Станислав Лем

Клиент Бога


Станислав ЛЕМ

КЛИЕНТ БОГА

Жил некогда в штате Коннектикут очень богатый гангстер. Ему только что стукнул восьмой десяток, и обуял его великий страх. "Может быть,- говорил он себе,- и в самом деле существует потусторонняя сила, перед которой я предстану после смерти. Тогда мне несдобровать. Умирая,- думал он,- я и так оставлю здесь все мое состояние. Не благоразумнее ли пожертвовать его церкви, а она своими молитвами добудет мне вечное спасение?"

До утра ворочался он в постели, а едва зарозовело небо, позвонил маклеру и рассказал о своих заботах.

- Но ведь это так просто: спросите у БОГА,- посоветовал маклер.

- Что? - вскипел старый гангстер.- Я к вам серьезно, а вы издеваться?

- Нисколько. Я имею в виду БОГА, то есть Бюро обслуживания грешников-атеистов- акционерное общество с ограниченной ответственностью, Норскамберленд, 1227.

- Ну, это - другое дело,- ответил гангстер, положил трубку и поехал по указанному адресу.

Директор принимал в кабинете, огромном, как ковчег. От его стола веяло благовонием, издалека доносилась органная музыка.

- Вы желаете спасения? - сказал он.- Прекрасно. Очевидно, вам подойдет что-нибудь христианское?

- Вроде того,- сказал старый гангстер.- А у вас есть и другое?

- Естественно. Позволю себе упомянуть, например, ислам и иудаизм, но они требуют обрезания...- Отпадает,- сказал гангстер.

- Прекрасно, итак, останавливаемся на христианстве. Начнем с методистов; их церкви располагают центральным отоплением и хорошей вентиляцией. У конгрегационалистов в церквах бильярдные залы и роскошные танцевальные площадки.

- Я не собираюсь танцевать,- нетерпеливо сказал гангстер.- У вас есть что-нибудь для меня или нет?

- В таком случае мы свяжем вас с протобаптистами. Если это вероисповедание не будет отвечать вашим желаниям, покорнейше просим обратиться к нам вновь; рекламации принимаем бесплатно в трехмесячный срок.

* * *

Над штаб-квартирой протобаптистов огнем сверкали окруженные серебряным ореолом буквы:

ВЕЧНОЕ ПРОСВЕТЛЕНИЕ. ТОЛЬКО У НАС.

ПОЛНАЯ ГАРАНТИЯ ОБСЛУЖИВАНИЯ

НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ ОБЩЕНИЕ С НЕБОМ.

ВЕЛИКИХ ГРЕШНИКОВ ОБСЛУЖИВАЕМ

В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ

О гангстере уже предупредили, и его сразу же принял сам епископ.

- Мистер епископ,- сказал гангстер,- я много сделал в жизни зла и ужасно боюсь смерти. А вдруг и правда есть что-нибудь за гробом?..

- Конечно, есть,- ласково заметил епископ,- но прошу вас, говорите.

- Я охотно пожертвую все мое состояние вашей фирме... то есть церкви, если вы гарантируете мне полное отпущение грехов.

- Понимаю,- сказал епископ,- очень хорошо. Сейчас составим соответствующий акт; наш нотариус запишет условия, а потом займемся и духовными делами.

Епископ позвонил. Через минуту в комнате появился пожилой джентльмен с двумя помощниками, одетыми во все черное. Они представили гангстеру уже составленные условия и попросили его собственноручно их подписать. Старец, снедаемый сомнением, долго вертел в руках золотое перо.

- Нет,- наконец сказал он,- мне нет спасения, мистер епископ.

- Можно поддаваться тревоге, но нельзя сомневаться,- сказал епископ,ибо милость божья не знает границ.

- Хорошо, так что же мне делать, святой отец?

- Сын мой,- сказал ласково епископ,- небо больше радуется одному раскаявшемуся грешнику, чем ста благочестивым. К тому же очень может быть, что многие поступки, которые ты считаешь греховными, на самом деле не так уж плохи.

- Святой отец! Позволь открыть мое гнилое сердце! С юных лет я обманывал ближних: молодым человеком организовал акционерное общество по добыче золота в песках Мильвоки; я продавал акции, не стоившие даже бумаги, на которой они печатались, и нажил двести шестьдесят тысяч долларов.

- Подожди, сын мой,- сказал епископ,- как же ты обманывал покупателей?

- Я ведь говорил, что в песке золото...

- Ты только слегка преувеличивал, а это свойственно любой рекламе: наука доказала, что золото находится всюду, даже в морской воде, хотя и в ничтожно малом количестве. Слушаю дальше.

- Дальше, святой отец, я понял, что такой заработок слишком легок, и стал преступником: я был грозой торговцев, предпринимателей, лавочников, лабазников. Они вынуждены были платить мне дань, иначе я грабил магазины, поджигал дома, а их самих избивал до потери сознания. Большие суммы я получал от одного концерна, который хотел монополизировать рынок. Я не трогал магазинов, продающих его товар, я грабил только конкурентов.

