Нэн Эскуит

Сад Персефоны


Глава 1

<p>Глава 1</p>

Иногда мне казалось, что зима длится уже три года, с того самого дня, как погиб Алексис. Зима в душе и за окнами. Текли серые и однообразные дни. Даже когда светило солнце, я его не замечала.

Зато теперь, после сырого, туманного Ливерпуля, я не могла поверить своим глазам. Всего два часа полета — и передо мной совершенно новый мир. Сколько красок! Лучи яркого солнца горели на крышах, раскаляли шоссе, камни, бетон и, отражаясь, взмывали фонтаном в синеву неба. Ошеломленная, щурясь от непривычного света, я стояла в аэропорту в Афинах, ожидая человека, которого должен был прислать отец Алексиса. Рука Ники сжимала мою руку, груда чемоданов была сложена у наших ног.

Все было ново и странно: гортанные возгласы греков, тонкие, точеные лица, темные, глубоко посаженные глаза. Мимо проносились люди: вероятно, кто-то из них спешил на работу, кто-то кого-то встречал, кто-то бежал по делам. Меня охватило знакомое ощущение. Я чувствовала, что отрезана от внешнего мира, где каждый занят своим делом и у каждого своя жизнь и своя игра.

Ники потянул меня за руку:

— Я хочу пить!

— Ну, что еще? — Я посмотрела на него сверху вниз и увидела бледное, измученное лицо и огромные глаза, в которых отражались люди, толпящиеся вокруг нас.

Я приехала сюда только ради Ники. Сама бы я ни за что не решилась, боясь этой первой встречи с семьей Алексиса. Более того. Я была с самого начала против знакомства с человеком, который поссорился со своим сыном и так и не простил его из-за того, что тот захотел добиться чего-то сам, а не пойти по стопам отца и работать в Судоходной компании Карвеллиса. Мистер Карвеллис не желал иметь ничего общего с Алексисом после того, как тот уехал из Меленуса в Париж, а затем в Лондон.

Никто из членов семьи Карвеллисов не присутствовал на нашей свадьбе. И год спустя только один из них, сводный брат Алексиса Пол, приехал на его похороны. По крайней мере, мне так сказали, когда я вышла из больницы, оправившись от сотрясения мозга.

Я резко обернулась в надежде отогнать от себя воспоминания о черных днях и натолкнулась на высокого бородатого молодого человека, который подошел к нам сзади. Ники испугался.

— Простите, — пробормотала я.

Молодой человек неожиданно улыбнулся:

— Миссис Карвеллис?

— Да.

— Меня зовут Майк Хардинг. Извините, что опоздал. Я спешил приехать, чтобы встретить вас, но меня задержали на стоянке для частных самолетов.

Я протянула ему руку:

— Все в порядке. Мы недолго ждали. Познакомьтесь, это мой сын Никос. Ники, поздоровайся с мистером Хардингом.

Ники вежливо подал руку, как я его научила. Он с интересом рассматривал мужчину с бронзовыми волосами и бородой.

Я не знаю, кого ожидала увидеть. Наверное, смуглого грека, а не одного из тех агентов, работающих на фирме. Не иностранца. Совсем не такого молодого и неофициального: штаны цвета хаки, голубая рубашка — верхняя пуговица расстегнута, потертая соломенная шляпа сдвинута на затылок.

Я осознавала, что мы слишком пристально разглядываем друг друга, и он это тоже почувствовал.

Широко улыбнувшись, он сказал:

— Извините, просто вы совсем не так выглядите, как я себе представлял.

Его теплый и дружелюбный взгляд растопил мою обычную сдержанность.

Я улыбнулась в ответ:

— Вы тоже. Я никак не думала, что нас встретит англичанин. Я была уверена, что в доме у мистера Карвеллиса живут только греки.

— Я из Новой Зеландии, и я не живу в этом доме. Я всего лишь один из служащих Василиса.

— Служащий?

— Мы называем остров «Королевство Василиса». Я работаю на аэродроме, это один из многочисленных проектов мистера Карвеллиса. — Майк нагнулся, чтобы взять чемоданы. — Ну что, пойдем?

Ники опять потянул мою руку и умоляюще посмотрел на меня. Я быстро сказала:

— Мне очень не хочется беспокоить вас из-за такой ерунды, но можно Ники сначала что-нибудь попьет? Мы ели и пили во время полета, но он очень хочет воды. Если у нас есть время… Во сколько отправляется самолет? Мне сообщили, что мы полетим на остров.

— Да, конечно. Но нам незачем спешить. Пилот очень любезный человек. Он полетит тогда, когда вы будете готовы. Я думаю, нам всем стоит чего-нибудь выпить. Здесь есть одно местечко.

Ники и я последовали за широкоплечим мужчиной, который, легко подхватив наши вещи, будто это была пара бумажных свертков, широко зашагал впереди. Несколько минут — и мы сидели в кафе. Перед нами стояли три стакана «Лемонаты», вкусного освежающего напитка из лимонного сока.

— Сколько тебе лет, Ники?

Ники не отрываясь смотрел на него с очень серьезным выражением лица.

— Думаю, что четыре. — Майк повернулся ко мне за подтверждением: — Правда?

— Почти четыре.

Майк бросил на меня быстрый взгляд и отвернулся. Я знала, о чем он подумал. Все то же самое, что говорили мне до этого. Шаблонную фразу: «Вы так молоды для того, чтобы быть вдовой». Мне было двадцать три. В девятнадцать — жена, в двадцать — вдова. В двадцать три по-прежнему вдова, потому что не могла больше никого полюбить так, как любила Алексиса.

— А ты большой, — сказал Майк, чтобы как-то подбодрить Ники, который с таким любопытством изучал его.

Это было неправдой. Ники был совсем невысокий для своего возраста, худенький, даже хрупкий. «Слабенький», — говорила миссис Бейтс. Миссис Бейтс, добрая, искренняя, дородная матрона, сдавала нам квартиру в Селтон-парке. «У вас будет много проблем с его здоровьем», — повторяла она зимой, когда в город приходили морозы и Ники начинал кашлять.

Доктор О'Мэлли убедил меня, что нам нельзя оставаться в Ливерпуле, это вредно для здоровья Ники. Несмотря на то, что у меня была хорошая работа и я могла содержать себя и сына, нужно было бросить все и переехать в другое место, где климат более сухой и теплый, например, на юг Англии. Вдруг в начале марта, холодным утром, когда мне казалось, что весна уже никогда не наступит, пришло неожиданное письмо от мистера Карвеллиса. Написанное на безупречном английском, немного педантичное, оно показалось мне искренним.

«Дорогая Стейси! Как ты понимаешь, мне сложно писать это письмо, но мне очень хочется тебя увидеть. Ты, должно быть, удивлена, что я молчал несколько лет, прежде чем сказать это. Этому может быть только одно объяснение — упрямое и жестокое сердце старого человека. Я очень сожалею и надеюсь, что ты меня простишь, если не ради себя, то ради Алексиса.

Я очень любил своего сына, несмотря на то что был с ним в ссоре, будучи не в состоянии примириться с его, как мне казалось, глупостями молодости. Я уверен, что, если бы он был жив, мы бы сумели пойти на взаимные уступки, решить наши проблемы и снова стать друзьями.

К сожалению, этому не суждено было случиться. Алексис погиб в этой автокатастрофе, во время которой ты тоже пострадала. Я очень тяжело пережил эту трагедию. Я не присутствовал на погребении, потому что пребывал в шоке. Быть может, если бы я не был в таком ужасном состоянии и ты не была больна, все бы сложилось по-другому. Кто знает? Мы бы могли стать друзьями. Что было, то было. За эти годы между нами выросла еще большая пропасть. Ты отказалась от моей финансовой поддержки. Я уверен, из-за солидарности с Алексисом. Я тебя не виню. Напротив, я уважаю твое мужество и гордость, но эти качества не способны привести к терпимости и прощению.

Теперь мне приходится унижаться. Но я хочу знать — может быть, еще не поздно?

Я старый человек, и я не вечен. Мое самое сокровенное желание — увидеть тебя и своего внука прежде, чем я умру. Я не смею просить тебя простить меня и забыть прошлое. Но ты могла бы приехать посмотреть Меленус, увидеть страну, частью которой является твой сын. Здесь дом, который должен был бы быть твоим домом и домом Никоса. Это его наследие.

С этим письмом я шлю свои молитвы и с нетерпением жду твоего ответа».

Внизу стояла подпись, всего два слова — «Василис Карвеллис».

Я перечитала письмо миллионы раз, прежде чем смогла принять решение. Я носила конверт в своей сумочке и открывала его по дороге на работу и с работы, после ужина в однокомнатной квартирке, в которой мы так беспечно вили наше с Алексисом гнездышко. Я читала его перед тем как заснуть и проснувшись утром.

Я разрывалась между двумя чувствами: с одной стороны, мне очень хотелось увидеть дом и остров, где родился Алексис, с другой — меня страшила мысль о встрече с человеком, который был так суров с сыном.

Письмо помогло мне отчасти изменить свое мнение на этот счет. Я начала понимать, что оба, и отец, и сын, должно быть, совершили ошибку. Конечно, Алексис был молод, беспечен даже для своих двадцати лет. Веселый, жизнелюбивый, эмоциональный; общительный и добрый; любящий и красивый. Да, именно красивый. Четкие черты лица, изгиб бровей, высокие скулы делали его похожим на статую. Но, в отличие от холодного камня, его золотистая кожа и темные горящие глаза были полны жизнью.

Прошло столько времени, но меня до сих пор не отпускало чувство потери — Алексис, Алексис…

— Ну, я думаю, вы уже закончили. Пора ехать. — Мягкий голос вернул меня к реальности. Передо мной стоял пустой стакан.

— Конечно. Простите.

Бородатый великан встал и улыбнулся Ники:

— Ну как, готов к еще одному полету? Ники с готовностью кивнул:

— Да. Да, конечно! — Он сполз со стула и нерешительно добавил: — Спасибо за лимонад.

— Пожалуйста. — Майк Хардинг снова поднял наши чемоданы и обратился ко мне: — Ну что, пошли? Вы уже прошли таможню?

— Да, все в порядке.

Мы миновали коридор, спустились по лестнице и оказались в небольшой комнате. На двери висела табличка с надписью по-гречески. Служащий аэропорта проверил наши документы еще раз, и Майк повел нас через стеклянный проход к взлетной полосе. В нескольких метрах от нас стоял маленький самолет, и Майк, указав на него, сказал:

— Вот мы и пришли.

— Мы что, полетим на этом?

— Конечно. Я тот самый любезный пилот, который дал вам возможность утолить жажду. Помните? — Он перевел взгляд вниз, на Ники. — Ну, Ники, что ты о нем думаешь? Это самолет дедушки Василиса, мы его прозвали «ездовая собака». — Он повернулся ко мне: — В него могут сесть как раз три человека. Сейчас только такие маленькие самолеты умещаются на взлетной полосе на Меленусе, но, когда Василис осуществит все свои планы, на наш аэродром будут садиться шести- и семиместные самолеты с разными пассажирами: и деловыми партнерами, и старыми приятелями, и просто посетителями острова. Пока все добираются по воде.

— Сколько нам лететь до Меленуса, мистер Хардинг?

— Называйте меня Майк. Все так ко мне обращаются. Я думаю, что мы приземлимся около полудня. — Он вопросительно поднял брови: — Боитесь?

Я почувствовала, что заливаюсь краской:

— Почему вы так решили?

Он снова взглянул на меня с высоты своего роста:

— Вы ведь раньше никогда не видели своего свекра. Должно быть, для вас это большое испытание. Когда я увидел вас там, в аэропорту, вы казались такой напуганной и напряженной. — Он широко улыбнулся, чтобы подбодрить меня. — Вы не должны волноваться. Выше голову. Все козыри у вас на руках.

Мне по-прежнему было очень любопытно, почему именно этот высокий незнакомец приехал, чтобы встретить нас.

— Вы друг семьи Карвеллисов? — поинтересовалась я.

Майк улыбнулся, и его и без того узкие голубые глаза превратились в две маленькие щелочки.

— Можно считать, что я друг друга их семьи. И у моего отца были связи с этим островом. Вы, наверное, считаете, что это Пол должен был приехать в аэропорт, ведь он ваш деверь. Василис так и планировал, но Леда не справилась со штурвалом и перевернула моторную лодку. Теперь у Пола проблемы с глазом и рукой. Ничего серьезного, но лететь он не мог. Так уж вышло, что только мы двое управляемся с этим драндулетом. Ладно, пошли, давайте я вам помогу.

Я даже не успела испугаться, подумать обо всех опасностях, поджидавших меня во время взлета на этом маленьком, таком ненадежном на первый взгляд самолетике. Едва я усадила возбужденного Ники в кресло и пристегнула ремнями безопасности, как двигатель взревел и самолет, набирая скорость, помчался по взлетной полосе. Через несколько секунд мы, подобно чайке, парили над землей. Подо мной простирался белоснежный город, окруженный лазурным морем. Солнечные лучи, пронзая водяную гладь, переливались всеми цветами радуги.

У меня перехватило дыхание. Я никогда не видела ничего подобного.

Голубизна и золото раннего утра. Парфенон, безмятежный и величественный, возвышающийся над крышами Афин, превратился в маленькую точку, на горизонте показались островки, разбросанные по зеркальной поверхности золотисто-голубого моря.

Я посмотрела на Ники. Он зачарованно смотрел по сторонам. Его бледное личико превратилось от удивления в одно большое «О».

Он был слишком взрослый для своего возраста, не по годам серьезный. Может быть, в этом была моя вина? Наверное, на меня давила внезапно навалившаяся ответственность, я была слишком занята и замучена. Вся жизнь расписана по минутам: утром в детский сад, потом в офис, где я работала секретарем у адвоката на Хоуп-стрит. Мистер Харгрэвис хорошо платил, но неохотно давал выходные, в которых я так нуждалась. Вечером — забрать Ники, сделать покупки, приготовить еду, постирать; сходить к зубному врачу, в парикмахерскую. Мне не хотелось злоупотреблять добротой миссис Бейтс. Она была настолько любезна, что часто брала Ники к себе, в подвал убогого старого дома, квартиры в котором она сдавала начинающим бизнесменам, нуждающимся молодым парам и студентам-медикам.

Как говорил Фрэнсис Бэкон, судьба держит в заложниках наших близких. Ники был в плену у моей судьбы. Я старалась дать ему любовь и безопасность. Но я не могла создать атмосферу счастья, оптимизма, надежды на лучшее. После смерти Алексиса я была неспособна на это, я постоянно чего-то опасалась.

Чувство одиночества заставляет людей бояться. Когда я встретила Алексиса, я была одинока, в начале того года умерла моя мать. В шесть лет я осталась без отца. У нас было мало родственников — несколько кузин в Канаде, тетя и дядя в Шотландии, к которым я ездила в гости и жила какое-то время. Но дядя Дональд, министр в отставке, был старым, а тетя привыкла жить так, как ей этого хотелось. Я чувствовала, что они терпели меня в доме из чувства долга и не испытывали привязанности, поэтому я поблагодарила их за доброту и вернулась в Англию.

Мне было восемнадцать, и я впервые пошла работать. И тут появился Алексис. Он играл на бузуке в группе, которая называлась «Континентальс». Кто-то нас познакомил. Это была любовь с первого взгляда.

Одинокие люди любят особенно сильно. Алексис тоже был одинок. Он был очень подавлен из-за ссоры с отцом, но все равно был готов бороться до конца и завоевать себе имя в музыке. Днем он работал официантом, только такую работу ему удалось найти. А по вечерам играл в группе, в клубе. Он жил музыкой, и у него были большие планы. Он мечтал о том, как напишет прекрасные песни, которые будут петь и играть во всем мире.

Через шесть месяцев мы поженились, твердо веря в то, что двое людей могут прожить так же бедно, как и один. Мы сняли квартирку на чердаке у миссис Бейтс и были счастливы, как два маленьких ребенка, которые попали в сказочный лес.

У Алексиса было немного денег — наследство матери. Я ушла с работы только за два месяца до рождения Ники, и мы как-то сводили концы с концами. Алексиса все чаще и чаще стали приглашать выступать, он становился известным, и мы продержались еще год.

— Я поеду к отцу и докажу ему, — хвастался он. — Я докажу ему, что деньги и власть — это еще не все, что радость и награду можно получить от творчества, когда чувствуешь, что отдаешь людям частичку себя.

Должно быть, в его речах звучал слишком большой пафос, но я верила в его слова и в то, что он был талантлив.

Однажды поздним ноябрьским вечером, когда Ники был год, мы с Алексисом возвращались из клуба на машине наших друзей. Густой туман, гололед. На крутом повороте машина влетела в грузовик. Никто не был виноват: обвинение не предъявили ни водителю грузовика, ни другу Алексиса, который сломал ногу. Я получила сотрясение мозга.

Алексис погиб.

Я не могла не думать об этом, о зиме, которая с тех пор так и тянулась.

Чтобы отвлечься от тяжелых мыслей, я посмотрела на Майка. Он сидел передо мной на месте пилота, его огромные руки спокойно лежали на пульте управления. Он почувствовал мой взгляд и обернулся:

— Ну как, нравится вид?

Я кивнула в ответ:

— Потрясающий! Так мало островов и так много воды!

— Вы знаете, как здесь говорят: Греция — это море. Люди живут на побережье и плавают по воде. Это их жизнь. Горы затрудняют общение, и зимой островитяне впадают в спячку. А летом они выходят в море, рыбачат, торгуют, навещают друг друга. — Он махнул рукой куда-то вниз, к земле. — Даже на материке иногда проще передвигаться по воде. Горы тянутся от Балкан, проходят через Коринф и Пелопоннес и, наконец, уходят в море, возвышаясь повсюду пиками островов. Если бы вы увидели всю картину сразу, то четко проследили бы их расположение.

— А Меленус?

— Он принадлежит к группе островов Северные Спорады. Меленус — один из самых красивых островов, на нем роскошная растительность.

— Алексис не раз говорил мне об этом.

— Алексис… — Он замолчал. — Я помню его, но не очень хорошо. Я в первый раз приехал на Меленус, когда еще учился в школе. Алексис был немного младше меня, ему было около двенадцати лет. А вернулся я на остров пять лет назад, в то время Алексис уже жил в Англии. Василис очень переживал. Никто не имел права упоминать имя его сына. — Он покачал головой. — Я не виню Алексиса за то, что он хотел порвать с отцом, тот не может не управлять другими. Я думаю, поэтому Пол и оставался так долго в Штатах, управляя филиалом в Сан-Франциско.

— Сейчас он живет на Меленусе?

— Да, он вернулся в прошлом году, когда Василис начал работу над проектом Карноса. Мать Пола живет в Америке. Она была первой женой Василиса. У них что-то не сложилось, и они развелись. После того как Василис женился во второй раз и появился Алексис, Пол в основном оставался с матерью.

— Мать Алексиса умерла, когда он уехал в Англию?

— Она была гречанка, и очень красивая, гораздо моложе Василиса. Сейчас он остался один и не хочет отпускать Пола. Он надеется, что тот женится на Леде, обоснуется на острове и будет растить маленького Карвеллиса. Я имел в виду много маленьких Карвеллисов.

— Кто это — Леда? — спросила я.

— Воспитанница Василиса. Ее отец был партнером Карвеллиса. Когда он умер, его доля акций перешла к Леде. Василис считает, что было бы неплохо объединить интересы двух семей.

Мне стало любопытно.

— Они помолвлены?

Майк покачал головой:

— Официально нет. Но все считают, что так оно и будет.

Я не могла удержаться и спросила:

— Мне кажется, что вы знаете все и обо всех.

— У меня есть свои источники информации. Не из первых рук, но очень надежные. — Он опять взглянул на меня через плечо, его голубые глаза снова стали как две маленькие щелочки. — Смешно, но я ничего не знаю о вас. Как вас зовут?

— Стейси.

— Стейси. Мне нравится. А еще мне нравятся рыжие волосы и веснушки. — Он обезоруживающе улыбнулся, повернулся к пульту управления и добавил: — Звучит просто, но вы выглядите просто очаровательно.

Я уже давно не слышала комплиментов от мужчин и снова покраснела. К счастью, Майк этого не заметил. Я молчала, а Майк продолжал:

— У вас очень светлая кожа. Будьте осторожны на солнце. В мае погода хорошая, а позже станет очень жарко. В Афинах можно умереть от жары в июле и в августе. Нам повезло, что мы живем на острове. С конца весны до осени здесь дует северный ветер, который мы называем «мелтеми». Это очень прохладный бриз, он освежает здешний климат, несмотря на палящее солнце. Говорят, что именно он придает греческому небу такую чистоту, не сравнимую ни с чем во всем мире.

Мне нравилось разговаривать с Майком. Он относился к типу людей, с которыми очень легко общаться. У меня было ощущение, что я давно его знаю.

— Чем вы занимаетесь в аэропорту? Вы пилот?

— Нет, я гражданский инженер. Я работаю с фирмой, которая занимается строительством у Василиса. Ему принадлежит еще один остров рядом с Меленусом — Карнос. Они соединены узкой полоской суши. Василис планирует открыть на нем несколько отелей. Это будет роскошное место отдыха для богачей и знаменитостей, когда они захотят скрыться от всех. Василис и сам почти миллионер и хорошо понимает их проблемы.

Я удивленно посмотрела на него:

— Вы хотите сказать, что он очень богат?

— Мягко сказано. Да, Стейси, он очень богат. — Он повернулся ко мне: — Уж вы-то должны это знать!

— Я знала, что он обеспеченный человек, что у него есть судоходная компания. Конечно, Алексис рассказывал мне об этом. Но что он миллионер! Вы не шутите?!

— Я никогда не шучу, когда речь идет о деньгах. Я их слишком уважаю, так как своих у меня мало. Впрочем, вы сами скоро все увидите. Смотрите, вон то пятнышко внизу и есть Меленус.

Я бросила взгляд на Ники. Он сидел рядом с Майком бледный и напряженный. Я положила ему руку на плечо:

— Видишь, солнышко, мы уже почти долетели. Здорово, правда?

Он посмотрел на меня:

— Мама, это снег?

— Нет, малыш, — сказал Майк, — это камни.

Белые пласты горной породы, составляющей основу здешних островов, солнце заставляло сиять почти металлическим блеском. Покрытые серо-зелеными зарослями оливковых деревьев скалы спускались к самой воде и исчезали в морской голубизне. Вода была настолько прозрачной, что даже сверху было видно, как в зависимости от глубины меняется ее окраска — от бледно-бирюзовой до темно-синей.

На общем белом фоне я уже могла различить серые крыши домиков, стены которых были окрашены в голубой, желтый, розовый и красный цвета. А вот маленькая церквушка с куполом, похожим на блюдце. Забор вокруг нее уходил под воду, часовня с острым шпилем притулилась у самой кромки воды. Внизу рыбацкие лодки, яхты, крупные суда — вот она, жизнь возле моря!

Самолет начал опускаться, и я потеряла из виду город и его многочисленные домики. Под кабиной пилота замелькали взлетная полоса, фигуры людей, тракторы, бульдозеры, джипы и грузовики — среди этой суеты наш самолет показался таким маленьким и беззащитным. Но мои опасения не подтвердились. Мы приземлились так же тихо и мягко, как птица залетает в гнездо. Через минуту, поблескивая своим металлическим оперением, самолет стоял в аэропорту.

Майк помог Ники и мне спуститься по трапу, и к нам подошел мужчина в белой форме. Он поклонился и сказал что-то по-гречески. Майк ответил ему и обратился ко мне:

— Это Петрос — шофер Василиса. Он отвезет вас на виллу «Мармара». Через полчаса вы будете на месте.

— А вы? Вы не поедете с нами?

— Я бы хотел, но боюсь, что мне не следует этого делать. Василис попросил меня только забрать вас и Ники из аэропорта. Эта была моя часть работы, и я ее выполнил. — Он ухмыльнулся. — Как я уже говорил, я один из миллионов. Я не имею права приехать к его величеству, если меня не пригласили. — Он понял, что меня это испугало, и добавил: — Конечно, это шутка. Просто Василис любит строить из себя аристократа. — Он бережно дотронулся до моей руки: — Не паникуйте. Все будет хорошо. Честно говоря, старик безумно хотел вас видеть. И я буду вас навещать. Никто, даже король Константин, не помешает мне делать это. Это только начало прекрасной дружбы, — внезапно весело улыбнулся он.

Я закусила губу. Мне было стыдно, что я выгляжу такой трусихой.

— Я просто…

— Вы незнакомка на незнакомой земле. Я знаю. Но все будет в порядке. Ваш свекор способен очаровать кого угодно, а вилла «Мармара» просто потрясающая. О таком месте вы могли только мечтать. Вам понравится здесь. И Никосу тоже. — Он наклонился и протянул мальчику руку: — Пока, Ники. Был рад с тобой познакомиться. До скорой встречи.

— До свидания, — застенчиво ответил Ники. — Мне понравилось летать с вами на самолете. Вы еще возьмете меня с собой?

— Думаю, да. И мы обязательно поедем на рыбалку. И поплаваем. Тебе бы хотелось?

— Да, очень. — Ники сказал это очень серьезно.

— Это и к вам относится, Стейси, — добавил Майк улыбаясь.

Мы обменялись рукопожатиями.

— Спасибо, буду с нетерпением ждать.

— Договорились. — Он отошел в сторону и сказал что-то Петросу, который взял наши чемоданы и положил их на переднее сиденье бесшумно подъехавшей длинной серой машины.

— До свидания и спасибо, — повторила я еще раз, усаживая Ники.

«Мерседес» легко мчался по серпантину. Ники и я утонули в шикарных креслах, обтянутых мягкой голубой кожей. Сначала дорога шла через поля, удивительно зеленые, покрытые молодой пшеницей и кукурузой. Стояла первая неделя мая. Летний зной еще не начался, и земля не успела высохнуть.

Несмотря на то, что Майк пытался меня подбодрить, я дрожала от страха. Я понимала, что у меня было явно предвзятое мнение о Василисе. Ведь он отец Алексиса, и это говорит о том, что у него должно быть много хороших качеств. Майк утверждал, что он умеет очаровывать. Я была наслышана о его щедрости. С самого начала он предлагал, чтобы Ники и я получали от него деньги, но я отказалась от какой-либо помощи. Теперь он настоял на том, чтобы оплатить наш проезд: два билета первого класса на самолет авиакомпании «Олимпиан эрлайнз» с превосходным обслуживанием.

Мы мчались мимо холмов, покрытых соснами. Впереди виднелись сияющие на солнце белые горы. Когда мы проезжали мимо полей, засаженных оливками, работники поднимали головы и приветливо махали нам руками. Машина поднялась на вершину, и я увидела табличку с надписью «Мармара» по-гречески и по-английски. Мы подъехали к развилке и повернули налево, затем опять вниз, пока не поравнялись с домом, окруженным забором, где взяли вправо.

Наконец мы въехали во двор. Открылась тяжелая деревянная дверь, и слуга, улыбнувшись и поклонившись, взял наши чемоданы у Петроса и жестом пригласил нас следовать за ним.

Мы миновали прохладный коридор, где нас встретила худенькая темнокожая девочка, одетая в темное платье.

Ники крепко держался за меня. Его маленькая ручка была холодная и влажная. Мои пальцы тоже слиплись от пота.

Слуга открыл двойную дверь и приглашающе повел рукой. В горле у меня пересохло, нервы были на пределе. Я вошла в комнату и остановилась. Ники прижался к моим ногам.

Это был огромный зал. Перед моими глазами в лучах солнца мелькали высокий потолок, приглушенные краски обивки, зеленый ковер и белоснежная мебель.

Затем я почувствовала, что кто-то пожимает мою руку; темные, умные глаза пристально смотрели на меня, а любезный голос на чистом английском произнес:

— Стейси, моя дорогая девочка! Добро пожаловать на виллу «Мармара». Такой важный для меня день! — Мистер Карвеллис поклонился мне и грациозно поднес к губам мою руку.

Я не знала, что сказать.

— М-м… Спасибо… Я тоже очень рада, что сюда приехала. — Он наконец отпустил мою руку, и я положила ее на плечо сына: — Ники, поздоровайся с дедушкой.

Ники протянул руку.

— Здравствуй, дедушка, — неуверенно пробормотал он.

Мистер Карвеллис взял маленькую ручку внука в свои руки и поцеловал его в лоб:

— Ники, я так рад тебя видеть! Ты не представляешь, какое для меня счастье, что ты и твоя мама приехали на Меленус!

Он выпрямился. Василис не был высоким. Не выпуская руки Ники, он добавил:

— Пойдемте сядем, — и указал на два больших кресла. — Вы хорошо доехали? — поинтересовался он, пока я усаживалась.

— Да, да, все было чудесно. — Я не знала, что он имеет в виду: поездку в Афины или полет с Майком.

Он сел напротив нас и внимательно рассматривал меня, наклонив голову немного набок. — Вы выглядите бледными и уставшими. Это и неудивительно. После обеда во время сиесты вы сможете отдохнуть. — Он улыбнулся. — Мы еще успеем узнать друг друга. Не правда ли?

— Да, надеюсь. — Мой голос прозвучал предательски неуверенно. Я чувствовала себя напряженно и зажато. Этот человек был совершенно не похож на то, как я его себе представляла, ничего устрашающего… Среднего роста, худощавый, одетый в безупречно сшитый светлосерый костюм спортивного стиля. Густые черные брови над глубоко посаженными темными глазами, черные усы. Я знала, что ему около семидесяти, но у него почти не было седых волос — только чуть-чуть над высоким лбом.

И это тот самый великан-людоед, которого я боялась увидеть, — деспотичный, ужасающий, подавляющий окружающих? Должно быть, это какая-то ошибка. Кроме того, я не могла поверить, что этот на удивление жизнелюбивый и крепкий человек мог написать такое патетичное письмо. Я воображала себе старого, немощного старика.

— Я столько всего хочу тебе сказать, — продолжал мистер Карвеллис. — Даже не знаю с чего начать. Во-первых, об Алексисе. — Он помрачнел. — Это скорее ради вежливости. Позже, когда мы станем друзьями, мы сможем поговорить откровенно. — Нагнувшись, он пристально посмотрел мне в глаза. — Ты меня простила?

— Да.

— Но я себя не простил. — Он замолчал и взглянул на Ники. — Я вижу в нем Алексиса. У него глаза Карвеллисов, та же форма головы. — Он протянул руку ладонью вверх. — Подойди ко мне, сынок.

Ники неохотно сполз с кресла, бросил на меня неуверенный взгляд, но, заметив чуть заметный кивок одобрения, медленно подошел к деду и остановился.

— Ну, сколько же тебе лет? — спросил мистер Карвеллис, нагнувшись к нему поближе, чтобы услышать ответ. — Четыре. Нет? Скоро будет? — Он вопросительно посмотрел на меня.

— Ники будет четыре в октябре.

Карвеллис легонько коснулся пальцами лица Ники:

— В этих маленьких щечках должна заиграть кровь. Он красивый мальчик, но слабый. Я удивлен. Это не похоже на Карвеллисов.

Я постаралась не реагировать на замечание:

— Ники необходимо солнце и тепло. Надеюсь, что здесь ему станет лучше.

— Его наблюдает врач? Это он посоветовал?

— В общем, да. Доктор О'Мэлли сказал мне, что Ливерпуль не подходит Никосу. — Я поймала себя на том, что в присутствии мистера Карвеллиса прибавляю греческий суффикс к имени сына.

Темные, узкие глаза по-прежнему следили за мной.

— Вам повезло, что вы приехали сюда именно сейчас. Правда?

— Да, это так.

— Надеюсь, ты сюда приехала не только поэтому? — Его голос звучал резко, почти обвиняя. Неожиданно он улыбнулся. — Я уверен, не только. Ты приехала на Меленус, чтобы привезти мне внука, успокоить и порадовать старика. Пойдем выпьем по случаю вашего приезда. — Он позвонил в колокольчик и снова повернулся ко мне. — Пусть твое пребывание здесь будет долгим и счастливым.

Дверь тотчас же открылась, и вошел слуга с серебряным подносом, на котором стояло два стеклянных графина и несколько бокалов.

— Спасибо, Ангелос. Скажите, пожалуйста, мадемуазель Калвос и мистеру Полу, что я прошу их присоединиться к нам. — Он взглянул на меня: — Ты предпочитаешь сухое или сладкое вино, Стейси?

— Сухое, если можно.

Я взяла стакан. В эту минуту через стеклянную дверь, ведущую с террасы в комнату, вошла смуглая девушка, за ней следовал высокий мужчина.

Мистер Карвеллис повернулся к ним:

— Леда, дорогая, подойди, познакомься со Стейси. Это моя воспитанница, Леда Калвос, ее отец был моим хорошим другом и партнером по бизнесу. Сейчас Леда живет с нами.

Девушка была удивительно привлекательной. Темные глаза с интересом смотрели на меня из-под прямых черных бровей, черные блестящие волосы достигали плеч. Белое, очень дорогое, но простого покроя платье подчеркивало теплый тон ее золотистой загорелой кожи. Вероятно, мы с ней были ровесницами.

— Рада с вами познакомиться, Стейси, — сказала она на ломаном английском.

— А это мой внук Никос, — продолжал мистер Карвеллис, в его голосе чувствовалась гордость.

Леда протянула тонкую белую руку:

— Здравствуй, Ники.

Мистер Карвеллис повернулся ко мне:

— Это мой сын Пол.

Мужчина подошел к нам. Он был очень высокий, выше, чем Алексис. Один его глаз был прикрыт черной повязкой. Я вспомнила, что Майк говорил что-то о катастрофе. Рука была подвязана черной шелковой лентой. Это придавало ему драматический, даже театральный вид.

Но не от этого так сильно забилось мое сердце. Тот самый профиль: прямой нос, высокие скулы, четкие черты лица, будто кто-то одним росчерком нарисовал их пером на белом листе бумаги. Эти линии были мне так знакомы, что я могла начертить их пальцем в воздухе. Рот, такой твердый, но в то же время нежный изгиб губ, зеленовато-карие глаза.

Алексис. Мне казалось, что прошло несколько лет, и передо мной стоял повзрослевший Алексис. В этом человеке не было радости и очарования моего мужа, но он был так похож, что я чуть было не назвала его по имени.

— Здравствуйте, — сказал Пол. Его голос, низкий и теплый, отозвался во мне звоном колокольчиков, как эхо. Я его явно где-то уже слышала. Но это не был голос Алексиса. Он всегда говорил быстро и отрывисто.

— Здравствуйте. — Моя рука дрожала, и я с радостью села, чувствуя, что почти теряю сознание.

Пол подошел к Ники, чтобы пожать ему руку, а Леда села рядом со мной.

— Ваш сын очень красивый. Похож на Алексиса, — заявила она.

— Да, — глупо ответила я, пытаясь взять себя в руки.

Пол был копией Алексиса. И это было вполне объяснимо. Они были братьями, хотя и сводными. Но все же я была в шоке.

— Он много болеет. Я надеюсь, что солнце и тепло пойдут ему на пользу. — Я наконец собралась с мыслями.

— Конечно, вы правильно сделали, что привезли его сюда. Вы были раньше в Греции?

— Нет, я была только во Франции.

Я не могла не смотреть на Пола. Конечно, теперь я видела отличия. Он был выше, крепче, старше. Ему было тридцать или даже больше. У него был совсем другой характер.

Ники подошел ко мне и прижался к моим коленям. Так ему было спокойнее среди незнакомых людей. Я поймала на себе взгляд мистера Карвеллиса. Он как будто бы оценивал нас. Увидев, что я на него смотрю, он улыбнулся:

— Может быть, вы хотите освежиться перед обедом? Пол, нажми на кнопку, пожалуйста.

В ту же секунду вошла невысокая женщина, и мистер Карвеллис сказал ей что-то по-гречески. Потом обратился к нам:

— Дидо проводит вас в ваши комнаты. Она уже распаковала ваши чемоданы и вообще навела порядок. Ленч подадут в четверть первого.

Ники крепко держался за мою руку. Мы шли за Дидо по мраморной лестнице. После первого пролета ступеньки расходились на две стороны и поднимались к широкой галерее, опирающейся на мраморные колонны. Миновав галерею, мы подошли к двери, которая вела в огромную спальню в зелено-золотистых тонах. За ней располагалась небольшая комната для Ники и кремово-белая ванная.

Пока Ники мыл руки, я открыла чемодан и выложила расческу и зеркало на туалетный столик, украшенный росписью в тех же золотисто-зеленых тонах. Потом расчесала мягкие темные волосы сына и пошла в душ. А Ники начал обследовать наше новое жилище. Когда я вышла из ванной, он стоял посреди комнаты, такой маленький и растерянный. Мне захотелось опуститься на колени и крепко-крепко обнять его. Я с трудом сдержалась, боясь напугать мальчика. Не по годам взрослый, он все понимал. Мне не хотелось передавать ему чувства незащищенности и страха, которые не покидали меня с тех пор, как умер Алексис. Поэтому я просто подошла к сыну и поцеловала во влажный лоб:

— Правда, здесь здорово?

Вместо ответа он направился к низкой двуспальной кровати, украшенной у изголовья драпировкой из зеленого шелка в форме ракушки.

— Я хочу спать с тобой вот здесь, — заявил он. — Не в той комнате, — уточнил Ники, указывая на соседнюю дверь.

— Хорошо, малыш. Я тебе разрешаю. Хотя я уверена, что тебе понравится жить в своей собственной комнате. Я думаю, что Чарли тоже хотел бы.

Чарли был игрушечной обезьянкой, потрепанной и старой, но это был самый любимый и драгоценный друг Ники.

Он подошел к окну, которое переходило в балкон:

— Там большой сад! Пошли поиграем!

— Мы обязательно пойдем, но сначала пообедаем и отдохнем. — Я протянула ему руку. — Нам пора идти. Дедушка ждет.

Мы вышли в коридор. Куда идти: направо или налево? Огромное пространство, с одной стороны, давило на меня, с другой — дарило приятную прохладу.

Потом мы спустились на один пролет к широкой лестнице, ведущей в зал. Звуки шагов эхом отражались от стен.

Внезапно я остановилась и резко притянула Ники к себе. Он посмотрел на меня с недоумением.

В центре зала стоял Пол. Он пытался закурить, держа зажигалку в здоровой руке. Зажав наконец зажженную сигарету во рту, он обернулся, услышав звук шагов, и увидел нас.

На какое-то мгновение все замерли. Это напоминало картину, три неподвижные фигуры: Ники, переполненный любопытством, я, печальная и завороженная, и Пол, сосредоточенный и серьезный.

Он учтиво кивнул нам и сказал:

— Мой отец попросил дождаться вас и проводить в столовую.

— Спасибо, — как сквозь сон услышала я собственный голос.

— Сюда, пожалуйста.

В гулкой тишине мы прошли через арку в небольшую прихожую, открытые двери которой вели в столовую. Пол посторонился, и я с облегчением увидела улыбающегося мистера Карвеллиса, направляющегося к нам.

— Надеюсь, вы нашли все, что вам нужно. Садись сюда, Стейси. Леда, ты сядешь с Полом, а Ники со мной. Так нам будет удобно разговаривать.

На круглом столе, покрытом розовой скатертью, стояли розовые венецианские кубки. Огромный кувшин с белыми и алыми розами и пять стульев с изогнутыми спинками завершали композицию. Все было очаровательно, просто и в то же время роскошно. Слуга, который подавал нам раньше напитки, прислуживал и во время обеда, а мальчик в белом пиджаке помогал ему.

— Ты попробуешь нашу знаменитую «Рецину»? — спросил меня мистер Карвеллис. — Ты должна привыкнуть ко вкусу этого вина, если собираешься здесь жить.

Я пробормотала что-то в ответ, и он налил мне немного в бокал.

— Для начала я бы посоветовал тебе разбавить водой. Позволь мне. Ну как, Стейси?

Я попробовала вино, оно отдавало скипидаром, и я поморщилась.

Мистер Карвеллис улыбнулся и сказал:

— Ты привыкнешь. Это вино выдерживается в бочках, запечатанных сосновой смолой, и оно не похоже на другие напитки.

Он поднял свой стакан:

— Твое здоровье, Стейси. И здоровье моего внука Никоса. Мы рады, что вы с нами.

Леда подняла бокал, а Пол сжал свой. Ники улыбался, довольный, что пили за него. Взгляд Пола встретился с моим, и я опять вздрогнула.

Мы с Ники ели мало. Ники не привык к такой жирной и странной пище. Ему не понравилась долма, острое мясо, завернутое в виноградные листья и посыпанное яйцами, приправленными лимонным соусом. Он любил курицу, но я не могла заставить его съесть незнакомое блюдо из цыпленка, фаршированного рисом, мясом и какими-то орехами.

Мистер Карвеллис только качал головой:

— У него плохой аппетит. Неудивительно, что он такой маленький и худенький.

К счастью, Ники понравился десерт: миндально-медовый крем, посыпанный корицей и политый сахарной глазурью. Но это блюдо было очень жирным, и я не разрешила ему взять столько, сколько он хотел.

Что касается меня, то я не могла проглотить и кусочка в присутствии неулыбчивого загорелого человека, наблюдавшего за мной с противоположного конца стола, и была счастлива, Когда обед подошел к концу и подали ароматный кофе по-турецки. Теперь я могла вывести Ники из-за стола. Когда мы шли по коридору, я заметила, что Леда хромает. Она сказала, что слегка ударилась спиной, когда лодка перевернулась.

— Полу не повезло гораздо больше. Я не знаю, как искупить свою вину за причиненную ему боль и неудобства. Что мне сделать, Пол? Ты должен что-то потребовать взамен!

Пол взял ее руку в свою:

— Единственное, что я у тебя прошу, — это не ездить больше на «Тетис» с такой бешеной скоростью. И особенно одной. В следующий раз тебе может и не повезти. — Он неожиданно улыбнулся, блеснув белоснежными зубами, особенно заметными на темном лице. У меня перехватило дыхание. Он взглянул на Леду так же весело и тепло, как когда-то Алексис смотрел на меня.

Я шла впереди, мистер Карвеллис и Ники позади.

— Когда отдохнете, спускайтесь в сад. Будем пить чай. — Василис улыбнулся: — Мы пьем чай по-английски, каждый день в пять часов. Нас приучили к этому многочисленные гости. До встречи, дорогая.

В комнате было прохладно. Я неожиданно поняла, как устала и хочу спать. Меня вымотала встреча с семьей Алексиса, то, как меня изучали и оценивали. Конечно, отец Алексиса был сама любезность и доброта, а Леда вела себя учтиво. Только Пол оставался в стороне, изредка небрежно обращаясь то ко мне, то к Ники.

В четыре часа Ники проснулся и разбудил меня. Мы по очереди приняли душ, и я достала чистые вещи из чемоданов. Для Ники — льняные шорты и полосатую голубую рубашку. Мне было больно видеть, какой он худенький. Я крепко обняла сына. Как бы мне ни было тяжело, я останусь на вилле «Мармара» как можно дольше ради здоровья Ники.

Он отпрянул от меня:

— Почему ты улыбаешься?

— Представила тебя толстеньким, как сосиска. Вот с такими щеками! — Я оттянула свои щеки в стороны, и Ники расхохотался.

— Вот так, мам, так! — Он сам начал строить смешные рожицы.

— Именно так. Я хочу, чтобы ты стал вот таким. Ты должен обязательно есть эту шикарную еду. Я-то уж точно буду.

— Она такая забавная.

— Нет, это еда, которую ел твой папа, когда жил здесь. Поэтому он был такой высокий и красивый.

Это убедило Ники.

— Это был папин дом? Он здесь жил?

— Да. Я же тебе говорила, когда мы приехали. Ты хочешь спуститься и посмотреть сад? Папа говорил, что там очень красиво.

Мне было жаль, что Алексис так мало рассказывал о. своем детстве, и я не могла описать его Ники. Сын плохо помнил своего отца. Мы так мало жили вместе, что я не могла воссоздать в его памяти портрет человека, которого так любила.

Внизу было очень тихо, все еще отдыхали. Я не знала, где будет накрыт чай, и раздумывала, в какую сторону пойти. Из прохладного полумрака галереи бесшумно выскользнула Дидо, подошла ко мне и жестом спросила, может ли она помочь.

Я несколько раз повторила слово «сад». Наконец она, видимо, поняла, улыбнулась и потянула Ники за руку. Мы прошли под галереей, через колоннаду. Я стала благодарить ее, а она, поклонившись, так же тихо удалилась.

Ники сбежал по ступенькам к удивительно зеленому газону. Высокие деревья обрамляли белоснежную виллу, отделяя ее от сада. Посреди травы мы обнаружили тропинку, по краям которой росла клубника. Впереди возвышалась стена из кипарисов. Мне показалось, что сад здесь заканчивается. Но между деревьями мы неожиданно обнаружили просвет. Ники подбежал ко мне и взял за руку. Он боялся идти первым.

