W.I.T.C.H

Дружба творит чудеса. В поисках меридиана(Адаптация текста Элизабет Ленхард.)


Глава 1

<p>Глава 1</p>

«Сомневаюсь, что когда-нибудь к этому привыкну…»— думала Вилл, пытаясь успокоиться. Ее сердце так и норовило выскочить из груди. Во рту у девочки пересохло, а ладони сделались влажными от пота. Вилл заморгала, чтобы избавиться от застилавшей глаза пелены, и перед ней предстала все та же невероятная сцена. Ее подруга Хай Лин только что разделила надвое бетонный столбик. А ведь эта штуковина весила, наверное, четверть тонны! Как маленькой, тощей Хай Лин это удалось? Очень просто — с помощью магии.

«Угу, — подумала Вилл, оглядев четырех своих подруг, собравшихся на заброшенной стройплощадке. — Мы — волшебницы. У меня это до сих пор в голове не укладывается!»

Судя по выражениям лиц остальных чародеек, они тоже были слегка ошарашены. Тарани судорожно вцепилась в свою розовую сумку, пытаясь унять дрожь в руках.

Ирма возбужденно хихикала, заставляя свои светло-каштановые хвостики весело подпрыгивать. Миндалевидные глаза Хай Лин светились озорством и решимостью.

А Корнелия насупила брови и выпятила вперед нижнюю губу.

«Да, — думала Вилл, оглядывая подруг, — наши магические силы одновременно чудесны и ужасны, они восхищают и пугают. Они делают каждую из нас неповторимой, и в то же время объединяют нас в одно целое».

В последние дни Вилл и ее подруги были полностью сосредоточены на магии. Например, сегодня они встретились после уроков и отправились… Нет, не в кафе, где можно полакомиться пирожными и поболтать о мальчишках из Шеффилдской школы. Они отправились на заброшенную стройку, окруженную высоким деревянным забором, и стали практиковаться в волшебстве.

Хай Лин определенно делала успехи. Она не только оторвала бетонный столбик от фундамента, но еще и заставила его подняться в небо на магических потоках воздуха. Наконец она с жутким грохотом обрушила его на бетонную плиту.

Следующим номером выступала Корнелия. Она поглядела на столбик и вытянула руки вперед. Голубые глаза были холодны как сталь.

Распространяя вокруг себя почти ощутимые волны энергии, Корнелия расколола плиту, на которой стоял бетонный столбик. Та треснула, будто тонкая льдинка, а из трещины появились вьющиеся побеги, напоминающие маленькие зеленые змейки. Не успели чародейки и глазом моргнуть, как побеги обвились вокруг столбика.

Глаза Корнелии сузились, а губы сжались в напряженную улыбку. Девочка была так сосредоточенна, что кончики ее длинных шелковистых волос растопырились во все стороны. И тут — крекккс! Побеги сдавили столбик так сильно, что он рассыпался, и осколки бетона разлетелись по стройке.

Тарани подскочила на месте, а ее круглые очки съехали на кончик носа. Хай Лин нахмурилась: Корнелия явно обставила ее. Ирма же, которая всегда цапалась с Корнелией, закатила глаза, изображая, что сейчас заснет от скуки.

Тем временем Корнелия скрестила руки на груди и усмехнулась.

— Спорим, вы так не умеете! — с вызовом бросила она остальным.

Вилл поежилась, вспомнив их недавнее приключение. Самое невероятное — это то, что они все умели вытворять что-то подобное. Девочка обвела взглядом подруг. Она знала их совсем недолго — с того дня, когда в первый раз пришла в Шеффилдскую школу. А случилось это вскоре после того, как они с мамой перебрались в это продуваемое морскими ветрами местечко под названием Хитерфилд. Дружба девочек началась совершенно обычно. Они болтали о мальчишках, жаловались на непомерное домашнее задание по истории и сочувственно кивали, слушая рассказы о назойливых братьях и сестрах. Но прошло совсем немного времени — и пять девочек узнали, что они вовсе не такие обычные, какими всегда себя считали.

Корнелия могла управлять силами Земли (что она и продемонстрировала минуту назад, расколов бетонный столбик). Хай Лин — такая миниатюрная, что, казалось, ее могло унести порывом ветра, — властвовала над Воздухом. Симпатичная пышечка Ирма повелевала силами Воды. А Тарани могла подчинить себе Огонь.

«Ну а что касается меня, — подумала Вилл, поежившись, — то это уж совсем невероятно! Я каким-то образом оказалась лидером нашей команды. Вилл, Ирма, Тарани, Корнелия и Хай Лин. Вместе получается W.I.T.C.H.».

Она с едва заметным раздражением подняла глаза к небу, где, по ее понятиям, должны были обитать сверхъестественные существа, наделившие их магией.

«Просто чудесно! — думала Вилл. — До сих пор в голове не укладывается, что меня — робкую и неуклюжую собирательницу лягушек Вилл Вандом — назначили быть лидером Стражниц».

Но прежде чем Вилл успела погрузиться в размышления по поводу своего несоответствия этой должности, ее внимание привлекла Ирма, решившая высказать свое мнение по поводу трюка Корнелии с расколовшимся столбиком.

— О, это было непередаваемо, Корнелия! — ехидно воскликнула она. — В жизни не видела ничего более глупого и бессмысленного.

Корнелия фыркнула и повернулась к Ирме спиной.

Тогда Ирма тоже фыркнула и в свою очередь повернулась спиной к Корнелии.

Тарани с надеждой посмотрела на Вилл.

«Так, — подумала Вилл, — кажется, пришло время взять руководство в свои руки».

Она шагнула вперед и перевела взгляд с Ирмы на Корнелию и обратно.

— Да ладно вам, — хмыкнула она. — Пора бы уж перестать ссориться. Мы же пришли сюда тренироваться.

— Вилл права, — закивала Тарани. — Нужно помогать друг другу, мы ведь теперь одна команда…

— Я согласна с Тарани, — пискнула Хай Лин. Она сидела на одном из бетонных столбиков и с отстраненным видом болтала ногами. — Но мы пока не знаем точно, как работают наши силы. Если бы бабушка побольше рассказала нам перед… смертью.

Тонкий печальный голосок Хай Лин оборвался. Вилл сочувствовала ей. Воспоминания о похоронах Ян Лин были еще слишком свежи в памяти девочек. К тому же маленькая сухонькая бабушка Хай Лин покинула этот мир, так и не сообщив девочкам всего, что им необходимо было знать об их волшебных силах…

«Ян Лин могла бы нам все объяснить, — подумала Вилл. — Она ведь и сама была чародейкой. И именно она открыла нам нашу магическую сущность».

Вилл старалась по крупинкам восстановить в памяти все то, о чем поведала девочкам мудрая старушка, когда они пили чай в уютной кухоньке у Хай Лин.

Вначале Ян Лин рассказала им о мирах, которые существуют где-то во Вселенной.

В Кондракаре — представляющем собой что-то вроде острова, парящего в центре бесконечности, — мистические существа следят за тем, чтобы во Вселенной царили мир и справедливость.

Но существуют и другие миры. Например, Меридиан. Коварные обитатели Меридиана хотят захватить власть во Вселенной. И остановить их может только Сеть — магический барьер, не дающий силам зла проникнуть на Землю.

Но, как объяснила девочкам Ян Лин, существует одна загвоздка. На стыке тысячелетий Сеть слабеет, и в ее невидимой ткани открываются порталы — проходы, через которые злобные жители Меридиана пытаются пробраться в Хитерфилд. На этот раз порталов всего двенадцать.

Вначале все это казалось девочкам сказкой, в которую было трудно поверить.

Но вскоре с ними начали происходить невероятные и ужасные вещи. Их подруга Элион позвала Вилл, Хай Лин и Ирму в школьный спортивный зал, где ей якобы назначил свидание парень, с которым она познакомилась на вечеринке. Но когда девочки явились в назначенное место, Элион там не оказалось. Вместо нее их поджидала парочка кровожадных монстров. И этим тварям едва не удалось бросить чародеек в жуткую бездну!

После этого случая Элион и ее родители исчезли без следа.

Но вскоре девочки увидели свою бывшую подругу — или это был ее призрак — в школьном дворе. И та заманила всех пятерых чародеек в подвал своего заброшенного дома. Там она попыталась затащить Хай Лин в портал, открывшийся в кирпичной стене.

В обоих случаях, когда девочкам грозила опасность, они принимали обличье Стражниц. Все начиналось с Сердца Кондракара — волшебной мерцающей подвески, которую бабушка Хай Лин вручила Вилл. Обычно талисман находился внутри тела Вилл, словно бы спал. Но когда он был нужен чародейкам, Вилл могла призвать его, и тогда Сердце Кондракара появлялось у нее на ладони, и его сила помогала девочкам становиться Стражницами — девушками в умопомрачительных нарядах, со стройными ногами и прекрасными лицами.

«И что самое приятное, — подумала Вилл, — при помощи магии мы можем проучить любого негодяя!»

Однако девочки еще не до конца овладели магией. Вилл пока не знает пределов своих сил.

Не знает она и сколько волшебства им необходимо. В спортзале чародейки одержали верх над синекожим верзилой и мерзким человеком-змеей. А в подвале Элион они справились с ожившими кирпичными стенами, чуть было не захватившими их в плен.

Но Вилл предчувствовала, что встреча с самыми опасными силами Меридиана еще впереди.

Вот почему чародейки собрались на этой заброшенной стройке — нужно было тренироваться, готовиться к битве.

Вилл повернулась к Хай Лин. Лицо китаянки, обычно безмятежное как голубое небо, было омрачено печалью.

— Нам придется справляться без помощи твоей бабушки, — мягко сказала Вилл. — Другого выхода нет.

— Думаешь, это звучит убедительно? — вмешалась Корнелия, сердито пнув ногой валявшийся на траве осколок бетона. — Оглянись вокруг, Вилл! Допустим, мы способны творить волшебство! Мы можем изменять форму предметов, можем управлять водой, воздухом, землей и водой. Но мы даже не знаем, зачем это все!

— Но ведь мы Стражницы Сети, — еле слышно произнесла Хай Лин.

— Это я знаю, — отмахнулась Корнелия. — Но почему? Почему именно мы?

Ирма кокетливо улыбнулась, захлопала ресницами и выставила вперед бедро.

— Потому что мы такие красотки, — проворковала она. — Разве нет?

— Я не шучу, Ирма, — закипая, огрызнулась Корнелия. Она обвела взглядом подруг и остановилась на Вилл. — Наша жизнь изменилась, Вилл. Но мы об этом никого не просили.

— Ты права, — ответила Вилл, пожав плечами. — Я не знаю, что на это ответить. Я так же сбита с толку, как и ты.

Корнелия сжала кулаки от злости.

— А я-то думала, у нашего лидера есть ответы на все вопросы! — воскликнула она. Ее голос был полон горечи и отчаяния.

Вилл вспыхнула. Она относилась к Корнелии с уважением и считала истинным лидером команды именно ее. Корнелия была высокой, стройной и пользовалась большой популярностью в школе. К тому же она обладала непоколебимой уверенностью в себе и могла вырулить из любой — даже самой сложной — ситуации.

Но сейчас она была несправедлива, и Вилл не позволила ей продолжить.

— Знаешь что, Корнелия? У меня и правда нет ответов! — взорвалась она. — Я даже сомневаюсь, что должна быть вашим лидером.

Хай Лин подхватила свой розово-фиолетовый рюкзак и присела на корточки.

Открыв застежку, девочка достала из рюкзака увесистый синий том. Они нашли эту книгу в подвале заброшенного дома вскоре после того, как загнали Элион и ее меридианского прихвостня обратно в портал.

— Уверена, в этой книге решение всех наших проблем, — сказала Хай Лин, положив том на колено и с надеждой обводя взглядом подруг.

— Ошибаешься, Хай Лин, — насмешливо покачала головой Корнелия. — Эта книга — не решение проблем, а новая их порция.

Тарани покосилась на Корнелию и присела рядом с Хай Лин, чтобы рассмотреть книгу.

Края страниц пожелтели и истрепались. Но корешок выглядел нетронутым.

— Ты можешь открыть ее? — спросила Тарани у Хай Лин.

— Пока нет, — вздохнула та. — А ведь я перепробовала все на свете! — в доказательство она в очередной раз попыталась раскрыть книгу, дернув изо всех сил за края переплета.

Как только это произошло, Вилл почувствовала знакомое покалывание в затылке, и в следующую секунду ее захлестнула волна головокружения. Девочка знала, что ее веснушчатые щеки в этот момент побледнели. А когда она поднесла руку ко лбу, то заметила, что ее пальцы дрожат.

— На эту книгу… наложены чары, — произнесла Вилл, пошатнувшись. — Убери ее!


Глава 2

<p>Глава 2</p>

Ирма кинулась к Вилл. При виде бледной и трясущейся подруги ее и саму бросило в дрожь.

— У тебя снова это странное чувство? — спросила она.

Вилл слабо кивнула. Краем глаза Ирма видела, как Хай Лин торопливо запихивает синюю книгу обратно в рюкзак. Внезапно Вилл почувствовала себя лучше. Она медленно заморгала, подняла голову и взглянула Ирме в глаза.

Ирма попыталась ответить успокаивающей улыбкой, но в животе у нее бурлило от волнения. Похожие ощущения у нее бывали, когда она съедала слишком много кукурузных хлопьев.

«У Вилл это уже не первый приступ, — с тревогой размышляла Ирма. — С ней происходило то же самое во время той вечеринки по случаю Хеллоуина, перед тем как развернулась вся эта научно-фанта-

стическая история с вторжением пришельцев из другого мира. Потом это повторилось на кладбище после похорон Ян Лин. Хай Лин тогда впервые увидела призрачную Элион. И теперь Вилл снова выбита из колеи — и на сей раз всему виной эта старинная книга».

— Уф, — перевела дух Вилл. — Очень странно. Голова кружится, и такое чувство, будто у меня в животе порхают бабочки. — Она попыталась улыбнуться. — Наверное, со временем я привыкну к этому ощущению.

Ирма вздохнула с облегчением. Ей очень хотелось, чтобы с Вилл все было в порядке — ради самой Вилл и ради благополучия всех чародеек.

«Ведь неизвестно, что случится, — думала Ирма, — если хранительница Сердца Кондракара потеряет талисман…»

Разумеется, она не произнесла этого вслух. Чтобы, не дай бог, не накликать беду! Вместо этого она отмочила шуточку в своем стиле:

— А может, причина головокружения — в некачественном завтраке?

— Не думаю, — рассмеялась Вилл. — Это мимолетное ощущение… И его трудно описать… Ну, в общем, что-то подобное я чувствую всякий раз, когда математичка вызывает меня к доске.

— Ага! — кивнула Хай Лин, сверкнув глазами. — Это значит, что ты боишься!

— Стоп-стоп-стоп! — воскликнула Ирма. — Может, эти вещи взаимосвязаны? Что, если наша математичка — монстр из Меридиана?

— Миссис Рудольф? — испуганно произнесла Тарани. — Но она такая приятная пожилая дама!

Ирма подошла к Тарани и дружеским жестом положила ей руку на плечо.

— Внешность обманчива, Тарани, — сказала она. — Посвятить всю свою жизнь математике — по-моему, в этом есть что-то нечеловеческое, ты не находишь?

Тарани хихикнула, и Ирма удовлетворенно улыбнулась. В последнее время Тарани было не так-то просто развеселить. Но когда Ирма перевела взгляд на Вилл, ее улыбка померкла. Вилл вытирала с верхней губы капельки пота, и вид у нее был какой-то встревоженный. В желудке у Ирмы снова все забурлило.

«Эх, вот бы нашей главной проблемой была математика! — вздохнула она. — Чем сражаться с чудовищами, я бы лучше написала десяток контрольных». — Она представила себе того здоровенного синего монстра, который тогда, в спортзале, хотел бросить ее в бездну, и поежилась. Но прежде чем Ирма успела в красках вообразить, что ждало ее потом, Вилл окончательно пришла в себя.

— Ну что, девочки? — воскликнула она, стараясь придать голосу бодрости. — Перерыв закончен. Продолжаем тренировку?

— Конечно! — ответила Хай Лин и лихо, как заправская спортсменка, задрала коленку к острому подбородку. — Тренировка— это здорово! Нужно отработать совместные действия. Давайте попробуем, а? Что, например, получится, если соединить силы Воды и Земли?

— Может, получится сила… грязи? — хихикнула Ирма и обвела взглядом подруг, ожидая взрыва смеха, который тотчас и последовал. И только Корнелия осталась равнодушной к шутке Ирмы.

Ирма фыркнула.

«Ну конечно, Корнелия в своем репертуаре, — думала она. — Практикуясь в магии, она воображает себя властелином мира, а все остальное время только и знает, что брюзжать!»

Ирма, конечно, давно привыкла к тому, что Корнелия часто дуется. Просто так уж сложилось, что они всегда препирались друг с другом.

«Посмотрим правде в глаза: мы совершенно разные, — говорила себе Ирма. — Если бы мы были музыкой, я была бы гранжем, а Корнелия — техно. Я такая мягкая, а Корнелия будто прямой угол. Я почти брюнетка, а она блондинка — мы как ночь и день».

В те времена, когда они были обычными девочками, Ирме вполне хватало подобных рассуждений, чтобы успокоиться. Но теперь они были Стражницами Сети, которые сообща боролись со злом и спасали мир!

«Уфф! — вздохнула Ирма. — Ну почему нельзя защищать Вселенную с Вилл, Тарани, Хай Лин и парочкой симпатичных парней?!»— она покосилась на Корнелию и в предвкушении потерла ладони Друг о друга. Ну она покажет этой задаваке! Настало время заняться магией.

Но, разумеется, «суперзвезде» Корнелии пришла в голову та же самая мысль.

— Чур, я первая! — воскликнула она.

— Нет уж! — возразила Ирма. — Я первая.

Она рывком повернулась к заросшему пустырю за стройплощадкой, вскинула руки и почти тут же почувствовала, как внутри нее зарождается магия. Она еще не решила, что именно наколдует, но это точно будет что-то впечатляюще. И непременно мокрое!

Зрение Ирмы затуманилось, как бывало, когда она открывала глаза под водой. Она вдруг стала невесомой, точнее, ее просто поддерживала вода. Вокруг вытянутых рук возникло голубоватое свечение. Пальцы чародейки дрожали, а хвостики встопорщились, словно наэлектризованные. Даже бахрома из ниток на ее потертой джинсовой юбке, и та подрагивала!

Когда сквозь нее прокатилась волна энергии, девочка вскрикнула. И в тот же миг с ее пальцев сорвался голубой магический вихрь и закрутился петлей в воздухе над самым центром пустыря.

Ирма с гордостью наблюдала, как творение ее магии танцует над землей.

