W.I.T.C.H

Дружба творит чудеса. Иной путь (Адаптация текста Элизабет Ленхард.)


Глава 1

<p id="AutBody_0_toc237112184">Глава 1</p>

Тарани следом за Вилл, Ирмой и Хай Лии вышла из квартиры Корнелии. Какое счастье, что сидевший в холле консьерж услужливо открыл перед девочками двери! Тарани была так потрясена, что сомневалась: а сумела бы она, не промахнувшись, ухватиться за сверкающую хромом дверную ручку?..

Девочка поверить не могла, что Корнелия восстала против подруг — ведь они через столькое прошли вместе!

Ирма, по обыкновению, переживала не так сильно. Она пробежалась пальцами по непослушным каштановым волосам и поглядела в безоблачное хитерфилдское небо.

— Что ж, мы пытались убедить Корнелию, как могли, — беззаботно заметила она. — Не очень-то получилось, а?

Вилл преградила Ирме дорогу, лицо ее разрумянилось от гнева.

— Всё вышло бы как надо, если бы Ты не болтала всякую ерунду! — упрекнула она подругу. — О чем ТЫ только думала?

Ирма изумленно вытаращила на Вилл огромные голубые глаза.

— Теперь и ты будешь на меня кричать? — не веря своим ушам пролепетала она.

— конечно, буду, — ответила Вилл. — Ты была слишком резка с Корнелией. А ведь она так расстроена, ее стоило поддержать!

Лицо Ирмы стало серьезным.

— Вот вы и помогайте, а с меня хватит! — всхлипнула она.

Тарани ахнула и прикрыла рот ладошкой. Ирма решительно зашагала прочь от подруг.

«Сначала на нас ополчилась Корнелия а теперь еще Ирма!»

Хай Лии тоже не радовало, что всё так повернулось.

— Ирма! Постой! — крикнула она вдогонку подруге.

Ирма не остановилась. Хай Лии поспешила за ней, на ходу оглянувшись на Вилл и Тарани.

— Я попытаюсь ее успокоить — сказала воздушная чародейка, пожимая плечами. — Увидимся!

— Удачи! — буркнула Вилл.

Тарани помахала подруге на прощанье. «Если кто-то и может привести Ирму в чувство — со вздохом подумала Тарани, — то только Хай Лии. Мало того, что она самая смелая и добродушная в нашей компании. Она еще всегда смеется над Ирмиными шутками, какими бы глупыми те ни были. А у Ирмы всегда найдется доброе слово для эскизов очередной модной коллекции, вышедших из-под карандаша Хай Лии. Девочки понимают друг друга с полуслова. Почти как мы с моей лучшей подругой. — Тарани покосилась па Вилл. — Мы отлично ладим с самой первой встречи. Может быть, всё дело в том, что тогда мы обе были новенькими в шеффилдской школе и здорово нервничали».

В тот, первый, день Тарани и Вилл уже ехали после занятий вместе. Между ними сразу установилась какая-то незримая связь.

«А потом была та школьная вечеринка в день хеллоуина — с улыбкой подумала Тарани. —

И мы встретили Ирму, Корнелию и Хай Лин. Наверное и возникла наша компания.

Тогда же, — вздрогнув, вспомнила Тарани, — и начались все наши проблемы»

В памяти Тарани возник образ Элион — та училась с ними в одной школе и была лучшей подругой Корнелии. Огненная чародейка так и видела перед собой светлые глаза и растрепанные соломенные косички.

«Та ночь, — вспоминала Тарани, — была последней, которую Элион провела в Хитерфилде. Через несколько часов после вечеринки она отправилась в Меридиан. В мир, находящийся за пределами нашего. Только никто не знает о нем, потому что он долгие годы скрыт от нас Великой Сетью. Вскоре после тех событий мы узнали, что Великая Сеть — это космический барьер, невидимый и неразличимый для приборов. Его воздвигло между Землей и Меридианом высшее существо, Оракул Кондракара. Мудрый, всезнающий, он излучает мир и покой.

Оракул давным-давно понял, что Меридиан представляет опасность для всего мира. Однако так было не всегда. Когда-то Меридиан был светлым, радостным местом. Его жители — говорящие ящеры с зеленой чешуей, синекожие гиганты и огромные, похожие на носорогов, красноглазые существа со спутанными волосами — безмятежно жили в каменных башнях и домиках с соломенной крышей. А правили ими сменявшие друг друга добрые королевы по женской линии, и так было всегда, пока одно злобное создание не прервало традицию.

А созданием этим оказался юный принц, сын царствующей четы и брат принцессы, которой было предназначено судьбой со временем унаследовать власть и принять титул «Свет Меридиана».

Принц звался Фобосом. А как же звали его младшую сестренку?

Она носила имя Элион.

Элион, которую все в Хитерфилде считали обычной земной девчонкой, на самом деле была меридианской принцессой. Но ей и в голову не приходило, кто она такая и что ей предначертано.

Когда ее родители умерли, Элион была еще совсем малюткой. А вскоре после этой трагедии Фобос составил ужасный план — погубить сестру и похитить ее магическую силу.

И ему бы это удалось, если бы не вмешались трое меридианцев. Нянька Элион и супружеская пара, служившая в королевской гвардии, выкрали малышку из дворца и доставили ее на Землю. Здесь они приняли человеческое обличье; муж и жена поселилась в Хитерфилде под видом гродителей Элион, а нянька стала учительницей

В Меридиане власть передавалась исключительно математики в Шеффилдской школе. И звали ее теперь миссис Рудольф. Все вместе они воспитывали Элион как простую земную девчонку.

Тем временем Оракул создал Великую Сеть, чтобы сохранить мир на Земле и не позволить Фобосу добраться до Элион. Девочка росла, ничего не зная о своем происхождении, а в душе Фобоса скапливалось всё больше зла. Он правил Меридианом со всей возможной жестокостью, наводя на подданных ужас, и постепенно вытянул из этого мира всю его волшебную энергию. За годы его царствования Меридиан стал мрачным, неприветливым местом. Простой люд уже и не надеялся, что тяжелым временам придет конец. Так продолжалось до смены тысячелетий.

«И тогда-то, — подумала Тарани, прислонившись к фонарному столбу, — всё и закрутилось. Великая Сеть ослабла, и в ее ткани появилось двенадцать прорех, ставших порталами — проходами, связывавшими Меридиан с нашим миром. Сквозь один из них на Землю и проник Седрик, верный слуга Фобоса, который вознамерился заманить Элион в Меридиан.

Открытие порталов поставило под угрозу не только жизнь Элион, но и судьбы всех жителей Хитерфилда. Поэтому Оракул выбрал пять девочек, Стражниц Великой Сети, которым надлежало запечатывать проходы в Меридиан. Этими Стражницами стали Вилл, Ирма, Корнелия, Хай Лин и я, — с гордостью отметила Тарани. — И первые буквы наших имен складываются в слово, что по-английски значит “ведьма”!»

Оракул наделил подруг волшебной силой, чтобы они могли давать отпор меридианским злодеям и перекрывать порталы, ведущие в другой мир. Каждой девочке была дана власть над одной из стихий. Энергичной и свободолюбивой Хай Лин подчиняется Воздух. Рассудительная и практичная Корнелия стала повелительницей Земли — по ее воле листья на деревьях складываются в картинки, в крепких кирпичных стенах образуются огромные проломы, а из земли выползают готовые опутать всё что угодно лианы.

Ирма, которая, если дать ей волю, могла днями напролет нежиться в горячей ванне, обрела силу Воды.

«А я… — подумала Тарани, и глаза ее сверкнули, — я научилась играть с Огнем».

А как же Вилл? Тарани поглядела на сидящую па травке подругу. Вилл стала хранительницей Сердца Кондракара, сверкающей хрустальной сферы. Стоило только Стражницам оказаться в затруднении, как Вилл призывала волшебный талисман, и тот возникал у нее на ладони, лучась розовым светом. Сердце Кондракара умножало волшебные силы девочек, превращая их из обычных школьниц в могущественных чародеек.

При этом менялась и внешность подруг. В чародейском обличье они выглядели старше, женственнее и красивее. Их привычные джинсы, куртки и кроссовки сменялись потрясающими короткими тонами, полосатыми фиолетово-бирюзовыми легинсами и фиолетовыми сапожками. А на спинах у девочек вырастали крылья!

«Из нас получилась великолепная команда! — сказала себе Тарани. — Мы не только закрыли большую часть порталов, но еще и помогли Элион свергнуть Фобоса! Когда Элион заняла свое законное место на троне, дела в Меридиане сразу пошли на лад. даже природа почувствовала это: сквозь облака пробилось солнце, повсюду зазеленела трава. Элион и ее приемные родители, — с теплотой вспомнила Тарани, — все вместе поселились во дворце, и в Меридиане установилась новая, счастливая, эпоха. А чтобы впредь так и оставалось, Оракул заточил Фобоса и Седрика в Башне Туманов и уничтожил Великую Сеть. А это значит, что мы освободились от чародейских обязанностей! — с ликованием подумала Тарани. — По крайней мере, на какое-то время. Оракул предупредил, что наши способности еще могут понадобиться… И вообще, наверное, «освободились» — не совсем верное слово, — поправила себя Тарани, размышляя о Корнелии. — Уж Корнелия-то точно не испытывает никакого чувства свободы. Ведь она потеряла свою лучшую подругу. То есть, конечно, не то чтобы потеряла — с Элион всё в порядке, — но она так далеко! Теперь она целиком и полностью принадлежит Меридиану, а значит, между ней и Корнелией не может быть такой же дружбы, как раньше. А возлюбленный Корнелии, Калеб? Он тоже уже никогда не вернется. Когда-то Калеб был Шептуном. Всех Шептунов сотворил Фобос, желавший иметь вечно бодрствующих, бесстрастных, не обладающих собственной волей слуг. Но Калеб был не таков. Он покинул сады Фобоса и вместе с верными соратниками борьбу за возвращение трона его истинной наследнице — Элион. В ходе этой битвы он и встретил Корнелию. Бунтовщик и Стражница полюбили друг друга с первого взгляда. И неважно, что они в реальности и встречались-то всего пару раз. Они уже давно хорошо знали друг друга — благодаря снам. Им было суждено никогда не расставаться. Поэтому злодейство, совершенное Фобосом, страшно вдвойне, — продолжала про себя Тарани. — Принц призвал свою черную магию и вернул Калебу его первоначальный вид — юноша стал прекрасным белым цветком. Если бы такое произошло с Найджелом, я даже не знаю, что бы я делала!» — подумав о симпатичном кареглазом парне, девочка залилась румянцем от смущения. Сначала Хитерфилд пришелся ей не по душе, но после встречи с Найджелом всё переменилось. Их сразу потянуло друг к другу. Если и было в жизни Тарани что-то важнее любви к Найджелу, так это дружба с остальными чародейками.

И до сего дня девочка считала, что эта дружба нерушима.

Огненная чародейка снова поглядела на Вилл. Та сидела, подтянув колени к подбородку. Уголки губ опущены, на лице застыло хмурое выражение.

— Эй! — воскликнула Тарани, стараясь развеять уныние подруги. — Как бы нам исправить этот кошмарный денек?

— Не знаю, что делать, Тарани, — пробормотала в ответ Вилл. — Просто не знаю…

С этими словами предводительница чародеек поднялась и, поглубже засунув руки в карманы джинсов, зашагала прочь.

Тарани смотрела ей вслед.

«Может быть, — ежась, подумала она, — Вилл устала от чародейских забот? А что если она решит выйти из игры и совсем нас бросить?»

Огненная чародейка с тяжелым сердцем поплелась к автобусной остановке на углу улицы. Она была настолько погружена в свои мысли, что не замечала деловито сновавших мимо нее горожан.

«Что с нами происходит?» — думала она.

Тарани застыла на остановке, держась за столб с указателем, устремив взгляд в землю. Она не шелохнулась, пока не подошел автобус. Двери открылись, и чародейка медленно вошла в салон. Когда она вытаскивала проездной билет из считывающего устройства, автобус резко повернул. Девочка, едва не потеряв равновесия, схватилась за поручень. Она так и осталась стоять, прижимаясь к нему и понурив голову.

«Настоящие подруги способны справиться с любыми трудностями, — мрачно думала она.

А мы?.. Я иногда задумываюсь: может, мы просто обманываем себя? Может, мы никакие не подруги, а совершенно чужие друг другу люди, которые держались вместе из страха? А теперь, когда история с Меридианам закончилась, что же будет с нами? Неужели наша дружба тоже закончится?»




Глава 2

<p id="AutBody_0_toc237112185">Глава 2</p>

Расставшись с Тарани возле дома Корнелии, Вилл уныло побрела домой.

Ей хотелось, чтобы всё сложилось по-другому, чтобы Тарани, Ирма, Корнелия и Хай Лин выслушали ее жалобы на плохой день и утешили ее.

«Но они не стали, — со вздохом подумала Вилл. — А чего еще можно ждать от такого дня, как сегодня? Но давайте по порядку. Утро началось с того, что белка прогрызла дыру в моей любимой ярко-желтой футболке с лягушками на рукавах. Потом на уроке истории мистер Коллинз разразился очередным опросом. И кому бы вы думали достался самый Дурацкий и Мутный вопрос про Пелопоннесскую войну?

Разумеется, мне! И, конечно, это ну никак не связано с тем фактом, что Коллинз ухаживает за моей мамой и поэтому не делает мне поблажек! Вилл поморщилась, представив себе маму и Коллинза, сидящих за СТ0лик0м при свечах и нежно держащихся за руки. — Кстати, это тоже можно добавить в список моих злоключений: моя мама встречается с учителем истории! Фу!»

Не то чтобы Вилл была против того, чтобы ее мама ходила на свидания. Совсем нет! Пусть встречается, с кем хочет. Но почему именно с учителем? С тем, кого Вилл видела в школе каждый день? А что, если ребята прознают? Вот стыдобища-то!

«И, как будто всего этого было мало, — продолжала рассуждать Вилл, — случилось еще кое-что. Кое-что похуже! Мои подруги перессорились! Отличный финальный аккорд для такого дня!»

Когда Вилл добралась, наконец до своего дома, к ее лицу приросла расстроенная гримаса.

«Вот я и дома, — с раздражением Подумала она. — Учитывая то, в каком стиле мы с мамой в Последнее время общаемся (если это можно назвать общением), впереди меня ждут новые неприятности!»

Вилл поднялась на лифте на свой этаж, отперла дверь ключом и сразу отправилась на кухню.

«Сегодняшний день может спасти только Порция шоколада», — подумала она.

Так и не успев дойти до кухни, девочка удивленно вскрикнула:

— Мама?! Ты уже дома? Так рано?

— Привет, Вилл! — прощебетала мама. — Ты вовремя, я как раз хотела с тобой поговорить.

«Только этого не хватало! подумала Вилл, заметив на мамином лице странную бледность. — Когда она так начинает разговор, значит, жди плохих новостей.

Глубоко вздохнув, Вилл прошла в гостиную, опустилась на большой мягкий диван и объявила:

Я вся внимание!

Мама скрестила руки на груди и принялась мерить шагами комнату.

— Даже не знаю, как сказать тебе об этом… — произнесла она подрагивающим голосом Ладно, скажу как есть. Я подала заявление о переходе на другую работу.

Вилл от неожиданности лишилась дара речи, иначе она бы непременно вскричала: Что ты такое говоришь? Нам нельзя уезжать! Это вопрос жизни и смерти!

Но девочка могла лишь беспомощно хватать ртом воздух и нервно стискивать диванную подушку. Тем временем мама торопливо продолжала:

— В июне, как только у тебя закончатся занятия, мы уедем отсюда.

Вилл по-прежнему была не в силах вымолвить ни слова. Она боялась, что сейчас сгорит на месте, прямо вместе с красным диваном.

И тут в ней вдруг проснулась Стражница.

«Разве я сидела сиднем, когда Тарани попала в Меридиане в плен и думала, что мы бросили ее? — спросила себя Вилл. — Нет! Я повела Стражниц в бой на спасение подруги! Разве я стояла в сторонке, когда Седрик превратился в монстра и не желал отдавать Сияющую корону, принадлежащую Элион? А вот и нет! Я напялила Корону, на которую было наложено губительное заклятие, на башку самого Седрика. И она вытянула из Фобосова прихвостня всю магию и положила конец его мерзким козням. Так неужели мне слабо возразить собственной маме?! Но я не смогу ей возразить, если не заставлю язык работать! Мне нужно вернуть себе речь!»

— Н-н-н-но почему? — наконец удалось выкрикнуть девочке.

— Потому что так будет лучше для нас обеих, — ответила мама, указав пальцем на Вилл, — в особенности для тебя! Я перейду в другой филиал

«Симультеха», а ты..

Но я не хочу уезжать из Хитерфилда! — прервала ее Вилл, упрямо скрестив руки на груди — Мы ведь только недавно сюда перебрались!

