Темная Лошадка Журнал

Темная Лошадка No 50


"Темная лошадка" (No 50)

"...чей-то слабый шанс, чей-то звёздный час..."

В печатном виде выходит с июня 1996 года Печатный орган Студии Доброго Слова. Новосибирск

В НОМЕРЕ:

Стр. 2-3 Камертон Стр. 4-5 Горит осколок счастья бесполезный

В до боли крепко сжатом кулаке: Стр. 6-7 Л.Л. Семенова Стр. 8 Маленькая Белошвейка Стр. 9 Босоножка Стр. 10 Несмеяна Стр. 11 Сын Сумерек Стр. 12 Людмила Белоусова Стр. 13 Дмитрий Ильин Стр. 14-15 Сказка о любви Стр.16 Памяти Д.Колоколова Стр.17 Музыкальные новости Стр. 18 СНЕГ-98 Стр. 19 Сотню лет спустя Стр. 20 СДС как структура

ПЕСНЬ ТЕМНОЙ ЛОШАДИ

Вот и пали снега, им долгонько лежать. Покатился ноябрь под гору. Поздравительно песню решила проржать В трехгодичную Студии пору.

Позволительно мне, в именинах я вся. Для меня и обложка открыта, Потому что уже номеров пятьдесят Я промчалась на темных копытах.

Вроде все как всегда, вроде мой экипаж, Что в огне ищет яростно брода. Не роняйте, пожалуйста, только тираж, Поднимали который три года.

Мне не вспомнить уже, кто же прав был из вас В этих спорах без сна и покоя. Понимать это стала я только сейчас, То, что было в начале вас трое.

Что ж, умножив ряды, имя вам - легион, А мечталось, чтоб была армада. Земляков бы поболе хотелось при том Потому что всегда я им рада.

А в других городах - очень жалуют нас Знаю точно, совсем не по слухам. Подарю иноземным я их ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС, Если только родные по духу.

На страницах всем места хватает вполне Мы за ДОБРОЕ СЛОВО в ответе. Так творите, дерзайте и, кажется мне, Скоро я пропишусь в ИНТЕРНЕТЕ.

Сколь отмерено мне? Долго ль я прослужу? Поспрошайте о том у кукушки. Лета многие все же студийцам проржу Я свои "иго-го игогушки".

Стилизованный перевод с лошадиного Александр Невеликий

стр. 2 Она сделает шаг вперед

КАМЕРТОН

Человеку надо мало: Чтоб искал и находил. Чтоб имелись для начала Друг - один и враг - один... Человеку надо мало: Чтоб тропинка вдаль вела. Чтоб жила на свете мама. Сколько нужно ей - жила... Человеку надо мало: После грома - тишину. Голубой клочок тумана. Жизнь - одну. И смерть - одну. Утром свежую газету С человечеством родство. И всего одну планету: Землю! Только и всего. И - межзвездную дорогу Да мечту о скоростях. Это, в сущности, - немного. Это, в общем-то, пустяк. Невеликая награда. Невысокий пьедестал... Человеку мало надо. Лишь бы кто-то дома ждал.

Роберт Рождественский

На странице приведена фотография г.Новсибирска. Вид с набережной реки Оби.

Открыта в клеточку тетрадь, Ты пишешь, рвешь и снова пишешь. Ты все пытаешься понять, Что ты одна. Одна! Ты слышишь? Одна, пойми. Вас больше нет. И не поэт он, и не рыцарь. И кажется: сквозь звездный свет Летят причудливые птицы. А тонкий рыжий лунный серп Тебе приветливо кивает: "Не хочешь спать? Не гасишь свет? В любви не ладится? Бывает!"

* * *

За окном тихо плачет дождь Над ее непонятной судьбой. Он ушел, и его не вернешь. Да и надо ли? Бог с тобой. В сонный город спускается ночь, Занимается теплый свет. За окном тихо плачет дождь, И его рядом с нею нет. Она выйдет на темный балкон, Она молча посмотрит вниз, И, стряхнув черно-белый сон, Она встанет на скользкий карниз. Она сделает шаг вперед, Сердце сладко замрет в груди... Вы решили - она упадет? Что вы. Нет. Она полетит.

Буревестница

ПОЭМА О ДРЕВНЕМ КИТАЕ

Болванчик на трюмо. Его головка качается, как "да" и "нет", Как "ночь" и "день", как "жизнь" и "смерть". Дракон глядит в зеленые глаза, Дитя-цветок, чья жизнь быстрее снега... Тончайший шелк, белейшая бумага. Безжалостное небо. Десять солнц. Вороны золотые на земле ярчайше черной. Алое сияет. Растет стена от гнева и печали, Мудрец на ласточку глядит не отрываясь, Неизменные болваны-мандарины Качают головою - "да" и "нет" И кости крушит палач. Вино поет, фарфором наслаждаясь, А в небе стаи змеев воздушных... Захлопываю старый школьный учебник...

Л.Ю.Трунева

стр.3 Банальный полет

ПРАЗДНИК

Я все чаще и больше думаю О празднике, Который для верности Пусть будет сложно по первости Я встречу один, сам с собой. Представлю себе: я изгой

Из массы всеобщей серости, Трусливый романтик-герой. Не надо шампанского брызг, Хрусталь будет пошл и невзрачен. На празднике этом назначен Банальный полет в пьяный дрызг.

И утренний свет ножом Разрежет меня на части. Красивое, хмурое счастье Я встречу с рассохшимся ртом. Ах, боже ты мой, Вот так праздник:

Данил Панфилов

Поэтизируя себя Я поступаю неприлично. Слова любви, как знаю я, На женщин действуют отлично. Богатство поз Вот те науки, Что я прилежно изучал. Твои возьму, целуя, руки Конец - вершина всех начал.

Затем, не мудрствуя лукаво, Смотрю в глаза, отбросив стыд Но после, поразмыслив здраво, Я скромный принимаю вид. И опуская многоточья Читатель сам расставит их Представьте, звезды тают ночью , Ритмичный звук уже затих.

И божество, вздохнув счастливо, Стреляет глазками игриво. И только шепчет: это - сила! Давай, кончай: трепаться, милый! А я, устало и небрежно ее целую нежно-нежно. И лишь отвечу, как обычно: Поэтизируя себя:

Вован

ЗИМА

Где тоскует души половина, Лунным светом окутан твой путь, Или это зима в том повинна, Не дает в часть души заглянуть. Закружились березы сквозь иней, В легкой дымке небесный рассвет, Где глаза твои ласковой сини, Только шорох снегов слышу вслед. Разделенной душой все тоскую, Все смотрю незнакомцам в глаза, Но застыть там во льдах не рискую, И блестит там хрустально слеза. Что же стало с душой половиной, Сердца храм остудило в снегах, Дни все катятся снежной лавиной, Только холодно, милый, во льдах.

Галина Кошелева

Снег врывается в лужи и продолжает идти. Улыбки снежинок ложатся и греют пути. И бесконечность, ладонью сжав сердце, начнет его бой. Это время для танго. Танго с самим собой.

Воздух странно пахнет. И, видимо, слишком чист. Когда ты посмотришь вверх, ты - одна из птиц. Тогда мечта сбылась, и весь небосвод - он твой! И это место для танго. Танго с самим собой.

Пусть на минных полях твоей души растут васильки. Пусть на длинных ресницах твоих сны будут легки. Пусть я буду любить тебя. Это будет нашей игрой. И мы станцуем танго. Сами с собой:

М.О.

ПОЧЕТНЫЕ ГРАЖДАНЕ КОССИИ Несмеяна (по нечетным - Инфанта Мари-Хуана).

Родилась 11 ноября 19** года. В детстве коллекционировала слова, собирая их в копилку, что очень пригодилась ей в дальнейшем. Окончила пединститут, который тут же, в честь этого события был переименован в университет. В КОСе с 1994 года. Наша героиня обладает незаурядным поэтическим дарованием. Её стихи сравнивают с творчеством Цветаевой и Ахматовой. Каждое стихотворение вспышка сверхновой. Кроме того, и артистические способности её таковы, что позволяют затмевать голливудских звезд. Каждая премьера с её участием в Большом театре Коссии - аншлаг, сопровождаемый аплодисментами, цветами, автографами, сходящими с ума поклонниками. В настоящее время ожидает приглашения от известной голливудской киностудии "ХХ Парамаунт Бразерз" на съемки фильма про вампиров "Пей легенду!" в главной роли. Как никто другой она знает, что такое Миг Вечности: он её родной брат и ангел-хранитель. И, конечно же, я, как мужчина, не могу не отметить, что: наша героиня ослепительно красивая женщина, мечта поэтов, художников, музыкантов и "новых коссиян". А потому - выходить замуж не торопится, чтобы подольше оставаться мечтой. Для большинства - несбыточной.

Говорил правду и ничего кроме правды - Сержант Пеппер

стр. 4 Все ветротекуче

Ночью сегодня мне снился мой старый дом Странная музыка странный ее перевод Кажется смысл мой утерян давным-давно Смыт унесен растворен в темном таинстве вод Между востоком и мной есть прямая связь Пусть ты не хочешь того, но ты брат моих дней Ночь я люблю - лишь она мне не даст пропасть Прошлое тянет живые побеги ко мне

* * *

Он кружится ветром на подступах к ночи Он падает в руки последним листом Эффектом присутствия мягко и точно Обводит мой путь тихим сумрачным днем Бесшумная осень немых ощущений Неверная радость придуманный свет И в чистом тепле этих странных мгновений Бессмысленна фраза: его с нами нет

***

Ожерелья звезд во мраке Час причудливых созвездий Ночь нашептывает сказки О прощеньи и забвеньи

Каждый раз приходит осень В дымке горькой расставанья Хризантем живые слезы Лепестками рассыпая

Не поверить и не вспомнить Как восходит солнце в мае Полусон остывших комнат Тихо двери закрывает

Лес

ОСЕННИЙ ВИЗИТ С.Лукьяненко

Плащ ляжет в угол, повиснет клинок на стене, Арфе одной лишь молчать по ночам не дано... Грустная сказка под вечер заглянет ко мне, В кресле устроится. Ветер стучится в окно. И под назойливый, но озорной перестук Снова польется рассказ об измене и лжи. Смерть размыкает пожатие дружеских рук. Миром владеть будет тот, кто останется жить. Свет и Добро, не смущаясь, по трупам пройдут. (О, дивный мир, что для нас приготовят они!) Раз мы способны поверить лишь в добрую Тьму Значит, нам выбор без выбора вновь предстоит. Нету геройства в убийстве ребенка - так что ж, Нам не обещано было геройских наград... Миром и так будут править насилье и ложь Собственный, нами самими построенный ад. Кровь и жестокость. Победа в руках подлецов. (Стань самым подлым устроит победы цена?) Честь умирает. И рядом погибнет любовь. А милосердие слепо, забыв, что такое вина. Голос умолкнет. Лишь ветер стучится в окно. Я прошепчу в пустоту: "Значит, выхода нет?" Но, из стакана граненого выпив вино, Сказка устало и горько смеется в ответ: "Будь же доволен, что ты не на грани сейчас, И не тебе суждено из двух зол выбирать. Снегом прикроет осеннюю слякоть и грязь Мне ж и на миг не позволено глаз закрывать. Ты же счастливчик ведь руки твои не в крови..." Сяду за стол, и пока я еще не устал, Вновь буду лгать о Добре, Красоте и Любви, Грустную сказку кроя под счастливый финал.

