далтар, взяв себя в руки. — Ходят слухи, что кто-то в городе помогает людям бежать из Меридиана!

Вилл хлопнула себя ладонью по лбу.

— О нет! — воскликнула она, словно вспомнила о чем-то очень важном. — Как же я могла забыть?!

Далтар нахмурился. Ему не хотелось, чтобы такая милая девочка ввязывалась в опасные авантюры.

— Портал на стадионе! — встревоженно проговорила чародейка. — Прости, Далтар! — крикнула она и бросилась бежать. — Мне действительно надо спешить!

— Я освобожу для тебя проход, — сказал Далтар, взмахнув руками.

Вуууш!

Яркая вспышка света заставила кусты черных роз расступиться и образовать коридор.

Вилл улыбнулась и помахала Далтару на прощание.

Через открывшийся проход садовник увидел Меридиан.

— Удачи тебе, Вилл! — крикнул он вслед чародейке. — До встречи!

— До встречи, Далтар! — ответила Вилл, на секунду остановившись. — Надеюсь, ты найдешь свою семью!

И с этими словами она унеслась прочь.


Глава 14

<p>Глава 14</p>

Вилл направлялась к порталу. Она бежала по извилистым улочкам Меридиана, застроенным домами в средневековом стиле.

Чародейка все еще была под впечатлением от рассказа Далтара. Это была одна из самых грустных историй, которые ей приходилось слышать. Девочка испытала настоящее потрясение. «Как Фобос может быть таким жестоким?» — думала она.

Далтар упомянул о слухах… Слухах, что кто-то помогает желающим покинуть Меридиан. После этих слов Вилл сразу вернулась к реальности и вспомнила, что происходило в подвале хитерфилдского стадиона. Она знала, кого имел в виду садовник. Того типа по имени Рэйвен!

«Какой приятный человек этот Далтар! — подумала чародейка. — Добрый и отзывчивый…» Она была благодарна садовнику за то, что он сделал для нее проход в живой изгороди. И еще за то, что ей все-таки удалось пережить встречу с этими жуткими черными розами. Вилл приближалась к порталу.

Вскоре она оказалась на улице, запруженной меридианцами — синими и зелеными чудищами, тащившими в тюках свои пожитки. Монстры собрались там целыми семьями!

Чародейка бежала по булыжной мостовой, перепрыгивая через лужи.

Вдруг она заметила Рэйвена, укутанного в длинный красный плащ и резко выделяющегося из толпы. Он что-то говорил, энергично жестикулируя. Меридианцы выглядели взволнованными. Они улыбались и подбадривали друг друга криками.

За спиной у Рэйвена Вилл увидела открытый портал. Он горел и переливался интенсивным белым светом. Проход был свободен.

Вилл снова создала вокруг себя силовое поле и стала невидимой. На этот раз она крепко зажала белку под мышкой. Чародейка не могла позволить себе повторить ошибку.

«Хмм, что же тут происходит?» — подумала Вилл, пробираясь сквозь толпу.

— Чего вы ждете? — спросил Рэйвен у бунтовщиков, в его голосе слышалось раздражение. — Я не могу долго удерживать портал открытым! Шевелитесь!

— Не торопи нас, Рэйвен, — сказал пятнистый меридианец с перепончатыми ушами. Он подался назад, испуганно глядя маленькими глазками из-под нависших бровей.

И тут откуда ни возьмись появились Калеб с Ватеком. Чтобы их было лучше видно толпе, они взобрались на каменную стену. Ватек присел, готовый в любой момент спрыгнуть вниз и разобраться с тем, кто решится напасть на Калеба.

Калеб стоял уперев руки в бока.

— Они не доверяют тебе, чужак! — решительно обратился он к Рэйвену. — Кто ты? И кто тебя подослал?

Калеб и Ватек одновременно спрыгнули со стены и направились в самый центр толпы, к Рэйвену. Меридианцы, собравшиеся на улице, смотрели на них с нескрываемым восхищением.

— Ты… — бросил Рэйвен, поворачиваясь к Калебу. — Ты Калеб! А ты, должно быть, Ватек! Наслышан о вас. — Он говорил недружелюбно, даже со злостью. — Знаменитые мятежники!

