/ Language: Русский / Genre:children

Принцесса заколдованного леса

Татьяна Скобелева


Скобелева Татьяна

Принцесса заколдованного леса

Татьяна Скобелева

Принцесса заколдованного леса

Далеко ли - близко, близко ли - далеко в одном королевстве жил король, звали его Рогд Грозный. И был он великим воином и правителем. И имел король двух сыновей, а так же младшего брата Тея. Перед каждым походом против недругов приводили к Рогду известного предсказателя будущего, который говорил королю, что того ожидает. И вот однажды сказал предсказатель, что трон в его королевстве унаследует сын его брата Тея.

Разгневался король. Как же так, он имеет двух взрослых сыновей, а королевство перейдет к сыну его младшего брата! Предсказатель-то еще ни разу не ошибся, предсказывая королю будущее. Если говорил, что будет победа, то войска короля побеждали недруга, если говорил, что ждет поражение, то так и было, поначалу. Просто, со временем, если король получал предсказание о проигрыше в грядущей войне, то старался решить дело миром, чего бы ему это не стоило. Поэтому и к этому предсказанию король отнесся весьма серьезно. Тем более что супруга его младшего брата как раз скоро должна была родить первого ребенка.

Позвал тогда король к себе своего главного советника и поведал ему о своей печали.

- Не извольте беспокоиться Ваше Величество, - успокоил его советник. Коль не желаете, не будет у Вашего младшего брата сына.

- И как же вы это можете сделать? Мне не хотелось бы портить хорошие отношения с братом. Нельзя иметь в своем стане врага. Тей не должен ничего заподозрить.

- Никак нет, Ваше Величество. Есть у меня на примете акушерка знающая снадобья тайные. Надо будет пригласить ее принимать роды у принцессы и, если родится мальчик, то смажет старуха младенцу рот тайным ядом и скончается младенец через несколько минут. Вот и все.

- Так просто, - обрадовался король.

- Конечно, Ваше Величество.

- Ну, так тому и быть, проследи, - решил король и отпустил советника.

Через несколько дней во дворец доставили старуху-акушерку. Причем нельзя было сказать, что внешность ее была отталкивающей, но добродушной или приветливой она не выглядела.

Привели старуху в кабинет главного советника короля, где и рассказал тот, что она должна сделать. Без малейших колебаний злодейка согласилась отравить новорожденного, если у младшего брата короля родится мальчик.

Акушерку увели в покои жены младшего брата короля Лорины, а советник с чувством выполненного долга покинул кабинет, поспешив с докладом к королю.

Через несколько минут после того, как советник покинул кабинет, из-за плотной шторы, прикрывавшей одно из высоких стрельчатых окон, испуганно выглянула старая служанка. Она в это утор немного припозднилась с уборкой и, чтобы не вызвать гнева сварливого советника, спряталась за штору, когда тот вошел в кабинет. Обнаружив, что в кабинете никого нет, женщина, как смогла быстро, выскочила наружу, не слишком понимая, что же теперь делать. Тайна, которую она сегодня случайно узнала, тяжелым грузом легла на ее доброе сердце.

А принцессе Лорине, юной жене младшего брата короля, совсем не пришлась по душе старуха-акушерка, которую приказал приставить к ней король. Более того, она ее почему-то просто боялась и даже пожаловалась на нее своему супругу, принцу Тею. Принц, как мог, утешал свою любимую жену, объясняя ей, что брат, пригласив самую старую и опытную в таких делах женщину, просто хочет позаботиться об их будущем ребенке.

Однако чем ближе подходило время родов, тем больше боялась старуху принцесса. Тяжелые предчувствия не оставляли ее. И когда, старая служанка, случайно подслушавшая разговор главного советника короля со старухой-акушеркой, рассказала принцессе Лорине о заговоре против ее будущего сына, та сразу безоговорочно поверила женщине. В ту же ночь, принцесса, ничего не сказав мужу, который очень любившему своего старшего брата и вряд ли поверившему такому коварному замыслу, переодевшись в простое платье и накинув темный плащ с капюшоном, бежала из дворца. Вместе с ней покинула дворец преданная ей теперь душой и телом старая служанка, случайно узнавшая страшную тайну. И хотя бежать им было некуда, во дворце принцесса оставаться не могла больше ни минуты.

На рассвете следующего дня они оказались на опушке какого-то леса. И хотя дорога, по которой шли женщины, его огибала, путница вошли в лес, чтобы немного отдохнуть в тени деревьев, подальше от людских глаз.

Служанка заботливо устроила свою юную госпожу на куче хвороста, постелив на сухие ветки свой плащ. Вокруг никого не было видно, и лишь глухая тишина леса окружала их. Почему-то даже птицы не щебетали на ближайших кустах. Однако даже немного отдохнуть бедным женщинам не удалось. У принцессы из-за всех перенесенных страхов начались преждевременные роды. Старая служанка оказалась женщиной опытной в подобных делах, и вскоре поляну леса огласил плач не одного, а двух вполне здоровых и жизнерадостных младенцев. У принцессы Лорины родились сразу двое детей: мальчик и девочка.

Служанка заботливо опеленала детей в прихваченные из дворца специально для этого простыни и положила их на плащ рядом с их измученной родами, но счастливой матерью.

- Сними, пожалуйста, с меня сережки, - неожиданно попросила принцесса.

Служанка тут же исполнила просьбу своей госпожи.

- Теперь прикрепи каждую сережку на шнурок и повесь на шейки моих детей.

Служанка выполнила и эту просьбу принцессы.

- Ну, вот хорошо, - с облегчением вздохнула Лорина.

- Теперь давай решим, что нам делать дальше. Я знаю, что где-то по близости есть женский монастырь. Мы несколько раз ездили туда на богослужение. Думаю, что будет лучше, если ты сейчас выйдешь на дорогу и найдешь какую-нибудь повозку. Пешком мне сейчас до монастыря не добраться. Потом ты отвезешь нас с детьми в монастырь. Скажешь, что я хотела помолиться в монастыре о благополучном разрешении от бремени, да так случилось, что разродилась прямо в пути, и ты самолично приняла у меня роды. А сына надо спрятать где-нибудь у хороших людей. Помоги мне снять все украшения, - и принцесса начала стягивать с пальцев массивные кольца.

Служанка помогла ей и завязала все украшения в носовой платок.

- После продажи драгоценностей денег, наверное, хватит надолго. Поэтому, сразу же после того, как оставишь меня в монастыре, ты вернешься к моему мальчику, найдешь ему кормилицу и постараешься прислать мне весточку. А из монастыря сообщат во дворец, что я у них. Нельзя, чтобы мой возлюбленный супруг так долго оставался в неведении. О тебе же я скажу, что ты испугалась возвращаться во дворец, поскольку помогла мне в моем тайном посещении монастыря и ничего никому об этом не сообщила. Ну, вот и все. Девочку же король не хотел убивать, она будет во дворце в безопасности. А дальше как Бог пошлет, - сказала принцесса с нежностью глядя на детей.

Служанка с нею согласилась и отправилась к дороге, которая всего-то была от того места, где они расположились, метрах в пятидесяти. А принцесса, утомленная родами и всем происшедшим задремала на куче хвороста. И не знали бедняжки о том, что попали они в заколдованный лес, куда местные жители старались вообще не заходить, потому что здесь приключались страшные вещи, люди и домашний скот иногда пропадали бесследно, а уж блуждать по этому лесу можно было неделями.

Именно это и произошло со служанкой, которая не только не смогла выйти к дороге, но и потеряла свою госпожу с новорожденными детьми. А когда принцесса спала, возле нее появилась волчица, совсем недавно потерявшая своих волчат. Волчица медленно подошла к спящей женщине и обнюхала детей. Потом осторожно взяла одного из младенцев, беззвучно исчезнув с ним в чаще.

