W.I.T.C.H

Дружба творит чудеса. Исчезновение(Текст адаптирован Элизабет Ленхард.)


Глава 1

<p>Глава 1</p>

Когда подружки подошли к дому Вилл, тучи сгустились, подул сильный ветер, и небо озарила молния.

Поднимаясь вместе с Корнелией, Ирмой и Тарани по лестнице в свою квартиру, где она жила вместе с мамой, Вилл украдкой поглядела на подруг. Подумать только, они знакомы всего пару дней! А ведь она уже так привыкла к длинным светлым волосам Корнелии, Ирминой ухмылке и обкусанным ногтям Тарани! Вилл даже успела узнать, что Тарани всегда грызет ногти, когда нервничает.

«Мне кажется, скоро я буду читать их мысли!» — подумала Вилл. Она открыла дверь вестибюля и пропустила подруг вперед, задержав взгляд на бледном лице Корнелии.

Покрытые розовым блеском губы Корнелии сжались в напряженную линию. В голубых глазах застыло стальное выражение. Точно так же выглядела Вилл, когда ссорилась с мамой.

«Да, — подумала Вилл, — обычно я злюсь, когда понимаю, что неправа, но не хочу этого признавать. А вот Корнелия проявляет упрямство, когда речь заходит о магии. Эта виноградная лоза, которую она вырастила на школьном дворе, обвила веткой ее руку, словно змея! Настоящее волшебство! Другого объяснения быть не может. Но Корнелия о магии даже слышать не хочет…»

Вилл перевела взгляд на Тарани. Вечно постукивающие бусинками косички были спрятаны под красную шапку, похожую на шлем летчика. В карих глазах за стеклами очков стояли слёзы, подбородок слегка дрожал.

«Ей не терпится попасть домой», — сочувственно подумала Вилл. И действительно, Тарани сейчас с удовольствием бы спряталась ото всех у себя дома, в темной комнате для проявки фотографий, или свернулась бы калачиком у камина.

«Что касается Ирмы, — подумала Вилл, посмотрев на подругу, — то она гадает, какое печенье я приготовила для наших посиделок».

Наконец девочки добрались до двери, ведущей в мансарду. Вилл пошарила рукой в своем розовом рюкзаке и достала большую связку ключей с брелком в виде маленькой резиновой лягушки.

— Только не смейтесь, девочки, — сказала она, заметив нетерпеливо нахмуренные брови Корнелии. — Я никогда не могу найти нужный ключ с первого раза.

— А зачем тебе вообще такая уйма ключей, — ухмыльнулась Ирма, указывая на увесистую связку. — Это дом или тюрьма с камерами?

— Хороший вопрос, — пробормотала Вилл, перебирая ключи. Она не могла свыкнуться с мыслью, что эта мансарда — ее дом. Они с мамой переехали в этот городок на побережье, носящий название Хитерфилд, как раз перед Хеллоуином. А родилась и выросла девочка в местечке под названием Фадден Хиллс.

По правде говоря, Вилл не жалела, что они переехали. Здесь, в Хитерфилде, Вилл почти сразу нашла новых подруг. И маме, оказавшейся подальше от отца, переезд пошел на пользу.

«Но при всем при том, — думала Вилл, — я никак не решусь снять со связки ключи от старого дома».

Вилл гадала, что сказали бы ее подруги, узнай они, что она так привязана к своим старым ключам, к своей старой жизни. Наверное, подумали бы, что она ведет себя как маленькая или что у нее слегка поехала крыша.

«А может быть, — подумала Вилл, взглянув через плечо в испуганные глаза Тарани, — может быть, они поймут. В конце концов, нас что-то связывало еще до того, как мы обнаружили в себе магические способности. А теперь у нас вдобавок есть общий секрет. А всем известно, что общий секрет- первый шаг на пути к дружбе».

От этих мыслей настроение Вилл улучшилось. И она приняла решение.

«Ну ладно, — сказала она себе, выбрав один из блестящих желтых ключей, — если этот ключ подойдет, то клянусь, что сниму со связки все старые ключи. Даже ключ от шкафчика в бассейне».

Вилл поднесла ключ к замку и, взволнованно прикусив губу, вставила его в скважину. Ключ вошел! И повернулся! Дверь с легкостью открылась.

Вилл глубоко вдохнула. «Добро пожаловать домой! — произнесла она про себя. — Что ж, пора бы уже освоиться».

Она улыбнулась и шагнула внутрь. Девочки гурьбой последовали за ней.

— Здравствуйте, — робко произнесла Тарани. Ее голос эхом прокатился по комнатам с высокими потолками. Несмотря на то что в квартире были большие окна, повсюду царил полумрак. Из-за грозы небо стало почти черным.

— Входите, — сказала Вилл, покосившись на наручные часы. Ее мама работала в большом роскошном офисе компании «Симультек» и редко возвращалась домой рано. — Никого нет, мама придет только через час.

Вилл стала пробираться между коробками с вещами к выключателю, чтобы зажечь свет. И, естественно, ударилась ногой о свою же собственную коробку с компакт-дисками.

— Ммм! — промычала она, прыгая на одной ноге. «Чтобы по-настоящему почувствовать себя здесь как дома, — призналась она себе, — не мешало бы распаковать свое барахло!»

Хорошо хоть, подруги не обращали никакого внимания на беспорядок. Корнелия сняла с плеч оранжевую шаль, Тарани стянула шапку, а Ирма плюхнулась на мягкий красный диван.

— Ох, до чего же я устала! — выдохнула она. — Интересно, что сейчас и„ждет по телику?

Вилл уставилась на Ирму. «Даже не знаю, забавляет меня Ирмино отношение к происходящему или пугает, — подумала она. — Все-таки мы имеем дело с серьезными вещицами…» Она сняла видавшую виды серую куртку и встала прямо напротив Ирмы.

— Знаешь, — начала она, — после того, что мы пережили, неудивительно, что ты устала. Но вам не кажется, девочки, что мы воспринимаем все слишком легко?

Ирма лениво открыла один глаз и вопросительно взглянула на подругу.

— Ну, я имею в виду, — продолжала Вилл, — что другие на нашем месте пришли бы в ужас. У нас обнаружились волшебные способности. Разве вы этого не осознаете?

Ирма хотела было снова пошутить, но, встретив сердитый взгляд Корнелии, смолчала. Вилл снова заговорила:

— Мы оказались в совершенно невероятной ситуации и делаем вид, что все в порядке. Совсем недавно мы сражались с чудовищами, наша подруга куда-то исчезла… а мы собираемся выпить горячего шоколаду. — Голос Вилл сорвался. Она бросила куртку на стул. — Что вообще происходит? Можете вы мне объяснить?

— Да не волнуйся ты так, — отмахнулась Ирма, водрузив ноги в красных ботинках на кофейный столик. — Может, мы все свихнулись, только этого не замечаем…

— Говори за себя, Ирма, — фыркнула Корнелия, сложив длинные тонкие руки на груди.

Вилл всплеснула руками, пересекла гостиную и направилась на кухню, помещавшуюся в дальнем конце мансарды. Тарани пошла вместе с ней и прильнула к высокому окну.

Вилл схватила кофейник и подставила его под струю воды.

— За всем этим кроется что-то серьезное. Пока не знаю, что именно, но что-то определенно есть…

— Как только бабушке Хай Лин станет лучше, нужно будет расспросить ее кое о чем, — сказала Тарани.

Вилл кивнула. И тут же съежилась. Упоминание о бабушке Хай Лин заставило девочку вспомнить тот день. Девочки собрались на чай в квартире Хай Лин, помещавшейся над семейным китайским ресторанчиком. Подруги жевали миндальное печенье и обсуждали свои до странности похожие сны, когда на кухню неслышно вошла бабушка Хай Лин и обрушила на них ошеломляющую новость.

Она с улыбкой посмотрела на Вилл, Ирму, Тарани, Корнелию и Хай Лин (как потом оказалось, первые буквы их имен складывались в слово «witch», то есть «ведьма»), и объявила, что они — Стражницы Сети.

А что же такое Сеть? Это барьер, который был воздвигнут много веков назад между Землей и темной стороной Меридиана. Это единственная сила, не подпускающая отвратительных злодеев всех мастей к уютному миру, где обитали девочки.

Бабушка Хай Лин объяснила, что на стыке тысячелетий Сеть, в которой существуют порталы, или проходы между мирами, обычно слабеет. И создания из Меридиана получают возможность проскальзывать сквозь нее.

Чтобы защитить Сеть, всеведущие духи из места под названием Кондракар призвали Стражниц — Вилл и ее подруг. Теперь задачей девочек было смотреть, чтобы разные плохие парни не проникали сквозь порталы. Как защитницы Сети четыре девочки обладали разными способностями. Им были подвластны все четыре Стихии: Земля, Огонь, Вода и Воздух.

«А еще есть я, — подумала Вилл, — хранительница Сердца Кондракара».

Ей достался маленький круглый ярко сверкающий медальон. И он, без сомнения, был ключом к четырем Стихиям.

«Я почувствовала его мощь той ночью, в спортивном зале», — с содроганием вспомнила Вилл.

Подруга девочек, Элион, заманила Вилл, Хай Лин и Ирму в школьный спортивный зал. Она сказала, что там ей назначил свидание классный парень по имени Седрик. Но когда три девочки появились в зале, они не увидели ни Элион, ни Седрика. Вместо них там был здоровенный похожий на рептилию мордоворот и его уродливый синекожий прихвостень Ватек. Это были те самые плохие парни из Меридиана, о которых предупреждала бабушка Хай Лин. Огромные, могущественные и опасные. Человек-змея приказал Ватеку выкинуть девочек в дыру в Сети. В этот самый момент Вилл схватила Сердце Кондракара и каким-то образом направила их совместные силы в нужное русло. Их тела по волшебству изменились, девочки получили очаровательные чародейские наряды и даже крылышки! Не говоря уже о силе, достаточной, чтобы дать этим парням пинка под зад!

К несчастью, во время сражения в спортивном зале возник пожар. Девочки успели выскочить из здания до того, как прибыли пожарные.

Но победа, одержанная подругами той ночью, не была окончательной. Вилл отлично знала, что впереди их ждет немало новых битв. А вот что это будут за битвы и с кем — оставалось загадкой.

Потому-то девочки и собрались у Вилл — нужно было обдумать сложившуюся ситуацию.

Словно прочитав мысли Вилл, Тарани обратилась к остальным:

— Пока наши знания ограниченны, мы должны согласовывать все наши действия и смотреть в оба.

Вилл хотела было высказаться в поддержку Тарани, но тут раздался мощный раскат грома, заставивший ее подпрыгнуть.

Щелк! — вмиг все лампы в доме погасли.

— Свет вырубился, — констатировала Вилл. «Для полного счастья не хватало только этого!» — подумала она.

С дивана раздался насмешливый голосок Ирмы:

— Я бы смотрела в оба, да только в такой темноте все равно ничего не видно.

— А ты подожди, пока дадут свет, — произнес темный силуэт Корнелии.

— Не двигайтесь, — сказала Вилл, ощупью пробираясь по гостиной. — Где-то здесь должны быть свечи или фонарик.

— Не беспокойся, Вилл, — прозвучал голос Тарани. — Сейчас будет свет.

Внезапно комнату озарило яркое сияние. Вилл развернулась и увидела маленький огненный шар, игриво подпрыгивающий на ладони Тарани!

— Ой! — ошарашено воскликнула Ирма. Корнелия разинула рот от изумления. Вилл затаила дыхание.

И еще она заметила, что, быть может, впервые за весь день испуганное выражение на лице Тарани сменилось уверенной улыбкой.

Тарани подняла руку, и огненный шарик легко, как мыльный пузырь, соскользнул с ее ладони и завис в воздухе в метре над головами девочек.

Тарани довольно кивнула и снова вытянула руку. С приглушенным хлопком на ее ладони сформировался еще один огненный шар. Вскоре он присоединился к своему приятелю.

Не успели девочки и глазом моргнуть, как тихо шипящие огненные шары заполнили всю мансарду, озаряя помещение теплым уютным светом. Один шарик проплыл мимо носа Ирмы, и она боязливо протянула к нему руку. Кончик пальца прошел сквозь волшебную сферу и вышел невредимым.

— Ух ты! — выдохнула Ирма. — Он не жжется! «Не всякая магия пугает», — подумала Вилл. Ее глаза горели, а щеки разрумянились.

— Ну ладно, — таинственным тоном фокусника произнесла она. — Кажется, пришла пора и мне показать вам кое-что. Никто не желает перекусить?

Ирма тут же вскочила с дивана и с голодным взглядом зашагала на кухню вслед за Вилл. Тарани и Корнелия потянулись следом.

— Я желаю, — заявила Ирма. — А что у тебя есть? Вилл напустила на себя невозмутимый вид и произнесла:

— Что мы можем предложить моим подругам, Джеймс?

— Джеймс?! — воскликнула Ирма, оглядывая кухню. — У тебя что, есть прислуга? Ты нам не говорила!

И вдруг они услышали низкий чопорный голос:

— Выбор достаточно скуден, мисс Вилл. Надеюсь, кто-нибудь в ближайшее время соблаговолит пополнить мои запасы.

Ирма закричала и уставилась на холодильник, а точнее — на ручку подачи льда на дверце морозильника. Но Вилл и не глядя могла сказать, что ручка двигалась в такт голосу Джеймса. Потому что Джеймс — это, разумеется… — Холодильник! — взвизгнула Ирма, указывая на отверстие для подачи льда. — Говорящий холодильник!

Вилл не смогла сдержать смеха, а Джеймс между тем продолжал.

— Кхм, — произнес он со всем присущим холодильнику достоинством. — Должен обратить ваше внимание на то, что у сливочного сыра (рядом с маринованными огурчиками) давно истек срок годности.

— Извини, Джеймс, — сказала Вилл, быстро распахнув дверцу холодильника и достав позеленевший кусок сыра.

Затем, обернувшись к Тарани, которая снова выглядела напуганной, она добавила: — У Джеймсг весьма изысканный вкус, знаете ли.

— Говорящий холодильник! — заладила Ирма. Некоторое время Корнелия не отрываясь смотрела на оживший аппарат.

— Чудно! — наконец прошептала она.

— Говорящий холодильник! — в очередной раз воскликнула Ирма. Она схватила Корнелию за плечи и принялась ее трясти.

— Ну хватит уже, — закричала Корнелия, вырываясь из ее объятий. — Я не глухая!

Это отрезвило Ирму. Получив нагоняй, она виновато улыбнулась. И Вилл улыбнулась ей ответ. Немного привыкнув, она полюбила cboю говорящую технику. Это была, пожалуй, единственная сторона ее новой, волшебной, жизни, которая не вселяла в нее страх.

— Я обнаружила это на днях, — объяснила Вилл подругам, проводив их обратно в гостиную. — Я могу разговаривать с любыми электроприборами! Я дала им имена, и теперь они делают все, что я захочу. Могут даже работать без электричества!

— Вот что я называю техникой, оправдывающей свою цену! — воскликнула Ирма. Очутившись в гостиной, она снова уселась на диван и повернулась к телевизору. — Включи-ка двенадцатый канал. Там идет «Мальчик-комета», самая лучшая передача всех времен!

Вилл присела перед телевизором на корточки. Это был старый потрепанный аппарат, который мама почему-то никак не соглашалась заменить чем-нибудь современным, роскошным и плоскоэкранным.

«И этот прекрасно работает», — говорила мама, когда Вилл просила ее купить новый телик. Разумеется, теперь, когда телевизор мог говорить, Вилл больше и в голову не приходило избавиться от него. Несмотря на все его капризы.

— Пожалуйста, включи «Мальчика-комету», Билли, — вежливо обратилась к прибору Вилл.

— Ох, нет, Вилл, — сипло проскрежетал старый телевизор. — Ты же знаешь, что я не выношу музыкальную заставку из «Мальчика-кометы».

— Н-но… — запинаясь начала Ирма, однако Билли тут же ее оборвал.

— Мои бедные колонки не выдерживают этого шума! — пожаловался он. — Куда ушли те золотые деньки, когда по мне передавали приятную мелодичную музыку?.. А как насчет хорошего документального фильма? — продолжил Билли после паузы. Его экран ожил, и на нем появился крупный медведь, пробирающийся сквозь вечнозеленый кустарник. Все это сопровождалось монотонными звуками флейты. — Вот, например, передача о неизвестных сторонах жизни медведей барибалов.

Ирма с шипением втянула воздух и возмущенно посмотрела на Вилл.

— А что я могу поделать?.. — пожала плечами та. — Это довольно старая модель…

Ирма в отчаянии застонала и обиженно уставилась на вальяжно прогуливающегося черного медведя. Сцена была настолько смешной, что Вилл стала покатываться со смеху.

— Зато каждый день узнаешь что-то новенькое. Разве не здорово?

— Здорово, как же! — буркнула Ирма. Но выключать Билли не стала. Наоборот, фильм неожиданно увлек ее, голос рассказчика завораживал: «На зиму барибалы залегают в берлогу…»

— Послушай, Вилл, — Тарани достала из кармана рюкзака дискету. — Если уж твоя техника умеет обходиться без электричества, нельзя ли мне распечатать у тебя доклад?

— Конечно, можно, — закивала Вилл, выхватив дискету у подруги. — Сейчас все сделаем.

Тарани прошла за Вилл в ее комнату, путь им освещала парочка огненных шаров. Комната Вилл также была заполнена нераспакованными коробками. Хорошо хоть, оранжевый ноутбук Вилл и принтер были установлены и подключены. Это было чуть ли не первое, о чем девочка позаботилась, переехав на новую квартиру. Без Интернета Вилл чувствовала себя совсем тоскливо.

