/ Language: Русский / Genre:

Еретик Силы 3: Объединение

Шон Уильямс

Джедаи приближаются еще на шаг к спасению растерзанной войной галактики – но наградой за их усилия станет новая мощная волна сопротивления… Мучительные поиски Зонамы-Секот, наконец, окончены – экспедиция Люка Скайуокер, Джейсена Соло и их товарищей на "Тени Джейд" увенчалась успехом. Но радость сменяется тревогой, когда разумная планета делает решительное заявление: она отказывается возвращаться в галактику, полную войн, рабства и горя. В то время как Люк лихорадочно пытается убедить неуловимую планету изменить свое решение, йуужань-вонги начинают полномасштабную атаку, нацеленную в сердце нового альянса. Отправленные на защиту крупного узла связи, Хан и Лея обнаруживают, что силы несопоставимы. Подмога слишком далеко – когда она придет, все уже будет кончено. Отважную чету ждет бой с ничтожными шансами на успех. Выживут ли они – другой вопрос…

Шон Уильямс, Шейн Дикс

Еретик Силы 3: Объединение

Будь осторожен, мастер джедай, ибо по неосторожности ты можешь выпустить в Галактику чудовище…

БОДО БАСС, МАСТЕР ДЖЕДАЙ

ПРОЛОГ

Они не двигались. Они молчали. Они смотрели друг другу в глаза.

В окружающей ее тьме Тахири чувствовала чужое пространство. Оно было большим, но недостаточно, чтобы вместить их двоих. Она хотела отвернуться и рассмотреть его, понять эту странную неопределенность, но не могла… Было достаточно отвлечься на секунду, чтобы хрупкий баланс нарушился… Если она хотя бы моргнет, то окажется во тьме, откуда нельзя вернуться. И она не желала допустить этого. Этот мир должен принадлежать ей, и она останется здесь, пока не удостоверится, что так оно и будет. Это лишь вопрос времени. Все, что ей нужно – быть терпеливой, быть сильной…

"Скоро", – сказала она себе. – "Очень скоро… Еще секунду…"

Но эта секунда казалась такой же нескончаемой, как тьма вокруг. Она словно растянулась со времени взрыва, давшего жизнь Вселенной, и до мгновения, когда вечность погасит все звезды.

Но это не важно. Она выдержит и тысячу таких секунд. Но ее мир не будет принадлежать Риине.

Да, Риина. Имя той, другой девушки. Она хочет уничтожить Тахири и взять ее мир. Тахири чувствовала ее намерения так, словно они были ее собственными.

"Я не уступлю!", – сказала она решительно. – "Я – Тахири Вейла. Я – рыцарь джедай!" "А я Риина из домена Кваад", – ответила ее противница. – "И я не уступлю!"

Девушка, похожая на Тахири, как отражение в зеркале, наконец, сняла с пояса световой меч.

"Световой меч", – заметила Тахири. – "Не амфижезл". Риина хотела взять все, что принадлежало Тахири. И сражалась ее оружием.

Свет энергетического клинка рассеял тьму и позволил разглядеть то, что их окружало. С одной стороны была сухая и каменистая земля, простиравшаяся, казалось, до бесконечности. С другой – ужасная черная пропасть. Ее пустота словно тянулась к Тахири, привлекая к краю обрыва. По испуганному взгляду Риины Тахири поняла, что эта пустота тянулась и к ней. Одно неверное движение, и кто-то из них упадет в объятия вечного небытия, оставив этот сумрачный мир другой.

Это усилило ее решимость сражаться, и Тахири включила свой световой меч. Шипение энергетического клинка эхом отдалось в окружающем пространстве.

Они медленно двинулись навстречу друг другу, пока горящий отблеск их световых мечей не соприкоснулся. Они стояли лицом к лицу. Два клинка одновременно поднялись в воздух и с ужасным треском сошлись, во тьму полетели искры…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПРОНИКНОВЕНИЕ

Хэн Соло боролся с желанием стереть пот со лба, но знал, что этот жест расценят как признак нервозности, и другие поймут, как он себя чувствует.

– И что это значит, Соло?

– Скажу прямо: мало того, что вам надоело использовать целые числа, вы не удовлетворены реальными и начали баловаться мнимыми величинами!

Руурианин – охотник за головами – оскалился:

– А у тебя с этим проблемы?

– А почему у меня должны быть с этим проблемы?

– Тогда продолжаем!

Хэн едва заметно усмехнулся. Его оппоненты начали терять терпение. Это могло сработать в его пользу.

– Так ты сам сказал, что мы можем использовать любые арифметические действия, которые нам нравятся. Мы можем делить, вычитать, умножать…

– Я знаю, что ты задумал, – прорычал раздражительный гивин, его челюсти, покрытые костяными пластинами экзоскелета, нетерпеливо щелкали. Хэн знал о математических способностях этой расы и предполагал, что именно гивин виноват в изменении правил. – Тебе не обмануть нас, Соло.

– Наверное, великий Хэн Соло потерял былую ловкость, – четвертый игрок, йаркора по имени Талиен, с многочисленными золотыми кольцами в огромных ноздрях, презрительно фыркнул.

Хэн взглянул на чип-карты в руке.

– Просто немного забыл математику.

Он выложил карты на стол, завершая самый странный сабакк, в который он когда-либо играл. Три чипа 3V23, из-за которых он весь последний раунд смотрел в потолок, украшенные изображениями шестов, фляг и монет. Его решение сбросить карту Идиота и положиться на удачу полностью оправдало себя.

– Смотрите и рыдайте, – сказал Хэн, откинувшись на спинку стула. – Или что вы там делаете в таких случаях.

– Кубический сабакк?! – красные глаза руурианина опасно сверкнули в тусклом освещении бара. – Это невозможно!

– Нет, это возможно, – проворчал гивин, – хотя очень маловероятно.

– Соло, если ты нас надуваешь… – начал йаркора.

– Эй! – воскликнул Хэн, вставая и указывая пальцем прямо на огромный нос Талиена. – На входе меня просканировали. Если бы у меня был скифтер, вы бы знали об этом!

Гивин разочарованно скрипнул зубами.

– Скифтер или нет, Соло, но куда легче поверить в свойства человеческой природы, чем в удачу, о которой ты говоришь.

– Да брось, Рен. Ты говоришь, что я жульничаю в игре, о существовании которой я даже не подозревал, пока не прилетел сюда пару дней назад, – Хэн насмешливо фыркнул. – Вы оказали мне больше доверия, чем я того заслуживаю.

– И это доверие – все, что ты получишь, – проворчал руурианин, потянувшись одной из своих многочисленных рук, чтобы забрать чипы.

Хэн схватил руурианина за один из сегментов его длинного тела и выкрутил – не настолько, чтобы повредить ему, но достаточно сильно, чтобы руурианин дважды подумал о том, надо ли лезть в драку.

– Если ты прикоснешься к моему выигрышу, то на своей шкуре узнаешь, потерял ли я былую ловкость.

Уронив стулья на каменный пол, из-за стола поднялись два других игрока. В комнате раздались крики на дюжине разных языков. В "Колючий Палец" запрещено было проносить оружие, но это не означало, что драки обходились без трупов. Похоже, посетители "Колючего Пальца" считали подобные инциденты дополнительным развлечением.

– Надутый пожиратель навоза! – зарычал руурианин, изгибаясь в попытке освободиться. Хэн пытался удержать инсектоида на расстоянии вытянутой руки. На каждом сегменте тела руурианина было несколько конечностей, которые вцепились в Хэна с самыми враждебными намерениями.

– Ты кого назвал надутым? – процедил Хэн, сжимая руку. Хотя руурианин значительно уступал в весе, но был очень гибким. Изогнув свою длинную спину под столом, он заставил Хэн потерять равновесие. Хэн упал, и десятки когтистых пальцев вцепились ему в ноги и грудь. Острые, словно лезвия, челюсти инсектоида щелкнули у самого носа. Посетители разразились одобрительными криками, подбадривая соперников.

Хэн уже начал думать, что здорово влип, когда две огромные трехпалые лапы схватили его и руурианина за шкирку, подняв в воздух.

– Хватит!

Хэн узнал гортанный акцент вифида, и сразу прекратил попытки вырваться. Он знал, что с вифидом лучше не связываться. Их когти и клыки вполне соответствовали темпераменту.

– Он шулер! – проскулил руурианин, пытаясь цапнуть Хэна челюстями.

Вифид так встряхнул инсектоида, что Хэн услышал, как затрещал хитиновый экзоскелет.

– В нашем заведении нет шулеров!

– Это я и пытаюсь им сказать! – заявил Хэн, самодовольно улыбнувшись. – Я выиграл честно!

Вифид опустил их на пол и указал лапой на Хэна:

– Босс хочет тебя видеть.

Хэн ощутил внезапную неуверенность, охладившую радость от выигрыша.

– Сначала я заберу свой куш, – сказал он, поднимаясь на ноги.

– У тебя есть пять секунд, – сказал вышибала.

Хэну было достаточно двух секунд. Он сгреб со стола кредиты себе в рубашку. Руурианец злобно смотрел на него, тихо рыча.

– Знаешь, Талиен, из-за типов вроде тебя, у игроков в сабакк плохая репутация, – Хэн не удержался от злорадства, рассовывая монеты по карманам. – Вот я помню…

– Избавь нас от воспоминаний о былой славе, Соло, – йаркора не пытался помешать Хэну, но глядел на него угрожающе. – Оставь это для своих детишек. Может быть, на них произведет впечатление то, как некогда великий Хэн Соло…

– Слушай, ты… – Хэн вдруг почувствовал, как в нем закипает неожиданный гнев, но до того, как он успел что-то сделать, вышибала схватил его за куртку и оттащил от стола.

– Хватит, я сказал! – вифид поднял Хэна в воздух, как ребенка. Тому, оказавшемуся в столь беспомощном положении, ничего не оставалось кроме как подавить свой гнев и постараться не обращать внимания на насмешки посетителей.

– Вы, люди, всегда создаете проблемы, – проворчал вифид, когда они вышли через заднюю дверь и он, наконец, опустил Хэна на пол. – Если бы я получал кредитку каждый раз, когда выкидываю кого-то из вас отсюда, я давно бы уже вернулся на Тоолу богатым.

– И часто сюда заходят чужаки? – спросил Хэн, поправляя куртку.

Вифид подозрительно взглянул на него.

– А что? Ты кого-то ищешь?

– Нет, просто любопытствую, – Хэн замолчал, не желая привлекать к себе больше внимания, чем уже есть.

Вифид провел его вверх по лестнице в пустую комнату, в которой из мебели были только зеленый диван и автомат с водой. Хэн предположил, что это прихожая перед кабинетом хозяина бара. Он уселся на диван, но испуганно вскочил, когда из невидимых колонок раздался голос:

– Хэн Соло, а?

Пол, расовая принадлежность и акцент обладателя голоса были тщательно замаскированы, но Хэну послышалось что-то вроде насмешки.

– Ты далеко улетел от дома.

– Ну, раз ты меня знаешь, – усмехнулся Хэн, – то знаешь и то, что я не люблю сидеть, сложа руки.

Из скрытых колонок донесся странный звук, похожий на искаженный смех.

– Но ты всегда любил играть, – сказал голос более серьезно, – приятно видеть, что ты не изменился.

Хэн нахмурился, отчаянно пытаясь догадаться, кто из тех, кого он знал в прошлом, заправлял сегодня баром на Онадаксе, планете с самой скверной репутацией в Кластере Минос, и мог ли этот "кто-то" иметь с ним счеты в прошлом.

– Могу я задать тебе несколько вопросов? – спросил голос.

Хэн пожал плечами, стараясь сохранить видимость спокойствия.

– Спрашивай.

– Кто тебя послал?

– Никто меня никуда не посылал.

– Зачем ты здесь?

– Просто пролетал мимо. Это преступление?

– Куда ты направлялся?

– Нелфрус, в секторе Эльруд.

– Тогда тебе предстоит долгий путь.

– Сейчас лишняя осторожность не повредит, – сказал Хэн, – вонги…

– …везде, – прервал голос. – Я знаю, но здесь их нет.

– Именно поэтому я и летел через Онадакс.

После небольшой паузы голос продолжил допрос:

– Ты здесь один?

– А какая разница?

– Возможно, никакой. "Сокол Тысячелетия" на Онадаксе два стандартных дня, то есть на один день дольше, чем фрегат Альянса, который прилетел сюда вчера. Могу ли я предположить, что между его появлением и твоим нет связи?

– Предполагай все, что хочешь, – сказал Хэн, – но этот фрегат никак со мной не связан. Как, ты говоришь, он называется?

– "Гордость Селонии".

Хэн притворился, что вспоминает это название.

– Звучит знакомо. Думаешь, они ищут здесь меня?

– Или, возможно, как и ты, просто пролетали мимо.

– Я завернул сюда просто из любопытства, – сказал Хэн, – возможно, найду здесь что-нибудь интересное…

Неизвестный владелец бара засмеялся. Онадакс был грязной негостеприимной планетой, бедной на полезные ископаемые, неудачно расположенной даже по сравнению с остальными мирами сектора, и слишком маленькой, чтобы иметь хоть сколько-нибудь примечательную географию.

Единственным его преимуществом была не слишком бдительная полиция, проявлявшая минимум внимания к документам приезжих.

Но тот факт, что правительство закрывало глаза на происходившее вокруг, еще не означал, что местные жители были глупы.

– Ладно, – сказал Хэн, внимательно осматривая стены и потолок в поисках камер и динамиков, – хватит игр. Я действительно кое-кого ищу. Возможно, ты поможешь мне.

– С какой это радости я буду тебе помогать?

– С такой, что я очень тебя попрошу. У вас здесь много ринов?

– Не больше, чем обычно, – ответил голос. – Подними любой грязный камень в галактике, и найдешь под ним семью ринов. Ты ищешь их? Похоже, ты уже не так тщательно выбираешь себе друзей.

– Не просто ринов… – Хэн уже не в первый раз испытывал затруднения, пытаясь пояснить, кто именно ему нужен. – Я ищу рина, который должен был встретить меня здесь. Он так и не появился, и я его ищу.

– В баре?

– А куда еще можно пойти на Онадаксе?

В голосе снова послышался смех.

– Ты ищешь не в том месте, Соло.

– Ты как будто хочешь от меня отмахнуться. Клянусь, я не замышляю ничего такого.

– В твоих устах эти слова приобретают новое значение, – усмехнулся голос.

– Я готов заплатить, если хочешь.

– Если ты думаешь, что я именно этого хочу, то ты точно оказался не в том месте – и не в то время.

В дверь просунул голову вифид, охранявший снаружи.

– Возможно и так, – сказал Хэн, – слушай, я уже измучился, пытаясь вспомнить, где мы раньше встречались. Может, ты скажешь?

Ответа не было.

– Ну что ты потеряешь, если скажешь? – упрашивал Хэн. – Ты знаешь меня…

Когтистая лапа вифида схватила его за куртку и выволокла из комнаты.

– Хоть намекни мне!

Вифид потащил его вниз по лестнице, в бар. Беседа с хозяином явно была окончена, и никакие протесты Хэна к рассмотрению не принимались.

– Он всегда такой дружелюбный?

Вифид не ответил, снова схватив Хэна за шкирку и потащив сквозь толпу. Их появление было встречено смехом и аплодисментами, прерываемыми раздраженным рычанием, когда Хэн врезался в чье-то скверно пахнущее брюхо и разлил кружку с пивом. Вышибала это все игнорировал.

– Думаю, я смогу найти свое место, – сказал Хэн, указывая на столик для игры в сабакк.

Вифид и на этот раз его проигнорировал, подтащив прямо к двери. Хэну стало ясно, что ему недвусмысленно предлагается покинуть помещение. Он улыбнулся, достал из кармана чип в сто кредиток и протянул вышибале.

– Это тебе за беспокойство.

– Оставь себе, – прорычал вифид и вытолкнул Хэна на улицу.

– Да что это вообще такое?! – возмутился Хэн, поднимаясь с земли и отряхиваясь от пыли. Но дверь была уже закрыта. Он ушиб плечо, ударившись о землю, и когти вышибалы порвали его куртку. Но, в общем, могло быть и хуже. По крайней мере, он смог унести свой выигрыш.

Когда он шел по грязной тесной улице, на которой находился "Колючий Палец", запищал комлинк. Хэн достал его из кармана, зная, что сейчас связываться с ним может только Лейя.

– Ты вышел? – в ее голосе явно слышалось беспокойство.

– Да, и даже в относительно целом виде.

– Нашел что-нибудь?

– Ничего полезного. Хотя… здесь не все так просто, как кажется с первого взгляда.

– Как всегда, – усмехнулась Лейя. – Я слышу, там драка?

Хэн оглянулся. Шум и крики в баре действительно становились все сильнее.

– Мне пришлось выйти оттуда… не слишком вежливым образом, – сказал он, ускоряя шаг.

– Тогда скорее возвращайся назад. Здесь небезопасно, Хэн.

– Уже иду.

– И настоятельно советую по пути не заглядывать ни в какие… заведения.

Хэн улыбнулся. В прежние времена был бы большой соблазн сделать это. Но с годами выбирать между Лейей и "заведениями" становилось все легче.

– Хорошо.

Закрытый канал связи отключился. Улыбка на лице Хэна исчезла, когда драка позади него шумно выплеснулась из бара на улицу. Он постарался быстрее скрыться в толпе. Царапины и ушибы, полученные в "Колючем Пальце", еще болели. Тот факт, что хозяин бара знал его, не слишком беспокоил Хэна. В конце концов, Хэн Соло – довольно-таки известная личность, особенно в полулегальных кругах, к которым он когда-то принадлежал. Но что его действительно беспокоило – это полное отсутствие сведений о рине, который должен был их встретить. Другие источники, доступные ему, тоже не сообщали ничего, но, по крайней, мере, они пытались что-то узнать. А незнание и умышленное молчание – абсолютно разные вещи.

Хэн потер плечо и поспешил к "Соколу", надеясь, что Джейне на другом конце города повезет больше.

Люк Скайуокер схватился за подлокотники кресла, когда "Тень Джейд" резко выдернуло из гиперпространства. От напряжений корпуса корабля заскрипели переборки. Было слышно, как контейнеры с грузами в кают-компании посыпались на палубу. Там же слышался испуганный писк R2-D2.

– Что происходит? – спросил Люк жену, сидящую рядом в кресле пилота.

Мара уже щелкала переключателями и проверяла данные на мониторах.

– Прямо перед нами открылась дыра размером с ИЗР.

Каждый гиперпрыжок, который им приходилось делать за последние две недели, был связан с немалой опасностью. Даже карты, которые предоставило им командование Оборонительного Флота чиссов, не могли учитывать каждую гиперпространственную аномалию. Но если кто-то и был способен найти путь сквозь опасности гиперпространства, то это Мара. Люк был полностью уверен в том, что она приведет их к месту назначения.

Люк взглянул на экраны перед ним.

– Надеюсь, с "Оставляющим Вдов" все в порядке?

На экране сенсора что-то мигнуло, и появилась еще одна точка.

– Вот он, – сказала Мара.

Через несколько секунд в наушниках раздался голос капитана Йэдж:

– Как насчет того, чтобы предупреждать о таких штуках в следующий раз?

Люк улыбнулся.

– Простите, Ариэн. Если бы мы знали, то предупредили бы обязательно.

– Ладно, мы не развалились на куски, и это главное.

В полете сквозь Неизученные Регионы фрегат получал данные с навигационного компьютера "Тени Джейд" и повторял каждый маневр яхты, но поддерживать связь во время полета в гиперпространстве невозможно, и поэтому нельзя было предупредить Йэдж о встречающихся на пути аномалиях.

– Это уже начинает раздражать, – процедила Мара, проверив показания приборов. – Я не понимаю, что я делаю не так.

Люк тоже был в замешательстве. Уже третий раз они безуспешно пытались преодолеть последний парсек на пути к пустой системе Классе Эфемора. И как предполагал Джейсен, именно там должна находиться живая планета Зонама Секот. Но Люку казалось, словно что-то не пускает их туда. Мара уверяла его, что это не так: гиперпространственные аномалии – естественный феномен, они не имеют разума и не могут ничего делать сознательно. Тем не менее, казалось очень странным, что так много этих аномалий оказалось именно на этом конкретном отрезке пути.

– Может быть, Зонама Секот прилетела в эту систему как раз по причине присутствия здесь аномалий? – предположил Люк. – Из-за них в систему трудно попасть, и ее будут меньше беспокоить.

– Ну, чисские зонды все-таки смогли попасть в систему, – сказала Мара, – а раз смогли они, то смогу и я.

Люк послал ей в Силе волну уверенности, укрепляя ее решительность, которая уже начала колебаться. Мара была гораздо лучшим штурманом, нежели астромех, и – хотя сейчас ничего нельзя было сказать о возможностях такого существа как Зонама Секот – Люк был уверен, что вряд ли оно может летать лучше Мары.

– Это может быть темная материя, – сказала доктор Сорон Хэгерти. Пожилая женщина – профессор ксенобиологии пришла в рубку из своей каюты.

Люк повернулся к ней.

– Вы так думаете, доктор?

– Это лишь предположение, – сказала Хэгерти. Она задумалась, пытаясь выразить свою мысль короче. – Темная материя взаимодействует с остальной вселенной только через гравитацию. Она соединяется в сгустки, как обычная материя, может образовывать скопления и даже галактики, подобные той, в которой мы обитаем. Некоторые ученые предполагают, что наша галактика окружена кольцом таких галактик. Они абсолютно невидимы для глаз, но они существуют.

– Мы с Данни говорили об этом вчера, – продолжала она, – и Данни предположила, не может ли существование такого скопления темной материи служить причиной нестабильности гиперпространства в Неизученных Регионах. Возможно, прямо сейчас происходит процесс столкновения галактики темной материи с нашей галактикой, и мы можем заметить этот процесс только по изменениям гравитации. Как и у нашей галактики, у скопления темной материи есть пылевые облака, пустые участки пространства…и, конечно, звезды. Возможно, именно этим объясняются трудности, с которыми мы столкнулись во время полета через этот регион, хотя полет и проходит в "реальной" вселенной. Все это может быть результатом столкновения с другой галактикой, которую мы даже не видим – столкновения, которое длится уже миллиарды и миллиарды лет.

Хэгерти посмотрела в иллюминатор, ее глаза сверкали, словно восхищаясь невидимыми мирами, которые она представляла себе.

Мара откинула со лба прядь рыжих волос.

– Это все очень интересно, доктор. Но нельзя ли нам как-то узнать, каким образом гиперпространство взаимодействует с темной материей, и в соответствии с этим проложить курс?

Хэгерти, оторвавшись от созерцания бесконечности, пожала плечами.

– Теоретически это возможно. Вам нужен хороший детектор гравитации и средства для того, чтобы узнать, как темная материя влияет на гиперпространство.

– То есть, сейчас это невозможно?

Хэгерти качнула головой.

– Я просто хочу, чтобы вы знали, что это… неустойчивый феномен. Если Зонама Секот смогла обнаружить прохождение темной материи через нашу галактику, она могла обнаружить и пузырь пустого пространства и войти в него. Если она сейчас находится внутри него, окруженного потоком темной материи, она может чувствовать себя в безопасности. Никто не пройдет к ней, пока поток темной материи не изменит направление, и пузырь снова не откроется.

По выражению лица Мары Люк понял, что ей такая гипотеза совсем не нравится.

– Если вы правы, то этот пузырь достаточно велик, чтобы вместить целую звездную систему, – сказала она. – Я не думаю, что нечто настолько большое может быть абсолютно… непроницаемым. Туда должен быть путь. Я бы на месте живой планеты не стала закрывать себя в пузыре без возможности выйти.

Люк положил руку ей на плечо.

– Думаю, тебе надо отдохнуть, любовь моя. Ты очень устала и расстроена.

Мара хотела возразить, но потом ее глаза смягчились, и она откинулась в кресле.

– Ты прав. Наверное, я слишком спешу покончить с этим. Чем раньше мы найдем Зонаму Секот, тем скорее мы сможем вернуться домой.

Люк мог понять ее чувства. Бен, их сын, был сейчас очень далеко от них, на секретной базе Мау вместе с детьми – учениками Академии Джедаев. Там йуужань-вонги не могли добраться до них. Последние голографические снимки сына, которые видели Люк с Марой, снова пробудили в них боль, которая никогда не проходила полностью. Мальчик рос без родителей, так же как и Люк, как и Мара. Это было необходимо, но им это было трудно перенести.

С одобрения Мары Люк приказал сделать остановку. Глубоко во тьме Неизученных Регионов два корабля остановились.

Джаг Фэл сидел у постели Тахири, наблюдая за девушкой. Лоб покрылся испариной, которую надо было часто промокать. Ее руки крепко вцепились в простыню. Тахири все время издавала едва различимый стонущий звук, Джагу он казался подавленным криком.

Джейна хотела, чтобы кто-то постоянно следил за Тахири, на случай если она очнется.

Сейчас была очередь Джага. Он надеялся, что Тахири откроет глаза не в его смену, потому что если это будет не Тахири, а Риина… он знал, что ему придется сделать ради безопасности остальных.

Джага вывел из раздумья сигнал комлинка. Капитан Мэйн приказала установить в каюте Тахири систему связи, позволявшую тому, кто следил за ней, при необходимости связаться со всеми остальными.

Включив комлинк, Джаг оказался в середине разговора между Джейной и ее родителями.

– … происходит что-то… подозрительное, – говорила Джейна.

– В "Колючем Пальце"? – Хэн связывался с ней из рубки "Сокола". – Мне тоже так показалось. Тот, с кем я говорил – кто бы он ни был – знает меня…

– Дело не в этом, – сказала Джейна, – кубический сабакк. Это крайне маловероятно, папа. Тебе позволили выиграть.

– А как же знаменитая удача Соло?

– Никто не может быть настолько удачлив, папа. Пойми: кто-то не хотел, чтобы ты там находился. Представить тебя мошенником гораздо легче, чем просто выкинуть оттуда без достаточной причины. Это единственное разумное объяснение.

Хэн неохотно согласился.

– Возможно…

– И мы не знаем, кто стоит за всем этим, – в голосе Лейи явно слышалось беспокойство. – Хозяин бара явно имеет ко всему этому отношение. В любом случае, мы должны вернуться.

– А как у тебя, Джейна? – вмешался Джаг. – Ты нашла что-нибудь?

Она вздохнула.

– С таким же успехом можно просто биться головой об стену. Я не нашла ни следа рина.

– Так они раскусили нас… – мрачно сказал Хэн.

– Хуже. Здесь… что-то началось. Какие-то уличные беспорядки, и они распространяются.

Джаг услышал в комлинке кроме голоса Джейны крики толпы и что-то вроде звона разбиваемого транспаристила.

– Ты далеко от "Сокола"? – спросила Лейя.

– В дюжине кварталов, но толпа на улицах становится все больше. Подождите секунду.

Молчание Джейны длилось уже больше минуты. Джаг был готов ждать вместе с остальными, но вдруг в комлинке послышался голос капитана Мэйн:

– У нас здесь чрезвычайная ситуация. Служба безопасности космопорта сообщила, что в городе беспорядки. Похоже, толпа движется в вашу сторону.

Это подтверждалось звуками оттуда, где находилась Джейна.

– Известно что-нибудь о причине беспорядков? – спросила Лейя.

– Точно ничего не говорят. Только слухи о каком-то инциденте в городе. Говорят, что агент Альянса пытался проникнуть на закрытый объект…

– У Альянса здесь нет агентов, – сказала Лейя.

– Если не считать нас, – добавил Хэн.

– Простите, – сказала Джейна, возвращаясь на связь, – путь к "Соколу" блокирован. Попытаюсь пробиться к "Гордости Селонии".

В комлинке слышался звук торопливых шагов Джейны. Лейя обеспокоенно сказала:

– Поспеши, но будь осторожна. Кто-то, возможно, попытается направить возмущение толпы против нас.

– Зачем?

– Об этом мы будем думать потом, – сказал Хэн, – а сейчас просто постарайся вернуться.

Джаг мысленно повторил это пожелание, когда канал Джейны замолчал.

– Похоже, кто-то так заметает свои следы, – сказал он тем, кто оставался на связи.

– Мне тоже так кажется, – сказал Хэн, – и если Джейна выберется оттуда, я не буду им мешать.

– Возможно, так нам и следует поступить, – вздохнула Лейя. – Мы искали рина-связного и не нашли. У него были возможности связаться с нами, пока мы здесь, но он на связь не вышел. Думаю, что мы здесь просто тратим время.

Хэн проворчал что-то, похожее на согласие.

– Мой корабль готов к взлету, – сообщила Мэйн, – мы можем взлететь сразу, как только Джейна окажется на борту.

– Подготовить к вылету эскадрилью? – спросил Джаг.

– Нет необходимости, Джаг, – ответила Лейя. – Местные силы обороны ничего не смогут выставить против нас, если все-таки дойдет до драки.

– Тогда я жду. Спасибо за информацию.

– Будьте наготове, – приказала Мэйн.

Канал связи отключился.

Джаг сопротивлялся побуждению встать и расхаживать взад и вперед. Он чувствовал себя отвратительно при мысли о том, что Джейна там, в городе, рискует жизнью, а он сидит здесь и не может ничего поделать. Но приказы есть приказы, и его чисское воспитание требовало неукоснительного их исполнения. Все, что он мог сделать – ждать, пока Мэйн или кто-то еще не свяжется с ним.

Тахири в напряженной позе лежала на койке, издавая этот странный стонущий звук…

"Возвращайся скорее, Джейна", – подумал Джаг, вытирая лоб девушки. – "Возвращайся ко мне".

Джейсен, нахмурившись, попытался снова.

– Центр связи Мон Каламари, это Фермер-1. Повторяю, центр связи Мон Каламари, это Фермер-1. Пожалуйста, ответьте.

Молчание.

Он вздохнул, и устало откинулся в кресле. Пока Люк и Мара отдыхали, Джейсен принял управление "Тенью Джейд". Чувствуя, как его дядя и тетя тоскуют по Бену, Джейсен решил связаться с Мон Каламари и узнать последние новости о своем двоюродном брате. Отсутствие связи встревожило его, хотя и было вполне объяснимо. Из Неизученных Регионов всегда было трудно поддерживать связь, даже с Внешними Территориями. Все передачи шли через станции связи на краю Внешних Территорий, и вполне возможно, что эти станции вышли из строя или уничтожены…

Но перед тем как делать какие-то выводы, Джейсен решил проверить все возможные варианты. Системы связи "Тени Джейд" отлично работали на небольших расстояниях, и все разговоры с "Оставляющим Вдов" только подтверждали это. А когда Джейсен попытался связаться с сетью Оборонительного Флота чиссов, на это немедленно откликнулся четкий холодный голос чисского связиста. Значит, субпространственные передатчики также работали исправно.

– Центр связи Мон Каламари, это Фермер-1, – снова попытался Джейсен, – у нас чрезвычайная ситуация, нужна ваша помощь.

– Какая еще чрезвычайная ситуация?

Джейсен обернулся и увидел, что у входа в рубку стоит Данни.

– У нас кончилось синее молоко, – соврал он. Он не хотел никого беспокоить, пока у него не будет возможности поговорить с дядей. – Знаешь, тетя Мара очень разозлится, если у нее не будет нормального завтрака.

Данни уселась в кресло второго пилота рядом с ним.

– Ты, конечно, отличный джедай, Джейсен Соло, но обманщик из тебя не очень…

Джейсен улыбнулся. Несмотря на новое понимание Силы, которому его научила Вержер, несмотря на весь опыт боев с йуужань-вонгами, он так и не научился обманывать, и Данни видела его насквозь.

– Я не могу связаться с Мон Каламари, – сказал он, его лицо стало более серьезным. – Словно что-то мешает сигналу…

– Что может ему мешать?

– Не знаю. Но если мы не свяжемся с Мон Каламари, мы не сможем рассказать правительству, что мы здесь нашли.

– Если мы еще что-то найдем. Нет никаких гарантий, Джейсен.

– Ты видела данные…

– Видела, и я согласна с тобой. Я просто предлагаю тебе рассмотреть разные варианты, – вьющиеся светлые волосы Данни обрамляли лицо мягким сиянием, а из-под них светились зеленые глаза. – Я чувствую твое напряжение, Джейсен. Ты шумишь в Силе как перегруженный щит. Но что если мы не найдем ничего, или найдем не то, на что ты надеешься? Ведь ты сейчас об этом думаешь? Именно это тревожит тебя.

Он кивнул. Этот страх действительно постоянно присутствовал в глубине его разума, не давая покоя.

– Возможно, ты права, – согласился он. – Но, думаю, мы не совсем отрезаны от остальной Галактики. Мы еще можем связаться с Ксиллой. Возможно, стоит попросить их попытаться связаться с Мон Каламари.

Данни улыбнулась еще шире.

– Иногда все, что нам нужно – просто высказать мысль, которая не дает нам покоя. И тогда мы сможем увидеть ее более ясно.

Она собралась похлопать его по плечу, но ее рука прошла мимо. Что-то очень сильное встряхнуло Джейсена. Он сначала подумал, что это исходит от Данни, но странное ощущение нарастало, и выражение лица Данни говорило, что она тоже испытывает его.

– Ты чувствуешь это?

Что бы это ни было, оно становилось все сильнее – и оно ощущалось в Силе.

Данни кивнула, закрыв руками оба уха.

– Что это?

– Не знаю…

Джейсен почувствовал, что его голова начинает страшно гудеть. Он посмотрел на дисплеи.

– Но… я намереваюсь выяснить…

Саба проснулась, чувствуя, словно кто-то пытается пробить ее череп. В ужасе и ярости закричав, она вскочила и не сразу поняла, что по-прежнему находится в одной из кают "Тени Джейд". Когда Мара решила сделать остановку и отдохнуть, Саба закрыла глаза, чтобы провести медитацию, и, видимо, заснула.

На корабле не звучал сигнал тревоги, Саба не чувствовала в воздухе феромонов страха. Казалось, все нормально – за исключением того, что в ее черепе словно появилась трещина, и эта трещина все увеличивалась.

Она снова уселась, зарычав и лязгнув острыми зубами. Ее глаза пристально смотрели из-под тяжелых бровей. Сфокусировав взгляд на точке на постели, она пыталась сконцентрироваться и понять, что причиняет ей такую боль.

"Найди боль", – сказала она себе. – "Отследи ее источник".

Она глубоко вздохнула, возвращая себе спокойствие. Целые годы тренировок ушли на то, чтобы побороть в себе природные инстинкты своей расы, и в периоды стресса – когда каждая клетка ее тела требовала не думать, а грызть, бить и рвать когтями – эти побуждения было особенно трудно подавить. Но она была настроена решительно и доказала, что она сильнее своих инстинктов.

Сила пришла на ее зов со знакомой легкостью, наполняя энергией, смывая усталость и страх. И вместе с Силой пришло знание: то, что она чувствует, идет через саму Силу, словно рядом находится что-то очень большое и могущественное.

Хотя столь интенсивное ощущение причиняло большой дискомфорт, Саба почувствовала, как внутри нее поднимается восторг.

"Это может быть только…"

Саба выбежала из каюты. Она почувствовала, что другие джедаи на корабле разделяют ее восторг. Мастер Скайуокер, Мара, Джейсен, Тэкли, Данни – они все чувствовали Силу и, конечно, испытали то же, что и Саба. Только Сорон Хэгерти по-прежнему спала в своей каюте.

R2-D2 приветственно свистнул, когда Саба пробегала мимо. Она, не останавливаясь, похлопала его по куполу. Из кают-компании исходил запах человеческой неуверенности, и Саба глубоко вздохнула, удостоверившись, что ее мысли остаются ясными.

– … нельзя сказать с уверенностью, – говорила Мара, обращаясь к другим, собравшимся в кают-компании, – это может быть все, что угодно. Волнения в Силе могут происходить по самым разным причинам.

Мастер Скайуокер кивнул.

– Она права, Джейсен. Когда Альдераан был уничтожен, Оби-Ван почувствовал это на огромном расстоянии.

– Я знаю, но это где-то близко, – настаивал Джейсен, его голос звенел от волнения. – Я это чувствую. Что еще это может быть?

Саба почувствовала, что они хотят этому верить, но опасаются рисковать из-за одного лишь предчувствия молодого джедая.

– Джейсен прав, – сказала она, – Зонама Секот кричит в пустоте…

Мастер джедай повернулся к ней.

– Но почему?

– Ей причинена боль…

По глазам остальных Саба поняла, что они тоже это почувствовали. Ошибиться было невозможно.

– Она испугана, – отважилась вмешаться Данни, -… и разгневана…

– Хорошо, допустим, что это Зонама Секот, – сказала Мара, – что тогда? Мы попытаемся вступить с ней в контакт?

– Это зависит от того, сможем ли мы долететь до источника сигнала.

Рыжеволосая женщина нахмурилась.

– Возможно, но мне не очень нравится идея явиться туда без приглашения. Что бы это ни было, оно сейчас испытывает страх и злость, и наше неожиданное появление может настроить его против нас.

– Может быть, – ответил Люк, – но если мы прилетим и объясним наши намерения, мне кажется, что это будет лучше, чем попытки связаться с ней издалека. Джейсен, Саба – вы лучше всех умеете чувствовать жизнь в Силе. Что вы думаете насчет этого?

Джейсен неуверенно пожал плечами.

– Прочитать этот разум в Силе труднее, чем все книги библиотеки чиссов, – сказала Саба, стуча хвостом по полу.

– Если мы подойдем ближе, едва ли от этого нам станет хуже, – предположила Данни.

Мастер Скайуокер тоже явно чувствовал неуверенность.

– Я могу только сказать, что это наш шанс найти Зонаму Секот. И если мы упустим его, еще одного шанса нам может не представиться.

Мара глубоко вздохнула.

– Хорошо, тогда полетели.

Люк снова открыл канал связи с "Оставляющим Вдов".

– Ариэн, получите координаты с нашего навигационного компьютера и приготовьтесь к срочному прыжку в гиперпространство. Если наши предположения верны, мы нашли то, что искали. Но мы не знаем, как нас встретят, так что будьте готовы ко всему.

– Принято, – ответила Йэдж. – Конец связи.

Люк обвел взглядом собравшихся в рубке. Все взволнованно смотрели на него.

– Возможно, нам стоит образовать слияние в Силе, – предложил он, – тогда Маре, наверное, будет легче проложить курс.

У Данни был только ограниченный опыт боевого слияния, но она кивнула вместе с остальными.

Саба начала знакомые упражнения серией глубоких вдохов. Она чувствовала, как жизни тех, кто вокруг нее, светятся в Силе едва заметно, словно отдельные угольки в пылающем костре. Присутствие Зонамы Секот в Силе было таким мощным, что почти полностью заглушало их. Но она сконцентрировалась, и вскоре их мысли соединились.

В разуме Мары кружились гиперпространственные координаты, экраны сенсоров и все, что связано с управлением кораблем. Саба добавила в слияние свое восприятие разума живой планеты. Данни – свои познания в астрономии…

Саба представила себе, что она снова оказалась в своем родном мире, темном, покрытом джунглями, Барабе-1, под тусклым светом красного гиганта. Она выслеживает шенбита-костолома, все ее чувства обострены до предела… Конечно, Зонама Секот не то же самое, что огромный хищный ящер, но принципы охоты были те же. Они сейчас охотились. А Саба была хорошим охотником…

Мара проложила курс. Включился гиперпривод "Тени Джейд", и Саба почувствовала, как их окружает гиперпространство.

Здесь все зависело от Мары. Даже когда их вела Сила, этот путь был трудным и полным опасностей. "Тень Джейд" летела по курсу, проложенному для нее, за яхтой следовал "Оставляющий Вдов", но почти немедленно они столкнулись с тем же препятствием, что и ранее. Корабли снова выбросило из гиперпространства. Они лишь немного приблизились к системе Классе Эфемора.

Мара не сдавалась. Сигнал от живой планеты в Силе был по-прежнему мощным. Саба сконцентрировалась на нем, игнорируя иллюзорные препятствия на пути к источнику сигнала.

"На пути нет ничего, кроме вакуума", – сказала она себе. – "Пролететь сквозь этот вакуум так же просто, как одним прыжком пересечь комнату". Ее хвост задрожал от напряжения, когда она представила себе этот прыжок в гиперпространстве.

"Тень Джейд" снова ушла в прыжок. Корпус завибрировал, когда Мара повела корабль сквозь странное поле, окружавшее их цель. Саба чувствовала, как на пути кружатся непонятные тени, странные мембраны расступаются, пропуская их корабль. Она не знала, что это и откуда оно взялось, но ей казалось, что на этот раз Мара добилась успеха. Они приблизились к цели – должны были приблизиться!

И… "Тень Джейд" снова оказалась в реальном пространстве. Ее корпус заскрипел от напряжения, как у старого фрейтера. Фрегат появился из гиперпространства через несколько секунд после яхты.

– Ваш корабль в порядке? – спросила Мара.

– Он на самом деле крепче, чем выглядит, – уверенно ответила Йэдж, – он еще и не то может выдержать.

Люк, удовлетворенно кивнув, снова собрал разумы джедаев в боевое слияние.

– Думаю, на этот раз, мы добьемся своего, – подбодрил он их, – Мара была права, когда сказала, что должен быть путь туда. Все, что нам нужно – найти его.

Они укрепили слияние, и Мара снова повела корабль в прыжок. Саба почувствовала, что ее разум снова наполняют странные ощущения. Присутствие Зонамы Секот было очень сильным, и с каждой секундой ощущалось все сильнее. Саба чувствовала, как она тонет в невероятном приливе эмоций в Силе, словно песчинка, подхваченная бурей.

Как будто прошла вечность… Саба, казалось, перестала ощущать себя. Охота захватила ее. Все ее внимание сконцентрировалось на добыче – найти след, обнаружить, поймать…

Вдруг неожиданно что-то изменилось. Она не знала, что именно, но мысли внезапно успокоились. Как будто они оказались в эпицентре бури. Вихри энергии бушевали вокруг, но в центре был островок спокойствия. Саба почувствовала, что ее мысли возвращаются в нормальное состояние, снова сливаясь в единый поток.

Их снова выбросило из гиперпространства. На этот раз на экранах были видны солнце системы и газовый гигант. А в центре третьего монитора появилась едва заметная сине-зеленая точка. Зеленое означало хлорофилл, синее – воду. На живой планете должно было быть и то и другое.

Зонама Секот!

Но когда Саба увеличила масштаб изображения, она увидела желтые и красные тучи дыма и вспышки энергетического оружия в атмосфере. Корабли странной формы взрывались, разлетаясь тучей обломков.

И это было не все. То, что Саба увидела за картиной космического боя, было чем-то абсолютно непонятным. Яркие светящиеся ленты появились на полюсах планеты, напоминавшие солнечные короны. В верхних слоях атмосферы сверкали вспышки. Широкие полосы молний изгибались вокруг экватора, пока не образовали огромное кольцо. Потом они рванулись вверх волной чистой энергии. Приборы "Тени Джейд" зафиксировали изменения в магнитных полях, характерные для лучей захвата, но такой мощи, что Саба и представить не могла.

Зонаму Секот явно атаковали йуужань-вонги. Саба смогла разглядеть два аналога среднего крейсера и бесчисленные стаи истребителей йорик-эт. Но над планетой были не только корабли йуужань-вонгов. Среди них мелькали, извергая вспышки энергии, корабли, которых Саба никогда раньше не видела. Каждый из этих кораблей отличался от другого, но все они были прекрасны – и смертоносны.

Зонама Секот сражалась!

Ее гнев пылал в Силе – страшный в своей свирепости, убийственный в своей мощи – и вместе с ним в разум Сабы вернулась буря. Саба едва успела удивиться, когда живая планета, которую они так долго искали, заметила их. На них обрушилась волна ментальной энергии…

– Пощадите меня, повелитель! Пощадите меня!

Верховный Правитель Шимрра с холодным презрением взглянул на жалкую тварь, извивающуюся у его ног. "Отверженная" прошла через страшные пытки, но все еще не была сломлена. Если божественный Правитель йуужань-вонгов и нашел это удивительным, то никак своего удивления не проявил.

– Пощадить тебя? – усмехнулся он, медленно шагая вокруг распростертой "отверженной". – Зачем? Чтобы ты и дальше продолжала осквернять мой дворец своими лживыми уверениями в невиновности?

– Я не лгу, мой лорд! Вы должны поверить мне!

– Ты смеешь говорить мне, что я должен делать?! – прорычал Шимрра.

Несчастная жертва дрожала от ужаса.

– Простите мое невежество! Если бы я знала ответы на вопросы, которые вы задаете, я, конечно, все сказала бы…

– Но ты знаешь. Ты входила в секту, которая поклонялась джиидаям!

– Повелитель, я клянусь…

– Избавь меня от своих богохульных клятв. Я не хочу более слышать твою ложь.

Шимрра махнул рукой стражникам, и они схватили "отверженную". "Ямы смерти", в которых еретики подвергались позорной казни, в последнее время работали день и ночь. Стаи прожорливых грызунов йаргх’ун – зубастых тварей длиной с ногу "отверженной" – пожирали своих жертв заживо. Еретикам ломали руки и ноги перед тем, как бросить в яму. Виновные в ереси не могли надеяться на достойную смерть.

– Уничтожить йаргх’унов, – приказал Шимрра до того, как стражники ушли.

Это приказание озадачило воинов.

– Ваше Величество?

– Звери осквернены кровью еретиков, – пояснил Шимрра, – извлеките их из ям и сожгите.

– Да, Повелитель. А что делать с этой? – воин показал на сжавшуюся в ужасе "отверженную".

– Как обычно – сломать руки и ноги и бросить в яму, – Шимрра уселся на трон, покрытый пульсирующими полипами хо. – В пустую яму… Пусть подыхает медленно, от голода и жажды, как нечистое животное. Ее труп послужит примером того, что случается с теми, кто смеет проповедовать ересь. Те, кто отвернулся от богов, не увидят легкой смерти!

Воины повиновались с мрачной решительностью, игнорируя жалобные вопли приговоренной. Крики затихли где-то вдалеке, когда "отверженную" выволокли из тронного зала.

Когда наступила тишина, Шимрра снова заговорил:

– Ты добилась больших успехов, Нгаалу. Снова твое расследование обнаружило скрытого врага.

Стройная жрица поклонилась.

– Ваше внимание – честь для меня, Ваше Величество.

– Ты добилась успеха там, где многие потерпели неудачу… – зловещий взгляд Шимрры скользнул по лицам жрецов, формовщиков, воинов и интендантов, собравшихся в тронном зале. – Мы должны быть бдительными, чтобы ересь не пустила корни еще дальше. Более того: мы должны выкорчевывать гнезда ереси и найти главный ее источник.

Разумеется, все дружно изъявили согласие.

– Можете быть уверены, о Величайший, – заявил верховный префект Дратул, глава касты интендантов, – мы приложим все усилия, чтобы сдержать этот поток зла.

– Воля Верховного Правителя – это воля богов! – поддержал его мастер войны Нас Чока, рассекая воздух церемониальным цайзи. – Мы не остановимся, пока труп последнего еретика не будет лежать у наших ног!

– Меньшего я и не ожидаю, – сказал Верховный Правитель. – С этого момента каждый, кто не проявит должного усердия в борьбе с ересью, будет считаться пособником еретиков. А за пособничество еретикам следует то же наказание, что и за предательство. Это понятно?

Отзвуки могучего голоса Шимрры гремели в зале как дальний гром. Все присутствующие торжественно поклонились.

– Продолжай свою работу, Нгаалу, – сказал Шимрра, – я не могу присутствовать при каждом допросе и казни… к сожалению. На меня возложена огромная ответственность – проводить в жизнь волю богов. И я рад, что есть кто-то, кому я могу доверить часть этой работы. Продолжай поиск еретиков… и пусть "ямы смерти" наполняются их трупами. И когда они наполнятся, мы выкопаем новые… И так будет продолжаться, пока еретическая мерзость не будет стерта с лица Галактики навсегда. И боги вернут нам свою милость…

– Да, Ваше Величество, – Нгаалу поклонилась еще ниже.

Верховный Правитель обвел собравшихся бесстрастным взглядом.

– А сейчас оставьте меня. Мне нужно многое обдумать…

Один за другим придворные вышли из тронного зала. Жрица Нгаалу уходила одной из последних. Обернувшись, она посмотрела на Шимрру, сидящего на троне, давая возможность увидеть его и Ном Анору, наблюдавшему через виллип, спрятанный в ее одежде.

Ном Анору, следившему за происходящим из глубокого подземелья под поверхностью Йуужань’Тара, Шимрра показался изолированным, но не ослабленным. Могущество и уверенность Верховного Правителя чувствовались в его позе и жестах, и в том безразличии, с которым он отпустил придворных. Правитель Галактики в свое время выдержал немало испытаний, и, судя по непоколебимой решительности, сверкавшей в его взгляде, твердо намеревался выдержать еще больше.

Победная улыбка Ном Анора исчезла. Сжав кулаки, он начал ходить взад и вперед по комнате, в которой принимал свою паству – за последние недели Пророку пришлось уже шестой раз менять место своих проповедей. Передача с виллипа Нгаалу прекратилась, когда она вышла за пределы тронного зала Шимрры.

– Наш новый успех, – удовлетворенно произнес Кунра. Бывший член касты воинов теперь служил советником Ном Анора во всех делах, не касавшихся религии. Сейчас он стоял у двери в комнату в расслабленной позе. Но Ном Анор знал, что Кунра всегда сохраняет бдительность, постоянно прислушиваясь к тому, что происходит по обе стороны двери. – Мы получили много ценной информации с тех пор, как Нгаалу присоединилась к нам. Она принесла нам огромную пользу.

Ном Анор рассеянно кивнул. Кунра с неподдельным энтузиазмом продолжал:

– Шимрра не только обнаружил врага в своем дворце, но и не смог выбить из нее признание! Ты видел выражение его лица? Он боится нас!

– Мне было больно на это смотреть, – Шуун-ми вышел из тени позади кресла Пророка и подал Ном Анору чашу воды, которую тот потребовал. "Отверженный" был одет в одеяние жреца и, казалось, гордился тем, что на его лице нет шрамов. Однако выражение его лица всегда было мрачным, и с каждым днем становилось все мрачнее.

Ном Анор, как ему показалось, понял, что тревожит его "советника по религии".

– Во всех нас еще скрываются остатки верности старым путям, Шуун-ми. Иногда даже истине трудно стереть то, что нам внушали всю жизнь.

– Я не это имел в виду, Пророк, – ответил Шуун-ми, угрюмо взглянув на него, – я говорю об Экле из домена Шулб.

Ном Анор удивленно посмотрел на него и внезапно вспомнил: Экла была той "отверженной", которую приговорили к смерти в тронном зале Шимрры.

– Да, конечно… – вздохнул он, – ее жертва не будет забыта. Она стала мученицей во имя нашего дела.

За красивыми словами скрывался тот факт, что Экла из домена Шулб перестала интересовать Ном Анора, как только ему стало ясно, что она не выдаст его.

– Одной из многих…

Ном Анору захотелось приказать обнаглевшему слуге заткнуться, но он заставил себя говорить спокойно:

– Путь к свободе долог и труден, Шуун-ми. Мы все знали это, когда начали наше дело. И если понадобится, мы все пожертвуем жизнью, как Экла.

– Разумеется, Пророк, мы пожертвуем жизнью без промедления, – Шуун-ми говорил почтительно, но в его голосе оставался оттенок дерзости. – Я напоминаю всем посвященным, что боль может быть единственной наградой за их верность. Некоторых это устрашило…

– Но есть и еще кое-что кроме боли, – напомнил ему Ном Анор, скармливая своему помощнику "духовную пищу", которой тот так жаждал. – Джиидаи обещают новую жизнь – жизнь без позора, тогда как старые пути не несут нам ничего кроме рабства, презрения и смерти. За свободу надо платить, не так ли?

– Да, Йу’Шаа.

Не сказав больше ничего, Шуун-ми поклонился и вышел из комнаты. Ном Анор хотел спросить его насчет выбора новых посвященных, но, в конце концов, позволил бывшему жрецу уйти. Если бы он был взволнован смертью Эклы из домена Шулб, ему, вероятно, тоже бы требовалось побыть одному.

Ном Анор жестом приказал Кунре закрыть дверь. В душе он чувствовал странную необъяснимую тревогу. Если Нгаалу так успешно удалось проникнуть во дворец Шимрры, почему он не чувствует удовлетворения? Почему он не может, как Кунра, радоваться успеху, радоваться тому, что его деятельность подрывает власть Шимрры?

– Расскажи мне о тех, которых ты обучаешь, – устало сказал Ном Анор, – Каких успехов ты добился?

– Я выбрал троих адептов. Шуун-ми об этом не знает, – бывший воин подошел ближе к креслу Ном Анора. По его уверенным движениям можно было сказать, что он рад своему положению приближенного Пророка. – В каждом из них подходящее сочетание фанатизма и глупости. Я приказал им… соревноваться друг с другом, чтобы увидеть, кто из них достигнет большего успеха.

– Ты заставил их сражаться?

Это совершенно не соответствовало тому, что проповедовала джедайская ересь, но Ном Анор знал, что Кунра с его жестоким характером может пойти и на это.

Кунра тряхнул головой.

– Успешные кандидаты должны будут встретить взгляд слуг Шимрры без страха, но, не прибегая к насилию. Сейчас они только учатся этому. Первый, кто нанесет удар, будет отстранен от дальнейшего обучения.

– Ты имеешь в виду…

Кунра кивнул.

– Да. Уничтожен.

Ном Анор удовлетворенно кивнул. В организации еретиков было немало противоречивых требований. Первым таким требованием был поиск новых путей по распространению ереси, и эти пути никак нельзя было назвать надежными и эффективными. "Отверженные" постоянно передавали друг другу слухи о ереси, но не слишком заботились о точности передаваемых сведений, и могли распространять ересь достаточно безопасно, только если были уверены, что никто из начальников не может их случайно услышать. Чтобы ересь была эффективной, искажения следовало свести к минимуму. А сейчас, когда в ересь оказались вовлечены представители высших каст, стало необходимо усилить меры безопасности, чтобы шпионы Шимрры не могли отследить распространителей оной. Эти задачи часто противоречили друг другу, и Ном Анор в их решении полагался на своих ближайших помощников.

Шуун-ми была поручена важнейшая задача – распространение джедайской ереси и привлечение новых верующих, а задачей Кунры стало исправление случавшихся при этом ошибок. Он с небольшой группой тщательно отобранных адептов, которых Ном Анор мысленно называл "духовной полицией", работал над тем, чтобы связывать рвавшиеся нити паутины, которую плел Ном Анор. Работа Шимрры облегчалась тем фактом, что виновниками внезапных исчезновений адептов считались агенты Шимрры, пытавшиеся подобраться к источнику ереси. Каждое такое исчезновение усиливало паранойю, вызывая необходимость личного вмешательства Ном Анора.

Но сеть ереси расширялась, и чем больше проповедников распространяли Слово Пророка, тем больше становился риск. Иногда Ном Анор просыпался среди ночи в холодном поту, приходя в ужас от мысли, что, несмотря на все предосторожности, воины Шимрры уже близко…

– Хорошая работа, – сказал он, похвалив Кунру, как дрессированного зверя. Он не испытывал надобности заслуживать верность Кунры – он купил ее, пощадив жизнь бывшего воина. – Но не докучай мне деталями. Просто обеспечь мне нового кандидата через три дня. Я намерен продолжать. Мы не всегда будем прятаться во тьме…

Кунра небрежно поклонился. Как и в поведении Шуун-ми, в нем был тот же оттенок дерзости, что не слишком возмущала Ном Анора. Бывшему воину нужно воодушевление, чтобы он эффективно выполнял свою работу. От Шуун-ми требовалось только повиновение.

– А сейчас оставь меня. Мне нужно подумать.

Кунра вышел, закрыв за собой дверь. Ном Анор устало склонился над чашей воды, чтобы умыть лицо. Да, дела шли успешно: ересь распространялась, а постоянное перемещение с места на место значительно затрудняло поиск агентам Шимрры. Но этого было недостаточно. Это не могло быть достаточным! Ном Анор создал единое движение еретиков, чтобы прийти к власти. И каждый шаг должен приближать его к этой цели, иначе это был шаг назад. И его постоянно мучил вопрос: власть над кем? Над грязной оборванной армией "отверженных" и неудачников?

Ном Анор посмотрел на свое отражение в чаше воды. Его лицо было изможденным и мрачным – последствия длительного пребывания в грязных темных подземельях Йуужань’Тара. В глазах застыло сомнение… Ном Анор не узнал себя. С яростным рычанием он опрокинул чашу на пол.

Кунра не прав. Шимрра совсем не боялся их! Он не проявлял даже тени страха. Гнев, да, но не страх. Ересь была не угрозой, но лишь досадной помехой. А Пророк? Его власть кончалась за пределами катакомб Йуужань’Тара.

"Со временем все изменится", – сказал себе Ном Анор и почувствовал себя лучше, подумав, что какой-то властью он все же обладает.

На "Соколе" обстановка накалялась.

– Мы не можем взлетать сейчас, – настаивал Хэн, – только после того, как мы убедимся, что с Джейной все в порядке!

– Она в порядке, Хэн. Ты знаешь это. Она направляется на "Гордость Селонии", – Лейя тоже была напряжена и с трудом сдерживалась. С-3РО стоял у входа, слушая, как она спорит с Хэном. – Оставаясь здесь, мы подвергаемся ненужному риску.

На мониторах было видно, что у посадочной площадки "Сокола" собирается толпа. Ее сдерживали только усилия охраны порта. Впрочем, охранники не слишком-то старались.

– И что? – огрызнулся Хэн. – Мы способны защитить себя.

– Война с местными никак не поможет нашей миссии, Хэн! Мы здесь с мирными целями.

Хэн потер виски, словно почувствовал головную боль. На экранах перед ним были видны посты охраны перед доком "Сокола".

– А что насчет рина? – спросил он более спокойно.

Лейя не знала, что ответить. Она сейчас тоже думала о Джейне. Но отсутствие связного – тоже важный вопрос. На Бакуре Гур предложил им лететь на Онадакс, сказав, что там встретит другой рин. Но их никто не встретил.

– Я не знаю, – сказала она. – Возможно, Гур ошибся. Или… обстоятельства как-то изменились. Сеть агентов-ринов работает не слишком быстро, ты знаешь. Может быть…

– Подожди… – Хэн махнул рукой, призывая к тишине, – ты слышала?

