W.I.T.C.H

Дружба творит чудеса. Мост между мирами


Глава 1

<p>Глава 1</p>

Хай Лин обладала волшебной силой. Она была Стражницей Великой Сети. Она умела летать. Она могла превращаться во всемогущее создание. Ей даже доводилось сражаться со служащими злу воинами во дворце, расположенном в ином мире! Но было одно дело, с которым Хай Лин никогда не удавалось расправиться до конца, — это уборка родительского ресторана после большого торжества.

Когда речь шла о помощи в семейном ресторане «Серебряный Дракон», родители неизменно проявляли строгость. Тут не пофилонишь! После шумной многолюдной вечеринки зал ресторана являл собой печальное зрелище. Вчера вечером здесь было полно народу, все веселились, ели и… оставляли после себя мусор…

Другие дети могли в свои законные выходные поспать лишний часок или устроить с друзьями пирушку, а Хай Лин приходилось мыть, скрести, вытирать и полировать.

Обычно ее это не тяготило. Хай Лин любила помогать родителям и гордилась тем, что принимает участие в семейном бизнесе. Но сегодня у нее совсем не было времени на работу. Она хотела поскорее покончить с уборкой, чтобы присоединиться к остальным Стражницам и заняться очередным заданием.

Ирма уже успела позвонить ей и сообщить, что у нее дома назначена встреча и обсуждение вопроса об Элион. Когда-то Элион была лучшей подругой Корнелии, но вот уже несколько месяцев, как она покинула Хитерфилд. Хай Лин и остальные чародейки прекрасно знали, где находится Элион, но не могли же они сказать полиции, что ее забрало в другой мир похожее на змею чудовище по имени Седрик! А теперь они. Стражницы Сети, должны были помогать Элион!

Хай Лин заглянула в банкетный зал. Корнелия и Тарани уговаривали ее отца освободить ее сегодня от уборки. Они зашли за подругой несколько минут назад, и Хай Лин в отчаянии объяснила им, что папа ни за что ее не отпустит. Однако Корнелия предприняла попытку убедить его.

— Ну пожа-а-а-алуйста! — просила Корнелия. — Отпустите Хай Лин с нами! — Она выпростала тонкие руки из-под коричневого пончо с бахромой и умоляюще сложила их у подбородка. Отец Хай Лин был целиком поглощен выметанием из зала остатков праздничного убранства и ответил, даже не взглянув на Корнелию:

— Прости, Корнелия, но Хай Лин должна помочь мне прибраться.

— Но Ирма ждет нас! — возразила Корнелия.

«Вот именно! — мысленно заскулила Хай Лин. — Не могу же я остаться дома, когда Корнелия, Тарани и Вилл собираются у Ирмы. Ирма — одна из моих лучших подруг и тоже Стражница! Мы должны собраться все вместе, чтобы разработать подходящий план! То, что я стала Стражницей, — это одновременно и самая лучшая, и самая худшая вещь из всех, что случались со мной! — подумала Хай Лин, слегка поежившись. — И уж точно самая безумная!»

Пока Корнелия продолжала осаждать папу Хай Лин с просьбами отпустить дочь с ними, сама Хай Лин прислонилась к стене и погрузилась в размышления. Она не могла не улыбнуться, вспомнив тот день, когда вся эта чародейская история только началась. И произошло это, кстати, этажом выше — в ее квартире.

Хай Лин, Вилл, Ирма, Тарани и Корнелия собрались на кухне, чтобы обсудить необыкновенное и загадочное явление — всем им снился один и тот же сон! Или, по крайней мере, один и тот же предмет — хрустальный шарик, заключенный в причудливую асимметричную серебряную оправу. Когда Хай Лин сделала набросок амулета из своего собственного сна, девочки с первого взгляда узнали его. Но никто из них понятия не имел, что всё это означало.

Пока они размышляли над своими общими видениями, Ирма успела умять целую пригоршню печенья.

«А вот в этом как раз ничего необычного нет, — с улыбкой подумала Хай Лин. — Ирма обожает сладости, но еще больше ее влечет к приключениям».

Тарани и Вилл, только-только переехавшие в Хитерфилд, держались более замкнуто. Они обе сидели, упершись локтями в большой стол, и всем своим видом выражали задумчивость и озабоченность. Корнелия же была как всегда благоразумна вплоть до упрямства. Она отказывалась верить, что один на всех сон — больше, чем просто совпадение.

«Тогда-то, — припомнила Хай Лин, снова улыбнувшись, — в кухню и вошла моя бабушка и доказала, что Корнелия ошибалась. Она вытащила из кармана тот самый талисман, который всем нам снился, — Сердце Кондракара!»

Даже после того, как бабушка Хай Лин объяснила девочкам, что такое Кондракар, он все равно остался для них загадкой. Чародейки знали, что Кондракар- прекрасное место в самом центре бесконечности; мир, куда можно попасть, только пройдя по радужному мосту. Там обитали мудрые, исполненные добра духи, самым могущественным из которых был Оракул. Он все знал, все видел и прикладывал немало усилий, чтобы защитить Землю от зла.

Вскоре чародейкам пришлось столкнуться с одним из представителей злых сил, что так тревожили Оракула. Это был юный безжалостный правитель далекого мира под названием Меридиан. При нем Меридиан, похожий на Землю в эпоху Средневековья, погряз в нищете и разрухе. Но угнетать своих собственных подданных для принца Фобоса оказалось недостаточно. Он хотел властвовать и над Землей!

Оракул всеми силами старался не дать этим планам осуществиться. Чтобы защитить Землю от захватчиков, он создал Великую Сеть — невидимый и непреодолимый барьер между Добром и Злом.

Долгое время Сеть безупречно выполняла свои функции, но сейчас в ней появились дыры — в самом прямом смысле! С наступлением нового тысячелетия ткань Сети истончилась, и в ней образовалось двенадцать прорех. А на месте этих прорех возникли порталы — скоростные проходы между Землей и Меридианом. И все порталы открылись не где-нибудь, а в Хитерфилде!

При мысли об ответственности, легшей на плечи пяти подруг, на лице Хай Лин отразилась гордость.

«Вилл, Ирма, Тарани, Корнелия и я стали Стражницами Сети, — подумала чародейка.

А это означает, что мы должны не подпускать меридианцев к Земле и закрывать все порталы, какие найдем. А еще наша задача — хранить свою работу в секрете!»

Все пять подруг обзавелись волшебными способностями. Вилл стала хранительницей Сердца Кондракара. Хрустальная сфера, до краев наполненная магией, таилась у Вилл внутри. Когда же чародейки оказывались в беде, Сердце Кондракара появлялось у Вилл на ладони. Его пульсирующая энергия превращала обычную одежду девочек в причудливые полосатые леггинсы, фиолетовые юбки разной длины и супермодные топы. Тела чародеек тоже менялись. Девочки становились выше, стройнее и красивее. У них даже вырастали

крылья!

«Но по-настоящему летать могу только я!» — с улыбкой уточнила про себя Хай Лин.

Помимо внешних изменений, четыре Стражницы получали власть над четырьмя природными стихиями.

Разумная и крепко стоявшая на ногах Корнелия, естественно, управляла силами Земли. Она могла в одночасье вырастить дерево или вызвать землетрясение. Она могла даже при желании заставить листья на дереве сложиться в портрет ее возлюбленного!

Тарани же умела вызывать прямо у себя на ладони огонь, а Ирма контролировала воду.

«А я? — подумала Хай Лин и в радостном возбуждении подпрыгнула на месте. — А я воздушная чародейка, и мне повинуется ветер. И если вы спросите моего мнения, то я скажу, что это самая расчудесная волшебная сила!»

«Да, но она дана тебе не для забавы, малышка Хай Лин».

Воображаемый голос, прозвучавший где-то на задворках сознания, вернул чародейку с небес на землю. Несмотря на легкую укоризну, тонкий шелестящий голос был полон нежности и тепла. Он принадлежал бабушке Хай Лин, которая умерла вскоре после того, как девочки узнали о своих магических способностях. Но хоть бабушка и покинула этот мир, Хай Лин часто ощущала рядом ее присутствие.

«Я знаю, что моя магия не для забавы, — подумала Хай Лин, продолжая прятаться в коридоре. — И помню, что бабушка тоже когда-то была Стражницей Сети. Мы с ней вылеплены из одного теста (хотя в ее времена чародейские наряды наверняка были другими)! И, конечно, она права насчет магии. Это не игрушка. Это слишком серьезный и могущественный инструмент, чтобы быть просто игрушкой».

Хай Лин и ее подруги постепенно приучались пользоваться своим волшебством. И на Земле, и в запутанных лабиринтах улиц Меридиана они не раз сталкивались с Седриком — огромным человеком-змеей, который умел превращаться в красивого длинноволосого юношу. Седрик был правой рукой принца Фобоса и без устали творил от его имени зло и обман. Не раз он предпринимал попытки расправиться со Стражницами. Не так давно он коварно напал на Вилл всего через минуту после того, как она спасла ему жизни После такого недостойного поступка он потерял своего некогда преданного помощника — огромного синекожего монстра по имени Ватек. Теперь Ватек присоединился к отряду меридианских бунтовщиков, которые, как и Стражницы, боролись за свержение власти Фобоса.

«А вот Элион все еще верна Седрику, — вздохнула Хай Лин. — И она, к сожалению, гораздо могущественнее и опаснее Ватека. Сейчас трудно поверить, что когда-то она была обычной девчонкой из Шеффилдской школы, как и я».

Все переменилось, когда однажды вечером Седрик (в облике юного красавчика) заманил Элион в старый букинистический магазин. Элион ожидала романтического свидания, но вместо этого Седрик поведал ей, что на самом деле она— принцесса Меридиана, похищенная в младенчестве парочкой изменников, которые доставили ее на Землю и растили ее здесь, притворяясь родителями.

«Конечно, — подумала Хай Лин, поморщившись, — Седрик здорово исказил правду. Он сказал, что мнимые родители Элион увезли ее, чтобы она не смогла унаследовать трон. Но на самом деле они пытались спасти ее от алчного и жестокого братца, Фобоса, мечтавшего подгрести всю власть под себя!»

К счастью, замысел приемных родителей Элион и ее няни удался. Парочка зеленокожих, ящероподобных существ и красноглазая, похожая на броненосца няня прошли с младенцем сквозь портал в Сети и доставили Элион на Землю.

Оказавшись в Хитерфилде, парочка заговорщиков приняла человеческий облик и поселилась здесь под именем Томаса и Элеонор Браун. Няня же назвалась миссис Рудольф и устроилась работать учительницей математики в школу, где учились все чародейки. Приемные родители и миссис Рудольф намеревались держать Элион на Земле, пока она не вырастет и не сможет занять престол как Свет Меридиана — обещанная пророчеством спасительница.

«План был хорош, — размышляла Хай Лин. — Но Седрик вмешался и всё испортил. Элион покинула Хитерфилд и переехала в холодный сверкающий роскошью замок своего брата. А ее приемные родители исчезли. И никто-никто, — с замирающим сердцем подумала чародейка, — не знает, что с ними случилось! Нам с девочками известно лишь одно: на сегодня Элион — наш враг. Когда бы мы ни встречались с ней в темном мире Меридиана, она всегда нападала на нас. Она помогла Седрику похитить Тарани и потом пудрила ей мозги, внушая огненной чародейке, что мы о ней позабыли. Она пускала против нас самую изощренную магию! Единственное, чего у нее нет и никогда не было, — подумала Хай Лин, невольно испытав прилив радости, — это верных друзей и помощников. Она одна, а мы вместе] Вот почему мы не проиграли ей ни одного сражения!»

Однако теперь Элион тоже, кажется, начала понимать, что ее долгое время обманывали. Она усомнилась в рассказанной Седриком истории и постепенно стала склоняться к позиции Стражниц. Но Хай Лин и ее подруги пока еще не знали, можно ли ей доверять.

Наконец Хай Лин оторвалась от воспоминаний и раздумий и прислушалась к беседе между ее папой и Корнелией. Она просто обязана была попасть к Ирме, чтобы вместе с остальными чародейками разработать план дальнейших действий! Корнелия пыталась упросить мистера Лина отпустить Хай Лин, но, судя по всему, ее усилия пропали даром.

— После вчерашней вечеринки тут полный разгром, — гнул свое папа Хай Лин. — Без помощи Хай Лин мне ни за что не привести ресторан в порядок к обеду!

Тарани оставила Корнелию и мистера Лина спорить дальше и проскользнула в коридор, к Хай Лин.

— Это катастрофа! — прошептала Тарани. — Столько уборки после праздника! Что же делать?

Хай Лин окинула взглядом плиточный пол банкетного зала, усеянный смятыми пластиковыми стаканчиками, конфетти и палочками для еды. Она представила себе, как в огромное круглое окно ресторана врывается мощный западный ветер, подхватывает весь этот мусор и уносит его куда подальше.

«Если бы только, — подумала чародейка, — что-нибудь в этом роде и вправду могло…»

Вдруг ее осенило.

«Постойте-ка! Я ведь чуть не забыла! Когда ты владеешь волшебной силой, может произойти всё что угодно!»

Ну то есть почти всё. Хай Лин были подвластны воздух, ветер и небеса, но она не могла управлять своим отцом. Для этого ей были нужны подруги!

— Отвлеки папу! — сипло шепнула Хай Лин Корнелии. Та слегка качнула головой, давая понять, что услышала просьбу. — Об остальном я позабочусь!

Корнелия подошла к отцу Хай Лин поближе.

— Знаете, Хай Лин говорила, что вы большой специалист в области орнитологии, — льстивым тоном произнесла она. — Это правда?

— Что? — встрепенулся отец Хай Лин и, перестав подметать пол, поглядел на Корнелию. — Ну вообще-то, — начал он, слегка покраснев от удовольствия, — я не слишком хорошо разбираюсь в птицах, но кое-что знаю. А в чем дело?

— Просто по пути сюда я увидела одну интересную птичку, — сказала Корнелия, обернувшись через плечо и тайком подмигнув Хай Лин. — До сих пор гадаю, не ворона ли это была. Давайте выглянем наружу, может, вы сможете определить, кто это?..

Хай Лин зажала рот рукой, чтобы не расхохотаться.

«Корнелия играет блестяще! — подумала она. — Папа ни за что не устоит против возможности лишний раз полюбоваться на ворону!»

Разумеется, когда Корнелия уверенно зашагала к выходу из банкетного зала, отец Хай Лин отставил щетку в сторону и с готовностью последовал за ней.

Едва Корнелия и отец вышли за дверь, как в помещение влетела Хай Лин.

— Держись подальше, Тарани, — затаив дыхание, вымолвила она. Тарани прижалась спиной к стенке, а Хай Лин окинула разоренный банкетный зал оценивающим взглядом.

— Чтобы все исправить, достаточно одной короткой фразы, — провозгласила Хай Лин, вскинув руки над головой. — Силы Воздуха, ко мне!

Внутри у чародейки в тот же миг все затрепетало — это магическая сила устремилась сквозь нее. Энергия растеклась по ее жилам, заполнила все уголки сердца, затем перетекла в руки и сорвалась с кончиков пальцев. Банкетный зал залило необыкновенное по красоте волшебное серебристое сияние. Посредине зала магические потоки сошлись воедино и завертелись в огромном вихре.

Скорость вращения волшебного вихря все нарастала, он захватывал все большую площадь. А потом он начал шуметь. Вууууууушшшш!

От сгустка магии отделился небольшой вихрик и стал носиться по усыпанному мусором полу ресторана. Салфетки, одноразовые тарелки и стаканчики — все это засасывалось в него, словно в пылесос.

Хай Лин передвигала вихрь по комнате, шевеля пальцами и повинуясь старому доброму внутреннему чутью. Пальцы приятно покалывало от магии. Всё, к чему прикасался вихрь, за исключением столов, стульев, пола и стен, бесследно исчезало у него внутри. Наконец волшебный ураган замер, оставив после себе лишь сияющие чистотой полы и мебель.

«Ух ты! — восхитилась Хай Лин. — Я столько лет надрывалась, поддерживая в „Серебряном Драконе“ чистоту и порядок, а теперь магия делает за меня всю тяжелую работу!»

От переполнявшего ее ощущения радости Хай Лии хотелось прыгать до потолка. Но времени на веселье не было. Нужно было закончить работу и следить, чтобы папа не вошел раньше времени. Сквозь щель в неплотно закрытой двери чародейка видела, что отец все еще разговаривает с Корнелией, одновременно глядя в окно.

— Ты имеешь в виду ту птицу наверху, под крышей? — уточнил отец. — По-моему, она больше похожа на галку.

— На галку? — громко переспросила Корнелия, украдкой посматривая через плечо на двери банкетного зала. — А чем она отличается от вороны?

Хай Лин снова еле сдержалась, чтобы не захихикать. Корнелия прикидывалась дурочкой, и это было так же нелепо, как…

«…Как же нелепо, как мои попытки спасти мир, — подумала Хай Лин и пожала плечами. — Но как бы то ни было, теперь для нас нет ничего невозможного и невероятного».

Хай Лин сосредоточилась и направила всю свою волшебную энергию на маленький вихрь. Правда, теперь он не был таким уж маленьким, потому что разбух от мусора. Пока его силы не иссякли и он не высыпал все обратно, чародейка направила его к огромному мусорному мешку, валявшемуся в углу.

Шлёп-хрясь-бух!

Вихрь аккуратно вытряхнул свое содержимое в плотный пластиковый пакет. Вууушш!

Сделав свою работу, воздушная воронка стала растворяться, пока не превратилась в легкое облачко и не исчезла.

— Ну что ж, спасибо за объяснения. Теперь мне все ясно! — произнесла Корнелия.

Хай Лин встрепенулась. Сквозь щель она увидела, что ее отец и Корнелия возвращаются в банкетный зал. Корнелия благодарила мистера Лина нарочито громко, чтобы предупредить подругу.

— И тебе спасибо, Корнелия, за тонкий намек, — со смешком прошептала Хай Лин. Ее магический помощник-уборщик исчез как раз вовремя.

— Благодаря вам я узнала о птицах много нового, — продолжала распинаться Корнелия, приближаясь к дверям банкетного зала. Отец Хай Лин глядел на нее со смущенной, но гордой улыбкой.

— Да пустяки, Корнелия! Нужно только приглядеться к оперению и…

Стоило ему заметить, что случилось с залом, и голос его пресекся. Отец Хай Лин повернулся к Корнелии спиной и изумленно оглядывал помещение: нигде ни соринки, ни пылинки!

— Что это?! — ахнул он.

Он перевел взгляд со сверкающего пола на аккуратно расправленные розовые скатерти, а затем на переполненный пакет с мусором в углу. Затем, пораженный до глубины души, он посмотрел на дочь.

Хай Лин встретила его взгляд приветливой

улыбкой.

— Ну как, папочка, теперь я могу идти?

— Д-да, конечно, — запинаясь, произнес отец и снова поглядел на сияющий первозданной чистотой зал. — Но как… как тебе удалось… за такое короткое время?!

«Ох, — беспомощно подумала Хай Лин, чувствуя, как внутри все сжимается. — Что я ему отвечу?»

И тут ее снова выручила Корнелия.

— Ваша лекция о птицах была долгой, но интересной! — выпалила она, обращаясь к отцу Хай Лин. — До свидания, мистер Лин!

Хай Лин с благодарностью кивнула подруге, подскочила ко все еще пребывавшему в замешательстве отцу и чмокнула его в щеку.

— С Новым годом, пап! Скажи маме, чтобы не готовила обед на мою долго — Ирмина мама обещала нас покормить.

Папа рассеянно кивнул, озирая чудесно преобразившийся зал. Выскочив за дверь следом за двумя подругами, Хай Лин сочувственно покачала головой.

«Добро пожаловать в мой мир, папа! — подумала она. — Необъяснимые случаи, магические силы, удивительные тайны — всё это в порядке вещей!»