— Зато мы ничего не знаем о тебе кроме твоего имени, — Калеб с подозрением разглядывал монстра в красном плаще.

Маленький пятнистый мятежник попытался объяснить Калебу, с кем тот имеет дело:

— Рэйвен — лидер одной из групп повстанцев!

— А по мне, так он глупец, который не знает, за что берется, — возразил Калеб, вскинув в воздух кулак. Казалось, его голос разносился по всему Меридиану. — Мир по ту сторону портала не готов принять такую огромную толпу меридианцев.

Видя, что Рэйвен не намерен сдаваться, Вилл поежилась.

— Великая Сеть рухнет под натиском беженцев, — вставил Ватек, ткнув пальцем в сторону портала.

— А если это произойдет, — взволнованно подхватил Калеб, — последствия будут ужасными. Как для Земли, так и для Меридиана.

Вилл заметила, что глаза Калеба полны гнева.

— Ты лжешь! — вскричал Рэйвен, разворачиваясь к Ватеку и Калебу спиной. — Все это ерунда! Детские сказки! Ты просто боишься, что меридианцы отрекутся от тебя и пойдут за мной!

Вилл слушала, затаив дыхание.

— Вперед, люди Меридиана! — громогласно выкрикнул Рэйвен. — За мной! — И он зашагал к порталу.

— Мы тебе не верим! — прогудел Ватек гортанным голосом. Он попытался преградить путь остальным повстанцам.

«Страсти накаляются! — подумала чародейка Но мне пока не стоит обнаруживать свое присутствие!»

Девочка лишний раз порадовалась, что умеет создавать силовое поле, делающее ее невидимой.

Вдруг Рэйвен крутанулся на месте и устремил взгляд на Ватека.

— Не приближайся ко мне, жалкий уродец! — завопил он и, к всеобщему удивлению, выпустил в Ватека заряд магической энергии.

Кззааааккк!

— А-а-а-а! — завопил Ватек, отлетев на несколько метров и шлепнувшись на спину.

Вилл прикрыта рот ладонью, чтобы не выдать себя криком.

Ватек торопливо поднялся на ноги. Его грудь дымилась. Но синий монстр и виду не подал, что ему больно. Напротив, он был полон решимости. Ватек пристально посмотрел на Рэйвена.

— Этот голос… — сказал он. Отерев со лба пот, он указал пальцем на Рэйвена. — Эта магическая сила… Да ведь я тебя знаю!

Рэйвен будто прирос к месту. Красный плащ, словно парус, развевался у него за спиной.

— Это лорд Седрик! — во всеуслышание объявил Ватек.

— Что?! — из толпы послышались возгласы изумления. Бунтовщики расступились, образовав вокруг Рэйвена пустое пространство.

— Это ловушка! — убежденно заявил Калеб.

Вилл и все остальные с раскрытыми ртами наблюдали, как Рэйвен стал меняться прямо на глазах. В его лице появились человеческие черты. Вскоре оно уже на три четверти было лицом Седрика.

На злодее по-прежнему был красный плащ.

— Ты как всегда прозорлив, Ватек! — воскликнул Седрик, пытаясь скрыть волнение. — Прежде мы отлично ладили… — усмехнулся он.

— Это было давно, — откликнулся Ватек и переключил внимание на бунтовщиков: — Назад! Возвращайтесь домой! Быстро! — Особо непонятливых пришлось подталкивать.

— А-а-а-а! — вопили мятежники, разбегаясь в разные стороны. На площади воцарилась неразбериха.

Некоторые, совсем запутавшись, подбежали к Седрику. Вилл приходилось ловко лавировать между меридианцами, иначе кто-нибудь уже давно сбил бы ее с ног.

— …но рано или поздно все заканчивается продолжал Седрик, заправляя пряди длинных светлых волос под красный капюшон. Покончив с этим, он простер руку к Ватеку.

Синекожий громила загородил своей широкой грудью хрупкую меридианскую женщину с младенцем на руках.

Седрик выпустил из ладони еще один магический заряд, и тот угодил Ватеку в плечо.

— А-а-а-а! — заорал Ватек, и его синяя физиономия исказилось от боли. Лишившись сил, он упал на землю.

Теперь его судьба зависела только от Седрика, который навис над ним, готовый нанести новый удар.

