/ Language: Русский / Genre:detective

Выродок (Время Нергала)

Вячеслав Барковский


Барковский Вячеслав

Выродок (Время Нергала)

Вячеслав Барковский

Выродок (Время Нергала)

...так скажи им: "мой мизинец толще чресл отца моего". ОН сказал это громко, во весь голос.

Свершалось таинство, культовое действо, обряд. Ритуальное жертвоприношение. И соответствующей была обстановка в логове.

Низкие сводчатые потолки, покрытые непонятными разводами засохшей плесени... два десятка свечей, в беспорядке расставленных по всему подвалу... огромный камень с плоской поверхностью, находящийся в центре...

И установил ОН праздник в седьмой месяц, в десятый день месяца, подобный тому празднику, который был в Иудее, и приносил жертвы на жертвеннике... - и ОН еще повысил голос, чтобы заглушить крики...

Затыкать рот нельзя, это неинтересно. Это может разрушить всю атмосферу события, свести его на нет, придав ритуальному празднику пошлый характер. Это не совокупление, не утоление похоти... не обычное изнасилование... Это праздник, который был, есть и будет, праздник, который продолжается уже тысячи лет... Но который особенно торжественно происходит именно в этот день - каждый год! С тех пор, как ОН стал ощущать себя тем самым ЛЬВОМ! НЕРГАЛОМ!

Гигантский его член, как насос, двигался медленно и ритмично, невзирая на вялые попытки жертвы хоть как-то помешать ему. Анус агнца был разорван сразу, при первом же введении карающего органа. Кровь стекала по ягодицам, по бедрам, растекалась по жертвенному камню... густыми черными каплями падая на пол при каждом движении бедер Нергала. Медленная и неотвратимая мощь его была такова, что и сам жертвенный камень раскачивался в такт этому движению... Тонная глыба базальта с жутким скрежетом понемногу сдвигалась с места при каждом ходе поршня насоса... И каждый ход продвигал этот поршень все глубже и глубже в тело жертвы, все больше раздирая его внутренности... Крики становились слабее, и тогда он усиливал напор. Праздник должен продолжаться!

Наслаждение становилось все острее, но ОН сознательно сдерживал себя, не достигая оргазма. Для него это не составляло труда, он был способен и на более сложные вещи. А это - всему свое время! Важен процесс. важен культ, строгое соблюдение многотысячелетних традиций!

Положив левую руку на поясницу жертве, правой он обхватил его колено и медленно, вздрагивая от наслаждения при каждом хрусте рвущихся тазобедренных связок, вывернул ногу по часовой стрелке. Блеянье священного барашка прекратилось. "Не тороплюсь ли Я?" - подумал ОН. Нет, просто эти жалкие людишки при первой по-настоящему сладостной боли тут же отключаются... Над этим еще надо поработать... надо исследовать порог их чувствительности до конца... Затем то же самое ОН проделал и со второй ногой... Ничего, от этого не умирают... проверено. Впереди еще заключительная фаза - кульминация праздника! Вообще это совершалось не совсем по правилам - были некоторые отступления от первоисточника! По-настоящему все это должно было происходить на горе, на лобном месте, и обязательно при массовом скоплении народа! Праздник - он ведь для каждого праздник! И вся эта мразь, чернь и навоз истории должны видеть, кто они есть и для чего они предназначены в этом мире... Но ничего, всему свое время. Медленно, наслаждаясь, сохраняя в себе предчувствие оргазма, он вынул огромный каменный член из истерзанного тела жертвы. Обошел вокруг камня... подошел к голове. Барашек не должен терять сознания, это неверно с его стороны... Пробежался пальцами по хорошо известным ему точкам, приведя жертву в чувство. Дождался, когда тот откроет глаза... улыбнулся. Наложив руку ему на рот. аккуратно и неотвратимо выдавил все, до последнего, зубы. Еще более аккуратно, ласково, вытащил их все изо рта.

И резко, ударом, вогнал свой член в этот рот. Глаза жертвы начали вылезать из орбит, он все видел и чувствовал... знать бы еще, о чем он думает в этот момент... Глубже, еще глубже, еще сильнее... в глотку, в легкие... куда придется... и вот! ...о-о-о... вот этот миг... миг наибольшего наслаждения... настало это время!

ОН почувствовал - или ему так казалось, - что изменилось его лицо... его тело... Мощный львиный хвост с треском лупил его по бокам, из горла вырывался дикий рык... руки превратились в огромные лапы, которые судорожно начали бить по телу жертвы.... куски кожи... мяса... хруст костей... мощная струя спермы вырвалась из него и покончила с последними остатками жизни в несчастном, забив ему пищевод и трахею.

"Ибо сказано: не ешь хлеба и не пей там воды, и не возвращайся тою дорогою, которою ты шел".

"И встретил его на дороге лев, и умертвил его. И лежало тело его, брошенное на дороге... и лев стоял подле тела".

Время Нергала настало!

ХРОНИКА. ПРЕССА. ФАКТЫ

"...По Мурманску распространяются зловещие слухи об убийце-маньяке, зверски расправляющемся со своими жертвами. Некая гражданка якобы видела "своими глазами", как какой-то человек "страшный, как зверь" набросился на "молодого матросика" и, по словам пресловутой гражданки, "откусил ему голову"..."

"Трудовой Мурманск", октябрь 1986 г.

"...Ленинградская городская прокуратура решительно опротестовала сообщения некоторых средств массовой информации, согласно которым в Ленинграде за последние несколько дней совершен ряд зверских убийств.

В частности, прокуратура утверждает, что труп, показанный в программе "600 секунд", вовсе не является трупом сержанта МВД Николаева В. И., о розыске которого сообщалось в программе ранее. На самом деле ведущий программы показал тело гражданина Овсянкина Н. В., который долгое время нигде не работал и не имел постоянного места жительства.

Овсянкин был убит собутыльниками в пьяной драке, после чего убийцы отрубили ему кисти рук и обезобразили лицо с целью затруднить опознание".

Сообщение газеты "Молодой Ленинград", в котором говорится, что "в мусорном баке в торговом порту найден обезглавленный труп", соответствует действительности. Однако в дальнейшем корреспондент газеты утверждает, будто из тела вырезаны сердце и печень, кусками которых был забит рот убитого. Голова якобы была найдена позднее завернутой в форменный китель жертвы, оказавшейся сотрудником охраны порта.

Прокуратура утверждает, что убитый действительно работал в порту, однако был грузчиком. Все кровавые подробности "вымышлены автором статьи", говорится в заявлении ответственных работников прокуратуры.

"Правда Ленинграда", сентябрь 1987 г

.

"...Доколе мы, граждане страны, в которой наконец-то можно говорить о демократии и гласности, будем терпеть вопиющий произвол бандитских элементов!

В нашем некогда тихом, многими считавшемся "заштатным" городе, ныне совершаются чудовищные преступления. Рыбинск стал ареной безумств неизвестных маньяков-убийц! На протяжении пяти дней было убито шесть жителей города! Тела жертв чудовищно изуродованы! Выколоты глаза, отрезаны уши, носы. У одной жертвы вырезаны полосы кожи... Кровь... Кровь... Неужели становление демократии должно сопровождаться безумным пиршеством бандитов и садистов?!"

"Комсомолец", декабрь 1990 г

.

"...Преступная клика наших правителей пытается запугать нас террором! Хорошо продуманным, дьявольски-изуверским террором! Преступники в костюмах, сшитых в кремлевских мастерских, нанимают маньяков и садистов, выпущенных из тюрем и психиатрических больниц, и направляют их больную, искалеченную дьяволом фантазию на зверские убийства представителей армии и флота - на убийства наших защитников.

Вам нужны факты, господа Хасбулатовы, Руцкие, Ельцины и прочая? Вот вам факты! Они вопиют к небу. Но, увы, небо глухо. Зато мы молчать не можем!

3 сентября сего года в Москве, в Столешниковом переулке был убит майор Т. (Интересующимся и возмущенным читателям редакция может предоставить и фамилии жертв.) Убийца, а может быть, и убийцы, отрезали у жертвы все пальцы на руках и ногах, воткнули пальцы рук в уши и ноздри жертвы, а пальцы ног запихали в рот. Мы просим прощения у наших читателей за столь отвратительные подробности, но без них не обойтись нам, обвинителям временщиков! Кто знает, возможно, пальцы отрезали у живого человека. С них станется!

На следующий день в Питере, а вернее в Ленинграде, святом для нас городе, были убиты сразу двое: подполковник С. и майор В. У этих несчастных были пробиты черепа, и вытряхнуты (!), буквально вытряхнуты мозги, а в отверстия вложены их же половые органы!"

"Полдень", февраль 1992 г

"...Наши правоохранительные органы по-прежнему безмолвствуют. Между тем в городе орудует банда, беззастенчиво попирающая закон и нормы морали. Грабежи и убийства следуют одно за другим. Жители боятся выйти на улицу даже днем, не говоря уж о темноте!

Три дня тому назад наша газета сообщала о зверском убийстве машиниста электровоза городского депо.

И вот вчера новое чудовищное злодейство! Убит Николай Ляпин военнослужащий, приехавший в отпуск, к родителям. У него преступники по локоть отрезали руки, отрубили ноги и искололи тело ножом. Сорок шесть колотых глубоких ран обнаружено на теле!.."

"Огни Иркутска", октябрь 1994 г.

ЖУРНАЛИСТ

- Пятая палата, кто лекарства не принимал? Сейчас всем яйца оторву! А ну быстрее, быстрее! Тимофеев, ты слышал, что заведующая сказала? Не примешь сегодня тетурам, завтра получишь серу. Для первого раза в правую ягодицу, будешь дальше отказываться, сделаем в четыре точки!

- Зачем мне тетурам? Я не алкоголик, я профессионал самоубийца.

- Меня это не касается. Будь ты хоть хрен моржовый, назначил врач - будешь принимать! Ясно? Некогда мне с каждым придурком языком чесать. За мной!

Любомудров, стоя у окна (днем на койку садиться, а тем более ложиться строго запрещалось), привычно с усмешкой прислушивался к перебранке новенького, поступившего в больницу три дня тому назад алкаша, с сестрой, почему-то получившей среди больных кличку Муму. "А, кстати, почему Муму? - мельком подумалось. Нужно расспросить мужиков". Но для начала надо было вразумить новичка, явно впервые оказавшегося в психушке.

- Слышь, Алексей, -- подошел он к новенькому. - Ты с ней не спорь. Не стоит. Здесь вообще не спорят с начальством. А Муму для нас бо-о-льшой начальник!

- Да не буду я тетурам принимать! Во-первых, печень разрушает, во-вторых, я не собираюсь пить бросать. Отлежусь, выйду и по новой...

- Твое дело. Только отсюда еще здоровым выйти надо! А здоровье твое под большим сомнением будет, если станешь спорить. Ты о сере слышал?

- Ну дрянь какая-то. Вроде после укола температура повышается. Любомудров усмехнулся.

- Температура - сорок с хвостиком. Только это цветочки! Как засадят в жопу и под обе лопатки - три дня будешь в лежку лежать и корчиться.. Никогда не думал, что пойму, какая боль, когда на дыбе суставы выворачивают. После серы понял! Прочувствовал! После этого мне лично спорить в здешних местах расхотелось! "Карательная терапия" называется! Ты первые два раза честно проглоти, от двух таблеток ничего с тобой не будет! А потом я тебе покажу, как эту дрянь во рту прятать. - И, обращаясь ко всей палате, Любомудров крикнул: Коммунисты, вперед! Давай, мужики, кто еще не травился, пошли. Не дай Бог, Муму снова явится!

Несколько человек из палаты потянулись к процедурной.

Рядом с туалетом, одновременно служившим курилкой, томились мужики. Открывался он только после того, как все больные примут лекарства.

- Слышь, Валентина, открывай, моча по кишкам вверх пошла! Как до головы дойдет, так приду тебя е...!

- До головы дойдет - глазами поссышь, - тут же отреагировала Муму. - Бугор, держи ключ!

Бугор, он же Михаил Потехин, выбравший на суде принудительное лечение от алкоголизма вместо зоны, был на отделении бригадиром. Руководил он склеиванием коробочек для духов. От него зависело, запишет он работничку норму или нет. Запишет, больной получит полную дневную порцию сигарет - целых десять штук. А на нет и суда нет!

Бугор открыл туалет, но пока он не вернул ключ Муму, никто не двинулся с места. Первым в курилку вошел Бугор, все остальные за ним. Быстренько заняли места получше, что значило сантиметров на тридцать подальше от унитазов. Питание здесь было соответствующим, поэтому курить сразу после обеда рядом с толчком, который спешил занять очередной дурик, обожравшийся полугнилой картошкой, перемешанной с разваренными костями ставриды, по тем временам самой дешевой и презираемой на воле рыбы, было большим испытанием.

Место Бугра никто занять не посмел. Оно было у батареи в дальнем углу.

- Ты давно здесь? - спросил Алексей у Любомудрова. - Тебя как звать, кстати?

- Зовут меня Игорь. А сижу тут восьмой месяц с небольшим перерывом.

- Восьмой! Ну ни хрена себе! А чего так? С чем тебя упрятали?

- Диагноз хороший. На всю жизнь! Параноидальная шизофрения...

В дверь туалета сунулась нянечка, крикнула:

- Любомудров, к врачу!

Журналист выругался: "Покурить не дадут, сволочи!" - отдал недокуренную сигарету дурику, который давно уже стоял в ожидании охнарика, и пошел в кабинет.

Вызывал его не лечащий врач, а психолог. Любомудров подозревал, что Валерий Михайлович Чернышев пишет диссертацию, поэтому и поступил работать в психбольницу.

Чернышев встретил его с показным радушием, усадил в кресло, хотя врачи, как правило, не позволяли больным сидеть в кресле. Это была привилегия самих врачей и гостей отделения.

- Как себя чувствуете? - спросил психолог. - Может, есть какие-нибудь жалобы?

- Абсолютно никаких, - ответил журналист.

- Не очень скучаете? Я имею в виду есть среди больных кто-нибудь, с кем вы общаетесь?

- В основном с алкоголиками и наркоманами.

- Среди них есть достойные люди?

- Есть очень интересные.

- Как вы себя чувствуете в общении? Свободно? Скованно?

- Я журналист. Поэтому в общении почти всегда чувствую себя свободно.

- Вы сами знакомитесь или к вам подходят знакомиться?

- Как когда. Больничная обстановка подсказывает.

- Скажите, пожалуйста, Игорь Дмитриевич, а вы сами относите себя к ведущим или ведомым? Я имею в виду вы считаете себя лидером?

Любомудров замялся. По опыту он знал, что с врачами нужно откровенничать как можно меньше. Поэтому ответил уклончиво:

- Не наблюдал за собой, точнее, с этой точки зрения не оценивал.

- Но вот вы взяли на себя ответственность, пытаясь расследовать серию кровавых злодеяний некоего маньяка. Это ведь признак лидерства!

- Простое журналистское любопытство.

- Но согласитесь, Игорь Дмитриевич, если правоохранительные органы утверждают, что никакого маньяка не существует, что убийства, которые время от времени, увы, совершаются, отнюдь не привилегия маньяка, то зачем вам опровергать это и стараться доказать обратное?

- То есть вы хотите сказать, зачем плевать против ветра? Валерий Михайлович, вы на отделении недавно. Мы с вами беседуем впервые. Разве вы не ознакомились с моей историей болезни? Там все написано.

- Я ее прочел. Поэтому и решил вызвать вас для разговора в конце рабочего дня. Как видите, врачи ушли. Мне любопытно разобраться в психологических мотивах вашего поведения... Честно говоря, строго между нами, я не вижу психиатрических мотивов, то есть психических отклонений в вашей личности.

- Вы не врач. Вы психолог. А медикам с опытом работы в наших психбольницах виднее.

- Я еще побеседую с вашим лечащим врачом, но мне кажется, вы, страдая некоторым комплексом неполноценности оттого, что занимаетесь мелкой уголовной хроникой, стремитесь самоутвердиться, доказать всем окружающим, что достойны гораздо большего. Отсюда и увлечение злодеяниями чудовища-маньяка.

- Но я столкнулся с конкретными фактами, которые скрывались от общественности.

- Вы случайно натолкнулись на разрозненные факты в самых разных оперативных сводках. Ваше воображение и самолюбие подсказали вам, что на этом вы можете сделать блестящую карьеру, доказать миру, чего вы стоите на самом деле.

- Мне только хотелось доказать, что людям угрожает опасность, что кто-то предпочитает этой опасности не замечать, тем самым усугубляя ее.

- Неужели вы всерьез полагаете, что обществу может угрожать один человек, тем более больной, тем более маньяк?

- Но ведь меня же сочли социально опасным! А я пытался разобраться во всем в одиночку.

- Здесь, я думаю, логика проста. Если вашу идею выбросить в общество, люди запаникуют. Каждый человек считает себя особо ценным и опасается, что именно он подвергнется нападению маньяка. Существование монстра никем и ничем не доказано. Но люди привыкли доверять прессе. Если бы ваши фантазии были опубликованы, мог бы начаться неконтролируемый процесс, граждане стали бы обвинять власти в неспособности справиться с охраной их жизни и подвергать сомнению само общественное устройство. И все это только по одной причине. А именно по той, что некий журналист, пусть даже талантливый, решил, что обязан открыть людям глаза, то есть вообразил себя спасителем человечества!

- Но ведь это же неправда! Я был доволен своим положением и всего лишь заинтересовался неким феноменом!

- Заинтересовались не для того, чтобы разобраться в нем, а ради того, чтобы вас наконец заметили, чтобы оценили ваше "я". Так что психического заболевания, как такового, мне кажется, у вас нет, но вы страдаете гипертрофированным честолюбием.

- В таком случае почему меня здесь держат?

- Потому что люди с гипертрофированным честолюбием становятся опасными, когда они пытаются претворить в жизнь свои личные замыслы, не считаясь с интересами общества. Но, я думаю, что вас продержат здесь недолго.

- Сколько?

- Это может определить только врач-психиатр. Однако полагаю, до тех пор, пока ваша нервная система не придет в норму и вы откажетесь наконец от своих идей и замыслов. Всего хорошего! Отдыхайте, Игорь Дмитриевич!

Через два дня Любомудрова вызвали к заведующей отделением.

- У вас, Игорь Дмитриевич, к сожалению, наблюдается обострение! Больные жалуются, что своими навязчивыми идеями, или попросту бредом, вы их тревожите, мешаете нормальному лечебному процессу! Я попрошу вас, Игорь Дмитриевич, придерживайтесь правил поведения, предусмотренных нашим лечебным учреждением. Мы со своей стороны вам поможем.

- Благодарю вас сердечно, Валентина Васильевна. Я, пожалуй, сам с собой справлюсь. Буду тише воды, ниже травы...

Но вечером его позвали в процедурную. Дежурная сестра Инна (почему-то без клички), которая в тайне от остального персонала чуть-чуть покровительствовала Любомудрову, тихо сказала:

- Балбес! Четвертый десяток пошел, а жить не научился! Кто за язык тянет? Ты что с психологом откровенничать стал? Придурок! Аминазин тебе велено колоть! Раз в день. Курс - десять инъекций. Для начала, пока не поумнеешь. В мое дежурство колоть не буду, Маша тебя тоже жалеет, дурака хренова. Только ты нас не подведи! Слюней побольше напусти, потрясись маленько. В мое дежурство можешь разок обоссаться. Словом, видел аминазиновых, знаешь!

- Знаю, - уныло сказал Любомудров. - И с каждым днем умнею. Спасибо тебе. Инесс! Если выйду, к тебе первой в гости с шампанским приду.

- На хер ты мне сдался, шизофреник паршивый. Иди! Укол получил и топай в койку!

"Поговорил с психологом, называется, - тоскливо думал Любомудров. - Ладно! Мир не без добрых людей. Выдюжим. И это пройдет!"

ХРОНИКА. ПРЕССА. ФАКТЫ

Аудиозапись программы "Око", декабрь 1988 г.

Любинин. Игорь Дмитриевич, где вы сейчас работаете?

Любомудров. Сейчас сторожем. Сутки через трое.

Любинин. А до этого?

Любомудров. До этого работал грузчиком в овощном магазине, у меня инвалидность...

Политруков. Простите, Игорь Дмитриевич, но вы говорите, у вас инвалидность. Как же грузчиком?

Любомудров. С моей инвалидностью только физическим трудом и можно заниматься. Я ведь шизофреник!

Политруков. Вы лежали в психиатрической больнице?

Любомудров. Точнее сказать, сидел... Два года.

Любинин. Но до больницы, насколько я знаю, вы были журналистом?

Любомудров. Был. Семь лет в газете отработал. Но после психушки отлучен от журналистики. Вот уже восемь лет. Может, оно и к лучшему.

Любинин. Почему же к лучшему? Разочаровались в профессии?

Любомудров. Да нет. Просто сейчас у меня больше свободного времени, и я могу более спокойно заняться тем, из-за чего, собственно, попал в больницу и был отлучен от журналистики.

Любинин. Но когда вы вышли из психушки, вас просто отлучили от журналистики и оставили в покое?

Любомудров. Да нет, не оставили, потому что я стал ходить в Публичку, искать упоминания о старых случаях непонятных убийств. Их, конечно, было немного - я имею в виду сообщения в прессе, но изредка проскальзывали, особенно в провинции.

Политруков. И что же? Вас снова вызывали на ковер?

Любомудров. Хуже. Мне дважды звонили по телефону. Естественно, звонивший не называл себя. Говорить старались, вставляя словечки из блатного жаргона, подделываясь под воров. Оба раза был примерно один и тот же разговор: "Не лезь не в свое дело. Будешь мешать нам, по очереди "замочим" матушку, жену и дочку. А потом и самого порешим".

Муксинов. И вас это не испугало?

Любомудров. Еще как испугало! Мы все в те времена знали, что угрозы КГБ пустыми не бывают. Но что меня разозлило и в то же время укрепило в моих предположениях незаурядности этих преступлений, так это угроза немедленно расправиться с семьей, если я попробую сбежать на Запад.

Любинин. То есть вы убедились, что органы и высшее партийное начальство ни в коем случае не хотят допустить огласки даже того немногого, что вы знали.

Любомудров. Конечно. И потом, даже из этого немногого знающие люди могли сделать весьма нежелательные для руководства страны выводы.

Политруков. Из-за чего же весь сыр-бор? Из-за того, что вы интересовались статистикой и географией особо тяжких преступлений?

Любомудров. Совершенно верно. Но мои друзья, и вы в том числе, слышали лишь о том, что я интересуюсь какими-то убийствами. Между тем я занимался и пытаюсь заниматься установлением закономерностей тех чудовищных преступлений, которые совершались и продолжают совершаться на территории нашей страны. Видите ли, я в силу своей профессии имел доступ к некоторым следственным материалам. И обнаружил, что на территории всей страны, от северных морей до южных, от западных границ до Дальнего Востока и Средней Азии, периодически некий садист-маньяк или маньяки совершают нападения на людей. Человек умирает страшно. У жертвы отрубают голову, часто просто отрывают конечности, вырывают внутренности... в общем, это ужасно, и мне бы не хотелось пугать зрителей. Причем нападению подвергаются исключительно люди в форме.

Муксинов. В какой форме? Военнослужащие?

Любомудров. Не обязательно. Это может быть сотрудник вневедомственной охраны, машинист, милиционер, словом, любой человек, по тем или иным причинам надевший форму. Лишь однажды был зверски убит человек, не имевший, казалось бы, никакого отношения к людям, по роду службы надевающих форменную одежду. Я сначала недоумевал, но потом выяснилось, что убитый - актер, спешивший на съемки. Он был в форме офицера времен Отечественной войны.

Любинин. И вы утверждаете, что происходят убийства примерно в одни и те же сроки?

Любомудров, Совершенно верно. И хотя география преступлений, как я уже говорил, довольно широка, мне удалось установить, что после каждого убийства органы - и милиция, и КГБ - ищут преступников не только на местах совершения, но и весьма далеко от них: на Урале, в Курганской области. Мало того, конкретно в Долматовском районе.

Муксинов. Простите, Игорь Дмитриевич, но сразу возникают два вопроса: почему именно там и как вы об этом узнали?

Любомудров. Узнал, потому что иногда именно там ловили, согласно отчетности, некоторых убийц, особенно в 70-ые годы. Кто они такие и как их брали, я об этом не знаю. Но думаю, что среди втихаря взятых и без огласки расстрелянных было немало ни в чем не повинных людей. Кроме того, сейчас, во времена гласности, некоторые из моих старых знакомых из милиции разговорились. Не полностью, конечно, но и того, что сказали, мне хватило.

Любинин. И какие же вы сделали выводы?

Любомудров. Предполагаю, что по какой-то причине у некоторых людей изменился их генетический код. Возможно, они - результат какого-то чудовищного эксперимента...

Муксинов. Вы уверены в своей теории или это ваше, я бы сказал, жутковатое предположение?

Любомудров. Я бы очень хотел, чтобы все мои теории оказались лишь плодом моего больного воображения.

Любинин. Ну не больного воображения, а, скажем, богатой фантазии. Будем надеяться, что на основе ваших предположений писатели создадут художественные произведения, а документальных фильмов и статей не будет, потому что это все довольно страшно. Спасибо вам большое, Игорь Дмитриевич.

Любомудров. До свидания.

НЕГРАЛ

Человек пробуждается лишь тогда, когда рогатина входит под ребра, когда надо крушить и загрызать.

А. Махалев, критик, член Союза писателей России

Встал ОН, как всегда, в семь. ОН всегда вставал в одно и то же время. Независимо от времени года, настроения, внутреннего состояния или занятости. Семичасовой сон полностью восстанавливал организм. Поэтому и ложился ОН ровно в полночь. За исключением тех случаев, когда приходило ЭТО. Впрочем, потом, когда все было позади, ОН снова быстро восстанавливался. С помощью того же сна. ОН мог заснуть в любое время суток и проспать ровно столько, сколько считал не-, обходимым для возвращения к серой реальности.

Впрочем, что именно было для него реальностью, он не знал. Временами ему казалось, что истинная жизнь начинается именно тогда, когда приходит ЭТО. Он чувствовал приближение ЭТОГО. Легкое беспокойство, волнение сродни тому, которое он испытал однажды в детстве перед школьными экзаменами, появлялось в груди и некоторое время не уходило. С "обычными" переживаниями он научился справляться уже давно. Именно тогда, в том далеком детстве, перед теми далекими экзаменами он вдруг понял, что может управлять своими чувствами и эмоциями. В зависимости от обстоятельств он мог вызвать в себе то или иное ощущение, мгновенно мог перейти от радости к горю или даже сопереживанию кому-либо. Все эти эмоции были вполне естественные, свойственные "обычным" людям. В то же время при необходимости, а необходимость означала для него целесообразность, он мог дать мысленный приказ самому себе и тут же становился абсолютно спокойным до полного равнодушия. Это одно из свойств, отличающих ЕГО от простых смертных. Но главное произойдет потом. И очень скоро! Неведомый людям бог, живущий в нем - Нергал, во много раз могущественнее не только любого человека, но и ЕГО самого, обещал вскоре полное слияние с НИМ. Осталось совсем недолго, всего несколько месяцев и несколько Жертвоприношений. Неведомый и Нергал - по сути одно божество, удостоившее своей чести жить не просто рядом с НИМ, но и в нем. Пока, правда, раздельно. Но с каждым Жертвоприношением они все больше сближаются. И когда наступит слияние, ОН преобразится. Преображение будет ослепительным. Никто не сможет тогда противиться ЕМУ преображенному.

Пока же пусть муравьи копошатся. Пусть думают, что у них есть свобода выбора.

Пусть сами решают, как поступить, что выбрать - добро или зло. Конечно, зло - понятие относительное. Зло, направленное против НЕГО лично, ОН может пресечь мгновенно. Как? Не имеет значения! ОН знает слово "бесчеловечно", и оно забавляет ЕГО. ОН часто любит мысленно играть этим словом, поворачивая, смакуя его: "без человеков", "бес, чело, вечно", "человек - бес вечный", "беса чело вечно". - Занятно! Можно еще и так: "вечный бес человека". Или так: "человечный бес"... Но слово в истинном значении ОН не воспринимал. Так же, как и вообще всерьез не принимал человеческое окружение. Забавно, конечно, жить среди этих беспомощных, истеричных, суетливых, вечно одолеваемых различными страхами и страстями существ, забавно играть в их же игры, делая вид, что ОН ничем не отличается от них, ОН, которому подвластен мир супертонких восприятий, таких, о которых не предполагают авторы самых фантастических романов.

"Даже жаль, что никто из "мелких" не может противостоять мне, - думал ОН иногда и улыбался. - Что поделаешь? Мне уготована иная роль. И придет время, вы узнаете истину обо мне и о себе, живущих ради того, чтобы выполнять мою волю".

Но сейчас приближалось ЭТО. Приближался День Жертвоприношения.

ОН тщательно оделся и только после того, как был готов, посмотрел на себя в зеркало, проверил, все ли соответствует в ЕГО внешности представлениям людишек, среди которых ОН вынужден появляться.

Неведомый строго-настрого запрещал ЕМУ смотреться в зеркало. ОН не должен видеть себя до Преображения. ЕГО теперешняя оболочка - всего лишь маска, которую ни ОН сам, ни люди не должны видеть. Люди, презренные творения, считают ЕГО облик уродливым. Неведомый считает, что с наступлением слияния ОН станет прекрасным. Пока же ОН вынужден скрываться.

По мере приближения времени Жертвоприношения ЕГО возбуждение усиливалось. ОН вышел из дома и заспешил по улицам, стремясь добраться до места, где стоял жертвенник.

У них, простых смертных, существует двенадцать знаков Зодиака, по которым они строят жизнь. ЕГО знак - это знак мудрости Змея - тринадцатое Созвездие. Оно даровано ЕМУ Нергалом. ОН ощущает в себе особенные приливы силы и могущества, когда Луна находится в ЕГО созвездии. Пронзительный божественный лунный свет и магическое воздействие Змеи пробуждают силы, данные ЕМУ Нергалом, и ОН понимает, что пришло время Жертвы.

"Скорее, скорее добраться в свое логово, в совместное логово - ЕГО и Неведомого. Скорее приступить к очередному этапу Перевоплощения!"

Здесь мысли ЕГО прервал чей-то бесцеремонный толчок в спину. Одновременно ОН услышал: "Осторожнее, козел!"

ОН остановился.. Возбуждение, охватившее ЕГО в предвкушении Великого Наслаждения, мгновенно переросло в ярость...

Это был давний спор и старая, как мир, песня - кому получать деньги. Вообще, кто кому должен?! Или кто главнее! Сильнее!

Вопрос в принципе нерешаемый, ибо сила определяется не количеством членов бандформирования... или армии... или даже нации... Решается количеством денег но тоже до известного предела. Потом все равно появляется кто-то - нищий и голодный - и решает вопрос в свою пользу. Или честолюбивый, или, что еще лучше, просто сумасшедший, который и захватывает полмира. Потом это все равно кончается ничем, но о нем остается память. Его объявляют самым великим человеком эпохи, о нем слагают поэмы, ему ставят памятники... При этом, правда, проливаются моря крови, но это совсем другая история...

А на нашем бытовом, городском уровне вопрос, кто сильнее, решается прежде всего силой духа - то есть готовностью первым пустить в ход оружие. Для этого и назначаются и "стрелки", и разборки... Формально - чтобы разобраться по "понятиям", решить все по-честному, по справедливости... Но все это полный бред и чума, потому что никакой чести и справедливости в принципе быть не может, а понятие есть только одно: если ты слабее - подставляй задницу! За банкет платит проигравший.

Эта "стрелка" назревала давно. Обе группировки были примерно равны по количеству бойцов. Примерно равны по количеству коммерческих структур, находящихся под ними, а значит, и по деньгам. По количеству стволов - наверно, тоже, иначе оно давно перешло бы в качество.

А причина разборки терялась в глубине... нет, не веков, а двух-трех лет продолжающегося передела ничейной собственности. "Мурманские" прикрывали своей крышей фирму..., которая три года назад взяла в банке кредит и не отдала - тогда это было модно и служило основным методом создания первоначального капитала для низовых структур. Как зарабатывали деньги банки - это современной науке неизвестно, и непонятно, и является одним из основных философских вопросов наших дней. Ответивший на этот вопрос наверняка получит Нобелевскую премию по экономике и войдет в историю наравне с Эйнштейном. Но в порядке гипотезы можно предположить, что эти деньги печатало государство, а Центральный Банк за малую толику - за долю - распределял их между другими банками.

Фирма... взяла кредит и не отдала, потому что ее подвела другая фирма, а ту - третья... И так далее... И у каждой была своя "крыша". Все вопросы решались, каждый со слабейшего получал (по-"честному"), бывало, что и не один раз. У банка тоже была своя "крыша", но, видно, совсем вялая, потому что ему от этого пирога откусить ни разу не удалось. Ни кредита, ни процентов. Прошло время, все вроде забылось, но потом этот банк под себя забрали "самарские" - так уж исторически сложилось. И вопрос о злосчастном кредите всплыл снова. И он был не совсем однозначен, потому что и банк в этой ситуации повел себя не совсем корректно. Взятку взял, кредит - согласно уговору - дал под девяносто процентов, а получать пытался под двести пятьдесят годовых, что из договора совсем не вытекало. Предварительные переговоры были проведены, кончились ничем, и назрел вопрос о разборке.

В знак миролюбивого настроя ее участников разборка была назначена в скверике у Казанского собора, (то есть если бы хотели стрелять, то договорились бы встретиться в лесу). Обе группировки уже состоялись и по могуществу, и по связям с властями, и по деньгам наелись. И, как все сытые, воевать не хотели. Однако положение обязывает, и отступать нельзя. Даже в мелочах. Но и привлекать внимание властных структур тоже не хотелось: не все еще наелись, там тоже идет свой передел. Поэтому назначили по двадцать человек с каждой стороны - всего-то с десяток "лендроверов" и "шестисотых" на обе стороны - совсем незаметно. Количество стволов не оговаривалось - это уже некорректно, так не делается.

Естественно, что любые встречи такого рода всегда находятся под контролем правоохранительных органов (вообще хорошо звучит - ОХРАНЯЮЩИХ ПРАВО! Чье и на что?). Каких ведомств - это уже другой вопрос! И почему братву не берут на этих разборках - вопрос третий и вообще малоизученный современной юриспруденцией.

Собственно говоря, за что можно брать модно одетых молодых людей, приехавших на дорогих машинах в одно из самых живописных мест города и мирно беседующих? А если даже возьмут и если даже успеют повязать со стволом на кармане - что ж тут такого? Для того и придумали древние финикийцы такие штучки, которые называются деньги - чтобы все люди в кризисных ситуациях могли расходиться по-хорошему.

Но лидеры "мурманских" и "самарских" не учли одного случайного фактора того, что неделю назад в город вернулся батальон ОМОНа, два месяца наводивший порядок в Чечне. А два месяца войны - это уже много. Это другой менталитет, другое мироощущение, другие нравственные критерии. И этим ребятам поручили задержать участников "стрелки" - просто для порядка, чтобы всем показать, кто на самом деле старший в этом городе. А если еще при этом будут задержаны находящиеся в розыске или найдены стволы, то совсем хорошо. Лидеры не учли еще одного случайного фактора, но...

Из рапорта командира отдельного батальона ОМОНа майора Сысоева В. Г. начальнику ГУВД города генерал-майору Котову С. Д.

"...ровно в девять часов вечера две вышеуказанные группировки вошли в контакт и начали разговор. Подчиненные мне части скрытно дислоцировались в автобусе, а также в штатской одежде по периметру сквера. Неожиданно какой-то мужчина (данная ориентировка прилагается) пошел прямо через центр толпы. Очевидно, возник конфликт, потому что он внезапно обернулся, ударил двоих. Остальные бросились на него, начали доставать оружие. Понимая, что перестрелка в центре города недопустима, я отдал команду на задержание преступников. В результате операции задержаны восемь человек (список и установочные данные прилагаются). Несмотря на то, что видеозапись операции проводилась, ее результаты не позволяют установить, кто же непосредственно виновен в смертельных исходах (в целях обеспечения секретности точка съемки находилась в удалении от места событий). В результате ожесточенного сопротивления, оказанного нашим сотрудникам, пять человек погибло... причина смерти - раздирание тела на части... также пять человек, участвовавших в преступной сходке. Все тела доставлены в морг и подвергнуты вскрытию с целью установления причины смерти".

* * *

Толпа молодых людей, сквозь которую ОН шел, не замечая никого, одолеваемый единственным стремлением добраться как можно скорее до своего убежища, вдруг превратилась в скопище неких безликих существ. Существа расплывались, сливаясь в одно бесформенное пятно. "Слизь... Слякоть..." Гул все громче начал заполнять голову, рвался наружу. Он вдохнул сырой, насыщенный весенней влагой воздух и вытолкнул его из себя вместе со странным урчанием. Оно даже могло показаться со стороны безобидным, типа урчания кошки, требующей очередной порции любимой пищи. Рука взлетела легко, сама по себе и, коснувшись слегка лица одного из существ, превратила его в кровавое месиво.

Тут же ОН заметил, как "мелкие" один за другим стали доставать то, что они именовали оружием. Одной рукой ОН схватил кисть ближайшего к нему "мелкого" и с силой рванул на себя, потом, отбросив эту уже ставшую не нужной никому кисть, ребром ладони другой руки ударил кого-то в грудь. Рука легко прошла сквозь грудную клетку. ОН выдернул ее, окровавленную, и увидел, что к нему со всех сторон бегут фигурки в пятнистой форме, что-то отчаянно крича.

Нергал проснулся в НЕМ окончательно. ОН почувствовал кровь и плоть ненавистных существ. ЕГО волосы развевались и казались гривой непонятного, невиданного существа. Лицо, залитое кровью, настолько изменилось, что никто не смог бы увидеть в НЕМ ничего человеческого. Только первобытная звериная страсть уничтожения двигала всеми ЕГО поступками.

ОН легко разрывал живот одного и, пока жертва падала, набрасывался на другого, вгрызаясь в шею у самых позвонков и тут же отбрасывая голову. Воистину это был звездный час ЛЬВА - НЕРГАЛА и торжество Неведомого бога. Для них, для окружающих ОН был Неведомым богом, потому что люди испокон веков все непонятно чудовищное приписывали Неведомому.

Лев терзал людей, рвал их на куски, а они, словно парализованные, отдавали себя на растерзание. Кровь быстро густела. Кто-то скользил и падал в багровые лужи, и тут же безжалостная лапа Льва раздавливала несчастному череп, ошметки мозга разлетались вокруг, а Лев уже настигал следующую жертву, раздирая ее и заливая потоками крови землю и участников свалки.

Случайные свидетели ничего толком сказать не могли. Говорили, что видели свалку, что среди дерущихся людей в штатском и в пятнистой форме мелькала какая-то тень.

Временами казалось, что это человек, временами - не разбери что. Пожалуй, точнее всех выразился подросток, который сказал: "Это был не человек и не животное. Это было "нечто". - И добавил: - Я видел, как у него лицо изменилось еще в самом начале. Оно как будто расплылось. А потом его было трудно увидеть, с такой скоростью он двигался".

Одним словом, видели свалку, много крови, даже отдельные выстрелы, но ничего конкретного.

НЕРГАЛ

Три царства были в России:

Рюриковичей, Романовых и

большевиков.

Я - ЦАРЬ Четвертого.

Нергал

Давно известно, что великолепие петербургских домов весьма обманчиво. Шикарные фасады ласкают взоры туристов, но мало кто из них проникает в глубину бесконечных внутренних дворов, пройдя которые можно достаточно далеко удалиться от воспетого поэтами Невского и оказаться на какой-нибудь. мало известной в туристических бюро улочке.

Войдя под арку одного из парадных домов на канале Грибоедова, ОН прошел два "колодца" и попал в третий, который считал своим и чуть ли не родным. Ему не мешала вонь от контейнера с мусором. Все это ОН называл ароматами XX века. При его появлении целая стая кошек в полном молчании прыснула в стороны и ни одна из них не пробежала перед НИМ. Все кошки исчезли в подвалах домов по левую сторону от НЕГО, ОН усмехнулся. В подвалах справа тоже были кошачьи убежища. Но туда "шерстяные" осмелятся перебраться потом, только после того, как ОН исчезнет со двора. Да и то попадут не во все подвалы. В одном, прямо под "апартаментами", как ОН не без иронии называл свою просторную двухкомнатную квартиру, находилась его "лаборатория". Когда-то здесь были клетушки-кладовки для дров и барахла жильцов.

Рабочие из строительного кооператива отгородили часть подвала мощной кирпичной кладкой. Изнутри ОН закрыл стены логова надежным звукоизоляционным материалом.

С тех пор прошли годы, в ПРЭО сменилось начальство. Дом вскоре расселили, и он стоял пустой в ожидании капитального ремонта. Это логово ОН сделал своим основным святилищем.

ОН тщательно забил металлическими щитами все отверстия, сквозь которые могли проникнуть внутрь бомжи, дети и просто любопытствующие. Все эти годы ЕМУ удавалось сохранять свое святилище в неприкосновенности.

Правда, были случаи, когда бомжи в поисках убежища пытались понять, что скрывается за наглухо запечатанными окнами и дверями. Но смерть одних и увечья других отучили бродяг от любопытства. Они привыкли подчиняться силе. Раз местом завладел кто-то раньше них и за посягательство можно крепко поплатиться, то лучше к такому дому и не приближаться. Постепенно практически все нелегальные обитатели микрорайона просто перестали обращать внимание на три забитые отдушины подвала и два закрытых щитами окна первого этажа. Тем более что примерно так же были заколочены и другие окна.

Тем не менее ОН пользовался своим святилищем крайне осторожно, стараясь проникать сюда невидимо и неслышимо. Бывал ОН здесь, чтобы отдохнуть, насладиться собственными мыслями о великом будущем, полюбоваться коллекцией голов жертв прошлых лет, хранящихся в банках с формалином, и, конечно, накормить змею по имени Клеопатра, которая жила в хорошо оборудованном террариуме.

Здесь стоял главный жертвенник, но Жертвоприношения ОН здесь совершал только один раз в году: в самый главный ДЕНЬ НЕРГАЛА - седьмого числа десятого месяца. Жертвы приходилось доставлять сюда с величайшей осторожностью, чтобы никто из непосвященных даже случайно не мог осквернить святилище!

Сейчас, после происшествия у Казанского собора, ОН был встревожен. ОН знал, что без Жертвоприношения не может произойти Слияния и последующего ПРЕОБРАЖЕНИЯ.

Но, с другой стороны, ОН чувствовал удовлетворение от уничтожения нескольких непригодных для Неведомого особей.

Правда, наслаждения и восторженного подъема, которые ОН испытывал во время Жертвоприношения, у НЕГО не было, но, возможно, Нергал до следующего дня удовлетворится той кровью и плотью, которую получил во время стихийного Жертвоприношения на улице. ОН ведь почувствовал себя на короткое время Львом, раздирающим жертвы во славу Неведомого.

ИЩИ ЖЕРТВУ! Я ЖДУ! УРОДЛИВЫЙ МАЛЬЧИШКА!

УБЛЮДОК!

СЕГОДНЯ Я ОГРАНИЧУСЬ ТЕМ, ЧТО ПОЛУЧИЛ!

ИЩИ ЖЕРТВУ К СЛЕДУЮЩЕМУ ДНЮ!

ОН расстроился, что, с одной стороны, не удовлетворил полностью Неведомого, назвавшего ЕГО так, как называли ТАМ, но и обрадовался, потому что Неведомый давал ЕМУ срок до седьмого числа четвертого месяца - дня обязательного Жертвоприношения.

И тем не менее ОН чувствовал, что чего-то не хватает для торжества. В углу, в просторном террариуме, тихо шурша, ползала Клеопатра. Она была голодна.

Стремясь оттянуть предстоящее наслаждение, сначала ОН вынул из стеклянного аквариума белую мышку, десяток которых недавно купил у пьяницы лаборанта. ОН бросил ее в террариум. Мышь белым комочком заметалась по полу ящика, посыпанному опилками. Змея подняла голову, и мышь вдруг замерла. Бросок, слабый писк, и вот уже пресмыкающееся заглатывает жертву.

Придя в еще большее возбуждение, ОН достал из морозильной камеры большого холодильника куски мяса, положил в миску и обдал кипятком. От размороженного мяса пахнуло кровью. Ноздри у НЕГО широко раздулись. ОН поднес кусок к носу, глубоко вдохнул. ОН сразу вспомнил свою предыдущую жертву. Это ее куски хранились в холодильнике.

Один кусок плоти ОН бросил змее. Потом взял второй, оказавшийся женской грудью, и стал ожесточенно грызть и жевать плоть. ОН урчал от вожделения, в нем росло чувство собственной силы. Одновременно с ним заглатывала кусок молочной железы и змея. ОН как бы сливался с ней и чувствовал, как растет удовольствие и радость Нергала.

И вот когда в пасти змеи исчез последний кусок и было видно, как он движется по пищеводу, член ЕГО разбух, и ОН, быстро поднеся к нему истерзанную зубами, кровоточащую плоть, обхватил ее остатками могучий столб и почувствовал наслаждение, пронзившее все ЕГО существо.

Передохнув, ОН озабоченно осмотрел подвал, привел все в порядок и, поднявшись наверх, стал обдумывать дальнейшие планы. Они были обширными и требовали большого напряжения физических и умственных сил.

Но ОН знал, что с помощью Неведомого бога справится.

ОПЕРАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

ШИФРТЕЛЕГРАММА

"Весьма срочно Единственный экз. Генералу Успенскому...

№... 12.04.1995г.

Ставлю Вас в известность, что сегодня, в 22 часа 35 мин. дело "Выродок" взято на контроль Президентом, причем органам правоохранения и безопасности предложено любыми усилиями пресечь серию убийств и задержать преступника.

Степин

СЛУЖЕБНАЯ ЗАПИСКА

Весьма срочно Подполковнику Тимохину

Обеспечьте розыск и задержание особо опасного маньяка-убийцы, чьи действия дестабилизируют общество. Усильте проверку документов в ночное время. О ходе розыска докладывайте каждые 12 часов.

Зам. министра Барабанов

ГЕНЕРАЛ УСПЕНСКИЙ

Генерал Успенский Иннокентий Михайлович, зам. председателя по УФСБ, начальник секретного спецотдела по психологической работе в экстремальных ситуациях, доктор медицинских наук, психиатр, получил рапорт о происшествии у Казанского собора на следующий день после бойни в 14 часов.

Он внимательно прочел рапорт, подчеркнул несколько абзацев красным фломастером, потом снял трубку внутреннего телефона, коротко сказал:

- Алексей Васильевич, зайди!

Когда раздался легкий стук в дверь, Успенский, сказав: "Входи Вершинин", одновременно нажал кнопку вызова секретаря.

- Садись, помощник, будем беседовать. Рапорт читал?

- Читал, товарищ генерал. Появился секретарь, майор медицинской службы Доронин.

- Георгий Алексеевич, попросите архивщиков пошарить в сводках по делам с грифом "сов. секретно" и подобрать мне материалы с делами о необычных по жестокости преступлениях. Там и конкретные материалы должны быть. О людях-монстрах, о зверских убийствах, ну и так далее... Действуйте...

- Вот, Вершинин, много лет с такими вещами дело имел, но этот случай особый и, думаю, нам с тобой не одну бессонную ночь сулит. Перво-наперво надо нам население успокоить. Ты ведь знаешь, что бывает в таких случаях! Паника может в городе начаться изрядная- Бойня у Казанского обрастает подробностями, как снежный ком. В магазинах и на лавочках уже начинают говорить о каких-то маньяках, выращенных в военных лабораториях, которыми правительство хочет запугать людей. "Убивают, мол, всех, кто недоволен демократией!" Есть и похуже слухи:

"Мафия своих людей выучила и натравливает на народ". Одним словом, надо срочно принимать меры. Устрой беседу какую-нибудь. Пусть начальник Угро поговорит с журналистами о преступности вообще, об организованной в частности, вспомнит о том, что был 'такой случай разборки у Казанского собора. Что несколько человек погибли, потому как разборки становятся у нас похлеще, чем когда-то в Чикаго были. Заканчивается распределение капитала, передел собственности, ну и так далее... Сам знаешь, что говорить. Собери группу психологов, пусть разработают систему контрслухов, да похлеще, в красках могут не стесняться. Дай объявление на радио, что, мол, сбежал и разыскивается психически больной Н. Что наблюдались у него склонности к убийству и даже к поеданию человечины. Согласуй эту информацию с психиатрами. Дай приметы психа. Через пару часов дай новую информацию о том, что больной пойман, водворен снова в больницу, но врачи утверждают, что никаких склонностей к людоедству у него не было. Это, мол, выдумки журналистов. В общем, с одной стороны, слухи распространяют журналисты, с другой - разгул мафии и еще... важно создать мнение: пусть, мол, мафия друг друга уничтожает, а мы люди маленькие. Конкретно: вместе, еще раз просмотрим ВСЕ и старые, и новые засекреченные и известные общественности дела, подключим компьютерщиков и с новой силой за поиски...

Когда помощник вышел, генерал набрал номер своего домашнего телефона.

- Наташа, привет! А где сынок наш, оболтус великовозрастный, шляется? На митинге своем? Вот балда! Они там что - так и ходят в этих своих униформах? Появился? Пусть подойдет!.. Владислав, честь имею... Владик, у меня к тебе нижайшая просьба. Можно сказать выдаю госсекрет. На днях кое-кто из ваших идейных противников собирается кровавые разборки устроить с каждым из вас по отдельности. А узнавать будут по форме и, так сказать, ликвидировать по одному. Будь добр, уважь отца, сыми форму на время... Я знаю, что ты с этой шоблой справишься, да только около каждой разборки будут менты крутиться и вязать всех без разбору. Ты ж понимаешь, операция! А зачем нам с тобой лишние хлопоты? Так что сделай милость! И друзьям своим скажи. Как бы по секрету. Ладно? Ну давай, держись! Правда на нашей стороне! А штатское, оно тоже иной раз не помешает. Для прикрытия! Счастливо!

Генерал вздохнул, сказал вслух: "Вот мерзость-то!" Потом встал, подошел к минибару-холодильнику, достал оттуда банку коки, повертел в руке, поставил обратно.

Вынул бутылку "Абсолют цитрона", напил рюмку, выпил и, сказав: "Господи пронеси!" - сел за стол, собираясь составить собственный план действий на ближайшее время.

"Без Чернышева не обойтись, - подумал Успенский. - Психолог он хороший, опять же, есть практика работы в психбольнице".

Кроме психолога, необходимо было привлечь в группу опытного оперативника, может, и не одного. Несколько человек из наружки.

Успенский тяжело вздохнул, разозлился, швырнул в сердцах ручку на стол.

- Едри их всех налево! Сколько уже таких оперативных групп создавали! Сколько психологических и всяких других портретов рисовали! Все коту под хвост! - Генерал встал, заходил по кабинету.

"В чем же дело? - продолжал размышлять он. - Ведь не призрак же ОН! Ведь и оперативники, случалось, выходили, на НЕГО. Да что толку!"

"Ладно, прекратить истерику! Кисейная барышня нашелся! Ну, получил строгое указание помощника президента, ну грозит это указание неприятностями в случае, если в ближайшее время не ликвидируем этого психа! Ну и что? Главное не в указаниях. Главное, что Выродок действительно очень опасен! И в любую минуту может совершить очередное убийство. А мы здесь решили, что ОН неуловимый, и в последнее время, действительно, в какой-то степени пустили дело на самотек. Раздали всем патрульным фотороботы, предупредили участковых, чтобы сообщали обо всем подозрительном... и ждем! А чего ждать-то?"

Генерала приводило в бешенство главным образом собственное бессилие.

На протяжении нескольких последних лет в городе орудует маньяк. Убийства следуют одно за другим. Газеты - и левые, и правые - поливают милицию, РУОП, ФСБ, городские власти и правительство.

В общем, за дело!

"Кстати, о газетах, - вдруг осенило генерала. - Они удивляются, что мы не можем найти какого-то особого, нетривиального подхода! Пожалуй, можем. Был среди журналистов один сдвинутый на зверских убийствах... Как же его фамилия? Давно это было... Любомудров! - вдруг вспомнил Успенский и довольно усмехнулся. Профессиональная память пока не подводила. - Значит так! - решил он. - Привлечем этого писаку. Наверняка он не отказался от своего, мягко говоря, увлечения. Вот и пусть поработает! Новичкам, говорят, везет! Опять же, у него творческая фантазия, бредовые идеи всякие... Мы со своей рутиной для этого дела, может, и впрямь мало годимся на первом этапе. Дадим ему в помощь Чернышева, пусть фантазируют вволю! А уж когда выйдут на НЕГО, если, конечно, выйдут, - тут генерал снова тяжело вздохнул, - тут и мы подключимся и в свою очередь что-нибудь "нетривиальное" придумаем..."

Оживившись, генерал велел принести из архива личное дело журналиста и на следующий день на десять утра назначил оперативное совещание.

Но через час Успенский вызвал к себе психолога Чернышева и начальника по оперативной работе Лукина.

- Вот что, господа-товарищи! - начал генерал, и подчиненные поняли, что такое обращение ничего хорошего не предвещает. - Пора всерьез браться за Выродка. Я знаю, что вы мне скажете, - прервал Успенский возможные возражения. Знаю, что мы им давно и серьезно занимаемся. Знаю, что не один Выродок "увлекается" сериями и мы за эти годы отловили не одного психопата. Но я знаю также, что каждый раз, засадив в психушку очередного маньяка и подведя под расстрел какого-нибудь мелкого "чикатилу", органы успокаивались. Зато Выродок радовался нашей пассивности и продолжал убивать. В итоге в городе паника, ходят черт знает какие слухи, вплоть до прихода Антихриста, кликуши предвещают наступление конца света, грозят карой огненной всему населению и начальству и обещают каждое воскресенье выводить народ на улицы и площади, поскольку, по убеждению этих самых фанатиков и кликуш, нужно молиться и ждать огня и серы с неба!

- Это мы слышали, - заметил Лукин. - Да ведь несерьезно, Иннокентий Михайлович! Разогнать их всех к чертям пару раз - и конец разговорам.

- Несерьезно! - взъярился генерал. - Разогнать! А о законе по поводу свободы совести слыхал? Кто же тебе позволит верующих дубинками разгонять? Пусть даже все они из каких-нибудь сект! Секты, если они зарегистрированы, - тоже религия! Неужто не понял до сих пор? А газеты, с одной стороны, пишут, что конец света - это, мол, ерунда, а с другой - помещают чуть не каждый день интервью с какими-то сраными пророками и даже "учеными-уфологами", которые с умным видом вещают, что во многих древних священных книгах предсказано появление некоего существа, несущего в себе СУПЕРЗЛОЕ НАЧАЛО, и, между прочим, на пальчиках доказывают, что произойти это должно именно здесь и именно сейчас. Так что я знаю, вы и раньше не сидели сложа руки, - примирительно добавил генерал, - но теперь уже край! Запахло смутой и нестабильностью благодаря одному извергу-ублюдку. Дело взято на контроль Самим, по этому случаю имею строжайшие инструкции. Давайте думать всерьез.

Первое: Лукин, составишь подробную карту, где ОН орудовал, вернее, возьмешь ту, которую составлял в прошлый раз, и дополнишь новыми данными, уточнишь старые, может, кое-что спишется на "обычных" убийц. Валерий Михайлович, изучите все подробности убийств, характер зверств, возьмите старые отчеты, там тоже многое есть, попробуйте взглянуть на все новым взглядом, оценить под новым углом зрения. Вам в помощь я дам журналиста.

- Зачем, Иннокентий Михайлович? "Непрофессионал в таком опасном деле может только помешать.

- Этот, можно сказать, профессионал. Любомудрова помните? В семидесятые годы увлекался тайной серийных убийств. Был убежден, что нужно искать монстра, выведенного в лаборатории военными. Валил все в одну кучу. И действительные убийства, совершенные уже тогда Выродком, и все прочие преступления. По представлению нами документов был помещен в психбольницу с соответствующим диагнозом.