Когда же бедная принцесса проснулась, то увидела, что одного из ее детей нет рядом. Не было рядом с ней и служанки. "Может быть, Тина уже пришла и пока я спала взяла малыша?" - подумала принцесса.

Однако бедняжка недолго прибывала в неведении относительно судьбы своего сына. Буквально через несколько минут после того, как она очнулась после недолгого забытья, возле матери и ее новорожденной опять появилась волчица. От ужаса принцесса даже не могла закричать и попытаться отогнать зверя. А волчица осторожно подошла к застывшей в трансе принцессе, взяла второго ребенка и опять исчезла в чаще.

Бедная принцесса Лорина с застывшим взглядом сидела каменным изваянием на куче хвороста, покрытой плащом служанки. Служанка же безуспешно пыталась выбраться на дорогу, с ужасом понимая, что она вряд ли сумеет отыскать свою госпожу в этом глухом и безлюдном лесу.

Однако старая служанка ошибалась. За всеми их треволнениями все время наблюдали чьи-то внимательные глаза. Правда, это были глаза не зверя и не человека. За мучениями принцессы Лорины и ее служанки наблюдала сама хозяйка этого леса по имени Зар. Полупрозрачная, она почти сливалась с деревьями. И все же, если присмотреться, то можно было разглядеть распущенные светлые волосы, невесомое длинное одеяние и сапфировые глаза юной лесной богини.

Нельзя сказать, чтобы Зар отличалась особой добротой к людям. Скорее наоборот. Она больше любила животных и свой лес, а люди только пугали животных и вредили лесу. Но бедная принцесса Лорина, несчастье, которое с нею произошло, тронули сердце Зар. Поэтому она в мгновенье ока очутилась возле служанки, скользнула в ее тело и быстро вывела на дорогу, прямо навстречу крестьянину, дремавшему в своей повозке, пока лошадь мирно трусила по дороге.

Лошадь, почуявшая присутствие лесной хозяйки тревожно заржала. Крестьянин проснулся и увидел женщину, стоявшую на дороге. Служанка попросила его немного подождать, пока она сходит за своей хозяйкою, пообещав ему хорошую оплату за его услугу. Крестьянин согласился, и служанка с опаской снова вступила в лес, боясь опять ненароком заблудиться.

Однако госпожу свою старая женщина нашла на удивление быстро, но дальше уже ничего не смогла понять. Новорожденных детей возле нее не было. Не было и следов чьего-то еще присутствия на поляне. Сама же принцесса, застывшая изваянием на куче хвороста, ничего не могла объяснить. От всего пережитого бедняжка потеряла дар речи и теперь находилась в каком-то странном, сомнамбулическом состоянии, плохо понимая где она находится и что с нею произошло и даже кто она сама.

Служанка обыскала всю поляну, но даже следов новорожденных детей не обнаружила.

"Это, наверное, нас Бог покарал за то, что мы, никому ничего не сказав, убежали из дворца", - с тоской подумала служанка, и по ее морщинистым щекам покатились слезы. Она понимала, что раз бедная принцесса находится в таком состоянии, то значит с нею и детьми произошло что-то ужасное. Тем более, когда служанка подняла свою хозяйку с кучи хвороста, то капюшон плаща спал с головы принцессы, и служанка увидела, что в одночасье волосы ее бедной госпожи стали совсем седыми.

Безудержно плача, служанка вновь накинула капюшон на голову несчастной принцессы, подняла свой плащ и осторожно повела свою госпожу к дороге. Та, будто во сне, послушно шла вместе с нею, ни разу не оглянувшись на то место, где потеряла сразу двоих своих детей.

Выведя бедных женщин из леса, Зар выскользнула из тела служанки и, стоя на опушке леса, безмолвно наблюдала, как крестьянин помогал принцессе Лорине и ее служанке поудобнее устроиться в повозке. Лошадь в это время косила испуганным взглядом на хозяйку леса, стоявшую возле большого дуба, и от страха тихонько дрожала.

- Ишь, ты, скотина, а знает, что лес заколдованный. Боится, значит, удовлетворенно промолвил крестьянин, тоже усевшись в повозку.

- Так куда вас везти-то? - обратился он к служанке. Та на мгновение задумалась, потом взглянула на возницу.

- В монастырь. На богомолье. Тут где-то неподалеку монастырь, а мы с пути сбились - вспомнив разговор с госпожой на поляне, сказала служанка и поплотнее закуталась в плащ. Лошадь без понукания быстро тронулась с места, и через несколько минут повозка скрылась за поворотом, а Зар, отделившись от дуба, скользнула обратно в свой лес.

По дороге словоохотливый крестьянин рассказал о дурной славе, которой пользовался лес, где нашли временное пристанище бедные беглянки, среди местных жителей. Старуха при этом только крестилась, принцесса же казалось ничего не слышала из того, что говорил их возница, все так же неподвижно сидя и устремив вдаль застывший взгляд.

А лес, пользовавшийся такой дурной славой среди людей, все так же шелестел листвой, скрывая чужие несчастья и тайны под густыми кронами деревьев. Даже охотники редко забредали в заповедный лес, где хозяйничала Зара. Хотя в пылу погони появлялись в ее владениях и они.

Так однажды начали преследовать охотники волчицу, утащившую новорожденных детей у принцессы Лорины. Все дальше и дальше уводила волчица охотников от своего логова. Ускользнуть, однако, от охотников ей самой не удалось. В каком-то глухом овраге настигли они ее и убили. А Заре опять пришлось решать, чем можно помочь двум маленьким годовалым детишкам, ползавшим возле логова убитой волчицы.

Неожиданно мимо Зары промелькнул маленький неказистый мужичонка, почти карлик, и тоже остановился возле детей. Потом молча схватил маленького мальчугана и исчез, будто под землю провалился.

- Так, один младенец пристроен. А что же нам делать с тобой? спросила Зар, глядя на второго ребенка, маленькую девочку, спокойно и доверчиво подползавшую к ее ногам.

- Ладно, ничего не поделаешь, придется тебе помочь, - произнесла хозяйка леса и превратилась в хорошенькую девушку, внешне ни чем не отличавшуюся от здешних юных красавиц.

Она взяла девочку на руки и, прежде всего, понесла ее к ручью. Там она искупала малышку, потом уселась на поваленное бурей дерево и позвала к себе олениху. Та тут же явилась на зов владычицы леса, без уговоров подставив тугой сосок под жадные губки проголодавшейся маленькой девочки. Та усиленно засосала густое и сладкое молоко оленихи. Наевшись, девочка оторвалась от соска, почти тут же закрыв глаза. Через минуту она крепко спала на коленях у Зар.

Лесная красавица отпустила олениху и насмешливо произнесла: "Если ты думаешь, что теперь я только и буду делать, что купать тебя и кормить, то это зря. Своей вольной жизни на такие глупые занятия я никогда не променяю. Поняла?" Однако малышка, конечно, ничего не могла ответить своей спасительнице, поскольку крепко спала, сладко причмокивая во сне. А буквально через час, все также сладко спящую девочку обнаружила на своем крыльце жена лесника, чей дом стоял неподалеку от заколдованного леса.

- Господи! Ребенок! Кто-то подкинул нам дитя, - удивленно произнесла женщина, поднимая крепко спящую малышку. - Это что же за мать такая бросила такую хорошенькую девочку совсем голенькой, да еще и в лесу, - укоризненно прошептала добрая женщина, крепко прижимая спящую малютку к себе и занося ее в дом.

Все так же шепотом, ворча на нерадивых матерей, Трида, так звали жену лесника, уже ловко завертывала девочку в пеленку и укладывала в корзину, стоящую возле большой кровати.

- Кто это, мама? - удивленно спросил ее младший трехлетний сынишка.

