/ Language: Русский / Genre:sf

Жесты

Владимир Васильев


Васильев Владимир

Жесты

Владимир ВАСИЛЬЕВ

ЖЕСТЫ

Роже и сам не понимал как его занесло на корриду. Ничего привлекательного в том, что несколько человек в ярких костюмах издеваются над бестолковыми быками он не видел. Но в июльскую жару в крохотном испанском городке Сагаста, что в часе езды от Барселоны, податься было совершенно некуда и Роже, бросив автомобиль на единственной стоянке, забрел на небольшую пустошь, окруженную неровным кольцом повозок. Оказалось, что в данный момент это никакая не пустошь, а "пласа дель торо". На повозках теснился народ, в большинстве своем оборванцы со всей округи; впрочем, были и прилично одетые испанцы; в стороне под кричаще-ярким навесом сидели даже какие-то дельцы. Здесь не носили костюмы и галстуки, слишком жарко, но эти вели себя так, словно были облачены именно в костюмы. Они дружно ругали жару и не выпускали из рук банки с кока-колой. Внутри кольца нескладный щуплый паренек размахивал мулетой, пытаясь подостоверней изображать традиционные вероники, полувероники, чикуелины и натуралии. Получалось не шибко. Большой черный бык - торо вяло его атаковал. Зрители свистели и кричали, подбадривая не то тореро, не то быка.

Роже взял себе колы и устроился рядом с дельцами. В промежутках между проклятий в адрес погоды они обменивались впечатлениями и тыкали в суетящегося на арене новильеро пальцами.

Роже был туристом. Отпуск он проводил каждый год одинаково: садился за руль и колесил по Европе. Францию успел объехать вдоль и поперек еще в юношеском возрасте. Потом бывал в Бельгии, Голландии, Германии, Дании... В этом году подался на юг, в Испанию. Тяга к перемене мест гнала его вперед, дольше чем на сутки Роже нигде не задерживался. Приехав в новый город он обычно ставил машину где-нибудь в центре, а сам отправлялся бродить пешком. Так произошло и на этот раз.

На арене тем временем сменилось несколько матадоров. Один даже ухитрился заколоть своего быка и того с большим трудом уволокли за пределы круга несколько дюжих зрителей. Роже откровенно скучал, потягивая колу. Третьесортное зрелище совершенно не впечатляло. Он больше вертел головой и разглядывал зрителей, чем смотрел на поединок. Поэтому вздох толпы и наступившая затем тишина заставили его вздрогнуть и впиться глазами в центр арены.

Видимо, новичок-матадор допустил какую-то роковую ошибку: бык сбил его с ног. Человек лежал на спине и обреченно смотрел на разъяренное животное, готовой броситься на него.

В толпе закричала женщина, пронзительно и громко. Роже уже решил, что лежащему каюк, когда на арену выскочил серенький неприметный человечек и принялся колотить быка кулаками в крутой черный бок. Торо повернулся к новому противнику, глухо хрюкая - Роже и не подозревал, что быки способны издавать такие забавные звуки.

А человечку, похоже, этого и хотелось. Роже видел все очень здорово человечек стоял к нему лицом и чуть правым боком, бык - задом и чуть левым. Казалось, еще мгновение и бык сметет смельчака, он уже подался вперед, начиная атаку, как вдруг человечек сделал быстрое округлое движение рукой, держа ее ладонью вперед. Бык замер, несколько даже удивленно. Новый пасс - и бык расслабился. Опал воинственно вздернутый хвост, обмякли тугие бугры мускулов. Теперь торо просто стоял, глядя на человечка преданно и тупо, это можно было понять даже видя быка сзади.

Поверженный новильеро приподнялся на локтях, еще не веря в спасение. Человечек тем временем сделал быку "козу", совсем как поклонник хэви-метал на концерте: указательный палец и мизинец вытянуты, остальные сжаты. Бык завороженно уставился на руку. Некоторое время они не двигались; потом человечек начал вращать руку, медленно заваливая "козу" вправо. Голова быка вторила его движению, наклоняясь в ту же сторону. И вдруг бык грузно и беспомощно опрокинулся набок, словно какой-нибудь неживой предмет.

Над площадью царила мертвая тишина. Потом как-то враз все пришло в движение: несколько человек бросились ко все еще лежащему тореро; зрители загалдели, подавшись вперед. Кто-то подошел к быку, вскоре его окружила целая толпа. Дельцы, позабыв о кока-коле, возбужденно переговаривались и в конце-концов тоже кинулись на арену. В минуту от тишины не осталось и следа, импровизированная пласа дель торо забурлила, как вода в чайнике. Роже, пожалуй, был единственным, кто не сдвинулся с места. В этой суматохе человечку, уложившему быка на желтый песок, нетрудно было скрыться, чем он и воспользовался. Во всяком случае, когда его попытались разыскивать, выяснилось, что никто не успел заметить куда он делся.

