Никул Эркай

Новая родня


ВРЕМЯ ИДЕТ, ВОЙНА НЕ ЖДЁТ

<p>ВРЕМЯ ИДЕТ, ВОЙНА НЕ ЖДЁТ</p>

Тра-та-та! Тра-та-та! От ударов кнутовища по окошку с промёрзлого стекла посыпался иней. Заспавшийся у порога Кудлай взвизгнул, вместо того чтобы залаять. А Мика чуть не свалился с печки.

— Кто там бомбит? — недовольно тряхнул он рыжим чубиком.

— Время идёт, война не ждёт! — глухо отозвалось за окном.

Услышав эти слова, Мика прямо с печки прыгнул в отцовские валенки и выбежал в сени, накинув.

полушубок, на котором спал. Опередивший его Кудлай первый встретил Юку и, облапив, принялся лизать нос и щёки.

— Отстань! Пошёл! — отбивался Юка, торопясь сообщить новость, — Скорей! Все уже запрягают! Ой, и везёт же нам! Другого такого случая не дождёмся! На станцию эшелон раненых прибыл с Волховского фронта!

— Ну и что — раненые?.. Я уж думал, гитлеры к нам с самолётов спрыгнули, — охладил раскрасневшегося, запыхавшегося приятеля неторопливый Мика.

— Нужны им наши Курмыши. Фашисты, которых мы будем бить, они вон под Ленинградом. Проснись, сообрази, куда эшелон обратно пойдёт?

— Тс-с! Всё ясно… — Мика оглянулся, не слышал ли кто неосторожных слов Юки, и сказал — Сейчас соберусь.

— Давай скорее! Мой Сивый уже в хомуте, и твой Конь тебя дожидается… Смотри, другого кучера пошлют.

— Мой Конь без меня не пойдёт, — самоуверенно усмехнулся Мика.

— Ну, я за харчами сбегаю.

И Юка, развернувшись, бросился напрямик к колхозной конюшне с такой быстротой, что валенки за ним не поспевали: то один, то другой оставался торчать в сугробе. Приходилось возвращаться, прыгая на одной ноге.

Торопыга этот Юка. Всегда у него так: когда спешит, людей смешит.

Не то Мика. Он собирался серьёзно, неторопливо, как, бывало, отец. Надел чистые исподники, новую рубаху. На ноги туго навернул портянки. Проверил, полон ли кисет табаку, есть ли в коробке спички. Посидел на лавке, перед тем как тронуться в путь, попрощался долгим взглядом со стенами избы.

Приласкал пса и сказал ему на ухо;

— Смотри, Кудлай, хозяйство береги. Чтобы лисы гусенят не украли, хорьки кур не подавили, волки бы козлят не уволокли… Да и за Сандриком приглядывай, мал ещё.

Свернул цигарку, закурил. Потом, выпустив дым, из ноздрей и разогнав его по избе ладонью, проверил, в кармане ли отцовское письмо. Покашляв, разбудил крепко спавшего Сандрика.

Мальчик ласково потянулся к брату, ожидая, что тот снимет его с печки и прокатит во двор на закорках, но Мика сурово сказал:

— Собирайся скорей, цацкаться с тобой некогда, уезжаю. За старшего в доме останешься. Пойдём, хозяйство примешь. Главное — имей в виду, чтобы отцово ружьё и собака целы были. Ни продавать, ни отдавать — ни-ни. Кудлай наш, он знаешь какой многопородный: по зайцам— гончак, по уткам— лягаш, по волкам — волкодав, во дворе — дворняга. Всё береги. А главное — мать жалей, она женщина. Понял?

Сандрик захлопал глазами. Они у неге всегда были на мокром месте.

Мика прикрикнул:

— Ну-ну, не распускайся! Думаешь, мне легко вас оставлять? А вот не плачу.

Сандрик, почувствовав важность минуты, сам слез с печки, молча стал обуваться, одеваться и только на пороге робко пискнул:

— А поесть?

— Некогда сейчас. Пока наряд получишь — каша тебя подождёт, на шестке в горшке не остынет… А пока подзаправься всухомятку.

Подчиняясь старшему, Сандрик только шмыгнул носом и поплёлся за братом, захватив со стола корку хлеба.

Приперев в избе Кудлая, чтобы не увязался, Мика ещё раз напомнил:

— Береги собаку. За её породу отцу много денег сулили и новые охотничьи сапоги в придачу, а он не отдал. Соображаешь?

Сандрик кивнул.

— По домашности обойдёшься, ничего трудного нету. Козе корму задать, дров нарубить — эка штука! По колхозному делу тоже ничего хитрого/ Главное— запрягать научиться… Ну, это я тебе сейчас покажу. Надо бы, конечно, раньше, ну да ведь поди знай, когда момент подойдёт! Отцу вон пришлось уходить накануне самого покоса. Время идёт, война не ждёт!


БРАТ ЗА БРАТА

<p>БРАТ ЗА БРАТА</p>

У колхозной конюшни шла бестолковая, на первый взгляд, суета. Одни женщины выводили коней, другие заправляли сани соломой, третьи тащили хомуты, и казалось, все только мешают друг другу. Но подводы одна за другой выезжали на улицу и выстраивались у правления колхоза, вблизи столба, на котором был подвешен вместо колокола буферный блин от вагона.

Распоряжался снаряжением обоза старший конюх дядя Евсей, бравый, прямой, как палка. От старости он так одеревенел, что спина не гнулась. Но, не желая слыть за старика, он брился наголо.

— Поспешай, поспешай, юбочная команда! — приговаривал дядя Евсей, то проверяя подпруги, то завёртки оглобель. — Сам раненым был. Знаю, каково оно — в теплушке мёрзнуть!

Завидев Мику, крикнул:

— Эй, давай живей, Микул! Ты что заспался? Конь мычит, а кучер спит, ай-ай-ай!

И, словно в насмешку над опоздавшим кучером, вывел ему из конюшни вместо коня пегого быка со сломанным рогом. Бросив в сани хомут, приказал:

— Запрягай, не зевай!

Бык первым делом запустил морду в сани и вывернул оттуда всю солому. Не найдя на дне ничего вкусного, насадил охапку соломы на один рог, словно шапку набекрень, и, в таком задорном виде встретив Мику, как всегда, начал облизываться.

— Но, балуй! — усмехнулся Мика, сунув ему в рот корочку хлеба с солью, и сказал Сандрику — Если ребята будут дразниться: «А ну, тпрусь, покажи рысь!» — или девчонки там всякие станут кричать: «Эй, дяденька, прокати на «Му-один!» — не обращай внимания. Это они от зависти. Против всех оставшихся в колхозе кляч этот бык — рысак, недаром его прозвали Конём! Править им не каждый может. Он ни одной женщины не слушается, признаёт только нас, мужиков. Не захочет — трактором его не сдвинешь, а разохотится — так один целый поезд саней увезёт. И запрягать его одно удовольствие. На лошадь хомут никак не накинешь: у лошадей привычка головы кверху драть, хоть лестницу подставляй. А у быков привычка голову вниз нагибать. Самая подходящая для запряжки скотина. Ну-ка попробуй! — Мика подал брату хомут, специально сшитый на рогатого Коня.

Но Сандрик не удержал его руками и, подставив шею, сам очутился в упряжке.

— Эй, вы чего балуетесь? — прикрикнув ковыляя мимо, дядя Евсей, увешанный хомутами и чересседельниками.

— Мы не балуемся, я его обучаю. — Микул вынул брата из хомута и сказал строго — Ты маленького из себя не строй, за старшего останешься! Давай обучайся без баловства! — И уже тише поделился опытом — В упряжку быка надо заманивать лаской, а покрикивать только для острастки. Главное — корочку хлеба ему солёненькую потихоньку подсунуть.

— А я её сам съел.

— Ну и растерёха… Ладно, держи вот. — И Микул вынул из своих бездонных карманов завалявшийся кусочек.

Бык, почуяв хлеб, понагнул морду до самых валенок Сандрика.

— Накидывай! — скомандовал Микул.

Сандрик, ухватив обеими руками тяжеленный

хомут, уронил корку. Бык, не поймав её длинным языком, недовольно мотнул головой и…

Выскочившая из коровника Марфа так и обмерла.

— Ой, батюшки! Да что же это делается?!

Её младшенький, любимчик Сандрик, висел на морде быка, зацепившись за рог, как за сучок, и верещал что есть мочи.

Вслед за матерью на помощь Сандрику бросились чуть не все бабы, ахая и причитая. Бык, недолюбливавший женщин, ещё раз мотнул головой, и хомут благополучно соскользнул ему на шею, а Сандрик — на снег.

— Ну и что за крик? Чего шуметь вздумали? — «остановил женщин Мика. — Без вас управимся!

— Зачем же он на рогах повис? Ох, страх какой!

— У каждого свой приём, — усмехнулся подошедший на шум дядя Евсей. — Ну, чего же вы: хомут надели, теперь заводите Коня в оглобли.

— Ах, горюшко ты мое, работничек, мужичок с ноготок! — Несколько успокоившись, мать вытерла Сандрику нос и пожурила Мику, зачем он малыша за собой притащил.

— Значит, надо, — сказал Мика, едва не проговорившись, что придётся младшему брату с нынешнего дня остаться за старшего в доме.

В оглобли рогатого Коня завели благополучно — вернее, он сам зашёл, зная, что за это ему ещё перепадёт солёная корочка. А вот с затягиванием супони на хомуте пришлось повозиться. Мика, не отличавшийся большим ростом, давно приспособил для этого небольшую бочку, стоявшую у конюшни. На дне её было немного льда, что делало бочку устойчивой. Подкатив её поближе к быку, Мика подсадил Сандрика, замотал клещи хомута супонью и протянул ремённый конец брату:

— Тяни!

Сандрик натянул рывком. И тут же бочка в одну сторону, а он — в другую. Бочка устояла, туда- сюда качнувшись, как ванька-встанька, а Сандрик ткнулся в снег головой. Пришлось отдать ему, чтобы не ревел, драгоценный кусок сахару, сбережённый Микой в дорогу. Нелегко было с одного раза бучить Сандрика, как запрягать колхозное тягло, сам-то он проходил эту науку исподволь. Чтобы успокоиться, Мика задымил самокрутку.

— Да ты, никак, куришь? — всплеснула рукам» председательница колхоза, собравшаяся ехать во главе обоза.

— До войны не баловался. А теперь закурил — нервы!..

И Мика отвернулся, чтобы скрыть набежавшую слезу. Не то от морозного ветерка, не то из-за нечаянной ласки матери, крепко расцеловавшей его на прощание. Ишь, словно почуяла разлуку!


МЕЧТЫ НА ДОРОГЕ

<p>МЕЧТЫ НА ДОРОГЕ</p>

Обоз резко взял под гору. Старые клячи перешли на рысь. Догоняя их, бык подпрыгнул, взбрыкнул задними ногами и показал такую прыть, что-все провожавшие рассмеялись. Даже Марфа, которая глядела вслед обозу пригорюнившись, улыбнулась. Её широкое тёмное лицо посветлело. Поправив на Сандрике шапку, она подтолкнула его к дому, наказав сыну сидеть в избе до её прихода тихо, и, вздохнув, пошла доить коров.

Теперь каждая капля молока ещё нужнее: колхоз будет снабжать госпиталь, организованный в бывшей лесной школе. Там в классах вместо парт поставили койки, а на место учителей пришли врачи и медсёстры. А вот уже и раненые с фронта.

«Где-то мой теперь, — подумала Марфа. — Может, вот так тоже привезут куда-нибудь чуть живого… И какие-то добрые люди, глядишь, встретят и обогреют, и молочка попить дадут…»

И она заторопилась к своим бурёнкам, не зная, что замыслил её старшой, её Мика, оставшийся после отца за мужчину в доме.

А Мика тем временем привязал своего Коня к задку передних саней и перебрался к Юке. Накрывшись тулупами, захваченными для раненых, ребята принялись шептаться. Под тулупами у них получилось вроде домика. И тепло, и никто их не слышит.

Обоз пошёл шагом. Чтобы сберечь силы на обратный путь, женщины не понукали лошадей. А чтобы не было скучно, затянули старинную длинную песню.

Мальчишки сидели на последней подводе и виде-ли только зимнюю дорогу, медленно уползавшую из-под полозьев.

— А план ты захватил?

— Ну как же без плана…

— Давай ещё разок прикинем, что к чему.

Мика вынул из-за пазухи письмо отца, на обороте которого была наклеена картинка из сельского календаря, изображавшая Волховстрой. Это и был их «план».

И хотя письмо они уже зачитали до дыр, мальчишки ещё раз, чтобы не ошибиться, перечитали его.

Пропустив все «здравствуйте» и «приветы» родным и знакомым, читали главным образом середину, где солдат Григорий Учайкин писал следующее:

«…а служу я теперь в разведке. Занятие как раз по мне. Пробираюсь по лесам и болотам в самые глубокие тылы противника, выслеживаю фрицев, как скрадывал, бывало, волчьи выводки или подстерегал на водопое кабанов. Только вместо дичи притаскиваю фашистских «языков». Это тоже вроде охоты, так что вы за меня не беспокойтесь: не Добыло ещё такого, чтобы зверь перехитрил охотника, не обманет меня и фашистское зверьё.

Иной раз даже пожалею: ах, нет здесь со мной» моего верного Кудлая, который мне, бывало, подстреленную дичь приносил. Случается, никак не вытащишь оплошавшего гитлеровца из болота».

— Теперь-то вытащим, — шепчет другу Мика. — Когда у нас Кудлая не было, я здорово за собаку работал! И выводки отцу выпугивал, и подстрелов из болот доставал… Это он жалеет, что меня с ним нет, а про собаку ввернул из хитрости, чтобы никто не догадался… Разве Кудлай ему скрытый костерок разведёт? Чайку согреет? Ружьё почистит? Да Кудлай по людям и не приучен, он натаскан по дичи…

— А мы по гитлерам быстро насобачимся… — Нетерпеливо ёрзает на соломе Юка, которому ещё не верится, что они уже из дому убежали и теперь осталось только в поезд сесть да очутиться на фронте.

— Отец меня ждёт, это ясно. Не то что твой: раз он написал, что в танке тесно, значит, там тебе делать нечего…

— Тесно от боеприпасов… Он всегда запасливым был, из всех трактористов самый запасливый. Наверно, два боекомплекта берёт.

— Ну, уж это его дело… А в разведке — это не в стальном ящике на колёсах, там всем места хватит. В поле — на воле, в лесу — на весу!

Мальчишки засмеялись.

Потом почитали ещё раз то место, где Учайкин очень хитро, как опытный солдат, соблюдая военную тайну, сумел всё-таки сказать, где он воюет. По всему выходило, что вблизи Волховстроя.

— Мы по очереди будем с ним в разведку ходить, если двоих сразу не возьмёт, чтобы пёред глазами не мельтешили, — сказал Мика.

— Ладно, один будет впереди его действовать, а другой в тылу обеспечивать… Теплом, едой, сухими портянками, как на охоте, — соглашался Юка.:

— Ну — конечно, как в хорошей бригаде — бригадир и два подручных.

И мальчишки примолкают, поглядывая на уползающую из-под полозьев дорогу, отмеченную рыжими катыхами.

Перед ними встают воображаемые картины их военных подвигов.

И вдруг кто-то прыг к ним в сани. Завернулся тулупом и говорит:

— А я знаю, о чём вы тут шептались! А я знаю!

Это была Светлана, самая главная зазнайка из всех курмышских девчонок, по прозвищу «А я знаю».

— Ничего ты не знаешь!

— А хотите, крикну на весь обоз, что я знаю?!

— Попробуй только!

— Попросите — промолчу.

Ох, как захотелось наподдать ей, но ребята сдержались, вспомнив, что разведчику нужней всего терпение и выдержка. Эта противная Светка и раньше задавалась оттого, что она ростом выше всех в классе. Даже на рослого Юку она поглядывала свысока, а про Мику и говорить нечего. Особенно теперь зазналась, когда ей доверили разносить письма. На правах письмоносца она и увязалась вместе с обозом получить почту прямо с поезда. Противная девчонка!

За каждое отцовское письмо Мике приходилось перед ней танцевать. Столкнуть бы её с саней да посмотреть, как она попляшет на своих длинных ногах вслед за обозом!

Взглянув на дорогу, Мика так и подскочил. Обоз догонял Кудлай. Он мчался изо всех сил, высунув красный язык, для охлаждения то и дело хватая снег. Значит, вырвался. Этого ещё недоставало!


КТО С ВОЙНЫ, А КТО НА ВОЙНУ

<p>КТО С ВОЙНЫ, А КТО НА ВОЙНУ</p>

Эшелон стоял не на станции, а на ветке, уходящей к лесозаготовкам. Не все вагоны были обозначены красными крестами, из некоторых простых теплушек шёл дымок, извещая, что и там люди.

Председательница колхоза подъехала к единственному пассажирскому вагону в конце состава. Навстречу вышел военный в очках и, несмотря на мороз, в фуражке. Он стал командовать погрузкой раненых на подводы. У него на петлицах были изображены какие-то таинственные знаки вроде змей. Санитары и медицинские сёстры называли его «товарищ военврач второго ранга».

Вид у него был такой строгий, что лучше было держаться подальше, не попадаться ему на глаза. Но, как нарочно, он то и дело натыкался на ребят.

— Кто доверил носилки детям? Уронят, а раненый в гипсе! Это ваша собака, ребята? А ну уберите её прочь, чтобы она лежачих не вздумала облизывать!

Ребят не интересовали ни лежачие, которых несли на носилках, ни ходячие, которые шли к подводам на костылях. Это всё были люди, вернувшиеся с войны, а мальчишки сами стремились на войну. И, стараясь не привлекать к себе внимания, шныряли по вагонам, высматривая, в какой бы забраться да получше спрятаться.

У Юки за спиной висел мешок, набитый сухарями и салом, а Мика сжимал в кармане острый нож, сделанный из косы. Им удобно будет резать телефонные провода фашистов, а при случае и снимать часовых…

И вот только будущие герои облюбовали тёмный большой вагон с двойными нарами и кучей старой соломы, только Мика стал проделывать лаз поглубже в дальний угол, очкастый со змеёй на петлицах тут как тут:

— Вам что здесь нужно?

— Соломки на подводы постелить! — нашёлся Юка.

— Ф-фу, она же грязная, гнойная! Вы что, лентяи, не могли из колхоза свежей захватить?

Ну вот, ни за что ни про что попали в лентяи и не попали в облюбованную теплушку. Пришлось напустить на себя простецкий вид и отступить.

И хорошо, что не забрались ни в этот вагон, ни в другие. Когда ребята снова заглянули в приоткрытый вагон, из которого уже выгрузили раненых, их заметил какой-то железнодорожник. Он звонко постучал молоточком по колесу и спросил:

— Вы что тут околачиваетесь? Ехать, что ли, надо? Куда вам?

Ребята неопределенно хмыкнули:

— Нам недалеко…

— А денег на билет нет? Вижу-вижу. Но этот поезд никуда не пойдёт. Его в депо, на дезинфекцию.

И пошёл дальше, весело постукивая. А ребята; поспешили к какому-то эшелону, стоявшему на первом пути у «вокзала. Впереди него пыхтел паровоз.

Подбегая к платформе, они вдруг увидели Светлану с полной сумкой. Эта настырная девчонка приловчилась получать письма и газеты прямо из почтового вагона. Специально для этого помогала почтовикам разбирать их и сама выуживала те, что адресованы в Кур-мыши.

Вот и сейчас она шла довольная собой, пританцовывая на своих длинных ногах, как журавлиха.

Столкнувшись с ребятами, которые спешили на поезд, Светлана равнодушно пропустила Юку с мешком, не закричала: «А я знаю», а Мику вдруг остановила повелительным жестом:

— Учайкин, пляши!

Мика хотел дать ей тычка, чтоб не важничала, но заметил в её руке заветный фронтовой треугольничек.

«От отца», — толкнуло его в сердце, и, не раздумывая, Мика пустился в пляс.

— Ах, ти-ли-ти-ли, быстрей, весточка, лети! — приговаривала ему в лад Светлана.

Это была радостная весточка из действующей армии: значит, пославший её жив, действует!

И Мика, выкинув несколько коленец вприсядку, ловко схватил письмо.

Светлана, стукнув его по шапке — была у неё такая противная привычка — походя нахлобучивать шапки на глаза мальчишкам, которые ниже её ростом, — направилась к обозу, даже не спросив, куда это поспешают ребята. Ей было не до них, она была полна письмами. И какими: ни одной похоронки, всё треугольнички от живых! >

Светлана зашагала, торопясь принести людям счастье, и даже не оглянулась на мальчишек, которым принесла беду. Пока Мика плясал, паровоз пыхнул паром, дал гудок и тронулся.

И не успели мальчишки добежать, как состав уже замелькал мимо них.

А, была не была, какие же они разведчики, если на ходу не вскочат? И мальчишки побежали рядом с поездом, прицеливаясь, на какую бы площадку вскочить.

Мика подпрыгнул, схватившись за поручни, а Юка никак не влезет — мешок оттягивал. И тут, откуда ни возьмись, Кудлай. Взвизгнул радостно и —,цап Юку сзади. Это была его излюбленная игра — мальчишек с заборов за штаны стаскивать.

И покатились они оба под откос! Чуть-чуть не под колёса. Пришлось и Мике спрыгнуть. Не бросать же товарища!

Встрёпанные, вывалянные в грязном снегу, стояли они в канаве, проклиная Кудлая. А он так и взвивался перед ними, стараясь лизнуть за доставленное удовольствие.

Досаднее всего, что поезд, с которого Кудлай стащил Юку, был явно воинский и спешил именно на фронт.

— Ну вот, дотанцевался? Всё из-за тебя… Не мог вырвать письмо — так просто! — злился Юка.

— А не из-за тебя? Не мог отбить собаку ногой— так просто!

— Эх, как уж не повезёт, так не повезёт…

— Дурак ты, Кудлай, а ещё умной собакой слывёшь!

— Ладно, чего же теперь делать, давай хоть глянем, что отец пишет…

И ребята, усевшись на мешок с дорожными харчами, углубились в письмо.

Многочисленные поклоны родным и близким они, как всегда, пропустили и быстро дошли до главного.

«Какие вы все счастливые, курмышские ребята, — писал отец Мике, — живёте не под бомбами, не под снарядами. А мы вот тут недавно не только фашистов отбили — малых ребят спасли. Налетели стервятники на эшелон Красного Креста, в котором везли больных, голодных детей из Ленинграда, и разбомбили. Детишки все погибли бы, если бы мы, солдаты, не вынесли их из горевшего поезда… Сердце кровью обливается, как вспомню одного мальчонку с отбитыми ногами. Я его несу, а он кричит: «Дядя, предайте смерти, зачем я нужен такой!» Хорошенький паренёк — глаза как вишни… Имя его Панас, а фамилии по-нашему и не выговорить… Завернул я его в свой солдатский ватник, сунул сухарей на дорогу и велел ему жить, чтобы ещё раз увидеться. А вдруг да и встретимся? Ах, до чего же мне его жалко, а не знаю, чем помочь, как пособить!»

— Отомстим за него, Юка?

— Отомстим! Вот дай только до фронта добраться, мы им, фашистам, покажем.