Глава 2

<p>Глава 2</p>

Спеша к выходу из «Серебряного Дракона» с идущими следом Тарани и Хай Лин, Корнелия испытывала прилив гордости. Найти выход из затруднительного положения с помощью своего ума всегда приятно, но когда удается магическим путем ввергнуть в изумление родителей — это уже высший пилотаж!

«Но на этот раз я действовала не одна, — с легкой неохотой призналась себе Корнелия. — Настоящее-то волшебство сотворила Хай Лин. Если бы мы не работали слаженно, нам бы не удалось провернуть это маленькое дельце».

При этой мысли Корнелия едва заметно поморщилась. Хоть она и обожала своих подруг, вся эта совместная, коллективная работа плохо сочеталась с ее характером. Она была хладнокровной, независимой и держалась несколько отчужденно.

Это проявлялось даже в спорте — Корнелия выбрала для себя не какую-нибудь командную игру типа волейбола, а фигурное катание, спорт для одиночек. И до тех пор, пока не появилась на свет эта маленькая оторва, ее младшая сестричка Лилиан, Корнелия привыкла быть единственным ребенком в семье.

«Я всегда всё делала сама, в одиночку, — подумала Корнелия, толкнув ресторанную дверь. — Но теперь, когда я часть Силы Пяти, настали другие времена».

Корнелия вздохнула и шагнула на улицу. Небеса были затянуты черными тучами. Дождь лил как из ведра.

«Даже погода не желает мне помогать», — подумала Корнелия.

— Ну и погодка! — словно прочитав мысли подруги, воскликнула Хай Лин. Она тоже вышла наружу и остановилась под навесом ресторанного крыльца. — Жалко тут нет Ирмы, она бы живо усмирила ливень.

«Вот так всегда, — подумала Корнелия. — Я здесь, а Хай Лин этого мало, ей срочно понадобилась другая чародейка. Пускай Ирма обладает властью над водой, зато у меня есть кое-что другое, и не хуже!»

Корнелия продемонстрировала подругам свое секретное оружие — большой зонт-трость — и произнесла:

— То ли солнце, то ли дождь — зонтик ты с собой берешь!

Чародейка победно заулыбалась, но вдруг заметила, что Хай Лин и Тарани обе закатили глаза. Потом Тарани сбежала с крыльца, перешла через улицу и юркнула в укрытие телефонной будки, чтобы позвонить по мобильнику.

— Не обижайся, Корнелия, — пискнула Хай Лин, — но даже у Ирмы стихи получаются лучше.

— Что за несправедливость! — вспылила Корнелия. — Ты что, вступила в Ирмин фан-клуб?

Прежде чем Хай Лин успела ответить, Тарани запихала мобильник обратно в рюкзак и снова присоединилась к девочкам.

— Не ссорьтесь, девочки, все уже улажено! — объявила Тарани, затем развернулась и посмотрела в конец улицы. Длинные уши шерстяной шапки при каждом повороте головы шлепали по круглым щечкам. — Один телефонный звонок, и спасение от дождя тут как тут!

Корнелия проследила за взглядом подруги. Из-за угла опустевшей от дождя улицы вывернула машина. Когда темно-синий автомобиль поравнялся с крыльцом «Серебряного Дракона», Корнелия разглядела усеивавшие бампер наклейки: «Спасем морских коров!», «Кармилла» и «Где мой бургер, чувак?». Это средство передвижения определенно принадлежало парню, едва вышедшему из подросткового возраста.

Машина прибилась к тротуару и затормозила у того самого места, где стояли три девочки. Когда боковое стекло опустилось, Корнелия ахнула. У водителя было знакомое симпатичное лицо и хвостик из задорно перевязанных на затылке черных дредов.

«Ох! — подумала Корнелия. — Это же брат Тарани, Питер!»

Питер высунул наружу длинную руку и помахал чародейкам. Для Тарани у него была припасена фирменная ухмылочка, а Хай Лин он просто подмигнул.

А как же Корнелия? Питер забыл о ней? Да нет же, он одарил ее самой милой улыбкой, какую только девочке приходилось видеть.

Настолько милой, что у Корнелии чуть ноги не подкосились. На лбу выступила испарина. Чародейка поймала себя па том, что мечтает запрыгнуть к Питеру в машину, прижаться к нему потеснее и отправиться в долгое приятное путешествие по заливаемым дождем улицам.

К ее удивлению, именно это Питер и предложил.

— Привет! — крикнул он сквозь шум ливня. — Давайте все в машину, если сумеете разместиться между моими досками для серфинга.

Корнелия заглянула в салон автомобиля. Там действительно были две доски. Одним концом они упирались в спинку заднего сиденья, затем пересекали салон, а другой их конец располагался между передними сиденьями, прямо у Питера под локтем. При виде столь внушительного барьера с мечтами о том, чтобы прижаться к Питеру, пришлось распрощаться. Но зато доски вызвали у Корнелии фантазии о Питере, скользящем по волнам, — и это было не хуже. Чародейка тут же обнаружила, что погружается в грезы о брате Тарани и о серфинге. Его классные дреды, влажные от соленых брызг… И сам он очень здорово смотрится в специальном костюме…

— Мы с Хай Лин поместимся сзади, — объявила Тарани, выведя Корнелию из задумчивости. — А ты, Корнелия, садись впереди!

Глаза у Корнелии расширились. Дыхание участилось. И она выкрикнула единственный ответ, который только мог прийти ей на ум:

— Нет!

Питер удивленно вскинул брови.

«Отлично! — в панике подумала Корнелия. — Теперь он думает, что у меня с мозгами не всё в порядке! Нужно срочно придумать объяснение!»

— То есть… Я хотела сказать «спасибо»… Но я не смогу поехать с вами, — произнесла чародейка, пожав плечами и пискляво хихикнув. Она раскрыла свой большой фиолетовый зонт и заслонилась им от дождя. — Мне… эээ… нужно выполнить одно поручение. Мамино.

— Вот и прекрасно, — ответствовал Питер, на лице его снова заиграла лучезарная улыбка. — Я тебя подвезу. Говори, куда ехать!

«И почему он такой милый?.. — растерянно простонала про себя Корнелия. — Как же мне теперь отмазаться?»

— Нет-нет, я пешком, — произнесла она. — Мне надо зайти… к двоюродной сестре, это совсем рядом.

Корнелия поглядела на Тарани и Хай Лин — обе уже успели забраться на заднее сиденье и теперь недоуменно таращились на нее.

— Встретимся у Ирмы, ладно? — крикнула Корнелия подругам.

— Конечно, — хором ответили две чародейки. Потом переглянулись. Тарани, кажется, что-то заподозрила, а Хай Лин пожала плечами, всем своим видом выражая озадаченность.

Корнелия чуть вслух не зарычала от раздражения. Она предвидела, что после ее ухода сразу начнутся пересуды.

— Разве у Корнелии в этом районе живет сестра? — спросит Тарани у Хай Лин. — Ты знала об этом?

— Я знаю одно, — ответит Хай Лин с хитрой улыбкой, — в присутствии твоего брата она начинает вести себя очень странно.

Кстати, о брате. Питер как раз заговорил, и Корнелии пришлось снова отбросить фантазии и сосредоточиться.

— Тогда ладно, как-нибудь увидимся?

Стоило Питеру произнести эти полные надежды слова, как по жилам Корнелии словно ток пробежал. Если бы не дождь, ее прекрасные белокурые волосы непременно встали бы дыбом!

Во рту у нее разом пересохло, никаких умных ответов в голову не приходило. Она сумела лишь выдавить:

— Конечно, Питер! Пока. Передай от меня привет родителям!

«Ой!»

Едва эти слова сорвались с ее губ, Корнелия растерянно заморгала. Ничего глупее не придумаешь!

«Хорошо хоть Питер сделал вид, что не заметил моего позора», — простонала про себя чародейка.

Питер дружески помахал ей на прощание. Корнелия слабо махнула рукой в ответ, и машина с уютно примостившимися на заднем сиденье Тарани и Хай Лин укатила прочь.

«Передай привет родителям! — пробормотала! себе под нос Корнелия, шагая по мокрому тротуару. — Надо же такое ляпнуть! О чем я только думала? Теперь я готова под землю провалиться со стыда!»

Она только еще больше расстроилась. «Ну почему, — внутренне причитала она, — я испытываю такие теплые чувства к Питеру? Он мне нравится… Но люблю-то я Калеба!»

Стоило только мысленно произнести это имя, как Корнелию захлестнула волна противоречивых эмоций. Колени дрожали, словно желе, лицо раскраснелось. Этим дело не ограничилось, что-то серьезное происходило у нее глубоко в душе. Корнелия вспомнила тот краткий миг — одновременно прекрасный и причиняющий невыразимую боль, — когда она впервые встретила свою любовь, Калеба.

Как этот мальчишка с каштановыми волосами из ее снов стал ее возлюбленным?

«Для начала, — подумала Корнелия, — он снился мне — еще задолго до нашей встречи. Грезы о Калебе стали моим первым столкновением с волшебством».

Корнелия ощутила острую тоску, вспомнив о м как впервые «увидела» его. Она сидела на скучном уроке и мечтала, глядя па пышные кроны деревьев за школьным окном. Вдруг листья затрепетали, зашевелились— и сложились в картинку. Это был Калеб! Правда, тогда Корнелия еще не знала его имени. Она поняла лишь, что это самый красивый парень на свете и что он — ее вторая половинка.

После того раза Калеб стал время от времени посещать Корнелию: во сне, в каракулях, которые она рассеянно рисовала на полях тетрадок, и даже в рисунке Элион. Элион нарисовала Калеба в те времена, когда она еще жила в Хитерфилде под личиной обычной земной девчонки и лучшей подруги Корнелии.

Корнелия брела по улице, съежившись под зонтом, и продолжала вспоминать.

Она встретила Калеба наяву во время своего последнего визита в Меридиан. Выход из портала располагался в каменной чаше фонтана посреди одной из средневековых площадей Меридиана. Перепуганная Корнелия очутилась под водой, без воздуха, барахтаясь и борясь за свою жизнь! Она уже было потеряла сознание, как вдруг сильная рука протянулась под воду и подхватила ее. Рука вытащила Корнелию на поверхность, девочка судорожно стала хватать ртом воздух. А когда она увидела лицо своего спасителя, то снова оказалась на грани обморока.

Это был парень из ее снов. Ее мечта оказалась явью! К несчастью, жизнь ее таинственного возлюбленного была полна опасностей. Он возглавлял группу меридианских повстанцев, боровшихся с устрашающей армией Фобоса за то, чтобы престол по закону перешел к Элион.

По этой причине Корнелии и Калебу пришлось расстаться вскоре после встречи. Они оба должны были вести свои битвы в своих собственных мирах.

Но прежде чем попрощаться, Калеб все же успел кое в чем признаться Корнелии — она тоже виделась ему во сне. И он тоже любил ее.

Этот миг был полон такой невыносимой сладости и горечи, что сильная и независимая Корнелия расплакалась. Калеб поймал одну из ее слезинок кончиком пальца. С помощью меридианской магии он превратил соленую капельку в сияющий серебристый цветок — волшебный сувенир, который Корнелия хранила в вазочке на своем письменном столе. Цветок был последним, на что она каждый вечер бросала взгляд перед сном, и первым, на что она смотрела поутру.

Корнелия шла по медленно погружающейся в темноту улице. Мысли ее незаметно переключились на Элион, к чьему отсутствию так трудно было привыкнуть.

Корнелия и Элион были лучшими подругами с раннего детства. Элион была доброй, мягкой, помешанной на мальчиках и немного застенчивой. Она была миниатюрной, а Корнелия — высокой и гибкой. Обе девочки обладали длинными светлыми волосами и развитым воображением. Элион громче всех болела за Корнелию на соревнованиях по фигурному катанию, а Корнелия всегда была готова поддержать Элион, когда та получала плохую отметку или безнадежно втрескивалась в очередного парня.

«Тогда Элион была совсем другой, — с тихим вздохом подумала Корнелия. — До тех пор, пока не открыла свои истинные способности и… пока не стала нашим врагом. Теперь уже бывшим врагом», — с надеждой сказала себе она.

Из всех Стражниц только одна Корнелия никогда не верила, что Элион действительно перешла на сторону зла. Она пыталась убедить остальных, что Элион была обманута Седриком, приспешником принца Фобоса.

И сейчас стало похоже, что Корнелия не ошиблась. Элион усомнилась в том, что говорил ей Седрик, и начала склоняться на сторону! Стражниц.

«Но Элион по-прежнему так далеко, — размышляла Корнелия на ходу. — Моя лучшая подруга и Калеб оба по ту сторону Великой Сети, в Меридиане… Интересно, откуда Элион, рисуя тот портрет Калеба, знала, что я однажды встречу его? Может, она сама придумала его образ? Или действительно видела его раньше?»

Корнелия шагала, прислушиваясь к шлепанью подошв своих черных ботинок по лужам: «хлюп-хлюп-хлюп». Мерный звук успокаивал, погружая Корнелию все глубже и глубже в мысли о загадочной роли Элион в Меридианском королевстве.

«Всегда ли Элион знала, что она — Свет Меридиана? — гадала Корнелия. — Или, может быть, рисование было для нее неосознанным способом вернуться в страну своего детства? Да, — решила Корнелия, — так и есть! Рисунки Элион связывали ее с родиной. Это был ее способ проникнуть за непреодолимый барьер Великой Сети и незаметно для самой себя создать что-то вроде моста… Да! — взволнованно воскликнула про себя Корнелия. — Элион построила мост между двумя мирами!»


Глава 3

<p>Глава 3</p>

«Фру-у-ушшш», — шумел ливень.

По крайней мере, шумел в воображении Элион… и на листе пергамента, расстеленном на ее резном золоченом столике. Водя по листу большим сучковатым карандашом в виде веточки, Элион рисовала дождевые капли, ручейками стекающие по городским улицам, рассыпающиеся на брызги от ударов по мостовой и сверкающие в свете фонарей.

На рисунке был изображен не Меридиан. В этом мире — мире, который оказался ее родиной и судьбой, — погода всегда была одинаковой. Здесь никогда не дождило. Но и солнце тут не светило. Листья никогда не вяли, а цветы распускались лишь в колдовском саду принца Фобоса, братца Элион.

Сад, защищенный густой порослью ядовитых черных роз, был великолепен. Однако еще поразительнее выглядела тайная рощица, где обитали Шептуны. Кожа этих созданий, словно бутоны цветов, была самых необыкновенных оттенков: от голубого и фиолетового до радужно-розового. Волосы Шептунов волочились за ними по земле, колышась, словно водоросли. Они всегда говорили шепотом и служили Фобосу глазами и ушами. Все, что видели Шептуны, видел и Фобос. Все, что слышали Шептуны, слышал и Фобос. Все, что

Фобос хотел узнать, ему сообщали Шептуны. Они докладывали ему, что видели и слышали на улицах Меридиана, в домах простых граждан и даже в собственном замке Фобоса.

Шептуны фактически были частью личности Фобоса.

Когда Элион только-только прибыла в Меридиан, Седрик, правая рука ее брата, растолковал ей все это. Он поведал ей об опасностях и тяготах королевской жизни. Тогда это казалось ей вполне разумным и логичным, и она испытывала злость, растерянность и боль из-за того, что родители всю жизнь лгали ей.

«Мои приемные родители, — поправила себя Элион. — Те, кто выкрали меня из дома и столько лет скрывали от меня, кто я есть».

Заштриховывая очередную покрытую рябью лужу, Элион погрузилась в размышления.

Может, они забрали меня отсюда, чтобы моя жизнь сложилась лучше — там, в Хитерфилде? — смутно вертелось в голове у Элион. — В мире с солнечным светом и дождем, с домом и школой… вместо этой мрачной пустой крепости…

Элион попыталась отогнать от себя эти мысли.

«Думать о прошлом — напрасная трата времени, — пожурила она себя. — Теперь моя жизнь — это Меридиан. Я сама ее выбрала… ведь правда же?»

Но в голове всплывало все больше и больше вопросов, и, видимо, от этого та начала болеть. Перед внутренним взором Элион возникали жители Меридиана с их грустными лицами, опущенными плечами и грубыми коричневыми накидками, так непохожими на льдисто-голубое шелковое одеяние Элион.

Она думала о своих приемных родителях, томившихся в темнице. Они содержались совсем рядом, в здании тюрьмы, и одновременно так далеко…

Элион почувствовала знакомое ощущение — уголки рта помимо воли опустились книзу, делая лицо недоуменно-мрачным. Девочка наклонилась ближе к бумаге, стараясь найти успокоение в привычных движениях карандаша. На рисунке обретали жизнь ее воспоминания.

— Что ты рисуешь, Элион?

По позвоночнику словно ток пробежал. Элион напряглась.

«Как ему удается так незаметно подкрадываться?» — подумала девочка. Ей даже не нужно было оборачиваться, чтобы взглянуть, кто стоит в дверях. Она и так это знала.

«Седрик будто чует, когда я мечтаю о доме или тоскую по своей прежней жизни, — мысленно посетовала Элион. — Именно в эти моменты он появляется, чтобы силком тащить меня в Меридиан и в новую жизнь».

— Я рисую дождь, Седрик, — неохотно ответила Элион, по-прежнему не глядя на собеседника. — Он напоминает мне о днях, проведенных в Хитерфилде.

— Но ты ведь больше не какая-то глупая земная девчонка! — упрекнул ее Седрик. Он вошел в комнату. Элион чувствовала, как он приблизился, встал у нее за стулом и глянул на ее набросок. По мягкому звучанию голоса Элион определила, что Седрик сейчас в человеческом, а не в змеином облике. Ей вспомнилось, что когда-то она находила его точеные скулы, острый подбородок и длинные светлые волосы совершенно неотразимыми. Но то было словно целую жизнь назад. Сейчас Седрик с каждой их встречей казался Элион все менее привлекательным, и каждый раз он изводил

ее — вот как сейчас.

— Ты властительница Меридиана, — объявил Седрик.

— Да! — усмехнулась Элион. — Всё как в причудливой сказке, конца которой я пока не знаю.

— Кому нужны сказки, от них никакого толку! — не терпящим возражений тоном произнес Седрик.

Элион с бессильным вздохом бросила карандаш на мраморную поверхность стола. Когда Седрик стоял над душой, рисовать было невозможно. Она резко поднялась со стула, кинула на Седрика сердитый взгляд и вышла на балкон. Тот представлял собой широкую полукруглую площадку, с которой открывался вид почти на всю огромную долину Меридиана. По бокам пейзаж обрамляли горы. Дым, поднимавшийся из труб домов, делал небо над средневековыми улицами мутным и серым.

— Значит, ты думаешь, сказки не нужны? — холодно процедила Элион через плечо. Ответа не спиной. Разглядывая потрепанный войной, разрушенный во многих местах город, она произнесла: — А вот родители часто рассказывали мне сказки. Они рассказывали, а я рисовала. «Давным-давно жила-была маленькая принцесса, которая правила печальным и темным миром…»

Седрик среагировал немедленно — он метнулся к Элион, длинные голубые одеяния так и хлопали по ногам.

— Твои родители?! — презрительно прошипел он. — Ты имеешь в виду изменников, которые похитили тебя?

— Седрик! Довольно! — крикнула Элион. Она пыталась придать своему голосу гнева и внушительности, но он предательски задрожал и прозвучал жалобно, как у маленькой девочки. Знала Элион, и что на лице ее отразилась боль. Ей страшно не хотелось, чтобы Седрик видел ее в минуту слабости, поэтому она опустила голову и, оттолкнув его, вернулась в комнату.

Элион вовсе не чувствовала себя принцессой. Она была смущена и растеряна, и с каждым днем пребывания в этом холодном замке растерянность только росла.

— Ты ведь знаешь, как много зла причинили тебе эти негодяи! — воскликнул Седрик.

«Ничего я не знаю! — внутренне вскричала Элион. — это ты все решаешь за меня! А я уже не знаю, чему верить».

— Прекрати! — прохрипела она, избегая взгляда Седрика.

Но он, разумеется, не подчинился.