Перед нами открылась еще одна небольшая часть сада. С двух сторон она была окружена старой стеной, с третьей кипарисы отделяли ее от газона и клубники. С четвертой стороны открывалось море.

Меня поразила удивительная красота этого места. Здесь было прохладно и тенисто, но сад горел и переливался разными цветами: белые и розовые олеандры, алые гибискусы и пурпурные тюльпаны.

Солнечные лучи играли в брызгах фонтана. Железная скамья, окрашенная в белый цвет, стояла неподалеку, рядом со статуей молодой девушки. Худенькая и грациозная, распущенные волосы волнами спускаются по плечам, складки одежды будто бы развеваются на ветру. Она словно олицетворяла саму юность. Взгляд был устремлен в открытое море.

Ники начал плескаться в фонтане, а я прошла вперед. Поравнявшись со статуей, я снова остановилась.

Мраморные ступеньки спускались к лазурному гладкому морю. Но не это поразило меня. Ковер из цветов, украшавший лестницу, напоминал водопад. Фиолетовые анютины глазки, розовые армерии, желтые нарциссы, малиновые цикламены, алые анемоны украшали камни. С другой стороны были посажены цветущий кустарник и кипарисы, а ниже желтел дикий ракитник, возвышались сосны, шелестели молодые дубочки. Сзади послышались шаги, и я обернулась:

— Ники, посмотри, как здесь красиво!

Ники был не один. Рядом с ним стоял Пол.

Я вскрикнула от неожиданности и замерла.

— Простите, что напугал вас. Я хотел пригласить вас на чай.

— Мы никого не нашли и решили прогуляться…

Яркие лучи солнца освещали фигуру Пола. В нем было что-то грозное: черная повязка на лице, черная лента перекинута через плечо. Он так напоминал Алексиса и был так не похож на него!

— Потрясающе, правда? — Он подошел ко мне.

— Да. — Мне было очень сложно сохранить самообладание в его присутствии. — Этот сад похож на сон. Фонтаны, статуя, ступеньки, усыпанные цветами…

— Мы называем его «садом Персефоны», — сказал Пол медленно.

Я не могла понять, почему он так пристально смотрит на меня. Может быть, это только кажется из-за повязки? Не выдержав, я отвела глаза.

— Персефоны? Это ее похитил Аид и забрал в подземное царство?

— Да. Вы помните эту легенду? Мать Персефоны Деметра потребовала, чтобы он возвратил дочь, но Персефона полюбила Аида и родила ему детей. Тогда Деметра обратилась к Зевсу, и он повелел: отныне Персефона должна полгода жить с матерью на земле и полгода — в царстве Аида. Поэтому на полгода земля погружается в холод, ведь Деметра, богиня плодородия, тоскует о дочери. Каждую весну Персефона возвращается на землю, и природа пробуждается. Это наш сад весны. Он поблекнет, когда наступит летний зной, но сейчас он — само совершенство.

Я смотрела на сверкающие струйки фонтана, на цветы и зеленые деревья. Здесь было так тихо и спокойно. Я чувствовала себя Персефоной, очутившейся в мире света и красок после мрачной зимы. Но, бросив взгляд на Пола, вновь вернулась к печальным мыслям об Алексисе.

— Это ваш отец создал этот сад? — спросила я.

— Нет. — Он замолчал на мгновение и продолжил: — Это была идея матери Алексиса. Но она умерла до того, как воплотила свою мечту. Видите, ступеньки обрываются, а дальше лежат только камни.

— Значит, к воде подойти невозможно?

— Почему же нет. Там есть ступеньки, выдолбленные в скале, но они крутые и скользкие. Это опасно. Поэтому мы ходим купаться дальше по берегу. Для этого на вилле есть специальный лифт.

— Лифт? — Это звучало как-то нелепо. Ну конечно, я и забыла, что Карвеллис — богатый человек, почти миллионер. Он может позволить себе все.

— Пойдемте пить чай, — повторил Пол.

— Да, конечно. — Я протянула руку Ники. Он сидел неподвижно на верхней ступеньке, наблюдая за морем. Локти упирались в колени, а подбородок лежал на маленьких кулачках. Такая маленькая и трогательная фигурка.

— Пошли!

Он вприпрыжку побежал впереди нас по тропинке.

Посмотрев на него, Пол заметил:

— Он очень похож на Алексиса.

— Я тоже так думаю.

— Все обожали его, особенно отец. Он был любимчиком. Такой симпатичный и приятный.

Эти слова разозлили меня. Зачем петь хвалебные оды умершим?

Я резко сказала:

— Жаль, что ваш отец не умеет понимать и прощать! Если он любил вашего брата, зачем он сделал его несчастным? Алексис так переживал, когда его родственники не приехали на свадьбу!

В порыве гнева я не отдавала себе отчета в том, что остановилась. Мы стояли напротив друг друга среди кипарисов. Из-за густой тени я не могла разглядеть выражение лица Пола, но его голос звучал холодно:

— Теперь мой отец хочет как-то компенсировать го, что произошло тогда. Разве не поэтому вы приехали сюда?

Я быстро остыла.

— Думаю, что да, — вздохнула я. — Мне обидно за Алексиса, не за себя. Он никогда не злился, но очень переживал. А сюда я приехала только ради Ники.

— И ради себя, конечно! — Он говорил вызывающе. — Мой отец даст вам денег. Ведь именно это вам и нужно! — Я чувствовала, как его взгляд скользит по мне: дешевое хлопковое платье, сандалии — все говорило о том, что мне не хватает денег. — Чего вы еще хотите?

— Ваш отец предлагал мне помощь после смерти Алексиса. Как вы знаете, я отказалась.

Помолчав, Пол продолжил:

— Я не знал. Вы хотите сказать, что не получили от отца ничего?

— Я не хочу, чтобы он или кто-либо из вашей семьи давал мне что-то.

— Но… — Он замолчал.

Я повернулась и пошла вперед. Он последовал за мной.

— У вас семья, родители? С кем вы живете?

— Мои родители умерли. Мы живем с Ники. Мы справляемся. Справлялись, по крайней мере. Потом — этой зимой — Ники заболел. У него был бронхит, и врач посоветовал мне увезти его из Ливерпуля куда-нибудь на юг. Когда я вдруг получила письмо от вашего отца, я была рада принять его предложение приехать на Меленус, поближе к солнцу. Вот почему я здесь.

— Звучит так, будто вы здесь только ради Ники. — Теперь его голос звучал гораздо более нежно. Мне опять показалось, что я его где-то слышала. — Зачем вы так себя настраиваете, Стейси? Если в прошлом мы и сделали какие-то ошибки, то теперь я хочу, чтобы вы поняли одно. Мы — семья Алексиса, и мы тоже любили его.

Я не могла говорить. В горле у меня стоял комок, я боялась дать волю чувствам и расплакаться. Я не могла понять, что со мной происходит. Наверное, я просто слишком устала.

— Простите. Должно быть, это предубеждение.

— Мне кажется, вы были очень мужественны. Но вы понимаете, что можете существенно облегчить себе жизнь, если не будете такой гордой? — Улыбнувшись, он добавил: — Это скорее достоинство греков. Или недостаток, называйте как вам угодно. — Он протянул руку и дотронулся до моей ладони. — Вы должны уступить и принять нашу помощь. Хотя бы для Никоса.

Он стоял очень близко, и его пальцы обжигали мою кожу. Нервы были настолько напряжены, что я была на грани истерики. Это было ужасно, со мной никогда такого не было. Тем не менее, с трудом контролируя голос, я почти спокойно произнесла:

— Думаю, ваш отец уже ждет нас.


Глава 2

<p>Глава 2</p>

Следующие несколько дней прошли совершенно мирно. Ничего не происходило. Я успокоилась. Ники и я понемногу привыкли к жизни на вилле «Мармара». Мы загорали, спали, разговаривали с мистером Карвеллисом и Ледой. Пол уехал в главный офис в Афины. Я могла спокойно отдыхать.

По утрам я спускалась на лифте на пляж. Подножия скал просвечивали сквозь изумрудную воду, Ники возился на серебристом песке. Он был готов оставаться здесь целый день. Но Леда не могла плавать из-за болей в спине, а мистер Карвеллис редко спускался к морю. Я же не решалась проводить слишком много времени одна, чтобы меня не сочли невежливой.

Мне тоже больше ничего не было нужно. Просто лежать, вытянув ноги, на надувном матрасе, который каждое утро выносил для меня мальчик, помощник Ангелоса. Кроме того, у нас был зонтик от солнца и множество надувных игрушек. Стратос приносил на подносе кофе для меня и лимонад или кэмаки, шарик сливочного мороженого между двумя миндальными коржиками, для Ники.

Утро проходило на пляже, мы купались и загорали. Ники заходил со мной в воду все дальше и дальше, набираясь все больше храбрости, и потихоньку учился плавать. Иногда мы бродили среди скал в поисках крабов, устриц и других морских обитателей. Лежа в тени, я не спала и не думала, просто существовала, жила совершенно растительной жизнью.

К полудню чистая мерцающая свежесть, застывшая над морем и островом, исчезала, и летний зной медленно спускался с гор. Мы уходили с пляжа, потому что даже зонтики не спасали от палящего солнца. Вилла встречала нас упоительной прохладой. Мистер Карвеллис поджидал нас, спокойный и безупречный, одетый в один из своих тонких изысканных темных костюмов, всегда готовый налить стаканчик вина или узо. Мне нравился этот мутноватый, необычного вкуса напиток, который готовили с добавлением аниса и подавали с водой или льдом.

Иногда к нам присоединялась Леда, всегда безукоризненно одетая и причесанная. Глядя на нее, я понимала, как беден мой гардероб. Но я ничего не могла с этим поделать. Я напоминала себе Золушку.

Должно быть, мистер Карвеллис прочитал мои мысли и однажды вечером позвал меня к себе в кабинет, чтобы кое-что обсудить.

Кабинет был огромный, повсюду стояли книги. Мраморный пол, мраморные колонны, поддерживающие галерею, на которой тоже располагались полки. Железная лестница в углу комнаты вела наверх, а посередине стоял широкий стол, украшенный тисненой зеленым и золотым кожей. На нем стояли три телефона. Майк говорил мне, что с виллы нельзя было позвонить на остров, но была прямая связь с аэропортом и яхтой мистера Карвеллиса «Океанис». Третий телефон, должно быть, был для внутреннего общения.

Мистер Карвеллис сидел на вращающемся стуле, за ним возвышался огромный глобус. Длинные окна были распахнуты, а высокие колонны прикрывали нас от солнечных лучей.

Мистер Карвеллис улыбнулся, бросив внимательный взгляд в мою сторону.

— Ну, дорогая моя Стейси, — начал он, — ты выглядишь гораздо лучше. Отдохнула, успокоилась?

— Да, спасибо. — Он был так любезен, что мне стало не по себе.

— Великолепно. Я специально сделал так, чтобы первую неделю тебе не о чем было беспокоиться, даже никакого общения. — Он сложил пальцы домиком и откинулся на спинку кресла. — Но теперь пришло время развлечений. В эти выходные у нас на острове будут гости, надеюсь, они тебе понравятся. Это приятные молодые люди, друзья Леды и мои друзья, несмотря на разницу в возрасте.

Сердце мое замерло. Друзья Леды. Девушки, похожие на, Леду, элегантные, образованные.

Он как будто прочитал мои мысли:

— Элен Мулье училась в Швейцарии вместе с Ледой. Тогда она была Элен д'Эрбле. Теперь она живет со своим мужем в Париже. Доктор Этьен Мулье — выдающийся хирург, ему тридцать с небольшим. Они приедут на Меленус в пятницу на яхте Рауля д'Эрбле, брата Элен. Он тоже врач. С ними приедут и другие гости, которых мы будем развлекать на вилле. — Он сделал паузу. — А теперь мы переходим к тому вопросу, который я хотел с тобой обсудить. Только не обижайся. — Он наклонился, по-прежнему не сводя с меня взгляда. — Ты красивая девушка, Стейси, и у тебя хороший вкус. Но то, как ты одеваешься сейчас, не соответствует твоему положению. Ты понимаешь, что я хочу сказать? Здесь ты моя невестка. Вдова Алексиса. — На его лице появилось скорбное выражение. — Я знаю, что ты очень гордая, но я попросил Пола подобрать для тебя в городе вещи, подходящие обстановке. Он привезет их завтра.

Я почувствовала, что краснею.

— Я, я… Это так великодушно с вашей стороны. Конечно, я понимаю. Боюсь, что я… — Я замолчала. — Спасибо вам большое, я так рада! — Эти слова я не смогла не произнести. Будто и вправду была Золушкой — бедной, скромной, незаметной, совсем не подходящей этому дому.

— Стейси, это доставило мне удовольствие. Не надо меня благодарить.

— Спасибо, но почему Пол? Как он мог?.. — Я опять замолчала.

Мистер Карвеллис поднял руку:

— Пол не выбирал одежду сам. Он просто поехал, как я просил, в бутик, где одевается Леда. Если бы она не была больна, если бы у нее было время, конечно, вы бы поехали с ней вместе. — Он улыбнулся. Я впервые заметила, что у него маленькие, острые, прекрасно сохранившиеся зубы. — Как вы это называете — шоппинг? Думаю, эти маленькие перемены пойдут тебе на пользу. Миссис Бояс, домоправительница, за всем проследит. Позже, когда ты поедешь в Афины, то сможешь сама выбрать все, что захочешь. У тебя будет открыт счет у Иоллари. — Он сделал паузу. — Ты довольна?

— Это очень, очень мило. Спасибо, мистер Карвеллис, — неуверенно произнесла я.

— Ты не могла бы обращаться ко мне не так официально? Ты же мне как дочь. — Он увидел, что я нахмурилась, и быстро добавил: — Нет, нет, я не имею в виду, что ты должна называть меня отцом. Может быть, Василис? Это было бы более подходяще. Меня называют Василисом многие — молодые и старые. Это больше, чем имя. Это, это… как говорят англичане, прозвище.

— Я… я постараюсь. Еще раз спасибо. — Я встала. — Может быть, я пойду и найду Ники? Он ждет меня, чтобы пойти на пляж. — Чтобы сделать Василису приятное, я добавила: — Здесь чудесно. Море такое красивое, и повсюду такой загадочный свет.

— Да, свет. Этот свет поражает всех, кто приезжает в Грецию. Древние верили, что этот свет божественный, что он делает землю и море царственными. Они называли его «Фэбус Аполло». Это значит: «Боги, живущие на небесах». — Он замолчал, затем продолжил совсем другим тоном: — Не беспокойся о Никосе. Он уже на пляже с Дидо.

Я резко обернулась:

— Дидо? Но…

Он обогнул стол и подошел ко мне:

— Понятно, что в такой ситуации ребенок для тебя все. Но это неправильно. Не переусердствуй, Стейси. Не нянчись с ним слишком много. Однажды он станет человеком и должен научиться быть независимым и самодостаточным. Будет лучше, если иногда он будет проводить время с Дидо или еще с кем-нибудь из слуг. Они присмотрят за ним. Позже мы наймем профессионального гувернера, если вы останетесь здесь.

Я была так поражена, что не могла вымолвить ни слова. Потом сказала, стараясь казаться спокойной:

— Я бы предпочла, чтобы вы сначала посоветовались со мной насчет Дидо. И… насчет сюсюканья, как вы это назвали.

Мистер Карвеллис улыбнулся:

— Конечно нет. Это то, что опасно в материнской любви. Мать Алексиса сделала эту ошибку. Вот почему он был таким трудным мальчиком, недисциплинированным, непослушным.

Я холодно посмотрела на него:

— Алексис был независимым и достаточно взрослым, чтобы начать собственную жизнь, несмотря на привязанность к матери.

— Влияния уже не существовало. Она умерла, — резко сказал он.

Мы смотрели друг на друга, как дуэлянты. Глаза мистера Карвеллиса сверкали подобно черным агатам, но я не боялась быть побежденной. Я разозлилась: какое он имеет право критиковать меня и то, как я воспитываю Ники? Кроме того, он оскорбил память Алексиса.

Неожиданно голос Василиса стал более мягким:

— Прости меня. Я только пытаюсь помочь тебе и Ники. Ты не представляешь, какое доставила мне удовольствие, привезя его на остров. Не вини меня за то, что я попросил Дидо посмотреть за ним. Ты не можешь жить только ради мальчика. Ты молода. Когда-нибудь ты снова выйдешь замуж. Нужно будет дать Никосу больше свободы, больше самостоятельности, чтобы со временем он понял, что ты можешь любить не только его.

— Он всегда будет первым, — тихо сказала я. — После Алексиса у меня не будет никого.

Он покачал головой:

— Это ты сейчас так думаешь. Ты как цветок, попавший на холод. Его бутон замерз. Кажется, что он умер. Но однажды снова наступит весна, растения проснутся, появятся молодые листочки, бутончики развернут свои лепестки навстречу солнцу.

В дверь постучали.

— Входите.

Худощавый, невысокого роста человек в очках вошел в комнату и поклонился. В руках у него была кипа бумаг.

— Извините, сэр. Может быть, слишком рано?

— Нет, Панаидис, миссис Карвеллис и я уже закончили. Стейси, думаю, ты еще не знакома с моим секретарем мистером Панаидисом? Он ездил к своей сестре в Скиатос. Панаидис, это вдова Алексиса, миссис Карвеллис.

Человечек пожал мне руку. Когда он поднял голову, его маленькое лицо потерялось за толстыми стеклами очков.

— Очень приятно, мадам.

Мистер Карвеллис открыл мне дверь и поклонился:

— Встретимся за обедом.

У меня на языке вертелось множество возражений, но я коротко ответила:

— Да.

Я ушла, все еще злясь, несмотря на его комплименты. Мистер Карвеллис не имел права распоряжаться Ники. И это была неправда, что я сюсюкала с ним. Это было основное, что мне не понравилось в его речи. Я проводила с сыном так много времени первую неделю на вилле для того, чтобы он почувствовал себя в безопасности в новой обстановке.

Я посмотрела на часы. Четверть двенадцатого. Ники, должно быть, пьет сок на пляже. С Дидо.

Я не имела ничего против Дидо и того, чтобы Ники проводил с ней время. Она была доброй, ласковой. Я и раньше оставляла Ники в детском саду и с миссис Бейтс, когда мы жили в Англии. Но сейчас это было дело принципа.

Я не заметила, как вышла из дома и очутилась в саду. Петрос мыл машину. Он выпрямился, улыбнулся мне и пробормотал приветствие, затем продолжил полировать и без того блестевший хромированный бампер.

В гараже стояло еще несколько машин — «ягуар», кремовая спортивная машина и еще одна вишневая, марку которой я не знала. Мне хотелось взять маленькую и уехать отсюда подальше, к холмам. Мне было тесно в этом замкнутом мирке.

Впрочем, я могу пройтись и пешком.

Я еще многого не видела на территории, прилегающей к «Мармаре». Где-то здесь должны быть конюшни, о которых говорила Леда. Она собиралась отвести меня туда, когда выздоровеет.

Я медленно шла вниз по шоссе, вдыхая запах сосен. Шелковицы, оливки и еще какие-то деревья, наверное гранаты, тихо шелестели поникшей от зноя листвой. Я уже почти поравнялась с воротами, когда услышала шум подъезжающей машины и, обернувшись, увидела джип. Я отошла в сторону, чтобы пропустить его, но, к моему удивлению, из окна высунулся Майк:

— Стейси, привет!

— Майк! Какой сюрприз!

Он выключил двигатель и, пнув дверцу, спустил свои длинные ноги на землю.

— Что ты здесь делаешь в гордом одиночестве? Где Ники?

— Он на пляже. Я пошла прогуляться. Чтобы поддерживать форму, — добавила я как-то неуверенно.

Он, прищурившись, взглянул на солнце, на горящее полуденное небо:

— В такую-то жару? Тебе тоже надо пойти на пляж. Залезай, я довезу тебя до виллы. — Голубые глаза внимательно изучали мое лицо. — Ты очень бледная. Уверена, что все в порядке?

— Да, спасибо. Я с удовольствием воспользуюсь твоим предложением.

Он взял меня под руку и помог забраться в джип. Сел рядом со мной, но не спешил заводить машину. Он обернулся ко мне, держась за руль:

— Мне повезло, что я встретил тебя. Я не был уверен, что найду тебя. Я приехал по делу к Василису. — Он указал на стопки бумаг и на планы, лежавшие на заднем сиденье. — Я хотел пригласить тебя поужинать. Пойдешь?

Я была рада немного пообщаться с Майком, почувствовать себя свободной. Поэтому быстро сказала:

— С удовольствием. Спасибо!

— Хорошо. Что, если завтра вечером? Или это слишком скоро?

Я сомневалась, помня о планах мистера Карвеллиса на выходные.

— Думаю, что завтра будет удобнее всего. Послезавтра к моему свекру приезжают гости, и он хочет, чтобы я развлекала их.

Майк внимательно окинул меня взглядом:

— Что случилось? По-моему, ты не в восторге от этой идеи.

— Да нет. Все в порядке. Ты был прав, когда говорил о Василисе. Он пытается управлять всеми людьми.

Майк тихо присвистнул:

— Ты уже восстала против него? Хочешь поговорить об этом? — Увидев, что я качаю головой, добавил: — Нет? Разумеется, сейчас нет времени для этого, да и место неподходящее. Я заеду за тобой завтра, около семи, и мы поужинаем в Тивиттосе. Ты была там?

— Нет. Кажется, это столица острова?

— Да. Это главный рыбацкий порт. Он находится в восьми милях отсюда, на другой стороне от аэропорта. Но дорога такая крутая и на высоте дует такой ветер, что кажется, будто бы в тридцати. — Он широко улыбнулся. — Не беспокойся. Мы не поедем на этой развалюхе. У меня есть хорошая машина. — Он протянул длинную руку и повернул ключ зажигания. — Лучше поторопись, а то Василис будет рвать на себе волосы.

Когда мы подъехали к вилле, он помог мне спуститься и, задержав мою руку в своей, сказал:

— Пока, Стейси. До завтра. Передай привет Ники. Береги себя. Не перегревайся на солнце. Оно очень опасное.

— Не буду, — пообещала я.

— Итак, завтра в семь.

— Да, завтра. Спасибо, Майк.

Он сжал мои пальцы:

— До свидания, красавица!

Джип исчез в облаке пыли, а я медленно направилась к своей комнате.

В прохладной тишине прилегла на диване около окна, положив руки под голову. Я устала от прогулки по жаре.

Наверное, с Майком будет весело. Он приятный. Я чувствовала, что его ко мне тянуло, и мне было интересно, смог бы он мне понравиться — после Алексиса?

Смогла бы я его полюбить?

Почему каждый раз, когда я встречаю неплохого человека, я уверена, что он не для меня? Что я не способна влюбиться снова? Может быть, я никак не могу поверить в смерть Алексиса? Я не была на его похоронах, потому что в тот скорбный день лежала без памяти в больнице. Мне часто казалось, что Алексис просто куда-то уехал и скоро вернется.

Здравый смысл говорил мне, что это невозможно. Но иногда, подсознательно, я ждала его прихода.

Кто-то постучал в дверь спальни. Вошли Дидо с Ники. Я быстро вскочила. Служанка сказала:

— Простите, мадам. Я не думала, что вы здесь. Вы хотите, чтобы я побыла с Ники до обеда, или вы сами останетесь с ним?

— Я присмотрю за ним. Спасибо, Дидо.

Она тихо удалилась. Ники бросился ко мне, повис на шее:

— Мамочка, где ты была? Почему ты не пришла на пляж? Дидо рассказала мне историю про дельфинов. На их спине можно кататься. Ты знала?

Я крепко обняла его и прижалась щекой к его шелковистым черным волосам:

— Мне пришлось пойти к дедушке. Он хотел поговорить со мной. Тебе понравилось гулять с Дидо?

— Да, она мне нравится. У нее четыре сестры и пять братьев. Тебе рассказать про дельфинов?

Василис сказал бы сейчас, что я сюсюкаюсь с сыном, слишком много поцелуев. Я поставила его на пол:

— Давай помоем руки, и ты расскажешь мне про дельфинов.

Он уткнулся лбом мне в спину и пошел за мной:

— Не уходи больше, мамочка!

— Сегодня уже нет. Мы проведем этот день вместе. — Я толкнула дверь в ванную комнату. — Но иногда ты будешь оставаться с Дидо.

Ники серьезно посмотрел на меня:

— Почему я должен оставаться с Дидо?

— Видишь ли, дедушка хочет, чтобы иногда я была с ним. Дидо скучает по своим братьям и сестрам и будет рада поиграть с тобой. Помнишь, как ты оставался с миссис Бейтс? Ты ведь не был против?

Ники задумался, открыл краны на полную мощность и подставил руки под воду:

— Думаю, что мне не нравилось, но ты ведь должна была работать?

— Мне следует быть любезной с дедушкой. Он устроил нам такой чудесный праздник. Это вроде как работа. А значит, я не могу быть с тобой все время, малыш.

Я протянула полотенце, и маленькие ручки утонули в его мягких складках.

— Здесь здорово. Как будто мы всегда живем у моря.

— Да, и мы должны постараться остаться здесь подольше. Ты ведь хочешь?

— Да! — Он счастливо кивнул головой. — Может быть, мы останемся здесь навсегда?

— Сомневаюсь, — сухо ответила я, расчесывая его волосы.


Глава 3

<p>Глава 3</p>

Тивиттос расположился на холме. Это был тот самый город, который я видела из самолета. Суета, маленькая белая церквушка. Узкие улочки, отходящие от моря, дома, притулившиеся на склонах.

Таверна, которую выбрал Майк, находилась рядом с портом. Обычное заведение, но вполне живописное. Разноцветные веселые скатерти на столах, стены покрыты росписью. В глубине комнаты высились огромные бочки с вином, с потолка свешивались пучки чеснока.

— Это примитивно, но очень типично для нашего острова, — сказал Майк, усаживая меня за стол на маленькой террасе над вымощенной булыжниками улицей.

— Здесь чудесно готовят тушеных мальков. — Я невольно поморщилась. — Оставь предрассудки, это действительно нечто. Или ты предпочитаешь каллони — блюдо с анчоусами?

Я улыбнулась:

— Думаю, тебе лучше самому сделать заказ, но имей в виду, что я не местная и привыкла к традиционной кухне. — Я оглядела толпы рабочих, снующих туда-сюда по набережной. — Столько людей! Откуда они берутся?

— Это сериани — что-то типа народных гуляний. Местная традиция выходить вечером на улицу, особенно по субботам и воскресеньям. Молодые люди высматривают девушек, люди постарше просто встречаются и болтают. Таким образом они отдыхают. — Он махнул рукой. — Сейчас самое лучшее время. Жара спала, можно свободно вздохнуть. С восьми часов длятся сумерки, как говорят греки — «вратаки». После девяти наступит вечер, и все будут веселиться. Никто из них ни за что не отправится спать раньше двенадцати.

Перед нами возник невысокий толстый человек с круглыми темными глазами и большими черными усами.

— Приветствую вас! — Он почтительно поклонился и продолжил: — Что вам угодно?

Майк сказал что-то по-гречески, и после длительного обсуждения меню было составлено. Лакенда — кусочки тунца, обжаренные в масле, — на первое, судукакия — пряные мясные тефтели в томатном соусе — на второе. Из вин он выбрал «Рецину», а на десерт — пагато — мороженое.

— У меня есть для тебя сюрприз, — начал Майк. — Моя крестная очень хочет с тобой познакомиться, и я обещал ей привезти тебя сегодня вечером.

— Твоя крестная? — удивленно повторила я. — Она тоже живет на Меленусе?

— Да. Я ведь говорил тебе, что у меня есть связи с островом. На самом деле это идет от моего отца. Он был здесь во время Второй мировой войны, служил в войсках Новой Зеландии. Когда они отступали под натиском германцев, многие части перевели в Скиатос, это недалеко отсюда. Затем они оказались в Турции, а некоторые уехали в Египет. Мария Пальмос помогла моему отцу бежать на Кастро, на другой остров, где он был в безопасности. После войны он вернулся на Меленус и остановился у Марии и ее мужа. К тому времени она стала мадам Вентрис. Когда я родился, она стала моей крестной.

— Мария Вентрис… Я где-то слышала ее имя. Она актриса?

— Она оперная певица. Была оперной певицей. Сейчас уже не выступает и живет на вилле «Атен», что на полпути отсюда к твоему свекру. Разумеется, они хорошо знают друг друга. У тетушки Марии потрясающий характер. Она тебе понравится.

— Ты живешь вместе с ней?

— Нет. И не потому, что тетушка Мария скряга. Просто я предпочитаю быть независимым и свободным. Особенно учитывая то, чем я занимаюсь. Я много работаю и очень устаю, в конце дня у меня нет желания с кем-либо общаться. Я живу вместе с коллегой из компании. Это очень удобно.

— Ты давно сюда приехал?

— Около одиннадцати месяцев назад. Я пробуду здесь еще минимум год. Может быть, дольше. У Василиса очень много планов относительно острова. Мы еще не начали проект на Карносе. — Он посмотрел на порт. — Все вокруг выглядит красиво и ярко, но у этих людей очень трудная жизнь. Здесь царит безработица, и молодежь вынуждена эмигрировать. Они строят шлюпки и рыбацкие лодки, но кому теперь нужны эти примитивные суденышки? Василис хочет вернуть работу на Меленус. Он считает, что туризм поможет жителям заработать.

— Надеюсь, они не испортят этот чудесный остров.

— Василис позаботится об этом. Нужно развивать туризм и надеяться, что Греция останется дикой и неиспорченной. Главное, чтобы на этих островах повысился уровень жизни.

— Да, я понимаю. — Я опустила вилку на тарелку. — Очень вкусно. Такой густой соус.

— Замечательно. Хотелось бы, чтобы тебе понравилось и сладкое.

Когда мы перешли к кофе, Майк сказал;

— Давай поторопимся. Вообще-то тетушка Мария пригласила нас на ужин, но мне очень хотелось посидеть с тобой вдвоем. Поэтому я пообещал, что мы придем к ней на кофе. Ты не против?

— Конечно нет. Я с удовольствием заеду к ней.

Он протянул руку и коснулся моей:

— Я чувствую, что мы скоро будем хорошо знать друг друга, Стейси.

Огненные лучи заходящего солнца горели в волосах и бороде Майка, делая его похожим на викинга, мужественного и прекрасного.

— Только я должна не очень поздно вернуться на виллу.

— Он не был против того, что ты поехала со мной?

— Ники? Нет. Он рано ложится спать. Дидо обещала присмотреть за ним, пока меня не будет.

Майк ухмыльнулся, сжав мою руку:

— Я имел в виду твоего свекра. Мне интересно, что он подумал?

Я промолчала, вспомнив, как холодно Василис отнесся к тому, что Майк пригласил меня на ужин и что я собираюсь принять это предложение.

— Конечно же ты вправе решать сама, с кем встречаться. — Василис был далек от одобрения. — Позаботься о том, чтобы Майк Хардинг доставил тебя обратно вовремя.

У меня было ощущение, что я служанка, нарушившая какие-то неписаные правила. Я покраснела, подумав об этом.

— Спасибо, если вы, конечно, не возражаете.

— Возражаю? Чему я могу возражать? Я уверен, что Майк достоин уважения, и понимаю, что тебе здесь может быть скучно. Но, как я уже сказал, я принял меры, чтобы скрасить твое пребывание на вилле.

— Разумеется, мне не скучно, — быстро возразила я. Как ему объяснить, что Майк близок мне по духу? Такой свободный и простой, без излишней вежливости, небогатый, не аристократ.

Когда Майк приехал за мной, его отвели в небольшую гостиную, где он в одиночестве ожидал меня. Ни Василис, ни Леда не показывались. Пола по-прежнему не было дома. Как расшалившиеся дети, мы выбежали к машине, взявшись за руки.

Не дождавшись моего ответа, Майк заговорил первым:

— Я и сам могу догадаться. Василис был не в восторге. Он хочет, чтобы ты общалась только с их кругом.

— Мне было немного неловко, — призналась я. — Но ведь я все же гость на вилле. Он не разозлится на тебя? Я имею в виду, это никак не отразится… — Я замялась.

— На моей работе? — засмеялся Майк. — Сомневаюсь. Я ему сейчас слишком нужен. — Он выпустил мою руку. — Ну, пошли?

Портовые огни отражались в воде, бросая свет на темный город.

— Дома доходят до самого верха. Посмотри, там тоже есть улицы. В древние времена деревни строили на вершинах холмов, чтобы защититься от грабителей и от наводнений. Потом, в девятнадцатом веке, было принято решение вернуть островитян на побережье и построить дома вдоль береговой линии. Все новые города спроектированы в викторианском стиле, а не в классическом.

Дорога лежала через горы, повороты следовали один за другим. Когда мы добрались до вершины, Майк притормозил.

— Это гора Зигос. Если повернуть сейчас налево, то попадешь в аэропорт, а дорога прямо ведет на виллу «Мармара». Дом тетушки Марии находится на восточной стороне острова.

Прохладный и свежий ночной ветерок дул мне в лицо.

— М-м… Чудесно, правда?

— Это пахнут травы, которые растут на этой земле. Сейчас запах еще слабый. Если попадешь сюда в полуденный зной, то он напомнит тебе аромат духов.

— Очень красиво. Я имею в виду весь остров. Я никогда раньше не бывала в таких местах.

— Серьезно? Тогда я рад за тебя. Но я рад не только поэтому… — Он поднял мою руку с колена и взял в свою. Помолчав, сказал: — Сколько времени прошло с тех пор, как Алексис погиб?

Будто со стороны я услышала собственный вздох.

— Три года.

Он наклонился ближе:

— Ты его очень любила?

— Очень, — ответила я, не поднимая головы.

— Ты была очень молода, когда это случилось. Ты недолго была замужем?

— Один год. Мне было двадцать, когда Алексис умер.

— Я не хочу тебя расспрашивать, просто ведь когда-нибудь ты снова выйдешь замуж. У тебя сейчас никого нет?

Я повернулась и встретила его взгляд.

— Майк, ты первый мужчина, с которым я куда-то пошла после смерти Алексиса.

Он удивленно посмотрел на меня:

— Невероятно. Я имею в виду, ты такая привлекательная. У тебя не было свиданий?

— Только вечеринки, но там всегда много народу. Конечно, меня и раньше приглашали. Но я находила предлог отказаться. Я знала, что из этого ничего не выйдет. — Я выглянула в окно машины. Темные, неподвижные облака ясно выделялись на фоне ночного неба. — Я знаю, что не смогу больше полюбить, и не хочу этого. Не хочу оскорблять память Алексиса. У меня есть Ники, работа. Мне этого хватает.

Майк взял меня за подбородок и повернул мое лицо к себе.

— Послушай, — нежно начал он. — Тебе только двадцать три. Ты любила Алексиса. Да? Ты была с ним счастлива. Тоже правда. Но ты не можешь преклоняться перед ним вечно. Это противоречит природе. Ты должна жить. Ты должна снова начать дышать свободно. Жить для себя и для других. Для других мужчин. — Он поднес мои пальцы к своим губам. — Кстати, я уже почти влюбился в тебя.

Я отдернула руку:

— Не надо, Майк. Пожалуйста. Я еще не готова к этому.

— Прошло три года. Три года потрачены впустую. — Его голос зазвучал жестче. Он протянул руку, чтобы обнять меня покрепче. — А что, если я тебя поцелую?

Я испугалась. Оттолкнула его обеими руками, резко отвернулась:

— Я не вынесу этого! Майк, пожалуйста!

Он тут же отпустил меня. Помолчав, добавил:

— Мне жаль. Прости меня, Стейси. Я не знаю, что на меня нашло. Это было глупо. — Он завел двигатель. — Мы должны поторопиться к тете Марии.

Какое-то время мы ехали в тишине. Я чувствовала, что Майк посматривает в мою сторону, а сама сидела натянутая, напряженная, плотно сжав руки, чтобы они не дрожали.

Наконец он сказал:

— Я себя очень плохо вел. Прости меня, пожалуйста. Надеюсь, это никак не отразится на нашей дружбе.

— Это не твоя вина, Майк, а моя. Потому что я… — Вздрогнув, я продолжила: — Я не знаю, что со мной происходит. Я как будто заморожена изнутри, мне все безразлично. Я не могу это объяснить.

— Бедная моя! — Он легко дотронулся до моей ладони. — Это пройдет. Когда-нибудь. Может быть, даже очень скоро. — Заглушив двигатель, подъехал к железным воротам и посигналил. — А вот и вилла «Атен».

Вилла «Атен» была прямой противоположностью дому Василиса. Последний был выдержан в спокойном, классическом стиле, элегантном и сдержанном. Дом тети Марии изобиловал украшениями, лепкой и орнаментом. Мебель была напыщенная, смесь эпохи Людовика XIV и короля Эдуарда. Персидские ковры скрывали мраморные полы, изящные колонные поддерживали галереи и портики. Повсюду стояли статуи: фигуры и бюсты, каменные и бронзовые. Стены были увешаны картинами; портреты, написанные маслом, акварельные пейзажи и виды моря пастелью. Вся обстановка чистых, оптимистических тонов, и в центре всего этого великолепия восседала мадам Вентрис, настоящая богиня. Она была красивая, статная и очень объемная. Иссиня-черные волосы высоко уложены на голове в пышную корону. Глаза горели, подобно бриллиантам, украшавшим ее серьги, спускавшиеся вдоль округлых щек. Она была одета, нет, не одета, а скорее задрапирована, в лиловый шифон, окутывавший ее массивную фигуру подобно облаку. Это облако поплыло навстречу нам.

— Как чудесно, что вы уделили мне минутку вашего времени. — Ее глубокий голос звучал невероятно мелодично. — Я с нетерпением ждала вас. Не потому, что Михаэль пел вам дифирамбы, а потому, что я очень хорошо знаю семью Карвеллисов, а так как я считаю вас одной из них, мне было важно с вами познакомиться. Мы скоро увидимся у Василиса, но мне приятно, что вы приехали ко мне с неофициальным визитом. — Она протянула мне пухленькую ручку. — Пойдем на свет, детка. Я хочу получше тебя рассмотреть. — Мадам вытащила меня в центр комнаты, где висела люстра со свечками. — Какой потрясающий цвет! Я всегда завидовала тем, у кого волосы такого насыщенного рыжего цвета. А какая красивая кожа! Только у англичанок бывает такой нежный оттенок. Ты должна остерегаться нашего солнца, тебе необходимо носить соломенную шляпу. А теперь давай сядем и поговорим.

Она опустилась на изогнутый диванчик, накрытый золотистой узорчатой тканью, а мне указала на стул напротив. Взглянув на Майка, она сказала:

— Михаэль, ты сегодня замечательно выглядишь. На тебе костюм! Это все в твою честь, Стейси. Я уверена.

Переведя взгляд на меня, она расплылась в широкой улыбке: ее двойной, а может, тройной, подбородок опустился на ворот платья. — Должна тебе сказать, что он представитель богемы. Вернее, битник. Ведь это так называется? Не то чтобы я была против его бороды… А ты? Это придает ему мужественный вид.

Слуга принес поднос с кофе и ликерами. Кофе был турецкий, густой и черный, кроме того, нам подали лукум, немного меда и миндальные пирожные.

Мадам Вентрис прикурила плоскую турецкую сигарету и наклонилась ко мне:

— Я могу называть тебя Стейси? Спасибо. Очень мило с твоей стороны. — Ее голос звучал тепло и заботливо, подобно виолончели. — Я слышала, у тебя маленький сын. Расскажи мне о нем. Как его зовут?

Я описала ей Ники. Мадам Вентрис покачивала головой, смеялась, задавала вопросы, и вскоре мы уже болтали, как старинные приятельницы.

— Конечно, я знала Алексиса. Нас сближала музыка. Маленьким мальчиком он приходил ко мне и играл. У него была флейта, а я учила его играть на арфе. — Она повернулась и посмотрела в конец длинной комнаты. — Видишь? Вон там. Он был очень артистичный, нежный мальчик, походил скорее на мать, чем отца, Василиса. Вот у Пола есть железный стержень, это от отца.

Мы перешли к другим темам, и Майк присоединился к нам. Говорили о Меленусе, о других островах и о войне.

Улыбнувшись, мадам Вентрис слегка обняла Майка:

— Это война подарила мне Михаэля, через его отца. Я отношусь к нему как к сыну.

Майк ответил ей улыбкой и повернулся ко мне:

— Греческие семьи, такие, как у Марии, помогли многим новозеландцам, подарив им надежду на спасение. Если ты поедешь в Скиатос, ты увидишь там в музее благодарственное письмо, в котором написано что-то типа: «Мы никогда не забудем, как в 1941 году вы одели и накормили наших солдат, несмотря на угрожавшую вам опасность».

Мадам Вентрис вздохнула:

— Для нас это было ужасное время, для твоего отца и для всех островитян. Но теперь все позади. Многие забыли их, но в нашей памяти эти дни останутся навсегда.

Мы сидели и болтали, пока Майк не посмотрел на часы:

— Извини, тетя Мария, но нам пора. Стейси обещала вернуться пораньше.

Мадам Вентрис поднялась с поразительной легкостью:

— Конечно, конечно. Стейси в гостях у Василиса. Очень мило с его стороны, что он поделился с нами. А Пол дома?

— Он в Афинах, — ответил Майк. — Я сам отвез его туда на прошлой неделе. Он надеялся, что сможет вернуться сам, на своем самолете.

— Его глаз уже в порядке?

— Да. Он вполне хорошо видит.

Мадам Вентрис поцеловала меня на прощанье:

— В следующий раз Михаэль должен привезти тебя на обед. Но я думаю, что мы раньше встретимся на вилле у Василиса. Там я смогу познакомиться с твоим сыном.

Дорога обратно оказалась тяжелой: дул ветер, ничего не было видно. Майк осторожно вел машину. Луна не светила, только свет фар освещал нам путь. Вскоре поверхность шоссе стала ровнее, я заметила очертания ворот и поняла, что мы подъезжаем к вилле «Мармара».

Территория перед домом была ярко освещена железными фонарями, прикрепленными к стене. В окнах приветливо горел свет, подчеркивая очертания здания.

— Спасибо, что приняла мое приглашение, — сказал Майк провожая меня до дверей. — Ты не представляешь, какое доставила мне удовольствие.

— Спасибо, что ты пригласил меня. Мне все очень понравилось, особенно твоя крестная.

Он взял мою руку:

— Ты меня простила? За то, что я был слишком настойчив? Ты еще пойдешь со мной куда-нибудь?

— С удовольствием!

— Замечательно. Я думаю, нам придется подождать, пока уедут гости Василиса. Я буду считать дни. — Он долго не отрываясь смотрел на меня. — Все в порядке. Я больше ничего не буду говорить. — Майк на секунду сжал мои пальцы и быстро отпустил. Открыв дверь, ведущую в холл, добавил: — До скорого, милая. Пока.

— До свидания, Майк, и спасибо еще раз.

Он закрыл дверь, и я осталась одна. В коридоре никого не было, даже слуг. Дверь в кабинет Василиса была распахнута, но там было темно. Я прошла через огромную гостиную. Тоже пусто. Наверное, Леда, как всегда, рано пошла спать. Однажды она даже извинилась передо мной за это, сославшись на то, что нуждается в отдыхе из-за болей в спине после аварии.

Я растерянно стояла посреди зала. Вилла казалась такой пустой! Как роскошный отель. Мне ничего не оставалось, как подняться в комнату, не пожелав Василису спокойной ночи.

Я тихо кралась по ступенькам в сторону своей спальни. Ники спал, дверь была приоткрыта. Я вошла к нему на цыпочках, боясь разбудить. Он лежал на животе, положив руки на голову. Шелковые темные волосы торчали во все стороны, как перья. Мне захотелось пригладить их, обнять, поцеловать, почувствовать, как ручки сына обвивают мою шею. Но я всего лишь поправила простыню, сползшую с его спины. Он вздрогнул во сне и прижался загорелой щекой к маленькой подушке.

Я прикрыла дверь, чтобы яркий свет не потревожил его. Распустив волосы и сняв одежду, я повернулась к шкафу. Внезапно раздался стук в дверь. Я была уверена, что это Василис, и, набросив халат, пошла открывать.

Передо мной стоял Пол, высокий, величественный, без повязок на руке и глазу. Я так испугалась, что у меня перехватило дыхание.

— Извини, что побеспокоил тебя. Я заходил раньше, но тебя не было. Я курил в саду, когда увидел, что зажегся свет.

— Все в порядке. Просто я… — Я посмотрела через плечо. — Ники спит. Я боюсь разбудить его. — Затем добавила: — Я только что пришла. Искала твоего отца, чтобы пожелать ему спокойной ночи, но в зале никого не было.

— Он играет в шахматы. С приятелем. Его друг — врач на пенсии, живет неподалеку. Василис просил извиниться. Он придет очень поздно. Кроме того, я хотел сказать, что привез для тебя вещи, и отец хотел бы, чтобы ты надела одно из платьев завтра к обеду.