— Доберёмся, Юка, не с этим поездом, так с другим, разве их мало на фронт катит?

— Конечно.

— Не всегда же нам будет так не везти…


ЖИВАЯ ВЕСТОЧКА

<p>ЖИВАЯ ВЕСТОЧКА</p>

Но и хорошо, что не повезло. И отлично, что с этим эшелоном не уехали ребята. Слушайте, что случилось дальше. Не успели друзья огорчиться, как раздались крики:

— Микул! Юка! Где вы запропастились, кучера лихие? Ехать пора. Дети захолодают совсем!

Какие такие дети? Переглянулись ребята и пошли на призывы хватившихся их колхозниц.

Всё уже было готово к отъезду, на всех подводах лежали и сидели раненые, укрытые тулупами, свитами и шубами, захваченными из колхоза. А на санях, запряжённых быком, вроде никого не было. Странно. Плетёная кошёлка в них была положена, соломы много, даже овчинное одеяло было…

Но, подойдя поближе Мика увидел, что в санях кто-то есть. Со дна саней на него смотрело множество глаз. Тёмные, светлые, голубые, карие, серые, зеленоватые. Разные-разные… И все глаза моргают ресницами: хлоп-хлоп-хлоп.

Мика вздрогнул, увидев, что одни глаза закрыты. Он нагнулся, дохнул теплом. И сквозь синеватые веки было заметно, как глаза чуть задвигались.

— Жив ты, что ли? — крикнул он, присматриваясь, есть ли парок от дыхания.

— Чуть жив, поезжай скорей, а то все замёрзнем, — сердито ответил кто-то из глубины саней.

Мика задёргал вожжами, бык начал раскачиваться, приноравливаясь, как лучше стронуть прихваченные морозом полозья. Мика упёрся, стараясь помочь, и, наконец, сани тронулись и заскрипели по твёрдому насту.

Пока он возился, Юка на своём сивом мерине обогнал его рогатого Коня. И на ходу бросил ему облегчённый мешок с харчами.

— Покорми своих, я там оставил!

Значит, и у него в санях были дети.

Мика ловко поймал мешок и, усевшись на головку саней, стал угощать своих пассажиров, по-видимому, сильно отощавших. Никто из них не только не пытался попрыгать или поскакать в санях — где там! — руками не шевелили. Только парок от дыхания, поднимавшийся над бледными, синеватыми губами, показывал, что они дышат, что они живы.

Впервые видя ребят в таком бедственном положении, Мика чуть не заплакал, но сдержался.

Сухари, давно насушенные Юкой, были жёстки и для слабых ребят непосильны. Достав заветный отцовский нож из обломка косы, Мика стал резать на кусочки припасённое приятелем сало и, вкладывая в приоткрытые рты, приговаривал:

— Жуй, ребята, потихоньку, сразу не глотай, посасывай. Сало, оно силу придаёт. Мы, охотники, сроду так делаем. И нас ни мороз, ни устаток не берёт… Оно с кабана надрано. А в кабане, знаете, какая сила… Вот она в нас и переходит.

Ребята молча пожёвывали, чмокали, посасывали сало, как сахар. Наверное, жевать И есть по-настоящему совсем разучились.

От жалости сердце Мики заболело, но он не подавал виду, всё резал сало, кормил ребят и старался пошучивать:

— С нашего сала вы тут здоровей здоровых станете! У нас харчи ничего. Видали, у нас бык и тот резвей коня скачет! — И он, стегнув прутом рогатого Коня, заставил его сделать несколько прыжков.

Но ребята молчали.

Видно, и смех им уже был непосилен. «До чего же довели людей гитлеры! Ну постойте! Мне бы только до фронта добраться… Я этим фашистам покажу, почём лихо! Вместе с отцом мы там живо поуправимся… как, бывало, с покосом. Отец косит, а я сено сгребаю… Отец будет фашистов одолевать, а я руки вязать! Заберём всех в плен и скажем: а ну отвечайте за свои подлые дела!»

С такими мыслями и подъехал Мика к своей деревне. До госпиталя было ещё полпути. А ребята, по-видимому, захолодали.

— Вы руками, и ногами пошевеливайте, не ленитесь, а то замёрзнете, — настаивал Мика встревоженно. И, вглядываясь в лица, заметил, что тот, с закрытыми глазами, сало не проглотил и даже не прожевал. Как вложил Мика ему кусочек в рот, так сало там и торчит…

Это было так страшно, что Мика, поравнявшись со своей избой, закричал:

— Мама! Мама! Скорей! Ой, скорее!

Все жители села и без того высыпали из домов кто с чем: кто с горячей картошкой, кто с топлёным тёплым молоком.

Задержали обоз, обступили подводы, стали кормить-поить раненых прямо на улице. Медсёстры не разрешали вносить их в дома, лишний раз тревожить. И смеются и плачут бабы, своих Вспоминают. Где они там? Кто их напоил-накормил? Есть ли там, вблизи войны, добрые люди?

Все спрашивают: моего не видали ли да моего не встречали ли?

Марфа, бросившись к саням, так и упала на них, обнимает, гладит ребят по щекам, словно у неё сто рук откуда-то взялось, вдруг выросло. Во все рты тёплого молока льёт, мягкого хлебушка суёт… А этот, с закрытыми глазами, ни хлеба не берёт, ни молока не пьёт.

— Ой ты, родненький мой, зазяб, закоченел совсем! Ой, горюшко моё! Неужто помирать задумал?

И, выхватив из саней, внесла заплошавшего в дом вместе с охапкой соломы. И сразу на тёплую, добрую ко всем людям деревенскую печку. Сбросила с несчастного чей-то солдатский ватник, инеем покрытый, и, как остался малыш в лёгком полосатом бельишке, так и уложила на груду проса, которое на печке сушилось для блинов.

Тепло на нём и мягко. Прилегла рядом и стала греть своим дыханием. Руки, ноги растирать.

И ничего она вокруг не видела. Ни того, что испуганный Сандрик плачет, ни того, что встревоженный Мика тянет её за полу.

— Мама, обоз дальше идёт!

— Ах, пускай его идёт, сейчас нужно человека спасать!

И ведь спасла, отогрела дыханием. Отпоила тёплым. молоком топлёным. И когда заснуло дитя, угревшись на печке, долго ещё лежала Марфа рядом, гладила по слипшимся волосам, давно не мытым, не чёсанным, и шептала:

— Птенчик ты мой, выпавший из гнезда в холодную бурю, беспомощный, слабый. Но ничего, милый, не бойся. Я тебя выкормлю, выхожу…

Мика даже онемел, слыша такое. С ними мать куда суровее была. Частенько и шлёпала. А на этого вдруг так разжалобилась. Целует и сама плачет.

— Мама, ну чего ты, чего? Вон Сандрик ревёт, напугался.

— Ну ничего, по глупости ревёт, а тут беда смертная… Не отпущу, пока не выхожу… Да ты поезжай с остальными, которые ещё ничего, терпят, а этого не довезти! Пусть окрепнет малость, потом отдельно доставим.

Марфа смахнула слёзы, поправила на Микуле шапку, утёрла Сандрику нос и снова вернулась на печку. Приложила ухо к спящему и шепнула:

— Бьётся слабо, но ровненько — тук-тук… Будет жить, будет!

Мика постоял растерянный, не зная, что делать. Редко мать плакала. Один раз, когда отца на войну провожала, в голос кричала, как и все. А теперь над чужим мальчишкой… Ну, хоть бы над своим… Непонятная.

И, оглядываясь, заметил солдатский ватник, брошенный у порога. Поднял его Мика, как человек хозяйственный, встряхнул.

— Не тронь, его надо в печке выжарить! — крикнула мать. — Посмотри в карманах, есть ли какие документы.

Мика осмотрел торопливо.

— Ничего, ровнёхонько ничего.

— И кто же он теперь, чей мальчонка, откудова? Ну-ка узнай скорей у его товарищей.

Мика повернулся было и вдруг увидел на воротнике ватника надпись чернильным карандашом, буквы «Уч. Г. О.».

И тут его словно пронзило:

— Мама! Да это же папкина одёжа, смотри-ка, отцовская метка. «Уч.» — это же Учайкин! «Г. О» — Григорий Осипович! Вот кого я привёз-то — отцовского крестника!

Мать так и всплеснулась. Бросилась к ватнику, обнимает, ворошит, смотрит, нет ли ещё какой меточки, от мужа весточки. Запах его вдыхает… и чуется что-то родное: дымом он попахивает, как от охотничьих костров, которые любил Григорий. Вот только запах лекарств был совсем чужим.

И, оставив ватник, Марфа снова к печке, где живая весточка с войны угрелась. Гладит стриженую I головёнку и причитает:

— Деточка ты моя! Находочка ты наша! Руками отца нашего спасённая… Никуда мы тебя не отправим. Так и будешь с нами жить, пока папка наш вернётся… Верно ведь, ребятки?

— А чего же, батя рад будет: приедет, а его найдёныш здесь. На вот, жив-здоров… Панас! То-то обрадуется, — сказал Мика.

— Угу, — подтвердил всегда согласный со всеми Сандрик.

— Ой, желанные вы мои, где двое сыты, там и третий прокормится, так ведь? Лишняя ложка в нашей чашке не помешает.

— Известно, — с отцовской басовитостью сказал Мика, — в три руки игра в ложки у нас веселей пойдёт!

— Мы чьего-то птенчика сбережём, а добрые люди, глядишь, и нашего папку сохранят… Судьба, она за хорошее добром платит… Ну, ведь это надо же: Григорий мой воюет, а одёжа его дома ночует! Вот судьба, ну судьба! К добру это, деточки мои, чует сердце — к добру!

И мать прижала грязный ватник к лицу, закрыла свою широкую улыбку, словно застыдилась неожиданного счастья.


ПАНАС-ЧЕРНОГЛАЗ, ВАТНЫЕ НОЖКИ

<p>ПАНАС-ЧЕРНОГЛАЗ, ВАТНЫЕ НОЖКИ</p>

Мика поехал с обозом дальше и благополучно довёз своих пассажиров до лесной школы. Помогал их выгружать, а самому не терпелось скорей попасть домой, разглядеть как следует своего названого братца. Имя-то у него какое необыкновенное — Панас! Да и обличье от всех белобрысых курмышских ребят особенное. Глаза чёрненькие, волосы— как вороново крыло. И нос востренький, как у синички.

Ему показалось, что из всех ленинградских ребятишек отцовский найдёныш самый красивый. И самый счастливый: все ребята раненые, побитые— у кого рука, у кого нога в бинтах, а он весь целенький.

Мику так и подмывало похвалиться своим братцем, но при виде множества несчастных он не решился. И грудь теснило, и слёзы на глаза навёртывались, когда выносили иных на руках, других на носилках. Женщины, помогавшие в разгрузке раненых солдат, офицеров и детей, едва крепились. А лишь назад тронулись, на расстояние голоса отъехали, вдруг как запричитали, заплакали — лес вокруг застонал.

Насмотревшись на страдания чужих, подумали про своих. Представили мужей и братьев такими же побитыми, пораненными — ну и разлились ручьями.

Приустанут, замолкнут, а потом напомнит какая-нибудь:

— Ой, сестрицы, видали вы — у одного молоденького обеих рук нет!

И все опять голосить.

Только поуспокоятся, другая скажет:

— Ой, соседушки, а у того, пожилого, детей, поди, куча, а у него глаза огнём выжжены!

И опять все в слёзы. Ну тошно, хоть сам плачь. Не выдержал Мика:

— Да уймитесь вы, слезами горю не поможешь!

Услышав его басовитый окрик, женщины успокоились. Но ненадолго.

— Ох, горе горькое, неужели нам суждено мужиков наших не повидать, голосов их не поуслышать? — вздохнула одна.

— Так и будем мальчишек кучерами сажать, а вместо коней коров запрягать! — выкрикнула другая и расхохоталась.

Но, вместо того чтобы развеселиться, остальные женщины опять заплакали навзрыд.

Намучился с ними Мика.

«Знали бы вы, что скоро и без нас, мальчишек, останетесь, совсем бы обревелись», — думал он.

Обогнав весь обоз, Мика первым сдал своего рогатого коня на конюшню.

— Молодец! — похвалил его дядя Евсей. — Не тот кучер, что рысаком ловко правит, а тот кучер, кто из быка рысь выбивает!

Эта похвала заставила Мику держаться солидней. И он не помчался домой, как мальчишка, а пошёл степенно, как полагается рабочему человеку. На крыльце неторопливо обмёл снег с валенок веником-голиком, выбил о косяк шапку, хотя пороши на ней не было, и, постукивая ногой об ногу, как, бывало, отец с мороза, вошёл в избу.

— Ну, как вы тут, мать?

— Тс-с! Спит птенчик наш!

— Это ладно, во сне человек сил набирается. Пусть спит.

Оглядев избу, Мика сразу увидел нечто новое: напротив жерла печки на протянутой верёвке висели полосатые штанишки и такая же полосатая кофтёнка-распашонка.

— Костюмчик я выстирала, грязен был, как земля… А вишь, отмылся, какой объявился, полосатенький… — чудной.

— Это пижама, — сказал Мика, — я видел ещё до войны в лесной школе. В таких больные и отдыхающие в санаториях ходят.

— Ах, бедняжка! Что же гитлеры их на отдыхе, что ли, захватили, проклятые?

— Отец писал, на пути поезд разбомбили, когда их вывозили из города Ленинграда.

Мать вздохнула:

— Да-да, видно, городское, нежное дитё. Сложением тоненькое. Ножки маленькие, ладони узенькие. Не то что наша деревенская кость.

— Ничего, обвыкнется.

Мика вымыл руки над лоханкой, вытер их домотканым полотенцем и, не дожидаясь приглашения, сел за стол, давая понять, что его надо накормить, как хозяина, вернувшегося домой после трудов.

Мать молча подвинула ему краюшку хлеба, которую полагалось резать мужской рукой, поставила деревянную солонку, положила деревянную ложку и, налив щей из чугуна в деревянную чашку, ласково улыбнулась: кушай, мол, на здоровье, работничек ты мой милый.

Мика принялся есть неторопливо, толково, подставляя под ложку ломоть хлеба и ожидая, что ещё скажет мать про найдёныша.

Оно, конечно, обвыкнется, окоренится. Пересаженные яблоньки и те приживаются, а человек и подавно… Но ты скажи, до чего же ослабело дитё: купаю, мою, мочалку, чтобы помягче была, кипятком обдала, мыло достала из сундука душистое, ещё до войны мне подаренное, — всё честь честью; хочу поставить её в корыте, а у неё ножки как ватные!

— Это как так? — встревожился Мика и даже не подумал, почему это мать про Панаса говорит «её» и «у неё».

— А вот так: ставлю, а они подламываются, приподниму, а они друг за дружку заплетаются — ну чисто ватные!

— Может, пораненные? — Мика даже ложку положил на стол и перестал жевать.

— Нет, все целенькие, до единого пальчика. В руки возьму — тёпленькие, живые, а отпущу— провисают, как гороховые стручочки!

— Отощал, видно, только и всего. У коня от бескормицы и то ноги заплетаются. Вот отъестся на наших хлебах, серёдка насытится — и краешки заиграют, — рассуждал Мика.

— И то верно. Выходим, выправим, — согласилась мать, — какая ещё танцорка будет!

— Танцорка? Это же парень, Панас!

— Ой, какая нам разница, Панас или Тарас, главное — сестрёнка теперь у вас! Девчонки у нас в доме как раз не хватало.

— Девчонка — Панас? Да что ты, мама, у русских таких женских имён не бывает!

— Не знаю, бывает, не бывает, а девчоночка… вон она, золотко, на печке спит-почивает! — засмеялась мать.

— Но ведь отец-то писал в письме про мальчишку! — подскочил Мика.

— Ой, да было ему когда разбираться в дыму да в пламени. Я сама, помнится, когда мы горели, впопыхах вместо прялки самоварную трубу вытащила! — рассмеялась ещё веселей мать.

Мика стоял на своем:

— Как же это ошибся отец?

— Ну да мало ли, с кем не бывает: я вот тоже ошиблась, — кивнула Марфа на Сандрика, — хотела купить в дом девчонку, а принесла мальчишку. Ну ничего, папка наш не растерялся, сестрёнку вам с войны прислал!

— Ты не спросила, как её зовут?

Спрашивала, как же, да что-то отмалчивается. Уж я ласкала, и целовала, и уговаривала: «Не дичись, деточка, ты у своих», — молчит, как глухонькая… Может, она бомбами оглушённая? Может, сильно войной напуганная? Ну, глядишь, отоспится, отлежится, одумается и заговорит… А будем её любить да холить — глядишь, и запоёт канареечкой. Вернётся отец, а дома у нас певчая птичка — вот радость-то!

— Так-то оно так, — Мика почесал маковку, — а всё-таки не пойму я, как это получилось. Панас — мужское имя, уж это я точно знаю. — Да уймись ты. Отпишем отцу, узнаем. Раздевайся да ложись спать вон в мою кровать. Сандрик уже спит. А я вместе с ней на печке. Кабы не свалилась… Мало ли что, вдруг приснятся ей война, бомбы…

Мике самому хотелось нынче поспать на печке: назябся в дороге-то и хорошо бы на тёплом просе угреться… Но, как и его отец, не любитель перечить матери, он, вздохнув, пошёл спать к Сандрику под полог.

Улёгся с ним рядом, потолкал — спит, не просыпается.

Вот счастливый: ему что, он в доме не за старшего, его заботы лёгкие.

Мика стал думать, как теперь жить. Лишний парень в семье — не помеха, а вот девчонка — дело другое. О сестрёнке надо по-особенному заботиться. И одеть-нарядить. Это ведь не мальчишка, негоже выпустить на улицу в драном. И оберечь-защитить, ведь известно: девчонка пугается и мышонка…

Покряхтел Мика, поворочался с боку на бок. Как же теперь на войну отъехать, когда две женщины в доме? Одна старая… другая малая. Сандрик с ними' не управится. Да ещё и хворенькая попалась, ножки ватные. Её ставят — она валится… Вот диво-то, надо завтра самому посмотреть. С такой мыслью Мика и заснул.


ПТИЧКА-НЕВЕЛИЧКА И ЕЁ ПРИЧУДЫ

<p>ПТИЧКА-НЕВЕЛИЧКА И ЕЁ ПРИЧУДЫ</p>

Проснулся Мика в тревоге. Что-то в его жизни изменилось, а что — не сообразит. Заспал вчерашнее.

Напомнила ему мать. Потолкала в плечо, потрепала за чубик и шепнула:

— Спит наша птичка-невеличка. Ну и не буди. А проснётся, покорми её молочной кашей. Вот она тут, на загнётке, на угольках будет долго тёпленькая.

— Ладно, — отозвался Мика и, не залёживаясь, стал одеваться.

Мать поторопилась в коровник: там у неё были стельные коровы, о которых она сильно беспокоилась, а Мика поспешил по своим хозяйским делам.

Задёрнув полог кровати, чтобы Сандрик дольше поспал и под ногами не путался, Мика выбежал из сеней во двор вместе с Кудлаем.

Мика умылся снегом, а пёс повалялся в снегу. Потом принялись за хозяйство.

Первым делом надо было козу напоить тёплым пойлом и сенца ей подбросить лесного, с ветками. Она вот-вот козлят принесёт. Ишь — поперёк себя шире. Они у неё в животе до поры до времени прячутся, чтобы волк не съел. А потом, в одну тёмную ночь, когда никто не видит, выскочат и давай скакать-выплясывать. Радуются, что на свет сразу резвыми народились.

Вернувшись с ведром в избу, чтобы зачерпнуть пойла из лоханки, Мика заглянул на печку — спит, носик остренький вверх торчит, как у птички.

— Ножки ватные — ничего, с молочной каши они задвигаются!

Улыбнувшись, он оглянулся, услышав знакомое журчанье, — это лентяй Сандрик, вместо того чтобы на выбежать на двор, в лоханку струйку пускал.

— Ты опять козе пойло портишь?! — Ухватив за ухо, Мика проучил его, как положено старшему брату, и выпроводил на снег босого. Чтобы следующий раз не чудил.

Сандрик вернулся с негромким похныкиваньем и полез было на печку погреть озноблённые пятки, но Мика остановил его.

— Не лезь, разбудишь, там птичка спит! Озяб, так попляши, крепче будешь, — сказал он незлобно. Сам ведь баловался не так давно, когда поменьше был.

Умыв Сандрика студёной водой из ведра, в ко-тором плавали льдинки, заставив высморкаться, чтобы прочистить нос, Мика подолом своей исподней рубахи отёр его пухлое лицо, затянул тесёмкой штаны, которые с братишки всегда спадали, и счёл свои обязанности выполненными. Хотел уже нести козе пойло, как вдруг почувствовал на себе взгляд. Вскинул лицо, а с печки смотрят два глаза, чёршенькие, как спелые смородинки.

— Проснулась!

Вначале он обрадовался, а потом смутился. Как управляться с малым братишкой, Мика знал, а вот как с ленинградской сестрёнкой? Уж лучше бы спала до прихода мамы.

— Птичка! — указал на неё пальцем Сандрик. Девочка спряталась.

— Да ты не бойся, мы свои, фашисты отсюда далеко, за лесами, за полями. Это вот я, Микул, а это вот Сандрик… А это наш Кудлай. Не понимаешь? Ну, если по-русски сказать — Николай и Александр мы, братья Учайкины. Наш отец на войне, тот самый рядовой Учайкин, который тебя из-под бомб спас. Вот — угадываешь? Это его одёжа!

И для убедительности Микул потряс тёплым, уже прожаренным матерью в печке ватником.

Девчоночка ни звука.

— Ты что, слезать боишься? Высоко тебе? У вас в городе таких печек нет, что ли? Ну ладно, на кровати будешь спать, вон под пологом. Давай сниму, что ли?

Выждал, послушал и ничего не услышал. Мика осторожно заглянул на печку. Девчонка сидела спиной к нему и тихонько пересыпала из горстки в горстку просо, любуясь, как оно гладко скользит.

— Беда, Сандра, — сказал упавшим голосом Мика, — девка-то у нас глухая. Что будем делать? А?

У Сандрика были свои думки.

— Кашу есть! — ответил он шустро.

Сняв с бечёвки хорошо просушенные полосатые штанишки и кофточку, Мика быстро отыскал скалку, ловко прокатал бельё и, свернув, бросил его на печку. И, наверное, попал точно. Девчонка, судя по шороху, принялась одеваться. Так и есть, выглянула уже в своем полосатом наряде.

Вспомнив про ватные ноги, Мика решительно влез по приступкам и, ухватив сестрёнку под мышки, стащил вниз. Она не сопротивлялась. Ну, ватная кукла, да и только. Набрав воды в рот, чтобы согреть немного, Мика хотел умыть девчонку так же, как умывал Сандрика, когда тот был поменьше, но она вскрикнула и закрылась рукавом. Ишь ты, значит, так не приучена! И как их там воспитывают, в городе? Показал ей на лоханку, чтобы не простудилась на снегу-то с непривычки, а она ничегошеньки не поняла.

Смотрит на лоханку, держится за ушко, в которое палку продевают, когда выносят, и глазами хлоп-хлоп.