— Это по вине твоих так называемых «родителей» твой брат, принц Фобос, так долго страдал, — не унимался Седрик. — Народ утратил надежду, а земля — свой свет, поэтому…

Напыщенные речи давили на Элион, а изнутри ее терзали сотни вопросов, на которые она пока не нашла ответа. Она почувствовала, как напряглись плечи. Гнев и пыл жарким румянцем прилили к обычно бледным щекам. На кончиках пальцев заиграли искорки белой магической энергии.

Она не могла больше выносить разглагольствования Седрика ни секунды! Глаза от злости застелило красной пеленой.

— Я сказала — прекрати! — вскричала Элион.

Потом резко развернулась и глянула Седрику в глаза. Ее длинные косички, закрепленные на концах двумя тяжелыми деревянными кольцами, просвистели мимо лица. Под ногами ощущалось слабое гудение. И всё это из-за ее гнева.

Девочка не смогла сдержать рвущихся наружу слов.

— Не смей так говорить о моих родителях! — завопила она на Седрика. — Ты совсем их не знаешь!

Руум-бум-бум!

Седрик вдруг отступил назад, а потом и вовсе рухнул на пол.

Элион удивленно заморгала.

«Постойте-ка! — подумала она. — Земля действительно содрогается и шевелится. И Седрик до смерти боится этого!»

Такой поворот событий не мог не вызвать у Элион чувства удовлетворения. Холодное, гладкое лицо Седрика застыло в гримасе ужаса. Пытаясь подняться на ноги, он поглядывал на Элион со смесью изумления и страха.

Если бы девочка не была так возмущена, она бы рассмеялась.

«Он думает, это сотворила я? — фыркнула про себя она, напружинив ноги и обхватив себя руками, чтобы не потерять равновесия. — Но это же смешно! Он ничего не знает. А еще он считает, что мои родители — зло. Он набивал мне голову всякими дурными мыслями, всякой гадостью. Не могу больше это терпеть!»

Ррум-бум-бум-бум!!!

Пол снова встряхнуло, и Седрик опять упал. Сжавшись, он отполз назад, а с потолка посыпались куски штукатурки. С негромким стуком падали они на мраморный пол.

— Я… Я… — заплетающимся языком обратился Седрик к Элион. — П-прошу прощения!

— Прощения? — рявкнула Элион. — Ты? Но я до сих пор не знаю, кто ты все-таки такой!

— Ты обижаешь меня, Элион! — ответил припавший к полу Седрик. — Я единственный, на кого ты можешь полностью положиться!

Внезапно гнев Элион испарился. Вместо него разум девочки заволокло тяжелыми тучами уныния.

Одновременно она краешком сознания заметила, что снизу перестал доноситься грохот. Пол больше не ходил ходуном. Землетрясение прекратилось.

Элион снова вышла на балкон. Прислонившись к дверному косяку, она обвела взглядом затянутый дымом пейзаж.

— Неужели? — вяло парировала она. — Значит, я могу тебе доверять, да? Прекрасно! Тогда скажи мне, где мой дом. Ведь не тот же, где я сейчас нахожусь!

Элион стиснула пальцами портьеру. В душе нарастали скорбь и тоска. Слезинка задрожала на ресницах, а в следующий миг упала на голубое одеяние.

— Прежде у меня были отец и мать, — прошептала девочка. — Были подруги и…

— И не было королевства, о котором ты должна заботиться.

Элион глянула через плечо. Седрик молчал. В комнату вошел еще кто-то. И этим кем-то был ее брат Фобос.

Он с царственным видом стоял в дверях ее покоев. Его длинный наряд был ярко-бирюзового цвета с белоснежной бархатной отделкой. За спиной у него парили два Шептуна, поддерживавших длинный шлейф и следивших, чтобы тот ненароком не коснулся пола.

Длинные волосы Фобоса были скручены в похожие на лозы бесконечные лоснящиеся косы. Они расходились от его гордо поднятой головы в разных направлениях, выгибаясь и раскачиваясь, словно веревочные мосты в джунглях.

— Не волнуйся, Элион, — продолжал Фобос успокаивающим тоном. Седрик бросился к его ногам, бормоча раболепные приветствия, однако принц не обратил на него внимания. Его взгляд был сосредоточен на Элион. — Я всегда рядом с тобой.

Нет на свете уз, крепче братских!

Элион печально кивнула. Голубые глаза Фобоса, разделенные низко опускающимся выступом усеянной бирюзой короны, сузились. Он перевел взгляд со своей хрупкой сестры на распростершегося перед ним Седрика.

— Хочешь, чтобы Седрик ушел отсюда навсегда, моя дорогая сестренка? — спросил принц, сверху вниз посматривая на своего прихвостня.

— Н-нет, — выдавила Элион. Она ненавидела это слово— «навсегда». Это было слово, которое она произнесла, когда перебралась в Меридиан.

«Прощайте навсегда!» — думала она, покидая дом и глядя, как ее родителей волокут в тюрьму.

— На меня просто затмение нашло, — сказала Элион. — А с Седриком я потом поговорю.

Она с облегчением вздохнула, когда Фобос склонил голову и что-то прошипел Седрику. Вид у принца был свирепый.

— Слушаюсь, мой господин, — шепнул Седрик и торопливо покинул комнату.

Элион повернулась к окну. Она снова устремила взгляд на крыши домов и ветви деревьев. Но теперь она сосредоточила все внимание на мрачном строении, возвышавшемся на вершине горы примерно в миле от дворца. При виде этого здания в животе у Элион все болезненно скрутилось от чувства вины. Это была меридианская тюрьма.

Тюрьма, где содержались ее родители.

Брат медленно подплыл к ней сзади. Двигался он в полной тишине, поэтому Элион скорее почувствовала, чем услышала его приближение.

Девочка склонила голову.

— Фобос, — произнесла она, — я Свет Меридиана, так ведь?

— Это титул ожидает тебя, — подтвердил ее брат. Он говорил глубоким, убаюкивающим голосом. — И вскоре ты его обретешь.

— Я разговаривала со своими родителями, — призналась Элион. — С приемными родителями, томящимися в тюрьме. Я хочу вернуть им свободу!

— А, — только и вымолвил Фобос. Элион вскинула голову и навострила уши. Не почудилось ли ей напряжение, прозвучавшее в голосе брата? — Ответственное решение, — произнес принц. После этих слов Элион наконец расслабилась. Она даже отвернулась от окна, чтобы посмотреть на Фобоса. Тот улыбался ей, разведя руки в стороны и словно приглашая в дружеские объятия. — Только тебе придется немного подождать, — продолжал Фобос. — Власть в нашей династии передается по женской линии, и я с превеликой радостью уступлю корону со всеми ее тяготами и славой тебе.

«А это означает, — внутренне возликовала Элион, — что я смогу делать все что пожелаю! В том числе и освободить своих родителей, не спрашивая у Фобоса позволения!»

Она чуть не прыгала от радости, но присутствие величественного братца сдерживало ее. Трудно было себе представить, чтобы горделивый властный Фобос хоть когда-нибудь прыгал от радости. Или раскачивался на ветке. Или вообще играл в детские игры.

«Должно быть, поэтому он и стал таким мудрым, — решила Элион. — И надменным».

Фобос решил, что пора удалиться, и плавно заскользил к выходу. Шептуны порхнули вперед, чтобы раскрыть перед своим повелителем двери.

Уже выходя, Фобос бросил через плечо:

— К сожалению, все важные решения ты сможешь принимать только после официальной церемонии коронации. Понимаешь?

— Коронация? — повторила Элион. — А когда она состоится?

— Скоро, моя дорогая сестренка, — ответил Фобос. — Очень скоро.

С этими словами он выплыл в коридор, снова оставив Элион в одиночестве.

Бум!

Затейливые стеклянные двери с шумом захлопнулись.

«Коронация решит все проблемы, — подумала Элион. — Пусть они и не настоящие мои родители, я все равно должна о них позаботиться. Здорово, что скоро я смогу все исправить».

Погрузившись в мечты, она опустилась на край своей огромной золоченой кровати. Как и вся обстановка в ее покоях, кровать подавляла своими размерами. Она была полной противоположностью кровати из ее хитерфилдской жизни — детской тахты с пушистым розовым покрывалом и маленькими подушками с рюшечками по краям.

Элион представляла себе эту кровать куда ярче, чем ту, на которой сейчас сидела. В фантазиях Элион на детской кроватке сидела ее мама — женщина с мягким добрым лицом и рыжими волосами. Она уютно устроилась среди старых плюшевых игрушек дочери.

Внезапно Элион с головой нырнула в воспоминания. Она больше не была принцессой Элион, девочкой-подростком, наследницей трона. Она стала пятилетней Элион, ползавшей по полу в] своем любимом оранжевом комбинезончике. В каждой руке она держала по толстому восковому мелку. Вот она оторвалась от рисования и посмотрела на маму. Мама разглядывала последний рисунок своего чада — картинку, над которой Элион трудилась все утро. Почему-то ей никак не удавалось изобразить все правильно.

Видимо, это беспокоило не только саму Элион. Изучив рисунок повнимательнее, мама нахмурилась.

— Почему ты такая грустная, мамочка? — встревоженно пискнула Элион. — Тебе не нравится город, который я нарисовала?

Элион подобралась к маме поближе и вместе с ей посмотрела на каменные башенки и крытые соломой невысокие дома. На крышах развевались флаги всех цветов радуги, а надо всем эти парила крылатая девочка в короне, но без лица.

— Я вовсе не грустная, Элион, — сказала мама. — Просто твой рисунок напоминает мне город, в котором я когда-то жила. Это было давным-давно. И девочка, которая летает…

— Я знаю, — вздохнула Элион, скрестив руки на груди, — она некрасивая. Мне хотелось, чтобы она освещала все небо, как солнышко. Но я напутала с цветами… И не знаю, как нарисовать лицо!

Элион почувствовала, как к горлу подкатился комок. Нижняя губа мелко задрожала.

Мама наклонилась и подхватила ластик. Элион обожала этот розовый ластик — он был ее любимого цвета и к тому же пах, как жвачка.

— Если не нравится, возьми и сотри, — сказала мама, с улыбкой показывая дочке розовую резинку. — Видишь, это ластик!

Элион кивнула.

Шурх-шурх-шурх…

Мама быстрыми уверенными движениями потерла бумагу ластиком. Некрасивое недорисованное лицо принцессы исчезло! Теперь посреди рисунка появилось белое пятно — прекрасный шанс попытаться снова.

— Попробуй сама, — посоветовала мама, вкладывая ластик в неуклюжие короткие пальчики Элион. — Исправить любую ошибку несложно — стирай, и всё!

Элион помахала рукой в воздухе, репетируя стирающие движения.

…И недоуменно заморгала. Ее рука больше не была маленькой и пухлой, залитой льющимся из окна светом хитерфилдского солнца.

Рука была тонкой. Более взрослой. Кисть высовывалась из расклешенного рукава меридианского платья.

Фантазия испарилась так же быстро, как и ее детские горести. Элион снова была будущей королевой.

От грез осталось только одно — прилив надежды.

«Мама все мне объяснит, — прошептала Элион себе под нос, снова глядя в окно на здание тюрьмы. — Она всегда так хорошо могла все мне растолковать! Тут ей нет равных…»

Повинуясь минутному порыву, Элион обхватила себя руками, обвила ими свое тело, как всегда делала в детстве, когда была чем-то довольна — когда ей удавалось сделать неплохой рисунок, когда на десерт ей давали шоколадное мороженое, когда они целый день играли с Корнелией.

«Помни, Элион, — снова услышала она мягкий и нежный мамин голос, долетевший из детства. — Ты можешь исправить любую ошибку!»


Глава 4

<p>Глава 4</p>

Шшааатц!

— А-а-а-ай!

Седрик попытался было сдержать крик, когда Шептун ткнул его пикой, но все бесполезно. Желто-зеленое полосатое создание злобно ударило его в плечо. Боль рекой полилась по руке, она была такой интенсивной и мучительной, что Седрику казалось — его пальцы вот-вот взорвутся.

Распростершись на земле в саду Фобоса, Седрик посмотрел на свою скрюченную ладонь. Нет, пальцы остались на месте, правда, они больше не были тонкими и бледными. Под пыткой Седрик не смог удержать наколдованный человеческий облик и принял меридианское обличье, стал зеленым и чешуйчатым, с красной маской вокруг глаз и скользким хвостом вместо ног.

Сейчас Седрик только радовался, что его ноги исчезли. Они бы все равно не выдержали и подкосились. Пытка Шептунов заставляла его корчиться от боли, беспомощно загребать зелеными лапами грязь и умоляюще смотреть в сторону испускающего пар горячего источника.

В этом источнике принимал ванну принц Фобос. Красивый, но высокомерный юноша развалившись сидел в ароматной булькающей воде. Его косы необыкновенной длины терялись среди вершин деревьев, словно редкостные лианы соломенного цвета.

«Я это заслужил, — подумал Седрик, глухо подвывая. — Я поставил под угрозу секрет моего господина, все его планы насчет Элион! И этим я поставил под угрозу и свою собственную жизнь!»

Шшаааатц!

Зловредный Шептун ткнул его в спину, и Седрик взвизгнул. Маленький бесенок наблюдал, как жертва извивается и плачет, и знай себе хихикал.

«Пожалуйста, мой господин, мой принц, — взмолился про себя Седрик. — Сжальтесь надо мной, вашим верным слугой! Ради вас я так много лгал. И всегда с готовностью. Потому что я верил, что однажды вы возвысите меня до чего-то более значительного, чем это жалкое существование в теле змея!»

Седрику хотелось высказать всё это принцу открыто, однако он знал, что Фобосу чужды сострадание и угрызения совести.

Было слишком поздно для подобных заявлений. Когда принц наконец снизошел до разговора, опасения Седрика подтвердились.

— Ты допустил непростительную ошибку, Седрик, — произнес Фобос. Голос его звучал лениво, словно принца убаюкали благовонные масла, добавленные в воду. Слова были самыми обычными, но за ними стояло истинное зло. Седрик уважал власть и мощь своего господина почти так же сильно, как боялся их. — Ты посеял в душе Элион сомнения, — продолжал Фобос, его голубые глаза сузились. — Пошатнул ее и без того слабое доверие

к нам. И за это я тебя похвалить не могу.

— Я… н-не понимаю, — запинаясь, произнес Седрик. Голос вдруг перестал слушаться его и сделался пронзительно-визгливым. — Ведь она всегда верила в меня и в то, что я ей говорил!

— Теперь все изменилось, — вымолвил Фобос. Он сердито поерзал, и на поверхность источника со дна поднялась стайка пузырьков. — Ты же сам все видел. Ты тоже испытал на себе ее гнев, разве не так?

— Ты имеешь в виду тот подземный толчок, господин? — проскулил Седрик, вспомнив, как он испугался, когда пол в покоях Элион заходил ходуном. Правда, сейчас он отдал бы что угодно, лишь бы иметь дело с простым землетрясением, а не с изощренной пыткой Шептунов!

«Но… неужели Фобос верит, что это Элион вызвала толчки, сотрясшие весь Меридиан? Если так, то она почти так же могущественна, как сам Фобос. Не может этого быть!»

Седрик не смог удержаться и высказал свои сомнения вслух:

— Но, мой господин, она недостаточно сильна для…

— Она куда сильнее любого из нас! — вспылил Фобос, ударив по воде кулаками.

Повинуясь инстинкту, Шептуны снова набросились на Седрика, вымещая гнев господина на его ближайшем помощнике.

Шааатц! Они направили орудия ему в грудь.

Шааатц! И боль сосредоточилась в хвосте.

Шааатц! Прямо в ухо! Поросшую чешуей голову охватила такая боль, что Седрик на мгновение ослеп.

«Нужно учиться держать язык за зубами», — подумал он, судорожно хватая ртом воздух.

— Ее мощь пока скрыта, но скоро она проявится, — продолжал Фобос. Вдруг он поднялся во весь рост. Его порхающие слуги словно ждали этого движения. Два Шептуна метнулись вперед, чтобы облачить стройного юношу в одеяние из тончайшей ткани. Третий протянул принцу чашу с поблескивающим нектаром. Фобос изысканным жестом опустил руки в чашу, а потом смазал кожу волшебной жидкостью, придающей красоты.

Пока Шептуны прислуживали ему, Фобос глянул на Седрика.

— Из-за тебя появился риск, что Элион обретет полную власть раньше времени, — веско произнес принц.

Седрик съежился у голых ног своего господина. «Прости меня… — молил он беззвучно. — Прости!»

— Если бы те двое не похитили ее, когда она была еще младенцем, — раздраженно продолжал Фобос, — я бы сейчас уже поглотил всю ее энергию. Но предатели и эта нянька Галгейта увезли мою сестру слишком далеко, на Землю. Они намеревались спрятать ее от меня!

При этих словах Седрик вскинул голову. Хоть и униженный, он все же оставался змеем. А каждое пресмыкающееся нутром чует, когда предоставляется благоприятная возможность…

Фобос размышлял вслух, заодно посвящая Седрика в детали своего плана. И это означало одно из двух: либо Фобос желал расправиться с Седриком и открывал ему опасные сведения, чтобы потом заставить замолчать навсегда…

Либо… Фобос нуждался в помощи Седрика.

«Вот мой шанс искупить вину!» — подумал Седрик, проведя пересохшим раздвоенным языков по зеленым губам.

Он с усилием поднялся на ноги.

«Я должен излучать уверенность, а не страх, — сказал себе змей. — От этого зависит моя жизнь».

— Теперь, — произнес Фобос, — чтобы вобрать в себя энергию Элион, мне придется преодолеть прочные барьеры.

— И как ты добьешься своей цели, мой господин?

— Мне поможет коронация, Седрик, — объявил Фобос. В такт этим словам, Шептуны накинули на широкие плечи принца роскошное королевское облачение. — Элион наденет корону в первый и последний раз в жизни. А пока этого не произошло, узники не должны общаться с ней!

Руки Седрика перестали дрожать. Он предчувствовал, что сейчас на него возложат подходящую задачу — такую, для которой нужны хитрость и изворотливость.

«С превеликим удовольствием помогу вам, мой господин», — подумал Седрик. Гримаса боли и унижения на его физиономии постепенно перетекла в льстивую улыбку.

— Я подстрою в тюрьме несчастный случай, господин, — предложил Седрик, скромно поклонившись. — Элион ничего не заподозрит.

— Превосходно! — воскликнул Фобос со злобной усмешкой. — Если справишься с заданием, сможешь пойти со мной к Бездне Теней и испить воды из колдовского черного источника.

Седрик с трудом сдержался, чтобы не ахнуть.

«Черный источник!» — подумал он.

Смолянистая жидкость, бившая из-под земли в глубине сада Фобоса, заключала в себе саму сущность Меридиана. В этом источнике концентрировалась вся та энергия, которую Фобос выкачал из воздуха Меридиана, из земли и даже из душ людей! Это был центр роскошного сада принца, укрытие от грубого мира, которое он сам себе создал.

«Это же величайшая честь!» — подумал Седрик, задыхаясь от волнения. К его облегчению, Фобос развернулся и молча зашагал прочь. Это означало, что по крайней мере сейчас Седрик в безопасности.

«Принц Фобос будет доволен мной, — думал Седрик, глядя вслед своему удаляющемуся повелителю. — Это, несомненно, стоит жизни родителей Элион!»

Прежде чем исчезнуть из поля зрения Седрика, Фобос свернул на усыпанную лепестками тропу. Седрик успел разглядеть выражение лица принца.

На лице этом не было ни тени благородства и честности. Оно носило печать подлости и коварства.

Седрик с легкостью распознал это выражение. У него самого часто бывало такое, когда он дразнил Элион или отдавал приказы меридианским солдатам.

Но, все еще пребывая в тумане от боли, неожиданно превратившейся в ликование, Седрик не связал зловещую гримасу принца со своей собственной судьбой. Он думал лишь о том, что повелитель сменил гнев на милость, и он, Седрик, вновь оказался в фаворе. Фобос проявил милосердие. Он посулил верному слуге глоток из черного источника, обладающего магической силой.