Лейя прислушалась, но было тихо. Она положила руку на плечо мужа. Если Хэн хотел придумать причину для того, чтобы задержаться здесь, он мог бы постараться и получше.

– Хэн, я действительно думаю, что нам надо взлететь. Тодра может позаботиться о себе, и Джейна скоро доберется до фрегата. Я чувствую, что она приближается к нему.

Он взглянул на нее и, вздохнув, согласился.

– Хорошо. Но мы выйдем только на низкую орбиту. Если местные подонки причинят вред Джейне, я…

– Джейна может позаботиться о себе, – Лейя заставила себя улыбнуться.

Внезапно яростный стук со стороны трюма корабля заставил их замолчать.

– Я так и думал, что мне не послышалось, – Хэн щелкнул переключателями, осматривая корпус с помощью камер наблюдения. Лейя тем временем активировала автоматическую бластерную пушку в нижней полусфере.

Одна из камер показала долговязую фигуру, стучащую в грузовой люк большим металлическим прутом. Лицо чужака было скрыто шлемом рабочего скафандра, но в нем не было ничего угрожающего. Дешевый скафандр для работы в опасной среде был слишком тонким, чтобы в нем можно было скрыть какое-то оружие.

– Сомневаюсь, что охрана могла его пропустить, – сказала Лейя. – А ты как думаешь?

Хэн неуверенно покачал головой.

– Дай предупредительный выстрел. Это заставит его убраться.

– Я бы не сказала, что это хорошая идея, Хэн. Он воспримет это как знак агрессии.

– А это и есть знак агрессии, – огрызнулся Хэн, – и если он не прекратит долбить по "Соколу", он увидит настоящую агрессию!

– Но может быть, он просто пытается привлечь наше внимание.

– И для этого нужно портить краску на корпусе?

– Я не буду стрелять, Хэн, – Лейя уселась в кресле, решительно скрестив руки на груди.

Он взглянул на нее, закатив глаза, и, раздраженно ворча, поднялся из пилотского кресла и направился в коридор, бормоча что-то о "мятеже на корабле".

Лейя продолжила подготовку к полету, не забывая поглядывать на монитор.

Люк открылся достаточно широко, чтобы Хэн крикнул, приказывая чужаку убираться. Лейя наблюдала за их оживленной беседой, хотя она не могла четко слышать все, что они говорят. В конце концов, чужак на секунду поднял маску, и на лице Хэна отразилось изумление.

Лейя не увидела лица нарушителя, но с удивлением заметила, что Хэн опустил трап и пригласил его войти. Чужак начал подниматься по трапу, бросив на пол металлический прут, которым стучал по кораблю. Лейя смотрела, как он поднимается, и в душе у нее возникло дурное предчувствие…

– "Тень Джейд", пожалуйста, ответьте!

Голос капитана Йэдж вырвал Люка из того, что казалось очень глубокой пропастью. Вселенная вокруг словно содрогалась в конвульсиях, страшный рев наполнял его уши. Где-то за этим туманом сознания, вызванным сильнейшей ментальной атакой, Люк чувствовал Сабу, Данни и Тэкли. Разум Джейсена ярко светился в Силе, пытаясь поддержать их. Там же Люк чувствовал присутствие спящей Сорон Хэгерти. И рядом с ним его жена, сражавшаяся сейчас с управлением…

– Сейчас мы немного заняты, капитан, – сказала Мара. Ее голос звучал спокойно, но Люк чувствовал, как она страдает от последствий этого ментального удара. – Мы свяжемся с вами, как только у нас появится возможность, хорошо?

До того, как с "Оставляющего Вдов" пришел ответ, Мара отключила связь, чтобы ей не мешали управлять кораблем. Сейчас даже такая простая задача как посадка корабля требовала от нее максимальной концентрации.

– Где…? – начал Люк, но его горло слишком пересохло. Выпрямившись в кресле и откашлявшись, он спросил снова: – Где мы сейчас?

– Заходим на посадку, – ответила она, не отрывая глаза от приборов.

Через иллюминатор рубки Люк видел заросли лесов на планете внизу. Вдали, на юге были видны огромные пространства пустой земли – возможно, последствия атаки йуужань-вонгов, о которой рассказывала Вержер, или же многочисленных гиперпространственных прыжков. Отсюда нельзя было сказать точно.

Он взглянул на Мару. Под ее глазами явно были заметны мешки.

– Ты в порядке?

– Думаю, да… – рассеянно сказала она,

– Что произошло?

– Я не знаю… Это похоже на удар в Силе – но в сто раз сильнее обычного. Что бы это ни было, похоже, это заставило потерять сознание всех джедаев на корабле.

– Но не тебя?

Мара пожала плечами.

– На минуту я вырубилась, как все остальные. Но потом я очнулась и услышала, как Джейсен разговаривает с местными.

– Джейсен?

– Он очнулся первым. Он думает, что это Зонама Секот помогла ему очнуться. А потом кто-то с поверхности передал ему координаты курса посадки. Он как раз объяснял им, что он не лучший пилот на борту, когда я очнулась. Похоже, это опять Зонама Секот привела меня в сознание. Когда я сказала им, что должна посоветоваться с тобой, они сказали, что выбора у нас нет. Увидев записи, сделанные аппаратурой, пока мы были без сознания, я решила, что спорить с местными было бы не очень разумно.

– Что ты имеешь в виду?

Она взглянула на него. В ее глазах была не только усталость, но и явная тревога.

– Посмотри сам, – сказала она, включив запись. – Приборы записали это сразу после того, как мы вошли в систему, перед тем, как я очнулась.

Люк посмотрел на монитор и увидел, что происходило в пространстве планеты, пока экипаж "Тени Джейд" был без сознания. Он увидел корабли йуужань-вонгов. Испытав удар Силы, Люк забыл о том, что в пространстве Зонамы Секот шло сражение. Зрелище йуужань-вонгских кораблей на орбите живой планеты вызвало его огромное удивление и тревогу.

Затаив дыхание, он наблюдал, как корабли йуужань-вонгов сражались с оборонительным флотом Зонамы Секот. Бой был яростным. Хотя силы йуужань-вонгов были невелики, они почти смогли сдержать контратаку защитников планеты – почти… В конце концов йуужань-вонги не выдержали, их строй рассыпался. Защитники Зонамы Секот преследовали их, уничтожая один корабль за другим…

Когда запись кончилась, Люк снова повернулся к Маре. Она вела корабль на посадку.

– Кто-то из йуужань-вонгов уцелел?

– Похоже, все уничтожены.

– Почему местные не стали атаковали нас?

Мара взглянула к нему, включая репульсоры.

– Я не знаю, Люк.

– Возможно, Зонама Секот поняла, что мы не намерены причинять ей вреда, – предположил Люк. – И она помогла Джейсену очнуться первым из-за его способности работать с необычными явлениями в Силе.

– Есть только один способ узнать это, – сказала Мара. – Поговорить с местными.

– Думаю, именно это нам и предстоит сделать. – Люк взглянул в иллюминатор, внизу расстилалось огромное пространство, покрытое лесом. – Может быть, они скажут нам, что здесь делали йуужань-вонги.

– Помнишь, чиссы говорили, что йуужань-вонги отправляли экспедиции в Неизученные Регионы. Возможно, это одна из таких экспедиций.

– Может быть… Но я не поверю, что они вот так сразу нашли Зонаму Секот, наткнувшись на нее случайно. Мы с таким трудом искали ее…

– Возможно, у йуужань-вонгов здесь много кораблей и они прочесывают все системы.

Люк кивнул, хотя это объяснение его не удовлетворило.

– Похоже, они искали именно Зонаму Секот…

"Тень Джейд" совершила посадку на широкую поляну, с великолепным ковром травы и со всех сторон окруженную лесом. Мара выключила двигатели, и устало откинулась в кресле.

– Добро пожаловать на Зонаму Секот, – сказал Джейсен.

Люк повернулся к племяннику. Джейсен рассматривал поверхность планеты через транспаристил иллюминатора. Лес вокруг был наполнен жизнью разных цветов и форм.

– Где точно мы находимся? – спросил Люк.

– Если ты хочешь знать, как называется это место, то этого я не могу сказать, – ответил Джейсен. – Тот, кто дал мне координаты места для посадки, ничего об этом не сообщил. Я могу только сказать, что мы находимся где-то в южном полушарии.

Мара указала на топографическом дисплее их точное местонахождение.

– Если Вержер говорила тебе правду, то именно здесь все живое должно быть уничтожено йуужань-вонгами во время их нападения шестьдесят лет назад.

Джейсен кивнул. Люк мог понять недоверие, прозвучавшее в голосе Мары. Вокруг не было заметно никаких следов того огромного ущерба, который был тогда причинен планете. Зонама Секот исцелилась.

– Они сказали тебе еще что-нибудь? – спросил он племянника.

Джейсен встряхнул головой.

– Нет, только потребовали совершить посадку, а "Оставляющему Вдов" ждать нас на орбите. Они обещали, что никому не причинят вреда.

– Может быть, Ариэн и ее люди испытали то же, что и мы?

– Нет, – сказала Мара, – я не почувствовала, что они испытали такой же удар. Некоторые из них ощутили головную боль и тошноту, но не более того. Такое впечатление, что удар Силы был направлен именно в нас.

– Потому что "Тень Джейд" вошла в систему первой? – задумчиво спросил Люк. – Или… потому что мы джедаи?

Мара хотела сказать, что знает не больше него, когда что-то снаружи привлекло ее внимание. Из-за деревьев вышли два странных гуманоидных существа. Они были высокие и тонкие, с бледно-голубой кожей ледяного оттенка и огромными золотисто-черными глазами. Волосы мужчины были черного цвета, у женщины – чисто-белого. Лица суровыми. Одеждой туземцам служили длинные одеяния серо-зеленых тонов.

Они остановились на безопасном расстоянии от "Тени Джейд", скрестив руки на груди, словно ждали, когда Люк, Мара и Джейсен выйдут.

– Ну, – сказал Люк, – вот и местные.

– Судя по выражению их лиц, они не слишком рады нам… – ответила Мара, вставая.

Джейсен тоже собрался выйти из рубки, но Люк взял его за руку.

– Лучше оставайся здесь вместе с R2 и присмотри за кораблем и остальными.

Джейсен хотел бы возразить, но астромех запищал, соглашаясь с Люком, и Джейсен не стал спорить.

– Думаю, так действительно будет разумнее. Свяжитесь со мной, если понадобится помощь.

– Не волнуйся, – сказала Мара, пожимая ему руку, и вышла из рубки. Вместе с Люком они прошли мимо Сабы, Данни и Тэкли, лежавших без сознания в кают-компании, в корму корабля, к выходу. Открыв воздушный шлюз, Мара и Люк спустились по трапу наружу, в высокую траву, вдыхая полной грудью свежий воздух Зонамы Секот. Люк на секунду закрыл глаза, наслаждаясь прохладным ветром, обдувавшим его кожу.

"Мы, в самом деле, здесь, на Зонаме Секот", -подумал он. И впечатления от этого момента не испортило даже не слишком дружественное выражение лиц местных жителей.

Он открыл глаза. Мара стояла рядом. На ее лице отражалось то же восхищение, что испытывал он. Небо было пронзительно голубого цвета, ветер развевал траву. Небольшие тучи проносились над головой, затеняя огромный красноватый диск Мобуса, газового гиганта, на орбите которого находилась Зонама Секот. Солнце системы было в двадцати градусах вверх от положения Мобуса.

Еще один глубокий вздох, и последние сомнения исчезли. Это место было настоящим, его словно наполняла сама жизнь.

Во всем здесь была Сила, она вибрировала вокруг, как воздух перед бурей.

"Неужели это разум Зонамы Секот?", – подумал Люк. – "И Вержер чувствовала то же самое, когда посетила живую планету шестьдесят лет назад?" Даже на Иторе он не чувствовал, чтобы природа вокруг вот так была единым целым.

Он отбросил эти мысли, когда двое туземцев подошли к нему.

– Кто вы? – спросила женщина.

– Меня зовут Люк Скайуокер, а это моя жена Мара. Мы хотели бы поблагодарить вас за то, что пригласили нас…

– Мы вас не приглашали, – прервал его мужчина.

Мара нахмурилась.

– Но разве не вы сообщили нам координаты посадки?

– Нам приказали это сделать, – неохотно сказала женщина.

– Ваш корабль – первый, которому позволено совершить посадку на Зонаму за более чем пятьдесят лет, – добавил мужчина, – Секот пожелал это, и мы повиновались.

"Не слишком охотно повиновались", – мысленно заметил Люк.

– Вы говорите слова "Зонама" и "Секот", как будто они относятся к разным вещам, – спросил он. – Почему так?

– Секот – это разум, – сказал мужчина.

– Зонама – это планета, – дополнила женщина.

– Вы называете себя зонаманцы? – спросил Люк.

– Мы ферроанцы, – послышался голос позади него. Люк повернулся и увидел женщину с голубой кожей, одетую так же, как и двое других ферроанцев, но ее одежда была полностью черной.

Мара, вздрогнув от неожиданности, повернулась и встала в защитную стойку.

Женщина едва заметно улыбнулась.

– Простите, что напугала вас, – она сделала успокаивающий жест. – Вам никто не собирается причинять вред. Я – Магистр, Стоящая между Зонамой и Секотом.

Мара слегка расслабилась. Люк смотрел на ферроанку с чувством, близким к восхищению. Он не мог определить, сколько ей лет. Ее голубая кожа была немного сморщена, но ее волосы, связанные в пышный хвост, были густыми и черными. Она излучала такую энергию, какой он мог бы ожидать от более молодого возраста. В Силе она тоже ощущалась странно – словно виделась она через залитый дождем иллюминатор.

Несомненно, она здесь была старшей. Двое ферроанцев почтительно поклонились ей.

– Тогда я думаю, именно с вами нам нужно поговорить, – сказал Люк.

– Если у вас есть что сказать… тогда действительно, вам следует обратиться ко мне.

Люк кивнул и подошел к Магистру.

– Нам нужно поговорить о тех пришельцах, что напали на вас. Эта раса называется йуужань-вонги, но вы их знаете, как Дальних Чужаков.

На лице Магистра мелькнуло удивление.

– Откуда вы знаете?

– Одна из рыцарей джедаев посещала когда-то вашу планету и рассказала об этом моему племяннику.

– Вы говорите о Вержер, – сказала Магистр, кивнув. – Мы хорошо ее помним. И благодарны ей.

Мара удивленно посмотрела на нее.

– Вы знаете ее?

– Да, эта история нам хорошо известна. Она спасла Зонаму от Дальних Чужаков… на время, достаточное для того, чтобы мы подготовились к следующей атаке. Теперь мы можем защитить себя, как вы, наверное, видели.

Люк кивнул.

– Да… зрелище было впечатляющее.

– С вами может произойти то же самое, – угрожающим тоном сказал мужчина-ферроанец.

– Сейчас, Роуэл, – мягко, но предупреждающе сказала Магистр, – они наши гости.

– Нет, Магистр, – сказала женщина. – Они нарушители. Они должны улететь отсюда, и мы забудем о них.

– Это не решит ничего, Дарак, – в голосе Магистра не было раздражения или упрека. – Мы пытались скрыться и забыть об остальной вселенной, но не смогли. Сегодня – в течение одного дня – мы встретились с существами двух рас, которые пытались найти нас. Если мы забыли о вселенной, это еще не значит, что вселенная забыла о нас.

– Но, Магистр, – возразила Дарак, – они принесли с собой насилие! Мы жили в мире целые десятилетия, и вдруг наше небо наполнилось огнем войны!

– Это так, – сказал Люк, – и я боюсь, что огонь войны вспыхнул в вашем небе не в последний раз.

– Злой ветер принес вас сюда, – произнес Роуэл, в его глазах сверкнула ярость.

– Как и других джедаев, – добавила Дарак.

– Подождите, – сказал Люк, опередив гневное возражение Мары. – Вы говорили о других джедаях? Здесь был кто-то еще из них, кроме Вержер?

– Да, мы встречались со многими джедаями, – Магистр укоризненно взглянула на двух других ферроанцев. – Рыцари джедаи в прошлом были нашими друзьями и союзниками. Почему они не могут быть друзьями сейчас?

– Мы должны быть осторожны, – сказала Дарак. – Мы – лишь один мир против миллионов.

– Никто не застрахован от опасности, – ответил Люк. – Нельзя вечно прятаться. Это жестокая истина, но это истина.

Магистр внимательно смотрела на них.

– Я была бы рада поговорить с вашим племянником о Вержер.

– Заставьте их уйти, Магистр! – прошипела Дарак. – Не слушайте их!

Магистр усмехнулась.

– Вы заходите слишком далеко.

Обращаясь к Люку и Маре, она сказала:

– Прошу простить эту непочтительность. Их опасения, увы, имеют основания. Нам приходилось переживать трудные времена в прошлом, когда мы искали новый дом. Нам всем пришлось очень тяжело: голод, болезни, смерть… – на лице Магистра мелькнула печаль. – Много лет никто не посещал Зонаму. Мы так долго жили в мире, а сейчас война снова пришла сюда. Разумеется, мы очень встревожены.

Люк кивнул.

– И мы тоже. Мы никак не ожидали увидеть здесь йуужань-вонгов, и их появление – очень опасный знак. И это только один из многих вопросов, которые нам нужно обсудить.

– Да будет так, – сказала Магистр, бросив жесткий взгляд на Дарак и Роуэла, словно давая понять, что никаких возражений не потерпит. – Другие ваши спутники могут присоединиться к нам, – добавила она, – они уже очнулись.

– Тогда вам нужно пойти с нами, – сказал Роуэл.

– Куда это? – спросила Мара, прищурившись.

– К нам в деревню, – сказала Дарак, – Там пройдет собрание.

– Хорошо, – вздохнула Мара. – Скажите куда лететь, и я поведу корабль.

– Твой корабль не взлетит, – огрызнулся Роуэл.

– И как же собираешься помешать этому?

– Не я, – Роуэл указал на "Тень Джейд", – Секот.

Мара посмотрела на корабль и потрясенно замолчала. Трава и толстые лозы обвились вокруг посадочных стоек, лианы покрыли весь корпус, опутываясь вокруг антенн, заползая в вентиляционные люки.

Мара инстинктивно выхватила световой меч, и, включив его, бросилась к кораблю. Но Люк успел поймать ее за руку.

– Спокойно, Мара, – прошептал он, наклонившись к ее уху. – Если Секот может сделать такое с кораблем, он может сделать это и с нами. Дорогая, мы не сможем сражаться с целой планетой.

Почувствовав, что Джейсену внутри корабля не причинено вреда, Люк попытался утихомирить Мару в Силе. Она немного успокоилась и выключила световой меч. Тем не менее, она явно была недовольна такой ситуацией, и Люк ее понимал. Секот фактически захватил ее корабль, сделав их всех пленниками. Люку это, разумеется, тоже не очень понравилось, но сейчас было не самое лучшее время проявлять недовольство.

– Магистр… – начал он и замолчал, когда увидел, что она исчезла. Он не заметил, как она ушла, и ее нигде не было видно. Но необычное присутствие в Силе какое-то время ощущалось, словно часть ее была еще здесь. Потом исчезло и оно. Она словно растворилась в воздухе.

– Мы уходим, – сказал Роуэл. – Вы собираетесь идти с нами?

– Спасибо за приглашение, – сказал Люк так вежливо, как только мог. Если эти ферроанцы намерены его провоцировать, они будут разочарованы. – Но если нам нельзя взять наш корабль, тогда как мы туда попадем?

Ферроанец указал на тропинку на краю поляны.

– Пешком, конечно, – сказала Дарак с едва заметной улыбкой.

Джейна подошла к доку, где стояла "Гордость Селонии", раньше, чем сюда успела добраться толпа. Путь по улицам Онадакса оказался трудным и опасным. Несколько раз ей приходилось сворачивать, чтобы избежать пожаров или драки с местными. Кто бы ни был виновником беспорядков в городе – работу он проделал большую.

На входе в док ей преградили путь двое охранников.

– У нас есть приказ задерживать каждого, кто попытается проникнуть на этот корабль, – сказала охранница-селонианка.

– От кого приказ? – спросила Джейна, прислушиваясь к шуму приближающейся толпы. – И на каком основании?

– Это тебя не касается. Если ты попытаешься…

"… то получишь парализующий разряд" – прочитала Джейна ее мысли.

– У вас нет необходимости задерживать меня, – сказала она, воздействуя Силой на разум охранников. – Я – исключение из того приказа, который вы получили.

– У нас нет необходимости задерживать ее, – сказала селонианка другому охраннику, – она исключение.

Джейна победно улыбнулась.

– Я могу пройти на корабль. Уверена, у вас есть много других дел.

– Ты можешь пройти на корабль. У нас есть много других дел.

Охранники посторонились, позволив ей подойти к фрегату. Джейна быстро поднялась по трапу и ввела код, открывающий воздушный шлюз. Панель с шипением отодвинулась в сторону.

– Мы ждали вас, – сказал Селвин Маркота, старший офицер фрегата, и махнул ей рукой, приглашая войти. – Мы готовы взлетать.

Крики и шум у доков стали гораздо громче. Толпа была уже здесь.

– Это хорошая мысль.

Джейна почувствовала страшную усталость, когда спешила за Маркотой по коридорам фрегата. Маркота, плотный человек, начинавший лысеть, был отличным администратором и надежным офицером, и то, что он сейчас так спешил, означало, что ситуация действительно чрезвычайная. Джейна почувствовала, как включилась искусственная гравитация на борту, когда фрегат взлетел.

– Как там мои родители? Они выбрались?

– Они уже на орбите, ждут нас.

– Нас не преследуют корабли местных?

– Нет. Что-то подсказывает мне, что это было… предупреждение. Кто-то хочет, чтобы мы убрались отсюда, но не слишком желает ввязываться в драку с нами.

Джейна кивнула, обдумывая услышанное.

– Вот и хорошо. Я уже насмотрелась на беспорядки.

– Не сомневаюсь. Население Онадакса, как и большинство полулегальных сообществ, представляет собой ящик с взрывчаткой, готовый взорваться от малейшей искры, – Маркота бросил зловещий взгляд через плечо. – Мы кое-что услышали из местных новостей. Кто-то распространяет сведения об агентах, которых мы послали сюда. Показания свидетелей описывают человека, покинувшего предполагаемое место происшествия час или два назад. По описаниям он похож на Хэна.

Джейна вспомнила, что отец говорил об инциденте в "Колючем Пальце". Этого происшествия было явно недостаточно, чтобы вызвать беспорядки в городе. Но способность Хэна Соло преуменьшать свои "достижения" была так же известна, как и его удача.

Маркота остановился перед каютой Тахири.

– Там вас ждут.

Едва Джейна вошла в каюту, как Джаг встал, с выражением огромного облегчения на лице. Он быстро подошел к Джейне, прикоснулся к ее волосам и крепко обнял за плечи.

– Когда мы взлетели, и я не услышал… – он смущенно замолчал на секунду. – Я рад, что ты в порядке.

Улыбаясь, она погладила его по щеке.

– А уж я-то как рада.

Джаг посторонился, позволяя ей войти. Бросив взгляд на Тахири, Джейна увидела, что ничего не изменилось – девушка была все такой же бледной и неподвижной. Ее опутывали многочисленные датчики, трубки и провода, наблюдавшие за ее состоянием. Глаза Тахири покраснели, губы высохли и потрескались.

– Извините, что прерываю вас, – раздался в комлинке голос Хэна.

– Папа? – удивленно спросила Джейна. – Я не знала, что ваш канал включен. Мама с тобой?

– Да, Джейна, – послышался голос ее матери.

– Рада вас слышать.

– Взаимно, дочка, – ответил Хэн.

Джейна присела на край постели Тахири и рассеянно взяла девушку за руку.

– Жаль, что визит на Онадакс прошел не по плану.

– Как сказать… – задумчиво произнесла Лейя.

– Что? – спросила Джейна. – Вы что-то узнали о рине?

Хэн ответил не сразу:

– Ну… в общем, да, но не совсем.

– Что это значит?

– Мы… нашли кое-кого, но не того, кого ожидали.

Джейна вздохнула, начиная уставать от этих загадок.

– Скажите же, наконец, что вы узнали?

– Когда мы собирались взлетать, мы подобрали… одного пассажира, – ответил Хэн. – Он сказал, что спасается от уличных беспорядков и хочет покинуть планету. У нас не было времени подробно расспросить его, но я думаю, он не тот, кого мы искали.

– А кто он?

– Это Дрома, – послышался в комлинке голос, явно принадлежащий рину. – Приятно слышать тебя снова, Джейна.

Глаза Джейна расширились от удивления.

– Мне тоже…

– Эй, я сказал тебе ждать в трюме, – услышала она голос отца.

– Ты думаешь, я подслушаю ваши военные тайны и побегу рассказывать их вонгам или типа того? – рин презрительно свистнул своим клювом. – Не будь таким параноиком.

– Паранойя тут ни при чем! Ты что, не понимаешь, что это семейный разговор?

Их голоса зазвучали где-то в отдалении. Было слышно, как Лейя устало вздохнула. Похоже, как только рин оказался на борту, они с Хэном не прекращали спорить.

– Как только мы выйдем на орбиту, я встречусь с вами, мама, – сказала Джейна.

– Я думаю, что лучше тебе не покидать фрегат. Но если ты чувствуешь, что должна нас увидеть, я скажу твоему отцу.

Джейсен помог Данни встать с палубы в кают-компании, и подождал, пока она окончательно придет в себя. Люк тем временем помогал прийти в чувство Сабе и Тэкли.

– Добро пожаловать обратно, – сказал Джейсен.

– Как?… – дрожащим голосом спросила Данни, – как долго я была без сознания?

– Несколько часов.

– Где мы?

Джейсен широко улыбнулся.

– Мы на Зонаме Секот, Данни. Выходи и посмотри сама.

Видя, что она еще плохо держится на ногах, Джейсен поддержал ее, помогая подойти к трапу и спуститься. Сделав шаг наружу, Джейсен обвел взглядом окружающее пространство и затаил дыхание.

Высокие травы под ярко-синим небом перекатывались волнами от легкого ветра. Воздух был наполнен душистой пыльцой от многочисленных цветущих растений. Джейсен сделал глубокий вдох, наслаждаясь тысячей экзотических ароматов и испытывая легкое головокружение.

"Мы сделали это", – подумал он, спускаясь по трапу. – "Мы на Зонаме Секот".

Сделав несколько шагов, Джейсен бросил взгляд на разноцветную сферу Мобуса, висевшую в небе как огромный злой глаз.

– Невероятно, да? – спросил он.

– Я даже не знаю, что впечатляет меня больше, – сказала Данни. – Вся эта красота или то, что мы действительно находимся на разумной планете.

– Ничего, – ответил Джейсен, – думаю, местные немного охладят наш восторг.

– Местные? – Данни, наконец, заметила две высокие фигуры, стоявшие в некотором отдалении. – Но почему? С ними возникли какие-то проблемы?

– Скажем так, они не слишком рады нас видеть, – произнес другой голос. Они повернулись и увидели, что к ним подошла Мара.

– Но что случилось? – спросила Данни. – Это они нас вырубили?

Мара и Джейсен ввели ее в курс ситуации. Они рассказали о сражении Зонамы Секот с йуужань-вонгами, о посадке "Тени Джейд", о встрече Люка и Мары с ферроанцами и их Магистром и о том, что "Тень Джейд" не может сейчас взлететь.

Услышав это, Данни взглянула на толстые лианы, опутавшие посадочные стойки яхты. Их листья были наполнены какой-то яростной жизнью. Сорви один – и на его месте вырастут три.

– Что с "Оставляющим Вдов"? – спросила Данни.

– Другому кораблю не будет причинено вреда, пока он остается на орбите, – раздался голос одного из ферроанцев. Джейсен обернулся и увидел, что двое местных подходят к ним по высокой траве.

– Но как вы… сделали это? – Джейсен почувствовал, что Данни пытается исследовать окружающее пространство с помощью Силы. Но она почувствовала то же, что и он: ни разума, ни мыслей, только постоянное давление – подобное тому, что испытывает тело человека в глубине океана, только не физическое, а ментальное. – Вы тоже используете Силу?

– Могущество Секота велико, – уклончиво сказал ферроанец.

Из открытого шлюза "Тени Джейд" послышался стон, возвестивший о появлении Сорон Хэгерти, которой помогали идти Люк и Тэкли. За ними шла Саба. На ее лице было выражение благоговейного трепета. Рука Сабы лежала на рукоятке светового меча, взгляд барабела внимательно исследовал местность. Инстинкт охотника в Сабе не был отвлечен великолепием окружающей природы.

– Пора идти, – сказала женщина-ферроанка, – иначе опоздаем на собрание.

– Зачем? – спросила Данни. – Куда идти?

– Расскажем по пути, – ответил Люк.

– В вашем лесу безопасно? – спросила Саба.

– Это не просто деревья, – сказала ферроанка, – они называются борасы, и они создают тампаси. Они могут причинить вам вред, только если вы захотите причинить вред им.

После этого двое ферроанцев повернулись и быстро пошли по тропинке, давая понять гостям, что им тоже стоит поспешить, либо остаться здесь.

Люк повернулся к Тэкли.

– Тэкли, может быть, ты останешься здесь и присмотришь за "Тенью Джейд"?

Миниатюрная чадра-фан поклонилась.

– Конечно, мастер Скайуокер.

– Мы будем поддерживать с тобой связь, наши комлинки всегда включены, – успокоил ее Люк.

Тэкли еще раз поклонилась и стала подниматься по трапу.

Люк повернулся к остальным.

– Все готовы идти?

– Не думаю, что у нас есть выбор, – Джейсен указал на уходящих ферроанцев. – Если мы не поспешим за ними, то они уйдут, и мы не найдем дорогу.

– Очень гостеприимно с их стороны, – проворчала Мара.

Джейна с интересом выслушала историю Дромы. Хэн и Лейя ее уже знали, но снова слушали внимательно. У Джейны возникло странное впечатление, что ее мать надеется услышать в рассказе какие-то несоответствия с тем, что она слышала в первый раз.

После спасения своей сестры на Фондоре, Дрома с семьей скитался с места на место. Продолжавшееся наступление йуужань-вонгов заставило их направиться к Ядру, а потом во внешние регионы Галактики в поисках безопасного места. Везде на своем пути они видели страх перед йуужань-вонгами, яростное местничество, анти-джедайские настроения, гражданские войны и другие признаки распада Новой Республики. Все, что могла сделать семья ринов в этой ситуации – постараться выжить.

– Потом мы узнали об агентурной сети ринов, – Дрома расхаживал взад и вперед по трюму "Сокола", стуча хвостом по палубе и выразительно жестикулируя. – Мы знали о вашей "Великой Реке", но мы не воины, способные стать бойцами Сопротивления, мы просто путешественники. Мысль о том, чтобы собирать и распространять информацию в процессе наших путешествий, вероятно, казалась очевидной, и я не удивлен, что кому-то из нас она пришла в голову. Рины наконец-то создали свою общегалактическую организацию! Иногда мне кажется, что слишком хорошо, чтобы быть правдой.

– Мы встречались с двумя агентами сети ринов, – один на Галантосе спас нас из ловушки Бригады Мира. А второго мы встретили на Бакуре, его звали Гур. Это он порекомендовал нам лететь сюда. Он сказал, что…

– Что кто-то ждет вас здесь, – прервал ее Дрома, кивнув, – так?

Джейна вопросительно посмотрела на отца. Хэн только пожал плечами.

– Да, он умеет читать мысли. Просто надо к этому привыкнуть.

Она снова обернулась к рину:

– Ты можешь сказать нам что-нибудь, что поможет найти рина, который должен был нас встретить?

Дрома пожал плечами.

– Я не могу сказать вам больше, чем я уже сказал. Я здесь представляю только свою семью. Мы сами хотели стать частью сети ринов, и хоть как-то отблагодарить тех, кто помог нам на Дуро. Мне все равно, что о нас думают. Я не хочу быть героем, я хочу просто попытаться спасти свою семью, понимаете? И я думаю, чем больше друзей у нас будет, тем легче нам уцелеть.

– И что случилось дальше? – спросила Джейна.

Дрома разочарованно свистнул.

– Они выслушали меня, но сказали, что в организации сейчас нет вакансий – по крайней мере, там, где мы находимся. Я сказал, что мы готовы лететь туда, где мы нужны, но их не заинтересовало мое предложение.

– А ты можешь… – начала Лейя.

– … указать вам руководителя местной ячейки? – Дрома встряхнул гривой. – Он очень осторожен, у них здесь отличная конспирация. И, несомненно, для этого есть все причины. Я слышал, что сеть ринов оказала большую помощь Альянсу, и йуужань-вонги очень этим недовольны.

Джейна нахмурилась.

– Так ты больше ничего не можешь сказать?

– Если бы я мог, то сказал бы, поверьте мне. Вы снова помогли мне, согласившись вывезти с Онадакса. Похоже, сейчас там становится жарко.

– Думаю, ты об этом ничего не знаешь, – сказала Лейя. Выражение ее лица, казалось, говорило о том, что она, наконец, поверила в историю рина. – Похоже, что кто-то решил спрятать концы в воду и избавляется от доказательств.

– Доказательств чего?

– Существования на Онадаксе ячейки ринов, я полагаю.

Дрома снова пожал плечами.

– Извините, но это не мое дело. Меня не приняли в организацию, и теперь я просто путешествую. Если бы вы смогли высадить меня где-нибудь в секторе Джавекс, я был бы очень вам признателен. Оттуда я смогу вернуться к семье.

– Если мы еще туда полетим… – сказал Хэн.

– Что ты имеешь в виду под словом "если"?

– На самом деле мы просто не знаем, куда нам лететь сейчас, – признался Хэн.

Дрома некоторое время смотрел на них, как будто они вдруг превратились в гаморреанцев.

– А как насчет Эсфандии? – спросил он, наконец. – Вам, наверное, все равно нужно будет туда лететь, да? А сектор Джавекс по пути.

– Эсфандия? – повторил Хэн, нахмурившись.

– Там находится одна из двух небольших станций связи на другой стороне Галактики, – объяснила Лейя. – Они обслуживают Внешние Территории. Сначала там была только одна, на Дженерисе, но после начала войны там построили и вторую.

– А зачем нам туда лететь? – спросила Джейна.

– Разве вы не знаете, что случилось? – Дрома, казалось, был потрясен этим.

– Нет, – сказала Джейна. – А что случилось?

– Я случайно подслушал кое-что, когда разговаривал с сотрудниками организации, – сказал Дрома, усевшись в кресло. – Как раз в это время к ним пришло сообщение. Они упомянули, что их босс не хочет с этим связываться, потому что он думает, что вам уже известно об этом по официальным каналам.

Все обернулись к Дроме, ожидая объяснений.

– Что, вы действительно не знаете, о чем я говорю?

Джейна шагнула к нему.

– Нет, мы не знаем. И если ты действительно умеешь читать мысли, что ты уже знаешь, что я…

– Джейна… – предостерегла ее Лейя.

Дрома, усмехнувшись, взглянул на Хэна.

– Я вижу, она унаследовала характер Соло.

– Ты еще не знаешь, что такое характер Соло, – сказал Хэн.

Рин снова повернулся к Джейне.

– Станция на Дженерисе уничтожена йуужань-вонгами, а Эсфандия атакована.

– Когда? – спросила Джейна.

– Вчера, судя по всему.

– Ну, а зачем нам туда лететь? – спросил Хэн. – Я знаю такие станции. Если она во Внешних Территориях, то она, скорее всего, полностью автоматическая или обслуживается символическим экипажем. Если йуужань-вонги атаковали ее, то, скорее всего она уже уничтожена.

Лейя качнула головой.

– Перед тем, как мы улетели с Мон Каламари, Кэл Омас направил на Эсфандию дополнительные силы для охраны станции. Может быть, они еще держатся.

– А если нет? – возразил Хэн. – Да и какое имеет значение, если даже мы и потеряем связь с какой-то частью Внешних Территорий?

– Они обслуживают не просто часть Внешних Территорий, – сказала Лейя. – Станции связи на Дженерисе и Эсфандии – единственные, способные принимать сообщения из Неизученных Регионов. Связь с чиссами поддерживается именно через них. Если эти станции будут уничтожены, из Неизученных Регионов нельзя будет связаться с нами.

Все замолчали, понимая, что она хочет сказать.

Они шли уже два стандартных часа в полной тишине. Дарак и Роуэл – впереди, изредка оглядывались, чтобы проверить, следуют ли гости за ними.

Но Джейсену не слишком хотелось разговаривать с ними. Здесь и без этого было на что посмотреть. Лес тампаси был удивительно богат жизнью. Ствол каждого бораса был целой миниатюрной экосистемой, в которой обитали десятки видов растений и грибов, служивших пищей для множества разнообразных насекомых. Эти насекомые становились добычей ящериц и паукообразных, которые, в свою очередь, служили пищей птицам или более крупным животным. Куда бы Джейсен не бросил взгляд, он видел настоящую маленькую вселенную, в которой кипела жизнь.

Данни пожаловалась, что нет смысла так долго идти пешком, если можно долететь на "Тени Джейд", но Дарак сказала, что Секот не позволит космическому кораблю летать в воздушном пространстве вблизи лесов тампаси, способного причинить вред экосистеме планеты.

Это Джейсен мог понять. Здесь столько всего удивительного. Но особенное любопытство вызвали слова его дяди о том, что Зонаму посещали и другие джедаи кроме Вержер. Ускорив шаги, Джейсен догнал Дарак. Она даже не обернулась.

– Мой дядя сказал, что вы помните Вержер, – начал Джейсен.

– Твой дядя ошибся, – сказала Дарак, по-прежнему не оборачиваясь. – Я была ребенком, когда она и другие джедаи посещали Зонаму, и мое поселение было в другом полушарии.

"Другие джедаи…"

Любопытство Джейсена стало нестерпимым.

– Ну, ваш народ их знает, – настаивал он, – ты слышала истории о них.

– Да, истории. Сказки для детей.

Холодный тон ферроанки не охладил его любопытство.

– Я не знаю, слышала ты об этом или нет, но почти все джедаи были уничтожены более пятидесяти лет назад. И те из них, которые посещали Зонаму, когда ты была еще ребенком, были обучены старым путям. Если бы мы могли узнать о них больше…

– Не все они были обучены, – вмешался Роуэл, – один из них был учеником, совсем ребенком. Очень способный, но не обученный.

– Что случилось с ними здесь?

– Мы проводники, – мрачно сказала Дарак, – а не историки.

– Я знаю, но…

Он замолчал, когда над ними вдруг появилась большая тень. Взглянув сквозь ветви вверх, Джейсен успел заметить, как что-то большое быстро пролетело над верхушками борасов. Но что это было, он не разглядел.

Другие тоже остановились. Но Дарак и Роуэл не обратили на летающий объект никакого внимания.

– Что это было? – спросил Джейсен.

– Кибо, – ответил Роуэл. – Они летают здесь.

– Они опасны? – спросила Мара.

– Едва ли, – сказала Дарак, – это дирижабли.

Через некоторое время они вышли из густого тампаси на поле в два раза больше того, на котором совершила посадку "Тень Джейд". Над этой посадочной площадкой в воздухе зависли полдесятка огромных дирижаблей. Форма их корпусов была похожа на туловище ската. Чем-то они напоминали "Сокол Тысячелетия", но были в три раза больше. Каждый кибо был прикреплен к огромным корням, выступающим из земли, пятью якорными канатами. В нижней части каждого дирижабля была подвешена обтекаемая гондола с двумя пропеллерами почти белого цвета, выступавшими из кормовой части.

В небе, над вершинами огромных борасов, Джейсен увидел еще три дирижабля, и еще один на другом конце поля заходил на посадку. Белые, украшенные яркими фиолетовыми и оранжевыми полосами дирижабли выделялись на зеленом фоне тампаси.

На посадочной площадке было около тридцати ферроанцев. Некоторые из них носили корзины, кто-то работал в гондолах, другие следили за якорями. Все они были очень заняты работой.

– А можно долететь до вашей деревни на одном из этих кораблей? – спросила Данни.

– Эти дирижабли не транспорты, – ответила Дарак, – это сборщики. Они собирают семена с верхушек борасов.

Люк, Мара, Саба и Сорон Хэгерти вместе вышли из-за деревьев на посадочную площадку, удивленно рассматривая огромные воздушные корабли. Вместе они подошли к ферроанцу, что ремонтировал гондолу, лежавшую на траве. Дирижабль, которому принадлежала гондола, висел тут же над головой, его якорные канаты скрипели, когда дирижабль раскачивало ветром.

Джейсен уверенно подошел к дирижаблю. Он увидел, что воздушный корабль состоял из множества небольших отдельных камер, наполненных газом, и если с дирижаблем что-то случится, едва ли все эти камеры будут повреждены.

Внутри гондола была темной и влажной. Джейсен смог разглядеть скамьи для экипажа и множество больших корзин, сплетенных из лиан, вероятно, для собранного урожая. Изнутри борта гондолы были влажными и ребристыми, и Джейсену пришло в голову сравнение с брюхом огромного валадона.

– Вы пилот? – спросил Люк.

– Меня зовут Крой’б, – сказал ферроанец. – Я ее компаньон.

– Компаньон? – удивленно переспросила Мара.

Ферроанец улыбнулся, сверкнув белыми зубами.

– У меня с ней симбиотическая связь, – сказал он. – Я забочусь о ней, а она заботится обо мне.

Джейсен понял из этого только то, что дирижабль – не просто баллон с газом, а живое существо.

– Как вы ее зовете? – спросил он.

Ферроанец улыбнулся еще шире.

– Ее имя "Взлелеянная Красота".

Джейсен задумчиво кивнул.

– Хорошее имя.

– Твое одобрение не требуется, – проворчал подошедший Роуэл. – Ты собираешься идти дальше? Дарак не будет ждать.

Ферроанка уже подошла к противоположному краю посадочной площадки. Роуэл повернулся и пошел к ней. Хотя Джейсену очень хотелось поговорить с "компаньоном" кибо, он понимал, что Роуэл прав, и если они хотят присутствовать на собрании, надо идти.

Все отправились дальше. Данни шла рядом с Джейсеном.

– Все это так удивительно, не правда ли? – сказала она. – Кажется, жизнь вокруг нас, куда бы мы ни посмотрели!

Джейсен кивнул, наблюдая, как один из кибо летит над верхушками борасов.

– Я чувствую себя совсем маленьким, – прошептал он, когда они проходили рядом с массивным стволом бораса. Странно, но эта мысль его совсем не пугала.

"Гордость Селонии" летела в гиперпространстве. Джейна сидела в каюте рядом с Тахири. Пока Джаг занимался делами эскадрильи, была ее очередь присматривать за Тахири. Хотя медики считали состояние Тахири стабильным, Джейну это не успокоило. Внешне с девушкой все было в порядке, но Джейна чувствовала, какое страшное психическое напряжение испытывала Тахири. И с каждым часом это напряжение становилось все сильнее.

– Разве вы не чувствуете? – спросила Джейна у дурозианца Вигоса, офицера медицинской службы. Кожа Тахири была бледно-восковой, шрамы на лбу воспалены. – Словно огонь пожирает ее изнутри.

Вигос взглянул на показания медицинских приборов и встряхнул головой.

– У нее нет повышения температуры.

– Я говорю не о температуре.

Дурозианец удивленно посмотрел на нее. Он был отличным военным врачом с двадцатью годами практики и, конечно, не упустил бы любую информацию, способную помочь пациенту. Но он явно не понимал, что хочет сказать ему Джейна.

– Если она прогорит до конца… – прошептала Джейна, ни к кому не обращаясь, – что случится тогда?…

Джейне очень хотелось, чтобы сейчас здесь был дядя Люк или целительница Силгэл. Они бы знали, что надо делать, и Джейна была уверена в этом. Но сама она ничего не понимала в целительстве. Здесь не было врага, которого можно уничтожить физически. Как можно противостоять противнику, находившемуся внутри разума ее подруги, и который имеет такое же право на этот разум, как и сама Тахири?

– Джейна?

Она подняла глаза, услышав, что Вигос что-то спросил.

– Могу я еще как-то помочь?

Джейна покачала головой. Вигос сочувственно похлопал ее по плечу и вернулся к своим делам, оставив ее наедине с Тахири. Джейна очень хотела что-то сделать, чтобы помочь ей, но знала, что ни она, ни медики на фрегате сделать ничего не могут – только наблюдать, как Тахири медленно умирает.

"Нет!", – мысленно сказала Джейна. Она не позволит этому случиться. Она не может просто сидеть и наблюдать, как Тахири из последних сил сражается с демоном, пожирающим ее разум. Джейна никогда не бросала друзей в беде, и она не сделает этого сейчас.

Единственный вопрос: что она могла сделать? Может быть, Тахири проигрывала бой, но она вела этот бой уже несколько лет. В тайне от всех она боролась с личностью йуужань-вонга в своем разуме с тех пор, как Энакин спас ее из плена. И только сейчас она начала уступать врагу. Но если Джейна вмешается… это может быть так же опасно, как просто сидеть и ничего не делать.

Сейчас у Джейны не было возможности связаться с "Соколом" и спросить совета у матери. Принимать решение придется ей одной. Еще больше часа Джейна сидела рядом с Тахири, держа ее за руку и размышляя над теми немногими возможностями, что были у нее. И все это время Джейна чувствовала, как Сила медленно покидает Тахири.

"Неважно, что показывают приборы. Она ускользает. Я чувствую это…"

– Когда мы выходим из гиперпространства? – спросила она капитана Мэйн по комлинку.

– Через два часа, когда мы окажемся в пределах действия сенсоров Эсфандии, – ответила Мэйн. – Мы летим точно по плану, если вы об этом.

"Два часа… Этого должно хватить"

Джейна закрыла глаза, концентрируясь в Силе, создавая боевое слияние, которое так усиливало возможности джедаев в бою. Если Тахири проигрывает бой, возможно, все, что ей нужно – подкрепление…

Тахири почувствовала, как что-то пронеслось над ней, словно порыв ветра или океанская волна. Но она не могла оглянуться, потому что это давало преимущество Риине. Сейчас во всем мире не было ничего, кроме этих зеленых глаз напротив и непрерывного гудения и треска двух световых мечей, наносящих удары. Усталость разрывала каждый мускул ее тела, но Тахири не собиралась сдаваться. Она не могла позволить, чтобы ее место в этом мире было захвачено.

Парирование.

Но вдруг что-то изменилось, и инстинкты зашептали, предупреждая об опасности, которую могли принести эти изменения. Нельзя ослаблять бдительность. Что бы ни принесла с собой эта волна, Тахири должна рассматривать это как угрозу.

Выпад, парирование.

"Ты чувствуешь это?"

Голос принадлежал ее противнице, и так напоминал собственный голос.

"Да", – ответила Тахири, уклонившись от удара. Меч Риины прошел мимо. – "Ты знаешь, что это?"

Тахири почувствовала неуверенность Риины и еще крепче сжала световой меч.

"Нет", – сказала она, направляя удар в голову Риины.

Риина легко отразила удар, словно ожидала его. Световые мечи угрожающе потрескивали. Риина слегка наклонилась вперед, на ее лице была едва заметная обеспокоенная улыбка, зеленые глаза смотрели на Тахири.

"Что-то приближается", – прошептала она.

Тахири отчаянно хотелось оглянуться. Спиной она чувствовала чей-то взгляд. И это неизвестное приближалось. Но нельзя отводить взгляд от Риины. Блок, удар. Риина отпрыгнула и встала в защитную стойку.

"Мы могли бы сразиться с этим вместе", – сказала она.

"С чего бы это?", – спросила Тахири, мгновенно ощутив подозрение.

"Или так, или просто стоять и ждать, пока оно уничтожит нас – сначала тебя, потом меня, или наоборот. Это будет так же легко, как охотиться на скеркихлу"

Тахири вспомнила, что так называются толстые бескрылые птицы, которых разводят на мясо на йуужань-вонгских кораблях-мирах. Впрочем, сейчас это неважно. Удар, парирование.

Она сражалась, отбивая не только удары светового меча, но и свои подозрения. Объединиться с Рииной? Это все равно, что сдаться ей! Личность йуужань-вонга уже однажды едва не поглотила ее, и только вмешательство Энакина спасло Тахири. А сейчас он не сможет ей помочь, потому что… он мертв. Эти слова прозвучали в ее разуме, как похоронный звон.

Он мертв.

Энакин никогда больше не поможет ей. Она может рассчитывать только на себя.

Рубящий удар, парирование, выпад.

Чей-то голос звал ее, голос, принесенный темным ветром откуда-то из-за горизонта, с бесконечной пустой равнины. Голос звал ее по имени, откуда-то издалека, и это продолжалось несколько мучительных секунд.

"Ты слышала?", – спросила она Риину, начиная чувствовать настоящий страх.

"Да", – в голосе Риины явно слышалось облегчение. – "Оно зовет тебя. Оно пришло не за мной"

"Почему? Почему меня?!", – с яростью спросила Тахири, нанеся Риине три быстрых рубящих удара, вложив в них весь страх и всю ненависть. – "Почему не тебя?"

"Я не знаю". В голосе Риины радость смешивалась с неуверенностью. Она отпрыгнула, избежав атаки Тахири. "Но ты знаешь, что оно пришло за тобой".

Прыжок вперед, удар.

"По крайней мере, когда я буду сражаться с ним, тебя уже не будет за моей спиной!"

Голос снова звал ее из тьмы, на этот раз он звучал еще сильнее, словно первый рокот могучей волны, обрушивающейся на берег.

"Нет чести в том, чтобы показывать врагу спину в бою", – сказала Риина. – "Хотя это и неразумно".

"Я могу стоять лицом только к одному врагу", – сказала Тахири, заставив Риину отступить серией агрессивных ударов. Она атаковала как никогда до этого, и сама была удивлена грацией и мощью своих ударов. Она, как Энакин, была наполнена Силой, пылающей ослепительным огнем.

Этот образ вызвал воспоминания и чувства, которые она уже стала забывать. Она атаковала снова и еще яростней. Но, в конце концов, она и Риина снова оказались в тупике. Скрестив световые мечи, они застыли, глядя друг другу в глаза.

Голос снова назвал ее имя, и на этот раз он звучал практически возле самого уха!

Не раздумывая, она повернулась. Тьма окутала туманом мир вокруг нее и Риины, но с одной стороны сквозь тьму пробивался слабый свет.

"Нет! Я не позволю тебе убить нас!"

Риина оттолкнула Тахири и бросилась в туман. Тахири упала на землю, но мгновенно вскочила и побежала за Рииной. Что бы ни приближалось к ней из тьмы, она не хотела встречаться с этим, не зная, где Риина.

И чего она боится.

"Я не позволю тебе убить нас…"

Слова Риины звучали в ее ушах, когда она бежала во тьме, слыша, как кто-то за спиной повторяет ее имя…

Лейя молчала большую часть полета к Эсфандии. Соперничать в разговоре с Хэном и Дромой было весьма утомительно и, в конце концов, бессмысленно. Иногда казалось, что они ссорятся друг с другом, но это было вполне естественно. С того времени, как рин поднялся борт, они с Хэном разговаривали, не переставая. Они обсудили все, от событий на Фондоре и партизанской войны на оккупированных территориях до смерти Энакина. На пару минут Дрома покинул мостик, жалобно свистнув что-то на языке, который Лейя не понимала, но вскоре снова вернулся и стал рассказывать о своих приключениях в секторе Сенекс. История была длинная, как боленианский прядильщик, но она помогла рассеять уныние после неудачного посещения Онадакса.

– … и они начали стрелять по танкерным модулям, – теперь Хэн рассказывал Дроме свою историю. Его настроение значительно улучшилось.

– Которые, как ты сказал, были наполнены жидким водородом?

– Да, но уничтожение танкера не спасло вонгов от водорода. Все произошло точно по плану.

– Как? – спросил Дрома, нахмурившись. – Ведь водород не может гореть без кислорода.

– Так сказал и Золотник. Но это проблема всех дроидов: у них нет воображения. Когда у нас сорвало щиты, я приказал Лейе и Джейсену пробить броню крейсера вонгов из наших счетверенных пушек. Из пробоин вырвалось более чем достаточно кислорода, чтобы среагировать с водородом. Крейсер взорвался так, что и нас едва не задело. После этого оставалось только убраться оттуда. Те немногие "прыгуны", которые там еще оставались, не смогли нам помешать.

– Да, я слышал, что истребители вонгов бесполезны, если у них нет связи с йаммоском.

– Ну, не совсем бесполезны, – сказал Хэн, – но без йаммоска они сражаются куда хуже.

Дрома пожал плечами.

– Кстати, о йаммосках. Я слышал такие истории, что просто шерсть встает дыбом!

Лейя не вмешивалась в их беседу. Вместо этого она обдумывала информацию, которую сообщил им Дрома: связь с Неизученными Регионами действительно была потеряна, и причина этого – уничтожение станции на Дженерисе и атака на Эсфандию. Прото-планета Эсфандия была потеряна звездой, на орбите которой она находилась раньше, но в ее ядре было еще достаточно радиоактивности, и его окружала жидкая атмосфера. Это было не самое гостеприимное место, но этого от нее и не требовалось. На Эсфандии находилась научно-исследовательская станция, которая после начала войны с йуужань-вонгами была срочно переделана в станцию связи. Ее обслуживал экипаж из дюжины специалистов, в основном техников. Когда экспедиция Люка отправилась в Неизученные Регионы, командование Альянса усилило охрану станции двумя эскадрильями "крестокрылов" и фрегатом "Кореллианский Путь". Что случилось с ними – неизвестно. Со станции успели передать на Мон Каламари, что они атакованы йуужань-вонгами, после этого связь с Эсфандией прервалась.

Но это не обязательно означало, что станция и силы, охраняющие ее, уничтожены. Станция вполне могла уцелеть при атаке. Она была создана на основе имперской технологии АТ-АТ, адаптированной к холодной полужидкой атмосфере Эсфандии, и представляла собой гигантскую крабоподобную конструкцию, способную медленно передвигаться с места на место. Такая подвижность, необходимая для исследования прото-планеты, оказалась очень полезна и при работе в качестве станции связи, потому что по всей поверхности Эсфандии были размещены приемники-передатчики, способные принимать сигналы из Неизученных Регионов. Станция ползала в жидком "супе" прото-планеты, получая сигналы с приемников, а экипаж внутри нее находился в безопасности.

Если станция была атакована, она могла уйти на дно глубокого каньона или просто зарыться в толщу поверхности, состоявшей из замерзшего газа. После этого ее можно реактивировать. Если, конечно, йуужань-вонги не найдут ее первыми и не смогут уничтожить.

Потом мысли Лейи обратились к Люку. В последнем сообщении, которое получил от него Кэл Омас, Люк сообщал, что нашел нечто очень интересное и намерен это расследовать. Он не уточнял, что именно он нашел и куда направляется, и сейчас невозможно было что-либо выяснить, пока связь не будет восстановлена. Лейя не сомневалась, что если бы с Люком случилось что-то ужасное, она почувствовала бы это в Силе. И все равно она была обеспокоена. От его миссии зависело очень многое – и для их семьи лично, и для всей Галактики. И если миссия закончится неудачей – это будет несчастье немыслимых масштабов.

Разговор между ее мужем и рином перешел на новую тему, когда на консоли вспыхнул сигнал, сообщавший о скором достижении точки выхода.

– Долетели точно по плану, – с гордостью сказал Хэн, собираясь вывести корабль из гиперпространства.

– И даже не понадобилось выйти и подтолкнуть, – пошутил Дрома.

– Очень смешно, – процедил Хэн. – А сейчас будь любезен вытащить свою задницу из кресла и позволь Лейе сесть и помочь мне.

– Нет, все в порядке, Хэн, – сказала Лейя. – Я уверена, что Дрома справится с обязанностями второго пилота.

Не то, чтобы Лейе не хотелось помогать Хэну, просто ей было интересно понаблюдать их совместную работу с рином. Воспоминания о том ужасном времени, когда Хэн был почти потерян для нее из-за горя от смерти Чубакки, были очень болезненны. Но только Дрома по-настоящему видел, что тогда пришлось пережить Хэну. Если присутствие рина на борту как-то напоминало Хэну о том времени, он никак этого не показал.

– Ты не забыл, что должен делать второй пилот? – спросил Хэн Дрому.

– Следовать приказам первого пилота и ругаться, если что-то пойдет не так, – ответил Дрома с улыбкой. – А что-то пойдет не так обязательно.

Хэн сделал вид, что обиделся.

– Эй, "Сокол" может быть и староват…

– … но стрелять по нему будут как по новому, – Дрома засмеялся. – В любом случае, меня больше беспокоит не возраст корабля, а возраст пилота, – добавил он, щелкая переключателями.

Хэн не успел ответить – раздался сигнал навигационного компьютера. За иллюминаторами рубки сверкающие полосы гиперпространства исчезли, превратившись в черный космос, усыпанный звездами. Здесь не было звезды – солнца системы, которая могла бы затмить остальные своим светом. Ближайшая обитаемая система в этой части Среднего Кольца находилась более чем в десяти годах отсюда, а ближайшая звезда – в половине этого расстояния. На триллионы и триллионы километров здесь не было ничего кроме космической пыли. Прото-планета Эсфандия казалась крошечной игрушкой, затерянной в межзвездном пространстве.

По крайней мере, предполагалось, что там больше ничего нет. Когда "Сокол" и "Гордость Селонии" вышли из гиперпространства, Дрома внимательно смотрел на экраны сенсоров в поисках осиротевшей прото-планеты. Вскоре сенсоры "Сокола" обнаружили цель. Эсфандия была покрыта густыми облаками и на экранах отсвечивала оранжевым. Лейя не сразу поняла, что это значит: так как у Эсфандии не было своего солнца, единственным источником тепла могло быть только ее ядро. И так как Эсфандия не находилась на орбите звезды, на ней не было времен года, полюсов и экватора – температура была одинаковой на всей поверхности прото-планеты.

Однако более близкое сканирование показало, что на поверхности полушария перед ними как минимум шесть точек, излучающих тепло. И сразу же на экране появилась еще одна.

Дрома увеличил изображение на экране.

– Орбитальная бомбардировка, – определил он.

– Йуужань-вонги все еще здесь, – сказала Лейя. – Они уничтожают приемники.

Хэн внимательно смотрел на мониторы перед ним.

– Много вражеских кораблей на низкой орбите. Семь линейных, девять крейсеров. Хотя "прыгунов" они выпустили не так много. Никаких сигналов от наших кораблей, оборонявших станцию или от подкреплений с Мон Каламари.

– И я, кажется, знаю, почему… – произнес Дрома.