— Вещи? — Я удивленно посмотрела на него. — Я не предполагала, что так быстро… Я бы посмотрела…

— Я попросил Дидо распаковать коробки и развесить все. Я надеюсь, она ничего не перепутала.

— Все нормально. Спасибо. Я надеюсь, что-то подойдет.

— Ты бы лучше посмотрела сейчас. Если тебе не понравится, виноват буду я.

Мы шептались в коридоре, точно заговорщики.

— Пройди лучше в комнату, — растерянно предложила я. — Только, пожалуйста, не шуми.

Он оставил дверь слегка приоткрытой и вошел в комнату, дождавшись, пока я открою шкаф.

Я увидела множество новых вещей, какие-то платья из шелка и хлопка, льняные и кружевные костюмы, брюки, блузы, свитера и кремовый шерстяной жакет.

— Я чувствую себя Золушкой, — горько сказала я.

Пол подошел ближе:

— Не говори так. Ведь все женщины любят красивые вещи. Мой отец надеется, что ты будешь счастлива принять этот подарок.

— Не думаю, что причина в этом. Твой отец хочет, чтобы я достойно выглядела в присутствии его друзей. Я должна принять его дар. — Мой подбородок задрожал. — И твой.

Он взглянул на меня из-под густых черных бровей. А я все время сравнивала его с Алексисом.

— Пожалуйста, Стейси, будь великодушной по крайней мере по отношению к Василису, если не ко мне.

— Я постараюсь. Прости, если кажусь неблагодарной. Но это как милостыня для бедных. Все же я должна сказать тебе спасибо за причиненное беспокойство.

— Мне было нетрудно. Продавец Леды сам подобрал все. Я просто описал тебя. — Он наклонил голову. — Высокая, худая, сероглазая. Я сказал, что у тебя рыжие волосы.

Он замолчал, не отрывая от меня взгляда. На мне было старенькое кимоно, которое Алексис подарил на наше первое совместное Рождество, — ярко-синее, королевского шелка и расшитое золотыми нитями. Теперь оно выглядело потрепанным, ткань стала тонкой, драконы и цветы поблекли. Но кимоно все еще было экзотическое и красивое. Я забыла о волосах. Обычно я укладывала их во французский пучок. Это было быстро, не говоря уже об экономии. Но теперь я вытащила шпильки, и пряди лежали волнами, спускаясь на плечи. К моему удивлению, Пол взял мои волосы в руки, поднял и, пропуская сквозь пальцы, вновь дал им рассыпаться по плечам.

— Я не думал, что они такого красивого цвета. Напоминает языки пламени. Сейчас ты выглядишь совершенно по-другому. Боюсь, я описал тебя недостаточно ярко. Я думал, что ты бледная, спокойная, собранная. Ты знаешь, я впервые увидел тебя с забинтованной головой. Тогда я не понял, какого цвета твои волосы, — добавил он.

Я поднесла руку ко рту:

— Это ты приезжал в больницу?!

— Да. После того, как Алексис… — после похорон. Я заезжал в больницу. Я разговаривал с тобой, но ты ничего не понимала.

Теперь я поняла, почему мне казалось, что мы давно знакомы.

— Я помню твой голос. Когда ты впервые заговорил на вилле, я поняла, что где-то тебя слышала раньше.

— В это сложно поверить. По-моему, ты тогда ничего не видела и не слышала. Ты так лежала несколько дней, мне сказала медсестра.

— Я понимаю. Но твой голос… Он мне знаком, я помню его.

— Может, он напоминает тебе голос Алексиса?

— Нет: Они отличаются. Хотя… — Я взглянула на него. — Вы очень похожи.

Каждый раз, когда наши взгляды встречались, мы не могли оторваться друг от друга. Как будто мы пытались что-то обнаружить, что-то, что мы знали. От этого я себя чувствовала неловко и неуверенно. Чтобы развеять нахлынувшие мысли, я быстро сказала:

— Я должна пожелать тебе спокойной ночи. Если мы будем и дальше так разговаривать, то разбудим Ники.

— Конечно. Извини. Я тебя задержал. — Он повернулся к двери. — Спокойной ночи, Стейси. — Первый раз за вечер он улыбнулся, и его лицо преобразилось и посветлело. — И пожалуйста, наслаждайся новыми вещами, не относись к ним как к кольчуге.

Я невесело улыбнулась в ответ:

— Постараюсь. Спасибо за все. Спокойной ночи.

Я тихо закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, пытаясь собраться с мыслями. Колени дрожали.

Что со мной происходит в присутствии Пола? Было ли это из-за его сходства с Алексисом? Может быть, причина крылась во вновь проснувшихся чувствах, забытых мечтах, несбывшихся желаниях?

Я быстро разделась и юркнула под одеяло, так и не рассмотрев обновки. Мне не хотелось представлять себе Пола в магазине, то, как он описывал меня, подбирая вещи. Но мне не спалось. Я выключила верхний свет, оставив зажженным ночник рядом с кроватью. Закрыла жалюзи. Дверь на террасу была по-прежнему открыта. В комнате стояла духота, и я вышла на воздух, чтобы послушать звуки ночи. Слышались шум прибоя и крики сов. Луны на небе не было, но от моря исходило загадочное, фосфоресцирующее сияние.

Тишина и покой немного успокоили меня. Я вновь вернулась в спальню и легла. Но по-прежнему не могла заснуть. Я думала о Майке, о том, как он попытался поцеловать меня. Несмотря ни на что, он мне очень нравился. Я думала о мадам Вентрис и о ее помпезной вилле. Я думала о Ники и о гостях, которые должны были приехать завтра. Я заставляла себя думать об этих вещах, об этих людях. Я не хотела думать о Поле. В конце концов, устав от этих усилий, я заснула.

На следующее утро Ники разбудил меня рано, забравшись на кровать и громко крикнув:

— Мама, там огромный корабль! Он приплыл сегодня ночью! Он стоит там, где мы обычно купаемся! Там флаги и люди. Пошли посмотрим!

Зевая и потягиваясь, силясь открыть глаза, я позволила ему вывести меня на балкон. Действительно, на зеркально-голубой поверхности моря будто сияла белоснежная моторная яхта. На палубе суетились люди в белой форме.

— Это яхта друзей дедушки, — объяснила я. — Они приехали в гости. Я очень прошу тебя хорошо себя вести и здороваться так, как я тебя учила.

— Мы покатаемся на ней? — Голос Ники замирал от восторга.

Я тщательно пригладила его темные волосы:

— Может быть.

— Откуда они приехали? Из Англии?

— Думаю, что из Франции, из порта в Средиземном море. Иди умойся и оденься. Тогда мы сможем спуститься и узнать что-нибудь еще.

Мы редко завтракали наверху, как это делали Василис и Леда. Ники был слишком бодр по утрам, полон неуемной энергии. Он не мог спокойно оставаться в спальне или на террасе. Он хотел бегать туда-сюда, пойти в сад, поговорить во дворе с Петросом, найти на кухне Дидо, Ангелоса и Сирену, посмотреть, как они готовят. Все они были его друзьями. Языковой барьер для них не существовал, Ники повторял греческие слова, весело смеясь.

Этим утром, к моему удивлению, Василис спустился вниз. Он был тщательно одет и поджидал нас.

— Доброе утро, Стейси. Доброе утро, Никос. — Он пристально посмотрел на мои старые хлопковые штаны и футболку, которые я надела, не решившись притронуться к новой дорогой одежде, висевшей в шкафу. Я даже не взглянула на нее, так как Ники торопил меня.

— Доброе утро. Ники очень взбудоражен из-за прихода яхты. После завтрака он попросил меня отвести его на пляж, чтобы он мог все рассмотреть.

Василис покачал головой:

— Позже. Дидо и Стратос могут пойти вместе с ним. У тебя не будет времени. — Он искоса бросил на меня пристальный взгляд. — Я хочу, чтобы ты подготовилась ко встрече с гостями к половине двенадцатого. Надеюсь, ты нашла что-то подходящее среди вещей, которые тебе прислала Иоллари.

— Да, да. Они чудесные. Спасибо за вашу щедрость, мистер Карвеллис, — быстро сказала я.

Он улыбнулся:

— Почему не Василис? Ладно. Я рад, что тебе понравился мой подарок. Пол извинился за меня вчера вечером?

— Да. Я встретила его, когда пришла.

— Надеюсь, ты хорошо провела вечер? — спросил он с некоторой издевкой.

— Да, спасибо. Было очень интересно. Майк познакомил меня со своей крестной.

— А! Уверен, что тебе понравилось. Чудесная женщина! Очаровательная и мужественная! У тебя еще будет возможность увидеть ее завтра вечером. Надеюсь, она с нами отобедает. Петрос только что поехал к ней с приглашением.

Ники настойчиво тянул меня за руку к морю.

— Вы нас простите? Мы пойдем позавтракаем. Хорошо?

Василис, как всегда, поклонился мне:

— Запомни, Стейси. В половине двенадцатого.

— Да. Я буду готова.

Дидо принесла нам кофе и пирожки, которые мы съели, сидя в беседке. Здесь, под аркой, жара уже чувствовалась, но деревья укрывали сад от лучей солнца. Изумрудно-зеленые ящерицы нежились на солнце. Увидев Ники, они предпочли отползти в сторону.

Ему не терпелось пойти на пляж.

— Пошли. Ну пошли, мам!

— Малыш! Я не могу. Ты слышал, что сказал твой дедушка? Мне нужно сначала переодеться. Дидо посидит с тобой сегодня утром.

Он закусил губу.

— Нет, ты, — упрямо повторил он.

— Если я пойду сейчас с тобой, то мы не сможем остаться. По крайней мере, я не смогу. Хорошо, я спущусь с тобой, а потом придет Дидо и побудет с тобой.

— Да. Но сейчас ты.

Я сказала Дидо, куда мы идем, и попросила ее или Стратоса подойти через полчаса на пляж и ненадолго остаться с Ники, прежде чем, уставший, он присоединится к гостям Василиса.

Утро было чудесное. Море темно-синее, а небо бледно-голубое. Залитые светом линии берега были четко очерчены. Острова в нескольких милях от нас, казалось, приблизились до нескольких метров. Можно было разглядеть вершины гор, плоские белые домики, деревья и церквушки. У меня было такое ощущение, что я смотрю в бинокль.

Ники плескался в воде, то плюхаясь в нее со всего размаху, то выбегал на песок, рассыпая тучи сверкающих брызг. Он показывал на яхту и что-то кричал. Загорелый, потолстевший за последнюю неделю, он выглядел гораздо здоровее. Я видела, какое удовольствие и пользу приносит ему остров. И я подумала, что обязана принять подарки Василиса и сделать все возможное, чтобы угодить ему. Может быть, он, действительно, просто хотел нам помочь.

Несмотря на то, что я собралась с духом, идти не хотелось совершенно. Стратос пришел позже, чем я просила, извинился на ломаном английском, сказав, что Дидо не смогла, так как ее позвал мистер Карвеллис. Я даже этому обрадовалась. Потом Ники не был уверен, хочет ли он остаться со Стратосом внизу или пойти со мной наверх. Когда он наконец разобрался, было уже пол-одиннадцатого. Я поднялась одна в лифте, оставив Ники и Стратоса на пляже. Немного беспокоило то, что не успела примерить одежду. А если ничего не подойдет? Я не успею ничего придумать взамен.

Я вышла из лифта и побежала наверх, надеясь, что не встречу Василиса. Из гостиной доносились голоса — не из маленькой, где мы обычно обедали, а из большой, более официально обставленной, где принимали посетителей. Я заметила Ангелоса, наклонившегося над столом, Дидо, подающую ему серебро из буфета. Голос Леды звучал где-то в глубине комнаты.

Не останавливаясь и ничего не замечая на своем пути, я влетела на лестницу, обогнула колонну по направлению к спальне и… чьи-то руки схватили меня за локоть.

— Куда это ты так бежишь? — раздался голос Пола.

Я почувствовала себя, как Белый Кролик, опаздывающий на чай.

— Извини, я спешу. Мне нужно переодеться. Твой отец попросил меня прийти в половине двенадцатого.

Он все еще держал меня за руку. Подняв брови, он спросил:

— У тебя ведь еще час?

— Я знаю, но… — Не хотелось объяснять ему, что еще ничего не подобрала из вещей, которые он мне принес.

— Что ты собираешься надеть? Я бы предложил то золотистое платье. Я его сам выбрал. Мне кажется, оно подойдет к твоим волосам и глазам.

Он посмотрел на меня сверху вниз, не так, как обычно. Какое-то мгновение мы не отрывали глаз друг от друга. Теплый взгляд карих глаз, густые, темные ресницы. Глаза Алексиса. Знакомый острый подбородок и мягкая загорелая кожа. Конечно, между ними была разница: нечто более жесткое, уверенное, упрямое — этого у Алексиса не было.

— Что ты так смотришь?

— Извини, извини… Я… ты… Ты так похож на Алексиса, — пробормотала я.

Он отпустил меня, наклонив голову:

— Это комплимент. Я знаю, что ты его очень любила.

Я смотрела в сторону:

— Да.

Он поднял руку и, взяв меня за подбородок, повернул мое лицо к себе, снова заглянув прямо в глаза:

— Счастливая! Ты приехала на Меленус, чтобы начать новую жизнь, Стейси. Забудь о том, что было.

Наши глаза встретились.

— Я должна идти…

Он отошел в сторону, не говоря ни слова, а я развернулась и помчалась в спальню. Я старалась не думать о встрече с Полом, а сосредоточиться на выборе платья.

Открыв шкаф, я вспомнила его слова: «Я предлагаю тебе надеть золотистое платье. Я сам его выбрал».

— «Золотистое», — подумала я, перебирая вещи. Наверное, это абрикосовое? Простое, но прекрасно скроенное: неглубокий вырез, открытые плечи. Ничего вызывающего. Когда я его надела, то показалась самой себе совсем другой — утонченной, элегантной. Сидело платье безупречно. Я подобрала волосы наверх, подвела глаза серым карандашом, слегка подкрасила губы светлой помадой. Итальянские кремовые босоножки, купленные на распродаже, идеально подошли к наряду. В эту минуту в дверь постучали, и на пороге появились Дидо с Ники. Она проследила, чтобы он вымыл и вытер руки, помогла ему надеть чистые хлопчатобумажные шорты и рубашку. Я причесала шелковые черные волосы сына, посмотрела на часы и направилась к двери.

Едва я протянула руку Ники, Дидо покачала головой:

— Извините, мадам. Мне не велели приводить Никоса в гостиную до того, как соберутся гости и Ангелос подаст аперитив.

— Это сказал мистер Карвеллис?

— Да, мадам, — кивнула она в ответ.

Я попыталась скрыть раздражение.

— Понятно. Хорошо. Наверное, это разумно. Тогда, Ники, оставайся с Дидо, пока дедушка не пошлет за тобой. Будь умницей.

Я быстро вышла, чтобы он не успел возразить.

Мне опять казалось, что Василис взял на себя слишком много. Он устанавливал правила, которым мы обязаны были подчиняться, словно хорошо вымуштрованные роботы. Я понимала, что Василис был хозяином, он решал, как развлекать гостей, но мне было не по себе. Для Василиса Ники был в первую очередь его внуком, и лишь потом моим сыном. Это было абсурдно и неприятно, но я ничего не могла с этим поделать.

Несмотря ни на что, я постаралась быть любезной с Василисом, когда он подошел, чтобы попривететвовать меня и похвалить мое платье. Через несколько минут подъехали машины, и он представил меня гостям.

Это походило на прием, причем я оказалась в роли хозяйки дома. Я стояла рядом с ним и обменивалась рукопожатиями с прибывающими гостями. Элен Мулье оказалась смуглой девушкой с живыми черными глазами, а ее муж — высоким, спокойным человеком в очках. Рауль д'Эрбле, крепкий и коренастый, напоминал обезьяну широким ртом и курносым носом. Но тем не менее в нем было что-то привлекательное. Мсье и мадам Линар — статная, хорошо одетая пара в сопровождении сына и его хорошенькой невесты-блондинки по имени Селеста Даленваль.

Леда и Пол, широко улыбаясь, приветствовали гостей. Леда целовала каждого в щеку и болтала по-французски. Позже, когда мы перешли в гостиную, ради меня все стали говорить на английском.

Вошел Ангелос в сопровождении Стратоса с тяжелыми подносами, на которых стояли бокалы для вина. Через несколько минут в комнате появилась Дидо с Ники. Он подбежал ко мне, я протянула ему руку, а Василис сказал:

— Я должен взять Никоса и познакомить с гостями. Пошли, сынок.

Ники засомневался, посмотрев на меня, чтобы получить одобрение, и покрепче вцепился в мою руку. Я согласно кивнула головой, неохотно выпуская маленькую ладошку.


Глава 4

<p>Глава 4</p>

Несмотря ни на что, это была чудесная неделя. На следующий день Рауль д'Эрбле пригласил Карвеллисов на обед на яхте. Ники включили в число приглашенных, и он был счастлив. Я молила Бога, чтобы он хорошо себя вел в присутствии Василиса. Мой сын не был «испорченным ребенком», как говорил Василис. Просто ребенок в окружении взрослых ведет себя совсем не так, как с другими детьми. Было очевидно, что он может устать, раскапризничаться или заскучать.

К моему удивлению, на помощь мне пришел Пол. Как только мы поднялись на борт, он предложил взять Ники с собой и показать ему корабль, пока будут подавать напитки и еду. Я была ему так благодарна! Ники пришел в восторг от того, что вместе с «дядей Полом» посетил различные каюты, кабины, отсек для команды и капитана, палубу и машинное отделение. Когда его любопытство было удовлетворено, он спокойно уселся в одно из больших кожаных кресел и чрезвычайно довольный собой принялся потягивать через соломинку лимонад, пристально изучая своими внимательными черными глазами все и всех.

В тот день на мне был белый льняной костюм без рукавов и украшения из бирюзы. Несмотря на то, что я избегала солнца, как могла, моя бледная кожа приобрела золотистый оттенок, а на носу и щеках проступили веснушки. Я знала, что выгляжу замечательно. Василис, конечно, прав. Одежда играет большую роль. Я бы не чувствовала себя так свободно в своем далеко не новом дешевом платьице среди этих элегантных французов.

Как я и ожидала, Леда, внимательно изучив мой наряд, подошла и старательно произнесла по-английски:

— Можно тебе сделать комплимент? Очень красивая одежда. Ее выбирала Иоллари? Чудесно выглядишь!

— Спасибо. — Я была благодарна за комплимент, но чувствовала себя неуютно из-за того, как Леда произнесла эту фразу. Мне показалось, что я манекен на выставке.

— Должно быть, Василис очень точно тебя описал. Платье, которое было на тебе вчера, очень подходит тебе по цвету, да и это тоже. А сидят они безупречно.

— Вообще-то это Пол разговаривал с продавцом и описал меня.

Леда напряглась:

— Пол? Но Василис спрашивал меня, у кого я одеваюсь, он хотел сделать тебе подарок, сюрприз. Поэтому я тебе ничего не сказала. Почему Пол занимался этим?

Мне стало не по себе. Сначала мне пришлось унизиться, приняв вещи от Василиса. Теперь Леда устраивает мне допрос.

Я коротко ответила:

— Может быть, потому, что Пол был в городе и мог забрать одежду с собой.

Леда кивнула. Мои объяснения удовлетворили ее.

— Да, конечно. Он летел обратно сам после того, как врач снял повязку с глаза. Он хотел сделать отцу приятное. — К нам подошел Рауль д'Эрбле, и Леда умолкла.

В тот же вечер Василис устроил обед, на который пригласил мадам Вентрис. Она была очень броско одета. Черно-белое шелковое платье, длинные висячие серьги из черных камней, коса из темных волос уложена на голове и украшена бриллиантами. За ней тянулся шлейф из дорогих французских духов.

— Василис, дорогой! Милый друг! — воскликнула она и протянула свои пухлые руки, чтобы покрепче обнять, прижавшись к нему напудренной щекой. Василис, в свою очередь, взял ее руки в свои и подчеркнуто грациозно поцеловал.

— Мария! Как всегда прекрасна! Клянусь, она не стареет. Ты уже знакома со Стейси, моей невесткой? Она сегодня похожа на дриаду. А вот и Леда с Полом идут, чтобы поздороваться с тобой. Теперь я должен познакомить тебя с гостями. По-моему, ты знаешь Элен, подругу Леды из Парижа, но ты не встречалась раньше с ее мужем. Позволь тебе представить, доктор Этьен Мулье. А это доктор Рауль д'Эрбле, брат Элен.

Обед тянулся очень долго, блюда подавали по всем правилам, но беседа была оживленная. Я сидела слева от Василиса, с другой стороны от него расположилась мадам Вентрис. Этьен Мулье — слева от меня, а Пол — напротив Василиса, между Элен и Ледой, справа от которой находился Рауль. Кроме того, среди гостей были мсье и мадам Линар и Жан и Селеста Даленваль.

И снова я была благодарна Василису за его щедрость. В тот вечер я надела изумрудно-зеленое шифоновое платье. У меня еще никогда не было такой красивой вещи. Покрой был очень простой, но ткань эффектно струилась вдоль тела подобно водопаду.

Мне казалось, что я сплю. Передо мной на длинном столе стояли тяжелые хрустальные бокалы, выпуклые серебряные кубки, вазы с белыми розами; в трех огромных серебряных подсвечниках мерцали свечи. Еще месяц назад в Ливерпуле, в квартире на Селтон-парк, я обычно съедала на ужин яйцо или бутерброд с сыром. Было совершенно невероятно, что я могу находиться среди этой роскоши. Меня окружали загорелые, оживленные лица, черные смокинги и переливающийся шелк Леда, сияя, болтала с Раулем. Мадам Вентрис, запрокинув голову, хохотала над одной из шуток мсье Линара.

Я с болью подумала, что Алексис убежал от всего этого, приехал в Англию и работал официантом, чтобы реализовать свою мечту. Он был мужественным и чистосердечным, никогда не сожалел о том, что отказался от образа жизни, который могут вести лишь избранные. Скорее наоборот. Он был счастлив и спокоен, что сумел уйти. Иногда он говорил: «Я спасся. Я свободен». Может быть, он имел в виду — свободен от отца? Я посмотрела на Василиса. Или Алексис подразумевал свободу от власти и ответственности? В нем было что-то от кочевника. Подобно трубадуру-страннику, он скитался по свету, в отличие от Пола, который выполнял свои обязательства, хотя и не находился под пятой отца. Может быть, потому, что в его жилах текла американская кровь, требующая большей свободы?

Через несколько дней мадам Вентрис давала ответный обед на своей вилле. Василис повез супругов Линар на «мерседесе». Петрос на «ягуаре» забрал Этьена, Элен, Селесту и Жана, а я очутилась на заднем сиденье машины Леды рядом с Раулем, в то время как Пол сел за руль, чтобы Леда не пострадала в очередной раз. В машине Пола, «альфа-ромео», рассчитанной только на двоих, нам бы не хватило места.

В этот вечер мадам Вентрис предстала пред нами в еще более помпезном и необъятном наряде из золотого кружева. К моему удивлению, вторым человеком, которого я увидела возле нее, был Майк — в белом смокинге, черных брюках; бронзовые волосы и борода мерцали на свету.

— Стейси, дорогая, я ждал этого момента целый день! — Он взял мои руки в свои и, немного отодвинув меня, присвистнул от восхищения: — Выглядишь потрясающе! Нет слов. — Стали собираться гости, и он перешел на шепот: — Я сегодня исполняю роль хозяина дома и должен вернуться к своим обязанностям. Но позже я еще вернусь к тебе.

За обедом я сидела справа от Майка, и он усердно ухаживал за мной. Селеста сидела с другой стороны, следом за ней Жан, они были настолько поглощены друг другом, что ничего вокруг не замечали. Я поймала на себе взгляд Пола и почувствовала, что он не одобряет моего поведения.

После обеда гости перешли на террасу с видом на море, где нам подали кофе и ликеры. Мадам Вентрис наняла музыкантов. Тихая, печальная музыка доносилась из соседней комнаты, придавая весенней ночи еще большую прелесть. Деревья покачивались на ветру, а по морской глади бежала лунная дорожка.

Неожиданно мелодия стала более веселой и быстрой. Мадам Вентрис хлопнула в ладоши и воскликнула:

— Ну вот, молодежь, это для вас! Танцуйте и веселитесь! Мы, старики, останемся здесь с нашим кофе и сигаретами и предадимся воспоминаниям. Идите сюда, доктор, пододвиньте свой стул поближе к мадам Линар, а вы, Василис, садитесь рядом с мсье.

Доктор Сикилианос, седоволосый гигант в очках, частенько приходил к Василису поиграть в шахматы. В этот раз он был со своей племянницей, худенькой двадцатилетней шатенкой с карими глазами. Ее звали Гермиона, и она хорошо знала Майка.

Я танцевала с Майком, Этьеном, Жаном и снова с Майком. Леда танцевала немного, у нее еще болела спина. Один раз с Раулем и один раз с Полом, который сидел подле нее весь вечер.

Огромная комната с рядами зеркал, прохладный ночной ветерок, и к тому же я давно не танцевала. Мне так все нравилось! Я впервые за эти долгие годы чувствовала себя свежей, молодой. Может быть, дело было в музыке или в руке Майка, которая сжимала мою талию, или в том, как он говорил мне комплименты. Если бы он только знал, что при первом же намеке на серьезность я бы засмущалась и вся прелесть вечера сразу же пропала бы!

Три музыканта заиграли медленное вступление к танцу «Зорбу». Все вытянулись в одну линию и положили руки друг другу на талию. Когда мы поравнялись с Ледой и Полом, Селеста крикнула:

— Идите сюда! Так весело!

Леда, улыбаясь, покачала головой:

— Мне нельзя. Это сейчас слишком опасно. Но ты, Пол, ты должен пойти! — И она подтолкнула его к танцующим.

Селеста, которая стояла с краю, подвинулась, поменявшись с Жаном местами, и Пол оказался между ней и мной. Я почувствовала, как его рука обвила мою талию, но сама не решилась сделать то же самое. Мы летели по полированному полу все быстрее и быстрее, топая и подпрыгивая. Музыка играла все быстрее и быстрее, прерывалась на минуту, чтобы мы могли перевести дыхание, и возобновлялась с новой силой. Короткая юбка моего шифонового платья развевалась вокруг ног, шпильки выпали из пучка, волосы рассыпались по плечам. Я действительно напоминала нимфу, с которой накануне меня сравнивал Василис.

Когда наконец музыка затихла, я почувствовала себя очень уставшей. Разумеется, я смеялась и возбужденно болтала, как и все. Все, кроме Пола. Он выпустил меня из объятий и какое-то время мрачно разглядывал мое лицо. Я безуспешно пыталась собрать волосы и, подняв наверх обе руки, потеряла равновесие. Майк стоял рядом и потянулся, чтобы поддержать меня. На какое-то мгновение помимо своей воли я прислонилась к нему, но тут же отпрянула. Обернувшись, я вновь поймала настойчивый, угрюмый взгляд Пола. Затем он развернулся на каблуках и направился к Леде.

Ни у кого не было сил продолжать танцы. Все были рады вернуться на террасу и опуститься в плетеные стулья и шезлонги. Музыкантам, уставшим не меньше нас, подали честно заслуженные прохладительные напитки. Единственным звуком, доносившимся теперь снизу, был шум прибоя.

Когда наконец ужин закончился, мы разошлись по машинам.

Майк отвел меня в сторону и сказал:

— Ты сходишь куда-нибудь со мной? Я могу взять выходной на следующей неделе. На другой стороне острова есть старинный храм. Там очень красиво и неподалеку находится хороший пляж. Если хочешь, мы можем устроить там пикник.

Я не знала, что сказать.

— Неплохая идея. Но я, право, не знаю. Я не уверена, что гости Василиса к тому времени уедут. Может быть, он захочет, чтобы я была с ними.

— Рауль сказал мне, что они собираются отплыть в воскресенье вечером. Как насчет пятницы? Я могу позвонить тебе накануне, чтобы узнать, свободна ли ты. — Он улыбнулся. — Я буду себя примерно вести.

Я тоже ответила ему улыбкой. Майк нравился мне все больше и больше. С ним было очень легко и спокойно. Идеальная компания.

— Думаю, с Василисом все будет в порядке. Спасибо, что пригласил меня. — Я оглянулась и увидела огни удаляющегося «мерседеса». Пол стоял радом со своим «санбимом» и ждал с сигаретой в руке, наполовину отвернувшись. — Я должна идти. До свидания, Майк.

К моему удивлению, поравнявшись с машиной, я заметила, что Леда сидит сзади, рядом с Раулем, а для меня оставлено переднее сиденье. Проскользнув на место, я выпалила:

— Извини, я не знала, что вы ждете меня. Я была уверена, что Леда еще на вилле.

— Надеюсь, я не помешал вашей беседе, — сухо сказал Пол.

— Конечно нет. Мы уже закончили.

Когда машина поравнялась с воротами, он, бросив на меня испытующий взгляд, добавил:

— У тебя с Майком много общего. Вы ведь оба англичане? Или он твой поклонник?

— Мне с ним легко.

— Вы договаривались об очередном свидании?

— Он пригласил меня на пикник. Посмотреть какой-то храм, — вымолвила я, как будто оправдываясь.

— Я думаю, храм Гермеса. Это всего лишь руины. Но вид действительно потрясающий. Туда стоит съездить.

Он больше ничего не сказал, и какое-то время мы ехали молча. Я слышала, как Рауль и Леда тихо переговаривались на заднем сиденье. Если Пол заметил, что Майк оказывает мне знаки внимания, то он не мог не обратить внимания и на то, как Рауль восхищается Ледой. Конечно, они давно знали друг друга. Это было очевидно. Может быть, Пол был раздражен как раз из-за того, что они уселись вместе, а его оставили со мной.

Два дня спустя гости отплыли на яхте, захватив с собой Леду. Еще раньше было условлено, что Леда вместе с Элен, ее мужем и друзьями отправятся в круиз по островам до Родоса, где сделают остановку и будут ждать Василиса, который приплывет на своей яхте «Океанис» вместе со мной, Ники, мадам Вентрис, доктором Сикилианосом и его племянницей.

— Тебе понравится, — повторял Василис. — Небольшой праздник для всех нас. Пол, может быть, тоже поедет, если сможет оставить дела. Сейчас мы оба заняты на работе, но через неделю по крайней мере я освобожусь.

— Звучит заманчиво, — протянула я.

После всех этих приездов и отъездов, прогулок на яхте и купаний на пляже, наблюдений за французами, катающимися на скейтборде, и нескольких неудачных самостоятельных попыток, торжественных обедов и ужинов дни на вилле казались удивительно спокойными.

Не то чтобы мне это не нравилось. Теперь у меня было время, чтобы заняться Ники, играть с ним, рассказывать сказки. Я могла валяться на солнышке, положив голову на руки и уставившись в небо, которое было уже сложно назвать небом. Это был свет, бесконечный, подвижный, подобный крыльям ангелов.

Когда становилось слишком жарко, чтобы оставаться на пляже, я шла с Ники в «сад Персефоны», и мы садились в тени вековых деревьев, слушали журчание воды в фонтане. Плющ обвивал каменные колонны, лаванда, розмарин и герани обрамляли тропинки. Все здесь напоминало оазис, зеленый, наполненный чудесными ароматами, скорее в итальянском, чем в греческом стиле. Когда солнце палило не так сильно, Ники играл рядом с прудом, наблюдая за разноцветными рыбками, плавающими под зелеными листьями водяных растений, а я спускалась по ступенькам к воде и рассматривала другие острова, возвышающиеся над синими волнами. Бабочки, переливаясь всеми цветами радуги в лучах солнца, перелетали с желтых астр на голубые незабудки и опускались на алые цветы гибискуса. Ярко-зеленые ящерицы нежились на раскаленных камнях, лениво прикрыв глаза и высунув языки.

Однажды на исходе одного из таких тихих дней мы с Василисом и мистером Панаидисом заканчивали ужин. Пол, как всегда, отсутствовал по делам. Неожиданно Василис повернулся ко мне и сказал:

— Ну, дорогая моя, если у тебя найдется для меня минутка времени, я хотел бы кое-что обсудить.

Его речь напомнила мне школьные годы, когда меня вызывали в кабинет директора.

В комнате, заполненной книгами, было тихо и спокойно. Приглушенный свет зеленой лампы тоже переносил меня во времена колледжа. Василис, казалось, угадал мое настроение. Взяв трубку, он улыбнулся и произнес:

— Ты нервничаешь. Зачем? Это я должен волноваться, ведь ты сделала мне одолжение, придя сюда.

Я выдавила из себя улыбку:

— Одолжение?

— Мне не терпится добиться твоего понимания в одном деле. Это важно для нас обоих.

Он говорил загадками. Я ждала, пока он раскурит трубку и продолжит.

— Вот уже месяц прошел с тех пор, как ты приехала сюда, на Меленус. У тебя было достаточно времени, чтобы принять какое-либо решение. Скажи, тебе здесь нравится?

— Да. Да, конечно. Спасибо большое. — Я так старалась выразить свою благодарность, что говорила слишком быстро. — Это был самый чудесный отдых за всю мою жизнь. Вы были так добры с Ники и со мной. — Я посмотрела на свое платье цвета соломы и добавила: — И очень щедры.

— Ну, это, право же, ничто. И не говори, пожалуйста, о своем визите в прошедшем времени, как будто все уже закончилось. Это как раз то, что я хотел с тобой обсудить. — Он наклонился ко мне и пристально посмотрел прямо в глаза. — Ты счастлива? Ты чувствуешь себя здесь как дома?

Я не знала, что сказать. Я полюбила остров, виллу, море, солнце. Но чтобы это стало моим домом… Для этого я должна была любить Василиса.

— Мне здесь очень нравится, — как можно вежливее ответила я.

Василис снова опустился в кресло и взял трубку.

— Ты лицемеришь, сомневаешься. Я хотел бы, чтобы ты была уверена.

— Уверена в чем? — удивленно спросила я.

— Уверена в том, что можешь остаться на Меленусе навсегда. Почему ты так удивлена? Не кажется ли тебе это очевидным? Ты вдова Алексиса, мать моего единственного внука. У тебя нет ни достойного дома, ни родителей, ни денег. Зачем тебе возвращаться в Англию?

Я не могла собраться с мыслями и вымолвить хоть слово. Остаться здесь, на Меленусе? Жить в одном доме с Василисом?

— Я и не думала об этом. Я считала, что это просто визит. Привезти к вам Ники, как вы этого хотели, — медленно начала я.

— Я хочу, чтобы ты подумала об этом сейчас, — прервал мою речь Василис. — Разумеется, ты не обязана давать ответ в эту же минуту. Обдумай все. Тогда ты поймешь, что у тебя нет ни одной причины, чтобы не остаться здесь. — Он долго не отрывал от меня своего взгляда, прежде чем продолжить. — Ники должен остаться здесь. Его дом с нами. Это его наследство.

Я молчала. Первое, что мне пришло в голову, — это отказаться от предложения. Вилла «Мармара» была идеальным местом для отдыха, но чтобы остаться здесь навсегда, жить под постоянным надзором Василиса… Находиться на Меленусе всю жизнь… Я машинально покачала головой.

— Я не думаю, — вновь начала я. — Я не уверена… Я пытаюсь сказать, что это совершенно другая жизнь. Я англичанка, и Англия значит для меня очень многое. Я хотела бы, чтобы Ники чувствовал то же самое. Мы не можем обрубить наши корни.

— Моя дорогая, ты забываешь, что если бы Алексис был жив, то рано или поздно, позабыв свои юношеские идеи, он вернулся бы сюда с тобой. Если ты его жена, то твоим долгом было бы принять греческое гражданство. Англия отошла бы на второе место.

Я была в замешательстве. То, что говорил Василис, было правдой. Но одно дело приехать на Меленус с Алексисом, в качестве его жены, жить вместе, строить свой дом, другое — быть вдовой Алексиса, зависящей от Василиса, лишенной свободы. Я буду всего лишь одной из, как выразился Майк, фавориток.

— Прежде чем ты еще что-либо скажешь, я хочу, чтобы ты обдумала следующие вещи. — Я слегка отодвинулась от него, не выдержав пристального взгляда черных глаз. — В первую очередь мы должны думать о Ники, о его будущем. Если он останется здесь, то его воспитают, как моего внука. Его образованием займутся лучшие учителя, он пойдет в лучшую школу, затем поступит в университет в Великобритании или Париже. Может быть, даже в оба. Он будет говорить на нескольких языках, станет человеком мира, но в то же время останется греком. Наступит день, когда он унаследует империю Карвеллисов, которая имеет филиалы повсюду. — Он опустился в кресло. — Ты бы хотела, чтобы у него все это было?

— Да, конечно. Хотя…

— Ты опять не договариваешь. Что тебя не устраивает?

— В целом ничего. Звучит впечатляюще! Но я бы хотела, чтобы Ники был просто счастлив. — Я сжала пальцы, подыскивая нужные слова. — Вы говорите так, как будто он обязан пойти по вашим стопам. А вы никогда не думали, что у него могут быть другие желания? Может быть, у него будут артистические способности, как у его отца. Тогда он не захочет править вашим королевством.

— Если с самого начала его будут воспитывать должным образом и он рано начнет сознавать свои обязанности, такая жизнь будет для него очевидна. Алексис был обаятельным, но слабым. Это произошло из-за влияния его матери, она занималась только им. Отчасти я виню себя в том, что произошло. — Он нахмурился и посмотрел куда-то в сторону. — Через несколько лет после того, как я развелся с матерью Пола, я женился снова. Она была еще совсем девочкой, женственной и хорошенькой, прямой противоположностью моей первой жены, типичной независимой американки. Слишком независимой. Нам было очень тяжело вместе, и я боялся повторить ошибку.

К сожалению, я опять пустился в крайность, опекая мою малышку и сына, которого она мне родила. Они были слишком отгорожены от реального мира. Я часто отсутствовал по делам. Моя молодая жена ничего не понимала и не хотела понимать в бизнесе. Ее здоровье с самого начала было очень слабым, и она не могла ездить вместе со мной. Она была счастлива, живя на острове с Алексисом, которого обожала. Когда она умерла, я не мог с ним справиться.

— Извините, — сказала я. — Я понимаю, что для вас это было ударом, но… Вы говорите об Алексисе так, будто вы никогда не любили, никогда не восхищались им, потому что он не был таким, как вам бы хотелось. Вы мне все это рассказываете как плохой пример. Хотите, чтобы я не уделяла Ники слишком много внимания, а то он станет похож на своего отца? А я бы хотела именно этого.

Какое-то мгновение Василис просто смотрел на меня. Я не могла понять, злится он или нет. Потом он спокойно произнес:

— Моя дорогая, то, что ты так предана Алексису, делает тебе честь. Логично, что ты не замечала в нем никаких недостатков. Ты была замужем около года, а он был еще совсем мальчик. Ты считаешь, что могла узнать его за такой короткий срок лучше, чем его отец? Определить все достоинства и недостатки? Боюсь, что нет. Я любил Алексиса, но он разочаровал меня. И причина кроется в ошибках его воспитания. Я хочу, чтобы ты понимала, что может унаследовать Никос и как важно для этого получить соответствующее образование.

— Но наследник вашего королевства — Пол, — медленно сказала я. — Ведь именно он примет когда-нибудь бразды правления.

Василис сжал губы.

— Ах да, конечно, Пол. Если что-нибудь со мной случится, он, разумеется, займет мое место. Но когда я говорю о будущем, я имею в виду своих внуков. Сейчас у меня есть только один внук — Никос. И я строю планы, исходя из этого.

— Но когда Пол женится, у него тоже будут дети. Мне казалось, что он и Леда… Они ведь помолвлены? — Мне было сложно говорить о Поле.

Глаза Василиса сузились. Он уловил что-то необычное в моем голосе.

— Это было решено уже много лет назад между двумя семьями. Леда и Пол были еще детьми. В Греции это принято. Их союз основан на взаимных деловых интересах, для слияния двух компаний. Но… — Он пожал плечами. — Я не собираюсь давить на Пола. Он должен сделать свой выбор. Много лет он жил в снисходительном обществе и привык к свободе. Может быть, он и женится на Леде. Она предана ему. Хотя… — Вытряхнув из трубки пепел, он продолжил: — Существует много сложностей, о которых тебе пока не обязательно знать. Поэтому я ни на чем не настаиваю. — Он опять откинулся в кресле. — Теперь, надеюсь, ты понимаешь, почему я заинтересован в том, чтобы ты и мой внук остались на острове. Если вы будете жить на Меленусе, Ники и ты будете получать содержание независимо от доли его наследства. — Он замолчал, его глаза ярко блестели. — Но, если ты его увезешь, я вам ничего не дам. Ни при каких обстоятельствах.

Я подняла голову и посмотрела на него:

— Вы ставите условия? Даете мне взятку? Если я соглашусь оставить здесь Ники, о нем будут заботиться до конца жизни. Но вы сами будете решать, как его воспитывать. На это я не пойду.

Он кивнул:

— Ты правильно поняла. Это альтернативное решение. Но ты можешь и не жить здесь. Ты вольна делать все, что хочешь. Это твоя жизнь. Разумеется, ты снова выйдешь замуж. Может быть, за англичанина? Ты здорова и молода, способна родить еще не одного ребенка. Почему бы тебе не отдать мне Никоса?

Я с ужасом смотрела на него.

— Вы говорите серьезно? Я не могу жить без Ники!

— Я преклоняюсь перед твоими чувствами, — сухо сказал он. — Но ты преувеличиваешь важность материнской любви. Не думаю, что ты в состоянии обеспечить будущее Ники. То, что может дать ему жизнь на Меленусе, несоизмеримо с твоими возможностями. Не говоря уже о его здоровье. Здесь у него есть шанс стать здоровым.

Он встал, обогнул стол и подошел ко мне. Взяв мою руку, он продолжил:

— Я не прошу тебя принять решение сейчас. У тебя есть время, чтобы все обдумать. Нужно проанализировать все «за» и «против». К тому же, может быть, еще что-нибудь произойдет, что сможет повлиять на тебя. Сегодня вечером я уезжаю в Афины, поэтому сейчас я с тобой прощаюсь. Пока меня нет, вспомни еще раз все, о чем мы с тобой говорили. Нет! Лучше не говори сейчас ничего! — остановил он мои возражения.

Не выпуская моей руки, он проводил меня до дверей и, как всегда, поклонился.

Я поднималась по ступенькам. В голове у меня все перемешалось. Одна фраза Василиса не давала мне покоя. Он сказал, что на острове Ники будет лучше себя чувствовать. И это больше всего мучило меня, заставляло сомневаться в правильности первоначального решения. Я боялась, что, если не приму предложения Василиса и увезу Ники, я нанесу ему непоправимый вред.

Если я скажу Василису, что отказываюсь от его предложения, которое его устраивает, не отошлет ли он нас назад, в Англию? А ведь Ники как раз стало лучше от солнца и морских купаний.

Он настаивал на том, чтобы я хорошо подумала, и был в этом прав. Слишком много щекотливых вопросов. Мне необходимо было время.

Следующее утро, как обычно, мы провели с Ники на пляже. Он был такой веселый, счастливый, загорелый, что я поняла — я обязана принять предложение Василиса. Наблюдая, как сын возится в воде с корабликом, я чувствовала, что это верное решение. Но я пока думала только о его здоровье. А как же моральная и психологическая сторона вопроса?

Мистер Панаидис обедал вместе с нами. Они на удивление подружились с Ники. Мистер Панаидис, маленький, сутулый, близорукий, казалось, получал странное удовлетворение от общения с ребенком. Они часто гуляли по саду, взявшись за руки. Мистер Панаидис очень доступно рассказывал ему мифы Древней Греции, и Ники обожал потом пересказывать их мне.

После сиесты он отправился играть с племянником Сирены Йоргосом, который часто приходил со своей матерью. Из комнаты для прислуги до меня доносились взрывы смеха и оживленная беседа. Мне было интересно, был ли организован этот визит специально в отсутствие Василиса. Потом они очень долго прощались. Когда я пришла за Ники, сестра Сирены сидела на муле, посадив ребенка перед собой. Упрямое животное не желало двигаться, и несколько слуг, включая Сирену, толкали его сзади по направлению к дороге. Наконец мул медленно поплыл по тропинке под дружный хохот и крики.

Положив Ники спать, я спустилась вниз, чтобы поужинать вместе с мистером Панаидисом. Я хорошо к нему относилась, потому что он любил Ники и знакомил его с местным фольклором и обычаями. В тот вечер он рассказывал мне о запуске воздушных змеев в первый понедельник Великого поста. Традиционно местом проведения мероприятия был местный Акрополь. Сотни змеев различной формы и цветов устремлялись ввысь, как стая веселых птичек. Этот праздник совпадал с открытием сезона торговли молочными продуктами, и продавцы для привлечения покупателей старались перещеголять друг друга и запускали самые причудливые конструкции.