Змей ухмыльнулся, представляя, как его зеленая чешуя и неуклюжий хвост сменятся блестящей гладкой кожей, переливающейся золотым и фиолетовым. А разум освободится от забот.

Он мечтал о жизни, целиком посвященной служению своему принцу.

«Скоро я тоже буду жить во дворце, — благоговейно прошептал Седрик, — и стану одним из Шептунов!»


Глава 5

<p>Глава 5</p>

Ирма выглянула в кухонное окно и сморщилась.

«Хуже не придумаешь, — сказала она себе со стоном. — Подружки опаздывают, а когда придут — их ждет неприятный сюрприз».

Небо сотряс очередной раскат грома. Почему-то этот звук — вспышка гнева природы — напоминал Ирме о Меридиане.

«Да-а, — угрюмо подумала чародейка, — денек сегодня мрачный и дождливый — прямо как в Меридиане. Там небо всегда серое, а воздух вечно тяжелый и душный. Там противно, шумно и…»

Фью-у-у-у!

Ирма обернулась в поисках источника неприятного звука. Скороварка свистела как ненормальная!

ФЬЮ-У-У-У!

— Мам! — завопила Ирма, отвернувшись от окна и обшаривая кухню взглядом в поисках матери. К сожалению, единственным членом семьи, оказавшимся поблизости, был назойливый младший братец Ирмы, Кристофер. Мелкий надоеда сидел на табуретке за столом и играл в войну между солонкой и перечницей. Ему нравилось воображать, что это солдатики, и устраивать между ними сражения. Визг, доносившийся с плиты, нарастал. Ирма не могла сосредоточиться на солдатиках Криса… да и вообще ни на чем из происходившего в доме Лэров.

— Мам, скороварка свистит! — крикнула Ирма, когда свист сделался (если, конечно, такое возможно) еще пронзительнее.

Мама выглянула из кладовки.

— Ну, свистит, — пожала плечами она. Очевидно, шум ее не слишком нервировал. — А ты могла бы подпеть, Ирма. Получился бы неплохой дуэт.

— Хи-хи! — подал голос Кристофер. — Неплохой дуэт! Ха-ха-ха!

— Теперь я понимаю, зачем у нас в семье родился Кристофер, — ехидно обратилась к маме Ирма. — Тебе нужен был кто-кто, кто смеялся бы над твоими шутками!

— Естественно, — ответила мама. Одной рукой она ловко добавила приправ в стоявшую на конфорке кастрюлю, другой увернула огонь под скороваркой, а потом крикнула через плечо: — Ирма, не передашь мне соль?

Чародейка запросто могла бы отобрать солонку у Криса и дать ее матери, но ее так и подмывало сначала заглянуть маме через плечо и узнать, что же томится и булькает в разных кастрюльках и сковородках на плите.

Зря она это затеяла. В первой же кастрюле обнаружилась ужасная вещь!

— Кабачки! — взвыла Ирма. — Ты готовишь кабачки! Но я же предупреждала, что Корнелия от них не в восторге!

— Ну и что? — высунулся из-за маминой юбки Кристофер. — А ты не в восторге от Корнелии!

У Ирмы глаза на лоб полезли. Кое в чем Кристофер был прав. Ирма и Корни (так Ирма обращалась к подруге, когда хотела ее позлить) были совершенно разными людьми. Можно даже сказать — противоположными, как и их стихии, Вода и Земля.

«Что я могу поделать, если у Корнелии напрочь отсутствует чувство юмора?» — сварливо подумала Ирма.

Но Ирма с Корнелией дружили уже много лет. Пусть они сильно отличались друг от друга, теперь они обе были Стражницами и должны были действовать как единое целое, как бы они друг друга ни раздражали. От них ведь зависела судьба всего мира!

В последнее время Ирма пыталась (пока толь-, ко пыталась!) хоть немного повзрослеть. А это означало: никаких больше превращений наглых мальчишек в жаб, никаких магических штучек на контрольных и никаких перепалок с Корнелией. И Ирма с удивлением отметила, что ей, как правило, приятно находиться в компании Корни.

Но Кристоферу обо всем этом знать необязательно! Ирма не позволит своему любопытному и невоспитанному братцу поставить себя в тупик.

— Да что ты понимаешь, карапуз?! — высокомерно произнесла она. — Ну, разок-другой повздорили, и что с того?

Мама на миг оторвалась от готовки.

— Кристофер, лучше держи язык за зубами, — строго велела она. — Особенно при гостях.

Мама снова принялась досаливать, помешивать и пробовать содержимое кастрюль, а у Криса появилась возможность вернуться к спору с сестрой. Ирма уже была готова сказать какую-нибудь колкость, но тут мама снова обернулась. На сей раз она протягивала Крису блюдо с бутербродами-канапе.

— Кстати, Кристофер, отнеси эти закуски в гостиную, — попросила мама. — Наши гости наверняка проголодались.

Ирма ухмыльнулась, а Кристофер состроил недовольную гримасу. С мрачным видом он взял у мамы из рук блюдо и потащился в гостиную.

«Отлично, — подумала Ирма. — Этот мелкий приставала мне пока не помеха. Теперь можно сосредоточиться на наших незваных гостях… Я должна предупредить чародеек о неприятном сюрпризе до того, как они зайдут в дом. И чего только этих двоих сюда принесло!»

Ирма сдула упавшую на глаза прядку волос и снова посмотрела в окно.

На сей раз она различила две съежившиеся фигурки, топающие сквозь дождь по ведущей к крыльцу дорожке. Ирма сразу узнала воздушное, как зефир, голубое стеганое пальто Хай Лин и шерстяную шапку Тарани.

— Ага, вот и они! — прошептала Ирма, спеша из кухни в прихожую. — Я смогу перехватить сразу двух чародеек.

Ирма уже отпирала дверь, как вдруг услышала, что по лужам шлепает еще кто-то.

— Эй, подождите меня! — прозвучал голос.

— Вилл! — вскричала Тарани.

— Кого мы видим! — подхватила Хай Лин. — Ты чего такая грустная, прямо как мокрая курица?

— Только не говори о животных, ладно? — простонала в ответ Вилл.

«Хмм… — сказала себе Ирма с хитрой ухмылочкой. — Тут явно что-то кроется. Послушаю-ка я немножко из-за двери…»

Представив, что она обаятельная и ловкая сыщица из «Шпионки», ее второго любимого сериала после «Мальчика-кометы», Ирма прижала ухо к двери. Голоса подруг доносились с улицы довольно отчетливо.

«Теперь мне не хватает только парочки классных шпионкиных париков!» — подумала Ирма.

— Ой-ой-ой! — раздался веселый голосок Хай Лин. Ирма вытряхнула из головы фантазии о накладных волосах и прислушалась. — Что-то говорит мне, что лучше не упоминать в разговоре животных и Мэтта.

«Мэтт! — пронеслось в голове у Ирмы. — Красавчик-возлюбленный Вилл! А что между ними произошло?»

— Ха-ха, очень смешно! — огрызнулась Вилл. — Но самое смешное, что ты права, Хай Лин. Сегодня в зоомагазине все шло наперекосяк. А самое худшее ждало меня дома. Мама заявила, что нам нужно обсудить нечто «очень важное». С мистером Коллинзом!

«Вот это да!»— подумала Ирма. Ее живо интересовало все, что было связано с мамой Вилл, встречавшейся с шеффилдским учителем истории. Кстати, Вилл была вовсе не в восторге от маминого выбора.

— Как хорошо, что у меня нашелся повод слинять из дома! — со вздохом призналась Вилл подругам. — Ирмино приглашение на ужин меня спасло.

Тарани, извечный голос разума в их компании, спросила:

— Но почему? Разве ты не говорила, что мистер Коллинз кажется тебе почти симпатичным?

— Это же разные вещи! — запротестовала Вилл. — Никто мне не докажет, что чужой человек, пусть даже самый симпатичный, лучше родного отца!

— Ого! — воскликнула Хай Лин. Ирма живо представляла себе, как в этот момент глаза у Хай Лин полезли на лоб и она пристально вгляделась в лицо Вилл. — Думаешь, они собирались объявить тебе о своей помолвке? Не слишком ли скоро для таких вещей? '

«Точно, еще как скоро, — подумала Ирма, закивав. — Мистер Коллинз и миссис Вандом встречаются пока совсем недолго… Эй! Кстати, о времени! Я тут торчу под дверью, а ведь мама вот-вот позовет меня и заставит подносить гостям ее кулинарные шедевры. Ох уж эти гости! Брр!»

Чувствуя, как внутри все трепыхается от волнения, Ирма дернула за дверную ручку и уставилась на вымоченных ливнем подруг.

— Прошу прощения, что прерываю разговор, — произнесла она театральным шепотом, — но у нас тут возникли кое-какие проблемы.

— Ой! — когда дверь неожиданно отворилась Хай Лин от испуга аж подпрыгнула.

— А в чем дело? — осведомилась Вилл.

Прижав палец к губам, Ирма поглядела налево, потом направо, потом обернулась. А потом торопливо потащила подруг в ванную. Плотно прикрыв за собой дверь, Ирма попыталась подобрать подходящие слова, чтобы сообщить Стражницам важную новость — сегодня им не удастся поужинать наедине!

«Вместо дружеских посиделок, — думала чародейка, — мы будем словно ужи на сковородке. Нас подстерегают опасности!»

— Э… Ирма? Что случилось? — вклинился в мысли Ирмы голос Вилл. Ирма отбросила в сторону дурацкие фантазии и поглядела на подруг. Вилл сидела на опущенной крышке унитаза, а Тарани и Хай Лин теснились возле полочки с туалетными принадлежностями. Не скажешь, что расположились они с удобством…

«Час настал! — с пафосом сказала себе Ирма. — Пора открыть им правду!»

— Это целая история, — начала она вслух. — Ни за что не догадаетесь, кто сейчас сидит у меня в гостиной…

Через пятнадцать минут Ирма снова прильнула к стеклу. С тех пор, как мама препроводила ее настороженных подруг к гостям, в комнату, Ирма выглядывала из окна каждые шестьдесят секунд.

Наконец ее поминутные проверки принесли результат! Она заметила, как по улице к ее дому шагает Корнелия. Даже издалека было видно, что укрытая зонтом девочка чем-то озабочена.

Ирма распахнула входную дверь, потом покосилась через плечо на коридор, ведущий в гостиную. Оттуда доносились голоса, поддерживавшие вежливую беседу, и позвякивание бокалов. Гости уже были готовы приступить к трапезе. Но если Ирма не успеет заранее предупредить Корнелию о двух особых гостях, то ее ждут крупные неприятности.

«А это значит, — подумала Ирма, — что Корнелии не мешало бы поторопиться! А я ей немножко помогу».

Ирма выставила руки в раскрытую входную дверь. Магия пришла в движение и заклокотала внутри чародейки. Прохладная жидкая энергия потекла от плеч по рукам и клубящимися голубыми лучами сорвалась с кончиков пальцев.

Волшебный поток хлынул на улицу, навстречу дождю, танцуя между каплями, как игривая змея. Эта змея оставляла за собой след в виде сухой дорожки — свободного от дождя прохода, по которому Корнелии будет удобнее пройти к крыльцу.

Корнелия, не веря своим глазам, высунулась из-под зонта. Однако, заметив на другом конце сухой дорожки Ирму, она улыбнулась. Ловко сложив зонтик, Корнелия заспешила к подруге.

«Отлично! — подумала Ирма. — Я смогу переговорить с Корни, и никто нам не помеша…»

— Кто там пришел?

— Ой! — вскрикнула Ирма от неожиданности и оглянулась. Это был Кристофер! Вот проныра! Ирма тут же вытянулась руки по швам, избавляясь от малейших следов голубоватой энергии.

Фршшшш!

«Упс!» — подумала чародейка, съежившись. Этот звук больше всего напоминал шум возобновившегося дождя. Ирма медленно повернулась к крыльцу.

Так и есть. Без Ирминой магии ливень тут же обрушился на незащищенную зонтом Корнелию. Та на миг замерла, глядя на Ирму сквозь повисшие мокрыми сосульками пряди светлых волос. Затем с недовольным видом проследовала на крыльцо и дальше, в прихожую.

— Привет, Корнелия! — подал голос Кристофер. — Ты здорово вымокла? Почему ты не открыла зонтик?

— Минуту назад я думала, что он мне не понадобится, — ответила Корнелия, смерив Ирму ледяным взглядом. — Всё в порядке, Ирма?

— Да, конечно! — громко и фальшиво воскликнула Ирма. — Проходи, чувствуй себя как дома.

«Ладно, — подумала Ирма, — надо вести себя так, будто я просто встречаю зашедшую в гости подругу, тогда никто посторонний не догадается, Что у меня дурные вести. Я срочно должна поговорить с Корнелией наедине!»

— Ох! — запричитала Ирма приторно-заботливым голоском. — Ты промокла до нитки! Пойдем скорее ко мне в комнату и найдем, во что тебе переодеться!

Корнелия недоуменно вскинула брови и шепнула Кристоферу:

— Что это с ней?

— Не знаю! — шепнул в ответ Крис с ехидной ухмылочкой. — Я задаю себе этот вопрос каждый день!

«О-о-о! — внутренне простонала Ирма, сжимая кулаки. — Ну до чего же Крис несносный! Ладно, с ним я разберусь позже, а сначала…»

— Корнелия! Не могла бы ты подойти к нам на минуточку?

«Капут! — подумала Ирма. — Это мой отец! А когда сержант Лэр отдает приказ, никто не смеет его ослушаться».

— Здесь кое-кто хочет с тобой познакомиться, — продолжал Ирмин папа.

— «Да уж, — безнадежно добавила про себя Ирма, — в наш дом пробрались шпионы!»

— Иду, мистер Лэр! — откликнулась Корнелия. Не обращая внимания на застывшую в отчаянии Ирму, она стянула через голову вымокшее пончо и повесила его в прихожей на вешалку. А потом направилась в гостиную. «Не-е-е-ет!» — беззвучно вскричала Ирма и поймала подругу за руку.

Корнелия поморщилась, всем своим видом говоря: «Да что с тобой такое, Ирма?» Она рывком высвободилась из Ирминой хватки и прошла в гостиную.

Ирме ничего не оставалось, как последовать за ней. Едва успев войти, Корнелия резко остановилась рядом с Ирминым отцом. Вокруг красиво сервированного стола сидели Хай Лин, Вилл и Тарани — все сияли чересчур широкими и явно нервными улыбками. Не забывая фальшиво улыбаться, они то и дело украдкой поглядывали на парочку, сидевшую в дальнем конце стола: маленькую коренастую женщину в круглых очках и мужчину с тяжелым подбородком и голубыми глазами-буравчиками. На обоих были похожие синие пиджаки. «Да не простые синие пиджаки, а такие, в каких ходят люди, работающие на правительство!» — уточнила про себя Ирма.

— Проходи, Корнелия, — низким, гудящим голосом произнес мистер Лэр. — Очевидно, твоих подружек тебе представлять не нужно. А вот эти господа — агенты Медина и Мактиннен.

— Они работают на Интерпол! — выкрикнула Ирма. — И заглянули к нам не просто так на ужин, а по служебному заданию!

— Ирма! — одернул ее отец. Выражение лица, с каким он поглядел на дочь, было ей очень даже хорошо знакомо. Оно говорило: «Если бы не посторонние, я бы тебе показал, как надо себя вести!»

Ирма заколебалась.

«Как бы поступила на моем месте героиня сериала „Шпионка“? — гадала она. — Повела бы себя как паинька и держала бы рот на замке? Или рискнула бы всем — жизнью, здоровьем и карманными деньгами за неделю, — чтобы передать подруге важную информацию?»

Ирма решительно расправила плечи.

«Сомнений быть не может! — подумала она. — Я должна сделать всё возможное, чтобы сообщить Корнелии, что эти агенты тут дел…»

— Позволь объяснить, что мы тут делаем, — произнесла агент Медина с теплой улыбкой, обращаясь к Корнелии.

«Что? Меня опередили?» — чуть ли не с разочарованием встрепенулась Ирма.

— Мистер Лэр рассказал нам, что сегодня вечером вы собирались встретиться и поболтать… — сказала агент Медина.

— И был так любезен, что пригласил нас на ужин, — закончил агент Мактиннен.

— Вообще-то мы расследуем дело об исчезновении вашей подруги, — произнесла агент Медина, словно извиняясь за неожиданный визит.

Она сунула пальцы в нагрудный карман пиджака и извлекла оттуда маленькое глянцевое фото девочки. Этот портрет живо выбил из Ирминой головы шпионские игры и вернул ее к реальности.

В горле у чародейки застрял комок. «Теперь нам, Стражницам, придется не только запечатывать порталы и спасать Вселенную, — подумала Ирма. — На повестке дня дело посерьезнее! Наша задача — не даться в лапы правительственным агентам, которые, в случае чего, и в тюрьму нас могут упечь!.. И всё это, — мрачно сказала себе Ирма, — из-за девчонки на снимке».

— Элион! — вскричала Корнелия.


Глава 6

<p>Глава 6</p>

Когда Корнелия наконец сообразила, что происходит, у нее закружилась голова. Подумать только, она стояла в гостиной у своей дурашливой подружки Ирмы и смотрела в глаза двум агентам из международной полиции!

Агент Медина — женщина с приятным лицом и красивыми карими глазами, спрятанными за стеклами больших круглых очков, — излучая материнское тепло и заботу, веером разложила на скатерти несколько снимков. Первое фото, то самое, которое заставило Корнелию ахнуть, изображало Элион, причем снимок был сделан когда-то самой Корнелией. Как всегда, застенчивая и смешливая Элион загораживалась от камеры ладошкой, и все же Корнелии удалось запечатлеть улыбающуюся мордашку подруги.

Под этим портретом лежал парный снимок Элион и Корнелии. Девочки сидели в парке на скамейке и глядели друг на друга.

«Стоп-стоп!» — подумала Корнелия. От волнения дыхание участилось и вырывалось из грудь короткими всхлипами. Она в смятении перевела взгляд со снимков на фальшивые улыбки подруг, а потом на серьезные лица агентов.

«Чтобы найти эти снимки, — поняла Корнелия, — агенты, должно быть, перерыли весь дом Элион! Интересно, что еще они откопали?»

В первую очередь она думала, разумеется, о проходе в Меридиан, расположенном прямо под домом Элион в тайном, выложенном кирпичом туннеле. Стражницы уже давно наткнулись на этот портал, но пока так и не сумели его закрыть.

«А всё потому, что кирпичные стены вдруг ожили и напали на нас, — раздраженно подумала Корнелия. — Вопрос стоял так: либо запечатать портал, либо спасти свои жизни. Мы выбрали второй вариант».

Передернув плечами от этих жутких воспоминаний, Корнелия снова поглядела на разложенные на столе снимки. Ее бывшая лучшая подруга шаловливо улыбалась с каждой фотографии. Корнелия так скучала по Элион! Голова чародейки поникла, в уголках глаз вскипели слезы.

И тут Корнелия почувствовала, что рядом стоит Ирма и крепко обнимает ее за плечи, словно говоря: «Мы с тобой, мы вместе!»

С благодарностью покосившись на Ирму, Корнелия выпрямилась. Она и не заметила, когда агент Медина снова обратилась к ней.

— Судя по этим снимкам, вы с Элион были очень близки, — сказала женщина.

— Да, были, — холодно ответила Корнелия. — Простите, не могли бы вы повторить свою фамилию?..

— Зовите меня просто по имени — Марией, — сказала агент и положила аккуратную маленькую руку на широкое плечо своего напарника. — А это Джоэль. Мы всегда работаем вместе. Друзья даже называют нас Великан и Дюймовочка.

— Даже не берусь гадать, почему, — добавил Джоэль и искрение рассмеялся, а потом глотнул воды из своего стакана.

