/ / Language: Русский / Genre:sf_action

Фландри с Терры

Пол Андерсон

Классик мировой фантастики XX века.

Пол Андерсон

Фландри с Терры

Ловушка чести

Посвящается Джеку и Норме Вэнс и, безусловно, Джонни

1

Тот убитый парень на заснеженной планете дал Фландри первый ключ к разгадке. До этого он знал немного: чудовище сбежало с Конджумара на том, что осталось от его космического корабля после ядерного взрыва; этот остов разбитого корабля мог покрыть расстояние в двадцать световых лет, прежде чем его пилот погиб бы; но, возможно, он никогда и не пересекал траектории Спики в поисках пристанища.

Проблема — даже для Терранской Империи, которая насчитывала четыре миллиона звезд, — была в том, что пространство радиусом в двадцать световых лет заключало в себе неимоверное количество солнц, а значит, и солнечных систем с их множеством планет!

Фландри начал действовать. Он разослал столько агентов, сколько можно было отвлечь от выполнения других работ — в приграничных провинциях ужасно не хватало людей, — а в этом случае речь шла о проведении расследования на всех подозрительных планетах в указанном радиусе. Конечно, это был пустой номер. Законы вероятности работали против них. Даже если бы они действительно попали на планету, где притаился беглец, он мог временно залечь на дно.

Фландри ругался, отзывал своих людей на более срочные задания, и постепенно дело с монстром отошло на задний план. Но не забылось. Прошло два года. За это время он был послан к Бетельгейзе и научился сопротивляться телепатии. Его угораздило попасть в империю Мерсейи, где пришлось потратить массу усилий на интриги и шантаж, пока он не отыскал подходящую планету (необитаемый террестроид, приберегаемый в качестве охотничьих угодий для аристократов) и не добрался снова домой, между тем как Терранский космический флот тихо стал строить здесь свою передовую базу (Фландри сильно интересовало: что, если бы подобное произошло в его собственной системе?). Он отправился в отпуск на Терру, получил приглашение на нескончаемый банкет, устраиваемый семейством Лионидов, провел там три впечатляющих месяца, но в точности не мог припомнить: то ли он соблазнил чью-то неверную жену, то ли она его. Во всяком случае, он был вынужден сражаться на дуэли, поддался соблазну, сулящему преждевременное получение чина контр-адмирала, и вновь принял назначение в провинцию Спики.

Таким образом, в конце концов он оказался на Брае. Еще два месяца назад здешний мир был более или менее независимым. Затем по военным соображениям было форсировано строительство новой базы в этом регионе. Постройка базы планировалась в другом месте, но Брае была предложена правителем провинции. Он считал, что для Брае будет полезно расширение торговли и усиление обороны. Браенский Верховный Собор, который в течение долгого времени сопротивлялся влиянию Терры, пытаясь поддерживать собственные традиции древней культуры и религии, отклонил имперское приглашение, хотя известно, что никто не волен отказываться от имперских приглашений. Его повторили. Снова последовал отрицательный ответ. Правитель провинции настаивал. Брае решила через его голову обратиться к самому императору. Правитель, не желая привлекать внимание к своему способу и методам правления, ввел в действие местные армейские подразделения.

Вот почему Фландри брел сейчас среди руин под красным карликовым солнцем. Небо было затянуто плотными облаками, ронявшими редкие снежинки, похожие на капли крови. Он руководил обычными в таких случаях действиями: изучать и расследовать, еще изучать, еще допрашивать, до тех пор, пока диссиденты не будут выявлены и изгнаны, а добропорядочные граждане не втиснуты снова в привычные рамки. Но когда грохотал бластер, он несся на звук стрельбы, как будто в этом было его спасение.

— Сэр! — крикнул сержант из его группы. — Сэр, не туда… там снайперы, террористы, обождите!

Фландри перепрыгнул через обломок стены, зигзагом пересек грязную улицу и спрятался позади сбитого флайера. Его собственный автомат вышел из строя и болтался без толку; он настороженно вглядывался в пейзаж. На маленькой площади перед ним расположился отряд имперских космических пехотинцев. Они, должно быть, вели обычное патрулирование, когда по ним стали стрелять из окружающих домов. Военные среагировали с тигриной свирепостью. Их ответные трассирующие стрелы вылетали из обоймы почти одновременно с выстрелом, оставляя за собой ионный хвост, тянувшийся к фасаду враждебного дома. В следующий момент снарядом из ручного гранатомета всю переднюю часть дома разнесло на куски. Отряд атаковал, не дожидаясь, пока рассеется дым от взрыва. Осколки сыпались на головы, громко звякая о шлемы.

Фландри направился к площади. Он уже научился понимать, почему реакция солдат была столь яростной: таков неизбежный ответ на партизанские действия.

Он склонился над раненым. Это был молодой широкоплечий парень африканского происхождения; его кожа уже посерела. Он рефлекторно сжимал магнитную винтовку (а может, последним конвульсивным и неосознанным движением он хотел нащупать материнскую грудь, чтобы припасть к ней умирающим ртом?), уставившись в никуда сквозь лягушачьи очки шлема, напоминающего панцирь черепахи. Он еще не умер. Кровь пузырилась, вытекая из рваной раны в животе и капая на грязный снег. Под тусклым солнцем она выглядела черной. Фландри поднял взгляд: его команда была рядом, но их тоскливые лица были повернуты в направлении выстрелов и взрывов. Эти ребята тоже были пехотинцами.

— Отправьте его в госпиталь, — сказал Фландри.

— Бесполезно, сэр, — отозвался сержант. — Он умрет раньше, чем мы доберемся. У нас нет с собой ни оборудования для оживления, ни установки для поддержания функций организма до того, как ему вставят новые кишки.

Фландри кивнул и наклонился к умирающему.

— Могу ли я чем-нибудь помочь тебе, сынок? — спросил он как можно мягче.

Полные губы раздвинулись, обнажив белизну сверкающих зубов.

— А-а-а, — он задыхался, — это он, в Ухунху, он знает, — его глаза закатились. — Ай! Они говорят, не встревай. Не давай вербовщикам уговорить тебя… чертова Империя… даже чтобы стать настоящим воином, не смей записываться… разве свободу дадут рабовладельцы, спрашивал он в Ухунху. Он и его учение… вот что мы должны знать, понимаешь? — рука парня вцепилась в руку Фландри. — Ты понимаешь?

— Да, — сказал Фландри. — Все в порядке. Поспи немного.

— Ай-ай, взгляни туда, на нее, она усмехается… Против воли Фландри посмотрел наверх. Его поразил вид замерзшего фонтана, покрытого ледяными сосульками. В центре его высилась стройная колонна, увенчанная статуей обнаженной девушки. Она была не совсем человеком: у нее были слишком длинные ноги, и хвост, и сумка, как у кенгуру, и гладкий мех, но Фландри нечасто доводилось видеть столь прелестную грацию, запечатленную в металле; она напоминала о весне и первом трепетном поцелуе в тени тополей. Побледневший солдат закричал:

— Оставь меня, оставь, ты, наверху, оставь меня! Хватит усмехаться! Да, я записался… чтобы узнать, как освободить Ньянзу, ты слышишь, не пей мою кровь так быстро. Я не виноват, что увеличил число рабов. Я тоже хотел свободы? Вынь из меня свои зубы, красотка… мама… мама, не ешь меня, мать…

Вскоре он умер.

Сэр Доминик Фландри, капитан разведывательного корпуса Терранского космического флота, сидел на корточках под фонтаном рядом с покойником, пока пехотинцы разносили в щепки еще один или два дома для верности. Наконец рота вооруженных до зубов пехотинцев перезарядила винтовки, заученными движениями напоминая кукол. Из окна дома на другой стороне площади пронзительно зазвучал какой-то струнный инструмент; Фландри не знал браенского звукоряда, музыка могла быть и заупокойной песней, и вызовом, и балладой, или зашифрованным сигналом.

Он наконец спросил:

— Кто-нибудь знает, откуда этот парень?

Команда молчала.

— Он откуда-то из колоний, сэр, судя по акценту, — подал голос один рядовой. — Мы многих берем, вы знаете.

— Поговори мне, — оборвал его Фландри. Он задумался ненадолго. — У него, конечно, должны быть документы.

Его задача вдруг изменилась. Сейчас ему нужно было оставить вместо себя замену и выяснить, где жил убитый. Делать все придется самому, настолько не хватает персонала. Бред парня мог означать или очень много или ничего. Вероятнее всего — ничего, но слой цивилизации в этих краях был слишком тонок, звезды склоняли к варварству, вокруг простиралась империя Мерсейи, а за ней — огромная, не нанесенная на карты галактическая ночь.

Он сначала и не думал о монстре, ему просто было одиноко среди этих ребят, и он рад был бы отправиться на индивидуальное задание. Должно быть, это тепленькое местечко, раз там прижились африканцы.

Он вздрогнул, поднялся на ноги и покинул площадь. Отряд тащился рядом, их стволы уставились в жидкое голубое небо, Вслед им продолжала улыбаться девушка на фонтане.

2

Планета была в пяти парсеках от Брае. Третья в системе ничем не примечательного карлика класса F5, официальное название — Ньянза, она была колонизирована каких-то пятьсот лет назад, во время распада Галактического Содружества. В сферу влияния Империи вошла около ста лет назад, несколько попыток переворотов не увенчались успехом, сейчас здесь был только резидент, что свидетельствовало об относительном спокойствии в этом незначительном и мало посещаемом мирке. Население достигло десяти миллионов человек — вот и все, что содержалось в банке данных о планете Ньянза.

Он просмотрел все материалы после того, как установил личность убитого парня. Томас Умболу, девятнадцати лет, рожденный свободным член общины Джарново на Ньянзе, иждивенцев нет, личных обязательств нет, на верность кому-либо не присягал, религия — вариант христианства, рост 1,82 м, вес 84 кг, группа крови 0+. Его послужной список был чист, но и срок службы невелик — всего один год. Обычная перед зачислением на службу гипнопроверка показала отсутствие серьезных отклонений; но, конечно, это ни о чем не говорило с тех пор, как техника глубокого кондиционирования стала общепринята, превратившись лишь в дополнительную бюрократическую процедуру.

Фландри взял скоростной флиттер и покинул Брае. Вынужденная праздность путешествия была достаточно долгой и остро напомнила ему, что он уже несколько недель не имел женщины. В обычное время он часто посещал гимнастический зал. Занятия навевали скуку, зато тело было в отличной форме, что не раз спасало ему жизнь и упрощало поиски партнерши для постели на таких нежных планетах, как Терра.

Когда робот-пилот доложил, что они приближаются, он стал переодеваться: униформа офицера разведки допускала разные вольности, и Фландри пользовался этим больше, чем другие. После Должного размышления он облачил свое длинное тело в павлинье-синюю тунику с белыми перекрещивающимися ремнями, навесил столько золотых шнуров, сколько допускали правила, надел красный шарф и подходящие пистолеты — нидлер, стрелявшие иглами, и бластер, переливчатые брюки и мягкие черные ботинки из натуральной бычьей кожи. Затем он набросил ярко-красный плащ на плечи, а на тщательно причесанную голову надел флотскую фуражку с крылышками. Обозревая себя в зеркале, он видел худое, загоревшее под кварцевой лампой лицо, серые глаза, волосы и усы темного шатена. Прямой нос, высокие скулы — да, последняя плазмокосметическая операция сделала его лицо слишком красивым, но не переделывать же все снова. Он взял в рот сигарету, нашел наиболее элегантный угол наклона, закурил и пошел к своему пилотскому месту. Хотя его участия в пилотировании сейчас не требовалось.

Ньянза сверкала перед ним. Никогда в жизни он не видел более чистой и прекрасной синевы, перечеркнутой белыми облаками, содрогающейся от гигантских сполохов северного сияния. Он заметил две луны: меньшая была ближе, та, что побольше, — дальше. Он нахмурился. Где же материки? Его робот установил радиоконтакт, и на экране появился молодой человек с лицом европейского типа. На нем была рубашка с короткими рукавами.

— Капитан Доминик Фландри, Имперская разведка, просит разрешения на посадку.

Иногда он спрашивал себя, что бы стал делать, услышав категорическое «нет» в ответ на свой вежливый запрос.

Человек на экране широко разинул рот:

— О-о… уже?

— Хм? — сказал Фландри, но одернул себя и ответил глубокомысленно: — Да, естественно.

— Но только сегодня, сэр! — бубнили с экрана. — Как, мы даже не догадались еще послать курьера — это был такой кошмар! — О, слава Богу, вы здесь, сэр. Вы сами увидите, на Алтле — на всей Ньянзе — нет такого технаря, который не был бы готов жизнь отдать за его величество!

— Я уверен, его величество будет чрезвычайно доволен, — сказал Фландри. — Но с вашего позволения, как там у нас с сигнальными огнями? — После паузы раздалось несколько щелчков и корабль стал стремительно снижаться. — Эй, между прочим, куда вы дели свои континенты?

— Континенты?!

— Ну да, континенты — такие большие грязные места, чтобы сделать посадку.

— О, сэр, конечно, я знаю! — диспетчер весь подобрался. — Мы тут в Городе не дикари. Я сам бывал на Спике.

— Ну а если бы и нет, что тут такого? — пробормотал задумчиво Фландри, больше интересуясь акцентом парня. Неисчерпаемые варианты англик — колониальных диалектов английского — были его хобби.

— Что до континентов, сэр, я думал, вы должны знать. На Ньянзе их нет. Алтла — всего лишь остров средних размеров. И вообще здесь только скалы и рифы. Они уходят под воду во время прилива на глубину, которая меняется почти вдвое в зависимости от расстояния до Лоа..

— Да-да, я знаю, — сказал Фландри успокаивающе. — Я вас просто проверял.

Он отключил связь и задумался. К черту эти жалкие справочники для пилотов! Нужно было слетать за подробной информацией на Спику. Если бы вместо радио изобрели наконец суперскоростную связь, опережающую свет! На прямые контакты между планетами требуются дни, недели и месяцы. Из-за этого каждая система в культурном отношении развивается по-своему, варится в собственном соку годами. Незаметно, пока не выплеснется наружу, нарастает местный феодализм — неизбежно, хотя и в рамках имперской структуры. Но все равно каким-то образом все это послужит цивилизации, когда Долгая Ночь настанет.

Космопорт походил на десять тысяч других малых пристаней: гравитационное ограждение, поле и несколько служебных зданий — вот и все. За ангарами с западной и южной стороны Фландри видел зелень ухоженного леса. На востоке виднелись шпили маленького старинного городка. В северном направлении почва шла под уклон, заканчиваясь зарослями травы и россыпью гальки, пока не упиралась в белую линию прибоя и невозможно синий океан. Небо было немного темнее, чем на Терре, — в воздухе меньше пыли, рассеивающей свет, — и безоблачное, голубоватое солнце яростно слепило глаза. Сейчас здесь стояло лето: Алтла лежала на широте 35 градусов в Северном полушарии планеты, размерами напоминающей Терру, но с наклоном оси в 21 градус. Воздух казался прохладнее, чем был на самом деле, из-за свежего ветра, пахнувшего солью, а благодаря сильному ультрафиолетовому излучению солнца к нему примешивался потрясающий запах озона.

В общем, Фландри скоро пожалел, что вырядился таким пижоном. Он с отвращением смотрел на шорты, блузу и кепку начальника космопорта. Этому блондину, также европейского типа, явно было в них вполне удобно. Мрачное утешение Фландри нашел, рассудив, что этот комфорт был чисто физического свойства.

— Начальник порта Хайнц фон Сондербург, сэр, к вашим услугам. Естественно, никакого карантина; имперский рыцарь не нуждается. Ах, за вашим багажом присмотрят, капитан… Фландри? Конечно. Весьма польщен. Я связался с ее превосходительством. Счастлив доложить, что вам будут оказаны положенные официальному лицу знаки гостеприимства. Иными словами, мы в Городе сделаем для вас все, что в наших силах…

— Ее превосходительство? — спросил Фландри, когда они были уже в воздухе.

— Я неправильно выразился? — фон Сондербург нервно потер руки. — О, дорогой, я очень сожалею. Это такая изолированная планета — так редко появляются возможности… Поверьте, сэр, мы только внешне такие неотесанные. В Городе, по крайней мере, царит просвещенный передовой дух абсолютной лояльности по отношению к Империи, которая…

— Я подумал всего лишь о том, что в случае, подобном вашему, когда единственные терране на планете — это резидент и его семья, стоило бы назначить мужчину на этот пост.

Фландри посмотрел вниз. Это был старый город, как будто случайно выросший на уступах скал, с крутыми улочками, заполненными пешеходами, машин и флайеров было немного.

Кругом, однако, виднелись большие, современно оборудованные и полные судов доки. Он обнаружил все — от пластиковых пирог до гигантских подводных лодок. В основном суда были парусные, что говорило о неторопливой эстетически-ориентированной культуре, но их совершенные в смысле гидродинамики линии свидетельствовали о том, что практической эффективности также придавалось большое значение. Мощный буксир покидал залив с длинным хвостом нагруженных барж. Широко использовался воздушный транспорт. В другом месте Фландри узнал комплекс больших, перерабатывающих морскую воду насосных станций с примыкающими фабриками. Двухкорпусное грузовое судно разгружало тюки — с морской травой? — очевидно, для завода пластмасс. «Итак, — подумал он, — большая часть жителей Ньянзы занимается рыболовством, охотой и хозяйничает в океане, покрывающем всю планету; сырье поступает на этот единственный остров, который снабжает металлами, химическим топливом, синтетическими стройматериалами и смолами, и стеклом, и волокнами, и машинами». Фландри был достаточно знаком с пелагической, или морской, культурой; в наиболее перенаселенных мирах все чаще возвращались в конце концов в родную водную стихию. Но эти здесь сразу начали как моряки. Могло получиться интересное общество…

Голос фон Сондербурга привлек его внимание:

— Ну конечно, несчастный мастер Баннерджи был мужчиной. Я просто ссылаюсь на его, э-э… вдову, бедную леди Варвару. Она — урожденная Эйрс, ну, вы знаете — Эйрсы из Антарктики. Она перенесла свою утрату как подобает представителям настоящей имперской аристократии; да, мы можем гордиться, что нами управлял последний муж леди Варвары Эйрс Баннерджи.

Фландри построил фразу так, чтобы сохранить иллюзию своей осведомленности:

— Известно точное время его смерти?

— Нет, сэр. Вы можете попытаться узнать в городской полиции, но боюсь, даже они не имеют точной информации. Это случилось прошлой ночью, он уже отдыхал. Видите ли, сэр, у нас нет ваших передовых полицейских методов. Удар гарпуна — ох, что за способ найти последний покой, — фон Сондербурга тихо передернуло.

— Орудие убийства не нашли? — бесстрастно осведомился Фландри.

— Нет, по-моему, сэр. Убийца принес его с собой, знаете, такой… портативный. Он, должно быть, забрался по стене, используя ботинки с вакуумными присосками или перекидной крюк, чтобы зацепиться за подоконник и… его превосходительство крепко спал, а его супруга предпочитала отдельную спальню. Само собой разумеется, сэр, убийца не проходил через дом, чтобы добраться до уединенной комнаты мастера Баннерджи. Все слуги — урожденные технари, а ни один технарь никогда и помыслить бы даже…

Перед их взором возник дворец резидента, окруженный английским садом. Постройке было лет семьдесят пять, но металл И тонированный пластик этой надменной архитектуры по-прежнему составляли вопиющий контраст с массой дешевых многоквартирных домов рядовой застройки. Когда аэрокар приземлился, Фландри заметил, что население Города в основном представлено людьми европейского типа, со смуглой кожей. Толпы их заполняли улочки, звенящие детскими голосами; толстые растрепанные женщины торговались, возбужденно размахивая руками; те из мужчин, что не работали на производстве, сидели в Неприглядных унылых магазинчиках. На посту возле дворцовых ворот стояли двое местных полицейских в шлемах и защитных жилетах. Это были высокие африканцы, без задержки пускавшие в ход электрические дубинки шокового действия в случае проявления неуважения к законной власти.

Внешность леди Варвары также напоминала о европейском происхождении, хотя примесь китайской крови в родословной Эйрсов проявлялась в ее темных волосах и тонкокостности. Само совершенство, она предстала перед Фландри в простом белом траурном платье на фоне стереопортрета своего мужа в полный рост. Харри Чандра Баннерджи был маленьким терранином средних лет, с коричневой кожей и мудрыми глазами; без сомнения, типичный законопослушный, совестливый, суетливый служака, чьи мечты о рыцарстве умирали медленно день за днем. А сейчас он и сам был убит.

Фландри склонился над хрупкой рукой леди Варвары.

— Ваша честь, — сказал он, — примите мое самое сердечное сочувствие и даруйте мне прощение за то, что я вторгаюсь к вам в момент такой утраты.

— Я рада, что вы, пришли, — прошептала она. — Так рада.

Ее потрясающая искренность чуть не заставила Фландри позабыть и великосветских манерах. Он сделал шаг назад, снова согнувшись в ритуальном поклоне:

— Вы можете больше не беспокоиться, ваша честь. Позвольте мне снестись с властями.

— С властями! — ее голос зазвенел и отозвался эхом в тонких стенках нескольких хрустальных сосудов явно терранского происхождения. Хотя в целом интерьер, полный прихотливой игры линий, был выдержан в стиле, который приобретало искусство, веками развивавшееся вдали от терранской цивилизации. — Какими властями? С вами есть люди?

— Нет.

Фландри огляделся вокруг: комната, вытянутая в длину, с низким потолком. Вышколенный дворецкий бесшумно поставил графин и фужеры возле стеклянной трельяжной стенки, обращенной в сад. Затем он вышел, оставив их, как казалось, наедине. Фландри достал сигареты, перевел взгляд на женщину и вопрошающе поднял брови. Он видел, что она моложе его.

Ее бесцветные губы сложились в улыбку:

— Благодарю вас, — сказала она так тихо, что он почти не услышал.

— А? За что, ваша честь? Боюсь, мое присутствие — сомнительное удовольствие.

— О нет, — отозвалась она.

Она приблизилась. Ее поведение было не совсем естественным: то слишком дружелюбным и спокойным для недавней вдовы, то внезапно и резко каким-то диковатым. «Большая доза мистицина, — догадался он. — Совершенно в духе представителей высшего класса Империи: воздвигать стены из химии, чтобы справиться с горем, или страхом, или… А что ты делаешь, когда стены рушатся?» — подумал он.

— О нет, — повторила леди Варвара. Она говорила быстро, на повышенных тонах. — Возможно, вы не понимаете, капитан. Вы — первый терранин, которого я вижу, не считая мужа, впервые за… сколько же лет? Около трех ньянзанских лет, это почти четыре терранских. И потом, это были краснолицые военные посланники с обычными проверками. Кого мы видели кроме них? Губернатор Города и его офицеры делали несколько звонков вежливости в год. Морское начальство тоже обязано было навещать нас, вы понимаете, и не для того, чтобы снискать любовь или получить привилегии — просто потому, что было бы ниже их достоинства не соблюдать формальностей. Их достоинство — ее щеки пылали.

Она стояла вплотную к нему, глядя снизу вверх, сжав кулаки так, что кожа на суставах пальцев натянулась, придавая им сходство с птичьими лапками.

— Как бы вы себя чувствовали, если бы вас вынудили терпеть присутствие незваного гостя?

— Итак, Империя непопулярна здесь? — пробормотал Фландри.

— Я не знаю, — утомленно отозвалась она. — Право, не знаю. Все, что я знаю, — единственные люди, которых мы видели регулярно, наши единственные друзья — о Господи! Друзья! — были неотесанные простолюдины, мозгляки.

— Кто, моя госпожа?

— Это здешние горожане — технари. Розовощекие. Зовите их, как хотите. Как этот маленький жирный фон Сондербург. — Она снова вскрикнула: — Знаете ли вы, капитан, что значит общаться только с низшими классами? Это накладывает отпечаток и на вас. Ваша душа становится сальной. Фон Сондербург сейчас… всегда заискивал перед Харри Чандрой… он ни разу не прикурил сигару в моем присутствии, не спросив моего разрешения, причем в самой тяжеловесной форме — в одних и тех же выражениях, я слышала их миллион раз, хоть вой: «Моя госпожа не возражает, если я закурю?» — Варвара кружила вокруг него. Ее обнаженные плечи вздрагивали. — «Моя госпожа не возражает? Моя госпожа не возражает?» И вот вы пришли, капитан. Клянусь, ваши легкие все еще заполнены воздухом Терры… вы пришли и вынули портсигар, и приподняли брови — вот так! Ничего более. Жест, которым мы все пользуемся дома. Обычай, предполагающий, что у меня есть глаза, способные видеть вас, и разум, чтобы знать, чего вы хотите. Добро пожаловать, капитан Фландри, будьте как дома! — она схватилась за решетку стенки обеими руками и уставилась в сад. — Вы с Терры, — прошептала она. — Я приду к вам ночью, в любое время, прямо сейчас, если хотите, просто потому, что вы терранин.

Фландри постучал сигаретой о ноготь большого пальца, зажег ее и глубоко затянулся. Он глянул в печальные карие глаза Харри Чандры Баннерджи и произнес про себя: «Прости, старина. Я не кладбищенский вор и сделаю все, что смогу, чтобы избежать этого, но моя работа требует такта. Ради Империи и Расы!»

— Мне жаль, что я появился не вовремя, вы так утомлены, ваша честь, — сказал он. — Конечно, я сделаю все возможное, чтобы вас приняли в Управлении провинции, и если вы хотите вернуться домой…

— После всех этих лет, — пробормотала она, — кого я там знаю?

— А-а… могу я предложить моей госпоже немного отдохнуть?

Сигнал внутренней связи спас их обоих. Варвара нетвердо произнесла: «Слушаю», и притяжение между ними исчезло. Раздался голос дворецкого:

— Прошу прощения, мадам, но я получил известие о прибытии одной известной здешней персоны. Просить перенести встречу?

— О… я не знаю, — ответила Варвара безжизненным тоном. Она не смотрела на Фландри. — Кто это?

— Леди Тесса Хурн, мадам, сиятельная владычица Литтл Скуа в Джарново.

3

Когда они достигли Зурийского Течения, вода, которая до этого была совершенно синей, окрасилась пурпуром и покрылась пеной, сверкавшей как снег.

— Здесь, за Железной Отмелью, течение поворачивает на север и уходит дальше, мимо Рифов Скорби, — заметила Тесса Хурн. — Это прибавляет нам несколько узлов скорости. Хотя нам ведь некуда спешить, не так ли?

Фландри, прищурясь, глядел на здешний неправдоподобный горизонт через темные контактные линзы. Солнечный свет дробился и множился мириадами маленьких смеющихся волн.

— Видимо, цвет зависит от планктона, — сказал он.

— От планктоноподобных организмов, — поправила Тесса. — Мы не на Терре, капитан. Но, да — этим питается макрель, тем — рачки, а мы используем и то и другое. — Она указала рукой: — Вон там флаги с полосами Дилоло, поделенные на четыре части, это рыбачьи лодки принца Акуанта.

Глаза Фландри слепило от солнца, и он едва различал суденышки в этом немилосердном сиянии. Как только ветер спал, на корабле Тессы Хурн заработал вспомогательный двигатель, и теперь над ними не было тени, которую давали большие паруса. Парусиновый тент был растянут над палубой, и мускулистые матросы, похожие на выточенные из черного дерева статуи молодых богов, растянулись под ним. Иногда оттуда раздавались жуткие звуки волынки. Терранин много бы дал хотя бы за часть этой тени. Но Тесса Хурн стояла здесь, на корме, и он должен был не ударить в грязь лицом. Это было своего рода состязание в выносливости, и все преимущества были явно на ее стороне.

— Ваши люди тоже здесь рыбачат? — спросил он.

— Немного, — она кивнула. — Но в основном мы из Джарново плаваем на запад и на север, охотимся с гарпунами на морских чудовищ. Ха, эти бледнокожие никогда не могут быстро загарпунить зверя, если он больше их корабля; да и задора у них маловато, Есть и другие занятия — Т'чака Крюгер, например, выращивает бобовые водоросли на небольшом участке в Малых Саргассах. Должна заметить, у нас не только простолюдины, но и, некоторые прирожденные капитаны вынуждены бродить по отмелям в поисках раковин или нырять за моллюсками на дно. Еще у нас есть плотники, ткачи, инженеры, медики, машинисты — все профессии, какие надо; а еще разные фигляры, и мимы, хотя большая часть представлений дается бродячими актерами. Они приплывают сюда на лодках — бездарный сумасшедший народец, — появляются, когда им в голову взбредет, — она передернула плечами, — Командор может перечислить вам все профессии, если хотите, начальник.

Фландри посмотрел на нее скорее с озабоченностью, чем с удовольствием. Он не понял пока, как она к нему относится: было ли это презрением или всего лишь ненавистью?

Почти все моряки на Ньянзе были африканцами по происхождению. Это означало, что в прошлом, когда еще существовали более или менее чистые расы, примерно три четверти их предков были негроидами. В этом мире света, активность воздействия которого была несравнима с терранской и еще более усугублялась отражением от водной глади, произошел естественный отбор в пользу людей с темным цветом кожи; здесь, вне Города на Алтле, светлая кожа сразу выдавала чужака. В мелочах игра генов проявлялась довольно разнообразно, но курчавые волосы, широкие носы и полные губы составляли основу генотипа, хотя было и множество исключений. У Тессы были сильно вьющиеся, мягкой шапкой окружавшие голову волосы, широкие ноздри и лицо с высоко изогнутыми бровями, переносица была с горбинкой. Если бы не взгляд, полный врожденной надменности, лицо ее было бы чрезвычайно красиво. В остальном она была еще большим совершенством: почти такая же высокая, как Фландри, полногрудая, с тонкой талией и мускулистая, как сиамская кошка. Золотой медальон у нее на лбу свидетельствовал о высоком положении, на поясе висел нож, а за спиной неизменно — акваланг… Он, впрочем, не скрывал достоинств ее фигуры. Но даже одетая, когда в перьях, мантии и радужном плаще она входила в резидентский дворец, Тесса являла собой воплощенный вызов.

«Хотя, — подумал Доминик Фландри, — слово „сногсшибательный“ имеет два значения. И я не намерен пасовать перед сиятельной владычицей Литтл Скуа».

Он осторожно спросил:

— А технари, откуда они родом?

— А, эти, — легкая усмешка мелькнула на ее красивых губах. — Видите ли, когда Ньянзу начали заселять, на Алтле народу все прибывало, места стало не хватать, поэтому люди начали осваивать океан. Это обеспечивало такой достаток, что вскоре мало кто хотел работать на земле. Поэтому образовалось довольно много вакансий и — о! — Ньянза просто закишел всяким сбродом. Большинство приехали с Дойчвельта, так уж получилось. Когда их стало слишком много — а они еще и размножались, — мы перекрыли им кислород, чтобы они не смели становиться моряками, у них начинались кожные болезни, а Алтла — небольшое пространство.

— Я думаю, они могли бы приобрести влияние на планете, что в случае коренных улучшений…

— Нет, капитан. Алтла и ее окрестности находятся в совместном владении настоящих представителей ньянзанского народа. Технари всего лишь наемники. Хотя, сказать по правке, они ловко управляются с финансами, и на их банковских счетах часто больше денег, чем у многих капитанов судов. Вот почему мы запрещаем им быть судовладельцами.

Фландри оглядел себя. Он избегал носить заурядную униформу. Его костюм состоял из сшитых на заказ блузы, брюк, офицерского пояса, а также фуражки с крылышками и сияющей эмблемой Империи. Но он не мог отрицать того очевидного факта, что культура, которой он сам принадлежал, имела больше сходства с культурой мозгляков-технарей. Тем не менее, если имперский агент зачастую вызывал к себе ненависть, позволить себе быть презираемым он не мог. Посему Фландри приподнял бровь («Сардоническое выражение номер 22-С», — подумал он при этом) и сказал, растягивая слова:

— Понятно. Вы боитесь, что, как существа более разумные, они в конце концов завладеют всеми кораблями на планете?

Благодаря гладкой, лоснящейся черной коже было незаметно, вспыхнула ли она, но ее губы плотно сжались, а рука легла на нож. Он подумал, что от морского дна его отделяет немногое. — стоит ей подать знак команде. Наконец она воскликнула:

— Что же, на Терре появилась новая мода — оскорблять хозяйку? Вы же сами отлично понимаете, что речь идет не о врожденных способностях, а о приобретенном искусстве. Мозгляки от рождения культивируют обращение с деньгами. Но кто из них может справиться с корабельными снастями или хотя бы назвать морские пути? Вы-то сами — можете?

Хотя Фландри умышленно задал ей этот вопрос, продолжать в том же духе он отказался.

— Ладно, — сказал он, — Империя старается уважать местные законы и обычаи. Только вопиюще нецивилизованная практика недопустима.

Это уязвило ее, она взяла себя в руки. Большинство жителей колоний болезненно воспринимали свою изоляцию от основного русла развития Галактики. Они не отдавали себе отчета в том, что их сообщества совсем не были отсталыми в определенных отношениях — часто они были даже здоровее — почему так происходило, неизвестно; ответ на это лежал где-то в глубинах человеческого подсознания. Но сам факт можно было использовать.

Достаточно разозлив ее, Фландри закончил холодно:

— И, конечно, Империя не станет терпеть предательских заговоров.

Тесса Хурн ответила ему напряженным голосом:

— Капитан, здесь нет заговоров. Свободнорожденные честны даже с врагами. Вы сами прибегаете к лукавству. Чтобы увидеться с вами, я оказалась на Алтле, возвращаясь домой из Коааля, и посетила дворец ради соблюдения придворного этикета. Когда вы попросили о поездке в Джарново, я согласилась: ведь у нас не принято отказывать в таких случаях. Я отлично понимаю, почему путешествие со мной для вас предпочтительней, чем час-другой полета: вы хотели составить представление обо мне и шпионить за мной. Вы не были честны, имея собственные резоны для посещения моей страны, — она уже почти рычала на него. — Эти мозгляцкие методы! Но вряд ли ваша миссия увенчается успехом, если вы будете ориентироваться на мозгляков и тех, кто им сочувствует!

Она вынула нож, взглянула на него и снова бросила в ножны. Внизу на юте команда зашевелилась, движениями их тела напоминали пантер. Стало так тихо, что Фландри отчетливо слышал и ровный шум, с которым нос судна резал волны, и их плеск о корпус корабля, и скрип перекладин высоко над головой.

Он прислонился к фальшборту и осторожно произнес:

— Я стремлюсь в Джарново из-за одного парня, который умер, держа меня за руку. Я хочу найти его родителей. — Он предложил ей сигарету и взял сам, когда она отрицательно покачала головой, — Но дело тут не в моих личных симпатиях. Имперская казна не бездонна. И, кстати, раз уж мы так откровенны, именно по этой причине Я едва ли в состоянии пригласить кого-нибудь даже к себе в гости. — Он выпустил струйку дыма, почти невидимого в потоках света. — Может быть, вы и не станете устраивать заговор у кого-то за спиной, леди. Хотя, если вдуматься, кому нужно устраивать заговор у кого-то под носом? Тем не менее на Ньянзе зреет что-то ужасное. Тот парень не записался добровольцем, когда имперский вербовщик обещал ему деньги и славу; он взялся изучать современную военную технику с мыслью обратить ее потом против Империй. А умер он, лежа на затоптанном снегу, подстреленный патриотом, за которым он сам охотился. Кто увлек этого молодого человека на смерть, сиятельная госпожа? И кто взобрался по стене и убил гарпуном безобидного маленького одинокого чиновника, когда он спал? Еще спрошу вас: кто послал этого тихого убийцу и почему? Да, все это отвратительно. Я думаю, вы оцените мои усилия, направленные на то, чтобы очистить вашу планету от этой грязи.

Тесса прикусила губу. Наконец, стараясь избежать его испытующего взгляда, она сказала:

— Я не разбираюсь в таких делах, капитан. Не стану высказываться против вашей Империи, пусть мои мысли останутся при мне, но ваша правда — мы не особенно страдали, не больше, чем резидент; и некоторые налоги…

— Были, без сомнения, выше, когда каждая нация сама обеспечивала свою собственную безопасность, — подхватил Фландри. — Да, на такие планеты, как ваша, мы назначаем одного-единственного человека. На самом деле мы бы хотели иметь здесь больше людей, потому что достаточный штат полицейских может предка отвратить любые беспорядки до того, как они перерастут во что-то большее. И мы могли бы искоренить пережитки грубого варварства, оставшиеся от прежних времен независимости…

Опять она ощетинилась, и Фландри торопливо попытался успокоить ее:

— Нет, пожалуйста, я не хотел вас оскорбить. Ньянза, в общем-то, всегда была совершенно гуманной планетой. Если вы не используете все эти последние технологические поделки, то лишь потому, что они бесполезны в условиях вашей культуры, а не потому, что забыли известное вашим предкам. Моих инженерных познаний вполне хватает, чтобы видеть: эти ваши странные паруса — чудо аэродинамики, я уверен, что параболоидный кливер использует эффект Вентури преднамеренно. Я уже почти вижу, как буколические поэты при дворе восторженно превозносят ваш образ жизни… Боюсь, правда, их сразу замучает морская болезнь, если они вкусят его, но, впрочем, это к делу не относится… Вот почему, — закончил он спокойно, — я немного больше симпатизирую Харри Чандре Баннерджи — который суетился, находил выгодные межсистемные контракты для ваших амбициозных молодых людей, строил волнорезы, заказывал вакцины, и никогда не допускался в ваши клубы — больше, чем, прошу прощения, вам.

Она посмотрела в сторону, на кипящую белоснежной пеной и пурпуром воду, и сказала очень низким голосом:

— Никто не звал сюда Империю.

— Не одна, так другая, нашелся бы кто-нибудь еще. Терранская Империя первая утвердилась в этом регионе. Мерсейский Ройдхунат был бы более требовательным хозяином — хотя бы потому, что они до сих пор сильны, воинственны, добродетельны и, в общем, неподкупны, в то время как Терра, напротив, позволяет событиям развиваться естественным путем.

Эти слова привели ее в полное изумление, как он и ожидал.

— Пока что Империя защищает свои границы, как бы Терру саму не атаковали из космоса, поэтому мы намерены оставаться. Я бы не советовал некоторым молодым горячим ньянзанским головам пытаться выходить с гарпуном на космические дредноуты. А тот, кто провоцирует подобные доблестные безумства, является вашим врагом, так же как и моим.

Ее глаза, устремленные на него, были полны грусти. После долгого молчания она спросила:

— Капитан, вы когда-нибудь плавали под водой?

— Кажется, я не сказал ничего, что располагало бы к шуткам? — спросил он, сбитый с толку.

Он говорил наполовину искренне, наполовину играя, не отдавая себе отчета в том, какая из его фраз правдива, а какая — нет; он думал, что нащупал правильный тон. Но ее слова удивляли.

— Неужели ничего? Вы в полном одиночестве пребываете в мире, который живет чужой для вас жизнью и где, возможно, вынашиваются планы убийства… Капитан, я сожалею, что назвала ваш народ мозгляками.

Облегчение волной слабости охватило Фландри. Он глубоко затянулся и весело сказал:

— Самое страшное, что мне могут сделать, — это застрелить, что, конечно, опечалит моего портного и поставщика вин. Вы когда-нибудь слышали, что трус умирает тысячу раз, а герой только однажды?

— Да.

— Так вот, после восемьсот пятьдесят седьмой смерти мне это наскучило.

Она засмеялась, и он продолжал шутливым тоном, таким подходящим сейчас, но его мысли потекли в другом направлении. Не то чтобы он всерьез подумал о возможности более близких отношений с сиятельной владычицей Литтл Скуа, у него сложилось впечатление, что народ здесь целомудренный. Но несколько дней путешествия до Джарново стали бы гораздо приятнее, благодаря легкому флирту на борту корабля, и он бы узнал гораздо больше, чем от враждебно настроенных попутчиков. Он бы, например, узнал, что предпочтительнее — импортное вино, которое он приметил на камбузе, или местный джин из морских ягод? Он не был искренен, утверждая, что ему безразлично, жив он или умер: конечно, нет, когда на расстоянии вытянутой руки стояла молодая женщина, одетая лишь в солнечный свет; когда окровавленные лошади скакали по звенящим равнинам Илиона; иди когда струился аромат кофе или коньяка там, на Терре. И, конечно, именно изрядная доля риска придавала такую остроту веем этим наслаждениям.

4

Когда они достигли Джарново, был прилив, и все скалы и постройки находились на несколько метров ниже поверхности воды. Корабль Тессы Хурн прокладывал путь между буями с пестрыми вымпелами к одному из стоящих на якоре плавучих доков. Там было полно людей: одни плавали, как дельфины, среди пришвартованных судов, другие лазали, как белки, по высоким мачтам. Рыба была выгружена, паруса починены, механизмы отремонтированы; сотня низких голосов распевала «Вай-о» под аккомпанемент флейты и барабана, а босые ноги отбивали ригадун. Фландри заметил: стоило ему появиться, как всюду затихал гул голосов. Но он сошел вслед за Тессой с корабля, как только судно пришвартовалось.

Ньянзане никогда не расставались со своими аквалангами. Похоже, они сумели разработать более совершенную модель, чей те, которые Фландри доводилось видеть прежде. Она состояла из прозрачного шлема и маленького приспособления с емкой батареей, которое носили за спиной. Способом электролиза это приспособление получало кислород прямо из морской воды и разбавляло его в нужной мере гелием, находящимся в емкости под высоким давлением. Регулируя давление каждого из газов, можно погружаться довольно глубоко.

Они плыли недолго. Плавать с аквалангом здесь было так же привычно, как на Терре ходить по мосту. Сквозь чистую зеленоватую прохладу Фландри разглядел Джарново: город был большой — зыбкие силуэты погруженных в воду куполов и башен простирались дальше, чем он мог видеть. Кругом кипела работа: словно мошки, мелькали рабочие, выгружавшие с огромной грузовой подводной лодки тюки с сушеной морской травой в трубу склада; дети сновали среди мрачных шпилей и гротов кораллового парка; старик рассыпал зерна, приручая маленькую полосатую рыбку; мальчик и девочка плыли рука об руку сквозь океанское безмолвие.

Когда они добрались до длинного светлого помещения приемной Командора — наследного главы исполнительной власти Джарново, Фландри был все еще так одурманен морем, вызывающей роскошью строго распланированных садов, что почти не обратил внимания на изящество галереи. Даже форма воздушного шлюза; через который они вошли, вписывалась в общую картину. Она тревожила сознание терранина непривычными контрастами ажура каменной резьбы и величественных масс, подобно контрастам самого океана.

Когда вода из шлюза была выкачена, воздушный поток обсушил их — мерцающую одежду Фландри и гладкую кожу Тессы. Они вошли в аванзал, стены которого были украшены абстракциями героического характера. Миновав двух воинов с неизменными гарпунными ружьями, охранявших двери, они вошли через небольшой коридор в просторный круглый зал с рядами малахитовых колонн, увенчанный светлым куполом. Там уже находилось несколько ньянзан — представителей высшего общества. Они были разного возраста, самым молодым было около двадцати; на некоторых были только акваланги, другие были одеты в светлые рубашки и юбочки, наподобие шотландских; но чувство собственного достоинства окутывало каждого из них, как мантия. Тесса вышла вперед и четко отдала рапорт:

— Сиятельная владычица Литтл Скуа прибыла из Крааля по вашему приказанию, сэр.

Командор Иньяндума III был мужчиной могучего сложения с тяжелым лицом и густыми седеющими волосами. На лбу у него сиял медальон, свидетельствующий о высоком ранге, с изображением золотой Полярной звезды.

— Добро пожаловать, — сказал он, — мы рады вам и вашему гостю. Он теперь и наш гость. Я объявляю его имя священным. Терранин склонился в церемонном поклоне.

— Мое почтение, сэр. Я — капитан Имперского флота Доминик Фландри. Ее светлость Тесса Хурн любезно согласилась проводить меня сюда.

Он смело встретил взгляд Командора и постарался встать так, чтобы иметь возможность краем глаза наблюдать за Тессой. Иньяндума сделал почти незаметное вопрошающее движение. Она слабо кивнула, ее большой и указательный пальцы на мгновение сложились в букву О. «Я уже выяснил, что она была в Краале с официальным заданием, — вспомнил Фландри, — но она ни за что не сказала бы с каким и только сейчас позволила себе показать, что все прошло успешно. Слишком секретное, чтобы сообщить об этом по радиофону с корабля! Как простые смертные мы радовались обществу друг друга, путешествуя вместе. А как агенты, посланные нашими вождями?..»

Иньяндума обвел комнату сильной рукой моряка:

— Вы видите здесь людей, представляющих нашу законодательную власть, капитан. Когда ее сиятельство позвонила сказать, что вы направляетесь сюда, мы подумали, что причиной вашего визита послужило убийство его превосходительства, о котором сообщалось по всему миру. Это серьезное дело, поэтому я собрал наших руководителей Совета из Палаты Мужчин и Конгресса Женщин.

Шелест и шепот пробежал меж зеленых колонн в зеленой толще моря. И облегчение было в нем, и нетерпеливое ожидание, Собравшиеся здесь не были профессиональными политиками в том смысле, как это принято понимать на Терре. Это были самые Достойные граждане Джарново: аристократы и судовладельцы, занимающиеся политикой по обязанности, и морские офицеры, который выбирали путем всеобщего голосования. Даже знать имела обязанности — например, Тесса Хурн унаследовала не право, а долг устанавливать плавучие маяки и держать связь между рифами, называемыми Литтл Скуа. Все эти люди чаще имели дело со штормами и зубами морских чудовищ, чем с парламентскими дебатами.

Фландри произнес ровным голосом:

— Сэр, господа, мой визит имеет отношение к делу более серьезному, чем это убийство. Резидента мог убить любой чем-либо недовольный субъект; человек, представляющий метрополию, всегда рискует. Но я думаю, ни одна живая душа не испытывала ненависти к Баннерджи персонально. Именно это и заслуживает осуждения!

— Вы подразумеваете государственную измену, сэр? — прогрохотал Иньяндума.

— Да, Командор. И у меня есть веские основания. Кто-нибудь может помочь мне связаться с семьей Умболу?

Ряды советников Джарново заволновались. Затем вперед выступил молодой человек огромного роста с резкими чертами лица, шрамом на щеке и поступью льва.

— Да, — воскликнул он так, что в зале зазвенело. — Меня называют Дереком Умболу, я капитан винтового траулера «Блумфонтейн». Тесса, зачем ты притащила сюда проклятого импи?

— Отставить! — вскричал Иньяндума. — Здесь принято вести себя вежливо!

Тесса воскликнула:

— Дерек, Дерек, ведь он мог долететь до нас всего за час! И мы же не замышляем бунта… — Ее голос прервался, она отступила назад под его яростным взглядом. Глаза широко раскрылись, и рука непроизвольно поднялась ко рту. Невысказанный вопрос дрожал на губах: «Или замышляем»?

— Пусть они держатся подальше от нас! — прорычал Дерек Умболу. — Мы уплатим дань и не нарушим их проклятого покоя, но пусть и они оставят нас и наши обычаи тоже. Но ведь они не оставляют!

Фландри вступил в общую перепалку.

— Я не обижаюсь на вас, — сказал он. — Но также доджей заметить, что не делаю здесь политику. Ваши жалобы на местную администрацию должны быть адресованы правителю провинции…

— А, тому куогу — убийце! — фыркнул Дерек. — Я слышал о Брае и еще кое-что.

Несмотря на то что Фландри счел определение превосходным (зная по опыту, что за отвратительный зверь был куог), он сказав поспешно:

— Я должен предупредить вас: воздержитесь от оскорбления властей. Лучше перейдем к моему заданию. Для меня это тоже дело не из приятных. Капитан Умболу, имперский морской пехотинец по имени Томас — ваш родственник?

— Да. У меня есть младший брат, которого запрягли на пять лет.

Фландри заговорил мягче:

— Сожалею. Мне не приходило в голову, что вы можете оказаться такими близкими родственниками. Томас Умболу был убит в бою на Брае.

Дерек закрыл глаза. Могучая рука сжала рукоять охотничьего ножа так, что кровь показалась из-под ногтей. Когда он снова открыл глаза, голос его звучал хрипло:

— Вы опередили официальные новости, капитан.

— Я видел, как он умер, — сказал Фландри. — Он погиб, как смелый человек.

— Но вы, вероятно, проделали такой путь не затем, чтобы сообщить об этом провинциалу?

— Нет, — сказал Фландри. — Я бы хотел поговорить с вами с глазу на глаз и немедля. И с другими родственниками.

Гигант набрал полную грудь воздуха, его сильные пальцы сжались в кулаки. Он отрывисто бросил:

— Нечего мучить моего отца вашими дьявольскими домыслами; скрывать нам тоже нечего. Спрашивайте, что вам надо, здесь — при всех!

Фландри почувствовал, как напряглись его бицепсы, будто в ожидании удара. Он посмотрел на Командора. Лицо Иньяндумы, украшенное звездами, было словно высечено из обсидиана, Фландри сказал:

— У меня есть причины считать, что Томас Умболу был вовлечен в тайный заговор. Конечно, я могу ошибаться, в таком случае я принесу вам свои извинения. Но вначале я должен задать много вопросов и, конечно, не намерен делать это перед целой аудиторией. Увидимся позже.

— Вы оставите моего отца в покое, или я убью вас!

— Отставить! — вскричал Иньяндума. — Я же сказал, он — наш гость. — И закончил уже мягче: — Иди, Дерек, и скажи Старому Джону то, что ты должен сказать.

Гигант отдал честь, повернулся и гордо покинул собрание. Фландри видел: в глазах Тессы блестели слезы. Командор тяжело наклонился к нему:

— Прошу прощения, сэр. У него смелое сердце… Уверяю вас, среди его родных не может быть измены… Однако новости, принесенные вами, были слишком тяжелыми.

Фландри ответил подобающим образом. Дальше собрание превратилось просто в светский раут, вежливую беседу с господами смотрителями маяков и стражами побережья. Он был совершенно уверен в том, что большинство из присутствовавших не имели отношения к каким-либо заговорам: революции начинаются не таким путем.

В конце концов он обнаружил себя в маленькой, но со вкусом обставленной спальне. Одна стена была полностью занята картой планеты. Он изучал ее, ища место под названием Ухунху. Он нашел его в Россале, это было к северу от Джарново; если он правильно разобрался в символах, это была территория, постоянно находившаяся под водой.

Внезапно в его мозгу вспыхнуло воспоминание. Он матерился в течение двух неповторимых минут, затем начал курить одну сигарету за другой. Если в этом была разгадка…

5

Внутренняя луна, несмотря на меньшие размеры, в наибольшем приближении к планете казалась вдевятеро больше, чем Луна с Терры; она двигалась с большей скоростью — успевала сделать пять оборотов вокруг орбиты за два ньянзанских тридцатичасовых дня, — так что происходивший отлив был эффектно быстрым. Фландри слышал рокот волн и видел сквозь стену (по желанию она могла становиться прозрачной), как пенились водяные валы, разбивавшиеся о темную шершавую скалу. Уже близился закат; оказалось, он просидел несколько часов, погруженный в раздумья. Взглянув на электроэфемериды,[1] что висели над постелью, он отметил, что Лоа — внешний спутник планеты — не замочит холла до полуночи. К тому же этот прилив был довольно слабым, без воронок, опасных для мозгляков и таких, как он.

Он потушил сигарету и вздохнул. «Должна же наконец закончиться полоса невезения». Поднявшись на ноги, он сбросил всю одежду, кроме шорт и акваланга, надел выданные ему ласты и пристегнул кобуру с пистолетами (они были водонепроницаемыми). Карта-указатель региона подсказала ему, где жил капитан Джон Умболу. Он записал послание, сообщив, что вызван по делу, и его хозяину не стоит ждать его к обеду. Он был уверен, что Иньяндума скорее почувствует облегчение, чем обидится. Затем он вошел в воздушный шлюз. Дверь за ним автоматически закрылась.

Закат пламенел сквозь фиолетовые воды, превращая белую пену бурунов в чистое золото; лужи, оставленные отливом на голом черном рифе, были подобны расплавленной меди. На востоке небо было глубокого синего цвета; все еще бледно-голубое над головой, оно становилось безоблачным сияюще-зеленым там, где садилось солнце. Сквозь грохот прибоя до Фландри доносился звон колоколов с одной из розово-красных башен… а может быть, это звонил корабельный колокол среди качающихся перекладин, звуки напоминали что-то слышанное в детстве во сне. Среди океана этот звон был невыразимо мирным.

Никто здесь не пользовался лодками, если плыть было недалеко. Фландри вошел в воду в укромном месте, широко расставляя обутые в ласты ноги, и поплыл между куполами и башнями. Другие головы качались в мелких теплых водах, никто не обращал на него внимания. Он был этому рад. Прокладывая курс по буям, через несколько минут энергичного плавания он нашел дом старого Умболу.

Дом стоял на высокой скале, окруженной камнями поменьше, вокруг которых бесновались водяные валы. Терранин осторожно продвигался в поисках безопасного причала. Он нашел его между двумя естественными волнорезами, образованными мрачными порыжелыми коралловыми вершинами. Наверх, сквозь сады, темневшие по бокам слитной массой, вела тропа. Она заканчивалась у входа в маленькую полусферу. Глубокие синие сумерки медленно убывали на западе, вечерняя планета уже погрузилась в ночной отдых.

Фландри ступил на берег под навесом скал. Там было темно. Он не осознал в точности, какой именно рефлекс из приобретенных за годы сражений спас его. Из-за одного из высоких выступов незаметно выскользнул мужчина и выстрелил гарпуном. Фландри упал на живот, прежде чем увидел блеск металла. Убийственный снаряд просвистел как раз там, где он только что стоял.

— Ну, раз так! — он перекатился на спину, одновременно выхватывая нидлер, заряженный иглами со снотворным. Кто-то, словно черная пантера, метнулся к нему. Он еще не успел снять пистолет с предохранителя, когда на него упало тяжелое тело. Сокрушительный, парализовавший запястье удар каратэ выбил оружие из его руки. Он увидел бородатое, искаженное ненавистью лицо… и лезвие ножа.

Фландри блокировал удар кинжала девой рукой. Убийца отвел нож. Не дожидаясь нового удара, Фландри ткнул большим пальцем ему в глаз. Его противник терпел это неудобство в течение нескольких секунд, но в ответ сжал запястье терранина свободной рукой. Правая рука Фландри была еще слаба, но он смог нанести врагу несильный удар кулаком по голове и высвободил левую руку, резко дернув его за большой палец. Прижав обеими руками и коленом руку с ножом, он стал ломать ее. Противник дико закричал, скорчился и умудрился вывернуться. Оба вскочили на ноги. Кинжал валялся между ними. Ньянзанин наклонился за ним, но Фландри наступил на лезвие.

— Кто ищет, тот всегда найдет, — сказал он, ударив барахтающегося в ухо и хватаясь за свой бластер. Ньянзанин не остался в долгу. Прижатый коленями Фландри, он внезапно сделал плечевой захват и опрокинул его. Терранин упал навзничь. Он заметил лишь, как скрюченная фигура распрямилась и человек прыгнул в воду. Фландри выстрелил. Когда эхо от громоподобного выстрела затихло и никакого тела на поверхности не появилось, Фландри разыскал свой нидлер. Его дыхание и пульс медленно успокаивались.

— Вот, — произнес он вслух, — тот заслуживающий осмеяния случай взаимной несостоятельности, какой когда-либо устраивали боги, ответственные за мордобой. Нас обоих следует защекотать до смерти маленькими зелеными сороконожками. Ну ладно… Если тот парень никому не расскажет, я тоже не стану особо распространяться на эту тему.

Он покосился в сумерках на нож убийцы. Обычное лезвие из нержавеющей стали, но ручка с инкрустацией была незнакомой вида. Видел ли он когда-нибудь прежде ньянзанина с респектабельной бородкой?

Он пошел наверх по тропе и позвонил в колокольчик у двери.

Воздушный шлюз открылся, и он вошел.

Помещение, по-корабельному опрятное, было наполнено моделями судов, причудливыми раковинами, чучелами рыб и другими морскими сувенирами. Но в нем царила пустота. Один старик сидел наедине со своим хламом, больше не было ни души.