Мика даже за дверь вышел, чтобы не мешать, и Сандрика за руку вывел. Успел козе пойло снести и вернуться, а она всё стоит и посматривает, как в лоханке корки хлебушка плавают, картофельные очистки, блёстки постного масла от ополосков. Ну и стружки, которые, балуясь ножом, Сандрик настрогал, когда больших дома не было.

«Неужели такой простой вещи, как лоханка, никогда не видела? И как они там живут, в Ленинграде?»— опять подивился Мика.

Вот горе с ней, пора кашей кормить, а она не умывается, не прибирается.

— Ну ты хоть сама поплескайся. — Мика подтащил её к ведру.

Стала, держась рукой за лавку, и льдинки пальчиками трогает. Руки-то ничего, не ватные… Глядишь, сможет хоть шерсть прясть да чулки, варежки вязать…

— Может, ты снегом умываешься? Ишь лицо какое беленькое! Ну пойдём на улицу.

Мика хотел обуть её в Сандриковы валенки, но брат такого рёву дал, что Мика заткнул уши. Пошёл в горницу за мамиными новыми чёсанками, на которые ещё и галоши не куплены. Пусть разок наденет.

Девчонка в приоткрытую дверь заглянула, даже глаза расширились. Вон как удивилась — горниц, что ли, не видала? Что, у них в городе таких чистых горниц нет, в которых не живут, а только самое лучшее добро и вещи хранят и по праздникам гостей принимают?

Наверное, бедновато жили. И на деревне есть такие, у которых избы не пятистенные, а обыкновенные, где живут, спят, едят, телят держат и гостей принимают. Ну, это уж совсем не самостоятельные колхозники.

В горницу вообще зря ходить не полагается, особенно ребятам. И ничего там брать без спросу нельзя, всё запретное, новое. Там кровать стоит никелированная, с блестящими шарами, на которой и мама ни разу ещё не спала, а уж ребятам и подавно поспать на ней не снилось. Только полюбоваться можно было горкой подушек в красных наволочках да покрывалом кружевным. Ох и красиво!

И Мика, раз уж вошли без спросу, не вытерпел и похвалился:

— Вот у нас что есть, ты не думай, будто мы бедные! Наш папка бригадиром был. У нас всё есть. А вон мамин сундук, знаешь в нём какие платья!

Но девчонка почему-то глядела не на нарядную кровать, не на сундук, окованный серебристыми пластинками, а под кровать заглядывала. Ну и чудная! Чего она там искала?

— Полюбовались, и хватит, — сказал Мика, закрыл дверь горницы на крючок и попытался обуть чудачку в чёсанки.

Не тут-то было — велики оказались. Обе её ноги в одном валенке умещались, и она сама тонула в нём чуть ли не до подмышек.

Сандрик смеялся, глядя, как брат старается упрятать эту диковинную птичку с косичками в мамин валенок. Соловьём заливался, даже в носу свистело и в горле булькало. А Мика чуть не плакал. Девчонка же только глазёнками моргала, словно не понимала, зачем это.

Разозлившись, Мика швырнул валенки обратно в горницу и крикнул, указывая на лоханку:

— Не хочешь на улицу идти, так действуй здесь, чего время тянешь? Нам кашу пора есть!

И в сердцах снова выбежал в сени, забыв прихватить Сандрика.

— Сестрёнка, понимаешь, попалась какая-то непонятливая, заканителился я с ней, — пробормотал Мика, давая козе сена.

Когда он вернулся, то ребят в избе не нашёл. Они были в горнице. Ой, этот Сандрик как заберётся туда, так либо куриные яйца, которые в корзинке под кроватью хранятся, начнёт скалкой давить, либо ещё какую беду сочинит!

На этот раз ничего особенного ни этот озорник, ни ленинградская сестрёнка сделать не успели. Они сидели, достав из-под кровати горшок с ручкой, в котором было топлёное масло.

Сандрик с важным видом хозяина тыкал палец в застывшее масло и мазал себя по губам. А девчонка таращила глаза то на горшок, то на Сандрика.

Ну и чудо! Неужели же в городской, своей жизни такого горшочка не видывала? Вон у них в сельской лавке и то этих посудин сколько угодно продаётся. Удобные, с ручками, с крышками, в них что хочешь держи — хоть сметану, хоть масло.

Не успел Мика пожурить Сандрика за баловство, как вдруг девчонка отобрала у него горшочек спрятавшись за спинку кровати, присела на него…

— Что ты делаешь, озорница?! — вне себя вскричал Мика и слегка потянул сестрёнку за вихры.

Тут она и дала рёву.


ХОРОША КАШКА, ДА МАЛА ЧАШКА

<p>ХОРОША КАШКА, ДА МАЛА ЧАШКА</p>

Слёзы покатились по её щекам крупные, как горошины.

Не желая потакать капризнице, Мика схватил её в охапку и вынес в козий хлев.

— Ладно, не хнычь, буду выносить тебя сюда, пока на своих ногах не станешь бегать.

Мика вернулся в избу, дал Сандрику щелчка в лоб, запер дверь в горницу покрепче на крючок и достал из печки молочную кашу. Вывалил в чашку, сдобрил коровьим маслом, размешал и, уложив три ложки на три ломтика хлеба, отправился за канительной девчонкой. Нашёл её в углу хлева. Руками закрылась и дрожит отчего-то, а коза её лижет, успокаивает.

— Ох ты глупая! — сказал Мика. — Животное и то тебя понимает.

Поднял, понёс в избу и чует — штанишки мокрым-мокры, как у Сандрика пелёнки, когда он ещё в люльке лежал.

— Чего же ты наделала? Ох ты, горюшко горькое! — чуть не заплакал Мика, но удержался, собрав всё своё мужество.

Стащил штанишки, бросил на мороз, чтобы сырость вымерзла. А чудачку усадил в передний угол и отцовским ватником прикрыл её кукольные ножонки.

— Ладно, ладно, не дрожи, мать придёт, во что-нибудь оденет, кашу можно поесть и без этих пижамов!

А каша уже покрылась. корочкой. И Сандрик успел корочку расковырять и вымазать свои толстые-красные щёки, чтобы посмешить девчонку. Он почему-то сразу привязался к ней и все делал посмешней, да так, чтобы она видела.

— Ну хватит, — сказал Мика, отирая ему щёки, — побаловались, поиграли, и будет, давайте кашу есть. У меня живот подвело, я уже на ногах не стою!

Вначале сам попробовал. И, убедившись, что каша мягкая, тёплая, легко в горло скользит, Мика сунул ложку в руку девчонке.

— Заправляйся давай, хороша пища!

Но девчонка, вместо того чтобы есть, стала разглядывать деревянную расписную ложку.

Это надо же, ничего-то хорошего, видать, в жизни не знала!

Узор на ложке и то в диковинку!

— Ложки с глазами, всё видят сами — где в чашке пусто, а где мясцо да капустка! У кого ложка поглазастей, тот и сам попузастей. У нас так-то! — пояснил ей Мика и сказал — Ты ешь, ешь, а то никогда на свои ноги не станешь! Эта каша, знаешь, какая пользительная, овсяная. А с овса кони громче ржут, жеребята резвей бегают. Смотри, как я действую.

Засунув полную ложку в рот, Мика облизал её: вот как вкусно. А Сандрик, мало того что вслед за Микой зачерпнул полную ложку каши, ещё и руку запустил в чашку, показывая, что можно и вовсе без ложки обойтись. Но, вместо того, чтобы сделать то же самое, девчонка даже отодвинулась.

— Да ты что, есть, что ли, с испугу разучилась, — возмутился Мика, подвигая ей поближе чашку, — или руки у тебя коротки?

У него руки были длинные. Он издалека доставал по полной ложке и поучал:

— Вот так надо есть!

И вдруг, когда девчонка наконец сообразила и потянулась со своей ложкой в общую чашку, там оказалось пусто.

Мику даже в жар бросило. Как это неловко получилось… Вот так сыграли в ложки! И когда он с удивлением разглядывал нечаянно опустошённую чашку, вошла мать.

— Ну, хозяева мой дорогие, как вы тут хозяйствуете? Вижу, у вас тишь да гладь — вот благодать, вот любо!

А Мика как вскочит с лавки да как тряхнёт ложкой об стол:

— Совсем она не люба! И не голуба, а галка какая-то суматошная. Ой, мама, замаялись мы с ней! Всё ей не то и всё ей не так! Козы напугалась… штаны вон сушатся. И лоханка ей не годится… И козий хлев не подходит! И чашка ей не чашка, и ложка не ложка! Ой, мама, ошиблись мы! Совсем не про неё отец нам писал… Не может быть девчонка Панасом! Да ещё такая привередливая!

Мать только руками всплёскивала, слушая обидчивую речь старшего.

— А кашей-то хоть покормили вы её?

— Какая тут каша?! От всех этих расстройств мы её сами нечаянно съели…

— Как же вы так?

— А вот когда расстроишься, оно всегда так! — И тут Мика вдруг как заплачет.

Это надо же, в первый раз с ним такое случилось с тех пор, как он остался после отца за мужчину в доме.

Вот до чего довела его эта птичка-невеличка, выпавшая из чужого гнезда.


КОМУ РАДОСТЬ, КОМУ ЗАБОТА

<p>КОМУ РАДОСТЬ, КОМУ ЗАБОТА</p>

Марфа Учайкина была женщина спокойная, рассудительная. Если покричит когда, то по делу. Если и шлепка даст, то по справедливости. А вообще она добрая была. И хотя редко улыбалась, но когда улыбнётся, то её широкое лицо так и засветится. Даже теплей в избе становится, на морозе — легче.

Вот и сейчас широко улыбнулась мать, обняла Мику за плечи. Ничего не сказала, пошла, вздула угольки, развела костерок на загнётке, заварила манную кашу. Потом зашла в горницу и принесла, белую тарелочку с синей каёмочкой, которую только при гостях из шкафа вынимала. И то не при своих, сельских, а для приехавших со стороны. И ещё принесла чайную ложечку, которую уж так берегла, так боялась, чтобы Сандрик куда не затащил, всегда первую после гостей прибирала. А тут на вот тебе, подаёт капризной девчонке.

— Кушай, миленькая, с отдельной тарелочки, от тебе аккуратная ложечка. Нашей-то деревяшки Напугалась. И та по твоему ротику она велика… Да и к общей чашке ты непривычна… Ишь ты, ведь интеллигентная какая, ленинградочка ты наша залётная… Уж и не знаю, как же тебя-то звать, голубка ты моя…

Мика даже позавидовал, слушая слова, никогда не слыханные им от матери. Наверное, это только с девчонками так мамы воркуют. Ну и ладно, он уж большой, его голубить нечего. Не нуждается. И, надув губы, как отец раздувал, бывало, усы, когда на ать обижался, Мика направился по хозяйству, проворчав:

— Голубка-то голубка, а ты бы посмотрела, как она масло чуть не испортила… интеллигентная… Сообразила тоже!

Мать не обратила внимания на его вынужденное ябедничество. И, разбирая её волосёнки, всё приговаривала:

— Ишь ты, как у галчонка пёрышки… Ну ничего, сейчас косички заплетём, ленточки красивые завяжем. Как тебя звать-то, скажи, неулыбушка ты наша сурьёзная?

Но девочка ела молча и, только съев кашу, поблагодарила кивком головы.

Мать дала ей стакан топлёного молока с ломтём хлеба. Девочка попила, поела и опять кивнула. Начала вроде приходить в себя понемножку.

Насчёт мокрых штанишек мать тоже с неё не спросила, а ведь Сандрика наверняка бы крепко пробрала, а тут усмехнулась только и сказала Мике с укором:

— Ну разве можно так? Соображать надо! А если человек в своей жизни вблизи таких животных ещё не видал? Да ведь тут коза рогатым Гитлером покажется в тёмном-то хлеву. Неизвестно ещё, как бы ты осрамился в её положении.

— Я бы не осрамился, небось. Я бы и взаправдашнему Гитлеру рога пообломал! — хотел обидеться Мика, а потом махнул рукой — ладно, за него война своё слово скажет.

Мать ведь и не знает про его тайные сборы да уговоры. Когда спохватится, он уже далеко будет! И каким-нибудь таким геройством прославится, что все ахнут. Вот тогда мать и застыдится, что недооценивала своего сына.

А Марфа всё найдёночкой знай любуется. Бывало, она так радовалась Сандриковым красным щёчкам, а теперь её остренький носик разглядывает, разглаживает чёрные бровки и печалится вслух:

— Оглушило её, наверное, там бомбами. Не слышит, чего мы говорим, бедняжка. Ну ничего, и глухие на свете живут. А может, и отойдёт ещё? Давай-ка затопим, сынок, баньку. Да как следует её косточки попарим.

— А чего же, — сказал Мика, смягчаясь, — это можно. Вот съезжу в лес по дрова, привезу берёзовых посуше, и истопим.

— Ну вот и хорошо, а пока покатай-ка ты её, голубку нашу.

— И это можно, — сказал Мика. Его отец тоже никогда не отказывал в просьбах матери. — Только вот одеть-то её во что?

— Девочку-ленинградочку-то нашу? Ах, да неужто ж мы хуже людей и у нас ничего запасённого в сундуках нет? Оденем! Как на картинке! | Улыбаясь, Марфа прошла в горницу, открыла сундук. И сразу зазвенели тайные звоночки, нарочно в нём устроенные, чтобы никто без спросу не лазил. Из этого заветного сундука вещи доставались «только в летнюю жару, чтобы вывесить да просушить их на солнце. Да иной раз в день своего рождения мать рассматривала с подружками своё приданое, ещё от её матери и от её бабушки доставшееся. И хвалилась тем, что она ко всему этому сама своей будущей дочке добавила.

Были там и вытканные узорами полотенца, и вышитые рубахи, и разноцветные кофты, и какие-то старинные душегрейки да телогрейки, и полусапожки с гармонистыми голенищами, и даже такие вещи, которые неизвестно как и назвать.

И вот среди этих вещей отыскала мать и вынесла меховые сапожки, одёжку на заячьем меху, меховую белую шапочку и пёстрые рукавички. Ну такие красивенькие: надела их девчонка — и словно двух снегирей поймала в руки!

Но не улыбнулась от радости, а только глаза широко раскрыла.

— Может, ей думается, будто всё это во сне? — шепнула мать Мике. — Оттого, что видит, а не слышит, да-да!

И, обув-одев привередницу, сама усадила её в санки.

Санки были добрые, быстрые, с подрезами — отец в хозяйстве ничего плохого не держал. Сандрика Мика раскатывал в них лихо, а вот, усадив вместе с ним девчонку, что-то быстро притомился. И стал присматривать, где бы найти подсобную силу.

Марфа помогла вывезти салазки на гладкую-санную дорогу. И, решив, что теперь ребята и без неё справятся, пошла на молочную ферму, строга наказав сыновьям:

— Берегите сестрёнку! — А ей крикнула с улыбкой — Катайся, доченька, дыши свежим воздухом, поправляйся всем нам на радость, себе на здоровье?


КОНЬ-ОГОНЬ И ХИТРЫЙ ЗАЯЦ

<p>КОНЬ-ОГОНЬ И ХИТРЫЙ ЗАЯЦ</p>

Кому радость, кому забота. Мика хмуро поглядывал по сторонам, таща санки, и вдруг навстречу им Кудлай. С утра он куда-то запропастился. Наверное, навещал каких-то своих знакомых, но завидев ребят с салазками, примчался во весь дух.

Он любил играть в лошадки. И не обижался, когда мальчишки заставляли его быть конём, надевали мочальный хомут и впрягали в салазки. Сильный пёс таскал их по сугробам шутя и выражал свой восторг громким лаем, радовался он не только оттого, что после каждой игры ребята угощали его кто куском хлеба, кто остатками лепёшки. Ему нравилась сама игра. Особенно его забавляло, когда удавалось вывалить седока в снег.

— Кудлай, Кудлай, сестрёнку покатай! — позвал его Мика и заранее показал кусок хлеба.

Кудлай замахал рыжим хвостом и охотно подставил широкую грудь.

Запрячь лохматого коня было проще, чем рогатого. И вскоре, сопровождаемый целой улицей, пёс важно повёз санки с девчонкой к берегу реки, вьющейся позади деревни.

Там на льду мальчишки гоняли клюшками деревянные шары. Играли в хоккей, разбившись на две команды, только не в городской, а в деревенский. Шаров было много, и каждый надо было загнать в лунку команды противника. Кто скорей заполнит чужие лунки, тот и выиграл.

Завидев Кудлая в упряжке, мальчишки бросили игру.

— У-лю-лю! Берегись, задавлю!

— Конь-огонь, кнутом не тронь!

— Он хоть не брыкается, да зато кусается!

— Скачи, Кудлай, да громче лай!

Пёс и рад мальчишкам, вертится, визжит, взлаивает. Потеха! Любой бы на месте пассажиров смеялся так же, как щекастый Сандрик. Ишь заливается, весь покраснел, вот как от смеха зашёлся. А девчонка впилась в края санок и молчит.

Неужто и этого, живя в городе, не видала? Там же в зоопарке и не на таких зверях катаются.

Про неё уже все знали и кричали на разные лады:

— Девка знатная, ноги ватные!

— Глухонькая, неменькая, личиком беленькая!

— Засмейся — не хочу! Кричи — не молчи!

Мика хотел было заступиться, как положено брату за сестру, дать некоторым горластым по шапкам, но раздумал. Всё равно ведь ей не слыхать, зачем же зря шапки в снег сшибать? И только крикнул, как большой:

— Эй, вы, чужой беде не радуются, а то свою накликают!

Ребята поостепенились и стали помогать Кудлаю, впрягаясь вместе с ним в салазки по одному и по двое. И вот тебе — мчит уже лихая тройка с лохматым коренником, высунувшим красный язык на сторону.

Ой, здорово! А по речке особенно, только ледок под железными подрезами трещит.

Все довольны, а Кудлай больше всех — ему при каждой остановке вкусный кусок перепадает. И Мика, признаться, в эти счастливые минуты даже забыл, что время идёт, а война не ждёт…

Напомнил ему об этом Юка. Появился вдруг мрачнее тучи. Поглядел на ребячью забаву и усмехнулся:

— Нашёл дело, развлекаешься, как маленький, а настоящие ребята геройствуют. Вот почитай. — И вытянул из кармана «Пионерскую правду». — Видал, что ребята сообразили? У фашистских шофёров, когда те забежали погреться, заводные ручки утащили. Наши поднажали, фрицы круть-верть, машины на морозе не заводятся. Аккумуляторы ели… Что делать? А наши жмут. Дали дёру фашисты. И машины с военным грузом нашим достались!

— Здорово!

— Вот и мы бы так! А ещё вот заметка, как пионеры в фашистском тылу раненого лётчика спасли… прятали, ухаживали за-ним.

— Ну и мы раненым помогли.

— Помогли, и ладно… Теперь всё устроены, можно и о себе подумать. Давай, Мика, двигать пора!

— Ладно, двинем, вот только дров привезу, баню истоплю…

— Ой, да всех дел не переделаешь, так и война пройдёт!

— Ну нельзя же мне её бросить, она тоже раненая, — кивнул Мика-в сторону названой сестрёнки. — Вот поправим её хорошей пропаркой, и я готов.

— Ладно, а я к тому времени у деда махорки буду побольше, а у мамки сала из кладовки…Харчи-то мы истратили.

— Договорились, после бани… в путь!

— Есть после бани! — козырнул Юка. И вдруг громкие крики с реки заставили приятелей оглянуться. Картина, увиденная ребятами, начале их рассмешила. Кудлай, таща за собой санки, гнался по сугробам за зайцем! А в салазках, как кукла, болталась ленинградская девчонка. Наверное, мальчишки нечаянно выгнали своими криками русака, заспавшегося в стогах соломы. Спросонья он бросился было к лесу, но, увязнув в снегу, развернулся и давай ходу по речке, по ледку пушистых лапах. Ну и Кудлай за ним. Салазки полетели по льду, как самолёт по воздуху.

Мика рассмеялся, но тут же осекся. Заяц нёсся прямо на полынью, видневшуюся, вдали. Одним махом перескочил через полосу воды, никогда не замерзающую на быстром течении, сел и оглянулся. Интересно ему, что будет с Кудлаем. Перескочит ли лёс вместе с упряжкой? Ишь ведь как сообразил хитрый русачина! Уж наверное, был из таких, что и лис и волков обманывают.

Мика сразу оценил положение и, оттолкнув Юку, кубарем полетел наперерез азартному Кудлаю.

А дальше всё произошло как в страшном сне. Мика выкатился на лёд перед самым носом Кудлая и преградил ему дорогу в полынью. Пёс отскочил в сторону, оборвав постромки, а санки с разбегу налетели на Мику и подтолкнули его к дымящей паром полынье.

Распластавшись на льду, Мика тормозил руками, ногами, грудью, животом и даже носом. Но на скользкой поверхности не за что зацепиться. И медленно, неудержимо он сползал в полынью, упираясь руками в салазки. И видел, с каким ужасом смотрит на него названая сестрёнка — не может-ни крикнуть, ни выскочить.

Последним усилием он оттолкнул салазки, а сам погрузился ногами в воду и почувствовал, как в один миг его валенки снялись с ног и ушли в омут, словно водяной сдёрнул и утащил их. Заболтав босыми ногами в ледяной воде, Мика удержался за кую кромку льда, окаймлявшего полынью. И это спасло. Набежавшие мальчишки протянули жердинку, выломанную из плетня, и вытянули его. Очутившись босиком на льду, Мика не растекся и помчался прямым ходом к деревне. Вскочил в тёплый телятник прямо в объятия матери, как раз поившей новорождённых телят.

— Ай, батюшки! — так и обмерла Марфа, увидев сына, примчавшегося по морозу босиком.

— А валенки где?

О том, как Мике попало за отцовские валенки, нырнувшие в омут, лучше и не рассказывать.

Хватит того, что Юка его потом попрекал:

— Другие на войне геройствуют, если и погибают, так с пользой… А ты в тылу в омуты бросаешься! Поедем скорей, пока тебя собственный пёс не загрыз, смирный бык не забодал! Помереть — так уж героем!

Это было хуже всего, такое невозможно вытерпеть. И Мика решил поскорей отделаться от всего, что мешает: навозить дров, вытопить баню да в путь-дорогу.

В ближайший же день отправился вместе с колхозницами в лес по дрова. Мика рассчитывал вернуться к вечеру и наказал Юке быть в готовности номер один.


И ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ БЕЛКА?

<p>И ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ БЕЛКА?</p>

Не успел Мика отлучиться — в лес за дровами, а тут новый случай на войну убежать. Да ещё какой— нарочно не придумаешь! Юка так и подскочил, когда мать сказала ему:

— Завтра поедешь на станцию пеньку возить.

А дедушка Аким — он был кладовщиком в колхозе— подмигнул:

— Самую лучшую отпущу для нужд фронта. Из неё будут крепкие верёвки вить, гитлерам-разбойникам руки вязать!

Дед, он над всем подшучивает. Юку обрадовало другое: вместе с этой коноплей можно в вагон погрузиться да на мягкости и в тепле ближе к фронту закатиться.