Корнелия скрестила руки на груди и смерила агентов оценивающим взглядом. Она отлично понимала, чего они добиваются своим показным добродушием. Они хотят, чтобы она, Корнелия, расслабилась и потеряла бдительность.

«Что ж, — презрительно фыркнула чародейка про себя, — они совершенно не знают, на что способна Корнелия Хейл!»

— Агент… Медина? Я правильно произношу вашу фамилию? — начала Корнелия, демонстративно отказываясь называть женщину по имени. — Видите ли, я бы предпочла не касаться этой темы!

— Прости, что ты сказала? — агент Медина удивлением уставилась на чародейку. Корнелия в ответ только сжала губы и устремила взгляд пол. — Не ершись, — быстро промолвила женщина. — У нас и в мыслях не было допрашивать тебя! Мы просто…

— Хм, извините! — прервала ее Вилл, сидевшая рядом с агентом Мединой. Она явно пыталась отвлечь внимание женщины на себя. Когда агент повернулась к ней, Вилл стала дико озираться в поисках разумной причины — надо же было чем-то объяснить свое вмешательство в разговор. Корнелия заметила, что взгляд подруги упал на банку с маринованными огурчиками, стоявшую неподалеку от ее тарелки. Слегка дрожащими руками Вилл схватила банку и сунула ее агенту Медине.

— Не поможете мне… открыть эту банку? — запинаясь, пролепетала она.

«Удачно выкрутилась, Вилл», — подумала Корнелия.

Вилл всегда казалась немного застенчивой и неуверенной в себе, но в трудную минуту она неизменно находила верное решение. Корнелия восхищалась этим ее умением и ничего не могла с собой поделать.

Однако похвалить Вилл в присутствии посторонних она не могла. Агент Медина вела себя в высшей степени подозрительно. Не сводя глаз с Корнелии, она взяла у Вилл банку и принялась откручивать крышку.

— Уфф, — выдохнула она. Крышка не сдвинулась с места. Агент попробовала еще раз. И снова безрезультатно. Наконец женщина оторвала взгляд от Корнелии и хмуро посмотрела на банку.

Девочкам все же удалось отвлечь ее от сыщицких дел! В этот миг Корнелия почувствовала, как Ирма схватила ее за локоть, громко объявив:

— Знаете, я, пожалуй, дам Корнелии сухую одежду. Переоденешься, Корни?

— Что? — растерянно переспросила Корнелия. — А, да-да, конечно!

Они с Ирмой поспешили прочь из гостиной. Для пущего эффекта Корнелия прикрыла рот и издала оглушительное «апчхи!».

— Вы слышали?! — тут же воскликнула Ирма, незаметно пожав Корнелии руку. — Похоже, она простудилась. Начинайте без нас!

Выскальзывая из комнаты вслед за Ирмой, Корнелия украдкой бросила взгляд на собравшихся. Вилл продолжала свои отвлекающие маневры. Она невинно улыбалась агенту Медине. Женщина же побагровела от натуги, пытаясь отвинтить упрямую крышку.

— Мистер Лэр сказал, что вы специалист в области педагогики, — задумчиво начала Вилл. — Это правда?

— Что-то вроде того, но не совсем, — ответила агент Медина. Она наконец оставила бесплодные попытки открыть банку и с беспомощным вздохом передала ее своему напарнику, агенту Мактиннену. — Я занимаюсь криминальной психологией.

— А, понятно! — закивала Вилл. — А вы, мистер Мактиннен, чем занимаетесь?

Агент Мактиннен посмотрел вслед покидающей комнату Корнелии и… без усилий открыл банку.

— Я занимаюсь, — пробурчал он, — всем остальным!

«Хуже некуда! — думала Корнелия, пока они спешили по коридорам в Ирмину спальню. — Эти пронырливые агенты Интерпола еще нахальнее, чем казалось вначале!»

Очутившись в безопасности, в своей комнате, Ирма тут же плюхнулась на кровать и встревоженно сцепила пальцы в замок.

— Прости меня, прости! — запричитала она, словно уловив сердитые мысли Корнелии. — Папа привел их без предупреждения!

Корнелия подхватила полотенце, которое почему-то висело на спинке стула, придвинутого к письменному столу, и начала энергично выжимать влагу из длинных светлых волос.

— Будем надеяться, что они не обнаружили портал в Доме Элион, — сказала она.

Только Корнелия произнесла эти слова, как гнев в ней вспыхнул с новой силой.

«Что я говорю? — укорила она себя. — Я же чародейка. Я не должна беспомощно сидеть тут и ждать, надеясь на благополучный исход событий. Нужно самой позаботиться об этом исходе!»

Корнелия решительно направилась к двери комнаты и приоткрыла ее.

— Эй, ты куда? — прошептала ей в спину Ирма.

— Хочу сама немножко пошпионить, — ответила Корнелия, выглядывая в коридор. Она внимательно прислушалась, пытаясь уловить отголоски беседы из гостиной. Но напрасно. До нее не доносилось ни звука.

Зато кое-что попалось ей на глаза. На маленьком столике возле дверей стоял черный портфель.

«Фасончик, без сомнения, казенный, такие портфели выдают чиновникам на работе, — отметила Корнелия, довольная своей проницательностью. Она сомневалась, что кто-то другой, например, Ирма, распознал бы такие тонкие отличия стиля. — И, кстати, — добавила про себя чародейка, — из этого портфеля что-то высовывается».

— Меня интересует папка, которая торчит из той сумки, — шепнула Корнелия Ирме через плечо.

— Но это сумка сыщицы! — прошипела Ирма. — Хочешь серьезных неприятностей?!

— Я только собираюсь проверить, что известно этой парочке, — возразила Корнелия. — Не волнуйся, я всё положу на место!

Не успела Ирма придумать достойный ответ, как Корнелия уже на цыпочках выбралась из спальни. С ловкостью, выработанной на долгих тренировках по фигурному катанию, она выскользнула в коридор и выхватила папку из портфеля. Убедившись, что ее никто не засек, чародейка прокралась обратно, к Ирме в комнату. Ирма плотно прикрыла за ней дверь.

Корнелия торопливо разложила содержимое папки на застеленной розовым покрывалом Ирминой кровати.

— Смотри! — промолвила она вдруг, затаив дыхание. — Это детские рисунки Элион! Она, наверное, была тогда совсем маленькой!

— Медина — психолог, — заметила Ирма. — Она наверняка собирается проанализировать их, и все такое.

Корнелия рылась в бумагах. Она просматривала карандашные и сделанные восковыми мелками ранние рисунки Элион, и на нее вдруг тяжелым грузом навалились воспоминания. Ей хотелось плакать — так отчаянно она тосковала по своей лучшей подруге!

Но чародейка не дала слезам воли и решительно встряхнула головой.

«Сейчас не время предаваться печали, — с укоризной сказала себе Корнелия. — Я должна разгадать одну загадку… Кстати, о загадках— какой странный рисунок!»

Чародейка наткнулась на картинку, торчавшую из самого низа пачки бумаг. Там была изображена маленькая девочка с крыльями, облаченная в длинное голубое одеяние. Она летела в небесах над средневековыми постройками: от маленьких уютных домиков до высоких каменных замков. Эти самые замки были украшены башенками, вокруг них громоздились крепостные валы, а над крышами развевались праздничные флаги. Чтобы создать атмосферу радости и торжества, Элион, должно быть, использовала все 64 карандаша из набора.

«Что это за летающая девочка?» — удивилась Корнелия. На светловолосой малышке была сияющая золотая корона, а вместо лица только смазанное пятно, клякса, словно от капнувшей воды или слезы.

«Интересно, что вызвало эти слезы? — задумчиво пробормотала себе под нос чародейка. — И еще интереснее эти здания на картинке. Они кажутся очень знакомыми!»

— Приглядись, Ирма, — сказала Корнелия, протягивая рисунок подошедшей к ней подруге. — Этот город тебе ничего не напоминает?

— Батюшки-светы! — вскричала Ирма, едва взглянув на раскрашенный листок. — Да это же Меридиан!

— Значит, это правда, — все еще не веря в увиденное, выдохнула Корнелия. — Через рисунки Элион устанавливала контакт со своим родным миром!

— Ты хочешь сказать, она всегда знала о своем нездешнем происхождении? — ахнула Ирма.

— Нет, — покачала головой Корнелия, — по-моему, она делала это неосознанно.

«По крайней мере, мне хочется в это верить, — мысленно добавила она. — Потому что, если я ошибаюсь, значит, Элион все эти годы врала мне. А я в это не верю. Просто не могу поверить!»

Ирма, погрузившись в размышления, присела на кровать. Она внимательно изучала рисунок.

— Но Меридиан — унылый и мрачный, — вымолвила она наконец, озадаченно нахмурившись. — А город на рисунке кажется светлым и счастливым!

Корнелия встала, подошла к окну и выглянула в залитую дождем тьму, напоминавшую ей о Меридиане.

— Возможно, когда-то он таким и был, — предположила Корнелия. — Наверное, это Меридиан в прошлом.

— А может, и в будущем, — высказала идею Ирма.

Потом вдруг вскинула голову и спросила:

— Видишь эту летающую девчушку?

Корнелия обернулась к кровати. Ирма тыкала пальцем в принцессу с крылышками. Корнелия кивнула.

— Кажется, ее лицо размыто каплей воды, — продолжала Ирма. — Но вода — это моя стихия.

Чародейка постучала по размытому пятнышку кончиком пальца, окруженным сверкающим голубым магическим облачком. Корнелия подошла к кровати и склонилась над рисунком, глядя Ирме через плечо.

— Я могу восстановить черты лица, — произнесла погруженная в волшебство Ирма. Шевеля указательным пальцем, она словно бы втирала магию в попорченный участок картинки.

Сработало! Мало-помалу пятно превратилось в лицо, и на нем проявилась пара слегка расплывчатых глаз и розовые кружочки щек.

— Сейчас мы всё увидим… — прошептала Ирма. Она продолжала поглаживать рисунок, удаляя повреждения.

Наконец она оторвала руку от бумаги, и магия с легким шелестом улетучилась.

Корнелия взглянула на рисунок, и глаза ее расширились от удивления. Теперь лицо летающей принцессы было видно отчетливо. Глаза были широко раскрытыми, голубыми. Розовые щечки были точно такими же, какие Элион всегда изображала на своих детских портретах. Улыбка получилась широкой, но застенчивой.

«Значит, это правда, — подумала Корнелия, наконец осознав то, что в душе давно уже понимала. — Это не кто иная, как…»

Ирма закончила ее мысль вслух.

— Элион, — тихо промолвила она. — Свет Меридиана.


Глава 7

<p>Глава 7</p>

На следующее утро Вилл проснулась, резко подскочив. Глаза Вилл распахнулись.

«Чудно! — смутно подумалось ей. — Мне приснилось, что кто-то рассказывает о том, что происходит в моей жизни — как будто комментатор, описывающий футбольный матч. Этот комментатор начал прямо с пробуждения. Потом он стал перечислять, что мне приснилось за ночь…»

«Ей снились Ирма, Корнелия, Элион и…»

«Стоп! — подумала Вилл. Глаза ее раскрылись еще шире. — Кто-то и в самом деле рассказывает обо мне! И я, кажется, знаю, кто…»

— Будильник, ты что это затеял?! — обвиняюще вскричала Вилл. Она села, подперла подбородок кулаком и сердито уставилась на полочку над изголовьем. Ее будильник своим противным гнусавым голосом действительно разбалтывал самые сокровенные мысли Вилл. Красные циферки на маленьком дисплее вспыхивали на каждом слоге.

«Ничего себе! — подумала Вилл, протирая спросонья глаза. — Быть волшебницей круто и все такое, но разговаривать с электротехникой не так-то просто. К этому надо привыкнуть. Вся эта магия такая странная, и с каждым днем становится все страннее. Но это еще не так плохо, как та способность, которую я обнаружила у себя вчера, хозяйничая в зоомагазине мистера Олсена. Кто бы мог поверить, что животные улавливают мое настроение! Если я злюсь, они начинают мяукать, скулить и выть. А если у меня на сердце радостно, они довольно урчат. Хотя это бы еще ладно, а вот когда я погрузилась в грезы о Мэтте, попугай Пепе начал во всю глотку орать о моих тайных чувствах!»

Думая о Мэтте, Вилл не могла совладать со своими эмоциями. Это было сильнее ее. Мэтт был главной любовью в ее жизни, но чародейка провалилась бы под землю со стыда, если бы Мэтт вдруг узнал, как сильно он ей нравится. Тем более, если бы он узнал это из такого странного источника, как вопли нахальной экзотической птицы!

А еще Вилл думала о том, как было бы унизительно, если бы Мэтт узнал о ее не слишком теплых чувствах к Джеки Гиллиген. Джеки была старше, чем Вилл, круче, чем Вилл, и к тому же, похоже, нравилась Мэтту.

«Мэтт вчера чуть не узнал, как я отношусь к Джеки, — подумала Вилл, поморщившись. — А виноват во всем снова этот пустомеля Пепе! Он едва не проговорился…»

Это произошло, когда дедушка Мэтта — милый обходительный старичок, хозяин зоомагазина, где время от времени подрабатывала Вилл, — вошел в зал со слюнявым щенком сенбернара. Лохматая собака обнюхивала помещение, а мистер Олсен тем временем объяснил Мэтту и Вилл, что взял щенка на передержку, пока хозяева в отъезде.

— Эй! — воскликнул Мэтт, приглядевшись к сенбернару как следует. — Да это же Здоровяк, щенок Джеки Гиллиген!

Вилл тут же поджала губы. Ее настроение за долю секунды из радостного превратилось в мрачное. Мерзкие завистливые мысли о Джеки роем полезли в голову.

И все зверюшки в зоомагазине откликнулись на ее переживания страдальческим лаем, мяуканьем, чириканьем и визгом! Воцарился оглушительный гам.

«Если бы Мэтт понимал язык животных, — поду, мала Вилл, покачав головой, — он бы узнал, что я влюблена в него со дня нашей первой встречи». Вилл впала в полнейшее уныние. «Я должна бы помнить, что Мэтт — лидер рок-группы, — кисло сказала себе она. — Ему полагается влюбляться в таких, как Джеки, с ее безупречно уложенной прической, модными мини-юбками и длинным белым пальто с меховой оторочкой. У меня бы такое пальто сделалось неопрятным и мешковатым еще до того как я бы его надела! Наверное, в этом-то и разница между девочкой и зрелой женщиной. Или, проще говоря, между той, кому никогда не завоевать такого парня, как Мэтт, и той, кому это вполне до силам!»

Вилл вздохнула. Ее влюбленность в Мэтта была мучительно прекрасной. Или прекрасно мучительной. Чародейка и сама в этом разобраться не могла. Она знала лишь…

«Тебе снились такие дикие сны, Вилл! Может, ты вчера переела за ужином в гостях у Ирмы?»

Занудное трещание будильника вырвало чародейку из глубин романтических переживаний. Она выпрямилась и воззрилась на несносный прибор.

— Откуда тебе знать, что я ела?! — сердито обратилась она к будильнику. — И… что я видела во сне?

«Ты во сне болтаешь, — наглым тоном парировал будильник. — А я ведь часы, мне спать не положено, вот, и приходится слушать».

«Куда мы катимся? — подумала Вилл. — У всех свои заскоки, даже у будильника! Надо бы с этим разобраться…»

Вилл развернулась и окинула взглядом носки, шлепанцы, недочитанные книжки, плюшевых лягушек и прочие вещи, усеивавшие пол в ее комнате. Ее взгляд блуждал, пока не наткнулся на маму, стоявшую в дверях в своем любимом халате и с недовольным выражением на лице.

— Мама!.. — вскрикнула ошарашенная Вилл. — Давно ты здесь?

— Достаточно давно, чтобы понять, что ты разговариваешь сама с собой, — ответила мама, подбоченившись. Ее голос звучал напряженно и устало, хотя день только начался. — Пошли, — живо скомандовала она, — завтрак уже готов.

Мама развернулась и направилась на кухню, а Вилл тем временем соскочила с кровати и всунула ноги в ярко-салатовые шлепанцы.

«Нужно быть осторожнее, — упрекнула себя чародейка. — Если мама узнает, что я разговариваю с электроприборами, то тогда…»

— Вилл! — долетел до комнаты мамин возмущенный голос. Вилл вздохнула и вышла в коридор, Что-то подсказывало ей, что этот завтрак будет не) самой приятной трапезой в ее жизни.

— Я ведь не требую от тебя слишком многого, — начала мама, стоило только Вилл появиться на кухне.

«О боже! — снова вздохнула Вилл. — Опять это ворчание!»

— Но хоть что-то ты можешь сделать! — продолжала мама. — Можешь, правда? Только одну вещь! Приберись у себя в комнате. Я хочу, чтобы ты занялась этим сегодня же утром.

— Сегодня же утром? — переспросила Вилл с дурашливой улыбкой и плюхнулась за стол. Обычно юмор помогал ей заставить маму смягчиться. — Что, прямо сейчас? Немедленно? Сию же секунду?

Мамино лицо вдруг вспыхнуло. Видимо, с шутками Вилл промахнулась.

— Да, сию же секунду! — потребовала мама. — Пяти минут будет достаточно, чтобы навести порядок. Или десяти. В общем, пока не закончишь, тебя никуда не отпущу. Ясно?

Билл тихонько ахнула и отвела от мамы взгляд. Она чувствовала, как изнутри ее затапливает бурная волна гнева и стыда. Чародейка с грохотом отодвинула стул. Боковым зрением она успела заметить, как мама испуганно прижала пальцы ко рту.

— Прости меня, солнышко… — сказала мама, голос у нее вдруг задрожал и сделался тихим. — Когда в доме такой бедлам, у меня просто голова идет кругом…

— Приятного аппетита! — рявкнула Вилл, отказываясь встречаться с мамой взглядом и не желая принимать ее извинения.

Демонстративно громко протопав в свою комнату, она хлопнула дверью — и заперла ее за собой.

«Ну что, злишься? — прочирикал будильник, обращаясь к мерящей шагами комнату Вилл. — Я могу тебе чем-нибудь помочь?»

— Да! — гаркнула Вилл. — Замолкни!

«Прекрасно, — медоточивым тоном откликнулся будильник. — В таком случае я не скажу, что звонил твой мобильник».

— О! — Вилл замерла как вкопанная и поглядела на будильник. — Правда?

Она окинула взглядом комнату. На глаза ей по пались тетрадка со вчерашней домашней работой пара музыкальных дисков, плюшевая лягушка, белка и сваленные в кучу джинсы. Мобильник же пропал без вести.

— Мобильник… Мобильник… — бормотала Вилл, опустившись посреди ковра на колени.

Она принялась рыться среди разбросанной одежды, мягких игрушек и книжек, время от времени перекидывая ненужные вещи через плечо. Порядка от этого не прибавлялось, а мобильник так и не нашелся. — Куда же он подевался?

«Хмпф! — донеслось до чародейки возмущенное и придушенное фырканье. Оно явно исходило от ее мобильника! Вилл узнала бы этот голос из миллиона. — Я тут! — обиженным тоном произнес телефон из-под кучи джинсов. — Могла бы хоть разок послушать маму и прибраться».

— Не лезь не в свое дело! — огрызнулась Вилл, наконец добравшись до мобильника. — Лучше скажи мне, кто звонил.

«Не слышу волшебного слова, — хмыкнул телефон. — Может, ты, слышал, будильник?»

«Мне вообще велено молчать», — отозвался с другого конца комнаты будильник.

Вилл раздраженно закатила глаза.

— Ну ладно, — выдавила она наконец. — Скажи, пожалуйста, кто звонил!

Через пару секунд Вилл уже набирала номер Корнелии. Ожидая ответа, она вяло поднимала одежду с пола.

«Мало мне своих забот, так еще и мама заставляет убираться! — ворчала про себя чародейка. — Как будто я робот какой-то!»

Наконец Корнелия взяла трубку.

— Привет, я тебе звонила, — сказала она.

Вилл радовалась, что ее телефон не стал артачиться и довольно быстро соединил ее с подругой.