Джон Умболу взглянул на гостя затуманенными глазами Я кивнул:

— Да, — сказал он, — я ожидал вас, капитан, добро пожаловать, садитесь.

Фландри опустился на кушетку, покрытую мягкой чешуйчатой шкурой какого-то исполинского плавающего существа, выловленного когда-то Джоном Умболу. Она была изрядно потерта Старик проковылял к нему с графином привозного рома. Налив себе и гостю, он сел в массивное кресло. Мужчины подняли кубки.

— За вашу честь и доброе здоровье, сэр, — сказал Джон Умболу.

Фландри посмотрел в морщинистое Лицо и мягко сказал:

— Ваш сын Дерек должен был рассказать вам, что за новости я привез.

— Я получил известия, — кивнул Умболу. Он взял трубку с подставки и начал набивать ее медленными аккуратными движениями. — Вы видели, как он умер, сэр?

— Я держал его за руку. Его взвод попал в ловушку во время военной операции на Брае. Он… все кончилось очень быстро.

— Только в море можно умереть достойно, — прошептал ньянзанин. — Моим детям, всем, кроме Дерека, посчастливилось так умереть. — Он разжег трубку и некоторое время курил молча. — Я сожалею, что Том должен был идти этим путем. Благодарю вас за то, что вы пришли сюда рассказать мне об этом.

— Он будет похоронен со всеми воинскими почестями, — неловко произнес Фландри. «Если у них немного трупов, они просто заравнивают их бульдозером». — Или, если хотите, вместо положенной денежной компенсации за утрату на поле боя вы можете получить его прах.

— Нет, — сказал Умболу. Его седая голова качалась взад и вперед. — Что пользы? Лучше я получу деньги, чтобы построить маяк на скале в его честь. — Он задумался, затем сказал неуверенно: — Позвольте мне еще раз воспользоваться вашей добротой. Может быть, вы что-нибудь знаете… Видите ли, сэр, солдаты в отпуску, в увольнении и… девушки — они встречаются… Может быть. Том оставил где-нибудь малыша?

— Сожалею, но я представления не имею, как узнать об этом.

— Ну что ж, хорошо, я не ожидал большего. Дерек должен скоро жениться. Если имени суждено жить…

Фландри глубоко затянулся, закурив сигарету. Вынутую из водонепроницаемой пачки. Он выдохнул:

— Я должен рассказать вам о том, что говорил, умирая, ваш сын.

— Да. Продолжайте свой рассказ и не бойтесь меня испугать. Станет ли рыба проклинать крючок, даже если он и причинил ей боль?

Фландри заговорил. Когда он подошел к концу рассказа, глаза старика закрылись, как у Дерека, и он выпустил пустой кубок из пальцев.

— Я ничего об этом не знаю. Вы верите, капитан?

— Да, сэр, — ответил Фландри.

— Вы боитесь, что Дерек может быть пойман той же сетью?

— Надеюсь, нет.

— Я тоже. Ни один из моих сыновей не связался бы с ночными убийцами, что бы они ни думали о вашей Империи. Том-Том был молод и не понимал, во что его втянули. Поверите ли вы и этому? — спросил Джон Умболу с беспокойством.

Фландри кивнул. Ньянзанин склонил голову и охватил трубку ладонями так, словно хотел согреть их.

— Но Дерек… почему? Дерек же в Совете. Дерек должен понять… О, только не это!

Фландри дал ему время собраться с мыслями, затем спросил:

— Где молодой человек мог… впервые повстречать участников такого заговора?

— Кто знает, сэр? Получая образование, мальчик из семьи Умболу имел возможность плавать во все порты планеты. А на Ньянзе всегда есть моряки любой нации, да и в Джарново тоже.

Фландри вынул подобранный нож.

— Этот нож принадлежит бородачу, — сказал он. — Может, что-нибудь знаете о нем?

Старик внимательно вгляделся в находку выцветшими глазами.

— Сделано в Россале, — мгновенно опознал он вещь и добавил? таким же безжизненным голосом: — И россальцы носят бороды и бакенбарды.

— Когда я вышел на берег перед вашим домом, — сказал Фландри, — мужчина с бородой — хозяин этого ножа — пытался меня убить. Он убежал, но…

Он замолчал. Старый морской волк поднялся. Фландри увидел лицо, буквально раскаленное добела от ярости, и вдруг осознал, что Джон Умболу был просто великаном.

Гигантские кулаки сжались над головой терранина. Голос рокотал подобно грому, одно проклятие за другим, пока ярость наконец не облеклась в осмысленную речь:

— Тайные убийцы на моей собственной земле! Против моего гостя! Клянусь священными мощами Всемогущего Господа, сэр, вы позволите мне допросить каждого россаланца в Джарново и заживо содрать с них шкуру!

Фландри тоже встал. Его обуяла неистовая жажда деятельности, в голове родился смелый план. И в то же время внутренний голос предостерегал его: «Осторожно, парень, осторожно! Тебе не удастся наладить сотрудничество с этими ребятами, не воспользовавшись самыми фарисейскими аргументами, и придется бесстыдно сыграть на чувствах этих людей, точно так, как предписывает тот проклятый трехтомный справочник…»

«Что ж, — подумал он, — за это, собственно, мне и платят…»

6

Он провел в доме Умболу несколько часов. Они разделили трапезу, но явная усталость переполняла Фландри. Возвращаясь и скале Командора, он плыл совсем медленно. Ступив на землю, немного отдохнул, глядя на море.

Над головой сияла Лоа, сейчас размером с терранскую Луну, почти полная, но гораздо белее и ярче ее. Высоко, в бархатной черноте неба было полно чужих созвездий. Сигнальные огни на скалах, разные цвета которых означали глубины, превращали Джарново в огромную шкатулку с драгоценностями, переливающимися в лунном сиянии океана.

Фландри вынул сигарету. Только это ему и оставалось, при эдаком-то освещении. Сигарета хоть немного скрашивала его одиночество. Имперским агентам тоже надо иногда расслабиться. Он глубоко затянулся.

— Вы не можете заснуть, капитан?

Низкий женский голос вернул его к реальности. Увидев лунный отблеск на коже Тессы Хурн, он спрятал пистолет.

— Кажется, вы и сами немножко страдаете бессонницей, — отозвался он. — Если только не умеете ходить во сне, нырять во сне, ну и что еще здесь делают. Но нет, конечно, все это мне снится. Не будите меня.

Луна превращала ее фигуру в колдовскую игру сумрака и света, набегающие волны закручивались у ее ног. Она плавала. Лоа отсвечивала в миллионе прохладных капель — ее единственном одеянии. Он вспомнил, как они разговаривали и смеялись, и обменивались воспоминаниями, и пели, и даже мечтали под солнечным небом или под парусами в лунном свете. Его сердце екнуло, а язык утратил свою бойкость.

— Да. Дела никак не дают заснуть… — Она стояла перед ним, опустив глаза. Впервые она отводила взгляд. В струящемся нереальном свете он видел жилку, бьющуюся у нее на шее.

— Поэтому я покинула постель и… — ее голос умолк.

— Почему вы сюда вернулись? — спросил он.

— О… мне просто было по пути. Или может быть… Нет! — Она пыталась улыбнуться, но губы ее не слушались. — Где вы были вечером, раз уж мы оба так любопытны?

— Я разговаривал со Старым Джоном, — сказал он, искренность могла быть полезной. — Это было непросто.

— Да. Я бы вашей работы врагу не пожелала, Доминик. Почему вы занимаетесь этим? Он пожал плечами:

— Это все, что я умею делать.

— Нет! — воскликнула она протестующе. — Помогать скотине-правителю и ничтожеству-резиденту — вы же настоящий мужчина! Вы бы могли приехать… сюда, даже… Нет, небеса не позволили бы этого…

— Все это не совсем бесполезно, — отозвался он. — Империя, конечно, — он жалко улыбнулся, — еще менее совершенна, чем я сам. Это правда. Но то, что может быть взамен ее, — гораздо хуже.

— Вы так уверены в этом, Доминик?

— Нет, — с горечью ответил он.

— Вы могли бы поселиться на какой-нибудь провинциальной планете и заниматься делом, которое сочли бы достойным. Я… даже я думала, во Вселенной есть много планет и кроме Ньянзы… если бы на такой планете были океаны, я бы могла…

Внезапная догадка пришла Фландри в голову:

— Не хотите ли вы сказать, что у вас есть ребенок, Тесса?

— Да, сын Командора, но, поскольку я пока не замужем, мальчик усыновлен.

Он смотрел на нее в замешательстве, и она объяснила, к счастью, не называя имен:

— Командор не должен жениться, но может спать с кем хочет. Это большая честь для каждой женщины, и если она не замужем, то получает от него большое приданое. Дети таких союзов воспитываются в семьях матерей; когда они вырастают, советники выбирают лучшего сына законным наследником.

Фландри был шокирован, но не мог не признать, что терранским императорам стоило бы кое-чему поучиться у ньянзан. Он подавил смешок и сказал:

— Что ж, это делает вас прекрасной добычей, Тесса, — титулованная, богатая и мать потенциального вождя. Как вам это удалось?

— Здесь не было подходящего мужчины, — прошептала она. — Иньяндума — настоящий мужчина, видите ли, несмотря на его годы. Только он и Дерек Умболу — как вы раскусили меня, терранин! — горды настолько, чтобы не стремиться к браку из-за титула.

Она перевела дыхание и выкрикнула с отчаянием:

— Но я больше не девушка и не желаю ждать целую вечность чтобы снова почувствовать себя женщиной!

Фландри мог бы как-нибудь отговориться и — о черт! — удрать отсюда. Но, несмотря на жар в крови, он вспомнил, что послан Империей и что эта леди хранит в тайне от него то, ради чего ее посылали в южные моря.

Он поцеловал ее.

Она ответила сначала робко, но затем со страстью, которая захватила его. Они долго сидели под луной, не нуждаясь в словах, пока Фландри не почувствовал с легким удивлением, что прилив лижет его ноги.

Тесса поднялась.

— Пойдем ко мне домой, — сказала она.

Это был один из тех моментов, когда он должен поступить с ней как хладнокровный мерзавец… или, возможно, как слишком благородный рыцарь, он сам не понимал. Он остался сидеть глядя на нее снизу вверх — она стояла в короне из звезд, — сказал:

— Мне жаль. Это невозможно.

— Не пугайте меня, — произнесла она с коротким смешком, похожим на всхлип. — Вы можете уйти, когда захотите. Я никогда не стала бы принуждать мужчину… Но я сделаю все, что смогу, чтобы вы остались, Доминик, дорогой.

Он потянулся за другой сигаретой.

— Вы думаете, я бы желал чего-то лучшего? — сказал он. — Но на этой планете на свободе находится чудовище, я совершенно уверен в этом. И я не хочу, чтобы в те часы, что я провел с вами, половина моего сознания была поглощена работой. После… — он не договорил.

Она не отвечала. Молчание затянулось…

— Я делаю это и ради Ньянзы. — Он нахмурился. — Если пустить все на самотек, это может означать конец для вашего народа.

— Да, — бесцветно произнесла она.

— Вы могли бы помочь мне. Когда с этим делом будет покончено…

— Хорошо… что вы хотите знать? — она отвернулась, чтобы не встречаться с ним глазами.

Он зажег сигарету и, сощурившись, взглянул на нее сквозь облачко дыма:

— Что вы делали в Краале?

— Я уже не так уверена, что люблю вас, Доминик.

— Но вы скажете мне, чтобы я знал, чего ожидать? Она вздохнула:

— Россала вооружается. Они производят военную технику: ружья, торпеды — не ядерные, правда, у нас нет возможностей для этого, но все равно больше, чем нам разрешается иметь по имперским законам. Не знаю почему, но ходят слухи о сиятельном Ухунху. Шейх умеет хранить тайны. Но поговаривают о свободе. Может быть, это правда, а может, и нет. У нас никогда не было неприятностей с Империей из-за ньянзанских парней, но… мы тоже вооружаемся, на случай, если Россала опять начнет воевать. Я заключила военный союз с Краалем.

— А если Россала атакует не вас, а выступит против Терры? — спросил Фландри. — Что будет делать ваш вновь учрежденный союз?

— Я ничего об этом не знаю. Я всего лишь частное лицо. Надеюсь, вы все разузнали?

Она защелкнула шлем своего акваланга и нырнула с обрыва в воду. Он не видел, где она всплыла на поверхность.

7

Несмотря на то что планета изобиловала экзотическими дарами Моря, Командор за завтраком гостеприимно пичкал гостя импортным бифштексом. После завтрака Фландри прогуливался среди луж, оставленных утренним отливом, преодолевая крепкий соленый ветер, и ждал, как станут разворачиваться события.

Его фигура в переливчатой белой одежде, одиноко возвышающаяся на выступе скалы над полосой прибоя, была слишком заметна. Ничего не стоило выстрелить в него гарпуном из-под воды и исчезнуть. Фландри не сводил глаз с синих и зеленых барашков вокруг волнорезов. Он продолжал хмуриться, думая о Тессе Хурн… Черт возьми! Он бы мог предпочесть путь Морвана и провести недельку в обители наслаждения, а потом еще и отнести все это на казенный счет. Какой смысл бороться, чтобы гниющую цивилизацию не проглотили заживо, если не иметь права на некоторые собственные слабости?

Черная тень пересекла его поле зрения. Он насторожился. Человек плыл как тюлень, направляясь прямо в полосу прибоя. В этом котле были острые скалы — только держись! Дерек Умболу подплыл, схватился за выступ мокрого камня, на котором стоял Фландри, и выбрался наверх. Он снял шлем с таким треском, что его было слышно даже сквозь грохот моря, и навис над Фландри как базальтовая скала. Его глаза были на тридцать сантиметров выше глаз терранина; он прорычал:

— Что ты ей сделал?

— Леди Хурн? — спросил Фландри. — К сожалению, ничего. Кулак поднялся.

— Ты лжешь, мозгляк! Я знаю девушку. Я видел ее на рассвете. Она плакала.

Фландри криво улыбнулся:

— И обязательно упрекать меня? Вы мне льстите. Она довольно хорошо отзывалась о вас, капитан.

Дрожь прошла по огромному телу. Дерек отступил на шаг, прикусив губу.

— Ни слова больше, — тихо пробормотал он.

— Я бы зашел повидать вас сегодня, — сказал Фландри. — Нам нужно многое обсудить. Например, поговорить о человеке, который пытался меня убить прошлой ночью.

Дерек плюнул:

— Жаль, что ему это не удалось.

— А вот ваш отец думает иначе, особенно из-за того, что попытка была предпринята на его территории. Он просто негодовал.

Глаза Дерека сузились. Его ноздри раздувались, как у разъяренного быка, он наклонил голову вперед:

— Итак, ты все-таки разговаривал с моим отцом после всего, да? Я предупреждал тебя, импи…

— Мы дружески поговорили, — сказал Фландри. — Он не верит, что можно чего-то достичь, убивая спящих.

— А я думаю, ваши собственные дела бы застопорились, получи они огласку!

Поскольку такое было просто немыслимо, Фландри сдвинул брови и продолжал:

— Я бы присматривал за вашим отцом, — правда. Мне и прежде приходилось видеть этих грязных фанатиков. Среди первых, кого они убивают, бывают местные жители, которым достает врожденного здравого смысла и чувства чести относиться к представителю Империи как к другу. Видите ли, такие люди вряд ли понимают, что революция на самом деле организуется каким-нибудь соперником Империи и что вы не можете победить в войне, где полем битвы является ваш собственный дом.

— А-а-р-х! — раздался в ответ хриплый звериный рык, ибо никакие слова не могли достаточно выразить его презрение.

— И мой несостоявшийся убийца, возможно, сейчас действует, — продолжил Фландри. — Он знает, что я разговаривал с вашим отцом. Можете ненавидеть меня, сколько вам влезет, капитан Умболу, но организуйте охрану старого господина. Или, по крайней мере, поговорите с россаланцем, которого вы, естественно, знаете, в чем я вас не виню.

На мгновение пламенный взгляд карих глаз скрестился с бесстрастным ледяным взглядом серых глаз терранина. Затем Дерек надел шлем и нырнул в воду.

Фландри вздохнул. Пора начинать официальное расследование, но… Он вернулся в дом с идеей поискать рыболовные принадлежности.

Иньяндума, сидевший за столом, заваленным грудой неизбежных государственных бумаг, бросил на него обеспокоенный взгляд.

— Вы уверены, что на Ньянзе существует настоящий заговор? — спросил он. — У нас, конечно, есть свои горячие головы, как и везде… да, я повидал другие планеты, — я в свое время был призван в Галактический Военный Флот и сейчас в запасе.

Фландри сел и посмотрел на свои ногти.

— В таком случае почему вы не сообщили, что знаете о Россале?

Иньяндума вздрогнул:

— Вы что, телепат?

— Нет. Это было бы слишком скучно. — Фландри зажег новую сигарету. — Я знаю, Россала вооружается, а ваш народ настолько осведомлен об этом, что запасается средствами защиты и заключает военные союзы. Империя защитила бы вас, но вы ждете, что Империя уберется с Ньянзы.

— Нет, — прошептал Иньяндума, — мы ни в чем не уверены. Это только… мы не хотим толпы детективов, не хотим вторжения терранских военных сил, угрожающих дружественной нам нации… на столь ничтожном основании… И в конце концов, должна же у нас быть хоть какая-то свобода действий, в том случае, если…

— Особенно в том случае, если Россала попросит вас о союзничестве, чтобы перерезать завязки терранского передничка?

— Нет-нет…

— Будь все так, как вам это представляется, это было бы даже трогательно, — Фландри щелкнул языком и тряхнул головой. — Сплошное дилетантство… По-моему, мне сильно переплачивают за пребывание здесь. Но кто бы ни был тот, кто спланировал я осуществил этот заговор, — он не любитель. Он умело воспользовался вашей традиционной лояльностью. Следует ожидать, что скоро он начнет действовать. До того, как обосновавшаяся здесь раньше Империя выяснит достаточно, чтобы принять решение о посылке сюда десантников. Убийство резидента — это, очевидно, сигнал. У меня была возможность попасть сюда в тот самый день, когда это случилось, но кое-кому было очень нужно, чтобы я появился лишь несколькими днями позже. И чтобы не слишком копался в этом деле. Конечно, если бы им удалось меня убить, все несколько затормозилось бы, что им на руку, но мне кажется, им не нужно много времени на подготовку.

Фландри выдержал паузу, как бы проверяя сказанное, и продолжил:

— Итак, если эту затею не предупредить, мы можем ожидать, что Россала совершит переворот самое позднее в ближайшие недели. Россала обратится к другим ньянзанским народам за помощью, и они будут искусно втянуты в гонку вооружений и необходимость создания военной организации. Если за этим приготовлениями к перевороту стоит, как я подозреваю, специалист, то такие лидеры, как вы, сомневающиеся и возражающие против идеи переворота, будут устранены и на их место придут более сговорчивые. Разумеется, Ньянзе будет обещана помощь извне; полагаю, даже Дерек Умболу не думает, что какая-то планета одна может устоять против мощи всей Терры. Не так далеко расположена Мерсейя. Если все пойдет гладко, с формальной независимостью Ньянзы, которая на самом деле является мерсейской марионеткой глубоко внутри имперского пространства, будет покончено. Если попытка переворота провалится… ну что такое для Мерсейи радиоактивный взрыв какой-то планеты?..

Оба молчали.

Наконец Иньяндума произнес мрачно:

— Возможно, я не прав, но даже тот риск, о котором вы говорите, будет лучше, чем призывать терран. По правде говоря, все наши нации нарушили ваш закон; да, мы вооружаемся, как вы точно отметили. Империя никогда бы не оставила нам то самоуправление, которое мы имеем сейчас.

— Можно обойтись и без Империи, — сказал Фландри. — Поскольку вы обладаете военной техникой и Городская полиция представляет законные местные вооруженные силы с ограниченным ядерным вооружением… вы могли бы сами навести порядок. Я могу возглавить операцию, сделать все как положено, а затем отослать отчет в Секретное управление. Таким образом дело можно закрыть.

Он поднялся.

— Обдумайте мое предложение, — сказал он напоследок.

На утесе все было спокойно. Катушка спиннинга Фландри крутилась, приманка сверкала в прозрачном воздухе, прибой, словно гигантский котенок, играл с крючком… Фландри, похоже, было безразлично, клюнет ли кто-нибудь на его приманку. Начался прилив, пора было возвращаться в дом либо сменить удочку на трезубец.

Внезапно пирога прошла над затопленными рифами, словно какая-то живая тварь. Дерек Умболу подогнал ее прямо к Ногам Фландри и посмотрел на него снизу вверх. Его лицо было мокрым от морских брызг, что было милосердно; Фландри не хотелось догадаться, что гигант плакал.

— Кровь, — прохрипел Дерек, — кровь и стулья переломанные, я видел по кровавым следам, как его вытащили и бросили на съедение рыбам.

В сердце Доминика Фландри была пустота. Он почувствовал, как опустились плечи.

— Я сожалею, — сказал он. — О Господи, я сожалею. Слова рвались наружу, Дерек говорил прямо, без обиняков, торопясь и перекрывая шум нарастающего прилива:

— Их центр в Россале, но кто-то в Ухунху направляет их Действия. Я должен был взять здесь власть в свои руки, когда они выступят, если Иньяндума не разрешит нам помочь революции. Я возражал против убийства старого Баннерджи, но оно было необходимо. Скоро здесь не будет эффективного контроля за космическим движением, пока они не установят свой, а через две недели сюда придут корабли Мерсейи с грузом тяжелого ядерного вооружения, которое мы не можем произвести у себя на планете. Тебя пытался убить тот, кто расправился с Баннерджи. Он — единственный профессиональный убийца в Джарново, а сосед обеспечил его алиби, поэтому я не поверил его соплям, будто он не трогал моего отца. Его имя Мамуд Шуфи. Будь оно проклято До тех пор, пока Солнце не станет холодным шлаком!

Огромная черная рука расстегнула молнию на обшивке пироги. Другая рука скользнула вниз, вынула оттуда какой-то предмет, с которого капало, и швырнула его к ногам терранина с такой силой, что один мертвый глаз выпал из отрубленной головы.

8

Где-то на Ньянзе кипело сражение, мужчины резали и стреляли друг друга, корабли шли ко дну, и дома лопались, как гнилые фрукты. Но там; где стоял Фландри, была тишь да гладь, бирюза и кружева. Возможно, правда, некоторые из белых облаков, пришедших с запада, и припахивали дымом.

Матрос с портативным акустическим лотом кивнул:

— Мы над мелями Ухунху, сэр.

— Кончай музыку, — сказал Фландри.

Шкипер отдал приказания, Фландри почувствовал, как затихли двигатели, подводная лодка застыла на месте. Скользнув взглядом вдоль серой палубы в сторону рулевой рубки, напоминавшей акулий плавник, Фландри сосредоточил внимание на собравшейся там команде. Люди были озадачены и, похоже, затаили злобу. Матросы рассчитывали принять участие в сражении, но терранин направил корабль на восток.

— А сейчас, — мрачно изрек Дерек Умболу, — не соизволите ли объяснить, почему мы избегаем контакта с Россалой? Бровь Фландри полезла вверх.

— Почему вы так жаждете убивать других людей? — отозвался он.

Дерек ощетинился:

— Я не боюсь рискнуть своей шкурой, импи… как некоторые, кого я мог бы назвать!

— У нас здесь больше возможностей рискнуть, чем там, — ответил Фландри. Он сам не очень понимал, почему мелет всякий вздор из области дешевой психологии, когда чудовище притаилось под его ногами. Оттягивает момент? Он взглянул на Тессу Хурн (она настояла на своем присутствии). — Вы понимаете, что я имею в виду, ваша светлость? Вы не знаете, почему у него так и чешутся руки пустить в ход гарпун?

Часть того холода, который она выказывала ему в последними неделю, растаяла.

— Да, — сказала она. — Возможно, знаю. Но хватит крови, пролитой нами в братоубийственной войне, когда самой нашей планете угрожает опасность.

Интересно, сколько ньянзан разделяли ее чувства? Вероятно, не так уж много. После того как Фландри и Иньяндума слетали в столицу и получили согласие правителя на мобилизацию его полиции, был объявлен набор добровольцев. Ньянзанам сообщили, что раскрыт опасный заговор, центр которого находился в Россале; что шейх Россалы отказался впустить полицейский отряд для проверки, поэтому необходимы большие силы для того, чтобы захватить мятежников, сломить сопротивление сбитых с толку горожан и оккупировать город, а за это время специалисты выявят настоящих зачинщиков. На этот призыв откликнулось несколько тысяч мужчин со всей планеты.

Однако все обстояло гораздо хуже, по мнению тех немногих, кто знал реальную подоплеку происходившего.

Фландри задумчиво произнес:

— Интересно, вы когда-нибудь начнете сочувствовать своим собратьям, где бы они ни жили?

— Хватит! — отрезал Дерек Умболу. — Говори, зачем ты притащил нас сюда, и закончим на этом!

Терранин закурил и уставился на плещущие и сверкающие на солнце волны, такие прозрачные, что он мог видеть, как тьма сгущается с каждым метром глубины. Он сказал:

— Там внизу, под нами, находится враг; если только его не предупредили о том, что я о нем знаю.

— А-а! — Тесса Хурн схватилась за пистолет; но Фландри увидел (и это причинило ему легкую боль), как она инстинктивно придвинулась к Дереку.

— Но у кого может быть логово в затонувшем Ухунху?

— Имя, под которым я его знаю, — Эйю, — ответил Фландри. — Это не человек. Он может дышать в воде так же свободно, как на суше. Думаю, его родная планета должна быть прелестным сырым местечком, хоть я и не знаю, где она расположена. Где-то в империи Мерсейи. Он, как я, принадлежит ко второй древнейшей профессии. Наши пути пересекались прежде. Я спугнул его на Конджумаре два терранских года назад; мои ребята накрыли его штаб-квартиру, а его личный космический корабль потерпел катастрофу, от него осталась груда исковерканного радиоактивного металла. Но он сбежал. Не домой — из-за поломки корабля — но сбежал.

Фландри с удовольствием выпустил дым из ноздрей. Возможно, курить ему больше не придется.

— На основании того, что я здесь увидел, я совершенно уверен, что дружище Эйю изрядно поработал на Ньянзе: окопался, вошел в контакт с некоторыми вашими недовольными и начал готовить переворот. Чувствуется его почерк, с завитушками. Если бы не подвернулось другой возможности, то ньянзанское восстание и мерсейское вторжение дали бы ему шанс вернуться домой, а по дороге он мог причинить большой ущерб Терре.

Шумок прошел среди команды, охваченной гневом и страхом.

— Так держать, патриоты! — закончил Фландри. — Я хочу достать, и — будь я проклят! — уверен, что мы достанем Эйю, но у него есть целое океанское дно, чтобы спрятаться, если он узнает о нас; мы же будем слишком заняты всю следующую неделю, расставляя ловушки мерсейским контрабандистам, чтобы играть в прятки очень долго. Иначе я бы, конечно, подождал, пока мы сможем подтянуть большие силы.

— Тридцать мужчин против одной бедной загнанной твари? — усмехнулась Тесса.

— Это довольно крупная тварь, — ответил Фландри так, чтобы слышала только она.

Он посмотрел на своих товарищей: черные красавцы в ярком солнечном свете на фоне синевы, играющей тысячью оттенков, легкий ветерок касается обнаженных тел и честного оружия настоящих мужчин. Этот мир был слишком прекрасен, чтобы проиграть в Мертвом Ухунху.

Фландри точно знал, почему он возглавил эту охоту — не потому, что был храбр или желал славы; даже не для того, чтобы потом расписывать свой подвиг какой-нибудь курносой блондинке там, на Терре. Просто за его плечами была Империя, он был ее Представителем в этом мире. И не мог позволить себе остаться в стороне, вызвав насмешки аборигенов.

Поэтому он еще раз затянулся, щелчком выбросил сигарету за борт и пробормотал:

— Будьте умницей, Тесса, и я принесу вам леденец. Пошли, ребята. — Пристегнул свой шлем и мастерски нырнул в воду.

Вода — это целый мир. Наверху было царство солнечного света, слишком яркого, чтобы смотреть; а здесь были прохладные сумерки, переходящие в ночь. Подводная лодка напоминала своим видом наслаждающегося покоем кита… плохо, что нельзя было просто погрузиться и торпедировать Эйю, но неприятная встреча с человеком, арестованным в Алтле, научила Фландри, что Эйю позволяет приблизиться только пловцам. Солнечный свет слабел по мере приближения ко дну, пока не стал застенчиво поблескивающей звездочкой, а потом исчез вовсе. Морская вода скользила по ритмично напрягающимся мускулам подобно шелку, нарастающий холод заставлял кровь бежать быстрее; оборачиваясь, Фландри видел убегающие вверх пузырьки воздуха, похожие на цепочку серебристых планет; его спутники, словно черные молнии, стремительно скользили сквозь спокойные зеленые сумерки. О Господи, вот бы быть тюленем!

Заросшие водорослями кручи Ухунху тускло громоздились под ним; огромные серые дольмены и менгиры — каменные столбы, возведенные нечеловеческими руками, ушедшие под воду миллион лет назад… Затонувший несколько столетий назад корабль — зародыш будущего рифа, который вырастет через десяток тысяч лет, хранящий черепа погибших моряков, в которых поселились рыбы, — выглядел пугающе ободранным, но свидетельствовал об относительно недавнем прошлом среди склонов скал. Фландри миновал его в безмолвии.

Он не нарушал этой тишины, хотя шлем был снабжен специальным микрофоном и переговорным устройством. Если Эйю все еще здесь, его нельзя спугнуть; разговоры могут обнаружить их и свести поиски на нет. Фландри плыл достаточно близко к Дереку и мог делать ему знаки, кивая, а гигант подавал своим людям сигналы, жестикулируя руками и ногами. Вскоре Фландри и Дерек оказались вдвоем в таком месте, которое когда-то, должно быть, представляло собой улицу или коридор.

Они плыли, в любой момент ожидая нападения, всюду ощущая угрозу; время от Времени какая-то тень… Но это оказывалась лишь скала, или десятиногий рак, или челюсть размером с портал. Фландри начал чувствовать, что холод проникает до костей, Донимая его еще больше, чем безмолвие.

Вдруг чья-то рука мертвой хваткой сжала его запястье. Он резко остановился и завис на месте, задрав голову, пока через вибратор, толщу океана и мембрану приемника до его слуха не донеслось, что Дерек, кажется, поймал чудовище. Раздался крик человека, которого убивают, но такой далекий и слабый, что его можно было сравнить лишь с агонией комара.

Фландри ругнулся в адрес восемнадцати разных богов, сорвался с места и понесся вперед, как угорь на охоте. Но Дерек проплыл мимо него, и он чуть ли не последний прибыл к месту схватки.

— Эйю, — безотчетно произнес он вслух среди криков мужчин, плавающих в водах, уже окрасившихся кровью.

Он вспомнил о гарпунном ружье, висевшем у него за спиной, отстегнул его, проверил магазин и подплыл ближе. Тридцать мужчин, нет, уже двадцать девять, труп тридцатого качался последним, дико таращась сквозь разбитое окошко шлема; двадцать восемь человек вились вокруг одного чудовища. Фландри не хотелось задеть кого-нибудь из них.

Он всплыл повыше, откуда глянул вниз на Эйю. Огромный черный призрак торпедировал с дольмена. Пятнадцатиметровая туша какого-то арктического страшилища с голой морщинистой кожей, бескостные слоновьи ноги и широко разинутая пасть кита… но с руками, с руками… Эйю бесился среди охотников. Фландри видел, как он ногами, которые служили ему на суше именно для ходьбы, зажал двоих в когтях и разодрал их на части. Ни звука не доносилось из глотки Эйю, но слабое человеческое бормотание заглушали мощные удары конечностей чудища, напоминавшие разрывы бомб.

Фландри приложил ружье к плечу и выстрелил. Из-за отдачи он сильно отлетел назад, к краю битвы. Он не знал, был ли его гарпун среди тех, что впились в бока Эйю. «Только гарпунить, — мелькнуло в сознании, — от взрывов пострадают люди, если бы еще не давление под водой…» Кровь била струей из пронзенной огромной руки Эйю. Он прижался спиной к скале, выгнул хребет и стремительно рванулся к поверхности океана. Пловцы разлетелись в разные стороны, словно брызги.

Фландри отчаянно заработал ногами и устремился навстречу чудовищу. И тут оно повернулось к нему белым брюхом: скала, облако, сон. Он выстрелил и увидел, что его гарпун попал в цель. Еще раз! Эйю завертелся от боли, харкая кровью, учуял человека и ринулся на него. Фландри видел под собой пещеру, полную жутких зубов. А за нею — глаза монстра, ослепшие от отчаяния. Человек попытался увильнуть в сторону. Эйю изменил курс со змеиной легкостью. «Интересно, узнал ли его Эйю?» — в какое-то мгновение успел подумать Фландри.

Человек вырвался из кровавого тумана. Он выстрелил, стараясь удержаться на месте после отдачи. Но вместо того чтобы отпустить гарпунную веревку, которая спутала бы монстра, он схватился за нее так, что его бросило в сторону чудовища. Жабры Эйю хлопали, словно разевающиеся пасти, пытающиеся укусить. Фландри преследовал зверя поворот за поворотом сквозь студеные глубины, ловя его на прицел. Наконец он выстрелил. Гарпун попал в глаз и раскроил чудовищу голову. Эйю перевернулся и умер.

Фландри перевел дыхание. Его шлем, казалось, гудел и звенел, он душил его, нужно сорвать его, пока он не задохнулся…

Его поймали чьи-то руки. Он смотрел на свою победу, у которой было лицо Дерека Умболу.

— Подожди здесь, подожди, терранин, — звучал отдаленный, божественно спокойный голос. — Дело сделано.

— Я, я, я благодарю, — прошептал Фландри.

Самообладание вернулось к нему. Он пересчитал собравшихся людей, пока они поднимались со всей необходимой медлительностью к солнцу. Шестеро погибли. Не самая высокая цена за избавление от Эйю.

«Если бы я очутился один на целой планете, заселенной отвратительными аборигенами… Интересно, хватило бы у меня мужества просуществовать там так долго?

Хотел бы я знать, сколько маленьких ребятишек на этой покрытой океаном планете, окруженной мерсейскими звездами, сегодня не смогут понять, почему папа не вернулся домой?»

Фландри наконец поднялся на палубу, сбросил шлем и сел под испытующим взглядом Тессы Хурн.

— Угостите сигаретой, — хрипло попросил он, — и раздобудьте чего-нибудь спиртного.

Она заставила себя собраться и спросила:

— Вы поймали чудовище?

— Да, — ответил Дерек.

— Мы были близки к неудаче, — сказал Фландри. — Нашему другу Умболу можно доверять.

— Слишком слабая месть за смерть отца, — отозвался Дерек, его голос был полон печали.

Капитан подводной лодки отдал честь бледному мужчине, который сидел, обхватив колени, дрожа и глотая дым.

— Только что поступило сообщение из Россалы, сэр, — доложил он. — Шейх сдался, но обещал подать протест следующему имперскому резиденту в связи с нарушением его прав. Он позволит полиции занять его владения и провести расследование, как положено.

«Ищите убежденных молодых патриотов с честными намерениями, которые никогда, так сказать, не увидят восхода солнца над морем. Ладно — я полагаю, что все это служит великой цели. Должно служить. Сам наш благородный император-гомосексуалист говорит так».

— Превосходно, — ответил Фландри. Он поискал Дерека взглядом. — Раз уж ты спас мою жизнь, я в долгу не останусь. Твой отец…

— Что? — молодой великан отступил на шаг назад.

— Он не умер, — сказал Фландри. — Я уговорил его помочь мне. Мы инсценировали убийство. В эту минуту он, должно быть, уже дома, страдает от угрызений совести.

— Что? — рев был таким, словно разверзлись врата ада. Фландри вздрогнул.

— Потише, пожалуйста, — он отбросил назад воющую, со сжатыми кулаками массу вместе с сигаретой. — Хорошо, считай, я сыграл с тобой шутку.

— Шутка, какую можно было ожидать от грязного импи! — Тесса Хурн плюнула ему под ноги.

— Только тронь меня, брат Умболу и я арестую тебя за государственную измену, — сказал Фландри. — Или же я использую свои неограниченные полномочия и отправлю тебя в пожизненное заключение под присмотр ответственных граждан, — он устало улыбнулся. — Я думаю, сиятельная владычица Литтл Скуа подходит для этой роли.

Дерек и Тесса уставились сначала на него, а затем друг на друга.

Фландри поднялся на нога.

— Осуждение условное, условие — заключение брака, — продолжал он. — Рекомендую, подыскивая себе подходящую подругу, отбросить благородное лицемерие, прекратить думать о том, что она может дать тебе какие-то деньги, и сосредоточиться на том, что можешь дать ей ты…

Он взглянул на них и, увидев, что их руки соединились, с краткой, сугубо личной и нечестивой речью обратился к Норнам[2] по поводу собственной судьбы.

— Не забудьте о наследниках, — сказал он в заключение. — Я бы хотел, чтобы Ньянза была хорошо населена. Когда опустится Долгая Ночь на Терру, кто-то должен будет продолжить дело. Может, это будете именно вы.

Он неторопливо прошел мимо них, сел в кабину корабля и исчез из виду.

По секрету всему свету

1

Вблизи, на фоне черного, кристально чистого неба, густо усеянного сверкающей россыпью звезд и незнакомых созвездий, Алтай был просто великолепен. Большую половину его Северного полушария и несколько поменьше — Южного — покрывали полярные снега. В лучах Красны заснеженные равнины казались розовыми, а льды мерцали голубым и зеленым холодным светом. Всю экваториальную область планеты занимали степи и тундры, поэтому из космоса казалось, что Алтай опоясан тропическим поясом цвета бронзы и тусклого золота. Тут и там вспыхивали серебром большие озера. Подобно Сатурну, Алтай окружали рыжевато-золотистые кольца, которые, переливаясь всеми цветами радуги, вращались вокруг экватора на расстоянии трех радиусов планеты, а чуть подальше медными монетками поблескивали две его луны.

Сэр Доминик Фландри, капитан разведывательного корпуса космического флота Терранской Империи, с трудом перевел взгляд на мостик космического корабля.

— Теперь я понимаю, почему ее так назвали, — заметил он. — Алтай означает Золотой, на языке терранских колонистов этой планеты, во всяком случае, так утверждал бетельгейзианский торговец. Но Красна — совсем неподходящее название для этой звезды. Она вовсе не представляется красной человеческому глазу. Я бы сказал, что она скорее оранжево-желтая.

Синеватое лицо Залата, шкипера повидавшего виды торгового космического корабля, скривилось в гримасу, которая для существа его расы означала как бы пожатие плечами. Он был гуманоидом: плотное, безволосое существо вполовину человеческого роста, одетое в длинную кольчугу.

— Я сцитаю, как вы говорить, это — противопоставление. — Он говорил на английском с нарочитьм акцентом, как бы показывая этим, что независимость системы Бетельгейзс — буферного государства между враждующими империями, Террой и Мерсейей — не означает ее изоляции от межзвездной культуры.

Фландри предпочел бы попрактиковаться в разговоре на алтайском языке, тем более что словарный запас англика у Залата был настолько мал, что превращал беседу в обмен банальностями. Но, подумав, решил воздержаться. Как единственный пассажир на этом корабле, к тому же иного биологического вида, а значит, и с особыми требованиями к диете, он зависел от благорасположения командира корабля. К тому же бетельгейзиане принимали его не за того, кем он был на самом деле. По официальной версии его послали для того, чтобы восстановить контакты между Алтаем и остальной частью человечества, и его миссия была столь незначительна, что Терра даже не сочла возможным предоставить ему собственный космический корабль, а предложила договариваться о перелете самостоятельно… Так что пусть себе Залат болтает.

— В конце концов, — продолжал хозяин, — по терранскому календарю Алтай был колонизирован более семи столетий тому назад, на заре, так сказать, межзвездных сообщений. Люди сами, наверное, плохо понимали, зацем они это делают — ведь Красна — это удруцающе тусклое и холодное светило по сравнению с Солом. Это теперь мы стали знацительно более искушенными в космонавтике.

Фландри глядел на блистающий космос — звезды, звезды, звезды. Он подумал, что те четыре миллиона из них, которые образуют неопределенную область, называемую Терранской Империей, — это лишь малая часть спиральной ветви самой заурядной галактики. Даже если добавить другие звездные империи и независимые государства, подобные системе Бетельгейзе, а также все области, разведанные космическими первопроходцами за всю историю космонавтики, все равно известная человечеству часть Вселенной ничтожно мала. И так будет всегда.

— Как часто вы бываете здесь? — спросил он, чтобы прервать затянувшуюся паузу.

— Приблизительно раз в один терра-год, — ответил Залат, — однако на этом маршруте бывают и другие торговцы. Я торгую мехами, но Алтай производит также драгоценные камни, минеральное сырье, кожи и разлицные органицсские продукты, даже вяленое мясо, пользующееся спросом у нас на родине. Так цто в порту Улан-Балая всегда находится один или два космицеских корабля.

— Долго вы пробудете здесь?

— Надеюсь, цто нет. Ведь это весьма унылое место для существ нецеловецеской расы. Не так давно здесь построили дом развлецений специально для нас, но… — лицо Залата снова скривилось. — Тут пошли все эти волнения, добыца меха упала, труднее стало доставлять товар караванам в Улан-Балай. В последний раз я вынужден был ждать загрузки корабля цуть не целый месяц. А сейцас может быть есцо хуже.

«Ого», подумал Фландри, но вслух только спросил:

— Раз уж металлы и машины, которые вы поставляете в обмен на меха, здесь так дефицитны, почему кто-нибудь из алтайцев не приобретет собственный космический корабль и не начнет заниматься торговлей без посредников?

— Здесь не та цивилизация, — ответил Залат. — Достатоцно вспомнить, цто наши люди появились на Алтае менее ста лет тому назад. А до этого… После того как последний из космицеских кораблей, доставивших сюда колонистов, превратился в утиль, Алтай оказался пракгицески отрезанным от остального мира. Строительство космицеских кораблей здесь весьма трудное и дорогостоясцее предприятие из-за нехватки металлов, да и сами колонисты не особенно рвались возобновить галактицеские контакты. Возможно, сейцас некоторые молодые мужцины-алтайцы и нацали проявлять заинтересованность к предприятиям такого рода, но совсем недавно ха-хан запретил кому-либо из своих подданных покидать планету. Исклюцение делается лишь для особо доверенных и к тому же умеющих держать язык за зубами лиц, которые назнацаются представителями планеты в системе Бетельгейзе. Вполне возможно, цто этот запрет стал одной из прицин, вызвавших в последние годы мятежи и восстания на планете.

— М-да. — Фландри окинул унылым взглядом ледяные просторы планеты. — Если бы эта планета принадлежала мне, я бы постарался как можно быстрее продать ее недругу.

«И все равно я сюда потащился, — подумал он. — Вот и говорите потом о невоспетых героях! Впрочем, в этом нет ничего удивительного — когда Империя трещит по швам и распадается па куски, кто-то должен, проявляя чудеса храбрости и расторопности, попытаться залатать образовавшиеся прорехи. А иначе — Долгая Ночь может настать для всех нас, грешных. А в этом конкретном случае, — закончил он свою мысль, — у меня есть все основания предполагать, что недруг пытается купить эту планету».

2

Город Улан-Балай был основан в давние времена в том месте, где широкие, но мелководные реки Зея и Талыма, питаемые полярными снегами, проложив свой извилистый путь на юг через степные просторы, впадали, соединившись, в озеро Рюрик. Во все времена небольшой город, в настоящее время он являлся единственным поселением людей на Алтае с числом жителей около двадцати тысяч. Правда, город всегда окружало кольцо лагерей скотоводов, которые приезжали сюда, чтобы поторговать, совершить религиозные обряды в Башне Пророка или просто пообщаться друг с другом. Их палатки и повозки словно стеной окружали внешние границы Улан-Балая, вплотную подступали к Примитивному космическому порту, а дым их костров стелился на многие километры вдоль береговой линии озера с ярко-синей водой.

Однако при спуске капитан Фландри проявил интерес отнюдь не к этим живописным деталям местного пейзажа. Потратив небольшую сумму на взятку, он сумел пробраться в кормовую башню к увеличивающему иллюминатору. Отсюда он увидел, что весь город опутывала, подобно паутине, сеть монорельсовых дорог, на которых, вне всякого сомнения, размещались установки для запуска тяжелых снарядов. Он увидел вполне современные и эффективные боевые машины, парящие в небе на своих антигравитационных пучках. Он увидел, что к западу от города ведется строительство казарм и укрытий для размещения бронетанковой бригады. Многочисленные танки и легкие самоходные машины уже патрулировали подступы к этому объекту. В центре города ему удалось разглядеть приземистое здание, в котором, по всей видимости, размещался генератор отрицательной гравитации, способный защитить весь город с прилегающими к нему окрестностями.

И все это — абсолютно новое.

И ничто из этого не поступило с заводов, контролируемых Террой!

— И скорее всего поступило, — пробормотал он, — от наших малорослых зеленых приятелей. Мерсейская база здесь, в буферном районе, выходящем флангом к Катавраяннису… Само по себе это не имеет решающего значения, но делает их позиции намного сильнее. И в конце концов, когда их силы здесь окажутся достаточными для нанесения удара, они нанесут этот удар.

Он подавил в себе горечь от сознания, что его собственный народ при всем своем богатстве и силе не способен ответить на угрозу в открытом бою. Ведь большинство из них Отрицает саму возможность существования угрозы, ибо кто может осмелиться «нарушить покой Терранской Империи»! В конце концов, подумал он язвительно, именно благодаря декадансу отпуска, проводимые дома, доставляют ему удовольствие.

Но сейчас у него есть работа! В последние годы в разведывательные службы Терры стала поступать информация из района Бетельгейзе; торговцы рассказывали о странных делах в захолустной дыре с названием Алтай. В архивах нашли, упоминание о колонии, удаленной от главных космических магистралей. Колонии не то чтобы потерянной, а скорее забытой за ненужностью. Получить более определенную информацию от бетельгейзианских торговцев, таких, как Залат, не удалось, так как единственное, что их интересовало на Алтае, — это цены на шкуры и шерсть ангорских коз.

Должным образом проведенное расследование потребовало бы работы многих сотен сотрудников в течение нескольких месяцев. Однако разведывательные службы Империи, в которую входило несколько миллионов звезд, не располагали достаточным для проведения такой операции штатом и смогли направить на Бетельгейзе только одного сотрудника. В посольстве Терры Фландри получил тоненькое досье, скудные командировочные и указания разузнать, что же, черт побери, за всем этим скрывается. После чего перегруженные работой люди и машины сразу же забыли о нем. Они вспомнят о нем, лишь когда он вернется иди погибнет при каких-либо очень уж знаменательных обстоятельствах. Если же этого не произойдет, то Алтай может оказаться забытым еще на десяток лет.

«А это, похоже, несколько больше, чем позволительно в сложившейся ситуации», — подумал Фландри.

С нарочитой беспечностью прошагал он из башни в свою каюту. Никто на Алтае не должен подозревать, что он уже успел здесь увидеть. А если это и станет известно, никому не должно прийти в голову, будто он заподозрил, что все эти приготовления — отнюдь не для подавления местных мятежей.

Ха-хан оказался беспечным в вопросе о засекреченности проводимых работ, так как считал маловероятным приезд наблюдателя с Терры. Но теперь-то он не будет настолько беспечным, чтобы позволить этому наблюдателю увезти домой компрометирующую его информацию.

В своей каюте Фландри с обычной для него тщательностью переоделся. Ему было известно, что в одежде алтайцы, как и он, любят яркие цвета, причем в больших количествах. Он надел рубашку из блестящей ткани, зеленый расшитый причудливыми узорами жилет, алые брюки с золотыми лампасами, заткнутые в полусапожки из тисненой кожи, темно-красный кушак и такого же цвета плащ. Гладко зачесал волосы, цветом напоминающие темно-коричневый мех морского котика, и в довершение всего надел черный берет, щегольски заломив его на одно ухо. Фландри был высоким, хорошо сложенным мужчиной, его продолговатое лицо с высокими скулами, прямым носом и серыми глазами украшали аккуратно подстриженные усы. К тому же он входил в число постоянных клиентов лучшего биоскульптора-косметолога Терры.

Космический корабль приземлился в одном из дальних концов бетонированного поля космодрома. Рядом возвышался еще один бетельгейзианский корабль, как бы подтверждая слова Залата о торговле, может быть, и не слишком оживленной — кораблей двадцать за один стандартный год, — но постоянной и, как теперь стало совершенно очевидно, весьма важной для экономики планеты.

Выйдя из причального шлюза, Фландри ощутил легкое возбуждение от потери приблизительно четверти своего веса. Но это возбуждение быстро улетучилось, как только он почувствовал жалящие укусы местного ветра. Улан-Балай располагался в Северном полушарии на широте одиннадцать градусов. Наклон полярной оси планеты был почти таким же, как у Терры. Но смене времен года на планете были подвержены обширные территории почти до экватора — из-за тусклого света карликового солнца и отсутствия океанов, способных сгладить климат. Сейчас в Северном полушарии наступала зима. Ветер, стекавший с полярной шапки, сжал Фландри ледяными клещами, загудел в ушах и сорвал с головы берет. Он успел подхватить его, выругался и предстал перед комендантом космодрома с меньшим достоинством, чем предполагал.

— Приветствую, — произнес он, следуя принятому здесь церемониалу, — пред тобой тот, чье имя Доминик Фландри, место обитания — Терра, Империя.

Алтаец моргнул узкими черными глазами, но в остальном его лицо осталось застывшим, словно маска. Широкое и плоское, это лицо тем не менее нельзя было отнести к монголоидному типу. Светлая кожа, несколько крючковатый нос, густая, коротко стриженная бородка говорили о примеси европейской крови в роду этого алтайца. Впрочем, об этом же свидетельствовал и язык, на котором он изъяснялся. Небольшого роста, плотный, он был одет в кожаную куртку, украшенную замысловатым лаковым узором, и штаны из толстой войлочной ткани. На голове — меховая шляпа, привязанная под подбородком, а на догах — сапоги, отороченные вывернутой овчиной. Старомодный механический пистолет пристегнут на левом боку, а на правом — широкий нож.

— Мы давно не принимали таких гостей. — Алтаец сделал паузу, словно собираясь с мыслями, и поклонился: — Мы приветствуем всех, кто приходит к нам с честными намерениями, — произнес он высокопарно. — Пред тобой тот, чье имя Петр Гучлук, из людей, присягнувших на верность ха-хану. — Затем он повернулся К Залату и сказал: — Ты и твои люди можете сразу пройти в отведенную вам резиденцию. Документы мы оформим позже. А я должен лично доставить… столь высокого гостя во дворец.

Он хлопнул в ладоши. Тут же появились два человека той же расы, что и он, так же одетые и вооруженные. Их блестящие глаза неотрывно следили за терранином, а застывшие, словно одеревеневшие лица плохо скрывали охватившее их возбуждение.

— Конечно же, такой великий орлук, как ты, предпочтет варяк туляку, — произнес Петр Гучлук полувопросительно.

— Разумеется, — ответил Фландри, сожалея, что его словарный запас не содержит этих слов.

Впрочем, вскоре он обнаружил, что варяк — это нечто, напоминающее мотоцикл местного производства: двухколесный экипаж, приводимый в движение мощным энергетическим накопителем, с багажником сзади и пулеметом спереди. Управлялся варяк коленями, которые упирались в рулевую поперечину. Остальные приборы и приспособления для вождения располагались на щитке управления за ветровым стеклом. Имелось также третье колесо, которое использовалось при медленном движении и на стоянке — в качестве упора. Петр Гучлук предложил Фландри шлем с защитными очками, который он извлек из бокса, расположенного сбоку варяка, и, рванув с места, в считанные секунды разогнался до двухсот километров в час.

Набирая скорость, Фландри почувствовал, как ветер, обтекающий ветровое стекло, хлещет его по лицу и пытается сбросить с седла. Он начал притормаживать. Но — держись, старина, помни о престиже Империи, сожми зубы и вперед, черт побери! — каким-то образом ему удалось удержаться в хвосте у машины Гучлука, когда они с ревом въехали в город.

Улан-Балай полумесяцем охватывал пологие берега одной из бухт озера Рюрик. А в бездонной голубизне неба сияли кольца. Бледные днем, они висели над оранжевым солнцем, образуя сверкающее изморозью гало. При таком освещении круто изогнутые красные черепичные крыши города приобрели цвет свежей крови. Даже древние стены из серого камня казались розоватыми. В городе отсутствовали небольшие строения, в каждом доме проживало, по-видимому, несколько семейств. В нежилых домах теснились небольшие магазинчики и лавки. Широкие, чисто выметенные улицы города заполняли толпы кочевников и порывистый ветер.

Дорога, по которой ехал Гучлук, висела над городом. Ее поддерживали пилоны, выполненные в виде драконов, оскаленные пасти которых удерживали несущие стальные тросы. Видимо, это была правительственная трасса, пустынная, если не считать редких патрульных на варяках. Отсюда открывался отличный вид на ханский дворец, утопающий в садах за высокими стенами. Это была гигантская копия других строений города, но, в отличие от них, ярко и кричаще раскрашенная и окруженная колоннадой в виде драконов, вырезанных из дерева. Однако архитектурной доминантой города являлась вовсе не ханская резиденция, а Башня Пророка.

Из весьма неопределенных бетельгейзианских описаний планеты Фландри узнал, что большая часть ее населения исповедует некую смесь мусульманской и буддистской религий, канонизированную много столетий тому назад пророком Суботаем. Для религиозных отправлений на планете воздвигли всего один храм. Впрочем, этого оказалось вполне достаточно. Высотой два километра, он круто взмывал вверх в разреженные слои подвижной атмосферы Алтая, словно пытаясь пронзить луну. Храм построили в виде башни, архитектурные формы которой больше всего напоминали пагоду ослепительно красного цвета. Обращенная на север стена башни была абсолютно гладкой. И на этой стене, как на каменной странице, корявые буквы алфавита, составленного, вероятно, из смеси кириллицы и китайских иероглифов, увековечивали предначертания Пророка. Даже Фландри, который отнюдь не страдал избытком благочестия, ощутил минутное благоговение перед несокрушимой волей, поднявшей этот гигантский шпиль над окружавшими город равнинами.

Подъем дороги сменился спуском. Варяк Гучлука резко остановился перед дворцом. Фландри из-за своего высокого роста запутался с управлением и чуть не врезался в ворота из кованой бронзы. Справившись со своими ногами, он сумел в самый последний момент повернуть так резко, что едва удержался в седле. Увидев это, стражник, стоявший на стене и опиравшийся на нечто вроде базуки, громко рассмеялся. Фландри услышал его смех и чертыхнулся. Он продолжал двигаться по кривой вокруг Гучлука так близко от него, что вполне мог бы отправить на тот свет и его и себя. Высвободив наконец третье колесо, он остановил мотоцикл, выпрыгнул из седла и раскланялся, как на сцене.

— Черт побери! — воскликнул Гучлук. Капельки пота сверкали на его лице, и он вытер их трясущейся рукой. — Что за безрассудные люди живут на Терре!

— О, что вы, — сказал Фландри, сожалея, что не может себе позволить вытереть пот. — Может быть, немного экспансивные, но безрассудные — никогда!

Еще раз ему представилась возможность с благодарностью вспомнить ненавистные часы занятий гимнастикой и дзюдо, которые сделали тело послушным его воле. Когда ворота открылись, для чего Гучлук воспользовался портативным радиопередатчиком, Фландри снова вскочил на свой варяк и проехал в сад под изумленным взглядом стражника.

Каменистый сад с горбатыми мостиками весь зарос карликовыми деревьями и мхами. Очень мало из того, что росло на Терре, смогло прижиться на Алтае. Фландри начал ощущать сухость в носу и горле. Этот воздух отбирал у него влагу так же жадно, как и тепло. Видимо, поэтому он обрадовался теплу внутри дворца больше, чем предполагал.

Белобородый человек в отороченном мехом халате склонился перед ним в низком поклоне:

— Сам ха-хан приветствует тебя, орлук Фландри. Он примет тебя незамедлительно.

