Нэн Эскуит

Отдать свое сердце


Глава 1

<p><strong>Глава 1</strong></p>

Мистер Джордон без своей кепочки казался совсем другим. Лиз никогда не приходилось видеть его с непокрытой головой. И в помещении, и на улице, во врачебном кабинете, на конюшне, в полях — мистер Джордон неизменно был в старомодной твидовой кепочке.

И вот сейчас он сидел в большом кресле-качалке возле камина в спальне, накинув теплый плед на колени, и вид у него был изможденный, незнакомый — да еще без кепки! Его кустистые черные брови четко выделялись на длинном, болезненно-желтом лице. Взгляд глубоко запавших карих глаз не отрывался от Лиз, когда он длинным костлявым пальцем постукивал по бланку телеграммы.

— Роджер будет здесь к обеду. В телеграмме говорится, что у него сломалась машина, поэтому на ночь он остался в Петерборо и приедет в Истминстер первым утренним поездом. — Мистер Джордон покачал головой. — Как благородно, что он вызвался нам помочь. В конце концов, он в отпуске. Но я скоро и сам встану на ноги. А пока вы с мистером Дунаном как будто неплохо справляетесь, а, Элизабет?

Лиз нерешительно кивнула, не желая расстраивать мистера Джордона рассказом о том, как тяжело приходится мистеру Дунану, второму партнеру в ветеринарной лечебнице «Джордон и Дунан», и ей самой с тех пор, как заболел мистер Джордон.

— Да, все в порядке, мистер Джордон, только… ну, в общем, просто у нас сейчас ужасно много дел. — Она улыбнулась. — Весной хлопот с животными всегда прибавляется. По-моему, замечательно, что ваш племянник предложил приехать и выручить нас.

В уютную, освещенную огнем камина комнату вошла миссис Джордон с кувшином молока на подносе. Она услышала последние слова Лиз. Миссис Джордон представляла собой полную противоположность высокому, угрюмому мистеру Джордону, — она была маленькая круглая толстушка. У нее были седые кудряшки и вечно сияющее улыбкой пухлое лицо.

— Я так благодарна Роджеру, что он приезжает. И вообще я очень рада, что он снова будет жить у нас. Сколько он уже у нас не был, Гарри? Дай-ка припомнить… последний раз он был у нас сразу после войны… да, как раз перед тем, как уехал в Кению. — Она поцокала языком. — Уже пять лет прошло. Просто не верится. Он, наверное, изменился за это время.

Миссис Джордон взбила подушку под спиной мистера Джордона и, склонившись над ним, расчесала его седые волосы, отливавшие сталью. Потом она нежно поцеловала мужа.

— Тебе нельзя возвращаться к работе, пока ты как следует не поправишься, — продолжала она. — Ты же знаешь, что доктор сказал. Пневмония в твоем возрасте — это не шутка. Ты и так совсем вымотался на работе.

Мистер Джордон мрачно проворчал что-то невнятное.

— Что за чушь, — загундосил он. — Мне всего шестьдесят. А это что такое? Опять это молоко противное? Не хочу, унеси!

Миссис Джордон спокойно поднесла стакан к его губам.

— Ну, Гарри, не будь как маленький. Ты самый несносный пациент на свете — потому что раньше никогда не болел.

Лиз улыбнулась — она любила мистера и миссис Джордон. Они были такие славные и так преданно служили друг другу. Ей казалось, будто она знает их уже много лет. Лиз не могла поверить, что прошло всего десять месяцев, с тех пор как она впервые переступила порог и сообщила ему, что назначена ветеринарным врачом к нему в клинику.

Мистер Джордон выпил молоко, скривившись от отвращения, и поднял глаза на Лиз:

— Так ты говорила, что собираешься куда-то ехать? Еще перед тем, как принесли телеграмму?

— Да, есть пара срочных вызовов. Мистер Эдвардс просил осмотреть его поросенка — он боится свиной лихорадки, потому что тогда ему придется прививать все стадо. И еще из «Уиндлшема» звонила какая-то мисс Грэшем, насчет лошади, которая поранилась о колючую проволоку. Она очень волнуется, что у лошади будет заражение крови. А мистер Дунан еще не вернулся с рынка, поэтому я решила поехать сама. Уиндлшем как раз по дороге на ферму Эдвардса.

Мистер Джордон нахмурился:

— Мне кажется, для тебя это сложно — два таких серьезных случая. Ты уверена, что справишься сама? — Он покачал головой. — Да, поскорее бы уж племянник приехал. Ну ладно… отправляйся и посмотри, что там такое. На всякий случай сделай лошади укол пенициллина, если есть реальная угроза заражения крови.

— Хорошо, — ответила Лиз. — Постараюсь сделать все, что можно, мистер Джордон.

— Вот и умница.

Она торопливо сбежала по крутой дубовой лестнице в холл, выложенный красной плиткой, чувствуя, как у нее потеплело на сердце оттого, что мистер Джордон так доверяет ей.

Дом был старомодный, высокий. Все в нем было тяжеловесным, солидным — от богатой, натертой до блеска мебели из красного дерева, которая принадлежала еще отцу мистера Джордона, а до этого его деду, до массивных дубовых стропил на потолке и на лестнице.

Лиз распахнула тяжелую дверь, ведущую в кабинет. Ветеринарный кабинет был под стать всему остальному в этом доме — внушительных размером квадратная комната с массивными застекленными шкафами из красного дерева и огромным рабочим столом. Низкое окно выходило на конюшенный двор, мощенный булыжником.

Лиз начала собирать небольшой чемоданчик, проверяя каждую вещь, прежде чем положить ее туда: марля, перевязочный материал, пенициллин, шприцы. Она закрыла чемоданчик и вышла через другую дверь, которая вела во двор. Там были денники для лошадей и пара водосточных канав. Наклонная дорожка вела к другим стойлам, позади конюшни, где временами размешали больных лошадей.

Низенький согбенный человек в обтягивающих панталонах и грязной коричневой спецовке собирал разбросанную по двору солому. Он улыбнулся, увидев Лиз, и она улыбнулась ему в ответ, скользнув на водительское сиденье маленького «форда», который стоял сразу за воротами.

— Я еду на ферму «Мартон», Джордж. Я оставила мистеру Дунану записку.

— Понял, мисс, — кивнул Джордж.

Узкие улочки Истминстера сегодня были забиты деревенским людом. По субботам был рыночный день. Лиз медленно пробиралась по оживленной центральной улице, и тут ее оглушила какофония звуков, доносившихся со стороны рынка. Овцы, коровы, свиньи и куры, крики водителей и торговцев, свист и вопли мальчишек.

Она вспомнила свое первое впечатление от Истминстера. Был уже поздний вечер, лето, стояла жара. Она сошла с поезда, усталая, пропыленная после долгого пути. Эдинбург, ее родной город, где она училась и проходила ветеринарную практику, вдруг показался страшно далеким. Ветхое такси, трясясь, провезло, ее по маленькому городку, где вдоль узких улочек тесно жались друг к другу кремовые домики с загнутыми вверх красными крышами и странными мансардными окошками. На одной из улиц она увидела старинный собор, его башенки-близнецы были вызолочены закатным солнцем. Грачи летали и кричали над высокими вековыми вязами, окружавшими рыночную площадь.

«Какое тихое местечко», — подумала тогда Лиз. Она сразу же полюбила этот город.

Такси свернуло в глухой тупик и подвезло Лиз к дому Джордонов, где ее ждала уютная комната. Миссис Джордон завела привычку, еще много лет назад, держать двери своего дома открытыми для всех молодых практикантов и студентов, проходивших через клинику мистера Джордона. Она любила молодежь и всегда сетовала, что у нее нет своих детей.

Лиз была рада, что сегодня к ним приедет племянник мистера Джордона. Это сильно облегчит их работу, особенно теперь. На самом деле она пока еще мало сталкивалась с настоящей работой на фермах и почти не занималась тем, что мистер Джордон называл «неприятной стороной» ветеринарной практики.

Из слов мистера Джордона она поняла, что Роджер Хейворд — сын сестры мистера Джордона — ветеринар, хирург со стажем. Некоторое время, правда недолго, он работал вместе с дядей, а потом отправился в Кению. А теперь он, как выяснилось, приехал домой в отпуск на полгода. Он мог при желании потом вернуться в Африку — но прежний контракт у него уже кончился.

Лиз попробовала представить, как он выглядит, и улыбнулась. Наверное, высокий и костистый, как и мистер Джордон. Фотография семнадцатилетнего Роджера стояла на туалетном столике миссис Джордон. Юноша с застенчивой улыбкой, с длинными худыми руками, торчащими из слишком коротких рукавов пиджачка, — в целом он производил впечатление нескладного переростка.

Она уже выехала из города и ехала по дороге, ведущей к ферме Эдвардса, за которой находилась ферма «Уиндлшем».

Местность вокруг нее была очаровательная. Небольшие лужайки и заливные луга тянулись до самого побережья. Деревья и кустарниковые изгороди сияли чистой нежной зеленью в первом цветении весны. Ветер был довольно холодный, белые пушистые облака плавно плыли по бескрайнему простору ярко-голубого неба.

Лиз успела узнать и полюбить эти места — они так чудесно отличались от суровой, грубой красоты шотландских холмов. Они уже казались ей родными. Может быть — кто знает? — когда-нибудь она обретет здесь дом в самом истинном смысле этого слова.

Она вздохнула, вспомнив о Джеффе, об их недавней встрече.

Был конец тяжелого рабочего дня, и она убиралась в операционной. Дверь во двор оставалась открытой, и с порога ее вдруг окликнул Джефф:

— Привет, Лиз.

Она повернулась к нему, сразу почувствовав радостное возбуждение, ее пронизали тепло и счастье, которые наполняли ее всякий раз, когда она видела Джеффа.

— О, Джефф, ты вернулся. Как… как ты съездил в Ирландию?

Джефф пожал плечами, глядя на нее сверху вниз и улыбаясь ей той чарующей интимной улыбкой, которая всегда принадлежала только ей.

— Да так себе. Обычная проблема — не хватало наличных. Там были прекрасные кобылки… — Джефф присвистнул. — Какую конюшню я мог бы набрать, будь они мои…

Он подошел и встал рядом с ней, слегка покачивая головой.

— Да ладно, хватит об этом. А как моя малышка?

Джефф часто так говорил. Лиз притворялась, что ничего не слышит. Она отвернулась от ласкового взгляда его голубых глаз, потому что не хотела, чтобы он прочитал в ее глазах все, что она чувствует. «Наверное, он и так уже знает, — с бьющимся сердцем подумала Лиз, — что я его люблю. Не может же он быть настолько слепым, чтобы не замечать, как я к нему отношусь».

— У меня все хорошо, Джефф, — улыбнулась она. — Очень много дел.

Он взял ее за руку.

— С каждым разом, как я тебя вижу, ты все хорошеешь, Лиз. Ты будешь первой красавицей на Истминстерском Охотничьем балу, — Он встретил ее удивленный взгляд и вдруг шутливо щелкнул пальцами, словно вспомнив о чем-то. — Кстати, я тебе не говорил, что ты идешь туда со мной? — Он покачал головой. Джефф был невероятно хорош собой: светловолосый, с глубокими темно-синими глазами. — Странно! Наверное, забыл.

Лиз рассмеялась:

— О, Джефф, это так замечательно! Я ведь ни разу еще не была на Охотничьем балу.

— Дорогая моя, — сказал тогда Джефф, — ты становишься такая хорошенькая, когда краснеешь. — Он прижал ее к себе. — Я просто обязан тебя поцеловать, — тихо продолжал он и наклонил к ней голову.

Лиз почувствовала, как затрепетало ее сердце, и попыталась взять себя в руки. Но ей никогда не удавалось контролировать свои эмоции, и, разумеется, она не могла сдерживать тот ураган нежных чувств, который налетал на нее, когда ее обнимал Джефф.

На мгновение она утонула в темной глубине его поцелуя. Мир вдруг потерял звук, время, стал пустым и безлюдным.

Джефф медленно выпустил ее из объятий и неуверенно проговорил:

— Ах, дорогая, в жизни столько проблем, правда?

Лиз отвернулась от него, пытаясь овладеть собой. Когда она заговорила, голос у нее был уже достаточно ровный.

— Разве? Надеюсь, я не одна из них.

— Боюсь, что так, Лиз. — Джефф немного поколебался, словно собираясь что-то прибавить. Но тут в кабинет вошел мистер Дунан и завел с Джеффом разговор об Ирландии, откуда он был родом, и на этом все закончилось.

Лиз снова вздохнула, притормаживая на подъезде к воротам фермы Эдвардса. Она старалась отвлечься от мыслей о Джеффе, утихомирить тревогу, поселившуюся в ее сердце.

Ей удалось быстро провести осмотр и разуверить мистера Эдвардса в его страхах по поводу свиной лихорадки. Все оказалось в порядке. Вскоре она уже ехала по дороге в сторону «Уиндлшема».

Это была земля Джеффа. Лиз ее узнала. Ее машина нырнула в канаву, миновала несколько бело-розовых домиков с соломенными крышами и снова начала взбираться на подъем.

Через минуту она увидела дом. Это была ферма «Уиндлшем», где Ридхэмы жили, работали и вели фермерское хозяйство вот уже больше трех веков. Это был солидный, внушительных размеров дом, хотя немного мрачноватый. Молчаливый и одинокий, он высился в окружении таких же высоких узловатых вязов. Вид у поместья был заброшенный, нежилой. Типичный холостяцкий дом, в котором нет хозяйки.

Джефф жил в этом доме вметете со своим отчимом, майором Денвером, и сводным братом Тони. Миссис Денвер, которая, по словам Джеффа, не отличалась крепким здоровьем, умерла незадолго до окончания войны.

Лиз смотрела, как дом постепенно исчезает за кустами боярышника. Дорога снова нырнула вниз, к небольшой речке, которая орошала земли Джеффа.

А вот и Милл-Хаус, откуда ей звонила обеспокоенная владелица лошади. Дом выглядел аккуратным и новеньким, как с картинки. Перед домом были новые красивые ворота из чугунной вязи, в которые Лиз и свернула на своей машине.

Ей открыла круглолицая, улыбающаяся седовласая дама в кружевной наколке на голове.

— Да… пожалуйста… — произнесла она, вопросительно взглянув на Лиз.

— Я мисс Синклер из ветеринарной клиники. Нам звонила мисс Грэшем и просила осмотреть ее лошадь.

Домоправительница кивнула:

— Да-да! Все верно. Прошу вас, войдите. — Она чуть отошла в сторону и махнула рукой в глубь холла.

Лиз вошла в дом, окинув взглядом уютный холл, полированную мебель вдоль стен и огромную китайскую вазу, в которой благоухал роскошный букет весенних цветов.

— Хельга, все в порядке, — проговорил чей-то голос. — Можешь идти.

Высокая девушка в прекрасно сшитом твидовом костюме спускалась к ней по лестнице. Она остановилась на последней ступеньке, разглядывая Лиз раскосыми светло-зелеными глазами.

— Я не ослышалась? Это вас прислали из ветеринарной клиники?

Лиз кивнула:

— Да. Меня зовут мисс Синклер, я ассистентка мистера Джордона. А вы мисс Грэшем?

— Да. Сабрина Грэшем. Но… — Изумрудные глаза Сабрины сверкнули. — Бог мой! — воскликнула она. — Боюсь, вам не справиться. Карло такой крупный, такой мощный! С ним и мужчине нелегко совладать. Кстати, я тут так волновалась, что снова вам позвонила, и мне ответил мужской голос и сказал, что сейчас кто-нибудь приедет. Но я и предположить не могла, что приедет… девушка.

Наверное, это был мистер Дунан, подумала про себя Лиз. Видимо, он вернулся вскоре после ее отъезда и прочитал записку, которую она ему оставила на столе, — там она написала, куда поехала.

— Я дипломированный ветеринарный врач, — заверила она Сабрину Грэшем, — и уверена, что справлюсь сама. У вас есть конюх или кто-то еще, кто мог бы мне помочь его держать?

Они вышли через боковую дверь в маленький мощеный дворик, прошли через чугунные ворота и оказались возле большого стойла, вдоль которого и ряд тянулись несколько денников. Сабрина оглянулась через плечо на Лиз.

— Нет. Совершенно никого нет, — ответила она. — У нас есть конюх, но по субботам у него выходной. Мой отец уехал на все выходные. Так что помощи ждать неоткуда. Видите, какая ситуация.

Она распахнула верхнюю створку двери, ведущей в стойло, и лошадь отпрянула от них, прижав уши к голове. Это был огромный конь, очень высокий в холке.

На минуту Лиз засомневалась.

Хозяйка посмотрела на нее, пожала плечами и нахмурилась:

— Сами видите — вам не справиться. Для таких дел нужен мужчина. Боюсь, я тоже не смогу вам помочь, потому что я еще не привыкла к Карло. Он у нас всего пару недель, отец подарил мне его на день рождения. — Она отвернулась.

Лиз поняла, что судьба бросает ей вызов, — но это была ее работа, которую она очень любила и к которой очень хотела преуспеть. Она вздернула вверх маленький подбородок и медленно сказала:

— Если я смогу подойти к вашему коню поближе и сделаю ему укол, то он успокоится, и я осмотрю его спину.

Лиз открыла чемоданчик и вынула заранее наполненный шприц. Она протянула шприц Сабрине.

— Подержите пока, пожалуйста.

Сабрина посмотрела на Лиз — маленькую, худенькую, в потертом твидовом пиджачке.

— Ну, не знаю, по-моему… — с сомнением проговорила она.

Лиз улыбнулась:

— Не волнуйтесь. Я все сделаю как надо.

Она открыла нижнюю створку ворот едва заметным движением и вошла в стойло.

Карло фыркнул на нее, обнажил зубы, но Лиз вовремя увернулась. Она начала с ним разговаривать — нежно, успокаивающе, держась одной рукой за повод. С того места, где она стояла, ей была видна огромная рваная рана вдоль спины и крупа — оторванная кожа, слипшаяся шерсть, кровь.

— Бедный, бедный мальчик, — ласково говорила ему Лиз, но нервы ее были напряжены в ожидании любого внезапного движения.

Ей показалось, что она стояла так несколько часов, успокаивая коня, подбираясь к нему все ближе и ближе. Хотя на самом деле прошло всего несколько минут.

Наконец рука ее уцепилась за поводья. Карло резко вздернул голову и крупно задрожал всем телом. Лиз погладила его по вспотевшему боку. Она увидела, как его прижатые уши встали торчком. И тут она сказала негромко, не меняя интонации:

— Давайте.

По-прежнему держась одной рукой за повод, она взяла у Сабрины шприц.

Карло не шевелился, и Лиз вдруг поняла каким-то шестым чувством, что завоевала его доверие и теперь сможет им управлять.

Все произошло мгновенно. От укола Карло вновь вздернул голову кверху, но ласковый голос как будто успокоил его. Лиз подождала минуту-другую, зная, что лекарство скоро подействует на коня и он утихомирится.

Где-то вдали громко хлопнула дверь, и раздался голос Хельги:

— Да, да, вот сюда…

Звякнули чугунные ворота, ведущие к конюшне, заскрипел гравий на дорожке. Затем послышался мужской голос:

— Это вы мисс Грэшем?

Весь этот шум плохо подействовал на Карло и снова вскинул вверх голову, встал на дыбы и попятился назад, суча передними ногами в воздухе. Лиз повисла на поводе всем телом, зная, что если Карло откинет ее в сторону, то непременно затопчет своими огромными копытами.

Сабрина завизжала от ужаса.

— О господи… скорее… Кто-нибудь!..

Мужчина одним прыжком оказался в стойле и ухватился за повод Карло с другой стороны.

— Дурочка! — произнес он негодующим шепотом. — Что ты творишь? Ты понимаешь, что можешь погибнуть?

Лиз была слишком занята тем, чтобы усмирить брыкающуюся лошадь, поэтому ничего не ответила. Наконец Карло затих. Укол, который сделала ему Лиз, начинал действовать, и он успокоился — потел, дрожал, но стоял смирно.

Мужчина обошел Карло спереди и подошел к Лиз, глядя на нее во все глаза. Высокий, мощный, с широкими плечами и грудью. Темные рыже-каштановые волосы, твердый рот без улыбки, квадратный подбородок. Глубокий резкий голос властно спросил:

— Вы мисс Синклер?

Лиз кивнула, чувствуя, что язык не подчиняется ей. Она сделала глубокий вздох, но, прежде чем успела ответить, Сабрина вышла вперед, откидывая с лица растрепавшиеся шелковистые светлые волосы.

— Вы так вовремя приехали. Это просто какой-то ужас. Мисс Синклер, конечно, пыталась что-то сделать, но Карло словно обезумел… Он упал сегодня утром, и это совершенно вывело его из равновесия. — Раскосые зеленые глаза смотрели на гостя с интересом. — Я так понимаю, вы тоже из ветеринарной клиники?

Он кинул на нее быстрый взгляд, потом снова повернулся к Лиз:

— Да… да, меня зовут Роджер Хейворд. Как только вы позвонили, я тут же приехал. — Он нахмурился, глядя на Лиз из-под черных густых бровей. — Дядя сказал, что вы поехали сюда одна, мисс Синклер, но, честно говоря, я… был удивлен. Такая работа совершенно не для девушки.

Лиз подняла на него глаза, в ее взгляде удивление было смешано со страхом. Роджер был совсем не похож на того юношу, которого она видела на фотографии. Человек, стоящий сейчас перед ней, возвышался над ней, словно башня, отчего Лиз казалась себе совсем маленькой, беспомощной, ничего не значащей. Она вдруг почувствовала, что начинает злиться. Ей потребовалось все ее мужество, чтобы так близко подойти к огромному коню, но она не испугалась. И действовала грамотно. И все шло хорошо, пока не появился этот громогласный высокомерный племянник мистера Джордона.

Она с трудом подавила готовые сорваться с языка резкие слова. Но в конце концов, он все-таки племянник мистера Джордона! Лиз постаралась преодолеть легкую дрожь в голосе и произнесла:

— Боюсь, именно ваше внезапное появление так испугало коня. К тому времени я как раз смогла подойти к нему близко и успела сделать укол.

Глаза у него были добрые, вишнево-карие, с маленькими рыжеватыми крапинками. Он недоверчиво посмотрел на нее:

— Что-что? Вы сделали ему укол?

— Да, — сказала Лиз и твердо посмотрела ему в глаза. — Может быть, пора уже заняться делом, ради которого мы оба сюда приехали?

— Да, конечно. — Улыбка Роджера Хейворда оказалась такой же холодной, как его голос. Про себя он подумал, что она слишком симпатичная, чтобы быть хорошим ветеринаром. Золотисто-каштановые волосы с медовым оттенком, карие глаза — довольно необычное сочетание. Кожа у нее была чистая, нежная, почти прозрачная, так что можно было сосчитать все веснушки, которые были рассыпаны но ее аккуратненькому маленькому носику. Она вдруг чем-то напомнила ему котенка персидской кошки. Хотя она на самом деле сильнее, чем кажется на вид. Так ловко удерживала этого разбушевавшегося коня! И ведь хватило смелости взяться за такое дело самой, да еще сделать укол! Роджер тихо присвистнул от изумления.

Но он не был склонен потакать героизму. По крайней мере, позволять симпатичным юным девушкам заниматься такими делами. Он ответил Лиз вежливо, но решительно, не допуская никаких возражений:

— Прошу вас предоставить это дело мне. Будете передавать мне инструменты и бинт, когда понадобится.

Лиз встретилась с ним взглядом, и в ней вскипела ярость оттого, что он сразу принялся командовать и обращался с ней так, словно она новичок. Но сейчас было не время спорить, тем более что Сабрина внимательно наблюдала за ними и ситуация ее явно забавляла.

Лиз пришлось признать, что Роджер Хейворд знал свое дело. Его большие загорелые руки двигались осторожно, но уверенно. Он наложил на рану швы и дал Сабрине несколько кратких указаний по уходу за конем, чтобы она передала их потом конюху — тот должен был вернуться к вечеру.

— Ну вот, кажется, и все, — закончил Роджер. — Я заеду завтра утром, посмотрю, как он.

Сабрина широко улыбнулась ему:

— Это было бы замечательно. Уверена, теперь Карло вне опасности, раз вы занялись его лечением. — Она помолчала. — Кстати, не хотите ли зайти в дом, познакомиться с моей матерью? Выпьем чего-нибудь. Так приятно бывает встретить… э-э… приятных людей, а мы совсем недавно приехали и никого тут не знаем.

Он отрицательно покачал в ответ головой, но улыбнулся:

— Боюсь, сейчас никак не получится — я на работе. Надо возвращаться к дяде. Впрочем, спасибо за предложение.

Сабрина очаровательно надула губки.

— Ах, неужели вы так сразу и уедете? — Она посмотрела на Лиз: — Да, чуть было не забыла поблагодарить вас за то, что вы приехали. Уверена, вы сделали все, что могли, мисс Синклер.

— Спасибо, — ответила Лиз. Больше сказать было нечего, и она попрощалась: — Всего доброго, мисс Грэшем.

Роджер повернулся к ней:

— Мне придется попросить вас подбросить меня обратно в клинику, мисс Синклер. Я добирался сюда на такси — на том же самом, на котором приехал с вокзала. А когда увидел здесь вашу машину, я его отпустил.

Лиз скользнула на водительское место и сказала ровным голосом:

— Знаете, вам вовсе незачем было так срочно приезжать, мистер Хейворд. Я вполне могла сама справиться с конем. — Она обернулась и посмотрела на него, когда машина тронулась с места. — Конечно, у меня нет такого опыта, как у вас, но могу вас заверить, что диплом у меня самый настоящий. И между прочим, ваш дядя совершенно спокойно отпустил меня на этот вызов.

Он, казалось, заполнил собой все сиденье маленькой машины. На поворотах его широкие плечи чуть касались Лиз.

— А я и не сомневаюсь в вашей квалификации. Но полагаю, дядя Гарри не знал, что вас здесь ожидает. И не знал, что здесь некому было вам помочь. Еще немного — и этот конь сделал бы из вас отбивную. У вас просто нет физической силы, чтобы справиться с таким норовистым конем, как этот Карло.

Лиз переехала через речку, разбрызгивая воду во все стороны. Она почти никогда не выходила из себя, ей это было несвойственно, но события последнего часа, казалось, совсем расстроили ее нервы — она едва сдерживалась. Она даже сама удивилась, как резко прозвучал ее голос:

— Не все же должны быть Голиафами. Есть и другие методы обращения с животными, а особенно с лошадьми.

Роджер фыркнул.

— И какие же? Дрессировка, что ли, как с тиграми? Или гипноз, может быть? Жаль, что вам не удалось их применить.

— Мне все удалось. — начала было Лиз, — и все шло хорошо, пока…

— Ясно, — отозвался Роджер. — Пока я не появился. Послушайте, мисс Синклер, давайте говорить начистоту. Так будет лучше, если учесть, что нам придется работать вместе. У меня, знаете ли, есть такая теория, что мужчины лучше справляются с некоторыми делами. — Он медленно повернул к ней голову и улыбнулся неприятной улыбкой — И могу вам прямо заявить— если дядя хоть сколько-нибудь прислушается к моему мнению, вы будете всегда находиться при клинике и заниматься пуделями и кошками.

Лиз возмущенно посмотрела на него. От злости у нее пропал дар речи. Ей вдруг захотелось крикнуть ему в лицо: «Вы отвратительный тип. Еще будете мне указывать, что можно делать, а что нельзя! У вас и вид такой — как у пещерного человека, вам и притворяться даже не нужно».



Глава 2

<p><strong>Глава 2</strong></p>

Огромным усилием воли Лиз удержала себя от подобного выпада. Здравый смысл подсказывал ей, что сейчас неподходящее время ссориться с племянником мистера Джордона. Это будет невежливо с ее стороны и очень несправедливо по отношению к чете Джордон.

Лиз невольно вздернула подбородок. В конце концов, пусть решает мистер Джордон, это его дело. И если он доверяет ей, то это для нее главное.

Роджер, искоса поглядывая на нее, заметил, как до этого мягкая линия ее рта выпрямилась и стала жестче. Он грустно улыбнулся. Ему было жаль расстраивать Лиз, но он говорил серьезно и отступать не собирался. Он не мог позволить, чтобы женщина-ассистент, даже такая симпатичная и очаровательная, как Лиз, вмешивалась в его работу.

Молчание, повисшее между ними после его слов, затянулось и стало томительным. Оба — и Роджер, и Лиз — с облегчением увидели вдали красные крыши Истминстера.

Городок был, как всегда, полон народу, поэтому пробираться на машине по главной улице приходилось очень медленно. Вдруг Лиз заметила в толпе Джеффа. Он повернулся к ней и помахал ей рукой, когда она проезжала мимо.

Лиз сняла руку с руля, махнула ему в ответ и улыбнулась. Она скорее почувствовала, чем увидела, как Роджер резко повернул голову и проследил за ее взглядом.

Он медленно проговорил:

— Это кто? Джефф Ридхэм?

Лиз отметила про себя, какой у него глубокий голос. «Приятный голос», — подумала она неохотно, оборачиваясь к Роджеру, чтобы ответить на его вопрос.

— Да… а вы его знаете?

Роджер коротко кивнул, ответ его прозвучал отрывисто:

— Немного.

Лиз ощутила, как в ней опять поднимается волна антипатии к нему. Она почувствовала в этом ответе какое-то подспудное недружелюбие, какое неодобрение по отношению к Джеффу.

«Почему бы это, интересно знать?» — подумала она с некоторым раздражением, сворачивая за угол и ведя машину вверх по узкой улочке к дому Джордонов.

Роджер расправил свои широкие плечи и вышел из машины. Лиз даже показалось, будто он слегка встряхнулся, как огромный пес.

— Ну вот, приехали.

Лиз посмотрела на него холодно и прямо:

— Да… приехали.

Взгляды их скрестились, и некоторое время они молча смотрели друг на друга, словно эти простые слова содержали в себе какой-то вызов.

Потом Роджер отвернулся и проговорил совершенно без эмоций:

— Пойду-ка зайду к дяде. Я даже не успел с ним как следует поздороваться, сразу кинулся на вызов.

Лиз медленно побрела в приемный кабинет. Там она поставила на стул свой чемоданчик. С минуту она стояла неподвижно, глядя на чемоданчик и размышляя. «Надеюсь, все не так уж плохо, — думала она. — Нам придется сработаться. И жить в одном доме. Может быть, он не станет вмешиваться во все подряд. Но я, в любом случае, должна постараться не обращать на это внимания, хотя бы из уважения к мистеру и миссис Джордон, да и ради себя тоже».

— Ого-го… так вот ты где, Элизабет, королева моего сердца! — раздался позади нее голос мистера Дунана. — Ну, как там поживают свинюшки и породистые скакуны, которых ты навещала? Я нашел твою записочку у себя на столе.

Лиз улыбнулась. Мистер Дунан был маленький ирландец с всегда веселыми голубыми глазами. Говорил он с чудовищным ирландским акцентом, который к тому же безбожно преувеличивал.

Она рассказала ему про поездку на ферму Эдвардса и про рану лошади мисс Грэшем, а затем прибавила:

— Приехал мистер Хейворд и закончил работу за меня. Вы в курсе, что он уже здесь?

Кустистые брови мистера Дунана поползли вверх.

— Никак нет! Итак, юный Роджер снова с нами. О, он отличный парень. А ты с ним уже познакомилась, Лиз? Где же этот непослушный мальчишка, куда он у нас спрятался?

И он стал оглядывать комнату, словно ожидая обнаружить Роджера за креслом или под столом.

— Мистер Хейворд пошел наверх, к дяде, — с улыбкой ответила Лиз.

— Тогда я тоже к ним поднимусь, поздороваюсь. А потом пойду домой. И — прощай до понедельника, Элизабет.

— До свидания, мистер Дунан.

Лиз убрала инструменты, потом не спеша поднялась по лестнице на второй этаж. Из-за двери мистера Джордона доносился гнусавый смех самого мистера Джордона и визгливый хохот мистера Дунана, потом послышался глубокий звук голоса Роджера Хейворда и его на удивление приятный мелодичный смех.

Лиз поднялась еще выше по небольшой лесенке. Здесь, под крышей, миссис Джордон устроила для нее уютную спальню, обтянув стены набивным ситцем. Комната была маленькая, но светлая, с кроватью из красного дерева под балдахином и большим комодом, который, немного покосившись, стоял на неровном полу из полированного дуба. Возле кровати лежал выцветший розовый индийский коврик.

Лиз присела на низкий подоконник и стала смотреть на крыши Истминстера, над которыми возвышались две одинаковые башенки местного собора. Где-то там, внизу, по людной улице, шел Джефф. Как ей хотелось сегодня остановить машину, поболтать с ним, но при таком оживленном движении это было невозможно. Милый, милый Джефф. В следующем месяце она пойдет с ним на Охотничий бал. Осталось чуть меньше трех недель. Надо подумать о платье. Оно должно быть необыкновенно красивым, чтобы Джефф гордился ею.

Лиз вздохнула и слезла с подоконника. Давно уже наступило время обеда, а она еще не помыла руки и не причесалась.

Она зашла в крошечную ванную, очень удобно расположенную недалеко от ее комнаты, и несколько минут спустя уже торопливо спускалась по лестнице в столовую.

Миссис Джордон сияла от радости. Она без конца расспрашивала Роджера о его матери, которая жила в Котсволде, о поездке в Кению, и, не давая ему толком ответить, все время перебивала его, выкладывая разные местные новости и сплетни. Наконец она оборвала себя и рассмеялась:

— Ты, наверное, подумал, что я глупая старая тараторка, Роджер. Я даже не слушаю, что ты мне рассказываешь. А вот Элизабет сидит как мышка. Наверное, ты решила, что тебе все равно не удастся вставить ни словечка, да? Но я так рада, что Роджер приехал, я так по нему соскучилась. Ты уж меня прости, милая.

Лиз сердечно улыбнулась ей:

— Я все понимаю, миссис Джордон.

После обеда Роджер снова пошел наверх, поговорить с дядей, а так как ветклиника была официально закрыта в субботу после обеда, Лиз прибралась в кабинете и решила прогуляться в город, отнести в библиотеку пару книг, которые брал мистер Джордон, и заодно сделать кое-какие покупки.

Она втайне надеялась ненароком столкнуться с Джеффом, но его нигде не было. Город опустел. Машины фермеров, тележки продавцов и трейлеры скотовладельцев покидали Истминстер, и Лиз повернула к дому.

Воскресенье прошло, как обычно, спокойно. Утром она пошла в церковь с миссис Джордон, а после обеда написала письма родителям и младшему брату Малколму, который тоже жил в Эдинбурге.

Она и не заметила, что Роджер куда-то ушел, и узнала об этом только за полдником, когда миссис Джордон сказала:

— Думаю, не будем больше ждать Роджера. Он что-то задерживается, а мистер Джордон уже хочет чаю. Послушай, Лиз, деточка, ты не отнесешь этот поднос с бутербродами ему в спальню? А я пока заварю чай и принесу ему на другом подносе. Кстати, можно попить чай там, всем вместе — и Гарри будет веселее.

Мистер Джордон сидел на своем уже ставшем привычным месте возле камина. Он улыбнулся, посмотрев на Лиз из-под нависших бровей:

— Ага! Чайная церемония, да? Донесешь сама? Ставь сюда, на столик, Где же наш парень? Еще не вернулся?

Лиз отрицательно покачала головой:

— Пока нет, мистер Джордон.

Они все расселись вокруг камина уютным кружком, рядом стоял столик с чаем, и в этот момент Лиз услышала шаги на скрипучей старой лестнице, и в комнату вошел Роджер.

— Нет, нет, не вставайте, тетя Джейн, сидите… Я уже пил чай. Я ездил в Милл-Хаус, и миссис Грэшем настояла, чтобы я непременно выпил с ними чаю. Я сяду здесь, около дяди Гарри. — Он улыбнулся старику, придвигая к нему стул. — Рад видеть, что аппетит у него не пострадал.

— Да я вообще уже в полном порядке, — проворчал мистер Джордон. — А ты ездил смотреть того коня, да? Ну, как там дела? Пенициллин помог?

Лиз сидела на стуле не двигаясь, пытаясь подавить возмущение и недовольство, охватившие ее. Ага, значит, он ездил осматривать Карло. Ему следовало бы предупредить ее, если учесть; что она все-таки первая ездила вчера по этому вызову. Вообще-то он мог бы ей предложить поехать с ним. Впрочем, нет, это уже лишнее. Теперь окончательно ясно, что этот Роджер считает себя тут главным и, видимо, решил все делать по-своему.

Погрузившись в свои мрачные размышления, Лиз не услышала, что Роджер ответил мистеру Джордону. Но она чуть не подскочила на месте, когда старик произнес фамилию Ридхэм.