— Я не могу связаться с остальными! — в голосе Корнелии слышалось отчаяние.

«Хай Лин болтает с Ирмой, — проинформировал Корнелию обожающий посплетничать мобильник Вилл, — а Тарани — с Найджелом».

— А ты откуда всё это знаешь? — изумилась Корнелия, приняв голос мобильника за голос подруги.

— Это мой вредный телефон только что с тобой говорил, — объяснила Вилл.

«Я выудил их разговоры из телефонной сети. Люблю получать и передавать информацию, только и всего!» — вставил мобильник.

Корнелия даже не усмехнулась. Значит, произошло что-то действительно серьезное.

— Вилл! — взволнованно обратилась она к подруге. — Сыщики, с которыми мы вчера познакомились у Ирмы, дежурят возле моего дома! Я сейчас стою на балконе и вижу их машину, припаркованную недалеко от подъезда.

— Что?! — вскричала Вилл. Она ясно представляла себе испуганную и нервно ежащуюся Корнелию, глядящую вниз, на машину агентов. — Не думают же они, что ты причастна к исчезновению Элион?

— Не знаю, — ответила Корнелия. — Наверное, вчера я показалась им подозрительной, и они решили следить за каждым моим шагом!

— Ну и что? — пожала плечами Вилл. — Тебе ведь нечего скрывать.

— Ты что, забыла? Сегодня мы собирались отправиться в подвал Элион и закрыть портал, — напомнила подруге Корнелия.

— Ой, точно! — воскликнула Вилл, хлопнув себя по лбу. Со всеми этими семейными и романтическими переживаниями у нее совершенно вылетели из головы планы Стражниц.

«Что-то в последнее время вокруг меня слишком много проблем…» — посетовала про себя Вилл, но особо переживать по этому поводу было некогда, ведь подруги срочно нуждались в ней!

— Я скоро приду и помогу тебе, — пообещала Вилл Корнелии. — Только сначала мне нужно забежать в зоомагазин… — Вилл окинула взглядом комнату — до порядка там было еще очень далеко. — закончить еще одно дельце, — добавила она со вздохом. — Пока!

Через десять минут Вилл стояла на свободном 0 т всякого хлама полу, осматривая свою комнату. Постель была застелена. Коврики — чисто выметены. Плюшевые лягушки аккуратно сидели на полочках, а одежда была убрана в шкаф.

«Ну вот! — подумала Вилл с удовлетворенной улыбкой. — В комнате ни пылинки. Маме не к чему будет придраться».

Тук-тук-тук.

— Вилл, я должна тебе кое-что сказать!

«Кажется, я ошиблась, — вздохнула Вилл. — Мама всегда найдет, за что меня отругать».

— Вообще-то, — продолжала мама, из-за двери ее голос звучал приглушенно, — я хотела сообщить об этом еще вчера вечером, но ты была у Ирмы…

— А ты — у Коллинза, — возразила Вилл. — Так что мы квиты.

— Дин помог мне принять важное решение, — продолжала мама.

«Да уж! — подумала Вилл, с недовольной миной плюхаясь на кровать. — Представляю, что придумал этот ловкач!»

— Пожалуйста… Вилл, — мамин голос дрогнул. Вилл перестала дуться.

«По-моему, мама плачет, — подумала она, — может, не стоит перегибать палку?»

Девочка поднялась с кровати.

— Я открываю, — крикнула она маме, направляясь к двери. — Но предупреждаю, пожалуйста, без слез и…

Вилл повернула дверную ручку и отступила. Она морально готовилась к очередному непростому разговору… но тут кое-что привлекло ее внимание. За окном показалось что-то синее. Вилл оглянулась и чуть не закричала.

Это было не просто «что-то» синее, это была целая гора синей плоти. Рама окна еле вмещала гигантского монстра с синей кожей, руками как окорока и маленькими (хоть и не злобными) глазками.

— Ватек! — ахнула Вилл, узнавая гостя.

«Мама! — в панике подумала чародейка. — Нельзя допустить, чтобы она увидела его!»

— Что?! — переспросила удивленная мама, приоткрывая дверь.

Вилл еле сдержалась, чтобы не заорать. Она закусила гу6y и лихорадочно огляделась по сторонам в поисках выхода из тупика.

В голову ей пришло только одно.

Сжавшись от стыда, Вилл захлопнула дверь прямо у мамы перед носом.


Глава 8

<p>Глава 8</p>

Ватек с кряхтением пролез по стволу повыше, подбираясь к ветке, склонявшейся прямо к окну Вилл.

«И почему только, — недовольно размышлял он, — хранительнице Сердца Кондракара вздумалось поселиться так высоко?»

Он перелезал с ветки на ветку, и те опасно раскачивались под его весом.

«Ох уж эти мне земные деревья! — продолжал ворчать Ватек. — До чего ж они хлипкие! Дров из одного такого деревца не хватило бы даже, чтобы хоть немного обогреть мой меридианский дом. Правда, дом вместе со всей прежней жизнью остался в прошлом, чего уж теперь об этом думать!..»

С тех пор как Ватек предал своего хозяина, Седрика, и присоединился к бунтовщикам,

ему приходилось держаться от своего дома подальше. Он стал врагом принца Фобоса, а

значит, изгоем, находящимся вне закона.

При этих мыслях Ватек опечаленно склонил вою громадную голову. Он сам до конца не мог поверить, что совершил столь отчаянный поступок. Он впервые повел себя так, как подсказывало сердце. Было до жути страшно. К тому же, он остался совсем один — по крайней мере, на время.

Какое же несказанное облегчение он испытал, когда нашел себе нового господина, которому собирался служить!

«Вернее, госпожу! — поправил себя Ватек, продолжая карабкаться вверх. — Юную Элион. Принцессу-наследницу, такую маленькую и хрупкую, но при этом весьма могущественную. Трудно поверить, что когда-то она жила среди этих земных девочек».

Ватек наконец добрался до окна Стражницы по имени Вилл и заглянул внутрь.

Ну и дела! Ватек расширившимися глазами наблюдал, как Вилл сновала по комнате, подбирая одежду и раздраженно запихивая ее в гардероб.

«Зачем собирать вещи с пола, неужели только для того, чтобы всей кучей запихать их в шкаф? — гадал синекожий монстр, озадаченно почесывая когтем бугристый лоб. — У земных девчонок странные привычки…»

Пока Ватек размышлял над этой загадкой, Вилл покончила с уборкой. А потом заговорила с дверью.

«Ну, это совсем уж непонятно! — подумал Ватек. Наверное, беседы с дверью — это еще один земной обычай, с которым я пока не знаком».

Ватек полез в окно. Проем оказался очень тесным, створки скрипели, и это привлекло внимание Стражницы.

— Ватек! — вскрикнула она.

— Я что, некстати, Стражница? — спросил Ватек, как пробка протолкнувшись в окно и бухнувшись на пол спальни.

Вилл изо всех сил налегла на дверь, не давая ей открыться, и состроила сердитую гримасу.

— Да уж, ты выбрал не то время, место и способ проникать в дом! — прошипела она. — Ты выглядишь как пугало!

— Эй! — донесся вдруг из-за двери высокий женский голос. — Вилл, что это за шутки?

«Ого! Не знал, что обычные с виду деревянные двери умеют ругаться!» — пробормотал себе под нос Ватек, таращась на недовольную дверь.

— Я думала, что мы с тобой сможем поговорить как нормальные взрослые люди, — продолжала дверь, — но, видимо, я ошибалась.

Вилл, обеими руками держа дверь, поглядела на Ватека огромными отчаянными карими глазами.

— Что же делать? — прошептала она. — Что делать? Что делать?

Ватек пожал плечами. У него не было ровно никакого опыта в обращении с разгневанными говорящими дверями. Стражнице придется управляться самой.

Но удастся ли ей?

Дверь пришла в движение, и Вилл вместе с ней! Они медленно, но неумолимо приближались к Ватеку!

Дверь снова заговорила.

— Так или иначе, но ты должна меня выслушать, — произнесла она. — Я вхожу!

Вилл ахнула. С дико перекошенным лицом она кинулась через всю комнату и стала срывать с кровати белье.

— Ты что?.. — начал было Ватек.

И тут вдруг сделалось темно.

«Во имя Света Меридиана! — думал монстр в панике. — Может, Стражница с помощью магии переместила меня в туннель между мирами? Или ослепила меня?! Ох нет, постойте… У меня просто глаза закрыты…»

Ватек распахнул глаза и увидел… гигантскую лягушку. Она запуталась в каком-то покрывале, которое набросили ему на голову. Сквозь тонкую ткань внутрь проникал рассеянный свет.

Однако это было еще не всё. Его левая рука была обернута в стеганое розовое одеяльце, а поверх правой лежал прикроватный коврик. Вокруг его туловища обвилась лавандового цвета простыня а на голове покоилось что-то тяжелое и мягкое похожее на тщательно взбитую подушку.

Ватек хотел было рывком сбросить с себя все эти нелепые тряпки, но тут снова услышал речи двери. На этот раз женский голосок звучал совсем рядом. Должно быть, дверь сумела каким-то образом сорваться с петель и проникнуть в комнату!

Пораженный Ватек вскинул голову и прислушался.

— Ничего себе! — воскликнула дверь с сарказмом. — Я смотрю, ты всерьез взялась за дело!

— Да! — нервно запинаясь, произнесла Вилл. — То есть нет! Нужно еще разложить всё по местам…

— Ах так? Значит, ты решила всё делать мне назло?

Пока дверь разговаривала с Вилл, Ватек заметил в своих покрывалах треугольный просвет. Отличное смотровое отверстие! Он пригибал голову, пока его глаз не оказался прямо напротив просвета

«Ох! — подумал монстр. — Это вовсе и не дверь, а действительно женщина».

Ватек увидел, как женщина откинула назад длинные блестящие черные волосы, сложила руки на груди и смерила юную Стражницу суровым взглядом.

— Всё! — вскричала она. — Я ухожу. Поговорим позже, когда подрастешь и ума наберешься!

Женщина резко развернулась на каблуках и ринулась прочь, ее шаги простучали по комнате, а потом за ней с грохотом захлопнулась дверь.

Ватек услышал, как Вилл с облегчением вздохнула.

Ощутив укол вины за свое внезапное вторжение, монстр откинул с головы покрывало с изображенной на нем лягушкой.

— Она ушла? — спросил он у растерянной и несчастной Стражницы.

— Да, но лицо у нее от злости было синей твоего! — ответила Вилл, сердито уставившись на гостя. — Что ты здесь забыл? Разве твое место не в Меридиане?

Ватек сделал глубокий вдох. Вот он, ключевой момент его миссии.

— Стражница! — серьезно, со значением произнес он. — Я пришел просить помощи… от имени Элион!

Под изумленным и озадаченным взглядом Вилл Ватек шумно выдохнул и начал рассказ.

— Однажды она явилась к нам, ко мне и к другим бунтовщикам, — начал он. — Было это поздней ночью, она пришла в простой коричневой накидке, лицо скрывалось под капюшоном. Чтобы добраться до нас, ей пришлось рискнуть жизнью и пройти бесконечными лабиринтами подземного города. Батек ясно припомнил эту сцену. Два вооруженных часовых привели Элион к нему. Он предположил, что она разыскивает Калеба — молодого (и симпатичного) лидера повстанцев.

— Калеба тут нет, — объявил Ватек. Он сидел за столом и прихлебывал сидр из кружки, а девочка стояла перед ним. — Он вербует очередных бунтовщиков, чтобы поддержать тебя.

— Я пришла просить о помощи тебя, Ватек! — тихо произнесла в ответ Элион. — Ты должен освободить моих приемных родителей.

Пораженный Ватек встал из-за стола, подошел к Элион поближе и сочувственно взглянул ей в глаза.

— Да, я было отреклась от них, — тонкий голосок девочки заметно дрожал, — но когда я увидела, в каких условиях их содержат… Это страшное место!

— Городская тюрьма — плод стараний твоего братца, — сказал Ватек. — Он бросает туда всякого, кто осмеливается думать не так, как он.

— Но мои родители страдают, я это чувствую! — всхлипнула Элион и отбросила капюшон, открыв лицо. Оно осунулось и побледнело. Ее прозрачные глаза были полны муки. — Я боюсь, что они не доживут до моей коронации!

Ватеку не хотелось перечить ей, но иного выхода не было.

— Никому из меридианцев не под силу взломать тюрьму, даже мне, — сказал он. — Попроси помощи у Стражниц.

— Нет! — пронзительно вскрикнула Элион. — Все они, кроме Корнелии, ненавидят меня. Они не станут мне помогать!

— Хмм… — пробормотал Ватек, задумчиво почесывая когтем шишковатый подбородок. — Может, я и не блестяще соображаю, но могу предположить… Если ты сумела пробраться сюда, миновав расставленную Фобосом стражу, значит, ты сомневаешься в нем. Пожалуй, настал момент, когда ты должна кому-то довериться, Свет Меридиана!

Ватек вынырнул из воспоминаний и сосредоточил внимание на Вилл.

— В общем, — скованно закончил он, — Элион выбрала вас, Стражниц Великой Сети. Она верит в вас и надеется на вашу помощь.

Вилл посмотрела на него, нахмурив брови. Потом вперилась в пол. А затем, поразмыслив хорошенько, принялась рыться в гардеробе. Чародейка достала оттуда целую кучу всякого барахла. Ватек заметил соломенную шляпку с розовой ленточкой, красное боа из перьев и голубой шарф с оборочками.

Вилл продолжала извлекать из шкафа вещи, при этом выражение ее лица менялось с задумчивого на задорно-шаловливое. Наконец она подхватила одежду в охапку и направилась к Ватеку.

— Стражница, — простонал он, — ты же не думаешь… Не считаешь же ты… О нет, Стражница нет!

Не прошло и пяти минут, как рыжеволосая чародейка нарядила Ватека в женские одежки. Новый облик монстра довершало отороченное мехом пальто!

Когда с переодеванием было покончено, она потащила его на улицу. Парочка шла по городу, я все прохожие оборачивались, чтобы поглядеть на огромную синелицую даму в нелепом тряпье.

Однако Вилл не обращала на это ни малейшего внимания. Она была слишком занята расспросами.

— Ну ладно, — произнесла она, топая по тротуару и засунув руки глубоко в карманы оранжевого стеганого жилета. — Допустим, вся твоя история про Элион — чистая правда. Но почему ты пришел именно ко мне?

— Я плохо знаю этот твой безумный город… — начал монстр.

— Хитерфилд для меня не родной город, — сердито перебила его Вилл. — Но все равно в нем гораздо проще ориентироваться, чем в вашем Меридиане.

— Ну хорошо, — послушно кивнул Ватек, удивляясь про себя, почему эта девочка такая ершистая. — Я помнил только, как добраться до тебя. В старые времена, когда я работал на Седрика, он всегда старался держать тебя под присмотром.

Вилл с подозрением покосилась на гиганта.

— И как же тебе удавалось оставаться незамеченным, когда ты шпионил за мной? — поинтересовалась она, окидывая выразительным взглядом его фигуру и дикий прикид.

— Ну-у, Седрик же великий мастер маскировки, — ворчливо ответил Ватек. — Во всяком случае, нам не приходилось наряжаться в дурацкие костюмы.

— Эй, эти одежки — всё, что я смогла найти! — обиженно возразила Вилл. — Другой бы хоть поблагодарил за труды.

— Прохожие пялятся на меня во все глаза, — пожаловался Ватек, топая рядом с чародейкой по тротуару. — И откуда они все взялись? Когда я шел к тебе, на улицах никого не было!

— Это потому, что лил дождь, — объяснила Вилл. — Нам нужно как-то добраться до Корнелии, не привлекая особого внимания…

Несколько секунд Вилл хранила молчание.

«Ну вот, снова эти причуды!» — промелькнуло в голове у Ватека при виде погрузившейся в задумчивость Вилл.

— Ура, придумала! — вскричала вдруг чародейка. — Фургон дедушки Мэтта! Мы убьем двух зайцев одним выстрелом!

«Ну и ну! — подумал Ватек, отодвигая толстое боа из перьев, так и норовившее закрыть ему подбородок и рот. — Интересно, что бы это значило… Что она собирается со мной делать?»

— Ты хочешь замаскировать меня под зайца? — осведомился он.

— Очень смешно! — фыркнула Вилл и целеустремленно зашагала вперед.

Таща за собой монстра, она пересекла еще несколько улиц, заполненных странными повозками, плюющимися дымом. Когда они достигли маленького приземистого здания,

Ватек вздохнул с облегчением. Вилл втолкнула синего гиганта в обнесенный стенами тупик позади здания. На земле стояли большие металлические баки, пахнувшие гниющими объедками. Еще там были какие-то коробки и длинное транспортное средство округлой формы. На боку у него было написано: «Зоомагазин».

— Ты собираешься залезть в эту консервную банку? — удивился Ватек и приподнял шишку заменявшую ему бровь.

— У нас нет выбора, — заявила в ответ Вилл. — Так, остался последний штрих…

Вилл выпрямилась и выставила вперед кулак. Из-под стиснутых пальцев заструилось розоватое свечение. Через секунду над разжатой ладонью девочки уже парило Сердце Кондракара. Хрустальная сфера — основная часть талисмана — пульсировала и сияла. Лучи света били во все стороны, а вокруг ног Вилл клубилась розовая дымка. Из одного такого клуба внезапно возникла фигура! Это был старичок с реденькими белоснежными волосами, очками в металлической оправе и добродушной беззубой улыбкой.

«Хм…» — разочарованно подумал Ватек. Он-то ожидал чего-нибудь более впечатляющего.

— Всей твоей магии хватило лишь на то, чтобы наколдовать старикашку? — поинтересовался он у Стражницы.

— Это двойник дедушки Мэтта, — объяснила Вилл. — Мы называем таких созданий астральными каплями. Он знает всё, что известно настоящему мистеру Олсену, — а это означает, что он умеет водить машину!

Вилл отвернулась от Ватека и едва слышно пробормотала:

— По крайней мере, я на это надеюсь! Обычно при создании астральных капель у меня всё идет наперекосяк.

«Что?!» — встревожился Ватек. Он уже открыл было рот, чтобы запротестовать, но астральный дедушка так и не дал ему сказать.

— Добрый вечер, красавица! — воскликнул старичок и с намеком подмигнул особе в отороченном мехом пальто и пышном боа.

— Что это такое, Стражница?! — взревел Ватек. Теперь он был обеспокоен не на шутку.

Вилл от души забавлялась, глядя на странную парочку.

— Эээ… Ждите меня в фургоне, — не удержавшись и хихикнув, велела она Ватеку и астральному мистеру Олсену. — Я покормлю животных и вернусь!

Ватек растерянно переводил взгляд с нахальной земной девчонки на игривого астрального старикана.

«И мне еще казалось, что я повидал всё самое чудное на этой планете! — подумал он. — Кажется, по-настоящему безумные приключения только начинаются!»


Глава 9

<p>Глава 9</p>

Вилл посмотрела на астральную каплю дедушки Мэтта. Старичок пригладил седую шевелюру и поправил шарф, отчего у чародейки закружилась голова.

«Пора бы уже перестать шарахаться от астральных капель, — сказала она себе. — Будто я в первый раз их вижу! Когда я отправилась в Меридиан, мне даже пришлось создать своего собственного двойника, чтобы тот заменил меня в Хитерфилде. Вот это, скажу я вам, действительно было дико. Я видела, что эта вторая Вилл ходит как я, разговаривает как я, и… едет ко мне домой на моем же велике, чтобы жить моей жизнью…»

Вилл поморщилась при мысли о том, что вышло из этой затеи. Как оказалось, астральная копия Вилл получилась слегка бракованной.

«Ладно, не стоит кривить душой, — подумала Вилл, умехнувшись. — На самом деле она была совсем бракованной. Тупой, как полено. Она даже не могла запомнить мой адрес!»

Приглядевшись к астральному мистеру Олсену, Вилл пришла к неутешительному выводу, что у него тоже, похоже, не всё в порядке с головой.