Не теряя времени, он забрался в чулан, отрезал добрый кусок сала с той стороны окорока, который стенке висит, чтобы мать не скоро хватилась. Затем зашёл в холодную горницу и от каждого каравая хлеба, которые там хранились, отрезал по горбушке.

Пополнив дорожный мешок ещё чесноком, солью и парой шерстяных носков, Юка принялся заготавливать махорку. Занятие надоедливое, но необходимое. Явиться на фронт без своего табачку не положено. Солдатская дружба, она, известно, начинается с общей закурки. Так ему дед давно говорил, конечно, не без хитрости, а чтобы приохотить делу.

Самому старику всё некогда было, да и руки побаливали. Вот усадит он Юку верхом на лавку, ставит деревянное корыто, полное сухих стеблей самосада, даст в руки острый топор и скажет:

«Руби мельче, будет зелье крепче!»

Прежде Юка рубил табак с неохотой, а теперь тяпал без отрыва. Дед его старанье похваливал, а Юка не зевал. От каждой нарубленной кучки — горстку в кисет. Наполнит — и за пазуху. Эти кисеты девчонки-пионерки в подарок фронтовикам вышивали и ему поручили по почте отправить. Ну, а Юка решил сам отвезти, да не пустые, а с махоркой, да ещё своими руками нарубленной. Старался он до поту. Когда наскучивало, выходил за сарай, чтобы приучиться курить. Какой же из него солдат, если затянуться махоркой на привале не сумеет? Даже военная песня есть такая: «Давай закурим».

Юка чувствовал себя и сильным, и смелым, способным на любой воинский подвиг, но вот куренье ему как-то не давалось. Дым в глаза лез, вызывал слёзы, и он каждый раз только плевался.

Эта неспособность очень его огорчала. То ли дело Мика — тот хотя и не затягивается но дым из ноздрей пускает лихо!

Утешали его лишь сведения о подвигах, которые совершают на войне девушки-санитарки и снайперы. А ведь они некурящие…

Поработал он до вечера и, набив несколько кисетов «трофейной» махоркой, поинтересовался, не вернулся ли Мика. Нет, никто из поехавших по дрова не возвращался.

Когда легли спать, мама вдруг начала чихать, кашлять. И прогнала его с кровати на печку к деду,

— Ой, до чего же ты табачищем пропах, ступай выдохнись!

Юка усмехнулся: «Вот завтра утром я совсем выдохнусь».

Наутро он помогал колхозницам грузить пеньку на возы. Хорошая была пенька, длинноволокнистая, шелковистая, из крепкой высокой конопли, выращенной на огородной земле. Крепкие из неё верёвки получатся. Если связать разбойников-гитлеровцев, нипочём не развяжутся!

Юка запрятал внутрь одного воза мешок с харчами, побежал искать Мику — а его нет!

И Коня его нет, и саней его нет… И вообще никто из колхозниц, поехавших по дрова, из лесу не вернулся.

Тут не только Юка, вся деревня взволновалась. Обещали к вечеру быть, а тут и ночь прошла, и утром никого нет. Не могли же они заблудиться? С ними сам главный, конюх, который в лесу все ходы-выходы знает.

Председательница стала звонить на лесной кордон, к лесничему. Дозвонилась, а тот ничего не знае. Впору в раймилицию заявить. Шутка ли, целый обоз пропал.

Пока эта канитель шла, возы с пенькой тронулись и поехали.

Юка едва успел мешок с харчами перепрятать. Не ехать же ему в одиночку. Без Мики нельзя к его отцу явиться!

Вот горе с Микой — что за невезучий парень! В речной полынье его водяной за ноги хватает, а в лесу, наверное, леший заплутал!

Юка не знал, что и подумать.

Свёз-пеньку на станцию, вернулся, а Мики опять нет как нет!

Так что же с ним случилось? Представьте себе, если в происшествии с утопленными валенками был виноват в конце концов заяц, заманивший Кудлая в полынью, то в лесу виновницей нового приключения с Микой оказалась белка. Такой невинный, милый зверёк с пушистым хвостом.

Не сразу добрались колхозники до лесной полянки, на которой лежали заготовленные ещё до войны сухие дрова. Евсей Иванович выбрал путь напрямик, а он оказался таким заснеженным, что, если бы не могучий бык, шедший впереди, как танк, слабосильным лошадям туда бы и не пробиться.

Подъехали, наконец, к делянке, а там костерок горит и люди в военных шинелях вокруг сидят, консервы подогревают да закусывают.

— Это что за солдаты? — удивились колхозники.

А солдаты вскакивают и кричат женскими голосами:

— Здравствуйте! Ох и заждались мы вас, замерзать стали!

— Откуда вы, любезные? — приосанился дядя Евсей. — Что за десант в нашем лесу? И зачем, вас сюда с неба сбросили?

— Ах, вы шутите, — отвечали женщины, одетые солдатами, — а нам не до шуток. Возили дрова в госпиталь, а наша старая полуторка надорвалась! Вон она в снегу засела.

Дядя Евсей помог женщине-шофёру вытащить полуторку. И здесь без рогатого Коня не обошлось. Шофёрша круть-верть заводной ручкой, а мотор в ответ не чихает, не фыркает.

Так и пришлось колхозникам, вручая военных, не только колхозные дрова им уступить, но и помочь вывезти.

В госпитале обозу с топливом так обрадовались, что сам начальник, военврач второго ранга, вышел встречать и угостил колхозниц наваристым супом из свиной тушёнки. Женщины было застеснялись, но медсёстры и повара убедили их, что супу много и они раненых не обделят.

Заправившись сытной едой, поехали снова в лес и так ездили, пока все дрова вывезли и обеспечили госпиталь теплом до весны. Выручили раненых.

А что свои колхозные дрова отдали, так разве во время войны считаются — все на оборону.

— Себе мы сухостойных деревьев в два счета нарубим! — бойко говорил дядя Евсей.

У него прежде спина побаливала, а после того как по указанию военврача второго ранга дядю Евсея спиртом полечили, он так прибодрился, что ему все нипочем.

И вот, сверкая красным носом, он, как дятел, попрыгивает вокруг деревьев, обушком по ним постукивает и командует:

— Эту пилить, а эту оставить! Сам делал подрубки с той стороны, куда надо дереву валиться.

Женщины пилили. Разделывали сваленные осины и березы на бревна. Мика обрубал сучья. Дело спорилось. И все шло хорошо.

Но вот одна сухостойная осина вдруг затанцевала. Бывает такое. Подрубил ее дядя Евсей правильно, должна была упасть на заход солнца. Стали ее женщины пилить, легко пошла, внутри дуплистая. И вдруг ствол как треснет. В дупле-то вода осенью скопилась, и комель мерзлым оказался. И, вместо того чтобы валиться куда намечено, дерево вдруг запрыгало на пеньке, размахивая ветвями, ну словно подгулявший пьяница!

Куда упадет? Засуетились под ним женщины. Дядя Евсей же стоит спокойно и командует:

— Бабы, смирно!

Уверен, что дерево пойдет как надо. Оно, может быть, и пошло бы, у старого солдата глаз наметанный, но тут, откуда ни возьмись, белка! Метнулась вверх по стволу и на самые кончики ветвей птицей взлетела. И, как малая тяжесть а конце вёсов, не в ту сторону дерево и перевесила… Скакнула она на соседние деревья, махнув пушистым хвостом, а осина с шумом пошла прямо на дядю Евсея. Крикнув женщинам: «Хоронись!» — попытался отскочить, но его негнущиеся ноги вязли в глубоком снегу, и он завертелся, как на приколе. Закрыл лицо руками:

— Ну, вот и смерть моя!

Хорошо, что Мика не растерялся: такой прыжок совершил, что в жизни такого нарочно не сделаешь. И, сбив дядю Евсея, толкнул его за большое дерево. И в этот миг осина, зашумев, как градовая туча, накрыла мальчишку…

Что потом было, Мика не помнит. Очнулся он от женского плача: колхозницы вопили над ним, как над покойником. Он лежал лицом вниз, и снег вокруг покрылся красными пятнами.

— Тише вы! — крикнул дядя Евсей, опомнившись. — Если кровь течет, это преотлично! Значит, парень жив!

Так оно и оказалось. Кошка когтями пройдется, и то кровь сильно течет, а когда по лицу осина сухими ветвями проедется, ну и подавно.


А НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК-ТЫ ЗНАЕШЬ?

<p>А НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК-ТЫ ЗНАЕШЬ?</p>

И, хотя раны были пустяковые, дядя Евсей свозил Мику в госпиталь.

Лечил его сам военврач второго ранга. Он же главный хирург госпиталя. Все раны на лице заклеил лечебным пластырем. Царапины смазал йодом. А синяки и ушибы на спине натер смягчитёльной мазью. Подивился его терпеливости при этом. Всмотрелся в лицо и говорит:

— Что-то ты мне знаком, герой, где-то мы встречались?

Мика не хотел признаться, при каких обстоятельствах они впервые познакомились, но военврач сам вспомнил.

— А не ты ли с приятелем по вагонам лазил? Наверное, прицеливались, нельзя ли спрятаться да на войну укатить? И сейчас еще своего намерения не оставили? Вижу, по глазам вижу, не терпится совершать геройские подвиги!

Мика потупился.

— Но теперь это дело, можно и оставить. Подвиг ты совершил, спас своего командира. Кровь пролил. Ты уже герой. Дай другим отличиться, не жадничай….

Любят они, эти взрослые, пошутить над мальчишками!

— Ну и в какие же войска ты намеревался — в танковые, в парашютные? В диверсанты, скажу тебе прямо, не годишься: физиономия у тебя очень приметная, даже зимой разукрашена веснушками, как маскхалат…

— Я в разведчики! — не вытерпел Мика.

— Ах, в разведчики!.. Ну, а немецкий язык ты изучил? При захвате пленного что надо крикнуть? Вижу, что не знаешь! — На вот возьми солдатский "Русско-немецкий разговорник", выучи его как следует. — И военврач второго ранга, достав из ящика стола тонкую, книжечку, подал ее Мике.

На этом бы их знакомство, может быть, и кончилось, но военврач, уже у порога вдруг спросил:

— Да, разведчик, где-то по дороге мы одного раненого потеряли, не у вас ли в селе, на остановке?

— Не знаю.

— А ты узнай. Небольшая девчонка из Ленинграда…

— Есть у нас такая, — не стал врать Мика, вошедший в доверие к военному человеку.

— Надо организовать ее доставку, она у нас числится тяжелораненой.

Так у нее же ни одной царапинки, вся целенькая… Скучная немного, но мы ее развлекаем!

— Развлекайте, только поосторожней. Я скоро вашей деревне буду, проверю… И заберу.

Мике это обещание не понравилось. Он уже считал девчонку своей сестренкой и отдавать ее не хотел. Да и мать к ней сильно привязалась. И, хотя его оставляли немного отлежаться после происшествия и все его раны и царапины сильно саднили и боязни, Мика поторопился домой.

И явился хотя и залатанный, как старый чулок заплатками, но верхом на возу дров, на своем верном рогатом Коне.

Однако провожать его до дому пошел сам дядя Евсей. Без серьезных объяснений с матерью при такой разукрашенной физиономии не обойдешься. Конечно, Марфа так и вскинулась:

— Батюшка светы! Да что же это? Вот я тебя, озорника!..

— Погоди, Марфа, твой Микул совершил подвиг. Кабы не он, мне бы и в живых не быть. Герой, да еще какой, — вступился дядя Евсей, — хоть сейчас медаль за отвагу давай! — И объяснил, как было дело.

Мать, конечно, смягчилась.

А вот Юка, тот разозлился:

— Эх ты, вояка, в тылу ранился! От дерева не мог увернуться! В лесу не нашел места, лег и ждет, когда на него дерево упадет… Как же ты под пулями-снарядами будешь?

— Ничего, как-нибудь, не хуже твоего буду поворачиваться. Зато я теперь никаких ранений не побоюсь, я уже проверился, как быть раненым! — Отговорился Мика. — Болячки заживут, а закалка останется. Ты смотри-ка, чего я приобрел. — И он показал Юке «разгрворник». — Пока не выучим, нам на войне делать нечего. Понял?


ЭРЗЯНЬ БАНЯ

<p>ЭРЗЯНЬ БАНЯ</p>

Так-то оно так, но из-за этого происшествия ребята пропустили самый удобный случай убежать на войну, другого такого, пожалуй, и не дождешься. Когда Мика узнал, что вся пенька уже вывезена и поехала в вагонах куда-то к Москве, ближе к фронту, он сильна закручинился. Юке даже пришлось утешать друга:

— Ладно, ты пока болячки залечивай, я буду немецкий изучать, а там что-нибудь придумаем!

У него в запасе всегда находилось множество способов добиться своего, если он что задумал. У него и отец был такой — колхозный рационализатор.

Сочувствуя другу, Юка помог Мике и дрова для бани наколоть-напилить, и воду натаскать из ручья. И принялся с-ним вместе греть воду в котле и накаливать камни в каменке.

Работа эта требовала сноровки.

Баня Учайкиных, как и у всех соседей, стояла на краю огорода, над самым ручьем. Топилась она по-черному. В одном углу низкого бревенчатого сруба был сложен очаг из круглых камней-голышей, без трубы. Дым от горящих дров шел в приоткрытую дверь, облизывая стены и потолок, отчего они были маслянисто-черные, как лаковые. Рядом с очагом стоял со ступенькой полок, на котором парились. Тут же у полка, стояло корыто; в нем мочили березовые веники.

Любили в Курмышах попариться. Особенно забраться на полок, где было жарче. А Мика там не выдерживал. У него волосы начинали от жары скручиваться, и он скатывался на ступеньку. Отец, бывало, над ним смеялся.

Вообще париться в бане было весело. Особенно хлестаться вениками. Тут стар и мал охаживали друг друга по голым телам без обиды, для удовольствия. И мальчишкам представлялась возможность здорово отхлестать взрослых, которые только посмеивались да покрикивали: «Поддай пару!»

Пар поддавали не просто водой, а квасом. Как плеснут на раскаленные камни, пар пак вихрем и закрутится и заполнит всю баню вкусным запахом. Головы закружатся. И тут даже видавшие виды мужики и деды с полка сваливались. А иные, выбегали освежиться на улицу. Зимой прямо на снег. Поваляются и обратно в баню. Любители парились не только с веником-стегуном, но и с редькой. Применялся этот способ чаще ко всем натруженным и простуженным спинам. Чтобы разогнать застоявшуюся кровь и выгнать всякую хворь, хозяйки натирали полные кувшины редьки, взбивали ее до белизны сметаны. Этим пенным зельем и натирали распаренного больного, лежавшего вниз лицом на полке.

Больной ахал, но терпел, выгоняя хворь.

Вот этим верным деревенским способом и решила Марфа, по совету соседок, полечить и свою названую доченьку.

Если уж у старых после такой пропарки ноги начинали резвей двигаться и скорченные спины распрямляться, то молоденькая, наверное, козочкой поскачет.

Натирая редьку на терке и взбивая ее в большой деревянной чашке, Марфа поглядывала на молчаливую девочку и говорила:

— Ох, ты моя болезная, будет тебе банька полезная. Пусть спинку подерет, хворь в тебе поорет… Ты выдержишь-вылежишь, а болеть из тебя выбежит! Запляшешь ты у нас козочкой. Запоешь канареечкой!

И заметила, что девчонка вроде прислушивается. Значит, не глухонькая? Глядишь, и не Неменькая?

Когда мальчишки вбегали докладывать, как идет дело с топкой бани, девочка и на них оглядывалась. И однажды, когда Мика вбежал с лицом, выпачканный сажей, ленинградочка улыбнулась.

— Ой, Мика, — обрадовалась мать, — а ну как заговорит она у нас? Да запляшет! Отпишем отцу, а не поверит, так фотографию пошлем! Не поскупимся. Слыхал, фотограф по селу бродит? Снимочки, говорят, делает красивые, как картинки.

— Конечно, мама! Не поскупимся на картиночку! — обрадовался Мика. И сам понес в баню названую сестренку, посадив к себе на закорки. А Сандрик сзади поддерживал ее, чтобы не упала.

Но на городских, оказывается, угодить не так-то просто. И чему их там, в городе, учат? Как их воспитываю? У них о настоящей бане, наверное, и понятия нет. Когда девочка увидела, что ее хотят внести в черные двери бани, внутри которой краснеют раскаленные камни, она вдруг как завизжит да как начнет царапаться, словно ёжик. Вот тебе и неменькая, вот тебе и канареечка! Голос оказался, как у молодого грача.

— Да что ты; крошечка моя, что ты, ягодка? Мы же тебя не жарить к бабе-яге, а парить в баньке несем! Ничего тут страшного нет, эта же наша эрзянь баня. Здесь все хорошо, даже питье заготовлено сладкое. — Марфа, раздеваясь для примера, попробовала из ковшика квас, сдобренный медом, и дала попить оробевшей девочке.

Затихла она немного. Далась снять, одежонку. Улеглась на нижней полке на мягкую свежую солому. Заинтересовалась даже, как ковшик квасу на под выплеснули, и вдохнула по примеру Марфы душистый пар. Но стоило доброй женщине вынуть из кадки распаренный веник да встряхнуть его над жаром, опять девочка напугалась.

— А-а-ай! — Даже ватными ножонками своими слегка забрыкала.

Сколько ни уговаривала ~ее Марфа, похлестывая себя по голым плечам, что это только щекотно, а не больно; не даётся — и всё. Соседские девчонки вокруг нее собрались, давай наперебой хлестаться, хохоча и подпрыгивая.

Смотрела на них несмышленая, как на взбесившихся. Но потом позволила и себя слегка похлестать. И ничего, даже удивилась, что это не очень больно… Но когда смазали ее узкую спинку тертой редькой, тут она взяла свое. Так заорала — откуда и силы взялись!

На ее крик даже дальние соседи сбежались. Думали, режут кого в бане или заживо люди в' ней горят.

Вот так эрзянь баня!

…Ну в общем-то все обошлось. Жива осталась. Уложили ее под пологом на чистых простынях, на подушках, как царицу. И Марфа, распивая чаи с соседками, вся раскрасневшаяся, как солнышко на всходе, веселая, счастливая, говорила:

— Поправится. Видать, нутром здоровенькая. Горлышко-то, слыхали, как прочистила? Звонка, соловей-девка будет!

— Попарится-выправится, поплачет-выкричится, какой еще певуньей будет, — поддакивали соседки, ублаженные хорошо натопленной баней Учайкиных и медком, припасенным Марфой для торжественного случая.

Ее названая дочка всем понравилась что личиком, что сложением, и все убеждали Марфу:

— Обязательно девчушка поправится: все болезни из нее с криком вылетели!

— Вот возьмет ее сон-угомон, запрыгает поутру козленком!

Под такие веселые разговоры девчонка заснула.

А наутро появились в избе два козленка. Принесла их в эту ночь коза Маланья. Один был пестренький, другой — беленький со звездочкой на лбу.

И такие они народились крепенькие да шустрые! Чуть-чуть обсохли— и на своих тонких ножках по избе прыг-скок. Сандрик сразу с козлятками целоваться.

А найденочка даже не поинтересовалась. Повернулась лицом к стене и молчит. Словно после целебной-то бани на весь свет обиделась. Спина у нее вся красная сделалась. И даже вздулась. А ножки как были ватными, так и остались.

Вот тут Марфа и сама заплакала. А чтобы дети не видели, вышла на улицу, зашла в хлев, угостила козу пойлом и разлилась в три ручья, причитая:

Ой, да милая ты моя Малашечка, Да какие же у тебя шустрые козлятушки, А у меня моя милая деточка, Девчоночка-ленинградочка, Лежит, бедняжечка, как безноженька, Ни пальчиками не шевелит, ни пяточками не брыкает. Сердце мое материнское надрывает! Ой, да и что же мне теперь делать, Бедная моя головушка!

НЕОЖИДАННОЕ ЗАДАНИЕ

<p>НЕОЖИДАННОЕ ЗАДАНИЕ</p>

И вот в это несчастное утро, когда, несмотря на всё самое лучшее лечение, приёмная сестрёнка Мики совсем слегла, явился Юка. Вытянул приятеля за рукав в сени и шепчет их заветный пароль:

— Время идёт, война не ждёт! А нас ожидает полуторка!

— Какая полуторка?

— Из военного госпиталя. Да скорей ты собирайся, на станцию за флягами поедем… Молоко в них будем для раненых возить. Главный доктор приехал. Наряд привёз. Моя мать едет вместо кладовщика, и я напросился.

— Ну, а меня-то возьмут?

— А я тебе среди ящиков пещерку приготовил… Машина полна каких-то ящиков для перевозки лекарств, что ли, все стружками набиты… Тебе мягко будет да и тепло… У меня уже и мешок с харчами там… Вот рванём!

И Юка даже подпрыгнул.

Но Мика только покачал головой:

— Нет, Юка, не могу.

— Что? Почему?

— Сестрёнка больна, бросить её не могу. Вот на ноги поставлю девчонку, и тогда…

Юка с досады дал приятелю тычка в грудь и убежал, чуть не заплакав.

Военврач второго ранга, задержав полуторку, попросил срочно собрать правление колхоза. А пока собирали членов правления, он, как всякий военный человек, даром времени не терял. Обошёл те избы, в которых были больные да хворые. Выслушал, осмотрел, прописал лекарства. И особенно пришёлся всем по душе, потому что разговаривал запросто по-эрзянски. Как настоящий мордвин. Да он и был мордвином, родом из Поволжья.

Пока он ходил по домам, врачевал людей и рассказывал, сколько у него в госпитале раненых, и какие это всё герои, и как их надо поскорей вылечить а снова отправить на защиту Родины, собралось и правление.

На этом собрании военврач второго ранга доложил свою просьбу: нельзя ли колхозу взять на себя доставку свежего молока в госпиталь. Это раз. Может ли колхоз занять пойменную землю под огороды и вырастить для раненых побольше. овощей. Это два. И хорошо бы еще снабдить выздоравливающих свежей рыбой из тех озер, что рядом с Курмышами.

Председательница выслушала и сказала:

— Я согласна, да вот как наши старики, — и кивнула на деда Акима и дядю Евсея.

— Все ясно, — сказал, протирая толстые стекла очков, военврач второго ранга, — раньше говорили, что земля держится на трех китах, а ваш колхоз— на двух стариках!

Правленцы этой шутке посмеялись и начали сразу обсуждать, как это все получше сделать.

Юка решил: «Убегу на войну в одиночку!» Плюнув на незадачливого Мику, он забрался в кабину и долго сидел рядом с шофером. А потом ему надоело, и Юка отправился в правление узнать, сколько еще ждать. Тут его увидел дедушка Аким — и с новостью:

— А ну-ка, товарищ председатель совета отряда, собирай всех своих пионеров, поедем на озера рыбу ловить.

— Зимой-то? Да как это? Да у нас нет и удочек!

— Хворостинами вооружитесь. Это — военное задание, понял?

— Есть! — ответил Юка, почуяв, что дело серьезное.

Его заинтересовало, как это можно ловить рыбу хворостинами.

Но, если дед сказал, так и будет. Он, как колдун, рыбу мог даже без всяких снастей ловить — поманит пальцем, и она тут как тут, и уже в котелке.

От деда можно такому научиться, что и на войне пригодится… Мало ли как придется там, где-нибудь в партизанах.