— Ну да, — говорил мистер Джордон. — Раньше это все была земля Ридхэмов. И Милл-Хаус им тоже принадлежал. А юный Ридхэм его продал этим приезжим, месяцев десять тому назад. — Он покачал головой. — Это была бесхозная, заброшенная земля, где все кишмя кишело крысами. Там уже много лет никто не жил.

— А сейчас такой приятный домик, — сказал Роджер. Он посмотрел на Лиз: — Вы не находите, мисс Синклер?

Лиз напряженно кивнула:

— Да, мне показалось, его привели в порядок, и после ремонта он смотрится неплохо.

— Были времена, когда Ридхэмам принадлежали тысячи акров, — продолжал мистер Джордон. — А сейчас и ста не осталось. Непонятно мне, как они вообще сводят концы с концами. Нельзя же жить на широкую ногу, не имея для этого никаких средств.

Лиз уставилась в свою тарелку, словно опасаясь, что мистер Джордон может догадаться о ее симпатии к Джеффу по выражению ее глаз. Ей очень хотелось еще что-нибудь услышать про Джеффа, однако ей было неприятно слышать, как его трудности обсуждают посторонние люди, пусть даже милейший мистер Джордон.

Она знала, что Джефф временами отчаянно нуждался в деньгах. Очень часто ей казалось, что это было главной причиной, по которой он никогда всерьез не заговаривал с ней о будущем.

Из груди ее вырвался грустный вздох, и все это заметили. Лиз подняла глаза и увидела, что Роджер Хейворд пристально на нее смотрит.

Она вскочила:

— Пойду отнесу посуду вниз и помою, а вы отдохните, миссис Джордон. Прошу вас, дайте я вам помогу. — И она начала собирать чашки, блюдца и ложки на поднос.

— Я принесу остальное, — предложил Роджер, открывая ей дверь.

— Не надо, я сама справлюсь, — возразила Лиз, но, пройдя через холл в маленькую кухоньку, она услышала, как Роджер спускается вслед за ней по лестнице.

Лиз молча сложила посуду в раковину и открыла кран. Ома надеялась, что Роджер сразу уйдет, но, оглянувшись, увидела, что он стоит и ждет с трубкой в зубах, держа в одной руке посудное полотенце.

В кухне было очень уютно. Огонь старинного очага отбрасывал отблески на медные сковородки и кувшины, освещал изящную чайную посуду в высоком шкафчике. На отделанном деревянным кружевом подоконнике стояли цветы в горшках. Уоллес, жирный пушистый кот миссис Джордон, самодовольно развалился на коврике ручной вязки и, мигая, смотрел на тлеющие поленья в очаге.

— Я сама могу вытереть, — сказала Лиз. — Прошу вас, не беспокойтесь.

Роджер улыбнулся ей сухой вежливой улыбкой, как бы упрекая ее за резкий тон. Его густые рыжие волосы, слегка вьющиеся, отражали свет пламени. Он, как и всегда, казалось, заполнял собой все пространство, в котором находился.

— Мне это не трудно, — только и сказал он. Он взял у Лиз из рук вымытую чашку и поинтересовался: — А сколько вы уже здесь живете — я имею в виду, у дяди с тетей?

— Десять месяцев, — быстро ответила Лиз.

— Наверно, это ваша первая работа?

Лиз кивнула:

— Да. — Потом добавила, словно защищаясь: — Но, разумеется, у меня было много практики, когда я училась.

Роджер склонил голову, как бы признавая этот факт.

— Нисколько в этом не сомневаюсь, — сказал он. — И как вам понравился Истминстер?

— Мне здесь очень нравится, — ответила Лиз. Она открыла кран и смыла с бортиков раковины мыльную пену. — Благодарю вас, мистер Хейворд. Я сама все уберу.

Он кивнул и вышел из кухни. Странно, но после этого короткого разговора они стали еще более чужими друг другу, чем прежде.

Наверное, это было просто совпадение, но в следующие дни Лиз заметила, что дел у нее поубавилось. Все-таки приезд Роджера Хейворда значительно облегчил их работу. Но вместо того чтобы быть ему за это благодарной, она чувствовала, что злится из-за своего вынужденного бездействия и из-за того, что ее не пускают дальше кабинета и конюшни во дворе.

Мистер Дунан имел обыкновение приезжать утром пораньше и исчезать на весь день. Он проводил операции дважды в неделю в двух соседних городках и к тому же в основном специализировался по крупному рогатому скоту. Но Лиз часто ездила на фермы по вызовам, когда мистер Джордон должен был остаться в клинике или отправлялся на рынок. Теперь по утрам в кабинет заходил Роджер, всегда сжимая в белых крупных зубах трубку, и просматривал список вызовов. Затем он поручал часть работы Лиз и уезжал на маленьком «форде», на котором Лиз сама привыкла объезжать пациентов. Его машину должны были забрать из Петерборо в конце недели.

«Может быть, тогда все будет по-другому, — думала Лиз, возмущенно глядя из окна в удаляющуюся спину Роджера. — Тогда я снова смогу брать эту машину».

Но у нее было такое чувство, что, верный своему слову, он решил ограничить ее практику только клиникой.

В четверг утром Роджер приехал как раз перед обедом. Он подошел к столу и проглядел лежавшие на нем бумаги, и тут зазвонил телефон, стоявший на маленькой тумбочке рядом со столом. Лиз, разбирая лекарства у шкафчика с медикаментами, услышала, как он говорит:

— Клиника «Джордон и Дунан». Слушаю вас. Да. Кто, кто? — Голос его вдруг изменился, и он холодно сказал: — Сейчас я позову мисс Синклер. — Он встал, оттолкнув крутящийся стул у стола. — Мисс Синклер, это вас. — Он отвернулся лицом к окну, держа бумаги в руках.

Это был Джефф. Несмотря на присутствие Роджера, голос Лиз сразу потеплел, в нем зазвучала нежность:

— Привет, Джефф.

— Лиз, детка! Как приятно слышать твой голос. А кто этот грубиян, который взял трубку? Слушай… ты, наверное, занята, и я тоже, но не хочешь ли ты со мной пообедать завтра? Давай в «Вороне», в час дня, если тебе удобно.

— Да, конечно. Джефф. Спасибо большое, — сказала Лиз, всем своим существом ощущая недовольство Роджера.

— Уже почти неделя, как я тебя не видел, — продолжал Джефф. — А ты скучала по мне, Лиз?

— Немножко, — тихо ответила Лиз.

— Это хорошо, — рассмеялся Джефф. — Тогда до завтра, мой ангел. До часу дня.

— Час дня, — повторила Лиз. — До свидания, Джефф.

Трубка опустилась на рычаг. В комнате воцарилось странное молчание.

Роджер не проронил ни слова. Он снова сел за стол и начал копаться в бумагах. Лиз поняла, что ей демонстрируют явное, хотя и не выраженное внешне, неодобрение. Наверное, его раздражает, что ей звонят в рабочее время. А что тут такого? Имеет же она право на какую-то личную жизнь, в конце концов! Доволен он или нет — ей нет до этого никакого дела. Сердце ее пело от счастья.

Завтра она обедает с Джеффом. Он сказал: «В «Вороне», в час». Ей безумно хотелось, чтобы сегодняшний день поскорее закончился.

Джефф уже ждал ее, когда она спустилась по мелким ступеням в зал «Ворона» в вестибюле гостиницы. После солнечного весеннего дня небольшая темная комната с огромным камином показалась ей освещенной каким-то призрачным, мрачным светом. Но там ее ждал Джефф. Он шел ей навстречу, высоко подняв белокурую голову, его голубые глаза весело улыбались ей.

— Лиз, детка!

Он взял ее за руку и повел к столику у окна.

— Возьмешь что-нибудь выпить?

— Нет, не сейчас, спасибо, Джефф, — улыбнулась Лиз.

— Ну хорошо. Надо немного подождать. Старина Арнольд посадит нас за столик через пять минут. — Он сжал ее пальцы. — Ну, как ты, дорогая? Выглядишь прелестно.

На работе Лиз обычно носила узкие брюки и старый твидовый пиджак, а сверху иногда надевала белый халат. Но сегодня она надела серый костюм в елочку. Темно-розовая блузка удачно подчеркивала нежный румянец ее щек, от счастья и волнения ее медовые глаза с длинными загнутыми ресницами словно отливали золотом.

Как всегда с Джеффом, разговор шел легко и весело. Не успели они присесть, как к ним подошел Арнольд, пожилой официант:

— Доброе утро, мисс. Ваш столик готов, мистер Джефф.

— Спасибо, Арнольд. Ну что, идем, Лиз?

Было так чудесно сидеть в уютном зале ресторанчика и видеть напротив улыбающегося Джеффа. Заказав обед, он вдруг рассмеялся и спросил:

— А чей это суровый голос ответил мне вчера, когда я звонил?

Лиз рассмеялась вместе с ним:

— А, это мистер Роджер Хейворд, племянник мистера Джордона. Не знаю, насколько он суров, но ко мне он явно относится неодобрительно — он терпеть не может женщин-ветеринаров!

Джефф нахмурился:

— А, Хейворд! А что он здесь делает? Я думал, он уехал куда-то за границу.

— Да, так и есть, — сказала Лиз. — Но сейчас у него отпуск, и из-за того, что мистер Джордон слег с пневмонией, Роджер приехал нам помочь. Цеховая солидарность. — Она вздохнула. — Но знаешь, Джефф, лучше бы он не приезжал. Он во все вмешивается.

Джефф кивнул:

— Да, он всегда такой был. Сует свой длинный нос куда попало.

Лиз удивила враждебность в его голосе

— А я думала, вы с ним почти незнакомы.

Джефф пожал плечами:

— Мы действительно не очень хорошо знакомы. Я бы не расстроился, если бы вообще его не знал. А когда он приехал?

— В субботу. А ты разве не узнал его, когда я тебе махала из машины? Он сидел рядом.

— А, так вот кто это был, — усмехнулся Джефф. — А я уж было решил, что у меня соперник. Я собирался разведать, кто это, и выбить ему все мозги. — Он замолчал, потому что к их столику подошел Арнольд, ведя за собой двух дам.

— Мистер Джефф, сэр, — виновато шепнул он, — мне очень неприятно прерывать ваш обед, но… сегодня у нас нет свободных мест, а эта дама, миссис Грэшем, сказала, что знает вас, и, может быть, вы позволите им присесть к вам за столик?

Джефф немедленно вскочил на ноги:

— Миссис Грэшем. Доброе утро. Мисс Грэшем. Разумеется. Да, конечно, Арнольд, пригласи их. Принеси тот стул, а другой поставь напротив.

Высокая статная дама с седыми волосами, в изящном твидовом костюме улыбнулась Лиз, садясь за стол. Джефф вежливо произнес:

— Миссис Грэшем, это моя подруга, мисс Синклер. Лиз, это миссис Грэшем и мисс Грэшем, они купили Милл-Хаус.

Знакомые зеленые глаза, холодные, оценивающие, окинули Лиз насмешливым взглядом.

— Привет, — проговорила Сабрина Грэшем. Потом она повернулась к Джеффу: — Мы уже встречались с мисс Синклер, и, надо сказать, при самых ужасных обстоятельствах. Бедная мисс Синклер — ей пришлось бороться с моим конем, и ей не поздоровилось бы, если бы не подоспел ее коллега. Он буквально спас ее.

Миссис Грэшем наклонилась вперед, улыбнувшись Лиз:

— Сабрина все так преподносит, что страшно слушать. Но вам, наверное, действительно пришлось нелегко. — Ее аккуратно вычерченные карандашом брови удивленно приподнялись. — Пожалуй, мне до сих пор не приходилось встречать девушек, которые занимались бы такой работой. Скажите, разве это не опасная и к тому же очень… — Миссис Грэшем замялась, как будто хотела сказать что-то вроде «грязная», но выразилась иначе: — Очень неэлегантная работа?

Лиз вежливо улыбнулась и отрицательно покачала головой.

— Это очень интересная работа, — искренне призналась ома. — И по-моему, совсем не опасная.

Сабрина и Джефф заговорили о лошадях. Джефф, как всегда, говорил о них с особым пылом. Лиз вдруг ощутила неприятный укол в сердце, увидев, как заблестели зеленые глаза Сабрины, когда она с наглым восторгом разглядывала симпатичное лицо Джеффа.

Обед, которого столько ждала Лиз, оказался вконец испорчен. Этот момент волнующего тет-а-тет, этот час смеха и болтовни наедине в уютном ресторане ей приходилось делить с миссис Грэшем и ее дочерью.

Обе они были великолепно одеты. Миссис Грэшем была на удивление хороша собой. Короткие седые волосы, зачесанные назад аккуратными голубоватыми волнами, идеально сидящий костюм из гладкого твида. Прекрасные кольца поблескивали на тонких белых пальцах. Сабрина была в светло-коричневом платье и замшевом пиджаке. Зеленый шарф и огромное кольцо с изумрудом оттеняли необычный цвет ее глаз. Рядом с этими изящными, холеными, блистательными женихами Лиз сразу почувствовала себя замарашкой. «Неэлегантной», как выразилась миссис Грэшем.

Джефф был из той породы людей, которые при любых обстоятельствах рады женскому обществу. Он излучал любезность, очарование и веселость, действовавшие неотразимо и на его пожилую собеседницу, и на обеих молодых женщин.

Лиз трудно было участвовать в разговоре, потому что речь шла в основном о делах Грэшемов. Со все возраставшим отчаянием она наблюдала за стрелкой своих наручных часов, которая неумолимо приближалась к двум. Обед продолжался долго, так как Грэшемы появились довольно поздно. Лиз понимала, что может опоздать на работу, если не поторопится.

Она подождала, пока Джефф закончит говорить.

— Если ваш конь все еще на больничном, можете взять на время одного из моих конюшен, — услышала она слова Джеффа. — Думаю, вам захочется приобрести себе второго коня. У меня как раз есть на продажу пара превосходных лошадей. Может быть, приедете как-нибудь со своим отцом к нам? Пусть он их посмотрит.

Сабрина кивнула, ее зеленые глаза улыбались.

— Да, непременно. Спасибо большое.

Лиз набралась храбрости и перебила их:

— Джефф, мне очень жаль, но… я не успею выпить кофе. Уже начало третьего, и мне надо возвращаться в клинику.

Джефф нахмурился:

— О… как неудачно, Лиз. Неужели нельзя немного задержаться? — Он встал. — Если миссис Грэшем меня простит, я провожу тебя до двери.

Ее не очень радовала мысль, что после этого он вернется за столик к Грэшемам и будет пить с ними кофе.

— Все было очень мило, Лиз, — сказал Джефф. — Прости, что так вышло. Но они приятные люди, тебе не кажется? Кстати, они должны быть отличными соседями. Слушай, детка, я завтра тебе позвоню, и мы поедем куда-нибудь в воскресенье. Может быть, в Ипсвич или па побережье. Ты как?

— Да… хорошо, — ответила Лиз. — До свидания, Джефф, и большое тебе спасибо за прекрасный обед.

«Совсем не прекрасный», — думала про себя Лиз, торопливо переходя Маркет-стрит и поднимаясь по переулку Святого Бенедикта. Она была страшно разочарована и расстроена.

Запыхавшись, она подошла к дому Джордонов и толкнула дверь, ведущую в кабинет, но та открылась изнутри — на пороге стоял Роджер Хейворд.

— А я уж было подумал, что вы решили провести со своим приятелем весь день, — заявил он, недовольно оглядев ее с ног до головы. — Жаль, что вы так оделись, у нас срочный вызов в Маркет-Дедхэм. Надевайте халат, резиновые сапоги, и идемте к машине. Сегодня мистер Дунан в Норвиче, и, хочется мне или нет, я вынужден просить вас сопровождать меня.

Лиз вся вспыхнула от его саркастического тона и быстро ответила:

— Простите, мистер Хейворд. Но ведь я… я только на двадцать минут опоздала.

Роджер демонстративно посмотрел на свои наручные часы.

— На полчаса, — холодно поправил он. — Но дело не в этом. А дело в том, мисс Синклер, что, если вы будете тратить свое рабочее время на Джеффа Ридхэма, боюсь, вы выработаете в себе привычку к небрежности и станете безответственно относиться к своей работе, впрочем, как и он сам.

— Почему вы позволяете себе критиковать Джеффа Ридхэма? — возмутилась Лиз. — Какое вам до него дело? Я же извинилась за опоздание. Прошу вас не встревать в мои личные дела.

Маленькая жилка на щеке у Роджера начала конвульсивно подергиваться.

— Мисс Синклер, вы молоды и неопытны. Вы совсем недавно приехали в Истминстер. Несомненно, Джефф Ридхэм производит впечатление вполне достойного господина. Впрочем, эта черта свойственна всем членам семейства Ридхэм. Если вам показалось, что я придираюсь к нему и настроен враждебно, то вы не ошиблись. Однако мои предубеждения против него основаны на том, что этот человек, по легкомыслию и безмерной расточительности, разбазарил огромное поместье, от которого осталась лишь небольшая чахлая ферма да довольно запущенный дом, гордо именуемый особняком. И я вам советую — держитесь подальше от Джеффа Ридхэма, ради вашего же блага.

Лиз была вне себя от бешенства.

— Это уже слишком, мистер Хейворд! С чего это вы вообразили, что мне нужны ваши советы? Или гнусные местные сплетни?

Роджер шагнул к ней, и в какой-то момент ей показалось, что ом собирается ее ударить. Потом он вдруг резко отвернулся и произнес с видимой неохотой:

— Боюсь, сейчас у нас нет времени обсуждать эту тему. Прошу вас, поскорее соберите все, что нужно взять с собой. Жду вас в машине.

Развернувшись на каблуках, он быстро вышел за дверь.



Глава 3

<p><strong>Глава 3</strong></p>

Лиз осталась стоять посередине кабинета. Она слышала, как Роджер громко хлопнул дверцей машины и как нетерпеливо взвыл мотор «форда».

«Какой он ужасный, — подумала она. — Просто невыносимый. Лучше бы он вообще не приезжал сюда. Теперь он все, все испортит».

И какие ужасные вещи он говорил о Джеффе! Но не сами его слова, а то, что стояло за ними, возмущало Лиз — высокомерие, сарказм, вечное недовольство.

Да, надо поспешить. Не хочется нарваться на очередной выговор. Лиз сняла с вешалки свой халат, надела резиновые сапоги, торопливо вышла во двор и села в ожидавшую у ворот машину.

Роджер даже не взглянул на нее, и машина сорвалась с места и вылетела со двора через открытые ворота. Лиз понемногу успокоилась, и ей стало интересно, куда же они направляются.

Но она не собиралась об этом спрашивать. Если Роджер не хочет ничего ей говорить, она будет молчать так же упрямо, как он.

Только когда они проехали через Маркет-Дедхэм, Роджер наконец заговорил. Он коротко сообщил:

— Мы едем в «Беллбэри» — на ферму Арнольда. Там надо будет сделать нескольким овцам прививки. — Он скользнул взглядом по Лиз: — Надеюсь, вам приходилось участвовать в вакцинации?

Лиз коротко кивнула, не глядя на него:

— Да.

Ферма «Беллбэри» оказалась высоким узким домом в стиле короля Георга. Там были хорошие амбары и дворовые постройки, но в целом вид у фермы был неухоженный, неряшливый. Когда они шли по двору, хлюпая грязью, с задней стороны дома отворилась дверь и им навстречу вышла высокая худая женщина с коротко стриженными седыми волосами и испещренным морщинами загорелым лицом. Она тяжелым взглядом уставилась на Лиз, потом внимательно оглядела Роджера, прежде чем протянуть ему костлявую смуглую руку.

— Что-то я вас обоих не знаю. А где Дунан? — Ее немигающий взгляд вновь обратился на Роджера. — Нет, постойте-ка. Кажется, я вас вспомнила. — Вдруг лицо ее осветилось улыбкой. — Вы мальчик Лили Джордон. Значит, племянник Гарри Джордона?

Роджер кивнул:

— Да, миссис Арнольд. Я надеялся, что вы меня вспомните. Ваш муж был для меня настоящим героем, когда я был маленький.

Взгляд старушки затуманился.

— А ты знал Джона, да? Тут все очень изменилось, с тех пор как его не стало. — Она пожала худенькими плечами. — Даже не знаю, зачем я все еще содержу этот дом. Он слишком большой для одинокой женщины. — Старушка посмотрела на Лиз и неожиданно улыбнулась. — В моем-то возрасте, — добавила она. — Ну, проходите, давайте взглянем на моих овец. Я совершенно уверена, что это инфекция. Только ума не приложу, откуда она здесь взялась. Ведь обычно это бывает на севере, не так ли?

Роджер кивнул, шагая рядом с ней туда, где толпились в загоне овцы.

— Вообще-то да.

Он перепрыгнул через загородку в загон и оглянулся на Лиз:

— Вам известны признаки болезни, надеюсь? — Интонация у него была небрежная. — Высокая температура, дрожь в теле, судороги, иногда паралич. — Он снова посмотрел на миссис Арнольд: — Они ведь не все из Суффолка? Вот эти — новая партия?

— Да, — ответила миссис Арнольд. — Один мой знакомый купил их в Йоркшире, когда подкупал овец для своего стада, и я у него взяла несколько.

— Наверное, они и есть разносчики болезни, — заметил Роджер. Он посмотрел на Лиз:

— Вам это известно, мисс Синклер? Если эти особи уже имели в крови инфекцию, то клещи, которые у них были, попали на других овец и могли их заразить. Так что нужно вакцинировать все стадо. Что касается детенышей — то это на самом деле очень опасно, но придется рискнуть. Прошу вас, принесите вакцину и все необходимое.

Это была не просьба, а скорее приказ, но Лиз понимала, что сейчас не время думать о его манерах.

— Вы знаете, как это делать? — спросил Роджер, когда она вернулась со шприцами и препаратом. — Прижмите овцу к земле и крепко держите, чтобы она не могла вырваться. Начинайте с этих.

Через пару минут миссис Арнольд развернулась и пошла прочь по своим делам. Ее высокая нескладная фигура очень напоминала пугало, особенно издали.

Лиз и Роджер молча и деловито трудились над стадом. Яркое солнце весеннего полдня начало понемногу меркнуть. Поблизости, на ветке боярышника, черный дрозд разучивал свою песню. Небо над высокими вязами постепенно приобретало розово-красный оттенок, и где-то вдалеке перекликались грачи.

На душе у Лиз было легко и спокойно. На какое-то время она забыла о своей враждебности по отношению к Роджеру. Теперь они работали вместе, в паре, и это взаимное молчаливое согласие удивительно сближало их.

Одна упрямая овечка, с которой Роджеру пришлось особенно долго возиться, вдруг легла перед ним на землю, вытянув мохнатые, как у медвежонка, ноги. Ясные желтые глаза преданно смотрели на Роджера. Лиз невольно улыбнулась.

Роджер заметил ее улыбку и усмехнулся, но тут же нахмурился и отвернулся, чтобы ввести вакцину. Потом он отпустил овечку и поднялся на ноги.

— Так, кажется, закончили. Больше мы пока ничего не можем сделать. Надо будет понаблюдать за ними, тогда станет ясно, как все обернется. — Роджер покачал головой. — Эти нервные заболевания иногда дают неожиданные вспышки. — Он вытер руки грязным носовым платком и ворчливо заметил: — А у вас неплохо получается. — Затем, словно решив, что не стоит ее перехваливать, он прибавил: — Конечно, пока еще не очень. Идемте, мисс Синклер.

Лиз перелезла вслед за ним через загородку, глядя ему в спину. Казалось, он совершенно забыл о ее присутствии. Лиз покорно семенила сзади, чувствуя себя послушной восточной женщиной. Что-то в посадке его крупной головы неизменно вызывало у нее раздражение.

«Да что он о себе возомнил?» — молча возмущалась Лиз, немного стыдясь своей детской обидчивости.

Огромный черный лабрадор стоял на пороге дома возле распахнутой двери. Он встретил их глухим лаем, но хвост его мотался из стороны в сторону вполне дружелюбно. Роджер потрепал его по голове, дожидаясь, пока Лиз подойдет, и кивнул в сторону двери, приглашая войти.

Миссис Арнольд ждала их в большой кухне с каменным полом. В печной трубе глухо завывал огонь. Она сняла чайник с плиты и налила им две чашки чаю.

— Садитесь, — велела она. — Где хотите. Простите, что принимаю на кухне. Гостиной я давно уже не пользуюсь. — Она покачала головой. — Да, хозяйство приходит в упадок на глазах. Все силы отнимает скот.

— Вы очень хорошо управляетесь с животными, — похвалил ее Роджер.

Они выпили чай, Роджер сделал несколько замечаний насчет овец и пообещал, что заедет через пару дней. Потом он поднялся и сказал:

— Прошу нас извинить, миссис Арнольд, но нам нужно двигаться дальше. Я должен еще заехать в Бедингхэм на обратном пути. Большое спасибо за чай.

Миссис Арнольд явно не хотела их так скоро отпускать. Она дошла с ними до ворот, а пес бежал за ней по пятам.

— Непременно заезжайте как-нибудь навестить меня. — Она взглянула Роджеру прямо в глаза: — Жалко, что у вас уже есть работа. А то я предложила бы вам поработать у меня. — Она мило улыбнулась Лиз: — И ее тоже привозите с собой.

— Посмотрим, чем я смогу вам помочь, — ответил Роджер. Они пожали друг другу руки. — Всего доброго, миссис Арнольд.

Некоторое время они ехали молча, но скоро Роджер заговорил:

— Боюсь, мне придется вас немного задержать — мне надо заехать тут к знакомым. Надеюсь, у вас нет в Истмикстере срочных дел? — В его голосе вдруг появились насмешливые нотки. — Мне ужасно не хотелось бы, чтобы вы опоздали на какую-нибудь важную встречу, если у вас таковая назначена на сегодня.

— Можете полностью располагать моим временем, — холодно отозвалась Лиз.

— Замечательно.

Дальше они ехали молча. Дорога петляла между полями с ярко-зелеными всходами пшеницы, и скоро они подъехали к небольшой деревне. Машина свернула влево, проехала мимо старинной галечной церкви и остановилась возле маленького светлого домика с аккуратной соломенной крышей. Палисадник перед домом пестрел бледно-желтыми нарциссами и первоцветами. Несколько ранних желтофиолей уже начали распускаться. Возле крыльца качались золотые головки форзитии.

Лиз осталась сидеть в машине, а Роджер вышел и, подняв брови, взглянул на свою спутницу:

— А вы что, не зайдете? Антея будет рада с вами познакомиться.

Лиз ничего не ответила, и он недовольно нахмурился.

— Ради бога, хватит дуться! Ведите себя нормально.

Глупо было вступать в препирательства на глазах у хозяев дома. Лиз вылезла из машины и, не говоря ни слова, прошла через маленькие белые ворота, которые Роджер открыл перед ней.

Он постучал в дверь тяжелым молотком. В доме залаяла собака, и из-за двери послышались визгливые голоса детей:

— Дядя Роджер! Дядя Роджер! Откройте дверь!

Дверь открылась, и из дома вышла девушка среднего роста, с шелковистыми каштановыми волосами и огромными карими глазами на бледном овальном лице.

— Привет! — улыбнулась она. — Заходите. Дети, пожалуйста, не набрасывайтесь на дядю Роджера, дайте ему хотя бы пройти в комнату.

Роджер взглянул на детей, мальчика и девочку, которые никак не желали отходить от него.

— Антея, это мисс Синклер, она работает у дяди Гарри. Мисс Синклер, это миссис Бартон.

Антея Бартон протянула ей твердую ладошку и улыбнулась очень по-дружески:

— А я вас уже видела, мисс Синклер. Вы ехали в машине мистера Джордона. Проходите, пожалуйста, садитесь. Мы как раз пьем чай. Надеюсь, вы к нам присоединитесь?

— Должен тебя предупредить, что мы уже успели попить чаю в другом месте, — вмешался Роджер. — Ну ладно… наверное, еще чашечка не повредит. — Он взглянул на Лиз: — Что скажете, мисс Синклер?

Лиз кивнула, глядя при этом на Антею Бартон:

— Большое спасибо, с удовольствием.

Антея указала на детей:

— Эти безобразники — Тим и Сьюзан. Только, пожалуйста, не потакайте им.

Она села за столик с откидной крышкой и стала разливать чай для Тима и Сьюзан, которые вскарабкались на кушетку по обе стороны от Роджера, потом перевела на Лиз серьезный взгляд.

— За стол, — строго скомандовала она. — Быстренько садимся за стол и как следует допиваем чай. Никто не балуется на кушетке, не обсыпает бедного дядю Роджера крошками.

Тим и Сьюзан неохотно вернулись и сели за стол. Антея протянула Лиз чашку и блюдце, улыбаясь ей большими карими глазами.

— Вы вместе с Роджером ездили на какой-нибудь вызов, наверное? Что на этот раз случилось? Коровы заболели крупом, или у куриц астма, или у поросят пневмония?

Лиз покачала головой.

— Нет, на этот раз овцы, — ответила она и кинула на Роджера насмешливый взгляд. — Мистер Хейворд лучше расскажет, он любит, углубляться во всякие подробности.

Какое-то время Роджер не отрываясь смотрел ей в глаза, потом коротко бросил:

— Я не люблю говорить о работе. — Он посмотрел на Антею. — Мы были на ферме «Беллбэри». Давно я не видел миссис Арнольд. Она здорово постарела.

Лицо Антеи смягчилось.

— Милая миссис Арнольд. Я иногда вижу ее в Маркет-Дедхэм, на ярмарке. Она немножко со странностями, но ужасно милая. Дети ее обожают.

— Жаль, что у нее так и не было своей семьи, — сказал Роджер. — Ей, наверное, там очень одиноко.

— У нее там одна крестьянская девушка живет, — сообщила Антея. — Довольно милая. Просто она сейчас уехала на свадьбу к своему брату, если не ошибаюсь. — Она снова повернулась к Лиз: — Мы тут, в деревне, знаем все местные сплетни.

Роджер поставил чашку и блюдце на стол.

— А как там наш болящий? — поинтересовался он.

Сьюзан выбралась из-за стола и подошла к Роджеру.

— Виски ужасно болеет, — сообщила она грустно. — Он все время лежит в своей корзинке и дрожит, весь дрожит и ничего не ест, ничегошеньки.

Роджер взял крошечные пальчики в свою руку.

— О боже! Бедный, бедный Виски. Но я для того и приехал, чтобы его полечить, ты же знаешь. А теперь давай пойдем и посмотрим на него, если мама нам разрешит.

Антея кивнула:

— Да… идите. Он на кухне. — Она посмотрела, как Роджер и дети вышли из комнаты, потом повернулась к Лиз и сказала: — У нашего щенка чумка. Это ведь не лечится, да? Может быть, он все же выкарабкается, но он совсем маленький, мы даже не успели его привить. — Она грустно взглянула на собаку, развалившуюся у ее ног. — А тебе и дела нет, Бетси. Что-то ты у нас совсем не заботливая мама. Виски — один из щенков Бетси, — сообщила она Лиз и встала. — Извините, я на минутку.

— Конечно, — улыбнулась Лиз. Оставшись на время одна в комнате, она огляделась вокруг. Это было уютное помещение, очень милое, с огромным камином, в котором потрескивали дрова. На резном дубовом столе стояла фотография улыбающегося белокурого мужчины в форме военного летчика.

Кто это — муж Антеи?

Дети с криками вернулись в комнату и замерли перед ней. Они застенчиво улыбнулись, и Лиз тоже улыбнулась им в ответ, заметив вдруг, как похожи эти белокурые малыши на человека, фотография которого стояла на столе.

— Ну, как там Виски? — спросила она осторожно.

Осмелев, Сьюзан подошла к ней и положила ручку на колено Лиз.

— Ему стало лучше. Так дядя Роджер сказал. Он сказал, что скоро Виски будет бегать повсюду, как… как двухлетний щенок. — Она покачала головкой. — Только нам надо будет за ним ухаживать. Особенно когда он будет здрав… выздрав…

— Выздоравливать, — подсказала Лиз. — Да, так всегда нужно делать.

Кто-то вошел в комнату, и она повернулась к двери. Она думала, что это Антея, но это оказался Роджер. Он стоял и смотрел на Лиз странным задумчивым взглядом.

— Пора ехать, — объявил он.

Антея вошла и встала рядом с ним, взяв его под руку.

— Уже уезжаешь? — Она наморщила носик. — Вечно ты куда-нибудь торопишься. Дети меня замучили. Когда дядя Роджер приедет к чаю? Когда дядя Роджер покатает нас на машине? Только и слышишь — дядя Роджер да дядя Роджер.

Роджер ласково посмотрел на нее, и выражение его лица вдруг как-то неуловимо изменилось. Впервые Лиз отметила, что он очень симпатичный. Причем его привлекательность состояла скорее в его мужественности, чем в правильных чертах лица.

Лиз сама была поражена направлением своих мыслей. Она попыталась взять себя в руки и тут же услышала голос Роджера:

— Мне надо забрать свою машину из Петерборо на этой неделе. Может быть, договоримся на воскресенье? Как ты, Тим?

Тим бросился к Роджеру и повис на нем с криком;

— Урра! Мы поедем на рыбалку, как в прошлый раз. Поедем, да, поедем?

— Ну вот, видишь, во что ты ввязался, — засмеялась Антея. — Наверное, вы вряд ли захотите присоединиться к нашей буйной компании в воскресенье, мисс Синклер?

— Я бы с удовольствием, — улыбнулась Л из, — но… в воскресенье я уже занята.

— Тогда в другой день, — предложила Антея. — Прошу вас, непременно заходите в гости.

Уже второй раз за день Лиз почувствовала к почти незнакомому человеку огромную симпатию. Антея была ужасно милой. Такая очаровательная, и очень дружелюбная, и совсем простая в обращении. С такой девушкой легко подружиться. Лиз искренне надеялась, что они еще увидятся.

Уже начинало смеркаться, когда они ехали к Истминстеру. Птицы перекликались в ветвях чистыми веселыми голосами, и первая ясная звезда появилась на западе.

— Простите, что пришлось вас так задержать, — вдруг произнес Роджер. — Просто я раньше обещал, что заеду посмотреть Виски.

— Мне так у них понравилось, — призналась Лиз. — Миссис Бартон само очарование, и дети тоже очень славные. А какой милый уютный дом, — невольно прибавила она.

— Антее сейчас приходится нелегко. Ее мужа застрелили в Малайзии, в джунглях. Сьюзан родилась через полгода после его смерти. Антея держится очень мужественно.

Лиз промолчала, вспомнив улыбающееся лицо военного летчика на фотографии.

Эта поездка немного сблизила их. Следующие несколько дней прошли без стычек, потом Роджер отправился в Петерборо забирать машину, а Лиз иногда ездила с мистером Дунаном на вызовы, но в основном оставалась в клинике.

Ей удалось купить очаровательное бальное платье в одном магазинчике в Ипсвиче. Там, правда, надо было кое-что перешить, поэтому Лиз получила его только в день Охотничьего бала.

Лиз открыла коробку вместе с миссис Джордон. Они расправили шелестящие складки и хором вскрикнули от восторга — высокий, бронзового цвета лиф был вышит золотым и зеленым бисером.

— Какая красота, — сказала миссис Джордон. — Оно так идет к твоим волосам и глазам. — Она улыбнулась Лиз. — Ты будешь первой красавицей на балу, милочка.

Лиз отвернулась. Джефф ведь говорил ей то же самое. Она надеялась, что сегодняшний вечер поможет им стать еще ближе друг другу. А вдруг… вдруг Джефф сегодня вечером скажет ей: «Лиз, я люблю тебя… Выходи за меня замуж».

Миссис Джордон смотрела на нее с ласковой материнской улыбкой. Она покачала головой и направилась к двери.

— Не буду мешать тебе мечтать. Только смотри не опоздай к обеду.

Лиз не помнила, чтобы день когда-нибудь тянулся так долго. Но наконец он закончился, и после позднего чая она пошла к себе наверх помыться и переодеться к балу. Она обещала заглянуть к мистеру Джордону и показаться ему во всем великолепии, прежде чем уезжать на бал, Джефф должен был за ней заехать примерно без четверти восемь. К половине восьмого Лиз была уже готова. Она в последний раз оглядела себя в зеркале долгим придирчивым взглядом. Без ложной скромности она должна была признать, что ей понравилось, как она выглядит.

Мистер Джордон был в полном восторге, так что даже расщедрился на необычные для него комплименты и настоял, чтобы Лиз непременно выпила с ним на пару стаканчик шерри. Наконец Лиз услышала звук машины во дворе. Она пожелала мистеру Джордону спокойной ночи и торопливо сбежала вниз по лестнице.

Лесенка была крутая и плохо освещенная, а Лиз еще не привыкла к своей длинной юбке. Когда она была уже на последней ступеньке, она вдруг оступилась и упала бы на пол, если бы чьи-то сильные руки не подхватили ее за талию. Роджер — высокий, огромный, безупречно элегантный в черном вечернем костюме и белоснежной рубашке — навис над ней, разглядывая ее в полутьме холла.