***

А ветер несет к их извечной судьбе Пожухшие листья. И бог, как всегда, равнодушен к мольбе Совсем обленился. С реки потянуло опять холодком Промозгло-колюче. Октябрь в своем праве. Извечный закон Все ветротекуче. Напрасно закат, что желаньем томим, Надменно янтарен. Ведь я не влюблен, и в ответ - не любим, А лишь уважаем.

* * *

Я не помню закатный луч, Осиявший священным светом Безмятежно спокойный лик В золотом окладе волос. Я не помню. Сломался ключ От шкатулки с ушедшим летом. Остановленный чудом миг Вместе с пылью ветер унес. Я не помню - ведь забывать Так естественно, так обычно, И бесследно канут во тьму Час за часом в слепой полет. "Я не помню," - себе солгать, Вот что трудно. Другим? Привычней. ...Неподвластное ничему, Безмятежно лицо твое.

Юрий Ломов

стр.5 В унисон с моим настроением

Я летать так и не научилась. Все мечты мои канули в Лету. В переулках ночных заблудилась, А в кармане моем ни монеты. И, по улочкам тихо блуждая, Собираю листву на подошвах В небе бледные звезды считая. Сколько можно так жить? Сколько ж можно?!? Я летать так и не научилась. Только падать умею, но это Совершенно не то. Что случилось? Все вопросы мои без ответа. Сонный город баюкает ветром. А луна, как и звезды, немая. Я блуждаю и только вослед мне Что-то шепчет листва, умирая. Я летать так и не научилась. Но на детских качелях бесстрашно, Не прося у небес Божью милость, Я все выше взлетаю: Так важно Мне хоть раз от земли оторваться! Все на свете отдать я готова! Буду падать и вновь подниматься: Сотни: тысячи раз: снова: снова:

***

Я люблю, когда капает дождь, Когда листья шуршат под ногами. Ты, наверное, сразу поймешь, Что хотела сказать я словами. Да, я осень люблю. Только в ней Нахожу я спокойствия силу. Растворяюсь в потоке дней, Наслаждаясь дождя текилой. И осеннее небо таинственное В унисон с моим настроением: Знаю, я на земле не единственная, Находящая в этом забвение:

Ирина Коршунова

ОДИНОЧЕСТВО

Я еду в никуда в пустом трамвае, Окоченев, без мыслей в голове, Я ничего вокруг не понимаю, И грустно так, что хочется реветь. Ночная чернь в слепом дверном проеме, Клочки помады на моих губах, Изогнутых в скептическом изломе, И тяжесть дня на сгорбленных плечах. А где-то далеко кипит веселье, Там кто-то чьей-то нежностью согрет. А у меня - нелепое похмелье Без повода, вина и сигарет. Я не мечтаю ни о чем хорошем, Оцепенев в предчувствии беды. Мой плач надрывный снегом припорошен, Овеян светом гаснущей звезды: Зима бушует холодна и люта, Придирчивая к мелочи любой. Как хочется мне ласки и уюта! Но где же ты, воскресный отдых мой? Закрыть глаза и опуститься в бездну! Лишь волосы струятся по щеке. Горит осколок счастья бесполезный В до боли крепко сжатом кулаке: Я ничего вокруг не понимаю. И здесь, быть может, не моя вина. Я еду в никуда в пустом трамвае И никому на свете не нужна.

***

Целой вечностью стали мгновения, Дни летят, равновесием маются: Гениальные в боли рождаются Только в горе творят гении.

Юлия Домникова

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ РЕАЛЬНОСТИ ВИРТУАЛЬНОЙ?

За хороший компьютер отдам я деревья и небо, Дыбом вставшие мысли курсором - аж блеск! причешу, Вместо жизни реальной познав нереальную небыль, Я в аллеях графических древ сам себя пропишу. Мне компьютер подарит дисплейные файлы и сиглы, Я в "азартные" игры играть у него научусь Если только освою смертельно разящие иглы, Если только кого-то я очень убить захочу... А не выйдет компьютер сменю я на хавчик и мебель, И гусиным пером я стихи про любовь сочиню, И в траву упаду, и увижу деревья и небо... И стихи про любовь на дискете тебе сохраню.

СОНЕТ

С компьютером общаясь, словно с братом, Ему вчера поведал я секрет: В моей душе, бессмысленной стократно, Родился вдруг осмысленный сюжет. Своей рукой нажал я на "reset", Чтоб запустить обратные процессы, Чтоб снять усталость, выжатость и стрессы, Чтоб засиял в душе надежды свет. В модели этой: ты и ребятишки, Вокруг - игрушки, одежонка, книжки, ПК, хранящий байтов тьмы и тьмы; Твое лицо, что я беру в ладони, Мои глаза в них не найдешь иронии, И губы, что в ночи целуем мы...

Теодор Драйвер

стр. 6 молятся кому попало...

БОЛОТНАЯ ЛИХОРАДКА

Было чисто. Леший кормил огонь одинаковыми крепкими полешками, разрубленными на четыре, и улыбался огню, а тот время от времени высовывал из языков пламени острые красные морды с голубыми глазами. Эти морды отпускали ужимки и плясали, плевали незлыми искрами, хихикали. - Счастливый, - сказала Лихорадка. - Делать ему больше нечего. - Да и тебе делать нечего, - ответил Леший. - Сиди, грейся. Он был белесый - и брови, и ресницы, и коротко остриженные волосы, зачесанные налево. Круглое лицо он чисто брил и не носил даже усов, за что подвергался осмеянию - равно как за чистоплотность и порядок в своем жилище. - Давеча заманил дровосека, - рассказывал Леший, бережно расщепляя деревяшку на лучины. - Вот спрашивается, зачем? Заманил. Он и сгинул, конечно. Закружился, забоялся - да и повесился под утро. - Сам же повесился... - Конечно, сам. - Леший протянул огню еще одно маленькое полено и тут же отдернул, опять протянул и опять отдернул; огонь сердито кусал полено, затем тоненько взвыл и цапнул так, что сухое дерево заполыхало, а Леший заболтал в воздухе обожженными пальцами. - Доигрался, - усмехнулась Лихорадка. Хлопнула дверь, и с холодком болотной тины ворвалась растрепанная кикимора - одна из опытных, умудренных веками разбойного веселья. Она была пьяна, лицо в синих пятнах, и мокрые волосы налипли ей на глаз. - Радуйся! - выпалила она и прислонилась к косяку. - Ух, задохнулась, во бежала! Радуйся, Лихорадушка, дело тебе привалило. Какие-то ратоборцы встали табором - ну, прямо на бережку, любо-дорого, ходить никуда не надо! - Много их? - тоскливо спросила лихорадка. Она не глядела на кикимору, зябко водила плечами, зубы у нее начинали стучать. - Тьма-тьмущая! Ты с ними и за неделю не расквитаешься. Пойдем, пойдем, скорее, чего сидишь? Рассиделась без дела, обленилась ты, девка... - Иди, - сказал Леший. - Раз надо.... - Кикимора еще что-то тараторила, обдавая перегаром. - Надо - оно и есть надо, раз такое дело... Лихорадка неохотно поднялась и стянула на груди концы черно-зеленого шевелящегося платка - водоросли, комары, мелкие гады и бесы добровольно сплелись в этот платок, чтобы обогревать тощие плечи своей повелительницы. И вслед за кикиморой, склонив русо-зеленую голову, побрела Лихорадка по родному болоту, и в ночной тьме сочувственно чавкала топкая жижа и обескровленно кричала птица. Да еще филин разухался и выползла луна - стало совсем уж мертвенно, а кикимора впереди бодро шлепала своими чунями и напевала под нос. Неподалеку от болота, на более-менее сухом месте, богатом каменными выступами и худосочными соснами, по правде расположилось немалое войско. Там жгли костры и ели кашу; ветер доносил смех и обрывки разговоров, звяканье железа, изредка лошадиное ржанье. - Вон их сколько! - радостно прошипела кикимора. - Каждый по сто жизней нахлебаемся, а то и поболе! Иди! Сотнями безобидных светлячков Лихорадка слетела на лагерь. Кикимора толстой мухой кружилась рядом и советовала: - Сразу бей наповал, сразу в кровь иди, а то вдруг они с утра уйдут? Нам-то ничего ни достанется, если они по дороге подохнут. А рослые могучие воины ничего не подозревали, отмахивались от комаров и мошек, смеялись, говорили о предстоящей битве. Часовые бродили по краям лагеря, зорко высматривали во тьме врага, но подлинного, смертельного врага не видели и видеть не могли. Только один - то ли воевода, то ли облаченный в доспехи волхв - вертел головой и хмурился, и втолковывал лежащему на плаще важному сотоварищу: - Не нравится мне это место. Гиблое оно. - Все-то ты преувеличиваешь, - басил сотоварищ полусонно. - У тебя от большого ума видения... На этих двоих - да еще на две трети засыпающих воинов - Лихорадке не хватило яду, и она вернулась на болото. Завернутая в свой живой платок, она до рассвета продрожала на кровати у Лешего, а тот отпаивал, утешал, жег одну за другой лучины и грустно, невыразимо печально смотрел в огонь. Когда небо расчистилось от предутренних облаков, и солнце заглянуло в гиблые заболоченные дебри, наведался старый Упырь - он давно уже никого не сосал и растерял зубы, и зла в нем почти не осталось. - Полегли, - сообщил он Лешему. - Остальные забегали, молятся кому попало... Как ты, Лихорадушка? - Ничего, - ответила Лихорадка. - Где моя гребенка? Леший протянул ей гребенку. Лихорадка долго раздирала волосы, пальцы у нее тряслись, и так было тошно, а тут еще Упырь вонял тухлятиной и нес околесицу, и добрый вежливый Леший не мог его выгнать. - Ты не расстраивайся, - сказал Леший, когда Упырь наконец ушел. - Я вот тоже давеча дровосека заманил... - Ах, оставь, - прервала его Лихорадка. - Хватит этих разговоров. - Нежить мы, - вздохнул Леший. - Существуем чужими смертями, ничего тут не поделаешь... Днем тоже пойдешь?