- Помню я его. У меня на отделении лежал. Я его вспомнил, еще когда он пару лет тому назад, на заре гласности, в программе "Око" выступил... Все такой же, ничуть не изменился!

- Вот-вот. Пусть найдет своим фантазиям лучшее применение. Энергии хоть отбавляй, голова работает, человек творческий. Я прикинул так: если наши старые методы против НЕГО не работают, надо испробовать самые неожиданные. Конечно, Лукин со своими ребятами будут вас подстраховывать, но ваше депо - особенно и не лезть на рожон! Попытайтесь влезть в ЕГО шкуру, понять, что ОН есть такое. Когда в деталях поймем ЕГО, может, тогда и взять будет легче. Одним словом, работайте, а завтра в 10.00 оперативка. Да журналиста этого не забудьте пригласить. Но предварительно побеседуйте с ним, можете на меня сослаться. И не пугайте, что заставим на монстра охотиться. Просто готовы помочь удовлетворить профессиональное любопытство. Действуйте!

Любомудров пришел минут за пять до начала совещания. В приемной у генерала уже сидел психолог.

- Здравствуйте, Игорь Дмитриевич! Рад вас видеть!

- Не стану лукавить, я не очень рад... Простите, Валерий... запамятовал отчество...

- Михайлович. Не стоит быть таким злопамятным, Игорь Дмитриевич. Тем более что судьба - штука капризная. .Вчера мы вроде как были по разные стороны барьера: вы - пациент, я - врач, а сегодня мы с вами заодно. Будем пытаться обезвредить опасного больного, который вряд ли добровольно согласится стать моим пациентом.

- Насчет добровольности это вы зря вспомнили. И вообще тот период жизни мне бы вспоминать не хотелось.

- Это верно. И я с вами полностью солидарен. Думаю, вернее, уверен, что тот период нам вспоминать не только не захочется, но будет и недосуг и... просто не в интересах дела. Поскольку воспоминания часто ведут к раздорам, а нам, насколько я понимаю, сейчас понадобится исключительное единодушие.

- Простите, Валерий Михайлович, но насчет единодушия я тоже как-то сомневаюсь. Достаточно, мне кажется, договориться о партнерстве.

- Вот и отлично, я именно... - Чернышев не успел закончить. Их пригласили в кабинет к Успенскому.

Успенский проводил оперативное совещание в узком кругу: зам. начальника отдела, старший опер - классный агентурист, сумевший не растерять агентуру в бардаке перестройки, психолог и журналист.

В 10.00 генерал открыл совещание вопросом:

- С документами все ознакомились? Отлично. Подведем некоторые итоги. Что нам известно по делу "Выродок" на сегодняшний день? Александр Васильевич, прошу вас!

Заместитель Успенского, человек педантичный и дотошный, за что его и ценило начальство, начал с цифр.

- Объект орудует более двадцати лет. За указанный срок по делу "Выродок" зафиксировано более двухсот убийств, совершенных с особой жестокостью. Из этих преступлений с наибольшей вероятностью отнести на счет непосредственно объекта можно сто восемьдесят два. Остальные близки по характеру и методам исполнения к убийствам, совершаемым объектом, однако по ходу следствия выяснились некоторые отличия от почерка непосредственно объекта. Поэтому мы отнесли их к действиям разного рода маньяков, в том числе и сексуальных. Выродок, как известно, выделен нами в отдельную разработку.

- Существует ли какая-нибудь закономерность и периодичность совершаемых объектом преступлений? - прервал генерал.

- Безусловно. Согласно нашей статистике, за первые три года, то есть с 1974 по 1977 год, в общей сложности совершено четырнадцать убийств, из них два отнесены нами к преступлениям, похожим на совершенные Выродком, однако не характерным для объекта. В обоих случаях жертвами были случайные граждане, как правило, лица БОМЖ. Таким образом, в течение первых трех лет объектом совершено двенадцать убийств с особой жестокостью с периодичностью одна жертва за три месяца. Как правило, преступления совершались в ночь с девятого на десятый день третьего, шестого, девятого и двенадцатого месяца. В течение последующих семнадцати лет - с 1977 по 1994 год зафиксировано сто сорок семь убийств, предположительно совершенных объектом. Однако с достоверностью мы можем отнести на счет Выродка сто восемь жертв. Причем в течение двенадцати лет убийства происходили по-прежнему один раз в три месяца. В последующие пять лет Выродок стал уничтожать людей каждый месяц. Здесь также наблюдается определенная закономерность.

Если в октябре Выродок находит жертву и разделывается с ней седьмого числа, то в следующем месяце убийство происходит десятого. В декабре - седьмого, в январе - десятого и так далее.

За последний год преступления носят довольно хаотичный характер. В большинстве случаев закономерность чисел сохраняется, однако число жертв становится больше. Зафиксированы три случая парного убийства, четыре убийства не вписываются в обычную для объекта цикличность.

- А вы уверены, что эти четыре жертвы тоже ликвидировал Выродок? - вмешался Любомудров. Ему очень хотелось, чтобы цикличность и закономерность были постоянными. Тогда, как ему подумалось, легче было бы предотвращать убийства, да и поиски в случае расшифровки причин закономерности облегчались.

- Уверены, что это ОН, - сказал Александр Васильевич. - Характер повреждений, нанесенных жертвам, и результаты патолого-анатомического вскрытия жертв доказывают это. Из двадцати лишь пять последних лет объект действует на территории Ленинграда-Петербурга. Однако и здесь нет постоянства. За эти же годы совершено три убийства в Москве и несколько в Ленинградской области. По статистике у меня все.

- Итак, - начал генерал, - Выродок последние пять лет живет и орудует на подшефной нам территории. Возможно, выездные убийства совершены во время командировок. Далее. Периодичность убийств дает основания утверждать, что психическое состояние объекта ухудшается. Следует, тем не менее, иметь в виду, что особо "любимые" числа Выродка седьмое и десятое каждого месяца. Возможно, что убийства имеют ритуальный характер, хотя это и не доказано. Тем не менее полагаю, нам следует обратиться к мифологии, истории религии и ближе познакомиться с характером сект, действующих в стране. Далее. На основании фотографий из личного дела Выродка двадцатилетней давности, необходимо разработать возможный робот-фотопортрет и раздать его всем представителям правоохранительных органов.

- Позволю себе заметить, - вмешался старший опер, - таких портретов существует много. Их делали в разных городах, где гастролировал Выродок.

- Еще один, наш, не помешает, - отрезал генерал. - Однако прошу довести до сведения всех сотрудников, патрульных и участковых: в случае обнаружения объекта ни в коем случае не предпринимать самостоятельных попыток захвата. Такие попытки были и кончались трагически. Прошу помнить! Мы имеем дело не с обычным человеком, не просто с маньяком. Объект обладает необыкновенной физической силой, интуитивно, на уровне подсознания чувствует опасность, легко приходит в ярость и в этом случае неуправляем. Высоко развитый интеллект дает возможность просчитывать действия на много ходов вперед. Нечеловеческая быстрота реакции не позволяет ни приблизиться к нему, ни даже применить оружие. Такие попытки также были. Выродок чуял засаду и обходил бойцов с тыла, впоследствии уничтожая их. Так же, как и гнезда снайперов. У нас в городе мы пока только исследуем последствия ЕГО деятельности. Неизвестно нам ни местонахождение логова, если таковое существует, ни возможное место работы. Но предположить, что где-то ОН состоит на службе, мы можем, поскольку такие случаи бывали в других городах, где ОН устраивался на работу по чужим документам, нередко используя паспорта жертв. Поскольку в те времена огласка всего, что касалось разработки Выродка, строго запрещалась, сведения не доводились даже до начальников отделов кадров. Внешность ЕМУ удавалось менять, поэтому фотокарточки из личных дел никуда не годились.

- Теперь еще одно замечание, может быть, самое важное - о необыкновенной живучести этого монстра. Конкретных доказательств, результатов научных экспериментов у нас, естественно, нет, но есть целый ряд косвенных свидетельств. Все перечислять не буду, это в основном голословные показания до смерти перепуганных свидетелей, но когда этих показаний собирается достаточно много, начинает вырисовываться достаточно интересная картина. Иногда, входя, что называется, в раж, маньяк при совершении своих акций получал ранения, для обычного смертного несовместимые с жизнью - кто-либо из его жертв успевал применить оружие. И иногда достаточно успешно. Но каждый раз маньяк заканчивал свое чудовищное дело и благополучно уходил от преследования. И достаточно быстро восстанавливался, если судить по срокам и географии всей его деятельности. Прошу всех обратить особое внимание на этот факт, который наверняка чрезвычайно затруднит его задержание. Именно задержание, так как его убийство в момент захвата никак не может быть нашей конечной целью - по целому ряду понятных, причин. И одной из этих причин является успокоение общественного мнения. Именно поэтому нам необходимо задержание маньяка живым. Потом следствие, открытый, публичный суд...

- Стоп, стоп! - перебил своего заместителя генерал. - Насчет публичного суда не торопитесь. Такие решения находятся вне нашего уровня компетенции. А насчет живучести - это да, это важно, на этом заострить особое внимание... Рисковать жизнями подчиненных нам никто не позволит!

- Что мне требовать от агентов? - спросил старший опер.

- Только одного: информации обо всех лицах, хотя бы отдаленно напоминающих фоторобот, информации обо всех лицах с какими-либо сексуальными, психическими отклонениями и о лицах, состоящих в религиозных сектах.

Докладывать о людях, вступавших в контакт с подозреваемым лицом, изыскать способы проверки документов у контактирующих. Службе наружного наблюдения немедленно приступить к работе с каждым гражданином, так или иначе вступавшем в контакт, постараться при этом ни в коем случае не вызвать подозрений у самого Выродка.

- Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что, - пробормотал старший опер.

- Вот именно! - подтвердил генерал. - Все свободны.

- Простите, Иннокентий Михайлович. Можно вопрос? - сказал Любомудров. И, не дожидаясь разрешения, спросил. - А что, в течение последних пяти лет не предпринималось попыток отловить Выродка?

- В течение последних пяти лет, - спокойно сказал генерал, - нельзя было поймать даже муху на липучку по причине отсутствия последних. Тем не менее даже в этом бардаке и развале кое-кто пытался и обнаружить, и арестовать вышеупомянутого монстра. С личными делами погибших можете ознакомиться в отделе кадров. Счастливой охоты!

После оперативки журналист с психологом засели в одном из кабинетов и решили обсудить депо не торопясь.

- Прежде всего, Валерий Михайлович, что это за субъект? - спросил Любомудров. - Как вы себе его представляете?

- Плохо я себе его представляю, - ответил психолог. - Возможно, мании его завязаны на детство, в котором ОН достаточно натерпелся. Возможно, что-то связано с сексуальными отклонениями. Скорее всего пережил насилие. В некоторых случаях как будто намекает на что-то. Помните, было сообщение, когда ОН пробил дыру в черепе, вытряс мозг, а в черепную коробку засунул оторванные половые органы. Садизм не без черного юмора... Вообще после изучения рапортов, протоколов и прочих документов я все больше склоняюсь к мысли, что ЕГО убийства носят ритуальный характер, но, естественно, сути ритуала установить не удается и вряд ли удастся, пока ОН нам сам не разъяснит. Единственное, что ОН нам оставляет в качестве "визитной карточки", - зигзагообразный разрез на теле жертв. Означать это может все что угодно: от иероглифа до инициала или символа какого-нибудь существа. В религиях, даже в культах различных языческих божеств тоже ничего подобного нет. Я лично думаю, что разрез этот связан у НЕГО с какими-то сугубо интимными ассоциациями, скорее всего сексуальными, хотя и не представляю, с какими.

- А хорошо бы связаться с ним напрямую, вдруг сказал Любомудров. - Вдруг мне, как представителю прессы, это удастся? Ведь если я пообещаю ЕМУ личную безопасность, возможно, у НЕГО взыграет честолюбие, и ОН пойдет на контакт!

- И чего вы добьетесь? Хотите, чтобы после встречи ОН вас "разделал", а интервью опубликовал в какой-нибудь газете посмертно?

-Не думаю, вернее, я почему-то уверен, что не только останусь в живых, но получу так нам недостающие сведения о ЕГО личности.

- Я бы на вашем месте не был столь категоричен!

- Не знаю... По-моему, несмотря на все ЕГО отклонения от психической нормы, ОН хоть в чем-то должен остаться обычным человеком. А у обычного человека одно из самых сильных чувств, согласитесь, честолюбие. И оно у Выродка несомненно присутствует, о чем свидетельствует хотя бы этот самый пресловутый знак на теле жертв. ОН нам как бы сообщает: "Это Я! И прошу не путать меня с обычными придурками-психопатами!"

Но и помимо гипертрофированного, болезненного честолюбия, у НЕГО есть еще одно качество, чрезвычайно характерное для всех подобных асоциальных личностей. ВСЕ МАНЬЯКИ ПОДСОЗНАТЕЛЬНО ХОТЯТ БЫТЬ ПОЙМАННЫМИ!

Но только не в буквальном смысле слова! Оказаться в наручниках и в камере никто из них, по крайней мере явно, не стремится, но в то же время они совершают поступки, никак не объяснимые с точки зрения логики и здравого смысла. Оставляют метки, знаки, записки... Звонят по телефону на телевидение, в газеты, иногда будущей жертве... То есть, казалось бы, делают все возможное, облегчающее их розыск и задержание. Даже сама серийность убийств и одинаковость почерка говорят об этом. Но в то же время они совершают чудеса изворотливости, конструируя свои преступления, завлекая жертвы, а затем избегая наказания... Так что целый ряд маньяков, даже и при серийных преступлениях, остается не пойманным - да тот же легендарный Джек-Потрошитель!

Кстати, о нем... Среди маньяков бывают и абсолютно здоровые люди с точки зрения... да с любой точки зрения. Не зная о совершенных ими преступлениях, ни один психолог или психиатр не выделит их среди десятков своих пациентов. Единственной чертой, которая толкает их на безумные поступки, является патологическое, дьявольское честолюбие. Но это такая черта, которая не всегда проявляется в обыденной жизни.

Все-таки странная вещь - человеческая психика! Я говорю сейчас о нас, считающихся здоровыми и нравственными людьми. Мы осуждаем маньяков, негодуем, возмущаемся, требуем их немедленной смертной казни - и это правильно, это нормальная, здоровая реакция. И в то же самое время мы жадно интересуемся сообщениями о них, болезненно рассматриваем фотографии расчлененных жертв, выносим портреты монстров на первые полосы газет, на экраны телевизоров... Передача "Дикий бред" явно больного человека вообще идет в самый прайм-тайм - в пятницу в 19 часов! Пишем о маньяках тысячи книг, снимаем сотни кинофильмов... Мифологизируем, создаем легенды... Лучшие актеры мира стремятся сыграть роль маньяка - что там трагедии Шекспира! Да, собственно, и у него все об этом. Очевидно, есть что играть и есть что выразить! Получают "Оскаров", становятся миллионерами... Да зачем далеко ходить?! Самой издаваемой и самой массовой книгой в мире является, как известно, Библия. А на втором месте? Правильно, различные версии Дракулы и Франкенштейна!

Не является ли это нашим подсознательным желанием быть такими же, как они? И не завидуем ли мы им, что вот они могут делать ЭТО, а нам просто не хватает смелости? И где вообще та грань, которая отделяет НАС от НИХ?

А насчет Джека-Потрошителя?.. Опросите сейчас на улице человек сто случайных прохожих: кто такой Эйнштейн? Бетховен? Рафаэль? Человек двадцать-тридцать с трудом припомнят что-то из школьного курса. А этого самого Джека, придурка, который убил нескольких жалких лондонских проституток, почему-то знает весь мир! Поневоле задумаешься: как стать великим?

Все-таки хотелось бы встретиться с ним лично. Я думаю, мне есть о чем поговорить с ним... задать вопросы... Я думаю, из этого что-нибудь получится...

- Возможно, вы и правы, - задумчиво сказал психолог. - Но личная встреча с таким человеком, по-моему, смертельно опасна, хотя бы уже потому, что вы окажетесь единственным ЖИВЫМ свидетелем, который может опознать ЕГО.

- Ну, я думаю, для НЕГО это не проблема. ОН может говорить со мной в темноте или напялив мне на голову мешок, хотя, - журналист засмеялся, - мне бы не хотелось пребывать в таком виде перед опасным преступником... И все-таки я, пожалуй, попробую.

- Я бы вам советовал, Игорь Дмитриевич, все-таки поговорить с Успенским.

- Не знаю, не думаю, что это будет на пользу делу. ОН может заметить слежку, и тогда-то и мне, и тому, кто будет за нами следить, уж точно несдобровать.

- Генерал это все понимает и, я уверен, сделает все, чтобы и польза была, и безопасность вашу обеспечить.

Успенский выслушал план Любомудрова без большого энтузиазма. На все доводы журналиста отвечал одинаково: "Опасно. Не имею права".

Наконец Любомудров заявил, что все равно на свой страх и риск попробует установить контакт.

Генерал развёл руками, в глубине души. одобрив настырность журналиста и подумав, что, пожалуй, из этой затеи может что-нибудь получиться дельное.

- Одобрить вашу затею я не могу, - сказал он. - Но если вы все-таки решитесь, непременно держите нас в курсе. И пожалуйста, --добавил Успенский, никакой рискованной самодеятельности! Мне бы очень не хотелось быть недобрым вестником для ваших родных.

Генерал хотел сказать что-нибудь теплое, но смешался и промолчал.

ЖУРНАЛИСТ И НЕРГАЛ

Через пару дней в газете "Криминальный беспредел" было опубликовано интервью корреспондента Тимофеева с Любомудровым, который во вводной части рассказал, как и когда он заинтересовался убийствами, совершаемыми с особой жестокостью, как он пытался разгадать тайну "монстра", как противодействовали этому правоохранительные органы и КГБ. Далее вопросы Тимофеева уже относились к нынешним временам.

Корреспондент. Игорь Дмитриевич, может быть, противодействие органов было оправданным? Возможно, никакого монстра не существовало и не существует, а отдельные случаи зверских убийств, которые случаются во все времена, только порождают панику среди населения? Отсюда и нежелание органов раздувать из мухи слона.

Любомудров. Я и сам уже стал сомневаться в существовании такого сверхубийцы. Романтика молодости миновала. Возможно, что милицейские чиновники в разных городах, прикрывая свое бессилие перед преступниками, ссылаются на похожесть убийств и приписывают все преступления маньяку-гастролеру.

Корр. Но в последние годы сообщения из других городов об убийствах с особой жестокостью, по характеру похожих на приписываемые монстру, прекратились. Зато мы, к сожалению, довольно часто слышим о них в нашем городе. Может быть, монстр, или Выродок, как его еще называют в милицейской среде, обосновался в Петербурге.

Л. Если это так, то я постараюсь добиться вразумительного ответа от милиции и ФСБ. Общественность вправе знать правду и должна быть информирована о мерах, которые собираются предпринять органы правоохранения. Хотя, честно говоря, я все больше становлюсь скептиком.

Корр. Но если маньяк существует, вы возобновите охоту на него?

Л. Охота на маньяка - дело соответствующих органов. Мне интересно понять причины появления такого человека среди нас, мотивы, которыми ОН руководствуется. Хотелось бы услышать от него самого искренние объяснения своих поступков. Органы, даже если они и поймают ЕГО, никогда не скажут правды. Скорее всего, официальные объяснения будут сведены к обычному умопомешательству. Но, я думаю, что если бы такой человек существовал, ОН мог бы рассказать о себе много необычного. Хотя, еще раз повторюсь, на данный момент говорить о монстре все равно что рассуждать о Лохнесском чудовище.

Корр. Ловлю вас на слове, Игорь Дмитриевич! Давайте через газету обратимся к... даже не знаю, как ЕГО назвать... к господину монстру и предложим ЕМУ встретиться с вами на условиях полного сохранения конфиденциальности и гарантии его безопасности. Согласны?

Л. Безусловно. Если действительно откликнется тот человек, которого я разыскивал безуспешно на протяжении многих лет, и согласится на встречу со мной, то я могу дать честное слово, что ничего из того, что мой собеседник не пожелает увидеть в печати, не будет опубликовано. Естественно, что все сказанное останется тайной и для органов.

В течение следующих двух дней в редакцию позвонило пятьдесят три человека.

Люди генерала, прослушивающие телефон, измучились и озлобились на весь человеческий род.

В готовности находилось четыре бригады оперативников.

Едва бригада успевала возвратиться после ложного звонка, как ей снова приходилось ехать по следующему.

Звонили в основном из квартир, поэтому установить номер телефона и адрес не составляло труда. Проверяли даже звонивших детскими и женскими голосами, потому что психолог предположил, что Выродок может либо изменить голос, либо у него от природы может оказаться какой-нибудь недостаток голосовых связок.

Лишь один звонок был сделан из автомата, но приехавшая бригада застала в будке девятилетнего мальчишку, на полном серьезе заявившего, что ненавидит всех людей и будет их убивать.

Всего позвонили четырнадцать женщин, причем две из них действительно страдали психическими расстройствами, но, слава Богу, никого пока не убили, остальные - просто девицы, звонившие от нечего делать, "чтобы познакомиться с журналистом". Одна, страдавшая от неразделенной любви, пригрозила убить и "его" и "ее" за коварный обман.

Из тридцати шести мужчин двое были в столь почтенном возрасте (семьдесят девять и восемьдесят три года), что выпадали из числа подозреваемых автоматически, хотя и сказали, что за свою нищенскую старость "готовы перестрелять всех демократов". Остальные оказались обычными перезрелыми оболтусами и бездельниками. Одна девочка обиделась на родителей. Кроме девятилетнего человеконенавистника, еще один одиннадцатилетний парнишка позвонил просто так, "чтобы посмотреть, что получится".

Если учесть, что каждый выезд обставлялся в соответствии со строжайшими инструкциями генерала "не рисковать", "не лезть на рожон", а просто тихо, мирно установить личность звонившего, под любым благовидным предлогом проверить документы и без пыли уехать, то можно себе представить состояние оперативников, мотавшихся по городу практически беспрерывно, жевавших на ходу сухие пайки, и все это для того, чтобы отловить очередного телефонного пирата.

Успенский тоже был зол, но повторял непрерывно: "Что Бог ни делает, все к лучшему! Не ОН и слава Богу. Опять все живые вернулись!"

На четвертый день к вечеру, когда журналист собирался домой, в редакции появился пацан лет двенадцати, который сказал, что корреспонденту Любомудрову он должен кое-что передать. Ему показали журналиста. Парнишка подошел к нему, попросил наклониться, долго что-то шептал, для удобства привстав на цыпочки и обхватив Любомудрова за пиджак. Любомудров почти ничего не смог разобрать. Мальчишка твердил что-то про отчима, который самый настоящий зверь, бьет мать и наверняка убьет их всех, если "дядя корреспондент не заступится".

Любомудров наконец не выдержал и сказал:

- Да говори ты громче.

Но парень разревелся, сказал, что громче нельзя, потому что отчим стоит под окнами редакции и может услышать.

После этого парнишка стремительно сбежал.

Любомудров ошарашенно постоял, покрутил головой и полез в карман за сигаретами. Вместе с пачкой он вытащил конверт. Недоуменно повертев его в руках, журналист вдруг нахмурился и стал поспешно вскрывать его. Он вынул оттуда лист, посмотрел на него и снова спрятал.

- От НЕГО весточка? - спросил кто-то из коллег.

- Не знаю, не думаю, - ответил Любомудров и вскоре вышел из редакции.

Он шел, раздумывая, что бы мог означать этот листок? Снова чей-то розыгрыш? Не похоже. Вряд ли кто-нибудь из непосвященных знал этот характерный зигзагообразный знак. Органы о нем в прессу сведений не давали. Значит, это ОН! Но что может означать послание? Возможно, ОН хочет подтвердить, что вызов принял и в ближайшее время проявится лично? А может?.. О том, что в кармане у него, возможно, лежит смертный приговор, Любомудрову думать не хотелось.

Он знал, какой сделает следующий ход. Убивать журналиста ОН пока не будет. Наоборот, нужно подробно поговорить с ним. Пусть мир узнает не только о ЕГО существовании, в котором уже все убедились, но и услышит о великих идеях, которые ОН несет миру. Для того, чтобы идеи эти прозвучали убедительно, нужно, чтобы посредник, то есть журналист, убедился в их величии.

ОН, конечно, проведет с ним пару-другую встреч и, возможно, даже оставит в живых, если его жизнь не понадобится для великого Слияния. Если корреспондент сумеет проникнуться ЕГО величием! Но сначала надо проверить, не подсадная ли это утка. Конечно, ОН не боялся прямого столкновения с милицией или ОМОНом. Разве смогут они одолеть ЕГО в открытом бою?

Но не хотелось бы разочаровываться в задуманном.

ОН проследил за Любомудровым и через день после первого послания со своим личным знаком, означающим созвездие Змеи, принес и положил ночью в почтовый ящик журналисту пакет, в котором лежало объявление с просьбой поместить его в ближайшем номере "Криминального беспредела".

Объявление было таким: "Продам квартиру. Смотреть вечером. Большая Пушкарская, д. 19".

Успенский решил, что это приглашение Любомудрову на встречу. Но когда?

Любомудров считал, что это провокация. и решительно протестовал против того, что за ним постоянно невидимо следуют бойцы ОМОНа. Он никак не реагировал на объявление и не пошел на Пушкарскую. Тогда к нему в метро протиснулся мальчишка и на очередной станции, когда металлический голос объявил: "Двери закрываются", сунул ему в руку листок и выскочил из вагона.

В листке говорилось: "Сегодня в 19 час. прогуливайтесь по Большой Пушкарской от дома 13 до дома 19".

Любомудров не известил генерала о предстоящей встрече.

Но и встреча не состоялась. Напрасно журналист ходил по улице сорок минут кряду.

На следующий день генерал признался ему, что за ним снова наблюдали его люди. Раздосадованный журналист нагрубил генералу, но их помирил психолог, заверив, что теперь Выродок наверняка добьется встречи.

Еще через день Любомудров обнаружил у себя на рабочем столе среди прочей почты конверт без марки и почтового штемпеля. Открыв его, он отшатнулся.

В конверте лежал человеческий палец. Любомудров постепенно справился с тошнотой и развернул бумажку, вложенную в конверт.

"Все остальные части тела мента, который за мной следил, найдете в мусорном баке у станции метро "Горьковская". Следующая встреча будет назначена особо".

Следующая встреча была назначена опять же запиской, брошенной в почтовый ящик. "Сегодня на Зверинской в 19 час.". На этот раз за Любомудровым никто не пошел, хотя омоновцы клялись уничтожить Выродка. Генерал с тяжелым сердцем запретил слежку, решив довериться чутью психолога, который уверял, что риска никакого нет. Выродок-де заинтересован во встрече и живом журналисте. А для ФСБ от этой встречи может быть огромная польза.

Успенский и его подчиненные ходили мрачные и злые.

Больше всего бесило вынужденное бессильное ожидание. В голове никак не укладывалось! Один-единственный психопат, ублюдок диктует городу свои условия!

Тело бойца, найденное в баке у метро, было разорвано на куски, внутренности вырваны и валялись рядом, на груди алел зигзаг.

Все отделы ФСБ были переведены на режим повышенной готовности.

В таком же напряжении жило и РУОП.

Дойдя до девятнадцатого дома, Любомудров повернулся и медленно пошел обратно. У какой-то парадной его крепко взяли за локоть и потянули за собой. Журналист не успел опомниться, как оказался перед дверью в подвал. Человека рядом с собой он разглядеть не смог. В парадной было темно.

Дверь незнакомец толкнул ногой, на Любомудрова пахнуло затхлостью и теплом.

- Входите же, - сказал незнакомец. - Не дворец, конечно, но полчаса потерпеть можно.

Любомудров шагнул вперед во мрак, споткнулся и грохнулся бы на грязный цементный поп, если бы не крепкая рука его провожатого.

- Экий вы неловкий! - сказал человек и, не выпуская локоть журналиста, провел его в большую комнату, где в дальнем углу тускло светила лампочка, в свете которой журналист с трудом разглядел стоп у кирпичной стены, два стула и топчан из досок.

- Жилплощадь уступила мне в аренду компания бомжей, - пояснил незнакомец. Весьма приличные люди. Устраивайтесь у стола и не обращайте внимания на некоторый беспорядок и специфические ароматы. - Сам провожатый уселся спиной к лампочке, так что лицо его, почти невидное, окончательно утонуло во мраке. Разглядеть хоть что-нибудь журналисту не удалось, даже когда глаза привыкли к темноте.

- Итак, уважаемый Игорь Дмитриевич, перед вами тот самый монстр или Выродок, как вы меня называете. Для удобства предлагаю называть меня Николаем... скажем, Борисовичем, хотя сам я называю себя Нергалом, по имени того бога, который живет во мне.

- Кто вы и что вами движет? - спросил журналист.

- Вы слишком резко беретесь за дело. Так неинтересно. Прежде чем встретиться, я понаблюдал за вами пару дней. И сделал некоторые выводы. Так что начнем, пожалуй, с моих вопросов. По сути дела, мы очень скучно живем, Игорь Дмитриевич. Я говорю банальные истины, но тем не менее... У вас бывают праздники? Любые. Встреча Нового года? Или вы предпочитаете Первое мая? Может, день рождения?

- Пожалуй... - ответил журналист после некоторого раздумья, - я бы мог назвать единственно радостным праздником Рождество. Есть в нем что-то домашнее, ностальгическое... Но, с другой стороны, дата этого праздника назначена церковниками совершенно произвольно. Есть достаточно убедительные версии, что Христос родился в апреле... в мае... в ноябре... Я слабо разбираюсь в христианстве, так что мне трудно проникнуться духом этого праздника.

- Правильно... Я правильно выбрал тебя... Я в тебе не ошибся. Мы родственные души, мы одинаково мыслим... просто тебе не хватает энергии! В этом я помогу тебе... а за это ты поможешь мне разнести свет моего учения по всему миру! Но об этом потом - всему свое время! Узнав меня лучше, ты сам придешь ко мне, сам станешь самым ярым моим поклонником... Ты станешь для меня тем же, кем был Петр для Христа... Но это потом, а пока просто поговорим... Христос, Иешуа... Этот дебил, малограмотный дурачок, которому вы все так поклоняетесь... Да он даже читать не умел, об этом даже в Библии сказано... Для начала можно поговорить и о нем...

Ведь это же бред и анахронизм, что в основе одной из крупнейших религий мира, в центре самой динамичной цивилизации стоит такая вялая, жалкая и невразумительная личность! А тексты, то бишь заповеди: не возжелай жены соседа... осла его... не убий... Тьфу!!! Любая религия основана на крови, каждая страница вашего священного писания просто вопиет об этом, любая религия распространяется на реках крови, а чтобы эта религия стала господствующей, нужны уже океаны крови! Только кровь, только смерть лежат в основе и в господстве любой религии! Вся история христианства, нет, вся мировая история говорит об этом! А в основе этих океанов крови и мириадов смертей лежит вяленькая, дохленькая, убогая мыслишка, которую вы все называете заповедью: не убий! Трусливая, лживая и ханжеская мысль... Как это - не убий?! Именно убий! Уничтожь, разорви, растерзай, надругайся! И не лги сам себе, а возведи все это в культ! Культ Крови, Культ Смерти! Ведь и так вся мировая история, вся цивилизация основана только на смертях, только на крови! И вот когда вся ложь, все словоблудие и ханжество ваших слабых и жалких душонок отпадут прочь, когда мой культ - Культ Смерти, Правды Смерти и Абсолюта Смерти овладеет умами миллионов, тогда и появится новая религия - Религия Смерти, и Главным Богом ее будет Нергал! БОГ СМЕРТИ! То есть я... И десятки, сотни, тысячи таких, как ты, помогут понести свет этой религии по всему миру... А я помогу вам - и всему миру тоже!

Впрочем, у нас еще будет время поговорить об этом подробнее. А сейчас нам надо просто познакомиться поближе... Давайте, я бы хотел послушать и вас тоже для начала!

- Все это слишком заумно.

- Вы раздражаетесь. А между тем, наоборот, все очень просто. Каждый сам назначает себе праздники и отмечает их. Для меня, например, большая радость побеседовать с вами.

- Почему?

- Потому что во-первых: мне не с кем открыто, откровенно поговорить. Во-вторых, я чувствую, вы достойный противник.

Убивать - это хорошо! Это поступок, действие, которое и лежит в основе моей религии. Когда убийств станет много, когда кровь польется потоками, количество начнет переходить в качество. Процесс станет массовым, лавинообразным и неконтролируемым, и вот этот-то процесс создаст настоящую базу для Моей Религии! Но я прекрасно понимаю, что не только поступок, но и само слово, сама идея имеет огромную материальную силу! Чтобы процесс стал необратимым, мне нужны тысячи верных адептов, миллионы поклонников... Я давно чувствую - приближается Мое Время. Еще немного - и настанет Время Нергала! Пора уже нести мою Философию, Философию Смерти, Философию Нергала всем людям! Смерти вечной, всепобеждающей и абсолютной! Относительно всё- одна Смерть абсолютна! А объяснять малограмотным сопливым журналистикам всю глобальность, цельность и завершенность моей философии - это смешно! Это не мое дело. Даже самый известный из них... как там его... да не суть... и тот не придумал ничего лучше, как стрелять себе в подмышку для разжигания низменного интереса у тупой публики. Ход, конечно, неплохой, но уж больно детский какой-то. Выше уровня помойки он так и не поднялся. Но - важен результат. Если даже этот ход принес ему популярность, то представляю, кем стану я в этой стране! Впрочем, я опять отвлекся...

Вы человек немножко другой. Я давно с интересом слежу за вашими публикациями. Вижу в вас человека, близкого себе по духу, но... немножко слабого... В подсознании вы сами все давно прекрасно понимаете, но просто боитесь признаться в этом самому себе. Напрасно, не надо... Не бойтесь, раскуйтесь, доверьтесь своему подсознанию... Ведь именно оно и подталкивало вас всю жизнь на встречу со мной. Есть в вас этакое нравственное диссидентство, которое мне глубоко симпатично. И которое я надеюсь развить - с Божьей помощью! Да, да, я не оговорился, именно с божьей, только БОГ мой - НЕРГАЛ!

- Еще раз благодарю. Но не вижу оснований для радости в беседах с вами.

- А мне, наоборот, радостно, поскольку я безбоязненно могу высказывать свои мысли, зная, что вы меня не возьмете. Это раз. Могу выслушивать ваши возражения, обдумывать их и вносить определенные коррективы, как в свои взгляды, так и в свои поступки.

- Но ведь поступки ваши не корректируются в сторону улучшения отношений с людьми.

- Конечно, нет. Просто вы помогаете мне лучше понять противников, даже таких опасных, как вы, и легче с ними справляться.

- Ну что ж, могу и я вам признаться, что, хотя беседы с вами не доставляют мне удовольствия, но я надеюсь лучше понять вас, чтобы одолеть.

- Вот и отлично. При этом вы еще и побаиваетесь меня. Это тоже радостно, значит, я по сравнению с вами в чем-то имею превосходство.

- Естественно, побаиваюсь. И даже не потому, что вы можете меня убить. Мне просто непонятны мотивы ваших поступков. Вы меня убьете, чтобы убрать противника. Но непонятно, зачем вам нужно будет после моей смерти отрезать мне голову или сдирать кожу?

- Прежде чем ответить на ваш вопрос, я хочу задать вам встречный. У вас было счастливое детство?

- В общем, да. А вы что, мстите людям за свое несчастливое детство?

- Вы меня разочаровываете, Игорь Дмитриевич. Если бы все сводилось к детству, я не был бы тем, кто я есть. Детство, счастливое или нет, проходит. Поскольку сейчас моя жизнь вполне благополучна, то, следовательно, поступки мои лишь отчасти объясняются детством. Но продолжим о вас. Были ли у вас в детстве мечты, которые так и не удалось осуществить? Жалеете ли вы о чем-нибудь? Может быть, вам хотелось обладать чем-то?

- Возможно. Не помню.

- А я вам напомню. Вы были в детстве физически слабым ребенком. Очень ранимым. Вы, как правило, проигрывали в драках и поэтому не любили и боялись драк. Вам очень хотелось заниматься спортом, но ни в одну спортивную секцию вас не брали. "Бесперспективный" - так говорили о вас тренеры. Ведь в Советском Союзе благополучие тренера зависело от того, скольких чемпионов он вырастит. Вас это жутко, до слез обижало, и вы часто ревели. Вас не считали сверстники достойным напарником в играх, вас не приглашали в дворовую футбольную команду...

- Ну было почти все так, как вы говорите. Но какое это имеет отношение к вашим преступлениям?

- Сейчас разберемся. И вот вы стали взрослым и окончили факультет журналистики. Чем вы стали заниматься в газете?

- Криминальной хроникой.

- Верно. А почему?

- Не было мест в других редакциях.

- Возможно. Но со временем места появились, однако вы не перешли в другую редакцию. Вам понравилось копаться в уголовщине. Вы подсознательно чувствовали свою причастность к этому миру, к его героике и романтике.

- Чушь!

- Да нет, далеко не чушь! Вы сами не могли стать уголовником из-за страха наказания, но вам хотелось хотя бы косвенно быть причастным к миру этих загадочных и, как вам казалось, отчаянных людей, поскольку вы всегда были вне мира сильных! Конечно, в природном уме и интеллекте вам не откажешь!

- Ну спасибо на добром слове!

- Вы старались возместить недостаток физической силы образованием, интеллектом. И вот вам на пути попадаюсь я. Вас сразу заинтересовали заметки в газетах и милицейские сводки о необычайно жестоких убийствах. Ведь втайне вы полагаете, что сами могли бы совершать такое.

- Исключено!

- Но почему? Потому что вы не можете. У вас не хватит ни физических, ни моральных сил. Вы сами себя сознательно исключили из футбольной команды. Но зато вам захотелось погоняться за безжалостным маньяком, ведь если вы одолеете меня, то окажетесь достойны не только "футбольной команды", вы окажетесь посильнее тех людей, которые когда-то в детстве унижали вас. Вы почувствуете себя даже могущественнее меня. Ведь вас втайне мучает зависть к моему могуществу.

- Вы все перевернули с ног на голову. Да, действительно, в детстве я был физически слабым, но это не значит, что, став взрослым, я мог забыть о нормах морали. Почему вы не допускаете мысли, что мне нравится работа криминального репортера, ведь я не терплю нарушений морали?

- Нет! Вы просто хотите обладать тем, чего у вас нет. Это свойственно всем людям. И я в этом смысле не исключение. Сдирая с вас кожу, я хочу обладать частичкой вашего тела. Отрывая вам голову и оставляя ее у себя в банке, я становлюсь обладателем, пусть чисто символически, вашего разума. Вырывая у вас сердце, я присваиваю себе часть ваших эмоций, вашего восприятия мира. Всего этого меня пытались лишить в детстве. Я не был собственником тела, потому что им распоряжались окружающие, мои чувства и эмоции контролировались ими же, мой разум пытались сделать роботообразным.

Вы только что упомянули одно смешное словечко - МОРАЛЬ! Опять бред! Это один из самых распространенных мифов в вашей христианской ханжеской философии. Давайте-ка разберемся, что это такое! Для этого можно заглянуть в вглубь истории, а можно и просто посмотреть вокруг себя - даже в наши дни!

Когда один человек убивает другого, вы говорите - это плохо! это аморально! И жестоко наказываете его.

Когда другой человек убивает десятерых, вы тоже наказываете его, но уже не так сильно. Он уже как бы и не виноват, он уже как бы жертва. У него уже берут интервью, о нем снимают фильмы.

Когда третий убивает сотни людей - он становится национальным героем, этаким Робин Гудом - это Шамиль Басаев, к примеру.

А когда кто-то убивает миллионы людей, то он становится неподсуден никому, кроме своей души, а значит - он сам становится Богом! Он входит в историю, на него молятся миллионы других, еще не убитых людей. Таковы Наполеон, Сталин... И любая мораль оправдывает их! И получается, что вся ваша мораль - это всего лишь вопрос количества убитых вами людей! ЭТО ПЕРВЫЙ ПОСТУЛАТ!

По вашим глазам я вижу, что вы хотите сказать: дескать, неправда, их иногда все-таки судят! Вы имеете в виду Гитлера, Нюрнбергский процесс и прочую чушь! Но не забывайте, кто их судил - их судили еще большие убийцы. Гитлер им в подметки не годился. И самое главное - эти ребята победили! Вот вы сами и сформулировали ВТОРОЙ ПОСТУЛАТ вашей жалкой морали. Моралью обладает тот, кто победил! Есть еще и третий постулат, но пока, на сегодня, хватит...

А насчет того, что я чего-то там перевернул вверх ногами, то... Вы просто хотите обладать тем, чего у вас нет.

Но я оказался физически намного сильнее всего моего окружения, я оказался выше в интеллектуальном отношении, и теперь уже я могу владеть чужими телами, чувствами и разумом. Именно я, которого все считают выродком, в значительной степени диктую обществу правила игры. Мне интересно с вами состязаться. Но настанет день, и вы признаете себя побежденным. Тогда я убью вас.

- Хорошо. Я принимаю ваш вызов. И я выиграю.

- Вы не можете выиграть. Вы похожи на меня, в этом ваша сила. Но вы намного слабее меня, потому что я не от мира сего. Я одержимый!

- Вот потому я и выиграю. Вы одержимы и вы безумны!

- По поводу одержимости и безумия мы поговорим в следующий раз. Это очень любопытная тема. Сейчас для первого знакомства - достаточно. Вам же на досуге предлагаю вспомнить историю. И одержимых, которые в разные периоды были властелинами мира. Теперь я ухожу. Вы досчитаете до ста в медленном темпе и выйдете отсюда. Не пытайтесь меня искать. Я вам позвоню.

* * *

На следующий день Любомудров засел за свои записи, заметки, стал просматривать документы, полученные от генерала.

Начав по памяти восстанавливать свой разговор с НИМ, журналист вдруг почувствовал леденящий холод. Потом его обдало жаром. Он откинулся на спинку кресла. Сердце сжалось от страха, будто кто-то невидимый накинул на него широкий ремень и сдавливает изо всех сил.

"Что это со мной? - подумал Любомудров. - Уж не испугался ли я ЕГО?" И тут же сам себе ответил: "Испугался не то слово! От НЕГО шла волна чего-то жуткого, неописуемо ужасного". Журналист вдруг со страхом подумал о том, что по сути совершенно беззащитен перед этим существом, целиком находится в его власти. Неизъяснимая тоска вдруг овладела им.

"Да прекрати! - мысленно попытался он приказать себе. - Что за истерика!" Но тоска, страх и необъяснимое чувство тревоги усиливались.

Любомудрову вдруг подумалось, что жил он плохо, не так. Что никогда ни жена, ни дочь, ни внук не видели от него ласки. Он был сдержан, считал, что мужчина не должен расслабляться... И вот теперь... "Конечно, теперь я, ввязавшись в этот идиотский поединок, подвергаю опасности не только и не столько себя, сколько их!" Ему стало еще страшнее. Страшно было не только оттого, что он беседовал с безжалостным убийцей и мог не вернуться с этой беседы. Страшно было оттого, что он не мог понять настоящей опасности.

"У НЕГО нет лица! - вдруг подумал журналист. - Я не видел, я не смог разглядеть ЕГО лица!" Действительно, даже при слабом свете лампочки журналист должен был разглядеть хотя бы общие очертания или отдельные черты лица собеседника. Между тем он мог вспомнить и представить лишь белое пятно с черными провалами глаз. "Как же я не подумал об этом там? Ведь должны же быть у НЕГО нос, рот, уши, наконец!" От такой по-детски наивной, примитивной мысли ему стало вдруг легче. "Разнюнился! Может, этот придурок чулок на морду натянул! Вот лицо и пропало!" Но Любомудров знал, что это не так. Лица он просто не мог разглядеть, потому что собеседник вел разговор, не только находясь в полутьме, но и держа во мраке самого себя. Журналисту трудно было описать это ощущение. Факт тот, что была или не была маска на Выродке, но ОН не раскрывался. А лицо человека можно охарактеризовать только во время разговора, пусть даже и не откровенного.

От безликости монстра журналисту и вовсе стало не по себе.

"Надо в первую очередь отправить на дачу Ирину с внуком", - подумал Любомудров, и оттого, что он принял хоть какое-то решение, ему стало легче.

Журналист попытался сосредоточиться на документах и фактах.

Точно было известно, что ОН пятнадцать лет странствовал по стране, оставляя везде, где побывал, кровавый след.

Убивал, как правило, военных или людей, одетых в форму. Среди жертв были и женщины, но, опять-таки, каким-либо образом причастные к военизированным подразделениям. Оставлял на жертве визитную карточку - зигзагообразный разрез,

Точно известно, что жертвы ОН искал и находил в определенные дни месяца. Вначале это происходило четыре раза в год. Седьмого января, десятого апреля, седьмого июля, десятого октября.

Одно время в ориентировках ОН проходил под кличкой "Квартальный убийца". Впоследствии стал убивать каждый месяц, опять-таки, по строго определенным, постоянно чередующимся числам. Теперь уже получил кликуху Выродок. Так же стало обозначаться и все дело о зверских серийных убийствах.

В деле нет никаких сведений о том, что монстр заранее выбирает и выслеживает жертву. В то же время не говорилось и о том, что выбор случаен. Поскольку убийства происходят по определенным числам, журналист был склонен предположить, что жертва все-таки выбирается заранее. Но каким образом? Почему оперативники ни в одной сводке, ни в одном рапорте не упоминали о поисках жертвы Выродком?

Последнее убийство было им совершено десятого числа прошлого месяца. Значит, следующее будет седьмого, через три недели. Что можно успеть сделать? Любомудров знал, что люди Успенского проверяют каждый сигнал, полученный от всех, у кого при себе был .фоторобот, наверняка очень близкий к оригиналу. До сих пор не удавалось ни схватить, ни уничтожить ЕГО. Судя по карте, убивал ОН в разных местах, в основном в подвалах домов, выселенных и готовых к капитальному ремонту. Ни во что сверхъестественное журналист не верил, и тем не менее в жизни приходилось сталкиваться с какими-то необъяснимыми с точки зрения человеческой логики фактами. Что-то в НЕМ есть. Может быть, Успенский скрывает или не договаривает чего-то.

Телефонный звонок прервал его размышления. Любомудров взял трубку и услышал взволнованный голос Чернышева.

- Игорь Дмитриевич, ОН говорил с вами?

- Говорил.

- К вам нельзя сейчас зайти побеседовать?

- Заходите. Буду ждать.

Психолог пришел через пятнадцать минут. Вид у него был какой-то взъерошенный.

- Игорь Дмитриевич, ОН не сумасшедший! - начал Чернышев без предисловия.

- Эк куда вас занесло! - сказал Любомудров, почувствовав себя гораздо увереннее с приходом психолога. - И почему вы решили сделать такой парадоксальный вывод?

- То есть я хочу сказать, что ЕГО нельзя отнести к обычному распространенному типу-психопатических личностей. Если вы немного потерпите, я поясню свою мысль. ОН, убивая, совершает определенный ритуал. Оставляет на тепе убитого кровавый зигзаг. Можно было бы подумать, что это религиозный фанатик. Но в то же время убийства сопровождаются сексуальным насилием, расчленением тела. Убивает ОН, как правило, мужчин, хотя среди жертв есть и женщины. Очевидно, убивая, ОН получает половое удовлетворение от вида мучений и агонии своих жертв. Но акты вскрытия показывают, что насилие часто бывает совершено уже после наступления смерти.

То есть здесь такой клубок всевозможных психических отклонений, что я бы предположил не сумасшествие, а некое социопатическое отклонение, когда плюс ко всему преступник еще получает удовлетворение от самого факта убийства, считая жертву бесполезной в социальном, общественном плане...

Психолог говорил, говорил, а Любомудров поймал себя на том, что вдруг увидел вместо лица Чернышева кровавую изуродованную маску с отрезанным носом, вырванными губами и выколотыми глазами.

- Что с вами? - вдруг услышал он голос психолога. - Вам плохо?

- Нет, нет, просто уж больно страшные вещи вы рассказываете.

- То-то и оно, что страшные, - сказал психолог. - Таких случаев, насколько я знаю, в психиатрии не наблюдалось. Я перерыл множество источников. Даже знаменитый Чикатило - кружок кройки и шитья по сравнению с Выродком. Главное, что мы скорее всего никогда не сможем понять ЕГО психологию, мотивацию поступков.

- ЕГО надо ловить, а разбираться в психологии будем потом, - сказал Любомудров нарочито грубо, отгоняя от себя кошмарные видения.

- А пока не поймем, вряд ли поймаем, - возразил психолог.

- Можно, наверное, и не очень вдаваться. Вот вы как врач скажите, чего может бояться этот самый Выродок? Ведь есть же у него наверняка слабые места?

- Боится ОН разве что смерти, да и то неосознанно. Возможно, если ЕГО жизни реально, непосредственно будет угрожать опасность, ОН испугается, но и то в самый последний момент, когда увидит смерть непосредственно рядом с собой... А в остальном... Если бы ЭТО был обычный психопат, я бы мог предположить, что ОН так же, как и все "человеки" боится неизвестного и непонятного...

- Может, на этом мы и попробуем сыграть?,- задумчиво сказал Любомудров, при слове "непонятный." вновь испытавший секундный прилив ледяного ужаса.

Чернышев что-то еще говорил, но журналист уже почти не слышал его. Хотелось остаться одному, разобраться, что с ним происходит, прикинуть, что делать дальше.

Наконец психолог стал прощаться и вдруг сказал:

- Знаете, Игорь Дмитриевич, я вынашиваю один план. Но пока не хочу вам говорить. Подумаю. Если проклюнется что-нибудь реальное, свяжусь с вами, хорошо?

- Да, конечно, буду ждать. И сам подумаю, - ответил журналист, с облегчением провожая гостя.

"Первым делом надо спровадить из города всех близких, - решил Любомудров., - Хоть они пусть будут в безопасности". Но тут же подумал, что пока ОН жив, вряд ли кто-нибудь может быть в полной безопасности.

ПОДПОЛКОВНИК ТИМОХИН

Начальник отдела РУОПа подполковник Тимохин проводил совещание на следующий день после бойни у Казанского.

До убийства человека из группы генерала Успенского и первого контакта журналиста с Выродком оставалось несколько дней.

Тимохин уже с утра получил очередное строжайшее указание "по розыску и задержанию маньяка, терроризирующего население".

В очередной раз нужно было разрабатывать оперативные планы и пытаться искать этого чертова Выродка, на которого уже немало за срок службы Тимохина было потрачено и сил, и нервов и, что самое главное, людских ресурсов.

Совещание шло своим чередом.

- Это не бой был, Александр Алексеевич, - убежденно сказал Юра Вяльцев, руководивший трагически закончившейся операцией. - Бойня там была. Объявился какой-то супермен и начал крушить и наших, и ихних.

- Прямо на сказку похоже! - недоверчиво покачал головой подполковник. Появляется некто и зверски уничтожает и бандитов, и бойцов спецотряда! Тут у меня сын Бетманом как-то увлекся. Тот тоже всюду поспевал и со всеми расправлялся. Вот и вас послушаешь, так вроде 745-ю серию этого Бетмана рассказываете. Только тот по справедливости дела решал, а ваш супермен и правых, и виноватых бьет.

- Была бы сказка, не было бы вещдоков, Александр Алексеевич, - сказал Юра Вяльцев. -А там одних рук да ног собрано шесть штук, не считая одной головы и кишок метров тридцать! Я думаю, надо его обнаружить и втихаря ликвидировать. Это какой-то выродок! Страшно подумать, что ОН может натворить!

- Страшно подумать, что может натворить, но еще страшнее вспоминать, что уже натворил, - сказал подполковник. И продолжал: - Эту тварь мы все хорошо знаем. Серию зверских убийств все помните?

- Так это ОН? - удивленно сказал Вяльцев. - Вот оно что! - потом усомнился. - Товарищ подполковник, тот всегда втихаря зверствовал. Следов практически не оставлял. На теле всегда вырезал что-то вроде змеи - единственный след. А этот монстр какой-то! Ведь на куски людей рвал!

- ОН это, Юра. Собственной персоной. Сейчас по всему городу служебные записки начальство разослало. Требует "розыска и задержания". Так что готовься, Юра, к бою!

- Елы-палы, недаром весь город гудит, старухи мозоли на языках набили, все о сатане в человечьем облике болтают. Я-то думал, о том самом судачат, которого в Красном селе недавно взяли. Что девиц в лифтах перышком щекотал!

- Этот девиц трогает редко. Ты сколько в розыске?

- Четвертый год.

- А я уже четырнадцатый. И время от времени циркуляры получаю: обезвредить особо опасного маньяка, посягающего на жизни военнослужащих и зверски уродующего тепа своих жертв. Только розыск проводился почему-то в режиме секретности. Ну, бывало, мы ловили какого-нибудь психа, его либо стреляли, либо сажали в спецпсихушку. На том все и кончалось. Вроде и серии прекращались. А ОН видишь, гастролером был. Я вчера на совещании в прокуратуре был. Прокурор призвал всех к особой осторожности в случае, если на НЕГО кто выйдет. Особый случай. И только в последние годы прописался здесь. Ничего определенного о личности .не сообщают. Говорят только, что есть у НЕГО любимые числа, по которым убивает: седьмое и десятое каждого месяца поочередно. Остальное довольно смутно. Высокий, широкий в плечах, физически очень силен. Приметы конкретно, не указываются. В одних ориентировках пишут: правильные черты лица, нос с горбинкой, лицо овальное, волосы длинные черные, может носить усы и бороду. В других наоборот: нос уточкой, переносица вдавленная, волосы рыжие, но опять же длинные. Глаза кто говорит карие, кто - темно-серые, может носить и усы и бороду. Была еще одна ориентировка. Там вовсе бред. Лицо овальное, зубы гнилые, большинство зубов отсутствует, уши прижаты к голове, вытянутые, кверху. Вот ты мне скажи: как это уши могут быть вытянуты кверху? Мочками наоборот, что ли, повернуты? Так что ищи, подполковник Тимохин, вместе с Вяльцевым и товарищами его.

- И что будем делать?

- Приказ получил? Вот и выполняй! Но со всей осторожностью. Агентов поспрошай, может, ОН в какую группировку входит, хотя это навряд ли. Участковых особенно настрополи. Пусть деликатно всех подозрительных проверяют. Главное, старайтесь, ребята, панику пресекать. В городе мамаши детей в школу боятся пускать. В прокуратуре слух прошел: всем, даже военврачам и корреспондентам военных газет оружие табельное будет выдано. В том числе и женщинам.

- Может, секты какие-нибудь проверить? Там много чудес бывает, особенно в восточных.

- Кто тебе даст секты трогать?! Пресса хай поднимет. Да и не может там у них быть такого. Это наш, доморощенный. И еще одно. Кто ходил "стрелку" брать, пусть письменно изложит все, что запомнил, особенно детально дайте внешность типа, из-за которого свалка началась. Знаю, знаю, - подполковник поднял руки, был там бардак, мало что можно разглядеть, но когда этот хмырь подходил к бандитам, вы могли его заметить, да и кто-нибудь из стариков на лавочках тоже. Расспросите! Они, конечно, любят туфту гнать, но да авось кто-нибудь что-нибудь дельное и скажет. Разыскать нам его нужно во что бы то ни стало! Дальше видно будет! А сейчас - свободны. Да не очень жрите-то! Водка - яд, да в ней намек...

- Добрым молодцам урок, - подхватили несколько бойцов. - Пошли с нами, товарищ подполковник! Помянем!

- Я потом подойду. Позвоню кое-куда, мозгой пораскину.

- Ждем, товарищ подполковник! "...А этот выродок небось и не пьет? подумал Тимохин. - Впрочем, логическую ошибку допускаете, Александр Алексеевич. Выродок, может, и не пьет, но это не значит, что каждый непьющий - выродок. Несколько примитивно, но точно..."