Лиз подняла к нему голову, задохнувшись от неожиданности. Она сказала, заикаясь:

— А, спасибо, Тут… тут так темно, на повороте… я, кажется, оступилась.

Роджер не отрывал от нее взгляда, так что она смутилась. Он медленно покачал головой из стороны в сторону.

— Да вас не узнать. — Едва заметно поколебавшись, он прибавил: — Лиз. — В первый раз он назвал ее по имени. — Просто в голове не укладывается, почему вам так нравится ходить в халате и резиновых сапогах! Вы же не выросли в деревне. Вам надо найти себе более подходящую работу.

— Это совершенно реакционное заявление, — колко ответила Лиз. — По вашей несравненной мужской логике всякая более-менее симпатичная женщина должна сидеть дома и вышивать крестиком. Я права? — Она посмотрела на него со злой усмешкой.

Роджер резко откинул назад голову:

— Вовсе нет. Просто я не люблю женщин, которые пытаются подражать мужчинам.

Лиз зарделась от обиды.

— Не знала, что вы так обо мне думаете. Кстати сказать, я одеваюсь на работе так, как положено ветеринарному врачу.

Роджер сразу поджал губы.

— Женщины в форме мне тоже не нравятся.

Он отвернулся от нее, и в этот самый момент зазвонил дверной звонок. Он оглянулся на нее через плечо:

— Ах, вероятно, это ваш сегодняшний кавалер за вами приехал. Думаю, даже спрашивать не надо, кто это. Если не ошибаюсь, сейчас там за дверью стоит не кто иной, как Джефф Ридхэм. Видимо, вам не составит труда самой открыть ему дверь?

Он не стал дожидаться ответа Лиз, а бросился вверх по лестнице, перемахивая через две ступени разом. Она пораженно смотрела ему вслед.



Глава 4

<p><strong>Глава 4</strong></p>

Дверной звонок снова затрезвонил, на этот раз нетерпеливо, настойчиво. Лиз, стараясь выбросить из головы ядовитые замечания Роджера и теряясь в догадках по поводу причин его антипатии к Джеффу, повернулась и с бьющимся сердцем пошла открывать.

Из-за двери ей улыбнулся Джефф. Свет висевшего над дверью фонаря золотил его светлые, аккуратно причесанные волосы.

— Та-ак! А я уж решил, что ты уехала без меня. — И вдруг он осекся и тихо присвистнул. — Лиз! Вот это да! Ты просто ангел! У меня даже дыхание сперло — такая ты красавица.

Лиз вся зарделась от радости и смущения. Когда она улыбалась, на щеках у нее появлялись симпатичные ямочки.

— Вы сегодня тоже очень импозантны, любезный сэр!

И правда, Джефф выглядел великолепно. Его эффектную внешность выгодно подчеркивал розовый вечерний пиджак, который Джефф надел специально по случаю Охотничьего бала.

Руки, обнимавшие Лиз, притянули ее ближе. Он склонил к ней голову, и…

И тут шаги, раздавшиеся в холле, спугнули его, и он выпрямился.

— Добрый вечер, мистер Ридхэм, — услышали они позади себя веселый голос миссис Джордон. — Давненько мы с вами не виделись, не правда ли?

Джефф кивнул и с любезной улыбкой поклонился миссис Джордон.

— Боюсь, что так. Как поживаете? Мне ужасно жаль, что мистер Джордон заболел, но от Лиз я слышал, что он уже пошел на поправку.

— Да, слава богу. — Миссис Джордон оглядела обоих. — Ну ладно, что я буду вас задерживать своей болтовней. Ступайте, а то опоздаете.

— Да, не хотелось бы. — Джефф повернулся к Лиз; — Пойдем, Лиз?

Лиз взяла свое легкое кашемировое пальто, которое лежало в коридоре на сундуке. Конечно, ей хотелось бы сейчас надеть меховое манто или какую-нибудь особую бальную накидку, но, как только они войдут в зал, пальто уже будет не нужно.

— А вы разве не подождете Роджера? — с беспокойством спросила миссис Джордон.

Лиз заколебалась, потом быстро сказала:

— Роджер… он, кажется… у него своя компания. Он идет с… с Антеей Бартон.

Миссис Джордон очень удивилась:

— Как жаль. А то вы, молодежь, могли бы повеселиться все вместе. Ну ладно, детки, идите и развлекайтесь.

— Спасибо, миссис Джордон.

Лиз улыбнулась ей через плечо, выходя за дверь вслед за Джеффом.

До зала, где проходил бал, было рукой подать. Низкая длинная машина Джеффа с ревом пронеслась по переулку Святого Бенедикта, вылетела на пустынную, озаренную луной Кросс-стрит, и вскоре они оказались перед белой колоннадой портала Ассамблеи, где проводился бал. Здание по случаю торжества было все залито светом. Дальние звуки скрипки пели то громче, то тише.

Лиз раньше никогда не бывала в зале Ассамблеи. . С улицы здание имело довольно прозаический вид. Его кремовый фронтон немного облупился, каменные ступени обычно были усыпаны мусором.

Но сегодня вечером все преобразилось. Широкая лестница была уставлена вазонами с цветами и покрыта роскошным красным ковром. Наверху, в кремово-золотистом фойе, большая хрустальная люстра отбрасывала радужные блики на толпу оживленно болтающих, смеющихся гостей. В промежутках между колоннами Лиз увидела огромное пространство бального зала, и у нее перехватило дыхание. В зеркальных стенах отражались сверкающие лампы, мириады лучей перемешивались с калейдоскопом движущихся красок.

Кое-кого из гостей Лиз знала. Здесь были местный адвокат с женой и двумя дочерьми и несколько процветающих фермеров, которых она видела в клинике мистера Джордона. Джефф, казалось, знал тут всех и каждого. Перемещаясь вместе с Лиз по залу, непрестанно с кем-то здоровался и улыбался.

Наконец он остановился и огляделся по сторонам, словно пытался отыскать кого-то в толпе.

— Я ищу отца, — пояснил он. — Он приехал вместе с доктором Бертрамом и миссис Бертрам.

А, вот он, подожди немного, Лиз… — Джефф протиснулся сквозь толпу туда, где сидел майор Денвер в окружении каких-то незнакомых людей.

Как только все были представлены друг другу, Лиз оказалась на стуле рядом с отчимом Джеффа, а сам Джефф остался стоять с юным Рональдом Бертрамом за стульями мистера и миссис Бертрам.

— Мисс Синклер, должен вам сказать, что сегодня вы выглядите очаровательно. — Майор Денвер улыбнулся, глядя на нее тусклыми голубыми глазами, которые оставались холодными, несмотря на любезное приветствие. Лиз уже несколько раз встречалась с ним, но, как правило, мимоходом. Однако Джефф часто рассказывал ей про отчима, к которому был очень привязан, поэтому Лиз казалось, что она давно и хорошо знает майора Денвера.

Лиз склонила голову в ответ на его комплимент:

— Благодарю вас, майор Денвер.

Он махнул рукой. Для человека, который трудился на ферме и занимался разведением лошадей, руки у него были поразительно розовые и чистые, напоминавшие скорее руки врача, или адвоката, или банковского служащего.

— Конечно, сегодня все выглядят очаровательно, — заметил он. — Все дамы великолепны, и большинство джентльменов тоже. Сегодня такой грандиозный праздник. А вы часто бывали на местных балах, мисс Синклер? Я что-то позабыл откуда вы родом. Кажется, откуда-то с севера? Ньюкасл… или?

— Эдинбург, — поправила его Лиз. Она отрицательно покачала головой, но глаза ее восторженно сияли. — Нет, я раньше никогда не была на Охотничьем балу. Здесь так красиво, и очень живописно.

— Ах! Это один из немногих случаев, когда мы, мужчины, можем позволить себе яркое оперение.

Джефф подошел к Лиз, накрыл ладонью ее руку.

— Идем, Лиз, жаль пропустить эту прекрасную музыку.

Они вышли на танцевальную площадку. Лиз долго ждала этого момента. Танцевать с Джеффом, находиться в его объятиях, слышать его ласковый шепот…

— О чем вы болтали с отцом?

— О прелестях мужского гардероба, — ответила Лиз. — Публика такая нарядная и красивая, правда?

— Да, зрелище очень достойное. — Он внезапно остановился. — Привет… вот и Хейворд. Вон там, около двери. Сегодня он даже не такой мрачный, как всегда. Наверное, на него положительно влияет Антея.

Лиз посмотрела через плечо Джеффа и увидела Роджера, танцующего с Антеей. Даже в зале, где было полно высоких людей, даже в скромном черно-белом наряде, на фоне парадных розовых пиджаков остальных мужчин, он выделялся из толпы. Джефф был намного привлекательнее, но во внешности Роджера было что-то исключительное.

Антея выглядела очень мило в голубом кружевном платье. Они с Роджером улыбались друг другу и казались вполне счастливыми.

— Судя по всему, Хейворд пытается наверстать упущенное, — заметил Джефф. — В свое время он был ужасно влюблен в Антею, но она предпочла ему своего военного летчика. Кстати, он отличный был парень, ничего не скажешь, но его убили. Наверное, Хейворд решил попробовать попытать счастья еще раз. — Он пожал плечами. — Если ему это удастся, останется только ее пожалеть.

— А почему у вас с ним такая взаимная антипатия? — поинтересовалась Лиз. — Роджер, по-моему, тоже настроен против тебя, как и ты против него.

Джефф удивленно приподнял бровь.

— Роджер? — переспросил он. — Да ты, похоже, уже на короткой ноге с ним.

Лиз вспыхнула:

— Совсем наоборот. Мы с ним постоянно цапаемся. Сегодня, например, он взял и нагрубил мне. Представляешь, сказал, что девиц типа меня он не переносит. Наверное, ему нравятся только благонравные мышки со старомодным воспитанием. — Она вдруг расхохоталась. — Хотя нет, миссис Бартон — довольно современная дама.

Джефф прищурил свои голубые глаза:

— А что именно он обо мне говорил?

— Да почти ничего… — Лиз замялась в нерешительности и затем продолжила: — Он считает, что ты можешь оказать на меня не самое хорошее влияние. Глупости, правда?

Джефф резко откинул назад голову.

— Вот видишь, я же тебе говорил, что он всюду сует свой нос. Он такой. Ведет себя со всеми как диктатор, всем раздает указания, что делать и чего не делать. — Он обнял Лиз покрепче. — Давай не будем портить вечер разговорами о нем. На самом деле мне на него наплевать.

Он слегка коснулся щекой ее волос. Лиз забыла и о Роджере, и обо всем на свете, потерявшись в волшебном таинственном мире, в котором их было только двое — она и Джефф.

Когда музыка закончилась, Джефф прижал ее к себе на долю секунды и сразу отпустил.

— Лиз, все было превосходно, — тихонько шепнул он ей на ухо. — Спасибо.

Лиз поблагодарила его восторженным взглядом, и они вместе пошли в зал.

— Привет, Джефф, — произнес кто-то совсем рядом с ними.

Джефф быстро обернулся, и Лиз тоже невольно повернула голову на этот голос — такой знакомый ей и такой неуместный сейчас.

За ними стояла Сабрина Грэшем, глядя на Джеффа со странной лукавой усмешкой, которую Лиз и раньше у нее замечала.

— О, Сабрина, я так рад тебя видеть! — воскликнул Джефф.

— А ты разве не знал, что мы тоже будем здесь? Представляешь, майор Денвер был так любезен, что достал нам билеты. — Тут Сабрина вдруг соизволила обратить внимание на Лиз. — А, здравствуйте, мисс Синклер.

У Джеффа был слегка озадаченный вид.

— Странно, отец мне ничего об этом не говорил. — Он засмеялся. — Надеюсь, сегодня ты подаришь мне один танец. Или ты здесь не одна, а с кавалером?

Лиз почувствовала необъяснимую тревогу, услышав это приятельское «Привет, Джефф». Похоже, Сабрина и Джефф встречались уже не раз после того злосчастного обеда в «Вороне»… Неужели это ревность?

Она немедленно осадила себя. С какой стати она сомневается в честности Джеффа? Разве не он пригласил ее на бал? Разве он не восхищался ею, не говорил ей комплименты?

Наверное, ее просто расстроило появление Сабрины. Та стояла такая великолепная, такая уверенная в себе, такая потрясающе элегантная в изысканном платье из бледно-зеленого шифона, который обвивал ее фигуру наподобие струящихся потоков воды — подчеркивая необычный цвет ее глаз, еще больше усиливая ее чары.

Но дело было даже не в этом. Лиз поразил взгляд Сабрины, содержащий открытый вызов. Этот взгляд, без сомнения, говорил: «Будь осторожна. Мне он тоже нравится».

— Но идемте же к остальным, — сказал Джефф. — Здесь откуда-то дует, сквозняк. Не хочешь поздороваться с отчимом? — спросил он у Сабрины.

— Обязательно. — И она положила руку на Джеффа. — Пожалуйста, не сочти меня навязчивой, но мне так хочется, чтобы вы с майором Денвером… — тут она покосилась на Лиз, — и с вашими друзьями присоединились к нашей компании. Мы ведь можем потом поужинать все вместе, не так ли? Мой отец вон там — на другой стороне зала.

Джефф был в нерешительности.

— О, как это мило с вашей стороны. Но нас не так уж много. Думаю, вы уже знакомы с док тором Бертрамом и миссис Бертрам? Надо у них спросить.

Лиз шла по залу с одной стороны от Джеффа, а Сабрина — с другой. Лиз не могла поверить своим ушам. Почему это Сабрина вдруг стала навязывать им свое общество? «Нет, этого никак нельзя допустить, — в ужасе подумала Лиз. — Ведь точно то же самое произошло тогда в «Вороне».

Сабрина подошла прямо к майору Денверу, подала ему руку и промолвила, обольстительно улыбаясь:

— О, прошу вас, идемте к нам, майор Денвер. Мама с папой так мечтали поближе с вами познакомиться. Мы ведь больше чем просто соседи, не правда ли?

Майор Денвер был явно польщен таким вниманием. С чувством близким к отчаянию Лиз услышала его ответ:

— О, с удовольствием, с удовольствием к вам присоединимся! Буду счастлив! Я надеялся даже ангажировать на танец вашу очаровательную мамашу. — Он посмотрел на доктора Бертрама: — Ну, что скажешь, Джордж? Чем больше компания, тем веселее, правда? Идемте. Ада, дорогая моя, позвольте, я провожу вас через зал.

Лиз не удержалась и кинула на Джеффа умоляющий взгляд, но он явно этого не заметил, потому что сказал очень оживленно:

— Ну, вот и славно. Где твоя сумочка, Лиз?

Через несколько мгновений они оказались в многолюдной компании Грэшемов. Возникла суматоха, все начали переставлять стулья и рассаживаться. В результате Лиз оказалась между сыном доктора Бертрама и Джеффом, а Сабрина разместилась по другую сторону от Джеффа, совсем рядом с ним.

Миссис Грэшем, улыбаясь изящной светской улыбкой, поздоровалась с Лиз и представила ее своему мужу. Мистер Грэшем оказался человеком плотного сложения, лет шестидесяти, с багрово-красным лицом и до странности застывшим взглядом. Он коротко кивнул Лиз и тут же вступил в разговор с майором Денвером и еще кем-то из гостей.

Ронни Бертрам, худой юноша с волосами песочного цвета, только что закончивший учебу, собирался поступить на должность помощника адвоката. Он попытался развлечь Лиз беседой. Ронни был очень застенчив и явно смотрел на окружающее его веселье как на мучительное, но неизбежное испытание. Лиз сочувственно старалась найти какую-нибудь общую тему для разговора. И выяснила, что во время учебы Ронни жил неподалеку от Эдинбурга. Скоро он уже с воодушевлением рассказывал ей о дворце в Холируде, об Эдинбургском замке и достопримечательностях Виндза.

Лиз слушала его, а сама тем временем рассеянно прислушивалась к оживленной болтовне Сабрины и веселому хохоту Джеффа. Когда снова заиграла музыка и Ронни посмотрел на нее неуверенно, но с надеждой в глазах, ее охватила паника.

— Я, видите ли, не очень х-хорошо т-танцую, — сообщил он. — Но может быть, вы не откажетесь п-потанцевать со м-мной?

У Лиз не хватило мужества отказать ему, но она сначала оглянулась на Джеффа, думая, что он хочет пригласить ее. Но Джефф был полностью поглощен веселой светской болтовней Сабрины и даже не смотрел на Лиз, пока та не спросила прямо:

— Джефф, ты не против?

Джефф вскочил на ноги.

— Нет, что ты, пожалуйста, Лиз. — И прежде чем отвернуться от него, она успела увидеть, как он тут же обернулся к Сабрине с очаровательной улыбкой: — Не желаете?

Лиз, кружась в танце с довольно неловким Ронни, который весь покраснел от напряженных усилий, смотрела, как Сабрина и Джефф уносятся прочь в танце; Сабрина словно летела над полом, ее зеленая юбка развевалась, зеленые глаза сияли.

«Нет, мне все это просто кажется, — корила себя Лиз. — Просто ей нравится Джефф, он многим нравится. Но Джефф все равно думает обо мне».

Если бы только она была в этом уверена, если бы она убедилась в его любви к ней, тогда ей не была бы страшна и целая дюжина Сабрин!

«Перестань сейчас же, — приказала себе Лиз. — Сегодня такой чудесный вечер, и бал только начался. Будут еще танцы, сколько угодно, и ты будешь танцевать с Джеффом. У Сабрины есть ведь и другие знакомые. В конце концов, когда находишься на официальном приеме, всегда приятнее веселиться в большой компании».

Лиз еще не раз пришлось так утешать себя в тот вечер. Многие хотели с ней потанцевать. Мужчины, с которыми ее знакомила Сабрина, немедленно приглашали ее на танец. Лиз танцевала и с майором Денвером, и с мистером Грэшемом, и даже с доктором Бертрамом. Она надевала на лицо заученную улыбку, болтала о всяких пустяках, отвечала на одни и те же банальные вопросы.

Джефф тоже много танцевал. И из вежливости, и для удовольствия. Пару раз он подходил к Лиз, чтобы потанцевать с ней, но все время опаздывал, а потом их пригласили к столу, И только за ужином ей наконец удалось поговорить с ним.

— Ну как, тебе весело? — спросил ее Джефф, с улыбкой склоняясь к столику, где сидела Лиз.

— Да. — сказала Лиз. — Да, конечно. — Она готова пыла расплакаться от обиды, когда Джефф в последний момент вдруг оказался на другом конце стола. Сначала Лиз подумала, что это случайность, но потом заметила, что рядом с ним сидит Сабрина и улыбается ему своей лукавой улыбкой. Она вдруг напомнила Лиз томную, сытую зеленоглазую кошку.

Ужин вышел очень веселым. Мистер Грэшем настоял, чтобы всем подали шампанское. Еда была изысканная, и ее было много, так что все находились в превосходном расположении духа.

Все, кроме Лиз. Она понимала, что должна наслаждаться праздником. Она боялась, что все заметили, какая у нее искусственная, натянутая улыбка.

«Нельзя так глупо обижаться, — в отчаянии думала она. — Я же сама терпеть не могу плаксивых, вечно надутых и недовольных женщин — и вот теперь я веду себя так же, как они. Но я ничего не могу с собой поделать. Мне казалось, что все будет чудесно, что в этот вечер Джефф будет принадлежать только мне».

Наконец ужин закончился, и через некоторое время в дамской комнате столпилось огромное количество женщин и девушек. Каждая пыталась отвоевать себе кусочек длинного зеркала, чтобы поправить прическу и освежить макияж. После этого Лиз танцевала с Джеффом.

Это было неземное блаженство. Мир опять наполнился радостью, зал расцвел прежними красками, и музыка снова зазвучала весело.

— Превосходный вечер, — отметил Джефф, ведя ее в танце по кругу.

— О да, — едва слышно выдохнула Лиз. Она была невероятно счастлива, танцуя с Джеффом.

— И столько гостей. Мне нравится, когда много народу, — проговорил Джефф. — От этого как-то веселее. Мистер Грэшем мне понравился, по-моему, вполне приличный человек. Как ты думаешь? Я его первый раз встречаю.

— Как? — изумилась Лиз. — Мне казалось, ты хорошо их знаешь.

— Нет, я знаком только с миссис Грэшем и ее дочерью. А старик, я так понял, почти все время проводит в Лондоне. Он большая шишка, у него свой бизнес. Но я с ним почти не сталкиваюсь, а с его двумя дамами — постоянно. Они ведь живут совсем близко от нас. Сабрина пролетает мимо нашего дома на машине раза два в день, не реже. — Джефф усмехнулся. — Машина у нее — просто мечта. «Миллард-супер», спортивная.

Музыка закончилась. Он взял Лиз под руку.

— Пойдем туда. Там потише, и мы можем побыть одни.

Лиз без малейшего колебания вышла с ним в коридор. Джефф, по-прежнему держа Лиз за руку, повел ее в маленькую комнатку, наверное чуланчик. Свет луны, проникавший в комнату сквозь крохотное окошко, освещал пустой стол, сваленные в кучу тряпки и швабры. Лунный луч золотил волосы Джеффа. Он повернулся к ней и нежно сказал:

— Дорогая, как хорошо побыть с тобой наедине.

Лиз кивнула, вдруг застеснявшись:

— Да.

— Ты такая славная, Лиз. Я таких раньше никогда не встречал. — Джефф ласково притянул ее к себе. — Я весь вечер ждал этого момента.

— Он наклонил к ней голову и поцеловал ее.

Лиз тоже этого ждала. Ей хотелось, чтобы Джефф обнимал ее, как сейчас, и лунный свет купал их в своих чистых ярких лучах, таких же прекрасных и нежных, как их любовь. И этот пыльный чулан перестал для нее существовать. Осталось только неровное громкое биение ее сердца.

Наконец Лиз отодвинулась от Джеффа и пригладила свои волосы слегка дрожащими пальцами. Но она все еще продолжала чего-то ждать. Ждать, что скажет Джефф. Тех слов, которые наконец подтвердят пыл и страстность его поцелуя.

— Лиз! — вдруг воскликнул Джефф и замолчал. Он долго молча смотрел на нее, потом отвернулся, нервными пальцами нашаривая в кармане пачку сигарет, и произнес: — Ты понимаешь, все так непросто, так запутанно. Столько сложностей. Если бы только… если бы все было по-другому… — Он сперва протянул пачку Лиз и, когда та отрицательно покачала головой, закурил сам.

— Понимаешь, у нас на ферме сейчас довольно сложное положение. И банк требует от нас денег — а мне больше неоткуда их взять. И так уж все заложено-перезаложено.

Лиз протянула к нему руку.

— О, я этого не знала… то есть я понимала, что дела у вас идут неважно. — Она немного помолчала и продолжила: — Но, Джефф, сегодняшний вечер… Я не хочу, чтобы ты тратил на меня деньги. — Она с трудом подыскивала слова, боясь оскорбить его гордость. — Тебе не обязательно было приглашать меня сюда, это ведь очень дорогое удовольствие, — наконец решительно закончила она.

Джефф рассмеялся и взял ее за руку.

— Ты такая милая, Лиз, просто ангел! Да, я понимаю, о чем ты. Но я с тобой не согласен. Это будет очень печальный день, когда Ридхэмы не смогут больше участвовать в охоте в Восточном Суффолке и даже не смогут прийти на бал по случаю начала сезона. — Он слегка приподнял подбородок. — И отец мой, и дед были загонщиками. Мы, Ридхэмы, привыкли жить на широкую ногу. — Он пожал плечами. — Ну ладно, может, все еще наладится. Что-нибудь да подвернется. — Он склонил голову набок. — Послушай… играют самбу. Вперед, Лиз, танцевать! Скорее пока у меня не испортилось настроение! — Лиз вернулась с ним в бальный зал, но беспокойство за Джеффа не оставляло ее. Раньше она даже и не подозревала, в каком тяжелом положении он находится. Она решила, что впредь будет принимать не все приглашения Джеффа.

Она не могла позволить ему тратить на нее свои последние деньги. Однако в каком-то смысле у Лиз отлегло от сердца. Ведь этот разговор означал, что Джефф любит ее и только из-за денежных проблем он не может с ней открыто объясниться.

Роджер, который танцевал с Антеей Бартон, неожиданно поравнялся с ними, и выражение лица Лиз поразило его.

Он несколько раз видел ее в толпе и невольно отметил, что выглядит она просто потрясающе. Однако сейчас его взгляд привлекла не только ее внешность. Это выражение, такое самоуглубленное и озабоченное, на очаровательном юном личике…

— Это же мисс Синклер, она танцует с Джеффом Ридхэмом, да? — спросила Антея. — Ты с ней еще не танцевал?

— Нет.

Антея вопросительно приподняла бровь:

— Но в самом деле, Роджер, это как-то даже грубо. Все-таки вы вместе работаете и живете в одном доме. А она такая прелестная девушка.

Но Роджер был избавлен от необходимости отвечать — как раз в этот момент музыка закончилась, и обе пары снова оказались рядом.

Антея улыбнулась Лиз:

— Здравствуйте, мисс Синклер. Как вам нравится бал? Добрый вечер, Джефф.

Джефф улыбнулся ей и коротко кивнул Роджеру, который ответил ему еще более кратким и сдержанным кивком.

— Привет, Антея, сколько лет, сколько зим. Как поживаешь?

— Прекрасно. — Антея на минуту повернулась к Джеффу, и Роджер с Лиз оказались напротив друг друга.

«Ни за что не буду приглашать ее на танец, пусть Антея меня даже не уговаривает. Она ведь ничего не понимает», — думал про себя Роджер. Он нетерпеливо переминался с ноги на ногу, пока Антея разговаривала с Джеффом о каких-то общих знакомых. Словно заметив их молчание, Антея снова повернулась к Лиз, и тут заиграла музыка.

— Антея, ты непременно должна отдать этот танец мне, — сказал Джефф. — Ради нашей старинной дружбы. Только если ты еще не ангажирована.

Антея радостно улыбнулась, глядя при этом на Роджера и Лиз:

— С удовольствием, Джефф. Уверена, Роджер только и ждал случая пригласить на танец мисс Синклер.

Делать было нечего, и Роджер довольно натянуто произнес:

— Не желаете ли потанцевать со мной, мисс… э-э… Лиз? Хотя бы ради тети Джейн.

Лиз пожала плечами:

— Ну, раз так… впрочем, в этом совершенно нет необходимости.

Играли вальс. Роджер отлично чувствовал всю иронию ситуации, когда они плыли под медленную романтическую музыку, в мягком приглушенном свете, подчиняясь напеву томной скрипки.

Происходило что-то необычное. Как только рука его обхватила ее за талию, стройную и упругую, и они начали танцевать, неожиданная гармония снизошла на них. Лиз танцевала великолепно, а Роджер, как большинство крупных мужчин, двигался легко и очень ритмично. Обычно им трудно было говорить друг с другом, но сейчас и не нужны были слова. Они оба, как завороженные, отдались магической власти вальса.

Наконец отзвучала последняя нота. Танец закончился, и Роджер с усилием вырвался из его чар. Он чувствовал, что должен сказать что-то Лиз, может быть, предупредить ее, пока не поздно.

— У Грэшемов сегодня столько народу. Я видел, вы с Ридхэмом тоже к ним присоединились.

— Да. — Голос Лиз прозвучал довольно задиристо, и она прибавила, словно уловив в словах Роджера нотку критики: — Они… они очень милые люди.

Роджер склонил голову.

— Нисколько в этом не сомневаюсь. Очень милые и… — Он сделал паузу и продолжал: — И очень, очень богатые. Надеюсь, вам это известно? Мистер Грэшем значительно увеличил свое состояние во время войны, когда переключился с производства запчастей для комбайнов на вооружение.

— Вот как? — спросила Лиз безучастным тоном. — Не могу сказать, что меня интересует материальное положение мистера Грэшема.

Роджер промолчал. «Ну вот, — подумал он, — снова приходится лезть в чужие дела».

— А вот кое-кого оно очень даже интересует. Майора Денвера, — сказал он как бы между прочим. — Вам так не показалось? Особенно он интересуется неподражаемой, великолепной Сабриной.

— Сабриной! — воскликнула Лиз. Она не могла удержаться от смеха. — Но это же просто нелепо. Да майор Денвер годится ей в…

— В отцы? — проговорил Роджер. Он очень осторожно подбирал слова. — Вот именно — я бы даже сказал, в свекры.

Лиз отпрянула от него:

— Вы имеете в виду, что… Господи, какая гадость! Чтобы Джефф, из-за денег… — Она даже начала заикаться от негодования. — Вы циник, каких мало.

— Простите, — сказал Роджер. — Я ведь только хотел… Ладно, давайте оставим эту тему. Иногда лучше быть циничным, чем ранимым и уязвимым. — И он посмотрел на нее долгим внимательным взглядом: — Как вы, Лиз.

Она не хотела с ним больше разговаривать, отвернулась, и они вышли из толпы танцующих. Роджер шагал рядом с нею. Он снова заговорил:

— Простите меня. Боюсь, я вас обидел. Вечно я так. Может быть, я слишком прямолинеен, это да. Но… я искренне желаю вам добра. — И он медленно прибавил: — Спасибо за танец. — Он собирался уже уйти, но тут к ним подошла Сабрина под ручку с майором Денвером.

— О, мистер Хейворд, мне так нужно было с вами поговорить! В субботу вечером мы собираем гостей — будут коктейли и танцы. — И она ослепительно улыбнулась майору Денверу: — Ну, конечно, и бридж, для таких гостей, как майор. Вообразите, как он негалантен — прямо посреди танца объявил мне, что предпочитает посидеть за бриджем, вместо того чтобы танцевать! Но вы, надеюсь, придете, не правда ли? — И она улыбнулась Лиз. — Разумеется, вы тоже приглашены, мисс Синклер. Простите, я пригласила мистера Хейворда первым, потому что он сейчас уйдет — он ведь здесь не с нами. — Она подняла на Роджера свои томно прищуренные зеленые глаза. — Я только что говорила Джеффу — ни один порядочный джентльмен не должен отказываться от нашего приглашения!

— О, я и не думал отказываться, — мрачно произнес Роджер и посмотрел на Лиз. Но ему совсем не доставило удовольствия видеть, что его предупреждение достигло цели и теперь его юная ассистентка с недоверием и ужасом переводила взгляд с майора Денвера на Сабрину и обратно.



Глава 5

<p><strong>Глава 5</strong></p>

На какое-то мгновение Лиз была буквально парализована тем страхом, который мучил ее с самого начала вечера. Сперва это было только смутное подозрение, возникшее, когда она увидела, каким взглядом Сабрина смотрела на Джеффа. А теперь ее захлестнуло этим потоком, этой ураганной волной, угрожающей ее счастью.

Она решила бороться.

«Я не стану терять доверия к Джеффу. Это было бы предательством. Только из-за того, что эти люди стали его соседями… Они приехали совсем недавно и, естественно, хотят подружиться со всеми в округе».

Она посмотрела на майора Денвера, бессмысленно улыбавшегося всем подряд, и на Сабрину, а потом ее взгляд встретился со взглядом Роджера. Чувства, которые она испытывала в этот момент, были сродни ненависти. Во всем виноват, Роджер. Это он заставил ее подозревать Джеффа в подлости. Да если бы у нее не помутился рассудок от ревности, она должна была бы рассмеяться ему в лицо!

Однако Лиз не могла не признать очевидного факта. Сабрина явно не скрывала своей симпатии к Джеффу и всячески пыталась добиться того, чтобы Джефф уделял ей больше внимания. Причем ей всегда удавалось осуществить задуманное.

Сабрина обратилась к Роджеру:

— Я и миссис Бартон тоже пригласила. Джефф меня только что с ней познакомил и сказал, что вы с ней большие друзья. — В ее голосе послышались лукавые нотки. Она снова посмотрела на Лиз: — Так вы ничего не ответили, мисс Синклер. Надеюсь, вы сможете выкроить для нас время.

Лиз встретилась с ней взглядом. Ей очень хотелось придумать какую-нибудь отговорку, отказаться, но тут она вдруг поняла, что Сабрина только этого и ждет. Она почти незаметно склонила голову и тихо сказала:

— Благодарю, мисс Грэшем. С удовольствием приму ваше приглашение.

— О, прекрасно… думаю, будет очень веселая компания, раз все согласились, — немного язвительно откликнулась Сабрина. — Сейчас опять начнется музыка. Прошу меня извинить, я уже приглашена, и меня ждут.

Она отвернулась, и майор с Лиз ушли вслед за ней. Роджер, который все порывался что-то сказать, но так и не решился, круто развернулся на каблуках и направился к столику, за которым сидела Антея Бартон со своими друзьями.

Бал подошел к концу. В заключение все гости взялись за руки и побежали хороводом по залу. Трубили охотничьи рожки, и самые заядлые охотники кричали: «Ату его, ату!» Все смеялись, задыхались от бега, и Лиз наконец тоже приняла участие во всеобщем веселье. На какое-то время она забыла все свои огорчения, хотя этот вечер не оправдал ее надежд.

По дороге домой Джефф был в прекрасном настроении.

— Вот это да, настоящий прием. Правда ведь, Лиз? Даже не помню, когда я последний раз так веселился. — Он протянул руку и сжал ее ладошки, сложенные на коленях. — Что-то ты у меня совсем притихла. Устала, наверное?

Лиз откинула голову на спинку сиденья и закусила губу, чтобы подавить тяжелый вздох.

— Да, немножко, — ответила она. Машина затормозила у входа в дом Джордонов.

— Ну, вот мы и приехали, — сказал Джефф.

— Тут совсем близко. — Он повернулся к Лиз и обнял ее одной рукой. — Надеюсь, ты не настолько устала, что даже не захочешь поцеловать меня на прощание.

Она подняла на него взгляд. Белокурые волосы, правильные черты лица, ясные голубые глаза. Ей отчаянно захотелось обнять его за шею и разрыдаться.

«Джефф, я так тебя люблю, это невыносимо. Мне нужен только ты. Не позволяй никому встать между нами».

Но поцелуй заставил ее забыть обо всем.

— Твои волосы пахнут жимолостью, Лиз. — Вдруг Джефф резко выпрямился на сиденье. Фары большой машины на мгновение ослепили их, потом машина развернулась и въехала в ворота дома. Джефф с раздражением заметил; — Похоже, Хейворд вернулся. Ну, естественно, кто же еще. Всегда он там, где его меньше всего ждут!

Лиз выглянула в окно и увидела Роджера, отпиравшего ворота скотного двора.

— Мне пора идти, Джефф. Уже поздно, — сказала она. — Спокойной ночи — и большое тебе спасибо за чудесный вечер.

— О, я благодарен тебе не меньше, радость моя, — отозвался Джефф. — Спокойной ночи, Лиз, дорогая.

Еще один поцелуй на прощание — и Джефф выскочил из машины, чтобы открыть ей дверцу.

Ночной ветерок принялся трепать ее длинную юбку. Она услышала как звякнули ворота конюшни. Роджер всегда оставлял там свою машину.

— Спокойной ночи, Джефф, — торопливо проговорила Лиз, отпирая дверь.

— Баиньки, ангел мой, — ответил Джефф.

Лиз услышала, как его машина с глухим низким рычанием тронулась с места. Она вошла в прихожую и стала искать в темноте выключатель, но тут у нее за спиной возник Роджер. Он опередил ее и включил свет.

— Вот и все. — Он посмотрел на нее с невеселой улыбкой. — Простите, если я вам помешал. Могли бы так и не спешить из-за меня.

Лиз вспыхнула.

— Вы ничему не помешали. — Она не собиралась сейчас с ним спорить. Все, что он говорил или делал, только усиливало ее раздражение. — Я все равно хотела идти домой. — Теперь она еще и оправдывается перед ним! Как будто он какой-то судья или тюремщик. Она с трудом выдавила из себя «Спокойной ночи», развернулась и почти взлетела вверх по лестнице.

Внутри у нее все бурлило. Как коктейль, который слишком сильно взболтали. Это была смесь любви, возбуждения, сомнений и разочарования.

— Нет, сегодня я уже точно не усну, — вздохнула Лиз. — Ни на минуту.

Она долго лежала без сна на своей узкой походной кровати, переживая заново все события прошедшего вечера. Яркая луна плыла по темному небу за изогнутыми крышами Истминстера, и наконец, утомившись, Лиз уснула.

Первый, кого она застала на следующее утро в кабинете, был мистер Дунан. Он явно пребывал в шутливом настроении.

— А вот и сама ясноглазая королева фей. О нет, не такая уж ясноглазая. — Он покачал головой. — Танцы до утра, да? Вот если бы мне снова было двадцать пять, уж какая мы были бы пара, правда?

Лиз улыбнулась ему:

— Наверное, вы были хорошим танцором. Но почему вы вчера не поехали на бал, мистер Дунан? Вы больше не любите танцевать?