стр. 7 от этого еще хуже

- Да я что тебе - бездонная? - Ну, не сердись, я ведь только спрашиваю. - А ты не спрашивай! Мудрец нашелся. - Лихорадка замолчала, потому что почувствовала - кто-то из укушенных ею умер. И сразу жизнь его начали жадно растаскивать. Кикиморы ссорились и рвали куски побольше, и над болотом пошло гудение и хруст. К вечеру кикиморы объелись и уснули, а Лихорадка опять полетела на промысел. Войско уже не могло идти в поход - стонали и бредили больные, падали кони, на окраине стоянки полыхал огромный погребальный костер. В сутолоке Лихорадка не сразу отыскала давешнего волхва-воеводу: он пользовал страждущих, только усилия его были напрасны, и он сам это понимал. Лихорадка явилась ему воочию. - Уходи отсюда, - сказала она. - И уводи всех, кто еще здоров. Иначе я всех вас поубиваю. - А ты не убивай, - ответил волхв. Он будто и не удивился: может, потому, что устал и был возбужден - тревогой, страхом и горем. - Я не могу иначе. Я должна. Уходите. - Лихорадка поняла, что сейчас расплачется, и исчезла, и бросилась прочь, кусая всех без разбора, прямо на землю роняя тягучий яд. И к следующему вечеру уже бредил, бормотал и умирал весь лагерь. Лихорадка не тронула одного волхва, и он мотался между телами, несчастный и поседевший за одну ночь, и посылал Лихорадке такие проклятия, что она не могла от них избавиться даже в добротной горнице у Лешего. - Бедная ты моя, - говорил Леший сострадательно. - Да не жалей ты меня! - выкрикнула Лихорадка из-под кучи одеял. - Мне от этого еще хуже! - Да полно, полно, тебе хуже не от этого. Зря ты черную водицу не хочешь пить. Сразу полегчало бы. - Мне и так скоро полегчает, - мрачно пообещала Лихорадка. По мере того, как умирали воины, ее покидая озноб, прибывали силы. Вскоре, притихшая и потеплевшая, она сидела рядом с Лешим, они по очереди курили каменную трубку, набитую девятью разными мхами, и Леший озабоченно спрашивал: - Зачем ты волхва оставила? 3едь он когда-нибудь тебя победит. - Пускай, - отвечала Лихорадка. - Только вряд ли...не доживет. - Он тебе что - понравился? - Вот еще! Думай, что говоришь. - Да вот я и думаю. - Он ушел? - Ушел. Уехал. - Леший сосредоточенно смотрел в очаг. - И с ним еще сколько-то народу.. то ли ты их пропустила, то ли выжили... - Ладно, - оказала Лихорадка. - Что-то я устала. - Поспи. - Да не засну. Я от всего устала, жить не хочется. Зачем только я нужна. - Затем же, зачем и я. - А ты зачем? - Лесу хозяин нужен. - Да какой ты хозяин! Это медведь в лесу хозяин, а ты - так, пугало. Вроде меня. Леший ласковым взглядом одарил Лихорадку и сказал: - Не мучайся. Какие есть - такие есть. Как на роду написано - так и живем. Хотя бы и пугало. Без нас-то как? - Без нас никак, - согласилась Лихорадка. И вечно пьяные кикиморы, и обеззубевшие упыри, и весь выморочный болотный мир на какой-то миг показались ей родными, но лишь на миг, а затем тоска по другой судьбе вновь схватила и сдавила за горло. Но Леший подал водички и погладил по руке - тоска отступила, и то лучше, то хуже, то невыносимо, то изредка радостно потянулось то, что написано на роду.

Л.Л.Семенова

ФИШКА

В Новосибирске появилась новая еженедельная газета "СТЕНА" и сразу объявила конкурс на лучшее стихотворение и рассказ, которые повторно будут изданы в литературном альманахе. Редакция обещает опубликовать в порядке очереди все произведения, что будут ей присланы. Есть ограничение - 8000 знаков. Произведения большего объема не войдут на газетную полосу. В газете есть купон бесплатного объявления. И еще - Ваше произведение НЕ БУДЕТ опубликовано, если Вы не пришлете свои ответы на анкету, приведенную ниже. Анкета "СТЕНЫ" 1. Как Вас называть? 2. Как давно вы начали писать (рассказы, стихи) и почему? 3. Ваш возраст? 4. Чем вы занимаетесь и чем хотели бы заниматься? 5. Ваш любимый фильм? 6. Ваша любимая музыкальная группа (исполнитель)? 7. Ваша любимая книга? 8. Ваше пожелание газете "СТЕНА" и ее читателям? ********* АДРЕС РЕДАКЦИИ Газеты "СТЕНА" для визитов: ул Плахотного, 10, к 134

для писем: 630108, НОВОСИБИРСК, а/я 387, а также 630057, НОВОСИБИРСК, а/я 121.

стр. 8 Докричаться до Вашего неба,

КАРТОЧНЫЙ ДОМИК

Отвратительней нет Искривленного в вечной улыбке лица, И поэтому мне Не удастся сыграть эту роль до конца. Мне хотелось уйти Без упреков, без слез, без обиды и лжи. Попытайся простить И почти умоляю: меня не держи. Видишь, складки у рта Изогнулись, как змеи в смертельном броске. Нам пора перестать Строить карточный домик на зыбком песке, на песке. Руки помнят еще Холодок и покатость податливых плеч, Только это - не в счет, Понимаешь, почти невозможно сберечь Ту же радость в душе, Хоть на миг отдаляя агонию чувств. Я все чаще уже Ухожу, и когда-нибудь я не вернусь. И все ближе черта, За которой есть место слезам и тоске Нам пора перестать Строить карточный домик на зыбком песке, на песке. Губы верят губам, но потом в темноте мы все чаще молчим. Я жалею тебя, Как жалеют жильцов, потерявших ключи, А за окнами - жизнь, А за окнами дни продолжают свой бег. Нас вели миражи Мы хотели им верить и лгали себе. Это наша мечта Умирает синицей, зажатой в руке. Нам пора перестать Строить карточный домик на зыбком песке, на песке.

СИНВАНМУ*

Я выпускаю серебряных птиц, Крылья, как молнии Чертят вечернее небо, как лист чертит перо. И среди всех запрокинутых лиц, Глаз, удивления полных, Вижу, как взгляд твой пронзительно чист И осенен добром. Помню, как бились одна за другой Волны прибрежные, Грустную деву у призрачных вод С лютней в руках. Птицам волшебным неведом покой, Даже надежда, что Крылья прогонят все ветры невзгод Призрачна и легка. Вспомню на волнах далеких зарниц Алые лилии. Что суждено мне, с улыбкой приму И без обид. Я выпускаю серебряных птиц, Стань же их крыльями Той, что любима тобой и тому, Кто мной был забыт.

* Синванму - царица неба с веером, отгоняющим ветры невзгод. (Китай)

***

Под ногами Земля? Небо ли? Стали острее грани хрустальные. Это даже мечтой - не было. Это даже прошлым не станет. Но об этом ли думать хочется Таким беспечным радостным вечером, Что украден у одиночества И подарен тебе доверчиво? А чему я так глупо радуюсь Знают (и тайна иным не доверена) Только тающий луч радуги Да последний листок на дереве.

***

И с каждым часом ты все дальше от меня. Не знаю, есть ли этому предел и мера. И долго ль нам еще достанет сил и веры Любить сегодня, о прошедшем не скорбя. Нет, все в порядке, просто заедает быт. Нет вечно времени, а вот забот хватает. Друг другу старые обиды вспоминая, Мы забываем то, чего нельзя забыть. Слабеет некогда нервущаяся нить, И норны ножницы из рук не выпускают. И мы должны на что-нибудь решиться сами, Пока еще мы можем что-то изменить.

***

Мне опять не суметь Докричаться до Вашего неба, В слово "Вечность" сложить Не удастся мозаику дней. Умножая в уме Дождь и солнце на правду и небыль Получу "просто жизнь" И немного осадка на дне. Мы споткнулись о быт, Поскользнувшись на шкурке банана, На последнем снегу Отпечатались наши следы. Но, уйдя от судьбы, Не вернуться ни сдуру ни спьяна В горький вкус ваших губ, В сигарет моих сладостный дым. Мы начнем с полумер К получувствам и полупобедам. Пусть висит за окном Долгой памяти звездная плеть. Мне уже не суметь Домолиться до вашего неба. И заплакать о том, Как и прежде, увы, не суметь.

Маленькая Белошвейка

стр.9 Там каждый сам себе оракул

Затянут серым голубой навес, Погашена божественная просинь,Играя тихо струнами небес, Сонату грусти исполняет осень. Шуршащих капель быстрый перебор По листьям, словно по клавиатуре: И вновь, и вновь томительный повтор По выправленной ветром партитуре. К холодным стеклам слушатели льнут И зябко в предвкушении концовки, Заклеивая окна, снега ждут, Как дети ждут рождественской обновки.