И конечно, теперь, когда компьютер и принтер зажили собственной жизнью, возиться с ними стало куда увлекательнее, чем прежде. Вилл подошла к ноутбуку и сложила руки на груди.

— Проснись, Джордж, — радостным тоном обратилась она к компьютеру. — У меня есть для тебя работа!

— Работа, работа… — проворчал компьютер. Голос у него оказался высоким и хныкающим, с заметным восточным акцентом. — Сколько можно работать! Между прочим, у меня тоже есть право на отдых!

— Лучше помолчи, Джордж!

— Ой! — вскрикнула Тарани, обнаружив, что принтер, стоявший рядом с компьютером, тоже заговорил. Голос у него был низкий и хриплый, но, несомненно, женский.

— Если здесь кто-то и делает грязную работу, так это я, — заявил принтер, который Вилл назвала Мартой.

— Что-то я сильно в этом сомневаюсь, — возразил Джордж.

— А ты не сомневайся, — язвительно произнесла Марта.

Тарани уставилась на спорящую технику.

— Чего это они ссорятся? — прошептала она на ухо Вилл.

— По-моему, они муж и жена, — усмехнулась Вилл. — Их перепалки можно слушать часами.

«Интересно, как скоро мне это надоест», — добавила про себя Вилл.


Глава 2

<p>Глава 2</p>

Тарани подсела к Корнелии за кухонный стол. Корнелия только что разлила напитки и поставила на стол коробку с печеньем.

Тарани откусила кусочек печенья и положила в чашку три полных ложки сахара. Все это время она старалась не поднимать глаза. Какая-то часть ее пыталась игнорировать огненные шары, которые она сама же и вызвала. А еще ей хотелось забыть, что принтер в комнате Вилл работает не на электричестве, а на магии.

«Дикость какая-то! — думала Тарани. — Это все… как-то неправильно. Ну да, создавать огненные шары действительно круто, но в то же время меня это ужасно пугает».

Тарани вздохнула, и мысли ее переключились на старшего брата Питера, который занимался баскетболом и серфингом. Катаясь на доске, он даже трехметровые волны встречал с невозмутимым спокойствием. Питер ничего не боялся.

«Может, мне следует спросить у него совета? — пришло в голову Тарани. — Или лучше у Корнелии или Ирмы».

Она посмотрела на Корнелию, чьи светлые тонкие брови упрямо сдвинулись к переносице. Ирма по-прежнему сидела на диване, тупо уставившись в экран телевизора, где шел фильм о природе, и громко прихлебывая из своей кружки.

Тарани решила, что может полностью положиться только на одну из своих подруг — на Вилл.

«Вилл должна понимать, что я чувствую, — размышляла Тарани. — Она ведь в нашей школе тоже новенькая. И приехала она всего на пару дней позже меня. Уверена, уж она-то не станет смеяться, если я признаюсь, что, как бы мне ни нравились огненные шары, в глубине души я в ужасе от всей этой чародейской неразберихи. Да и кто я вообще такая, чтобы спасать мир от сил зла? Единственное, что должно меня сейчас волновать — это контрольная по истории на следующей неделе!»

Тарани была так занята своими мыслями, что не заметила, как ее кружка опустела. Голос Вилл вывел ее из состояния задумчивости.

— Налить еще чаю? — спросила она. Тарани подняла глаза и увидела, что Вилл стоит прямо перед

— Нет, спасибо, Вилл.

Корнелия промолчала. Единственными звуками в комнате были тихое шипение огненных шаров да бормотание голоса в телевизоре: «Весной барибал отыскивает пищу в богатых растительностью долинах больших рек и озер».

Наконец Корнелия нарушила молчание:

— Как вы думаете, что такое Кондракар? Как выглядит это место «в центре Бесконечности»? — Примерно такими словами Кондракар описала бабушка Хай Лин.

— Ты прямо угадала мои мысли, — сказала Тарани. — Но меня больше беспокоят опасности, с которыми нам предстоит столкнуться. Что там, по ту сторону Сети?

— И кто? — добавила Вилл, тоже присев за стол. — Такие же монстры, как те, с которыми мы дрались?

Девочки умолкли. В комнате воцарилась гнетущая атмосфера. И тут снова заговорила Корнелия.

— А может, нам немного потренироваться? — предложила она, отхлебнув чаю. — Силы-то у нас есть, просто мы пока не умеем ими пользоваться.

— Ты права, — кивнула Вилл. Услышав сквозь шум дождя шорох автомобильных шин, она встала и направилась к окну. — Будет ужасно, если мы натворим чего-нибудь по неопытности! — Кстати говоря, — начала Ирма, наконец оторвавшись от фильма про медведей, — я хотела вам кое-что сказать, девочки…

— О нет! — прервала ее Вилл, не отрывая взгляда от залитого струями дождя окна. На ее лице застыло выражение ужаса.

Подруги тут же подбежали к ней.

— Что там? — переполошилась Тарани, почувствовав, как по ее спине пробежали мурашки.

— Снова человек-змея и эта синяя горилла из спортзала? — произнесла Ирма, выглядывая из-за плеча Тарани.

— Хуже, девочки, — простонала Вилл. — Мама вернулась!

Она быстро оглядела комнату и кивнула на парившие у потолка огненные сферы.

— Шары, Тарани! — скомандовала она. — Скорее!

— Сейчас! — пробормотала та дрожащим голосом.

Ирма попыталась погасить первый попавшийся шар журналом с телепрограммой, но он выскользнул у нее из-под руки.

— Сделай же что-нибудь! — в отчаянии закричала она, глядя на Тарани.

Тарани громко вздохнула. Она понимала, что огненные шары — ее рук дело, а значит, и разобраться с ними должна она. Но проблема была в том, что Тарани не представляла, как их погасить. Девочка попыталась припомнить, как создала их: она просто закрыла глаза и вообразила танцующие огоньки, а потом вдруг почувствовала тепло на ладони — и готово!

А теперь, когда нужно было быстро что-то делать, Тарани словно сковал паралич.

— Ох, — причитала она, в растерянности заламывая руки. — Что же делать? Что делать?

Тем временем Вилл металась по гостиной, словно привидение.

— Телевизор, выключайся! — воскликнула она, щелкнув пальцами. Экран тут же погас. Тогда Вилл побежала в свою комнату.

Тарани перевела дыхание.

«Так, — пыталась собраться с мыслями она, — наверное, я тоже должна поговорить с шарами». Она плотно зажмурила глаза и громко произнесла:

— Огонь, погасни!

Тарани открыла глаза… и снова увидела их. Пылающие сферы все так же танцевали в воздухе. Да, вышло не слишком удачно!

— Погасни! — снова крикнула Тарани и в раздражении ткнула один из шаров пальцем. — Ну давай же! Исчезни! Р-раз!

Но огоньки и не думали исчезать. Они весело, будто поддразнивая Тарани, кружились под потолком. Корнелия и Тарани замерев следили за действиями подруги. — Скорей же! — прошипела Корнелия.

Чуть не рыдая от досады, Тарани бросилась к одной из сфер. Сама не осознавая, что делает, она сложила губы трубочкой, приблизилась к шару и дунула на него: Пуфффф!

И тут же огненный шар исчез, оставив после себя лишь крошечное облачко дыма.

— Круто! — выдохнула Тарани и начала носиться по кухне и гостиной, задувая все шары, попадавшиеся ей на пути. Наконец осталось лишь управиться с огнями в комнате Вилл. Вбежав туда, Тарани увидела, что Вилл склонилась над Мартой.

— Принтер, выключайся! — умоляла она.

— Сейчас-сейчас, — сухо ответила Марта, — мне осталось напечатать всего шесть страниц… пять страниц…

— Уфф! — с облегчением выдохнула Тарани, расправившись с двумя последними шарами.

— Быстрее! — нервничала Вилл.

— Четыре… — отсчитывала Марта. — Три…

— Кажется, все чисто, — сказала Тарани, схватив Вилл под локоть. Девочки поспешили в гостиную, ударяясь по пути о расставленные тут и там коробки с вещами. Наконец они плюхнулись на диван, где уже сидели Ирма и Корнелия.

— Она уже вставляет ключ в замок! — воскликнула Ирма.

— Две… — донесся голос Марты из комнаты

Вилл.

— Подождите-ка! — встрепенулась Корнелия. — Ей же покажется странным, что мы сидим тут в полной темноте!

Клик! — повернулся в замке ключ миссис Вандом.

Тарани вскочила и, схватив с кофейного столика ароматическую свечу, прикоснулась кончиком пальца к фитилю. Тот тихо зашипел и через секунду загорелся.

— Одна! — торжествующе объявила Марта. Наконец гудение принтера стихло, и через мгновение дверь погруженной в полумрак квартиры отворилась.

— Вилл! — окликнула дочку миссис Вандом, нерешительно заглядывая в полуоткрытую дверь гостиной.

— Привет, мам! — торопливо произнесла Вилл.

— Здравствуйте, миссис Вандом! — Ирма помахала маме Вилл рукой и изобразила на лице широкую улыбку.

Тарани быстро окинула взглядом комнату: не осталось ли где огненных шаров. А что, если миссис Вандом знает, что Вилл и ее подружки… чародейки?

Нет, она, по всей видимости, не в курсе.

— Ну и буря! — воскликнула миссис Вандом. Она приветливо кивнула девочкам и вышла в прихожую, чтобы повесить плащ в гардероб.

Тарани попыталась взглянуть на всю их компанию глазами миссис Вандам. Ура! Она действительно выглядели как компания девчонок, решивших поболтать при свечах. Никаких признаков волшебства.

«И если это не чудо, — подумала Тарани, — то что же тогда чудо?»


Глава 3

<p>Глава 3</p>

Расставшись с подругами возле дома Вилл, Хай Лин поспешила домой. По пути к «Серебряному дракону»-ресторану, которым ее семья владела еще с тех пор, когда Хай Лин была совсем маленькой, — она поймала себя на том, что разглядывает все попадающие ей трещины в асфальте. Затем она стала наступать на каждую трещину правой нагой. А потом левой.

Таким образом, её движение сильно замедлилось. За десять минут она прошла всего полквартала. И только тут Хай Лин осознала, что еле плетется.

Собственно, в этом не было ничего удивительного, если бы речь шла о ком-нибудь другом. Но Хай Лин не такая как все. Она…воздушная!

Она всегда перепрыгивала через преграды, а не шла напролом. Всегда бежала, а не плелась. Она была сама легкость и подвижность, особенно с тех пор, как узнала о своей магической силе.

Но сегодня ее резвость куда-то улетучилась. Ей совсем не хотелось веселиться. А все потому, что ее бабушка серьезно заболела. Когда Хай Лин начинала думать об этом, ее глаза сразу заволакивала пелена слез, а нижняя губа начинала дрожать. Поэтому она всеми силами старалась отогнать от себя эти мысли.

Но печаль, поселившуюся у нее в душе, девочка контролировать не могла. И она не смогла заставить себя ускорить шаг, даже когда небо заволокло тучами и над головой загрохотал гром. Дождевые капли стекали по ее длинным черным волосам, а она все так же не спешила домой.

Вот наконец впереди показался ресторан. Он был закрыт на перерыв, и в пустом зале стояла звенящая тишина.

— Есть кто-нибудь дома? — робко позвала Хай Лин.

Но ответа не последовало. Хай Лин зашагала по лестнице в уютную квартиру, где обитала ее семья.

— Мама! Папа! — окликнула она родителей. — Вы дома?

Добравшись до верхней площадки, Хай Лин услышала мягкий голос отца. Но он обращался не к ней, а беседовал с мужчиной с серебристыми усами. Это был бабушкин врач.

— Ну, что скажете, доктор? — спросил Чен Лин. Хай Лин прильнула к стене цвета зелецого чая и затаила дыхание. Отец стоял к ней спиной. Девочка боялась прервать разговор.

— Перенесенный в прошлом месяце грипп заметно ослабил ее силы, — серьезно сказал врач. — Она до сих пор не оправилась.

Чен Лин молча уставился на свои ботинки.

— Лечение пока не приносит ощутимых результатов, — продолжал доктор. — Правда в том, что вашей матери уже довольно много лет. Она устала и почти не борется за жизнь. Врач сочувственно похлопал отца Хай Лин по плечу и снова заговорил:

— Разумеется, мы продолжим лечение. Будьте рядом с ней. Забота и домашнее тепло — вот то, в чем она нуждается больше всего.

Как только слова доктора дошли до Хай Лин, у нее во рту пересохло. Он будто бы признавался, что ничего не может поделать.

Хай Лин судорожно пыталась избавиться от кома в горле. Она всхлипнула и тут же поймала на себе проницательный взгляд доктора.

— О, здравствуйте, юная леди, — поприветствовал он девочку.

— Хай Лин! — воскликнул отец, обернувшись. Он быстро оглядел ее намокшее голубое пальто и лужу на полу. — Да ты же вся промокла! Ну-ка марш переодеваться, пока не подхватила простуду!

Хай Лин попыталась поймать папин взгляд. Она знала, что эта его сердитость — напускная. Он был мягким человеком, но сейчас ему было очень тяжело.

«Кажется, ему сейчас не до меня», — печально подумала Хай Лин.

— Хорошо, пап.

Она скинула у лестницы свои малиновые туфли и, расстегивая на ходу пальто, направилась в свою комнату.

Когда девочка на цыпочках пробиралась мимо бабушкиной двери, до нее донесся тихий хриплый шепот, который больше напоминал пение сверчка, чем человеческий голос.

— Теплый южный ветер высушит тебя быстрее, чем фен, малышка.

— Бабушка, — позвала Хай Лин, нерешительно заглядывая в комнату больной. Сбросив пальто, она проскользнула внутрь.

— Заходи, — велела бабушка, бросив взгляд в коридор, чтобы удостовериться, что там никого нет. — Твой папа нам не помешает, так что покажи мне, как ты используешь свою силу.

Впервые за этот день Хай Лин ненадолго почувствовала себя счастливой. «Бабушка плюс волшебство, — улыбнувшись, подумала она, — вот формула счастья!»

Девочка бросила мокрое пальто и сумку на стул, подошла к бабушкиной кровати, закрыла глаза и сосредоточилась.

Она представила себе, как освежающий бриз ласкает ее кожу, как воздушные потоки играют с длинными седыми волосами бабушки, и захотела вызвать маленький дружелюбный ветерок.

И вскоре девочка услышала знакомый свист воздуха и почувствовала, как вокруг нее образовывается крутящаяся воздушная воронка.

«Получилось!» — воскликнула Хай Лин и непроизвольно вскинула руки над головой.

Когда мокрые хвостики обвились вокруг тела, а фиолетовая мини-юбка задрожала на ветру, Хай Лин тихо взвизгнула от восторга.

Было в этом кое-что, чего бабушка, к сожалению, не могла увидеть. К сожалению — потому, что это была лучшая сторона магии.

Хай Лин посетило волшебное чувство…

Она будто бы проглотила гору легчайшего суфле. Или внезапно превратилась в воздушный шарик, привязанный к земле лишь тонкой ниточкой. Или стала облаком.

Это было ощущение невесомости — она сделалась легкой как воздух. Но тут, как это всегда бывает, волшебство стало рассеиваться. И когда хвостики Хай Лин — уже сухие и шелковистые — легли ей на плечи, она поняла, что чудесное мгновение ушло.

Девочка открыла глаза и улыбнулась бабушке.

— Ну как? — спросила она.

— Ты еще спрашиваешь! — воскликнула бабушка, хлопнув тонкими морщинистыми ладошками. — Великолепно!

Хай Лин встала на колени рядом с постелью, и бабушка ласково погладила ее по голове. Оказавшись рядом с бабушкой, девочка поразилась ее изможденному виду.

Из-за болезни волосы старушки сделались слабыми и тонкими. Кожа была мертвенно-бледной, а тело, укутанное в просторный зеленый наряд, казалось совсем немощным.

И все же прохладная сухая рука, покоившаяся у Хай Лин на макушке, была исполнена особой силы. Как и бабушкины слова.

— По-моему, у тебя настоящий талант, моя малышка Хай Лин, — произнесла старушка и легонько потрепала внучку по щеке. — Но тебе не помешало бы набрать пару фунтов, а то ветер подхватит тебя и унесет!

— Ветер — мой друг, бабушка, — хихикнула Хай Лин, а потом разом сделалась серьезной. — Как ты себя чувствуешь? — тихо спросила она.

Бабушка устало откинулась на пухлые подушки.

— Видала я и лучшие деньки, — ответила она и тут же перевела разговор на другую тему.

— А как остальные Стражницы? — поинтересовалась она. — С ними все в порядке?

— Все отлично, бабушка, — ответила Хай Лин. Но в этот миг она и не думала о своих подругах.

Внезапно ее охватило отчаяние, а горло снова сдавил болезненный спазм. Она ничего не могла поделать со страхом, сквозившим в ее голосе:

— Но ты ведь поправишься, да?

— Ну конечно! — проговорила бабушка, отмахнувшись. — Скоро мне станет гораздо лучше, я это чувствую. А теперь помоги мне приподняться, Хай Лин. У меня есть для тебя кое-что под подушкой.

Хай Лин вскочила и подала бабушке руку. Старушка приподнялась, и девочка просунула руку под подушку. Ее пальцы нащупали что-то гладкое и хрупкое.

— Это что, свиток? — спросила Хай Лин, вытаскивая свернутый в трубку лист бумаги. Края его обтрепались, а бумага пожелтела от времени. Надетое сверху блестящее медное кольцо не давало свитку развернуться.

