/ Language: Русский / Genre:sf

Пересечение

Сергей Чекмаев


Чекмаев Сергей

Пересечение

Сергей Чекмаев

ПЕРЕСЕЧЕНИЕ

Семьдесят лет! Олег, дай ему волю, намалюет фосфоресцирующей краской эту цифру в холле института. С чего бы такая паника? Если Стоктон подкинет, наконец, давно обещанный грант ЮНЕСКО, можно будет уже работать спокойно, а не делить, как базарные торговки, компьютерное время, выкраивая часы и дни у сна, семей, любимых. Хорошо бы еще Костюков пробил у штатовцев разрешение на закупку суперкреев этой новой пятитысячной серии. А то они все категориями холодной войны думают, кое-что из наноэлектроники до сих пор в стратегическое сырье записано.

Черт, ну и холод сегодня! Октябрь только начался, а ветрище уже до костей пробирает. Нет, пора достать из дальнего шкафа зимнее пальто. Мама говорит, что я смотрюсь в нем, как огородное чучело, да ну и ладно... Не до красоты сейчас. Катька примет таким какой есть, а на остальных плевать.

Семьдесят лет! Чего я так распереживался! Во-первых, я столько не проживу. Да и цифра эта, конечно, не аксиома - на самом деле еще лет пять плюс-минус. Лучше плюс. Когда Стоктон, мужик, в общем к панике не склонный, обнародовал ее в "Биологикал энд генетик сайнз" впервые, мало кто воспринял его всерьез. Даже вся наша семнадцатая лаборатория, "структурники", качала головами.

Ну, то есть, головами качали большие боссы - Костюков, Подгоров, а мы, молодежь, плевали и размахивали руками. Как еще прикажете в двадцать пять-тридать лет реагировать на сообщение о грядущем конце света!

Аарпчхи!! Блин, холодрыга! Похоже, простыл. Где-то у меня платок был, Катька, когда приходит, всегда по пиджакам носовые платки рассовывает. Я еще смеялся в первый раз, зачем, мол, он мне, лысину что ли от пота протирать - так еще рано, пока кудрей хватает, не выпали. А, вот он... Ааапчхи! Точно весь просопливил, надо бы в аптеку забежать.

Ох, ёшкин кот! Про кота-то я и забыл. Со вчерашнего вечера, бедняга, не кормленный. Надо еще и в супермаркет, "вискас" какой-нибудь купить, только подешевле.

Я порылся в карманах, понял, что забыл дома кошелек, но это не страшно. В принципе, железками рублей тридцать набралось, Тигеру на то, что купила бы ваша киска, хватит. Жратва в холодильнике, вроде, какая-то есть, лечиться можно и аспирином, так что лишний раз на улицу не пойду.

Тем более дождь начался. Идеальная компания для гриппа - промозглый дождь, холодный ветер и легкая летняя куртка!

Да-а-а... Братец Виктор, о чем это ты думаешь... Как кота кормить, как бы гриппом не заболеть, тьфу! Ну, парень, ты даешь... Какие ничтожнейшие мысли вертятся в голове. Была бы какая-нибудь американская блокбастерина, обязательно про себя бы воскликнул... Мир гибнет! КАК! ТЫ!

МОЖЕШЬ! ДУМАТЬ! О! ВСЯКОЙ! ЕРУНДЕ!

Жизнь - не кино, иногда и о себе подумать стоит. Но как же все-таки ничтожен человек! Как мелки все его мыслишки и переживания! Что все это стоит по сравнению с грядущей катастрофой!

Нет, цивилизация накроется не от атомного пожара, не от загрязнения атмосферы и не от перенаселения вопреки всем прогнозам и фантастическим романам.

Да, тогда все это казалось бредом. Как же - медицина на победном марше, повергнуты чума, холера, оспа и проказа, еще лет пять и повальными прививками будут уничтожены полиомиелит и гепатит. Потом, к две тысячи восьмому, как обещал 41-й президент США (еще помните такого?

Клинтон его фамилия), будет готово и лекарство от рака, дайте еще миллионов десять - и вот он, эффективный способ лечения СПИДа. Кое-кто уже замахивался на главную мечту средневековых алхимиков - БЕССМЕРТИЕ. Вечную молодость.

А тут Стоктон со своими откровениями.

Я даже хмыкнул про себя, одновременно прыгая через лужу и уклоняясь от усердно метившего в мой правый глаз зонтика вальяжной бальзаковской дамы.