Но ощущение торжества длилось недолго. Ирма повернулась к Корнелии и увидела, что та тоже вскинула руки перед собой. Ее длинные светлые волосы развевались за спиной. Голубые глаза потемнели и сделались зелеными, как мох. И вот с ее ладоней слетел изумрудный магический заряд. Он подлетел к кружащемуся голубому потоку Ирмы и выгнулся над ним дугой. Кррррак!

Волшебные потоки скрестились. Ирма затаила дыхание, все пять чародеек замерли, ожидая, что же будет дальше.

Долго ждать не пришлось.

Земля у них под ногами затряслась. Послышался грохот — почти рев! И вдруг… началось извержение!

БУ-У-У-УУМ! В земле открылся гейзер, из которого моментально вырвался столб воды! Корнелию и Ирму, стоявших всего в паре метров от этого чуда природы, отбросило назад.

— А-а-а! — хором завопили они. Вода несла с собой грязь, ошметки травы, камни. Водяной столб достиг своего максимума — и обрушился на чародеек.

Когда Ирму обдало холодной водой, она инстинктивно сжалась. Но чувство дискомфорта быстро прошло. В конце концов, вода была ее лучшим другом. Ирма никогда не боялась попасть под ливень — даже если надевала один из своих самых любимых нарядов.

«Кстати, нас обдало водой, а не грязью, — не без удовольствия отметила она про себя. — Получается, что Вода победила Землю! Я выиграла! Я обставила Корнелию. И она наверняка это понимает!»

Корнелия хмуро оглядела себя с ног до головы. Ее свитер насквозь промок, а волосы унылыми сосульками свисали с плеч. Повернувшись к Ирме, она раздраженно крикнула:

— Погляди, что ты наделала!

— Бедняжка, — притворно посочувствовала ей Ирма. — Теперь тебе потребуется тонна пенки для волос, чтобы расчесать и уложить эту мочалку!

Ирма рассмеялась и уперла мокрые руки в мокрые бока, приготовившись к ответному удару Корнелии. Уж кто-кто, а Ирма отлично владела искусством дразниться. И по правилам этого искусства, как раз сейчас Корнелия должна была сказать что-нибудь язвительное.

На что Ирма ответит какой-нибудь смелой колкостью.

Корнелия начнет возражать, а Ирма… В общем, все в таком духе. Это был закон Вселенной, или, по крайней мере, ее уголка под названием Шеффилдская школа.

«Мы как ночь и день», — снова подумала Ирма.

Но при одном взгляде, брошенном на подруг сквозь магический водопад, Ирма растеряла всю уверенность в себе. Хай Лин и Тарани растерянно

переглядывались, а Вилл, казалось, была просто потрясена. Она испуганно смотрела то на Корнелию, то на Ирму, то на столб воды. Девочка скрестила худые руки на груди и так высоко вздернула плечи, что те едва не касались ушей!

Ирма каким-то образом сразу узнала, о чем думает Вилл. Она думала о Меридиане.

И о чудовищах.

И об огромных зловещих порталах, готовых поглотить чародеек.

А потом она вдруг подумала о телеиграх — тех, в которые играли командами и где требовались сплоченность и взаимопомощь. Она размышляла о том, что, если Стражницы не будут действовать как одна команда, их ждет поражение. И тогда мир будет обречен.

Откуда Ирма знала, что Вилл думает именно об этом? Она просто знала — и все, ведь ее собственные мысли двигались в том же направлении.

Но решительные действия предприняла все-таки Вилл. Она резко выставила вперед руки, излучавшие розовую магию Сердца Кондракара, и крикнула:

— Стоп!

Булък, булък, булък, булък…

Ирма разинула рот и уставилась на свое водяное творение. Гейзер тотчас же подчинился воле Вилл. За какие-то несколько секунд от огромного фонтана осталась лишь жалкая струйка. А потом последние остатки магии и вовсе испарились.

Ирма и остальные чародейки повернулись к Вилл. Продемонстрировав такую огромную силу, та казалась теперь еще более робкой и застенчивой, чем обычно. Она обвела подруг взглядом и смущенно хихикнула. Потом неуверенно шагнула к ним по мокрой траве, пожала плечами и откинула назад прядь влажных волос.

«Ну и цирк! — утомленно подумала Ирма. — Мы с Корнелией постоянно воюем. Тарани — жуткая трусиха. Хай Лин в глубокой печали. А Вилл боится не справиться с ролью лидера. И в таком составе мы должны спасать мир?! Пожалуй, это будет презабавное зрелище!»


Глава 3

<p>Глава 3</p>

В понедельник на уроке математики Корнелия все еще кипела, хотя с момента их поединка с Ирмой на заброшенной стройке прошло целых двадцать четыре часа. Корнелия так крепко сжимала карандаш, что тот затрещал. И только это заставило чародейку взять себя в руки.

«Нужно остыть! — думала она. — Из-за чего, собственно, волноваться? Подумаешь, магические трюки! Надо просто рассматривать это как состязания. Как прыжки, которые я отрабатываю на тренировках по фигурному катанию. В следующий раз, когда мы с Ирмой сойдемся в поединке, я обязательно одолею ее. Я это чувствую!»

При этой мысли на губах Корнелии появилась улыбка. Но ее плечи все равно были напряжены, а губы плотно сжаты.

«Но посмотрим правде в глаза, — вздохнула Корнелия. — Выигрыш в магическом состязании не сделает меня счастливее. Я бы с огромным удовольствием отказалась от всяких битв. Разве я просила кого-нибудь наделить меня этими способностями? Нет!»

Но даже когда в голове у нее крутились подобные мысли (а в последние дни это происходило примерно раз в час), Корнелия вынуждена была признать, что не совсем откровенна.

На самом деле идея обладания волшебными силами, которых ни у кого больше нет (ну, за исключением ее подруг), заставляла Корнелию трепетать от восторга.

Так в чем же дело? Что мешало ей до конца насладиться своими способностями?

А то, что она не могла контролировать свою силу. Корнелия ненавидела быть «чайником», дилетантом! Вот почему она так старательно училась в школе и отдавала столько сил занятиям фигурным катанием. Если Корнелия что-то делала, она стремилась делать это хорошо.

Она и сейчас думала о том, что неплохо было бы отличиться по математике, хотя сегодня совершить этот подвиг было особенно трудно. По понедельникам у Корнелии было целых два урока математики. И не просто два урока, а два последних урока, когда особенно хочется спать. Миссис Рудольф сидела за учительским столом и бубнила что-то насчет двучленов. Корнелия прилежно все записывала. Мельком оглядев класс, она в ужасе остановила взгляд на Вилл, сидевшей впереди через несколько парт от нее. Даже со своего места Корнелия разглядела, что подругу сморил сон. Ее подбородок покоился на сложенных ладонях, а спина вздымалась и опускалась в ритме размеренного дыхания.

Видимо, это заметила не одна Корнелия.

— Вилл! — воскликнула миссис Рудольф, аккуратно сложив руки на столе. — О чем мы только что говорили?

Вилл встрепенулась.

— Извините, что? — пробормотала она.

«О нет! — подумала Корнелия. — Кажется, Вилл попала в переплет и может опозориться!»

Вилл вскочила со стула и вытянулась в проходе по стойке смирно. Девочка сонно моргала и оглядывалась по сторонам, словно пытаясь сориентироваться в обстановке. Наконец она повернулась к миссис Рудольф.

В глазах математички, спрятанных за большими тонированными очками, играла ирония.

— Простите, мэм, — пискнула Вилл дрожащим голоском. — Я… я не слышала вопроса…

— Поэтому я к тебе и обратилась, — сказала миссис Рудольф, поднявшись и выйдя из-за учительского стола. Она заложила руки за спину и строго, но снисходительно уставилась на Вилл. — Должно быть, ты великолепно знаешь материал урока, если позволяешь себе не слушать. Может, выйдешь отвечать к доске?

Математичка бросила Вилл кусочек мела. По щекам девочки разлился яркий румянец.

— Теорема… — промямлила Вилл, — ну, как это… Миссис Рудольф снова опустилась на стул и сухо посмотрела на девочку.

— Ты же знаешь Вилл, — произнесла она глубоким гортанным голосом. — Там все очень просто…

— Да, разумеется, — пробормотала Вилл, нервно улыбаясь. Ее плечи судорожно сжались — так бывало всегда, когда ей хотелось провалиться сквозь пол.

Девочка шаркая подошла к доске и замерла с мелом в руке. Другая рука нервно скользнула к подбородку. Чародейка уставилась в потолок, словно надеялась, что оттуда ей прямо на голову свалится правильный ответ. — Так… Ага… Дайте подумать… Хмм…

Корнелия знала, что Вилл в панике. И ей совсем не нравилась жестокая игра, в которую играла с ее подругой миссис Рудольф.

— Подумай, подумай, — бросила математичка. — Мы никуда не спешим, у нас еще минут пятнадцать до конца урока.

И тут Корнелию озарило. Достаточно было лишь взмахнуть указательным пальцем, и с его кончика соскользнул почти неразличимый изумрудно-зеленый огонек. Корнелия, сощурившись, сосредоточилась на нем. Она следила за тем, как он поднимается к потолку и вылетает за дверь класса.

Корнелия улыбнулась, почувствовав, как магия окутывает звонок, висевший в коридоре.

«Пятнадцать минут— это бесконечно долго, — подумала она, глядя на застывшую у доски Вилл. — Но не зря же говорят, что, когда тебе весело, время летит незаметно!»

«Дзи-и-и-и-инъ!» — громко зазвенел звонок. Улыбка Корнелии сделалась еще шире. Зеленые магические нити растворились в воздухе, и чародейка удовлетворенно кивнула.

Вилл в недоумении вытаращила глаза, а у миссис Рудольф отвисла челюсть.

Остальные ученики, казалось, даже не обратили внимания на то, что звонок прозвучал раньше положенного. Они стряхнули с себя остатки дремы, ретиво повскакивали со стульев и потянулись к выходу, весело махая математичке на прощание.

— До свидания, миссис Рудольф! — выкрикивали некоторые, закидывая на плечи рюкзаки.

— Но… постойте! — воскликнула ошарашенная учительница. — Куда же вы?

Торопливо запихивая тетрадку в сумку, Корнелия различила бормотание миссис Рудольф:

— Просто невероятно! Звонок прозвенел намного раньше!

Обрадованная Вилл тоже бросилась собирать рюкзак.

— Ну что, звонок спас тебя? — прошептала Корнелия, поджидавшая Вилл у двери.

— Спасибо! — выдохнула та.

— Теперь ты у меня в долгу!

Корнелия усмехнулась и выскользнула из кабинета. Вилл последовала за подругой.

— До свидания, мэм! — радостно бросила она математичке.

— Подожди минутку, Вилл! — окликнула ее миссис Рудольф.

Корнелия резко затормозила. «Неужели миссис Рудольф думает, что звонок подстроила Вилл? Вдруг у нее теперь будут неприятности?» Девочка повернулась и прислушалась к разговору подруги и учительницы.

— Ты не сделала домашнюю работу, так ведь? — спросила миссис Рудольф у Вилл.

— Эта теорема… — забормотала Вилл. — Я пыталась — не очень долго, это правда, — но я пыталась ее выучить! Но так ничего и не поняла.

Миссис Рудольф вместе с Вилл вышли в коридор и направились к выходу из школы. Корнелия шагала следом.

— Ты уже привыкла к Хитерфилду? — поинтересовалась миссис Рудольф у Вилл. — Я имею в виду, ты здесь совсем недавно… Все в порядке?

Корнелия недоуменно вскинула брови. Где это видано, чтобы учителя математики проявляли хоть капельку сочувствия?

— Да, все хорошо, — ответила Вилл, и на ее лице появилась благодарная улыбка. — А почему вы спрашиваете?

— Я знаю, что математика не слишком веселый предмет, — сказала миссис Рудольф, похлопывая Вилл по плечу. — Но я заметила, что на моих уроках ты выглядишь особенно рассеянной и печальной.

— У меня сейчас не самый легкий период в жизни, — призналась Вилл.

«Готова подписаться под каждым ее словом!» — подумала Корнелия.

— Но в целом я в порядке, — заверила Вилл математичку.

— Рада это слышать, — ответила учительница. Вдруг миссис Рудольф остановилась и повернулась к Вилл. — Кстати, если хочешь, я могла бы помочь тебе с этой теоремой. Обычно я не назначаю индивидуальных занятий, но для тебя сделаю исключение. Может, после этого ты станешь внимательнее и собраннее на уроках.

— Я… — замялась Вилл. — Спасибо, миссис Рудольф!

— Обычно я освобождаюсь после обеда, — продолжала математичка. — Что скажешь? Уверена, часа или полутора будет достаточно.

— Здорово, — выдавила из себя Вилл. — А в какой день?

— Я позвоню тебе, когда определюсь, — предложила миссис Рудольф. Пока Вилл писала ей номер своего мобильника, к Корнелии подошла Тарани. Увидев, как математичка засунула бумажку с номером в кошелек и удалилась, Тарани удивленно вскинула брови. Тут к подругам присоединилась Вилл.

— Вилл! — хихикнула Тарани. — С каких это пор ты завела дружбу с математичкой?!

— Она была так добра ко мне, — промямлила сбитая с толку Вилл. — Я-то уже ждала, что она влепит мне неуд!

— Не сомневаюсь, что так бы и произошло, — усмехнулась Корнелия, — если бы кое-кто тебя не спас.

Увидев благодарную улыбку Вилл, Корнелия просияла. Может быть, она постепенно начинает контролировать свою магию, управлять ей? Если так, то это как раз кстати! Она вдохнула прохладный осенний воздух и окинула взглядом улицу.

Кругом были видны радостные, счастливые лица. Это был район Хитерфилда, где люди гуляли и отдыхали после учебы или работы.

Корнелия посмотрела на открытое летнее кафе — нет ли там свободного столика где-нибудь на солнышке.

«Кажется все занято, — подумала она. — Неужели никто не собирается уходить…»

— Ой! — воскликнула вдруг Корнелия, помотав головой. Нет, ей не показалось…

— Что случилось? — Вилл вопросительно взглянула на подругу.

— Видимо, заводить дружбу с учителями из Шеффилда — это у вас семейное, — сказала Корнелия. — Это случайно не твоя мама сидит в кафе с нашим историком?

Она постаралась обратить это в шутку, но при виде внезапно побледневшего лица Вилл Корнелия посочувствовала подруге. Вилл, должно быть, ужасно переживает. Мало того что ее родители развелись, так теперь еще мама встречается с мистером Коллинзом. Фу!

Тарани тоже сочувственно посмотрела на Вилл, но та этого даже не заметила. Она стояла словно примерзнув к тротуару и смотрела на другую сторону улицы.

Миссис Вандом и мистер Коллинз явно не выглядели просто друзьями.

Они не только строили друг другу глазки поверх поданных блюд, но еще и делились друг с другом едой! Когда мистер Коллинз передавал вилку миссис Вандом, Корнелия обратила внимание на то, что его рука задержалась на руке мамы Вилл.

Корнелия покосилась на Вилл. Та, очевидно, тоже это заметила. На глазах девочки заблестели слезы. А когда миссис Вандом ласково взяла за руку мистера Коллинза, Вилл громко всхлипнула, развернулась и бросилась бежать вниз по улице. Подошвы мокасин сердито шлепали по асфальту.

При этом звуке миссис Вандом вскинула голову и, увидев Вилл, вскочила со стула.

— Вилл! — закричала она, перебегая улицу и направляясь к дочери.

— Уходи! — крикнула Вилл матери через плечо. — Оставь меня в покое!

Но миссис Вандом не слушала ее. Она догнала Вилл и схватила ее за руку.

— Вилл! — воскликнула она, задыхаясь. — Да что с тобой?

— Я… Я видела, как ты сидела с ним в кафе, — выпалила Вилл. — Вы опозорили меня перед подругами!

Корнелия и Тарани обменялись виноватыми взглядами. «Лучше нам оставить их вдвоем», — мысленно произнесла Тарани.

«Хорошая идея, — подумала Корнелия. — Не будем мешать им выяснять отношения».

И девочки поспешили прочь, но по пути Корнелия, сама того не желая, все же услышала конец ссоры.

— Ты о чем? — спросила у дочери миссис Вандом. — Мы с Дином просто друзья.

— С Дином! — фыркнула Вилл. — Значит, ты уже зовешь его по имени!

— Послушай, это ты сейчас меня позоришь, — раздраженно заявила миссис Вандом. Это всего лишь деловая встреча. Шеффилдская школа и «Симультек»…

— Да хватит тебе! — оборвала маму Вилл. — Вы держались за руки. Я видела своими глазами!

С этими словами Вилл расплакалась и снова бросилась бежать. На этот раз миссис Вандом не стала ее останавливать. Корнелия украдкой взглянула на поникшую миссис Вандом.

Мистер Коллинз подошел к ней и обнял за плечи.

— Сьюзан… — начал было он.

— Ох, Дин, — печально произнесла мама Вилл. — Что мне теперь делать?

«Уфф», — вздохнула Корнелия, наконец свернув за угол. Тарани была на несколько шагов впереди.

Корнелию переполняло сочувствие к Вилл. Она не могла себе представить, каково это — когда твоя семья разбита. Когда твоя мама сидит в кафе, держась за руки с другим мужчиной. А ведь Вилл к тому же приходилось быть хранительницей Сердца Кондракара…

В груди у Корнелии все сжалось.

«Хмм, — мрачно подумала она, — видимо, нам придется подождать и посмотреть, получится ли у Вилл справляться со своими домашними проблемами и одновременно возглавлять чародейскую команду».


Глава 4

<p>Глава 4</p>

Вилл неслась по лестнице к своей мансарде, перепрыгивая сразу через две ступеньки. Сердце бешено колотилось. Если она через минуту не окажется за закрытой дверью своей комнаты, она просто умрет.

Ну ладно, может, и не умрет, но унизится, начав рыдать прямо на глазах у соседей. А она сегодня и так пережила слишком много унижений.

Наконец она поднялась на свой этаж и помчалась по коридору. Ноги гулко стучали по бетонному полу.

Добравшись до своей двери, девочка с облегчением всхлипнула, отперла замок и проскользнула внутрь.

Теперь можно было не сдерживаться.

Вилл привалилась спиной к стене. Слезы хлынули у нее из глаз и ручьями полились по щекам. Дыхание с шумными всхлипами вырывалось из груди.

Она рыдала, а в это время в голове у нее снова и снова прокручивалась все та же сцена: она видела, как мама строит глазки учителю истории. Видела, как они держатся за руки. Видела, как мама хихикает, словно школьница. И после этого у нее еще хватало смелости все отрицать. Она врала, глядя своей дочери в глаза! От этих мыслей Вилл разревелась еще сильнее. Спотыкаясь, она добралась до кухни, схватила одноразовое бумажное полотенце, громко высморкалась и вытерла слезы.