Мамины слова никак не укладывались у нее в голове. Она не могла вот так взять уехать из города! Не говоря уж о том, чтобы бросить подруг и отказаться от миссии Стражницы! Нет, ни за что! Только не сейчас, когда она начала наконец считать Хитерфилд своим домом и когда они с Чародейками восстановили в Меридиане Порядок! К тому же, Оракул велел Стражницам держаться вместо и быть наготове!

Как ей со своими обязанностями, уехав за сотни километров отсюда?

«Если бы только мама могла меня понять!» в отчаянии думала Вилл. Из глаз ее брызнули слезы. Девочка молча выслушивала мамины доводы.

Я пыталась обсудить это с тобой раньше, но за последние месяцы мы сильно отдалились друг от друга. Мне кажется, ты здесь не прижилась…

По-твоему, переезд решит все проблемы? Спросила Вилл, рывком отвернувшись от окна и поглядев маме в глаза. — Почему ты решаешь за нас обеих? Почему не посоветовалась со мной?

Мама, смягчив тон, потянулась к Вилл.

— Переезд в Хитерфилд не оправдал наших Надежд. Мы начнем новую жизнь где-нибудь в другом месте.

— А как насчет мистера Коллинза? — кипела Вилл. — О нем ты подумала?

«Да-а, — подумала Вилл, — видно, дело совсем плохо, раз я оказалась на одной стороне с Коллинзом! но, судя по маминому лицу, я задела ее за живое. Наверное, это все-таки был правильный ход!»

Мама присела и прикрыла лицо ладонями. Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, она сдавленно прошептала:

— С Дином я об этом еще не говорила, но он меня поймет. Я хочу лишь одного: чтобы ты была счастлива! Согласна, я совершила немало ошибок и…

— И продолжаешь их совершать! — выкрикнула Вилл, развернувшись к матери спиной, и устремилась в свою комнату. Она слышала, что мама спешит за ней, поэтому пригнула голову и прибавила скорости. — Я не хочу уезжать! — бросила девочка через плечо.

— Подожди! — взмолилась мама. — Давай поговорим спокойно! С тех пор как мы переехали в Хитерфилд, ты изменилась… очень изменилась! Если это не из-за переезда, то из-за чего тогда? Давай разберемся, Вилл!

Вилл так отчаянно затрясла головой, что пряди рыжих волос захлестали ее по щекам и попали в глаза. Она ворвалась в свою комнату и захлопнула дверь прямо у мамы перед носом.

У меня больше нет сил общаться через закрытую дверь! — крикнула мама.

Вилл в ответ с шумом привалилась к двери, а потом сползла на пол. Задрав колени к подбородку, она уткнулась лицом в руки и разрыдалась. Через пару минут она услышала в коридоре удаляющиеся мамины шаги. Этого девочка и хотела, чтобы ее оставили в покое. Вроде бы…

«Как тебе объяснить, мама? — думала чародейка, и по лицу ее струились слезы. — Не могу же я выдать нашу тайну! Но если не предпринять меры, наш союз W.I.Т.С.Н. распадется! Надо с кем-то посоветоваться. Но с кем? Мне срочно нужна дружеская помощь!»

В глазах всё расплывалось от слез. Вилл полезла в карман толстовки и достала мобильник. Всё еще всхлипывая, предводительница чародеек принялась нажимать кнопки. Уж сейчас-то ее точно поймут и пожалеют! По крайней мере, Вилл на это надеялась.




Глава 3

<p id="AutBody_0_toc237112186">Глава 3</p>

Би-и-ип! Би-и-ип! Бп-и-ип!

Тарани покосилась на дверь гостиной, где трезвонил телефон.

«Странно! — насупившись, подумала она. — Никогда не замечала, что у нашего телефона такой невероятно противный сигнал. Впрочем, меня сейчас всё раздражает. Особенно…»

— Нет, Тарани! даже слышать не желаю!

«…Моя мама», — мысленно застонав, подумала Тарани.

Тарани стояла, упрямо скрестив руки, и выслушивала мамины речи. Обычно доводы, которые та приводила, оказывались вескими и разумными, но сегодня ее критика была совершенно необоснованна!

— Я тебе в последний раз говорю! — твердо заявила мама. — Я не желаю, чтобы ты встречалась с этим… Найджелом!

Мама с ее строго подстриженными иссиня-черными волосами и темными глазами выглядела как нельзя более сурово. Но даже при этом Тарани решилась обиженно возразить:

— Мы с Найджелом просто дружим, мам! Он славный!

Лицо мамы немного смягчилось. Кто-нибудь мог бы подумать, что это добрый знак, но Тарани-то знала лучше. Просто судья Кук задумалась, подбирая исчерпывающий ответ на слова дочери. Тарани обхватила себя руками.

Ожидая маминого приговора, Тарани краем глаза заметила, как ее старший брат Питер влетел в гостиную и схватил трубку все еще трезвонившего телефона.

— Алло! А, привет, Вилл! У меня дела нормально, а у тебя как? — сказал он.

После паузы Питер глянул на широкий дверной проем, отделявший залитую солнцем гостиную от кухни.

— да, Тарани дома, но сейчас у нее серьезный разговор с мамой. И, по-моему, это надолго.

«С чего это ты вообразил, Питер?» — с сарказмом подумала Тарани.

Питер повесил трубку и направился к кухне. Тарани вздохнула. Привалившись спиной к дверному косяку, парень с неловкой улыбкой переводил взгляд с мамы на сестру и обратно.

«Отлично! подумала Тарани. — Теперь у нас еще и зрители есть. И надо бы хуже, да некуда! Мне не дают поговорить с лучшей подругой, Питер надо мной насмехается, а мама вообще совершенно несправедлива!»

Но самое обидное, что Тарани знала, отчего мама так ополчилась на Найджела.

Судья Кук не могла простить мальчику его прошлого проступка.

Тарани встряхнула головой. Найджел, которого она знала, был добрым и мягким, сложно даже вообразить, что когда-то он считался хулиганом. А мама, похоже, думала, что он таким и остался. Она полагала, что он по-прежнему состоит в шайке Урии.

Найджел рассказывал Тарани, что попал в компанию Урии случайно, и их дикие выходки были ему не по душе. Однако он всё же в них участвовал — до тех пор, пока мальчишек не поймали.

Тарани виновато вспомнила, что случилось в тот день. Когда по городу поползли слухи, что в Хитерфилдском музее видели чудовище, Найджел, Урия и два его тупых прихвостня, Курт и Лорент, ночью тайком пробрались в здание Урия думал, что ничего плохого из этого не выйдет — ведь он на самом деле не верил в монстров.

И только Тарани и остальные Стражницы знали, что это правда! В музее действительно появилось чудовище — Седрик пробрался туда, чтобы подстеречь и уничтожить чародеек.

Но сложилось так, что и у Урии, и у Седрика все планы пошли прахом. Из-за неуклюжего Курта в музее сработала сигнализация. Седрик успел нырнуть в портал и перебраться в Меридиан, а Урию и его шайку арестовала полиция — за взлом.

Дело вела судья Кук, мама Тарани. Она приговорила четверых незадачливых преступников к трем месяцам общественных работ в музее.

И это им еще повезло. Тарани догадывалась, что приговор мог бы быть куда жестче.

С тех пор Найджел покинул банду Урии, и они с Тарани начали видеться каждый день.

«А теперь мама хочет всё это разрушить!» — с возмущением думала чародейка.

— После случая в музее он изменился! — убежденно заявила Тарани. — Но ты этого не замечаешь! Ты относишься к нему предвзято!

— А даже если и так, что с того? — ответила мама. — В суде я должна быть объективной, а дома могу иметь свое мнение. Особенно если речь идет о будущем моей дочери и ее друзьях. Найджел может казаться симпатичным, дружелюбным и милым, но всё равно он мне не по душе!

Тарани развернулась так быстро, что ее унизанная бусинками косичка со стуком ударилась об очки. По пути в свою комнату чародейка услышала спокойный, с ленцой, голос Питера:

— Ну что, мам, ты вынесла обвинительный приговор, несмотря на отсутствие состава преступления?

— Мы не в суде, Питер, — раздраженно отрезала миссис Кук. — И твоей сестре сейчас нужен не адвокат, а немножко здравого смысла!

Тарани упрямо набычилась. Ей хотелось стереть мамин сердитый голос (да и весь разговор вообще) из памяти! Она ворвалась в свою комнату и захлопнула дверь.

«Если она думает, что я перестану видеться с Найджелом, — сказала себе Тарани, направляясь к окну, — то очень ошибается. Как она может меня о таком просить?!»

Девочка направилась к своему любимому месту в комнате — широкому подоконнику. Зеленые занавески были отдернуты, и подоконник нагрелся от солнечных лучей. Тарани бросила туда подушку и уселась, привалившись спиной к оконной раме.

— Мама не знает Найджела так хорошо, как я, — сердито фыркнула она. — А если бы знала, она бы ни за что… Ой!

Краем глаза девочка заметила за окном, во дворе, какое-то движение. для белки или кошки фигура была слишком крупной.

Тарани развернулась и уставилась в окно.

Точно! Она не ошиблась! Там, внизу, был человек. Очень высокий широкоплечий мужчина, шнырявший в кустах за низкой кирпичной оградой, окружавшей дом Куков.

— Кто это? — прошептала Тарани себе под нос. — Я точно видела кого-то в кустах!

Раньше Тарани непременно задрожала бы от страха и кинулась к маме в объятия. Но в последнее время изменился не только Найджел. Волшебный огонь, наполнявший пальцы чародейки, пылал и в ее сердце, наполняя его силой и храбростью.

Тарани распахнула окно и ловко спрыгнула на траву. Осторожно подкравшись к ограде, девочка пристально вгляделась в гущу кустов и деревьев.

Там никого не было.

«Но я уверена, что мне не привиделось…» — подумала Тарани, всё же немного сомневаясь.

Она приложила ладонь козырьком ко лбу, защищаясь от солнца, и снова всмотрелась в кусты. Так ничего и не разглядев, она пожала плечами.

«Никого, — сказала себе чародейка, собираясь вернуться в комнату. — Наверное, почуди… Ой!»

Тарани почувствовала, как от лица, а может, и от всей верхней половины туловища, отлила кровь! К счастью, ноги ее не подвели, и она под- бежала к стене дома и рухнула на колени.

Там, на красной кирпичной кладке, прямо под распахнутым окном липкой черной краской были начертаны слова. Жуткие, как вонь похожей на смолу краски: «Я ЗНАЮ, КТО ТЫ, ТАРАНИ!»

Чародейка ахнула и испуганно огляделась по сторонам. Теперь она действительно задрожала. Она еще раз окинула двор внимательным взглядом. И снова ничего не увидела.

«Кто мог это написать? — гадала Тарани, повернувшись к уродливым каракулям. — И что он обо мне знает?»

Вдалеке послышался велосипедный звонок. Сюда кто-то ехал!

«Лучше поскорее избавиться от этой писанины! — подумала Тарани в смятении. — А потом надо обо всем рассказать девочкам. Возможно, кто-то раскрыл наш секрет!»

Направив на стену раскрытую ладонь, Тарани зажмурилась и призвала свою магию. Она ощутила, как по ее телу растекается тепло. Оно приятно забурлило в груди, потом устремилось к руке и сосредоточилось в ладони.

Пшшш!

Тарани раскрыла глаза и увидела слетающий с ее пальцев оранжевый дымок. Пламя с шипением соприкоснулось с кирпичной стеной. Не прошло и пары секунд, как под испепеляющей силой магии надпись исчезла.

Покончив с колдовством, Тарани вскочила на ноги, с опаской поглядела на зеленые заросли за оградой и забралась через окно обратно в свою комнату.

Оказавшись внутри, огненная чародейка принялась размышлять: «Прежде всего надо позвонить Вилл. А потом Хай Лин. Ой, нет, постойте!»

Тарани тяжело плюхнулась на подоконник. до нее только сейчас дошло, что она применила волшебство прямо на улице, посреди бела дня! Разумеется, она никого не видела поблизости, но кто знает?.. Может быть, кто-то притаился в укромном месте и наблюдал за каждым ее шагом!

«А если это я виновата в том, что нас разоблачили? — подумала чародейка. — Остальные Стражницы придут в бешенство! Пожалуй, лучше пока затаиться и подождать, как станут развиваться события».

С сердцем, полным тревоги, Тарани спустилась на кухню к ужину. За столом царила напряженная атмосфера, мама всё еще сердилась на дочку и почти не разговаривала.

Помучившись с домашней работой, Тарани в тот вечер легла спать раньше обычного.

«Надеюсь, завтра, — подумала девочка, когда ее отяжелевшая голова коснулась подушки, — я смогу забыть обо всем этом!»

Тарани неохотно приоткрыла один глаз и покосилась на стоявший у изголовья будильник, чтобы понять, сколько ей еще осталось спать.

Большая стрелка была на двенадцати, а маленькая на… одиннадцати?!

У девочки от изумления глаза полезли на лоб.

— О нет! — вскричала она. — Уже одиннадцать! Я жутко опаздываю! Будильник сломался!

Тарани рынком соскочила с постели, отбросив в сторону розовую простыню и миленькое лоскутное одеяло. Выбежав из своей комнаты, она крикнула:

— Почему никто не удосужился меня разбудить?

Девочка вышла в коридор и сонно протерла глаза. Она ожидала услышать извиняющийся голос папы, или мамы, или брата, но ей никто не ответил.

— Мама! — позвала она. — Папа! Питер! Тарани добралась до кухонной двери и заглянула внутрь. Но вместо собравшейся за завтраком семьи она увидела лишь сверкающий чистотой пустой кухонный стол. Всё прибрано, свет не горит, и кофейник пуст.

— Никого нет! — проворчала Тарани. - Все разбежались по своим делам, а обо мне даже не вспомнили. Великолепно!

Тарани поглядела на кухонные часы — те показывали 11.02,

«Раз уж я всё равно опоздала, — подумала чародейка, — можно выкроить минут пятнадцать на завтрак. Просто умираю с голоду!»

По пути к холодильнику Тарани снова потерла глаза. Они были опухшими. Девочка чувствовала себя разбитой.

«И неудивительно, — посетовала Тарани. — Эта надпись на стене не давала мне уснуть! Из головы не выходила! Я всю ночь думала, кто бы мог ее оставить».

Тарани взяла банку с вишневым джемом и два ломтика мягкого белого хлеба. Потом засунула хлеб в тостер и, ожидая, пока он поджарится, опустила нож в банку с джемом.

«А может, это очередная шуточка Ирмы?» — пришло ей в голову, пока она рассеянно размешивала содержимое.

При мысли о том, что Ирма пробралась к ней во двор, в одной руке держа баллончик с краской, а другой зажимая рот, чтобы не расхохотаться, Тарани немного повеселела.

«Ну конечно! — сказала себе она. — Это вполне в ее духе!»

Поджаренные ломтики выскочили из тостера, и чародейка принялась намазывать их джемом,

«Надо сегодня же поговорить с Ирмой!» — решила она.

Приободрившись, Тарани села за стол и откусила большой кусок тоста.

И вдруг до нее донесся шум.

Клац!

Перестав жевать, Тарани медленно, с опаской поглядела через плечо.

В ее комнате кто-то громко и зловеще топал!

Тарани вскочила со стола, подбежала к кухонной двери и робко выглянула в коридор. Там никого не было, а дверь в ее комнату в самом конце длинного коридора оказалась закрыта.

Нервно потирая ладони, девочка на цыпочках двинулась к ней.

«Может, что-то упало, — попыталась успокоить она себя. — Или сквозняком захлопнуло…»

Когда она добралась до своей комнаты, ей отчаянно хотелось лишь одного — развернуться и убежать куда подальше. Но она всё же заставила себя взяться за ручку и открыть дверь. Затаив дыхание, Тарани заглянула в свою собственную комнату.

«Уф! — выдохнула она с улыбкой облегчения. — Нельзя быть такой трусихой! Тут никого нет!»

Чародейка осторожно зашла внутрь. Стоило ей отпустить ручку, как дверь стала медленно закрываться, издавая неприятный скррриииип.

У Тарани с перепугу волосы на затылке встали дыбом. Она с подозрением огляделась, сама не зная, что ищет. Странную фигуру под одеялом? Зловещую тень в углу? Или…

А-а-а-а-а! — завопила девочка.

На открытой дверце шкафа изнутри краснела надпись.

Ахнув, Тарани подбежала ближе. Очков на девочке не было, поэтому ей пришлось чуть ли не прижаться носом к дверце, чтобы разобрать написанное: «Я ЗНАЮ, КТО ТЫ!»

— Нет! — вскрикнула Тарани, зажав рот трясущимися руками.

А потом она заметила кое-что еще.

Прямо под корявыми буквами к белой дверце шкафа была прилеплена фотография. девочка сорвала снимок с дверцы, вгляделась в него, и по щекам у нее потекли слезы.