Сначала не поверили. Стоктон из Смитсонианского, опровергатель основ, клонировщик экстракласса, "клоунер" (синтез слов клоун и клонер), первый, кому удалось перешагнуть шестидесятипроцентный рубеж, - скандально известная фигура в медицинских кругах. А уж про журналистов и говорить нечего - его осмеивали, клеймили в околонаучных сборниках посредством язвительных статей и злобных карикатур. "Томороу сайнз монитор" изобразила англичанина в виде Франкенштейна, маленького, испуганного в окружении кучки монстроподобных типов, каждый из которых грозно вопрошал: "А где моя мама?"

А потом все стало на свои места. В две тысячи пятом... На международной конференции по нетрадиционным методам лечения в Нагано. Наши боссы поехали туда в полном составе, несмотря на полную беду с финансированием. И хотя злые языки усердно перемалывали косточки всем четверым - не зевают, мол, корифеи, командировочки в Страну Восходящего Солнца быстренько оторвали, наши знали, что дело не в этом.

Ведь как было? Наша "структурная", кроме основных задач, одновременно участвовала в двух крупных проектах РАН. Может повезло, может судьба, не знаю. Я и еще двое ребят почти безвылазно паслись в спешно созданной лаборатории аресологии при Астрокосмическом центре ФИ РАН. Народ там подобрался дельный, не бездари и не ленивцы, работа кипела. И какая работа!

Только что вернувшийся с Марса третий русско-американский возвращаемый аппарат с игривым названием "Абдуктор" - то бишь "Похититель". НАСА и Росавиакосмос на всех парах форсировали программу высадки на Марс к две тысячи пятнадцатому году. "Абдуктор-3" привез почти сто килограмм марсианского грунта. Исследовательская работа закипела. Американцы взялись за морфологию горных пород, а наши - за возможное биоприсутствие. В живых марсиан никто давно уже, конечно, не верил, но какую-нибудь простейшую бактерию, вирус, ну на крайний случай просто сложные органические молекулы крепко рассчитывали найти. Сенсации не случилось, и программу исследований поменяли, был дан старт проекту "Следующая земля". Полностью воссоздали условия на поверхности Марса, почву, атмосферу...

Ё! Урод! Слов не хватает. Я, задумавшись было, брел по кромке тротуара, и проносившийся мимо черный "Ауди" с тонированными стеклами со знанием дела обдал мои джинсы грязным ледяным веером из ближайшей лужи. В бессилии погрозив кулаком удаляющимся стоп-сигналам, я как мог счистил грязные потеки с насквозь промокших штанин.

Да-с. Вот тебе и реалии. Кто-то пытается земную микрофлору научить жить на Марсе, а кто-то плюет на все с высоты своего удостоверения помощника депутата. Вот такие уроды, дорожащие своими никчемными гробами на колесах цвета металлик, потно сжимающие руль, и не подозревают, что уже их внуки рискуют прожить всю свою недолгую жизнь в стерильной барокамере.

Ладно. Забыли. Джинсы все равно пора было стирать.

Аресологи пахали как тракторы и в какой-то момент им понадобились наши материалы по изменению генных структур в экстремальных условиях. Работа была интересная, нетривиальная, да и, кроме того, осталась у меня с того времени память - маленький, грамм в сто, камешек с поверхности Марса. До сих пор его с собой таскаю - это мой маленький талисман.

Пока моя группа ковырялась в марсианской почве, у нас в "структурной" вовсю погнали экспериментальный проект Минздрава. Идея была довольно новаторской - заместо приевшихся уже в поликлиниках медкарт ввести новые генетические. Не нужно будет больше докторам своим непонятным подчерком всякие бумажки заполнять и вклеивать в эти вечно разваливающиеся талмуды нашего здоровья. Конечно, такое по первому делу будет доступно только в Москве, Питере и еще двух-трех крупных городах, но это уже детали. Главное наладить процесс. Вот и пахали молодцы Бушмана над статистическим материалом из Москвы, Владика, Астрахани, Орла и... да сейчас уже и не упомнить... еще полдюжины городов.

А вот когда мы вернулись из Астрокосмической, притащили груду материалов по выживаемости земных вирусов во враждебной среде, тогда и началось веселье.

Ой, извините, девушка... Я не хотел, я Вас просто не видел...

Ну вот, сразу "очки надень!". Я же не виноват, что на этой улице кто-то вырубил половину мачт освещения. Экономят, наверное.

Девушка, дающая офтальмологические советы ушла, а я стоял, смотрел ей вслед и думал. Думал о том, что семьдесят лет - небольшой срок, а надо успеть за пятьдесят, чтобы оставить лет пятнадцать хотя бы на внедрение.