— Да, но дары, которые я привез…

— Сейчас это не имеет никакого значения, мой господин. — Дворецкий снова поклонился, после чего повернулся и повел Фландри по сводчатым коридорам, увешанным гобеленами. Было очень тихо. Вокруг сновали, перешептываясь, слуги; стражники, вооруженные современными бластерами, стояли неподвижно в своих кожаных накидках, украшенных головой дракона, и шлемах с защитными очками. От курившихся дымом треног исходил горьковатый запах благовоний. Весь огромный дом, казалось, притаился и наблюдал за Фландри.

«Похоже, я их несколько встревожил, — подумал он. — Только они устроили маленький, уютный такой заговор — как я подозреваю, с народцем, поклявшимся уничтожить Терру, — а тут вдруг, впервые за пять или шесть столетий, появляется офицер Империи… М-да-а-а. Так что же они будут делать дальше? Теперь их ход».

3

Олег Ешукай, ха-хан всех племен, был крупнее, чем большинство алтайцев. Рыжеватая бородка удлиняла и без того продолговатое, резко очерченное лицо. В роскошном убранстве — пальцы рук усыпаны перстнями и золотыми кольцами, халат сплошь покрыт искусной вышивкой, а меховая шапка отделана серебром — хан производил впечатление человека, для которого вся эта роскошь не более чем уступка скучной и утомительной традиции. Рука хана, к которой Фландри прикоснулся лбом, оказалась твердой и мускулистой. На ханской талии висел пистолет, имевший вид оружия, использовавшегося в Деле. Они находились в комнате для частных аудиенций с задрапированными красной тканью стенами и старинной мебелью, в изобилии украшенной причудливой резьбой и инкрустацией. Здесь же стояли ультрасовременный бетельгейзианский речевой принтер и письменный стол с грудой наваленных на неге бумаг.

— Присаживайся, — сказал хан и сам уселся на стул с короткими ножками. Открыв сигарницу резной кости и изобразив некое подобие улыбки, он произнес: — Теперь, когда мы избавились от моих придурковатых придворных, нам нет нужды вести себя, словно ты мой вассал. — Он достал из сигарницы надломленную недорогую сигару пурпурного цвета. — Я бы предложил сигару и тебе, но боюсь, что тебе от нее станет плохо. Наш обмен веществ несколько изменился: ведь тридцать с лишком поколений мы употребляли алтайскую пищу.

— Ваше величество очень великодушны. — Фландри втянул дым собственной сигареты и устроился поудобнее, насколько это позволяла прямая спинка стула.

— Великодушен? — Олег-хан произнес смачное ругательство. — Ну уж нет. Мой отец в пятнадцать лет уже был вне закона и скитался по тундре. — Он имел в виду местный год, который был на треть длиннее терранского. Алтай находился на расстояний примерно одной астрономической единицы от своего светила, не масса Красны значительно уступала массе Солнца. — В тридцать лет он собрал пятьдесят тысяч воинов и захватил Улан-Балай. Старого Тули-хана он выбросил обнаженным во льды Арктики, поскольку, как тебе известно, нельзя проливать ханскую кровь. Но он никогда не жил здесь. Все его сыновья выросли, как и он сам, в орде, в походных лагерях. Учились военному делу, участвуя в сражениях против Тебтенгри вместе с отцом, а в придачу изучали науки, учились читать и писать. Так что забудем о великодушии, орлук Фландри. У меня не было времени научиться ему.

Терранин хранил молчание. Это, казалось, несколько обескуражило Олега. Он целую минуту курил, яростно вдыхая сигарный дым. Затем, наклонившись вперед, произнес:

— Так почему же ваше правительство соизволило наконец обратить на нас свое внимание?

— Ваше величество, мне кажется, — сказал тихо Фландри, — что колонисты Алтая забрались так далеко от звезды Сол именно для того, чтобы не обращать на себя чьего-либо внимания.

— Это правда. Не верьте всей этой чуши в героических песнопениях. Наши предки пришли сюда, потому что были слабыми, а не сильными. Планеты, пригодные для заселения людьми, встречаются не так часто, чтобы хватило на всех, а законы в те времена не очень-то соблюдались. Улетев так далеко и выбрав планету, покрытую ледяной пустыней, несколько космических кораблей с выходцами из Центральной Азии избежали необходимости в бою отвоевывать себе жизненное пространство. Они не хотели заниматься скотоводством и попытались заняться земледелием. Но это оказалось невозможным. Слишком сухо и холодно, кроме всего прочего. Построить индустриальное общество с промышленностью, производящей синтетическую пищу, тоже не удалось из-за нехватки металлов, отсутствия угля, нефти, органического топлива и расщепляющихся материалов. Ведь это планета малой плотности, как тебе известно. Шаг за шагом, поколение за поколением, руководствуясь лишь забытыми традициями, они оказались вынужденными развивать кочевой образ жизни. Для этого Алтай оказался пригодным. Население начало расти. Конечно же, появились мифы и легенды. Большинство моего народа до сих пор считает, что Терра — это утопическая, давно потерянная страна, а наши предки — бесстрашные и искусные воины. — Узкие, цвета ржавчины глаза Олега глядели на Фландри. Он погладил свою бородку:

— Я достаточно читал и достаточно размышлял, чтобы составить правильное представление о вашей Империи и о том, на что она способна. Итак — какова цель этого визита и именно в данный момент?

— Ваше величество, новые завоевания сами по себе больше не представляют для нас интереса, — сказал Фландри, и это соответствовало действительности. — А наши торговые корабли избегали посещать этот сектор по нескольким причинам: во-первых, он весьма удален от центральных звезд, поэтому в конкурентной борьбе с бетельгейзианами мы оказываемся в неравных условиях — ведь они здесь почти у себя дома. Во-вторых, риск встретить случайный военный корабль наших врагов мерсейцев малопривлекателен для гражданских кораблей. В общем, не представилось случая ни военному, ни гражданскому кораблю посетить Алтай. — Понемногу речь Фландри становилась все более витиеватой и уклончивой. — Но у императора никогда не возникало желания оставить отрезанным от человеческого сообщества любого из его членов. Во всяком случае, я уполномочен передать вам его братские приветствия. — (А вот это уже — чуть не государственное преступление, Фландри должен был сказать «отеческие», но Олег-хану могло не понравиться оказаться в роли покровительствуемого.) — И если Алтай пожелает воссоединиться с нами для взаимной защиты и выгоды, то существует множество вопросов, которые мы могли бы обсудить. Резидент Империи мог бы, например, предложить совет и поддержку…

Фландри не закончил фразу, поскольку на самом деле совет Резидента мог бы звучать приблизительно так: «Я советую вам поступить так-то, а иначе я вызову корабли Вооруженных сил Империи…»

Но, к удивлению Фландри, алтайский хан не проявил недовольства в связи с посягательством на его суверенитет. Вместо этого Олег Ешукай с любезностью тигра сказал:

— Если вы обеспокоены нашими внутренними трудностями, то оставьте это. Кочевничество с неизбежностью ведет к племенному общественному укладу, которому свойственны межплеменная; вражда и войны. Я уже говорил о захвате планетарного лидерства кланом моего отца у Нуру-батора. Вот и против нас выступил мятежные гур-ханы. Ты еще услышишь в придворных кругах о противостоящем нам союзе, называемом Шаманат Тебтенгри. Но для алтайской истории в этом нет ничего нового. А если говорить откровенно, сейчас я обладаю самой твердой и устойчивой властью над большей частью планеты, чем любой ха-хан со времен Пророка. Пройдет еще немного времени, и я приведу к повиновению последний из мятежных кланов.

— С помощью импортного вооружения? — Брови Фландри приподнялись не более чем на миллиметр. Рискованная фраза, из которой следовал вывод о его осведомленности о происходящих на планете военных приготовлениях. Но еще более подозрительным было бы проявить неосведомленность при их очевидности я отсутствии всякой конспирации. И действительно, его собеседник остался невозмутимым. Фландри продолжил: — Империя с радостью готова прислать вам техническую миссию.

— В этом я ничуть не сомневаюсь, — сухо произнес Олег.

— Могу ли я со всем уважением задать один вопрос: с какой планеты вы получаете помощь?

— Вопрос дерзкий, и ты это прекрасно понимаешь. Я не обижусь, но воздержусь от ответа. — И тут же добавил доверительно: — Старые соглашения гарантируют бетельгейзианским торговцам монопольное право на некоторые статьи местного экспорта. Но наши новые партнеры принимают в оплату своих услуг товары по тем же статьям. Я не считаю себя связанным обязательствами, взятыми династией Нуру-батора, но в настоящий момент нежелательно, чтобы это стало известно бетельгейзианам.

Это был прекрасный образчик лжи экспромтом, настолько прекрасный, что Олег, возможно, и вправду возомнит, что Фландри ему поверил. С глуповатым видом самодовольного зазнайки — смотрите-ка, какой я умник — он произнес:

— Я понимаю, великий хан. Вы можете рассчитывать на благоразумие Терры.

— Очень надеюсь на это, — произнес Олег иронично. — Мы обычно наказываем шпионов, сдирая с них кожу и оставляя живыми в таком состоянии несколько дней.

Фландри судорожно глотнул. Он хотел сделать это преднамеренно, но получилось очень даже естественно.

— Должен напомнить вашему величеству, — сказал он, — о необходимости предостеречь от необдуманных действий ваших не слишком образованных и импульсивных горожан, так как Флоту Империи предписано содействовать возмещению ущерба, причиненного любому терранину где бы то ни было во Вселенной.

— Похвально, — заметил Олег. Судя по тону, которым это было сказано, он прекрасно знал, что упомянутое Фландри правило в настоящее время остается только на бумаге. За исключением, может быть, случаев бомбардировки какой-нибудь непокорной планеты, неспособной ответить на удар.

Набравшись информации от бетельгейзианских торговцев, собственных своих посланников на Бетельгейзе и от этих самых, которые его вооружают — кто бы они ни были, — ха-хан стал понимать в галактической политике не хуже любого имперского аристократа.

Или мерсейского? От осознания этого у Фландри по коже побежали мурашки. Похоже, он вел себя как слепой котенок, принимая к исполнению свое новое задание. Только теперь он мало-помалу начал понимать, насколько оно оказалось ответственным и опасным.

— Весьма здравая политика, — продолжал Олег. — Но будем откровенны, орлук. Если ты, пусть даже случайно, пострадаешь в моих владениях и если твои хозяева неправильно оценят случившееся, что, впрочем, очень маловероятно, я буду вынужден обратиться за помощью к третьей стороне. Причем получу эту помощь без промедления.

«Мерсейя недалеко, — подумал Фландри, — и нам известно, что она собрала мощные соединения космических сил на ближайшей от Алтая базе. И если я хочу хоть немного укрепить позиции Империи в этом регионе, мне следует сейчас прикинуться таким идиотом, каким я никогда не был прежде в своей славно прожитой, но беспутной жизни».

— Между Бетельгейзе и Империей имеются соглашения, ваше величество, — произнес он вслух с оттенком угрозы, — так что она не станет вмешиваться в споры Терры со своими колониями! — И тут же, как бы спохватившись и ужаснувшись, что наговорил лишнего, добавил: — Но, впрочем, для этого нет никаких оснований. Наша беседа, э-э, приняла нежелательный, э-э, оборот. К моему большому сожалению, ваше Величество! Я всегда интересовался, э-э, необычными человеческими колониями и нашел как-то в архиве, э-э, упоминание о… — И так далее, и так далее.

Олег Ешукай усмехнулся.

4

Сутки на Алтае продолжались тридцать пять часов. Поселенцы привыкли к этому, а Фландри умел подолгу не спать. Вторую половину дня он провел, осматривая Улан-Балай. Он задавая сопровождающим дурацкие вопросы, уверенный, что все станет известно хану. Длинный день приучил алтайцев принимать пищу четыре-пять раз в сутки. Фландри кормили в домах вельмож из клана Ешукая, и во время этих застолий он постарался представить себя этаким молодым имперским повесой, который сумел упросить свое начальство направить его сюда, чтобы немного поразвлечься. Посещение одного из домов развлечений для приезжих кочевников должно было усилить это впечатление. К тому же заведение и вправду оказалось забавным.

После захода солнца шумные улицы города залили потоки мерцающего света от электрических фонарей. Подсвеченная Башня Пророка нависла над городом, как окровавленное копье. В искусственном свете стена с двухкилометровой надписью казалась белой, а буквы — черными. Два километра предписаний по суровому и аскетическому образу жизни.

— Послушайте, — воскликнул Фландри, — ведь мы еще не были там! Может быть, зайдем?

Старший проводник, седовласый воин с задубевшей от ветра и мороза кожей, несколько замешкался.

— Нам уже пора возвращаться во дворец, орлук, — сказал он, — скоро начнется банкет.

— Отлично, отлично! Хотя такое количество возлияний для меня, пожалуй, может оказаться чрезмерным. Ну так что, — Фландри развязно ткнул пальцем в бок своего гида, — может быть, заглянем на минутку? Этот небоскреб просто невероятен, знаете ли.

— Нам нужно сначала очиститься…

— Это строжайше запрещено, — грубо вступил в разговор более молодой проводник, — ведь ты непосвященный, орлук, а во всей Вселенной нет более святого места.

— О, тогда конечно… Но могу я, по крайней мере, сфотографировать ее завтра?

— Да, — сказал молодой воин, — это не запрещено, но в такой случае мы не отвечаем за последствия, если простые правоверные увидят тебя с фотокамерой. Никто, кроме разве что Тебтенгри, не смотрит на Башню иначе, чем с благоговением…

— Теб… что?

— Мятежники и язычники далеко на севере. — Старший провожатый коснулся бровей и губ — знак против нечистой силы. — Чернокнижники и маги, торгующие с Людьми Льдов. О них нет смысла даже разговаривать, их нужно просто истреблять. Но нам следует поторопиться, орлук.

— Да, да, конечно.

Фландри вскарабкался в туляк, открытую механическую повозку, украшенную фигурой дракона.

Пока его везли во дворец, он подводил неутешительные итоги тому, что успел узнать. Происходит нечто большее, чем местная война. Олег-хан не заинтересован, чтобы Терра узнала об этом. Агент Империи, который узнает хотя бы незначительную часть правды о происходящем, не вернется домой живым. Только прирожденный идиот может рассчитывать на обратное путешествие. Остается только надеяться, что Фландри удалось убедить алтайцев, что он — именно такой идиот. Хоть это и нелегко, но он должен копнуть поглубже…

«Более того, дружище, даже если тебе удастся, подкрутив усы, ускакать отсюда в развевающемся плаще, чтобы вызвать военные корабли Империи, Олег тут же вызовет своих друзей. А это отнюдь не частный концерн, производящий и торгующий вооружениями, как он пытается представить дело мне: весь Алтай не производит достаточно товаров, чтобы расплатиться за все, что я здесь увидел. Так что, если его друзья окажутся здесь первыми, чтобы защитить свои военные инвестиции, будет драка. Причем у них, окопавшихся на поверхности планеты и занявших подступы к ней в космосе, окажется решающее преимущество. Наш флот не погладит тебя по головке, если ты втянешь его в проигрышную кампанию, приятель».

Он зажег новую сигарету и подумал с сожалением, какого черта он не сказал в Штабе, что страдает болезнью Твонка.[3]

Одежда Фландри заметно озадачила приставленного к нему лакея: потребовалось добрых полчаса на подбор нового, не столь кричащего ансамбля, после чего секретный агент Империи проследовал в банкетный зал, сопровождаемый почетным караулом с обнаженными кинжалами в руках.

Стола как такового не было. Нечто вроде огромного каменного корыта занимало весь зал. Вокруг, скрестив ноги, сидели на полу около сотни участников банкета. Фландри посадили по правую руку от хана. Суп, напоминавший бульон с острым вкусом, налили в корыто из котлов на колесах. Затем, по сигналу хана, остатки супа удалили с помощью сифонов, корыто вымыли струями воды, из кранов, после чего туда же навалили еще менее понятное второе блюдо. Тем временем ни на минуту не оставались пустыми пиалы, наполняемые горячим чаем, настоянным на травах, с крепким алкогольным привкусом. Банкет сопровождался зрелищными номерами под завывания флейт и грохот барабанов небольшого оркестра: свое искусство продемонстрировали акробаты, снайперы, танцоры с ножами и водители варяков. В самом конце банкета встал дряхлый акын и спел несколько длинных, заунывных песен; затем приглашенный с базара толстый весельчак начал рассказывать истории собственного сочинения. Каждый участник банкета получил подарок от хана, и на этом мероприятие закончилось. Не было произнесено ни одного слова между участниками застолья.

«Ну что ж, я думаю, все здесь отлично повеселились, кроме меня», — проворчал про себя Фландри.

Не совсем трезвый, он в сопровождении стражи прошел в своя апартаменты. Слуга пожелал ему спокойной ночи и запахнул за собой толстые меховые портьеры, служившие здесь внутренними дверьми.

Комнату освещал большой светящийся шар, но его свет казался слабым по сравнению с тем, который проникал через застекленную дверь балкона. Фландри приоткрыл дверь и изумленным взглядом окинул лежащий глубоко внизу ночной город. По бескрайним черным просторам озера Рюрик бежали две сверкающий лунные дорожки и терялись где-то за невидимым горизонтом. Слева от него возвышалась Башня Пророка, словно гигантский Вечный Огонь, увенчанный немигающими, по-зимнему яркими звездами. Оба спутника были в фазе полнолуния, и их красноватый) диски, в шесть и восемь раз большие для глаза, чем диск Луны, были окружены великолепными искрящимися кристалликами льда гало. Их свет заливал окружавшие город равнины, а Зея И Талыма казались ртутными лентами. И над всем этим великолепием в южной части небосвода возвышался еще более великолепный гигантский радужный мост, образованный двумя бледными кольцами. Время от времени небо перечеркивали светящиеся стрелы метеоритов, которые этот двойной обруч выбрасывал в атмосферу.

Фландри не был любителем пейзажной экзотики, но на этот раз зрелище так захватило его, что он только через несколько минут почувствовал пронизывающий холод ночного воздуха. Он повернулся, чтобы возвратиться в относительную теплоту своего жилища. Когда он закрыл балконную дверь, в комнату из спальни вышла женщина. Вообще-то Фландри ожидал чего-то в этом роде, как проявления местного гостеприимства. Более высокая чем местные женщины, с иссиня-черными волосами и блестящими раскосыми глазами зеленоватого цвета, редкого на этой планете, она быстро приблизилась почти вплотную к Фландри. Ее фигуру окутывал плащ из золотистой жесткой ткани, а большую часть лица скрывала вуаль. Фландри ждал какого-нибудь знака подчинения с ее стороны.

Вместо этого она стояла, наблюдая за ним, почти целую минуту. В комнате было так тихо, что он слышал шелест ветра над озером. В углах сгустилась тьма, а драконы и воины на занавесях, казалось, медленно шевелились.

Наконец она нарушила молчание и тихим, взволнованным голосом сказала:

— Орлук, ты и в самом деле шпион с Матери Людей?

— Шпион? — Фландри с ужасом подумал о возможной провокации. — Клянусь космосом, нет! То есть, я хочу сказать, ничего подобного!

Она положила руку на его запястье. Ее пальцы оказались холодными и сжимали его с неистовой силой. Другой рукой она откинула вуаль. Он увидел широкое лицо с довольно светлой кожей, изящно очерченным носом, полными губами и твердым подбородком. Лицо скорее красивое, чем хорошенькое. Она зашептала так быстро и с таким напряжением в голосе, что он с трудом успевал понять сказанное:

— Кто бы ты ни был, ты должен меня выслушать! Если ты не воин, то передай мои слова, когда вернешься домой, воинам. Я — Буртай Иванская из племени Тумурий, входящего в Шаманат Тебтенгри. Ты, конечно, слышал о них, главных противниках Олега, оттесненных его войсками далеко на север, но не сложивших оружие. Мой отец, которого хорошо знал Юши Ильяк, был нойоном, командиром дивизии по-вашему. Он погиб в прошлом году в сражении при Двуречье. Люди Ешукая разгромили тогда всю нашу орду. Меня доставили сюда отчасти как заложницу — как будто это может сломить волю моего народа! — вставила она надменно, — а отчасти для гарема ха-хана. С тех пор я сумела войти к нему в доверие, и, что еще важнее, у меня образовались собственные связи, ведь гарем — это всегда центр интриг. Ничто не остается секретом для гарема, но многие секреты рождаются именно здесь.

— Догадываюсь, — сказал Фландри. Все происходящее почти ошеломило его и ввергло в состояние оцепенения. Тем не менее он не удержался и добавил: — Постель очень часто служит источником странной политики.

Женщина непонимающе моргнула, но тут же вернулась к своему рассказу:

— Я услышала сегодня утром, что прибыл посланник с Терры. И я подумала, что, может быть, он… что он ничего не знает о планах, вынашиваемых Ешукаем против Матери Людей. Тогда нужно ему рассказать! Я разузнала имя женщины, которую хотели предложить ему, и сумела организовать ее подмену собой. Не спрашивай как! У меня скопилось столько компрометирующих секретов, что я держу в своем кулаке многих охранников гарема: ведь не всегда бывает достаточно подпоить их транквилизаторами половой потенции во время их дежурства! Я имею право на все способы отмщения. Олег-хан — мой враг и враг моего убитого отца, поэтому для меня нет ничего противозаконного! К тому же Святая Терра находится в опасности. Послушай, человек Терры…

Фландри наконец сбросил с себя оцепенение. Последние несколько секунд были настолько фантастическими, что он потеряв способность действовать. Как в дешевой мелодраме, перед ним вдруг появилась девица (именно девица, а не обиженный ханом мужчина!), которая выбалтывает свою биографию, как пролог к невероятным откровениям. И вдруг он понял, что все сказанное ею — чистая правда, что мелодрамы изредка случаются и в жизни и что в этой мелодраме любая роль, кроме комической, погубит его.

Он выпрямился, отстранил от себя Буртай и произнес торопливо:

— Милая моя девушка, я ничего не понимаю в таких делах! К тому же мне довелось слышать гораздо более правдоподобные истории от колониальных девушек, рассчитывающих прокатиться на Терру. Но уверяю тебя, Терра — не лучшее место для маленькой провинциальной девушки без средств к существованию. Мне не хотелось бы оскорбить тебя, но сама идея, что затерянная на окраине Империи планета может представлять угрозу для Терры не столь смехотворна, сколь скучна. Так что прошу тебя, оставь меня в покое.

Буртай отступила назад. Ее плащ распахнулся, и под ним оказалось прозрачное платье, сквозь которое проглядывала несколько полная, но хорошо сложенная фигура девушки. Правда на вкус терранина, она была слишком коренаста. Но зрелище было бы весьма приятным, если бы не выражение мучительной боли на ее лице.

— Но, мой господин орлук, — запинаясь сказала она, — клянусь нашей общей Матерью.

«Несчастное романтическое создание, — все прямо-таки кричало в нем, — неужели ты думаешь, что я всемогущий Бог? И если ты такая деревенщина, что не слыхала о встроенных в стены комнат для гостей микрофонах, то не таков Олег-хан. Замолчи прежде чем ты погубишь нас обоих!»

Но вслух он, восхищенно расхохотавшись, сказал:

— Клянусь Сириусом, это очень заботливо: кроме всего прочего предоставить мне для развлечений очаровательную шпионку. Ну а если серьезно, дорогуша, хватит трепаться и давай займемся более взрослыми играми. А-а? Как насчет этого?

Он потянулся за ней. Она вырвалась из его рук и перебежала в другой конец комнаты. Слезы струились по ее лицу. Увертываясь от его преследований, она почти прокричала:

— Нет-нет, дурак, слепой безмозглый трепач, ты выслушаешь меня! Ты выслушаешь меня, даже если для этого я вынуждена буду повалить тебя на пол и связать. И все расскажешь им, расскажешь, когда вернешься домой… и попросишь прислать настоящего шпиона, чтобы они все узнали сами!

Фландри загнал ее в угол. Он сумел схватить ее за руки и попытался заставить замолчать поцелуем. В ответ она нанесла ему резкий удар лбом по носу. Он отшатнулся, почти ничего не видя от боли, и только слышал, как она пронзительно выкрикивала:

— Это мерсейцы, я тебе говорю, что это мерсейцы, огромные чудовища с зеленой кожей и длинными хвостами. Они прилетели сюда и приземлились на засекреченном космодроме. Я сама видела, как они разгуливали по залам дворца после наступления темноты. Еще я подслушала, как пьяный орхон выболтал о них одной женщине, я подкралась к ним тихо, как мышь, и все слышала собственными ушами. Они называются мерсейцами, это злейшие враги нашей расы. И знаешь…

Фландри сел на диван, вытер кровь с усов и сказал устало:

— Теперь это не имеет никакого значения. Как нам выбраться отсюда? Я имею в виду — прежде чем стража пристрелит нас.

5

Буртай вдруг замолчала, и он понял, что говорил на англике. Он понял также, что их пристрелят разве что при попытке к бегству. А сначала их допросят, и допросят с пристрастием! Он не знал, имеются ли здесь вмонтированные в стены микрофоны и подсматривающие устройства. Не знал, ведется ли наблюдение непрерывно или записывается для последующего просмотра информации утром. Полагаться на второй вариант было слишком рискованно.

Вскочив на ноги, он одним прыжком настиг Буртай. Она отреагировала с проворностью маленького юркого зверька, попытавшись ребром ладони нанести ему удар по горлу. Но Фландри успел опустить голову, и удар пришелся по верхушке его черепа. В свою очередь он схватился за края воротника ее плаща и сжал руками ее шею. Предотвращая удар в солнечное сплетение, он придавил ее тяжестью своего тела. Большими пальцами она попыталась выдавить ему глаза, но Фландри замотал головой, заработав несколько глубоких царапин на носу, который и без того сильно болел после только что полученного удара. Он вскрикнул, но не отпустил ее. Секундой позже она затихла и обмякла, тогда Фландри развернул ее и заломил ее руку за спину. Девушка пошевелилась — придушенная чуть-чуть, она и сознание потеряла совсем ненадолго. Фландри, словно любовник, зарылся лицом в спадавшие ей на плечи черные волосы. Они были теплыми, а их запах напоминал о лете. Найдя ее ухо, он почти беззвучно прошептал:

— Послушай, дурочка, неужели ты не понимаешь, что хан подозревает меня? Что стены здесь имеют уши? Теперь, чтобы уцелеть, у нас остался последний шанс — выбраться отсюда как можно быстрее. Возможно, придется похитить бетельгейзианский корабль. А пока я должен сделать вид, что арестовал тебя, чтобы усыпить их бдительность. Иначе они могут появиться здесь в любое мгновение. Ты поняла? Сможешь ты сыграть свою роль?

Ее тело напряглось, и он скорее почувствовал, чем увидел ее утвердительный кивок. Словно сжатая пружина лежало в его руках упругое молодое тело. Он, пожалуй, впервые в своей жизни встретил женщину с такой отличной физической подготовкой. Несомненно, Буртай Иванская прошла курс военной подготовки. Теперь это ей пригодится.

Вслух Фландри с раздражением в голосе произнес:

— Послушай, ты меня просто смешишь! Здесь нет никаких мерсейцев. Я наводил справки перед вылетом. Неужели ты думаешь, что я очень жажду встречи с ними? Чтобы провести, скажем, год в их вонючей тюрьме, пока папаша договорится о моей освобождении? Так, что ли? Все это чушь собачья. — Он помешкал немного и сказал: — А тебя, пожалуй, стоит сдать охране. Так что пошли со мной, и без шуток!

Он вывел ее за дверь в длинный коридор с колоннами. Через раскрытое окно виднелся пруд, блестевший корочкой ночного льда, а дальний конец коридора терялся в полутьме. Фландри подтолкнул Буртай именно в эту сторону. Вскоре они подошли К широкой, ведущей вниз лестнице. Здесь стояли на посту два стражника в шлемах, кожаных куртках, вооруженные ножами и бластерами. Один из них прицелился и заорал:

— Стой! Кто вдет?

— Эта девица, знаешь ли, — проговорил задыхаясь Фландри и сильно толкнул Буртай в спину. Та издала довольно правдоподобный вопль. — Она начала нести какую-то невероятную чушь. Кто здесь старший? Она склоняла меня помочь ей против хана. Подумать только!

— Что? — стражник подошел поближе.

— Тебтенгри отомстит за меня! — огрызнулась Буртай. — Люди Льдов сровняют этот дворец с лицом земли!

Фландри подумал, что она переигрывает, но оба стражника выглядели пораженными ее дерзостью. Ближний из них зачехлил свой бластер и сказал:

— Я присмотрю за ней, орлук. А ты, Борис, сбегай за командиром.

Когда он подошел ближе, Фландри отпустил девушку. В стальном шлеме на голове и плотной кожаной куртке, стражник был не очень-то уязвим. Разве что — правая рука Фландри взметнулась вверх, и тыльной стороной ладони он нанес монголоиду пониже носа сокрушительный удар; перевалившись через балюстраду, тот упал замертво на лестницу. Второй стражник, уже повернувшийся, чтобы идти за командиром, резко развернулся на каблуках и потянулся за оружием. Но Буртай сделала ему подсечку, и он упал. Фландри бросился на него, и они покатились, сцепившись, по полу. Стражник громко визжал. Фландри через плечо противника увидел, что Буртай сняла кожаный ремень с поверженного воина и подбежала к ним. Фландри позволил своему врагу оказаться наверху. Буртай набросила ремень на шею стражника, уперлась коленом в его спину и стянула ремень.

Фландри выкарабкался из-под тела затихшего врага.

— Возьми их бластеры! — переведя дыхание, крикнул он. — Так, дай один мне. Быстрее! Мы наделали шума больше, чем я рассчитывал. Ты знаешь, как отсюда выбраться? Тогда веди!

Босоногая Буртай помчалась вниз по ступеням. Ее вышитый золотом плащ и тонкое платье развевались, словно знамена на ветру — зрелище, совсем не соответствующее моменту. Фландри бежал следом — один пролет, второй пролет.

Внизу послышался топот сапог по мраморным ступеням лестницы. Пробежав еще один пролет, Фландри увидел взвод солдат, которые в спешке поднимались по лестнице. Взводный, увидев его, прокричал:

— Орлук, нехорошая женщина с тобой?

Значит, прослушивание велось непрерывно. И даже сдав Буртай, Фландри не мог рассчитывать спасти свою шкуру. Был он никчемным пижоном или нет, не имело теперь никакого значения — он слишком много знал.

Пока командир говорил, солдаты заметили у Буртай бластер. Кто-то заорал, и Буртай выстрелила в самую гущу человеческих тел. Фландри успел упасть и уже на полу услышал шелест ионного разряда, скользнувшего по тому месту, где он только что находился. Он в свою очередь выстрелил расфокусированным пучком, который на такой дистанции не мог убить человека, но зато опалил сразу четырех солдат. Под их громкие вопли он вскочил на ноги, перемахнул через поверженных, сшиб с ног воина из последнего ряда и выбежал на лестничную площадку. Отсюда балюстрада лестницы широким изгибом спускалась на первый этаж. С торжествующим криком, как школьник, Фландри прыгнул на перила и съехал по ним вниз. Там внизу находился небольшой холл со стеклянными дверями/выходившими в сад. Свет лун и колец был так ярок, что направлявшиеся к дверям полдюжины варяков ехали с незажженными фарами. На них восседали охранники, привлеченные шумом боя. Фландри огляделся. По бокам от двери на высоте двух метров располагались сводчатые окна. Он жестом подозвал Буртай, согнулся под одним из окон и сцепил пальцы рук. Она понимающе кивнула, одним махом взлетела на подоконник, рукояткой бластера, выбила стекло и открыла огонь по подъезжающим. Фландри, укрывшись за колонной, разрядил свой бластер в остатки пехотного взвода, возобновившего преследование. Те сразу же исчезли из виду, так как представляли собой прекрасную мишень.

В холл сквозь двери ворвался варяк. Сидящий на нем солдат руками прикрывал лицо от разлетающихся осколков стекол. Фландри уложил его прежде, чем он успел опустить руки. Неуправляемый варяк завилял и свалился прямо в дверном проеме. Следующий варяк врезался в него. Сумев удержать равновесие, тренированный водитель выстрелил в терранина. Выстрелом сверху Буртай помогла ему вывалиться из седла.

Она самостоятельно спрыгнула вниз и сказала:

— Я подстрелила еще двух в саду, и еще двое спрятались в укрытии и вызывают помощь.

— Все равно мы должны рискнуть. Где ближайшие ворота?

— Но они заперты! Чтобы выжечь замок, нам потребуется уйма…

— Я попробую. Быстро в седло. Выедешь сначала медленно из двери. Потом за мной; прихвати машины тех двух убитых тобой стражников и жди.

Фландри стащил труп с варяка, не без сочувствия посмотрев на человека, который еще несколько секунд назад был жив, и поставил машину на колеса. Затем он вскочил в седло и на предельной скорости выехал через разбитую вдребезги дверь.

Ну что ж, пока что внезапность и быстрота действий позволили им с помощью энергетического оружия противостоять во много раз превосходящему их численно противнику. Но существует предел: два человека не могут выдержать натиск сотен. Им нужно уходить.

Его настигла ослепительная вспышка света. Он не слишком умело управлял варяком, чтобы суметь увернуться от выстрелов. Поэтому он просто пригнулся и рванул вперед, надеясь уйти от прямого попадания. Резкая боль от слегка задевшего ногу разряда обожгла его, словно кипятком. Он направил варяк к своей цели, к высокому горбатому мосту. Машина с ревом въехала на него и скатилась вниз. Фландри вывалился из седла. Он расслабил мышцы в полете, сделал отмашку, чтобы уменьшить силу удара при падении на землю, но все-таки опять расшиб себе нос. Из его глаз непроизвольно полились слезы, и он грубо выругался. Тем временем два стражника на варяках друг за другом въехали на мост. Фландри вскочил на балюстраду и застрелил обоих. Со всех сторон слышался гул нарастающей суматохи. Во дворце одно за другим зажигались окна. Вскоре уже десятки драконьих глаз смотрели в ночь. Фландри сбежал вниз к груде навалившихся друг на друга варяков и стал растаскивать их.

— Приведи другие машины! — прокричал он Буртай. Вскоре она подъехала, управляя варяком и ведя на буксировочных тросах, которые привязала к рычагам управления, два других. Как он и предполагал, все машины были снабжены оборудованием для буксировки: кочевникам, видимо, часто приходилось транспортировать целую связку варяков.

Здесь, в черной тени под нависшей скалой, они двигались, словно две тени. Окружавший их парк в лунном свете казался покрытым пеленой тумана медного оттенка. Зубчатая внешняя стена резко отделяла освещенное пространство сада от погруженного во тьму города. Ее зубцы на фоне колец Алтая казались зубами дракона.

— Мы возьмем две машины, — пробормотал Фландри, — а остальные используем, чтобы протаранить ворота. Как ты думаешь, сработает?

— Должно сработать, — ответила Буртай и быстро установила рычаги управления на приборных щитках варяков в нужное положение. — Вот посмотри, в багажниках всегда должен находиться запасной комплект одежды и шлем. Надень по крайней мере шлем, а переодеться мы сможем позже.

— Для короткого броска в этом нет необходимости.

— А ты уверен, что космодром не наводнен еще людьми Ешукая?

— О-о, дьявол! — воскликнул Фландри. Он застегнул пряжку шлема, опустил защитные очки и оседлал мотоцикл. Буртай побежала вдоль цепочки варяков, включая на каждом зажигание. Машины без седоков рванули с места. Выброшенный из-под колес гравий хлестнул Фландри по лицу. Не обращая на это внимания, он последовал за варяком девушки.

Далеко впереди дорогу перебежали два воина. Они появились внезапно — две фигурки, отчетливо видимые в свете двух лун, — и так же внезапно исчезли в темноте. Похоже, они не заметили беглецов. Фландри подумал, что вся дворцовая стража находится сейчас в состоянии крайнего смятения. Он должен выбраться отсюда, пока оно не спадет и не начнется планомерное преследование.

Перед ним высились дворцовые ворота с массивными прутьями, сквозь которые виднелась пустынная площадь, залитая мертвенно-белым лунным светом. Впереди Фландри видел лишь отблески света на мчащихся, как метеоры, варяках. У часовых на стене обзор был куда лучше. Загремели выстрелы бластеров, взахлеб затараторили пулеметы — бесполезная стрельба по несуществующим седокам.

Первый варяк с грохотом, словно в день Страшного суда, врезался в ворота. Он развалился на четыре части. Фландри почувствовал, как кусок раскаленного докрасна металла пронесся мимо его уха. Следующий удар, и прутья ворот немного прогнулись. Третий варяк пробил в воротах узкую щель, через которую вывалился на площадь. После удара четвертого варяка ворота распахнулись настежь.

Ну давай! На скорости двести километров в час Буртай и Фландри неслись к воротам. В их распоряжении было всего несколько секунд. Пока деморализованная стража наверху снова не открыла огонь. Машина Буртай, после удара о лежащие грудой варяки, взмыла вверх, как с трамплина, и пролетела по воздуху почти половину площади. «Прямо как птица», — подумал Фландри. Приземлившись на оба колеса, она исчезла в аллее за площадью. Теперь его черед. В голове промелькнула мысль: каковы его шансы не сломать себе шею? Но перед перспективой оказаться в камере пыток хана она мгновенно померкла. Удар, толчок! Вот я все! Он, конечно, не рассчитывал повторить цирковой трюк Буртай и в полете высвободил третье колесо. Удар о землю оказался не слишком резким — ну и амортизаторы у этой штуковины! Качнувшись несколько раз и чуть не перевернувшись при этом, он наконец восстановил равновесие. При приземлении его дополнительное колесо высекло сноп искр из камней мостовой. Он убрал его и, заставив мотор взреветь, на предельной скорости помчался вперед.

Взглянув на север в сторону Башни, он увидел высоко в небе над космодромом рой воздушных кораблей. Не могло быть и речи о захвате бетельгейзианского корабля. Ехать в резиденцию Залата также не имело смысла. Так куда же ему деться под этим безжалостным, усеянным осенними звездами небом?

Впереди, в полукилометре от него, словно призрак неслась по узеньким улицам ночного города Буртай. Угрюмо сосредоточив свое внимание на управлении варяком, чтобы избежать случайных столкновений, Фландри мчался за ней. В мгновение ока — хотя это мгновение показалось ему вечностью — они вырвались за пределы города в бескрайние степные просторы.

6

В высоких степных травах ветер почти не ощущался. Их шелест непрерывно звучал в ушах Фландри во время безостановочного движения вперед и вперед, куда-то за край горизонта. Неопределенного желто-зеленого цвета с тысячью оттенков, трава медленно раскачивалась под порывами ветра. Здесь и там попадались кусты с красными заостренными, как будто прихваченными морозом ветвями. Травы обтекали их, словно волны беспокойного моря. Над головой все необозримое пространство, вплоть до синего небосвода, заполнял леденящий ветер. На западе, почти у самого горизонта, висел тускло-оранжевый диск Красны, окрашивающий степи в рыжеватый цвет. Кольца казались гигантским обледеневшим мостом, перекинутым на юг, а северная часть небосвода испускала бледное зеленоватое сияние. Буртай объяснила это отражением от рано выпавших снегов. Фландри сидел пригнувшись в траве высотой с его рост. Выглянув, он увидел охотившийся за ними воздушный корабль. Он лениво выписывал круги. Но таких кораблей было много, и они стянут всю планету математически рассчитанной сетью. Даже через бинокль, который Фландри достал из багажника, корабль казался всего лишь светящейся точкой. Но наверняка он вел поиск беглецов с помощью телескопов, металлоискателей и инфракрасных детекторов. Просто невероятно, что, располагая такой техникой, многочисленные поисковые силы хана до сих пор не обнаружили их.

Сколько времени уже все это длится? Два алтайских дня? В его памяти все перемешалось: лихорадочная, безумная гонка на север, бешено крутящиеся колеса, иссушенная ветром и кровоточащая кожа, сон урывками в седле варяка, вяленое мясо из неприкосновенного запаса и пополнение фляг водой из родников, которые Буртай находила по видимым только ей признакам. Сейчас все его тело до последней клетки пронизывала боль, а мозг отказывался работать от усталости.

Вся невообразимо огромная равнина — ее площадь почти в два раза превышала площадь всех континентов Терры — заросла густой и высокой травой. Именно эта трава служила беглецам укрытием от всевидящего неба. Чтобы запутать следы, они несколько раз проезжали через огромные стада. Фландри полностью доверился Буртай. Казалось, она обладает каким-то охотничьим чутьем. Меняя направление, петляя и заметая следы, им удавалось в течение двух дней уходить от погони.

Но теперь, похоже, приближалась развязка.

Фландри смотрел на девушку. Она сидела скрестив ноги, с безучастным видом, и только темные круги под глазами выдавали ее усталость. В кожаной одежде, с убранными под шлем волосами, она могла вполне сойти за юношу. Защитный слой жира на лице портил его высокомерную красоту. Опершись на свой бластер, Фландри спросил:

— Думаешь, он засечет нас? — Он не старался говорить тихо, продуваемая всеми ветрами огромность окружавшей их степи мгновенно превращала любой звук в ничто.

— Пока нет, — ответила она, — его детектор работает сейчас на пределе своих возможностей, и он не станет нырять вниз при каждом сомнительном показании прибора.

— Тогда… забудем о нем, и он уберется восвояси?

— Боюсь, что нет, — она выглядела обеспокоенной. — Они ведь не дураки, эти ханские служаки. Это их обычный поисковый прием. Они кружат над одной и той же территорией до наступления ночи. Затем, если мы решим ехать дальше, придется включить нагреватели варяков, чтобы не замерзнуть. И тогда мы будем выглядеть в их инфракрасных видоискателях словно пламя горящего стога сена.

Фландри потер свой гладкий подбородок. Мало того, что алтайская одежда была смехотворно короткой для него, да еще борода не росла из-за того снадобья, которое дернуло же его принять. Благодари теперь богов элегантности! Ему очень хотелось закурить.

— Так что же нам делать? — спросил он. Буртай пожала плечами:

— Пока оставаться здесь. У нас есть спальные мешки с отличной теплоизоляцией. Мы не замерзнем, если залезем вдвоем в один из них. Но если ночью температура упадет сильно ниже нуля, наше собственное дыхание и инфракрасное излучение тел выдадут нас.

— Как далеко отсюда твои друзья? Буртай потерла свои миндалевидные глаза.

— Не могу сказать точно. Они перемещаются вдоль Хребта по самому краю Кара-Гоби. В это время года они спускаются в южные районы, так что мы находимся не слишком далеко от той или другой орды. Но в степи небольших расстояний не бывает. — Помедлив, она добавила: — Даже если мы доживем до утра, то не сможем больше ехать. Энергетические накопители варяков истощены до предела. Нам придется идти пешком.

Фландри окинул взглядом машины, грязные и разбитые до неузнаваемости.

«Удивительно выносливые механизмы, — подумал он рассеянно. — В основном кустарной работы с использованием ручных инструментов, изготовленные с тщательностью, возможной только в обществе с некоммерческой экономикой. Кстати, коротковолновые передатчики… Не стоит сожалеть. При первой же попытке связаться с Тебтенгри этот летающий ящик там, наверху, бросится вниз, словно ястреб».

Он расслабился и лег на спину. Земля оказалась весьма холодной. Через минуту Буртай последовала его примеру и прильнула к нему с детской доверчивостью.

— Если нас поймают, что ж, такова пространственно-временная структура, — сказала она с фатальным спокойствием. — Но что ты намерен делать, орлук, если нам удастся добраться до моих друзей?

— Прежде всего я должен послать сигнал Терре. Не спрашивай меня как.

— А если ты не вернешься, твои друзья прилетят сюда, чтобы отомстить?

— Нет. Хану достаточно сказать бетельгейзианам, что я погиб в результате несчастного случая во время мятежа, или что-нибудь в этом роде, и я буду кремирован со всеми почестями. Обожженный бластером труп приблизительно моего роста вполне сойдет для такого представления. Ведь для существа нечеловеческой расы все мы на одно лицо. Когда известие попадет в мою организацию, естественно, возникнут некоторые подозрения. Но из-за занятости повседневной работой одних подозрений окажется недостаточно, чтобы предпринять какие-то действия. В лучшем случае сюда направят еще одного агента. Но на этот раз хан успеет подготовиться и одурачит его: замаскирует новые военные объекты и установки, позволит нашему человеку встретиться только с верными ему людьми, покажет только то, что посчитает нужным показать, и так далее. Как может один человек противостоять целой планете?

— Но ведь ты сумел уже что-то сделать.

— Я же говорил тебе, что застал Олега врасплох.

— Ты должен что-то придумать, — спокойно продолжала настаивать Буртай. — Разве нельзя, например, переправить контрабандой письмо с помощью бетельгейзиан? Мы можем заслать наших агентов в Улан-Балай.

— Я думаю, такая мысль уже пришла в голову хана. Он сможет поставить дело так, чтобы никто, кроме верных ему людей, не вступал в контакт с бетельгейзианами, а все экспортные материалы подвергались тщательному досмотру.

— Тогда напиши письмо на своем языке.

— Он прочитает его сам, если уж никто другой не сможет.

— О нет. — Буртай приподнялась, опираясь на локоть. — На Алтае никто, кроме тебя, не знает англик. Так, кажется, он называется? Кто-то из бетельгейзиан, возможно, знает, но у нас не было необходимости изучать его. Олег читает только на алтайском и основном бетельгейзианском языках. Я знаю. Как-то ночью он сам сказал мне об этом. — О событиях прошедшего года она говорила абсолютно невозмутимо. Видимо, в этом обществе быть рабыней в гареме не считалось бесчестьем — издержки войны и не более того.

— Да что там, — продолжал Фландри, — хотел бы я посмотреть, как это люди Олега пропустят письмо на незнакомом алфавите. Пока они не получат меня живым или мертвым, они даже близко не подпустят к любому космическому кораблю или пассажиру ничего вызывающего хоть малейшее подозрение.

Буртай села. Неожиданно ее глаза наполнились слезами.

— Но ты не можешь быть таким беспомощным! — вскричала она. — Ведь ты же с Терры!

Ему не хотелось разочаровывать ее, и он сказал:

— Ладно, мы еще что-нибудь придумаем. — Он торопливо сорвал стебелек травы, разгрыз его и перевел разговор в другое русло: — Вкус этой травы очень напоминает мне вкус травы дома. Просто удивительное сходство.

— О, так эта трава терранского происхождения. — Отчаяние Буртай мгновенно сменилось изумлением, что ему неизвестны такие прописные истины. — Первые колонисты нашли здесь фактически пустыню со скудной растительностью, в основном ядовитой для человека. Все другие местные формы жизни из-за отсутствия воды отступили в арктическую и антарктическую зоны. Наши предки привезли с собой семена растений и небольших животных. С помощью генетических исследований и селекции им удалось создать виды растений и животных с подходящими для местных условий свойствами и устойчивой наследственностью. В конце концов почти вся экология экваториальной части Алтая стала походить на терранскую.

Фландри еще раз убедился, что Буртай, несмотря на кочевой образ жизни, обладала некоторым запасом знаний и культуры. Да-а, интересно будет посмотреть на эту цивилизацию на колесах… если он останется в живых, конечно… что весьма сомнительно. Он очень устал и не мог сосредоточиться. Его мысли произвольно блуждали в попытке связать все, что он увидел за последние дни, с хорошо известными ему фактами.

Судя по всему, Красна была старой звездой, относящейся приблизительно к середине второй звездной популяции. Внутри-галактический дрейф вынес звезду из ядра Галактики в один из ее рукавов. Поэтому Красна и ее планеты содержали мало тяжелых элементов, которые образуются внутри звезд, возникающих при взрывах новой или сверхновой звезды, и накапливаются при их последующей эволюции. С массой меньшей, чем у Солнца, Красна почти все время своего существования оставалась красным карликом.

В течение первого миллиарда лет температурные условия на поверхности Алтая и Терры почти не отличались благодаря внутренним источникам тепла. В этот период в мелководных морях планеты развились протоплазменные формы жизни и, возможно, примитивные наземные организмы. Но планета остывала, истощились радиоактивные источники энергии. Остался лишь скудный поток тепла от тусклой Красны, и Алтай начал замерзать. Процесс остывания протекал настолько медленно, что некоторые формы жизни успевали приспособиться к новым условиям. Прошло много миллионов лет, и Алтай от полюса до полюса покрыла сплошная корка льда. Старый, старый мир. Настолько старый, что одна из лун, двигаясь по спирали, подошла к планете так близко, что распалась на бесчисленное множество осколков и образовала кольца. Настолько старый, что Красна уже завершила первую стадию сжигания водорода и перешла к следующей. Теперь она с каждым миллионом лет будет становиться все горячее и ярче. Вода в морях и океанах Алтая растает, а потом и закипит, когда Красна станет новой. Наконец, на завершающей стадии своей жизни, Красна превратится в белого карлика и начнет угасать, погружаться в вечную темноту.

Но пока этот процесс только начался. Только в тропическом поясе планеты температура поднялась до уровня, пригодного для жизни людей. Большая часть растаявшей воды ушла к полюсам в виде снега, оставив равнины сухими, а скудная растительность вынуждена адаптироваться… или исчезнуть, уступив место под солнцем зеленой траве…

Мысль Фландри перескочила к отдаленному будущему его планеты и замерла. Леденящий вечерний бриз вернул его к действительности. Он почувствовал, что его тело окоченело, и со стоном принял сидячее положение. А ведь солнце еще не село. Что же будет ночью? Буртай сидела с отрешенным видом. Фландри позавидовал ей. Нет, это не для него: подвергаться риску замерзнуть насмерть, идти по иссушенной равнине сотни километров, идти, несмотря на усиливающийся осенний холод, час за часом, день за днем.

Его мысль металась, словно ласка в клетке, в поисках выхода… Огонь, огонь, полцарства за огонь… Эй, послушай!

Он вскочил на ноги, вспомнил о воздушном корабле и тут же бросился на землю так быстро, что снова расшиб многострадальный нос. Девушка слушала, широко раскрыв глаза, быструю, бессвязную английскую речь. Когда он остановился, она с уважением произнесла:

— Я тоже молюсь Духу Матери, чтобы Она помогла нам.

— Ну, я не то чтобы молился, — ухмыльнулся Фландри. — Нет, моя милая. У меня просто появился план. Несколько дикий, но… Вот, послушай…

7

Люди, сидевшие скрестив ноги прямо на полу, образовывали большой круг. В полумраке их лица казались смутными белыми пятнами. Когда Аргун Тиликский поднялся, его лицо осветил просачивающийся через единственное небольшое окно кибитки скудный свет.

— Нехорошо, — резко сказал он. — Нет ничего страшнее, чем степной пожар. И ты зажег его нарочно! Такое дело не может вести к удаче.

Фландри внимательно смотрел на него. Нойон племени Машу Туман выглядел очень молодо даже для нынешних времен, когда мужчины Тебтенгри редко достигали преклонного возраста. О нем говорили как о блестящем и бесстрашном воине, и он только что доказал это во время операции по спасению терранина. Но при этом он был в некоторой степени ханжой.

— Но пожар очень быстро погасили, разве не так? — спросил Фландри мягко. — Я слышал от вашего разведчика, что множество воздушных кораблей ха-хана, забрасывало огонь бомбами с пеной, пока не подавило его. Выгорело не так уж и много.

— В подобных делах, — сказал Тогрул Вавилов, гур-хан племени, — все алтайцы заодно. — Он погладил бороду и обменялся с Фландри улыбками (прирожденный лицемер!). — Наш разведчик и сам доставил туда несколько бомб с пеной. Ни один вражеский корабль не помешал ему, и он благополучно вернулся назад.

Один из приглашенных вождей воскликнул:

— Твой нойон богохульствует, Тогрул. Сэр Доминик — посланец Терры! И если ему понадобилось зажечь огонь, кто посмеет порицать его за это?

Фландри подумал, что стоило бы покраснеть от смущения, но только сказал:

— В сложившемся положении я не смог придумать лучшего плана действий. Я расскажу обо всем еще раз, так как не все вожди, приехавшие на этот… как это у вас называется?.. на этот курултай, знают, что произошло. Девушка Буртай и я оказались в западне. Запас энергии в наших варяках иссяк. И даже если в ту ночь люди хана не обнаружили бы нас с помощью инфракрасных приборов, мы бы либо замерзли, либо умерли от голода через несколько дней. Поэтому сразу после захода Красны я в нескольких местах поджег сухую траву. Ветер отгонял от нас языки пламени и дым, и вскоре пожар охватил большую территорию. На таком фоне нагреватели наших варяков оказались неразличимы для инфракрасных детекторов! По нашим расчетам мы находились не очень далеко от той или другой орды Шаманата, поэтому хотя бы один ваш воздушный разведчик обязательно должен был заметить разрастающийся пожар и подлететь поближе. Выждав некоторое время, мы вышли в эфир с призывом о помощи. После этого нам под прикрытием огня и дыма пришлось маневрировать, чтобы не попасть под пули воздушных кораблей Олега… пока не подоспела помощь от Мангу Тумана. Разбив врага, воздушные корабли спасателей подобрали нас и, не дожидаясь прибытия новых ханских сил, доставили сюда.

— И вот, мы собрали этот совет, — добавил Тогрул Вавилов. — Вожди всех союзных племен должны знать о сложившемся положении.

— Да, но пожар… — пробормотал Аргун.

Все глаза обратились к старику, сидевшему под окном. Казалось, его голова существовала независимо от тщедушного тела, скрытого под множеством меховых одежд. Шаман погладил редкую седую бородку, поморгал маленькими проницательными глазками, сухо улыбнулся и чуть слышно произнес:

— Сейчас не время обсуждать, имел ли право человек, прибывший со священной Терры, нарушать законы Алтая. Вопрос в том, сможем ли мы снова собраться когда-либо, чтобы заняться подобными разговорами?

Аргун тряхнул копной своих темно-рыжих волос и, фыркнув, возразил:

— Отец Олега, да и вся династия Нуру-батор, не раз пытались разбить Тебтенгри. Но мы все еще удерживаем в своих руках северные земли. Я не думаю, что положение может измениться за одну ночь.

— Еще как может, — произнес Фландри очень мягко, — если сидеть сложа руки.

Он достал одну из последних, оставшихся у него сигарет и наклонился вперед. При этом свет упал на его лицо с необычными для жителей этой планеты чертами. Он сказал:

— Во все времена вашей истории, в мирное время и во время войн вы использовали машины и механизмы, которые приводились в движение за счет химической энергии или запаса солнечной энергии. Вся ваша экономика обеспечивалась работой нескольких шахт и небольших атомных реакторов в Улан-Балае. Атомную войну ваша экономика просто не выдержала бы, даже если территориальные споры и межплеменная вражда вынудили ее развязать. Именно поэтому союз Тебтенгри так долго удерживал в своих руках субарктические пастбища, несмотря на то что все остальные племена планеты объединились против вас. Разве я не прав?

Все присутствующие закивали в знак согласия, и он продолжал:

— Но теперь Олег-хан получает помощь извне. Кое-что из его новых приобретений я видел собственными глазами. Летательные аппараты, которые могут выписывать вензеля вокруг ваших, или, если захотят, выходить за пределы атмосферы и снова бросаться вниз. Боевые машины, с чьей броней не справятся сильнейшие ваши взрывчатые вещества. Снаряды, которые могут поражать огромные территории, так что тактика рассредоточения не спасет вас от уничтожения. Пока что у него не очень много современного вооружения, но каждый месяц Олег получает новые партии; в конце концов он накопит достаточно, чтобы вас раздавить. Еще хуже то, что его новые союзники — существа нечеловеческой расы.

Стало тихо. Присутствующие смущенно зашевелились, некоторые делали знаки против злых духов. Только шаман Юши оставался невозмутимым. От глиняной трубки, которую он держал в руке, поднимался вверх горьковатый дымок.

— Кто же эти существа? — спросил он спокойно.

— Мерсейцы, — ответил Фландри. — Это обитатели враждебной человечеству империи. Мы стоим на пути их притязаний на галактическое господство. Номинально мы уже много лет находимся с ними в состоянии мира, но на самом деле на границе двух империй постоянно возникают мелкие стычки, совершаются провокации, убийства из-за угла, Происходит постоянная проба сил. Они решили, что Алтай можно превратить в отличную базу для их космических вооруженных сил. Прямое вторжение стоит больших средств. К тому же при этом неизбежно вмешательство Терры, так как она ведет непрерывное наблюдение за мерсейцами. Проще предоставить Олегу военную помощь, чтобы он завоевал всю планету для них. Видите, как все просто? Затем сюда прибудут мерсейские инженеры с Мерсейи; используя рабский труд алтайцев, они возведут на планете крепости, разместят сеть ударных космических установок… после чего позволят Терре узнать, что же здесь происходит!