- Твоя сестренка, - ответила Трида, покачивая колыбель.

Всего детей в семье лесника было четверо и все мальчики. Поэтому Трида тут же решила, что девочка останется у них и со временем будет ей хорошей помощницей.

Пожалуй, только одно смущало добрую женщину. На шее у девочки на шнурке висело какое-то украшение и, скорее всего, из золота.

"Если ребенок из богатой семьи, то почему его подкинули чужим людям?" - удивлялась Трида. - Да чего в жизни не бывает. Они с мужем воспитают ее как собственную дочь. А там видно будет.

Очень уж хотелось жене лесника иметь дочку и, посоветовавшись вечером с мужем, они решили оставить девочку у себя, даже не пытаясь разыскать ее родных.

Прошло несколько лет. Гела, так назвали девочку-подкидыша ее приемные родители, оказалась на удивление здоровым и смышленым ребенком. В пять лет она уже знала грамоту и счет, немного помогала Триде по хозяйству и была всеобщей любимицей в большой дружной семье лесника.

Однако была у этой милой девочки одна странность, которая очень беспокоила ее близких. Лет с четырех малышка совершенно одна уходила со двора в сторону заколдованного леса. Правда, через несколько часов она всегда благополучно возвращалась, довольная и веселая. При этом никакие уговоры и наказания не могли удержать ее от очередной прогулки.

Со временем близкие девочки привыкли к тому, что заколдованный лес для девочки почти родной дом и, несмотря на страшную славу, она чувствует там себя легко и свободно.

"Может, она дочка лесной хозяйки?" - толковали порой между собой лесник и его жена.

Особенно они укрепились в этом мнении после того, как к ним во двор из лесу забежал красивый олень и увел Гелу за собой. И что странно, собаки на него даже не гавкнули, а поджали хвосты.

Так прошло еще несколько лет. Геле исполнилось уже лет пятнадцать. Она выросла в красивую и веселую девушку. Много помогала Триде по хозяйству, но в заколдованный лес все так же продолжала уходить почти каждый день. Правда возвращалась оттуда всегда с грибами, ягодами или орехами. Но братьям поначалу ходить туда за нею запрещала.

- Почему? - обычно спрашивал ее младший брат.

- Там человеку или зверю навсегда пропасть можно, - отвечала Гела.

- А как же ты? - не унимался тот.

- Я знаю, где ходить можно, а где нельзя.

- Ну, покажи тогда этот лес и нам.

- Нет. Вам лучше туда все равно не ходить. Не пропадете, так заблудитесь. Лес-то этот непростой, - обычно отвечала Гела, и на этом разговор прекращался.

Однажды Жак, так звали младшего, четвертого сына лесника, все же решил проследить за сестрой, когда та в очередной раз пошла в заколдованный лес. Только в лесу том тут же заблудился и блуждал до тех пор, пока Гела его сама не отыскала.

- Ну, почему ты меня не послушал? - укоризненно обратилась девочка к брату. - Я правду говорила. Лучше туда человеку не ходить.

Там, в этом лесу, не только блуждать неделями можно, но и в ловушки самого Гора, хозяина подземного мира, попасть.

Надо сказать, что о Горе, так же как и о хозяйке леса, в этой местности многие наслышаны были. Только не все верили. Но там Жак поверил и больше за сестрой в заколдованный лес не ходил. Хотя, со временем, Гела все же показала отцу и братьям тайные тропы заколдованного леса, чтобы те случайно не заблудились и не попались в ловушки коварного Гора. Однако откуда она все это знает, Гела никому так и не сказала.

Хотя ни леснику, ни его жене и объяснять уже это не было никакой надобности. Так как они были уверены, что Гела - дочь хозяйки заколдованного леса. И однажды Гела случайно услышала их разговор, когда они очередной раз беседовали об этом.

"Я - дочь Зар? Надо будет расспросить ее об этом завтра же", - решила девушка и спокойно занялась делами по хозяйству.

На следующий день Гела опять убежала в заколдованный лес на встречу с Зар, которую до этого считала своей лучшей подружкой. Поскольку с раннего детства именно Зар забавляла девочку, играла с нею и учила лесным премудростям.

- Послушай, Зар, разве Трида не моя родная мать? - сразу начала разговор Гела.

- Нет, - ответила Зар.

Они обе сидели на поваленном дереве возле ручья, где когда-то Зар искупала Гелу, прежде чем отнести ее к дому лесника.

Как и тогда, Зар была похожа на молодую крестьянскую девушку. Хотя, когда Гела была еще маленькой, хозяйка заколдованного леса частенько забавляла девочку, прячась в животных или в деревья.

Теперь же, когда Гела подросла, Зар все чаще принимала человеческий облик, чтобы спокойно поговорить со своей воспитанницей обо всем.

- Значит, Трида говорит правду, и я, действительно, твоя дочь?

- Нет, - улыбнулась Зар. - Я еще слишком молода, чтобы иметь собственных детей.

- Тогда скажи, кто моя мать? Ты знаешь это? И почему ты заботишься обо мне? - спросила Гела, с мольбой глядя на Зар.

- Я не знаю, кто твоя мать. Знаю лишь то, что происходит в моем лесу. И могу тебе рассказать, раз ты сама меня спрашиваешь, что я когда-то здесь видела.

- Пожалуйста, расскажи. Иначе мне не будет больше покоя, - попросила Гела.

- Хорошо, слушай. Однажды в мой лес завернули с дороги две женщины, старая и молодая. Старая женщина собрала в кучу хворост, накрыла своим плащом и поудобнее устроила молодую. У молодой вскоре начались роды. Родилось двое детей, мальчик и девочка. Старая приняла роды и опять начала хлопотать вокруг молодой и ее младенцев. Потом ушла к дороге, чтобы привести кого-нибудь на подмогу. Дорога-то, с которой они свернули, была совсем рядом. Только она не знала, что лес этот - заколдованный и блуждать по нему можно очень и очень долго.

Молодая задремала, а из кустов вышла волчица. У нее тогда люди только что забрали волчат. Волчица сначала осторожно взяла одного ребенка и унесла его в чащу, женщина все еще спокойно дремала, а когда волчица вернулась за вторым, то женщина уже проснулась и с ужасом смотрела, как волчица уносит ее второго ребенка. Сделать-то она ничего не могла. Старая женщина в это время блуждала по лесу.

- А что сделала ты? - спросила Гела.

- Я не люблю вмешиваться в дела людей. Но на этот раз я помогла старой женщине быстро выйти на дорогу. Там в это время как раз проезжал крестьянин на повозке.

- Ты вошла в нее так же, как в меня, когда я была маленькой?

- Конечно. Иначе она бы еще долго бродила по лесу, и даже могла бы угодить в ловушку Гора.

Потом старая женщина довела молодую до повозки и они уехали.

- А как же дети? Ты не отняла их у волчицы?

- Это уже было не моим делом, - невозмутимо ответила Зар.

- Но они остались живы?

- А как ты думаешь? - спросила Зар, насмешливо глядя на Гелу.

- Так, значит, той новорожденной девочкой была я?

- Конечно.

- И что же тогда было дальше?

- Волчица вскормила тебя и твоего брата своим молоком.

- А потом?

- Потом волчицу убили охотники.

- И ты это узнала?

- Конечно, я знаю все, что происходит здесь.

- Что же было дальше?

- Вы проголодались и выползли из волчьего логова.

- И тогда ты забрала нас?

- Нет. Твоего брата взял Гор.

- Почему же ты позволила ему забрать моего брата?

- Во-первых, потому что Гор мой родной дядя, а во-вторых, я и с тобой не знала, что мне делать, - сказала Зар, а Гела совершенно неожиданно захихикала.