Казалось бы - какие разные науки, аресология и медицина, чего в них общего? Так часто бывает - не зря говорят, что открытия в современной науке возможно только на стыке разных дисциплин. И случается так, что нечто, позарез нужное в криотехнике, давно уже открыто гляциологами и положено на полку за ненадобностью. Кому пришло в голову сопоставить материалы наших двух групп? То ли Завьялову, то ли даже и Костюкову. Вышла картинка довольно неприглядная, был бы рядом Стоктон - прыгал бы от счастья. Его сумасбродная теория набирала статистический материал.

Ведь о чем предупреждал английский клоунер? О пресловутом вырождении генофонда? Это чушь - на планете шесть миллиардов человек, даже если у двух третей генофонд поврежден, все равно остается невероятно огромное количество удачных комбинаций. Нет, наш "неистовый Франкенштейн" распознал новое пугало - крах иммунной системы. А мы подтвердили... наращивание количества и качества медицинского обслуживания, искоренение извечных пандемий человечества, начиная от чумы и заканчивая полиомиелитом, увеличение срока жизни (и как следствие замедление смены поколений) ведет к одному - ослаблению иммунитета. Ему просто становится не с чем бороться, опасные болезни уничтожены, многочисленные простуды и аллергии успешно подавляются мощнейшими антибиотиками, гормональными препаратами.

Стоктон, помню, писал: "Мир стоит на пороге возникновения новых пандемий, о которых наша наука не имеет ни малейшего представления. Мы просто не будем знать, как их лечить, а за вступление в борьбу на нашей стороне обычного человеческого иммунитета придется заплатить миллионами жизней. Сегодня общеиммунный фронт человечества ослаблен отсутствием врага, он долгое время находился под прикрытием сверкающих полков медицинской аппаратуры. Когда придет час - он будет сломлен в часы и новая пандемия будет намного опаснее чумы 1340-х годов, унесшей жизни 25 миллионов - трети населения Европы".

Он прав. Несмотря на несколько армейскую терминологию - Стоктон свою карьеру начинал армейским врачом в британском САСе - он прав. И у нас теперь был статистический материал.

Попав в экстремальные условия Марса, наши земные бактерии и вирусы проявили такие способности к мутации, что волосы на голове шевелились. Стало быть в отсутствии целей для паразитирования - цели-то все защищены "сверкающими полками медицинской аппаратуры" - придется искать какие-то новые источники пропитания или... Или менять структуру, приобретать новые свойства, становиться НЕУЯЗВИМЫМ или даже НЕВИДИМЫМ для наших антибиотиков и скальпелей. А тем временем был готов статистический материал из Астрахани. Я помнил, естественно, из курса Академии, что этот район потенциальный источник холерных бацилл, а теперь убедился на практике. Семь процентов непривитого населения и девяносто три - вакцинированных. Против штамма А. Штамм В, разработанный военными в лабораториях, нежизнеспособен. Инкубация - пять дней, срок существования - семь. Штамм С существует только на бумаге. А стоит чуть-чуть измениться штамму А без помощи людей в погонах? Всего лишь небольшие перестановки в структуре? Тогда вся Астраханская область (93% людей, в крови которых - искусственно ослабленный штамм!) станет огромным лазаретом! А это всего лишь "отсталая"

Россия, причем не самый благополучный регион. Можно легко представить сценарий такого же действа где-нибудь в сверхсовременной медицинской Швейцарии.

Боссы долго сопоставляли материал, готовили докладную записку в РАН. Там, надо отдать должное этим мафусаилам от науки, быстро разобрались в ситуации и схватились за голову.

Подгоров, Бушман, Костюков и Завьялов уехали в Нагано. Мы, здесь в Москве, сидели и грызли ногти.

Там они впервые встретились - четверо русских структурщиков и Стоктон, обложенный запретами ЮНЕСКО, как загнанный волк флажками. Эти пятеро просидели всю ночь за скверным виски и бессильным против русского организма сакэ. Наутро все они были немного пьяны от алкоголя и сильно оттого, что оказались правы.

Но нашлась и панацея. Большая Пятерка после шести часов и бессчетного количества "дринков"

выяснила, что способ кодирования нейронных состояний давно уже изобретен, затык только в чудовищных объемах информации, а довести успех клонирования до девяносто девяти плюс еще одна-две девятки - не проблема, но нужно еще примерно полторы тысячи экспериментов. В живую нельзя задушит ЮНЕСКО, натравят фанатичные толпы все известные религии, заплюют и вымажут в дерьме газетчики. Только виртуально, используя модные на Западе технологии компьютерного моделирования. В свое время один американский ученый подсчитал, что для полного дублирования генетического кода человека необходимо полупроводниковых транзисторов объемом... чуть-чуть больше земного шара. С тех пор многое изменилось - задачу, которую компьютер 50-х размером с ангар считал полмесяца, ныне легко умещающийся на ладони чип расщелкает в минуты.