Сумятица на площади затянулась и Роже она скоро надоела. Он соскочил с повозки, на которой сидел все это время, швырнул пустую банку из-под колы под колеса и зашагал прочь.

Побродив еще часок и поглазев на приземистые местные домишки Роже решил двигаться дальше, к Барселоне, соображая, что неплохо было бы предварительно перекусить. Спустившись в первый встречный подвальчик-бистро, он заказал дородному хозяину чего-нибудь посъедобнее и огляделся в поисках укромного места. Единственный посетитель сидел в углу, вяло ковыряясь двузубой вилкой в тарелке. Роже прошел к нему и сел напротив, потому что обедать в одиночку не хотелось.

Человек вздрогнул и недоверчиво посмотрел на Роже. Это был тот самый неприметный ловкач, который час назад уложил разъяренного бойцового быка на арену, словно котенка. Роже его сразу узнал и обрадованно вскинул брови. Он немного соображал по-испански и забормотал что-то восхищенное. Человечек пристально всмотрелся в Роже и хрипло осведомился:

- Француз?

Он не ошибся. Роже обрадовался возможности поговорить на родном языке. По-французски человек говорил совершенно свободно и без акцента, словно коренной парижанин, но чувствовалось, что это не его родной язык. Вообще он выглядел как испанец - по одежде, но черты лица выдавали его принадлежность к среднеевропейским народам. Он был не смуглым, как южане, а просто сильно загорелым. Имя "Дьюла" ничего не прояснило, да и вряд ли оно было настоящим.

Пришел хозяин с заказом. Роже, заметив, что обед Дьюлы более чем скромен, заказал еще один для него, и вдобавок бутылочку старого "Херес де ла Фронтера". Хозяин понимающе улыбнулся и исчез, вернувшись со всем необходимым буквально через минуту.

Вино скрасило обстановку и Дьюла перестал казаться таким чужим. Похоже, он ничего не имел против разговора.

Роже, не переставая жевать, заметил:

- Я вообще-то ничего не смыслю в корриде, но быка вы уложили очень здорово!

Незнакомец усмехнулся:

- Честно говоря, я смыслю в корриде не больше вашего.

Роже изумился - он-то был уверен, что Дьюла применил какие-то профессиональные матадорские секреты. Видя его удивление Дьюла пояснил:

- Я впервые в жизни в Испании. Всего второй день. И впервые в жизни увидел человека с красной тряпицей перед быком.

Он даже не знал слова "мулета".

- Тогда я вообще ничего не понимаю.

Дьюла пристально взглянул Роже в глаза.

- Просто я немного знаю повадки некоторых животных.

- А-а! Вы биолог? - протянул Роже понимающе.

- Отнюдь! - усмехнулся Дьюла. - Образования у меня никакого.

- Тогда вы наверняка охотник. Хотя я не представляю, где в Европе можно поохотиться так, что удастся изучить повадки животных.

Дьюла посмотрел на Роже еще пристальнее.

- Вы правы. В Европе охотиться негде.

Он помолчал.

- Послушайте... У вас есть машина?

Роже кивнул.

- И куда вы... направляетесь?

Роже пожал плечами:

- Скорее всего - на юг.

- А в Барселону? Не отвезете меня в Барселону?

- Могу и в Барселону, - согласился Роже. - Прямо сейчас?

Незнакомец часто-часто закивал.

- Тогда доедаем - и вперед! Идет? - спросил Роже весело.

Дьюла замялся.

- Машина ваша далеко?

- На стоянке. - Роже прикинул. - Минут десять пешком. А что?

Дьюла раздельно произнес:

- Видите ли... Я предпочел бы не показываться на улице. Заедьте сюда, а? Я был бы очень благодарен.

- Хорошо, - пожал плечами Роже. - Тогда я пошел.

Он расплатился и вышел; незнакомец остался допивать херес. Уже на улице Роже сообразил: сидит он так, что снаружи его никак не разглядеть.

Вернулся Роже быстро. Быстрее чем ожидал. Незнакомец все так же сидел за столиком.

- Машина здесь! - сообщил Роже по-прежнему весело.

Дьюла заметно оживился: вскочил, прокрался к выходу. Потом осторожно выглянул. Улица была пустынна. Роже с удивлением воззрился на него.

- Вы кого-нибудь боитесь?