Наконец рыдания утихли. Шмыгая носом, Вилл полезла в буфет и достала батон мягкого сдобного белого хлеба и банку с шоколадно-ореховой пастой. Плюхнувшись за стол с тарелкой в руках, девочка отрезала три ломтя хлеба и щедро намазала их пастой.

— Хлеб и шоколад, — пробормотала она. — Лучшее средство от упадка духа.

Но, поднеся к губам аппетитно пахнущий бутерброд, Вилл поняла, что слишком подавлена, чтобы откусить хоть кусочек, и с досадой положила лакомство на тарелку. Отодвинув тарелку подальше, она опустила голову на руки и громко вздохнула.

Вилл пыталась вспомнить, какой была ее жизнь, пока они не уехали из Фадден Хиллс. Родители были счастливы вместе. А она сама была совершенно обычным ребенком, спешащим из школы на занятия по плаванию, а иногда посещающим веселые вечеринки. Никаких тебе забот! Но те дни остались далеко позади.

— С вами все в порядке, мисс Вилл?

Вилл поглядела на холодильник. Гудящий монотонный голос вырывался из отверстия для подачи льда.

«Все у меня не как у людей, — вздохнула Вилл. — Говорящие электроприборы — разве это нормально?»

И все же девочка не могла сдержать улыбку. Приходилось признать, что, если у тебя есть возможность болтать с холодильником, телевизором и компьютером, скучать тебе в собственной квартире не придется!

— Все прекрасно, Джеймс, — тихо произнесла Вилл.

— Вы уверены? — не унимался холодильник. — Обычно вы открываете шоколадную пасту, когда вам грустно.

— Что ж, сегодня для улучшения настроения мне понадобилось бы целое ведро шоколада, — ответила Вилл.

Рассеянно ковыряя ножом в банке с пастой, Вилл почувствовала, что к глазам снова подступают слезы.

«Если бы у меня была нормальная семья, как у моих подруг… Семья, в которой все любят друг друга…» — думала она.

Вилл подперла щеку ладонью и вообразила себе идеальную, как на картинке, семью Корнелии: мама, папа и две дочки, все счастливо живут вместе в просторной модно обставленной квартире. Она представила себе, как Корнелия и ее младшая сестренка Лилиан кидаются друг в друга подушками и прыгают на кровати. Они заливаются звонким смехом, а мама с улыбкой смотрит на них, стоя в дверях детской.

«Как хорошо иметь самую обычную семью, — мечтала Вилл. — Безо всяких секретов. Безо всяких тайн».

Картинка, на которой Корнелия играла со своей младшей сестрой, исчезла, и вместо нее Вилл представила себе портрет семейства Тарани. Ее застенчивая подруга сидит на диване и читает книжку, в этот момент по комнате размашистым шагом, держа под мышкой доску для серфинга, проходит ее старший брат Питер. Он, не страшась холода, направляется на пляж, чтобы под вечер «поймать волну».

Вилл чувствовала, как Тарани заряжается от своего старшего брата уверенностью. Если Тарани была робкой, то Питер был надежным и общительным. С Питером Тарани чувствовала себя как за каменной стеной. Вот у Вилл такой стены не было…

«А каково жить в такой семье, как у Хай Лин?» — задумалась Вилл.

Она представила себе родителей Хай Лин, решивших пообедать пораньше, пока их китайский ресторанчик не начал заполняться голодными посетителями. Они сидят на своей теплой уютной кухоньке с фисташково-зелеными стенами, расположенной прямо над залом «Серебряного Дракона». Миловидная мама Хай Лин держит в руке миску с дымящимся супом из морепродуктов, а ее муж подносит ко рту комочек риса, зажатый красными палочками для еды.

Когда Хай Лин приходит домой, ее всегда ждет горячий обед и улыбки мамы с папой.

— Ах, — с тоской вздохнула Вилл. Она медленно надела крышку на банку с шоколадной пастой и убрала хлеб обратно в буфет.

«Семья, в которой нет никакой лжи. Как это, должно быть, здорово!..»


Глава 5

<p>Глава 5</p>

«Поверить не могу, что родители купились на мою ложь», — думала Хай Лин.

Но еще сложнее ей было поверить в то, что она соврала. Она только что позвонила домой со школьного телефона-автомата, причем специально выбрала такой момент, когда мама накрывала на стол и не могла выслушать ее внимательно. Постаравшись придать голосу беззаботность, Хай Лин сказала:

— Я сейчас в библиотеке с Ирмой, вернусь попозже.

И она действительно была с Ирмой, но вовсе не в библиотеке. Они слонялись вокруг дома миссис Рудольф, всего в нескольких кварталах от школы. Хай Лин ссутулилась от давящего чувства вины и представила себе родителей. Сейчас они, наверное, приступили к супу, поданному в любимых бело-розовых мисках Хай Лин.

Возможно, и суп тоже был ее любимым — с обжаренным рисом. При одной мысли о хрустящих комочках риса и овощах в супе по знаменитому бабушкиному рецепту у Хай Лин потекли слюнки.

Потом она вообразила, как папа озадаченно косится на ее пустой стул.

— А что, Хай Лин не придет обедать? — спрашивает он, когда мама ставит перед ним поднос с едой.

— Она звонила пять минут назад, — отвечает мама. — Она сейчас в библиотеке, делает уроки вместе с Ирмой.

— Всегда-то она предупреждает в последнюю минуту, — хмурится папа. — Нашей дочке пора бы уже усвоить, что тут ей не ресторан!

— Но дорогой, — возражает мама со спокойной улыбкой, — это именно ресторан.

Хай Лин невольно хихикнула. В этом вся ее мама. Прямолинейная и открытая.

Не такая, как сама Хай Лин.

Она поежилась и словно наяву увидела неодобрительную гримасу на лице папы. Он не был таким доверчивым, как мама. И Хай Лин предчувствовала, что по возвращении домой ее ждут расспросы.

Только кто его знает, когда она вернется домой…

Гррм-гррм-гррм.

Ирма поглядела на подругу.

— Что это за звук? — спросила она, вытаращив глаза.

— Это у меня в животе урчит, — пожаловалась Хай Лин. — Я умираю с голоду. Уже так поздно! Пойдем домой.

Ирма упрямо помотала головой.

— Сначала нужно выведать секреты миссис Рудольф, — заявила она.

Именно по этой причине они и торчали возле дома математички с тех самых пор, как закончились уроки.

Вспомнив, как Ирма притащила ее сюда, Хай Лин закатила глаза. Только что прозвенел звонок. А надо сказать, что прозвенел он на пятнадцать минут раньше! Хай Лин была взбудоражена. Она вылетела из здания школы, помчалась к обычному месту встречи подруг у западного крыльца и по пути столкнулась с Ирмой.

— Занятия закончились раньше! — взволнованно объявила Хай Лин. — Это знак!

— Какой еще знак? — буркнула Ирма. Она разглядывала что-то в дальнем конце двора и почти не слушала подругу.

— Знак, что мы должны что-то предпринять! — воскликнула Хай Лин, пританцовывая вокруг подруги. — Нам подарено лишних пятнадцать минут жизни! Мы можем потратить их, быстренько заглянув в «Мелочи».

— Почему туда? — удивилась Ирма. — Рядом с твоим домом есть отличный художественный салон.

— Да, но «Мелочи» лучше, — умоляющим тоном протянула Хай Лин. — У них продаются чудесные масляные краски — всех цветов, которые только можно себе вообразить. И целые кучи бусин и бисера. Может, мы подберем там что-нибудь, и я сделаю тебе ожерелье. Эта мысль показалась Ирме соблазнительной. Она потеребила пальцами блестящие бусы, висевшие у нее на шее, и задумчиво посмотрела на подругу.

— Ну-у, я не знаю, Хай Лин, я вообще-то, собиралась…

С этими словами Ирма медленно двинулась через двор. Хай Лин вздохнула. Ирма была такой упрямой, но зато она была самой веселой из ее знакомых. Хай Лин пожала плечами и последовала за подругой. Спрятавшись за колонну, девочки стали свидетелями примечательной сцены: Вилл беседовала с миссис Рудольф, а Корнелия и Тарани околачивались неподалеку.

— Ого! — шепнула Хай Лин на ухо Ирме. — Скандал. Миссис Рудольф разговаривает с Вилл о… домашке по математике!

Ирма ухмыльнулась и выглянула из-за колонны.

— И почему это миссис Рудольф проявляет к Вилл такой интерес? — произнесла она вслух.

— Хм, даже не знаю, — иронично пожала плечами Хай Лин. — Может, потому, что она ведет у Вилл уроки алгебры?

— Или, может, миссис Рудольф — и правда пришелец из Меридиана, — предположила Ирма, потирая руки. Хай Лин заметила, как между ладоней подруги проскальзывают магические голубые искорки.

— У тебя все дома? — покачала головой Хай Лин. — Позволь тебе напомнить, как выглядят жители Меридиана. Это либо синие шишколобые верзилы ростом под три метра, либо красноглазые люди-змеи. А вовсе не пожилые дамы, преподающие математику. Эти монстры выпрыгивают из порталов, разве забыла?

Сама-то Хай Лин никогда не забудет этих жутких созданий из Меридиана. При мысли о них у нее всякий раз мороз шел по коже. Совсем недавно она снова встретилась с синим верзилой в подвале у Элион. У нее до сих пор стояли перед глазами его желтые клыки и твердые наросты на голове. Разве можно было забыть злобу, горевшую в его маленьких глазках, когда он накинулся на Хай Лин, пытаясь втащить ее в портал?.. Если бы ее подруги не превратились в Стражниц и не пришли на помощь, ей бы пришлось несладко.

Хай Лин стряхнула с себя тягостные воспоминания и снова посмотрела на миссис Рудольф. Учительница была низенькой и полной, с подрагивающим вторым подбородком и огромными тонированными очками. На ней вечно был этот зеленый шарф, скрепленный маленькой брошкой. На вид математичка была безобидна, как изнеженная домашняя кошка.

Вилл протянула миссис Рудольф клочок бумаги, и учительница, тепло улыбнувшись, неторопливо зашагала прочь.

— Пошли за ней! — скомандовала Ирма. Обогнув колонну, она тихонько двинулась по улице, на полквартала отставая от математички. Хай Лин потрусила за подругой.

— Сама себя не узнаю, — посетовала Хай Лин, — крадусь вместе с тобой, как шпионка, выслеживаю математичку, а ведь могла бы уже быть на полпути к магазину!

— Помни, кто ты на самом деле! — сказала Ирма, заговорщицки улыбнувшись. — Ты Стражница Сети. Шпионить за пришельцами из других миров — часть твоей повседневной работы.

Хай Лин возмущенно фыркнула, но, как и ожидала Ирма, возражать не стала.

— Ладно, что с тобой поделаешь, шпионка несчастная, — вздохнула она.

Девочки осторожно шли по улице, стараясь держаться на определенном расстоянии от миссис Рудольф. Перебежав дорогу, Ирма шмыгнула за дерево и посмотрела через плечо, изображая заправского тайного агента.

Хай Лин хихикнула и, последовав ее примеру, нырнула за мусорный бак. «А что, вдвоем играть в шпионов очень даже забавно!» — подумала она.

— Все чисто, — шепнула Ирма. И девочки снова стали красться вдоль домов.

«Похоже на наши детские игры, — с улыбкой отметила про себя Хай Лин, — когда мы изображали шпионов, сыщиков и полицейских, лишь бы только шнырять по всему Хитерфилду и заглядывать в такие места, в которые детям соваться не положено».

Хай Лин очень хотелось воспринимать их прогулку как продолжение тех детских игр. Как что-то приятное и забавное.

Но себя не обманешь, и девочка нутром чувствовала, что на этот раз все серьезно. Пусть Ирма шутила насчет миссис Рудольф, но плохие парни из Меридиана — это не фантазия, и они сейчас где-то поблизости. Беззаботные времена и детские игры остались в далеком прошлом. Осознав это, Хай Лин поежилась. В животе у нее снова заурчало, и чародейка вернулась к действительности. Голодная и несчастная, она все еще стояла возле большого гранитного дома миссис Рудольф. Хай Лин взглянула на часы. Получалось, что они с Ирмой уже битых два часа торчали здесь и пялились в окно математички. Пожалуй, это были два самых скучных часа в жизни воздушной чародейки.

— Ты хотела знать секреты миссис Рудольф? — сердито спросила Хай Лин у Ирмы. — Как видишь, она с обеда проверяет наши контрольные! Почему бы тебе не признать, что ты ошиблась?

— Может, и ошиблась, — пожала плечами Ирма. — Но нужно на всякий случай проверить еще разок.

— Что бы там ни было… — начала Хай Лин.

— У меня идея! — вдруг оборвала ее Ирма. — Ты свободна завтра утром?

— Вообще-то, завтра утром мы должны быть в школе, — недовольно напомнила Хай Лин и, развернувшись, направилась к своему дому.

— Да ладно тебе! — усмехнулась Ирма, догнав подругу. — Мы и так проводим в школе и других учебных заведениях почти двадцать лет жизни. Так неужели же нельзя прогулять один денек?!

— Ирма! — воскликнула Хай Лин, закатив глаза. — Ты чудовище! Когда я завалю все экзамены, то буду знать, кого благодарить.

— А что, если математичка все-таки замаскированный монстр? — возразила Ирма. — Не будь такой эгоистичной, Хай Лин. У тебя есть шанс спасти мир!

— Ну уж нет, — пропела Хай Лин, но в глубине /туши почувствовала, как все ее разумные доводы рассыпаются в прах. Ирма надавила на самые чувствительные ее рычаги: страсть к приключениям, мечты о спасении мира и желание при первой же возможности избежать школы. — Я не хочу… — вяло протестовала чародейка.

— Ты уверена? Смотри, потом будет поздно! — не унималась Ирма.

— Эх, была не была, — махнула рукой Хай Лин. — Знаешь что? Я согласна!

На следующее утро девочки снова заняли свою наблюдательную позицию у дома миссис Рудольф.

«Не могу поверить, что я пошла на это!» — с несчастным видом думала Хай Лин.

Чтобы попасть сюда, ей и Ирме пришлось красться мимо школы чуть ли не на цыпочках. Когда прозвенел звонок, они подпрыгнули как ужаленные. Потом, вместо того чтобы идти на занятия, подруги перебежками двинулись по аллее, пролегавшей за школьными зданиями. Важно было не попасться на глаза учителям.

И вот теперь они затаив дыхание ждали под окнами, когда же появится миссис Рудольф.

Дверь дома внезапно отворилась.

В поле зрения чародеек появился их объект слежки!

Миссис Рудольф вышла на крыльцо, на ней было ярко-розовое пальто и зеленый шерстяной шарф. Она заперла дверь и подсунула ключ под горшок с розовыми цветами, стоявший на верхней ступеньке крыльца.

Хай Лин и Ирма замерли по стойке смирно и не шевелились, пока миссис Рудольф вперевалку спускалась по ступенькам и шла к воротам. Наконец, миновав квартал, она скрылась за углом.

— Все чисто? — шепотом спросила Ирма.

Хай Лин напряглась. У нее все еще была возможность вернуться в школу. Ну напишут ей замечание об опоздании — невелика беда. Но стоило ей только заглянуть в полные решимости голубые глаза Ирмы, и Хай Лин поняла — пути назад нет.

— Никого, — ответила она.

Ирма с легкостью вскочила на мусорный бак, взобралась на невысокую стену, которой был обнесен дом, и спрыгнула на лужайку с другой стороны. Хай Лин принялась карабкаться следом.

— Я вся взмокла, — прошипела она.

— Это самая теплая осень за последние двадцать пять лет, — сказала Ирма, шагая по лужайке. — Недавно по телику рассказывали.

— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду! — заявила Хай Лин, наставив на подругу указательный палец.

— Не дергайся! — усмехнулась Ирма. — Мы только немного поразведаем обстановку.

— А что, если миссис Рудольф вернется? — спросила Хай Лин, когда они с Ирмой поднимались на крыльцо.

— Да она уже в школе, — заверила подругу Ирма, — и не вернется, пока не закончатся все уроки.

С этими словами Ирма вынула из кармана пластиковую карточку— телефонную, как догадалась Хай Лин. Отец Ирмы настаивал на том, чтобы дочь всегда носила с собой карточку, на случай если понадобится сделать срочный звонок. Мистер Лэр был полицейским и всегда принимал все меры предосторожности.

Но, что самое интересное, папин опыт помогал Ирме не только в мирных делах! Хай Лин разинув рот наблюдала, как Ирма просунула карточку в зазор между дверью и косяком и начала двигать ею, пытаясь открыть замок.

— Ты что делаешь? — поинтересовалась Хай Лин. — Почему бы не воспользоваться ключом, который лежит под горшком?

— Лучше ни до чего не дотрагиваться, — шепотом пояснила Ирма. — И не оставлять следов. В кино это всегда срабатывает. Смотри.

Ирма снова подергала карточку, поводила ею вверх-вниз, а потом вперед-назад.

Крррэ-экк!

— О нет! — воскликнула Ирма.

О да. Ирма в ужасе таращилась на сломавшуюся пополам карточку.

— Эх, взломщица, — со вздохом произнесла Хай Лин. Она подошла к стоявшему на крыльце цветочному горшку и вытащила из-под него ключ. Потом отодвинула Ирму в сторону, отперла дверь и вошла в дом. Прихожая была сумрачной, но просторной, с небольшим ковриком в восточном стиле, впечатляющей лестницей, застеленной зеленой дорожкой, и медным канделябром.

— Чур, ты первая! — сказала Хай Лин, проталкивая Ирму вперед.

— Но… но… — Ирма словно прилипла к крыльцу. Наконец она совладала с собой и шагнула в прихожую.

Теперь Хай Лин чувствовала себя гораздо увереннее. Ей казалось, что она сможет справиться с любой проблемой и сделать так, чтобы миссис Рудольф ничего не заподозрила.

Пока Ирма робко мялась у входа, Хай Лин все тем же ключом закрыла дверь изнутри. Затем она подошла к соседнему с дверью окну и слегка приоткрыла его.

— А теперь впустим немного свежего воздуха, — игриво объявила она. Держа ключ на ладони, чародейка почувствовала, как внутри нее, словно порыв прохладного ветерка, бьется магия.

Вытянув губы трубочкой, девочка подула на ключ. Ее дыхание вырвалось изо рта серебристым волшебным облачком. Это облачко подхватило ключ и, словно на воздушной подушке, вынесло его за окно. Потом оно подняло громоздкий горшок, будто он весил не больше песчинки, и подсунуло ключ обратно под горшок.

— Вот так! — объявила Хай Лин и с торжествующим видом обернулась к Ирме. — Теперь ключ на месте.