Я была рада слушать эти истории, потому что они меня отвлекали от насущных проблем. Но как только, извинившись, мистер Панаидис удалился в свой кабинет, чтобы подготовить бумаги для Василиса, я снова вернулась к своим мыслям и вышла на террасу подышать воздухом.

Инстинктивно я направилась к «саду Персефоны», который стал моим любимым местом. Сегодня ночью он был особенно красив, будто бы хотел убедить меня не покидать Меленус. Летучие мыши проносились над головой. Я пошла по ступенькам навстречу морю. Заходящее солнце горело абрикосовым светом, а вода поражала неподвижной голубизной. Потом я вернулась и села рядом с фонтаном, уставившись на веточки валерьяны у своих ног.

Должно быть, я просидела так довольно долго, когда услышала звук приближающихся шагов. Подняв голову, к своему удивлению, увидела Пола, направлявшегося ко мне.

Я вздрогнула и вскочила, не поверив своим глазам.

— Пожалуйста, сиди. Ангелос сказал мне, что ты, должно быть, здесь.

— Я думала, что ты с отцом в Афинах.

Пол покачал головой, усаживаясь рядом. Он выглядел уставшим.

— Нет. Он попросил меня вернуться сегодня.

Как всегда, я чувствовала Себя неуютно в его присутствии и не знала, что сказать.

— Ты прилетел на самолете?

— Да. Это проще и быстрее. Отец поплыл на яхте в Пирей. Он должен что-то там поправить, прежде чем поехать с вами на Родос за Ледой.

Упоминание о Леде заставило меня вспомнить разговор с Василисом, и я замолчала, потому что он говорил насчет свадьбы Леды и Пола.

— Ты показалась мне очень грустной, когда я тебя увидел несколько минут назад. Тебе скучно без гостей?

— Нет.

Я чувствовала его взгляд на себе и боялась встретиться с ним глазами.

— Что-то волнует тебя? С Ники все в порядке?

— Да. Он играл с племянником Сирены. — Я рассказала ему про мула. Он расхохотался, и я поймала себя на том, что тоже смеюсь.

— Ну вот. Так-то лучше, — сказал он. Опираясь локтем на спинку железной скамейки, он повернулся ко мне: — Мне не нравится, когда ты печальная, Стейси.

Его глубокий, нежный голос заставил меня задрожать. Сердце переполняли эмоции. Не потому, что голос Пола звучал, как у Алексиса. Не потому, что он был на него похож. Сегодня он был не такой, как всегда, но это был, несомненно, Пол, а не Алексис. Я совсем запуталась, сравнивая этих двух мужчин.

— Я не грустила. Просто… — Я не знала, что сказать. Следует ли мне ему довериться или нет? — Вчера твой отец предъявил мне ультиматум. Он попросил меня и Ники остаться здесь навсегда, — неожиданно для себя быстро начала я. Рассказав все, добавила: — Я уверена, ты об этом уже знаешь.

— Нет, — кратко ответил он. — Отец не рассказывает мне такие вещи. Он ни с кем не говорит по душам. Ну? Так в чем проблема? Ты не хочешь жить с нами?

Я обернулась и встретилась с ним взглядом.

— Дело не в том, что я хочу, а в том, как разумнее поступить. Конечно, мне нравится, что у Ники будет возможность получить хорошее образование. Но, с другой стороны, более важно, чтобы он был счастлив и мог сам выбрать жизненный путь. Я не хочу, чтобы он повторил судьбу своего отца.

— Почему ты думаешь, что это может случиться?

— Твой отец любит управлять. Он строит планы за других людей и заставляет их выполнять их. Пожалуйста, не думай, что я не благодарна за его щедрость. Более того, я им по-своему восхищаюсь. Но боюсь, что если мы здесь останемся и примем все, что он нам предлагает, то потеряем свободу, независимость и право выбора. Он уже планирует будущее Ники. Когда-нибудь он унаследует компанию. Конечно, вместе с твоими детьми. Когда ты женишься, я имею в виду. — Я не решилась сказать «Когда ты женишься на Леде».

Он нахмурился:

— Если я женюсь. Пока я не собираюсь.

— Но ты должен, — вырвалось у меня. — Ты и Леда, я думала… Твой отец сказал…

Он слегка улыбнулся и хитро посмотрел на меня:

— Очередные планы! Но ты же сама сказала, что мы не обязаны следовать им.

— Ты не любишь Леду?

Он медленно покачал головой:

— Я очень к ней привязан, но это ведь не одно и то же. Я ее не люблю. Да я никогда никого и не любил в полном смысле этого слова. — Потом он добавил: — Ну, скажем, я был влюблен пару раз. Но это было далеко от женитьбы. Для того чтобы сделать такой шаг, нужно быть уверенным в своих чувствах. — Его голос опять изменился. — Ведь вы с Алексисом были уверены?

Стемнело, и я не могла разглядеть его лица. Но я чувствовала, что он смотрит на меня.

— Да. — Почему-то я не хотела ни говорить, ни думать об Алексисе. Жизнь в Англии казалась мне такой далекой!

— В Греции часто женятся по расчету и влюбляются гораздо позже — когда-нибудь, в кого-нибудь. В Англии и в Америке, где я вырос, люди женятся по любви. Но когда чувства исчезают, у них ничего не остается, никакого фундамента.

— Какого же принципа придерживаешься ты? Ты противоречишь сам себе.

Он пожал плечами:

— Я не уверен. Мое сердце подсказывает мне влюбиться безо всякой причины. Мой разум выступает за то, чтобы я поступил более мудро. Мне сложно определиться.

— Ты должен жениться на Леде. Твой отец этого хочет. — Я очень старалась, чтобы мой голос звучал естественно.

— Я тоже так считал. Но… — К моему недоумению, он взял мою руку и склонил голову. Я почувствовала его дыхание на своей щеке. Неожиданно он сказал: — Не уезжай в Англию, Стейси. Оставайся на острове.

Я не могла говорить. Я слышала, как стучало мое сердце. Как давно я не испытывала такого, а может быть, вообще никогда! Что со мной происходит? Может быть, он просто слишком похож на Алексиса? Я дрожала, когда он говорил. Когда он взял меня за руку, я еле удержалась на ногах. Наши взгляды скрестились. «Сейчас он меня поцелует», — подумала я.

В этот момент послышался какой-то шум, и голос Стратоса сказал:

— Мадам, звонят из аэропорта. Мистер Хардинг хочет с вами поговорить.

Я вернулась к реальности:

— Да, да. Спасибо, Стратос. Я иду.

Я повернулась к Полу. Он стоял неподвижно.

— Извини, пожалуйста. Это Майк. Он обещал позвонить.

— Конечно. Не заставляй себя ждать.

Все исчезло. А что, собственно говоря, было? Когда я бежала назад к вилле, мне казалось, что это был сон.


Глава 5

<p>Глава 5</p>

В этот вечер я больше не видела Пола. Когда я вышла на террасу после того, как поговорила с Майком, его не было и следа. Я присела на одно из обитых ситцем кресел. Петрос зажег лампы, и мошкара закружилась, падая, вокруг них в немом танце. Я сделала вид, что читаю книжку, но все время прислушивалась, ожидая услышать шаги Пола и надеясь, что он вернется, чтобы поговорить со мной.

В конце концов появился мистер Панаидис, протирая очки, и, близоруко щурясь, сел рядом со мной, спросив, что я читаю. Я ответила ему, что собираюсь посетить храм Гермеса на следующий день и хочу что-нибудь узнать о нем заранее. Он коротко рассказал мне историю храма. Мы поговорили некоторое время, а потом настала пора отправляться спать.

Майк собирался забрать меня на следующее утро в десять часов, чтобы мы могли проехаться по острову до того, как усилится дневная жара. Наступало лето, становилось все жарче; с каждым днем солнце светило ярче, свет мерцал все ослепительнее, только чудесный ветерок сохранял влажность у залива, рассеивая дымку жары и делая все вокруг ясным и чистым.

Я увидела Пола, когда уже собиралась уезжать. Он вышел из своего кабинета и застал меня беседующей с Дидо.

— Доброе утро! — Его темные глаза скользнули по корзинке, приготовленной для пикника Сиреной, по купальному костюму и полотенцу в пляжной сумке, которая стояла рядом.

— Вы собираетесь сегодня проехаться с Майком?

Я кивнула:

— Да. К храму Гермеса.

— Ники едет с вами?

— Нет. Майк сказал, что это довольно далекая поездка — до самого Тенаки. Я подумала, что для него может быть слишком утомительно и неинтересно бродить среди развалин. И кроме того, сестра Сирены, которая приедет сегодня с материка на остров, чтобы повидать ее, возможно, привезет с собой Йоргоса, своего сына, сверстника Ники. Они виделись вчера и играли вместе.

Я сама не знаю, почему так долго болтала с ним. Что-то в темных глазах Пола вызывало мою тревогу.

— Как удобно. Ты и Майк сможете наслаждаться без помех обществом друг друга.

Он говорил, казалось, без сарказма, просто холодно и равнодушно. Но я почувствовала в его голосе недовольство и подумала: «Он, как Василис. У него манеры хозяина и деспота. Ему не нравится, когда люди договариваются о чем-то без его разрешения».

Он был одет неофициально — в кремовой хлопчатобумажной рубашке и таких же брюках. Он явно не собирался сегодня уезжать. Рубашка была расстегнута, и виднелась загорелая мускулистая шея. Я вновь подумала, со ставшей уже привычной внезапной острой болью, о том, как он похож на Алексиса. Такие же черные как смоль волосы, карие глаза, казавшиеся особенно ясными и яркими из-за светлых белков. Твердый подбородок, полная нижняя губа и прямой, типично греческий нос, без впадины на переносице. Все это создавало некий чарующий, мужественный и притягательный облик.

— Ты не едешь сегодня в Афины?

— Нет, у меня небольшие каникулы.

— Жаль, что я не знала. Я хочу сказать, что довольно невежливо уезжать в такой день. Я надеюсь, ты не возражаешь?

— Почему я должен возражать? Дорогая Стейси, ты вольна поступать так, как хочешь, пока ты здесь. Сейчас это твой дом, если не навсегда.

Что-то произошло между нами. Ощущение дружеских отношений, которые померещились мне накануне, исчезло. Я с удивлением подумала: «Как я могла почувствовать к нему доверие?»

Он взглянул искоса на Дидо, которая маячила где-то на заднем плане:

— Пошли ко мне Ангелоса!

Он снова посмотрел на меня и произнес со странной, новой, вежливой интонацией:

— Надеюсь, что вы проведете приятный день. Извините меня, пожалуйста! — И, повернувшись, направился назад в свой кабинет.

Может быть, он услышал звук открывающейся двери и голоса, потому что едва закрыл за собой дверь кабинета, как появился Стратос, ведя за собой Майка.

Вскоре мы отправились в путь, и я решила про себя, что изменившиеся манеры Пола не должны испортить мне день. Я с удовольствием болтала с Майком, пока мы пробирались по неровной дороге, которая то поднималась в гору, то опускалась вниз. Мы ехали по открытой, выжженной местности, на которой было мало деревьев, но отовсюду, куда ни посмотри, виднелось море, как широкая голубая шелковая лента. Кайки — турецкие шлюпки — скользили по его поверхности и казались яркими точками. По мере того как мы забирались все выше и выше, отдаленные острова начинали казаться сверкающими драгоценными камнями, плавающими на ажурной поверхности воды.

Мы миновали небольшую кучку людей. Пожилая женщина в длинной черной юбке с кувшином на голове, с замотанным платком морщинистым лицом, остановилась, чтобы посмотреть нам вслед. Она проводила нас печальным, глубоким взглядом, свойственным многим греческим крестьянам. Мы улыбнулись ей, но она не улыбнулась в ответ, только приветственно помахала рукой. Мальчик гнал стадо овец, и их колокольчики звенели в такт стуку копытцев по пыльной дороге.

Когда мы достигли перевала, Майк остановил автомобиль и сказал:

— Конец дороги. Отсюда нужно идти пешком. Тропа слишком узкая и неровная, чтобы по ней можно было ехать дальше.

Я вышла из машины и остановилась, оглядываясь. Горы вокруг были голыми, без единого дерева, но густо поросшие начинающими засыхать травами. Воздух благоухал шалфеем и майораном. Вокруг расстилались цветущие розовые кусты тимьяна и вереска. Маленькие золотые мушки, или, может быть, это были бабочки, вились повсюду. Царили благословенные покой и тишина.

Мы простояли там долго. Затем Майк взял меня за локоть и ласково сказал:

— Сюда, — и повел меня дальше, вверх по узкой козьей тропе.

Некоторое время мы шли по извилистой, но утоптанной тропке, а затем она оборвалась, и дорога углубилась в лес. Кругом стеной стояли деревья, главным образом сосны — одни высокие и прямые, а другие — искривленные и кустистые. Под ногами расстилался ковер из сосновых иголок, мягкий и упругий, приглушающий все звуки. Было прохладно и спокойно — ни шума ветра, ни криков птиц. Внезапно лес закончился, и мы оказались на открытой площадке над морем.

Это место было явно когда-то вымощено камнем, но теперь трава и сорняки пробивались в расщелинах между растрескавшимися плитами. Перед нами предстали расколотые временем белые колонны, расположенные треугольником. В центре возвышалась статуя обнаженного юноши.

— Это Гермес?

Майк отрицательно покачал головой:

— Нет, это коурос. Они всегда так выглядят. Это церемониальные статуи, вырезанные в VI веке до нашей эры и посвященные богам. Иногда они устанавливались как памятники атлетам, завоевавшим победу на каких-либо играх, а иногда просто как надгробные памятники.

Я подошла поближе, глядя на фигуру почти в рост человека. Юноша стоял, опустив руки вдоль тела и выставив вперед ногу. Черты лица были так разрушены временем и непогодой, что их почти нельзя было различить. На одной руке отсутствовали пальцы, другая была сломана в кисти, и все же в статуе было что-то поразительно живое и привлекательное.

— Он очень красив. Интересно, а что случилось со статуей Гермеса?

— Во-первых, возможно, его здесь никогда не было. Название, быть может, возникло из-за какой-нибудь легенды.

Я подошла к краю утеса и увидела далеко внизу нагромождение скал и валунов в море.

— Какое странное место для строительства храма! На расстоянии многих миль отовсюду!

Майк подошел ко мне и взял меня за руку.

— Смотри, чтобы не упасть в пучину! Да, все это довольно фантастично. Но на всем побережье Эгейского моря полно таких мест.

— Нет, нельзя сказать, что это место выбрано неправильно. Я думаю, что все здесь великолепно. Куда ни пойди, всюду такая красота и величие! Это настолько иная страна, чем Англия! — Я вздохнула. — Когда я уеду отсюда, думаю, что уже не вернусь никогда. Но мне будет этого недоставать, и каждый раз, когда я буду вспоминать об этом месте, мне захочется вернуться.

— А почему бы тебе и не вернуться? — сказал Майк. Он ухмылялся. — Думаю, Василис пригласил тебя провести здесь целый год.

Я покачала головой:

— Нет, это не так. Если я вернусь в Англию и заберу с собой Ники, он умоет руки. Он так сказал.

— Но почему, ради всего святого… — начал было Майк.

Я села на одну из больших опрокинутых колонн:

— Здесь есть определенная причина. Хочешь, я расскажу?

— Конечно. — Он распростер свое большое тело на куске мраморной колонны, лежащей на боку. — Расскажи.

Я рассказала ему кое-что о моей беседе с Василисом. Майк, нахмурясь, внимательно слушал. Когда я закончила, он тихонько присвистнул:

— Человек, который вообразил себя богом. Таков Василис. Он обладает силой. Конечно, только оставь Ники с ним! Бедный маленький чертенок — он не сможет считать своей собственную душу! Во всяком случае, его место точно рядом с тобой. — Он улыбнулся. Голубые глаза, скрытые за темными очками, смотрели прямо на меня, и я могла представить себе их выражение — особое тепло и симпатию, если это можно было так называть. — Ты ведь его Мама!

Я снова вздохнула:

— Тебе кажется все таким простым. Но, если отбросить «но» я «если», остается простой вопрос: уезжаю я или остаюсь? Проблема как я уже говорила, — Ники. Факт остается фактом. Здесь, на солнце, он стал другим ребенком. Если я снова увезу его в Англию… — Я замолчала, кусая губы.

— Я могу предложить тебе решение этой проблемы, — сказал Майк.

Он встал и протянул мне руки. Тихонько подняв меня на ноги, он сказал, не выпуская моих ладоней:

— Выходи за меня замуж, Стейси. Я влюблен в тебя. Влюблен с головы до ног, душой и телом! Не улыбайся. Тебе может показаться, что я шучу, потому что мне трудно произносить серьезные речи. Но то, что я говорю, говорю от всего сердца! Я буду так заботиться о тебе и о Ники! Я буду любить его, как собственного сына. Мы сможем жить здесь, на Меленусе, пока не кончится мой контракт. Или, если Василис выставит меня, как он, возможно, сделает за то, что расстраиваю его темные делишки, вернемся в Новую Зеландию и устроим нашу жизнь там. Тебе там понравится, дорогая, и там как раз подходящий климат для Ники.

Он выпустил мои ладони и обнял меня, сомкнув руки у меня за спиной. Потом, слегка отстранясь, сказал:

— Что ты думаешь об этом?

Я ответила несколько дрожащим голосом:

— О, Майк!

— Что это значит?

Я покачала головой:

— Я не знаю. Я переполнена чувствами и тронута. Ты такой хороший. И ты мне нравишься, но… — Я не знала, как выразиться.

— Но ты не влюблена в меня. Я знаю. Я не рассчитываю занять место Алексиса. Но кто-то ведь должен заботиться о тебе и о Ники, и думаю, что именно я этот человек. Я сделаю тебя счастливой, Стейси. Мы будем хорошо жить. Я не принадлежу к компании Карвеллиса, но у меня достаточно хорошо оплачиваемая работа. Мой отец — нотариус в Дандине. Мы не бедняки.

— О, пожалуйста, — сказала я, — деньги не играют роли!

Он сухо улыбнулся:

— Играют, и ты это знаешь. Я не должен вводить тебя в заблуждение. Я не могу предложить тебе и Ники таких блестящих возможностей, которые может предложить Василис. Все, что я могу сказать, это что мое предложение лучше, чем возвращение в Англию. И я люблю тебя.

Я прижалась щекой к его плечу и снова прошептала:

— О, Майк!

Он крепко обнимал меня, касаясь губами моих волос:

— Это значит «да»?

— Это значит — спасибо. Спасибо за то, что ты любишь меня, за то, что хочешь помочь. — Я подняла голову и взглянула на него: — Брак — это такое серьезное дело! Нужно нечто большее, чем взаимная доброта, больше, чем дружба. В брак нельзя бросаться, как в омут!

— Но ты бросилась в него с Алексисом, не так ли? Ты сделала это. Два ребенка девятнадцати лет, так ты говорила? Почему тогда ты была так уверена?

Действительно — почему? Я задумалась. Просто так случилось. Мы встретились, мы были одиноки, он как-то особенно посмотрел на меня; он поцеловал меня, и никаких сомнений не осталось. Что такое любовь с первого взгляда — непреодолимое физическое влечение? И внезапно я вспомнила вчерашний вечер и этот момент в саду, с Полом. Определенно, я испытала это с ним. Потому ли, что он мне напомнил Алексиса? В то же время Майк не вызывал у меня ничего подобного.

Казалось, он прочел мои мысли, потому что произнес как бы колеблясь:

— Ты сказала как-то раньше, что не можешь позволить мне поцеловать тебя. Ты все еще так думаешь?

Мне стало стыдно за то, что я так мало ценю человека, такого доброго и понимающего меня. Я быстро сказала:

— Нет, тебя это не касалось, Майк!

Его объятия сделались крепче, губы прижались к моим. Это было странно и непривычно. Борода царапала мою кожу. Думаю, в душе я боялась, что какой-то мужчина, целуя меня, вызовет ответную реакцию и желания, похороненные вместе с Алексисом. Я не хотела физической близости без любви и моего взаимного чувства. Поэтому была сдержанной, и мои застывшие желания еще больше застыли. Теперь, когда Майк поцеловал меня, я осталась совершенно бесчувственной, будто деревянной, такой же, какой была много лет.

Он резко отпустил меня:

— Боюсь, что ты ничего не чувствуешь!

— Прости. Я… просто не могу.

Он нахмурился и озадаченно взглянул на меня:

— Дело во мне? Я хочу сказать — я просто не твой тип?

Я быстро покачала головой:

— Конечно же нет. Это моя вина. — Я беспомощно указала жестом на разрушенные колонны, на статую. — Может быть, сейчас не время и это не подходящее место? Раннее утро и все прочее…

— Ты, хочешь сказать, что должен быть лунный свет? Должны играть скрипки и так далее? Не слишком ли далеко ты заходишь? Может быть, дело в том, что ты… — Он отпрянул, кусая губы.

Я закончила фразу за него:

— Все не так, как я любила раньше. Но от этого мне не легче. Я не могу приказать себе влюбиться снова.

Он уловил горечь в моем голосе и протянул мне руку:

— Стейси, дорогая, я не хотел так говорить. Я люблю тебя и все равно хочу тебя любить. Но только если и ты этого хочешь. Боюсь, что я снова совершаю ту же ошибку, что и раньше, — бросаюсь на тебя. Железный занавес, за которым ты прячешься, не сломаешь за один день. Я понимаю это. — Он улыбнулся. — К тебе нужно подойти нежно, прежде чем завоевать. Не так ли?

Я вздохнула, возможно, с облегчением:

— Ты все очень хорошо понимаешь!

Он стиснул мои пальцы и сказал:

— Я хочу, чтобы ты поняла: я тебя люблю Я хочу, чтобы ты помнила это. Я хочу на тебе жениться. Просто помни об этом, пока не свыкнешься с этой мыслью, хорошо?

Я кивнула, и он продолжал:

— Давай отбросим на время романтику и насладимся этим днем. Ты уже все здесь видела, давай вернемся к машине и поедем на берег, где можно поплавать, а потом устроить пикник. Подходит?

Я снова кивнула:

— Это звучит великолепно!

— Сегодня вечером мы поужинаем в Тивиттосе. Там можно потанцевать. Пошли! — И он двинулся вперед по разбитым камням к дороге.

Остаток дня Майк был ласковым, предупредительным и деликатным. Только один раз он вернулся к нашему предыдущему разговору. Это было после того, как мы поплавали. Ложбинка, которую он нашел, была маленьким, тихим местечком между двумя пригорками, покрытыми желтым ракитником и мелкими сосенками. Мы еле дождались, чтобы раздеться и ринуться в сапфировое море, потому что солнце стояло уже высоко, а мы разгоряченные и в пыли.

Майк был прекрасным пловцом. Он плавал кролем лучше, чем я, но я все же смогла его догнать, и мы поплыли бок о бок в ласкающей тело воде. На берегу блестящая белая поверхность горы Зигос выделялась на фоне сверкающего неба, возвышаясь над коричневыми горами и серебристыми оливковыми деревьями, росшими у ее подножия.

Сирена приготовила нам великолепный обед. Тут были ветчина, фаршированный рисом и мясом перец и маленькие треугольные пирожки из слоеного теста с сыром и шпинатом. Мы ели вишни, огромные, как сливы, и сочный, дымчатый виноград, пили привезенное Майком вино, не из обычного винограда, а из самосского мускателя, более мягкое и очень освежающее.

Когда мы закончили трапезу, то улеглись в тени скал, сонные и разморенные. Я закрыла глаза, но через мгновение снова открыла их, чувствуя, что Майк смотрит на меня.

Его волосы цвета дубленой кожи и борода были все еще влажными и в жемчужных каплях морской воды. Мускулистое тело обнажено по пояс, а глаза горели голубым огнем, ярко выделяясь на загорелом лице. Он больше, чем когда-либо, походил на викинга.

Прежде чем я успела подняться, он склонился надо мной и произнес низким, хриплым голосом:

— Знаешь, Стейси, ты рождена для любви!

Я непроизвольно протянула руку, чтобы оттолкнуть его.

— Майк, пожалуйста, ты ведь сказал…

Он поймал мои пальцы:

— Хорошо. Я не стану делать никаких попыток. Просто ты выглядишь так замечательно в этом своем белом купальнике. — Он взял мою руку и поднес к губам пальцы, а затем медленно опустил. Повернувшись на спину, сказал: — Расслабься, милая. Сейчас время сиесты.

Я искоса взглянула на него, но хитрые голубые глаза уже были закрыты. Через некоторое время я тоже смежила веки, и вскоре мы оба заснули.

А когда проснулись, то жара уже спала и мы снова поплавали. После этого прошлись вдоль бухточки, перелезая через валуны и наблюдая за тем, как стайки маленьких, незнакомых мне рыбок скользят в воде между камней. Знойное марево отступило, и вернулся этот свет, к блистательной прозрачности которого я, казалось, никогда не привыкну. «Он навсегда останется для меня чудом», — подумала я, оглядываясь. Вокруг раскинулся мир, которого я никогда не видела, но который полюбила всем сердцем.

— Если мы снова поедем сюда, то, может быть, сможем взять с собой Ники? — спросила я, когда мы медленно возвращались туда, где Майк оставил машину. — Ему очень понравится этот маленький залив и заводи с рыбками.

— Мы так и сделаем, — ответил Майк, ставя корзину и пустую бутыль из-под вина в багажник.

Было семь часов, когда мы приехали в Тивиттос, который Майк назвал «врадаки», что означает «маленький вечерок». Мы припарковали машину у берега и пошли вдоль стен гавани, чтобы посмотреть, как причаливают для разгрузки рыболовецкие лодки, а другие готовятся к отплытию. Было самое спокойное время дня, звуки, доносящиеся с возвращающихся «гри-гри» — турецких лодок, — создавали тихий фон для голосов, перекликающихся через причал.

Ресторан, куда Майк привел меня поужинать, был совершенно не похож на таверну, в которой мы обедали в прошлый раз. Он казался более чинным, хотя и не слишком. Веселый голубой навес тянулся над столиками, в глубине два молодых человека с тонкими лицами играли на бузуке и скрипке, а люди танцевали на маленькой площадке с полированным полом.

Вскоре после того, как мы поужинали долмой, на этот раз в капустных, а не в виноградных листьях, свет вдоль всего берега погас и на гладкой морской поверхности стали видны отражения ламп, висевших на мачтах лодок.

Мы уже приступили к кофе, когда Майка окликнул высокий красивый юноша, которого сопровождала хорошенькая темноволосая девушка. Оказалось, что это шотландский инженер, работающий вместе с Майком на аэродроме, а девушка была гречанкой, школьной учительницей по имени Исса Диври. Она прекрасно говорила по-английски. Мы объединили наши компании и оставшийся вечер провели вместе.

Время, казалось, мчалось. Мы беседовали, обменивались мнениями по поводу увиденного сегодня, танцевали, в перерывах пили вино и затем, почти в полночь, неохотно распрощались, пообещав друг другу снова встретиться.

Луна стояла уже высоко, когда мы возвращались обратно, и в ее свете ясно и серебристо вырисовывался окружающий ландшафт. Спускаясь вниз по длинной извилистой дороге к «Мармаре», мы все время видели простирающееся перед нами море. Оно было неправдоподобно прекрасным, тихим и спокойным, его гладкая поверхность светилась тут и там, отражая цветные огни на рыбачьих лодках, разбросанных, как светлячки, на воде.

Еще издалека было видно, что в окнах виллы горит свет. Я надеялась, что Ники уже крепко спит, что он не просыпался, чтобы спросить, где мама. Я выскользнула из машины, торопясь к сыну.

— Доброй ночи, Майк. Большое спасибо за чудесный день. Мне понравилась каждая его минута.

Он тихо закрыл дверцу машины и взял меня за руку:

— Вряд ли тебе понравилось так, как мне. Все было изумительно. Как только ты вернешься из поездки с Василисом, мы все это повторим. — Он нахмурил брови, глядя на меня в свете двух больших ламп на железных подставках, установленных по обе стороны дверей виллы. — Без тебя мне время покажется вечностью. Сколько ты думаешь отсутствовать?

— Я не знаю. Думаю, что недели две.

— Обещай, что будешь думать обо мне. — Он застенчиво улыбнулся. — Запомни, что я — твой путь к избавлению!

— Я буду помнить. Теперь мне нужно идти, Майк.

— Да. — Он притянул меня к себе, наклонился и приник к моим губам долгим и крепким поцелуем. Я ответила ему, но мой поцелуй был только теплым.

Отпустив меня, он сказал взволнованно:

— Не слишком успешно, но все же некоторое смягчение. Спокойной ночи, дорогая девочка. Не забывай, что я тебя люблю.

Он одним резким движением закинул длинные ноги в машину и помахал мне, когда я повернулась к двери. Я взмахнула рукой в ответ, но молча, чтобы не вызывать переполоха среди обитателей виллы.

Мне не стоило беспокоиться. Когда я попыталась открыть дверь, в коридоре будто ниоткуда материализовался Ангелос. Он кивнул мне и улыбнулся:

— Добрый вечер!

Взяв из моих рук корзину из-под продуктов, он указал на салон, откуда лился свет. Потом прошел через большой холл, забежал вперед меня и открыл двойную тяжелую дверь, чтобы я могла войти.

К моему удивлению, посредине салона стоял Пол. Глубоко засунув руки в карманы белого хлопчатобумажного пиджака и сдвинув в прямую линию свои черные брови над нахмуренным лицом, он сказал резко:

— Ты вернулась очень поздно!

Я была так поражена, что не смогла произнести ничего, кроме «Разве? Извини». Но затем, обратив внимание на его менторскую манеру, добавила легкомысленно:

— Я не знала, что ты поднимешь шум!

Он, казалось, стиснул зубы. Нижняя челюсть выдвинулась вперед.

— Ты была все время с Хардингом?

— Ну конечно. Где же еще я могла быть?

— Ты сказала, что едешь на пикник. Я думал, что это будет днем, а ты устроила себе ночное приключение при лунном свете!

Голос его звучал насмешливо.

— Мы отправились в Тивиттос. Но мои приходы и уходы вряд ли тебя касаются!

Он приблизился ко мне на шаг, и глаза его сузились.

— Ты собираешься выйти замуж за Майка Хардинга? — выпалил он.

Мгновение я смотрела ему прямо в глаза. Затем пожала плечами с безразличием, которого далеко не испытывала.

— Не знаю. Я еще не решила.

— Но он сделал тебе предложение?

Я медленно ответила:

— Не понимаю, какое отношение это имеет к тебе? Но если ты хочешь знать, то да. И я обдумываю этот вопрос очень серьезно. А теперь извини, я хотела бы пойти наверх, к Ники. — Я попыталась протиснуться мимо него, но он схватил меня за руку:

— Ты оставила его на целый день, и еще несколько минут не имеют значения!

Его карие глаза впились в мои. Его дыхание чувствовалось на моей щеке. Инстинктивно я отпрянула, отодвигаясь от него. А он задумчиво произнес:

— Надеешься, что, выйдя замуж за Хардинга, ты сможешь не возвращаться в Англию, не так ли? Из этого ничего не выйдет, если только ты в него не влюблена.

— Откуда ты знаешь, влюблена я или нет? — Я запнулась. Моя слабая попытка проявить воинственность и независимость начала таять. Меня снова охватила неуверенность, которую заставлял испытывать только Пол. Это было как-то связано с его близостью, ощущением его пальцев, крепко державших мои. Я подумала о долгих месяцах, которые провела, оторванная от людей, совершенно безмятежно. А здесь, на Меленусе, казалось, каждый день приносил мне какие-то запутанные дела или конфликты. Я одновременно чувствовала потрясение и боль, как ощущает себя замерзший человек, когда начинают отогреваться его члены.

Пол крепче сжал мое запястье одной рукой, другой обнял меня так, что оба моих локтя оказались прижатыми к телу. Я не могла пошевелиться, а он нагнулся еще ближе и тихо спросил:

— Так ты влюблена или нет?

Я не могла выносить этот пронизывающий взгляд и посмотрела через его плечо:

— Я… я не уверена.

Случилось ли это потому, что перед этим меня целовал Майк? Он назвал это процессом смягчения. Может, это Майк помог растопить лед вокруг моего сердца? Кровь побежала бурно и горячо, и все во мне откликнулось, когда губы Пола прижались к моим.

— Может быть, я могу помочь тебе принять решение?

Мне показалось, что я ожила. Это был трепет и то самое чудесное ощущение, которого я ждала с первого мгновения, когда встретила Пола, а он взглянул на меня глазами Алексиса. Неужели я увидела в нем моего молодого мужа, которого так любила? Я не знаю. Я ничего не сознавала, ощущая только смятение, когда Пол отпустил мои руки и притянул меня ближе к себе. Казалось, помимо моей воли, руки обхватили его плечи и коснулись кудрявых черных волос на шее. Неожиданно были забыты время и место, и я оказалась потерянной, утонувшей в приливе чувства, которое не ждала и не хотела никогда больше испытать.

Я не помню, сколько времени мы так стояли, как долго длился этот поцелуй, который перешел в другой, еще более глубокий и страстный, а потом еще в один и еще. Мы как будто слились в одно целое — тесно прижавшись друг к другу телами, с переплетенными руками. Но внезапно я пришла в себя и высвободилась из его рук. Объятия ослабли, я отодвинулась и отбросила с лица растрепанные волосы.

Он стоял так близко. Я могла видеть, как вздымается и опускается его широкая грудь — как у человека, только что остановившегося после бега.

Он сказал взволнованно:

— Что такое? Что случилось, Стейси?

Я сама не знала. Просто какое-то внезапное чувство тревоги охватило меня, и я поняла, что это не Пол, которого я хотела и который был мне отчаянно нужен. Это был Алексис. Я страстно желала, чтобы меня любил призрак.

— Прости. Это было безумие. Я не хотела… — Слова замерли у меня на губах, и я отвернулась.

Пол схватил меня за руку:

— Не убегай от меня, как испуганная школьница. Я люблю тебя. Ты должна это знать. Я влюбился в тебя с того самого вечера в «саду Персефоны». Разве ты не помнишь? Мы говорили об Алексисе и о моем отце. Мне было жалко тебя, но неожиданно я почувствовал нечто другое, большее, чем жалость, гораздо большее. Я начал влюбляться в тебя. Сегодня я ревновал к Майку Хардингу. Я представил себе, что он занимается с тобой любовью, и понял, что хочу, чтобы ты принадлежала мне.

Вся дрожа, я освободила свою руку.

— Пожалуйста, не говори так! Это бесполезно. Ты слишком похож на Алексиса. Это… это смущает меня. Я в тебя не влюблена. То, что я чувствую к тебе, это чисто физическое влечение, своего рода рефлекс. Как будто Алексис занимается со мной любовью, и это его я все еще желаю, не тебя! — в отчаянии воскликнула я.

Его глаза сузились. Не сдвинувшись места, он, казалось, отдалился от меня.

— Понятно. Ты чувствуешь, что его призрак стоит между нами?

— Что-то в этом роде. О, я знаю, что это звучит глупо, истерично, но если бы ты не был так на него похож! Я не могу отделить тебя от Алексиса в своем сознании. Когда ты сейчас поцеловал меня, все вернулось, вернулось то, что я чувствовала. Я хотела, чтобы все было по-прежнему. — Я прижала руку к своему пылающему лбу. — Все кажется таким призрачным!

Он медленно произнес:

— Я понимаю это, как ты говоришь, смущение. Это не имеет отношения к предложению Майка, которое ты, как ты сказала, серьезно обдумываешь. Главное для тебя в том, можешь ли ты выйти за него замуж, потому что с ним сможешь начать все с чистого листа. Это так?

— Я думаю, что да. За исключением того, что у меня нет никакого чувства, никакой эмоциональной реакции. Я хочу сказать, не только к Майку, но и вообще ни к какому мужчине. С тобой все по-другому. Только что я была готова броситься очертя голову в твои объятия, отдаться течению событий просто потому, что ты каким-то образом занял место Алексиса в моем сознании и в моих чувствах.

Он сумрачно взглянул на меня:

— И это было бы плохо?

— Это было бы невозможно. Неужели ты не понимаешь? Это были бы фальшивые отношения — эмоциональная подмена. Я не знаю, как назвать это в терминах психологии, но знаю точно, что это была бы весьма слабая основа для чего-то большего, чем просто приключение. — Я подняла глаза и встретила его пристальный взгляд. — И я этого не хочу!

Он спросил тихо:

— Со мной или вообще?

Я снова отвернулась:

— Вообще. Потому что я люблю Алексиса и мы были с ним счастливы. Я хочу таких же гармоничных отношений. Иногда мне кажется, что я жду невозможного, что во второй раз такого быть не может.

Он пожал плечами:

— Ты определенно возложила на себя невыполнимую задачу. Человек, который сможет заменить Алексиса в твоем сердце, должен быть таким, как он, потому что для тебя он — идеал, и все же другим, чтобы ты могла провести различие. Он должен привлекать тебя физически, но одновременно его характер должен завоевать твое уважение. Ты не думаешь, что, выдвигая все эти условия, никогда не встретишь такое совершенство? Потому что ты боишься влюбиться снова.

— Боюсь? — медленно повторила я. — Боюсь чего?

— Боишься новой трагедии. Боишься, что новая беда отнимет у тебя твое хрупкое счастье. То, что я похож на Алексиса, привлекает тебя, но в то же время отпугивает, потому что ты думаешь — о, конечно, подсознательно, в глубине души, — что, если ты позволишь себе влюбиться, тебя снова будет ждать потеря! И вот ты создаешь себе трудности. Будь осторожна, Стейси! Ты играешь с динамитом.

Я посмотрела на него в недоумении:

— Каким образом?

— Ты закупориваешь свои природные инстинкты, но они вырвутся наружу рано или поздно. Ты только что сказала, что не испытываешь никаких чувств и не реагируешь ни на какого мужчину, если он не похож на Алексиса. Это неправда. Ты всячески стараешься сублимировать свои чувства в привязанность к своему сыну, но ты не можешь сделать это. Ты молода, горяча и полна жизни. Несколько минут назад в моих объятиях ты была готова любить и быть любимой. А потом запаниковала и сказала, что я слишком похож на Алексиса. Я не хочу быть грубым, но думаю, что, если бы ты дала мне шанс и дала шанс себе, я в достаточной мере мужчина, чтобы заставить тебя полюбить меня самого.

Я обернулась к нему:

— Ты думаешь, что можешь стереть память об Алексисе? Нет, не можешь, никто не сможет! И я не хочу, чтобы кто-нибудь пытался сделать это. — Мой голос начал дрожать из-за нахлынувших чувств. — Я просто хочу, чтобы меня оставили в покое!

Он отступил, качая головой:

— Хорошо. Спокойной ночи!

Я не ответила и бросилась через пустой холл к лестнице. Как спокойно произнес он последние слова! Как будто ему было все равно. Как будто я была ему безразлична! Чего я ожидала? Что он внезапно схватит меня в объятия против моей воли? Как абсурдно, как неразумно так себя вести!

Я отправилась в спальню, зажгла одну за другой лампы под розовыми абажурами. Ники был погружен в такой глубокий сон, что я могла не беспокоиться. Долго стояла, глядя на сына, пока мое колотящееся сердце постепенно не успокоилось и ко мне не вернулась почти прежняя безмятежность.

Я подумала: «Мы не сможем оставаться здесь. Даже ради Ники. Я скажу Василису, когда он вернется. Мы уедем с Меленуса, и я, может быть, смогу найти работу где-нибудь еще на солнце, где Ники оживет. Майк может мне помочь. Он даже может знать кого-нибудь в Новой Зеландии, кто даст мне работу. Но тогда я буду ему обязана и он будет ждать, что я выйду за него замуж. А я не могу сделать этого. Или, может быть, могу?»


Глава 6

<p>Глава 6</p>

В последующие два дня я всячески избегала любых контактов с Полом, используя в качестве буфера Ники и мистера Панаидиса. Со мной постоянно был либо тот, либо другой, и я никогда не оставалась с Полом наедине. На третий день вернулся Василис.

Вокруг сразу возникли суета и возбуждение. Оказалось, что мы должны отправляться на Родос почти немедленно. Яхта была готова и ждала нас в заливе, переделка закончена и установлены новые приборы.

— Морское путешествие принесет тебе пользу, — сказал Василис, оценивающе глядя на меня своими черными глазами. — Ты выглядишь бледной и усталой, дорогая. Может быть, эта жара для себя слишком сильна? На море ты почувствуешь освежающий бриз.

Я открыла рот, чтобы сказать ему, что не могу отправиться в путешествие на «Океанисе» и что мы навсегда покидаем Меленус, но не могла найти нужных слов. В этот момент я еще не была готова скрестить с ним шпаги и вместо этого слабо согласилась с его планами, успокаивая свою совесть тем, что это делается ради Ники, что мы отправляемся в круиз ради него. Когда через две недели мы вернемся, я скажу Василису о своем окончательном решении.

Итак, мы отправились в путь — Василис, Пол, я и Ники, мадам Вентрис, доктор Сикилианос и его племянница Гермиона.

Я никогда не была на таком великолепном судне. Собственно говоря, я вообще никогда еще не совершала путешествий на морской яхте. Это был двухвинтовой дизель, водоизмещением в двести тонн, прочный, снабженный всем необходимым и даже кондиционерами. В нем помещались восемь человек и экипаж из шести матросов. На корме был установлен мощный роллс-ройсовский двигатель.

Обо всем этом я узнала от доктора Сикилианоса, когда выразила свое искреннее восхищение и удивление окружающей роскошью и огромным внутренним убранством яхты.

Каюта, в которой размешались мы с Ники, была обставлена мебелью в голубых и белых тонах и отделана кленовыми панелями. При ней была собственная ванная. Остальные каюты были оборудованы так же, либо при них были душевая кабинка и туалет.

Гостиная была выдержана в мягких серых и насыщенном клубничном цветах, так что, спускаясь в прохладу каюты, поддерживаемую кондиционированием воздуха, после сверкающих моря и солнца, можно было расслабиться. Ужин каждый вечер подавался в отделанном деревянными панелями салоне, а завтрак обычно сервировался на палубе, под полосатым бело-голубым навесом.

Это были волшебные дни. Сверкание золотого моря, высокое безоблачное небо, острова, сначала далекие, а затем приближающиеся, некоторые из них с маленькими гаванями. Домики с плоскими крышами, выложенными черепицей, ослепляли на солнце белым и охристым цветом. Дальше коричневая или фиолетовая береговая линия тянулась на фоне высоких застывших гор, и над ними — бледное небо.

Чаще всего по утрам мы ныряли прямо с яхты, даже Ники мог делать это, правда, в специальном спасательном жилете, поддерживавшем его на поверхности и прочно закрепленном нейлоновой веревкой. Он уже полюбил море и уже не проявлял нервозности. Выглядел он таким загорелым и здоровым, что каждый раз, когда я на него смотрела, сердце мое радовалось.

Доктор Сикилианос был прекрасным пловцом и всегда принимал участие в наших заплывах. А Василис чаще оставался на палубе с мадам Вентрис, которая вообще не умела плавать. Неизбежно получилось так, что старшие члены общества образовали один круг, в то время как Пол, Гермиона, Ники и я — другой. Этот факт тревожил меня. Я старалась всячески избегать Пола и поэтому начала проводить больше времени с мадам Вентрис и ее компанией. Мадам была такой живой и добросердечной, знала так много разных забавных историй, что была очень приятной компаньонкой, и я вскоре очень ее полюбила.

Мы должны были посетить остров Делос в центре Циклад.

— Будет очень жарко, — предупредил меня Василис, — но посещать остров утром или вечером бессмысленно, потому что без солнца не поймете, почему он был выбран местом, где родился Аполлон. Именно здесь самая чистая концентрация света, и, поскольку он был таким прекрасным и много веков назад, бог света и родился на Делосе. Надень удобные туфли, так как почва неровная и каменистая, хотя путь от побережья к святилищу Аполлона не так уж и долог.

— А Ники одолеет его? — спросила я.

— Конечно. Я хочу, чтобы он обязательно пошел с нами, потому что он в таком возрасте, когда особенно поддаются впечатлениям. Позже он никогда не забудет чудо и таинство этой гробницы.

Вот так. Как и всегда, Василис уже принял решение. Все, что я могла сделать, это позаботиться о том, чтобы на Ники была подходящая шляпа, которая защищала от солнца и, кроме того, чтобы он мог спрятаться в тени зеленого шелкового зонтика, купленного в качестве сувенира во время визита на один из островов и оказавшегося очень полезной принадлежностью.