— Это для тебя и твоих подруг, — негромко произнесла бабушка. — Передай свиток Вилл.

— Н-но что это?

— Это карта двенадцати порталов, малышка, — объяснила бабушка и снова тяжело откинулась на подушки. — Двенадцать проходов в Сети, через которые жители Меридиана попытаются пробраться в наш мир.

Затаив дыхание, Хай Лин развернула свиток. Ничего не увидев, она удивленно посмотрела на бабушку. Неужели та за время болезни лишилась рассудка?

— Здесь… ничего не написано, — растерянно сказала девочка.

— Ты в этом уверена, Хай Лин? — спросила бабушка, лукаво глядя на внучку и улыбаясь. При этом на ее лице появилось множество морщинок.

Хай Лин прикусила губу и снова покосилась на свиток. Вдруг бумага в ее руках завибрировала, и на ней с металлическим позвякиванием стали проступать смутные линии.

— Ой! — вскрикнула Хай Лин, вглядываясь в рисунок. Линии пульсировали и разрастались, превращаясь во все более усложнявшуюся схему. Они закруглялись или шли зигзагом, а пространство между ними заполняли замысловатые тени. Внезапно Хай Лин поняла, что ей знаком этот ландшафт. Он напоминал город, расположенный вдоль побережья, у самых гор.

Карта больше походила не на простую схему улиц, а на фотографию, сделанную с высоты птичьего полета. Хай Лин могла разглядеть изгибы каждой улицы, крыши всех до единого зданий, даже черно-белую башню маяка — маяка, который девочка сразу узнала.

Она посещала это высокое пропахшее рыбой сооружение как минимум три раза — во время школьных экскурсий. И всякий раз она пропускала мимо ушей половину того, о чем рассказывал экскурсовод: «Этот маяк — одна из старейших построек в Хитерфилде. Он предотвратил несметное количество кораблекрушений и теперь служит фирменным знаком города, привлекая внимание туристов…»

— Это же Хитерфилд! — воскликнула Хай Лин. В этот миг на бумаге появились последние улицы и здания. Глаза Хай Лин автоматически скользнули к ее родной части города. И тут девочка заметила, что одно из строений на карте начало пульсировать, а потом засияло розовым светом.

— Эта яркая точка… — начала Хай Лин.

— Спортивный зал твоей школы, где состоялось ваше первое сражение, — кивнула бабушка. — Это был первый проход. Пожар закрыл его.

Старушка протянула руку, взяла узловатыми пальцами внучку за подбородок и повернула ее нежное личико к своему, отмеченному следами времени. Хай Лин заглянула в бабушкины слезящиеся глаза и увидела в них смесь различных эмоций: любовь, усталость, надежду, тоску по прошлому, но главное — решимость. Даже в тяжелой болезни бабушка оставалась очень сильным человеком. И она будто бы пыталась передать свою силу внучке.

Хай Лин очень хорошо запомнила этот момент… Потому что от следующих слов бабушки девочку пронзил леденящий холод.

— Но другие одиннадцать порталов, — сказала бабушка, — вы должны будете закрыть самостоятельно!


Глава 4

<p>Глава 4</p>

Разговаривая с бабушкой, Хай Лин и не подозревала, что их слышит кто-то еще. Но это были не родители и не одно из тех крошечных созданий из другого мира, которые обитали в комнате Ян Лин и оберегали ее от зла.

Нет, это был Оракул — исполненное благости и мудрости существо. Именно он призвал на службу Стражниц Сети. И теперь Оракул наблюдал за бабушкой и внучкой из Храма Братства, расположенного в Кондракаре — загадочном месте, парившем в самом центре Бесконечности. Храм окружала серебристая субстанция, легче воздуха и прозрачнее воды.

Оракул прогуливался по дорожке, паря щей над поверхностью поросшего водяными лилиями пруда. Похожая на лабиринт дорожка была бесконечной, как и расстояние между чистыми и теплыми водами прувершиной Храма. Стены также терялись где-то в неразличимой дали. Они были покрыты узорами, созданными тысячами художников из других миров. Вся эта красота была естественной обстановкой для того, кто сам нес в мир великое добро и красоту.

Оракул остановился и хлопнул в ладоши. Затем снова убрал руки в широкие рукава своего просторного одеяния. Тибор, суровый старик, который всегда сопровождал Оракула, тоже остановился. Его серебристые волосы и борода доходили до пояса.

Лицо Оракула озарила спокойная улыбка. Он сосредоточился, и в воздухе рядом с ним возникло мерцающее зеленое окно, похожее на экран. Оракул и Тибор увидели в нем Хай Лин и ее бабушку — представительницу сил Кондракара на Земле.

Услышав, как Ян Лин сообщила своей хрупкой, похожей на мотылька внучке о том, что Стражницы должны закрыть все проходы в Сети самостоятельно, Оракул одобрительно кивнул. Хай Лин, хоть и испугалась, но не стала возражать и не выдала своего страха.

«Робкая Тарани или упрямая Корнелия отреагировали бы по-другому», — подумал Оракул. Но эта мысль не омрачила его безмятежный лик, потому что он знал и другое. Вскоре Тарани, Корнелия и остальные Стражницы научатся с готовностью принимать свою судьбу, расценивая каждое новое испытание как возможность развивать свои силы. Он знал, хотя сами чародейки об этом и не подозревали, что магия вошла в их кровь и плоть. Это было их предназначение, их призвание.

Оракул снова взглянул на Хай Лин, с любопытством склонившуюся над картой.

— Но ведь тут не указаны порталы, — обратилась девочка к Ян Лин. — Как же тогда пользоваться этой картой?

Словно высказывая мысли Оракула, Ян Лин ответила:

— Я уже говорила тебе и твоим подругам — со временем вы всему научитесь.

Хай Лин все так же вопросительно смотрела на бабушку. Хрупкая старая женщина склонила к ней седую голову.

«Да, — мысленно обратился к ней Оракул, — можешь открыться ей, Ян Лин. Поведай ей свою историю».

Едва заметно кивнув, Ян Лин подняла взгляд на внучку и заговорила.

— Когда-то, — начала она негромким завораживающим голосом, — задолго до того, как ты появилась на свет, я тоже была Стражницей Сети. И я тоже была растерянна и нетерпелива, как ты.

Хай Лин ахнула от изумления и присела на краешек бабушкиной кровати, отодвинув в сторону драгоценную карту Хитерфилда с двенадцатью порталами.

— Ты тоже была чародейкой? — переспросила Хай Лин.

— Чародейкой? — хрипло усмехнулась бабушка. — Звучит забавно. Но мы не чародейки. И не феи. — Ян Лин взяла внучку за руку и, заглянув ей в глаза, торжественно произнесла: — Мы — Стражницы.

Сияющие миндалевидные глаза Хай Лин округлились.

— Но как бы там ни было, — самым естественным тоном продолжала Ян Лин, — больше я не могу ничем помочь Кондракару. Настала твоя очередь.

«Появление новых Стражниц, — подумал Оракул, — это предзнаменование грядущей борьбы».

Размышления Оракула, как и беседа пожилой и юной Стражниц, были прерваны появлением отца Хай Лин. Он деликатно заглянул в комнату. В руке у него была бутылочка с темной жидкостью.

— Время принимать лекарство, мама, — сказал он с улыбкой, шагнув в спальню. — И, пожалуйста, без возражений! Я сам попробовал — микстура очень вкусная!

— Если она действительно так хороша, — усмехнулась старушка, — тогда почему бы тебе не подавать ее отдельным блюдом в своем ресторане?

— Ну хватит, мам, — пожурил ее сын и занял место Хай Лин на краю кровати. — Ты ведь не станешь капризничать на глазах у внучки?

Ян Лин состроила недовольную гримасу.

— Когда-то я сама кормила тебя с ложечки, мой милый, — шутливо произнесла она. — Но заметь, я никогда не пичкала тебя всякой гадостью!

— Очень смешно, — ответил папа Хай Лин и, налив в ложку немного темно-янтарной жидкости, поднес ее к губам матери. Та проглотила лекарство и снова поморщилась.

— Ну вот видишь, — продолжал папа. — Вовсе не так противно.

— Фу-у-у! — сказала Ян Лин и показала язык, как непослушная девчонка.

Этот жест, одновременно такой забавный и такой трогательный, породил в сердце Хай Лин бурю эмоций. То же самое почувствовал и Оракул. Это была боль и сладкая горечь. Оракул приложил руку к груди, зная, что в этот миг его спокойствие передается и девочке.

Это сработало. Она улыбнулась бабушке сквозь слезы.

— Будь осторожна, Хай Лин, — с улыбкой проговорила бабушка. — И не забывай: ты должна хорошо питаться!

— Обещаю, — прошептала Хай Лин. Она нагнулась и поцеловала старушку в прохладный лоб. — Спокойной ночи, бабушка.

Девочка вышла из комнаты. Карта, снова свернутая в свиток и закрепленная медным кольцом, покоилась в кармане ее пальто. Оракул увидел достаточно. Он взмахнул рукой, и пульсирующее зеленое окно заколебалось и обратилось в облачко пара со слабым запахом мелиссы и гиацинтов.

Затем Оракул повернулся к своему советнику. Тот стоял почтительно склонив седую голову.

— Итак, — констатировал Оракул, — карта двенадцати порталов передана.

— Уважаемая Ян Лин отлично выполнила свою задачу, — ответил Тибор.

— Да, — согласился Оракул, — и это означает, что ее миссия на Земле завершена.

— Понимаю.

— Ты знаешь, что делать, Тибор, — сказал Оракул и грациозной походкой, не прилагая ни малейших усилий, двинулся прочь. — Проинформируй Совет Братства.

Удаляясь, Оракул представил себе Ян Лин, лежащую в мягкой удобной постели и окруженную заботой и любовью всех членов семьи. Скончавшись, она поднимется в небеса, с легкостью преодолеет галактики и наконец прибудет в Кондракар.

Там все члены Совета- от твердого как скала Тибора до неуловимой, похожей на волчицу Любы- возьмутся за руки и исполнят вокруг Ян Лин танец. Танец приветствия, торжества и благодарности.

— Да, — пробормотал Оракул, скользя по великолепным, сверкающим залам Храма. — Она заслуживает особых почестей.


Глава 5

<p>Глава 5</p>

Корнелия поднялась на поросший травой холм, держа перед собой ароматическую палочку. Голубоватый дымок пах сандалом. Этот запах должен был успокаивать, но у Корнелии от него только щекотало в носу. Она зажала рот затянутой в перчатку рукой, чтобы не чихнуть. Девочка оглянулась на своих подруг.

На лицах Тарани и Вилл была та же растерянность, которую чувствовала и сама Корнелия. Вилл тоже несла ароматическую палочку. Она так сильно сжимала ее в руке, что суставы ее пальцев побелели. Тарани, тащившую целую корзину белоснежных цветов, пробирала дрожь.

Даже Ирма, у которой всегда была наготове очередная шутка, выглядела потрясенной.

«Это самое печальное событие в нашей жизни — похороны бабушки Хай Лин», — думала Корнелия.

Над холмом пронесся прохладный осенний ветерок. Корнелия смахнула выступившую в уголке глаза слезу и поплотнее укуталась в белую шаль. Вот наконец толпа скорбящих закончила долгий медленный подъем на холм посреди луга, где должна была состояться погребальная церемония. Одетые во все белое, люди выглядели словно стая экзотических птиц.

— В Китае белый — это цвет скорби, — произнесла Хай Лин сдавленным голосом, после того как сообщила Корнелии по телефону печальную новость. — Цвет снега.

Хай Лин нужно было идти помогать родителям, но, прежде чем повесить трубку, она рассказала Корнелии еще кое-что. Оказывается, ее бабушка в юности тоже была Стражницей Сети.

Корнелия была потрясена.

«Магия не просто внезапно ворвалась в мою жизнь, — думала девочка, — она станет частью моей жизни навсегда! Я вхожу в сообщество Стражниц. И однажды наступит день, когда я должна буду передать волшебную силу какой-нибудь ни о чем не подозревающей девочке!»

«Это только если вы не выполните свою миссию, — произнес внутри нее голос. — Если вы одолеете коварных захватчиков из Меридиана, в Стражницах больше не будет нужды. Все зависит от тебя, Корнелия… от тебя… от тебя…»

Корнелия попыталась отогнать подальше тревожные мысли о будущем и вернуться в настоящее. Родственники и друзья покойной — все с белыми цветами или лентами в руках — разделились на небольшие группы и тихо переговаривались. Корнелия отметила, что все как один говорили о Ян Лин с уважением и восхищением.

— Цвет снега, — пробормотала девочка себе под нос и поежилась.

Церемония похорон подходила к концу.

«Ленты и цветы превращаются в снег, — думала Корнелия. — Все изменяется и становится чем-то другим. Кто знает, сколько еще раз изменится и наша жизнь…»

А ведь еще пару дней назад все было нормально. Ну, насколько это было возможно с тех пор, как у девочек появились магические способности.

В тот день Корнелия и Вилл оживленно болтали во дворе Шеффилдской школы. Корнелия наслаждалась этим моментом — у нее была порция свежих слухов, которыми так приятно было делиться с подругами.

Стоило только Хай Лин, Ирме и Тарани появиться во дворе, как Корнелия и их вовлекла в разговор:

— Слышали новость? Об этом говорит вся школа!

— Какую еще новость? — осведомилась Ирма. Корнелия невольно улыбнулась, увидев, как на лице подруги промелькнуло ревнивое выражение. Ведь это была прерогатива Ирмы — узнавать последние сплетни и передавать их девчонкам.

«Думает только о себе», — пронеслось в голове у Корнелии.

— В кабинете директора — полиция! — сказала она.

Девочки зашагали к школьному крыльцу. Хай Лин озорно хихикнула.

— Бедная миссис Боксер. Она, конечно, противная, но ведь не настолько, чтобы сажать ее за это в тюрьму!

— Придется разочаровать тебя, Хай Лин, — фыркнула Вилл. — Она пока остается на свободе. Ты разве не смотрела сегодня утром новости по телику?

— Нет, а что? — удивилась Хай Лин. — Я что-то пропустила?

— Об этом и в газетах написано! — воскликнула Тарани. — Исчез мальчишка из нашей школы!

Корнелия вздохнула. Кажется, ее новость не так уж и нова. Зато она могла назвать имя мальчика.

— Это Эндрю Хорнби, — объявила она. — Помните такого?

— Хорнби? Тот красавчик-блондин из старших классов?

— Именно, — кивнула Вилл. — Он не появлялся дома уже три дня, поэтому сегодня его официально объявили в розыск.

Девочки умолкли. Даже Ирма! Корнелия с удивлением покосилась на свою обычно не закрывавшую рот подругу. Неужто Ирма никак не отреагирует? Не выдаст никакого колкого комментария?

Видимо, нет. Ирма явно чувствовала себя не в своей тарелке. Ее обычно румяные щеки побледнели. Она с отсутствующим видом покусывала нижнюю губу, на которой уже почти не осталось помады. От Хай Лин тоже не укрылась странная реакция Ирмы.

— Эй, очнись, Ирма! — она легонько пихнула подругу локтем. Потом достала из кармана своего широкого синего жакета толстый фиолетовый маркер, написала у себя на ладони «Эндрю» и сунула руку прямо Ирме под нос, пока та не заморгала.

— Это случайно не тот парень, по которому ты сохла? — поинтересовалась Хай Лин.

— Ну-у, в общем, да, — пробормотала Ирма, притормозив. Девочки уже были в вестибюле, недалеко от своих шкафчиков.

— В чем дело? — спросила Корнелия, взглянув на часы. — Если мы будем так плестись, опоздаем на первый урок.

— Ладно, — пробормотала Ирма, решительно сдвинув брови, отчего между ними появилась глубокая складка. — Я давно хотела вам кое-что рассказать…

В этот момент дверь у нее за спиной распахнулась. И не какая-нибудь дверь, а дверь кабинета директрисы.

— Смотрите! — шепнула Тарани. — Они выходят! Потянув подруг за собой, Корнелия нырнула за колонну и осторожно выглянула из-за нее.

Директриса попрощалась с двумя здоровенными полицейскими, и те зашагали прочь.

— Спасибо вам за помощь, мадам, — сказал один из полицейских, обернувшись. — Как только мы что-нибудь узнаем, сразу сообщим вам.

— Буду вам очень признательна, — откликнулась миссис Боксер. — Удачи.

Корнелия с ухмылкой поглядела на Хай Лин.

— Видела? Они ее не арестовали.

— Может, в другой раз? — состроив хитрую рожицу, хихикнула Хай Лин.

— Хай Лин! — неожиданно окликнула ее миссис Боксер, заметив шушукавшихся за колонной подруг. — Мне нужно срочно с тобой поговорить. — Она что, слышала? — паническим шепотом спросила Хай Лин у девочек. Но те лишь пожали плечами.

Хай Лин оставалось только подчиниться миссис Боксер. Бросив на подружек полный ужаса взгляд, она поплелась к кабинету директрисы. Миссис Боксер стояла в дверях, и вид у нее, как и всегда, был весьма внушительный.

На голове возвышалась башня из седых волос, а прищуренные глазки за стеклами очков в роговой оправе казались совсем крошечными. Хай Лин проскользнула в кабинет мимо массивного корпуса директрисы, и Корнелия услышала ее сбивчивые оправдания:

— Я могу все объяснить, мадам! Это была просто невинная шутка и…

— Сядь, Хай Лин, — велела директриса и захлопнула дверь.