В свободное время, которого у подполковника было предельно мало, он любил почитать популярные книжки по логике и психологии.

После кровавой бани у Казанского по городу поползли жуткие слухи. Вспомнили таинственные и зверские убийства последних лет. Говорили о бандите, которого боятся милиция и органы. Кто-то упорно твердил, что Чикатило не расстреляли и он взялся мстить. Старухи шептались о приходе Антихриста, о том, что по ночам над городом многие видели горящие огнем цифры 666, что, как известно, является предвестником появления Антихриста.

Люди, мыслящие более реалистично, верили, что в городе орудует маньяк-убийца, отличающийся необыкновенной жестокостью. Многие с опаской стали ходить по темным улицам или вовсе избегали слабоосвещенных мест.

В газетах появились статьи, резко критикующие правоохранительные органы, которые упрекали в бездействии и некомпетентности. Корреспонденты осаждали прокуратуру и милицейское начальство. Генералы и начальники помладше рангом старались, как могли, успокоить население, но на прямые вопросы корреспондентов, орудует ли в городе маньяк-убийца, вынуждены были отвечать утвердительно, хотя и оговаривались, что идут по следу и есть уже подозреваемые,

Людей такие статьи не успокаивали, а наоборот, еще больше настораживали.

- Слушайте! Маньяк вчера двух мужчин на куски изрезал! Представляете?! У одного голову отрезал, у второго сердце вырезал, глаза обоим выколол, ягодицы срезал, а в задний проход одному половой член другого вставил... А лица у обоих все исполосованы... Ну до чего страшные времена... И ведь по внешности-то и не скажешь. Кто его знает? Вроде нормальный, а сам, может, зверь! Так всех и каждого приходится остерегаться.

(Разговор двух женщин средних лет в метро)

"...- Одного без головы нашли. Голову оторвали, и она в сторонке валяется! А второго так и вовсе на кусочки разорвали... Все кишки по кусточкам развешаны...

- Гражданка, кончайте людей-то пугать, - вмешивается прилично одетый гражданин лет сорока. - Болтаете чушь всякую! За такие разговоры в старые-то времена знаете, что бывало? "Разорвали... Кишки по кусточкам..." Тьфу... После такого и мяса-то не захочешь.

- А я что? Я только повторяю, что люди говорят. Опять же у нас в квартире женщина живет. Она паспортисткой в милиции работает. Дак она мне и рассказывала".

(Магазин 154, улица Ленина, д. 12}

СПРАВКА

"...Согласно информации, полученной от агента "Василек", руководитель бандитской группировки Баранов В. А. - кличка "Классик", пытается установить рабочие контакты с неизвестным, проходящим в ориентировке под кличкой "Выродок", для привлечения последнего к сотрудничеству.

По утверждению близких Баранову членов группировки Михалева К. Н., кличка "Гориллыч", и Поршнева А. А., кличка "Казначей", в ближайшее время Выродок станет членом банды, которая постарается использовать его в наиболее серьезных операциях и разборках". Оперуполномоченный К и силе в И. Н. 5-го мая 1995 г.

БАРАНОВ, ОН ЖЕ КЛАССИК

Баранов Вильям Антонович, которого в криминальной среде знали под кличкой Классик, относился к авторитетам "новой волны". Он не любил представителей старого уголовного мира и при каждом удобном случае подчеркивал свое отличие от них.

Это бойцы его группировки участвовали в "стрелке" у Казанского собора. Ему уже были известны кровавые подробности "стрелки". Он был озабочен и деловит.

- Значит, провокация ментовская исключается? - еще раз спросил он. - Никто не мог самодеятельность проявить?

- Никто такого допустить не мог, - убежденно сказал Кирилл, который за огромный рост, силу и жестокость получил кличку Гориллыч. Он был бригадиром охранной службы группировки и должен был обеспечивать не только безопасность, но и снабжать шефа достоверной информацией из официальных кругов.

- Значит, хмырь этот вообще никому не известен?

- Никто его не знает. Это точно. Классик проводил своеобразное оперативное совещание, на котором присутствовали только самые доверенные лица: Гориллыч. Казначей, он же Андрей Афанасьевич Поршнев, помощник и советник Классика по юридической и финансовой части, и Лев Торсумский, журналист, выполняющий специальные заказы шефа, большой дока в области сплетен, слухов и распространения нужных группировке сведений в прессе.

- Что скажешь, Лев Георгиевич? Что в ваших кругах говорят?

- То же, что и во всем городе, Вильям Антонович. Маньяк-убийца. Но от друзей в Большом доме мне удалось узнать, что маньяк этот не совсем обычный. Вроде псих и не псих. Вроде ловят ЕГО давно, а поймать не могут. Поэтому кое-кто сомневается, что ловят взаправду. Может, кое-кому из властей нужно народ попугать, чтобы меньше о жизни думали. Хотя наша братия журналистская всерьез маньяка берет. Кое-кто частное расследование собирается вести. А Любомудров, так тот в свое время в психушке сидел из-за того, что зверскими убийствами интересовался. Сейчас тоже что-то шуршит, искать пытается.

- А что говорят о НЕМ? Может, ОН не настолько псих, чтобы не сообразить, какая ему будет от нас польза, если мы его к себе в команду возьмем?

Соратники ошарашенно переглянулись.

- Если ОН со сдвинутой крышей, так как работать будет?

- А вдруг сможет! Приступы у НЕГО раз в месяц бывают, так, Лев?

- Судя по информации ментов, так.

- Остальное время ОН среди людей ходит, и никто ничего не знает. Небось и в чиновниках где-нибудь числится. Судя по тому. как ОН на "стрелке" орудовал, очень ценный кадр для нас. А как накатит на НЕГО охота на свое личное дело пойти, мы можем и выходной дать... Верно? А можем навести на того, кто нам мешать вздумает...

- ОН вроде форму не уважает, - сказал Торсумский. - Судя по слухам, убивает офицерье, ментов, охранников. Убьет, потом на куски разрывает. Случается, что уносит с собой части тепа.

- Тем более нам такой боец нужен, - констатировал Классик. - Одним словом, Кирилл, передай братве, пусть кто что помнит из внешности, словами на бумаге напишет. Будем искать ЕГО. Кстати, хоть примерно кто-нибудь говорил, какой ОН из себя?

- В общем и целом, - ответил Гориллыч, - говорят, здоровый, волосы длинные, борода, усы!

- Все это может быть маскарад. Посмотрите и среди хипарей, художников... Но, мне думается, сидит наш герой где-нибудь в захудалой канцелярии. Раньше, может, в армии служил, воевал где-нибудь. Теперь тоска заедает, по крови да мясу скучает. Вот и бесится. Так что первым делом ищите там, где чиновников много, где они стаями гужуются. ЕГО эта протухлая мелочь должна на "подвиги" толкать. И в военкоматах пошустрите. Как братва, не очень опущена?

- Да ты что, шеф? Бойцы только и ждут, чтобы хмырю этому в глотку вцепиться и хребет сломать. Таких парней потеряли! Сами просились искать ЕГО.

- Ну, до глотки до его им вряд ли добраться удастся. Иначе ОН бы нам и не нужен был. А настрой использовать надо. Заканчиваем. Надо дело делать. Казначей, ты насчет аренды разговоры вел?

Помощники поняли, что для них беседа с шефом закончена, и вышли, оставили Классика наедине с Казначеем.

ОПЕРАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

Совершенно секретно Москва, Кремль

Первому секретарю ЦК КПСС товарищу Хрущеву Н. С.

21 сентября 1955 года на объекте "Маяк" произошла авария локального значения.

Первый секретарь Обкома КПСС Чирсков Б. Н.

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ

Совершенно секретно

Первому секретарю Обкома

КПСС

тов. Чирскову Б. Н.

В течение двадцати четырех часов выяснить и доложить Политбюро ЦК КПСС и мне лично причины и последствия аварии на объекте Маяк".

Первый секретарь ЦК КПСС Хрущев

"... 21 сентября с. г. в О час. 36 мин. по вине операторов Петрова В. М., Луконина И. Н., Васильева Ю. Н. (погибших при аварии) на объекте "Маяк" произошел самопроизвольный разгон топлива главного реактора с сильным выбросом радиоактивности.

Активность выброшенного топлива достигала 9-11 тысяч рентген в час. Всего в атмосферу выброшено около 40 тонн ядерного топлива в виде мелкодисперсных частиц двуокиси урана, радионуклидов иода-131, плутония-239, нептуния-139, цезия-137, строн-ция-90 с различными периодами полураспада. Еще около 7 тонн топлива было выброшено с периферийных участков активной зоны боковыми лучами в завал со строительными конструкциями и на крышу машинного зала.

Испарившаяся часть топлива образовала атмосферный резервуар высокорадиоактивных аэрозолей.

Активность в районе аварии составляет от 1000 до 7000 рентген в час.

Ручные приборы определения уровня радиоактивности приходят в негодность при показаниях 100 рентген в час.

В целом радиационный фон в радиусе 5 км от места аварии от 1000 до 6000 р/час.

В городе Н., находящемся на расстоянии 10 км от объекта, радиационный фон составляет: от 500 до 1000 рентген в час - воздух, дороги, асфальт - от 1000 до 6000 рентген в час.

В результате аварии во внешнюю среду поступило 15 миллионов кюри (МКи) различных радионуклидов.

Длительный период выброса (несколько десятков МКи/сутки), изменение метеообстановки (ветра), процессы выгорания радионуклидов в активной зоне привели к сложной картине радиоактивного загрязнения больших районов страны, неоднородности загрязнения как по площади (пятнистости), так и по радионуклидному составу.

Плотность загрязнения плутонием выше допустимого уровня (ВДУ).

Интенсивность гамма-излучения на 40% территории превышает 800 мкр/час, на большей части колхозных полей и личных огородов 1200 мкр/час или в четырнадцать-шестнадцать раз выше предельно допустимого уровня (ПДУ). Непосредственное место выброса ограждено колючей проволокой, окольцовано дренажным каналом. Население ближайшего населенного пункта эвакуировано, скот уничтожен и обвален в курганы.

Населению в стокилометровой зоне разъясняется необходимость дезактивации домов и предметов сильными струями воды. Завезено водки и спирта питьевого в шесть раз больше нормы с целью выведения радионуклидов из организма.

Население отличается высокой сознательностью и не покидает как мест своего места жительства, так и мест работы. Паники нет".

СПРАВКА

На загрязненных территориях проживает:

До 5 км - 20 тыс. человек От 5 до 15 км - 64 тыс. человек От 15 до 40 км 106 тыс. .человек Всего 190 тысяч человек Свыше сорока километров - около пятисот тыс. человек.

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ

шифртелеграмма

Совершенно секретно Два экз.

Командующему Уральским военным округом Первому секретарю Обкома КПСС

Срочно создать экспертную комиссию, состоящую из представителей специалистов-медиков Вооруженных Сил для исследования последствий радиационного воздействия на людей, животных и растения в загрязненной области. Докладывать по мере поступления результатов

Первый секретарь ЦК КПСС Хрущев

"...У растений наблюдаются многочисленные морфозы, выражающиеся в изменении величины и формы листьев, изменении цвета и формы лепестков, венчика цветков, образовании многочисленных побегов в виде метлы, обесцвечивании части листовых пластинок.

У животных: частая гибель эмбриона на разных стадиях развития, изменение формулы и биохимического состава крови, нарушения деятельности костного мозга, отклонения в клеточном строении печени и селезенки...

У людей: наряду с обычными в таких случаях аномалиями, как-то: болезнями желудочно-кишечного тракта, эндокринных систем, .нарушениями иммунитета, психическими расстройствами, болезнями системы кровообращения, можно также ожидать при воздействии на человеческий организм дозы облучения выше 10 бэр от 2500 до 4000 наследственных мутационных аномалий на миллион новорожденных от облученных родителей.

При хроническом воздействии ионизирующих излучений можно ожидать примерно десятикратного увеличения уровня мутаций..."

(Из сверхсекретного доклада экспертной комиссии Политбюро ЦК КПСС}

РЕЗОЛЮЦИЯ ХРУЩЕВА Н.С.

"Эти мудаки совсем ох.....ли! Лишь бы деньги из народа сосать на свои говенные исследования.

Доклад запрятать так, чтобы ни один х... не нашел никогда. Мудаков ученых перевести в отдаленные гарнизонные госпитали с повышением в звании и под подписку в органах..."

(Стенограмма заседания Политбюро 24 октября 1957 г. опубликована в, "Свободной газете". Ноябрь 1992 г.)

ПОДПОЛКОВНИК ТИМОХИН И ОПЕР МАЛАХОВ

- Товарищ подполковник, мы на него вышли, ей-богу!

- Больно восторга в тебе много, Малахов. На НЕГО уже люди генерала Успенского выходили. На похоронах лейтенанта мы с тобой вроде вместе были.

- Да ведь мы же виду не подадим, что узнали ЕГО. Тихо-мирно подружимся, покорешимся, а там и решим, как брать, чтобы людей не потерять. Сейчас самое главное не спугнуть ЕГО!

- Как же вы на него вышли?

- Счастливая случайность. Сержант Клементьев опознал. Решил квартиру приватизировать, пошел в отдел жилья и наткнулся на НЕГО. Сидит себе как порядочный за столом, бумажки перебирает.

- Почему же решил, что это ОН?

- Так ведь у сержанта фоторобот был при себе. Только на нем ОН с бородой и усами. Такой, каким у Казанского свидетели видели. А чиновник бритый. Но точно ОН. Сержант хотел к НЕМУ с вопросом подойти, поближе рассмотреть, а тот сразу встал и вышел. Правда, минут через пять вернулся, но сержант уже с другим типом разговаривал. А когда стал уходить, у стола ЭТОГО типа как бы ненароком папку уронил, стал бумажки поднимать, а ЭТОТ уставился на него и вроде взглядом убить хочет. Парень говорит: "Извините, мол, что помешал", а тот "Ничего", - говорит и отвернулся.

- Ну опознавателей теперь наберется пару сотен человек, - проворчал капитан, потом добавил: - Ты бы в частном порядке сходил со своим корешом сержантом, зыркни еще разок... Чем черт не шутит... НО! - Тут капитан многозначительно поднял палец. - Никакой самодеятельности! Ты понял, Малахов? У меня строжайшая инструкция: в целях безопасности личного состава не предпринимать никаких оперативных действий по задержанию подозреваемого. Любой план согласовать с ФСБ, лично с Успенским. Ты сам у Казанского был свидетелем ЕГО подвигов. И то, что осталось от лейтенанта, тоже видел. Так что, соблюдая предельную осторожность, собирай информацию. Это пока все твои действия!

* * *

Малахов решил ослушаться подполковника. Уж очень велик был соблазн прославиться на всю матушку Россию. Много лет никто не мог взять, а он, Малахов, возьмет.

Второй день старший опер ходил за подозреваемым. Служащий отдела приватизации жилья Эдуард Николаевич Иванкевич ничем не отличался от своих собратьев по чиновному цеху. Вовремя на работу, вовремя с работы.

Был, правда, случай, когда с двумя известными бизнесменами посетил дорогой кабак "закрытый" для простых смертных. Еще разок проехался с этими же лицами на "опеле"...

Ничего странного больше за ним замечено не было, и Малахов начал продумывать варианты сближения с объектом.

* * *

- Девушка, простите, вы не могли бы посмотреть, у меня опять вся спина белая?

- Я и не глядя могу сказать. Абсолютно белая, как мел!

- Ну вот. Я так и знал. А как вы не глядя угадали?

- По лицу.

- Неужели у меня на лице написано, что я потомственный неудачник?

- Не только это. У вас на лице написано что вы не пропускаете ни одной юбки и отличаетесь банальным складом ума.

- Потрясающе! Неужели все это бы смогли прочесть по моему обаятельному липу средне-русского интеллигента? Тогда не мори не представиться, поскольку столь длительный разговор просто не может продолжаться без более близкого знания друг друга. Итак: зовут меня Виктор, отчество опускаю, фамилия - Малахов.

- Действительно потрясающе! Вам в лицо сказали, что вы обладаете банальным складом ума. И это, между прочим, сказано довольно мягко. А в таких случаях разговор обычно прекращается без взаимных церемоний. Всего наилучшего!

- Все равно я не могу вас оставить, не объяснив, почему я спросил о цвете моей спины. Выслушайте, пожалуйста! Тем более что имя ваше я все равно знаю. Вас зовут Ариадна, но полного своего имени вы не любите и предпочитаете, чтобы знакомые звали Ирой.

- Послушайте, все это становится утомительным. Очевидно, если вам вежливо предлагают отвалить, вы этого не понимаете.

- Я все понял. Именно поэтому я и есть неудачник, именно потому у меня постоянно спина белая. Я знаю не только ваше имя, но и властителя ваших дум, которого вы с нетерпением ждете. Правда, имени я его не знаю. Но поверьте, я вовсе не собираюсь разрушать гармонию ваших отношений. Просто вы мне давно нравитесь, я выделил вас из толпы сотрудниц не только вашего второго этажа, но и всего муниципалитета.

- Так вы следили за мной?

- Не совсем так. Я прихожу в вашу контору уже несколько раз по поводу аренды мансарды под мастерскую...

- И решили, что, обаяв какую-нибудь дуру, сможете легче решить вашу проблему?

- Опять не угадали. Проблема моя уже решена. Именно поэтому я и рискнул попытаться с вами познакомиться. Больше ведь у меня не будет предлога появиться в коридорах власти. Зная, что за вами старательно ухаживает один из ваших сослуживцев, я понимал, что шансы мои на успех мизерны. И тем не менее решился. И знаете что? Я бы хотел пригласить вас вместе с вашим... другом на новоселье в мастерскую, где я устрою и небольшую выставку своих работ.

- Ничего не поняла. Если вы "выделили" меня, зачем вам мой... знакомый? А если надеетесь, что я соглашусь пойти одна, то... ваши заблуждения не знают границ.

- Да поймите, Ира, я именно выделил вас из толпы. Я художник, у меня дар видеть духовную суть человека. И я не ошибся, вы ни разу мне не нахамили, а уже это говорит о богатом внутреннем мире. И мне просто хотелось бы иметь тонкую, добрую, духовно развитую личность среди своих знакомых. Только и всего!

Перед откровенной лестью не может устоять практически ни одна женщина. На это Малахов и рассчитывал.

И он победил.

- Ну не знаю, - смешалась Ариадна, то бишь просто Ира. - Натиск у вас, однако...

- Ну какой натиск? Я же сказал, что приглашаю вас не одну, потому что уверен, у такой женщины, как вы, должен быть не менее богатый духовно приятель. Как я уже отмечал, между вами должна царить гармония. Как говорил классик нашей литературы: "А гармонию мою никому не отдавай..." Ира рассмеялась.

- Ну это вы уж слишком. И не жду я его сейчас. Просто вышла подышать воздухом. Канцелярия надоела.

- Вот и хорошо. Значит, я пишу вот на этом листе бумаги адрес моего "мини-Монмартра" и жду вас со спутником сегодня вечером, к семи часам. Кстати, как его зовут?

- Зовут его Эдуард Николаевич, но насчет визита не обещаю. Слишком все скоропалительно...

Мансарда принадлежала старому приятелю Малахова, который бывал в ней только в периоды запоев. А случались они не чаще одного раза в полугодие. Такой особенностью своего организма Илья Шишов гордился. А писать он предпочитал в одной из квартир на Пушкинской, 10, в доме, некогда захваченном художниками. Запой недавно закончился, мансарда пустовала. Илья с легкостью отдал ключ Малахову, предупредив только, чтобы музыку громко не врубал, не искажал его "имидж" тихого алкоголика.

Ира пришла точно в семь и с "объектом", хотя Малахов и опасался, что она поймет его слова превратно и придет одна.

На этот случай у Малахова был запасной вариант. Он договорился, что пара близняшек-очаровашек будет ждать его звонка, а явившись и обнаружив даму, потребуют немедленного вызова пристойных мужиков. По его наводке Ира должна была вызвонить Иванкевича, хотя бы из чувства оскорбленного женского самолюбия.

Однако сложных психологических и тактических ходов не потребовалось.

Гости с любопытством осмотрели пристанище "богема", как шутливо отрекомендовал себя Малахов, поглазели на несколько картин, не вглядываясь в подпись автора.

- Новоселье, а где же гости? - спросил Эдуард Николаевич,

- Гости ко мне приходят спонтанно, - ответил Малахов. - Да и новоселье в данном случае понятие условное. Я лишь продлил аренду. Так что ждать никого не будем, начнем обмывание сей обители, а гости подойдут.

За час Малахову удалось влить в Иванкевича около шестисот граммов водки, но особых признаков опьянения у него не заметил. Ариадна тоже была насчет выпить совсем не дура.

Через час появился Боря Никольский с "подругой" - сотрудницей РУОП Настей Ивлевой. Новенькие, которые оказались якобы навеселе, поскольку заглянули "на огонек" после вернисажа "Митьков", шумно потребовали "портвейнового вина", выразив при этом презрение к водке, однако не погнушались "плебейским напитком". Одним словом, пьянка получилась на славу, все "скорешились", при этом Настя усиленно охмуряла Иванкевича, а Ариадну взялся обрабатывать Боря, у которого ее постоянно отбивал Малахов, устраивая демонстративные сцены ревности. По ходу междусобойчика, Иванкевич охотно поделился с новыми друзьями сообщением, что женат он на дуре и мещанке, что равного ему в вопросах приватизации жилья во всем управлении нет и что вообще он знаком с такими... - тут он запнулся, людьми, которые... - он помолчал и закончил: - которые все могут... А я, - вдруг заявил он-я знаю, зачем вы меня сюда заманили!

- Это кто же тебя заманивал? - взъерепенилась Ариадна. - Я, например, и идти не хотела, а ты: "Пойдем да пойдем. Захотелось к богеме приобщиться!"

- Да на хрена ты нам нужен, козел, - пробасил Боря.

- Нет, я знаю, - с пьяной настойчивостью твердил Эдуард Николаевич. - Я вам нужен. Я всем нужен! Потому что!.. - он многозначительно поднял вверх палец. - Я такой... Я оч-ч-ень многое могу... И, между прочим, дорого стою, хотя и не продаюсь... Ясно?..

- Да за таких, как ты, в базарный день... - начал Никольский...

- Ой, мальчики, ну что за хамы! Не трогайте Эдика! - решила вступить в игру Настя.

И добавила: - Он такой хороший, такой... сильный... Ух! Эдик, хочу на ручки! Эдик!..

Малахов уже и не рад был затеянной игре. Мало ли что взбредет в голову психу, если это ОН...

А Иванкевич вдруг вскочил, легко поднял на руки Настю и закружился с ней по комнате. Но на пути у него встала Ариадна, подняла руку.

- Стоять! Это что такое? По-моему, это меня, гражданин Иванкевич, вы должны носить на руках!

Эдуард Николаевич остановился, некоторое время вглядывался в приятельницу, будто не в состоянии понять, кто перед ним стоит, потом опустил на пол Настю, с некоторым удивлением огляделся вокруг и вдруг, усевшись на пол, тоскливо сказал:

- Я домой хочу. Что-то здесь не так! Малахов с Никольским переглянулись, потом Виктор, приобняв гостя за плечи, сказал:

- Эдик, может полежишь, отдохнешь?

- Не надо отдыхать. Доставьте меня, пожалуйста, домой.

Проводив на частнике Иванкевича, потом попрощавшись с Никольским и Настей, Малахов доставил к парадной ее дома Ариадну. Всю дорогу она молчала, только один раз за все время сказала:

- Иванкевич бывает иногда такой странный... - и, помолчав, добавила: Может, тем он и покорил меня, что не такой, как все... А жена у него действительно дура...

Малахов, хотя и не видел ничего из ряда вон выходящего в поведении пьяного "друга Эдика", возражать не стал. Женщине, да еще близко знающей человека, виднее...

* * *

- Вильям Антонович, Торсумский беспокоит. Только что узнал. Менты на монстра вышли. Фамилия Иванкевич. Работает в жилищном отделе. После бойни у Казанского и "разделки" лейтенанта, который от Успенского за НИМ ходил, начальство запретило к НЕМУ приближаться и тем более пытаться взять. Операм приказано только собирать информацию. Но у них там есть особо прыткий мент Малахов. На свой страх и риск за Иванкевичем работает. Втихаря от подполковника. Только я лично сомневаюсь, что это монстр. По моим данным, Иванкевича этого ФСБ разрабатывает по взяткам.

- Одно другого не исключает, - сказал Классик. - Проверить не мешает. Я указания дам ребятам. А ты, Левушка, вот что сделай. Тисни статеечку, что, мол, РУОП на след маньяка вышел. Второе: дай заметочку о частном охранном бюро "Сеть", где распиши, как мощно они работают. В конце добавь, что сотрудники "Сети" могли бы и маньяка скрутить, правда, при условии, если к ним на работу наймется такой супермен, работу которого можно было наблюдать недавно в центре города. Это как бы в шутку.

А всерьез пригласи отчаянных и мужественных к сотрудничеству. И контактный телефончик дай. Это все. Да! Чуть не забыл! Когда будешь говорить о маньяке, упомяни сыщика без страха и упрека - Малахова! Теперь все!

* * *

Малахова ОН установил довольно быстро. На примитивную ловушку частного охранного бюро пока решил не откликаться. Но телефон записал. На всякий случай. Выяснить, за кем следит Малахов, тоже не составило труда. Увидев Иванкевича, ОН сначала подивился близорукости милиции, а потом пришел в ярость. "Да как они могли какого-то слизняка спутать с НИМ, в котором живет НЕВЕДОМЫЙ!"

Пока ОН решил не трогать никого из тех. кто посмел оскорбить ЕГО.

* * *

Иванкевича привезли в старый заброшенный ангар. Он ползал у ног похитителей, плакал, обещал выполнить все просьбы и требования.

Гориллыч, глядя на него, никак не мог поверить, что пленник - тот самый монстр, который у него на глазах разрывал на куски его вовсе не слабых бойцов.

"Может, придуривает?" - мелькнула мысль, но он тут же отбросил ее. "А зачем ЕМУ придуривать? ОН бы уже всех нас разбросал!"

Приехал шеф, взглянул на жалкого чиновника, все мигом понял, сказал:

- Не тот. Кончайте. - И направился к машине.

По пути в город Классик клял на чем свет стоит своих бойцов, которые "куренка, вымазанного в дерьме, от льва отличить не могут".

* * *

Часов в одиннадцать подполковнику позвонил начальник отдела борьбы с экономическими преступлениями Яковлев.

- Что это вы, мужики, нашим клиентом интересуетесь?

- Кем же, копи не секрет?

- Иванкевича пасли?

- А с каких пор данный гражданин стал вашим клиентом?

- Да с некоторых, подполковник, с некоторых... Мы уже его брать собрались, да еще и с поличным, если так можно выразиться, а вы нам всю музыку портите.

- Владимир Емельянович, - сказал подполковник, - давай-ка уточним: во-первых, ты имеешь в виду начальника отдела приватизации жилья Иванкевича или кого еще?

- Его, его милого. Он у нас как взяточник-профи проходит. Ловкий, сукин сын! Знали, что берет, но пока не стал зарываться, прикрывая сволочей, которые старушек на улице без гроша за душой оставляли с голоду помирать, не трогали. Думали, берет помалу, дурит лопухов, которые и без взяток могли свое получить... А он все больше стал зарываться. На его совести уже не одна живая душа, не считая наркоманов и алкашей... А вы с какой стати стали его разрабатывать?

- Да думали дело серьезное, но со вчерашнего дня сомнения стали одолевать...

- Да брось ты его! У этого гада ничего серьезного быть не может!

- Малахова ко мне! - крикнул подполковник в глубину коридора.

- Ты что же это самодеятельностью занимаешься? - рыкнул Тимохин. - Мало того, что приказ нарушил и собственную жопу подставил, так еще и не понял, с кем дело имеешь... Дерьмо твой Иванкевич, понял! Взяточник паршивый! У-ух! Работнички! Вали отсюда и на глаза мне не показывайся.

Ошарашенный Малахов вышел на улицу, благо дежурство закончилось, с горя решил взять бутылку.

В парадной было темно. "Вот гады! Лампочки выкру..." Додумать он не успел. Кто-то мощно обхватил его, приложил ко рту и носу платок. Малахов попытался дернуться, вздохнул и тут же обмяк.

И зло должно быть изжито и испытано, через зло что-то открывается, оно тоже - путь.

Н. Бердяев. "Ставрогин"

ОН привез Малахова в заранее выбранное логово. Усадил его на старую скамью, расставил и зажег свечи.

Время Жертвоприношения еще не пришло. Но ОН знал, что Нергал не может допустить, чтобы нанесенное ЕМУ оскорбление сошло кому бы то ни было с рук.

Мент пытался преследовать ЕГО. Пусть ошибся, но осмелился! Этого ОН не прощал никому.

ОН привязал Малахова к скамье и трубе отопления.

Потом, не торопясь, вынул из большой спортивной сумки небольшой телевизор, видеоплейер, установил их на столе перед ментом.

Подсоединил аппаратуру к заранее зачищенным проводам, предназначенным для освещения подвала. Вставил в плейер кассету.

- Ты должен признать свою ошибку, - сказал ОН - Сейчас ты увидишь некоторые картины и убедишься, насколько был не прав, приняв за меня какое-то чиновное ничтожество,

- Я уже понял, - сказал Малахов.

- Лока не увидишь, не поймешь до конца. Смотри!

На экране появились полки и ряды банок на них. Объектив приблизился, и Малахов увидел человеческие головы. Камера медленно переходила от одной банки к другой.

- Вот это одна из первых моих жертв Неведомому богу!

В банке жутко щерилась и таращила глаза голова, лишенная волос. С человека был снят скальп.

- А вот этой жертвой особенно был доволен Неведомый, - продолжал ОН, все больше возбуждаясь.

Голова в банке была без ушей, без носа. Губы у нее были срезаны, и казалось, что голова улыбается жуткой мертвой улыбкой.

- Может быть, больше не надо? - попросил пленник. - Я убедился, как вы могущественны.

- Надо! - отрезал ОН, и камера продолжала демонстрировать жуткую коллекцию, а ОН постепенно приходил в неистовство, наслаждаясь "своеобразием", как ОН выразился, каждого экспоната.

- Ты разве можешь понять эстетику смерти? Она особая и настолько прекрасная, что доступна лишь избранным. Убить существо, подобное тебе, ничего не стоит. Но и сама смерть ничего не стоит, если не наблюдать за ней, если не сделать ее искусством. Смотри!

На небольшом экранчике теперь разыгрывалось действо. Сначала Малахов увидел обнаженного человека, лежащего на каком-то постаменте. Потом, очевидно, камеру поставили на какое-то возвышение, и перед человеком появился ОН. Как бы танцуя, ОН приблизился к обнаженному телу и одним неуловимым движением сделал разрез на животе жертвы, потом еще один поперечный. Жертва широко открывала рот.

Малахов закрыл глаза и вдруг услышал шумное дыхание прямо перед собой.

- Ты не хочешь смотреть? Ты должен понять, хотя бы перед смертью, в чем красота того, что я совершаю. Боль и кровь - бесценные составные красоты. Без боли и крови немыслима жизнь. Смерть лишь эстетически завершает цикл боли и крови. Смотри!

На экране ОН уже отсек половые органы и аккуратно отрезал мошонку от члена. Потом разрезал мошонку, вынул яички и вложил их в рот жертвы.

Малахова вырвало, и он потерял сознание.

Но этого нельзя было допустить. Мент должен был до конца быть в сознании, иначе не будет ни эстетического, ни чувственного наслаждения. ОН уколол Малахова ножом в щеку, проткнув ее насквозь, и уже после этого, не обращая внимания на стоны человека, который уже не в состоянии был кричать, начал, словно плоды с дерева, обрывать все, что, как ему казалось, "оттопыривалось", потому что все прекрасное должно быть гладким и скользким, словно кожа змеи.

Тело Малахова было изуродовано, но кожа от крови действительно была скользкой, и ОН водил и водил по ней руками, постепенно приближая самый острый момент, миг оргазма, который наступил сразу, как только ОН прикоснулся членом к кровавой рваной ране между ног жертвы.

ОН отошел, полюбовался на дело своих рук и через минуту, уже по-деловому, подошел к жертве, оторвал голову, завернул ее в целлофановый мешок, ножом сделал змеино-образный надрез на груди бывшего опера, так же по-деловому собрал аппаратуру, переоделся в запасный костюм, прежний уложив в ту же сумку, и, спокойно выйдя на улицу, отправился к себе на канал Грибоедова передохнуть и покормить Клеопатру.

Приехав к себе в логово, ОН уложил голову в банку с формалином, затем бросил несколько кусков мяса Клеопатре, которая с особой жадностью сожрала нежные части тела, "интимные", как ОН при этом выразился.

Выключив свет, ОН поднялся наверх, помылся, решил попить кофе. Молотый кончился, пришлось помолоть. "Оно и к лучшему! Свежесмолотый ароматнее!"

* * *

Успенский чувствовал себя угнетенным и подавленным. Смерть одного за другим двух сотрудников придавила его. Он почувствовал себя страшно усталым и опустошенным. Его худшие опасения, которым он не давал воли на людях, начали сбываться. С новым витком охоты на Выродка появились новые жертвы. "Не будь моей дурацкой директивы, может быть, все обернулось бы иначе", - думал он, хотя знал, что жертвы были бы и без директивы. Пока Выродок жив, будут продолжаться зверства. Кто следующий? Журналист? Психолог? Отправили они за город свои семьи? Если нет, надо бы поторопить их.

Телефонный звонок вернул его к реальности.

Любомудров и Чернышев просили принять их, обсудить план поимки Выродка. Генерал чуть было не обругал в трубку Любомудрова. "Какой там на хер план? хотелось сказать ему. - Оставьте все, бросьте и спасайте свои шкуры, пока не поздно!" Но Успенский понимал, что надежда сейчас только на этих двух "лопухов" энтузиастов. Это как в казино. Дуракам новичкам и может как раз повезти.

- Приезжайте! - бросил он в трубку и стал ждать.

* * *

- Для того чтобы строить планы поимки Выродка, нужно хоть немного знать его, - начал разговор психолог. - Может, начнем "познание" маньяка с его второго "я"?

- Не возражаю, - усмехнулся генерал столь очевидному предложению, - И каково же ЕГО второе "я"?

- В разговоре со мной ОН назвался Нергалом, богом, неведомым для людей, вступил в разговор Любомудров. - А мы даже не знаем, почему именно Нергал. Что это за чудище такое? Наверное, надо начать с этого?

- Дед мой был священником, - сказал генерал. - У нас в доме насчет духовного просвещения было довольно строго, хотя времена были не самые подходящие для изучения Священного Писания. Я, конечно, практически ничего не помню, но вот такое странное имя Нергал смутно припоминаю. Надо будет уточнить сейчас же. - Успенский заспешил, будто стараясь отвлечься от мрачных мыслей. Сейчас мы из библиотеки запросим Библию и Библейскую Энциклопедию. - Он поднял трубку, позвонил в библиотеку, и они стали ждать.

- М-да, - задумчиво сказал генерал. - В конце-то концов должны мы ЕГО опередить когда-нибудь... Впору огнемет с собой носить...

- Стоило бы, если знать, что успеешь применить, - заметил журналист. Принесли книги.

- Итак, смотрим: Нергал. Это божество особенно боготворили в Куге, и в 4-й книге Царств говорится, что Кутийцы сделали своим богом Нергала, который изображался крылатым львом с человеческою головой.

- Это еще не все. ОН к тому же называет себя Неведомым богом, - напомнил журналист.

- Может быть, оттого, что Нергал никому не ведом, как ОН полагает?

- Нет, здесь что-то другое. Что-то еще накладывается на Нергапа, - заметил Чернышев.

- Посмотрим дальше, - согласился генерал. Он полистал Энциклопедию и прочел:

"Афиняне, пораженные моровою язвой, не зная, какому божеству приписать это бедствие, вывели за город двух овец: черную и белую, и в тех местах, где овцы ложились на землю, воздвигали жертвенники с надписью "Бог Неведомый"".

- Ну до чего у НЕГО в башке все переплелось! - воскликнул Любомудров. И продолжал: - Так что же, они приносили жертвы этому самому Неведомому по определенным числам?

- Да нет, здесь об этом ничего не говорится. Посмотрим на "Жертвоприношение". Так... Ага, вот! По определенным дням приносились жертвы в День очищения. А соответственно День очищения это по нашему счислению 10 сентября, а по древнему десятый день седьмого месяца! Добрались-таки.

Жертвы приносились различные, но кончались обычно сожжением или раздачей мяса жертвенных животных людям.

Вот теперь фантазируйте и делайте выводы!

Любомудров погрузился в раздумья.

- Тяжеловато влезть к нему в голову и вое это объединить в единое целое... Скорее всего все-таки ОН подвергался в детстве насилию. Желая отомстить, стал убивать, постепенно преображаясь в свирепого полульва, получеловека, которому покровительствует новый неведомый ранее человечеству бог. Здесь же еще есть и День очищения. То есть ОН, убивая по определенным дням, очищается...

- Или очищает людей от скверны, - добавил генерал. - В любом случае в этом кошмарном переплетении бреда, яви и фантазии, мне кажется, уже все меньше остается места для реальности. Он все более и более опасен.

- Что опасен, это ясно, - сказал психолог, - но в то же время, согласитесь, Иннокентий Михайлович, ОН живет среди людей, и никто ни разу ЕГО не заподозрил в безумии. Разобраться в ЕГО мире здоровому человеку трудно, понять логику действий невозможно, и тем не менее, пока мы не разберемся хоть немного в ЕГО внутренней реальности, мы вряд ли сможем нейтрализовать ЕГО.

ПРЕССА. ХРОНИКА. ФАКТЫ

"...Наши газеты снова заполнены жуткими подробностями о зверствах Выродка. Кстати, корреспондент газеты "Криминальный беспредел" Любомудров утверждает, что маньяк именует себя Неведомым богом Нергалом, древним языческим божеством с лицом человека, телом льва.

В связи с этим хотелось бы спросить: пытался ли кто-нибудь из наших политиков или врачей обращаться к Нергалу с просьбой разъяснить свое поведение. Господин Любомудров, который много лет, по его утверждению, занимается преступлениями Нергала и его личностью, утверждает, что этот человек считает себя богом и убивает тех, кого ОН считает неугодными для новой цивилизации, которую представляет. Но мы позволим себе усомниться в правдивости слов г. Любомудрова хотя бы уже по той причине, что этот журналист сам провел несколько пет в психиатрической лечебнице и, вполне возможно, свои идеи выдает за мысли Нергала.

Описания преступлений Нергала действительно ужасны. Но обращает на себя внимание, во-первых, неимоверная физическая сила, которой обладает этот человек, во-вторых, его неумолимость и несгибаемость, с которой ОН следует к достижению своей цели.

Позволим себе заметить, что подобный человек вовсе неспроста появился именно здесь и именно сейчас!

В наше смутное время Нергал - пример той "железной метлы", с помощью которой необходимо производить чистку и упорядочение смуты".

("Время решений")

БРИФИНГ В ФСБ

Вчера в здании ФСБ на Литейном, д. 4, состоялся брифинг заместителя председателя ПО ФСБ генерала И. М. Успенского. Ниже приводится текст заявления И. М. Успенского:

"В течение последних пет на территории города Петербурга орудует особо опасный преступник, маньяк-убийца, за которым тянется длинный след кровавых злодейств. Федеральная служба безопасности и Региональное управление по борьбе с организованной преступностью активно ведет розыск маньяка, который получил в народе меткое и точное прозвище - Выродок. Сам он себя именует богом Нергалом, что уже говорит о его психическом заболевании. Одержимый страстью к убийству, Выродок нападает на людей, похищает их, завозит в укромные места, в основном это подвалы расселенных домов, поставленных на капремонт, здесь зверски убивает, как правило, перед смертью вволю поиздевавшись над жертвами.

Зверства Выродка не поддаются описанию. Они настолько страшны, что даже видавшие виды сотрудники органов безопасности и милиции содрогаются, обнаружив место очередного убийства.

О Выродке ходят разные слухи. Некоторые граждане даже наделяют его некой сверхъестественной силой.

Я со всей ответственностью заявляю:

Выродок - жалкий безумец. Однако в Силу особенностей своего психического заболевания чрезвычайно хитер. Он обладает огромной физической силой, практически не оставляет следов на месте преступления.

Однако я как зам. председателя ПО УФСБ даю слово гражданам города, что в самое ближайшее время Выродок будет задержан и обезврежен. Обращаюсь с просьбой к средствам массовой информации: пожалуйста, не преувеличивайте опасность маньяка! Не следует раздувать слухи и сеять панику. Давайте помнить, что убийца-выродок один и против него ВЕСЬ город, все органы безопасности и милиции".

И. М. Успенский

БАРАНОВ, ОН ЖЕ КЛАССИК

Вильям Антонович Баранов, или Классик, испив утреннюю чашку кофе и, вопреки советам диетологов, съев сочный бифштекс средней прожаренности, закурил первую сигарету и, откинувшись на спинку кресла, задумался.

Забот у Классика хватало. Возглавляемая Вильямом Антоновичем ассоциация "Медиум" давала неплохой доход. Официально ассоциация, интригующее название которой придумал лично Баранов, занималась целительской деятельностью. Здесь состояли на службе и, естественно, получали зарплату практически все колдуны, знахари и экстрасенсы Петербурга и Ленинградской области. Без согласия ассоциации ни один целитель не мог получить лицензию на индивидуальную деятельность. Попытки обойти ассоциацию заканчивались плачевно.

Но "Медиум" хотя и был надежным легальным бизнесом, естественно, не мог принести владельцу и его партнерам достаточно большой доход, который, по мнению Баранова, должен иметь современный бизнесмен.

Поэтому ассоциация была лишь верхушкой айсберга, видимой для всех желающих полюбоваться правильной организацией дела и современным пониманием рыночных отношений.

Точнее говоря, ассоциация была небольшой точкой на верхушке пирамиды, выстроенной главным образом умелой рукой Вильяма Антоновича.

Какие компоненты составляли пирамиду, знали лишь три человека: сам Баранов и два его партнера по бизнесу - Андрей Афанасьевич Поршнев, он же Казначей, и начальник охраны Гориллыч. Вильям Антонович был зол на самого себя. Заполучение монстра в ряды бойцов организации поначалу казалось Классику плодотворной идеей и должно было стать составной частью грандиозного плана предвыборной кампании в Государственную Думу, разработанного Вильямом Антоновичем.

Но после двух недавних убийств сотрудников органов Классик понял, что чуть было не вляпался в весьма неприятную историю. Посадил бы себе на шею психопата, маньяка! А на кой ляд ему такой нужен? Какая от него польза? Во-первых, скорее всего монстр - неуправляемый псих. Во-вторых, сейчас и ФСБ и РУОП на ушах стоят, ловят этого самого монстра. А ему с его стрелками вовсе ни к чему светиться лишний раз... У Вильяма Антоновича мороз по коже пробежал, когда он вспомнил зверства монстра, рассказами о которых были заполнены газеты.

Бог миловал! Шут с ним! Чуть было не дал промашку, но теперь хватит об этом вспоминать! Есть дела поважнее.

В 9.00 Классик был в офисе. На столе у него лежала статья "пресс-секретаря" Льва Торсумского, где красочно расписывались последние ограбления, торговля наркотой, предвещалась гибель нации и во всех грехах обвинялись беспомощные, беззубые представители власти.

Классик поправил несколько слов в статье и, вызвав секретаршу Клавдию Ильиничну, даму предпенсионного возраста, велел срочно отправить статью в редакцию.

Из соседней комнаты бесшумно вошел Гориллыч.

- Дело обговорено, - доложил он.

- Все будут? - спросил Классик.

- Все.

Речь шла о "столе", который организовывал Вильям Антонович. На нем собирались все главные авторитеты города. Классик должен был изложить основные пункты своего плана предвыборной кампании и получить одобрение единомышленников.

"Стол" собрался в гостинице "Предпортовая". Здесь были практически все авторитеты, контролирующие город.

После обычных в таких случаях формальностей и церемоний слово взял Классик.

Вильям Антонович начал издалека. Дипломатично поговорил об увеличении и уменьшении доходов, кратко изложил свою точку зрения на этот вопрос. Затем перешел к главному.

- Приближаются выборы, - начал он. - И конечно, все мы уже знаем, кто от нас, бизнесменов, на них пойдет. Но... - Тут Классик сделал многозначительную паузу. - Есть некоторые сомнения. Сколько бы своих людей мы ни выдвинули, их может оказаться мало... Народ дурить сейчас все горазды, - тут Классик улыбнулся. - Кроме нас, конечно. Но дурят людей комуняки, колхозники, левые, правые - в общем, все, кому не лень. Поэтому их, дряни этой, у власти может оказаться больше... - Вильям Антонович вновь сделал драматическую паузу, - чем нам бы хотелось. Одним словом, как говорится, "из хорошо информированных источников" мне и, я думаю, вам всем хорошо известно, что данный порядок после выборов может быть нарушен. Даже если наши все пройдут... Я к тому, что, попросту говоря, власть может чуть-чуть измениться... А может, и не чуть-чуть. Мы, конечно, можем этой новой власти устроить хорошую заварушку и постараться ее поправить. Но я, как деловой человек, считаю, что лучше вообще не допустить никаких перемен. Вернее, если изменить что, так только в нашу сторону, на пользу нашу и народа. Что я предлагаю? На наши места многие зарятся, сами знаете. Беспредела хватает. Поэтому, я считаю, пора нам, кроме нашей основной, деловой работы, заняться немного политикой.

- Ну, это перебор, пожалуй, - тихо заметил представитель от "банковских структур". - Мы и так политики не чураемся.

- Я имею в виду другое. Нам нужна прямая власть! Вот Миша Домбровский чем не мэр или даже премьер-министр?

- Да будет тебе, - загудел кто-то. - Давай по делу. Власти у нас и так хватает.

- Ладно. Пусть по делу! Люди от чего стонут и плачут? От бардака! Почему в соплях старые времена вспоминают? Потому что каждый работяга мог спокойно бутылку на троих сообразить и сырочком плавленным закушать, потому что бабы не боялись детишек в садик отправлять, в кино ходить, не боялись дверь открывать постороннему. Мы, чтобы власть целиком к нам перешла, должны им на время еще больший бардак устроить. Поняли? Будем листовки печатать и разбрасывать хоть с самолета. В одних будем хаять демократов и звать на улицу коммерческие ларьки громить, в других комуняк объявим провокаторами. Тут еще монстр объявился! Как пришьет кого, так мы листовочку: "Товарищи! Что же это делается? Проклятые демократы наших доблестных воинов бьют". Или наоборот: "Господа! Коммунисты-фанатики хотят вызвать массовые беспорядки и из-за угла убивают демократически настроенных офицеров".

- Красиво говоришь! - язвительно заметил кто-то из гостей.

- Мы дадим деньги на массовые демонстрации коммунистам и демократам, вдохновенно продолжал Классик. - Вот они и схлестнутся. Мы бомжей напоим, обколем и натравим на мэрию, на западные шопы. Подожжем парочку мечетей, а потом в отместку пару церквей. Наша задача - натравить всех друг на друга. Пусть наши бойцы автоматами поиграют, пусть пару раз с ОМОНом схлестнутся. Вот на таком беспределе мы и выступим. Скажем: "Хватит! Мы, деловые люди, хотим стабильности и сами ее установим, если власти не могут".

Что у нас "девяток" не хватит, чтобы в них по четыре бойца посадить и пустить по улицам патрулировать? Организуем "охранные общественные бюро" и за неделю всю шушеру с улиц уберем. Кто понаглее, с тем тоже разберемся. Не первый год, как говорится, замужем.

Мы народу гарантируем покой, поклянемся, что жить они смогут спокойно, не опасаясь никакой шпаны! И вот тогда посмотрим, чья возьмет! Пообещаем и сделаем. А что эти пердуны политики без нас сделают? Мы пообещаем спокойствие, мир, приличные заработки дадим. Вот за нас и будут голосовать. Вернее, за тех, кого мы захотим сделать мэрами, пэрами и президентами.

Слушали солидно, молча. После Классика выступили видные лица, в целом одобрили, пообещали помощь, ну и замечаний кое-каких подбросили.

Разошлись в целом довольные планом. Классик сиял. Уже из машины позвонил Торсумскому, велел дать собратьям журналистам как можно больше негативной информации о преступности. "Особенно упирай на монстра. Красок не жалей. Можешь сказать, что психов этих много, только власти скрывают. Крови побольше! Закончи советами: поосторожнее вечерами, особенно в лунные ночи. Замечена, мол, любовь маньяков лунными ночами убивать! В общем, нагони на всех страху. Потом получишь дальнейшие инструкции!"

* * *

И в Москве, и в Питере стало твориться непонятное. В понедельник выстрелом в упор был убит депутат Городской Думы от Петербурга. В тот же день в пригороде погибло три человека. Двое числились в руководстве профсоюзов, третий был случайный прохожий.

Еще через день была устроена резня в престижном ночном клубе "Фламинго". Во время бойни пострадали несколько человек, не причастных к уголовному миру.

Участились нападения на крупные магазины западных фирм.

Горели ни с того ни с сего представительства западных банков.

Западные инвесторы стали поговаривать о нецелесообразности работы в России.

По городу ходили листовки, в которых предвещалась денежная реформа и очередной грабеж населения. Профсоюзы стали каждое воскресение выводить людей на улицы, требуя повышения зарплаты.

В Москве фанатик-коммунист Вампиров получил от каких-то финансовых кругов, якобы недовольных политикой правительства, значительную сумму денег на организацию манифестаций и митингов. Манифестации сопровождали отряды крепких, мускулистых бойцов, которые в разгар митингов начинали бить витрины магазинов, орали "Долой кровопийц!" и охотно вступали в ожесточенные схватки с омоновцами, временами не гнушаясь и огнестрельным оружием.

В Питере прошло шествие национал-патриотов, на которых навалилась колонна "демократов". Грандиозное побоище не могли остановить ни милиция, ни ОМОН. Больницы были переполнены ранеными и покалеченными.

На улицах внаглую орудовали уголовники. Прохожих стали грабить в трамваях и даже в метро.

В четверг вечером телезрителей потрясла передача "Дикая воля". Авторы передачи показали загородный дом одного из предпринимателей Петербурга.

Вначале камера крупным планом продемонстрировала разбитое окно на первом этаже дома. Осколки стекол были рассыпаны по земле и сверкали в лучах съемочного прожектора, ослепляя зрителей. Затем в кадре шла выломанная оконная рама.

Ведущий, он же автор передачи, сказал:

"Вот через это окно бандиты, очевидно, проникли в дом".

После этого следовал наезд камеры и крупным планом зрители увидели один за другим пять трупов: старуха, женщина, мужчина и двое детей. Текст сопровождал камеру:

"Первыми были расстреляны автоматной очередью в упор хозяин дома и его жена, вот здесь в этой комнате, которая, очевидно, служила гостиной. Звери в человеческом обличье, подойдя к жертвам и увидев, что одна из них, женщина, все еще жива, выстрелили ей в голову, затем кто-то из бандитов, для того чтобы удовлетворить свои дикие инстинкты, выпущенные на волю нашей демократией, буквально исполосовал лицо несчастной жертвы. (Камера крупным планом дает изображение лица, превращенного в кровавое Месиво.)

Старуха с двумя детьми, услышав выстрелы, попыталась спасти внуков и выскочить с ними из окна первого этажа на противоположной стороне дома. Детей пристрелили во дворе, бабушку около окна.

Этого извергам показалось мало. Кто-то из них изнасиловал умирающую шестилетнюю девочку, после чего задушил. (Камера демонстрирует крупным планом посиневшее лицо девочки с высунутым языком, затем так же крупно - изуродованные детские половые органы.) Все жертвы были перенесены в гостиную и аккуратно уложены в один ряд. (Общий план. Комната и пять изувеченных трупов на фоне огромного персидского ковра на стене.)

Видавшие виды оперативники, здоровенные мужики, которых, казалось, ничем не проймешь, отворачивались от страшной картины, представшей перед ними в тихом, чрезвычайно богатом доме. Они могли только ругаться яростным матом, понося бандитов, бизнесменов и всю нынешнюю эпоху. Нынешнее время, когда извращение, садизм и жестокость стали нормой жизни, когда мало кого волнует изуродованное лицо женщины, истерзанное тельце девочки, предсмертный хрип старой женщины, смерть от автоматной очереди мужчины, который помешал какому-то оч-чень высокопоставленному и абсолютно демократичному авторитету в его не оч-ч-ень чистоплотной деятельности "на благо народа", того народа, который, будучи некогда великим, ныне оплеванный и униженный живет в ожидании очередной милостыни с Запада, милостыни, состоящей из поношенных портков и заплесневелых консервов. "На благо того народа", который уже и русским-то перестали называть. Эти господа вкупе с продажными мудрецами журналистами зовут русских "русскоязычными", ставя великую нацию вровень с "травожующими" и "пресмыкающимися"". (Все это время в кадре поочередно то одна, то другая деталь изуродованных трупов.)

В пятницу, 16-го, во все районные отделения пришел приказ: провести облавы на рынках и в прочих местах скопления граждан, произвести обыски во всех казино, в известных органам внутренних дел тайных домах свиданий, на квартирах лиц, проживающих без прописки. Проводить массовую проверку документов на улицах, задерживать на 48 часов всех подозрительных лиц, в том числе проституток, бомжей, иногородних и граждан сопредельных государств.

Для таких массовых профилактических мероприятий сил одной милиции было недостаточно.

К облавам и обыскам подключились оперативники ФСБ, бойцы спецподразделений, курсанты милицейских школ и военных училищ.

На вещевых рынках началась легкая паника. Исчезли карманные воры, торговцы наркотиками ушли в тень, мелкий преступный элемент затаился, лег на дно.

"Аквариумы" в отделениях были забиты проститутками, алкашами, наркоманами, бомжами.

Все это скопище ныло, стонало, смердело, ругалось отборным матом, поносило на чем свет стоит ментов.

За три дня операции "Мешок" было изобличено несколько мошенников, задержана пара десятков квартирных воров, человек тридцать мелких торговцев наркотой, дюжина сутенеров.

Проверка документов и обыски на квартирах вызвали истерию прессы. Газетчики кричали о неслыханном нарушении прав человека, о попрании Основного закона, о беспределе властей, даже предсказывали подготовку переворота и установление диктатуры.

Город был наводнен патрулями, пешими и моторизованными. Между тем население, видя такое изобилие людей в милицейской форме и в камуфляже, заволновалось.

Слухи ползли один хлеще другого.

Старухи на барахолке шептались о том, что-де "мафия собирается устроить бойню", и в доказательство говорили о сотнях трупов, обнаруженных в лесу под Лугой. Вот за этих расстрелянных милицией товарищей и собирается якобы мстить мафия.

Другие авторитетно эти "бредни" опровергали и не менее авторитетно заявляли, что город собирается захватить чеченская армия, которую уже видели в пригороде.

Радио- и тележурналисты, ссылаясь на компетентные источники, утверждали, что чрезвычайные меры приняты в связи с тем, что ведутся поиски банды фанатиков, возможно, группы маньяков-убийц, которые объявили городу кровавый террор.

Милицейские чины хладнокровно отвергали все упреки в бездействии, ссылаясь на то, что раскрываемость преступлений увеличивается, несмотря на нехватку людей, денежных средств и техники.

ФСБ опровергала слухи об увеличении числа бандформирований в городе и утверждала, что вся поднявшаяся истерия на руку только крайним, экстремистским силам, которые ловят рыбку в мутной воде, готовясь к предвыборной кампании.

Комплексный анализ поступающих агентурных сведений давал возможность ФСБ предположить, что на Выродка во всей этой шумихе кто-то ставит по-крупному.