Шлюпка доставила нас на берег перед полуднем. Когда мы только спустились в нее под слепящим солнцем, я поняла, что имел в виду Василис. Воздух вокруг нас блестел, вспыхивал и сверкал, как что-то живое. Солнце излучало нечто большее, чем свет. Казалось, что оно просто прожигает нас. Мы невольно замедлили шаги и тащились, как какие-то пустынные обитатели, по разбитым камням к святилищу. Коричневые и черные ящерицы выскальзывали из-под наших ног.

Я не знаю, чего я ожидала от этого места: благородных статуй, колонн, чего-то официального и великолепного. Но то, что открылось мне, было просто площадкой в руинах, разбросанных среди проросшей травы и чертополоха. Почти ничего уже не стояло горизонтально — все выглядело как после землетрясения. Вокруг были видны дверные проемы, сломанные колонны, фрагменты колоннад, все из одинакового серебристо-белого мрамора, который, казалось, улавливал и держал в себе свет.

Позади я услышала голос Пола:

— Здесь стоял храм.

Я нервно оглянулась, потому что мы заговорили друг с другом впервые после долгого перерыва.

— О! — вот и все, что я смогла сказать.

— И здесь лежит все, что осталось от статуи Аполлона — вот этот торс.

Я проследила взглядом за его жестом и увидела какой-то обломок мрамора. Я попробовала представить себе огромную статую, некогда целую и стоящую прямо.

— Она должна была быть огромной, — сказала я, не глядя на Пола.

— Да. Основание составляло одиннадцать футов в ширину и пятнадцать в длину, а в толщину — около четырех, так что ты можешь представить себе, что статуя была впечатляющей. Это был некогда наиболее почитаемый греческий храм, так как остров Делос считался священным, даже больше, чем Дельфы. Ибо хотя Аполлон и правил оттуда, он должен был делить власть с Дионисом, в то время как на Делосе, где он родился и провел свою юность, он был единственным правителем.

Пол замолчал, и я всем существом почувствовала, что он смотрит на меня. Поэтому быстро произнесла:

— Я не совсем хорошо знаю, что за богом он был. Он покровительствовал искусствам?

— В числе прочего. У его статуи в одной руке был лук, а в другой — щит с изображением трех граций: Евфросина представляла искусство пения, Талия — танец, Эгалия — все, что есть светлого и сияющего в мире. Но сам Аполлон был богом-воителем и предсказателем. Он был также защитником скота и ценил порядок и спокойствие. «Ничего чрезмерного» и «Познай себя» — это изречения, приписываемые Аполлону.

Подошла Гермиона и встала с другой стороны от Пола, слушая, что он говорит, с льстивым вниманием. В течение последних нескольких дней она проводила очень много времени в его обществе, и, как я заметила, он ей нравился. «Неудивительно», — подумала я, бросив искоса взгляд в его сторону. На Поле была голубая трикотажная рубашка и белые тиковые брюки. Мускулистые коричневые руки загорели до цвета коры деревьев. Когда он, улыбнувшись, повернулся к Гермионе и что-то сказал, белоснежный ряд зубов сверкнул на фоне почти черной кожи.

Гермиона застенчиво произнесла, не сводя с него глаз:

— Похоже, что он был добрым богом!

— Добрым? — Пол покачал головой. — Не совсем. Он приносил внезапную смерть и покровительствовал безжалостной мести, но вылечивал так же быстро, как убивал. Некоторые считали его богом поразительной энергии. Он, как считалось, появлялся тогда, когда его меньше всего ждали. Он редко представал перед людьми и только на короткое мгновение, когда возникал какой-либо особенный кризис.

Гермиона вздохнула, оглядываясь вокруг:

— А теперь все, что было великим, исчезло отсюда!

— Боюсь, что так. Афины украли сокровища и построили с их помощью свою цивилизацию. Но люди говорят, что Аполлон все еще иногда неожиданно является им в неописуемом сиянии, более сверкающем, чем просто свет. Крестьяне скажут, что такие явления — это улыбки Аполлона, сверкание его волос, эхо, отражающее его присутствие.

— Но это язычество, — возразила я. — Люди, конечно, уже не верят в богов.

Пол обернулся и взглянул на меня:

— Конечно верят. Здесь, в Греции, язычество неотъемлемо связано с христианством, так что в деревнях или на отдаленных островах крестьянин, благословляя, может сказать: «Пусть Христос поможет тебе снискать благосклонность богов и людей».

К нам присоединился доктор Сикилианос и кивнул, соглашаясь:

— Это правда. Мифология и язычество античных времен влились в христианство. — Он улыбнулся мне. — Без присутствия богов Греция не была бы Грецией. В наших ландшафтах, в наших горах они, похоже, все еще блуждают, и с ними легендарные герои. Это и придает островам притягательность. — Сикилианос повернулся к своей племяннице: — Гермиона, дорогая, там на камне есть надпись, которую я хотел бы показать тебе. — Улыбка его предназначалась также Полу и мне. — Может быть, вам тоже будет интересно?

Гермиона неохотно позволила увести себя. Я взглянула туда, где сидел Ники. Спрыгнув с огромной глыбы мрамора, он, тяжело дыша, прятался в тени, которую ему удалось отыскать.

— Я лучше пойду к Ники.

Пол протянул руку и поймал мою.

— Ты меня избегаешь!

Его прикосновение, казалось, обожгло меня жарче, чем солнечный свет, пронизывающий мою кожу.

— Пожалуйста, Пол!

— Я еще не отступил, ты должна это знать!

Я попыталась освободиться:

— Бесполезно. Я уезжаю с Меленуса. Я увезу Ники, и мы поедем куда-нибудь, где я смогу найти работу.

Он прищурился:

— Может быть, в Новую Зеландию?

— Возможно. Я думала об этом.

Он сказал резко:

— Не будь такой дурочкой, Стейси. Или такой нечестной с Хардингом.

Я наконец освободила руку:

— Это не твое дело. Пожалуйста, оставь меня в покое!

Заметив, что начала повышать голос и что другие обращают внимание на нашу перебранку, я повернулась и поспешила отойти от Пола.

Опустив голову и потирая свою покрасневшую кисть, я, спотыкаясь и перелезая через камни, направилась к Ники.

— Осторожно, дорогая! — Это крикнул Василис. Он стоял на моем пути, протягивая руку в предостерегающем жесте. — Ты расстроена? Я надеюсь, Пол не огорчил тебя? Прости. Я случайно слышал, как вы разговаривали, и увидел, что ты расстроена.

— Это пустяки, — сказала я, запинаясь.

— Я уверен, что Пол — последний человек в мире, который хотел бы огорчить тебя. Он так восхищается тобой.

Я встретила его взгляд, взгляд ярких темных глаз, который мог быть злым, пронизывающим, насмешливым, оценивающим, но редко бывал добрым, и быстро отвернулась.

— Это пустяки, — снова повторила я, сделав попытку отойти, — право, пустяки.

Он повернулся и пошел за мной.

— Я никак не могу помочь? — вопросительно улыбнулся он. — Может быть, выступить в роли арбитра?

Я решила, что это самый подходящий момент.

— Дело в том, что я говорила Полу, что должна покинуть Меленус. Я пришла к такому решению. Мы не можем остаться, и я не могу оставить вам Ники. Я хотела сказать вам об этом, когда вы вернулись из Афин.

Он поднял руку:

— Мое дорогое дитя! Я отказываюсь тебя слушать. Сейчас не время, и это не место для такого разговора. Неудивительно, что Пол возражал тебе. Он пытался убедить тебя поступить по-другому, я не сомневаюсь. Я не хочу начинать спорить с тобой, во всяком случае в данный момент. Мы сейчас совершаем развлекательный круиз, чтобы отдохнуть и получить удовольствие. Пожалуйста, не думай о таких вещах, пока мы не вернемся на Меленус.

— Но, — начала я, а затем беспомощно замолчала.

Мы дошли до камня, на котором сидел Ники, и Василис, улыбаясь, указал на него:

— Никос — умница. Он нашел одно из немногих тенистых мест. Сядь здесь сама и отдохни несколько минут, Стейси. Я пойду и покажу Никосу место, где некогда стоял Аполлон. — Он протянул руку. — Пойдешь с дедушкой и послушаешь историю?

Ники медленно кивнул, поднимаясь на ноги:

— Что за историю? О солдате?

Василис слегка усмехнулся:

— Боюсь, что нет. Это история о герое другого времени, но он тоже мчался по небу и прорывался через облака. Его звали Аполлон, бог света.

Звук его голоса вскоре затих в отдалении. Я осталась сидеть на сломанной колонне, думая о том, что Василис — человек, которому трудно возражать. Я думала также, что он, по-видимому, в какой-то мере знает об отношениях, возникших между Полом и мной.

Экскурсия в Делос была интересной и приятной, но все же мы были рады вернуться на яхту. Было настоящим благословением принять душ в прохладной каюте с кондиционером, а потом подняться на палубу, куда нам подали ледяные напитки перед тем, как приступить к обеду в тени навеса, легко хлопавшего под ветром с моря, когда судно снова пустилось в путь.

Затем мы поспали, убаюкиваемые тихим, равномерным звуком двигателя.

Этим вечером мадам Вентрис и я сидели, беседуя, на палубе, а Василис, доктор Сикилианос, Гермиона и Пол играли в бридж в салоне, внизу.

Мадам Вентрис не ездила на прогулку в Делос, объясняя это тем, что была там уже несколько раз и что жара будет для нее слишком тяжела.

— Но для вас это будет незабываемое воспоминание! Каждый должен по крайней мере один раз посетить святилище. Вам показалось это интересным?

— Да, это было впечатляющим. Хотя меня разочаровало то, что все превращено в массу руин. И я не уверена, что поверила во все те легенды об Аполлоне, которые Пол рассказал нам.

Мадам Вентрис засмеялась своим гортанным смехом:

— Но им надо верить! Эти легенды — сама Греция. Без их знания и веры в них вы просто смотрите на груды камней, куда бы ни отправились.

— Да, наверное, это так, — сказала я с сомнением. — Доктор Сикилианос говорил нечто подобное.

Мадам Вентрис подняла глаза к ночному небу, сине-бархатному и усыпанному звездами.

— Существуют два мира, Стейси, — мир, который мы видим, и мир, который, как мы ощущаем, скрывается за первым. Наука каждый день делает разъяснения, разрушая легенды и мечты, созданные временем. — Она подняла свою полную руку. — Луна больше не божество, а сателлит, который в один прекрасный день удастся посетить каждому. Звезды больше не таинственные существа, а планеты, которые мы можем измерять и фотографировать, и сводить все к математическим данным. Но разве все это перестает быть чудесным из-за этих знаний? Можно взять цветок и изучать его, отрывая лепесток за лепестком, но в конце концов разве мы можем повторить его? Мы даже не можем воссоздать семя, из которого этот цветок вырос. Этот зародыш жизни вне нашей власти. И так же, как с физическим миром, обстоит дело и с нашим сознанием и духом. Мы не хотим и не нуждаемся в том, чтобы нам все объяснили. — Она повернула голову в мою сторону и улыбнулась. — Я принадлежу к тем, кто верит, что поэты и мечтатели нужны нам больше, чем ученые. Ученые стремятся свести все к формуле, а это ведет к смерти духа. Ты не согласна?

— Я, право, никогда об этом так не думала. Но да, я согласна.

Мадам Вентрис одобрительно кивнула:

— Конечно. Ты ведь тоже романтик. Например, ты веришь, что может быть только один мужчина, только одна любовь. Не так ли?

Я ответила задумчиво:

— Быть может. А вы считаете иначе?

Она пожала полными плечами:

— У меня не было этого опыта. Я не выходила замуж по любви, как ты. Я любила не одного мужчину, но, возможно, то, что каждый раз испытывала к каждому из них, не было тем, что ты считаешь настоящей любовью. Это было скорее физическое влечение, временная влюбленность.

— Но… ваш муж, — начала я и остановилась.

— Мой муж был моим наставником и другом. Мы заключили соглашение, которое устраивало нас обоих по профессиональным и другим причинам. Он руководил моей карьерой, моими делами. Я не была замужем в настоящем смысле этого слова. — Она повернула голову, глаза ее помрачнели. — Надеюсь, я не шокировала тебя?

— Нет, конечно нет. Я просто удивлена, вот и все. Вы сказали, что вы романтик, однако то, что только что мне рассказали, выглядит сухим и реалистичным.

Мадам Вентрис покачала головой:

— Я сказала, что это ты романтична, Стейси, и ты действительно романтик. Я, вероятно, уже рассеяла все твои иллюзии на мой счет. — Она вздохнула. — Человек, которого я любила, единственный, которому я оставалась бы верна и постоянна, уже был женат, когда я встретила его. Наша связь была короткой — встреча во время войны. Он вернулся к своей жене, а я продолжала свою карьеру и позже вышла замуж. Наш брак с мужем был союзом, основанным на симпатии и общих интересах.

— Я не понимаю, — сказала я. — Вы хотите сказать, что у вас были любовные связи? А ваш муж — он не возражал?

— Мы никогда не говорили об этом. Муж делал вид, что ничего об этом не знает, а я делала вид, что ничего не происходило. В браке иногда нужно «сохранять лицо». — Она покачала головой. — Ты не знаешь, о чем я говорю. Ты слишком молода и, возможно, слишком невинна, Стейси. Ты любила всего один раз и всем сердцем, и эта любовь была взаимной. Тот факт, что любовь была так трагически коротка, не меняет глубины и силы пережитого. Ты должна знать, что любовь без секса, так же как секс без любви, не могут быть благополучными. Двое должны быть неразделимы. А в браке, где каждый получает полное удовлетворение от другого, не существует опасной пустоты. Любовь обновляет секс, а секс обновляет любовь. Все именно так просто. Ничего другого и искать не следует.

Настала тишина, которая прерывалась только тихим бормотанием двигателей и плесканием воды о борт судна. Тысяча звезд сверкала и сияла над нашими головами. Огромная тень на ночном небе показывала, что мы минуем еще один остров.

Мадам Вентрис произнесла ласково:

— Майкл влюблен в тебя.

— Да.

— Но ты в него не влюблена?

Я покачала головой:

— Нет, но он очень мне нравится.

— Я не должна говорить тебе, что этого недостаточно. Должно быть что-то большее, чем симпатия, — что-то, что трудно назвать. Настойчивое физическое влечение, но, кроме того, духовная близость, которая так привязывает к нам другого человека, что он начинает казаться нашим продолжением.

Я попыталась вспомнить, было ли это так с Алексисом. Все теперь казалось уже таким далеким. Может быть, мы были просто счастливыми детьми в тот короткий год? И стала бы наша любовь расти и углубляться, чтобы достичь того, о чем говорила мадам Вентрис? Я раньше не задумывалась об этом. Что изменило меня? Или кто?

Я постаралась отключиться от мыслей о Поле, от воспоминаний о том вечере в салоне. Но непроизвольно вздрогнула, и мадам Вентрис сказала:

— Может быть, нам стоит пойти вниз и присоединиться к остальным?

Я встала:

— Если вы хотите. Хотя здесь так прекрасно!

Она положила свою руку на мою:

— Твоя жизнь впереди, Стейси. Не повторяй моей ошибки.

Я поколебалась некоторое время, но затем, не удержавшись, высказала мысль, которая внезапно родилась у меня в голове:

— Это был отец Майка? Тот, кого вы любили и за кого не могли выйти замуж?

Она ответила с грустью, которой я никогда не слыхала до тех пор в ее низком, вибрирующем голосе:

— Да.

Затем протянула мне руку, чтобы я помогла ей подняться на ноги.


Глава 7

<p>Глава 7</p>

Я много раз возвращалась мыслями к моему разговору с Марией Вентрис. Она попросила меня называть ее «Мария», потому что теперь мы стали друзьями. Разница в возрасте, казалось, не имела значения, и мы очень много беседовали, хотя больше не касались вопросов любви и брака.

Мы ожидали, что прибудем на Родос через два дня. Там мы должны были встретить Леду и еще спустя два дня начать обратный путь вдоль берегов Турции.

Однако прежде чем это было решено, мы собирались остановиться еще на одном острове, название которого я слышала раньше, — Косцене. Он был чуть-чуть больше обыкновенной необитаемой скалы, как сказал доктор Сикилианос, но знаменит своим подводным гротом.

— Он также знаменит своими пещерами, где во множестве водятся омары, — добавил он с улыбкой, — и известен как лучшее место для рыбаков. Если нам повезет, мы можем встретить одного из них, который отвезет нас на своей лодке в грот. Наше судно слишком велико для такой экспедиции — чтобы пройти под сводами, нужно лечь на самое дно лодки — вот так! — он опустил руки ладонями вниз, — как это делается при посещении Капри, в Голубом гроте. Вы бывали там?

Я покачала головой:

— Нет, боюсь, что нет.

— Ну, это не так важно. Грот на Косцене, с моей точки зрения, не менее прекрасен и живописен. Увидев однажды, вы уже никогда его не забудете, как и многое другое здесь, в Греции.

Мы прибыли на Косцене ранним свежим утром. Остров выглядел диким, но прекрасным. Утесы цвета охры выступали из поразительно голубого моря и золотились под солнцем прожилками слюды. Кроме примитивной хижины, притулившейся под скалой, на острове не было видно никаких следов пребывания человека.

— Это один из «сухих островов», — сказал Василис, обращаясь ко мне, когда помогал сойти на берег. — Здесь никто не может жить, потому что здесь нет воды. — Он показал на морды трех коз, уставившихся на нас поверх выступа скалы над нашими головами. — Эти терпеливые ребята, похоже, выживают, но они, вероятно, принадлежат кому-то из рыбаков, который заботится о них.

Ни Василис, ни Мария не захотели идти в грот.

— Я, вероятно, не смогу улечься на дне этой маленькой лодки, — с улыбкой объявила Мария, когда рыбак, появившийся неизвестно откуда, предложил отвезти нас в пещеру.

— И я тоже, — сказал Василис. — Это экспедиция для молодежи. — Он отвесил насмешливый поклон в сторону доктора Сикилианоса. — Я отношу к ней и тебя, Димитри, потому что, как я понимаю, ты захочешь их сопровождать. Мы с Марией прогуляемся немного вон по той тропинке, если только она не окажется слишком крутой, и полюбуемся окрестностями. Потом можем вернуться, посидеть здесь и подождать бесстрашных туристов.

Ники был страшно возбужден предстоящим путешествием и ждал с нетерпением, когда ему будет позволено забраться в лодку — крошечную плоскодонную шлюпку. Поскольку в лодке помещалось одновременно не более двух пассажиров, кроме лодочника, посещение грота должно было совершиться двумя группами.

— Сначала отправляйтесь вы с Ники, — сказала мне Гермиона. — Жаль заставлять его ждать!

Я заколебалась:

— Вы уверены?

Она кивнула, и доктор Сикилианос, стоявший рядом, поддержал ее. Я взяла Ники за руку и, крепко держа, сказала предостерегающе:

— Теперь ты должен сидеть очень спокойно!

Худой, темноглазый рыбак любезно помог нам спуститься в лодку, а затем сказал что-то по-гречески оставшимся на причале.

Я увидела, что Гермиона бросила быстрый взгляд на Пола, будто хотела что-то сказать, но Василис взял его за руку и подтолкнул вперед, сказав:

— Поезжай со Стейси. Мужчина говорит, что один из вас может ехать с ними сейчас, так как Ники занимает мало места. Гермиона и ее дядя смогут поехать после того, как вы вернетесь.

Лицо Гермионы вытянулось от разочарования, когда Пол спрыгнул в лодку и сел рядом с Ники. Я поняла, что девушка надеялась — ее дядя отправится с нами, а она сможет поехать вдвоем с Полом.

Хозяин лодки начал медленно грести, отталкиваясь от причала, а Ники, изо всех сил сдерживая восторг, махал рукой и кричал:

— Пока! Пока!

Рыбак вел лодку в тени утеса, медленно гребя вдоль его неровного бока. Скоро причал скрылся из виду и мы стали приближаться к огромной естественной арке между утесом и скалой. Мы прошли под ней и увидели впереди еще одну арку, на этот раз прямо в самой скале. Высота ее составляла около пятнадцати-двадцати футов, и она была достаточной, чтобы пропустить лодку гораздо более широкую, чем наша. Однако, когда мы вплыли поглубже в отверстие, оно сузилось и потолок пещеры опустился. Казалось, тут она и заканчивается, потому что впереди не было ничего, кроме глухой скалы. Однако когда отражение света в воде и движущиеся по влажной зеленой поверхности скалы блики замедляли свое движение по мере того, как лодка останавливалась, а рыбак складывал весла, я увидела низкое отверстие почти над поверхностью моря. Невозможно было себе представить, что кто-то может пройти через него, но рыбак уже говорил что-то по-гречески и жестом показывал, что мы должны лечь лицом вниз на дно лодки, на старый кусок брезента, который он предусмотрительно расстелил, чтобы мы не испачкали одежду.

— Осторожно! — предостерег Пол, когда я опустилась на колени, радуясь тому, что одета в джинсы и полосатую хлопчатобумажную рубашку, в которых можно было без помех занять такое неудобное положение.

Я потянула Ники вниз, чтобы он лег рядом со мной, крепко держа его за руку и с удовольствием наблюдая за выражением полного восторга на его лице, что взрослые вместе с ним осуществляют эти странные маневры.

Лодочник кивал, говоря «не, не», что, как я уже знала, по-гречески означало «да», глядя на то, как Пол укладывает свое могучее тело наполовину рядом со мной, наполовину — позади. В то же время сам грек опустился на колени.

В следующее мгновение лодка скользнула в отверстие в кромешную темноту и мы оказались под скалистым навесом. Это было самым жутким ощущением в моей жизни. Края лодки задевали за скалистые стены, по мере того как мы медленно продвигались вперед, направляемые руками лодочника, который отталкивался от свода голыми руками.

Я обхватила Ники и, крепко прижимая его к груди, чувствовала, как он стискивает мои пальцы. Я еще ничего не успела сказать, когда раздался голос Пола:

— Держись, Ники! Это всего несколько минут! — В то же мгновение он нашел мою руку и добавил: — Все в порядке, Стейси!

— Да, — отозвалась я приглушенным голосом. Теплое пожатие его руки вызвало у меня дрожь. Затем темнота внезапно рассеялась и лодка оказалась в освещенном голубым светом гроте.

Это было необыкновенное место. Противоположную сторону пещеры едва можно было различить. Я села, вытирая пыльные ладони. Высокий потолок был изогнут, как в соборе, а сталактиты, висевшие по сторонам, напоминали какую-то фантастическую готическую резьбу. Мы выпрямились в лодке, оглядываясь вокруг. Казалось, что странный голубой цвет грота менялся, становился все более глубоким, более насыщенным, пока совсем не охватил нас сверкающим светом.

Лодочник поднял весло и тронул поверхность воды. При этом движении освещение снова переменилось, бросая струящееся отражение на скалу и стены так, что на какое-то мгновение голубой оттенок исчез и его сменили опаловый, розовый, золотой и фиолетовый. Затем, когда все снова успокоилось, глубокая, незабываемая лазурь вернулась и заполнила всю пещеру.

Наконец настало время возвращаться. Снова нужно было проплыть под пугающим утесом над головами. Мы опять распростерлись на дне лодки, но на этот раз были готовы к этим нескольким мгновениям в слепящей темноте — ощущению, которое уносилось темными водами подземной реки. Эти мгновения быстро миновали, и мы оказались под внешней аркой, которая вела в открытое море.

— Ну что, ты ожидала такое? — спросил меня Пол, когда мы стали приближаться к причалу.

— Это было поразительно, неправдоподобно, прекрасно! Правда, Ники?

Ники кивнул. Он был несколько подавлен впечатлением, которое его взволновало и одновременно испугало. Только оказавшись на суше, он начал прыгать, вертеться и снова болтать, рассказывая Гермионе и доктору Сикилианосу о чудесах, которые он увидел. Доктор засмеялся и отмахнулся от него. Мы смотрели, как они спускаются в лодку и отчаливают, потом помахали им вслед.

Появились Василис и Мария, медленно спускавшиеся по крутой тропинке, которая вела от причала в горы. Мария обмахивалась платочком, опираясь на каменистую стену, отделявшую часть причала.

— Так жарко! Я просто изнурена! Мы прошли совсем немного, не пытаясь подняться на самый верх, но даже оттуда, — она подняла свою полную руку и показала на маленькое плато где-то посредине утеса, — даже оттуда открывается великолепный вид!

Василис улыбнулся:

— Здесь нужны ослики, чтобы поднять нас наверх, как на Санторине.

Мария энергично помотала головой:

— Бедные ослики! Будто бы нашелся такой, который мог бы поднять меня! Я не смогла бы быть такой жестокой с бедным животным! — Она посмотрела на меня: — Но ты, Стейси, должна туда пойти. Оттуда видны маленькие острова — их множество, и они лежат на воде, как драгоценные камни!

Я не успела ответить, как Пол сказал:

— Да, мы сейчас поднимемся туда. Верно, Стейси?

Я инстинктивно отпрянула:

— Я… я не знаю. Слишком жарко, и для Ники это будет утомительно.

Я отвела взгляд от Пола и увидела, что Василис смотрит на нас, внимательно прищурясь. Он протянул мне черный зонтик, который нес до того над Марией и собой. Потом сказал:

— Конечно, вы должны пойти и полюбоваться видом. Возьми вот это, он укроет тебя от ослепительного солнца. Мы с Марией возвращаемся на яхту и возьмем с собой Никоса. Шлюпка вернется за вами, за Димитри и Гермионой, когда они возвратятся из грота.

— А нельзя ли нам всем вернуться сейчас? — спросила я в некотором замешательстве. — Я так хочу пить!

Василис сурово наклонил голову:

— Я был бы благодарен, если бы вы подождали остальных. Оставить их одних было бы невежливо. В то же время мне хочется отвести Марию назад. Как вы заметили, эта жара ей тяжела. — Он обернулся и показал жестом на большую плетеную корзину для пикника, стоявшую в тени стены. — Там достаточно освежающего для всех нас. Может быть, ты, Пол, позаботишься о Стейси?

— Я тоже хотел бы попить! — сказал Ники, проталкиваясь вперед.

— И тебе сейчас дадут, — заверил его Василис с улыбкой. — Там есть вино, минеральная вода, лимонад. Там есть и еда, если вы проголодались.

Все отрицательно покачали головами, даже Ники. Пол наполнил серебряные чаши холодным, как лед, лимонадом, и мы с благодарностью выпили его.

— А теперь — на судно, — объявил Василис. — Идем, Никос, тебе понравится еще одна поездка по морю, я уверен. Твоя мама немного прогуляется, прежде чем вернуться на яхту. — Он положил руку внуку на плечо и мягко подтолкнул его вперед.

Ники оглянулся на меня:

— Ты не идешь, мамочка?

Я поймала взгляд Василиса и заметила, что он слегка нахмурился. Как и всегда, я капитулировала, не желая, чтобы Ники выглядел совсем ребенком, а я сама — матерью, которая трясется над ним.

— Не сейчас. Но я скоро приду. Иди с дедушкой и тетей Марией. К обеду я вернусь к тебе.

Мария сказала ему что-то на ухо, и Ники улыбнулся и взял ее за руку. Когда шлюпка заплясала у причала, один из матросов протянул руки и, подняв Ники, опустил его на дно лодки. Потом повернулся для того, чтобы помочь Марии и Василису спуститься.

Я смотрела вслед удаляющейся шлюпке, которая скользила по мерцающей воде по направлению к яхте, чувствуя себя потерянной, потому что была оставлена наедине с Полом. А за этим чувством скрывалось нечто другое. Неужели это была радость или счастье?

Когда я обернулась, то увидела, что Пол стоит сзади и смотрит на меня сквозь темные очки, не давая разглядеть его глаз.

— Итак? — спросил он ласково.

Он закрыл зонт и теперь стоял, опираясь на него и прижав ручку к ноге. Он выглядел таким красивым, загорелым, привлекательным и, несмотря на небрежный вид, необыкновенно мужественным. Я и раньше это замечала, но теперь это почему-то по-особому волновало меня.

Поскольку я не ответила, он добавил:

— Теперь у нас будет возможность поговорить. До сих пор ты успешно избегала меня.

— О чем нам говорить? — спросила я тихо. — Я сказала тебе, что чувствовала той ночью. Ничего не изменилось, кроме того, что я твердо решила уехать с Меленуса.

Он посмотрел на меня мрачно и твердо:

— Ты сказала об этом моему отцу?

— Я пыталась, но он не захотел слушать. Он сказал, чтобы я подождала до окончания круиза.

— Ты бежишь от меня или от себя?

Я отвернулась:

— Возможно, от себя.

Он протянул руку и взял меня за подбородок, приподнимая мое лицо так, что я была вынуждена снова посмотреть на него. Теперь я уловила блеск его глаз за темными стеклами очков.

— Ты считаешь, что это так плохо — любить? Даже если то, что мы почувствовали друг к другу, не что иное, как просто увлечение? Как ты сказала однажды, ты боишься рискнуть. Ты не хочешь даже попробовать снова испытать радость? Думаешь, твои страхи и пуританское воспитание спасут тебя от голосов сирен языческого мира?

Я откинула голову:

— Я знаю, что выгляжу жеманной, ограниченной и глупой. Дело не в том, что я любила Алексиса, и это было лучшее в моей жизни. Я не хочу, чтобы повторилось лучшее, потому что не верю в это.

— Алексис мертв. Тебе нет нужды совершать эмоциональное самоубийство в его память. Он не стал бы ждать этого от тебя. Он любил жизнь с таким жаром!

Некоторое время я молчала, вспоминая Алексиса, его веселость и шутливость, его жизнелюбие, счастье, которое мы с ним разделяли. Это был не тот Алексис, который заставил бы меня заключить себя в эту мысленную строгую оболочку. Он сказал бы: «Живи снова, Стейси! И люби!» Тогда почему я не могла так поступить?

Пол медленно раскрыл зонтик и распростер его над моей головой.

— Поднимемся немного вверх по утесу? Мы можем где-нибудь присесть на полпути полюбоваться видом. — Он слегка улыбнулся. — И поговорить еще немного.

Я повернулась, и мы начали взбираться по извилистой тропке. Она была крутой и неровной, из-под наших ног сыпались камни. Тени не было совсем, и, поскольку мы вынуждены были идти один за другим, Пол время от времени закрывал зонт и пользовался им как тростью. Он опирался на него, протягивая мне другую руку, чтобы помочь лезть вверх.

Когда мы добрались до площадки, где отдыхали Василис и Мария, Пол сказал:

— Остановимся здесь?

Но я покачала головой и, переведя дух, сказала:

— Нет, поднимемся на самый верх!

Я тяжело дышала, чувствовала себя изнуренной, но не хотела вступать с Полом в новый разговор. Это было бы слишком. Я предпочла сделать усилие и продолжать взбираться на гору, а не заниматься самоанализом.

Половину пути мы уже прошли. Дальше дорога, казалось, выровнялась, и идти стало легче. Я поняла, что теперь тропа обогнет утес с другой стороны, а не будет идти крутыми поворотами, как до того.

Теперь мы могли остановиться и полюбоваться видом. От него действительно захватывало дух. Безграничное море вокруг, такое прозрачное, что все изменения глубины и поверхности дна отражались в оттенках воды; бледно-зеленый цвет плавно перетекал в темно-изумрудный, затем в чернильно-синий. Поверхность временами покрывалась рябью от дуновения ветра, который Пол называл по-гречески «легким дыханием бриза». Отдаленные острова виднелись совершенно ясно. Они были как будто увенчаны серебряными коронами, а далеко внизу, значительно дальше, чем я думала, виднелась белая точка на воде — наша яхта «Океанис».

Я воскликнула, задыхаясь:

— О! — И это было все, что я была в состоянии произнести.

Пол улыбнулся:

— Просто нет слов, правда? Вот это Греция, которую знали древние. Это самое море, и это небо, и этот свет! — Он поднял руку. — Послушай!

Я прислушалась, но не услышала ничего, кроме шелеста ветра и, на его фоне, где-то вдалеке, звона колокольчика, привязанного к шее козы.

— Ничего. Только тишина.

Он улыбнулся. Рука его протянулась к моей.

— Вот это я и хотел сказать.

Мои пальцы застыли в его крепкой руке. Неожиданно напряжение исчезло, все волнения и страх рассеялись под влиянием этого мирного и тихого мгновения. Мы стояли рука в руке, глядя вниз с вершины горы на расстилающийся вокруг нас мир.

Даже когда Пол прервал тишину, сказав: «Сядь и передохни немного», это ощущение осталось. Я послушалась его и прислонилась спиной к теплой скале под раскрытым зонтом, который он установил так, что наши головы были в тени.

— Здесь все кажется возможным, — сказала я. Потом плавно повела рукой вокруг. — Неудивительно, что Икар решил, будто он может летать. Я тоже ощущаю это — как будто я могу подпрыгнуть и медленно спуститься, паря в воздухе, вниз, к морю.

Пол повернулся, протянул за моей спиной руку и оперся ею о скалу над моей головой. Глядя сверху вниз и приблизив свое лицо, он ласково сказал:

— Да, все возможно. Может быть, и ты забудешь Алексиса и полюбишь меня так же сильно, как я люблю тебя. — Медленно, осторожно он наклонился и, бережно прижав свои губы к моим, поцеловал меня.

Это был долгий, долгий поцелуй, не страстный и не требовательный, как прежде, но настойчивый и уверенный. У меня подкосились ноги, слабость разлилась по всему телу, будто мои кости начали расплавляться.

Я задрожала, и Пол прервал поцелуй, прошептав рядом с моей щекой:

— Не бойся. Я не буду принуждать тебя, хотя очень хотел бы. Здесь, вблизи неба, вдали от всего мира… — Он поднял голову и посмотрел на меня с таким выражением глаз, которого я раньше не замечала у него. — Каллиста! Знаешь, что это значит? Самая прекрасная! — Он легко прикоснулся к моему виску. — Мне нравятся твои распущенные волосы, спадающие на плечи, как огненный шелк. Можно, я распущу их?

Я быстро сказала, задыхаясь:

— Пожалуйста, Пол, не надо. Мы не должны здесь оставаться. Нас будут ждать. Нам пора идти.

— Пора? — Он отстранил мою руку, которую я прижимала к его мускулистой груди, будто пытаясь оттолкнуть его, и поднес к своим губам. — Я хотел бы, чтобы ты принадлежала мне в безвременном мире, где я мог бы неторопливо заниматься с тобой любовью без всяких часов, расписаний и других людей. — Продолжая держать мои руки в своих, он встал и поднял меня на ноги.

Вернувшись на тропинку, которая вела с утеса, мы продолжили спуск. Дело пошло значительно быстрее, однако в некотором роде тяжелее, так как тропинка шла вниз довольно круто. Пол шел впереди, держа меня за руку и страхуя. Когда мы дошли до поворота, его рука на секунду отпустила меня, и я тут же споткнулась и упала.

В одно мгновение он подхватил меня:

— Ты в порядке?

Я отряхнула пыль со своих джинсов:

— Да. Но ремешок моих сандалий порвался! — Я горестно взглянула на болтающийся кусочек кожи, прежде чем снова всунуть ногу в туфлю. — Не беда. Это пустяки.

Тем не менее это оказалось серьезной проблемой, потому что сандалия все время спадала. Я пыталась идти босиком, но земля была мучительно твердой, и вскоре я поранила обнаженную ступню. Поэтому пыталась оставаться в сандалии во что бы то ни стало, удерживая ее на ноге одной только силой воли.

В конечном счете спуск оказался более долгим, чем подъем.

— О, дорогой, — извинилась я, запыхавшись. — Мне так неловко. Я так нас задержала. Все, наверное, уже устали ждать.

— Никто нас не ждет, — сказал Пол. Голос звучал удивленно.

С того места, куда мы добрались, уже был виден причал. До тех пор он был закрыт от нас выступом скалы.

— Никто? Но ведь доктор Сикилианос и Гермиона должны были к этому времени вернуться?

— Никого нет. — Пол указал на противоположную сторону скалы. — Не видно ни лодки, ни шлюпки. Ничего.

Мы с удивлением взирали на землю внизу. Потом с опаской ступили на шаткий настил причала. Пол взглянул на свои часы.

— Сейчас без четверти два, — сказал он, нахмурясь. — Я полагаю, что произошло следующее. Шлюпка приходила и ушла, увозя Димитри и Гермиону, а через некоторое время вернется за нами.

Солнце ослепляло, и я не могла четко видеть морскую даль, несмотря на темные очки. Прикрыв лицо одной рукой, я стала смотреть вдаль, в сторону горизонта, пытаясь обнаружить ждущий нас корабль.

— Но где же яхта? — спросила я удивленно. — Куда она отправилась? «Океаниса» там нет!

Пол взмахнул рукой:

— Вон там что-то, похожее на яхту. Вон там, за рыбацкими лодками.

Я взглянула в том направлении:

— Но это гораздо больше «Океаниса»!

— Нет, ты смотришь на один из пароходов, которые ходят между островами. Я имею в виду белое судно справа. — Он нахмурился. — Куда, черт возьми, оно направляется? И почему они оставили нас здесь?

— Они же не могли забыть о нас, — сказала я в замешательстве. — Василис ведь знал, где мы. Он практически послал нас вверх, на гору, чтобы мы могли полюбоваться видом.

— О, он, конечно, вернется за нами. Не беспокойся. Но что меня удивляет, так это почему яхта отчалила так быстро? Я только могу предположить, что мой отец решил, будто мы хотим остаться здесь подольше.

— Потому что мы слишком долго спускались? — спросила я. — Нас задержал порванный ремень сандалии. И мы, конечно, не должны были так часто отдыхать.

Пол взял меня за руку:

— Разве это имеет значение? Мы оказались на какое-то время оставленными здесь, как два потерпевших кораблекрушение моряка. Я рад, Стейси. Ты все еще принадлежишь мне одному.

Я будто забыла свою руку в его ладони, но была далеко не так спокойна и не так уверена.

— Надеюсь, Ники не будет волноваться и думать, где же я?

— Конечно нет. Василис, Мария, Гермиона — они его успокоят. В конце концов, ты ведь оставляла его и раньше, — добавил он, — когда, например, на целый день уезжала с Хардингом.

Я отвернулась от него:

— Это было по-другому.

— Я так не думаю. Если только ты не предпочитала оставаться наедине с Майком и поэтому не слишком беспокоилась о Ники. В этом разница?

— Все было запланировано и организовано. Ники знал, что я оставляю его на целый день.

Пол насмешливо улыбнулся, подняв руку и снова указывая на горизонт.

— Тогда будем надеяться, что он поймет это так же и на этот раз. Потому что «Океаниса» нет в поле зрения. Если только яхта не вернется назад сразу, мы останемся здесь на весь оставшийся день.

Я повернулась в ужасе:

— Но мы не можем оставаться здесь!

Пол покачал головой:

— Боюсь, что нам придется. Что бы ты хотела сделать в первую очередь? Пообедать? Кто-то заботливо оставил нам еду и питье в корзине там, у стены. Или, может быть, поплавать? Похоже, мы привезли с собой это настроение для купания. — Он взглянул вверх, на утес. — Только сначала мы должны найти какое-то место в тени, где можно будет посидеть. Ложбинка, которую обнаружил Ники, похоже, самое лучшее место. Солнце уходит от нее, а скала сверху отбрасывает тень.

Я ответила, внезапно и странным образом соглашаясь:

— Мне все равно, чем мы займемся, но мне ужасно жарко!

— Тогда давай сначала поплаваем, хорошо? Мы охладимся. Я принесу еду, пока ты будешь здесь раздеваться.

— Хорошо.

Я посмотрела вслед, как он отправился вверх по тропе, и затем, повернувшись, сбросила джинсы и кофточку и натянула купальный костюм, целомудренно не снимая рубашки.

У этого острова не было пляжа; утес погружался прямо в прозрачную воду, там и сям виднелись пучки водорослей. Я спустилась по камням сквозь скользкие розовые заросли. Пол окликнул меня, и я остановилась, чтобы подождать его.

На нем были плавки, а тело загорело до цвета красного дерева. Мощные мускулы рук и плеч выступали под гладкой кожей. Волосы и сверкающие в солнечном свете глаза и зубы — все это я отметила, когда он крикнул:

— Осторожно! Эти скалы могут быть опасными. Не пытайся нырять!

Выполняя его указания, я осторожно спустилась со скал в воду и через несколько секунд отплыла от них подальше. Пол догнал меня, и бок о бок мы поплыли вперед, в залив.

Вода около скал была настолько теплой, что, когда мы отплыли немного подальше, показалась просто прохладной. После раскаленного полудня это казалось настоящим благословением, особенно после изнурительного подъема на утес и не менее изнурительного спуска. Мне показалось, что я никогда не захочу вылезти из воды.

Но в конце концов мы устали от плавания и лежания на воде и решили вернуться на берег, где оставили полотенца.

— Это было великолепно, — сказала я, вытряхивая шпильки из влажных волос. Сегодня я плавала без купальной шапочки.

— Великолепно, — подтвердил Пол, но глаза его смотрели на меня, на прозрачные струи, которые сбегали с моих плеч. — Ты выглядишь прямо как русалка.

— Да что ты. — Я внезапно застеснялась, заметив его настойчивый потемневший взгляд и сознавая, что мы были на острове совершенно одни.

К моему облегчению, он сказал как что-то само собой разумеющееся:

— Ты, должно быть, очень голодна после всего этого!

— Нет, не очень.

— Ну а я очень проголодался. — Он протянул мне руку. — Пойдем поищем нашу еду!

К тому времени, как мы поднялись в ложбинку, солнечный жар высушил мой купальник. Я надела поверх него хлопчатобумажную рубашку, потому что, как Пол и говорил, там было тенисто и приятно прохладно.

Сама ложбинка представляла собой очаровательный клочок земли примерно десяти футов в ширину и в три или два раза больше в длину. Фактически она тянулась вокруг всего утеса и спускалась вниз к неровной поверхности подножия, покрытого сухой травой с колючими кисточками и синим чертополохом. Солнце там было беспощадным, раскаленный диск на горячем белом небе, и тени не было совсем. Так что мы остались под навесом утеса.

Кто бы ни упаковывал корзину для пикника, он явно готовил ее в расчете на аппетит Гаргантюа. Там был арбуз, уже разрезанный и истекающий соком, затем нечто вроде прессованного рыбного паштета, который, как сказал Пол, был сделан из молок и который мы ели со свежим хлебом. Еще у нас был салат из зеленого перца с яйцами и, в довершение всего, легкие, воздушные пончики и огромные груши. Мы пили «Рецину», и я в первый раз поняла, каким освежающим может быть вино.

— А теперь время сиесты, — сказал Пол. Он сложил свой хлопчатобумажный свитер и подложил под мою голову. — Так удобно?

Я была такой усталой, такой насыщенной плаванием и едой, что все, что я могла, это зевнуть и сказать:

— Умм, а ты как же?

— Мне хорошо и так. — Он улегся на спину, подложив руки под голову. — Когда ты проснешься, яхта, возможно, будет возвращаться к нам.

— О, я надеюсь.

Я спала долго, проснувшись только один раз, чтобы увидеть за тенью скалы голубой и серебряный мир, мерцающий в послеполуденной жаре. Тишина ничем не нарушалась, вокруг царили мир и безмятежность, которые успокаивали, как бальзам, стирали всякие мысли и волнения так, что человек чувствовал себя легким и опустошенным. Я взглянула на Пола, который спал рядом. Его темный профиль казался высеченным четко, как у статуи, густые черные ресницы отбрасывали тень на высокие скулы. На мгновение я совсем было прониклась этими мимолетными впечатлениями, а затем мои веки отяжелели, закрылись, и я снова заснула.

Когда я проснулась во второй раз, Пол стоял у утеса, глядя на море.

Я села, сразу насторожившись:

— Яхта там? Ты видишь ее?

Он повернулся, качая головой:

— Никаких признаков.

Вскочив на ноги, я посмотрела на свои часы:

— Но сейчас уже пять часов! Они должны скоро прибыть, чтобы забрать нас!

— Не стоит паниковать. Еще очень много времени. День еще далеко не кончается!

— А вдруг они не вернутся? Вдруг нам придется провести здесь всю ночь?

Он насмешливо улыбнулся:

— Допустим.

— О, пожалуйста, не шути так! — Мой взгляд блуждал по бескрайней поверхности моря. Я подняла руку: — Вон там не «Океанис»?

Он покачал головой:

— Нет, это другой пароход. — Он поймал мои руки и ласково притянул меня к себе. — Ты все еще беспокоишься о Никосе? Или ты волнуешься из-за нас?

Я почувствовала, как начало колотиться мое сердце. Голос мой прозвучал неуверенно, когда я повторила его последние слова.

— Из-за нас?

Лицо его было очень близко. Взгляд, глубокий и горящий, поймал и удерживал мой, так что я не могла отвести глаз, даже если бы хотела.

А я и не хотела. Что-то во мне поднялось и потянулось к Полу.