Теперь-то Корнелия знала, что никто тогда не собирался отчитывать Хай Лин. Миссис Боксер за минуту до этого позвонил отец Хай Лин. И там, за плотно закрытыми дверями, директриса должна была выполнить неприятную обязанность — сообщить девочке, что ее бабушка этим утром умерла.

«Вот почему мы сейчас здесь», — печально подумала Корнелия. Пока она предавалась воспоминаниям, похоронная церемония подошла к концу. Родственники и знакомые семьи Хай Лин начали покидать холм. Но Корнелия и остальные Стражницы не спешили. Они ждали Хай Лин, которая в этот момент направлялась к родителям. Внезапно девочка разрыдалась и бросилась к ним в объятия.

«Если бы мы только могли использовать нашу магию, чтобы избавлять людей от страданий! — подумала Корнелия. — Тогда от нее было бы куда больше пользы…»

Она вздохнула. Вилл, Тарани и Ирма стояли рядом, глядя на Хай Лин. Вид у всех трех был подавленный.

«Пугает ли девчонок магия так же, как и меня? — размышляла Корнелия. — Ну, что Тарани боится — это я знаю. Вилл переживает оттого, что ее волшебство имеет совсем не такую природу, как наше. А вот Ирма… Если ей и не по себе, то не больше, чем если бы по телевизору перестали показывать "Мальчика-комету".

А я… Мне всегда хотелось держать все под контролем. Каждую минуту ощущать то замечательное чувство равновесия, которое приходит после выполнения сложного прыжка в фигурном катании. Или знать, что в моей комнате все устроено так, как мне удобно, пусть даже со стороны кажется, что там полнейший кавардак.

А теперь я ничего не могу контролировать».

К глазам Корнелии подступили слезы, и она потупила взгляд.

Все вокруг изменилось. Ее лучшая подруга Элион куда-то исчезла вместе со своими родителями. А теперь девочки оплакивали вместе с Хай Лин ее чудесную бабушку.

«Никто не спрашивал меня, хочу ли я быть Стражницей Сети», — горько думала Корнелия. Когда она наконец справилась с нахлынувшей жалостью к себе, то заметила, что к ним направляется Хай Лин. Казалось, она стала еще более хрупкой и невесомой. Девочка крепко обняла Вилл.

— Спасибо, что пришли, — тихим сдавленным голосом произнесла Хай Лин, обращаясь к подругам. — Я вас так люблю.

Корнелия открыла было рот для ответа, но так и не нашла, что сказать. И это тоже выводило ее из себя.

«Я даже не могу быть для Хай Лин хорошей подругой, — думала она, со злостью пиная торчащий под ногами пучок травы. — Потому что… ну как я могу быть хорошей подругой для Стражницы, если я сама не хочу быть Стражницей?

А что самое ужасное, — вздохнула девочка, — с тех пор, как пропала Элион, мне даже не с кем поговорить по душам».

Вспомнив о своей самой близкой подруге, Корнелия прикусила губу. Элион не просто исчезла, она оставила ловушку для Вилл, Хай Лин и Ирмы, в которой девочек до смерти напугали какие-то отвратительные меридианские монстры!

Для Корнелии во всей этой истории самым чудовищным было предательство Элион. Она не могла заставить себя поверить в то, что ее лучшая подруга способна на такое.

«Нет, — упрямо твердила она. — Это не может быть правдой».

Повторяя про себя эти слова, Корнелия заметила, что Хай Лин высвободилась из объятий Вилл и теперь выглядывает из-за ее плеча, быстро моргая заплаканными глазами.

«Нет, — снова сказала себе Корнелия, решительно покачав головой. — Не могу поверить, что Элион плохая. Не…»

— Элион! — закричала вдруг Хай Лин.

— Что?! — удивленно переспросила Корнелия. Хай Лин показала рукой на подножие холма.

Корнелия обернулась и увидела старое дерево с узловатыми ветвями, вырисовывавшееся на краю кладбища. На дереве еще оставались засохшие листья. К витой металлической ограде было прислонено несколько оставленных кем-то могильных табличек.

Но там никого не было.

Корнелия снова перевела взгляд на Хай Лин, чувствуя растерянность, боль и досаду.

Но Хай Лин по-прежнему смотрела на дерево.

— Не может быть! — воскликнула она. — Элион!

Корнелия еще раз окинула взглядом подножие холма. Никого. И от этого на душе стало еще тяжелее. Она почувствовала, что сейчас разревется.

«Этого не может быть, — мрачно думала она. — У Хай Лин, должно быть, с горя помутилось в голове и появились галлюцинации. На самом деле никакой Элион там нет».


Глава 6

<p>Глава 6</p>

Элион стояла под старым скрюченным деревом. Кругом была одна только грязь, из которой буграми выступали толстые корни. Холодный ветер трепал русую челку девочки, шевелил ее длинные косички.

Внезапно она осознала одну вещь. Она никогда не замечала, что в Меридиане не бывает холодно. А ведь она прожила там… сколько же? Несколько дней? Или недель? Она не могла сказать точно. Да и разве это имело значение? Теперь она вернулась домой, в Меридиан — мир, которому она всегда принадлежала, хоть и пробыла много лет в изгнании на Земле.

«Ну все, довольно наслаждаться прохладным ветерком», — подумала Элион.

Но ощущать смену погоды было так уж приятно! В Меридиане все всегда было замечательно. Ярко светило солнце, и в воздухе витал сладковатый аромат цветов. Там никогда не было слишком жарко или слишком холодно. Там не шли надоедливые дожди и не сгущалась зловещая тьма перед грозой. Не бывало там и самих гроз и даже…

Элион покачала головой. Нет, она не должна сожалеть о той фальшивой жизни, которую вела в Хитерфилде. Ведь это на руку им, а не ей.

Элион замычала какую-то песенку без особой мелодии и прикрыла глаза. А когда она их открыла, ненужные мысли ушли. Она даже не могла вспомнить, о чем думала до этого. Остался только легкий осадок, удалить который было так же просто, как стереть со стола осевшую за день пыль.

Девочка лениво моргнула огромными голубыми глазами и переступила с ноги на ногу, обратив внимание на скрежет засохшей грязи под подошвами высоких ботинок со шнуровкой. Теперь Элион отчетливо слышала все окружавшие ее звуки. Гусеницы с шуршанием ползали по стволу старого дерева. Капля утренней росы упала на ярко-синий костюм девочки, и та различила тяжелый шлепок.

Элион знала, что это проявления магии, бурлящей в ее жилах. Мгновение спустя обострились и остальные ее чувства. Прикосновение к упавшему с дерева листку вызвало волну дрожи, прокатившуюся по всему телу. В ее глазах танцевали солнечные огоньки, отражавшиеся от мраморных плит.

А этот ветер! В нем слышались полные радости голоса птиц, порхавших у Элион над головой, и монотонное пение умерших, доносившееся из-под земли.

Девочку переполняла магия. А это означало, что настал нужный момент.

Элион посмотрела вверх, на холм. Он был покрыт густой зеленеющей травой. Девочка снова лениво моргнула. На губах появилась едва заметная улыбка.

Ей не нужно было прилагать усилия, чтобы они ее заметили. Магия сделает это за нее.

Они.

Этим словом Элион теперь называла своих подруг — от которых она отказалась и которые стояли сейчас у могилы среди пришедших на похороны. Элион бесстрастно смотрела, как Хай Лин обняла Вилл и сказала:

— Я вас так люблю.

Хотя Хай Лин произнесла эти слова тихим, сиплым голосом, Элион отлично ее слышала. Это было так, словно Хай Лин сидела рядышком и шептала ей на ухо свои секреты, как не раз случалось во время уроков.

Элион снова отгородилась от воспоминаний, пока они не успели засесть у нее в голове. И лишние мысли снова улетучились, будто легкие облачка, уносимые ветром.

План Элион сработал. Хай Лин наконец заметила ее. Элион наблюдала за тем, как маленькая китаянка вырвалась из объятий Вилл и указала на нее.

Элион улыбнулась слабой, натянутой улыбкой.

— Не может быть! — вскричала Хай Лин. — Элион!

Компанию подруг охватила волна сомнения и растерянности. Элион чувствовала, как к ней потоком льются их эмоции. Она видела, как Тарани от волнения сжимает кулаки. Ощущала, как роятся тревожные мысли в голове у Ирмы. Чувствовала, как загорается, а потом гаснет надежда в сердце Корнелии.

Гаснет потому, что Элион больше не было у подножия холма.

Точнее, она сделалась невидимой.

Это подействовало волшебство Элион. Оно захлестнуло ее целиком, вибрируя и мерцая изнутри. Магия была так неимоверно сильна, что грозила вот-вот вырваться из-под ее контроля и улететь прочь, как беспечная птичка.

Элион практиковалась в магии с тех пор, как прибыла в Меридиан. Ее разум обрел необходимую гибкость. Она научилась управлять своей огромной волшебной силой, сдерживать ее, направлять в нужное русло.

Конечно, Элион все еще была там. Чувствовала под подошвами ботинок комья засохшей грязи, подергивала ноздрями, когда мимо пролетал порыв ветерка. Но когда она оглядывала себя сверху донизу, то ничего не видела. Только землю и спутанные корни дерева.

Ее тело словно растворилось.

Тем временем ее подруги успокаивали Хай Лин, но та не сдавалась.

— Там Элион! — настаивала она, показывая на подножие холма.

— Где? — переспросила Вилл, проследив за взглядом Хай Лин и глядя прямо сквозь Элион.

— Она была внизу, — настаивала Хай Лин, ее голос все еще был сиплым от слез. — Я ее видела!

Хай Лин пробежала несколько метров вниз по холму и громко крикнула:

— Элион!

Элион не ответила. Но Хай Лин не сдавалась.

— Она была там, — твердила она Вилл, — могу поклясться! Она не могла уйти так быстро! — Вилл пожала плечами и неуверенно посмотрела на остальных подруг.

— Пойдемте посмотрим, — предложила она и вслед за Хай Лин зашагала вниз с холма.

«Нет, — проговорила про себя Элион. Она поглядела на Вилл, сосредоточив на ней всю свою энергию. — Нет».

— Может быть, — начала было Вилл, — это всего лишь…

Вдруг Вилл покачнулась. Ее веки сомкнулись, а руки взлетели к спутанным рыжим волосам и сжали голову. У нее закружилась голова, лицо сморщилось от смятения и боли.

Элион видела, как девочка споткнулась.

На миг она почувствовала, как внутри нее шевельнулось сострадание. Но оно тотчас исчезло. Потому что подобные чувства принадлежали прежней Элион. Той, которая жила в Хитерфилде.

Когда Вилл, пошатываясь, отступила назад, Элион облегченно вздохнула. Вилл удалялась прочь от ее дерева, удалялась прочь от нее.

— Вилл, с тобой все в порядке? — встревоженно воскликнула Тарани. Все четыре подруги поспешили подхватить Вилл под руки, пока она не упала в обморок.

Элион увидела (или почувствовала?), как окруженная вниманием и заботой подруг рыжая чародейка наконец-то пришла в себя.

Карие глаза Вилл медленно распахнулись, кулаки разжались. Она смахнула непослушную прядь волос с покрытого испариной лба.

— Да, кажется, в порядке, — медленно пробормотала она, улыбнувшись. — Не беспокойтесь за меня.

Корнелия взглянула через плечо на корявое дерево, под которым якобы появлялся призрак Элион, и вздохнула.

— Пойдем-ка домой, Хай Лин, — сказала она. — Ты, наверное, ошиблась. Тебе ведь в эти дни пришлось нелегко…

Девочки зашагали на другую сторону холма, чтобы вновь присоединиться к медленно двигающейся толпе скорбящих. Хай Лин напоследок бросила взгляд через плечо.

«Хай Лин опасна, — подумала Элион. — Она больше других верит в существование того, что скрыто от глаз. Умная девочка».

Тут Элион почувствовала, как внутри нее вновь забурлила магия. На этот раз ее действие было противоположным — Элион вновь обрела материальную форму: тело, светлые косички, платье из тонкого шелка с длинными свисающими рукавами…

Девочка улыбнулась, и на этот раз улыбка была настоящей. Потому что магия сообщила ей (как минуту назад передала ей их мысли) о том, что она больше не одна.

У нее за спиной стоял он. Лорд Седрик. Элион не нужно было оборачиваться, чтобы почувствовать его присутствие или полюбоваться его красотой. Она отчетливо представляла себе его длинные мягкие волосы, развеваемые ветром, его малиновый плащ, подчеркивающий сильные плечи.

На лице Седрика отразилась ослепительная улыбка.

— Превосходно, Элион, — похвалил он девочку.

Теплая и сладкая, словно мед, словно радость победы, волна захлестнула Элион. Ей так хотелось еще раз услышать эти слова!

И она их услышала.

— В самом деле, — прошептал Седрик, — превосходно!


Глава 7

<p>Глава 7</p>

Следующим днем после похорон бабушки Хай Лин было воскресенье, и Вилл радовалась, что ей не надо нестись в школу. Никаких будильников, никакой паники. Воскресенья придуманы специально для того, чтобы подольше поспать.

Но в то воскресенье Вилл проснулась рано. Ну почему именно в те дни, когда была возможность поспать, она просыпалась ни свет ни заря?

Мама тоже уже встала и теперь пекла вафли. Хотя вафли — это хороший повод, чтобы подняться пораньше!

На завтрак были не только вафли, но и традиционное подтрунивание друг над другом. Как только Вилл обмакивала вафлю в кленовый сироп, мама отпускала замечание по поводу того, как дорог нынче этот продукт. Потом она предлагала перебраться куда-нибудь в горы, где будет столько кленов и сиропа, сколько Вилл пожелает.

Вилл в свою очередь начинала дразнить маму за то, что та, взрослая женщина, не ест корочки от тостов, словно ребенок!

А потом они молча жевали и читали воскресные газеты. Вилл читала странички развлечений и спортивные колонки (она всегда проверяла, нет ли каких новостей о плавании). А мама просматривала разделы о моде, а также зачитывала дочке заголовки передовиц.

Эти традиционные воскресные завтраки были совсем даже неплохи. Вилл любила их. К тому же это были одни из тех редких минут, когда мама полностью расслаблялась, отбросив прочь все стрессы и заботы напряженной рабочей недели в «Симультеке».

В то утро Вилл начала воображать, как отреагировала бы мама, узнай она, что ее дочь — Стражни-ца Сети, которой предстоит спасать мир, сражаясь с монстрами из другого мира.

«Кстати, о стрессах, — подумала Вилл, жуя кусок вафли. — Только что я была всего лишь неудачливой дочуркой Сьюзан Вандом и беспокоилась лишь о том, как бы прижиться в новой школе. А теперь я волшебное существо с бурлящей в венах силой Сердца Кондракара».

Вилл попыталась представить себе, что все это в порядке вещей. Вот она надевает куртку и направляется к двери.

— Пока, мам! — кричит она. — Я пошла закрывать один из тех мерзких порталов.

— Что?! Как тот, что открылся в спортивном зале? Но это же опасно! — возмущается мама.

— Ну ты же знаешь, мам, — терпеливо объясняет Вилл, — если я этого не сделаю, случится мировая катастрофа. Конец света. Бах! Бум! Тарарах! Игра закончена.

— Что ж, раз так надо… — вздыхает мама. — Но как только спасешь мир, дорогая, не забудь сделать домашнее задание по биологии.

Отбросив от себя эти фантазии, Вилл заметила, что судорожно сжимает газету в кулаке. Костяшки пальцев побелели от напряжения.

— Уф! — выдохнула она и положила газету обратно на стол.

— Что, попался анекдот с грустным концом? — улыбнулась мама.

Вилл сдавленно усмехнулась.

— Не-а, — ответила она, поднявшись из-за стола. — Просто я, кажется, переела вафель. Сейчас лопну. Пойду-ка я лучше покатаюсь на велосипеде.

— Хорошая мысль, — кивнула мама и принялась мыть посуду. — Приятной тебе поездки. А я, пожалуй, немного вздремну.

«А я, пожалуй, сохраню свой самый секретный секрет, — подумала Вилл, зайдя в свою комнату за курткой. — Сначала мама с папой развелись. Потом мы с мамой переехали в Хитерфилд. Потом я стала волшебницей. Все так запуталось! Единственное, что может усложнить ситуацию еще больше, это если мама узнает, что я Стражница. Она будет постоянно за меня волноваться. И, скорее всего, запрет меня дома ради моей же безопасности. А это означало бы конец всему».

Вилл вышла из квартиры и загрузилась в лифт вместе с великом и грузом проблем.

«Самое неприятное, — бормотала она себе под нос, — что все эти магические дела не отменяют школьных уроков».

Лифт опустился на первый этаж, и Вилл вместе с велосипедом выбралась на улицу. Запрыгнув на седло и начав крутить педали, она вдруг вспомнила, как в первый раз обнаружила у себя магические способности. Тогда она тоже ехала на велике и увидела в окне магазина свое искаженное отражение.

Это зрелище поразило ее. Вилл выглядела как взрослая девушка. Ее обычный наряд — мешковатые джинсы и кроссовки — превратился в полосатые чулки, топ с длинными расклешенными рукавами, оставляющий живот оголенным, юбку и модные сапожки с закругленными носами. Но самая удивительная перемена произошла с телом Вилл. У нее за спиной появились нежные, оперенные листиками крылышки.

Угловатость сменили соблазнительные округлости, ноги удлинились, а талия стала тоньше.

В общем, выглядела она круто!

Вилл свернула к хитерфилдскому парку.