Успенского, Чернышева и Любомудрова особенно беспокоило, что приближалось роковое десятое число очередного месяца, и крайне угнетало сознание того, что они не в состоянии предотвратить то ужасное, что должно будет произойти.

НЕГРАЛ И ЖУРНАЛИСТ

Взгляд ЕГО упал на фигуры двух человек в черном, идущих вдоль кромки берега. "То ли монахи, то ли попы. Как их сюда занесло?" - подумал ОН. Провожая взглядом невесть как забредших сюда людей в рясах, ОН вдруг вспомнил: глухой гул ночного леса, зарницы, изредка призрачным светом освещающие длинные двухэтажные дома. ОН, еще мальчишка, тайком выглядывает из окна и видит черные фигуры людей, одетых в какие-то балахоны до пят. Они входят то в один, то в другой дом и через несколько минут выходят с длинными свертками. Идут к темному грузовику, складывают в иего свертки, идут за новыми... Снова входят в дом, в ЕГО дом. ОН страшно боится, что черные люди завернут ЕГО и тоже вынесут, как тех... И ОН прячется...

Таких картин у НЕГО в памяти зафиксировалось много, но ОН не любит воспоминаний ОТТУДА.

Когда эти картинки всплывают в памяти, ОН просто отбрасывает их или объясняет с сегодняшней рациональной, разумной точки зрения.

Монахи исчезли за поворотом, а ОН спокойно констатировал: "В те дни ТАМ была эпидемия, только и всего".

ОН встал, прошелся по дорожке вдоль берега вслед за монахами, но за поворотом уже никого не было. Оглянувшись, ОН пробормотал: "Пропали куда-то". Легкое беспокойство появилось в груди и тут же исчезло. ЕМУ вдруг захотелось поговорить с журналистом, еще раз доказать, главным образом самому себе, правильность всего, что ОН делает.

Неведомый бог молчал. Видимо, пока не пришло время бесед и советов.

ОН сел в трамвай, по дороге вышел, набрел на какое-то отделение милиции. Рядом стояли две патрульные машины. Решение пришло мгновенно. Открыть дверцу не составило труда. ОН сел в машину и погнал по улицам. Отъехав на приличное расстояние, по радиотелефону набрал номер Любомудрова.

* * *

Успенскому доложили: ОН вышел на связь с журналистом из оперативной машины, угнанной от отделения.

Кутерьма началась изрядная. Все патрульные машины, свободные от срочных заданий, были посланы вдогонку за НИМ. "Слухачи" записывали каждое слово и тут же передавали генералу. К дому Любомудрова был послан отряд бойцов в засаду.

А ОН беседовал с журналистом и, казалось, не думал об опасности.

* * *

- Много хлопот? - начал разговор ОН.

- Да нет, как обычно, - ответил журналист.

- Я чувствую в вас тревогу!

- Мне кажется, я спокоен.

- От вас идет волна тревоги... может быть, страха... нет, все-таки всего лишь тревога.

- Возможно, вы и правы. Меня тревожат ваши дальнейшие шаги. Меня тревожит неизвестность. Я боюсь за тех, кто пока не подозревает о предстоящей встрече с вами.

- Странно. Почему вы не беспокоитесь о тех вполне конкретных людях, которые живут у подножия Везувия? Их много, они не думают о смерти, хотя она, вполне возможно, очень близка.

- Это пустые слова. Со мной говорите вы, конкретный источник страшной опасности, причина мучительной гибели многих людей.

- Я с вами не согласен. Люди, которые исчезают благодаря мне, не просто лишние. Они не нужны здесь. Они вредны. Кому-то надо быть мусорщиком.

- Не вам решать, нужны они или нет.

- Это беспредметный разговор.

- Вовсе нет. Мне бы хотелось, чтобы вы хотя бы на уровне абстрактных размышлений согласились с тем, что сверхчеловеком может считать себя только безумец. Но вы же утверждаете, что не безумны?

- Постарайтесь успокоиться, Игорь Дмитриевич! Я не собираюсь вас ни убеждать, ни обращать в свою веру. Хотя бы потому, что вы, как я уже говорил, в чем-то похожи на меня. Но и вы попытайтесь понять меня...

- Я знаю. Вы сейчас будете говорить о так называемых "великих одержимых": Гитлере, Сталине и им подобных. Мы ведь на этом закончили наш разговор в прошлый раз? Так вот, я могу только сказать, что их одержимость стоила очень дорого.

- Не надо потчевать меня прописными истинами! - прервал ОН журналиста. Гитлер и Сталин были великими людьми, но всего лишь ЛЮДЬМИ. И пытались они создать новую расу из людей, вернее из людишек. Поймите! Я НОВЫЙ человек, не сверхчеловек, а НОВЫЙ, то есть основоположник НОВОЙ расы, абсолютно отличной от вымирающей старой. У меня новый неведомый вам бог - Нергал. Поэтому, уничтожая, я всего лишь очищаю Землю от всего старого, ветхого. Если хотите, я просто помогаю природе, которая создала МЕНЯ. Конечно, среди вашей старой расы есть особи, которые могут быть полезными в МОЕЙ НОВОЙ цивилизации. Такие, как Гитлер, могли бы быть весьма полезны. Те старые одержимые - последняя ступень на пути к НОВОЙ МОЕЙ расе. - Ну а я чем вам близок? Вы близки, но не равны МНЕ интеллектом.

Кроме того, НОВАЯ раса отчасти будет использовать опыт старой. Поэтому МНЕ нужны, как ни странно, и журналисты, особенно на стадии становления и укрепления господства.

- Тогда я не понимаю, почему вы не объявите тотальную войну "старой" расе, почему вы с упорностью маньяка убиваете по определенным числам и определенных людей? В следующий раз вы убьете десятого числа следующего месяца. Почему?

- Об этом я пока с вами говорить не хочу. Вы не поймете! Пройдет некоторое время, вы еще поработаете над моим "личным делом", тогда я, возможно, скажу. А может, сами поймете. А почему тех или других, я вам сказал. Я выбираю тех, кто никак не может соответствовать требованиям НОВОЙ цивилизации... И выбираю не я сам, а Неведомый бог, живущий во мне. Бог Нергал.

-Но...

- Довольно, пожалуй! Я достаточно рассказал вам. Кроме того, меня утомили волны эмоций от вас: страха, возмущения, ненависти, презрения... Это очень сильные эмоции, и мне они неприятны в настоящий момент. Иногда, правда, такие волны меня возбуждают, потому что исходят от тех, кто необратимо деградирует вместе со своей расой и, следовательно, подлежит уничтожению. От вас должна идти энергетическая волна интеллектуальной силы, а не волны отрицательных эмоций, благодаря которым как раз и погибает старая раса. Страх, ужас тревоги пожирают вас.

- Хорошо. Но последний вопрос. Разве вы не испытываете ненависти, когда ищете жертву и когда убиваете?

- Ненависть моя узко направлена. И самое главное: во мне преобладает чувство наслаждения своим могуществом. Радость от сознания неизбежности НАШЕЙ победы, А это созидательные, а не разрушительные эмоции... До следующей встречи!

* * *

Людям, которые "вели" угнанную машину, казалось, что они вот-вот настигнут ее. Им было приказано, не приближаясь к машине и не пытаясь принуждать неизвестного к сдаче, открывать огонь на поражение, если поблизости не будет большого скопления людей.

Машина пошла по проходным дворам, бойцы приготовились к бою. Вдруг сигнал перестал поступать.

Старший лейтенант, уже отдавший приказ перекрыть все выходы из дворов, увидел впереди задник знакомой синей "девятки". Подъехав еще на несколько метров, преследователи остановились. Из машины никто не выходил. Опер колебался. Дырявить зазря новенькую машину, которых и без того не хватало, не хотелось. С другой стороны, приказ был! Бойцы смутно видели силуэт человека за рулем. В это время с противоположной стороны во двор въехала вторая машина. Оттуда с ходу выскочили омоновцы и открыли пальбу.

Машина стояла неподвижно, потом загорелась. Со всех сторон к ней устремились люди в форме. Подбежали, распахнули дверцы, вытащили на асфальт человека.

- Свой! - крикнул кто-то!

Действительно, в машине был сержант патрульной службы Слепцов. Когда и как его успел, захватить Выродок, так и осталось невыясненным. Сержант был мертв. Голова его была повернута назад, из ушей и носа сочилась кровь. Нашлись, правда, свидетели, которые видели, как сержант пытался остановить машину и даже выстрелил. Другие говорили, что, после того как сержант выхватил пистолет, машина остановилась и он "запрыгнул" в нее.

* * *

Успенский, журналист и психолог сидели перед листками с записью разговора.

- Ничего нового этот разговор нам не дает, - констатировал генерал.

- Мы можем только более конкретно говорить о ЕГО маниях, - заметил Чернышев;

- Может, на этом и сыграть? Подбросить ЕМУ конкурента? - предложил журналист. - ОН ведь уверен, что один такой великий. А мы сочиним ему напарника, который будет оспаривать ЕГО могущество.

- Как мы это сделаем? И какой конкретно толк? - усомнился генерал.

- Ну, пока это только идея. Я ее еще не продумал. Так, на ходу в голову пришло.

- Пока вы ее будете оформлять, ОН еще нескольких прикончит, - заметил психолог. - Я думаю, надо осуществлять то, о чем говорили.

- Я по-прежнему против таких действий, - сказал Успенский. - Мы подвергаем вас смертельному риску.

- А я все-таки подумаю над идеей двойника, - сказал журналист. - Нам нужно вывести ЕГО из равновесия, заставить совершить ошибку... Если бы удалось обнаружить ЕГО постоянное логово...

- Если оно есть вообще, - заметил Успенский.

- Мы опять отвлекаемся. Сейчас конкретно мы можем начать действовать только по моему плану.

Успенский хмурился и молчал. Потом сказал:

- Ладно. Попробуем. Но и вы, Игорь Дмитриевич, подумайте. Пожалуй, в идее соперника что-то есть!

СТЕНОГРАММА экстренного заседания Совета Безопасности Российской Федерации

Президент. Генерал Успенский зачитал нам обширный доклад, который о многом, понимаешь, заставляет задуматься. У меня как у Президента, понимаешь, есть свои соображения на этот счет, однако я выскажусь в конце заседания. А сейчас прошу высказаться членов Совета.

(Имена членов Совета в дальнейшем обозначены инициалами.)

Генерал Д. Мне кажется, что опасность, о которой говорит Успенский, значительно преувеличена. Армия держит под контролем ситуацию в стране. Действительно, в настоящее время наблюдается увеличение числа правонарушений, тяжких преступлений, убийств. Однако сам Успенский говорит, что эти правонарушения скорее являются происками экстремистских сил, которые стремятся дестабилизировать обстановку накануне выборов. Естественно, что так называемые зверские убийства также используются в спекулятивных целях, но нужно отделить дело маньяка-одиночки от экстремистов, которые его используют. Дело, я считаю, за правоохранительными органами.

Профессор Р. Я поддерживаю мнение генерала Д. Делу "Выродок" придается излишне большое значение. Это обыкновенный маньяк, и правоохранительным органам следует в конце концов всерьез взяться за розыски психопата, "подвиги" которого, раздутые определенными кругами, стали предметом обсуждения Совета Безопасности.

Конечно, я представляю трудности, с которыми сталкиваются органы при выявлении и поимке такого маньяка. Все мы хорошо знаем, что некоторые маньяки орудуют на свободе по много пет. Тот же Чикатило убивал более двенадцати лет. Но тем не менее... пора уж и прекратить "деятельность" данного типа!

Министр К. Мы говорим о важных вещах, но никто не сказал, какой дестабилизации подвергается общество, когда безнаказанно орудует лицо, обозначенное в докладе как "Выродок". По сведениям, имеющимся в распоряжении правоохранительных органов, преступные деяния Выродка зашли так далеко, что мы теряем контроль над обстановкой. Появились даже такие, кто восторгается Выродком. Общество в панике, уголовный мир охотно списывает на Выродка некоторые свои зверства, что усугубляет общую атмосферу страха и неуверенности. Тем более приближаются выборы, и в такой обстановке демократические силы рискуют проиграть.

(Гул в зале, скептические возгласы: "Ну это уж ты загнул!". "Ну ты даешь!", смех.)

Напрасно смеетесь! Фактически криминальный мир уже руководит Питером, пытаясь играть на собственном беспределе;

Министр С. Так вы что думаете, Выродок хочет в Парламенте заседать? (Общий смех.)

Министр К. В Парламенте, я думаю, своих выродков хватает. (Смех.)

Министр Г. Зато бандиты, спекулируя на том, что, как они говорят, "менты даже паршивого психа поймать не могут", и финансируя предвыборную кампанию, могут пообещать навести порядок и сделать Парламент ручным, проведя в него большинство своих людей, всяких "авторитетов" и им подобных.

Член Совета Л. Господа, я не совсем понимаю, о чем мы спорим? Генерал Успенский нарисовал довольно страшную картину. Работники органов информации уже несколько лет бьют тревогу по поводу беспомощности правоохранительных органов. Дело "Выродок" - это символ слабости милиции и ФСБ. Можно ли говорить о пресечении бандитского беспредела, если людей не могут оградить от одного психически больного человека!

Председатель ФСБ. По-моему, спор беспредметен. Мы говорим о разных вещах. Надо четко разграничить темы. Первая: работа по борьбе с уголовным миром, который использует все средства для усиления своего влияния, и вторая: нейтрализация Выродка, который, как это ни страшно признавать, стал знаменем деструктивных сил. k сожалению, нам пока не удалось решить проблему Выродка. ОН предельно осторожен и крайне опасен.

Губернатор Н. А вы пытались решить?

Председатель ФСБ. Много раз. ОН или уходит от нас, или зверски расправляется с преследователями.

Губернатор Н. Не верю, чтобы с одним человеком, пусть даже самым изощренным преступником и маньяком, не могли справиться вся армада ФСБ и МВД.

Министр МВД. Для того, чтобы поверить в это, надо было бы ознакомиться со многими томами дела, где подробно рассказана вся история охоты на Выродка. Несколько раз мы пробовали даже ликвидировать ЕГО. Лучшие снайперы устраивали засады. ОН как будто заранее знал, где опасность. Были случаи, когда ОН сам ловил и уничтожал снайперов и розыскников, оперов и бойцов спецподразделений. Ни разу нам не удалось даже окружить ЕГО. Тем более что, судя по всему, у НЕГО нет постоянного логова, преступления ОН, как правило, совершает в разных местах.

Президент. Что касается текущей обстановки и дестабилизации общества преступным миром и Выродком. Полагаю, что членам Совета Безопасности должны быть предоставлены те документы, которые органы правоохранения считают наиболее характерными. Для ознакомления. На основе изучения документов Совет должен выработать ряд комплексных мер по нейтрализации преступных элементов и, понимаешь, Выродка.

Я, как Президент, не могу допустить, чтобы в обществе воцарился хаос.

И последнее... (Президент сделал многозначительную паузу и обвел всех членов Совета тяжелым взглядом.) Последнее и, понимаешь, самое главное... Мне вот сейчас доставили... листовку предвыборную... Пока какой-то подонок убивает людей - это все херня... то есть, я хотел сказать, это плохо, но это уголовщина, с этим должна разбираться милиция... или этот... РУОП. Но тут дело другим пахнет. Гена, зачитай свою информацию...

(И он кивнул головой одному из "силовиков".)

Откашлявшись, министр начал:

МАНИФЕСТ

Призрак бродит по Европе! Есть такая партия!

Предвыборная программа уже победившей партии

На днях в Москве состоялся съезд некоей партии, посвященный предстоящим декабрьским выборам. Лидер партии выступил с программным заявлением, что он ничего не обещает российскому народу, а врать ему он уже больше не может. Нет сил! "Хватит издеваться над народом!"

Учитывая это, мы предлагаем Политсовету этой партии торжественно постановить:

1. Отныне жить не по лжи, а по совести!

2. Все вещи называть своими именами!

А поэтому в качестве предвыборной программы советуем этой партии принять следующие постановления:

Слова "вор" и все производные от него отныне считать не бранными, а почетными.

Для наиболее отличившихся членов партии учредить почетные звания,"Заслуженный Вор России", "Народный Вор России".

Учредить Государственную Премию России для лиц, укравших не менее ста (100) миллионов долларов.

Учредить высшее звание "Вор - Герой России" с вручением соответствующей воровской звезды для лиц, укравших не менее одного (1) миллиарда долларов (операция считается законченной с момента поступления денег на секретные счета швейцарского банка).

Для защиты идеи социальной справедливости каждая удачная кража государственного имущества должна сопровождаться вручением импортных спальных гарнитуров господам Председателям обеих палат парламента (в случае опасности гарнитуры сжечь!).

Генерал-губернаторам регионов разрешается делать ВСЕ (при условии дележа с Кремлем по-честному!). Если дележ происходит нечестно, то столицы регионов подлежат немедленному захвату в течение двух часов силами одного полка ВДВ, точечному разбомблению, разграблению и восстановлению. Генерал-губернатор объявляется в бессрочный розыск переговоры о мире длятся вечно.

Для прекращения нападок на армию и ее шельмования провести в ней реформы, для чего необходимо:

Правительству РФ выступить с ходатайством в адрес концерна "Мерседес-Бенц", а также узаконить неофициальную кличку министра обороны, переведя ее в высшее воинское звание.

Увеличить количество генералов в российской армии, исходя из количества солдат срочной службы, которые в состоянии построить каждому генералу по даче.

На этом все реформы считать завершенными.

В целях упорядочивания финансово-криминальной ситуации в стране выбрать подходящий денек и объявить его Всенародным Днем Банкира (с собиранием их всех в одно место и немедленным расстрелом или подо-рванием и отравлением - на усмотрение правоохранительных органов).

Все РУОПы переименовываются в УХОП-БПОХи, что расшифровывается как "Управление хорошо организованной преступности по борьбе с преступностью, организованной хуже".

Генерального прокурора России назначить старшим по продаже нефти за границу среди родственников. Обязать его возбуждать уголовные дела только в отношении средств массовой информации, а то, понимаешь...

А теперь отгадайте название этой партии?! Правильно - "Их дом - Россия!"

Нам, членам партии Нергала, нравится деятельность этой партии. Она полностью соответствует и нашим задачам. Ура! Все на выборы!

Президент: Теперь вы видите, во что выливается ваша бездеятельность и беспомощность.

ЧАСТНОЕ МНЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИТЕТА

ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА КУЗНЕЦОВА А. П.

"Считаю, что человек, которого представители армии и безопасности называют "Выродком", имеет такие же гражданские права и может защищать свою личность, как и каждый гражданин России.

Преступления, которые этот человек совершал, по сведениям Комитета по правам человека преувеличены сотрудниками ФСБ, для того чтобы оправдать свое неумение и нежелание работать гуманными методами с людьми.

Я считаю, что Президент страны обязан издать Указ о защите прав лиц, подвергшихся жестоким преследованиям.

В частности, должна быть объявлена амнистия всем этим лицам и гарантия их неприкосновенности.

Особо следует выделить в Указе человека, отнесенного военными к выродкам . Этот человек должен быть не только амнистирован, но и отнесен к числу лиц, незаконно преследуемых органами безопасности. Считаю своим долгом донести сведения о репрессиях и ущемлении прав человека до мировой общественности.

А. Кузнецов".

Опубликовано в "Свободной газете"

ДОКУМЕНТЫ ПО ДЕЛУ "ВЫРОДОК" (Представлены в Совет Безопасности)

Начальнику 2-го отделения 3-го отдела ГУВД подполковнику тов. Темину

РАПОРТ

В течение часа, неоднократно меняя направление движения, объект посетил Центральный почтамт и мужской туалет в Адмиралтейском парке. Член группы наружного наблюдения старший лейтенант милиции В. Глин-кин занял соседнюю кабину в общественном туалете и пытался установить контакт с объектом, который, согласившись на предложение познакомить его с опытной женщиной, пожелал осуществить знакомство в его квартире.

Второй член группы наружного наблюдения лейтенант Василенко, страхующий Глинкина, довел наблюдаемых до универмага "Пассаж", где неожиданно потерял их.

С целью вновь обнаружить объект члены моей бригады блокировали все выходы из универмага, однако найти объект таким способом не удалось.

ПРИЛОЖЕНИЕ К РАПОРТУ

Тело старшего лейтенанта Глинкина было выловлено из реки Фонтанки через два дня после описанных в рапорте событий. Установлено, что лейтенант убит ударом ножа в область шеи. Затем у трупа были оторваны половые органы, вырезан язык, который при осмотре и патагологоанатомическом вскрытии обнаружен засунутым через задний проход в прямую кишку.

Среда, 6-го июля, 8.35

СПЕЦДОНЕСЕНИЕ

Секретно

Начальнику ЛО УФСБ генералу Черкашину

5-го июля с.г. в 17 час. 12 мин. на 17 километре Выборгского шоссе произошло столкновение бензовоза "ГАЗ-62" и легкового автомобитя "жигули". В результате столкновения из бензовоза вылилось горючее, вспыхнувшее от загоревшегося автомобиля "жигули". Водитель бензовоза с ожогами средней тяжести доставлен в Сестрорецкую горбольницу.

При осмотре "жигулей" обнаружены два трупа: старшего оперуполномоченного капитана Левченко С.А. и неопознанной женщины.

Левченко имел задание приблизиться и войти в доверию к объекту "Выродок". Со вчерашнего дня на связь не выходил. Водитель бензовоза утверждает, что перед столкновением из "жигулей" выскочил человек. Что с ним! было дальше, не знает.

АКТ

вскрытия и судебно-медицинского исследования трупов неопознанной гр-ки и гр-на Левченко С.А.

6 июля с.г. мною, судебно-медицинским экспертом морга № 1 бюро судмедэкспертизы Фишером Б.М., по поручению следователя по особо важным делам Городской прокуратуры тов. Гордецова И.И. в его присутствии произведено вскрытие и судебно-медицинское исследование трупов неопознанной гр-ки и гр-на Левченко С.А.

При этом установлено:

На обгорелом трупе гр-ки многочисленные кровоподтеки и ссадины на лице, на груди и спине.

Наличествуют рвотные массы в дыхательных путях. В полости рта отсутствует язык, выбиты все зубы. Здесь же на нёбе и в нижней части полости рта обнаружена обильная масса мужской спермы.

Половые органы женщины вырезаны, правая ягодица срезана, отверстие ануса разодрано и увеличено в диаметре до пяти сантиметров. На правой молочной железе следы глубоких укусов, две рваные раны диаметром по три сантиметра каждая. Левая молочная железа отсутствует, предположительно срезанная острым предметом.

На груди зигзагообразный надрез.

На животе вырезаны две полосы кожи в виде креста.

Потерпевшая предположительно умерла от удушения путем введения в горло постороннего предмета, каковым был в данном случае мужской половой орган.

На трупе гр-на Левченко С.А. наличествуют множественные колотые и резаные раны, с головы срезана кожа вместе с волосяным покровом. От вершины лба до подбородка проходит глубокий разрез. С правой стороны лица удалены мышцы вплоть до полного оголения лицевой кости.

Обе ноги отсутствуют. На груди сделан зигзагообразный надрез и вырезана надпись: "ВРАГ НЕРГАЛА". Половые органы отсутствуют.

Смерть предположительно наступила вследствие болевого шока и обильного кровотечения, приведшего к полной потере крови.

Судмедэксперг Фишер Б.М.

СЛУЖЕБНОЕ ПИСЬМО

Совершенно секретно фельд-почтой, срочно Начальнику ПО УФСБ Черкашину

12 августа с.г. следователем по особо важным делам т. Гордецовым И.И. произведена серия арестов, в результате которой задержано 26 лиц, сотрудников различных фирм и коммерческих банков, в их числе 16 руководителей совместных предприятий. Им предъявлено обвинение в активном сотрудничестве с бандитскими группировками города, контрабандной торговле наркотиками и оружием.

Эта акция не была согласована с руководством органами безопасности, и в число арестованных попали два наших агента, что нанесло серьезный ущерб нашей работе, поскольку в течение последнего года ФСБ внедряла их в сеть контрабандной торговли наркотиками и оружием.

Прошу срочно освободить всех арестованных и принести им личные извинения. Следователя Гордецова предупредить о неполном служебном соответствии.

Считаю необходимым довести до Вашего сведения мнение члена Президентского Совета Прибыльного М.А., считающего, что арестованные Вами лица никакого отношения к криминальным структурам не имеют.

Одновременно ставлю Вас в известность, что незасекреченность данной операции, вызванная несогласованностью с органами безопасности, привела к широкой огласке этой акции и вызвала нездоровую реакцию средств массовой информации, особо нежелательную накануне встречи Президента с руководителями стран Большой Семерки.

Председатель ФСБ Степин

РЕШЕНИЕ Совета Безопасности Российской Федерации

Рассмотрев вопрос о дестабилизации общества экстремистскими силами, криминальными структурами, некоторыми органами массовой информации, распространяющими спекулятивные и панические слухи, связанные с так называемым делом "Выродок", Совет Безопасности считает необходимым:

1. Расширить операции по пресечению попыток организации массовых беспорядков, несанкционированных митингов и шествий. Органам милиции и ОМОН действовать при рассеивании митингов более решительно.

2. Укрепить Федеральную службу безопасности, ОМОН, спецподразделения кадрами опытных розыскников, бойцов, имеющих стаж борьбы с бандитскими формированиями в Чечне.

3. Обязать указанные службы в кратчайший срок задержать или, в случае отказа сдаться, ликвидировать опасного преступника, проходящего по делу "Выродок", и принять все надлежащие меры к органам массовой информации, распространяющим лживые, панические слухи, привлекать к судебной ответственности те органы массовой информации, которые злонамеренно искажают факты, клевещут на правоохранительные органы с цепью организации массового психоза в обществе.

4. Совет Безопасности обращает внимание соответствующих органов на необходимость решительной борьбы с любыми проявлениями экстремизма и нагнетания истерии в преддверии выборов в Государственную Думу.

ОПЕРАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

ШИФРТЕЛЕГРАММА

Весьма срочно Единств, экз. Подполковнику Тимохину

В течение ближайших пяти часов для участия в мероприятиях по делу "Содом" в Петербург будут доставлены 103 бойца подразделения "Рыцарь", в том числе 19 розыскников.

Под Вашу личную ответственность все прибывшие должны быть немедленно задействованы в качестве старших оперативно-розыскных групп смешанного состава для выявления и задержания членов бандформирований, дестабилизирующих обстановку в городе.

Исполнение доложите.

Зам. министра МВД РФ Барабанов

ШИФРТЕЛЕГРАММА

Весьма срочно Единств, экз.

Председателю ПО УФСБ Черкашину

В связи с мероприятиями, проводимыми по делу "Содом", срочно установите необходимую спецаппаратуру для перехвата телефонных переговоров всех лиц, подозреваемых в участии и организации массовых беспорядков.

Необходимые санкции получены.

Обеспечьте наружное наблюдение за каждым из лиц, подозреваемых в организации означенных беспорядков.

Одновременно Вам оперативно подчиняется дивизион специального назначения.

Председатель УФСБ Енотов

Почему вид обнаженных человеческих внутренностей считается таким ужасным? Почему, увидев изнанку нашего тела, мы в ужасе закрываем глаза?.. Чем это так отвратительно наше внутреннее устройство? Разве не одной оно природы с глянцевой юной кожей?

Юкио Мисима. "Золотой храм"

Пятого мая мэрия устроила большой прием для ветеранов войны и заслуженных военных чинов. Народу, естественно, было много, обед довольно обильный. Напитков на столе множество.

ОН не любил таких сборищ, но на этот раз решил пойти. Получить пригласительный билет не составляло труда. Знакомых в коридорах власти было много, да и САМ занимал хотя и не очень высокий, но руководящий пост. После окончания официальной трапезы

ОН бродил по залу, подходя то к одной, то к другой группе людей в формах и в костюмах, легко вступал в разговор, так же легко выходил из него. Внезапно его заинтересовала фраза, сказанная полным человеком со стаканом апельсинового сока в руке: "Отрицательный результат, коллега, тоже результат, как известно". Слова ударили, как хлыстом. Вдруг увиделся длинный белый коридор со многими дверями. Из одной выходит человек в халате с окровавленным скальпелем в руке. К нему подходит другой тоже в белом и говорит: "Не огорчайтесь, коллега, такие все. равно не выживают! Отрицательный результат..." Было это или этого не было? ОН тогда был совсем ребенком. Лет пять, наверное... Может, все это родилось потом, в ЕГО больном воображении? НЕТ! ОН не болен! И это было! Было! ОН не мог такого придумать! Это они пытались внушить ЕМУ, что у НЕГО больная психика! Кровь, скальпель... ОН не раз видел это!

ЭТО ВСЕ БЫЛО.

ЧЕЛОВЕК, СКАЗАВШИЙ ЭТУ ФРАЗУ, ОДИН ИЗ НИХ. ПОЗНАКОМЬСЯ С НИМ.

ОН НУЖЕН НАМ С ТОБОЙ. СКОРО ДЕСЯТЫЙ ДЕНЬ.

ОН подошел к группе людей. Прислушался. Речь шла о каких-то медицинских препаратах, о возможностях лечения сосудистых заболеваний. Никто из беседующих не удивился ЕГО появлению. Разговор продолжался.

- Какие уж там эксперименты?! Мои звери чуть не дохнут с голода. Денег на кормежку в обрез!

ОН зафиксировал в памяти лицо говорившего и, постояв немного, отошел.

Скоро группа распалась. Заиграл оркестр, к врачам подошли женщины, очевидно, жены. Две пары ушли танцевать. Двое оставшихся подошли к стопу, стали выбирать бутылки.

- Рекомендую старый добрый "Греми", - сказал ОН. - Непонятно, откуда у здешних господ такой великолепный коньяк, который и в прежние-то времена было не достать, но тем не менее... Раз такая роскошь есть, надо воспользоваться.

- Действительно "Греми"! Как это я его не заметил? - сказал Хозяин Зверинца, как ОН окрестил его. - Великолепный коньяк! Когда-то в молодости я очень ценил старые, выдержанные грузинские коньяки. Теперь в независимой Грузии таких, наверное, и не держат!

- Скорее всего нет. А вот в нашей мэрии - держат. - ОН улыбнулся. - Я случайно слышал ваш разговор. Простите, что вмешиваюсь, но у нас та же беда. Собак практически нечем кормить. Для того, чтобы поддерживать нормальный процесс жизнедеятельности, подопытным необходимо хотя бы 500 граммов мяса в день. А мы можем дать собачкам по две обглоданные косточки. Зато приемы устраиваются пышные!

- У вас тоже собачки? - спросил Хозяин Зверинца. - Где подвизаетесь, если не секрет?

- Теперь уже секретов практически нет, - с усмешкой ответил ОН. - А работаем мы за городом в Парголове. В Центре...

- Знаю, знаю, наслышан. Да, сейчас в науке тяжелое положение.

- Давайте выпьем, друзья! - вмешался собеседник Хозяина. - Раз уж обнаружили "Греми", не стоит упускать такую возможность. А то ведь уведут!

Они выпили. ОН незаметно выплеснул коньяк на пол. Разговор продолжался. Скоро все перезнакомились. Хозяин Зверинца оказался человеком холостым, руководил экспериментальной лабораторией. ОН постарался разлучить Хозяина с его собеседниками, довольно быстро напоил и сам отвез домой на частнике.

Дальше все пошло, как обычно. ОН легко сближался с людьми, но старался не афишировать свои новые знакомства. Вместе с Хозяином Зверинца ЕГО никто не видел, хотя они довольно часто беседовали. ЕМУ нужно было убедиться, что это тот человек, который ЕМУ нужен.

СЕГОДНЯ ПЯТОЕ. Я ЧУВСТВУЮ ЗАПАХ ЖЕРТВЫ.

ЭТО ОН, ТОТ, КТО НУЖЕН ДЛЯ ПРОДОЛЖЕНИЯ ПРОЦЕССА.

ПОКА ОСТАВЬ ЕГО.

МЫ ДОЛЖНЫ С ТОБОЙ ВМЕСТЕ ОСОЗНАТЬ ВСЕ. ПРОЧУВСТВОВАТЬ.

Четыре дня ОН не виделся с Хозяином Зверинца. Девятого июля почувствовал, что вроде бы даже соскучился по своему новому приятелю. Позвонил, пригласил поужинать в кефе "Тбилиси".

"Раз уж познакомились на почве грузинского коньяка, почему бы не продолжить знакомство грузинской кухней?!"

После ужина ОН привез Хозяина Зверинца к себе в логово.

Впереди была ночь десятого числа. Жертвенная ночь!

На этот раз ОН выбрал для Жертвоприношения заброшенную слесарную мастерскую на окраине города. Металлические столы как нельзя больше подходили для ЕГО целей. К тому же по углам столов торчали металлические стержни, которые могли сыграть роль "рогов", к которым привязывалась жертва.

К двум часам ночи все было готово. ОН расставил по мастерской свечи и распахнул окна, в которые время от времени падал лунный свет. Жертва лежала на жертвенном столе. Человек был крепко связан, рот залеплен пластырем.

ОН поднес к правой руке жертвы скальпель и легким движением вскрыл на ней вену. Подставив под струю крови кружку, ОН подождал, пока не наберется примерно на один палец, поставил кружку на жертвенник и ловко перетянул руку -жертве повыше надреза.

Потом подошел к изголовью жертвенника и, вылив немного крови на ладонь, смазал ею сначала правый рог, затем левый. Оставшейся в кружке кровью ОН окропил весь жертвенник.

После этого ОН развязал человека и перенес его со стола на жертвенник. Привязал к "рогам" руки и ноги Жертвы. Отойдя в сторонку, ОН посмотрел, точно ли в центре жертвенника лежит человек, и удовлетворенный перешел к следующей стадии.

В такие моменты ОН чувствовал себя творцом, художником и не мог себе позволить ни одного неверного движения.

Человек бешено вращал глазами. Лицо его налилось кровью.

ОН торжественно поднял скальпель и, стараясь, чтобы движения рук были как можно пластичнее, вырезал на груди СВОЙ ЗНАК. Полюбовавшись на него и чувствуя, как растет напряженное ожидание наслаждения, ОН быстро отрезал уши, нос, губы, выколол глаза и после этого скальпелем расширил раны, готовя их к главному.

Осмотрев лицо жертвы и оставшись довольным проделанной работой, ОН вынул член и стал раз за разом вводить его в образовавшиеся раны, все больше приходя в неистовство, остро чувствуя каждую неровность плоти, куда он входил. Наконец ОН зарычал, откинул голову, при этом огромная рыжая грива упала ЕМУ на спину. ОН стал рвать когтями тело жертвы, постепенно переходя все ниже и ниже, пока наконец не добрался до ног. Здесь ОН нащупал мошонку, рванул ее и вонзил член в рваную рану между ног, одновременно терзая когтями бедра жертвы.

Перед глазами ЕГО закружился вихрь, замелькали обрывки картин: человек с окровавленным скальпелем, безрукий мальчик, жук величиной с собаку, которому ОН отрывает крылья и пожирает внутренности.

ОН прервал наслаждение, подошел к изголовью жертвенника и запихал в рот жертве оторванные половые органы. Потом, увидев, как челюсти человека конвульсивно зашевелились, губы при этом двигались, как бы всасывая в себя собственный член, ОН бешено закружился вокруг жертвенника. Черты лица исказились, больше напоминая гротесковую львиную маску, чем лицо человека. ОН двигался стремительно, но по-кошачьи пластично, извиваясь всем телом, пока наконец одним прыжком снова достиг изголовья, остановившись, ввел член в рану на. животе и, испытав оргазм, отпрыгнул от жертвенника, почувствовав опустошение.

С наслаждением ощущая босыми ногами вязкую густеющую кровавую массу под ногами, ОН взял из миски глаза жертвы, вложил их в пустые глазницы, затем, крутнув, оторвал голову и бросил ее в полиэтиленовый мешок.

Подойдя к креслу у стены, ОН уселся и полностью расслабился.

Свежий запах крови и мяса перебили запах страха, пота и мочи жертвы." "Не забыть накормить Клеопатру", - подумал ОН. Воспоминания наползали, омывали мозг, очищали от напряжения.

"Когда появился Двойник? Об этом я еще не думал, не вспоминал".

Двойников ОН начал пытаться создавать лет с тринадцати. ОН рисовал их во сне, старался зафиксировать, но все они исчезали при пробуждении. Наконец однажды Двойник появился сам, без каких-либо усилий с ЕГО стороны. ОН обрадовался, потому что это был именно тот Двойник, который был ЕМУ нужен. Двойник назвался Неведомым богом и обещал сделать ЕГО абсолютно могущественным. Не сразу, потом, когда наступит время. А пока Неведомый обещал вывести ОТТУДА.

ОН не знал, сколько времени прошло с тех пор, как появился Двойник, не знал, сколько жертв ОН принес. Счет жертвам вел Неведомый бог, Нергал.

Но ОН чувствовал, что момент Слияния и Преображения приближается. Осталось совсем немного...

Заканчивалась еще одна прекрасная ночь!

Истерзанное тело майора медицинской службы Приходько нашли в Адмиралтейском парке утром.

ГЕНЕРАЛ УСПЕНСКИЙ. ПСИХОЛОГ ЧЕРНЫШЕВ

После убийства майора Приходько чаша терпения журналистов переполнилась. Союз журналистов в ультимативной форме потребовал пресс-конференции. Город напряженно ждал ответа на ультиматум.

Пресс-конференция была назначена на двенадцатое мая.

Зал Дома журналистов не смог вместить всех желающих. Многие корреспонденты стояли. Беспрерывно вспыхивали блицы.

Генерал во вступительном слове сказал, что не будет касаться общей картины преступности, так как это дело ФСБ.

Они с работником отдела по расследованию особо тяжких преступлений Валерием Михайловичем Чернышевым остановятся лишь на проблеме серийных зверских убийств, которые в последнее время потрясли общественность.

Вначале генерал привел статистику серийных преступлений вообще. По данным Института им. Сербского, сказал Успенский, рост серийных преступлений наблюдается с 1973 года. Этот рост можно объяснить тем, что в 60-е годы серии плохо раскрывались, практически не велась статистика таких преступлений.

С 1973 года по 1992 год в Институте обследованы 101 человек.

Ими были совершены 350 убийств, 90 покушений на убийство, 347 изнасилований. Жертвами стали 453 человека. Итак, за двадцать лет сто преступников убили четыреста пятьдесят три человека! И при этом не учитывается то количество лиц, которые обследовались в других психиатрических учреждениях.

Эти преступления были совершены в разных местах при различных обстоятельствах, они имели неодинаковое количество жертв и осуществлялись разными способами. Однако все они объединялись некоторыми общими признаками, и к их числу следует отнести то, что, во-первых, все .были совершены в условиях неочевидности, то есть без видимых причин, спровоцировавших преступление, во-вторых, все убийства сопровождались особой, внешне ничем не мотивированной жестокостью, когда потерпевшим причинялись неимоверные страдания, и в-третьих, их жертвами становились двое и более людей.

Корр. "Время вперед". Чем объясняется увеличение числа серийных убийств?

Усп. По-видимому, небезосновательно предположение о том, что увеличение количества таких особо тяжких преступлений связано с нарастанием общего кризиса общества, со снижением нравственности и вместе с тем с распространением безнаказанности.

Корр. "Хроники времени". Вы считаете, что те серии, которые происходят у нас в городе, могут быть совершены не одним преступником?

Усп. Думаю, что серийные убийства последних пяти лет - дело рук одного преступника. Но не все, конечно. В этой серии прослеживаются черты, характерные только для Выродка, как его привыкли называть в прессе и в оперативных сводках. Поймите меня правильно. Я специально привел статистику раскрытых серийных убийств, для того чтобы и пресса, и население не делали из Выродка некого особого преступника, эдакого неуловимого Джека Потрошителя. Да, нужно быть, конечно, осторожными, но не следует фетишизировать маньяка. Тем более что органы ФСБ разрабатывают в настоящее время операцию по поимке Выродка и направления поиска вполне реальны. Я уверен, что Выродок не просуществует, на .свободе и нескольких недель!

Корр. "Криминального беспредела". Как вы думаете, господин Успенский, скольких человек успеет убить Выродок за эти несколько недель?

Усп. Надеюсь, никого не успеет убить. Существует определенная схема, по которой действует каждый психопат. Мне кажется, прежде чем сработает реле, включающее жажду убийства, мы успеем нейтрализовать его. Более подробно о психологии Выродка вам расскажет мой помощник, психолог Чернышев.

Черн. Предупреждая ваш вопрос, кто такой или что такое Выродок, скажу только три слова. Маньяк, о котором столько говорят, всего навсего педераст, некрофил и импотент;

(Гул в зале).

Корр. "Моя свобода". Но, господин Чернышев, у нас в настоящее время не преследуется гомосексуализм в уголовном порядке. Зачем же Выродку скрывать свое влечение к мужчинам.

Черн. Дело в том, что Выродок скорее всего подвергся сексуальному насилию в детстве или, возможно, в армии. Он питает двойственное чувство. С одной стороны - влечение, с другой - отвращение и ненависть к насильникам. Отсюда, очевидно, ЕГО особое отношение к военным. Кроме того, по нашим сведениям, мать его была алкоголичкой и ОН родился от случайной связи.

Корр. "Моя свобода". Но какое отношение имеет ко всему этому некрофилия?

Черн. Знаменитый психиатр Э. Фромм определяет некрофилию как страстное влечение ко всему мертвому, разлагающемуся, гниющему, нездоровому. Это страсть делать живое неживым, разрушать во имя одного лишь разрушения. Это стремление расчленять живые структуры. Подлинной целью убийцы-некрофила является не смерть жертвы (хотя это, конечно, необходимое условие), но акт расчленения тела.

Корр. "Моя свобода". Но, согласитесь, что по описаниям убийств, которые попадают в печать, картина не исчерпывается только расчленением трупов.

Черн. Конечно, нет. По этим убийствам можно судить еще об одной черте маньяка. Как и все некрофилы, ОН убежден, что любые проблемы и конфликты можно решить только с помощью силы.

Корр. "Демократии". Не намекает ли ОН таким образом на необходимость силой изменить установившийся демократический строй в России?

Черн. ОН не намекает. ОН действует. Все жизненные проблемы некрофил всегда решает разрушением и никогда не действует созидательно.

Корр. "Медицина и мы". Могли бы вы назвать какую-нибудь слабость, характерную для Выродка?

Черн. Я не знаю ЕГО слабостей. Но могу сказать, что еще один мотив, побуждающий ЕГО совершать убийства с особой жестокостью, - это страх смерти. Именно такой страх порождает кровавое насилие, поскольку субъект, уничтожая других, тем самым подавляет в себе свой страх смерти. Ярким примером тому может служить поведение Сталина и Гитлера, которые к тому же тяготели к смерти, то есть являлись некрофилами.

Корр. "Моя свобода". Входит ли ритуальность совершения убийств в характеристику гомосексуалов и некрофилов?

Черн. Многие преступники такого рода отличаются фанатизмом, схваченностью некой доминирующей идеей. Для большинства характерно неумение поставить себя на место другого человека, войти, образно говоря, в его положение. В то же время у некоторых из них может существовать ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ способность сопереживания с другими людьми, например, по отношению к родственникам или друзьям.

Корр. "Хроники времени". Если бы вам в двух словах предложили дать психологический портрет Выродка, что бы вы могли сказать?

Черн. Я бы сказал, что ЕМУ свойственна особого рода безжизненность, о крайне интересных вещах ОН, очевидно, говорит в удручающе холодной, чопорной манере. Иначе говоря, живое его не интересует. Им правят мертвые вещи.

В цветовых тонах Выродок отдает предпочтение темным, поглощающим свет, таким, как черный или коричневый, и не любит ярких красок. Кроме того, я уверен, что ОН имеет особую склонность к дурным запахам, в основе своей восходящим к запаху разлагающейся плоти.

Корр. "Хроники времени". Вы так уверенно говорите о Выродке, будто знакомы с ним лично. Почему же на основе всех этих знаний не выработан план ЕГО нейтрализации? Почему ОН продолжает убивать?

Черн. Это уже вопрос к органам правоохранения. Но я полагаю, что ЕГО, как вы выразились, нейтрализация - вопрос ближайшего времени.

Только Успенский и Любомудров из находящихся в зале знали истинную подоплеку этой пресс-конференции. Оба они, слушая психолога, все больше понимали безумие затеянной ими игры: спровоцировать Выродка прямыми публичными оскорблениями на открытое нападение, во время которого ОН должен быть, по замыслу инициаторов, уничтожен.

Любомудров, не дождавшись окончания пресс-конференции, вышел на улицу, сел в троллейбус и поехал на Витебский вокзал. Ему вдруг захотелось побыть в гуще суетящихся, деловитых- людей, не думающих о смерти и о Выродке. На перроне под крышей пахло, как всегда, дымом и дезинфекцией. Журналист вспомнил об обонятельных пристрастиях Выродка, и ОН вдруг как бы материализовался перед ним в толпе. У НЕГО, как всегда, не было лица, вернее, черты лица расплывались, мимика постоянно менялась. Любомудрову казалось, что ОН не спеша идет рядом, что до него можно дотронуться. ОН укоризненно покачал головой, длинные черные волосы волнами переливались с одного плеча на другое.

Любомудрову стало ужасно страшно, ему хотелось сказать, чтобы ОН не обращал внимания на слова психолога, и в то же время какое-то чувство протеста вдруг поднялось в его душе, и журналист сказал вслух: "Но ведь ТЫ же убиваешь? Если ТЫ попадешь к нам в руки, ТЕБЕ станет легче. Мы поможем ТЕБЕ".

На него кто-то оглянулся. Журналист встряхнулся, и призрак пропал.

Любомудров знал, что, говоря о поимке, он покривил душой. Взять ЕГО практически невозможно. Весь план, который вызвался добровольно осуществить психолог, строился на том, что при малейшем намеке на нападение любой человек, угрожающий психологу, будет расстрелян сразу несколькими супер-бойцами спецназа. Любомудров был против этого плана. Успенский долго колебался. Но начальство давило, грозя страшными карами за бездействие. Начальник РУОПа Тимохин клялся и божился, что психолога ни на секунду не выпустят из поля зрения и любой волосатик или лысый будет незамедлительно уничтожен, если хоть на шаг приблизится к охраняемому объекту. Главное, что убедило Успенского, - решимость самого Чернышева и тот факт, что до сих пор Выродок никогда не пользовался огнестрельным оружием, предпочитая расправляться с жертвой, непосредственно захватывая ее. А захватить объект, как убеждал Тимохин, будет невозможно.

Семью Чернышева отправили в безопасное место, подальше от города. Сам психолог поселился в только что построенном и пока не заселенном доме. Все квартиры на его этаже занимали бойцы спецназа, которым даже разрешили готовить горячую пищу в расчете создать видимость обычного мирного жилья.

Чернышева возили с работы в, машине прямиком к дому, но иногда пешком под внимательными взглядами нескольких пар глаз он заходил в магазины или имитировал короткие прогулки по тихим улочкам. Казалось, риск застать психолога врасплох исключался.

На каждом шагу Выродка ждала засада. И все равно Успенский был очень неспокоен. Уж он-то знал, насколько рискован и опасен задуманный план.

На следующий день после пресс-конференции "Хроника времени" опубликовала три фотографии: психолог и генерал во, время пресс-конференции, психолог, в окружении журналистов выходящий из Дома журналистов, психолог у парадной дома, где по утверждению корреспондента он получил квартиру за заслуги по разработке психологических портретов различных маньяков-убийц.

При этом в кадр как бы невзначай попала дощечка с названием улицы и номером дома.

Генерал Успенский вернулся домой после пресс-конференции в отвратительном настроении. Свою семью он тоже отправил к родственникам в Лугу. Охранник, который привычно расположился в прихожей, раздражал его. Выродок от этого охранника мокрое место оставит, если надумает охотиться за Успенским.

Иннокентий Михайлович прошел в кабинет, захватив с собой бутылку водки и несколько мандаринов.

От выпивки легче не становилось. Генерал не мог точно описать свое состояние. Фактически история с Выродком проходила через все годы его службы в органах. Он много размышлял над этим феноменом. Сейчас ему приходилось непосредственно отвечать за нейтрализацию маньяка (или кто ОН там есть), как единственному специалисту в городе, знающему, по мнению начальства, всю подноготную Выродка. Но знал ли он Его действительно?

Пожалуй, очень слабо. С помощью Чернышева, Любомудрова он пытался понять его, разглядеть личину между строк протоколов, отчетов о жутких преступлениях. Генерал понимал, что сейчас именно он взял на себя ответственность за жизнь людей - психолога и журналиста, согласившихся попытаться помочь обезвредить МОНСТРА.

Ему, старому служаке, впервые было так страшно. Впервые он понял всю необычность и уникальность дела Выродка, как бы порожденного самим этим безумным миром.

Чем больше генерал пил, тем больше ему казалось, что он понимает Выродка, вот-вот приблизится к самой сути ЕГО.

Засыпал он с довольной улыбкой. Но для того, чтобы понять Нергала, чтобы услышать беззвучный мир ЕГО холодной души, чтобы увидеть мир, погруженный в темно-багровую, скрытую черно-серым туманом, пучину, им всем: генералу Успенскому, психологу Чернышеву, журналисту Любомудрову - надо было бы узнать то, чего во всех подробностях они знать не могли. Им нужно было бы совершить путешествие в далекое прошлое...

СЧАСТЛИВАЯ ПОРА - ДЕТСТВО

Мария Михайловна Степанова подошла к приемному покою райбольницы в два часа пополудни. В руках у нее был узелок с бельем и кошелек с двумя пятерками и мелочью.

По ступенькам ей подняться было трудно. Уж очень неважно она себя чувствовала. Из больницы вышла пожилая санитарка и помогла ей войти в приемный покой. Дежурный врач, записывая ее данные, сделал строгий выговор за то, что Мария Михайловна, зная, что вот-вот должна родить, напилась накануне. Впрочем, она напивалась ежедневно, поэтому выговор на нее не очень-то подействовал.

Больше всего ей хотелось опохмелиться. Степановой казалось, она вот-вот помрет, если не примет хоть капелюшечку спиртного.

06 этом она сказала и дежурному врачу. Тот возмущенно покачал головой, но, видя состояние роженицы, решил, что Степанова и впрямь может помереть во время родов, и разрешил сестре дать ей пятьдесят граммов разбавленного спирта.

После этого Мария Михайловна успокоилась и пролежала более часа, тупо ожидая, когда начнутся схватки.

Через два часа у нее родился мальчик. Акушерка сказала, что в этом роддоме видела детишек и пострашнее, но этот тоже хорош.

У младенца не было видно ушей. Они вросли в черепную коробку, и ушные раковины казались воронками, уходящими вглубь головы. Кроме того, у ребенка практически отсутствовал подбородок. Он был как бы срезан, и в будущем нижняя губа обещала нависнуть над шеей. Один глаз не открывался, поскольку веки оказались сросшимися. Череп был большой, и уже сейчас на нем угадывались бугры, которые со временем должны были стать огромными.

Мария Михайловна сказала, что хочет назвать ребенка Николаем, а отчество ему дать дедово - Борисович.

Молоко у нее на третий день пропало, а на пятый день Мария Михайловна Степанова выписалась из больницы, категорически отказавшись взять ребенка.

Она вернулась жить на окраину райцентра в старый деревянный дом, где сразу же запила. Муж ее, Степанов Николай Иванович, был плотником и обычно шабашничал с бригадой по окрестным селам. Вернувшись после очередной шабашки домой глубокой осенью, он нашел жену мертвецки пьяной, избил ее и потребовал сказать, что случилось с ребенком. Мария ответила, что младенец родился мертвым. Николай Иванович сначала поверил ей, но скоро от соседей узнал, что жена отказалась от сына. Он отправился в больницу, потребовал показать ему сына, а увидев, заявил, что Мария потаскуха, спуталась с кем-то, пока он шабашничал в дальних краях, и ребенок родился уродом весь в жену и в ее неизвестного хахаля. После этого он снова избил Марию и выгнал ее из дома. Онa не выдержала побоев и через пару дней умерла. Николая Ивановича хотели было посадить, но он вовремя исчез из города. Больше его никто никогда не видел.

Колю Степанова перевели в специализированный дом малютки для детей с физическими и умственными отклонениями, который организовался год назад и курировался военными врачами, поскольку райцентр входил в зону радиационного поражения вследствие аварии на объекте "Маяк", и Генсек Хрущев приказал неусыпно следить за влиянием радиации на население.

До полутора лет Коля жил в Доме малютки, потом его перевели в специнтэрнат, где воспитателями и врачами тоже в основном были военные.

Хирург-офтальмолог, работавший здесь с самого основания, то есть около трех лет, решил, что пора попробовать несколько исправить внешность ребенка. Он оперировал ему веки, причем оказалось, что глаз видит нормально, но верхнее веко все равно было полуприкрыто, что придавало глазу вид неживого. "Он на меня смотрит, как мертвец", - однажды сказала девочка из соседней группы, и он возненавидел ее, а заодно и других девчонок, которые рассмеялись, услышав слова подруги, и стали дразнить его "мертвяком".

Волосы у мальчика росли плохо, он всегда был практически лысым.

На педагогическом совете интерната долго не могли решить, в какую группу зачислить Колю Степанова. Дело в том, что в интернате было две группы детей: умственно отсталых и с физическими недостатками. Большинство воспитателей склонялись к тому, что умственное развитие Коли нормальное. Поэтому он жил в группе детей с физическими недостатками. Коля видел вокруг себя до четырех лет детей одноруких, безглазых, безногих, таких, у которых все тело заросло волосами, как шерстью... Жили они недолго. Через четыре года в его группе осталось всего пятеро. Дети из группы умственно отсталых, но с нормальным физическим развитием чувствовали свое превосходство над "ублюдками", дразнили их и зачастую жестоко избивали.

Вскоре после того, как Коле Степанову исполнилось четыре годика, в интернат явилась высокая, прямая старуха с редкими седыми волосами и заявила, что она бабушка Степанова и хочет забрать его к себе в деревню.

Увидев его, старуха приветливо улыбнулась. Это поразило мальчика. За его короткую жизнь никто ему не улыбался. Тем более никто не радовался, увидев его... И не обрадуется.

- Это твоя бабушка, - сказал капитан, зам. начальника по воспитательной работе, которого воспитанники за глаза звали дядя Кнут.

- Здравствуй, - еще раз улыбнулась старуха. - Как тебя матка твоя беспутная назвала-то?

Коля молчал.

- Имя свое скажи, - пришел на помощь капитан.

Он очень редко слышал, чтобы к нему обращались по имени, поэтому сказал то, что слышал чаще всего:

- Ублюдок.

Бабушка нахмурилась, но ругать его не стала.

В деревне, где жила бабушка, людей было совсем немного. В пяти домах жили одни старухи. В шестом доживал век местный пастух, работы у которого не было лет двадцать.

Время Коля проводил с бабушкой и другими старухами, которые первое время после его появления часто дивились тому, как Бог наказывает людей за грехи, создавая таких, как Коля, но жалели его, потчевали конфетками после очередной вылазки в сельмаг за хлебом.

Как-то в ноябре со стариком случился удар. Односельчане сообщили в район, приехала фельдшерица, сказала, что в больнице мест нет и старику придется доживать век в деревне.

Бабушка решила взять его к себе в избу:

"Не помирать же одному!" У старика были парализованы правая рука и нога. Он лежал целыми днями молча, глядя выцветшими глазами в потолок и иногда плакал. Бабушка ухаживала за ним, меняла белье, кормила с ложки. Коля на всю жизнь запомнил тяжелый запах мочи, старческого умирающего тела.

Однажды в соседнюю избу ночью залезли беглые воры из колонии, убили топором бабку, перед этим изнасиловав ее, и унесли то, что по их мнению можно было продать.

Коля тогда впервые увидел человека с разрубленной головой. Он не испугался, вместе со взрослыми долго топтался в избе убитой, а потом, когда часть бабок вышла, а двое стали выносить какие-то вещи, подошел к трупу и стал с любопытством копаться в разбитой голове, загребая ладошкой кусочки мозга. Поскольку ему в ту пору еще разрешалось ходить без штанов, то весь он до пояса вымазался кровью.