— Это ведь я! — в ужасе воскликнула чародейка.

На фото она лежала, уткнувшись лицом в подушку. Виден был только один глаз, да и тот закрытый. И еще, на ней оказался тот же самый розовый топик, что и сейчас.

«Кто-то вошел ночью в мою комнату! — подумала Тарани, присаживаясь на краешек матраса. — И сфотографировал меня, пока я спала!»

Словно сквозь дымку, чародейка поглядела на этажерку, где хранились ее принадлежности для съемок. Фотоаппарат лежал слева на верхней полке, а не на средней, куда всегда клала его Тарани.

«Камера не на месте! Этого… этого просто не может быть!»

Пытаясь совладать с чувствами, девочка подняла с полу джинсы и наобум выхватила из гардероба зеленую кофту. Торопливо оделась и выскочила из дома.

«Нужно поскорее предупредить остальных! — сказала она себе, запирая дверь, и ринулась к своему велику. — Надо было еще вчера вечером рассказать девочкам о надписи на стене! И почему я этого не сделала?!»

Вскоре чародейка завернула за угол, и перед ней выросло здание Шеффилдской школы. Тарани даже не стала тратить время, чтобы повесить на велосипед замок, а сразу помчалась к крыльцу.

«Надеюсь, я не опоздала, и с девочками не случилось ничего страшного!» — бормотала она про себя.




Глава 4

<p id="AutBody_0_toc237112187">Глава 4</p>

Войдя в актовый зал, Хай Лии зевнула и потянулась.

«Я этой ночью совсем не спала — всё думала о вчерашней некрасивой сцене у Корнелии… — Хай Лин снова зевнула. — Да к тому же еще и Вилл с Ирмой поругались! Не очень-то это в духе Стражниц, по-моему. Даже родители вчера вечером заметили, что я расстроена, а это не слишком хороший знак, — девочка вздохнула. Все эти мрачные мысли тяжкой ношей легли на ее плечи. Чародейка понимала, что предаваться унынию нельзя. — Хватит переживать! — велела она себе. — Сегодня дела непременно пойдут на лад…»

Она с улыбкой взошла на крыльцо и окунулась в толчею, заполнявшую школьный вестибюль.

К счастью, сегодня был торжественный день, и все уроки отменили.

Давайте, ребята! Быстрее! кричала миссис Боксер. Резкий голос директрисы вывел Хай Лин из задумчивости. Девочка повернулась и увидела Боксершу, стоявшую в самой гуще школьников. Благодаря пышной, похожей на осиное гнездо прическе, директриса горой возвышалась над ребятами.

— Быстрее! — поторапливала она нерадивых шеффилдцев. — В первом ряду еще остались отличные места! Не забивайтесь назад!

«Надо отдать Боксерше должное, — с гримаской подумала Хай Лии. — Уж она-то точно совершенно реальная и земная!»

Вдруг Хай Лии увидела пробирающуюся сквозь толпу Вилл. На лице предводительницы чародеек застыло изумленное выражение. Заметив Хай Лин, Вилл с облегчением вздохнула и стала проталкиваться к ней.

«Она сама не своя, да и понятно, — подумала Хай Лии. Сегодня самый странный день в году. Никогда бы не подумала, что захочу про- менять праздник на обычные восемь уроков, но так и есть…»

Вилл наконец пробралась к Хай Лии и вяло ей помахала. Девочки вместе вошли в актовый зал и отыскали пару свободных сидений, прямо за Мартином Таббсом.

При виде Мартина с его большими круглыми очками, вечно сползающими с носа, Хай Лин не смогла сдержать улыбки. Уже несколько лет, куда бы ни пошла Ирма, Мартин появлялся там откуда ни возьмись, называл ее своей «сладкой булочкой» и пытался пригласить на свидание. То, что он втрескался в Ирму, было видно невооруженным взглядом. И, наверное, не стоит уточнять, что девочка всегда отвечала на признания поклонника в любви язвительными комментариями.

Хай Лии усмехнулась. Раз Мартин рядом, у Ирмы появится масса поводов для колкостей. Ирма, как никто, любила пошутить и посмеяться. То есть любила в обычные дни, а сегодня она была скучной и унылой, как овсяная каша.

Хай Лии поискала подругу взглядом. Ирма сидела поодаль среди ребят, которых она почти не знала. Когда Хай Лии в прошлый раз заглядывала в зал несколько минут назад, Ирма уже устроилась на том месте.

«Странно это, — ворчливо подумала Хай Лии. — Ирма не опоздала в школу. Она пришла не Просто вовремя, но даже раньше положенного небывалое событие! К тому же она нашла себе кресло, а мне занять не позаботилась. Ну почему именно сегодня?!»

Хай Лии угрюмо ссутулилась.

«В прошлом году, — вспомнила она, — Ирма приложила все силы к тому, чтобы не заскучать во время долгого и муторного празднества. Она так и сыпала едкими комментариями по поводу неудачных нарядов других шеффилдцев и пародировала речи выступавших. Это было до того уморительно, что я покатывалась от хохота. А потом мы стали играть в крестики-нолики. Это уже стало традицией! Но сегодня Ирма упорно делает вид, будто знать меня не желает. Наверное, она всё еще злится из-за вчерашнего, Но я-то ни в чем не виновата!»

Хай Лин бы и дальше блуждала в плену невеселых мыслей, но тут Вилл вырвала ее из задумчивости,

Я так и не поняла, что это за праздник, — прошептала предводительница чародеек, обводя взглядом искаженные тоской лица остальных учеников и сцену, заполненную большими тыквами.

Хай Лин сочувственно кивнула.

— Я и сама, когда услышала о Шеффилдском Празднике большой тыквы, сперва не поверила своим ушам, призналась она подруге.

Должно быть, Мартин услышал ее — он повернулся и зашептал:

— Каждый год мы празднуем день рождения Шервуда Шеффилда, основателя нашей школы. Такая традиция!

— Ясно, — пожала плечами Вилл. Кажется, объяснение ее не впечатлило, — А где остальные девчонки? Прогуливают?

— Корнелия еще дома, — ответила Хай Лин, — Тарани я не видела, а Ирма сидит вон там…

Хай Лин сердито указала на Ирму, с отсутствующим видом глядевшую на сцену. Она была сама на себя не похожа: не хихикала, не сплетничала, не красила ногти, не подмазывала блеском губки. Она просто… сидела.

— Что это с ней? — спросила Вилл с недоумением.

— Кто бы знал! — фыркнула Хай Лин. — Вчера мне так и не удалось ее успокоить, а сегодня она меня избегает!

Не успела Вилл ответить, как к девочкам снова повернулся Мартин. Глаза его за круглыми стеклами очков сверкали.

— Смотрите! — воскликнул он с энтузиазмом. — Праздник большой тыквы начинается!

— Как здорово, Мартин! — насмешливо передразнила его взволнованный тон Хай Лии. Она в последний раз растерянно покосилась на Ирму, а потом устремила взгляд на сцену.

«Ох, — подумала она. — Без Ирминых шуток торжественная часть превратится в настоящую пытку!»

Однако миссис Боксер, видимо, так не считала. Она торопливо взошла на сцену, и лицо ее расплылось в широкой улыбке.

Более ста лет назад, начала она, — банкир Шервуд Шеффилд решил основать школу в своем родном городе. Он лично выбрал место для строительства.

Хай Лии вздохнула. «Ну вот! Та же самая речь, что и в прошлом году! Может, стоит предложить директрисе свои услуги и написать ей к следующему году новую речь? А что, пьеса, которую я написала к Рождеству, ей понравилась! Я могла бы добавить шуточек и еще, может быть, рецепт тыквенного пирога…»

Хай Лии принялась строить планы, но громкий и занудный голос миссис Боксер вернул ее к действительности.

— Мистер Шеффилд сам никогда в школе не учился, — вещала директриса, — однако он понимал, насколько важно получить хорошие знания. А еще у него было отличное чувство юмора. Он выбрал для строительной площадки большое тыквенное поле, потому что любил тыквы.

Хай Лии не смогла сдержать смешка, представив себе Шервуда Шеффилда, усмехавшегося сквозь похожие на щетку усы и тыкавшего тростью в сторону поля, полного больших оранжевых тыкв.

— Мистер Фолдер, первый директор школы, — продолжала Боксерша, — отнесся к делу с полной ответственностью. Он хотел, чтобы лучшие умы города вырастали в стенах этой школы, как тыквы растут на поле. Поэтому тыква стала символом нашей школы.

«Это уж точно, — стараясь не рассмеяться, подумала Хай Лии. — Эти овощи тут повсюду — на кованых железных воротах, над радиоточкой в каждом классе, на подносах в столовой, даже на плитках в туалетах!»

— Время шло, — гудела директриса, — и престарелый мистер Шеффилд, видя процветание и успехи носившей его имя школы, подарил ей свою богатую библиотеку. За минувшие сто лет наша библиотека изрядно пополнилась.

И за это мы должны благода…

«Вот он! — с тоскливой гримасой подумала Хай Лии. — Гвоздь праздника большой тыквы!»

— . . . Мы должны благодарить мистера Шервуда Шеффилда III, — повысила голос миссис Боксер, — внука основателя школы!

Она махнула рукой в глубину сцены, и сидевший там очень старенький и очень маленький человечек медленно поднялся со стула. Тяжело опираясь на палку, он посеменил к краю сцены и помахал ребятам, словно какая-нибудь престарелая знаменитость.

- Кхе- кхе- кхееее! — хрипло прокашлял он, плюхнув на кафедру толстую пачку бумаг, и громогласно прочистил горло. А потом он заговорил о далеком прошлом: — В те старые добрые времена, когда я был мальчишкой…

Шервуд Шеффилд III говорил, говорил и говорил без конца.

«О-о-о-о! — уныло подумала Хай Лин. — Кажется, я этого не переживу, мне просто необходимо срочно отвлечься».

Напрасно она рассматривала сидевших перед ней ребят — ничего интересного ей так и не удалось заметить. Все сидели, опустив головы — кто тайком читал лежавшую на коленях книжку, кто прихорашивался, смотрясь в маленькое зеркальце.

Хай Лин развернулась в кресле и поглядела назад.

Скррриииип!

Воздушная чародейка удивленно вскрикнула брови. Одна из тяжелых дверей актового зала приоткрылась, и внутрь просунулась голова Тарани! Хай Лин поглядела на часы. Уже перевалило за одиннадцать!

«На этот раз Тарани проспала так проспала, — подумала Хай Лин. — А может, что-то стряслось?»

Хай Лин, прищурившись, попыталась прочитать что-нибудь по лицу подруги. Очки Тарани съехали набекрень, сама она была бледна, а зеленая кофточка оказалась застегнута не на ту пуговицу.

«Ого! — пронеслось в голове у Хай Лин. — Предчувствие меня не обмануло. И правда, что-то случилось!»

Хай Лин напряглась. Ей ужасно хотелось вскочить со своего места, подбежать к подруге и заключить ее в объятия. К сожалению, мистер Шервуд Шеффилд III не разделял ее чувств. Он всё продолжал свою бесконечную нудную речь.

— …Всем, чего я достиг, я обязан учебе, прилежанию и труду. Не стану отрицать, что дедушкино наследство несколько облегчило мою задачу! Вот и всё! Благодарю за внимание! — И мистер Шеффилд сделал совершенно невозможную вещь — он умолк! К дряхлому банкиру поспешила миссис Боксер с широченной улыбкой на лице.

—Какое замечательное выступление! - воcкликнула она.

Шеффилд энергично закивал.

Директриса повернулась к потягивающимся, сонно трущим глазаи ерзающим ученикам.

-Давайте поблагодарим мистера Шеффилда и будем надеяться, что он и нас своим присутствием! —провозгласила миссис Боксер.

Дети вяло зааплодировали, а старичок заверил директрису:

- Не знаю, как вы, а я обязательно здесь

-Превосходно! — с легкой усталостью в голосе сказала Боксер. — А теперь, ребята, пройти в вестибюль, где для вас приготовлен праздничный банкет. Только спокойно, дез давки!

«Наконец-то!» — подумала Хай Лин, когда все вскочили с мест.

- Ну, пошли! Быстрее! — шумели ученики, выбираясь в проход и прокладывая себе путь к выходу. Ребята хлынули в двери, едва не сбив э что вошедшую Тарани. Хай Лин и Вилл влились в общий поток школьников, стремящихся наружу.

- Вилл, Хай Лин! — окликнула их Тарани, проталкиваясь к подругам.- Я должна вам кое-что рассказать!

Вилл вытаращила глаза и виновато покосилась на Хай Лин.

-Я тоже, — выдавила она.

-Но у меня очень важное дело! — повысила голос Тарани.

- У меня тоже! — с жаром возразила Вилл.

-Эй! — вмешалась Хай Лин. — Давайте по очереди!

Она старалась говорить беззаботно, но сердце чародейки сжалось от страха.

«Я думала, что сегодня все вчерашние неприятности развеются по ветру, — со вздохом подумала она. — Но, кажется, ситуация только усложняется!»



Глава 5

<p id="AutBody_0_toc237112188">Глава 5</p>

Вилл, Тарани и Хай Лин наконец из актового зала вместе с остальными торжественной частью . Ребята быстро похватали закуску и выбежали на улицу. Они бродили по травке, болтали и подставляя лица солнышку. Они был свободны, сыты и всем довольны!

«Как, наверное, здорово расслабиться и почувствовать себя счастливой! — подумав. Вилл и тяжело вздохнув, повернулась к подругам.- С чего же начать? Я и сама до сих пор не могу в это…»

Вилл в сотый раз мысленно вернула вчерашний день, за несколько часов до того момента, когда мама вывалила на неё новость о переезде.

В последнее время, привыкнув к роли хранительницы Сердца Кондракара, Вилл часто решала чужие проблемы и делала это с удовольствием. Когда Стражницы, столкнувшись с препятствием, впадали в отчаяние, Вилл успокаивала их. Когда срочно требовалась свежая идея, ее подавала именно Вилл. А когда у какой-нибудь из подруг было разбито сердце, Вилл всеми силами старалась утешить ее. Вот почему вчера, выйдя от Корнелии, она отправилась прямиком в зоомагазин мистера Ольсена. Там Вилл подрабатывала после школы. А еще случилось так, что она без памяти влюбилась в Мэтта Ольсена, внука владельца магазина.

Но на этот раз Вилл пошла туда не поработать и не встретиться с Мэттом. Нет, она отправилась в зоомагазин совсем с другими целями. Теперь, вспомнив об этом, девочка улыбнулась.

-Здравствуйте, мистер Ольсен, - меланхолично сказала Вилл, войдя в зал. Старый плешивый попугай, сидевший в клетке рядом с кассой, грустно вскрикнул. Другие животные в ответ заскулили и запищали.

Вспомнив, что в магазин нельзя входить в расстроенных чувствах, Вилл хлопнула себя по лбу. Быть Стражницей — значит не просто обладать суперспособностями и крыльями. Теперь все животные в округе могли ощущать её эмоции. Поэтому при её появлении щенкам, котятам и хомячкам в магазине сделалось тоже грустно.

Вилл попыталась взбодриться и говорить повеселее.

-Мне нужен необычный подарок, -сказала она хозяину магазина.

-Правда?- с улыбкой откликнулся старичок. -А что ты понимаешь под словом "необычный"?

-Это для одной моей подруги,- сказала она, представляя бледное тонкое лицо Корнелии. — Она грустит, и я хочу ее порадовать.

- В таком случае, — произнес мистер Ольсен, — я бы предложил тебе вот этого малыша!

Он нырнул за стойку. Вилл поглядела ему через плечо и улыбнулась — на этот раз искренне. Мистер Ольсен чесал за ушком симпатичного котенка. Бархатную серую шерстку зверька так и хотелось погладить — только сперва озорника надо было поймать! Котенок гонял по вместительной корзине шерстяной клубок, и его большие зеленые глаза хитро блестели.

—Он очень дружелюбный, — промолвил мистер Ольсен, ласково потеребив маленький хвостик, — хотя иногда показывает независимый и гордый нрав.

«Независимый и гордый? — подумала Вилл. — У Корнелии точно такой же характер!»

Вдруг пушистый зверек оставил клубок в покое и взобрался на бортик корзины, чтобы обнюхать джинсы Вилл. Радостно засмеявшись, Вилл подхватила котенка на руки, а тот, щекоча ее усами, потерся об ее шею.

-Думаю, он понравится моей подруге! — сказала Вилл. — Она будет о нем хорошо заботиться.

- Рад слышать, — любезно сказал мистер Ольсен. — Тогда бери его.

Вилл протянула котенка старичку, а сама полезла в карман брюк. У нее при себе было всего десять долларов. Девочка надеялась, что для покупки пушистого симпатяги этого хватит.

-Сколько я вам должна? — спросила она старичка.

Мистер Ольсен только возмущенно замахал руками.