- Что тебя так рассмешило? Мне кажется, что в этой истории нет ничего смешного, - удивилась Зар.

- Извини, я вдруг представила тебя с двумя маленькими детишками на руках, которых надо кормить, пеленать и купать. Действительно - это выглядело бы очень смешно.

- Подумаешь! - рыкнула Зар. - Между прочим, я тебя тогда искупала как раз в этом вот ручье. А потом позвала олениху и накормила тебя оленьим молоком.

- Но оставить-то у себя не оставила?

- Да. Делать подобное каждый день мне было бы просто скучно. К тому же все маленькие дети - ужасные ревы. Ты бы мне всех зверей распугала.

- И что же тогда ты сделала? - перестав смеяться, спросила Гела.

- Отнесла к дому лесника. Его жена всегда мне казалась доброй женщиной. А там положила на крыльцо.

- И для этого тебе пришлось превратиться в человек? Так, как сейчас?

- Конечно. Иначе я тебя бы не смогла туда отнести. Ты же была тогда уже тяжеленькой.

- А больше ты ничего не помнишь?

- Помню. Помню, как молодая женщина сняла с себя большие золотые серьги с какими-то камнями, старая женщина продела в них крепкие шнурки и повесила их вам с братом на шейки почти сразу же после рождения.

- Скажи мне, Зар, ты знаешь что-нибудь о моем брате? Он жив? внезапно опечалившись, спросила Гела.

- Знаю. Он живет в подземном мире у моего дяди.

- А как его зовут?

- Вальд.

- Ты его видела?

- Да, несколько раз. Ты же знаешь, я не люблю опускаться под землю.

- Он очень там грустит?

- Да нет. Он же никогда не был на поверхности земли и знает о жизни наверху только по рассказам людей, попавшихся в ловушки Гора.

- А о нашей маме ты что-нибудь знаешь?

- Старуха попросила тогда возницу отвезти их в монастырь. В монастыре же я никогда не бывала. Нам туда нельзя. Молодая женщина с самого начала, еще до того, как у нее родились вы с братом, хотела, чтобы они со старухой поехали в этот монастырь. Они же зашли в лес немного отдохнуть. Да, она тогда еще сняла с себя все драгоценности, завернула их в свой носовой платок и сказала старухе, что хи можно будет продать, тогда денег им на что-то хватит.

- На что?

- Не помню. Это было уже очень давно. Я не все поняла в их разговоре.

- Хорошо, - с облегчением вздохнула Гела. - Значит, у мамы были потом средства, чтобы прожить. Они, наверное, продали мамины драгоценности.

- Нет.

- Почему? - удивилась Гела.

- Из-за волчицы, укравших ее детей, с твоей матерью что-то случилось. Она стала как больная. Ни драгоценностей, ни вещей женщины с собою не забрали. Все так и осталось лежать в лесу. Через несколько дней их нашли охотники, случайно попавшие в этот лес.

- И все же почему ты не отобрала нас у волчицы и не отдала обратно матери?

- Сначала мне было жалко волчицу, потерявшую своих волчат, а потом женщины покинули лес и уехали в монастырь, куда я попасть не могла.

- Значит, волчица взяла нас с братом вместо своих детей?

- Да.

- Она нас любила?

- Очень.

- Трида тоже любит меня и моих братьев. Наверное, все матери любят своих детей. Можно, я расскажу обо всем Триде?

- Конечно. Я не разрешала тебе раньше рассказывать о себе потому, что любопытство могло бы погубить твоих братьев, детей лесника. Они обязательно захотели бы увидеть меня и попали бы в ловушки Гора. Многие люди уже поплатились за свое любопытство. Попадая в наш лес, они или не могут отсюда выбраться или попадают вниз, к моему дяде. Представляешь, как убивались бы по своим сыновьям твои приемные родители?

- И ты не смогла бы им помочь? - не унималась Гела.

- Не знаю. Отстань! Хватит того, что я вот уже сколько лет вожусь с тобой, - рассердилась Зар и буквально растаяла на глазах у Гелы.

Гела поднялась с поваленного дерева, вздохнула, еще раз взглянула на ручей, где когда-то купала ее хозяйка заколдованного леса, и пошла домой.

Девушка прекрасно знала характер своей удивительной подруги и, уж если та рассердилась, то искать ее в лесу было совершенно бесполезно. Тем более что самой Геле очень хотелось побыстрее попасть домой и рассказать обо всем Триде.

Однако хотя Геле и хотелось поделиться с близкими всем, что она сегодня узнала, и рассказать им о Зар, она уже не бежала вприпрыжку, что-нибудь напевая, как раньше. Сегодня кончилось ее детство. Гела шла, обдумывая на ходу все, что рассказала ей Зар. Поэтому, подойдя к дому, где она выросла и который до этого дня считала своим, девушка сразу же направилась к той, кого она всю свою жизнь называла мамой.

- Что случилось, доченька? На тебе лица нет, - встревоженно спросила Трида, оторвавшись от квашни с тестом.

- Мама, я вам, правда, не родная?

Трида испуганно посмотрела на дочку. И по взгляду поняла, что девочка все знает.

- Правда, доченька. Только какая разница, родила я тебя или нет? Любим-то мы тебя, как родную. Другой дочки нам с отцом и не надо. И для отца, и для братьев ты - самая лучшая.

- Я знаю, мама. Я вас тоже очень люблю, - ласково ответила Гела и нежно обняла мать.

- Так что все-таки случилось? Кто тебе рассказал об этом? - начала допытываться у дочери Трида.

- Давай лучше, мамочка, я тебе по хозяйству помогу, а вечером, когда вернется отец и братья, я вам все расскажу. Все-все, что знаю. Честное слово, - ответила Гела, и они, как обычно захлопотали по хозяйству, дожидаясь мужчин к ужину.

Вечером, после ужина, вся семья лесника собралась за тяжелым дубовым столом. Точнее, за столом сидели сам лесник, Трида, Гела и двое младших сыновей. Поскольку старшие сыновья уже покинули родительский дом.

Гела рассказала своим родным все, что узнала от Зар. И о самой хозяйке заколдованного леса и о ее дяде, подземном хозяине Горе тоже.

- Да, ну и дела, - только и смог произнести лесник, мужчина могучий и немногословный.

- Значит, это лесная хозяйка уводила тебя маленькой в лес со двора, вхдохнула Трида.

- Да, но я и не знала сначала этого. Она же может вселяться в человека. Ты и идешь, куда ноги несут, а на душе при этом легко и весело.

- Какая она из себя, - с замиранием спросил Жак, младший сын лесника.

- Всякая, чаще спокойная, но иногда казалось бы из-за ничего может рассердится. Тогда - ищи ее, свищи. Ни за что не покажется несколько дней.

- А она красивая? - спросил другой брат.

- Ну вот, значит права была Зар, когда не разрешала о себе рассказывать. Пошли бы вы, глупыши, ее искать и попали бы прямо к подземному хозяину в лапы, - засмеялась Гела.

- А его ты тоже видела? - испуганно спросила Трида.

- Видела. Такой старый и невзрачный маленький старикашка. Не понимаю, как он может дядей Зар приходиться? - задумчиво произнесла Гела.

- Так значит Зар сказала, что твой родной брат жив и находится у подземного хозяина Гора? - переспросила Трида.

- Да. Не знаю, что мне теперь делать, как Вальда освободить. Я как заговорила с Зар об этом, так она на меня рассердилась и исчезла. Очень уж не любит бедняжка спускаться под землю. Да и ссориться с дядей не хочет.

- Да, дела, - опять вздохнул лесник.

- Мама, а когда Зар положила меня маленькую на крыльцо, на мне что-нибудь было надето?

- Нет, доченька. Я тогда очень еще удивилась. Не так уж и жарко было, а ты лежишь совсем голенькая.