«Но естественно, — печально думала девочка, крутя педали, — никто в школе никогда не увидит мое второе я… Но постойте! — оборвала она себя. — Я подружилась с Тарани, Ирмой, Корнелией и Хай Лин еще до того, как все мы стали волшебницами. И я понравилась им такой, какая я есть!»

От этой мысли на душе у Вилл потеплело.

Девочка въехала в выгнутые аркой ворота хитерфилдского парка. Шум бурлящего жизнью города скоро затих вдали, и Вилл оказалась в окружении чудесной воскресной тишины. Теперь она слышала только шорох опавших листьев под шинами велосипеда да шарканье кроссовок бегунов.

Девочка с удовлетворением вздохнула.

«Ничего местечко, — подумала она. — По утрам в парке здорово. Города почти не слышно».

Вилл свернула на петляющую тропинку. Деревья уже вовсю готовились к зиме, сбрасывая листву. Звенящий прохладный воздух пах землей и дымом. Вдруг девочка притормозила — сквозь ветки она увидела компанию мальчишек.

— Урия и его шайка! — пробормотала себе под нос Вилл. — Что им тут надо?

Эти шеффилдские хулиганы портили весь пейзаж. Урия сидел на толстой ветке. Его губы кривила хитрая ухмылка. Он будто собирался наброситься на кого-то.

Под деревом стояли его друзья. Если, конечно, можно назвать парней, послушно следующих за ним по пятам и выполняющих любые его команды, друзьями. Громадный Лорент громко по-ослиному смеялся и хлопал в свои большие мясистые ладоши. Курт — настолько же приземистый и толстый, насколько Урия был длинным и костлявым, упер руки в бока и снизу вверх глядел на своего предводителя.

И только Найджел — парень с шелковистыми каштановыми волосами до подбородка и добрым открытым лицом — оставался голосом разума.

— Зря ты это затеял, Урия, — крикнул он, задрав голову.

— Ты еще не дорос, чтобы оценить мои идеи. Отвяжись, Найджел! Мы просто хотим кое над кем подшутить. Что тут плохого? Расслабься и получай удовольствие от шалостей, пока возраст позволяет!

— Тоже мне шутка: подсунуть белку в шкафчик Мартина! — раздраженно парировал Найджел.

«Урия собирается поймать белку?! О нет!» — пронеслось в голове у Вилл. Она любила белок почти так же сильно, как лягушек. Маленькие рыжие существа с пушистыми хвостами — они такие милые!

Вилл знала, что перепуганный зверек может натворить немало бед. И Мартин Таббс, пусть он и был шизиком, доводившим всех вокруг своей влюбленностью в Ирму, конечно, не заслуживал, чтобы белка раздраконила его шкафчик.

А главное — ни одна белка не заслуживала того, чтобы оказаться в руках такого придурка, как Урия!

Вилл взглянула на дерево и различила в ветвях маленькую белку, за которой охотился хулиган. Загнанный зверек нервно перепрыгивал с ветки на ветку.

Вилл почувствовала, как ее лицо заливается краской от гнева. Но она не выдала своего присутствия. Пока нет. Нужно было действовать осторожно. Она знала, что Урия в глубине души трус. (Вспомнить хотя бы первый день Вилл в Шеффилде, когда Урия свалил все велосипеды в кучу. Стоило только Корнелии бросить на него устрашающий взгляд и добавить пару «ласковых» слов, как он удрал поджав хвост.) Правда, было неиз вестно, как он отреагирует, если против него выступит Вилл.

Поэтому пока девочка тихо прислонила свой велик к соседнему дереву и стала наблюдать за действиями Урии.

— Грр, — Урия с рычанием набросился на белку, но та легко ускользнула, перескочив на другую ветку.

— И не вздумайте хихикать, мне тут нелегко приходится, — крикнул Урия своим парням, — эта тупая тварь никак не дается в руки.

Урия повис на дереве и, словно обезьяна, перехватывая руками ветки, перебрался на другую сторону ствола. Это застало белку врасплох. Она на миг замерла, вздернув пушистый хвост.

— Ага! — завопил Урия. — Поймал!

Он действительно держал животное в руке.

Вилл хотела было вмешаться, но тут белке удалось отомстить обидчику. Маленькое хитрое создание с хрустом вонзило острые зубки в палец Урии.

— А-а-а-а! — завопил хулиган и бешено затряс рукой, за которую все еще цеплялся зверек. Выпустив ствол, Урия рухнул вниз, на кучу опавших листьев.

— Ха-ха-ха, — загоготал Лорент. — Вот это я называю хорошей шуткой.

Урия, наверное, растерзал бы его — не будь он так занят собственными проблемами.

— А-а-а-а! — кричал он, лежа на спине и размахивая рукой с уцепившейся в нее белкой. — Заберите ее! Заберите ее от меня!

Наконец попытки Урии избавиться от животного увенчались успехом. Белка отлетела в сторону, ударившись о ствол дерева. Через секунду она, тряся головой, встала на лапы, в то время как Урия разглядывал укушенный палец. Вдруг он заметил валяющийся поблизости толстый обломок ветки.

Вооружившись им, он вскочил и стал надвигаться на ошарашенную белку.

— Ну ты у меня попляшешь, мерзкая тварь…

— Не смей! — вырвалось у Вилл помимо ее воли. Но когда девочка увидела, как Урия испуганно отпрыгнул, выронив свою дубинку, то поняла, что поступила правильно.

Правильно-то правильно, но… Вилл ощутила на себе взгляды целой шайки негодяев! Четверо на одного — не слишком удачный расклад!

Однако Вилл это не смутило. Она бесстрашно глядела на хулиганов, кулаки ее были сжаты, ноги твердо стояли на земле.

— А, это новенькая, — сказал Лорент.

— Ну что, — усмехнулся Урия, — ищешь неприятностей?

— Оставь животное в покое! — потребовала Вилл, указав на белку. Зверек дрожал, сжавшись в комок у корней дерева. — О-ой! — пропищал Урия пронзительным фальцетом. — Я та-а-ак боюсь, прямо поджилки трясутся!

На лице Урии снова изобразилась привычная ухмылка. Он приблизил свой огромный нос к лицу Вилл.

— Так чего тебе нужно? — прорычал он. — На этот раз Корнелии тут нет, так что заступиться за тебя некому.

— С таким червяком, как ты, я и сама справлюсь! — заявила Вилл.

— Ах так!

Урия сжал кулаки. Вилл сделала то же самое. И тут ее осенило.

Как же она раньше не сообразила! Она ведь теперь Стражница Сети и может запросто разделаться со всей этой шайкой!

«У меня ведь есть волшебная сила! — подумала девочка, сделав угрожающий шаг навстречу Урии. — Да я одним взмахом крыла могу раскидать их по кустам!»

Но Вилл так и не удалось продемонстрировать свои способности, потому что между ней и Урией встал Найджел.

— Эй, остынь, — обратился он к Урии, взяв его за плечо.

И Урия отступил. Напоследок он ткнул пальцем в сторону Вилл, пробурчав:

— Подожди, я еще с тобой разберусь! — и поспешил убраться. Его прихвостни последовали за ним.

«Придурки! — думала Вилл. — Только и могут что воевать с девчонками и беззащитными животными. Ну я их как-нибудь проучу!»

Вдруг приглушенный писк заставил девочку подпрыгнуть. В пылу гнева он напрочь забыла о белке! Вилл подскочила к дереву и присела на корточки. Она погладила белку по шелковистой шерстке и почесала ей за ушком, чувствуя при этом, как испаряется ее злость.

— Ну как ты, малышка? — проворковала она, склонившись над зверьком.

Белка снова пискнула, заморгала дымчато-черными глазками и широко раскрыла рот.

«Ой, — подумала Вилл, — она зевает! Бедняжка, должно быть, так вымоталась…»

Ам!

— А-а-а! — вскрикнула Вилл.

Она выдернула мизинец из острых как иголки зубов белки и изо всех сил сжала его здоровой рукой.

«…или проголодалась…» — продолжила девочка свою мысль, с опаской глядя на белку.

— Неблагодарная! — покачала она головой. — Я тебе жизнь спасаю, а ты за это меня кусаешь!

Не обращая никакого внимания на ее укоры, белка отступила назад. Но тут она на что-то наткнулась. Это оказались большие мальчишеские кроссовки.

— Тебе помочь? — спросил их хозяин.

— Снова ты! — фыркнула девочка, не поднимая глаз. Она была слишком занята своим пострадавшим мизинцем.

«Не могу поверить! — думала она, сморщившись от боли. — Этот Урия снова приперся. Что ж, сейчас я остужу его пыл!»

— Спасибо, сама справлюсь! — и она что было сил ударила кулаком по кроссовке.

— Оу! — завопил мальчишка. — Ты что, спятила?! Вилл наконец подняла глаза. И замерла. Парень, который прыгал на одной ноге, а другую сжимал руками, оказался вовсе не Урией.

Наоборот, это был очень симпатичный мальчик. И Вилл его знала! Это был Мэтт Ольсен, солист школьной рок-группы «Голубой гном». Вилл слышала, как он выступал на вечеринке по случаю Хеллоуина всего несколько дней назад. Он пользовался бешеной популярностью у девчонок и, конечно, чувствовал себя в Шеффилде как рыба в воде.

— Ой! Прости! — разволновалась Вилл. — Прости! Прости! Я ошиблась… Я тебя кое с кем спутала…

Мэтт опустил ногу и, болезненно поморщившись, перевел взгляд с Вилл на белку и обратно.

Девочка торопливо пригладила волосы и встала. Она почувствовала, как ее щеки заливает горячий румянец, и снова прошлась рукой по волосам.

«Оставь волосы в покое! — велела она себе. — И соберись. Это же он!»

— Белки бывают очень вредными, — произнес Мэтт с кривой усмешкой, — и ты тоже, кажется, не в духе!

«Н-да… Не слишком многообещающее начало», — подумала Вилл. Она решила не обращать внимания на подначки Мэтта. Но… что же дальше? Что она должна сказать?

Вилл представила, как Корнелия иронично закатывает глаза и говорит: «Ну, для начала неплохо было бы представиться друг другу».

— Ты ведь Мэтт, да? — нервно улыбаясь, произнесла Вилл. — Ты мне очень понравился на концерте.

«О боже! — в отчаянии подумала она. — Ну надо же быть такой нескладехой! Почему бы тогда уж сразу не сказать ему, что я втрескалась в него с первого взгляда. Хуже и быть не может!»

— То есть… — запнулась она, — я хотела сказать, мне понравилось, как ты пел…

— Хмм… спасибо! — произнес Мэтт с улыбкой. Только на этот раз улыбка была совсем не ехидная, а добрая и теплая.

«Очень милая улыбка», — мечтательно подумала Вилл и посмотрела на Мэтта снизу вверх. Парень был высоким и худощавым, на остром подбородке только-только начала пробиваться растительность. Еще у него были непослушные каштановые волосы и очень красивые руки…

«Ах да! — вспомнила вдруг Вилл. — Я ведь собиралась представиться!»

— Меня зовут Вилл, — сказала она.

Мэтт слегка кивнул (как мило!) и указал на белку. Та пыталась перебраться через корень дерева, но споткнулась и плюхнулась на землю.

— Это твоя зверюшка, Вилл? — поинтересовался парень. Он присел на корточки и погладил пушистый хвост белки. — Кажется, она немного не в себе…

Белка слабо пискнула и растерянно огляделась по сторонам.

— Посмотри, какая она несчастная, — продолжал Мэтт. Вилл посмотрела через его плечо на перепуганного, озябшего и голодного зверька.

Мэтт вытащил из своего рюкзака шерстяной оранжевый свитер.

— Вот, так ей будет лучше, — и он ловким движением подхватил белку и завернул ее в свитер. Вилл и оглянуться не успела, как у него в руках оказалось уютное шерстяное гнездышко, из которого торчал лишь кончик беличьей мордочки.

И мордочка эта, надо сказать, выглядела весьма довольной.

— Так она согреется, — сказал Мэтт, поднимаясь и бережно держа обеими руками шерстяной оранжевый шар.

Вилл пристально разглядывала улыбающееся лицо Мэтта.

«Какие красивые карие глаза! — думала она. — И как он здорово пахнет. И… Ой! Кажется, мне пора хоть что-нибудь сказать!»

— Ммм… похоже, ты умеешь обращаться с животными, — заметила Вилл, кивая в сторону белки.

— У моего дедушки свой зоомагазин, — пояснил Мэтт. — Но только не проси меня подкинуть ему еще и белку. У него и так хватает забот со всеми его питомцами.

С этими словами Мэтт протянул сверток с белкой девочке. Вилл наконец пришлось вернуться с небес на землю.

«Постойте-постойте! — думала она. — Он что, хочет, чтобы я забрала белку домой? Не спросив разрешения у мамы? Да я даже не знаю, разрешают ли хозяева нашего дома держать животных!»

— Подожди! — запротестовала Вилл. — Я тоже не могу ее взять!

— Почему? — удивился Мэтт. — Вы же просто созданы друг для друга!

Вилл заглянула в маленькие глазки белки. Озорство в них уступило место сонливости.

— Рррр, — прострекотала зверюшка.

Мэтт вложил белку в руки Вилл, и девочка почувствовала, как ее сердце смягчилось. Сама того не осознавая, она начала ласково ворковать над белкой.

«Если все время общаться с этим милым зверьком и с Мэттом, — мечтательно думала Вилл, — то вскоре я растаю как мороженое… Ой, он снова обращается ко мне!»

— Увидимся в школе, — сказал Мэтт. Вилл подняла на него взгляд — и тут ее будто прошибло током. Он что-то писал на клочке бумажки. Неужели это…

— Вот мой номер телефона, — объявил Мэтт. — Звони, если понадобится совет по уходу за белкой.

Вилл взяла листок. Она смотрела на Мэтта и беспомощно моргала.

«Сейчас самое время сказать "Спасибо!" — подумала она, — а потом выкинуть что-нибудь бойкое и соблазнительное. Что-нибудь в стиле Ирмы».

Но в горле у Вилл пересохло, и она не смогла произнести ни слова. Девочка только робко улыбалась вслед удаляющемуся Мэтту. Пройдя несколько шагов, он обернулся и еще раз одарил ее своей милой улыбкой. И тут Вилл все-таки обрела дар речи.

— Пока! — пискнула она и помахала рукой.

Когда Мэтт скрылся за поворотом, Вилл испустила долгий вздох. Потом поглядела на сверток с белкой.

Зверек снова что-то залопотал, и Вилл захлестнула волна радости.

— Да, — прошептала девочка, обращаясь к белке, — мне начинает нравиться этот город!


Глава 8

<p>Глава 8</p>

Ирма печально разглядывала содержимое своего гардероба. На дворе было утро понедельника— самого сложного дня в Шеффилде. А что определяло твое место на иерархической лестнице учеников Шеффилда?

Конечно же, одежда.

Правильный понедельничный наряд — это не всякие там ультрамодные и супер стильные шмотки. Нет, это было бы слишком просто. (К тому же такие вещи надевали в среду, когда все начинали планировать, как проведут выходные.)

В понедельник у тебя должен быть слегка утомленный вид. Небрежная одежда означает, что ты устала. А это, в свою очередь, говорит о том, что ты уезжала на выходные, то есть развлекалась. Может, у тебя даже было свидание. Или ты посетила пару-тройку вечеринок. Или вернулась домой после концерта в час ночи.

Если представлялся подходящий случай, в понедельник утром можно было тяжело облокотиться на свой школьный шкафчик и изречь что-нибудь вроде: «Ну и выходные! Я совершенно без сил!»

«Но перегибать палку тоже нельзя, — думала Ирма, рассеянно копаясь в своей одежде. — Если нарядишься слишком неряшливо — считай, что подписала себе смертный приговор. Уже ко вторнику ты становишься невидимкой, и никому до тебя нет никакого дела — будто ты пустое место».

От этой мысли Ирма поежилась. Но только на миг.

«Поверить не могу, — думала она, — что всего пару недель назад это было самой большой моей проблемой. А теперь мне приходится спасать мир от синих монстров-переростков. Да еще мне, как ни крути, придется рассказать девчонкам о…»

— Ирма-а-а-а!

Ирма так и подскочила на месте. «И чего папа всегда орет как оглашенный?»

— Ты опаздываешь!

— Иду-иду! — отозвалась Ирма и снова заглянула в шкаф.

Так ничего и не решив, она пожала плечами и закрыла глаза. Потом вытянула руки и схватила наугад две вешалки.

Открыв глаза, она обнаружила, что держит свои любимые джинсы и розовую водолазку с вырезом-капелькой.

— Ух ты! — прошептала Ирма. — Надо будет почаще пользоваться таким способом выбора одежды. Этот комплект как раз в стиле «усталые, но довольные».

Она втиснулась в джинсы, натянула водолазку, сунула ноги в оригинальные сабо цвета асфальта и схватила пригоршню заколок и резинок. Спеша вниз по лестнице, она разделила волосы на два хвостика и умело закрепила выбивающиеся пряди маленькими голубыми заколками.

Наконец она добралась до кухни. Мама как раз ставила пакет молока на стол рядом с любимыми хлопьями Ирмы, а папа торопливо надевал свою полицейскую куртку и фуражку.

— Завтрак на столе, милая, — сказала мама с улыбкой, поправляя пояс своего любимого оранжевого махрового халата.

Папа же как всегда принялся ворчать.

— Почему ты до сих пор не готова? — буркнул он. — Неужели нельзя хоть раз в жизни проявить пунктуальность?

— Я всегда пунктуальна! — и Ирма с вызовом взглянула на отца.