Лейя поняла, что он имеет в виду. Эскадра йуужань-вонгов на орбите Эсфандии была очень сильной по любым стандартам. Против фрегата и двух эскадрилий, защищавших Эсфандию (плюс еще две эскадрильи, направленные сюда с Мон Каламари) это было… Термина "подавляющее превосходство" здесь было явно недостаточно.

– А я думал, у вонгов не хватает сил даже чтобы защитить оккупированные территории… – сказал Дрома.

Хэн смог лишь пробормотать что-то себе под нос.

В комлинке Хэна послышался голос капитана Мэйн. "Гордость Селонии" и "Солнца-Близнецы" запрашивали инструкции.

– Скажи им, чтобы ничего пока не предпринимали, – приказала Лейя. – Мы не можем просто так лезть туда. Это будет самоубийство.

Хэн повернулся к ней.

– Но мы не можем и улететь просто так, Лейя.

Она кивнула.

– Станция, наверное, еще там, внизу. Иначе вонги не стали бы тратить время на уничтожение приемников. Без станции они бесполезны.

– И что мы будем делать? – спросил Хэн. – Они могут заметить нас в любой момент.

Лейя, встав с кресла, взглянула на экран через плечо Хэна. Флот йуужань-вонгов действительно был очень силен.

– Если мы сможем быстро проскочить мимо вонгов в атмосферу, возможно, мы успеем найти станцию до того, как это сделают вонги.

– А что потом? – запротестовал Дрома. – Мы окажемся в том же положении, что и станция. Только вопрос времени, когда вонги прихлопнут нас там.

Лейя чувствовала, как в ее душе поднимается отчаяние при мысли о том, какую дилемму предстоит решать. Если они улетят сейчас, то, возможно, потом удастся оборудовать где-нибудь новую станцию связи, которая позволит связаться с Неизученными Регионами…

Она раздраженно встряхнула головой. Это означает бросить экипаж станции Эсфандии на верную гибель. Лейя вспомнила Джиндайн, когда столько беззащитных граждан Новой Республики были оставлены во власти жестокого врага…

"Должен быть другой путь…"

Словно в ответ на эту мысль сенсорные системы издали сигнал, сообщавший о появлении новых кораблей из гиперпространства.

– Новые цели выходят из гиперпространства с дальней стороны Эсфандии, – сообщил Дрома, нервно подергивая хвостом.

– Вот и все, – проворчал Хэн. – Определенно, пора смываться.

– Подожди, – теперь Лейя смотрела на экраны через плечо Дромы, – похоже, это не йуужань-вонги. Попытайся связаться с ними на имперской частоте.

– Имперской? – удивился Хэн, но, взглянув на экран, усмехнулся и передал закодированное сообщение. – Да… не думал, что буду так рад увидеть имперский звездный разрушитель.

– И он здесь не один, – заметила Лейя.

Два звездных разрушителя с кораблями сопровождения вышли из гиперпространства над Эсфандией, из их ангаров вылетали эскадрильи СИД-перехватчиков. Увидев, как уверенно они намереваются атаковать йуужань-вонгов, Лейя почувствовала прилив оптимизма.

Она не сразу смогла определить названия звездных разрушителей, но, судя по следам попаданий на броне и другим небольшим повреждениям, эти корабли совсем недавно участвовали в бою.

Система связи "Сокола" издала сигнал вызова, и Хэн включил канал. Это оказался гранд-адмирал Пеллеон.

– Можно было догадаться, что я найду здесь "Сокол", – сказал он. – Вы всегда там, где жарче всего.

Лейя почувствовала, как улыбка расползается по ее лицу.

– Рада слышать вас, Гилад.

– Как и я, принцесса.

– Вы не на "Химере", – заметил Хэн, – ваш корабль выглядит слишком старым.

– Это "Право на Власть", – ответил Пеллеон. – Один из самых старых разрушителей в нашем флоте. Мы гнались за вонгами почти через половину галактики, пытаясь не позволить им уйти просто так. При последнем гиперпрыжке мы потеряли их, и поэтому смогли прибыть сюда только сейчас. Данные нашей разведки по вашим станциям связи сильно устарели.

– А у них, похоже, с данными разведки все в порядке, – сказала Лейя.

– Мы здесь, чтобы не позволить им воспользоваться этим преимуществом.

– Рада слышать.

– Вы присоединитесь к нам? – спросил Пеллеон.

– Мы в вашем распоряжении, адмирал, – ответила Лейя.

– Отлично, здесь найдутся цели для вашей группы. Коммандер Ансвен сообщит вам указания, – и перед тем, как отключить связь, адмирал добавил, – наконец-то мы с вами сражаемся на одной стороне, капитан Соло.

Когда канал отключился, Хэн взглянул на Лейю.

– Теперь мы получаем приказы от имперцев?

– Многое изменилось, – сказала она. Сердце подсказывало ей, что Пеллеону можно верить, и Сила говорила то же самое. – Он защищает станцию Галактического Альянса. Представляешь, как он сейчас себя чувствует?

Хэн усмехнулся.

– Да уж, представляю… Просто я терпеть не могу, когда мне приказывают – кто угодно.

Лейя улыбнулась.

– Я уверена, Пеллеон знает об этом.

Включился имперский канал связи и послышался женский голос – вероятно, это и была коммандер Ансвен, о которой говорил гранд-адмирал.

– Основная цель вашей группы – разрушитель типа "Кер-хашан", – сказала она. На мониторах "Сокола" появилось изображение указанного корабля йуужань-вонгов. – На его борту находится йаммоск. Дополнительные цели – корабли сопровождения. Атаковать, как только будете готовы. Конец связи.

Хэн ввел координаты курса в навигационный компьютер.

– "Гордость Селонии", вы получили указания?

– Так точно, капитан Соло, – ответила Тодра Мэйн.

– Джаг?

– "Солнца-Близнецы" ожидают ваших приказов, – голос Джага звучал спокойно, но Лейя почувствовала в нем напряжение.

– Так вы что, собираетесь делать то, о чем я подумал? – нервно спросил Дрома.

– Это ты у нас умеешь угадывать мысли, – усмехнулся Хэн, – вот и скажи нам.

– Но ведь их все равно гораздо больше. Конечно, хорошо, что у нас появилась компания, но это только два ИЗР против шестнадцати здоровенных монстров…

– Я знаю, – на лице Хэна появилась его неподражаемая ухмылка, – но ведь тем интереснее будет, не правда ли?

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

СТОЛКНОВЕНИЕ

Кровь.

Это первое, что почувствовал Ном Анор, когда вышел из катакомб Йуужань’Тара. Не яркий свет, не ветер, даже не обломки зданий, оставшихся от прежних хозяев планеты. Прежде всего он ощутил густой запах крови, наполнявший воздух.

Ном Анор глубоко вздохнул и улыбнулся.

Пророк и его приближенные, наконец, выбрались на поверхность. Ном Анор, Шуун-ми и Кунра сейчас сопровождали Нгаалу в ее "расследовании случаев ереси" в Вишту – одном из секторов Йуужань’Тара. Официальным лицам всех уровней было приказано оказывать ей содействие. Нгаалу уже получила известность: кто лучше, чем жрица богини обмана, сумеет увидеть обман и ересь среди представителей высших каст?

Нгаалу привела с собой многочисленную свиту и слуг, и никто из чиновников не подозревал, что среди них находится вождь всех еретиков. Это было отличное прикрытие. Ном Анор скрывался под видом рабочего, положение которого лишь немного выше положения "отверженного". Задачей Ном Анора было наблюдение за вррипами – массивными шестиногими существами, выведенными для перевозки тяжелых грузов. В данном случае грузы представляли собой только многочисленные записи и пятерых пленников для допроса. Ном Анор лично отобрал тех, кто должен стать жертвой. Эти пятеро несчастных не были посвященными, и считались только сочувствующими еретикам. На самом деле они были не слишком надежны или психически нестабильны, и Ном Анор решил, что принести пользу делу джедайской ереси они смогут лишь таким образом. Он обманул их, сделав вид, что принял их служение, и направил их распространять искаженную версию Слова Пророка. Агенты Нгаалу – по-прежнему верные Шимрре, и искренне считающие, что исполняют волю Верховного Правителя – схватили их в полном соответствии с планом Ном Анора. Допрос этих "еретиков" должен был выявить страшные тайны о секторе Вишту и чиновниках, ответственных за него. Таким образом, план Ном Анора по дезинформации врага должен был блестяще осуществиться.

– Стой!

Ном Анор остановил своих вррипов, когда караван Нгаалу вошел в представительский квартал Вишту и остановился в облаке пыли. Вокруг клубились насекомые, залетая под одежду, сходя с ума от запаха крови. Вход в квартал охраняли двое воинов, облаченные в полную вондуун-крабовую броню. Один из них потребовал пропуск, и помощник Нгаалу протянул его на проверку. Охранники были бдительными. Нгаалу наблюдала с разукрашенного кресла на спине самого большого вррипа, как воин дважды проверил ее биологический код. На лице жрицы было выражение усталости, и Ном Анор подумал, что она не притворяется. Путешествие было долгим и утомительным, хотя Нгаалу по сравнению с другими, находилась в комфортных условиях.

К удивлению и тревоге Ном Анора, казалось, охранник не удовлетворен результатом проверки. А пропуск Нгаалу был единственным подлинным во всей ее свите. Между адъютантом Нгаалу и охранником начался спор, и Ном Анор вытянул шею, стараясь услышать, о чем они говорят. Неужели охранники что-то подозревают?

Ном Анор бросил взгляд на Кунру, замаскированного под младшего погонщика вррипов. Кунра был полностью неузнаваем в своем углит-маскуне, покрытом обширными шрамами от ожогов, не имевших ничего общего с ритуальными. Бывший воин кивнул и крепче сжал длинный кнут, какими пользовались погонщики вррипов.

Ном Анор попытался подойти ближе к воротам, но вдруг рука в шипастой чешуйчатой броне ударила его по лицу.

– Это не твое дело, рабочий, – прорычал второй воин, который, как оказалось, обходил караван. – Не вмешивайся в дела начальников!

Ном Анор склонил голову, пытаясь этим жестом выразить покорность, но, прежде всего, чтобы скрыть повреждения, которые удар причинил углит-маскуну. Он также не хотел, чтобы охранник заметил его гнев и отвращение.

Необходимо скрывать эмоции. Сейчас он всего лишь слуга из касты рабочих, а в таком положении следует ожидать оплеух и пинков от каждого представителя высших каст.

Сжав зубы, Ном Анор пробормотал что-то раболепное. Воин презрительно хрюкнул и пошел дальше.

– Ты в порядке? – прошептал Кунра, когда охранник ушел.

Ном Анор выпрямился и проверил углит-маскуна, который, к счастью, оказался неповрежденным.

– Бывало и хуже, – сказал он, с ненавистью глядя на охранников.

Действительно, бывало куда хуже. Продвижение по служебной лестнице до звания исполнителя было долгим и болезненным процессом, и Ном Анору приходилось получать немало ударов. Служение Шимрре и его приближенным, имеющим извращенное пристрастие к боли, неизбежно было сопряжено с нею.

Ном Анора утешила мысль, что однажды все, кто причинял ему унижения, заплатят за это. Никому не будет пощады, от последнего из воинов, до самого верховного префекта…

Наконец, охранники, удовлетворившись проявлением своей власти, заставили живые ворота-сварбрик открыться. Массивные мускулы с напряжением открыли йорик-коралловые плиты, позволяя каравану Нгаалу пройти. Сварбрик, огромное существо, могло при нападении выделять ядовитый газ и регенерировать свои ткани с повышенной скоростью. Оно застонало, медленно повинуясь командам смотрителей.

Ном Анор щелкнул кнутом, и вррипы двинулись вперед. Ном Анор заставил себя сосредоточиться на исполнении обязанностей погонщика. У него не было времени наслаждаться видом, когда они проходили под гигантской аркой, и пыльный запах дороги сменился экзотическими ароматами. Больше минуты его мысли были сосредоточены только на вррипах. Он знал, что важнее всего сейчас постараться не возбуждать подозрений. Для тех, кто видел его сейчас, он был всего лишь слугой. Никто не должен заподозрить, что он – нечто большее, чем простой погонщик вррипов.

Выражение лица Нгаалу не изменилось, когда вррипы прошли по большой темной луже. Похоже, что это была кровь, вытекавшая из тела сварбрика. Существо явно было больным, кровь сочилась из трещин в его толстой шкуре. Ном Анор мог только догадываться о причинах болезни. Вероятно, очередная ошибка планетного мозга Йуужань’Тара, по-прежнему функционировавшего не вполне исправно. Ном Анор улыбнулся под углит-маскуном. "Возможно, в жизни под поверхностью планеты есть свои преимущества…"

Джаг не стал тратить время, запрашивая подтверждение приказа: он был просто рад тому, что они вышли из гиперпространства. Пока Пеллеон маневрировал между планетой и йуужань-вонгской эскадрой, чтобы предотвратить дальнейшую бомбардировку, Джаг повел свою эскадрилью в атаку на линейный корабль типа "Кер-хашан".

– Близнец-2, вместе с Шестым и Восьмым на левый фланг. Третий, вместе с Пятым и Седьмым на правый фланг. Остальные со мной.

Близнец-4 и Близнец-9 вместе с Джагом выстроились перевернутым клином, маневрируя с великолепной синхронностью. Джаг уже начал забывать, кто из пилотов был чиссом, а кто – из Альянса. Эскадрилья провела в боях достаточно времени, чтобы стать единым целым.

Йуужань-вонги только сейчас обнаружили, что их атакуют с двух сторон. Йорик-коралловые щупальца "Кер-хашана" развернулись, извергнув рой "прыгунов". Штурмовые транспорты йорик-век, имевшие форму уплощенных овоидов, быстроходные, но слабо вооруженные, развернулись навстречу атакующим. "Гордость Селонии" увеличила скорость, чтобы атаковать, сверкнули первые выстрелы лазерных пушек.

Темный космос вокруг Эсфандии осветился огнем лазерных и плазменных орудий, следами работающих двигателей. Живые и металлические гиганты извергали потоки огня. Джаг настроил сенсоры на максимум, чтобы видеть все пространство боя и планету. И на мгновение это зрелище поразило его. Словно он видел всю Вселенную – большие корабли казались квазарами, а истребители – галактическими кластерами. Как будто триллионы лет движения сжались в секунды…

"Прыгун", атаковавший Джага с правого борта, вывел его из задумчивости. Джаг мысленно выругал себя. Отвлекаться на ненужные мысли во время боя опасно.

– Босс, не теряй бдительность.

Голос принадлежал девушке – пилоту Y-бомбардировщика, которая присоединилась к эскадрилье на Бакуре. Джаг тогда спас ее из лучей захвата дроидов-истребителей сси-руук. Она показала высокий уровень подготовки в бою с сси-руук и после боя вызвалась добровольцем в эскадрилью "Солнца-Близнецы", нуждавшуюся в пополнении.

Сейчас она отлично использовала подвернувшуюся возможность, превратив "прыгун", атаковавший Джага, в кипящую массу йорик-коралловых обломков.

– Спасибо, Близнец-9, – сказал он, поймав в прицел следующего "прыгуна". – Он явно целился в меня.

– Первый, у тебя на хвосте еще один, – сообщил Близнец-4, заходя в атаку на йуужань-вонгский истребитель, которого Джаг не заметил. Джаг бросил "Коготь" в штопор и вышел из него в направлении, противоположном атаке. Выкрутив инерциальный компенсатор на максимум, он открыл огонь по мелькнувшему мимо "прыгуну". Довин поглотил выстрелы. Но йуужань-вонг, севший ему на хвост, был не столь удачлив: его "прыгун" исчез в огненной вспышке. Джаг почувствовал, как "Коготь" вздрогнул, когда осколки йорик-коралла ударили в щиты.

– Ценю твою заботу, Четвертый.

– Вы сделали бы то же для меня, – ответил чисский пилот.

– Можешь на это рассчитывать, – пообещал Джаг.

Обычно Джаг не разрешал своим пилотам такую болтовню. Чиссы усваивали дисциплину раньше, чем учились ходить. Но Джаг обнаружил, что в данной ситуации, когда эскадрилья имела смешанный состав из чиссов и пилотов Альянса, некоторое несоблюдение формальностей помогало пилотам объединиться и действовать более эффективно во многих ситуациях, например, таких как эта: когда в эскадрилье не хватало четверти пилотов, а противник имел многократное превосходство в силах.

– Не гоняйтесь за любым подвернувшимся "прыгуном", – приказал Джаг. – Наша задача – атаковать "Кер-хашан" и защищать "Гордость Селонии". Сейчас только мы и "Сокол" находимся между ней и "Кер-хашаном".

– Принято, Первый, – отозвался Близнец-3, обстреливавший сейчас аналог канонерки, во много раз превосходящий размером его истребитель. – Кстати, а где "Сокол"?

Джаг взглянул на экраны сенсоров, отыскивая взглядом знакомый силуэт кореллианского фрейтера. Но времени на поиски уже не было – сопротивление йуужань-вонгов становилось все сильнее, и Джаг обнаружил, что его атакуют уже три "прыгуна". Усмехнувшись, он отложил мысли об эскадрилье и сосредоточился на бое. Для Джага не было ничего более интересного, чем бой с достойным противником. До сих пор действия йуужань-вонгских истребителей казались неорганизованными, почти беспорядочными, и пилоты Джага уничтожали их относительно легко. Но вдруг характер действий йуужань-вонгов изменился. Преимущество внезапности было полностью использовано и утрачено. Джаг инстинктивно размышлял над возможными слабостями врага, сражаясь с атакующими "прыгунами". Если Пеллеон преследовал эту группу йуужань-вонгских кораблей, то, вероятно, это были остатки некогда могучего флота, атаковавшего Бастион и Бороск. Неважно, были ли эти корабли всем, что осталось от того флота, или где-то оставались еще уцелевшие: несомненно то, что йуужань-вонги понесли огромные потери. И, насколько Джаг успел узнать из своего опыта боев на стороне Альянса, это должно было означать гибель большинства йаммосков флота, что в свою очередь вело к уменьшению эффективности действий истребителей. У пилотов Альянса, казалось, был инстинкт: уничтожить голову противника, уничтожить того, кто принимает решения, и победа будет близка.

В этом бою, где бы ни была у противника голова, она явно намеревалась не просто сражаться, но выиграть. "Прыгуны" атаковали в таких количествах, что одна тактика здесь помочь не могла. Пилоты Альянса благодаря своей универсальной подготовке всегда выигрывали у вонгов при равном соотношении сил, даже если противник имел численное превосходство. Но когда соотношение дошло до десяти к одному в пользу противника, уверенность Джага в победе начала уменьшаться.

Но изменившийся характер боя имел одну положительную сторону: йуужань-вонги сосредоточили все внимание на атакующих их кораблях и перестали следить за тем, что происходит внизу, в атмосфере. И только тогда Джаг заметил, что вонги перестали бомбардировать планету, и увидел, что "Сокол" нырнул в этот мутный "суп", который представляла собой атмосфера Эсфандии.

Джаг едва успел удивиться, зачем Хэн и Лейя туда полезли. В этот момент корпус разрушителя "Кер-хашан" закрыл вид на планету, ослепив Джага вспышками выстрелов плазменных орудий.

"Что бы они там ни делали", – подумал Джаг, совершая маневр уклонения. – "Мне и здесь есть чем заняться".

Когда Нгаалу устроилась в своих комнатах, Ном Анор, Кунра и Шуун-ми покинули ее свиту. Их место заняли трое "отверженных", служивших Пророку, поэтому подмены никто не заметил. То, что внешность новых слуг отличалась от внешности Ном Анора и его советников, было не так уж важно – "отверженных" весьма редко разглядывали внимательно.

Глубоко под апартаментами жрицы, куда можно было пройти только по секретным коридорам, находилось несколько подвалов, выстроенных еще неверными. Еретики переделали их в более подходящем для них органическом стиле; даже философия джедаев не могла заставить йуужань-вонгов жить в безжизненном каменном склепе. Ном Анор, осмотрев новый зал для проповедей и приема новообращенных, нашел его удовлетворительным. Помещения были достаточно безопасным и очень просто обставленным. Единственным предметом мебели было кресло – "трон Йу’Шаа", поставленное на возвышение, чтобы во время церемоний Пророка видели все. Роль Пророка в движении ереси была решающей, и играть ее надо убедительно. Именно основываясь на этом убеждении, он давал указания Шуун-ми. При этом Ном Анор тщательно скрывал радость, которую давало ему это чувство власти.

Быстро перекусив сырой нетопыркой, Ном Анор уединился в своей комнате, чтобы обдумать дальнейшие действия. Философия джедаев, распространявшаяся среди "отверженных", эволюционировала и требовала постоянной "перенастройки", приспособления к изменяющимся условиям, учитывая то, что джедаи продолжали сопротивляться попыткам Шимрры стереть их с лица Галактики. Важно было удерживать верующих от слишком поспешных действий, когда казалось, что дела идут успешно, и в то же время было необходимо воодушевлять их после каждой неудачи. Постоянно требовалось поддерживать баланс между целями и задачами, которые часто противоречили друг другу.

Помощники Ном Анора играли важную роль в претворении его планов в жизнь. Некоторые из них были избраны Шуун-ми за их фанатическую преданность делу Пророка, других отобрал Кунра за противоположное качество – здравомыслие. Некоторых отбирал лично Ном Анор. Он искал тех, кто хорошо понимал философию ереси. Они должны были стать не просто проповедниками, а прямыми заместителями самого Йу’Шаа, потому что сам Пророк просто не успевал быть сразу везде. С распространением ереси возникало все больше вопросов, на которые верующие хотели знать ответ. Каковы были цели движения кроме свободы и возвращения нормального статуса для "отверженных"? Было ли целью еретиков свержение Шимрры, если он откажется выполнить их требования? Заменит ли джедайская ересь Великое Учение в судьбе народа йуужань-вонгов? Можно ли старых богов интегрировать в новую религию?

Ном Анор уже устал от таких вопросов, но он знал, что от них зависит его шанс на выживание, не говоря уже о получении власти. Единственной возможностью для него подняться на вершину власти стала джедайская ересь. То, что сам он не верил в нее, не имело ни малейшего значения. Его подчиненные веровали – и этого было достаточно.

Он не был убежден, станет ли результатом его деятельности свобода для "отверженных", хотя бы как побочный эффект. Он просто использовал движение еретиков, чтобы вредить тем, на кого был зол – путем политических убийств, терроризма, кражи ресурсов и других средств. Он был отлично обучен для такой деятельности. И хотя его навыки в первую очередь были предназначены для агентурной деятельности в среде неверных, Ном Анор с большим успехом мог использовать их и против своей расы.

Иногда по ночам он размышлял, какое будущее может его ожидать. Вернет ли ему джедайская ересь достойное место в обществе, как и "отверженным"? Или он будет навсегда потерян за маской Йу’Шаа, оказавшись в ловушке, которая изначально должна была стать средством спасения?

Позже Нгаалу присоединилась к нему, чтобы обсудить дальнейшие действия. Жрица успела принять ванну, от нее пахло фимиамом, но выглядела она очень утомлённой, хотя и старалась держаться безукоризненно.

– При дворе Шимрры ходят слухи, – сказала она, с усталым вздохом усевшись в кресло напротив Ном Анора, – что Верховный жрец Джакан уверил Его Свирепое Величество, что конец ереси неизбежен.

– Или он что-то задумал, или он просто глупец, – сказал Ном Анор, сняв маску. Нгаалу знала истинную личность "Йу’Шаа", но это не уменьшило ее веры в джедайскую ересь. Вера ее была такой сильной, что Нгаалу не сомневалась – философия джедаев могла привлечь и такого старого негодяя, как бывший исполнитель.

Нгаалу кивнула.

– Он, конечно, глупец, если надеется сокрушить ересь одними своими намерениями. Но он действительно кое-что задумал.

Ном Анор улыбнулся. Во время разговора он строгал ножом-куфи ветку воскового дерева, бросая стружки в рот.

– И что же Джакан намерен делать?

– Он просил у Верховного Правителя запретить всем доступ на нижние уровни Йуужань’Тара. После того, как все рабочие и охранники будут эвакуированы оттуда, Джакан предложил выпустить в туннели диких иглоколов. Формовщики вывели новую их породу, увеличив их подвижность, плодовитость и аппетит. Иглоколы будут размножаться и убивать, размножаться и убивать… Джакан обещает, что все живое в туннелях будет сожрано за несколько недель.

Ном Анор не смог удержаться от смеха, услышав этот план.

– А как он намеревается уничтожить иглоколов, когда все закончится? И кто не позволит им проникнуть на верхние уровни? Глупец вместе со скорлупой выбросит яйцо.

– Другой его план был еще интереснее, – продолжала Нгаалу. – Он предлагал закачать в туннели коррозийный газ. Но у Шимрры хватило ума отвергнуть и это, основываясь на том, что газ может разъесть фундаменты старых зданий неверных, и участки поверхности планеты просто начнут проваливаться.

Ном Анор снова засмеялся.

– Думаю, некоторые сочли бы это приемлемым риском за уничтожение еретиков, – он задумчиво кивнул, бросив в рот очередную стружку воскового дерева. – Это хорошо, что они настолько отчаялись. Они боятся нас…

– Да, Пророк. Сила и правота наших убеждений помогут нам выдержать все, что Шимрра предпримет против нас. Ему нас не уничтожить.

– Но это не значит, что они не будут пытаться…

Нгаалу склонила голову.

– К сожалению, это так, Пророк. И я намерена мешать им, чем только смогу.

– Как идет наш план? – спросил Ном Анор, заговорив о более насущных делах. – Тебе удалось встретиться с префектом Аш’эттом?

– Да, – лицо ее помрачнело, – как ты и говорил, он жаден и корыстолюбив. Он проклинает джедаев и воздает хвалу старым богам, но если бы у него был выбор, он не поклонялся бы даже им. Он служит только себе.

"Служит только себе", – мысленно повторил Ном Анор. Эти слова вполне могли быть сказаны и о нем самом, если бы Нгаалу знала истину…

– И ты считаешь, что его необходимо убрать?

Нгаалу кивнула.

– Если его не будет, возможно, его место займет кто-то сочувствующий нашему делу. В его штабе такие есть. Я организую уничтожение Аш’этта.

– Отлично, – Ном Анор кивнул, тщательно скрывая радость. Префект Аш’этт был его старым соперником, поднимавшимся вверх по трупам конкурентов. Как и многие из соперников Ном Анора, Аш’этт получил звание префекта, территории в управление и большую власть, когда появилось столько возможностей после освобождения Йуужань’Тара и падения государства неверных. Такую власть мог бы получить и Ном Анор… Давно пора было рассчитаться с Аш’эттом, и тем приятнее будет сделать это сейчас.

– Есть еще один негодяй, от которого нужно избавиться, – сказал Ном Анор. – Когда мы закончим здесь, то отправимся в сектор Джиленг. Там некий Дрош Халии слишком долго получает выгоду от войны…

Нгаалу кивнула, ее глаза сверкали в желтом свете лишайников. Если она и была напугана тем, что надо обдумать уничтожение новой цели еще до того, как закончено с первой, она этого не проявила.

– Работа повстанцев трудна, но мы ее делаем, – сказал Ном Анор.

– И добиваемся успеха, – поддержала Нгаалу.

– Да. У тебя есть еще что сообщить?

– Да, Йу’Шаа.

– Тогда расскажи мне, – он предложил Нгаалу стружку воскового дерева. Жрица взяла ее, но есть не стала.

– При дворе ходят слухи… – начала она.

– Это не столь уж необычно, – усмехнулся Ном Анор. – Там все время ходят слухи.

– На этот раз речь шла о Неизученных Регионах. Похоже, что миссия джиидаев, направленная туда, не имела отношения к чиссам. Они искали что-то другое.

– Что именно?

– Я не уверена, Пророк. Я слышала не все.

– Просто болтовня придворных, – отмахнулся Ном Анор. – При дворе я постоянно слышал всякие сплетни.

– Я тоже, Йу’Шаа. Но эти слухи повторяются. Что-то происходит. Враги Шимрры что-то задумали.

– Очень хорошо. Возможно, это принесет пользу нашей борьбе.

Ном Анор был рад всему, что могло отвлечь Шимрру от еретиков.

Нгаалу проглотила стружку воскового дерева.

– Я слышала эту информацию из очень надежного источника – от участников экспедиции, возвратившейся из Неизученных Регионов. Экспедиция продолжалась очень долго, и ее командир, вернувшись, был удивлен, узнав, что почти все его прежние начальники заменены новыми.

"Не удивительно", – подумал Ном Анор. – "Продолжительность жизни воина сейчас короче, чем когда-либо".

– Продолжай, – сказал он, надеясь, что эта история будет интересной.

– Командир экспедиции, некий Эк’м Валь, добивался аудиенции у самого Шимрры. Он хвастался, что нашел потерянную планету Зонаму Секот.

– Зонама Секот? – нахмурился Ном Анор. – Но это всего лишь легенда.

– Если верить словам Эк’ма, то нет.

– И что же, Шимрра принял его?

– Я не знаю, – сказала Нгаалу, – об этом ничего не упоминалось. Коммандер Эк’м Валь, похоже, куда-то исчез.

– Вот как? – Ном Анор был заинтригован. Он не знал, почему Нгаалу рассказывает ему это, но история была интересной. – Возможно, он лгал и был наказан за это.

– Возможно, – согласилась Нгаалу, – но слухи об этом продолжают распространяться.

– Ты думаешь, это может быть важно?

– Мои инстинкты подсказывают мне слушать. Джиидаи говорят, что надо доверять своим инстинктам.

Ном Анор едва не закатил глаза.

– Разумеется, слушай и если услышишь что-то важное, сообщай мне немедленно.

– Конечно, Пророк. Я преданно служу нашему священному делу.

Она замолчала, ожидая, что он заговорит.

Ном Анор почувствовал жалость к ней, и бросил комплимент, как Шимрра мог бы бросить еретика йаргх’унам на закуску:

– Ты отлично выполняешь свою работу, Нгаалу. Твое искусство разведчика достойно восхищения.

Нгаалу фыркнула.

– Это все, что я могу сделать против той жестокости, с которой Шимрра душит истину.

– Мы все гордимся твоей храбростью и настойчивостью.

Жрица покрутила в пальцах оставшуюся ветку воскового дерева.

– Иногда это очень тяжело… – сказала она.

– Ты должна отдохнуть.

Нгаалу действительно выглядела очень уставшей, как физически, так и морально. Да и сам Ном Анор почувствовал, что ему нужно отдохнуть. Хотя в глубинах Йуужань’Тара не была заметна смена дня и ночи, все же Ном Анору приходилось прислушиваться к своим биоритмам.

– Возвращайся в свою комнату и поспи, – сказал он.

Нгаалу кивнула и поднялась на ноги.

– Наша борьба продолжается. Скоро мы добьемся успеха.

Ном Анор ободряюще кивнул, скрывая усталость за улыбкой.

Нгаалу поклонилась и ушла. Едва она покинула комнату, послышался осторожный стук в дверь.

Ном Анор вздохнул.

– Да? – отозвался он, ожидая, что это Кунра пришел спросить насчет использования "фальшивых еретиков".

Охранник снаружи открыл дверь и впустил Шуун-ми. "Отверженный" осторожно вошел в комнату и поклонился.

– Простите меня, Пророк, за столь позднее посещение.

Ном Анор раздраженно махнул рукой.

– В чем дело?

– Я просто подумал, не нужно ли вам чего-нибудь?

– Если бы мне что-то было нужно, неужели я бы не позвал тебя?

Шуун-ми угодливо кивнул.

– Вы не приказали подавать ужин. Я подумал, что…

– Я не голоден, Шуун-ми.

"Отверженный" снова раболепно поклонился.

– Простите, Йу’Шаа. Я думаю только о вашем благополучии.

– Я ценю твою заботу, – сказал Ном Анор, – но сейчас я должен отдохнуть.

– Как пожелаете, Пророк, – Шуун-ми поклонился в третий раз и собрался уходить. Но, подойдя к двери, он обернулся, как будто забыл что-то.

– Разрешите мне взять ваш углит-маскун, его нужно привести в порядок.

– Мой углит-маскун? – Ном взглянул на стену над своей постелью, где на йорик-коралловом крючке висел маскун. Действительно, "второе лицо" Пророка нуждалось в уходе.

– Хорошо. Он и в самом деле немного потрепан. Спасибо, что напомнил, Шуун-ми.

– Я приведу его в порядок и верну вам утром, до того, как вы начнете первую проповедь.

Усталость снова обрушилась на Ном Анора при напоминании о повседневной рутине. Он снова вспомнил, как низко он пал. Он может снова подняться наверх на гребне революционной волны, но для этого предстоит еще очень много работы. Еще долго он не сможет выйти на поверхность Йуужань’Тара в своем истинном обличье.

– Простите, Йу’Шаа, – пробормотал Шуун-ми, – я тут болтаю и не даю вам отдохнуть. Вам действительно сейчас ничего не нужно?

Ном Анор покачал головой.

– Обещаю, что позову тебя, как только мне что-нибудь понадобится.

Шуун-ми в четвертый раз поклонился и, наконец, вышел из комнаты.

Ном Анор для надежности закрыл дверь тяжелым засовом, чтобы быть уверенным, что никто больше не помешает его отдыху. Он услышал, как за дверью шептались голоса Шуун-ми и Кунры, они говорили быстро и возбужденно, как будто спорили, но у Ном Анора уже не было сил прислушиваться. "Пусть они сами разбираются", – подумал он, укладываясь на кровать. – "По крайней мере, им будет, чем заняться".

Ном Анор быстро заснул. Ему приснился йуужань-вонг с лицом более изуродованным, чем Ном Анор когда-либо видел до этого. Кожа с лица была содрана, и разорванная плоть истекала кровью и гноем. На месте носа зияла кровавая рана, рот представлял собой безгубую зубастую пасть. Вместо глаз на него смотрели два злобно горящих красных мкаак’ита.

Страшное существо зарычало – и Ном Анор в ужасе проснулся, поняв, что это лицо было его собственным, но глаза принадлежали Шимрре. Он содрогнулся и сильнее натянул на себя одеяло. Но заснуть так и не смог, лежал, с дрожью вспоминая ужасный сон, пока не наступило утро.

– Мы почти на месте, – сказал Хэн, направляя "Сокол" еще глубже в плотную атмосферу Эсфандии. Корпус "Сокола" задрожал от перегрузки. В холодной густой смеси газов корабль вел себя с грацией ронто.

Лейя вцепилась в подлокотники кресла, мысленно скрестив пальцы. Исполняя обязанности второго пилота, она делала все, чтобы помочь Хэну в "приводнении", как она это называла. Ей никогда не приходилось летать в такой плотной атмосфере. Ситуация осложнялась тем, что тепло от одной лишь работы двигателей "Сокола" заставляло холодный и почти жидкий газ закручиваться вихрями, а выстрелы плазменных пушек йуужань-вонгских кораблей, бомбардировавших Эсфандию, вызывали в атмосфере настоящий шторм. Лейя сомневалась, что прото-планета испытывала нечто подобное с момента своего возникновения.

– Мы почти на месте, – повторил Хэн эту маленькую успокаивающую литанию, хотя Лейя подозревала, что он говорит это скорее кораблю, чем пассажирам.

Они проскочили мимо йуужань-вонгского флота достаточно легко. В пылу боя один старый маленький транспорт не привлек внимания противника. После этого осталось только пролететь сквозь атмосферу Эсфандии.

– Это была твоя самая безумная идея, – сказал Дрома, сидящий позади них. – Ты стал еще более безрассудным со времен Фондора.

– Но все-таки мы проскочили, не так ли?

– На этот раз да, – Дрома указал на иллюминатор. – Здесь так темно, как бы не врезаться во что-нибудь.

– Сенсоры ведут съемку поверхности, – спокойно сказал Хэн. – Этого хватит, чтобы ни во что не влететь.

– Ага. Значит, все, что нам остается – найти станцию?

Хэн покосился на рина, явно недовольный прозвучавшим сарказмом.

– Ну да, что-то типа того.

– Если вонги не засекут "Сокол" и не сбросят на него бомбу.

– Или если мы сами не выведем их на станцию, – добавила Лейя, понимая, о чем беспокоится рин. Было очень легко найти "Сокол" в холодной атмосфере по теплу, излучаемому его двигателями.

Хэн только фыркнул.

– Можно будет просто выпустить пару ракет, и они запутают вонгов. Кроме того, вонги своей бомбардировкой тут уже и так все взбаламутили. Теплый воздух поднимается вверх, помните? Если мы будем достаточно глубоко, верхние слои атмосферы хорошо прикроют нас.

– Ты уверен? – спросил Дрома.

– Собственной головой ручаюсь.

– И моей тоже, – рин печально свистнул, – вот в чем проблема.

– Эй, просто верь мне, хорошо? Я знаю, что делаю.

Лейя еще крепче вцепилась в кресло. Она слишком часто слышала эти слова от своего мужа и раньше. Хэн обычно действительно знал, что делал, но легче от этого становилось ненамного.

– Ну, – проворчал Хэн, – и где нам искать эту станцию?

Лейя взглянула в иллюминатор и не увидела ничего кроме темноты. На мониторах был сплошной оранжевый туман. Судя по показаниям сенсоров, они сейчас пересекали что-то вроде огромного водоема. Но это было нереально: на Эсфандии никогда не было воды. Эта ледяная глубина не знала жизни, и если с "Соколом" что-то случится, Эсфандия убьет их…

Лейя вздрогнула, когда на мониторе мелькнуло какое-то ярко-оранжевое пятно, похожее на большой цветок. Оно исчезло до того, как Лейя смогла разглядеть, что же это было.

– Что это? – спросил Дрома.

– Не знаю, – сказал Хэн, – и я не хочу возвращаться, чтобы посмотреть, что это было, – он взглянул на голографическое изображение рельефа поверхности. – К востоку отсюда есть несколько глубоких каньонов. Я уменьшу скорость и высоту, чтобы провести более тщательный поиск. Когда мы долетим туда, Лейя, ты выпустишь ракету, чтобы отвлечь вонгов.

– У нас на борту так много ракет? – снова возразил Дрома. – Здесь можно искать эту проклятую станцию целую вечность.

Хэн пожал плечами.

– Это маленькая планета.

– Не настолько маленькая. И чем дольше мы будем искать станцию, тем скорее вонги найдут нас.

– Тогда нам лучше поспешить, не так ли? – Хэн резко поднял вверх нос "Сокола", потом выровнял корабль. – Готова пустить ракету, дорогая?

Лейя кивнула. У себя на экране она заметила, что корабль начал снижаться. Настроив время полета ракеты, Лейя выпустила ее в оранжевую пустоту, пока "Сокол" опускался все глубже в атмосферу. Ракета улетела в никуда, оставляя за собой тонкий свет.

Хэн старался держать корабль как можно ближе к стене каньона. Лейя заметила на своем экране еще два странных объекта, похожих на огромные цветы, и задумалась, что бы это могло быть. Газовые "карманы"? Агломераты кристаллов? Может быть, колонии местных эквивалентов одноклеточных организмов? Чем бы ни казались эти объекты, они были очень хрупкими. Лейя видела, что "Сокол", пролетая мимо них, превращал их в обрывки, а огонь двигателей корабля испарял и их.

Как-то неожиданно они достигли дна каньона. Ещё секунду назад они летели вниз, а сейчас Хэн уже выравнивал корабль.

– Выключить маршевые двигатели, – приказал Хэн. Его голос казался слишком громким в гробовой тишине рубки, – переключаемся на репульсоры.

Лейя следила за показаниями сенсоров, пока "Сокол" летел по дну пропасти. Но смотреть там было особенно не на что. Дно каньона было более темным и пустынным, чем что-либо еще на Эсфандии. Температура здесь была несколько выше, чем наверху, но все еще оставалась очень низкой. Поверхность Эсфандии была странным и абсолютно чужим местом, куда не проникал даже свет звезд. Она состояла, вероятно, из замерзшего углекислого газа, изгибавшегося странными фигурами, которые казались такими хрупкими, что, наверное, единственный солнечный луч мог бы разрушить их.

– Кто-то что-то видит? – Хэн кивнул на иллюминатор, прищурившись, как будто это помогло бы разглядеть что-то во тьме.

– Ничего, – сказал Дрома. – А какой величины эта база?

– Пятьдесят метров в диаметре, – ответила Лейя, – не считая ног.

– Значит, если бы она была здесь, мы бы ее заметили. Ее корпус отражал бы сигналы сенсоров.

Лейя кивнула.

– Даже если бы база закопалась под поверхность, наши сенсоры заметили бы ее с близкого расстояния.

– Полагаю, это значит, что ее здесь нет, – Хэн прокрутил изображение на голографической карте, – по крайней мере, в этом каньоне. – Его палец показал на юг карты: – Предлагаю поискать вот здесь. Если, конечно, есть идея получше.

Лейя понимала, что все их поиски могут оказаться тщетными. На Эсфандии было множество мест, где могла бы спрятаться мобильная станция связи. Здесь были сотни каньонов и в тысячу раз больше разломов, где могла скрываться станция. Ее можно искать месяцами и не найти.

– Может быть, нам повезет, – сказала она, скорее для себя, чем для кого-то еще.

– Подождите, – сказал Дрома. Лейя удивленно посмотрела на рина. Он словно прислушивался к какому-то звуку. – Там что-то…

– Что? – спросила Лейя.

– Мы прослушиваем частоты связи?

– Да, – сказал Хэн, – а что такое?

– Сделай погромче и слушай.

Хэн так и сделал. Из аппаратуры связи послышался слабый свист. Сначала Лейя подумала, что это просто помехи, но, прислушавшись, поняла, что сигнал разделен на определенные фрагменты, почти как…

– Похоже на цифровую передачу, – сказал Хэн.

– Это сигнал со станции? – спросила Лейя.

– Не уверен, – сказал Хэн, – я не могу его отследить. Он как будто идет из нескольких мест сразу. Может быть, его эхо отражается от стен каньона.

– Но все-таки это сигнал, да? – спросил Дрома.

Лейя прислушивалась еще несколько секунд, потом пожала плечами.

– Я не могу его распознать. Хэн?

Хэн пожал плечами.

– Для меня это тоже кубазская грамота. Где там Золотник? Он должен это перевести.

– Он временно отключился, – сказал Дрома. – Он сидит в трюме вместе с этими вашими ногри. Кстати, не подойдет ли кто-нибудь из них?

– Хватит трепать языком, – сказал Хэн, – пойди и разбуди его. Можно не слишком вежливым образом. Он мог бы найти другое время, чтобы вздремнуть…

"Наоборот", – подумала Лейя. Дроид отлично знал, что по прибытии на Эсфандию, их ждут большие неприятности. Это было неизбежно. Она не могла ругать его за то, что он предпочел отключиться.

Она повернулась к Хэну.

– Ты думаешь, это сработает?

– Попытаться стоит. Пока все наверху заняты, это может быть наш единственный шанс. И если эти сигналы действительно от них…

Хэн замолчал, когда Дрома хлопнул его по плечу. Наклонившись вперед, рин указал на монитор.

– Вам надо взглянуть на это, – просвистел рин.

На мониторе было схематичное изображение космического боя над Эсфандией. Две группы йуужань-вонгских истребителей отделились от остального флота, и, построившись клином, направились вниз, к поверхности прото-планеты. Имперские СИД-перехватчики пытались их преследовать, но не успели – обе группы "прыгунов" уже нырнули в атмосферу.

– Похоже, у нас скоро появится компания, – сказал Хэн.

Лейя не удивилась. Это было только вопросом времени, когда йуужань-вонги решат заняться "Соколом".

– Лейя, ну почему всегда все так сложно? Хоть когда-нибудь для разнообразия все могло бы пройти по плану!

Лейя улыбнулась.

– Если бы все шло по плану, Хэн, я думаю, это вызвало бы у тебя больше подозрений.

Все вокруг Сабы просто пылало яркой, сильной жизнью. С каждым новым вдохом Саба чувствовала, как жизненная сила планеты проникает в каждую клетку ее тела. В тампаси вокруг нее не прекращался извечный цикл жизни и смерти. Радужные насекомые скользили с ветки на ветку, собирая пыльцу с огромных цветов. Длинные шестиногие существа выскакивали из-под покрова листьев, чтобы схватить этих насекомых своими невероятно длинными языками. Этих существ ловили полупрозрачные птицы с длинными перьями, появляясь и исчезая яркими вспышками среди веток борасов. Пронзительные крики птиц раздавались в тампаси, когда они хватали свою добычу.

И сколько бы Саба ни вдыхала этот воздух, она никак не могла надышаться. Она хотела стать с этим миром единым целым. Рядом с ней шла Сорон Хэгерти и рассказывала о сситерах, расе рептилий, которую она изучала много лет назад, но Саба ее практически не слышала. Только странная темнота, внезапно наступившая вокруг, вывела ее из очарованного состояния.

Саба посмотрела вверх, ожидая увидеть очередной дирижабль, но едва ли это могло быть причиной – темнота была абсолютной, как будто на Зонаме внезапно настала ночь.

– Что это? – спросила Саба. Другие также смотрели в небо с явной тревогой.

– Это Мобус, – сказала Хэгерти. – Мы попали в ее тень.

Саба поняла. Не было необходимости видеть газовый гигант в небе, чтобы знать, что он сейчас закрывает от них солнце, пока Зонама продолжает вращаться по его орбите. Но животных вокруг, казалось, совсем не обеспокоило неожиданное наступление темноты.

– Мы называем его Убежищем, – сказал Роуэл, его черно-золотистые глаза сверкали в темноте.

Саба снова кивнула, понимая подозрения ферроанца. Народ Зонамы так долго искал места, где можно жить в безопасности. Казалось, они нашли его, но и здесь им не удалось уберечься от войны. И как после этого могут себя чувствовать ферроанцы?

Они продолжали идти через тампаси в необычной темноте и молчании. Несмотря на наступивший мрак, их движение не замедлилось. Нижние ветви борасов вспыхнули миллионами мерцающих огоньков – это светились обитающие там насекомые. Зеленоватая биолюминесценция осветила нижний уровень тампаси слабым мягким светом, позволяя идущим видеть путь. С наступлением темноты пробудились ночные существа, а те, которые были активны при свете, скрывались для отдыха в своих убежищах. Саба затаив дыхание, наблюдала, как вокруг нее пробуждается настоящая новая экосистема.

Солнечный свет вернулся через час, когда они подошли к ферроанской деревне. Вокруг зазвучали голоса, и Саба с некоторой грустью поняла, что путешествие через тампаси подошло к концу.

– Трудно представить, что борасы могут вырастать до таких размеров за столь недолгое время, – сказал Джейсен, когда они подошли к деревне. – На других планетах деревьям требуются сотни и даже тысячи лет, чтобы так вырасти.

Роуэл взглянул на него, удивленно подняв брови.

– Почему ваши миры так неохотно показывают свои сокровища? Какой смысл скрывать их от жителей, населяющих планету? Ведь тогда большинство из них умирает, не успев оценить всей красоты мира, где они живут.

Джейсен улыбнулся, а Саба прошипела что-то про себя. Для Роуэла планеты были разумными существами, а не просто местом для жизни. То, что большинству рас казалось вполне нормальным, для ферроанцев было странным.

Дарак привела их к скоплению коричневых домов, похожих на грибы и расположенных по кругу под гигантским бораса. Каждый дом был двухэтажным, крыша, напоминавшая шляпку гриба, венчала центральную колонну. Стены домов были гибкими и неровными, словно были сделаны из резины, отверстия для окон и дверей не вырезались, а словно выращивались.

"Дома выращены", – подумала Саба с некоторой долей отвращения. После того, как ей так долго пришлось иметь дело с органическими биотехнологиями йуужань-вонгов, все, что напоминало об этом, автоматически вызывало негативную реакцию.

Дарак привела их к самому большому дому и пригласила зайти внутрь.

– Мы встретимся через час, – сказала она.

После этого Дарак и Роуэл ушли, оставив гостей в доме одних.

На полу первого этажа было несколько циновок и столов, на которых стояли миски и тарелки, наполненные какой-то едой. На второй этаж вела винтовая лестница.

– Удивительно, – сказала Хэгерти, восхищаясь архитектурой дома.

У Сабы заурчало в животе. Она подошла к столу и запустила лапу в миску, полную белой пасты, похожей на тесто. Саба осторожно понюхала еду перед тем, как пробовать.

– Ну, как? – спросила Данни, подойдя к ней. – На что похоже?

– Похоже, что все-таки не отравлено. По крайней мере, на первый взгляд, – ответила Саба.

– Если бы они хотели причинить нам вред, – сказала Мара, – у них и до этого была масса возможностей.

– Мара права, – подтвердил Люк. – Если бы они хотели, то могли бы спокойно убить нас еще на корабле, пока мы были в отключке.

Данни подошла к другой миске, наполненной зелеными шариками, похожими на горох. Попробовав одну горошинку, она удовлетворенно кивнула.

– Вкусно.

Джейсен, Мара и Хэгерти присоединились к ним за столом. Только Люк остался стоять и продолжал смотреть в окно.

– Похоже, что на Зонаме многое изменилось с тех пор, как здесь была Вержер, – сказал мастер джедай. – Мы должны сохранять бдительность. Мне кажется, нам специально дали время, чтобы мы могли подготовиться к встрече.

Хотя Саба была согласна с Люком, она не могла сохранять такое же спокойствие, как мастер джедай. Они на Зонаме Секот! Именно это сейчас занимало все ее мысли. Саба чувствовала разум живой планеты, непостижимые мысли окружали ее, как океанское течение. Они нашли то место, которое советовала им искать Вержер, живую планету, которая может быть ключом к окончанию войны с йуужань-вонгами.

Но то, что йуужань-вонги тоже нашли Зонаму, не предвещало ничего хорошего. Люк и его спутники наконец-то были здесь, но пока не нашли ничего, что могло бы помочь в окончании войны, скорее наоборот – нашли новые проблемы. Но, по крайней мере, они не пленники. Дверь дома была приглашающе открыта, и здесь не было никаких охранников. Все это было странно, при том недоверии, которое испытывали к ним ферроанцы. Впрочем, на планете, которая сама способна следить за всеми, кто находится на ее поверхности, охранники и не требовались.

Джейсен был занят дегустацией еды на столе, когда заметил, что с наружи за ним наблюдают три детских лица с широко открытыми глазами. Они захихикали и исчезли, как только увидели, что Джейсен заметил их.

– Приятно видеть, что не все ферроанцы нас презирают, – сказала Мара, стоявшая у него за плечом.

Джейсен только хотел согласиться с ней, как Саба удивленно зарычала. Она в это время смотрела на улицу из окна.

– Саба? – спросила Мара. – Что ты там увидела?

Джедай-барабел неуверенно покачала головой.

– Оная чувствует жизнь не только на поверхности этого мира, но и под ней!

– Я тоже чувствую, – подтвердил Джейсен. – Жизнь ощущается под землей, так же, как вокруг нас и над нами.

– Ты имеешь в виду, в подземных помещениях? – спросила Мара.

Джейсен встряхнула головой.

– Нет, в самом камне.

– На самом деле это не так странно, как звучит на первый взгляд, – сказала Данни, взяв из миски горсть ягод. – Некоторые виды бактерий могут выжить глубоко под землей, даже на глубине в несколько километров. Если Секот – разум планеты – происходит из биологической матрицы, покрывающей планету, это объясняет и жизнь внутри его поверхности.

– Это также объясняет работу систем обороны планеты, которые мы видели в действии, – ответил Джейсен.

– Каким образом? – спросила Хэгерти.

– Ну, Вержер рассказывала о биологических заводах, производящих живые корабли и прочие вещи. Секот явно нашел способ использовать технологию, принесенную ферроанцами, когда они населили этот мир. С тех пор эта технология значительно усовершенствовалась. Если жизнь распространилась в кору планеты и, возможно, даже глубже, Секот, вероятно, может управлять планетой на исключительном уровне.

– Вы имеете в виду постройку огромного гиперпривода, который может вывести в гиперпространство планету? – спросила Хэгерти.

– Да, – сказал Джейсен. – Но еще и способность предохранить поверхность планеты от разрушения во время гиперпространственных прыжков, и способность сохранить атмосферу и магнитные поля. Прыжки в гиперпространстве должны быть очень опасны для такого хрупкого объекта как пригодная для жизни планета, и без соответствующей защиты от радиации и перегрузок вся жизнь здесь погибла бы.

– Лично я хочу знать, – поинтересовалась Мара, – откуда взялся этот самый Секот. Если жизнь может так эволюционировать естественным образом, почему тогда все планеты не обрели разум?

Простого ответа на этот вопрос не было.

– Вероятно, это как-то связано с самими ферроанцами, – предположила Хэгерти.

– Я не почувствовал в них ничего сверхъестественного, – сказал Люк. Мастер джедай посмотрел на каждого из собеседников, но ответа не дождался. – Они хорошо приспособились к своей среде обитания, но не симбиотически. Это могло бы произойти с кем угодно, рожденным и выросшим в таком месте, переполненном Силой, как Зонама.

– Может быть, это случайная мутация, – сказала Данни, – вероятно, это единственное объяснение того, почему все произошло именно здесь.

Люк задумчиво кивнул.

– Возможно. Я думаю, Магистр расскажет нам больше.

Джейсен надеялся, что это так. На Зонаме было слишком много неизвестного.

– Похоже, мы привлекли чье-то внимание, – прошептала Мара.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Джейсен.

Она кивнула на дверь. Повернувшись, Джейсен заметил, что маленькая девочка, одна из трех детей, вернулась и наблюдает за ними. Заметив, что он смотрит на нее, девочка робко помахала рукой и снова скрылась за дверью. Улыбнувшись, Джейсен вышел за ней из дома.

Девочка стояла рядом с борасом, в любой момент готовая убежать.

– А где твои друзья? – спросил Джейсен.

– Они боятся.

– Нет необходимости бояться, – он помахал руками, показывая, что в них нет оружия.

Она указала на его пояс.

– У тебя световой меч.

Джейсен был удивлен, что девочка знает об этом оружии.

– Ты знаешь о нем?

Девочка кивнула.

– Тогда ты, наверное, знаешь, что я джедай?

Она снова кивнула.

– Старики рассказывали истории о джедаях.

– И что же говорилось в этих историях?

Девочка обеспокоенно оглянулась, как будто боялась, что кто-то увидит, как она разговаривает с джедаем.

– А какого он цвета? – спросила она, наконец.

– Цвета? Ах, мой световой меч? Хочешь увидеть его?

Девочка решительно мотнула головой.

– Не хочу, это опасно!

– Нет, если с ним правильно обращаться, – сказал Джейсен. – Я не собираюсь причинять вред тебе или кому-то еще здесь.

Девочку это не убедило.

– Джедаи могут причинить вред и без оружия.

– Что ты имеешь в виду?

– Энакин убил Кровавого Резчика без оружия.

Эти слова очень удивили Джейсена, и некоторое время он не знал, что сказать.

"Энакин убил Кровавого Резчика без оружия"

Это звучало очень странно. Как мог его брат посетить Зонаму, чтобы Джейсен об этом не знал? На это был только один возможный ответ. Неужели Энакин был здесь в виде призрака, как мастер Кеноби, учитель дяди Люка?

"Энакин убил Кровавого Резчика…"

– Скажи мне, – Джейсен пытался скрыть тревогу в своем голосе, – как звали второго джедая, который был здесь вместе с Энакином?

– Его звали Оби-Ван Кеноби.

Девочка посмотрела на Джейсена как на идиота. Впрочем, он именно так себя и чувствовал.

– Тессия!

Услышав, что ее зовет мать, девочка оглянулась с виноватым видом.

– Тессия, что ты делаешь? Я сказала тебе не ходить туда!

Девочка убежала, оставив Джейсена стоять в дверях.

Он пронаблюдал, как Тессия вернулась в свой дом, куда ее звала мать. После этого, испытывая дурное предчувствие, он вернулся к остальным, чтобы рассказать об услышанном.

Гилад Пеллеон наблюдал за боем с мостика звездного разрушителя "Право на власть". Остатки разбитого йуужань-вонгского флота, отступающие из Имперского Пространства, вышли из гиперпространства у Дженериса. Пеллеон не был уверен, что ему предпринять, пока не сверился со старыми донесениями разведки и узнал, что на Дженерисе находилась республиканская станция для связи с Неизученными Регионами. Учитывая изолированное положение чиссов, имперское командование никогда не рассматривало эту станцию своей целью. Но имперский флот не успел помешать йуужань-вонгам уничтожить станцию на Дженерисе. После этого йуужань-вонгская эскадра направилась к Эсфандии, чтобы повторить удар.

Пеллеон не рассматривал эти действия йуужань-вонгов как часть чего-то большего. Командующий йуужань-вонгским флотом Б’шит Воррик отнюдь не был гением стратегии и тактики, и возможность того, что йуужань-вонги готовят ловушку преследующему их имперскому флоту, была весьма невелика. Едва ли на атаку повлияло исчезновение в Неизученных Регионах лидера джедаев Люка Скайуокера несколько недель назад. Как Воррик мог узнать о миссии Скайуокера? А если бы и знал, как это могло изменить планы йуужань-вонгов?

Пеллеон улыбнулся себе, наблюдая, как бой вокруг постепенно затихает. Ответ на последний вопрос был, возможно, ключом к загадке – если, конечно, здесь была какая-то загадка. Что бы ни намеревался делать Скайуокер – это, несомненно, было очень важно, и в этом Пеллеон не сомневался.

А пока есть возможность нанести удар йуужань-вонгам…

– Обратите внимание на северный фланг, – сказал он своему адъютанту, указывая на секцию голографического изображения, где йуужань-вонгский флот пытался перегруппироваться. – Включить глушитель йаммоска. Необходимо дезорганизовать их, насколько это возможно.

У Пеллеона не было иллюзий, что они смогут уничтожить йуужань-вонгскую эскадру в этом бою. Все, что необходимо сделать – заставить Воррика прекратить атаку Эсфандии, что позволило бы спасти экипаж станции. Если они там, внизу, еще живы, Пеллеон позаботится о том, чтобы их нашли.

Гранд-адмирал нахмурился, обеспокоенный ситуацией на условном "северном фланге". Несмотря на все усилия СИД-перехватчиков, йуужань-вонги активно продолжали перегруппировку. Пеллеон не знал, что они намерены предпринять, но уже знал, что хочет этому помешать.

– Соедините меня с Лейей Органой Соло.

– Сэр… "Сокола Тысячелетия" не видно на сенсорах.