— Ватек! — крикнул Калеб. Он пытался увести с площади группу перепуганных бунтовщиков и не успевал прийти другу на помощь.

— Прощай, милейший! — холодно произнес Седрик, направив на Ватека раскрытую ладонь.

Он снова вызвал убийственный магический луч, по тот внезапно наткнулся на странное силовое поле, окружившее Ватека.

Фззззак!

Ватек изумленно ахнул — неведомая сила оторвала его от земли и подняла в воздух.

— Что?! — вскричал Седрик.

Вилл больше не могла оставаться в стороне. Она быстро встала между Ватеком и Седриком и позволила своему защитному полю опуститься, став наполовину видимой. Вокруг ее тела пульсировали и расходились голубые круги волшебной энергии.

Еле заметное голубое облако окутало Ватека и аккуратно опустило его на землю. Он вышел из силового поля целый и невредимый.

Чародейка стояла расправив плечи и держа под мышкой белку. И девочка, и зверек выглядели весьма уверенными в себе.

— Простите за вторжение, — сказала Вилл. — Надеюсь, я не помешала?

— Вилл?! — воскликнул Ватек. Он был ошарашен и обрадован одновременно. — Как ты сюда попала?

— Некогда объяснять! — отмахнулась Вилл. Она окинула взглядом испуганных и растерянных меридианцев, беспорядочно сновавших вокруг. — Надо удалить их отсюда, пока никто не пострадал.

— Какая трогательная забота! — прорычал Седрик. Он возник у Вилл за спиной, приняв облик человека-змеи. — Но лучше бы ты подумала о себе, моя дорогая Стражница! — сказал он, злобно помахивая длинным зеленым хвостом.

Не успели Вилл, Калеб и Ватек глазом моргнут как лорд Седрик обрушил на них магический удар.

ЗЗЗААКК!

— А-а-а! — взвизгнула Вилл, согнувшись от боли.

Ватек застонал и зажмурился.

Калеб вскинул руку, пытаясь прикрыть глаза от слепящего света.

Они не в силах были удержаться на ногах и попадали на землю.

Седрик грозно возвышался над своими жертвами. Его взгляд был полон торжества.

— Принц Фобос будет доволен мной! — усмехнулся он, обнажив острые клыки. — Я не только уничтожил главаря бунтовщиков, но еще и завладел Сердцем Кондракара! — Седрик с ухмылкой покосился на Вилл. — Такая удача выпадает не каждый день!

Вилл, Калеб и Ватек катались по земле, корчась от боли.

Вдруг Седрик испустил душераздирающий вопль.

— Яа-а-а-ау-у-у!

Вилл приподняла голову. Ее белка набросилась на чешуйчатый хвост чудовища и вонзила в него длинные острые зубки. Хряп!

Седрик в ярости обернулся, ища глазами обидчика.

— Ты! — вскричал он при виде маленькой пушистой зверюшки. — Что тебе надо?!

Вилл быстро собралась с мыслями. Утерев пот с висков, она попыталась ползти на четвереньках.

Чародейка поглядела на Калеба и Ватека. Те еще не совсем пришли в себя.

— Уходите в безопасное место! — скомандовала им девочка. — Я отвлеку его внимание.

— Нет, Вилл! — запротестовал встревоженный Ватек. — Это слишком опасно!

Вилл вскочила и побежала к Седрику. Она подхватила белку, все еще цеплявшуюся за хвост лорда, и зажала ее под мышкой.

— Если вы не возражаете, я заберу у вас моего зверька! — прощебетала Вилл, перепрыгивая через хвост чудовища и пытаясь сдержать смешок.

Седрик все еще не понимал, что происходит.

— Что? — пробормотал он, озираясь по сторонам.

— Если хочешь отобрать Сердце Кондракара, — решила поддразнить его Вилл, — сначала догони меня, страшилище! — И девочка рванулась к висевшему в воздухе клубящемуся порталу.

— Не стоит меня недооценивать, Стражница! — яростно прорычал Седрик, бросаясь за ней. Воздух вокруг него потрескивал от обилия магической энергии.

Кррак! Кррж!