И все же я сопротивлялась, неуверенно возражая:

— Я не хочу… это будет нечестно… только потому, что мы в таком положении…

Черная бровь вопросительно поднялась.

— Нечестно? В любви, как на войне, честно все. Ты, конечно, знаешь это? И не воображай, что у меня возникнут какие-либо колебания относительно галантности. Мы, люди языческого мира, предпочитаем роль Париса роли сэра Ланселота, предпочитаем быть любовниками, а не безупречными рыцарями.

Я отодвинулась от него:

— Ты хочешь сказать, что ты не поколебался бы…

— Не поколебался бы? — Он долго смотрел на меня, затем резко отпустил и сказал: — Лучше вернемся на причал. Здесь дует холодный ветер.

Я была поражена такой переменой. Я уже была готова сопротивляться, а это оказалось не нужным. Не отвечая, я повернулась к ложбине и начала собирать свои вещи. Через несколько минут мы уже спускались вниз по тропе.

Поставив корзину с продуктами для пикника в тени стены, Пол сказал:

— Хочешь выпить чего-нибудь?

Я покачала головой, прислонясь к неровному камню:

— Нет, спасибо.

Было тепло, но приятно. Я все еще была в купальном костюме с накинутой поверх него полосатой рубашкой. Сторона горы, обращенная к солнцу, после полудня сделалась золотой и бледно-лиловой, а чистые скалы — абрикосовыми, там, где отвалились крупные обломки, упав в море внизу.

Со странным чувством беспокойства я произнесла:

— Я, кажется, еще поплаваю. Если только… — Я поколебалась, глядя на море, ища признаки возвращающейся яхты.

— Яхты не видно, — сказал Пол. — Она, наверное, вернется вечером.

— Если вернется, — резко заметила я.

Он пожал плечами:

— Она вернется. Но еще через несколько часов.

— Тогда давай поплаваем, — сказала я, ощущая внезапно охвативший меня прилив энергии. — Потом можно будет одеться и ждать.

— Поплывем к гроту?

Я колебалась.

— А это не слишком далеко? Яхта может вернуться.

— Я же сказал, что до ее возвращения пройдет еще несколько часов. А грот не так уж далек, если завернуть за угол.

— Я не хотела бы входить туда. Я ни за что не решусь проплыть под скалой.

Он рассмеялся:

— Хорошо. Я не буду тебя заставлять. Мы доплывем до арки и отдохнем на выступе скалы, а потом вернемся. Это поможет нам провести время.

Я кивнула, соглашаясь:

— Надеюсь, что одолею этот путь.

— Я притащу тебя назад, если ты не сможешь плыть. Ну, пошли! Заметь время.

Пол был прав. Действительно, когда мы обогнули большую часть утеса, который стоял под углом, все оказалось не таким далеким. Вода была прохладной и нежной, как шелк, поэтому усилия, которые мы затрачивали на то, чтобы плыть, нам ничего не стоили.

Мы приблизились к арке и проплыли под ней. Пол плыл впереди и первым достиг второй арки, которая располагалась в скале.

— Поплывем? — спросил Пол, стряхивая воду с мокрых волос.

— Я лучше осталась бы здесь, — с опаской сказала я, подтягиваясь к выступу скалы, который Пол заметил раньше. Выступ был выровнен до гладкости волнами, и бесконечный прилив, казалось, отполировал его до блеска.

— А я поплыву и посмотрю еще раз, — сказал Пол и исчез в отверстии.

Прямые лучи солнца падали на скалу, нагревая ее гладкую поверхность. Казалось, я на каком-то маленьком пляже, принадлежащем частному владельцу. Я легла на спину, подложив под голову руки, и стала смотреть в небо, нежно-голубое, будто выцветшее за день.

Пол, казалось, уплыл уже давным-давно. Я уже начала беспокоиться, когда услышала плеск, и через мгновение он взобрался на выступ и растянулся рядом со мной.

Он провел рукой по лицу и стряхнул воду:

— Я проплыл через грот. Это поразительное зрелище. Все цвета радуги, как будто внутри опала. Я хотел бы, чтобы ты тоже это увидела.

Я покачала головой:

— Даже в лодке это было достаточно страшным. Я боюсь проплыть весь этот путь под скалой.

Он дотронулся пальцем до моей щеки и наклонился ко мне:

— Бедная маленькая Стейси! Так много страшного вокруг!

Я вздрогнула от этого прикосновения, подтянула ноги и села, прижавшись спиной к скале.

Он продолжал лежать рядом, и рука, которой он ласкал мою щеку, передвинулась теперь, чтобы отвести с моего лба прядь волос.

— Твои волосы как влажный шелк. Я раньше никогда не видел никого с такими длинными волосами такого рыжего цвета. Ты можешь почти что сидеть на них.

Я посмотрела в сторону, и мой голос прозвучал почти неслышно:

— Почти.

Палящая жара к вечеру смягчилась, но солнце все же продолжало согревать нас своими лучами. Наши тела и купальные костюмы высохли, пока мы сидели под защитой утеса, совершенно скрытые от какой-либо проходящей лодки. Арка над нами бросала темно-синие тени на золотистую воду.

Рука Пола соскользнула с моих волос к плечу, и медленно, нежно он откинул меня назад, пока я не оказалась снова лежащей на спине, а он склонился надо мной. Потом сказал взволнованно:

— Ты знаешь, что я люблю тебя целиком и полностью. Единственное, о чем я прошу, — чтобы ты когда-нибудь полюбила меня в ответ.

Долгое время мы смотрели в глаза друг друга, затем я произнесла задыхаясь, будто от быстрого бега:

— Я люблю тебя, Пол. Я боялась признаться в этом. Я не хотела снова вернуться к жизни, но сопротивляться бесполезно. Я не могу бороться с тобой. Я люблю тебя.

Он крепче сжал меня в объятиях и прижался губами к моим губам. Я сдалась, отвечая на его поцелуй.


Глава 8

<p>Глава 8</p>

Солнце опустилось на небосклоне, тени на воде стали длиннее, и лишь тогда мы покинули скалу.

Пол взял мою руку и прижал ее к губам:

— Ты скоро выйдешь за меня замуж, моя дорогая! Нет никаких причин откладывать это. — Он улыбнулся мне. Взгляд его был глубоким и теплым. — Знаешь, отец будет в восторге!

— Твой отец? — Я похолодела. — Но он ведь хотел, чтобы ты и Леда… Пол, а как же Леда? Ее это сильно ранит? Мы ее сильно раним?

На мгновение Пол замер и промолчал.

— Надеюсь, что нет. Мы никогда ничего особенного не испытывали друг к другу. Мы были только друзьями. Мы были связаны с детства нашими семьями, вот и все. Она очень разумный человек. Я скажу ей первой, до всех остальных.

— До твоего отца. Пожалуйста, скажи сначала Леде.

— Если ты так хочешь. Мы будем на Родосе завтра или послезавтра. Я скажу Леде, а потом — всему миру, любимая, если только мы не захотим держать это в тайне.

Мы снова поцеловались. Наконец Пол отпустил меня, внезапно сказав:

— Пора идти. Скоро вернется яхта, а мы еще должны доплыть до причала. — Он встал, помог мне подняться на ноги и повернулся, чтобы взглянуть на горизонт. — Интересно, не «Океанис» ли там? Вон там, у другого острова?

Я прижалась к нему, и он обхватил меня рукой, притянув к себе:

— Видишь, любимая? Силы цивилизации направляются сюда, чтобы найти нас.

К тому времени, как мы медленно доплыли до причала, временами отдыхая и лежа на воде, белая точка на горизонте стала более различимой, а к моменту, когда мы обсохли и оделись, Пол мог уже с уверенностью сказать, что подходящее судно действительно «Океанис».

Мы сидели бок о бок на причале и ждали яхту. Пол обнимал меня за талию, а я его. Мы беседовали, как это обычно делают влюбленные, о нас. Фразы начинались словами: «Когда ты впервые понял?» или «Что тебя убедило?»

Пол сказал:

— Я уже говорил тебе, что никогда до сих пор не был в полном смысле этого слова влюблен в кого-нибудь. Это абсолютная правда, Стейси. Я знаю это по глубине и силе чувства, которое испытываю к тебе. Но ведь ты любила Алексиса. Я ревную, я хотел бы, чтобы ты никогда не принадлежала никому, кроме меня. Но я не могу просить тебя забыть о нем. Только люби меня сильнее.

Я повернулась и взглянула на него:

— Я буду любить тебя всегда.

Он протянул руку, чтобы убрать пряди волос с моего лица. По мере того как становилось прохладнее, с моря поднялся ветер.

— И ты больше не путаешь меня с Алексисом?

— Это было бы невозможно. Ты — это ты. Я всегда буду помнить Алексиса, потому что мы любили друг друга и были счастливы. — Я заметила, как черные брови Пола нахмурились, и торопливо добавила: — Но все, что я питала к нему, ушло в прошлое. Теперь это кажется мне сном — чем-то, что происходило со мной, когда я была очень молода.

Его лицо смягчилось. Он сказал ласково, шутя:

— А теперь ты стала очень старой.

Я покачала головой:

— Я просто изменилась.

— Да. — Он взял мое лицо в свои руки и погрузил глубокий взгляд в мои глаза. — Ты женщина, Стейси, для меня самая прекрасная женщина в мире и самая совершенная. Я никогда не забуду сегодняшний день. Помнишь, когда я вернулся в грот, то сказал, что как будто погрузился в сердце опала? Любить тебя — то же самое. Это огонь, и тайна, и чудо!

Так мы говорили, находя новые черты друг в друге, становясь с каждой мыслью и идеей, которыми обменивались, все ближе и ближе. Наконец Пол поднял руку:

— Яхта подходит! — Он крепче сжал мою талию. — Я не моту отдавать тебя другим людям, не могу делить тебя с кем-то. Мне будет трудно стоять в стороне и изображать просто друга, когда все, чего я хочу, — это чтобы ты была моей и я мог любить, любить тебя!

Очень скоро мы подплыли к яхте и поднялись на ее борт. Василис ждал нас, улыбаясь загадочной улыбкой, и сказал:

— Надеюсь, вы простите меня, что мы отплыли без вас. Похоже, это была комедия ошибок. Димитри подумал, что вы уплыли в шлюпке, пока он и Гермиона все еще были в гроте. А вы еще не спустились с вершины утеса. Когда ни один из вас не появился за обедом, стало ясно, что вас нет в ваших каютах и вообще нигде на борту. Мы уже были на пути к маленькому острову, который Димитри хотел осмотреть, и я подумал, что для вас не будет слишком большим неудобством задержаться на Косцене немного дольше. — Его острый взгляд пронизывал меня. — Я уверен, что время, которое вы провели там, было приятным.

На какое-то сумасшедшее мгновение я подумала, что он может прочесть мои мысли и точно знает, что произошло между Полом и мной. Я почувствовала, как горят мои щеки, и смущенно сказала:

— Да, все было очень интересно. И… очень жарко.

— Но вы ведь нашли тень, я надеюсь? К счастью, корзина для пикника была оставлена, как и предполагалось, так что вы могли слегка подкрепиться. Разве не так, Пол? — Он перевел глаза с меня на Пола.

Пол сказал кратко:

— Да, отец. Я думаю, что ты извинишь нас, если мы сейчас спустимся вниз — Стейси торопится к Никосу. Она беспокоилась о нем.

Василис нахмурился:

— Почему? Он вполне счастлив и под присмотром. — Он пошевелил своими короткими пальцами. — Но идите, идите. Вы, вероятно, хотите принять душ и переодеться перед ужином.

Спускаясь вниз по сходням, Пол стиснул мои пальцы:

— Мы поговорим после ужина. У нас будет возможность побыть наедине. Хэлло, вот Мария!

Мария закрывала дверь моей каюты за собой. Она сказала шепотом, улыбаясь:

— Я сделала все, что могла, чтобы утешить твоего сына, но он тосковал по своей маме, он ждал, когда она вернется. Он беспокоился о тебе, Стейси. Он не мог понять, почему ты осталась на Косцене. Похоже, что произошла ошибка. Так сказал Василис.

Я думала о корзине с едой для пикника. И как предусмотрительно она была оставлена. Может быть, это не было случайностью?

Я снова посмотрела на Марию:

— Спасибо, что ты позаботилась о Ники. — Я протянула руку к двери, но Пол уже открыл ее для меня. — Увидимся позже. — Мои слова относились к ним обоим, но взгляд предназначался Полу.

Ники соскочил с койки, когда я вошла в дверь, и бросился мне на шею:

— Мамочка! Я все ждал и ждал тебя! Ты потерялась на острове? Дедушка сказал, что ты задержалась и что все это было ошибкой.

Я прижала его к себе и притянула лохматую голову к шее:

— Да, это было ошибкой. Но теперь мы благополучно вернулись.

— Дедушка забыл тебя? — Он озабоченно нахмурился. — А что, если бы он не повернул судно назад? Ты осталась бы там?

— Конечно нет. Дядя Пол нашел бы рыбака, и он довез бы нас в своей лодке, пока мы не догнали бы яхту.

Ники медленно кивнул:

— Да, конечно. И он так торопился бы, что вы скоро прибыли бы!

— А теперь ты знаешь, который час? Сейчас уже больше восьми, и тебе давно пора спать. — Я подняла его, положила на койку и натянула простыню. — Ты должен постараться заснуть, малыш.

Он покачал головой:

— Я буду спать, когда ты пойдешь ужинать. Поговори со мной теперь, мамочка. Что ты делала на острове?

Я взяла свое кимоно и баночку очищающего крема с туалетного столика:

— Мы снова плавали. Потом устроили что-то вроде пикника, пока ждали, что дедушка вернется за нами. И… — Я замолчала, вспомнив о волшебных часах, проведенных с Полом.

— И что, мамочка?

Я снова пошла к Ники, который смотрел на меня удивленными черными глазами.

Я вернулась к нему и прижалась щекой к его волосам. Я сказала, будто бы заверяя себя так же, как его:

— Я думала о тебе, малыш. Я надеялась, что ты не беспокоишься.

— Я беспокоился, — сказал он смиренно. — Я беспокоился ужасно, думая, что ты потерялась. Ты не должна оставлять меня больше с дедушкой.

— Не буду, — обещала я. — Теперь ложись, пока я приму душ, а потом мы еще немного поболтаем перед тем, как я пойду ужинать. А ты будешь спать.

Если я и была за ужином тише, чем обычно, никто, казалось, не заметил этого и не сказал ничего. Доктор Сикилианос был полон своими открытиями, тем, что увидел и сфотографировал. Через стол мои глаза время от времени встречались с глазами Пола, и на мгновение казалось, будто мы обмениваемся какими-то посланиями. Я чувствовала себя вялой и усталой, не в своей тарелке. Поскольку я не могла быть снова с Полом, все, чего я хотела, это извиниться и пораньше отправиться спать.

В конце концов я так и поступила. Но до того Полу и мне удалось улучить несколько мгновений наедине.

Это было позже, вечером, после того как Василис, заметив мой сонный вид, сказал:

— Стейси выглядит усталой. Она перенесла день, полный приключений. — Темные глаза внимательно посмотрели на меня. — Мы поймем, если ты захочешь уйти пораньше, моя дорогая.

— Спасибо. Я правда хотела бы уйти. — Мы сидели на палубе, под открытым небом, усыпанным звездами, и только легкое движение воздуха нарушало покой теплой ночи. Я встала со стула и улыбнулась Марии, Гермионе и доктору Сикилианосу. — Вы извините меня? И доброй ночи всем.

Пол встал вместе со мной:

— Я спущусь вниз с тобой, Стейси. Хочу принести кое-что из моей каюты.

Василис окинул нас проницательным взглядом; казалось, он провожал нас до конца, пока мы не спустились вниз, в люк.

Пальцы Пола поймали мои.

— Дорогая, какой бесконечный вечер! Я так хотел быть наедине с тобой!

— А я с тобой… Но мы должны быть осторожны некоторое время. Пока ты не поговоришь с Ледой.

Мы подошли к двери моей каюты; проход был пуст.

Пол схватил меня в свои объятия и поцеловал ненасытным поцелуем, на который я ответила, уступая захватывающему чувству мгновения. Наконец я освободилась, слегка задыхаясь.

— Я должна идти, Пол. Ники может проснуться и услышать нас.

Он прижал мою руку к своей гладкой, загорелой щеке:

— Хорошо, дорогая. Спи спокойно, и пусть я тебе приснюсь.

Я взволнованно ответила:

— Это случится само собой. Ты все время в моих мыслях.

— А ты в моих. — Он поцеловал ладонь моей руки и сжал ласково мои пальцы. — Спокойной ночи, моя любовь!

— Спокойной носи, дорогой Пол.

Я осторожно закрыла за собой дверь каюты. Ники встрепенулся, будто услышал, как я вошла. Он открыл сонные глаза и произнес, вздохнув:

— Мамочка?

— Да, маленький, это мамочка. — Я отвела со лба черные волосы и поцеловала его. — Я здесь. Спи снова.

Он, казалось, вовсе и не просыпался, но все же лицо его расслабилось, тоненькая морщинка между бровями исчезла, дыхание стало более ровным, и он погрузился в настоящий сон.

На следующий день Ники не отходил от меня и твердо отказывался отпустить. Он ходил за мной повсюду и никак не хотел оставаться один. Не то чтобы я хотела этого. Я любила Пола и мечтала побыть с ним наедине, но все же первый, о ком я беспокоилась, был Ники. Вчера он был напуган моим внезапным исчезновением и сегодня должен был успокоиться. В любом случае, каким бы роскошным «Океанис» ни был, пространство на нем не позволяло избегать встреч с другими людьми и оставаться с глазу на глаз ни с кем.

Ясно было, что на Родос мы в этот день не придем, в лучшем случае ранним утром на следующий день. Но это никого не огорчало. Солнце, казалось, никогда еще не сияло так ослепительно, а небо не было таким синим. Было теплее, чем обычно, и очень душно, когда мы проплывали между Додеканезскими островами и повернули на восток, к берегам Турции.

— Как прекрасно ты выглядишь, — заметила Мария. — Вчера вечером ты была изнурена жарой, но сегодня… — Она, улыбаясь, замялась, а затем отвернулась, словно не желая смущать меня. — Ты цветешь!

— Я хорошо спала.

Она одобрительно кивнула:

— Отлично. Это Овидий сказал, что «сон самое нежное божество, это мир души». — Она наклонилась над Ники: — Никос, дорогой, ты решил задачу, которую мы начали вчера?

Он отрицательно покачал головой:

— Нет, она слишком трудная.

— Ну, тогда мне придется тебе помочь.

Он нахмурился:

— Нет. Я иду плавать с мамочкой. Правда, мамочка? Когда судно остановится, как сказал дедушка.

— Да, мы отправимся поплавать до обеда.

Когда мы плавали, Пол приблизился ко мне, рассекая воду, и сказал шепотом:

— Дорогая, сегодня ночью. Около десяти, на палубе, возле кресел. Я должен провести с тобой наедине хотя бы пять минут.

— Я буду там. Хорошо. Ники, я здесь! Держись рядом.

— Я заберу его. Давай, Никос, я хочу посадить тебя себе на спину. Я буду морским коньком, а ты будешь кататься на мне!

Восторженно вопя, Ники был поднят на широкие плечи Пола, обхватил его за шею, и тот медленно поплыл по ровной синей воде. Но когда я легла на спину, просто держась на воде, Ники взволнованно закричал:

— Давай, мамочка! Ты тоже должна плыть!

И я догнала их и поплыла рядом.

После позднего прекрасного обеда все отправились спать; полдень усыплял вместе с мягким шумом двигателей судна. Вечером, когда Ники заснул, мы поужинали, и затем под навесом был подан кофе. Нас окружала теплая, чудесная ночь, ровный ход судна оставлял за кормой серебряную пену толщиной с палец. Когда Мария, Гермиона и доктор Сикилианос отправились вниз играть в бридж, как обычно, я покинула их и поднялась на верхнюю палубу, туда, где мы договорились встретиться с Полом. Хотя было уже несколькими минутами позже десяти, его там не было. Я перешла к поручням и оперлась на них, глядя на сверкающие огни проплывающего мимо острова. Какой-то звук за спиной заставил меня быстро обернуться.

— Пол?

В темноте я увидела красный огонек сигары, а затем голос Василиса быстро ответил:

— Это я. Ты ждала Пола?

— Я не уверена. Он сказал, что он может подняться сюда.

Василис сделал шаг вперед, слегка наклонив голову и кивая.

— Он задержался. По радио ему передали сообщение — деловое. Я боюсь, что он задержится еще на некоторое время. Но, может быть, я смогу его заменить и составить тебе компанию?

Теперь я была точно уверена, что Василис знал о нашем назначенном свидании. Я не нашлась, что ответить, и молчала, глядя на купол неба над нашими головами, где сиял голубой месяц.

Василис извлек еще одну сигару, а затем повернул голову, чтобы взглянуть на меня.

— Я счастлив, что ты и Пол уладили ваши маленькие… разногласия, и теперь в ваших отношениях наступила гармония. Я надеюсь, что смог содействовать этому, — он помахал в воздухе сигарой, разгоняя душистый дым, — потому что, должен признаться, немного пошутил над вами.

Теперь наступила моя очередь взглянуть на него.

— Пошутили?

Он улыбнулся:

— Да, моя дорогая. Я запланировал, чтобы вы остались вдвоем на Косцене вчера. Я чувствовал, что вам необходимо время и уединение, чтобы решить ваши, как бы это сказать, проблемы. И я был прав. Теперь между вами все уладилось.

Мне оставалось только молча смотреть на него. Страх смешался с раздражением, вызванным его вмешательством, сознанием, что я оказалась пешкой в игре, которую он вел.

По-видимому, что-то отразилось на моем лице, так как он резко сказал:

— В чем дело? Я обидел тебя своим вмешательством? Поверь мне, я заботился о вашем благополучии — твоем и Пола. Я только хотел сгладить путь к вашему общему счастью. — Он снова взмахнул рукой, и красный огонек сигары разогнал тени. — Давай не будем заблуждаться. Пол влюблен в тебя, а ты — в него. Ни один из вас не может этого скрыть. Когда вы вместе, то кажется, что от вас исходит прямо-таки высокое напряжение. Это делает меня, Стейси, счастливым. Все, чего бы я хотел, это чтобы ты вышла замуж за Пола.

Однако его благоволение меня не обрадовало. Я сказала строго:

— Надо учесть и Леду. Ничто не может быть определенно решено, пока Пол не расскажет ей о нас. Это будет нечестно по отношению к ней. Она, может быть, любит его.

Василис нахмурился:

— Нет-нет, об этом нет и речи, не может быть. — Он помолчал, потом медленно добавил: — Некоторое время назад я сказал тебе, что этот брак сопряжен с рядом сложностей. Я чувствую, что из-за твоих отношений с Полом я должен тебе кое-что рассказать о них. Я не хочу, чтобы Пол женился на Леде. Практически я полностью против этого. — Он снова помолчал. — Я узнал, что Леда, скорее всего, не может иметь детей.

Я уставилась на него. Затем тихо произнесла:

— Бедная Леда. Она знает об этом? Это она сказала вам?

Он покачал головой:

— Я думаю, что она еще не знает об этом. Мне сказал доктор Сикилианос. Как ты знаешь, несколько месяцев назад с Ледой произошел несчастный случай. Лодка, которой она управляла, перевернулась. У нее была ранена спина. После этого были сильные боли, ей делали рентген и лечили. И во время этого курса в больнице было установлено ее состояние.

— Но ведь доктор Сикилианос не практикующий врач, — возразила я. — Он, несомненно, нарушил требование конфиденциальности, сообщив об этом вам.

— Ты забываешь, что я опекун Леды. Естественно, я должен был быть поставлен в известность обо всем, что касается ее. Случилось так, что, когда несчастный случай произошел, Димитри наблюдал за ней, прежде чем ее можно было отправить самолетом в Афины. Хотя официально он больше не практикует, его поставили в известность о медицинской ситуации, и он видел некоторые рентгеновские снимки и записи о состоянии ее здоровья.

— Понятно.

— Конечно, ей скажут. Говорят о возможности операции, но… — Он пожал плечами. — Такие вещи обычно представляют определенный риск. И она всегда будет слабой, не сможет стать матерью многих сыновей. — Его черные глаза смотрели на меня в упор. — Ты понимаешь, поэтому, если бы Пол захотел на ней жениться, это было бы несчастьем. К счастью, он не хочет. Он влюбился в тебя.

В его голосе звучало странное удовлетворение, будто бы он сам себя поздравлял.

Я медленно сказала:

— Но почему это имеет такое значение? Если бы Пол захотел на ней жениться? Даже если Леда не смогла бы иметь детей, всегда можно взять ребенка на воспитание — усыновить. И если бы они любили друг друга, то могли бы быть счастливы.

Василис издал легкое восклицание.

— Ты просто не знаешь, что говоришь! — Голос его прозвучал нетерпеливо. — Мужчина должен иметь сына, сыновей. В Греции ни одна жена не считается исполнившей свой долг, пока не родит мальчика. Это традиция — традиция бедной страны. Сын, которому дано некоторое образование и в жизни предоставляется какой-то шанс, всегда получает возможность сделать карьеру и составить честь и удовлетворение своих родителей в старости. Девочка — это только ответственность. Вот почему обычай приданого все еще так силен даже в самом бедном доме, в самой бедной семье. Вот почему с рождением дочери начинается вязанье, изготовление кружев, шитье, чтобы были готовы домашние Одеяла, простыни и одежда в качестве приданого. Без всего этого девушка может оказаться обреченной на то, чтобы остаться на всю жизнь старой девой.

— Но это же примитивно!

— Это примитивная страна! — со странной гордостью ответил Василис. — И страна, которая искушена в сохранении элементарных ценностей. И я не отличаюсь от самого бедного крестьянина в том, что хочу, чтобы мой сын вырастил своих сыновей, которые будут носить имя Карвеллис, работать на крупнейшую судоходную компанию, которую я строил всю свою жизнь. — Он внезапно улыбнулся. — Ты счастливая женщина, Стейси. У тебя есть сын. Ты помнишь историю римской матроны, которая появилась неукрашенной, но сопровождаемой своими детьми на каком-то большом празднике? Когда ее спросили, где ее драгоценности, она указала на своих детей и сказала: «Вот мои драгоценности». У тебя твоя драгоценность — Никос. И у тебя будут другие драгоценности, сыновья, которых ты родишь Полу.

Я была ошеломлена, и где-то внутри меня невольно родился вопрос, который я и задала:

— А когда вы впервые узнали о Леде?

Он нахмурился.

— Два-три месяца назад. Но это не имеет значения.

Три месяца назад. Как раз тогда, когда я получила письмо с приглашением посетить Меленус. Тогда Василис попросил меня привезти Ники на остров. Он сделал это не потому, что искренне хотел узнать нас и исправить свое грубое отношение к Алексису, а потому, что хотел получить опекунство над Ники, своим внуком! Возможно, единственным, который у него когда-нибудь будет. А теперь Пол влюбился в меня, и Василис был в восторге. Для него не могло сложиться лучшей ситуации.

На какое-то мгновение я почувствовала, что меня покачивает. Я испытала страшные сомнения, думая: «Может быть, он подстроил все это. Он сделал так, чтобы Пол и я оказались наедине». Я вспомнила, как он уехал в Афины, а Пол неожиданно прилетел назад, и мы встретились в «саду Персефоны». Может быть, он даже приказал Полу заняться со мной любовью…

Любовь и меркантильные цели переплелись. Какое фантастическое совпадение! Пол действительно любит меня, так же как я люблю его. Он еще ничего не знает о Леде, и поэтому он преследовал меня, конечно, не из тех соображений, которые изложил Василис. Вырастить сыновей, выкормить! Выкормить! «Выражение скотовода», — подумала я с отвращением.

Я посмотрела на Василиса, который стоял, куря свою сигару, такой спокойный и уверенный — манипулятор людьми! Такой хитрый! Мой свекор — дважды, если я выйду за Пола.

Это была устрашающая мысль — постоянно быть частью его схем и планов, ощущать его постоянное влияние на нашу жизнь — мою и Пола. Влияние на жизнь Ники. На мгновение я почувствовала, что не смогу выносить этого, что должна вырваться из сети, в которую Василис старается меня затянуть. Я любила Пола, но я любила его недостаточно, чтобы выносить это.

Будто бы читая мои мысли, Василис медленно сказал:

— Похоже, дорогая, что решение о том, вернуться ли в Англию или остаться на Меленусе, уже принято тобой. Или Полом? Теперь ты останешься с Никосом здесь, и остров станет твоим домом.

Я отвернулась:

— Вы принимаете слишком многое как само собой разумеющееся. Еще ничего не решено. Как я только что сказала, нужно подумать о Леде.

Он махнул рукой в своей обычной манере, выражающей нежелание обсуждать этот вопрос.

— Я сказал, у Пола нет перед Ледой никаких обязательств. — Он замолчал, так как услышал на палубе шаги.

В следующее мгновение раздался голос Пола:

— Прости меня, Стейси, что я заставил тебя ждать. Это была непредвиденная задержка. О, хэлло, отец! Я не знал, что ты здесь.

Василис улыбнулся:

— Я пришел, чтобы известить Стейси о том, что ты оказался занят, и старался пока занять ее. Теперь мне надо спуститься вниз и присоединиться к партии в бридж. — Он наклонил голову в мою сторону: — Спокойной ночи, дорогая! — В полусвете фонарей судна его черные глаза, казалось, насмешливо блестели. — Спи хорошо, и пусть тебе снятся приятные сны!

В тот же момент, как Василис ушел, руки Пола обхватили меня.

— Дорогая, прости меня, что я опоздал. Я целый день мечтал об этом мгновении. — Губы его прижались к моим в страстном, безумном поцелуе.

Я уступила ему, как будто у меня не было своей воли. Я просто хотела затеряться, утонуть в объятиях Пола. Все остальное, казалось, ничего не значило, не имело никакого значения. Когда тает замерзшая река, течение смывает все на своем пути. И так было теперь со мной, сомнения и страхи были отброшены приливом страсти.

— Боже, как я тебя люблю! — отрывисто проговорил Пол, целуя мои глаза, волосы, шею. — Если бы мы только могли быть одни, а не на этом маленьком дурацком корабле, где нельзя уединиться! Когда мы поженимся, любимая, я увезу тебя от всех и от всего. Я знаю один крошечный островок, более красивый, чем Косцене. Там есть вилла, которая принадлежит моему другу. Он позволит остановиться там, и мы будем там одни. — Он улыбнулся мне. — Ну, может быть, со слугой, который будет обслуживать нас.

— А Ники? — медленно спросила я. — Где будет Ники?

Он колебался одно мгновение.

— С моим отцом. Или, может быть, с Марией, он ее очень любит, а она его. — Он покачал своей черноволосой головой. — Не с нами, дорогая, ведь при том, как я люблю тебя, Это будет не очень удобно, верно?

— Да, конечно. Он не поймет, — вздохнула я. — И все же я никогда не оставляла его ни на одну ночь, ни разу с тех пор, как вернулась из больницы, после… после того, как погиб Алексис.

Он крепче прижал меня к своей широкой груди:

— Бедная моя маленькая Стейси! Какое грустное и одинокое время ты пережила! Я хочу все исправить и для тебя, и для Ники! — Он смотрел на меня своими карими глазами. — Ты знаешь, я буду его любить, как своего собственного сына. И буду делать все, чтобы ему было хорошо. — А потом он добавил с легкой улыбкой: — Но я не возьму его с собой в наш медовый месяц.

Слова «мой собственный сын» отозвались в моем сознании и заставили вспомнить о Леде. Как трагично, если то, что сказал Василис, правда; у нее может никогда не быть детей. А если она любит Пола, то она должна потерять и его? Я почувствовала себя виноватой, ответственной за это в какой-то степени. В свете несчастья Леды мне казалось неверным строить планы о нашем будущем.

Я отстранилась от Пола:

— Мы не должны оставаться здесь слишком долго. Остальные будут интересоваться. — Я почувствовала, что хмурюсь, глядя на него. — Твой отец знает о нас. Он догадался.

Пол сдвинул губами мои волосы:

— Разве тебя это так удивляет? Это, должно быть, очевидно для всех. Я безумно влюблен в тебя. Он, конечно, одобряет это?

— Он так сказал. Но… — Я прикусила губу. — Но на самом деле это потому, что он думает, что таким образом удержит Ники с собой на Меленусе.

— Дорогая, не только поэтому. Он любит тебя и восхищается тобой. Кто мог бы удержаться от этого?

Я неуверенно улыбнулась:

— Ты говоришь пристрастно!

Он снова улыбнулся:

— Возможно. Видишь ли, я убежден, что ты самая очаровательная девушка в мире. Может быть, это заразительно.

— О, Пол! — Я спрятала лицо в ложбинке его плеча, будто бы для надежности и безопасности. — Я так хочу, чтобы мы были счастливы. Но существуют трудности!

Он прижался щекой к моим волосам:

— Леда?

— Да. И… твой отец. Я чувствую, что то, что мы влюбились друг в друга, — это часть его плана.

— Глупости, — сказал Пол с нажимом. Он поднял мое лицо за подбородок и заставил меня взглянуть ему в глаза. — Идея отца заключалась в том, чтобы я женился на Леде.

Я открыла рот, чтобы сказать: «Нет, теперь нет», но не смогла произнести эти слова. Я не могла выдать тайну Леды кому бы то ни было. Даже Полу. Не теперь.

Я отвернулась:

— Я буду чувствовать себя лучше, когда ты скажешь Леде о нас. Это будет выглядеть честнее.

— Хорошо. Мы причалим к Родосу утром. Я смогу сказать ей завтра. — Он ласково повернул меня к себе. — А теперь ты хотела бы пойти вниз, в свою каюту?

— Да, хотя я не хочу оставлять тебя, Пол.

— Как ты думаешь, каково мне? Я хочу быть с тобой каждую минуту, — сказал он мягко, и мы обнявшись обменялись долгим поцелуем на прощанье.

Следующие два дня мы провели, осматривая окрестности Родоса, и снова у Пола и меня было мало возможности провести хоть несколько минут наедине. Яхта д'Эрбле вскоре после прибытия причалила в небольшой гавани на некотором расстоянии от «Океаниса», и рано утром Леда и Рауль поднялись к нам на борт.

Думаю, именно в тот момент, когда я увидела, как Леда приветствует Пола, тень неуверенности опустилась мне на сердце. Лицо Леды засветилось улыбкой такой яркой, она подала ему руки и потянулась, чтобы поцеловать его, так радостно, что казалось, будто ее подменили. А когда я увидела, как он отвечает ей улыбкой, теплой, нежной, я подумала с болью, не встала ли между ними.

Я знала, что переменилась и сама, и теперь наблюдала за Полом так, как не делала этого раньше, сознавая силу его привлекательности для меня. Взгляд его темных, карих глаз, прикосновение его руки к моей, пусть самое незначительное, вызывало во мне такой сильный трепет! Остальные люди и то, что они мешали нам, вызывали во мне неприязненное чувство.

Сегодня Леда выглядела великолепно. На ней было белое платье, украшенное ярко-зелеными стрекозами, вышитыми вручную. Черные волосы ниспадали на плечи, а в ушах сверкали большие серебряные серьги с зелеными камушками. Поздоровавшись с Василисом и Марией, она подошла ко мне и прижалась нежной, прохладной щекой к моей щеке, как бы признавая меня:

— Доброе утро, Стейси. Как ты прекрасно выглядишь! Я вижу, что тебе понравился круиз.

— Да. Он был чудесным.

Ники подошел и остановился рядом с нами. Мгновение Леда смотрела на него со странным выражением, потом легко провела рукой по его темным волосам:

— Ты очень загорел, Никос. И ты очень красивый.

Она отошла, и к нам с Ники приблизился Рауль, чтобы поздороваться. Я слышала, как Леда сказала, обращаясь к Василису:

— Этьен и Элен шлют вам привет. Они пообещали встретиться с нами за обедом в отеле «Роз».

— Машины заказаны? — спросил Василис.

Леда кивнула. В первый раз я заметила, что, несмотря на исключительную силу воли и утонченный туалет, она выглядела напряженно и глаза ее были печальными. Внезапное чувство симпатии, которое я испытала к ней, особенно подчеркивалось чувством вины. Просто ужасно, если она все же любит Пола! Среди общего разговора и смеха я заметила, что Леда держится поближе к Полу и обращается к нему, положив руку ему на рукав и подняв к нему лицо. Казалось, она обращается к нему с какой-то мольбой, пытаясь объединить себя с ним.

Было решено, что нас провезут по городу, чтобы мы могли полюбоваться видами до того, как встретимся с Элен и Этьеном за обедом. После этого мы должны были поехать в Линдос, расположенный в восточной части острова, а затем вернуться к ужину на яхту.

Нам подали две машины. Василис, Мария, доктор Сикилианос и Гермиона сели в первую, а Леда, Рауль, Пол, Ники и я — во вторую. Мы отправились по улице Рыцарей, по обе стороны которой тянулись гостиницы. Их хозяева говорили на разных языках, которыми пользовались члены ордена Святого Иоанна. Это был поразительный путь, и у нас еще было время посетить музей, который был некогда госпиталем для рыцарей, а также осмотреть старый двор с его монастырскими сводами. Оттуда мы направились в Старый город Родоса, который теперь был турецким кварталом, и побродили по узким улочкам, многие из которых были перекрыты изогнутыми арками и полны базарчиками и мечетями, а также прохладными фонтанами, журчащими посреди жары. Затем мы поехали в современный Родос и порт Мандраки, где рядами возвышались ветряные мельницы. Здесь некогда находилась древняя гавань, вход в которую, как полагали, украшала огромная статуя Колосса Родосского — одно из семи чудес света.

Утро пролетело незаметно, и настало время встретиться с Элен и Этьеном в отеле. Был сервирован роскошный обед, во время которого подали свежих креветок, а потом шарики из мяса и риса в соусе из яиц и лимонов. Затем последовали непременные воздушные пирожки с медом и орехами и, наконец, крепчайший кофе по-турецки. Его подали на террасе, где мы отдыхали чуть более часа перед тем, как отправиться в Линдос.

На этот раз группы перемешались. Гермиона и Рауль отправились в одной машине вместе с Полом и Ледой, а Ники и я уселись в другую, с Марией, Василисом и доктором Сикилианосом. Все это произошло в одну минуту — я видела, как Леда взяла под руку Гермиону и потянула ее к машине. Пол поколебался, оглянулся на меня, но Леда повернулась и заговорила с ним. Он кивнул и сел в машину рядом с ней. Через секунду автомобиль тронулся. Нам оставалось лишь следовать за ними.

Как будто бы вполне обычный маневр, но он повторялся весь оставшийся день. Если Пол подходил, чтобы поговорить со мной, Леда следовала за ним. Если она садилась, то всегда указывала ему на место рядом с собой. Пол вел себя по отношению к ней ласково, но безразлично. Один раз его глаза встретились с моими, и, казалось, взгляд его говорил: «Что я могу поделать?»

Ничего не оставалось, кроме как оставить их вместе и сосредоточить свое внимание на других членах нашей маленькой компании. Было большим облегчением разговаривать с Марией, находить отдых душе в ее милых остротах и оживленной болтовне.

Она была хорошо осведомлена о Линдосе, потому что была там уже несколько раз, и показала мне маленький заливчик у подножия утеса, где, как считалось, причалил Святой Павел. Акрополь Линдоса был на самом верху крутого подъема, а края утеса круто спускались в море. Мария сказала мне, что огромный древний фундамент относят к Данаю и его пятидесяти дочерям, которые бежали из Египта от Аэгиптуса и его пятидесяти сыновей. Там были и другие руины, рыцарский замок и византийская церковь. Затем мы заехали в прелестный маленький белый городок и посетили церковь Богородицы Линдоса с похожим на туннель, украшенный фресками, нефом и полом из белых и черных булыжников.

Ники устал от экскурсии. Когда мы возвращались в Родос, его голова сонно покоилась на моей руке, и когда мы наконец вернулись на «Океанис», то сразу спустились вниз, в каюту, где я его выкупала и уложила в постель.

Леда, Рауль и Мульеры поднялись на борт «Океаниса» на ужин. Было решено, что следующим вечером мы нанесем ответный визит на яхту Рауля «Л'Аттик», поскольку он скоро должен был отплыть назад, в Марсель.

На следующее утро мы снова отправились осматривать достопримечательности. Я подумала, что для Ники будет слишком большим напряжением снова отправиться на экскурсию, особенно потому, что вечером Василис собирался отвезти нас с Ледой и Полом к своей кузине, которая жила в пригороде. Поэтому мы решили, что Марию, Ники и меня отвезут в Родини — роскошный парк па Родосе, где мальчик сможет побегать, поиграть и полюбоваться цветами, украшенными орнаментом бассейнами, статуями и другими вещами, которые смогут его заинтересовать.

Мы с Марией уселись в тени раскидистого дерева и беседовали. Я старалась не думать о Поле и Леде и о том, что они вместе. По-видимому, было заметно, что я размышляю о чем-то постороннем.

Мария легко коснулась моего локтя полными, мягкими пальцами и сказала:

— Твои мысли сегодня не со мной и не с Никосом. — Потом добавила: — Ты, вероятно, предпочла бы отправиться вместе с остальными?

Я покачала головой:

— Нет, я так рада побыть с тобой и с Ники.

Она улыбнулась:

— Ты была бы больше рада, если бы была с Полом, я думаю. Ему тоже хотелось быть здесь вместо меня. Ты знаешь это? Но Леда возражала. Она сказала, что он обещал отвезти ее в Йализос, посмотреть часовню Святого Георгия.

Я тихо сказала:

— Ты думаешь, что она влюблена в Пола?

Мария пожала полными плечами под бело-голубым платьем:

— Возможно. Может быть, она просто надеется на него. Из-за этого она не видит других людей — других мужчин. Например, Рауля, такого преданного ее поклонника.

— Рауль? Я не знала этого. Я думала, что они просто друзья, потому что он брат Элен.

— Он влюблен в нее. Славный молодой человек, хороший молодой человек. Конечно, его нельзя сравнивать с Полом, в котором есть что-то, что притягивает к нему женщин. Как вы это называете, мужское начало или мужественность. Это не имеет никакого отношения к красоте, хотя Пол красив. Это такое же редкое качество, как сила, мощь, власть. — Она снова улыбнулась. — Женщины не могут устоять, — добавила она. Но Рауль тоже привлекателен, в своем собственном, шутливом духе. И он подходит Леде больше, чем Пол. Она хрупкая и нуждается скорее в том, чтобы ее оберегали, чем любили. Пол для нее слишком мужчина. — Она посмотрела на меня, и глаза ее показались слегка озорными. — Ты понимаешь?

Она не зондировала почву, она просто видела слишком много.

Я отвернулась:

— Да, я думаю, что это так.

Мария больше ничего не сказала, и мы сидели молча, пока Ники не прибежал ко мне, с нетерпением требуя, чтобы мы пошли с ним в другую часть парка. Пора уже было покинуть Родини и вернуться в гавань.

После обеда все немного отдохнули, а затем отправились на виллу «Ларисса», где жила мадам Сутсос, кузина Василиса. Но сначала мы остановились в знаменитой Долине бабочек, прекрасном месте в горах. Это было окруженное деревьями ущелье, перекрытое многочисленными примитивными мостиками. Здесь все лето тысячи бабочек покрывали ветви и стволы деревьев. Окраска делала их похожими на листья с желтыми прожилками. Когда мы их потревожили, в воздух будто поднялось красно-золотое облако. Это было незабываемое зрелище, и на Ники оно произвело огромное впечатление. Он хотел поймать несколько бабочек, чтобы взять их с собой на корабль.

Однако это было строго запрещено, и мы отправились на виллу, возвращаясь на равнину вдоль побережья. Наконец подъехали к маленькому, окрашенному охрой дому прямо возле моря. Он стоял среди субтропических финиковых пальм, олеандров, роз и бегоний, расположенных с явным искусством и любовью.

Мадам Сутсос, худенькая, маленькая дама, одетая с ног до головы в черное, с шарфом, накинутым поверх белых волос, плохо говорила по-английски. Ее слова по большей части переводили для меня Василис или Пол, но я скорее угадала, чем поняла, с каким волнением она приняла Ники. Она взяла мальчика за руку и долго смотрела на него глубоко посаженными черными глазами, качая головой и улыбаясь, почти со слезами. Я несколько раз услышала имя «Алексис», потом Василис повернулся ко мне и ласково сказал:

— Кузина Эфезия считает, что Никос прекрасен, как утро. Она говорит, что он выглядит совсем как Алексис в его годы. — Его тонкогубый рот искривился в улыбке, когда он добавил: — Она говорит, что боги благословили тебя.

Нам подали закуски, что всегда делалось в первую очередь в каждом греческом доме. Блюдо темных вишен в компоте — традиционные «мед во рту» — и маленькие сладкие пирожные из миндаля и меда. Был подан и ликер или, на выбор, обычный черный турецкий кофе.