– Он уничтожен? – Пеллеон не знал, что невероятней: то, что знаменитый корабль уничтожен, или то, что сам гранд-адмирал этого не заметил.

– Он ушел в толщу атмосферы к поверхности Эсфандии, сэр. Последний раз мы его видели, когда он направлялся туда.

Таким образом, "Сокол" сейчас был далеко от боя. Значит, у принцессы и ее мужа были собственные планы…

– Тогда вызовите командира их фрегата.

Через несколько секунд на голографическом экране возникло изображение Тодры Мэйн.

– Да, гранд-адмирал?

Напряжение в голосе женщины показывало, что старая вражда между Империей и Новой Республикой еще не вполне забыта. Но капитан Мэйн не отказывалась от сотрудничества, и это было уже хорошо.

– У меня задание для вашей истребительной группы, – сказал Пеллеон. – Вы можете предоставить три истребителя.

Тодра Мэйн неохотно взглянула на мониторы.

– Можем, если это необходимо, сэр.

– Но вы не хотели бы их предоставлять, так?

В голосе женщины проскользнула неуверенность.

– Сэр, при атаке того разрушителя наш корабль получил некоторые повреждения. Я не уверена, что мы сможем долго продержаться без достаточной поддержки истребителей.

– Не беспокойтесь, – сказал Пеллеон, – я обеспечу вам поддержку истребителей.

Он приказал адъютанту направить целую эскадрилью СИД-перехватчиков для прикрытия "Гордости Селонии", и после этого снова повернулся к капитану Мэйн.

– Как думаете, капитан, Альянс, чиссы и Империя смогут сотрудничать?

– Думаю, мы это скоро увидим, сэр. Я сообщу полковнику Фэлу, что теперь он получает приказы от вас.

– Хорошо. Продолжайте, капитан.

Тодра Мэйн кивнула, на этот уже менее напряженно, и отключила связь.

– Вызовите на связь полковника Фэла, – приказал Пеллеон.

– Близнец-1 слушает, – немедленно пришел ответ.

– Полковник, мне нужны трое ваших лучших пилотов. Для них есть особое задание, – сказал Пеллеон. – На северном фланге противник оказывает особенно упорное сопротивление. Вы должны кое-что сделать.

– Да, сэр?

– Где-то там у них еще один йаммоск. Пока мы его еще не нашли, но когда найдем, я хочу, чтобы вы его отвлекли. Пусть он перестанет мешать нам.

– Есть, сэр, – и после небольшой паузы: – Какие-то специальные инструкции, гранд-адмирал?

– То есть?

– Векторы, координаты…

Пеллеон улыбнулся.

– Почему бы вам просто не удивить меня, полковник?

– Удивить вас, сэр?

На какое-то мгновенье Джаг готов был поклясться, что гранд-адмирал сейчас смеется – но это было просто невозможно. Гранд-адмирал Пеллеон, который когда-то служил под командованием самого Трауна и который спас остатки Империи от полного уничтожения, едва ли стал бы проявлять чувство юмора в такой момент.

– У вас какие-то проблемы, полковник?

– Нет, сэр. Я просто…

– Тогда выполняйте приказ. У нас нет времени обсуждать детали.

Пеллеон отключил связь. Джаг только покачал головой.

Удивите меня.

Эти слова полностью отвергали все истины, которым его учили в чисской Академии и которые – в меньшей степени – поддерживались имперцами.

Только упорядоченные, скоординированные действия могли принести успех в бою. Если позволить каждому пилоту следовать своим инстинктам, бой сразу же превратится в хаос.

Но он не "каждый пилот".

Удивите меня.

Это был вызов. И от того, как Джаг примет этот вызов, зависит не только его репутация, но и репутация пилотов Альянса и чиссов.

Легендарный гранд-адмирал Пеллеон хочет чего-то удивительного. И Джаг знал с чего можно начать:

"А что бы сделала Джейна?"

Подумав над этим, он сообщил капитану Мэйн, что передает командование эскадрильей Близнецу-7. Близнец-7 подтвердила полученный приказ. Для своего "специального задания" Джаг решил взять Близнеца-4 и Близнеца-8. В их сопровождении "Коготь" вышел из боя, развернувшегося вокруг "Гордости Селонии".

Имперские силы сражались сразу на нескольких фронтах, пытаясь отвлечь йуужань-вонгов от поисков станции. Все большее количество йорик-коралловых обломков – от облаков микроскопической пыли до изувеченных корпусов кораблей, извергавших в вакуум жидкость, похожую на кровь – наполняло пространство вокруг Эсфандии. Некоторые из них уже начали падать в атмосферу, сгорая в ней сверкающими вспышками. Джаг надеялся, что эти обломки не попадут по "Соколу".

"Удивите меня"

Северный фланг вражеского ордера замыкали корвет и аналог крейсера, находившиеся на низкой орбите Эсфандии. Йаммоск, предположительно, находился на одном из этих двух кораблей. Вокруг них кружились тучи "прыгунов", как мухи над гниющим трупом. Имперские СИД-перехватчики, уступавшие йуужань-вонгским истребителям по численности в четыре раза, яростно атаковали их, изо всех сил пытаясь не позволить противнику перегруппироваться. Как только йуужань-вонги придут в себя, под угрозой окажется второй разрушитель Пеллеона, "Безжалостный", и, разумеется, станция на Эсфандии. Пеллеон старался не позволить йуужань-вонгам прижать его корабли к планете – в этом случае бой быстро закончится. Но если станция связи будет уничтожена, продолжение боя станет бессмысленным.

Джаг понимал важность порученного ему задания. Но лететь с тремя истребителями против крейсера, корвета и многочисленных "прыгунов" было безумием высшей степени.

"Чего от меня ждет Пеллеон? Что я протараню этот проклятый крейсер? Но и это возможно лишь в том случае, если удастся проскочить мимо довинов. Не говоря уже о том, что крейсеру ничего не сделается, если в него врежется истребитель…"

"Что бы сделала Джейна на моем месте?" – спросил он себя, стараясь ответить на этот вопрос буквально.

Неожиданно его охватило странное чувство нереальности. И вдруг в голову пришла идея… Идея настолько безумная и отчаянная, что отлично подходила к сложившейся ситуации. И явно не относившаяся к тем тактическим приемам, которым обучали в Академии. Она, несомненно, удивит Пеллеона.

– Йосэлл, – обратился Джаг к Близнецу-4, намеренно отбросив формальности, – ты в подходящем настроении, чтобы искать драки?

– Не уверена, что именно вы имеете в виду, сэр, – ответила она, явно испытывая нехорошие предчувствия, – но, в общем, я всегда готова.

– Вот и хорошо, но драка будет не совсем обычная…

Джаг тщательно осмотрел пространство поблизости. Из примечательного там оказалась только разбитая йуужань-вонгская канонерка, дрейфующая как потерянный астероид, ее биологические системы медленно умирали. Половина йорик-кораллового корпуса почернела от огня, другая половина была еще жива и излучала тепло, постепенно остывая. Канонерка дрейфовала по эллиптической орбите как раз в том направлении, какое нужно было Джагу. Он направил истребитель к ней, ведомые последовали за ним, не задавая вопросов.

– А сейчас все, что нам нужно – это несколько "прыгунов".

– Похоже, у вас есть какой-то план, сэр? – спросил Эн-Тон Адельмаа’й, он же Близнец-8.

– Да, – сказал Джаг. Хотя на самом деле план существовал только в общих чертах, и не было особого смысла и времени его объяснять. – Действуйте как обычно и не удивляйтесь, если я вдруг уйду в штопор без видимой причины. Просто прикрывайте меня, хорошо? Если я притворюсь подбитым, не позволяйте вонгам добить меня.

– А если вас, в самом деле, подобьют?

– Вы об этом сразу узнаете.

Джаг проверил свои расчеты. Да, это может сработать. Он не привык полагаться на одну лишь удачу, но в этом случае придется сделать исключение, и эта мысль заставила его вздрогнуть. Ему придется удивить не только Пеллеона, но и самого себя.

Пока его звено вслед за дрейфующей канонеркой приближалось к группе "прыгунов", сражавшихся с имперскими истребителями, его мысли снова обратились к Джейне. Он не умел чувствовать Силу и сомневался, что Джейна слышит его сейчас, но был уверен, что она поймет.

"Пожелай мне удачи, Джейна"

И, добавив энергии на двигатели, он бросился в атаку.

Джейна пробивалась сквозь тьму. Этого в боевом слиянии ей испытывать еще не приходилось. Ощущение было таким, словно она плыла сквозь жидкую грязь. Разум Тахири, обычно сверкающий в Силе ярким огнем, сейчас был отдален и словно скрыт туманом.

"Тахири?"

Джейна звала ее, пытаясь разглядеть в тумане яркий свет ее разума. Случайные вспышки эмоций, прорывавшиеся из тьмы, пугали ее. Она увидела две фигуры, сражавшихся в странно знакомом месте. Эта картина мелькнула, словно на голографическом проекторе. Потом Джейна увидела, как они куда-то бегут, их световые мечи ярко сверкали во тьме. Свет, который они излучали, подтвердил ее первое впечатление: это место – корабль-мир "Баану Расс" на орбите Миркра, там, где погиб Энакин.

Над ними возвышались огромные статуи, протягивая ужасные щупальца, глубоко во тьме скользили тени воксинов, воздух был пропитан болью и смертью. В тот момент, когда Джейна создала боевое слияние и почувствовала боль Тахири, ее захлестнули собственные воспоминания о том, как она страдала после смерти Энакина. Окружающая местность словно возвращала все ее темные чувства обратно; каждая тень как будто излучала весь спектр негативных эмоций: тоску, ненависть, страх, отчаяние…

Но она не могла позволить, чтобы это отвлекало ее. Она должна полностью сосредоточиться, чтобы помочь Тахири, чем возможно. Она не могла прекратить то, что здесь происходит, но могла, по крайней мере, поддержать Тахири, укрепить ее в Силе.

Но когда из тьмы появился новый образ, Джейна задумалась, кому же она помогает.

Это было словно зеркальное отражение Тахири. В этих глазах горела жажда убийства. Джейна поняла, что это Риина, с которой сражается Тахири. Различить их можно было только по тому, как они держат световой меч: Тахири всегда сражалась левой рукой, а Риина сейчас держала оружие в правой.

"Тахири? Ты меня слышишь?"

Джейна хотела, чтобы Тахири знала, что она не одна, что помощь близка.

"Гр’ишна бр’рок укул-хай", – прорычал голос в ее разуме. – "Хрр’л осам’га акрен ху-акри вуш’та"

"Я не понимаю", – сказала Джейна в пустоту.

Из тьмы появилось лицо Тахири, со сверкающим ненавистью взглядом.

Джейна вздрогнула. Тахири была явно не в себе. Лечение душевных расстройств было делом мастера Силгэл, но Джейна в этом ничего не понимала, и ничем сейчас не могла помочь Тахири, кроме своих добрых намерений, но этого было явно недостаточно.

"Кажется, пора выбираться отсюда", – подумала она.

Попытавшись разорвать боевое слияние, Джейна обнаружила, что не может этого сделать. Иллюзия корабля-мира окружала, словно стены клетки, и Джейна с тревогой поняла, что она в ловушке.

"Аш’нагх врукуул у’рукх", – послышался из тьмы голос Риины.- "Эш тиири ахнакх!"

Джейна увидела, что Тахири готовится напасть на нее из пустоты. Подавив поднимавшееся в ней чувство страха и отчаяния, Джейна пыталась найти какой-то выход, надеясь, что успеет это сделать вовремя…

Люк старался привести свои мысли в порядок перед встречей с Магистром, но по-прежнему пребывал в смятении. После того, как Джейсен рассказал ему о своем разговоре с маленькой ферроанкой, Люк не мог больше думать ни о чем другом.

"Энакин убил Кровавого Резчика без оружия…"

Люк понимал смущение Джейсена. Он тоже сначала подумал, что маленькая Тессия говорила об Энакине Соло. Но это, разумеется, было абсолютно невозможно. Нет, девочка говорила об отце Люка. До того, как Зонама-Секот скрылась в Неизученных Регионах, Энакин Скайуокер был здесь – он прилетел сюда вместе с Оби-Ваном Кеноби. Но зачем он прилетел сюда? Этого Люк не мог представить. Может быть, они искали Вержер? Или искали то же, что искала она – биологические технологии живой планеты? И что здесь произошло с ними? Что значит эта фраза: "Энакин убил Кровавого Резчика без оружия"? Неужели мальчик использовал Темную Сторону Силы?

Не имея никаких сведений, можно было только строить предположения. И, тем не менее, Люк не мог заставить себя думать сейчас о чем-то другом. Он еще размышлял, что же все-таки произошло здесь с его отцом, когда пришли Дарак и Роуэл и объявили, что собрание сейчас начнется.

Люк глубоко вздохнул и вместе с другими вышел из дома. Уже наступила ночь, и тишину тампаси нарушал только хруст веток и странные крики каких-то ночных животных. Биолюминесцентные светильники на длинных стеблях излучали яркий зеленоватый свет, освещая дорогу, по которой Дарак и Роуэл вели Люка и его спутников. Высоко над верхушками борасов были видны огромные силуэты дирижаблей кибо, привязанных на ночь к деревьям.

Через несколько сотен метров освещенная дорога привела их к большому углублению в земле в форме чаши. Там уже собралась дюжина ферроанцев. В центре чаши стояла Магистр, одетая в черное одеяние. Она вежливо поклонилась, приветствуя гостей, входивших в этот естественный амфитеатр. Остальные ферроанцы – четверо мужчин и восемь женщин – уставились на пришельцев с нескрываемой враждебностью и подозрением.

Дарак и Роуэл подвели Люка и его спутников к центру чаши и отступили назад, символически встав в конце пути, что привел их сюда. Ферроанцы окружили их; теперь, чтобы покинуть это место, пришлось бы, вероятно, прорываться с боем.

В наступившей тишине заговорила Магистр:

– Снова к нам пришли джедаи, – ее голос был мягким, как ночной прохладный ветер, но его отлично слышали все собравшиеся. – И, как всегда, джедаи принесли больше вопросов, чем ответов.

– Мы здесь, чтобы найти ответы на эти вопросы, – сказал Люк, заметив, что Магистр сейчас по-другому ощущается в Силе. Ее присутствие в Силе было очень заметным, но гораздо более приглушенным, чем оно было при первой встрече на посадочной площадке. Это обеспокоило Люка, но он заставил себя сосредоточиться на разговоре. – Мы хотели бы многое узнать у вас.

Она слегка кивнула.

– В нашем совете многие хотели бы, чтобы Секот отослал вас обратно. По вашему собственному признанию, вы явились к нам как предвестники беды. Но я слышала нечто даже более того: вы несете прямую и явную угрозу нам и нашему образу жизни.

– Что вы имеете в виду? – спросил Джейсен. – У нас нет враждебных намерений, мы вовсе не собираемся причинять вам вред.

– Три раза на моей памяти нам приходилось защищаться от нападения. И каждый раз при этом присутствовали джедаи. Вы не можете нас упрекать за наши опасения. Мы не знаем, является ли ваше прибытие следствием сложившихся обстоятельств, или же наоборот – произошедшие события являются результатом вашего появления.

– Магистр, – сказал Люк, – если даже эта атака на вас как-то и связана с нами, то, уверяю вас, что с нашей стороны нет никаких враждебных намерений, и мы не делали ничего, что могло бы привлечь сюда врагов. Дальние Чужаки атаковали Зонаму до нашего появления. Мы не знали о том, что здесь происходит, пока не прилетели сюда, и присутствие здесь йуужань-вонгов стало для нас большой неожиданностью. Возможно, мы вместе сможем ответить на вопрос, почему они здесь появились. Если, конечно, вы согласитесь помочь нам.

– Каким образом мы сможем помочь вам?

– Хотя бы предоставить информацию. Как я уже говорил, мы здесь для того, чтобы поговорить о нашем общем недруге – йуужань-вонгах, или, как вы их называете, Дальних Чужаках. Это долгая история, но, возможно, после нее вы увидите, что я говорю правду, и поверите в чистоту наших намерений.

Магистр обдумывала это довольно долго. И снова Люк почувствовал, как отличается ее ощущение в Силе от того, что было во время первой встречи. Тогда она была рада приветствовать джедаев и встретила их доброжелательно, сейчас она казалась настороженной и обеспокоенной. Люк задумался, что же могло так изменить ее намерения.

Окинув собравшихся внимательным взглядом, Магистр кивнула, видимо, придя к какому-то решению. Она уселась на траву, скрестив ноги.

– Меня зовут Джабита, – сказала она. – Мы готовы выслушать вашу историю, – жестом пригласив Люка и других присесть на траву. Но другие ферроанцы, видимо, намеренно остались стоять. – Секот приглашает вас говорить свободно.

Люк глубоко вздохнул и начал рассказ с того, как йуужань-вонги появились на Белкейдене, где Данни Куи была свидетельницей начала их вторжения. Мрачная история войны: Сернпидаль, где погиб Чубакка, Хельска-4, Дубриллион, Дестриллион, Дантуин, Биммиэль, Гаркви, Итор, Оброа-Скаи, Орд Мантелл, Джиндайн, Тинна, Фондор с его верфями, Каларба, Нэл Хатта, Нар Шаддаа, Шрилуур, Дракенвелл, Родия, Фоллин, Кубинди, Дуро… Академия джедаев на Йавине-4, Андо, Миркр, где нашел свою смерть Энакин Соло, и, наконец, Корускант, столица Новой Республики, где, казалось, была потеряна вся надежда…

Он рассказал о миллиардах погибших, пытаясь найти слова, чтобы описать, как на его глазах рушилось все, что он любил: не только государство, которое он помог создать на обломках Империи, но и принципы, за которые он сражался. Как Сенат погряз в бюрократии и коррупции в последние дни Корусканта, как бывшие союзники, становились врагами, теряя от страха разум… И все это только ускоряло продвижение йуужань-вонгов.

Он рассказал о биологических технологиях йуужань-вонгов, об их философии боли и жертвоприношения. Рассказал, как огромные чудовища разрушали миры, как пленных превращали в боевых монстров, как шпионы врага сеяли смуту и распространяли ложь о тех, кто призывал объединить силы для борьбы с захватчиками. Рассказал о надежде джедаев спасти народы Галактики и при этом не стать причастными к геноциду. Рассказал о своей любви к Бену и надежде, что его сын однажды будет жить в Галактике, для которой война не является нормой.

– Но какое отношение это все имеет к Зонаме? – спросила Магистр Джабита, когда Люк закончил. – Для чего вы прилетели сюда?

Нить рассказа подхватил Джейсен, ответив на этот вопрос:

– Мы прилетели сюда потому, что мой учитель Вержер сказала, что ответ на наши вопросы может быть здесь, на Зонаме.

Джейсен рассказал, как они искали живую планету в Неизученных Регионах, упомянул о помощи Империи в обороне против йуужань-вонгов, и о событиях в пространстве чиссов. Рассказал, как они искали в чисской библиотеке все доступные сведения о живой планете вплоть до сказок и легенд. Рассказал, какое отчаяние их охватило, когда, несмотря на все усилия, не нашли Зонаму, и как его предположение, что Зонама может маскироваться как спутник другой планеты, стало ключом к успеху в поисках. Обнаружив место, где может находиться Зонама, они немедленно полетели туда…

Когда он закончил рассказ, Джабита нахмурилась и покачала головой.

– Но это все еще не объясняет того, зачем вы здесь. Что ожидала от нас Вержер? Каким образом, по ее мнению, мы могли бы помочь вам?

– Вот это мы и хотим выяснить, – сказала Мара. Люк чувствовал, что она изо всех сил сдерживает нетерпение. Отношение ферроанцев очень не нравилось ей с самого начала, но Люк верил, что она не сделает ничего, чтобы испортить отношения с аборигенами еще больше.

– Ферроанцы представляют только одну планету с небольшим населением, – сказала Джабита. – Что наш народ может сделать против бесчисленных орд захватчиков, о которых вы рассказали? Мы можем только прятаться и обороняться, но не атаковать.

– Может быть и так, – сказала Данни, – но если бы ваши средства обороны были у нас с самого начала войны, мы имели бы возможность отразить нападение вонгов еще у границ Галактики.

Магистр нахмурилась еще больше.

– Вы говорите так, словно Секот всемогущ. Но это не так. Хотя нам уже два раза удавалось отразить нападения Дальних Чужаков, Зонаме это дорого обошлось. Враги причинили огромный ущерб нашему миру. Наша оборона отнюдь не является непреодолимой, – она опустила взгляд, и снова посмотрела на Люка. – Вы должны знать, что атака, которую вы видели, нанесла Секоту ментальную травму. Появление Дальних Чужаков было страшной неожиданностью. Секот не обнаружил их присутствие в Силе, и не подозревал, что они поблизости. Они пытались приблизиться к нам незаметно, но наши сенсоры все же обнаружили их. Секот активировал оборонительные системы планеты, и, возможно, Дальние Чужаки решили, что мы намерены их атаковать. Причиной этого столкновения были страх и неопределенность, как впрочем, и многих конфликтов. Мы не хотим участвовать в подобном конфликте.

– Я понимаю, – сказал Люк, хотя во многом ситуация для него продолжала оставаться загадочной. Он предположил, что йуужань-вонги первыми открыли огонь, как они это делали всегда. – Мы не хотим, чтобы ваш дом подвергался опасности. Но вы уже в опасности. Йуужань-вонги уже дважды обнаруживали Зонаму в разных концах Галактики, и, скорее всего, это не случайно. – И хотя у Люка не было достаточно доказательств, он решил опереться на этот аргумент. – Скорее всего, они искали именно вас. И они продолжат вас искать, и однажды найдут. И атакуют превосходящими силами.

Ферроанцы взволнованно зашептались, явно испуганные такой перспективой, но Джабита не дрогнула.

– Так чего же вы хотите от нас? – спросила она. – Вы рассказали о тех ужасах, которые творят в Галактике Дальние Чужаки. Вы рассказали о том, что они проводят геноцид. И вы не хотите для них той же участи? Не хотите стереть их с лица Галактики, как они хотят стереть вас?

– Не хотим, – ответил Люк. – На самом деле, мы боролись, чтобы предотвратить это.

Воспоминания о страшном вирусе "Красная Альфа" были еще слишком свежи.

– Не все йуужань-вонги воины, – сказал Джейсен, – у них тоже есть женщины и дети, рабочие, ученые, изгои и рабы. Они во многом похожи на нас.

– Так причем здесь мы? Чем мы можем вам помочь?

– Мы должны сотрудничать, чтобы ответить на этот вопрос, – сказал Люк.

– Должны? – усмехнулась Джабита. – Мы согласны, что все имеют право на жизнь и на выбор образа жизни. Секот решил изолироваться от остальной Галактики, когда наши попытки наладить мирные отношения и торговлю были встречены агрессией и подозрениями. Мы много страдали, чтобы найти мир. Почему мы снова должны страдать, защищая тех, кто не может защитить себя сам?

– Потому что этого требует Сила, – сказал Джейсен.

Глаза Джабиты сверкнули.

– Ты смеешь говорить от имени Силы?

В амфитеатре наступила мертвая тишина. Воздух, казалось, был переполнен напряжением. Люк почувствовал, что ситуация выходит из-под контроля, и решил попробовать другой курс.

– Вы сказали, что ваш мир атаковали три раза, – сказал он. – Мы знаем, что в двух случаях это были йуужань-вонги. А кто атаковал в третий раз? Тоже они?

– Нет, – ответила Магистр, – нас атаковал флот Галактической Республики – группа коммандера Таркина.

Люк удивленно поднял брови. Это имя он знал слишком хорошо.

– Поэтому вы решили скрыться?

– Да.

– И тогда вы в последний раз встречались с джедаями? После визита Вержер?

– Да.

Люк заметил, что выражение лица Джабиты немного смягчилось. Именно на это он и надеялся.

– Расскажите мне о них, – попросил он. – Это были Энакин Скайуокер и Оби-Ван Кеноби.

Тишина, казалось, будет длиться вечно. Все затаили дыхание. Даже легкий ветер, шумевший в ветвях, прекратился.

– Они искали Вержер, – наконец сказала Джабита, – и, кроме того, они интересовались живыми кораблями, которые мы продавали немногим избранным. Они прошли ритуал, который помогал определить, пригодны ли они для партнерства с одним из наших кораблей. Младший, Энакин, оказался загадкой для всех нас. Обычно во время ритуала не больше трех семян-партнеров соглашаются связать себя с клиентом, чтобы сформировать основу корабля. Энакина выбрали двенадцать семян! Его корабль был настоящим совершенством… – Джабита помолчала, ее взгляд стал отстраненным, как будто она вспоминала те времена. – Сила была очень велика в Энакине. Он был моим другом…

Люка охватило странное чувство.

– Вы встречались с ним?

– Он спас мою жизнь, – сказала она, – и открыл мне истину о моем отце.

То, что Джейсен рассказал о кровавом резчике, снова всплыло в памяти Люка.

– Там был кровавый резчик? – спросил он.

– Убийца, посланный за Энакином, – кивнула Джабита. – Он использовал меня, чтобы надавить на Энакина, и Энакин очень разозлился и убил его с помощью Силы. До того он не знал, что такое возможно.

– Такое возможно, – сказал Люк, пытаясь справиться с эмоциями, нахлынувшими на него после услышанного. – Но убийство в гневе – неправильно. Мощь Темной Стороны соблазнительна и очень опасна. Джедаи никогда не согласились бы ее использовать.

– Тем не менее, Энакин ее использовал.

Люк пытался найти слова, чтобы рассказать о судьбе Энакина Скайуокера, но не смог.

– Это дорого ему обошлось, – сказал он, наконец.

Ее взгляд скользнул по нему, острый как гаддерфай тускена.

– Ты его сын, не так ли? Я знаю это не только потому, что ты носишь его фамилию. Его часть в тебе, – она повернулась к Джейсену, – и в тебе тоже.

– Он мой дед, – сказал Джейсен. Люк просто кивнул.

– Секот почувствовал его присутствие в вас, когда вы прилетели сюда. Частично именно поэтому вам позволили приземлиться. Но вы считаете действия Энакина преступными или, по крайней мере, ошибочными. Мы рассматриваем их совсем по-другому. Энакин помог нам, он любил наш мир, и мы никому не позволим осквернять память о нем.

– Темная сторона есть Темная Сторона, – сказала Мара. – Если бы вы встретились с отцом Люка, когда он стал старше, вероятно, ваша встреча прошла бы по-другому.

– Энакин хотел помочь нам, и это для нас более важно, чем средства, которые он использовал. Он был ребенком, и вы не можете упрекать его за то, что он сделал. Он спас меня…

Люк сделал успокаивающий жест.

– Да, я когда-то ненавидел все, за что сражался мой отец, но сейчас у меня нет ненависти. Мой отец спас и меня, когда Император пытался меня убить. Я не хочу больше ненавидеть своего отца и без стыда ношу фамилию Скайуокер. И я хотел бы считать друзей Энакина Скайуокера своими друзьями, если это возможно, – он, не дрогнув, выдержал взгляд Джабиты, – но тень Дарта Вейдера, того, кем стал мой отец, приняв Темную Сторону, все еще висит над нами. Мы долго сражались, чтобы освободиться от власти Империи, и дорого заплатили за свободу. И мы не будем повторять ошибку моего отца, даже для того, чтобы победить йуужань-вонгов.

Джабита кивнула, но убедил он ее или нет, осталось неясным.

– Уже поздно, – сказала она, – вы проделали долгий путь и, наверное, устали. Вас проводят к месту отдыха.

Люк пришел в уныние.

– Значит ли это, что наш разговор окончен?

– Мне нужно обдумать услышанное и обсудить с Советом, – Джабита указала на ферроанцев, стоявших вокруг с каменными лицами, – и тогда мы решим, нужно ли продолжать разговор с вами.

– Тогда я советую вам обдумывать очень тщательно, – резко бросил Мара. – Йуужань-вонги не соблюдают договоров, а пленных приносят в жертву своим богам или обращают в рабство. Если они захватят Галактику, вы не сможете прятаться вечно – рано или поздно они вас найдут и обрушатся на ваш мир всей мощью. Не рассчитывайте на одно лишь могущество Секота, оно не спасет вас. И тогда будет слишком поздно искать союзников, потому что мы все будем мертвы.

– Моя жена говорит резко, но она права, – сказал Люк. – Если вы еще сомневаетесь в намерениях йуужань-вонгов, мы можем рассказать вам историю этой войны более подробно.

– В этом нет необходимости, – ответила Джабита. – Мы уже достаточно хорошо поняли природу Дальних Чужаков.

На лице Магистра была бесконечная усталость, и Люк снова удивился, как это отличалось от их первой встречи. Тогда Джабита была энергичной, словно наполненной жизнью, а сейчас выглядела полностью опустошенной.

– Мы поговорим утром, – сказала она, вставая.

Дарак и Роуэл жестом пригласили следовать за ними. Люку хотелось сказать больше, но он знал, что если будет слишком настаивать, он может подвергнуть риску то, что уже достигнуто в отношениях с ферроанцами. Он вежливо поклонился и вышел из естественного амфитеатра. Другие последовали за ним. Когда они удалились, круг ферроанцев снова сомкнулся. Оглянувшись на Джабиту, Люк увидел, что она по-прежнему стоит в центре, и ее глаза словно видят то, что он, наверное, не может даже представить.

Тахири от неожиданности отпрыгнула назад, когда Риина вдруг остановилась и обернулась.

"Она здесь!"

"Кто?"

"Тень"

Тахири огляделась вокруг, но ничего не заметила. Ее и Риину на мгновение объединил общий страх перед тем, что преследовало их. Тахири почувствовала, как смелость покидает ее при мысли о встрече с этим лицом к лицу. Она уже устала сражаться. Если она не будет сопротивляться сейчас, возможно, она присоединиться к Энакину в другом мире, в другой жизни. И, возможно, там он сможет простить ее…

"Ты можешь помочь мне сразиться с этим", – прошептала Риина. – "Останься и помоги мне убить его".

"Как?…" – начала Тахири, но не знала, как закончить вопрос.

"Ты сражалась и раньше", – сказала Риина. – "Ты смогла сражаться против меня. Ты сильна".

Тахири тряхнула головой. В душе она не была воином. Она пыталась когда-то, но это стоило ей того, что она больше всего любила. Стоило ей Энакина. И семьи…

"Я не была достаточно сильна, чтобы уничтожить тебя", – сказала она. – "Я смогла только похоронить тебя"

"Ты не пыталась уничтожить меня", – сказала Риина. – "Ты пыталась уничтожить себя".

Тахири хотела опровергнуть это. Но шрамы на ее руках и лице подтверждали слова Риины.

"И ты знаешь, что я не могу позволить тебе сделать это", – сказала Риина.

"Почему?", – спросила Тахири, и шрамы на ее лице налились кровью.

"Потому что я не хочу умереть вместе с тобой".

"Но ты уже мертва! Ты – холодная смерть, которая постоянно находится внутри меня!"

"А ты – холодная смерть, которая окружает меня", – ответила Риина, ее слова прозвучали в ушах Тахири песчаной бурей. – "Мы связаны друг с другом, ты и я. Это судьба, которую мы должны принять"

"Я не приму ее!"

Риина направилась к Тахири, звук шагов громко раздавался в мертвой пустоте, окружавшей их.

"Думаешь, я не подарила бы тебе смерть, которой ты желаешь, если бы могла? Но мы связаны друг с другом. Ты должна понять это! Я не могу жить в этом теле без тебя, также как и ты без меня. Я не могу убить тебя без того, чтобы не умереть самой. А я не готова к этому!"

Тахири почувствовала, как мир вокруг закачался. Она хотела найти слова, чтобы опровергнуть Риину, но не могла.

"Этого не может быть…", – только и смогла произнести она.

"Это так", – сказала Риина. – "И ты должна принять это".

Тахири встряхнула головой.

"Я не могу".

"Тогда ты не оставляешь мне выбора".

Риина отступила на два шага и подняла световой меч. Тахири приготовилась отразить удар, но удара не было. Вместо этого световой меч Риины взлетел вверх, закружившись во тьме, отбрасывая голубой свет на окружающие руины, заставив тени завертеться в странном танце вокруг них. В пугающей тишине Тахири напряженно следила за полетом светового меча.

Когда оружие полетело вниз, Риина протянула руку, чтобы поймать его. Тахири заметила, что Риина ошиблась с расчетом и не сможет поймать меч, но почему-то не могла предупредить ее. Она просто молча смотрела, как ярко-голубой энергетический клинок отрубил руку Риины.

Потом, словно откуда-то издалека, теряя сознание от ужасной ослепляющей боли, Тахири услышала собственный крик…

С-3РО поднял свою золотистую голову.

– Ты слышишь? – спросил Хэн.

– Конечно, сэр, – ответил дроид, – сигнал весьма четкий.

– Тем не менее, мы не можем определить его источник. Похоже, он сильно рассеивается в атмосфере. И вот еще что: ты сможешь перевести это сообщение? Только не надо говорить, сколько языков ты знаешь, это нам и так очень хорошо известно. Единственный из присутствующих, кто не слышал об этом тысячу раз, это Дрома, а на него твои обширные познания едва ли произведут впечатление.

– Как пожелаете, сэр.

Лейя едва заметно улыбнулась, когда 3РО кивнул. Из динамиков послышался странный свистящий звук. Аппаратура "Сокола" очищала сигнал от посторонних шумов и помех. Если С-3РО не сможет его перевести, то не сможет никто.

Пока дроид был занят своим делом, Хэн провел корабль над горным хребтом и направил его в другой каньон. Дрома, сидящий в кресле второго пилота, выпустил ракету в направлении дальней горы, в надежде, что полет ракеты и взрыв отвлекут внимание от "Сокола". Похоже, что эта тактика работала, потому что йуужань-вонги пока никак не мешали их поиску.

Но и поиск не приносил успеха. Вероятно, станция закопалась глубоко в замерзший оксид углерода и не двигалась.

– Этот сигнал – очень странная форма троичного машинного языка, – сказал С-3РО, вглядываясь своими сверкающими фоторецепторами в строки кода. – Его грамматика непостоянна, а словарь очень специфичен. Я думаю, это какой-то шифр.

– Он идет со станции связи? – спросил Хэн.

– Не думаю, что это так, сэр, – ответил дроид, – если, конечно, эта станция не обращается сама к себе.

– Там больше чем один сигнал? – спросила Лейя.

– Я насчитал как минимум семнадцать.

– Семнадцать? – удивленно повторил Хэн. – Это невозможно.

– Это могут быть фальшивые сигналы, – предположил Дрома, – их передают приемники, расположенные в различных участках поверхности, чтобы затруднить поиск.

– Какой смысл в таких ухищрениях, если даже без этих фальшивок тут вряд ли что найдешь? Судя по тому, каким образом сигналы распространяются в этой атмосфере, мы можем наткнуться на настоящую частоту только по случайности.

Дрома пожал плечами.

– Они отвлекают нас. И, возможно, йуужань-вонгов.

Лейя вспомнила о странных, похожих на цветы, объектах, мимо которых пролетал "Сокол", и ей пришла в голову страшная мысль…

– Эти сигналы, – спросила она, – они все идут в одном и том же варианте троичного кода?

– Нет, принцесса. Каждый сигнал уникален.

– А это здесь причем? – спросил Хэн.

Лейя жестом приказала ему молчать.

– Ты перевел сообщения, которые они передают?

– Очень трудно точно перевести их, принцесса. Многие из существительных мне неизвестны, а модификаторы изменяют их так, что…

– Просто выскажи свое предположение, – прервал его Хэн.

– Кажется, это разговор о сражении над планетой, – сказал дроид, несколько секунд вслушиваясь в сигналы. – Они говорят, что атмосферные возмущения в некоторых районах очень сильны, и местная флора серьезно пострадала.

– Что? Ты сказал "флора"?

– Да, сэр. Эта беседа также касается экосистемы планеты, в частности, говорится, что источники пищи под угрозой.

– Источники пищи? – Хэн глянул в иллюминатор. Снаружи была тьма, казавшаяся полностью безжизненной. Даже на сенсорах не было видно никаких признаков биологической активности. – Значит, те, кто передает этот сигнал – живые существа?

– Да, сэр. Я думал, что вы с самого начала предполагали это.

– Но как это возможно в такой среде?

– Жизнь находили в атмосфере, подобной этой, – сказал С-3РО, – она могла возникнуть здесь в ранний период существования планеты, когда ядро излучало гораздо больше тепла. Здесь вполне могли существовать одноклеточные формы жизни, и со временем даже эволюционировать в более совершенные организмы.

– Но речь идет о разумной жизни, – сказал Хэн, – о существах, которые умеют говорить!

– Да, сэр. Вполне возможно, что эти разумные формы жизни не являются аборигенами Эсфандии.

– То есть, они могли быть завезены сюда? – спросила Лейя. – Откуда?

– Откуда угодно, принцесса.

Хэн разочарованно развел руками и оглянулся на Дрому.

– Думаю, такое предположение имеет смысл, – сказал рин, – если здесь есть жизнь, она должна быть рассеяна на большом расстоянии. Планета с таким низким уровнем энергии не может поддерживать существование плотной популяции. Вероятно, местные жители используют форму связи, которая позволяет им общаться на больших расстояниях.

– А троичный код?

– Я думаю, кто-то научил их этому, – сказала Лейя.

Хэн задумчиво прищурился.

– Кто-то из персонала станции?

– Может быть, но, вероятно, не из этой смены. Чтобы усвоить язык, нужно время, – Лейя повернулась к С-3РО. – Мы сможем связаться с этими существами?

– Не вижу причин, по которым это невозможно, принцесса. Мы знаем частоты, на которых они общаются, и я понимаю их язык на приемлемом уровне.

Дроид наклонился к аппаратуре связи.

– Только не слишком громко, – попросил Хэн. – И если они не смогут сказать ничего полезного о станции, мы не будем сидеть тут и болтать с ними, потому что мы не единственные, кто может здесь перехватывать сигналы.

С-3РО издал серию странных свистков. Лейя попыталась хоть что-то различить в них, но безуспешно. Для ее слуха это звучало как игра трех сумасшедших флейтистов, одновременно играющих каждый свою мелодию.

Просвистев до конца, С-3РО удовлетворенно выпрямился.

– Я передал им запрос на информацию по местонахождению врджрлмрл.

– Вержер-что? – спросил Хэн.

– Врджрлмрл – станция связи, – С-3РО повторил это слово без усилий. – Если они ответят нам, мы узнаем…

Он замолчал, когда из динамиков раздался ответный сигнал.

– Ох, – сказал дроид, обеспокоенно взглянув на остальных, – боюсь, я что-то упустил в переводе. Похоже, они приняли мой запрос на информацию как приглашение.

– Приглашение куда? – спросил Хэн.

– Я не уверен, сэр. Но если я попытаюсь снова, я могу…

– Избавь нас от подробностей, – поморщился Хэн. – Просто поговори с ними.

С-3РО просвистел новую серию звуков. Ответ пришел немедленно, хотя на этот раз к разговору явно присоединились новые голоса. И если до этого сигнал напоминал игру трех безумных флейтистов, то на этот раз казалось, что сошел с ума целый оркестр.

Дрома зажал уши руками в тщетной попытке защитить слух от ужасной какофонии.

– Я не слышал такого с тех пор, как присутствовал на благотворительном концерте глухих па’ловиков, – сказал он, когда все закончилось. – И, во имя Великой Силы, эти ребята умеют вопить…

– Ты услышал что-нибудь полезное? – спросил Хэн, постучав по золотистому корпусу С-3РО.

Дроид прервал свою беседу с местными.

– Да, сэр. Бррбрлпп, как они себя называют, общительные существа и любят поговорить. Они знают о станции связи, но отказываются сообщать нам ее местонахождение, потому что не уверены, что мы не причиним станции вреда.

– Так чего ты ждешь? Скажи им, что мы не собираемся причинять вред станции.

– Я уже сказал им, сэр, но, боюсь, не убедил их. Чтобы они поверили, нужно нечто большее.

– Что же это, 3РО? – спросила Лейя.

– Принцесса, кажется, по мнению бррбрлпп мы убийцы, и нам нельзя верить.

– Убийцы? – воскликнул Хэн. – Но это не мы обстреливаем планету! Мы пытаемся помешать этому!

– Их беспокоит не только бомбардировка, сэр. Они говорят, что с того времени, как наш корабль вошел в атмосферу планеты, мы убили пятнадцать представителей их расы.

– Что? Почему они думают, что это сделали мы?

– Они говорят, что голоса их друзей замолкали, когда мы пролетали близко от них.

Лейя с болезненным чувством вспомнила о тех странных, похожих на цветы объектах, которые исчезали в вихрях атмосферного газа, перегретого двигателями "Сокола".

– Выключи двигатели, – сказала она мужу.

– Что? Лейя, ты не можешь…

– Выключи, Хэн, – приказала она, – двигатели, репульсоры – все. Выключи, пока мы не убили кого-то еще.

Хэн повиновался, хотя по выражению его лица было ясно, что он не понимает, зачем это. "Сокол" медленно опустился на дно каньона, и Лейя рассказала о своей догадке.

– Мы не знали… – сказал Хэн, побледнев от мысли, что стал убийцей ни в чем не повинных разумных существ, пусть и непреднамеренно. – Скажи им, 3РО. Объясни им, что мы не могли знать об этом!

– Я попытаюсь, сэр, но боюсь, что это не изменит их мнения о нас.

– Должен быть какой-то способ, чтобы они нам поверили!

Лейя положила руку на плечо Хэна, заметив, как существо, похожее на цветок, приближается к ним из тьмы. Сейчас, разглядев его более ясно, она заметила, что края огромного "цветка" совершают волнообразные движения, позволяя ему плыть в плотной атмосфере. В центре "цветка" находилось кольцо фотосенсоров и радиальные линии вращающихся ресничек. За ресничками, сквозь полупрозрачную плоть существа был виден сложный скелет, позволяющий "лепесткам" поддерживать гибкость, и какие-то пульсирующие темные объекты, вероятно, внутренние органы. Оканчивался "цветок" длинным, похожим на плеть, хвостом.

Невозможно было сказать, где у этого существа лицо, но Лейя чувствовала, что оно наблюдает за ними.

– Они могут причинить вред кораблю? – прошептал Дрома, словно боялся, что эти существа услышат его.

– Вряд ли, – сказал Хэн, но его голос звучал не слишком уверенно.

Лейя почувствовала легкое движение в Силе, когда второе существо присоединилось к первому. А вскоре к ним подплыло и третье. Не было сомнений, что это живые существа. К ним присоединялись еще и еще, и "Сокол" оказался окружен кольцом таинственных "цветов".

"Мы убили их друзей…" – с горечью подумала она.

Принести извинения за содеянное будет явно недостаточно.

Саба ощутила запах грозы до того, как услышала ее. Ее чувствительные ноздри уловили сырость даже в наполненном запахами воздухе тампаси. Через несколько минут она услышала, как дождь шумит по верхушкам борасов вместе с порывами ветра. Потом она услышала, как вода стекает по листьям на землю.

Ферроанцы обеспечили своих гостей спальными местами и толстыми шерстяными одеялами. После легкого ужина Джейсен, Мара и Данни решили воспользоваться ситуацией и отдохнуть, а мастер Скайуокер и доктор Хэгерти продолжили разговаривать. Саба тоже бодрствовала, несмотря на то, что сильно устала. Она по-прежнему не доверяла ферроанцам, и, пока ее друзья спят, решила охранять их сон. Лежа на своей койке, она притворялась спящей, но внимательно прислушивалась ко всему, что происходило вокруг – в том числе и к беседе мастера Скайуокера и Хэгерти.

– … рассказала Джейсену о Потенциуме, – говорил мастер Скайуокер, – но в детали не вдавалась, и я раньше ничего не слышал о Потенциуме. А вы?

– И я не слышала, – ответила пожилая женщина. – Но, напомню вам, в мою сферу деятельности не входит изучение Силы.

– А что вы скажете о ферроанцах?

– Ну, вы, несомненно, заметили, как они к нам относятся. И я не могу упрекать их за подозрительность. Они шесть раз вступали в контакт с представителями иных рас. По крайней мере, столько случаев мы знаем: три раза к ним прилетали джедаи, включая нашу экспедицию, дважды их атаковали йуужань-вонги, и один раз – Таркин и его республиканская эскадра. Три контакта из шести были враждебными. Трижды ферроанцы подвергались нападению. И каждый раз при этом присутствовали джедаи. Разумеется, после всего этого они не ждут от нас ничего хорошего.

– Понятно, – сказал Люк, – и я тоже не могу упрекать их за это. Но наша задача – изменить их мнение о нас. Иначе вся наша экспедиция окажется пустой тратой времени.

Дождь стучал по крыше дома, похожей на шляпку гриба, но внутри было тепло и сухо. Саба чувствовала, что дом тоже живой, и казалось, что он радуется дождю.

Мастер Скайуокер и Хэгерти продолжали говорить, и Саба понимала, что её все больше и больше тянет ко сну. Поблизости она слышала дыхание других спящих, и этот звук и шум дождя все сильнее убаюкивали. Некоторое время она сопротивлялась сну, считая, что она должна охранять друзей. Но мастер Скайуокер не спит, а он вполне может присмотреть за ними. Значит, нет необходимости отказываться от сна…

Джаг получил попадание в щиты левого борта, и выключил, а потом снова включил двигатели, имитируя, что они повреждены и работают с перебоями. "Коготь" беспорядочно закувыркался. Звезды закружились за транспаристилом кабины, и Джагу пришлось полагаться на инстинкт пилота, надеясь, что истребитель летит в правильном направлении. Только когда над кабиной промелькнул разбитый корпус йуужань-вонгской канонерки, Джаг на долю секунды перестал притворяться и выправил истребитель.

Сейчас все зависело от того, сумеет ли он убедить противника в том, что его истребитель подбит, и при этом не позволить сбить себя на самом деле.

За долю секунды до того, как столкнуться с канонеркой, Джаг выстрелил в нее из лазерных пушек. Резервуар с плазмой взорвался, йорик-коралл вскипел, окутав истребитель огнем и обломками. Сначала Джаг опасался создавать такую ситуацию, пока не проверил щиты, убедившись, что они смогут это выдержать. Репульсоры и инерциальные компенсаторы смягчили удар, и истребитель проскользнул в огромную пробоину в корпусе канонерки.

После этого понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя и убедиться, что все в порядке. Щиты подзаряжались, корпус истребителя был цел, оружие действовало… Пока все шло по плану.

При взгляде сквозь транспаристил кабины какой-то момент казалось, что он находится в центре сверхновой. Взрыв разворотил отсеки канонерки, капли расплавленного йорик-коралла сгорали на щитах. Органические компоненты испарялись в чудовищном жаре, и ядовитый пар вместе с остатками воздуха вырывался в вакуум. Джаг представил, какая туча обломков вырвалась из пробоины, которую он проделал в корпусе канонерки. Это тоже было частью плана.

Он щелкнул по комлинку. Йосэлл и Адельмаа’й знали, как действовать, когда первый этап операции завершится. Один щелчок сообщал им, что Джаг выжил. В ответ он услышал два щелчка, это означало, что у ведомых также все в порядке и йуужань-вонги клюнули на уловку. Джаг облегченно вздохнул. Можно приступать к следующей фазе операции.

Он проверил сенсорами обломки, в которых находился. Как он и ожидал, канонерка была почти мертвой – но еще не совсем мертвой. По уцелевшим нервам еще передавались данные, но мозг живого корабля был уже мертв. Однако йорик-коралловым корпусом можно было воспользоваться как укрытием. И, как оказалось, уцелели пять кластеров довинов, генераторов гравитационных аномалий, которые йуужань-вонги использовали в качестве двигателей, систем защиты и оружия.

Джаг удовлетворенно кивнул.

Он снова включил двигатели. Истребитель немного переместился внутри корпуса канонерки, пока не уперся дефлекторным полем в переборку. Джаг медленно добавлял энергию на двигатели, надеясь, что сенсоры истребителя, возможно, поврежденные взрывом, все же работают нормально и покажут, куда он летит. От ведомых не поступало новых сигналов, и Джаг предположил, что все идет по плану. Он включил двигатели на полную мощность, и разбитая канонерка, толкаемая истребителем изнутри, постепенно начала ускорять движение.

В комлинке послышались два щелчка, означавшие, что его движение скрыто тучей обломков, в которых находилась канонерка. Если кто-то и смотрел сейчас в их сторону, то, вероятно, решил, что на ней произошел еще один внутренний взрыв.

Кроме того, у йуужань-вонгов было слишком много более важных дел, чтобы обращать внимание на разбитую канонерку – звездные разрушители, имперские СИД-перехватчики и истребители Альянса не позволяли противнику отвлечься на что-либо еще. И пока йуужань-вонги были заняты, Джаг приступил к следующему этапу своего плана.

Используя лазерные пушки, как хирург – виброскальпель, он начал прорезать внутренние отсеки канонерки. Стараясь не повредить несущих конструкций, в которые упирался щитом истребитель, Джаг вырезал большие куски йорик-коралла, которые начали вылетать в космос. Масса канонерки многократно превосходила массу истребителя, и двигателей "Нсисса" было явно недостаточно, чтобы ускорить движение канонерки. Джаг не мог сделать двигатели более мощными, но мог уменьшить массу, которую им приходится толкать. Вырезая лазерными пушками йорик-коралл и внутренние органы йуужань-вонгского корабля, Джаг уменьшил массу канонерки и немного ускорил ее движение. Едва ли йуужань-вонги обратили на это внимание. В большом космическом сражении дрейфующие разбитые корпуса кораблей и обломки были вполне обычным явлением, хотя и представляли некоторую опасность столкновения с ними.

Еще два щелчка подтвердили, что канонерка дрейфует в нужном направлении, и йуужань-вонги по-прежнему не обращают на нее внимания. Двигатели "Нсисса" уже перегрелись, но Джаг предположил, что они смогут поработать в таком режиме еще минут десять. Пока бой вокруг продолжался, канонерка медленно, но верно дрейфовала в сторону йуужань-вонгского крейсера. Лазерные пушки метр за метром прорезали корпус. Раскаленные обломки кружились в невесомости, вылетая через пробоины. Иногда попадались трупы йуужань-вонгов, на которые Джаг старался не обращать внимания. Просто они напоминали ему о том, насколько безумным был этот план.

Но если удастся застать йуужань-вонгов врасплох, то этот план может сработать.

– Гранд-адмирал, Близнец-1, кажется, намерен таранить носитель йаммоска с помощью разбитой канонерки!

Пеллеон не стал отрывать взгляд от экрана.

– Я вижу, что он делает, коммандер.

– Но, сэр, у йуужань-вонгов тоже есть системы, позволяющие избежать столкновений, и они не хуже наших. Они не позволят этим обломкам врезаться в их корабль. А если они заподозрят, что мы собираемся использовать канонерку для тарана, они просто расстреляют ее. На что же он надеется?

– Он надеется удивить меня. И их…

Пеллеон верил в способности молодого Джаггеда Фэла, но, тем не менее, испытывал опасения. Он надеялся, что чисские пилоты и их командир придумают что-то необычное, но не ожидал столь драматичного решения.

Тем временем положение на поле боя не слишком изменилось. Йуужань-вонги по-прежнему имели значительное численное превосходство, и по-прежнему главные их силы находились на условном "северном фланге". Противник успешно противодействовал всем попыткам разместить глушитель йаммоска между корветом и крейсером, где, вероятно, находились военные координаторы. Этот участок был потенциальной "точкой воспламенения". И если она загорится, йуужань-вонги захватят господство в околопланетном пространстве Эсфандии.

Но Пеллеон был намерен не допустить этого. Он скорее прикажет таранить вражеские корабли…

– "Сокола" не видно? – спросил он.

– Нет, сэр. Наверное, он у самой поверхности.

Пеллеон подумал, стоит ли направить в помощь "Соколу" несколько истребителей. Группа Альянса ничем не могла помочь "Соколу" из-за своей малочисленности. Капитан Мэйн в последнем разговоре держалась довольно холодно. Возможно, предложение помощи будет способствовать улучшению отношений.

Он приказал включить связь с фрегатом и объяснил ситуацию, не слишком вдаваясь в детали. Любое сообщение могло быть перехвачено противником, даже если оно передавалось по самому защищенному каналу.

– И если вам нужна помощь, – в заключение сказал Пеллеон, – мы готовы ее предложить.

Мэйн на голографическом проекторе встряхнула головой.

– Спасибо, гранд-адмирал, но в этом нет необходимости. Мы только что получили сообщение с "Сокола". Принцесса приказала ни в коем случае не входить в атмосферу планеты, и просит вас, чтобы вы отдали этот же приказ имперским силам.

Пеллеон задумался. Это не было похоже на обычное сообщение типа "все в порядке, помощь не нужна". Едва ли приказ не входить в атмосферу был отдан без важной причины.

– Они знают, что в атмосфере планеты ведут поиск истребители йуужань-вонгов?

– Да, я сообщила им об этом.

– И они по-прежнему не хотят, чтобы кто-то прикрывал их?

– Именно так они и сказали.

– И не объяснили почему?

– Нет, сэр. Сообщение было коротким. Они сказали, что объяснят потом, когда не будут находиться в таком чувствительном окружении.

– Что это за окружение?

– Не знаю, сэр, – ответила капитан Мэйн. – Сигнал был очень слабым и коротким, вероятно, намеренно.

Пеллеон нахмурился. Капитан Мэйн действительно не знает, или ей приказано ничего не говорить? Было разумным предположить, что "Сокол" ищет станцию связи. Но что они делают там в действительности? Пеллеон просто ненавидел оставаться в неведении.

– Спасибо, капитан, – сказал он. – Если с "Сокола" будут еще какие-то сообщения, пожалуйста, свяжитесь со мной.

– Да, сэр.

Канал связи отключился. Пеллеон отвернулся от голографического проектора, обдумывая то, что он услышал… и то, что не услышал. Он подумал, не оказался ли он слишком наивным, поверив представителям Альянса на том основании, что Люк Скайуокер и его спутники доказали, что они достойны доверия. Да, Лейя Органа была сестрой Люка, но она была и политиком, а раз политик – значит, лжец…

– Гранд-адмирал? – голос адъютанта вывел его из раздумья.

– Да?

– Мы получил текстовое сообщение от полковника Фэла, переданное через Близнеца-9.

– И что в нем говорится?

– В нем говорится "приготовьтесь".

Пеллеон взглянул на мониторы. Полет выпотрошенной йуужань-вонгской канонерки должен был сейчас провести ее между двумя главными целями на условном северном фланге – крейсером и корветом, на которых, вероятно, находились йаммоски.

Пеллеон еще не успел отдать приказ, как канонерка неожиданно взорвалась.

– Это опасно, Лейя, – сказал Хэн, когда они отправили сообщение на "Гордость Селонии". – Вонги могут отследить сигнал.

Лейя скрестила руки и вздрогнула, не в силах оторвать глаз от экрана, на котором было видно, как вокруг корабля собираются эти существа – С3РО назвал их "бррбрлпп".

– Я знаю, но необходимо было предупредить, чтобы никто не входил в атмосферу, иначе может погибнуть еще кто-то из местных жителей.

– В атмосферу уже вошли "прыгуны", – напомнил Дрома, его хвост нервно подергивался.

– Я знаю, – напряженно сказала Лейя, – но я еще не решила, что нам предпринять…

Из динамиков послышался новый свистящий звук.

– Бррбрлпп говорят, что в атмосферу вошло много "раскаленных тел", – перевел С-3РО. – Они делают все что могут, чтобы предупредить об опасности других, но, не зная, где будет нанесен следующий удар, это невозможно.

Лейя отлично понимала, какая перед ними проблема. И у нее могло быть только одно решение, но оно Лейю абсолютно не устраивало. Приходилось выбирать, что более важно: жизни персонала станции или жизни аборигенов.

– Мы не можем долго оставаться здесь, – сказал Хэн.

– Но мы не можем и взлетать, пока они вокруг, – возразил Дрома.

Он указал на кольцо существ, похожих на цветы, собравшихся вокруг корабля. Если "Сокол" включит двигатели, они все погибнут…

– Я знаю, – Лейя не скрывала раздражения. Она изо всех сил пыталась сдерживаться, но ее охватывало отчаяние.

– Телеметрия, – сказал Хэн. На экранах появились новые данные с "Гордости Селонии". – Истребители вонгов в нашем секторе. Видимо, они все же отследили наш сигнал.

– Если мы будем сидеть тихо, они не заметят нас, правда? – спросил Дрома, с надеждой глядя на Хэна.

– Да, но мы не собираемся сидеть тихо, – сказала Лейя, – мы должны послать еще одно сообщение.

Хэн отнюдь не обрадовался этому предложению.

– Не думаю, что это хорошая идея. Тогда они гарантированно засекут нас.

– Это тоже часть плана.

В глазах Хэна мелькнуло понимание.

– Хорошо, но как быть с ними? – он указал на бррбрлпп.

– На каком расстоянии действуют наши щиты?

– На достаточно большом. А что?

– Можно создать отдельный "карман" дефлекторного поля?

– Только после серьезной модификации генератора.

– Но ты можешь это сделать?

– Думаю, что да.

– Хорошо… – но это лишь частично успокоило Лейю. Ее план мог спасти бррбрлпп на короткое время, но мог и стать причиной их смерти в дальнейшем, – Боюсь, что альтернативы у нас нет.

Хэн кивнул и отвернулся.

– Тогда начнем.

Дрома смотрел на Хэна и Лейю с нарастающим удивлением.

– Никто из вас не собирается рассказать мне, что происходит?

– Все просто, – сказала Лейя. – Мы пошлем сигнал, который должен привлечь сюда йуужань-вонгов.

Дрома удивленно поднял мохнатые брови.

– Только не забудьте высадить меня у ближайшего бара, ладно?

Лейя проигнорировала его замечание.

– Это единственное, что мы можем сделать. Вонги знают, что здесь что-то есть, потому что они перехватили наш сигнал. Но они думают, что это сигнал со станции связи. И они соберутся сюда, чтобы ее уничтожить.

– И это, по-вашему, хорошо?

Дрома взглянул на Хэна, словно ожидая поддержки, но не дождался.

– Слушай, – сказал Хэн, – мы сообщим на "Гордость Селонии", чтобы они наблюдали за тем, что происходит в районе нашей посадки. Если "прыгуны" соберутся здесь, они станут отличной мишенью. Залп турболазеров с одного из звездных разрушителей накроет их всех.

– И нас в том числе.

– Нет, если хорошо прицелиться.

– А как же местные?