— А как Олег, знает ли он об этом? — рявкнул Тогрул.

— Я думаю, что он знает очень мало, — пожав плечами, сказал Фландри. — Как все марионеточные правители, он еще разглядит ниточки, за которые дергают кукловоды. Но будет уже слишком поздно. Подобные истории происходят довольно часто.

— Честно говоря, — добавил он, — я и сам не раз помогал развиваться событиям по описанному сценарию — только в пользу Терры.

Тогрул нервно переплел пальцы рук и сказал:

— Я верю тебе. До нас и раньше доходили слухи… Но что же нам делать? Может быть, послать призыв о помощи Терре?

— Да-да, сообщить Терре, предупредить Мать Людей. — На мужественных, украшенных шрамами лицах воинов, окружавших Фландри, отражалось искреннее волнение. Народы Тебтенгри не признавали пророка Суботая, а исповедовали собственную религию, что-то вроде гуманистического пантеизма. И Фландри видел, какую власть над ними имеет символ планеты-прародительницы.

Он не хотел, чтобы эти люди узнали, что она представляет собой на самом деле (а может быть, так было во все времена? Ведь героями и святыми люди становятся только в ретроспективе!). К чему им знать об императорах-алкоголиках, продажных аристократах, неверных женах и льстивых обывателях?

Но, к счастью, имеются проблемы, требующие незамедлительного рассмотрения.

— Терра гораздо дальше отсюда, чем Мерсейя, — сказал он. — Даже ближайшая наша база расположена дальше, чем их базы. Я думаю, что в данный момент мерсейцев на планете нет, но в распоряжении Олега наверняка имеется скоростной космический корабль, чтобы доставить своим новым хозяевам срочную информацию. Что, вы думаете, будет делать Олег, если узнает о наших попытках связаться с Террой? — Фландри кивнул. — Совершенно верно! Олег сообщит об этом немедля на ближайшую базу Мерсейи. А мне известно, что там дислоцируются значительные силы их космического флота. Вы ведь не думаете, что они безропотно спишут свои инвестиции? Нет, они мгновенно пришлют сюда свои корабли, оккупируют планету, забросают ядерными бомбами земли Тебтенгри и начнут окапываться. К тому времени как сюда подойдут достаточные силы Имперского Космического Флота, мерсейцы успеют основательно укрепить свои позиции. Самая трудная задача в космической войне — это выбить противника с планеты, которую он прочно удерживает. Это может оказаться просто невозможным. Но даже если нам удастся выбить их отсюда, Алтай превратится в безжизненную радиоактивную пустыню.

В кибитке наступила тяжелая тишина. Люди переглядывались друг с другом, затем их взгляды снова устремились на Фландри. В их глазах читался такой ужас перед нарисованной им перспективой, что ему стало не по себе. Он поспешил продолжить:

— Таким образом, единственно приемлемым для нас выходом из сложившейся ситуации является пересылка на Терру секретного послания. Если Олег и Мерсейя останутся в неведении о посланной информации, они не станут ускорять выполнение своей программы. Вместо этого Империя пришлет сюда свой флот и захватит Улан-Балай. Затем мы построим здесь свои наземные укрепления, а на подступах к планете разместим космические крепости. Я хорошо знаком с военной стратегией мерсейцев и могу предсказать, что при таких обстоятельствах они не станут драться. Для них это не имеет смысла, так как Алтай не может быть использован против них в качестве военной базы.

Ему следовало бы сказать «не будет использован», но пусть они сами догадаются, что Терра заинтересована в одном — в сохранении статус-кво.

Аргун вскочил на ноги. Вынужденный согнуться под низким потолком кибитки, он слегка утратил свою надменность. Его юное мужественное лицо вспыхнуло.

— И Терра примет нас! Мы вернемся наконец в человеческое сообщество!

Пока вожди Тебтенгри ликовали со слезами на глазах, Фландри сосредоточенно курил. В конце концов, совсем не обязательно думать, что драгоценное это сообщество развратит их! В крайнем случае — чуть-чуть. Здесь будет небольшая военная база, губернатор с Терры, силой установленный межплеменной мир. А в остальном — пусть живут по собственному усмотрению. Империи нет необходимости обращать их в свою веру. Ту часть свободы, которую они потеряют у себя дома, их молодежь с лихвой окупит, получив доступ к звездам. Разве не так?

8

Наконец шаман Юши, собравший этот курултай, пронзительным шепотом произнес:

— Давайте перестанем шуметь и подумаем, как это сделать.

Фландри подождал, пока люди рассядутся по своим местам.

— Хороший вопрос, — грустно улыбнулся он. — Следующий вопрос, пожалуйста.

— Бетельгейзиане… — начал было громогласно Тогрул.

— Сомневаюсь, — возразил другой гур-хан. — На месте Олега Проклятого я бы приставил охрану к каждому бетельгейзианину и к каждому космическому кораблю, пока не минует опасность, Я бы подверг тщательной проверке перед погрузкой на торговый корабль каждую безделушку, каждую шкуру или мех.

— Или позвал мерсейцев, — добавил кто-то, поежившись.

— Нет-нет, — сказал Фландри. — Я уверен, что Мерсейя воздержится от поспешных действий, пока не получит убедительных доказательств об осведомленности Империи в их планах. У них слишком много других забот.

— Кроме того, — добавил Юши, — Олег Ешукай не захочет стать всеобщим посмешищем, взывая о помощи из-за одного пропавшего за Хребтом беглеца.

— К тому же ему известно, — вставил Тогрул, — как трудно нам отправить что-либо с планеты. Может быть, некоторые племена и недовольны тиранией Олега, но еще больше они недолюбливают нас — ведь мы общаемся с Обитателями Льдов и насмехаемся над их дурацким Пророком. Но допустим невозможное, и кто-нибудь согласится спрятать наше письмо в тюк с мехами или сделать надпись на коже, а инспекторы Олега не заметят этого. Очень вероятно, что в этом случае товар пролежит несколько месяцев на складах Алтая или Бетельгейзе.

— А мы не можем так долго ждать. Ведь Олег может разгромить вас, и мерсейцы прибудут сюда, как и планировали, — завершил рассуждения Тогрула Фландри.

Он посидел еще немного, слушая, как они горячо обсуждают самые фантастические проекты. В кибитке стало жарко и душно. Он поднялся и обратился к шаману:

— Я хочу обдумать все на свежем воздухе. Юши величественным кивком отпустил его. Аргун снова вскочил.

— Я тоже выйду, — сказал он.

— Если терранин не будет против твоей компании, — произнес Тогрул.

— Конечно, конечно, — рассеянно согласился Фландри.

Он открыл дверь и спустился вниз по небольшой лесенке. Кибитка располагалась на платформе большого грузовика. Его кузов служил непритязательным жилищем для шамана. На крыше грузовика находились черные панели солнечных батарей. Обращенные к Красне, они заряжали ее энергией аккумуляторные батареи. Подобные панели виднелись на всех других больших грузовиках, образующих этот необычный город на колесах. Разбросанные по окрестным холмам, они напоминали стадо огромных фантастических черепах.

Вдали виднелись пологие склоны невысокого Хребта. Их прорезали многочисленные овраги. Они казались серовато-зелеными в местах, поросших колючим кустарником, и желтыми — от пожухшей травы, на свободных от кустарника площадях. На севере покатые вершины Хребта скрывались под снежными шапками. Вниз по склонам стекал леденящий ветер, который заставил Фландри поплотнее запахнуть пальто, наспех подогнанное по его фигуре. Тусклые кольца на фоне бледного неба виднелись на юге, где пологие холмы уступали место необозримым степям.

Всюду на склонах Хребта под присмотром пастухов на варяках паслись стада, принадлежащие племени Мангу Туман. На Алтае не было рогатого скота. Высшие млекопитающие Терры плохо приживались на других планетах. Грызуны в этом отношении оказались более неприхотливыми и легче адаптировались к новым условиям. Первые колонисты привезли с собой кроликов. Путем многочисленных скрещиваний и систематической селекции им удалось вывести породу животных, в которых сейчас с трудом можно было узнать их предков. Скорее они напоминали гигантских, размером с корову, морских свинок, деловито грызущих полутораметровые стебли травы. Виднелись также стайки страусов, выведенных методами биоинженерии.

— А вон там — наша библиотека, — с гордостью сказал Аргун и жестом указал на группу детей, сидевших возле одной из кибиток.

Фландри посмотрел в указанном направлении. Ну что ж, используя микрофильмы, можно возить с собой тысячи томов. Безграмотные не смогли бы управлять этими многочисленными наземными транспортными средствами и тем более — висящими высоко антигравитационными летательными аппаратами. Вероятно, некоторые грузовики и даже целые автопоезда служили здесь арсеналами, больницами, мастерскими и небольшими фабриками по производству керамики и тканей. Возможно, самые бедные семейства были вынуждены жить вместе в одной юрте — круглом жилище из войлочной ткани на самоходной повозке. Но нигде Фландри не увидел голодного или оборванного человека. Обнищавший народ не смог бы иметь все эти сверкающие ракетные установки, тучи легких танков, не смог бы вооружить каждого взрослого своего члена. Вспомнив о Буртай, Фландри решил, что все племя, и мужчины, и женщины, представляет собой единую военную, а не только общественную и экономическую структуру. Все работают, все сражаются, а заработанное делится более справедливо, чем на Терре.

— Где вы берете металл? — спросил Фландри.

— На территории пастбищ у каждого племени имеется несколько шахт, — ответил Аргун. — Кочуя в течение года, мы некоторое время проводим вблизи них, добывая и плавя металл. Таким же образом, но в других местах, мы собираем посеянные ранее зерновые, добываем нефть из скважин и очищаем ее. То, что мы не можем добыть или сделать сами, приходится покупать у других племен.

— Сплошное трудолюбие и добродетель, — подытожил Фландри.

— О, мы умеем и развлекаться, — поспешно сообщил Аргун. Он заметил, что терранина слегка передернуло, — устраиваем игрища и празднества, занимаемся спортом и различными видами искусств, раз в три года проводим ярмарку у горы Киевка… — Внезапно он замолчал.

Мимо лагерного костра к ним шла Буртай. Фландри вдруг почувствовал, как она одинока. В этом обществе женщина обладала почти такими же правами, как и мужчина. Буртай могла свободно перемещаться по лагерю, она стала героиней, после того как привела сюда терранина. Но ее семью уничтожили, и она не могла даже получить работу.

Она увидела мужчин и подбежала к ним:

— О… так что же там решили?

— Пока ничего. — Фландри взял ее за руки. Черт возьми! Вполне симпатичная девица! Он продемонстрировал самую ослепительную из своих улыбок. — Просто зачем проводить время в обществе унылых, хотя и добродетельных мужчин, если можно провести его с тобой. Я вышел сюда, и мои надежды оправдались!

Буртай вспыхнула. Она не привыкла к такой бойкости. Потупив глаза, она прошептала:

— Я не знаю, что тебе ответить.

— Ты и не должна ничего говорить. Достаточно того, что ты существуешь, — снова улыбнулся Фландри.

— Но я совсем не та… Дочь убитого человека… мое приданое давно разграблено… А ты — терранин! Это нехорошо!

— Ты думаешь, твое приданое имеет какое-нибудь значение? — сказал надтреснутым голосом Аргун.

Фландри взглянул на него с удивлением. Лицо воина снова превратилось в маску. Но перед этим… Фландри сразу стало ясно, почему Аргун Тиликский не любит его.

— Пошли, — сказал он, вздохнув, — нам лучше вернуться на курултай.

Он не отпустил Буртай, а заставил ее взять себя под руку. Она молча последовала с ним. Несмотря на тяжелые одежды, он чувствовал, как дрожит ее тело. Холодный ветер трепал прядь темных волос.

Когда они приблизились к кибитке, дверь открылась и появился согбенный под тяжестью лет Юши Ильяк. Его иссохшие губы приоткрылись, и дыхание старца, преодолев непостижимым образом несколько метров пространства, заполненного воющим ветром, донесло до Фландри слова:

— Терранин, кажется, мы нашли правильный путь. Согласен ли ты пойти со мной к Людям Льдов?

9

Тенгри Нор, или Озеро Духов, находилось далеко на севере. Так далеко, что кольца Алтая отсюда можно было увидеть только по ночам в виде бледной, мерцающей полоски в южной части горизонта. Воздушный корабль доставил сюда Юши и Фландри уже на исходе дня. Красна, словно янтарный шарик, висела над горизонтом и окрашивала снежные равнины в красный цвет. Она опускалась, и пурпурные тени быстро скользили от сугроба к сугробу.

Стояла редкостная тишина. Даже в космосе всегда слышен неясный шум машин, поддерживающих температурный режим космического корабля. Здесь, в ледяном воздухе, казалось — звуки просто застыли. Почти неощутимый ветер беззвучно вздымал вверх мельчайшие кристаллики льда, крутил их над сверкающими, словно алмазы, заснеженными берегами озера и поднимал рябь на его поверхности. Фландри не ощущал холода, так как был основательно укутан в меховые одежды, а его лицо покрывал толстый слой жира. Только вдыхая морозный воздух, он ощущал резь в ноздрях. Ему почудился острый, какой-то химический запах, исходящий от озера, но в этом царстве зимы органы чувств терранина вполне могли обмануть.

Он заговорил, но звуки его голоса оказались необычно громкими, словно выстрелы из ружья, и он закончил фразу почти шепотом:

— Они знают, что мы здесь?

— О да. У них есть свои способы узнать это. Скоро они появятся. — Юши посмотрел на север: вдоль берега озера тянулись величественные руины. Снег наполовину засыпал мраморные стены, белое на белом; закатные лучи кровью окрашивали разбитую покосившуюся колоннаду. От дыхания шамана его борода покрылась белым инеем.

— Они могут отличить нас по опознавательным знакам. Но что, если ха-хан пришлет сюда свой корабль, закамуфлированный под дружеский?

— Такие попытки уже предпринимались несколько лет тому назад. Но их уничтожили каким-то образом далеко отсюда, на юге. У Обитателей есть своя, непонятная нам мудрость.

Юши поднял вверх руки и начал раскачиваться. Откинув голову назад и закрыв глаза, он запел тонким, пронзительным голосом.

Что это было? Заклинание злых духов, какой-то ритуал или обращение к населяющему эти льды народу? Фландри не раз бывал в необычных ситуациях, поэтому предпочел воздержаться от бесполезных умозаключений. Он просто ждал, разглядывая открывшуюся перед ним панораму.

На запад от развалин вдоль северного берега озера рос небольшой лес. Изящные белые деревья с причудливо изогнутыми обледеневшими ветвями сверкали, словно драгоценные камни. Их тонкие синеватые листья слегка вибрировали. Весь лес казался стеклянным, и Фландри затаил дыхание, чтобы услышать звон его трепещущих листьев. Но тишина была абсолютной. Низкая серая поросль стелилась по снегу между блестящими в лучах заходящего солнца стволами деревьев. Кое-где из-под снега торчали сплошь заросшие мхом камни. Если бы не тишина и холод, разнообразие и буйство растительности можно было бы назвать тропическим.

Сгущались вечерние тени, и над поверхностью озера появились клубы тумана, а дальние берега исчезли из виду.

Фландри узнал от Юши, что протоплазменные формы жизни на Алтае приспособились к низкой температуре, вырабатывая метанол. Пятидесятипроцентная смесь его с водой не замерзала вплоть до сорока градусов ниже нуля. При более низкой температуре она не образовывала разрывающих клетки органической ткани кристалликов льда, а превращалась в постепенно густеющую кашицеобразную массу. Таким образом низшие формы жизни могли продолжать активную жизнедеятельность при температуре семьдесят градусов ниже нуля по шкале Цельсия. Если температура опускалась еще ниже, они впадали в состояние анабиоза. Теплокровные животные благодаря своей изотермичности сохраняли жизнеспособность при температуре воздуха сто градусов ниже нуля. Все это Юши сообщил Фландри, как само собой разумеющееся.

Из-за биологической аккумуляции спиртов полярные реки и озера оставались свободными от льда до середины зимы. Но главной проблемой в этом обледенелом мире для всех форм жизни была нехватка минеральной составляющей в их обмене веществ. Бактерии находили минералы глубоко внизу, под толстым слоем снега и льда. Животные мигрировали далеко на юг, чтобы полизать обнаженные скалы. Возвращаясь в свои леса, они после смерти вносили свой вклад в почвенный слой в виде тяжелых атомов. Впрочем, алтайская экология в основном не нуждалась в этом. Например, местные животные здесь никогда не имели костной ткани. Зато их хрящевидные и хитиновые ткани превосходили все известное на Терре.

Весьма интересно и правдоподобно — так решил Фландри, слушая этот рассказ в теплой кибитке на поросшем травой склоне. Но теперь он стоял на снегу, возраст которого исчислялся миллионами лет, слушал пение Юши под этим величественным зеленым небом, пылающим закатом, и наблюдал, как постепенно погружаются в темноту циклопические руины и фантастический хрустальный лес. И ему стало ясно, что все научные объяснения — это лишь малая часть истины.

Взошла одна из лун. Взглянув на нее, Фландри вдруг увидел, как поперек ее медного диска что-то медленно перемещается. Когда объект приблизился, стало ясно, что это группа белых сфер разных размеров — от очень маленьких до превышающих размер воздушного корабля. От каждой сферы свешивались вниз длинные щупальца.

Юши неожиданно прекратил петь и сказал:

— А-а, это аэромедузы. Обитатели где-то близко.

— Что-что? — переспросил Фландри, обхватив себя руками. Он начал замерзать. Казалось, холод вгрызается в его меховые и кожаные одежды, пытаясь добраться до тела.

— Так мы их называем. Они выглядят примитивными, но в действительности обладают хорошо развитыми органами чувств и мозгом. В процессе обмена веществ они способны вырабатывать водород, подвергая электролизу пары воды. Водород дает им возможность парить в атмосфере, а выдыхая его, они толчками перемещаются в ней. Люди Льдов приручили их.

Фландри украдкой взглянул на зазубренную стену, возвышающуюся над сгустившейся внизу темнотой. Последний луч заходящего солнца вспыхнул розовым светом на одной из вершин и погас. С сожалением он произнес:

— Когда-то они делали не только это. Юши невозмутимо кивнул и сказал:

— Как мне кажется, уровень интеллекта коренного населения Алтая поднимался, как защитная реакция на ухудшение условий жизни. Я имею в виду потепление климата из-за разогрева Красны. Несмотря на трудности, связанные с нехваткой металлов, они построили высокоцивилизованное общество, но сокращение покрытых снегом территорий привело к гибели их культуры. — Старик произносил слова ровным, безучастным тоном. — Однако сами Обитатели воспринимают происходящее иначе. Им не кажется, что прошлое было лучше настоящего. — Он нахмурился, подыскивая слова. — Насколько я могу их понять, а я не так уж хорошо их понимаю, они… как бы отбросили что-то неподходящее… и нашли… иные пути.

Из леса появились два существа.

На первый взгляд они очень напоминали покрытых белым мехом людей карликового роста. Но, присмотревшись, Фландри разглядел некоторые особенности их коренастых тел и эластичных конечностей. Длинные ноги заканчивались перепончатыми ступнями. При необходимости они могли принять форму снегоступов или коротких лыж. Ладонь имела всего три пальца, а четвертый, большой, располагался в середине запястья. Два пучка шерсти прикрывали уши. Над круглыми, черными глазами колыхались тонкие усики. Их серые обезьяньи лица окружали меховые гребешки. При дыхании они не выпускали в морозный воздух струйки пара, так как температура их тел была значительно ниже нуля. Один из них держал каменную лампу, в которой колебался язычок спиртового пламени. В руке второго находился белый, покрытый замысловатой резьбой посох, с помощью которого он непостижимым образом управлял кружащей вокруг стаей медуз.

Они подошли поближе, остановились и застыли в ожидании. Все вокруг замерло. Только слабая поземка еле заметно шевелила их мех и колебала пламя спиртовки. Юши стоял также неподвижно, как и пришедшие. Замер и Фландри, хотя от холода его зубы уже начинали стучать. Он видел много различных форм жизни в мирах, значительно более чуждых, чем этот. Но сейчас его охватило чувство зыбкой неизвестности, которое вместе с холодом проникало в него все глубже и глубже.

Солнечный свет угас совсем. Из-за кристально чистого воздуха сумерки здесь отсутствовали. Звезды сияли, как бенгальские огни, на фоне мгновенно почерневшего неба. Краешек южной части горизонта слабо светился — там находились кольца Алтая.

Метеорит беззвучной молнией перечеркнул небо. Юши воспринял это как сигнал и начал говорить. Он говорил тоненьким и хрупким голосом, как будто сжавшимся от ночного мороза — нечеловеческим голосом. Теперь Фландри понял, почему именно Юши возглавлял все северные племена. Мало кто мог овладеть языком Обитателей и иметь с ними дело. Однако торговля с ними — обмен металлов на органические топлива и экзотические пластические материалы, а также взаимопомощь — совместное отражение воздушных налетов ха-хана — заметно увеличивали силу народов Тебтенгри.

Одно из существ ответило. Юши повернулся к Фландри и сказал:

— Я сказал им, кто ты и откуда пришел. Они не удивились. Но прежде чем я рассказал им о нашей проблеме, они сообщили мне о своей. Я не совсем понял значение слова, это что-то по поводу связи. Они и сами могут достичь Терры, расстояние для них не является препятствием, но только с помощью… снов.

Фландри оцепенел. Ну что ж, вполне возможно. Как долго пытались люди изобрести способ передачи информации со скоростью, превышающей скорость света? Пятьсот, тысячу лет? Но что этот отрезок времени в сравнении с возрастом Вселенной? Или даже Алтая? Он скорее почувствовал, чем осознал, насколько стара эта планета. За это время можно было…

— Телепатия? — спросил он наобум. — Но я никогда не слышал о телепатии на столь большое расстояние!

— Нет. Не это. Иначе они раньше нас узнали бы о появлении мерсейцев на Алтае. То, что они говорят, — за пределами моего понимания. — Юши тщательно выговаривал слова. — Они сказали мне, что все их могущество бесполезно в сложившейся ситуации.

Фландри вздохнул:

— Этого и следовало ожидать. Иначе все было бы слишком Просто. Негде было бы проявлять героизм.

— Они научились жить без оставленных в прошлом неуклюжих зданий и машин, — сказал Юши. — Вот уже много веков они ведут чисто созерцательный образ жизни. И, как следствие, ослабели в сугубо материальном смысле. Они помогают нам противостоять агрессии Улан-Балая, но бессильны против могущества мерсейцев.

Почти невидимый в тусклом красноватом свете луны снова заговорил один из автохтонов. Юши снова стал переводить:

— Он говорит, что они не боятся гибели своей расы. Они знают, что все имеет конец, но в то же время ничто по-настоящему не кончается. Им хотелось бы, чтобы их младшие собратья в этих обледенелых лесах продолжили существование еще несколько миллионов лет и тоже продвинулись к истине.

«Звучит прекрасно, — подумал Фландри, — если бы не одно „но“».

Юши продолжал:

— Они, как и мы, хотели бы войти в состав Терранской Империи, хотя для них это ничего не изменит. У них нет ничего общего с людьми, их не побеспокоит никакой наместник с Терры. А мерсейцы могут — например, развязав то космическое сражение, которое, по твоим словам, превратит Алтай в безжизненную пустыню. Поэтому Люди Льдов готовы помочь нам чем могут, хотя и не знают, что делать в сложившейся ситуации.

— Они заявляют это от имени всей своей расы? — с сомнением в голосе спросил Фландри.

— И от имени лесов и озер также, — сказал Юши. «Впечатляющее единение всех форм бытия», — подумал Фландри и, кивнув головой, сказал:

— Ну что ж, если ты так говоришь, давай примем их помощь. Но как они смогут нам помочь, не зная, что делать?

Юши тяжело вздохнул. Его вздох напоминал скорее старческое кряхтение.

— Я надеялся, что они смогут помочь. Но теперь… может быть, ты сам предложишь план действий?

Фландри надолго задумался. Холод все глубже пробирался под его одежду. Наконец он произнес:

— Улан-Балай — единственное место на планете, где есть космические корабли. Поэтому нам нужно как-то проникнуть в город, чтобы передать наше послание. Могут ли эти существа незаметно вступить в контакт с бетельгейзианами?

Юши спросил.

— Нет, — перевел он ответ. — Это невозможно, если торговый корабль усиленно охраняется, а они это знают.

Один из аборигенов слегка наклонился над тусклым голубым огоньком спиртовки. Что выражали его глаза? Печаль? Но свойственно ли это человеческое чувство им, существам иной расы? Послышалась стрекочущая, непонятная речь. Юши внимательно слушал.

— Они могут незаметно доставить нас в город, если ночь будет достаточно холодной, — перевел Юши. — Медуза сможет перенести нас по воздуху. Ее органы чувств позволяют видеть лучи радара и уклоняться от них. К тому же медузу нельзя обнаружить металлоискателем или инфракрасным детектором. — Шаман помедлил. — Но какая нам польза от этого, терранин? Мы и сами можем пробраться в город переодетыми.

— А перелететь? — упавшим голосом спросил Фландри.

— Нет. Нас наверняка остановит транспортный патруль со всеми вытекающими отсюда последствиями.

— Та-а-к. — Фландри поднял лицо к сверкающему небу. Его глаза на мгновение ослепил свет луны. Нервное напряжение заставило его позабыть о холоде.

— Мы уже обсуждали на курултае возможность установить с бетельгейзианским кораблем радиосвязь во время его старта с Алтая, прежде чем он перейдет на гипердрайв, — сказал он громко и нарочито медленно, пытаясь унять охватившую его дрожь. — Но вы сказали мне тогда, что у вас нет достаточно мощного передатчика, чтобы обеспечить устойчивую радиосвязь с ненаправленной антенной на расстоянии нескольких тысяч километров. Направленная антенна тоже бесполезна, ведь мы не будем знать, где находится корабль в каждый конкретный момент.

— Это так. Кроме того, радиоразведка хана сразу же перехватит нашу передачу, запеленгует передатчик и нанесет удар.

— Теперь допустим, что дружеский космический корабль приблизится к планете, но не станет совершать посадку… смогут Обитатели установить с ним связь?

Юши задал вопрос, но Фландри и сам уже знал ответ:

— Нет. У них нет радиопередатчиков вообще. А если бы и были, то хан смог бы их запеленговать с таким же успехом, как и наши. К тому же, орлук, ты сам говорил, что хан не должен знать о послании до прибытия Имперского Флота.

— Ладно, за спрос денег не берут. — Взгляд Фландри продолжал блуждать по небосводу, пока не наткнулся на Бетельгейзе. Она сияла среди созвездий, словно факел. — А можем мы узнать, что такой корабль появился в окрестностях планеты?

— Приближаясь к Алтаю, он безусловно установит радиосвязь с космодромом Улан-Балая, — затем, посовещавшись с Обитателями, Юши добавил их соображения; — Да. С помощью медузы мы можем разместить человека с радиоприемником высоко над городом. Он сможет перехватывать и прослушивать все переговоры между космическими кораблями и диспетчерами космодрома. Принесет ли это какую-нибудь пользу?

— Может, и принесет, — Фландри сказал это с таким вздохом, а точнее — выдохом, что целое облако замерзшего пара скрыло его лицо.

И неожиданно он громко и радостно рассмеялся. Возможно, подобные звуки впервые разносились над водами озера Тенгри Hop. Оба Обитателя отпрянули назад, словно маленькие, испуганные животные. Юши стоял в тени. И свет сейчас падал только на него — Доминика Фландри, капитана разведкорпуса Терранской Империи. Он стоял с запрокинутой к небу и залитой медным светом луны головой и хохотал, как мальчишка. — Клянусь небесами, — крикнул он, — мы сделаем это!

10

Осенний шторм зародился где-то вблизи полюса, пронесся над степями, собрал на их просторах снег и в полночь ворвался в Улан-Балай. Крутые, красные крыши домов сразу исчезли из виду. Вблизи освещенных окон домов можно было увидеть только белые полосы горизонтально летящего снега. Возникая из ночной темноты, они снова в ней исчезали. Но когда человек отходил на несколько метров в сторону, то оказывался в кромешной тьме и стоял по колено в снегу, ослепленный и оглушенный неистовством урагана.

Холод верхних слоев атмосферы, откуда Фландри только что спустился, проник в него так глубоко, что, казалось, он никогда не согреется снова. Несмотря на баллон с кислородом, он все еще испытывал кислородное голодание. Когда он глядел на снежную бурю сверху, то видел лишь смутные темные пятна. Первые льдины на озере Рюрик под натиском ветра беспорядочно метались вдоль южного берега.

Фландри стремительно падал вниз, подвешенный в сетке, которую образовали толстые, как канаты, щупальца медузы — огромного шара у него над головой. За ним следовало еще несколько медуз. Они судорожно метались в потоках воздуха, стараясь избежать невидимых Фландри радарных лучей. Впереди спускалась еще одна медуза, которая несла Обитателя, прижавшегося к глыбе льда — для него этот холодный воздух был подобен жару преисподней. Впрочем, даже Фландри почувствовал что-то вроде тепла, когда по ним хлестнула метель. Он нагнулся вперед, пытаясь что-нибудь разглядеть в кромешной и завывающей тьме.

Неожиданно его онемевшие ноги, висевшие словно плети, ударились о конек крыши. Ощущение удара пришло словно откуда-то издалека. Появилось сначала бледное, а по мере приближения — все более яркое свечение. Он был у цели. Громада светящейся Башни Пророка уходила вверх и исчезала с глаз. Ее света оказалось вполне достаточно, чтобы разглядеть сквозь летящие хлопья снега стену с надписью. Фландри нащупал за плечом форсунку распылителя. Соседняя медуза поднесла ему баллон с аэрозольной краской. Он потянулся, ухватился за конец шланга и соединил его с форсункой.

«Ну-с, Арктический мудрец, понятно тебе, что я собираюсь делать? Сможешь ты управлять моим скакуном, как мне это нужно?»

В его ушах завывал ветер. Время от времени раздавались глухие взрывы — «дыхание» медузы, с помощью которого она передвигалась вдоль стены. Стараясь сохранить нужное положение, медуза раскачивалась, и Фландри чуть не ударялся о стену. Огромная, размером с дом, черная буква маячила перед ним на сверкающем белом фоне. Фландри прицелился, нажал рычажок, и струя краски вылетела из сопла.

Проклятье! Порыв ветра отнес ее в сторону. Но при следующей попытке зеленая струя попала куда следовало. Краска оставалась жидкой даже при низкой температуре, но довольно быстро густела…

…Первый баллон иссяк, и Фландри сменил его. На этот раз голубая. Пригодную для распыления краску собирали по всем племенам Тебтенгри, так что палитра получилась всех цветов и оттенков, созданных Господом Богом. Оставалось только надеяться, что ее хватит.

Хватило, хотя к концу он чуть не потерял сознание от холода и усталости. И все же, когда последний огромный штрих был сделан, он не удержался и добавил внизу крохотный, в три сантиметра высотой, восклицательный знак.

— Ну, поехали, — прошептал Фландри. Непонятно как, но Обитатель понял и поднял свой посох; стая медуз рванулась вверх сквозь плотные тучи.

Краем глаза Фландри заметил, как от группы висящих над космодромом военных воздушных кораблей отделился один из них. Возможно, он просто возвращался с дежурства. Но в это время медузы вырвались из облаков в чистое пространство, пронизанное светом лун и колец. Корабль резко изменил курс. Фландри увидел вспышки энергетических взрывов вблизи стаи медуз и потянулся за своим бесполезным бластером. Его руки одеревенели и не могли даже удержать оружие…

Все медузы, кроме тех, что несли его и Обитателя, метнулись вбок. Они окружили корабль и со всех сторон обхватили его щупальцами так, что он почти скрылся из виду. Посыпались искры, как при электросварке. Фландри вспомнил, что металлический фюзеляж корабля есть не что иное, как клетка Фарадея, и электрические разряды не причиняют вреда членам экипажа, находящимся внутри. Но когда в корпусе образовались дыры и начали плавиться электрические цепи управления, корабль закачался в воздухе. Медузы отпустили его, и он камнем рухнул вниз.

Фландри расслабился, и вся стая стремительно понеслась на север.

11

Город бурлил. На улице Оружейников произошли вооруженные столкновения и свежевыпавший снег уже окрасился пятнами крови. Вооруженные отряды маршировали вокруг дворца и космодрома. Толпы людей улюлюкали им вслед. Слышались звуки военной музыки, гремели барабаны, визжали флейты. Молодые люди носились на варяках, выписывая головокружительные развороты и сквернословя при этом.

Олег-хан глядел из окна дворца на площадь.

— Вы свое еще получите, — пробормотал он. — Да, народ ты мой драгоценный, ты получишь все, что тебе положено.

Повернувшись к бетельгейзианину, которого только что привела стража, он пристально посмотрел на его синеватое лицо и спросил:

— Ты видел?

— Да, ваше велицество. — Залат обычно говорил по-алтайски бегло и почти без акцента, но сейчас его язык еле ворочался.

Он выглядел очень напуганным. Только вовремя прибывшие ханские охранники спасли его корабль от разрушения многотысячной толпой орущих фанатиков.

— Клянусь, я и мой экипаж не имеем к этому никакого отношения… мы абсолютно невиновны…

— Конечно-конечно! — ребром ладони Олег гневно рассек воздух. — Я ведь не один из этих безграмотных пастухов. Все бетельгейзиане находились под неусыпным контролем с момента… — спохватившись, он замолчал.

— Но я не могу понять поцему? — заикаясь спросил Залат.

— Разве это не ясно? Ты же знаешь, что имперский посланец погиб от руки агента Тебтенгри в день его прибытия. Произошло то, чего я уже давно ожидал: они все стали религиозными ксенофобами. Я уверен, что в городе есть их агенты, которые могут убить и тебя и любого члена твоей команды. Поэтому я приказал охранять вас и проверять каждого, кто захочет хотя бы приблизиться к вам. Это сделано в ваших же интересах.

Собственные слова несколько успокоили Олега. Он уселся, погладил бороду и, глядя на Залата сузившимися глазами, сказал:

— Случившееся с тобой сегодня достойно сожаления. Но все объясняется просто. Ты иностранец, а оскверняющая святыню надпись сделана не на алтайском языке. Поэтому некоторые люди сделали вывод, что это непристойные слова бетельгейзианского языка. Но я-то знаю, что это не так. Сегодня ночью погиб патрульный воздушный корабль. Обстоятельства его гибели не оставляют сомнения в том, что это преступление — дело рук Тебтенгри и их помощников из числа бесовского населения Арктики. Так как племена Тебтенгри не являются последователями Пророка, для них осквернение нашей святыни — пустяк. Но что меня смущает больше всего — признаюсь тебе откровенно и строго конфиденциально — зачем? Работа, сопряженная с огромной опасностью и весьма трудоемкая, выполнена просто… чтобы нанести грязное оскорбление?

Он снова посмотрел в окно; отсюда Башня казалась такой же, как всегда. Но если смотреть на нее с севера, то результат проделанной ночью работы представлялся весьма впечатляющим: стену со словами Пророка обезображивали пятна разноцветной краски общей длиной в добрый километр. И с этой стороны святотатственная надпись различалась на любом расстоянии, вплоть до самого горизонта.

Пальцы ха-хана сжались в кулак.

— Они заплатят за это сполна, — сказал он. — Верные мне племена теперь еще больше сплотятся. Люди Тебтенгри вспомнят об этом, когда мы станем бросать их детей живыми в кипящую воду на глазах родителей.

Залат, поколебавшись немного, заговорил:

— Ваше велицество…

— Да? — зло отозвался Олег.

— Эти знаки на Башне — буквы терранского алфавита.

— Что-о?

— Я немного знаю англик, как и многие бетельгейзиане… откуда его узнали люди Тебтенгри?

Олег знал ответ на вопрос Залата, но вместо этого он схватил того за воротник и начал с остервенением трясти.

— Что там написано? — вскричал он.

— Самое странное именно в этом, ваше велицество, — заикаясь от ужаса ответил Залат. — В этой надписи нет никакого смысла.

— Тогда как она звучит? Говори, прежде чем я велю вырвать тебе все зубы по одному.

— «Мэйдэй», — задыхаясь выдавил из себя Залат, — просто «майский день», ваше велицество.

Олег оставил его. На минуту установилась тишина. Наконец хан спросил:

— Это терранское слово?

— Наверное… я думаю, цто да. «Май» — это название одного из месяцев терранского календаря, а «день» ознацает сутоцный интервал времени. — Залат потер свои желтые глаза, пытаясь разгадать смысл написанного. — Возможно, надпись говорит о первом дне мая?

Олег медленно кивнул:

— Звучит правдоподобно. В алтайском календаре, который является модификацией древнего терранского, также есть похожее название одного из весенних месяцев. Майский день — день праздника весны? Вполне возможно.

Он посмотрел в окно и окинул взглядом город.

— Весна наступит еще не скоро, — сказал он. — Если надпись устанавливает срок… чего-то… какого-то события… то оно обречено. Мы разобьем Тебтенгри уже этой зимой. А к весне, — он прокашлялся и коротко закончил, — начнем осуществлять некоторые другие проекты.

Залат набрался смелости и возразил:

— Но как эта надпись может быть предписанием срока? Кто в Улан-Балае сможет ее процесть?

— Это верно. Я могу только предположить, что это какая-то дикая попытка бросить вызов… возможно, связанная с суеверием или ритуалом… — Хан резко повернулся и спросил: — Ваш корабль скоро отправляется домой, не так ли?

— Да, ваше велицество.

— Я хочу передать вашим властям послание. В течение ближайшего года ни один торговый корабль не должен появляться здесь. Мы будем очень заняты подавлением Тебтенгри и их союзников-аборигенов. — Олег пожал плечами. — Во всяком случае визит сюда торгового корабля окажется бесполезным, так как война неизбежно нарушит производство и доставку экспортных товаров. Позже мы, возможно, все восстановим.

В чем на самом деле он очень сомневался. К лету вернутся мерсейцы и начнут строить базу. А через год Алтай уже будет частью их империи, ха-хан поведет своих воинов в битвы за новые галактические пространства. Новые победы покроют его имя неувядаемой славой, и в песнопениях его народа появится новый герой.

12

В северных землях наступила ранняя зима. По бесконечным заснеженным равнинам, под небом цвета вороненой стали племя Мангу Туман кочевало по своему обычному маршруту. Окружавший Фландри белый мир был настолько огромен, что люди, стада и повозки казались в нем лишь щепоткой пыли: там — темное пятно, там — вертикальная струйка дыма в неподвижном воздухе. Красна висела, почти касаясь южной кромки горизонта — золотисто-красный диск, как бы покрытый инеем.

Три человека скользили по снегу, удаляясь от орды. Одетые в парки, с винтовками за плечами, они держались за тросы, прикрепленные к антигравитационному буксиру. Буксир летел так быстро, что их лыжи со свистом рассекали снег, покрытый тонкой корочкой наста.

Аргун Тиликский хрипло сказал:

— Я прекрасно понимаю, почему вы с Юши храните в тайне причины твоей эскапады на Башне пять недель назад: тот, кто не знает, не сможет ничего выдать, попав в плен. Но мне непонятно, почему ты обрадовался, когда узнал о последствиях своего «подвига»? Разведка донесла нам, в какое бешенство пришли воины хана и как он поклялся уничтожить нас уже в этом году. А это значит, что всем племенам Тебтенгри придется теперь держаться вместе, и нашим стадам не хватит подножного корма. К концу зимы начнется голод и среди людей. Так что хану остается только ждать, ибо к весне голод выполнит за него половину его плана!

— Остается только надеяться, что он поступит именно так, — сказал Фландри, — ведь это все-таки лучше, чем воевать, не так ли?

Аргун повернул к нему рассерженное юное лицо и отрезал:

— Я не разделяю восторгов перед всем терранским. Ты такой же человек, как и я. Но в этом незнакомом тебе мире ты больше подвержен ошибкам. Буду откровенным — на ближайшем курултае я призову к походу на Улан-Балай. И это нужно сделать сейчас, пока животы у нас набиты.

— Нет! — воскликнула Буртай. — Это равносильно самоубийству. Их вчетверо больше, чем нас. К тому же я собственными глазами видела кое-что из новой военной техники, привезенной мерсейцами. Они устроят нам мясорубку!

— Лучше уж быстрая смерть, — Аргун посмотрел на Фландри. — Ну, что ты на это скажешь?

Терранин вздохнул. Этого следовало ожидать. Поскольку Буртай все время находилась рядом с ним, а Аргун не отходил от Буртай, они уже не раз обсуждали эту тему. Теперь ему стало ясно, с какой целью Аргун организовал эту охоту на сатару — отбившихся от домашних стай и одичавших страусов. Но, по крайней мере, он поступил честно, предупредив его.

— Ну хорошо, ты не доверяешь мне, — сказал он, — хотя, наверное, один Бог знает, сколько я сделал для вас: сражался, проливал кровь, замерзал. Но почему ты не доверяешь Юши Ильяку? Он и Обитатели знают мой план и подтвердят тебе, что его успех зависит от нашей тактики проволочек и уклонения от боевых действий.

— Юши стар, — ответил Аргун, — и его ум уже не так остр, как… Смотрите, смотрите!

Он дернул за трос управления, буксир фыркнул несколько раз, остановился и повис в воздухе на полпути к гребню длинного, пологого склона. Аргун мгновенно забыл обо всем. Застыв в стойке, словно охотничий пес, он показывал на снег.

— Следы, — напряженным шепотом сказал он. — Теперь, чтобы подкрасться поближе, мы должны двигаться самостоятельно. Если птицы услышат генератор, они уйдут от нас. Орлук Фландри, ты иди прямо по склону, а я и Буртай обойдем его слева и справа.

Они отцепили буксировочные тросы и бесшумно заскользили на своих лыжах. Прежде чем Фландри что-нибудь понял, они ухе исчезли. Терранин посмотрел себе под ноги и увидел крупные вмятины — следы двух сатару. Он направился вверх, не теряя их из виду. Как они умудряются передвигаться на этих досках, черт побери? Ковыляя по склону, он споткнулся и упал, ударившись носом о валун. Барахтаясь в снегу, он чертыхался на восемнадцати известных ему языках, добавляя к ним древнемарсианские фоноглифы. Наконец он встал.

— И это они называют развлечением? — стараясь не потерять равновесие, он снова заковылял вверх. Снег, попавший под капюшон его парки, начал таять. Между лопаток потекли ручейки в поисках подходящего места, чтобы снова замерзнуть.

— Чертова дыра, — продолжал чертыхаться Фландри. — Сидеть бы мне сейчас в Эверест-Хаузе за бутылкой шампанского с какой-нибудь хорошенькой девицей да вешать ей лапшу на уши о своих подвигах…

Еле-еле волоча ноги, он преодолел подъем, присел на корточки и стал пристально всматриваться в густой, заиндевевший кустарник. Никаких птиц! Только длинный крутой спуск вниз к необозримой снежной равнине… подожди-ка!

Он успел заметить кровь и останки растерзанных птиц за долю секунды до того, как на него напали какие-то животные.

Они возникли из сорняков и сугробов так неожиданно, словно их изрыгнула сама земля. К Фландри бесшумно неслась дюжина белых существ размером с большую собаку. Он успел рассмотреть их длинные, острые морды, высокие спины, черные, горящие ненавистью глаза и голые, крысиные хвосты. Вскинув винтовку, он выстрелил. Пуля отбросила ближайшего зверя, он покатился вниз, задержался где-то посередине склона, секунду полежал и снова полез вверх.

Фландри этого уже не видел, прямо перед ним появилась морда второго зверя. Выстрелом в упор он застрелил его. Один на зверей нагнулся и стал зубами рвать тело убитого, но остальные продолжали мчаться вперед. Фландри прицелился в третьего. Он не успел выстрелить, так как что-то тяжелое навалилось ему на спину. Он упал и почувствовал, как острые челюсти разрывают кожаную куртку.

Прикрывая лицо рукой, Фландри сумел перевернуться. Один из зверей вырвал у него ружье, вертел его в лапах, очень похожих на человеческие руки. Свободной рукой Фландри нащупал на боку кинжал. На него лезли сразу два зверя, щелкая острыми резцами. Он умудрился ударить одного из них кинжалом в голову. Зверь завизжал, отскочил в сторону и тут же вернулся вместе с парой других, подоспевших на помощь.

Кто-то закричал. Звук, заглушаемый ударами бешено колотившегося сердца Фландри, пришел будто издалека. Он вонзил лезвие в волосатое плечо. Зверь вывернулся и оставил его безоружным. Он отбивался ногами, коленями, локтями и кулаками в облаке снежной пыли. Одно животное подпрыгнуло в воздух и опустилось ему прямо на живот. Непроизвольно выдохнув, он опустил руку, которой прикрывал лицо. Хищная пасть зверюги устремилась к его горлу.

Сзади появился Аргун. Алтаец схватил зверя за шею, в его свободной руке сверкнула сталь клинка. Точным движением он распотрошил визжащей твари брюхо и отбросил в сторону ее тушу. Несколько зверей тут же набросились на еще бившееся в судорогах тело и начали его пожирать. Мощным ударом ноги в ухо Аргон уложил наповал еще одного зверя. Но следующий бросился на него сзади. Он нагнулся, его правая рука взметнулась вверх в приеме дзюдо, и, пока зверь летел в воздухе у него над головой, он ножом вспорол ему брюхо.

— Вставай, — сказал он, помогая Фландри подняться. Терранин, покачиваясь, встал на ноги. Стая окружала их, лязгая зубами. Но теперь начали падать мертвыми звери из ее задних рядов — это вела прицельный огонь Буртай, взобравшаяся наконец-то на гребень холма. Самый крупный из стаи зверь издал пронзительный свист, и огромными прыжками все оставшиеся в живых исчезли из виду в считанные секунды.

Когда они подошли к Буртай, Аргун, тяжело дыша, опустился на снег. Девушка бросилась к Фландри.

— Ты не ранен? — чуть не рыдая спросила она.

— Разве что ранено мое самолюбие… мне кажется… — он посмотрел мимо нее на нойона и непоследовательно сказал: — Благодарю.

— Ты наш гость, — проворчал Аргун. Помолчав, он добавил: — Они наглеют с каждым годом. Никогда бы не подумал, что они могут напасть на людей так близко от орды. Если мы переживем эту зиму, надо будет что-нибудь предпринять.

— Что это за твари? — напряжение Фландри начало спадать.

— Гурчаку. Они рыщут стаями по всей степи, вплоть до Хребта. Едят все, но предпочитают мясо. Охотятся главным образом на сатару и диких животных, но иногда совершают набеги на наши стада. Изредка нападают на человека. — Аргун помрачнел. — Во времена моего деда они не были такими крупными и коварными.

— Крысы, — заметил Фландри, — и это не метафора.

— Я знаю, что такое крысы, — вступила в разговор Буртай, — но гурчаку…

— Новый вид. Подобное не раз случалось и на других колонизированных планетах. — Фландри невыносимо захотелось закурить. Он даже забыл, что хотел сказать, но после напоминания Буртай продолжил: — Да-а. Когда планету начали осваивать ваши предки, несколько крыс, приехавших сюда «зайцами» на их космических кораблях, сбежали и стали дикими. Начался процесс эволюции. Большой размер давал преимущества: лучше сохранялось тепло в холодном климате, позволял им охотиться на крупных домашних животных, которых вы разводили. Естественный отбор, короткий период воспроизводства, генетические отклонения внутри небольшой первоначальной популяции… Природа вполне способна ускорить эволюционный процесс при благоприятном стечении обстоятельств.

Он устало улыбнулся Буртай и добавил:

— В конце концов, если на приграничной планете есть прекрасные девушки, традиция требует, чтобы там были и чудовища.

Лицо девушки вспыхнуло, как костер.

В лагерь они возвращались молча. Фландри вошел в отведенную ему юрту, вымылся, переоделся, улегся на койку и уставился в потолок. Он с горечью вспоминал все романтические истории, которые ему довелось услышать на Терре, о похождениях бравых сотрудников разведкорпуса в Пограничных Областях. Ну а что же он имеет на своем счету? Несколько стычек с людьми и драка с крысами, которые собирались его загрызть, одежда из вонючих шкур, промокшие ноги и обмороженные уши, однообразная пища, скрипящие колеса или визжащие полозья, вынужденная трезвость и целомудрие, ранние подъемы и многозначительные беседы со старейшинами и ни единой занятной книжки или понятной ему шутки на расстоянии нескольких световых лет. Он зевнул, перевернулся на живот и попытался уснуть. Но сна не было ни в одном глазу, в какой-то момент ему даже захотелось, чтобы старейшины приняли дикий план Аргуна. Ну хоть бы что-то развеяло эту скукотищу. Долго ждать не пришлось, в дверь постучали. Он вскочил на ноги, ударился головой о распорный брус; выругался и сказал:

— Войдите. — Его рука привычно опустилась на бластер. Короткий день приближался к концу. За исключением красной полоски на краю небосвода, все вокруг уже погрузилось в темноту. Дверь открылась, и в освещенную юрту вошла Буртай. Закрыв дверь, она молча глядела на Фландри.

— Ну… привет. — Он помолчал немного и спросил: — Тебе чего?

— Зашла узнать, все ли у тебя в порядке. — Она не глядела ему в глаза.

— Да? Да, конечно, все в порядке, — сказал он глуповато, — очень заботливо с твоей стороны. Может быть… сделать чай?

— Если тебя покусали, то раны нужно обязательно обработать. Укусы гурчаку могут быть заразными.

— Да нет, спасибо. На этот раз пронесло. Ничего существенного, хотя, с другой стороны… — улыбнулся Фландри, — такая очаровательная медсестра…

Он снова увидел, как вспыхнули щеки Буртай — и вдруг обо всем догадался. Можно было догадаться и раньше, не будь здешние люди такими сдержанными. Сердце его учащенно забилось.

— Ты присядь, — пригласил он.

Она опустилась на пол. Он подсел к ней и обнял за плечи. Буртай не уклонилась. Его рука скользнула ниже и обвилась вокруг ее талии. Девушка прижалась к нему.

— Как ты думаешь, доведется нам увидеть следующую весну? — спросила она спокойно, словно о чем-то обыденном.

— Вот она, весна, рядом со мной, — сказал Фландри, и его губы коснулись ее темных волос.

— В орде никто не умеет так говорить, — еле слышно выдохнула она и быстро продолжила, — мы с тобой оба отрезаны от наших родных. Ты — расстоянием, а я — смертью. Вдвоем нам не будет одиноко.

— Но я вернусь на Терру при первой же возможности, — честно предостерег ее Фландри.

— Я знаю, — коротко сказала она, — но пока…

Их губы встретились.

В дверь громко постучали.

— Уйдите! — крикнули они одновременно. Посмотрев с удивлением друг другу в глаза, они весело расхохотались.

— Господин, — раздался мужской голос за дверью, — меня прислал гур-хан Тогрул. Получено сообщение — терранский космический корабль!

Фландри так поспешно выскочил из юрты, что опрокинул Буртай на пол. При этом он успел только подумать с раздражением, что с самого начала эта работа приносит ему только неприятности.

13

На огромной высоте над Улан-Балаем терпеливая аэромедуза удерживала в щупальцах одного из воинов. Он дышал кислородом из баллона и не выпускал из онемевших рук маленького радиоприемника. Каждые четыре часа новый воин сменял предыдущего, даже и такой срок вряд ли оказался бы под силу представителю другой человеческой породы.

И наконец долгое ожидание было вознаграждено — в наушниках послышался сквозь треск слабый, искаженный голос, говоривший на незнакомом алтайцу языке. В ответ что-то пробубнил диспетчер космодрома. Где-то высоко наверху говоривший уступил место у микрофона другому, и тот, запинаясь и с сильным акцентом, стал говорить на алтайском, выученном, без сомнения, у бетельгейзиан.

Разведчик Тебтенгри не мог сам установить связь с космическим кораблем. В этом случае его сигнал с большой вероятностью могла перехватить служба радиоразведки хана, и ядерный удар из Улан-Балая последовал бы незамедлительно. Однако его аппарат мог усиливать принимаемый сигнал и транслировать его по эстафете. От него тянулась длинная цепочка медуз с подобными аппаратами, которая заканчивалась в орде Тогрула Вавилова. Подобная ретрансляция, обнаруженная неприятелем, не вызвала бы у него подозрений, так как ее характер напоминал отраженные от ионосферы радиосигналы.

В свой бинокль разведчик и в самом деле увидел вскоре спускающийся терранский космический корабль. Он даже присвистнул, изумленный безукоризненной военной четкостью, с которой корабль выполнил этот маневр. И все же это был только один корабль, прибывший с визитом к Олегу Проклятому. Безусловно, тот подготовился к нему, припрятал или замаскировал все свои новоприобретения. Он станет стелиться травой перед своими гостями, покажет им то, что ему нужно, и не более. Вскоре они отправятся домой и доложат Терре, что Алтай — безобидная полуварварская планета, о которой можно спокойно снова забыть.

Разведчик вздохнул, похлопал руками в меховых варежках и стал с нетерпением ждать прибытия смены.

А вблизи полярного круга Доминик Фландри сидел возле радиоприемника Тогрула. За разрисованным морозными узорами окном призрачно переливалось северное сияние.

— Это то, что нужно, — сказал он. — Пусть радиомониторы продолжают работать, но я не ожидаю услышать ничего интересного до момента отбытия корабля.

— А когда это произойдет? — спросил гур-хан.

— Думаю, через пару дней, — ответил Фландри. — Нужно быть наготове! Нужно поднять всех мужчин племени и направить их на позиции в соответствии со схемой, которую нарисовали мы с Юши.

Тогрул кивнул.

— Что это за схема? — спросил только что вошедший Аргун Тиликский. — Почему я ничего о ней не знал?

— Не было необходимости, — ответил Фландри и вежливо добавил: — Воины Тебтенгри при любых обстоятельствах могут двигаться на полной скорости, находясь в состоянии пятиминутной боевой готовности. Разве не так ты говорил в своем десятиминутном докладе как-то вечером на прошлой неделе? Пришло время доказать это на деле. Так что действуй, нойон!

— Но тогда… — ощетинился Аргун.

— Ты поведешь дивизию варяков Мангу Туман прямо на юг, на расстояние пятисот километров, — сказал Тогрул. — Там будешь ждать дальнейших указаний по радио. Подразделения других племен займут другие позиции; кое-кого из них ты увидишь, но устанавливать радиосвязь вам категорически запрещено. Менее мобильные транспортные средства останутся в основном лагере. Ими будут управлять женщины и дети.

— А стада? — напомнил Фландри. — Не забудь, что мы можем покрыть стадами Тебтенгри довольно большую территорию.

— Но это сумасшествие! — вскричал Аргун. — Если Олег узнает, что мы рассредоточились, он воспользуется этим и вклинится между…

— Он не узнает, — сказал Фландри, — а если узнает, то не поймет цели этих маневров. На этом и построен весь план. А теперь давай!

На мгновение их взгляды встретились. Затем нойон хлопнул рукавицами по бедру, резко повернулся и вышел. Через несколько минут ночную тьму разорвал рев сотен моторов и пронзительные звуки боевых рогов.

Когда шум затих, Тогрул потрепал свою бороду, взглянул поверх радиоприемника на Фландри и спросил:

— Объясни мне, что привело сюда этот корабль?

— Они хотят провести расследование причин гибели на Алтае гражданина Империи, то есть меня, — усмехнулся Фландри. — По крайней мере именно так, если он не полный идиот, капитан объяснит цель своего визита Олегу. Далее он позволит Олегу убедить себя, что это был всего лишь досадный несчастный случай. После чего корабль отбудет на Терру.

Тогрул смотрел на Фландри широко раскрыв глаза и вдруг разразился гомерическим хохотом. Фландри вторил ему. Несколько минут гур-хан племени Мангу Туман и капитан разведывательного корпуса Космического Флота Терранской Империи отплясывали вокруг кибитки и распевали песни о том, как весной расцветут повсюду цветочки.