— Довольно милое местечко, не находите? — обратился старичок к ошарашенному Ватеку и окинул задворки зоомагазина оценивающим взглядом, так, будто это был преуспевающий ночной клуб. — Вы часто сюда наведываетесь?

Вилл обескураженно хлопнула себя по лбу.

«Что я наделала?! — подумала она. — У меня хронические проблемы с астральными каплями. Остается надеяться, что мистер Олсен хотя бы способен на то, ради чего я его наколдовала, — на вождение машины! Ладно, потом разберемся, а теперь надо покончить с магазинными делами!»

Вилл оставила меридианского монстра и плод своей магии позади и поспешила к задней двери зоомагазина. Она никак не могла отделаться от мыслей о своих многочисленных обязанностях, и от этого у нее уже голова шла кругом!

«Надо помочь Корнелии, — думала она, доставая ключи от двери. — А потом надо собрать остальных девочек и…»

Вилл отперла дверь и шагнула в погруженное в тишину помещение магазина. При этом все мысли ее голове замерли. И дыхание в груди тоже. Да что там дыхание — вся жизнь остановилась! Всё на Земле остановилось, пока Вилл глядела со спины на слегка взъерошенного, но всё же неотразимого Мэтта Олсена!

— Ой! — пискнула Вилл. — Мэтт!

— А-а-а! — вскричал Мэтт. Когда Вилл вторглась в магазин, он как раз возился с аквариумом. И теперь он стоял с раскрытым ртом, дико озираясь и рассыпав по полу корм для рыбок. — Это ты, Вилл?

С одной стороны, сейчас на чародейку навалилось столько забот, что встреча с Мэттом была совсем некстати. А с другой, она была ужасно рада его видеть. Настолько рада, что еле сумела выдавить из себя приветствие.

— И-извини, — наконец вымолвила девочка, шагнув навстречу Мэтту с дурацкой счастливой улыбкой на лице. — Я не рассчитывала застать тебя здесь. Разве у тебя нет репетиции?

— Ударник заболел, и репетицию отменили, — ответил Мэтт, тоже улыбнувшись. Он робко отвел глаза и полез под стойку — проверить, как там сидящие в коробке котята. — Поэтому я решил зайти и покормить животных. — Мальчик приласкал котенка.

— Но… ведь это должна была сделать я, — пролепетала Вилл.

— Ну да… я знаю, — сказал Мэтт. Он встал и поглядел на девочку так, как никогда раньше не смотрел. Он казался одновременно взволнованным и застенчивым, дерзким и уязвимым. — Поэтому, собственно, я и пришел.

Она не ослышалась! Дыхание снова пресеклось, и Вилл чуть не посинела от недостатка воздуха!

— Я вот хотел спросить… — продолжал Мэтт, блуждая взглядом по полу. — Ты сегодня свободна?

Способность дышать вернулась, и Вилл тихонько всхлипнула. Неужели такое возможно? Неужели Мэтт Олсен действительно, всерьез, взаправду приглашает ее на свидание?!

К своему смущению, этот вопрос она задала вслух.

— Что?! Ты не шутишь? — произнесла чародейка. Она раньше и не знала, что умеет так широко улыбаться и так густо краснеть.

«У меня щеки как помидоры, — подумала девочка, — а может, даже как красные огни светофора! Но кого это волнует? Ведь Мэтт приглашает меня на свидание!»

— Что за вопрос? Конечно же… — начала она.

И тут Вилл почувствовала, что сейчас хлопнется в обморок. Она раньше и не предполагала, что когда-нибудь ей придется отказать Мэтту.

— …Нет! — с грустью закончила девочка. — То есть может быть. Всё так сложно…

Вилл мысленно застонала.

«Что мне сказать ему? — думала она в отчаянии. — О Мэтт, я могла бы пойти с тобой куда угодно, но сначала мне нужно выполнить одно задание, связанное с другим миром!»

Она искала разумное оправдание своему отказу и не находила его.

Мэтт тоже был сконфужен.

— Да, нет, может быть… — с болью сказал он, прищурив глаза, — Почему не ответить прямо, а?

Вдруг парень отвлекся от разговора — он заметил бродящего на заднем дворе старичка.

— Надо же, дедушка! — с удивлением произнес Мэтт. — Странно… А говорил, что придет поздно.

«Ужас! — в панике заметалась Вилл. — Я должна была предусмотреть, что они могут встретиться!»

— Видишь ли… — нервно пискнула чародейка, — нам с твоим дедушкой надо уладить одно дело! Точно! Прямо сейчас! Мы должны… взять… хм…

После целого миллиона неуклюжих объяснений Вилл наконец удалось выскользнуть из зоомагазина (и из-под растерянного взгляда Мэтта).

Она плюхнулась на пассажирское сиденье грузовичка. Ватек уже успел забраться в кузов, прячась от заинтересованных взоров астрального мистера Олсена. Сам же мистер Олсен сидел за рулем и смущенно водил пальцем по панели управления.

— Мне нужно только, чтобы вы умели водить машину, мистер Олсен, — прошептала Вилл со вздохом. — Пусть мое колдовство хоть раз сработает!

Скррриииип!

Грузовичок сорвался с места, и Вилл, чтобы сохранить равновесие, уцепилась за дверцу.

«Наверное, я забыла пожелать, чтобы он умел водить хорошо», — подумала она с нервным смешком.

В следующие несколько минут ей пришлось, объяснять мистеру Олсену, как проехать к дому Корнелии. Может, это и к лучшему: она смогла немного отвлечься от блуждавших в голове мыслей. Например, таких: «При первой встрече с Мэттом я врезала ему по ноге. Потом моя астральная капля умудрилась поцеловать его и отвесить ему пощечину. Теперь я отказалась пойти с ним на свидание. И каковы же мои шансы завоевать этого парня? Да после всего случившегося они практически близки к пулю!»

Вилл размышляла до тех самых пор, пока грузовичок, взвизгнув тормозами, не остановился у поил Корнелии. Вилл перевела дух и огляделась. Через дорогу была припаркована строгая черная машина, на переднем сиденье которой безошибочно угадывались силуэты агентов Медины и Мактиннена. Похоже, они спорили.

«Скорее всего, повздорили из-за Корнелии, — подумала Вилл. — Вон как они поглядывают на ее дом! Ну что ж, агенты, вас ждет неприятный сюрприз. Не пройдет и нескольких минут, как Корнелия окажется далеко отсюда!»

Искоса поглядев на мистера Олсена, Вилл достала мобильник и позвонила Корнелии.

Через пару минут план Вилл пришел в действие. Следуя ее инструкциям, астральный мистер Олсен подошел к машине агентов Интерпола и с добродушно-наивной улыбкой заглянул в окошко.

— Здравствуйте, — сказал он, как и велела Вилл. — Вы не подскажете, зачем в машине вон та педаль, с левой стороны?..

Тем временем Вилл спряталась за фургоном. Выглянув из-за открытой дверцы кузова, она увидела, как лицо агента Мактиннена вытягивается от скуки. Астральный мистер Олсен продолжал разглагольствовать. Сурового вида агент принялся указывать на педали и с очевидным раздражением объяснять назойливому старичку их назначение

«Отвлекающий фактор сработал!» — с удовлетворением подумала Вилл. Развернувшись, она подала знак кому-то притаившемуся за стеклянными дверями Корнелииного подъезда.

Из дверей тут же выскочила сама Корнелия. На ней были неброские коричневые брюки и темная шапочка поверх белокурых локонов.

Она поспешила к Вилл, и они вместе притаились за фургоном. Вилл снова проверила, чем заняты агенты. Они всё еще растолковывали астральному мистеру Олсену все функции педали сцепления. Отлично!

— Что происходит? — шепотом спросила Корнелия у подруги.

— Ничего не спрашивай, — торопливо ответила Вилл. — Просто полезай в кузов!


Глава 10

<p>Глава 10</p>

Разглядев в карих глазах Вилл, что время не ждет, Корнелия забралась в кузов грузовичка. Вилл с громким немелодичным стуком захлопнула дверцы. Корнелия очутилась в темноте. Лишь тонкий лучик света проникал сюда через окошечко между кабиной и кузовом.

Когда глаза немного привыкли к сумраку, Корнелия увидела, что изнутри фургончик зоомагазина выглядит довольно ветхо. Он был забит поломанными, но чистенькими клетками для животных. Напольное покрытие наполовину оторвалось. Пахло чем-то затхлым и древним.

Но всё это терялось по сравнению с тем, что находилось в углу!

— Ватек?! — изумленно ахнула Корнелия. Синий монстр, облаченный в объемистое пальто на меху и… боа из перьев, скрючился рядом со стопкой одеял. — И что это на тебе за наряд?

— Я предпочел бы не затрагивать эту тему, — буркнул меридианский гигант, раздраженно отодвигая от подбородка торчащее из боа перо.

— Ну ладно… — откликнулась Корнелия. Она услышала, как обе дверцы кабины открылись. Вилл залезла на пассажирское сиденье и сползла пониже, так, чтобы ее не было видно. А на водительское сиденье забрался…

— Мистер Олсен? Владелец зоомагазина? — растерянно пробормотала Корнелия. Происходящее приобретало совсем уж странный оборот.

Старичок не ответил Корнелии. Он в этот момент был занят: махал рукой кому-то через улицу. Корнелия прильнула к крошечному окошку и выглянула наружу.

«Что?! — поразилась она. — Мистер Олсен любезничает с моими преследователями? Этими вездесущими агентами Интерпола?»

— Благодарю вас! — крикнул старичок агентам. — Сейчас же испытаю ваши советы на деле!

Теперь Корнелия была озадачена не на шутку. Она уже хотела было потребовать у Вилл объяснений, но тут грузовичок неожиданно и резко подался назад.

— А-а-а-а! — завопила Корнелия.

— Стойте! — крикнула Вилл мистеру Олсену. — Вы едете назад!

«Что происходит?» — в замешательстве думала Корнелия.

Но через пару секунд в голове у нее не осталось ни одной мысли — как корова языком слизала. Тормоза взвизгнули, и фургон рывком остановился. Незадачливый водитель отключил задний ход, и машина ринулась вперед.

Фургон помчался так быстро, что задние дверцы распахнулись.

— А-а-а-аргх! — рыкнул Ватек и схватился за клетки, пытаясь найти хоть какую-то опору. Корнелия же почти не боялась вывалиться из фургона, куда больше ее страшило, что агенты Медина и Мактиннен могут ее заметить. Она не раздумывая устремилась в конец кузова. Для устойчивости расставив ноги, она потянулась к хлопающим дверцам.

— Поймала! — вскричала она, когда ее длинные тонкие пальцы сомкнулись вокруг дверных ручек. — Ура!

Но еще не успев плотно притворить дверцы, она глянула на дорогу.

— О, нет! — простонала чародейка.

Она обнаружила, что смотрит прямо в изумленные, расширенные глаза агентов. Они все-таки засекли ее!

Прежде чем закрыть дверцы, Корнелия заметила снаружи еще кое-что. Это могло спасти ее!

Она сжалась на полу клубочком, тяжело дыша закрыла глаза и попыталась сконцентрироваться.

Через миг Корнелия уже пробиралась поближе к кабине, по пути одарив Ватека заговорщицкой улыбкой.

Тот ответил недоуменным мычанием.

«Ха, — злорадно подумала чародейка. — Ватек небось гадает, с чего это я так развеселилась. А я всего-навсего представила, о чем сейчас толкуют эти ищейки».

— Теперь понятно! — бушевала агент Медина. — Этот старикан вовсе не был таким уж беспомощным. Он просто отвлекал наше внимание! Гляди, дверцы кузова у его фургона распахнулись, а внутри — Корнелия!

«Да уж, вы правы, я тут!» — со смешком подумала Корнелия.

Продолжая улыбаться, она вернулась к разыгрывавшейся в ее воображении сцене. В этот самый миг агент Мактиннен наверняка потянулся к ключу в замке зажигания и решительно повернул его. Вместо рева заведенного мотора послышалось лишь слабенькое «вррр, врррр, вррррр» — двигатель заглох.

— Поезжай! Чего же ты встал? — прикрикнула на напарника агент Медина. — За ними!

— Я пытаюсь! — процедил сквозь стиснутые зубы Мактиннен. — Не заводится!

После еще нескольких неудачных попыток завести двигатель Мактиннен выскочил на тротуар и рявкнул:

— Проклятая колымага! Сейчас загляну под капот.

Корнелия живо представляла себе, как Медина выбралась из машины и тоже подошла к капоту.

— Мактиннен, — обратилась к напарнику миниатюрная агентша, — ты не заметил внутри фургона чего-нибудь странного? Не считая того съехавшего с катушек старичка?

— Могу поклясться, что видел рядом с девчонкой какого-то синего великана, — ответил Мактиннен и наконец поднял крышку капота. Глаза его тут же полезли на лоб от изумления — весь двигатель был опутан ветвистыми побегами. — Ну и ну! — только и смог вымолвить он. — Невероятно! Да здесь просто джунгли… Вот так фокусы!

«Никакие не фокусы, — хихикнув, подумала Корнелия, — а обычная магия!»

Довольная своим волшебным трюком, чародейка улыбнулась. Тем временем фургон катил прочь от ее дома. Агенты тоже остались позади. Ее план по выведению двигателя из строя сработал!

Сидевшая в кабине грузовичка Вилл удивилась что удалось так быстро оторваться от преследователей.

— Что ты натворила? — поинтересовалась она у Корнелии.

— Всего-то ничего, — ответила Корнелия жеманно. Она положила острый подбородок на край окошка в переборке, отделявшей кузов от кабины. И ухмыльнулась. — Я почувствовала, что прямо под машиной агентов пробивается сквозь асфальт маленькое растеньице. Я только помогла ему подрасти… и заодно опутать карбюратор, стартер и остальные важные части автомобиля!

— Ух ты! — вскричала Вилл и подставила к окну растопыренную ладошку. Корнелия хлопнула ладошкой по ладони Вилл сквозь стекло. Хоть она и отличалась независимостью, ей было приятно и весело чувствовать себя частью сумасшедшей команды чародеек.

«И пускай мы немного странные! Ничего страшного в этом нет», — подумала Корнелия, переводя взгляд с огромного синего существа на старичка, крутившего руль.

— Кстати, Вилл, — обратилась Корнелия к подруге, пока фургончик ехал дальше, — ты до сих пор не сказала, что тут делают Ватек и дедушка Мэтта.

— Потом объясню, — отмахнулась Вилл. — Мне только что удалось связаться с остальными девочками — встречаемся у дома Элион!

Корнелия ощутила, как кровь заструилась по жилам быстрее. На кону было больше чем просто закрытие портала. Что же задумала Вилл?


Глава 11

<p>Глава 11</p>

Как только Вилл, Корнелия и Ватек встретились возле дома Элион с Ирмой, Тарани и Хай Лин, вся компания направилась в подвал. Оттуда они вошли в длинный кирпичный туннель с готическими арками и тусклыми, похожими на уличные фонари, лампами.

В конце этого туннеля находился проход в Меридиан.

Созерцая прореху в Великой Сети, Тарани испустила тяжелый вздох. Портал напоминал

огромную дыру в воздухе с клубящимися краями, рассыпавшую во все стороны магические искры.

«Чтобы противостоять этой магии, нам нужно только одно, — подумала чародейка, — еще более мощная магия!»

Вилл, видимо, размышляла о том же самом. Она подала подругам знак подойти поближе, и Тарани ощутила поток тепла и силы. Вилл собиралась призвать Сердце Кондракара. Рыжеволосая предводительница чародеек зажмурилась, выставила вперед сжатую в кулак руку, и… началось волшебство.

Вилл сотрясала дрожь. Жаркие розовые магические лучи лились между пальцев. Когда она разжала кулак, над ее ладонью парило Сердце Кондракара, пульсировавшее от переполнявшей его энергии.

Вилл направила волшебную сферу на Корнелию.

— Корнелия! — воскликнула она. — Земля!

Переливающаяся магическая капля поплыла к самой высокой из Стражниц. Она завертелась вокруг чародейки волшебным зеленым вихрем.

— Ирма! — провозгласила Вилл, повернувшись к чародейке, владевшей силой Воды. — Вода! — Ирмины джинсы и свитер тут же сменились на бирюзово-фиолетовые леггинсы, мини-юбку и крылышки.

— Воздух! — продолжала Вилл, посылая серебристый магический заряд Хай Лин.

Наконец очередь дошла до Тарани.

— А для тебя — Огонь!

Тарани кивнула и обхватила себя руками за плечи — ее окутало оранжевое сияние. Ее магия обжигала, словно сгусток пламени! Чародейка почувствовала, как в груди пульсирует жар. Оттуда волшебная энергия направилась к ее конечностям. Мускулы сокращались, наливаясь новой силой. Ее кости удлинились, волосы тоже словно отросли превратившись в дикие, топорщащиеся в разные стороны косички. Тарани сознавала, что лицо ее исполняется женственной красоты. Но самое удивительное — она ощущала, как из спины без всякой боли пробиваются и с шумом разворачиваются крылья! Наконец трансформация завершилась! Тарани заморгала, стряхивая с себя оцепенение, и поглядела на подруг. С каждым превращением она не уставала изумляться — как же необычно они все выглядели.

«Я и чувствую себя невероятно! — призналась себе огненная чародейка. — Поначалу мысль о магии ужасала меня, заставляла меня сжиматься в комок и прятаться со страху под кроватью. Но с тех пор многое переменилось».

И это была чистая правда. После того, как она наколдовала свой первый огненный шар, Тарани всю ночь не могла уснуть — она боялась потерять во сне контроль над магией и подпалить дом. В школе она стеснялась и была скованнее обычного, и так продолжалось до тех пор, пока она не осознала — магическая миссия возложена не на нее одну. Ее подруги-Стражницы тоже были наделены волшебной силой. Они были просто самыми лучшими в мире подругами! С их помощью Тарани обрела наконец уверенность в себе.

«А еще, по-моему, мне пошли на пользу встречи с Найджелом», — при мысли о своем возлюбленном Тарани залилась жарким румянцем.

Она вздохнула. С каким бы удовольствием она сейчас погрузилась в грезы о своем парне… Но у них с подругами было важное дело!

Пока она мечтала, Вилл, видимо, успела сказать что-то такое, с чем Ирма не желала соглашаться.

— Нет! — возражала Ирма. — Путешествие в Меридиан — что за дикая идея! Я не доверяю Ватеку. Что, если его подослал Седрик?

— Ирма права, — с сомнением произнесла Хай Лин. — Вдруг это западня?

«Хай Лин, должно быть, вспоминает, что произошло во время нашего прошлого визита сюда, — сочувственно подумала Тарани. — Она тогда в буквальном смысле угодила в ловушку и оказалась в плену у ожившей кирпичной стены!»

— Ватек так и не сказал нам, где находится портал, через который он попал в Хитерфилд, — продолжала Хай Лин.

— Он совсем не ориентируется в городе, — объяснила Вилл, пожав плечами. — А даже если бы он и знал местонахождение портала, сейчас было бы…

Аааапчхи!

Ватек прервал речь Вилл оглушительным чихом. Так громко мог чихать только выходец из другого мира!

— Кажется, он простыл, — произнесла Вилл.

Она так и не поняла, на самом ли деле Ватек чихнул, или он просто хотел прекратить неприятный разговор.

Корнелия, как всегда, вступила с Ирмой в спор.

— Перед нами открытый портал, — сказала она, махнув рукой в сторону длинного мрачного туннеля. — И если рассказанное Ватеком об Элион — правда, мы должны поторопиться!

Тарани перевела взгляд на Вилл, лидера команды Стражниц и свою самую лучшую подругу. Та кивнула.

«Кажется, нас ожидает очередное путешествие в Меридиан», — подумала Тарани.

Несколько минут спустя Стражницы и Ватек прибыли в Меридиан. Они очутились в катакомбах, располагавшихся глубоко под улицами города.