— Великолепно! — прокомментировала Ирма. Но радости в ее голосе не чувствовалось. — Ты нас заперла!

«Н-да, а Ирма права, — сообразила Хай Лин, и ее плечи печально поникли. — Ну почему я сначала делаю, а потом думаю, — виновато размышляла чародейка. — Вот и папа сказал мне вчера то же самое, когда я вернулась домой после нашей слежки за математичкой. Наверное, нужно больше работать над собой».

Но сейчас не было времени на самокопание. Раз уж они забрались в чужой дом, нужно было хорошенько тут все обследовать. Хай Лин посеменила за Ирмой в гостиную.

— Лучше оставайся здесь, — сказала Ирма, выставив вперед руку. — Ты сегодня уже и так отличилась.

— Ладно, ладно, — с улыбкой кивнула Хай Лин, зная, что Ирма не сможет долго на нее дуться. Она по-военному отдала честь и воскликнула: — Слушаюсь, сэр. Есть — стоять на страже. Только поспешите, сэр!

Хай Лин выглянула в окошко, а Ирма тем временем осмотрела гостиную и кухню.

— Если бы мы только знали, что искать… — наконец сказала она.

— Да уж, — кивнула Хай Лин. — Дом выглядит вполне нормально. Ты так ничего и не нашла?

— Ничего, — ответила Ирма, снова вернувшись в прихожую. — Давай посмотрим наверху.

И подруги побежали вверх по ступенькам.

— Ага! — торжествующе воскликнула Ирма, ворвавшись в спальню. Заглянув внутрь, Хай Лин обнаружила большую и по виду удобную кровать, шкаф, множество небольших картин на стенах и другие вещи, которые можно встретить в любой спальне.

— Ирма, тут же ничего нет, — разочарованно протянула Хай Лин.

— Я бы не сказала, что этот здоровенный гардероб — ничего, — возразила Ирма. — Или этот сундук.

Она указала на вместительный сундук у изножья кровати. Затем Ирма с хитрой улыбкой на лице подошла к шкафу, распахнула дверцы и принялась рыться в безразмерных кофтах и платьях миссис Рудольф.

— Ирма! — ахнула Хай Лин. — Ты что делаешь? Ты же обещала, что мы не будем ничего трогать!

— Я передумала, — объявила Ирма. — Не стой столбом, лучше помоги.

Хай Лин отрицательно помотала головой. Ей вовсе не хотелось совать нос в шкаф математички. Оттуда шел резкий запах лаванды и еще чего-то неприятного. Фу! Хай Лин направилась к окну.

Она рассеянно скользнула взглядом по улице. По тротуару деловито сновали взрослые: бизнесмены в костюмах, мамочки с детскими колясками, курьеры…

«Так вот как выглядит Хитерфилд в те часы, когда мы сидим в школе, — подумала Хай Лин. — Ни велосипедистов, ни роллеров, никакой шумной ребятни на улицах…»

— Ой! — вскрикнула вдруг Хай Лин.

— Что, нашла что-нибудь? — поинтересовалась Ирма, подскочив к подруге.

— Нет, зато нас самих скоро найдут!

Дрожащим пальцем Хай Лин указала на ворота, которые в это время впускали миссис Рудольф.


Глава 6

<p>Глава 6</p>

Ирма разинула рот от изумления. Прильнув к оконному стеклу, она наблюдала, как пожилая дама тащит к дому две тяжелые сумки с покупками.

— Миссис Рудольф! — воскликнула она. — Н-но что она тут делает? Она ведь должна быть в школе!

— Это все ты виновата! — завопила на подругу Хай Лин. Она резко развернулась, выскочила из спальни и вприпрыжку понеслась вниз по лестнице.

Ирма не отставала.

— Без паники! Только без паники! — повторяла она. — У меня есть план для экстренных случаев.

Девочки затормозили в гостиной, Хай Лин заглянула Ирме в лицо.

— Какой план? — нетерпеливо воскликнула она. Вдруг Ирма ахнула и уставилась на входную дверь.

«Tan.Ton.Ton», — послышались тяжелые шаги миссис Рудольф, поднимающейся на крыльцо.

«Бум. Бум. Бум», — колотилось сердце в груди у Ирмы.

Чародейка закусила губу.

В самом деле, какой план? Не было у нее никакого плана! Она даже не рассматривала вариант, что их поймают. И в этот миг Ирму поразила неожиданная мысль: «Что, если миссис Рудольф действительно существо из Меридиана, и каким-то образом она почувствовала, что в ее дом вломились Стражницы? В таком случае им с Хай Лин угрожает серьезная опасность!»

Ирма не могла в это поверить. Она-то рассчитывала, что их поход в дом математички будет просто забавным волшебным приключением. Но магия снова завлекла их в ловушку.

Им нужно было выбираться отсюда, но полагаться снова на магию было рискованно. Нет, Ирма собиралась воспользоваться старым добрым средством…

— Давай спрячемся! — прошептала она. Девочка пробежала через гостиную и рванула на себя дверцу. За ней располагалась небольшая кладовка, заставленная коробками, тряпками и другим хламом.

Услышав щелканье ключа в дверном замке, Хай Лин приглушенно всхлипнула и рванулась к Ирме. Девочки нырнули в кладовку и захлопнули за собой дверь. Через мгновение в дом вошла миссис Рудольф.

Зажмурив один глаз, Ирма прильнула к двери и увидела в щелку миссис Рудольф. Короткие светлые волосы математички прилипли к потному лбу. Она подтащила тяжелые сумки с продуктами к кофейному столику и со вздохом водрузила их на него.

— Уф! — выдохнула она, с усилием выпрямляясь и потирая руками поясницу. — О-хо-хо… Бедная моя спина. Кажется, пора мне заказывать в супермаркете доставку товаров на дом.

«Ничего себе! — подумала Ирма. — Видимо, миссис Рудольф еще старше, чем кажется». Однако Хай Лин эта сцена не впечатлила.

— Смотри, вот оно, — язвительно прошептала она Ирме, — твое злобное создание из Меридиана. Больше похоже на учительницу с приступом артрита.

— Тшш, — прошипела Ирма и снова приникла к щелке. — Она звонит по телефону.

— У-у-у, — низким голосом произнесла Хай Лин, протягивая скрюченные пальцы к шее подруги, — боюсь-боюсь-боюсь! Должно быть, она хочет пригласить парочку монстров на чай.

Ирма повернулась и сердито поглядела на Хай Лин.

— Что-то ты разошлась. Может, мне тебя ущипнуть? Не успела Хай Лин ответить, как послышался голос миссис Рудольф:

— Алло, Вилл? — Ирма задержала дыхание и вся превратилась в слух. Математичка опустилась на подлокотник кресла рядом с телефонным столиком. — Это миссис Рудольф. Ты сейчас можешь говорить?

Ирма покосилась на замершую Хай Лин и снова прильнула к двери.

— Почему бы тебе не прийти сегодня днем на дополнительные занятия? — предложила математичка Вилл. — У меня выходной, так что я буду ждать тебя после уроков, договорились?

После недолгой паузы миссис Рудольф кивнула.

— Прекрасно. Тогда до свидания, — сказала она Вилл и повесила трубку.

— Очень хорошо, — пропела математичка себе под нос. Она поднялась с подлокотника и заглянула в один из пакетов на кофейном столике. — Значит, у меня еще есть время отдохнуть. Перекушу-ка я чего-нибудь и почитаю книжку.

С этими словами математичка извлекла из пакета ананас.

Ирма разочарованно вздохнула. В телефонном звонке не было решительно ничего подозрительного. А теперь им с Хай Лин придется смотреть, как математичка лопает фрукты. «Она могла бы заняться чем-нибудь более интересным, — думала Ирма. — Например, стала бы выковыривать арахисовое масло пальцами из банки. Или попрыгала бы вокруг кровати. Или выкинула бы еще что-нибудь в этом духе».

Девочка чуть было не захихикала, но тут кое-что привлекло ее внимание. Она прижалась к двери, чтобы обзор сквозь щелку был побольше.

В следующий миг глаза Ирмы расширились, и на нее накатила жаркая волна страха.

Поведение миссис Рудольф и правда было необычным. И необычным не только для учителя.

Безобидная полная математичка держала ананас в руке. В самой этой позе вроде бы не было ничего примечательного. Но вместо того чтобы пойти на кухню и разрезать плод на дольки, женщина уставилась на него жадным взглядом, а потом широко разинула рот…

«Ее зубы! — в панике подумала Ирма. — Они такие же острые, как у акулы. Сплошные клыки!»

И действительно, зубы миссис Рудольф оказались достаточно острыми, чтобы прокусить твердую ананасовую кожуру и отхватить здоровенный кусок неочищенного плода!

— Ммм… — протянула миссис Рудольф с набитым ртом. — Как вкусно!

— О нет! — застонала Ирма. Она никак не могла переварить то, чему стала свидетелем пару секунд назад.

— Что? — прошептала Хай Лин. — Что ты там увидела?

Ирма помотала головой — говорить она не могла. Ей вдруг страстно захотелось оказаться где-нибудь в другом месте — на собственной кухне, обмениваясь шуточками с отцом, или в ванне, или, на худой конец, в школе!

Где угодно, только не здесь!

Словно загипнотизированная, девочка опять заглянула в щель.

Миссис Рудольф уже покончила с ананасом и теперь грузно опускалась в красное бархатное кресло. Вот она закинула ногу на специальную низкую табуреточку рядом с креслом и скинула туфлю на высоком каблуке.

— Эта обувь меня доконает, — пробурчала себе под нос математичка.

Ирма озадаченно нахмурилась.

«Стоп-стоп! — думала она. — Сейчас миссис Рудольф кажется абсолютно нормальной. Ну прямо настоящая добрая бабушка в жуткой серой юбке и коричневом свитере…»

Может, воображение Ирмы сыграло с ней дурную шутку? Может, клыки ей только померещились? Она наблюдала, как миссис Рудольф поудобнее устраивается в кресле, берет со столика книгу и начинает читать…

Ирма пожала плечами.

«Уфф, — вздохнула она. — Все нормально. Ложная тревога. Я навоображала себе неизвестно чего… Но все равно стоит пошпионить за математичкой еще немного. Так, на всякий случай».

И Ирма продолжила наблюдение. Но не прошло и минуты, как ее глаза снова округлились. Заостренные зубы учительницы определенно не были плодом фантазии Ирмы, потому что сейчас

с миссис Рудольф снова начали происходить ужасные изменения!

Сначала перемены были такими незначительными, что Ирма не обратила на них внимания. Но вскоре не замечать их стало невозможно: ноги миссис Рудольф превратились… в жуткие лапы с тремя гибкими пальцами и твердыми наростами на пятках. Они чем-то напомнили Ирме лапы ленивца, которого она однажды видела в зоопарке.

Руки миссис Рудольф увеличились в размерах, а пальцы превратились в длинные когти.

Кожа математички стала зелено-коричневой и такой же прочной на вид, как панцирь броненосца.

Но самые жуткие изменения произошли с лицом миссис Рудольф. Оно с омерзительным хрустом раздалось в стороны и покрылось мерзкими выпуклостями. Глаза вылезли из орбит и сделались ярко-красными. Уши выросли, изогнулись и стали почти как оленьи рога, только мягкие. Вместо волос появились темно-рыжие толстые дреды. Портрет завершал ряд причудливых красных роговых наростов, проходящих вдоль мясистой шеи.

Миссис Рудольф была не просто существом из Меридиана. Она была огромным и отвратительным существом из Меридиана!

Руки у Ирмы заледенели, по лбу катились капли холодного пота. Она чувствовала, что сейчас ее стошнит или она упадет…

— …в обморок, — заплетающимся языком прошептала Ирма. — Я сейчас грохнусь в обморок. Помоги мне, Хай Лин!

Веки Ирмы задрожали, и девочка сползла на пол. Она словно сквозь вату слышала, как ее тело ударилось о деревянный пол. Затем она увидела бледную и встревоженную Хай Лин, склонившуюся над ней.

— Ирма! — прошептала она с паникой в голосе. Ирма знала, что больше всего на свете ее подруга хочет удрать отсюда. Она и сама этого хотела! Но была так слаба, что с трудом держала глаза открытыми.

— Ирма! — снова умоляюще обратилась к подруге Хай Лин. — Вставай!

Но Ирма смогла лишь разинуть рот в беззвучном крике, когда взглянула поверх плеча Хай Лин! Дверь кладовки открылась… и в проеме показалось существо, ранее известное как миссис Рудольф. Оно было толстым как ствол дерева, а красные выпученные глаза гневно сверкали.

— Чем я могу вам помочь, девочки? — прорычало существо.

Хай Лин подскочила на месте и оглянулась. Ее пальцы тисками сжали плечо Ирмы, а челюсть отвисла от ужаса. Последнее, что слышала Ирма, прежде чем все погрузилось в темноту, был пронзительный крик Хай Лин:

— Помоги-и-и-и-те-е-е!


Глава 7

<p>Глава 7</p>

Вилл едва переставляя ноги тащилась по улице к дому, указанному миссис Рудольф. В этот момент девочка испытывала смешанные чувства. С одной стороны, при мысли, что весь следующий час ей придется заниматься математикой, девочку бросало в дрожь, а с другой стороны, она была благодарна миссис Рудольф за то, что та посочувствовала ей.

— Хоть кого-то из взрослых волнует моя жизнь… и мои чувства, — буркнула себе под нос Вилл. — А кое-кого, наоборот, ничего не волнует, — добавила она, думая, разумеется, о маме.

Прошлый вечер прошел весьма натянуто. Вернувшись с работы, мама попыталась по душам поговорить с Вилл о «Дине». Не снимая плаща, она прошла на кухню, где ее дочь все еще сидела в мрачных раздумьях, так и не съев бутерброда с шоколадной пастой.

— Солнышко, — произнесла мама, дотронувшись до плеча Вилл.

Вилл вздохнула и увернулась от маминой руки. Так что Сьюзан пришлось просто присесть рядом. С грустью в глазах она взяла один из отрезанных Вилл ломтей хлеба и потянула его ко рту. Но потом, как и дочь, положила его обратно на тарелку.

— Я не знаю, что еще добавить, Вилл, — произнесла она. — Я сказала тебе правду.

— Давай не будем об этом, — процедила Вилл сквозь зубы.

— Я хочу, чтобы ты знала, — не сдавалась мама. — Это действительно была деловая встреча. Но потом… мы разговорились, и, возможно, она стала не такой официальной…

— Прекрати! — крикнула Вилл и с отвращением зажала уши руками.

Выражение маминого лица стало хмурым и строгим.

— Послушай, извини, что я так ошарашила тебя сегодня, — сказала она. — Извини за все те перемены, с которыми ты столкнулась, переехав сюда. Но дело в том, что я должна как-то налаживать свою жизнь. И ты, кстати, тоже.

Вилл наградила маму испепеляющим взглядом и направилась в свою комнату. Хлопнув дверью, она рухнула на кровать. Ее ручная белка тут же вскарабкалась ей на живот. Зверек понюхал хозяйкин подбородок и вопросительно уставился на нее. Вилл рассеянно погладила белку пальцем по голове.

— Значит, я должна налаживать свою жизнь?! — с сарказмом произнесла она. — Если бы только мама знала, через что мне приходится проходить! Я превращаюсь в волшебное существо, дерусь с уродами из другого мира, разыскиваю Элион и при этом стараюсь не нахватать двоек по математике! И мама хочет, чтобы я как-то со всем этим разобралась! Ха, ее бы на мое место!

Белка подняла кверху мордочку, потом прыгнула девочке на ногу и принялась грызть ее носок. Вилл вздохнула.

Чтобы не встречаться с мамой, она не выходила из своей комнаты весь остаток вечера.

На следующее утро, уходя в школу, она лишь небрежно махнула маме рукой. Вилл вела себя так холодно, что сама удивлялась, как ее комната еще не поросла сосульками.

Представив себе эту картину, Вилл поежилась — но не от холода, а от грусти. Раньше девочка думала, что может во всем полагаться на маму. Они ведь одна команда. Команда из двух человек. А не из двух и одного усатого учителя истории. Он совершенно не вписывался в планы Вилл.

Естественно, полный провал по математике тоже не входил в ее планы, поэтому-то она сейчас и тащилась к большому розовому дому миссис Рудольф.

Вилл поднялась на крыльцо. Теперь пути назад уже не было.

— А, это ты, Вилл, — миссис Рудольф с теплой улыбкой открыла дверь. — Проходи, будь как дома.

Вилл поблагодарила учительницу и прошла через прихожую в гостиную.

«Довольно милый домик для математички, — подумала Вилл, осматриваясь. — Я не удивлюсь, если миссис Рудольф…»

Бу-у-ум!

Вилл подпрыгнула от неожиданного звука. Дверь кладовки с грохотом распахнулась, а за ней была…

— Ирма! — воскликнула Вилл.

Ирма сидела на полу кладовки, ноги у нее были крепко стянуты веревкой, а руки связаны за спиной. Рот был перетянут белым платком. Позади нее к стене привалилась Хай Лин — тоже связанная и с кляпом во рту. Но никакая сила не могла сдержать Ирму, когда та хотела освободиться. Пока Вилл стояла как вкопанная посреди гостиной, потеряв дар речи от изумления и страха, Ирма мотала головой из стороны в сторону. Наконец платок съехал у нее со рта, и девочка завопила что было мочи:

— Вилл! Это ловушка!

Вилл повернулась к миссис Рудольф. Та нервно сжимала и разжимала руки перед грудью.

— Миссис Рудольф! Что все это значит? — в смятении выдавила из себя девочка.

— Я… я… — запинаясь, начала математичка, — я могу тебе все объяснить!

Она двинулась к Вилл, вытянув вперед руки, но тут Ирма снова закричала:

— Берегись, Вилл! Она оборотень из Меридиана!

Вилл лихорадочно пыталась осмыслить увиденное и услышанное. Две ее подруги сидят связанные в кладовке, а ее учительница математики — пришелец?

Если и так, то пришелец совсем не страшный, а домашний и уютный. Миссис Рудольф по прежнему направлялась к Вилл, на ее лице застыла гримаса страха и сожаления.

Вилл поймала взгляд математички, но прежде чем она успела решить, что лучше: принять бой или попытаться удрать, у нее снова закружилась голова. Вилл сжала виски ладонями.

Снова это ощущение! По ее коже пробежали мурашки, а тело покрылось липким холодным потом.

«Ох-х-х, — мысленно простонала Вилл. — Как некстати! В этом доме кроется что-то… или кто-то…»

Внезапно зрение девочки прояснилось. Миссис Рудольф практически нависла над ней. Вилл инстинктивно отшатнулась.

— Не подходите ко мне! — крикнула она трясущейся пожилой даме. Она махнула в сторону миссис Рудольф рукой, и с ее пальцев слетела вспышка розовой магии.