-Ничего, ничего! Для загрустившей подруги –бесплатно.

-Нет, я не могу его принять!- не соглашалась Вилл

-Можешь!- объявил мистер Ольсен и, посадил котенка в плетеную корзину для переноски животных, сунул ее в руки Вилл.- А теперь беги скорее к ней, пока я не передумал!

-Огромное спасибо!- воскликнула чародейка, а старичок мягко подтолкнул её к выходу.-На будущей недели я отработаю у вас три дня!

-Договорились!- согласился мистер Ольсен, подмигнул и показал Вилл большой палец в знак одобрения.

Девочка поспешила к дому Корнелии, хихикая всякий раз, как котенок выделывал в корзинке кульбиты.

«Надеюсь, Корнелия обрадуется! — думала предводительница чародеек. — И тогда общаться с ней станет проще. Мне так много нужно ей сказать! Но поймет ли она меня? Ведь мы с ней нашли общий язык совсем недавно, а до этого она относилась ко мне с предубеждением… Впрочем, ее можно понять. Корнелия — чемпионка школы по фигурному катанию, она строгая, как и положено всем старшим сестрам, и одна из самых популярных учениц Шеффилдской школы. А это означает, что она симпатичная, уверенная в себе, крутая и пользуется у всех авторитетом. И потом появляюсь я. На тот момент я только что приехала в город и всего боялась. И вдруг именно мне поручили возглавить команду по спасению Вселенной. Понятно, что Корнелия совсем не обрадовалась, когда Оракул назначил меня хранительницей Сердца Кондракара».

Потребовалось немало времени (и побед, одержанных Вилл над Седриком и его мери-дианскими солдатами), прежде чем Корнелия наконец признала за подругой роль лидера.

Вилл подозревала, что одним из тех, кто помог Корнелии забыть о задетом самолюбии, был Калеб. Встреча с ним очень сильно повлияла на Корнелию. Когда девочка увидела, как он ведет армию бунтовщиков в бой за свержение незаконного правителя и воцарение Элион, она поняла, что такое истинные ценности: свобода, честь и дружба.

Тяжело переживая потерю Калеба, Корнелия, видимо, забыла некоторые из усвоенных уроков, но кто мог винить ее за это?

— Ну вот, мы почти и пришли, киска, — сказала Вилл, глядя на маленького проказника сквозь окошко корзины.- Ты составишь моей подруге компанию и утешишьеё лучше, чем я, правда?

Котенок мяукнул.

Через несколько минут Вилл была уже возле знакомого подъезда. У запертых ворот её встретил консьерж. Сдвинув назад форменную фуражку и заглянув в корзину, он приветливо произнёс:

-Чем могу быть полезен? Вижу, у вас руки заняты…

-вы очень любезны!- улыбнулась Вилл.- Надо бы передать корзину Корнели Хейл.

Я могу выполнить ваше поручение,- предложил консьерж.- Это входит в мои обязанности.

- Здорово! - обрадовалась чародейка. Она понимала, что это лучше, чем самой заявиться к Корнелии всего через пару часов после ссоры. Однако она не могла подбросить котенка Хейлам просто так, без объяснений. — Только, если не возражаете, я сейчас вложу записочку.

Мужчина добродушно кивнул, и Вилл, покопавшись в рюкзачке, выудила оттуда клочок бумаги и маркер. Чародейка улыбнулась и нацарапала несколько строк.

Предводительница чародеек встряхнула головой, стараясь избавиться от воспоминаний о вчерашнем и вернуться к реальности. Вокруг болтали и смеялись другие школьники. Все они, казалось, были счастливы.

«Прямо как я, когда передавала котенка Корнелии», — подумала Вилл.

Тогда она еще не знала, что мама окончательно испортит ей день, сказав о переезде. И не могла представить, что вскоре ей придется взглянуть в глаза Тарани И Хай Лиин, подбирая нужные слова, чтобы сообщить ужасные новости. Нет, тогда она совсем не ожидала подобного поворота событий.

Выводя на листке для Корнели большими зелеными буквами: «Целую, Вилл»,-чародейка верила, что впереди её ждет только хорошее.




Глава 6

<p id="AutBody_0_toc237112189">Глава 6</p>

Хай Лин переводила взгляд с Вилл на Тарани, пытаясь решить, кто из них расстроен больше.

«Да-а, — подумала она, бледнея. — Не нравится мне всё это!»

Девочка встревожено обернулась, скользя взглядом по вытекающему из дверей потоку школьников. Среди них, всё с таким же холодным и отстраненным видом, шагала Ирма. При виде нее Хай Лин почувствовала раздражение.

«Я всегда знала, что Ирма упряма, — сказала она ебе. — Но на этот раз она зашла слишком далеко, ели двое из нашей команды попали в беду, значит, в беде мы все! И Ирме, хочет она того или ет, придется выслушать Вилл и Тарани!»

Стиснув кулаки, Хай Лин повернулась к под-угам спиной и объявила:

-Если дела важные, надо дождаться Ирму!

Девочка кивнула, и маленькая китаянка зашагала к Ирме. По пути она придумывала план действий.

«Пожалуй, начну с улыбки, — думала Хай Лин. — А если это не поможет, пущу в ход тяжелую артиллерию…»

С этими мыслями она приблизилась к подруге и подергала ту за медово-каштановый локон. Ирма обернулась и смерила Хай Лин безразличным взглядом.

-Ирма! — весело защебетала Хай Лин. — Можно тебя на минутку? Ты нам очень нужна!

-М-м-м, — недовольно протянула Ирма. — Нельзя ли попозже? Я сейчас занята!

Хай Лин не собиралась мириться с таким отношением. Она схватила Ирму за руку.

-Понимаешь, — настойчиво сказала она, — по-моему, у Вилл и Тарани неприятности!

-Повторяю, — со скучающим видом произнесла Ирма, — я занята.

Ирма стряхнула с себя руку Хай Лин и зашагала прочь.

«Да она просто издевается!» — возмутилась Хай Лин и крикнула ей вслед:

-Не уходи, дослушай меня! Что может быть важнее подруг?!

Ирма остановилась.

«Ага! — внутренне возликовала Хай Лин. — Сейчас она извинится, скажет, что пошутила и вернется в компанию!»

Ирма обернулась к Хай Лин, ободряюще улыбавшейся ей, и произнесла:

-Не сейчас, Хай Лин.

Улыбка Хай Лин испарилась.

-Не верю своим ушам! — еле слышно пробормотала себе под нос воздушная чародей. - Ирма может раскапризничаться, но чтобы отказаться от нашей дружбы?! Нет, никогда! Что же такое с ней…

-Ирма!

Хай Лин так и подскочила. Подругу окликнул женский голос, доносившийся со школьного крыльца. Голос был мелодичный и смешливый. Хай Лин показалось, что она уже где-то его слышала.

-Иду! — послушно отозвалась Ирма и поспешила туда, где, прислонившись к мраморной колонне, ее ждала голубоглазая взрослая девушка. На ней красовался коротенький зеленый топик с глубоким вырезом. У красавицы были широкие женственные бедра, аккуратно уложенные волнистые каштановые волосы, длинные ноги и лицо, которое, как и голос, почему-то казалось подозрительно знакомым.

-Ох! — вдруг воскликнула китаянка. У воздушной чародейки в голове наконец концы сошлись с концами, и она всё поняла. Подоспевшие Вилл и Тарани тоже уставились на загадочную девушку, поджидавшую Ирму. Они были поражены не меньше, чем Хай Лин.

- Что… что это такое? — вырвалось у Вилл. Тарани только сглотнула и продолжала таращиться на Ирму и ее подругу.

Вид девушки в зеленом топике не вызывал замешательства только у одной чародейки—у Ирмы. Она улыбнулась и помахала ей рукой:

-Привет, Стелла!

-Ирма, золотце! — захихикала девушка и окинула томным взглядом собравшуюся вокруг нее толпу, состоявшую преимущественно из мальчишек. — Я уж думала, что не найду тебя, тут так много парней!

- Что здесь происходит? Что это за девица? — прошептала Хай Лин, обращаясь к Вилл и Тарани. Три подруги начали протискиваться поближе к Ирме и Стелле.

Однако сделать это оказалось не так-то просто. Ирма стала знакомить Стеллу с приятелями по школе. Мальчишки так и вились вокруг, глаза их сверкали, а губы растягивались в глуповатых улыбочках. Они явно с первого взгляда втрескались в Ирмину спутницу!

«Фу! — подумала Хай Лин, скривившись. — Того и гляди начнут слюни пускать!»

А Стелла и Ирма, казалось, наслаждались происходящим. Им было лестно оказаться в центре всеобщего внимания.

- Это Стелла, моя двоюродная сестра! — объясняла Ирма ребятам. — Помните, я вам о ней рассказывала… И вот, она приехала!

-О, привет, Стелла! — пылко воскликнул один из парней.

«Ничего себе! — подумала Хай Лин. — Это же Эндрю Хорнби! Когда-то Ирму угораздило втюриться в него. Это было еще в те времена, когда она только стала Стражницей. Ирма пошла с ним на свидание, а когда он грубо полез целоваться, превратила его в жабу! На этом любовь и закончилась. А вот Стелла, видимо, не разделяет ее чувств».

-Приве-ет! — протянула Стелла, игриво улыбнувшись Эндрю. Она вела себя так, будто всерьез влюбилась в парня.

Тот пригладил ладонью светлую шевелюру и подошел к Стелле поближе.

-А мы случайно раньше не встречались? — спросил он. — Твое лицо мне почему-то знакомо.

-Всё может быть, — ответила Стелла, очаровательно пожав плечами. — Я много путешествую и многих знаю. А как тебя зовут?

Не успел Эндрю ответить, как между двумя воркующими голубками вклинилась Вилл.

-Я тебе скажу, как его зовут, Стелла! — заявила она. — Это Эндрю Хорнби. Ты твердо уверена, что никогда его не встречала?

-Что? — встрепенулась Стелла, растерявшись из-за резкого тона Вилл. В ее больших голубых глазах промелькнул страх. — Хм… Не знаю.

Вилл потрясенно покачала головой, а потом одной рукой схватила под локоть Стеллу, а другой — Ирму.

-По-моему, вам обеим пора уходить. Ясно? — процедила предводительница чародеек. -Попрощайся с мальчиками, Стелла!

Хотя Стелла была на целую голову выше рыжеволосой Стражницы, Вилл не составило труда увлечь обеих «двоюродных сестер» прочь от круга поклонников. Она подталкивала их к школьным воротам, а Стелла, глядя через плечо, махала парням рукой.

- Хи-хи, еще увидимся, Эндрю! — жеманно пискнула она.

- Обязательно! — ответил парень, пожирая ее глазами.

Хай Лин и Тарани, пожав плечами, присоединились к процессии. Когда девочки наконец очутились за толстой оштукатуренной школьной стеной, вдали от любопытных глаз, Хай Лин заговорила:

- Вилл, что это на тебя нашло?

-А ты разве еще не поняла, Хай Лин?

Вилл, с сердитой гримасой толкавшая Ирму и Стеллу вперед, обвиняющее поглядела на прекрасное лицо взрослой девушки.

-Почему бы тебе самой не объяснить нам всё, Ирма? А может, — Вилл указала на ту, кого все до сих пор принимали за Ирму, — твоя астральная капля нам расскажет?

-ЧТО-О?! — взвилась Хай Лин.

Она быстро перевела взгляд с маленькой круглолицей девчонки, которая выглядела в точности как ее лучшая подруга, на девушку в облегающем топике и джинсах.

«О боже! — подумала воздушная чародейка. — Так вот почему Стелла показалась мне такой знакомой! Это же Ирма, с помощью магии ставшая взрослой! А та, кого я приняла за Ирму, ее виртуальный двойник!»

На лице у Стеллы появилось виноватое выражение, что только подтвердило догадку Хай Лин. Ирма не просто заколдовала себя, но еще и вызвала астральную каплю. Она злоупотребила данным ей волшебством!

-Я сейчас вам всё объясню! — воскликнула Ирма, нервно заламывая пальцы.

-А нечего тут объяснять! — возразила Вилл, уперев руки в боки. — Ты допустила серьезную ошибку. Совершила превращение, чтобы снова завлечь Эндрю Хорнби! Тебе мало того случая, когда ты превратила его в жабу?

-Я никого не хотела обидеть, Вилл! — оправдывалась Ирма. — Это была всего лишь шутка!

«Хм, — Хай Лин сокрушенно покачала головой. — Это действительно Ирма, сомневаться не приходится!»

На Вилл Ирмины отговорки не подействовали.

- Нашла чем шутить, — предводительница чародеек обвиняющее наставила на Ирму указательный палец. — Ты же помнишь, когда наша последняя миссия закончилась, Оракул попросил нас относиться к нашим способностям серьезно и мудро. Их можно использовать только в случае необходимости и уж точно не для развлечения. Как тебя угораздило?

-Ну ладно, хватит! — взмолилась Ирма. — Допустим, я сглупила, извините меня. Но ведь в сущности ничего не случилось. Зачем поднимать такой шум?

Ирма огляделась по сторонам, и Хай Лин последовала ее примеру. Кругом было пусто, большинство школьников уже разошлись по домам. После долгого и утомительного праздника ребята спешили заняться своими делами. В общем, поблизости никого не оказалось, и Ирма торжествующе поглядела на Вилл.

-Вот видишь, учебный день закончился, и ничего страшного не произошло!

-Ты не права, Ирма! — возразила Вилл. — Но здесь не место для подобных разговоров. Заставь астральную каплю исчезнуть и верни себе нормальный облик. — Она торопливо огляделась. — Да побыстрее, пока никого нет!

- Хорошо, — растерянно согласилась Ирма.

Хай Лин наблюдала, как Ирма закрыла глаза и вытянула перед собой руки. С кончиков ее пальцев сорвались крошечные облачка голубой водяной магии, но высокая женственная фигура чародейки ничуть не изменилась.

Ирма распахнула глаза и изумленно приоткрыла рот.

-Ну! — требовательно произнесла Вилл. — Чего ты ждешь?

-Я… я… — пролепетала Ирма, оглядывая себя. — У меня не получается!









Глава 7

<p id="AutBody_0_toc237112190">Глава 7</p>

Ирма убрала с глаз прядку каштановых волос и поглядела в зеркало, висевшее на стене в комнате Тарани. После того, как она так и не смогла вернуться в нормальную форму, чародейки решили пойти к Тарани, чтобы составить план действий.

«Вот странно-то! — подумала Ирма. — Я сейчас настоящая красотка и, словно магнит, притягиваю к себе мальчишек… И расстраиваюсь из-за этого! Мне хочется вернуть свою, привычную внешность, но ничего не происходит. Мое волшебство не действует!»

Она отвела взгляд от своего отражения и нехотя обернулась. Вилл и Хай Лин глядели на нее с явным неодобрением, а Тарани, встревожено кусая губу, глядела в окно.

— Ну как? — поинтересовалась Вилл у Ирмы.

-Да никак! — жалобно ответила Ирма и в отчаянии окинула взглядом свое тело.

-Девочки, надо поторапливаться, — напомнила Тарани, отвернувшись от окна. — Мой брат вернется с минуты на минуту.

-А что ты на меня-то смотришь? — возмутилась Хай Лин. — Я тут ни при чем, это Ирма копается.

Ирма раздраженно фыркнула, зажмурилась и сжала пальцы в кулаки.

«Так, надо успокоиться, — велела она себе. —не знаю, слышишь ли ты меня, Оракул, но если ты хотел преподать мне урок, я его усвоила. Обещаю: никогда больше не буду применять волшебство, чтобы очаровать мальчиков! Даже если в школе организуют бал, а мне не с кем будет пойти. Даже если Эндрю Хорнби напишет Стелле любовную записку и пообещает сделать ее, то есть меня, королевой бала. Только пожалуйста, пожалуйста верни мне мой прежний облик! Заклинаю!».

Удовлетворившись этим мысленным обращением, Ирма призвала свою магию и пошевели пальцами, пока не почувствовала, как на их кончиках заискрилась прохладная голубоватая магия.

Девочка сосредоточилась на одном единственном желании — снова превратиться в саму себя.

«Превращайся! — повторяла Ирма, пока магия растекалась по ее телу. — Превращайся! Превращайся обратно!»

Тут чародейка ощутила, как магия улетучивается. Она открыла глаза и снова оглядела себя.

-Не-е-е-ет! — взвыла Ирма. Она по-прежнему была Стеллой. — Я же вам уже битый час твержу, — обратилась она к Вилл, которая сердито смотрела на нее. — Всё бесполезно! Моя сила не действует! Я не могу вернуть прежний облик! Что же это значит?

-Не знаю, — Вилл беспомощно пожала плечами. — Раньше у нас всегда получалось!

«О-о-о! — мысленно простонала Ирма. — Всё это ужасно! Хуже чем любое родительское наказание!»