* * *

Яд тягучий темной ночи Принимаю, как лекарство Капля к капле, по глоточку. Как помазанье на царство В мире призраков бессонных, Звуки музыки в квартире, Как алмаз моей короны, Рандеву в ночном эфире... Виртуальное пространство Переклички одиночеств Время пьёт, слагает в стансы Яд тягучий тёмной ночи.

ОСЕНЬ

Многоточием туч по асфальту Завершает поэзию лета, Свой узор выполняет из смальты Жёлто-ржавой на лужах проспекта. То - творит, то - смеётся, то - плачет... Словом, - женщина, жизни стихия! Ветром кудри взобьёт, на удачу Обрывает листочки сухие, Разогнав воробьиную стаю, Поворчит, по дворам похлопочет, Как котёнок, бумажкой играет И старухою охает ночью.

Пророчество, как ипостась, Канва - основа для творений. Несет рифмованная вязь Предназначение мгновений. Стежок к стежку, за строчкой - строчка: Орнамент слов как в книге судеб, Где в каждой букве, каждой точке Все то, что было, есть и будет. Затейливый узор событий По звукам собран и по знакам. Парнас - священная обитель: Там каждый сам себе оракул.

ПОЛНАЯ ЛУНА

Волшебство полнолуния: плавятся В дымке лунной рекламы огни И подмигивают, как посланнице, Одноглазые фонари. Свет, сползая, клубится туманово Ночь не справилась с ним, не смогла. Как на фотобумаге, всё заново Проявляет лучистая мгла. И колышется от полушёпота Еле-еле трава и листва, И, как призраки, трепетным ропотом Обозначились дерева. И бессонно волнуется, мечется От чего-то в тревоге зверьё... Фея магов, поэтов советчица Озарение дарит своё.

* * *

Мне нравится думать о вас, Мне нравится знать, что вы рядом, В надежде на встречу подчас Духи выбирать и наряды. Мне нравится - я влюблена! Нет, нет - не любовь, а влюбленность: И весело, как от вина, И к тихому творчеству склонность. Мне нравится взбалмошный шарм В намеках игры и кокетство Понравиться хочется вам Веками испытанным средством. СОНЕТ ( комете Хейла-Боппа )

Для человечества искус, Что возвестить ты пожелала: След поцелуя или жала, Какой в себе несёшь ты груз? Жемчужиной в оправе малых, Рассыпанных по небу бус, Когда родился Иисус, Скажи, не ты ли воссияла?! Твой путь меж звёзд, между планет, Путь бумеранга по лекалу Во всех галактиках воспет: Ты не прощалась, - ты мерцала. Пространством звёзды гасят свет... А люди - временем, пожалуй.

* * *

Мне говорят: "Ты занята не тем, Романтики не выживут. Свободней Не сделает высокий выбор тем И не решит твоих проблем сегодня!" Назвали неудачницей меня, Отметив, правда, званием Поэта: "О вечном мысли, добавляй огня"! Не забывая требовать при этом. Вы правы все! Ведь, если кто-то влип, Так сильно влип, что не освободиться, Так это - я, мечтающий полип О небе, распростёршемся для птицы... А можно я останусь той, как есть, Тоскующей, общительной, усталой, Чтоб на "моих костях" сумел расцвесть, Красивейший из выросших кораллов.

Босоножка

стр. 10 Нет обрыва - есть место взлететь

Фиал фиалки был вечерно-нежен Он был как фиолетовый ночник, Он тонким стеблем ко вселенной ник Ни весел, ни печален, безмятежен. И серебристо плыли шали фей, Мгновенно приглушая чьи-то звезды, "Ах, милая моя, сегодня - поздно:" Мне ароматом прошептал шалфей: А запах мяты был рукой измят, И венчан кипятком с индийским чаем, От губ горячим паром отлучаем Над чашкой руки паром воспарят Как два крыла одной замерзшей птицы Не замершей от страха в темноте Пусть эти не поймут постигнут те Две разницы забыть или забыться Любви исток открыл мне любисток Сирень сиреной пела колыбельной Земля качалась как-то корабельно, Летя в ночи, как брошенный листок: А ладан ландыша напомнил о дневном, О ласке простыней напели травы, Деревья и цветы вы были правы, Я - не о вас. Я - это все о нем:

***

Осиновым колом - да в колокол Гроза - заберет звонаря Душа его - огненным соколом, А тленное - примет земля. Душа его звоном серебряным От мира беду отведет, А пепел опустится медленно: Но новый звонарь подрастет.

На виду - да не на позоре Если горечь, не значит - горе Если стужа не значит стыдно На Оби - да не всем обидно Даже жалость не значит - жало Не забрать - опустить забрало. Есть позыв - но не значит поза. Мразью быть - да не на морозе Нахлебаться совсем не хлебом Ненавидеть не значит слепнуть:

***

Вечер скучился ликом праведным - постно. Поздно - поезд унес стук колес на дно эха звезды ослепли на все небо полнолуние: В этом мире людей Я - оборотень: Не ищите во мне человека!

***

Из веры и неверия, из черного сомнения Из радостей, из гадостей, из тьмы небытия Из Света в час полуденный С желаньями подспудными Из глины в пальцах Господа Вдруг появилось Я Как стержневая веточка Растущего растения Для тварей человеческих Источник самомнения Как яд Плодов познания Из райских яблок - косточки Заставит балансировать над пропастью на досточке Заставит тупо прятаться От ветра в грудь В расщелине искать прикажет властное Свое предназначение порою - необъятное, порою - безграничное разделит мир на общее и сокровенно-личное На суете распятое. Идет с сумою нищенской Из глины в пальцах Господа До супеси кладбищенской:

Серенада сиреневых сумерек Накануне суровой среды: Числа встали, сомкнули ряды Время умерло, умерло, умерло! Будет следствие, будут искать Кто его убивал, поминутное, Кто секунды потоками мутными В воды Леты посмел проливать, Будет казнь. Будет время безвременья. Будет по ветру пущен песок Тот, что сыпался в чреве часов И казался оплотом беззверия: Но опять, искушаемый змеями, Кто-то выберет с дерева плод Снова по миру что-то пойдет, И опять будет названо - временем:

***

На востоке истаяла тайна, Но оставила ветра поток, Мой висок пряной прядью потек Остывая в вечернем хрустально. Хрустнет сталью надломленно ветвь Вздрогнут эхом агонии ноги Бог огня, изворотливый Локи, Сохрани для меня этот свет. Для меня сохрани этот свет Тот, что свят, тот, что снят урожаем Что утрами на небо рожаем, Тот, что жжет, тот, что желт, словно плед. Нет начал, окончания нет Ни ночам, ни дневным диалогам Ни словам, ни дыханью, ни строкам, Ни Воззвавшему в Новый Завет. Нет обрыва есть место взлететь Нет обиды есть добрая память, Мять пространство, как глину, руками И мечтать и любить и гореть!

Несмеяна

стр. 11 Что для певца - запрет?

Я холодом своим тебя измучил: Зима - пора покоя и снегов. И в купол неба стон летит беззвучный Мой голос душит вата облаков. Я вою волком в переулках тесных, Срывая с небоскребов и лачуг Живую плоть, обманчивую внешность: За разрушеньем боль забыть хочу. Но никогда не будет мне покоя, Ведь сердца поцелуем не избыть... О, женщина, я этого не стою Я ветер, не умеющий любить.

***

Медленно роняет листья лес Он умрет и все начнет сначала. Золотое лезвие кинжала Падает, как молния с небес. Солнце красит золотом холмы. Травам жить от лета и до лета... Даже и последней жертвой этой Не остановить приход зимы. Жить нам от костров и до костров, Бесконечность измеряя днями. Солнце умирает за холмами. Остывает жертвенная кровь. Древнему обычаю верны, Мы уснем до первой песни мая... Что-то с каждым часом умирает. Солнце остывает до весны.

***

А ты глядишь в закатное окно Над пропастью. На лезвии. На грани. И как бы враг всю душу ни изранил, Лицо твое останется ясно. Ты будешь жить, жестокой правды вестник Не зная сам, в аду или в раю... Закат горит. Ты думаешь о мести. Над бездной. На пределе. На краю.

Это - ревности медленный яд, Это - горечь сомненья; в бреду Стиснув зубы от боли, твердят: Уходи - и я тоже уйду. Миром правит от века война: Лишь бы жизнь подороже продать... Пусть весна расцветает без нас, Пусть из пепла встают города, Все равно ты уходишь - и смех Между нами сжигает мосты... Страх потери как шепчут во тьме: Я вернусь - возвращайся и ты...

* * * Каждый встретит однажды судьбы приговор, И герои уходят за грань, не прощаясь. Черный камень, закат и последний костер Это все, что осталось. Только Море великое помнит их всех И - волна за волной Книгу Судеб листает. В его голосе - песня, молитва и смех... Это все, что осталось. Ничего не ценить, обо всем забывать Могут люди, и, черного камня касаясь, Кто-то вспомнит старинной легенды слова... Это все, что осталось. Мы не вспомним сейчас этот древний язык, Чьи слова на могильных камнях высекались... Имена на страницах потерянных книг Это все, что осталось... Но в бессонной ночи кто-то будет шептать О сраженьях, проклятьях, героях и стали, Чьи-то тонкие пальцы сожмут рукоять Это все, что осталось... Наша память сплетение Света и Тьмы, В тихом голосе Моря Конец и Начало... И потомками Древних останемся мы Это все, что осталось...

***

Жить довелось нам во время смут, Тайно созрело раздора семя. Кровь пролилась. Золотое время Кончилось. Путь наш лежит во тьму. Смерть подступает, и свет поблек, Только отвага непобедима. Сын мой, тебе завещаю имя, Сын мой, тебе завещаю долг. Там, на равнине, стоят войска, И небеса затянуло гарью. Спину прикроет в бою товарищ В землях родимых и смерть легка. Помни: пребудет мой дух с тобой, И справедливость удар направит. Сын мой, тебе завещаю славу, Сын мой, тебе завещаю бой. Город столичный высок и строг, Белые стены стоят на страже. Сотни правителей помнят башни, Встань на защиту настал твой срок. Мсти же за то, что нельзя сберечь, Роду немеркнущий Свет дарован Сын мой, тебе доверяю Слово, Сын мой, тебе оставляю меч.