- Да, нет, жена! - неожиданно вмешался в разговор лесник. - на шейке-то у нее что-то висело, какое-то украшение.

- И правда! Садовая моя голова! - воскликнула Трида и тут же полезла куда-то за печку.

Через минуту на столе стояла деревянная шкатулка, завернутая в кусок чистой материи. Трида развернула холщовую ткань, открыла шкатулку, в которой лежали ее скромные украшения, и достала оттуда золотую сережку, сверкающую драгоценными камнями, подвешенную на черном шнурке.

- Все правильно. Так, как говорила Зар. Это сережка, вторая должна быть у брата, - сказала Гела, бережно рассматривая удивительно красивое украшение.

- Судя по всему, твоя мать должна была быть из знатной семьи. Здесь даже какой-то знак есть, - добавил Жак, тоже склоняясь над сережкой.

- Интересно, жива ли бедняжка. Такое перенести. Надо будет о ней узнать в монастыре. Может, монахини что-нибудь вспомнят, - задумчиво произнесла Трида, внимательно глядя на дочь и сына, рассматривающих сережку.

- А что, если нам с Гелой поехать в город навестить старшего брата? Можно и сережку ювелирам показать. Вдруг скажут, чья она? - спросил Жак, обращаясь к отцу.

- Что ж не съездить. Поезжайте. И мать возьмите. Небось, тоже по сыну соскучилась, - заметил отец.

На следующий день, прямо с утра, Трида, Гела и Жак отправились в город навестить старшего сына лесника. Он совсем недавно обосновался в городе и работал в лавке у их дальнего бездетного родственника, обещавшего оставить свое дело Маку. Так звали старшего брата Жака и Гелы.

По дороге, умело управляя лошадью, Жак все время расспрашивал Гелу о Зар и ее дяде, подземном хозяине. Почему-то Жаку казалось, что Гор обижает Зар.

- Ничего подобного, - опровергла Жака Гела. - Он на нее просто внимания не обращает. Скользнет иногда мимо. Вот и все. Я сама много раз видела. А жить под землей, так же, как ее мать, сестра Гора, Зар не может. Говорит, что там на нее что-то давит. Хотя бывала у дяди не раз. Особенно, когда ее мать еще жила в этом лесу.

- Куда же мать Зар делась? - не унимался Жак.

- Не знаю. Зар никогда не говорила мне об этом. Может быть ушла куда-нибудь, а может, умерла.

- А не скучно Зар одной в лесу жить? - продолжал расспросы Жак.

- Нет. Скорее, наоборот. Весело. Ей не надо ни о чем заботиться. Знай, гуляй по лесу. Тем более, что только к такой жизни они и привыкла.

- А людей Зар не обижает?

- Нет, что ты! Вот Гор - другое дело. У него даже есть свои невидимые помощники, сначала заставляющие людей, попавших в заколдованный лес, целыми днями бродить на одном месте, а то и загоняющие их в невидимые ловушки.

- Тебя что, тоже мучали?

- Нет, никогда. Со мною же в этом лесу всегда была Зар, а они ей должны были подчиняться, как и все обитатели леса.

- Может быть, Зар все же сможет помочь вызволить из подземного мира Гора твоего брата? - спросил Жак, погоняя лошадь.

- Я очень на это надеюсь, - ответила Гела, а Труда еще крепче обняла девушку.

В городе они остановились у своего дальнего родственника. И пока Трида общалась с сыном, Жак и Гела отправились искать мастерскую ювелира. Вскоре они ее нашли, но внутрь Гела прошла одна, оставив брата дожидаться на улице.

Ювелир оказался человеком немолодым. Он долго через лупу рассматривал принесенную Гелой сережку, потом посмотрел на девушку и спросил, откуда у нее эта вещь.

- Случайно нашла в лесу, - спокойно ответила Гела.

- Уж не в том ли лесу, неподалеку от города, который считается заколдованным? - поинтересовался старичок-ювелир.

- Да, там, - подтвердила его предположение Гела.

- Темная это история, - сказал ювелир.

- Расскажите мне ее, пожалуйста, - попросила Гела.

- Хорошо, - согласился ювелир. - раз сережка оказалась у тебя, то ты должна знать эту историю, а уж потом решать, что делать.

Случилось это лет пятнадцать тому назад. У нашего короля был младший брат, а у того молоденькая жена. Супруги ожидали рождения своего первенца. И вдруг, незадолго до родов, супруга младшего брата короля исчезла из дворца. Во дворце все с ног сбились, пытаясь ее разыскать, но безуспешно. А через несколько дней охотники нашли в том самом лесу связанные в узелок драгоценности исчезнувшей принцессы и испачканную кровью простыню из дворца. А больше никаких следов. То ли дикие звери растерзали бедняжку, то ли разбойники напали. К тому же про лес тот всякое болтают. Бывает, люди там без следа пропадают. И как она там очутилась - никто не знает. Может, с ней приключилась родовая горячка, и бедняжка сама не знала, что делала и куда шла?

В общем, темная история. Принцесса Лорина, так звали пропавшую супругу младшего брата короля, с тех пор как в воду канула. Супруг ее очень уж по ней убивался и от отчаяния во время одного из сражений с кочевниками, время от времени нападающими на пограничные районы нашего королевства, сам подставил себя под их стрелы. Так люди говорили. А самого короля после исчезновения из дворца принцессы Лорины тоже начали преследовать несчастья. Так, вскоре после смерти младшего брата короля от стрелы кочевника, погиб и старший сын короля. В несколько лет спустя второй сын короля на охоте упал с лошади и разбился насмерть. Лошадь чего-то испугалась и понесла. Так что остался теперь наш король один-одинешенек. Нет у него наследника. А сам-то он уже не молод, семьдесят годков стукнуло.

А сережка-то это принцессы Лорины. Нашла ты ее в лесу, значит она твоя. Когда тебе приданое понадобится - приноси. За нее много денег можно получить. А на шее ее носить не советую, - добавил старый ювелир, глядя на золотую сережку с королевскими вензелями, висящую на старом грязном шнурке. - Или потеряешь, или отберет ее у тебя кто-нибудь.

- Спасибо вам, - поблагодарила доброго старичка Гела, забрала драгоценность и покинула мастерскую ювелира.

- Ну как, узнала что-нибудь? - спросил Жак, поджидавший Гелу на улице.

- Ювелир сказал, что вещица дорогая, даже без второй сережки. И когда мне понадобится приданое к свадьбе, ее можно будет продать.

- Правда? - почему-то обрадовался Жак.

- Правда. А чего ты радуешься? До свадьбы-то еще далеко.

- Ну и что? Я и подождать могу. Мы же теперь не настоящие брат и сестра. Вот подрастешь еще немного, мы и поженимся.

- Мы с тобой поженимся? - рассмеялась Гела.

- А почему бы и нет? - ответил Жак и обиженно замолчал.

Вечером они все вернулись домой. А на другой день Гела отправилась в заколдованный лес, надеясь, что Зар на нее не сердится и ей удастся обо все рассказать своей удивительной подруге.

Как Гела и надеялась, Зар уже поджидала ее на их любимом месте возле ручья. Гела тут же сообщила ей обо всем, что узнала за последние два дня.

- Так значит, твой родной брат может стать королем?

- Думаю, что да. Хотя сначала надо будет попробовать разыскать маму. Может быть, в монастыре что-нибудь знают? Только как я покажусь ей на глаза без брата.

- Ладно уж, - проворчала Зар. - Попробую тебе помочь. Хотя, с дядей мне вовсе не хочется ссориться. Очень уж он злопамятный. Так что сама к нему пойдешь. Вроде бы я тут совсем не причем. Поняла?

- Хорошо, - тут же согласилась Гела. - Только расскажи, как мне туда попасть.