Подумав о родителях, Ирма попыталась представить, как они отреагируют на ее новый, взрослый облик. Ее отец, сержант полиции с повадками ворчливого медведя, будет расхаживать по дому и бубнить о том, как нынешние дети быстро растут.

«А мама, — грустно подумала Ирма, — расплачется и скажет, как ей жаль, что она пропустила самые лучшие годы моей юности. А я буду сгорать от чувства вины — если, конечно, они вообще переживут шок от нашей встречи.

-Нет, — решила она, — мне нельзя появляться дома в таком виде!»

-А что если обратиться к Сердцу Кондракара? — Ирма с надеждой поглядела на Вилл. Но та лишь покачала головой.

-Сердце Кондракара тут ни при чем. До сих пор мы и без него обходились.

- Точно, — вставила Хай Лин, подхватив с туалетного столика Тарани зеркальце в розовой оправе. — Сердце Кондракара не наделяет нас силой волшебства, оно только концентрирует уже имеющиеся способности.

-Великолепно! — вскричала Ирма в отчаянии. — Ну, сделайте хоть что-нибудь! Не могу же я остаться такой навсегда!

-А разве ты не этого добивалась? — съехидничала Вилл.

-Давай без нравоучений, — ответила Ирма. — Сейчас они не к месту.

Предводительница чародеек скрестила руки на груди и смерила Ирму убийственным взглядом.

А вот Тарани, казалось, не злилась. Она подошла и взяла Ирмины изящные женские руки в свои маленькие, девичьи. Голос ее звучал мягко и мудро.

-Не паникуй, Ирма, — утешала она подругу. — Сосредоточься и думай только о своей цели.

После этих слов на всех вдруг снизошел покой.

-Тарани права, — заговорила Вилл, смягчившись. — Почему бы тебе не попробовать еще разок?

Ирма стиснула кулаки и прижала их к вискам. А потом снова закрыла глаза и сосредоточилась.

-Клянусь, — прошептала она, — если сейчас у меня получится, больше никогда так не буду поступать!

-Держись! — подбодрила ее Вилл. — Ты сможешь это сделать!

Ирма зажмурилась изо всех сил и запустила пальцы в волосы.

«Пожалуйста, пожалуйста! — повторяла она про себя. — Пусть я снова стану прежней!» Фзанк!

Ирма распахнула глаза. На этот раз что-то несомненно произошло! Она услышала противный звук — словно вдруг лопнул воздушный шарик. Ощущения были какие-то непривычные. Чародейка поглядела на подруг — у всех трех на лицах застыло странное выражение. Тарани зажала рот ладошкой. Вилл побледнела. А Хай Лин дрожащими руками подняла зеркальце, чтобы Ирма могла посмотреть на себя. Увидев свое отражение, та взвизгнула.

-Какое уродство! Моя обычная голова на теле Стражницы! Голова малюсенькая, а плечи широченные! Я стала чудовищем!

«Просто глазам своим не верю! — ужасалась Ирма, окидывая взглядом свою непропорциональную фигуру. — Как я теперь в школу пойду? Да я даже из дома выйти не смогу! Родителями Тарани придется устроить для меня логово в подвале. Может, они будут время от времени бросать мне какие-нибудь объедки…

В поток ее невеселых мыслей вклинился голос Вилл. Хранительница Сердца Кондракара смотрела на происходящее иначе.

-Продолжай, Ирма! — воскликнула она. — Ты на правильном пути! Не сдавайся!

Ирма обреченно кивнула и снова зажмурилась. Застонав от напряжения, она призвала на помощь всю свою магию.

Фзанк!

Хай Лин снова поднесла ей зеркало.

-Ой! — испуганно вскрикнула Ирма. Теперь и ее туловище вернулось к нормальным размерам, и лишь одно было не так — у нее за спиной трепетали крылья. — Я превращаюсь в бабочку! — завопила чародейка, глядя через плечо на торчащие из-под розовой футболки радужные крылышки.

-Не останавливайся! — послышался голос Вилл. - Продолжай!

- Грррр!- зарычала Ирма, собирая по капле магическую энергию и вкладывая ее всю в превращение.

КЗААК!

Глаза чародейки открылись, и она успела заметить вспышку голубой магии, на миг окружившую ее тело. Рыжие волосы Вилл взметнулись под дуновением волшебного ветра. Предводительница чародеек ахнула от неожиданности, а потом улыбнулась.

Ирма в который раз оглядела себя. И увидела свои любимые старенькие джинсы, свои кроссовки, свои слегка взъерошенные волосы. Она вернула себе прежний облик!

-Ух ты! — выдохнула она. — Неужели это я?

-Вроде, похоже! — воскликнула Вилл, и все три девочки сгрудились вокруг Ирмы. — Рады тебя видеть!

Хай Лин крепко обняла подругу и вскричала:

-Господи, как же я напугалась! А в чем же все-таки было дело?

-Самой хотелось бы знать! — откликнулась Ирма. Ее голос всё еще дрожал от пережитого. Она дождаться не могла, когда наконец сможет отдохнуть, расслабиться и…

-Девочки, — обратилась к подругам Тарани. Ирма поглядела на огненную чародейку. У той на лице не было и тени облегчения, напротив, она казалась еще более обеспокоенной, чем пять минут назад.

-Кроме Ирминых превращений, у нас еще одна проблема, — произнесла Тарани. — Я всё утро порываюсь вам рассказать… Кажется, кто-то раскрыл наш секрет!

«Чудесно! — помрачнела Ирма. — Ну и как тут отдохнешь в такой обстановке?!»

-Пойдемте, я вам покажу, — сказала Тарани и, подойдя к своему шкафу, распахнула его. Изнутри на двери виднелись ржаво-красные каракули.

«Я ЗНАЮ», — гласило послание.

Вилл ахнула, а Тарани вытащила из заднего кармана джинсов какую-то бумажку. Это был фотоснимок. Сжимая фотку, чародейка хрипло прошептала:

-Вчера такая же надпись появилась на стене прямо под моим окном! К счастью, ее никто не заметил. Но за мной определенно кто-то следит!

Она передала снимок Хай Лин. Ирма приблизилась, чтобы тоже взглянуть.

На снимке была Тарани: без очков, глаза закрыты, выражение лица расслабленное, какое обычно бывает во сне.

-Но эта фотография!.. — ахнула Хай Лии.-Значит, кто-то забрался к вам в дом ночью ужас!

Тарани понурилась и глубоко вздохнула, подошла и положила ей руки на плечи.

-Ты сказала родителям? — мягко спросила она.

-Я решила начать с вас, — ответила Тарани покачав головой. — Ума не приложу, как теперь быть! Наверное, надо было coo6щить вам всё еще вчера. Мне так страшно!

Тарани отошла к окну и снова выглянул улицу. Ирма заметила, как ее зрачки двигая туда-сюда, сканируя двор в поисках незваных гостей.

«Ох! — подумала Ирма. — И я-то еще дум что самая большая беда — это когда не можешь вернуть себе нормальный облик. А каково, когда тебя кто-то преследует!»

-Ясно одно: на шутку это не похоже! — заявила Вилл.

Четыре девочки стояли среди давящей тишины. Ирма не могла этого вынести. Подруги только что помогли ей выбраться из западни. Tеперь ее очередь сделать решительный шаг. Она по шла к Тарани и заглянула в ее затуманенные беспокойством карие глаза.

-Можешь сегодня переночевать у меня! — с готовностью предложила водяная чародейка.

- Это не выход! — возразила Вилл. — Если кому-то удалось разгадать нашу тайну, то каждой из нас угрожает опасность!

-Как же так? — жалобно пискнула Хай Лин. — Ведь мы так старались, чтобы никто ничего не заподозрил!

-Выходит, за нами специально следили, — предположила Вилл. — А может, и сейчас следят!

Брииииинг!

- А-а-а! — закричала Тарани, подскочив. Телефон на ее прикроватной тумбочке раскалывался от звона. Девочка почему-то заранее знала, что этот звонок сулит плохие вести.

«И почему у меня такое ощущение, — с глубоким, полным грусти вздохом, подумала Ирма, — что наш отдых от чародейских забот подошел к концу?»

Брииипг!

Тарани, дрожа всем телом, направилась к тумбочке.

Бриииинг!

Тарани потянулась к трубке, но, прежде чем поднять ее, она оглянулась на подруг. В ее глазах за круглыми стеклами очков читались ужас и чувство вины. Ирма покачала головой. Она знала, что Тарани слишком напугана, чтобы применить телепатические способности, и всё же Ирма послала ей ободряющую мысль: «Мы с тобой, Тарани. Что бы ни случилось!»

А про себя она добавила: «Только я надеюсь, что ничего по-настоящему страшного не случится! Но скоро мы всё узнаем!»

Бррриииииииинннг!



Глава 8

<p id="AutBody_0_toc237112191">Глава 8</p>

Телефон звонил и звонил, а Тарани так и подмывало вообще не брать трубку.


«Может, действительно не стоит? — думала она. — Лучше не знать, кто за мной подсматривает!»


Она снова почувствовала себя маленькой девочкой, которая боится, что в шкафу притаился монстр.


«Разница лишь в том, что тогда, в детстве, монстр был воображаемым, — подумала чародейка. — А сейчас меня подстерегает вполне реальное чудовище. Или, по крайней мере, враг!»


Всё еще сомневаясь, девочка потянулась к трубке.


— Ну давай же, Тарани, — прошептала Вилл. — Ответь!


Тарани испуганно поглядела на подругу и взяла трубку.


—Алло? — дрожащим голосом ответила она.


После долгой паузы на другом конце провода прозвучало:


—Привет, Тарани.


Чародейка окаменела. Голос принадлежал мужчине. Он был низкий, гортанный, грубоватый и насмешливый. Когда он произнес ее имя, у Тарани по спине пробежал холодок.


-К-кто это говорит? — спросила она.


-Ты меня не знаешь, — зловеще прогудел голос, — зато я знаю, кто ты!


-Что вам от меня нужно? — пролепетала Тарани. Она стискивала трубку с такой силой, что пальцы заболели. Но расслабиться она не могла — уж слишком была напугана. — Оставьте меня в покое!


-Ты должна помочь, — спокойно ответил мужчина. — Мне и своему брату Питеру.


Когда он упомянул Питера, Тарани ощутила, что ее будто бы ударили под дых.


-Питеру? — прошептала она в трубку. -А причем тут Питер? Выражайтесь яснее!


-Скоро ты всё узнаешь, — сказал незнакомец. Его голос звучал холодно и деловито. — Жду тебя через полчаса в главном холле торгового центра.


У Тарани была тысяча вопросов к этому человеку, но они все застряли в горле. Тем временем звонивший продолжал:


-С твоим братом всё в порядке. Если сделаешь, как я скажу, он сегодня же вернется домой. Приходи одна, без подруг, и не вздумай пускать в ход штучки с превращениями и астральными каплями!


Тарани запаниковала, из глаз хлынули слезы. Этот человек не блефовал! Он и в самом деле знал о чародейках всё! Он был осведомлен, что она умеет менять облик. И что может создать собственного клона, или астральную каплю, который занял бы на время ее место и принял на себя удар, попади она в беду. Не исключено, что он даже обладал способностью читать мысли, потому что его следующая реплика как раз была ответом на ее терзания.


-Как видишь, — объявил он, — я действительно знаю, кто ты.


-Но я-то вас никогда не видела! — жалобно пискнула Тарани. — Как я вас узнаю?


-Через полчаса получишь ответ. Щелк!


У Тарани в ухе зазвучали телефонные гудки. Она была настолько ошеломлена, что едва сумела положить трубку на место. Закрыв лицо ладонями и чувствуя на плече успокаивающее пожатие Вилл, Тарани могла лишь подвывать:


-Он… он похитил Питера! Питер в опасности!


Через двадцать пять минуты Стражницы сошли с автобуса напротив торгового центра. Тарани поглядела на напоминавшее дирижабль здание и ощутила смесь отчаяния и гнева. Другие девчонки ее возраста приходили сюда, чтобы купить блеск для губ в одном из многочисленных магазинчиков или посидеть в кафе, кокетничая с мальчиками. А Тарани явилась, чтобы встретиться с каким-то негодяем, похитившим ее брата.


-Мы на месте, — осипшим от волнения голосом произнесла Тарани. — Осталось пять минут!


Вилл озабоченно покосилась на подругу и спросила:


-Ну что, сделаешь всё, как договорились? Тарани слабо кивнула.


-Не волнуйся, мы подождем снаружи, чтобы он нас не увидел, — заверила ее Вилл.


-Ладно, — согласилась Тарани, — я буду вам телепатировать.


Ирма выдала одну из своих фирменных ослепительных улыбочек.


-Спокойно, Тарани! — прощебетала она. — В случае чего мы в два счета прибежим!


-Вот увидишь, Тарани, — добавила Хай Лин с энергичным кивком, от которого ее иссиня-черные хвостики подпрыгнули, — всё будет в порядке!


-Д-да, конечно, — запинаясь, промолвила Тарани.


Но стоило только огненной чародейке взойти на эскалатор, ведущий в главный холл торгового центра, как последние остатки самообладания покинули ее. Она ощущала лишь страх и одиночество. Скользя взглядом по толпе покупателей, она думала, что каждый из встречных мужчин может оказаться похитителем — например, вон тот, с козлиной бородкой и недовольной миной, или вот этот, широкоплечий с сальными волосами. Но все они отводили глаза, едва скользнув по ней взглядом.


Чародейка присмотрелась к прохожему с длинными волосами, забранными в хвост, но и тот прошел мимо.


«Где же он?» — чуть не рыдала Тарани.


Она снова покосилась на часы. Было уже полчетвертого.


«Надеюсь, мне не придется ждать слишком долго», — подумала девочка, всхлипнув.


Она подошла к прозрачному заграждению, за которым находился фонтан, и увидела в толстом зеленоватом стекле свое отражение. Лицо ее осунулось, плечи безвольно поникли. Она выглядела совсем маленькой и слабой… особенно по сравнению с мощной высокой фигурой, вдруг выросшей у нее за спиной!


Тарани застыла и, не оборачиваясь, стала рассматривать мужчину в стекле. На нем была черная водолазка, а поверх нее — серый плащ. Чисто выбритая голова аж сверкает, глубоко посаженные хитрые глазки глядят прямо на чародейку.


-Привет, Тарани.


-Может, присядем где-нибудь и поговорим? — будничным тоном предложил мужчина.


-Х-хорошо, — выдавила Тарани.


Незнакомец взял ее за плечо и подвел к ближайшей скамеечке. Тарани тем временем пыталась справиться с паникой и действовать согласно составленному вместе с подругами плану.


«Это он, — сказала она себе, — надо срочно связаться с Вилл!»


Тарани дотронулась пальцами до виска и сосредоточилась. Всю свою душевную энергию она пустила на то, чтобы построить мысленный мостик между собой и подругой. Ей и раньше доводилось десятки раз телепатически связываться с Вилл. Обычно перед глазами всё расплывалось — это означало, что контакт установлен, а потом перед ее внутренним взором представали подруги.


Вот и сейчас всё происходило точно так же. С той лишь разницей, что наладить контакт не удавалось!


Глаза Тарани расширились от ужаса!


«Что со мной такое?! — испугалась она. — Телепатических способностей как не бывало!»


Тарани представила, как девочки будут ждать от нее весточки… которая так никогда и не придет.


Ирма наверняка поглядит на часы, нервно притопывая ногой.


-Уже без четверти четыре, — нетерпеливо скажет она. — Почему Тарани до сих пор не вступила с нами в контакт?


-Наверное, этот тип еще не явился, — предположит вечная оптимистка Хай Лин. — Не только ты одна можешь опоздать!


На что Ирма покачает головой и направится к торговому центру.


-Нет, это такая встреча, на которую не опаздывают, — возразит она. — Пошли посмотрим, что там происходит.


Тарани вздохнула. Она прекрасно знала, как Вилл отреагирует на такую идею.


-Нет! — воскликнет она, схватив Ирму за локоть и потянув ее назад. — Подождем еще немного.


«Если бы только Вилл знала, что сейчас не тот случай, когда нужно проявлять выдержку и терпение», — подумала Тарани.


Чародейка опомнилась и вернулась мыслями в настоящее. Мужчина усадил ее на скамейку и сам опустился рядом.


Тарани заставила себя заговорить. Если она не получит ответов на свои вопросы, то как же она сможет защититься?


-Кто вы? — спросила она, стараясь придать голосу твердости. — Я вас никогда раньше не видела!


-Я охотник за чародейками, Тарани, — прорычал незнакомец. — Мне удалось выследить четырех из вас. Не хватает только одной, с длинными светлыми волосами.


Сердце бешено заколотилось в груди. Вилл была права. Стражницам действительно грозила опасность!


-Н-но зачем вы это делаете? — продолжала Тарани. — Чего вы от нас хотите?


-Я хочу только одного, малышка, — злобно сказал мужчина, обнажив желтые зубы. — Уничтожить вас!