* * * Мне не нужно дышать, но порою мне душно: Над безвременьем демон Вселенной молчит. Тьма бездонна, а я заводная игрушка, Сломан детской рукой и оставлен в ночи.

* * * Пусть говорят: у тебя нет цели, Что для певца - запрет? Помни: солгавшему менестрелю В вечном огне гореть. Пусть позабудут о Тьме и Свете (Долог ли век людской?) Помни: Господь после всех воспетых Будет судить певцов.

Сын Сумерек

стр.12 Земля устанет нечисти служить

О, ложное сияние огней! О, ложный стук умчавшегося сердца! О, боль, взорвавшая надежду светлых дней! О, горечь и бессилие коварства! Ушел! Ушел!.. Навеки. Навсегда. Так надо, тихо разум мне вещает. А я кричу: "Неправда, никогда Не будет счастлив, сердце мое знает!" Ушел! Подушка мокрая от слез, В бессилии рыданья замолкают, Но вдруг звонок: "Ты знаешь, я замерз! Мне нет тепла и счастья нет без рая: Мне нет тепла! И рай на жизнь менять Я не могу! Пусть будет все как будет! Пусть на Земле звонят колокола, Моя душа с тобою вечно будет! Я не могу уйти так, не могу!" И трубка замолчала на мгновенье: О, вечная борьба добра и зла, Когда же победим людское мненье?! Когда же вирусы законов на Земле, Что душу губят, сердце охлаждают, Исправим на законы бытия, Что к нам идут от Господа и рая! "Что делать мне? Что делать мне, скажи, Ты, Жизнь и Бог, что надо мной всесильны"? Бог говорит: "Любимая - люби"! А Жизнь: "Не смей! Ты отлюбила ныне! Пусть испытает все, что дам ему". А Бог: "Он избран мной и для тебя отныне"! А Жизнь: "Не смей, не твой! Не твой! Не твой!!! Пусть будет женщина! Но только не богиня"! Что делать мне? Иди, иди, мой друг!

Все испытай, пройдя, как я, по кругу, Но, если ты вернешься, сердцем знай, В мою судьбу войдешь ты отовсюду! О, ложное сияние огней! Все испытав, от них я убежала, Как билась я в той страшной темноте, Как за сиянье рая погибала. Иди и ты! Иди, коль выбрал путь! И руки я, как крылья опускаю, О, как хотелось мне с тобой взлететь И до победного добраться рая! Иди! Иди! Будь счастлив навсегда! Но мне же, милый, не желай ты счастья. Бог видит: душу я предала И за тебя молилась ежечасно! "Не так все, - слышишь, в трубку ты кричишь, Ты дорога! Ты божество навеки"! И слыша это, я в слезах молчу И вновь спасаюсь от ужасной смерти! О, ложное сияние огней! Мне слезы счастья душу исцеляют. Не надо свет губить! О, жизнь, не смей! Вам не прожить без проданного рая! Земля устанет нечисти служить И серость наводнит везде пространство И все померкнет в ложности своей. Не будет на Земле ее убранства! Померкнет все! Все ложью обрастет И пьяное всех захлестнет безумство. Где нет любви, там нечисть власть берет И сеет зло и губит совершенство! О, ложное сияние огней! Пусть победит тебя души сиянье И красота высоких чувств людей! Вот в чем секрет земного мирозданья! Ты спишь, я вещи собираю, Я ухожу, я ухожу. И я сама еще не знаю, Что мне она преподнесет, Быть может, новые страданья, А может, - радости полет! А, может, все священным светом Вдруг озарится навсегда. И мой уход - как песня песней, Как Солнца дивная звезда Все озарит и жизнь России Положит на ладонь мою, И мой народ - народ великий Вдруг склонит голову свою? Пред муками судьбы гонимой, Слезами, женскою тоской, Пред мигом жизни пилигрима И пред израненной душой. Как шла - не ведаю, не знаю! Друзья, что руку дали мне, Поверили и поддержали Навеки все в моей душе! Россия! Милая Россия! Тебя одну люблю душой! И за тебя, моя святыня, Я каждый день иду на бой! И верю: правда неизбежна! Ложь, нечисть вся падет в пыли, И воссияют над Россией Златые, радостные дни!

Людмила Белоусова

ФИШКА

Общественно-просветительской организацией "Святая Русь" стихи Людмилы Белоусовой изданы отдельным сборником

"ЛЮБВИ БОЖЕСТВЕННОЙ НАЧАЛО"

(Формат 103х145, 152стр. Тираж 5000 экз. Печать офсетная.) Читатели, заинтересованные в возможности получить этот сборник по почте, могут перевести 12 рублей по адресу: 630102, Новосибирск, ул. Бориса Богаткова, 24 - 88 на имя Кузнецовой Марины Георгиевны. Контактный тел.: (383-2) 66-61-53 (утром, вечером)

стр. 13 Я - с народом. Лицом к лицу.

МОКРЕЦ

Четыре карты, стороны одной медали, Бог - Отец создал нас по образу и подобию. Свежесть зелени, яркой - яркой, свет солнца залил аллею, Флаги, Маски, Цветы живого огня украшают парк, Скамьи саянского мрамора. Блеск. Шик. Великолепие Жизни. Праздника. Нарядные Красные Шапочки, ходят вдоль аллеи зеленых стен молодых сосенок, покачивая бедрами, Обтянутыми тканью. Плотно. Волк иного толка видит один их ажурное белье. Он - мокрец. Он в рванье и вонь источает волнами. Пот и грязь - вот его гель для укладки волос и людей. Дохлая мышь в кармане Вот его одеколон, вот его ужин. Он расселся на всю скамейку, он обнял ее жопой и пускает струю в штаны, Глядя на девичьи задницы. Ох, Мокрец!! Когда-то ты был идеей, мыслью, подозрением, в моем воспаленном мозгу. Ох, Мокрец - ты реальность и мое прозрение. Гниющий труп, куча дерьма на мраморной лестнице посреди шикарного бала. Почувствуй, вздохни жизнь, Полюби мир, полюби себя, взорвись чувствами на семь футов под ржавым килем, СТАНЬ ЖИВЫМ, Ох, Мокрец!.. Человек, общество, погрязнув в гордыне, создало Мокреца по своему образу и подобию.

БЕГЛЕЦ

Даже в тамбуре душно. Все поносят друг друга. Все злы, ироничны, циничны, я один как остров спокойствия, прижат к дверям, я их страж. Электричка. Полдень. Я спрессован, спиной к двери. Я - с народом. Лицом к лицу. Эти злые, потные лица с дряблой кожей чем-то напоминают шакальи морды. Металл за спиной позволяет чувствовать себя увереннее, выше лиц олигофренов. И этим давай зарплату, им подавай все блага. За так. Оскорбленная справедливость. В их головах один враг Правитель. У всех общий враг - Россия. У всех них один враг они сами. Меня поносят. Я с ними рядом, но не с ними, я не ругаю Правительство. Я спокоен. Я МОГУ! Я ЕСТЬ! Я ЖИВОЙ! Меня заставляют. Силой. Надо же... Олигофрены. Кто-то едет на дачу. Вкалывать. Кто-то к жене. Ненавидеть. Никто не думает. Это дело чиновников. Пусть они думают, чувствуют, делают что-либо. А народ их распнет в случае грубой ошибки. Гении рвутся к власти Рвутся мстить, не править. Алчность. Злоба. Лень. Чревоугодие. Это Жители. Столицы Сибири. Православной Руси. Живые живут, слышат, видят. Чувствуют, умирают, исходят кровью от ощущения непоправимого. В них плюют. В лучшем случае не замечают. Глаза. Пара глаз за стеклом в салоне. Уставились на меня. С ужасом. Х-хе, правильно, как я смею?! Да какое же я чудовище!!! Какое я право судить имею?!.. Х-ха! Да ведь я - в каждом из них, Я тоже - олигофрен. Потому что мне до лампочки что с ними будет. Бой проигран. Родина уничтожена. Нами же, Жителями... Олигофренами!!! НО Я ВЕДЬ ЖИВОЙ!!! Я МОГУ!!!! Я ЕСТЬ!!!!!

ЗРЯЧИЙ

Этот день был похож на кино о старых Сибирских лесах. Над полями туман, обнимающий сосны. Солнце заперто Северным Ветром. Я стоял на краю обрыва, у тихого переката. И небо было цвета воды, Я видел ворона, его сожрал ветер, унес во плоти в Небеса. Я стоял на краю обрыва, голый, у тихого переката. В мертвом ветре летели люди, касаясь воды, там, внизу, Внизу, вниз по течению. Все небо стало единым облаком, скрыло меня, рыдало и пело за меня... Она не пришла.