И тут Юка решил на несколько дней отложить свой отъезд. Хотя время и идет, но пусть война немного подождет. С любопытством зашел Юка в кладовку, где хранились все рыболовные снасти колхоза. Лежал там почти новый невод, которым после ухода мужиков на войну некому было пользоваться.

Чтобы протянуть невод подо льдом, не- только сноровка, но и большая сила нужна. Неужели же теперь дед Аким хочет обловить озера, созвав пионеров? Это, конечно, для ребят большая честь… Но вытянут ли?

Однако старик и не думал разбирать громоздкий невод. Он снял с притолоки два черпака, которыми обычно вычерпывали пойманную рыбу из мотни невода, и сказал Юке:

— Я пойду черпаки чинить, а ты со своей командой беги в молодой березняк. Заготовьте каждый по березовому венику, только пожестче, не такие, как для бани, а с обрубленными концами.

— Ну, а дальше?

— А дальше насадите эти веники на длинные палки, и поедем метлами рыбу с озера сметать.

Юке даже не поверилось. Не подшучивает ли хитрый дед? Но тот был серьезен. Не желая показаться несмышленым, Юка молча пошел выполнять его задание.

Когда он рассказал об этом Мике, тот тоже подивился. Но взяв свой ножик из косы, острейший во всей деревне отправился вместе со всеми резать веники и делать метлы.

И вскоре Курмыши стали свидетелями необыкновенного пионерского похода. Ребята прошагали по селу с метлами на плечах, словно отправились наниматься в дворники.

А впереди в санях, уставленных большими корзинами, ехал дед Аким и хитровато улыбался в бороду, заправив ее под кушак.

Поверх корзинок лежали починенные черпаки. Вот так вся рыбацкая команда и проследовала по селу.

Колхозники долго поглядывали им вслед, пожимали плечами, посмеивались. А караси в озере спокойно спали, зарывшись в теплый и мягкий ил.


ЗОЛОТАЯ РЫБКА С ГОЛУБОГО БЛЮДЕЧКА

<p>ЗОЛОТАЯ РЫБКА С ГОЛУБОГО БЛЮДЕЧКА</p>

В пойме реки много было озер. Летом они глядели в небо, как голубые глаза земли, окаймленные, словно ресницами, пышными кустами. А зимой скрылись под белыми снегами. Только красноватый прибрежный тальник обрисовывал берега озер.

С высокого берега, на котором стояла деревня, можно было разглядеть на снегу, словно вытканные узорами, широкие Блюдца, Огурцы, Порты, Фартук, Рукавички и даже Коромысло — так назывались эти озера.

Дед Аким привел ребят к Блюдцу, в которое вела протока, покрытая льдом почти от самой деревни. По ледяной дороге к нему было проще проехать. Сивый мерин не тонул в глубоких снегах.

Поставив Сивого мордой в тальник и бросив ему сенца, чтобы не скучал, дед роздал ребятам пешни и показал, где нужно прорубить во льду майну по ширине черпаков, чтобы из нее брать рыбу.

Потом прошелся по всему озеру, которое было не очень велико, и наметил, где следует пробить несколько рядов лунок.

И, сняв полушубок, принялся рубить лед. Из-под его пешни брызги так и летели. И на ярком зимнем солнце рядом с дедом рождалась радуга — так сверкали и переливались разными цветами мельчайшие льдинки.

Мальчишки не отставали от старика. Хотя рыбацкие пешни были для них тяжеловаты, они тоже били лед изо всех сил. И вскоре вокруг каждого тоже зародились радуги. А от взмокших спин пар пошел. Все полушубки и ватники были скинуты на сани — вот как жарко было.

Вскоре там, где пешни дорубились до воды, брызнули голубые фонтанчики кому в нос, кому в рукава— с такой силой давил лед на воду озера.

Когда прорубили продолговатую майну и загнутыми на концах вилами вынули из нее куски льда, дед объявил «перекур». Уселся, накрывшись шубой, и задымил трубку. А ребятам велел сушиться у костра.

Дубовый хворост, захваченный из дому, весело затрещал, украшая красным огнем белые снега, расписывая черным дымом голубое небо.

Дед ничего не объяснял, но ребята и без того понимали, что стараются они недаром. И, отдохнув, принялись прорубать лунки.

И когда по всему озеру обозначились грудки сверкающих льдинок и множество синих глазков чистой воды, дед скомандовал:

— В линейку стройся! Метлы на плечо!

Мальчишки и девчонки с задорным видом взяли метлы на караул, как ружья.

— А теперь, солдатики-братики, давайте из озера золотое богатство выметать!

И, опустив свою метлу в крайнюю лунку, дед Аким начал шуровать в ней туда-сюда, поднимая со дна муть. Вода в лунке вспенилась, помутнела, почернела.

Девчонки и мальчишки тоже запустили метлы до дна и давай воду взбаламучивать. Брызги летят во все стороны, смех, визг. Веселая работа!

Замутив один ряд лунок, перешли ко второму, затем к третьему. Дно озера постепенно понижалось, но оно было неглубоким, и метлы доставали до залегающего на дне ила.

Незаметно, с веселыми шутками, прошли наши метельщики все ряды лунок и остановились недалеко от майны, в которой вода еще была чистой и только слегка пошли пузырьки.

Передав свою метлу кому-то из мальчишек, дед крикнул:

— Шуруй, рыбачки, не переставай, живей озеро подметай!

А сам бросился к черпакам, воткнутым в снег по краям майны. Один черпак взял сам, другой велел взять Юке, как самому сильному мальчишке.

— Давай, парень опробуем. Раз-два, взяли!

Опустили они черпаки в майну и выкинули на снег несколько карасей. Попав на морозный воздух, караси забились, очищая с себя донную тину, и вскоре ярко засверкали золотой чешуей и красными плавниками.

Все даже баламутить перестали, увидев такое чудо.

А дед сердито крикнул:

— Давай, давай, благодетели! Шуруй! Вот она, золотая рыбка с голубого блюдечка. Ах-ха!

А сам черпает и черпает и наваливает на лед груду за грудой. Гора карасей расползается во все стороны. Побившись, караси застывают на морозце, покрываясь инеем.

Видя, какие богатства черпают дед и Юка из майны, ребята, забыв усталость, раскрасневшиеся, с горящими глазами, продолжали взмучивать донный ил, поставив между майной и озером черную завесу.

И даже самые старые, опытные караси не решались прорваться сквозь строй метел и попадались то деду, то Юке в черпак. Они были толстые, жирные, тяжелые. С крупной чешуей золотисто-зеленого цвета.

— Ага, самые главные пошли! Видали, какие здесь заспались: здоровущие, как лапти! — радовался дед Аким.

Закончилась эта работа, когда солнце уже пошло к закату и в воздухе похолодало. У распарившихся ребят стало пощипывать щеки.

Дед отер пот, поправил растрепавшуюся зеленую бороду и сказал, оглядывая улов:

— А не хватит ли, ребятки? Не будем жадничать, надо что-нибудь и на развод оставить. И так водяной на нас рассердится, зачем запретным способом ловим!

— А разве метлами запретно?

— Еще как запретно! Взбаламученный нами ил, чуете, как дурно пахнет? Он теперь все живое в озере умертвит… Всю мелкую рыбешку потравит… Однако вы не тужите, мы крупную взяли и мелочишку не загубили. Она вся в протоку ушла, которую мы чистой оставили. Так-то вот!

Ребята не стали больше тужить да ахать, а принялись собирать карасей в корзинки, укладывать в плетенку саней. И, загрузив сани, ухватили еще корзинки и потащили в село, уцепившись по двое.

Подивились колхозники их богатому улову.

А уж как по душе пришлись жирные караси раненым и выздоравливающим бойцам, об этом потом даже в газетах писали.


ГАЛОЧКА — ХОРОШЕЕ ИМЕЧКО!

<p>ГАЛОЧКА — ХОРОШЕЕ ИМЕЧКО!</p>

Представьте себе, что Мике не пришлось участвовать в замечательной рыбной ловле, организованной зеленобородым дедом Акимом. И все из-за названой сестренки. Сколько же с ней оказалось забот, хлопот! После того как у нее от самого обычного свойского леченья вздулась спина, мать вымазала эту неженку медом, смешанным с чистейшим конопляным маслом, — лучшим средством от ожогов, словно девчонка обожглась на пожаре.

Уложив ее на печке животиком на теплое просо, Марфа ушла в телятник, а Мике наказала постеречь сестренку. Не вздумал бы Сандрик забраться да полизать с ее спины сладкое лекарство — с него станется!

Вот так и сидел Мика дома, когда все ребята пошли на замечательную рыбалку. Но он не скучал и старался развлечь больную. А зимний денек был веселым. Снега за окнами избы сверкали. Сквозь морозные стекла пробивались и играли на полу солнечные зайчики. Смешной Кудлай ловил их лапой. Котенок ему помогая. Козлята, которые с каждым днем становились все резвей, затеяли свою игру. Перескакивали через Кудлая и с разбегу прыгали на стол, а оттуда с вывертом через голову Сандрика, сидевшего на лавке, на пол. И мчались в темный угол избы бодать стоящий там веник.

Даже петух, заскучавший из-за обмороженного гребня, и тот участвовал в представлении. Мика сыпал ему с печки просо, а он, завидев такой корм, изо всех сил разгребал пол когтями и призывал кур, сердясь и волнуясь, что они не поспешают на его радостные крики.

Поросенок, живший под печкой, отзывался на его кудахтанье музыкальным похрюкиваньем.

В такой веселой избе только бы жить да радоваться, а девчонка уткнулась острым носом в подушку и молчит. Вот уж эти городские неженки! Недаром пословица говорит: «Таких хоть медом мажь, все равно спасибо не скажут!»

Нет, нелегко будет воспитать ее. И только Мика издал тяжелый вздох, отчаявшись развлечь названую сестренку, как вдруг Кудлай вскочил и под стол. Нагнувшись в низкой двери, в избу вошел военврач второго ранга.

Кудлай был умный пес. Однажды доктор отогнал его от раненых, которых Кудлай пытался лизнуть, поприветствовать от всего сердца, и с тех пор пес, обидевшись, не желал встречаться с доктором.

Военврач, сняв очки с толстыми стеклами, оглядел притихших артистов домашнего цирка и спросил по-эрзянски:

— А где больная?

— Больных здесь нет, здесь все здоровые, — попытался отвести его Мика.

Но не тут-то было — военные, они на слово не верят. Доктор сразу сообразил, где надо искать. Встал на приступку и спрашивает девочку по-русски:

— Ты что же, милая, если здорова, на печке, как старушка, лежишь? Э, да чем же это у тебя спина изукрашена? Ну, так и знал, эрзянь баня! Что, по-свойски лечили? Тертой редькой да веничком? — обернулся он к Мике, перейдя опять на эрзянский.

— Ну и что, мы как полагается… — , смутился Мика.

А девчонка вдруг как повернется, села на куче проса и давай лопотать и давай лопотать, как сорока. Вот тебе и глухонькая, вот тебе и неменькая! Оказывается, это она по-мордовски не умела, на эрзянскую речь не отзывалась, а по-русски как начала чесать — Мика даже рот разинул!

Он по-русски читать-писать слегка научился, а говорить плохо умел и завидовал городским, которые на все лады могут языком повертывать.

«Эх, надо было ее нашему языку учить, а уж потом лечить в нашей мордовской бане, — спохватился Мика, — тогда бы у нее таких испугов не было! И не взволдыряла бы спина от нервов!»

Но было уже поздно. Военврач надел очки и принялся выслушивать и осматривать повеселевшую от разговоров девочку.

Покачивал головой, недовольно кряхтел. И, когда вбежала запыхавшаяся, раскрасневшаяся Марфа, он сказал ей по-эрзянски:

— Девочку я у тебя, милая, заберу. Не та у нее болезнь, чтобы лечить своими средствами.

— Ой, да как же? Она же слабенькая, куда ей в больницу? — Марфа считала больницу второй бедой после тюрьмы.

Доктор заявил, что это не просто больная девочка, а контуженная на войне и должна лечиться в военном госпитале.

Но и Марфа была не такова, чтобы уступать свое, кровное.

— Да вы что, да как это можно? Вы почитайте, что мне мужик с войны пишет! Вот, глядите, только что отплясала за него перед почтарем. Свеженькое! — И развернула перед очками военврача исписанный химическим карандашом заветный треугольничек.

— Очень рад, — улыбнулся доктор, — хорошо, когда солдат сам о себе пишет!

— Нет, вы почитайте!

Доктор, уступая ее настойчивости, прочел и рассмеялся:

— Ваш муж утверждает, что вынес из-под бомбежки, завернув в свой ватник, безногого мальчика, И звать его Панас! А тебя как зовут? — обратился он к девочке по-русски.

И она радостно крикнула:

— Галочка!

Марфа так ладонями и всплеснула:

— Что же ты раньше-то молчала? Ой и до чего же хорошенькое имечко. Нет-нет, с таким красивым именем я девочку и совсем не отдам! Да как же вы в толк не возьмете — а еще доктор, — что материнская ласка для ребенка целебней всех ваших лекарств!

— Но ведь это же не ваша дочка.

— Что вы говорите? Я ее чуть живую из саней выхватила, от мороза спасла, от смерти избавила!

Что же, это не моя дочка, не мой ребенок теперь? — еще и еще начала его совестить по-эрзянски. Военврач второго ранга только очки поправлял, потом, вытерев проступивший на лбу пот, сказал миролюбиво:

— Ну ладно-ладно, вот вылечим, на ноги поста-им, и забирайте ее себе на здоровье. Только если на согласится у вас жить, эта Галочка.

— Да как же не согласится? — вскинулась Марфа. — Что, наш дом хуже других, что ли? Полная чаша… И курочки свои, и молочко козье, а вон и поросеночек на откорм взят. Сами видите.

— Вижу, чересчур полная, — усмехнулся доктор, — и ребята и поросята — все вместе. И лоханка с отбросами посреди жилья!

— Какие же это отбросы, это козье пойло. — Марфа подозрительно посмотрела на ребят.

Мика смутился и показал кулак Сандрику.

А доктор продолжал свое:

— Достатков у вас хватит, чтобы лишнего ребенка содержать. Да ведь не только в сытости дело. Девочка эта городская, привыкла жить в других, культурных условиях. Спать — в своей кроватке, а вы ее— на груду проса. Привыкла есть из отдельной тарелки, а у вас общая чашка. Да и вся живность эта должна быть не в доме, а в хлеву!

— В такие-то морозы? — всплеснула руками Марфа. — Жалости у вас нет, доктор!

— Ну вот, — не обидевшись, сказал военврач, — если вы создадите ребенку нормальные условия, тогда — пожалуйста…. Мы согласимся отдать девочку и даже двух в придачу!

Широкие щеки матери залил румянец.

Обиделась, что доктор упрекнул ее в некультурности. Она таких упреков и от мужа не слыхала. А Григорий Учайкин был культурный человек. Он и газеты выписывал, и в горницу только в носках ходил, сняв сапоги. И радио хотел в дом провести, да война помешала.

Ничего она больше не сказала. И даже ни словечком не возразила, когда явилась медицинская сестра — женщина в солдатской одежде и, закутав Галочку в принесённое с собой ватное одеяло, увезла девочку в военный госпиталь.

В избе сразу стало не то что пусто, а как-то неинтересно. Даже не так обрадовала, как прежде, отцовская фронтовая весточка. Марфа примолкла, сердито стуча чугунами и ухватами.

И Мика молчал. И Кудлай из-под стола не решался вылезти, виновато помахивая хвостом. И Сандрик до тех пор ныл и капризничал, пока не получил крепкого шлепка.

И единственное, чем утешался Мика, — это тем, что теперь никакие обстоятельства не мешают ему отправиться, наконец, на войну.


ГАЛИНКИНЫ ФОКУСЫ

<p>ГАЛИНКИНЫ ФОКУСЫ</p>

Письмо отца ещё больше подстегнуло ребят. Разведчик писал, что вокруг, мол, тишь и гладь и ему даже надоело на боку лежать, хотя он и привычен полёживать в снегу на лосиных скрадах, ну да, глядишь, не долго ждать, скоро навострим кое-кому лыжи…

Конечно, отец писал иносказательно, чтобы не выдать военной тайны, но ребята сразу догадались, что хотя фронт ещё и стоит на месте, там, под Волховом, где воюет отец, но в любой момент может и двинуться… И надо поторопиться, чтобы вместе с ним гнать и бить гитлеровцев.

— Ладно, — сказал Юка, — вот отвезём раненым рыбу, и айда. У меня есть мысль, как нам незаметно смотаться. Я слыхал, как военврач просил нашу председательницу послать кого-нибудь на лесной кордон к объездчику с предложением организовать отстрел лосей на мясо для госпиталя и заготовку тетеревов. А туда без лыж ходу нет… Ну, мы и вызовемся сходить, мы ведь лыжники.

— А там до полустанка рукой подать! Верно, Юка?

— Очень даже правильно. И то, что мы харчи с собой возьмём, и то, что вроде задержимся, никого не встревожит.

— Правильно! Пока хватятся, мы уже будем к фронту катить!

Ребята поговорили с председательницей и, получив её согласие на поход к леснику, чуть не плясали от радости.

Подавляя в себе нетерпение, вместе повезли в госпиталь карасей, вычерпанных из знаменитого Блюдца. Впереди шёл могучий Конь, за ним плёлся с каждым днём хиревший от старости Сивый.

На мешках с сеном, положенных поверх намороженных карасей, восседали наши дружные кучера, рассуждая о предстоящем отъезде на войну. Рядом с ними лежал кошель, из которого доносился приятный запах тёплых ржаных пышек.

Это Марфа напекла и попросила отвезти своей приёмной дочке Галочке в «больницу», как она упорно называла госпиталь. Кроме пышек, она ещё положила солёных огуречков, яичек, сваренных покруче. Пусть кушает да скорей поправляется — и домой. «А культурные условия мы ей создадим», — так наказывала Марфа передать доктору, отобравшему у неё найденную дочку для какого-то электрического лечения.

Долго вздыхала Марфа, собирая в кошель передачу. Скучала она по приёмной дочке, словно по родной кровиночке. И почему так, сама не знала. Но при одном воспоминании о ней сердце так и заходилось от любви и жалости.

Мике тоже захотелось на прощание повидаться с названой сестрёнкой, чтобы рассказать отцу, как она лечится. И посоветовать ей, не теряя времени, научиться говорить по-мордовски. Тогда ей способней будет и с мамой объясняться да и Сандрика по русскому практиковать.

Такие мирные мысли вились в голове Мики, пока он разговаривал с Юкой о военных делах.

Пегий бык шёл важно, неторопливо, поглядывая с дороги в лес с таким видом, словно хотел сказать: «А ну, сколько тут вас, волков, на один мой рог?»

Подъезжая к госпиталю, Конь стал чаще нюхать воздух, поднимая верхнюю губу. Стал прибавлять шаг. Да вдруг как вздыбится и пошёл вскачь! От неожиданного рывка ребята чуть с воза не свалились. Перепуганный Сивый, которого передние сани дёрнули под уздцы, заржал, а несколько мёрзлых карасей из верхней корзинки свалились на дорогу, словно их выкинула притаившаяся на возу лисичка. Рогатый Конь, всё прибавляя прыти, влетел во двор госпиталя и прямо к кухне.

Поварихи были заняты у плиты и не сразу его увидели. И огорчённый Конь от нетерпения издал такой могучий рёв, что в палатах раненые засмеялись.

— Привет, товарищ водитель! — закричали Мике мальчишки и девчонки из ходячей палаты.

А лежачие потянулись к окошкам. И наконец выбежали поварихи.

— Ах ты умник, вспомнил, где вкусное пойло дают! Ну сейчас угостим.

Вначале Мика несколько огорчился, что столько внимания уделено не ему, а быку. Но затем погордился перед Юкой: никто не обратил внимания а его Сивого. Подумаешь — лошадь в упряжке ходит, вот бык — это другое дело.

И совсем загордился, когда на крыльцо вышел военврач второго ранга и сказал:

— Ах, это вы тут даёте представление! А я думал, что за шум. Пожалуйте, пожалуйте, у нас есть ем вас порадовать!

— И у нас тоже, — похвалился Мика и высыпал из одной корзинки карасей.

На снегу так и засверкала груда золота. Вот это было представление! Военврач даже очки несколько раз протирал, любуясь карасями.

А потом позвал ребят за собой в госпиталь. На них надели белые халаты. И они вошли в палату тихо и важно, как молодые доктора.

Здесь помещались только лежачие раненые в бинтах, в гипсе. Каждый на чистой подушке, под байковым одеялом, на отдельной никелированной койке.

— Вот какие нам надо обеспечить ей условия, — шепнул Мика, кивнув на сестрёнку, острый носик которой задорно торчал из-под одеяла и глаза-смородинки улыбались вошедшим.

Вокруг Галинкиной кровати стояли врачи и медицинские сёстры и чему-то радовались, приглашая ребят.

— Вы полюбуйтесь— чудо у нас какое! Галочка нам фокусы показывает.

Ребята подошли поближе. Девчонка как лежала, так и лежала— носом вверх.

— Ну, Галочка, окажи, как ты можешь! — сказал военврач, кивнув ребятам, куда надо смотреть.

Они взглянули и видели, что из-под одеяла торчат Галинкины ноги, а пальцы а них шевелятся.

— Ну-ну, Галочка, пошевели ещё, пошевели! — наклонилась к ей медицинская сера, словно дивясь

какой-то невидали.

И все заулыбались, любуясь, как двигаются тоненькие пальчики.

«Вот бы мама посмотрела, что вокруг нашей Галочки делается, — подумал Мика. — Рассказать, так не поверит, будто столько взрослых людей могут радоваться тому, что у какой-то маленькой девчонки двигаются пальцы на ногах».


БЕЗ ЛИЦА И БЕЗ НОГИ

<p>БЕЗ ЛИЦА И БЕЗ НОГИ</p>

Мика улыбнулся, а сам косил глазом в другую сторону. Его внимание привлекла кровать, вокруг которой никого не было. Вся она была туго затянута марлей. Белый полог тускло просвечивал. Под его покровом виднелась девочка, лежавшая неподвижно, как замороженная в ледяном гробу.

Её забинтованные руки были подвешены к спинке кровати. Большие, словно остекленевшие глаза неподвижно смотрели в одну точку. А лица у неё совсем не было. Вместо щёк, лба, подбородка сплошная рана. Невозможно смотреть. А невольно тянет.

«Да что же это такое? Почему её не забинтуют?»

Отвлёк его военврач. Он спросил ребят, как это им удалось так много карасей наловить.

Мальчишки наперебой принялись рассказывать, вызвав смех и шутки раненых. Никто не верил, что карасей из озёр можно выметать мётлами. Все думали, что это рыбацкая побасёнка.

— Кто не верит, пусть проверит! — настаивал Мика. И приглашал всех скорей поправляться да на рыбалку.

У раненых глаза загорелись. Но вот один паренёк, лежавший лицом к стенке, ни разу не повернулся. И сколько ребята ни старались заинтересовать его, так и остался лежать.

Даже, когда прощались, не повернулся. А девочка под пологом всё-таки проводила их глазами. Значит, слушала.