Тарани едва не разрыдалась. Но какая-то часть ее натуры, сильная, принадлежавшая огненной Стражнице, не позволила этому случиться.


-Вы так и не ответили на другие вопросы, — заявила Тарани, стараясь не думать об угрозах.


- Если сделаешь, что я велю, — произнес мужчина, — Питер вернется домой целым и невредимым. Он ни о чем не будет помнить.


«Сдается мне, выполнить его требования будет непросто», — подумала чародейка, чувствуя, как внутри у нее всё сжимается.


-За что вы нас ненавидите? — спросила она. — Что мы вам сделали?


-Хочешь знать ответ, Тарани? — с недоброй усмешкой осведомился незнакомец. Он вдруг взмахнул рукой прямо перед своим лицом.


Звииинь!


Вокруг мужчины замерцало магическое облачко, и он преобразился. Его гладкая бледная кожа стала ярко-синей и задубелой. На лысой голове выросла желтоватая пакля волос. Зубы превратились в длинные клыки, а маленькие человеческие уши — в остроконечные звериные уши меридианца.


И не просто какого-то меридианца — Тарани его узнала!


-Ты! — ахнула она.


-Этого достаточно? — спросил пришелец из другого мира.


-Ты… Фрост! — выдавила Тарани. Один звук имени безжалостного помощника принца Фобоса заставил ее содрогнуться. В самый первый раз, когда она оказалась в Меридиане, Фрост поймал ее и бросил в темницу, где злобный принц и плясавшая под его дудку Элион заставили чародейку сомневаться в остальных Стражницах.


«Поэтому Фрост, — подумала Тарани, сглотнув, — стал героем моих худших кошмаров!»


Она вскочила со скамейки, пытаясь держаться от мерзкого меридианца как можно дальше.


- Что ты здесь делаешь? — поморщилась она.


-Садись и слушай! — рявкнул Фрост. После преображения его голос стал еще грубее и злее, чем раньше. — Я собираюсь свести с вами счеты!


Зная, что на кону находится жизнь ее брата, Тарани неохотно опустилась на скамейку. А Фрост заговорил:


-Ты и твои подружки ответите за поражение принца Фобоса и бунт в Меридиане! Вы за всё заплатите!


Тарани с трудом сдержала дрожь. Тем временем охотник продолжал вещать:


-Тебя я нашел быстро. Я хорошо изучил твои повадки, когда ты была в плену в Меридиане. Я увидел твою внутреннюю сущность и теперь отыщу тебя где угодно.


На этот раз чародейка не смогла справиться с собой и задрожала. Ей не нравилось вспоминать о том, что она пережила, когда холодные пальцы Фроста сомкнулись вокруг ее рук. Жуткое одиночество охватило ее, когда она глядела вслед убегающим подругам.


К счастью, Фрост ничего не знал о переживаниях Тарани, он уже ликовал, празднуя победу.


-Я выследил тебя/ — прокаркал он. — Видел твой дом, семью… И знаю твой секрет! — Охотник умолк, его устрашающая синяя физиономия сделалась задумчивой. — Должен признать, я не сразу узнал тебя в обычной одежде. Но сегодня у школы я всё понял. Вы умеете менять облик! Только это вас не спасет!


Раздался громкий хлопок, и Фрост снова преобразился в земного мужчину. Теперь-то Тарани не могла не заметить проглядывающие сквозь человеческие черты крючковатый нос и квадратную нижнюю челюсть охотника.


-И сейчас, — продолжал Фрост, — благодаря тебе я доберусь до самой последней вашей подружки! Ты отведешь меня к ней! Пойдем!


Вцепившись Тарани в плечо, Фрост рывком поставил ее на ноги. Она яростно вырывалась, пока охотник не наклонился и не прошипел ей в самое ухо:


— Прежде чем попытаешься сбежать или позвать на помощь, вспомни о своем брате!


Тарани возмущенно отвернулась. Но в душе она ощущала одно лишь отчаяние.


«Я во что бы то ни стало должна предупредить Вилл и остальных. Это мой единственный шанс!»


Она так глубоко сосредоточилась, что услышала, как в висках бьется пульс. Чародейка пыталась безмолвно докричаться до подруг:


«Вы слышите меня? Мы должны остановить этого монстра! Спасти Питера! Помочь Корнелии! На помо-о-о-ощь!!!»




Глава 9

<p id="AutBody_0_toc237112192">Глава 9</p>

Фрост, ухмыляясь, протащил Тарани сквозь заполненный покупателями торговый центр. Он был очень доволен, что его план по поимке Стражниц наконец-то пришел в действие. Как же долго он ждал этой минуты! Его путь был очень долог, и охотнику пришлось проявить недюжинное терпение.


Шагая вместе с Тарани сквозь толпу, он вспомнил, как началось его путешествие в Хитерфилд. Фрост мысленно возвратился в тот день, когда он решил, что ему никогда не найти чародеек. Тогда он как раз проходил мимо большого розового здания, надпись над которым гласила: «Шеффилдская школа».


День был в самом разгаре, а Фрост уже порядком устал от бессмысленного ожидания. Он смотрел, как земляне проходят по тротуару мимо, смеясь и болтая в лучах яркого солнца. Его лысая макушка даже слегка обгорела.


Но боль от ожога не могла сравниться по силе с тем раздражением, которое накопилось у него в душе.


Всё выводило его из себя. Он терпеть не мог такие вот солнечные радостные деньки и презирал счастливых людей. А больше всего он ненавидел, когда добыча ускользала от него. Об этом он и размышлял, проходя мимо розового строения. Поплотнее запахнув свой длинный серый плащ, Фрост вдруг остановился и, прислонившись к дереву, принялся тщательно обдумывать свое положение.


Еще недавно, когда Фобос коварно и жестоко правил Меридианом, всё складывалось как нельзя лучше. «Мой господин ни за что бы не допустил, чтобы солнце было таким жарким, — подумал охотник. — В Меридиане солнце всходило только по воле Фобоса и лишь ради него одного. Когда-то я тоже повиновался одному лишь Фобосу, — вспомнил Фрост и сердито зарычал. — Я был главным охотником при дворе, и никто не мог ускользнуть от моих когтей. Стоило какому-нибудь глупому крестьянину произнести хоть слово против принца, и… не успевал он и глазом моргнуть, как я уже тащил его в темницу! Я мог голыми руками завалить оленя и доставить его во дворец — на обед его высочеству. Я был грозой всех врагов, которые отваживались проникнуть в столицу, — с самодовольной усмешкой сказал себе Фрост. — А потом в Меридиан вернулась Элион. — Лицо охотника снова скривилось в раздраженной гримасе. — Эта белобрысая малявка не только мечтала выдернуть из-под принца трон, она еще притащила за собой своих надоедливых подружек — этих Стражниц Великой Сети. Девчонки проникли в наш мир и устроили там переполох. С помощью своей магии они пробрались в подземелья под городом и даже в запретный сад Фобоса, избежав встречи с ядовитыми черными розами, охранявшими подступы к замку надежней любой колючей проволоки. Принц послал разобраться с чародейками своих тупоголовых солдат, но те лишь выставили себя на посмешище. И тогда Фобос призвал свою верную ищейку — меня!»


У Фроста был огнедышащий бронированный скакун, к тому же охотник обладал способностью выследить кого угодно и где угодно — казалось бы, победить его невозможно.


Однако Стражницам каким-то образом удалось провести жестокого меридианца. Они ускользнули из его лап, подбросив ему вместо себя астральные капли.


В другой раз они оставили его в дураках, за жав в церковь. Он помчался за ними на своём скакуне, но не рассчитал и врезался в дверной проем. Фрост сильно ударился голове и отключился — прямо на глазах у хохочущих крестьян.


С появлением Стражниц череда Фростовы удач прервалась. А то, что они натворили потом было гораздо, гораздо хуже.


Они свергли Фобоса.


И теперь принц и его прихвостень Седрик томились в Башне Туманов, в плену у Оракула Кондракара.


Фрост жаждал возмездия. Расплаты за нанесенное его господину поражение.


— Когда Фобос окажется на свободе, — бормотал себе под нос охотник, — а рано или поздно это несомненно случится, он будет доволен тем, что я избавился от его врагов. Весьма доволен.


Прежде всего Фросту нужно было выйти на след Стражниц. Но теперь, когда он оказался в Хитерфилде, его охотничий нюх его подвел.


«Как же так? — мысленно бранился меридианец. — Я уверен, что чародейки живут здесь, в Хитерфилде. Все улики указывают на это.


Но когда я пытался проследить за их сущностями, то нигде не смог их найти. Вместо них я наткнулся на каких-то обычных девчонок. Эти соплячки в джинсах и свитерах слишком маленькие, чтобы быть Стражницами. Но всё же в них есть что-то странное. Поэтому я и решил понаблюдать за одной из них — за робкой смугляночкой в очках, которую звали Тарани. Получив мои послания, она сразу запаниковала. Я пошел за ней, и она вывела меня к этому дому, полному галдящих юнцов. Однако это мне не помогло, я до сих пор так и не установил, где искать чародеек.


— Ура-а-а-а!


Мысли Фроста неожиданно прервал радостный вопль нескольких десятков детских глоток. Фыркнув от отвращения, охотник повернулся к дверям розового здания. Те распахнулись настежь, и оттуда как горох посыпались ученики.


«Какая орава карапузов! — скривился Фрост. — Среди них точно нет Стражниц. Я здесь только теряю время».


Но тут охотник прекратил ворчать и замер как вкопанный. Среди детей он заметил девчонку, которая явно выделялась из толпы.


Хотя «девчонка» — это неподходящее слово для такой красотки. Ее сверкающие глаза и пухлые улыбающиеся губки привлекали к ней внимание всех мальчишек в школе. Вокруг нее уже собралась группка поклонников.


Тут откуда ни возьмись возникла тощая малявка с копной рыжих волос. Она подлетела к красотке и схватила ее под локоть, а потом другой рукой поймала еще одну девчонку — коротышку, виновато отводившую глаза. Рыжая бестия потащила своих спутниц прочь со школьного двора.


К изумлению Фроста, его добыча, Тарани, поспешила за ними. С ней рядом шла подружка — крошка с раскосыми глазами и блестящими черными волосами.


Процессия вышла из ворот и завернула за угол.


Фрост пригляделся к девочкам повнимательнее.


«Почему следы привели меня сюда?!» — злясь на себя, гадал он.


Бубня себе под нос ругательства, охотник перевел свои глазки-бусинки на красотку, которая выглядела старше остальных. Высокая девушка в облегающем зеленом топе, кажется, попала в беду.


Вот она огляделась, словно бы убеждаясь, что поблизости никого нет. Фрост прильнул к оштукатуренной стене, а потом осторожно высунулся. Тут-то он и смог наконец хорошенько разглядеть девушку. И ахнул!


Она выглядела точь-в-точь как одна из Стражниц!


Фрост попытался уловить слова рыженькой, и дыхание его участилось.


— Ты сменила облик, чтобы снова соблазнить Эндрю Хорнби? — бушевала она.


«Сменила облик? — повторил про себя Фрост, покосился на свои человеческие руки и вскинул брови. — Теперь-то я всё понял! Эти девчонки и есть те самые нахалки, которых я разыскивал. Стражницы! Теперь, когда одна из них доказала, что умеет колдовать, это просто очевидно!»


Фрост едва не рассмеялся вслух.


«Ну, раз уж я нашел свою добычу, — торжествовал он, — ничто не помешает мне отомстить!»


Охотник почувствовал, как его рот наполняется слюной. Четыре из пяти чародеек были совсем рядом — только руку протянуть. Его так и подмывало выскочить из засады и расправиться с ними на месте. Однако оставалась одна проблема.


«Четырех Стражниц недостаточно! — сказал себе Фрост. — Мне нужна еще и пятая — та, с длинными желтыми волосами и кислой улыбкой, владеющая магией Земли! Да… Я хочу, чтобы все Стражницы испытали на себе те страдания, на которые они обрекли принца Фобоса. И я знаю, как это осуществить! Я уже пробирался в дом Тарани, и теперь примусь за ее семью!»


В конце концов это оказалось не так уж сложно.


Меридианец взвесил информацию, которую собрал, наблюдая за аккуратным белым домиком Тарани. Перебрав всех членов семьи, он остановился на мальчишке. «С ним будет легче всего, — с дьявольской усмешкой подумал Фрост. — Он добрый и не отличается подозрительностью — скоро он пожалеет об этих своих качествах!»


Приняв решение, охотник отправился на улицу, где жила Тарани, и спрятался в кустах у забора дома Куков. Он терпеливо ждал, и вот наконец на горизонте появился тот, за кем он охотился. Парень шагал, держа под мышкой баскетбольный мяч. На голове у него красовались дреды, а на подбородке — маленькая модная бородка. Он улыбался, думая о чем-то приятном.


«Питер Л. Кук, — повторил про себя Фрост. — Л. означает "Ланселот". Но если Тарани откажет-ся мне помогать, Л. будет означать "лишившийся жизни"!»


Охотнику настал черед сделать свой ход. Придав лицу простодушное и встревоженное выражение, он вынырнул из кустов.


-Эй! — окликнул Фрост парня.


-Что? — Питер остановился и обернулся к незнакомцу.


-Простите, — Фрост изо всех сил старался, чтобы его голос не перешел в грозное рычание. — Извините, что побеспокоил вас, но не могли бы вы мне помочь?


-Конечно, — ответил Питер. В глазах его промелькнуло беспокойство, однако он всё же подошел к крупному лысому мужчине.


-У меня проблемы с машиной, — объяснил Фрост, махнув рукой в сторону соседнего переулка. — Если вы немножко ее подтолкнете, может, мне удастся ее завести…


Фрост мысленно усмехнулся, довольный своей хитростью. Пока он шатался возле школы, где училась Тарани, ему удалось подслушать разговоры нескольких землян. Из этих бесед охотник выяснил, что вонючие, ездящие на бензине колесницы называются машинами. И эти самые машины постоянно чихают, издают скрежещущие звуки и отказываются сдвинуться с места.


-Аккумулятор сдох? — с сочувственной улыбкой поинтересовался Питер и расслабился. — Понятно. Ну ладно, пошли.


Фрост хищно зыркнул на мальчишку и повел его к переулку. Он стиснул зубы и почувствовал, как в глазах загорается красный огонь. Охотник старался не оборачиваться к Питеру, чтобы не выдать себя.


Повернулся он, только когда убедился, что поблизости никого нет. Питер растерянно вглядывался в узкий пустынный переулок.


-Постойте, а где же машина? — вымолвил он. Фрост наконец дал себе волю, и из его глотки исторглось грозное звериное рычание.


-Нет здесь никакой машины! — взревел он. — Но это не означает, что ты уйдешь отсюда на своих двоих!


Парнишка и глазом моргнуть не успел, как охотник нанес удар. Он бросился Питеру наперерез, полы его плаща яростно развевались. Схватив паренька, монстр нажал ему на чувствительную точку за ухом. Питер в тот же миг потерял сознание. Перекинув безвольное тело через плечо, Фрост выскользнул из переулка. Стараясь держаться подальше от прохожих, он направился к затхлому подвалу на заброшенном заводе — там у него было логово. Стащив мальчишку вниз по лестнице, Фрост призвал магию и наколдовал то, что всегда помогало ему держать пленников под контролем — Сковывающую Сферу. В центре комнатки, метрах в трех над голым бетонным полом, возник пульсирующий дымовой шар.


Довольный проделанной работой, Фрост поднял мальчишку с пола и бросил его в шар. Питер с треском пробил его поверхность. Сфера сомкнулась, и вот уже парень плавал внутри нее, словно в невесомости.


— Надеюсь, ты не станешь скучать в мое отсутствие, — обратился Фрост к беспомощному Питеру. — Здесь тебе ничто не угрожает. А когда я вернусь, то приведу тебе компанию, чтобы было веселей!


«Да, — подумал Фрост, крепко вцепившись в плечо Тарани. — Это был удачный день».


Он знал, что теперь всё пойдет как по маслу.




Глава 10

<p id="AutBody_0_toc237112193">Глава 10</p>

Хай Лин была из тех людей, которые редко впадают в уныние. Когда другие ворчали, что ливень спутал им все планы, она радовалась, думая о том, что после такого дождичка пойдут в рост цветы. Порвались джинсы? Значит, можно сделать необычную, яркую заплатку!


Но сейчас, напрасно ожидая вместе с Вилл и Ирмой весточки от Тарани, маленькая воздушная чародейка начала беспокоиться.


В головах у девочек стояла пугающая тишина, они не могли уловить ни одной мысли Тарани. И постепенно беспокойство в душе Хай Лин переросло в самую настоящую тревогу.


Через пятнадцать минут Хай Лин уже готова была разрыдаться.