Ватек, совершенно неспособный ориентироваться на улицах Хитерфилда, знал все меридианские входы и выходы наизусть. Он подхватил промасленный факел, который Тарани тут же услужливо зажгла, прикоснувшись к нему пальцем. Ц синекожий гигант повел девочек подземными лабиринтами.

Всё шло гладко, возникла лишь одна проблема.

Ааапчхи!

Ватек беспрестанно чихал! С каждым его великаньим чихом пол у чародеек под ногами начинал дрожать, в воздухе гудело, а со сводов туннеля на головы сыпалась пыль.

Эти внезапные чихи пугали девочек, но, что еще хуже, они совершенно изматывали самого синего гиганта.

Наконец он чихнул в последний раз и остановился.

— Де богу идти дальше, Страждицы, — объявил он, хлюпая носом.

— Ты прав, Ватек, — шутливо утешила его Вилл, — твое чихание нас выдаст, и сюда сбежится вся армия Фобоса.

Утирая курносый нос когтистой лапой, Ватек кивнул. Затем присел и этими же когтями принялся чертить в грязи рисунок. Когда Тарани наклонилась и взглянула поближе, то обнаружила что это карта подземелья.

— Ого! — ахнула она, когда рисунок был почти закончен. — Да тут сплошное переплетение туннелей! Ничего не поймешь!

— И там, наверное, полно пауков, — добавила Ирма, с опаской глянув в темный угол подземелья и передернув плечами. — Мы можем заблудиться и бродить в этих катакомбах до скончания веков!

Корнелия, прищурившись, рассмотрела карту.

— А вот и нет, Ирма, — возразила она. — Смотри, тут все понятно. Сейчас мы на седьмом подземном ярусе, прямо под тюрьмой. Не забывай, Земля… —

чародейка с блеском в глазах выпрямилась и закончила: — Это моя стихия!

Корнелия вскинула руку, и у нее над головой забурлил гейзер зеленой магии.

Буууумммм!

Удар волшебной энергии пришелся в потолок. Через пару секунд чародейки, задрав головы, глядели на дымящуюся дыру

— Вбечатляюще! — произнес Ватек, громко шмыгнув носом.

— Гениально, Корнелия! — воскликнула Вилл. — Теперь остается только вылезти наверх и отыскать родителей Элион!

С помощью Хай Лин, обладавшей способностью поднимать в воздух предметы, чародейки поднялись на следующий подземный ярус и очутились в тюрьме. Первой мыслью Тарани было бежать отсюда как можно скорее. Местечко это было кошмарное — бесконечный коридор с крошечными камерами, вырубленными в отсыревшем, покрытом плесенью камне. Решетки камер были влажными на ощупь и ржавыми. Кругом царили грязь, мрак и зловоние.

«А я-то думала, что башня, где Элион когда-то заперла меня, была жуткой… — подумала Тарани. — Да по сравнению с этой тюрьмой там просто дворец!»

Чародейки укрылись в темном и сыром закоулке и стали разрабатывать план.

— Как нам найти их? — прошептала Тарани подругам и украдкой оглянулась на камеры. За каждой решеткой зябли грязные, оборванные меридианцы. У всех узников была синяя или зеленая кожа, острые зубы, лапы с когтями и хвосты. — Ведь родители Элион теперь не в человеческом обличье. Нам их нипочем не узнать!

— Это так, — прошептала Вилл в ответ. — Но, по-моему, кое-кто может привести нас к ним!

Она указала куда-то за плечо Тарани. Чародейки рывком обернулись и судорожно ахнули, увидев своего старого врага — человека-змею Седрика. Он разговаривал с одним из похожих на свиней тюремных стражей.

Стражницы юркнули поглубже в тень и, вытянув шеи, стали прислушиваться.

— Чт-то вы сказали, г-господин? — заикаясь от страха и низко склонив голову, пролепетал тюремщик.

— Что слышал! — рявкнул Седрик и указал на мрачную маленькую камеру посередине коридора. — Отопри решетку и выпусти узников!

«Что он задумал? — лихорадочно размышляла Тарани. — Может, это и есть камера родителей Элион? Что, если Седрик смягчился?»

Но времени на рассуждения не было. Седрик теперь переключил внимание на грубый, шероховатый деревянный шест, торчавший из соседней стены.

— Не этот ли рычаг открывает клетку с разрушителем?

«С разрушителем? — подумала Тарани, вскинув брови. — Звучит устрашающе».

— Что? — встрепенулся тюремщик. — А, да, мой господин. Но лучше его не трогать! Этот монстр еще сегодня не ел!

На этот раз Тарани ощутила, как всё у нее внутри переворачивается. Это звучало не просто устрашающе, а гораздо хуже…

— Бедняжка, — насмешливо проворковал Седрик. — Ну так мы его прямо сейчас и накормим.

Сккрииип!

Седрик приналег на рычаг, и тот подался вниз. Затем человек-змея поспешно скользнул дальше по коридору.

Кланк!

Дверь маленькой камеры отворилась. Услышав донесшиеся изнутри удивленные возгласы, Тарани напряглась и навострила уши.

— Томас! — вскрикнул приятный высокий голосок. — Дверь! Кто-то открыл ее!

— Держись поближе ко мне, Элеонор, — велел более низкий голос.

«Томас и Элеонор! — возликовала Тарани. — Так зовут родителей Элион! Мы их нашли!»

Однако сейчас Стражницы ничего предпринять не могли. Они должны были оставаться в укрытии, пока не уйдут Седрик и тюремщик. Тем временем освобожденные узники робко шагнули в коридор. При виде них Тарани поняла, что была права. Удивленная парочка обладала зеленой кожей и лапами как у ящериц. У Элеонор были Длинные синие волосы, а лицо Томаса покрывали пятна, как на военной маскировочной одежде. Если бы они не обращались друг к другу по именам, девочки никогда бы их не узнали.

— Ну что? — спросила Элеонор у мужа, настороженно озиравшегося по сторонам.

Тарани проследила за его взглядом. «Постойте-ка! — вдруг дошло до нее. — Куда это подевались Седрик и тюремщик?»

— Не понимаю… — произнес отец Элион, словно прочитав мысли Тарани. — Где же Седрик и…

Скриииии!

Тарани невольно вскрикнула и зажала уши руками. Что за кошмарный визг!

Но во сто крат хуже этого звука было существо, которое его производило! Это был таракан размером с дом. Разъяренное чудище выскочило из-за угла и устремилось к клетке Браунов!

— Да защитит нас свет! — воскликнул Томас. — Они выпустили разрушителя!

Монстр, не обращая внимания на испуганного мужчину, рванул к женщине. Подняв одну из двухметровых передних ног, он ударил ею Элеонор с такой силой, что бедняжка отлетела в конец коридора.

— Элеонор! — вскричал Томас.

— Видели? — обратилась к подругам Ирма. — Я же говорила, что в этом месте полно всякой нечисти!

Стражницы не могли больше оставаться в стороне. Они выскочили из своего укрытия и кинулись на помощь родителям Элион. Тарани неслась вперед, полная решимости и воодушевления, и в каждой руке у нее было по огненному шару. Томас поспешил к своей жене (и подальше от ужасного разрушителя), а чародейки тем временем окружили чудище.

Хай Лин нанесла первый удар.

— Пошел прочь, мерзкий таракан! — завопила она, послав в лицо насекомому сокрушительный порыв ветра.

— Молодец, Хай Лин! — поддержала подругу Ирма. — Поддай ему как следует! Может, его продует, и он подхватит воспаление легких!

«Теперь черед моих огненных шаров», — подумала Тарани. Уже изготовившись к броску, она заметила вспышку чужой магии.

Это было розовое сияние Сердца Кондракара. Тарани остановилась и ожидающе посмотрела на Вилл. Как ни странно, Вилл глядела на паривший над ее ладонью волшебный талисман с таким же удивлением, как и ее подруги.

— Должно быть, это чудовище — твердый орешек, раз само Сердце Кондракара явилось нам на помощь! — воскликнула она.

— Элеонор! — донесся до девочек голос Томаса. — Это они, Стражницы Великой Сети!

Словно в доказательство, Сердце Кондракара исторгло поток ослепительной розовой энергии.

— А-а-а! — вскрикнула Тарани, заслоняясь ладонью от яркого света. Когда тот, наконец, угас она поморгала, пытаясь избавиться от пляшущих перед глазами мушек.

Оглядевшись, она снова заморгала — теперь уже от изумления. Разрушитель исчез!

— Что это? — воскликнула Вилл. — Где он?

Скриии.

Тарани и ее подруги потрясенно поглядели себе под ноги. Таракан уменьшился до размеров обычного насекомого! Теперь перепуганная тварь, которую легко можно было раздавить каблуком, поспешно улепетывала по каменному полу.

— Фу-у, какая гадость! — сморщилась Ирма при виде удирающей козявки. — Противный, но не страшный!

— Невероятно! — покачала головой Вилл. — Видимо, лучи Сердца Кондракара заставили его уменьшиться.

Во рту у Тарани пересохло — она вдруг осознала всю мощь Стражниц.

Кланк! Кланк! Кланк-кланк-кланк!

Тарани вздрогнула и окинула недоуменным взглядом коридор. Решетчатые двери тесных маленьких камер распахивались одна за другой!

Повернувшись к Вилл, огненная чародейка вскричала:

— Сердце Кондракара не просто расправилось с тараканом! Не знаю как, но двери всех камер открылись!

«Снова наша магия сделала больше, чем мы рассчитывали, — подумала Тарани со вздохом. — Теперь нам придется расхлебывать последствия!»


Глава 12

<p>Глава 12</p>

С тех пор как Фобос покинул ее комнату, прошло несколько часов. Все это время Элион расхаживала из угла в угол. Ее терзали тревожные мысли. Девочка не находила себе места от волнения. Она сомневалась в данном братом обещании, сомневалась в его уверениях, что ее родителям ничего не угрожает. Короче говоря, она сомневалась во всем.

День тянулся медленно-медленно. Роскошное убранство ее покоев и вид с балкона уже сделались ей невыносимы.

Наконец Элион решила, что не может больше оставаться в стороне. Она должна проникнуть в тюрьму и проверить, как там ее родители! И отправится она туда без чьего-либо ведома, пешком.

Надев все ту же коричневую накидку и надвинув пониже капюшон, она выскользнула из дворца и зашагала по улицам королевства, которым ей было предназначено управлять. Неузнанная, она шла по серым, грязным переулкам, и сердце ее больно сжималось при виде царящих вокруг нищеты и отчаяния, ребятишки с зеленой и синей кожей, игравшие на улице в свои незамысловатые игры, — и те выглядели унылыми и подавленными. Торговцы подсчитывали свои убогие медяки и хмурились. Матери семейств, прижимая к груди корзинки с черствым хлебом и сморщенными овощами, спешили домой и даже не останавливались, чтобы поболтать с подругами.

«Когда я стану королевой, — задумчиво сказала себе Элион, — всё должно перемениться. Может, я смогу использовать сад Фобоса и выращивать там овощи и фрукты для горожан. Я смогу разместить часть бедноты во дворце. Не понимаю, почему Фобос никого туда не пускает. Здесь, в полуразвалившихся домах, так холодно и пусто!»

По мере приближения к расположенной на холме и мрачно нависающей над городом тюрьме шаги Элион становились всё легче. До нее стало доходить, что она действительно может добиться того, чтобы жизнь в Меридиане улучшилась. Такой титул, как Свет Меридиана, за просто так не дается, верно? Он предрекает ей великие дела. Что, если тот радостный солнечный город, который она рисовала в детстве, станет реальностью?

Надежда наполняла душу Элион, согревала ее изнутри. Одновременно девочка почувствовала бурлящее вокруг радостное возбуждение. Неподалеку какой-то длинноухий меридианец схватил другого за плечи, встряхнул и, запыхавшись, что-то сообщил.

Среди горожан поднялся гул. Все широко раскрытыми глазами глядели на тюрьму.

«Хорошо, что я ушла из дворца, — подумала Элион. — Тут происходит что-то необычное!»

Девочка незаметно подкралась к двоим обменивающимся новостями горожанам, пытаясь подслушать их разговор.

— Скорее, Халгарт! — воскликнул один. — Зови остальных! Пусть все соберутся!

Какая-то женщина за спиной у Элион схватила своего чумазого сынишку и стала настойчиво подталкивать его к прикрытым занавеской дверям маленького магазинчика.

— Отведите детей по домам! — крикнула она другим горожанам. — Восстание начинается! Двери тюрьмы открыты!

Элион, надежно замаскированная тяжелым коричневым капюшоном, так и ахнула. Она кинулась к тюрьме со всех ног. У основания холма, на котором высилось узилище, уже начала собираться толпа меридианцев. Солдаты тоже собрались и угрожающе размахивали топорами, саблями и копьями. Но куда им было подавить народные волнения! Люди кругом смеялись, кричали и…

«Они что, подкидывают на руках моих подруг?!» — не поверила своим глазам Элион.

Однако это была правда! Издалека, стоя чуть выше толпы, Элион отлично видела Вилл, Ирму, Хай Лин, Тарани и Корнелию. Они были в своих прекрасных обличьях Стражниц.

Ирма то и дело вскидывала в воздух кулак в знак триумфа. Тарани вся светилась от гордости. А Корнелия? Она внимательно оглядывала толпу, словно ища кого-то.

«Она меня ищет», — сообразила Элион. Запнувшись, она шагнула ближе к толпе. Девочка уже была готова окликнуть своих подруг, когда увидела еще двоих хорошо знакомых ей людей.

Они были меридианцами, но, в отличие от остальных соотечественников, не прыгали и не кричали от восторга. А еще они не смеялись и не пели. Зеленое лицо женщины побледнело и осунулось от боли. Она шла медленно, прихрамывая, а мужчина с похожими на мох зелеными дредами и встревоженными глазами нежно поддерживал ее.

«Это мои родители! — воскликнула про себя Элион. — Но мама хромает! Что эти мучители с ней сделали?!»

Девочка сделала еще один шаг вперед. Но дальше пройти было невозможно — дорогу преградил огромный солдат, размахивающий кнутом. Громила завис над зеленокожим подростком, прикрывавшимся от грозного оружия рукой. Как и Элион, подросток был в коричневой накидке.

— Здесь прохода нет! — прорычал страж. — Убирайся откуда пришел, голодранец!

— Но там мой брат! — запротестовал паренек. — Вы что, мне не верите?

— Охотно верю, пёс, — прогудел солдат, замахиваясь кнутом. — Но если не уберешься с дороги, сам угодишь в тюрьму!

Шаттззз!

Солдат хлестнул паренька кнутом по спине, и тощий маленький меридианец растянулся на земле.

— Нет! — вскричала Элион. Этот крик сорвался с ее губ раньше, чем она успела всё хорошенько взвесить.

Солдат глянул на нее исподлобья. Первым порывом Элион было натянуть капюшон пониже и раствориться в толпе. А потом она кое о чем вспомнила.

«Мне нет нужды молчать. Я не желаю — и не потерплю! — чтобы в моем городе творились такие бесчинства!»

— Нет! — громко повторила она и вскинула руку, словно призывая всех к порядку.

Невидимый магический заряд сорвался с ее пальцев и вышиб кнут из когтистой лапы солдата.

— Что это значит? — пробормотал пораженный гигант.

Элион стиснула кулаки. Она почувствовала, как ее обычно бледные щеки заливает краска гнева. Злость тут же преобразовалась в магию, и та заструилась из ее тела лучами белого сияния. Ее мощь разорвала коричневую накидку на лоскутки. Под этими лохмотьями на девочке было голубое платье — королевский наряд.

— Тюрем в Меридиане больше не будет! — громовым голосом вскричала она. — Фобос допустил чудовищную ошибку!

«Помни, Элион, проведи ластиком — и исправишь любую ошибку».

Элион замерла. В памяти всплыли воспоминания детства и голос… Мамин голос!

Девочка вспомнила, как мама передала ей маленький розовый ластик. Шок, отчаяние и праведный гнев разом утихли, когда Элион воскресила в памяти то простое движение, которым когда-то давно она стерла со своего рисунка ошибку.

«Любую ошибку… — думала теперь Элион. — Любую…»

Глядя вверх, она провела перед глазами рукой, обводя контуры уродливого здания тюрьмы. Взгляд ее сфокусировался, и тюрьма оказалась окутана облаком белого света.

Разумеется, это была магия.

Волшебный ластик Элион.

И в следующий миг меридианская тюрьма исчезла!

Краем глаза Элион видела окружавших ее меридианцев — те вскрикивали от потрясения и передавали друг другу новости, хотя все и так всё видели.

Сама Элион, напротив, хранила молчание.

«Я стерла ошибку, — безмятежно думала она. — Я сделала это ради женщины, которую в глубине души продолжаю считать своей мамой. А еще ради граждан Меридиана… ради моего народа!»

Чудо свершилось так быстро и внезапно, что никто до сих пор не мог поверить своим глазам. Ни Стражницы Великой Сети, с благоговением взиравшие на вершину холма. Ни сбившиеся в кучу меридианцы, для которых тюрьма многие годы была реальной угрозой. Ни Элеонор Браун.

Впрочем, Элеонор даже не смотрела на опустевший холм, вместо этого она искала глазами в толпе хрупкую светловолосую девочку, которая однажды станет королевой.

— Элион? — позвала она. Голос был нежным и негромким, и все-таки Элион услышала его в гомоне толпы. Посмотрев на маму, девочка тихо всхлипнула. В тот миг она совсем не чувствовала себя принцессой. Она была просто маленькой девочкой, оторванной от дома, растерянной, испуганной, мечтающей оказаться в объятиях самого родного человека на свете.

— Мама? — окликнула она меридианку.

Элион хотела лишь одного — поскорее подбежать к маме, снова почувствовать себя любимой дочкой. Но кто-то в толпе заметил и узнал ее. Раздался возглас:

— Это же она! Элион! Свет Меридиана!

Элион тут же оказалась в окружении восхищенных меридианцев. Они ласково пожимали ей руки своими когтистыми пальцами и открыто улыбались. Кое-кто в знак безмерной благодарности упал на колени. В ушах у девочки уже начало звенеть от восхвалений.

— Вы видели? — ликовал один меридианец. — Она уничтожила тюрьму!

— Она пришла, чтобы защитить нас! — вторил ему другой.

— Да здравствует Свет Меридиана! — воскликнула какая-то женщина.

Теперь настал черед Элион быть подхваченной и поднятой над головами толпы. Первым ее желанием было вырваться и удрать. Ей не хотелось участвовать в празднествах. Она стремилась поскорее присоединиться к своим подругам, Стражницам. Она ясно видела их, снующих среди горожан. Без сомнения, они спешили назад, к порталу, чтобы улизнуть из Меридиана раньше, чем Фобос пошлет за ними армию.

Элион перевела взгляд с удаляющихся спин подружек на своих родителей. Они тоже пробирались к краю толпы. Там их ожидал Ватек, собиравшийся отвести Томаса и Элеонор в безопасное место. Элион почувствовала громадное облегчение.

Мама Элион воспрянула духом. Она больше не хромала. Ей даже хватило сил обернуться и с заплаканной улыбкой поглядеть на дочь.

Элион встретила мамин взгляд. Она чувствовала, как между ними возникает незримая нить, крепче и сильнее любой магии.

«Может быть, — думала девочка, когда торжествующая толпа увлекала ее прочь, — малышка Элион и Свет Меридиана не так уж далеки друг от друга. Пусть я принцесса, но я остаюсь дочерью. Томас и Элеонор Браун— мои родители, кто бы что ни говорил!»

Элион бросила последний взгляд на маму. Как бы ей сейчас хотелось поведать маме о своих чувствах!

Мама кивнула в ответ, и улыбка ее стала радостнее.

«Думаю, что она и без слов все знает, — подумала счастливая Элион. — Ну конечно, знает, она ведь моя мама!»

С этой мыслью на нее снизошел покой, и она смогла наконец разделить ликование горожан.

«Кажется, над Меридианом снова восходит солнце!» — ощущая себя победительницей, думала Элион.