Гром грянул следующим вечером. На вечернем заседании Стоктон попросил слова. Теперь он уже излагал не чистую теорию, он дерзко предложил коллегам оспорить его выводы. В далекой России было накоплено такое количество статистического материала, что профессор уже мог сражаться на равных. Научный мир взвыл и бросился Стоктона проверять. Было всякое скандирующие толпы под окнами Смитсонианского и террор религиозных экстремистов. Самосожжения и письма матерей, умоляющих спасти своих детей. Были "опровержения" известных генетиков, были даже попытки усомнится в научной честности Большой пятерки - не хотят ли, мол, эти парни таким макаром просто некую скандальную известность себе заработать?

И все же подтвердилось. При ЮНЕСКО был создан Иммунный комитет, группа Стоктона получила серьезное финансирование (за это его тоже пинали), да и нам перепало порядочно. Ну и всякие благотворительные фонды наперебой стремились всунуть клоунеру какой-нибудь грантик, лишь бы отметиться в печати - вот, смотрите, и мы боремся против краха цивилизации.

Цифра семьдесят снится нам по ночам. Сначала была некая надежда, что мы все-таки неправы, что переборщили, что не все так плохо... Но быстро нашлись и подтверждения чисто практические.

Грипп, мутирующий с каждым годом все быстрее, геморрагическая лихорадка то и дело вспыхивающая маленькими очажками в Африке (что это? проба сил?), пресловутая "болезнь легионеров"... В апреле две тысячи шестого в Индокитае разразилась саркома Спэнбауэра так до сих пор и не локализованная... А что будет через пять лет? Десять? Пятьдесят? Успеем ли? А то, глядишь, срок в семьдесят лет покажется маленьким...

Вот так. Сам себя накрутил, даже руки задрожали. Все-таки как мелочны все мои проблемы? Что есть один человек, что он может значить, важен ли он, когда ежедневно в Мьянме и Лаосе умирают двести зараженных! А для нас - это материал, новый генетический материал, который мы с трудолюбием пчелок складируем в огромный архив.

Нет, надо покурить. Проклятье, где же сигареты? Дьявол! А вот они. "Золотая Ява", между прочим, не какая-нибудь "Магна", которую я курил в Академии. Спички еще не зажигаются! Вот в такие моменты и начинаешь мечтать о завораживающем "дзи-инь" настоящей "Зиппо". Долбаный ветер! Ничего, спрячусь вон в телефонную будку.

А-а, первая затяжка... Мечта курильщика! Ладно. Прекратить истерику. Время есть. Над чем мы бились сегодня с Олегом? Ага, кодирование семнадцатой и двадцать третей. Посмотрим, посмотрим... Ноутбука нет, придется писать вот на этих клочках. Что это? О! Билеты в Сатирикон, туда мы ходили с Катькой в первый раз. Зато обратная сторона чистая... А это что? "Американский английский. Пригашает центр обучения". Что за ерундень? Ах, да, вчера около метро сунула в руку юная нимфа в огромных ботинках. Ладно, сойдет. Весь день в голове кружится эта идейка, все никак не могу попробовать, а наше время на компах только в пятницу. Ну-ка, посмотрим, что у нас получается. Так... так... Угу... А если сюда еще и двадцать первую группу, и двадцать девятую.

Кто-то снаружи постучал по стеклу будки.

Да, да, бабушка, я звоню. Сейчас секундочку, не видите - телефон забыл, по бумажкам ищу.

Надо же... Ёпрст! Как изящно все выходит. А я молодец... Ну и ну! Да если это выйдет, то уже к Новому Году у нас будет надежная программа кодировки. Черт! Надо звонить Олегу, звонить Завьялову, всем, всем звонить!

Дерьмо, дерьмо, дерьмо! Ну где же эта проклятая телефонная карта, когда она так нужна!

Говорили мне ребята... купи себе сотовик. Я только рукой махал, дурень, дорого, дорого!

Бабушка, извините, у Вас нет карточки? Я заплачу. Что? Жетончик? А-а, ну извините...

Врешь старая карга!! Жеточник у нее, как же! А куда ты его засовывать будешь? Этот автомат только карточку понимает. Жалко просто...