За этим занятием его застала бабушка, которая сначала замерла в ужасе, а потом рассвирепела и СТРАШНО закричала:

- ВОН ОТСЮДА, УБЛЮДОК! ПОГАНЫЙ МАЛЬЧИШКА!

ВОН! ПОКА НЕ ВЫМОЕШЬСЯ В РЕЧКЕ, НЕ ПОКАЗЫВАЙСЯ МНЕ!

Коля долго стирал в речке рубашонку, потом стал мыть живот и ноги. И вдруг, когда он старательно отмывал от крови письку, она напряглась, и оттуда брызнула струйка. Коле было очень приятно, и он почувствовал облегчение. К бабушке было возвращаться уже не страшно.

Коля очень боялся, что беглые вернутся , и убьют их с бабушкой тоже. Однажды он тайком спрятал у себя под кроватью топор. Ночью он проснулся от страшного грохота. Ему показалось, что в дом ворвались воры. Он схватил топор и стал им размахивать, чуть не попав по голове бабушке, которая помогала подняться с пола старику, упавшему с печи.

Бабушка опять начала его ругать ТЕМИ словами, а он рассвирепел, убежал во двор и спрятался в хлеву. Здесь ему на глаза попался поросенок, и он ударил его топором так, как беглые ударили бабку.

Поросенок страшно закричал, Коля оказался с ног до головы забрызганным его кровью.

Бабушка долго ругала его, даже высекла хворостиной и грозилась отправить обратно в интернат, но в итоге опять приказала хорошенько вымыться.

На этот раз он смывал кровь долго, испытывая умиротворение, и в конце снова почувствовал то же наслаждение, что и в первый раз.

Бабушка скоро успокоилась, а поросенка они съели.

Осенью бабушка умерла. Соседи сообщили о ее смерти в интернат. За Колей приехали и увезли в райцентр.

Теперь он уже был в другой группе. Воспитатели заметили, что мальчик не только равен по умственному и физическому развитию своим сверстникам, но и во многом превосходит их. Но различий между ними по-прежнему никто не делал.

Правда, теперь уже сам Коля редко давал себя в обиду.

Почувствовав, что может постоять за себя, он скоро стал вожаком и заводилой в группе.

После смерти бабушки и переселения в специнтернат произошло много событий, но ОН не любил вспоминать о них.

За время от семи до четырнадцати он помнил только, что его наказывали в игровой комнате. Здесь ОН впервые столкнулся с механическими игрушками и никак не мог понять, живые они или нет. ОН упорно ломал паровозы и машины, которыми играли другие дети, разбирал их на части и успокаивался только тогда, когда разбрасывал детали игрушек по комнате. Его жестоко наказывали за это, ставили в угол, лупили, но это не помогало.

- Если они не живые, то должны быть мертвыми, - упорно говорил он.

V него постоянно болели зубы, и молочные, и основные. Они портились, их лечили, а потом удаляли. В конце концов к двенадцати годам у него осталось четыре клыка: два слева и два справа. Эти не болели, но смотреть на Колю, когда он ел или говорил, было не очень приятно. ОН знал об этом. Знал и о других недостатках своей внешности, но старался никогда не вспоминать о них.

Запомнился ему еще один эпизод, когда он попал в больницу и военные врачи сначала лечили его, сказав, что у него корь, а потом, когда главврач уже пообещал его выписать, вдруг пришли двое незнакомых докторов и, немного поспорив о чем-то с главным, сделали ему укол, от которого стало так больно, что он потерял сознание. После этого его еще долго не выписывали, а потом отправили обратно в группу. Перед выпиской оба врача, делавшие укол, и главный долго осматривали его и сказали фразу, которую ОН запомнил на всю жизнь: "Отрицательный результат - тоже результат".

Больше из того времени ОН не помнил НИЧЕГО.

Вспоминать он любил события, которыми была заполнена его жизнь от четырнадцати до семнадцати лет.

В седьмом классе их собрал старший воспитатель и сказал, что они достаточно взрослые и должны привыкать к трудовой деятельности.

Ребят разделили на группы и направили кого куда: в столярные мастерские, учениками слесарей на местный завод.

Коле страшно повезло. В больнице не хватало санитаров, и главный врач попросил самых крепких физически парней направить в его распоряжение. Ему в больнице сначала не понравилось, но однажды он попал в морг, куда надо было отвезти покойника. Здесь шло вскрытие. Коля привез покойника, а потом простоял все время у стола рядом с патологоанатомом, как завороженный наблюдая за тем, как врач вскрывал грудную клетку, вынимал отдельные органы, рассматривал их, что-то говорил, а ассистент его слова записывал в специальную тетрадь. После этого случая ОН все свободное время пропадал в морге и всем говорил, что непременно станет врачом-патологоанатомом. Он подолгу рассматривал трупы, ничуть не смущаясь запахами тления, любил вертеть в руках отдельные кости скелета и даже пытался коллекционировать их у себя в общежитии, пока коллекцию не обнаружил старший воспитатель и не пригрозил отлучить его от работы в больнице.

Здесь же в больнице один из лучших стоматологов-протезистов военного округа, сжалившись над парнем, сделал ему два отличных протеза, которые намертво крепились к клыкам. Протезист сказал, что если он потренируется, то сможет владеть протезами как собственными зубами.

Однажды он сам решил произвести вскрытие. Коля пробрался ночью в морг. Лампы включать не пришлось. Ночь была лунная, в окна лились потоки завораживающего света.

Юноша перенес труп на мраморный стол и некоторое время стоял, зачарованно глядя на тело, омытое лунным светом и вдруг по казавшееся ему живым и волшебно прекрасным. Сам Коля почувствовал себя великим художником, который стоит перед материалом, из которого должен создаться шедевр. Он долго ходил вокруг трупа, как бы совершая некий магический танец в свете луны, потом, выбрал то место, которое, как ему показалось, наиболее соответствует нанесению первого мазка, и вонзил скальпель в верхнюю точку грудной клетки, в ямочку между ключицами. Резко рванув скальпель, он вскрыл грудь, затем обнажил сердце и с трепетом, испытывая неизъяснимое волнение, взял в руки маленький комочек плоти, от которого зависела жизнь человека. В это время лунный свет померк, в зале на какое-то время наступила полная тьма, и он услышал голос Двойника, которого сам недавно создал во сне.

ТЫ ПЕРЕСТАНЕШЬ БЫТЬ ПОГАНЫМ УБЛЮДКОМ!

В ТВОИХ РУКАХ ТЕПЕРЬ БУДЕТ ВЛАСТЬ НАД ЖИЗНЬЮ ПОГАНЫХ УБЛЮДКОВ!

ОН не мог понять, откуда раздается ГОЛОС, но ОН его слышал и не смог сдержать восторга. Он закричал: "Я ПЕРЕСТАНУ БЫТЬ ПОГАНЫМ УБЛЮДКОМ!

Я ПРЕОБРАЖУСЬ И СТАНУ ПРЕКРАСНЫМ!

ОНИ БУДУТ ЛЮБОВАТЬСЯ МНОЙ И ПРЕКЛОНЯТЬСЯ!"

Дальше случилось страшное. Привлеченный криками, в морг прибежал сторож. Коля дал себя увести. Утром воспитатель жестоко избил его и посадил в карцер.

Как-то в библиотеке ему попалась книжка еще дореволюционная о древних богах. Там он вычитал миф о страшном боге с телом льва и лицом человека.

Поэтому напрасно воспитатели думали, что побоями и наказаниями им удастся сломить того, кто появился на свет в ту лунную ночь в больничном морге.

Тогда юношу посетил и пообещал превращение из урода в ослепительного, сияющего бога сам великий НЕРГАЛ. В какой-то момент в сознании Коли Степанова что-то ослепительно вспыхнуло, и он понял свое истинное предназначение великого художника и Неведомого людям божества НЕРГАЛА.

Уже сидя в карцере, Коля напряженно обдумывал план побега из интерната. Он понимал, что недостаточно исчезнуть из города, надо было для всех, кто его знал, исчезнуть вообще с лица земли. Только когда его перестанут. искать, он сможет спокойно приступить к осуществлению СЛИЯНИЯ.

Четверо воспитанников согласились бежать вместе с ним. Сам побег осуществить было нетрудно. Воспитатели были уверены, что, даже сбежав из здания интерната, воспитанники не уйдут далеко. Слишком хорошо их всех знают в округе, и никто не окажет помощи и не укроет.

Мальчики тоже это хорошо понимали. Поэтому, сбежав вскоре после отбоя, они шли до изнеможения, прячась от случайных прохожих, от машин на шоссе, ведущем из городка, пока к утру не ушли километров за тридцать. Увидев сарай на опушке леса, они забрались в него и обессиленные свалились на солому. Трое заснули, но ОН не спал. ОН знал, что они ушли еще очень недалеко и опасность быть пойманными велика. ОН внимательно наблюдал за окрестностями, решив, что попробует прорваться с боем, если их найдут. ОН был уверен, что ему поможет Нергал.

Они просидели в сарае до вечера, питаясь хлебом с сопью, захваченными из интерната. Вода была у них во флягах, украденных с военного склада.

Вечером они услышали голоса и зарылись в солому.

Оказалось, что в сарай вернулись двое бичей, которые у кого-то нанимались на работу, а ночевать иногда приходили в сарай.

Бичи посочувствовали беглецам, развели костер, накормили горячим супом, посоветовали, по каким дорогам лучше уходить от погони.

Когда все улеглись и захрапели, ОН бесшумно встал, подошел к одному из бичей и тихонько опустил ему в карман свой талисман-игрушку, с которым не расставался последние годы. Потом ОН прокрался к дверям, взял бутылку бензина, которым бичи пользовались для разведения костров в случае дождя, попил бензином солому, чиркнул спичкой и, выскочив на улицу, закрыл дверь сарая на здоровенный засов. Пламя вспыхнуло мгновенно. ОН не слышал криков и не оглядывался. ОН не видел, как из оконца в задней стене сарая вывалилась маленькая фигурка единственный из его товарищей, который сумел пролезть в отверстие. Тела остальных нашли пожарные из городка, приехавшие на зарево. Администрация интерната была уверена, что беглецы погибли вследствие неосторожного обращения с бензином, который нашли в сарае. Еще одним доказательством был сувенир Степанова: прямоугольная малахитовая плитка, с вырезанной на ней змейкой. Сувенир этот в свое время сделал один из воспитанников и поменялся с Колей на две порции киселя с куском хлеба.

С тех пор Степанов много странствовал и не раз менял фамилии и паспорта. Поменял имя и отчество, став Нестором Богдановичем. Правда, представляясь незнакомым и в особенности будущим жертвам, часто называл себя Николаем Борисовичем. И старые и новые инициалы соответствовали инициалам Неведомого бога - Н. Б.

ПРЕССА. ХРОНИКА. ФАКТЫ

"...Господин Чернышев, как его нам представили, психолог по профессии, назвал маньяка, орудующего в городе, "педерастом", употребив это слово в уничижительном смысле.

Мы хотели бы напомнить господину Чернышеву, что сексуальные склонности человека - личное дело каждого. И в каждой цивилизованной стране права гомосексуалов и их личные свободы защищаются законом.

Поэтому подобные хамские, беспардонные выпады против человека, называющего себя Нергалом, мы считаем оскорбительными и подлежащими осуждению общественностью и судебному преследованию".

("Розовое и голубое")

"...Мы, юноши и девушки, ратующие за очищение общества от проституции, разврата, педерастии, уничтожения на корню того Содома, который нам пытаются насильно внедрить из-за океана, призываем к объединению всех, кто вместе с нами готов поддержать дело Нергала, этого карающего Льва, терзающего свои прогнившие жертвы!

Давайте объединим усилия! Долой проституток, педерастов, бомжей и прочую шваль из нашей жизни!"

(Из текста листовки "Время Нергала", распространявшейся на Невском проспекте в сентябре 1995 г.)

ПСИХОЛОГ И НЕРГАЛ

В содоме ли красота? Верь, что в содоме-то она и сидит для огромного большинства людей, - знал ты эту тайну иль нет? Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь. Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы - сердца людей.

Ф. М. Достоевский. "Братья Карамазовы"

ОН прочел материалы пресс-конференции вечером. По мере чтения им овладевало бешенство. Первым порывом было тут же поехать и жестоко наказать человека, посмевшего оскорбить ЕГО. Потом ОН приказал себе остыть. Надо было все хорошенько обдумать.

За эти дни ОН кое-что понял. Во-первых, журналист явно играет на стороне ЕГО преследователей. Это стало понятно после разговора с ним из милицейской машины. Во-вторых, ему пытаются устроить ловушку. При этой мысли ОН усмехнулся. В-третьих, они затеяли с ним игру. ОН хотел с помощью журналиста разъяснить им свои принципы. Журналист пока не опубликовал ни одной статьи, в которой должен был бы сказать о НЕМ правду. Ну что ж! Они жестоко поплатятся за все. Сначала психолог, потом генерал. Где-нибудь в самом конце, уже после Великого СЛИЯНИЯ наступит очередь журналиста. Этот должен будет увидеть ЕГО уже преображенного, во всем величии.

ОН аккуратно сделал вырезки из всех купленных газет, где упоминался "Выродок". Этого ОН тоже не мог им простить.

ТЫ ГРЯЗНЫЙ УБЛЮДОК!

ОНИ НАЗЫВАЮТ ТЕБЯ ВЫРОДКОМ, ПОТОМУ ЧТО ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ДОКАЗАТЬ,

ЧТО Я ПОВЕЛЕВАЮ ТОБОЙ И ВСЕМИ ИМИ!

ОН содрогнулся. Обвинение было страшным, но верным. ОН до сих пор не смог доказать им величия Неведомого. Все больше возбуждаясь, ОН лихорадочно стал обдумывать дальнейшие шаги. На глаза ЕМУ попалась заметка, в которой некий Баранов, выдвинувший свою кандидатуру в Думу, обещал покончить со зверствами Выродка в течение трех дней.

ОН взял на заметку еще одно ничтожество, посмевшее оскорбить ЕГО. После того, как все газетные вырезки были систематизированы, ОН решил поехать в святилище. Оно всегда действовало на НЕГО успокаивающе. Приехав и удостоверившись, что святилище никто не посмел осквернить, ОН накормил Клеопатру. Вид мяса и крови на этот раз не столько возбудил ЕГО, сколько внушил уверенность в скором торжестве над ничтожествами, пытающимися посягнуть на НЕГО, Великого НЕРГАЛА.

В виде исключения ОН решил, что психолога доставит сюда, в святилище, для того чтобы, прежде чем умертвить, продемонстрировать эстетику НОВОГО человека, готового слиться с НОВЫМ Неведомым людям Богом.

ОН принял свой излюбленный вид. Огромная рыжая грива скрывала уши и падала на спину. Подбородок скрыла черно-рыжая борода. Большие темные очки сделали ЕГО окончательно неузнаваемым. ОН надел широкую полотняную блузу, поддев под нее свитер. Холщовые штаны завершали картину.

В таком виде ОН следил за психологом целый вечер и, когда заметил, что сопровождавшие Чернышева менты в штатском стали внимательно присматриваться к неизвестному странному субъекту, исчез.

На следующий день ОН был уже в черном парике и скромном костюме. Аккуратная черная бородка и тонированные очки вызывали меньше подозрений. Никто из тех, кем ОН интересовался, не могли знать, что перемена внешности входит в эстетическую часть ритуала, который ОН готовил. На площади перед ТЮЗом ОН увидел толпу. Над ней возвышались портреты каких-то незнакомых ему людей. Чаще других встречался портрет, под которым был прикреплен транспорант: "Баранов В. А. избавит нас от ВЫРОДКОВ!"

"Голосуйте за Баранова!"

ОН присмотрелся к портрету, зафиксировал внешность человека, запечатленного на нем, и решил, что этот "мерзопакостник" подождет! Сейчас главное было добыть психолога.

Маршруты его прогулок, приезда и возвращения с работы были ЕМУ уже хорошо известны. Оставалось продумать технические детали. Как-то недавно от нечего делать ОН прочел западный триллер. Описанный там способ похищения человека ЕМУ понравился. Для этого нужен был фургон. Добыть такую машину в принципе не составляло труда. ОН его попросту угнал, предварительно задушив водителя, а труп ночью забросив в какой-то подвал. Тогда же ночью ОН замалевал окна фургона белой краской и нарисовал на них красные кресты. Малюя красной краской кресты, ОН вспомнил название триллера "Красный дракон". ОН и читать-то его взялся только из-за названия. Книжка ЕМУ понравилась, хотя герой показался недостаточно изобретательным. Тоже мне, вообразил себя Красным драконом! Мифологическое существо мало помогает. Вот в НЕМ живет Неведомый, а это посерьезней каких-то драконов. Но эпизод с фургоном, вернее детали эпизода, можно использовать.

На следующий день после шести вечера со стоянки у Большого дома отъехали две машины. В одной ехал психолог с охранником, во второй - четверо бойцов. В сторонке у бровки тротуара рядом с аллейкой бульвара приткнулся санитарный фургон. У психолога к карману пиджака был прикреплен радиомаячок, на всякий случай.

Черные "Волги" развернулись, выехали на набережную Робеспьера и помчались к тоннелю под Литейным мостом. Фургон ехал за ними, потом резко увеличил скорость и, подрезав заднюю машину, задел ее за бампер. Машину швырнуло вправо, она врезалась в стенку. Фургон рванулся вперед и, обгоняя машину, где сидел психолог, стал прижимать ее к стене тоннеля. Водитель пытался вырваться вперед, но фургон упорно отжимал к стене, наконец выехал вперед и резко затормозил, чуть развернувшись при этом. Водитель и охранник выскочили из машины и бросились к нарушителю. Когда они были рядом, фургон резко рванул назад, сбив одного охранника, подъехал к "Волге", тормознул. Дверь открылась, из фургона выскочил человек в маске, выдернул из."Волги" психолога, который так и сидел с открытой дверцей, вскочил с ним в фургон и нажал на газ. Выбравшиеся из второй машины охранники открыли стрельбу вслед уходящему фургону, потом вскочили в машины и помчались вдогонку, одновременно сообщив по рации, что психолог похищен и находится в санитарном фургоне.

Фургон под свистки гаишников рвался вперед, не считаясь ни с какими правилами движения. Доехав до моста через Мойку, повернул на набережную, въехал в проходной двор. Здесь его и обнаружили преследователи. Очевидно, Выродок с психологом пересел в другую машину, заранее здесь оставленную, но, естественно, тоже угнанную. Однако маячок на психологе позволял продолжать преследование, хотя и после минутного замешательства, что позволило Выродку несколько оторваться от погони.

Наконец сигнал привел машины оперативников и ГАИ в один из проходных дворов на канале Грибоедова. Машина, на которой ехал похититель, была пуста, но сигнал маячка продолжал поступать из нее. Очевидно, когда Выродок вытаскивал Чернышева из машины, маячок у него выпал.

* * *

Доставив психолога в святилище, ОН остался наверху в квартире, на всякий случай переоделся и стал ждать.

Бойцы обшарили все ближайшие дворы, за три квартала до ЕГО двора, но ничего не обнаружили, естественно. Большинство окон первых этажей были заколочены, оперативники взломали некоторые из них, но, кроме следов пребывания и ночных бдений бомжей, ничего не нашли.

В конце концов они ушли, справедливо рассудив, что для обыска всех домов и подвалов нужно привлечь как минимум три роты солдат.

ОН был уверен, что ЕГО не обнаружат. На ЕГО стороне был, сам Неведомый.

Когда все улеглось, ОН спустился вниз, в святилище.

Психолог связанный лежал на жертвенном столе. Он усадил его на стул и сказал:

- Никто из оскорбивших меня не останется в живых. Все будут принесены в жертву Нергалу. - ОН вынул тряпку изо рта психолога, предупредив: - Закричишь, тут же оторву голову.

- Меня будут искать, - сказал Чернышев.

- Это не важно! Главное, что ты должен хотя бы перед смертью понять, осознать мое величие.

- Я понимаю, но если вы меня отпустите, вы тем самым докажете, что, кроме величия, обладаете здравым рассудком. И это вас спасет.

- Слово "спасение" вызывает жалость и омерзение. Это вызывает отрицательные эмоции, поэтому такие слова отвратительны. Ты должен понять принципы моей эстетики. Ты будешь умирать, доставляя наслаждение МНЕ и тому, кто во МНЕ.

Смотри! - ОН подошел к стене, раздвинул тяжелый занавес и продемонстрировал свою коллекцию в полной красе. - А вот здесь, в этом ящике, находится совершеннейшее существо на земле. Ее зовут Клеопатра. Разве она не прекрасна?! Это она будет питаться твоей плотью после смерти... впрочем, возможно, еще при твоей жизни. Но не сразу. Своей глупостью, своей болтовней ты заслужил, чтобы я еще немного пообщался с тобой. Скажи, ты ведь хочешь поговорить со мной?

И хотя рот Чернышева был свободен и даже широко открыт, как будто кляп все еще находился там, психолог не сумел выдавить ни слова. Скованный ужасом, он, как зачарованный, смотрел змее в глаза.

ЕМУ пришлось повторить вопрос, развернув лицо психолога рукой. И только тогда тот быстро-быстро закивал головой, по-прежнему не в силах произнести хоть слово.

- Хорошо, я верю тебе. Я знаю, что сейчас ты больше всего на свете хочешь говорить со мной. Ты веришь мне, ты любишь меня, ты готов сделать для меня все, что угодно. Ты пока не можешь говорить, но это ничего, это скоро пройдет... Зато ты был очень говорлив на той недавней пресс-конференции... Ты был там хорош, красноречив, эрудирован - ведь ты же доктор наук! Каких-каких... я подзабыл... психологических? А что, есть такая наука? А для чего она придумана? Помогать людям? Да, странно, я думал наоборот... И многим она помогла? А помогла ли она тебе? И почему, если ты такой умный, и даже доктор, ты сейчас сидишь передо мной и не можешь ничего сказать? Повтори свои умные слова, сказанные на той пресс-конференции... Ты забыл, что за свои слова иногда приходится отвечать... Ты назвал меня выродком! Ты хотел меня оскорбить, вызвать на ответное действие, и вот он я, здесь, перед тобой! Но оскорбить - нет, это тебе не удалось. Оскорбить меня невозможно.

Да, я выродок! Да, я мутант! Так что ж в этом оскорбительного? Вся ваша страна - это страна выродков! Вы все мутанты! Плохо это или хорошо - не знаю, это другой вопрос! Вы сами деградировали давным-давно. Десятки, сотни лет вы упорно шли к этому! Страна генетических рабов, вы поднялись против своих хозяев, которые, впрочем, тоже не многого стоили. С семнадцатого года вы миллионами убивали друг друга, уничтожая цвет нации. В довоенные годы вы уничтожали уже десятками миллионов, и опять лучших. Про вторую мировую я уж не говорю! В вашей стране могли выживать лишь мутанты, полные выродки! Но вам и этого мало! До сих пор вы продолжаете травить население своей страны! "И еще удивляетесь, откуда берутся выродки!

Да, я выродок! Я король выродков! Я гений мутантов! Я стану Богом этой страны, потому что большинство людей - тоже выродки, и они пойдут за мной! И не потому, что они тоже хотят убивать, как я, совсем нет! Напротив, им нравится быть изнасилованными! Им нравится быть жертвами! Ни на что большее они не способны! Они сидят, жрут водку и ждут, когда появится НЕКТО, кто ограбит их, изнасилует и ласково пригласит на виселицу с собственной веревкой! Они упали не с неба, это вы сами тщательнейшим селекционным путем вывели таких особей! И ты точно такой же, по твоим глазам я вижу, что прекрасно понимаешь, что ждет тебя, и страстно ждешь этого! На, получай...

ОН снова заткнул рот психологу тряпкой, взял деревянную вилку, открыл крышку террариума, прижал голову гадюки к полу, выхватил ее из ящика и поднес к лицу психолога. Тот в ужасе замычал. ОН сорвал с правого плеча жертвы одежду и поднес к обнаженному телу голову змеи. Она немедля впилась в плечо зубами. Психолог вздрогнул и снова замычал. ОН отнес Клеопатру снова в ящик, закрыл его и, подойдя к жертве, сказал:

- Ты будешь умирать медленно. Ты убедишься в красоте смерти. - После этого ОН перенес психолога на жертвенник.

Вокруг горели свечи, стоял тяжелый дух сырости, плесени и гниющего мяса.

ОН закружился вокруг жертвы в своем излюбленном танце, постепенно возбуждаясь и превращаясь в Неведомого бога Нергала;

Ноздри ЕГО широко раздувались, губы отвисли, показались четыре больших желтых клыка, как бы встроенные в ровный ряд протезов. Сначала ОН стал бить по телу жертвы доской с гвоздями, которые вырывали куски мяса из груди, живота. ОН не любил однообразия и, принося новую жертву, старался изобрести новые способы смерти. Лишь насладившись видом искромсанного, залитого кровью тела, ОН сам, как лев, набросился на него, отрывая куски мяса и жадно слизывая с них свежую кровь, ОН встал на четвереньки, низко склонившись над лицом человека, над лицом, превратившимся в маску боли и невыносимых страданий, всмотрелся в это лицо, потом впился в него когтями, разрывая на части, и, лишь убедившись, что от лица ничего не осталось, погрузил в это крошево член и испытал радостный, опустошающий оргазм.

Закончив жертвоприношение, ОН озабоченно подумад, что действовал на этот раз слишком рискованно, поддавшись порыву. ОН поднялся наверх, внимательно осмотрел двор, прислушался, но ничего тревожного не заметил. Тогда ОН переоделся, собрал остатки жертвы, выскользнул во двор, на улице выломил дверь у первой попавшейся машины, не обращая внимания на завывания сигнализации, и уехал. Обычно ОН похищал машины бесшумно. ОН умел отключать сигнализацию. Но на этот раз ОН все еще был возбужден погоней, жертвоприношением. К тому же обряд был еще не закончен.

Приехав на городскую свалку, ОН вытащил сумку с останками психолога, бросил ее на груду мусора, отлил из мотора немного бензина и поджег. Только теперь, когда тело оскорбившего Нергала человека было предано огню, ОН мог успокоиться.

"ТЫ СДЕЛАЛ ЕЩЕ ОДИН ШАГ!

ТЫ ПЕРЕСТАЕШЬ БЫТЬ НЕГОДНЫМ УБЛЮДКОМ!

Я МОГУ ПОКА УСПОКОИТЬСЯ!"

- Чегой-то ты палишь? - вдруг услышал ОН.

Оказывается, вокруг НЕГО давно уже собрались обитатели свалки, привлеченные необычным зрелищем.

ОН очнулся от грез.

- Да так, ненужный хлам, - сказал ОН, сел в машину и уехал.

Но бомжи и "золотоискатели" были людьми тертыми, они поняли, что дело нечисто, да и вонь от кострища была страшная, заглушившая все ароматы свалки. Однако до тех пор, пока менты сами не приехали за информацией, никто к ним докладывать, конечно, не побежал.

ОПЕРАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

СЛУЖЕБНАЯ ЗАПИСКА

Фельд-почтой Срочно

Начальнику отдела РУОП Подполковнику Тимохину . вход. №... 23.05.95

В дополнение к нашему. № 1572/8 разъясняю, что все собаки, привлекаемые к розыску по делу "Выродок" должны обеспечиваться трехразовым питанием, получая при этом ежедневно полторы суточных нормы рядового срочной службы. Основание: Распоряжение нач. снабжения армии № 8756 от 8.08.94 г.

В апреле у нескольких собак, направленных в Ваше распоряжение, было заварено чутье, в связи с чем предлагается обращать внимание на температуру пищи при кормлении.

Хозуправление считает нужным еще раз напомнить, что при проведении розыскных мероприятий в городских условиях-собаки, обладающие верхним чутьем и опытом, должны быть использованы на самых перспективных участках.

Исполнение проконтролируйте лично.

Хохлов

ПОДПОЛКОВНИК ТИМОХИН И ГЕНЕРАЛ УСПЕНСКИЙ

Тимохин направил часть людей в распоряжение генерала для розыска Выродка, а часть задействовал на пресечении деятельности бандитов и экстремистов.

В конце мая были задержаны девятнадцать человек из банды Ненашенцева. Вскоре взяли и самого главаря. Операция наделала много шума. Пресса писала о незаконности задержания в связи с тем, что задержанные не были уличены на месте преступления. Им были предъявлены лишь косвенные улики.

Несмотря на протесты адвокатов, никто из задержанных не был освобожден под залог или под подписку о невыезде, что тоже вызвало взрыв негодования демократической общественности, усмотревшей в акции РУОП беззаконие и произвол.

Между тем расчет Тимохина был прост. Он знал, что задержанные бандиты хотя бы по агентурным данным принимали активное участие в организации убийств, грабежей и инициировании беспорядков последнего периода. Знал он также и то, что никто из задержанных сам активно в преступлениях не участвовал, и поэтому рано или поздно суд решит освободить их либо за недостаточностью улик, либо под подписку о невыезде.

Но подполковник, кроме того, хорошо знал, что за незаконный арест может получить, как максимум, дисциплинарное взыскание. А вот если оставить бандитов на свободе и они сумеют превратить город в притон, где царствуют анархия и беспредел, перед самыми выборами в Думу и на этой волне протащить во власть нужных им людей, стрелочником окажется он, подполковник Тимохин.

Поэтому он и пошел на такие меры, надеясь, что следствие затянется и освобождение бандитов придется на тот период, когда их деятельность войдет в обычную, привычную для них и для города колею и не будет, хотя бы временно, касаться политики.

Баранов между тем, действуя по своему плану, участвовал в митингах, где активно разоблачал правоохранительные органы. В том районе, в котором надеялся быть избранным, на 10% снизил цены на хлеб в ларьках за счет дотаций из бюджета своей "фирмы", организовал завоз большого количества товаров "секонд хенд" из западных стран, которые продавались почти что даром, а неимущим и многодетным вообще раздавались бесплатно.

Кроме того, он основал две "общественные охранные конторы", машины которых с четырьмя "дружинниками" каждый вечер выезжали на улицы района и, действуя методами далекими от соблюдения прав человека, скоро действительно очистили улицы от пьяниц, бомжей и мелких хулиганов, которые либо перекочевали в другие районы, либо оказались в больницах и приемниках-распределителях.

Все это было согласовано с мэрией, которая была только благодарна кандидату в депутаты Государственной Думы.

Сложнее и даже трагичнее была атмосфера в ведомстве Успенского.

Генерал чувствовал ответственность за смерть психолога и клял себя на чем свет стоит за то, что согласился с планом, придуманным Чернышевым и Любомудровым.

В тот же вечер, когда психолог был похищен, он вызвал всех оперативников, которые его сопровождали, и устроил им страшный разнос. Начал он с того, что потребовал объяснить, как они могли прошляпить Чернышева.

- Товарищ генерал, ну кто бы мог подумать, что ОН сработает под медпомощь? Ну едет "санитарка", и хрен с ней! Таких сейчас полно из Чечни навезли.

- Да вы кто такие? - загремел генерал. - Вы специально обучены для того, чтобы видеть кругом все, что хоть сколько-нибудь выделяется из обычного! Вы должны были на каждую букашку на асфальте обращать внимание! А вы прошляпили особо опасного! Почему сразу не попытались задержать или открыть огонь, когда ОН вас подрезал?

- Так ведь мы в стенку врезались, товарищ генерал. Двери заклинило, не сразу выбрались!

- Ну, едри вашу налево! Двери у них заклинило! Детский сад! ОН же остановился, назад подал, человека из машины выдернул. На все это время нужно! А вы чухались! Почему водитель двадцать третьей сразу не стрелял? У него тоже двери заклинило?

- Не знал, к кому первому бежать, - виновато прогудел водитель. - ОН же Толика сбил!

- "Толика сбил", - передразнил генерал. - Для тебя объект прежде всего! Ты собой должен его прикрывать. Толика сбили, ему помогать нечего, он уже лежачий! А объект в это время увели! Говнюки сопливые! Надо бы вообще из органов вас гнать, да и так людей не хватает! В общем, достать мы его должны... любой ценой! И в операции предстоящей, как штрафники, вперед пойдете, хоть под пули, хоть в лапы этого самого Выродка чертова. Все!

На следующий день Успенский собрал начальников подразделений, командиров приданных отрядов.

- Начнем от печки, - хмуро сказал он. - Что с фургоном?

- Угнан! - ответил опер Чабрецов. - Принадлежит фирме "Экзотика". Номерной знак снят с мусороуборочной машины. Водитель пока не найден. Вторая машина "пятерка" тоже в розыске.

- Дворы, дома, где обнаружена "пятерка", осмотрели?

- Не все. Там целый квартал выселен. За вечер не осмотришь. Тем более нас семь человек было, да гаишников трое.

- Пальцы в машине?

- Много Чернышева, еще нескольких человек. Личности устанавливаются.

- Свидетели?

- На месте происшествия, в тоннеле, трое из остановившихся машин. Двое мужчин. и женщина. В описаниях преступника сходятся. "Высокий, длинные рыжие волосы, рыжая борода, темные очки. Одет в камуфляжный костюм". Все в один голос говорят, что реакция стремительная. Все произошло за считанные секунды. Очевидно, очень силен физически. Вырвал жертву одним рывком правой рукой, забросил в фургон, как мешок с картошкой, тут же уехал.

- Да уж ждать наших лопухов не стал, - сухо констатировал генерал и продолжал: - Кроме этого квартала, есть еще поблизости дома на капремонте?

- Поблизости только один дом. В нем уже работают строители. А пустые за три квартала от того, где обнаружен фургон.

- Что с собаками?

- Ночью прошел дождь. Плохо работали.

- Пустой номер, товарищ генерал, - осмелился заметить командир одного из приданных отрядов.

- Пустых номеров быть не может! - яростно сказал генерал. - Хватит пустых номеров! Кладбище можно специальное организовывать. Мемориальное имени Выродка! Привлечь всех бойцов, всех собак. Обшарить каждый дом, каждый этаж, чердаки, подвалы. Все! И в те дома, что за три квартала от этого тоже.

- В жилые квартиры заходить?

- В жилые, только если собака подведет к дверям или к окнам. Пока хватит с вас и пустых. Что с самим Чернышевым?

- Пока не обнаружен ни живым, ни...

- Только ищите тоже осторожно! Когда убедитесь, что нашли логово, окружайте. Внутрь не входить! Штурмовать со всех сторон, всем вместе и сразу открывать огонь! Сдаваться ОН не будет. Впрочем, сомневаюсь я, что ОН в этих домах устроился. Скорее всего где-нибудь подальше.

- Так что же, ОН по воздуху с Чернышевым перенесся?!

- По воздуху не по воздуху, а по крышам мог вполне.

- Давайте какую-нибудь короткометражку-ужастик попросим киношников снять, пустим ленту в продажу, а к ней маячок приделаем. И название хорошее "Время Нергала", - предложил молодой опер Васильцов, недавно пришедший на работу в органы.

- Романтик, мля! - комментировал генерал. - Представляешь, сколько это все займет времени? Фильм снять, копии сделать, по ларькам рассовать и за каждой проданной кассетой ездить проверять... Хотя... ОН безумный, может, и идея должна быть безумной? фильм снимать - это, конечно, бред, а вот парочку кассет любых, хоть пустых, взять да наклеить этикеточку: "Время НЕРГАЛА-1", "Время НЕРГАЛА-2" да выставить в ларечках поблизости от того места, где ОН фургон бросил, это, пожалуй, можно... Бред, конечно, по большому счету, но...

Уже к вечеру в киосках, правда всего в пяти, появились видеокассеты с этикетками. Продавщицами в киосках сидели опытные оперативницы, снабженные фотороботами Выродка и знающие возможные варианты внешности объекта: рыжая грива, рыжая борода; черные длинные волосы, черная борода. Конечно, были возможны варианты, но девушки должны были любому покупателю поставить маячок. На кассете был записан боевик с Сильвестром Сталлоне, и в случае претензий со стороны покупателя нужно было немедленно извиниться и либо вернуть деньги, либо предложить другую кассету. Пришлось, правда, еще и договариваться с "держателями" киосков, но здесь особых сложностей не возникло.

В 14 часов началось прочесывание нежилых домов. Оперативники осматривали бук вально каждый угол пустых комнат, кухонь, кладовок, обшаривали чердаки и подвалы. Оружие при этом было постоянно наготове. Автоматами и собаками бойцы смертельно напугали нескольких бомжей, которые, опохмелившись с утра, заснули и прозевали начало облавы. К семи часам вечера осмотр был закончен.

К вящей радости бомжей оперативники раскурочили несколько забитых квартир на первых этажах. Опрашивать бродяг почти никто не догадался. Только часов в пять пришел запрос от генерала: "Ведется ли опрос?" Тогда спохватились, но бомжей к этому времени в домах практически не осталось. Только на одном довольно сухом чердаке обнаружился спящий старик, почему-то сразу назвавший свою фамилию - Аршинников, который долго не мог понять, чего от него хотят, но в конце концов, устрашенный перспективой потерять теплое местечко, сказал, что слышал от своих товарищей о неком придурке, который продолжает жить в одном из выселенных домов. Придурок этот - субъект якобы вредный и злобный. Живет один и в дом свой, хоть он и пустой, никого не пускает. Сам старик туда не совался и не знает, где обретается придурок.

- А чего я туда пойду? Хрен этот, говорят, не одному нашему шею свернул.

- А где же обитает тот злобный-то? Хотелось бы на него взглянуть!

- Этого никто не знает! - убежденно ответил старик. - Те, которые знали, их уже в живых нету!

- Близко, значит, это отсюда, раз молва такая идет?

- Не-е! Если бы близко, я бы отсюда ушел! Зачем мне жизни лишаться? Я маленько выпью, сразу и жизнь люблю!

Большего добиться от старого завшивевшего философа не удалось.

Около восьми часов операция закончилась.

Собаки, которым дали понюхать старый пиджак психолога, с лаем рванули в ближайший подъезд, поднялись на чердак, но на крыше потеряли след, смытый ночным ливнем.

Судя по всему, Выродок, неся на руках психолога, ушел по крышам.

"Вполне возможно, что и живет ОН в обычном заселенном доме, - подумал генерал, - а убивать ходит в подвалы".

* * *

Днем в одном из киосков была куплена только одна кассета. Маячок довел наблюдателей до дома на улице Восстания. Тут же был отдан приказ о проверке объекта. Выяснилось, что жил здесь парень-студент лет двадцати с матерью. Впрочем, кассету он в тот же день вернул обратно в киоск.

На следующий день после облавы была куплена еще одна кассета. Оперативница доложила, что покупатель - субъект с длинными светлыми волосами, на затылке перехваченными тесемкой, со светло-русой бородкой, в тонированных очках.

Маячок показал, что объект вошел в подворотню метрах в трехстах от рокового двора и минут десять находился в одном из домов. Генерал приказал немедленно начать операцию по окружению дома. На канал Грибоедова рванули машины с бойцами ОМОНа и СОБРа. Все были почему-то уверены, что на этот раз что-то будет! Но за несколько минут до прибытия бойцов на место опер, следивший за маячком, передал командирам отрядов по рации, что маячок снова начал движение и через пару минут сигнал замер, стал устойчивым.

Машины подъехали к дому, бойцы в масках, камуфляже и полном вооружении, до смерти напугав прохожих, выскочили из машин и... когда опер-слухач дал наводку, командир одного из отрядов обнаружил кассету. Она лежала в урне рядом с подворотней, куда накануне въехал преследуемый фургон.

Вроде замкнутый круг! Ведь здешние дома все были обшарены! Но, с другой стороны, только что сигнал маячка шел из другого двора, того, что находился все в тех же пресловутых трехстах метрах от этого!

Журналист, который все это время сидел в аппаратной вместе с генералом, не выдержал.

- Я поехал! Я ЕГО нюхом учую!

Генерал начал было возражать, сказал, что уже дал приказ начать обыск тех домов, откуда первоначально сигналил маячок, и, следовательно, бойцы справятся без него.

Но Любомудрова было не сломить. Он примчался на служебной "Волге" на канал Грибоедова, когда оперативники с собаками обходили очередной дом в дальнем квартале от того, где была оставлена машина.

Журналист вошел во двор, осмотрелся. Пустота, горы мусора, заколоченные окна.

Бойцы, чертыхаясь по поводу бессмысленных, по их мнению, поисков, собирались в центре двора. Собаки стояли спокойно, будто все происходившее к ним отношения не имело, как бы говоря: "Дело, конечно, хозяйское, но вообше-то здесь никого нет!"

Любомудров не стал ждать, когда бойцы осмотрят второй двор, и решил просто пройтись по всем дворам, посмотреть, куда можно выйти.

Но в отличие от собак ему было явно не по себе. Непонятное беспокойство заставляло его совершать бессмысленные на первый взгляд поступки. Невзирая на недовольство ребят в камуфляжной форме. И чем дальше забирался он во дворы, тем все хуже становилось ему. И в то же время возникал совершенно необъяснимый подъем. Жуткие, но сладостные видения временами возникали в его пылающей голове. Встряхнувшись, он брал себя в руки, но потом опять неведомая сила тащила его дальше.

В третьем дворе он заметил в правом углу будто проулочек, а может, и тупик. Он вошел туда. Оказалось, что здесь есть проход в еще один крохотный двор. Все было так же, как и в остальных дворах, но ни один щит на первом этаже не был оторван. Любомудров вспомнил старика бомжа. "А вдруг здесь?"

Он обошел все заколоченные окна, в тайне надеясь, что если Выродок наблюдает за ним, ОН не станет бросаться на него первым. Двери всех трех парадных выглядели заколоченными, но у одной было меньше мусора, проглядывалась тропинка. Любомудрову почему-то вдруг стало зябко, он повернулся и, как бы нехотя, прогулочным шагом пошел со двора.

Бойцы вошли во двор осторожно, рассредоточившись, а собаки вдруг заволновались, стали рваться с поводков, подвывать.

"ЕГО там нет, - решил Любомудров. - Иначе здесь уже было бы море крови!"

- Давайте в эту, - указал он на дверь. Но бойцы с собаками уже и сами, распахнув дверь ногами, ворвались в подъезд. Собаки яростно облаивали правую металлическую дверь. Потрудившись над ней секунд тридцать, отряд ворвался в квартиру.

Обстановка здесь была самой обычной, достаточно спартанской, но в то же время хозяину будто хотелось придать своему жилью немного уюта. На забитых окнах поверх щитов висели занавески, на кровати лежала большая подушка в наволочке с рюшечками, у стены стоял большой комод, покрытый салфеткой, на нем выстроились семь слоников. Над кроватью висела картина с озером, красавицей и лебедем.

"Хозяин скорее всего стремился воссоздать какую-то обстановку, напоминающую ему прошлое, скорее всего детство - так, наверное, сказал бы психолог", подумал Любомудров. Ему опять стало не по себе. "Может, Чернышев и видел все это, да не успел рассмотреть".

Оперативники между тем очень скоро нашли лаз в кладовке и, держа автоматы наготове, стали спускаться.

В лицо им ударил такой смрад, едва они распахнули люк, что они остановились. Некоторые зажали нос руками, другие закрылись рукавами.

То, что омоновцы увидели внизу, настолько потрясло их, что некоторые из видавших виды бойцов выбежали наверх глотнуть воздуха, чтобы не блевануть.

Любомудров закрыл нос платком, но не ушел. Его трясло.

Его трясло, но совсем не от холода, как подумал было сначала. Это была невыразимая смесь из смертельного ужаса, острейшего наслаждения, безумного любопытства. Даже чудовищный запах, казалось, таит в себе какую-то притягательную силу. Фантастические видения проносились перед его глазами. Глобальные, космогонические идеи на мгновение осеняли его и тут же уносились прочь, низвергая журналиста в бездны животных инстинктов. Все это создавало колоссальное напряжение, вынести которое он был не в силах. Но уйти он тоже не мог.

"Господи, что же делается у НЕГО в голове? - думал журналист. А ведь ОН утверждает, что мы похожи, - вдруг мелькнула мысль. - Чем? Разве мог бы я упиваться смертью других людей? Что же здесь такого, что намагничивало ЕГО? Может, в каждом из нас есть частичка этой мерзости? Да нет, ОН безумец! Конечно, безумец! - возражал другой голос. - Но безумие ЕГО может быть квинтэссенцией маленьких частичек безумия,. таящихся в каждом из нас!" Собаки, усевшись на пол, завыли так страшно, что их пришлось увести. Бойцы, постепенно освоившись, рассматривали страшную коллекцию голов на полках. Большинство молчало, некоторые сплевывали и ругались страшным матом.

"Но ведь они, несмотря ни на что, смотрят! - вдруг изумился Любомудров. Что-то этих совершенно нормальных людей привлекает в этом безумии! Неужели в каждом из нас есть немножко от НЕГО? Да нет, это уж я слишком". Раздумья его прервал приезд Успенского и Тимохина. Бойцы последнего должны были остаться в засаде в логове. Фотограф из оперативной бригады сделал снимки всего логова общим планом, потом отдельные части.

- А с ней что делать? - спросил вдруг кто-то из бойцов, указывая на гадюку.

- Пусть пока шуршит, - ответил Тимохин. - Может, ОН на ее шипение явится, то ли в шутку, то ли всерьез добавил он.

Подвал проветрили, но, несмотря на это, вонь стояла жуткая. Бойцы расположились в квартире. Если Успенский все-таки питал призрачные надежды на ЕГО возвращение, то Любомудров был уверен, что Выродок не придет.

Но ОН пришел. Правда, никто из сидящих в засаде ЕГО не видел. Пройдя по крышам, ОН неслышно спустился в "свой" дом, обошел третий и второй этажи, старательно избегая мест, находящихся непосредственно над квартирой, где ЕГО ждали, и так же неслышно поднялся наверх и исчез.

Примерно через пятнадцать минут бойцы почувствовали запах гари. В щели между щитами и стеной стали проникать струйки дыма.

.Бойцы выскочили на улицу. Дом полыхал! Второй и третий этажи были сплошь охвачены огнем, который стремительно рвался вверх. Вызванные пожарные не столько старались спасти дом, сколько уберечь от огня соседние кварталы. Перекрытия рухнули очень скоро, и к утру на месте логова дымилась груда развалин.

Приехавший Любомудров, глядя, как работали пожарные, думал: "А ведь ОН где-то здесь! Наверняка наблюдает за гибелью своего святилища".

Утром сразу после пожара они с Успенским засели в кабинете. Генерал велел никого не пускать, но почти сразу же позвонил секретарь, доложил, что патрульные под утро на городской свалке обнаружили согревшие части расчлененного тела.

Судя по показаниям свидетелей, привез сжигать мешок с телом Выродок. Следовательно, это были останки психолога.

Успенский приказал доложить ему результаты вскрытия и, помолчав, сказал, не глядя на журналиста:

- Судя по всему, скоро моя очередь.

- А возможно, и моя, - сказал журналист. - Потом добавил: - Все-таки, Иннокентий Михайлович, мы с вами либо далеко не все знаем о НЕМ, либо вы мне не все рассказали.

- Все материалы у вас в руках побывали... Вы знаете ровно столько, сколько я и мы все.

- Но ведь, признайтесь, есть у вас затаенная мысль, что Выродок появился не на ровном месте. ОН не просто безумец наподобие Джека Потрошителя или Чикатило. Хотя бы одно то, что ОН питает особое пристрастие к военным, говорит за то, что у вас есть какие-то невысказанные соображения.

- Опять вы за свое!.. Хотя возможно, что вы не так уж и не правы... Не знаю... Видите ли, когда-то из специнтерната, который курировался военными, в частности военными медиками, бежали четверо воспитанников. Думаю, что теплых чувств к своим воспитателям они не испытывали. Но... загвоздка в том, что все они, за исключением одного, погибли! Сгорели в сарае в тридцати километрах от города...

- Но один остался в живых! - вдохновился журналист.

- Один остался, это верно, но он, совершив два изнасилования малолетних и убийство с особой жестокостью, был задержан, направлен в Москву, в Институт судебно-медицинской экспертизы Сербского, признан невменяемым и по настоящее время пребывает на строгом режиме в спецпсихбольнице. Так что и здесь мы, как видите, заходим в тупик. ОН не может быть тем бежавшим воспитанником, потому что... сами понимаете... давно мертв. Да и к тому же с какой стати нам предполагать, что воспитанник специнтерната для детей с умственными и физическими недостатками вдруг стал убийцей-маньяком?

- Ну нет, не скажите, Иннокентий Михайлович. Уж больно много совпадений. Убийства начались когда?

- В 1974 году.

- А бежали они тогда же?

- Тогда же, Игорь Дмитриевич, тогда же. Но не может ОН воскреснуть из мертвых. К бежавшим парням в сарае, где они остановились на ночлег, присоединились два бича. Согласно следственным данным, были опознаны четыре трупа, среди них три воспитанника интерната и один бич. Второму бичу, очевидно, удалось спастись. Впрочем, можем уточнить, поскольку дело было давно, я еще никакими выродками не занимался. - Генерал вызвал секретаря.

- Георгий Алексеевич, запросите из архива, пожалуйста, срочно материалы 1974 года о побеге четверых воспитанников специнтерната, того, что был у нас под особым контролем в Ворошиловске.

- А почему же интернат был у вас под особым контролем? - вкрадчиво спросил журналист.

- Да не под нашим контролем, - сердито ответил генерал, - а под контролем армии вообще, согласно приказу тогдашнего генсека Никиты Сергеевича Хрущева. Потому что содержались там дети с серьезными отклонениями в психическом и физическом развитии, рожденные от родителей, подвергшихся радиационному воздействию после аварии на объекте "Маяк", и армейские медики призваны были наблюдать за ними. Вам, надеюсь, известно, что именно военная медицина была во всех отношениях лучшей в бывшем Союзе... - генерал сердито замолчал.

Журналист спокойно ждал продолжения, потому что ответа на вопрос, какое отношение к интернату имеют или имели органы безопасности, еще не прозвучало.

- Мы просто обеспечивали секретность, неразглашение того факта, что у нас в самой передовой стране мира рождается по "неизвестной причине" довольно много уродов и собраны они в основном в одном месте. Это были дети, от которых отказались родители. Они нуждались не просто в уходе, но и в квалифицированной медицинской помощи.

- Над ними проводились какие-нибудь эксперименты? -.невинно спросил журналист. - Может, чудо-медики в погонах пытались... улучшить породу неудачников?

- Мне об этом ничего не известно, - устало отмахнулся генерал. - И вообще давайте не будем о давно минувшем. Попробуем разобраться с нынешними проблемами.

Позвонил секретарь.

- Иннокентий Михайлович, из бюро пропусков звонили. Там для вас письмо принесли.

- Кто?

- Похоже, бомж какой-то. Говорит, жалоба, что его жилье спалили, а нового не дают. Они пытались его спровадить в мэрию, но мужик оказался упрямый. "Нет, говорит, - мне может ответить только генерал". Письмо оставил и ушел. Они конвертик там проверили, вроде все чисто.

- Давайте сюда письмо, - сказал генерал.

Они переглянулись с Любомудровым.

- Посмотрим, что ОН нам хочет сообщить, - сказал генерал.

Конверт был самым обычным, канцелярским из желтой бумаги. Такие чаще всего встречаются в присутственных местах.

Успенский вскрыл его, посмотрел, протянул журналисту.

На белом листе бумаги красным фломастером был нарисован зигзаг. Буквы были вырезаны из газет.

"Ты следующий! Настало время! НЕРГАЛ Н. Б."

- Ну вот и личного послания удостоился, - сказал генерал.

Журналист повертел бумажку в руках, даже зачем-то понюхал ее, потом сказал:

- Ну, как говорится, "это надо еще посмотреть". До вас ЕМУ добраться куда сложнее, чем до "обычной" очередной жертвы.

Из архива принесли затребованные дела. В одной папке находилась копия рапорта воспитателя начальнику интерната о побеге четырех воспитанников. Отчеты о поисках мальчиков и сообщение райотдела милиции о пожаре. Сюда же был приложен протокол осмотра места происшествия, в котором говорилось, что вызванные из интерната свидетели. не смогли с точностью опознать трупы, однако по найденным при погибших предметам утверждали, что трое из них скорее всего воспитанники интерната.

Так, в частности, малахитовая плитка с вырезанной на ней змейкой принадлежала воспитаннику Степанову Николаю, который носил данную плитку постоянно при себе, считая ее своим амулетом. Также некоторые личные вещи, как-то: металлические кружки с инициалами погибших подтверждают предположение воспитателей. Причина возгорания - скорее всего неосторожное обращение с бензином, с помощью которого беглецы хотели развести костер в сарае, не привлекая постороннего внимания.

Четвертый труп не был опознан. Как решил следователь, скорее всего погибшим был бич, один из двоих, также ночевавших в сарае.

На этом дело решено было закрыть.

Вторая папка была датирована 1978 годом. Здесь лежали протоколы осмотра места происшествий изнасилования и убийства трех девочек. Протокол, бесстрастно зафиксировавший подробности убийства, изнасилования молодого мужчины, ограбления-трупа с последующим его расчленением, и протокол попытки изнасилования и покушения на убийство женщины. Вскоре после этого преступления был арестован некий Гаврилов Петр 1957 года рождения, не работающий, без определенного места жительства.

Задержан он был в Москве и очень быстро признался в совершении всех вышеназванных преступлений. При этом Гаврилов заявил, что уже четыре года, как сбежал из интерната, на работу устраиваться боялся, чтобы не опознали, но готов чистосердечно во всем признаться, потому что надеется попасть в психбольницу, где его, может, вылечат от психического расстройства.

Когда рассказывал о побеге из интерната, сообщил, что в сарай, где они скрывались, вечером пришли бичи, сначала пожалели их и накормили супом, но потом отобрали те носильные вещи, которые им понравились, а отдали свои. Когда начался пожар, он вылез через заднее оконце, потому что был самый щуплый из всех.

"А остальные все там погорели". У него спросил следователь, знает ли он, сколько трупов было обнаружено в сарае.

- Нет, - ответил он. Потом некоторое время считал в уме и наконец сказал: Пять, наверное.

На вопрос, не встречал ли он во время своих странствий Степанова, пожал плечами.

- Как же я его встречу, если он сгорел?

После того как они ознакомились со всеми документами, генерал с сомнением в голосе сказал:

- И все-таки ЕГО труп был опознан. Спасся второй бич. А ОН мертв!

- Вряд ли, - заметил журналист. - Скорее всего пожар подстроил будущий Выродок. Погибли двое воспитанников и два бича. Впрочем, даже если бы мы были уверены, откуда родом Выродок, это мало что могло бы прояснить. Все равно ОН для нас - темный лес. А знаете что, поеду-ка я в Москву, побеседую с этим Гавриловым. Наверняка он может что-нибудь рассказать из прошлого Выродка, за что- можно зацепиться.

- Бросаете, значит, - усмехнулся генерал. - А между прочим, десятое не за горами.

Да и письма эти... Так что, возможно, самые крутые события развернутся здесь.

- До десятого я вернусь, - убежденно сказал Любомудров. - А пока вряд ли что-нибудь может произойти серьезное.

- Ладно, поезжайте, - сказал генерал. - Пропуск в больницу мы вам обеспечим.

ПОДПОЛКОВНИК ТИМОХИН

Тимохина вызвали на виллу Баранова рано утром. Картину он там застал устрашающую.

Шесть охранников Баранова были перебиты: четверо лежали во дворе, двое в гостиной.

Сам Баранов с женой были убиты в спальне. В детской задушили детей: мальчика и девочку.

Походив по дому, Тимохин решил вызвать Успенского.

- По-моему, это дело рук твоего подопечного, - сказал он.

Успенский приехал со своими оперативниками, посмотрел, пожалел, что нет журналиста, подумав, что Любомудров настолько "сжился" с НИМ, что, возможно, что-нибудь и присоветовал бы дельное.