«Наверное, мы так и не дождемся, чтобы Тарани вступила в контакт! — подумала она, заламывая руки от безысходности. — Где она? Что если этот жуткий незнакомец похитил ее так же, как и Питера? А может, она запугал ее? Или…»




Хай Лин съежилась и зажала ладонями уши. Крик эхом отдавался у нее в голове. Он был настолько громким и пронзительным, что у маленькой китаянки на глазах выступили слезы.


Через секунду, открыв глаза, она увидела, что лица Вилл и Ирмы тоже искажены гримасой. Телепатические вопли не прекращались.


«Помогите Корнелии!»


-Аи! — вскрикнула Вилл.


«…нелии!»


-М-м-м-м! — простонала Ирма.


«КОРНЕЛИИ!»


-Ой! — взвизгнула Хай Лин.


В тот миг, когда она подумала, что больше не вынесет этого, крики прекратились. Облегченно вздохнув, три подруги расправили плечи и постарались избавиться от пульсирующей в голове боли. Наконец Вилл собралась с силами и заговорила:


- Вы слышали? — пытаясь отдышаться, спросила она у подруг. — Это была Тарани!


-Похоже на телепатический призыв о помощи! — промолвила Ирма, вытаращив глаза. — Может, ей грозит опасность?


Хай Лин закивала, и тут кое-что привлекло ее внимание. Краем глаза она заметила зеленую кофточку и посверкивающую на солнце бусину, вплетенную в косичку.


Воздушная чародейка молниеносно обернулась и уставилась в ту сторону. Это была Тарани! Она удалялась, и от подруг ее отделяло метров двести.


Но почему она уходила без остальных чародеек? Да потому, что в спину ее подталкивал очень высокий, мускулистый мужчина с лицом, перекошенном от злобы. На нем был длинный серый плащ.


-Нечего строить предположения! — воскликнула Хай Лин и указала на уменьшающуюся вдали фигурку Тарани. — Смотрите!


Вилл и Ирма проследили ее взгляд.


-Что это за горилла? — ахнула Ирма. Не дожидаясь ответа, она стиснула кулаки и потребовала: — Пошли за ними!


-Нельзя следить в открытую! — возразила Вилл. — Он не должен нас заметить!


Хай Лин вскинула руки над головой и призвала свою магию. Ее обдуло прохладным, колючим ветерком.


-Не бойтесь! — заявила она подругам. — Мы все можем стать невидимками, и тогда никто нас не заметит!


Порыв ветра взметнул длинные волосы чародейки, раздул ее юбочку и наполнил девочку энергией и безмятежностью.


Когда приятные ощущения улетучились, Хай Лин оглядела себя и увидела лишь слабо проступающие контуры. Для всех окружающих, кроме ее подружек Стражниц, она исчезла. Однако чародейки не разделяли ее энтузиазма.


-Что ты делаешь?! — рассердилась Ирма. — Нельзя колдовать посреди улицы, тебя могут увидеть!


-Всё еще поджилки трясутся после твоего последнего неудачного превращения? — засмеялась Хай Лин. — Не дрейфь! Никто меня не увидит, кроме вас!


Хай Лин зашагала по улице. Тарани и конвоировавший ее громила только что перешли через дорогу. Чародейкам нельзя было терять ни минуты.


Шагнув на зебру, Хай Лин обернулась к спешившим за ней Ирме и Вилл.


- Я — невидимка! — воскликнула она. — Я могу встать у этого гнусного похитителя перед самым носом, и он меня даже не заметит!


Хай Лин считала свой план идеальным, поэтому ее очень удивило, что лицо Вилл вдруг перекосилось от ужаса!


-О нет! — вскричала предводительниц деек.


«Да что с ней такое? — подумала Хай . Могу допустить, что мой замысел при Вилл не по нраву, но ведь не настолько плох!» Она одарила Вилл обиженным взг и зашагала дальше через улицу.


Вилл метнулась к ней.


-Осторожно, Хай Лин! — завопила онг Вилл налетела на воздушную чародейку,


вскрикнула. И только когда обе девочки неук рухнули на другой стороне улицы, Хай Лин тила внимание на проезжавший мимо груз Когда она сообразила, что была на волосок от ли, у нее перехватило дыхание. Если бы не грузовик размазал бы ее по асфальту! Хай Лин ведь была для водителя невидимой! Но когда под колеса бросилась Вилл, он затормозил, выскачил из машины и подбежал к девочке, крича:


- Эй! С тобой всё в порядке? Ты зачем кинулась под мою машину?


Вилл еще была оглушена падением, Хай Лин. разумеется, не могла ответить, поэтому в разговор пришлось вступить Ирме.


Улыбнувшись до ушей, она объявила:


-Всё нормально! Моя подруга слегка с приветом. Она любит перебегать дорогу на красный свет!


Вокруг уже начали собираться зеваки.


«Только этого не хватало! — подумала Вилл. — Ирма словно притягивает к себе публику. Сейчас начнется представление!»


-Она, знаете ли, большая оригиналка, — сообщила зевакам Ирма, со снисходительной усмешкой указывая на предводительницу чародеек.


Та тем временем пыталась разобраться с Хай Лин. Схватив ее за невидимое плечо, Вилл прошипела:


-В следующий раз, когда надумаешь исчезнуть, не делай этого посреди улицы!


-Вот видите! — воскликнула Ирма, обращаясь к прохожим. — Я ж говорю, она слегка не в себе. Сама с собой разговаривает!


Кое-кто из зевак пожал плечами, толпа постепенно начала рассасываться. Через несколько минут три чародейки снова остались одни. Ирма театральным жестом утерла со лба несуществующий пот и поспешила к Вилл и Хай Лин.


-Поздравляю, Хай Лин! — набросилась она на подругу. — Чуть под машину не попала! К тому же из-за твоих фокусов мы упустили Тарани!


Хай Лин ахнула и огляделась по сторонам. Ирма была права. Тарани исчезла!


-Я… я не нарочно! — пролепетала Хай Лин. — Простите, девочки!


Ирма закатила глаза.


-Ладно, хватит извиняться, — отмах она. — Лучше снова стань видимой. Мож их еще догоним!


Кивнув, Хай Лин сжала кулачки и подо; пока в ее теле забурлит волшебная hckj ся энергия. Она ждала дуновения прохла ветерка, облачка серебристой магии.


Она ждала, ждала, ждала… Но время i она оставалась невидимой. Чародейка oxi с ужасом поглядела на подруг.


-Я пытаюсь, но у меня не получается! — ч плача, воскликнула она. — Я всё еще прозра


-Что происходит с нашими способ! ми?! — вскричала Ирма.


-Я не знаю! — захныкала Хай Лин. — Н хочу оставаться невидимкой!


Вилл поймала призрачную руку подруг


- Успокойся, — велела она. — То же было и с Ирмой. Это пройдет! Мы справимся с этой бедой! Не паникуй!


-Л-ладно, — выдавила Хай Лин. Однако она была не очень-то уверена в п те подруги. Всё еще задыхаясь и всхлип] она поплелась следом за Вилл и Ирмой.


Когда Ирма заговорила, голос у нее дрожал так же, как дрожало всё внутри у Хай Лин.


-Сейчас главное — найти Тарани! Но как?


-У нас только одна зацепка, — ответила Вилл, пожав плечами. — Тарани пыталась передать нам что-то насчет Корнелии. Что бы там ни было, мы пойдем к Корнелии!


Обычно Хай Лин беспрекословно подчинялась решениям Вилл. Но сейчас, шагая за рыжеволосой чародейкой к дому Корнелии, она чувствовала, что оптимизм покинул ее навсегда.


«У меня ужасное ощущение, — подумала она. — Сначала Сила Пяти будто бы истощилась. Потом меня подвели мои магические способности. Всё, на что я раньше полагалась, улетучилось! В том числе и моя уверенность в себе…»




Глава 11

<p id="AutBody_0_toc237112194">Глава 11</p>

Корнелия, бурча себе под нос, постучал; кончиком карандаша по тетрадке. Она не была в школе несколько дней, и теперь у нее скопились горы домашней работы. А общество младшей сестры, с писками и визгами носившейся по комнате, мешало ей сосредоточиться.


— Молодец, Наполеон! — завопила Лилиан из-под кровати. — Будь хорошим котенком, принеси мячик!


«Наполеон! — подумала Корнелия. — Что за идиотское имя для кота! Да и вообще вся эта идея с котенком дурацкая! И о чем только думала Вилл?»


Со вчерашнего дня, когда консьерж принес к Хейлам в квартиру корзинку с котенком, Корнелия не удостоила пушистый серый комочек и взглядом. Вместе с корзинкой консьерж вручил ей записку, затем отсалютовал ей, приподняв форменную кепку, и с назойливым свистом направился к лифту.


От записки Корнелия ощутила еще большую досаду, чем от кота. «Целую, Вилл», — гласили зеленые каракули на клочке бумаги.


Получив подарок, Корнелия смерила котенка испепеляющим взглядом. Малыш уютно свернулся калачиком в своей корзинке. Его большие круглые глаза, казалось, улыбались чародейке.


«И почему у всех сегодня такое хорошее настроение? — подумала Корнелия, глубоко вздохнув. — С чего вдруг, хотела бы я знать…»


-Ну, и что мне теперь с тобой делать? — фыркнув, обратилась чародейка к зверьку.


В эту секунду в прихожую вбежала Лилиан. Она вечно совала нос не в свои дела, но сейчас ее появление было даже кстати.


-А можно я возьму котенка себе? — пискнула девочка, подскочив к корзинке. — Он такой милый!


- Вот и отлично, — без всякого энтузиазма произнесла Корнелия. — Считай, что он твой.


Чародейка развернулась и направилась к лестнице. Она дождаться не могла, когда наконец окажется в своей комнате и хлопнет за собой дверью. Ей хотелось позабыть о своей сестре,


о Вилл, об этом глупом маленьком котенке — обо всех! Точнее, обо всех, кроме одного человека.


Кроме Калеба.


И снова при мысли о потерянной любви перед мысленным взором Корнелии возник облик юноши. Она как наяву увидела его мужественный овал лица, зеленые полоски на щеках, темные колючие глаза, которые оттаивали, глядя на Корнелию.


Девочка слабо улыбнулась. Когда она вспоминала Калеба, у нее на губах неизменно возникала улыбка.


Пока Корнелия поднималась в свою комнату, мысленный образ возлюбленного стал меняться. Прекрасные глаза Калеба сделались пустыми. Веки слились с щеками и лбом. Черты лица растворились, превратившись в ровную белую поверхность. Зеленые полоски на его щеках изогнулись, разрослись и сделались покрытыми росой изумрудными листьями. То, что когда-то было лицом, превратилось в лепестки. Калеб стал цветком.


Этот цветок, живой, но неподвижный, Корнелия поместила в вазу с водой и поставила на свой письменный стол.


Сердце чародейки сжалось от боли и скорби. Она тяжело дышала, перед глазами всё плыло.


Лилиан веселилась в гостиной, с хихиканьем и визгом таская котенка на руках. Корнелия была рада, что на время избавилась и от сестры, и от кота.


Но нет, Лилиан не собиралась оставлять ее в покое. Только Корнелия оказалась на верхней площадке лестницы, как младшая сестренка крикнула ей в спину:


-А можно, я назову его Наполеоном? Корнелия не обернулась. Она не хотела,


чтобы Лилиан или мама, сидевшая в гостиной с чашечкой чая, видели ее залитое слезами лицо. Чародейка небрежно бросила через плечо:


-Как хочешь, так и называй, Лилиан. Я же сказала: он твой.


Лилиан ликующе захлопала в ладоши и завопила:


-Наполеон! Мой Наполеон!


Тем временем Корнелия вошла в свою комнату и закрыла за собой дверь.


Теперь, день спустя, настроение Корнелии нисколько не улучшилось, и шумная возня Лилиан с Наполеоном только еще больше раздражала ее. Корнелия лежала на животе на кровати и пыталась учить уроки. Лилиан не могла выбрать более неудачного места для своих дурацких игр!




- Ну давай, киса! — прощебетала малышка, бросив своему новому любимцу мячик и при этом ударившись головой о матрас.


-Попробуй еще разок! — пищала Лилиан. — Принеси мячик!


Бум! Бух! Швари!


- Хватит, Лилиан! — вскричала Корнелия.


Из-под кровати высунулась розовощекая мордашка Лилиан. Блестящие глазенки с любопытством уставились на старшую сестру.


- Сколько можно тебя просить? — нахмурилась Корнелия. — Поиграй с котом где-нибудь в другом месте!


- Но ему нравится здесь! — возразила Лилиан и, чтобы доказать свою правоту, бросила на пол желтый мячик. Наполеон выскочил из-под кровати и, налетев на него, принялся лупить своими маленькими лапками.


-Меня это не интересует! — завопила Корнелия и, не в силах бороться со злостью, отшвырнула тетрадку. Та с неприятным шлепком ударилась о стенку и упала на пол. — Я не хочу, чтобы это животное мозолило мне глаза! Выметайтесь из моей комнаты! СЕЙЧАС ЖЕ!


Только когда Корнелия заорала во всю глотку, до Лилиан наконец дошло, что дело нешуточное. Показав сестре язык, малышка подхватила котенка и, словно мягкую игрушку, перекинула его через плечо.


— Пойдем, Наполеон, — пропыхтела она, шумно вздохнув. — Нам здесь не рады!


Лилиан вылетела из комнаты так быстро, как только позволяли ее коротенькие ножки. Сидевший у нее на плече Наполеон одарил Корнелию печальным взглядом. А потом, посмотрев на цветок у чародейки на столе, котенок протяжно и жалобно мяукнул.


Это был самый грустный звук, который Корнелии только доводилось слышать, и она рассердилась еще больше!


«Зачем Вилл притащила этого кота? — подумала она, с отвращением фыркнув. — Я ее об этом не просила, он тут никому не нужен! Она хотела мне помочь. Думала, котик меня утешит! Что за дурацкая идея! Не надо меня утешать! Ничего мне не нужно! Пусть лучше оставят меня в покое!» Одиночество…


Корнелия поглядела на свой стол. Сияющая белоснежная лилия в вазе, стоящей в самом центре столешницы, так и дышала жизнью. Чародейка ощущала присутствие Калеба.


И в то же время она была оглушительно, бесконечно одинока.


И, хотя она сама этого добивалась, в глубине души ей хотелось совсем другого. Она скучала по своим подругам. По их милой болтовне, по сплетням и даже по школьным коридорам.


Она тосковала по своей лучшей подруге Элион.


А что до Вилл, Тарани, Ирмы и Хай Лин — по ним она тоже скучала, но при этом они ее раздражали.


Корнелии казалось, что Ирма и Хай Лин замечательно ладят друг с другом, да и Вилл с Тарани — тоже не разлей вода.


«Единственная, кто не вписывается в компанию, — с горечью подумала чародейка, — это я! Мой возлюбленный превратился в цветок, а лучшая подруга стала правительницей параллельного мира. У меня не осталось никого. До чего же это несправедливо!»


Корнелия утопала в мягком покрывале, наброшенном поверх кровати. Невыразимая скорбь давила на нее тяжким грузом. Девочке казалось, что ее окутало какое-то черное облако — плотное, удушливое, сквозь которое ничто не может пробиться.


— Корнелия!


«Ничто, кроме маминого голоса», — нахмурившись, подумала Корнелия. Она нехотя встала и поплелась к двери. Выглянув в щелочку, чародейка увидела маму, которая стояла возле входной двери.


-Пришли Вилл и Ирма! — крикнула мама.


- Опять? — Грусть в сердце Корнелии уступила место вспышке гнева. Она вовсе не хотела видеть Вилл с ее всемогущим Сердцем Кондракара, да и Ирму тоже. Чародейка знала одно: ей больше не хотелось иметь с бывшими подругами ничего общего. — Скажи, что меня нет дома! — велела она маме. — Не хочу с ними разговаривать!


Мама окинула ее долгим, внимательным взглядом. Лицо Корнелии было непроницаемо. Она развернулась и направилась в свою комнату. Закрывая за собой дверь, чародейка услышала, как мама говорит:


— Простите, девочки, но ее нет дома. Она вернется только к ужину!


В домофоне прозвучал голос Вилл.


- Хорошо, — даже сквозь шипение динамика Корнелия уловила в голосе Вилл тревогу. — Тогда передайте ей, пожалуйста, чтобы она мне позвонила, как только вернется! Дело очень срочное!


Корнелия наконец захлопнула дверь.


«Вечно у них всё срочное!» — раздраженно подумала она и снова устремила печальный взгляд на цветок.


Би-и-и-ип!


Корнелия подпрыгнула. Сигнал домофона раздался снова.


«Ну что на этот раз?» — недовольно подумала чародейка. Она покосилась на дверь своей комнаты и снова распахнула ее.


-В чем дело?! — крикнула она.


Мама всё еще стояла рядом с домофоном, уперев руки в боки.


-Корнелия, внизу Тарани! — резко крикнула мама. — Мне надоело обманывать твоих подруг!