— Спасибо вам, ребята, — сказал военврач, когда вышли в раздевалку, — приезжайте почаще, может быть, и в этом упрямце пробудите интерес к жизни.

— А почему он такой?

— Потерял мальчишка ногу… ну и переживает.

Ребята переглянулись: как это можно «потерять ногу?»

— Операцию я ему сделал отлично. Постарался оставить культю немного ниже колена… Нога уже поживает… скоро можно будет ходить на костыле.

— Значит, отрезали?! — воскликнули ребята хором.

— Да, была раздроблена, гангренозная — пришлось… И вот не хочет теперь жить без ноги! Отвернулся к стенке — и всё. Кормим насильно…

— А с девчонкой что?

— Ах, эта, под марлей… Переломы рук. Ожог всего лица. Его нельзя бинтовать.

— Так и останется?

— Почему же, постараемся сделать ей лицо. Вот как только очистится от нагноения, начнём понемножку наращивать кожу. Будем брать взаймы по кусочку у добрых людей… От каждого понемножку— и девочке лицо!

— Живую кожу надо срезать?

— Да, конечно…

— Проклятые фашисты, с них бы живьём содрать за такое…

— Не простит им человечество, — нахмурился доктор, — час придёт — расплатятся за всё.

Ребята тоже нахмурились.

— Отомстим! — сказал Мика.

— Отомстим! — отозвался Юка.

Им захотелось немедленно очутиться на войне и бить этих подлых гитлеровцев, которые так казнят детей!

Когда они ехали домой, у Мики перед глазами всё была девочка, лишившаяся лица, а Юке не давал покоя мальчишка, повернувшийся к стене. Кто он? Чей такой? Как ему помочь?

— О чём задумался, Юка?

— Да всё об этом парнишке…

— А я о девчонке.

— Подумаешь, какое дело, давай ей свою кожу отдадим. Ты с одной щеки срежешь, а я с другой, вот ей и две сразу.

— Ты скажешь…

— А что — пожалел? Герой тоже, одной щеки жалко. Вот ногу, собери мы хоть сто штук, ему обратно не приделаешь.

— А твой дед-то живёт себе, не тужит при одной ноге!

— Так ведь он старый. Ему что, а мальчишка, наверное, горюет, что. без ноги его на войну не возьмут. Безногий — не боец.

— Как это — не боец? А твой дед, помнишь, про безногого пулемётчика рассказывал, который у Будённого в Первой конной был? Как засядет на боевую тачанку, как прикипит руками к пулемёту… Та-та-та-та! Никакие ему ноги не нужны… Лихие кони мчат!

— Да, дед здорово это рассказывал…

— Давай его попросим съездить в госпиталь да рассказать всё это мальчишке — глядишь, от стенки и отвернётся.

— Правильно!

С таким решением и вернулись возчики в родные Курмыши.


ТАИНСТВЕННЫЙ ПАКЕТ

<p>ТАИНСТВЕННЫЙ ПАКЕТ</p>

— Ну, как там Галочка наша, как наша родненькая? — бросилась навстречу Марфа, как только завидела сына.

— Ой, мама, хорошо, уже пальчики двигаются. Она пальчиками шевелит, а на неё весь госпиталь радуется.

— Ты смотри-ка, значит, скоро домой возьмём.

— Да ещё полечат электричеством. Начнёт бегать-прыгать— сейчас же возьмём.

— Лишь бы не заскучала она там, не заплошала без материнской ласки… Слабенькая ведь, несчастная.

— Она-то не заплошает. Там и послабей есть и понесчастней.

И Мика рассказал про девочку, которая лежит с подвешенными руками и совсем без лица. И пожалел, что рассказал.

Мать так плакала, так страдала, что Мика забоялся, не разорвалось бы у неё сердце от горя.

Зато уж не пожалел он чернил, когда сел писать отцу на фронт. Такие казни на головы гитлеровцев призывал, что бумага корчилась и стальное перо не выдерживало. Три штуки сломал, пока одно письмо написал.

Марфа тоже горе не таила, рассказала про несчастную соседкам. И вот уже все курмышские женщины охают и вздыхают, жалея бедную девочку «без лица».

Наслушавшись их рассказов, к Мике забежала Светлана «А я знаю».

— Правда это?

— Правда.

Она только губы поджала: а почему я не знаю? И сейчас же подала сигнал своим девчонкам: «Все на сбор!».

О чём они говорили, неизвестно. Девчонки собрались одни, без мальчишек. И вдруг после этого сбора появились у них на щеках, на лбах, на подбородках какие-то значки-квадратики, ромбики, треугольники. И все пять Светлан, четыре Людмилы и три Тамары расхаживали по деревне с этими значками таинственно грустные.

Как у них мамы и бабушки ни допытывались, что это значит, отмалчивались.

Ребята поинтересовались, в чём дело, но ни одна из Светлан, Людмил и Тамар не проговорилась.

Поскольку имена у них были одинаковые, в школе для отличия девочкам быстро дали прозвища: «А я знаю», Птичка, Булка, а одну Светлану прозвали Луной — уж очень она была щекаста да круглолица.

И вот Светлана-Луна расхаживала какая-то особенно важная. Но почему важничала, она тоже не проговорилась.

— Ладно, — обиделись ребята, — когда-нибудь мы вам зачем-нибудь понадобимся, так сами скажете.

И, конечно, понадобились. Светлана «А я знаю» попросила взять её с собой, когда повезут в госпиталь молоко.

— Скажешь всю правду — возьмём.

— Не могу, мы клятву дали.

— Какую? Зачем?

— А затем, что мы не хотим наших матерей заранее расстраивать. Вот когда дело будет сделано, тогда уж пусть…

Ничего не понятно. Эта Светка была чересчур хитрая. Она потому и вызвалась почту разносить на своих длинных ногах, чтобы первой узнавать все новости. Она не только доставляла газеты и письма, а старалась и почитать их вслух получателям. И всё, что делается на фронте, и как там воюют курмышцы, — она знала во всех подробностях. И охотно делилась с ребятами. А здесь на вот тебе — не желает сказать, что это девчонки задумали.

Обиделись мальчишки и заявили:

— Раз ты нам не доверяешь, мы тебя с собой не возьмём.

— Ах, не возьмёте, ну и сами не поедете! — пригрозила Светлана.

Ребята не придали этому значения и пошли просить деда Акима съездить с ними вместе поговорить с мальчишкой, отвернувшимся к стене. Но старик сказал, что возить сейчас в госпиталь нечего. Коровы почти перестали доиться, в кладовке всего одна фляга молока. А мальчишке ничего не сделается: належится, наскучается, надоест — сам встанет!

Ребята доказывали, что мальчишке совсем плохо, а дед — своё:

— Обойдётся, молодо-зелено… Я тоже глуп был. Не хотел без ноги в родную деревню возвращаться. Невесте на глаза стыдно было показаться… А вишь теперь, как ловко на одной ноге поворачиваюсь! — В конце концов старик всё-таки согласился и сказал — Ну ладно, прокачусь до госпиталя, если Евсей подводу даст.

Ребята помчались к дяде Евсею. А тот мрачно сказал:

— Вы что, газет не читаете? — и показал статью в районной «Заре» о том, что в Курмышах медлят с вывозом сена из лугов, а весна и разлив не за горами…

Заметка была обведена красным карандашом. И ребята сразу заподозрили руку Светланы. Вот вредная девчонка, не могла вручить газету на день позже… когда они были бы уже далеко!

— И правильно нас критикуют, — ворчал дядя Евсей, — не будет сена — не будет и молока. Вот заиграет река и унесёт наши стога, пока мы кто в лес, кто по-дрова! Всё кончено, с сегодня мобилизован весь транспорт!

— Но, дядя Евсей, в кладовке есть одна фляга молока, которую нужно отвезти в госпиталь, давайте мы её доставим на моём рогатом Коне! — взмолился Мика.

— Такую малость можно доставить и на козе! — усмехнулся дядя Евсей и не дал запрячь быка.

Все планы у наших ребят рушились. Они ведь задумали сразу много дел сделать: отвезти дедушку Акима для беседы с безногим мальчиком, а самим встать на лыжи да уйти напрямик от госпиталя к полустанку. И лыжи в сани положили, и харчи. И вот на тебе!

Очень расстроился Мика. Недавно он дяде Ев-сею жизнь спас, а тот подводой не может выручить… Конечно, если бы он знал, как она нужна ребятам… Ну да ведь взрослым всего не объяснишь.

— Вот насмешник, вспомнил о моей козе!..

При этих словах друга Юка стукнул себя по бокам и рассмеялся.

— Ты чего это?

— Да я вспомнил о твоём лохматом скакуне!

Мика так и подскочил. И, обрадованные неожиданной догадкой, друзья принялись бороться и валяться в снегу.

А через некоторое время коварная Светлана, пробегая мимо кладовки с сумкой, полной газет и писем, невольно задержалась. Что-то весёлое творилось здесь, судя по смеху, раздававшемуся из толпы мальчишек. Вся улица собралась.

Вначале Светлане показалось, что идёт обычная забава — мальчишки запрягают в салазки Кудлая. Но вдруг она разглядела флягу молока, которую тщательно увязывал сам дедушка Аким. «Вот любит потакать ребячьим выдумкам», — подумала Светлана и поняла — поездка в госпиталь явно состоится и без неё…

Заметив Светлану, Мика и Юка, налаживая упряжку, заголосили изо всех сил:

— Скачи, наш конёк, через каждый пенёк. Ходу поддавай да погромче лай! Пусть зайцы разбегаются, волки пугаются, а у злой бабы-яги прокисают пироги!

Схватившись за щёки, которые на морозе вдруг загорелись, Светлана бросилась прочь. Но за сараями остановилась и притаилась, чтобы посмотреть, как ребята помчатся на лохматом коньке.

И тут она увидела, как у самой околицы Мика придержал Кудлая, а Юка достал из-под стожка соломы припрятанные там лыжи и дорожный мешок с харчами.

«Ага, вот они что задумали!» — догадалась Светлана и, преградив Кудлаю путь, закричала:

— А я знаю! А я знаю!

Могучий пёс облапил её, тыкаясь мордой в карманы, — Светлана частенько угощала его то коркой хлеба, то печёной картошкой, прихваченной в дорогу.

— Пусти! Освободи путь! — кричали ездоки.

Но Светлана не сдавалась:

— Не попросите мира — не пущу! Скажите: «Прости, Светланочка, взяли бы тебя с собой, да места нет!»

— Ну ладно… ну конечно… в другой раз возьмём!

— Ха-ха-ха! — так и залилась Светлана. — Когда это будет в другой раз — после войны? Я всё знаю. Вы что же, и Кудлая хотите с собой взять?

— Нет, он только мешаться будет; видишь, какой привязчивый. Ему что хозяин, что посторонний— все свои люди! — сказал Мика.

— Ну и что же, вы его одного бросите?

— Нет, уж если ты хочешь всё знать, так знай — мы его подарим тому безногому парню, которому жизнь не мила.

— Ой, верно, такая весёлая собака и его развеселит! — обрадовалась Светлана. — Ой, как хорошо вы придумали. Ну и мы кое-что задумали не хуже…

Минуту она поколебалась, а потом сказала серьёзным голосом:

— К вам, ребята, у меня просьба. Когда вы будете на войне, разузнайте там про моего отца, что-то от него долго писем нет… Во все дома ношу, а в свой пустая прихожу.

— Хорошо, постараемся узнать.

— И ещё одно дело. Свезите-ка вы в госпиталь вот эту бумагу и вручите военврачу второго ранга. — И с этими словами Светлана подала хорошо запечатанный пакет. — Только, чур, не вскрывать, в нём военная тайна!

Ребята дали честное пионерское. Забрав пакет, помогли Кудлаю перетащить салазки через сугробы и, изобразив пристяжных, помчались. Первые сто шагов рысью, а потом пошли шагом. А когда подтащились к госпиталю, то едва не высунули языки, как их лохматый конь, который через каждые два шага останавливался полизать снег… Трудно далась им эта дорога.

А уж как трудно было вытерпеть и не заглянуть в этот таинственный пакет — об этом и говорить нечего!

Великую выдержку проявили ребята, вручив его нераспечатанным самому военврачу второго ранга.


ЧЕРТЁЖ ЛИЦА

<p>ЧЕРТЁЖ ЛИЦА</p>

Появление ребят перед окнами госпиталя, конечно, не прошло незамеченным. Хитрецы немного отдохнули перед въездом в ворота и явились с шумом, с гамом, изображая весёлую тройку. Собака — коренником, мальчишки — пристяжными.

Первыми выбежали из кухни поварихи.

— Ой, батюшки, глядите-ка, то «Му-один» являлся, а теперь «Гав-три» примчался!

Галинка к окошку уже на своих ножках подбежала и стала звать всех ходячих мальчишек и девчонок.

— Посмотрите, посмотрите, это мой братик на собаке приехал! Это наш Кудлай, на котором я чуть-чуть не утонула… когда он за зайцем погнался!

И без её зова все так и прильнули к стёклам: сёстры, санитарки, раненые на костылях. Но мальчишка, отвернувшийся к стенке, как лежал, так и не пошевелился.

Когда ребята сдали флягу молока, поварихи покормили их на дорогу. Не забыли и Кудлая, которому отвалили груду сахарных костей. А потом было устроено катание для всех желающих. Таких нашлось немало. И под весёлый смех зрителей, толпившихся у окон, Кудлай, носясь по кругу во дворе госпиталя, много раз вывалил в снег Мику, и Юку, и ребят, которым доктор разрешил принять участие в этой забаве.

А упрямого мальчишки по-прежнему не было среди зрителей у окон.

Это ребят заело.

Конечно, они могли бы махнуть нашего рукой: хочется ему лежать — пусть лежит; поручить Кудлая поварихам, которым он так понравился, а самим податься…

Отдаленные гудки пробегающих на фронт поездов так и манили их.

Но какое-то чувство подсказывало им, что так поступить нельзя. Это будет не по-товарищески. Это то же самое, что бросить раненого бойца на ничьей земле. Нет, надо всеми силами пробудить его к жизни!

В госпитале наступило время обеда, потом час покоя. Самодеятельных артистов тоже пригласили отдохнуть в тепле.

И вот тут Мика сказал Юке:

— А не устроить ли нам представление, которым дед Аким, когда выпьет в праздник хмельной браги, всю деревню веселит?

— Попробуем, дело нехитрое, — согласился Юка.

Мальчишки выпросили у поварих гребешок и две деревянные ложки.

Мика, очень способный к музыке, умел наигрывать на гребешке, как на губной гармонике, и отбивать такт двумя деревянными ложками, зажатыми в руке. А Юке случалось изображать ручного медведя, когда ряженые парни устраивали праздник проводов зимы.

Он охотно взялся изобразить веселого деда Акима. Поджал одну ногу, туго подвязал ремнем. Вот и солдат-инвалид. И после часа отдыха они устроили новое представление.

Мика наигрывал, а Юка, опираясь на палку, плясал и пел во всю глотку дедушкину песню:

Хорошо тому живется, У кого одна нога; У того портка не рвется И не надо сапога!

Затем он маршировал и, встав на укороченную ногу, прицеливался палкой и командовал себе:

«С колена — пли!» И ловко запускал палки в снежную бабу, сооруженную кем-то в центре двора.

Громко смеялись раненые, прильнувшие к окнам. Но вдруг что-то стало тихо. Мальчишки вгляделись и среди знакомых лиц увидели одно незнакомое, бледное, с большущими глазами.

И сразу догадались, что это тот самый зритель, из-за которого они и давали такой лихой концерт самодеятельности. Ага, наконец-то они заставили его повернуться от глухой стены к светлому окну. Теперь надо посильней рассмешить его, и человек пойдет на поправку! Подмигнув Юке, Мика тоже поджал одну ногу, а обнявшись, они вдвоем затанцевали.

Смешливые поварихи так и прыснули и бросились в кухню, прозевав вскипевшее молоко.

Довольные успехом, мальчишки взглянули в окно, надеясь увидеть улыбку бледного паренька. Но лицо его вдруг исказилось, словно от нестерпимой боли, он замотал головой и ударился лбом.

Заслышав звон осколков, комедианты свалились в снег, словно сраженные пулеметной очередью.

Медицинские сестры подхватили мальчишку, поранившего себе лицо, и понесли прочь. Он бился в их руках и кричал:

— Не хочу быть таким! Не хочу людей потешать!

— Ну успокойся, милый, они же не хотели тебя обидеть!

Мальчик был безутешен.

Огорченных комедиантов позвал к себе военврач второго ранга.

— Что это вам вздумалось изображать безногих в смешном виде?

Ребята объяснили, что хотели приободрить паренька. Рассказывали ему про дедушку Акима, который, вернувшись без ноги еще с гражданской войны, до сих пор жив и весел. И на охоту ходит, и на рыбалку, и даже на коне верхом скачет. И над своей бедой сам смеется, шутливые прибаутки поет.

— Когда сам человек свою беду шуткой отгоняет — это одно, а когда посторонние так шутят — совсем другое. Нехорошо!

Незадачливые артисты совсем сконфузились.

— Ладно, — сказал военврач, — поезжайте домой и в следующий раз будьте умнее.

Он написал деду Акиму записку, запечатал в форменный конверт и велел доставить немедленно. И добавил:

— А вашим пионерам передайте устно, пусть ждут сигнала. Скажите, что чертеж хранится у меня под стеклом.

Ребята глазами захлопали: «Какой чертеж-? Какой сигнал?» И вдруг увидели на столе военврача большую фотографию Светланы-Луны. Фотокарточка эта висела в школе с тех пор, как Светлану отметили грамотой за лучшее исполнение мордовских песен. Ее полное лицо, едва умещавшееся на фотографии, было расчерчено на квадратики, ромбики и треугольники, как какая-то замысловатая выкройка.

«Ах, вот почему все девчонки ходят разукрашенные такими же треугольничками, помеченными номерочками… Они разметили, с кого сколько надо взять кожи, чтобы сделать безликой девочке лицо!»

Военврач, заметив, что ребята пристально смотрят на чертеж лица, спросил:

— Как зовут эту девочку?

— Светлана…

— Да? Передайте пионерам, что раненую девочку, для которой они хотят отдать свою кожу, тоже зовут Светланой!

— Нашу зовут еще Луной…

— Вот как? Наверное, она красивей всех, поэтому и прислан чертеж именно ее лица?

— Нет, — ответил сообразительный Юка, — у нее лицо самое широкое во всей школе, а девчонки любят кроить с запасом, чтобы не ошибиться!

Доктор подавил улыбку и, не теряя серьезности, сказал:

— Это очень умно. Передайте всем девочкам мою сердечную благодарность. Скажите, я горжусь такими самоотверженными людьми!


ВЕСЕННИЕ НЕОЖИДАННОСТИ

<p>ВЕСЕННИЕ НЕОЖИДАННОСТИ</p>

Возвращались ребята в Курмыши в мрачном настроении. Даже Кудлай хвост повесил. Ему были тяжелы и пустые салазки. А ребятам еще тяжелей казалось небольшое письмо, которое они должны были доставить деду Акиму от доктора, и особенно благодарность, которую должны были передать девчонкам устно.

«Горжусь такими людьми», а что они сделали? Подумаешь, подвиг какой — разрисовать себе щеки! Вот если бы они солдатский «разговорник» хотя бы вызубрили, можно было бы похвалить. По кусочку кожи решили пожертвовать — да разве это сравнится с тем, что другие жизни не жалеют отдать для победы! «Самоотверженные», а где это видно? Да встреться им живой фашист, они бы даже не знали, что нужно крикнуть «Хенде хох!»

Ну ладно, наше время тоже придет. Вот напишут в газетах про подвиги двух юных разведчиков из деревни Курмыши, вот тогда военврач тоже скажет: «Горжусь такими…»

Несколько утешило мальчишек по возвращении в деревню то, что зазнавшимся девчонкам, оказывается, крепко досталось от мам, бабушек и старших сестер. Кто-то все-таки проговорился, ну и пошел шум по всей деревне. И вот уже все «самоотверженные» ходят заплаканные, но с чистыми лицами. Заставили их силком умыться!

Однако, приободренные благодарностью военврача, которую мальчишки не смогли утаить, все пять Светлан, четыре Людмилы и три Тамары снова подняли носы. Они сговорились носить свои памятные знаки на лицах мысленно, каждая в уме приучая себя помнить, какой кусочек ее кожи предназначен для девочки без лица.

И при встречах вместо обычного приветствия девчонки теперь касались пальцами этих предназначенных на вырезку мест…

Дедушка Аким, получив записку военврача, долго читал и перечитывал ее и, покрякивая, сообщал ребятам некоторые отрывочные сведения. Мальчишки не посмели узнать заранее, заглянув в незаклеенный конверт. Они уважали доктора и, кроме того, тренировали волю.

— М-да, — говорил дед, — характер у этого парня! Решил помереть в безвестности — и все… Оказывается, он даже фамилии своей не открывает.

— А почему?

— Почему? Я думаю, потому, что не желает, чтобы его жалели родные и близкие, как покалеченного. Решил числиться без вести пропавшим… Точь-в-точь как я когда-то… Молодо-зелено!

Теперь деду захотелось взять над ним шефство.

Друзья обрадовались. К веселому старику льнули все ребята. Глядишь, и этот паренек с ним подружится, а тогда все заботы с плеч долой.

Отец Мики прислал с фронта письмо, которое взбудоражило их больше, чем первое дуновение весны — перелетных птиц.

Вот что писал отец:

«… а у нас здесь наступила неожиданная ранняя весна. Очутились и мы, и фрицы на островах, кругом вода, а посередке беда. Подтопило фашистов, а все не унимаются: и мины швыряют, и из пушек палят…»

А в ответ на призыв сына бить всех немцев без пощады за то, что они над детьми издеваются, отец сообщал:

«Наказ ваш, сынок, мы учтем, конечно, бить будем гитлеровцев без пощады, только имей в виду, не все немцы — гитлеровцы. Немцы разные бывают».

И описал такой случай, что просто читать невозможно — так на войну хочется. Оказывается, весной, если умеючи, можно так отличиться, лучше лучшего! Вот послушайте.

Григорий соорудил не то плот, не то ладью. Он это может. Хоть из бревна, а если надо — лодку сделает. И вот на этих «плавучих средствах» стал он с товарищами производить разведку. Поплыли однажды ночью по залитым лесам. В тех краях разлив бывает раньше, чем в Мордовии; заплыли далеко от своих позиций и вдруг слышат — из кустов кто-то покрикивает потихоньку:

«Рус, спасибо! Рус, спасибо!»

Что за чепуха, за что их благодарить, когда они плывут тихо, без стрельбы, как в разведке положено? Даже веслами стараются не всплескивать.

Подкрались к затопленному водой бурелому и видят: сидят там на деревьях, на бревнах фашистские вояки. Повесили на сучки автоматы и приманивают наших плывущих разведчиков:

«Рус, рус!»

Наши подгребли, посажали их в свою плавучую посудину, повезли в плен со всей амуницией. Оказывается, у них тут позиция была, спрятанный под буреломом блиндаж. И все затопило. И уж который день сидят, как зайцы, а вода все прибывает… Что ни час— ближе к гибели.

Чудно, вода людей топит, а они благодарят: «Спасибо, спасибо!» Знать, довоевались — больше некуда.