- Лучше бы ты спросила, как оттуда выбраться, - все так же ворчливо произнесла Зар.

Гела видела, что юная хозяйка заколдованного леса огорчена всем происходящим в последние дни, но ничего поделать не может. События ее жизни набирали оборот, и остановить их она уже не могла. Брата, младенцем попавшего к хозяину подземного царства, надо было выручать. Конечно, Геле вовсе не хотелось самолично отправляться к Гору, тем более, она не представляла, как сказать об этом Триде и Жаку, которые будут за нее страшно переживать. Но раз Зар не хочет сама вызволять бедного Вальда, то Гела должна будет сделать это.

Прошло несколько дней. Как-то Гела сказала Триде, что снова пойдет в город кое-что разузнать, а остановится у Мака. Трида неохотно, но отпустила девушку в город. На самом деле Гела отправилась в заколдованный лес, где ее уже поджидала Зар. Все дни подруги только и обсуждали, как Гела может попасть в подземное царство, минуя ловушки, и как она должна вести себя с Гором.

- Все запомнила? - в последний раз спросила у Гелы Зар, стоя возле большого пня.

- Да, конечно, - ответила Гела.

После этих слов Зар исчезла, а за пазуху к девушке скользнула небольшая змейка. Сама же Гела смело нырнула в довольно узкое отверстие как раз посередине огромного старого пня, предварительно смахнув с него толстый слой веток и сухих листьев.

Наружу Гела выбралась уже из большого сундука, заполненного старыми шапками и шубами. Одна из стенок сундука была замаскированной дверцей. Ею заканчивался подземный ход, с помощью которого Гела попала в одну из обширных кладовых хозяина подземного царства.

Аккуратно закрыв крышку сундука и запомнив, где сундук стоит, Гела вышла из амбара и огляделась. К ее удивлению, вокруг было довольно-таки светло. Она отряхнула платье, пригладила волосы и решительно зашагала прямо к хозяйскому дому.

Вокруг сновали люди, занимающиеся делами. Все было также, как и в любой большой усадьбе на поверхности земли. Казалось, на Гелу никто не обращает внимания. Девушка беспрепятственно поднялась по ступенькам на крыльцо и постучалась в дверь.

- Кто там? - раздался скрипучий голос и на пороге появился сам хозяин этой усадьбы.

- Ба! Да никак подружка моей племянницы самолично в гости пожаловала? А чего же сама она меня своим вниманием не почтила?

- Не знаю. У нее свои дела, у меня - свои, - пожала плечами Гела.

- И какие же у тебя здесь дела, краса-девица? - лукаво спросил Гор.

- Брата своего пришла повидать.

- Брата? - сделал удивленное лицо Гор. - У лесника четыре сына и здесь ни одного из них нет.

- Другого брата. Того, которого ты у волчьего логова младенцем подобрал.

- Что-то не припомню. Здесь народу много, сама видишь. Может, скажешь, как его зовут?

- Вальд.

- Ах, Вальд. Вроде есть у меня такой, - лукаво усмехнулся Гор. - Вот только признаешь ли ты его? Если узнаешь, то дам с ним поговорить. Не узнаешь, значит, не судьба тебе с волчьим выкормышем встретиться.

Кликнул Гор слугу, что-то прошептал ему, а Гелу пригласил в дом.

Вошла девушка в дом. Начал хозяин ее по комнатам водить, богатством своим хвастаться. Дивится Гела на богатое убранство дома, сама же о встрече с братом думает: "Узнает или не узнает она Вальда". А когда снова вышли они на крыльцо, то и вовсе растерялась. Стоит перед крыльцом семеро юношей, и все на одно лицо. Хотя и разного роста.

Гор только посмеивается, наблюдая за растерянностью своей незванной гостьи. И что самое странное - на шее у каждого из семи юношей висело по одинаковому украшению, сделанному из второй сережки, такой же, как у самой Гелы.

Обошла Гела один раз всех юношей, потом еще раз, а когда пошла в третий раз, то возле одного из юношей змейка, что сидела у нее за пазухой, начала тихонечко постукивать хвостом по телу девушки. Гела прошла дальше, постукивание прекратилось. Вернулась к тому же юноше - вновь началось.

- Этот, - решительно сказала Гела. - Этот юноша мой брат Вальд, - и взяла Вальда за руку.

- Ну, твоя взяла, узнала. Я своему слову хозяин. Можешь с ним пока поговорить, а после в дом возвращайся. К ужину стол накроешь, покажешь, какая ты хозяйка.

- Хорошо, - согласилась Гела, держа за руку брата.

Тот удивленно смотрел на нее. Остальные же юноши тут же исчезли, будто в воздухе растаяли. Однако, постоянно общаясь с Зар, Гела вовсе этому не удивилась.

- А я вправду твой брат? - спросил Вальд, когда они с Гелой оказались одни неподалеку от хором хозяина этой подземной усадьбы.

- Да, мы с тобою действительно брат и сестра, - ответила Гела и вытащила из-за пазухи золотую материнскую сережку, висевшую на новом крепком шнурке. - Видишь, у тебя такая же. Нам с тобой сразу после рождения их повесили на шеи.

- Да, - согласился Вальд. - У меня точно такая же и тоже на шнурке.

- Это мамины сережки, - грустно сказала Гела.

- А где сама мама?

- Не знаю.

- Почему не знаешь? - удивился Вальд.

- Потому, что когда мы родились, а роды начались прямо в лесу, нас у нее украла волчица.

- Волчица? - удивился Вальд.

- Да, у нее охотники вытащили из логова волчат. Она по ним очень тосковала. Вот и утащила нас с тобой.

- Вместо волчат? - еще больше удивился Вальд.

- Вместо волчат.

- И мы жили у нее в логове?

- Да. Она нас кормила молоком и вылизывала.

- А откуда ты это знаешь?

- Мне Зар рассказала.

- Зар? Кто такая Зар?

- Племянница Гора. Мы с ней подруги.

- Тогда понятно, почему он к тебе так хорошо отнесся, - со вздохом сказал Вальд и замолчал.

- Почему ты ничего не спрашиваешь о нашей маме, о волчице и о том, что произошло дальше? - удивилась Гела.

- Наверное, они пропали, и нас некому было защитить, когда Гор забрал меня вниз. Так ведь?

- Так, - согласилась Гела. - Маму из лесу увела какая-то старая женщина, и я о ней больше ничего пока не знаю. А волчицу через год убили охотники. Мы проголодались, выползли из логова. Тут нас увидели Зар и Гор. Гор забрал тебя к себе, а Зар отдала меня на воспитание в семью лесника.

- Тебе, наверное, повезло, а мне - нет, - сказал Вальд и тут же поднялся, поскольку его кто-то позвал из-за амбара.

- Я пойду. Мне надо работать. Ты тоже иди в дом. Накрывай стол к ужину. Гора ослушаться нельзя, - с тоской в голосе сказал подросток и тут же ушел.

"Да, кажется, я не зря спустилась сюда. Похоже, Вальду у Гора живется не сладко", - подумала Гела.

Следуя совету брата, она вернулась в хозяйский дом и споро взялась за работу. Вскоре дома появился Гор. Он долго молча наблюдал за девушкой, а потом заявил:

- Все. Наверх я тебя больше не отпущу. Женюсь. Мне в доме нужна молодая и сноровистая хозяйка. Ты мне нравишься.

Гела только улыбнулась в ответ и попросила пригласить к ужину брата. За ужином же можно будет и поговорить. Гор согласился. А как только он вышел за порог дома, то из-за пазухи широкой полотняной кофты девушки высунула свою голову змея и застыла прямо над хозяйским кубком. Гела крепко сжала голову змейки, и в кубок хозяина закапал яд.