Вскоре Фландри ушел. В ближайшие дни всем будет не до сна, но сегодня… Он с нетерпением постучал в дверь своей юрты… Тишина, только завывания ветра и отдаленное грустное мычание скота. Он нахмурился и открыл дверь.

На его койке лежала записка.

«Любимый мой, я слышу сигналы тревоги. Тогрул дал мне оружие и новый варяк. Ты знаешь, что отец научил меня стрелять и ездить на варяке не хуже любого мужчины. В трудное время последняя из рода Тумурий должна быть вместе с воинами».

Довольно долго Фландри рассматривал корявые буквы записки. Наконец он крепко выругался, разделся и упал на койку.

14

Когда он проснулся утром, его повозка вместе со всеми остальными двигалась по заснеженной степи. Выглянув из юрты, он увидел Тогрула, который стоял в стороне от колонны и наводил на кольца Алтая навигационный прибор. Увидев Фландри, он поздоровался и пробурчал:

— Завтра будем на месте.

Примчался посыльный. Когда на марше находится такое количество машин и людей, неизбежно возникает множество проблем, требующих внимания руководителя. Фландри снова остался один.

Он уже научился не предлагать свою неквалифицированную помощь, а потому посвятил весь день сочинению ядовитых стишков о начальстве, пославшем его сюда. Шумный поход продолжался и после наступления темноты. На следующее утро колонна прибыла на место. Чтобы разбить лагерь, пришлось разгребать снег. Фландри выяснил, что махать лопатой он все-таки умеет. И быстро об этом пожалел.

К середине дня орда разместилась на новом месте. Но на этот раз лагерь не был, как всегда, компактным, а растянулся на многие километры, несмотря на ропот населения. Тогрул в резкой форме отклонил все претензии и прошел в свою кибитку. Просидев у радиоприемника несколько часов, он наконец вызвал Фландри.

— Космический корабль покидает Алтай, — сказал он. — Мы только что перехватили обычное предупреждение — всем летательным аппаратам покинуть зону космодрома. — Он нахмурился. — Успеем мы выполнить все маневры при дневном свете?

— Это не так уж важно, — сказал Фландри. — Мы уже образовали нужную конфигурацию. Как только они увидят ее, шкипер задержит отлет. Инструкции предписывают экипажу при отлете с подозрительной планеты тщательно ее осматривать.

Серые глаза Фландри устремились на лежащую перед ним на столе карту. Запросы по радио подтвердили, что все подразделения Тебтенгри заняли предписанные им позиции. Отмеченный на карте рукой Тогрула район, в котором рассредоточились племена Тебтенгри, простирался с запада на восток более чем на пятьсот километров. От крайних точек этого района отходили две наклонные линии, которые встречались далеко на севере. Здесь располагались позиции мобильных дивизий на варяках. Поглаживая усы, Фландри ждал.

— Взлет космического корабля разрешен. Внимание! Старт! Услышав, как из радиоприемника просочился сквозь атмосферные шумы слабенький голос, Фландри схватил карандаш и под пристальным взглядом Тогрула набросал следующую группу символов.

— Вот следующая конфигурация, — сказал он. — Я думаю, уже можно начать. Фигуру, которую мы образовали сейчас, увидят с корабля через несколько минут.

Гур-хан склонился над микрофоном и начал отдавать приказы:

— Внимание! Дивизиям кланов Мунлик, Федор, Кубилай, Тули — переместиться на сто километров к западу. Белгутай, Багдарин, Шагатай и Кассар — на сто километров к востоку. Глеб, Яханжир…

Фландри вертел карандаш в напряженных пальцах. Через несколько часов томительного ожидания начали поступать первые доклады о произведенных маневрах. Фландри отмечал на карте вновь занятые позиции. Весь замысел начинал казаться ему жалким и неуклюжим.

После долгого молчания заговорил Тогрул:

— Я вот тут думаю…

— Вредная привычка, — заметил Фландри, — от которой трудно избавиться. Попробуй холодные ванны и длительные прогулки пешком.

— Что, если Олег узнает обо всем этом?

— Безусловно, он кое-что узнает. Его воздушные разведчики перехватят отрывки наших переговоров. Но только отрывки, мы же пользуемся совсем слабыми передатчиками. И я надеюсь, что наши воздушные войска не дадут неприятелю взглянуть сверху на наши позиции. Олегу доложат, что мы совершаем широкомасштабные маневры. — Фландри пожал плечами. — Если бы я был на его месте, то для меня наиболее логичным было бы предположить, что вооруженные силы Тебтенгри проводят учения, готовясь к войне с ним.

— Что не так уж далеко от истины, — сказал Тогрул, барабаня пальцами по крышке стола.

— А потом — вот это. — Фландри протянул ему листок бумаги с рисунком.

— Хорошо. — Тогрул начал снова отдавать приказы. Закончив, он сказал: — Мы сможем продолжать и ночью. Зажжем костры. В мобильные дивизии пошлем воздушные корабли с топливом, тогда и они смогут зажечь огни.

— Это было бы неплохо.

— Придется, правда, израсходовать уйму топлива. У нас ничего не останется.

— Об этом можешь не беспокоиться, — сказал Фландри. — Твой народ будет в безопасности и получит все необходимое прежде, чем вы почувствуете нехватку топлива. Либо нас всех уничтожат, и мы не будем нуждаться ни в чем.

Ночь тянулась медленно. Время от времени Фландри дремал, Он даже не заметил, как рассвело. Оставалось сделать еще столько же работы. Прибыл посыльный от шамана Юши. Неуклюже отсалютовав, он доложил:

— Воздушная разведка обнаружила массированное движение войск в районе озера Рюрик. Отдельные колонны направляются на север.

— Уже? — Кулак Тогрула с грохотом опустился на стол.

— Пока заметные силы подойдут к нашим позициям, пройдет несколько дней, — заметил Фландри, почувствовав неприятный? холодок. — Если мы побеспокоим их с воздуха, то выиграем еще несколько дней, а для окончания работы нужен всего один.

— Когда мы получим помощь? — спросил Тогрул.

— Недели через три-четыре, не раньше, — ответил Фландри. — Наш сигнал о помощи должен дойти до базы Катавраяннис. Сперва командующий соберет эскадру, затем потребуется какое-то время, чтобы долететь до Алтая. В общем — около месяца, плюс-минус несколько дней. Сможем мы сдерживать натиск неприятеля в течение месяца без крупных потерь?

— Должны, — ответил Тогрул, — а иначе нам конец.

15

Капитан Фландри прижал приклад винтовки к щеке и прицелился. Пластиковая поверхность казалась гладкой и не холодной. Но металлические части оружия покусывали пальцы даже сквозь перчатку — голая рука к ним бы просто прилипла.

Красноватый полумрак и несущиеся хлопья снега мешали правильно определить расстояние до цели. Поправка на ветер — пойди ее угадай, а тут еще нужно учитывать эти дурацкие три четверти g.

…Он решил подпустить противника поближе и опустил ствол.

Рядом с ним, под прикрытием того же снежного наноса, находился Обитатель. Посмотрев на Фландри черными глазами, он спросил:

— Может быть, я пойду теперь? — Даже Юши удивился, узнав, что Люди Льдов знают человеческий язык. Правда, Обитатель говорил на алтайском еще хуже, чем Фландри.

— Я же сказал тебе, нет. — Из-за онемевших от холода губ Фландри говорил с большим, чем обычно, акцентом. — Тебе придется пересечь сто метров открытого пространства, пока ты добежишь до леса. Тебя подстрелят уже на полпути, разве что мы отвлечем их внимание.

Он снова начал вглядываться в полумрак. Зимой в этих землях Красна практически не поднималась над горизонтом. Лишь несколько дневных часов, находясь у нижнего края горизонта, она давала сумеречный свет, при котором глаз человека мог различить предметы на небольших расстояниях.

Атакующие уже подошли настолько близко, что Фландри увидел смутные очертания отдельных фигур на фоне затянутого туманом озера. Они передвигались на чем-то вроде варяков, только эти штуки имели полозья, а двигались с помощью маломощных антигравов. В очередной раз Фландри не повезло. Впрочем, весь последний месяц, а может быть и больше, был для Фландри сплошной полосой невезения. Большую часть людей Тебтенгри Юши отвел далеко на север, в глубинные области Страны Льдов. Почти неохраняемые стада остались в степях. Лишь малую их часть забили и в замороженном виде отправили на север. Продвижение войск Олег-хана сдерживали немногочисленные отряды воинов Тебтенгри и Обитателей, применяя тактику партизанской войны… Притаиться, выстрелить, перебежать в новое укрытие, наспех перекусить, в промокшей одежде залезть в не менее мокрый спальный мешок и, если удастся, поспать несколько минут… и так день за днем в течение нескольких недель.

И вот от подразделения Фландри в живых остались только он и его соратник — Обитатель. Остальные полегли на берегах озера Тенгри Нор. Похоже, настал и их черед: от неприятеля на варяках не уйти.

Он еще раз оценил дистанцию. Пора. Прицелившись в предводителя вражеского отряда, он кивнул Обитателю. Тот моментально исчез. Фландри выстрелил.

Пуля попала воину в живот. Он дернулся в седле и медленно сполз на землю. Даже в сумеречном свете Фландри увидел пятна алой крови на снегу. Завывания ветра почти заглушили вопли остальных вражеских солдат. Они поспешно бросились врассыпную. Он снова прицелился в одного из них и нажал курок. Промах. Нужно продержаться еще несколько секунд, пока Обитатель не добежит до того хрустального леска.

Он перевел оружие на автоматический огонь, высунулся из укрытия и начал стрелять, выкрикивая одновременно самые грязные ругательства.

Нырнув вниз, он скорее почувствовал, чем услышал, как у него над головой пронесся свинцовый ураган. Энергетические разряды с треском разрывались в воздухе, а попадая в снег, издавали громкое шипение. По лицу Фландри катились крупные капли горячего пота. Ну теперь-то этот чертов Обитатель должен добраться до леса!. Он наугад выстрелил в невидимого врага. Ну хоть кто-нибудь, вытащите меня отсюда! Зачем все это? Лепет этого парнишки о связи через корни деревьев, чтобы весь лес знал… Сквозь грохот выстрелов Фландри вдруг услышал тонкий звенящий звук. Он поднял глаза и замер от изумления — в бой вступила стая медуз.

Они налетели сверху, сотня за сотней. С их щупальцев срывались крохотные молнии. Некоторые из них взрывались, сгорали желтоватым водородным пламенем, но и падая на Землю, они старались поджечь вражеского воина. Другие хватали воинов из седел и бросали их в смертельные объятия ледяных вод озера. Но самым эффективным оружием медуз оказался электрошок. Фландри не успел прийти в себя от изумления, как увидел первых бегущих вражеских воинов. К тому моменту когда он вышел из своего укрытия, отступление стало паническим.

— Вот так игрушки-погремушки, — пробормотал он, — мама, почему ты не научила меня этим фокусам!

Вернулся Обитатель, маленький, пушистый и эластичный гоблин. Как бы извиняясь, он произнес:

— Слишком мало медуз, чтобы почаще проводить такие операции. Твои друзья пришли. Подождем.

— Что? А-а… ты имеешь в виду спасательную группу. Они, наверное, увидели этот спектакль в воздухе и решили выяснить на месте, что здесь произошло. — Фландри притопывал ногами, чтобы не дать им замерзнуть совсем. — Отличные трофеи, — добавил он, разглядывая разбросанное на поле боя оружие и варяки. — Ну что ж, мы отомстили за гибель наших воинов.

— Смерть человека — это всегда плохо, на какой бы стороне он ни сражался, — с упреком сказал Обитатель.

— Мог бы мне этого и не говорить, — поморщился Фландри. Послышалось урчание моторов. Из-за леса появился отряд лыжников. Их оказалось больше, чем он ожидал. Во главе отряда Фландри увидел Буртай и Аргуна. Он вдруг подумал, что с начала кампании не имел возможности обменяться с ними даже парой фраз, только «здравствуй» и «до свиданья». Да-а, это все издержки военного времени. Война — прекрасное мероприятие, если отбросить тяжкий труд, дисциплину, неудобства, паршивую пищу я недосып, однообразие и пули над головой.

Он зашагал навстречу прибывшим с видом настолько жизнерадостным, насколько это возможно для человека без сигарет.

— Привет! — закричал он.

— Доминик… это ты! — Буртай схватила его руки. — Ты мог погибнуть! — задыхаясь от волнения, сказала она.

— Профессиональное заболевание, — сказал Фландри. — Аргун, а я думал, ты командуешь нашей западной дивизией.

— Боевые действия закончились, — ответил нойон. — Я собираю наши части.

— Что-о?

— Разве ты не знаешь? — его глаза округлились от изумления. Несколько мгновений он простоял с открытым ртом, затем его покрытые инеем усы растрескались от широкой улыбки. Он хлопнул Фландри по спине и весело вскричал:

— Терране прибыли!

— А-а? — Фландри оцепенел. Удар по спине был довольно увесистым, — так что, что он сказал?

— Вчера, — торопливо заговорил алтаец. — Видимо, твой радиоприемник не поймал сообщение. Как, впрочем, и у твоих противников. В этом районе всегда плохо проходили короткие волны. А может быть, они просто фанатики — есть и такие, хоть и немного. Но теперь от них нетрудно будет избавиться.

Он наконец успокоился и продолжал:

— Ударная группировка терран потребовала безоговорочной капитуляции и разоружения армии Ешукая, как союзников мерсейцев. Командующий гарнизоном Улан-Балая согласился капитулировать без боя. Что еще ему оставалось делать? Олег-хан попытался собрать вокруг себя верных ему людей, отозвав их с фронта… ты бы слышал, что сегодня ночью творилось в эфире!.. но два имперских корабля подошли к его резиденции и сбросили ровно одну бомбу, на этом все и закончилось. Сейчас ханские племена покинули линию фронта и устремились на юг. Имперский адмирал вызвал Юши в Улан-Балай для консультаций: что делать дальше? Да, еще дано указание разыскать и доставить тебя…

Фландри закрыл глаза. Он покачнулся, и Буртай, подхватив его под руку, вскрикнула:

— Что с тобой, дорогой?

— Бренди, табак, — шептал он, — индийский чай, майонез из креветок с бутылкой рислинга, кондиционер… — очнувшись, он проговорил: — Извините. Я, кажется, отвлекся.

Он не заметил, что губы Буртай задрожали. Зато это заметил Аргун. Он с вызовом посмотрел на терранина и взял руку Буртай в свои. Та вцепилась в него, как потерянный ребенок.

Наконец Фландри понял, и его губы расплылись в широкой улыбке:

— Благословляю вас, дети мои, — пробормотал он.

— Что? — сердито огрызнулся Аргун, не понимая, что это значит.

— Когда вы доживете до моих лет, — сказал Фландри, — то поймете, что от любви не умирают. На самом деле эти раны заживают до отвращения быстро. Так что, если вы захотите назвать своего первенца Домиником, я с превеликим удовольствием пришлю ему серебряную ложку с соответствующей гравировкой.

— Но… — запинаясь заговорила Буртай, — но… — она не докончила и вцепилась в руку Аргуна еще крепче.

Лицо нойона покраснело. Поспешно переведя разговор на другую тему, он попросил:

— А теперь объясни мне свои действия, терранин.

— А? — заморгал непонимающе Фландри. — Да-да, конечно. Они медленно двинулись под кронами хрустальных деревьев вдоль синих вод Озера Духов. Заледенелые листья, словно кружева, висели у них над головой. Красноватый сумрак дня постепенно сгущался перед наступлением ночи. Фландри заговорил. В его голосе снова послышались свойственные ему веселые нотки:

— Нам нужно было послать секретное сообщение. Естественно, самым секретным оказалось бы сообщение, которое никто за таковое не принял бы. Например, «мэйдэй» на Башне Пророка. Это выглядело как хулиганская выходка, попытка оскорбить религиозные чувства… но весь город видел эту надпись. О ней говорили! Да еще как говорили! Даже если бы в данный момент на Алтае не оказалось бетельгейзианского корабля, слух об этой сенсационной выходке, несмотря на все меры предосторожности ха-хана, вскоре достиг бы Бетельгейзе. А бетельгейзиане рассказали бы об этом в терранском посольстве, и терране сразу поняли бы, в чем дело.

Дело в том, что «мэйдэй» на моей планете с древних времен означало — «помоги мне».[4]

— Вот это да! — воскликнула Буртай.

— Ничего себе! — сказал Аргун. Он хлопнул ладонью по бедру и громко расхохотался. — Теперь мне все понятно! Благодарю, дружище, за отличную историю, которую я смогу рассказывать своим внукам!

— Первый класс! — скромно сказал Фландри. — Дальше все произошло так, как я и предполагал. Мое начальство послало сюда разведывательный корабль. При почти полном отсутствии достоверной информации они вынуждены были вести себя очень осторожно. Сообщение Олега о моей случайной гибели они восприняли, в свете моего сигнала о помощи, как явную ложь. Я надеялся, что им хватит ума сделать вид, будто они поверили ха-хану, пока не получат информацию из других источников. Теперь задача состояла в том, чтобы передать им эту информацию, не привлекая внимания ханских разведслужб. Как это было сделано, вы уже знаете: племена Тебтенгри маневрировали по снежной равнине, образуя буквы терранского алфавита, видимые в телескоп — только сообщение должно быть очень кратким. Ну а результат — вы видите сами!

Фландри вдохнул обжигающий легкие воздух. Осознание того, что он жив и невредим, постепенно наполняло его и вытесняло чувство бесконечной усталости. Он усмехнулся и добавил, обращаясь больше к самому себе:

— Наверное, это первое секретное сообщение, написанное многокилометровыми буквами и более пятисот километров длиной, которое пришлось рассматривать не в микроскоп, а в телескоп!

Бич властителей

Оказывается, шел дождь. Его шум ворвался в открывшийся тамбур, с гулом разносясь по металлу корпуса корабля. Луч света выхватывал крупную серебристую дождевую дробь, низвергавшуюся единым потоком; за этой завесой стояла ночь. Кое-где виднелись фонари, освещавшие под собой мокрую бетонку. Порывами теплого и влажного воздуха доносились запахи не то жасмина, не то перепрелого папоротника; чего именно, Фландри затруднялся сказать.

Он кинул окурок на палубу и раздавил каблуком. При такой погоде дождевик, в который он влез, казался совершенно бесполезным. «Гидрокостюм был бы в самый раз», — проворчал он. И куда делся его элегантный, с таким тщанием продуманный вид! Остроконечная фуражка с высокой тульей и кокардой Империи в виде солнца; шелковая блуза и вышитый голубой китель; красная перевязь с болтающейся на концах бахромой; белые лосины, заправленные в кожаные сапоги… Он нажал на кнопку и поехал вниз. Когда Фландри сошел на землю, трап немедленно втянулся обратно, люк закрылся и свет в иллюминаторах погас.

Стало тоскливо и одиноко.

Здесь, на открытом месте, шум дождя казался сильнее, видимо, из-за плотной стены леса, окружавшей по периметру посадочное поле. Фландри слышал, как булькает вода в сточных канавах. Теперь, когда глаза привыкли к темноте, он различил несколько зданий в конце бетонки и направился было к ним, как тут же остановился, заметив тронувшихся оттуда навстречу ему людей. Ага, вот и делегация встречающих, подумал он, не двигаясь с места. Пусть они подойдут, а не он. Имперский престиж и все такое, если хотите. А что?..

К нему бодро маршировал отряд из шести подростков; Фландри, в жилах которого текла на три четверти кровь белого человека, самого рослого из них был выше на полголовы. В свете ближайшего фонаря подростки превратились в литых крепышей с развитой не по годам мускулатурой и широкими плечами. Фландри догадался, что имеет дело с не особенно высокой расой. У всех были черные гладкие волосы с одинаковыми челками и зачесом за уши, приплюснутые носы и слегка миндалевидные глаза. Униформа простая — зеленая с карманами юбка из водонепроницаемой синтетики, вроде тех, что носили шотландцы, сандалии и медальон на шее. Печать надменности лежала на их смуглых безбородых лицах, и это при том, что все их вооружение состояло из дубинок и кинжалов.

Вот забавно, как все-таки иногда приятно почувствовать тяжесть бластера на своем бедре, отметил Фландри.

Когда отряд поравнялся с ним и развернулся в шеренгу, Фландри заметил услужливо поднятый зонтик над одной гладко выбритой головой. Несмотря на невысокий рост и изящное телосложение, он казался атлетом. На нем было нечто вроде белого хитона, спадавшего свободными складками до самых пят и скрепленного, видимо, только на плечах какой-нибудь пряжкой (это для лучшей вентиляции, рассудил Фландри). О его возрасте можно было только догадываться: гладкое, без морщин лицо с чувственными губами казалось в то же время по сравнению с другими более резко очерченным, а пристальный взгляд неподвижных глаз мог привести в замешательство кого угодно. Одна его бровь была покрыта золотой татуировкой. С шеи свисала звезда.

Несколько долгих секунд он не сводил глаз с Фландри, потом произнес на ломаном архаичном английском:

— Добро пожаловать на Юнан Бизар. Прошло много времени… с тех пор как последний человек… ступил сюда.

На что гость отвесил поклон и ответил на чистом пулаойском:

— От имени его величества и от имени всех подданных Терранской Империи приветствую ваш мир и вас лично. Я — капитан Имперского Космического Флота сэр Доминик Фландри. — Отдел разведки, решил он не добавлять.

— А, понимаю. — Человек, казалось, обрадовался возможности заговорить на родном языке. — Мне уже докладывали, что вы владеете пулаойским. Большая честь для всех нас, что вы взяли на себя труд изучить…

— Ну что вы. Никакого труда. — Фландри пожал плечами. — Все здесь, в голове. Нейронный учебник. Мне вживил эту штуку один торговец на Орме, уже давно.

Музыкальный язык, на котором они сейчас говорили, развился в конечном счете из малайского, но за долгие годы претерпел чудовищные изменения. В свое время прапредки этих людей отправились колонизировать Новую Яву, но после ужасной войны с горзуни, триста с лишком лет назад, ретировались на Юнан Бизар и оказались отрезанными от всего человечества. В итоге их язык развивался по одним им ведомым законам.

Фландри особенно интересовала реакция на его слова бритого человека. Тот поджал губы, пальцы на одной руке хищно скрючились, и он поспешно втянул ее в широкий рукав хитона. Остальные никак не проявляли своего отношения, оставаясь абсолютно бесстрастными, но и не сводили с Фландри глаз. Дождь ручьями лил rib их плечам.

— Но что вы там делали? — воскликнул человек в хитоне. — Орма ведь не входит в вашу Империю! Мы за границами любой империи!

— Ну, это как посмотреть, — постарался как можно беспечнее ответить Фландри. — Земля и впрямь далековато отсюда — в паре парсеков. Но разве вы не знаете, как неопределенны межзвездные границы, особенно при таком интенсивном взаимопроникновении цивилизаций? Ну а что касается Ормы… А почему, собственно, я не мог здесь оказаться? В конце концов, торгуют же туг бетельгейзиане, а мы с ними вроде не враги.

— Вопрос в другом, — услышал Фландри заглушаемый дождем голос, — в том, почему именно вы оказались здесь.

Но тут же последовала дежурная улыбка — мол, все в порядке, парень.

— Впрочем, это не важно. В любом случае мы рады вас приветствовать. Позвольте представиться: Ниас Вароу — начальник Охранных Войск Планетарного Биоконтроля.

«Или полиции, — перевел про себя Фландри. — А может, военной разведки? В противном случае трудно понять, с какой стати меня, представителя Империи (а у них нет пока повода думать иначе), встречает охранка вместо правительства. Если, конечно, у них Охранные Войска и правительство не одно и то же», — тут же добавил он про себя.

Внезапно — Фландри даже вздрогнул — Вароу сказал быстро по-английски:

— Можете звать меня доктором.

Фландри решил не забивать голову и принимать вещи такими, какие они есть, как советовал тот турист, попавший в султанский гарем. Чего ждать от этой публики — триста лет без присмотра. Еще и не такие странности возникнут.

— А что, всегда у вас так поливает? — Он плотнее запахнулся В плащ (что, впрочем, не спасало воротник, поникший от сырости) и с тоской вспомнил о Терре. Музыка, благоухание воздуха коктейли с блондинками в Эверест-Хаузе… И какого черта его занесло в эту дыру?.. Насильно ведь никто не гнал.

— Да, полуночные дожди у нас — вещь вполне заурядная, — ответил Вароу.

«Так-так. Сутки Юнан Бизар составляют десять часов — прикидывал Фландри. — Вполне могли бы подождать еще пяток, пока не рассветет. Уж я этому был бы только рад, учитывая то, сколько вообще времени проторчал на орбите по их милости. Нет, на тебе. Вдруг, с бухты-барахты, извольте садиться. В ночь. В ливень. А так, за эти пять часов, приготовил бы себе королевский ужин, и проглотил бы его с подобающей скоростью, а не давился бы сандвичами. Ну и как это называется? Определенно им хотелось, чтобы я сел в ночь и в ливень. Но зачем?»

Тут, пока он так размышлял, Вароу извлек из-под хитона какой-то пузырек с крупными синими пилюлями.

— Вы что-нибудь слышали о здешней биохимической обстановке? — спросил он.

— Мне рассказывали что-то бетельгейзиане, но я не помню. То ли я не понял тогда, то ли они невнятно объясняли.

— Немудрено. У них ведь не человеческая иммунная система. Их не волнуют наши проблемы, и, естественно, им не интересно в этом разбираться. А вот нам пришлось. Для нас, как и для вас, самый воздух здесь — яд. Вы уже надышались тут, пока стояли, на всю оставшуюся жизнь, а осталось ее вам — дня на три.

Вароу осклабился.

— У нас, конечно, есть противоядие, — продолжал он. — Вам нужно лишь принимать по одной вот такой таблетке один раз в тридцать наших дней, пока вы гостите у нас.

От неожиданности Фландри поперхнулся и инстинктивно потянулся к пузырьку, но Вароу вежливо отстранил его руку.

— Пожалуйста, капитан, — промурлыкал он. — Буду бесконечно рад подарить вам одну сейчас. Но только одну. И по одной каждый раз, как подойдет срок. Увы, таков закон. Учет и контроль. Не позволяем себе быть небрежными в этих вопросах. Я думаю, вы поймете.

Можно было подумать, что терранин застыл навсегда. Но нет. Он усмехнулся, без особой, впрочем, радости, и сказал:

— Ладно. Надеюсь, что пойму.

Единственный космодром располагался на холме среди непролазных джунглей в сотне километров от главного города планеты — столицы, так сказать. Причиной тому были бетельгейзиане. Там еще сохранилось несколько древних и теперь не используемых пулаойских кораблей.

— Скит отшельников, скажу я вам, — прорычал в ухо Фландри шкипер с совершенно синим лицом в таверне на Орме. — Мы их не очень-то жалуем посещениями. Может, раз или два в год заходим к ним, не чаще.

В этом районе космоса бетельгейзиане были вездесущи. Фландри удалось заполучить пропуск на один из их грузовых кораблей, и таким образом мог добраться до Спики-VI кратчайшим путем, куда он направлялся после блестяще завершенной миссии на Алтае. Потом он пересядет на «Императрицу Майю», совершающую там промежуточную посадку и следующую далее курсом на Терру. Разве не заслужил он обратную дорогу в люксе? К тому же, будучи асом по части командировок, никогда не ошибался в бухгалтерии, всегда максимально извлекая для себя выгоду.

— Чем торгуете? — спросил Фландри, не столько даже из любопытства, сколько чтобы убить время до отлета.

На альфзарском говорить было нелегко, язык царапался во рту, как кошка, но ничего не поделаешь, существо напротив англика не знало.

— Да ничего особенного — шкуры, естественные волокна, фрукты… Кстати, вы не пробовали модъо? Ваши считают здесь это деликатесом. А я, право, не уверен. А знаете, что? Держу пари, никому еще в голову не приходило везти его к вам, на Терру! Далековато, конечно… — И бетельгейзианин погрузился в коммерческие соображения.

Фландри отхлебнул местного бренди и сказал:

— Ну, зачем же так далеко. Тут сохранилась масса наших независимых колоний с давних времен. Я сам только что с одной такой. Но вот про Юнан Бизар ничего не слышал.

— А с какой стати вам о ней слышать? Нет, нет, конечно, в архивах штаба сектора вы откопаете сведения о ней. Да и на самой Терре, я думаю, найти информацию можно было бы. Но, вообще говоря, это весьма таинственная штучка, доложу я вам. Планета в себе. Для нас она особой важности не представляет. Кое-что мы им продаем, разумеется, — ну там, машины или еще что-нибудь, — кое-что покупаем, я уже говорил, но все это не серьезно. А могло быть гораздо больше, не держи там кто-то лапу на торговле с нами.

— Вы уверены?

— Это очевидно. Да взять хотя бы их космодром. Старый, разбитый и один-единственный на всю планету! Какой-то антиквариат, а не техника, складов — раз-два и обчелся, да и те понатыканы в лесах у черта на рогах. Можно подумать, они все еще боятся радиации от кораблей! Коммерсантам шагу ступить никуда нельзя. Мало того, гостиницу и то еще не меблировали. Естественно, наши там не задерживаются: разгрузятся, погрузятся и — привет. С местными встречаться, а уж тем паче разговаривать тоже нельзя, разве что с парой тамошних чиновников. Я один раз попробовал — так, посмотреть, что из этого выйдет — заговорил с одним рыбаком, и что вы думаете? Удрал! Он знал закон!

— Ну и ну. — Фландри отрешенно тер подбородок, пытаясь осознать, что же с ним стало не так. Ах да. Щетина. Пора принимать очередную дозу противобородина. Но еще оставались усы, с которыми все пока было нормально, и Фландри занялся ими. — Удивляюсь, как они еще разрешили вам выучить их язык.

— О, это случилось давно, несколько поколений назад, на заре первых контактов. Английский оказался и для них и для нас не очень-то удобен. Горстка аристократов знает его и поныне, им мы и продаем книги, видео ну и все такое, чтобы держать правящий класс в курсе основных событий Галактики. Может быть, простые люди и дичают там потихоньку, но элита — нет.

— А занимаются чем они?

— Ну, этого я не знаю. Во всяком случае, богатая планета — ломится от природных ресурсов. Это даже из космоса видно. Но отсталая агрокультура, нелепые города…

— А что за планета? Какого типа?

— Известно какого. Терроид.

Фландри поморщился и вытащил сигарету.

— Ты думаешь, МНЕ это что-нибудь говорит? Мне, человеку?

— А, понимаю. Ну, тогда можно сказать еще вот что… Расстояние до солнца порядка одной астрономической единицы. Но солнце у них — звезда класса F2, помассивнее вашего будет. Соответственно и планета движется быстрее. Год у них там — девять месяцев. Ну что еще… Климат теплее, чем на Альфзаре или Терре. Спутников нет. Что там еще… Наклон оси маленький, сутки — десять часов. Планета меньше Терры, поэтому ускорение — всего 0,8 g. Как следствие — мало нагорий, все больше болота и острова. Континенты небольшие. Из-за меньшей силы тяжести и большего прогрева — гидросфера беднее, чем у вас. Никогда бы не подумали, глядя из космоса на повсеместные облака да обмелевшие моря… А, забыл. Что-то у них там с экологией, какие-то неприятности. Что именно, не знаю, да и наш вид это не затрагивает. А вот вам как-то предохраняться приходится. Впрочем, думаю, что это не опасно, иначе бы у них не выросло за триста лет колонизации население до ста миллионов.

— Ну, — заметил на это Фландри, — надо же людям как-то развлекаться.

Он курил в задумчивости. Изоляция Юнан Бизар, конечно, мало кого трогала, кроме разве самих жителей. С другой стороны, сколько он знал еще таких мест, где адские котелки втихаря и долгое время выпускали пары! В Империи насчитывалось около четырех миллионов подобных солнц и уследить за ними всеми не представлялось никакой возможности. Уже здесь, а тем более дальше, где варварство глубоко спрятано от посторонних глаз, куда совали нос враждебные мерсейцы, надежду на контроль за ситуацией смело можно было оставить.

А вместе с надеждой Терра отбросила и всяческие попытки влияния, не говоря уж о диктате. Иначе пришлось бы периодически просматривать архивы, досконально просеивать всю информацию разведки, расследовать каждую тайну, каждую мистерию… Для этого понадобится больший флот, а значит, и большие налоги на обывателя, а следовательно, прощай новенький самолет для пижона и браслеты для его пассии. Не приведи Бог, могут всплыть такие факты, что пришлось бы привести в действие флот и… О ужас! Не приведет ли все это к новой, полномасштабной войне?

«А, черт с этим, — думал он. — Я лечу домой, и что мне до всего этого? Миссия выполнена, отчет сделаем, только не переборщить, и — слава! Деньги, кстати, тоже. За несколько месяцев. А девочки…

Да, но все-таки престранно ведут себя эти чудики с Юнан Бизар. Отрезать себя добровольно от всего человечества?.. Вернусь — сообщу куда следует. Пусть займутся этой планеткой.

Хотя кому там до нее будет дело? Наивно думать. Лишь по моим невнятным подозрениям никто и пальцем не пошевелит».

— Где, — сказал капитан Фландри, — могу я арендовать птичку?

Самолет был большой и оборудованный по последнему слову техники. Очевидно, купленный у бетельгейзиан. Фландри посадили среди невозмутимых, с каменными лицами охранников, за всю дорогу не проронивших ни слова. Вароу, сидевший рядом, тоже не проявлял излишней оживленности. Ревел ветер и хлестал дождь. Но погода прояснилась, когда они повернули на Компонг Тимур. Фландри глядел вниз: под ними плескалось море огней. Граничащий с каким-то большим озером, город был густо изрезан каналами, в которых плавились ртутные я неоновые блики уличных ламп. Опытному наблюдателю сразу бросилось бы в глаза несоответствие между ярко освещенной центральной его частью и темными окраинами с приземистыми крышами. Значить это могло только одно — трущобы, а это в свою очередь — концентрацию власти и богатства в руках немногих.

— Куда мы летим? — спросил Фландри.

— На интервью. Правительственному Совету Биоконтроля не терпится познакомиться с вами. — Одна бровь Вароу приподнялась, что придало его круглому и гладкому лицу сардоническое выражение. — Надеюсь, вы не устали? Знаете, мы здесь из-за коротких суток приобрели привычку спать помалу, но чаше, несколько раз в день. Не хотите ли прилечь?

Фландри постукивал сигаретой по ногтю большого пальца.

— Вряд ли в этом будет смысл.

Вароу улыбнулся. Самолет пошел на снижение и опустился на посадочную площадку крыши одного высокого здания, без сомнения настолько важного, что воздвигнуто оно было на скалистом участке почвы, а не на привозных кучах песка, как большая часть городской застройки.

Не успел Фландри ступить на землю, как охранники взяли его в кольцо.

— Уберите ваших орлов, — бросил он Вароу, — не терплю курить, когда все пялятся.

Вароу кивнул головой, и молчаливые охранники ретировались, впрочем, не далеко. Фландри подошел к краю огражденной площадки.

Высоко на востоке плыли, кренясь от переполнявшей их влаги, облака, расстреливая по пути свой боевой запас. Но прямо над головой небо было чисто. Чужие созвездия мерцали сквозь фиолетовую дымку — подсвеченный скрытым за горизонтом солнцем верхний слой атмосферы. Вот красная искорка Бетельгейзе, а там желтая Спика. Фландри почувствовал печаль. Бог знает, доведется ли ему еще когда-нибудь потягивать там пиво. Похоже, что он вляпался во что-то безжалостное и зловещее.

Это многоярусное, в стиле пагоды здание имело в основании не менее ста квадратных метров. Каждый ярус завершался фигурной крышей со слоновьими головами и лампами в виде бивней. Поручень перил, за которые он сейчас держался, украшала чешуйчатая резьба. Купол здания венчал наглый, самоуверенный символ — перевернутая вверх когтями лапка какого-то стервятника, вцепившаяся мертвой хваткой в небеса. Позолоченные стены даже ночью вызывали головокружение. Прямо внизу, метрах в пятидесяти, текли масляные воды Большого Канала, на противоположном берегу которого протянулась линия дворцов с колоннадами, с крышами, рвущимися ввысь, и со стенами, расписанными какими-то танцующими многорукими фигурками. Кое-где светились окна, лилась нежная и печальная музыка. Но даже здесь, в центре города, ему чудились запахи джунглей.

— Прошу вас, — поклонился ему Вароу, приглашая последовать за ним.

Фландри последний раз затянулся и выкинул сигарету. Они прошли через арку в виде разинутой пасти какого-то монстра в длинный красный коридор с рядом дверей, часть из которых была открыта. Там, сидя на подушечках на манер портных за низкими столами, работали люди. Фландри читал таблички: Бюро Водного Сообщения; Комитет Сейсмической Энергии; Арбитраж… Да, по всей видимости, здесь размещалось правительство. Они вошли в лифт, откуда, опустившись ниже, попали в другой коридор, освещаемый лишь тускло флюоресцирующими колоннами.

Дверь в конце коридора открылась, и Фландри очутился в роскошной большой комнате в форме полусферы с окном, за которым стояла тьма Компонг Тимура. Справа и слева громоздилась техника: компьютеры, рекордеры, коммуникаторы. Черный инкрустированный местной слоновой костью стол стоял в центре комнаты. За ним восседали правители Юнан Бизар.

Излучая самую беззаботнейшую улыбку, Фландри приблизился к столу, профессионально отмечая каждую деталь обстановки. На длинной скамье, поджав ноги «по-турецки», сидели двадцать бритых старцев в хитонах и с одинаковыми татуировками на бровях: золотой кружок с крестиком внизу и стрелкой наверху. Зато нагрудные знаки различались — шестеренка, транзистор, интеграл от «дэ икс», символы волн и снопа колосьев, молния. Одним словом, геральдика правительства, сделавшего ставку на технократию.

Почти все они были старше Вароу и совсем не в лучшей форме. Тот, кто был посередине, с жирным и раздраженным лицом и знаком в виде хищного когтя на груди — символ могущества, — являлся, очевидно, главной шишкой на Юнан Бизар.

Никто, за исключением приторно-любезного Вароу, не пытался скрыть своей враждебной настроенности. Глаза их сузились в узкие щелки, пот возбуждения блестел на щеках, пальцы барабанили по крышке стола. Фландри заставил себя расслабиться, что было совсем не шуточным делом, если учесть присутствие головорезов за спиной и их кинжалы.

Молчание затягивалось. Кто-то должен был его нарушить.

— Бу, — сказал Фландри.

Человек в центре зашевелился.

— Что?..

— Формула приветствия, ваше величество.

— Называй меня туан Солу Банданг. — Жирный обернулся к Вароу: — Так это и есть, как это… тот самый, э-э-э… агент с Терры?

— Нет, — фыркнул Фландри, — я тут папиросками приторговываю. — Впрочем, справедливости ради надо заметить, сказал он это негромко и не на пулаойском.

— Да, туан. — Вароу склонил голову, сложив ладони вместе. Они продолжали пожирать его глазами. Фландри еще раз сверкнул ослепительной улыбкой и изобразил некий пируэт. Ну что ж, им стоило разглядеть его получше, самодовольно убеждал он себя; чего стоит, например, одна только его атлетическая фигура (спасибо гимнастике, хоть и терпеть ее не мог, но принуждал себя заниматься)! А тонкая кость? А прямой нос? И вообще все аристократические черты — по самой последней моде Терры (второе спасибо — самым модным на Терре биоскульпторам)? Добавьте сюда еще серые глаза и каштановые волосы, подрезанные бачки а-ля Империя, прилизанную макушку… Банданг вдруг с беспокойством встрепенулся.

— Забери у него это, как его… пушку, — приказал он.

— Пожалуйста, туан, — сказал Фландри, — моя бедная драгоценная бабушка оставила мне это. Еще пахнет лавандой. Мое сердце разорвалось бы от горя, попытайся кто отнять ее у меня, я вышиб бы из него мозги.

Один из них истошно завизжал, побагровев:

— Ты, чужеземец, отдаешь ли ты себе отчет, где находишься?!

— А, пусть, раз ему так уж хочется, туан, — безмятежно сказал Вароу. Он улыбнулся Фландри и добавил: — Не следует начинать с распрей такой знаменательный день воссоединения.

Над длинным столом пронесся вздох. Банданг указал на маленькую подушечку перед столом:

— Садись.

— Нет, спасибо. — Фландри внимательно изучал присутствующих.

Пожалуй, самым разумным из всей компании был Вароу. Остальные же, оправившись от первоначального шока, вновь приняли свой обычный надменный и презрительный вид. Действительно, стоило ли беспокоиться из-за какой-то пушки, к тому же единственной на всю огромную комнату?

— Как хочешь, — продолжал между тем Банданг. Он подался вперед, скорчив умильно-елейную мину. — Видишь ли, капитан, ты, я полагаю, поймешь… насколько деликатен… Да, как деликатен этот вопрос. Убежден, что твое благоразумие… — Его голос прервался. Туан самодовольно улыбался.

— Если я причиняю какое-либо беспокойство, туан, то приношу свои извинения, — сказал Фландри. — Буду рад отчалить отсюда как можно скорее. — И как еще рад!

— Ага. Нет. Нет, боюсь, что это… неосуществимо. В данный момент по крайней мере. Я хочу заметить нечто очень простое, само собой разумеющееся… у меня нет сомнений, что такой человек, как ты, тонкого воспитания и изысканных манер… таких познаний может… понять?.. Да, понять и оценить серьезность ситуации. — Банданг перевел дыхание. Остальные отрешенно молчали. — Погляди на эту планету: люди, культура… и все это в изоляции более четырехсот лет! — (Местных лет, напомнил себе Фландри. Но все равно прилично.) — Естественно, такая цивилизация… э-э-э… развивалась своими путями. Своя система ценностей, свои традиции, своя религия… и э-э… свои достижения — социоэкономическое равновесие — и все это не может быть в одночасье разрушено без страданий, без боли, без потерь. Непоправимых потерь.

Прекрасно зная проблемы Империи и обладая непредвзятым взглядом на вещи, Фландри вполне мог понять нежелание некоторых цивилизаций иметь дело с себе подобными. Но в данном случае за этим скрывалось что-то еще, помимо простого желания сохранить независимость и достоинство. Эта публика была достаточно хорошо осведомлена о всех делах в космосе, чтобы не знать, что Терра давно не представляет ни для кого угрозы. Империя стара и неповоротлива, и ей не нужна новая собственность, если только ее к этому не принудит военная необходимость. Что-то неблаговидное и зловещее было на Юнан Бизар, и это пытались скрыть.

— Вот что мы хотим знать… э-э, ты пришел к нам с официальными полномочиями или нет? И если да, то какое послание ты должен нам вручить от своих… уважаемых начальников? — продолжал Банданг.

Фландри тщательно взвесил ответ, помня о кинжалах за спиной и о ночи на дворе.

— У меня нет никакого послания, туан, ничего, кроме простого дружеского приветствия, — сказал Фландри. — И что еще может вам предложить Империя, пока вы в свою очередь не предоставите ей возможность ближе узнать вас?

— Но ведь ты пришел к нам по поручению? По приказу? Ведь не случайно?..

— Мои документы остались на корабле, туан. — Фландри очень надеялся, что его командировочное предписание, страховой полис и ряд других бумажек произведут должный эффект. Как знать, где может оказаться случайный гость на Юнан Бизаре? На дне какого-нибудь канала, с перерезанным горлом? И ни одна живая душа во Вселенной не побеспокоится на этот счет.

— Какие документы? — нервно выкрикнул кто-то из-за стола. Вароу нахмурился. Тревога и раздражение, появившиеся на лице шефа охраны, были понятны Фландри. Расследование — если это было расследованием — таким образом не проводят. Биоконтроль вел себя неосмотрительно, оказываясь жертвой своих же примитивных методов: грубые угрозы, еще более грубые инсинуации. По-видимому, это были любители, а Вароу — единственный среди них профессионал. Любой самого низшего ранга политик в Империи разбирался в людях гораздо лучше, чем они, и не стал бы так неумело уличать подозреваемого.

— С твоего разрешения, туан, — вмешался Вароу, — я боюсь, что у нашего гостя может сложиться превратное мнение о нас. Будет ли позволено недостойному слуге поговорить с ним и обсудить эту тему в частной беседе, так сказать, приватно?

— Ну уж нет! — набычился Банданг. — Давайте-ка без ваших фокусов-покусов! Я не люблю болтать попусту. Не люблю слова. Да, не люблю, капитан, и я уверен, что ты поймешь… что не сочтешь за оскорбление… все мы, в конце концов, несем ответственность за планету и… ага, вот: как человек искушенный, ты… не будешь возражать, чтобы мы подвергли тебя наркосинтезу?

Фландри окаменел. Не ослышался ли он?

— Что?..

— В конце концов, — Банданг облизнулся, — ты появляешься здесь без всякого предупреждения, без фанфар, так сказать… Мы имеем все основания допустить, что ты самозванец. Обманщик. Подожди! Пойми нас, не возмущайся и не обижайся… на мое предположение. Если ты действительно тот, за кого себя выдаешь — официальное лицо, э-э-э… делегат, агент, то мы вправе убедиться…

— Прости, туан, — отчеканил Фландри, — но мне привит иммунитет ко всем специальным препаратам — детекторам лжи.

— Да?.. О-о. М-да. Понимаю. Ну тогда… У нас есть гипнозонд. Знаешь, департамент нашего коллеги Вароу идет в ногу со временем. Мы закупили эту штуку у бетельгейзиан. Да, разумеется, я понимаю, что это может быть несколько неприятным… так сказать…

Неприятным?! Мягко сказано, думал терранин. Мурашки поползли по его коже. Да, вот уж действительно любители. Кто, понимай он законы войны и политики, был бы так беспечен? Зондировать мозг офицера Империи! Как будто Империя позволит кому бы то ни было узнать хотя бы половину того, что знает он, и остаться при этом в живых! Да, любители…

Он пристально посмотрел в глаза Вароу, единственного, кто мог представить себе последствия этой акции, но не нашел в них сочувствия, а увидел лишь холодный азарт охотника. Не трудно было угадать его мысли: если Фландри оказался здесь случайно, по собственной прихоти, то все очень просто. Мы убьем его. Если же он разведчик, тогда дело осложняется: надо будет обставить его «случайную» смерть как можно более убедительно. Но, во всяком случае, мы узнаем, какие сюрпризы готовит нам Терра, и примем своевременные меры, чтобы еще глубже спрятать нашу ВЕЛИКУЮ ТАЙНУ.

Больше всего Фландри угнетала одна мысль: это то, что они обязательно узнают, что никто Фландри не посылал, что визит предпринят исключительно по собственной инициативе, и если что-нибудь с ним случится, никто в обремененной заботами Службе не займется его розыском.

Фландри представил, сколько вина, женщин и приключений ждало его впереди. Смерть казалась просто глупостью. И он опустил руку на бластер.

— Я не советовал бы это делать, приятель, — сказал он. Краем глаза он успел заметить бесшумно мотнувшуюся к нему тень стража с поднятой дубинкой. Фландри шагнул в сторону, подцепил его ногу своей и врезал, уже падавшему, по уху. Охранник рухнул на пол и больше не шевелился. Раздался рев его товарищей. Блеснули ножи.

— Прекратить! — завизжал Банданг. — Немедленно прекратить! — Но только после свистка Вароу охранники, словно побитые псы, заняли прежние позиции.

— Ну хватит, — сказал Вароу. — Убери свою игрушку, Фландри.

— Это очень полезная игрушка, — терранин оскалил зубы в гримасе улыбки. — Ею можно убивать.

— И чего ты этим добьешься? Ты никогда не сможешь улететь отсюда. А через тридцать дней — через две террестианские недели — смотри, что будет, — не обращая внимания на ошеломленных правителей и ропот стражи, Вароу пересек комнату и подошел к экрану и покрутил ручку.

Только учащенное дыхание сидевших за столом нарушало воцарившуюся тишину.

— Вот что происходит с теми, кто осужден на публичную казнь. — Вароу щелкнул выключателем, и экран засветился. — Перед тобой сейчас площадь Четырех богов. Пойми, мы отнюдь не кровожадны, и за обычные проступки предусмотрены менее жестокие наказания. Но несчастный, которого ты сейчас видишь, поднял руку на работника Биоконтроля. Несколько часов назад преступник достиг демонстрационного, если можно так выразиться, состояния.

Фландри видел площадь, окруженную водой канала и многорукими статуями. Статуи тянули множество растущих от плечей рук во всех направлениях. Посередине площади стояла клетка с совершенно голым человеком. Он лежал. К клетке был прикреплен плакат с приговором.

Спина человека выгнулась дугой, руки хватали воздух. Он кричал. При каждом вздохе ребра его вот-вот, казалось, треснут. Из носа сочилась кровь. Челюсть отвисла. Слепые, выскочившие из орбит глаза.

— Дальше будет еще хуже, — сказал Вароу. — Смерть наступит только через несколько часов.

— Вы отняли у него таблетки? — произнес Фландри как в ночном кошмаре.

Вароу приглушил душераздирающий крик, раздававшийся из приемника, и поправил:

— Нет. Просто мы больше ему не даем их. Обычно в таких случаях осужденный сам кончает с собой. Но этот просчитался, полагая, что ограничится более мягким наказанием — рабством. Но он, повторяю, просчитался. Его вина безмерна. Жизнь человека на Юнан Бизар полностью зависит от Биоконтроля. Поэтому Биоконтроль — это святыня.

Фландри отвел глаза от экрана. Всегда считал себя крепким и тертым калачом, а тут вот не выдержал.

— Что является причиной смерти? — спросил он бесцветным голосом.

— Пустяк. История такова: жизнь здесь в принципе течет по законам Терры, и человеку есть что пить, есть что есть. Только имеется одна крохотная деталька — бактерия, живущая в воздухе. Ее микробы, попадая в кровь и реагируя с протеином, выделяют ацетилхолин. Вы представляете, как реагирует на это нервная система?

— Да.

— Юнан Бизар не могли колонизировать до тех пор, пока ученые с планеты-прародительницы Новой Явы не нашли противоядие. Так вот. Его производством и распределением и занимается Биоконтроль.

Фландри обвел взглядом присутствующих:

— Боюсь, что не смогу доставить вам удовольствие через тридцать дней, джентльмены. Вароу выключил экран.

— Ты мог бы укокошить некоторых из нас прежде, чем уложат тебя, — сказал он. — Но запомни, никто из Биоконтроля не боится смерти.

Покрытая потом физиономия Банданга явно опровергала это заявление. Все остальные сохраняли зловещие мины. С увядших губ одного из этих фанатов сорвался тихий шепот:

— Да, пока длится Святая Миссия. Вароу протянул руку.

— Так что дайте-ка лучше свое оружие, — закончил он речь почти с дружеской легкостью.

Фландри выстрелил.

Банданг пискнул и провалился под стол. Как ни странно, но Фландри промахнулся. Оконное стекло разлетелось вдребезги. На улице грянул гром и сверкнула молния.

— Идиот! — закричал Вароу.

Фландри рванулся к окну. Охранники кинулись наперерез. Он вспрыгнул на стол. Один лысый попытался схватить его за ногу, и тут же его зубы хрустнули под башмаком Фландри. Он перепрыгнул (как в детстве в чехарду — а, Фландри?) через старикашку, спружинив по другую сторону стола.

Совсем рядом просвистел брошенный нож. Впереди зияло черное отверстие окна. Фландри прыгнул в темноту, перевернулся в воздухе и упал на низлежащую крышу с небольшим уклоном. Кубарем пролетев до ее края, он крутанулся в воздухе, перевалился через край и вытянулся в струнку, летя в черные воды канала.

Какая же все-таки отвратительно грязная вода! На мгновение в уме мелькнул вопрос, есть ли шанс спасти одежду. В конце концов, костюмчик обошелся ему не дешево. Незнакомая вонь била в нос, и Фландри поплыл в поисках спасительной темноты.

Подобно призраку в такой драматический момент, по глади воды Фландри догоняла развеселая лодочка с огоньками по бортам. Нос и корма загибались кверху, как у ладьи. Там, под прозрачным балдахином, обнималась влюбленная парочка: оба в юбках и прическами под бобрик. Видимо, такова была здесь мода для обоих полов. Фландри успел заметить и признаки богатства: причудливо разукрашенные тела, обилие браслетов на руках. С лодки неслась мяукающая музыка. Золотая молодежь, нет сомнений. Фландри пришлось нырнуть, пропуская лодку, и ощутить ушами и телом вибрацию ходового винта.

Вынырнув на поверхность, он услышал новый звук. То был зловещий вой из громкоговорителя на золотой пагоде. Тревога? Через несколько минут псы Вароу выследят его! Этот трус Банданг мог и подождать тридцать дней, пока он не издохнет где-нибудь. Но не таков был шеф Охраны. Тот был охотник, а он, Фландри, — дичь. Скинув с себя ботинки, он поплыл быстрее.

Яркие огни ослепили его на пересечении каналов. Казалось, все показывали на него пальцем, все его видели. Другой канал: представлял собой торговую магистраль, где проходили не только разукрашенные прогулочные лодочки, но и грузовые баржи, водные автобусы и всякие другие суда. Пешеходы запрудили узкие набережные перед домами и мосты, перекинутые через каналы. В воздухе стоял гул ночного города.

Фландри зацепился за осклизлую, поросшую водорослями кирпичную кладку стены канала и перевел дыхание. Он огляделся.

На противоположной стороне оживленно болтали четверо молодых крепких парней. Работяги, судя по их манерам, грубоватый смешкам и простой ткани юбок. Немного выпили, пожалуй. Но внезапно с ними что-то случилось: они прижались к стене дома, прекратив разговоры, склонили головы над сложенными вместе ладонями. Мимо парней, не обращая на них никакого внимания, спешил куда-то маленький невзрачный человечек. Но человечек этот был не простой: он был одет в знакомый Фландри хитон и нес на плечах абсолютно лысую голову. И только спустя несколько минут к парням вернулось прежнее оживление.

Вот оно, подумал Фландри. То, чего он ждал все это время. Какая-то баржа пыхтя двигалась мимо Фландри в нужном ему направлении. Совсем близко! Он рывком оттолкнулся ногами от кирпичной стенки, ухватился за свисавший с поручней конец швартового каната и прильнул к корпусу баржи. Тело рассекало блестящую воду; увлекаемые ее потоком, ноги беспомощно болтались. Пахло смолой и специями. Человек наверху за штурвалом что-то напевал себе под нос, отстукивая в такт мелодии.

Пройдя несколько километров, баржа пересекла невидимую границу, которая так часто разделяет города на две части, позади остались фешенебельные районы с золочеными крышами многоярусных дворцов, и теперь баржа плыла в темноте, минуя редкие фонари, кучи навезенной земли, на которых ютились склады, крохотные фабрики, ночлежки… Стены этих зданий с соломенными крышами уже не были покрыты пластиком; они были наспех сварены из листового железа, на котором явственно проступали пятна ржавчины. Тускло светились немногочисленные мутные окошки. Промелькнули двое с ножами в руках.

Баржа заплывала все дальше в глубь трущоб. Тут было тихо и спокойно. Оживленное движение и пронзительный вой сирены остались далеко позади. Вокруг лишь приглушенное урчание заводских механизмов и плеск волн. Вода здесь была уже не просто грязная, а тошнотворно мерзкая. Один раз что-то мягко коснулось его тела. Кожей и носом он почуял: труп. Другой раз пронзительно закричала женщина. В резком свете одинокого фонаря через скакалку прыгала девочка. Как заведенная, она продолжала молча прыгать, провожая пустыми глазами баржу, пока фигурка ее не скрылась за очередным извивом канала.

Пора, подумал он.

И тут что-то нарушило окружающую тишину и заброшенность. Какой-то странный отрывистый вой, срывавшийся на свист, становился все громче и громче, явно приближаясь. Почему это так насторожило его, Фландри и сам не понял. Может быть, дело было в том, что человек за штурвалом резко прервал свое пение и прибавил обороты машине. Пульс Фландри застучал сильнее. Нервы натянулись. Он понял — подаренное ему время истекло.

Фландри отпустил канат, и баржа тут же исчезла в темноте. Он проплыл через теплую липкую грязь, водой это уже никак нельзя было назвать, и ухватился за поручни лестницы, ведущей на набережную с неказистыми жестяными коробами зданий и проросшим на крыше дерном. В уцелевших окнах света не было. Какие-то тени вставали вокруг в густой теплой вонючей темноте. Ни единой души.