— Ну разумеется! Ты все делаешь вовремя, а остальные почему-то всегда спешат! — хмыкнул папа, закатив глаза и театрально всплеснув руками.

Ирма уже собиралась нахмуриться, но не смогла сдержать смешка. Спорить с папой было таким же привычным утренним занятием, как почистить зубы.

— Пей молоко и собирайся в школу, — скомандовал папа, — а то снова придется лететь сломя голову!

Ирма плюхнулась на стул и насыпала в тарелку хрустящих овсяных хлопьев. Потом взглянула на пакет с молоком и невольно сжалась.

На боковой стороне пакета была помещена фотография Эндрю Хорнби: сверкающая белозубая улыбка, густая копна волос, ямочка на подбородке. Прочитав подпись под снимком, Ирма мгновенно лишилась аппетита. Подпись гласила: «Пропал мальчик. Приметы: волосы светлые, глаза зеленые…»

Наливая в тарелку молоко, Ирма украдкой взглянула на отца.

— Об этом пропавшем мальчишке, Эндрю Хорнби, что-нибудь известно? — поинтересовалась она, стараясь говорить как можно более непринужденно.

— Пока ничего, — ответил отец, застегивая кобуру на объемистой талии. — Но есть другая новость. Мне только что сообщил ее сержант Соммер.

В Обри полиция нашла машину родителей твоей подружки Элион.

Мама, стоявшая возле раковины, на миг прекратила вытирать тарелку.

— В самом деле? — спросила она.

— Да, — кивнул папа. — Но по-прежнему ничего не известно о самой девочке и ее родителях. Они будто испарились.

Мама нахмурилась, а Ирма перестала жевать. Хлопья словно превратились в безвкусную массу, и девочка еле заставила себя их проглотить.

— Обри довольно далеко отсюда, — проговорила мама. — Что они могли там делать?

— Подробности узнаем, когда я прочту рапорт патрульного, обнаружившего машину, — заявил отец, надвинув фуражку на брови. На прощание он улыбнулся жене и дочке. — Ну, пока, девчонки!

— Счастливо, Том! — крикнула мама.

Ирма помахала отцу рукой. Через миг он был уже за дверью.

Девочка отправила в рот еще одну ложку хлопьев и снова уставилась на молочный пакет с портретом Эндрю Хорнби.

«Дело осложняется…» — подумала она. По мере того как она погружалась в размышления, портрет медленно расплывался у нее перед глазами.

«Что случилось с Элион?» — гадала Ирма. Она не могла найти ответ, но знала, что все это как-то связано с чешуйчатыми монстрами, напавшими на нее, Вилл и Хай Лин в спортзале.

Если бы только папа знал все то, что знала Ирма… Тогда бы он искал зацепки в фантастических романах, а не в полицейских рапортах. Но Ирма не могла открыться отцу. Он бы ужаснулся. Нет, скорее всего, он бы просто ей не поверил.

Ирме и остальным чародейкам нужно было решать свои проблемы самостоятельно. А это значило, что для них была важна любая крупица информации! И, разумеется, речи быть не могло о секретах друг от друга. А у Ирмы как раз была одна тайна, которой она вот уже несколько дней все никак не могла поделиться с девчонками.

При мысли о том, что нельзя больше держать подруг в неведении, Ирму до костей пробрала дрожь. Но разве у нее был выбор? Она отчаянно нуждалась в помощи. И помощь эта могла прийти только от остальных Стражниц.

Двадцать минут спустя Ирма вместе с четырьмя другими чародейками зашла в школьную столовую. Пару лет назад старшеклассники переделали угол столовой в кафе. Они даже раздобыли машину для приготовления капучино! Получилось отличное местечко, где можно было собираться компаниями, болтать, делать уроки, заигрывать с симпатичными ребятами и, разумеется, наслаждаться ароматным кофе.

Но сейчас Ирма меньше всего думала о кофе. Она вся была словно на иголках. Едва девочки вошли в столовую, как Ирма выложила им то, что слышала утром.

— В Обри? — переспросила Тарани. — Дикость какая-то! Думаете, они сбежали?

— Не исключено, — сказала Хай Лин. — Вот только от кого?

— Кто его знает, — пожала плечами Корнелия. — Хоть мы с Элион и учились три года в одном классе, она никогда особенно не распространялась о своей семье.

Подруги направились к столику у окна. Ирма закусила губу. У девочек было не больше идей по поводу исчезновения Элион, чем у нее самой. Все эти загадки начинали ее утомлять…

Но следующие слова Вилл заставили Ирму подпрыгнуть от неожиданности.

— Может, история с Элион и исчезновение того парня, Хорнби, как-то связаны? — предположила Вилл. — Что вы думаете об этом?

— А что, очень даже может быть! — заметила Хай Лин, плюхнувшись на стул рядом с Ирмой.

— И вовсе они не связаны! — выпалила Ирма. И тут же почувствовала, как на нее уставились четыре пары глаз.

— Откуда такая уверенность? — осведомилась Корнелия.

Ирма почувствовала, как от волнения желудок сжимается в плотный комок. Наконец настал час рассказать подругам все, что она знает. Уф, и зачем она только съела целых две миски хлопьев?! Внутри у нее все ходило ходуном. Открыть тайну будет сложнее, чем она думала.

— Я вот уже который день пытаюсь вам рассказать… — начала Ирма, чувствуя, как дрожит ее голос, — но не знаю, как начать…

Девочки молча уставились на нее.

— Мне известно, что случилось с Эндрю Хорнби! — заявила Ирма.

— Что-о-о?! — изумилась Хай Лин.

— Так чего же ты молчала? — требовательно спросила Корнелия. Будь это обычный разговор, Ирма не потерпела бы такого тона. Корнелия всегда придиралась к ней по любому поводу. «Но сегодня, — виновато думала Ирма, — ее уколы вполне заслуженны».

— Я ничего не говорила, потому что сама виновата в его исчезновении, — тихим голоском произнесла Ирма. — Но я этого не хотела. Я думала, что смогу наколдовать все обратно!

— О нет, Ирма! — страдальческим голосом простонала Корнелия. — Признавайся, во что ты влипла на этот раз?

— Он мне очень нравился — я имею в виду Эндрю — но этот парень даже не смотрел в мою сторону, — стала рассказывать Ирма. Она чувствовала, как под встревоженными взглядами подруг вся ее кожа покрывается мурашками. — И тогда…

— Что тогда? — попыталась помочь ей Вилл. Ирма собралась с духом.

— В общем, произошло это неделю назад. Знаете тот диско-клуб недалеко от площади?

Корнелия кивнула. Конечно, она бывала там. Где она только не бывала. Ирма постаралась подавить вспыхнувшее было внутри раздражение и продолжила.

— Так вот, там затевалась грандиозная вечеринка. Я знала, что Эндрю пойдет. Это был отличный шанс привлечь его внимание. И…

Вилл вдруг зажала уши ладонями и умоляюще обратилась к Ирме:

— Только не это! Пожалуйста, не говори, что ты…

— Я изменила внешность, — выпалила Ирма и с несчастным видом опустила голову на руки.

— Я так и подумала! — воскликнула Вилл.

На душе у Ирмы было ужасно. «Ну почему, почему, почему, — терзалась она, — почему мы понимаем все только когда дело уже сделано? Со временем приходишь к выводу, что никаких проблем у тебя и не было, ты сама их себе устроила! Хотя… надо сознаться, все вышло довольно забавно!»

— Мои родители уже спали, — поведала Ирма глазеющим на нее подругам. — А я… Стоило мне только пожелать, и я тут же изменилась до неузнаваемости.

Вспоминая о своем втором волшебном превращении, Ирма не могла сдержать дрожи, пронзившей ее словно электрический ток.

В тот необыкновенный миг она стояла у изголовья кровати и смотрела вниз, на свои пухленькие короткие ноги, бесформенный свитер и неровные кончики хвостиков. Потом она захотела, чтобы все это безобразие исчезло. Внезапно ее закрутил водоворот магической энергии. Он был таким мощным, что сорвал с нее одежду. Ирма вскинула руки, чувствуя, как ее тело становится стройным и гибким, а на спине появляются крылышки, легкие, как цветочные лепестки. Эта перемена подарила ей небывалое ощущение силы. И свободы.

А все потому (и отрицать это было бессмысленно!), что волшебная Ирма была великолепна. Ее голубые глаза увеличились, и в них появилось едва заметное кокетство. Волосы стали шелковистыми и легли в идеальную прическу. А фигура сделалась тонкой и соблазнительной.

— Я спрятала крылья под накидкой, — продолжала Ирма, — и отправилась на дискотеку.

С каждым словом она чувствовала себя все менее виноватой. Девочка вспоминала это ощущение радости и восторга!

— Какой это был успех! — взволнованно произнесла Ирма. — Все только на меня и смотрели!

— И Эндрю тоже, — добавила Корнелия.

— Он — даже больше остальных! — закивала Ирма. — Мы разговаривали и танцевали всю ночь. Просто фантастика!

Хай Лин, про которую все знали, что она еще ни разу не влюблялась, фыркнула от возмущения:

— Ушам своим не верю! Ты воспользовалась своей колдовской силой, чтобы превратиться в красавицу и очаровать парня?!

— Но я же не хотела ничего плохого, — оправдывалась Ирма.

— А дальше что? — спросила Вилл. — Давай ближе к делу!

— Ладно, — кивнула Ирма, чувствуя, как к лицу приливает краска, а дыхание учащается. Пора было переходить к самой ужасной части истории.

— Короче, Эндрю предложил подвезти меня до дома, и я согласилась, — продолжала Ирма. — Но он решил взять быка за рога: он остановил машину в безлюдном месте и полез целоваться!

— А ты?! — хором воскликнули подруги.

— Хотите знать правду? — взволнованно произнесла Ирма. — Я… я превратила его в жабу!

Ирма снова ощутила панику, как и тогда. Сначала он был милым и вежливым, а потом стал нагло приставать. Вдруг глаза у него комично выпучились, и Ирма услышала еле различимое «ква». В следующий момент этот парень трансформировался в зеленое, скользкое и бородавчатое существо.

— Он заметался, выпрыгнул из окна машины и исчез. Я бросилась искать его, но все напрасно!

«Ну вот и все, — думала Ирма. — Позорная история рассказана. Теперь девчонки наверняка возненавидят меня и станут презирать».

Она вздохнула и уставилась в пол, ожидая приговора.

— Хххи-хи!

Что это? Ирма украдкой взглянула на Хай Лин. Та прикрывала рот рукой, а на глазах у нее выступили слезы от еле сдерживаемого смеха.

— Хкхм! — раздалось со стороны Вилл. Она тоже прилагала все усилия, чтобы не засмеяться. А потом началась цепная реакция.

Хай Лин наконец не выдержала и расхохоталась. Вилл и Тарани рухнули на стол, содрогаясь от смеха. Ирма совсем растерялась. Она никак не ожидала такой реакции.

— Что здесь смешного?! — воскликнула она. — Все хуже некуда. Я сгораю со стыда. Это трагедия! Катастрофа!

Ее слова вызвали новый приступ смеха. Корнелия вытирала платком красивые голубые глаза, а Тарани всхлипывала, будто ей не хватало воздуха.

«Ну вот, никакого сочувствия, только сидят и хохочут!» — сердито подумала Ирма, скрестив руки на груди. Если что-то и могло сделать эту сцену еще более неприятной для Ирмы, так это появление Мартина Таббса.

И он, разумеется, не замедлил явиться. Жутко надоедливый тип. К тому же по уши влюбленный в Ирму. Мартин обладал удивительной способностью появляться именно в те моменты, когда Ирма меньше всего хотела его видеть. Впрочем, кажется, вся ее жизнь состояла именно из таких моментов.

Но сейчас была особенно досадная ситуация — подруги подняли Ирму на смех!

Девочка взглянула на Мартина. Он выглядел еще более нелепо, чем всегда: перевернутая козырьком назад кепка, пуловер с треугольным вырезом и неизменные круглые очки.

— Вали отсюда, Мартин! — процедила Ирма сквозь зубы. — Исче…

— НЕТ! — хором завопили подруги. Вилл и Тарани обежали вокруг стола, чтобы схватить Ирму, а Хай Лин зажала ей рот рукой.

«Они правы», — сообразила Ирма, вспомнив случай с жабой. Как бы ей ни хотелось навсегда избавиться от зануды Таббса, она не должна потакать своим желаниям — это только прибавит ей проблем.

Ирма постаралась взять себя в руки. Она освободилась от хватки подруг и повернулась к Мартину с широкой и абсолютно фальшивой улыбкой.

— Хмм, будь любезен, дай нам поговорить.

— Твое желание для меня закон, карамелька, — усмехнулся Мартин и вышел в коридор.

«Уфф, еле сдержалась, — подумала Ирма, почувствовав навалившуюся вдруг усталость. — А я-то думала, что волшебство должно облегчать жизнь!»


Глава 9

<p>Глава 9</p>

Подруги направлялись к выходу из школьной столовой. Тарани то и дело посматривала на Ирму. Она сама не знала, что в этой ситуации удивляло ее больше: то, что Ирма с помощью своего волшебства превратила парня в жабу, или то, что она решилась принять магическое обличье и отправиться в таком виде на дискотеку. От одной мысли об этом робкую Тарани бросило в дрожь.

Но потом, при виде Ирмы, протискивающейся сквозь двери столовой, Тарани в голову пришла другая идея.

«Эй! — подумала она. — А разве мне такое не по силам? В конце концов, я такая же чародейка, как Ирма. Я могу добывать огонь из ниоткуда! Так неужели я не смогла бы заявиться на вечеринку в таком виде?!»

И тотчас в воображении Тарани возникла картина: она в магическом облачении — полосатых чулках, маленьком топе без рукавов и с причудливо торчащими прядками на голове — заявляется на вечеринку, заводит знакомство с кучей классных ребят, танцует, попадая в такт, и сыплет шутками, от которых все вокруг так и покатываются со смеху.

Потом она вообразила, что во время танца с нее слетают очки, она на ощупь бредет к стульям и случайно опрокидывает на свой наряд Стражницы стакан с лимонадом!

Тарани поежилась и тут же невольно улыбнулась своим мыслям.

«Хоть я теперь и чародейка, а все такая же рохля, — подумала она. — Но все эти проблемы с Элион и Эндрю — хороший повод, чтобы попытаться изменить себя».

И Тарани снова прислушалась к разговору подруг.

— И что теперь? — спросила Ирма, выйдя из столовой. Девочкам нужно было пересечь двор, чтобы попасть в главное здание школы, где проходил следующий урок. — Что делать-то?

— Все просто, — откликнулась Вилл. — Надо поскорее найти Эндрю и…

Девочки остановились, глядя на Вилл, которая сжала руками виски и пошатнулась. Тарани вовремя успела схватить подругу за руку, не дав ей упасть.

— Вилл, что с тобой?! — встревожено произнесла она. — Опять голова болит? Что-то мне это не нравится!

Вилл выглядела такой же бледной и беспомощной, как и в тот день, после похорон бабушки Хай Лин. Она заморгала и с трудом произнесла:

— Не пойму, что со мной происходит. Меня трясет, голова кружится, я будто куда-то проваливаюсь…

— Нет! — крикнула вдруг Хай Лин.

Тарани удивленно обернулась. Хай Лин не отрываясь смотрела на покрытую розовой штукатуркой каменную ограду в дальнем конце двора.

— Ты что, Хай Лин? — спросила у нее Корнелия.

— Смотрите! — произнесла Хай Лин, указывая пальцем на ограду. — Теперь-то вы не скажете, что мне померещилось!

Тарани и остальные чародейки повернули головы… и дружно открыли рты.

— Элион! — крикнула Корнелия.

Хай Лин была права. На этот раз никакой игры воображения. Тарани ясно видела перед собой Элион. Та была облачена в ярко-синий костюм с ворсистым серым воротником-капюшоном. Одной рукой девочка опиралась о стену. Чародеек сразу же поразил ее ледяной взгляд.

И вдруг…

— О боже! — прошептала Хай Лин. — Она проходит сквозь стену! Это призрак!

Тарани перевела взгляд с непроницаемого лица Элион на ее руку и взвизгнула. Элион и в самом деле просачивалась сквозь ограду! Вот она уже наполовину исчезла. Тарани задержала дыхание. Что же будет дальше?!

На лице Элион отразилось отчаяние. Она протянула к девочкам руку… и в следующий миг исчезла в стене.

К Тарани вернулось дыхание, и теперь она пыхтела как паровоз, остальные чародейки постепенно приходили в себя.

— По-моему, она зовет нас, — пробормотала Вилл. — Будто хочет что-то сказать!

— Бежим за ней! — скомандовала Корнелия. Вилл, Хай Лин и Ирма не колеблясь кинулись к стене, в которой растворилась Элион.

— Но мы не можем просто так уйти! — взмолилась Тарани. — У нас же еще уроки!

— Да ну их! — отмахнулась Ирма с усмешкой и поспешила через газон.

— Я серьезно, — пыталась урезонить подруг Тарани, — если миссис Боксер застукает нас, неприятностей не оберешься!

Тарани представила себе, как отреагирует ее строгая и правильная мама, если узнает, что дочка сбежала с уроков. Она подозревала, что мама не примет объяснения типа: «Понимаешь, мам, нам ничего другого не оставалось! В школьном дворе появился призрак нашей подруги Элион, а тут уж не до занятий!»

Тарани с тоской посмотрела через плечо на толпу ребятишек, потоком вливающихся после перемены в школьное здание. И тут она услышала резкий голос Корнелии.