Дмитрий Ильин

стр. 14 приснились какие-то странные сны

СКАЗКА Полине и Вадиму

Когда он вернулся, в очередной раз опровергая все тревожные слухи и сплетни, Эри уже была достаточно взрослой, чтобы выйти вместе со всеми к воротам встречать его. - Дети, - мать примчалась из красильни гораздо раньше, чем обычно, и было видно, как она торопилась принести в дом добрую весть. Руки ее были отмыты кое-как, а плащ она накинула прямо поверх рабочего халата, - Дети! Мидар вернулся! Эрилин, ну не стой ты столбом, ты же не хочешь, чтобы мы пришли последними! В это было трудно поверить, Эри даже пробовала ущипнуть себя украдкой за руку, но мираж не рассеивался, - она стояла с матерью и братом возле дороги, ведущей к воротам. Разумеется, к самим воротам они протиснуться не сумели, да и не смели, в общем-то. Но уже то, что она, Эрилин, сейчас увидит странника Мидара, последнего из странников, было чудом из чудес. Конечно, она видела его и раньше - из окна школы, например. А в прошлый раз - даже с чердака дома, стоящего на центральной улице (о чем его обитатели, бывшие у ворот, и не догадывались). Но никогда - так близко. Может быть, он даже коснется ее полой своего плаща! Но об этом Эри даже не смела мечтать. Люди все прибывали, и вскоре толпа оттеснила мать куда-то в сторону, а ее и Таура, крепко на правах старшего брата сжимавшего ей плечо, притиснула к срубу старого, давно высохшего колодца и плотными волнами заколыхалась впереди. Таур скрежетал зубами от досады, но тащить сестренку обратно в толпу поостерегся. Эри чуть не заплакала. Чьи-то головы и тела, загораживали ей дорогу, маячили пред глазами. Эри подпрыгивала, вставала на цыпочки и вытягивала шею - ничего не помогало. И вдруг, когда она совсем было уже отчаялась, толпа неожиданно всколыхнулась и расступилась. Эри как раз на какой-то миг отвела взгляд от дороги, пытаясь найти опору, чтобы забраться на колодезный сруб, что уже сделали две каких-то более сообразительных девицы. А когда она, не понимая, что случилось, вновь подняла глаза, сердце ринулось в пятки, а язык прилип к небу: странник Мидар, улыбаясь, шел прямо к ней. - Здравствуй, милая девушка. Как твое имя? - Эрилин, - услышала она свой голос, на удивление звонкий и почти не дрожащий. Еще она услышала внезапно нахлынувшую тишину и бешеные удары своего сердца. - Здравствуйте, странник. - Эрилин? Вот как! - звонкий, радостный смех вспугнул стрекозу, присевшую на ворот колодца, - Дитя света! Это доброе предзнаменование, Эрилин. Дитя света, напои меня водой. Дитя света, напои меня водой, Но не той, что утекает между пальцев, И не той, что падает с неба на землю, И не той, что течет терпеливо, как время. Сколько Эри помнила себя, столько помнила эту балладу. Ее пела мать, качая колыбель. Ее пели менестрели, частенько проезжавшие мимо их дома. А сама Эри пела ее младшим сестрам, когда мать задерживалась на работе. Блестело солнце - день был ясен и светел. Блестела вода в ведре, оказавшемся вдруг необычно легким. И как-то по-особенному блестели глаза Мидара, когда она встретилась с ним взглядом, принимая ведро назад. - Доброе предзнаменование! Доброе предзнаменование! - послышались радостные крики вокруг. Эри вдруг почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног и, как утопающий за соломинку, ухватилась за чью-то протянутую руку. * * * - И все-таки я на твоем месте подумал бы, прежде чем принимать такое решение. И, подумав... оставил бы все как есть. - Ты не можешь так рисковать собой, - фигура бургомистра на фоне светлого оконного пятна походила на тень диковинного дерева. Диковинных деревьев странник на своем веку повидал. Впрочем, как и бургомистров. - Но пророчество... - Я сам знаю пророчество. Я знаю сотни пророчеств! Да, да, согласен, какие-то из них исполнялись, но... Но это было давно, пойми ты наконец! Когда еще были живы драконы, когда по дорогам бродили сотни странников, когда священные колодцы были полны воды... - бургомистр резко повернулся, лицо его выражало отчаяние и боль. - Я не верю... - И напрасно. - А где доказательства? - А вода в священном колодце дракона не доказательство? Ты хоть вспомни, когда он высох! - Вода... Далась тебе эта вода. - Именно далась, - странник улыбнулся. - Странно все это, - подал голос старшина красильного цеха, ведь пророчество говорило о... - Он замолчал, смущенно кашлянув, но, видя, что от него ждут продолжения начатой мысли, выдавил: - Я не знаю, кто он... И никто, даже она сама, этого не знает... Это какой-то бред. Мол, спала где-то в поле, приснились какие-то странные сны. А через положенное время - ребенок. Через три года - та же история... Правда, как замуж вышла - все как рукой сняло. Родила мне двух нормальных девок. Не то чтобы я не верил ей... - Послушай, Мидар, все мы знаем Пророчество наизусть, - повторил бургомистр более спокойным голосом. - Ты вот что лучше: скажи, когда уходишь. - Завтра на рассвете. - Ох, да, ты же вернулся неделю назад. Что ж, в следующий раз будет, надеюсь, больше времени для бесед. Ведь если в колодцах вновь появится вода и, - он жестом остановил кого-то, уже поднимавшегося со своей скамьи, - знаю, знаю,я слышал рассказы о каких-то огромных птицах, пролетевших пару раз над городом. Очень может быть, что это драконы. Значит, они возвращаются. Значит, в следующий раз... * * * - Таур, ты куда? - Эрилин, так и не сумевшая в эту ночь сомкнуть глаза, тихо сидела на крыльце, когда дверь неожи

стр. 15 как все это связано и что означает

данно распахнулась, и в проеме появилась стройная фигура, закутанная в длинный плащ. - Фу, Эри, ты меня напугала, - брат вздрогнул от неожиданности и присел рядом с ней на корточки. - Вот, не спится что-то. Вышел подышать воздухом. - И мне не спится, - Эрилин вновь подняла глаза к небу. - А где ты был вчера ночью? Завел подружку? - С чего ты взяла? - Тебя не было в комнате. Я заходила за свечой. И во дворе тебя не было. И у сестер. - Я... Ну, в общем... - Не обманывай меня, Таурунг. Я же всегда могу отличить правду от неправды, тебе это известно. Таур сел на ступеньку рядом с Эри и расправил плащ. - Помоги мне различить правду и ложь, Но правду не ту, которая ведет на суд, Но правду не ту, которую детям не говорят, И ложь не ту, которой успокаивают себя, тихо пропел он. - Эри, милая, ты сможешь поверить мне? - Таур, я... Я, кажется, знаю, в чем дело. Это ты, да? Ты... - Да, я летаю. Не так хорошо, как хотелось бы, но я пока учусь. Ты знаешь, я хочу найти его. Дверь скрипнула вновь. - Дети, - строго начала мать, и вдруг озадаченно замолчала. Взмахнула рукой. Улыбнулась. - Вот как. Вы выросли, а я не заметила. Я знаю, что вы хотите спросить у меня. Но мне самой это неизвестно, поверьте. - Зато мне известно, - плащ за спиной у Таура шевельнулся, как крылья. - И мне, кажется, тоже, - Эри встала у плеча брата и подняла руку вверх. - Смотрите. * * * И снова - толпа у ворот. И снова сердце ее стучит так, что, кажется, слышно всем. Но никто не смотрит на нее, а она опять стоит посреди толпы, привставая на цыпочки и вытягивая шею. - Итак, я, странник Мидар, последний из странников, повинуясь древней традиции, как и все странники, стражи дороги добра и хранители покоя нашего мира до меня... - Голос его прервался. Он перевел дыхание, встряхнул головой и вновь заговорил: - Уже много лет на земле не случаются чудеса. Давно высохли священные колодцы. И только мы, странники, еще бродили по дорогам. Многие из нас не возвращались. И никто не знает, какой враг и какие беды подстерегли их. В нашем мире давно все смешалось: свет и тьма, добро и зло, правда и ложь. Однажды, далеко и давно, когда я был одинок и казался себе слабым и никчемным, я услышал голос. Он всего лишь спел мне старинную балладу и напомнил мне о моем долге. Я много дней ломал голову над тем, как все это связано и что означает... Я принял решение, повинуясь внутреннему побуждению... Можете назвать это наитием. Или как угодно еще. Но когда сегодня ночью я смотрел на небо, все происшедшее стало казаться мне совершенно естественным. Я понял, что я должен сделать. Итак, повинуясь древней традиции, объявляю имя ученика, которого я выбрал. Я не стану говорить дважды, Услышь меня, дитя света, Не так, как слышат звуки, Не так, как видят глазами. Драконы и люди были братьями. Но однажды король драконов нечаянно смертельно ранил странника. И тот, умирая, проклял его род. А значит, проклял и его брата - человека. Люди и драконы стали врагами. Началась война, и люди изгнали драконов из своих земель. Они больше не понимали друг друга и не верили друг другу. И мир стал рассыпаться. Тогда же появилось пророчество о том, что проклятье утратит силу, когда странник возьмет в ученики дракона. А в какое время и кем была написана баллада, мне неизвестно. Слова ее странны... Хотел бы я, чтобы нашелся кто-нибудь, кто сможет их верно истолковать... Но я хочу рискнуть... Таур... - Нет, - голос юного дракона звучал мягко и слегка виновато. Нет, странник. Я вижу твои мысли. Я чувствую тебя. Но я не подхожу тебе. - Стойте! Стойте! Я понял! - бургомистр выбрался из толпы и схватил странника за руку. - Да подождите вы все. - странник улыбнулся, и с его лица мгновенно слетели напряжение и неуверенность. - Значит, мой выбор верен.Ты ведь понял, Таурунг... - Я понял, странник. Ты испытывал меня. Ты хотел знать... - Что драконы и люди снова могут стать братьями, потому что... ликовал бургомистр. Толпа расступилась, и Эри вновь увидела странника так близко, что смогла расслышать биение его сердца и прерывистое дыхание. - Эрилин, ты пойдешь со мной? Дитя света, помоги мне поверить, Помоги мне вернуть надежду, Напои меня своею любовью Так, чтобы хватило нам двоим и всему миру. - Потому что единственное, что еще может спасти наш мир - это любовь, - тихо прошептал Таур.

Граф Робер де Лерон

стр. 16 Мы источником света становимся:

В ноябре прошлого года в Тюмени погиб Димон Колоколов: Читателю предлагается небольшая подборка его стихов. * * * Если что-то очень личное В жизни как-нибудь не ладится, Или чувства неприличные На лице выражаются, Я качусь в пустом троллейбусе По заснеженным улицам, И тоска куда-то денется, И покой на сердце спустится.

А тролле-троллейбус катится

Пока колёса не отвалятся,

А шофёр поставит новые,

И не стоит, друг, печалиться!

Не печалься, друг! Если девушку любимую Ни за что назвал ты дурою, Или другу зубы выбил ты, Не понявши каламбура, Ты забудь про эти мелочи, Прогони печаль и скуку, Извинишься перед девушкой И протянешь другу руку.

А тролле-троллейбус катится

Пока колёса не отвалятся,

А шофёр поставит новые,

И не стоит, друг, печалиться!