А вой тем временем становился все громче, все ближе.

И вдруг он увидел. Там, в свете фонаря, в двадцати метрах от него, их плыла целая стая. Или косяк. Змеиные головы на длинных тонких шеях раскачивались над водой, стекавшей по гладкой, как у рептилий, коже. Каждая тварь — величиной с морского льва. Фландри насчитал их не менее дюжины. Между зубами в раскрытых пастях дергались тонкие язычки. Как они выследили его? Дегустировали воду? Фландри не знал. Он забрался на ступеньку лестницы, низко присел — под ногами хлюпала жижа канала — и выхватил бластер одной рукой, другой повиснув на поручне.

Твари заметили его — или учуяли — и повернули в его сторону. Надрывный вой превратился в торжествующее улюлюканье. Давайте, пошевеливайтесь, не то лисичка удерет на землю!

Фландри выстрелил в ближайшую подплывшую гадину. Плевок голубой молнии из ствола — и на волнах кверху брюхом закачалось тело с оторванной головой. Он вскарабкался на мостовую и побежал.

Гады плыли рядом, не отставая, вытягивая шеи и норовя цапнуть его за ноги. Гулко бухали доски под ногами. На бегу он выстрелил еще раз, но промахнулся. Один раз он споткнулся, врезавшись со всего маху в железную рифленую стену дома, от чего все здание загудело.

И тут он услышал звук мотора на канале. Свет поисковых прожекторов прорезал тьму, заставив его зажмуриться. Полиция все-таки выследила его с помощью этих водных гончих. Он остановился перед какой-то дверью. Причал дрожал, и вода под ним пенилась от ударов тяжелых тел по сваям. Он уже ничего не слышал, кроме остервенелого визга и плеска под собой. Куда бежать? Он дернул первую попавшуюся старомодную ручку двери. Заперто, конечно. Но у него был бластер, и его ствол он просунул в узкую щель между косяком и дверью, и тот послужил ему не хуже газового резака. Неподвижный силуэт застыл меж двух огней — светом прожекторов приближавшегося катера и синим пламенем резака.

Наконец-то! Дверь подалась, и Фландри проскользнул внутрь, опершись на нее изнутри. Первое время он ничего не видел: перед глазами плясали синие язычки пламени луча. В висках стучала кровь, проталкиваемая насосом-сердцем.

Надо быстрее отсюда сматываться, думал он. Эти ребята не заставят себя долго ждать. Рано или поздно они обнаружат двери с вырезанным замком.

Теперь он различил квадрат окна и на ощупь двинулся к нему, оставляя на полу лужи стекавшей с тела воды.

Вдруг кто-то прошлепал босыми ногами по полу. Мгновение спустя Фландри обругал себя за непроизвольно вырвавшееся «кто идет». Ему никто не ответил. Кто-то, разбуженный, по-видимому, его вторжением, действовал теперь с кошачьей осторожностью. Шума больше не было.

Он больно стукнулся обо что-то острое — о край кровати? — ободрав голень до крови. В этот момент послышался скрип, и Фландри увидел тусклый прямоугольник дрожащего света на полу. Это открылся люк.

— Стой! — позвал он, но в ту же секунду темный силуэт заслонил от него квадратный проем и… исчез. Внизу раздался плеск воды, и Фландри показалось, что он слышит, как кто-то быстро поплыл прочь. Крышка люка упала на место сама собой.

Все это произошло в одно мгновение. Он вспомнил о тварях в воде и содрогнулся. Надо иметь крепкие нервы, чтобы добровольно нырнуть в такую компанию. Звуки катера перешли в мягкое тарахтенье, потом в плевки, наконец все стихло. Они причалили. Чей-то властный голос отдавал команды.

Глаза адаптировались к темноте, и Фландри мог осмотреться. Дом, а точнее, хибара, состоял из одной-единственной комнаты с весьма скудной меблировкой. Несколько стульев, кровать, жаровня, кухонная утварь, сундук с разным бельем. Но кое-что выдавало наличие вкуса у хозяина жилища. Пара причудливых резных деревянных ширмочек, на стене — изящный набросок карандашом…

Но не это сейчас было важно! Он подкрался к окну. Охранники распластались на дне катера, шаря вокруг лучом прожектора. На носу катера была установлена гарпунная пушка, но сами они, похоже, ничего, кроме дубинок да ножей, не имели. Возможно, скоро придет подмога, а пока…

Фландри переключил бластер в полную мощность на самый узкий луч и распахнул дверь. Пока я прикончу одного, ну двух, с катера они успеют связаться по рации и передать, что обнаружили меня. Можно предвосхитить события. Надо только очень точно стрелять. Как славно, подумал Фландри, что среди моих многочисленных совершенств меткость не на последнем месте.

Длинный голубой и тонкий, как спица, луч пронзил ночь. Луч опустился, поплясал по рубке и приборам в ней и принялся буравить корпус. На катере раздались проклятия. Луч прожектора поймал Фландри. Гарпун вонзился в дверь. Но тут же судно дало течь, накренилось и скрылось под водой подобно нырнувшему киту.

К тому времени все уже попрыгали за борт, но не спешили выходить на берег. Понимали, что, появись они на причале, могут тут же оказаться перерезанными пополам. Лучше дождаться помощи. Фландри прикрыл дверь с вежливым «Auf Wiedersehen», прошел через комнату к противоположному окну, спокойно перелез через него на прохожую часть с другой стороны дома и припустил бегом.

Если повезет, то он успеет оказаться в безопасности еще до того, как ребятам надоест плескаться среди своих гончих тюленей и они выберутся на сушу.

Фландри подбежал к вздыбившемуся аркой подвесному мосту, перекинутому на противоположный берег канала, где стоял ряд убогих хижин. Не такой красивый, как в центре города, но не лишен изящества. Он раскачивался под тяжелыми шагами Фландри, который добежал почти до середины моста, где две опоры удерживали на дальнем конце подвеску, как вдруг…

Кто-то одной рукой сдавил его сзади за горло, а другой — железной хваткой сжал запястье руки с бластером.

— Не дергайся, чужеземец. Во всяком случае, пока Кемул не разрешит тебе, — услышал Фландри громовой бас.

Сейчас, конечно, совсем некстати было бы иметь сломанную шею. Поэтому Фландри послушался совета и застыл, безропотно позволив отобрать свой бластер.

— Всю жизнь мечтал о таком, — хохотнул сзади бандит. — Не может быть, пятьдесят миллионов чертей, ты скажешь, что ты забыл в хижине Луанг? Горло сдавили сильнее. Ну вот и все, с горечью подумал Фландри. Что и следовало ожидать. Луанг дал деру, нырнув в люк, и бросился за подмогой. Они правильно рассчитали, куда я мог побежать, если вообще побегу, и устроили здесь засаду. Я, конечно, ценная птичка. Стоило прождать здесь, за колоннами, столько времени, чтобы заполучить меня.

— Ну же, — Фландри совсем перекрыли кислород, — будь паинькой и расскажи все Кемулу.

Ограниченный набор слов, который смог продавить Фландри сквозь чуть освободившийся проход, свелся к трем:

— Охранники… Там… Биоконтроль…

— Кемул знает. Кемул не слепой и не глухой. Законопослушный гражданин должен сдать им тебя. Может, Кемул так и сделает. Но он любопытен. Никто не видел таких, как ты, на Юнан Бизар. Кемул хотел бы послушать твои байки, прежде чем рений что с тобой делать.

Фландри отдыхал на голой груди гиганта, твердой, как скала, оперевшись о нее спиной.

— Это очень длинная история, чтобы вот так, на ходу… — прошептал он. — Что, если нам посидеть где-нибудь, где мы могли бы…

— Ага. Все зависит от твоего поведения. — Сунув бластер себе за юбку, гигант обшарил карманы Фландри в поисках поживы. Он извлек бумажник, снял часы, выпустил терранина из объятий и тут же отпрянул вбок, готовясь к нападению.

В смутном и неверном свете перед Фландри предстал настоящий гигант по всем меркам: два двадцать в высоту и соответствующие плечи. На лице бандита было несметное число отметин от ножей и тупых предметов. Волосы — сальные. Двигался, как будто был сделан из резины. Тело — разукрашено по меньшей мере дюжиной разноцветных татуировок, поразительно гармонирующих одна с другой. Кривой кинжал торчал из-за пояса.

Он оскалился в улыбке, и, — странное дело! — Фландри мог поклясться, что в облике его промелькнуло что-то человеческое.

— Кемул знает одно местечко. Если ты и впрямь хочешь поболтать, то мы можем пройти туда. Но это слишком хорошее место, чтобы о нем знали. Даже домашнему божку приходится коротать свои дни с завязанными глазами. Кемулу придется сделать с тобой то же самое.

Фландри растирал ноющую шею.

— Валяй. — И, окинув великана оценивающим взглядом, добавил: — Хотел встретить именно такого, как ты.

Это было правдой. Однако он совсем не ожидал столкнуться с подпольным миром Компонг Тимура в таком невыгодном для себя положении. Если он не придумает, чем бы их подкупить (ах, бластер был бы сейчас как нельзя более кстати!), то ему крышка.; С ним не станут церемониться, просто аккуратно перережут то место, где голова соединяется с туловищем. Или сдадут Вароу. Или еще проще — оставят где-нибудь, где он подохнет через неделю-другую. Вокруг длинного двухэтажного здания, омываемого со всех сторон водами Канала Огнедышащего Дракона, в ранних предрассветных сумерках скопилось большое число причаливших лодок. Окружающий ландшафт являл собой убогое зрелище: бедняцкие хижины, несколько допотопных фабрик, склады, брошенные на откуп полчищам крыс и грабителей. Но на первом этаже таверны под названием «Уют На Болоте» кипела жизнь. Кипела в чаду испарений дешевой араки и еще более дешевых наркотиков, сквозь которые пробивался тусклый свет веселых фонариков из тыквенной кожуры, подвешенных под потолком. Моряки с барж, рыбаки, докеры, заводские рабочие, лесорубы и охотники, вышедшие на отдых из джунглей, бандиты, мошенники, азартные игроки и прочие неопределенных занятий личности пили, курили, ссорились, швыряли кости, делали ставки, замирали от обольстительных жестов танцовщиц, движущихся под звуки флейты и бой малых барабанов. Время от времени из-за бусиночной занавески слышался возбужденный женский смех.

И за всем этим с высокого трона следили заплывшие жиром глазки мадам Удъюнг. У ее ног сидел верный человек с кинжалом, которому она отдавала приказания в случае каких-либо осложнений; человек был безносый. Но осложнения случались редко. В основном же она потягивала джин и болтала с птичкой кетжил, сидевшей на ее запястье. Совсем крохотная пичужка, но с каким хвостом! Дождь золотых огней — вот с чем можно было бы сравнить этот мелькающий туда-сюда хвостик! Кроме того, птичка умела петь женскими голосами.

Фландри, разумеется, был достаточно наслышан о подобных заведениях, чтобы догадаться, где он. Конечно, это было не единственное такое место. Возможно, их были сотни. Поэтому, когда ему развязали глаза на втором этаже, он весьма удивился; не обнаружив обстановки, которую ожидал увидеть. Комната, куда его ввели, явно несла на себе отпечаток того же характера владельца, как и та, в которую он так недавно нещадно ломился. Чисто убранная, с простой мебелью. На стене — изящная безделица. Две ширмы, плоская ваза, в которой камень и два белых цветка. Все это Фландри успел заметить в свете лампы, которую! держал в ладонях деревянный божок, стоявший на полке — действительно с завязанными глазами. Окно было открыто, и в теплом вонючем ветерке, струившемся из него, тонули все другие запахи.

Кемул швырнул Фландри юбку, и тот, не мешкая, с облегчением натянул ее на себя и завязал на поясе.

— Ну, — сказал гигант, — что мы можем поиметь с его тряпок; если их почистить, а, Луанг?

Скинутую Фландри одежду внимательно рассматривала девушка которая, по всей видимости, и была той самой Луанг.

— Сплошь синтетика… Но таких расцветок у нас никогда и) глаза не видели, — сказала она порывисто. — А поиметь, я думаю поимеем. Клетку на площади.

— Как это?

Луанг кинула одежду на пол, рассмеялась и, вскочив на что-то вроде комода с многочисленными ящичками, уселась на него болтая обнаженными ногами. На ней отсутствовали какие-либо украшения, если не считать инкрустации на рукоятке кинжала да белоснежной юбки. Да и к чему ей были они? Невысокая, с лицом, возможно, не классически красивым с точки зрения модных красавиц, похожих как две капли воды друг на друга, но живым, она и так была привлекательна, если не сказать больше. Высокие скулы, полные губы, изогнутые брови над продолговатыми темными глазами. Точеный носик и длинные ресницы. Цвета воронового крыла волосы коротко подстрижены. И Фландри внезапно вспомнил, что уж который месяц он жил монахом.

— А ты уж сам догадайся, — сказала она очень серьезно, с чуть заметной улыбкой. Достала из кармана пачку сигарет и предложила терранину. Тот повертел в пальцах желтый цилиндрик и вдохнул через него воздух. Никакого эффекта. Девушка рассмеялась и щелкнула зажигалкой. Затянувшись, она выпустила дым через ноздри двумя струйками, тот окутал ее, сделав похожей на Шехерезаду в дымке кальяна. Фландри попробовал сделать то же и закашлялся. Если это был табак, то чертовской силы. На Юнан Бизар, должно быть, растение претерпело чудовищную мутацию.

— Ну, капитан, теперь, когда вы приоделись, — сказала она, — поведайте нам свою печальную историю и посоветуйте, что нам с вами делать.

Фландри понимал, что как раз сейчас надо сосредоточиться и ни о чем постороннем не думать, но ее юбка была такая короткая!..

— По крайней мере вы можете меня выслушать, — выдавил он из себя.

— Ну разумеется. Хотя человека, врывающегося в мой дом…

— Но у меня не было выхода!

— Ладно, забудем это. Было даже интересно. — Луанг поджала ноги к подбородку и обхватила их руками, глядя на Фландри поверх круглых коленок. — Давно так не веселилась — с тех пор, как Бешеный Рави-Один-Глаз устроил суматоху на Веселом Канале, когда все эти жирные пижоны попадали со страху в воду! — На какое-то мгновение злоба исказила ее черты, но потом она вздохнула и продолжила печально: — Но, к сожалению, дело закончилось так, как и должно было. Бедняга Рави получил свое, в конце концов. Хочется надеяться, что ваше приключение завершится иначе.

— Давайте надеяться вместе, — сказал Фландри. — Что, если нам обсудить, как избежать подобного финала?

Тут Кемул, сидевший все это время огромной глыбой на полу, встрепенулся, словно что-то вспомнив, и щелкнул пальцами.

— А, Кемул понял! Девушка улыбнулась:

— Что ты хочешь сказать?

— Насчет его одежды и прочего барахла. Их могут вычислить, Луанг. Биоконтроль задаст вопросы и выйдет на нас. Тогда получится, что мы не выдали им того, за кем они охотились. И тогда нам всем — клетка.

— Браво, — сказал Фландри.

— По моему рассуждению, лучше бы нам сдать его, пока не поздно. — Кемул беспокойно заерзал на полу. — Может, мы получим награду.

— Посмотрим, — отрешенно сказала Луанг, затягиваясь в очередной раз. — Конечно, — размышляла она вслух, — мне пора бы уже вернуться домой. Там, наверно, полно крыс из Биоконтроля. По отпечаткам пальцев они установят, что я — хозяйка. — Тут он пристально взглянула на Фландри из-под опущенных ресниц. — И я МОГЛА БЫ сказать им, что, когда ты вломился, я была ни жива ни мертва от страха, сбежала через люк, а больше… Больше ничего не знаю.

Фландри оперся о стену возле окна, за которым было еще темно.

— Но ведь есть риск, что они не поверят тебе? С моей стороны было бы…

— Фу, какой это риск! — Она презрительно надула губы. — Никакого риска. Эти болваны дальше своего носа ничего не видят. Хуже другое. Как тебя спрятать? В Болотном городе полно зевак. Да и дороговато будет содержать тебя, чужеземец.

— Давай проясним ситуацию, — сказал Фландри, выпуская дым. Теперь курилось лучше, видимо, нервные окончания на языке были уже парализованы. — Познакомимся, наконец. Я уже говорил, что я — имперский офицер, и откуда я. Теперь мне бы хотелось узнать вашу жизнь здесь. Давай так: я буду говорить, а ты поправишь меня, если я ошибусь в чем-либо.

Итак, Биоконтроль занимается тем, что производит и распределяет по местным центрам эти голубые таблетки — противоядие. Так? — Она кивнула. — Каждый гражданин получает одну такую раз в тридцать дней и обязан проглотить ее там же. — Она снова кивнула. — Но ведь существуют еще и грудные дети. Им тоже надо получать свою дозу в молоке. Значит, отпечатки пальцев снимаются с самого рождения. Эти отпечатки хранятся в центральном хранилище — не знаю где — и автоматически переправляются всякий раз, как выдается таблетка. А посему уж если ты вляпался в конфликт с законом, то лучше сразу сдаться и явиться с повинной. В противном случае — не получишь пилюли. — При этих словах Фландри Луанг хитро ему подмигнула, давай, мол, сдавайся, что же ты?

Получается, что при такой, как у вас, системе преступному миру лучше сразу сдаться на милость властей, — продолжал Фландри. — Знаешь, когда люди, с которыми я здесь впервые встретился, повели себя по-свински, я обиделся и ушел. Я собирался попасть в трущобы, полагая, что здесь в основном концентрируется преступный элемент. В этом, как показали события, я не ошибся. Но одного я теперь не могу взять в толк: почему правительство, имея такие неограниченные возможности контроля, допускает и терпит ваше существование? Вот Кемул — стопроцентный бандюга, а вы, моя госпожа, в моих глазах… э-э-э… нечто вроде импресарио или частный предприниматель. Правительство могло бы лучше вас контролировать.

Кемул расхохотался так громко, что заглушил все звуки, доносившиеся с первого этажа через щели в дощатом полу.

— Да правительству плевать! — сказал он. — Вы платите денежки за ваши пилюли? И платите! Много? Много. Чего же еще надо? В особых случаях, правда, они делают послабления, это верно. Но для этого вам придется доказывать свое бедственное материальное положение Биоконтролю. И тогда уж он с вас глаз не спустит. — (Ого, подумал Фландри.) — Какому-нибудь рабовладельцу тоже идут навстречу, снижая плату за таблетки, которые он покупает для своих слуг. Но нет уж! Кемул лучше вспорет себе живот, как свободный человек. Поэтому он платит полную цену. Да и большинство предпочтет то же самое. Вот и получается, что Биоконтроль получает свои денежки, а уж как они зарабатываются, его не интересует.

— Ага, — Фландри пригладил усы. — Простейшая налоговая система.

Теперь вся экономика Юнан Бизар отчетливо предстала в его голове. Если все люди (за небольшими исключениями) должны были платить одинаковую сумму за жизнь каждые две недели, определенные категории людей попадали в невыгодное положение. Или определенные классы. В больших семьях родители будут стремиться как можно раньше избавиться от детей, чтобы те сами платили за жизнь. Отсюда — низкое образование детей, еще более шаткое, чем у их родителей, положение в обществе впоследствии. Бедняк становится беднее, богач богатеет. Любая неудача будет толкать бедняка в лапы ростовщиков и… Отсюда прямой путь — в криминальную среду, тем более что здесь, похоже, нет полиции как таковой. Горстка землевладельцев, производителей и торговцев управляет забитыми крестьянами и неорганизованным пролетариатом. Разделение стало наследственным, просто потому, что сын не смог добиться лучшей доли, чем отец. Вот если бы Юнан Бизар не была так изолирована, а вступила бы в торговые контакты с Галактикой, тогда примитивная экономика рухнула бы, подчинившись требованиям конъюнктуры. Но кроме строго отобранных для этих целей бетельгейзианских торговцев — сюда три столетия никто и носа не кажет!

Впрочем, поспешил заметить сам себе Фландри, он упрощает ситуацию. Любая планета — это мир, причем такой же сложный и многообразный, как и на Терре. Здесь не должна быть одна-единственная социальная структура, а внутри любой субкультуры должны быть люди, не вписывающиеся в ее модель. Луанг, например. Правда, он не мог сейчас точно представить се место в социуме, да это и не важно. Он находится в Компонг Тимуре, и жизнь здесь именно такая, какую он себе и представлял.

— Насколько я понял, проявление неуважения к персоналу Биоконтроля считается единственным серьезным грехом?

— Не вполне. — Кемул сжал кулаки. — Биоконтроль прекрасно ладит с богачами. Лучшие друзья. Попробуй залезть в дом такого, и узнаешь, что будет. Десять лет рудников, если повезет. Рабство — более вероятно.

— Ну, это если поймают, — пропела Луанг. — Помню, один раз… Но это было давно.

— Теперь я понимаю, почему охранники не утруждаются носить при себе оружие, — сказал Фландри.

— Здесь они носят. В этом районе. — Кемул еще больше помрачнел. — Они любят ходить по нескольку человек. Остерегаются лишний раз появиться на канале. Опасно. Многие имеют на них зуб. Муж, у которого богач украл жену, силком затащив на свою лодку; какой-нибудь нещадно поротый слуга из дворца; инженер, проглядевший что-то в процессе работы, лишившийся места и опустившийся на самое дно. К нам. И другие подобные.

— Он говорит об известных случаях, — сказала Луанг. — Самому придумать примеры у него не хватает воображения, — поддразнила она Кемула. Но тот упрямо довел свою мысль до конца.

— Как правило, они сюда не суются. Зачем? Мы покупаем у них таблетки и держимся подальше от их дворцов. А что мы вытворяем друг с другом, их не касается.

— А вы никогда не задумывались?.. — Тут Фландри с удивлением осознал, что не может найти в пулаойском подходящего эквивалента слову «революция». — Вы — обездоленные и простые люди — вас большинство. У вас есть оружие. Вы могли бы захватить власть.

Кемул заморгал. После долгого раздумья он сплюнул:

— Что Кемулу до вкусной жратвы и хорошеньких девочек из гарема? Кемул и так прекрасно живет.

Однако Луанг, казалось, лучше поняла Фландри. Тот заметил, что девушка была несколько шокирована его предложением. Причем дело было не в том, что здешний порядок вещей представлялся ей чем-то освященным веками. Но сама идея кардинального переворота оказалась слишком радикальной для ее сознания. Она прикурила новую сигарету от тлеющего окурка, выпустила струю дыма, прикрыла глаза, уперевшись лбом в колени. Потом заговорила:

— Теперь я вспомнила, чужеземец. О чем-то подобном я читала в книжках, очень старых; Биоконтроль, наверное, считает, что они все уже сожжены. Я знаю, как хозяева пришли к власти. Почти никто уже этого не знает, а я вот знаю. Мы не можем их побороть. Если только не погибнем сами. — Она потянулась как кошка. — А мне пока нравится жить. Меня это забавляет.

— Я понимаю, что Биоконтроль — единственный, кто знает, как изготовить противоядие, — сказал Фландри. — Но стоит вам приставить дуло к виску любого из них, и я тебе гарантирую…

— Слушай меня, — сказала Луанг. — Давным-давно, когда Юнан Бизар только начинали заселять, Биоконтроль был лишь биоконтролем — обычным отделом при правительстве. Потом что-то у них стряслось, не вполне представляю, что именно: то ли коррупция, то ли еще какая-то глупость… В Биоконтроле работали лучшие люди, и, как бы это сказать?.. одержимые? Да, именно так, люди, охваченные одной страстью: переустроить мир. Они хотели самого лучшего для планеты и выпустили манифест, призывающий к реформам. Естественно, правительству, другой его части, это не понравилось. Но Биоконтроль было не взять голыми руками, ведь они контролировали процесс, от которого зависела жизнь на всей планете. Одно неверное движение, не так повернуть какой-нибудь рычажок — и все! Смерть. Поэтому контроль над производством противоядия должен быть безупречным. И был. Этим и занимался Биоконтроль. И атаковать их оказалось невозможным без риска погибнуть всем. Тут и население начало паниковать, что не получит вовремя свои пилюли. Тогда общественное мнение заставило правительство снять осаду с Биоконтроля. И вот — победа. Биоконтроль стал полновластным хозяином на планете. Поначалу они заявляли, что пришли к власти ненадолго, только на период реформ, чтобы установить справедливый порядок повсюду. Все было тщательно спланировано.

— Понятно, — ухмыльнулся Фландри. — Это случается с некоторыми выучившимися техниками-учеными, мечтающими о глобальных переустройствах. У вас, как я понимаю, произошло нечто в этом роде. Психотехнократия. Наипопулярнейшая теорийка в прежние дни. И когда люди поймут, что два слова — «научное правление» — понятия несовместимые?.. Люди, будучи несовершенны, оказались не способны вести себя так, как требовала совершеннейшая модель, а значит. Биоконтролю пришлось задержаться, ведь он не вправе был бросить начатое дело по осчастливливанию человечества. Вот и приходилось бороться, бороться, бороться за счастье будущих поколений, а там — глядишь, и выросла олигархия. Такие правительства обожают превращения подобного рода.

— Не вполне так, — сказала Луанг. Фландри боялся, что девушка не совсем его понимала: уж слишком много он использовал английских слов, понадеявшись на то, что в пулаойском найдутся понятные ей синонимы. Но, твердо глядя на него в упор, Луанг произнесла с почти профессорской назидательностью:

— Биоконтроль всегда был Биоконтролем. Я хочу сказать, они отыскивали способных мальчиков, брали к себе на выучку, чтобы впоследствии те обслуживали цистерны с противоядием. Так было всегда. И, только пройдя все ступени этой службы, можно было надеяться попасть в правительство.

— Вот оно что… Значит, вами до сих пор правят техники! — сказал он. — Как странно: научный менталитет и управление страной вещи настолько разные, а зачастую просто несовместимые. Я-то полагал, что Биоконтроль просто нанимает администраторов, которые, собственно, и вершат судьбы людей.

— То, о чем ты говоришь, было когда-то лет двести назад, — сказала Луанг. — Наняли, и дело кончилось скандалом, наемные эксперты стали проводить в жизнь собственные решения, отведя Биоконтролю лишь номинальную роль. Кое-кому это не понравилось. Веда Тавар — это его статуи понаставлены по всей планете — возглавил заговор. Дождавшись своей очереди дежурить и попав на охраняемую территорию с цистернами, он выдвинул свои условия, объявив, что взорвет цистерны, если войска не перейдут к нему в прямое подчинение. Другие заговорщики захватили все космические корабли, ожидая только команды подорвать их. Ты понимаешь, что произошло бы? На Юнан Бизар никого не осталось бы в живых. И наемники-эксперты капитулировали. С тех самых пор Биоконтроль сам правит планетой. И знаешь, какую клятву приносит каждый новичок? Он клянется уничтожить все цистерны, а значит, всех людей в случае непосредственной угрозы власти Биоконтроля.

Вот и объяснение этой всеобщей анархии бесконтрольности, думал Фландри. Не надо больше никаких институтов, чтобы как-то регулировать преступность или уровень жизни населения. Все, что требуется, — это вовремя готовить кадры для их пивоварни и не допустить посторонних к власти.

— Они и правда решились бы выполнить свою угрозу, случись что? — спросил он.

— Уверена, что многие бы даже не задумались, — ответила она. — Недаром во время обучения их натаскивают как собак. — Она передернула плечами. — Вот так, чужеземец. Поэтому никакого риска.

Встрепенулся Кемул, долгое время сидевший неподвижно.

— Ладно, хватит попусту молоть языками! Мы еще ничего не услышали о тебе и о том, зачем ты тут оказался!

— И почему тебя ищут, — добавила она.

Стало очень тихо. За окном плескалась вода. Где-то далеко в джунглях погромыхивал гром. А в таверне, этажом ниже, жизнь не замирала: кто-то выругался, началась потасовка, истошно завопила девка и в довершение всего раздался громкий всплеск — уже в канале. По-видимому, однако, это был всего лишь небольшой инцидент. Так, недоразумение: слышно было, как неудачник, отфыркиваясь, бросился вплавь наутек. Снова зазвучала музыка.

— Они ищут меня потому, — сказал Фландри, — что я могу их уничтожить.

Услышав эти слова, Кемул, до того сохранявший абсолютную невозмутимость и никак не реагировавший на шум под его необъятным задом, вскочил на ноги:

— Не шути так с Кемулом! — выдохнул он и дико вытаращил глаза.

Луанг с расширенными зрачками медленно опустила ноги на пол.

— Как насчет свободы, а, Кемул? — спросил небрежно Фландри и, повернувшись к Луанг: — К даме вопрос также относится.

— Свободы?.. От чего? — протянул в замешательстве Кемул.

— Ну это же понятно. Так что вы скажете, если я предложу прикрыть эту лавочку — Биоконтроль? Противоядие — бесплатно! Ну, или по сходной цене, доступной для всех. Это реально. Я не шучу. Уверен, вы платите за эту дрянь втридорога, и будете платить еще дороже, перекачивая в их карман нечто вроде налога.

— Да, цены растут, — проговорила Луанг. — Но только Биоконтроль владеет цистернами и знает, как ими пользоваться…

— Да что вы заладили: Биоконтроль, Биоконтроль! Ерунда! — разошелся Фландри. — Еще когда осваивалась Юнан Бизар, весь ваш район находился в крайне отсталом состоянии. Да, исследователи открыли процесс, дающий противоядие — скорее всего биосинтетический. Но даже по меркам того времени ваше производство было допотопным и отсталым. На Спике-VI, к примеру, можно воспроизвести любую молекулу! Техника для этого гораздо проще и исключает ошибки. А количество — да хоть залейся!

Луанг рот разинула от удивления.

— Уж не хочешь ли ты проникнуть туда?! — прошептала она.

— Точно. Во всяком случае, это именно то, чего они так боятся, братцы Банданг и Вароу. А что, неплохая идея! На Спике-VI лаборатория Мицуко заплатит мне… заплатит мне… ну, в общем — неплохие комиссионные только за то, что я нашел им такой рынок! М-да… — Фландри мечтательно прикрыл глаза.

Кемул долго и отчаянно тряс головой, так, что его длинные волосы окончательно спутались.

— Ну нет! Кемул и так живет не плохо! Не так плохо, чтобы рисковать своей шкурой, помогая тебе! Луанг, надо его немедленно сдать куда следует!

Но Луанг лишь молчала с непроницаемым видом, не спуская с Фландри глаз.

— Ну и как ты собираешься выбраться отсюда? — спросила она наконец.

— Ерунда. Мелочи. — И Фландри неопределенно махнул рукой, не желая вдаваться в «мелочи».

— Вот что я думаю. Уж если ты сам не знаешь, как улетишь отсюда, то мы тем более. Стоит ли нам рисковать своей жизнью?

— Э-э-э… — Фландри замялся, жестом попытавшись рассеять сомнение, застывшее на их лицах. — Предлагаю обсудить эту тему как-нибудь в другой раз, — стараясь выглядеть как можно естественнее, произнес он.

— Ты думаешь, у тебя будет «другой раз»?

На лице Фландри появилась такая сногсшибательная улыбка, от которой все женские сердца от Скоты до Антар не могли не разбиться вдребезги.

— Если вы мне его подарите, моя госпожа. Она пожала плечами:

— Может быть. Если увижу смысл рисковать. И… вот еще что. Кемул уже завладел всем, что у тебя было. Чем ты собираешься заплатить за следующие тридцать дней?

Вот это был действительно вопрос.

Та часть Болотного города, которая располагалась между Каналом Цветка Лотоса, складом специй «Барати и Сыновья», Каналом Потонувшего Пьяницы и совсем жалкими, ютившимися на плотах хижинами — там, где Компонг Тимур граничил с никем не востребованной водянистой хлябью, подпадала под протекторат Суму Жирного. Ему платили дань все, кто обладал хоть маломальским доходом: паромщики, священники, колдуны, артисты, проститутки, держатели базаров, фальшивомонетчики — и другая подобная публика. Дань не была непомерной и строго согласовывалась с индивидуальными возможностями, так что поводов для смертельных обид как будто не было. В некоторых случаях Суму даже оказывался полезен: его ребята охраняли район от посягательств других группировок, устраивая иногда показательные расправы над случайными гастролерами. Для тех же, кто воровал товары из других частей города, он был надежным патроном. У него были связи, благодаря которым даже законный торговец мог получить баснословный барыш. Он мог найти покупателя на дочку какого-нибудь вконец обнищавшего папаши, чтобы тот смог достать денег на покупку очередной тридцатидневной дозы. В таких случаях, надо отдать ему справедливость, Суму не брал непомерных комиссионных. По примеру Соломона он также судил своим коротким судом тех, кто дерзал предстать пред его очами. А раз в год, на праздник Фонариков, он лично раздавал леденцы малышне, бродя по своей территории, украшенной, кстати говоря, также за его счет.

Вот каков был Суму. И ненавидели его не больше, чем, скажем, какого-нибудь правителя.

Однажды, некто Прадъюнг, человек Суму, совершал ежедневный обход территории в целях сбора дани. Каково же было его изумление, когда он услышал о некоем рассказчике, который в течение двух дней на площади Индранадъю зарабатывал себе на жизнь, не позаботившись заручиться разрешением.

Прадъюнг был зауряден с виду, но ножом владел как фокусник. И вот ясным днем, когда белое солнце в обесцвеченном небе забралось на самый верх, а железные стены, вода канала, даже солома крыш и дерево излучали несусветный жар, в котором все плыло, отбрасывая иссиня-черную тень, Прадъюнг пошел на площадь. Высоко над крышами парила пагода Биоконтроля, казалось, она плавится на солнце, так что у любого смотрящего на нее вызывала головокружение. Гомон толпы, треск моторов, все эти звуки созревали прямо из воздуха; женщины сидели перед дверьми своих домов и кормили детей грудью. Ему было трудно идти мимо нескончаемых ларьков горшечников: сандалии при каждом шаге норовили прилипнуть к пузырящейся смоле досок. Он перешел через подвесной мост на холм, где у центрального фонтана стояли когда-то каменные драконы, которых время и непогода превратили в безобидных мопсов. Фонтан, к слову сказать, тоже давно иссяк — несколько поколений назад был украден водопровод. Тем не менее, как и прежде, на площади Индранадъю собирались продавцы овощей и фруктов с соседних ферм. Их ларьки с соломенными крышами и красными флажками окружали площадь. Здесь было прохладнее, чем где-либо, можно было стянуть незаметно modjo, поэтому народа здесь скапливалось множество, дети и зеваки составляли большую часть. Лучшего места для рассказчика нельзя было и придумать.

Этот пришелец сидел, помахивая самым обычным веером, перед ним стояла обычная чаша для пожертвований. Однако на этом все обычное кончалось. Прадъюнг был вынужден поработать корпусом и локтями, чтобы очутиться в первых рядах. Только тут он увидел этого человека. И открыл рот.

Никого подобного не встречал он раньше за всю свою жизнь. Парень был высокий, прекрасно накачанный. Но кожа его была бледной, лицо вытянутое, нос торчал клювом, а уж глубоко посаженные глаза были и вовсе неправильной формы. На верхней губе росли волосы — факт исключительно редкий, хотя и не полностью неизвестный в этих краях. Усы были коричневого цвета, точно такого же, как кончики волос, выбивавшиеся из-под чалмы. Говорил он с сильным, незнакомым акцентом и в абсолютно не свойственной рассказчику манере. И еще — он был совершенно спокоен.

Что вполне объяснимо, ибо рассказывал он не о какой-нибудь Серебряной Птичке или о космическом торговце Ван Рийне, или еще о каком-нибудь набившем оскомину анахронизме. Нет, он рассказывал совершенно новые истории, неприличные по большей части и дерзко забавные. Толпа держалась за животы.

— …И вот, после столь долгой и блестящей карьеры, сражавшемуся в воздухе за честь и славу своей страны Пьеру Удальцу даровали отпуск домой. Для пилота более желанной награды нельзя было придумать. — Рассказчик скромно потупил взор и добавил: — Но я всего лишь бедный человек, о щедрые и добросердечные люди, и изнемогаю от усталости…

Деньги зазвякали о чашу. Рассказчик переложил всю мелочь в сумку, откинулся назад, зажег сигарету, отхлебнул глоток вина из меха за спиной и заключил:

— Дом Пьера Удальца назывался Париж, это был самый богатый и прекрасный из всех городов. Именно там мужчины овладели все искусством наслаждения: это значит не просто валяться вместе, но использовать самые нежные и утонченные изыски, самые прелестные и пикантные тонкости… Вот, для примера, рассказ о путнике из любопытного местечка под названием Техас, который, попав в Париж…

— Остановись!

Прадъюнг оттолкнул стоявших на его пути в самом ближнем к рассказчику кружке слушателей и встал прямо перед ним. Публика недовольно загудела сзади, тогда он потянулся к рукоятке кинжала. Наступила тишина. Лишь отдельные невнятные возгласы протеста слышались из толпы. Кое-кто, решив, что пора и честь знать, постарался как можно незаметнее ретироваться.

— Твое имя, чужеземец. Откуда ты пришел? — резко спросил Прадъюнг.

Рассказчик поднял глаза. Глаза были незамутненно-серые.

— Не лучший способ заводить дружбу, — с упреком в голосе ответил он.

Прадъюнг вспылил:

— Ты знаешь, где ты?! Это территория Суму, да населят его потомки весь космос! Кто разрешил такой инородной бестии, как ты, делать здесь деньги?

— Но никто мне не запрещал.

Ответ был достаточно мягким, чтобы Прадъюнг мог утолить свой гнев и успокоиться, к тому же скорость, с которой этот тип зарабатывал, позволяла рассчитывать на приличный барыш.

— Здесь рады любому чужеземцу с добрыми намерениями. Но решать должен мой хозяин Суму. И он оштрафует тебя за то, что ты вовремя не явился к нему. То есть сразу. Но если ты будешь вести себя подобающим образом с ним и… хм… с его верными людьми, то ему не придется приказывать бить тебя.

— Осмелюсь надеяться, что не придется. — Рассказчик вскочил на ноги. — Пойдем же скорее, веди меня к своему вождю!

— Ты мог бы оказать почтение его людям, которое они заслуживают, и тем приобрести друзей, — сказал Прадъюнг, косясь на полную сумку.

— Конечно, — рассказчик поднял мех. — Ваше здоровье, сэр! — Он долго держал мех у губ, после чего снова закинул его за спину.

— Так что там за история? — выкрикнул какой-то невежда, деревенщина, не знакомый с ножом Прадъюнга.

— Боюсь, что придется прерваться, — сказал чужеземец. Толпа угрюмо расступилась. Прадъюнг был уже вне себя от злости, но сдерживался. Он подождет, пока придут к Суму.

Великий человек обитал в доме довольно непритязательном снаружи, если не считать его примечательной длины и охранников с изрезанными ножами лицами, стоявших у каждой двери. Зато внутри… Мебель, ковры, благовония, певчие птички в клетках, аквариумы, фаянс, — среди всего этого можно было заблудиться! Был и гарем, где находилась, если верить слухам, сотня наложниц, — правда, не всегда тех же самых. Но что более всего поразило гостя — так это система кондиционеров, купленная за бешеную цену в дворцовой части города.

Суму возлежал в походном кресле, одной рукой небрежно перелистывая какие-то бумаги, другой почесывая брюхо. Сладкий чай и печенье находились у него под рукой. Позади сидели двое телохранителей с кинжалами, один из них заряжал пистолет, довольно древнее с коротким стволом химическое оружие, стреляющее свинцовыми пулями. Впрочем, убить из такого было ничуть не труднее, чем из бластера.

— В чем дело? — вскинул бульдожью голову Суму и близоруко сощурился.

Прадъюнг грубо выпихнул рассказчика вперед.

— Этот заморский шарлатан вот уже два дня болтает на площади всякие истории, туан. Посмотри на его сумку — она распухла от выручки! Но когда я попросил его прийти к тебе, о мой благороднейший хозяин, чтобы засвидетельствовать тебе свое уважение, он долго и грубо отказывался, и мне пришлось привести его на острие своего кинжала.

Суму уставился на незнакомца и мягко осведомился:

— Как тебя зовут и откуда ты?

— Доминик мое имя. — Высокий человек попытался выскользнуть из хватки Прадъюнга, очевидно, испытывая неудобство.

— Неприятно звучит. Но я спросил тебя, откуда ты.

— Из Пегунунганга Градъюганга — о! Это очень далеко, за Тинджилским океаном…

— Ага. Так. — Суму удовлетворенно кивнул, будто он что-нибудь понял.

По правде сказать, он мало что знал о жителях других континентов. Иногда их правители и прибывали сюда, но только самолетом и только чтобы навестить правителей Компонг Тимура. Бедноту редко заносит так далеко. Ходили слухи, что там, за океаном, расцвела совсем другая жизнь при других условиях. Теперь понятно, что плохая пища и недостаток солнца в ряде поколений приводят к тому, что у людей такие бледные физиономии…

— Почему же ты не захотел прийти ко мне сразу? Любой указал бы тебе на мой дом.

— Но я не знал этого правила, — сказал Доминик обиженно. — Я думал, что имею право заработать себе на жизнь несколько честных монет.

— Несколько честных монет! Я вижу гораздо больше, — поправил его Суму. — А разве честно отказывать мне в том, что мне принадлежит по праву? Ладно, на первый раз твое незнание может сойти за оправдание. Давай посмотрим, что у тебя в сумке, чтобы решить, сколько будет справедливо удержать с тебя в неделю. Заодно оценим сумму штрафа за твое легкомыслие.

Прадъюнг плотоядно ухмыльнулся и потянулся за сумкой. Но Доминик отступил назад и швырнул ее прямо на колени Суму.

— Держи, туан! — вскричал он. — Но не верь этому противному человеку с глазами гиены. Пересчитай мои деньги сам. Но учти, что эта сумма собрана не за один день, а за два плюс еще добрая часть ночи. Спроси любого на площади, если не веришь мне. Там подтвердят мои слова.

— Может, они подскажут, куда ты заныкал остальное, ты, куча навозных червей! — оскалился Прадъюнг. — А ну, скидай все с себя! Что-то мне подозрительна твоя чалма.

Доминик отступил еще дальше, но его тут же схватили за руки два телохранителя. Когда с вывернутыми руками Доминик упал на колени, Прадъюнг лягнул его в живот.

— Раздевайся! — гаркнул он.

Суму увлеченно сортировал монеты. Доминик застонал.

В юбке чужеземца не оказалось ровным счетом ничего, кроме него самого. Зато в чалме нашли пакет. Когда Прадъюнг развернул находку, воцарилась благоговейная тишина.

Оберткой пакета служила блуза, но такого свойства и качества, о которых здесь не слыхивали — цвета бледного рассвета, тонка настолько, что складывалась в один кубический сантиметр, и в то же время совершенно не мялась! Внутри лежали цифровые часы необычайно тонкой работы и бумажник, но не из кожи и не из пластика. Там хранились карты и деньги — но не бумажные. Цифры и буквы были из неизвестного алфавита, из совершенно незнакомого языка.

Суму поспешно изобразил некий магический знак, оберегающий от злых сил.

— Девять курительных палочек богам храма Рота! — прошептал он заикаясь и повернулся к Доминику, который дрожал, стоя на коленях. — Итак, что ты скажешь на все это?

— Туан! — Доминик ничком рухнул на пол. — Туан, возьми все, что у меня есть, всю медь, — взвыл он, — но отдай эти никчемные безделушки, доставшиеся мне от моей доброй матушки!

— Никчемные?.. Я так не считаю. — Суму смахнул капли пота в приступе сильного возбуждения. — Нам придется выбить из тебя правду.

— Клянусь Трехголовым, все, что я говорил, — чистейшая правда!

— Посмотрим, — сладчайшим голосом проворковал Суму. — Я не жесток и мне совсем не хотелось бы допрашивать тебя. Тем более что заняться этим придется Прадъюнгу, а вы, я смотрю, не очень-то ладите друг с другом. А жаль. Прадъюнг облизнул губы.

— Я хорошо знаю подобных упрямцев, о могущественный хозяин, — сказал он. — Займет немного времени, но в итоге он расскажет все, когда вспомнит, что надо вспомнить. Ну ты, пошевеливайся!

— Подожди, подожди, — сказал Суму, — не спеши. Пока дай ему попробовать парочку горяченьких по пяткам, и посмотрим, не развяжется ли у него язык. Каждый человек имеет право быть выслушанным, Прадъюнг.

Доминик опять ударился лбом об пол.

— Это семейный секрет, и только! — взмолился он. — Твое величие не извлечет из этого никакой пользы!..

— Если это действительно окажется так, как ты говоришь, то будь уверен: я не выдам твой секрет никому, — великодушно пообещал Суму. — Ты ведь знаешь, здесь тот, кто не держит язык за зубами, отправляется прямо в канал.

Прадъюнг увидел, что ускользает благоприятная возможность расквитаться. Схватив бастинадо, он использовал его по назначению. Доминик закричал. Суму остановил Прадъюнга и предложил гостю глоток вина.

Наконец история вышла наружу.

— Джордж — это мой брат — нашел корабль, — проговорил Доминик. Руки его дрожали, жадные глотки вина перемежались глотками воздуха. — Он работал лесовозом и часто ходил в горы.

Там, в глубоком сыром ущелье он наткнулся на космический корабль.

— Корабль со звезд?! — Суму вновь произвел магические жесты, призванные оградить его от темных сил, и пообещал богам очередную порцию курительных палочек. До него доходили смутные слухи о бетельгейзианах, и ему доводилось видеть некоторые их товары. Но весьма поверхностное образование, оставившее, в его мозгу лишь эскиз, а не ясный чертеж мироздания, не смогло вытравить из него детские мифы о Предках, Звездах и Чудовищах.

— Именно так, туан. Не знаю, прилетел ли он с Красной Звезды — ведь встречает иногда Биоконтроль гостей оттуда, — или еще откуда-нибудь. Может быть, он даже с самой Терры? Видишь, рубашка мне как раз впору! Не знаю. Только давно, очень давно, они почему-то не справились с управлением и разбились. Теперь это место катастрофы заросло, но джунгли не смогли разрушить металлический корпус, и дикие звери устроили себе в нем логово. От команды, конечно, ничего не осталось, ни единой косточки. Но люки… Люки, которые вели в трюм, никто не открывал. Они были не заперты, просто закрыты. И вот, когда мой брат Джордж спустился туда, он увидел…

Еще полчаса Доминик в ярких красках расписывал чудеся сказочных трюмов, затем продолжал:

— Ты сам понимаешь, ему было не под силу одному унести все; на своем горбу. Поэтому он прихватил с собой то немногое, что могло бы убедить меня и кого угодно в том, что клад существует, и вернулся домой. Мы с братом решили поднакопить денег, чтобы нанять транспорт. Это была его идея. Но мы были бедны, и в голову не приходило мысли, как это сделать. Разумеется, мы зареклись говорить об этом кому-либо, тем более нашему правителю. Он отнял бы у нас все. Хоть мы и проводили бессонные ночи, советуясь друг с другом, Джордж ни разу и словом не обмолвился о том, где лежит корабль. — Доминик вздохнул: — Он знал меня. Я слабовольный и нерешительный человек. Секрет надежнее было хранить в одном! месте. У него…

— Ну же!!! — Суму не мог усидеть в кресле от распиравшего его нетерпения. — Чем все закончилось?

— Тем, чем и должно было для таких бедняков, как мы. Я батрачил на Владельца Кепулка, Джордж, как я уже говорил, гнул спину на лесозаготовках, поставляя древесину своему хозяину. Мы стали пренебрегать работой, забывая обо всем на свете, составляя планы, как добыть деньги. Мечта, которая сжигала нас, не позволяла образумиться, несмотря на все предупреждения и наказания. Короче, Джорджа уволили, и он привел свою семью ко мне. Ко мне, у которого участка земли еле-еле хватало на то, чтобы прокормить себя и своих детей! Мы быстро влезли в долги к Владельцу Кепулку, дальше — больше. Жену Джорджа он забрал себе за долги, Джордж совсем обезумел, когда узнал об этом, и бросился на Кепулка. Шесть человек не могли с ним справиться!

— Так Джордъю мертв?! — вскричал потрясенный Суму.

— Нет, его приговорили к рабству. Теперь мой бедный брат изнывает под ударами бича на одной из плантаций Кепулка. Я лишился своей фермы и, естественно, должен был что-то предпринять. Пристроив в одно место жену и детей, я решил действовать в одиночку.

— Но почему? — спросил Суму.

— А что мне было делать в Пегунунганге Градъюганге? Вкалывать с утра до ночи только для того, чтобы все деньги спустить на таблетки? Но я — прирожденный рассказчик. Это мой талант и мой хлеб. Мне удалось попасть на берег океана, где я нанялся гребцом на галеру, шедшую к вам, на континент. Из Тандьюанского порта я пешком пришел в Компонг Тимур, где надеялся подзаработать, а может, даже поднакопить приличную сумму, а тем временем крайне осторожно наводил справки, пока наконец…

— Ну же, говори!!!

Прадъюнг опять потянулся за палкой, но Суму пресек его движение нетерпеливым жестом. Доминик грустно вздохнул:

— Вот и все, туан. Мой рассказ окончен.

— А твой план? Что с ним?

— Да стоит ли говорить! Боги не любят меня. Мне это казалось совсем простым делом: найти доброго и богатого покровителя, который приютил бы меня, смог бы снарядить экспедицию и… выкупить из рабства моего несчастного брата Джорджа! О! — По лицу Доминика ручьями полились слезы. — О, мой господин, не знаешь ли ты случайно подходящего человека, который выслушал бы мою историю? Я наградил бы тебя половиной того, чем завладею!

— Подожди, — приказал Суму, откинувшись на спинку кресла и лихорадочно соображая.

— Ты не поверишь, но, может быть, в этот самый момент удача улыбнулась тебе, Доминик. Небольшие сбережения у меня найдутся, и я всегда готов рискнуть в надежде на честный барыш.

— О, мой господин!..

— Не спеши целовать мне ноги, я еще ничего не обещал. Давай пока отдохнем и пообедаем. Потом мы обсудим все в деталях.

Суму за свою жизнь научился быть осторожным, и Доминик еще долго отвечал на его вопросы. Но выходило все гладко, ибо, по словам Доминика, у него было время продумать план в мельчайших подробностях.

Экспедиция в горы потребовала бы больших расходов. Из-за любопытных глаз и дополнительных транспортных издержек ее не следует снаряжать в Компонг Тимуре (с этим Суму согласился, представив, что случилось бы, узнай обо всем человек типа Ниаса Вароу. Страшно подумать — большая часть добычи отошла бы к нему!).

Услугами банка в той примитивной форме, каким он был в Компонг Тимуре, не стоило пользоваться по тем же соображениям. Выходило, всю необходимую для данного предприятия наличность следовало контрабандой переправить из города через озеро, потом по реке Юконг в Тандъюнг, где верные люди Суму сядут с большими чемоданами на океанский лайнер. Представившись членами некой лесоторговой компании, намеревающейся делать бизнес с островами Салатан (рынок, которым местные воротилы пренебрегают), они закупят несколько рабов, среди которых по чистой случайности окажется Джордью, и тот поведет охотников за удачей к несметным сокровищам корабля.

Новая лесоторговая компания купит также несколько гектаров из владений Кепулка, приобретет пароходы, вездеходы и прочую технику для вырубки и разделки леса. Конечно, все это обойдется дорого. Но иначе нельзя: хитрый Кепулк может почуять неладное. Зато под прикрытием такого рода деятельности — под такой крышей, как сказали бы мы — добыча сама окажется в руках, легко И без шума. Впоследствии экзотический товар нужно будет распродавать не спеша и по частям, дабы не сбивать цены и не привлекать к себе внимания — может быть, в течение ряда лет.

— Понятно, — Суму вытер соус с подбородка, рыгнул и призвал девицу с зубочисткой выковыривать остатки застрявшей между зубами пищи. — Хорошо.

— Джордж очень решительный и целеустремленный человек. Он всегда верил, что сможет вызволить семью из нищеты. Он скорее умрет, чем проболтается кому-нибудь о местонахождении корабля. Если только я не смогу убедить его. — И хитро добавил: — Если Кепулк не помнит в лицо моего брата, то один я смогу узнать его.

— Да, да, да, — оборвал его Суму. — Я честный человек, спроси любого, если не веришь. Вы с Джордъю получите справедливую долю. Залогом этого — мое покровительство в деле. Так. Теперь о расходах.

Ту ночь Доминик провел в доме Суму. Как и последующие. Фактически с ним обходились как с гостем и выделили приятную комнатку (правда, без окон). Недостатка в обществе также не ощущалось: телохранители обитали в соседнем помещении типа барака, через которое Доминик и попадал к себе. Был, правда, из комнаты еще один выход, но с автоматическим замком, ключ от которого Доминик не спрашивал. Он трепался с охраной, рассказывал байки, играл в карты, шутил. Колода карт, кстати сказать, на Юнан Бизар мало чем отличалась от терранской. Те же пятьдесят два листа, те же масти. Доминик обучал партнеров новой игре, под названием покер. Несмотря на то что содержимое кошельков парней неуклонно перетекало в карманы Доминика (это не было шулерством, просто умение, — да и попробуйте передернуть среди таких свидетелей!), они не отставали, соглашаясь с очевидным фактом, что за обучение надо платить. Много лет жизни потребовалось бы всем любителям, имевшим несчастье играть с Домиником, чтобы отыграться; но терпеливость являлась характерной чертой пулаойского менталитета.

Терпелив был и Суму. Он не стал рубить с плеча, а тщательно наводил справки. Так, он, нашел одного торговца, который перед этим закупил в Пегунунганге Градъюганге товар, попавший туда прямиком с плантаций Кепулка. И что же? Действительно, население там составляли в основном лесные и горные жители. Да, из-за климата или генетических мутаций кожа их была бледнее. Слова «генетическая мутация» так поразили Суму, что он не переставал допытываться, насколько бледными стали у людей лица. Хотя в повседневной жизни Суму трудно было обвести вокруг пальца, тем не менее интеллектуальной мощью он не отличался. Он поверил.

Предприятие требовало значительных вложений — для начала сто тысяч Серебреников, что заполнило целый сундук, который только вдвоем можно было оторвать от пола. Этими двумя были Прадъюнг и Мандау мясник, оба сильные и в высшей степени надежные, особенно если принять во внимание тот факт, что Прадъюнг все еще плевался при одном упоминании имени Доминика. Они должны были сопровождать Доминика и сундук до Тандъюнга, где их встретят другие люди Суму, добравшиеся туда более прямым путем. Там на корабле «Секаю» они и встретятся.

Когда Доминик в очередной раз давал консультацию по предстоящей операции, он робко пожаловался на суровые условия содержания под стражей, сославшись, в частности, на необходимость покупать очередную порцию пилюль. А также сказал, что не пристало верному (и в то же время скромному) слуге великого Суму ходить оборванцем. Суму лишь пожал плечами, разрешив Доминику идти куда тот пожелает, но не забыв для страховки придать ему в провожатые своего человека. Доминик в прекрасном расположении духа провел много времени у разных прилавков, выбирая себе одежду, таская повсюду за собой зевающего и потеющего охранника. В такое состояние его привело изрядное количество вина, выпитого за счет щедрого Доминика. (Впоследствии охранник признается, что будучи пьян оставался в таверне, когда Доминик отправился в распределитель за таблетками, и не видел, как тот их покупал. Но что Доминик вскоре вернулся, и они продолжали веселиться.)

Следующую ночь готовились к отправке. Доминик же коротал оставшиеся часы за картами. Как только в бараке появлялась очередная смена бандитов, Доминик заключал пари, что ему на руки придет покер при колоде в 25 карт не позднее чем на пятой сдаче. Его недоверчивые партнеры собирали колоду, тасовали, сдавали и… проигрывали. Раз или два Доминик все же выложил штраф, но выигрыш, который он распихал по сумкам, был фантастичным.

На следующий день один знаток арифметики произвел подсчеты: оказалось, что шансы на выигрыш у Доминика составляли 50:1. Но к тому времени Доминик уже исчез.

Он вышел из дома на закате. С затянутого тучами черного неба хлестал дождь, приводя в движение канальную воду и размывая свет дальних фонарей. В лодке, на которой его ждал сундук с серебром, находились также Прадъюнг и Мандау. Коснувшись губами ногтей ног великого Суму, Доминик вскочил в лодку, и она сразу пропала в темноте.