За окнами маленькой затемненной комнаты солнце играло в листве всеми оттенками зеленого цвета, а из глубины вымощенного плитками сада раздавались звуки льющейся воды. Это заставило Ники подойти к зарешеченной двери и выглянуть наружу.

Он сказал:

— Мамочка, там фонтан, как у нас дома.

Он имел в виду Меленус. Было странно, что Ники уже считал остров домом.

— Можно мне выйти? — спросил он, открывая дверь.

Пол сказал что-то мадам Сутсос, и она улыбаясь кивнула.

Он шире открыл дверь и сказал:

— Иди, Ники. Можешь все осмотреть. — Потом оглянулся на меня: — Ты, может быть, тоже хочешь осмотреть сад, Стейси?

Я поймала взгляд его черных глаз и поднялась:

— Да, мне бы очень хотелось. — Я улыбнулась старой даме, сказав на моем ломаном греческом: — С вашего позволения.

Леда посмотрела на Пола и сделала движение, будто тоже хотел пойти с нами, но еще до того, как она успела подняться, Василис посмотрел на нее и сказал:

— Не затрудняйся и не ходи с ними, моя дорогая. В саду жарко, а ты выглядишь усталой. Кроме того, кузина Эфезия хочет наслаждаться твоим обществом как можно больше, пока ты здесь.

Мы вышли из дверей на террасу. Солнце пылало на выцветшем небе; аромат роз и гвоздик разливался в воздухе, а циннии, герани и маргаритки сверкали, как драгоценные камни, среди темной зелени кипарисов.

Мы с Полом направились к журчащему фонтану. Под свисающими ветвями и листьями огромного орехового дерева, которое создавало зеленый навес над нашими головами, было поразительно прохладно. Пол протянул руку, сжал мои пальцы и еле слышно проговорил — так, чтобы не слышал Ники:

— Дорогая, я так отчаянно люблю тебя. И я должен поговорить с тобой.

Я почувствовала, как его губы коснулись моей шеи, и повернулась к нему, ощутив волну восторга при этом прикосновении. Я так хотела быть в его объятиях, хотела, чтобы он целовал меня! Но все, что мы могли позволить себе, — это быстро коснуться, улучив мгновение, друг друга, изо всех сил сжать руки и посмотреть в глаза.

Я прервала, наконец, это мучительное молчание, сказав:

— Ты хотел поговорить о Леде? Ты смог рассказать ей?

Он нахмурился и покачал головой:

— У меня не было возможности. Я хочу попытаться сегодня вечером, если мне удастся остаться с ней наедине на яхте Рауля.

Я закусила губу.

— Я так боюсь, что… О, Пол, я надеюсь, что она не влюблена в тебя! — Эти слова вырвались помимо моей воли.

— Нет-нет! — изо всех стараясь быть убедительным, воскликнул он. — Она цепляется за меня, но Леда всегда была такой. Она очень зависимый человек. — Пол прервался, так как к нам приближался Ники.

— Мамочка, там маленький забавный человечек из камня! Пойдем посмотрим.

Пол и я быстро отодвинулись друг от друга, опустив руки.

— Хорошо, малыш. — Я развернулась и взяла сына за руку. Пол последовал за нами.

Ники обнаружил статую Пана, фигурку человека с козлиными ножками. Держа у своих губ дудочку, он застыл в некоем танцевальном па среди ярких цветов.

— Это Пан, — сказала я Ники. — Он был богом, который защищал пастухов и стада овец и барашков. Он жил в местности, которая называлась Аркадией.

Ники внимательно слушал, глядя на меня своими черными глазами. Когда я замолчала, он положил ладошку на поднятую вверх каменную руку статуи:

— Он мне нравится. Он ведь сказочное существо, да?

У меня и Пола больше не было возможности поговорить друг с другом. Через несколько минут к нам подошла Леда.

— Кузина Эфезия хочет, чтобы Никос вернулся. Она хочет показать ему что-то.

Это был очаровательный сюрприз. Сутсос заказала миниатюрный портрет Алексиса. Какой-то неизвестный художник изобразил его ребенком лет двенадцати и заботливо оправил портрет в золотую рамку, украшенную маленькими драгоценными камнями. Этот Алексис хоть и был значительно моложе, чем во время нашей встречи, но все же мало отличался от того мальчика, в которого я когда-то влюбилась. Темные глаза с черными ресницами улыбались, локон черных волос, шелковистый, как у Ники, спадал на чистый лоб. Я долго смотрела на портрет, чувствуя, как на глаза набегают слезы. «Алексис, — думала я, — Дорогой Алексис! Не сердись на меня, пожалуйста, за то, что я люблю Пола. Я всегда буду любить и тебя тоже. И помнить о тебе».

Мадам Сутсос внимательно наблюдала за мной. Глубоко посаженные глаза были будто прикованы к моему лицу, она явно старалась прочесть мои мысли. Взяв мои руки в свои маленькие сморщенные ладони, она участливо сжала их.

Я все еще держала миниатюру в руках. Мадам сказала что-то по-гречески. Василис наклонил голову и перевел:

— Кузина Эфезия говорит, что это тебе — подарок.

Я взволнованно улыбнулась и ответила на плохом греческом:

— Большое, большое спасибо! — Поскольку я не могла выразиться лучше, то импульсивно нагнулась и поцеловала щеку в мелких морщинках.

Мы скоро уехали, отказавшись от новых сладостей и приторного вина. Я попрощалась с кузиной Эфезией и еще раз поцеловала ее, а она подняла руку в жесте, в котором объединялись прощание и благословение, и произнесла по-гречески какую-то фразу. Я покачала головой, показывая, что не поняла, но, когда уселись в машину, спросила Пола, что она сказала.

Он посмотрел на меня одновременно нежно и тепло, словно не принимая во внимание присутствие Василиса и Леды.

Но Леда не отрывала от нас взгляда. Потом сказала с резкостью, не свойственной ее обычной мягкой манере:

— Кузина Эфезия — очень старая женщина. Это уже признак старческого слабоумия — делать глупые замечания.

В этот вечер мы ужинали на «Л'Аттик», а после сошли на берег и прошлись немного по городу. Пол шагал вместе с Ледой. Они так увлеклись разговором, что отстали от остального общества и, наконец, просто пропали из виду. Естественно, мне было интересно узнать, что Пол говорит Леде, каким образом даст понять, что мы влюблены друг в друга.

Моим кавалером был Рауль. Чем-то поглощенный в этот вечер, он был несколько печален, не один раз оглядывался через плечо, будто искал кого-то. Наконец сказал:

— Может быть, нам остановиться возле бара, выпить коньяку и подождать Пола и Леду, чтобы они могли нас догнать?

— Если хочешь. А как другие?

— Я спрошу их. — Он пошел вперед и через несколько минут вернулся в сопровождении одной только Гермионы.

— Этьен и твой свекор пошли вместе с остальными на площадь, а Гермиона вернулась, чтобы выпить с нами. — Рауль взял обеих под руки и направился в ярко освещенный бар. На улице нашелся свободный столик.

Мы просидели там долго, но Леда и Пол не появлялись. Рауль явно волновался и, наконец не выдержав, воскликнул:

— Я не понимаю, что случилось с Ледой! Пол не мог повести ее другой дорогой — это было бы для нее слишком утомительно. Она не смогла бы пройти так долго.

— Может быть, они вернулись на «Л'Аттик»? — предположила Гермиона.

Рауль нахмурился:

— Зачем им было делать это? Если только… Да, ты, возможно, права. Леде мог понадобиться шарф, или она забыла свою сумочку. — Он встал. — Вы закончили, я думаю? Пошли на площадь, найдем остальных, и я предложу им вернуться на яхту. Это наш последний вечер вместе — мы не должны разделяться.

После того как он расплатился, мы вернулись в город. Навстречу уже спускались Василис, Мария, супруги Мулье и доктор Сикилианос, которые направлялись в гавань. Они, как и мы, были удивлены отсутствием Пола и Леды, а потом пришли к заключению, что Леда, вероятно, устала и захотела вернуться на корабль.

Мы уже видели верхушки мачт яхты Рауля, когда показался Пол, шедший навстречу.

Он коротко сказал:

— Извините. Я думаю, вы удивлены, что мы куда-то исчезли. У Леды разболелась голова. Я отвел ее назад на «Океанис». — Он посмотрел на Рауля. — Она просила передать свои самые искренние сожаления и извиниться, что не попрощалась.

Я увидела лицо Рауля, появившееся на нем выражение глубокого разочарования, и тогда поняла, как он любит Леду. На мгновение он отвернулся, но потом взял себя в руки и глухо сказал:

— Я просто очень огорчен, что не увижу ее перед отплытием. Но если она плохо себя чувствует, то конечно… — Он пожал плечами. — Здесь ничего не поделаешь.

— Леда сказала, что напишет тебе, — добавил Пол.

Рауль наклонил голову:

— Спасибо. Я напишу ей пару слов, пока вы выпьете на прощанье. — Он взбежал на сходни и посмотрел на Пола. — Ты передашь записку Леде утром?

— Конечно.

Последний час на борту «Л'Аттик» был несколько печальным. Рауль был расстроен отсутствием Леды, Пол тоже был необычно молчалив. Так что мы почувствовали облегчение, когда матрос пришел сказать, что яхта готова к отплытию, и все начали прощаться.

Мы стояли на набережной, смотрели, как «Л'Аттик» медленно отходит от причала, и прощально махали руками. Яхта скользила по маслянистой воде гавани, выходя в открытое море. Скоро она превратилась в цепочку сверкающих огоньков в темноте, и нам настала пора уходить. Василис нанял машину, чтобы она отвезла нас назад, к «Океанису», и через несколько минут мы были на яхте.

Пол спустился вниз со мной. Перед дверью каюты он остановился, нахмурясь и глядя на письмо, которое держал в руках.

— Я хочу зайти к Леде и посмотреть, не спит ли она еще. Скорее всего, она не спит. — Он слегка замялся. — Боюсь, что именно я явился причиной ее головной боли. Она очень расстроилась, когда я сказал ей о нас.

Я прикусила губу.

— Мне очень жаль, Пол. Я хотела бы… Я никогда не думала…

Он обнял меня:

— Тебе не в чем винить себя, дорогая. Я уже говорил тебе, что не был влюблен в Леду. Я никогда ни в кого не был по-настоящему влюблен, пока не появилась ты. Теперь в мире для меня не существует никого, кроме тебя. — Он наклонился и поцеловал меня долгим, глубоким поцелуем, как будто подтверждая свои слова. — Мы поговорим завтра. Не смотри так взволнованно и грустно, Стейси. Все будет хорошо, я тебе обещаю. — Он поднял мое лицо за подбородок. — Я люблю тебя.

— Я люблю тебя, — сказала и я. Хотелось бы верить, что эти три слова могли все разрешить. Как заклинание или какие-то волшебные слова. Но где-то в глубине души я знала, что слов недостаточно.


Глава 9

<p>Глава 9</p>

Я проснулась на следующее утро и обнаружила, что погода изменилась, будто некое предзнаменование. Небо стало серым, ветер трепал канаты и навесы, на море вздымались быстрые и бурные волны. После жары и неизменно солнечных дней все почувствовали, как понизилась температура, и кинулись надевать теплые свитеры и прочие шерстяные вещи.

«Мы поговорим завтра», — пообещал Пол, и я ждала, что он улучит момент и позовет меня. Однако вместо него появилась Леда. Она бесшумно вошла в салон, где мы обычно обедали и куда я привела Ники, чтобы он мог спокойно разложить свои рисовальные принадлежности на столе, не беспокоя остальных гостей. Василис и его компания тем временем собрались в главном салоне и читали газеты, купленные накануне на Родосе.

Она вошла тихо и молча стояла рядом, пока я не подняла глаза и не сказала несколько смущенно:

— О, Леда! Ты себя чувствуешь лучше? Я хочу сказать, голова прошла?

Она сухо кивнула и ответила:

— Да, мне лучше. Я хотела бы поговорить с тобой, Стейси.

Я взглянула на Ники, увлеченного книжкой для раскрашивания. Он склонил набок голову и высунул от усердия кончик языка. Потом встала и указала на кресла под иллюминаторами, подальше от Ники.

— Давай сядем вон там. — Ники проводил нас вопросительным взглядом, и я улыбнулась и сказала: — Все в порядке, малыш. Я не ухожу. Тетя Леда и я поговорим вон там.

Мы сели на мягкий диван, тянущийся вдоль изогнутых стен салона, и с нарастающей тревогой я стала ждать, когда Леда начнет разговор.

Она сидела, глядя на меня и теребя край обшитого кружевами белого платочка тонкими пальцами. Когда она подняла глаза, я увидела под ними темные круги, будто она плакала, и почувствовала укол совести.

Наконец она нерешительно заговорила:

— Пол сказал мне, что любит тебя и что ты любишь его. Это так?

Я кивнула:

— Да, так случилось. — Я не знала, что еще сказать. Сказать, что я сожалею, что надеялась — для нее это не будет большим потрясением? Это было бы неуместно.

— Я тоже люблю его.

Она говорила спокойно, но так настойчиво, что каждое слово, казалось, звучало, как звук пули, попадающей прямо в сердце. Я со страхом взглянула в сторону Ники, но он продолжал спокойно раскрашивать свои картинки.

— Мне очень жаль. Я не знала этого. Я считала, как сказал Пол, что вы привязаны друг к другу из-за взаимных семейных связей.

— Я люблю его, — снова сказала Леда. — И Пол любит меня. Да, любит. — Она продолжала, тщательно выговаривая слова и игнорируя мое протестующее движение: — Было решено, что мы поженимся. Мне никогда не приходило в голову, что я могу выйти замуж за кого-нибудь еще, кроме Пола. Хотя он так долго отсутствовал на острове, я думала о нем каждый день и каждый день молилась, чтобы он вернулся жить на Меленус и мы поженились бы. Он вернулся, и наша дружба возобновилась. Привязанность между нами стала глубже. Это был всего лишь вопрос времени, я знала точно, и он попросит меня стать его женой. — Голос ее стал тише, и в нем зазвучала горечь. — А затем приехала ты, и все переменилось.

— Это неправда. Я… пожалуйста, не думай, что я хочу быть злой, но Пол сказал мне, что не любит тебя, хотя очень к тебе привязан. Мой приезд не играл никакой роли.

Леда вытянула вперед руку, возражая:

— Нет, это не так. Пол жалел тебя, сочувствовал от всего сердца, потому что ты вдова Алексиса и потому что ты так красива. — Она кивнула. — Да, это так. Ты привлекла его. Но если ты уедешь — вернешься в Англию, — он тебя забудет, а я тем временем буду ждать его. — Она стиснула руки, будто в мольбе. — Пожалуйста, Стейси, уезжай. У тебя была любовь Алексиса, у тебя… — На мгновение ее голос, казалось, дрогнул. — У тебя есть Никос. Пожалуйста, уезжай и оставь мне Пола.

Я не знала, что ей ответить. Меня охватили сомнения. А вдруг то, что она мне сказала, правда? Что Пол испытывает ко мне всего лишь мимолетную страсть, своего рода ослепление? Может быть, так же мимолетно и то, что я чувствую к нему? Мы знакомы — сколько? Месяц, два месяца? Они с Ледой знают друг друга всю жизнь. Разве у греков принято жениться по любви или их браки все же основываются на сильном физическом влечении, а также на желании семьи, ее дружеских связях и полученном воспитании?

Допустим, то, что я испытываю к Полу, всего лишь результат трех лет немого шока после гибели Алексиса. Как принцесса в сказке, я была возвращена в жизни поцелуем. Подобно Персефоне, я вернулась из темноты зимы к свету весны и снова научилась любить.

Пол сделал это — он спас меня. И я полюбила его за это. Но достаточно ли этого, чтобы строить совместную жизнь и при этом видеть, как разбивается сердце Леды?

Словно бы чувствуя мою неуверенность, Леда наклонилась вперед, глядя мне в лицо:

— Обещай, что ты уедешь.

Я колебалась, избегая ее молящего взгляда.

— Я не могу этого сделать. Не могу, если только не буду уверена, что Пол… — Я замолчала.

— Если ты уедешь, то сможешь убедиться во всем. Он либо вернется ко мне, либо последует за тобой в Англию.

Все же я колебалась. Я не знала, известно ли Леде все о ней самой, о том, что у нее может никогда не быть детей. Если ей это известно и она все же старается завоевать Пола, ничего ему не говоря, то тогда она выйдет за него замуж и хитростью. Если же она все ему рассказала, то бросила камень на весы против себя. Об этом я не могла говорить с ней или еще с кем-нибудь. То, что сказал мне Василис, было секретом. Я не знала, что делать — честнее ли будет по отношению к Полу и Леде уехать в Англию или остаться на Меленусе и бороться за свое счастье?

Все это было таким сложным! Я не могла решить окончательно. Но потом встретила взгляд Леды и внезапно поняла, что не могу бороться. Она выглядела такой худой и больной, какой-то отчаявшейся. Я подумала: «Я не могу нанести ей этот удар! У меня было так много! И Алексис, и Ники, и Пол. Мы провели вместе тот день на Косцене, и это было прекрасно. Вершина счастья. Я никогда этого не забуду. Я думала, что мы принадлежим друг другу. Но, может быть, он принадлежит Леде, а я встала между ними?»

И тогда я медленно произнесла:

— Обещаю, что уеду, если ты, в свою очередь, тоже дашь мне обещание.

— Какое?

Я внимательно посмотрела на нее:

— Я хочу, чтобы ты дала мне слово, что будешь всегда честной с Полом. Во всем — чего бы это ни касалось.

Черные глаза моргнули. Казалось, в них появилась какая-то невысказанная мысль. На одно мгновение я подумала, что Леда поняла, о чем я. Но она ответила достаточно спокойно:

— Я не понимаю.

— Ты поймешь. Думаю, позже. Ты мне обещаешь это?

Медленно, неохотно, она кивнула:

— Обещаю.

— А я уеду с Меленуса.

Леда сжала свои тонкие руки и встала:

— Спасибо, Стейси.

Она ушла так же тихо и незаметно, как вошла. Я продолжала сидеть на прежнем месте, глядя в пространство. Итак, все решено. Не Василисом, вопреки его планам, не Полом, который просил меня выйти за него замуж. А Ледой — нежной, хрупкой и ненавязчивой.

Я вернусь в Англию и возьму с собой Ники. Если Пол действительно любит, он приедет и найдет меня. Но если то, что мы испытывали друг к другу, было только частью плана Василиса, тогда я должна попытаться забыть его и снова начать одинокую жизнь.

Я уже делала это однажды. После Алексиса.

Меня накрыло такой волной отчаяния, что в горле поднялось сдавленное рыдание. Где я найду силы, смелость, чтобы начать все снова? Я не смогу. Я просто не смогу! Жизнь без Пола, казалось, потянется, как исполнение приговора — серая, блеклая, без надежды.

Я дала слово. Скоро мы вернемся на Меленус, и я должна буду сказать Василису о своем решении. Он рассердится. Он будет пытаться убедить меня остаться или, в крайнем случае, оставить с ним Ники. Я не буду его слушать. Что бы он ни сказал, это ничего не изменит.

Но Пол? Как я скажу Полу?

Я продолжала сидеть, ожидая, что он придет и найдет меня, как обещал, и в то же время боясь этого. Но он не пришел. А потом Ники надоело рисовать, и он захотел выйти на палубу. Мне ничего не оставалось, как отвести его туда, хотя ветер был сильным и море волновалось так, что мы едва могли устоять на ногах.

За обедом Василис сказал, что мы больше не будем заходить ни в какие порты, кроме острова Хиос, где он собирался оставить Гермиону и доктора Сикилианоса. Гермиона жила на этом острове, а доктор Сикилианос собирался навестить свою сестру — мать Гермионы. По радио сообщили, что шторм усиливается.

— Нет никаких причин для тревоги, — заверил нас Василис, — но Эгейское море бывает порой коварным. Это, пожалуй, сама мелководная его часть, но при таком шторме опасные камни могут скрываться среди скал под водой, и разумный рулевой обычно ищет укрытия. Я приказал дать полный ход, чтобы мы могли прибыть на Меленус до того, как ветер достигнет своего апогея. — Он улыбнулся. — Думаю, что будет удобнее для всех оставаться внизу, в своих каютах. В такую погоду это также облегчит работу экипажа. — Он поймал мой взгляд и кивнул, добавив: — Пол помогает на мостике Йоргосу, и поэтому его не было за обедом. Он просил передать всем свои извинения.

К вечеру шторм достиг наибольшей силы, и «Океанис» болтался в бурном море как утлая лодчонка, через иллюминаторы было видно очень мало из-за мелких брызг и тумана, а выйти на палубу было просто немыслимо. Мы начали ощущать качку. Мария ушла в свою каюту; Гермиона держалась на ногах, но довольно заметно позеленела; доктор Сикилианос неподвижно сидел в кресле, казалось полностью сосредоточившись на своей книге. Ники сначала был возбужден приключением, а затем его начало подташнивать, пришлось уложить его в постель, где он изображал смертельно больного, очень жалея себя и не желая выпустить меня из виду ни на секунду.

Пол не пришел и к ужину. Я была скорее довольна, что это освобождает меня от необходимости сообщить ему о своем решении. В моем сердце будто образовалась пустота. Но самое страшное — ничто не может измениться, пока мы не прибудем на Меленус.

Фактически мы опережали шторм, и главный его накал был позади нас. Во время временного затишья, прежде чем непогода разыгралась снова, нам удалось высадить Гермиону и доктора Сикилианоса на Хиосе, к их великому облегчению. Они уже было начали опасаться, что им придется идти с нами на Меленус. Теперь речь шла всего о нескольких часах, и мы окажемся в безопасности на острове.

Я обрадовалась даже больше, чем могла подумать, когда «Океанис» наконец вошел в гавань. Все покачивались после бурного путешествия, а колени мои подгибались, когда я спускалась по качающимся сходням на пристань.

Первым, кого я увидела, был Майк. Он торопился пройти вперед, разговаривая с Василисом, а затем с Марией, которую крепко обнял, прежде чем подойти ко мне.

Он протянул свои большие руки, сжал мои ладони и сказал:

— Ты не можешь себе представить, как я рад, что вижу тебя! Мы все ужасно беспокоились за «Океанис». Вчера ночью по радио передали, что вблизи Андроса дрейфующая яхта налетела на скалы. Поверь, дорогая, я пережил тысячу смертей! Как ты чувствуешь себя? — Он покачал своей бородатой головой. — Ты выглядишь немного уставшей.

Я заставила себя улыбнуться, сделала усилие, чтобы выглядеть веселой и нормальной:

— Я чувствую некоторую слабость. Да и все выглядят не лучше. Бедный Ники был совсем болен.

Он улыбнулся мне:

— А ты?

— Я держалась. Но я не представляла себе, что может быть такая буря, особенно в летнее время. Вообще-то считается, что море бывает бурным зимой.

— Когда дует ветер «мелтеми» — дует долго и настойчиво, — море может быть бурным в любое время. — Он ласково переменил разговор: — Ты думала обо мне? Мне так тебя не хватало!

Я прекрасно знала, что Пол и Йоргос идут за мной, поэтому не могла сразу ответить. Я чувствовала себя виноватой. Как редко я вспоминала о Майке в эти две недели! Казалось, я прожила целую жизнь и почти забыла о нем.

Лицо Майка омрачилось.

— Ладно. Я сам все вижу. Ты так прекрасно проводила время в обществе миллионеров, что обо мне даже и не вспоминала!

— Майк, все было вовсе не так! — начала я.

Он насмешливо улыбнулся и сказал:

— Я шучу, дорогая. Рад, что тебе было хорошо. Теперь я должен отвезти домой тетю Марию, но вернусь к Василису завтра к вечеру. Оставь для меня свободное время вечером, хорошо?

Я кивнула:

— Да, но… Майк…

— Да?

Было так просто сказать ему все сразу. Но я промолчала.

— Нет, ничего.

Он сжал мои пальцы, прежде чем отвернуться:

— Увидимся, дорогая.

Петрос ждал возле «мерседеса». Леда и Василис уже сидели в машине. Пол подошел ко мне, когда я направлялась к автомобилю, и взял меня за локоть:

— Я надеюсь, ты отправила Майка подальше? Ты принадлежишь теперь мне, дорогая.

Я взглянула на него. Он выглядел усталым, подбородок небрит, но сердце мое, казалось, перевернулось под его взглядом: таким теплым и глубоким он был.

— Ты боялась во время этого шторма? — продолжал он. — Нам досталось довольно здорово, но самое худшее позади. — Пол взглянул на затянутое облаками небо. — К тому времени, как буря достигнет Меленуса, мы все будем уже в безопасности — на вилле.

Я не могла ему ответить. В голове билось только одно: что я ему скажу? Как смогу сдержать обещание, данное Леде?

Я не видела Пола до ужина, когда он, приняв ванну, побрившись и явно посвежев, вошел в салон. Василис в этот момент наливал Леде бокал перед ужином. Он налил коктейль и мне, и господину Панаидису. Господин Панаидис расплылся в улыбке при виде нас:

— Мы беспокоились о вашей безопасности. Миссис Буас, Петрос, Ангелос, Дидо, Сирена, Стратос — все по очереди приходили ко мне и спрашивали, есть ли какие-нибудь новости об «Океанисе». Потом сегодня утром приехал господин Хардинг, чтобы сказать, что он установил связь с яхтой через передатчик на аэродроме, и для всех нас это было большим облегчением. — Он поднял свой бокал, уставившись сквозь стекла очков на Леду и на меня. — За ваше благополучное возвращение!

— Спасибо! — Я вскочила: в этот момент резкий порыв ветра ударил по закрытым окнам. Вилла, казалось, закачалась под этим гневным натиском.

Василис повернулся и взглянул на меня:

— Не пугайся. Шторм будет так бушевать два, может, три дня, а затем затихнет так же быстро, как начался. После него все будет как прежде.

Хотелось бы верить, что все будет по-прежнему, но я знала, что это не так. Я знала, что к концу этих нескольких дней, когда ветер «мелтеми» стихнет и мы сможем покинуть убежище, многое изменится.

Я посмотрела вокруг, думая о том, что мы участвуем в некоей игре. Четверо, если считать господина Панаидиса, участников, которые охвачены рядом перекрестных токов и желаний. Шесть действующих лиц, если считать Ники и еще одного, несомненно, самого главного игрока — Василиса.

Шесть персонажей, подумала я, и среди них Василис — сильный, могущественный, расставляющий нас, как пешки, в своей игре. Пол, темноволосый, подвижный, которого любим мы обе — Леда и я. А кого любит он? Я думала, что меня, мое тело и кровь утверждали, что это так. Но Леда считала иначе. Леда, великолепно одетая и невозмутимая, прекрасная в своей бледности, неизменно встречающая мой взгляд глубоко посаженными глазами и молча потягивающая свой напиток.

После ужина все вернулись в салон, чтобы выпить кофе. Время от времени странные порывы ветра, казалось, проносились по большой комнате, которая была полна движущихся теней. Горели только масляные лампы, потому что генератор, который снабжал виллу электричеством и обеспечивал работу лифта, идущего к берегу моря, вышел из строя из-за шторма. Через разделявшее нас пространство темные глаза Пола все чаще встречались с моими, я ощущала его беспокойство, острое желание увести меня куда-нибудь, где мы могли бы быть наедине.

Казалось, он уже готов был осуществить это свое желание, когда в комнату тихо вошла Дидо и сказала, предварительно извинившись перед Василисом:

— Я пришла сказать, мадам, что господин Никос волнуется из-за шторма и зовет вас.

Василис сердито нахмурился, когда я проходила мимо его кресла.

— Не уходи надолго, — произнес он. — Мальчик успокоится, если ты поведешь себя твердо и не будешь ему без надобности потворствовать.

Я не ответила ему и поторопилась подняться наверх, где нашла Ники, скорчившегося на постели, с испуганным и заплаканным лицом.

— Какой-то человек стучит в окно. Он пытается войти! — жалобно заявил он.

Я обняла его и прижала к себе:

— Дорогой, это ветер. Там никого нет. Разве ты боишься ветра? Вспомни, как ветер поднимал твоего змея!

Он прижался головой к моему плечу:

— Он злой. Ветер злой. Он хочет сдуть дом.

— Он не может сделать этого, малыш. Здесь немного шумно, потому что мы разговариваем наверху.

— Я слышу, как шумит море — оно делает «ррршшш». Останься со мной, мамочка. Не уходи!

— Я не уйду, — пообещала я. — Рассказать тебе что-нибудь? Тогда ты не будешь слышать ветер.

Он кивнул, поудобнее устраиваясь в моих объятиях.

— Историю о дельфине.

Я сделала над собой усилие и вспомнила историю о легендарном существе, живущем в море, которое было другом рыбаков. Кое-что сочинила, а что-то вставила из того, что читала или слышала. Постепенно глаза Ники стали слипаться, и он расслабился. Когда я положила его назад в постель, он не стал сопротивляться, а только вздохнул и произнес сонно:

— Продолжай, мамочка, продолжай!

Рассказывая ему эту историю, я представила ветер как корону дельфина, который несет ее над волнами, поддерживая, на чудесный остров. Я подумала, что образ доброго ветра успокоит Ники. Наконец он погрузился в сон, и, высвободив свою руку из его ручки и приглушив свет возле постели, я потихоньку выскользнула из комнаты.

Когда я вернулась в салон, он оказался пустым. Я подумала, куда же все могли уйти, но услышала бормотание голосов из маленькой столовой. Приостановившись и не желая мешать тому, кто бы там ни был, я села в одно из покрытых камчатным полотном кресел. Через некоторое время открылась дверь кабинета и в салон вошел Василис.

— А, ты вернулась. Боюсь, что общество несколько разделилось. — Он мотнул головой в направлении столовой. — Леда и Пол ведут какой-то разговор личного характера.

— Это не важно. Я здорово устала. Вообще-то я пришла, чтобы сказать «Доброй ночи».

Он нахмурился:

— Ты поступаешь глупо, Стейси. Ты ведь знаешь, что испытывает к тебе Пол. Почему ты позволяешь Леде привлекать его внимание?

— Может быть, у нее на это больше прав, чем у меня. Она очень любит Пола. Она так сказала мне. Мне очень жаль ее после того, что вы мне о ней рассказали.

— Жалость — это чувство слабых. Оно подрывает решения. Ты должна думать о Поле, а не о Леде. Твой долг перед Полом и передо мной, а не перед ней.

Я посмотрела на Василиса и встретила сердитый, раздраженный взгляд.

— Она не может родить вам внуков, поэтому и изгоняется? Верно? Вы жестоки, Василис!

Неожиданно он улыбнулся. Странная гримаса исказила его лицо, но это все же была улыбка.

— Сильные всегда бывают такими. Ты думаешь, я завоевал бы власть, положение в мире, которое занимаю, без этого качества? Оно заслуживает восхищения, а не презрения!

Я покачала головой:

— Извините меня. Каким бы ни было это качество, у меня его нет. Я не готова сражаться. Думаю, что должна вам сказать — я приняла решение. По поводу вашего предложения остаться здесь, с вами. Я не сделаю этого. Я возвращаюсь назад, в Англию, и беру Ники с собой.

Это было страшно. Ни один мускул не дрогнул на его лице, на губах застыла все та же странная улыбка рассерженного бога, какую можно увидеть на деревянных масках тотема.

— Почему ты говоришь мне это сейчас? Из-за Леды?

— Да, главным образом. Мы с ней разговаривали, и я обещала ей, что вернусь в Англию.

— И оставишь Пола ей? Ты отделываешься — кажется, так звучит это английское слово?

Я проигнорировала его насмешку. Вместо этого сказала устало:

— Так будет честнее для всех. Если Пол любит Леду, а она считает, что это так, он вернется к ней. Если он любит меня, тогда сможет доказать мне это.

Василис взмахнул рукой, как бы рассекая воздух.

— Я тебя не понимаю! Я предложил тебе так много, даже Пол был бы отдан тебе, если бы ты осталась. Почему? Почему?

— Пол принадлежит самому себе, — ответила я. — Он сам решает за себя. В Англии существует еще одно выражение — лежачего не бьют. Это то, что я в какой-то мере чувствую в отношении Леды. — Я посмотрела на него. — Пожалуйста, не считайте меня неблагодарной. Ники и я провели здесь прекрасное время, но больше так продолжаться не может.

Он продолжал смотреть на меня, сжав свои тонкие губы:

— Когда вы намереваетесь нас покинуть?

— Как только кончится шторм.

Он нахмурился:

— Понятно. Тогда мне больше нечего сказать.

— Думаю, что да. Мне тоже, кроме того, что мне очень жаль. Правда. Это было… Я никогда не забуду… — Я замолчала, несвязные слова как будто разбежались, когда я полностью осознала свое решение. Это был конец. Я действительно уходила от Пола. — Спокойной ночи, — это было все, что я смогла произнести.

Ветер, завывающий вокруг дома, казалось, заглушил мои слова. Занавески влетели в комнату вместе с внезапным порывом ветра, несмотря на закрытые ставни. В тишине, которая за этим последовала, я вышла из комнаты и бегом бросилась наверх.


Шторм бушевал всю ночь. Ники проснулся, и его пришлось взять к себе в постель, где в тепле и безопасности рядом со мной он снова уснул. Но я лежала не смыкая глаз, прислушиваясь к зловещему вою ветра, ударам и скрежету каких-то предметов, которые уносило на крыльях его ярости. Конечно, я не боялась так, как Ники, а ощущала только пустоту и грусть из-за принятого решения и из-за того, что через несколько дней покидаю Меленус.

Под утро сон все же сморил меня, и я пришла в себя только от звуков отодвигаемых Дидо занавесок. Не надо было спрашивать, какая сегодня погода — ветер слегка уменьшился, но все еще дул с силой не меньше девяти баллов. Дидо принесла завтрак мне в спальню, потому что сидеть, как обычно, на террасе из-за непогоды было невозможно, к тому же я не могла и думать о том, чтобы встретить в маленькой столовой Василиса, если спущусь вниз.

После завтрака Ники торопился уйти; он был беспокойным и возбужденным. Возможно, это было из-за ветра, который, кажется, всегда действует на детей и животных. Ники хотелось выйти наружу, но один только взгляд в окно на гонимые ветром облака, сгибаемые почти пополам кипарисы, растрескавшуюся землю, поднимающуюся вверх столбиками пыльной бури, захватывающей ветви деревьев и сухую траву, заставил меня запретить это. В отличие от Ники я чувствовала, что меня покинула вся энергия. Я не знала, как собраться с силой духа и волей, чтобы сказать Полу о том, что мы возвращаемся в Англию. Однако это следовало сделать.

Ники прыгал передо мной вниз по широкой лестнице. Когда я обогнула поворот, то увидела темную голову и высокую фигуру внизу — там стоял Пол и, казалось, ждал меня. На мгновение вернулось то самое ощущение первого утра, когда я спускалась по этим же ступеням и увидела темноволосого мужчину, прикуривавшего сигарету, поднявшего голову и посмотревшего на меня глазами Алексиса.

В сердце будто остро кольнули иглой. Я могла прижать руками больное место. Я глубоко вздохнула, стараясь приободриться, и медленно продолжила спускаться. На последней ступеньке меня встретила рука Пола, протянутая, чтобы помочь. Я вложила свои пальцы в его руку, испытывая знакомый трепет от этого прикосновения, ощущения тепла и энергии, исходивших от него, как при переливании крови человеку, теряющему сознание.

— Стейси, мы должны пойти куда-нибудь и поговорить.

Я кивнула:

— Да.

Невольно я взглянула в сторону кабинета, за дверью которого в это время мог находиться Василис. В столовой виднелась фигура одетого в белое Ангелоса, тихо двигавшегося туда-сюда. Салон? Но он был таким большим, и звуки раздавались там так громко; нет, это было место не для уединения.

Ники дернул меня за юбку:

— Мы можем выйти наружу, мамочка?

Я механически покачала головой:

— Ветер слишком сильный, дорогой.

— Пойдем на берег, — попросил он.

— Это невозможно. — Мой голос был резким из-за совершенно натянутых нервов.

Лицо сына сморщилось. Казалось, что он заплачет. Это было бы последней каплей у дверей кабинета Василиса.

Пол сказал:

— Это хорошая мысль. Мы можем пойти вниз, к домику на берегу. Там нам никто не помешает. Ники может тоже получить удовольствие.

— А как мы спустимся? Лифт ведь не работает.

— Там есть ступеньки, — он слегка улыбнулся, — двести девяносто одна ступенька, если быть точным. Сможет Ники одолеть их? Часть пути я смогу нести его.

Я снова кивнула:

— Мы одолеем.

Я никогда не спускалась к морю пешком, но теперь вспомнила, что видела ступени, идущие зигзагом среди скал. Пока мы шли вниз, ветер подгонял нас, развевая одежду и растрепывая волосы. Далеко у подножия волны бились о скалы, поднимая облака брызг и пены. Ники испугался и хотел повернуть назад. Я пожалела, что взяла его с собой, лучше было бы оставить его с Дидо. Но когда я предложила вернуться, он крепче сжал мою руку и настоял на том, чтобы идти дальше.

К счастью, опорная стена была достаточно высокой, чтобы загораживать если не нас, то Ники. Когда же мы подошли ближе к морю, ветер, казалось, стал тише из-за защиты, которую давал бок утеса.

Домик на берегу был достаточно большим. В нем помещались душ, две комнаты для переодевания и центральный зал, где складывались пляжные принадлежности, а также был вход в кабину лифта. Ники, довольный, что спрятался от ветра, прыгал вокруг, исследуя предметы, дергая дверь лифта, подбегая к окну, выходившему на скалистую террасу, и глядя на вспененные волны внизу.

Оставшись вдвоем, мы с Полом молча взглянули друг на друга. Я боялась, что он поцелует меня и тем самым разрушит мое хрупкое самообладание, тщательно воздвигаемое отчуждение, которое я всячески старалась вызвать в себе по отношению к нему. Но он не сделал этого, может быть сдерживаемый присутствием Ники. Вместо этого он хмуро смотрел на меня, а затем мы заговорили одновременно.

— Пол, я хочу тебе сказать…

— Вчера вечером я разговаривал с Ледой…

Оба замолчали, и он улыбнулся, но при этом в глазах и вокруг рта читалась какая-то напряженность, которую я не замечала раньше.

Мы снова заговорили в унисон.

— Ну, что же, Пол?

— Дорогая, ты выглядишь усталой. Ты не спала из-за шторма?

Мы снова замолчали, засмеявшись, но совсем невесело.

Пол взял мою руку:

— Скажи мне.

Я попыталась проглотить слюну, но горло мое было сухим. Взгляд его темных глаз волновал меня, мешая сосредоточиться.

— Я… уезжаю, Пол. Назад, в Англию. Я сказала об этом вчера вечером твоему отцу.

Я ожидала услышать гневные возражения, ожидала, что он схватит меня в объятия и начнет целовать так, что все во мне потянется навстречу, но была разочарована. Несколько минут он молчал, только крепче сжал мои пальцы. Затем сказал:

— Это из-за Леды?

Я кивнула, боясь сказать лишнее и выдать ее тайну.

Он вздохнул со странной тяжестью:

— Я должен был догадаться. Леда ведь разговаривала с тобой. Она говорила и со мной. Она сказала, что ей, возможно, придется перенести операцию, иначе у нее может не быть детей. Это шанс пятьдесят на пятьдесят и операция может быть опасной, но она хочет подвергнуться ей, если… если я все еще хочу жениться на ней. — Он замолчал. — Не очень простая ситуация для меня, Стейси.

Итак, Леда выполнила свое обещание. Она была честна с Полом и при этом крепче стянула на нем путы.

— Что ты собираешься делать? — сумела я спросить.

Он продолжал хмуриться, запустив руку в свои вьющиеся черные волосы:

— Я хочу жениться на тебе, и ты это знаешь. Я не имею перед Ледой никаких обязательств. Я не должен ей ничего и не верю в фальшивые жертвы. Но очень хорошо отношусь к ней, Стейси. Я знал ее всю мою жизнь. И новость, что с ней произошло такое, меня очень печалит. Мне ее жаль. Ты, может быть, считаешь слабостью с моей стороны, что я не сказал ей хладнокровно: сделаешь операцию или нет, дело твое, я все равно не могу на тебе жениться и не женюсь, я люблю Стейси?

Я высвободила свою руку и отошла к окну, глядя через забрызганное пеной стекло на серое море.

— Нет, конечно, нет. Я тоже почувствовала жалость к ней, когда она мне все рассказала. Мне не хотелось отбирать тебя у нее. И тогда я сказала, что вернусь в Англию. Кроме того… — Я замолчала.

— Кроме того, что?

Я не оборачивалась, чтобы не встретиться с ним взглядом, и продолжала уныло смотреть в окно.

— Кроме того, ты… Может быть, Леда больше подходит тебе, чем я. У вас много общего, вы одной и той же национальности, той же религии, тех же взглядов. Если я вернусь в Англию, ты, быть может, забудешь меня.

Он схватил меня за плечо и почти грубо повернул лицом к себе:

— Все это не имеет значения! Я люблю тебя, моя дорогая, и только тебя! Мы навеки принадлежим друг другу, и никто не может изменить этого. Ни Леда, никто другой.

Он нагнулся, будто желая поцеловать меня, но внезапно какой-то скрежещущий звук раздался сзади, заставив нас отодвинуться друг от друга. В следующее мгновение два металлических стула, стоявшие у стены, соскользнули на пол, и из-под них показался Ники, выглядевший несколько озадаченным.

— Я строил палатку, — объявил он.

— Будь осторожнее, — сказала я, — эти стулья могли упасть на тебя.

Он сделал гримаску и убежал в душевую комнату.

Я услышала звук льющейся воды и крикнула:

— Не намочись! — Потом пожала плечами, посмотрев на Пола с извинением: — Жаль, что мы опять не можем поговорить как следует.

— Мы должны постараться. Я так много хочу сказать. Верь мне, Стейси. Бог знает, что я не хочу, чтобы ты возвращалась в Англию. Я хочу, чтобы ты была здесь, со мной, каждую минуту нашей жизни, но что мне делать с Ледой? Она… она такая жалкая! Допустим, она пойдет на то, чтобы сделать операцию, и операция окажется успешной. Тогда мне будет легче сказать ей, что я никогда на ней не женюсь.

Я сказала медленно:

— А разве это не будет так же жестоко? Она ведь пойдет на все это ради тебя.

Он покачал головой:

— Ради себя самой тоже. Ведь она цепляется за меня потому, что у нее нет надежды. Когда она снова станет здоровой и будет знать, что сможет иметь детей, выйти замуж, она станет свободнее и, возможно, влюбится в кого-то другого.

Я молчала. А вдруг операция не будет успешной? Тогда Пол будет обязан остаться с Ледой. Он женится на ней.

— Скажи, что ты понимаешь меня, — попросил он.

— Я понимаю, как тебе трудно. Ты по-своему ее любишь и не можешь причинить ей боль. Ни один из нас не может. Поэтому я уеду.

— Я найду тебя, где бы ты ни была. Ты это знаешь. Это будет только вопрос времени.

Время. Бесконечные недели, может быть, месяцы. Тянущиеся одинокие дни. На мгновение я закрыла глаза, чтобы отогнать от себя видение этой перспективы, затем снова открыла их. Жалеть себя — самое последнее дело.

Каким-то образом я сумела улыбнуться:

— Я буду тебя ждать.

— О, дорогая!

На этот раз мы обменялись коротким, но страстным поцелуем, воспользовавшись отсутствием Ники.

— Я так тебя люблю!

— Я тоже люблю тебя. — Я почти плакала. Не могу поверить, что мы действительно расстаемся!

Звук льющейся воды стих. Дверь душевой распахнулась, и раздался голос Ники:

— Мои туфли совсем мокрые!

Я обернулась, от неожиданности выкрикнув дрожащим голосом:

— Ох, Ники, ты гадкий мальчик!

Он подошел ко мне:

— Нет, я не гадкий! Мы можем теперь вернуться?

Я посмотрела на его мокрые сандалии:

— Думаю, это будет лучше всего.

Он нахмурился:

— Но не по ступеням. Мне не нравятся ступени.

— Дядя Пол понесет тебя!

Ники вырвал свою руку:

— Я не хочу, чтобы меня несли! — И показал на край террасы, откуда были видны ступени, которые вели в «сад Персефоны»: — Мы можем пройти здесь, мамочка?

— Не думаю. Тропинка слишком заросла. — Я взглянула на Пола: — Можем мы пройти здесь?

Он поколебался. Ветер слегка утих. Среди быстро несущихся облаков мелькнул даже просвет бледного солнечного света.

— Не думаю, что это будет так уж трудно. И кроме того, этот путь явно менее крутой. Можем попробовать.