Ладно, черт с ним. До дома недалеко. Добегу - оттуда позвоню всем.

Я выскочил из будки, помчался домой, разбрызгивая лужи, оставляя позади разъяренных прохожих. Переход... К дьяволу переход, времени нет прыгать по лестницам! Чего там, какой свет - красный? А по фиг - все равно машин нет, да и кто сейчас поедет в такую погоду! Вперед!

Двойная ослепляющая магниевая вспышка, какой-то противный визг и сильный, удар куда-то в левый бок. Боже, как больно...

* * * * *

Ублюдки! Парашники долбаные окопались в этом автосервисе! Это же надо за галогеновые фары по четыре сотни баков! Так скоро весь лавандос выйдет, а к папахену до десятого с этим вопросом подваливать - дохлый номер. После того, как я уделал ту бирюзовую "Самарочку", он вообще поприжимистей стал. Хорошо хоть эту телегу купил. Жаловаться грех, конечно, "Бэха" хоть и не новая, но прет - зверь. Движок заводишь - музыка. А в ней еще стерео такое... м-м... рулез!

Врубаю что-нибудь позабористей и педаль в пол! Только запчасти, падлы, немеряннных бабок стоят.

Эй, ублюдок, куда прешь, твою мать! Так и лезет на своей "девятке"! Понакупили права, а теперь плюнуть от них некуда.

Все одно к одному. Вчера Ирок чего-то заартачилась. Я ей на прошлой неделе в этом, как его бутике, черт, забыл, ну, короче, который на Ленинском, сотен на шесть баков шмотья прикупил, а она опять губки дует. А еще надо Трубе за ганджибас отдать - я ему с прошлого раза полтинник должен. Ну не было просто с собой, а курнуть хотелось, вот я и надавил... Труба, мол, ты ж меня знаешь! Отдам, как в аптеке. Дал, между прочим, в кредит. Правильный парень. А с Иркой, шлюхой, завязывать надо, попа с кулачок, а гонору на пятерых. Еще бы - княжна, княжна: Да иди ты в "..."!

Другую найдем. За те деньги, что я на тебя убил - десяток снять можно было.

Упс. Менты, из этих как их, гибэдэдэ. Торможу, как пай-мальчик. Видите, мусора, стою на красный, пристегнут (ремень быстро накинул - в такой дождь они и не успели заметить), техосмотр на лобовом. Настоящий, за сотню купленный, не какой-нибудь там календарик. Ага, папахен подсуетился.

Ладно, бай-бай. Загорелся зеленый - мне пора, а вы ловите тут лохов всяких. Тоже вот уроды.

Падкие на легкие деньги. Из той же компании. И Ирка, сука, я ей звоню а она томным таким голосом: извини, Аркаша, занята я сегодня. Иду на французский. Да "..." я твой французский! В другой день не можешь сходить, шалава! Да ну и хрен с тобой! Счас водки возьму и порулю к Арсену. У него всегда дым коромыслом, а рядом - общага какая-то, девки там сами...

У, ё!! Куда тебя несет!

Перед бампером метнулась неясная тень. Удар. Машину развернуло, понесло по мокрому асфальту, еле успел затормозить. Вот чмо поганое! Если бампер помял - пеняй на себя! Попал на бабки!

Я вылез, прошел чуть вперед, нагнулся и в свете фар... Матюгнулся во весь голос. Так и есть - бампер в дугу, вмятина на капоте с мою голову. Ну, где там этот поганый урод! Ага, вон валяется.

Ну-ка. Я пнул его носком ботинка.

- Вставай, тварь. Ну, давай, "..." твою мать!

Лежит, не двигается. Бомжара какой-то позорный - одежда вся мятая, джинсы хоть бы раз в месяц стирал, мокрый, грязный. Тьфу, даже трогать противно. Погань.

- Эй, вставай.

Матерь Божья! Да я ж его... Так и есть. Тьфу, "..."! А кто мне теперь за бампер платить будет. Да и папахен не похвалит, отмазка от такого дела дорогого стоит. Пора сваливать. Надо только по карманам посмотреть, вдруг это попрошайка из метро - у них с собой бывает суммы немаленькие.

Мелочью, правда, но да ничего. Деньги не пахнут.

Бумажки какие-то... Каракули... Ну-ка, "...генная структура объекта...", вот, дерьмо, так я на студента напоролся! Ну, у этого точно ничего нет гол, как сокол! Ладно. В задницу бумажки - вон как по ветру полетели... Еще есть что-нибудь? Что и все??