С металлическим лязгом магия образовала вокруг Вилл что-то вроде светящегося экрана, заставившего математичку остановиться.

— А-а-а! — закричала миссис Рудольф от боли и удивления.

— Развяжи нас! Скорее! — раздался сзади голос Ирмы.

Бросив на миссис Рудольф свирепый взгляд, Вилл устремилась к кладовке. Она упала на колени и занялась веревками Ирмы. Потом освободила Хай Лин.

— Готово! — воскликнула Вилл, вскочив на ноги и судорожно пытаясь собраться с мыслями. — Что теперь?

«Нас тут трое, — думала она. — Миссис Рудольф в меньшинстве. К тому же мы проворнее. Нам наверняка удастся удрать».

Вилл развернулась, чтобы кинуться к двери, но вдруг остановилась как вкопанная.

— Ох! — выдохнула чародейка.

«Кажется, придется подкорректировать планы», — пронеслось у нее в голове.

Дело в том, что миссис Рудольф исчезла.

То есть не совсем исчезла — ее место заняло самое уродливое создание из всех, какие до сих пор видела Вилл. Это существо в ширину было почти таким же, как и в высоту — то есть огромным. У него были красные глаза и темно-рыжая шевелюра. Тело чудовища покрывал панцирь, а гибкие ноги напоминали Вилл ноги инопланетянина из какого-то фантастического фильма. Говорило существо рычащим, булькающим, но явно женским голосом.

— Это мой настоящий облик, — произнесла бывшая миссис Рудольф, умоляюще протягивая к девочкам толстую чешуйчатую лапу. — Может, не слишком привлекательно… Но вы не бойтесь. Я не причиню вам вреда!

Существо указало на Вилл длинным когтем — твердым и коричневатым, как лошадиное копыто, — и произнесло:

— Ты — Хранительница Сердца Кондракара, а все вместе вы — новые Стражницы Сети!

«Интересно, — с дрожью внутри подумала Вилл, — остался ли во Вселенной хоть кто-то, кто об этом не знает? И еще один вопрос…»

— Где миссис Рудольф? — потребовала она ответа от чудовища. — Что вы с ней сделали? Немедленно верните ее обратно!

— Разуй глаза, Вилл! — закричала Хай Лин, схватив подругу за локоть. — Это она и есть!

— И она уходит! — крикнула Ирма.

Девочка была права. Чудовище (или миссис Рудольф) решило ретироваться. Оно вперевалку поднималось по лестнице с поразительной для существа такой комплекции скоростью.

— Не дадим ей улизнуть! — провозгласила Ирма и бросилась следом за монстром. Она проскочила мимо Вилл, и вот уже все три девочки бежали на второй этаж.

— Как вы не понимаете? — пробулькало существо через плечо. — Внешность обманчива! Вы все испортили! — Добежав до лестничной площадки, создание скрылось за углом.

— За ней! — скомандовала Ирма.

Одолев лестничный пролет, девочки помчались по коридору и увидели, как миссис Рудольф рывком открыла люк в потолке и спустила шаткую лесенку. Лестница тихонько поскрипывала, а когда монстр стал неуклюже взбираться по ней, и вовсе жалобно застонала.

— Она скрылась на чердаке! — произнесла Хай Лин.

— Ей от нас не уйти! — воскликнула Ирма. Вилл вцепилась руками в лестницу и полезла на чердак, подруги последовали за ней. Миссис Рудольф прыжками неслась по сумрачному помещению, лавируя между старой мебелью, пыльными коробками и сломанными электроприборами. Чердак выглядел в точности таким же, как в любом большом старом доме.

Но Вилл теперь уже знала: не все на самом деле такое, каким кажется.

Добежав до дальнего конца чердака, миссис Рудольф выставила вперед лапы. Стена начала колебаться, а потом замерцала. Она была одновременно твердой и воздушной.

Вдруг раздался громкий хлопок, и стена превратилась в туннель. Он колебался, словно был сделан из облаков. Или воды. Или подвижных пластов земли. Казалось, в нем было всего понемногу.

Ясно было одно — туннель был не простым, а магическим.

— Это портал! — воскликнула Ирма, подбежав сзади к Вилл. Миссис Рудольф отвернулась от пульсирующего отверстия и грустно посмотрела на чародеек.

— Я думала, что никогда больше не переступлю этой границы, — мягко пророкотала она. — Выходит, я ошибалась. Прощайте, девочки.

— Миссис Рудольф! — в замешательстве окликнула ее Вилл.

Но учительница-оборотень уже шагнула в портал.

— Я возвращаюсь в Меридиан! — крикнула она. И исчезла.

— Что теперь делать, Вилл? — спросила ошарашенная Хай Лин.

Еще пару минут назад Вилл понятия не имела, что ответить, и ей пришлось бы ломать голову в поисках решения. Но теперь в ней заговорила магия. Вилл подняла руку. И тут же чердак заполнился волшебным розовым светом.

Чародейка чувствовала, как все ее тело, а потом и разум заряжаются магической силой.

В следующий миг Вилл разжала кулак. На ее ладони, ярко сияя, лежало Сердце Кондракара.

Один вид этой переливающейся хрустальной сферы, заключенной в витую серебряную оправу, заставил Вилл затаить дыхание от радости. Сердце послало прозрачно-серебристую каплю магии Хай Лин. Потом вращающийся голубой шарик Ирме.

И началось превращение. Чародеек охватили магические коконы, делающие их фигуры стройнее и устраняющие такие проблемы, как костлявые локти и коленки. Лица девочек стали привлекательнее и мудрее. А волосы уложились в безупречные прически.

Вскоре чародейки, высокие и стройные, стояли в своих сиренево-бирюзовых нарядах, взволнованно трепеща крылышками.

Ирма заглянула в портал. Там все еще можно было увидеть миссис Рудольф. Она бежала прочь по туннелю, но превращение чародеек совершилось так быстро, что она не успела уйти далеко.

— Поторапливайтесь, а то не догоним! — крикнула Ирма.

Вилл чуть было не бросилась в проход без оглядки, но тут перед ее мысленным взором возник образ бабушки Хай Лин. Та словно говорила с девочкой из какого-то потустороннего мира. Навер-

ное, это был Кондракар — волшебный оплот, который наделил девочек магическими способностями. А может, это место было просто памятью Вилл… Ян Лин будто пыталась напомнить ей о чем-то, возможно о том, что быть Стражницей Сети — значит закрывать порталы и не впускать на Землю незваных гостей из чужого мира. А убегающий по туннелю монстр — не так важен, как сам туннель.

— Пусть уходит! — сказала Вилл Ирме. — Лучше займемся порталом. Считаю до трех. Раз… два…

Вилл боковым зрением наблюдала за Ирмой и Хай Лин. Обе приготовились, вытянув вперед руки. С кончиков пальцев Хай Лин срывались серебристые искорки воздушной магии, а вокруг ладоней Ирмы кружились голубые вихри магии воды.

— …три! — завопила Вилл. Вжи-и-ик!

Вилл наблюдала за сгустком розовой энергии, выстрелившим с ее ладоней. В тот же миг Ирма выпустила поток голубой магии, а Хай Лин — серебристой. Три волшебных потока кружились, обвивая друг друга, пока не слились в одну подвижную фиолетовую массу — настоящую чародейскую комету.

С оглушительным грохотом магия ударила по туннелю.

Вход в портал окутало облако дыма. Спустя мгновение напряженной тишины облако загудело и стало извергать волшебные фиолетовые потоки.

Затем оно словно бы начало поглощать само себя, активно втягивая при этом воздух.

«Ого, нас сейчас засосет!» — испуганно подумала Вилл.

Ву-уу-ух!

Девочка зажмурила глаза. Сила взрывающегося портала подняла ее в воздух и отбросила назад.

— Уфф! — простонала Вилл, с шумом шлепнувшись на пол.

Она на секунду прижалась лбом к холодному полу. Ее тело сотрясала крупная дрожь — от того волнения (не говоря уже об изумлении), которое она только что пережила.

Вилл оглядела чердак. Портал исчез! Пыльные балки на потолке и потемневшая деревянная обшивка на стенах казались нетронутыми.

Вилл взглянула на свои руки. Красивые ладони с длинными изящными пальцами пропали, а их место снова заняли маленькие пальцы с коротко обстриженными ногтями. Сама девочка была одета не в чародейскую униформу, а в розовый спортивный джемпер, в котором она и пришла к математичке. Оглядевшись, Вилл заметила барахтающиеся ноги Хай Лин в расклешенных джинсах и мокасинах — они торчали из старого сундука. Ирма сидела на коленях на старом шезлонге и пыталась выбить пыль из своей голубой куртки.

Девочки снова стали самими собой.

А все удивительные события этого дня — проход в Меридиан на чердаке и математичка, обернувшаяся чудовищем из другого мира, — остались в прошлом.

— Уф! — выдохнула Вилл, откидывая назад лезущую в глаза прядь рыжих волос и слегка ошарашенно глядя на подруг. — Не знаю, какие у вас планы, но я бы предложила срочно организовать слет чародеек.


Глава 8

<p>Глава 8</p>

Тарани сидела на краешке кровати, которая, как и всё в квартире Корнелии, была шикарной. Спинки были выполнены под старину: резное дерево с золотыми инкрустациями. А сверху лежали мягкое воздушное пуховое одеяло и бесчисленные подушки. Но Тарани все равно не могла расслабиться и беззаботно любоваться этими стильными апартаментами. В последнее время все, что относилось к обычной, повседневной жизни (и квартира Корнелии не была исключением), стало казаться Тарани нереальным, обманчивым. Опасность могла исходить отовсюду: из уголка комнаты с тщательно выметенной пылью, из набитого одеждой гардероба и даже из самых невинных на вид сумок, валяющихся на полу.

«У меня что, начинается паранойя?» — подумала Тарани, обводя взглядом лица подруг.

Хай Лин, Ирма и Вилл выглядели на удивление спокойными, даже расслабленными. Хотя именно они созвали чрезвычайное собрание после того, как шеффилдская математичка на их глазах превратилась в чудовище из Меридиана. И именно они только что закрыли портал, открывшийся на чердаке миссис Рудольф.

Эти извилистые туннели, ведущие в Меридиан, имели свойство открываться в самых неожиданных местах: в школьном спортивном зале, в подвале дома Элион.

«Где появится следующий? — гадала Тарани. — А вдруг прямо у Корнелии в комнате? Или у меня на кухне? Это может случиться где угодно».

Следовательно, Тарани нигде не могла чувствовать себя в безопасности.

Она даже себе до конца не доверяла! Она ведь только училась управлять своей магической силой. Что, если она случайно во сне подожжет свою спальню? Или заставит запылать не поддающееся домашнее задание? Или что похуже?

Тарани в отчаянии покачала головой.

«Сейчас не время раскисать, — напомнила она себе. — Нужно сосредоточиться».

Она подсунула под себя ладони, способные извергать огонь, и попыталась включиться в разговор.

Ирма и Хай Лин заканчивали повествование о своем безумном дне в доме миссис Рудольф. Вилл сидела по-турецки на мягком ковре и смущенно улыбалась. Корнелия нахмурившись ходила по комнате взад-вперед.

— Потом портал сделал «Пуффф», и мы отлетели в сторону! — со смехом рассказывала Ирма. — А когда пришли в себя, то были уже не в чародейском виде, а в самом обычном. Но главное — портал исчез.

— Да, мы суперкоманда! Всем покажем где раки зимуют! — с воодушевлением воскликнула Хай Лин.

Неожиданно в комнате раздался писклявый детский голосок:

— А что вы сделали? Ограбили магазин сладостей?

Чародейки разинули рты и повернулись на голос.

— Лилиан! — закричала Корнелия.

Тарани испуганно зажала рот рукой, а разъяренная Корнелия метнулась к своей младшей сестре. Та заглядывала в дверь и озорно хихикала.

— Убирайся! — завопила Корнелия на сестру.

— Но почему я не могу остаться? — возмутилась Лилиан, состроив недовольную гримасу. Маленькие пухлые кулачки уперлись в бока.

— Потому что не можешь! — отрезала Корнелия. Она одним движением подхватила малышку и выпихнула ее за дверь. — Давай, топай отсюда!

Лилиан обиженно засеменила по коридору. — Я знаю, вы о мальчишках будете болтать! — бросила она через плечо. — Все маме скажу!

— Что случилось? — прозвучал голос миссис Хейл. Она, видимо, только что поднялась снизу.

«Отлично! — подумала Тарани. — Нам приходится не только спасать мир, но еще и дурить головы родителям!»

Она вслед за Ирмой и Хай Лин подошла к дверям комнаты, чтобы видеть, что будет происходить дальше.

А дальше Корнелии удалось ловко обвести маму вокруг пальца.

— Нам надо делать уроки, мам, — ворчливо заявила она, подталкивая Лилиан к матери. — Запри эту мартышку в клетке, пожалуйста.

Ирма прикрыла рот рукой, чтобы не прыснуть со смеху, Вилл приглушенно захихикала, а Лилиан обиженно выпятила нижнюю губу и вскарабкалась к миссис Хейл на руки.

— Ох, — вздохнула миссис Хейл, обращаясь к подругам дочери. — Не обращайте внимания, Корнелия и Лилиан все время препираются, но на самом деле они любят друг друга. Правда? — спросила она Корнелию.

— Ага. И я полюблю ее еще больше, если она весь остаток дня не будет подходить к моей комнате, — ответила Корнелия. Она помахала рукой Лилиан и плотно закрыла дверь.

— Пойдем, Лилиан, — донесся до Тарани удаляющийся голос миссис Хейл. — Девочкам нужно заниматься. Кстати, почему бы нам с тобой не испечь печенье?

— Ну ма-а-а-м! — ныла Лилиан.

— Уф, — выдохнула Корнелия, повернувшись к подругам. — Так на чем мы остановились?

Вилл направилась к рюкзаку Хай Лин, лежавшему на полу возле кровати.

— Знаете, — сказала она, вытягивая из рюкзака волшебную синюю книгу, найденную в подвале Элион, — у меня такое чувство, что эта книга может многое нам рассказать.

Ирма энергично закивала.

— Да, думаю, она могла бы прояснить ситуацию! — добавила она.

От этих слов Тарани почувствовала слабость в коленях. Она вовсе не была уверена, что хочет знать, что написано в этой книге. Чародейка неохотно подошла к кровати и облокотилась на спинку. Остальные девочки столпились вокруг Вилл с радостной решимостью на лицах.

— Хотя у нас мало сведений о наших врагах, — начала Тарани, — ясно одно: существа из Меридиана находятся вокруг нас. Мы их не знаем, зато они, судя по всему, знают нас! — Она почувствовала, как ее сердце заколотилось от волнения. — Так что еще раз напоминаю: надо смотреть в оба!

— Нет! — топнула ногой Корнелия. Она была обута в мягкие тапочки, так что обошлось почти без шума. Тарани кожей чувствовала раздражение подруги. — Мне недостаточно просто «смотреть в оба», я должна знать, что происходит! — И она снова начала мерить шагами комнату. — С кем мы должны драться? — спросила чародейка. — Кто они такие, эти чудовища? Что им от нас нужно? Великая Сеть… Кондракар… Меридиан… Для меня все это по-прежнему пустой звук. Что же касается наших волшебных способностей…

— Давайте поищем ответ в этой книге, — предложила Вилл, прижимая увесистый том к груди.

Хай Лин покачала головой и поправила большие розовые очки на макушке.

— Ничего не выйдет, Вилл, — заявила она. — Я уже пыталась.

Вилл опустилась на колени и положила книгу на пол перед собой. Чародейки подошли поближе и обступили фолиант.

— Ты пыталась в одиночку, — сказала Вилл, — а теперь мы попробуем объединить наши силы. Положите руки на переплет.

Ладонь Вилл уже лежала на крышке книги, но прежде чем кто-либо еще успел ее коснуться, произошло нечто необычное.

Вилл склонила голову, будто прислушиваясь. А потом заговорила — тихо, с закрытыми глазами.

— А почему ты спрашиваешь? — произнесла она, ни к кому конкретно не обращаясь. — Нет, конечно, нет.

Тарани и Корнелия обменялись вопросительными взглядами. Неужели Вилл слышит какие-то голоса?

Видимо, да. Наконец она вышла из транса.

— Книгу защищает волшебная аура, — повторила она услышанное. — Предлагаю воспользоваться нашей энергией и посмотреть, что получится.

Корнелия возмущенно замотала головой.

— Попробуйте только разрушить мою комнату, и я вам покажу, что получится!

Тарани догадывалась, о чем они все думали: «А что нам еще остается? Если не рискнем, то так ничего и не узнаем».

Пришлось Корнелии тоже положить руку на переплет, рядом с ладонью Вилл. Ее примеру последовала Ирма, а потом и Хай Лин.

Теперь все они ожидающе смотрели на Тарани. Та почувствовала, как внутри у нее все затрепыхалось. Какая-то ее часть хотела сбежать, вернуться домой. Ведь дома безопасно, Питер сейчас наверняка балдеет под свою любимую панк-музыку, мама просматривает судебные материалы, а папа на кухне готовит ужин.

«Да, если уж я начинаю скучать по папиной стряпне, — усмехнувшись в душе, подумала Тарани, — значит, мир точно съехал с катушек».

Она постаралась выкинуть из головы мысли о доме и обвела взглядом подруг. Вилл была полна решимости, Хай Лин взволнованно улыбалась, на губах Ирмы плясала хитрая ухмылка, даже язвительная Корнелия, казалось, успокоилась и сосредоточилась.

«Может быть, — подумала Тарани, — я не так далеко от дома, как кажется».

И робко улыбнувшись, она прикоснулась дрожащими пальцами к переплету.

В ту же секунду под руками у девочек зародилось зеленое магическое свечение. Оно распространялось от пальца к пальцу, пока мерцающая аура не окутала всю книгу.

Вдруг книга начала вибрировать, а потом… взлетела и зависла над полом.

Тарани испуганно взвизгнула, но никто из девочек не убрал руку с книги.

— Так, — прошептала Вилл. — Теперь осторожнее. Главное — не волнуйтесь…

И конечно, в этот самый момент случилось то, что кого угодно заставило бы заволноваться. Зеленая аура, клубящаяся вокруг книги, закружилась все быстрее и быстрее.

«Да это настоящий вихрь! — подумала Тарани. — Искрящийся вихрь».

И действительно, из вращающегося облака полились лучи света, и комнату наполнило странное постепенно усиливающееся гудение.

Зеленое облако превратилось в воронку и стало напоминать смерч в миниатюре. Этот смерч выхватил книгу из рук чародеек, закружил ее и поднял к потолку.

— Сработало! — ахнула Хай Лин. — Глядите!

— Ой! — воскликнула Тарани. Больше она не могла вымолвить ни слова.