Боковая дверь вела на террасу. Едва мы вышли, ветер ударил в спину, стараясь сорвать мой свитер и юбку. Я пожалела, что не надела джинсы. Мы бежали, увертываясь от брызг, которые летели вокруг нас. Через несколько мгновений добрались до дороги, которая вела с легким уклоном вверх на утес, откуда начинались ступени. Скалистые террасы оказались за спиной; бурное море и бегущие волны остались позади. Вершина утеса давала некоторое укрытие, пока мы не достигли ступеней.

Пол сказал:

— Держись ближе к левой стороне и спускайся. Кипарисы и кустарник немного защитят от ветра.

Я подняла голову, чтобы взглянуть наверх, и невольно ахнула.

Взгляд Пола последовал за моим. Сломанные цветы и растения были разбросаны по ступеням. Некоторые совсем измочаленные, другие согнуты жестоким ветром. Яркие краски, вся красота, которую я помнила, исчезли. От прежнего великолепия осталась только потрепанная бурей тень.

Я снова сказала:

— О, здесь было так красиво, так красиво! — И слезы навернулись мне на глаза.

Пол оглянулся:

— Они снова вырастут. Садовник все снова посадит и восстановит. Так уже бывало раньше, но сад всегда снова расцветает.

Я покачала головой, не в состоянии говорить, думая о том, что я, может быть, уже никогда не увижу сад таким, каким он был.

Ники потянул меня за руку, и мы начали карабкаться вверх, нагибая голову и пригибаясь к земле, периодически оказываясь почти на четвереньках.

Пол двигался за нами, готовый поддержать, если ветер будет дуть слишком сильно или если мы споткнемся. Внезапно я услышала, как он воскликнул:

— Боже мой, не Леда ли это там, наверху?

Я остановилась, подняв голову, и взглянула на бесконечный ряд каменных выступов, тянущихся перед нами. К моему изумлению, на самой вершине утеса действительно стояла Леда и смотрела вниз, на нас.

Она выглядела как статуя, стиснувшая голову руками, как будто для того, чтобы удерживать волосы. Юбка ее белого платья билась вокруг ног. Прямо за ней стояла еще одна фигура, и, когда она сделала шаг вперед, я увидела, что это Василис.

— Они, вероятно, ищут нас, — предположила я. Потом крикнула, чтобы привлечь их внимание, но мои слова были подхвачены и унесены ветром.

Потом мы с Полом увидели, как Леда слегка наклонилась вперед, будто бы для того, чтобы лучше разглядеть нас. Я видела, как Василис протянул руку и дотронулся до ее плеча, может быть, чтобы удержать ее.

Девушка оглянулась. Я была слишком далеко, чтобы видеть выражение ее лица, но мне показалось, что она отпрянула, как будто бы протестуя. Вытянутая рука Василиса, казалось, двигалась вслед за ней, скорее подталкивая, чем удерживая ее.

И потом это произошло.

Это было похоже на сцену из греческой трагедии. Две фигуры на вершине утеса. Черные волосы Леды развевались на ветру, белая юбка трепетала, Василис — прямой и неподвижный, только с протянутой рукой. Внезапно Леда шевельнулась и, казалось, споткнулась. Возможно, ее нога зацепилась за корень одного из сломанных растений, покрывавших ступени. В следующую секунду, как будто в замедленном кино, она повернулась, сделав нечто вроде пируэта, руки ее отпустили голову и вытянулись по обе стороны тела, будто пытаясь ухватиться за что-то, затем Леда полетела вниз по ступеням, переворачиваясь и стукаясь о камни все быстрее, пока примерно на полпути не замерла, растянувшись на каменном уступе.


Глава 10

<p>Глава 10</p>

— Боже мой! — Пол бросился вверх по лестнице с невероятной быстротой. Ники прижался к моим коленям, удивленный, с округлившимися глазами.

— Мамочка, что это? Кто там лежит?

Я наклонилась над ним, поглаживая его по голове.

— Все в порядке, малыш. Упала тетя Леда. Дядя Пол побежал, чтобы поднять ее.

Она выглядела как птица со сломанными крыльями — белые рукава платья распростерлись по обе стороны от тела. Пол, по-видимому, ощупывал ее, проверяя, жива ли. Я видела, как он провел рукой по ее телу и ногам, затем он подхватил ее на руки и начал медленно подниматься по ступеням вверх.

Василис шел ему навстречу, вниз. Он приподнял руками голову девушки, стараясь облегчить ношу Полу.

Ники был поражен. Он стоял, глядя вверх, пока я не сказала ему ласково:

— Пошли, милый. Мы должны пойти и помочь дяде Полу.

Медленно, осторожно мы продвигались, перешагивая через сломанные стебли и цветы, и, наконец, дошли до сада наверху.

Пол уложил Леду на гладкий камень рядом с фонтаном. Он обтер ее лицо носовым платком, смоченным в воде, а Василис стоял и молча смотрел на них.

Я опустилась рядом с Ледой на колени и взяла ее безжизненную руку в свою.

— Она… — начала я и замолчала.

— Слава Богу, она жива! Она могла сломать себе шею! — воскликнул Пол. Он взглянул на меня: — Ты не сходишь в дом и не пошлешь сюда Петроса? Скажи ему, чтобы он принес что-нибудь, что мы могли бы использовать в качестве носилок. Ее нельзя поворачивать, возможно, вновь поврежден позвоночник. И попроси Дидо приготовить постель и бутылки с горячей водой. Отец, пойди вместе со Стейси. Ты сам выглядишь не лучше от этого шока.

— Как это случилось? — спросила я, когда мы втроем торопливо шли по дорожке между кипарисами. Ники держался за мою руку, подавленный неожиданной трагедией, и молчал.

Василис ответил сухим, звучащим будто бы издалека голосом:

— Я не знаю… Я не могу нести ответственности за такое ужасное происшествие. Я отправился в сад, чтобы посмотреть, каков объем ущерба, нанесенного ветром, о котором мне доложил Кестер утром. Потом пришла Леда, она искала Пола и думала, что он пошел вместе со мной в сад. Мы видели, как вы возвращаетесь из домика на пляже. Она, кажется, разволновалась и огорчилась. Внезапно она споткнулась.

Я видела, что он очень расстроен; лицо его было отрешенным и напряженным, оливковая кожа — бледной под загаром. Я тоже была потрясена. Я обнаружила, что все еще дрожу, и постаралась всячески скрыть свой страх от Ники.

Через несколько мгновений появился Петрос, который спешил в сад, а Дидо отправилась готовить постель и класть в нее горячие бутылки.

— Нужно вызвать доктора, — предположила я, обращаясь к Василису, так как он стоял в холле как каменный.

— Доктора? — Он покачал головой. — Доктора нет. Димитри нет. Никого вообще нет.

— Но… — Я уставилась на него в ужасе. — Но тогда нужно вызвать кого-то из Афин, с других островов!

Он ответил почти безучастно:

— Яхта, возможно, могла бы выйти в море, но это будет нелегко при таком волнении, и, кроме того, это займет много времени. Послушаем, что думает Пол.

Через некоторое время появились Пол и Петрос, несшие Леду на импровизированных носилках, сделанных из пляжного кресла. Ее сразу подняли в ее комнату. Я пошла следом, отправив Ники на кухню со Стратосом, где, как я знала, он будет под присмотром и к нему будут внимательны.

Леда была все еще без сознания. Я вытерла землю и грязь с ее поцарапанного лица и рук. Вместе с Полом мы бережно сняли с ног туфли, стянули разорванное белое платье и укрыли ее одеялами.

Пол, боясь пошевелить девушку, сказал:

— Если она повторила свой прежний перелом спины, Бог знает что может произойти. Паралич, все что угодно. Я должен каким-то образом доставить ей врача.

— Василис говорит, что яхта может отправиться. Может быть, Леду можно отвезти в Афины?

Он покачал головой:

— Исключено. Толчки, которым она наверняка подвергнется на судне, могут быть опасными. Нет никаких признаков, что ветер стихает, затишье было временное. — Он выпрямился. Видно было, что он принял решение. — Я отправлюсь сейчас на аэродром. Единственный шанс — это лететь на «Хаски» в Афины и привезти с собой хирурга.

— В таком маленьком самолете? — Я схватила его за руку. — Пол, пожалуйста! Это страшный риск!

Он положил свою руку на мою:

— Я должен попытаться, Стейси. Мы не можем оставить Леду лежащей здесь вот так, без помощи. Она может умереть.

Я прикусила губу и, презирая себя за эгоизм и коварство, произнесла:

— А нельзя ли… нельзя ли, чтобы полетел Майк? Он ведь тоже водит «Хаски».

Лицо Пола стало еще жестче.

— Нет, спасибо, Стейси. Я не буду просить Майка делать за меня грязную работу. В любом случае, не хвалясь, я должен сказать, что я лучший пилот. Могу взять на себя риск, который Майк не сможет.

— О Боже! — сказала я. — Вдруг что-нибудь произойдет с тобой! — Я посмотрела на него, а потом на безмолвную фигуру, лежавшую на кровати. — Неужели нет другого выхода?

— Нет. Для Леды это единственная надежда. — И он добавил хмуро: — Если мне удастся совершить полет в одну сторону, то нужно еще найти человека, который будет готов рисковать своей шеей и полетит со мной обратно. — Он обнял меня. — Дорогая, что еще можно сделать? — Он приподнял мое лицо за подбородок и прижал его к своему. — Постарайся не волноваться. И скрести свои пальцы, чтобы мне все удалось. — Его застывшее лицо несколько смягчилось. — Я почти уверен, что мне это удастся!

— О, Пол, Пол! — Я прижалась лицом к его плечу, и несколько мгновений он очень крепко обнимал меня. Затем сказал, отстраняясь:

— Останься с Ледой. Если ты уйдешь, присмотри, чтобы Дидо или миссис Буас находились возле ее постели. Замечай каждое изменение в ее состоянии.

— А если она проснется, если у нее будут боли?

— Здесь где-то есть какие-то таблетки. — Он отошел от меня и порылся в ящиках стола возле кровати. — Дай ей вот это. Лекарство прописал доктор Сикилианос в качестве успокаивающего, когда у нее болела спина. На этикетке напечатана инструкция. Но только если она придет в себя и они ей потребуются. У нее может быть сотрясение, и она, возможно, не пошевелится, пока мы не вернемся.

— Сколько времени тебе потребуется? — пробормотала я.

Он покачал головой, посмотрев на часы на своей загорелой руке:

— Я надеюсь, что это дело нескольких часов. Сейчас полдень, и я думаю, что вернусь в конце сиесты. Мне надо идти, дорогая. Пожалуйста, перестань волноваться. Я вернусь еще до того, как ты успеешь соскучиться.

Я почти улыбнулась. Все, что я могла, — это прошептать:

— Я буду за тебя молиться.

Он ушел. Я опустилась на стул возле кровати, внезапно почувствовав слабость в коленях. Словно чтобы усилить мой страх, ветер с ревом пронесся по крыше виллы; ставни заскрежетали, деревья пустились в сумасшедшую пляску. Их ветви спутывались, а листья и прутья взлетали к небу. Сердце упало. Я подумала с отчаянием: «Он не справится! Этот крошечный самолетик!»

Дверь тихо открылась, и вошел Василис со все еще напряженным и серым лицом:

— Это безумие со стороны Пола. Почему ты его не остановила? Он бы тебя послушался.

Я покачала головой:

— Я пыталась. Я просила, чтобы он послал вместо себя Майка, но он не захотел.

Рот Василиса искривился.

— Если что-нибудь случится с ним… — он протянул руку в сторону кровати, — то какой смысл будет во всем этом? Для этой… — для Леды? Инвалид, слабая душа. Почему мой сын должен рисковать ради нее жизнью?!

Я была потрясена горечью в его голосе. Неужели он не испытывал к ней никакой жалости? Никакого сочувствия к хрупкой девушке, опекуном которой он был? Я тоже любила Пола, любила его целиком и полностью. Я просила его не рисковать жизнью, и он отказался даже слушать. Но в какой-то мере я понимала, почему он считал, что должен пойти на риск и доставить помощь. Это был единственный шанс для Леды, и Пол достаточно любил ее, чтобы пойти на него. Но Василис не любил Леду, как мне теперь казалось. Никакой любви ни к кому, кто не входил в его планы, кто был не нужен ему в будущем.

Я почувствовала холод, когда встретила взгляд темных глаз. Василис казался потрясенным и расстроенным, но теперь я поняла, что это не из-за Леды, что он не питал к ней никаких чувств.

Внезапно я заметила, что Леда пришла в себя. Голова ее слегка пошевелилась на подушке. Я наклонилась, взяла ее тонкую руку и почувствовала, как ее пальцы сомкнулись вокруг моих. В следующую секунду она открыла глаза. Она смотрела в потолок пустым, несфокусированным взглядом, а затем опустила его ниже и посмотрела вперед, туда, где стоял Василис.

Ее лицо исказилось, мне показалось, словно от спазма боли. Или это был страх? Она повернула голову набок, отклоняясь, как отклоняются от удара, и сказала так слабо, что я едва ее услышала:

— Нет-нет, не надо, пожалуйста, не надо…

Я ласково положила руку на ее нахмурившийся лоб:

— Все в порядке, Леда. Ты в порядке. Ты в безопасности, в своей комнате, в своей постели.

Она закрыла глаза, словно что-то раздражало ее:

— Уходи. Уходи!

Она хотела, чтобы ушла я? Или Василис, который стоял в ногах постели?

Я произнесла как можно ласковее и утешительнее:

— Ты должна лежать очень тихо. Ты не должна волноваться Мы уйдем, а ты должна уснуть.

К моему удивлению, она стиснула мою руку:

— Нет. Ты останься. — Она повернула голову.

Я увидела, что она приходит в возбуждение, что-то ее расстраивало. Я оглянулась на Василиса:

— Мне кажется, она хочет, чтобы вы ушли.

Он насупился, потом отступил на несколько шагов, но остался в комнате.

— Она бредит. Она не в себе.

Леда произнесла что-то снова, и мне пришлось склониться к ней поближе, чтобы уловить ее слова.

— Пол.

— Он отправился за доктором. Он скоро будет здесь. Как ты себя чувствуешь? Спина болит?

Она, казалось, не слышала меня, но снова произнесла имя, и когда я склонилась над ней, то поняла, что она произносит «Рауль», а не «Пол». Леда больше не говорила и не открывала глаз. Через некоторое время Василис, который стоял молча, глядя на нее, пожал плечами и, кивнув мне, вышел из комнаты.

Казалось, что бдение будет бесконечным. Пришла миссис Буас, спросила, может ли она сделать что-нибудь. Она предложила посидеть с Ледой, пока я пойду вниз пообедать. Но я чувствовала, что не могу есть, и сказала, что побуду с девушкой еще. Потом пришел Ангелос, неся тщательно накрытый поднос с едой, который Василис приказал отнести мне. Чтобы умиротворить его, я съела маленький кусочек цыпленка и выпила полстакана вина, которое немного согрело и подбодрило меня.

Меня сменила Дидо. Я решила принять душ и повидать Ники. Он вел себя хорошо, философски восприняв тот факт, что тетя Леда ранена и я должна побыть с ней, пока не придет доктор. Возвращаясь в спальню Леды, я неожиданно увидела высокую фигуру Майка, стоявшего в конце коридора. Он подошел ко мне и взял меня за руки:

— Я приехал, чтобы узнать, не могу ли я сделать что-нибудь. Какой ужасный случай! Бедная Леда. Как она?

— Трудно сказать. Она приходила в себя и сказала несколько слов, а потом снова уснула. Похоже, у нее ничего не болит. — Я посмотрела на него. — Есть какие-нибудь новости о Поле?

— Боюсь, что нет. Во всяком случае, не было двадцать минут назад, когда я покинул аэродром.

— Ты думаешь, что он… Что он одолеет? — Произнося последние слова, я заметила, что мой голос дрожит.

Майк пристально взглянул на меня, прежде чем ответить.

— Есть все шансы, что он это сделает. Он прекрасный пилот. Я хотел полететь вместо него, но он не согласился.

— О, Майк! — Вопреки моей воле рыдание вырвалось из груди, и я спрятала лицо, закрыв его руками.

— Не надо, дорогая. Пожалуйста, не плачь. Он будет в порядке. Я тебе обещаю. Пол такой человек, который всегда выходит победителем из любых неприятностей.

Я вытерла глаза:

— Я знаю, прости. Было так тяжело, и я так беспокоюсь!

— О Поле? Когда все это случилось?

— Все это?

Он произнес быстро, почти сердито:

— Ты знаешь, что я имею в виду. Ты вся пылаешь от страсти к нему. Это взаимно?

— Это трудно объяснить… — начала я.

— Не беспокойся. — Голос Майка выдавал боль и звучал отрывисто. — Я все вижу сам. Теперь я полностью сошел с дистанции, верно?

— Майк, это что-то, с чем я не могла бороться. Просто так случилось. Я всем сердцем хотела бы, чтобы это был ты. Все было бы проще и легче. А сейчас я уезжаю с Меленуса и все равно возвращаюсь в Англию.

— Но, ради Бога, почему?

— Я не могу объяснить тебе это сейчас. Все, что я могу сказать, — прости. Прости, что не случилось иначе, да и быть не могло. Но я ведь никогда, никогда не давала тебе ложных надежд, верно?

— Ты вообще никогда не поощряла меня, — сказал он со странной горечью. Потом его голос смягчился. Он положил руки мне на плечи и взглянул в лицо. — Я люблю тебя, Стейси. Я всегда буду тебя любить. Твой отъезд в Англию… Если я откажусь от этой работы и приеду вслед за тобой, это может что-нибудь изменить? Будет ли у меня шанс?

Я ответила медленно, неохотно:

— Нет, Майк. Мы были с тобой хорошими друзьями. Давай оставим все по-прежнему.

Он спустил руки с моих плеч:

— Хорошо. Но помни, мы ведь все равно живем на одной планете. Если когда-нибудь ты захочешь, если когда-нибудь я буду нужен тебе…

— Я никогда не забуду тебя, Майк. — Мой голос задрожал, и я боялась, что снова заплачу.

Он крепко сжал мою руку:

— Прощай, дорогая. — Потом повернулся, и мне показалось, что его широкие плечи поникли, когда он зашагал к лестнице.

Дидо поднялась от изголовья постели, на которой лежала Леда, когда я тихо вошла в комнату.

— Она была все в таком же состоянии?

— Да, в том же самом. Я сидела и все время следила.

— Спасибо, Дидо. Теперь я останусь с мадемуазель.

Долгое безмолвное бдение продолжалось. Время от времени я проверяла слабый пульс, протирала влажный лоб капелькой одеколона. Невеселая сиеста продолжалась. Стратос принес поднос с чаем с лимоном и тонким миндальным печеньем. Ветер все еще бушевал, хотя моментами мне казалось, что он стал менее ожесточенным. И в шуме ветра мне послышались какие-то слова, будто демон нашептывал мне прямо в ухо: «Тогда не будет проблем. Ты и Пол сможете пожениться». Я отогнала эту мысль, боясь, что, если задержусь на ней хоть на мгновение, это может каким-то мистическим образом усилить опасность для Пола. Как ни странно, я чувствовала, что не Леде, а Полу это жертвоприношение моих желаний может обеспечить безопасность. Жертва мщения богам! И тогда я сказала себе, что хочу, чтобы Леде стало лучше, взглянула на трогательное белое лицо на подушке и снова с отчаянием подумала во внезапном порыве жалости: «Я хочу, чтобы Леда поправилась!» Потом погладила холодную руку, которая лежала в моей руке будто бы для того, чтобы передать мне послание любви и доверия.

Между нами, по-видимому, пробежал какой-то луч телепатии, потому что я несколько испуганно заметила, что глаза девушки открыты и она уже несколько секунд пристально смотрит на меня. Губы ее зашевелились, она попыталась вымолвить какие-то слова. Я наклонилась к ней.

— Не позволяй дяде Василису… — Она замолчала и снова закрыла глаза.

— Леда, что такое, Леда? Как ты себя чувствуешь?

Она снова впала в забытье, в это странное состояние бессознательности, в которое была погружена до этого. «Не позволяй дяде Василису»… — что? Она не хотела, чтобы он находился в ее спальне? Она как-то боялась его? Но этого никогда не было раньше! Всегда казалось, что она к нему привязана, что она надеется на него, как на своего опекуна и друга.

Я попробовала мысленно снова представить себе эту ужасную сцену. Две охваченные ветром фигуры наверху ступеней, которые вели из «сада Персефоны». Было что-то угрожающее в облике Василиса, в том, как он стоял. Он был невысок, но все же казалось, что он возвышается над Ледой, а она пыталась отступить в сторону. Может быть, именно поэтому она и споткнулась? Вытянутая рука Василиса была на ее плече или руке; сейчас трудно сказать, как именно, но он прикасался к ней. Тогда почему, когда она отшатнулась, он не подхватил ее и не удержал?

Потому что он подтолкнул ее.

Внезапно охваченная ужасом, я встала, будто бы стремясь уйти от страшных мыслей, накативших, как черная волна. Дьявольские мысли, как и те, которые нашептывали мне злобные духи о смерти Леды!

Конечно, это был несчастный случай! Что еще я могла себе представить? Убийство?

Я почти подпрыгнула, так мне захотелось убежать от собственных догадок. Я глубоко вздохнула, заставляя себя остыть, отказываясь думать о том, что однажды употребила в мыслях слово «потребитель», связывая его с Василисом в отношении Леды.

Несомненно, он готов использовать людей, любые обстоятельства для достижения своих собственных целей и планов. Но что он дойдет до криминальных действий, я все же сомневалась! Утром в саду он сказал Леде что-то, что расстроило ее, что-то, что касалось Пола и меня, и она вздрогнула от его слов и отодвинулась, слишком быстро или слишком неосмотрительно, и споткнулась о сломанные стебли, которые лежали поперек ступеней. И вот так она упала.

Тогда почему Василис ее не удержал? И снова внутри у меня зазвучал этот коварный голос, нашептывающий подозрения и сомнения.

Я прикрыла глаза ладонями, стараясь отогнать опасность, которую он внушал, и внезапно вспомнила, как Леда стояла там, обхватив руками голову, будто закрывала уши от слов, которых не могла вынести.

Я посмотрела на кровать, где она лежала, и подумала, на этот раз с ужасом: «Она умрет».

В этот момент дверь спальни открылась, и кто-то показался на пороге. Это был Пол.

Меня охватили радость и облегчение. Я хотела броситься к нему, обнять обеими руками. Он был невредим, он был жив; это было все, что вообще имело значение! Я была готова отдать все — его любовь ко мне, наши надежды на будущее — только за этот свершившийся факт. Он вернулся!

Затем я увидела еще два силуэта, спешно входящие вслед за ним, узнала в высокой фигуре Этьена Мулье, а в той, что пониже, — Рауля. Через несколько минут все прояснилось. Пока Этьен и Рауль тщательно обследовали Леду, Пол увел меня в соседнюю гостиную и рассказал, что произошло. Полет в Афины был рискованным и опасным, но каким-то образом маленький «Хаски» — гоночный самолетик — сумел справиться со штормом, и Полу удалось поднять его на достаточную высоту, чтобы избежать самого сильного ветра. Все время пути он думал о том, как увидеть «Л'Аттик» с Раулем, Этьеном и Элен, которая все еще должна была находиться в Пирее. Если бы ему это удалось, то уговорить Этьена рискнуть и вернуться самолетом назад, на Меленус. По прибытии в аэропорт он по радио связался с яхтой и объяснил ситуацию.

Не потребовалось никаких убеждений, чтобы Этьен и Рауль бросили все и примчались на машине в аэропорт. Элен осталась на яхте с семьей Линар и Селестой Даленваль, которые присоединились к Мулье после того, как навестили своих друзей в Афинах, и возвращение во Францию было временно отложено. Тем временем Этьен договорился, что на следующий день или когда шторм немного стихнет, из Афин прилетит медицинская сестра. Скорость ветра уже уменьшилась, и существовала надежда, что ветер израсходует свои силы в следующие двадцать четыре часа.

— У Леды теперь появился шанс, — сказал Пол. — Под наблюдением Этьена и, конечно, Рауля. — Он поднял мою руку, которую держал в своей, и прикоснулся к ней губами. — Твои молитвы были услышаны и, мои тоже.

Я вздрогнула.

— Если бы ты не вернулся…

— Но я вернулся. Я здесь.

— Ты видел своего отца?

— Я виделся с ним мельком. Должен к нему сейчас спуститься. Похоже, что он очень расстроен всем этим.

— Да. — Я посмотрела на Пола, и мои дикие предположения относительно Василиса растаяли, когда я увидела это сильное, загорелое лицо, твердый и в то же время нежный рот и карие глаза, окруженные густыми темными ресницами. Как я могла вообразить, что Василис мог причинить какой-нибудь вред Леде? Он ведь был отцом Пола! Отцом Алексиса! Он был временами резок, но, конечно, не был злым.

Дверь гостиной открылась, и вошел Этьен. Пол и я оглянулись одновременно.

— Ну, как она? — спросил Пол.

Небольшая морщинка по-прежнему лежала на лбу Этьена, но голос прозвучал достаточно уверенно:

— Нервы спины повреждены. Она не должна двигаться по меньшей мере в течение недели. Затем нам нужно будет как-то доставить ее в больницу, чтобы можно было ее прооперировать.

— В Афинах?

Он покачал головой:

— Я хотел бы доставить ее в Париж, если только это можно устроить. Чтобы она была совершенно неподвижной, нужно одеть ее в гипсовый корсет. Это можно будет сделать в больнице в Афинах. — Морщинка на его лбу стала глубже. — Но как доставить ее туда? Ты говоришь, что ни один самолет, хоть чуть-чуть больше, чем тот, который ты пилотировал сегодня, не сможет приземлиться на острове?

— Сейчас нет, но мы можем отвезти ее по морю.

Лицо Этьена разгладилось.

— Конечно! Это будет и безопаснее, и легче. А потом короткий перелет в Париж! Да, все устроим именно так. Мне нужно проконсультироваться с твоим отцом, если можно.

— Конечно. — Пол открыл дверь. — Ты извинишь нас, Стейси?

Оставшись одна, я подошла к окну и стала смотреть на гнущиеся деревья, на волны, покрытые белой пеной, которые разбивались внизу о берег. Я чувствовала, силы покидают меня. Это была запоздалая реакция на стресс. Самое худшее было позади. Леда в руках знаменитого хирурга — одного из лучших во Франции, и у нее были все шансы поправиться. Пол жив и здоров. Со временем они, возможно, поженятся. А я вернусь в Англию.

Я попыталась вспомнить, как в мгновенном облегчении, которое испытала, снова увидев Пола, я старалась принять все таким, как есть, и не требовать от богов большего, чем они готовы были дать. Я была так погружена в свои мысли, что не слышала, как Рауль вошел в комнату, пока за моей спиной не раздался его голос:

— А где Этьен?

Я быстро обернулась:

— Они с Полом пошли к Василису, чтобы доложить ему о состоянии Леды, о том, что вы планируете сделать. Как она сейчас?

Он пожал плечами:

— Она спит. Этьен сделал ей укол. — Его подвижное темное лицо выглядело обеспокоенным. Он был полностью погружен в свои мысли. — Она ведет себя очень нервно, как будто чем-то напугана, хотя не испытывает боли в раненой спине. Сестра приедет сюда завтра и будет ухаживать за ней, пока ее можно будет перевозить.

— Она полетит, как я поняла, в Париж?

— Да. Этьен хочет этого. — Его беспокойный взгляд слегка изменился. — Я тоже хочу этого, очень хочу.

На следующее утро ветер утих. Это было просто чудом. Мы проснулись солнечным, золотым днем. Море было спокойным и синим, его гладкую, как зеркало, поверхность, не волновала почти никакая рябь, небо — безоблачное и сверкающее своим обычным несказанным светом. Только поломанные деревья и сорванные стебли и цветы, мусор на лужайках напоминали о минувшем шторме.

Сиделка должна была прибыть в полдень. Этьен собирался улететь обратным рейсом. Я не удивилась, узнав, что Рауль остается.

— Будет лучше для всех, если я останусь здесь, и Василис разрешил мне это, — объяснил он. — Я буду наблюдать за Ледой и, когда попытаемся перевезти ее в Афины, буду ее сопровождать. А также на пути в Париж.

Я не видела Леды несколько дней. Сиделка — худая темноволосая женщина лет тридцати — входила и выходила бесшумно, принося еду в гостиную и все время следя за своей подопечной. Пол улетел вместе с Этьеном в Афины, потому что у него были какие-то дела, требовавшие его присутствия. Василис оставался в заточении в своем кабинете большую часть дня, появляясь только за столом, где он выдерживал официальную отстраненную манеру в отношении всех, даже Рауля. Или, может быть, это Рауль был с нами необычно сдержан?

Я проводила время на пляже с Ники, стараясь воспользоваться солнцем как можно больше в последние дни. Мне казалось неудобным начинать сборы, пока не уедет Леда, а с ней Рауль и сиделка. Когда вилла перестанет выглядеть как больница и вернется к своему нормальному ритму жизни, я сообщу Василису о намеченной дате отъезда, а потом как-нибудь соберусь с силами сказать об этом Полу.

С тяжелым сердцем я начала постепенно собирать наши вещи, не желая говорить Ники о предстоящем отъезде, пока не будет назначена точная дата.

Пришло сообщение о том, что Этьен и Элен уже вернулись в Париж; теперь все было готово для приезда туда Леды.

— Завтра мы уедем, — объявил Рауль. — Погода отличная, и Леда окрепла. Она хочет поговорить с тобой, Стейси. Ты придешь к ней сегодня попозже, после обеда?

— Конечно, — сказала я, — как хорошо, что ей лучше!

В спальне было прохладно и царил полумрак, окна были зашторены, чтобы не пропускать ослепительный солнечный свет. У кровати стояли цветы, которые прислали Мария, доктор Сикилианос, Гермиона и другие друзья. Леда, неподвижно лежавшая на спине, протянула ко мне руки в приветствии, когда я подошла ближе к кровати.

— Я очень хотела повидать тебя, Стейси, чтобы поговорить, но Рауль не разрешал. — Она слегка улыбнулась. — Он очень строгий доктор.

Лицо ее порозовело, черты лица стали менее напряженными, но все же она выглядела ужасно слабой.

Я села на стул, на который она мне указала, и сказала:

— Я тоже хотела повидать тебя, но Рауль сказал: никаких посетителей!

Она сделала отрицательное движение, шевельнувшись на подушке.

— Нет, Рауль сказал, что мне не следует волноваться. Он знал, что, если придет дядя Василис, я испугаюсь.

— Испугаешься?

Она повернула ко мне голову. Темные глаза запали глубже, чем обычно, в глазные впадины вокруг них залегли тени. Она посмотрела на меня с непонятным выражением:

— Я уезжаю. Не думаю, что когда-нибудь вернусь на Меленус. До тех пор, пока… — Она замолчала, сглотнув, и затем продолжала: — Я хотела тебя видеть, Стейси, чтобы сказать, что освобождаю тебя от обещания. Я никогда не выйду замуж за Пола.

— Никогда не выйдешь за Пола? — переспросила я. — Но ты ведь его любишь! Ты говорила, что всегда этого хотела, мечтала об этом.

Она кивнула:

— Я продолжаю любить его. Но этого недостаточно. Если я буду… дядя Василис сказал… — Она закрыла глаза, будто не в силах говорить.

Я положила руку на ее тонкую, неподвижно лежащую на простыне кисть:

— Не говори об этом, если это тебя расстраивает.

Несколько минут она лежала молча, с закрытыми глазами. Затем раскрыла их и посмотрела на меня:

— Я хочу, чтобы ты поняла, почему я никогда не смогу вернуться сюда. Он хотел убить меня. Я подошла к ступеням, а он стоял там. Я спросила, где Пол. Когда он указал вниз, на вас обоих, я рассердилась, почувствовала ревность. Я не видела, что с вами был Ники, и подумала, что вы встречались — встречались тайно. Я сказала дяде Василису, что ты обещала оставить Пола и уехать. И тогда… тогда он набросился на меня. Он… он сказал: «Какой женой ты сможешь стать для такого мужчины, как Пол? Ты будешь не чем иным, как обузой! Я никогда не допущу этого. Я сначала убью тебя!» — Голос Леды задрожал, но она продолжала: — Это было ужасно. Он протянул ко мне руку. Мне показалось, что он собирается ударить меня. Я повернулась и соскользнула на ступени. Он не пытался помочь. Он стоял, стоял, глядя, как я падаю.

— Может быть… может быть, ты вообразила это? — сказала я. Мой голос был таким же неуверенным, как голос Леды. По спине пробежал холод, пока я сидела и слушала ее рассказ — настолько неправдоподобно он звучал. Или это мне не хотелось верить?

Она покачала головой:

— Сначала я тоже думала так. У меня были кошмары. Рауль знает. Я не могла спать даже с таблетками, которые он давал мне, и тогда я ему рассказала. Он, как и ты, сказал, что дядя Василис не собирался причинить мне вред. Но тогда я вспомнила, как он смотрел на меня, вспомнила выражение его глаз и поняла, что он меня ненавидит. — Она начала плакать, тихо, молча. Слезы сбегали по ее бледным щекам. — Я знала его всю мою жизнь. Он был моим опекуном, я думала, что он меня любит…

Она была такой жалкой и трогательной в своей слабости и своем горе! Я взяла ее холодную руку в свою, говоря:

— Пожалуйста! О, пожалуйста, Леда, не плачь! Ты снова заболеешь и не сможешь завтра уехать!

Она смахнула слезы и произнесла более спокойно:

— Да, завтра я уеду с Раулем. Он сделал мне предложение — выйти за него. Мы будем жить в Париже. Он сказал, что я полностью поправлюсь после операции, которую мне сделает Этьен. Он надеется, что я смогу иметь ребенка, может быть, с помощью кесарева сечения. Но если я не смогу, ему все равно. Мы возьмем ребенка на воспитание или усыновим.

— Но если ты все еще любишь Пола, означает ли это, что ты поступаешь честно по отношению к Раулю?

— Рауль знает о моих чувствах, потому что он уже делал мне предложение раньше, и не однажды. Но мои мысли были всегда полны Полом. Рауль говорит, что, когда я уеду отсюда, я изменюсь, найду другую любовь. И я думаю, что это может оказаться правдой. Я хочу забыть о Меленусе и обо всем, что здесь произошло. И так, со временем, я забуду о Поле. — Она посмотрела на меня, и глаза ее, встретившие мой взгляд, были странно печальными. — Ты действительно подходишь Полу. Ты будешь ему под стать, а я никогда бы такой не стала.

Я почувствовала, что на глаза набегают слезы.

— Пожалуйста, Леда, будь счастлива! Я не перенесу, если ты будешь печальной!

— Я постараюсь, Стейси. Прощай. Мы — друзья.

— Навсегда, — сказала я, наклонилась и поцеловала ее худую щеку. — Мы когда-нибудь встретимся снова, я надеюсь.

В голове царила суматоха, мысли разбегались, пока я спускалась вниз по ступеням. Я испытывала чувство невыразимого облегчения, потому что Леда освободила меня и Пола. Но очень беспокоилась о ней, надеясь от всего сердца, что она поправится и найдет свое счастье с Раулем. Он знал все о ее хрупком здоровье, о ее шансах на будущее и все же хотел жениться на ней; не потому, что ему было ее жалко или он испытывал какое-то чувство долга, а потому что он действительно любил ее. Потом мои мысли обратились к Василису и моему страху перед ним.

Как будто король демонов, вызванный произнесенным заклинанием, он открыл дверь своего кабинета и появился на пороге. Стоял и ждал, когда я подойду, не оставляя никакой возможности избежать встречи с ним.

— Ты навещала Леду? Ну, как она?

Я ответила кратко:

— Мне кажется, ей много лучше.

Он кивнул:

— Она уедет завтра.

Я не знала, известно ли ему о намерении девушки не возвращаться и о том, что они с Раулем собираются пожениться. Когда я встретила мрачный взгляд свекра, я подумала, что тоже хотела бы навсегда покинуть остров, что даже мысль остаться на Меленусе под давлением Василиса, пусть и с Полом, пугала меня. Он будет присутствовать постоянно, все время воздействовать на нашу жизнь. Он будет стремиться руководить нами и, уж конечно, руководить Ники.

Я невольно содрогнулась. Даже если он физически не причинил вреда Леде, даже если ее падение было случайным, все же его намерение было ясным. Как она сказала? «Я посмотрела в его глаза и увидела, что он ненавидит меня». Василис ненавидел Леду, потому что она служила препятствием осуществлению его планов и, таким образом, превращалась из нежного опекаемого существа, которое он любил, в кого-то, во что-то, что можно заставить служить своим целям любой ценой.

— А ты? — продолжал он. — Когда ты собираешься уехать от нас? — Его голос прозвучал иронически, будто бы говоря: «Теперь все, как ты знаешь, стало по-другому».

Я замялась:

— Я не уверена. На следующей неделе, если это будет удобно.

Одна черная бровь вопросительно поднялась.

— Может быть, после того, как ты повидаешься с Полом?

— Да.

— Он вернется завтра или послезавтра. Возможно, он заставит тебя изменить твое решение.

Я не ответила. Василис коротко кивнул мне и вернулся в кабинет. Дверь за ним захлопнулась со стуком.

На следующее утро Леда в сопровождении Рауля и сиделки была отнесена вниз на носилках, а потом в лифте, который снова работал, ее спустили к ожидавшей у самой кромки воды шлюпке. Шлюпка доставила ее к «Океанису», стоявшему на якоре недалеко от берега. Ники и я сопровождали их вниз, стояли на скалистой террасе, наблюдая за тем, как яхта медленно отчаливала от берега и уходила в море, и махали им на прощанье руками.

День прошел спокойно, как обычно. Мы плавали и загорали. Вилла казалась очень пустой. Василис не спустился к обеду, присутствовал только мистер Панаидис, чтобы составить компанию мне и Ники. После сиесты мы пошли в конюшню и кормили лошадей, Ники катался на маленьком сером ослике, который был приобретен специально для него, а я шагала рядом, занятая своими мыслями.

Мне хотелось навестить Марию, но я боялась уйти с виллы: а вдруг вернется Пол? В тот день он не вернулся. Весь следующий день я провела на обрыве, ожидая, что «Хаски» вот-вот появится над островом и его серебристые крылья сверкнут на солнце, как бывало раньше. Но самолетик не появлялся. Не раз мне казалось, что я слышу, как подъезжает машина; но это был всего лишь Петрос, возивший Василиса на аэродром — проведать, как там идут дела. Или грузовик из Тивиттоса с продуктами.

В этот вечер, уложив Ники спать, я вышла в сад. Прошлась по аллее кипарисов и мимо фонтана к статуе, остановилась подле нее, глядя вниз, на ступени. Все повреждения, нанесенные штормом, были устранены, каменные ступени подметены, растения приведены в порядок или заменены новыми. Маленькие горшочки или вазочки, наполненные цветами, стояли там и тут, чтобы заполнить пустые места на клумбах, образовавшиеся на месте вырванных с корнем кустиков.

Все было прекрасно, но по-иному, более спокойно. Цвет и буйство растительности ушли до следующей весны.

Я посмотрела на море, казавшееся персиковым в вечернем свете, и почувствовала, как у меня сжалось сердце. «Этот золотой мир, — подумала я, — как я смогу покинуть его?» И все же я знала, что мир и спокойствие здесь были миражом, что на вилле обитали темные силы — жестокость и амбиция жестокой власти. Василис. Даже чтобы быть с Полом, которого любила, я не могла уступить Ники этой тирании. Поэтому я немного страшилась того момента, когда вернется Пол и я должна буду ему сказать, что не могу остаться на Меленусе.

Я взобралась на верхнюю ступеньку, глядя на закат, на море, цвет которого перешел из золотистого в розовый. Внезапно за спиной раздались шаги, и голос Пола произнес:

— Я знал, что найду тебя здесь. — Он подошел и взял меня за руку, притянул к себе и заключил в объятия, произнеся будто бы со вздохом:

— О, Стейси, это было слишком долго!

В следующее мгновение он прижался губами к моим губам, и все сомнения испарились, едва я уступила этому поцелую, словно охваченная голодом. Поцелуй подтвердил все, что было до сих пор, и предсказал радость, которую мы сможем пережить в будущем. В этом долгом, захватившем дыхание поцелуе мы посвящали наши жизни друг другу.

Наконец мы оторвались друг от друга, и Пол сказал, едва сдерживаясь от волнения:

— Леда уехала. Я видел ее и провожал сегодня утром на самолет. Вчера вечером яхта причалила в Пирее. Ночь они провели на борту, а утром отправились в аэропорт, где я ждал их, чтобы попрощаться.

— Она сказала тебе о себе и о Рауле?

Он кивнул, нахмурясь:

— Да. Странно, как все обернулось. Я думаю, они будут счастливы. Рауль будет о ней заботиться; она в этом нуждается. Но что заставило ее так внезапно изменить свое решение? Я чувствую, что это каким-то образом связано с этим несчастным случаем.

Не могла же я сказать: «Твой отец хотел ее убить». Поэтому промолчала.

— Ну вот, путь для нас свободен, дорогая, без всяких сердечных сокрушений и чувства вины. Теперь вопрос только в том, когда ты дашь согласие выйти за меня замуж?

Я все еще молчала, думая о том, как сказать ему, что боюсь оставаться на Меленусе под властью Василиса — боюсь того, что может случиться с нами.

Заметив мое колебание, он взял меня за подбородок и, улыбаясь, посмотрел на меня сверху вниз:

— Уж не изменила ли ты свое решение?

Мои руки инстинктивно крепче обхватили его мощные плечи.

— Нет, конечно нет! Просто я подумала о том, где мы могли бы жить после… — когда поженимся. Я полагаю, что здесь, на Меленусе?

Он слегка нахмурился:

— Это то, о чем я уже думал, дорогая. Я не думаю, что в настоящее время это будет хорошей мыслью. Сначала мы полетим в Штаты, и я познакомлю тебя с моей матерью. Она полюбит тебя. И тебе она тоже понравится. Я знаю. И мой отчим — тоже. Они типичные американцы и очень гостеприимны. Мы можем тихо пожениться там, затем снять или купить дом и прожить год в Калифорнии. Может быть, дольше. Климат там подойдет Ники, а я могу снова вернуться к моей работе в Сан-Франциско.

Меня охватило невыразимое облегчение. Это звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой! Больше не будет дуэлей с Василисом по поводу Ники, не будет ощущения, что в нашу жизнь кто-то вмешивается! Я вздохнула, и Пол быстро спросил:

— Ты одобряешь такую идею? Я знаю, что ты полюбила остров, но начинать здесь было бы неразумно — жить вместе с отцом, хотя я знаю, что он хотел бы этого. Как одинокий волк, я сумел до сих пор сохранить свою независимость. Я приезжал и уезжал, когда хотел. Но если мы останемся здесь, такая жизнь может оказаться непростой, особенно для Ники. Ему это не подходит, верно? Ему нужно идти в школу и быть с детьми его возраста. Я знаю это. Для меня жизнь только началась, когда я уехал в Америку. Меленус — прекрасное место, но и Алексис здесь был одинок.

— Это все, чего я только могу хотеть, — от всего сердца сказала я. — Жить нашей собственной жизнью, ты, я и Ники, без всякого вмешательства извне. Но… твой отец? Он ведь рассердится на тебя, если ты уедешь. Ты получишь снова работу у Лайна?

— Думаю, что да. Я всегда хорошо вел там дела, и, кроме того, у меня там порядочный пакет акций. — Он посмотрел поверх моей головы, неожиданно сжав губы. — Боюсь, что это может оказаться ценой, которую назначит мой отец за то, чтобы командовать нами. Мы все, в конечном счете, убегаем от него. Алексис уехал от него. Леда уехала и, возможно, никогда не вернется, судя по тому, что она мне рассказала. А теперь и мы уезжаем.

Мне было интересно узнать, что он знает об ужасных переживаниях Леды. Но я промолчала. У нас нашлось гораздо более интересное занятие.

Свет начал гаснуть, и окраска моря изменилась. Теперь оно было цвета темно-пурпурного винограда. На темном небе засветилась одна звездочка. Странно, но мне стало жалко Василиса.

Я медленно сказала:

— Твой отец будет чувствовать себя одиноким.

— Все деспоты одиноки, — ответил Пол. Он снова привлек меня к себе. — Не беспокойся. Мы будем его навещать время от времени, и он сможет видеть своего внука, — он улыбнулся, — своих внуков! Мы будем часто возвращаться на остров и в этот сад!

— Сад Персефоны, — повторила я. Сад, где я вернулась к жизни и начала снова любить. Все, что я испытывала к Алексису, не уменьшилось потому, что теперь я любила Пола. Напротив, казалось, это Алексис оставил мне наследство, память о радости, которая каким-то образом углубила и усилила новое счастье. В этот момент я поняла, что люди хотят сказать, когда произносят: «Любить вечно».


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.