Вскоре в зале, где был накрыт стол, вновь появился Гор. Следом за ним понуро шел Вальд.

Хозяин пригласил брата с сестрой разделить с ним трапезу и налил себе в кубок вина.

Гела спокойно разложила по тарелкам кушанья. Гор залпом осушил кубок, после чего тут же жадно начал есть. Насытившись, он насмешливо спросил Вальда:

- Чего ты, родственничек, ничего не ешь? Или не рад, что я твою сестру в жены беру?

- Да не пугай ты его, Гор! - заступилась за брата Гела.

- Странно. Вроде бы вы брат и сестра, а такие разные, - удивился Гор. - Ты вон какая смелая да бойкая, а братец твой квелый какой-то.

- Любой под землей без солнышка будет квелым, - возразила Гела, откусив большой кусок пирога.

А у хозяина почему-то вдруг начали сами собою закрываться глаза, и уже через минуту он громко храпел, привалившись к спинке своего кресла.

- Бежим, - шепнула брату Гела, крепко взяв его за руку.

Вальд не сопротивлялся, покорно шагая за сестрой. Через несколько минут они уже были у заветного сундука в амбаре, а через несколько часов довольно-таки далеко от заколдованного леса. Вдалеке, на горке, виднелся монастырь.

Только тогда Гела отпустила руку брата, и они присели на краю поля отдохнуть. Тут же из-за пазухи девушки выползла змейка и быстро поползла в сторону леса. А прямо перед братом с сестрой оказалась лесная хозяйка, красавица Зар.

Она опустилась рядом с ними на землю и грустно сказала Геле:

- Ну, вот и все. Вальда ты выручила, но обратного пути в наш лес ни для тебя, ни для него уже нет. Даже в дом лесника возвращаться тебе нельзя.

- Почему? - удивленно спросила Гела, а Вальд только ошарашенно смотрел на них.

Однако тут начало всходить солнце, и Вальд уже не мог отвести глаз от разгорающегося алым цветом края неба. Он же до этого мига никогда не видел восхода солнца.

- Бедняжка, - прошептала Гела.

- Не знаю, бедняжка ли он. А я еще раз говорю, что больше в наш лес ни ногой! Поняла? - рассердилась Зар.

- Зар, миленькая, не сердись. Я тебя так люблю и так тебе благодарна за помощь. А может, Гор погибнет от змеиного яда, и нам уже не надо будет от него прятаться?

- Ну вот еще, - фыркнула Зар. - Это для него что-то вроде снотворного. Стала бы я своего родного дядю травить. Да и ссориться с ним из-за какого-то дурацкого мальчишки.

- Может этот дурацкий мальчишка со временем станет королем! - сердито воскликнула Гела.

- Этот заморыш?

- Этот заморыш. Теперь, на солнышке, он быстро вырастет, - заявила Гела и посмотрела на брата.

А тот даже не прислушивался к перепалке двух лучших подруг, только что вызволивших его из подземного плена. Вальд с удивлением смотрел на земные просторы, на небо, раскинувшееся у него над головой, на облака, спокойно проплывающие по синему небу.

- Ладно, - проворчала Зар. - Забирай своего брата и убирайся.

- А как же ты? Твой дядя прекрасно понимает, что это ты помогла мне проникнуть в его царство.

- Да ну его! - беспечно махнула рукой Зар. - Что он со мной сделает?

- А семья лесника? Им он может сделать что-нибудь плохое? - с беспокойством спросила Гела.

- Так я ему и позволила, - насмешливо протянула Зар.

- И что же ты можешь сделать, если он будет им угрожать?

- Перекрою все его ловушки. Вот что! - решительно заявила Зар.

- Здорово! И сама придешь в дом лесника, чтобы сказать Триде, что я не смогу вернуться домой?

- А что тут особенного? Сама и скажу, - спокойно ответила Зар.

- Замечательно! - восхитилась Гела. - Я тебя просто обожаю!

- А я тебя нет. С кем мне теперь в лесу поговорить?

- А ты приходи ко мне в город.

- Куда?

- В королевский сад. А Триде пока скажи, что я поживу в городе у старшего брата. Хорошо?

- Хорошо, - пробурчала Зар и исчезла, будто ее и не было.

Гела только вздохнула, нежно улыбнувшись вслед своей невидимой подруге. Потом посмотрела на брата. Пожалуй, он действительно выглядел почти ребенком. Сама она была выше его почти на голову.

- Ну что, немного отдохнул? - ласково спросила Гела.

- Немного. Я никогда еще столько не ходил. Нам опять надо убегать?

- Нет. Видишь вон там, вдалеке, монастырь?

- Вижу.

- Нужно теперь побыстрее добраться до него. Может быть там нам смогут что-нибудь рассказать о нашей маме. Зар говорила, что какой-то крестьянин на повозке повез ее и какую-то старую женщину в монастырь. А поблизости есть только этот. Там можно и отдохнуть подольше.

- Хорошо, пойдем, - согласился Вальд, послушно поднимаясь с земли.

Они снова взялись за руки и зашагали в сторону монастыря.

Крепко держа за руку брата, Гела с трепетом входила в монастырские ворота. Вальд с удивлением смотрел на здания из красного кирпича, на молчаливо скользящих мимо них монахинь и лишь крепче сжимал руку сестры.

Вскоре, оставив Вальда в доме для паломников, Гела отправилась разыскивать кого-нибудь, кто помнил бы о событиях пятнадцатилетней давности.

Старушка-монахиня, услышавшая вопрос молодой девушки, тут же проводила ее к аббатисе.

- Почему ты спрашиваешь об этой женщине?

- Возможно, это моя мать.

- Твоя мать была немой?

- Не знаю, матушка. Я ее никогда не видела. Эту женщину кто-нибудь уже разыскивал?

- Нет, дитя мое. Правда, примерно в то же время, когда в нашем монастыре появилась немая тяжелобольная женщина в сопровождении престарелой родственницы, искали какую-то молодую, богато одетую женщину на сносях. Но та, что пришла тогда в монастырь, вовсе не ожидала рождения ребенка. К тому же она была совершенно седой. Одета же бедняжка была довольно скромно. Хотя ее пожилая родственница и пожертвовала тогда на нужды монастыря большой кошель с золотом.

- А где эта женщина сейчас, матушка?

- Здесь, дитя мое. После своего выздоровления она приняла постриг и стала монахиней нашего монастыря. Ее родственница тоже обитала у нас, но несколько лет назад скончалась. А та, что помоложе, благодарение Богу, жива.

- Я могу ее увидеть?

- Конечно, дитя мое. Хотя, не знаю, что тебе удастся от нее узнать. Она не может разговаривать.

Тут аббатиса позвонила в колокольчик и поручила одной из монахинь проводить Гелу к сестре Феодоре.

С замиранием сердца Гела вошла в полутемную келью. На полу на коленях стояла, опустив голову, одетая во все черное монахиня и усердно молилась. Гела застыла на пороге. Женщина подняла голову, с удивлением глядя на юную девушку. В глазах у нее застыли слезы.

Гела молча подошла к монахине, сняла с шеи золотую сережку на шнурке и протянула ее женщине. Та поднялась с колен, внимательно посмотрела на сережку, даже ощупала ее, потом еще раз посмотрела на Гелу и беззвучно опустилась на пол, потеряв сознание.

- Мама! Мамочка! Что с тобой? Очнись! - закричала Гела, крепко обнимая обмякшее тело лежащей на полу женщины.

- Ничего-ничего, сейчас мы приведем ее в чувство, - успокоила девушку монахиня, провожавшая ее сюда, и начала хлопотать возле сестры Феодоры.

Вскоре та открыла глаза, посмотрела на золотую сережку, потом перевела глаза на Гелу и заплакала.