За несколько дней перед этим Доминик предложил маршрут лодки, как самый на его взгляд безопасный. Суму на это только усмехнулся — пусть, дескать, рассказчик рассказывает и не сует нос не в свое дело. Но Доминик был так настойчив, что вынудил Суму опуститься до детальных объяснений, почему путь по Каналу Пылающих Факелов и далее в озеро не привлечет ничьего внимания.

Впереди возник мост Где Рыдала Амахай. Расстояние до него стремительно сокращалось.

— Прошу прощения, — вежливо сказал Доминик и, перегнувшись через кубрик, заглушил мотор и погасил бортовые огни.

— Что такое! Какого черта! — Прадъюнг вскочил на ноги.

Доминик откинул балдахин. Тяжелый теплый дождь водопадом обрушился на них. Лодка тормозила.

Прадъюнг выхватил револьвер, одолженный у Суму. Но Доминик, трусливый сказочник и балагур, и не подумал забиться со страха в угол, как ожидалось. Его рука, разрубая воздух, мгновенно взметнулась и ребром ладони вышибла оружие. Револьвер со стуком отлетел.

Лодка медленно проплывала под мостом Где Рыдала Амахай. В это время кто-то метнулся с пролета моста вниз. Палуба чуть не проломилась от спрыгнувшей на нее гориллы. Мандау зарычал и попытался схватиться с ней, но горилла мгновенно перекинула его через колено навзничь. В следующее мгновение его позвоночник треснул, и со сломанной спиной он полетел за борт.

Прадъюнг выхватил нож и изо всех сил метнул его точно в цель — живот Доминика. Но того не оказалось на прежнем месте, он был в нескольких сантиметрах в стороне. Левой рукой Доминик отразил нож, а правой, захватив свободную руку Прадъюнга, крутанул его вокруг себя. Они упали вместе, но хватка Доминика была железная. Секунды спустя посиневший Прадъюнг лежал уже не двигаясь.

Доминик встал. Бандит поднял Прадъюнга.

— Постой! Он еще живой! — запротестовал Доминик. Но Кемул уже успел швырнуть того в воду.

— Ладно, черт с ним, — сказал Доминик и завел мотор. Сзади к ним приближались, увеличиваясь в размерах, огни другой лодки — размазанные круги в пелене дождя.

— Кемул думает, что Суму следит за тобой, — сказал Кемул. — Вполне разумно с его стороны. Они хотят догнать нас и узнать, почему мы погасили огни. Будем драться?

— Ты сможешь поднять сундук со ста тысячами серебром? — спросил капитан сэр Доминик Фландри. Кемул присвистнул:

— Да. Кемул может поднять. И Кемул может нести.

— Прекрасно. Тогда не будем.

Фландри направил лодку к левой набережной. Когда лодка проходила рядом с лестницей, Кемул, обхватив сундук одной рукой, спрыгнул в воду. Фландри прибавил газа — мотор взревел — и перемахнул следом через борт. Бредя по пояс в воде, он оглянулся: на бешеной скорости мимо пронеслась вторая лодка, преследуя скрывшуюся из виду цель.

Полчаса спустя, указывая на раскрытый сундук, внесенный в апартаменты Луанг на втором этаже таверны «Уют На Болоте», он величественно провозгласил:

— Сто тысяч. Прибавь к этому мой выигрыш и револьвер. Для простых смертных, как я понял, вещь недостижимая. — И он заткнул его себе за пояс.

Девушка закурила.

— Обычная рыночная цена одной таблетки — десять тысяч. Вот здесь, — она поставила пузырек на стол, — десять капсул. Еще на сорок я даю тебе кредит. — Она стояла перед ним в мягком свете лампы того же божка. Она изменилась — другая окраска тела, глаза и грудь подведены синим карандашом. В волосах алый цветок. Несмотря на ее внешнюю холодность, Фландри почудилось, что голос ее слегка дрогнул.

— Когда один малый принес нам записку от тебя, — сказал Кемул, — в которой ты указал, где тебя ждать в засаде, нам показалось это дуростью. Хоть мы и были поражены, узнав, что ты еще жив. Кемул думал, ты давно покойник.

— Тебе не просто везет, чужеземец, но и… — Луанг нахмурилась, глядя на сигарету, избегая встретиться глазами со взглядом Фландри. — Знаешь, что два или три дня назад от имени Ниаса Вароу всенародно объявлено о твоем розыске? Обещана награда за тебя, живого или мертвого. За живого, естественно, больше. Похоже, что лодки с громкоговорителями еще не дошли до района Суму. Никто из тех, кто слышал объявление, не знал, что ты там. Но Суму скорее всего уже все пронюхал.

— Да, я решил прокрутить дельце как можно быстрее, — сказал Фландри небрежно. По правде говоря, с него градом катил ледяной пот от страха, но он надеялся, что из-за страшной жары никто не догадается об истинной причине того, что у него мокрый лоб. — В таких делах я дока. Часть моей профессии, если хотите. Говоря начистоту, мне было немного не по себе при мысли, что явлюсь к вам этаким «испанским узником». Нужен какой-то местный вариант, с изюминкой… — Он замолчал, заметив, что они его не понимают. Слишком много английских фраз. — Я что-нибудь должен за бумажник, часы и рубашку? С вашей стороны было весьма любезно предоставить их в мое распоряжение для шоу.

— Ничего, — сказал Кемул. — Луанг объяснила мне — нам эти вещи ни к чему.

Девушка прикусила губу.

— Мне было ужасно совестно отпустить тебя одного… — Она поспешно затянулась и грубовато добавила: — Ты очень умный, терранин. Кемул у меня единственный товарищ в моих делах, больше никого. А ты… Думаю, ты мог бы быть выгодным партнером.

— Спасибо, — просто ответил Фландри.

— Да, еще вопрос. Все забывала спросить. Ты ведь знал, что только Биоконтроль производит и распределяет таблетки. С чего же ты решил, что мог бы достать их у нас?

Фландри зевнул, чувствуя, как на него наваливается непреодолимая усталость. Так хорошо было валяться на кровати и следить за расхаживающей туда-сюда Луанг!

— Ну это просто. Наверняка у кого-нибудь нашелся бы избыток на продажу, — ответил он. — Чтобы черный рынок прошел мимо такого дефицита! Делается это просто: вооруженный налет в масках на какой-то распределитель. А хочешь, по-другому: ограбление при транспортировке. Пусть и не часто, но такого рода вещи должны случаться. Опять же, есть ведь у вас и моряки, и охотники, и другие, кто не всегда по роду своей деятельности могут вовремя занять очередь в распределитель. Что им делать? Естественно, они получают авансом. Теперь представь — случайная или не такая уж случайная смерть. Труп осматривают и находят невостребованные пилюли. То есть тот самый избыток на продажу. В конце концов, есть еще заурядная коррупция. Например, в местных распределителях не очень-то педантичны и приторговывают налево. А можно подкупить. Можно шантажировать. Да мало ли что еще можно! Вариантов масса. Элементарно.

— Да, в этой области ты непревзойден, — кивнула она. — Знаешь, я ведь тоже приобретаю капсулы у одного молодого человека. Работает в распределителе, — добавила она с вызовом.

Фландри хмыкнул:

— Представляю, какую плату он имеет за таблетки.

С внезапной яростью она размяла сигарету в пепельнице.

Кемул встал, потянулся:

— Время Кемулу спать. Утром поговорим. Хоть капитан и хитер, Луанг, я думаю, что лучше бы ему отсидеться где-нибудь подальше, пока о нем не забудут.

Она коротко кивнула:

— Хорошо. Поговорим об этом завтра.

— Спокойной ночи, Луанг, — сказал Кемул. — Ты идешь, капитан? У Кемула роскошная кровать.

— Спокойной ночи, Кемул, — сказала она. Гигант застыл в дверях, уставившись на нее.

— Спокойной ночи, — повторила она. Кемул отвернулся, и Фландри не мог заметить выражение его лица. Честно говоря, ему было на это в тот момент наплевать.

— Спокойной ночи, — преувеличенно громко ответил Кемул и вышел.

Разухабистые дамочки громко и хрипло чирикали в своем гнездышке этажом ниже. Им было весело. Но шум дождя был сильнее. И лишь темнота лилась, лилась, лилась, заполняя то, что мы называем ночью.

Луанг не улыбалась. Сейчас сомкнутые губы придавали ее лицу какое-то горько-ожесточенное выражение. Она погасила свет так, словно убила врага.

Город, вырубленный в склонах вулкана Гунунг Ютар, вознесшийся над горным хребтом в двух тысячах километров к северу от Компонг Тимура, носил то же имя.

На одном из утесов стоял сейчас Фландри в густом молочно-белом тумане. Было раннее утро. За его спиной петлял и разветвлялся туннель — древняя вулканическая трещина в толще черных базальтовых скал. Вдоль него были выкопаны комнаты гостиницы, в которой они остановились; в ней установлены освещение и вентиляция, стены облицованы пластиком или занавешены драпом, скрывавшим грубый камень. В таких, когда естественных, а когда и искусственно созданных по всему склону Гунунг Ютар кавернах и размещалась большая часть города.

В таком тумане Фландри мог видеть не далее чем на десять метров вниз — там уступ обрывался под ногами. К тому же из-за тумана трудно было понять, откуда доносятся звуки голосов и работающих машин. Было промозгло, изо рта шел пар. Ощущалась разреженность воздуха — как-никак все-таки 2500 метров над уровнем моря. Он передернулся и плотнее запахнул плащ с капюшоном. Местные жители помимо этого носили еще носки и рубашки.

Внизу, под землей, что-то гулко пророкотало. Почва мелко затряслась под ногами. Гунунг Ютар спал.

Фландри закурил противную местную сигарету; Луанг к этому времени успела распродать его запасы. Эх, сейчас бы позавтракать! До этого он питался в основном рисом и рыбой, дежурным блюдом внизу, и уже думать не мог о нем без отвращения; здесь же, наверху, было мясо, и гораздо дешевле по словам Луанг. А как насчет бекона с яйцом, а, капитан? Фландри только вздохнул. Об этом оставалось лишь мечтать.

А вообще прогулка сюда оказалась приятной во многих отношениях. Луанг не сослала его одного в изгнание, а отправилась с ним вместе с неразлучным Кемулом. Сначала их переправил через озеро один надежный человек. Потом они плыли на моторизованном плоту, курсировавшем по реке Юконг. Он все время проторчал в кабине, боясь высунуться лишний раз наружу, девушка находилась большей частью с ним, а Кемул валялся у входа с неизменной трубкой марихуаны, едва выдавив из себя пару слов за все время путешествия. Они сошли на берег в Муарабелити. Там можно было сесть на самолет, но это считалось дорогим удовольствием и могло привлечь внимание. Поэтому воспользовались монорельсом. Они не стали давиться в третьеклассном вагоне, как обычные крестьяне, а взяли отдельное купе на манер мелких буржуа. Фландри мельком поглядывал на проплывавший мимо ландшафт — джунгли, топи, плантации — совсем не как взаправдашний турист. А потом они забрались в эту высокогорную нору Гунунг Ютара, переждать, пока не минет гроза и Биоконтроль не решит, что Фландри давно мертв.

Ну а что потом?..

Сзади процокали каблучки. Он обернулся — из туннеля вышла Луанг в пламенеющей тунике и бордовом трико — дань местной погоде. Даже теперь, перед завтраком, эффект был потрясающий…

— Мог бы разбудить меня, Доминик, — сказала она. — Стучала к Кемулу, но тот еще спит без задних ног. — Она зевнула и потянулась, воткнув крохотные кулачки в туман. — А здесь не спят долго. Здесь работают, работают, работают… И богатеют, причем быстро. Да… Как все изменилось за несколько лет! Вот обустроюсь и заработаю, может быть…

— Ну что ты! — Фландри вдруг осознал, насколько прочно некоторые предрассудки сидят у него в голове. — Мы пока еще партнеры.

Она рассмеялась и взяла его за руку. О нет! То не было нежным прикосновением. Ее грубоватые манеры иногда шокировали, часто же она вела себя просто отвратительно. И отнюдь не болтала о себе лишнего.

— Как хочешь. Но чем мы тогда займемся?

— Да ничем. Будем пока жить спокойно. Разве у нас мало денег?

Она отстранилась и достала сигарету из кармана.

— Да, Гунунг Ютар — золотое дно, это уж точно! Серебро, свинец, камушки… Не знаю, что еще… Даже простому землекопу может здесь повезти, и у него заведутся деньжата. Правда, ему тут же помогут с ними расстаться. Хочу этим заняться.

— Как ты думаешь, стоит мне показываться на людях? — спросил он обеспокоенно.

Она окинула его взглядом. Бороды нет, это хорошо (антибородин пока еще сдерживает ее рост). Верхнюю губу надо, конечно, брить. Каждый день. Волосы уже покрасили, это тоже хорошо. То, что они короткие, объясним грибком, подхваченным в джунглях. Контактные линзы сделали глаза карими. Загорел. К сожалению, остался рост и отнюдь не пулаойское лицо. Но здесь, среди разношерстной публики, встречается слишком много нетипичных людей с генами белой расы, чтобы можно было посчитать Фландри слишком приметным или уродом.

— Сойдет, — сказала она. — Если не забудешь, что твоя родина за океаном.

— Отлично, тогда рискнем. Если ты по-прежнему настаиваешь на небольшом вымогательстве. — Фландри чихнул. — Но, черт побери, зачем нам было сюда ехать? Неужели из всех сырых мест ты не могла…

— Я уже сто раз говорила тебе, дурачок. Это шахтерский город.

Каждый день сюда стекаются люди со всей планеты. Никто на тебя здесь не обратит внимания.

Похоже, она хотела вытравить весь туман из легких, так жадно она затянулась.

— Сама не терплю этот богомерзкий климат, но что делать.

— Понял. — Фландри взглянул вверх. Яркое, чистого цвета пятно появилось на востоке в небе, там, где ветра и солнце разгоняли все туманы. Сильные восходящие и влажные потоки воздуха для такой теплой планеты должны быть обычным явлением, думал Фландри. Потом они конденсируются на какой-то определенной высоте, превращаясь в тяжелые облака. А этот город находится именно на такой высоте. Здесь такой туман, какой может быть только в голове политика.

Неужели имело смысл строить город здесь, на вулкане? Но Гунунг Ютар почти потух, говорила Луанг. А расплавленная раскаленная жижа под землей была бы прекрасным источником энергии — вот еще один мотив для поселения. Вулкан лишь курился да погромыхивал. Правда, в данный момент он проявлял активность, выплеснув из себя даже лаву. Те же самые инженеры, геофизические экзерсисы которых убедили всех в свое время, что серьезных извержений можно не бояться, перед этим на всякий случай построили специальные лавоотводники.

Туман рассеивался, теперь Фландри заметил еще один уступ, ниже первого, и начало извилистой крутой дороги, которая, огибая гору, спускалась вниз. Потянуло серными испарениями.

— Все это, конечно, очень интересно, но что потом? — спросил он.

— Вернемся назад, в Компонг Тимур. Или еще куда-нибудь, где, как ты решишь, мы сможем сделать деньги. Я думаю, мы поладим.

— Точно. — Он швырнул окурок на землю и растоптал. — Вот стоит перед тобой человек, который может освободить весь ваш народ от Биоконтроля — к чертям ложную скромность, я не верю в нее, так же, как и в истинную.

— Слушай, мне до лампочки этот Биоконтроль. Никаких проблем, — сказала она резко. — А при твоем новом миропорядке — представляю масштабы последствий от твоего дешевого противоядия — чем прикажешь заняться мне?

— Ты сможешь процветать при любом режиме, дорогая. — Фландри на этот раз не улыбался. — Во всяком случае, пока не состаришься.

— Вот уж не думаю, что доживу до того времени, — мгновенно огрызнулась она. — Но даже если так, у меня хватит сбережений.

Одинокий слепящий луч разорвал облака и поскакал по склонам гор. Далеко внизу, среди скал, утесов и валунов, петляла дорога, по которой люди-муравьи тащили какую-то глыбу. По этой дороге руду отправляли на переработку. Не нужно было иметь бинокль, чтобы представить, как они были измождены, как часто один неверный шаг приводил к падению в пропасть, как надсмотрщики применяли злектробичи. А солнечный луч скакал, дальше, пронзая туман огненной пикой, и плясал уже по зелени долины в пятнах тумана и серебряных нитках ручьев, зажатых со, всех сторон красно-черными скалами. Там, внизу, Фландри знал, лежали рисовые поля, согбенные жены и дети рудокопов месили ногами грязь, — так же, как когда-то, давным-давно в каменном веке. (А ведь еще несколько поколений назад здесь не применялся ручной труд!) Он сказал:

— Дешевый труд. Дешевый потому, что неквалифицированный. При твоей драгоценной социальной системе вы все больше и больше отрываетесь от эры машин! Если еще одно-два столетия вы будете предоставлены самим себе, я не удивлюсь, что вы начнете погонять волов с тачками и грести на плотах!

— К тому времени и ты, и я, оба мы будем спать сладко в своих могилках, — сказала Луанг. — Пойдем лучше разыщем где-нибудь харчевню и подкрепимся.

— Если дать вам образование, — упорствовал Фландри, — у вас появятся машины. Они будут работать и быстрее и дешевле. Да если бы Юнан Бизар только попала на межгалактический рынок, такой труд, как этот, просто исчез бы полностью за одну человеческую жизнь!

Она топнула ногой, сверкнув глазами:

— Слушай, мне плевать на них всех!

— Не вздумай обвинять меня в альтруизме. Я просто хочу домой. В конце концов, что мне-то беспокоиться? Это не мой народ, не мой стиль жизни… О Боже! Я же так никогда и не узнаю, кто выиграл кубок Метеорита!.. — Фландри бросил на нее Взгляд искоса. — Знаешь, а тебе, пожалуй, не мешало бы побывать на других планетах. Было бы интересно и выгодно. Вообрази, какой диковинкой ты бы предстала в глазах наших скучающих бабников-миллионеров, любой из которых мог бы купить Юнан Бизар с потрохами за йо-йо!

Ее глаза вспыхнули, но она засмеялась и покачала головой:

— Нет, Доминик. Со мной этот номер не пройдет. Прекрасно вижу, куда ты клонишь. Запомни, отсюда пути нет.

— Но послушай, мой собственный корабль наверняка еще в порту. Это раз. Допотопная рухлядь осталась еще с времен пионеров. Это два. Бетельгейзиане, в конце концов! Это три! Можно захватить корабль… Ну хорошо, скажем мягче: украсть…

— И когда ты вернешься с чемоданами таблеток?

На это Фландри промолчал. Они уже и раньше затрагивали эту тему. А тем временем очаровательный дракон попыхивал дымком, перемежая фразы затяжками:

— Ты говорил мне, что понадобится несколько дней, чтобы добраться до Спики. Говорил? Так. Там ты еще побегаешь, прежде чем свяжешься с кем-то важным, кто выслушает тебя и сам произведет расследование. Потом он должен вернуться обратно. Потом попасть уже к своему начальнику, который займется составлением проекта. Ты сам признал, что несколько дней уйдет лишь на то, чтобы выяснить, что должно представлять собой противоядие и как его изготовить. Потом все это еще надо привезти сюда в необходимых количествах — это десятки и десятки кораблей! Загрузить, отправить, разгрузить… И ты что, думаешь, все это время Биоконтроль будет сидеть сложа руки? Да они сразу же взорвут все цистерны, как только обнаружат, что ты удрал! А здесь нет резервного запаса пилюль. Дольше чем сто дней никто не протянет, и то если забаррикадируется в распределителе. Твои ненаглядные спикяне найдут здесь кучу трупов! Планету костей!

— Ты могла бы улететь вместе со мной, — предложил он, уже догадываясь об ответе.

— Мне, конечно, плевать, что случится со всеми этими идиотами, но в бойне я не участвую.

— Да-да, конечно, — поспешно согласился он. — Мы уже говорили на эту тему, и не один раз. Но, Луанг, боюсь, ты не поняла меня. Я всего лишь высказывался в принципе. Вообще, так сказать. Совсем не значит, что я пойду на открытый конфликт. Наверняка есть возможность смыться тайком. Так, что никто и не заметит. Проскользнуть зайцем на корабль к бетельгейзианам, к примеру.

— Я знаю ребят, работающих на охране космодрома. Это все нереально.

— Ладно, пусть так. А ты уверена, что Биоконтроль решится на это? Что они нажмут кнопку?

— Да. Они могут принять по последней дозе и смыться на резервных кораблях.

— А саботаж? Разве это исключено?

— Может быть, нет. Конечно, не каждый решится просто так, за здорово живешь, отдать свою жизнь и жизнь планеты из одной только ненависти. Но каждый из них рано или поздно встанет на вахту у цистерн и… Доминик, достаточно одного фанатика! А таких там немало. Нет! — Она выкинула сигарету и снова взяла его за руку, впившись ногтями в ладонь. — И если я еще раз застану тебя за составлением этого безумного плана, то скажу Кемулу — он свернет тебе шею. Ну хватит. Я голодна как черт. К тому же пришло время глотать таблетку.

Фландри вздохнул.

Она первой начала спускаться по лестнице, ведущей на ту самую извилистую дорогу. Спустившись с крайней осторожностью — ибо еще не привыкли к такой крутизне, — они влились в людские толпы на нижнем уровне. Два землекопа с бронзовыми лицами расчищали дорогу перед надменным инженером в ярко расшитой тунике. Какой-то священник в желтом хитоне брел, ничего не видя перед собой, бормоча под нос и перебирая четки. Колдун в колпаке астролога из пещеры выше строил ему рожи. Торговец расхваливал свой товар — рис и фрукты, — принесенные из долины на руках. Одна мамаша вдруг истошно завопила и схватила малыша, подошедшего близко к неогражденному участку дороги над пропастью. На крошечной жаровне женщина варила еду перед входом в другой туннель. Другая предлагала себя разинувшему рот деревенщине, видимо, только что вышедшему из джунглей. Кузнец пропевал заклинания перед тем, как воткнуть лезвие будущего ножа в соленоид для отпуска металла. Продавец ковров сидел в ларьке, зазывая покупателей. А высоко в небе парил стервятник между последними клоками тумана. Солнце упало на его крылья, и они сверкнули золотом.

Фландри заметил, что город кончался дальше по направлению на северо-восток. Склоны гор были покрыты шлаком и застывшими потоками лавы. В нескольких километрах далее по этой унылой местности опускался бетонный канал для стока лавы — лавоотводник. Над ним струился дымок, поднимавшийся от просочившейся недавно и замерзшей где-то внизу полужидкой глыбы. Над всеми ярусами города и ободранными утесами возвышался величественный конус вулкана; ветер сносил в сторону его зловонное дыхание, что было, пожалуй, единственной заслугой этого холодного зимнего ветра.

— А вот и распределитель. Тебе сюда.

Фландри остановился перед вывеской Биоконтроля. Он знал, что у Луанг еще в запасе два дня, но закон разрешал такие небольшие отклонения от точного срока. К тому же достаточно было у нее и незаконных пилюль, чтобы не покупать их сейчас. Но только покойник мог позволить себе пропустить срок выдачи и не возбудить подозрения у Биоконтроля.

Он прошел вместе с ней через вырубленный в скале вход. Помещение офиса было обставлено с уже знакомой Фландри роскошью с неизменными подушечками и ковриками. Одна дверь вела, видимо, в жилые помещения, примыкавшие к конторе, про другую же непосвященный мог бы решить, что за ней скрывается казна государства. За столиком в белом хитоне и со знаком на груди в виде раскрытой руки сидел бритоголовый мужчина средних лет. Никакой татуировки на бровях не было. Такого ранга служащие не являлись посвященными членами ордена.

— А, — заулыбался он при виде Луанг, что было обычным для любого мужчины, кто сталкивался с ней в первый раз. — Добрый день. Не видел вас раньше, прекрасная госпожа.

— Мы недавно с моим другом здесь у вас. Только что приехали.

Фландри рассчитывал, что в такой компании он вряд ли отвлечет внимание на себя. Луанг отсчитала десять серебряных — обычную цену пилюли — и выложила монеты на прилавок. Человек не стал, как сделал бы любой продавец, проверять их подлинность.

Попробуйте подсунуть фальшивые деньги Биоконтролю, последствия не заставят себя ждать. Человек включил электронную машинку, к плоской пластине которой Луанг приложила ладонь. Машинка мигнула и зажужжала, считывая информацию.

По представлению Фландри, система работала так: отпечатки пальцев передавались электромагнитными волнами в центральный архив Компонг Тимура. В течение секунд происходила идентификация личности, подтверждение правильности даты принятия данным человеком противоядия и отсутствия каких-либо претензий со стороны Биоконтроля. После чего производилась запись о выдаче пилюли и разрешающий выдачу сигнал посылался обратно.

Когда гудеть перестало, Луанг сняла руку. Человек взял ее деньги и подошел к двери в «казну». Там уже он сам поднес пальцы к аналогичному прибору, после чего дверь открылась и он прошел внутрь. Обратно он появился без денег, но с голубой таблеткой, которую протянул Луанг.

— Минутку, дорогуша, минутку, позвольте мне помочь. — Он засуетился, наполняя чашку водой до самых краев. — Вот, пройдет гораздо легче… Ну как?..

Фландри сильно сомневался, так ли услужлив был этот тип со всеми жителями города. Он усомнился бы в этом, даже если бы не заметил, как ловко тот успел ущипнуть девушку.

— А позвольте спросить, прекрасная госпожа, где вы остановились? — проблеял он.

— Сейчас? В гостинице Девяти Змей, сэр. — Луанг не терпелось уйти, тем более что нехитрая процедура уже закончилась. Но сделать это было не просто, не выказав тем самым пренебрежения к члену Биоконтроля. Конечно, по закону эти люди не имели на вас абсолютно никаких прав. Но это в теории. На практике же все зачастую обстояло иначе. Известны были, например, случаи, когда ни о чем не подозревавший покупатель получал вместо настоящей пилюли пустую капсулу. Для этого чиновнику стоило лишь незаметно заблокировать сигнал передатчика, и визит не будет нигде зарегистрирован. Вы просто не пришли. И не получили полагающейся таблетки. И вы умерли. Как жаль. Все очень просто.

— Ах вот как. Не лучший выбор, не лучший… Тем более для такой особы! Я бы мог вам порекомендовать гораздо лучшее местечко. Может, мы могли бы обсудить это подробнее… где-нибудь?..

Луанг захлопала глазами:

— Большая честь для меня, сэр… Но, к сожалению, настоятельные дела требуют от меня немедленно… Но, впрочем, может быть… действительно, как-нибудь, где-нибудь?..

Она сорвалась с места, оставив его, уже трепетно раздувавшего ноздри.

Очутившись на улице, она сплюнула на землю:

— Глоток бы чая с аракой, чтобы избавиться от этого привкуса!

— А я думал, ты уже привыкла к таким вещам, — сказал Фландри вполне простосердечно без всякой задней мысли.

Он был ошеломлен, когда она вдруг зашипела как кобра и бросилась наутек.

— Какого черта!.. — крикнул он ей вслед, ничего не понимая. Но она уже растворилась в толпе, и он потерял ее из виду. Никуда он больше не спешил и шел-то еле-еле, раздражая, видимо, своей неспешной походкой всех вокруг. Его пихали и толкали, оттесняя как инородный элемент все дальше и дальше с дороги, так что он обнаружил под конец, что бредет по обочине из мелкого гравия вдоль каменной невысокой стены, служащей для защиты от оползней и камнепадов. Мимо него в гомоне и суете неслись толпы загорелых людей. Фландри видел, как далеко внизу из труб рудоперерабатывающего завода, как бы пародируя вулкан, вытекал желтый дым. Но не это занимало его сейчас.

«А ведь я еще не позавтракал», — тоскливо размышлял он, бредя в стороне от дороги, в толчею которой совсем не хотелось возвращаться. С каждым его шагом склон за стеной становился все круче, пока не превратился под конец в отвесный пятидесятиметровый обрыв до следующего нижнего уровня города. Под ногами хрустели камушки, и мир делился на две равноценные части: небо и горы.

Столбняк отчаяния, в который он впал поначалу, где среди прочего присутствовали жалость к Луанг и тоскливое одиночество, прошел, и теперь он мог думать. Но чтобы думать, а тем более решить, что делать, необходимы данные, которых у него не было. Если девушка сорвалась с цепи лишь потому, что он случайно наступил ей на тайную мозоль, — это одно дело. Прекрасный повод возобновить переговоры о бегстве с Юнан Бизар. Но если это не так, если она просто бросила его? Тогда дело плохо. Он никак не мог понять, что произошло в действительности. Вот так всегда. Мужчина думает, что прекрасно разбирается в женщинах, и тут — раз, появляется какая-нибудь Луанг, и все летит к черту.

Да, вот уж точно, пришла беда, отворяй ворота.

Ого!.. А это что такое?

Фландри остановился. Какой-то молодой человек, скорее даже мальчик лет шестнадцати, судя по еще не окрепшей тонкой фигуре и гладкому лицу, уверенно сошел с дороги и направился к стене. Он походил на человека, который вот уже который день не ест и заложил все, кроме юбки. Кстати, о юбке: та была из вельвета, что было странно, ибо вельвет считался здесь дорогим материалом.

Что-то в его слепой целеустремленности толкнуло Фландри, и он бросился бежать, когда мальчик уже взобрался на стену. Он поднял лицо, глянув в безграничный бассейн неба Юнан Бизар, и прыгнул.

Фландри совершил невероятный акробатический трюк: перегнувшись животом через стену, он успел поймать парня на лету за лодыжку. Сам он при этом едва не перевернулся. Ух, сказал Фландри, переводя дух, а мальчик как червяк извивался и раскачивался в его руке. Когда дыхание восстановилось, он вытянул свою ношу наверх и свалил наземь. Мальчик сильно дернулся и потерял сознание.

Вокруг немедленно собралась возбужденная толпа.

— Все в порядке, — проговорил задыхающимся голосом Фландри. — Все нормально. Представление окончено. Спасибо за внимание. Кто хочет, может передать шляпу.

Через толпу продрался охранник. Не узнать его было нельзя: зеленая юбка, бляха, дубинка и чванливый вид.

— Так, в чем дело? — спросил он тоном, каким разговаривает любой полисмен во Вселенной.

— Ни в чем, — ответил Фландри. — Мальчик проявил некоторую беспечность. И вот результат — чуть было не произошел несчастный случай.

— Да? А мне показалось, что он прыгнул сознательно.

— Нет, это всего лишь игра. Мальчишки всегда остаются мальчишками, — одарил человечество откровением Фландри.

— Самоубийство кого-либо, будь то раб или человек, занятый на контрактной работе, расценивается как нарушение обязательств. Попытка самоубийства карается публичной поркой.

— Да нет же, нет. Он свободный человек. Я знаю его, охранник.

— Даже свободный человек не имеет права нарушать общественный порядок в черте города, прыгая со стены. Это могло бы привести к повреждениям внизу и вызвать недовольство окружающих. Так что оба пройдемте в участок. Там разберемся.

Фландри напрягся. Этого только не хватало, оказаться арестованным по такому обвинению. Тогда конец игре. Он улыбнулся Я сунул руку в карман юбки.

— Клянусь, это был просто несчастный случай, охранник, — сказал он. — И я очень занят в данную минуту. — При этих словах он извлек один из своих пухлых кошельков, держа его на виду. — К сожалению, я абсолютно не располагаю временем, чтобы решить дело официально. Не соблаговолили бы вы принять десять серебряных и уладить все претензии, которые могли возникнуть? Это устроило бы всех.

— Что? Уж не хочешь ли ты…

— Да, вы правы. Потерпевшая сторона должна получить компенсацию. Может быть, пара золотых? Вы знаете этот город, я же лишь чужеземец. Вы легко найдете тех, кому передать плату. Умоляю вас, не отягощайте мою совесть долгами, которые я не смогу сам оплатить. — И Фландри вложил в ладонь охранника монеты.

— Ага. Да. Понимаю, — закивал тот головой. — Пожалуй, вы действительно правы. Ведь совсем не плохо, чтобы ни у кого не было претензий. Так?

— Всегда рад встретить благоразумного человека, — поклонился Фландри.

Охранник тоже поклонился в ответ, после чего оба расстались ко взаимному удовольствию при полном взаимопонимании. Толпа, потеряв интерес, разошлась. Фландри опустился на колени рядом с мальчиком, который к тому времени уже пришел в себя и лежал скрючившись и закрыв голову руками.

— Ну-ну, — сказал Фландри. — Не так уж все плохо!

— О, туан! Зачем ты спас мне жизнь! — в отчаянии прошептал он. — Теперь мне придется страдать дальше!

— Ну и дурацкий же план! — хмыкнул Фландри. — Ладно, ты можешь встать? Обопрись на меня.

Мальчик, шатаясь, встал на ноги. Фландри поддерживал его.

— Когда ты последний раз ел?

— Не помню… — совсем по-детски он тер глаза кулаками.

— Ну что ж. Я тут двигался в сторону завтрака, но подзадержался из-за тебя. Так что теперь мы попадем только на ленч. Пошли со мной.

Мальчик натянулся как струна:

— Мужчины Ранау не просят подаяния.

— Вот дурак. Я не раздаю милостыню. Почему я хочу накормить тебя? Да лишь в надежде услышать от тебя более разумные речи, чем сейчас. И тогда я решу, брать тебя к себе на работу или нет.

Фландри отвернулся, чувствуя предательское пощипывание в носу.

— Пошли, — резко бросил он.

Фландри оказался прав — парень был безработным и голодал. Сложный узор на рубашке и необычное произношение выдавали в нем иностранца. Что ж, может, и этот чужеземец сгодится на что-нибудь бедному империалисту, подумал Фландри.

Харчевня была неподалеку. Почти все посетители в этот солнечный день расселись на открытом воздухе под красным зонтиком, вперив взоры в глубину ущелья, заполненного отраженными в воде облаками. Фландри с мальчиком заняли свободный столик с низкими подушечками.

— Чай, кувшин араки и пару ваших лучших риджстаффелей! — заказал Фландри подошедшему официанту.

— Пару, сэр?!

— Надо же начать с чего-то. — Фландри предложил парню сигарету, но тот вежливо отказался. — Как тебя зовут, дружище?

— Дъюанда, сын Тембеси, главного эколога из Дерева, Где Гнездо Кетжила. Это в Ранау. — Он поклонился, сложив ладони. — Ты очень добр, туан, к чужеземцам.

— Я сам такой. — Фландри поджег сигарету и взял в руку чашку, когда все было подано на стол. — Из… Пегунунганга Градъюганга, что на той стороне Тинджилского океана. Зовут меня Домиником. Вот, пришел сюда искать удачи.

— Сюда полмира едет, я думаю. — Он громко отхлебнул чай на пулаойский манер. Голос его окреп, в нем даже зазвучали гневные нотки. — И эта половина — глупцы.

— Вот как? Но отчего же? Говорят, здесь и простой человек может разбогатеть.

— Один на миллион, возможно. Не спорю. И то, пока не нарвется на плута или жулика. А остальные? Забивают легкие пылью из карьеров, а их жены и дети ведут жизнь земноводных на рисовых плантациях. И что под конец? Полное обнищание и рабство? О туан, солнце ненавидит Гунунг Ютар!

— Что же привело тебя сюда в таком случае? Мальчик сокрушенно вздохнул:

— Я думал, что дерево Ранау не такое высокое.

— Что?..

— Я имел в виду… У нас есть поговорка: дерево, которое растет очень высоко, непременно под конец упадет. Так вот, Сурулангунский Хребет и есть ствол такого дерева. Только он весь в земле. Дерево, которое достигло трехсот метров высоты, упало тысячу лет назад. Леса все еще в шрамах от его падения, хребет теплый из-за того, что ствол гниет под ним. Старики рассказывают эту историю как притчу и советуют не искать в ней скрытого смысла. Но я часто думал, насколько же прекрасно должно было быть такое дерево, когда оно еще росло!

— Так ты что, сбежал из дома?

Дъюанда уставился на свои колени, на которых лежали его сжатые кулаки.

— Да. У меня была небольшая доля в деле отца по торговле с иноземными купцами. Поэтому я и смог попасть сюда. Туан, поверь, никогда я не относился пренебрежительно к своим родителям. Мне только было непонятно, как можно не замечать очевидных вещей. Мы могли бы, например, строить лучшие дома, используя современные достижения. Могли бы развернуть производство, которое принесло бы миллионные доходы Ранау, а значит, смогли бы покупать у купцов не только игрушки и всякую ерунду, но лучшие механизмы, приспособления и инструменты, Все это я говорил своему отцу сотни раз, но он и слушать не хотел. И вот без его благословения я сорвался сюда, не выдержал.

Дъюанда поднял глаза вверх, пытаясь подыскать лучшие, более весомые слова, и чтобы доказать в который раз самому себе, что он не так уж не прав.

— Нет, туан. Я не был совсем уж законченным глупцом. Перед отъездом я написал письмо сюда на карьеры с предложением взять меня на работу учеником инженера. Один из местных заправил прислал мне ответ, приглашая сюда и пообещав должность. Скромную, конечно, это я понимал. Но я надеялся, что заработаю…

— Выпей, — сказал Фландри, подливая араки в чашку гостя. — Ну и что было дальше?

Дъюанда задумался. Несколько минут он молча прихлебывал высокооктановый чай, а затем признался, что в компании, где он стал работать, его просто подставили. Нет, не обманули с должностью, действительно оформили официально. Но ему приходилось выкупать у компании старое оборудование, например респираторы, по дико завышенным ценам. Вскоре он залез в долги. Тогда появился один человек, с которым он решил расслабиться и отдохнуть от тревог, то есть начал пить. Тот предложил ему работу в сомнительной конторе, державшейся исключительно на обмане честных покупателей. Дъюанда потерял все, что имел. Стал занимать у ростовщиков, потом не смог отдать вовремя, залез в еще большие долги и под конец снова был вынужден обратиться к ростовщикам — на этот раз только для того, чтобы купить себе таблетку.

— Что же ты домой не писал? — спросил Фландри. На лице мальчишки появилось выражение непреклонной гордости.

— Я нарушил волю отца, туан. Узнав все о нашем Дереве, я объявил, что смогу теперь позаботиться о себе сам. Обратись я к нему за помощью, чтобы добраться до дома, — его достоинство пострадало бы не меньше моего. Нет, только не это. Я нашел другого молодого человека, — боги были милосерднее к нему, — который спал и видел занять мою должность и мог заплатить мне за это. Я продал все, чем владел. Но и этого было мало. Тогда я отправился в распределитель и предложил сделку: мне дают пятьдесят золотых в обмен на якобы выданную мне регулярную пилюлю. В действительности таблетка будет числиться как выданная мне, а перейдет в карман продавца. Он предложил мне пять. (Фландри вспомнил, что у перекупщиков на черном рынке такой товар шел по сто золотых! Простак не умел торговаться!) Поэтому я не смог купить билет домой. Но зато я расплатился со всеми долгами — пришел и швырнул им в лицо их проклятые деньги! Я очистил свое имя. Потом несколько дней я искал работу, но мне предлагали только рабство. В нашем роду никогда не было рабов! Тогда я и решил совершить то, чему ты, туан, был свидетель. Умереть честно. Но, видимо, боги не хотят меня к себе.

— Понятно. — И, желая получить паузу для размышлений, Фландри поднял чашу: — Чтоб им всем, ростовщикам, пусто было! За крах ростовщиков!

— И Биоконтроля, — ляпнул тот.

— Что такое?! — Фландри отставил чашу и пристально посмотрел на парня.

Тот побелел как мел; страх застыл в широко распахнутых глазах.

— Ничего, туан! Я ничего не сказал!

«Ого, а вот это уже интересно, — с восторгом подумал Фландри. А я-то ломал голову, что мне с ним делать, не мог же я таскать его за собой, когда у меня самого на хвосте Вароу и Суму. Но теперь все меняется. Может, это даже удача. Первый человек, от которого я услышал что-то против Биоконтроля. Он, конечно, не сам это придумал, ясное дело, его надоумили там, в Ранау. Кто-нибудь из стариков. Кто-то у него в доме думает так же, как я! Может, там говорят и о революции?!»

Но в этот момент принесли суп, и Дъюанда, забыв все страхи, налег на еду со всей страстью. Фландри подлил себе ликера и поглощал пищу менее поспешно. Пока они дожидались основного блюда, Фландри бросил небрежно:

— Никогда не слышал о Ранау. Расскажи мне о нем.

Риджстаффель, если есть его по всем правилам, займет не менее двух часов. А был еще шербет, еще чай и арака. Парочка танцовщиц прогуливались по залу в поисках богатых клиентов. Еще кувшин араки оказался просто необходим. Звон бокалов повсюду перемежался нескончаемьми тостами.

Белое солнце проползло точку зенита и валилось к земле, Подножия гор уже лежали в тени. Как только солнце село за кратер вулкана, в сгустившихся сумерках вспыхнули первые звезды. Потянуло прохладой, пригнало первые облака.

Фландри встал, потянулся, разминая одеревеневшие члены, и сладко зевнул.

— Пойдем-ка теперь ко мне, — предложил он Дъюанде, который, оторвав от стола голову, безуспешно пытался сосредоточить взгляд на Фландри.

— Вот, накинь это, — рассмеялся тот, бросив мальчику плащ. — А то все решат, что ты тут держишь оборону круглые сутки. Утром еще поговорим.

Он был рад, что избавился от необходимости отвлекаться на Дъюанду, плохо соображавшего в этот поздний час, и может теперь трезво оценить сложившуюся ситуацию с Луанг и Кемулом. (Боже, какие же у него лапищи!) Бродивший в крови спирт не мог подточить безукоризненную логику вывода: если даже с Луанг все кончено, и не важно, по каким причинам, то у него есть теперь Дъюанда, который приведет его в Ранау, а это может оказаться весьма полезным.

Под стеной внизу, где склоны затопила темнота, зажглись первые фонари, но вездесущий туман делал свое дело, размывая в неясные пятна эти крошечные земные звезды. Шатающегося и распевающего песни Дъюанду на пути к гостинице «Девять змей» то и дело приходилось поддерживать, наставляя на путь истинный в прямом и переносном смысле. Поладив с крутой лестницей и преодолев нелегкий путь по коридору к своему номеру, Фландри остановился, отыскивая ключ в кармане. Вот замок, ничего, что допотопный, у него есть ключ! Сейчас, Дъюанда, сейчас, мы найдем ключ… Хотя постой. Дверь не заперта! Значит, его компаньоны уже там и ждут не дождутся его!

На какую-то долю секунды Фландри заколебался. И толкнул дверь.

Двое в зеленых юбках попытались схватить его за руки. Он успел заметить, как много их там было — больше дюжины. Связанные вместе за ноги, в углу сидели Луанг и Кемул. Он успел также поймать и ее взгляд, обращенный к нему, за мгновение до того как услышал ее крик «Беги!», и увидел, как осело тело девушки на колени Кемула от удара дубинкой по голове. Кемул бешено взревел. Но кто это там стоит, облокотившись о стену, улыбаясь и куря импортную папироску?.. Ниас Вароу.

Фландри едва взглянул на приближавшихся к нему со всех сторон людей. Реакция опережала мысль. Волчком развернувшись на пятке, он выбросил вперед руку со сложенными плоским копьем пальцами ладони и порвал насквозь чью-то глотку. (Верный способ сломать себе руку, если удар не окажется строго перпендикулярен к плоскости тела!)

Кто-то повис сзади, пытаясь добраться до его горла под низко опущенным подбородком. Он упал на пол, перекинув врага через себя, и перевернулся на спину.

Охранник заблокировал выход. Сверкнуло лезвие. Остальные люди Вароу не спеша подходили с обнаженными кинжалами.

Одним прыжком Фландри оказался на ногах, выхватывая револьвер, так удачно приобретенный недавно.

Он не тратил времени на крик — нож летит быстро. Он стрелял.

Четыре выстрела — и четверо повалились на пол. Другие в суматохе отпрянули назад. Но Фландри искал, искал глазами сквозь им же произведенную дымовую завесу, главного. Где Вароу?.. А Вароу выглядывал из-за колонны. Он все еще улыбался. Фландри выстрелил — и промахнулся. Теперь из правой руки Вароу на него смотрел ствол бластера бетельгейзианского производства.

На героизм у Фландри не было времени. Как и на то, чтобы сознательно просчитать положение. Не было времени. Шанс прикончить Вароу таким неуклюжим оружием, которое сейчас у него в руках, был ничтожен, в то время как единственный выстрел низкоэнергетическим лучом никогда не будет выстрелом в молоко. Он заставит его упасть, кататься по полу и жутко кричать от боли. Ну конечно, если Фландри захочет растянуть удовольствие, то Вароу поместит его обваренное тело в какой-нибудь госпиталь.

Охранник, оказавшийся на свою беду возле двери, лежал к этому моменту на полу с пулей в груди. Дверь стояла открытая. Путь свободен. И Фландри воспользовался этим простым выходом.

Вароу с беспорядочной свитой позади следовал за ним. В почти осязаемых промозглых сумерках висел туман. Фландри рванулся к лестнице, перескочил через половину ступеней и очутился на дороге.

Что-то случилось с воздухом и землей, которые, казалось, объединились внезапно для атаки на человека. То ли рокотала земля и дрожал воздух, то ли наоборот. В небе полыхнуло пламя. Из дома рядом выскочила женщина, пронзительно крича; там со звоном летела на пол кухонная утварь. Несколько человек остановились, задрав головы вверх, к вулкану, — неподвижно застывшие тени с ярко высвеченными белками глаз. Ниже по дороге все люди разом замерли, огласив горы руганью и криками, заметавшимися запертым в ночи эхом.

Потому что Гунанг Ютар рассердили.

Вароу на какие-то секунды замешкался у лестницы, только чтобы включить фонарь и полоснуть светом по Фландри. Тот, спасаясь от света, метнулся в сторону, к стене, слыша за собой топот преследователей.

Где-то здесь, он вспомнил, за стеной склон еще довольно проходимый, хоть и крутой. Какая-то черная масса темнела внизу, Фландри прыгнул на нее со стены. С верха стены замелькал луч фонаря Вароу. Куда? Он ничего не мог разглядеть в проклятой темноте и тумане. Подожди, сказал он себе. Не там ли, в двух метрах отсюда лежал еще один валун пониже? Кажется, там. Думать времени не было. Фландри прыгнул в неизвестность, положившись на свою память. Он чуть не промахнулся. Под его ногами хрустнули посыпавшиеся вниз камни, они перемололи бы его как в мясорубке, промахнись он на этот раз. Цепляясь за малейшие неровности, он смог подтянуться на вершину невидимого валуна и заглянуть вниз. Еще одна темная куча вырисовывалась внизу. И он прыгнул опять.

Свет фонаря Вароу плясал за ним по пятам.

Фландри догадался, что бежит через город. Сколько времени он прыгал зайцем от одного угла к другому, он не знал. Везде туман и темнота. Он перескочил еще одну защитную стену, оказавшись на новой дороге, и бросился вдоль пустынных пещер.

Вароу неотступно прыгал за ним хищным козлом. Раз или два ему удалось поймать лучом спину терранина.

Фландри оказался за городом. Дорога сошла на нет, и теперь он пробирался по дикой местности между призраками-скалами в толстом слое шлаков и золы. Слева от него почва круто, почти отвесно поднималась к жерлу кратера. Гунунг Ютар гремел, и его рев, казалось, проникал в мозг и кости. Взвесь пыли и золы забивала нос и глотку. Где-то сорвалась сверху здоровущая глыба и понеслась вниз, по направлению к долине, увлекая на своем пути все в одной адской карусели. Из кратера трехкилометровым черным столбом с запаленным нижним концом повалил дым. Фландри обернулся: в реках молочного тумана рыскал Вароу со своим фонарем. Его луч зигзагами чиркал туман. Фландри побежал дальше. Несколько раз он спотыкался, балансируя над обрывами и прислушиваясь к вызванной им канонаде камней. Нет, дальше бежать смысла не было. Если он не хочет разбиться на куски. Пересохшим горлом он жадно хватал порции горячего воздуха.

Вдруг перед ним выросла стена. Что такое!.. Он не мог сообразить, откуда она взялась, и тупо разглядывал ее еще несколько секунд, когда подбежал вплотную. Потом он вспомнил. Ну конечно. Лавоотводник. Но ведь должен же быть путь наверх!.. А, вот и лестница и врезанные в бетон ступеньки!..

Он стоял на железной огражденной площадке и смотрел вниз, на ползущую мимо него раскаленную глыбу, источавшую невыносимый жар и зловонные газы. Глыба трещала, светилась, ворочалась и ползла как какое-то мифическое кошмарное чудовище. Языки пламени обнимали его по краям.

Он спит и видит сон?

Отсюда не было пути. Никакого перехода на ту сторону. Даже пологого участка на самой дамбе. Только платформа, откуда инженеры могли бы наблюдать за процессией огненной реки. Да и зачем бы здесь быть еще чему-нибудь? Фландри в изнеможении откинулся на перила, переводя дыхание.

И тут кто-то снизу весьма хладнокровно, голосом, едва различимым в грохоте вулкана и стука сердца, влетевшего в самые уши, несколько удивленно сказал:

— Если вы так хотите принести себя в жертву лаве, капитан, то у вас будет еще возможность. Вы, конечно, можете сидеть здесь и отстреливаться до последнего, но, уверяю вас, не выдержите дыма. Вы можете сдаться. Прямо сейчас. Тогда мы не посадим в клетку ваших сообщников.

— Вы их отпустите? — прохрипел Фландри.

— Ну-ну, — проворчал Вароу. — Давайте будем реалистами. Я ничего не стану вам обещать, кроме того, что наказание будет умеренное.

Где-то в глубине измученного мозга мелькнула мысль, что неплохо бы ответить эпиграммой на это обещание. Но это тоже была своего рода работа. Он кинул бесполезный револьвер в поток.

— Ладно, я спускаюсь, — вздохнул он.

Так просыпаться он любил: медленно и не спеша подключать мозг к телу, испытывая при этом… Ничего приятного на этот раз он не испытал, кроме физической боли и общего отупления. Он сел и застонал. Потом выругался.

Комнатка была, вообще говоря, ничего: прохладная и просторная. И вид из окна — сады, маленькие арочные мостики, бассейны — почти не портила железная решетка, врезанная в раму окна. Рядом с низкой кроватью — чистая отутюженная юбка и сандалии. За ширмой в алькове — ванна с душем.

— Ну, — пробормотал Фландри, подставляя себя горячим струям и расслабляя тело, — для начала неплохо. Первая приличная вещь, которую я от них вижу… с прошлой ночи. — Он вспомнил и вздрогнул. Поспешно выключив душ, он продолжал ерничать с весельем висельника. — Будем, однако, надеяться на лучшее. Завтрак, девочки и первым классом на Терру.

Они не пытали его. Вароу не жесток. Во всяком случае, Фландри страстно желал верить в это. Вчерашние страдания были вызваны главным образом им же самим — его крайней измученностью. Они не дали ему спать, а втолкнув в самолет, допрашивали всю дорогу, допытываясь неизвестно чего. И потом не отстали, продолжая развлекаться; установили, что у него иммунитет против любых инъекций из инквизиторского арсенала Биоконтроля, и уж выложились в доску, чтобы сломать его волю, пользуясь его состоянием. Фландри прекрасно знал этот метод, сам применял его неоднократно, снимая самые худшие свои состояния релаксацией.

Однако и забавным все это отнюдь не было. Он даже не помнил, как оказался в этой комнате после окончания процедуры.

Он внимательно рассмотрел себя в зеркале: волосы у корней выдавали свой естественный цвет, усы пробились вновь, щеки ввалились, скулы торчали. Сильно утомленные без контактных линз глаза снова стали серыми.

«Долго допрашивали, — думал он, — к тому же я проспал часов двадцать, не менее».

Едва он оделся, как дверь распахнулась и на пороге возникли два мрачных охранника с дубинками.

— Пошли, — приказал ему один, и Фландри пошел.

Он изрядно трусил. А что вы хотите? За мизерную капитанскую зарплату Империя ждет еще смелости?..

Его вели, Фландри показалось вначале, через роскошную жилую часть здания. Шикарные коридоры, подобострастная обслуга. Потом он понял, что ошибся. Комнаты, в которые ему случалось заглянуть мимоходом, совсем не походили на жилые. Скорее всего это была гостиница для персонала Биоконтроля. Только теперь он осознал, где находится, и мурашки поползли по спине.

В конце концов его ввели в нечто вроде большого номера, выдержанного в строгом стиле: черненые столбы и серебристые стены. Под свитком на стене, представлявшим произведение каллиграфического искусства, рос лотос. Арка вела на балкон, откуда открывался прелестный вид на огражденные металлической решеткой сады и дальше — на холмистые джунгли, уходившие к самому горизонту. Пели птички, и светило солнце.

Там, на подушечке за столом, сидел Ниас Вароу. Жестом он приказал охранникам удалиться, и они мгновенно исчезли, не забыв отвесить низкий поклон; Фландри сел на предложенное ему место напротив шефа. На небольшом гибком теле Вароу болтался свободный хитон, под которым свисал с бедра бластер. Он улыбнулся Фландри и собственноручно налил ему чай в чашку.

— Доброе утро, капитан, — сказал он. — Надеюсь, вы чувствуете себя лучше?

— Получше, чем жаба, у которой can, — признался тот. Раздался осторожный стук, и появился в почтительном поклоне согнутый слуга с прикрытым подносом, который он поставил на стол.

— Можно предложить вам? — спросил Вароу. — Филе бадъюнгской рыбы, слегка обжаренное в масле, со специями. Употребляется исключительно с ломтиком охлажденного кокоса, вот так.

Поначалу Фландри не хотелось есть, но, как известно, аппетит приходит во время еды, так что вскоре, не на шутку разойдясь, он начал пожирать все с акульей скоростью. Физиономия Вароу излучала благодушие, когда он подкладывал гостю рис с ломтиками поджаренного мяса и фруктов. К тому времени как на столе появилась крошечная тарелочка с омлетом, Фландри насытился настолько, что мог спросить рецепт понравившегося ему блюда.

Ему дали.

— Знаете, капитан, чему я, прикованный к одному месту, больше всего завидую в вашей многообразнейшей деятельности? Вашему опыту по части гастрономии. Во многих ваших колониях прижились растения с Терры, но как же все они отличаются теперь от оригиналов! Мутации, климат, почва — все отражается на вкусовых качествах… Но есть еще и местная пища. Я не говорю уж о социальном аспекте — кулинарная технология и местная кухонная философия. И я счастлив, что наши достижения в этой области нашли у вас признание.

— Хм… Хм… — ответил на эту пространную тираду Фландри, потянувшись за вторым блюдом.

— Ах, как бы все-таки хотелось вступить в более тесный, так сказать, контакт с остальной Галактикой, — сказал мечтательно Вароу. — Но, увы, это не реально. — Он налил себе чай и отхлебывал его мелкими глотками, не сводя бдительных беличьих глаз с собеседника. Сам он лишь притронулся к пище.

Через полчаса терранин отвалился от еды. Он блаженно растянулся на полу, с детства не привыкнув сидеть нога на ногу. Вароу предложил сигарету со Спики, и он принял это как средство для спасения души.

Фландри думал про себя: старый трюк — сначала бьют, а после как ни в чем не бывало мило беседуют и угощают. Многих это ломает. Но не меня. Предпочитаю наслаждаться, пока возможно, а там — будь что будет.

Потому что вечно так продолжаться не может. Он пропустил благословенный дым через рот, глотку и потом в легкие; пощекотал нос, выдыхая.

— Скажите, капитан, — начал снова Вароу, — а как вы относитесь к такому вашему поэту, как де Ле Руа? У меня случайно оказалось несколько кассет с его стихами, все от этих бетельгейзиан. Я, должно быть, не уловил массу нюансов, поэтому…

— Шутки шутками, но дело есть дело, — вздохнул Фландри.

— Простите, не понял?..

— И не могли понять. Вы тут накрыли изысканнейший стол с яствами и, по-видимому, ведете самый светский разговор, какой, по вашим представлениям, только и возможен. Но, знаете, мне трудно распуститься этаким весенним бутончиком, пока я не услышу от вас о моих друзьях.