— Люблю, еще как. Только кто же станет танцевать с таким стариком, как я? А в компании стариков я болтать не люблю. — И он оглянулся через плечо на Роджера, который только что вошел в дверь. — Хотел бы я быть на месте Роджера на вчерашнем балу, чтобы покружить тебя в танце, Лиз. Вы ведь танцевали вчера вместе, да?

Роджер коротко поздоровался с Лиз, кивнув ей, и ответил на смеющийся взгляд мистера Дунана несколько натянутой улыбкой.

— Да… мы с мисс Синклер танцевали. Естественно.

Мистер Дунан разразился хриплым стариковским смехом.

— Ах, она опять мисс Синклер? Вы что, и на балу так официально держались, интересно знать? Значит, ты так говорил: «Мисс Синклер, не откажетесь ли сделать тур вальса?» Или: «Мисс Синклер, прошу вас принять мое приглашение». Или, может быть, так: «Элизабет, ты, по-моему, самая красивая девушка на балу»?

— Боюсь, я не мастер по части светских разговоров, — сказал Роджер. Словно почувствовав, что голос его прозвучал грубовато, он смягчился и прибавил уже любезней: — Видишь ли, Дунан, мне не удалось поцеловать Бларни Стоун. Как вы, все ирландцы, видимо, делаете, оттого у вас язык так хорошо подвешен. Ты куда-нибудь едешь сегодня?

Мистер Дунан повернулся к шкафчику с медикаментами.

— Да, еду проверить случай бруцеллеза в отаре Петерсона — это на ферме «Маннингборо». Сейчас туда поеду на машине. А как насчет вскрытия трупа у Хейза? Ты займешься этим?

Роджер кивнул:

— Да, как раз собирался. Иначе ничего не определишь. Это может быть и некротический энтерит, а может быть все-таки свиная лихорадка. Если найду поражение тканей, тогда все станет ясно — либо тот диагноз подтвердится, либо другой.

— Хорошо.

Мистер Дунан пошел к двери.

— Лиз, ты побудешь в кабинете?

— Да, — ответила Лиз. А что ей еще оставалось делать? В кабинете тоже было интересно работать, но тут никогда не случалось ничего необычного. Собаки, щенки, кошки и котята; иногда какая-нибудь маленькая операция. Лиз с тоской подумала о том, что сама могла бы провести вскрытие мертвой свиньи мистера Хейза.

Роджер вышел, не говоря ни слова. Лиз посмотрела на часы и отперла входную дверь, чтобы впустить первого пациента.

Что хорошо в работе — она поглощает целиком все внимание. Так что не остается времени вспоминать вчерашний вечер или злиться на Роджера за его непрошеные советы. День, как обычно, пролетел незаметно.

Часы приема были с девяти до двенадцати утра, но клиника была открыта до половины шестого, и нежданные посетители могли появиться в любо? время. Если никого из врачей не оказывалось на месте, тогда Джордж, смотритель конюшен, записывал пациента или просил его прийти в приемные часы.

Лиз стояла рядом с конюшней, где сейчас находилась самка боксера, которая готовилась принести потомство. Рейн была очень породистой собакой, и ее владельцы попросили Лиз лично наблюдать ее, пока она не родит. Осмотрев будущую мамашу и убедившись, что с ней все в порядке, Лиз прошла вдоль конюшни и увидела маленького тощего человечка, который вел в поводу коричневого пони. Пони сильно хромал, и было видно, что его только что выпрягли из тележки — следы от оглобель еще оставались у него на спине.

— Здравствуйте, — сказала Лиз и опустила руку на влажную спину пони. — Что случилось? — Она наклонилась и увидела, что у пони с коленок была содрана кожа — вероятно, от неудачного падения.

— Мне нужен мистер Джордон. Мой пони упал на Ривер-Лейн. Он вечно спотыкается, но такое с ним в первый раз. Это оттого, что там булыжник. Взял и переломал себе все ноги.

— Боюсь, сейчас мистер Джордон не сможет вас принять. Он болен и временно не работает. Я его ассистентка, мисс Синклер. — Лиз присела на колени и стала осматривать ноги лошадки. — Бедняга, он очень сильно расшибся. Пожалуйста, проведите его сюда.

Человечек поколебался, недовольно и даже враждебно глядя на Лиз.

— А что, мистера Дунана тоже нету?

Лиз отрицательно покачала головой. Этот старик сразу напомнил ей Роджера — тоже, наверное, не любит женщин-ветеринаров!

— Нет, мистер Дунан уехал. — Потом она добавила уже более твердым голосом: — Вы же не можете оставить пони без лечения. — Она взялась за повод и слегка потянула. Пони покорно направился следом за ней в конюшню. — Прошу вас, идите за мной, — бросила она через плечо.

Хозяин пони остановился в дверях конюшни. Лиз осторожно стерла грязь и налипшую шерсть с ран, вымыла оба колена и наложила антисептическую повязку.

Затем она взглянула на человечка, который вертел в заскорузлых пальцах сигарету:

— А где вы держите своего пони?

— В Белхэм-Хит. Надеюсь, он скоро поправится. Мне надо денежки зарабатывать, так что лошадка мне нужна.

Лиз покачала головой. Ей не очень нравился этот худой человечек. Она не могла быть уверенной в том, что он не станет запрягать пони раньше времени.

— Он сейчас не сможет так далеко идти. Вам лучше оставить его у нас. Думаю, через десять дней он снова будет здоров.

Человечек нахмурился:

— Да он у меня часто так падал — и ничего, ходит.

Лиз приподняла ногу пони и тяжелым взглядом посмотрела на хозяина:

— Конечно, он у вас спотыкается, потому что вы ставите ему слишком длинные подковы. Бедное животное не может даже ходить как следует, не говоря уж о том, чтобы бегать рысцой. Ну хорошо, я займусь этим сама, пока он будет здесь. — И она настойчиво повторила: — Думаю, вам придется оставить лошадь у нас.

Хозяин пони взглянул ей в глаза.

— А… ну ладно, — проворчал он. — Даже не знаю, как я без него управлюсь. Мне овощи надо развозить.

— Но сейчас он все равно не сможет работать, — сказала Лиз. — Он очень милый и послушный пони. Вы же не хотите потерять его совсем? Из-за хромоты он вообще не сможет двигаться.

Человечек повернул голову, и Лиз, проследив за его взглядом, увидела Роджера, стоявшего во дворе. Наверное, он оставил машину за воротами и вошел, пока она возилась с пони.

— Вы мистер Дунан? — спросил человечек.

Роджер отрицательно качнул головой:

— Нет… меня зовут Хейворд. А что случилось?

— Да вот тут у меня пони. Упал, повредился. А эта молодая мисс его осмотрела и говорит, что мне надо оставить пони у вас, на десять дней. — И он что-то недовольно буркнул себе под нос.

— На вашем месте я не стал бы спорить, — заметил Роджер. — Раз мисс Синклер так сказала, значит, так и есть. Оставьте пони у нас. — Он повернулся на каблуках и пошел в кабинет.

Лиз застыла на месте от удивления. Какая неожиданность! В тот самый момент, когда она ожидала, что он снова начнет все решать за нее, он вдруг поддержал ее.

— Ну ладно! — вздохнул человечек и поплелся к воротам. — Зайду в понедельник, посмотрю, как он тут.

Лиз заставила себя улыбнуться ему:

— Да… да, конечно, заходите.

Она смотрела, как он уходит. Она протянула пони ладонь, и тот стал щекотать ее мягкими теплыми губами. Другой рукой Лиз разгладила спутанную коричневую гриву.

— Бедный, бедный пони, — приговаривала она. — Ничего, зато отдохнешь немного. Ты наверняка это заслужил.

Роджер сидел за столом у себя в кабинете. Он даже не поднял глаз, когда вошла Лиз, тем не менее сказал:

— Вы с ним говорили очень твердо. Полагаю, у вас действительно были причины оставить пони в клинике?

— Я считаю, что да, — ответила Лиз. — У этого человека какой-то подлый взгляд. Ему лишь бы нагрузить пони и заставить его возить тележку, а до остального дела нет. У бедняжки даже коленки как следует не успеют зажить.

— Так вот в чем дело! — расхохотался Роджер. — А я думал, что ваше решение основано на тех немногих медицинских познаниях, которые у вас есть, и на женской интуиции. А тут, оказывается, причиной был «подлый взгляд»! Господи, как нелогично и как по-женски.

— Да, очень подлый, — заспорила Лиз. — Я ведь только хотела… — Она осеклась. Зачем что-то ему объяснять? Он все равно неверно истолкует ее слова. А она-то решила, что он наконец начал убеждаться в ее профессиональной состоятельности!

Неожиданно Лиз обратила внимание, что пальцы у нее дрожат. Она молча закончила все дела в кабинете и вошла в дом, где ей тут же встретилась миссис Джордон.

Миссис Джордон стояла на пороге гостиной, ее полное лицо лучилось от счастья.

— Он спустился, Лиз, — сообщила она. — Чай пьет. Первый день решил сам спуститься к чаю. Он так рад, ты не представляешь. И я тоже. — Она пошире распахнула дверь. — Давай заходи, а я пойду принесу чайник.

Лиз направилась в гостиную. Возле камина стоял мистер Джордон. Лиз подошла к нему:

— Какой приятный сюрприз! Я и не думала, что вы так скоро встанете. Значит, вы и в самом деле пошли на поправку.

Она придвинула к камину кресло.

— Думаю, вам лучше посидеть, мистер Джордон. Не стойте так долго, а то устанете.

— Да я и так уж сижу, сижу, сижу, — пожаловался мистер Джордон. — Иногда хорошо и поразмяться. Я снова начинаю чувствовать себя хозяином в собственном доме, когда стою у камина. — Он приветливо улыбнулся Лиз, и у нее сжалось сердце. — Ну ладно… раз уж ты так настаиваешь, я, пожалуй, сяду. — Он медленно опустился в кресло. — Ну, как идут дела? Много работы в клинике? — Он кивнул в сторону кабинета. — Расскажи мне, что сегодня было.

Лиз села рядом и рассказала мистеру Джордону обо всем. Они еще разговаривали, когда вернулась миссис Джордон с горячим чайником. Она молча слушала их, передавая время от времени масло, бутерброды, бублики и булочки и разливая чай. Но когда в комнату вошел Роджер, Лиз тут же замолчала, и разговор прервался.

Если Роджер и заметил это, то не подал виду. Он выпил чаю, поговорил с дядей, словно не замечая присутствия Лиз.

Она тем временем думала о том, удастся ли ей увидеться с Джеффом до субботы, когда они должны были встретиться у Грэшемов на вечеринке. Может быть, он предложит заехать за ней. Лиз очень надеялась на это, но прошел четверг, за ним пятница, а Джефф так и не появился.

В последнее время он отчего-то перестал заходить к ней на работу. Лиз уже привыкла к его неожиданным визитам. Обычно он довольно часто навещал мистера Джордона, а потом непременно заглядывал к ней поболтать.

И все это из-за Роджера, возмущённо думала Лиз. Ведь именно с тех пор, как он появился здесь, Джефф стал стороной обходить их клинику. Господи, ну зачем он приехал, лучше бы вообще не появлялся!

Наступила суббота, но Джефф так и не зашел ни разу. Примерно в полдень зазвонил телефон, но, когда Лиз схватила трубку, она услышала голос Антеи Бартон.

— К сожалению, мистера Хейворда сейчас нет, — ответила Лиз на ее вопрос. — Могу я ему что-нибудь передать?

— Если не трудно. Я звоню насчет вечера у Грэшемов. Боюсь, я прийти не смогу. Тим заболел — у него страшный кашель, температура, и мне совершенно не с кем его оставить. Он что-то мне совсем не нравится, и, честно говоря, даже если бы я могла его с кем-нибудь оставить, я все равно не поехала бы. Так что, пожалуйста, объясните все Роджеру и скажите, чтобы он не заезжал за мной. Я попробую еще раз ему перезвонить, может быть, застану его.

— Конечно, — сказала Лиз. — Очень жаль, что Тим нездоров. Надеюсь, он скоро поправится. А мистеру Хейворду я все передам.

— Большое спасибо. Кстати, скажите ему, что Грэшемам я уже позвонила и все объяснила. — И она прибавила совсем по-дружески: — Я вас не видела после бала. Вам понравилось?

— О, еще как, — ответила Лиз.

— Когда Тим поправится, непременно приезжайте к нам. Обещаете?

Лиз засмеялась:

— Хорошо, непременно! Спасибо.

— Приезжайте поскорее, не откладывайте. Всего доброго.

— Да, спасибо… с удовольствием, — ответила Лиз. — Всего хорошего, миссис Бартон.

Роджер вернулся только после обеда. Когда он вошел в гостиную, Лиз писала письмо домой. Он кинул на нее быстрый взгляд:

— А я думал, что дядя Гарри сегодня уже спустится сюда.

— Он спустится попозже, к чаю. Он сейчас отдыхает, кажется. — Потом Лиз добавила: — Звонила миссис Бартон и просила передать вам кое-что. — И она рассказала Роджеру о болезни Тима.

Роджер нахмурился:

— Неприятно! — Он повернулся на каблуках, потом задумчиво посмотрел на нее и спросил:

— А с кем вы едете к Грэшемам? С Ридхэмом?

Лиз почувствовала, что краснеет.

— Нет… я… видимо, нет. Я надеялась, мистер Джордон разрешит мне взять его машину.

— Это вовсе ни к чему! — отрезал Роджер. — Вам лучше поехать со мной.

Вот этого Лиз хотелось меньше всего на свете. Поэтому она, слегка заикаясь и путаясь в словах, начала возражать:

— О нет… не стоит беспокоиться… думаю, что мистер Джордон…

— Перестаньте, что за ребячество, — перебил ее Роджер. — Можете сесть на заднее сиденье, если вам так больше нравится.

Он вышел из гостиной, хлопнув дверью.

Почему ему всегда так легко удается переспорить ее, заставить почувствовать свою никчемность? Но почему, почему Джефф не предложил подвезти ее?! Ах да… Джефф же знает, что Роджер тоже приглашен к Грэшемам, и наверняка решил, что Лиз поедет с Роджером и Антеей Бартон.

Лиз в который раз подумала, как ей не хочется ехать на этот вечер. Впрочем, она ведь увидит там Джеффа.

Роджер уже ждал ее в холле, когда она спустилась вниз. У Лиз не было настоящего платья для коктейлей, поэтому она надела белую шелковую блузку с вышивкой и пышную светло-синюю юбку, отделанную кружевами.

Он взглянул на свои наручные часы:

— Ну что ж, я думаю, пора ехать. Готовы?

Лиз кивнула:

— Да, спасибо.

Она уже начала привыкать к этим поездкам — Роджер, как обычно, смотрел прямо перед собой на дорогу, сжав в зубах неизменную трубку, его большие смуглые, но до странности изящные пальцы спокойно лежали на руле, а Лиз молча сидела рядом.

Перед ними расстилался мирный деревенский пейзаж. Деревья наконец покрылись листвой и украсились пышными кронами. Ивы на лугах Джеффа были поразительного ярко-изумрудного цвета. На берегу речки первоцветы и календула уже закрывали лепестки на ночь, а над ними, в чистом вечернем небе, плыли розоватые облака.

Усыпанная гравием дорожка перед Милл-Хаус уже была заставлена машинами. Роджер позвонил в дверь, и почти в то же мгновение появилась Хельга и, улыбаясь, сказала:

— Добрый вечер. Прошу вас… пожалуйста, сюда… фрейлейн, давайте мне ваше пальто.

Лиз скинула пальто и пригладила волосы. Хельга открыла перед ними большую кремовую дверь в зал и объявила:

— Мисс Синклер и мистер Хейворд.

Длинный, прекрасно обставленный зал был полон народу. Мистер и миссис Грэшем подошли приветствовать их, и почти сразу же рядом оказалась Сабрина.

— Как жаль, что миссис Бартон не смогла прийти. — Она улыбнулась Роджеру. — В другой раз непременно привозите ее. Мисс Синклер… нет, нет, я буду называть вас просто Лиз. Сколько можно соблюдать формальности… Что будете пить? Джин, шерри, «Манхэттен», «Бронкс»?

— Она обернулась. — А… вот и вы, Джефф! Не поможете мне разнести напитки?

Джефф кивнул:

— С удовольствием. — Он улыбнулся Лиз:

— Привет, Лиз.

— Привет, Джефф.

Его улыбка была такой же нежной, как всегда. Глазами он словно говорил ей: «Лиз, какая ты красивая». Он кивнул Роджеру, бросив ему: «Добрый вечер, Хейворд», и тут же отвернулся.

Лиз стояла, глядя, как он вслед за Сабриной идет к бару. Она слышала холодный смех Сабрины и звяканье льда о стекло, она видела, как Джефф смеется в ответ. Джефф смешивал коктейли в серебряном сосуде, а Сабрина тем временем раскладывала по бокалам вишенки.

Потом они повернулись и вместе пошли обратно. Джефф нес в руках поднос, Сабрина, в коротком сером платье, явно очень дорогом, шла рядом с ним и улыбалась.

Это было обидно. Обидно до слез. Джефф принимал гостей вместе с Сабриной, как хозяин дома. Он выглядел таким довольным, счастливым, спокойным, как будто действительно чувствовал себя здесь хозяином.

— Два «Бронкса», один джин, а шерри скоро будет, — весело провозгласил Джефф.

Лиз взяла протянутый бокал и немножко отпила. Роджер повернулся к Сабрине, что-то ей сказал, и Джефф тут же оказался рядом с Лиз.

— Даже не верится, что это Милл-Хаус, правда? — Он удивленно покачал головой. — В прошлый раз, когда я был в этой комнате, она напоминала свалку.

Лиз оглянулась по сторонам:

— Да, правда, очень красиво.

— Кое у кого отличный вкус. Это бросается в глаза. Думаю, в основном декором занималась Сабрина.

Джефф был прав. Роскошь и изысканность, царившие вокруг, нельзя было не заметить. Светло-серые стены, портьеры темно-красного цвета с золотыми полосами, на полу пушистый темно-серый ковер. Но чтобы зал приобрел такой шикарный вид, нужно было и кое-что еще, помимо хорошего вкуса, — деньги! Неограниченные средства, на которые можно купить кресла и кушетки времен Империи, лакированные серванты и столики, французскую живопись и севрский фарфор.

— Мы не должны стоять в стороне от остальных — это же светский раут! — воскликнула Сабрина, вклинившись между ними. — Идем, Лиз, я познакомлю тебя с одним потрясающим молодым человеком — Реймондом Бентоллом, он актер. Ты видела его фильмы? Роджер, а вам просто необходимо познакомиться с моей лучшей подругой — мы вместе учились в школе, она само очарование.

Лиз усадили на французском канапе рядом с молодым человеком картинной красоты, да еще с длинными белокурыми волосами.

Они говорили о театре, но, так как Лиз редко там бывала и не видела ни одной роли самого Реймонда Бентолла, разговор скоро иссяк.

В соседней комнате завели музыку.

— Не хотите ли потанцевать? — спросил ее Реймонд Бентолл, и, когда Лиз кивнула, они вместе пошли к изогнутой арке, ведущей в квадратный зал с паркетным полом, где уже кружились несколько пар. Это была очень красивая комната, которая явно использовалась как небольшой бальный зал. Стены были выкрашены в нежно-зеленый цвет, очаровательные розовые занавеси спускались с высоких окон.

Почти сразу же, как танец закончился, к ней подошел Джефф.

— Прости, детка, что тебе пришлось ехать сюда с Хейвордом, — сказал Джефф, когда через минуту они пошли танцевать. — Я бы за тобой заехал, но не мог оторваться — весь день был занят на ферме. Прибыли новые лошади, которых я купил в Ирландии, и мне надо было их обустроить.

У Лиз сразу отлегло от сердца. Значит, Джефф все-таки думал о ней — он хотел подвезти ее на вечеринку, просто не смог.

— А сколько их, Джефф? Есть хорошие?

Джефф присвистнул.

— Красавицы! По крайней мере, из пяти три — то, что надо! Порода. Двух пущу на разведение потомства, а остальных тоже куда-нибудь пристроим, надеюсь хорошенько на них заработать.

На мгновение у Лиз мелькнула мысль: а стоит ли Джеффу вкладывать столько денег в лошадей, раз дела у него идут неважно? Но она быстро отбросила эти сомнения. Он же только что сказал, что «надеется хорошо заработать». Наверное, так и делается бизнес.

— Я так рада, Джефф. Они все сегодня прибыли?

Он покачал головой:

— Нет, только три. Тебе надо будет зайти и посмотреть на них, Лиз. — Он улыбнулся. — Сделай им профессиональный осмотр!

Лиз радостно улыбнулась в ответ;

— С удовольствием!

— Завтра ничего не получится. Как насчет следующего воскресенья? Мы можем на них покататься по Бикон-Коммон, а потом вернешься к нам и выпьешь чаю.

И вдруг все снова встало на свои места, мир обрел гармонию и устойчивость. Будущее сулило только радость. Все сомнения и страхи моментально исчезли от теплой, ласковой улыбки Джеффа. Прекрасный бальный зал, музыка из соседней комнаты. Какой незабываемый момент! Джефф держит ее за талию — какое наслаждение!

«А что, — внезапно подумала про себя Лиз, — очень даже приятная вечеринка».

Возле арки стояли майор Денвер и мистер Грэшем. Майор указал рукой на Джеффа, когда они в танце прошли мимо них, и Джефф остановился. Майор Денвер улыбнулся Лиз широкой рассеянной улыбкой:

— Добрый вечер, мисс Синклер. Джефф, я тут как раз разговаривал с мистером Грэшемом по поводу твоих новых лошадей. Он подыскивает для Сабрины хорошую кобылу, вместо Карло. Чтоб она была посмирней и поспокойней. Как ты думаешь, тот гнедой мерин, что прибыл сегодня, не подойдет ей? Кажется, как раз то, что нужно.

Джефф повернулся к ним с улыбкой, лицо его внезапно оживилось. Он кивнул мистеру Грэшему:

— Я с этим согласен. Вы понимаете, сэр, тот конь, что сейчас у Сабрины, немного тяжеловат для девушки, с ним трудно управляться. А этот новый гнедой — легкий. Я, правда, его еще не испытывал как следует в выездке, но мне кажется, он спокойный и уравновешенный парень. Почему бы вам самому не приехать и не посмотреть на него, скажем завтра утром?

Мистер Грэшем задумчиво нахмурился:

— Да, может быть, я так и сделаю, Джефф. Сабрина мечтает участвовать в бегах в следующем месяце, но, честно говоря, мне не хочется, чтобы она рисковала с Карло. Я хочу, чтобы у нее была более управляемая лошадь.

Они отошли от арки, чтобы никому не мешать, и Лиз, оглядывая зал, увидела Роджера, который стоял неподалеку. Он курил — правда, на этот раз сигарету — с обычным своим отсутствующим видом, словно ему не было никакого дела до окружающих. Мистер Грэшем тоже оглянулся и, заметив Роджера, выразительно окликнул его:

— Эй… Хейворд… вы-то мне и нужны. Уж вы-то точно разбираетесь в лошадях. — И он указал глазами на Джеффа. — Пожалуй, мне не стоит слушать этого молодца — он пытается сбыть мне свою лошадь. А вы сами видели новых лошадей, которых ему привезли из Ирландии?

Роджер загасил свою сигарету в стоявшей поблизости пепельнице и посмотрел на мистера Грэшема. Голос у него был ровный и прохладный.

— Нет, не видел. И боюсь, что Ридхэм вряд ли обратится ко мне за консультацией. — Он посмотрел на Джеффа намеренно долгим взглядом. — Понимаете ли, мы, ветеринары, не в чести у людей, которые занимаются куплей и продажей лошадей. Мы ведь можем, чего доброго, обнаружить у лошади какую-нибудь болезнь или изъян, и в результате ее уже нельзя будет продать по высокой цене.

Мистер Грэшем бурно расхохотался, совершенно не заметив взаимной антипатии между этими двоими, которую Лиз ощущала каждый раз.

— Да, конечно, но, видите ли, вы же независимый эксперт, и ваше мнение для меня очень важно. Впрочем, не то чтобы у меня была нужда вас звать, прежде чем купить лошадь у Джеффа. Я Джеффа хорошо знаю и уважаю, и я ему доверяю. Тут дело совсем в другом. С этими новыми лошадьми все иначе, он ведь и сам их еще не знает. Так что я ко всему подхожу с позиций бизнесмена, и мне нужна в этом деле квалифицированная консультация. — Он улыбнулся Джеффу: — Ну, что скажете, Джефф?

Джефф стоял, вытянувшись в струнку, и молчал. Молчание это было странным. Наконец он произнес:

— Да, сэр, конечно. Но можете быть уверены, для Сабрины я продам вам хорошую лошадь, и по очень приемлемой цене. На этот счет можете даже не волноваться.

Тут Роджер уставился на него тяжелым взглядом.

— Но ведь бывают и ошибки, — веско сказал он. — Даже между… между друзьями. Я слышал, бывали такие случаи.

Лиз видела, как он посмотрел Джеффу прямо в глаза, и наконец тот не выдержал его взгляда и отвернулся. Она понимала, что в словах Роджера есть какой-то подтекст, и хотела что-нибудь сказать, чтобы прервать это напряженное молчание. Но тут Сабрина, как всегда, вмешалась в разговор и весело воскликнула:

— Ну что у нас тут за научная конференция! Можно подумать, заседание ООН, не меньше. Идем, папа, наверняка все умирают от жажды. Давай разнесем гостям еще коктейли. Джефф, помоги мне, пожалуйста.

И она увела отца на другой конец зала, а Джефф, неловко извинившись перед Лиз, пошел за ними. Роджер направился к какой-то незнакомой даме, которую, видимо, еще раньше пригласил на танец, а Лиз достался майор Денвер.

— Приятные люди эти Грэшемы, — заметил он во время танца. — Полагаю, нам с Джеффом очень повезло, что они теперь будут нашими соседями. Очень, очень удачно. Они так оживят нашу светскую жизнь, знаете ли, да и вообще… Такие открытые, простые, щедрые — очаровательная семья. — Его светло-голубые глаза выжидающе смотрели на Лиз.

— Да, — согласилась Лиз. — Они очень… э-э… открытые.

Тут майор немного понизил голос:

— Между нами говоря, я на них возлагаю большие надежды. Мистер Грэшем такой человек, он во многих отношениях мог бы помочь Джеффу. Ну и, разумеется, глядя на такую чаровницу, как Сабрина, — девушку выдающихся достоинств, — знаете ли, как-то невольно думаешь, что Джефф, возможно…

Намек был очень прозрачный. Лиз почувствовала в сердце странный холодок. Какими бы отвратительными и циничными ни были намеки Роджера тогда, на балу, получается, он все же был не так уж далек от истины?

Она сделала над собой громадное усилие, с храбрым спокойствием улыбнулась майору и сказала:

— Да, мисс Грэшем красивая. Уверена, что Джефф, как и любой молодой человек, не может не восхищаться ею.

Собственно говоря, это ведь вполне естественно и понятно — конечно, майор Денвер беспокоится о будущем Джеффа и хочет, чтобы тот ни в чем не нуждался. «Ведь если вдуматься, я ничего не могу дать Джеффу, — с грустью размышляла Лиз. — У меня нет ни богатого отца, ни положения в обществе, ни средств, чтобы помочь выбраться из финансовых неурядиц. Я могу отдать ему только мое сердце, — подумала она со вздохом. — Но оно и так принадлежит ему. Целиком и полностью».

Прием у Грэшемов закончился сравнительно рано. Сразу после одиннадцати гости начали расходиться. Лиз так и не смогла побыть наедине с Джеффом, только станцевала с ним пару танцев, но ее утешало то, что у них были общие планы на следующую неделю. Роджер весь вечер, казалось, намеренно избегал ее, и она была ему за это благодарна. Она чувствовала, что может поссориться с ним из-за его необъяснимой агрессии по отношению к Джеффу. Так что Лиз рассчитывала доехать до дому в ставшем уже привычным необременительном молчании.

Но Роджер первый нарушил его. Он обернулся к ней и спросил:

— А сколько лошадей купил в этот раз Ридхэм?

Лиз неохотно ответила:

— Пять, кажется.

— А вы не знаете, откуда они?

Она была удивлена этими неожиданными расспросами и холодно сказала:

— Понятия не имею, но он говорил, что вроде бы из Ирландии.

— Из Ирландии! — присвистнул Роджер. — Тогда о них трудно будет что-нибудь узнать. Надеюсь, он не станет слишком сильно надувать старину Грэшема, даже если тот и сможет позволить себе дорогую покупку.

Лиз посмотрела на него:

— А почему вы всегда подозреваете Джеффа в том, что он хочет кого-то надуть, как вы выражаетесь? Мне отвратительны ваши дешевые инсинуации! И вообще, почему вы постоянно к нему цепляетесь? Вы ужасно вели себя, когда мистер Грэшем попросил вас о консультации!

Роджер рассмеялся, но в смехе его чувствовалась неподдельная горечь.

— Скажите пожалуйста, сколько негодования! На самом деле я вел себя не так уж «ужасно», как вы говорите. Я просто пытался осторожно предупредить Грэшема, чтобы он не купил у Ридхэма какую-нибудь старую клячу по баснословной цене, вот и все. Ридхэм вполне способен на такое.

Лиз закусила губу, чтобы не разразиться потоком самых злобных обвинений в ответ на такие слова. Она только сказала, стиснув зубы:

— Это просто гадко — так говорить. — Джефф ни за что не сделал бы ничего подобного.

Роджер снова оглянулся на нее, и глаза его сверкнули в темноте. Она скорее почувствовала, чем увидела, как губы его изогнулись в усмешке, обнажив белые зубы.

— Ридхэм раньше уже проделывал такие штуки. Продавая лошадь, зная заранее о каком-то ее изъяне и намеренно скрывая его ради выгодной продажи. Он ведет себя как барышник.

— Неправда, — вспыхнула Лиз. — Он, может быть, просто не знал, Что с лошадью не все в порядке.

Роджер снова рассмеялся:

— Как бы не так! Надо отдать ему должное — лошадей он знает как свои пять пальцев. Он просто не мог не заметить, например, что у лошади на ноге твердая опухоль. — Он пожал плечами. — Нет, конечно, это не такое уж преступление! Если хотите, Лиз, можете верить в его честность. Но потом не говорите, что я вас не предупреждал. В Ридхэме есть какая-то подлость, какая-то непорядочность, это просто один из примеров. И ради вашего же блага я надеюсь, что он никогда вас не подведет, но я как раз боюсь, что рано или поздно так и получится!



Глава 6

<p><strong>Глава 6</strong></p>

В течение нескольких дней после этого разговора отношения между Лиз и Роджером были очень напряженными. Всякий раз, когда Лиз вспоминала о подозрениях Роджера касательно Джеффа, в ее душе вскипало негодование. Для ее нервов было серьезным испытанием то, что три раза в день они ели за одним столом. Ей с трудом удавалось скрывать свое раздражение.

Пони Черныш постепенно поправлялся. Лиз решила, что пора уже попробовать испытать его поврежденную ногу и размять суставы на короткой прогулке.

Она вела пони, по двору конюшни и увидела Роджера — он стоял, склонившись над радиатором, и рассматривал какой-то механизм внутри машины.

Лиз хотела было пройти мимо, не здороваясь, но он сказал, не поворачивая головы:

— Отправились на прогулку?

— Хочу посмотреть, как он будет ходить по дороге.

Роджер выпрямился, хмуро разглядывая гаечный ключ, который он держал в руках.

— Только недолго. — Голос у него снова был командирский, отрывистый. — Мне надо скоро ехать на вызов, а Дунана нет. Так что я остался дежурным по кабинету, как это ни странно.

Лиз покраснела. Ей страшно не хотелось перед ним капитулировать, но почему-то Роджеру всегда удавалось убедить ее, что она поступает неправильно.

— Я могу отвести пони погулять попозже, — неуверенно предложила она.

Роджер взмахнул промасленной тряпкой.

— Вы его все равно уже вывели. Просто, не уходите на целый день. И хорошо бы уже поскорее вернуть лошадку Фоллону, у нас здесь не санаторий для больных лошадей, знаете ли.

— Но вы сами сказали, что я была права, оставив его здесь, — стала оправдываться Лиз, заикаясь от возмущения и растерянно глядя на Роджера.

— Я так сказал? Что-то не помню.

Лиз резко дернула за повод бедного пони, и он быстро застучал копытцами вслед за ней; они прошли через двор и вышли на дорогу. Она замедлила шаг, когда они свернули в переулок Святого Бенедикта и пошли по Maркет-стрит к собору, но ее мысли так и рвались вперед.

«Что бы я ни делала — все не так. Ну вот, спрашивается, зачем он сейчас вмешался? Я и без него знаю, что мистер Дунан уехал, но я собиралась вернуться всего через четверть часа. Он нарочно изводит меня, я же вижу, — так рассуждала сама с собой Лиз. — О боже, ну зачем, зачем он приехал?»

Травка у собора казалась очень зеленой и сочной. Возле старинных каменных стен мирно ворковали голуби. Тюльпаны нежно покачивали своими чашечками над длинными светло-зелеными листьями. Было чудесное, безмятежное майское утро, полное солнечного света и покоя.

Но Лиз была далека от мирного расположения духа. Роджер всегда умудрялся испортить ей настроение. «Мы никогда, никогда не сможем с ним поладить, — решила Лиз, возвращаясь домой через Фишпул-стрит. — Это просто невозможно. Мы с ним несовместимы, как вода и масло. Мне, наверное, нужно просто стараться не попадаться ему на глаза и вообще как можно меньше с ним сталкиваться».

Теперь пони шел уже довольно ровно, почти не хромая. Лиз похлопала его по грубой шее:

— Ну что, так лучше, да? Уже на следующей неделе вернем тебя хозяину, придется опять таскать тележку, Черныш. Если все будет хорошо.

На этот раз машины Роджера уже не было во дворе. Какое облегчение! Лиз закрыла денник за пони и, услышав шаги у себя за спиной, повернулась к дому.

Она увидела приближающуюся к ней высокую ладную фигуру Джеффа, и на нее нахлынула волна какого-то почти невероятного счастья.

— Привет, малышка. Я тебе звонил несколько минут назад, но никто не подходил. Я хотел с тобой поговорить.

Лиз распахнула дверь в кабинет:

— Заходи, Джефф.

Джефф огляделся по сторонам.

— А Хейворд здесь?

Лиз улыбнулась ему:

— Слава богу, нет. — Она горестно покачала головой. — Только что опять вывел меня из равновесия. Что я ни сделаю — все ему не нравится. Ему не угодишь!

Джефф поймал ее за руку и притянул к себе.

— Да ладно, забудь о нем. Он ненормальный. Вот бы я мог работать вместе с тобой! Как это было бы замечательно! — И он заглянул ей в глаза. В какой-то момент Лиз показалось, что он хочет ее поцеловать. Но тут Джефф отпустил ее руку и сказал со странной неловкостью: — Послушай, Лиз, я насчет завтрашнего дня…

— Да, Джефф?

Джефф помолчал немного.

— Дорогая, мне ужасно не хочется тебя огорчать, но боюсь, завтра ничего не получится. Мне правда ужасно жаль. Понимаешь, у меня изменились обстоятельства. Наклевывается… хорошая сделка, так что… — И он быстро добавил: — Одни… ну… один человек хочет купить у меня лошадь.

Возникла небольшая пауза. Лиз чувствовала, как ее сердце превращается в кусок свинца.

— О, Джефф! — воскликнула она, но затем постаралась, чтобы голос ее звучал спокойно, даже безучастно, и продолжала как ни в чем не бывало: — Конечно, мне очень жаль. Но я… я все понимаю.

Она подняла на него глаза и поспешно отвела их, чтобы Джефф не заметил мольбы в ее взгляде. Чудесный завтрашний день. Прекрасное, счастливое воскресенье, которое они планировали провести вместе. Не удержавшись, она все же спросила:

— А он непременно должен приехать завтра?.. Может быть, этот человек посмотрит твою лошадь сегодня или… завтра с утра?

Джефф сосредоточенно прикуривал сигарету.

— Боюсь, ничего не получится, моя радость. Я никак не могу упустить такой случай. Понимаешь, после того, как я столько денег вложил в этих лошадей, надо же их как-то окупить.

— Ну да, разумеется, — подхватила Лиз. — Я понимаю, для тебя это важно. — Она уныло улыбнулась. — Что ж, надеюсь, сделка пройдет успешно, Джефф.

Ответная улыбка Джеффа была теплой и ласковой.

— Спасибо тебе, Лиз. Ты всегда все понимаешь. Ты просто прелесть. К сожалению, завтра у нас не получится увидеться. Но знаешь что? Если сделка состоится и я получу деньги, давай это отпразднуем, например поужинаем в «Вороне» как-нибудь на неделе. Ну, что скажешь, ангел мой?