Несколько мгновений девочки раскрыв рты смотрели на книгу, зависшую почти под потолком. Тарани могла поклясться, что слышит, как громко и учащенно стучат пять их сердец. А может, это было всего лишь ее собственное сердце, только билось оно в пять раз громче обычного…

И тут Ирма указала на вибрирующий фолиант.

— Она открывается!

Вилл вскочила, но Корнелия успела схватить ее за руку.

— Не подходи слишком близко! — предостерегла она подругу. И в тот же миг книга начала опускаться. Обложка раскрылась, неведомая сила перелистнула несколько страниц… И вот наконец книга зависла перед испуганными лицами девочек, чуть не ослепив их ярко-зеленым светом.

— А-а-а! — вскрикнула Вилл. Тарани в ужасе отпрянула.

Миг спустя, сообразив, что никто из них не испарился и не поджарился от этой ужасной вспышки, девочки с любопытством уставились на книгу. Свет потускнел и превратился в мягкое сияние.

Тарани заморгала, чтобы избавиться от ярких пятен в глазах, и снова уставилась на фолиант.

— Вот это да! — воскликнула Корнелия. — Книга-то ненастоящая!

Действительно, изнутри она больше напоминала шкатулку.

С правой стороны открытой книги, там, где должны были быть страницы, помещалась подушечка со специальным углублением посередине. А в этом углублении покоился какой-то предмет. Он походил на украшение — большой кулон или брошь круглой формы. Поверхность предмета была покрыта сверкающим узором. Одна половина круга была зеленой, другая — белой. Наверху от круга отходил длинный узкий треугольник, а внизу — треугольник поменьше. Это явно был какой-то символ. И чародейкам он казался до боли знакомым.

Тарани первой узнала его.

Такой же знак был изображен на полу в подвале Элион, прямо на пути к порталу!

И тут Тарани обратила внимание на левую сторону книги. Всю верхнюю часть страницы заполняли странные изображения: не то картинки, не то иероглифы…

Чародейка наклонилась, чтобы получше рассмотреть их. Весь ее страх прошел, словно внезапно спавшая лихорадка. Сейчас девочку переполняло любопытство. Эти необычные буквы заинтриговали ее. Она должна была взглянуть на них поближе!

— Тут что-то написано, — пробормотала девочка. — Какой-то загадочный алфавит…

Тарани нагнулась еще ниже.

— Не прикасайся! — вскричала Корнелия, предостерегая подругу. Но Тарани пропустила ее слова мимо ушей. Она ничего не могла с собой поделать, ей так хотелось протянуть руку и…

Дзинь!

— Ну вот, она все-таки дотронулась! — в отчаянии воскликнула Корнелия.

Тарани почти не слышала ее. Голова чародейки была наполнена призрачной музыкой, возникшей в тот самый момент, когда она прикоснулась к книге. Вообще-то, это была не совсем музыка, а скорее неслаженные звуки, издаваемые одновременно несколькими музыкальными инструментами — колокольчиками, барабанами, цимбалами.

Но вскоре эти звуки стихли, уступив место голосу. Мужскому голосу.

— Трепещите перед именем принца Меридиана, — гулко произнес он, — и преклоните колени перед тенью его…

— Ой! — вскрикнула Тарани. Она посмотрела на потолок, потом огляделась по сторонам, ища источник голоса.

— Перед вами Печать Фобоса, — произнес бестелесный голос. У Тарани от страха глаза полезли на лоб. Но больше всего ее удивляло самое обычное поведение подруг. Они по-прежнему с любопытством смотрели на книгу.

— Вы что, не слышали? — прошептала Тарани. — Этот голос…

— Какой еще голос? — недоуменно спросила Хай Лин. У Тарани голова пошла кругом.

— Книга разговаривала со мной! — ответила она. — А этот знак, — она указала на странный амулет, — Печать Фобоса!

Подруги непонимающе покосились на Тарани, а Ирма внезапно потянулась к амулету.

— Не знаю, кто такой этот Фабиус, — беззаботно произнесла она, — а побрякушку я возьму!

Едва Ирма потянула к себе Печать, как в голове у Тарани снова зазвучал голос. На этот раз он был таким громким, что чуть не оглушил ее.

— Фобос! — проревел голос.

— Ай! — вскрикнула в тот же миг Ирма, отдернув руку от Печати. — Она жжется!

Вдруг печать вырвалась из книги и в облаке черного дыма взлетела к потолку.

— Ой-ой-ой! — пискнула Ирма. Девочки сбились в кучку под пульсирующим амулетом. — Я что-то сделала не так?

— Так я и знала! — взвыла Корнелия. — Эта штука разнесет мне всю комнату!

«А вместе с комнатой и нас», — в ужасе подумала Тарани.

В следующий миг Печать Фобоса начала разбрасывать в стороны грязные, темные облачка дыма,

и под потолком заклубился мрачный густой туман, словно собирая силы для нападения.

Ву-у-уш! Казалось, черное облако вот-вот взорвется! Оно вдвое увеличилось в размерах, закрыв собой весь потолок, а потом устремилось вниз, готовое поглотить пятерых девочек!

— А-а-а-а! — закричала Ирма.

Но тут чародейки услышали голос Вилл. Правда, ее команда не вселяла уверенности в остальных.

— На пол! — крикнула она.


Глава 9

<p>Глава 9</p>

«На пол, — подумала Вилл. — Неужели я действительно это сказала? Отлично, Вилл. Не могла придумать что-нибудь поумнее?»

Тем не менее она упала на пол и закрыла голову руками.

Всего несколько часов назад у нее уже было похожее чувство. Она никак не могла поверить в то, что миссис Рудольф превратилась в похожее на черепаху чудовище, несмотря на то что живое свидетельство стояло у нее перед глазами.

Рассудок Вилл пытался сориентироваться в потоке невероятных событий. Симпатичный амулет — безобидная на вид безделушка с бело-зеленой сердцевиной — вдруг ожил.

«Но не мог же он заполнить всю комнату Корнелии клубами черного дыма! — думала Вилл. — Или мог?»

Чародейка поглядела на потолок сквозь раздвинутые пальцы.

Очевидно, мог. Ведь именно это сейчас и происходило!

Печать Фобоса разметала по всей комнате чернильно-черные клубы дыма. Этот дым походил на ночное небо, часть которого каким-то образом проникла в комнату.

И он, несомненно, был полон зла.

Сначала все пять чародеек раскрыв рты таращились на бурлящую, расползающуюся мглу.

Но как только чернота стала опускаться на них, Хай Лин закричала и бросилась на пол.

— Никогда не думала, что буду скучать по тем нудным часам, когда мы делали уроки! — запричитала она.

Корнелия тем временем рванулась через комнату и, ухватившись обеими руками за дверную ручку, начала ее дергать.

— Дверь заблокирована! — вскричала она. — Мы в ловушке!

— Что… что это такое? — всхлипывала Тарани.

Вилл наблюдала за волнующейся тьмой, становившейся с каждой секундой все чернее и плотнее, и в ее голове роились десятки возможных ответов.

«Это зло, которое обрело форму, — думала она, — и вот-вот набросится на нас. Или какая-то новая напасть из Меридиана, которая вот-вот набросится на нас. Или, может, это наши страхи. Страхи, которые воплотились во что-то реальное, вещественное и вот-вот набросятся на нас».

Вилл помотала головой. Что толку гадать? У нее не было ни малейшего понятия, что бы это могло быть. Одно было известно наверняка — что бы это ни было, оно вот-вот набросится на них!

И долго ждать не пришлось! Пока Вилл ломала голову в поисках объяснения, густое облако опустилось и зависло над полом, поглотив мебель и скрыв от девочек их ступни.

Вдруг облако поднялось до уровня их бедер. Еще чуть-чуть — и мгла поглотит их целиком!

Чернота завертелась вокруг Вилл. Девочка видела, как Хай Лин рванула было к стене, ища спасения. Но похожая на смолу тьма не выпускала ее. Чародейка отчаянно пыталась выдернуть руки наружу, но у нее ничего не выходило. Она застряла в черном облаке, как муха в янтаре!

— Вилл! — закричала она.

Услышав свое имя, произнесенное подругой в последней надежде, Вилл воспрянула. Она попыталась выпрыгнуть из тумана. Девочка чувствовала, как напряглись мышцы ее икр, как согнулись пальцы ног… Но она так и не сдвинулась с места. Чернота дошла ей почти до груди и сжала девочку железной хваткой. Более того, она словно засасывала Вилл, жадно булькая. Чародейка мотала головой, двигала плечами, пытаясь вырваться. Но вышло только хуже! Чернота окутала трепыхающиеся руки Вилл и плотно прижала их к бокам. Вилл почувствовала себя бабочкой, насаженной на булавку.

Она была беспомощна.

Она не могла больше быть лидером.

И словно в подтверждение ее мысли, тьма захлестнула Вилл с головой. Она покрыла ее лицо, как тонкий, но плотный шарф. Тьма заволокла ее глаза, проникла в мозг.

Вилл больше не видела комнаты, она не видела даже своих собственных рук, прижатых к бокам.

А что самое главное, она не видела своих подруг. Их тоже поглотил зловещий чернильный мрак. Они все словно растворились в нем.

Вилл глухо всхлипнула и поникла. Силы покидали чародейку. Ее грудь вздымалась, делая частые судорожные вдохи. Голова безвольно висела. Девочка чувствовала, что проиграла.

Уж слишком много на нее навалилось.

«Я не могу сражаться, — думала Вилл. — В одиночку я ни на что не способна».

Эти мысли не шли у нее из головы… И вдруг она почувствовала, как в ее руке что-то шевельнулось. Сначала это движение было едва различимо и походило на пульсацию крови в венах. Но постепенно ощущение становилось все сильнее и настойчивее. Оно заставило пальцы Вилл преодолеть сковавшую их мглу и сжаться в кулак. В ее руке появилось ровное пульсирующее тепло, а по жилам потекли мощные потоки энергии. И тут Вилл сообразила, что произошло.

Это было Сердце Кондракара! Сначала оно обращалось к чародейке, находясь внутри нее, а теперь появилось из ладони. Талисман напомнил Вилл о ее силе.

— Сердце Кондракара! — произнесла Вилл. Но звука не послышалось. Вылетев изо рта, слова тут же потонули в окружающей плотной субстанции. Но Вилл сопротивлялась. — Нам грозит опасность, — обратилась она к Сердцу. — Прошу тебя, помоги нам!

Вилл закусила губу в безумной надежде. Раскрыв ладонь, она освободила волшебный талисман и принялась вглядываться во мрак. Но разглядеть что-либо в этой темноте было невозможно.

Вилл заморгала. Она и правда что-то увидела, или ей только показалось?

Мгла отступала. Вилл разглядела крошечный огонек, плывущий в темноте.

Он постепенно разрастался, и вскоре просвет в темноте стал величиной с кулак, и его пронзили искрящиеся лучи. Свет раскалывал тьму вокруг себя, как птенец раскалывает скорлупу, пытаясь выбраться из нее.

Четыре подруги-чародейки парили в воздухе, приближаясь к Вилл. Вот они коснулись ее и опустились на пол. Вилл стояла, окруженная подругами, а над ней мерцало и пульсировало Сердце Кондракара. И вдруг оно взорвалось, и комнату озарила яркая вспышка света. В тот же миг тьма рассыпалась на тысячу осколков, которые разлетелись по всей комнате, а потом и вовсе исчезли.

Вилл облегченно вздохнула. Но она не долго радовалась. Взглянув на потолок, чародейка обнаружила, что, хотя сама тьма исчезла, ее источник остался.

Печать Фобоса все еще плавала над ними в маленьком темном облачке.

Однако Сердце Кондракара не желало с этим мириться. Оно слетело с ладони Вилл и устремилось вверх. Сердце и Печать зависли друг напротив друга, словно приготовившись к битве, к противостоянию света и тьмы, Кондракара и Меридиана, добра и зла.

На стороне зла была только Печать.

Зато на стороне добра находились Сердце Кондракара и пять Стражниц.

Подруги беззвучно сомкнулись кольцом. Они как будто интуитивно знали, что нужно делать.

В груди Вилл медленно зарождалось какое-то приятное ощущение, похожее на радость и надежду. Такое же чувство посещало ее, когда у нее появлялась новая подруга или она выигрывала заплыв, когда мама возвращалась домой после долгой командировки, в общем, в самые лучшие моменты ее жизни.

И сейчас это чувство принесло ей покой и умиротворение. Девочка закрыла глаза и позволила радостному ощущению захлестнуть ее. Оно все нарастало и нарастало, пока не вырвалось из ее груди, превратившись в луч света.

Открыв глаза, Вилл обнаружила, что из сердец остальных чародеек тоже исходят золотые лучи энергии. Эти лучи были направлены вверх и вливались в ослепительный ореол вокруг Сердца Кондракара.

Они подпитывали Сердце, наполняли его магией. И одновременно они боролись с Печатью Фобоса.

Со злобным свистом Печать метнулась к Сердцу. Но вместо того чтобы разбить хрустальную подвеску на кусочки, Печать целиком погрузилась в нее. Сердце Кондракара поглотило враждебный амулет! В следующий миг синяя книга, хранилище Печати, тоже исчезла внутри Сердца.

Наконец чары рассеялись. Сердце Кондракара беззвучно растворилось в груди Вилл. Девочки-чародейки в изнеможении рухнули на пол.

Вилл оглядела подруг. Хай Лин вытирала со лба капельки пота. Ирма терла глаза, словно спросонья. А Корнелия в тревоге смотрела на дверь…

Дверь медленно открывалась!

Что на этот раз? Вилл едва сдерживалась, чтобы не закричать. Какую еще каверзу приготовил для них сегодня Меридиан?

В открывшийся проем просунулась светлая головка, не достававшая до дверной ручки. Лилиан! Губы малышки были измазаны шоколадом, а глаза сощурились в две хитренькие щелочки.

— А я знаю, что вы тут делали — болтали о мальчиках! — пискнула она и испарилась, хлопнув дверью. Вилл слышала, как маленькие ножки девочки быстро топают по коридору.

Сердце Вилл больше не колотилось как сумасшедшее. Чародейка устало взглянула на подруг.

— Уф, — простонала Корнелия, — это было в сто раз хуже, чем домашняя работа по математике.

— Не знаю, как вам, — вставила Ирма, — а мне после таких испытаний нужно перекусить!

— Или хотя бы сменить обстановку, — добавила Корнелия, с трудом поднимаясь на ноги. — Пошли на свежий воздух!

— Туда, где солнышко! — воскликнула Хай Лин и закинула на плечо свой рюкзак. — Ну, чего мы ждем?

Девочки спустились на кухню, чтобы захватить чай со льдом и тарелку печенья, приготовленного миссис Хейл и Лилиан. Корнелия указала на балкон, на который можно было выйти прямо с кухни.

— Вот где полно свежего воздуха, — сказала она с улыбкой. — И самое главное — это пятнадцатый этаж, а Лилиан боится высоты!

— Зона, свободная от младших сестер? — усмехнулась Тарани. — Я — за.

Девочки прошли через раздвижные стеклянные двери на балкон и удобно устроились на плетеных дачных стульях. Вилл откинулась на скрипучую спинку стула и полной грудью вдохнула соленый

морской воздух. Океан начинался всего в нескольких кварталах от дома Корнелии, тут даже чайки вовсю летали над домами.

Вилл хотелось обсудить с подругами домашнее задание, мальчиков, ужасную шеффилдскую спортивную форму… Что угодно, только не то, о чем им предстояло поговорить.

— Слушайте, — она взяла с тарелки печенье и повертела его в руках, не откусив ни кусочка, — я так до конца и не поняла, что это было. Но давайте сопоставим факты: мы нашли книгу в подвале Элион. Между Меридианом и домом Элион определенно есть какая-то связь. Вопрос в том, замешана ли в эту историю сама семья Элион…

Корнелия стиснула челюсти и искоса посмотрела на Вилл. Она до сих пор не могла поверить в то, что ее подруга имеет что-то общее с Меридианом или, что еще хуже, принадлежит этому страшному миру.

— Эта книга ничего не доказывает, — упрямо заявила Корнелия. — Она могла проваляться в подвале лет сто.

— Правильно, — вклинилась в разговор Хай Лин. — Может, Элион и ее родителям просто не повезло, и… они вселились в заколдованный дом! Ну, как в ужастиках.

Тарани подошла к краю балкона и, перегнувшись через перила, стала наблюдать за пролетающими мимо и пронзительно кричащими чайками.

— По-моему, весь этот город заколдован, — задумчиво произнесла она. — Один портал в спортивном зале, второй в доме Элион. Третий на чердаке у миссис Рудольф…

— А ведь где-то есть еще девять порталов, — добавила Хай Лин, порывшись в рюкзаке и достав оттуда пыльный свиток. Чародейка развернула бумагу прямо на кофейном столике.

— Ах, ну да, — фыркнула Корнелия, закатив глаза. — Мы совсем позабыли о твоей волшебной карте.

Вилл поглядела на клочок бумаги. Это был последний подарок, который Ян Лин сделала своей внучке перед смертью. Но карта была не простой фамильной реликвией. Это был подробный план Хитерфилда со всеми проходами в Меридиан. Хотя пока на ней были видны только те три портала, которые они уже нашли. Каждый раз когда чародейки наталкивались на портал, эта точка на карте начинала пульсировать красным светом.

— По-моему, это самая бесполезная вещь на свете, — хмыкнула Ирма. — Единственная карта, которая показывает место только после того, как ты его найдешь.

Вилл со вздохом кивнула. Но Хай Лин как всегда была настроена оптимистично.

— Думаю, бабушка не зря оставила мне карту, — с вызовом бросила она, обращаясь к Ирме. — Или ты знаешь какой-то другой способ искать порталы?

Ирма ничего не ответила. Она не знала.

Вилл заметила, что, с тех пор как она стала лидером, все ждут окончательных решений именно от нее. Она хотела было сказать, что слагает с себя все полномочия лидера, но тут за нее заговорило Сердце Кондракара. Девочка почувствовала его пульсацию и без долгих размышлений протянула руку к подругам.

На ее ладони снова появился мерцающий хрустальный шар. Он легко воспарил над рукой девочки.

«Кажется, мы с ним уже сработались, — подумала Вилл, глядя на повисший над кофейным столиком медальон. — Не удивлюсь, если Сердце Кондракара чувствует сейчас такую же усталость, что и я…»

Чародейка приготовилась получить от сияющего Сердца очередное загадочное послание. Талисман подлетел к карте и озарил ее розовой вспышкой. Вилл ахнула.

Впервые Сердце не подкинуло девочкам загадку, а дало точное указание.

Один из домов на карте засветился ярко-красным светом.

— Это дом Элион! — вскричала Вилл и обвела взглядом подруг. На этот раз она не увидела в их глазах ни растерянности, ни страха. Они все согласно кивали.