Незнакомец не ответил.

Роже открыл дверцу и сел за руль, кивнув все еще топчущемуся в дверях Дьюле:

- Ну! Никого нет.

Дьюла опрометью нырнул на заднее сидение и улегся так, чтобы его не было видно. Роже рванул с места; шины истошно завизжали. Гнал он быстро и часто сворачивал. "Детектив, так уж тогда по всем правилам!" - подумал он с подъемом. Вообще-то Роже всегда был немного авантюристом.

Дьюла лежал тихо; Роже, чтобы себя подбодрить, принялся насвистывать что-то вдохновляюще-маршевое.

На самом выезде из города невысокий человек у темно-синего "ситроена" умоляюще замахал рукой.

- Какой-то человек голосует, - предупредил Роже Дьюлу. Тот выглянул и тотчас же спрятался.

- Господи! Это они! Они...

Роже смутился. Человек был совсем не страшный. Наверняка, заглох двигатель, а справиться сам не может.

Дьюла зашептал:

- Остановите, но выходить не надо. И дверь не открывайте. Он наверняка просунет голову в окно, ради всего святого, держите тогда его покрепче, а там уж я...

Роже притормозил, с удивлением узнав в ждущем человеке одного из дельцов, виденных на корриде.

Все произошло так, как предвидел Дьюла. Человек просунул голову в окошко; Роже тут же схватил его за уши. Дьюла мгновенно возник из-за спинки кресла; краем глаза Роже узрел, что он сделал ловкое неуловимое движение рукой и человек сразу обмяк. Дьюла вытолкнул его наружу, Роже несколько ошарашенно отметил, что человек повалился на асфальт в лучших традициях мешков с картошкой, а Дьюла уже шептал: "Жми!"

Роже машинально дал газу и скоро человек и его "ситроен" остались далеко позади.

Детектив, похоже, получался вполне настоящим. Роже стал опасаться, что зря впутался в эту историю. Дьюла сопел за спиной. Перед глазами по очереди вставали то арена с лежащим быком, то человек, упавший поперек дороги. Роже нервно рулил, поглядывая в зеркальце.

- Кажется, улизнули, - выдохнул Дьюла.

- А кто это был? - осторожно поинтересовался Роже.

Дьюла пожал плечами:

- Черт их знает! Какая-то спецслужба, скорее всего американская.

Роже тихо выругался. "Влип!"

- Послушайте, - сказал он Дьюле. - Я еще могу понять, что охотник усмиряет быка. Но на людей-то вы наверное не охотились?

Дьюла молчал.

- Могу я знать, черт побери, ради чего рискую?

Сопение сзади усилилось. Наконец Дьюла произнес:

- Видите ли... История может показаться странной. Впрочем, судите сами. Дело в том, что я умею жестами воздействовать на психику живых организмов. И из-за этого пустяка на меня устроили настоящую охоту.

- Как это жестами? - не понял Роже.

- Вы же видели, - указал Дьюла назад и перед глазами вновь возник человек, безжизненно валяющийся поперек дороги, - жестами рук.

- Разве это возможно?

- Вы же видели, - повторил Дьюла.

- А что, больше никто этого не умеет?

- Вообще-то умеет... Это очень сложное искусство. Овладеть им возможно только за десять-пятнадцать лет путем непростых тренировок. Да и то далеко не у каждого получится. Я долгое время провел в Африке. Удивительный край! Вряд ли белые когда-нибудь поймут его хоть немного. Дьюла усмехнулся. - В центральных странах, в самом сердце джунглей есть одно племя, почти первобытное. Эти люди очень много знают о животных. Неудивительно - живут ведь бок о бок сотни лет. Они-то и поняли, что на них можно влиять жестами.

Дьюла ненадолго умолк, видимо, погрузившись в воспоминания.

- Помню, как увидел это впервые. Представляете себе рассерженного слона? Громадина, уши растопырены, бивни вперед, а слоны бивнями, между прочим, стальные листы корежат. И скорость километров сорок по бездорожью. А на пути у него - человек. Без ружья, даже без копья или топорика. И вдруг: легкое движение руки, вся эта громадина мигом успокаивается и мирно удаляется. Так-то. А позже я и сам стал этому учиться.

Роже пытливо поглядывал через плечо на спутника.

- Вообще, Африка - воистину загадочный континент. Вы слыхали хоть что-нибудь о суданских чародеях? Они умеют поднимать на ноги мертвых...

- Погодите с чародеями, - пробормотал Роже и дернул головой в сторону Сагасты. - Что знают о вас те молодчики?