Оказывается, эти немцы по-русски плохо знали и вместо «спасите» «спасибо» кричали.

В плену обещали получше выучиться.

Отца за этих пленных наградили медалью…

Прочли об этом ребята и взволновались.

— Эх, вот бы нам туда сейчас на дедушкином легком ботничке! — воскликнул Юка.

— Не худо бы на рыбацкой завозне, в нее пленных больше насажаешь! — поправил Мика своего товарища.

И тут же они поняли, что все их снаряжение уже не годится— ни лыжи, ни шубы, ни валенки. Лучше всего плыть налегке, да в лодке! А тут, как на грех, весна задерживается.

Зима в этом году была суровая, многоснежная. Сугробы хоть и осели от первого же тепла, но таяли медленно. Вода уходила под снег, скапливаясь в оврагах и низинах. Но тяжелый толстый лед никак не поднимался. Ждал прибылой верхней воды из-под Пензы и из-под Моршанска. Вот как повалит она валом с этих более южных полей, так и взломает льды любой толщины.

Дядя Евсей определял, что вода будет большая, и торопился вывезти из лугов все сено, даже с тех холмов, которые не всегда затоплялись. Работы было много.

Мика на своем знаменитом Коне несколько ездок сделал и вывез целый стог.

Юка на Сивом тоже возил. Кряхтел старый мерин, но, словно чуя, что сено может полой водой унести, тоже старался.

На вывозке работали стар и мал. Даже Марфа, урывая время от раздойки молодых, недавно отелившихся коров, несколько раз в луга съездила, надев мужнины охотничьи сапоги, с высокими голенищами.

И хорошо, что постарались колхозники. Половодье так разыгралось, что вода вплотную к плетням подошла. Даже некоторые стога подтопила. И один чуть не уплыл. Приподнялся вдруг с земли, солома его зашипела по-змеиному, и тронулся он прочь от деревни.

Пришлось этот стожок соломы веревками зачаливать и заводить за плетни, как корабль в гавань.

Пока не наступила весенняя страда, колхоз подвел итоги зимней работы, и правление наградило Марфу за отличный выход телят и за хорошую раз-дойку молодых коров премией. И Мику тоже наградили за работу молоковозом и, главное, за вывоз сена на рогатом Коне.

Получив за себя и за сына денежную премию, Марфа пришла домой смущенная и сказала, обращаясь к сыновьям:

— Простите уж вы меня, хозяева мои дорогие, работнички трудовые, без спросу истратила я эти денежки… Надо бы вам кое-что из одежонки купить, а я вон на что позавидовалась. — Открыла горницу, а там стоит новенькая никелированная детская кровать с сеткой. — Это я для нашей Галинки… Весной-то ее, наверно, отпустят к нам, надо же создавать условия.

Мика сдержался, хотя и позавидовал. А Сандрик как заревет:

— И мне такую! И я хочу условия! — И так разбушевался, что насилу уняла его Марфа.

А Мика, скрывая свою обиду на мать, которая никогда их не баловала отдельными кроватями, сказал ему:

— Ну и чего реветь? Что, мы маленькие, что ли? Мы и сами такие купить можем. Заработаем — вот и вся недолга! На собственные труды чего хочешь приобретем.

— Приобретем, — согласился, всхлипывая, Сандрик.

Мать долго вздыхала на своей кровати, слушая их шепот на печке, и думала про себя:

«Ах вы, сынки мои, ростом малы, да умом мудры!»


ГОРЕ

<p>ГОРЕ</p>

Горе пришло тихим весенним вечером, когда все колхозники готовились на покой после трудового дня. И принесла его длинноногая Светлана «А я знаю». Как она ни старалась сберечь людей от дурных вестей, обманул ее веселый треугольник с пометкой: «Действующая армия». Вручила она его семье ушедшего на войну старшего конюха Степана Терентьева, не зная, что в нем таится. Похоронку в квадратном конверте она бы не прозевала.

В этом письме дядя Степан сообщал из полевого госпиталя своим близким, что сам он жив и почти здоров, отделался испугом и легкой царапиной, а вот товарищ его, любимый и боевой друг Григорий Учайкин, «приказал долго жить». Сам он видел как подкинуло его в воздух взрывом той мины, которая и его, Степана, слегка поранила. И упал Григорий бедняга, вниз лицом в мутную воду, и унесла его река… во вражескую сторону.

Степан просил свою жену, Марью, передать это несчастной Марфе как-нибудь «поаккуратней» и помочь ей пережить горе.

Но жалостливая Марья, прочтя эти строки, метнулась к телятнику, причитывая:

— Ой, горькая ты моя подруженька, разнесчастные твои детушки-сиротушки! Ой, да как же мы теперь будем жить, как наше горе изживать?

Марфа пришла домой черная. Уронила голову на одеревеневшие руки и долго лежала так, упав грудью на стол, не отвечая ни на слезы, ни на просьбы Сандрика. Не поднялась и на стук открываемой двери.

…Мика, которому обо всем уже сообщили ребята, вошел и, ничего не сказав, сел рядом. И молча сидел до тех пор, пока мать не обняла его, не прижалась щекой к щеке и не сказала:

— Сирота я у тебя, сынок… Ты у меня теперь вся надежа.

Можно ли было после этого взять да покинуть свой опустевший дом, свою осиротевшую мать?

Горестно вздохнул Мика и, отыскав Юку, сказал ему:

— Давай обождем, пока немного горе обвыкается.

— Чего поделаешь, придется, — согласился Юка и который раз высыпал поросенку все накопленные сухари.

И поросенок съел их, причмокивая и не зная, что поглощает он и дорожный, и фронтовой, и неприкосновенный запас будущих разведчиков.

А вот Кудлай словно почуял, что с хозяином его случилось что-то плохое. Стал он подвывать по ночам. Завидит луну, сядет у плетня и воет.

А в доме наступила долгая тишина. Горница, где висел портрет Григория, совсем не открывалась. Как будто там находился покойник.

Мика томился как никогда в жизни. Все из рук валилось.

А Юка тем временем командовал играми мальчишек на выгоне. Там, за плетнями, у сараев и стогов соломы тренировался для будущих разведок, ползая по-пластунски. Бросался внезапно на вражеских часовых со страшным криком: «Хенде хох!»

А потом принял участие в давней забаве курмышских ребят. Целыми партиями взбирались мальчишки на длинные палки, прибив к ним скобы — чем выше, тем лучше, — и шагали вперегонки к островам через выгон, — залитый разливом.

Это было азартным и рискованным занятием. Шагаешь словно над морем, чуть сорвёшься — и в воде… И тогда скорей к костру, разложенному под плетнями. Снимай штаны и лапти с онучами и сушись на дымке, на ветерке да на солнышке.

Ну, а повезёт — дойдёшь и до островов, ни разу не сорвавшись. А там, на песчаных холмах, покрытых сосновым лесом, можно набрать прошлогодней брусники, сморщенной и сладкой. А когда набьешь оскомину, можно полакомиться сосновыми «свечками»— молодыми побегами, с которых стоит только содрать шкурку вместе с неколючими слабыми иглами, как обнаружится кисло-сладкая мякоть. Душистая, сочная. Правда, больше кислая, чем сладкая, но в охотку есть можно. Других фруктов в эту пору в Курмышах не бывает.

Юка и эти забавы превратил в воинскую подготовку. Плохо ли ходить в разведку вот так, на ходулях? Можно пройти по любым болотам. И после шумных атак на молодые сосёнки, стоявшие плотными рядами, мальчишки возвращались, размахивая «трофеями» — съедобными побегами.

Но Мике не игралось ни в какие игры, даже в самые воинственные. Он и упражняться в немецком языке забыл. Другие заботы тяготили его.

Однажды мать вошла в горницу по какой-то надобности. Мелькнула в приоткрытой двери новая детская кроватка, накрытая пёстрым лоскутным одеялом, и у Мики сердце так и затомилось, как вспомнил ожидающую его приезда Галинку.

— Мама, — спросил он тихо, — мы уже не возьмём её, сами теперь сироты?

— Про кого это ты?

— Да про Галинку.

— Да ты в своём уме, сынок? — вскинулась мать. — Да разве от горя теряют сердце? Чем же девчонка виновата? Так ты и от Сандрика откажешься? О том, как их прокормить без отца, — вот о чём думать надо!

— Ой, что ты, мама, я потому и спросил, что заработать трудодней хочу. Я опять к дяде Евсею пойду, может, у него найдётся мне дело.

И Мика помчался на конюшню, почувствовав прилив деятельных сил.

Здесь всё было тихо. В ожидании новых трудов отдыхали и кони, и главный конюх. Подставив солнцу свою голову, гладкую, как куриное яйцо, дядя Евсей не торопясь вил новые кнуты. Старые колхозные клячи, поглядывая на эти приготовления, медленно жевали душистое сено, наедаясь впрок.

Могучий бык вышел на солнцепёк и блаженствовал. Над его линяющей шкурой трудилась целая компания галок, добывая мягкую подстилку для гнёзд. Налетели стайкой, галдят, ссорятся. А ему хоть бы что, иной раз лишь промычит легонько: ладно, мол, чего вы, всем хватит.

— Дядя Евсей, я к тебе, давай работы, сам знаешь моё положение!

— Знать-то, парень, знаю, — посочувствовал дядя Евсей, — да ведь какие теперь дела, всё с половодьем встало. Вот погоди, начнём пахать-боронить…

— Не могу ждать, сейчас зарабатывать нужно. Возил бы опять молоко, да сейчас не проедешь.

— И не проедешь, и Конь не пойдёт. Быка мы определили на другую работу — в плуг, целину подымать, огороды пахать. Овощи будем сажать для военной надобности. А молоко в госпиталь военные будут сами возить на полуторке…

Дядя Евсей посочувствовал, повздыхал. И вдруг догадка сверкнула в его глазах.

— А ты, парень, давай лодкой вози! Завозня-то рыбацкая так у плетней и лежит без дела!

Мика сразу подхватился. Осмотрел ладью, прикинул, сколько нужно смолы и пакли, и к деду Акиму в кладовую. Старик поддержал его:

— Ну старательный ты парень, весь в отца! Давай-давай, пойдём покажу, как надо паклю набивать, как швы-щели смолой заливать.

И, забрав деревянную колотушку, железную конопатку и охапку просмолённой пакли, отправился к выгону, на котором весело плескалось весеннее море разлива.


БЕЗНОГИЙ МАЛЬЧИК УПЛЫВАЕТ В СКАЗКУ

<p>БЕЗНОГИЙ МАЛЬЧИК УПЛЫВАЕТ В СКАЗКУ</p>

Главная рыбацкая лодка лежала перевёрнута» вверх днищем у кромки весенней воды.

— Эх, матушка-кормилица, перестраивайся» ты на новый лад, поработай на раненых бойцов, — похлопал её по деревянным облезлым бокам дед Аким.

Показав, как надо конопатить лодку, дед Аким залюбовался разливом.

— Эх, и воды нынче много — море! Эдак к нам и волжский судачок наверняка набежит… Да в стерлядь в гости пожалует. И не то что волжская, глядишь, и мокшанская со своей сурской роднёй захочет повидаться. Возьмёт да и приплывёт… Эх, только ловить её некому, а рыба будет, — и почесав в затылке, сказал: — Ну ладно, ты, Мика, занимайся лодкой, а я пойду верши разберу, ставные сети проверю, может, немного половим всё-таки… Глядишь, раненых бойцов скорей поправим, если хорошей рыбкой угостим! — И торопливо заковылял обратно в деревню.

В сарае на сушилах хранился у него заветный рыбачий челнок, выдолбленный из старой ветлы. Такой тонкий и лёгкий, что его можно таскать одному, как стиральное корыто.

Снял его дедушка Аким и волоком притащил к разливу. Сунул в воду, толкнул легонько, и он закачался, невесомый, как скорлупка. Красивый, с высоко загнутым носом и высокой кормой.

Сел на него Аким, подмигнул Микё, скользнул по разливу. Ветерок подхватил скорлупу — и только его и видели. А Мика остался конопатить большую лодку.

День был чудесный. Порывистый ветер, рвущийся с юга, доносил запахи сухих степных трав. И словно забавляясь, хватал где-то на юге и бросал на север охапки тепла.

И вместе с теплом хватал и бросал весенний ветер стаи птиц, гусей, лебедей и диких уток. И они кричали весело, словно смеялись, участвуя в этой задорной игре. Большинство стай пролетали куда-то дальше на север. Но вдруг, словно сбитые ветром, на кусты тальника, на зазеленевшие проталины, сыпались с неба то шумные ватаги скворцов, то опускались с тихим шелестом соловьиные стаи.

Мике было не до них: он торопился законопатить плавучий «молоковоз». А дедушка Аким плыл в своём лёгком челноке, чуть пошевеливая веслом, и, сняв шапку перед весной, всё замечал, всем любовался.

Так плыл он и плыл словно без цели и без смысла, просто радуясь весне. Плыл по открытым местам, заплывал в залитые водой кустарники, правил по лесным просекам, превратившимся в каналы проточной воды. И всё что-то шептал про себя и улыбался. Заметил пару зайчат на бугорке, окружённом водой, и погрозил им пальцем — сидите, мол, тихо, пока ястреб вас не высмотрел! Увидел белку в дупле, которая глядится в подступившую воду, как в зеркало, и ей погрозил — зря не высовывайся, хищная ласка заметит.

Так старик плыл, плыл, направляя челнок одному ему ведомыми водными дорогами, появившимися в лесу на месте оврагов, ручьёв и тропинок. И вдруг приплыл к корпусам бывшей лесной школы, которые волшебно отражались в полой воде, подобно сказочному городу.

Он нашёл канаву, по которой подплыл так близко, что очутился на своём челноке прямо против окон детской палаты. И, закурив трубочку, стал время от времени поманивать кого-то пальцем, поглаживая свою зеленоватую бороду.

Через некоторое время в раскрытую форточку высунулась девчонка, у которой обе руки были недавно в гипсе, а сейчас уже освободились, словно гипсовая короста растаяла вместе с сугробами снега.

— Вам кого, дедушка?

— Того, кто не боится ничего.

Девчонка исчезла, как белка, нырнувшая обратно в дупло. В палате пошёл лёгкий говор. Вскоре в форточку высунулся мальчишка с забинтованной головой.

— Нет, правда, вы, дедушка, за кем-нибудь приехали?

— За тем, кому себя не жалко.

И мальчишка нырнул обратно, а на его место опять любопытная девчонка:

— А что, вы можете так завезти, что и не вернёшься?

— Могу, — сказал старик.

Ребятам в палате стало ещё любопытней и страшней. И это любопытство так всех разожгло, что дошло и до самого безучастного. Безногий мальчишка вдруг повернулся от стены к окну. Потом, опираясь о спинки кроватей — он презирал привезённые ему костыли, — медленно добрался до окошка и тоже взглянул на странного старика, сидевшего в челноке с загнутыми краями.

— Вы за мной?

— За тобой! — поманил его старик и, вынув изо рта трубку, радостно улыбнулся.

И мальчик стал быстро собираться в путь, раздаривая всё, что у него ещё сохранилось от прежней жизни, — чудесную кручёную резинку для рогатки, сломанный морской кортик, несколько редких марок с изображением кораблей.

Ребята испуганно отказывались. А вошедший в палату военврач второго ранга молча смотрел на эти сборы, не запрещая самовольного отъезда.

Это было странно, как во сне.

Мальчику не хотелось, чтобы его товарищи видели, как он ковыляет на костылях. Он пошёл, придерживаясь за стену, дошёл до балконной двери. Вышел на веранду. Прошёл вдоль неё, придерживаясь за перила, а старик навстречу ему двинул свою похожую на индийскую пирогу лодку. На старике была серая войлочная шляпа, словно сделанная из осиного гнезда.

Никто из ленинградских ребят в жизни не видел подобных стариков-такие могут встречаться только в книжках с картинками. И поэтому казалось, что безногий мальчик уходит в сказку. И если бы это было не так, разве военврач второго ранга отпустил бы его?

А он не только не остановил, но даже приказал старшей сестре выдать мальчишке его одежду — матросскую тельняшку, старый бушлат и великоватую фуражку со следами отпоротого «краба».

И на прощание сказал:

— Ну, счастливого плаванья, кандидат в школу юнг!

Так вот откуда у мальчишки вещи из морского обихода! Оказывается, он хотел быть моряком.

Словно почуяв родную стихию, мальчик легко и поспешно скользнул по перилам веранды в сказочную лодку. Старик передвинулся на корму, а он уселся на носу.

И таинственный чёлн бесшумно скользнул по залитой водой канаве и, раздвинув кусты, исчез за деревьями.

Мальчик ни о чём не спрашивал старика. Не всё ли равно, кто поможет ему пропасть без вести. Он молча разглядывал его зеленоватую бороду, тёмные узловатые руки, крепко сжимавшие весло.

И вдруг увидел, что старик так же, как и он, без одной ноги. Отстёгнутая деревяшка лежит на дне лодки, а старик сидит на ватнике, поджав под себя наполовину укороченную ногу. Невольно мальчик уселся так же. И ему стало удобней.

«Может быть, он тоже пропавший без вести инвалид? Наверное, ещё с гражданской войны?»— подумал мальчик, вглядываясь в старое, морщинистой лицо с глубоко запавшими глазами.

Они так молчали довольно долго. Челнок то скользил среди высоких деревьев, то плыл по извилистым овражкам, затопленным половодьем, то выплывал на лесные поляны, превратившиеся в озёра.

На одном из таких озёр старик вдруг придержал челнок, схватившись за сучок дерева, и сделал знак: тише, хотя они и без того молчали. Он указал кивком головы на середину лесной полянки. Там поверхность воды рябила, под водой что-то двигалось. Высокая, некошеная трава шуршала.

Приглядевшись, мальчик заметил, что из воды то и дело высовываются какие-то пёстрые перья и хвосты, помахивают, словно веера, и скрываются под водой.

— Щуки радуются, — прошептал старик, — нашли некошеную траву.

— А зачем им некошеная? — шёпотом спросил мальчик.

— Затем, чтобы налепить на неё икру. Когда ветер высокую траву колышет да на солнышко поднимает, щучья икра лучше вызревает…

— Вот как!

Чтобы не спугнуть щук, старик направил челнок вокруг поляны.

— Большая вода — кому радость, кому беда, — усмехнулся он и указал на пару мокрых зайцев, сидевших на бревне.

Один заяц хотел было прыгнуть в воду, но старик ловко схватил его за уши и перенёс в челнок.

— Не балуй, утонешь, — погрозил он косому.

Захватив и другого, который вёл себя смирнее кролика, старик направил челнок к большому дереву, стоявшему над обрывом. Здесь он постучал о ствол веслом. Из дупла выглянула белка.

— Ну что, всё волнуешься? Напрасно, эта осина, хоть и дуплистая, крепко стоит. Вода тебя не достанет, сиди спокойно, пережидай разлив… Орехов не хватит? Еловые шишки далеко? Ишь ты, не рассчитала на большое половодье! Знать, молода, глупа, — пожурил её старик. А когда белка обиженно зафыркала, сказал — Ладно, коли вода застоится, мы тебе харчей подвезём. — И оттолкнулся, ударив веслом о гулкий ствол осины, полый внутри.

Челнок заскользил глубже в лес, дальше в сказку.

Вот показалась широкая просека, словно река. Старик здесь вдруг сильно заработал веслом, засвистел что есть мочи, сорвал войлочную шляпу, стал ею размахивать:

— Куда? Вернись, не туда плывёте! Левей надо держать, к песчаному бору! — И погнал лодку очень шибко.

Мальчик, приподнявшись на руках, вначале ничего живого не увидел. Впереди плыли сухие коряги, похожие на рога. И вдруг эти сухие коряги стали фыркать, брызгать водой, и мальчик догадался, что это лоси плывут поперёк разлива.

И, вспомнив, что он оставил себе кое-что из заветных вещичек, вытащил старую боцманскую дудку и принялся давать тревожные свистки, означавшие «полундра», «аврал».

Лоси захлопали ушами, заслышав незнакомые резкие звуки. Вожак тревожно заревел и повернул сторону песчаного бора, куда и хотел их направить старик.

Мальчик обрадовался, что ему удалось помочь своему старшему товарищу, и счастливо улыбнулся.

Они отёрли пот, как люди, сделавшие большое ело. Подождали, пока лоси, доплыв до опушки леса, стали выскакивать из воды и шумно отряхиваться. Челнок тихо плыл, увлекаемый незаметным течением, гоня перед собой жёлтый пух, налетевший с цветущего тальника.

Впереди рябился широкий водный простор. Вскоре челнок стали покачивать большие волны.

— Садись-ка на дно, парень, — сказал старик, всмотревшись вдаль, где на рыжих волнах закрутились белые гребешки, — здесь нам стрежень реки перебивать придётся. Нужна остойчивость.

Мальчик расположился посредине челнока, ухватившись руками за его тонкие борта.

И он опять не спросил, далеко ли плывут они. Зачем нужно перебивать стрежень реки, самую середину её течения? Вспомнив, что они обещали помочь белке, окружённой в своём дупле разливом, мальчик спросил:

— А что будет с белкой?

— Ничего, придёт время, наведаемся с гостинцами— еловых шишек ей привезём.

Стрежень реки угадывался по быстрому течению. Вода здесь была мутная. Она крутилась воронками. В них вертелись и неслись в неведомую даль вырванные с корнем кусты, деревья, камыш. Здесь на просторе гулял ветер. Он срывал с волн шапки пены и швырял их в челнок, попадая то старику на руки, то мальчику на колени.

Мальчик вздрагивал и улыбался, а старик, сжав губы, правил так, чтобы его утлая посудина не черпала воды.

Вдали показалась деревня. Сказочная, как всё, что встречалось им на пути. Маленькие домики были покрыты соломой.

До деревни было уже недалеко, но вдруг старик умерил бег лодки и тревожно оглянулся. Течением несло большой ивовый куст, облепленный нахохлившимися птичками, небольшими и невзрачными на вид.

— Ишь ты, горюны, как ослабли… Упали на первый попавшийся куст, а его волной захлестнёт! Вот беда! — С этими словами старик резко повернул челнок, и в него залилась вода.

— Отчерпывай давай! — крикнул он, видя, что мальчик замешкался. — Да как тебя звать-то?

— Панасом!

— Отчерпывай, Панас, не то потонем!

Мальчик сорвал с себя фуражку и принялся вычерпывать ею воду.

— Работай веселей, будем с песнями! — приободрял его старик. И, зацепив куст, потянул его к лесу.

Когда они отбуксировали ослабевшую стайку птиц в какую-то тихую заводь, где были затоплены заросли шиповника, старик улыбнулся:

— Запомни это место, приедем сюда соловьиные трели слушать. Это ведь соловьёв мы поймали! Теперь они здесь поселятся, дальше не полетят.

— Я в госпиталь не хочу возвращаться, — сказал вдруг мальчик.

— И не нужно! Мы здоровые, зачем нам госпитали?

— А меня доктора не вернут?

— Нет, для них ты пропал без вести.

— Мы сюда плывём? — указал мальчик на деревушку, которая вдруг исчезла, а теперь снова приблизилась.