Ей подумалось, что «как-нибудь на неделе» означает еще целую вечность ожидания.

— Да, спасибо большое, Джефф. С удовольствием. — Она немного замешкалась, вспомнив про финансовые неурядицы Джеффа. — То есть я не знаю…

Но ее мысли прервал веселый смех Джеффа.

— Да, да, я понял, о чем ты! Какая же ты милая, Лиз. Но я тебе торжественно обещаю, что не стану тратить все деньги на скромный ужин на двоих. Ладно, позвоню тебе после выходных. Вообще-то цыплят по осени считают, так что еще рано говорить о прибыли и праздновании.

Он сделал к ней шаг и добавил:

— А теперь мне надо бежать, милая… — Он вдруг резко отпрянул от нее, услышав, как во дворе хлопнула дверца машины. — Лиз, я тебе позвоню. Прощай, и, поверь, мне очень жаль, что наше свидание не состоится.

— Счастливо, Джефф.

Лиз смотрела, как он выходит за дверь. Через секунду в кабинет влетел Роджер. Он бросил на нее мрачный взгляд, подошел к шкафчику с медикаментами и открыл дверцу.

— А что это Ридхэм здесь околачивается в такое время? Он что, по делу заходил?

Лиз покачала головой. Она была так огорчена, что у нее не осталось сил на объяснения с Роджером.

Роджер нахмурился еще больше и начал со звоном и стуком передвигать всякие банки и склянки в шкафу.

— Надо бы напомнить Ридхэму, что, когда он приходит сюда, он тратит не только свое время. Он еще и отнимает время у нас.

Лиз вздрогнула, словно ее ударили хлыстом.

— То есть вы имеете в виду, что я попусту трачу рабочее время и наношу урон фирме? Позвольте вам сказать, что Джефф был здесь не больше пяти минут. Просто вы затаили на него злобу. Если бы зашел кто-нибудь другой, какой-нибудь пациент, или ваш приятель, скажем, или мистер Джордон, вы бы этого даже не заметили.

Роджер отвернулся к своему столу.

— Передайте мне сыворотку для овец, пожалуйста, — резко сказал он.

Лиз дрожащими пальцами нащупала на полке бутылочку и со стуком поставила ее на стол перед ним:

— Пожалуйста!

И тут его голос как ножом пронзил ее мечущиеся в беспорядке мысли:

— Я сказал — сыворотку, а не вакцину. Простите, конечно, что приходится занимать вас такими будничными делами, но я прошу вас — сосредоточьтесь, пожалуйста, на работе.

Лиз покраснела до самых корней волос. Голос ее дрожал, когда она силком заставила себя произнести:

— Простите, я не расслышала, что вы просили.

Роджер пожал плечами и захлопнул крышку своего чемоданчика.

— Ну, разумеется, до того ли вам. Вы же в прострации. Наверное, пребываете в любовных мечтах.

Лиз резко развернулась к нему:

— Ну почему вы всегда так стараетесь вывести меня из равновесия? Разве вы не видите, каким вы становитесь несносным, когда нам приходится работать вместе?

Роджер взглянул на нее и вдруг заметил, какие маленькие у нее руки — тоненькие пальчики, узкие запястья.

Он уставился на руки Лиз, и ему вдруг стало мучительно стыдно за свою грубость. «Это она во всем виновата, — подумал Роджер. — Конечно, встречаться с таким парнем, как Ридхэм. Всякому ясно, что у нее мозгов меньше, чем у новорожденного младенца».

Телефон разразился визгливым звоном, разорвав напряженную паузу, возникшую в их разговоре. Роджер немедленно схватил трубку. Через несколько минут он резко бросил ей:

— Собаку миссис Арнольд сбил грузовик. Съездите туда прямо сейчас? У меня встреча с человеком из министерства сельского хозяйства через двадцать минут, я не успею.

Он даже не взглянул на Лиз, и она не стала ему отвечать. Он видел краем глаза, как она взяла свой чемоданчик с медикаментами и сумку, — значит, она его слышала. Через мгновение дверь за ней захлопнулась.

— Пфью! — воскликнул Роджер, сам, собственно, не понимая, что хотел этим сказать.

Лиз тем временем выезжала из Истминстера на скорости, которую иначе как головоломной назвать было нельзя. Маленькая машина неслась вперед, подскакивая на ухабах, и наконец Лиз, заметив это, снизила скорость и немного успокоилась.

Она так неслась вперед, словно пыталась убежать от Роджера. На мгновение эта мысль показалась ей забавной, и она улыбнулась, но улыбка вышла очень невеселой. «Нет, дальше так продолжаться не может, — решила Лиз. — Но ужаснее всего то, что он племянник мистера Джордона. Из-за этого я не могу себе позволить поссориться с ним».

Она снова улыбнулась. Не может себе позволить поссориться с ним! Они ведь только и делают, что ссорятся.

Надо все-таки попытаться как-то к нему приспособиться, научиться его терпеть. Хотя бы на некоторое время. Ведь скоро он уедет обратно в Кению. Лиз постаралась выкинуть его из головы и стала думать о Джеффе и о том, что их свидание не состоится. Бизнес есть бизнес.

Лиз была очень рада, когда выяснилось, что собака миссис Арнольд не слишком серьезно пострадала в столкновении с грузовиком. У пса были сильно порезаны лапы и разорвано ухо. Она наложила ему несколько швов, но с удовольствием сообщила миссис Арнольд, что внутренних повреждений нет.

Она выпила с миссис Арнольд чашечку кофе и уехала, пообещав осмотреть собаку через пару дней.

Когда Лиз подъехала к перекрестку, где дорога поворачивала в сторону Истминстера, она увидела, как навстречу ей едет девушка на велосипеде. Девушка улыбнулась и помахала рукой, и Лиз узнала в ней Антею Бартон. Она притормозила, и Антея подъехала к ней.

— Привет! Ты как раз была мне нужна. Тим вроде пошел на поправку, и я хотела тебя спросить: не заедешь ли ты к нам завтра на чашку чая? То есть, конечно, если ты свободна, — прибавила она.

Лиз очень обрадовалась этому приглашению. Ей нравилась Антея, и поход к ней в гости мог бы избавить Лиз от тоскливого длинного дня без Джеффа. Она улыбнулась:

— Спасибо большое. С удовольствием. Ужасно рада слышать, что Тиму лучше.

Антея пожала плечами и скорчила забавную гримаску.

— Да. Единственная проблема состоит в том, что Сьюзан, конечно, непременно заразится от него и придется начинать все сначала! — Она заботливо взглянула на Лиз: — Так ты точно знаешь, что у тебя был в детстве коклюш?

Лиз рассмеялась:

— Да.

— Приезжай пораньше, — продолжала Антея. — Тогда мы успеем сходить на прогулку. Тиму сейчас полезно бывать на солнышке. — Она снова забралась на седло. — Ну ладно, мне еще до дому далеко ехать. А ты куда направляешься?

— Я ездила к миссис Арнольд, у нее пес под машину попал, — сказала Лиз. — Его грузовик сбил. — И она подробно рассказала, как было дело.

— О боже! Бедный старина Барни. Тогда не стану тебя больше задерживать. До свидания, Лиз. Мне ведь можно называть тебя Лиз? Жду тебя завтра часам к трем.

— Да, спасибо… До свидания. — Лиз посмотрела, как она усаживается на велосипед и едет по дороге, слегка виляя рулем.

«Антея ужасно милая, — думала Лиз, отправляясь дальше. — Вот настоящий человек. Такая искренняя». Интересно, правда ли, что Роджер до сих пор в нее влюблен? Что ж, ничего удивительного. Может быть, он потому и не женился. А сколько ему, интересно? Наверное, где-то тридцать один — тридцать два. Бедная Антея — неужели ей придется выходить замуж за такого чудовищного типа, как Роджер?! В памяти сразу всплыло лицо Роджера. Суровое, сосредоточенное лицо мужчины, который не склонен предаваться легкомысленным развлечениям. Лицо человека, который, если полюбит, будет любить преданно, всю жизнь.

Она встряхнулась, поразившись, с чего это ей вздумалось грезить о Роджере. «Что это на меня нашло?» — строго спросила она себя и решила, что поводом для этих странных размышлений, видимо, послужила встреча с Антеей.

Воскресный день выдался ясным и тихим. Лиз изо всех сил старалась гнать от себя мысли о том, как прекрасна сейчас природа вокруг фермы Джеффа. Лютики желтым ковром устилают заливные луга в тех местах, где пасутся лошади Джеффа. Бикон-Хит, куда они собирались поехать верхом, сейчас, наверное, весь залит солнцем. От жары легкое марево расстилается над серебристо-серой травой. Но даже такой волшебный день мог бы стать еще прекраснее оттого, что они с Джеффом были бы вместе и весело скакали бы бок о бок по полям.

«Ну что ж, — пыталась утешить себя Лиз, шагая к остановке бедингхэмского автобуса, — ведь и на чай к Антее Бартон тоже очень приятно пойти в воскресенье».

Автобус останавливался почти перед домом Антеи, и Сьюзан уже слонялась у ворот, поджидая Лиз.

— Привет. А у меня нет коклюша, — сообщила она с деловым видом. — Но я считаю, что ужасно скоро будет. Миссис Дженнингс — она маме помогает по дому — говорит, что я не успею оглянуться, как он начнется. — Она серьезно посмотрела на Лиз большими голубыми глазами: — А у тебя был коклюш?

Лиз кивнула и, взяв Сьюзан за руку, направилась вместе с ней к дому.

— Да, только очень, очень давно.

Сьюзан посмотрела на нее с интересом:

— Очень давно? А когда это было, лет сто назад, да?

Лиз рассмеялась. Из кухни вышла Антея:

— Привет, Лиз. Что за чудесный день сегодня!

У нее из-за спины появился Тим, немного бледный и исхудавший.

— А вот и наш больной. Тим, иди поздоровайся как следует с Лиз.

Тим подошел к Лиз, держа на руках маленького коричневого щенка.

— Здравствуйте, Лиз. А это Виски — он болел, когда вы прошлый раз к нам приезжали. А теперь ему уже лучше. Это дядя Роджер его вылечил.

Лиз погладила жесткую шерсть щенка, заглянула в его грустные карие глаза:

— Очень хорошо. Какой он у тебя славный. А можно мне его подержать?

Тим протянул щенка Лиз.

— Он не кусается, — сразу сообщил он. — Он очень добрый и ласковый.

Слово «добрый» не могло в должной мере передать отчаянной радости, с какой приветствовал Лиз новоявленный друг. Его крошечное тельце вертелось от восторга, а мокрый язычок тыкался в руки и щеки.

Антея провела Лиз по комнатам и показала ей весь дом. Он оказался не слишком большим, зато обставлен был чрезвычайно мило. Для своей спальни Антея выбрала кремовый цвет, в комнате Сьюзан царил персиковый, а у Тима — яблочно-зеленый. Стены кухни были выкрашены простой побелкой, на полу лежали темно-красные плетеные коврики, на окнах висели занавески в красно-белую клеточку. Все вокруг радовало глаз.

У Лиз вырвался невольный вздох. Ей вдруг тоже захотелось иметь такой уютный домик.

— Просто прелесть, — сказала она Антее. — По-моему, у тебя все получилось замечательно. Лучше даже представить невозможно. Знаешь, у тебя не такой искусственный декор, как бывает иногда, — вроде бы все идеально, но жить там как-то не хочется. А у тебя… — Она выразительно обвела рукой вокруг, посмотрела на Антею и рассмеялась. — А у тебя все как-то живо и очень уютно.

Антея тоже рассмеялась, но в ее улыбке вдруг проскользнула нотка горечи.

— Я рада, что тебе у нас понравилось, Лиз. Это ведь мой первый настоящий дом. По-моему, это даже забавно. Когда Тони был жив, мы жили буквально на чемоданах. Все время скитались по каким-то захолустным дырам, съемным квартирам, случайным отелям. Даже в мирное время офицеров часто переводят с места на место. Иногда это превращается просто в кошмар. Когда родился Тим, было особенно тяжело. — Она вздохнула. — Господи… ты не представляешь, как хозяева ненавидят квартирантов с маленькими детьми! Я все время мечтала, что когда-нибудь у нас будет такой вот домик. Когда-нибудь.

Лиз вдруг заметила, как прекрасные светло-карие глаза, устремленные на нее, наполнились печалью.

— А когда мы наконец-то переехали в свой собственный дом — мы были уже одни. Тони убили.

Лиз не знала, что сказать. Инстинктивно она протянула Антее руку, и на минуту их руки соединились в горячем дружеском пожатии. Потом Антея улыбнулась и встряхнула головой:

— Ой, я не хотела наводить на тебя тоску. Просто так получилось… — Она вздохнула. — И когда кто-нибудь хвалит наш дом, вдруг все это снова вспоминается. Какая грустная ирония судьбы. Ведь в жизни часто случается так, что то, о чем мы мечтаем, лучше бы и не исполнялось.

— Да, верно, — задумчиво согласилась Лиз.

Они вернулись в гостиную, и Антея сказала уже довольно бодро и спокойно:

— Этот дом мне купили родители Тони. Чтобы детям было где жить. А сами они живут в Феликстоу— мы довольно часто ездим к ним в гости. — Она взяла с полочки фотографию. — Вот, посмотри.

Лиз увидела двоих немолодых, очень приятных людей — они сидели на низкой каменной ограде, за спиной у них было море.

— Да, они как будто очень милые. Такие добрые.

— Они и вправду добрые, — подтвердила Антея. — Совсем не жадные. — Она помолчала, потом прибавила чуть тише: — Они хотят, чтобы я еще раз вышла замуж.

— А почему бы и нет? — ласково спросила Лиз, сразу вспомнив о Роджере.

Антея отвернулась.

— Не знаю даже. Это так сложно… мне прежде всего надо думать о детях…

— Есть кто дома? — раздался чей-то голос от входной двери.

Это оказался Роджер. Лиз была потрясена его неожиданным визитом. Да и у него на лице появилось до смешного недоуменное и испуганное выражение, когда он увидел Лиз.

— А… это вы… привет, — произнес он резким тоном. — Я не знал, что вы будете здесь сегодня. — И он улыбнулся Антее: — Как дела? — Его большая крепкая ладонь опустилась на голову Сьюзан. — Привет, Сью, сколько лет, сколько зим. — Он протянул Антее пакет. — Это для Тима. Я был на ферме Эдвардса, и он мне кое-что передал для нашего больного.

Антея развернула сверток.

— О… Роджер… как мило! Надо же, деревенское масло и мед! Огромное тебе спасибо.

— Это мед от их собственных пчел, — заметил Роджер.

— Оставайся к чаю, — пригласила его Антея. — Считай, что это твоя награда.

Роджер улыбнулся — теплой, искренней улыбкой, от которой он сразу стал казаться симпатичным и добрым.

— Я на это и рассчитывал.

— А мы собирались пойти прогуляться, — сказала Антея. — Но я стала показывать Лиз дом, потом мы заболтались. Тогда, наверное, сначала попьем чаю, а потом пойдем гулять, да? Тим хотел пойти в Перри-Вуд.

— Там птички гнезда строят, — пояснил Тим Роджеру. — Я хочу найти их гнезда и все сосчитать.

— Отличная мысль, — одобрил Роджер. — Я тебе помогу.

До сих пор он не сказал Лиз ни слова, если не считать краткого приветствия. «Какой кошмар, — думала Лиз, — весь день испорчен. Мы будем только мешать друг другу, и, возможно, все закончится какой-нибудь ужасной склокой».

Она отправилась на кухню, специально чтобы не быть у Роджера на глазах, и помогла Антее приготовить чай. Когда она вернулась в гостиную, оказалось, что Роджер ушел с детьми в сад.

Но в дружеской атмосфере чаепития, рядом со щебечущими смешными ребятишками, у которых Бетси и Виски выпрашивали кусочки со стола, трудно было оставаться отстраненной. Роджер под влиянием Антеи поразительным образом оттаял, и, несмотря ни на что, Лиз заметила, что чувствует себя в его обществе совершенно нормально. Он много рассказывал о Кении — вспоминал, как однажды участвовал в сафари на крупных животных.

Глаза Тима просто вылезали из орбит от восторга и ужаса.

— Правда, настоящие тигры? Прямо ходили вокруг вас кругами? — И вдруг он завопил на весь дом: — Ауау! Я — людоед, страшный и ужасный тигр-людоед!

Сьюзан взвизгнула и спряталась за спинку кресла.

— Я не люблю тигров, мне они совсем не нравятся. Я только слонов люблю.

— Никаких тигров-людоедов в нашей гостиной! — оборвала Тима Антея. — Особенно за чаем!

— А кстати, вот что я вспомнил, — вмешался Роджер. — Однажды я был знаком с одним слоненком. Звали его Гунжила. Хотите, я вам о нем расскажу?

Тим тут же забыл про своих тигров-людоедов. Сьюзан высунула голову и улыбнулась:

— Да, да! Расскажи.

Лиз осторожно посматривала на Роджера из-под густых пушистых ресниц, стараясь, чтобы он этого не заметил. Просто невероятно, думала она, до чего он здесь меняется. Становится совершенно другим человеком. Так хорошо болтает с детьми, и, надо признать, с ним интересно. Все эти истории про Кению…

Она посмотрела на Антею, которая сидела на другом конце стола и наливала последнюю чашку чаю. Мягкий свет предвечернего солнца, проникающий сквозь открытые окна, падал на гладко причесанную каштановую головку. Потом Лиз перевела взгляд на Роджера. Дети прильнули к нему с двух сторон, глядя на него круглыми восторженными глазами.

«Они уже сейчас как одна семья; — вдруг подумала Лиз, и тут странная тоска навалилась на нее. Какая-то грусть, отчаяние. Пустота. — Они выглядят такими счастливыми, а у меня все так неясно впереди и столько разочарований позади». — Надо пойти погулять, пока солнце еще греет, — сказала Антея. — Я не стану убирать со стола, пусть все останется, а когда вернемся, можем снова перекусить. Идемте, дети. Тим, беги за курткой, будь умницей. И шарф не забудь, на всякий случай.

Тим недовольно заворчал, когда на шею ему был повязан шерстяной шарф. Обе собаки нетерпеливо скакали вокруг них, радуясь предстоящей прогулке. Через несколько минут вся компания вышла из дома.

Они по ступенькам перелезли через изгородь, отделявшую поля от дороги, и пошли вдоль кустов боярышника, покрытых кремовыми цветочками. Их сладкий запах смешивался с парным духом, поднимавшимся от земли и травы. Кролик выскочил у них прямо из-под ног, Бетси немедленно бросилась за ним с возбужденным лаем, а Виски смешно топал сзади, по-щенячьи переваливаясь из стороны в сторону.

— Интересно знать, сколько продержится эта погода? — проговорил Роджер. — Хорошо бы до ярмарки. — Он посмотрел на Антею: — Надеюсь, вы пойдете туда со мной? Она будет через пару недель. — Он скользнул взглядом по Лиз и вдруг спросил: — Может быть, и вы не откажетесь составить нам компанию?

Лиз задумалась. Она и забыла про Истминстерскую ярмарку. В ту же секунду в ее голове мелькнула мысль: «Джефф. Может, Джефф…»

— Ах да, простите, я забыл, — холодно промолвил Роджер, заметив ее колебания. — Вы, наверное, уже договорились с кем-нибудь.

— Нет, — медленно и задумчиво ответила Лиз. — Нет, я пока еще ни с кем не договорилась. Я… рада буду пойти туда вместе с вами. Большое спасибо за приглашение, — прибавила она очень вежливо.

Роджер не сказал ни слова. Он пошел вперед, держа за руку Сьюзан. Лиз посмотрела ему вслед, чувствуя, как напряженность возвращается в их отношения.

«Но ведь не я тому виной, — раздосадованно подумала она. — Зачем он тогда меня приглашая? Наверное, просто посчитал, что будет невежливо меня не пригласить, раз он позвал Антею и детей. Но почему тогда я согласилась?» Впрочем, она знала ответ на этот вопрос. С Роджером или без Роджера, но она все равно пойдет на ярмарку, потому что там наверняка увидит Джеффа.

Они перелезли через еще одну изгородь и оказались в Перри-Вуд, небольшом леске, и зеленая прохлада, царившая под кронами высоких деревьев, приятно освежила их после жаркого солнца. Яркая зелень папоротников пробивалась из-под прошлогодней листвы, и островки колокольчиков покрывали землю поддеревьями веселыми лазурными узорами.

Тим и Сьюзан быстро исчезли из вида — они бегали, прятались за кустами ежевики, а собаки мчались за ними по пятам и оглашали окрестности заливистым лаем. Лиз шла чуть позади Антеи и Роджера, и Антея вдруг заметила это и остановилась, чтобы подождать Лиз.

— Правда, здесь чудесно, Лиз?

— Просто прекрасно, — согласилась Лиз.

— Это наше любимое место, мы сюда часто приходим гулять, — стала рассказывать Антея. — Правда, Роджер? Летом мы устраиваем здесь пикники, а осенью собираем чернику и лесные орехи. А в самый разгар зимы, когда все покрыто снегом, мы приходим, чтобы посмотреть, как выглядит на самом деле волшебное царство Снежной королевы!

Ее речь прервал оглушительный визг Сьюзан:

— Ма-а-а!.. Я упала… мне больно!

— Господи, что такое?! — в отчаянии воскликнула Антея. — Неужели они тоже могут внезапно умереть, как их отец?

Она кинулась с тропинки в чащу леса, раздвигая кусты руками.

— Я иду, малышка! — крикнула она. — Где ты?

Роджер кинулся вслед за ней, и Лиз тоже бросилась бежать. Кусты ежевики цеплялись за ее платье и чулки. Она увидела небольшую прогалину и свернула влево. Второпях она не заметила толстого корня, вылезшего из-под земли, споткнулась об него и растянулась во всю длину.

Она быстро поднялась, отряхнулась и с ужасом увидела, что чулок разорван в клочья. Голос Роджера у нее за спиной сказал:

— Какой эффектный кульбит. Ничего не сломали себе?

Он стоял и смотрел на нее странным строгим взглядом, без тени улыбки.

Лиз отрицательно покачала головой:

— Не знаю, кажется, нет. Дело в том, что я не заметила корня и споткнулась об него. — Она отвернулась.

— Подождите! — поспешно произнес Роджер и, к ее крайнему удивлению, добавил: — Раньше все случая не было, но сейчас я хочу извиниться, что вчера вам нагрубил… простите!

Это извинение застало Лиз врасплох. Помолчав немного, она ответила:

— Ничего страшного. Я тоже вела себя грубо.

— Я думал о том, что вы вчера сказали… что нам надо работать вместе. Так что лучше постараться не разжигать войну, — закончил он.

Чьи-то голоса и негромкий перестук копыт прервали их разговор — оба разом обернулись и посмотрели в сторону тропинки. Поверх низкого кустарника они увидели двух всадников, которые ехали галопом.

Солнце, просвечивающее сквозь резную листву, отразилось в золоте волос наездницы, на ее темно-желтом пиджаке. Рядом с ней ехал белокурый молодой человек, очень ловко державшийся в седле. До Лиз и Роджера донесся смех, легкая веселая болтовня. Через мгновение всадники пропали из вида.

Лиз засунула дрожащие руки поглубже в карманы юбки, чтобы не выдать себя. Ей страшно было взглянуть на Роджера, она боялась увидеть в выражении его лица подтверждение своих мыслей. Если бы он сейчас заговорил, если бы сказал хоть слово, она бы не выдержала и закричала.

— А вот и Антея, — спокойно произнес Роджер.

Лиз осталась стоять на месте, дрожа всем телом. Ей было плохо от вкуса предательства. Потому что даже Роджер не догадывался, как ужасно было для нее увидеть Джеффа и Сабрину вместе, на верховой прогулке. Она поняла, что вчера, когда Джефф придумывал оправдания, чтобы отложить их свидание, он солгал.



Глава 7

<p><strong>Глава 7</strong></p>

Роджер даже удивился тому, как сильно его затронула эта сцена. Он посмотрел на Лиз и поспешно отвернулся. Ее глаза потемнели от горя, и густые черные ресницы скрыли от него ее взгляд.

Он непременно сказал бы что-нибудь нравоучительное при виде Джеффа и Сабрины, скачущих бок о бок. Но Лиз казалась сейчас такой беззащитной и уязвимой, что у него не хватило на это сил.

Он излил свою ярость в безмолвном проклятии в адрес Джеффа.

«Чертов подонок», — думал Роджер, пробираясь через кустарник навстречу Антее.

Антея вытирала перепачканное, залитое слезами лицо дочери.

— Ты не представляешь, что тут случилось! Тим хотел залезть на дерево. Он упал прямо на Сьюзан и нечаянно столкнул ее в кусты ежевики. — Она покачала головой, глядя на обоих детей. — Больше никаких трюков Тарзана. — Она оглянулась: — А где же Лиз? А, вот она.

Лиз выглядела абсолютно спокойной, только бледность выдавала ее.

— А я споткнулась о корень. Смотрите! — И она продемонстрировала детям свой порванный чулок. Только Роджер почувствовал, как дрогнул у нее голос. — Сью, Тим, мы с вами все сегодня пострадавшие.

Роджера вдруг охватило странное желание защитить и утешить ее. Он видел, как трудно ей говорить, и изо всех сил старался отвлечь от нее внимание Антеи и детей.

Когда они вернулись домой, Антея пошла укладывать Тима и Сьюзан спать.

— Я помою посуду, — вызвалась Лиз.

— Давайте я вам помогу, — предложил Роджер и начал довольно неуклюже убирать со стола чашки и тарелки.

— Нет, не надо, — безжизненным голосом сказала Лиз, и все его благие намерения пошли прахом. Он медленно, с трудом, произнес:

— Не надо так расстраиваться.

Лиз продолжала вытирать полотенцем чайную чашку, которую держала в руках.

— Не понимаю, о чем вы.

— Я тоже заметил Джеффа с Сабриной там, в лесу. — Роджер совершенно не собирался выгораживать Джеффа, но, увидев застывшее, осунувшееся лицо Лиз, он добавил: — Если мужчина поехал с девушкой на прогулку, это еще не означает, что у них какие-то серьезные отношения. Так что не грустите напрасно!

И тут Лиз впервые посмотрела ему прямо в глаза, но так, словно ей трудно было сосредоточить на нем свой взгляд.

— Прошу вас, не продолжайте… Вы просто не понимаете… дело не в этом… не только в этом. Я не могу всего объяснить… — Тут ее голос подозрительно задрожал, и она замолчала. Она даже самой себе не могла объяснить поведение Джеффа. Оказывается, ему ничего не стоит ей солгать. Придумать, что какой-то человек приедет покупать у него лошадь, и преспокойно отправиться на прогулку с Сабриной. Отменить их свидание, которое было назначено еще неделю назад и которого она так ждала. Лиз чувствовала, что сердце ее буквально разрывается на части.

Мог бы и правду сказать, она бы не умерла. Если он предпочитает ей Сабрину — что ж, это его дело. Но зачем же лгать?

Роджер взял чашку из ее вялой, безжизненной руки.

— Вы сейчас рисунок с чашки сотрете, так вы ее тщательно трете.

Он снова поразился тому, что у нее такие маленькие, изящные руки. Он, конечно, понимал, что Лиз — очень симпатичная барышня. Чистая до прозрачности кожа, пушистые золотисто-медовые волосы, пропорциональная фигура. И в сердце его вскипело знакомое чувство досады, что такая хрупкая девушка занимается работой, где ее изящество и нежность — скорее препятствие, нежели, достоинство.

Он недовольно сказал:

— Послушайте, Лиз… у вас будет еще уйма кавалеров. Зачем надо было выбирать такого, как Ридхэм? Вы просто зря тратите на него время.

— О, ради бога, не лезьте не в свое дело! — вспыхнула Лиз. — Вы… вы такой заскорузлый догматик, вы всех хотите поучать. Вы считаете, что можете всем приказывать — кому в кого влюбляться, кому кого не любить, как будто люди — послушные куклы у вас в руках. Вы сами не имеете ни малейшего представления о любви. Неудивительно… неудивительно…

Она смутилась и замолчала, услышав стук во входную дверь. Роджер резко развернулся и пошел открывать. Лиз осталась стоять около раковины, глядя на свои дрожащие руки. Она понимала, что только случайный гость помешал ей сказать: «Неудивительно, что Антея вышла замуж за другого!»

Она и сама была поражена этой неожиданной вспышкой гнева. Поразмыслив немного, Лиз решила больше ничего не отвечать Роджеру, что бы он ни стал ей говорить.

— Добрый вечер, доктор Брукс, — услышала она в коридоре голос Роджера. — Да, миссис Бартон сейчас наверху, укладывает детей. Я скажу ей, что вы пришли.

Лиз убрала в шкаф последнюю чистую тарелку, и тут на кухню вернулся Роджер.

— Мне пора уходить, — сдержанно проговорила она. — Я не успеваю на автобус.

— Можете не беспокоиться. Я тоже уезжаю через несколько минут, так что вам лучше поехать со мной.

Лиз нахмурилась, но потом равнодушно пожала плечами:

— Как хотите.

В гостиную вошла Антея, за ней следом шел доктор Брукс, высокий человек в роговых очках, с темными волосами, слегка седеющими на висках. Он, видимо, решил проведать Тима, которого лечил от коклюша, но визит этот был скорее дружеским, чем врачебным. Казалось, Антея обрадовалась его приходу.

Наконец Лиз с Роджером распрощались с Антеей и доктором Бруксом и оставили их вдвоем — они стояли и разговаривали на кирпичной дорожке за домом.

По дороге в Истминстер Роджер молча курил трубку. На этот раз он твердо решил не извиняться перед Лиз, однако ему хотелось развеять возникшее между ними напряжение. Он не понимал, что с ним такое. В конце концов, если девчонка сама ставит себя в дурацкое положение из-за какого-то никчемного лодыря, то ему какое до этого дело? Сам-то он скоро отсюда уедет. И он вдруг воскликнул:

— А вы знаете — я ведь здесь уже месяц! Как быстро время бежит. Пора бы мне уже подумать о возвращении в Кению.

Лиз даже не посмотрела в его сторону.

— Вот как? А когда вы едете?

Роджер пожал плечами:

— Если подпишу контракт на следующий год, надо будет уезжать где-то в июле. — Тут вдруг ему захотелось ее подразнить, и он сказал с обычной своей саркастической усмешкой: — Но я не собираюсь вас обнадеживать. Не исключено, что я останусь здесь.

Щеки Лиз порозовели.

— О нет, я ничего такого не думала.

— Нет? — Он искоса взглянул на нее и тут же понял, что верно угадал направление ее мыслей. И как бы между прочим добавил: — Признаться, дядя Гарри предложил мне стать партнером в его фирме. Он видит, что сдает, что пора потихоньку кому-то передавать дела. Так что он как раз хочет, чтобы я остался.

— Понятно, — ответила Лиз.

Роджер нахмурился:

— Но я еще не решил, как поступить. Жизнь в Англии порой кажется мне довольно пресной. Но с другой стороны… не знаю… когда я думаю, что уже в июле надо будет уезжать отсюда… почему-то мне этого не хочется. Словно что-то удерживает меня здесь.

«Наверное, ему не хочется уезжать от Антеи», — подумала Лиз.

Ей не терпелось остаться одной. Укрыться в своей комнате под крышей, чтобы никто ее не беспокоил. Там она как следует поразмыслит над своими проблемами, и, возможно, ей удастся найти оправдание поведению Джеффа.

Она кое-как поужинала с четой Джордон, и, когда Роджер ушел в кабинет, Лиз извинилась и, сославшись на головную боль, отправилась в спальню.

Никогда еще она не была такой несчастной. Конечно, в их отношениях были свои подъемы и спады, но раньше у нее никогда не возникало чувства, что ее предали.

Если Джефф отложил свидание с ней, чтобы поехать с Сабриной, значит, Сабрина ему нравится больше. Что же делать? Она ведь не может просто взять и разлюбить Джеффа, потому что так будет лучше. Впрочем, Роджер советовал ей поступить именно так. Но что он понимает в любви?

Даже самые длинные ночи когда-нибудь заканчиваются, а утром все кажется не таким уж мрачным. Роджер с утра уехал, и в клинике был только мистер Джордон. Он уже начал потихоньку возвращаться к работе и дежурил в кабинете по часу, по два в день, но пока не выезжал на визиты и еще должен был оставаться дома недели две.

Сразу после обеда позвонил Джефф. Впервые за все время их знакомства Лиз не испытала привычного восторга, услышав его голос.

— Здравствуй, Джефф, — холодно произнесла она в ответ на его приветствие.

— Хотел тебе похвастаться — вчера у меня состоялась шикарная сделка. Приглашаю тебя отпраздновать это событие в «Вороне» завтра вечером. Что скажешь?

Лиз заколебалась. Все прошедшее показалось ей таким далеким, таким нереальным. Вот Джефф звонит ей, она слышит его голос, и все же… Она вспомнила вчерашний день. Как Джефф мог так поступить? Ее Джефф, которого она любит. А этот веселый, беззаботный голос, звучащий в трубке, принадлежал какому-то другому, незнакомому человеку.

— Я… не знаю, Джефф.

— А кто там с тобой? — поинтересовался он. — Хейворд, да-?

— Нет, я сейчас одна.

Джефф рассмеялся:

— Дорогая, у тебя такой голос, словно ты говоришь с другого конца света! Или с другой планеты. Ну ладно, если не хочешь завтра — давай в среду.

Ей вдруг невыносимо захотелось оказаться сейчас рядом с Джеффом. Посмотреть ему в лицо. Убедиться, что все те ужасные подозрения и страхи, которые мучили ее последнее время, безосновательны.

— Нет, я свободна завтра, Джефф. Спасибо большое.

— Отлично, Лиз. Тогда в семь часов в «Вороне». Когда увидимся, все тебе расскажу. До встречи, детка.

— До свидания, Джефф.

Ну вот, он все ей расскажет, когда они увидятся. И все сразу объяснится. Разумеется, у Джеффа были свои, и очень веские, причины так поступить. И с какой это стати она раздула из ерунды целую историю?

Следующие тридцать шесть часов Лиз провела в метаниях, переходя от отчаяния к надежде и обратно. Но первым ее чувством, когда она увидела Джеффа, шагавшего ей навстречу по обшитому темным деревом залу «Ворона», была надежда.

Он улыбнулся ей открытой беспечной улыбкой. Голос его был ласковым и приветливым, а в глазах светилась любовь.

Джефф заказал им по бокалу шерри. После того как старик Арнольд поставил на столик поднос с двумя бокалами и, шаркая ногами, отошел, Джефф поднял свой бокал, на мгновение нахмурившись.

— Что-то у тебя усталый вид, малышка. Хейворд заставлял тебя много работать?

Лиз отрицательно покачала головой:

— Да нет, что ты. Просто, наверное, дело в погоде. Так неожиданно пришло лето, правда?

— Да, погода отличная, — отозвался Джефф. — Не знаю только, хватит ли ее до ярмарки.

Лиз серьезно и внимательно смотрела на него поверх своего бокала. Она медленно произнесла:

— Расскажи мне… про свою сделку… в воскресенье. Ты выгодно продал лошадь?

Джефф кивнул:

— Сделка просто исключительная. Но все равно жалко, что пришлось из-за этого отменить наше свидание.

— Ничего страшного, — ответила Лиз. Она молила про себя: «Ну, Джефф, не откладывай больше, расскажи мне про Сабрину и… и объясни, почему вы катались вместе».

— Конечно, это дело выгодное… — неуверенно продолжал Джефф. — Этот… хм… человек… который купил Шагрин…

И тут Лиз не выдержала. Поддавшись внезапному импульсу, она перебила Джеффа и быстро, взволнованно заговорила, словно боясь услышать от Джеффа очередную ложь:

— Джефф, не надо… я видела вас в Перри-Вуд в воскресенье.

— В Перри-Вуд… — удивленно повторил Джефф. Он вдруг осекся. Его светлая кожа побагровела от злости, ласковые голубые глаза сузились и превратились в две злые щелочки. Но потом он неожиданно улыбнулся. — Какое странное совпадение, Лиз! — Он помолчал лишь долю секунды. — Я был там с… с Сабриной Грэшем.

— Да, — почти неслышно выдохнула Лиз. — Вы катались верхом.

— Так что же ты нас не окликнула? — совершенно спокойно, ничуть не смутившись, спросил он. — Мы как раз проверяли выездку Шагрин, чтобы посмотреть, понравится она Сабрине или нет.

Лиз почти с мольбой взглянула на него:

— Но ты же говорил, что лошадь купил… человек?