- Нет, любезный сын мой, ты был только пешкой в большой экономической игре, а в писании говорится: "Руку карай - не слепой меч". Ты тоже слепой меч, тебя связывал уговор, ты не был свободен в поступках. Это не грех, говори дальше.

- Святой отец, во время сухого закона я был контрабандистом.

- Провозил водку? Что тут плохого, сын мой? Люди в искушениях очищаются. Тут нет греха.

- Но, святой отец, я вместо водки продавал всякую дрянь.

- Ах, так? Ты поступал благородно, закрывая людям грешную дорогу пьянства. Это был хороший поступок.

- Я убил много людей во время стычек с полицией.

- А ты стрелял бы, если б полиция на тебя не нападала?

- Нет...

- Вот видишь. Ты только защищался. Человек обязан защищать свою жизнь. Ты был вполне прав.

- Я занимался шантажом. Мы выманивали или воровали разные компрометирующие документы и, угрожая их опубликованием, получали большие барыши.

- Какие документы?

- Чаще всего любовные письма.

- Вы грозили опубликованием доказательств супружеской измены?

- Да.

- Эта очень хорошо: измена - большой грех.

- Святой отец, я тяжко грешил во время последней войны. Я переправлял гитлеровцев, эсэсовцев и комендантов лагерей смерти через границу в Латинскую Америку за золото, награбленное у замученных жертв. Я изменил родине и согрешил против человечества.

- Ты можешь назвать этих гитлеровцев?

- Конечно: Эйзель, Виннеке, Миттендорфер, Миллер, Шмик, Губерт...

- Сын мой, ты что, не читаешь газет?! - воскликнул священник, доставая из-под сутаны сложенную вчетверо "Нью-Йорк таймс".- Вот статья о совещании специалистов новой немецкой армии. Люди, которых ты назвал, будут руководить этой армией, это наши верные союзники и друзья. Когда ты в свое время спасал их, ты не только проявил христианское милосердие, помогая гонимым, но показал достойную уважения политическую прозорливость. Это не грех, а как раз наоборот...

- Святой отец, слышу слова твои, но признаюсь, не рассеивают они сомнения моего! - воскликнул гангстер.

Епископ встал.

- Ну, что же,- сказал он спокойно,- если мало надежды вселил я в твое сердце, подойди, я тебе что-то покажу.- С этими словами он нажал кнопку. На темной стене засветился экран: вначале на нем появился купол вашингтонского Капитолия, здания конгресса, потом - его зал. На широких скамьях сидели почтенные старцы, внимательно слушая оратора, говорившего следующее:

"Таким образом, джентльмены, цена ликвидации одного человека путем сбрасывания атомной бомбы составляет 15 центов, а с помощью рассеивания радиоактивного порошка - 64 цента! Итак, я спрашиваю уважаемых сенаторов, можем ли мы позволить себе выбрасывать доллары в окно и использовать в войне порошок, когда бомба в четыре раза дешевле?"

Епископ нажал кнопку. В глубине экрана на фоне голубого неба появился небоскреб, окруженный греческой колоннадой. На двери виднелась скромная алебастровая табличка с надписью "Департамент здравоохранения". Дом приближался с ошеломляющей быстротой, потом экран потемнел, и появился тихий кабинет. Высокий мужчина с буйными каштановыми волосами и аскетическим лицом исследователя говорил, обращаясь к группе одетых в белое врачей:

"Вот наш новый, усовершенствованный препарат... После упорной работы,продолжал восторженно ученый,- нам удалось выделить эта вещество... Одна унция убивает двести тысяч людей! Мы вступаем в новую эру..."

Экран погас. Потом он снова засветился, появилось монументальное здание университета. В огромной аудитории, полной слушателей, знаменитый психолог излагал общую теорию паники. В лабораториях микробиологии разводили бактерии чумы.

- Сын мой, я убедил тебя? - мягко сказал епископ. - Пойми, что жизнь твоя не отличается от жизни многих твоих земляков, что...

- Святой отец! - воскликнул гангстер, стоя на коленях.- Скажи, все эта люди верят в спасение?

- Конечно, дорогой сын мой.

- Воистину я жил во тьме!

- Ну, пойдем, сын мой.

- Куда, святой отец?

- Подписывать условия, дорогой сын.

Гангстер встал, отряхнул пыль с колен и, поискав глазами свою шляпу, сказал:

- Это плохой бизнес.

- Что? - изумленно спросил епископ.

- Ну да. Отдать вам имущество? За что? Все мои тяжкие грехи - пустяк в сравнении с тем, что делают сановники, уважаемые финансисты, ученые. Если они попадут на небо, то я-то уж наверняка стану святым и без вашей церкви!

Перевод с польского.

Примечания:

1. Текст взят из книги "Смех с разных широт. Юмор и сатира за рубежом. (Библиотека "Крокодила" №28) (М: Правда, 1961, 64 с., тир. 150 тыс. экз.) стр. 17-21. Переводчик не указан.

2. Название на языке оригинала - Klient Panaboga. Первая публикация на языке оригинала в книге Ст. Лема Sezam i inne opowiadania (Сезам и другие рассказы) Warszawa: Iskry, 1954.