Глава 10

<p>Глава 10</p>

Пришло время медитировать. Не касаясь ногами пола, Оракул следовал по коридорам Храма Братства, парящего в серебристых неосязаемых облаках, в месте, где никогда не наступает ночь.

Однако это не означало, что Оракул никогда не сталкивался со злом. Напротив, он был свидетелем всего, что происходит в мире. Он видел все зло и все добро. И еще он видел хрупкую Сеть, отделявшую добро от зла.

В минуты медитации и размышлений он видел и Стражниц — пять девочек, которых он выбрал для того, чтобы они закрыли прорехи в тонкой Сети.

Это были обычные земные девочки, перед которыми стояла задача спасения мира.

Войдя в свои любимые покои — зал с великолепным бирюзовым бассейном, в котором плавали водяные лилии, — Оракул грациозно опустился на пол, подобрав под себя ноги. Белое шелковое одеяние образовало на коленях мягкие складки.

Он закрыл глаза и увидел, как Стражницы собрались в комнате, принадлежавшей одной из них, Корнелии, резкой и сердитой девочке со светлыми волосами. Она до сих пор отвергала свою магию, но Оракул знал, что в душе она начинает примиряться с ней.

«Ей не остается ничего другого, как принять ее», — подумал Оракул с едва заметной улыбкой на губах.

Он видел, как девочки открыли книгу Фобоса и как оттуда поднялась Печать. Когда он наблюдал за битвой, его собственные мышцы напрягались. Оракул почувствовал прилив магии, захлестнувшей хранительницу Сердца Кондракара. Ощутил, как девочка вновь обрела свою силу и уверенность. Она вступила в битву с мглой Фобоса, и Оракул разделял все ее эмоции, чувствовал каждую частичку ее силы.

Битва закончилась так же быстро, как и началась. Сердце поглотило Печать Фобоса.

Оракул распахнул глаза и улыбнулся.

Он не ошибся, выбрав этих школьниц в смешной обуви и яркой одежде. Он знал, что многие члены Совета Кондракара сомневались в девочках: не слишком ли они юные, не помешают ли им их страхи, их интерес к мальчикам, их привязанность к собственным семьям.

«Здесь, в Кондракаре, — думал Оракул, — мы совсем позабыли, что у людей, при всех их слабостях, есть неистощимый источник силы. И эта сила называется любовью.

Боюсь, что многим из нас, например Любе, никогда этого не понять, — усмехнулся Оракул. — Кажется, как раз сейчас Люба спешит сюда по коридорам храма».

Вскинув голову, Оракул услышал приближающийся голос.

— Освободите дорогу! — рычала Люба. — Дайте мне пройти!

Оракул снова прикрыл глаза и вызвал в своем воображении образ Любы — ее длинную серебристую гриву, большие заостренные уши, сгибавшиеся как побеги какого-нибудь экзотического растения, кошачье лицо, решительное и мятежное.

Люба была защитницей магии Стражниц. И сегодня у нее было много хлопот: девочки встретились с серьезными противниками. Но это был пустяк по сравнению с тем, что ждало их впереди.

Оракул знал, что именно это и беспокоит Любу. Она была верным членом Совета, но слишком уж много переживала и всегда предвидела одни только опасности и несчастья. А все потому, что у нее не было истинного дара прозрения, как у Оракула.

И сейчас Люба шла к нему, чтобы посоветоваться.

— Мне нужно поговорить с ним! — потребовала она.

— Сейчас неподходящее время! — сурово ответил Тибор. Этот древний старец с метровой бородой и длинными седыми волосами был тем не менее силен как медведь. Его главной задачей на протяжении столетий было следовать за Оракулом, словно тень, и охранять его покой.

«Мы с ним как единый организм, — подумал Оракул. — Тибор — это крепкое, сильное тело, а я — разум, нематериальный и легкий как воздух».

Маленькое тело Оракула и в самом деле было таким легким, что во время медитаций поднималось над землей. Вот и сейчас, подобрав под себя ноги, Оракул парил над бассейном с лилиями и наслаждался исходящим от цветов ароматом.

Сейчас у него не было важных дел, и дерзкое вторжение Любы его ничуть не отвлекало. Но Тибор этого не знал.

— Оракул не может принять тебя! — настаивал советник.

Но Люба была настроена решительно.

— Это мы еще посмотрим, — крикнула она и, бросив в старца сгусток магической энергии, промчалась мимо. Этот жест неповиновения настолько ошарашил Тибора, что он не успел задержать ее.

— Стой! — крикнул Тибор, кидаясь за Любой. Но Оракул остановил его взмахом руки.

— Впусти ее, Тибор.

Затем, не поворачиваясь к Любе, сердито сверкавшей желтыми глазами, Оракул тихо заговорил со своим советником.

— Мне известны мысли Любы. А Люба уже знает, каков мой ответ.

Оракул почувствовал, как Люба припала к полу на краю бассейна и умоляюще сложила когтистые лапы.

— Этого нельзя допустить! — вскричала она. — Стражницы еще не готовы! У них нет опыта!

— То, что ты говоришь, верно, — согласился Оракул, безмятежно кивнув. — Но таково их предназначение. Я ничего не могу изменить.

— Нет, это не так! — горячо возразила Люба. — Ты можешь удержать их, если захочешь. Ты должен!

— Какая непочтительность! — возмутился Тибор, с неодобрением глядя на Любу.

Но та вызывающе обернулась к нему и сказала:

— Если девочки погибнут, у Сети не останется никакой защиты от Фобоса.

Оракул закрыл глаза. Да, Фобос… Стражницы только что впервые встретились с проявлением злой воли темного принца Меридиана. Его Печать и порожденная ею тьма чуть не одолели девочек. Но Сердце Кондракара перебороло мрак. Даже он, Оракул, вздохнул с облегчением, когда тихая рыжеволосая девочка вызвала Сердце и направила его против тьмы, а потом объединенная сила чародеек разрушила устрашающую мощь Печати.

— Девочки молоды и отважны, — сказал Оракул своей взволнованной служительнице. — Попытайся понять их, ведь десять тысяч лет назад ты сама была так же неопытна.

«И так же уязвима», — читалось между его слов. В том, что Люба беспокоилась за Стражниц, не было ничего необычного. Это входило в ее обязанности, которыми не следовало пренебрегать, особенно перед лицом надвигающейся опасности.


Глава 11

<p>Глава 11</p>

«Поверить не могу, что мы снова идем в дом Элион!»— вздохнув, подумала Корнелия. Они с подругами покинули ее уютную квартиру сразу после того, как Сердце Кондракара высветило новую точку на карте. И теперь они направлялись через город к мрачному заброшенному дому Элион.

«Да-а… — размышляла Корнелия, глядя на ходу на затягивающееся тучами серое закатное небо. — В последний раз, когда мы наносили Элион визит вежливости, она превратилась в какого-то жуткого пустоглазого призрака. Тогда она растаяла в стене своего подвала и заманила нас в сырой и мерзкий туннель, кирпичные стены которого пришли в движение и попытались похоронить нас всех заживо. А под конец «вечеринки» появился новый приятель Элион — огромное синее страшилище, которое попыталось утащить Хай Лин в Меридиан. Мне все труднее и труднее припомнить те времена, когда я считала Элион своей лучшей подругой».

Тайна, окутывавшая исчезновение Элион, все еще терзала Корнелию, как рана, которая никак не заживет. Она по-прежнему отгоняла от себя мысли о том, что Элион ушла в Меридиан по своей воле, что это действительно она каждый раз завлекала своих подруг в ловушки.

«Может, мы наконец найдем здесь ответы на все вопросы», — пробормотала себе под нос Корнелия, когда чародейки подошли к дому Элион. У главных ворот они немного притормозили. Запущенный двор устилали опавшие листья. Черные окна походили на пустые глазницы. Газеты, сваленные кучей на крыльце, успели отсыреть и пожелтеть.

Покинутый дом всем своим видом словно предупреждал: держитесь от меня подальше.

«Я бы с радостью держалась подальше, — думала Корнелия, разглядывая зловещее строение. — Это самое последнее место, где я хотела бы оказаться. Но раз карта Хай Лин говорит, что надо идти, значит, надо. Ведь когда неизвестный мудрец из какого-то выдуманного мира под названием Кондракар велит нам спасать Вселенную, мы соглашаемся и, не раздумывая, превращаемся в чародеек.

Надо же, мои подруги вот так запросто взвалили на себя эту ношу! — внутренне возмущалась Корнелия, обводя угрюмым взглядом Хай Лин, Ирму, Вилл и Тарани. — Что ж, может, они любят выполнять чужие приказы. Но я-то привыкла сама распоряжаться собственной жизнью и решать, что делать после школы, с кем общаться, какие шмотки покупать.

Только теперь, — с горечью продолжала размышлять она, — эти вольные времена в прошлом. Я должна следовать за группой или, по крайней мере, за Вилл. Будем надеяться, что она способна быть лидером».

Словно прочитав ее мысли, Вилл первая решительно зашагала через неухоженную лужайку к крыльцу. Когда она ухватилась за дверную ручку, Тарани прошептала:

— У меня от этого дома мурашки по коже.

— Мне тоже не по себе, — кивнув, призналась Вилл. — Но это единственная зацепка. Иначе мы никогда не узнаем, что случилось с Элион.

И девочки с неохотой последовали за Вилл в мрачный дом с затхлым, спертым воздухом и гуляющим по комнатам эхом.

Они крадучись пересекли гостиную и подошли к неприметной дверце. Винтовая лестница привела их в нагоняющий страх куполообразный подвал. Как и в первый раз, помещение напомнило Корнелии гигантскую консервную банку. Стены были сделаны из загнутых кверху металлических пластин, а пол залит цементом. Старые коробки и велосипед, прислоненный к одной из стен, выглядели еще более заброшенными и пыльными, чем в прошлый раз.

Изменилось только одно: в дальней стене виднелся огромный проем. Корнелия заглянула в неровную дыру. Трудно было поверить, что это ее рук дело. Но отверстие и правда проделала она. Корнелия тогда просто выставила вперед руки и направила в стену волны зеленой магии. Ей пришлось обратиться к силам Земли, чтобы помочь подругам отыскать потайной туннель. Корнелия не сдержала гордой улыбки, когда девочки снова шагнули в созданный ею проем.

Чародейки медленно двинулись по похожему на гробницу коридору. Там было сыро и зябко. Желтые светильники на стенах озаряли все тусклым, мертвенным светом. Даже симпатичная розовая шаль и длинная сиреневая юбка Корнелии при таком освещении казались поношенными и убогими.

— Вот мы и на месте, — вздохнула Ирма. Корнелия кивнула и посмотрела вверх, на арки, разделявшие туннель на части.

— И что теперь будем делать? — спросила Ирма.

— Если Сердце Кондракара привело нас сюда, значит, на то есть причина, — объявила Вилл. И они пошли дальше в тишине.

«Хорошо, что Вилл так верит в свой маленький хрустальный талисман, — внутренне усмехнулась Корнелия. — А вот у меня такой уверенности нет».

Очевидно, сомнения и страхи посещали не ее одну. Гнетущую тишину вдруг нарушил испуганный голос Тарани.

— Слушайте! — призвала она подруг. — Слушайте! Корнелия окинула взглядом Вилл, Хай Лин и

Ирму. Те тоже ничего не понимали.

— Хм, Тарани, — мягко произнесла Корнелия, — мы ничего не слышим.

Но Тарани не обратила на ее слова никакого внимания. Ее глаза расширились от страха, а руки дрожали.

— Тот же голос, что и прежде! — произнесла она. — Он снова и снова повторяет слово «Фобос»!

В этот момент снова неожиданно появилось Сердце Кондракара. Оно очутилось на ладони у Вилл и настойчиво засияло. Девочки уставились на него. Внутри пульсирующей хрустальной сферы можно было отчетливо различить контуры Печати Фобоса. Круг посередине и отходящие от него треугольники искажались хрусталем, но они, несомненно, все еще были внутри.

— Как же быть? — растерянно пробормотала Ирма. — Ведь Печать скрыта внутри Сердца.

— Там ей и место! — решительно заявила Хай Лин.

Корнелия поежилась. Хай Лин была совершенно права. Должно пройти очень много времени, чтобы Корнелия смогла позабыть, что эта самая Печать учинила в ее комнате.

Но Вилл с надеждой смотрела на Печать, заключенную внутри медальона.

— Сердце Кондракара всегда знает, как поступить, — сказала она.

— Это просто смешно! — неожиданно взорвалась Корнелия. Ей надоело бегать по всему Хитерфилду, следуя указаниям глупой побрякушки. — Мне все это не нравится! Не хочу зависеть от этой штуки!

Остальные чародейки изумленно уставились на подругу — как если бы она осквернила святыню.

«Ну почему они не видят, как по-дурацки это выглядит со стороны?!» — думала Корнелия.

— Признаю, — продолжала она вслух, — до сих пор Сердце помогало нам, но что, если в один прекрасный день оно перестанет работать? Вдруг… ну, я не знаю… вдруг у него сядут батарейки? Или мы потеряем его? Что тогда?

Упрямо скрестив руки на груди, Корнелия уловила, как у нее за спиной Хай Лин что-то шепчет Ирме. Она развернулась, успев уловить только конец разговора.

— Может, превратить ее в ворону? — спросила Хай Лин у подруги.

— Все равно никто не заметит разницы, — смеясь ответила Ирма.

— Нечего перешептываться у меня за спиной! — воскликнула Корнелия, надвигаясь на Ирму. — Повтори это вслух!

Корнелия, сжав кулаки, готовилась достойно ответить на очередную реплику Ирмы, у которой

всегда была в запасе пара шпилек и острот, особенно для Корнелии.

Нет, выходит, не всегда… Сейчас Ирма не могла вымолвить ни слова, губы ее скривились, а изо рта вылетело только:

— Э-э-э…

— Что такое, Ирма? — язвительно осведомилась Корнелия. — Почему же ты больше не смеешься? Испугалась?

— Да, но только не тебя, — вымолвила Ирма, — а того, что у тебя за спиной!

— Что? — Корнелия вытаращилась на Ирму, а потом резко повернулась. — А-а-а-а! — закричала она.

— Портал! — донесся откуда-то сзади голос Тарани. — Он снова открывается!

«Тоже мне новость, это я и так вижу!» — в отчаянии подумала Корнелия, упав на живот и прижавшись к холодному каменному полу.

Портал, открывшийся в стене, извергал камни и кирпичи, которые пролетали прямо над головой Корнелии. Зев туннеля был окутан серебристым клубящимся дымом. По ту сторону портала Корнелия видела все тот же коридор с арочными сводами. Только теперь эти своды вздрагивали, как глотка животного, заглатывающего добычу.

А кто добыча? Она! Корнелия оказалась ближе всех к порталу. Она чувствовала, как он, издавая жадное бульканье, пытается всосать ее в себя. Чародейка прижалась к полу, изо всех сил сопротивляясь притяжению.

— Держись! — крикнула ей Хай Лин. Ирма и Тарани смотрели на Корнелию с ужасом.

Вилл, казалось, была целиком и полностью сосредоточена на Сердце Кондракара, которое плавало у нее над ладонью.

Сердце выпускало магические стрелы. Корнелия сжалась в комок, когда магия просвистела у нее над головой. Удивительно, как она не подпалила ей волосы!

Но Сердце, разумеется, метило не в Корнелию. Его целью был портал. Лучи магического света протянулись между сияющим шаром и туннелем, образовав волшебную сеть.

— Я все поняла! — крикнула Вилл, пытаясь перекричать рев портала. — Печать Фобоса — это ключ, открывающий двери в Меридиан!

В ярких карих глазах Вилл Корнелия заметила искорку любви к приключениям, немножко страха и море решимости.

— Вы все думаете о том же, о чем и я? — спросила Вилл у подруг.

Корнелия оглянулась через плечо на хищно разинутый зев портала. Казалось, он стал затягивать ее еще сильнее. Хотела бы она иметь достаточно мощи, чтобы противостоять ему!

И эту мощь можно было получить только одним путем.

Сощурив глаза, Корнелия снова посмотрела на Вилл и кивнула.

Не медля ни секунды, Вилл вскинула голову и вытянула вперед руку. Корнелия ахнула, увидев, как Сердце Кондракара рассыпается на радугу огней. Голубая волшебная капля направилась к Ирме и завертелась вокруг нее, заменив ее джинсы и светло-голубую куртку на маленькую сиреневую юбочку, полосатые чулки и легкие переливающиеся крылышки.

Серебристый порыв ветра устремился к Хай Лин и превратил ее в воздушное, похожее на эльфа создание. Розовая магия Сердца Кондракара окутала худенькое тело Вилл, делая его более стройным. Ярко-оранжевый шар огня полетел к Тарани, и выражение испуга на ее лице сменилось уверенностью.

Наконец Корнелия почувствовала, что и ее саму окутал магический зеленый вихрь, похожий на накидку из листьев. Он принес с собой запахи влажной земли и свежескошенной травы.

Корнелия вскинула руки над головой и тут же оказалась облачена в чародейский наряд. Она обожала эту длинную струящуюся фиолетовую юбку, короткий, не доходящий до талии топ и мягкие сапожки, которые как влитые сидели на ногах.

Но больше всего ей нравились крылышки, совершенно безболезненно выраставшие из спины. Приятно было ощущать, как они трепеща касаются волос, которые в результате превращения становились более длинными и шелковистыми. Чародейка непременно рассмеялась бы от этой щекотки, если бы они с подругами превращались просто так, для своего удовольствия.

Но нет, девочки приняли свои магические обличья, чтобы противостоять опасности. Не исключено, что им придется нырнуть в портал, по другую сторону которого находился Меридиан. А что их там ждет, никому не известно.

— Хорошо, — воскликнула Вилл, окинув взглядом всю чародейскую команду. — Мы готовы!

Ву-у-у-ушшш!

Не успела Вилл закончить фразу, как вход в портал окружили языки жаркого пламени.

— Стоп! — скомандовала Вилл подругам.

— О боже! — ахнула Корнелия. Если бы она прыгнула в туннель, как собиралась, то поджарилась бы в одну секунду!

— Мы что, должны проскочить через огненное кольцо? — осведомилась Ирма, отодвигаясь подальше от потрескивавшего входа в туннель. — Я лично и не подумаю! Что я вам, циркачка, что ли?

Вилл с надеждой поглядела на Тарани.

— Послушай… — начала она, — это, конечно, не обычный огонь, с которым ты привыкла иметь дело… Но, может, ты попробуешь сделать проход менее опасным?

Корнелия видела, как Тарани закусила губу. Вилл и Тарани обменялись многозначительными взглядами. Это сразу напомнило Корнелии об Элион. Она и Элион были так же тесно связаны, как Тарани и Вилл. Они понимали друг друга без слов, как бывает только между лучшими подругами.