Джефф рассмеялся:

— Ну конечно. Ее папаша, старина Грэшем. Это он купил Шагрин для Сабрины. И заплатил практически двойную цену, можешь себе представить. Но знаешь, лошадь того стоит — она просто чудо как хороша. — И он посмотрел на Лиз почти с упреком: — Ангел мой… уж не подумала ли ты, что я променял тебя на Сабрину? — Он схватил ее за руку. — Похоже что так! — Он поцокал языком. — Может быть, со стороны тебе действительно могло что-нибудь показаться, но, если честно… мистер Грэшем хотел посмотреть лошадь именно в воскресенье. Это был его единственный свободный день — на следующее утро ему надо было уезжать в Лондон, а я не хотел упускать такой случай. Сабрина приехала с ним и решила сама покататься на Шагрин.

Тем не менее сомнения не отпускали ее. Прежде всего, Джефф мог бы быть с ней откровеннее с самого начала.

— Но ведь Перри-Вуд довольно далеко от твоей фермы, — заметила она.

Джефф недовольно нахмурился:

— Послушай, детка, ты же не станешь превращаться в сварливую ревнивую тетку? Ну, какая разница, далеко ли я возил ее кататься? Я продал лошадь, и это главное.

— Прости меня, Джефф, — натянуто улыбнулась Лиз. — Не знаю, что на меня нашло. Я не хотела тебя пилить.

— Ну, вот так-то лучше, — сказал Джефф. Он встал и потянул ее за собой. — Идем в зал и закажем ужин, а про это больше не будем вспоминать.

И в самом деле, в течение следующих двух недель Лиз ни разу не вспомнила об этом эпизоде.

В последний момент выяснилось, что Джефф не сможет пойти на ярмарку, поскольку на этот день было назначено заседание комитета. Лиз, как и обещала, отправилась на ярмарку с Роджером и Антеей.

На дворе по-прежнему стояла чудесная ясная погода. Минстер-парк, где проходила ярмарка, представлял собой яркое, пестрое зрелище. Среди весело раскрашенных шатров и палаток, рассыпанных по зеленому лугу, прогуливались жители Истминстера и окрестных деревень, нарядно и празднично одетые, в соломенных шляпках и льняных пиджаках. Блестящие гладкие бока лошадей сверкали на солнце, как атлас. В их гривы вплели разноцветные ленточки, и даже гордо восседавшие на них охотники были в пестрых пиджаках.

Тим и Сьюзан находились на седьмом небе от счастья. Лиз, держа малышей за руки, слышала, как Роджер и Антея, шедшие чуть впереди, весело болтали и подшучивали друг над другом. Ей на минуту показалось, что она здесь чужая, ненужная. Как сторонний наблюдатель. И снова ее охватило знакомое уже чувство одиночества — и грусти.

Впрочем, это чувство быстро развеялось, осталась только тоска по Джеффу. Если бы он сейчас оказался здесь, рядом с ней, все изменилось бы. Все было бы превосходно.

Вдруг Лиз заметила в толпе Джеффа. Он помахал ей рукой и пошел навстречу. «Другого такого, как он, нет, — подумалось ей. — Даже среди огромной толпы».

— Привет, малышка. Вот так встреча! Какая сегодня роскошная погода.

Лиз кивнула. Она оглянулась по сторонам, и все вдруг показалось ей новым и радостным.

— Как какой-нибудь пасторальный пейзаж, написанный Маннингсом.

Джефф рассмеялся:

— Точно! — И он улыбнулся Лиз своей особенной, только для нее предназначенной улыбкой. — Ты и сама сегодня выглядишь так аппетитно, ангел мой. Прямо персик со сливками.

Лиз зарделась от счастья. Впрочем, она постаралась говорить как ни в чем не бывало.

— Надеюсь, это комплимент?

— Разумеется! — Джефф оглянулся по сторонам. — А ты здесь с Джордонами?

Лиз махнула рукой в ту сторону, где стояли Роджер с Антеей, поглощенные беседой с каким-то человеком. Присмотревшись, она узнала в нем доктора Брукса.

— Я пришла с Антеей и Роджером.

Джефф вопросительно приподнял бровь:

— А, с этими нашими влюбленными пташками? А ты не чувствуешь себя с ними третьей лишней?

Лиз отрицательно покачала головой:

— Нисколько. Я в основном с детьми занималась.

— А, так Антея тебя для этого, наверное, и пригласила? — со значением сказал Джефф.

— Нет, не думаю, — поколебавшись, ответила Лиз. — Антея не из тех, кто использует людей в своих целях. К тому же, — добавила она после небольшой паузы, — меня пригласил Роджер.

Джефф нахмурился:

— Ах, Роджер! С какой это стати, интересно знать? Только не говори мне, что вы с ним наконец поладили!

— Нет, конечно. Мы с ним как кошка с собакой, и, думаю, тут ничего не изменится. Я сама удивилась, что он меня пригласил.

Джефф сощурил глаза:

— А меня удивляет, что ты приняла его приглашение.

Они посмотрели друг на друга. В душе у Лиз шевельнулось незнакомое чувство раздражения и недовольства. Как будто она вынуждена оправдываться и отчитываться перед Джеффом за свое поведение или поведение Роджера, хотя на самом деле оправдываться было не в чем.

— Ну… ты ведь меня не пригласил. Джефф, не так ли?

На щеках Джеффа вспыхнул румянец.

— Дорогуша, но я не мог, ты же понимаешь. Я связан по рукам и ногам, ни минутки свободной нет. — И он посмотрел на свои наручные часы. — Господи боже, неужели уже так поздно? Я же шел договориться насчет обеда у Грэшемов. Мне пора. Еще увидимся, Лиз. В «Хант-Джамп». Сабрина участвует в заезде, ты ведь знаешь.

Лиз взглянула на программку, которую держала в руке. Она уже обратила внимание на строчку «Верховые состязания. Заезд в легком весе. Мисс Сабрина Грэшем и Шагрин».

— Да… я вижу.

Джефф ослепительно улыбнулся ей:

— Прости меня, ладно? Может быть, сегодня вечером нам удастся куда-нибудь сходить вместе. Я поговорю с Сабриной.

Лиз посмотрела ему вслед. Эхо его последних слов все еще звучало у нее в ушах. «Я поговорю с Сабриной».

— Мы хотим пойти пообедать, Лиз, — услышала она голос Роджера. — Еще рано, но потом столько народу будет, что лучше пойти сейчас, пока нет толпы.

Лиз неохотно повернулась к нему:

— Да, наверное, вы правы. — И она пошла впереди Роджера к палаткам, где продавались закуски и напитки.

Антея махнула им рукой, подзывая их. Ей удалось найти свободные места за большим столом, где сидели какие-то ее знакомые. Роджер с Антеей принялись обсуждать меню, а Лиз тем временем огляделась по сторонам и скоро увидела Грэшемов — они стояли среди целой толпы народу, на другом конце шатра.

Лиз начала уже жалеть, что пришла с Роджером и Антеей. Джефф прав, она наверняка для них обуза. Лиз твердо решила, что после обеда заберет с собой детей, если Антея будет не против, и оставит Антею и Роджера одних.

Пообедав, они снова вышли на яркое солнце. После духоты шатра им показалось даже, что на улице свежо. Услышав предложение Лиз, Антея удивленно приподняла брови:

— Ты что, правда согласна на эту каторгу — гулять с ними двоими? Они тебя измучат, предупреждаю. — Она засмеялась. — Ну, как хочешь… на самом деле, конечно, мне хочется походить по ярмарке и все посмотреть, не отвлекаясь поминутно на них. А то каждую секунду только и слышишь: «Ма-ама, что это такое?», «Мам, а это что?». Хорошо, Лиз, забирай их с собой, если хочешь.

Роджер с сомнением посмотрел на Лиз и слегка нахмурился:

— Только смотрите не потеряйтесь. Давайте встретимся в «Хант-Джамп» перед заездом. Это будет примерно часа в три.

— Хорошо, — кивнула Лиз. — Идем со мной, Тим. Сьюзан, ты тоже. Ну что, куда пойдем?

И они все втроем отправились гулять по ярмарке, довольные и счастливые. Наконец они присели за столик выпить лимонаду, потому что Сьюзан заявила, что «узасно хочет пить». Парк утопал в жарком мареве. Наездники медленно вели под уздцы лошадей, чтобы дать им остыть перед заездом. Лиз оглядывалась по сторонам, надеясь увидеть Джеффа. Кто-то окликнул ее по имени, и, обернувшись, она заметила в толпе Антею и Роджера. Теперь к ним присоединился доктор Брукс, и, судя по всему, он был настроен провести в их обществе весь день. Лиз грустно улыбнулась, поняв, что все ее усилия оставить Роджера и Антею наедине были напрасны. Минуту спустя она услышала позади себя веселый голос Джеффа:

— Ну, вот и я, наконец, Лиз. Я просто с ног сбился. Привет… а вот и наездники в легком весе, уже начинают. Смотри — вон Сабрина на Шагрин!

Он сделал шаг вперед, Сабрина обернулась и увидела их. Она вонзила шпоры в бока лошади и двинулась им навстречу.

В жокейском наряде Сабрина выглядела просто восхитительно. Ее экзотические зеленые глаза придавали ее в целом стандартному облику какую-то изюминку. Глаза и еще странная однобокая улыбка. Она подъехала к ним, и взгляд ее целиком сосредоточился на Джеффе, как бы отвечая на его нескрываемое восхищение.

— Привет.

— Ну, как дела? — спросил Джефф. — Как чувствуешь себя в седле?

— Ты знаешь, превосходно, — ответила Сабрина и улыбнулась. — Пожелайте мне удачи! — бросила она через плечо, удаляясь прочь. Она была очень хороша.

— Это… это та лошадь, которую ты продал мистеру Грэшему? — медленно проговорила Лиз, глядя вслед Сабрине.

— Да. Очень послушная и отлично берет препятствия. — Джефф с довольной улыбкой обернулся к Лиз: — На самом деле я очень услужил Сабрине. Если она будет как следует ухаживать за Шагрин, то запросто сможет победить на любых скачках.

Роджер посадил Сьюзан себе на плечо; и доктор Брукс, заглянув Антее в глаза, проделал то же самое с Тимом. В это время начались соревнования.

— Едут! — закричала Антея.

Джефф оказался прав. Шагрин отлично брала препятствия, очень легко скакала по кругу и умело группировалась перед прыжком, перемахивая через несколько заграждений сразу.

Джефф одобрительно присвистнул.

— Вот это да! Сабрина наверняка возьмет первый приз.

Помимо Сабрины, в заезде принимала участие еще одна женщина — немолодая дама довольно плотного телосложения, с коротко остриженными седыми волосами; она скакала на кряжистом сером мерине.

Сабрина и Шагрин смотрелись потрясающе. Каждый раз, когда они перепрыгивали через барьер, раздавались аплодисменты, все более громкие и восторженные. Они явно были фаворитами соревнований, в том числе и среди публики.

Но Сабрину погубила излишняя самоуверенность. Когда она подвела лошадь к последнему препятствию, ее блестящие от возбужденна глаза стали шарить по толпе, словно разыскивая кого-то. Она улыбнулась и взмахнула хлыстом, и Лиз скорее почувствовала, чем увидела, как Джефф одобрительно махнул рукой в ответ.

Сабрина пришпорила лошадь, и они с Шагрин поскакали к препятствию. Когда они были уже совсем близко, Сабрина, видимо, решила подзадорить Шагрин и резко хлестнула ее по крупу, что было совершенно неуместно и необъяснимо. Шагрин рванулась вперед и, перелетев на другую сторону рва, задела ногой загородку и споткнулась. Сабрина кубарем перекатилась через ее шею, и в следующую секунду и лошадь и наездница упали.

— Господи боже! — прохрипел Джефф. — Что она творит? — Он кинулся вниз, и в это же мгновение Роджер опустил Сьюзан на землю и побежал вслед за ним.

Лиз осталась стоять на месте, глядя, как Сабрина поднимается с земли и отряхивается. Лошадь тоже с усилием, барахтаясь, встала на ноги. Лиз сразу поняла, что Шагрин повредила связки, но Роджер уже стоял там, рядом с лошадью, и осматривал ее ноги.

— О господи! — воскликнула Антея. — Какой ужас! Они так прекрасно выполняли программу. По-моему, лошадь мисс Грэшем поранилась. Посмотри-ка! Роджер уводит ее, и она сильно хромает. Идем, Лиз, обойдем трибуны и посмотрим, что там случилось.

Скачки продолжались. До Лиз доносились взрывы аплодисментов, но они с Антеей, детьми и доктором Бруксом уже пробирались вдоль трибун.

Сабрина стояла возле своего отца, облокотившись на его плечо. Она была на грани истерики.

— Я не знаю, что случилось! — кричала она. — Я не виновата… — Ее зеленые глаза заволокло слезами, она с мольбой взглянула на Джеффа и сказала: — Джефф… ты должен был предупредить меня, что она вот так может взять и остановиться!

— Шагрин никогда не останавливается перед препятствием, — отрезал Джефф. — Не надо было ее хлестать. Она абсолютно в этом не нуждается… — Он осекся, увидев, что Сабрина отвернулась к отцу и уткнулась ему в плечо. Потом продолжил уже более любезным тоном: — Не надо так расстраиваться, Сабрина. Такие вещи могут случиться с кем угодно. Тебе просто не повезло, что ж, очень жаль.

Мистер Грэшем похлопал Сабрину по плечу:

— Ну, ничего, ничего, дорогая. Джефф верно говорит. Ты тут ни при чем. Ты прекрасно шла. Ведь правда? — И он перевел взор на Джеффа, ожидая от того подтверждения.

Лиз видела, как Джефф поколебался какое-то время, буквально долю секунды, потом кивнул:

— Да, конечно. Приз был практически твой. Жаль, что Шагрин так тебя подвела. Но не переживай из-за этого.

Больше Лиз ничего не слышала, потому что сразу направилась к Роджеру, который осматривал лошадь.

— Что с ней? — с тревогой спросила она. — Надеюсь, ничего серьезного?

— Посмотри сама, — предложил Роджер, нахмурившись.

Она тут же увидела, что случилось. При падении Шагрин повредила связку задней ноги, и теперь у нее было довольно сильное растяжение, нога опухла. Лиз внимательно осмотрела несчастное животное. Шерсть была грубой на ощупь и слегка липкой, словно лошадь недавно намазали каким-то лосьоном. Лиз вытерла руки носовым платком и сказала:

— Жалко, конечно. Такая прекрасная лошадь.

Роджер пожал плечами:

— Да, только всадница ей досталась не под стать. Просто идиотизм — так выпендриваться в самый неподходящий момент! — Он замолчал, увидев, что к ним приближаются мистер Грэшем и Джефф.

— Ну, что там? — взволнованно спросил мистер Грэшем. — Надеюсь, ничего серьезного? Она ведь вроде бы быстро вскочила на ноги.

— Теперь она не скоро будет прыгать, — мрачно пообещал Роджер. — К сожалению, у лошади очень сильное растяжение связок.

Джефф огорченно поцокал языком.

— О господи, до чего неудачно!

Мистер Грэшем взмахнул широкой пухлой рукой:

— Ну, ничего. Кости никто не переломал, Сабрина цела. А остальное не имеет значения. — Он уныло покачал головой. — Подумать только, а, Джефф? Не повезло мне. Отвалил за лошадь двести фунтов стерлингов, и пожалуйста — она теперь не сможет участвовать в соревнованиях несколько недель.

— Да, это очень неудачно, сэр, — согласился с ним Джефф.

— Лучше мне, наверное, вызвать машину, чтобы отвезти Шагрин на конюшни. Согласны, мистер Грэшем? — сказал Роджер.

Мистер Грэшем кивнул:

— Да… давайте. Идем, Сабрина, нам нужно вернуться к твоей маме — она, наверное, там с ума сходит из-за тебя.

И они с Сабриной ушли, остановившись ненадолго возле Антеи, чтобы ответить на ее вопросы. Роджер деловым шагом направился в другую сторону, и Лиз осталась наедине с Джеффом.

— Мне очень жаль, что все так вышло, — произнесла она. — Шагрин заслужила победу. И… надо полагать, для Сабрины все это так неприятно.

Джефф нахмурился:

— Да уж. Я и не думал… мне казалось, она не такая уж плохая наездница, но…

Лиз взглянула на него. Вопрос, который она никак не могла выбросить из головы, так и просился на язык. Она сказала:

— А лошадь, оказывается, стоит больших денег. Извини, конечно, но… это ведь ужасно дорого, Джефф.

Джефф рассмеялся, но в его смехе звучало раздражение.

— Не беспокойся об этом, Лиз. Все не так страшно, как кажется. На самом деле я купил их по дешевке. За все пять отдал пару сотен, не больше.

Лиз уставилась на него круглыми глазами:

— Как за все пять? Но, Джефф… но ведь мистер Грэшем заплатил двести фунтов только за одну лошадь… за Шагрин… Как же?..

Джефф снова рассмеялся, на этот раз несколько нарочито.

— Ну и что же? Дорогая моя Лиз, ведь в этом и состоит бизнес — купить подешевле, продать как можно дороже! К тому же мистеру Грэшему, поверь мне, вполне по карману сумма, которую я с него запросил.



Глава 8

<p><strong>Глава 8</strong></p>

Лиз смотрела на Джеффа во все глаза. У нее снова возникло странное чувство, будто перед ней не тот Джефф, которого она знала и любила, а какой-то чужой, незнакомый человек.

Она медленно произнесла:

— Да, наверное. Только… — Немного помолчала и продолжила: — Только ведь это нечестно, если лошадь на самом деле не стоит таких денег.

Джефф внимательно посмотрел на нее:

— Лиз, что с тобой происходит в последнее время? Ты стала прямо как классная дама. Такая правильная, такая занудная. Но если тебя это успокоит, могу сказать, что на самом деле Шагрин стоит этих денег, до последнего пенса.

Тон его голоса заставил Лиз покраснеть от негодования.

— Нет, я не хотела тебя критиковать, прости. Конечно, ты прав. Ты ведь не станешь… — И тут в голове у нее промелькнуло слово «мошенничать». Она быстро отогнала его прочь. Какое ужасное слово. Да еще в связи с Джеффом! — Я знаю, здесь не идет речь об обмане. Просто я не могу поверить, что ты их так задешево купил.

Джефф улыбнулся. Но улыбка эта была неприятной.

— Слушай, Лиз, — недобро произнес он, — а почему ты вдруг взялась все выяснять? Это просто сделка. Прости, но тебя это совершенно не касается.

Лиз почувствовала, как от ответа Джеффа у нее защипало в глазах. От его резкого, недовольного тона. Она сказала с достоинством:

— Прости, Джефф. Разумеется, я не имею права вмешиваться в твои дела.

К ним навстречу по фаве протарахтела машина для перевозки лошадей. Из кабины водителя выскочил Роджер:

— Ну вот, мы уже здесь. Скоро мы отвезем бедолагу на конюшни. А где мистер Грэшем, Лиз? Вы его не видели?

Так же как всего минуту назад Джефф показался ей чужим и незнакомым, сейчас Роджер непонятным образом вдруг стал ей близок, словно старый надежный друг. Лиз посмотрела на него в недоумении:

— Мистер Грэшем? Нет… он повел Сабрину к ее матери, на трибуны.

Роджер пожал плечами:

— Ну ладно, не буду его искать. Он же знает, что я занимаюсь лошадью. Может, скажете ему, когда он придет, что мы поехали в Милл-Хаус? — Он повернулся, заметив поблизости Антею и детей. Позади по-прежнему преданно тащился доктор Брукс. — Антея, прости меня, пожалуйста, но мне надо отвезти лошадь мистера Грэшема домой. Я хочу там как следует осмотреть ее ногу и наложить повязку. В принципе, я недолго, так что, если вы с Лиз еще здесь побудете, я постараюсь вернуться поскорее.

Антея кивнула:

— Конечно, Роджер. Я все понимаю.

Тут в разговор вмешался доктор Брукс:

— А вы не позволите мне взять на себя обязанности сопровождающего? А если Хейворд задержится, я могу отвезти вас всех домой на своей машине.

— Спасибо большое, дружище, но я вернусь, не беспокойтесь, — заверил его Роджер.

— Я передам все Грэшему, Хейворд, — вызвался вдруг Джефф, мило улыбаясь. — Я пойду их поищу — и увижу их раньше Лиз. — Он передал поводья Шагрин Роджеру.

— Как угодно, — коротко сказал Роджер. Он почмокал губами и осторожно повел лошадь по настилу в перевозной фургон.

Джефф на прощание махнул им рукой. Он едва взглянул на Лиз, обращаясь преимущественно к Антее:

— Прошу меня извинить… мне надо идти, а то мне не поздоровится. — Он развернулся и быстро удалился по лужайке в сторону раскинутых шатров и палаток ярмарки.

Лиз неторопливо шагала рядом с Антеей и доктором Бруксом. Она чувствовала себя несчастной, оттого что Джефф явно на нее разозлился. И снова ее охватило смятение. Все вдруг стало казаться не таким, каким представлялось раньше.

Конечно, Джефф правильно сделал, что постарался продать лошадей по самой высокой цене. Что здесь такого? Как он сам только что сказал, в этом и состоит бизнес. Но все же — разве это не странно? Купить пять первоклассных лошадей — всего за двести фунтов стерлингов?!

Интуиция подсказывала ей — что-то тут не так. Ее разрывали на части непонятные сомнения, которые она не могла толком осознать, и в то же время она чувствовала себя глубоко несчастной из-за того, что невольно разозлила Джеффа.

Она изо всех сил пыталась отвлечься, смотрела по сторонам, хлопала в ладоши, но ей было не до веселья.

Детишкам уже начало надоедать происходящее, они становились капризными и раздражительными. Доктор Брукс пошел с ними куда-то пить чай, и это вновь привело детей в благодушное настроение. Он был очень спокойный и в то же время открытый и милый, хорошо умел обращаться с детьми и относился к ним с интересом. Лиз удалось заметить его взгляд, устремленный на Антею, и ее внезапно осенило, что доктор Брукс неравнодушен к Антее.

Впрочем, Лиз этому не удивилась. Антея была хороша собой, и характер у нее был мягкий, женственный и очень ровный. Она всегда была искренней и интересной в общении. Да, но как же Роджер? Судя по всему, он до сих пор не изменил своего отношения к Антее. В таком случае он вряд ли одобрит поведение доктора Брукса.

— Надеюсь, Роджер скоро вернется, — обеспокоенно произнесла вдруг Антея. — Нам давно уже пора домой — дети устали. Для них и так на сегодня слишком много впечатлений. Особенно для Тима, после болезни.

— Я мог бы отвезти вас домой хоть сейчас, — вставил доктор Брукс, — но вы, наверное, захотите дождаться Роджера. Ну как, что вы решите?

Но Антее не пришлось делать выбор, потому что как раз в этот момент появился и сам Роджер.

— Простите, что заставил вас ждать, — сказал он. — Вы уже выпили чаю?

— Доктор Брукс был так мил, что угостил нас, — ответила Антея и прибавила: — Роджер, ты не будешь на нас сердиться, если мы уедем? Посмотри, Тим еле на ногах держится, и Сьюзан устала.

Роджер наморщил лоб.

— Нет, конечно. — Он посмотрел по сторонам, — Только… я договорился встретиться с мистером Эдвардсом, с фермы «Мартен». Он будет меня ждать. Я уже и так задержался из-за того, что пришлось отвозить лошадь мистера Грэшема. Но мне непременно надо с ним переговорить, прежде чем я уеду. — Он повернулся к доктору Бруксу: — Да, придется воспользоваться вашим любезным предложением отвезти миссис Бартон домой. Ты согласна, Антея?

— Конечно, — кивнула Антея.

Доктор Брукс просиял.

— Я буду только рад, — заявил он. — Вы же знаете, мне с вами по дороге — я все равно проезжаю через Бедингхэм.

Роджер посмотрел на Лиз:

— А вы можете поехать со мной, Лиз.

Лиз сразу разозлилась. Какой он деловой — уже все решил за нее. «А вы можете поехать со мной, Лиз»! Но с другой стороны, если она пробудет здесь еще пару часов, у нее появится шанс увидеть Джеффа, и, возможно, ей удастся помириться с ним.

Впрочем, они и не ссорились. Просто немного разошлись во взглядах.

Роджер и Лиз распрощались с Антеей, детьми и доктором Бруксом и пошли искать мистера Эдвардса в уже поредевшей толпе посетителей. Дневной зной спал, превратившись в золотистую тишину летнего вечера. Под кронами больших деревьев лениво танцевали мошки. В лугах за Минстер-парком кто-то, видимо, косил днем траву, поскольку сейчас оттуда доносился аромат свежего сена.

Мистер Эдвардс, крупный, неуклюжий фермер с мясистым красным лицом, радостно окликнул их.

— Весь парк прочесал, никак не мог вас найти, братцы вы мои, — загудел он с упреком. — Ну, так что там насчет пони для моей малышки? А? Вы уже договорились?

Роджер объяснил, что его задержало, и уверил мистера Эдвардса, что нашел подходящего пони. Этот пони как раз участвовал в скачках на ярмарке.

— Он отличный парень, вам как раз подойдет, — говорил он мистеру Эдвардсу. — Я его хорошенько осмотрел, от ушей до хвоста. Все в порядке, никаких изъянов.

Пони оказался очень маленьким, тонкокостным, изящным. Он сразу потянулся к Лиз и доверчиво уткнулся в ее ладонь.

— Выносливый ли он? — переспросил Роджер мистера Эдвардса. — Да выносливей его вы на всем свете не найдете. Можете держать его на улице и зимой и летом. Шотландские пони рождаются в поле и в поле умирают. — Он повернулся к Лиз: — А вы знаете, что они могут нести на спине двоих взрослых людей несколько миль подряд?

Лиз открыла рот от изумления. Пони был таким миниатюрным — казалось, на нем только ребенок и может кататься.

— Обычно они бывают маленького роста из-за плохой кормежки и сурового климата, — продолжал Роджер. — Видимо, выживают самые приспособленные. Но все равно у этих пони поразительно крепкая конституция.

Мистер Эдвардс вступил в оживленные переговоры с владельцем пони, которые, судя по всему, разрешились самым благоприятным образом. Когда переговоры закончились и пони увели, фермер повернулся к Роджеру и Лиз:

— Как насчет того, чтобы обмыть покупку? Приглашаю! Вы окажете мне эту честь, мисс Синклер? — И он подмигнул Роджеру. — После такого дня не грех выпить чего-нибудь, а? Солнце палило не на шутку.

Уже через минуту они оказались в баре. Перед Лиз стоял бокал сидра, а мистер Эдвардс и Роджер держали в руке по кружке пива.

Мистеру Эдвардсу пришлось уехать, так и не допив пиво, потому что он очень спешил. Он крепко пожал им обоим руки, вразвалку вышел из бара и пропал в зелени парка.

— Он вроде бы остался доволен пони, — заметила Лиз. — А сколько лет его дочери?

— Шесть, — ответил Роджер. — Эти шотландские пони — отличные ребята. Хорошо бы подарить такую лошадку Тиму и Сьюзан.

— Да, это было бы замечательно, — согласилась Лиз. — И какая у него густая шерсть!

— Этот пони еще молодой, потом он полиняет. До двух лет шерсть у них больше похожа на пух и расчесать ее невозможно.

И тут Лиз кое-что вспомнила. Она медленно сказала:

— А если у лошади шерсть такая… как бы липкая, что это значит? Что лошадь намазали какой-то кожной мазью?

Роджер кивнул:

— Да, наверное. А может быть, лошадь сама чем-нибудь испачкалась. А почему вы спросили?

— Да так просто… вспомнила кое-что, — ответила Лиз. Ей почему-то не хотелось ничего объяснять.

Роджер посмотрел на ее бокал:

— Допили? Тогда идемте.

Лиз нестерпимо захотелось возразить, что она хочет еще бокал сидра. — просто так, назло Роджеру. При этой мысли она невольно улыбнулась.

— Что такое? — заинтересовался Роджер.

Лиз покосилась на него с хитрой улыбкой:

— Я подумала — интересно, где вы сможете найти такую послушную женщину, которая всегда бы с вами соглашалась?

— Не понимаю, о чем вы.

Лиз махнула рукой:

— Не важно. Я просто пошутила. Но, кроме шуток… — Она замолчала и взглянула ему прямо в глаза. — Вы все время только и делаете, что приказываете, и считаете, будто все должны вас слушаться, — верно?

Она увидела, как под загаром кожа его приобрела буроватый оттенок. Она думала, что Роджер рассердился, но он спокойно сказал:

— Вот как? Прошу прощения, — и улыбнулся.

Никогда еще он так не улыбался Лиз — такой открытой, веселой, дружеской улыбкой. Его карие глаза изучающе смотрели на нее. Ей стало не по себе под этим взглядом. Лиз хотела отвести глаза, но почему-то не могла. Казалось, они смотрели друг на друга целую вечность.

Роджер первый разрядил напряжение. Он сунул в рот трубку и произнес самым любезным тоном:

— Если пожелаете отбыть домой, дражайшая мисс Синклер, я к вашим услугам. Ваше желание для меня — закон.

Лиз расхохоталась, и Роджер принялся смеяться вслед за ней. Так, смеясь, они вышли из бара и едва не столкнулись с Джеффом.

Увидев Лиз в компании Роджера, Джефф застыл на месте и забыл, куда шел. Он быстро перевел взгляд на Роджера:

— А, Хейворд! Мистер Грэшем хотел узнать насчет Шагрин — как она?

— Я сделал ей горячую припарку и перевязал ногу, — сухо ответил Роджер. — Теперь ей нужен покой. На следующей неделе мне, может быть, придется ее помучить. — Он отвернулся. — Но мне лучше поговорить об этом с самим мистером Грэшемом.

— Нет, можете не беспокоиться, я ему все передам. Дело в том, что я сейчас еду вместе с Грэшемами в Милл-Хаус. — Джефф холодно улыбнулся Лиз и прибавил: — Вы, я вижу, оба… заняты.

Лиз открыла было рот, чтобы возразить. Ей казалось, будто то, что они с Роджером вместе смеялись, можно считать предательством по отношению к Джеффу. И она почувствовала себя очень несчастной, увидев, каким суровым взглядом он на нее смотрит. Вышло так, что легкая размолвка, произошедшая между ними в этот день, постепенно превращалась в серьезный разрыв.

Она инстинктивно протянула к нему руку;

— Джефф…

— Да?

— Нет, ничего, — покачала головой Лиз, опустив руку.

— Ну, тогда я пошел. — Джефф беспечно махнул рукой на прощание и развернулся. — Всего доброго.

Роджер вопросительно приподнял бровь:

— Ридхэм что-то не в настроении. Наверное, расстроился из-за Шагрин. Его можно понять — эта лошадь должна была победить.

Лиз ничего не ответила. Она медленно повернулась и побрела к стоянке машин. Теперь уже можно было с уверенностью сказать, что Джефф на нее обиделся. Сначала из-за того, что она начала сомневаться в его честности, а теперь из-за того, что ему, видимо, показалось, будто они в отличных отношениях с Роджером. И он едет с Грэшемами в Милл-Хаус! Чтобы побыть с Сабриной?

На нее навалилась страшная тоска. «Все как-то разладилось, — в отчаянии думала Лиз. — Но что же делать?»

Вот некоторые девушки умеют очаровать мужчину. Сабрина, например. И им чаще всего удается добиться желаемого. Например, сейчас было очевидно, что Джефф, вольно или невольно, становится все ближе к семейству Грэшем.

Лиз знала, что не способна первой проявлять инициативу — даже с Джеффом, которого она хорошо знала и который не скрывал, что влюблен в нее. Какое-то женское чутье не позволяло ей бегать за своим избранником. «Я совершенно так не умею, — думала Лиз, вспоминая смелые манеры Сабрины и ее сложные маневры. — Да и не хочу».

Это удивило ее. «Я и не хочу этого вовсе», — повторяла она себе. Да, ей нужен был Джефф, она хотела, чтобы он был рядом, но честно, без интриг, по его свободной воле. Любой другой способ установить отношения был для нее неприемлем.

Но это было нелегко. Сидеть и со стороны наблюдать, как обстоятельства складываются не в ее пользу. Видеть, как Джефф разрывается в двух совершенно противоположных направлениях. Словно тот человек из «Путешествия пилигрима» — как там его звали? Мистер Глядяший-в-обе-стороны.

Лиз слегка улыбнулась при этой мысли. Роджер успел заметить ее улыбку, когда открывал для нее дверцу машины.

— Прекрасное завершение прекрасного дня, — сказал он и испытующе посмотрел на нее. — Или… может быть, не столь прекрасного? Мне еще надо кое-что доделать в клинике. Может быть, согласитесь мне помочь?

— Да… с удовольствием, — еле слышно выдохнула Лиз. — Спасибо.

Несмотря на все личные неурядицы, работа всегда оставалась для нее главным утешением.

Чудесная солнечная погода все длилась и длилась. Фермеры вздыхали и говорили, что урожай может засохнуть на корню, если дождя не будет.

Прошло уже десять дней после ярмарки, а Джефф так и не объявлялся. Конечно, это было неудивительно. Наверное, он заготавливает сено для лошадей и торопится успеть до дождей.

Лиз готовила какую-то настойку в кабинете, когда туда вошел Роджер. Он посмотрел на часы и покачал головой:

— Сегодня мне надо будет поехать осмотреть лошадь Грэшемов, я им обещал, но никак не успеваю. Вы не съездите туда после обеда? Я уже два раза сделал ей горячие припарки, и надо посмотреть, как у нее заживает нога. Надеюсь, рану не придется прижигать — мне не хотелось бы, разве что в самом крайнем случае. Осмотрите ее хорошенько, потом расскажете мне.

— Да, конечно, — откликнулась Лиз, и ее сердце затрепетало. Значит, сегодня она, возможно, встретится с Джеффом. И если он на самом деле сейчас заготавливает сено на лугах, что может быть естественнее, если она остановится и спросит, как у него идут дела?

Она даже почувствовала благодарность к Роджеру за то, что он предоставил ей возможность поехать в Милл-Хаус, и улыбнулась ему чуть теплее, чем обычно, потому что все ее мысли уже перенеслись к Джеффу.

Стоял жаркий солнечный полдень, когда Лиз на машине пробиралась по узеньким улочкам в сторону «Уиндлшема». Солнце палило нещадно. Разросшиеся зеленые изгороди вдоль дороги, украшенные белыми звездочками цветов, были покрыты слоем пыли. В пшеничных полях виднелись красные огоньки маков. Со стороны фермы Джеффа доносился шум работающей газонокосилки.

Лиз остановила машину перед небольшим ручейком и стала высматривать на поле Джеффа, но его нигде не было видно. Она заметила вдалеке майора Денвера и Тони. Лиз окликнула их, и они помахали ей в знак приветствия, а потом снова вернулись к работе.

Она села в машину. Есть еще шанс увидеть Джеффа на обратном пути, это будет даже лучше. Тогда она сможет предложить ему свою помощь в уборке сена.

— Мисс Сабрина — ее нет дома, — сообщила Хельга, открывая Лиз дверь. — Куда-то уехала. — Она пожала полными плечами. — Мадам дома, отдыхает.

— Не надо ее беспокоить, — сказала Лиз. — Я пойду осмотрю лошадь мисс Сабрины, если позволите, а потом оставлю ей записку.

— О!

Хельга провела ее через просторный зал, который Лиз отлично помнила, потом вывела через боковую дверь к чугунным воротам конюшни.

Шагрин стояла в том деннике, где когда-то был Карло. По сравнению с Карло Шагрин была на удивление спокойной, и Лиз смогла без особых трудностей тщательно осмотреть поврежденную ногу.

Видимо, вторая припарка, которую сделал Роджер, помогла. Опухоль спала, и, судя по реакции Шагрин, нога уже не так болела. Лиз начала заново перебинтовывать ногу, и тут она опять заметила странную жесткость шерсти на другой ноге лошади. Лиз в недоумении покачала головой. Это было удивительно и непонятно, если учесть, что за Шагрин прекрасно ухаживали.

Она все еще недоумевала по этому поводу, когда услышала во дворе чьи-то голоса. Взглянув поверх низких ворот конюшни, Лиз с изумлением увидела, что во двор входит Сабрина, а рядом с ней идет Джефф!

Голос Сабрины, холодный и музыкальный, достаточно отчетливо донесся до Лиз через мощеный дворик, разделявший их.

— Но, Джефф, почему же нет? — допытывалась Сабрина. Она явно на чем-то настаивала.

— Это же чудесная идея, и папа будет рад это сделать. Ну, ну, перестань хмуриться! Папа только слегка намекнул на это, а твой отчим сразу сказал, что это просто дар Божий.

У Лиз возникло странное ощущение, будто ноги перестали ее слушаться. Она хотела крикнуть, позвать их, сказать, что она здесь, но она была как околдованная. Она не отрываясь смотрела на Джеффа. По его лицу промелькнула легкая тень, но потом он неожиданно улыбнулся:

— Сабрина, может ли быть так, чтобы ты не добилась своего?