– Будем надеяться, что они смогут укрыться под нашими щитами, – сказал Хэн. – Прекрати ныть, Дрома. Просто расслабься и постарайся получить удовольствие. Лейя знает что делает.

– Видимо, не всегда, если она вышла за тебя, – проворчал рин. – Нет, не нравится мне все это…

Лейя отвернулась, не интересуясь, что скажет в ответ ее муж.

– 3РО, скажи брл… – она некоторое время пыталась выговорить название местной расы, но не смогла. – Короче, скажи им, чтобы они подошли как можно ближе к "Соколу" и оставались рядом, пока мы не скажем, что можно отойти.

– Как пожелаете, принцесса.

– Скажи им также, чтобы все, кто находится поблизости, но не вплотную к кораблю, удалились как можно дальше. Скоро здесь будет очень опасно, и я не хочу, чтобы еще кто-то пострадал.

С-3РО передал сообщение на свистящем и булькающем языке местных. Некоторое время шел оживленный разговор, пока дроид объяснял местным детали плана, которые были им не понятны.

– Они сделают, как вы сказали, – сообщил дроид, в конце концов. – Хотя некоторые из них боятся, что их могут взять в заложники. Они просят нас быть особенно осторожными, потому что поблизости расположены гнезда.

– Гнезда? – Хэн закатил глаза. – Да что же это такое… Как будто без того у нас мало проблем…

– А что собой представляют эти гнезда? – спросила Лейя.

– Это сеть пещер и туннелей под поверхностью. Самки бррбрлпп откладывают там яйца, а самцы их оплодотворяют. Гнезда обогреваются теплом ядра планеты.

– И то, что эти гнезда поблизости, объясняет, почему здесь так много этих… местных, – заметила Лейя.

– Да, принцесса. Если бы мы совершили посадку на открытой равнине, поблизости не оказалось бы почти никого.

– В любом случае, сейчас мы не можем двигаться, – проворчал Хэн.

– Скажи им, что мы будем осторожны, насколько это возможно, – сказала Лейя. – И это все, что мы можем сделать.

С-3РО передал местным жителям успокаивающие слова Лейи, хотя сама Лейя отнюдь не чувствовала спокойствия. "Сокол" был сейчас неподвижной целью и мог стать легкой добычей йуужань-вонгов, искавших станцию связи. Невозможно было ни бежать, ни отстреливаться без опасения причинить вред хрупким местным жителям. Добавить сюда расположенные поблизости гнезда и тот факт, что до сих пор не было известно, где находится станция связи… Начинало казаться, что они взяли на себя слишком много…

– Сообщение отправлено, – сказал Хэн, – и я перенастроил щиты.

Лейя взглянула на экран и увидела, что бррбрлпп собрались тесным кольцом вокруг корабля.

– Теперь мы можем только ждать…

– И надеяться, что там наверху они не слишком заняты, чтобы спасти нас, – добавил Дрома, нервно поглядывая вверх.

"За дом оной…"

Саба открыла глаза и вскочила. Ее сердце страшно билось. Она два раза глубоко вздохнула, успокаиваясь, но воспоминания о страшном сне еще оставались. Пылающая планета, гнев, живой корабль с рабами, торпеды… За последние месяцы ей много раз снилась ужасная картина гибели Бараба-1, и сон всегда сопровождало чувство вины…

"За народ оной…"

Она тряхнула головой, чтобы окончательно прогнать сон и вызванные им эмоции. Но прогнать его навсегда едва ли получится: то, что случилось тогда, будет преследовать ее всю оставшуюся жизнь.

Она тяжело вздохнула и оглядела темную комнату. По-прежнему была ночь, и все спали. Единственные звуки, которые она слышала – дыхание спящих и стук дождя по крыше. Казалось бы, все в порядке. И все же…

Ее чешуя встала дыбом от плохого предчувствия. Что-то было не так. Саба исследовала окружающее пространство с помощью Силы, чтобы найти источник этого чувства. Она почувствовала в Силе присутствие своих друзей джедаев, присутствие живых дирижаблей и ферроанцев поблизости… Она внезапно поняла, что ее встревожило – это было настолько неуловимо, что джедай-человек едва ли заметил бы – в Силе больше не было слабого сигнала жизни, исходившего от дома.

Дом был мертв.

Саба не успела встать с койки: что-то тяжелое рухнуло на нее с потолка и прижало к земле.

Она зарычала, чтобы разбудить остальных, и, сорвав с пояса световой меч, включила его, направив в то, что пыталось ее раздавить. Ударив раз, другой, она почувствовала, что вес, давивший на нее, ослабел. Протянув руку, она почувствовала, что прорубила дыру в том, что на нее свалилось. Она попыталась встать, но что-то сильно ударило ее по черепу. С рычанием она упала. Боль от удара словно взорвалась в голове.

Она отчаянно отбивалась. Кто-то явно убил живой дом и обрушил его на них. И пока они пытаются подняться, нападающие могут с легкостью перебить их. Но неизвестные враги не знали, с кем имеют дело. Четыре джедая – сила, с которой следует считаться…

– Саба!

Голос принадлежал Сорон Хэгерти, и Саба поняла, что у нее большие проблемы.

Саба попыталась встать, чтобы помочь Хэгерти, и опять получила удар тупым оружием. Но на этот раз она была готова к нему, и удар пришелся не в голову, а в плечо. Тот, кто напал на нее, отскочил, испуганно вскрикнув, когда Саба поднялась на ноги, держа световой меч в положении изготовки к бою. В свете энергетического клинка Саба, наконец, разглядела нападавшего. Это был ферроанец-мужчина среднего роста. На его лице было выражение паники, и Саба решила, что этим нужно воспользоваться. С яростным рычанием она бросилась в атаку. Противник обратился в бегство, бросив оружие.

Саба повернулась и увидела, что Хэгерти отбивается от трех ферроанцев, одетых в черное. К ним бежали еще ферроанцы, спотыкаясь в останках рухнувшего дома, но Саба их проигнорировала. Мастер Скайуокер и другие джедаи смогут о себе позаботиться, а доктор Хэгерти нет. Люк уже вытаскивал других из развалин дома, отбиваясь от нападавших. Трое в черном быстро потащили Хэгерти прочь.

Саба побежала за ними, поддерживая равновесие с помощью хвоста. Когда она почти догнала похитителей, один из них споткнулся и упал. Двое остальных повернулись к ней. В их глазах был страх, но они явно намеревались сражаться. В руках у них были тяжелые дубинки, подобные той, которой едва не оглушили Сабу. Третий, поднявшийся с земли, был вооружен чем-то вроде тонкой изогнутой ветки с необычно выглядевшим кристаллическим наконечником. Саба не успела подумать, что это такое, как из оружия вырвался энергетический разряд.

Саба с легкостью отразила выстрел световым мечом.

– Оная не позволит, чтобы вы причинили вред нашшшим друзьям, – прорычала Саба, угрожающе оскалив зубы.

Противник опустил оружие, явно утратив решимость сражаться. Второй, попятившись, упал в грязь. Третий, державший Хэгерти, бросил ее. Она упала с возмущенным криком. После этого все трое похитителей побежали в разных направлениях и скрылись в темноте.

Саба подавила желание броситься за ними. Протянув когтистую лапу, она помогла Хэгерти встать.

– Спасибо, – выдохнула пожилая женщина, отряхивая с себя воду и грязь. – Как только крыша рухнула, они подскочили и схватили меня. Я думала, что они пришли спасти меня, пока меня не оглушили дубинкой, – она потерла голову, – интересно, почему они хотели похитить именно меня?

Саба знала почему. Первое правило хищников – охотиться на слабейших из стада. В этом случае слабейшими были те, кто не являлся воином. А это значит…

– Мы должны ссскорее вернуться, – сказала она и поспешила к остальным.

Они вернулись к Люку и Маре, которые яростно спорили с группой ферроанцев, подошедших выяснить, что происходит. Ферроанцы были искренне удивлены происходящим и оскорблены подозрением Мары, что они в этом замешаны.

– И вы подозреваете, что мы в этом участвовали?! – яростно протестовал Роуэл.

– Все, что я знаю – что на нас напали, – заявила Мара. – А вы уверяли, что мы здесь в безопасности.

– Я думала, джедаи могут позаботиться о себе, – усмехнулась Дарак.

– И тот факт, что мы живы и все еще здесь доказывает это лучше всего! – огрызнулась Мара. – Несмотря на то, что представители вашей расы подло и трусливо напали на нас, когда мы спали. Более того, они подождали, пока дом рухнет на нас, прежде чем напасть!

– Наши дома не так просто обрушить, – сказала Дарак.

– Кто бы ни планировал это нападение, – сказал мастер Скайуокер, – он явно готовился заранее.

Роуэл раздраженно посмотрел на него.

– Я не представляю, кто мог сделать такое!

– Неважно, – сказала Мара, – мы найдем их и выясним.

– В этом дожде? – Роуэл прокачал головой. – Они разбежались в десяти разных направлениях. Вы никогда не найдете их.

– Придется найти, – сказал Джейсен, подойдя к ним, – она пропала.

– Кто пропал? – спросила Дарак.

"Охотиться на слабейшего из стада…"

– Данни Куи, – сказала Саба. – Они похитили Данни.

Джейсен кивнул.

– И я найду ее, пока они не успели уйти слишком далеко.

– Джейсен, подожди, – Мара попыталась схватить его за плечо, но он стряхнул ее руку и убежал.

– Оная присмотрит за ним, – сказала Саба и большим прыжком последовала за Джейсеном.

Коммандер Ансвен, адъютант Пеллеона, удивленно открыла рот, когда взорвалась канонерка, которую Джаггед Фэл использовал для прикрытия. Гранд-адмирал заметил, что и другие члены экипажа на мостике "Права на Власть" сильно встревожены. Рискованный план Джага привлек больше внимания, чем он ожидал.

Пеллеон обернулся к адъютанту, собираясь отдать приказ отозвать истребители с северного фланга. Но до того как он успел что-то сказать, он заметил, что происходит что-то странное. Корпус канонерки разломился на несколько больших и множество мелких обломков. Два больших осколка полетели в крейсер, а третий – в корвет. Эти обломки были достаточно велики и летели с достаточной скоростью, чтобы причинить серьезные повреждения. Но, как и ожидал Пеллеон, йуужань-вонги намеревались не позволить обломкам долететь до кораблей. Залп плазмы обрушился на первый из обломков канонерки, летевших к крейсеру.

Но вместо того, чтобы разнести его на еще меньшие куски, поток плазмы исчез, словно его всосало в пустоту.

– Что?… – Пеллеон изумленно уставился на экран. Он не понял, что произошло, даже когда второй залп плазмы не смог уничтожить быстро приближающиеся обломки. Только когда корвет открыл огонь по кускам йорик-коралла, летящим к нему, Пеллеон догадался, что плазменные разряды были поглощены довинами, оставшимися в обломках канонерки.

Теперь стало ясно, в чем состоял план Джага.

– Всем истребителям на северном фланге сконцентрировать огонь на этих двух целях! – приказал Пеллеон. – Атаковать в первую очередь их уязвимые точки.

Коммандер Ансвен нахмурилась.

– Какие уязвимые точки, сэр?

– Вот эти, – он указал на борт крейсера, куда, ярко вспыхнув, врезался первый обломок канонерки. С удовлетворением Пеллеон наблюдал, как его истребители, получив приказ, набросились на поврежденный корабль, намереваясь не просто вывести противника из строя, а уничтожить.

Истребитель Джага прятался на третьем обломке, летевшем в йуужань-вонгский корвет, находившийся рядом с поврежденным крейсером. Йуужань-вонги отреагировали быстро, впрочем, Джаг этого и ожидал. Они сосредоточили огонь на огромном куске йорик-коралла, надеясь разнести его на миллион мелких осколков. Когда их выстрелы пробили йорик-коралл достаточно, чтобы зацепить его щиты, Джаг открыл ответный огонь, зная, что для противника это будет большой неожиданностью. Огромный кусок йорик-коралла, летящий прямо в корабль – это уже плохо. Но когда он еще и отстреливается…

Его выстрелы произвели ожидаемый эффект. Йуужань-вонгские комендоры отвлеклись на время, достаточное для того, чтобы обломок врезался в корпус корвета. Прямо перед столкновением Джаг убедился, что его истребитель хорошо прикрыт йорик-кораллом. Тем не менее, удар был такой силы, что почти сорвало щиты. От перегрузки у Джага потемнело в глазах. Когда все прошло, Джаг увидел, что его истребитель проскочил в пробоину в корпусе корвета и находится в облаке раскаленного газа и осколков. Повторив ту же тактику, что использовал на канонерке, Джаг открыл огонь, стараясь поразить внутренние органы живого корабля.

Он не знал, сколько еще смогут выдержать щиты, но намеревался причинить противнику максимальный ущерб, пока это возможно. Йуужань-вонги всегда сражались до смерти, и возможность изучить внутреннее устройство их кораблей представлялась весьма редко. Джаг не знал, где у живого корвета могут быть расположены довины-тягуны – эквиваленты реакторов, маршевых двигателей, щитов… Он просто крутился внутри корвета и стрелял по продольной оси, полагая, что наиболее важные органы расположены по длине корабля. Он знал, что едва ли корвет взорвется от этого, но попытаться стоило.

Раскаленные осколки окружали его огненным облаком, в котором сенсоры были бесполезны, и пропала даже связь с ведомыми. Джаг не знал, достаточно ли он сделал для того, чтобы Пеллеону удалось изменить ход боя. Он только надеялся, что, когда он вылетит из облака осколков, его не встретит строй "прыгунов". Это будет не самый лучший конец такого дерзкого плана.

"Именно это ты сделала бы, Джейна?", – подумал он. – "Зашла бы ты так далеко?"

Он продолжал стрелять, пока лазерные пушки не перегрелись, а щиты были уже на грани коллапса. Чтобы позволить пушкам и щитам перезарядиться, Джаг некоторое время просто крутил истребитель вокруг своей оси, и готовился к повторной атаке. За транспаристилом ничего не было видно кроме облака кипящего газа и очертаний внутренних отсеков корвета. Вдруг корвет вздрогнул, но Джаг не знал, это результат его выстрелов или чего-то другого. Корабль мог быть на грани взрыва, но мог и просто изменить курс.

Добавив энергии на пушки, Джаг начал пробивать себе путь обратно сквозь внутренности горящего корвета. Иногда на пути попадались большие сгустки противопожарной пены – системы умирающего корабля еще пытались тушить огонь.

Когда "Нсисс" приблизился к внешнему корпусу, Джаг увеличил скорость. Внутри корвета истребитель был в большей безопасности, чем снаружи. Но как только он снова окажется в космосе, он попадет на прицел орудий корвета или любого "прыгуна", оказавшегося поблизости. И чем больше будет скорость, тем лучше.

Раскаленный добела йорик-коралл постепенно становился желтым, оранжевым, и, наконец, красным. Впереди в пробоине были видны звезды. Обгоревший "Коготь" вылетел из пылающих обломков как заряд из винтовки-чаррика. Управлять истребителем с поврежденными стабилизаторами было очень трудно. Джаг не обращал внимания на шум помех в наушниках. Кое-как восстановив управление, он, наконец, смог осмотреться вокруг.

И, осмотревшись, он с удивлением заметил, что его план, кажется, сработал. Корвет получил тяжелые повреждения и выглядел так, словно готов был вот-вот взорваться. Его атаковали десятки имперских истребителей. Рядом горел йуужань-вонгский крейсер, также подвергавшийся непрерывным атакам истребителей. Имперские пилоты концентрировали огонь на тех участках корпуса, которые уже были повреждены столкновением с обломками канонерки. Из пробоин в йорик-коралловой броне вырывался воздух вместе с обломками и трупами йуужань-вонгов. Огромное скопление обломков вокруг представляло опасность, как для имперских истребителей, так и для "прыгунов". Теперь возможности противника консолидировать усилия на северном фланге были значительно ослаблены.

– Джаг! Ты сделал это!

Крик раздался в его наушниках маленьким взрывом. Джаг заметил, что с правого борта за его истребителем следует "крестокрыл".

– Рад снова слышать твой голос, Эн-Тон, – ответил Джаг. – Как тут у вас дела?

– Положение улучшается, сэр, – послышался голос Близнеца-4, ее "Нсисс" занял положение слева от истребителя Джага. – Похоже, вы произвели впечатление на имперцев.

"Надеюсь на это…", – подумал Джаг, уводя подальше от тучи обломков сильно поврежденный истребитель.

– Поздравляю, полковник Фэл, отличная работа! – голос Пеллеона вывел его из раздумья. – Вам действительно удалось меня удивить.

– Надеюсь, я не только удивил, но и хоть как-то помог вам, сэр.

– О, не сомневайтесь, – ответил гранд-адмирал. – Теперь, когда у йуужань-вонгов нет йаммосков, они не смогут захватить господство в околопланетном пространстве. Впрочем, и мы не сможем. Полагаю, на некоторое время сложится патовая ситуация. Это даст время "Соколу" найти станцию и эвакуировать персонал.

– От них есть информация?

– Нет, насколько мне известно, – сказал Пеллеон. – Хотя вы можете связаться с капитаном Мэйн и спросить у нее. Скажите ей, что если у нее есть что мне сообщить, она знает, как со мной связаться.

Джаг нахмурился, почувствовав что-то странное в голосе Пеллеона, но не был уверен, что именно. К тому же это не его дело.

– Я свяжусь с ней немедленно, сэр.

– Я советую вам вернуться на фрегат, – сказал гранд-адмирал. – На вашем истребителе пострадала не только краска.

Джаг улыбнулся, разворачивая "Коготь" в сторону "Гордости Селонии". Он знал, что истребитель тяжело поврежден, но не знал, насколько. Если Пеллеон упомянул об этом, значит, дело совсем плохо.

Он связался с капитаном Мэйн, которая приказала немедленно возвращаться на фрегат. Ее голос был очень напряжен, словно она была чем-то сильно встревожена.

– У нас нет связи с "Соколом", – объяснила она, когда он спросил. – Мы получили странное искаженное сообщение, но не можем расшифровать его. Вероятно, йуужань-вонги глушат связь с поверхностью.

– Это плохо, – сказал Джаг. – Может быть, они просили помощи. Известно, где они сейчас?

– Нет. И даже не думайте, полковник. Вы никуда не полетите, пока техники не проверят ваш истребитель.

– Не волнуйтесь, капитан, – сказал Джаг, – одного безумного полета на сегодня вполне достаточно.

Облетев вокруг "Гордости Селонии" и осторожно направляя истребитель в ангар, Джаг задал вопрос, который волновал его с того момента, как он вылетел из вражеского корвета:

– Капитан, как там Джейна?

Последовало долгое молчание. Когда Тодра Мэйн заговорила, ее голос был еще более напряженным, и Джаг понял, что это именно из-за Джейны.

– Лучше поговорим об этом, когда вы будете на борту, – сказала Мэйн.

Джаг почувствовал, как тошнота сжимает его желудок.

– Что-то не так?

– Честно говоря, мы не знаем, полковник. Среди нас нет джедая, и мы не можем сказать, в порядке она или нет.

– Что с ней?

Даже сквозь помехи он слышал, как Мэйн тяжело вздохнула.

– Она без сознания. Вигос сказал, что возможно, это кома. Мы не знаем, что с ней, и сможет ли она прийти в себя или нет. Сожалею, что не могу сообщить вам хороших новостей, полковник, но факты таковы, что мы не можем помочь ей.

"Мы не можем помочь ей".

Эти слова эхом отдавались в ушах Джага. Он спросил:

– Когда это случилось? Где вы нашли ее?

– В каюте Тахири, – ответила Мэйн. – Похоже, она была там с тех пор, как сменила вас.

Джаг знал, что услышит именно этот ответ. Но легче от этого не становилось.

Он осторожно посадил истребитель в ангаре, хотя все инстинкты заставляли его торопиться.

– Вы все еще там, полковник? – послышался в комлинке голос капитана Мэйн.

Но Джагу было некогда отвечать. Он выскочил из кабины истребителя и побежал к каюте Тахири.

Местность вокруг дворца Шимрры претерпела некоторые изменения со времени изгнания Ном Анора. На стенах, полах и потолках зданий неверных теперь было множество специально выведенных существ, медленно поедавших безжизненные строения бывших хозяев планеты и создававших из этого материала новые дома для многочисленных придворных, исполнителей и прочих слуг Верховного Правителя.

Дворец Шимрры, корабль-мир, посаженный на поверхность, возвышался на руинах неверных величественной горой. Это было создание невероятной красоты и устрашающего великолепия, его огромные радужные крылья простирались над Йуужань’Таром, являя собой необычайное зрелище.

Внешние стены дворца были украшены многочисленными длинными, удивительно изогнутыми шипами, пронзающими небо. Число входов во дворец было уменьшено из-за постоянных попыток еретиков проникнуть внутрь, и каждый вход очень хорошо охранялся.

Однако жрица Нгаалу без проблем пронесла во дворец виллип, с помощью которого Ном Анор мог наблюдать за происходящим. Виллип, тщательно спрятанный в роскошной одежде жрицы, позволял осматривать дворец с великолепной четкостью.

Весь двор Шимрры собрался в тронном зале, чтобы выслушать доклад жрицы о районе Вишту. Ном Анор лично знал многих присутствующих. Некоторые из них раньше были его начальниками. Те, кого он не знал, попали ко двору недавно, заменяя погибших или казненных за какие-либо преступления.

Все слушали доклад с любопытством и настороженностью, зная, что в таких обстоятельствах часто возникает возможность получить повышение, но вместе с ней повышается и риск…

И, конечно, здесь был сам Верховный Правитель Шимрра. Ном Анор, увидев его, сразу почувствовал всплеск адреналина. Глубоко в подземельях, среди еретиков, было легко забыть, как ужасен Шимрра Джамаан.

Каждая клетка тела Шимрры кричала от боли, даже богато украшенная одежда, которую он носил, была пыточным инструментом. Он словно излучал боль на всех частотах. Но под ней была холодная несокрушимая уверенность. Шимрра был подобен некой стихии, одно существование которой внушало страх, и Ном Анору потребовалась вся сила воли, чтобы не отвести глаза.

– … помощь, которую оказал префект Аш’этт, была недостаточной для моего расследования, – продолжала свой доклад Нгаалу, – вынуждая меня обходиться собственными средствами. И то, что я обнаружила, очень меня встревожило. Многочисленные ячейки еретиков существуют в штабе префекта на всех уровнях. Ваше Величество, эта ситуация требует очень серьезного расследования.

В зале зашептались. Верховный Префект Дратул выглядел очень обеспокоенным. Как глава касты интендантов, он нес ответственность за действия префекта Аш’этта. Ситуация в Вишту неизбежно отразится на нем.

– Это беспокоит меня, – прорычал Шимрра. Его огромный трон возвышался перед ними, словно перед кающимися грешниками. Тьма и могущество исходили от него. – Нгаалу, ты проявила большую смелость, сообщая мне такие новости.

В зале снова прошел шепот. Шимрра казнил многих слуг и за менее плохие известия.

Жрица поклонилась.

– Это мой долг, Ваше Величество. Не считаю возможным уклоняться от него.

– Полагаю, у тебя есть доказательства?

Нгаалу щелкнула пальцами. Охранники внесли в зал йорик-коралловые клетки-скелеты с пленниками. От нажатия на позвоночник живые клетки открывались, выбрасывая пленников. "Отверженные" были охвачены ужасом, но никто из них не умолял о пощаде.

– Арестованные распространяли еретические воззвания – так называемое "слово Пророка", – пояснила Нгаалу, сказав на этот раз чистую правду. – И все они работали на префекта Аш’этта.

Еретики были брошены на пол лицом вниз. Они извивались и корчились, пытаясь освободиться, но не могли – желе блораш прочно склеило их руки и ноги. Изуродованные "отверженные" казались отвратительными по сравнению с царственным совершенством Шимрры. В боли и ужасном облике Верховного Правителя была особая красота и величие – то, чего были полностью лишены презренные "отверженные". Ном Анор невольно залюбовался великолепием Шимрры.

– Ты… – Шимрра указал когтистым пальцем на одного из пленников, – ты служишь джиидаям?

– До последнего вздоха! – прошипел еретик, зная, что ему все равно не избежать страшной смерти. Его глаза были полны ненависти, но дрожащие руки и ноги выдавали его ужас.

– Ты не боишься богов?

– Нет!

– А меня боишься?

– Нет!

– Чего ты хочешь?

– Свободы и чести для нас!

Все придворные ахнули от изумления, слыша такую ересь да ещё в тронном зале Шимрры. Все, в том числе и Ном Анор, ждали немедленной и ужасной казни для еретиков, но Верховный Правитель, как это часто бывало, снова всех удивил.

– Интересно… – голос Шимрры был спокойным и почти скучающим, словно речь о перемещениях флота где-то в отдаленной части Галактики. – Все, как ты и говорила, Нгаалу. Скажи мне, джиидаи лично инструктировали этих еретиков или отдавали им приказы через кого-то другого?

Пленник выкрикнул до того, как Нгаалу успела ответить:

– Я повинуюсь моей совести! Я повинуюсь Пророку!

Ном Анор выругался. Проклятый глупец не должен был этого говорить!

– Если мне позволено будет выразить мое мнение, в это дело вовлечен Аш’этт, – быстро сориентировалась Нгаалу.

– Но у тебя нет прямых доказательств этого?

– Со временем я найду их, Повелитель.

– В этом нет необходимости, – Шимрра снова повернулся к пленникам. – Бросить их в яму йаргх’унов. Их предсмертные вопли будут приятным фоном для моего общения с богами. И приведите ко мне префекта Аш’этта.

– Мой Лорд, полагаю, было бы справедливо выслушать и Аш’этта, – сказал верховный префект Дратул, когда еретиков утащили. – Я уверен, что он сможет доказать свою невиновность. Он всегда был верным слугой…

Шимрра жестом заставил его замолчать.

– Является Аш’этт еретиком или нет, – сказал он, – но несомненным является факт, что он позволил существовать ереси в своей сфере ответственности. Он отнесся к своим обязанностям начальника без должного усердия. Это неприемлемо. Следует напомнить ему об ответственности за такую нерадивость, как и всем, облеченным властью. Я хочу, чтобы все его близкие родственники были брошены в ямы йаргх’унов. Если они будут сопротивляться, так следует поступить со всем его доменом и передать район Вишту под ответственность другого домена. Признания вины от них не требуется. Достаточно одного подозрения. Такова плата за некомпетентность и нежелание искоренять ересь.

У придворных вырвался вздох ужаса. Жестокость приказа была крайней, даже для Шимрры. Лицо Дратула стало болезненно серого цвета. Мастер войны Нас Чока, презиравший интендантов, хищно усмехнулся. Ном Анор, наблюдавший по виллипу, злорадно рассмеялся.

– Мне надоело их бессмысленное упорство, – сказал Шимрра. Каждое его слово и действие были точно рассчитаны, все было направлено на то, чтобы усилить власть над теми, кто толпится у подножия его трона. Не только акты свирепого насилия, но и горящие красные глаза-мкаак’иты, и сверкающие острые зубы, и ленивая походка царственного хищника.

– Если бы существовал хоть один шанс, что эти ничтожные животные смогут добиться своих целей, я мог бы восхититься их решительностью, их преданностью своему делу. То, что их цели богохульны и нелепы, не уменьшило бы уважения, которого они заслуживают, хотя бы за попытку подняться, сделать выше свое положение, – Шимрра триумфально оскалил зубы, скользнув взглядом по испуганным лицам придворных. – Но они неизбежно обречены. Их дело безнадежно, и смерть не принесет им никакой чести. Боги отвергли их. И я не позволю им существовать.

Ном Анор был очень доволен. Его попытка подставить Аш’этта принесла неожиданные плоды. Шимрра, очевидно, намеревался сделать предупреждение всем членам касты, в то же время, избавляясь от тех, кто находился под подозрением. Теперь будет достаточно лишь подозрения, и начальники больше не смогут перекладывать на своих подчиненных неудачи в борьбе с еретиками. Ном Анор понимал, что это означает для еретиков, но не считал это большой проблемой. Это давало в руки Ном Анора еще более мощное оружие. Теперь по одному слову Нгаалу Шимрра будет уничтожать самых верных своих слуг. Это просто великолепно!

Нгаалу, достойная жрица своей богини, первой ответила на речь Шимрры.

– Ваша воля – это воля богов, Повелитель, – сказала она, низко поклонившись. – Мы повинуемся вам полностью и без вопросов.

Другим придворным ничего не оставалось, как тоже поклониться и сказать то же самое. Верховный префект Дратул казалось, хотел протестовать, но не решился. Предупреждение Шимрры было весьма недвусмысленным. Тот, кто высказывался против жестокого наказания еретиков, мог быть сам причислен к ним. Мешки под глазами Дратула налились кровью, когда он, склонившись, произнес уверение в своей преданности Верховному Правителю.

Но когда он снова посмотрел на Нгаалу, на его лице не было ненависти. Ном Анор ожидал увидеть возмущение тем, что Аш’этт и многие другие интенданты оказались вовлечены в ересь, но не увидел на лице Дратула ничего кроме смирения. Это удивило бывшего исполнителя. Безропотно принимать свою судьбу было совсем не в характере Дратула.

Нгаалу отступила назад, позволяя другим придворным выступить с докладами.

Следующие доклады касались проблем на поверхности Йуужань’Тара. Поле, на котором выращивались ценные кристаллы-светляки, перегрелось и вспыхнуло, весь урожай сгорел. Легочные черви, выращенные в округе Блаадон, вместо кислорода выделяли ядовитый сероводород. Два стада огромных грузовых животных взбесились, ввергнув в хаос целые районы, с большим трудом зверей удалось укротить. Все эти происшествия приписывались сбоям в работе дхуриама, управляющего трансформацией Йуужань’Тара. Новый мастер-формовщик Йал Фаат получил приказ решить эту проблему раз и навсегда.

Тем временем в двух тысячах километров от дворца Шимрры агенты еретиков, внедренные в команды рабочих, обслуживавших ферму по выращиванию живых истребителей йорик-эт, паразитами заразили через пищу внутренние органы растущих "прыгунов". Наполовину выросшие "прыгуны" взрывались, пошла цепная реакция, уничтожившая работу, на которую потребовался целый год и саму ферму-верфь. Причиненные разрушения были заметны даже с орбиты. Это была третья успешная диверсия еретиков за эту неделю. Ном Анор довольно потирал руки. Хотя он не был ответственен за нарушения в работе Планетного Мозга, он был рад, что в этом тоже обвиняют еретиков. Слово Пророка быстро распространялось. Движение еретиков становилось все сильнее. Теперь его ничто не остановит…

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ПОХИЩЕНИЕ

Мокрые листья сильно хлестали Джейсена по лицу, когда он бежал через тампаси. Они были очень большими и тяжелыми, но Джейсен не замедлял движения, позволив Силе вести себя в поисках Данни.

Он чувствовал присутствие Данни в Силе где-то впереди, но оно было слабым и искаженным, словно что-то мешало связи с Силой. Но, сконцентрировавшись, он чувствовал, что Данни жива и мог определить, в каком направлении унесли ее похитители.

Перепрыгивая через упавшие бревна, проскальзывая под тяжелыми ветками, Джейсен продолжал бежать. Трава и упавшие листья так густо покрывали землю, что он часто не видел, куда ступают его ноги, и уже несколько раз спотыкался и падал. Шел дождь, окутав все вокруг мутной пеленой, волосы и одежда насквозь промокли, вода заливала глаза. Но это все было не важно. Важно найти Данни и спасти ее. Он сосредоточился на образе Данни в Силе и побежал еще быстрее.

Вдруг, выбравшись из густых зарослей папоротников, он обнаружил едва заметную тропинку и побежал по ней, зная, что ферроанцы теперь могли уйти гораздо дальше.

Данни ощущалась в Силе, хоть и нечетко. Но Джейсен не мог почувствовать Сабу, хотя еще недавно ее присутствие было заметно в Силе. Но размышлять об этом было некогда. Надо сохранять сосредоточенность…

Он бежал еще быстрее, с шумом продираясь сквозь мокрые заросли. Теперь он был уверен, что догоняет похитителей, и это ободрило его. В Силе он чувствовал, что их пятеро, и сейчас они не боялись. Они были уверены, что убежали со своей жертвой достаточно далеко, и теперь их не догнать. С такими же мыслями к ним присоединилась другая группа ферроанцев.

"Да", – подумал Джейсен, прислушиваясь к Силе. – "Они там…"

Две группы ферроанцев встретились на поляне, приветствуя друг друга и смеясь, никто из них не чувствовал ни малейшего страха.

Сняв с пояса световой меч, Джейсен побежал к ним. Похитители были так близко, что он отчетливо слышал голоса и видел малейшие движения.

Используя упавший ствол бораса как трамплин, Джейсен прыгнул на поляну, где собрались похитители. Перекувырнувшись в полете, он включил световой меч. Едва его ноги коснулись земли, он встал в защитную стойку, и отразил три энергетических разряда, которыми выстрелили в него похитители.

Он поднял световой меч, приготовившись отразить новые выстрелы. Похитители застыли, не сводя с него взгляда, и над поляной повисла напряженная тишина.

Джейсен взглянул на Данни, лежащую на носилках, сделанных из двух толстых ветвей. Сейчас нельзя было сказать, в каком она состоянии, но она не двигалась, а это было уже плохо.

– Мы готовы сражаться, – сказал один из похитителей, шагнув вперед. Оружие в его руках вздрогнуло.

Взглянув на испуганных похитителей, Джейсен заметил по их движениям, что они не являются опытными бойцами, и он, несомненно, сможет убить их всех без особых усилий. Но он не хотел их убивать. Должен быть мирный способ вернуть Данни…

– Ты не сможешь победить, – сказал второй более уверенно. – Ты один против пятнадцати.

Джейсен уже собирался попробовать новую тактику, когда рядом раздался раздирающий уши рев. Темный силуэт прыгнул на поляну откуда-то с деревьев. Световой меч рассек воздух с угрожающим шипением.

– Теперь нас двое против пятнадцати, – прорычала Саба.

При виде барабела половина ферроанцев обратилась в бегство, даже не пытаясь сражаться. Семеро оставшихся собрались вокруг носилок, словно намереваясь использовать Данни как заложницу. Пятеро подняли дубинки, а двое приготовили свои стреляющие жезлы.

– Стойте! – крикнул Джейсен. – Предлагаю вам сложить оружие!

Похитители удивленно переглянулись, когда тот, выключив световой меч, повесил его на пояс. После этого поднял руки, показывая, что в них нет оружия.

– Вам непременно хочется умереть сегодня? – спросил он ферроанцев.

– Нас все равно больше, джедай! – прошипел один из похитителей.

Джейсен с помощью Силы вырвал стреляющий жезл из рук ферроанца и притянул к себе. Ферроанец взглянул на свои пустые руки, в его глазах мелькнула паника, он испуганно шагнул назад.

– Внешность обманчива, – сказал Джейсен, бросив жезл на землю.

Испуганные яростью барабела и ледяным спокойствием Джейсена, ферроанцы крепче вцепились в свое оружие и угрожающе близко подошли к Данни.

Джейсен шагнул вперед, приготовившись помешать им, если они решат напасть на Данни.

– Сражаться необязательно, – сказал он, – есть другой путь.

– Какой? – спросил один из ферроанцев.

– Мы можем поговорить. Если вы скажете, ради чего мы здесь, то можно обойтись без насилия.

– Я не верю им, – сказала черноволосая ферроанка. – Я не верю всем чужакам!

– Нет необходимости нас бояться, – сказал Джейсен, пытаясь воздействовать на их умы Силой.

– Мы не боимся вас, – огрызнулась ферроанка, – мы просто не хотим, чтобы вы были здесь!

– Но мы здесь, – ответил Джейсен. – И мы здесь по приглашению Секота.

– Секот ошибается, – сказал первый ферроанец. – Сенши говорит, что…

– Замолчи! – крикнул еще один похититель, узкоглазый мужчина с волосами, свисающими на лоб. – Не говори им ничего!

Джейсен быстро обдумывал ситуацию. Кто бы ни был этот Сенши, вероятно, это – лидер похитителей. И с ним необходимо встретиться. Сейчас легко можно спасти Данни и вернуться в лагерь, но Джейсен знал, что этим ничего не решить. Проблема останется, и нападения на них будут повторяться снова. Поэтому ее надо решить сейчас.

– Вы пришли взять заложников, – сказал он, – и взяли одну. Но три заложника будет лучше, не так ли?

– О чем ты говоришь? – спросила женщина, нахмурившись.

– Я говорю, что нет необходимости сражаться. Саба и я пойдем с вами. Нам нужно встретиться с Сенши.

– Я не верю им, – сказала женщина. Она о чем-то зашепталась с другими ферроанцами, иногда бросая взгляд на Джейсена и Сабу.

– Если вы будете сражаться, вы проиграете, – сказал Джейсен. – И, возможно, умрете. Но я предлагаю такой путь, при котором никто не пострадает, и вы вернетесь к Сенши с тремя пленниками, – он подкрепил слова воздействием Силы, почувствовав, что это действует. – Вы знаете, что это имеет смысл.

Узкоглазый ферроанец кивнул.

– Это имеет смысл, – повторил он.

Женщина в ярости повернулась к нему.

– Ты с ума сошел, Тоуру! Мы не можем отвести их к Сенши. Они убьют его!

– Мы не хотим никого убивать, – сказал Джейсен. – Вот, смотрите, – он снял с пояса световой меч и бросил его ферроанке. – Можете взять на время мое оружие.

Женщина уставилась на световой меч с ужасом, словно боялась, что он сам по себе убьет ее.

Джейсен кивнул Сабе, которая, выключив световой меч, тоже бросила его первому ферроанцу. Если она и была недовольна решением Джейсена, то никак этого не проявила.

– Хорошо, – сказал Тоуру. Двое ферроанцев встали слева и справа от Джейсена, а еще двое таким же образом охраняли Сабу. – Берите носилки. Вы сами понесете вашу подругу. По крайней мере, так вам труднее будет выкинуть какой-нибудь фокус.

Джейсен взял носилки сзади, а Саба – за передние ручки. Хвост барабела взволнованно дергался. Они снова пошли через тампаси, трое ферроанцев шли впереди, а четверо охраняли "пленников".

Джейсен взглянул на Данни, лежавшую на носилках. Ее одежда промокла и измазалась грязью, на лице был большой синяк. Джейсен надеялся, что скоро она очнется. Тогда он не будет так беспокоиться о ней и сможет сосредоточиться на переговорах с ферроанцами. А пока он старался не уронить носилки и пытался связаться со своим дядей в Силе, чтобы сообщить, что все в порядке. Но он обнаружил, что установить связь с помощью Силы вдруг стало трудно, и чем дальше они углублялись в тампаси, тем слабее становились сигналы в Силе от их товарищей, оставшихся в деревне ферроанцев. Уже не в первый раз Джейсен пожалел, что не взял с собой комлинк. Так он мог хотя бы сообщить дяде Люку, что происходит. Комлинк Сабы, вероятно, тоже остался в рухнувшем доме вместе с другим оборудованием. Теперь у них не было ничего кроме одежды, и они уходили все дальше от своих друзей…

"Если я все сделаю правильно", – подумал Джейсен, – "тогда, вероятно, наше отсутствие не будет долгим".

Саба оглянулась.

– Оная надеется, ты знаешь что делаешь.

Он встряхнул головой.

– Не совсем. Но неопределенность делает жизнь интереснее, ты так не считаешь?

Саба не улыбнулась его вымученной шутке. Она просто отвернулась и молча продолжила путь.

Крик Тахири ледяным клинком вонзился в сердце Джейны. Она чувствовала, как тьма окутывает ее. Неожиданно на нее обрушился ураган эмоций: невообразимая боль и страх… Она не могла защититься от них и не могла помочь Тахири.

Потом она увидела, что Риина стоит перед Тахири и кровь течет из обрубка ее руки. Тахири схватилась за свою руку, словно тоже была ранена. Ее бело-голубой световой меч выпал из руки, оставив на земле выжженную полосу.

Джейна не могла понять, что произошло. До этого она видела, что Тахири и Риина сражаются. Что-то произошло, и Риина была ранена. Но Тахири тоже как будто ранена.

"Тахири, ты в порядке? Ситхово отродье, ты должна меня слышать!"

Джейна пыталась вырваться из ментальной ловушки. Но разум Тахири не спешил ее выпускать, а она боялась слишком сопротивляться, чтобы не причинить еще больший вред. Снаружи не было никого, кто мог бы помочь. Но Джейна не была уверена, что ее присутствие здесь нежелательно. Если она не может уйти, значит, Тахири (или Риина?) хочет, чтобы она была здесь, даже если сейчас они пока не обращают на нее внимания.

Джейна видела, что Риина сражается, используя боевое искусство йуужань-вонгских воинов, соединенное с джедайскими навыками Тахири. Сочетание свирепости йуужань-вонга с мастерством джедая и Силой, сделает Риину страшным противником, если она завладеет телом Тахири. Более чем когда-либо Джейна была уверена, что она не может позволить йуужань-вонгу выиграть этот бой.

Обе девушки стояли неподвижно. Кровь на земле горела в голубом свете энергетического клинка. Только сейчас Джейна разглядела, что Тахири получила такую же рану, что и Риина, только на другой руке.

Осознание вспыхнуло в разуме молнией. Тахири и Риина были зеркальными отражениями друг друга. Если одна ранила другую, то она ранила себя. Если Тахири убьет Риину, она убьет и себя. В этом бою не может быть победителя.

Некоторое время Тахири и Риина, казалось, спорили друг с другом без слов, словно используя какой-то другой способ связи, недоступный Джейне. Потом они вместе повернулись и посмотрели во тьму.

Образ померк, но в какой-то страшный момент, Джейна поняла, что они говорят о ней. Она почувствовала угрожающий взгляд двух пар зеленых глаз.

Еще один образ. Обе девушки встали на ноги. Окровавленные руки перестали зажимать раны и потянулись к световым мечам. Оружие немедленно полетело в руки, ярко сверкнув во тьме.

"Энакин мертв", – раздался из мрака голос Тахири. В каждом слове чувствовалось смертное страдание. – "Я не могу вернуть его".

Невыносимая печаль снова воскресла в душе Джейны, сделав весь происходящий кошмар ужасающим. Она отбросила это переживание и сосредоточилась на том, чтобы внушить Тахири чувство любви и уверенности.

"Я слишком долго пыталась убежать".

Тахири приближалась к ней, подняв световой меч. Риина шла рядом с ней.

"Пора встретиться с тем, что меня пугает, лицом к лицу".

Джейна напряглась, не зная, что делать дальше.

Вдруг ей показалось, что она слышит голос Джага откуда-то издали.

"Я люблю тебя, Джейна", – шептал голос во тьме. – "Пожалуйста, вернись ко мне".

Джейна знала, что это было лишь иллюзией. Просто ей очень хотелось это услышать. Джаг, конечно, мог испытывать к ней такие чувства, но никогда не сказал бы об этом. Но одна лишь мысль о Джаге придала ей сил.

"Разберись со своей душой сама, Тахири", – сказала она, обращаясь к окружающей тьме.

Мир вокруг нее задрожал, словно растворяясь.

"Крел осс’а! Хми ва тай!"

Тьма снова сгустилась при звуках чужого голоса, исполненного ненависти. Кошмар не хотел отпускать ее.

Лейя схватилась за переборку, когда ударная волна от очередного близкого попадания снова встряхнула "Сокол". С-3РО испуганно вскрикнул, подняв руки.

– О, нет! Это еще ближе! Только вопрос времени, когда попадут точно в нас, и тогда нам конец!

– Успокойся, Золотник, – крикнул Хэн из ремонтного люка в трюме корабля, – ты же знаешь, рины приносят несчастье.

– Только на кораблях, подобных этому, – огрызнулся Дрома. Они вдвоем усиленно работали над генераторами дефлекторных полей, стараясь выжать из них дополнительную эффективность.

– С "Соколом" все нормально, – Хэн высунул голову из люка. – Подай мне вон тот гидрозажим.

Дрома качнул головой, подавая Хэну инструмент.

– Это самый глупый план на моей памяти.

– Какая именно часть? – сухо спросила Лейя.

– Весь! Но особенно это. Единственное, почему мы до сих пор живы – это щиты. Стоит им случайно отключиться, пока мы тут возимся в генераторе…

– Случайно щиты не отключатся, – проворчал Хэн.

– И откуда такая уверенность? Неужели тебе приходилось делать подобное много раз?

Хэн снова высунулся из люка и указал зажимом на рина.

– Эй, если я никогда этого не делал, это еще не значит, что я не смогу сделать это в любое время!

– Так почему ты раньше этого не делал?

– Потому, что раньше в этом не было необходимости! – он оглянулся на Лейю, стоявшую в проходе. – Пожалуйста, забери его в рубку!

И снова скрылся в трюме.

С-3РО в отчаянии снова повернулся к Лейе.

– Мы обречены! – заныл он.

– И Золотника забери! – крикнул Хэн из трюма.

– Где они, принцесса? – спросил дроид, не обращая внимания на раздражение Хэна. – Они точно будут здесь?

Лейя тряхнула головой, не зная, что ответить ему. В этом и была проблема. Они послали сообщение капитану Мэйн, запросив помощи, но ответа не получили. Не говоря уже о требуемой помощи. Лейя испытывала очередное "дурное предчувствие". Но она ничего не сказала С-3РО, потому что это напугало бы дроида еще больше, а он, в свою очередь, еще больше начал бы действовать Хэну на нервы.

– Лейя, попробуй добавить энергии на щиты! – крикнул Хэн из трюма.

Она вернулась в рубку, подошла к консоли и попыталась усилить щиты. Дефлекторное поле усилилось, но ненамного.

– Есть! Щиты работают лучше! – крикнула она.

Хэн вошел в рубку, устало рухнул в кресло и склонился над консолью, стараясь выжать из генераторов хотя бы еще один процент энергии.

– Давай, девочка моя, – прошептал он. – Покажи нам…

Страшный взрыв встряхнул корабль, едва не выбросив их из кресел. Лейя услышала, как в коридоре С-3РО с воплем рухнул на палубу. Хэн вцепился в консоль.

– Я говорю вам, мы обречены! – снова взвыл С-3РО.

В рубку зашел Дрома.

– Можете смеяться, но я согласен с дроидом. Единственное, что еще в нашу пользу – вонги не знают нашего точного местонахождения. Но если они продолжат обстреливать этот район…

– Твои опасения приняты к сведению, – процедил Хэн. – А сейчас почему бы тебе не пойти в каюту и не поиграть в дежарик с Кахмаимом и Миуолх, или заняться еще чем-нибудь полезным… Да, 3РО, как там местные? Они не такие крепкие как мы.

Дроид вошел в рубку и связался с бррбрлпп, прятавшимися под щитами "Сокола". Камеры обзора показывали, что они все сбились в одну большую кучу.

– Бррбрлпп говорят, что они в порядке, – сообщил С-3РО после сеанса связи, – но они боятся – как и я и мастер Дрома – что уничтожение нашего корабля – только вопрос времени. Они интересуются, есть ли у нас другой план.

– Если бы у нас был другой план, разве мы сидели бы здесь? – раздраженно сказал Хэн.

– 3РО, просто скажи им, что мы работаем над этим, – сказала Лейя.

Дроид передал это сообщение, а Лейя села в кресло и попыталась придумать план, который помог бы им выбраться из этой ситуации.

– Я думаю, что пора лететь отсюда, – сказал Дрома.

– Мы не можем лететь, – возразил Хэн. – Если мы включим двигатели, это убьет местных.

– Они все равно погибнут, когда корабль лишится щитов – и мы вместе с ними.

Хэн кивнул.

– Привлечь сюда йуужань-вонгов было хорошим планом, но он зависит от того, приняли наше сообщение на фрегате, или нет.

– Может быть, они приняли сообщение, но прямо сейчас они ничего не могут сделать, – сказала Лейя. – Кто знает, что происходит сейчас наверху…

– Мы можем использовать репульсоры? – спросил Дрома.

– На репульсорах мы можем пройти километр или два, – сказал Хэн. – Но мы все равно останемся в зоне обстрела. И нас очень просто могут прихлопнуть в процессе.

– Тогда пусть аборигены отойдут подальше, и мы сможем взлететь. Так мы отвлечем огонь от них и сможем отстреливаться сами.

– Но сколько из местных погибнет по пути? – возразила Лейя. – И сколько йуужань-вонгов будут ждать нас?

– А что если нам закопаться под поверхность? – предложил Дрома. – Она здесь состоит из замерзшего газа, и наши пушки могут выкопать…

– Это все равно, что нарисовать на себе мишень и сказать вонгам "привет, мы здесь". Так что извини, приятель. Впрочем, то же самое будет, если мы попытаемся еще раз связаться с "Гордостью Селонии". Нет, мы сами загнали себя в…

Он не договорил. Но Лейя поняла, что он хотел сказать. Холодная темная могила на краю Галактики…

Лейя в отчаянии тряхнула головой. "Должно же быть какое-то решение! Должен быть выход, который позволит обойтись без гибели ни в чем не повинных местных жителей и не приведет в еще худшее положение!"

– Полагаю, фальшивая сдача в плен не сработает, – предположил Дрома.

– С вонгами это не сработает, – подтвердил Хэн.

Дрома кивнул и мрачно уставился под ноги, его хвост бессильно повис. Снаружи удары по поверхности Эсфандии гремели, словно гром, то приближаясь, то удаляясь. Каждый раз, когда палуба под ногами вздрагивала, Лейя напряженно ожидала, что щиты вот-вот отключатся. В динамиках слышалась свистящая и булькающая речь бррбрлпп.

– Ну, знаете, – сказал Дрома, – так как мы, похоже, отсюда не выберемся, я должен вам кое-что сказать…

– Простите, – вмешался С-3РО, – бррбрлпп говорят, что они могут помочь.

Хэн повернулся в кресле.

– Что? Они?

– Да, сэр. Бррбрлпп предлагают нам укрыться в их ближайшей гнездовой пещере. Она расположена глубоко под поверхностью и достаточно большая, чтобы вместить наш корабль.

– Почему сейчас? – раздраженно спросил Хэн.

– Простите, сэр?

– Почему они предложили это сейчас? Почему не предложили раньше? Они так любят драматические ситуации или что?

– Вряд ли, сэр, – сказал С-3РО, как обычно, не заметив сарказма. – Мне кажется, что сейчас они нам больше доверяют. Мы долго защищали их с большим риском для себя и доказали, что наши… ошибки в прошлом совершены по незнанию, а не по злому умыслу.

Хэн повернулся к Лейе.

– Что ты думаешь насчет этого?

– Мы сможем добраться туда на одних репульсорах? – спросила она.

– Бррбрлпп говорят, что пещера совсем недалеко.

– Тогда…

Взрыв не позволил ей договорить. Попадание пришлось так близко, что, казалось, раскололась планета. Освещение на корабле погасло на пару секунд, потом снова включилось. У Лейи зазвенело в ушах. Хэн взглянул на приборы.

– Еще один раз так врежут – и щитам конец, – сказал он.

– Не знаю как вы, ребята, – сказал Дрома, поднимаясь с пола, – а я думаю, что предложение местных просто прекрасно.

Лейя кивнула С-3РО.

– Скажи им, что мы согласны.

Дроид снова связался с бррбрлпп.

– Они полетят впереди и поведут нас. Мы должны лететь за ними.

Хэн кивнул. Бррбрлпп выстроились в линию перед носовыми ракетными установками "Сокола" и медленно поплыли вперед.

Хэн включил репульсоры, и корабль неторопливо поднялся с поверхности. В густой атмосфере закручивались вихри, но бррбрлпп под щитами "Сокола" это не беспокоило. Даже когда корабль двинулся вперед, они спокойно продолжали свое движение.

Когда "Сокол" развернулся направо, линия бррбрлпп выпрямилась. Хэн медленно вел корабль за ними, облетев высокий холм. Потом они углубились в кратер, оставшийся от попадания йуужань-вонгской ракеты, и снова вышли на холмистую равнину. Отсюда они увидели многочисленные яркие вспышки почти рядом. Йуужань-вонгская бомбардировка продолжалась с пугающей тщательностью. Когда йуужань-вонги доберутся до участка, где находится "Сокол", было только вопросом времени.

– Далеко еще? – спросил Хэн, явно разделяя беспокойство Лейи. Она чувствовала, что, двигаясь так медленно, корабль более уязвим, чем, если бы он прятался.

– Мы уже практически добрались, – сказал С-3РО.

– Никому кроме меня не кажется, что мы просто меняем одну могилу на другую? – спросил Дрома. – Что если хорошие парни на орбите уже проиграли бой, и нам придется прятаться здесь вечно? А вонги могут спокойно ждать нас на орбите.

– Я даже думать об этом не хочу, – сказал Хэн, наблюдая за показаниями приборов. На экране сенсора появилось несколько объектов. Сначала они летели в формации, потом разделились и стали летать зигзагами в разных направлениях, избегая районов, подвергавшихся бомбардировке.

– Они ищут нас, – сказал Хэн.

– Видимо, не надеются, что мы попадем под их бомбы, и решили поручить грязную работу "прыгунам", – предположил Дрома.

Хэн кивнул.

– Так мы не сможем долго прятаться.

– Простите, сэр, но бррбрлпп меняют курс, – С-3РО указал на бррбрлпп, летящих перед "Соколом". Сейчас вместо того, чтобы лететь вперед, они направлялись куда-то вниз.

– Не понимаю, – сказал Хэн, взглянув на сенсоры, – я ничего там не вижу. Ни пещер, ни туннелей…

Вдруг на экране кормового сенсора появилась красная точка.

– Что бы там ни было, Хэн, – сказала Лейя, – я бы на твоем месте поспешила. За нами увязался "прыгун".

– 3РО, предупреди их, – сказал Хэн, направляя корабль вниз.

Перед ними оказалась стена серой грязи и камней. С-3РО разговаривал с бррбрлпп, пытаясь объяснить им ситуацию.

– Быстрее, 3РО, – поторопил его Хэн, – мы не можем болтать с ними весь день.

– У нас только несколько секунд, – сказала Лейя. – "Прыгун" приближается.

– Да, – проворчал Хэн сквозь зубы, и начал щелкать переключателями, – я прогреваю двигатели и пушки. Мы прорвемся…

– Хэн, подожди… – начала Лейя. И остановилась, не договорив. Поверхность планеты словно провалилась перед кораблем. Сначала Лейя подумала, что это попадание йуужань-вонгской ракеты, но взрыва не было. Перед ними как будто открылась огромная клыкастая пасть, готовая проглотить "Сокола". Лейя выдохнула в ужасе, когда тысяча горящих желтых глаз уставилась на них из мрака. Потом пасть двинулась к кораблю и поглотила его.

Тахири отчаянно пыталась справиться с охватывавшим ее страхом. Голос из тьмы, существо, которое преследовало ее, заставляло ее дрожать от ужаса. Она не знала, что это было и чего оно от нее хотело. Оно неумолимо приближалось к ней, не останавливаясь ни на миг…

И Риина хотела вместе с ней атаковать его.

"Что я делаю?", – спросила она себя. Все, что она чувствовала – тьма. Угнетающая, душащая тьма, которая угрожала пожрать ее навсегда.

"Что бы это ни было", – сказала Риина. – "Это лучше, чем сражаться с собой".

"Ты – не я!"

"А ты – не я. Но по отдельности мы ничто"

"Нет!", – Тахири была исполнена горя и ярости. Это была реакция на слова Риины и на страх перед тем существом из мрака. И Тахири хотела уничтожить его – неважно, что оно хочет ей сказать.

"Я не…". Она остановилась, не желая произносить слова, означавшие, что она смирилась с поражением. Существо во тьме, казалось, отступило назад, ожидая атаки.

"Я не хочу потерять то, что я есть".

Лицо Риины отразило гнев – гнев, который Тахири чувствовала сама.

"И я не хочу!"

Риина прыгнула во тьму. Тахири показалось, что она увидела там какое-то движение, но она не была уверена. Было ли там что-то на самом деле, или это просто ее кошмар?

"Энакин помог бы мне…"

Мысль о ее погибшем возлюбленном вновь заставила испытать чувство горя и потери. Но это чувство шло не изнутри, а из тьмы вокруг нее. Она отвернулась, чтобы скрыть от Риины слезы. Ничто не могло облегчить боль, которую причинила ей смерть Энакина. Никакие слезы не смоют мысль о том, что она должна была что-то сделать, чтобы спасти его. И больше всего она хотела, чтобы он был жив, и они снова были бы вместе.

Даже с ящероподобным божеством, убитым признанием ее вины, боль не ушла. Она вернулась снова, вместе с этим существом, которое сейчас прячется во мраке. Оно всегда будет преследовать ее.

Если только…

Холодный ветер подул из тьмы, коснувшись слез на ее щеках.

"Да, я боюсь", – тихо призналась она. – "Этот мир пугает меня".

"Этот мир – все, что я знаю с Йавина-4", – сказала Риина.

Тахири посмотрела на нее, наверное, в первый раз понимая, что это не сон.

"Я так же реальна, как и то существо, которое преследует тебя".

"Но Энакин убил тебя! Ты была мертва!"

"Энакин лишь думал, что убил меня", – ответила Риина. – "Но он не смог меня убить. Он просто загнал меня глубоко во тьму. Хотя я часто думала, что я на самом деле мертва. У меня нет тела, нет чувств, нет ничего, что я могла бы назвать своим. Только я и бесконечная тьма. Это было похоже на кошмар, от которого нельзя убежать. Иногда я думала, что уже сошла с ума. Но, в конце концов, я смогла вырваться из тьмы, и вместе со мной вырвалась моя боль – боль, которую ты чувствовала все это время"

Тахири вздрогнула. Она знала, что это правда. Она всегда знала это, но не хотела признавать.

"Мне понадобились месяцы, чтобы прийти в себя после этой пустоты", – продолжала Риина. – "И когда я восстановилась, ты ослабла. Я решила, что никогда больше не вернусь в тот кошмар. И я стала сражаться. Иногда я даже одерживала победу. Когда ты теряла контроль, я захватывала власть над телом. Но я была недостаточно сильна, и ты снова отбрасывала меня назад. Много раз я думала, что так будет всегда. Или что я когда-нибудь полностью исчезну!"

"Мне бы хотелось, чтобы ты исчезла!", – не сдержалась Тахири.

"Но я не стала сдаваться без боя", – ответила Риина. – "Вместо этого я решила сражаться. Я хотела сбросить тебя во тьму этого мира, чтобы ты испытала там все, что испытала я. Но потом что-то произошло: я познала твое чувство вины. И тогда я поняла, что мы с тобой неразделимы. Моя боль была твоей болью, твоя вина была моей виной. Тебе это кажется невозможным, Тахири, но мы связаны навечно. Мы или будем жить вместе, или умрем вместе. По-другому быть не может".