Не печалься, друг!

* * * С тихим шелестом пролетает По дорогам заснеженным вьюга, Но, однако, на сердце тает Ибо рядом опять подруга,

Да и мало того разгорается

Как бы пламя внутри лихое,

Это радость кипит-играется,

Что за время моё молодое. Эх, закружится жизнь невесёлая Каруселью, качелью, песнею, Хороводом подкосит голову, И смешаются мысли естественно.

Забурлила кровь, разливается,

Беспредельною валит лавиною,

Эта сила ЛЮБОВЬ называется,

Бесконечная, беспричинная. Величавая и громадная, Грандиозная и глобальная, Бесподобная и нещадная, Непростая и многоовальная.

Мы источником света становимся,

Тепловыми лучами брызгаем,

И по снегу куда-то ломимся,

И Весну за собою вызвали:

* * * Синеет день и умирает на закате, Небесный сторож мира вышел на дорогу, Девичий образ заполняет всё сознанье, Девичий образ я зову в свою берлогу. А дети плещутся в речушке из отбросов, А дети в Рэмбо изумительно играют, А дети учатся придумывать доносы, Премудрость жизни планомерно постигая. Собаки лают и не знают, что устали, Они нас верно охраняют от напасти, Они не знают, что сегодня день печали, А завтра день повешенного счастья. Отцы уходят воевать, кого - не знают, А матери подбрасывают чадо, Синеет день и умирает на закате, И мы с тобою принимаем дозу яда. * * * Хор звериный, хор нестройный, Как грохочет в дождь вода, Дни - серебряные кони Мчатся вдаль через года. Посмотри или послушай В темноте и в тишине Устремилось в наши души Нечто чуждое извне. Мчатся кони буйным ветром, И осмыслить не успеть, Только ночью звёздной спектры Дел космических узреть, Под завесой атмосферной Завершается финал, То ли лютое инферно, То ли ангел пролетал. Разум силится постичь, С грани на грань мысль лихую Кони мчат, как гонят дичь. Рассекая вехи, даты, Агломераты городов, Словно рожицы приматов Лица в скопище голов, Жуткий вихрь долгой скорби Беспримерный, без границ, Дни серебряные кони Мчатся кони падать ниц. Как над бездной дальний вестник, Сокрушая все мосты, Странник сказочный кудесник Наколдует шквал весны. И в зарницах без утайки Вдруг привидится сигнал Из глубин истории байки Облекутся в идеал. Мчитесь, кони, табунами, Нету края у миров, За девятыми валами Воплощенье грёз и снов. И неведомые тайны Суть и смысл истин всех Мгла ли тёмная, густая, Или ясный Божий свет. В золочёной колеснице Будут все запряжены Мчитесь, кони, словно птицы, Необъезженные дни, Мчитесь кони, мчитесь кони, Мчитесь кони, мчитесь дни, Дни - серебряные птицы, Дни, серебряные дни: * * * Горшей обид, страшней ненастий Непостоянство злой судьбы, Откуда валятся несчастья В период тягостной борьбы? Тяжёлой битвы канонада, Экрана гром и рёв машин, И вопли сложены в тирады, И застилает небо дым. Узор мороза на окне, А в сердце заноза и как во сне смотрю на стекло, уткнувшись носом, Ищу ответ на свои вопросы Где ты, где ты Свет и лето? Рулетку крутят Агасферы, Играя жизнями племён, Мир в ожидании барьера, Где ты, конец таких времён? Как маховик глобальный встанет Взорвутся звёзды и навек Большая пустота настанет, Чего ты хочешь, человек?

стр. 17 спокойный, уютный концерт

Н-СКИЕ ВЕСТИ

30 сентября в одном из ночных клубов Новосибирска состоялся концерт Чёрного Лукича, на котором была представлена акустическая программа "Шапка-Невидимка". Несмотря на то, что ничего нового на концерте спето не было, выступление носило принципиально новый характер, и публика, собравшаяся в тот вечер, могла узреть Лукича в совершенно ином, непривычном и непредсказуемом виде. Впрочем, обо всём по порядку. Обозревая перед концертом сцену, моему удивлённому взору человека, пришедшего послушать акустическую музыку, представал гордо возвышающийся на двух ножках синтезатор. И лишь сбоку, как довесок, напоминающий посетителям о цели проведения мероприятия, скромно стояли две акустические гитары. Обратившись в изумлении непосредственно к главному участнику тех событий, было выяснено, что никаких изменений в составе группы не произошло, а клавиши же всегда являлись, являются, и, как я понял, будут являться необходимым компонентом в "акустическом" представлении материала. Немало на такое подивившись, я погрузился в мучительное ожидание. Теперь немного о месте проведения концерта - клуб "Калиостро", место молодёжных тусовок, дискотеки, бар и т.д. Но бывают также и концерты. Обстановка внутри была располагающая: мягкий свет, цветомузыка, намертво вбитые в пол двухместные столики и немного пространства для танцеваний, в котором с относительным комфортом и расположилась большая часть публики. Наконец, началось: Извинившись за небольшую задержку по техническим причинам (хотя по другим данным, концерт начался даже раньше на двадцать минут, - так точно организаторами была сделана реклама концерта), Дима запел первую песню: Описать творящийся в течение следующих 50 минут на сцене кайф представляется невозможным. Две гитары - ритм и соло, - клавиши, плюс неподражаемый мягкий голос Лукича создали в тот вечер чудную атмосферу. Приятную обстановку дополнило и почтительное отношение собравшихся к происходящему. Песни, как было уже сказано, слушателям были знакомы, но, благодаря клавишным, приобрели новый, незнакомый оттенок. Такие, как "Про дождинки", "Смешное сердце" были исполнены в совершенно неузнаваемой обработке, а ещё некоторые композиции: "Навсегда", "Ариэль" и "Можно и не жить", приобрели, на мой взгляд, именно то музыкальное решение, в котором они и должны исполняться. Их смело можно назвать удачнейшими номерами того выступления. Назвать происходящее акустикой конечно же было сложно, просто очень хороший, спокойный, уютный концерт. После небольшого перерыва, действие было продолжено, но уже, к сожалению, без клавиш. Концерт прошёл великолепно, на одном дыхании, несмотря на некоторые огрехи в звуке. От всей души хотелось бы поздравить Лукича с таким удачным дополнением состава и пожелать дальнейшего продвижения клавишной линии не только в камерных полуакустических концертах, но и в электричестве.

Стерх

НОВОСТИ С ВЕРТУШКИ

ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА "Концерт". (Р) 1997 ГрОб-records, (С) (Р) 1998 Студия ХОР.

"Концерт" - это действительно концерт, состоявшийся в Москве 4 июля 1997 года в ДС "Крылья Советов" и продолжавшийся более часа. Неплохой подарок поклонникам ГО. Во-первых, красивое оформление кассеты, вовторых, не менее интересное содержание. Открывается концерт лаконичным приветствием Егора Летова и старой доброй песней из советского наследия "И вновь продолжается бой!.." (Пахмутова/Добронравов). И, набрав с самого начала маршевый темп, ГрОбовцы выдержали его до конца. В глаза, вернее, в уши, бросались отличное качество записи и примерная, практически без огрехов и лажаний, игра музыкантов. Из относительно нового на концерте прозвучали лишь упомянутый марш, "Солнцеворот", Лукичовская "Мы идём в тишине", и две Неумоевские песни - "Родина-Смерть" и "Про малиновую девочку". Плюс раритетная "Песня о народном китайском добровольце", предварённая словами Летова о том, что "сегодня день 4 июля - праздник в США, посвящается им эта песня:", и исполненная под восторженные вопли "ЯНКИ, GO HOME!" из зала. После выступления, по традиции закончившемся "Русским полем:", музыканты даже вышли на бис, отыграв ещё порядка пятнадцати минут. В скобках заметим, что почти ровно через год, а именно 7 июля 1998 года Егор Летов посетил наш город с концертом под названием "Демарш в СССР", проведённом с помощью В. Сатурина в МКЦ "ПИОНЕР", на котором стало известно, что ГО больше не существует из-за излишнего увлечения музыкантами собственными проектами. Обиженный же на них Егор набирает новый состав, преимущественно из новосибирских музыкантов. "Наше дело пропащее:" (Егор Летов, "Солнцеворот").

ЯНКА "Красногвардейская". (с) 1998 Студия Русский Рок.

Сорокаминутный квартирник Янки, прошедший в Москве в феврале 1989 года и записанный небезызвестным Олегом Ковригой. Место, где состоялся концерт, было расположено близ станции метро "Красногвардейская", откуда, видимо, и произошло название записи. "Красногвардейская" включает в себя, за исключением двух последних, 13 песен и один к одному повторяет Янкин альбом "Акустика". Две же последние - "Пауки в банке" и народная "То не ветер ветку клонит", - были представлены из коллекции Алексея Маркова (89 г.) и добавлены в альбом.

Материалы подготовил Сергей Ахметов

стр. 18 идем на свет из тьмы и грязи

Не скажу почему, не скажу, потому что не знаю, Но порою мне хочется к ночи услышать звонок, Чтоб вошла в мои двери ватага немного хмельная И - в охапку меня, и, в надежде сманить за порог

На дальнейшие поиски шоу на точку опоры, Пусть в прихожей натопчет, накурит, попросит воды. И начнутся недолгие и бесполезные споры "Уходить - оставаться" и сможет остаться один.

Нет, не "сильно уставший" от поиска этого шоу, А достаточно твердый еще в этом мире-желе Чтоб за полночь сидеть вместе с ним у стола небольшого Чтоб не только стаканы стояли на этом столе.

Он достанет от сердца листок рукописного текста Со стола смахнет крошки, придавит страницу рукой. Знаю я - мы закалки одной, из одного мы теста. Он в кулак кашлянет и подарит мне свой непокой:

Будем долго молчать, как закончатся строки в ладонях Что сказать мне ему, если слезы застыли в глазах? Он закурит и резким движением спичку уронит. Зазвонит телефон и придется его мне позвать.