Все, казалось бы, свидетельствовало за то, что убийство совершил Выродок. И вместе с тем были вопиющие расхождения с ЕГО почерком.

Во-первых, ОН никогда не применял огнестрельного оружия. Охранники же были убиты из автоматов. Сам Баранов тоже застрелен, жена изнасилована, потом ей перерезали горло. Дети задушены.

- Нет, здесь что-то не так! - решил Успенский. - Вот все остальное похоже на НЕГО.

С убитых охранников сняты брюки - отрезаны половые органы. После этого мужиков уложили друг на друга, при этом воткнув оторванный член одного в разодранное анальное отверстие другого. Нижний лежит, лицом уткнувшись в землю, верхний на нем, как бы имитируя половой акт. Точно так же лежали и четверо других убитых.

У Баранова также был оторван половой орган и засажен в его собственное анальное отверстие. У женщины срезана вся волосяная часть лобка, и ею забит рот. Ягодицы были срезаны и брошены на подушку рядом с жертвой.

Особая сцена была поставлена в детской.

И мальчик, и девочка были обриты наголо, одеты во все белое и, подвешенные за руки и за ноги к балкам потолка, как бы парили в воздухе.

О предстоящем убийстве Баранова-Классика Тимохин предполагал. По его сведениям, отношения Классика с авторитетами в последнее время стали весьма напряженными, особенно когда Классик попросил отсрочки внесения своей доли в общак, ссылаясь на крупные расходы на предвыборную кампанию. Зная о предстоящей разборке, Тимохин никак не реагировал на ее приближение.

Но подполковник не мог предположить, что жертвами станут жена и дети. Поэтому он упорно приписывал убийства Выродку, тем более что во время разборок конкуренты никогда не посягали на содержимое сейфа жертвы и вообще на наличность. В этом же случае сейф был пуст, хотя все драгоценности жены Баранова и другие ценные вещи были на месте... Хотя при более внимательном обыске оперативники установили пропажу одного видеомагнитофона и видеокамеры по утверждению вызванной на место происшествия уборщицы.

Но опять же на груди Баранова красовался змеевидный разрез.

- Одним словом, комплексное преступление, Кеша! И работать нам вместе, резюмировал Тимохин.

- По убийству работать тебе придется одному, - ответил генерал, - а вот с остальным надо повозиться.

Соседи в один голос говорили, что выстрелов не слышали, потому что во дворе у Баранова все время работала газонокосилка. И вообще сосед не любил, когда к нему совались с вопросами, даже если и случались выстрелы. "Однажды они там что-то праздновали, так такой фейерверк устроили, что можно было подумать - бой идет".

- Кто же работал на сенокосилке?

- Обычно один из охранников и косил. Вильям Антонович не любил приглашать посторонних.

- Но ведь охранника убили, значит, после этого должны были быть слышны выстрелы?

- По идее да, но хлопки, которые раздавались во дворе, вполне можно было принять за выхлопы той же неисправной газонокосилки.

Одним словом, Тимохин понимал, что соседям вовсе не хочется встревать в бандитские разборки, а кем был их сосед, они если и не знали точно, то догадывались.

Успенский тем временем бродил по двору и пытался, воспользовавшись методом журналиста, воссоздать картину происшедших событий.

Очевидно, Выродок давно наметил жертвой Баранова, за "оскорбления". На митингах и в прессе Классик не стеснялся в выражениях в адрес Нергала.

Оперативники вернулись с улицы и доложили, что обнаружили место, где стояла машина, Рядом стояло дерево, кора которого местами была содрана. Очевидно, человек взбирался на дерево и наблюдал за происходящим во дворе и в доме.

Успенский представил, как Выродок, изготовившись к нападению, сидит на дереве, наблюдая за виллой... Во двор вдруг врываются незваные гости... Начинается бойня... Нергал не успевает, ОН в гневе... Но ОН человек рассудительный... После некоторых размышлений Нергал решает предоставить действовать бандитам... Сам ОН явится на виллу и "засвидетельствует свое почтение" потом...

Успенский вошел в дом. Опер из бригады Тимохина о чем-то беседовал с начальником. В руке у него была видеокассета. Успенский подошел.

- Вот, Иннокентий Михайлович, некто оставил для нас, - сказал Тимохин. Только что обнаружили в спальне на полке с кассетами. Там стоял видак, а за книгами четыре кассеты. Ребята прокрутили начало, все порно, Хозяин перед сеансами любви повышал тонус. Пятая была завернута в бумагу, на ней красный зигзаг. Очевидно, нам с тобой адресована.

Успенский предполагал, что записано на кассете, смотреть ее не хотелось, но надо было.

Он представил себе, как. сделав свое страшное дело, уезжают отморозки... Нергал входит на территорию виллы...

- Ставьте, поглядим, - коротко бросил генерал.

Смотреть кассету собралась вся бригада.

Сначала шел общий вид двора, крупным планом демонстрировались трупы охранников, лежащих перед домом.

Затем "оператор" перешел в дом, где также продемонстрировал всех убитых, очевидно, в тех положениях, в каких они оставались после ухода убийц.

После "обзорной экскурсии" камера застыла, как бы бесцельно направленная в окно, и глухой голос произнес: "Хаос жизни". Оператор перешел в детскую и, очевидно, поставил камеру на какое-то возвышение, и зрители увидели, как руки в перчатках ворошат белье в Шкафу, достают оттуда белое платьице, длинную белую сорочку. Здесь камеру снова переставили. Руки одевают детей. И вот детские тельца уже висят на веревках, которыми перехвачены за грудь и живот. Глухой голос комментирует: "Ангелы Неведомого бога Нергала". Оператор снова берет камеру и переходит в спальню. Дальнейшее зрелище уже мало кто из оперативников мог выдержать.

Довольно часто в объектив камеры попадала то одна, то другая рука очевидно, того, кто производил съемку. Но назвать ее рукой нельзя было даже с самой большой натяжкой - нечто среднее между пятерней гориллы, лапой льва... и рукой музыканта, как ни странно это звучит. И именно необычайная гибкость и выразительность каждого когтя этой лапы придавали особую жуткость и фантасмагоричность всему происходящему.

Сначала лапы, размазывая кровь по телу женщины, гладят ее, как бы ласкают. Затем отрывают половые органы у мужчины, вставляют в рот женщины, затем на груди у мужчины появляется кровавый кривой разрез, женщину переворачивают на спину, перед этим вынув половые органы из ее рта, засовывают ей в разодранное кровоточащее анальное отверстие, а мужчину кладут на нее. Лицо его, изуродованное, залитое кровью, безвольно свисает с плеча женщины рядом с ее головой.

После этого у всех трупов охранников отрываются половые органы, один засовывается в анальное отверстие тому, кто лежит лицом вниз, второму, который лежит на нем, член засовывается в рот. Очевидно, дело сделано. Камера вновь показывает общий обзор, вновь бесцельно объектив направлен в никуда. Глухой колос комментирует: "Эстетика упорядочения смерти. Так повелел Неведомый". После паузы еще слова: "Следующий ничтожный, кого ждет Нергал, кто оскорбил ЕГО, генерал Успенский". Съемка закончилась.

Некоторое время в комнате царило молчание, потом Тимохин, чтобы снять напряжение, буднично сказал:

- Алехин, приобщи кассету к вещдокам, оформи как положено.

Слова эти действительно разрядили обстановку. Люди зашевелились. Кто-то отчаянно матюгался, будто не в силах остановиться, кто-то нервно засмеялся и сказал: "Рождаются же такие", многие закурили, стали выходить во двор.

- А тебе, Кеша, надо бы срочно взять отпуск! - сказал Тимохин. - Шутки шутками, а до тебя ОН постарается добраться.

- Перестань! - устало сказал генерал. - Не могу я сбежать от НЕГО, ты же знаешь. Да и добраться ЕМУ до меня трудновато будет. Я ведь не обыватель, у меня и оружие, и силой не обделен. Придется схлестнуться, может, оно и к лучшему... Давай, производи все следственные действия, а я поеду в управление. Может, из Москвы от журналиста какие известия будут.

ЖУРНАЛИСТ

Наконец формальности были успешно преодолены и Любомудров вошел в здание больницы. Заведующий отделением бегло просмотрел документы журналиста и сказал, что комнату для разговора он выделит, но оставить журналиста один на один с больным не имеет права.

В небольшой комнатушке, куда провели журналиста, стоял металлический столик, наглухо прикрепленный к полу, и три табуретки, одна из которых для больного, - все тоже привинчены.

Гаврилов оказался довольно высоким мужиком с открытым лицом. Выглядел он здоровым, вот только взгляд блуждал, переходил, вернее, перетекал с предмета на предмет, будто человек силится понять, где он, и не может. На лице время от времени появлялось то недоуменное, то вопросительное выражение. За его спиной у двери расположился здоровенный детина-санитар. Разговор начал сам больной.

- Здрасьте, вы наш новый доктор? Или просто интересуетесь? А может, следователь? Так я уже все рассказал. Виноват. Тяжко виноват я перед людьми. Особенно девчушку жалко... Моло-о-денькая... - Больной попытался изобразить что-то вроде скорби, но получилось опять же недоумение.

- Нет, я не врач и не следователь, - сказал Любомудров. - Я журналист, и мне интересно было бы поговорить с вами о жизни здесь и прошлой.

- А чего о них говорить? Настоящая - она вся здесь. Надо сказать, неплохо я живу, неплохо. Кормежка, уход, внимание... Опять же полная свобода мыслей и чувств... - На лице недоумение. - А вы как поживаете? Пользуетесь ли свободой мыслей и чувств?

- Пользуюсь, - ответил журналист. - Потому и пришел к вам. - Журналиста вдруг осенило. - Я ведь не просто пришел к вам поговорить о том да об этом. Кстати, как вас зовут?

- Зовут меня красиво: Иммануил Генрихович! Вот как меня зовут!

Санитар у дверей усмехнулся и покачал головой, собираясь что-то сказать, но Любомудров сделал предостерегающий жест, и детина промолчал.

- А фамилия ваша случайно не Кант? - спросил журналист.

- Точно! - засмеялся больной. - А как вы догадались?

- Похожи вы на вашего тезку!

Теперь уже они рассмеялись оба.

- Да нет, конечно! Это шутка! Я решил, что вы сможете ее оценить - есть в вашем лице что-то такое...

- Я оценил. Так почему все-таки именно Кант? В мире было много других не менее великих философов!

- Но никто не поставил величие нравственного императива выше величия любой, самой гениальной идеи! Даже Христос не осмелился на это! Я долго странствовал по стране, объясняя людям, что Бог - не на Небе, а в Душе у каждого... Бог - это то, что не позволяет совершать им неправедные поступки... Я много претерпел от людей и в конце концов сам, добровольно, пришел сюда. Здесь мне легче... Я Кант, и в то же время - не Кант. Здесь меня не обижают... Иногда приходится и симулировать, чтобы не выгнали... Здесь плохо, но там, на свободе, хуже... Ни у кого в душе нет Бога...

Наступила растерянная пауза. Как ни подмывало Любомудрова вступить в дискуссию - больно уж животрепещущая тема, он все-таки удержался, понимая, что перед ним сумасшедший. Решив, что пора менять тему, иначе можно ничего не добиться, он продолжал:

-- Так вот, я не просто так приехал, а хочу написать книжку о самых знаменитых больных разных спецбольниц. В этой вы самый известный. Так что если вы мне о себе подробно расскажете, я напишу, и вы прославитесь на весь мир.

"Иммануил Генрихович" на секунду задумался, потом сказал:

- Ладно, я согласен, но с одним условием. Книжка будет только обо мне одном. Я самый известный в мире узник.

- Согласен.

- Одного согласия ма-а-ло, - протянул больной лукаво. - Вы мне расписочку дайте. Вон у вас и бумага, и карандаш есть.

- Хорошо. Пишу. - Любомудров быстро написал: "Я, журналист Любомудров Игорь Дмитриевич, обязуюсь посвятить свою будущую книгу исключительно одному человеку - Иммануилу Генриховичу Канту", и подписался.

Больной ничуть не смутился, что в расписке фигурировал его "псевдоним", сложил бумажку и спрятал ее куда-то под больничную куртку. Потом сказал:

- Ну что ж, начнем. Спрашивайте. На одни вопросы больной отвечал охотно и подробно, от других пытался уйти. Явно не хотелось ему говорить о товарищах.

- Не знаю я о них ничего, - бубнил он. - Не знаю и знать не хочу. Все были нормальными парнями, все из одного котла лопали...

- Ну а кто уговорил вас бежать? - спросил Любомудров.

- Да был там у нас один... - Он замялся. - Не помню, как звать... И не спрашивайте, - вдруг грозно предупредил он.

Охранник приподнялся на стуле. Больной это заметил и ухмыльнулся.

- Не боись! Это я с виду такой грозный... В общем, не знаю я, как кого звать.

- Ну а воспоминания о тех временах остались хорошие? - переменил тему журналист. - Это же ваше детство! Я, например, люблю вспоминать детство.

- Да и я вспомнить не прочь. Детство, где бы его ни провел, всегда светло вспоминается. Природа там была хорошая, красивая. Лес, речушка, озеро... Кормили опять же хорошо. Играть можно было вволю... Я часто разведчиком был, - начал заводиться рассказчик. - А если я в разведчиках, наши всегда побеждали! Особенно если я был в отряде Мертвяка. Он был у нас самый сильный и самый хитрый, его никто не мог победить.

- Кто же это? - поинтересовался Любомудров.

- Ишь, ловкий какой! Имя ему подавай! Да не знаю я никаких имен. Мы все кличками звали друг друга. Подпольными. Война же! А во время войны никто имен знать не должен. Я, например, был Ловкачом. А вот Мертвяк, тот был молодец. Правда, он не просто силой брал. Мертвяк еще и колдовство знал. У него было много всяких колдовских штучек. Один раз говорит: "Сейчас Умника накажем за предательство". Был у нас такой Умник, все ему было не так. И Мертвяка не любил. Против него бунты устраивал. Но всегда проигрывал.

- И как же Мертвяк наказал Умника? - напомнил Любомудров.

- Да очень даже просто. Взял куклу тряпичную, нарисовал рожу, будто это Умник, пошептал заклинания какие-то и проткнул куклу булавкой. Умник в это время в спальне был, а мы в игровой. После этого Умник долго болел. Но вообще Мертвяк справедливый был. Хотя всех нас во как держал! - он потряс кулаком.

- Так это Мертвяк вас уговорил из интерната бежать?

- Ну раз сами догадались, отпираться не буду. Да только все, кто сбежали, и сгорели вместе с двумя бичами в сарае. Один я спасся.

Любомудров помолчал, потом, как бы забыв, что собеседник только что упомянул о пожаре, сказал:

- Но в интернате, значит, хорошо жили? А чего же решили бежать?

- Да так уж получилось... Не всем там нравилось. Наказывали строго, случалось, так отдубасят, что неделю в синяках ходишь. Не все, конечно, зверьми были, но один точно сволочь...

- Это кто же?

- Доктор один. Фамилии не помню, звали Сергеем. Потом его увезли от нас, вроде посадили. Такой гад! Ночью, когда его дежурство, придет, поднимет кого с койки и уведет в пристройку. А там... сначала ласкает, целует, потом разденет и трахает в жопу, пока не выдохнется. А кончал в рот. Иногда еще и палкой резиновой лупил по спине во время траханья. А пожаловаться не моги. Жалобам никто не верил. Еще и наказывали, если пожалуешься. Он же не один такой был. Нет, конечно, были и нормальные, - опять оговорился "Кант", - но из ненормальных этот самая сволочь!

- Он и Мертвяка в пристройку водил?

- Водил. Мертвяк с ним дрался пару раз, так он его так отходил, что мы думали, Мертвяк помрет. А как оклемался, опять повел. Сначала трахнул, потом заставил стоять, смотреть, как он над другими изгаляется. И все приговаривал: "Вот как я вас ублюдков, вот как я вас".

Мертвяк после такого театра бешеный был. Один раз сказал: "Убегу отсюда, из-под земли гада достану. Так оттрахаю, что кровь со спермой из ушей польется". Он часто мечтал и картины нам рассказывал, как он будет этого гада разделывать: "Яйца, говорит, отрежу, и чтобы сожрал при мне. А глаза в задницу запихаю". Потом один воспитатель доктора засек и донес начальству. На следующий день за ним милиция приехала.

- А чего же сбежали? Сволочи-то этой не было уже!

- Так, надоело. Воспитывали нас и палками, и током... Уколы больные разные делали, говорили, чтобы ускорить развитие. Поневоле побежишь, чтобы не видеть никого из них.

Всякое повидавший санитар ухмылялся и качал головой. Потом вдруг посмотрел на часы и сказал:

- Заканчивайте! Больному на процедуры пора.

Любомудров попрощался с Иммануилом Генриховичем Кантом и, не заходя к врачу, вышел на улицу.

АКТ СУДЕБНО-БИОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

гор. Москва 18 сентября 1995 года

Мною, экспертом Герцфельдом А. М., на основании постановления следователя Силина произведено экспертно-биологическое исследование проб крови, слюны, мочи, а также тканей и части желудка неизвестного, найденного возле платформы Химки-Ховрино, имеющего многочисленные колотые и резаные раны на теле, затылочной части головы, на лице. Голова после наступления смерти была в сильной степени обожжена огнем (предположительно газовой горелкой). Пальцы рук и поверхность ладоней также в сильной степени обожжены.

Остаточные, явления - химические вещества, обнаруженные в крови и моче исследуемого, - указывают, что потерпевший принимал сильнодействующие наркотики - морфий, а также производные фенотиазина (тизерцин, сонапакс, аминазин).

Состав слюны соответствует химическому составу слюны, анализ которой был предоставлен мне следователем Силиным и, по его словам, был произведен у больного Гаврилова, содержавшегося в спецпсихбольнице № 2.

Группа кцови А. также соответствует группе крови, которая, по словам следователя Силина, принадлежит Гаврилову.

Эксперт-биолог Бюро судмедэкспертиз старший научный сотрудник, кандидат медицинских наук Арон Герцфельд.

ГЕНЕРАЛ УСПЕНСКИЙ И ЖУРНАЛИСТ

- Ваш разговор с Гавриловым очень полезен, - сказал Успенский. - Он многое объясняет в поведении Выродка. Кстати, вы знаете, что после вашего отъезда из Москвы Гаврилов сбежал из лечебницы и вскоре был убит?

- Оттуда, по-моему, просто невозможно сбежать! - изумился журналист. - Да и зачем ему? Кормят, поят, лечат...

- Ну, свобода все равно дороже. И потом, есть веские основания предполагать, что ему помогли сбежать.

- Тот самый врач изверг? Но ведь если бы он был с ним в больнице, его бы... Гаврилов бы сказал об этом. Да и неужели такому человеку разрешили продолжать врачебную практику?

- В этой больнице его не было, это точно, но если он работал в какой-нибудь другой, то вполне мог довольно быстро узнать, что вы интересовались его бывшим "воспитанником", и постараться организовать побег.

- А что вообще о нем известно?

- Фамилия его Голованов, имя отчество Сергей Яковлевич. Его действительно арестовали в 1970 году. Получил восемь лет, отсидел полностью. После тюрьмы прибыл в Иркутск, женился. Через два года развелся. Работал разнорабочим, поскольку был лишен права на врачебную практику. После развода уехал, по словам бывшей жены, на одну из строек коммунизма, где след его затерялся. Будем искать его вместе с МВД... И еще о вашем визите. После вашего ухода у Гаврилова было обострение болезни, он сильно буйствовал, а еще через пару дней сбежал. Охрана и врачи не сомневаются, что кто-то помог ему. Гаврилов переоделся в штатское и, что самое невероятное, ему удалось захватить с собой некоторое количество наркотиков. Уже на следующий день тело его, сильно обезображенное, нашли у платформы Химки-Ховрино. Наркотиков у него при себе не обнаружено. Следователь предполагает, что убит он наркоманами с целью ограбления... Вот такое кино...

- Иннокентий Михайлович, этого врача нужно обязательно найти, - загорелся журналист. - Это наш шанс!

- У вас уже было много шансов, - заметил генерал.

- Но этот может быть последний и решающий. Выродок ненавидит изверга. Он для НЕГО олицетворение зла, причиненного ЕМУ лично. Если мы найдем врача, мы сможем выманить на него Выродка.

- Вы уже пытались выманить ЕГО на психолога, - сухо заметил генерал. Впрочем, врача уже давно ищут. Есть сведения, что из Москвы он ушел. В МВД предполагают, что после развода с женой он уехал в другой город, с помощью своих знакомых по заключению выправил себе новый паспорт на имя Горелова Германа Борисовича плюс диплом врача. Прошли годы, внешность его изменилась, кроме того, доктор отпустил бороду и облысел. Затем "потерял" паспорт, и ему уже официально выдали новый. После этого, заручившись рекомендациями коллег, в 1990 году поступил на работу в психбопьницу №3. В это время проверки были уже не такие строгие, как в прежние годы.

Журналист помолчал, потом с тайной надеждой в голосе спросил:

- Может, он к нам в Питер направился?

- Не исключено. Фотографии разосланы по всем райотделам. Будем проверять психдиспансеры и подобные заведения.

- Эх, если бы удалось! - прошептал журналист.

РАПОРТ

Бригадиру следственной бригады следователю по особо важным делам при Генеральном прокуроре Российской Федерации тов. Махотину И. П.

Выполняя Ваше указание по проверке личного состава психиатрических больниц и психоневрологических диспансеров города Москвы и Московской области в целях выявления врача по имени Герман, проходящего по делу о побеге Гаврилова из спец-психбольницы № 2 и убийству последнего, следственная бригада в период с 18 по 19 июня проверила следующие медицинские учреждения:

психдиспансеры с № 1 по № 21,

психбольницы с № 1 по № 12.

Опрос медперсонала и проверка личных дел в отделах кадров больниц и диспансеров не дали положительных результатов.

Однако в ходе проведенного мною личного опроса больных, состоящих на стационарном учете в психдиспансере № 14, больной Чижевский В. Д. при предъявлении ему фотографии Германа в фас и профиль 1970 года, а также фоторобота, сделанного в настоящее время, опознал в нем своего лечащего врача Германа Борисовича Горелова, заведующего 2-м отделением 3-й психбольницы, где больной Чижевский В. Д. восемь месяцев тому назад проходил трехмесячный курс печения по направлению суда.

Больной Чижевский опознал врача Г. Б. Горелова категорически.

Следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре Российской Федерации юрист 2-го класса С. Н. Родионов

НЕРГАЛ

Я люблю красоту. Я нигилист, но люблю красоту. Разве нигилисты красоту не любят? Они идолов не любят, ну а я люблю идола!

Ф. М. Достоевский. "Бесы"

На этот раз Неведомый бог, Двойник, живущий в НЕМ, повелел принести в жертву двоих. Неведомый сказал, что Десятый День Седьмого Месяца - один из главных праздников года, и ОН в этот день получит наивысшее наслаждение, так же, как и в прошлые годы.

Именно Наивысшее! ОН не мог объяснить еще это словами, но интуитивно, из уст Неведомого, он знал, что, помимо Культа Смерти, Культа Нергала, должен быть еще один Культ - Культ Наслаждения Смертью! Может быть, со временем, кто знает, этот Культ станет главнейшим.

А в наслаждении должна быть красота.

Должно быть совершенство. И началось это с камня. Неведомый сказал ему, где находится этот камень, объяснил, что это не просто гранитный валун с обтесанными ледником краями, а древний жертвенный камень, созданный руками рабов древнего Бога Нергала много тысяч лет тому назад.

Еще в Культе должна быть последовательность, должна быть процедура. Со временем она станет священной. Но сейчас прежде всего красота и наслаждение в каждом движении.

Жертвенник стоял в лесу на поляне. Это был огромный отесанный валун с плоской вершиной.

Прежде ОН приносил жертвы на других, сделанных людскими руками жертвенниках. Тогда Неведомый требовал: "Человеческое на Человеческом". Потом пришли люди и разорили те жертвенники:

И Неведомый сказал: "Они осквернили мои жертвенники. Теперь я хочу, чтобы ничто людское не мешало жертвоприношению".

Рядом с жертвенным камнем была землянка. Туда ОН доставил жертвы.

Сначала ОН вывел из землянки мужчину. Подвел к сосне рядом с камнем и привязал к стволу.

Затем настала очередь женщины. ОН сорвал с нее одежду и уложил на жертвенник. Белое, нежнейшее тело резко контрастировало с фактурой черно-серого камня. ОН отошел, полюбовался, взглянул на мужчину. Тот, не отрываясь, смотрел на женщину. ОН зажег факел в изголовье жертвенника. Поляну, черные деревья заливал свет Луны. В лунном свете багрово полыхал факел.

Пора было приступать.

ОН медленно разделся. В свете луны и мерцающих бликах факела, обнаженный, ОН выглядел прекрасным и зловещим.

Трижды обойдя камень, ОН подошел к женщине, провел ладонью по ее телу и содрогнулся от предвкушения наслаждения. Еще раз обойдя камень, как того требовал ритуал, ОН положил руку на пушистый треугольник в низу живота, погладил его, потом резко раздвинул ноги обеими руками и вошел в нее весь. Женщина вскрикнула от боли. Двойник услышал крик женщины и грозно прорычал:

"Войди в нее еще, дай мне почувствовать, ощутить вкус ее крови".

ОН перевернул женщину и снова ринулся вперед, разрывая ткани. По ногам ЕГО потекла кровь, женщина кричала, не переставая. ОН встал на колени, прильнул ртом к ее половым органам, нащупал языком губы и с яростью стал вгрызаться в ее плоть. Кровь заливала ЕМУ лицо, женщина уже не могла кричать, она только хрипела.

ОН выпрямился и всем своим могучим телом упал на нее, одной рукой отдирая от тела правую грудь, ощущая в ладони всю ее округлость вместе с соском. Одновременно зубами он впился в левую и сначала неудачно откусил лишь половину. Только потом уже рукой сорвал оставшиеся лохмотья.

Потом ОН встал, выпрямился во весь рост и яростно погрозил небу кулаками.

Отвернувшись от женщины, ОН бросился к онемевшему от ужаса мужчине, рванул на себя, отрывая от сосны.

Что-то затрещало, хлестнула струя крови, ОН не видел ничего, кроме лица жертвы. Сорвав с мужчины брюки он подтолкнул его к камню, уложил на женщину, запихал его член вместе с яичками в рот женщины, одновременно заставляя мужчину слизывать и глотать кровь, льющуюся из рваной раны между ее ног. Наконец, сбросив мужчину с камня, ОН ударом кулака легко выбип у него зубы, одну за другой оторвал обе губы. Ногой ударив в промежность, как гнилое яблоко, оторвал член.

После этого ОН долго кромсал тела обеих жертв ногтями, руками, ножом, пока не почувствовал, что член его разбух и семя мощной струёй хлынуло на камень и на землю.

Удовлетворенный, он блаженно упал на траву.

Глубоко, полной грудью вдыхая лунный свет, ОН с восторгом думал о том величии, которым наградил ЕГО Неведомый, и о безобразном времени, в котором заставил ЕГО жить, для того чтобы очистить это время от скверны, принося в жертву никому не нужных, дрянных людишек, одновременно, удовлетворяя великую похоть Неведомого людям бога Нергала!

Время СЛИЯНИЯ неумолимо приближалось. ОНО будет прекрасным!

ЖУРНАЛИСТ

В начале июля грибники неподалеку от Луги нашли в лесу полуистлевшую человеческую ногу.

О находке, естественно, заявили в милицию. Оперативная бригада из района, обыскав землю вокруг куста, где небрежно забросанная валежником лежала отрезанная или оторванная нога, нашли яму, куда в беспорядке были свалены и присыпаны ветками части двух человеческих тел.

РУВД посчитал, что наткнулся на захоронение жертв бандитских разборок, тем более что пару недель назад отдыхающие слышали выстрелы, а ГАИ не удалось остановить и проверить "мерседес", на большой скорости промчавшийся в сторону города.

Тем не менее Лужский РУВД решил отослать материалы по делу вместе с подробным рапортом в ГУВД Петербурга, поскольку недавно по всем районным отделениям были разосланы циркуляры с требованием сообщать в управление обо всех случаях убийств без видимых причин.

ГУВД передал .материалы в прокуратуру города, там заинтересовались и выслали на место бригаду, следователь которой после тщательного анализа всех материалов пришел к выводу, что вновь дал о себе знать Выродок.

Любомудров, еженедельно просматривавший все отчеты и рапорты об убийствах, наткнувшись на материалы Лужского дела, внимательно прочел все бумажки, включая результаты экспертизы, и решил сам съездить в Лугу, прогуляться по тамошним лесам.

Что заставило журналиста поехать на место, где орудовал Выродок, он и сам не знал. Просто появилась потребность потоптаться по земле, вокруг места, где в страшных муках умирали люди. Любомудрову хотелось самому все увидеть, собственными глазами. Попробовать как бы перевоплотиться в убийцу, понять, что он испытывает во время своих жутких ритуальных действий.

Он получил от прокуратуры письмо, в котором предписывалось оказывать содействие журналисту Любомудрову в его частном расследовании, и чуть свет отправился на электричке в Лугу.

В райотделе журналисту дали уазик. Через полчаса он был на месте. Любомудров вышел из машины и огляделся.

Яму, очевидно воронку, оставшуюся со времен войны, окружали заросли кустов, здесь же неподалеку в траве была найдена нога.

Журналист прошел по тропке сквозь кусты и вышел на большую поляну. Он обошел ее, подошел к возвышавшемуся в центре огромному валуну с плоской вершиной. Здесь ОН устроил свой жертвенник. В складках камня то там, то сям хорошо были видны темные пятна. Остальное было смыто дождем.

Рядом с валуном валялась жердь. Конец ее был обмотан какими-то обгоревшими тряпками. Очевидно, ЕМУ жердь послужила факелом. Любомудров подошел к землянке, нагнулся, протиснулся в дверцу. Засветив фонарик, журналист оглядел подземелье, потом выключил фонарь и некоторое время постоял во мраке. Здесь сидели, оцепенев от ужаса, жертвы... Любомудров вдруг явственно почувствовал их запах. Запах пота, предсмертного страха. Любомудров представил, как ОН выводит жертвы на поляну.

Ночь, полная луна, полыхает багровый факел...

Журналист вдруг внутренне напрягся. У него стало появляться, расти, рваться наружу ощущение жажды. Жажды власти, безраздельного владычества. Сейчас он переставал быть безвестным писакой. У него в руках была власть над жизнью. Он готов был призвать смерть, но прежде должен был совершить нечто... Любомудров тряхнул головой. Он стоял около валуна.

Любомудров еще раз шаг за шагом стал. обходить поляну. Он хорошо знал, что ее уже тщательно осматривали, и все-таки надеялся найти то, что могли не принять к сведению следователи и оперативники. Водитель уазика неодобрительно посматривал в его сторону.

Журналист поднял шест-факел. На месте, куда он был воткнут, виднелось небольшое углубление. Журналист механически копнул рыхлую землю носком ботинка. Из ямки вывалился какой-то комочек. Любомудров наклонился, отбросил шест. Комочек оказался то ли детской игрушкой, то ли сувениром. Это была фигурка овцы. Журналист смахнул с нее землю. Овца была белой, но вымазана чем-то темным. Любомудров осторожно принялся разгребать землю руками. Скоро он нашел еще одну игрушку. На этот раз овца была черной, но опять же вымазанной в чем-то.

Две овцы! Белая и черная! Два жертвенных агнца.

Он выпрямился, сосредоточился. Да, теперь он мог полностью или почти полностью воссоздать кошмар, который здесь недавно происходил.

ОН выводит жертвы из подземелья, делает надрезы у них на предплечьях, обмазывает кровью изображения двух жертвенных овец, закапывает их в землю и на этом месте водружает факел... Ритуал начинается...

Журналист полностью перешел в ЕГО мир... Жил ЕГО чувствами... Вот ОН подходит к первой жертве, кровь опьяняет ЕГО, в предвкушений наслаждения он весь дрожит...

Любомудрова передернуло... Так и свихнуться недолго.

"Ладно, - подумал Любомудров, - может, кое в чем ТЫ и прав. Возможно, в чем-то я и похож на ТЕБЯ. Но поскольку я могу проникнуть в ТВОИ чувства, могу хоть отчасти превратиться в ТЕБЯ, я постараюсь использовать эту свою способность для того, чтобы перехитрить ТЕБЯ, заманить в ловушку!"

ПРЕССА. ХРОНИКА. ФАКТЫ

"Выродок, как называют в органах правоохранения маньяка-убийцу, или НЕРГАЛ, как ОН сам называет себя, вновь дал о себе знать, В среду был зверски убит кандидат в депутаты Государственной Думы Баранов Вильям Антонович. Вместе с ним на даче была вырезана и вся его семья.

До чего же дошла степень насилия в нашем обществе?

Совершенно ясно, что маньяк не пошел убивать наобум.

Чья-то опытная рука направила его на дачу к одному из самых уважаемых людей в мире бизнеса, который не на словах, а на деле старался доказывать, что демократические перемены в нашем обществе должны служить на благо людям. Жители нашего города хорошо помнят те благотворительные акции, которые устраивал совершенно бескорыстно Вильям Антонович.

Очевидно, кому-то очень не хотелось, чтобы у нас в Думе работали честные, бескорыстные люди. Правоохранительные органы как всегда отмалчиваются. Но не можем молчать мы, общественность и пресса.

Баранов чувствовал опасность. Незадолго до смерти он сказал своим близким: "Если со мной что-то случится, я бы хотел, чтобы мое место кандидата в Думу занял один из лучших моих друзей и соратников Андрей Афанасьевич Поршнев".

Поршнев официально выдвинул свою кандидатуру. Он заверил общественность, что постарается -продолжить дело своего шефа". ("Стремительное время")

"В коротком интервью, данном нашей газете начальником отдела РУОП Тимохиным, последний сказал, что органы располагают достаточно достоверной информацией о так называемом Нергале, или Выродке, совершившем очередное зверское убийство военного врача и медсестры под Лугой.

Тимохин утверждает, что Выродок загнан в угол и вот-вот будет арестован или ликвидирован.

Однако от себя добавим, что подобных обещаний мы уже слышали достаточно много. Люди мало верят им. Напряжение, охватившее город, сказывается и на международном туризме. На западе, особенно в Соединенных Штатах, так много и пространно пишут о зверствах Выродка, что у публики создалось впечатление крайней опасности путешествия в нашу страну и тем более в наш город. Конечно, средства массовой информации иной раз любят преувеличивать, но нам, живущим здесь, действительно страшно. И не только из-за зверств маньяка-одиночки, но и вследствие разгула преступности вообще.

Общественность и коллеги врача и медсестры, погибших от руки Выродка, объявили сбор средств для помощи родным и близким погибших".

("Змея и чаша")

"...Развернувшаяся в последнее время полемика вокруг человека, называющего себя Нергалом, весьма характерна для нашего общества. Оно как было, так и остается прогнившим насквозь!

Мы, свободные анархисты, поддерживаем любого, кто поднимет священное знамя борьбы с гнилью!

Нынешние мещане возмущенно ахают: Нергал посягает на их "бесценную жизнь"! А мы говорим: "Господа, ваша жизнь не стоит засохшей коровьей лепешки на глухой проселочной дороге!""

("Мать порядка")

"...Движение "Демократы" провело пресс-конференцию, посвященную проблеме защиты прав личности.

Лидер движения Антон Каетар заявил, что движение в принципе не согласно с методами насильственного воздействия на общество, которыми пользуется человек, объявивший себя языческим богом Нергалом. "Как известно, - подчеркнул Каетар, у древних Нергал как божество символизировал очищение от скверны. Мы считаем, что насильственным путем от скверны не избавиться".

И тем не менее движение "Демократы" не может согласиться и с насильственными действиями властей по пресечению деятельности Нергала. Преследуемый будет защищать свою свободу и независимость тем отчаяннее, чем враждебнее будут настроены к НЕМУ власть, армия и милиция. Мы считаем необходимым вступить в контакт с Нергалом и вести с ним переговоры. Возможно, этому человеку нужна помощь, а власти вместо этого загоняют ЕГО в угол".

("Свободная газета")

ЖУРНАЛИСТ И НЕРГАЛ

В субботу хоронили подполковника медицинской службы Фесенко и медсестру Стрельцову. Гробы не открывали. Эксперты хотя и собрали останки, но привести в приемлемый вид лица жертв Выродка не в состоянии был никто.

При жизни об этой паре в академии ходило много сплетен. Поговаривали; что операционная сестра Лена Стрельцова была любовницей хирурга Фесенко, что он собирался оставить семью ради нее, что сама Лена не очень стеснялась в выборе связей, несмотря на преданную любовь Александра Львовича.

Страшная смерть как бы реабилитировала обоих, не оставила места для пересудов.

Теперь они оба были только жертвами маньяка.

Могилы их были рядом. Похороны оплатило Министерство обороны. Близкие подполковника пожелали, чтобы Александра Львовича отпевали в церкви. Сослуживцы попросили, чтобы и Лену отпели в том же храме.

Отпевание шло долго, такими же долгими были и похороны. Коллеги-врачи говорили много и скорее всего неискренне, наделяя покойных множеством достоинств.

Успенский с двумя оперативниками наблюдал за толпой.

Генерал накануне крепко напился, что бывало с ним крайне редко, и сейчас, стоя у могилы, с тоской думал о том, что совершенно напрасно явился на кладбище, поскольку утверждения психиатров, что маньяк, как правило, старается присутствовать на похоронах своих жертв, далеко не всегда подтверждаются практикой. Тем более что в данном случае они имели дело с Выродком, поведение которого вообще не поддается прогнозированию.

Глухо звучали прощальные слова, переходили с места на место телевизионщики, стараясь выбрать ракурс поэффектнее. Два опера под видом журналистов усердно фотографировали толпу.

Супруга подполковника в элегантном траурном наряде все порывалась лечь на крышку гроба и обхватить ее. Сын с дочерью удерживали ее, шепча на ухо что-то успокаивающее.

У могилы Лены стояли главным образом сестрички и нянечки. Родителей у нее не было. Девушки плакали, пожилые няни со строгими скорбными лицами время от времени вытирали глаза кончиками темных косынок. Одна из медсестер, очевидно подружка, глухо рыдала. По лицу размазалась тушь с ресниц. Какой-то телеоператор старался поймать ее лицо в кадр.

Наконец все кончилось, и толпа тихо двинулась к воротам кладбища. К генералу подошел Любомудров.

- Неважно себя чувствуете, Иннокентий Михайлович?

- Хуже некуда, - ответил генерал. - Лучше бы отлежался дома. Знал ведь, что, во-первых, утверждения наших психологов, будто маньяк всегда приходит на похороны своих жертв, - бред. А если и так, то это утверждение никак не относится к Выродку. До сих пор ОН не приходил на кладбище ни разу.

- Да, это верно. Тем более что ОН мог не опасаться засады. Никто бы не осмелился брать ЕГО на кладбище. Но скорее всего похороны ЕГО не интересуют, ведь фотографироваться ОН не любит. Есть что-нибудь новое?

- Ничего особенного. Колдуют над анализами в лаборатории. Но что это даст? Послушайте, - вдруг решил отвлечься от неприятной темы генерал. - А правда, что "Стремительное время" и телевидение заплатили вдове за интервью и театрализованную сцену у могилы?

- Возможно. А почему бы и нет? Вдове небольшая, но поддержка.

- А сестричку, значит, обошли вниманием? Некому устраивать сцены над гробом?

- Иннокентий Михайлович, вы несправедливы. Вам нужно или опохмелиться, или полежать денек.

Генерал собрался было вспылить, но сдержался. "Что это я в самом деле? Он-то здесь при чем? Да и вообще все ни при чем. В себе надо разобраться!"

Успенский почувствовал себя вдруг очень одиноким.

У ворот кладбища старушки торговали живыми и искусственными цветами. Ветер, налетая порывами, шуршал пылью.

В машину рядом с генералом уселся охранник. Успенский взглянул на одинокую фигуру журналиста, хотел его пригласить в машину, но махнул рукой и коротко сказал водителю: "Домой!"

Журналист шел погруженный в свои мысли, которые, прямо скажем, были невеселыми. Пока Выродок обыгрывал их всех и, что самое страшное, жертвами в этой игре были люди. Оставался еще шанс найти врача-изверга, но как с его помощью заманить в ловушку Выродка, Любомудров пока не представлял.

- Здравствуйте, Игорь Дмитриевич!

Давно не виделись! Любомудров вздрогнул, сердце бешено забилось. Он невольно оглянулся.

Собеседник рассмеялся.

- Прежде чем подойти к вам, я удостоверился, что за вами никого нет.

Рядом с ним шел блондин с длинными волосами, бородкой, в темных очках.

- Значит, вы все-таки решили прийти на похороны.

- Да, решил поинтересоваться. Я изредка, правда, но бываю на похоронах жертв. И каждый раз жалею, что пришел. В землю они уходят так же бездарно, как и жили. Очень примитивно. Но зато я встретил вас и решил воспользоваться случаем, поговорить. Игорь Дмитриевич, вы не выполняете своего обещания. Я не видел в прессе ни одной статьи, объясняющей мои взгляды. Боюсь, что настанет момент, когда мне придется силой заставить писать обо мне!

- Не стоит. Я бы вам в свою очередь предложил сдаться!

- Ужасно неудачно начинаете разговор. Слова "сдаться" в беседе со мной употреблять не следовало бы. Но любопытно, какие аргументы вы приведете за то, чтобы я согласился, как минимум, на "лечение" в психушке?

- Я был под Лугой. Я видел место, свалку останков ваших последних жертв. Это отвратительно и бессмысленно. Будь на то моя воля, я бы немедленно сдал вас органам.

- Всего лишь? Я думаю, вам следовало бы меня пристрелить.

- Послушайте, Н. Б., так ведь вы себя называете? Вы больны.

- Да, болен. Болен новой религией, новым божеством. Я скоро сольюсь с ним и стану Богом. И тогда начнется здоровье для меня и для всего человечества. А кто вокруг здоров? Где точка отсчета? Лично я вижу вокруг себя только нравственных уродов и монстров. И почему вы решили, что я болен? Только потому, что во имя будущего блага всего человечества я уничтожил несколько... ну, пускай несколько десятков ничтожных тварей? Гитлер был, конечно, дилетант, но у него была неплохая фраза: "Славяне - навоз истории!" Очень неплохо! Только почему славяне? Все народы, все толпы, все быдло должно послужить питательной средой для произрастания моих будущих поклонников и рабов!

А насчет душевного здоровья... Два ваших лидера в Кремле поспорили, кто из них главнее... Ладно бы, если бы еще они делили что-то путное, а то ведь вся разборка была из-за личных амбиций! И на этом основании один из них ввел войска (если бы на самом деле пушечное мясо - восемнадцатилетних сопляков!) в Чечню! Десятки тысяч погибших - стариков, женщин и детей... И это у вас считается образцом нравственности, это достойно званий, орденов, денег... Странно! Не вижу логики... Я делаю то же самое, а вы меня оскорбляете, ловите, пытаетесь убить... Да, я делаю это в несоизмеримо меньших количествах, но подождите, дайте срок...

- Я бы и пристрелил вас, если бы был уверен в успехе. Но ведь вы наверняка опередили бы меня. Тогда некому будет говорить с вами, некому преследовать. Я ваша тень, Н. Б. Я, если хотите, ваша совесть!

- О! Как вы глубоко пытаетесь копать. Однако начнем с того, насколько все то, что я сделал, бессмысленно. Недавно Бог тряхнул Нефтегорск. Погибло более двух тысяч человек, В Корее рухнул ни с того ни с сего универмаг. Бог прибрал более тысячи человек. Все это, заметьте, просто так, без всяких оснований. Во всяком случае, без видимых НАМ оснований. Бог, между прочим, диктует людям законы совести. И никто не смеет упрекнуть ЕГО в том, что ОН творит что-то аморальное. Ваш покорный слуга ликвидировал двух человек. И вы являетесь ко мне и требуете, чтобы я сдался властям и был наказан. А ведь у меня побольше оснований для того, чтобы сделать то, что я сделал.

- И на каком же основании вы берете на себя функции Бога?

- Прежде всего должен вам сказать, что у меня есть свой Бог. И не надо смотреть на меня как на сумасшедшего. Вспомните нашу последнюю встречу. У НОВОЙ НЕВЕДОМОЙ доселе расы должен быть НЕВЕДОМЫЙ доселе Бог. Могу согласиться с вами, что это ваш Бог одарил МЕНЯ новым МОИМ Богом.

- Но ведь можно же бороться с этим вашим чудовищным божеством!

- И в этом мне помогут врачи в психбольнице, хотите сказать вы. А я вам говорю: нет! Не помогут! До тех пор пока последний из созданных мной, кстати, с помощью врачей, двойников не объединится со мной, пока мы не превратимся в единое целое, я должен буду делать то, что делаю. Вы можете считать меня психически больным человеком, но могу вас заверить: то, что происходит со мной и во мне - реальность. Верующие обычно говорят, что во всех своих делах видят волю Божью, часто многие из христиан утверждают, что Бог постоянно предоставляет им доказательства своего существования в виде неких невидимых знаков. Так почему же их, достопочтенных членов общества, не считают умалишенными?

- Потому что знаки, которые они видят или чувствуют, направляют их по пути любви и добра!

- Ах, ах! Умилили! Да почем вы знаете, что люди, которых я принес в жертву своему Богу, добродетельны и моральны? Возможно, они гораздо более аморальны, чем тысячи погибших в Нефтегорске, Возможно, мое божество моей рукой вершит величайшее благо для человечества, не говоря уже об окружении погибших.

Да и потом, я ведь уже вам объяснял про навоз истории. Все это уже было, было... Ваши коммунисты уничтожили треть населения своей страны - во имя чего? До сих пор не ясно! В Кампучии был славный паренек Пол Пот, он тоже уничтожил треть, но уже в гораздо кратчайшие сроки... И вообще у него начала вырисовываться конструктивная идея... А я просто пойду дальше - я уничтожу почти все человечество! И вот оставшиеся - после небольшой лучевой и хирургической обработки - станут родоначальниками Новой Расы! Там уже не будет национальностей, а будут фантастические, необъятные возможности, чтобы править и наслаждаться... жизнью. А тут вы с какими-то глупостями... Ей-богу, вы меня разочаровываете все больше и больше... Я ведь могу и не посмотреть на наше душевное сродство...

- Вы не вправе судить людей. Не вправе судить их и ваше божество. Они сами! Понимаете, сами должны пройти свой путь до естественного конца. И только после их смерти...

- Да, да, я знаю. После смерти и всеобщего воскресения...

- Что бы вы ни думали о религии и Боге, только безумие может двигать вами. Ваш Бог безумен, и я постоянно буду рядом с вами, доказывая вам эту истину до тех пор, пока вы не уничтожите меня или я вас.

- Я вас не трону. Вы нужны мне как еще один мой двойник.

- Хотите откровенно, Н. Б.? Я был в, Москве и виделся в больнице с одним из ваших однокашников. Фамилия его Гаврилов. Он не погиб в сарае. Сумел вылезти. Он мне многое рассказал. Я понимаю вас, Н. Б...

- Прекратите! Вы нарушаете мой душевный покой! Я не хочу воспоминаний! Я ничего не помню из того времени, и если вы пытаетесь мне напомнить, то тем хуже для вас!

- Я не хотел вам ни о чем напоминать, Н. Б. Единственное, что я хотел сказать вам, - это то, что тот изверг, та сволочь благополучно здравствует. Правда, пока он в бегах. Но это не надолго. И я, узнав об этом, подумал, что мир еще более несправедлив, чем я думал... Слишком много зла... слишком МНОГО...

- Может быть, вы устроите мне свидание с ним? У нас есть о чем поговорить.

- Нет, Н. Б.! Даже если его найдут, я не смогу взять на душу еще один грех - отдать его вам. Пусть его судят, как всех извергов.

- Ваш суд далек от совершенства. И вы это знаете. Однако вы глуповаты и мелко мыслите. Нет в вас размаха. Возможно, я в вас ошибся. Но я не хочу скоропалительных решений. На досуге я подумаю над этим. О моем решении вы узнаете в свое время - может быть, на том же самом камне. Возможно, именно к этому вы и стремитесь. Во всех вас, неудачниках, есть какая-то жертвенность. Потребность своей жалкой жизнью искупить НЕЧТО...

Собеседник резко свернул в сторону и непонятным образом исчез из вида.

НЕРГАЛ

Назвав Вожатого - я назвала Пугачева: волка, на этот раз ягненка пощадившего, волка, в темный лес ягненка поволокшего - любить... Вожатый заведет нас далеко, может быть... в самые дебри добра и зла, в то место дебрей, где они неразрывно скручены.

Марина Цветаева

Выродок, как его звали в милиции и ФСБ, или Нергал, как он называл себя сам, для сослуживцев был Нестором Богдановичем.

Н. Б. работал заведующим Центральным архивом жилищно-коммунального хозяйства. Не такой уж захудалый был архив, между прочим. Здесь хранилось множество документов, которые в давние коммунистические времена были строго засекречены. Были тут бумаги, циркуляры времен войны, массовых арестов, документы, согласно которым жилплощадь репрессированных передавалась ответственным сотрудникам НКВД, затем репрессировали этих сотрудников, и жилье передавалось новым лицам... Здесь фактически была собрана история городского хозяйства за много десятилетий.

По заведенному порядку Н. Б. должен был раз в год контролировать работу отделов архива, зачастую разбросанных довольно далеко друг от друга.

Н. Б. отправился в архив Московского районного хозяйства в обеденный перерыв. Небо было голубым и безоблачным, что само по себе было для Северной Пальмиры явлением довольно редким. После последнего жертвоприношения Н. Б. был в хорошем настроении. ЕГО дело продвигалось вперед.

Нужная дверь оказалась в конце коридора. Рядом с табличкой "Архив" красовалась надпись на бумажном листе, заляпанном мухами:

"Не курить!"

Н, Б. нажал кнопку звонка. Никакого результата. ОН постучал.

- Войдите, - послышался женский голос. Отметив первое нарушение порядка открытую дверь архива, Н. Б. вошел в комнату. Здесь было прохладно, пахло свежесваренным кофе и духами.

- Меня зовут Нестор Богданович. Я к вам с контрольной проверкой.

- А меня зовут Настя. Точнее, Анастасия Владимировна. Простите, у нас сейчас обеденный перерыв... И вы не предупредили...

- А зачем о проверке предупреждать? Если бы я вас предупредил, вы бы, наверное, дверь на замок закрыли. А так я свободно вошел.

- Извините, Нестор Богданович. Звонок у нас давно не работает, электрика не дозовешься. А на внутренний замок я не закрылась, потому что ходила за водой для кофе.

- Ладно уж, - смилостивился суровый контролер. - Может, вы и меня угостите кофе?

Сидя за письменным столом напротив Насти, Н. Б. рассматривал ее. Лицо девушки можно было бы назвать симпатичным и даже красивым, если бы не огромное родимое пятно, занимавшее практически всю правую половину лица. Оно покрывало лоб, правый глаз, щеку и подбородок.

- Не надо меня рассматривать, - попросила Настя.- Мне неприятно.

- Простите. Я... - вдруг смешался Н, Б., и замешательство было настолько неприятно ему, что он разозлился. - Я не на родимое пятно любовался, - сказал он грубо. - Просто... - Он опять запнулся... - Просто вы мне понравились.

- Ну зачем же такая грубая лесть, Нестор Богданович? - голос девушки дрогнул. - Я сама знаю, что некрасива и даже... уродлива.

Н. Б. вдруг успокоился.

- На комплимент напрашиваетесь, - улыбнулся он. - Я готов. Вы действительно весьма привлекательная девушка и действительно мне понравились. Однако мы говорим не по делу. Мне предстоит проверить учет новых поступлений и порядок хранения материалов. Но мне не хочется сидеть здесь в пыли. Я вот что предлагаю. Вы мне подготовите все материалы и напишете справку. Само собой, укажите в справке на какие-нибудь недостатки. Согласны?

- Что-то вы добрый! А выговор не объявите?

- Выговор даже если и объявляется, мгновенно всеми забывается. А мне вам выговор объявлять не за что. Тем более вы сами составите справку.

- Слишком хорошо, чтобы сразу в это поверить, - вздохнула Настя. - Но я согласна, конечно. Когда вам нужна справка?

- Через три дня, не позже. Сможете?

- Хорошо. Я сделаю. - В голосе девушки все еще слышалось недоверие.

- Я приду. И не смущайтесь вы так. Все в порядке. До встречи.

Когда Н. Б. ушел, Настя увидела, что кофе он оставил недопитым, печенья есть не стал вовсе.

"Странный какой-то, - подумала она. - Но вроде искренний. Ни разу не показал ничем, что жалеет или сочувствует. Может, ему наплевать?"

Последний вариант ее устраивал.

* * *

Н. Б. опоздал на несколько минут. За письменным столом уже сидела Настя и заместитель начальника жилищного департамента Константин Григорьевич Новиков, который просматривал какие-то бумаги и, очевидно, инструктировал Настю, как себя вести с ревизором.

Для Н. Б. визит Новикова был неприятной неожиданностью.

ОН вообще не любил муниципальных чиновников, а уж если они вмешивались в ЕГО дела, и вовсе приходил в бешенство.

- Анастасия Владимировна, почему в архиве посторонние? - спросил ОН, не глядя на чиновника.

- Простите, я не посторонний! - со сдерживаемой яростью ответил Новиков. Я заместитель начальника жилищного департамента!

- А по-моему, вы - говно! И не мешайте нам с Анастасией Владимировной работать!

- Ну знаете ли! Вы просто хам! И я сделаю все, чтобы вы не появлялись больше никогда в наших коридорах!

- Пшел вон! - коротко бросил Н. Б.

- Простите меня, - сказал Н. Б. девушке, когда Новиков вылетел из комнаты. - Не смог сдержаться. Не переношу этих чиновных дерьмоедов.

Девушка покраснела так сильно, что даже родимое пятно из коричнево-красного превратилось в багровое.

- Нет, нет вы правы, Нестор Богданович. Тем более что этот тип давно надоедает мне!

- Этот слизняк к вам пристает?!

- Ну не то, чтобы нагло, но пару раз намекал. Очевидно, считает, что у таких, как я, не может быть поклонников. Надеется меня осчастливить.

- Просто убить такого мало! Надо его в руки маньяка отдать!

Настя справилась со смущением, рассмеялась.

- Вы слишком суровы!

- Суров, но справедлив! Я вот что думаю. Справка небось у вас уже готова? Поэтому я забираю ее, а вас приглашаю в честь окончания ревизии на шампанское.

- Я не люблю бывать в общественных местах... Но если вы не возражаете, могу пригласить вас к себе домой на кофе. Тем более что шампанского я не пью. - Настя сказала это и сама себе удивилась. "С какой стати я его приглашаю? Знакомы без году неделя! Но... сказала... вот и все... Да ладно, чего я распереживалась. Не съест!"

А Н. Б. уже подхватил:

- Тем более что и я терпеть не могу шампанского. Спасибо. Буду рад посидеть с вами за чашкой кофе, а еще лучше чая.

По дороге они почти не разговаривали. Изредка Н. Б. поглядывал на спокойное лицо девушки. Она поспешно отводила взгляд.

В однокомнатной квартире Насти Н. Б. чувствовал себя неуютно. ОН практически не бывал в гостях. Разве что если призывал долг Перевоплощения в. Неведомого. Но в этих случаях дружескими визиты назвать было нельзя. Больше всего ОН любил сидеть у себя в "логове". Правда, последнее время обстоятельства вынуждали довольно часто переезжать с одной квартиры на другую. Сейчас ОН почему-то начинал волноваться. До времени очередного Перевоплощения оставалось несколько дней, времени вполне достаточно, чтобы подготовиться. И тем не менее возбуждение все сильнее охватывало ЕГО.

Настя поставила чайник, выложила на стол большой пирог с капустой.

- Как насчет выпить? - спросила она. - У меня был недавно девичник, осталось немного коньяка.