"Нет! Должен быть другой путь!".

"Его нет, Тахири", – твердо сказала Риина. – "И твоя рука – тому подтверждение. Ударь меня – и у тебя потечет кровь. Убей меня – и умрешь вместе со мной"

Тахири посмотрела на рану, которую Риина нанесла себе, и которая, словно по волшебству, появилась на ее руке. Кровь продолжала сочиться из обожженной плоти. Хотя слова Риины тяжким грузом легли на ее душу, словно тысяча могильных плит, Тахири знала, что Риина не лжет. Не было смысла отрицать этого. Ее разум связан с разумом Риины, словно два корня одного дерева. Нельзя уничтожить один, не причинив смертельную рану второму. Они словно сросшиеся близнецы, только срослись они душами.

"Тогда кто же… мы?", – спросила она. – "Йуужань-вонги? Джедаи?

"Мы – и то и другое", – сказала Риина. – "И ни то, и ни другое. Мы должны принять это и стать едним целым, Тахири".

"Но кем тогда стану я?"

"Ты станешь кем-то новым", – ответила Риина. – "Как и я. Кем-то более сильным".

Тахири больше не могла говорить. Слезы душили ее, затуманивали глаза. Она смотрела в темноту, ожидая увидеть там это существо, воплощение ее вины. Как можно "принять" то, о чем говорила Риина? Убить это существо? Может быть, тогда они вместе очнутся, и этот кошмар закончится? Это будет правильно, но это… темный путь? Но другого пути нет…

Из мрака раздался крик. Это существо, ее чувство вины, звало ее снова. Она не понимала его слов, но… что-то чувствовала.

"Мое чувство вины снова зовет меня", – сказала она.

"У тебя нет причин испытывать чувство вины!", – заявила Риина.

"Мой возлюбленный мертв, а я жива. Я помню, он хотел поцеловать меня, а я сказала "потом". А теперь это "потом" никогда не наступит".

"И ты винишь себя за это? Это слова не твоей вины, Тахири, эти слова твои собственные!"

"Откуда ты знаешь, что я чувствую?"

"Откуда я знаю? Ты не слушала, что я тебе говорила? Наши разумы связаны!"

Тахири вздрогнула от отвращения при этой мысли, хотя она знала, что это правда. Но она все еще не могла принять это. Все время ее мысли были открыты для Риины.

"Ты сама наказываешь себя – наказываешь нас", – сказала Риина. – "И это не имеет ничего общего с потерей возлюбленного или с поцелуем, которого никогда не будет".

"Тогда что это?"

"Ты испытываешь чувство вины за то, что продолжаешь жить. За то, что ты научилась жить без Энакина. Ты исцелилась, но думаешь, что не имеешь права на это"

Тахири хотела опровергнуть это, но не могла. Эту истину она не могла отрицать.

"Ты должна освободиться от чувства вины, Тахири. В этом нет позора. Пришло время прекратить оплакивать прошлое. И ты уже остановилась, просто сама не хочешь этого признать. Это все"

Горечь затуманила Тахири глаза. Она ненавидела Риину за эти слова, но все было правдой. В ярости она швырнула световой меч в темноту. Он полетел, бешено вращаясь, освещая мрачные своды корабля-мира. И когда его свет разгонял тьму, Тахири почувствовала, что ей стало легче. Она словно пробуждалась.

"Я знаю, что делать", – сказала она. Даже сейчас, говоря эти слова, она испытывала страх при мысли обо всем, что она оставляет навсегда. Семья Соло, ее долг джедая, ее воспоминания… Но неожиданно для себя она задумалась, что из этого действительно ее? Семья Энакина так и не стала ее семьей. Джедаи вполне смогут обойтись и без нее. А воспоминания только причиняют ей страшную боль. Она не перешла на Темную Сторону и с чистой совестью может повернуться спиной к прошлому.

Время раздумий закончилось. Тахири медленно подняла руку и Силой вернула в нее световой меч.

Тени вокруг начали расступаться и исчезать. И Тахири впервые отчетливо увидела существо, которое преследовало ее. Это не было то ящероподобное божество – порождение чужого разума. Это не было воплощение Темной Стороны, воплощение ее вины и отчаяния.

Это была Джейна.

Тахири снова повернулась к своему зеркальному отражению.

"Я знаю, о чем ты думаешь", – сказала Риина. – "Ты не должна слушать то, что она скажет. Она лжет тебе и делает все только хуже. Она не хочет тебе помочь, а хочет лишь удержать тебя вместе со мной в клетке твоей вины"

Риина подошла и протянула руку.

"Пойдем", – сказала она. – "Вместе мы сделаем то, что должны сделать, чтобы стать свободными".

"Да", – ответила Тахири. – "Сейчас я понимаю…"

"Так не раздумывай. Пойдем"

Тахири неуверенно взяла Риину за руку. И вместе они шагнули во тьму.

– Если мы не получим ответов на наши вопросы, – угрожающе сказала Мара, – то у вас действительно появятся причины бояться джедаев.

Люк попытался успокоить свою жену, положив ей руку на плечо. Но она была слишком рассержена и проигнорировала это.

– Я говорю вам правду! – ответила Дарак. – Мы не знаем, кто несет ответственность за это нападение.

– Кто-то должен это знать! – возразила Мара. – Группы диссидентов, подобные этой, не появляются из ничего. Им нужно время, чтобы сформироваться!

– Сама мысль о диссидентах на Зонаме абсурдна! – заявил Роуэл. – У нас не было гражданских беспорядков в течение целых десятилетий.

– Значит, теперь они есть! Я говорю вам: это нападение было хорошо спланировано и организовано, – сказала Мара. – Я не пытаюсь критиковать вас или ваш образ жизни. Я просто хочу знать, что случилось с моими друзьями. И тот факт, что вас это никак не беспокоит, мне не нравится.

– Нас это беспокоит, – сказал Роуэл, – нас беспокоит то, что чужаки, возможно, бродят без присмотра по нашей планете и могут причинить ей вред. Нас беспокоит…

Люк не позволил ему закончить, зная, что ответ Роуэла только усилит злость Мары.

– Возможно, Секот поможет нам, – сказал он. – Можно спросить, знает ли он что-нибудь о наших друзьях?

Ферроанцы обменялись взглядами.

– Секот сейчас занят восстановлением разрушенного после атаки Дальних Чужаков, – сказала Дарак, – его внимание отвлечено, и он может не знать о том, что происходит сейчас с вашими друзьями.

– Мы можем хотя бы спросить его? – настаивала Мара. – Как насчет Магистра? Пусть она спросит.

– Она сейчас отдыхает.

– Ну конечно. И ради такой мелочи не стоит ее беспокоить, не так ли? – язвительно сказала Мара.

– Пожалуйста, разбудите ее, – сказал Люк. Его спокойный голос контрастировал с растущим раздражением Мары. – Кроме того, я уверен, что она захочет узнать о том, что здесь произошло, не так ли?

Ферроанцы снова обменялись взглядами, и Дарак поспешила к Магистру.

Хотя Люк и добился своего, удовлетворения он не почувствовал. Это было только одно из многочисленных затруднений. Дождь продолжался, потоки воды лились с деревьев. Где-то глубоко в тампаси пропали Джейсен, Саба и Данни, сейчас они даже не ощущались в Силе. Если они вскоре не вернутся, Люку придется искать их самому, без помощи Магистра или Секота.

– Ты ошибаешься, если думаешь, что Секот знает обо всем, что происходит на поверхности планеты, – сказал Роуэл, – так же, как и ты не можешь отслеживать состояние каждой клетки в твоем теле.

– Но Секот легко обнаружил нас, когда мы здесь появились, – сказала Мара.

– Вы прилетели из космоса. Песчинка заметна, когда она попадает в глаз, но едва ли ту же песчинку можно легко найти на пляже… – ферроанец явно был смущен. – Мы свяжемся с ближайшими населенными пунктами, чтобы нас известили, если заметят кого-то в тампаси. Дарак также попытается убедить дирижабли полететь на поиск, хоть погода и нелетная. Может быть, сверху они увидят то, что можем не заметить мы.

– Что ж, спасибо и за это, – сказал Люк.

– Пожалуйста, не думайте, что эти агрессивные действия нормальны для нас. Ферроанцы – мирный народ. Такого здесь раньше никогда не было.

– Страх перед чем-то новым и необычным может даже самых разумных существ толкнуть на неразумные действия, – примирительно сказала Мара. – Но сейчас нас, прежде всего, беспокоит судьба наших друзей.

– Уверяю вас, что они будут найдены. Мы сделаем все, что в наших силах.

Внезапно Люк что-то почувствовал в Силе. Он закрыл глаза, чтобы лучше сосредоточиться. Чувство шло откуда-то издалека, но "помехи" в Силе от мощной жизненной энергии тампаси не позволяли определить, откуда именно.

Мара взяла его за руку.

– Ты тоже это почувствовал?

Люк открыл глаза и кивнул.

– Это Джейсен. Думаю, он в порядке. Я не почувствовал угрозы.

– Они возвращаются? – спросила Хэгерти.

– Я не уверен, – сказал Люк, – вряд ли.

– А что с остальными? – настаивала Хэгерти. – Они в порядке?

– Я не могу точно сказать, – ответил Люк, пытаясь понять сообщение Джейсена. – Но мне кажется, что сейчас они в порядке.

– И все же мы должны найти их, – сказала Мара.

Люк кивнул.

– Да.

Роуэл открыл рот, собираясь что-то сказать, но вдруг к ним подбежала Дарак. На ее лице был написан настоящий ужас.

– Она пропала! – воскликнула ферроанка.

– Кто пропал? – спросила Мара.

– Магистр! – в ее голосе была паника. – Ее похитили прямо из комнаты!

– Как похитили? – в ужасе произнес Роуэл. – Но зачем…

– Теперь понятно, – сказал Люк, – Данни украли только чтобы отвлечь наше внимание. Похитителям была нужна не она, а Джабита. Пока мы здесь были заняты, они пришли за ней…

От этого предположения Дарак и Роуэлу стало еще больше не по себе.

– Сначала Данни… – задумчиво сказала Мара, – потом Джейсен и Саба, а теперь Магистр… Не пропадет ли еще кто-нибудь до того, как ночь закончится?

Джаг добежал до каюты Тахири в рекордное время. Там он обнаружил судового врача Вигоса и старшего офицера Маркоту. Оба они испуганно оглянулись, когда Джаг ворвался в каюту.

На койке рядом с Тахири лежала Джейна, одетая в свою обычную форму. Глаза ее были закрыты, лицо ничего не выражало, дыхание было частым и поверхностным.

– Что случилось? – спросил Джаг, снимая шлем.

– Успокойтесь, – сказал Маркота, положив руку ему на плечо, но Джаг стряхнул ее.

– Я успокоюсь, когда буду знать, что происходит.

– В этом и проблема, – ответил Вигос. – Мы не знаем, что происходит. Мы нашли Джейну без сознания сразу после прибытия к Эсфандии. Она лежала рядом с Тахири, держа ее за руку. Сканирование не выявило у них признаков каких-либо заболеваний, но у них обоих чрезвычайно напряженно функционирует мозг. Ментальная активность очень высока.

Джаг, нахмурившись, взглянул на медика.

– И как вы это можете объяснить?

Вигос пожал плечами.

– Никак не могу.

– Но хоть какие-то предположения на этот счет у вас есть?

Вигос устало вздохнул.

– Да, но это всего лишь предположение, основанное на том, что я слышал о случившемся с Тахири. В плену ей пытались внедрить личность йуужань-вонга. Личность Тахири боролась с ней за контроль над телом. Я думаю, что Тахири специально хотела… локализовать этот конфликт и полностью ушла в себя. Она смогла изолировать личность йуужань-вонга, но и сама потеряла возможность как-то связаться с внешним миром.

– Понятно, – сказал Джаг. – Но как это связано с Джейной?

– Я думаю, что Джейна вошла с Тахири в боевое слияние, – ответил Вигос. – Я не джедай, но полагаю, что Джейна хотела помочь Тахири в ее борьбе.

Джаг посмотрел на лицо Джейны. Оно выглядело измученным, хотя сначала казалось, что Джейна спит.

– Но почему она не отвечает? – спросил он. – Если она вошла в слияние добровольно, почему она не очнется и не скажет нам, что происходит?

– Этого я не знаю, – признался Вигос, – сожалею…

Странный образ возник в сознании Джага. Разум Тахири представился ему чем-то вроде ловушки для зверей, схватывающей всякого, кто войдет в нее. Джедай за джедаем входят в нее, и пропадают навсегда… Может быть, этого и добивается Риина?

Они в отчаянии смотрели на двух девушек, лежавших без сознания. Джаг не знал, что ему делать. Если бы он умел управлять Силой, он присоединился бы к слиянию, не промедлив и секунды. Женщина, которую… – его разум не сразу согласился с этим – да, женщина которую он любил, была в опасности. И он должен был что-то сделать…

– Возможно, вы правы, – сказал он, – может быть, вы действительно сделали все, что в ваших силах. Но я должен хотя бы попытаться…

Вигос неуверенно взглянул на Маркоту, потом снова на Джага.

– Что вы собираетесь делать?

– Я поговорю с ней, – сказал Джаг. – Если она все еще жива, она должна услышать меня.

– Полковник, мы пытались…

– Просто оставьте меня с ней наедине, хорошо?

Маркота, подумав, кивнул медику.

– По крайней мере, мы ничего не теряем.

Вигос согласился.

– Хорошо. Но если приборы покажут, что ее состояние изменилось, немедленно позовите меня.

– Обязательно, – пообещал Джаг.

Когда они ушли, закрыв дверь, Джаг положил шлем на другой край койки и присел рядом с Джейной, взяв ее за руку. Эта рука была вялой, безжизненной и холодной. Несмотря на свою решимость помочь ей, Джаг признался себе, что просто не знает, сможет ли он сделать для нее что-то действительно полезное. Здесь не было врага, которого можно взять на прицел и расстрелять. Здесь была только Джейна, пойманная разумом умирающей девушки, которая тоже нуждалась в помощи.

– Я здесь, – прошептал он, склонившись к ее уху, – и я никуда не уйду, Джейна. По крайней мере, пока ты не очнешься. Ты знаешь, что это значит, не так ли? Это значит, что "Солнца-Близнецы" останутся без командира. А ведь мы не можем этого допустить, правда?

Он замолчал и посмотрел в ее лицо. Он не ожидал, что его слова немедленно произведут эффект, но очень надеялся, что, хотя бы, услышав его голос, она очнется. Но, вглядевшись в ее черты, он ничего не увидел. Джейна оставалась без сознания.

Он мягко сжал ее руку. Хотя и знал, что в каюте Тахири установлены камеры наблюдения, но сейчас ему было все равно, что кто-то может увидеть, какие чувства он испытывает к ней. Сейчас все, что было важно для него – это Джейна.

– Я люблю тебя, Джейна, – сказал он. Эти слова дались ему удивительно легко: – Пожалуйста, вернись ко мне.

Саба сохраняла бдительность, шагая за ферроанцами. Тропинка, по которой они шли, закончилась полчаса назад, и сейчас они продвигались сквозь дикие заросли тампаси. Несмотря на то, что видимого пути здесь не было, ферроанцы явно знали, что делали. Они шли быстро, уверенно, и в полной тишине. Местные жители молча показывали дорогу Сабе и Джейсену, но говорить с ними отказывались. Они по-прежнему боялись подходить к Сабе слишком близко. Но Саба полагала, что едва ли они будут бояться ее, когда достигнут места, где скрывается этот Сенши. Значительное численное превосходство, несомненно, добавит им уверенности.

Чем дальше они шли, тем больше становилась тревога Сабы – главным образом из-за состояния Данни. Она знала, что Джейсен никогда не стал бы намеренно рисковать жизнью Данни, и тот факт, что девушка так долго оставалась без сознания, явно тревожил и его. Саба хотела попытаться найти путь обратно и отнести Данни к мастеру Скайуокеру, но единственное, что ее удерживало – вера в правильность решения Джейсена. Он мог видеть реальность не так, как она, на более глубоком уровне. И поэтому Саба готова была исполнять его приказы.

Они подошли к мосту, представлявшему собой огромный ствол дерева, переброшенный через реку. Трое ферроанцев перешли мост первыми, за ними Саба и Джейсен с носилками, и после них остальные четверо. Дальше путь проходил через густые заросли кустов с красными листьями. Их острые шипы царапали даже крепкую чешуйчатую кожу Сабы. С помощью Силы Саба отталкивала ветви, чтобы защитить Данни.

Наконец они подошли к скале, которая была едва заметна среди огромных борасов. В основании скалы оказалась пещера. Джейсен, Саба и их сопровождающие зашли в это убежище, где их ожидала большая группа ферроанцев.

Они собрались вокруг прибывших, расступившись, только чтобы пропустить старого ферроанца. Лицо его было также изрезано морщинами, как у Джабиты, но его черные волосы были очень короткими. Из-за бледно-голубого цвета его кожи, казалось, что он состоит изо льда, и его черно-золотистые глаза взглянули на пришедших с плохо скрытым презрением. Его взгляд скользнул по Сабе, Джейсену и Дани, лежащей без сознания.

– Я сказал вам привести сюда только одного чужака. А вы привели целую группу. Что это значит?

На лице Тоуру мелькнуло смущение.

– Но трое лучше, чем один, Сенши…

Остатки мысли, внедренной в его разум Джейсеном, еще действовали на него.

– Глупец, – сказал старик, – это они заставили тебя привести их сюда.

– Это правда, что я повлиял на их решение привести нас сюда, – сказал Джейсен. – Но только потому, что я хотел поговорить с тобой. Мне важно, чтобы вы поняли: мы явились на вашу планету не для того, чтобы причинять вам проблемы, а потому…

Сенши презрительно рассмеялся.

– Не пытайся воздействовать на меня, джедай! Слова и обещания чужаков лживы. А вот действия… ваши действия говорят о вас лучше всяких слов!

– Вас атаковали йуужань-вонги, которых вы называете Дальними Чужаками, – сказал Джейсен, – они наши враги, и не имеют с нами ничего общего.

– Нас атаковали не только йуужань-вонги, – сказал Сенши. – Все вы чужаки для нас… Действия одних отражают намерения других.

– А что насчет ваших намерений? – спросила Саба. – О чем говорят ваши действия?

До того, как Сенши ответил, над тампаси раздался гром, и дождь за пределами пещеры хлынул с новой силой. Когда гром затих, Сенши триумфально взглянул на заложников, проигнорировав вопрос Сабы.

В это время в пещеру вошла другая группа ферроанцев, на носилках они несли тело, полностью укрытое какой-то тканью. Саба сначала подумала, что они все-таки смогли похитить Сорон Хэгерти, но когда ферроанцы поставили носилки и сняли покрывало, Саба с изумлением увидела, что на носилках не Хэгерти, а Магистр.

Сенши взглянул на носилки и улыбнулся.

– Теперь они не смогут игнорировать нас.

Ферроанцы, стоявшие позади него, оживленно зашептались.

Джейсен шагнул вперед.

– Зачем вы похитили Магистра?

– Потому что она все забыла… – Сенши усмехнулся. – Она забыла, какие страдания нам пришлось перенести, когда чужаки в последний раз являлись сюда. Огонь с неба и землетрясения, уничтожавшие целые деревни… Ураганы вырывали с корнем огромные борасы. Дым закрывал все небо. Она забыла, что мы все потеряли своих любимых, и можем потерять все, над чем мы так долго трудились. Мы не для того восстанавливали разрушенное, чтобы отбросить все по ее прихоти! Мы пришли сюда, чтобы найти убежище…

– Ты помнишь время до Исхода? – спросил Джейсен.

– Как будто это было вчера… – прошептал Сенши со странным выражением лица. – Я потерял моих детей, моих родителей, мою супругу, брата и сестру… Я потерял слишком много друзей, чтобы их перечислять! Я остался один. Мне хотелось умереть, но я продолжал жить… Я переносил страдания вместе с Секотом, когда мы искали убежище, и я радовался вместе с ним, когда мы, наконец, обрели мир, которого так долго искали… А сейчас сбываются мои дурные предчувствия – Дальние Чужаки снова нашли нас. И джедаи… – он указал на бурю, бушевавшую за пределами пещеры. – Мы уже встречались с ними. И знаем, что это значит. Я не позволю Магистру втянуть нас в следующий цикл смерти и разрушения.

– Секот приветствовал нас здесь, – возразил Джейсен.

– Неужели? Это Магистр вам сказала?

– Зачем ей лгать?

– Она забыла о том, что мы все пережили… У нее наступило помрачение разума, если она готова подвергнуть всех нас такому риску. Но я не хочу, чтобы мой народ стал пушечным мясом в чужой войне!

Саба понимала старого ферроанца. Она чувствовала его боль, словно это была ее собственная боль. Разумеется, и она сделала бы все возможное для спасения своего народа и своей родной планеты. Но Саба не могла представить, чтобы Магистр игнорировала мнение всех ферроанцев – или волю Секота. Сомнительно, что Секот стал бы терпеть такое поведение со стороны посредника между ним и ферроанцами.

– Так что же вы делаете сейчас? – спросил Джейсен. – Чего вы надеетесь добиться своими действиями?

– Мы уже достигли всего, чего хотели, – ответил Сенши. – Мы показали, что с нами следует считаться. И когда Магистр очнется, у нее не будет выбора – ей придется нас выслушать. И если она все же отвернется от нас, у нас еще остаетесь вы… В любом случае, мы не позволим случиться несчастью.

– Но если вы отвернетесь от нас, – сказал Джейсен, – вы рискуете навлечь на себя еще большее несчастье.

– Какое же?

– Галактика попадет под власть более свирепую и разрушительную, чем вы можете представить. Дальние Чужаки соберутся с силами на руинах наших миров – и придут за вами. И на этот раз вам не удастся так легко отразить их атаку. Их военные корабли заполнят всю систему. На каждой планете в системе они разместят свои биологические производства, и на место каждого уничтоженного вами корабля будет вставать десять. Они расположат свои довины – генераторы гравитации – вокруг вашего гиперпространственного пузыря, и вы никуда не сможете сбежать. И что случится тогда, Сенши? К кому вы обратитесь за помощью, если в Галактике не останется никого кроме йуужань-вонгов?

Джейсен говорил с несокрушимой уверенностью, с какой можно говорить только абсолютную правду, и Саба видела во взгляде Сенши, что сказанное было страшным ударом для ферроанца – даже если он сам не хотел признавать этого.

– Ты никогда не убедишь меня, что нам нужна ваша помощь.

– К счастью, нам нужно убедить не тебя, – сказал Джейсен, – нам нужно убедить Секот. И если ты действительно заботишься об интересах своего народа, ты примешь решение Секота. Через тебя или Магистра – Секот услышит мои слова и сам примет решение.

Над тампаси снова ударил гром, как будто подтверждая слова Джейсена. Саба почувствовала, что дрожь пробежала по ее спине. Ферроанцы в молчании смотрели то на Сенши, то на Джейсена. И в их глазах был явно заметен страх.

– Сегодня был трудный день, – сказал Сенши после нескольких секунд молчания. – Мы все устали. Пока Магистр не очнулась, мы отдохнем.

– Хорошо, пока мы останемся здесь, – сказал Джейсен. Его голос был мягким, но в нем явно звучала решимость.

– Вы останетесь здесь, пока я не решу, что вы можете уйти, – холодно ответил Сенши.

– Оная готова поспорить на эту тему, – сказала Саба еще более холодным тоном.

Ферроанец злобно посмотрел на нее, но спорить не решился. Отвернувшись, он приказал что-то своим подчиненным. Все начали расходиться и разворачивать спальные мешки. Тоуру отвел Сабу и Джейсена к нише в стене, куда они поставили носилки с Данни и накрыли ее одеялом.

Здесь, в окружении напуганных ферроанцев, им предстояло провести остаток ночи. Саба не собиралась спать, как и Джейсен. В инфракрасном зрении барабела лицо Джейсена светилось, когда он смотрел мимо охранника-ферроанца на Сенши, разговаривавшего со своими подчиненными.

– Что будем делать? – спросила Саба, прервав его раздумья.

Джейсен повернулся к ней в темноте.

– Сейчас мы будем ждать.

– У тебя есть план?

– Пока нет. Я только хочу показать Сенши, что мы не хотим причинять вреда ферроанцам, даже если они будут провоцировать нас…

– Мы и не собираемся причинять им вред. Оная возьмет Данни, а ты освободишь Магистра…

– Нет, – сказал Джейсен, – здесь их слишком много. Они нападут на нас, и тогда невозможно будет обойтись без жертв. У нас есть время. Мы можем позволить себе проявить терпение.

Но Саба не была в этом уверена.

– Данни без сознания уже очень долго, Джейсен, – напомнила она. – Ей нужна медицинская помощь.

Джейсен взглянул на девушку, и, протянув руку, убрал волосы с ее лица.

– С ней будет все в порядке, – сказал он, пытаясь помочь ей с помощь Силы. – Я уверен.

Но он не смотрел на Сабу, когда говорил это, и его слова прозвучали не слишком убедительно.

Тахири вздрогнула, почувствовав присутствие Джейны, попавшей в плен ее разума.

"Давай убьем ее!", – сказала Риина, ее голос был наполнен жаждой убийства. – "Сейчас она уязвима, а мы нападем неожиданно!"

"Нет", – ответила Тахири. – "Мы не должны этого делать. Я не должна… Это не уменьшит мое горе, а лишь усилит его. Убив Джейну, я попаду на Темную Сторону. А ведь именно этого ты хочешь, Риина? Поэтому ты закрыла мне глаза этой тьмой?"

Сейчас девушка – йуужань-вонг, казалось, уменьшилась, чем была секунду назад.

"Ты сказала правду, что нас нельзя разделить, но, по-твоему, это значит, что я должна принять Темную Сторону и позволить тебе стать господствующей личностью"

Риина ничего не сказала в ответ.

Тахири встряхнула головой.

"Лучше мы вместе останемся навсегда пленницами этой тьмы, чем я выпущу тебя в мой мир!"

Риина зарычала и попыталась выдернуть руку, но Тахири крепко держала ее. Пальцы, скользкие от крови, так и не отпустили руку Риины.

"Время пришло", – сказала Тахири. – "Я устала быть потерянной"

Разорванные края ран начали срастаться, словно их никогда не было. Тахири вздохнула, испытывая необычное чувство, и ощущая, что Риина испытывает то же самое. С испугом она наблюдала, как их пальцы словно тают, сливаясь вместе. Тахири посмотрела в глаза Риины и увидела в них ужас. Потом они обе увидели, как клубок плоти, в который превратились их ладони, начал распространяться вверх по рукам. Тахири чувствовала, как кости двигаются под кожей, изменяясь…

Риина продолжала сопротивляться, но Тахири не выпускала ее, хотя и сама испытывала страх и отвращение от того, что должно было произойти.

"Еще есть время отказаться!", – крикнула Риина, сопротивляясь. – "Мы не должны делать этого!"

"Ты ошибаешься", – сказала Тахири. – "Мы должны это сделать. Это единственная возможность"

Но эти слова не уменьшили ее страх. Хотя она была уверена, что это должно быть сделано, но не знала, что произойдет в результате…

Клубок плоти достиг уже их локтей, и Тахири чувствовала, как ее руки срастаются с руками Риины. Как будто что-то извне заставляло сливаться зеркальные изображения…

Тахири снова посмотрела в расширенные глаза Риины.

"Мы должны принять это", – сказала она. – "Наши культуры, наши религии, наши знания…"

Страх в глазах Риины начал исчезать.

"Мы должны принять это", – согласилась она. – "Наши чувства, наши жизни, наши личности…"

Тахири глубоко вздохнула, когда сраставшаяся плоть охватила их головы.

"Хорошее и плохое…", – прошептала Риина.

"Тьму и свет. Мы должны принять…"

– Это ловушка! – хором завопили Дрома и С-3РО. "Сокол" неудержимо засасывало в зияющую пасть.

Лейя отчаянно вцепилась в кресло, пока Хэн пытался восстановить управление. Лейя поняла, что он уже готов открыть огонь – и, разумеется, не намерен советоваться по этому вопросу с местными.

Но вдруг Лейя что-то заметила в темноте. Все еще вцепившись в кресло, она наклонилась вперед, чтобы лучше разглядеть.

– Кажется, я знаю, что это, – сказала она.

– Плевать, что это! Главное, что оно пытается сожрать нас!

– Нет. Смотри.

Глаза всех находившихся в рубке повернулись к мониторам. Камеры переключились на инфракрасный режим, позволяя рассмотреть то, что находилось в темноте. "Сокол" был окружен многочисленными вертикальными колоннами, похожими на зубы в огромной пасти.

Но разжевывать и переваривать корабль никто пока не собирался.

– Видите? – сказала Лейя, указывая на монитор. – Эти колонны – ноги. А "глаза" – это…

Хэн откашлялся.

– Иллюминаторы, да?

– Так это станция связи? – голос Дромы звучал так, словно он не верил своим глазам – или своему счастью.

– Она была здесь все время? – Хэн выключил репульсоры, и "Сокол" медленно опустился на дно пещеры.

– Вероятно, нет, – Лейя заметила, что к корпусу корабля прикрепился тонкий кабель, похожий на змею. – Знаменитая удача Соло не подвела тебя и на этот раз.

– Это коммандер Эшфидер, комендант станции дальней связи "Эсфандия", – раздался из динамиков бесстрастный женский голос. Лейя узнала, что голос принадлежал готалу. Эти рогатые существа, умеющие чувствовать энергетические поля, казалось, отлично подходили к такому мрачному месту, как Эсфандия. – Простите, мы не могли связаться с вами обычными средствами, а у местных жителей сообщения передаются медленно.

– Вы знаете, кто мы? – спросила Лейя, удостоверившись, что связь идет по кабелю, и йуужань-вонги никак не могут ее прослушать.

– Мы знаем, что вы прилетели помочь нам – и это главное. Мы прятались в гнездовых пещерах в нескольких десятках километров отсюда, когда местные сообщили нам о вашем появлении. Туннели, соединяющие гнездовья, довольно узкие, но их легко расширить. Мы прибыли сюда так быстро, как только могли.

– Сколько членов экипажа под вашим командованием?

– Сейчас их пятнадцать, – ответила Эшфидер. – Мы потеряли двоих, когда началась бомбардировка. Они обслуживали приемники, когда йуужань-вонги начали обстреливать их. Нам удалось укрыть станцию здесь. Пока мы в относительной безопасности.

Лейя надеялась, что это действительно так. Эвакуировать экипаж станции на "Соколе" было сейчас очень опасно, принимая во внимание то, как старательно йуужань-вонги искали их. Лейя не хотела, чтобы еще кто-нибудь погиб.

Она быстро объяснила ситуацию, сообщив, кто они и что здесь делают, не забыв упомянуть о помощи имперского флота.

– Имперцы? – удивилась женщина-готал. – Не ожидала, что вы будете с ними сотрудничать.

– Времена меняются, – сказал Хэн. – Слушайте, нам надо решить, что делать дальше.

– Я могу подсоединить к вашему кораблю гибкий шлюз, и мы можем встретиться лично.

– Хорошая мысль, – сказала Лейя, – мы должны найти способ сохранить базу в безопасности, пока имперский флот не прогонит йуужань-вонгов с орбиты.

– Мы здесь в достаточной безопасности, – сказала Эшфидер своим равнодушным голосом. – Если мы не покажемся на поверхности и не нарушим радиомолчание, йуужань-вонги не доберутся до нас.

– Это в том случае, если они не изменят тактику, – сказала Лейя.

– Кстати об этом, – вмешался Дрома, – слышите?

Хэн и Лейя прислушались, но единственный звук, который они услышали, исходил от работающих в рубке очистителей воздуха.

– Я ничего не слышу, – сказал Хэн.

Рин кивнул, стукнув хвостом по палубе.

– Они прекратили бомбардировку. И это значит только одно…

– Они убираются отсюда? – спросил Хэн.

Дрома нахмурился.

– Вообще-то я думал о том, что они как раз изменили тактику и решили искать нас у самой поверхности.

У Лейи свело желудок от дурного предчувствия. Ей гораздо больше нравилось предположение Хэна, но она признавала, что, скорее всего, прав Дрома.

– Коммандер, вам лучше поторопиться со шлюзом, – сказала она, – Боюсь, что скоро нам будет не до него.

Люк и Мара провели остаток ночи без сна, пытаясь с помощью ферроанцев обнаружить похитителей. Дирижабли летали в ночном небе, сами похожие на призрачные облака. Как узнал Люк, все борасы на планете были связаны – у них была общая корневая система, покрывавшая всю планету. Ферроанцы использовали эту органическую сеть для связи. И информация о похищении магистра разошлась по сети до самых отдаленных районов планеты. Некоторые ферроанцы высказывали свои предположения насчет похитителей, другие просто выражали свои опасения за жизнь Магистра.

Дарак и Роуэл пытались успокоить соотечественников, уверяя, что ведутся поиски, и скоро Магистр будет найдена. Их голоса звучали спокойно, но Люк знал, что они очень встревожены, хотя и стараются не показывать этого.

И эта тревога только усилилась, когда по органической сети начала поступать первая информация относительно похитителей. Существовала некая подпольная организация, оппозиционная власти, и ее лидер решил как можно быстрее воспользоваться ситуацией, сложившейся в связи с появлением джедаев.

"Даже слишком быстро…", – подумал Люк.

– Известно, чего хочет этот Сенши? – спросила Мара.

Роуэл встряхнул головой.

– Боюсь, что нет.

– Я знаю о Сенши, – сказала Дарак. – Он живет в одном из северных селений. Там у него плантация, на которой выращивают роджир-бойн – это белые плоды, которые вы ели вчера. Сенши известен тем, что помнит времена Исхода. Он также часто говорит о своем видении идеальной жизни на Зонаме – в эту "программу" входит и удаление с планеты всех чужаков.

– Он и в прошлом активно выражал свое недовольство? – спросил Люк.

– Насколько мне известно, нет, – ответила Дарак, – но у него много сторонников. Он обладает ресурсами и связями, необходимыми для реализации такого плана.

– Может быть, он держит заложников на своей плантации? – спросила Мара.

– Нет, – уверенно сказала Дарак, – плантация находится в направлении, противоположном тому, в котором унесли заложников. У нас там есть наблюдатели, на случай, если Сенши все-таки явится туда, но это вряд ли.

Люк устало вздохнул. Он помнил, что Джейсен пытался сообщить, что с ним все в порядке, но присутствие Джейсена в Силе было слабым и неясным. Тем не менее, то, что Джейсен пытался связаться с ним, было хорошим знаком, и Люк был за это благодарен.

После, казалось, бесконечной ночи над верхушками борасов показался тусклый рассвет. Дождь уже не лил так сильно, и некоторые лесные животные начали выходить из своих убежищ. Блестящие разноцветные птицы снова замелькали среди ветвей, длинные насекомые выползали из трещин в стволах, чтобы полакомиться листьями и цветами. Извивающиеся щупальца появились у оснований стволов массивных борасов, очищая их от плесени и грибов.

Везде на этой планете, куда бы Люк не посмотрел, он видел жизнь. Ресурсы поднимались по пищевым цепям от одного существа к другому, и возвращались обратно в землю. Наблюдая за этим непрерывным движением жизни, Люк на какое-то время даже забыл о своей тревоге. Неважно, что произойдет с Джейсеном, Данни и даже Магистром, жизнь на планете будет продолжаться, как и до того.

Когда в небе Зонамы стало еще светлее, капитан Йэдж с борта "Оставляющего Вдов" доложила о ситуации на орбите:

– Пока все спокойно, – сказала она. – Мы держимся на указанной орбите, не отклоняясь ни на сантиметр. Я приказала выпустить зонды для разведки системы, нигде не обнаружено признаков присутствия йуужань-вонгов.

– Есть связь с Мон Каламари?

– Нет. Или они игнорируют наши попытки связаться, или кто-то глушит связь.

– Я даже могу предположить, кто бы это мог быть… – усмехнулась Мара.

– Чиссы не сообщали о передвижениях сил флота йуужань-вонгов на границе с Неизученными Регионами? – спросил Люк.

– Нет, – ответила Йэдж. – Но если йуужань-вонги вывели из строя станции связи на Эсфандии и Дженерисе, им не нужно заходить так далеко.

– Надеюсь, Альянс сделает что-то с этой проблемой, – вздохнула Мара. – У нас есть хорошие новости, но мы не можем их сообщить.

Закончив разговор с Йэдж, Люк связался с Тэкли, находившейся на борту "Тени Джейд". Джедай-целительница уже проснулась, но тоже ничего особенного не сообщила. Странные растения по-прежнему крепко держали яхту, но никаких враждебных действий не предпринимали, и Люк был рад это слышать. Такое неагрессивное поведение Секота было именно тем, на что надеялись Люк и Джейсен. Секот явно не намеревался вести себя враждебно, если пришельцы не нападут первыми…

Когда солнце взошло полностью, стало ясно, что похитителей не удастся найти быстро. Хотя буря и дождь утихали, поисковые команды не нашли следов Джабиты, или Джейсена, Сабы и Данни.

Поев немного фруктов, поданных на завтрак, Хэгерти встала и потянулась. Пожилая женщина выглядела усталой и измученной после долгой и трудной ночи. Люк подумал, что она собирается немного отдохнуть сейчас, но она сказала, что не может спать, когда другие члены группы пропали, и похитители могут напасть снова. Доктор Хэгерти не была бойцом, и попытка похищения вполне понятно ее испугала.

– Вы в порядке, Сорон?

Она кивнула:

– Просто я думаю…

– О чем?

Она подошла ближе к костру.

– Ну, Сенши похитил Магистра по важной причине, не так ли?

– Так.

– Мне кажется, если он не намерен убивать ее или требовать за нее выкуп, то для похищения может быть только одна причина.

– И что это за причина?

– Он хочет поговорить с ней, – она задумчиво кивнула. – Может быть, она просто не хотела слушать его. Но теперь, вероятно, у нее не будет выбора…

– Вы говорите так, словно это плохо – выслушать его, – сказал Люк.

– Это зависит от того, что он собирается ей сказать, – Хэгерти почесала шишку на голове, оставшуюся после удара дубинкой, – и насколько убедительным он окажется…

Пеллеон стоял на мостике "Права на Власть", прислушиваясь к тишине, не позволяя себе расслабиться. Отступление йуужань-вонгского флота на геосинхронную орбиту высоко над западным полушарием Эсфандии произошло очень вовремя, что позволило уставшим имперским пилотам вернуться на свои корабли-носители для подзарядки аккумуляторов и пополнения боекомплекта. Но это была только временная передышка, которой способствовал и блестящий успех Джага Фэла на условном северном фланге. Командующий Воррик по-прежнему имел значительное превосходство в силах и в любой момент мог нанести решительный удар. Сейчас, когда йуужань-вонги начали перегруппировку своих сил, Пеллеон не сомневался, что Воррик именно это и намерен сделать. Но бой на время прервался.

По крайней мере, удалось спасти поверхность Эсфандии от массированной бомбардировки. Сейчас, когда хаос боя остался позади, для обеих сторон было гораздо легче обнаружить и пресечь любые попытки противника спуститься ближе к поверхности. А это значило, что те, кто сейчас находится там внизу, оказались на какое-то время в относительной безопасности. Хотя и не могли улететь оттуда.

– Простите, сэр, – сказала коммандер Ансвен, терпеливо ожидавшая внимания гранд-адмирала, – я получила информацию, которую вы требовали.

Пеллеон не знал, сколько времени ожидала его адъютант, настолько гранд-адмирал был поглощен размышлениями.

– Продолжайте, – сказал Пеллеон, не оборачиваясь.

– По данным телеметрии, на поверхность Эсфандии во время боя было совершено как минимум две посадки. С уверенностью можно сказать, что один из этих двух кораблей – "Сокол Тысячелетия".

– Я так и думал, что они туда полезут. Как обычно, в самой гуще событий… – Пеллеон кивнул, никак не проявив облегчения от новости, что "Сокол" уцелел. – А второй корабль?

– Десантный транспорт йорик-трема. 78-я эскадрилья уничтожила еще два таких корабля, также пытавшихся совершить посадку, но этот наши пилоты упустили. Они решили, что он сгорел при входе в атмосферу, но сейчас мы предполагаем, что это не так.

Пеллеон повернулся к адъютанту.

– Вам известно, куда он приземлился?

– Мы можем только приблизительно сказать, куда он мог приземлиться, с точностью до ста километров. Хотя он мог улететь из этого района, двигаясь у самой поверхности.

– То есть, мы потеряли его?

– Да, сэр.

– А "Сокол"?

– Тоже, сэр, – ответила Ансвен. – Мы не могли искать его потому, что…

– Начните поиск обоих кораблей немедленно.

– Да, сэр.

– А массированная бомбардировка, которую устроили йуужань-вонги? Она с этим связана?

– Возможно, сэр. Так же возможно, что йуужань-вонги обнаружили станцию связи.

Пеллеон задумчиво кивнул.

– Что ж, мы остановили их.

– Да, сэр.

– Хорошая работа, – Пеллеон, взглянул на адъютанта и увидел на лице женщины сильнейшую усталость. – А сейчас вы должны уйти с мостика и немного отдохнуть.

– Сэр?

– Я вызову вас, когда йуужань-вонги начнут атаку. А они начнут, я уверен…

– Но…

– Это приказ. Мне нужен бодрый и здоровый экипаж. Это относится ко всем. Проследите, чтобы сменилась вся вахта, и чтобы люди отдохнули и получили питание. Возможно, следующая передышка у нас будет нескоро.

Она отсалютовала по уставу, но не могла скрыть благодарности в глазах.

Когда она ушла, Пеллеон обернулся к офицеру-связисту.

– Вызовите "Гордость Селонии".

– Сейчас, сэр.

Через несколько секунд на голопроекторе появилось изображение капитана Мэйн.

– Да, Гранд-адмирал?

– Мы обнаружили присутствие "Сокола Тысячелетия" на поверхности Эсфандии. Что он там делает? В чем состоит его миссия?

Тодра Мэйн задумалась, словно не могла решить, можно или нет отвечать на этот вопрос.

Пеллеон устало вздохнул. Он не хотел тратить свое время на чужие подозрения.

– Капитан, стоит напомнить вам, что мы на одной стороне?

Дисциплина все же взяла верх, и капитан Мэйн сказала:

– Они пытаются спасти экипаж станции связи.

– Вы получали сообщения от них?

– Мы получили одно сообщение, с участка поверхности, наиболее сильно обстреливаемого йуужань-вонгами, но сигнал был сильно искажен. Мы предполагаем, что это с "Сокола", но расшифровать передачу, к сожалению, не удалось.

Пеллеон кивнул, снова удивившись, что ему приходится доверять офицерам Галактического Альянса, с которыми он вынужден сотрудничать. Если существует что-то еще, что Лейя Органа желает сохранить в тайне, и ради чего он здесь рискует жизнями своих людей, скажет ли капитан Мэйн ему об этом? Ее нежелание отвечать на вопросы заставило Пеллеона сомневаться…

– Воррик послал на поверхность десантную группу, – сказал он. – Мы думаем, что вонги ищут то же, что и вы. У вас есть план, как спасти "Сокол" и экипаж станции?

– В данный момент нет, – призналась она, – но мы, несомненно, предпримем что-нибудь, когда… – она остановилась на секунду, -… когда ситуация стабилизируется.

– Надеюсь, вы сообщите мне, когда начнете спасательную операцию?

– Мы сообщим вам о наших намерениях, – осторожно сказала капитан Мэйн.

Пеллеон подумал, что Мэйн, наверное, тоже испытывает подозрения, сомневается, можно ли ему доверять… Неужели она боится, что он может помешать ей спасти Соло?

– Прекрасно, – сказал он, – возможно, вам понадобится наша помощь.

Мэйн кивнула и голограмма погасла. Пеллеон потянулся, почувствовав, что мышцы полностью восстановились после тяжелых ранений. Но прежде чем думать об отдыхе, предстояло еще закончить работу…

– Интересно, сможем ли мы связаться с Ворриком? – сказал он.

Офицер связи немедленно принялся за дело. Они не разговаривали с йуужань-вонгским командиром со времени отступления вонгов из имперского пространства. И каждый раз их беседа превращалась в настоящий спектакль.

Пеллеон заставил себя расслабиться в предвкушении веселья. Он не знал, насколько йуужань-вонги могут понимать человеческие эмоции, но решил не упускать возможности поиздеваться над противником.

На экране появилось оскаленное, покрытое шрамами лицо йуужань-вонга. Визуальная связь с йуужань-вонгами никогда не отличалась высоким качеством из-за того, что обе стороны использовали абсолютно разные технологии. Но лицо йуужань-вонга на экране можно было узнать безошибочно. Со щек Воррика была содрана кожа, обнажив мышцы и пульсирующие сосуды. С черепа подобным же образом был снят скальп, остались только маленькие клочки кожи и волос там, где скальпирование не было закончено. Всю оставшуюся кожу на лице и голове покрывали шрамы и татуировки, придавая Воррику поистине жуткий вид.

– Я оскверняю свое зрение, когда смотрю на тебя и тебе подобных, неверный, – голос Воррика был исполнен ненависти. – Говори быстрее, чтобы мне не слишком долго пришлось смотреть на столь отвратительное зрелище.

– Как жаль, а мне так хотелось с тобой поговорить, – улыбаясь, ответил Пеллеон. – Кстати об отвратительном, как там твой "Кер-хашан"?

– Ты смеешь издеваться надо мной…

– Издеваться над непобедимым Ворриком? О нет, никогда… – Пеллеон едва сдерживал смех, – издеваться над тобой будут твои начальники, которые послали тебя на край Галактики выполнять бесполезное задание, а сами греются в лучах славы в Ядре.

Пеллеону было приятно услышать в ответ яростный рев. Воррика, оказалось, нетрудно вывести из себя. Йуужань-вонг приготовился извергнуть очередной поток брани, но Пеллеон опередил его:

– Думаю, пришло время обсудить ситуацию, – сказал он. – У нас тут сложилась в некотором роде ничья, не так ли? Что и не удивительно, учитывая соотношение сил. Так вот, даже такой низколобый череп, как твой, наверное, посещала мысль, как изменить это положение?

Ободранная голова Воррика, казалось, сейчас взорвется от ярости.

– Положение изменится, когда мы сокрушим твой жалкий флот! – взревел он. – Мы раздавим вас, как насекомых! А потом я лично буду убивать тебя – медленно, кость за костью, нерв за нервом, пока ты не превратишься в слизь!

– То есть это значит, что отступать вы не собираетесь?

– Йуужань-вонги никогда не отступают!

– Странно… А не твой ли это флот убегал от Бороска так, что мы и догнать вас не могли? – Пеллеон сделал паузу, достаточно длинную, чтобы Воррик успел придумать ответ, но не настолько длинную, чтобы йуужань-вонг успел его высказать. – Я-то думал, что мы вбили немного здравого смысла в ваши низколобые головы. Но сейчас вижу, что вы как были тупыми варварами, так ими и остались.

Кровь отлила от лица Воррика, заставив его посереть от ярости. С диким рычанием йуужань-вонгский командующий ударил по оггзил-виллипу, который передавал сигнал. На экране сверкнула голубая вспышка, и изображение исчезло.

Пеллеон отвернулся от экрана, полностью удовлетворенный беседой. Воррик пришел в такое бешенство, что какое-то время не сможет нормально соображать. А это значит, что тактика йуужань-вонгов, и без того не отличавшаяся эффективностью, будет еще хуже – что могло сильно облегчить задачу для маленькой имперской эскадры. Это поможет выжить до того момента, пока Воррик, наконец, не вспомнит, что в данные ему инструкции не входит трата времени на захолустную недопланету, в то время как его флот ждут и другие задачи.

Улыбка Пеллеона уступила место выражению усталости, когда он встал с адмиральского кресла, чтобы пойти в каюту и хоть немного отдохнуть. Принимая во внимание, что имперская эскадра не сможет долго сдерживать значительно превосходящие силы йуужань-вонгов, Пеллеон надеялся, что начальники Воррика не позволят задержаться ему здесь слишком долго.

Джейсен вышел из восстановительного транса, и одновременно с ним очнулась Саба. В трансе Джейсен с помощью Силы пытался помочь Данни, которая по-прежнему была без сознания, а Саба исследовала поля жизненной энергии планеты, пытаясь обнаружить, где она концентрируется. Не было известно, охватывал ли Секот всю биосферу планеты, или был сосредоточен в определенных районах. И если сильное поле планетного разума существует поблизости, был шанс вступить с ним в контакт.

Из медитации их вывел голос Магистра:

– Скажите Сенши, что я хочу говорить с ним, – приказала она. Хотя она была привязана к носилкам, и ее глаза были завязаны, голос звучал властно.

Один из ферроанцев, охранявших пленников, побежал искать Сенши. Остальные четверо охранников осторожно отошли от нее, словно боялись, что она нападет на них даже связанной.

Вскоре появился Сенши. Подойдя, он присел рядом с носилками Джабиты.

– Ты хочешь что-то сказать нам? – в его голосе явно звучала насмешка.

– Ты, наверное, и так знаешь, что я скажу, – ответила она. – Но я думаю, что на самом деле это ты хочешь что-то сказать. Иначе вы не только завязали бы мне глаза, но и заткнули уши.

Сенши снял повязку с ее глаз. Джейсен увидел, как зеленоватый свет зари блеснул в черных глазах Джабиты.

– Посадите ее, – приказал Сенши, и два ферроанца подняли Магистра и посадили вплотную к каменной стене пещеры.

– Полагаю, бесполезно просить развязать меня…

Сенши не ответил. Вместо этого он сказал:

– Ты привела сюда чужаков, – он взглянул на джедаев, – и это было ошибкой.

– Я делаю то, что лучше для нашей планеты.

Сенши протестующе замотал головой.

– Ты подвергаешь нас всех опасности, Джабита.

– Даже если я делаю это, то по велению Секота. Он знает джедаев, и проявляет к ним интерес.

– Мы их тоже знаем, – сказал Сенши. – Но одно это не делает их нашими друзьями. Ты знаешь Дальних Чужаков. Может быть, ты и их пригласишь?

– Ты не хуже меня знаешь, что Дальние Чужаки очень опасны. Они не плывут в бесконечном потоке жизни, как мы и джедаи.

– Если разные рыбы плывут в одном потоке, это не делает их одинаковыми, – возразил Сенши, – как и не мешает им пожирать друг друга.

– Джедаи никогда не причиняли нам вреда, Сенши. Я не понимаю, почему ты зашел так далеко, оспаривая действия, которые были разрешены…

– Только не говори, что Секот хотел этого, – усмехнулся старый ферроанец. – Секот не счастлив, Джабита.

– Откуда ты можешь знать это? Я – Магистр, я – посредник. Если кто-то и может знать желания Секота, так это только я.

– Даже если ты и знаешь их, но ты не удосужилась поделиться с нами, – Сенши встал и развёл руками, словно пытаясь указать на все вокруг, в пещере и за ее пределами. – Разум живого мира несравненно больше, чем способен постичь любой из нас. Даже если бы мы жили в сотни раз дольше, мы смогли бы узнать лишь часть его мыслей.

– Но он сообщает мне свою волю, – сказала Джабита, – а я передаю ее вам. Этот метод служил нам десятилетия. Почему ты сомневаешься в нем сейчас? Неужели я могла измениться настолько, что теперь я не достойна доверия?

– Ты не изменилась, Джабита. Времена изменились. И мы должны меняться вместе с ними.

– Я согласен с этим, – сказал Джейсен, вмешиваясь в их спор. Когда Сенши и Джабита удивленно повернулись к нему, он продолжил: – Именно поэтому мы здесь. Мы хотели, чтобы Секот оставил свое убежище в этой системе и присоединился к остальной галактике, которая сражается сейчас с Дальними Чужаками. Это война, которую мы можем проиграть. И если вы присоединитесь к нам, вы действительно подвергнете себя риску. Но если вы не присоединитесь к нам, и мы проиграем, то никто больше не будет стоять между вами и Дальними Чужаками. Мы здесь, чтобы сказать эту горькую истину Секоту и вашему народу. Если вы хотите и дальше жить в этой Галактике, вы должны помочь нам решить проблему с Дальними Чужаками. Раз и навсегда.

– Но почему Секот так важен для вас? – спросил Сенши. – Почему вы так хотите, чтобы мы присоединились к вам? Как может одна планета повлиять на галактическую войну?

– Это не просссто еще одна планета, – прошипела Саба, – во всей Галактике нет миров, подобных этому.

Скептицизм, исходящий от Сенши, трудно было не заметить.

– И ты согласна с этим? – спросил он Джабиту. – Ты направишь нас на путь гибели?

– Я не желаю гибели ферроанцам! – резко ответила она. – Я тоже видела ужасы войны, и знаю, чего нам стоил Исход. Повторения этого я хочу еще меньше, чем ты, Сенши. Но я не прогоню тех, кто просит нас о помощи! Они заслуживают лучшего.

– Почему? Потому что они джедаи?

– Нет. Потому, что они не намерены причинять нам вред.

– Это твое мнение, или Секота?

– Секота… – Джабита заколебалась, – я рекомендовала ему проявить осторожность, как и ты. Мы не можем просто так поверить чужакам. Но в то же время мы должны постараться не нажить новых врагов. Если джедаи правы насчет Дальних Чужаков, нам нужна помощь джедаев, так же, как наша помощь нужна им.

– А это мысль Секота или твоя?

– Моя, – признала Джабита.

В глазах Сенши читалось презрение.

– Ты готова рисковать нашими жизнями, и даже жизнью самого Секота, – он неодобрительно закачал головой, – я не могу позволить тебе этого, Джабита.

Магистр жестко посмотрела на него.

– И что ты сделаешь, если я откажусь тебе подчиняться? Убьешь меня? Убьешь джедаев?

– Этого не будет, – угрожающе сказала Саба, вставая.

Сенши взглянул на барабела, и в его глазах мелькнул страх. Он снова обернулся к Джабите.

– Я говорю с тобой, зная, что твои глаза и уши – это глаза и уши Секота. Он слышит меня и примет свое решение. Он узнает правду.

– Ты не сказал ничего, что Секот не знал бы, Сенши.

– Ты ошибаешься, – сказал он, – я сказал, что мы готовы сделать все, что необходимо, чтобы защитить наш мир. Но он не знает, насколько далеко мы готовы зайти. Скоро он это увидит.

Сенши отвернулся и приказал своим сообщникам:

– Мы выходим через пять минут. Завяжите ей глаза. Я не хочу, чтобы она видела, куда мы идем.

– А что насчет джедаев? – спросила Джабита.

Сенши встретился взглядом с Джейсеном. В глазах ферроанца по-прежнему был страх и неуверенность, хотя Сенши отчаянно пытался это скрыть. Он знал, что не сможет удержать джедаев, если они не захотят здесь оставаться.

– Если они хотят идти с нами, то пусть идут, – сказал Сенши, – чем больше свидетелей у нас будет, тем лучше. Но если они хотят уйти, пусть уходят. Даже если они вернуться к своим, то всё равно не успеют привести помощь. А нам не нужны еще пленники.

– Поверьте мне… – сказала Саба, с помощью Силы притянув к себе световые мечи с пояса ферроанца-охранника, – мы никогда не были вашими пленниками.

Ферроанцы были явно напуганы, но Сенши оставался спокоен.

– Если вы попытаетесь нам помешать, – сказал он, – мы будем сражаться. Мы не можем сравниться с джедаями, но мы все равно будем сражаться. Завяжите ей глаза, – приказал он ферроанцам.

Сенши отвернулся и ушел. Джейсен и Саба обменялись обеспокоенными взглядами, потом повернулись к Джабите. В ее глазах тоже была тревога.

– Не волнуйтесь, Магистр, – сказал Джейсен, – мы вас не оставим.

– Оная не позволит причинить вам вред, – добавила Саба.

Джейсен кивнул, но сомнение не покидало его. Взглянув на лежащую без сознания Данни, он задумался, во что же он втянул своих друзей.

Джаг почувствовал, что рука Джейны дернулась в его руке. Выйдя из полусна, он склонился над ней. Глаза Джейны наполовину открылись, и ее рука вцепилась в его руку.

– Джейна? Ты меня слышишь?

– Джаг? – ее голос был хриплым.

Она хотела сказать что-то еще, но ее прервал стон с соседней койки. Джаг отнюдь не испытал облегчения от того, что Тахири тоже очнулась. Он потянулся за комлинком, чтобы вызвать медицинского офицера.

– Вигос, думаю, тебе лучше прийти.

Медик не стал тратить время на требование объяснений. Он подтвердил щелчком, что принял сообщение, и отключил связь.

– Нет… – Джейна судорожно глотнула. Ее губы были сухие и потрескавшиеся.

Джаг подал ей кружку воды с соломинкой, позволив ей напиться, в то же время настороженно наблюдая за тем, как светловолосая девушка села на своей койке и открыла зеленые глаза. Кто это? Тахири или Риина?

Джейна заметила опасение в глазах Джага.

– Все в порядке… – прохрипела она, – я думаю…

До того, как Джаг спросил ее, что она имеет в виду, в каюту ворвался Вигос с целой медицинской группой. Тахири снова застонала и неожиданно повалилась на койку, ее руки и ноги беспорядочно дергались. Что бы она ни пыталась сделать, мускулы не повиновались ей. Вигос и его помощники мгновенно окружили ее, не позволяя ей двигаться и исследуя показания диагностических приборов. Двое медиков подошли к Джейне. Она сказала, что с ней все в порядке, но они настояли на решении проверить ее.

Джаг тоже не поверил, что она в порядке. Глаза Джейны были красными, а кожа очень бледной.

– Я слышала тебя, – прошептала она.

Джаг нахмурился.

– Что?

– В моем сне я слышала твой голос. Я помню, что ты сказал.

Ее улыбка наполнила его удивительным теплом, и Джаг понял, что чувства, которые он к ней испытывал, взаимны. Ей не нужно было ничего говорить; эта улыбка сказала, что и Джейна любит его.

– Тахири? – Вигос склонился к лицу девушки, пытаясь пальцами открыть ей глаза, чтобы проверить реакцию зрачков. – Ты слышишь меня, Тахири?

Сухие губы Тахири открылись, и голос ее был подобен пустынному ветру:

– Меня зовут… – она глотнула, -… как?.. Как меня зовут?..

У Джага похолодело в желудке.

– Иш’ка!