— Директриса нас не поймает, будь уверена! Отойдите в сторону, девочки! Я открою запасной вход!

Корнелия сжала зубы и направила ладонь на ограду. Вдруг ее рука задрожала. И засветилась!

Зеленые кольца энергии начали пульсировать вокруг ладони чародейки.

Тарани не знала, как Корнелия овладела этой силой, как и не знала, откуда взялась ее собственная способность подчинять себе огонь.

Она знала лишь одно — колдовство действует!

Внезапно в толстой каменной стене возникло огромное круглое отверстие.

— Ничего себе! — прошептала Тарани. Девочки одна за другой стали пролезать через

проем. Перебравшись на другую сторону, Тарани обратилась к Корнелии:

— А ты сумеешь снова закрыть эту дыру?

— Естественно, — бросила та. — Все дело в концентрации. Стоит только очень сильно захотеть и…

Корнелия зажмурилась и попыталась с помощью волшебства заставить проем затянуться.

Но когда она открыла глаза, дыра все еще была на месте! Более того, теперь это была не просто дыра, а огромная трещина, рассекавшая стену снизу доверху. Настоящий пролом!

Корнелия поморщилась, пожала плечами и улыбнулась подругам.

— Что ж, — прощебетала она, — мне пока не хватает практики.

— Н-да, кажется, неприятности уже начались, — процедила Тарани.

— И в довершение всего, — заметила Хай Лин, оглядев улицу, — мы потеряли Элион.

Вилл покачала головой.

— Не будем терять времени. Есть только одно место, где мы можем что-то узнать об Элион. И это место — ее дом!

Корнелия кивнула, и чародейки заспешили вниз по улице к дому родителей Элион. Одна лишь Тарани на секунду замешкалась. Она заглянула в пролом и пробежала глазами по школьному двору: не маячит ли где седая похожая на улей шевелюра миссис Боксер. Но двор был пуст, их побег остался незамеченным.

«Мы — Стражницы Сети! — убеждала себя Тарани. — И мы должны отправиться на поиски Элион — это часть битвы добра со злом. Да, кстати, — промелькнуло в голове у девочки, — может, кто-нибудь в Кондракаре напишет мне справку для учителя, объясняющую мое отсутствие?..»

Тарани усмехнулась и кинулась вдогонку за подругами.

— Эй, подождите меня!

Десять минут спустя девочки на цыпочках пробирались через лужайку перед домом Элион. Большой серый дом выглядел заброшенным. Все окна были занавешены, траву на лужайке давно не подстригали. Ирма повела подруг на задний двор.

— Сюда, — прошептала она. — Кажется, задняя дверь открыта!

Ирма, Корнелия, Хай Лин и Вилл не раздумывая нырнули в дверной проем. Но Тарани никак не могла заставить себя переступить через порог. Подруги уже обследовали кухню, а она стояла у входа, цепляясь за дверной косяк.

— Вы уверены, что мы поступаем правильно? — нерешительно произнесла она. — Это называется вторжением в частные владения. Моя мама судья, а папа адвокат, так что я точно знаю, что за такие дела по головке не погладят!

— Если у тебя не хватает духу, — ехидно заявила Корнелия, — никто тебя не неволит. Подожди нас на улице.

Тарани взглянула на Корнелию, а потом покосилась через плечо на пустынный продуваемый ветром задний двор.

— Предлагаешь мне остаться тут одной? Да ни за что!

Корнелия усмехнулась.

«Просто великолепно! — подумала Тарани, войдя на кухню и прикрыв дверь ногой. — Корнелия вовлекла меня в эту заварушку с незаконным проникновением в чужое жилище. Будем надеяться, что в случае чего она поможет мне выпутаться!»

И Тарани последовала за подругами в гостиную.

— Ого! — вымолвила Хай Лин. А Тарани разинула рот от изумления. По ее спине пробежали мурашки. С высоченного потолка свисали тяжелые люстры с подвесками из красного хрусталя. Под ногами лежал роскошный ковер ручной работы. На окнах, образуя тяжелые складки, висели красные бархатные шторы.

— Странно, снаружи дом кажется гораздо меньше, — произнесла Хай Лин.

— Куда пойдем? — спросила Вилл. Шлеп, шлеп, шлеп, шлеп.

«Что это за звуки?» — подумала Тарани, поежившись.

— Глядите! — воскликнула Вилл, показывая пальцем на пол.

Тарани заметила следы, один за другим возникающие на дубовом полу. На гладкой поверхности отчетливо выделялись отпечатки подошв ботинок, и с каждым новым отпечатком в воздух взметалось облачко пыли.

Единственное, чего нельзя было разглядеть, так это ног, оставляющих следы. Они были невидимы!

Следы образовывали цепочку, ведущую к двери под лестницей.

— Кажется, нас куда-то зовут, — сказала Вилл. Она зашагала по следам и дернула за дверную ручку. Дверь с жутковатым скрипом открылась.

— Это подвал, — сообщила Вилл подругам. «Ну разумеется, — мрачно подумала Тарани,

— куда еще могут вести эти следы? Только в самую страшную часть дома!»

Вилл всматривалась в царящий в подвале полумрак. Тарани выглядывала у нее из-за плеча, но ничего не могла разглядеть.

— Зажги свет, Тарани, — попросила Вилл.

— С удовольствием, — кивнула та.

Девочка закрыла глаза и сложила руки чашей. Через мгновение она почувствовала, как между ладоней зарождается что-то теплое. Тепло передалось ее рукам и добралось до груди.

Это чувство было настолько приятным, что Тарани улыбнулась. Потом она открыла глаза и увидела огромный сгусток огня в своих руках. Огненный шар сорвался с ладоней, полетел вверх и замер под потолком.

Теперь огромное пустое помещение было полностью освещено.

И впервые за этот день Тарани позабыла о страхах. Она осознала, что ее волшебная сила — это действительно сила!

Мысль об этом наполнила девочку решимостью. Она расправила плечи и уверенно последовала за подругами вниз, в загадочный подвал дома Элион.


Глава 10

<p>Глава 10</p>

Как только в руках Тарани появился огненный шар, Корнелия окинула взглядом подвал.

Отпечатков ног больше не было видно. Это был обыкновенный мрачный подвал. Корнелии доводилось несколько раз ночевать в доме у Элион, и она всегда старалась держаться подальше от этого помещения: оно наводило на нее ужас. Внутри подвал походил на гигантскую консервную банку. Металлические стены сходились кверху, образуя круглый свод. На грубом цементном полу валялось несколько коробок.

Корнелия рассеянно спускалась вниз по лестнице. Она полностью отдалась воспоминаниям о том, как раньше приходила в гости к Элион. Неужели она не замечала, что все здесь пропитано магией?

Перед мысленным взором Корнелии возникла бледная, с вечно растрепанными волосами Элион и ее милые, самые обычные родители. Ничто в них не казалось волшебным или зловещим. Родители Элион совершенно не интересовались сверхъестественными вещами (как, впрочем, и все родители, которых знала Корнелия).

«Если Элион и обладала магической силой, — подумала Корнелия, — то она, как и мы, до последнего времени не знала об этом».

Девочка растерянно опустила плечи. «Да какая теперь разница, знала Элион о магии или нет. Все равно она исчезла».

Корнелии стало совсем тоскливо. Между тем девочки достигли дна подвала и стали в замешательстве озираться по сторонам.

— Следы кончились, — заметила Ирма. — Что будем делать?

— Что же все это значит? — спросила Вилл. Вдруг у них за спиной прозвучал призрачный голос:

— Идите за мной!

Корнелия вздрогнула и обернулась. Это была Элион!

Она прижималась спиной к дальней стене подвала. Ее глаза были широко распахнуты и абсолютно ничего не выражали. Руки тянулись к подругам.

— Идите за мной, — снова произнесла она.

Вилл нерешительно шагнула вперед, глядя в безучастные глаза Элион. Ирма и Тарани держались у нее за спиной.

— Элион, — в растерянности позвала Вилл. — Ты… ты нас слышишь?

— Идите за мной, — все так же монотонно произнесла Элион. — За мной…

Ее голос все еще звучал под сводами подвала, а тело уже почти просочилось сквозь стену. Через секунду она растворилась в стене, как дымок рассеивается в воздухе. Корнелия поймала себя на том, что даже не заметила, как исчезает Элион, пока та совсем не пропала!

— Идите за мной, — в последний раз произнес призрачный голос.

Корнелия подбежала к стене и со злостью ударила по ней кулаком. Послышался гулкий металлический звук.

— Опять она прошла сквозь стену! — воскликнула Корнелия. — Ну это уж слишком!

Уловив в своем голосе отчаяние, она разозлилась на себя. На какой-то миг она разозлилась и на Элион — за то что та заставляла ее чувствовать себя такой растерянной. И беспомощной. И одинокой.

Корнелия снова постучала по стене и снова услышала металлический звук. Вся стена состояла из огромных металлических панелей, соединенных друг с другом грубыми швами.

— Дайте-ка мне посмотреть, — сказала Ирма. Она на цыпочках подкралась к Корнелии, и принялась ковырять шов рядом с тем местом, где растаяла Элион. — Ого! — воскликнула она. — Да тут штукатурка. А под ней… дверь.

Корнелия заглянула подруге через плечо. Ирма не ошиблась. Между двумя железными пластинами была встроена дверь. Но ни дверной ручки, ни замка на ней не было.

— Кажется, запечатано наглухо, — закончив осмотр, заявила Ирма. — Нам ее не открыть!

При этих словах Корнелия едва не подпрыгнула. Ну конечно! Она откроет дверь, используя силу Земли! Ведь она может управлять предметами с помощью своей магии.

Но Корнелии тут же припомнился ее недавний промах на школьном дворе. Если проделать огромную дыру в стене оказалось легко, то попытка вернуть все в прежнее состояние обернулась катастрофой. Девочка разнесла ползабора!

Тогда она демонстративно посмеялась над этим, но в душе запаниковала.

Корнелия привыкла получать в школе только хорошие отметки. Ее техника фигурного катания была отточена до совершенства — она почти никогда не падала. А что до ее внешности, то выглядела Корнелия безупречно. В общем, у нее всегда все было под контролем Но только не сейчас. Ее магия была словно норовистая лошадь, которую еще не успели объездить. Если в этот раз Корнелия потерпит неудачу, то Элион ускользнет от чародеек еще дальше, а зловещих тайн вокруг них станет еще больше.

«Я хочу получить ответы на свои вопросы! — упрямо думала Корнелия. — И готова поспорить, что Элион кое-что знает».

Чувствуя, как на нее накатывает волна уверенности, Корнелия обратилась к Ирме:

— Открывать дверь и не потребуется. Ты только отойди в сторонку!

Дважды Ирму просить не пришлось. Увидев, как Корнелия расправила спину, а вокруг ее пальцев заплясали зеленые магические огоньки, Ирма торопливо отскочила в сторону.

Корнелия стиснула зубы и сосредоточила всю свою магическую силу на двери. Как она и надеялась, громадная тяжелая пластина со скрипом отделилась от стены и подалась вперед. Корнелия едва успела отскочить в сторону, прежде чем дверь с ужасным грохотом рухнула на цементный пол.

— Ух ты! — выдохнула Хай Лин. Она подбежала к образовавшемуся проему и нырнула внутрь. Остальные последовали за ней. Встав на поваленную дверь, Корнелия постучала по ней ногой и вдруг заметила нарисованный на двери зеленый знак.

— Что это? — пробормотала она, с любопытством разглядывая рисунок. Это был зеленый круг с просветом в центре в форме перевернутой буквы С. Сверху и снизу к кругу примыкали два зеленых треугольника.

Корнелия пожала плечами и последовала за подругами.

— Ух ты! — снова произнесла Хай Лин, но теперь благоговейным шепотом.

Они очутились в бесконечной гигантской пещере, явно построенной руками человека. «Или еще какого-нибудь существа», — подумала Корнелия, поежившись. Пол пещеры был вымощен мраморной плиткой, а стены выложены светлым кирпичом. Вдоль стен висели желтые светильники, от которых исходил слабый, неровный свет. Над головами девочек возвышались арки из темно-красного кирпича. А на полу красовался тот же зеленый знак, который Корнелия заметила на двери. Только этот был метров шесть длиной!

«Судя по отвратительному запаху, мы находимся в пасти огромного чудовища, — подумала Корнелия. — Какая-то смесь плесени и застоявшейся воды. Теперь я знаю, что чувствуешь, когда тебя проглатывает кит!»

— Что это за место? — произнесла Вилл.

— Если это кладовка, — прошептала Хай Лин, — то самая странная из всех, какие я видела.

Хай Лин оторопело озиралась, совершенно н замечая — в отличие от Корнелии, — что с карма ном ее куртки творится что-то странное. Казалось оттуда вырываются язычки пламени! Тем не мене в воздухе совсем не ощущалось запаха дыма.

Не успела Корнелия закричать, как Тарани схватила Хай Лин за руку. В конце концов, огонь — это ее стихия.

— Твоя куртка! — взвизгнула Тарани.

— А-а-а! — закричала Хай Лин, но тотчас умолкла и облегченно вздохнула. — Ах да! — пробормотала она и спокойно сунула руку в карман. А когда вытащила ее, пламя исчезло! В руке у Хай Лин был сложенный лист ветхой, почти прозрачной бумаги с обтрепанными краями.

— Ничего страшного, — сказала Хай Лин, разворачивая бумагу. — Это бабушкин подарок. Карта двенадцати порталов!

— Откуда она взялась? — воскликнула Вилл, взволнованно разглядывая карту. — И почему ты нам ничего не сказала?

— Я собиралась, но столько всего произошло, что я совсем забыла, — ответила Хай Лин.

Обступив Хай Лин, подруги склонились над листком бумаги. Корнелия нашла знакомые очертания хитерфилдского пляжа. Изображения двух крупных зданий неподалеку от пляжа светились розовым.

— Да ведь это же план города! — догадалась Тарани, быстро оглядев карту. — А эти светящиеся точки?..

— …проходы в другой мир, Меридиан, — объяснила Хай Лин. — Порталы, которые мы должны закрыть. Первый был в спортивном зале.

— А это что? — спросила Вилл, ткнув пальцем в другую светящуюся точку на карте. Это здание находилось всего в паре кварталов от Шеффилдской школы.

Но Корнелия уже узнала его. И едва это произошло, как ее сердце начало учащенно биться, а в голове загудело. Она чувствовала, будто ее медленно, но неумолимо засасывает водоворот. По лицам подруг было видно, что и они все поняли. Но только у Вилл хватило силы духа высказать общую мысль.

— Это дом Элион! — в отчаянии завопила она, указывая на яркую точку на карте. — Мы прямо в портале!

В тот же миг в промозглом, наводящем ужас туннеле раздалось низкое рычание, которое стало быстро перерастать в рев. Пол у девочек под ногами затрясся, и из щелей между дрожащими плитами стали вылетать облачка пыли.

Вдруг плиты разошлись, и перед девочками возникла новая стена! Она нависла над ними, как разъяренная кобра, и стала расти, пока не ударилась о свод пещеры. Потом она стала расширяться и вскоре перегородила весь туннель.

— Западня! — закричала Вилл.

Корнелия лихорадочно оглядывалась по сторонам, ища хоть какой-то проход… проход туда, где осталась Хай Лин.

Корнелия видела, как Вилл бьет кулаками в стену, Тарани в ужасе заламывает руки, а Ирма в растерянности оглядывается по сторонам.

И только Хай Лин нигде не было видно.

«Она оказалась по ту сторону стены!» — пронеслось в голове у Корнелии.

Вилл, Ирма и Тарани тоже осознали это и теперь с немым вопросом смотрели на подругу.

— Корнелия! Сделай что-нибудь! — крикнула ей Ирма.

Корнелия уставилась на неприступную кирпичную стену. Справиться с ней будет гораздо труднее, чем с ограждением в Шеффилде или с дверью в повале Элион. От страха дыхание девочки участилось.

Она не могла понять, что происходит. Оказалась ли Элион в ловушке, как и Хай Лин, или это она наколдовала стену? Кто-то увел ее насильно, или она сама предала подруг?

Единственное, что Корнелия знала наверняка, это что на самом деле Элион никогда не была той лучшей подругой, которой Корнелия ее считала.

А вот Хай Лин была членом их команды. И настоящей подругой.

«Мы не можем ее потерять! — подумала Корнелия. — Я должна спасти ее. И я сделаю это, какое бы волшебство для этого ни потребовалось».

И впервые с тех пор, как она стала Стражницей, Корнелия ощутила радость от обладания магическими силами. Они заряжали ее энергией. И находились полностью в ее власти!

Не колеблясь больше ни секунды, она шагнула к стене и выставила вперед руки.

— Отойдите назад! — резко крикнула она подругам. — Сейчас я разнесу эту стену!


Глава 11

<p>Глава 11</p>

Увидев, как из пола начинает расти кирпичная стена, Хай Лин закричала. Она смотрела, как за стеной исчезают застывшие лица подруг, и чувствовала, как бабушкина карта выскальзывает из ее дрожащих пальцев.

Хай Лин бросила взгляд наверх: стена со скрежетом уперлась в потолок. Девочка снова закричала и кинулась вправо. Но стена опередила ее, закрыв проход и с этой стороны. Хай Лин очутилась в ловушке. Совсем одна.

— А-а-а-а! — завопила она и бросилась с кулаками на стену. Кирпичи были холодными, как чешуйки допотопной рептилии. И при этом твердыми, прочными, несокрушимыми. Из-за стены не доносилось ни звука. Подруг словно поглотила бездна. В воображении девочки внезапно возник образ бабушки. Но картинка быстро сменилась россыпью красных пятен. От страха Хай Лин почти ничего не видела перед собой!