- Приблизительно то же. Их это страшно заинтересовало. Впрочем, неудивительно...

- Как они это объясняют?

- Подозреваю, что никак. Назвали - кинетическим гипнозом. А объяснить, наверное, не могут. Потому и ловят, - подытожил Дьюла.

- Кинетический гипноз? Гм, первый раз слышу, - Роже побарабанил пальцами по рулю. Некоторое время они молчали. - Ну, и как будем выпутываться?

Дьюла за это "будем" благодарно сжал плечо своему нежданному помощнику.

- Надо улетать. Чем скорее, тем лучше. Может быть, оторвусь. Денег у меня как раз на авиабилет.

Роже закивал. Потом вздохнул:

- Интересно, как вы это делаете?

Дьюла невесело усмехнулся:

- Руками...

- А почему не ногами, или, скажем, головой?

Дьюла усмехнулся шире:

- А вы попробуйте ногами совершить любое достаточно сложное движение. Человек для этого попросту не приспособлен. Не-ет, руки - это единственное, что может двигаться тонко, точно и выразительно. Даже в наручниках. Они ведь уже взяли меня однажды.

- И?

- Удрал. Слава богу, руки впереди закрыли, а не за спиной. Двоих обработал, и ходу... Но теперь они ученые. Второй раз не оплошают.

- А что происходит с людьми, которых вы обработаете?

- От меня зависит. Смотря как глубоко проникать. Можно обездвижить на час, на два. Можно навсегда. Можно усыпить. Ослепить или лишить слуха. Да что угодно - можно даже заставить вообразить себя кем-то иным - зверем, например. Или деревом. Что в голову взбредет, - Дьюла говорил равнодушно, словно о ценах на пирожки где-нибудь в Буэнос-Айресе, а Роже содрогался от каждого слова. Это все наверняка было правдой. От первого до последнего слова.

- Но если этому трудно и долго учиться, какой прок от этого спецслужбам?

Дьюла тускло уставился на Роже.

- Вы телевизор смотрите?

Роже кивнул, ожидая продолжения.

- Неплохо показать меня посреди любой гвоздевой воскресной программы, а? Бац! - и полстраны валяется. Они ко всему относятся как к оружию.

Роже потрясенно уставился на собеседника, на миг потеряв контроль над автомобилем.

- И вы сделаете это?

- А что стоит напичкать меня наркотиками? До невменяемости...

Шоссе стремительно рвалось навстречу.

- Улетать нужно, - глухо сказал Дьюла. - В Африку, в джунгли. К слонам.

Роже с трудом переваривал свалившиеся на его праведную голову новости. Впереди уже виднелась Барселона - первое, что бросилось в глаза, конечно, плотное облако смога, неотъемлемый спутник всех больших городов.

- Я сворачиваю в аэропорт, - сказал Роже, завидев указатель. - Как действуем?

Дьюла ответил сразу, видимо давно все решив и продумав:

- Если захотите помочь...

- Захочу, - перебил Роже.

- Спасибо. Тогда вот деньги. Билет. Куда угодно. Лучше в Африку. Конго, Заир, Уганда - без разницы. Лучше, чтобы прямо сейчас. Ну, а там уж буду прорываться. Только осторожнее, если что подозрительное - ко мне не возвращайтесь. Ждите.

"Подозрительное, - уныло подумал Роже. - Дураки они, что ли, в этих своих спецслужбах?"

Дьюла остался в машине. Роже, стараясь выглядеть непринужденно, направился ко входу. В холле все было как и везде на вокзалах: люди, чемоданы, игральные автоматы, эскалаторы и бары. Медленно пересекая зал, Роже шарил вокруг глазами. Сердце отчаянно колотилось, ноги слушались далеко не так охотно, как всегда. Пожалуй, на ниве разведчика Роже не снискал бы лавров...

У касс народу почти не было. Роже наклонился к окошку и почему-то вздрогнул. Возникшее предчувствие было очень нехорошим.

Он обернулся. Крепкие ребята в изысканных костюмах вели Дьюлу от машины с заломленными за спину руками. Ошибок повторять они не собирались. Роже подошел к самому стеклу. На него никто не обращал внимания. Только Дьюла тоскливо и безнадежно посмотрел на него и виновато опустил голову.

Роже маячил у прозрачной стены аэровокзала потерянно и одиноко.

- Как быстро... - пробормотал он шепотом.

Они и правда не дураки в этих своих спецслужбах.

А потом он остервенело жал на акселератор, глядя на мелькающие за окном деревья, судорожно ворочал рулем и упрямо твердил про себя:

"Выброшу телевизор! К чертовой матери!"