Вилл чувствовала: что-то должно произойти. Но что именно? Она бежала к порталу, крепко сжимая белку под мышкой. Оглянувшись через плечо, она заметила, что Седрик снова изменил обличье. Вместо змеиного хвоста он обзавелся парой сильных мускулистых ног, покрытых полупрозрачной переливающейся чешуей. Но, что было гораздо страшнее, на спине у него выросли огромные кожистые крылья, как у летучей мыши или птеродактиля.

— Могла бы вспомнить, что я хитрый и ловкий! — прогремело чудовище.

Седрик взмахнул крыльями и оскалился в кривой ухмылке.

— О нет! — пробормотала Вилл. — А ведь он прав. Такого я не предвидела…

«Портал! — подумала Вилл, бросившись к ярко освещенному проходу между мирами. В лицо ей, затрудняя движение, дул сильный ветер. — Надо закрыть его… — Она стиснула белку и прыгнула в портал, взмахнув свободной рукой. Вууууш! — …пока не поздно!

Вилл благополучно приземлилась на другой стороне. Она снова очутилась в подвале стадиона. Чародейка выставила вперед ладонь и послала магический луч в портал, чтобы запечатать его.

ФЗЗЗААП!

Сверкнула молния, и портал закрылся.

— Взгляни правде в глаза, Вилл! — прошипел Седрик, неожиданно появившись у нее за спиной. — Я больше и сильнее тебя! И двигаюсь проворнее! — Чтобы усилить впечатление, он рывком расправил крылья.

— И еще ты уродлив! — смело парировала Вилл, хотя, надо сказать, появление Седрика ее обескуражило.

— Ты поплатишься за эти слова! — взревел Седрик.

Они стояли глядя друг другу в глаза. Седрик вытянул когтистую лапу и нацелил магический луч прямо в голову Вилл. Но та успела выпустить магическую стрелу. Заряды встретил на полпути.

КРРРЗАКК!

— А-а-а! — вскрикнула Вилл и прикрыла глаза защищаясь от искр, разлетавшихся во все стороны.

Седрик снова вытянул мощную зеленую лапу готовясь атаковать чародейку новым волшебным лучом.

Зззраккк!

Луч устремился к Вилл, и перепуганная белка отпрыгнула в сторону, ища, где бы спрятаться.

— Где вам со мной тягаться, тебе и твоим подружкам! — прогрохотал Седрик. — Вы еще дети, а сейчас началась настоящая, взрослая игра! — И он выпустил еще один луч.

КРРРЗАКК!

На этот раз чародейка среагировала недостаточно быстро. Ей пришлось уворачиваться от ударов Седрика. А тот стрелял в нее все новыми лучами.

КРАЗЗЗ! КРАЗЗЗ!

Монстр приблизился к Вилл вплотную.

Чародейка призвала все свои силы, пытаясь создать для себя укрытие. Но это оказалось не так-то просто.

— Именем Фобоса… — скомандовал Седрик, подходя все ближе, — …отдай мне Сердце Кондракара, Стражница!

Вилл знала, что следующего удара, направленного ей в голову, она не выдержит.

— Ой! — вскрикнула она, отвернувшись и зажмурив глаза. — Я… я н-не… я…

Седрик возвышался над ней, словно башня. Сейчас их разделяло лишь защитное поле, которое чародейке все-таки удалось создать в последний момент.

— Давай его сюда, сейчас же! — прошипел Седрик.

— Знаешь, что я тебе на это скажу, Седрик? — вкрадчиво произнесла Вилл, в упор глядя на противника. Внезапно она ощутила в себе прилив чародейской силы.

Сверху до Вилл доносились слабые отзвуки концерта Кармиллы.

Девочке на ум тут же пришла мысль о подругах. Она сообразила, что Хай Лин уже наверняка сообщила им о том, что она, Вилл, отправилась проверять новый портал.

„Скорее бы они разыскали меня!“ — подумала чародейка. Вилл не знала, как долго продержится наколдованный ею защитный кокон.

Но она надеялась, что подруги уже отправились на ее поиски. Хотя найти кого-то на таком огромном стадионе — дело непростое.

Вилл на мгновение прикрыла глаза и всем сердцем пожелала, чтобы подруги нашли ее.

Сейчас она как никогда нуждалась в единой мощи пяти чародеек. Ведь выстоять против магии Седрика можно было только сплотив силы всех Стражниц Кондракара!