Он встал между Джейной и Тахири – существом в теле Тахири.

– Свяжитесь с капитаном Мэйн, – приказал он Вигосу, – сообщите ей, что…

Джейна взяла его за руку. Он удивленно повернулся к ней.

– Подожди, – сказала она, – давай сначала выслушаем ее.

– Если она сама не знает, кто она, как мы можем поверить, что это Тахири? Я не хочу, чтобы Риина изрубила нас световым мечом Тахири!

– Я… – Тахири (или Риина) закашлялась, – я не…

– Я видела их, Джаг, – голос Джейны зазвучал с прежней силой. – Я не хочу притворяться, что поняла все, но я видела их вместе в разуме Тахири. Риина была там, сражалась с ней. Это было как сон. Они сражались, а потом начали вместе преследовать что-то – меня, наверное. Потом Риина как будто пыталась убедить Тахири напасть на меня, может быть, даже убить. Но этого не произошло. Тахири нашла другой путь. Она…

Джейна снова замолчала, словно подыскивая слова.

– Скажи мне, почему я не должен поднять тревогу и изолировать ее.

– Я не просто Тахири, – хрипло сказала девушка, – и не просто Риина. Я… что-то новое, – ее глаза посмотрели на него с удивительной ясностью. – Я изменилась.

– Изменилась? – словно издалека услышал Джаг голос Вигоса.

– Она не та и не другая, – сказала Джейна, – в ее теле живут обе личности. Тахири не смогла избавиться от Риины, но и Риина не смогла победить ее. Им оставалось только соединиться, или сойти с ума и погибнуть.

Это очень удивило Джага. Как могут соединиться два абсолютно разных разума? Останется ли в Тахири что-то прежнее? Не овладеет ли ею йуужань-вонгская часть сознания? У него были тысячи вопросов, но он был уверен, что ни на один из них не найдется простого ответа.

– Впервые за эти годы я чувствую себя… чем-то целым, – сказала девушка, – и это, наверное, хорошо, правда? – она посмотрела на Джейну. – Я помню, ты была там, пыталась помочь мне. Ты помогла мне просто тем, что была там. Даже когда часть меня бросилась в атаку, ты не отреагировала. Я поняла, что сражаться с тобой неправильно. Твой пример помог исцелить мой больной разум. Если бы не ты, мы уничтожили бы друг друга.

Девушка сделала странный жест перед своим лицом. Потом она взяла за руку Джейну.

– Это называется уш-рок, – объяснила она, – этот жест означает, что я в долгу перед тобой, и предлагаю тебе свою верность за то, что ты помогла мне. Я предлагаю это не как йуужань-вонг, и не как человек, а… просто как я, – уверенность в голосе девушки, казалось, ослабела на секунду, но потом снова вернулась. – Я буду вечно благодарна тебе, Джейна Соло, сестра моего возлюбленного. Я считаю вашу семью своей семьей, и буду защищать вас даже ценой жизни. Клянусь в этом своей честью.

Джейна быстро взглянула на Джага.

– Спасибо, – взволнованно прошептала она.

Джаг тоже был удивлен внезапно проявившейся уверенностью девушки. Там, где раньше была слабость и сомнение, сейчас он видел силу и уверенность.

– К этому надо будет привыкнуть… – сказал он.

Тахири слабо кивнула.

– Да, всем нам.

– Думаю, что ваше состояние в норме, – сказал Вигос, закончив обследование, – дыхание ровное, пульс сильный. Вы находились в коме не настолько долго, чтобы атрофировались мускулы. Скоро вы сможете встать на ноги.

Тахири попыталась ответить, но пересохшее горло снова подвело ее, и она закашлялась.

– Мама будет рада слышать это, – сказала Джейна. – Кстати, где она?

Вигос взглянул на Джага, который просто сказал:

– Она на "Соколе".

Этот взгляд не укрылся от Джейны.

– Что случилось, Джаг?

– Честно говоря, много чего случилось. Даже не знаю, с чего начать.

– Просто скажи мне, что происходит, – сказала Джейна, встревожившись.

– Мы на орбите над Эсфандией. Тут же большой флот йуужань-вонгов и эскадра Пеллеона, – Джаг на секунду задумался, рассказать ли ей о "сюрпризе для Пеллеона", который ему пришлось организовать, но решил оставить это на потом, – Станция связи спрятана где-то внизу на планете, и твои родители отправились искать ее. Сейчас они где-то на поверхности. Мы не можем связаться с ними, и, вероятно, они не могут связаться с нами.

Джейна подняла брови и удивленно встряхнула головой.

– Похоже, я долго была в отключке.

– Не волнуйся, – хрипло сказала Тахири, – воин никогда не бросит свою семью. Мы их найдем и вернем, я обещаю.

– Сначала надо отдохнуть, а потом уже сражаться, – улыбнувшись, сказала Джейна, – и, я уверена, нам не помешает принять душ. Сейчас я едва чувствую себя человеком. И даже боюсь представить, как себя чувствуешь ты.

– Словно побывала в подмышке вуа’сы, – засмеялась Тахири. Джаг почувствовал, что напряжение оставляет его. Если она может шутить, значит, все в порядке.

Джейна посмотрела на него, ее глаза блестели радостью. Это еще больше убедило его, что с Тахири все нормально. Джейна не выражала беспокойства насчет "нового" характера Тахири, и была уверена, что слияние личностей Тахири и Риины было правильным решением. Все это говорило в пользу Тахири. И если она будет сражаться на правильной стороне, Джаг с радостью примет ее в число своих друзей.

Ном Анор открыл глаза. Вокруг была тьма. Мгновенно проснувшись, но, слабо ориентируясь, он пытался понять, что же разбудило его. Ему что-то приснилось? Он забыл что-то сделать? Целых десять секунд понадобилось, чтобы понять, что ответ находится вокруг него. Когда он собрался немного отдохнуть, помещение было освещено светящимся мхом. А сейчас в комнате было темно.

Он молча лежал во тьме, прислушиваясь. В середине комнаты послышалось едва заметное движение, и Ном Анор в страхе напрягся, думая, что же ему делать. Он мог бы позвать охранников, но если неизвестные нарушители сумели проникнуть в это тайное убежище, они, вероятно, уже "позаботились" об охранниках. Он мог схватить куфи, с которым никогда не расставался, но враг мог услышать движение. Он мог броситься на противника, рассчитывая на внезапность, но это был страшный риск – очень легко просчитаться и напороться на готовый к бою амфижезл. Многочисленные варианты действий мелькали в его разуме, но все были отвергнуты.

Его плэрин бол приготовился извергнуть струю яда, реагируя на гормоны стресса, наполнявшие кровь Ном Анора. Если удастся поразить нарушителя этим выстрелом…

– Сейчас!

Слово прошелестело во тьме, и в то же мгновение Ном Анора атаковали с двух сторон. Он почувствовал, как чьи-то руки схватили его и прижали к койке. Он отчаянно сопротивлялся, но нападавших было слишком много.

Ном Анор повернул голову, в надежде разглядеть противника слева. Но увидел только тени. Однако его глаз все же смог уловить очертания чьей-то фигуры. Пока этого было достаточно. Расслабившись, словно прекратив сопротивляться, он прицелился и выстрелил из плэрин бола туда, где должно было находиться лицо нападавшего. С диким воплем противник упал, выпустив левую руку Ном Анора. Освобожденной рукой Ном Анор нанес сильный удар тому, кто держал его с другой стороны.

Раздался хриплый вскрик боли, но неизвестный враг продолжал удерживать правую руку Ном Анора.

– Держите его! – крикнул кто-то, и из тьмы появились новые фигуры.

Чьи-то руки схватили его за голову и прижали что-то к глазнице, в которой находился плэрин бол, не позволяя ему стрелять ядом.

"Сколько же их здесь?", – в отчаянии подумал Ном Анор, изо всех сил сопротивляясь нападавшим, которые схватили его за руки и ноги. Но сопротивление было бесполезно. Двое противников прижали его плечи к койке, а третий держал за ноги. В конце концов, Ном Анор действительно перестал сопротивляться. Врагов было слишком много. Лучше поберечь силы, чем тратить их на бессмысленную борьбу.

Он глубоко вздохнул, напоминая себе, что сражения редко выигрывают слепой яростью. Прежде чем сражаться, полезно узнать что-то о противнике, а здесь, в темноте, он не мог даже сказать, кто на него напал.

У входа в комнату вспыхнул светляк, в его тусклом свете стали видны лица тех, кто держал Ном Анора. Двоих, державших его за плечи, он не узнал, но это не было удивительным. Они могли быть членами его собственной группы, на которых он раньше редко обращал внимание. Кто бы они ни были, они – просто подчиненные того, кто придумал это нападение. Возможно, это предатель из ближнего окружения Пророка.

Тот, кто держал светляка, шагнул ближе. Это оказался Шуун-ми, другой рукой он сжимал куфи. В слабом свете были видны глаза бывшего жреца – их взгляд был холодным и смертоносным.

Ном Анор нахмурился, испытывая одновременно возмущение и странное удовольствие от предательства своего советника по религии. От Шуун-ми он такого никак не ожидал.

– Шуун-ми? – спросил он, изображая испуг и удивление.

"Отверженный" презрительно взглянул на Ном Анора, голубые мешки под глазами Шуун-ми пульсировали от злобной радости. Он медленно покачал головой, словно упрекая Ном Анора.

– Вы видите? – обратился он к своим сообщникам. – Он не бог!

– Я никогда и не утверждал, что я бог, ты, проклятый идиот! Ты не слышал, чему я учил вас…

– Но ты мог бы…

Чувство странной абсурдности охватило Ном Анора. Он не смог удержаться от смеха.

– Или ты гораздо умнее, чем я считал, или настолько глуп, что трудно поверить…

"Отверженный" рассмеялся шипящим смехом, ударил Ном Анора по лицу и приставил куфи к горлу.

– Ты смеешь называть меня глупым, когда твоя жизнь в моих руках?

– Это не делает тебя умнее, Шуун-ми, – усмехнулся Ном Анор, – ты просто застал меня врасплох, добился временного преимущества, вот и все.

– Временного? – Шуун-ми ядовито засмеялся. – Ты думаешь, что тебе сегодня удастся избежать смерти, Пророк?

Лезвие куфи находилось в непосредственной близости от артерии Ном Анора, и лишь одно движение отделяло его от смерти. Тем не менее, он не проявил страха.

– Вопрос не в том, удастся ли мне избежать смерти, – медленно сказал Ном Анор, – а в том, удастся ли ее избежать тебе.

Шуун-ми свирепо посмотрел на Ном Анора.

– Ты угрожаешь мне, стоя на пороге вечного забвения?

Во взгляде Шуун-ми было нечто маниакальное – отчаянная необходимость доказать свое превосходство тому, кто так долго был выше него во всем.

– Пока я не в том положении, чтобы угрожать тебе, Шуун-ми, – сказал Ном Анор, – я просто удивляюсь, как ты надеешься выбраться из того, во что влип. Как только верующие обнаружат, что ты наделал, они тебя убьют. И ты это знаешь, не так ли? К тому же моя смерть нанесет страшный урон нашему делу.

– Это будет проблемой только в том случае, если о твоей смерти станет известно.

– Ах, вот как… – Ном Анор хотел, было, кивнуть, но с куфи, приставленным к горлу, это был не самый безопасный жест, – хоть я и умру, но Пророк не умрет… Ты хочешь стать им. Используя углит-маскун, ты займешь мое место и захватишь власть над еретиками.

Шуун-ми победоносно улыбнулся.

– Именно так.

– А собственное исчезновение ты объяснишь, замаскировав мой труп под свой. Ты объявишь, что тебя пытался убить тот, кто считался твоим самым верным последователем.

– Хороший план, не так ли? – усмехнулся Шуун-ми. – Я спрячу правду за… правдой. Этому я научился у тебя, Аморрн.

Ном Анор едва заметно улыбнулся. Даже сейчас Шуун-ми не знал об истинной личности бывшего исполнителя.

– А что насчет тех, которые решили поддержать тебя, Шуун-ми? Что ты пообещал им за предательство?

Шуун-ми ответил не сразу, бросив короткий взгляд на своих сообщников. И этот взгляд сказал все, что хотел знать Ном Анор: сообщники будут убиты при первой возможности – они слишком много знают о Шуун-ми.

– Они останутся со мной после нашей победы, – сказал бывший жрец, – они станут личными телохранителями Пророка.

– Понятно… И они ожидают, что ты сдержишь свое слово? Или ты будешь так же честен с ними, как со мной?

– Я был честен с тобой до самого конца, – искренне сказал Шуун-ми, – я действительно верил в тебя. Но сейчас… – он тряхнул головой, – нашему движению нужен настоящий лидер, обладающий ясностью видения.

– Но ты забыл одну вещь, – сказал Ном Анор.

– Я не забыл ничего, – прошипел Шуун-ми.

– Нет, ты забыл, – возразил Ном Анор. Он знал, что необходимо как можно дольше продолжать разговор с Шуун-ми, выигрывая время. Каждая секунда, которую он выигрывал у смерти, повышала шанс повернуть ситуацию в свою пользу. И лучший способ сделать это – сыграть на опасном положении "отверженных" и их неуверенности. – На самом деле я даже не думал, что ты окажешься таким наивным и упустишь это…

– Если ты хоть на секунду подумал, что я не убью тебя… – зарычал Шуун-ми, еще сильнее прижав куфи к горлу Ном Анора.

– Я не сомневаюсь, что ты можешь убить меня, Шуун-ми, – прохрипел Ном Анор, хотя в лице Шуун-ми было что-то, что заставило Ном Анора сомневаться, действительно ли бывший жрец убьет его. – Сейчас у тебя есть такая возможность, я не отрицаю. Но скажи, почему ты предал меня? Тебе надоело исполнять мои приказы? Или потому, что я держал тебя в неведении относительно некоторых вещей?

Шуун-ми немного отодвинулся назад. Ном Анор воспользовался возможностью перевести дыхание.

– Скажи, почему ты предал меня? По крайней мере, мне будет понятно, почему я умру.

– Потому что ты обращаешься со своими последователями не лучше, чем Шимрра! – в голосе Шуун-ми было столько ярости, что испугались даже охранники, державшие Ном Анора. – Верующие приходят к нам, а ты используешь их так, словно они ничто. Ты приносишь их в жертву, даже не позаботившись узнать их имена. А твое имя постоянно на их устах. Те, кого ты так легко послал на смерть, верили в тебя! Они верили в джиидаев! – Шуун-ми мотнул головой, – Джиидаи никогда не сделали бы того, что сделал ты, Аморрн. И все эти жертвы служат только твоей славе. Ты распространяешь веру в джиидаев не ради "отверженных", а ради своей выгоды!

– А ты будешь делать это ради своей выгоды, Шуун-ми?

Клинок снова прижался к его горлу, на этот раз прорезав кожу. Ном Анор почувствовал, как кровь стекает по шее.

– Я могу…

– Да, ты можешь, Шуун-ми, – прервал его Ном Анор. – Убей меня! Давай же, Шуун-ми! Я уверен, у тебя есть более важные вещи, чем стоять здесь и болтать со мной. Тебе ведь надо освобождать "отверженных" от тирании Шимрры.

– Ты издеваешься надо мной, даже чувствуя дыхание смерти?

Ном Анор широко улыбнулся. Его бесстрашие явно действовало на нервы Шуун-ми.

– Знаешь, наверное, я ошибался насчет тебя, Шуун-ми. Я говорил, что ты забыл кое-что, но ты, похоже, никогда этого не знал.

– Чего не знал? – как и предполагал Ном Анор, Шуун-ми явно был не слишком уверен в себе.

Ном Анор снова улыбнулся.

– Это не сработает.

– Чепуха. Когда ты умрешь…

– Все-таки ты идиот, Шуун-ми. Я говорю о Шимрре. Вы никогда не убедите его вернуть вам свободу и честь. Зачем ему слушать вас? Разве ему интересно, чего вы хотите? Ты не видишь того, что происходит прямо перед твоим уродливым носом, что уж говорить о делах при дворе Верховного Правителя, в миллионы раз более могущественного, чем Пророк – неважно кто будет скрываться под этой маской. Даже если ты сегодня получишь всё, что задумал, то завершится все смертью, твоей и тех, кого ты вовлек в это гнусное предательство. Ты обречен с того момента, как вошел в эту комнату. Я сожалею только о том, что вряд ли увижу, как ты умрешь.

Но вместо того, чтобы испугаться, "отверженный" улыбнулся.

– Не думай, что ты можешь обмануть меня, Аморрн. Я знаю, ты пытаешься…

Вдруг что-то ударило Шуун-ми сзади, заставив его упасть на Ном Анора и выронить куфи. Ном Анор дернулся, пытаясь избежать острого лезвия клинка. Падая, Шуун-ми выронил и светляка. Комната погрузилась во тьму.

Ном Анор, воспользовавшись возникшим в комнате смятением, начал яростно сопротивляться, пытаясь освободиться. Он отчаянно боролся, но не смог вылезти из-под упавшего на него тела Шуун-ми. Голоса во тьме, крики боли, звуки ударов, разрываемой ткани и плоти, скрежет оружия – все это наполняло комнату жуткой какофонией. Руки, державшие Ном Анора, исчезли, но он все еще был придавлен телом Шуун-ми, который тяжело дышал и болезненно хрипел. Где-то рядом раздался крик боли и звук тела, упавшего на пол.

Ном Анор, наконец, сбросил с себя Шуун-ми и вскочил, схватив куфи. Шуун-ми упал, застонав, но не сделал никаких попыток подняться. Ном Анор взял с пола светляка и направил его свет туда, где происходил бой. Неожиданный свет, упавший на двух сражавшихся воинов, смог на долю секунды отвлечь светом одного противника от другого. Этого было достаточно, чтобы противник – Кунра – нанес смертельный удар. Присев, он взмахнул своим длинным клинком, загоняя его глубоко в бок предателя. Глаза "отверженного" потухли, его тело рухнуло на пол, развалившись на две части.

Кунра выпрямился и вытер клинок об одежду "отверженного".

– Ты в порядке? – спросил он Ном Анора.

Ном Анор кивнул, оглядывая трупы, лежавшие на полу.

– В полном порядке.

– Прости, что меня не было так долго, – сказал бывший воин, – трое из них напали на меня в моей комнате. Похоже, что они намеревались только удержать, а не убивать меня прямо сейчас, пока Шуун-ми не закончит с тобой. Видимо, он думал, что я присоединюсь к нему, когда он… станет Пророком.

Ном Анор положил руку на плечо Кунры.

– В любом случае, ты пришел очень вовремя.

– Не совсем… Некоторое время я стоял снаружи и слушал, – спокойно сказал Кунра.

Ном Анор внимательно посмотрел на бывшего воина.

– Конечно, ты раздумывал над возможностями. Стоит ли позволить Шуун-ми убить меня? Тогда ты позже мог бы убить его, и сам занял бы место Пророка, не так ли?

– Возможно, – Кунра спрятал оружие под одежду. В его голосе не было извинения, но Ном Анор и не хотел их. В конце концов, Кунра проявил верность, так что предательские мысли можно не учитывать.

– Из тебя бы получился гораздо лучший Пророк, чем из Шуун-ми, – Ном Анор взглянул на "отверженного", лежавшего в луже крови на полу и едва слышно стонавшего. Клинок, торчавший в спине Шуун-ми, разрубил позвоночник, перерезав спинной мозг и парализовав конечности.

– Что ты сказал ему… – начал Кунра, но потом замолчал, неуверенный то ли в себе, то ли в вопросе, который хотел задать.

Ном Анор повернулся к нему.

– О чем ты?

– Что наш план вернуть честь и свободу не сработает, – сказал Кунра, – что Верховный Правитель не станет нас слушать.

– Я просто блефовал.

Кунра тряхнул головой.

– Нет, по твоему голосу я слышал, что именно это ты имел в виду.

Ном Анор кивнул, понимая сомнения Кунры. Было ли дело еретиков безнадежным? Ном Анор и сам не мог сказать с уверенностью. Особенно после того, как снова увидел Шимрру во дворце, во всем его великолепии.

– Кто знает, Кунра? Могущество Шимрры очень велико, в этом нет сомнений. Но может быть, мы сможем… убедить его. Если бы у меня было несколько тысяч настоящих воинов, таких же верных, как и ты, я бы в этом не сомневался.

Ном Анор снова взглянул на Шуун-ми и ногой перевернул его на спину, загоняя еще глубже куфи в его спине. Шуун-ми вскрикнул, его лицо, искаженное болью, обернулось к Ном Анору.

– Прости меня, Пророк, – пролепетал бывший жрец, – я был глупцом. Ты действительно один из богов…

– Нет, Шуун-ми, – усмехнулся Ном Анор, – ты был прав, когда сказал, что я не бог. Я отвергаю их, так же, как я отвергаю тебя. Предпочитаю компанию живых…

Он наклонился и сжал руками горло Шуун-ми, раздавив гортань. Смертный ужас в глазах "отверженного" держался еще полминуты, после чего сменился почти безмятежной пустотой. Выпрямившись, Ном Анор взглянул на Кунру.

– Избавься от трупов, – сказал он спокойно. – Я не хочу, чтобы кто-то узнал об этом. Меньше всего мне нужно, чтобы у наших… соратников возникла мысль, что Пророк может быть уязвим.

– Понимаю, – сказал Кунра, и немедленно начал вытаскивать трупы за дверь.

Ном Анор коснулся кровоточащей раны на шее, нанесенной клинком Шуун-ми.

– Надо взглянуть на нее… – прошептал он.

Перед тем, как покинуть комнату, Ном Анор снова оглянулся на Кунру.

– Ты отлично проявил себя, Кунра. Я этого не забуду.

Бывший воин почтительно кивнул и продолжил свою мрачную работу.

Люк слушал новости, передаваемые по сети борасов, и его охватывало дурное предчувствие.

– Сенши не пытается ни с кем связаться, – сказал он, прослушав последние сообщения, – но он явно что-то задумал.

– Согласна, – сказала Мара. – И что бы это могло быть?

– Несомненно, это какой-то драматический жест, что-то решительное, что должно приковать всеобщее внимание, – Люк почесал подбородок и задумался.

Сейчас они с Марой были на верхнем этаже одного из домов, похожих по форме на грибы. Большие поры в потолке и стенах живого дома пропускали свет и воздух. На столе перед собравшимися стояли чашки с ароматным чаем.

– Если бы мы хотя бы знали, куда они пошли, уже это сильно помогло в поиске, – сказала Мара, хмуро глядя на свою чашку с чаем. Они с Люком пытались связаться с Джейсеном с помощью Силы, но через час пришлось прекратить тщетные попытки. Поля жизненной энергии, окружавшие планету, просто глушили связь. Люк сейчас намеревался выяснить, были эти помехи нормальным явлением, или же создавались искусственно.

– Сейчас наши возможности ограничены, – сказала Дарак. Ферроанка нервно расхаживала взад и вперед, явно опасаясь за судьбу Магистра. – Искать их крайне трудно. Тампаси в том регионе очень густые, и обнаружить след похитителей практически невозможно. Но… думаю, я могу предположить, куда направляется Сенши.

Мара с надеждой посмотрела на нее.

– И где же это?

– К северо-востоку отсюда находится лес диких борасов. Секот не препятствует их существованию, чтобы обеспечить генетическое разнообразие.

– Диких? – нахмурилась Мара. – Как…

– Борасы могут быть очень опасны, и яростно защищают свою территорию, если позволить им вырасти дикими, – объяснила Дарак. – Обычно мы их сильно ограничиваем.

Хэгерти удивленно посмотрела на нее.

– Дикие деревья?

– Борасы – больше чем просто деревья, – в голосе Роуэла, казалось, слышался упрек. – Семена борасов подвижны. Каждое лето они мигрируют в… специальные питомники. А когда молния попадает в борас, ее энергия позволяет семенам перейти в следующий цикл жизни. Существует много разных видов борасов, и, некоторые мутации могут быть опасными.

– Особенно во время бури, – добавила Дарак.

– Так почему Сенши повел их туда? – спросила Мара.

– Может быть, он не знал, что там растут борасы-мутанты? – предположила Хэгерти.

– Сейчас это не важно, – сказал Люк, мрачно посмотрев на Дарак, – можно догнать их до того, как они туда доберутся?

Дарак встряхнула головой.

– Нет. Даже наши лучшие бегуны не успеют туда добраться.

– А как насчет дирижаблей?

– Из-за борасов им нельзя будет приземлиться.

– "Тень Джейд" сможет, – сказала Мара. – Я могу вызвать ее сюда с помощью дистанционного управления. Если Секот позволит ей взлететь, она будет здесь меньше чем через час.

– Мы можем попытаться связаться с Секотом, – сказал Роуэл, – но без Магистра это будет трудно.

– Все равно попытайтесь, – сказал Люк.

Ферроанец кивнул и вышел из дома.

Комлинк Люка запищал, обозначая вызов на связь. Это оказалась капитан Йэдж.

– Мастер Скайуокер, наши сенсоры зафиксировали источник гравитационных колебаний на третьей луне Мобуса.

– Что за источник?

– Неизвестно. Но третий спутник Мобуса – голый камень. Там не может быть ничего достаточно большого, чтобы создавать гравитационные волны.

– Это может быть поврежденный "коралл-прыгун", – сказал Люк.

– Или неповрежденный, – добавила Мара.

– Я тоже об этом подумала, – сказала Йэдж. – Я собираюсь направить туда на разведку пару СИД-перехватчиков.

Взгляд Дарак красноречиво показал Люку, что ферроанцы отнюдь не испытывают радости от того, что тут будут летать имперские истребители.

– Подождите, Ариэн, я свяжусь с вами позже, – сказал Люк и отключил комлинк.

До того, как он успел спросить, Дарак покачала головой.

– Мы не разрешим того, о чем ты хочешь просить.

Люк вздохнул, изо всех сил стараясь говорить спокойным тоном.

– Пожалуйста, поймите, что мы не хотим причинять вам вреда. Мы до сих пор не сделали ничего, что могло бы нанести ущерб вам и вашему миру. Мы хотим помочь вам. Если хотя бы один корабль йуужань-вонгов уйдет отсюда, о вашем убежище станет известно врагу. Вместо того чтобы бояться нас, лучше бы вы позволили нам помочь.

– Возможно, – Дарак все еще не была убеждена, но, по крайней мере, она прислушалась к словам Люка. – Но мы сами этим займемся. Если на той луне действительно есть гравитационные колебания, мы проведем разведку своими силами.

Люк кивнул.

– Звучит разумно.

– Только не слишком затягивайте с этим, – сказала Мара, когда ферроанка направилась к выходу. – Я не хочу сидеть здесь без возможности взлететь, если тут вдруг снова появятся йуужань-вонги.

– Секот защитит вас, – сказал Роуэл, снова входя в дом.

– А кто защитит Секота? – в голосе Мары слышалось раздражение и разочарование, но Люк понимал, что она искренне сочувствует ферроанцам. – Вы были здесь слишком долго. Вы забыли, насколько велика Галактика. Может быть, и Секот забыл об этом. Я восхищаюсь вашей верой в планету, на которой вы живете, но… придется напомнить вам о суровой реальности.

– Вы мало знаете о Секоте, – сказал Роуэл, – ваша информация собрана из разных слухов и легенд, и устарела на десятилетия. Вы не представляете, на что способен Секот.

– Поэтому мы здесь, – сказал Люк, – и хотим знать это, потому что от Секота может зависеть судьба всей Галактики. С этим знанием мы сможем найти мир и спасти от смерти триллионы разумных существ.

– Мы ходим по кругу, – сказала Хэгерти, – и пока Секот не решит, что можно доверять нам, мы ничего не достигнем.

– У Секота нет оснований доверять вам, – твердо сказал Роуэл.

– Тогда мы должны предоставить ему эти основания, – сказала Мара.

Люк кивнул, задумавшись.

"Но что мы должны сделать? Что сделал бы на моем месте Оби-Ван?"

Мысль о том, что Оби-Ван и его отец когда-то очень давно были здесь, не выходила у него из головы. Если бы можно было спросить его давно ушедшего учителя, Люк сделал бы это немедленно.

"Что случилось, когда вы были здесь, Бен? Имеет ли это отношение к тому, что происходит с нами сейчас? И… связана ли как-то с этим судьба моего отца?"

На эти вопросы не было ответа, и Люк заставил себя не задумываться о них. Он вернулся к разговору с ферроанцем, разделяя растущее разочарование Мары.

Коридоры станции связи на Эсфандии были узкими, но неожиданно высокими. Лейя подумала, что это сделано специально для коменданта-готала, чьи сенсорные рога на целый метр возвышались над головой Лейи. На "Соколе" Эшфидер приходилось все время пригибаться, на базе же необходимость в этом возникала лишь изредка.

Все остальные члены экипажа станции были ниже среднего роста. Трое инженеров-салластианцев были техническими экспертами, а пять низкорослых угноутов обслуживали оборудование. Начальником службы безопасности станции был ногри по имени Эникнар, в его подчинении состояли двое приземистых клатуинцев. Двое специалистов-людей и тви’лек – научный эксперт – тоже едва достигали среднего роста.

Осмотр базы, предложенный комендантом, не должен был занять много времени, но Эшфидер настоятельно хотела познакомить Лейю и Дрому со всем персоналом базы. Телохранители ногри все время следовали за Лейей. Они вели себя очень тихо и ненавязчиво, но Лейя постоянно чувствовала их присутствие.

Дрома вызвался сопровождать ее, потому что, по его словам, ему было необходимо на какое-то время выбраться из "Сокола". После всего, через что им пришлось пройти, у него стала проявляться клаустрофобия. Хэн решил остаться на корабле, считая, что кто-то должен обязательно присмотреть за "Соколом". Кроме того, необходимо было провести проверку двигателя и генераторов.

– Здесь у нас шлюз для выхода на поверхность, – Эшфидер открыла вход во внутренний воздушный шлюз, где стояли пять спидер-байков и шкаф, в котором хранились скафандры для работы в холодной густой атмосфере. – Хотя сама станция мобильна, иногда возникает необходимость добраться до отдаленных автоматических сенсорных станций, чтобы провести ремонт. Сенсоры – чувствительные устройства, ремонт и настройка им требуются довольно часто…

Лейя кивнула. У неё в голове уже начал формироваться план. Если доработать его до конца, спидер-байки могут оказаться очень кстати…

За бортом станции по-прежнему была тишина. Бомбардировка прекратилась, и бррбрлпп хотя бы на время были в безопасности. Лейя была рада и этому; у нее появилось время обдумать план.

– Принимать сигналы из Неизученных Регионов – это, конечно, не все, – сказал Дрома, – ведь вы должны передавать их приемникам в остальной части Галактики. Как вы это делаете?

– Сенсоры могут работать и как передатчики, – сказала Эшфидер своим равнодушным монотонным голосом, – каждый сигнал, полученный более чем одним сенсором, проверяется на ошибки и транслируется на приемники Ядра как минимум половиной остальных сенсоров. Необходимость того, чтобы сенсоры работали и как приемники и как передатчики – одна из причин того, почему оборудование такое сложное и часто нуждается в ремонте. Я пытаюсь добиться того, чтобы хотя бы пятьдесят процентов сенсоров могли работать одновременно.

– Сколько сенсоров вы потеряли во время атаки йуужань-вонгов? – спросила Лейя.

– Тринадцать из сорока.

– Сможет станция продолжать функционировать с этим количеством сенсоров?

– Если не будет новых бомбардировок, то да, мы сможем поддерживать связь еще какое-то время. Но нам необходимо восполнить потери оборудования.

– Я сделаю для этого все возможное, – сказала Лейя. "И как можно быстрее", – добавила она про себя. Кто знает, может быть, именно сейчас Люк пытается связаться с ней?

Когда обход станции был завершен, Эшфидер привела их в свою каюту, которая одновременно служила и рабочим кабинетом. Эшфидер уселась в кресло за своим столом, а Лейя, Дрома и Эникнар сели перед ней. Телохранители Лейи остались ждать за дверью.

– Это безопасное место, – заверил ее Эникнар своим шипящим голосом. Ногри был худым и жилистым, его лицо рептилии было напряженным. – Мы покажем вам то, о чем не знают остальные члены экипажа.

Эшфидер открыла сейф на стене и достала оттуда кожаный шар с мягкой поверхностью, покрытой складками. На коже пульсировали сосуды, показывая, что этот шар – живое существо. Шар покрывала странная обертка из чего-то вроде жил или проводов, оканчивающаяся длинным сужающимся хвостом.

– Виллип, – сказала Лейя. – Значит, вот как йуужань-вонги узнали, что вы здесь?

Эшфидер кивнула.

– Да, кто-то их сюда вызвал. Мы не можем сказать, когда именно и почему это произошло. Вероятно, на Дженерисе случилось то же самое.

– Этот виллип был найден два дня назад в ремонтном люке глубоко во внутренних отсеках станции, – сказал Эникнар. – Кто-то спрятал его там. И этот кто-то сейчас уже, наверное, знает, что виллип обнаружен. Но пока вражеский агент никак не проявил себя. Тем не менее, предатель среди нас.

– Мы только начали расследование, когда здесь появился флот йуужань-вонгов, и нам пришлось спасать станцию, – сказала Эшфидер. – Пока предатель не обнаружен, я храню виллип здесь, где его никто не может взять, кроме меня, – она закрыла сейф и заперла замок, – все прочие средства связи надежно охраняются. Никто не сможет покинуть базу или выйти на связь без моего разрешения.

Лейя одобрительно кивнула.

– Мы покажем вам, как обнаруживать йуужань-вонгов в их маскировке. У нас есть мышиные дроиды, способные незаметно их обнаруживать. Так что для этого можно обойтись и без джедаев.

Женщина-готал кивнула. Ее лицо по-прежнему ничего не выражало.

– Спасибо.

– Все, что нам нужно сейчас, – сказала Лейя, – это переждать кризис. Когда имперский флот отбросит йуужань-вонгов с орбиты, можно будет вывести станцию на поверхность и провести пробный сеанс связи.

– Надеюсь, что так, – сказала Эшфидер, – я опасаюсь только, что… – ее комлинк пискнул, – да?

– Сообщение с "Сокола Тысячелетия", – доложил связист, – они получили зашифрованную информацию с орбиты.

– Передайте его на мой компьютер, – приказала Эшфидер.

На ее столе включился голографический дисплей. На нем появилось изображение флота йуужань-вонгов и имперских сил, находившихся сейчас над противоположными полушариями Эсфандии. Иногда возникали вспышки, показывая, что обе стороны пробуют на прочность оборону противника, но дальше этого пока не заходило. Когда изображение приблизилось к поверхности планеты, Лейя увидела, что небольшая группа йуужань-вонгских кораблей направляется вниз, в атмосферу Эсфандии.

– У нас гости… – произнес Дрома.

– Похоже на то, – согласился Эникнар.

– Если они будут прочесывать эту зону, – сказала Лейя, – рано или поздно они обнаружат вход в пещеру…

Вдруг что-то вторглось в разум Лейи. Она почувствовала облегчение, ощутив ментальное присутствие Джейны. Это было что-то, похожее на джедайское боевое слияние. Связь была очень слабой, Джейне явно стоило больших усилий поддерживать ее, и вскоре слияние разорвалось.

– Принцесса?

Лейя, отвлекшись от задумчивости, повернулась к Эшфидер, которая смотрела на нее с беспокойством.

– Принцесса, вы в порядке?

– Да, простите, – Лейя встала, – пока йуужань-вонги не нашли пещеру, мы в относительной безопасности. Сейчас, прежде всего, следует заняться предателем, который находится среди персонала станции. Проводите меня обратно к "Соколу", и я предоставлю вам мышиных дроидов для поиска. Когда разберемся с вражеским агентом, мы подумаем, что делать дальше.

Эшфидер встала и склонила свою рогатую голову.

– Я благодарна вам за помощь.

Эникнар проводил их к "Соколу". Обратный путь они проделали в полном молчании, но как только Эникнар ушел, и они поднялись на борт "Сокола", Дрома повернулся к Лейе и заявил:

– Не нравится он мне…

– Кто? Эникнар?

– Да, он. Вы видели выражение его лица, когда пришла телеметрия с орбиты?

Лейя кивнула.

– Да, что-то с ним не так, – она повернулась к своим ногри-телохранителям. – Вы узнали запах рода Эникнара?

– Мы не знаем его, – сказала Миуолх.

– Видимо, он очень давно не был на Хоногре, – согласился Кахмаим.

– Или не был на нем никогда, – сказал Дрома. – Давайте проверим его с помощью дроидов.

– Дроиды могут обнаруживать только йуужань-вонгов, – сказала Лейя, – если же Эникнар – предатель… мы должны заставить его признаться в этом.

Дрома внимательно посмотрел на нее.

– У тебя есть какой-то план?

– Возможно… – задумчиво сказала Лейя. – Но сначала мне нужно кое с кем поговорить…

Капитан Мэйн вызвала на связь гранд-адмирала Пеллеона, чтобы сообщить новости. Джейна и Джаг в это время все еще находились в медпункте фрегата вместе с Тахири и слушали разговор с Пеллеоном по корабельной связи. Лейя попыталась связаться с "Гордостью Селонии", транслируя сигнал через модифицированного исследовательского дроида на поверхности Эсфандии. Этот дроид представлял собой беспилотный репульсорный аппарат с субпространственным приемником-передатчиком, переделанным, чтобы передавать сигнал на тех же частотах, на которых общались бррбрлпп. Чтобы избежать обнаружения йуужань-вонгами, "Сокол" передавал сигнал только короткими импульсами на той же частоте. Но, несмотря на все эти предосторожности, дроиду недолго пришлось передавать сигнал на орбиту. Через несколько минут после начала сеанса связи, залп йуужань-вонгских кораблей прервал его.

– Значит, "Сокол" и станция связи в ловушке, – сказал Пеллеон, когда Мэйн рассказала ему о случившемся.

– Да, сэр.

– И йуужань-вонгские десантники пока еще не обнаружили себя?

– Нет, сэр.

– Боюсь, этого не долго ждать. Воррик нетерпелив. Он не позволит им отсиживаться там. Ему нужны результаты, и как можно быстрее…

– Их первой задачей, – уверенно сказала Тахири, – будет разведка зон, подвергшихся бомбардировке и поиск обломков. Начнут они от центра, по направлению к краям. Они предположат, что их информация верна, и станция связи находится где-то ближе к середине пространства, подвергшегося бомбардировке.

– А где она на самом деле? – спросил Пеллеон.

– Ближе к краю, – ответила капитан Мэйн. – Центр пространства, которое бомбардировали йуужань-вонги, приблизительно находится в том месте, откуда "Сокол" в последний раз выходил на связь. Вонги, вероятно, не знают, что он ушел оттуда.

– Тогда у нас есть небольшое преимущество, – сказал Пеллеон.

– Все, что нам нужно, это немного времени, – сказала Джейна. – Прежде всего нам нужно направить кого-нибудь вниз, помочь "Соколу". Сейчас Воррик, вероятно, уверен, что обнаружил расположение станции. Если у его флота есть какие-то другие задачи, он вряд ли будет висеть на орбите слишком долго. Если мы максимально затрудним ему поиск станции, он может решить, что не стоит тратить на нее время.

– Мне доставит большое удовольствие заставить этого кретина отступить с поля боя еще раз, – в голосе Пеллеона слышалось веселье.

– А что насчет вражеского агента на станции? – спросил Джаг. – Как мы можем предпринять что-то для спасения персонала станции, зная, что он там?

– Мама уже работает над этим, – сказала Джейна, – она полагает, что уже обнаружила шпиона.

– С помощью мышиных дроидов? – спросил Джаг.

Джейна встряхнула головой.

– Нет, они ничего не нашли. Но она следит за ним, на случай если он что-нибудь предпримет.

– В любом случае, мы не можем помочь им разобраться с предателем, – сказал Пеллеон. – Сейчас нам надо послать спасательную группу к станции. Только как это сделать? Йуужань-вонги полностью блокировали пространство над полушарием.

– Думаю, я могу помочь, – сказала Тахири, – мне только нужно попасть на борт разбитого йуужань-вонгского корабля. Я уверена, после боя их тут много осталось.

– Да, поблизости от нас дрейфуют как минимум шесть, – кивнул Пеллеон, – но я сомневаюсь, что вам удастся попасть на поверхность с его помощью. После того, как полковник Фэл столь успешно обманул их, второй раз они на это не попадутся.

– Я не собираюсь этого делать. На борту йуужань-вонгского корабля может быть еще живой хор виллипов. Если получится добраться до него, у нас появится шанс эвакуировать персонал станции.

На лице светловолосой девушки была суровая отчаянная решимость. Сейчас она была бесконечно далека от той сломленной измученной Тахири, какой она была на Мон Каламари.

– Что именно вы намерены делать? – спросил Пеллеон.

– Я скажу Воррику, что собираюсь привести "Сокол" и экипаж станции в ловушку, – сказала Тахири, – я скажу, что собираюсь предать принцессу Лейю и капитана Соло.

Пеллеон, казалось, испытывал сомнение.

– Он не поверит вам, заподозрит двойную игру…

– Возможно, – сказала Тахири, – но я уверена, что он просто не сможет отказаться от такой возможности. Быстрая и легкая победа, захват важных пленников – это позволит ему уйти отсюда без позора и направиться выполнять другие задачи.

Гранд-адмирал все еще сомневался в правильности этого решения, и Джейна понимала, почему. Что если Тахири на самом деле решит предать Хэна и Лейю?

Что если она планирует такую "тройную игру"?

– Я верю ей, – сказала Джейна. Она каким-то образом понимала, что они должны позволить Тахири доказать ее полезность, и сейчас для этого самое подходящее время. Объединенные знания Тахири и Риины – вероятно, единственное, что может позволить им выбраться из этой ситуации. – Я полностью ей доверяю.

Ее уверенное заявление произвело ожидаемый эффект.

– Очень хорошо, – сказал Пеллеон после секундного раздумья, явно довольный услышанным.

Джейна почувствовала, что напряжение, сковывавшее Джага, заметно уменьшилось. Тахири тоже стала менее напряженной.

– Когда "Сокол" снова выйдет на связь, постарайтесь согласовать с ними детали операции, – продолжал Пеллеон, – я в свою очередь буду отвлекать йуужань-вонгов насколько это возможно. Если вам понадобится еще какая-то помощь, дайте мне знать.

Гранд-адмирал говорил несколько напряженным, почти официальным тоном, и Джейна вдруг поняла почему. И это удивило ее…

– Разумеется, нам понадобится ваша помощь, гранд-адмирал, – сказала она. – Мы не сможем пробиться через блокаду своими силами. Ваши истребители очень помогли нам. Могу я попросить у вас еще одну эскадрилью в помощь "Солнцам-Близнецам"?

– Джейна Соло, – сказал Пеллеон, улыбнувшись, – вы такой же политик, как ваша мать.

– Буду считать это комплиментом.

– Это и есть комплимент.

Когда связь отключилась, Джаг удивленно посмотрел на Джейну:

– О чем это он?

Вместо нее ответила Тахири.

– Доверие, – сказала та. – Если мы проведем операцию без участия имперцев, они подумают, что мы им не доверяем и пытаемся что-то скрыть. А так как скрывать нам нечего, мы должны позволить им принять участие в операции. Я думаю, именно поэтому даже после подписания мирного договора между Новой Республикой и Империей не было доверия. Отсутствие войны – это еще не мир, это лишь временное прекращение огня.

Джейна кивнула.

– Если мы будем сотрудничать, это еще больше сблизит Империю и Галактический Альянс. Одних разговоров недостаточно. Пока мы не будем сражаться вместе, помогая друг другу, мы всегда будем разделены.

– У меня найдется дело для эскадрилий, пока они вам не понадобятся, – вмешалась в разговор капитан Мэйн. – Полковник Соло, так как вы здесь – старший джедай, я жду ваших инструкций. Мой корабль готов оказать всю возможную поддержку вашей миссии.

Джейну неожиданно поразила мысль, что теперь она отвечает за операцию. Хотя она не была старшим офицером здесь, детали операции зависели от нее. Даже гранд-адмирал Имперского Флота готов был прислушаться к ее рекомендациям. Странно, но ей нравилась такая власть и ответственность.

– Мы с Тахири обсудим ее план, – сказала она, – я сообщу вам инструкции и детали миссии через час. Сохраняйте максимальную боевую готовность. Если ситуация неожиданно изменится, нам необходимо будет действовать немедленно.

– Понятно, – сказала Мэйн и отключила связь.

– Ну, – сказал Джаг, покачав головой, – теперь отчитываемся перед боссом Джейной.

– Следи за базаром, – сказала Джейна, – а то получишь взыскание за неуважение к начальству.

– Да? Когда мы встретимся в спортзале на тренировке, вы заговорите по-другому, полковник Соло.

– Насколько я помню, когда мы там встречались на Мон Каламари, победа была за мной.

Услышав смех Тахири, они оба повернулись к ней.

– Чего смешного? – спросила Джейна.

– Вы двое, – сказала Тахири. На ее лице была веселая улыбка, которой Джейна не видела уже очень давно. Тахири улыбалась и раньше, но… не так. – Что сказал бы Энакин, если бы вас видел…

Джейна тоже улыбнулась, хотя вместе со счастливыми воспоминаниями она снова ощутила боль от потери брата. Но теперь она была уверена, что с Тахири действительно все в порядке.

Сабе казалось, что она тонет в цветочном аромате. Похитители, оседлавшие гигантских трехногих существ, называемых караподами, следовали за Сенши, спускаясь по крутой извилистой тропе в глубокую долину. По обеим сторонам возвышались густые заросли лиан, похожие на зеленый водопад. И по мере того, как они спускались, воздух становился все более горячим, густым и насыщенным запахами растений, пыльцы и сырости. От этого у Сабы кружилась голова и чесалась кожа.

Даже непрекращающийся дождь не облегчал жару, скорее наоборот. Воздух был таким сырым, что, казалось, в нем можно захлебнуться. В инфракрасном зрении барабела окружающие растения из-за горячего тумана казались ярко-красными.

– Далеко еще? – спросил Джейсен ферроанку впереди него, мускулистую женщину с длинными волосами, собранными в хвост.

– Недалеко, – ответила ферроанка, не оборачиваясь.

Саба чувствовала тревогу и раздражение молодого джедая. Он волновался за Данни, которая была привязана к караподу позади них, так же, как и Джабита. Данни до сих пор не пришла в сознание после удара, оглушившего ее. Саба тоже за нее беспокоилась. Никто из них не был целителем, и помочь ей они не могли. Данни, казалось, не становилось хуже, но и лучше ей тоже не стало. Если она останется в таком состоянии и дальше, необходимо будет доставить ее к Тэкли.

Саба сфокусировала свои мысли на том месте, куда они сейчас направлялись. Впереди, глубоко в долине, она почувствовала сгусток тьмы, разрыв в бесконечном потоке жизни, каким являлась в Силе Зонама. Когда Саба представила себе эту тьму, попыталась рассмотреть ее подробнее, та была подобна вихрю в атмосфере газового гиганта. Потоки жизненной энергии текли более или менее спокойно, лишь слегка изгибаясь под влиянием этой аномалии, но то, что проходило слишком близко к ней, немедленно засасывалось, пожиралось этим вихрем.

Сенши вел в самое сердце тьмы. И эта тьма звала Сабу сквозь туман, странный шепот слышался в ее разуме. Но Саба понимала, что этот шепот не намеренно зовет ее, а лишь пробуждает тьму, которая уже внутри нее – ее сомнения в собственной полезности, чувство вины за потерю родного мира…

"Нет!", – твердо сказала она себе, изгоняя темные чувства из своего разума. Она не позволит этой тьме овладеть ее душой. Этот шепот не реален, она должна оставаться сосредоточенной.

К счастью, натиск тьмы ослабел, словно в ответ на ее решимость. И Саба смело продолжила путь, следуя за Сенши.

Все было готово. Челнок, предоставленный имперцами, доставил Тахири к разбитому и выпотрошенному йуужань-вонгскому сторожевому кораблю типа "Йорик-строна", который еще не так давно носил гордое имя "Хроша-Гал", что означало "Цена Боли", как сообщила Тахири. Джейна немедленно переименовал корабль, назвав его "Помощником".

Тахири стоя среди обломков, которые когда-то были боевой рубкой корабля, на мгновение задумалась, что это имя может означать для ее будущего. Сейчас в ее разуме все, казалось, было нормально, но Тахири оставалась бдительной, не желая допустить ни малейшего признака разлада, если вдруг появится. Хотя та ее часть, что когда-то была Рииной, возражала против нападения на йуужань-вонгов, она не сопротивлялась плану, который предложила Джейна.

Часть ее, что когда-то была… Эти слова казались странными. Сейчас у нее был один разум, а не два. Ее мысли были ее собственными, и время, когда в ее мозгу жили личности и Тахири и Риины, казалось чем-то большим, чем просто дурной сон. Который постепенно забывался. Знания, которые они разделяли с Рииной, появлялись не в форме слов, не так, словно из отдельных разумов. Это было больше похоже на разговор с собственным сознанием, с частью себя.

"Йуужань-вонги сделали это со мной", – сказала она себе. – "Была ли я Тахири или Рииной, они осквернили мой разум и заставили меня страдать. И они отобрали у меня Энакина. Я буду сражаться с ними хотя бы за это"

Она обнаружила на борту корабля умирающие остатки хора виллипов. С помощью примитивной питательной смеси она вернула им некое подобие функционирования. Тахири не знала, насколько к ним вернулась работоспособность, но они пока могли передавать сообщения, и, вероятно, могли их принимать. Последнее, впрочем, зависело в немалой степени от того, насколько сильно был поврежден йорик-коралловый корпус сторожевика. Эквивалент антенн у йуужань-вонгских живых систем связи представляли спиральные нервные волокна, вплетенные в йорик-коралл и настроенные на прием и передачу сигналов виллипов.

Тахири глубоко вздохнула и активировала хор виллипов. Она почувствовала, как на нее смотрят ее спутники, стоявшие вне поля зрения виллипов. Сейчас все зависело от нее.

Выжившие виллипы развернулись, пробуждаясь к жизни.

– Я, Риина из домена Кваад, смиренно прошу отозваться командующего Б’Шита Воррика, – сказала она на языке йуужань-вонгов.

Виллипы задрожали, как водные существа, попавшие в сильное течение. Странные образы появлялись на них, но не принимали четкой формы. Едва слышный голос пытался что-то ответить, но она услышала только невнятные звуки.

Она попыталась снова:

– Я, Риина из домена Кваад, говорю с борта героически погибшего корабля "Цена Боли". Я умоляю доблестного командующего об аудиенции. Моя служба славному делу Йун-Йуужаня еще не окончена.

Снова послышались странные звуки, потом неожиданно раздался резкий гортанный голос:

– Командующий не имеет дела со слабыми и опозорившимися доменами.

– Домен Кваад не слаб и не опозорился. Я Риина, воин, созданная, чтобы повиноваться. Выслушайте меня, если хотите, чтобы ваши враги попали к вам в руки.

– Твои слова – ложь. И ложь напрасная.

– Я лгу только нашим врагам. Я хочу привести их в ваши руки.

Последовала небольшая пауза. Потом новый голос прорычал:

– Говори, о ничтожная.

– Я имею честь слышать командующего?

– Нет. Ты не достойна находиться с ним в одной вселенной. Говори!

– У меня есть сведения о намерениях неверных, – сказала Тахири. – Они доверяют мне. И я использую это для славы йуужань-вонгов.

– Кто ты такая, чтобы обещать это?

– Я Риина из домена Кваад. Я – та, которая была сформирована.

Еще одна пауза.

– Я слышал об этой ереси. Ты – извращение джиидаев.

– Я – гордость Йун-Харлы. Формовщики создали меня, чтобы служить ей. Сейчас я унижаюсь перед вами в надежде, что вы позволите мне исполнить мой священный долг, чтобы я могла вернуться к великому народу йуужань-вонгов.

Последовала пауза, более долгая, чем предыдущая. Тахири подумала, что о ней сейчас докладывают более высокопоставленному начальнику. И когда виллипы снова заговорили, голос принадлежал другому воину:

– Твои требования оскорбляют мой слух. У тебя есть время, достаточное, чтобы выпустить всю кровь из еретика, чтобы убедить меня не стереть твою ничтожную жизнь с лица вселенной.

Убедить было трудно, но необходимо. Каждый начальник йуужань-вонгов полагался на мнение подчиненных, чтобы удостовериться, что сведения, доставляемые ими достаточно ценны, чтобы их выслушать. Если ценность сведений оказывалась сомнительной, каждый из этих подчиненных мог дорого заплатить за это, и они это отлично знали. Но с каждым подчиненным, которого ей удавалось убедить, в Тахири росла уверенность, что скоро с ней будет говорить сам командующий, и она сможет убедить его так же, как убедила его подчиненных.

Наконец, поврежденный хор виллипов заговорил самым мерзким и отвратительным голосом из всех, что до этого слышала Тахири. Это, должно быть, командующий собственной персоной. Его ругательства не слишком оригинально повторяли все, что она до этого слышала от его подчиненных, но голос Воррика был просто переполнен злобой и яростью.

– Твой вид оскорбляет мои глаза, – медленно, словно по капле выдавливая яд, произнес он, – само твое существование оскверняет вселенную. Ты принесешь себя в жертву Йун-Йаммке при первой возможности, чтобы никто больше не делал того, что пытались сделать еретики из домена Кваад.

Тахири опустила глаза. Она ожидала нечто похожее.

– Лорд командующий, я повинуюсь. Пусть Убийца возьмет мою жизнь вашими руками, если вы желаете этого. После того, как я помогу вам одержать победу над неверными, у меня не будет причин жить.

Это, казалось, понравилось Воррику.

– Тогда говори, как может быть достигнута эта победа.

– Я убедила джиидаев, что мне можно доверять, и я могу обеспечить безопасное проникновение на поверхность Эсфандии. Как только я с их помощью проникну на станцию связи, я немедленно сообщу вам о ее местонахождении.

– Откуда я могу знать, что тебе можно доверять? Ты говоришь как йуужань-вонг, но выглядишь как неверный.

– Вы хорошо видите меня, лорд командующий?

– Достаточно хорошо, чтобы испытывать отвращение.

– Как и должно быть. Если меня не принесут в жертву, я буду умолять формовщиков, чтобы они дали мне внешность, более соответствующую для служения Йун-Йуужаню, – Тахири глубоко вздохнула и сосредоточилась. – Я хочу только доказать мою верность богам и народу йуужань-вонгов. Я верно служу Йун-Харле. Богиня обмана защищает меня среди неверных. Она скрывает мое истинное лицо. Но оно здесь, под этой уродливой личиной. Я молю Йун-Харлу помочь мне доказать мою верность. Я молю ее дать мне шанс очиститься от скверны!

Тахири откинула голову назад. Шрамы на ее лбу вспыхнули, когда она направила Силу сквозь них. Тахири сохранила эти шрамы, нанесенные формовщицей Межань Кваад при имплантации личности Риины, как память о ее испытаниях. Они должны были символизировать все, что ей пришлось перенести, от потери себя на Йавине 4, до смерти Энакина. Но сейчас им предстояло сыграть еще более важную роль.

Под воздействием Силы глубокие раны снова открылись. Кровь потекла по ее лицу. Тахири отчаянно старалась не проявлять никаких эмоций кроме радости, концентрируясь в Силе. Воррик сейчас видел по виллипу все. Малейший проблеск человечности, и он поймет, что Тахири лжет ему.

Наконец Воррик сказал:

– Достаточно. Ты получишь шанс, о котором ты просишь.

Тахири склонила голову. Кровь текла на ее подбородок и грудь, но она не обращала на это внимания.

– Я не заслуживаю этого, лорд командующий. Но я сделаю все, чтобы принести пользу моему народу.

– Сегодня Йун-Харла покровительствует тебе. Кораблю "йорик-строна", на котором ты находишься, разрешается спуститься в атмосферу. Но любые другие корабли, если они попытаются сопровождать тебя, будут уничтожены.

– Да, лорд командующий. Я постараюсь, чтобы казалось, будто корабль неуправляемо падает в атмосферу. Имперцы проигнорируют его, как обычный обломок космического мусора. Я прошу только, чтобы его проигнорировали и вы.

– Хорошо. Мы будем ждать твоего сигнала. Не подведи меня, Риина из домена Кваад, иначе это будет началом твоего бесконечного страдания.

Тахири поклонилась.

– Да, лорд командующий.

Тахири выпрямилась и ударила по управляющему узлу хора виллипов. Круглые существа свернулись со звуком, похожим на вздох, словно знали, что их полезность исчерпана, и им остается только умереть. Убедившись, что виллипы прекратили передачу, Тахири позволила себе расслабиться.

– Ху-кариен-ток! – воскликнула она, когда боль из открывшихся ран снова обрушилась на нее.

Джейна вышла из своего укрытия и подошла к ней.

– Тебе не нужно было этого делать, – сказала Джейна. – Ты в порядке?

Тахири кивнула, не став спорить. У нее не было особого выбора. Она уже не была прежней маленькой Тахири, и не стала тратить время на споры о том, что уже сделано.

Джаг взглянул на нее так, как никогда до этого, словно пересматривая свое мнение о ней.

– Мы начнем спускаться в атмосферу через пять минут, – сказала Джейна, наклеивая синтплоть на раны Тахири. – У тебя будет примерно час на использование целительного транса. И я приказываю тебе сделать это, поняла? Мне совсем не нужно, чтобы ты потеряла боеспособность в самом начале миссии.

Тахири кивнула. Она была воином и джедаем, и понимала необходимость такого приказа. Обработав раны обезболивающим спреем, она уселась в нишу в переборке и закрыла глаза.

"Сокол Тысячелетия" казался пустым без Хэна и Дромы. Лейе оставалось только ждать, когда ее план будет приведен в исполнение. Миссия к транспондеру началась два часа назад. Лейя была там, пока Хэн надевал скафандр и проверял управление спидер-байка.

– Ты уверена, что не хочешь присоединиться? – глухо спросил он из-под шлема скафандра. Улыбнувшись, Хэн добавил: – Это будет романтично, мы ускользнем от всех и будем любоваться достопримечательностями.

Лейя засмеялась.

– Достопримечательности на планете с атмосферой из метана и водорода? Спасибо, я уже налюбовалась ими.

Эти скафандры были созданы, чтобы выдерживать сильный холод Эсфандии и могли обеспечивать дыхательную смесь для нескольких рас. Также их можно было приспособить к разным формам тела, что было весьма удачным обстоятельством для тех, кто отправлялся на миссию. Кроме Хэна к транспондеру собирались поехать еще один техник-человек, могучий охранник-клатуинец и начальник службы безопасности ногри Эникнар – по словам Хэна, чтобы не упускать его из вида. И Дрома, с трудом засунувший в скафандр свой хвост.