На другой стороне резкий голос вопросом "как скоро" Оборвет эту нить, что почти что звенела струной. Словно где-то до взлета под шасси пропала опора. Односложно ответит он и повернется спиной

К моему еще несколько недоуменному взгляду И разгладится сразу вопроса дуга на бровях: Напряженно докурит и жестом покажет - "не надо добавлять по чуть-чуть" - он на мой приглашающий взмах.

Из табачного дыма неловкость сгустится в квартире. В воду вместе вошли, но один уже - на берегу. Промолчу о своей черной зависти к солнечной лире Только руку пожму, а сказать - ничего не скажу.

Не скажу почему, не скажу, потому что не знаю:

***

Агинский. Осень. Хочется тепла. Болит в груди, как будто от железа. Выматывает душу полонезом Промозглый дождь. Стекают со стекла Потеющего капли конденсата. Я, тая сам на себя обиду Легко оделся! В дождь и холод выйду Прогуливать стареющего пса. Пес смотрит на меня, как будто век Молчаньем умоляя о приказе: Скорей, идем на свет из тьмы и грязи, Вернись в мир теплоты, о, человек! Хвост подожмет, но тянет поводок И нота бене на полях оставив, Он поскулит в одной, другой октаве Шепну: "Домой" - от радости прыжок. И мне тогда становится теплей, Хотя в порывах ветра коченею. Мне жаль, что я как он быть не умею Открытым хоть в кругу своих друзей.

***

Я - подмастерье Snow. Не приходи. Не стану ждать. Минули времена. Обломки самовластия - в утиль. Никто не пишет наши имена На маленьких листочках из "Доски" Зачем тебе тащиться в эту даль? Я завтра не повешусь от тоски. Кончается июнь. Или февраль? Я - подмастерье:

:Все-таки пришла! Дежурная улыбка: "Всем привет"! В груди щекотка и волна тепла. "Так вышло, были деньги на билет": Я буду счастлив. Сорванный альков Уносит ветер, свет прогонит тьму. Мне остаются кружева из слов Серебряные птицы... Синванму:

30.06-8.10.98

***

Попробуй говорить, когда молчится. Когда шипит запалом тишина И многоточье в жизнь твою стучится. Попробуй не смотреть в проем окна И не искать на потолке опоры Вопросу риторической петли Не позволяй смотреть холодным взором Глазами боли - на руки свои. Пусть мрак вокруг - храни свечу надежды, Гори, дари тепло свое и свет Отбросив суесловия одежды стань наг душой И через много лет Меж пальцами просеивая бисер Счастливых дней,нанизанных на нить Воспоминаний, ты вернешься к мысли: Когда молчится - пробуй говорить.

СНЕГ

стр. 19 куда пропадают на самом деле

2097

...ОН занял удобную позицию и замер в напряжении. Оборудование оповещало о своей исправной работе привычными звуками. Чуть тускловатое освещение мешало сосредоточиться, но ОН сконцентрировал всю свою волю и, подавшись вперед в ожидании решающей фазы, приблизил к глазам лист бумаги... ...Внезапно мониторы внешнего наблюдения озарились голубоватыми вспышками, корпус станции-спутника дрогнул и завибрировал. Радар зафиксировал три новые цели, одна за другой появившиеся в секунду назад ещё пустом пространстве. Лазерный код показывал корабли противника. Автоматизм движений сработал чётко: чуть притухли лампы освещения в момент включения силовой защитной установки. Он выругался - нужен был новый генератор, а его всё не доставляли. Станция, оставшаяся на краю вселенной без генератора могла протянуть ещё более года, если бы не эта проклятая война. На каждое боевое включение защиты уходил запас энергии на месяц благополучной мирной жизни, а восстановление этого запаса требовало недельной работы двух генераторов. Этот был последним из аварийного запаса. Политика Сферы была разжевана им ещё на Базе - два часа активной обороны, а затем славное имя оператора попадало на "Золотые Страницы" Терры. Три нажатия на кнопки и рапорт компа подтвердил очевидное - экран опустел, а где-то в десяти тысячах километров в полной тишине распускались затейливой формы огненные цветы. Радости от выполненной работы не было - на Базе ситуации проигрывались и покруче. Конечно, розовые краски, что ретушировали действительность жизни курсантов, быстро пооблупились, но всё-таки каждый из подписавших контракт надеялся и верил в собственную звезду, что та не вспыхнет сверхновой и не погаснет за этот год. И всё-таки, только попав на Станцию, он почувствовал на своей шкуре ту правду, что скрывали от них менеджеры Сферы Обороны. Месяц в учебном лагере на симуляторах был весёлым и опьяняющим. Обогнать сигнал от вживленных электродов, обогнать поселившуюся в тебе боль - это был настоящий азарт. До рефлексов выработанные движения по управлению огневой мощью Станции. А, кроме того, каждый пройденный уровень давал доступ к новым благам менялся и ранг, электронный мундир из чёрного становился всё светлее нужно было только успешно выполнять задания программы. Вместе с тем открывалось всё больше дверей в реальном мире. Мало кто задумывался куда пропадают на самом деле те генералы, что приходят со своих Станций через год - посёлок командного состава "продавался" новым курсантам в очередной раз. Так сладко было верить в эту солнечную мечту, что 99% остаются на новых мирах, составляя их элиту, покинув перенаселённую, истощенную и замусоренную старушку Терру. Вновь раздался предупредительный сигнал компа - на этот раз датчик инерции обнаружил приближение массы на порядок больше предыдущего выхода из подпространства. Иногда Служба Бдительности Сферы контролировала персонально эффективность обороны и забрасывали две-три мишени из подпространства, а через галактический час появлялся эсминец, благополучно отвечал на код запроса, давал салют защитникам империи и иногда отправлял транспортную ракету с гостинцами от адмирала, но чаще появлялись только мишени с датчиками скорости поражения. На этот раз эсминец спешил - не прошло и десяти минут, а Станция начала свою тошнотворную вибрацию от близкого выхода большого объекта. Такого ещё не случалось за восемь месяцев его вахты ни разу и он развернул панораму звёздного неба в направлении вектора скорости движущегося тела. Как говорили романтики-инструктора и по видеофильмам, на выход линкора стоило посмотреть своими глазами. Включив все штатные видеокамеры наружного наблюдения на запись он привычно положил руки на пульт и затаил дыхание. Устойчивость к вибрации от рвущейся материи при выходе звездолётов из подпространства была одним из требований к кандидатам в Сферу Обороны, и он этому требованию удовлетворял, но тут началось нечто неописуемое. Навалилась тошнота... ...Но это был не линкор - на экране то тут, то там возникали цели, явно враждебного флота. Полное радиомолчание было этому лишним подтверждением. Целей становилось всё больше - 5,7,11, 19... Комп выдавал информацию дискретно, не успевая обрабатывать параметры. Автоматически сработали пальцы на включение защиты, но атаковать такой флот было безумием. Впрочем, не меньшим безумием было бы ждать милости... ...ОН перевел дух, вытер с лица пот, промакнул в уголках глаз влагу, скопившуюся от напряжения и облегчённо вздохнул. Задача была выполнена. Поднявшись, дернул за рычаг, уничтожив результаты своей деятельности и без сожаления смял в руках кусок прочитанного текста - продолжение было кем-то оторвано, да и так всё было ясно - погиб мужик где-то в галактике. Распускались ядерные цветы на могиле героя. Хрустнула под пальцами бумага и нашла свой покой в мусорном ведре. Осталась только мысль о гибнущей империи, увлекающей с собой в могилу своих молодых защитников, брошенных в мясорубку во всех концах пространства.

Моззил Тор

стр. 20 Выходит когда, как и где можно

На странице в графическом виде приведена структура дерева каталогов Студии Доброго Слова.

Приведенная структура существует пока только на жестком диске моего компьютера. Осталось найти заботливого хозяина для размещения в сети Интернет. СНЕГ

С нового года подписка на "Темную Лошадку" претерпит изменения. Выпуск будет не столь регулярным, а по накоплению материала и средств на выпуск. Каждый, кто пожертвует СДС 25 рублей на издание, получит 5 номеров ТЛ, либо 4 + 1 из новых авторских сборников за полугодие в случае, если не наберется материала на пять "Лошадок". Желающие заплатить один раз за весь год, могут просто удвоить сумму, но в результате инфляции Вам, скорее всего, в конце придется еще немного доплатить. Как наиболее мобильный способ расчета предлагаем оплату вперед за два номера. Обращаем внимание подписчиков, что этим номером мы исчерпываем свои обязательства перед Вами за 1998 год (№8/9 за июль-август хотя и вышел под одной обложкой, но по затратам равен двум обычным). Желающие получить ТЛ № 14-98 могут добавить 5р. к сумме перевода за 1999 год.

В надежде на прнмание от редакции - Дмитрий Бочаров

АДРЕС ДЛЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИИ:

Россия, Новосибирск, 630106, а/я 59, Бочарову Дмитрию Викторовичу Bocharov Dmitrij RUSSIA, 630106, Nowosibirsk, Postbox 59

ПОДПИСКА Если кто-то из читающих электронную версию, проживающих на территории России, почувствует страстное желание регулярно получать печатный вариант, то следует отправить 24 рубля за полугодие с доставкой по России по адресу:

630092, Новосибирск, а/я 49 Постовалову Сергею Николаевичу

Срочное текстовое сообщение для редакции Вы можете продиктовать по телефону в Новосибирске (383-2) 186-555, пейджер 540535

*************************** КОРПУНКТЫ: В Улан-Удэ: 670047, а/я 11859; В Самаре: 443117, а/я 7415. Internet: http://sunsite.nstu.nsk.su/rus/sds.html E-mai post@sun.nstu.nsk.su ______________________________

Каждый второй и четвертый четверг месяца с 19:00 в ДК Станиславского проходят собрания инициативной группы СДС. Гости с тортами и рукописями встречаются благожелательно.

Номер делали: Д. Бочаров, С. Постовалов Набор: Ю. Ломов, В. Ермолаев, Т.Ильина Рисунки в номере: Босоножка Безответственный за выпуск: Д. Бочаров

Подписано в печать: по графику 15.11.98; фактически 23.11.1998 Тираж - 100 экз.

Цена номера в Новосибирске 2,5 р.