- Пожалуй, не стоит, - отказался ОН.

- Вы совсем не пьете? - удивилась Настя.

- Воздерживаюсь. Не доставляет удовольствия.

- Ну тогда попробуйте моего пирога. Я люблю печь пироги.

- Потрясающе вкусно, - сказал Н. Б., жуя кусок и не чувствуя вкуса. Чтобы девушка не заметила ЕГО замешательства, ОН решил вести ни к чему не обязывающий светский разговор.

- Вы давно работаете в архиве?

- Около года. А вы не знали?

- Нет. Как-то не приходилось интересоваться, сколько времени у нас работает тот или другой сотрудник.

- Я раньше секретарем-машинисткой работала в воинской части.

Н. Б. напрягся. Вот откуда волнение. Чутье, как всегда, не подвело ЕГО.

- Что же ушли? - равнодушно спросил ОН.

- Сокращение штатов. У армии тоже не хватает денег. Ой, у меня и музыки нет. Хотите, включу телевизор?

Н. Б. хотел было возразить, но промолчал.

Шел выпуск ИнформТВ. Симпатичная дикторша рассказывала о похоронах жертв маньяка. "Вот бы тебя на этом кладбище разделать и сзади, и спереди", - мельком подумал ОН, но тут же переключился на сюжет.

ОН увидел на экране журналиста и генерала Успенского. Журналиста ОН уничтожать не станет. Во всяком случае, пока. Любопытный тип. С ним интересно иногда побеседовать. Тем более что больше ЕМУ не с кем было поделиться своими идеями.

А вот генерала придется ликвидировать. Возможно, даже следующего десятого числа. ОН прикинул, как будет выглядеть генерал в мундире, с повернутой назад головой. Оказалось, смешно будет выглядеть. Что ОН будет делать с Успенским дальше, ЕМУ пока думать не хотелось. Как истинный творец ОН знал, что вдохновение придет во время Перевоплощения и Жертвоприношения.

Настя о чем-то болтала, но ОН не слышал ее.

Болтливая дикторша перешла к освещению пресс-конференции в управлении. Как обычно, милицейские чины говорили много и уверенно. Утверждали, что вот-вот возьмут Выродка ("Это они меня посмели так назвать", - в какой раз подумал ОН со злобой.) Однако конкретного ничего не сказали. В ответ на настойчивые просьбы корреспондентов рассказать о ходе следствия, отговорились, что дело взято на контроль в Москве и близится к завершению.

"Ну, ну, - ухмыльнулся ОН, -завершайте!"

ОН переключился на хозяйку. Настя, ловко орудуя ножом, разрезала пирог и приступила к дележке куска торта, тоже, очевидно, оставшегося от девишника.

Настя болтала о трудных нынешних временах, о ценах, о том, что хорошо бы архивным работникам повысить зарплату.

ОН попытался унять возбуждение, все сильнее охватывающее ЕГО. "...Не сейчас, не здесь. Слишком много планов предстоит осуществить. Этот говнюк чиновник видел меня с ней. Придется снова все менять. Лучше подождать. Тем более что скоро Десятый день".

Настя продолжала болтать. ОН понял, что нужно либо уходить, либо поддержать беседу. Треп был глупый, и ОН решил уйти. ЕМУ надо домой. Необходимо успокоиться, еще раз все продумать.

Перед тем как проститься, ОН шутливо спросил:

- А не проехаться ли нам с вами как-нибудь за город? Погода стоит отличная. Золотая осень. Может, и грибов насобираем!

- Собирать грибы я не большая охотница. Они мне не даются, - она засмеялась. - А за городом я очень давно не была. Кстати, я, между прочим, владею недвижимостью и даже кусочком земли. Во как!

- Замечательно. И где же ваша недвижимость находится?

- В Васкелове. Там жили мои дед с бабкой. Но старики хворые, старенькие, ухаживать за всем добром стало некому. Верхний этаж дома практически развалился, но в нижнем еще можно жить. И банька стоит. Я в ней комнатку оборудовала. Для себя. А в доме летом старики живут, дочку мою берут с собой на лето.

- А у вас и дочь есть?

- Да, не такая уж я и молодая. Наташке уже одиннадцать.

- А зимой дочка где?

- Зимой по очереди. Месяц у деда с бабкой, месяц-два у меня. Благо, живем мы недалеко друг от друга, поэтому в школу примерно одинаково ходить.

- Рискую быть нахальным, но мне бы хотелось как-нибудь и с дочкой познакомиться и особенно в вашу загородную резиденцию съездить. Давно за городом не был. Лето прошло, можно сказать, а я ни разу ни в лесу не был, ни в озере не искупался.

- Договорились, так и быть, я вас приглашаю... Только без ночевки, добавила не без лукавства. - Там и белья нет и одеял, а ночи сейчас уже холодные.

- Согласен на все условия!

Перед уходом ОН церемонно приложился к ее руке, еще больше разжигая себя.

А Настя неожиданно приподнялась на цыпочки и чмокнула ЕГО в губы.

Это потрясло Н. Б. Еще никогда живые губы не прикасались к НЕМУ.

- До встречи, - сказал ОН и поспешно вышел.

* * *

После ЕГО ухода Настя убрала со стола, не переставая думать о необычном госте. Что Н. Б. необычный человек, она поняла сразу. У нее были мужчины, в некоторых она влюблялась, но, как правило, в постель к ней лезли спьяну, уверенные, что "меченая не откажет". И влюбленность быстро уходила, уступая место обиде и унижению. Так после одного. увлечения появилась на свет Наташа.

С Н. Б. иначе. ОН был молчалив и как будто застенчив. "Даже не попытался поцеловать в ответ на мой поцелуй, - вспомнила девушка. И улыбнулась. - А ведь я была бы не против. В НЕМ чувствуется сила!"

Как здорово, если найдется человек, который станет думать не только о себе, о своем плотском, но и о ней. О ее мечтах и желаниях. К тому же ее мечты так просты! Чтобы рядом был мужчина, который искренне станет ласкать, любить по-настоящему, доставляя наслаждение не только себе, но прежде всего любимой женщине...

Они договорились поехать в Васкелово в субботу. А в пятницу вечером ОН убил Новикова. Убил без всяких изысков. Просто ножом, правда, не отказал себе в удовольствии и покромсал тело основательно. Однако то же самое мог вполне сделать какой-нибудь бомж, алкаш или наркоман, а то и просто подростки, обидевшись на дядю, который не дал закурить. Это как каприз гурмана: иногда после всяческих изысков хочется воблы, квашеной капусты или черного хлеба с солью.

Новикова нужно было уничтожить во избежание лишних хлопот. После Десятого дня, когда найдут Настю, наверняка начнут опрашивать сослуживцев, а Новикова в первую очередь.

Он ничуть не боялся, что могут заподозрить ЕГО. Уйти от ментов, которых ОН глубоко презирал, не составляло труда. Но не хотелось привлекать к себе внимание.

Пришлось бы после Десятого дня исчезать с работы, менять квартиру. А это было пока ни к чему. Лучше некоторое время еще побыть в тени.

Утром в субботу, даже если Новикова ночью нашли, Настя о его смерти еще узнать не могла. Вот они и уедут спокойно на лоно природы.

- Подождите меня здесь, - сказала Настя, когда они оказались во дворе перед большим ветхим домом.

Она ушла в дом, а ОН огляделся. Дом стоял на отшибе. Ближайшие дачи виднелись метрах в трехста. Слева поблескивало озеро, едва угадывавшееся сквозь ветви деревьев и кусты. Где-то там была банька. Место неплохое.

Завтра Десятый день. Но Превращение в Неведомого уже начиналось. ОН чувствовал, как непроизвольно время от времени сокращались ЕГО мышцы, как в голове иногда появляется легкий звон колокольчиков. Предстояло еще найти место для Жертвенника и обустроить его.

На крыльце появилась Настя, помахала ему.

- Неужели вы вздумали наводить там порядок? - упрекнул ОН.

- Там невозможно навести порядок, - засмеялась девушка. - Я только сняла чехлы с двух кресел и немного вытерла пыль. Пошли.

Она взяла ЕГО за руку, отчего ОН непроизвольно вздрогнул, и ввела в большую комнату.

- О! У вас здесь просто хоромы. Старинные барские покои.

- Да. И если не обвалится потолок, пока мы будем завтракать, то будет совсем хорошо.

Н. Б. прошел к столу выложил на него пакеты и свертки.

- Вот эти два кресла единственные, в которых можно сидеть, так что устраивайтесь!

Они придвинули кресла к столу и сели. Настя щебетала, разворачивая пакеты и раскладывая продукты. Из одного пакета, принесенного ею, она вынула бутылку вина.

- Шампанского не люблю, но сухонького, пожалуй, выпью, - сказала она.

Н. Б. не слышал ее. В НЕМ вдруг загрохотал голос Неведомого:

"ТЫ ГОТОВ? ТЫ ПОМНИШЬ, ЧТО ПОСЛЕ СЕГОДНЯШНЕГО

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ МЫ СОЛЬЕМСЯ?

ТЫ СТАНЕШЬ МНОЙ, А Я ТОБОЙ! МЫ СТАНЕМ ЕДИНЫ!"

- Вам не по себе? - Участливо спросила Настя. - Может, выпьете немного вина? Не смущайтесь! - Она по-своему истолковала оцепенение Н. Б. и еще раз подивилась, какой ОН стеснительный.

- Вина? Да, пожалуй, - очнулся ОН. - Только чуть-чуть. У меня на спиртное какая-то странная аллергия. Вот, может, от сухого ничего не будет. Да, пожалуй, полстаканчика не повредит.

Они выпили, поели. Настя раскраснелась то ли от вина, то ли ей передалось возбуждение Н. Б.

- Знаете что, - вдруг сказала Настя. - Поскольку торжественная часть закончена, давайте перейдем в мой кабинет, так я называю бывшую баньку. Там уютнее, может быть, и вам будет легче привыкнуть, - она запнулась, быстро взглянула на НЕГО и покраснела.

- Пойдемте, - охотно согласился ОН, чувствуя все большее возбуждение. Но странно, иногда ЕМУ казалось, что это возбуждение мало похоже на то, которое ОН испытывал перед Жертвоприношением.

"ТЫ ПЛОХО ГОТОВИШЬСЯ. Я ТЕБЯ НЕ ЧУВСТВУЮ.

ЖЕРТВА РЯДОМ.

ОНА ГОТОВА И ВПОЛНЕ ПРИГОДНА ДЛЯ РЕШАЮЩЕГО ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЯ!"

Банька действительно оказалась очень уютной маленькой комнаткой. Полки были отсюда вынесены. Стоял раскладной диван, .у самого окна - столик, три табуретки. На столике красовалась пишущая машинка.

Они сели на диван. Настя допила остатки вина и вдруг стала молчаливой, задумчивой. Полумрак бани скрывал почти полностью родимое пятно, лицо казалось печальным и прекрасным.

ОН сидел, вытянув ноги, и чувствовал, как какое-то непонятное оцепенение все больше охватывало ЕГО. Неведомый молчал, но ОН знал, что это молчание не предвещало ничего хорошего.

- Можно я полежу? - сказала Настя. - Меня что-то разморило. То ли оттого, что встала сегодня в пять утра, то ли от дороги. А скорее всего от вина. Все-таки я плохо переношу выпивку. Она вытянулась на диване, положила голову ему на колени. ОН вдруг почувствовал эрекцию. Это привело ЕГО в замешательство.

Никогда в жизни у него не было женщины. ОН не чувствовал к ним влечения. ОН был уверен, что до тех пор, пока не произойдет Слияния, ОН будет отвратителен для женщин. Только потом, став ослепительным в своем могуществе, можно будет заполучить любую. Но ОН не знал, захочет ли ОН. Ведь ОН привык ненавидеть их.

Вдруг с него упал парик. ОН совершенно растерялся. А Настя, приподнявшись, сказала:

- Какой ты симпатичный! Лысенький! Ты специально бреешься, чтобы носить длинные волосы? Эти длинноволосики такие дураки! А ты такой хороший! - Она обняла ЕГО, стала гладить по голове, целовала и говорила: - Ты такой стеснительный. Совсем как мальчик. Так не похож на всех этих нахальных кретинов. - Потом она положила ЕГО руку себе между колен и сказала. - Погладь мне там. Ой, как приятно! - И вдруг стала перебирать пальцами, расстегивать ему ширинку. Скоро член ЕГО был на свободе. Она гладила, теребила его, одновременно снимая с себя другой рукой трусики.

ОН оцепенел, чувствуя волнение, которого никогда не испытывал раньше, не понимая что это за волнение, откуда оно.

А Настя вдруг изогнулась, перевернулась и попросила.

- Поцелуй меня здесь.

А когда ОН поднял ее за бедра и прильнул губами к горячей влажной плоти, застонала и просила:

- Еще, ой, еще! Язычком поглубже! Вот как хорошо!

ОН был страшно возбужден и напуган и думал только о том, чтобы не вгрызться в эту ЖИВУЮ горячую плоть.

Настя снова изменила положение, сказав:

- Я тоже хочу поцеловать у тебя, - и стала ласкать ЕГО член губами и языком,

Потом она оторвалась от него, откинулась и, простонав:

- Возьми меня, хочу, хочу, чтобы ты взял меня сильно! - упала на спину, сдирая с себя платье.

На какие-то минуты ОН забыл обо всем: и о своем уродстве, и о Двойнике Нергале, перестал слышать голос Неведомого.

- Подожди, не кончай, - шептала она. - Я хочу еще.

ОН сдерживался, получал еще большее наслаждение и вдруг с изумлением подумал еще раз: "Она шепчет что-то, обнимает меня. Наверное, так они любят!"

Потом, когда они лежали рядом, она уткнулась лицом ему в грудь и тихо счастливо и удовлетворенно смеялась.

Вдруг на улице послышались шаги, и женский голос позвал:

- Настя! Ты здесь? Выйди на минутку!

- Это соседка! Господи, что им всем нужно! Лежи тихо, я мигом. - Она накинула халат и вышла.

"ПРЕДАЛА! ТЕПЕРЬ ТЫ ВИДИШЬ, ЧЕГО ОНИ ВСЕ СТОЯТ!"

ОН пытался возражать Неведомому, говорил, что Настя совсем не годится на роль жертвы. Но Нергал был неумолим.

"ПРИШЛО ВРЕМЯ ИСКАТЬ ЖЕРТВЕННИК!

СЕГОДНЯ ОНА ДОЛЖНА БЫТЬ ПРИНЕСЕНА В ЖЕРТВУ!

НЕ ЗАБЫВАЙ 0 СЛИЯНИИ!"

Вернулась Настя, снова легла к НЕМУ, снова стала ласкать и снова Нергал утих, замолчал, выжидая, когда закончатся чары женщины, неожиданно вмешавшейся в процесс их жизни, такой ясный им самим и такой непонятный окружающим.

Всю ночь ОН неистово ласкал Настю, стараясь заглушить голос Нергала, а утром, пока она спала, оделся и сбежал на станцию, чтобы Нергал не успел вновь овладеть ИМ. ОН ехал и думал, что найдет достойную замену Насте. ОН знал, кто это будет.

* * *

Ему не нужно было тратить время на Слежку за генералом Успенским. ОН знал, когда генерал приезжает на работу, когда уезжает, на какой машине, сколько у него охранников.

ОН знал, что генерал отправил семью куда-то в другой город из страха перед ним, Нергалом. Собственно, семья ЕМУ не очень-то и была нужна. ЕМУ был нужен сам генерал. Пришло время добраться до него и отомстить за оскорбления и преследования.

Кроме того, ОН надеялся, что, принеся в жертву Успенского, ОН умилостивит Нергала, и Неведомый оставит в покое Настю.

ОН знал, что по выходным генерал проводит время на даче в Горской. ОН давно уже осмотрел все окрестности дачи, знал, где легче всего перебраться через забор, где стоит вторая будка охранников, кроме первой у ворот.

Приехав из Васкелова на Финляндский, ОН пересел на другую ветку и через сорок пять минут был на месте. ОН был возбужден, но рассуждал совершенно спокойно и холодно. Сначала надо было выяснить, дома ли Успенский? ОН прошелся по улице, оценивающе присмотрелся к дому за забором. Голосов там во дворе слышно не было. Подумав, что может привлечь внимание охраны, ОН ушел из зоны видимости, прошелся дальше до Александровской, зашел в магазин, купил нехитрой снеди, спустился к озеру Разлив, здесь на травке перекусил, подремал в тени, обдумывая дальнейшие шаги. ЕГО немного раздражало, что невозможно сразу выполнить задуманное, но в воскресенье отдыхающих было много, и приходилось ждать.

Надо было бы сменить парик и бороду, потому что в светлом парике ОН, наверное, знаком охране по фотороботам. Но сделать это. можно было только в новом "логове", а время поджимало.

В голове начинали тихонечко звенеть знакомые колокольчики, нарастало возбуждение в преддверии наслаждения, которое ОН получит как творец, как эстет процесса смерти.

ГЕНЕРАЛ УСПЕНСКИЙ

Липкий, холодный страх пробрал меня до костей.

У. Шекспир

На душе у генерала было неспокойно. Ему все казалось, что выходные дни почему-то особенно тревожны, что ему нельзя уезжать из города, с работы, что именно в субботу или в воскресенье должно в очередной раз произойти нечто ужасное.

Накануне он получил телеграмму от старика отца, который почему-то вдруг надумал прилететь из Петрозаводска навестить его. Михаил Павлович Успенский был еще не так уж и стар, всего семьдесят шесть лет, и любил устраивать сюрпризы близким, неожиданно "сваливаясь на них с неба" в прямом и переносном смысле. Правда, по нынешним временам, на самолетах не очень-то покатаешься. Но старик Успенский брал билет в один конец, будучи твердо уверен, что его наверняка в любом случае отправят обратно.

Днем пришлось ехать в аэропорт. Возвращаясь в Горскую, генералу вдруг подумалось: а почему бы Выродку не выбрать сегодняшнее десятое число для того, чтобы навестить именно его? Мысль мелькнула и пропала, потому что отец отвлек в очередной раз каким-то вопросом на бытовые темы. Но в доме генерал вновь вернулся к мысли о возможном Жертвоприношении. Чем больше он думал об этом, тем больше ему казалось, что жертвой сегодня должен быть он.

Успенский вышел в садик, походил, потрепался с охраной, поинтересовался в шутку, не заглядывал ли через забор дачи какой-нибудь упырь, подошел к воротам, раздумывая, выходить на улицу или не стоит, преодолел непонятную самому себе нерешительность, вышел за калитку, постоял, оглядываясь.

Вернувшись, он застал отца за ремонтом книжных полок, левая секция которых давно уже рухнула от старости и от перегрузки, но ни он сам, ни сын никак не могли выбрать время для ремонта. Пожурив старика за неугомонность, генерал попытался было читать, но строчки почему-то расплывались, сосредоточиться не удавалось.

"Как ОН поведет себя, если вдруг надумает сегодня напасть? - вдруг подумалось генералу. - Полезет через забор? Напорется на охрану. Будет ждать темноты, чтобы проникнуть в дом? Допустим. А если проникнет и застанет нас врасплох, станет ли убивать всех или удовольствуется только мной?" Разозлившись на самого себя, на панические мысли, генерал вдруг подумал: "А не пойти ли на рыбалку на озеро? А что? Доеду до Разлива, зайду к старику Шушпанову. V него всегда лодка наготове, возьмем удочки и на всю ночь умотаю. Там-то уж отвлекусь от всех этих выродков!"

Мысль было очень соблазнительной, и генерал стал собираться. Вытащил из кладовки болотные сапоги, старый уютный теплый свитер, брезентовую куртку. Охранник тоже стал было собираться, но генерал вдруг, как мальчишка, расхрабрился и сказал, что в таком наряде его никто не узнает. Михаил Павлович огорчился и даже обиделся, что сын покидает его в первый же день приезда. Но генерала осенила блестящая идея. Он позвонил однополчанину отца в Лисий Нос, сообщил, что приехал отец и приглашает на посиделки. Тот обрадовался, они долго беседовали по телефону и договорились, что однополчанин - Иван Никифорович Демьянов - возьмет с собой для компании еще одного своего приятеля-фронтовика. Успенский тут же снарядил за ними машину, и через сорок минут старые солдаты, нарядившись по такому торжественному случаю в форму, при орденах прибыли на генеральскую дачу.

Успенский тем временем уже был готов к рыбалке. Но первую рюмку, как он не отнекивался, со стариками выпить пришлось. Сидя за столом, генерал думал о том, что все устроилось удачно, как вдруг ему показалось, что в окне мелькнуло чье-то лицо. В груди похолодело, но он тут же отбросил опасения. Во двор так просто не проникнешь! Тем не менее он попросил одного из охранников выйти посмотреть, что там поделывают его товарищи.

Охранник, увалень по внешнему виду, которого генерал знал как великолепного бойца, стремительность и сила которого никак не соответствовали внешнему виду, не спеша вышел. Фронтовики после первой рюмки разгорячились, пошли воспоминания.

Между тем охранник не возвращался. Вдруг во дворе послышались крики, раздались выстрелы.

Фронтовики вскочили. Генерал растерялся. Он знал, что ЕГО, если ОН решил напасть, вряд ли что-нибудь остановит. Поэтому выходить во двор он не решился и знаком остановил гостей.

- Стоять! Охрана разберется. - Сам же он достал из тумбы свой ПМ, встал лицом к двери и стал ждать.

Заварушка во дворе продолжалась недолго. Появился Андрей, тот самый увалень, и сказал, что ребятам показалось, будто кто-то шастает по кустам. Они окликнули, никто не ответил, тогда бойцы, помня инструкции генерала, пару раз для острастки выстрелили. В кустах и вообще в саду никого не оказалось, так что тревога ложная. Фронтовики враз загомонили, стали подшучивать над бдительностью нынешних начальников и снова уселись за стол.

Но генерал знал, что заварушка была не просто так.

Он кожей чувствовал, что Нергал рядом, что ОН уже в доме. Кляня себя на чем свет стоит за затею со встречей фронтовиков, Успенский лихорадочно решал, что делать дальше. Главное, ОН непредсказуем. Может выскочить прямо сейчас и наброситься на всех. Правда, рискует нарваться на пулю, но это ЕГО не остановит. Может быть, ОН затаился где-то здесь и сейчас выжидает.

Вдруг, казалось, спасительная идея пришла генералу ему в голову.

Рядом с гостиной была маленькая комнатка, приспособленная под кладовку. Мальчишки многочисленных родственников, приезжавших отдыхать в Горскую, давно приспособили ее под свой штаб и проделали в задней стене дыру, отодвинув доски. После отъезда гостей дыру заколачивали, на зиму обивали войлоком, но летом все повторялось.

Пока, правда, ничего ужасного не происходило, но Успенский чувствовал общее напряжение. Гости тоже попритихли, стали почему-то шепотом спрашивать, кто может позариться на генеральскую дачу да еще в присутствии многочисленной охраны и гостей.

Генерал как мог успокаивал гостей, отшучивался, но приказал Андрею собрать всю охрану в доме и осмотреть каждую комнату, каждый закуток.

В этот момент погас свет.

"Началось", - подумал генерал, и тут же где-то раздался сдавленный крик, кто-то страшно закричал, кто-то выстрелил. Дверь была далеко, не успеть! ОН наверняка контролирует выход!

Генерал коротко приказал:

- А ну, мужики, за мной! - И бросился в темноте к комнате-кладовке.

Они уже были около нее, когда кто-то с ревом набросился на одного из убегавших, снова раздался страшный крик умирающего человека. Генерал лихорадочно отдирал доски от стены, чувствуя, что его отделяет от этого страшного человека буквально несколько десятков сантиметров. Обезумев от ужаса, слыша за собой стоны и хрипы, он вывалился из дыры в сад и бросился бежать, петляя как заяц, пытаясь уйти от неминуемой страшной смерти. Рядом с ним бежал еще кто-то. Генерал надеялся, что это отец.

Потом у него мелькнула мысль, что убежать не удастся, потому что преследователь слышит, а возможно, и видит их.

В этот момент он ударился о корпус машины, стал лихорадочно искать дверцу, открыл ее, кто-то, оттолкнув его, тоже залез в машину. Успенский захлебнулся от ярости, перебросил пассажира назад через сиденье, нажал на газ, выжал сцепление и рванул с места. Бронированная машина выбила ворота, вылетела на улицу.

Генерал успел увидеть, что за ними еще кто-то бежит, отчаянно размахивая руками, потом другая фигура настигла первую, снова предсмертный крик смешался с рычанием зверя, и эти несколько секунд, очевидно, спасли генералу жизнь. Он вывернул на шоссе домчался до Тарховки, по дороге едва не сбив нескольких прохожих, увидел переезд, который вел на Выборгское шоссе, одновременно услышал звонки, означающие приближение поезда.

Но остановиться он был не в состоянии. Слишком .ужасно было то, что оставалось позади. Тем более что и ОН мог захватить какую-нибудь машину, и тогда спасения просто не было. Успенский отчаянно нажал на газ, перелетел через переезд, тут же услышав за спиной свисток электрички и грохот колес. Он хотел повернуть к городу, но потом вдруг подумал, что ОН может выскочить на шоссе у Горской наперерез им.

Генерал на полной скорости доехал до Сестрорецка, остановился у отдела милиции. Из машины за ним вылез совершенно ошалевший ветеран, приехавший в гости к отцу.

Успенский, всю дорогу надеявшийся, что везет отца, не выдержал. Слезы вдруг сами покатились у него по щекам. Окружившие их менты никак не могли взять в толк, отчего плачет нарушитель, одетый в болотные сапоги и куртку, явно угнавший правительственную машину и, пренебрегая всеми правилами, на скорости около ста пятидесяти километров, не остановившись ни у одного поста ГАИ, прибывший со стариком в форме и при орденах прямо к отделению. Войдя в дежурку, генерал севшим голосом назвал себя, приказал срочно связаться с отрядом ОМОН и выслать бойцов на дачу в Горскую.

Дежурный позвонил в город. Успенский, проклиная бдительность милиции, вновь назвал себя, коротко сказал:

- Нападение на дачу. Там сейчас Выродок, - после чего снова отдал трубку дежурному.

Тот выслушал, отдал какие-то приказания. Генерал уже не слышал его. Ему жутко было подумать, какую картину он застанет в Горской. Одновременно ему вдруг стало нестерпимо стыдно, что он оставил на растерзание Выродку родного отца. Хотя он и понимал, что в той обстановке сделать ничего не мог, голосок внутри предательски шептал: "Ты должен был подставиться и умереть. Это за тобой, а не за стариком приходил ОН. А ты мало того, что не попытался спасти отца, но и заранее хотел бросить его, уйти на рыбалку, оставить отца наедине с Выродком".

"Неправда, - пытался он возражать самому себе. - Я думал, если уйду, Выродок не станет никого убивать. Ведь ЕМУ был нужен я. Если бы я успел уйти, все бы обошлось!"

Успенский знал, что отчаянно врет самому себе. Что его привела в животный ужас предполагаемая встреча с Выродком и спасал он прежде всего себя. От этих терзаний генералу стало совсем худо. Дежурный предложил ему валидол, Успенский равнодушно взял, посидел, глядя в пустоту, и наконец сказал:

- Надо ехать.

В Горской к нему подошел капитан, возглавлявший опергруппу, сказал:

- Товарищ генерал, может, вам лучше не входить? Там такое!

- Я знаю, - ответил Успенский и добавил: - Я должен войти.

Капитан молча пропустил его, сочувственно посмотрев вслед.

Два охранника, очевидно, были убиты мгновенно. Они лежали рядом. У одного был буквально размозжен череп, как будто по голове ударили кувалдой. Второй был переломлен пополам. Третьего ОН настиг на пороге комнаты. Этот, видно, еще успел выстрелить. У него были оторваны обе руки, свернутая голова свисала набок, как у тряпичной куклы. Четвертого ОН немного не достал и, очевидно, в прыжке ударил ногой в спину. У бойца был сломан хребет. От страшного толчка он пролетел через всю комнатку на верхнем этаже и, сломав перила, вывалился в сад. Он был еще жив и все повторял:

- Я попал в него. Честное слово! Я попал!

Конечно, точно установить, действительно ли Выродок ранен было невозможно. Оставалось надеяться.

Самое страшное зрелище ждало генерала внизу.

Его отец был прибит гвоздями к стене дома. Причем гвозди торчали не только из рук и ног. Огромный гвоздь был вбит прямо в лоб Михаилу Павловичу. Так что череп раскололся, и по лицу растеклись кровь и мозг. Одежда со старика была снята, половые органы отрезаны и вставлены в рот второй жертве, распростертой на столе, с которого смахнули бутылки и трапезу. Друг Михаила Павловича тоже был прибит к столу и перед смертью зверски изнасилован. На месте ануса зияла кровавая дыра. На груди у всех жертв были сделаны змеевидные разрезы.

К столу рядом с трупом была ножом прибита записка.

Ее подали Успенскому. "Я ошибся! Ты не был следующим! Но ты не уйдешь от Нергала. Это будет последняя жертва перед Слиянием".

Приехали сразу две "скорые". Из больницы и оперативная. Успенский, у которого внезапно страшно заболела грудь, молча лежал на диване. Врачи "скорой", сделав экспресс-кардиограмму, настаивали на госпитализации, подозревая инфаркт. Генерал пытался сопротивляться, но боль стала невыносимой, дышать стало нечем. Его уложили на носилки и увезли.

НЕРГАЛ

Человек не только не прочь закрыть глаза на двойственность другого, но еще и делает яростную и неестественную попытку идентификации: "Дай я понесу бремя твоего прекрасного недостатка!"

Генри Миллер. -"Sexus"

ОН лежал в своей квартире, купленной на деньги, взятые из сейфа того бандита, которого ОН не успел убить, поскольку это сделали за НЕГО другие, но тело которого упорядочил в соответствии с требованиями эстетики смерти Нергала.

ОН никогда не брал денег у жертв, но в этот раз люди, преследователи вынудили ЕГО ограбить жертву. Они осквернили ЕГО святилище, изгнали ЕГО из обжитого места, и деньги нужны были для организации и благоустройства нового святилища. Денег оказалось много, и ОН истратил часть из них на покупку квартиры. Благо, сейчас никому .не было дела до того, кто именно покупает жилье и на чье имя оно оформляется.

ОН был ранен. Один из охранников все-таки успел попасть в НЕГО. Кое-как ОН перевязал раны. Их было две. Одна пуля попала в правую сторону груди, и ОН не знал, осталась она в нем или прошла навылет. Вторая слегка поцарапала руку. Кровь продолжала сочиться сквозь повязку, ЕГО лихорадило, боль пульсировала в теле, горячими волнами накатывая на голову. Ему все время хотелось пить. Графин с водой пустел быстро, вставать и ходить за водой в кухню было тяжело. Кружилась голова, временами подступала тошнота..

Однажды ОН вдруг на несколько минут потерял сознание, а когда очнулся, ЕМУ вдруг стало страшно.

Страх ОН испытывал только в детстве. Но то были обычные младенческие страхи наказания, унижения, побоев. Сейчас страх был другим. Это был внезапный приступ страха смерти. Такого с НИМ не бывало уже двадцать лет, с тех пор как в нем поселился Двойник, Неведомый людям бог Нергал.

Нергал вселял в НЕГО уверенность в собственном могуществе, избавлял от слабостей и страхов.

Откуда же сейчас взялось вдруг это чувство? Очередной жертвенный день прошел, отчасти ОН удовлетворил требования Нергала. В таких случаях ОН чувствовал себя спокойным и умиротворенным. ОН мог даже ходить на службу и выполнять какие-то формальные обязанности, которые считал презренными, но до поры до времени необходимыми.

Сейчас ОН не чувствовал ничего, кроме боли и запаха собственной крови. Это угнетало ЕГО. Временами ЕМУ казалось, что ОН чего-то не додумал, что-то упустил, и в такие минуты вдруг странное чувство, которому ОН не знал названия, охватывало ЕГО. Обычный человек назвал бы это чувство "одиночеством", но Н. Б. не был знаком с этим словом.

ОН позвонил на работу и сказал, что заболел. Положив трубку, ОН вдруг понял, что набрал вовсе не тот номер. То есть номер был действительно служебный, но набрать ЕМУ хотелось другой, тот, по которому Н.Б, мог услышать голос Насти. ОН снова пришел в замешательство. Уехав от Насти, ОН решил не напоминать о ней больше Нергалу, чтобы не вводить в искушение Неведомого. ОН решил, что Настя ушла в прошлое и не вернется. Но сейчас, когда столько незнакомых ранее чувств вдруг напомнили ему о людях, для которых эти чувства обычны и привычны, он решил, что воспоминания о Насте безопасны для нее, потому что до следующего Жертвоприношения еще целый месяц. А за это время ОН выздоровеет. Вспомнив о девушке, ОН уже не мог отделаться от мысли, что можно позвонить ей и она скорее всего приедет.

ОН позвонил, сказал, что болен, и она действительно приехала. Увидев Н. Б. перевязанного, бледного, так непохожего на того мужественного, сильного человека, которого она знала всего несколько дней тому назад,

Настя заохала, в ней немедленно проснулся материнский инстинкт.

- Почему ты перевязанный, кто тебя ранил? На тебя напали?

Это наивное "На тебя напали?" вызвало у НЕГО улыбку.

- Да, - подтвердил ОН, - ночью шел домой, думал справлюсь, но у них был пистолет... И вот...

- Надо заявить в органы! До чего мы дошли? А врача ты вызвал?

- Не надо никуда заявлять, - твердо сказал ОН. - Это бесполезно, ты знаешь отлично. И врача не надо вызывать по той же причине. Врач сообщит в милицию, начнутся пустые разговоры, расспросы. Я поэтому и позвонил тебе. Ты поухаживаешь за мной, и все будет в порядке. У меня сильный организм. Два-три дня, и все пройдет.

Настя развила бурную деятельность. Сходила в аптеку, принесла антибиотики, промыла рану, смазала какой-то мазью, сделала инъекцию левомицетина. Против инъекции ОН протестовал бурно, но бесполезно. Даже ОН, Выродок, Нергал, оказался бессильным перед заботой влюбленной женщины.

Девушка сварила бульон из цыпленка, потому что знала из книг и из опыта своего детства, что больному нужна легкая пища. ОН поел и уснул. Парика на нем не было, но бороду и усы ОН не снял.

Она смотрела на него спящего и думала о том, что может же существовать в жизни такой парадокс: безобразен до прекрасного.

Конечно, внешность Н. Б. не могла вызвать восхищения. Напротив, возможно, он был даже уродлив: непомерно большой череп с огромными выступающими шишками, асимметричное лицо и, самое главное, отсутствие ушей придавали Н. Б. отталкивающий вид. Но разве в этом было дело? Мало ли как может распорядиться мать-природа? Настя даже встала, поискала зеркало в квартире, чтобы удостовериться, что и она далеко не красавица. Люди, с которыми она разговаривала, часто отводили взгляд от ее родимого пятна. Недаром в школе ее стали дразнить Квазимодой, после того как учитель литературы, раздобыв где-то старенькую ленту, показал им фильм "Собор Парижской Богоматери". Но зеркала в квартире не было.

Н. Б. спал очень недолго, а, проснувшись, беспокойно вскочил на кровати, напрягся, будто ожидал нападения. Она приласкала ЕГО, успокоила, и ОН вдруг, несмотря на боль, почувствовал желание овладеть ею. Она не очень сопротивлялась, только все повторяла:

"Тебе будет хуже, осторожнее, ты потерял много крови", но потом забылась и ушла в НЕГО с такой пылкостью, что ОН забыл на какое-то время и о ранах, и о своих новых .недавно впервые испытанных чувствах.

ОН стал быстро поправляться, и Настя, взявшая отпуск за свой счет, практически не отходила от НЕГО. Изредка она уезжала навестить дочь, а однажды даже привезла Наташу познакомиться с дядей Нестором. По этому случаю ОН надел парик, чтобы не напугать девочку. Правда, некоторое раздражение при этом испытал. Нергал шепнул ему, напомнил, что он все еще не может показаться людям в истинном обличье. А чтобы показаться, нужно Слияние. Но это прошло довольно быстро.

Почувствовав, что прежняя сила возвращается, ОН стал все более требователен в ласках с Настей и иногда даже пугал ее некоторой жестокостью.

Почти целых три недели они жили вместе, и это ЕМУ казалось невероятно долго. Не то чтобы ОН тяготился присутствием Насти, но ощущение несвободы стало угнетать. Да и Нергал все чаще давал знать о себе.

ЖУРНАЛИСТ И ПОДПОЛКОВНИК ТИМОХИН

После трагедии в Горской Любомудров потерял покой окончательно. Он съездил в больницу к генералу, где врачи успокоили его, сказав, что жизнь Успенского вне опасности, но пробудет он в больнице довольно долго. После больницы, журналист поехал к Тимохину и долго расспрашивал его, насколько надежна охрана в больнице и нет ли опасности для генерала, потому что ОН, по суеверной убежденности Любомудрова, может проникнуть куда угодно. Но генерал лежал в отдельном крыле, где "отдыхали" самые ответственные товарищи и куда вход посторонним был строго-настрого запрещен.

Тимохин приказал оповестить все больницы и поликлиники на случай обращения кого-либо с огнестрельными ранениями.

Обращения были, но, естественно, не те. В основном невинные граждане, жертвы грабежей и хулиганства, реже жертвы бандитских разборок.

Журналист предложил опубликовать в газетах все предполагаемые фотороботы Выродка, включая ЕГО фотографию двадцатилетней давности, когда ОН еще был в интернате.

Граждан, видевших Выродка, как всегда, оказалось необычайно много. Но разговоры с опознавшими практически все оказались бесполезными.

Лишь один человек опознал Выродка с уверенностью и ужасом, но не пришел и не заявил об этом.

Любомудров не оставлял своей идеи подловить Выродка на изверге враче. Но того и след простыл. К тому же органы, перегруженные текучкой, всячески увиливали от поисков доктора. Аргументы у них были железные.

Доктор отсидел за свои преступления, а то, что он помог бежать Гаврилову и навел на него наркоманов, не доказуемо до тех пор, пока не обнаружится сообщник в психбольнице, где содержался больной, да и вообще помощь в организации побега не такое уж преступление, чтобы мобилизовать на поиски доктора весь аппарат.

Тогда Любомудров решил действовать в одиночку.

Он навестил Успенского, вкратце объяснил ему свой план.

Генерал позвонил в Управление и приказал выписать Любомудрову командировку как временно задействованному по делу "Выродок" с выплатой всех причитающихся денег.

Через день Любомудров уже сидел в кабинете начальника Иркутского УГРО Севастьянова Алексея Александровича.

Надо прямо сказать, что и здесь его приезду мало обрадовались. Дел у самих было выше головы. Но адрес бывшей жены Голованова дали.

Вера Сергеевна Чистовская, так она значилась в новом браке, работала в районном управлении торговли бухгалтером. О первом муже вспоминала неохотно.

- Вышла, потому что жалко стало! По профессии врач, сидел ни за что, оклеветанный. Вышел - ни кола ни двора. Да и мне надоело в девках ходить. Как-никак уже тридцать один исполнился. Жили неплохо, только как-то скучно...

- Как скучно? Он что, не выводил вас "в свет", не ходили вы никуда? Или как человек он был скучный?

- Да нет, не в этом дело, - смутилась вдруг Вера Сергеевна, потом вдруг решилась: - Он был фактически импотентом. А когда я пыталась приласкаться, он злился, говорил, что мы уже оба старые и незачем предаваться разврату... Он так и говорил - "разврату", - с обидой в голосе повторила она. - Мы за все время замужества только и были вместе раза два, три, да и то скорее всего потому, что он пьяный был и я его соблазнила. - Вера Сергеевна покраснела.

- Вы назвали его доктором. Вера Сергеевна, а он работал врачом после освобождения?

- Некоторое время трудился разнорабочим; потом устроился то ли по блату, то ли за взятку в детскую поликлинику, принимал подростков с неврозами.

- Но ведь он был лишен права врачебной практики?

- Официально да, но... не знаю, - она вдруг стала нервничать. - Видно, помог кто-нибудь восстановить диплом.

Журналист-вздохнул. Уж больно не хотелось ему ворошить прошлое этой женщины, но он все-таки сказал:

- Не хочу вас винить, Вера Сергеевна, но ведь, наверное, это вы и помогли ему.

Она помолчала, потом с вызовом сказала;

- Ну да, я и помогла. Я тогда в исполкоме работала. Ко мне в любовники большой чин набивался. Я и поставила ему условие: сделаешь, будь по твоему. Может, я и разведусь даже. Он похлопотал и скоро выполнил обещание. Только любовницей его я так и не стала. Ну... пару раз было... Потом он мне так надоел, что я его шуганула. А у моего бывшего мужа вскоре начались неприятности на работе. Какая-то истеричная мамаша обвинила его, что он приставал с непристойностями к ее сыну, требовал раздеться догола, якобы, чтобы проверить рефлексы, и начал его ощупывать. Скандал удалось замять, но после этого случая он стал еще больше чуждаться меня, говорил, что я будто бы поверила его врагам и не поддержала в трудную минуту. Чушь все это. И в то, что приставал, я могу даже поверить, потому что уж больно равнодушен ко мне был. Да и к другим женщинам, судя по всему, тоже.

- Простите за назойливость, а как же вы развелись?

- Обычно. Я подала на развод, он согласился. И все. Правда, я его еще от одной неприятности спасла, о чем сейчас жалею. Когда у нас уже документы были поданы на развод, он в городском парке избил подростка, потом, якобы в наказание, раздел его и оставил голого, а одежду с собой унес, потом выбросил.

- И как же он объяснил свой поступок?

- Говорит, шел через парк, мальчишки стали приставать, угрожали. Он их раскидал, а одного поймал и наказал. Вообще-то похоже на правду. Подростки иногда бывают очень опасны, но никому бы в голову не пришло раздевать парня. Хотели привлечь его, да я опять заступилась, поговорила со своим "высоким покровителем", дело прекратили. А после этого он уехал из города.

- Вера Сергеевна, мне неприятно об этом спрашивать, да и вряд ли вы можете об этом знать, но в те времена не было у вас в городе случаев насилия над подростками?

- Ходили слухи, что маньяк объявился. Двух мальчиков нашли изнасилованными и убитыми... Вы думаете, это он? - с ужасом спросила она. - Нет, не может быть! Мы в то время были женаты...

- Всякое бывает. Простите, что побеспокоил вас. До свидания.

После визита к Чистовской, журналист снова пошел в УГРО. Его отправили в прокуратуру, где подтвердили, что в 1979-1980 годах были случаи убийств подростков с изнасилованием. Дело вел следователь Шевелев, который привлек в качестве подозреваемого некоего Шейкина, отсидевшего срок за изнасилование малолетнего В. Подозреваемый был бомжем, не работал. Вину свою отрицал, но под тяжестью улик признался в содеянном и был расстрелян.

Потом журналист отправился в поликлинику, где когда-то работал Голованов-Горелов. Там уже персонал почти весь сменился, но Любомудрову все-таки назвали врача, который работал в то время и должен был знать Голованова.

Доктор Соколов действительно помнил коллегу, но отзывался о нем с прохладцей, говорил, что, несмотря на довольно высокий профессионализм, Голованов был человеком неприятным, молчуном, хамом. К коллегам врачам относился свысока.

- А могли ли быть у него какие-нибудь отклонения в сексуальном плане? спросил Любомудров.

- Этого я лично, - подчеркнул доктор, - никак знать не могу. - Ходили, правда, сплетни, что в лагере Голованов стал голубым, но насколько это правда... не знаю.

- А он не говорил, куда собирается поехать?

- Говорил, что надоело нищенствовать и он хочет поехать на стройку за длинным рублем. А вот на какую?.. Минутку, я же его встретил перед отъездом. Шел на вокзал, сказал, что едет в Красноярск. Вот! - Соколов был явно доволен своей памятью.

В Красноярске никто ни Голованова, ни Горелова вспомнить не мог, но в угрозыске подтвердили догадку Любомудрова. Действительно, с 1981 по 1985 год в городе был совершен ряд преступлений на сексуальной почве, из них несколько "по почерку" похожих на совершенные в Иркутске. В 1981 году осенью был жестоко избит, изнасилован, а затем задушен одиннадцатилетний К. В 1982 году подобных преступлений было совершено три. Затем был арестован и осужден гражданин Л., который сознался в одном из трех убийств. Остальные остались нераскрытыми, хотя формально и эти преступления повесили на П., тем более что после его ареста убийств подростков не было в городе более года. Однако в 1984-м последовала серия однотипных преступлений. Исчезли пятеро мальчиков от десяти до тринадцати лет. Тела их впоследствии были найдены в разных районах города, в основном в подвалах. Все были изнасилованы, причем насилие сопровождалось жестокими побоями, затем либо зарезаны, либо задушены. В этих случаях преступника обнаружить не удалось. В конце ноября 1985 года был обнаружен еще один труп подростка четырнадцати лет. После этого преступления прекратились, дело повисло.

Любомудров направился в Москву, имея при себе официальные копии протоколов всех названных ему преступлений.

На этот раз на Петровке его встретили гораздо более любезно. Оказывается, на МУРе тоже уже на протяжении нескольких лет висели подобные серии убийств подростков. Часть из них была раскрыта, и после судебно-медицинской экспертизы в институте Сербского преступники были осуждены. Но несколько преступлений, среди которых было восемь изнасилований и убийств, оставались висеть на следователе, причем никто из осужденных ранее вину за эти убийства на себя брать не хотел.

Поэтому следователь Пьяных Анатолий Федорович ухватился за версию Голованова-Горелова всерьез. Стал ее раскручивать и выяснил, в частности, что в психбольнице № 2, откуда совершил побег Гаврилов, у доктора Горелова было несколько добрых знакомых, среди них санитар Рощин Александр Григорьевич, известный тем, что чуть ли не открыто проповедовал среди медперсонала преимущества гомосексуальных связей перед обычной половой жизнью, и его закадычный друг, молодой врач-терапевт, год тому назад поступивший на работу в больницу сразу после окончания института.

Вызванные на допрос, оба они сначала упорно отрицали свое участие в побеге Гаврилова, пока наконец Пьяных не пригрозил им предъявить обвинение в соучастии в убийстве бежавшего больного.

Тогда Рощин сказал, что доктор Горелов действительно уговорил его помочь бежать больному, потому что, по словам Германа Борисовича, Гаврилов когда-то добровольно сошелся с доктором, но потом, совершив ряд преступлений, стал шантажировать Горелова, угрожая его объявить соучастником этих преступлений. Горелов долго не поддавался на шантаж, но когда приехал журналист из Питера, решил, что Гаврилов его заложит. Доктор Свяцкий, который тоже очень ценил и "уважал" Германа Борисовича, согласился, что опасность действительно высока. Он стал давать больному сильнодействующие психотропные препараты, а потом они вдвоем, переодев Гаврилова в "штатское", вывезли его на машине за пределы больницы. Там их встретил Герман Борисович и пообещал спровадить Гаврилова в какой-нибудь загородный психоневрологический интернат для хроников. Больше они об этом ничего не знают.

- А куда же делся сам Герман Борисович? - спросил Пьяных.

- Точно не знаю, - ответил Рощин, - но я ему дал три адреса моих друзей в Петербурге, которые хорошо знают, каково приходится людям, которых, несмотря на свободу проявления чувств и сексуальных пристрастий, начинают преследовать власти и общественность.

Так дело о докторе Голованове-Горелове оказалось в Петербургской горпрокуратуре. И Любомудров поклялся самому себе, что теперь уж он добьется того, чтобы доктора взяли и предоставили в распоряжение людей, занимающихся делом Выродка-Нергала.

НЕРГАЛ

Правда ли, что маркиз де Сад мог бы у вас поучиться?

Ф. М. Достоевский. "Бесы"

ОН сразу почувствовал перемену в ее настроении. Придя из магазина, Настя как-то жалобно-растерянно посмотрела на НЕГО и спросила:

- Как ты себя чувствуешь?

- Хорошо. А ты думаешь, за несколько минут могло стать хуже? Что случилось?

- Ничего не случилось. Просто я долго стояла в очереди и подумала, мало ли что...

- Настя, врать ты не умеешь. На улице с тобой что-то произошло. Кто-нибудь подходил к тебе с вопросами? Кто-нибудь интересовался мной? - в голосе ЕГО послышались угрожающие нотки.

- Да ну что ты! Кто мог тобой интересоваться?! Просто...

- Ну что просто? В газетах что-нибудь вычитала? Они любят наврать про нападения и переврать все.

- В газетах, - решилась Настя, - напечатали твой портрет...

ОН рассмеялся как можно натуральнее.

- Во-первых, в связи с чем пресса может интересоваться моей скромной особой? Даже если в связи с нападением на меня, то у них никак не может оказаться моего портрета.

- Нет, - снова замялась Настя, - они пишут, что человек, изображенный на портрете, - какой-то ужасный маньяк.

"ПРЕДАЛА! ОНА ТЕБЯ ПРЕДАЛА! ОНА ХОЧЕТ ТВОЕЙ ГИБЕЛИ!"

- А почему ты сразу решила, что это мой портрет? Они публикуют фотороботы. Так что похожих на эти портреты людей могут оказаться десятки, если не сотни. Потом, разве ты могла подумать про меня, что я какой-то маньяк? Настя, ну подойди ко мне! Неужели я способен на что-нибудь из того, о чем могут написать газетные писаки?

- Нет, конечно, но ты там так похож... - Настя тряхнула головой. - А, черт с ними! Я тебя так люблю, что если бы ты оказался маньяком, я бы, наверное, пошла убивать вместе с тобой. - Она подошла, прижалась к НЕМУ.

"НЕ ВЕРЬ ЕЙ! ОНА ЗАМАНИВАЕТ В ЛОВУШКУ!

ТЫ ХИТРЕЕ И УМНЕЕ! ОБМАНИ И УБЕЙ!"

- Знаешь что, - как можно мягче сказал ОН. - Я уже совсем чувствую себя здоровым. Давай погуляем, посидим где-нибудь, мороженого поедим. Давай?

- Давай, - восторженно отозвалась она, подумав при этом, что в газетах действительно могли напечатать просто похожий фоторобот. Тем более что Н. Б. ведь лысый. А раз не боится выходить на улицу, значит... значит, это не ОН, окончательно решила она и стала собираться, потом спохватилась:

- А ты нормально себя чувствуешь. Голова не кружится?

- Все абсолютно нормально. Я здоров, как бык. У меня организм любую хворь вмиг перебарывает.

- Ну, положим, не так уж и вмиг. Почти три недели отлежал.

- А теперь все в порядке. - ОН действительно чувствовал себя совершенно здоровым, как будто опасность завершила процесс выздоровления окончательно.

Они прошлись по улице, зашли поели мороженого, потом ОН купил ей большой букет роз, и Настя, окончательно размякнув, сказала:

- Теперь тебе хорошо бы побыть на свежем воздухе, молочка попить, окончательно окрепнуть.

- Да я и так благодаря тебе отъелся и стал толстым, как боров. Но вообще-то в Васкелово хорошо бы съездить... Да только...

- Что только? - испугалась она.

- Да мы с тобой о работе совсем забыли. Я-то ладно. Уволюсь - и дело с концом. А. тебе как быть?

- А ты пока не уволился, значит, мой начальник. Значит, можешь разрешить мне еще отпуск взять! Здорово я придумала?

- Здорово! Ты у меня молодец! Давай прямо завтра с утра и поедем!

Они накупили продуктов. ОН старался быть с ней ласковым и внимательным, но Неведомый постоянно давал о себе знать.

"ТЫ ЗАБЫЛ О СВОЕМ ПРЕДНАЗНАЧЕНИИ!

ТЫ УБЕДИЛСЯ, ЧТО ТОЛЬКО СЛИЯНИЕ ПОМОЖЕТ ТЕБЕ СТАТЬ НЕУЯЗВИМЫМ?"

Иногда ОН пытался спорить с Нергалом, но очень робко, боясь разгневать Бога. ОН хотел предложить Нергалу другую жертву, любую, какую выберет Неведомый. ОН сам не понимал, что с НИМ происходит. С одной стороны, ОН сам создал двойника и тот, оказавшись могущественным Богом Нергалом, требовал жертв, обещая превращение ЕГО из НЕГОДНОГО УРОДЛИВОГО УБЛЮДКА в могущественное ослепительно прекрасное существо. С другой стороны, ЕГО любила обычная женщина, ласкала и ни разу не назвала даже Мертвяком. Значит, ОН мог не приносить ее в жертву. А когда, найдется последняя жертва и Превращение совершится, она будет любить ЕГО еще больше.

"ТЫ ЗАБЫЛ, ЧТО ОНА СОБИРАЕТСЯ ПРЕДАТЬ ТЕБЯ!

ОНА НЕ МОЖЕТ ЛЮБИТЬ УБЛЮДКА! ТЫ ДОЛЖЕН ПРИНЕСТИ ЕЕ В

ЖЕРТВУ, И ТОГДА ПРОИЗОЙДЕТ СЛИЯНИЕ И ПРЕВРАЩЕНИЕ!"

В поезде ОН делал вид, что дремлет. Нергал все больше овладевал ИМ. Напряжение росло. Залечивая раны и думая о Насте, ОН забыл, что подходит время, когда Луна входит в ЕГО созвездие. Созвездие Змеи. ОН забыл, что подчиняется космическому циклу. Космос, создав ЕГО таким, каков ОН есть, требовал подчинения и исполнения возложенной на НЕГО миссии. ОН вспомнил тот Великий день, когда узнал, что двойник, которого ОН создал, является именно Неведомым Богом Нергалом.

Оказалось, ОН и есть Нергал! Бог с лицом человека и телом льва, непонятный для человеческого племени Бог, который требовал в жертву того, кого считал неугодным для людей. Нергал был таким могущественным, что мог поразить все человечество, если бы только пожелал. Но ОН понял: Нергал мог существовать только в облике человека и действовать с помощью человека: Человек тоже должен быть особенным. Раз в тысячелетие появлялся человек, рожденный в день, когда Луна находилась в созвездии Змеи. У него должна быть внешность, которая соответствовала потребностям Нергала.

Постепенно ОН свыкся с присутствием в себе Бога, приказывающего ему. Тем более что Нергал обещал до полного Слияния и Превращения напоминать о себе только в определенные дни месяца. Иногда, правда, Нергал пробуждался в НЕМ и в другие дни. Тогда ОН становился в тысячу раз сильнее, умнее и могущественнее и мог сразиться сразу со многими врагами.

Сейчас ОН уже понимал, что был не прав, пытаясь спорить с Неведомым. Нергал всегда прав. Женщина готова предать ЕГО, помешать Слиянию и Превращению.

В Васкелове они почти весь день бродили по лесу. ОН пытался шутить, но в смехе ЕГО временами проскальзывали незнакомые, пугающие ее нотки.

ЕМУ все еще помимо желания Нергала было хорошо с ней, и ОН старался напомнить себе, что существо рядом с НИМ лишь жертва. Она не нужна им с Нергалом, она навязывает ИМ свою волю, свои низкие, недостойные богов желания.

Раздражение показывать пока было рано. ОН будет говорить только с Неведомым. ОНИ найдут место для Жертвенника.

Они углубились в лес в сторону, противоположную той, где стояли дачи.

- Отсюда почти до самой станции сплошной лес, - сказала Настя. - Можно идти и воображать, что живешь в непролазной чаще. И никого больше на сто верст вокруг нет.

- Однако как сюда этих паршивых дачников из-за ста верст заносит? - сказал ОН, одновременно прислушиваясь, не скажет ли что-нибудь Неведомый. Бог молчал. Очевидно, шли они верно, но места подходящего пока не было.

Наконец они вышли на поляну. Она была совсем небольшая, камней здесь не было, но ОН вдруг понял: "Здесь! Это должно произойти на этой тихой, окруженной глухой стеной леса поляне". Как бы в задумчивости, ОН обошел ее и решил, что небольшой холмик над старым, разрушенным блиндажом времен войны будет идеальным местом, а сама яма от блиндажа послужит местом для, курения фимиама.