Сабрина схватилась за его руку и развернула Джеффа лицом к себе.

— Значит, ты согласен? Ты позволишь папе вложить деньги в вашу ферму и быть вашим… партнером? Да? Так, кажется, это называется?

Джефф сделал вид, что колеблется.

— Это… понимаешь, это чертовски соблазнительная идея, Сабрина.

Лиз резко толкнула дверцу стойла, и та со скрипом отворилась.

— А… привет! — громко воскликнула она. — Сабрина… Джефф… я приехала осмотреть ногу Шагрин. Роджер не смог приехать и послал меня. Хельга разрешила мне сюда пройти…

Сабрина кивнула. Ее зеленые глаза задумчиво сощурились: она пыталась понять, что могла услышать Лиз из их разговора.

— Да? — улыбнулась она. — А я помогала Джеффу убирать сено.

Лиз натянуто улыбнулась в ответ и наконец-то решилась посмотреть в глаза Джеффу.

— Да, я видела, как вы трудились, когда проезжала мимо, — сказала она. — Сейчас такая отличная погода для заготовки сена.

Джефф никогда еще не выглядел таким растерянным. Его взгляд метался от Сабрины к Лиз и обратно.

— Молодец, что приехала, Лиз. Ну, как там наша Шагрин? Мне показалось, ей уже лучше. Я ее видел тут… на днях… — прибавил он неуверенно.

— Ей лучше, — негромко подтвердила Лиз. — Роджер два раза делал ей перевязку. Опухоль спала.

— О, прекрасно, — сказала Сабрина. — Мне что-то ужасно не везет с лошадьми. — Она засмеялась. — Помните Карло?

— Да, — ответила Лиз. В голове у нее был настоящий кавардак. Сабрина пытается уговорить Джеффа взять деньги у мистера Грэшема. Конечно, для Джеффа это будет огромное подспорье, просто палочка-выручалочка. Но… но тогда он еще больше будет обязан Грэшемам и еще глубже втянут в сеть, которую расставила для него Сабрина и в которую она его так ловко завлекает.

Лиз смотрела на них с бессильным отчаянием. Она была рада, когда вдруг из дома появилась Хельга и провозгласила:

— Мистер Хейворд— по поводу лошади. И, мисс Сабрина, вас к телефону.

Лиз удивленно оглянулась и увидела Роджера. Он был мрачнее тучи. Когда он взглянул на Лиз из-под нависших густых бровей, ей на память пришла их первая встреча. Тогда он выглядел точно так же. Ее охватило дурное предчувствие.

Сабрина заколебалась.

— Прошу меня извинить, я на минуточку отойду — меня к телефону.

Роджер махнул рукой:

— Ради меня можете не спешить. Я вообще-то к Ридхэму, у меня к нему есть разговор.

Сабрина ушла в дом в сопровождении Хельги.

Джефф высоко вскинул голову, как он всегда делал, когда был раздражен или недоволен чем-то.

— Да… что случилось?

— Пожалуй, перейду прямо к делу, — заговорил Роджер. — Мне передали заявление от полиции о краже лошадей. — Он помолчал. — Они были украдены в Ирландии и переправлены в Англию. Не могли бы вы мне сообщить, у кого именно вы недавно купили свои пять лошадей? Мы хотим отследить все законные сделки с лошадьми.

Улыбка Джеффа сделалась очень неприятной.

— Кто это «мы», Хейворд? Вы что, в Скотленд-Ярд записались?

— «Мы» — это полиция Ипсвича и любой гражданин, который следит за тем, чтобы исполнялся закон. Так что вы можете сказать, Ридхэм?

Джефф пожал плечами:

— Понятия не имею! Вы же знаете, как делаются такие дела в Ирландии. Какой-то небритый тип, от которого несет портвейном, шепчет тебе на ухо, что у него есть на продажу отличный скакун. А потом ты этого человека больше в глаза не видишь!

— Вот этого я как раз и боялся, — тихо произнес Роджер. — В общем… я склоняюсь к мысли, что Шагрин может оказаться из числа украденных коней.

С Джеффа мигом слетела вся его самоуверенность. Он сердито закричал:

— Да как вы смеете заявлять мне такие вещи, Хейворд! Вы еще скажите, что я сам их украл!

Роджер покачал головой:

— Я ничего подобного не говорил. Уверен, что вы чисты и невинны, как младенец.

Джефф развернулся к стойлам.

— Зачем тогда городить такую чушь про Шагрин? — Он разошелся не на шутку. — Зачем говорить, что она краденая?

Роджер пригвоздил его к месту долгим стальным взглядом:

— Как ни странно, Лиз навела меня на эту мысль. Она сказала, что шерсть лошади какая-то липкая. Я сам сначала этого не заметил. Но когда осматривал ногу во второй раз, я это увидел. Так что бьюсь об заклад, Ридхэм, что ваша лошадь — краденая.



Глава 9

<p><strong>Глава 9</strong></p>

Лицо Джеффа залилось ярким румянцем.

— Боже, что за чудовищные измышления.

Он кинулся к Шагрин и наклонился, чтобы осмотреть здоровую ногу лошади.

— Да, правда, около копыт шерсть немного липкая, но лошадь могла сама чем-нибудь испачкаться. А утверждать, что шерсть была перекрашена… — Он нервно хохотнул.

Роджер стоял и смотрел на него — огромный, спокойный, невозмутимый.

— У одной из украденных лошадей были белые «носочки» на передних ногах. Как у Шагрин. А когда ее переправляли в Англию, ей могли закрасить ноги, чтобы все четыре ноги были коричневые, без особых отметин.

Джефф снова засмеялся;

— Знаете, это, по-моему, притянуто за уши, Хейворд. Но даже если… даже если представить на минуту, что это так, то я-то тут при чем? Я купил все пять лошадей совершенно честно, без обмана, у неизвестного мне дилера, и заплатил за них, между прочим, кругленькую сумму. Я сам невинная жертва мошенников, и, что говорить, мне крупно не повезло.

— Но, Джефф… ты же говорил, что они до-стались тебе ужасно дешево! — воскликнула Лиз, выступив вперед. — Поэтому ты и смог их так выгодно продать…

Взгляд ее встретился со взглядом Джеффа, и она замолчала. Земля словно уходила у нее из-под ног.

«Нет, этого не может быть, — в отчаянии думала Лиз, — не может быть, чтобы Джефф солгал. Это какая-то ошибка. Он просто забыл, что говорил. Это так на него похоже — он такой легкомысленный и беспечный. Все забывает».

Он ей солгал. Лиз отчаянно боролась с этой мыслью, но в душе она уже знала, что это правда, и смирилась с этим.

Это было ужасно. Он стоял перед ней — такой красивый, привлекательный, такой милый, открытый… любая девушка может влюбиться в него и восхищаться им. Но при этом в нем жил и другой Джефф, которого она совсем не знала и с которым никогда не сталкивалась.

Никогда? Даже тем вечером в «Вороне», когда он собирался лицемерно умолчать о том, что провел весь день с Сабриной?

«Я не знаю, — горестно размышляла Лиз. — На самом деле мне в общем-то все равно».

Сабрина вышла из дома и прошла через чугунные ворота во двор конюшни.

— Простите, что пришлось вас оставить. Мне звонили от папы, из Лондона. — Она осеклась. — Господи! Что тут у вас происходит? Почему вы такие мрачные и хмуритесь, как небо перед грозой?

Джефф взглянул на Сабрину, и лицо его сразу просветлело. Все его очаровательные манеры тут же вернулись к нему.

— Ужасные новости, Сабрина. Роджер решил поиграть в Шерлока Холмса. Он разыскивает краденых лошадей, и… конечно, это просто нелепость какая-то, но… он считает, что Шагрин может быть из их числа.

— Как! Шагрин! — Зеленые глаза Сабрины расширились от изумления. — Но с какой стати? Ты же… ты купил их в каких-то знаменитых конюшнях в Ирландии, или я что-то путаю? Как она может оказаться краденой?

Джефф пожал плечами:

— Понимаешь, ангел мой, на самом деле я купил их всех у одного торговца, совершенно мне неизвестного, так что теперь трудно будет выяснить, откуда они. Конечно, я слегка преувеличил насчет знаменитых конюшен, просто хотел убедить тебя и твоего отца в достоинствах Шагрин. Ты же понимаешь… — И Джефф улыбнулся, заглядывая ей в глаза. — Это вполне допустимо для восторженного продавца, который имеет на руках таких первоклассных скакунов! Так что можешь не сомневаться — лошадь действительно великолепная. Тут я нисколько не преувеличиваю.

Сабрина наморщила лоб:

— О господи… надо же! Да, папа будет не в восторге, если выяснится, что ты продал ему краденую лошадь. — Она посмотрела на Роджера: — А почему вы заподозрили Шагрин?

Роджер коротко объяснил суть дела. Когда он сказал, что ноги Шагрин были перекрашены, Сабрина разразилась визгливым смехом.

— Господи, у меня просто слов нет! Это какой-то фарс, да и только! Джефф, ты меня удивляешь. Ты что, не знал, с кем имеешь дело, когда покупал лошадей? Ни за что не поверю, что ты не догадывался, откуда они. Ты просто хотел хорошенько на этом подзаработать!

Она улыбнулась ему, и он улыбнулся ей в ответ, искренне и открыто.

Лиз наблюдала за этой парой со все возрастающей отчужденностью. «Они отлично понимают друг друга, — с удивлением отметила она. — Джефф и Сабрина — да они люди совершенно одной породы».

«Что это значит? — спросила Лиз сама себя. — Я же люблю Джеффа. Наверное, я тоже его понимаю. Или нет? Не совсем. Есть в нем что-то такое, на что я иногда наталкиваюсь, как на непреодолимую стену, В нем есть что-то мне незнакомое, чуждое. Но что — я не знаю. И не хочу знать».

Странно было думать о нем так — спокойно, холодно, бесстрастно. Раньше ей это никогда не удавалось. Это озадачило Лиз.

Звенящий голосок Сабрины прервал ее мысли:

— Роджер!.. А что будет, если Шагрин окажется краденой? Тогда ее у нас отберут и вернут законному владельцу?

Роджер кивнул:

— Боюсь, что да. Конечно, вам и вашему отцу очень не повезло. — Он пристально посмотрел на Джеффа: — Будем надеяться, что Ридхэм вернет назад свои деньги. Но в таких делах, как правило, рассчитывать на это не приходится.

Сабрина повернулась к Джеффу и положила ему на плечо руку с длинными красивыми пальцами и блестящими накрашенными ногтями.

— Не переживай так, Джефф, — ласково сказала она. — Ну пусть даже Шагрин украдена — ничего страшного, не беспокойся, тебе не придется возвращать деньги отцу. — Она склонила голову набок и улыбнулась ему так, как только она умела, — странно, чуть искоса. — Во всяком случае, если ты согласишься на наш план.

Лиз была так ошарашена появлением Роджера, что совсем забыла о предложении мистера Грэшема вложить деньги в ферму Джеффа.

Она сразу поняла, что теперь Джеффу от этого никуда не деться. Но если он на это пойдет — он окажется заложником Грэшемов.

Лиз ждала. Она думала, что сейчас ее переполнят ужас и отчаяние и ее сердце разорвется на части.

Ничего подобного. Она посмотрела на Джеффа, потом на Сабрину. Она видела, как Джефф поколебался, буквально секунду, и, улыбнувшись Сабрине, ответил:

— Да, это интересное предложение, Сабрина. Спасибо большое. Могу тебе обещать, что рассмотрю его самым тщательным образом.

— Слушайте, Ридхэм, — довольно язвительно произнес Роджер, — вам лучше сейчас же связаться с ипсвичекой полицией и рассказать им все, что вы знаете про этих лошадей.

Сабрина кивнула:

— Да, Джефф. Роджер прав. Можешь позвонить от нас.

Джефф нахмурился:

— Что ж, согласен. Хотя на самом деле я мало что могу им сообщить.

Роджер, казалось, старательно избегал смотреть на Лиз. За все время разговора он ни разу прямо не взглянул на нее. И сейчас он обратился к ней, слегка отвернувшись:

— Вы успели зайти к Шагрин? Раз уж я приехал, пожалуй, сам ее посмотрю.

Лиз сделала шаг к нему.

— Ее состояние намного лучше, думаю, прижигать не придется.

— Ну и отлично.

Она наблюдала за Роджером, когда тот осматривал лошадь.

— Шагрин уже пошла на поправку, — сообщил он Сабрине. — Жаль, что пришлось принести вам такие неприятные новости. Но может быть, когда Джефф расскажет полиции все, что знает, и даст им описание человека, у которого он купил лошадей, все разъяснится и уладится благополучно. Так что не расстраивайтесь раньше времени.

Сабрина пожала плечами. Голос у неё был холодный и наглый.

— Мой милый Роджер, я по таким пустякам, знаете ли, давно уже не расстраиваюсь. В любом случае я рада, что Шагрин стало лучше. — И она, оглянувшись, улыбнулась Лиз: — Вы сами найдете дорогу к двери, пока я проведу Джеффа к телефону?

Лиз и Роджер вместе направились туда, где он оставил свою машину — она стояла как раз позади «форда».

Открывая перед Лиз дверцу машины, Роджер наконец-то взглянул на нее:

— Мне жаль. Насчет Джеффа. Вы, наверное, считаете, что я его подставил… но даю вам честное слово, что это не я послал запрос в полицию.

Его внимательные, добрые карие глаза печально смотрели на Лиз. Ее охватило странное волнение, когда она поняла, что Роджер беспокоится из-за нее — а не из-за Джеффа.

Она поспешно сказала:

— Все в порядке, Роджер. Я вас не виню.

Как ни странно, она на самом деле его не винила. Лиз знала, что он всегда открыто выказывал свое презрение к Джеффу и не одобрял их знакомства, но она была глубоко уверена в том, что Роджер ни за что не стал бы намеренно расставлять кому-либо ловушки.

— Я ведь знаю, как вы относитесь к Джеффу, Лиз, — продолжал Роджер, опустив голову. — И хотел бы, чтобы расследование закончилось для него благополучно. Только бы вы не огорчались.

Вместо ответа, Лиз лишь изумленно взглянула на него, и какое-то мгновение они молча смотрели друг на друга.

Потом Роджер отошел в сторону, и Лиз села за руль. Он громко захлопнул за ней дверцу машины и небрежно бросил:

— Увидимся в клинике, Лиз.

Лиз медленно завела мотор. Какой Роджер противоречивый. Несколько недель подряд они были с ним в конфронтации, и все из-за Джеффа, а теперь, когда Джефф оказался, хотя и косвенно, связан с неприятным делом о краденых лошадях, Роджер надеется, что расследование ничем не повредит Джеффу.

«Только бы вы не огорчались», — сказал он.

Это было неожиданно великодушно с его стороны. «Впрочем, великодушие составляет часть его натуры», — подумала Лиз.

Машина пересекла мелкий ручеек, впереди была неровная сельская дорога. Лиз посмотрела в окно на людей, сгребавших сено. Час назад она надеялась увидеть среди них Джеффа.

Она должна была бы чувствовать себя обделенной, из-за того что он остался с Сабриной.

«Почему мне больше нет до этого никакого дела?» — недоумевала Лиз. Даже тот факт, что мистер Грэшем, возможно, вложит средства в ферму Джеффа и таким образом еще больше привяжет его к себе, почему-то совершенно перестал ее волновать.

Она смотрела на свое отражение в ветровом стекле, и все вдруг стало для нее ясным как летний пейзаж, расстилавшийся впереди.

Она разлюбила Джеффа.

Какое-то время она не могла в это поверить.

«Нет, не может быть, — твердила себе Лиз. — Нельзя же вот так просто взять и разлюбить человека— раз, и все! Внезапно. В мгновение ока. Я, конечно, по-прежнему люблю Джеффа.

Нет. Больше не люблю, — сказала Лиз своему отражению. — Я изменилась. И потом, на самом деле это произошло не так уж внезапно».

Наверное, все началось с того ужина в «Вороне», когда она поняла, что Джефф способен ей солгать. Впрочем, она всегда в нем сомневалась. Неужели она с самого начала знала, что Джефф — не тот человек, которому можно полностью доверять?

Она ни разу не прислушалась к предупреждениям Роджера. Наоборот, они порождали в ней еще большую преданность Джеффа. И в конце концов Роджер оказался прав.

Очарование, элегантные манеры Джеффа, его красота и легкий характер были своего рода фасадом — за которым скрывались слабохарактерность и эгоизм. И даже ложь.

Лиз охватила необъяснимая грусть. «Ах, Джефф, — подумала она со вздохом, — я вовсе не испытываю к тебе злобных чувств. Только жалость. Ведь Джеффа, которого я любила, больше не существует.

Как странно. Странно и грустно. Первая любовь часто заканчивается именно так. Думаю, я бы не смогла еще раз через все это пройти».

Она печально улыбнулась. «Ну что ж, слава богу, у меня есть работа, настоящее дело, которое я очень люблю. И отныне я посвящу себя своему делу».

Яркое полуденное солнце, разогревшее землю, скрылось за зловещего вида тучей. Лиз душно было ехать по дороге в маленькой машине, но, когда она вышла из нее у ворот клиники, дышать стало еще труднее. Ни малейшего движения воздуха, ни порыва ветра — все замерло.

Джордж, который наполнял ведра водой у большого крана возле стены конюшни, бросил взгляд вверх, на нахмурившееся небо:

— Похоже, дождь будет. Теперь солнечной погоде конец, но многие, я знаю, этому обрадуются.

Лиз кивнула:

— Да, ты прав. Такие тучи черные на горизонте, и, кажется, ветер в нашу сторону.

— Ага.

Лиз направилась в кабинет и увидела там мистера Джордона. Он сидел за столом и поднял глаза, когда она вошла.

— А, это ты, Лиз. — Он нахмурился. — А я думал — вдруг Дунан. Он должен был приехать, просмотреть со мной кое-какие бумаги. Что-то он целый день не объявлялся. — Мистер Джордон приподнял кустистые брови. — А ты где была?

Лиз объяснила, что ездила в Милл-Хаус, и рассказала мистеру Джордону, что Роджер получил запрос из полиции по поводу краденых лошадей.

Мистер Джордон кивнул:

— Да, я этот запрос первым получил. Это я передал его Роджеру. — И он вдруг улыбнулся.

— А он тебе, наверное, самую главную новость не рассказал? Очень приятную, между прочим. Лиз удивленно посмотрела на него:

— Какую новость, мистер Джордон?

Тут мистер Джордон заулыбался еще пуще:

— Он у нас остается. Будет моим партнером по клинике. «Джордон, Дунан и Хейворд» — теперь мы так будем называться. — Он удовлетворенно покивал. — Да, должен признаться, я очень, очень доволен. Хотя он слишком долго думал, прежде чем решиться. Но я все равно очень рад.

— И я тоже, — призналась Лиз. Она уже успела забыть, что Роджер приехал поработать на время, и сама поразилась охватившей ее радости. «Я радуюсь, потому что это приятно мистеру Джордону», — решила она.

— Да, нам очень повезло, что он остается, — продолжал мистер Джордон, словно отвечая на мысли Лиз. — Миссис Джордон прямо расцвела с тех пор, как он приехал, — она его обожает. Но знаешь, мы все же не можем рассчитывать, что он здесь останется на всю жизнь. Рано или поздно ему захочется иметь свой дом, жениться, завести детишек.

— Да, — медленно протянула Лиз. — Да… конечно. — Она тут же вспомнила об Антее и подумала, догадался ли мистер Джордон, куда поглядывает Роджер.

Она вдруг почувствовала себя уставшей и измученной. Тяжесть предгрозового вечера, казалось, давила ей на плечи, душила ее. Она посмотрела на часы и увидела, что уже почти шесть. И больше всего на свете ей сейчас захотелось выпить чашечку чаю в милой, уютной кухне миссис Джордон.

— Если я вам не нужна, мистер Джордон, пойду приведу себя в порядок… — начала Лиз, но ее прервал оглушительный раскат грома. Глухое эхо долго перекатывалось вдали, за ним последовала вспышка молнии. Лиз чуть не подпрыгнула на месте: — Ну вот, началось, — произнесла она.

Мистер Джордон кивнул:

— Да, но сейчас это очень кстати. — Он посмотрел в окно на первые крупные капли дождя, упавшие на булыжник во дворе. — А вон чья-то машина. Может быть, Дунан? А, нет, это Роджер. Да, Лиз, можешь идти пить чай.

Телефон затрезвонил на столе почти в тот самый момент, когда Роджер вошел в дверь, отряхивая намокшую шляпу. Лиз остановилась, одной рукой держась за ручку двери, а мистер Джордон потянулся к трубке.

— Да… «Джордон и Дунан». У телефона Джордон. Что… что такое?.. — Еще один раскат грома, гораздо громче первого, раздался прямо над домом. — Что-что? Ничего не слышно. А… Дунан! Дунан, это вы? — Последовала долгая пауза. Мистер Джордон сидел, прижимая трубку к уху, упершись невидящим взглядом в стенку у стола. Потом он медленно произнес: — Да… да… я все понял, Моат-Фарм, да, я знаю, где это. Я немедленно выезжаю. — Он тяжело поднялся со стула, оглянулся и посмотрел на Роджера, потом сказал низким трагическим голосом: — Рори тяжело ранен. Бык Тадденхэма на него напал, когда он осматривал стадо.

На лице Роджера отразилось искреннее сочувствие.

— Плохо, дядя Гарри. Мне очень жаль. А куда тебе нужно ехать? Они уже, надеюсь, позвонили в больницу? Хочешь, я тебя отвезу?

Мистер Джордон покачал головой:

— Нет, лучше поедем сразу на Моат-Фарм. Мистер Тадденхэм говорит, что они никак не могут дозвониться до больницы. Связь плохо работает, из-за грозы. — Он снял с крючка свой видавший виды прорезиненный плащ. — Я готов, мой друг.

Лиз посмотрела на мистера Джордона:

— Мне очень жаль, мистер Джордон, что с мистером Дунаном случилось несчастье. Надеюсь, он скоро поправится. — Она замешкалась. — А можно… можно я тоже с вами поеду? Вдруг я там пригожусь.

Но мистер Джордон отрицательно покачал головой:

— Спасибо, Элизабет. Я знаю, ты расстроена, но сомневаюсь, что ты сможешь помочь. Там жена Тадденхэма, если что, мы ее попросим.

Лиз перевела взгляд на Роджера. Странно, но, когда их взгляды встретились, Роджер и Лиз неожиданно поняли, что стали гораздо ближе и роднее друг другу, чем раньше…

— Пусть Лиз тоже поедет, — сказал Роджер. — Миссис Тадденхэм нам не помощница, она очень чувствительная. Так что Лиз может оказаться полезной. — Он распахнул дверь во двор. — Наденьте резиновые сапоги, Лиз. На улице просто потоп. А я пока пойду расскажу тете Джейн, что случилось.

Лиз натянула резиновые сапоги, схватила в охапку плащ и торопливо вышла из кабинета.

Дождь лил сплошной стеной, с силой ударяя по брусчатке двора. Небо над головой было совершенно черное, если не считать вспышек молний, которые поминутно озаряли все ярким светом. Гром, который до этого оглушительно рокотал, теперь разражался отдельными взрывами прямо над головой.

Мистер Джордон уже залез на заднее сиденье машины. Роджер успокаивающе улыбнулся Лиз, открывая ей дверцу:

— Садитесь — сюда, рядом со мной.

«Дворники» скрипели по стеклу, протестуя против каскадов воды, заливавших машину.

— Надеюсь, что проскочим, — сказал Роджер. — Если мотор зальет — все, мы пропали.

Мистер Джордон ворочался на заднем сиденье, что-то бормоча себе под нос.

— Ничего не понимаю, — произнес он наконец. — Дунан то куда смотрел? Позволил быку напасть на себя. Я знаю этого быка Тадденхэма — такой всегда был спокойный, надежный бык.

— Может быть, он из-за погоды разнервничался, — сквозь зубы проговорил Роджер. — От жары и засухи животные иногда так себя ведут. Ничего, не волнуйся, дядя Гарри. Рори у нас крепкий парень. Все будет в порядке. Главное — доставить его в больницу.

Огромные вековые деревья вдоль дороги, казалось, сгибались в дугу под напором бури. Ветви и листья причудливыми черными тенями трепетали на фоне пепельно-серого неба.

Поездка оказалась настоящим кошмаром. Лиз никогда не боялась грома и молний, но она не помнила, чтобы ей приходилось видеть такой разгул стихии. Ей все время чудилось, что их машина вот-вот перевернется, словно жалкая игрушка в руке великана. Лиз уже не верила, что они доедут до места в целости и сохранности.

Она покосилась на Роджера и увидела его лицо, озаренное вспышками молний, серьезное и сосредоточенное. Словно почувствовав ее взгляд, он оглянулся на нее и улыбнулся ей:

— Величественное зрелище, правда?

Лиз кивнула, почему-то сразу успокоившись. Его глубокий голос, внимательный взгляд, тепло его огромного плеча — все это вселило в нее надежду и уверенность.

Она улыбнулась ему в ответ:

— Просто потрясающе.

— Вы не испугались?

Лиз отрицательно покачала головой и ответила, надеясь, что голос не выдаст ее неуверенности:

— Не очень.

— Вот и умница.

Он убрал руку с руля и быстро дотронулся до руки Лиз. Это прикосновение было таким мимолетным, словно его и не было вовсе. Однако тепло его сильных пальцев пронизало Лиз насквозь.

Она поняла, что раз Роджер здесь, то ничего плохого не может случиться, и сама удивилась этим мыслям.



Глава 10

<p><strong>Глава 10</strong></p>

Моат-Фарм находилась в миле от основной дороги. Подъезд к ней был весь в ухабах, дорога была неровная, тряская, да еще им нужно было проехать через несколько низеньких ворот. Каждый раз Роджеру приходилось выбираться из машины, чтобы открыть их, потом, проехав, он выходил их закрывать. Дождь и ветер врывались в машину, ураган грозил сорвать ворота с петель. Наконец вдали, за мрачными просторами мокрых полей, мелькнул огонек.

У Лиз вырвался невольный вздох облегчения, когда машина наконец, подпрыгивая, въехала на двор фермы.

Вечер еще не наступил, но ферма была погружена во тьму, почти как ночью. Внезапно задняя дверь дома отворилась, и чей-то голос позвал их:

— Заходите. Я уже было решил, что вы не доедете в такую погоду.

Мистер Джордон, Роджер и Лиз бегом кинулись сквозь пелену дождя на крыльцо.

Мистер Тадденхэм, высокий сухопарый человек в рубашке с короткими рукавами, снял с них плащи, с которых потоками текла вода, и провел на кухню, заваленную хозяйственной утварью.

— Как Дунан? — спросил мистер Джордон. — Что именно произошло? По телефону, когда вы звонили, было почти ничего не слышно.

Мистер Тадденхэм горестно покачал седой головой:

— Плохи дела, Гарри. Мой бык загнал его в угол и ранил рогом— сместил берцовую кость и пронзил артерию. А я в это время был на южных лугах, помогал ребятам собирать сено, чтобы успеть до дождя, и тут слышу — он кричит. Ну, мы подоспели как раз вовремя. — Он пожал своими костлявыми плечами. — Видимо, все произошло мгновенно. Мы сразу затащили его в дом, я наложил шину — я еще на войне научился оказывать первую помощь, — и нам удалось остановить кровотечение.

Мистер Джордон вытер лоб рукавом пиджака.

— Я хочу его осмотреть, Боб.

Мистер Тадденхэм кивнул:

— Я тебя проведу. Он сейчас, наверное, ослаб от потери крови, но он поправится, вот увидишь. Я даже не сомневаюсь.

Лиз с Роджером смотрели, как он исчезает за дверью кухни, сопровождаемый мистером Джордоном. Через мгновение в кухню вошла миниатюрная худенькая женщина в цветастом халате.

Ее бледное лицо расцвело в радушной улыбке, когда она узнала своего гостя.

— О! Это вы, мистер Хейворд. Я так рада, что вы тоже приехали. Мы просто в ужасе от всего случившегося. — Она нервно глянула на часы, стоявшие на каминной полке. — А «скорая» все не едет и не едет! Прямую дорогу затопило, поэтому им придется объезжать через Кимберли.

— Они скоро приедут, не волнуйтесь, миссис Тадденхэм, — спокойно заверил ее Роджер. Он придвинул к ней стул. — Не хотите ли пока присесть? Вид у вас очень усталый.

Миссис Тадденхэм буквально упала на подставленный стул. Роджер махнул рукой в сторону Лиз:

— А это мисс Синклер, она работает у моего дяди.

Лиз с тревогой посмотрела на миссис Тадденхэм.

— Может быть, сделать вам чаю, миссис Тадденхэм? — предложила она. — Чайник уже закипает, а вы, я вижу, пережили сильный шок.

Миссис Тадденхэм вяло кивнула:

— Да, не скрою, это было ужасно. И я ведь ничем не могу помочь. У меня от вида крови сразу делается обморок, а бедный мистер Дунан… он… он весь… — Голос ее дрогнул, и она замолчала.

— Постарайтесь не думать об этом, — поспешно вставила Лиз. — Ваш муж сделал все, что мог. А где коробка с чаем — здесь? — И она подошла к каминной полке.

Миссис Тадденхэм кивнула:

— Да. Вы правы, мне не помешает хорошая чашка крепкого чая, хотя, конечно, мне, хозяйке, не годится сидеть, пока вы тут хлопочете.

Лиз быстро заварила чай. Миссис Тадденхэм с наслаждением потягивала горячий напиток, и постепенно бледность на ее лице сменилась здоровым румянцем. Лиз взглянула на Роджера:

— Как вы думаете, может быть, мистеру Дунану тоже отнести чаю? Это поможет ему немного прийти в себя.

Роджер протянул руку за чашкой.

— Пойду узнаю. Спасибо, Лиз.

Пальцы его слегка коснулись ее руки, когда он брал чашку. Лиз показалось, что от этого прикосновения по всему ее телу пробежал электрический ток. Сердце ее вдруг бешено застучало. Лиз была уверена, что Роджер заметил ее волнение. Она не смела взглянуть на него и только смущенно пробормотала:

— Положите побольше сахару. Это очень важно. У него ведь большая потеря крови.

— Лиз? — нежно позвал ее Роджер.

Она совершенно не собиралась смотреть на него, но затем обнаружила, что тонет в его карих глазах.

И вдруг оба они словно забыли о существовании миссис Тадденхэм, которая удовлетворенно покачивалась на кресле-качалке, склоняя к чашке лицо.

«Почему он так смотрит на меня? — думала Лиз в недоумении и смущении. — Как будто хочет сказать мне что-то важное».

Она заставила себя отвернуться и произнесла нарочито спокойным голосом:

— Не хотите ли еще чаю, миссис Тадденхэм?

Лиз услышала, как хлопнула дверь кухни у нее за спиной, и догадалась что Роджер понес чай мистеру Дунану. Почти в тот же момент во двор въехала машина, затем раздались голоса и резкий звонок в дверь.

Лиз открыла приехавшим врачам скорой помощи и проводила их на кухню. Туда же зашел мистер Джордон.

— Слава богу, что вы приехали, — сказал он. — Чем быстрее вы доставите пострадавшего в больницу, тем лучше. Прошу вас, пройдемте со мной.

Буквально через несколько минут врачи вернулись в кухню с носилками, на которых лежал мистер Дунан.

Лиз была видна только его голова. Сердце ее сжалось. Всегда жизнерадостный, неунывающий мистер Дунан сейчас лежал недвижно, молча.

Врачи скорой помощи протискивались мимо Лиз к двери, и в этот самый момент мистер Дунан открыл глаза.

Это было так похоже на мистера Дунана. Лиз могла поклясться, что он ей подмигнул. Хриплый, едва слышный голос мистера Дунана прошептал:

— Не смотри на меня так, Лиз, солнышко. Я еще не собираюсь отправляться на небо, в компанию к святым, не думай.

Лиз была так растрогана, что не могла ничего сказать. Она улыбнулась мистеру Дунану и тут почувствовала, что глаза ее застилают слезы. Чуть охрипшим от волнения голосом она сказала:

— Я приеду навестить вас в больницу, как только разрешат, мистер Дунан.

Мистер Дунан слегка согнул пальцы, вцепившиеся в край одеяла, — это была попытка махнуть ей рукой.

— О, да теперь за эту честь будут сражаться все ветеринары в округе — навестить меня! — И голос его утих.

Лиз быстро схватила чей-то плащ и накинула на носилки, чтобы мистер Дунан не промок, пока его будут нести до машины.

Мистер Джордон повернулся к Роджеру:

— Я поеду в больницу с Рори. Скажи тете Джейн, что я позвоню. Отвези Лиз домой и будь умницей, сам обо всем позаботься.

— Да, конечно, дядя. Пожалуйста, позвони, когда все станет ясно. Мы будем ждать.

Вся их маленькая компания вышла на крыльцо фермерского дома и смотрела, как машина «Скорой помощи» медленно и осторожно выезжает на размытую дождем дорогу и направляется к шоссе.

— Поедем-ка домой, Лиз, — сказал Роджер. — А то тетя Джейн будет волноваться. Больше нам здесь делать нечего. — Он посмотрел на мистера Тадденхэма: — Кстати, а что с быком сталось?

Мистер Тадденхэм пожал плечами:

— Пришлось его пристрелить. — Он с сожалением поцокал языком. — А он ведь у меня был племенной, призер. Но что поделаешь? Тут уж выбирать не приходилось — либо он, либо мистер Дунан.

— Досадно! — посочувствовал Роджер. — Мне очень жаль, Тадденхэм.

— Да уж. Наверное, это он от жары. Бывает, жара сводит скот с ума. — И фермер взглянул на небо, озаряемое молниями. Он смотрел в сторону запада. — Гроза вроде бы понемногу стихает.

И действительно, небо постепенно светлело, и гром раздавался лишь где-то в отдалении. Крупные капли дождя изредка падали на землю.

— Ну что ж, — говорил Роджер, когда они шли по грязи к машине. — Жалко беднягу Рори, но все могло быть гораздо хуже. Слава богу, что еще жив остался. Какой-то мор у нас в клинике. Только дядя Гарри вернулся к работе, как Рори вышел из строя. — Он повернул голову и посмотрел на Лиз. — Хорошо еще, что я решил остаться. Кстати, дядя Гарри говорил вам об этом?

Лиз кивнула:

— Да, я… Поздравляю. — Голос ее прозвучал более отстранение и официально, чем ей хотелось. Она стала чувствовать себя неловко с Роджером — с того момента, когда он так странно посмотрел на нее в кухне Тадденхэмов. Вдобавок ко всему ее смущала мысль об Антее. «Рано или поздно ему захочется иметь свой дом, жениться, завести детишек», — вспомнились ей слова мистера Джордона.

Ну, разумеется. Роджер, скорее всего, женится на Антее, в которую он был столько лет влюблен. И будут они жить-поживать, добра наживать.

Естественно, как можно не жить счастливо с таким человеком, как Роджер? Из него выйдет отличный муж. Сильный, добрый, верный. Иногда, правда, суровый. Гордый. Властный. Но зато умеющий глубоко и страстно любить.

Лиз закусила губу, пытаясь сдержать вырвавшийся у нее горестный вздох. Ее пугало направление собственных мыслей. «Разве мне есть дело до того, каким Роджер будет мужем? — думала она со все возрастающим ужасом. — Я-то тут при чем?»

Она вдруг заметила, что Роджер пристально смотрит на нее сквозь ветровое стекло — он вышел закрыть последние ворота, ведущие к ферме, которые они только что проехали.

— Лиз, что случилось? — спросил он. — Вы такая бледная.

Лиз покачала головой:

— Нет, ничего, все в порядке.

Он скользнул обратно на водительское сиденье.

— Наверное, это следствие шока. Конечно, все мы очень переволновались. Давайте куда-нибудь заедем на обратном пути, я куплю вам выпить.

— Да нет… — в ужасе запротестовала Лиз. — Нет, нет… мне ничего не нужно.

— Не спорьте, — авторитетно заявил Роджер. — Это как раз то, что вам сейчас необходимо.

— Позвольте мне самой решать! — взорвалась Лиз. — Не надо мной командовать. Оставьте это… Оставьте это для… — Она чуть не сказала: «Оставьте это для Антеи», но тут вдруг голос ее предательски дрогнул, и последние слова повисли в воздухе.

Роджер нахмурился, но вид у него был скорее озадаченный, чем сердитый.

— Лиз… боюсь, вы на грани срыва. Я и не думал, что все это так на вас подействовало. Ну, простите. Я не хотел вас расстраивать. — Он мило улыбнулся. — Тем более, что последнее время мы так славно начали с вами ладить.

Лиз посмотрела ему в глаза, но тут же отвела взгляд. Она сцепила руки на коленях и тут почувствовала, что руки у нее дрожат. Она не нашлась что ответить и промолчала.