– Кроме того, – сказала Лейя, наблюдая, как они собираются, – кто-то должен остаться и присмотреть за кораблем.

На это Хэну было нечего возразить. Как бы он ни хотел, чтобы Лейя отправилась с ним, он понимал, что "Сокол" нельзя оставлять без присмотра.

Лейя поцеловала его через визор шлема и пожелала ему дачи. Как только пять спидер-байков выйдут из гнездовых туннелей на поверхность Эсфандии, будет соблюдаться режим полного радиомолчания. Даже самая короткая передача может быть перехвачена йуужань-вонгами, который уже высадили десант на поверхность. Если группа Хэна будет соблюдать режим радиомолчания и держаться как можно ближе к поверхности, йуужань-вонги едва ли обнаружат их – если, конечно, им не "повезет" наткнуться на высадившихся йуужань-вонгских воинов.

Коммандер Эшфидер пригласила Лейю отдохнуть в ее офисе, и Лейя приняла приглашение. Они говорили там примерно полчаса, и Лейя удивленно подумала, что Эшфидер пытается отвлечь ее от тревоги. Эшфидер рассказала о своей жизни на Антаре-4, где она встретила своего будущего мужа, и они создали там семью. Но вскоре ее муж погиб в результате несчастного случая в руднике, и Эшфидер, охваченная горем, оставила свой дом и отправилась путешествовать по Галактике. Это было двенадцать стандартных лет назад, и с тех пор Эшфидер ни разу не возвращалась на родину.

– Расскажите мне о Холодных, – попросила Лейя, используя термин, которым на станции называли аборигенов Эсфандии – его явно было легче выговорить, чем "бррбрлпп". – Когда они научились говорить троичным кодом? И кто их научил?

– Это постарался предыдущий комендант станции, – сказала Эшфидер. – Это было еще до меня. Тогда трафик связи был меньше, и у экипажа было больше свободного времени. Коммандер Си был граном-изгнанником, и поэтому он был особенно одинок. В свободное время он изучал Холодных, расшифровывал их сигналы, и выяснил то, что никто до него не знал: несмотря на недостаток физических доказательств, например, инструментов, эти существа, несомненно, разумны, и у них есть своя культура. И в доказательство этого Си научил их передавать сигналы в троичном коде, который был гораздо легче для понимания, чем их родной язык. Они используют троичный код для связи с нами, сообщая о своих передвижениях, и мы знаем, где они находятся, что позволяет избежать несчастных случаев.

Лейя кивнула.

– Так вам удается избежать случайных смертей, подобных тем, за которые ответственны мы?

– Именно так.

– Они часто связываются с вами?

В первый раз Лейя увидела, что Эшфидер, казалось, улыбается, но голос женщины-готала оставался таким же тусклым и равнодушным.

– Холодные – весьма общительные существа. Их сигналы слышны на огромных расстояниях. Иногда, кажется, что их болтовня слышна по всей поверхности планеты.

– Их здесь много? – спросила Лейя.

– Они не слишком плодовитые существа. Мы оцениваем их количество в несколько тысяч.

– Это немного.

– Да, но Эсфандия не из тех планет, что могут поддерживать большую и разнообразную экосистему. Ядро Эсфандии постепенно остывает, и экологические ниши становятся все более ограниченными. Тот факт, что здесь нет изменения времен года, позволил аборигенам расселиться по всей планете. В последнее время Эсфандия находилась в состоянии некоего равновесия. Холодные, подобно ранкорам, находятся на вершине пищевой цепи, поедая все, что они могут найти. Они разводят огромные сады местной растительности, простирающиеся на целые километры, и стаи летающих существ, похожих на насекомых. Это сложная система, которая сейчас постепенно угасает из-за остывания ядра, но пока она служит им.

– А сейчас сюда явились йуужань-вонги и все разрушили.

Эшфидер кивнула своей рогатой головой.

– Взрывы и полеты в атмосфере оказывают страшный разрушительный эффект на местную природу. Вот почему наша станция сконструирована на основе технологии АТ-АТ. Вероятно, потом последствием этих выбросов энергии станет увеличение жизненной активности местных форм жизни в некоторых районах, но вначале они приносят только сильнейшие разрушения. Я думаю, что Холодные спрячутся в убежищах, подобных этому, чтобы подождать, пока все закончится, но они очень любопытные существа. Многие из них, особенно молодые, готовы рискнуть жизнью, чтобы посмотреть на нечто столь грандиозное и волнующее.

Потом, вернувшись на "Сокол", Лейя задумалась над этими словами. Некоторые вещи во Вселенной были так похожи. Ее дети были в этом похожи на детей бррбрлпп, так же как и она сама в их возрасте. Молодость звала их на поиски приключений, опыта, себя как личности. Но какой смысл искать ответ на вопрос "Кто ты есть?", если для этого надо умереть?

– Наверное, я старею, С-3РО, – сказала она.

– Мы все стареем, принцесса, – печально ответил дроид.

Атмосфера была глухой и мрачной, когда они достигли дна долины. Джейсен настороженно оглядывался, ощущая враждебность, но не мог определить ее источник. Густые заросли свисающих лиан, и корни, подобно змеям, выползавшие из трещин в камнях, скрывали крутые склоны по обеим сторонам тропы. Высоко наверху кроны деревьев закрывали небо, образуя что-то вроде высокого потолка, откуда постоянно лил дождь. Джейсену казалось, что они вошли в огромную подземную пещеру.

Место, куда они шли, было уже рядом. Узкая река, с шумом бежавшая по дну долины, была перекрыта камнями, сформировавшими что-то вроде плотины, вокруг которой росли странного вида борасы. Эти деревья вцепились своими корнями в камни и дно долины, их стволы оборачивались вокруг друг друга, образуя густые заросли зловещего вида. Джейсену показалось, что деревья застыли во время яростной борьбы, словно пытаясь поглотить один другого. Странно подвижные ветви гигантских деревьев качались и двигались между стволами, пугающе напоминая щупальца сарлакка, искавшие жертву.

– Мы шли сюда? – спросил Джейсен ферроанку.

– Да, – ответила она так же коротко, как отвечала на все его вопросы.

– А зачем?

– Скоро узнаешь, – сказала ферроанка.

Карапод, несущий Данни, медленно шел за ними. Джейсен почувствовал странное возбуждение в примитивном разуме животного – как будто карапод узнал это место – но больше из мыслей существа ничего нельзя было понять. Шкура карапода, толстая, как у банты, и, вероятно, содержавшая много металлов, поблескивала в тусклом свете.

На границе рощи борасов Сенши остановился. Ферроанцы, ехавшие верхом, слезли с караподов и сняли носилки Данни и Джабиты.

– Оставшуюся часть пути мы пройдем пешком, – сказал Сенши.

– Подождите, – Джейсен протолкался к нему сквозь толпу ферроанцев, – мне не нравится, как выглядит это место.

Сенши пожал плечами.

– Это твои проблемы. Вы можете и дальше идти с нами, или оставить нас. Выбор за вами.

– Есссть третий путь, – угрожающе прошипела Саба. Джейсен положил руку ей на плечо, чтобы удержать от враждебных действий, и почувствовал, что мускулы барабела напряжены под чешуей, как натянутый провод.

– Мы пойдем с вами, – сказал Джейсен. – Но если вы попытаетесь…

– Что? – огрызнулся Сенши. – Что вы сделаете, джедаи? Я слышу от вас только угрозы. Перестаньте нам угрожать или уходите!

Не говоря больше ни слова, похитители направились в заросли борасов. Их молчаливое повиновение нервировало Джейсена не меньше, чем зловещий вид этого места. Сенши словно загипнотизировал их.

Они обошли грязный пруд, и подошли к естественной плотине, ставшей причиной его возникновения. Груда камней тянулась шрамом поперек долины, перекрывая реку. С дальней стороны плотины изливались небольшие водопады, создавая несколько маленьких рек, которые, соединяясь, продолжали течь дальше по долине. Роща борасов была здесь самой густой, зловеще возвышаясь над пришедшими. Их стволы, переплетаясь, оставляли в центре свободное пространство с каменным дном. По его краям поднимались обугленные щупальца, словно застывший дым.

Джейсен настороженно оглядывался вокруг, когда они продолжили свой спуск. Он и Саба шли позади ферроанцев, осторожно шагая по корням борасов. Воздух вокруг них был наполнен запахом сырого древесного угля, как будто здесь зажигали и тушили бесчисленные костры.

На дне углубления похитители снова остановились. Сенши приказал поставить носилки с Магистром и Данни на каменный пол.

– Оная обеспокоена, – прошептала Саба, приблизившись к Джейсену, и настороженно оглядываясь. – Жизненная энергия здесь… искажена. Мы в опасности.

Джейсен не спорил: он ощущал то же самое. Повернувшись к Сенши, он спросил:

– Что это за место, Сенши? Зачем мы здесь?

– Борасы проходят сложный цикл жизни, – сказал главарь похитителей, – они во всех отношениях удивительные существа. Их семена больше похожи на животных, чем на растения. Они притягивают молнии, чтобы снабжать энергией сложные органические процессы глубоко внутри своих стволов. Их корни срастаются и образуют сеть, которая охватывает всю планету. Мы сосуществуем на поверхности Зонамы – борасы и мы. И мы уважаем друг друга.

Земля, казалось, вздрогнула под их ногами.

– Как и у всех живых организмов, – продолжал Сенши, – у Зонамы могут быть раны, болезни, раковые опухоли. Это одно из таких мест, где естественный поток жизненной энергии Секота искажен. Здесь обитают злые борасы. Да, как и все живые существа, они тоже могут быть злыми. Обычно такие борасы вполне безопасны – пока вы не потревожите убежища их семян. Тогда вы окажетесь в большой опасности…

Джейсен спросил, хотя уже знал ответ:

– И где же находятся эти убежища?

Сенши улыбнулся.

– Мы стоим на них.

Саба решила, что услышала достаточно. Она выхватила световой меч и включила его. Все ферроанцы повернулись к ней, их лица были освещены в полумраке красноватым светом клинка.

Это действие, казалось, вызвало всплеск агрессии со стороны борасов. Саба почувствовала, что земля под ее ногами трясется, щупальца борасов с угрожающим щелканьем поднялись над головами пришедших.

– Саба, стой! – крикнул Джейсен.

– Мы не можем оставаться здесь, – Саба устремила пристальный взгляд на Сенши. – Здесь небезопасно! И Данни нужна медицинская помощь. Оная требует, чтобы ты вывел нас отсюда!

Саба угрожающе поигрывала мускулами, словно давая понять, что с барабелом лучше не спорить.

– Нет, – сказал Сенши, который, казалось, не был испуган ни ее словами, ни ее угрожающей позой.

– Все в порядке, Саба, – сказал Джейсен, жестом предлагая ей опустить оружие.

Она удивленно посмотрела на него. Разве он не чувствует опасности? Разве не чувствует в Силе, что с этим местом что-то не так?

– Пожалуйста, – настаивал Джейсен, – поверь мне.

Саба выключила световой меч, хотя и была недовольна таким решением Джейсена. Кивнув, молодой джедай повернулся к Сенши.

– Пока никто не пострадал, не могли бы вы объяснить, что здесь происходит? Чего вы надеетесь достигнуть, приведя нас сюда?

– Все зависит от того, что намерены делать вы…

– И что это значит? – спросил Джейсен в явном раздражении. – Я не понимаю.

– Скоро поймешь.

– Потенциум велик, – хором запели стоявшие вокруг ферроанцы, – велико могущество Секота…

Саба почувствовала, как жизненная энергия борасов собирается вокруг них. Стволы огромных деревьев задрожали и начали тянуться, словно пытаясь дотянуться до неба. Она почувствовала, как энергия собирается в воздухе, усиливаясь с каждой секундой. И что должно произойти, это случиться сейчас.

– Все служите ему, – пели ферроанцы, – все будьте едины с Потенциумом…

Джабита застонала. До того, как Саба успела что-то сделать, Сенши схватил Магистра за горло, а другой рукой приставил к ее голове стреляющий жезл.

– Не двигайтесь, или я убью ее, – прошипел он.

Саба застыла, держа руку на эфесе светового меча.

– Это не то, чего я ожидала, – сказала Магистр, открыв глаза.

– В этом и заключался мой план, – сказал Сенши, подтягивая ее носилки ближе к яме. – Что теперь, джедай? – обратился он к Джейсену. – Что теперь?

– Теперь мы увидим… – прошептала Мара, когда Дарак вернулась в дом, как надеялся Люк, с информацией о гравитационной аномалии на третьей луне Мобуса.

Дарак прошептала что-то Роуэлу на языке, которого Люк не понимал. Потом ферроанцы повернулись к ним.

– Наши сенсоры не обнаружили гравитационных аномалий, – сказал Роуэл.

– Что? – удивленно спросила Мара. – Вы говорите, вы не нашли ничего?

Роуэл кивнул.

– Ваши товарищи на фрегате, вероятно, ошиблись.

– Или вы намеренно ввели нас в заблуждение, – сказала Дарак.

– Или ошибаетесь вы, – сердито сказала Мара.

– Мы изучали эту систему десятилетиями, – огрызнулся Роуэл. – Мы прекрасно знаем спутники Мобуса. Мы не ошибаемся.

– Все могут ошибаться, – сказал Люк, пытаясь сгладить возникшее напряжение. – Скажите мне, от кого вы получили информацию?

– От Секота, конечно, – сказал Роуэл тоном, подразумевавшим очевидную глупость вопроса. – Все на Зонаме начинается и заканчивается Секотом.

Люк кивнул и поднес к губам комлинк.

– Капитан Йэдж, направьте звено СИД-перехватчиков к третьей луне Мобуса. Проведите разведку и выясните, что это за аномалия.

– Звено уже наготове, сэр, – сказала Йэдж, – истребители взлетят через десять секунд.

– Что…?! – Дарак шагнула вперед, на ее лице была тревога.

Люк проигнорировал ее, продолжая говорить по комлинку.

– Отлично, капитан. Разрешите им использовать оружие, если это окажется необходимо.

– Вы не можете! – яростно запротестовала Дарак. – У вас нет разрешения на полеты в нашем пространстве! Не говоря уже об агрессивных действиях!

– Если вы не готовы сделать то, что необходимо, – сказал Люк, – тогда мы сделаем это за вас.

– Это неприемлемо! – воскликнул Роуэл. – Отзовите ваши истребители немедленно, или…

Мара встала, уперев руки в бока.

– Или что?

– Вы не сможете испугать меня, – сказал Роуэл, хотя в его голосе слышалась дрожь, – и вы не сможете испугать Секот! Помните, что вы находитесь здесь лишь по его доброй воле! И если вы предпримете враждебные действия, с вами поступят как с Дальними Чужаками!

– А именно этого вы и хотите, не так ли? – сказала Мара. – Может быть, поэтому вы лжете нам? Чтобы спровоцировать нас?

– Это абсурд! Зачем нам?

– Ты мне скажи, – потребовала Мара, шагнув к Роуэлу.

Он отступил назад, его глаза расширились.

– Потенциум велик… – прошептал он, словно в молитве, – велико могущество Секота…

Люк послал ментальное предупреждение Маре, и она немного успокоилась.

– Мы здесь не для того, чтобы угрожать вам, – сказал он, – мы хотим только помочь.

Роуэл фыркнул.

– Нам нужна только помощь Секота.

– В самом деле? – спросил Люк. – Представьте, что один из кораблей Дальних Чужаков пережил тот бой, который мы видели. Что будет, если он сможет выбраться из вашего пузыря безопасности, и его экипаж доложит о том, что они здесь нашли? В следующий раз сюда явится флот в десять раз сильнее того, который вы уничтожили. Сможет Секот защитить вас от него?

– С легкостью, – сказала Дарак.

– А если они пришлют еще флот?

– Конечно.

– А еще? Если атаки будут повторяться снова и снова?

Ферроанка не смогла ответить сразу, мысль о повторяющихся ударах Дальних Чужаков явно нарушила ее уверенность.

До того, как она нашла ответ, пискнул комлинк Люка.

– Да?

– Истребители приближаются к луне, – сообщила капитан Йэдж. – Я передаю телеметрию на "Тень Джейд". Тэкли сможет передавать информацию вам.

Через две секунды в комлинке послышался голос чадра-фана:

– Сделаю все возможное, чтобы описать происходящее, – сказала она. – Три СИД-перехватчика приближаются к источнику гравитационных аномалий.

– Я требую, чтобы вы отозвали их, – заявил Роуэл.

Под взглядом Мары ферроанец замолчал и выскочил из комнаты.

– Источник колебаний постоянный, – продолжала Тэкли, – регулярные гравитационные волны исходят с третьей луны.

– Они соответствуют гравитационным характеристикам каких-либо известных нам разновидностей довинов?

– Нет. Это нечто такое, с чем мы раньше не встречались. Похоже на своего рода маяк… – после небольшой паузы, – СИДы проводят разведку поверхности луны. Поверхность неровная, с большим количеством кратеров. Кратеры глубокие и холодные – отличное место, чтобы прятаться. На поверхности заметны следы недавних полетов.

– Мы добывали на этой луне селен, – сказала Дарак, когда Мара вопросительно взглянула на нее.

– Недавно?

– Нет, но…

– Они нашли источник, – сообщила Тэкли. – Он в глубоком кратере на дальней стороне луны. Очень глубоком. Один истребитель направляется туда.

– Пусть они будут осторожны, – сказал Люк.

– Они соблюдают все предосторожности, – сказала капитан Йэдж. – Наши разведчики следуют стандартным имперским процедурам. Один ведет непосредственно разведку, двое прикрывают его. Если они заметят что-то, они немедленно сообщат. В зависимости от…

Внезапно Йэдж замолчала.

Люк напрягся, чувствуя что-то в Силе.

– Капитан Йэдж? Тэкли? Доложите!

– Гравитационные колебания изменились, – сказала Тэкли после нескольких секунд молчания. – Там явно что-то есть. Что бы это ни было, оно отреагировало на приближение СИДа. Истребитель направляется на второй заход. Гравитационные волны распространяются по всей поверхности, есть сейсмические колебания…

Тэкли снова замолчала на пару секунд, хотя Люку это время показалось гораздо дольше.

– Он вылетел! – крикнула Тэкли. – Они спугнули его! Похоже, это "коралл-прыгун", и он пытается сбежать!

Люк быстро сказал в комлинк:

– Нельзя позволить ему покинуть систему! Капитан Йэдж, направьте все силы на перехват! Его нужно остановить любой ценой!

– Это не корабль, – прошипела Дарак, направляясь к выходу. – Это просто уловка, чтобы позволить приготовиться к атаке против нас!

– Проверьте ваши сенсоры! – крикнула Мара ей вслед. – Не может быть, чтобы вы этого не видели!

– "Оставляющий Вдов" поднял все свои истребители и покинул орбиту, – доложила Тэкли. – "Прыгун" уходит к краю системы, используя гравитацию Мобуса, чтобы разогнаться. Три СИД-перехватчика, которые его обнаружили, преследуют его на пределе возможностей.

– Он сможет уйти? – спросил Люк.

После некоторой паузы Тэкли ответила:

– Сможет.

Люк услышал, как Мара скрипнула зубами.

– Если бы на орбите была "Тень Джейд", этой проблемы не возникло бы!

Дарак вернулась вместе с Роуэлом и группой ферроанцев-охранников.

– Наши сенсоры не показывают ничего, – сказал Роуэл, – система пуста. Вы предали нас – как мы и ожидали.

– Схватить их! – приказала Дарак охранникам.

Мара мгновенно вскочила на ноги, включив световой меч. Люк присоединился к ней, активировав свой ярко-зеленый клинок. Доктор Хэгерти оказалась в относительной безопасности за спинами джедаев.

Охранники не спешили рваться в бой, и Люк обнаружил, что размышляет над тем, как мог поиск Зонамы Секот окончиться вот так… Чего бы ни добивалась Вержер, посылая их на поиски, экспедиция, очевидно, завершилась ничем.

– Это не решит ничего, – сказала Хэгерти. – Должно быть объяснение того, что происходит.

– И какое же может быть объяснение кроме вашей подлости и двуличности? – усмехнулась Дарак.

– Биоэкраны, – сказала Хэгерти. – Йуужань-вонги используют что-то, что не позволяет вашим сенсорам обнаруживать их корабли. Вероятно, они шпионили за вами очень долго – пока мы не спугнули их!

– Если в нашей системе есть нарушители, – сказала Дарак, – Секот способен разобраться с ними. Нам не нужна ваша помощь.

– Если мы не можем перехватить эту штуку, – возразила Мара, – как вы собираетесь это сделать?

– Секот обладает большим могуществом, чем вы можете представить. Если он решит, он может уничтожить всю чуждую жизнь в системе до последней клетки, – и Дарак угрожающе добавила: – Он может уничтожить ваш фрегат лишь усилием мысли.

Люк почувствовал, как Мара напряглась, услышав эту угрозу. Хотя он и сомневался в словах Дарак, мысль о том, что Йэдж и ее экипаж могут быть уничтожены, вызвала в нем злость.

– Если вы настаиваете, что в нашей системе есть что-то, избежавшее нашего обнаружения, – продолжала Дарак, – Секот может уничтожить все живое в той части системы.

Мара взглянула на Люка.

– Это могло бы решить проблему. Мы скажем Йэдж, чтобы она убрала оттуда истребители, и пусть Секот сам займется этим "прыгуном".

– Я не сказала, что он непременно это сделает, – возразила Дарак, – Секот принимает решения сам.

Мара смотрела на Люка, ожидая, что он скажет. Но сейчас он не мог сказать ничего. Он размышлял о том, как Секот сможет остановить убегающего "прыгуна", который уже на другом краю системы. Обычное оружие не достанет его на таком расстоянии, а в Силе йуужань-вонги просто не видны. И даже если…

Роуэл сказал "Потенциум велик". Потенциум – необычный аспект понимания Силы, и Люк обнаружил, что такое видение Силы ему трудно понять. Потенциум не предполагал существования Темной Стороны. Джабита показала, что считает намерение, на котором основывается действие, более важным, чем характер самого действия. Другими словами, это был тот же самый аргумент, который отстаивали джедаи – оппоненты Люка в начале войны с йуужань-вонгами – цель оправдывает средства. Но Темная Сторона может обратить того, кто использует ее против тех, кого он пытается защитить…

"Энакин убил кровавого резчика с помощью Силы. До того он не знал, что такое возможно…"

– Секот не должен уничтожать его, – сказал Люк, наконец.

– Что? – воскликнули одновременно Мара и Дарак.

– Попросите его не атаковать "прыгуна", – настаивал Люк, – я не знаю, как вы это сделаете, но Секот не должен его уничтожать.

В глазах Дарак снова мелькнуло подозрение.

– Вы опять лжете? Там нет "прыгуна"?

У Люк не было времени и желания спорить с упрямой ферроанкой. Он закрыл глаза и обратился к Силе, ожидая, что она подскажет ему решение.

Потом, схватив комлинк, он быстро связался с фрегатом:

– Капитан Йэдж, отзовите истребители и возвращайтесь на орбиту. Ни в коем случае не провоцируйте Секот.

В голосе Йэдж явно слышалась неуверенность:

– Принято.

– СИД-перехватчики возвращаются, – сказала Тэкли через пару секунд. – "Прыгун" уходит к краю системы.

Мара посмотрела на мужа так, словно на сумасшедшего.

– Люк, если этот "прыгун" уйдет…

– Я знаю, Мара, – сказал он, – поверь мне…

Пусть лучше "прыгун" уйдет и сообщит йуужань-вонгам о местонахождении Зонамы, чем Секот перейдет на Темную Сторону…

Мысль о том, что живая планета будет служить Темной Стороне, служить целям разрушения и ужаса – та же самая планета, которая была символом йуужань-вонгской оккупации – эта мысль была поистине пугающей. Единственный шаг не в том направлении – и Секот окажется на пути к долгому и неизбежному падению. И этот шаг вполне может быть таким простым, как уничтожение одного йуужань-вонгского "прыгуна"…

– "Прыгун", – голос Тэкли вывел Люка из раздумья. – С ним что-то случилось!

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ОТКРОВЕНИЕ

Нгаалу пришла к Ном Анору и Кунре глубоко в подземелье, прямо под жилищем жрицы. Двойные посты стражников, охранявших личные апартаменты Пророка, пропустили ее только после того, как запросили лично Йу’Шаа. Жрица выглядела усталой и встревоженной.

– Пророк, – она поклонилась Ном Анору, и кивнула, приветствуя Кунру, – я пришла так быстро, как могла. Что-то случилось?

– Да, случилось. Я вызвал тебя, чтобы сообщить кое-что важное, – и Ном Анор рассказал о покушении на него прошлой ночью. Когда Нгаалу услышала о предательстве Шуун-ми, ее глаза удивленно расширились. Несмотря на свою многолетнюю тренировку, она не смогла скрыть шок.

– Это невозможно! – сказала она, встряхнув головой, как будто отказываясь это слышать. – Я не могу поверить, что Шуун-ми сделал это…

Ном Анор расправил воротник, который не опускал весь день, и открыл рану, что нанес ему предатель.

– И, тем не менее, это случилось, – его голос был спокойным, скрывая ярость, которая еще бушевала в нем, и подозрение, которое начало постепенно вытеснять ее. – Глупец посмел поднять оружие против меня, и заплатил за это. Но я думаю, закончилось ли все на этом…

– Я поспрашивал кое-кого, – сказал мрачный Кунра, – Шуун-ми не единственный. Многие недовольны тем, что мы действуем недостаточно быстро и решительно.

– И я удивляюсь наглости Шуун-ми, – добавил Ном Анор, – у него просто не хватило мозгов организовать и исполнить такой план. Его поддерживал кто-то еще…

Нгаалу взглянула на Кунру, потом снова на Пророка. В ее глазах были смятение и неуверенность.

– Кто мог пойти против вас, Йу’Шаа?

– Сейчас я знаю не больше, чем вы, – сказал Ном Анор. – Но мы найдем предателей и уничтожим их.

– Среди аколитов существует соперничество, – ответил Кунра. – И я знаю минимум двух, готовых на все, лишь бы добиться большей власти. Их зовут Идриш и В’тел. Они вполне могли поддержать Шуун-ми…

– Я думаю, это… – Нгаалу не сразу подыскала слова, -… это просто ужасно… Немыслимо, чтобы кто-то, кому вы оказали такое доверие, предал вас.

– Вероятно, тот факт, что они, в том числе, рассматривали возможность предательства, и делал их хорошими агентами, – сказал Ном Анор, хотя эта мысль вызывала в нём тревогу. – Почему это удивляет тебя? Ты эксперт секретных операций. Ты знаешь, что предательство есть в природе каждого.

– Но… – она снова не сразу нашла что сказать, – напасть на Пророка значит пытаться разрушить все, ради чего мы сражаемся.

"Вот как…"

Слова настоящего фанатика, которому движение еретиков кажется таким же чистым и непорочным, как его идеалы. Ном Анор всегда был реалистом, и для него ересь была всего лишь средством достижения власти. Ничего удивительного, что в движении еретиков нашлись такие, которые решили использовать его для той же самой цели.

– Не все так же верны нашему делу как ты, дорогая Нгаалу. Не все видят вещи столь же ясно…

– Может быть, покушение было инициировано извне, – сказала Нгаалу, сердито сжав губы, – возможно, Шуун-ми работал на Шимрру…

– Агенты Верховного Правителя пытались внедриться в наше движение, – признал Кунра, – но им не удалось бы связаться с Шуун-ми так, чтобы мы об этом не знали.

– И к тому же у Шимрры не хватит терпения осуществить такой план, – сказал Ном Анор, – он приказал бы Шуун-ми провести воинов на нашу главную базу, чтобы обезглавить движение одним ударом. Нет, – Ном Анор решительно тряхнул головой, – если бы за этим стоял Шимрра, мы все уже были бы кормом для йаргх’унов.

– Если о покушении на Пророка станет известно, – сказала Нгаалу, – причастность к этому Шимрры могла бы стать хорошим прикрытием. Это самое приемлемое объяснение того, почему один из главных приближенных Йу’Шаа предал его.

– О покушении не станет известно, – мрачно буркнул Кунра, – я позаботился об этом.

– И какую пользу могло бы принести это известие? – добавил Ном Анор. – Эта новость наполнила бы верующих гневом и жаждой мести. Они стали бы требовать открытого восстания, атаки на дворец Шимрры. А мы не можем этого сейчас. Прямое восстание означает гибель для всех нас.

– Если мы будем готовы…

– Сейчас мы не готовы, Нгаалу. Риск слишком велик. Небольшие террористические акты – другое дело. Мы можем позволить себе потерять одну или две ячейки, если их раскроют. Но бросить в открытый бой против Шимрры все, что у нас есть? – он покачал головой. – Это просто верная смерть.

Нгаалу кивнула, хотя явно была разочарована.

"Что происходит с этими фанатиками?", – спросил себя Ном Анор. – "Почему им так не терпится отдать жизнь за безнадежное дело? Определенно, здесь джедаи стали не самым лучшим примером. Ганнер и Энакин Соло придали бессмысленной смерти какое-то особое очарование"

Но только не для Ном Анора. Если ему суждено умереть, это произойдет не среди грязной толпы, погибающей за безнадежное дело.

Нгаалу, казалось, наконец, поняла это. Склонив голову, она прошептала:

– Вы правы, Йу’Шаа.

– Да, – кивнул Ном Анор, – мы сражаемся на многих фронтах. Число наших сторонников растет с каждым днем. Шимрра знает о нас и о наших усилиях. Только вопрос времени, когда он примет неизбежное.

– Да, Пророк, – Нгаалу посмотрела на него, и тот понял, что она полностью поверила сказанному. – Он не сможет нас игнорировать.

– Поэтому мы продолжим работать в соответствии с нашими планами. Мы будем распространять нашу веру еще шире и будем уничтожать тех, кто особенно рьяно преследует нас. Кампания против Зареба идет, как ожидалось?

– Да, те, которые должны будут дать показания против него, уже успешно внедрены в число его слуг, – сказала Нгаалу. – Когда наступит время, они будут схвачены и допрошены.

– Время уже наступило, – сказал Ном Анор, – завтра план должен быть приведен в действие.

"Приятно видеть, как падет еще один старый соперник…"

– Меня это беспокоит, – сказал Кунра. – Мы тратим ресурсы, посылая новообращенных на верную смерть в таких количествах.

Ном Анор кивнул. Это было самым сильным возражением против его плана, но это легко опровергалось.

– Мы найдем еще. В данный момент единственная вещь, в которой у нас нет недостатка – готовность нашей паствы умереть за веру.

– Эта готовность может уменьшиться, если нашими целями по-прежнему будут интенданты столь невысокого ранга как исполнители.

– Не такого уж невысокого, – сказал Ном Анор, нахмурившись. Иногда он с тоской вспоминал свою службу исполнителем.

– Трудно понять значение этих чиновников в масштабе всего нашего дела, – продолжил Кунра. – Да, их падение может помочь нашим сторонникам занять их посты, но… как долго верным придется этого ждать? – Кунра прищурился, словно от яркого света, – я только повторяю то, что слышал из уст недовольных. Это не мое мнение.

"Разумеется, ибо ты не больше стремишься совершить самоубийство, чем я".

Ном Анор тяжело вздохнул.

– Если недовольные восстанут… пусть они нападают на дворец Шимрры, если хотят. Но им придется делать это без моей поддержки.

– Возможно, кому-то из них повезет… – сказала Нгаалу с блеском в глазах.

Ном Анор понял, что их беседа зашла слишком далеко и пора ее прекратить. Он знал, что смерть Шимрры будет иметь гибельные последствия для еретиков. Хаос в руководстве йуужань-вонгов продлится лишь до того момента, пока к власти не придет новый Верховный Правитель. И насколько труднее будет иметь дело с мастером войны Нас Чокой и верховным префектом Дратулом? Нет, пока Ном Анору был нужен живой Шимрра. Если Шимрра падет и война будет проиграна, Ном Анор сомневался, что Мара Джейд Скайуокер и Галактический Альянс проявят милосердие, когда узнают, кто в действительности стоит за движением еретиков…

– К тебе сегодня приходил один из твоих агентов, – напомнил он жрице. – Полагаю, он принес какие-то придворные новости?

– Да, – кивнула она, на секунду удивившись смене темы разговора. – Мои слуги регулярно сообщают мне новую информацию. Опасно слишком долго быть в неведении того, что происходит при дворе. Любая ошибка может стать фатальной.

Ном Анор это хорошо понимал.

– Они опять строят планы против нас? Предложение верховного жреца Джакана насчет иглоколов было одобрено?

– Оно было отвергнуто, как и ожидалось, – на секунду Нгаалу задумалась, – мой агент сообщил кое-что интересное. Возможно, оно не имеет прямого отношения к нам, но все же… Помните экспедицию в Неизученные Регионы, о которой я упоминала?

– Командующий, который утверждал, что нашел Зонаму Секот? Насколько я помню, после этого заявления он загадочным образом исчез.

– Да. Оказывается, у этой истории есть продолжение. Эк’м Валь сказал, что не только нашел живую планету, но и привез кусок от нее.

– В самом деле? – Ном Анор притворился, что ему интересно. – И этот Эк’м Валь с тех пор нигде не объявился?

– Нет, Пророк.

– А что случилось с куском Зонамы Секот?

– Он тоже исчез.

Ном Анор фыркнул.

– Очень удобно. А ты что думаешь, Кунра? Еще один хвастливый воин, которому нечем подтвердить свои слова?

– Его словам есть подтверждение, – сказала Нгаалу до того, как Кунра успел ответить. – В то самое время, когда командующий Эк’м Валь делал свой доклад, на поверхность Йуужань’Тара приземлился десантный челнок йорик-трема и был взят под охрану. А на орбите в это время находился корабль под названием "Благородное Жертвоприношение", прибывший непосредственно перед этим. Корабль был уничтожен, так как было подозрение, что на его борту пытаются скрыться шпионы еретиков. Записи показывают, что конфискованный челнок взлетел с "Благородного Жертвоприношения".

– Я не понимаю, что здесь странного, – сказал Ном Анор, – на корабле действительно могли скрываться еретики.

– В этом случае вряд ли мастер войны Нас Чока стал бы умалчивать об этом факте. Он доложил бы, что воины обнаружили и успешно уничтожили еретиков, чтобы получить одобрение Шимрры.

– А ты уверена, что он умалчивал о происшествии? Возможно, твои информаторы просто проигнорировали какие-то факты?

Нгаалу тряхнула головой.

– Я проверяла. Нигде в официальных записях нет упоминаний о командующем по имени Эк’м Валь.

– Значит, такого воина не существует.

– Но я нашла его.

Это удивило Ном Анора.

– Ты, кажется, сказала, что он исчез?

– Но не для тех, кто умеет настойчиво искать.

Ном Анор признал, что история Нгаалу заинтересовала его.

– И где же он? Ты говорила с ним?

– К сожалению, нет. Он был не в том состоянии, чтобы говорить. Эк’м из домена Валь мертв. Мой агент видел его труп в яме йаргх’унов. С тела были удалены все идентификационные татуировки и шрамы, и оно лежало среди трупов "отверженных", которых Шимрра приговорил к позорной смерти.

На секунду Ном Анор поверил в это. Что-то здесь было не так, кто-то явно хотел, чтобы командующий Валь не смог рассказать о том, что он нашел в экспедиции…

Но вскоре к бывшему исполнителю вернулся обычный скептицизм.

– Как же ты узнала, что это был он, – спросил он Нгаалу, – если с тела были удалены все признаки, по которым можно его опознать?

– Время смерти этого воина совпадало с исчезновением Эк’ма, – ответила жрица. – Кроме того, часто ли вы видели, чтобы здоровых воинов бросали в ямы йаргх’унов? Эту "честь" Шимрра оставляет для еретиков из низших каст.

– Его могли наказать за предательство. Если Эк’м сотрудничал с неверными, его вполне могли подвергнуть такой казни. Твой агент, вероятно, ошибся – или добавил к рассказу собственные домыслы.

– Возможно, – согласилась Нгаалу.

– Нгаалу, я боюсь, что ты позволила себя одурачить.

– Я не спорю, Йу’Шаа, – жрица склонила голову, – я просто рассказываю то, что слышала.

– И я благодарю тебя за это. История весьма интересная, – Ном Анор взглянул на Кунру, который, казалось, с неподдельным интересом слушал их разговор. Похоже, у бывшего воина не хватало способности отделить правдивую ложь от лживой истины.

– Постарайся узнать об этом деле больше, когда ты вернешься ко двору, – сказал Ном Анор жрице, – я всегда рад убедиться в своей правоте. Но если я ошибаюсь – возможно, мы используем кое-что в этом деле в своих интересах.

– Да, Пророк, – она снова поклонилась. – Я вернусь ко двору через два дня, чтобы предоставить Шимрре доказательства против префекта Зареба.

– Прекрасно, – Ном Анор испытал настоящее удовольствие при мысли о том, что еще один его старый враг будет уничтожен. – План отлично продуман. Насколько я могу судить, мы избрали наилучший путь борьбы. И все, кто не согласен с этим, могут присоединиться к Эк’му Валю в яме йаргх’унов.

– С помощью Нгаалу это легко устроить, – согласился Кунра. – С недовольством среди паствы скоро будет покончено.

– Как пожелает Пророк, – Нгаалу в третий раз поклонилась и попросила разрешения уйти. Она устала, и ей нужно было время отдохнуть подготовиться к возвращению ко двору Шимрры.

Ном Анор позволил ей уйти, сказав, что его тревога по поводу измены Шуун-ми полностью рассеялась.

Польщенная Нгаалу посоветовала ему самому хорошо отдохнуть и удалилась.

Когда она ушла, Ном Анор повернулся к Кунре.

– Ну? – спросил он.

– Я верю ей, – сказал бывший воин, – она не из тех, кто предаст тебя.

Ном Анор почувствовал облегчение, услышав это, но не позволил себе расслабиться.

– Нгаалу – мастер обмана. Взглянув на нее, ты не можешь сказать, лжет она или нет. Этот разговор о Зонаме Секот и Эк’ме Вале, вероятно, не что иное, как попытка отвлечь наше внимание.

Кунра пожал плечами.

– Возможно, – сказал он, – Я не так опытен в распознании лжи как ты.

Ном Анор прищурился. Не послышался ли сарказм в голосе Кунры?

"Возможно, они в сговоре", – подумал он. – "Двое главных приближенных Пророка собираются свергнуть его…"

Нгаалу явно хочет убить Шимрру – и сегодня ее посетил этот таинственный агент…

– Она приносит много пользы нашему делу, – сказал Ном Анор, мысленно придя к такому же заключению насчет Кунры, – и пока от нее есть польза, я могу смириться с моим сомнением. Разумеется, я приму меры предосторожности. На этот раз, чтобы убить меня, понадобится нечто большее, чем куфи в темноте.

– Воистину так.

Ном Анор проигнорировал самодовольство в голосе Кунры так же, как до этого проигнорировал сарказм.

– Наша работа продолжается. Когда должна состояться моя первая проповедь здесь?

– Когда ты сочтешь нужным ее провести.

– В таком случае, почему бы ее не провести? Скажи… – Ном Анор на секунду задумался, подыскивая замену Шуун-ми, – скажи Шриву, что он теперь старший аколит. Он должен все организовать и подготовить проповедь к утру. Я не вижу причин останавливаться и давать верующим повод для тревоги.

Бывший воин улыбнулся.

– Я согласен. Сейчас не подходящее время, чтобы останавливаться.

"Все, хватит", – подумал Ном Анор. – "То, что ты спас мне жизнь, еще не означает, что я буду советоваться с тобой по каждому вопросу".

Пора преподать его "правой руке" урок смирения.

– Ступай, – приказал он. – На сегодня ты сделал достаточно.

Кунра небрежно поклонился и вышел.

Корабль при спуске ужасно трясло. У Джага чесались руки от желания взять управление и выправить спуск, но он не мог. Хотя обе стороны знали, что "Помощник" – всего лишь уловка, было важно соблюдать правдоподобность. Поэтому переименованный сторожевик неуправляемо падал в верхние слои атмосферы Эсфандии, до точки, где плотность атмосферы начала снижать скорость падения. Только когда "Помощника" нельзя будет разглядеть с орбиты, Тахири попытается хоть как-то посадить едва управляемый корабль. Это явно не тот способ летать, который предпочитал Джаг, но сейчас было важно лететь именно так, и он не вмешивался.

Однако пока все шло нормально, и это не удивляло его. Обе стороны возлагали большие надежды на эту миссию, бой двух флотов прекратился, и лишь редкие стычки истребителей вспыхивали в темном небе Эсфандии.

Тем не менее, что-то беспокоило Джага.

– Вы уверены, что погруженное оборудование надежно закреплено? – спросил он Арта Гзина, имперского сержанта, вызвавшегося с ними на эту миссию.

– Так точно, – ответил стройный черноволосый человек, похожий на аристократа. Пеллеон сказал Джагу, что Гзин является лучшим атмосферным пилотом во флоте. – Возможно, что-то просто нужно будет освободить из-под обломков, вот и все.

Джаг, удовлетворенный ответом, кивнул. В любом случае, пойти и проверить сейчас не было возможности. Все были пристегнуты к креслам, и останутся в таком положении, пока полет не выровняется.

Команда собралась весьма разнообразная, в ней оказались представители всех сторон, заинтересованных в исходе боя у Эсфандии. Джаг и Йосэлл представляли Доминацию Чиссов, Гзин был имперцем, Галактический Альянс представляли Эн-Тон Адельмаа’й и Джейна Соло. Кроме того, Джейна и Тахири были джедаями, а Тахири еще и несла в себе личность йуужань-вонга. Тем не менее, Джаг был уверен, что их пестрая компания способна преподать высадившимся йуужань-вонгам хороший урок боя в атмосфере.

Размышления Джага прервались, когда что-то ударило в корабль, сильно встряхнув его. Джаг посмотрел на Тахири, которая внимательно изучала показания установленных перед ней немногочисленных приборов.

– Мы почти на месте… прошептала она. Ее пальцы побелели от напряжения, вцепившись в подлокотники кресла. – Берем управление!

Она попыталась вернуть управление кораблем, и Джаг принял это как предложение присоединиться. Они боролись вдвоём, чтобы придать хоть какое-то подобие управляемости разбитому кораблю, абсолютно не приспособленному к полетам в атмосфере. "Помощник" терял высоту с пугающей быстротой, проваливаясь в плотную атмосферу Эсфандии, и Джаг представил, как корпус корабля раскаляется при таком быстром падении. Точка с координатами станции связи, переданными Джейне ее матерью, исчезла за горизонтом. Им придется совершить еще один виток вокруг планеты, прежде чем они совершат посадку.

"Совершат посадку", это, конечно, эвфемизм. План предусматривал покидание корабля, чтобы запутать погоню. Вход "Помощника" в атмосферу, должно быть, выглядел как след огнедышащего зверя на льдине, и, несомненно, высадившиеся йуужань-вонги придут к месту падения. И будет лучше, если они найдут только пылающие обломки.

Тахири, радуясь тому, что местные жители предупреждены о падении корабля и должны укрыться в убежищах, смогла выправить курс падения "Помощника" и объявила, что теперь корабль летит точно по указанному вектору.

Джейна отстегнула ремни безопасности и осторожно встала с кресла.

– Отлично, тогда пошли прогревать спидер-байки.

Все шестеро направились в отсек, где были погружены и закреплены шесть имперских спидер-байков военного образца. Джаг закрыл шлем своего бронированного скафандра и включил встроенную систему связи. В близи можно было поддерживать связь с помощью динамиков и микрофонов. На больших расстояниях, когда необходимо было соблюдать радиомолчание, связь должна была поддерживаться с помощью лазерных микроволн.

– Проверить системы.

– Есть, полковник Фэл, – Арт Гзин уже был в седле и щелкал переключателями. Его бронированный скафандр был таким же черным и блестящим, как и волосы. – Все системы в норме.

– Подтверждаю, системы в норме, – откликнулась Йосэлл.

Джаг сел на спидер-байк, стоявший между ними, и включил репульсорный двигатель. Воздух наполнился характерным высоким воем их двигателей. Остальные члены команды один за другим подтверждали исправность машин.

– Заряды активированы, – сообщила Джейна, – приготовиться покинуть корабль. Три, два, один…

Джаг почувствовал взрыв даже через скафандр. На мгновение он был ошеломлен тем, как корпус корабля развалился на части. Как и предполагал план, корабль рассыпался буквально за секунду. Спидер-байки вместе с их пилотами подхватило мощным атмосферным вихрем. Джаг отчаянно сражался с турбулентностью, чувствуя как машину, падающую на поверхность, кидает из стороны в сторону. Из-за плотной атмосферы Джаг не видел, где сейчас находятся другие члены команды, но лазерные сенсоры показывали их местонахождение на дисплее шлема.

Удар, похожий на отдаленный раскат грома, возвестил о том, что обломки "Помощника" упали на поверхность Эсфандии на достаточно безопасном расстоянии.

– Все в порядке? – послышался голос Джейны по лазерному интеркому. Точки на дисплее показывали, что все члены группы успешно покинули корабль.

– Мы немного отдалились от цели, – сказала она, направляя свой спидер-байк в центр треугольной формации, образованной репульсорными аппаратами. Джаг со своего места на правом фланге видел, что Джейна сверяется с картой и ориентируется по навигационным сигналам имперских кораблей, транслируемым с орбиты. – Курс на юг, тридцать градусов, цель в пяти километрах. Сержант Гзин, ведите.

Имперец вывел спидер-байк во главу формации и увеличил скорость до максимума. Остальные последовали за ним. Джаг, одной рукой проверяя оружие, другой управлял машиной, летевшей над холмистой равниной. В дополнение к бластерной пушке, установленной на спидер-байке, у Джага был тяжелый бластерный пистолет в кобуре на боку, пояс с термальными детонаторами и чисская винтовка – чаррик за спиной. По обеим сторонам седла были закреплены четыре мины 4НХ4. Только когда Джаг убедился, что его мини-арсенал не получил повреждений во время покидания корабля, он огляделся вокруг.

При взгляде сквозь визор шлема, небо, казалось, горело оранжевым огнем. Дул сильный порывистый ветер, но это был не обычный ветер, которого можно ожидать на планетах такого размера. Атмосфера Эсфандии состояла в основном из метана и водорода; такой состав атмосферы обычно был свойственен газовым гигантам. Хотя Джаг не чувствовал холода, но отлично знал о его смертоносном присутствии. Если аппаратура скафандра вдруг даст сбой, его кровь замерзнет за доли секунды. В общем, это была не самая приятная планета, которую ему приходилось посещать.

Гзин вел их сквозь лес странных тонких колонн, напоминавших стволы окаменевших деревьев. Из чего они состояли на самом деле, Джаг не знал, да и знать не хотел. Во всяком случае, останавливаться и выяснять, на это не было ни времени, ни особого желания. И вообще, чем скорее получится убраться с этой планеты, тем лучше.

Впереди из оранжевого тумана показался тонкий шпиль конусообразной формы, около двадцати метров высотой. Эти геометрически четкие очертания заметно отличали его от "окаменевших деревьев". Джаг знал, что это мачта транспондера. Гзин, а за ним и другие сбросили скорость и осторожно приблизились к расширяющемуся решетчатому основанию транспондера. Джаг, внимательно осмотрев местность, обнаружил в самой конструкции и вокруг нее много удобных мест для засады. Джейна говорила что-то о предателе среди персонала станции связи. Если этот предатель смог справиться с Хэном и другими на станции, сейчас он вполне может ждать группу Джейны, намереваясь уничтожить их по одному…

Услышав справа гудение репульсорных двигателей, Джаг резко развернул спидер-байк. Треугольная формация рассыпалась, чтобы затруднить противнику прицеливание. Джаг держал палец на гашетке, приготовившись открыть огонь, что бы ни появилось сейчас из тумана…

Внезапно сквозь треск статических помех в комлинке послышался голос:

– … еще может использовать эти частоты? Ты слишком осторожничаешь, Дрома.

– Именно поэтому я смог прожить так долго.

– А я думал, это из-за твоего очаровательного характера.

– Папа? – раздался голос Джейны. – Мы слышим твой сигнал.

– Так и должно быть – мы прямо над вами.

Из тумана появились еще пять спидер-байков.

– Добро пожаловать на Эсфандию, – сказал Хэн, останавливая свой аппарат рядом с машиной Джейны. – Рад, что вы сумели сюда добраться, дочка.

– Я рада еще больше, – сказала Джейна. В ее голосе явно слышалось облегчение от того, что она видит отца живым и здоровым.

– Ну, и как тебе Эсфандия? – спросил Хэн.

– Это явно не то место, где я бы хотела провести отпуск.

– Не говори это слишком громко, – вмешался Дрома, – а то местные обидятся.

Как только спидер-байки остановились, в оранжевом тумане возникли круглые расплывчатые силуэты. Джаг не сразу понял, что это и есть те, кого Дрома имел в виду под словом "местные". Бррбрлпп парили над поверхностью, как воздушные змеи в плотной атмосфере. Мускулы их полупрозрачных тел постоянно сокращались, расширяясь и сжимаясь, как рука, сжимающаяся в кулак, отчего бррбрлпп двигались небольшими рывками. Джаг предположил, что они всасывают в себя атмосферный газ, а потом выпускают его, как будто проталкивая себя через атмосферу. Это был не самый изящный способ передвижения, но, видимо, здесь он был достаточно эффективным.

– Они разве не знают, что им опасно находиться рядом с нами? – спросила Джейна.

– Мы говорили им, – сказал Дрома, – но они все равно увязались за нами. Они могут двигаться с достаточно большой скоростью, если захотят.

– Холодные, может, и не в меру любопытны, – добавил Хэн, – но далеко не идиоты. Вот увидите, когда станет жарко, они сумеют позаботиться о себе.

– Сколько нам до готовности? – спросила Джейна.

Хэн обратился к связисту со станции, которого они взяли с собой, чтобы перепрограммировать транспондер. Техник объяснил, что потребуется где-то полчаса, чтобы обойти автоматическую систему и ввести новую программу.

Джейна кивнула.

– Тогда начинайте немедленно. Мы окружим периметр.

Она слезла со спидер-байка, чтобы установить мины. В этом ей помогали отец, Дрома, Адельмаа’й и охранник-клатуинец с базы. Джаг снял мины с седла и вместе с Йосэлл направился патрулировать пространство вокруг транспондера, чтобы убедиться, что все чисто. Это было труднее, чем ему показалось сначала. В темноте, густом тумане, на неровной поверхности, было очень легко подобраться к транспондеру незаметно. Единственным преимуществом было то, что звуки здесь слышались гораздо дальше, и легче было услышать приближающегося противника. Но даже это могло сработать против них: звуки двигателей спидер-байков были слышны на большом расстоянии, и это повышало вероятность, что высадившиеся группы йуужань-вонгов найдут их до того, как они будут готовы.

Только один раз сенсоры его проекта засекли нечто, напоминающее угрозу. Едва различимый грохот послышался где-то вдалеке. Это не было похоже на звук работающего цик ваи – йуужань-вонгского эквивалента аэроспидера, но Джаг все равно объявил тревогу – просто на всякий случай. Когда он выключил двигатель спидер-байка, отдаленный шум показался ему почти оглушительным. Казалось, он стал вдвое сильнее, но потом начал постепенно затихать.

– Йорик-трема, – пояснила Тахири, – десантный корабль. Здесь враждебная окружающая среда, поэтому, вероятно, в их трюмы вместо обычных пехотных частей погружены цик серу.

– Что это такое? – спросил Джаг.

– Это вариант цик ваи, вооруженный плазменными пушками и более быстроходный.

– У них есть еще оружие?

– Только то, что может нести пилот: жуки лав пек, бритвожуки, иглы-шипы, и тому подобное.

– Отлично. Спасибо за информацию.

Джейна несколько напряженным голосом попыталась их успокоить:

– Он прошел мимо, и это главное. Пока мы в безопасности.

Через десять минут связист объявил, что транспондер готов. Тахири продиктовала ему сообщение, последнюю часть головоломки. Оно было короче, чем ожидал Джаг, и абсолютно непонятно. Слова йуужань-вонгского языка звучали в ушах как гортанное рычание и болезненное откашливание. Джаг мог только надеяться, что Тахири сказала именно то, что намеревалась передать Джейна.

– Еще одну мину… – послышался в комлинке голос Хэна. – Отлично, Дрома. Сегодня ты заслужил полет на "Соколе".

– Полет – это что… Дай мне хорошего юриста, и я подам на тебя в суд о взыскании убытков.

– Всем по машинам, – приказала Джейна. – Эта штука включится через три стандартных минуты, как только я дам сигнал. Вы все знаете, что делать.

Джаг в последний раз проверил транспондер и убедился, что в навигационные системы всех спидер-байков внесена информация об установленных минах. Ему не хотелось, чтобы кто-нибудь из своих по ошибке подорвался на ней.

– Нам надо спешить. Воррик не будет ждать слишком долго, – сказала Тахири. – Чем больше времени он будет ждать моего сигнала, тем сильнее он будет разочарован.

– Не будем его разочаровывать. Включай таймер… поехали!

Одиннадцать спидер-байков направились прочь от транспондера, заставляя излишне любопытных бррбрлпп в спешке уступать им дорогу. Джаг не волновался насчет того, что это пугает местных жителей. Принимая во внимание обстоятельства, это далеко не самое худшее, что может с ними произойти. Спустя очень короткое время зона вокруг транспондера станет очень опасной для всех, кто туда зайдет.

Отступление возглавлял сержант Гзин. Пока ставили мины, он успел провести разведку близлежащей местности и нашел два подходящих места, чтобы спрятаться и ждать. Одно такое место представляло собой выступ в скале, образовавшийся, вероятно, под воздействием ветра. Там спрятались Джаг, Хэн, Дрома, Йосэлл и связист. Джейна и остальные укрылись во втором убежище километром дальше.

Когда звук репульсорных двигателей затих, до включения транспондера оставалось меньше тридцати секунд. Джаг использовал это время, чтобы снять со спины винтовку-чаррик и прикрепить ее к седлу, где ее легче было достать, если в этом возникнет необходимость.

Едва он успел закрепить винтовку, огромный транспондер включился и передал сообщение Тахири йуужань-вонгскому флоту на орбите.

Пеллеон смотрел на голографическую карту, когда на мостике "Права на Власть" зазвучал сигнал тревоги.

– Доложите.

– Сэр, поступил аудиосигнал с поверхности.

– Давайте послушаем его…

Мостик наполнил голос Тахири, словно выплевывающей слова на йуужань-вонгском языке. Мощный транспондер передавал сообщение в околопланетное пространство, так, что его услышал бы каждый, кто способен слышать, на расстоянии миллионов километров. Разумеется, это было сделано намеренно. Пеллеон не представлял, что содержит сообщение. Оставалось только верить утверждению Джейны Соло, что Тахири скажет то, что нужно. Если так, то йуужань-вонги, услышав это, должны немедленно отреагировать.

Прошло десять секунд. Двадцать. Все сенсоры "Права на Власть" отслеживали источник сигнала. Трудно было что-то обнаружить в плотном тумане, который представляла собой атмосфера Эсфандии. Тепловые сенсоры иногда фиксировали слабые излучения тепла, на радарах появлялись и исчезали какие-то сигналы. Это спидер-байки? Десантные корабли йуужань-вонгов?

Вдруг на экране сенсора инфракрасного излучения возникла яркая оранжевая вспышка, через секунду ставшая белой, потом постепенно начавшая остывать до красного цвета.

– Инфракрасные сканеры зафиксировали сильный взрыв, – доложила коммандер Ансвен.

– Фиксирую вспышки, – сообщил другой оператор. – Ведется огонь из энергетического оружия.

– Где?

– Многочисленные источники, все вокруг цели.

Адъютант Пеллеона посмотрела на него.

– Началось, сэр.

– Ты поступаешь неправильно, – сказала Магистр.

– Молчать! – Сенши прижал стреляющий жезл к ее виску, отчего она болезненно поморщилась. – Я хочу услышать, что скажут джедаи.

Джейсен глубоко вздохнул. Он чувствовал, что сейчас внимание всех обращено на него. Ферроанцы, окружавшие их, борасы, злобно размахивающие щупальцами над головой, Саба, напряженно наблюдавшая за ним, Сенши, Магистр – возможно, даже, сам Секот. От него словно ждали чего-то очень важного…

Возможностей что-то сделать было не так много. Он и Саба легко могли с помощью Силы одолеть ферроанцев-похитителей, но этим он оставил бы Данни и Джабиту на милость Сенши. Можно Силой вырвать оружие у Сенши и избавить Джабиту от непосредственной угрозы, но сможет ли он действовать достаточно быстро, чтобы спасти ее от огня других ферроанцев? Можно было использовать для этого световой меч, но, защищая Джабиту, он бы оставил на произвол судьбы Данни. Нет, должно же быть какое-то решение, которое позволит обойтись без агрессии…

Остроконечное щупальце бораса тяжело ударилось о сырую грязь рядом с ним и взлетело в воздух для следующего удара. Это и была так необходимая ему подсказка… Пока Саба отмахивалась от извивающихся щупальцев, Джейсен выпрямился и закрыл глаза. Не обращая внимания на дождь, хлещущий по лицу, на раскаты грома в небе и странные пугающие крики борасов, он потянулся к Силе и начал искать…

Выше…

Мимо ферроанцев…

Еще выше…

Между щупальцами и ветвями, где искали спасения от дождя мокрые птицы и другие животные…

Еще выше…

До самых вершин огромных деревьев, наэлектризованных грозой, где ветер яростными порывами хлестал по листьям…

Но то, что он искал, было не там. Он думал слишком по-человечески. Он выругал себя за то, что принимал все в мире на веру, подобном этому, и начал искать вдоль ствола ближайшего бораса – среди толстых ветвей, там, где ствол уходил в почву… Там, во тьме, прятались странные маленькие живые существа, обитающие среди узловатых корней и питающиеся останками разлагавшихся организмов с поверхности.

Именно там Джейсен нашел то, что искал: клубок напряженной ярости, являвшийся сердцем этой рощи злых борасов. Этот разум хотел убить тех, кто вторгся в самое священное место, превратить их в удобрение, перемолоть их кости в порошок, чтобы стереть даже память о нарушителях.

Джейсен прикоснулся Силой к разуму разъяренного растения.

"Здесь нарушители!", – кричал примитивный р