Вернувшись в баньку, ОН лег на диван, отвернулся к стене и мгновенно заснул спокойным, глубоким, но чутким сном. Опасность ОН почувствовал бы мгновенно, как всегда. Но никакой опасности вокруг не было ни для НЕГО, ни для Неведомого. Проснулся ОН свежий, с чистой, ясной головой. Пошутив с Настей, ОН потребовал немедленного ужина, во время которого сказал:

- Сегодня будет наша ночь. Мы будем купаться нагишом, бродить по лесу и пугать благопристойных отдыхающих горожан дикими криками.

Она смеялась, придумывала новые подробности их Вальпургиевой ночи и была совершенно счастлива.

В сентябре ночи довольно холодные. Тем не менее они разделись и бросились в озеро, оглашая окрестности визгом и страшными воплями. Этот "непристойный" шум должен был сыграть ЕМУ на руку во время Жертвоприношения, когда она будет кричать уже не понарошке.

Потом, напялив на мокрые ноги домашние шлепанцы, которые она отыскала в доме, ОН заботливо укутал Настю в халат, и они пошли по лесу, время от времени имитируя крики людей первобытного племени. ОН шел нагой, и ЕМУ ничуть не было холодно. Предстоящее Перевоплощение возбуждало ЕГО, горячило тело и воображение.

Выйдя на поляну, ОН подхватил ее на руки и понес к разрушенному блиндажу. Она хохотала и болтала в воздухе ногами.

Положив ее на холм, ОН распахнул халат и сказал:

- Теперь можешь кричать по-настоящему.

Она попробовала рассмеяться, но вдруг увидела, как стало меняться ЕГО лицо, и испугалась. Глаза ЕГО расширились, вокруг рта появились глубокие складки, рот ощерился в жуткой усмешке.

Она успела подумать: "Сошел с ума! Сумасшедший!" И тут же дикая боль пронзила ее всю. ОН впился в сосок левой груди и откусил его. Она страшно закричала, и ОН, возбуждаемый криком, начал отгрызать ей груди частями, с остервенением сплевывая на землю куски плоти. Вдруг что-то остановило ЕГО. Почему-то совсем некстати вспомнилось, как она трепетала у него в руках и захотелось вновь ощутить то же чувство.

Но загремел голос Неведомого:

"ЗАКАНЧИВАЙ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ.

Я ЖДУ. ИНАЧЕ ТЫ ДОЛЖЕН БУДЕШЬ УМЕРЕТЬ САМ"..

Испугавшись и устыдившись своей минутной слабости, ОН разорвал ее горло. Кровь, залившая потоком их обнаженные тела, успокоила. ОН ввел член в разорванное горло, дальше в трахею и получил то, чего жаждал: острое блаженство оргазма пронзило ЕГО! "ВИДИШЬ? ЭТО ОСТРЕЕ, ЧЕМ С ЖИВОЙ!" ОН посидел немного, наслаждаясь полным единением с Нергалом, потом поднялся, собрал на дне ямы груду сухого валежника, вынул из кармана Насти заранее положенные спички, поджег валежник, подождал, пока огонь разгорится, и аккуратно положил тело в центр костра.

День Очищения должен на этот раз закончиться сожжением жертвенного агнца.

ОН стоял на краю жертвенного костра и слушал голос Нергала;

"МЫ С ТОБОЙ ОДНО ЦЕЛОЕ! ОТНЫНЕ ВСЕ ПОКОРЯТСЯ НАМ!"

Когда костер стал угасать, ОН легкой походкой уверенного в своей безграничной силе человека пошел к дому. Оделся, тщательно собрал свои вещи, дошел до станции и уехал в город на последней электричке.

* * *

На следующий день, когда напряжение спало, ОН чувствуя себя как бы НОВЫМ существом, подумал о том, что теперь ему никто и ничто не страшно.

Но вдруг смутное беспокойство овладело ИМ.

"ТАКОГО НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ! МЕНЯ . НИЧТО НЕ МОЖЕТ БЕСПОКОИТЬ!"

И тем не менее неясное и непонятное чувство все сильнее, охватывало ЕГО. Пытаясь разобраться, что это за чувство, ОН вдруг с изумлением понял: это называется тоской по утраченному. ОН сам, оказывается, хорошо знал это чувство, ведь и ОН был человеком, хотя одновременно ощущал себя Богом. ОН был НОВЫМ человеком, следовательно, и чувство утраты должно быть, как ему казалось, другим.

Тем не менее что-то по временам сдавливало грудь, мешало обдумывать новые планы. ОН даже подумал, а не поехать ли в Васкелово, взглянуть еще раз на место Жертвоприношения и, возможно, закопать яму, где осталась Настя. Но тут же ЕГО новое Я, подсказало ЕМУ, что такой поступок был бы в высшей степени неблагоразумным. ОН пытался побродить по улицам, чтобы еще раз убедиться, насколько мелки и суетливы люди, но и это не принесло успокоения.

Вдруг странная мысль пришла ЕМУ в голову. ОН быстро вернулся домой, собрал в чемодан самые необходимые вещи, отложил из денег, взятых у Баранова, некоторую сумму, которую посчитал достаточной, положил ее в карман, остальное запер в кейс, проверил еще раз, все ли забрал кассеты, и, подумав, что не в первый и не в последний раз прощается с жилищем, вышел с чемоданом и кейсом. Потом ОН сделал и вовсе странную и непонятную для самого себя вещь. ОН остановился, вынул папку с газетными вырезками, отошел в сторонку и, быстро полистав, нашел нужную страницу. Здесь не было ни одной газетной статьи. Но в центре аккуратно был приклеен листок плотной бумаги, на котором четким, округлым Настиным почерком был выведен адрес, где живет ее дочка с бабкой и дедом. ОН не помнил, по какому поводу была сделана эта запись. Сейчас это было неважно.

Дом ОН отыскал быстро. Ему открыла старуха, долго переспрашивая, кто это.

Наташа была дома. Она сразу узнала, что этот тот дядя, к которому они ездили с мамой. ОН попытался поговорить с ней, но это ЕМУ не удалось. Разговорчивостью ОН вообще не отличался, а беседа с ребенком и вовсе была пыткой.

Бабка усадила ЕГО за стол, предупредив, что Насти нет здесь, что она в отпуске и куда-то уехала. Потом испытующе посмотрела на НЕГО и сказала:

- А вроде вы вместе собирались ехать. Так мне Настя говорила.

ОН ответил, что да, мол, поехали вместе, но ЕМУ пришлось раньше вернуться на работу.

Старуха поставила перед НИМ стакан с чаем, предложила печенье. Наташа вертелась рядом и вдруг спросила:

- А что ты мне принес?

- Я тебе принес подарок, - ответил ОН.

- А какой? Красивый?

Тогда ОН объяснил старухе, что им на работу прислали большую гуманитарную помощь для одиноких матерей. Помощь разделили, и Насте с Наташей досталась довольно большая сумма.

Когда ОН открыл кейс, старуха ахнула и все не могла поверить. Чтобы убедить ее, пришлось самому написать расписку, что деньги передаются Анастасии Владимировне Красавиной и ее дочери Наташе. Потом ОН подумал и приписал: "Деньгами в полной мере может распоряжаться мать Анастасии Владимировны Красавиной, Галина Арсеньевна Красавина".

Объяснив еще раз ошалевшей от неожиданно свалившегося богатства бабушке, что она может делать с деньгами, все что угодно, но тратить в основном на Наташу и ее нужды, ОН поднялся, быстро со всеми распрощался и ушел.

ПОДПОЛКОВНИК ТИМОХИН

Оперативники Тимохина обшарили все психбольницы и диспансеры, но обнаружить доктора Горелова не смогли. Он явно отлеживался у кого-то из знакомых. Тот голубой, к которому они пришли вначале, говорил, что больше Горелов у него не появлялся.

Тогда журналисту пришлось самому под видом человека, интересующегося проблемами свободы голубых и розовых обойти несколько клубов, где собирались "по интересам". Несколько раз он получал "заманчивые" предложения, но на все отвечал, что ищет конкретного человека, с которым познакомился в Москве и который уехал в Питер. Ему сочувствовали, расспрашивали, как выглядит его возлюбленный, и наконец один парень сказал, что вроде бы знает этого Германа, что сволочь он порядочная. В их обществе бывает редко, потому что предпочитает мальчиков. Он подсказал Любомудрову, как найти подпольную квартиру, где семейные мужики снимают на время или на ночь подростков.

Туда журналист почему-то постеснялся или побоялся пойти один. С ним отправился опер Ваня Уксусов. Вдвоем они пришли туда к семи вечера. Их пустили по паролю, который дали в клубе. Обычная трехкомнатная квартирка ничем не напоминала подпольный притон гомосексуалистов. В комнатах находилось несколько гостей.

Любомудров уловил настороженные взгляды, изредка бросаемые на них солидными в основном мужчинами. Журналист шепотом передал свои впечатления Ивану. Тот хмуро ответил:

- Да я и вижу, что мы здесь не ко двору. - После этого встал и решительно направился к человеку, показавшемуся им хозяином. Предъявив удостоверение, Уксусов потребовал разговора наедине.

Хозяин пригласил их в небольшую четвертую комнатку, служившую, очевидно, кабинетом.

- Чем могу служить, доблестным органам? - любезно спросил он.

- Служить можешь только одним, - ответил Уксусов. - Нам нужен вот этот человек. Наверняка он здесь бывал. Или говори точные его данные, или мы сейчас всю твою контору подметем до последнего пидора.

- За кого вы меня принимаете? - пытался возмутиться хозяин. - Ну приходят ко мне гости, бывает, что и с необычными сексуальными интересами, но ведь это не запрещено!

- Ты отлично знаешь, пидор поганый, что запрещено! А запрещено, между прочим, торговать несовершеннолетними пацанами. Давай, колись, некогда нам, уже более миролюбиво сказал Иван.

- Если вы по поводу гражданина с этой фотографии, могу дать информацию. А насчет несовершеннолетних это вы зря!

- Слушай, надоел ты мне, сил нет. Говори, что знаешь, да не вздумай скрывать что-нибудь.

- Ничего. Как на духу. Звать этого человека Георгий Владимирович, фамилия Горелин. Где живет, можем уточнить. - Он взял со стола блокнотик, раскрыл его прочел: - Проспект Ветеранов, дом 8, квартира, правда, смазана, но я знаю, что он снимает комнату у некой пожилой женщины Нины Павловны Ситкиной. Кстати, у меня к нему большие претензии. Пришел вчера в гости, а у меня племянник был. Так Горелин, представляете, моего родного племянника стал соблазнять, потом втихаря куда-то увел. А через час андрюша весь в слезах прибежал. Говорит, Георгий Владимирович пытался его избить! Представляете?

- Представляю! И вот что. Советуем немедленно твой бардачок прикрыть. Завтра тебя вызовут повесткой для дачи показаний по поводу содержания притона и по поводу попустительства к избиению и соучастия в избиении и попытке изнасилования несовершеннолетнего. Как племянничка-то величать?

- Его зовут Андрей, фамилия Смирнов. Но, может, не стоит мальчика травмировать? Он и так получил хороший урок!

- Стоит, Нам сейчас некогда с тобой возиться, но скоро сюда придут те, у кого времени навалом. И все для вас!

На проспекте Ветеранов все прошло легче, чем можно было ожидать. Голованов-Горелов-Горепин будто ждал их прихода. Он был совершенно спокоен, сам предъявил два паспорта, сказал, что только что устроился на работу в психоневрологический интернат. В совершенных преступлениях признался сразу, сказал, что не владеет собой перед совершением полового акта с несовершеннолетними и давно уже хотел сам прийти с повинной, "чтобы поскорее покончить с этим кошмаром".

На вопрос, помнит ли о своих преступлениях в других городах, ответил, что ничего не помнит. Знает только, что были у него жертвы в Москве "две или три", здесь не было ни одной, потому что старался преодолеть свое пагубное влечение.

Во время первого допроса вошел сам подполковник Тимохин, который сначала спросил, работал ли подозреваемый в специнтернате, а получив утвердительный ответ, прямо сказал, что Голованов может рассчитывать на снисхождение только в том случае, если добровольно согласится помочь правоохранительным органам в поимке Выродка.

Голованов начал было выкручиваться, пытался. изобразить из себя жертву произвола властей, но, поняв, что все его попытки просто сесть в сумасшедший дом бесполезны, что его после судебно-медицинской экспертизы скорее всего ждет смертная казнь, "о чем позаботится сам Тимохин", согласился, но с условием, что его личная безопасность будет гарантирована.

После допроса Голованова отправили в камеру, а оперативники засели за разработку подробного плана операции. Потом поехали согласовывать план с генералом Успенским, которого из больницы уже выписали, но сидел он еще на больничном.

ХРОНИКА. ПРЕССА. ФАКТЫ

"...Выродок вновь дал о себе знать. В пригороде, в поселке Васкелово, зверски убита молодая женщина, тело которой, страшно искалеченное, преступник сжег на костре, разведенном в лесу неподалеку от дачи жертвы.

Сиротой осталась девочка Наташа, дочь погибшей.

В пресс-службе РУОП заявили, что на следующий день после убийства в органы милиции обратилась женщина, которая опознала Выродка по портретам, опубликованным в газетах. Она также заявила, что будто бы видела похожего на изображенного в газете неоднократно выходящим из соседней с ее квартирой.

Бригада милиции, взломавшая дверь указанной квартиры, действительно нашла там ряд доказательств, свидетельствующих о том, что преступник жил здесь. Квартира принадлежала Левкоеву Нестору Богдановичу".

("Криминальный беспредел", сентябрь 1995 г.)

"Как бы компенсируя свою беспомощность в отношении поимки Выродка наши правоохранительные органы задержали вчера гражданина Голованова Сергея, который подозревается в совершении на протяжении многих лет ряда изнасилований и убийств подростков. Впервые за .аналогичные преступления Голованов привлекался к уголовной ответственности в 1970 г. В то время он работал врачом-психиатром в детском интернате для детей с умственными и физическими недостатками. Из достоверных источников редакции известно, что в том же интернате воспитывался и маньяк-убийца, получивший кличку Выродок, который наряду с другими детьми подвергался насилию и издевательствам со стороны "доктора" Голованова".

("Криминальный беспредел", сентябрь 1995 г.)

ФАНТАСТИЧЕСКИЙ СКАЧОК РЕЙТИНГА, БУДУЩИЕ ПРЕЗИДЕНТЫ...

Институт изучения общественного мнения под руководством академика Яевады провел очередной опрос общественного мнения. В числе прочих вопросов был задан и этот, достаточно стандартный: "Кто, на ваш взгляд, является самым популярным человеком в стране?" Разброс фамилий, названных в ответе, как всегда, необычайно широк - от воров "в законе" и бандитских авторитетов до рок-музыкантов и героев литературных произведений. Политики, как всегда, затерялись где-то в середине списка. Но основной сенсацией опроса надо, конечно, признать фантастический скачок рейтинга популярности у трех героев наших дней: журналиста Невзадова, лидера партии люмпенов Мереновского и... Нергала - некоего полумифического существа, обвиняемого во многих преступлениях. С журналистом и Мереновским вроде бы все ясно - самозабвенно смакуя кровавые преступления, буквально заполонившие всю страну в последнее время, буквально упиваясь каждым расчлененным трупом, они взывают к самым низким инстинктам определенных слоев нашего больного общества и именно на этом строят свою политическую карьеру. А вот появление на третьем месте в списке Нергала - ...наши аналитики зашли в тупик и отказались комментировать это явление. Очевидно, институту изучения общественного мнения для своей дальнейшей работы придется привлечь в штат виднейших ученых-психиатров нашей страны, потому что объяснить все это ни с какой другой точки зрения невозможно.

("Вселенские известия",сентябрь 1995 г.)

НЕРГАЛ

Осквернение, надругательство - это тот хворост, который разжигает в Альфонсе костер желаний.

Юкио Мисима. "Маркиза де Сад"

ОН не забыл оскорбления, нанесенного ЕМУ Успенским. Во время залечивания ран ОН слышал информацию в "Новостях" о том, что генерала, потрясенного убийством отца, свалил инфаркт. В какую больницу помещен Успенский, не сообщалось, но это можно было элементарно вычислить. ОН обзвонил все городские больницы, и везде ответили, что такой больной у них не числится.

Следовательно, генерала поместили в ведомственную больницу, хотя и там ЕМУ на вопрос о самочувствии больного Успенского ничего не ответили.

После последнего Жертвоприношения ОН чувствовал себя вполне здоровым и готов был пробиться через любую охрану.

Приехав в больницу, ОН обошел ее, обнаружил запасные выходы, очевидно, на случай пожара, легко взломал замок одной двери и уверенно пошел по коридору. Дойдя до первой попавшейся ординаторской, ОН заглянул в нее. За столом сидел дежурный врач. ОН вошел, и, не обращая внимания на изумление доктора, мгновенно схватил его, зажал рот одной рукой, второй сдернул с него халат.

Потом, усадив на стул и сжав горло пальцами почти до предела, потребовал сказать, в каком отделении и какой палате лежит генерал Успенский. Врач побагровел, потом стал синеть, но сказать ничего был не в состоянии. ОН отпустил хватку. Врач, хватая воздух ртом, едва сумел сказал, что Успенский лежал на первом отделении для спецбольных, но теперь уже выписан.

ОН не поверил доктору, а потому легко переломил хребет и засунул под смотровую кушетку, чтобы не обнаружили раньше времени.

С трудом напялив на себя белый халат, который треснул по шву у НЕГО на спине, ОН пошел дальше. Теперь на НЕГО должны были бы меньше обращать внимания. Но попадавшиеся сестрички все-таки искоса бросали любопытствующие взгляды на незнакомого доктора. В одном из холлов ОН встретил какого-то пациента, сосредоточенно решающего шахматную задачу. ОН подсел к нему, легко заговорил, также мимоходом пожаловался, что недавно поступил на работу в эту больницу и до сих пор плохо ориентируется.

Пациент оторвался от шахматной доски и тоже с жаром стал жаловаться, что и сам в первое время не мог найти даже столовую, до того сложно спроектирован корпус, но теперь, спустя полтора месяца, знает все ходы и выходы.

- А я вот не могу найти первое отделение, - сказал ОН. - Все вроде около хожу, а попасть туда не могу.

- А туда так просто и не попадешь! - снисходительно пояснил шахматист. - На первое нужно или через улицу идти, потому как там своя проходная и своя охрана, или через дверь на втором этаже. Но там тоже дверь - одна видимость, потому что за ней еще тамбур и опять-таки проходная. Правда, можно еще пройти низом, по коридору, который в морг ведет. Они, шишки-то наши, тоже ведь, случается, помирают, вот оттуда, из отделения, их и спускают в этот коридорчик, а потом уж... в последний путь.

Сказав такую длинную речь, пациент вдруг опомнился, удивился сам себе и подозрительно посмотрел на незнакомого верзилу доктора.

А тот рассмеялся.

- Да я это все и сам знаю. Но есть здесь еще одна дверь, для врачей, которой пользуются в экстренных случаях, вот ее-то я и не могу найти. Запутался. А через улицу или через морг идти неохота.

Пациент с сомнением покачал головой. - Нет, я такой потайной двери не знаю...

ОН уже встал, снова рассмеялся и сказав:

- Ладно, придется через, улицу. Второй этаж в это время наглухо закрывают, - пошел дальше.

Шахматист долго с недоумением смотрел ему вслед, решив, что непременно спросит у сестрички или у лечащего врача, что это за новенький разгуливает по больнице и не знает, как попасть на первое отделение.

А ОН шел и удивлялся самому себе. Как же не догадаться, что в новых больничных корпусах легче всего проникнуть куда бы то ни было через подвал, соединяющий отделения с моргом.

Спустившись по лестнице вниз, ОН попробовал два выхода. Они были закрыты, но, открыв двери, ОН все равно попадал в обычные коридоры. Наконец, войдя в третью дверь, ОН сразу же напоролся на охранника. Не дав тому времени на раздумья, ОН схватил его за горло и потребовал сказать, где лежит генерал.

Хрипящий охранник выдавил из себя, что генерала два дня тому назад выписали. ОН еще удостоверился, точно ли фамилия генерала Успенский? Охранник усердно покивал головой.

Разочарованье и бешенство охватили ЕГО. И на этот раз Успенскому удалось на время ускользнуть. ОН одним ударом размозжил сержанту череп, разбил аппаратуру, стоящую на столе, и снова спустился в подвал. Уходить явно не хотелось. Ярость Нергала требовала выхода. Но поскольку основная жертва ушла от НЕГО, ОН решил приберечь всю силу ненависти для скорой встречи, в неизбежности которой был уверен. Поэтому что-то в глубине ЕГО памяти шевельнулось, и ОН практически бессознательно пошел по подземному коридору вперед и вскоре оказался перед массивной дверью в морг. Как ни странно, она оказалась незапертой, и ОН вошел.

Ярость и напряжение все еще бушевали в НЕМ. Но глухая, отрешенная от жизни тишина, которая царствовала здесь, постепенно стала окутывать ЕГО мозг, начинала действовать все более умиротворяюще.

"Смерть совершенна и имеет в себе все те признаки абсолюта, к которому так стремится и не может достичь жалкий разум человека".

Эта мысль еще больше успокоила ЕГО. ОН стал открывать холодильные камеры, выдвигать носилки с трупами. Часть тел ОН перенес на столы, часть так и осталась лежать у черных пустых дыр камер, будто камеры эти были зияющими провалами в "ничто", ожидавшее их. ОН обходил столы и носилки, откидывал погребальные покрывала, вглядывался в лица покойников, гладил их тела, юные и старые, с гладкой, атласной кожей и с кожей шероховатой; тела, все еще сохранившие упругость молодости, и дряблые, с многочисленными складками и морщинами, одновременно меланхолично размышляя о том, что жизнь, даже зародившись, вовсе не обязательно должна развиться. Зародыш может погибнуть сразу же после зачатия, мать может сделать аборт, утроба, не пожелав вынашивать плод, может сама отторгнуть его. Но смерть безусловное и единственное, что с необходимостью рано или поздно свершится.

Жизнь жалка, чудовищна, грязна, лжива... Эти жалкие красные сморщенные комочки плоти, появляющиеся на свет, и несут в себе начала той подлости и мерзости, которая сопровождала ЕГО на протяжении первой половины жизни. Мерзости... и бессмысленности, потому что появляются на свет все эти жал-. кие существа, называемые людьми, только для того, чтобы уничтожать себе подобных... а в перерывах между этим основным занятием - жрать, гадить и совокупляться, чтобы продолжить эту бесконечную цепочку. Может быть, потом, когда он станет настоящим Богом, он сумеет прервать эту порочную, неправильную бесконечную нить... и создаст Новую Расу... А пока Уничтожение - единственный и абсолютный путь к созданию Совершенства! И этот путь немыслим без наслаждения красотой смерти...

Это был ЕГО мир, совершенный и упорядоченный, который казался ему прекрасным и единственно правильным.

Потом внезапно ЕМУ на глаза попался шкафчик с хирургическими инструментами. ОН подошел к нему, вынул скальпель и долго рассматривал его. Неодолимая ностальгическая тоска по давно ушедшим годам юности охватила ЕГО и, подойдя к ближайшему трупу, . ОН, как в те далекие времена, точным и резким движением вонзил скальпель в ямочку на шее между ключицами, затем рванул скальпель вниз и распорол безвестный труп до живота. Отойдя в сторону, ОН полюбовался линией разреза, как любуется художник мазком, наложенным на картину, одновременно оценивая его. Здесь ЕГО лирическое настроение вдруг прервал шорох. ОН оглянулся. Это всего-навсего с песчаным шепотом упала на пол простыня, укрывавшая один из трупов.

ЕМУ вдруг остро захотелось оживить все эти тела, воссоздать здесь, в морге, картину бурной жизни, которую все эти мертвецы вели совсем еще недавно. ОН рьяно принялся за дело.

Через некоторое время на одном столе сидел сухой старик с желтыми запавшими щеками, а в объятиях его трепетала юная дева с нарумяненными щеками и подкрашенными глазами. Костистые ноги старика цепко обхватывали бедра не успевшей еще насладиться жизнью, но зато сейчас страстно прильнувшей к партнеру девицы.

Неподалеку ОН соорудил скульптурную группу из нескольких трупов. Они по замыслу должны были весело хохотать, усевшись в кружок и обхватив друг друга застывшими скрюченными руками. ОН нарисовал им широкие ухмылки скальпелем, разрезав щеки и продлив линию губ от уголков рта чуть ли не до ушей. Рядом с ними на соседнем столе сидел толстый старый брюзга, свесив ноги с синими вздувшимися венами, которого ОН заставил оставаться в "положении сидя" с помощью доски, оторванной от гроба. Этому "мерзкому" старику, вечно всем недовольному, ОН, напротив, сделал тем же скальпелем ухмылку, опустив уголки рта вниз.

Потом ЕМУ вдруг стало скучно. Ни жизнь, ни подобие жизни явно не могли сравниться с тем яростным праздником, который ОН временами устраивал себе сам, правда, по повелению Нергала. На том празднике жизнь переплеталась со смертью, и обе формы буйствовали, давая ЕМУ представление об истинном значении смерти.

Царство смерти успокоило ЕГО, позволило вспомнить лучшие мгновения юности, когда Нергал только зарождался в НЕМ. Все остальное было просто проказами художника, шутившего с жизнью, но с истинным уважением относящегося к смерти.

ОН собирался было уже покинуть морг, как вдруг из боковой двери, очевидно, ведущей в комнату служителей или сторожей, появился человек. Он был в темном халате, молодой. Глаза его смотрели на НЕГО с восхищением. Некоторое время они молча рассматривали друг друга. Молодой человек был худ, ему очень легко можно было сломать хребет и после еще развернуть голову к спине.

Но он заговорил почему-то шепотом, и пришлось его выслушать.

- Вы Нергал, правда же? Я никогда не видел вас. И теперь вот...

ОН ничего не понимал, Кто этот человек? Может, просто тянет время, чтобы дождаться, когда подоспеет подмога? ОН молчал, выжидая внутреннего импульса для убийства.

А молодой человек продолжал:

- Мы давно восхищаемся вами! Нас много, и мы хотели бы как можно больше знать о вас. Но наши газеты так мало пишут!

- Кто это мы? - сварливо спросил ОН и сам удивился своему тону.

- Мы - "Общество поклонников Нергала", ваших поклонников. Мы на вашей стороне и верим, что для того, чтобы наступило торжество Новой Расы, нужно очиститься от скверны. Мир переполнен подлостью, лживостью, нечистотами, он утонул в них... захлебнулся... Он уничтожает сам себя, и даль-. нейшая жизнь в нем невозможна. Только уничтожение большинства... только самоочищение мирового организма... Вы указали нам Великий Путь... и единственно возможный...

ОН помолчал, обдумывая совершенно неожиданный оборот, потом сказал, взвешивая каждое слово:

- Нергал, как вам должно быть известно, не считает себя сверхчеловеком. ОН полагает, что лишь НОВЫЙ человек, такой, каким ОН себя считает, может основать Новую цивилизацию.

- Да, да, мы это знаем. Я... я так доволен, что увидел вас. Но не могли бы вы как-нибудь прийти к нам, в наше общество.

- Не знаю, не думаю, что у Нергала найдется время для партийных собраний. ОН все еще говорил о себе в третьем лице и одновременно иронизировал, для того, чтобы выиграть время и решить, что же с этим юношей делать.

ОН интуитивно чувствовал, что перед НИМ не явный враг, а просто придурок из тех, которые подхватывают все, что им кажется романтичным и в то же время отвечает сиюминутным запросам. Это общество, конечно, было абсолютно не нужно ЕМУ. ОН не собирался вставать во главе секты собственного имени... ОН глубоко не уважал всех этих жалких людишек со всеми их низменными страстями и поклонениями. Но... умом ОН понимал, что без них не обойтись тоже... хотя бы на первое время. Все его планы создания Новой Расы невозможны без захвата власти, а для. этого требуются сектанты... фанатики...

- Ну, хорошо, - наконец сказал ОН. - Вы скажете, куда прийти и где вас найти. Если что-нибудь окажется не так... - ОН многозначительно посмотрел на юношу. - А теперь мне пора!

- Лучше выйти здесь, - сказал парнишка. - Тут никто не увидит вас. Я провожу.

По дороге к калитке, ведущей на улицу, юноша сказал, что зовут его Илья; здесь, в морге, он работает временно сторожем, скоро его смена кончается, и он отправится собирать своих товарищей по обществу, потому что власти, естественно, не разрешают им собираться легально, да и вообще, - здесь Илья сделал паузу, потом продолжил:

- Для наших бесед и дел больше подходит ночное время, - он многозначительно посмотрел на Нергала.

ОН промолчал, снисходительно подумав, что такого оборота Великий Неведомый Бог вряд ли ожидал. Союзники-мальчишки едва ли могут соответствовать притязаниям на всеобщее могущество.

ПРЕССА. ХРОНИКА. ФАКТЫ

"... - Я вообще не понимаю, о чем идет спор, - сказал в беседе с нашим корреспондентом депутат Госдумы Говоров. - Так называемый Нергал, о котором так пекутся наши господа правозащитники, всего-навсего преступник, убийца, который должен понести соответствующее наказание.

Другое дело, что наша милиция и ФСБ, которые усиленно разлагались на протяжении нескольких лет, настолько оболганы и деморализованы органами массовой информации, что просто неспособны, к сожалению, вести борьбу не только с Выродком, но и с элементарными хулиганами на улицах. При любом действии в защиту порядка газеты и телевидение начинают кричать о нарушении прав человека!"

("Полдень")

"...Наша молодежь должна последовать примеру Нергала! Мы, конечно, не говорим, что нужно убивать, нет, но мы сами должны взяться за очищение нашего общества. Пока мирными средствами, а если нужно будет, то и силой".

("Молодой московский боец")

Когда мир сходит с ума, в цене... распутники и лиходеи.

Юкио Мисима. "Маркиза де Сад"

Собрались в огромном подвале. Горели свечи и несколько факелов. Парни были настроены решительно. Особенно те, кто успел "принять на грудь" или "вмазаться". Девицы, тоже наэлектризованные, ждали выступления главы "Общества поклонников Нергала".

Главой у них был Валентин Шайнин, художник, выставка которого вызвала много шума благодаря, как говорили критики, неприкрытому цинизму, бесстыдной пропаганде насилия и даже садизма.

Как и положено по имиджу, Шайнин носил неопрятную, почему-то плохо растущую бороду, круглые очки в простой металлической оправе. Но одет был чисто, опрятно и даже элегантно: светлые фланелевые брюки, белая рубашка, темно-красный свитер. Начал свою речь он с призыва:

- Братья, хватит нам митинговать в подполье! Пора выходить на улицы и вступать в рукопашный бой с дрянью, как это делает Нергал!

Под сводами подвала прокатилось сдержанное "ура!". Братья все-таки опасались, как бы Их не засекли в этом давно ими облюбованном убежище, где они официально числились как "Добровольное общество укрепления демократии и порядка".

- Дайте мне сказать, - крикнул Илья. - Я сегодня видел Нергала.

В подвале воцарилась тишина. Илья продолжал:

- Я дежурил в морге. Ну, вы знаете, что я работаю сторожем в больнице. И в морг приходил Нергал!

- А ты откуда знаешь, что это ОН? - крикнул кто-то.

- Да вы бы видели, что ОН там с трупами выделывал! - восторженно воскликнул парень. В толпе зашептались.

- Да нет, совсем не то, что вы думаете. ОН из них цирк сделал. - И Илья подробно описал художества Нергала.

В толпе раздались смех, улюлюканье.

- А ведь покойнички там все высокопоставленные! - крикнул Илья. Больница-то ведомственная!

Пошумели еще некоторое время. Отвели душу и на правых, и на левых. В конце концов решили: кто может действовать, у кого достаточно для этого сил, - пусть действует.

Остальные, да и вообще все, в ближайший выходной выйдут на митинг под лозунгом "Нергал - символ эстетики жизни!"

* * *

- Девушка, не хотите провести вместе вечер? Обещаю, что будет весело!

- Давай проведем! Только деньги вперед.

- Согласен. К тебе пойдем?

- Можно и ко мне. Я тут неподалеку комнату снимаю.

Через десять минут они были в коммуналке, в которой, кроме одного пьяного мужика, никого не было. Да и тот спал у себя в каморке.

Она быстро, по-деловому разделась, легла.

- А мне бы тебя сзади хотелось, - сказал он.

- Давай сзади, - равнодушно сказала она. Когда она встала на четвереньки, он щелкнул лезвием наклонился вперед и полоснул ее ко горлу. Она всхрапнула и упала лицом в подушку. Он встал, сделал ей ножом зигзагообразный разрез на спине, вынул из сумочки деньги, протер все, к чему мог прикоснуться, осмотрел себя в зеркале и, тихо прикрыв входную дверь, вышел.

* * *

- Друг, разреши прикурить? - наклонившись к сигарете, парень тихо спросил: - Пойдем?

- Сотня зеленых, - ответил тот. - Сейчас полста, когда будешь уходить, еще столько же.

Парни вошли в гостиницу будто бы врозь.

Так захотел клиент.

- Не хочу, чтобы эти скоты лясы по моему поводу точили, - объяснил он.

"Она", то есть он, вошел первым. Поднялся в номер. Когда появился клиент, он был уже в одном белье: черный лифчик, черные трусики, пояс, на котором держались черные чулки.

Клиент подошел, обнял, ударил ножом в спину, потом еще и еще раз, Наклонился над телом, полоснул по члену, выпрямился, подумал, снова наклонился, сделал зигзагообразный надрез на груди.

Потом пошел в ванную, принял душ, почистил одежду, протёр тряпкой ручки дверей, оглянулся еще раз на труп и, выйдя из номера, спустился по лестнице запасного выхода.

* * *

Люсюнда когда-то была классной проституткой, но теперь вышла в тираж. Поэтому, когда ей довольно прилично одетый юнец предложил за услуги десять тонн, она обрадовалась. Только вот идти было некуда. Люсюнда жила в подвале в компании двух бомжей.

- В подвал, так в подвал, - легко согласился юноша. - Так даже романтичнее.

- Дружок, а ты возьми моим напарникам по квартире бутылочку "Красной Шапочки", - игриво попросила Люсюнда. - А то они нам мешать будут. А так выпьют и уснут.

В подвале, как положено, сначала выпили. Юноша взял три "Красных Шапочки". Правда, сам пить не стал. "Чтобы стоял крепче", - объяснил он.

Люсюнда разделась и торопила.

- Ну, давай скорее. - Ей хотелось отработать и тоже завалиться спать.

- Погоди, пусть они уснут, - отвечал юноша.

- Ишь, какой стеснительный, - хихикала Люсюнда и хватала клиента за член.

Ждать пришлось не долго. Бомжи скоро захрапели.

Парень подошел к Люсюнде, ударил ее ножом в сонную артерию.

Потом прошел к лежбищу бомжей и обоим перерезал горло. После этого на груди у всех троих вырезал ножом зигзаг и ушел.

* * *

Всего этой ночью было убито пять проституток, из них один "голубой", и три бомжа.

Убийства были совершены в разных районах города, но на груди или на спине трупов был вырезан змееподобный знак.

Прокуратура предположила, что кто-то из клиентов или сутенеров "подшивается" под Выродка, и взяла под наблюдение членов "Общества укрепления демократии и порядка". Правда, у большинства из них оказались алиби - спали дома. Что подтвердили и родители. Некоторых вообще не было в городе.

Такое внешнее благолепие, естественно, не остановило прокуратуру. Опера продолжали разрабатывать "нергалистов".

* * *

Любомудров, наконец-то разразился статьей, которую озаглавил "Зверя выпустили на свободу". В ней он писал:

"Использовав в заголовке слово "зверь", я совершаю непоправимую ошибку. Животные, сами по себе не агрессивны и никогда не станут убивать ради собственной прихоти, ради крови, ради самого процесса убийства.

Убивать ради удовольствия может человек. Только человек! Я не говорю о войне. Это случай особый. Но то, что происходит сейчас у нас, я могу назвать только одним словом - "безумие!". Я знаю Нергала, могу похвастаться личным знакомством с НИМ. И могу твердо сказать, идеи еще более бредовы, чем людоедские лозунги фашизма. Я не хочу сейчас заострять внимание на том, насколько виновен Нергал (намеренно не называю ЕГО Выродком, потому что знаю, это оскорбляет ЕГО). Могу лишь повторить ЕГО слова: "Гитлер, Сталин - жалкие дилетанты!" И в изложении - это истинная правда! Все ЕГО планы намного превосходят уже осуществленное этими великими злодеями. Эти планы бредовы, они неосуществимы, но в то же время ничего принципиально нового в них нет. Всё о чем ОН говорит, уже было неоднократно осуществлено в свое время, правда, в гораздо меньших масштабах... Более того, это все осуществляется и в наши дни... в каждом городе... на каждой улице... в каждой семье... Ничего нового ОН не выдумал, ОН просто подхватил и развил то, что носится в воздухе... что происходит со всеми нами. Мы сами, наш мир породили ЕГО! И теперь нам остаются плоды деятельности Нергала и его поклонников! Повторяю - ОН лишь следствие! Но если ОН и не виновен, то только оттого, что временами становится невменяемым. Кто ЕГО сделал таким - не знаю. Мать природа, родители или окружение, но ОН болен. И мне непонятна истерия ненависти и поклонения, которая расцвела в обществе.

Нергала нельзя ненавидеть или любить. В самом крайнем случае ЕГО можно бояться, жалеть и лечить. Я думаю, нас еще с НИМ не раз сведет судьба. Возможно, одна из таких встреч закончится для меня трагически. Но мне еще раз хочется предостеречь тех, кто поддался массовой истерии. Это опасно! Это страшно! Те, кто восхищается силой и жестокостью Нергала, сами того не сознавая, несут в себе бациллы насилия. Мне могут возразить, что у нас нет людей, которые им восхищаются: спор идет лишь о том, должен ли ОН быть преследуем, словно зверь, или ОН также достоин милосердия. Я ,не хочу вступать в этот спор, он для меня бессмыслен. Но я знаю, что есть среди нас люди, и немало, которые им восхищены. И со страшной бациллой бессмысленной жестокости и насилия, которая в них сидит, надо вести беспощадную борьбу. Иначе нам грозит жуткая, беспощадная всесокрушающая эпидемия!"

("Криминальный беспредел")

ЖУРНАЛИСТ И НЕРГАЛ

Любая смерть - это в определенном смысле деловая операция.

Юкио Мисима. "Смерть в середине лета"

В воскресенье состоялись два митинга. Один - на Дворцовой площади, где собрались жители, протестующие против бандитского беспредела, против бессилия и коррумпированности властей, против опасности распространения "бациллы жестокости и насилия". На этот митинг пришел и Любомудров.

На другом сборище, у Казанского собора митинговали анархисты и истеричные поклонники "силы и могущества Нергала".

На обоих митингах пылких речей было много. Особенно усердствовали "нергаписты".

- Только сила, только безоглядная жестокая, всеподавляющая рука может вывести общество из хаоса. Мы не хотим и не будем подражать Нергалу, но разве не может вы звать восхищение решительность и сила, с которыми ОН действует. Разве не вызывает в нашей душе радость и восторг, то что ОН плюет на немощные, хилые попытки органов остановить ЕГО мощный порыв установить порядок, убрать из наших рядов гниль, очистить человечество, пусть даже ценой жестокости! Мы всегда будем душой с ТОБОЙ, Нергал!

На ступеньки поднялся худосочный парнишка в очках.

- Мы не верим лживой пропаганде, которую распространяют наши газеты и милиция. Мы бы хотели, чтобы сам Нергал рассказал нам о том, что и зачем ОН делает. Мы верим, что цель ЕГО, используя природную силу и ум, очистить нас всех, показать, как надо действовать! Никто из нас никогда не станет издеваться над людьми, но мы верим, что насилие - инструмент установления истинного порядка.

Наконец откуда-то выскочил здоровенный взлохмаченный парень и закричал:

- Здесь, на площади, рядом с нами пускают сопли хлюпики, призывающие нас собирать лютики, цветочки, пока они паразитируют на нашей крови. Мы заставим их нюхать цветочки на их собственных могилах. Давайте пойдем туда и докажем этим дебилам, кто мы есть!

Толпа (всего митингующих было человек триста) с ревом, криками "убей его!", улюлюканьем ринулись на Дворцовую.

Патрули ОМОНа, не ожидавшие такого яростного напора, несмотря на пущенные в ход дубинки и выстрелы в воздух, были смяты.

Через десять минут на Дворцовой началась свалка.

Тщетно омоновцы пытались разогнать дерущихся. Они вытаскивали из толпы отчаянно отбивавшихся парней и мужчин, волокли их к машинам, старательно работали дубинками, но драка не прекращалась. Наконец бойцы получили приказ применить слезоточивый газ. Это еще больше усилило панику. Люди стали топтать друг друга, кричали, стонали, истекали кровью.

Вдруг в толпу врезался человек с огромной львиной гривой, который в мгновение ока расшвырял людей, попавшихся ему на пути. Он добрался до человека, который, зажав нос платком, отчаянно призывал всех разбегаться, не сбиваться в кучу. Нергал (а это был ОН) схватил человека в охапку и, так же ожесточенно орудуя ногами и одной рукой, вырвался из толпы.

Уже на Адмиралтейском бульваре, поставив человека на ноги, ОН сказал почти весело:

- Что это вы, Игорь Дмитриевич, вздумали в уличных беспорядках участвовать? Нехорошо! Солидный человек! Пошли-ка! - И Нергал, так же бесцеремонно схватив Любомудрова за руку, потащил его прочь от Дворцовой.

* * *

Оказавшись в своей небольшой квартирке, которую Нергал снимал у хозяев, уехавших надолго за границу, ОН усадил журналиста в кресло, предложил отдышаться, попить водички.

Любомудров молчал, ждал продолжения. Не зря же Нергал выдернул его из свалки, может быть, даже спас. Там могли и затоптать.

И продолжение последовало.

- Буду с вами совершенно откровенен, Игорь Дмитриевич. Передо мной стоят сразу три проблемы. Первая: приближается очередной день Жертвоприношения. Я чувствую его приближение, это волнует меня и вынуждает задуматься о жертве.

- Но...

- Не перебивайте меня! Вторая проблема - генерал Успенский. Мне так и не удалось пока отомстить ему за все неприятности, которые он мне доставил.

- Оставьте в покое генерала. Он серьезно болен и никаких неприятностей доставить вам не может.

- Я просил вас не перебивать меня. Успенский должен умереть. Это решение того, кто живет во мне. - Нергал вдруг начал нервничать, заходил по комнате, и Любомудров испугался. Мало ли что в такие минуты может прийти ЕМУ в голову? А Нергал продолжал: - Мало того, что генерал оскорбил меня, присвоив кличку "Выродок", он повинен в самом страшном: в разгроме и осквернении моего святилища. - Нергал все больше возбуждался. - Разве вы можете понять, как мне дорог был этот подвал, который в прессе часто называли "логовом". Впрочем, ничего дурного я в этом определении не вижу, потому что это действительно было ЛОГОВО неведомого вам Бога, который ныне слился со мной. - ОН помолчал и закончил: - Я СТАЛ ИМ, НЕРГАЛОМ. Я мыслю, как ОН, я действую, как ОН, хотя временами все еще ОН и подсказывает мне, как поступить в некоторых решающих вопросах. Так вот, никогда в жизни у меня не было своего угла, где я мог хранить свои святыни. Даже у малого ребенка есть обычно тайничок, куда он прячет свои самые дорогие сердцу вещи. У меня даже в детстве не было и не могло быть тайников, не говоря уж о СВЯТИЛИЩЕ. Такое святилище, или логово по-вашему, у меня появилось здесь. Сколько любви и трепета я внес в его устройство. Там, в этом подвале, я обретал покой, набирался сил, общался без препятствий и посредников со своим Богом. Там было собрано все, что давало мне надежду на счастье в высшем смысле этого слова: надежду на благоволение Бога. Моего Бога. Когда у вас, у маленьких, несчастных, забитых ничтожными заботами людей, разрушают ваши святыни, разве вы не готовы идти на смерть, чтобы защитить их? А если их все-таки разрушают, вы мстите обидчикам! - Нергал пришел в страшное возбуждение.

Любомудрову стало казаться, что ОН вот-вот полностью перестанет управлять собой.

- Вот поэтому я должен отомстить. Моя святыня разрушена, мой мир, который я создавал столько лет, рухнул. И если бы не поддержка, мощная духовная поддержка Неведомого, возможно, рухнул бы и мой внутренний мир. Но Я устоял и снова стал таким же могущественным, как прежде. Почти всем моим врагам я отомстил ("Остался только я", - подумал журналист]. Успенский пока ускользал от меня... - Нергал постепенно стал успокаиваться. - Но я еще не сказал о третьей проблеме. Это, Игорь Дмитриевич, - вы!

- Ну вот и до меня добрались наконец-то! - сказал довольно спокойно, к собственному удивлению, журналист.

- Вы моя проблема не в том смысле, что должны стать очередной жертвой. Нет. Просто с вашей помощью я буду решать первые две проблемы. Вы доставите мне будущую жертву, вы станете свидетелем не только Жертвоприношения, но и очевидцем Перевоплощения. Вы напишете после всего этого правдивую статью обо мне истинном, чтобы пресечь наконец досужие вымыслы журналистов и прекратить идиотскую истерику юнцов, заявляющих о своей близости ко мне. Эта истерика мне, поверьте, отнюдь не льстит. Я могу, конечно, использовать их в своих целях, но, как у вас говорят, "по большому счету" они мне не нужны. Пусть себе резвятся и убивают кого хотят и как хотят. Возможно, со временем и они поймут истинный сокровенный смысл великого слова "СМЕРТЬ". Итак, закончим о вас. Вы, Игорь Дмитриевич, отныне мой заложник! И перестанете таковым быть, только когда, сделав все, что я перечислил, приведете ко мне генерала Успенского!

- Не слишком ли многого вы требуете? Я вряд ли смогу доставить вам жертву и уж тем более не могу привести Успенского.

- Сможете, если захотите жить. Место для Жертвоприношения я уже выбрал. Прекрасное символическое место!

- Послушайте, - вдруг якобы вспомнил Любомудров, - вы не отомстили еще одному человеку. И можете это сделать. Я знаю, что он в городе, здесь. Если я найду его, вы отпустите меня?

- Мне перестает нравиться наш разговор. О ком идет речь?

- О докторе, о том докторе, которого вы не хотите вспоминать. Он здесь, и я могу через генерала, через РУОП найти его. Поймите, мне вовсе не улыбается быть вашим заложником.

- Ну что ж, - после некоторого раздумья сказал Нергал. - Он мне нужен, но пока я не продумал операцию до конца. Кстати, вы в любом случае останетесь в заложниках.

- Ну а как же я отыщу вам этого человека?

- Послушайте, Игорь Дмитриевич, мне совершенно ясно, что комбинация продумана вами заранее, скорее всего совместно с генералом и Тимохиным... Вы задумали ловушку. Но... этот человек для меня так важен, что я согласен! Но... с определенными условиями. Вы будете постоянно со мной. Мы с вами будем отныне неразлучны. Вы созваниваетесь с Тимохиным и генералом, сообщаете, что взяты мной в заложники. Они наводят нас на доктора. Дальше мы будем действовать в соответствии с конкретными обстоятельствами. А сейчас начинаем игру...

- Я могу звонить?

- Все в свое время. Пока мы просто выходим из дома рука об руку, словно добрые друзья. - Нергал направился к ванной, на ходу повернулся. - Не пытайтесь уйти. Я чувствую, как во мне растет напряжение. Дверь вы открыть не успеете.

Любомудров лихорадочно обдумывал возможные варианты спасения и ничего не мог придумать. Пока условия диктовал Нергал.

Через несколько минут ОН вышел. Внешность ЕГО разительно изменилась. Рыжие волосы были зачесаны назад, но так, чтобы не было видно ушей. Слегка измененная форма носа, огромная "мужицкая" борода и седые усы делали ЕГО неузнаваемым.

Проблему транспорта ОН решил на этот раз вполне легально. Остановил частника и договорился на какую-то сумму.

Доехали они до Сосновой Поляны, как вдруг Он тронул водителя за плечо.

- Останови здесь. - ОН расплатился, и они вышли.

Нергал внимательно осмотрелся. Потом пошел вперед. Резко остановился, повернулся к Любомудрову.

- Планы меняются, - проговорил ОН. - Вы будете действовать от моего имени. - ОН снова медленно пошел вперед.

У журналиста сложилось впечатление, что Нергал знает район, неспроста остановился здесь. Сказать, что Любомудров нервничал, значило ничего не сказать. Его просто трясло. Он чувствовал, что стал участником какой-то страшной игры, в которой ему отводится немаловажная роль. Самое страшное, что журналист чувствовал свое полное бессилие. Он никак не мог остановить начавшийся помимо его воли ход событий. Они подошли к блочной девятиэтажке. Нергал, глаза которого чуть блестели от возбуждения, сказал:

- Поднимемся на седьмой этаж. Позвонишь, спросишь Михаила Казимировича. Откроют дверь, отойди в сторонку, как только я его схвачу, приложишь ко тру тряпку. Все!

- Я не могу! Я не пойду на это!

- Хватит истерик! Можешь и будешь!

- Не могу, не могу, - продолжал твердить Любомудров, но они уже входили в подъезд.

"Боже! Господи! Да что это со мной? Я не хочу!" - Любомудров готов был закричать, завыть, упасть на грязный бетонный пол, но тем временем пришел лифт, и они поднялись на седьмой этаж.

Нергал вынул тряпку, бутылку с какой-то дрянью, полил тряпку, передал журналисту.

- Звони! - ОН указал на дверь квартиры. Журналист, как мальчишка, готов был зареветь от отчаяния.

Он нажал кнопку звонка. За дверью послышались шаги, мужской голос спросил:

- Кто?

- Михаила Казимировича, - сказал журналист и вдруг, когда дверь стала открываться, закричал: - Нет, мы ошиблись, не открывайте, не надо!

Но было поздно. Нергал рванул на себя приоткрывшуюся дверь, набросился на растерянного, насмерть перепуганного мужчину. ОН схватил его за горло и прорычал Любомудрову:

- Если не заткнешь ему рот тряпкой, я сверну ему шею!

Любомудров поспешно, словно от этого зависела его собственная жизнь, приложил тряпку ко рту и носу человека. Тот быстро обмяк.

Нергал втащил свою жертву в квартиру, захлопнул дверь.

- Идиот! - сказал ОН журналисту. - Чего, спрашивается, орал? Я бы без твоей помощи все это сделал. Но мне нужен ты как полноценный помощник и заложник. Я хотел, чтобы ты сам почувствовал радость от ощущения страха, ужаса, которые исходят от твоего врага.

Ошеломленный Любомудров стоял бледный, молчал. Потом выговорил:

- Этот человек не враг мне. Я его не знаю.

- Зато я хорошо знаю. Начальник отдела кадров у нас. Вечный, пожизненный сотрудник всех органов, которые были, есть и будут в этой стране. А была бы возможность жить в других странах, то и там был бы тем, кто есть. Особая категория. Род "сволочиус, вечно воняющиус говномус". - Нергал чуть успокоился. Так, во всяком случае, показалось журналисту. Но ему не приходилось бывать в таких обстоятельствах вместе с Нергалом, и он не мог знать, что внутреннее напряжение этого человека перед днями Жертвоприношения не ослабевает ни на минуту, даже если внешне ОН может выглядеть спокойным и даже шутит.

- Осмотри его пиджаки и карманы куртки. Где-то должны быть ключи от машины. - Никто из них не заметил, как Нергал перешел на "ты".

Любомудров нашел ключи в куртке, висящей на вешалке в прихожей. Здесь же стоял на тумбочке телефон. Мелькнула сумасшедшая мысль позвонить по 02, но он тут же отбросил ее и даже обругал себя мысленно:

"Будто грабителя решил поймать!" Он понимал, что просто пытается хоть что-то сделать. Конечно, звонок в милицию - безумие, но что-то ведь нужно предпринять! Может, постучать в стенку соседям? Еще глупее. Он вошел в комнату и протянул ключи Н. Б., поймав себя на мысли, что называть ЕГО инициалами как-то легче. Все-таки что-то человеческое. А Нергал отдает какой-то чертовщиной, хотя по сути дело они имеют с безумцем. Пусть не совсем обычным, страшным, неестественно сильным, с особым, изощренным складом ума, но и безумие ЕГО такое же необычное, изощренное. Вряд ли психиатры смогут когда-нибудь точно определить и охарактеризовать причудливые извивы этого безумия.

Все эти мысли промелькнули мгновенно. Журналист молча стоял перед НИМ и ждал.

- Теперь набирай номер Тимохина и говори, что хочешь. Дальше будем решать в каждом случае особо.

Тимохин ждал этого .звонка давно. Не именно сегодня, но знал, что звонок вот-вот будет.

Операция казалась довольно простой, если не учитывать, с кем они будут иметь дело...

Они выпускают Голованова по определенному маршруту. Улицы выбираются тихие, пустынные. Когда доктор начнет петлять по. этим улицам и наблюдатели установят, что за ним кто-нибудь идет, улицы по возможности перекрываются, чтобы не допустить случайных жертв.

Если к объекту подходит человек, напоминающий Выродка по внешнему виду, бойцы открывают стрельбу на поражение.

Тимохин понимал, что действия его далеки от законных. Но в то же время знал, что, если вместе с Выродком будет убит и маньяк, извращенец, убийца Голованов, ничего не произойдет. Обоих постигнет справедливое возмездие, только и всего! А уж он как-нибудь от прокуратуры отбрешется. Победителей не судят!

Успенский не очень верил в гладкость такого плана, но ничего другого предложить не мог. Генерал помнил многочисленные провалы, казалось бы, блестяще задуманных операций и пребывал в меланхолии.

В том, что Выродок клюнет на доктора, он не сомневался. Доктор ЕМУ нужен. К тому же Успенский помнил, что приближается очередное роковое число месяца. Но вот насчет того, удастся ли уничтожить Выродка, пусть даже ценой гибели подследственного, в этом генерал очень даже не был уверен. Как бы им самим не пришлось сообщать семьям некоторых бойцов печальную весть.

Звонок раздался неожиданно. Услышав голос Любомудрова, дежурный подал знак операторам, те включили аппаратуру.

Журналист попросил подполковника Тимохина.

- Тимохин. Слушаю!

- Это Любомудров! Н. Б. согласен на план. ОН требует, чтобы доктора привезли на Петергофское шоссе в район Сосновой Поляны. Я остаюсь у него в заложниках. Это все!

- Погоди, погоди! Как все? Какие заложники? - Но в трубке уже зудели короткие гудки.

- Аппарат, с которого звонили, установлен! - доложил оператор.

- Высылайте группу захвата по адресу - приказал Тимохин, хотя знал, что посылает людей больше для очистки совести. Никого там к моменту прибытия группы наверняка не будет.

Успенский, который сидел на одной из конспиративных квартир, поскольку начальство считало, что в его собственной оставаться слишком опасно, узнав из звонка Тимохина, что операция началась, сказал, что немедленно выезжает.

* * *

Они вышли втроем из дома. Хозяин квартиры все еще не отошел от хлороформа. Его покачивало. Журналист поддерживал его.

Н. Б. открыл дверцу, уселся за руль. Когда его заложники, они же будущие жертвы, сели, ОН отъехал от дома на несколько кварталов и остановился.

- Посмотрим, посмотрим, - пробормотал ОН.

Вскоре мимо них промчались две машины и милицейский фургон. Кортеж остановился возле дома, из которого они только что вышли. Из фургона выскочили омоновцы в масках, с автоматами. Из легковушек тоже вышли люди в камуфляже. Отряд устремился на штурм.

Н. Б. тронулся с места и сказал:

- Ну вот, приступаем к решающей фазе. Они выехали почти к самому Петергофскому