Томас Стернз Элиот

Стихи На Случай


Томас Стернз Элиот

Стихи на случай

НА ОБОРОНУ ОСТРОВОВ

Пусть эти памятники немолчной музыки

строительного камня, многих веков

терпеливого возделывания английской

земли и английской поэзии

сомкнутся с воспоминаниями о нынешней

обороне островов,

с воспоминаниями об отправленных

на серые корабли - линейные, торговые,

рыболовные - о тех, кто легли костьми

в английскую мостовую на дне морском,

о тех, кто по новым правилам бился со смертью,

боролся с властью мрака в огне и воздухе,

о тех, кто дорогами предков пришел на поля

Фландрии, Франции, тех, неразгромленных

в день разгрома, сдержанных в день торжества,

изменивших обычаям предков лишь в вооружении,

и снова о тех, для кого дорогами славы

служат тропинки и улицы Англии:

чтобы сказать былым и грядущим поколениям

нашей крови и нашего языка, что

сейчас мы заняли наши места, повинуясь приказу.

1940

Перевод А. Сергеева

О ПОЭЗИИ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

(Стихотворение написано по просьбе мисс Шторм

Джеймсон для книги "Взывает Лондон"; Нью-Йорк, 1942)

Это вовсе не выражение коллективного чувства

Несовершенно отраженное в ежедневных газетах.

Где точка в которой чисто индивидуальный взрыв

Врывается

На тропу трудов более характерных

При сотворении вселенной, при выведении символов

Превыше нашего понимания? Столкновение при

котором

Мы присутствуем

Есть схватка сил не подконтрольных опыту

Природы и Духа. Индивидуальный опыт как правило

Слишком велик или слишком мал. Наши чувства

Случайные явления

В усилиях связать воедино день и ночь.

Весьма вероятно стихотворение может выйти

И у юноши: но стихотворение еще не поэзия

Такова жизнь.

Война не есть жизнь: этой ситуацией

Нельзя пренебречь, хоть ее и невозможно принять.

Такие проблемы решаются засадами и атаками.

Обороной и марш-бросками.

Терпением не заместишь нетерпения

Равно как и наоборот. Лишь абстрактная концепция

Личного опыта максимальной интенсивности

Становясь универсальной что мы и называем

"поэзией"

Может быть воплощена в стихе.

Перевод В. Топорова

ИНДУСАМ, ПАВШИМ В АФРИКЕ

Предназначение человека - в его собственной

деревне,

В его собственном очаге и в стряпне его жены;

В сиденье на приступке в час заката,

Во взгляде на внуков и на соседских внуков,

Играющих друг с дружкой во дворе.

Весь в шрамах но уже в безопасности, такой человек

Обладает воспоминаниями, воскресающими в час

беседы

(В прохладный час или в теплый - это зависит

от климата),

Воспоминаниями о чужаках, как они сражались

на чужбине,

Будучи чужаками и друг для дружки.

Предназначение человека это вовсе не

предопределение,

Каждая страна становится для одних отечеством

А для других чужбиной. Там где падешь смертью

храбрых

Слившись воедино с предопределением, там ты свой.

Тамошняя деревня - твоя деревня.

Не ваша была там земля - и не наша - но

и в нашем Мидлэнде

И у вас в Пятиречье кладбища точно такие же.

Пусть воротившиеся домой расскажут о вас одно

и то же:

О действиях во имя общей цели, о действиях

Ничуть не менее плодотворных из-за того что ни

вам ни нам

Не дано вплоть до Страшного суда познать

Что такое плодотворность действий.

Перевод В. Топорова

УОЛТЕРУ ДЕ ЛА МАРУ

(К 75-летнему юбилею)

Когда ребенок посреди ручья

Находит островок с песчаным гротом

(Сыграть бы в прятки, да, пожалуй, я

Столкнусь тут с крокодилом, с бегемотом,

Какая-нибудь дикая свинья

Подстережет меж пальм за поворотом,

Лемуры охраняют здешний клад.

А демоны отнюдь не обезьяны),

Он об открытье делает доклад

За ужином - и требует у няни

Каких-нибудь стихов. Но чьи - гласят

О том, что спать пора?..

А ну, в тумане

В саду очнется призраков толпа

Загадочных и страшных очертаний

И станет ночь стоглаза и слепа;

А ну, и в доме вдруг все станет ново

И со стопою встретится стопа,

И звонкий стих ударит слово в слово;

А ну, коты запляшут под луной,

Собаки запоют, залают совы

И ведьмы ввысь метлатою волной;

А ну, до нас сейчас не достучаться

И путник, одинокий и больной,

Напрасно ищет в доме домочадца;

Так кто же, кто же это написал?

Кто описал? Чьи вольные пассажи

Хранят в кромешном мраке свой накал?

Кто на чеку, кто с нами, кто на страже,

Кто прочих стихотворцев обскакал

На ослике, летящем без поклажи,

И паутину тихую соткал

И зазвенели звуки чистой пряжи?

Перевод В. Топорова

ПОСВЯЩЕНИЕ ЖЕНЕ

Для той кому обязан крадущимся наслаждением

В миг пробужденья чувства обостряющим

И ритмом сна, отдохновение дарующим.

Дыханьем в унисон

Двух тел благоухающих друг другом

Двух дум в одной не требующей слов

Двух слов в одном не требующем смысла.

Никакой зиме не заморозить

Никакому зною не засушить

В нашем и только нашем розарии наших роз,

Но строки этого посвящения предназначены

для сторонних глаз:

Личные слова адресованы тебе публично.

Перевод В. Топорова