- Мама, мамочка, мы живы. Волчица нас тогда не съела. У нее украли волчат, вот она нас у тебя и утащила, - счастливо бормотала Гела. - Ты же наша мама?

Монахиня кивнула и взглядом попросила девушку продолжать рассказ. Монахиня, помогавшая приводить в чувство сестру Феодору, поспешила к аббатисе сообщить той радостную новость. А Гела подробно рассказала матери обо всем, что произошло с ней и ее братом.

- Ты хочешь увидеть Вальда? - спросила Гела, закончив рассказ. - Он тоже здесь.

И по сиянию материнских глаз девушка поняла, как хочется ей побыстрее обнять и сына.

Они еще долго сидели втроем во дворе монастыря. Говорила лишь одна Гела. По лицу сестры Феодоры непрерывно текли слезы. Вальд сидел, прижавшись к матери, и слушал сестру. Наконец, Гела, решившись, все же спросила:

- Мама, ты принцесса Лорина? Жена младшего брата короля?

Сестра Феодора с удивлением посмотрела на дочь. Потом нехотя кивнула.

- Почему ты покинула дворец, мама?

Женщина посмотрела на церковное здание.

- А, ты хотела помолиться в монастыре? - догадалась Гела.

Ее мать опять кивнула головой. Вальд все так же молчал.

- Но теперь, когда мы нашли друг друга, ты хочешь вернуться во дворец? - вновь спросила Гела.

В ответ женщина отрицательно покачала голово.

- Ты знаешь, что папа погиб в бою?

Принцесса Лорина только горестно вздохнула в ответ, и Гела поняла, что ее мать давно знает об этом.

- А о том, что сыновья короля погибли, ты тоже знаешь?

На этот вопрос принцесса почему-то не стала ничего отвечать. Однако Геле показалось, что мать знает и о гибели своих племянников.

- Я хочу отвести Вальда к королю. Он может стать наследником своего дяди. Других-то родственников у него нет. Ты не против?

Принцесса Лорина вздохнула и из глаз ее снова потекли слезы.

- Ну что ты, мамочка. Почему ты опять плачешь? Если ты не хочешь, я не поведу Вальда во дворец.

- Я хочу жить во дворце, там меня Гор не достанет, - неожиданно заявил мальчик и насупился.

Принцесса Лорина посмотрела на своих детей, потом сделала им знак рукой подождать ее на этом месте и исчезла в дверях одного из монастырских зданий.

Вскоре она вернулась обратно, держа в руке свернутую в свиток плотную, чуть желтоватую бумагу. Принцесса протянула свиток Вальду, но тот тут же передал его сестре.

Гела поняла, что Вальд не умеет читать. Она развернула свиток и вслух прочитала текст, написанный на бумаге.

Оказалось, что принцесса Лорина написала письмо королю, объясняя в нем, что испугавшись страшной акушерки, она тайком вместе со старой служанкой, уехала в монастырь, чтобы еще раз помолиться о благополучном разрешении от бремени. Она просит прощения у короля за свой безрассудный поступок и посылает к нему своих детей: Гелу и Вальда, надеясь на его милостивое к ним отношение. Подробности же всего происшедшего королю сможет рассказать его дочь.

Письмо было подписано принцессой Легой и заверено затейливой печатью.

Гела удивленно посмотрела на мать, а та неожиданно улыбнулась, вытащила из потайного кармана массивный золотой перстень с печаткой, вырезанной на крупном изумруде.

- Ты разрешаешь нам отправиться к королю? - спросила девушка.

Принцесса Лорина кивнула и нежно обняла сына.

- Я могу рассказать королю все? - переспросила Гела.

Принцесса Лорина подняла с земли уголек и написала на большом камне: "Все, что захочешь. Ты девочка умная".

Гела кивнула и спросила, могут ли они с Вальдом иногда навещать ее.

Мать улыбнулась и впервые девушка увидела в ее глазах радость и ожидание их будущих встреч.

Прошло два года. Геле и Вальду исполнилось по семнадцать лет. Вальд за это время подрос, стал выше сестры, много и многому научился, в том числе и грамоте, но даже в королевском дворце оставался все тем же довольно-таки замкнутым и настороженным полу-юношей, полу-подростком.

Король с радостью принял под свою опеку племянников. И, конечно, сразу же вспомнил предсказание о том, что не сыновья, а племянник, сын младшего брата, унаследует после него королевство. Вспомнил он и своего, уже умершего, главного советника, и ту страшную акушерку-отравительницу, так напугавшую жену младшего брата. Из письма принцессы король так и не понял узнала Лорина или нет о готовящемся убийстве своего первенца. А если и узнала, то рассказала ли об этом своим детям. Он так и не решился навестить принцессу в монастыре, попробовав поговорить с нею откровенно.

Однако понаблюдав за Гелой и увидев все возрастающую искреннюю любовь племянницы, король понял, что девушка ничего не знала о готовящемся во дворце убийстве ее брата. Поскольку, обладая, в отличие от брата, прямым и открытым характером, она никогда не пришла бы во дворец, зная правду.

Гела часто ездила в монастырь навещать свою мать. Иногда брала с собой брата. Принцесса Лорина выглядела теперь вполне спокойной и удовлетворенной, радуясь каждой встрече с детьми. И хотя сам король не захотел навестить свою родственницу, но время от времени от его имени туда привозились богатые дары.

Отблагодарил король и семью лесника. Сам лесник стал королевским лесничим, а все его сыновья поступили на королевскую службу. Гела часто виделась со своими приемными родителями и братьями.

Жак рассказывал Геле о том случае, когда лесная хозяйка явилась к ним в дом сообщить, что Гела не сможет больше вернуться туда после побега с Вальдом из подземного царства Гора.

Однако сама Гела продолжала встречаться с Зар очень часто, но Жаку об этом не говорила, чтобы не расстраивать юношу, очень гордившегося единственной встречей с хозяйкой заколдованного леса. В окно юной принцессы почти каждый день стучала клювом маленькая птичка. Гела тут же брала большущую книгу сказок с красивыми картинками и выбегала в сад. Там, на мраморной скамье в тени деревьев неподалеку от прекрасного фонтана с переливающимися струйками воды, ее ждала Зар и тут же требовала от подружки новую сказку.

Гела открывала книгу и читала вслух юной хозяйке заколдованного леса очередную сказку, а Зар рассматривала картинки.

Говорят, что некоторые слуги во дворце даже видели в королевском саду красивую незнакомую девушку, но не понимали, как она туда попадает, минуя охрану.

А еще во дворце поговаривают, что король пока не хочет назначить наследным принцем Вальда и приказал подготовить указ о наследовании трона не только по мужской, но и по женской линии.

Ну что же, тогда предсказание один в один, конечно, не сбудется, но толку от правления Гелы скорее всего было бы гораздо больше. А пока она так же, как и брат, учится всему, чему только можно научиться и читает Зар в королевском саду интересные сказочные истории.

Кстати, оказалось, что Гор вовсе не рассердился на свою племянницу и даже сделал вид, что ничего не случилось. Наверное, ему тоже не захотелось ссориться с хозяйкой заколдованного леса.

Однако ни Гела, ни тем более Вальд, помня предостережение Зар, больше никогда близко не подходили к границам владений грозного Гора.

Честно говоря, король, после рассказа племянницы, тоже старается не нарушать покой другого владыки и его племянницы даже во время охоты. И заставило его поверить в рассказ Гелы как раз внезапное появление и исчезновение в его саду хозяйки заколдованного леса. И ничего в этом особенного нет. Видел-то он ее своими собственными глазами. Причем, частенько.

А сама Зар с упоением слушает все новые и новые сказки, которые читает ей Гела, принимая все, написанное в книге, за чистую правду.

Хотя, пожалуй, в этом как раз и нет ничего удивительного. Не так ли?