Пока они ехали по неровной сельской дороге, Лиз все время ощущала на себе взгляд Роджера. Небо над ними уже заметно прояснилось и стало бледно-голубым, а на западе окрасилось восхитительными шафрановыми оттенками.

Роджер вдруг издал какое-то невнятное восклицание, так что Лиз пришлось обернуться к нему.

— Что такое?

Он указал рукой куда-то вперед.

— Я же забыл, что возвращаться надо было через Кимберли. Смотрите — впереди дорога совершенно непроезжая.

Лиз в отчаянии посмотрела на полностью скрытую под водой дорогу — там неподалеку был небольшой ручей, который сейчас, видимо, разлился.

— А может быть, все-таки проедем? — с надеждой спросила она.

— Нет, не получится. Там глубоко, не меньше полуметра. У нас мотор зальет водой, и мы не выберемся — придется сидеть тут всю ночь.

Лиз пожала плечами:

— Тогда надо вернуться на дорогу, по которой уехала «скорая».

Роджер наморщил лоб:

— Но это несколько лишних миль. Какой же я дурак!

Лиз была уже почти не в состоянии выносить присутствие Роджера, такое близкое и ощутимое. Ей хотелось выбраться из машины, чтобы хоть немного ослабить мучительное напряжение, успокоить свои взбудораженные чувства. А теперь придется сидеть с ним рядом еще, как минимум, час.

— Как вы могли забыть про то, что дороги все затоплены? — упрекнула она его. — О чем вы вообще думаете?

Роджер развернулся к ней всем телом и посмотрел на нее:

— Я думал только о вас.

У Лиз перехватило дыхание.

— Обо мне? А… а что обо мне?

Роджер встряхнул головой:

— Сам не знаю. Так просто — думал о вас, и все. Лиз… надеюсь, я вас не обидел?

Лиз отвернулась от его проницательного взгляда.

— Нет, почему же. Почему я должна обижаться?

— А почему вы вдруг стали со мной так строги? И это после того, как у нас начали налаживаться… дружеские отношения? — Он накрыл ее руки своей большой ладонью. — Лиз?

Она отпрянула от него, но Роджер обнял ее за плечи и притянул к себе. Ветровое стекло машины, деревья, небо — все исчезло из ее поля зрения. В следующий момент Роджер поцеловал ее.

Это длилось минуту. Но ей почудилось, что прошли века. Лиз чувствовала себя так, словно в ее душе взорвалась атомная бомба эмоций, разрывая на части все ее существо, выбрасывая ее в странный, незнакомый, головокружительный водоворот эмоций. И как взрыв бомбы отдается взрывной волной, так и поцелуй Роджера сотрясал все ее тело вибрациями неведомых ранее ощущений.

Весь мир померк для нее. Она перестала существовать. Но вскоре из этого хаоса и небытия начала воскресать новая, изменившаяся Лиз, ко-торой-уже не суждено было стать прежней. Когда первый мощный взрыв страсти перешел в немыслимую нежность, эта, новая Лиз уже знала, что безоглядно влюблена в Роджера.

Ее влюбленность в Джеффа даже отдаленно не походила на эти чувства. Теперь она казалась Лиз тривиальной, пресной, и память о Джеффе поблекла, как старая фотография, на фоне реального присутствия Роджера. Роджер — настоящий мужчина. А Джефф был только очаровательным мальчиком. И ее любовь к нему была всего лишь девическим мечтанием, первым трепетом еще не пробудившейся женской души.

Лиз подумала: «Роджер!», его руки еще крепче обняли ее, и поцелуй стал глубже и интенсивнее.

Но в следующую секунду она вспомнила про Антею. Эта мысль ударила ее как электрический ток. Она сказала, задыхаясь:

— Не надо, пожалуйста. Не надо этого делать. Я, правда, тоже виновата. Я просто… я забыла.

И она замолчала, не в силах продолжать. Роджер заглянул ей в глаза:

— Лиз… дорогая моя…

Лиз отвернулась.

— Нет, не говори мне ничего такого. Ты… ты не имеешь права.

Последовала крошечная пауза. Голос Роджера прозвучал обиженно, сурово, почти холодно, когда он заговорил:

— Прошу прощения, Лиз. Конечно, я не прав, но единственное, что я могу тебе сказать, — я тоже… забыл. — Тут его голос дрогнул, и Роджер умоляюще добавил: — Но… Лиз!..

— Пожалуйста, — проговорила Лиз, — давай сделаем вид, что ничего не произошло. — Она выпрямилась на сиденье и посмотрела в окно машины. — Смотри-ка! Вода-то уходит. Может быть, мы все же сумеем здесь проехать.

Роджер быстро вышел из машины и окинул взглядом дорогу. Залезая в машину, он коротко бросил:

— Надо подождать еще минут десять. Да, спадает довольно быстро — видимо, уходит в почву. — Он закурил трубку и стал смотреть в окно машины, не оборачиваясь на Лиз. — Ты не возражаешь?

— Нет, конечно.

Между ними возникло странное, неестественное молчание. Лиз сидела неподвижно, чувствуя, как черная мгла горя обволакивает ее душу.

Она обрадовалась, когда Роджер наконец заговорил:

— Ну вот, кажется, можно ехать! По крайней мере, надо попробовать. — Он завел машину, и та двинулась с места.

Они успешно перебрались через разлившийся поток. Некоторое время спустя они благополучно выехали на главную дорогу и оказались недалеко от Истминстера.

Почему Роджер вдруг поцеловал ее? Что на него нашло? Он же любит Антею. И всегда любил Антею. Он так часто навещает ее, возит ее кататься, пригласил ее на Охотничий бал… и на ярмарке они тоже были вместе. И все же… Все же…

«Нет, не стоит об этом думать, — уговаривала себя Лиз. — Нельзя так серьезно к этому относиться. Что толку, раз уж ты все время влюбляешься не в того, в кого надо? Сначала Джефф, а теперь вот Роджер».

Но была ли она на самом деле влюблена в Джеффа? По-настоящему, глубоко? Или ее покорили его очаровательная внешность, веселье, хорошие манеры? Ей пришлось пережить роман с Джеффом, чтобы наконец научиться ценить таких людей, как Роджер. Сильных, мужественных. Научиться выбирать мужчину, с которым можно провести всю жизнь.

«Он не для меня, — в отчаянии думала Лиз. — Он принадлежит Антее. А Антея… заслуживает самого лучшего».

Казалось, перед глазами ее без конца прокручивался один и тот же фильм. Он начинался с того момента, когда Роджер изменившимся голосом сказал ей: «Лиз?» И в его глубоком низком голосе вдруг зазвучали ласковые нотки. А потом Роджер обнял ее и поцеловал.

Ей нелегко было оставаться с миссис Джордон весь вечер. Но Лиз чувствовала, что должна сидеть с ней, пока ее мужа нет дома. Миссис Джордон снова и снова просила Лиз рассказать обо всем, что произошло на ферме. Каждый раз, когда Лиз вспоминала, как мистер Дунан ей улыбнулся, добрые голубые глаза миссис Джордон неизменно наполнялись слезами, она вздыхала и говорила:

— Как это похоже на Рори! Вечно он шутит, что бы ни случилось.

Временами к ним в комнату заходил Роджер, словно тоже считая своим долгом быть сейчас возле тетушки. Он либо заговаривал с ней — впрочем, явно нехотя, — либо молча мерил шагами гостиную Джордонов, зажав в углу рта погасшую трубку. Затем, быстро пробормотав что-то про кабинет, он уходил примерно на полчаса, и потом все повторялось сначала.

Часам к одиннадцати вернулся мистер Джордон. Он привез хорошие новости — мистеру Дунану вправили вывих и сделали переливание крови. Врачи утверждали, что его состояние не внушает опасений.

Лиз почти не спала в ту ночь. Единственная мысль заполняла ее сознание — что после случившегося она не может больше работать у мистера Джордона. Особенно теперь, когда Роджер остается здесь навсегда. «Мне придется уехать, — в отчаянии решила для себя Лиз. — Надо уехать во что бы то ни стало. И поскорее».

Однако… она же не может уехать, пока мистер Дунан в больнице. А пробудет он там по меньшей мере несколько недель. А что, если он не сразу вернется к работе? Она не имеет права так подводить мистера Джордона. Да и Роджера, если уж на то пошло. Но как она переживет эти несколько недель? И бедная Лиз ворочалась с боку на бок на узкой деревянной кровати, понимая, что такой несчастной она никогда еще не была.

На следующий день Роджер уехал до завтрака.

— Парень, наверное, вскочил на рассвете, — заметил за завтраком мистер Джордон. — Оставил записку, что поехал в Кембридж по какому-то делу, не знаю. — Он покачал головой. — Вроде бы ничего срочного. Но он такой ответственный, наш Роджер. — Он одним глотком допил свой утренний чай. — Ну что ж, Лиз, значит, сегодня тебе придется одной держать оборону. Я уезжаю во Фрамлингэм, по вызову вместо Дунана. Так-то вот.

Лиз была рада, что ей есть чем заняться. Утро выдалось очень напряженным. Только ближе к полудню она смогла убрать бутылочки с лекарствами и перевязочный материал. Она мыла руки в маленькой раковине в кабинете, когда услышала, как открылась дверь в кабинет со стороны двора.

Лиз продолжала тщательно тереть пальцы, боясь обернуться и увидеть у двери Роджера. Однако, подумав немного, она решила, что Роджер вряд ли мог так скоро вернуться из Кембриджа. Несмотря на это, ей отчаянно хотелось его увидеть.

Но тут раздался голос Джеффа:

— Привет, Лиз.

Она обернулась. Джеффа она ожидала увидеть меньше всего на свете.

— А… привет, Джефф.

Он оглянулся по сторонам:

— Больше здесь никого нет? Кстати, я уже слышал, что случилось с Дунаном. Мне очень жаль. Как он?

— Не знаю, как сегодня, мистер Джордон был у него в больнице вчера вечером и сказал, что вроде бы непосредственной опасности для жизни нет. Сегодня он опять к нему поедет, ближе к вечеру.

— Отлично! — Джефф улыбнулся. — На самом деле я пришел к нашему инспектору Хейворду, чтобы доложить, что ипсвичская полиция связалась с Ирландией. В моих показаниях относительно Шагрин никто не усомнился. Все поверили, что я купил ее в результате законной честной сделки.

Саркастический тон Джеффа вывел Лиз из себя. Она подняла глаза на Джеффа и посмотрела на него долгим внимательным взглядом.

— Так и было? — холодно поинтересовалась она.

Джефф покраснел.

— Ты имеешь в виду… купил ли я лошадей на законном основании и все такое? Ты знаешь, что да… — Он пожал плечами. — Между нами говоря, я, конечно, не очень строго отношусь к таким вещам. Какая мне разница? Сделка-то была отличная. — Он в удивлении приподнял одну бровь. — Но если ты считаешь, что я мошенничаю, ты ошибаешься.

— Нет, конечно, — медленно произнесла Лиз. — Конечно, ты не мошенник. Но просто ты… склонен к авантюре, скажем так.

Джефф долго смотрел на нее, потом рассмеялся:

— Я знаю, что ты думаешь. Но, ангел мой, сейчас по-другому нельзя. Иначе ничего не получишь. А если ты имеешь в виду щедрое предложение старины Грэшема насчет того, чтобы вложить деньги в мою ферму, понимаешь… я на самом деле просто не могу себе позволить отказаться от такого предложения. Отчим меня убедил, что это наш единственный шанс хоть как-то поправить дела.

Он сделал к ней шаг, заглядывая в ее ярко-голубые глаза.

— К тому же, знаешь, Лиз, это ведь касается и нас с тобой, тогда все изменится. Это значит, что у моей фермы появится будущее… и у нас тоже. — Он протянул руку, чтобы обнять ее.

Но Лиз быстро отошла в сторону.

— Нет, Джефф, не у нас. У тебя — возможно. Я на это искренне надеюсь. Правда. Но можешь не включать меня в свои планы на будущее.

Джефф опять рассмеялся:

— Я еще больше тебя люблю, когда ты так начинаешь упрямиться. Ты делаешься такая симпатичная, такая суровая. Пунцовые щеки, большие прекрасные глаза. — Он схватил ее за руку. — Ты что, все еще сердишься из-за Сабрины? Да, она немного… хищница, согласен, но она и вполовину не так очаровательна и мила, как моя маленькая крошка Лиз.

Она вырвала у него руку и отступила на шаг назад.

— Джефф, ты мне отвратителен. Твой авантюризм переходит всякие границы. Ты даже не скрываешь, что собираешься воспользоваться одной девушкой, чтобы обеспечить себе шансы жениться на другой. А что касается Сабрины… мне ее попросту жаль. Никогда бы раньше не подумала, что буду ее жалеть, но, боюсь, она влюблена в тебя, и поэтому мне ее очень жаль. А теперь… ты не мог бы уйти? Я передам Роджеру, что ты заходил. До свидания, Джефф.

Джефф посмотрел на нее долгим неприятным взглядом и пожал плечами:

— Что ж, не стану докучать тебе своим вниманием, Лиз. Надеюсь, это обычные женские капризы. Если понадоблюсь, ты знаешь, где меня найти.

Лиз молча отвернулась. Она услышала, как за ним громко захлопнулась дверь.



Глава 11

<p><strong>Глава 11</strong></p>

Следующие несколько дней оказались нелегкими. Только постоянные отлучки Роджера, который ездил по вызовам мистера Дунана, успевая при этом выполнять и свою часть работы, помогли Лиз пережить эти дни. Мистер Джордон тоже был очень занят, однако он ежедневно навещал мистера Дунана в больнице, и Лиз приходилось одной принимать пациентов в клинике.

Прошедшая буря ознаменовала собой конец жаркой сухой погоды, установившейся в последнее время, хотя, несмотря на пасмурные дни и частые дожди, было довольно душно. Лиз чувствовала, что изнемогает от духоты и тяжелой работы, а больше всего — от тайной сердечной раны.

Ее маленькое личико заострилось, потеряло свой живой румянец, под глазами залегли тени, которые с каждым днем делались все темнее, все глубже.

Мистер Дунан постепенно поправлялся, и это вселяло в нее надежду.

В воскресенье утром, когда Лиз пришла в столовую завтракать, миссис Джордон улыбнулась ей и сказала:

— Лиз, деточка, Гарри решил, что мы, если хотим, можем с тобой поехать навестить мистера Дунана. Ты рада? Мне так хочется поскорее его увидеть… Бедный наш старичок.

— Да, конечно, — улыбнулась Лиз в ответ. — Бедный мистер Дунан. А сколько он еще пробудет в больнице, вы не знаете?

Мистер Джордон поднял на нее глаза от письма, которое читал:

— Еще недели три, наверное. Так врачи говорят. А потом он приедет сюда, к нам, чтобы окончательно поправиться. По крайней мере, так мне заявляет моя жена. — И он с улыбкой покосился на миссис Джордон.

— Ну ты же знаешь этот пансион, в котором живет Рори. Конечно, там тоже можно жить, — стала объяснять миссис Джордон, — но целыми днями там сидеть, да еще одному — никуда не годится. Здесь ему будет веселее.

— Ага! — откликнулся мистер Джордон. — А что же он не завел себе хорошую жену лет этак двадцать тому назад, а, Джейн? — Он посмотрел на Роджера, который молча поглощал свой завтрак. — Слышишь, что я говорю, Роджер? Сколько можно холостяком ходить, пора менять привычки, пока еще не поздно.

Роджер поднял глаза от тарелки и посмотрел на мистера Джордона. Улыбка его была вымученной.

— Да, наверное ты прав, дядя. Надо будет подумать об этом.

Он отвернулся и бросил взгляд на Лиз, которая как раз смотрела на него в этот момент. Их взгляды встретились, и Лиз почувствовала, как на нее нахлынула удушливая волна. Она вспыхнула и опустила глаза.

Тем временем мистер Джордон обратился к жене:

— Лиз довезет тебя до Ипсвича на моей машине, дорогая. Вам нужно отправляться сразу же после обеда. Слышишь меня, Лиз?

— Да, мистер Джордон. Сразу после обеда.

Субботнее утро, как всегда, пролетело очень быстро. Лиз убралась в кабинете, и у нее осталось время только на то, чтобы подняться к себе, умыться, переодеться и выйти к раннему обеду, который приготовила миссис Джордон.

Когда они накрывали вместе на стол, миссис Джордон озабоченно посмотрела на нее и сказала:

— У тебя такой утомленный вид, дорогая. Как ты себя чувствуешь? В последние дни, мне кажется, ты что-то стала бледненькая. Наверное, Гарри совсем замучил тебя работой?

— Нет, нет, миссис Джордон, что вы, — зардевшись, ответила Лиз. — Конечно, работы прибавилось, но это не страшно.

Но от материнского взора миссис Джордон ничто не могло укрыться.

— Лиз, ты в последнее время стала сама не своя. Куда девались розы на щеках, веселый взгляд? Тебе нужно отдохнуть, съездить куда-нибудь — вот что я скажу. — Она покачала головой. — Хотя я не знаю, когда Гарри сможет тебя отпустить.

— Конечно, я… я даже не мечтаю об этом, пока мистер Дунан в больнице, но… я… я с удовольствием съездила бы в отпуск, — радостно призналась Лиз. Уехать отсюда. От Роджера. От всего этого. О, если бы не надо было больше сюда возвращаться — по крайней мере, пока он будет здесь!

Миссис Джордон сочувственно вздохнула:

— Ну еще бы! Ты наверняка хочешь повидать маму с папой, брата. Конечно, ты ведь с самого Рождества не была в Эдинбурге, да? Бедный ребенок! Тяжело так долго не видеться с родными. — Она вдруг замолчала и прислушалась. — Наверное, это Гарри звонит. Пойду с ним поговорю, и будем обедать.

Она вышла в коридор, но через минуту вернулась.

— Нет, это опять из полиции. Надеюсь, они не задержат там надолго моего Гарри. Идем, Лиз, а то мы и к трем часам не доберемся до больницы.

Только они принялись за еду, как в комнату вошел мистер Джордон и сел вместе с ними за стол.

— А Роджер еще не вернулся? Он сказал, что, может быть, задержится. Опять насчет этих краденых лошадей. Помнишь, Лиз? Вроде бы следы ведут к юному Ридхэму.

Лиз взглянула на мистера Джордона:

— Правда?

— Они поймали того человека — где-то возле Дублина. Он член шайки, которая занимается кражей лошадей и переправкой их в Англию. Три лошади, которые купил Ридхэм, были краденые, а две куплены законно. Эти конокрады такие хитрые — никогда не продают всю партию краденых лошадей в одни руки. Так их труднее выследить.

— И что теперь будет с лошадьми Джеффа? — спросила Лиз.

— Придется их отправить обратно, на опознание. А потом их вернут законному владельцу, я так полагаю. Но юный Ридхэм, разумеется, ни в чем не виноват. Это же не его вина — он только жертва обмана, так сказать.

Лиз снова взяла в руки нож и вилку. Значит, Джефф ни о чем не догадывался? Или он просто закрыл глаза на тот факт, что лошади могли быть приобретены незаконно? Она вздохнула. Этого она никогда не узнает. Возможно, она поступила с Джеффом несправедливо, оскорбив его незаслуженными подозрениями. Возможно, он и на самом деле всего лишь невинная жертва преступников.

Больница была переполнена посетителями. Куда бы Лиз ни бросила взгляд — всюду она видела людей с цветами, с фруктами, с книгами, а также с загадочными свертками, в которых могло быть все, что угодно.

Мистер Дунан сидел на кровати, опираясь на подушки. Его ярко-синие глаза весело блеснули, когда он увидел своих гостей.

— Ох, мои дорогие, идите скорей сюда, садитесь подле меня. Как я вам рад — как первому дыханию весны. Джейн… ты стала еще красивее, чем раньше. Урра! Что за счастливчик твой муж, просто баловень судьбы. Ах, почему я сам так и не завел себе уютную милую женушку? А Лиз, моя лапочка, сидит улыбается мне, ямочки на щеках, какая прелесть. А это что такое? Яйца, что ли? А… и виноград… клубника… А это что за страшная книжка — какие-то трупы, лужи крови… Брр! Да, сегодня я очень счастливый. — Тут он таинственно понизил голос: — Здесь столько симпатичных девушек!.. Вся больница ими просто кишит. И вообразите, как у меня сердце радуется, когда я узнаю, что половина из них — из моей родной Ирландии. Вот, одна только что прошла… ее зовут Кэти Маллиган… вот уже ее и нету.

С мистером Дунаном всегда было так — больной он или здоровый, а только уже через минуту невольно начинаешь хохотать, и остановиться невозможно. Когда Лиз и миссис Джордон собрались уходить, миссис Джордон сказала:

— Мы приехали тебя немного подбодрить, Рори, а вышло так, что ты сам нас развлекал.

Мистер Дунан покачал головой:

— Что вы! Да без вас я бы совсем затосковал. Это только в вашем присутствии я так разошелся. Я сразу повеселел, как вы пришли. А вам уже пора уходить? — Он перевел взгляд на симпатичную молоденькую медсестру, которая подошла к его постели. — Вы не посидите со мной немного, сестричка Кэти? А то у меня приступ меланхолии сейчас начнется, оттого что мне надо расставаться с моими дорогими друзьями.

Миссис Джордон и Лиз были очень довольны, что пришли навестить мистера Дунана, — им обеим стало легче на душе. Они радовались, что застали его в таком хорошем настроении.

— Он просто замечательный, — сказала Лиз, когда они ехали обратно в Истминстер. — Я никогда не встречала такого жизнерадостного человека.

— Да, такой уж у него характер, — отозвалась миссис Джордон, — Гарри совсем другой. Но для меня Гарри и так хорош.

Когда они проезжали по Маркет-стрит, миссис Джордон попросила:

— Ой, Лиз, остановись здесь, пожалуйста. Мне надо узнать насчет моей швейной машинки. Я недолго.

Городок уже начинал понемногу затихать после шумного субботнего дня. Лиз удалось найти место для парковки. Она осталась сидеть в машине, а миссис Джордон тем временем заторопилась в нужный ей магазин.

— Привет, тетя Лиз, — услышала Лиз чей-то тоненький голосок. И тут же две маленькие ручки ухватились за дверцу, и в окошке появилась голова Сьюзан.

— Здравствуй, моя дорогая! — сказала Лиз.

— А что ты здесь делаешь?

Ей ответил голос Антеи:

— Сьюзан тебя увидела еще с другого конца улицы. Как дела, Лиз? — Антея стояла на мостовой и улыбалась Лиз, слегка склонив голову к окошку машины. Она выглядела необыкновенно привлекательно в желтом летнем костюме.

— Я так рада тебя, видеть. Мы же не встречались после ярмарки, да? — Голос Антеи вдруг стал серьезным. — Я слышала, что случилось с мистером Дунаном. Как он сейчас?

Лиз сообщила Антее, что они с миссис Джордон как раз возвращаются от него.

— Знаешь, он в отличном расположении духа. Держится молодцом. Не знаю, как ему это удается. Его должны выписать примерно через три недели, потом он будет жить в доме мистера и миссис Джордон, пока окончательно не поправится.

— Какие они все-таки милые, — сказала Антея и вдруг замялась. — Лиз… а ты завтра будешь свободна? Может быть, придешь к нам на чай? Мне… хочется кое-что тебе рассказать.

Что-то в лице Антеи сразу бросилось Лиз в глаза, и у нее упало сердце. Ее нежную светлую кожу залил легкий румянец. «Я этого не выдержу, — подумала она. — Я не смогу видеть их вместе».

— Наверное, ничего не выйдет, — поспешно сказала она. — Извини, Антея. Может быть, миссис Джордон захочет завтра снова поехать в больницу— мне надо будет ее отвезти.

Ясные карие глаза Антеи пристально взглянули ей в лицо.

— Сью, милая, — проговорила Антея, — давай скорее вылезай и посмотри, куда подевался Том. Он, кажется, пошел в магазин игрушек. — Как только Сьюзан поскакала к магазину, Антея повернулась к Лиз: — Лиз, приезжай, как только сможешь. Я ужасно по тебе соскучилась и хочу тебя видеть. Понимаешь… Скоро у нас уже не будет этого домика. Я его продаю. — Она улыбнулась. — Вообще-то пока это еще секрет, особенно для детей, но тебе я скажу… Дело в том, что я выхожу замуж!

Лиз молчала. Хотя она понимала, что должна будет рано или поздно услышать эту новость, ей было тяжело. Ее словно захлестнула ледяная волна, рассыпавшаяся на мелкие осколки и обжегшая сердце.

Антея озадаченно смотрела на нее.

— Пожелай же мне счастья, Лиз, — вымолвила она.

Лиз схватила ее за руку. Совесть укоряла ее — как она может так относиться к Антее, милой, доброй Антее, которая заслужила свое маленькое счастье, как никто другой? Лиз произнесла быстро, лихорадочно, со всей искренностью, на какую была способна:

— Антея… конечно, я тебе желаю счастья… ты же знаешь, я рада за тебя. Я… правда ужасно за тебя рада… то есть… за вас обоих.

Антея улыбнулась:

— Спасибо, Лиз. Все это довольно неожиданно, я сама не думала. Наверное, мама с папой меня подтолкнули к этому решению. Мы ездили к ним в гости, и… — Она вдруг замолчала. — О, добрый день, миссис Джордон… Хорошо выглядите. А я уже знаю, что вы с Лиз ездили навещать мистера Дунана. Я так рада, что ему лучше. Вы, кажется, видели моих деток — Сьюзан и Тима? — прибавила она, когда малыши подошли вместе к машине.

Поболтав еще немного с Антеей, миссис Джордон села в машину. Алтея, отказавшись от любезного предложения Лиз подвезти их, распрощалась и сказала Лиз напоследок:

— Я тебе позвоню. Надеюсь, ты сможешь к нам выбраться как-нибудь вечерком на следующей неделе. — Она посмотрела на Лиз с особым выражением и добавила: — Мне нужно рассказать тебе кучу всяких новостей. Всего доброго, миссис Джордон.

Лиз завела машину. Она удивилась тому, что Антея скрывает свои планы от миссис Джордон. В конце концов, та ведь приходится Роджеру родной теткой. Все равно она одной из первых узнает о помолвке. Впрочем, дети подошли к машине почти одновременно с миссис Джордон, так что Антея, наверное, замолчала из-за них.

Но все эти мелочи меркли перед тем фактом, что Роджер и Антея собираются пожениться. Видимо, чувство бесконечного горя, которое охватило все ее существо, отразилось и на ее лице, потому что миссис Джордон вдруг обернулась к ней и сказала:

— Лиз, должна заметить, что ты белая как привидение. Нет, так дальше продолжаться не может. Я поговорю с Гарри. Ты страшно переутомилась, и тебе пора в отпуск.

«Милая, заботливая миссис Джордон, — думала Лиз. — Наверное, она права. Уехать — единственное, что мне остается. Прямо сейчас, не откладывая».

О, если бы только Роджер вернулся вместе с Антеей в Кению! Тогда она смогла бы по-прежнему работать у Джордонов. В противном случае ей придется с ними расстаться — может быть, навсегда. А разве она сможет прижиться на другой работе, рядом с совершенно незнакомыми людьми? «О боже, — думала Лиз в отчаянии. — Как все ужасно…»

Она оставила машину на дорожке и пошла вслед за миссис Джордон в дом. Поднявшись в свою маленькую каморку под крышей, она повалилась на узкую кровать и уставилась в потолок в тупом оцепенении. Но тут она страшно испугалась, что разрыдается и за ужином все обратят внимание на ее заплаканные глаза. Она вскочила и стала лихорадочно расчесывать волосы, потом опрометью кинулась вниз по лестнице в кухню, где застала миссис Джордон, занятую обычными домашними делами.

Миссис Джордон изумленно выслушала настойчивые требования Лиз дать ей какую-нибудь работу и взмахнула рукой:

— Ну, если хочешь, приготовь салат. Но на самом деле, деточка, я не собиралась сегодня ничем тебя загружать. Может быть, тебе лучше пойти прилечь до ужина? Ты такая бледная.

Лиз принялась с необыкновенным усердием чистить лук.

— Нет, прошу вас, миссис Джордон, я хочу вам помочь. Я нисколько не устала. Честно.

Миссис Джордон посмотрела на нее цепким взглядом, затем отвернулась и произнесла как ни в чем не бывало:

— Тогда я пойду к себе, надену другую юбку. Не люблю возиться на кухне в парадной одежде.

Лиз целиком сосредоточилась на приготовлении салата. Огурец, свекла, редис, помидоры. Все было готово и красиво разложено на большом стеклянном блюде. Она услышала у себя за спиной шаги и сказала:

— Миссис Джордон, я не стала класть лук. Я не знаю, любите ли вы салат с луком.

Ей никто не ответил, и она удивленно оглянулась. Тут сердце ее сделало мертвую петлю и ухнуло в бездну. За спиной у нее стоял Роджер, подпирая широким плечом стену кухни, глядя на нее серьезным, очень внимательным взглядом.

— Здравствуй, Лиз, — сказал он.

Она сразу насторожилась и ощетинилась. Его она меньше всего на свете ожидала сейчас увидеть. И больше всего на свете мечтала увидеть. Все эти противоречивые эмоции одновременно пронзили Лиз, так что она не могла вымолвить ни слова.

— Привет, — наконец проговорила она сдавленным голосом.

— В чем дело? — спросил Роджер, отойдя от стены.

Сердце Лиз оторвалось и поплыло куда-то от звука его нежного, глубокого голоса. Она почувствовала, что сейчас разрыдается, прямо на месте.

— Ничего. — И она вновь склонилась над салатом.

Роджер подошел к ней вплотную. Лиз ощущала на себе его взгляд.

— Лиз… что с тобой происходит? — Он провел пальцем по ее щеке. Его голос исполнился ужаса. — Ты что… ты… плачешь?

Лиз отчаянно замотала головой, не в силах побороть предательские слезы.

— Нет, — приглушенно пробормотала она. — Это просто лук, в салате…

— Но в салате нет лука. Ты же сама только что сказала. — Он помолчал немного и медленно продолжал: — Ты уже слышала? Я специально приехал, чтобы тебе сообщиться, правда, знаю, что тебя это расстроит… может быть, даже станет настоящим ударом…

Лиз подняла на него заплаканные глаза.

— У… ударом? — повторила она и почувствовала, как теплая волна заливает ее щеки. Она испытывала жгучий стыд — ведь он все-таки догадался, что творится у нее в сердце. Она призвала на помощь всю свою выдержку и произнесла: — Но почему же ударом, Роджер? Напротив, я очень рада. По-моему, это чудесно. Антея все мне сказала сегодня, и я желаю вам обоим счастья.

Роджер в недоумении наморщил лоб:

— Не понимаю, о чем ты. Кому это — нам? Кажется, ты все на свете перепутала. Антея выходит замуж за доктора Брукса. Скоро они объявят о помолвке.

У Лиз перехватило дыхание. Она выпустила салатную миску из ослабевших рук, и та упала на стол. Руки, у нее дрожали.

— Антея… она что… выходит за… за доктора… Брукса? — заикаясь, повторила Лиз, делая между словами долгие мучительные паузы. — А я думала… мне казалось, что вы… что ты в нее влюблен.

Роджер отрицательно покачал головой:

— Да нет, это было давно, когда мы еще в школе учились. Мы тогда были еще совсем детьми. Но я очень хорошо к ней отношусь — она одна из моих самых близких друзей. Надеюсь, и впредь так будет. Но мы давно уже выросли из нашего детского увлечения. Джим Брукс полюбил ее с первой же встречи, когда приезжал лечить Тима. Во всяком случае, Антея мне так сказала. И я рад, потому что он отличный парень, просто первоклассный. Надеюсь, они будут очень счастливы. — Тут лицо его помрачнело, и, помолчав, он посмотрел на Лиз и тихо сказал: — Но я приехал сообщить тебе о другом. — Голос его стал совсем грустным. — Лиз… поверь, мне очень неприятно тебе это говорить. Это, по-моему, просто подлое предательство. Рано или поздно ты все равно узнаешь. — В его карих глазах светились забота и нежность. — Джефф обручился с Сабриной Грэшем.

Лиз посмотрела на него. Подавленные, скованные эмоции метались внутри ее, как птичка в клетке, они рвались выпорхнуть наружу. Она не знала, как ей выразить свое колоссальное, непередаваемое облегчение от этой новости. Восхитительное, сладчайшее осознание, что Роджер на самом деле не любит Антею.

Она громко расхохоталась:

— Джефф… и Сабрина? Ха-ха-ха! Вот и отлично! Ха-ха! Этого я и ожидала. Лучше и быть не может. Для них обоих… вернее… — И дальнейшие ее слова потонули в новом приступе истерического смеха.

Роджер крепко схватил ее за руки:

— Лиз… прошу тебя. Не надо так расстраиваться. Я все понимаю… твой смех… ты просто в шоке. Боюсь, это истерика. — Он внимательно смотрел на нее из-под кустистых бровей грустным добрым взглядом, и тут лицо его снова переменилось. — А почему ты смеешься? — спросил он вдруг с надеждой в голосе.

Лиз медленно покачала головой. Она испытывала непостижимое чувство освобождения. Понимая, что преграды между ними исчезают одна за другой, она произнесла уже совсем спокойным, обычным голосом:

— Нет, Роджер, это не истерика. Я смеялась не потому, что впала в истерику от горя, а потому, что вдруг поняла, как я счастлива.

— Счастлива? — переспросил Роджер. — Ты… счастлива? Неужели тебе все равно, что Джефф женится? Но… ты ведь его любила, разве нет? Ты что, его уже не любишь? А я думал, ну, тогда… когда я поцеловал тебя, а ты сказала, что у меня нет на это права, я подумал — это из-за того, что ты принадлежишь Джеффу.

Лиз вздохнула и невесело призналась:

— Нет, я так сказала, потому что думала, будто ты принадлежишь Антее.

Оба замолчали, постигая случившееся.

— Вот как… Лиз, — начал Роджер.

И этого было достаточно. Больше не нужно было никаких слов. Лиз вдруг очутилась в его объятиях. Он крепко, с силой прижал ее к себе. Объятие его было таким страстным, таким жгучим, что она чуть не лишилась чувств. Губы Роджера прильнули к ее губам, и весь мир вокруг них закружился и исчез в бесконечности.

Они были так поглощены друг другом, что не заметили, как на пороге кухни появилась миссис Джордон, довольно покивала и бесшумно удалилась, улыбаясь и шепча себе под нос:

— Ах, так вот в чем дело. Мне давно пора было догадаться!

Когда наконец они разомкнули тесные объятия и смогли говорить, Роджер сказал:

— Я люблю тебя уже несколько недель. Поэтому я так и нападал на Ридхэма — я тебя к нему ревновал. Мне даже кажется, я полюбил тебя с самого начала, как только увидел. Когда решил, что ты слишком хорошенькая для такой мужской работы, как наша.

Лиз взглянула на него снизу вверх:

— А ты мне сначала не понравился. Ты был такой строгий и начал командовать.

Роджер провел губами по ее волосам.

— Но ты, наверное, скоро поняла, что я только делаю вид, будто я такой грозный и строгий. Ах, какая жалость! А я уже хотел было настоять на том, чтобы на нашем венчании в церкви непременно были произнесены эти слова, про «любовь, поддержку и послушание». Последнее слово особенно важно.

— Хорошо, я согласна. Так и должно быть. Девушке всегда приятно знать, что за все отвечает мужчина. — Она склонила голову ему на плечо. — Что он сам все решает.

Вместо ответа, Роджер поцеловал ее долгим сладостным поцелуем. Наконец он оторвался от ее губ и деловито промолвил:

— Кстати, у меня уже есть одно решение. Антея ведь, как ты знаешь, продает свой домик. Я решил его купить для нас. Мы теперь там будем жить. — Он нежно улыбнулся, глядя на нее, и прибавил: — Если ты этого хочешь, моя дорогая.

Лиз улыбнулась ему в ответ:

— По-моему, это просто чудесно. — Она покачала головой. — Я так счастлива, что просто нет слов. Мне кажется, будто все это происходит во сне. — Она замолчала и после небольшой паузы наморщила лобик. — А как же моя работа? Роджер… ты мне позволишь продолжать работать в клинике? Пожалуйста, Роджер!

Роджер сделал вид, что задумался, даже нахмурил брови и прищурил глаза.

— Ну что ж, почему бы и нет, — великодушно кивнул он наконец. — Впрочем, недолго. И только с пуделями и кошками, разумеется. — Он улыбнулся Лиз мальчишеской улыбкой. — Как я тебе сказал в тот день, когда мы с тобой встретились, помнишь? — И мечтательно прибавил: — А потом мы найдем тебе занятие получше.

— И что же это? — осторожно поинтересовалась Лиз.

— Что-нибудь придумаем, — заверил ее Роджер. — Предоставь это мне. — И он склонил голову навстречу нежным губам Лиз.