Она зажмурилась и, всхлипывая, принялась со всей силы бить кулаком в стену.

— Выпустите меня отсюда! — умоляла она.

— Чего ты боишься, Хай Лин?

Этот голос, голос Элион, прозвучал у нее из-за спины. Хай Лин почувствовала, как на лбу у нее выступила испарина. Еще минуту назад она думала, что нет ничего хуже, чем быть запертой в этом ужасном кирпичом склепе. Но она ошибалась.

Разделять это мрачное помещение с призраком Элион было куда хуже!

Девочка старалась не оборачиваться, чтобы не встретиться взглядом с жуткими пустыми глазами Элион. Она продолжала в отчаянии царапать ногтями стену. Острые грани кирпичей оставляли на ладонях кровоточащие царапины, цементная крошка забилась под ногти, но Хай Лин не обращала на это внимания. Она хотела только одного — выбраться наружу. Наружу!

— Пойдем! Пойдем со мной, — произнесла Элион. — Ведь я твоя подруга!

Внезапно Хай Лин перестала всхлипывать и опустила руки. Тяжело дыша, она в изнеможении прижала лоб к холодной стене.

«Ты не моя подруга, — думала Хай Лин. Она не могла произнести это вслух — ее горло сдавило от ужаса. Но думать ей ничто не мешало, и она мысленно обращалась к находящейся у нее за спиной девочке. — Ты не Элион. С Элион мы дружили, а подруга никогда бы не затащила меня в такое кошмарное место».

И снова перед глазами Хай Лин появилось лицо бабушки, и она вспомнила ее слова: «У тебя все получится, моя маленькая».

Рыдания сотрясали худенькое тельце Хай Лин. Она хотела быть смелой. Хотела быть сильной. Хотела сразиться с этой новой злой Элион!

Во всяком случае, на ее месте бабушка поступила бы именно так. На мгновение она попыталась представить свою старенькую ссохшуюся бабушку юной и бодрой Стражницей Сети. И у девочки все внутри сжалось от горечи и скорби.

Она сползла на пол, придавленная печалью. Как тяжело было думать, что она никогда больше не увидит свою милую, любящую бабушку. Но вдруг ее поразила другая мысль — встретится ли она еще со своими родителями. Вдруг Элион навсегда заберет ее в другой мир?

Хай Лин едва заметно покачала головой. Она не могла этого допустить!

— Нет… — простонала она. Девочка наконец набралась смелости повернуться к Элион. — Тебя здесь нет. Все это только кошмар.

Но ее слова не заставили Элион исчезнуть. Наоборот, та шагнула вперед, слегка склонив голову. Губы скривились в зловещей улыбке. И вдруг кирпичная стена у нее за спиной начала колебаться, будто превратившись в студень.

В следующую секунду на стене прямо над головой Элион образовался голубой круг. Он переливался словно ртуть и клубился как облако, а потом начал расти, постепенно превращаясь в…

«Портал! — в смятении догадалась Хай Лин. — Это проход в Меридиан! Как тот, что открылся в спортивном зале! Я должна его закрыть или он засосет меня!»

Но не успела Хай Лин сообразить, что делать, как в центре круга появилось огромное ярко-синее существо. Его голова была покрыта шишковатыми, похожими на рога наростами, а острые частые зубы обнажились в оскале.

Это был Ватек — тот самый монстр, который чуть не уничтожил ее, Ирму и Вилл в спортивном зале, и который, видимо, хотел закончить свое дело сейчас!

— Нет, малышка! Все это правда! — прорычал он, отвечая на реплику Хай Лин, обращенную к Элион. Его сдавленный и булькающий голос словно доносился из глубокой ямы. — И на сей раз ты не убежишь.

Хай Лин стала отползать назад, пока не уперлась спиной в стену. Она закрыла лицо руками, приготовившись к боли от удара острых когтей.

Девочка уже представляла себе, как предательница Элион тащит ее в портал. А потом в последний раз увидела перед собой лицо бабушки.

— Помогите! — закричала Хай Лин.


Глава 12

<p>Глава 12</p>

Вилл наблюдала за тем, как Корнелия приближается к стене, только что выросшей из пола. Все происходящее производило впечатление плохо снятого фильма, в котором ничего не понятно и действие разворачивается с неимоверной скоростью.

Только когда Корнелия впилась глазами в преграду, пытаясь сконцентрироваться, у Вилл в голове прояснилось.

Они обнаружили второй портал — из тех, о которых предупреждала бабушка Хай Лин. И этот портал явно сопротивлялся им. Вот почему на их пути внезапно выросла кирпичная стена.

И еще: стена разделила их. Четыре Стражницы остались в главном подземном зале, а Хай Лин исчезла — оказалась в западне по другую сторону зловещей живой стены.

И она была в опасности!

«Кто знает, что там, за этой стеной? — думала Вилл. — Монстры из Меридиана? Или что-то вроде огромного пылесоса, который засасывает в другое измерение?»

Эта неизвестность пугала еще больше. Но она же наполняла сердце Вилл решимостью! Девочка оглядела подруг и почувствовала, как между ними натягиваются невидимые нити.

«Это магия, — сказала себе Вилл. — Она поможет нам выбраться из этого кошмара. Начнем с Корнелии, властной надо всем, что связано с Землей!»

Корнелия встала поустойчивее, стиснула зубы и, прижав ладони к темной кирпичной стене, зажмурилась. Вилл отчетливо ощущала волшебство, наполняющее Корнелию. Невидимые силы заставляли изящное тело девочки вибрировать, магия пульсировала в венах ее рук, а от ладоней исходили кольца космической энергии.

Вдруг в кирпичной стене начала образовываться дыра. Сначала она была маленькой и сквозь нее виднелась лишь темнота.

«Это только начало», — подумала Вилл, и едва заметная улыбка проскользнула по ее лицу. Она выпрямилась и зажмурила глаза, приготовившись к дождю из осколков кирпича и крошек известки. Все мышцы напряглись в ожидании того момента, когда можно будет проскочить в открытый Корнелией проход.

И тут раздался жуткий лязг, похожий на клацанье челюстей гигантского монстра. Но это не были звуки магии, пробивавшейся благодаря усилиям Корнелии сквозь кирпичную стену.

Сердце Вилл екнуло, и она приоткрыла глаза. И тут же завопила от страха.

Из маленькой дыры, которая должна была превратиться в проход, выросло что-то вроде щупальца, сделанного из кирпичей. И это самое щупальце с быстротой лягушачьего языка ринулось к Корнелии!

С булькающим звуком оно обвилось вокруг ладоней Корнелии, скрепив их прочнее, чем пара наручников.

Щупальце продолжало расти, все больше и больше опутывая свою жертву! И вдруг оно потащило Корнелию за собой. Девочка в ужасе глядела на подруг через плечо, от ужаса не в силах даже кричать. Ее огромные перепуганные глаза молили о помощи.

— Этот дом — живой! — крикнула Вилл Ирме и Тарани. — Нужно держаться вместе.

Девочки схватились за руки, и Вилл попыталась придумать хоть какой-нибудь план. «Так, — в отчаянии соображала она, — нужно как-то выбираться отсюда!»

Шшшуууххх!

Вилл отпрыгнула назад, ошеломленно глядя на растущую из пола новую стену!

Но на этот раз стена была не плоской перегородкой, как та, что отрезала от подруг Хай Лин. Это был огромный столб, поднявшийся к потолку.

Тарани, Вилл и Ирма отскочили в стороны. Почти мгновенно перед Ирмой вздыбилась новая стена, полостью закрыв ее от Вилл. Ирма очутилась в кирпичной ловушке!

Вилл повернулась, ища взглядом Тарани, и облегченно вздохнула, увидев ее неподалеку.

Но радость тотчас сменил ужас — на Тарани тоже напала кирпичная стена. На сей раз она имела форму цилиндра и росла вокруг ног девочки. Кирпич поднимался все выше, постепенно скрывая чародейку.

Вилл не успела ахнуть, как Тарани оказалась в кирпичной трубе, словно в дымоходе. Только голова еще оставалась снаружи.

Вилл бросилась к подруге. И тут стены стали охотиться за ней. В нескольких сантиметрах от ее ног вдруг выросла плита, которая, подхватив Вилл, подняла ее к потолку. Девочка уцепилась пальцами за край стены. Ее ноги скользили по гладкой поверхности, пытаясь отыскать опору. Но опереться было не на что. Пальцы Вилл быстро устали и начали разжиматься. Девочка бросила взгляд вниз. Может быть, пол не так уж далеко и, если спрыгнуть, она отделается лишь парой синяков? Но, сфокусировав взгляд, Вилл обнаружила, что пол исчез. Она покачивалась над черной бездонной пропастью!

— Нет! — закричала Вилл. Она попыталась вскарабкаться наверх, чтобы перебраться на другую сторону стены.

Но что может ждать ее на той стороне? Не исключено, что там что-то еще более ужасное, чем падение в бездну.

— Не-е-ет! — снова закричала Вилл. Как будто это могло чем-то помочь.

«Это слишком тяжелое испытание! — думала девочка. — Я не знаю, как с ним справиться. Да еще без помощи подруг!»

Вилл чувствовала, как постепенно разжимаются ее пальцы. Ее решимость слабела. Она не могла больше бороться!

— Простите меня! — прошептала Вилл, надеясь, что подруги услышат ее.

И вдруг она замерла: в глубине своего сознания девочка услышала чей-то голос.

Голос Элион!

Вилл перестала бороться и едва цеплялась за край стены. Она прижалась щекой к холодному липкому кирпичу. Дыхание ее замедлилось. Сердце уже не колотилось как сумасшедшее. Вилл сосредоточила всю свою магическую силу на том, чтобы слушать. Просто слушать.

Она не сразу поняла, что прислушивается к мыслям остальных Стражниц.

Вилл понятия не имела, как это происходит и откуда она знает, что слышит чужие мысли. Просто она вдруг поняла, что переключилась со своего сознания на сознание Корнелии. Она слышала, как к Корнелии телепатически обращается Элион.

«Перестань сопротивляться, Корнелия, — шелестел призрачный голос. — Тебя ждет Меридиан».

Вилл почувствовала возмущение Корнелии. Ее гнев. И еще… кажется… любопытство.

Но не успела Вилл крикнуть Корнелии: «Не делай этого, не соглашайся!», как перенеслась в сознание Тарани.

«Бесполезно сражаться, Тарани», — прошептала Элион.

— А-а-а-а! — закричала Тарани. Ее обуял дикий страх. И страстное желание, чтобы все это поскорее завершилось. И усталость.

«Она слабеет, — подумала Вилл. — Тарани, не надо…»

Вилл так и не закончила свою мысль — теперь она очутилась в сознании Ирмы.

Она чувствовала отчаяние, которое та испытывала, находясь в тесной каменной ловушке.

«Бороться нет смысла», — обратилась Элион к Ирме. Вилл ясно почувствовала, что Ирма поддается. Она поверила Элион и согласилась с тем, что они обречены.

«Нет! — мысленно закричала Вилл Ирме. — Не сдавайся!»

Она выскочила из сознания Ирмы так же необъяснимо, как и вошла в него. К ней вернулись ее собственные ощущения, и теперь она боролась за жизнь, цепляясь пальцами за стену.

Вдруг стена затряслась, словно пытаясь стряхнуть девочку.

— Нет! — в последний раз закричала Вилл. И в этот самый миг ее захлестнула небывалая энергия. Она оттолкнулась ногами, представляя, что выскакивает из бассейна, как гибкий сильный дельфин. И вот она уже каким-то образом подтянулась к вершине стены!

Вилл перекинула сначала одну, а потом другую руку через стену, потом оперлась на локти и легла на грудь. Наконец Вилл перестала рассекать воздух ногами и разжала затекшие пальцы. Она была спасена — по крайней мере на время.

Теперь можно было разработать план. Но не успела она что-либо сообразить, как в ее правой ладони возникло знакомое чувство жжения. Она вытянула руку в сторону, подальше от зловещей стены, закрыла глаза и почувствовала, как электрический заряд струился по её руке, наполняя тело энергией.

Вилл ощутила прилив небывалой силы, и в то же время вспышки резкой боли. У нее в голове гудело.

Когда с Вилл это случилось в первый раз, она была ошеломлена и напугала. Но сейчас она знала, что происходит. Вилл распахнула глаза и прислушалась к своим мыслям.

«Мы должны бороться, — мысленно произнесла она. — У нас есть Сердце Кондракара и наша общая волшебная сила!»

Набравшись решимости, Вилл разжала пальцы правой руки…и зажмурилась от ярко-розового света. Девочка заморгала и улыбнулась.

Над её ладонью парил медальон- хрустальный шар в оправе из мерцающего метала.

Сердце Кондракара. В нем было их спасение.

Прозрачная сфера пульсировала у Вилл на глазах. И вдруг она начала разделяться. Из медальона вылетели четыре сверкающие капли и стали двигаться по кругу. Первая — голубая- вибрировала от рвущейся наружу силы.

Вторая заключала в себе оранжевые вихри, мерцающие как пламя свечи.

За ней плыла зеленая капля, источающая запах травы и земли.

И последней из медальона вылетела прозрачная капля со свистом ветра внутри.

Вода.

Огонь.

Земля.

Воздух.

Вилл наблюдала за тем, как капли (каждая воплощение силы одной из чародеек) разлетаются в стороны. Оранжевая направилась к похожей на башню каменной тюрьме Таранию. Капля с водой устремилась к мрачной темницы Ирмы. Зеленая подлетела к Корнелии, все ещё пытающейся освободится от хватки каменного щупальца.

Воздушная капля исчезла с поля зрения Вилл. Девочка надеялась, что волшебному талисману удастся добраться до Хай Лин и наделить её энергией.

Наконец взгляд Вилл сосредоточился на сияющем розовым светом Сердце. Он осушил слезы в её глазах и наполнил её сердце радостью, энергией и теплом.

Вилл почувствовала, как её тело задрожала, и в следующую секунду чародейку захлестнул вихрь энергии.

Тело Вилл свела мощная судорога, и девочка помимо своей воли свернулась калачиком. И только инстинкт самосохранения, бодрствующий на дне её подсознания, не дал ей упасть со стены, пока она превращалась из обычной девочки…в Стражницу.

Когда все закончилось, Вилл перевела дыхание и оглядела себя. На ее спине снова появились тонкие крылышки, а тело приобрело завидную гибкость и стройность.

И как и в прошлый раз на девочке был костюм Стражницы: полосатые чулки, фиолетовые сапожки и мини-юбка с причудливыми завитушками на поясе, обрамлявшими пупок.

«Порядок!» — подумала Вилл.

Она оттолкнулась от стены, взмыла в воздух, а потом ловко приземлилась на пол.

Девочка чувствовала, как ее магия начинает приводить туннель в его первоначальное состояние.

Озираясь вокруг, Вилл увидела, как Тарани словно ракета вылетела из своей трубы-ловушки. У нее была удивительная прическа с похожими на щупальца косичками, а на руках отчетливо обрисовывались мгновенно развившиеся мышцы.

— Свободна! — крикнула она.

— Свободна! — вторила ей Корнелия. Вилл повернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как та с легкостью расшвыривает кирпичи, словно надоедливых жуков. Чародейка снова была на свободе. На ней был облегающий топ с рукавами и открытым животом и эффектная длинная фиолетовая юбка. Разобравшись с каменным щупальцем, Корнелия с торжествующим видом направилась к Вилл и Тарани.

Вилл перевела взгляд на стену, за которой томилась Ирма. Водяная чародейка тоже без усилий пробила себе путь на свободу. За пару секунд она обратила стену в груду обломков.

— Свободна! — воскликнула она и поспешила к подругам.

Девочки на миг остановились, разглядывая друг друга. Затем они в ожидании посмотрели на стену, скрывающую от них Хай Лин.

Но со стеной ничего не происходило.

«Хмм, что-то не так, — подумала Вилл. — Почему же Хай Лин не выбирается из своей тюрьмы?»

Но думать о причинах было некогда. Вилл знала одно: если Хай Лин не может сама разрушить стену, значит, ей нужна помощь подруг!

Пришла пора действовать. Вилл решительно взглянула на Тарани, Корнелию и Ирму — те кивнули в ответ, давая понять, что готовы к бою.

— Все в порядке? — на всякий случай уточнила Вилл.

Тарани разглядывала свои длинные мускулистые ноги.

— Невероятно! — воскликнула она. — Я… совсем другая!

Корнелия тоже была довольна собой. Вилл и забыла, что они впервые превратились в Стражниц все вместе.

Ирма-то, конечно, уже чувствовала себя экспертом в области превращений.

— Здорово, правда? — обратилась она к подругам, грациозно выставив вперед одно бедро. — А ведь это еще не все!

— Ты о чем? — не поняла Тарани.

Ирма сжала руки в кулаки. Бездонные голубые глаза обратились к каменной преграде. Девочка была готова нанести сокрушительный удар по преграде и спасти Хай Лин — недостающее звено в их могущественной пятерке.

Стражницу.

Их подругу.

Когда четыре девочки выстроились в линию, Вилл снова почувствовала, как между ними натягивается незримая магическая нить.

«Когда мы вместе, нет таких препятствий, с которыми мы не могли бы справиться, — подумала Вилл. — Нет такой цели, которой мы не могли бы достичь».

Во всяком случае, Вилл было необходимо в это верить, если она хотела спасти мир.