От этих мыслей Корнелии снова ужасно захотелось повидаться с Элион. «Но что, если риск слишком велик?» — думала она, глядя на кольцо пламени. Однако времени на размышления не осталось. Тарани перешла к действиям.

— Сейчас проверим, на что годится моя сила, — бросила она Вилл.

Огненная чародейка расставила обутые в фиолетовые ботинки ноги и выставила вперед руки. С ее ладоней тут же сорвались оранжевые магические вспышки. Тарани уставилась на охваченный пламенем проем.

— Слышишь меня? — обратилась она к огню. — Прочь с дороги!

Шшшссст.

— Вот это да! — выдохнула Тарани. — Он мне подчинился!

Корнелия разинула рот. Пламя действительно исчезло, стоило только Тарани отдать приказ.

Когда от огня не осталось ни искорки, портал еще немного попыхтел, выбрасывая быстро растворяющиеся в воздухе облачка дыма, а потом наступила тишина. Никакого огня. Никаких воздушных вихрей. Никаких вибрирующих стен.

Чародейки увидели перед собой огромную выложенную кирпичом трубу, ведущую… неизвестно куда.

— Вперед! — воскликнула Вилл, устремляясь в проем. — Заходим!

— Минуточку! — неожиданно остановила ее Корнелия. — А что, если нас запрут с той стороны?

Вилл пожала плечами.

— У нас ведь есть Печать Фобоса. Раз она помогла нам войти, то поможет и выйти.

— И меня еще обзывают всезнайкой! — выпалила Корнелия. — Ты говоришь так, будто давно знаешь все эти секреты!

Краем глаза она заметила, как Хай Лин и Ирма обменялись неодобрительными взглядами. Вилл обезоруживающе улыбнулась.

— Да, мне словно что-то подсказывает, что мы должны идти дальше, — тихо сказала она.

— И, возможно, по другую сторону нас ждет Элион, — вклинилась Ирма. — Разве этого не достаточно, чтобы пойти?

— Правильно, — кивнула Вилл. — Значит, идем. Кто со мной?

Корнелия скользнула взглядом по лицам подруг. Они все смотрели на лидера команды. Обычная робкая улыбка Вилл куда-то исчезла, брови были решительно сдвинуты, а на губах играла усмешка уверенного в своих силах человека. Чародейка была готова отправиться в путь, невзирая на опасности, подстерегающие ее впереди.

«Что ж, — подумала Корнелия, дерзко тряхнув головой. — Чем я хуже остальных чародеек». И она последовала за Вилл в портал.

Девочки пробирались по кирпичному туннелю с выгнутым полом. Чтобы сохранять равновесие, Корнелии приходилось держаться руками за стены.

Вскоре они увидели, что туннель поворачивает налево. Корнелия не могла не обрадоваться тому, что первой идет Вилл, а не она. Кто его знает, что там, за поворотом…

Но ничего примечательного там не оказалось, все те же уходящие вдаль кирпичные стены.

Через некоторое время подруги подошли к новому повороту. А за ним… был свет в конце туннеля—в буквальном смысле этого слова. И выглядел он как обычный солнечный свет!

Туннель пошел вверх. Девочки поднимались, приближаясь к выходу из портала.

Корнелия едва дышала. Что они увидят, когда выйдут наружу? Чародейка пыталась унять дрожь в коленках, говоря себе, что ничего сверхъестественного не происходит…

«Пока не происходит, — возразил ее внутренний голос. — Не забывай, мы больше не в Хитерфилде».

Вдруг Вилл споткнулась. Она уперлась одной рукой в стену, а другой обхватила голову, которая вдруг сделалась неимоверно тяжелой, словно налилась свинцом.

— Ох… — заплетающимся языком пробормотала она. — Снова это странное ощущение, только на этот раз сильнее…

— Ничего удивительного, — кивнула Хай Лин, подхватив ее под руку. — Мы же теперь в Меридиане.

Вилл слабо кивнула. Вскоре головокружение прошло. Чародейка выпрямилась и расправила плечи. От конца туннеля девочек отделяло всего несколько метров. Свет лился оттуда потоком, окутывая подруг золотистым сиянием.

Вилл поспешила к выходу и через секунду уже была снаружи. Осторожно высунув голову из туннеля, Корнелия ахнула.

Ей была до боли знакома эта местность. Перед чародейками расстилалась лужайка, окруженная деревьями, которые уже наполовину сбросили желтую осеннюю листву. Девочки выбрались из туннеля и огляделись. Они находились рядом с домом Элион, в стене которого зияла огромная дыра.

— Та-а-ак, — протянула Хай Лин, недоуменно озираясь. — Что-то мне подсказывает, что это не Меридиан.


Глава 12

<p>Глава 12</p>

Вилл почувствовала легкое дуновение за спиной. Она обернулась и увидела, как подрагивают радужные перышки ее крыльев.

«Это как хвост у собаки! — в изумлении подумала она. — Крылья отражают мое настроение! И сейчас они говорят, что я сбита с толку».

Похоже, Хай Лин была права. Место, куда вывел их портал, ничем не напоминало Меридиан. Не то чтобы Вилл знала, как именно выглядит Меридиан… Просто она заранее вообразила себе мрачный мир, наполненный тенями и зловещими фигурами. Да какой угодно мир, только не этот. Ее взгляд остановился на неухоженном газоне, по которому они прошли к дому Элион всего час назад. Их безумное путешествие закончилось в той же самой точке, откуда началось.

— Вот те раз! — язвительно произнесла Корнелия. — Наверное, мы не туда свернули.

— Все это очень странно… — прошептала себе под нос Вилл и сделала несколько осторожных шагов вперед. Трава беззвучно пригибалась под ее высокими фиолетовыми сапожками. Чародейка подняла голову и посмотрела на деревья, растущие перед домом. Листья трепыхались под порывами ветра, готовые в любой момент сорваться и упасть на землю.

«Здесь что-то не так, — подумала Вилл, — но что?»

Неожиданно она сообразила.

— Прислушайтесь, — сказала она подругам, показывая на деревья, — никаких звуков!

Пока девочки озадаченно таращились на бесшумно колышущиеся ветви, Вилл напрягла слух, пытаясь уловить хоть слабый свист ветра, шуршание опавших листьев, пение птиц, шорох автомобильных шин по мостовой. Хоть что-нибудь!

Нет, полное молчание.

— Посмотрите, вокруг никого нет! — воскликнула она. И действительно, улицы были пусты. Поблизости не было видно ни автобусов, ни машин, ни людей!

— Глядите! — крикнула Ирма, оторвав Вилл от изучения опустевшего Хитерфилда. — Там кто-то есть!

Ирма замахала рукой и рванула на другую сторону улицы к высокому покрытому штукатуркой дому. По ступенькам, ведущим к парадной двери, спешил мужчина. Он был одет в обычный темный плащ и нес в руках кожаный дипломат.

— Постойте, сэр! Подождите минутку! — окликнула его Ирма.

Мужчина вздрогнул, оглянулся через плечо и начал торопливо рыться в карманах в поисках ключей. Затем, прильнув к двери, он быстро отпер ее.

— Не уходите! Постойте! — кричала Ирма.

Теперь уже к незнакомцу бежали все пять чародеек. Но не успели они приблизиться к нему, как бледный мужчина проскользнул в дом и захлопнул за собой дверь.

— Не уходите, сэр! — в отчаянии крикнула Ирма.

Вилл вздохнула. Нельзя было винить прохожего за то, что он так переполошился. «Часто ли увидишь на улицах Хитерфилда пятерых девочек в подобных нарядах? — Вилл бросила взгляд на трепещущие крылышки подруг и хлопнула себя по лбу. — Ох, я упустила из виду самое главное! Наши крылья! Да, примечательный у нас видок, ничего не скажешь!»

Но Ирма никак не могла взять в толк, почему этот мужчина так испугался и не захотел даже выслушать их. Она взбежала на крыльцо и начала барабанить кулаком в дверь.

— Пожалуйста, откройте! — умоляла она. — Мне только нужно погово…

Она вдруг осеклась и отступила назад.

— Ну вот… совсем забыла, что я теперь волшебница, — запинаясь произнесла она. — Никак не могу научиться контролировать свою силу…

Вилл посмотрела на то место, куда только что била кулаком Ирма.

Посреди двери виднелась огромная вмятина, от которой, как нити паутины, во все стороны поползли трещины. Через мгновение дерево стало крошиться и рассыпаться на куски.

— Что ты наделала?! — воскликнула Тарани, стоявшая на нижней ступеньке.

— Не смотрите так на меня! — простонала Ирма, глядя на осуждающие лица подруг. — Я не виновата!

КРА-А-А-АК!

— А-а-а-а! — хором завопили девочки. Поврежденная дверь взорвалась у них на глазах.

А следом за ней весь дом стал разваливаться на куски, и куски эти сыпались прямо на девочек.

— А-а-а-а! — закричала Вилл. Ее подруги жались друг к другу, в ужасе прикрывая головы руками. Убежать они уже не успевали.

Вилл вскинула руки вверх, надеясь, что ее магия как-нибудь защитит ее от дождя кирпичей и черепицы, осколков стекла и кусков водосточных труб.

КРА-АШШ!

Что-то просвистело в нескольких сантиметрах от правого уха Вилл и упало на землю. Чародейка открыла глаза, ожидая увидеть под ногами осколок кирпича или фрагмент подоконника.

Однако вместо этого она увидела загадочный серый предмет. Треугольный по форме, он, казалось, был сделан из плотного картона.

Вилл нагнулась и подняла его. Предмет оказался довольно тяжелым и липким.

— Интересно, что это? — пробормотала чародейка, присаживаясь на корточки. Она повертела треугольник в руках… и ахнула. На обратной стороне картонки были весьма правдоподобно нарисованы кирпичи.

Глаза у Вилл расширились, она быстро осмотрела другие обломки дома.

Все они были плоскими и тонкими! Дом был фальшивым, как театральные декорации!

Но странные вещи происходили не только с этим домом. Оглядевшись, Вилл заметила, что рушится целый квартал. Сначала дома рассыпались на куски картона, а потом весь этот мусор исчезал вместе с быстро рассеивающимися облаками пыли.

Вся улица — да что там! — весь город состоял из одних ложных фасадов.

«Но если есть фасады, — подумала Вилл с опаской, — значит, за ними что-то скрывается».

Когда пыль от развалившихся домов рассеялась, Вилл, покачиваясь, поднялась на ноги, чтобы взглянуть на то, что скрывали от них эти фальшивые дома. При первом взгляде на окрестности чародейка растерялась. При втором сердце ее наполнилось страхом.

Только когда остальные девочки сгрудились вокруг Вилл, до нее стало доходить, что же она в действительности видит.

— Вот так номер! — прошептала Ирма. — Теперь нет никаких сомнений… Это точно не Хитерфилд!

Вилл кивнула. Говорить она не могла, потому что была целиком поглощена увиденным.

Да, они бесспорно находились не в Хитерфилде, и все-таки это был город — и город, судя по всему, средневековый. Дома были высокими и узкими, с каменными основаниями и деревянными надстройками, в которых виднелись маленькие и пыльные окошки. Здания окружали высокие заборы.

Подруги стояли на грязной узкой улочке. У них за спиной уходила вверх грубая каменная лестница. Лестница вилась вокруг внушительной постройки, вырубленной прямо в скале, ныряла под массивный каменный акведук и исчезала по другую сторону скалы.

Это здание напомнило Вилл фильм по произведению Шекспира, который она когда-то смотрела. Действие там происходило несколько сотен лет назад. И декорации были очень похожи, за исключением…

— Девочки… — дрожащим голосом произнесла Тарани, показывая пальцем на темную фигуру, жавшуюся к одной из каменных стен.

Вилл затаила дыхание.

«Да-а, — подумала она в легкой панике, — это точно не Ромео и не Джульетта».

Нет, перед ними было жутковатое создание, больше напоминавшее ярко-синюю игуану с похожими на брызги зелеными отметинами. Высунутый светло-голубой язык слегка подергивался. Существо удивленно и почти осмысленно глядело на девочек.

Вилл заметила еще одну странность — это существо со свернутым в колечко хвостом носило одежду! А точнее, изодранную коричневую тунику с кожаным поясом.

Шшшшш — раздалось с другого конца улицы.

Вилл подскочила и схватила Тарани за руку.

— Что это? — прошептала она. Девочки повернулись и изумленно уставились на трехметровый оранжево-зеленый хвост, лениво волочащийся по улице. Хвост медленно заворачивал за угол дома, следуя за своим хозяином, который находился в квартале от этого места.

Стоило только приглядеться повнимательнее, и Вилл увидела массу причудливых созданий, например ползущего на четырех лапах дракона в зеленой куртке или передвигающихся на двух ногах, но совершенно не похожих на людей существ с острыми длинными ушами и синей кожей. Тут были существа на толстых коротких лапах, существа, покрытые чешуей, и даже существа…

— Добро пожаловать, Стражницы!

«А вот и группа встречающих!» — с испугом подумала Вилл.

Пять девочек одновременно обернулись. Перед ними открывалась широкая грязная улица, которую обступали ветхие, полуразвалившиеся дома.

— Ой-ой-ой! — прошептала Вилл.

И тут она снова услышала таинственный, полный угрозы голос.

— Мы давно вас поджидаем. — Голос был одновременно скрипучим и свистящим. И еще он был… знакОм чародейкам!

Наконец владелец голоса выступил из тени, и девочки увидели его длинный волочащийся хвост, зеленую чешуйчатую кожу, острый подбородок и зазубренные зубы. Из прорезей в пульсирующей красной маске выглядывали полные ненависти глаза.

За спиной у этого змееподобного чудовища стоял здоровенный синий верзила, который уже несколько раз пытался поймать Стражниц. Двое монстров двинулись к девочкам, сопровождаемые целым отрядом солдат. На чешуйчатом был причудливый наряд — что-то вроде просторной голубой мантии с изображением Печати Фобоса.

Вилл почувствовала дрожь в коленях, тем не менее она сжала руки в кулаки, приказывая себе не впадать в панику. Она должна быть сильной! Она должна сосредоточиться, что бы там ни говорил этот змееподобный урод.

— Как видите, — продолжал он тем временем, — я здесь не один.

Вилл решила, что он имеет в виду свою армию, но тут из-за спины чудовища выступила хрупкая фигурка в голубом платье, на котором тоже красовалась Печать Фобоса. Но она вовсе не походила на кошмарное создание из другого мира. Это была Элион!

— Поздоровайся с подружками, Элион! — сказал чешуйчатый монстр, нависнув над девочкой и осклабившись.

Вилл подскочила к их бывшей подруге и схватила ее за руки. В волшебном обличье чародейка была намного выше, чем Элион. Она наклонилась и заглянула в светлые глаза девочки. Они были живыми, даже игривыми! Ничего похожего на то бледное привидение, которое они видели в подвале.

— Элион! — закричала Вилл. — Что они с тобой сделали?

— Ничего! Со мной все в порядке! — с усмешкой ответила девочка. — Я очень рада вас видеть!

Вилл растерянно покачала головой и крепче сжала пальцы Элион.

— Вернемся домой! — воскликнула она. — Мы не оставим тебя в этом жутком месте.

Элион рассмеялась и небрежно выдернула ладо ни из рук подруги.

— Ха! Неужели вы не понимаете? Это «жуткое место» — Меридиан. Здесь мой дом!

Элион ласково улыбнулась подругам.

— Оставайтесь! — сказала она. — Вам тут понравится!

Ирма сложила руки на груди и оценивающе посмотрела на обветшавшие постройки, высившиеся по бокам улицы.

— Как же, как же! — с сарказмом в голосе ответила она. — Я как раз уговариваю предков снять где-нибудь домик на лето.

Видимо уязвленная насмешкой Ирмы, Элион отступила назад, в тень плаща чешуйчатого чудовища, который навис над девочкой, окутывая ее волнами зла.

Лицо Элион тоже помрачнело. Глаза скрылись под полуприкрытыми веками, на губах появилась неприятная ухмылка.

— Значит, вы не желаете оставаться? — вкрадчиво спросила она. — Что ж, очень жаль.

— Тогда у нас нет выбора, — добавил человек-змея и оглянулся через плечо на толпу солдат. — Стража! — рявкнул он. — Схватить их!

Хай Лин вцепилась в руку Вилл.

— Так я и знала! — запричитала она. — Я знала, что этим все кончится!

Вилл подала подругам знак спрятаться за ее спиной и выставила вперед руки. На ее ладонях уже плясали магические розовые искорки.

— Не дайте им приблизиться! — велела Вилл чародейкам.

С этой минуты пять волшебниц действовали как одна. И уже неважно было, что их первая магическая тренировка завершилась грязевой ванной. Или что Тарани боялась магии. Или что Корнелия не верила в нее… Потому что теперь Сердце Кондракара и их дружба связали девочек воедино. И они должны были противостоять целой армии!

Розовый магический шар слетел с ладоней Вилл и взорвался перед группой солдат, сбив их с ног и заставив барахтаться в грязи.

Тем временем Хай Лин выпустила в одного из приближающихся солдат поток воздуха, который пришелся жертве в живот. Солдат воспарил над землей, громко вопя, потом с треском ударился о стену дома и сполз на мостовую.

За спиной у Вилл еще один солдат надвигался на Тарани. Вилл подумала, что подруга, должно быть, трясется от страха, и кинулась ей на помощь.

Но потом остановилась.

— Тарани… — пробормотала она.

В огненной чародейке не было ни капельки страха. Напротив, она действовала дерзко и отважно! Увидев приближающегося солдата, она выставила ладонь в его сторону. Ее пальцы засветились, накапливая в себе волшебную энергию.

— Эй ты! — воскликнула Тарани, обращаясь к солдату. — Ты что, не знаешь, что девочек бить нельзя, тем более раскаленным мечом!

С этими словами она выстрелила во врага зарядом магии. Поток искр ударил в поднятый меч, и тот тут же засветился оранжевым светом. Послышалось шипение плавящегося металла, и солдат в ужасе отбросил раскаленное оружие.

Вилл усмехнулась и занялась своими собственными противниками.

«У нас получается! — восторженно думала она. — У нас действительно получается! Мы в силах защитить себя!

Мы обладаем мощью! Мы обладаем магией! Мы единая сила! Мы Стражницы Сети!»

Направив в солдат очередной заряд энергии, Вилл с удовлетворением наблюдала, как он расшвыривает их в разные стороны.

Но ее ликование длилось не долго. Да, Стражницы побеждали — это было очевидно.

Но это еще не означало, что битва закончена.

«Это только начало, — подумала Вилл, с благодарностью глядя на подруг. — Впереди нас ждет тяжелая борьба. Но вместе мы должны справиться!»