Было заметно, как напрягся при этих словах Вароу. Сначала он промычал что-то совсем бессвязное, но потом оправился, речь полилась гладко, даже перемежаемая дружелюбными смешками и похохатыванием. Посмеемся вместе, капитан, так это называлось.

— Позвольте мне до поры до времени не отвечать на этот вопрос, капитан. Пока поверьте на слово, что в данный момент их не пытают в наших застенках, как вы, я думаю, полагали. Давайте обсудим другие вещи.

Фландри не стал выжимать дальше, посчитав, что это только накалило бы обстановку и совсем не способствовало бы выяснению других вещей. Ему ведь так много надо было еще узнать, пока Вароу разыгрывал тут перед ним благодушного дядюшку.

Что бы он ни узнал, это, конечно, все равно не поможет. Ловушка здесь первоклассная, надо признать, и уничтожить его могут тоже в любой момент. Но всякое действие, даже словесная перепалка, поможет избежать неприятных мыслей о грядущем.

— Мне как профессионалу интересно, каким образом вы вышли на меня, — сказал Фландри.

— А-а… — Вароу сделал непонятный жест рукой с сигареткой, явно довольный возможностью выказать свою проницательность. — Все очень просто. Когда вы вернулись в Компонг Тимур, это можно было расценить как своего рода истерику — вы сами шли к нам в руки. В таком случае нам, казалось бы, не о чем было беспокоиться. Но я так не думал. Все ваше поведение указывало на обратное. Не говорю сейчас о ваших документах, как личных, так и официальных, которые я внимательно изучил на корабле. И я принял как рабочую гипотезу, что у вас есть план, как выжить после окончания действия первой дозы противоядия. Я подумал: а что, если здесь орудует целая подпольная организация межпланетных агентов и именно ее вы ищете? Признаюсь, ее поиски отняли у меня много времени. — Он поморщился: — Каторжный труд. Прошу вас учесть, что никто еще никогда не вставал на пути Биоконтроля! Охранники столкнулись с абсолютно незнакомой для них ситуацией, поэтому чего от них ждать! В лучшем случае — они преданные сторожевые псы, в худшем — просто клинические идиоты. Никогда не интересовались рабочим классом, и вот итог — полная неосведомленность об уголовных приемах, которые его представители используют. Вот с этими профанами приходилось иметь дело, разыскивая такого суперсовременного шпиона, как вы.

Фландри кивнул. Что ж, у него сложилось такое же впечатление: на Юнан Бизар не существовало разведки. Даже элементарной военной науки. Бедняга Ниас! Его можно было пожалеть: прирожденный детектив, вынужденный заново открывать Америку в технике сыска!

Впрочем, он добился-таки своего.

— Все началось с того, что один местный заправила, некто Суму — а, вы, я вижу, вспомнили его! — порядком перетрухнул, когда сообразил, что имел дело с человеком, поразительно похожим по приметам на разыскиваемого Биоконтролем, и обратился к нам. — Вароу усмехнулся: — Могу вас поздравить, капитан. Суму долго не желал признаться, чем вы его купили, но в итоге рассказал все. Прелестно! Что же все это могло значить, подумал я тогда. Размышления на эту тему отняли у меня еще несколько дней, ведь мне еще не приходилось решать такие задачи. Потом я предположил, что вряд ли вы решились бы на такой подвиг, если бы не суровая необходимость в деньгах. А деньги, несомненно, вам нужны были на таблетки, которые вы надеялись достать в обход закона. Да-да, я знаю о беспорядках в этой сфере. Как только я не пытался усилить контроль за распределением, но все было тщетно. Что делать! Инерция нескольких поколений!.. Да, так вот. Раз вам пришлось доставать деньги таким путем, значит, никакую организацию вы не искали. Мало того, скорее всего ее и вовсе не существовало! Однако кое-какие контакты в Болотном городе вы, видимо, все-таки установили. С кем?

Вароу выпустил кольцо дыма и, чуть повернув голову в сторону, подчеркнуто прислушивался теперь к пению пичужки в ветвях.

— Потом, — продолжал он, — мне пришло в голову просмотреть все имеющиеся документы по делу. И что вы думаете? Из них я узнаю, что, скрываясь от нас, вы врываетесь в дом к особе сомнительного поведения, которая впоследствии дала показания, что сбежала из дома от страха, увидев вас, и что больше ничего не знает. Оснований подозревать ее у нас не было. Да и теперь могло бы не быть. Но что делать? Она была единственным звеном в цепи, ведущей к вам. Поэтому я отдал приказ немедленно привести ее. Но она исчезла в неизвестном направлении. Тогда я решил выследить ее через распределители, где, как известно, регистрируется каждый визит. Она должна была рано или поздно обратиться туда. И вот наконец из Гунунг Ютар пришел сигнал, что она там. Через час я уже был в самолете.

В распределителе ее прекрасно запомнили. Как и ее высокого спутника. Она оставила свой адрес! Это было просто восхитительно, и мы тут же направились в гостиницу. Портье признал вас по приметам. Все сходилось. Тогда мы арестовали ее и ее верзилу-дружка. И стали дожидаться вас.

Фландри вздохнул. Он все это должен был предвидеть. Сколько можно учиться, и по бесчисленным рассказам, ходящим в Службе, и на собственном опыте, что противник не глупее тебя!

— Вы чуть было не исчезли вновь, капитан, — сказал Вароу. — То был головокружительный каскад трюков, и все же я не советовал бы вам второй раз пробовать такое. Даже если вам придет в голову повторить побег, то предупреждаю: все самолеты под замком, так что идти придется пешочком. Через леса, чащобы, в дождь… Фу! Четыреста километров как минимум до ближайшей деревни. А за это время противоядие выдохнется — все. Вам крышка!

Фландри докурил и с сожалением загасил окурок.

— Единственная причина, по которой, я думаю, вы тут так засекречены, — это то, что противоядие производится здесь. Вароу кивнул:

— Правильно. Вы попали в так называемый Главный Биоконтроль. Не думаете ли рискнуть украсть парочку пилюль для предстоящего побега через джунгли? Скажу сразу — бесполезно. Проникнуть в подземелье, где находятся склады, невозможно. Двери, автоматически идентифицирующие любого, автоматическое оружие — это для начала. Плюс сотня отборных головорезов.

— Да нет, я пока не планирую этим заняться, — бросил Фландри. Вароу потянулся; тугие бугры мускулов заиграли на безволосом теле.

— Пожалуй, невредно будет показать вам кое-что. Если вам, конечно, интересно.

Интересно. Интересно все, что продлит нынешнее положение и оттянет появление палачей, подумал Фландри. Но вслух произнес:

— Разумеется. Кто знает, может, мне удастся убедить вас отказаться от такой самоизоляции.

В ответ Вароу натянуто улыбнулся:

— Напротив, капитан. Это я надеюсь убедить вас в отсутствии перспектив на подобный исход. А заодно и в том, что каждый, кто попытался бы задуматься об этом всерьез, неизбежно кончит самоубийством. Причем мучительно долгим. Пойдемте.

Сзади молча топали два охранника, но они заслуживали не большего внимания, чем бластер Вароу. Сам он придерживал Фландри за руку в высшей степени деликатно, если не сказать нежно. Прошли по коридору и вышли на пологий петляющий спуск в сад. Здесь все источало благоухание и приятную свежесть. Над головой свисали красные соцветия, выложенную гравием дорожку окаймляли костры ярко-алых и желтых клумб, струи воды били вверх из многочисленных фонтанчиков и ручейками стекали под игривыми мостками, в ивовых ветвях молниями сверкали птички кетжил, — материализовавшиеся поющие сгустки бисера.

Но Фландри было абсолютно безразлично все это. По правде говоря, его больше интересовали дома. Тот, например, к которому его вели: огромный, представлявший в синкретическом архитектурном коллаже сколки самых разных эпох. Вароу, очевидно, направлялся к самой старой части замка — черной горе расплавленного камня с охранниками у каждой двери и автоматическими стволами из бойниц сверху.

Комендантша отвесила низкий поклон и выдала всем по комбинезону с мягкими пластиковым капюшоном и вклеенной прозрачной маской. В общем, достаточно удобный. Вароу пришлось расстаться с хитоном. Ансамбль довершали перчатки, боты и респираторы.

— Там что, инфекция? — спросил Фландри.

— Инфекция на нас. — На короткий миг в глазах Вароу мелькнул первобытный ужас. Он машинально оградил себя от злых сил ритуальным жестом. — Мы ни в коем случае не должны загрязнить цистерны.

— Понятно. Но почему бы вам не создать резерв на всякий случай, вроде этого? — предложил Фландри. — Спокойнее будет.

— А вы считаете это рационально… политически? — рассмеялся он. Способность говорить вернулась к нему.

— Нет, — честно признался Фландри. — Вам тогда самим пришлось бы зарабатывать себе на жизнь, а не…

— Ой, ой, ой! Мне-то казалось, что вы не заражены этой крестьянской идеологией!

— Боже упаси! Мои хромосомы должны бы сделать из меня бабочку. Знаете, такую, которая вдохновляет других на подвиги и труд. Но согласитесь, есть существенная разница между бабочками и кровососущими пиявками.

Фландри использовал названия местных разновидностей насекомых — разумеется.

Вароу нахмурился:

— Попрошу вас, капитан!..

Тут только Фландри обратил внимание на окаменевшую от ужаса комендантшу и двух негодующих охранников.

— О, прошу прощения, — сказал он. — Малышка Ева с двумя братьями-дурачками. Простите, совсем забыл об их существовании. Если честно, я не любитель просвещать интеллектуальных девственниц.

Вароу приложил пальцы к сканнеру. Дверь отворилась, и они прошли внутрь стерилизатора, откуда, миновав отсек коротковолнового излучения и ультразвука, через другую дверь вошли в нечто вроде прихожей. Здесь шныряли взад и вперед бритоголовые с инструментами в руках. При виде их возникало чувство, что со своим неуклюжим оборудованием и еще более неуклюжей организацией они могли только портить дело. И это вполне естественно. Биоконтроль не хотел модернизации. И как все иерархии мира, уклоняющиеся от открытой конкуренции. Биоконтроль способствовал сохранению отсталости и застою, извлекая для себя из существующего статус-кво выгоду, используя для процедурных целей цепочки команд, регламентации, предписания, установления, протоколы, аппаратные склоки и тому подобное. Со всем этим Фландри был хорошо знаком еще на Терре.

Скрипучий эскалатор поднял их на несколько этажей. Впереди возникла массивная позолоченная дверь, а перед ней два сонных живописных стража с бластерными ружьями. В комнате рядом какие-то люди дожидались допуска в главный зал. Вароу быстро прошел мимо почтительно склоненных голов и через вспомогательную стерилизационную камеру вошел в святилище.

Здесь на подушечках восседал сам Солу Банданг. На нем не было комбинезона, но он был и не в хитоне. Из-под ремня юбки свисал внушительный живот. Он поднял заплывшие глазки и молвил:

— Что это значит? Я никому не давал… А, это ты.

— Приветствую тебя, туан, — скороговоркой сказал Вароу, впрочем, без особого пиетета. — Не ожидал застать тебя здесь, на посту.

— Да, моя очередь. Опять моя очередь! Даже самая высокая должность в мире — в этом мире — не избавляет от несения службы… От необходимости, так сказать, держать руку на пульсе планеты, капитан Фландри, — проговорил Банданг. — Очень важно. Да, в самом деле.

Ба, а пол-то почти совсем не истерт, подумал Фландри. Очевидно, с самых первых дней, когда Биоконтроль чувствовал себя неуверенно в «этом мире», здесь несли дежурство одни только члены правительства.

— Надеюсь, тебе уже разъяснили… ошибочность твоих воззрений, капитан? ~ Банданг протянул руку за очередной порцией сладкого имбиря. — Твое понимание стало более… реалистичным?

— Мы еще обсуждаем этот вопрос с моим гостем, туан, — сказал Вароу.

— О-о! Тогда идите прочь! — сказал Банданг. — Уходите! Право, как все-таки утомительно долго тянется эта история, Вароу! Объясните наконец капитану, что у нас предостаточно разных методов убеждать упрямцев. Да, методов. И мы можем их применить, когда будет необходимо. И больше не входите так, не беспокойте меня! В конце концов, он не в моем ведомстве. Отнюдь нет.

— В таком случае, Банданг, я прошу вашего позволения вести дело так, как считаю нужным, — сказал Вароу, еле сдерживая раздражение. — Мне хотелось бы показать капитану одну из наших цистерн. Думаю, ее вид убедит его. Но для этого, естественно, необходима ваша санкция, а еще лучше — ваше личное присутствие.

— Что?! Что такое?! Вот что, Вароу, я занятой человек. Занятой, вы слышите? У меня, к вашему сведению, есть обязательства. В мои обязанности не входит…

— Тогда, — отрезал Вароу, — туан, возможно, сам, единолично, позаботится о ситуации и примет правильное решение. Что делать с инопланетниками.

— Что?.. — Банданг выпрямился так быстро, что челюсть у него отвисла и краска сошла с лица. — Что?.. Вы хотите сказать, они здесь? Не бетельгейзиане? Какие-то неконтролируемые ино… Это…

— Именно это нам надлежит проверить, туан. Прошу вашей милостивой поддержки.

— О да. Сейчас. Немедленно. Мгновенно! — Он подскочил и беспомощно суетясь стал возиться с комбинезоном. Два охранника подлетели и начали помогать ему облачиться.

Вароу включил табло.

— А, я вижу на четвертом посту наш Дженсенг, — сказал он. — Мы пойдем туда. Вам полезно будет повстречаться с ним, Фландри.

Терранин не ответил. Он размышлял над всем увиденным здесь. Банданг — жирный кретин, но он напрочь лишен иллюзий. То-то он так струхнул перед угрозой вторжения из космоса! Это лишь подтверждало то, что Фландри понял и раньше.

Боже, какая перезрелая слива! Если бы только пилюли могли попадать сюда со стороны, тогда им всем конец. И технократам из Биоконтроля, и этим придуркам-охранникам. Они не протянут и недели.

Если смелые ребята с разных планет учуют, что здесь творится, они вмиг наводнят Юнан Бизар. А планета богатая, здесь есть чем поживиться. Не знаю, сколько еще припрятано в кладовых Биоконтроля, но наверняка предостаточно. Хватит также и рядовых бойцов (вроде меня), которые готовы послужить делу революции за свою долю в добыче.

Если революция, разумеется, не произойдет сама собой, без интервенции. Без флибустьеров. Так скорее всего и будет. Да народ их голыми руками разорвет. И если и делать здесь деньги, то не грабежом, а занявшись выпуском и продажей дешевых пилюль без каких-либо ограничений.

Но, к сожалению, это уже не в моей компетенции. Торговать — это не пиратствовать.

Да, но хоть комиссионные-то я получу от Мицуко?

От головокружительных перспектив его заставили очнуться не личные проблемы, а другое. Человек, кричащий в клетке рядом с танцующими богами. Болотный город, где люди превращаются в волков, только чтобы выжить! Голодные мужики на склонах гор, голыми руками откалывающие породу. Жены и дети по колено в воде на полях. Дъюанда — гордость ему и осталось одна только, — прыгающий в пропасть. Глаза Луанг, там, в комнате, где она сидела связанная. Охранник, ударивший ее. Есть предел терпению любого мужчины.

— Пошли туда, — запыхавшись проговорил Банданг. — Да, капитан, ты непременно должен увидеть наше производство. Э-э… Достижения. Самое великое достижение наших… предков-пионеров; я уверен, ты согласишься. Пусть же их труд… их труд… Навсегда останется святым и не будет запятнан ничем. Пусть их кровь в крови их потомков навсегда сохранит свою чистоту.

Вароу подмигнул Фландри за спиной Банданга.

Пройдя через служебный стерилизатор и миновав ждущих своей очереди кланяющихся Бандангу техников, вся компания вступила на ленточный транспортер, повезший их по коридорам. Стены его были покрыты мутными фресками, изображающими дела и подвиги первопроходцев — героев Биоконтроля. Сойдя с транспортера, они попали в узкую подвесную стеклянную галерею, проходящую под самым потолком над рядом камер.

Камеры были чудовищно огромные. С высоты Фландри видел носившихся по полу камеры техников-жучков. В центре ее находилась цистерна — десять метров в высоту и тридцать в диаметре. От нее в разных направлениях отходили трубопроводы подобно застывшим щупальцам; насосы, мешалки, тестеры, КИП, счетчики — все было разбросано вокруг, словно некий языческий бог собрал вокруг себя помощников-демонов. На многих лицах можно было заметить благоговейное выражение.

Вароу несколько отрешенно произнес:

— Возможно, вы уже знаете, что производство противоядия — биологический процесс. Некий дрожжевидный местный организм был подвергнут мутации. В процессе его ферментации должно было получиться средство, предотвращающее возникновение ацетилхолина. Сами бактерии гибнут при встрече с обычными человеческим антителами за несколько часов. Поэтому если вы покидаете планету — вам нечего бояться. Достаточно последней дозой уничтожить инфекцию, и вы освободитесь от нее навсегда. Но все время, пока вы находитесь здесь, на Юнан Бизар, в вашей кровеносной системе с каждым глотком воздуха будет поддерживаться равновесная концентрация микробов.

К несчастью, эти вездесущие микробы убивают и сами дрожжи. А поэтому необыкновенно важно поддерживать здесь стерильную чистоту. Даже малейшее заражение приведет к последствиям, которые можно сравнить разве что с пожаром в сухой траве. Помещение, где случится беда, должно быть распечатано, оборудование размонтировано, каждую деталь придется стерилизовать по отдельности. Понадобится год, чтобы снова запустить все в действие. Нам повезло — у нас пока только одна такая бракованная цистерна.

— Да любой завод молекулярного синтеза за день сделает то, что вы делаете за год! И чихал он на ваши бактерии, — сказал Фландри.

— Несомненно, несомненно, капитан, — пробулькал Банданг. — Вы там, в Империи, очень умны. Но ум — это еще не все. Есть и другие добродетели. Э-э… Я считаю, вы, Вароу, не должны рассматривать обстоятельства, приводящие к заражению… как катастрофу, что ли. Я бы, наоборот, считал это удачным или полезным в некотором роде. Считал бы Божественным провидением, устанавливающим и поддерживающим общественный порядок, причем наиболее адекватный для этого мира.

— Вы хотите сказать, общественный порядок, который признает незыблемым наследование ценностей и позволяет любой династии обрести свое естественное положение под доброжелательным покровительством некоей истинно научной организации. Основной миссией этой организации, как я понимаю, было и остается — сохранить генетическое и культурное наследие Юнан Бизар в неприкосновенной чистоте, защитив его от деградации и эксплуатации порочными чужаками, — на одном дыхании выпалил Фландри.

— Ого! Капитан, да ты уже так хорошо все понял? — удивился Банданг.

— А вот и цистерна, — прервал их Вароу.

Остекленные лестницы вели из туннеля под потолком вниз, в каждую камеру. Фландри спустился на площадку в нескольких метрах от пола. Полукруглый пульт управления мигал лампами и цифрами. Каждый прибор выдавал информацию о функционировании какого-нибудь блока. Ниже был расположен защитный бункер для мастера на случай аварии. На самом дальнем конце торчал двухполюсный выключатель, выкрашенный в черный цвет. Там светилась красная лампочка.

Человек, неподвижно стоявший за пультом, не привлекал бы к себе внимания, если бы на нем был белый хитон. Но через прозрачный комбинезон была видна его невероятная худоба. Ребра выпирали над поясом юбки так, что их можно было пересчитать. Он повернулся. Гладкий череп с отвисшей кожей и жутковатым золотым клеймом. Но глаза… В глазах горел красноватый огонь.

— Как вы осмелились… — прошептал он и затем, заметив Банданга, — а, прошу прощения, туан. — Он едва пытался скрыть презрительную усмешку. — Я подумал, это какой-нибудь невежда из новичков рискнул помешать дежурному офицеру. Банданг отступил назад.

— Э-э… Ну, знаете, Дженсенг, — он задохнулся от негодования, — вы уж слишком далеко заходите… Уж слишком. Я, знаете, э-э, требую к себе уважения. Да.

Дженсенг обвел их испепеляющим взором:

— Я несу службу здесь, пока меня не сменят. — Вой насосов, проникающий сквозь стекла будки, заглушал его голос. — Вы знаете закон.

— Да, разумеется. Но…

— Здесь, на посту, мы не подчиняемся никому, туан. Я мог бы вас пристрелить просто так, из одного каприза, и никто бы меня не осудил. Закон свят.

— Да-да, конечно, — Банданг вытер лицо. — И у меня, знаете ли, есть служба, которую я должен…

— Это в офисе-то? — осклабился Дженсенг. Тут бойцовским петухом выскочил вперед Вароу.

— Не припомните ли вы нашего гостя, коллега? — спросил он.

— Да, — он бросил взгляд на Фландри. — Это тот, что выпрыгнул в окно. Прилетел со звезд. Когда в клетку?

— Да, может, никогда, — ответил Вароу. — Надеюсь, он станет сотрудничать с нами.

— Но с ним что-то нечисто, — пробормотал Дженсенг и отвернул от них безволосый череп, впившись опять глазами в показания приборов, как будто в этом заключался весь смысл его жизни.

— Я думал, вы продемонстрируете ему, как осуществляется контроль за процессом…

— М-м-м… — только и произнес Дженсенг. Он еще долго стоял с отсутствующим видом, жуя губами и не произнося ни слова. — Да, понимаю, — сказал он наконец.

Обратив на Фландри горящий взор, пергаментный старец — живая мумия! — приказал:

— Смотреть туда. За людьми, обслуживающими цистерну. Если один из них сделает ошибку — любую из ста, — это приведет к тысяче последствий. Мгновенно закиснет тесто для хлеба. Погибает миллион людей. Слышите! Смерть! Вы способны вынести такую ношу?

— Нет, — ответил Фландри с чувством, будто шел по минному полю.

Дженсенг указал белым, как мел, пальцем на пульт:

— Именно я призван следить за показаниями приборов, выискивая малейшие ошибки и исправляя их тут же по ходу дела. Я отслеживаю и вынюхиваю как гончий пес. Триста двадцать семь миллионов раз, с тех пор как вступил в эту должность, я спасал хлеб. Триста двадцать семь миллионов жизней обязаны мне. А как насчет тебя, чужак? Можешь ты похвастаться чем-нибудь в таком роде?

— Нет.

— Впрочем, мне обязаны не только жизнью. — Тень легла на его лицо. — Что за польза от жизни, если все, для чего она существует, должно быть утеряно? Так лучше уж отдать то, что по праву принадлежит богам: жизнь, но не запятнанную и не оскверненную ничем и никем вроде тебя, чужак. Юнан Бизар обязана мне своей девственной чистотой. Мне и мне подобным. Мы дарим жизнь, мы же ее отнимаем, чтобы уберечь ее святость.

Фландри указал на черный рубильник и спросил негромко:

— А это зачем?

— Под нами, в фундаменте замка — атомная бомба. Любой, кто в данный момент несет службу, может взорвать ее со своего поста. Каждый приносит клятву совершить этот акт, если святая миссия провалится. Вот зачем этот рубильник.

На это Фландри заметил:

— И это при том, что имеется запас пилюль и кораблей с заправленным топливом, на которых Биоконтроль мог бы отчалить отсюда куда-нибудь подальше?

— К несчастью, духовная деградация проникла и сюда, — вздохнул он горестно. — Нашлись бы и такие, кто так бы и поступил. Но они будут прокляты навеки. Я же по крайней мере спасу большую часть народа.

Дженсенг резко отвернулся.

— А теперь убирайтесь! — крикнул он. Но Банданг уже карабкался по лесенке. Позади всех, улыбаясь, поднимался Вароу. Банданг вытер вспотевшее лицо.

— Ну и ну! — выдохнул правитель. — Вот это да! Я думаю… почетная отставка… Годы не щадят никого…

— Вы знаете закон, туан, — елейно пропел Вароу. — Никто из тех, кто носит на брови золотое клеймо, не может быть смещен иначе как голосованием равных ему по положению. Вы не соберете достаточного количества голосов, а только взбудоражите экстремистское крыло. — Он обернулся к Фландри: — Дженсенг весьма влиятелен здесь. Но и помимо него есть достаточно таких, кто позаботится, чтобы замок взлетел на воздух в случае угрозы.

Фландри кивнул. Если раньше у него и возникали сомнения в серьезности намерений этой публики, то теперь они полностью рассеялись.

— Не знаю, что в этом хорошего? — неуверенно протянул Банданг.

— Мы обсудим это с каш таном, — поклонился Вароу.

— Ну что ж, тогда всего хорошего, капитан! — Банданг поднял руку в отеческом напутствии. — Верю, мы еще встретимся где-нибудь. Но не в клетке?.. Конечно! Всего хорошего! — И он затрусил прочь.

Обратно Вароу шел не спеша. Они не начали говорить до тех пор, пока, поменяв одежду, не оказались в саду в блаженном тепле.

— Ну, так в чем вы хотели меня убедить, Вароу? — спросил Фландри.

— В истине, — ответил тот. Все его бравада и запал бесследно исчезли. Теперь он вперился куда-то вдаль неподвижным взглядом. Чуть приоткрытый рот придавал ему окончательно отрешенный вид.

— Вы имеете в виду близорукий эгоизм этих фанатов? Да они же мечтают о том, чтобы сделать себя бессмертными!.. А может, я ошибаюсь? Может, дело не в бессмертии, а просто в том, чтобы нахапать побольше и смыться?

Вароу пожал плечами:

— Вы все видите в искаженном свете, под другим углом. Глазами другой культуры.

— О, конечно! Я смотрю на это глазами большинства вашего народа! И вы это сами прекрасно знаете! Не понимаю, Вароу, что вы так цепляетесь за эту систему? Ну что вы имеете с этого? Деньги? Жилье? Слуг? И это предел ваших мечтаний?! Вы же способный парень! В Галактике вы бы имели все это и даже больше при ваших способностях.

Вароу оглянулся на двух охранников и тихо ответил:

— И кем бы я там был? Грязным мелким политиканом, бесконечно идущим на компромиссы? А здесь я — Ниас Вароу, которого боятся все!

Внезапно Вароу перескочил на другую тему, выказав незаурядные познания в вопросах культивации ив и эволюции их с давних времен. Он распинался на эту тему всю дорогу, пока они шли до комнаты Фландри. Вароу отворил дверь в апартаменты гостя.

— Ну, отдыхайте пока. И подумайте о том, что я вам предложил.

— Вы столько раз предлагали мне сотрудничество, ни разу не сказав, что от меня требуется, — сказал Фландри.

— Во-первых, я хочу знать абсолютно точно, с какой целью вы прилетели. — Вароу не мигая смотрел на Фландри. — Неглубокий гипнозондаж, если вы не против, меня убедил бы. Во-вторых, вы поможете подготовить фальшивку о вашей гибели, так чтобы не возбудить подозрений. После чего вы будете назначены моим первым помощником. Пожизненно. Посоветуете мне, как модернизировать охрану и увековечить изоляцию планеты. — Он улыбнулся почти смущенно. — Мы не так уж не схожи, капитан. И оба получили бы удовольствие от совместной работы.

— Допустим, я откажусь. Что тогда?

Вспыхнув, Вароу сменил любезный тон на сухо-официальный.

— Тогда — глубокий гипнозондаж. Я выужу из вас все, что смогу. Я не специалист; с этой штукой у меня не было опыта. Вы знаете, что даже в руках профессионала зонд может нарушить многие области мозга. Что уж говорить обо мне… Но, во всяком случае, я успею кое-что узнать перед тем, как ваш мозг разрушится, испарившись.

Он поклонился:

— Жду вашего ответа завтра. Отдыхайте. И дверь за ним затворилась.

Фландри мерил тишину шагами. Он отдал бы год жизни за пару нормальных сигарет, но увы! Сейчас у него не было даже местных. Это явилось последним гвоздем в крышке гроба!

Что делать?

Сотрудничать? Допустить, чтобы его подвергли гипнозондажу? Но это значило отдать свой мозг на произвол свободным ассоциациям беспрепятственно блуждать по его мозгу! И тогда все, что знает Фландри об Империи вообще и о разведке, в частности, станет известно Вароу.

В принципе все это еще можно было бы перенести, останься вся информация на Юнан Бизар. Но это — вряд ли случится. Такой смелый человек, как Вароу, обязательно захочет сыграть на этом. В обмен на секреты военной безопасности Терры он может выпросить что-то вроде дружественного протектората со стороны мерсейцев. Всего-то — один или два патрульных корабля на орбите — в обмен на сведения, которые он будет экономно по частям скармливать мерсейцам. Или еще того хуже. Вароу найдет варваров, имеющих собственный флот, они примутся совершать пиратские налеты на колонии Терры. Как грамотно осуществить налеты — он тоже им расскажет.

Тем временем каждый час ночи приближал этот кошмар.

Конечно, Доминик Фландри может остаться в живых, если согласится на положение одомашненного животного. И он не мог решить, стоит ли игра свеч или нет.

По холмам прокатился гром. Солнце село за облака, которые почти полностью к этому времени затянули небо.

Упали первые крупные капли. Сад зашумел.

«Интересно, удастся ли сегодня еще поесть?» — подумал он уныло.

Он не включал свет и расхаживал почти в полной темноте. Когда распахнулась дверь, ему показалось, он ослеп. На фоне яркого света из коридора в проеме двери стояло гигантское чудище.

Фландри сделал шаг назад и сжал кулаки, но тут же обнаружил, что чудище носило хитон Биоконтроля. Ах, им стало невтерпеж. Они хотят его немедленно, сейчас. Сердце у него упало. — Спокойствие, — вдруг услышал он до боли знакомый голос. Сверкнула молния. В ее вспышке Фландри различил бритую голову, золотое клеймо и изуродованное лицо Кемула.

У Фландри подкосились ноги, и он рухнул на кровать.

— Где тут у тебя, черт подери, выключатель? — грохнул бас над ним. — У нас мало времени. Тебя, может быть, и оставят в живых, а мне уж точно клетка. Быстрее!

Терранин встал на негнущиеся ноги.

— Держись от окна подальше, — сказал он и удивился, что еще может говорить не заикаясь. — Обидно будет, если нас застукают вместе. Никто не поверит в чистоту наших намерений. А, вот. — С потолка вспыхнул свет.

Кемул извлек из-под хитона богатую одежду и кинул на кровать: саронг, шлепанцы с загнутыми вверх носами, блузу, рубашку, чалму с шикарным пером.

— Лучшее, что смогли достать, — сказал он. — Было бы нелепо маскировать тебя под работника Биоконтроля. Твой бритый череп окажется еще бледнее, чем лицо, которое и так привлекает внимание. Зато за богатого торговца или землевладельца ты вполне можешь сойти. Скажем, приехал обсудить политику рынка или еще что-нибудь. Да и мне легче — не надо будет соблюдать правила вежливости и все эти условности при общении с тобой, я им и не обучен.

Фландри путался в одеждах.

— Как ты попал сюда? — спросил он. Толстые губы Кемула поползли вверх.

— А вот это еще одна причина, почему нам надо спешить. Там, за твоей дверью, два покойника. Твои бывшие охранники. — Он открыл дверь и, согнувшись, втащил в комнату два трупа со свернутыми одним ударом шеями.

Все правильно, подумал Фландри, испытывая легкое головокружение. Огнестрельное оружие здесь не подошло бы — слишком много шума. Даже цианистый пистолет (игла плюс сжатый воздух вместо пороха) надо сначала достать, а уж потом выстрелить. За это время вполне можно поднять тревогу и переполошить всех в округе. А вот работнику Биоконтроля ничего не стоит беспрепятственно пройти мимо, склоненных часовых — скажем, в глубокой задумчивости, и свернуть их цыплячьи шеи в одну секунду. Видимо там (где?) посчитали эту способность Кемула подходящей к данному случаю и послали именно его, а не кого-нибудь с менее приметной внешностью.

— Но я так и не понял, как ты попал сюда, — настаивал Фландри.

— Приземлился, как и все, у ангара. Тамошнему служащему сказал, что Кемул издалека, из Пегунунганга Градъюганга, по неотложному делу и что, возможно, отправится обратно через несколько минут. Прошел в здание, зажал одного в угол, выбил из него все насчет тебя, потом выкинул через окно в кусты. Там попадались разные в хитонах, приветствовали Кемула, да только он всем говорил, что шибко занят.

Фландри присвистнул. Ну и дела! Где еще можно было бы совершить такой подвиг, кроме как на Юнан Бизар? Этот факт — враг в цитадели, а его даже не удосуживаются допросить! — демонстрирует полную беспомощность системы правления Биоконтроля. Конечно, можно было бы возразить, что на Юнан Бизар никому и не снилось, что такой дерзкий налет может кому-то прийти в голову, но все равно…

Но все равно. Он играл сейчас в фантастическую игру, в которой шансы на выигрыш стремительно падали с каждой просроченной секундой.

— Мы скоро совершенно изнасилуем этот несчастный Пегунунганг Градъюганг. — Фландри смахнул пылинки со своего нового облачения. — Оружие имеется?

— А как же. Вот. — Из-под хитона Кемула появились антикварный револьвер, сродни пушке Прадъюнга (интересно, какой век?) и бластер.

— Спрячь. Стрелять не придется.

— О, разумеется. Ты не поверишь, как немного надо такой робкой овечке, как я. Пошли.

Коридор был пуст. Они шли по нему не спеша, со стороны можно было подумать, что два почтенных гражданина ведут неспешную доверительную беседу. На перекрестке с другим коридором им попался навстречу техник Биоконтроля, который в крайнем изумлении согнулся в поклоне. Техник двинулся дальше по своим делам, а Фландри подумал: кто знает, что тот решит, случись ему пройти мимо комнаты Фландри и не увидеть перед ней охраны?

Коридор выходил в большую общую комнату отдыха. Между столбами и позолоченными щитами курили, читали, смотрели видеотанцы человек двенадцать служащих из Биоконтроля. Фландри и Кемул пересекали помещение по направлению к главному выходу, когда один из них среднего возраста с эмблемой Контроля за Чистотой на хитоне пересек им путь.

— Прошу прощения, коллега, — поклонился он, — я никогда ранее не имел удовольствия встречать вас. Думал, что знаю всех посвященных. — Он с нескрываемым интересом уставился на Кемула. Должно быть, скучная у них работенка, подумал Фландри, что так бросаются на новичков. — И я совершенно не представлял, что среди нас присутствует такой выдающийся гражданин, — это относилось уже к Фландри.

Фландри низко склонил голову под прикрытие спасительного пера. Из-за столика с шахматной доской на них с любопытством уставились двое, сидевшие нога на ногу.

— Амети Наманг. Я только что из-за океана Тинджилского, — прорычал Кемул, представляясь. — Мы прилетели сюда с Владельцем Тасиком. Я провел там годы. На специальной службе.

— Э-э… Но ваш акцент… И ваше лицо я бы обязательно запомнил…

В этот самый момент Фландри скользнул за необъятного Кемула, так что пропал из поля зрения назойливого типа, и задыхающимся театрально-трагическим шепотом, но, впрочем, достаточно громко, воскликнул:

— Умоляю вас, прекратите! Как вы можете говорить о пустяках, когда человек при смерти в результате аварии?! — Он взял компаньона за локоть. — Пойдемте же. Не будем испытывать терпение туана Банданга!

Их провожали пристальными взглядами, которые стрелами впивались в спины.

Дождь лил немилосердно, стекая потоками с крыши веранды. Неясно светили фонари вдоль тропинок; их явно не хватало для такой погоды. Странно, можно подумать, здесь первый раз так темно и так льет!.. За ними медленно закрывались двери.

— Через тридцать секунд этот парень либо пожмет плечами и плюнет, либо начнет сопоставлять факты. Бежим! — Но только они спустились по лестнице…

— Проклятье! Ты забыл захватить плащи! На кого мы станем похожи — на пару мокрых крыс?! И ты думаешь, что нас в таком виде посадят в твой самолет?

— С бластером нас посадят куда мы пожелаем, — процедил Кемул. — И не паникуй. Тебе по меньшей мере предоставлена возможность умереть достойно. Она была куплена для тебя с риском для двух жизней.

— Двух?..

— Все это не идея Кемула. И даже не его желание. Фландри замолк. Дождь лил по лицу, одежда промокла насквозь. Его не оставляло ощущение, будто он бежал по какому-то замкнутому петлей транспортеру, оставаясь все время на одном месте. Раз! Фландри перескакивает через изгородь. Два! Фландри огибает фонарь. Раз! (Изгородь) Два! (Фонарь) Раз! Два!.. Где-то над джунглями громыхнул гром.

И внезапно возник мерцающий бетон. Сад кончился. Через поле — длинный полукруглый ангар.

— Вот здесь все и приземляются, — прохрипел Кемул. Он шел сейчас к дверям служебного помещения. На порог выскочил служащий в юбке и задрал голову на Кемула.

— Где моя машина? — грозно рявкнул тот.

— Как, уже? Так скоро, туан? Вы только-только…

— Я тебе разве не сказал, что скоро вернусь? А ты, подлец, уже затолкал ее в ангар? Болван! — Кемул толкнул его рукой. Служащий упал, но тут же поспешно поднялся на ноги и кинулся к дверям ангара.

И вдруг раздался протяжный свист. Он был прекрасно слышен, несмотря на шум ливня. Фландри оглянулся. Окна Главного Биоконтроля, нависшего горой над беседками и фонтанами сада, горели глазами хищника. Служащий встал, разинув рот.

— Ну ты, давай пошевеливайся! — гаркнул Кемул.

— Да, туан. Конечно, туан. — Откинул щеколду, дверь отъехала в сторону. — Но что произошло?

«Я не знаю, — думал Фландри. — Может быть, обнаружилось мое отсутствие. Или кто-нибудь наткнулся на мертвого охранника. Или наш друг в комнате отдыха проявил похвальную любознательность. Или еще что-нибудь. Не все ли равно? Итог один и тот же».

Он опустил руку в карман на холодную рукоять револьвера. Зажегся свет. Внутри было полно машин, принадлежавших всем, кто нес здесь службу. Интендант беспомощно оглядывался, прислушиваясь к свисткам, топоту ног и крикам.

— Э-э, туан, давайте посмотрим, которая из этих ваша. Я точно не помню… Не могу…

Четверо или пятеро охранников выскочили из сада на освещенное поле.

— Давай в машину, — хлопнул Кемула по спине Фландри, вытаскивая револьвер и отходя под прикрытие двери. Интендант разинул рот. Он пискнул и попытался бежать, но кулак Кемула, пришедшийся ему в самое основание черепа, заставил его пролететь на несколько метров через арку, удариться о бетон, юзом проехать по полю и наконец успокоиться навечно.

— В этом не было необходимости, — сказал Фландри с неприятным чувством. Вот уж точно, всегда больше всех страдают невиновные.

Бандит был уже среди машин, а отряд охранников перешел на бег. Сколько шагов сделал Фландри, отступая в глубь ангара, столько раз он нажимал на курок. Один из охранников закрутился на месте, грохнулся на спину и теперь пытался встать. По его груди расползалось багровое пятно. Остальные рассыпались по полю. Они кричали, призывая на помощь.

Фландри кинул взгляд в другую сторону: и там, на противоположной стороне летного поля, уже замелькали фигурки охранников. Сквозь треск ломавшихся веток под ногами, сквозь вой ветра и шум дождя пробивались отрывистые команды Вароу:

— Ангар окружить. Отрядам четыре, пять, шесть — штурмовать вход. Отрядам семь, восемь, девять — стрелять по всем машинам из ангара. — Видимо, он говорил в мегафон, но Фландри слышался голос разгневанного бога.

Чей-то дурацкий самолет блокировал путь машине Кемула. Кемул яростно ревел, откатывая его в сторону. Как только три отряда штурмовиков побежали по бетонированному полю, Фландри услышал:

— Живо в машину!

Терранин выпустил еще дюжину пуль в приближавшееся войско, изогнулся и прыгнул. Кемул уже сидел над включенными приборами, заводя мотор. Он оставил дверь в отсек пилотов открытой. Фландри успел занести одну ногу, как машина пошла. Они сбили охранников, прорвавшихся внутрь ангара.

Кто-то пронзительно закричал. Отвратительно хрустнули кости. Один ухитрился ухватить Фландри за болтавшуюся в воздухе ногу и повиснуть на ней. Фландри чуть не слетел вниз. Он выстрелил, но промахнулся. Попытался еще раз и понял, что оружие заклинило. Он швырнул бесполезный теперь револьвер в искаженное гримасой лицо под ним. Машина перешла на антигравитационный режим и оторвалась от земли. Фландри висел, цепляясь за дверцу, используя две руки и одну ногу. Он попытался слягнуть пиявку, но враг продолжал висеть, испуская истошные вопли. Тогда, собрав все силы, он поднял ногу почти строго перпендикулярно линии отвеса и рывком опустил, пытаясь размозжить охранника о корпус.

Тот сорвался вниз со стометровой высоты. Фландри ввалился в кабину.

— Через шестьдесят секунд они поднимут перехватчик, — выпалил он, хватая ртом воздух. — Дай мне штурвал! Глаза Кемула налились кровью.

— Ты в этом что-нибудь понимаешь?!

— Побольше, чем любой бандит! Давай, вылезай! Ты что, хочешь, чтобы нас сбили?!

Глаза их встретились. Взгляд Кемула был ужасен. И тут случилось следующее. Хвостовая часть самолета была отделена панелью от кабины пилотов. Хоть это был допотопный и маломощный самолет, по сравнению с тем, на котором летел Фландри первый раз с Вароу, он принадлежал, несомненно, богатому человеку. Внезапно эта панель сдвинулась в сторону и в кабину пилотов просунулась голова Луанг:

— Отдай ему штурвал, Кемул. Быстрее.

Кемул страшно выругался, но сдался. Фландри упал в кресло.

— Навряд ли у этой телеги имеется компенсатор ускорения, — сказал он. — А посему отправляйтесь в хвост и пристегнитесь покрепче.

Мгновение он изучал приборную доску. Самолет был необычной конструкции, старомодный, купленный, без сомнения, у торговцев с Бетельгейзе. Но Фландри успел за свою жизнь перевидать много всяких гораздо менее понятных моделей, да и опасность была столь велика, что он за секунды идентифицировал все приборы.

Машина летела в темноте. Дождь хлестал по лобовому стеклу. Слева — вспышка молнии. Фландри включил радар в поисках погони и сделал спираль. Под ним мигал огнями Главный Биоконтроль. Датчик запищал и зарегистрировал цель, двигавшуюся на перехват. Автомат попытался изменить курс, Фландри выдернул его из питания и стал набирать высоту.

Самолет Фландри чертил в небе тонкую прямую линию в направлении центра шторма. На этой средневековой галере радар не сообщал пилоту, что творится сзади, но, несомненно, его догоняли. Что-то протяжно свистело. Вот черт! Он забыл закрыть дверь кабины! Когда он потянулся к ручке, на лицо упало несколько капель. У них был вкус ветра.

Все выше и выше. Вот уже вспышки молний освещают всю небесную механику: кучевые облака под небом разверзаются у основания водопадами.

Корпус вибрировал от воздушных толчков, вихрей и ям. Электроника, как безумная, периодически зашкаливала приборы. Гром гремел уже в самой кабине.

Набрав максимальную скорость, Фландри временно отключил двигатели, совершил U-образный поворот на 180 градусов в горизонтальной плоскости и ринулся в обратном направлении, выжимая из машины все, что она могла дать. Потом, сбросив скорость, пошел вниз.

Он увидел темный, похожий на акулу силуэт примерно в километре от себя, скользящий в небе с двойной по сравнению с Фландри скоростью. Расстояние стремительно сокращалось. Перехватчик рос на глазах. Несколько секунд оставалось для принятия решения. И произошло то, на что рассчитывал Фландри. В самый последний момент пилот не выдержал и круто вильнул вбок. Фландри проскочил всего в метре от его фюзеляжа.

Вопрос о том, как и сколько времени пилот должен жать на тормоза, решается инстинктивно. При такой перегрузке он сам чуть не вылетел через лобовое стекло, а корпус машины едва не развалился на куски. И все же — вот что значит опыт! — самолет завис точнехонько над кронами деревьев при нулевой скорости. Фландри немедленно лег на горизонтальный курс, пронося шасси в расстоянии сантиметров от макушек деревьев и умело уворачиваясь от особенно высоких. Он нырнул в эпицентр шторма и увидел, как молния расщепила одно такое дерево пополам в десяти метрах от него. Тот, кто не прошел тренировок в космосе, никогда не смог или не осмелился бы совершать виражи с такой лихостью и скоростью. А что же перехватчик?.. Он болтался где-то наверху в полной беспомощности, потеряв и курс, и цель, и скорость и упустив из виду противника.

Фландри вышел из полосы дождя и, только оказавшись в пятидесяти километрах от Главного Биоконтроля, рискнул высунуться, приподнявшись над землей и прозондировав радаром небо. Небо было чисто. Только тропические звезды в фиалковом тумане да свист рассекаемого ветра.

— Вот мы и смылись, — пропел он. Вновь набрал высоту и только теперь оглянулся назад, в хвост самолета. Большое тело Кемула обвисло в кресле.

— Ты, идиот! Ты мог нас всех расплющить! — задыхался здоровяк.

Луанг отстегнула ремень и долго доставала непослушными пальцами сигарету.

— Я думаю, Доминик знал, что делал, — ответила она. Фландри заблокировал рычаги управления и вышел в салон, разминая мускулы.

— Я того же мнения, — сказал он и плюхнулся в соседнее с Луанг кресло. — Привет.

Она долго не отрываясь смотрела на него. Ее глаза и волосы мерцали в полутьме салона. Синяки в том месте, где проходил ремень безопасности. Должно быть, от его маневров. А она все смотрела, смотрела… Так что ему даже стало неловко, и он воткнул сигарету в рот, чтобы хоть что-то сделать.

— Теперь ты поведешь, Кемул, — сказала она.

Бандит недовольно хрюкнул, но встал и отправился в кабину.

— Куда летим? — спросил Фландри.

— В Ранау. — Она наконец оторвала от него взгляд и затянулась. — На родину Дъюанды.

— Ага. Я догадываюсь, что там у вас произошло. Но все равно расскажи.

— Когда ты дал деру из гостиницы, эти слабоумные охранники рванули за тобой, оставив нас одних, — рассказывала она монотонным голосом, как вызубренный урок. — Все время, пока шла драка, Дъюанда был за дверью. Вошел только после того, как мы остались одни. Весьма разумно с его стороны. Никто его не заметил. Он нас и освободил.

— Неудивительно, что Вароу презирает их, — сказал Фландри. — Представляю их рожи, когда они вернулись и нашли птичник пустым. Хотя, признаю, он так хладнокровно реагировал на мои расспросы, что я подумал, вы и вправду у него в руках. Ладно, давай дальше. Что случилось потом?

— Ну, мы, конечно, не стали их дожидаться. Кемул угнал чей-то самолет. Дъюанда умолял нас спасти тебя, на что Кемул только смеялся. Мне, кстати, это предложение тоже поначалу показалось безумным. Знаешь, как ужасно быть вне закона и жить на таблетки, которые сумеешь достать только из-под полы! К тому же три человека против хозяев планеты?

— Однако все-таки ты открыла по ним огонь? — Фландри так близко от ее уха прошептал эти слова, что коснулся губами кожи. — Всегда буду твоим должником.

Не меняя позы, она отрешенно смотрела прямо перед собой, выговаривая слова на манер робота:

— Прежде всего ты должен благодарить Дъюанду. Ты спас его, он тебя. Он утверждал, что не один, что таких, как он, много. Что там помогут, если появится надежда избавиться от Биоконтроля. И вот… Мы добрались до Ранау. Я разговаривала с отцом мальчика, он предоставил нам самолет, снабдил этим маскарадным костюмом и кое-какой информацией. Они составили план. Теперь мы возвращаемся. Посмотрим, что можно сделать.

На этот раз Фландри серьезно посмотрел на нее:

— Но ведь это ты приняла окончательное решение? Она пошевелилась в кресле.

— Ну и что из этого? — не вполне уверенно сказала она.

— Вот это я и хотел бы знать. Ведь не из простого чувства самосохранения ты пошла на это. Наоборот, ты сильно рисковала. Ведь что было? Ты имела выход на черный рынок к таблеткам. Ты могла бы заниматься этим и дальше. Вароу, выудив все из меня, понял бы, что ты никакой угрозы не представляешь, и просто забыл бы о тебе. Даже больше того: с помощью какого-нибудь влиятельного мужика ты могла бы потребовать официальных извинений, притворившись обиженной. Поэтому, если мы собираемся работать вместе, я хочу знать мотивы: почему ты рискнула всем, чтобы меня спасти?

Она раздавила окурок.

— Вовсе не из-за твоих бредовых идей! — огрызнулась она. — Плевать я хотела на сто миллионов дураков. Мне лишь надо было… Чтобы тебя спасти, мне нужна была помощь. А помощь была только в Ранау. А те помогли бы только в том случае, если это им будет сулить революцию. Вот и все.

Кемул расправил огромные плечи и повернулся к ним:

— Если ты не прекратишь подкалывать ее, терранин, то Кемул скормит тебе твои собственные кишки!

— Закрой панель, — приказала она. Гигант отвернулся, вздохнул и задвинул панель. Ветер затих. Фландри выключил свет и увидел в иллюминаторе яркие близкие звезды. Стоит лишь протянуть руку — и наберешь горсть…

— Больше на всякие дурацкие вопросы я отвечать не собираюсь, — сказала она. — Тебе недостаточно, что ты на свободе?

Но ее вопрос так и остался без ответа. Ибо Фландри прижал ее к себе, а в таком положении разговаривать оказалось крайне неудобно. В доброй тысяче километров на северо-восток от Компонг Тимура, на самом краю континента, находилось местечко под названием Ранау. Болота, горы, отсутствие регулярной навигации по рекам, а также некоторая холодность населения по отношению к чужеземцам — все это привело в конечном счете к тому, что Ранау не пользовался популярностью ни у коммерсантов, ни у туристов. Может, раз в год и заедет кто-нибудь, но не чаще. Воздушное сообщение с Ранау не было налажено. Когда Фландри приземлился, было еще темно. Несколько бесстрастных мужчин с флюоресцирующими шарами вместо фонарей встретили их в порту. Он был сражен, узнав, что до ближайшего поселка шагать по бездорожью километров десять.

— Мы не прокладываем дорог среди Деревьев, — сказал Тембеси, отец Дъюанда. — В этом все дело.

Рассвело, а они все еще шли. Но в ландшафте, угадывающемся в свете раннего утра, Фландри обнаружил новый повод наслаждаться чудесами жизни.

Почва была низкая, сырая, верхний слой составлял мягкий ярко-зеленый торф, похожий на мох. На нем миллионами капелек сверкала роса. Туман клубился и перетекал из одной ложбины в другую, редея с каждой секундой по мере того, как поднималось солнце. Сырость заполняла рот и нос. Он шел, высоко поднимая ноги, почти бесшумно, через пружинящую поросль. Молчаливые люди, шедшие рядом в тумане, как призраки, не могли избавить от навязчивого ощущения, что он спит.

Перед ним, вырвавшиеся из тумана в яркое небо, встали Деревья Ранау.

Их было, наверное, больше тысячи, но Фландри мог видеть лишь несколько одновременно. Они росли очень далеко друг от Друга, между стволами не меньше километра. А еще они были очень большие.

Когда Дъюанда говорил об этих деревьях, что они достигают двухсот метров в высоту и живут около десяти тысяч терранских лет, Фландри представлял себе нечто вроде секвойи, знакомой ему по Терре. Но Юнан Бизар — не Терра. Великие Деревья оказались в несколько раз толще; просто невероятно, что могли существовать такие горы органического происхождения с корнями вместо подножий. Метров на пятьдесят ствол был голый, потом начинал разветвляться, вначале толстыми, потом все более тонкими ветвями. Самые тонкие и высокие веточки были под стать терранскому дубу, самые низкие сами могли сойти за лес. Количество пятиконечных листьев, каждый из которых имел зеркальную поверхность снизу, превосходило, казалось, число видимых звезд. Даже если учесть меньшую силу тяжести на Юнан Бизар, трудно было сказать, как могли удерживаться в воздухе такие огромные стволы. Вероятно, это объяснялось тем, что на не уступающий по прочности металлу ствол наращивалась наилегчайшая порода, вроде терранской бальзы, с грубой серой корой. Слабый ветерок, привычный для этих мест, шевелил верхние листья, и они отражали зеркальной изнанкой солнечный свет далеко вниз, на нижнюю листву, не давая ей зачахнуть в тени.

Но Фландри было не до попыток объяснить увиденное. Он просто застыл на месте. Деревья закрывали собою все небо, солнечный свет мигал, дрожал, переливался в кронах, подобно пламени. Остальные, поняв состояние Фландри, тоже остановились, поджидая его. Все молчали.

Терранин обрел наконец дар речи, когда они снова тронулись в путь.

— Ваши люди в основном арендаторы? Редкий случай здесь, как я понимаю?

Тембеси — большой, с будто из камня высеченным непреклонным лицом, — ответил не спеша:

— Не совсем понимаю, какой смысл вы вкладываете в эти слова. С самого начала колонизации стало ясно, что свободный фермер здесь обречен. Большие наделы не могли себя окупить, а с маленьких участков все шло на собственный прокорм, на продажу не оставалось ничего. Плюс ко всему — много денег уходило на противоядие, чтобы думать о какой-либо модернизации. Один неудачный год — и вы вынуждены продать часть земли богачу, владельцу плантаций, только чтобы просто оплатить пилюли. Ферма становилась совсем крохотной, она уже не способна была прокормить, владелец залезал в долги, и если он в конце концов не попадал в рабство, это могло считаться удачей.

Наши предки, крестьяне, предвидели подобную участь — утрату земли. Они все распродали и перебрались сюда, где еще были условия для свободной и независимой жизни. Место было к тому времени необжитое — это во-первых; нужна была наличность для приобретения разного инвентаря и таблеток. Во-вторых, земля здесь была слишком скудной, чтобы на нее могли польститься богачи, которые всегда найдут повод вытеснить слабых. В-третьих, привлекала удаленность от коррупции, от грязи городов, от невежества и нищеты деревень. В-четвертых, возникла взаимовыручка, которая не дала бы распасться новой общине. Все это мы нашли здесь, среди Деревьев.

К этому моменту они вышли из леса и входили в Священную Рощу. Было вовсе не темно, как ожидал Фландри, когда они вступили под сень первого гиганта. Сама крыша из листьев служила источником света: листья мерцали, сверкали, вспыхивали, рассыпая солнечные зайчики по всему пространству. Маленькие зверушки сновали вокруг огромного корня, выпиравшего из земли серой стеной чего-то, напоминающего мох. Язычками огня тут и там сверкали в листве золотистые кетжил. Они пели, и их щебет сливался с вечным неумолчным шелестом, словно исходящий из далекого водопада, звуки которого разносились далеко в тишине и покое. Находясь рядом с Деревом, трудно было составить представление о его высоте. Слишком оно было огромно. Его нужно было просто принять как данность, оно как бы заслоняло собой полмира. Глядя вперед, на зеленые лужайки, казалось, что стоишь под сводом шепчущихся солнц, поддерживаемым парящими колоннами. И по ковру этих лужаек кто-то щедрой рукой рассыпал мириады белых цветков.

Дъюанда оторвал полный благоговения взгляд от Фландри и краснея признался:

— Отец, я стыжусь, что хотел изменить все это.

— Ты хотел этого не со зла, — сказал Тембеси. — Ты был слишком молод, чтобы понять простую истину: трехсотлетние традиции обладают большей мудростью, чем любой человек. — Он слегка склонил голову, обернувшись к терранину: — Не могу выразить, как я признателен вам за спасение моего сына.

— А, пустяки, — пробормотал Фландри. — Вы ведь тоже помогли мне.

— Но не бескорыстно. Вот видишь, Дъюанда, твои старейшины совсем не похожи на дряхлых стариков, как ты полагал. Мы тоже мечтаем изменить жизнь Деревьев, и даже больше, чем ты представлял себе.

— Значит, придут терране! — возбужденно воскликнул мальчик.

— Ну, не совсем так… — задумчиво произнес Фландри. Он оглядел остальных. Пылкий Дъюанда, твердый Тембеси, простоватый Кемул, загадочная Луанг, держащая его за руку… Он