-Ладно! — огрызнулась Корнелия. — Скажи ей, что я сейчас спущусь!


Корнелия метнулась к шкафу, сунула ноги в темно-серые сабо, которые совсем не сочетались с ее длинной зеленой юбкой. Ну и пусть! Гадая, с чего это подруги, словно сговорившись, начали ей докучать, девочка хлопнула входной дверью и спустилась на лифте в холл. Потом угрюмо прошаркала через двор к запертым воротам. Тарани стояла прямо за ними, вид У нее был послушный, растерянный и слегка пришибленный.


Корнелия распахнула ворота и резко спросила:


-Чего тебе?


- Я… я просто шла мимо, — промямлила Тарани, глядя в землю, и решила к тебе заглянуть!


Корнелия возвела глаза к небу и, не веря собственным ушам, покачала головой, а потом накинулась на подругу:


-Сперва они заявились, теперь ты! И чего вам неймется? Отстаньте от меня!


Теперь Тарани выглядела не просто растерянной, а испуганной. В ее глазах читались сожаление и вина.


Но Корнелия не хотела разбираться, чем вызваны эти чувства.


«Сожаление и вина, — подумала она. — Я и сама ими переполнена. Мне сейчас не до проблем Тарани».


Она поборола желание взять Тарани за руку, рассказать ей о своих печалях, спросить, что тревожит ее, и успокаивающе обнять подругу.


Корнелия была слишком сердита, чтобы обниматься. По крайней мере, она старалась убедить себя в этом, когда захлопнула ворота перед носом у Тарани и торопливо зашагала к дому.


«Я просто хочу побыть одна!»




Глава 12

<p id="AutBody_0_toc237112195">Глава 12</p>

Вилл говорила по домофону с мамой Корнелии, а Ирма и Хай Лин стояли у нее за спиной.


-Простите, девочки, — прозвучал из прикрепленной к воротам серебряной коробочки женский голос, — но ее нет дома. Она вернется только к ужину!


-Хорошо, тогда передайте ей, пожалуйста… — голос Вилл дрожал от беспокойства. Она продиктовала миссис Хейл сообщение для Корнелии. Ирма покачала головой.


«Вечно с этой Корни так, — подумала она. — Сначала запрется у себя дома на несколько дней и дуется, а когда подругам понадобится ее помощь, она куда-нибудь уходит! Меня уже достали ее выкрутасы! Хотя мало ли… А вдруг она не развлекаться пошла? Не зря же Тарани волновалась за нее. Она пыталась телепатически передать нам что-то насчет Корнелии там, в магазине. И ничего хорошего ее послание не предвещало. У меня до сих пор голова гудит от ее мысленного крика!»


Когда Вилл закончила разговор, Ирма заметила:


— Корнелии нет дома. Меня это беспокоит!


Вилл побледнела и съежилась.


«Она всегда так делает, когда волнуется, — отметила про себя Ирма. — Она напугана. Это плохой знак».


Хай Лин тоже нервничала. Ирма слышала, как ее невидимая подружка постукивала носком ботинка по тротуару. Но, несмотря на все страхи, Вилл оставалась лидером и должна была что-то предпринять.


-Ничего не поделаешь, — сказала она. — Давайте сосредоточимся на поисках Тарани.


- Но с чего мы начнем? — спросила Хай Лин.


-авайте пойдем ко мне, — предложила Вилл, пожав плечами. — Попробуем обратиться к Сердцу Кондракара и…


Чародейка умолкла на полуслове, разом позабыв о том, что собиралась сказать. Она вдруг что-то заметила вдалеке. И по ее лицу пробежала тень.


Обхватив себя руками, Ирма проследила взгляд подруги, сглотнула и пискнула:


— Внимание!


К трем Стражницам приближался зловещего вида громила, державший за плечо Тарани. Казалось, он направлял каждый ее шаг и подталкивал точнехонько к чародейкам!


Ирма схватилась за Хай Лин, а та — за Вилл. Три девочки поспешно спрятались за припаркованной у тротуара машиной. Выглянув из-за капота, они решили, что ни Тарани, ни ее похититель не заметили их. Они были слишком заняты — глазели на окна квартиры Корнелии.


Тарани с виноватым видом направилась к дому подруги.


-Ну вот мы и пришли, — угрюмо сказала она. — Она живет здесь.


- Я хочу ее видеть! — потребовал мужчина. — Вымани ее из дома, а я подожду здесь! И чтобы никаких фокусов!


Тарани тяжело вздохнула, а ее спутник завернул за угол кованой ограды и с наглым видом привалился к решетке.


Со страхом покосившись на своего похитителя, Тарани подошла к домофону, вызвала миссис Хейл и попросила разрешения поговорить с Корнелией.


«Интересно, что будет делать этот урод, когда узнает, что Корнелии нет дома?» — подумала Ирма и стиснула челюсти, чтобы зубы не стучали. Положение становилось всё хуже!


Водяную чародейку охватили тревожные мысли, но тут ее внимание привлекло движение во дворе. Кто-то распахнул огромную элегантную входную дверь из стали и стекла и выскочил на улицу.


Ирма разинула рот от удивления. Это была Корнелия! Она с кислой миной прошагала по дорожке, ведущей от подъезда к воротам. Приблизившись к Тарани, Корнелия с криками набросилась на нее.


Ирма не знала, что и думать. Хай Лин тоже.


-Это Корнелия! — не веря своим глазам, прошептала Хай Лин.


-Но миссис Хейл только что сказала, что ее нет дома! — вставила Вилл. — Значит, Корнелия велела ей солгать!


-А теперь она вопит на Тарани! — добавила Ирма.


Хлоп!


Корнелия закрыла калитку прямо у Тарани перед носом.


- Постой, Корнелия! — воскликнула Тарани, но Корнелия не вняла ее просьбам. Она поспешила к дому и исчезла за его дверями.


Возле Тарани откуда ни возьмись возник ее похититель.


-Отличная работа, — туманно похвалил он чародейку. - Можем уходить!


Мужчина повлек Тарани прочь. Когда они отошли на достаточное расстояние, Ирма повернулась к Вилл.


-Я еще припомню это Корнелии! — возмущенно прошептала она. — Почему она так себя ведет?


-Потому что она даже не догадывается, что происходит! — возразила Вилл. — Потом мы ей всё объясним. А сейчас у нас есть задача поважнее. Нужно освободить двух заложников! Мы не имеем права на ошибку!



Глава 13

<p id="AutBody_0_toc237112196">Глава 13</p>

Вилл, Ирма и по-прежнему невидимая Хай Лин шагали по тротуару метрах в пятидесяти от Тарани и крепко вцепившегося ей в плечо лысого громилы. При виде уныло плетущейся рядом с похитителем Тарани у Вилл всё внутри переворачивалось. Предводительница чародеек вспомнила тот случай, когда Тарани впервые попала в плен. Это произошло во время их визита в Меридиан. Тогда принц Фобос и мерзкий синий охотник Фрост заманили Тарани в ловушку.


Это был единственный раз, когда подруги на время расстались — единственный до сегодняшнего дня.


Прежде чем завернуть за угол, Вилл оглянулась на дом Корнелии. Большие квадратные окна сверкали, отражая солнечные лучи. На крыше зеленели деревца в горшках и пыш но цвели цветы. Обычно это высокое здание с садиком вызывало у Вилл восхищение, но сейчас оно больше напоминало ей неприступную крепость. А внутри томилась тоскующая и одинокая Корнелия. Вилл уже начала побаиваться, что та никогда не выйдет из дома.


«И что тогда случится с Силой Пяти? — задумалась Вилл. — А что будет, когда я уеду из Хитерфилда? Что с нами станет?»


Она до сих пор так и не посвятила подруг в мамины планы насчет переезда…


Вдруг Вилл почувствовала, как Ирма дергает ее за рукав. Погрузившись в свои невеселые размышления, предводительница чародеек и не заметила, как отстала от подруг. Если она срочно не ускорит шаг, девочки потеряют Тарани из виду.


Отведя от глаз рыжую прядку, Вилл постаралась выкинуть из головы все посторонние мысли. С Корнелией и своими собственными проблемами она разберется потом, а сейчас подругам нужно было спасать Тарани.


Стоило только Вилл вернуться в реальность, как лысый громила свернул направо и потащил огненную чародейку вниз по бетонной лестнице. Три Стражницы поспешили за ними, стараясь ни на миг не выпускать подругу из поля зрения.


Когда девочки добрались до лестницы и посмотрели вниз, сердце у Вилл так и упало. Крутые ступеньки вели к старому заброшенному заводу. Над заколоченными воротами на цепочке болталась табличка «ОПАСНО!»


«Да уж, тут, похоже, и вправду опасно…» — подумала Вилл, судорожно вздохнув. Она сбежала вниз по лестнице и заметила дыру в заборе. Просунув туда голову, чародейка разглядела шагающих по неприбранному двору Тарани и громилу. Вот они спустились еще по одной лестнице…


-Похоже, у этого мужика логово на заброшенном заводе! — запыхавшись, воскликнула Вилл. — За ними!


Три подруги пролезли в дыру, пробежали среди мусорных куч и на цыпочках приблизились к лестнице. Глянув вниз, Вилл заметила Тарани. Та быстро растворилась в подвальном полумраке. Вилл больше не видела ее, но, к счастью, прекрасно слышала тихий голос, доносившийся из жутковатого пустого помещения.


- Что это за место? — спросила Тарани у похитителя.


-Сам знаю, что дыра, — ответил мужчина, — но ничего лучшего не подвернулось. Так или иначе, твоему брату это


-Питер! — вскричала вдруг Тарани.


Вилл зажала себе рот ладошкой, чтобы тоже не закричать и испуганно поглядела на Ирму и Хай Лин. Она молча указала на лестницу, и девочки кивнули. Все они чувствовали, что просто обязаны узнать, что произошло с братом Тарани.


Чародейки крадучись спустились по лестнице, и перед ними открылся подвал. Помещение было громадным — мрачная бетонная пещера с растрескавшимся полом. Когда-то здесь, видимо, размещался склад, а теперь тут находилась тюрьма, где томился Питер Кук. Брат Тарани, хороший парень и подающий надежды серфер, плавал внутри гигантской серебристой магической сферы.


«Неужели нам предстоит еще одна битва? — с ужасом подумала Вилл. — И именно сейчас, когда мы разобщены! Наши способности сильнее всего, когда мы едины. Но как нам сражаться, когда одна из нас никак не может стать видимой, а другая забаррикадировалась у себя дома? Не говоря уже о Тарани, попавшей в заложницы…»


Огненная чародейка бросилась к устрашающему магическому шару, в котором был заключен Питер.


- Лучше не приближайся к защитному полю, если не хочешь обгореть, как головешка, — предостерег ее похититель.


Тарани замерла и протянула к брату дрожащие руки. Обернувшись через плечо, она спросила злодея:


- А… с ним всё в порядке?


-Он ничего не чувствует, — спокойно ответил тот. — И вообще, твой брат мне больше не нужен. Вскоре он вернется домой, целый и невредимый.


Голос мужчины становился всё более громким и хриплым. Вилл отвела взгляд от Питера и вопросительно посмотрела на похитителя. К ее изумлению и ужасу, в нем изменился не только голос.


Вся его кожа шевелилась, за пару секунд она из бледной превратилась в ярко-синюю! На лысой голове вдруг выросла грива длинных желтых волос. Мускулистая спина еще больше раздалась вширь. А когда из волос показались два острых уха, Вилл наконец узнала его.


«Это же Фрост! — удивилась она. — Знаменитая ищейка Фобоса каким-то образом пробралась в Хитерфилд. И хотя его хозяин в тюрьме, Фрост так и не оставил нас в покое!»


Словно бы подслушав мысли Вилл, охотник впился в Тарани своими злобными глазками-бусинками. -Жаль, что тебе и твоим подружкам повезет меньше! — взревел он. — Ты уже никогда не увидишь своего дома!


Вилл решительно двинулась вперед. У нее не было времени на размышления. Как бы ни была слаба магия чародеек, Вилл чувствовала, как у нее в груди бьется Сердце Кондракара. Оно стучало ничуть не слабее, чем ее собственной человеческое сердце.


Девочка прыжком преодолела три последних ступеньки и приземлилась прямо рядом с коварным охотником.


-Ты в этом уверен, Фрост? — с вызовом спросила она.


Рыкнув от неожиданности, пришелец из другого мира крутанулся на месте и уставился на Вилл и ее подруг. В следующий миг он бросился на них, но Вилл успела увернуться от его -Ошибаетесь! — зарычал он, глядя на Ирму. Еще как рад! Я так долго ждал этого момента! Я с наслаждением вас уничтожу!


С этими словами Фрост бросился на Стражниц.


И тут Вилл, повинуясь зову сердца, вытянула вперед руку и вскричала:


- Сердце Кондракара!


Девочка на миг стиснула пальцы в кулак. А когда разжала, над ее ладонью парило Сердце Кондракара. Хрустальная сфера испускала слепяще-розовые магические лучи. У Вилл волосы встали дыбом, она и ее подружки окунулись в озеро волшебной красоты, а Фрост прикрыл глаза, заслонился от пронзительного света.


-Сердце Кондракара, веди нас на битву и храни нас! — полным решимости голосом обратилась Вилл к талисману. Через пару мгновений к ней присоединилась Ирма:


-Сердце Кондракара! Не оставь нас в беде! Сияющая сфера в ответ тут же выпустила четыре переливающихся магических капли. Серебряная направилась к Хай Лин и завертелась вокруг нее, словно вихрь. Она закружила ее невидимые хвостики и в мгновение ока сменила ее повседневную одежду на наряд Стражницы: легкую юбку с разрезами, полосатые гетры, ботиночки, коротенький топик с похожими на свернувшихся змей завитушками на плечах. А главное — у нее за спиной появилась пара трепещущих радужных крыльев! Хай Лин сделалась невероятно красивой, но, увы, она продолжала оставаться почти неразличимой!


Ирмина водянисто-голубая волшебная капля и огненно-оранжевая капля Тарани тоже преобразили своих обладательниц.


«А теперь, — подумала Вилл, зажмурившись, — моя очередь!»


Ее собственная розовая капля по спирали обвилась вокруг тела. Девочка невольно вскинула руки в воздух, а потом свернулась калачиком. Внутри нее бурлила магия, она пропитала всю сущность чародейки, наполняя ее теплом и энергией. Магия устремилась к рукам и ногам, делая их длиннее и сильнее. Даже спутанные волосы расправились и сами собой уложились в аккуратную прическу. Лицо Вилл тоже изменилось: скулы обозначились более четко, а глаза стали больше и мудрее.


Почувствовав, что и одежда ее превратилась в чародейскую, Вилл запрокинула голову назад и выпрямилась.


Она снова обрела себя, ощутила, что по праву является предводительницей Стражниц Великой Сети и хранительницей Сердца Кондракара. расставленных рук, а Ирма и Хай Лин, перелетев через перила лестницы, спрыгнули на пол. Тарани с широкой улыбкой кинулась к подругам.


-Девочки! Как же я рада! Ирма указала куда-то ей за спину.


- Зато он не рад.


Вилл проследила за ее взглядом. Фрост пригнулся и напрягся, словно тигр, готовящийся к прыжку. «Не хватает только Корнелии», — подумала Вилл, окинув взглядом своих похорошевших подруг.


Придя в себя после ослепительной вспышки света, исходившего от Сердца, Фрост окинул девочек оценивающим взглядом и презрительно расхохотался.


-Трое на одного! Я побеждал и при худшем раскладе!


Вилл покосилась на то место, где стояла Хай Лин. Охотник не видел ее! Это могло сыграть девочкам на руку.


Хай Лин заулыбалась и показала Вилл, которая обрела способность видеть ее, оттопыренный большой палец.


«У нас есть козырь в рукаве, — подумала Вилл. — Но хватит ли этого, чтобы победить? Похоже, Фрост собирается биться не на жизнь, а на смерть!»


Охотник устремился к той из Стражниц, что стояла к нему ближе всех, — к Ирме. Тем временем Вилл размяла мышцы и наколдовала магический шар. Неплохое оружие, чтобы отогнать Фроста куда подальше.


«Неплохое, но не совершенное, — с сожалением подумала предводительница чародеек. — Вот если бы мы, Стражницы, были здесь впятером!..

Не зря же Оракул столько твердил нам о Силе Пяти! Я, Ирма, Тарани, Корнелия и Хай Лин — мы ведь команда W.I.T.C.H. и должны сражаться вместе, как было, когда мы спасли Меридиан. Неужто нам снова предстоит встать на страже мира? — гадала Вилл, глядя, как Ирма уходит от первого удара охотника. — Хватит ли нам сил, чтобы справиться?.. Что ж, есть только один способ узнать! — девочка решительно прищурилась. — Пора дать Фросту отпор! А уж потом займемся делом поважнее — спасением дружбы пяти чародеек!»