— Да, это наши Курмыши, здесь выше крыши малыши.

Панас взглянул пристальней и увидел на лужайке вблизи деревни стаю мальчишек. Они гонялись друг за другом, шагая на высоченных деревянных ногах. Их головы мелькали на уровне крыш.

И мальчик понял, что старик везёт его в сказочную страну мальчишек с деревянными ногами. И озабоченно посмотрел, не забыл ли он положить костыли. Нет, его деревянные ноги были в лодке. Как они очутились здесь? Может быть, по волшебству этого сказочного старика?


ТРЕТИЙ ЛИШНИЙ?

<p>ТРЕТИЙ ЛИШНИЙ?</p>

Помощников у Мики с Юкой находилось немало. Не только мальчишки, девчонки, и те набивались. Кто хотел щепки для костра собирать, кто смолу помешивать, кто паклю в щели плоскодонки забивать. Но ребята только покрикивали:

— Не мешайте, сами сделаем!

— А я знаю, почему вы всех отгоняете, а я знаю! — надоедливо, как комар, пела Светлана.

— Ничего ты не знаешь.

— А хотите, громко скажу?

— Ну и пожалуйста.

Однако она не исполняла своей угрозы и, наклонившись к ребятам, говорила им шепотом:

— На войну хотите в этой лодке удрать!

— Вот и ничего подобного.

— А для чего же вы так стараетесь?

— Для ван?его удовольствия! Вот как починим лодку, посадим всех меченых девочек и повезем в госпиталь кожу с вас сдирать! Самое время. Весной все посадки-пересадки хорошо приживаются.

— Вот и чудесно… А то мы ждем не дождемся! — И длинноногая Светлана отходила, пожав плечами.

С тех пор как доктор прислал им благодарность, девчонки совсем загордились. Ходили молчаливые, загадочные, ожидая, когда их позовут на подвиг. В особенности загордилась Светка-Луна. Ведь не с каждого лица делают чертежи для военных надобностей. И не каждая фотография лежит вот так под стеклом в кабинете главного хирурга!

И хотя курмышские девчонки ничего еще для войны не сделали, они ходили уже такими важными, как будто насовершали столько геройств, что мальчишкам и не снилось.

Однако лодка, отданная в распоряжение ребят, так их и притягивала. Светлана, сделав круг по мокрому лугу, как цапля по болоту, снова пристала:

— А я знаю, знаю!

— Ну что ты еще знаешь?

— Не удастся вам на этой лодке на войну уплыть, а придется молоко возить! Географию плохо учите. Наша речка впадает в Суру, Сура в Волгу, Волга в Каспийское море… А вам надо совсем не туда!

С досады Мика ударил колотушкой вместо конопатки по пальцам и сплюнул:

— Любишь ты под руку говорить!

Когда девчонки отстали, а ребячья мелкота занялась беготней на ходулях, Мика сказал Юке:

— А вдруг Светлана увяжется с нами в госпиталь плыть? Слыхал, она затеяла собирать яички для раненых? Это чтобы самой отвозить их.

— Нет-нет, этого мы не допустим, так и скажем: где двое— третий лишний!

— Правильно, мы ладью конопатили, мы на ней и будем плавать!

— Иначе не согласны, так с кладовщиком и договоримся, вон он плывет! Разведал нам путь и возвращается.

К выгону, ныряя в волнах, приближался остроносый челнок деда Акима. Мальчика, сидевшего на дне, не было видно. И когда он поднялся за дедом и заковылял, опираясь на его плечо, ребята бросились навстречу. Неужели тот самый, безногий?

Но, смотри-ка, на нем матросская тельняшка под старым бушлатом…

Одержимые любопытством, ребята подскочили к безногому.

— Узнаете? — улыбнулся дед Аким. — Ну вот, я вам товарища привез, специалист по морскому делу, кандидат в школу юнг. Знает, как шпаклевать шлюпки, и прочее. Лучшего капитана для нашего корабля не придумаешь. Находка! — И, видя растерянность ребят, громко представил — Товарищ Панас— морская душа, хочет поселиться у нас в, Курмышах!

— Панас? — переспросил Мика. — Тебя звать Панас?

— Да.

Мика отшатнулся, перевел дух и проговорил, сдерживая волнение:

— А ты не встречал на войне солдата, по фамилии Учайкин?

— Учайкин? Не знаю… Помню только, когда тащил меня какой-то солдат в укрытие, я укололся о его щеку… Борода у него росла какими-то кустиками!

— А ватником он тебя укрывал?

— Укрывал. Я этот ватник потом отдал девчонке, которая совсем зазябла.

— Так ты же мой названый брат! — бросился, к нему Мика. — Пойдем скорей, то-то мама обрадуется!

И, видя, что Панас стесняется идти на костылях, Мика и Юка подставили ему свои плечи. Так и пошли по селу. И, пока дошли до избы, за ними уже тянулась изрядная толпа детворы всех возрастов, удивляясь и завидуя.

Мика провел Панаса прямо в чистую горницу, минуя избу, хотя в ней уже не было ни поросенка, переселенного в хлев, ни петуха, приморозившего гребень, ни козлят, давно игравших во дворе. Под лавкой сидели только две наседки, выводя цыплят.

Когда прибежала мать, извещенная соседками о неожиданном госте, Мика попросил угостить Панаса обедом из отдельной чашки.

Узнав, что это тот самый Панас, которого спас Григорий, Марфа обняла его, расцеловала и, собирая на стол, начала расспрашивать все подробности: и что Григорий говорил, и как он выглядел. И всплескивала руками:

— Говоришь, о небритую бороду его укололся? Правая щека у него действительно бугроватая, колючая. Это Гришку дедушкино ружье отметило, когда еще мальчишкой был. Взял без спросу, бухнул, а оно старенькое и разорвалось! Мамка его плакала, а дед утешал: «Это к счастью, такой меченый парень никогда не пропадет!» Не верю, что его убило. Ошибка. Нет на него похоронки, значит, еще воюет… Наверно, у партизан. Ой, как же он доволен будет, когда узнает, что ты нашелся! Ах-ха-ха, вот радость у нас какая! Вот дива дивные!

Широкие щеки Марфы раскраснелись. Глаза светились доброй ласковостью. И Панас, словно попав из холода в тепло, оттаивал. Ел толстые пшенные блины, смазанные толченым конопляным семенем, вкусно хрустящие на зубах. Ел кислые щи, налитые в отдельную миску. И даже вспотел от сытости. И так захотел спать, что сразу после еды и заснул на кровати в чистой горнице.

Когда он заснул, Марфа поманила детей к себе поближе и шепнула им:

— А не рассердится ли на нас отец, что мы горницу заселяем? Она ведь для гостей… Не спросясь ведь это все делаем… без хозяина.

— Как же без хозяина? Я за него, — сказал Мика, — я и велю. Пусть он так и спит на отдельной кровати. А Галинка вернется, будет на своей…

— А я на какой? — заныл Сандрик, до тех пор занятый тем, что помогал Панасу есть блины и щи за компанию.

— Да купим, купим и тебе кроватку, уймись ты! — сказал Мика. — Постараемся, поработаем, разживемся еще на одну детскую!

— Ну конечно, хозяин ты мой, тебе за починку лодки счетовод полный трудодень начислит, как большому.

— А я и есть большой.

— Ну конечно, и совсем даже огромадный, и силушка почти как у отца!

И Марфа, схватив на руки сына, как маленького, вдруг начала обнимать и целовать его, обливая слезами, чем очень смутила Мику.

Когда Марфа вышла из дому, торопясь к своим подопечным телятам, соседки, завидев ее заплаканные глаза, стали жалеть:

— Ой, Марфушка, да как же ты жить теперь будешь? Как их прокормишь? Ну двое— это еще ничего, а третий рот лишний!

— Как это лишний? — осадила их Марфа. — Вы у ласточки в гнезде птенцов считали, сколько их там?

— Бывает по четверо. Да ведь то ласточка!

— Соседушки, милые, если ласточка четверых выкармливает, неужто же я слабей малой птицы? Что вы, желанные мои, полно вам!

И Марфа, отвернувшись, пошла легкой походкой, как будто и не уставала она, от утренней до вечерней зари работая без отдыха.

В тот же день дед Аким, словно ненароком встретив Марфу, сказал ей:

— Ты вот что, имей в виду, у нас есть в правлении такое решение: кто раненых возьмет на долечивание, мы таким будем дополнительно харчей выдавать. Мясца, маслица, медку. В счет военных поставок, так сказать.

— Ой, да что вы, дядя Аким, военное пусть для войны, мы своим семейством и так прокормимся.

— Дело ваше, однако имей в виду…


В СТРАНЕ МАЛЬЧИШЕК НА ДЕРЕВЯННЫХ НОГАХ

<p>В СТРАНЕ МАЛЬЧИШЕК НА ДЕРЕВЯННЫХ НОГАХ</p>

Панасу снилась сказочная страна, где все ребята ходят на деревянных ногах, и он среди них главный мальчишка. А когда проснулся, увидел рядом свои костыли, понял, что это только сон, и хотел по привычке повернуться к стене. Но какой-то шум и крики на улице привлекли его внимание. Взглянув в окно, Панас так и замер: приснившиеся ему мальчишки резвились перед ним наяву.

Вооружившись пиками и саблями, они наскакивали друг на друга, сшибались, падали и снова налетали с воинственным возгласами.

Сражались мальчишки весело, без злобы. Ломали копья и тут же выхватывали новые из ближайшего плетня. И что самое удивительное, все как один на высоченных деревянных ногах.

Их крики и возгласы были необыкновенны. Панас не понял ни слова. Здесь говорили на каком-то неизвестном ему языке, не похожем ни на немецкий, ни на английский, которые Панас учил еще до войны. «Что за страна? Что за обычаи? Куда я попал?» Панас стал торопливо одеваться. И, видя, что ни сестер, ни санитарок нет, быстро схватил костыли, и поспешил на улицу.

И только он показался на крыльце, как завидевшие его мальчишки закричали:

— А вот и Панас, обскачет всех нас!

Вот диво — они его знали и ждали. Панас вежливо улыбнулся, соображая, не приглашение ли это на турнир для испытания его ловкости и храбрости?

Не успел это подумать, как из толпы выделился скуластый мальчишка, щедро изукрашенный веснушками, и подтащил к крыльцу длинные деревянные ноги, как подводят коней.

— А ну попробуй вот эти ходули!

Ага, оказывается, их ноги-кони назывались красиво— ходулями. Это совсем не то, что костыли, Панас смело оседлал их, у него даже дыхание захватило, когда он очутился высоко над землей. Было чудесно, как на коне. Одна нога упиралась в дощатое стремя подошвой, другая — коленом. Зажав изогнутые дужки под мышками и крепко ухватив ходули руками, можно было шагать куда угодно по-великански.

— Ну как, любо тебе? — спросил скуластый мальчишка.

— Любо.

— Это сделал я, Мика, — представился рыцарь, а помогал мне Юка. И он указал на своего товарища.

Необыкновенные имена Панасу понравились. И странное русское слово «любо» тоже. И мальчишки, так необыкновенно поднявшиеся над землей, тоже понравились. Ах, вот бы и жить среди них! Ничуть не стыдно, что ты на костылях. Вон как все мальчишки радуются, вскочив на деревянные ноги, и называют их ходулями— от хорошего слова «ходить», а не от противного «костылять».

Панас быстро освоился и крикнул какому-то безвестному оруженосцу, бегающему пешком:

— Пику мне!

Оруженосец вытащил из груды оружия пику подлинней и протянул, сказав что-то ободряющее на незнакомом языке. Очевидно, русскими словами владели только посвященные в рыцари.

Панас сразился с Микой для пробы и выбил его из седла. А пика от удара разлетелась в куски. Оказывается, это грозное оружие вдруг превратилось в подсолнечный стебель, полый внутри.

Все было волшебным в этой стране!

Вдоволь наигравшись в богатырские игры, рыцари-побратимы пошли в какой-то дом, сложенный из бревен, с крышей, поросшей зеленым мохом. Здесь они подкрепились необыкновенно вкусной едой из общей чаши.

Чаша была глиняная, древняя, украшенная по краям узором. Ее наполнял какой-то богатырский напиток, так и шибавший в нос. Поверх плавала беловатая пена, похожая на сметану. Но это была не сметана — она обжигала рот так же, как и кусочки какого-то овоща, накрошенные в чашу.

— Хорош квасок, прочищает носок! — подмигнул Панасу тот самый старец с зеленой бородой, что привез его в необыкновенную страну.

Он держался как король, пригласивший к своему столу отважных рыцарей. Сам нарезал куски от круглого каравая и оделил им гостей.

— Отведай, Пан, хлебушка, он всем пищам дедушка, — сказал старец, укоротивший имя Панаса, очевидно, по обычаям своей страны.

Присматриваясь ко всему, Панас обратил внимание еще на одну особенность — девчонки держались отдельно от мальчишек. И почему-то хоронились от солнца и ветра, закрывая лица платками до самых глаз. Вели себя, как женщины старого Востока, а в то. же время носили красные галстуки!

— Что это значит? Почему они так? — спросил Панас.

— О, это большая тайна, которую нельзя выдавать взрослым, — шепотом предупредил его Мика. — Ты ничего не знаешь про чертеж лица?

— Нет.

— Тогда слушай Пан. — И Мика поведал ему тайну Светлан, Людмил и Тамар.

После этого открытия Панас проникся уважением к девчонкам этой страны, не меньшим, чем к ее славным мальчишкам.

Вскоре он совсем освоился и так овладел искусством хождения на деревянных ногах, что отважился на дальний поход. Его можно было совершить только на ходулях. Вообразите такую местность: болота, болота, а среди них кочки. А вдали зеленеют сосновые гривы на песчаных буграх. И там драгоценные клады. А как к ним добраться?

Можно, но трудно. Надо перешагивать болотные провалы, ступая с кочки на кочку. Но кочки редковаты, а провалы, наполненные тиной, широки. Ничего, стань на ходули и шагай. Да только не спотыкайся. И сколько бы ни орали тебе под ноги лягушки: «К нам, к нам, ах, тина какова, какова!»— не поддавайся на уговоры жабьей породы. Ничего нет хорошего вываляться в болотной тине, хотя говорят, будто она целебная.

Панас избежал всех опасностей и возвратился с песчаных холмов с полной вязанкой сосновых веток за плечами.

Это и было богатство зеленого царства — витаминная хвоя, лекарство от цинги, от худосочия, от слабости. Это Панас на себе испытал. Выдержал такой трудный поход и ничего — только спал вдвое больше обычного.

Собранную хвою нужно было доставить в госпиталь. Из нее приготовят целебный напиток для раненых бойцов. Но разлив еще не сошел, проезда нет, и туда можно только доплыть. И вот силами мальчишек сооружается корабль. И нежданно-негаданно кандидат в школу юнг получает должность капитана.

Ему не очень приглянулась широкая посудина, похожая на огромное корыто, без руля, под названием «Завозня». По преданию, в старину, до войны, на ней завозили невод, чтобы закидывать его на середине реки.

Но, приделав руль, набив киль и поставив парус, Панас превратил ее в приличный для речного флота корабль. Когда все было готово, хвоя погружена, команда собралась на борту, явился дед Аким с таинственной корзиной, обшитой мешковиной, Укрепил ее посреди корабля, приоткрыл мешковину, произнеся волшебные слова:

— А ну, играй, живая музыка!

И поросячий визг и хрюканье огласили воды разлива.

Нагрузив поверх всего еще несколько корзин свежих яиц, поплыли.

Дед, заправив зеленую бороду за пояс, сидел на корме, а двое мальчишек и Панас — посменно на веслах.

В команду были включены самые крепкие ребята-его названый брат Мика и Юка, приятель Мики. Здесь и имена были особенные, в этой стране Курмыши.


ТЕПЕРЬ МОЖНО И НА ВОЙНУ!

<p>ТЕПЕРЬ МОЖНО И НА ВОЙНУ!</p>

— Раз-два! Раз-два! Еще раз! — командовал дед Аким. А когда было слишком мелко, кричал — Суши весла!

Лодка, развив ход, шла весело. Поросята хором похрюкивали. Гребцы, отирая пот, блаженно улыбались.

Улыбались и многозначительно переглядывались. Под грудой хвои они спрятали заветный мешок с сухарями, и салом и теперь с легким сердцем готовились выполнить главную цель своей жизни.

Все устраивалось как нельзя лучше. За старшего в доме Учайкиных согласился остаться Панас. Галочку, которая совсем поправилась, доставит домой дедушка Аким и позаботится, чтобы колхоз помогал ей и Панасу. Он ведь член правления и кладовщик.

Привязанный к корме, юлил за лодкой его легкий челночок. Дедушка Аким думал на обратном пути поохотиться с острогой на щук. Придется ему проделать это в другой раз. На его челноке ребята решили плыть до соседней станции железной дороги. Как только дед Аким отлучится в госпиталь, они и удерут.

Панас, посвященный в тайну, даже подарил товарищам свой компас, который очень берег, как память об отце, ушедшем на подводной лодке топить фашистские корабли.

Словом, все было как надо. Лица ребят сияли не только от пота, но и от счастья.

Так прибыли к госпиталю. Остановиться пришлось довольно далеко. Вода несколько убыла, да и завозня была тяжело гружена, низковато сидела.

Ребята разулись и помогали взрослым выгружать ее, таская через мелководье визжащих поросят.

Навстречу им высыпал чуть не весь госпиталь. Все, кто мог передвигаться, были тут.

Появление Панаса вызвало ликование. Особенно его умение ловко двигаться на костылях. Он даже поросят помогал выносить, бережно прижимая их к груди.

Особенно радовалась Галочка.

— Братик за мной приехал! На корабле! На настоящем!

Весь состав госпиталя собирал ее в новую жизнь. Подарков надарили ей кучу. Кто перешитое из старья новое платье, кто кофточку. Кто связанный своими руками свитер. Кто ленточку на память, кто платочек. А один раненый даже сапожки сшил из командирской полевой сумки. Военные.

Все радовались, что Галочка уже бегает на своих ногах, показывая, какие они у нее пружинистые, ловкие… Смешно вспомнить, что когда-то были ватными.

Закончив выгрузку, дедушка Аким пошел вместе с завхозом договариваться о дальнейших поставках молока и прочего продовольствия.

Галинка, опасаясь, как бы настоящий корабль не уплыл без нее, уселась на скамью посреди лодки и уже не хотела вставать.

Теперь можно было отцепить дедушкин челнок и отчаливать.

Панас с аккуратностью моряка написал дедушке Акиму записку с просьбой плыть домой и не беспокоиться о челноке, на котором он плавает совсем недалеко, завезет белке орехи и догонит корабль.

Юка уже перетащил в челнок дорожный мешок с харчами и лег на него, дрожа от нетерпения. А Мика побежал в госпиталь, чтобы передать безликой девочке записку от курмышских девчонок.

Передав записку, Мика бегом возвращался к лодке, придерживая бьющееся сердце… Вот сейчас прыгнет в челнок, оттолкнет его, и…

— Мальчик, постой… Не торопись!

— Кто это, чего? — запнулся Мика.

Дорогу ему преградил длинной палкой сидящий на пеньке незнакомый военный в темных очках и в фуражке пограничных войск.

— Я слепой. Прокати меня в лодке. Хочу послушать, как вода плещется.

Сердце Мики дрогнуло, а вдруг и его отец вот так где-нибудь сидит в лесу.

— Пойдемте, — тихо сказал Мика, — я вас провожу, куда хотите…

— А в лес сведешь послушать, как поют птицы?

— Конечно, чего же…

Они дошли до лодки, и пограничник долго усаживался, ощупывая ее борта, уключины, скамьи.

— Что за система? — спросил он.

— Рыбацкая плоскодонка для завоза и выброса невода, по-нашему — завозня, — ответил Панас c точностью капитана.

— Так, буду знать, — поглаживая ладонью нагретое дерево, сказал пограничник, — придется приучаться жить на ощупь.

«Какой же он несчастный, — взглянув на него, подумал Панас. — А если бы вот так и я?»

Пока провозились со слепым, появился дедушка Аким, а следом за ним военврач второго ранга. Вот так незадача! Ребята переглянулись.

— Ничего! — сказал им Панас. — Мы немного

отстанем… вы только садитесь в челнок!

— Ладно, — кивнул Мика.

Военврач, оказывается тоже решил плыть в Курмыши. И, увидев легкий челнок, сказал:

— Чудная лодочка — душегубочка… Давно мечтал на такой прокатиться. А ну-ка, юнга, примите на борт.

Р-раз — и уселся, оставив Мику в большой ладье.

Дед Аким сел на корму завозни, оттолкнулся, и поплыли, провожаемые чуть не всем населением госпиталя.

Некоторое время плыли молча, под щебет птиц на кустах и деревьях, под крики пролетных гусиных стай. Слепой пограничник, наклонившись, слушал, как журчит вода под кормой лодки. Галинка плела венки и, бросая, следила, как они убегают прочь…

Панас молчал, соображая, как бы ему выручить ребят.

А ребята молчали, подавленные.

— А вы только прокатиться или как? — спросил наконец Юка своего неожиданного напарника.

— Нет я по делу в Курмыши, за кожей ваших самоотверженных девчонок.

— Ой, живьем сдирать будете? — поежился Юка.

— А мертвая кожа годится лишь на сапоги… — усмехнулся врач, — только живое родит живое…

Когда подплывали к Курмышам и лодки близко поравнялись, Мика шепнул Юке:

— Вот высадим людей, а сами в лодку — и пошел.

— Не, — кивнул головой Юка, вначале посмотрим, вытерпят ли девчонки, когда с них кожу будут сдирать!

— Да ну их!..

— Нам это необходимо. Поучимся, как быть стойкими…

— Ладно, — согласился Мика.

Признаться, его тоже заинтересовала предстоящая необыкновенная операция. Ради этого стоило денек подождать.


СЛЕПОЙ С ПОВОДЫРЕМ

<p>СЛЕПОЙ С ПОВОДЫРЕМ</p>

Первым движением Мики, как только завозня ткнулась носом в берег, было схватить Галинку и, посадив ее на закорки, броситься вдоль по улице к. своему дому. Но Галочка резво выскочила сама. А его удержал за руку слепой.

— Проводи меня по улице, только медленно, я хочу послушать, как живет мирная деревня…

И вот они пошли— слепец с поводырем. Вдали прыгала, разминая соскучившиеся ноги, Галинка, а Мика, идя с пограничником, считал каждый шаг. Сколько же их до дому?

Наверное, тысяча!

Его так и разбирало от нетерпения. Но вдруг он подумал: «А если мой отец вот так? Ой, сколько же ему надо шагать на ощупь, чтобы прийти к своим!»

Он оглянулся на ослепшего пограничника, а в сердце так и ударила жалость.

Тот шел и прислушивался, как поют петухи, кудахчут куры, свистят и щебечут скворцы на скворечниках, взлаивают собаки, кричат задравшиеся ребятишки, а в кузнице на другом конце деревни позванивают молотки по железу. И на лице слепого блуждала улыбка.

И от этой улыбки на сердце Мики становилось хорошо.

Так он вел, вел и привел слепого к своему крыльцу.

Мать, увидев военного, отшатнулась, как от привидения. И, словно защищаясь, схватила и подняла перед собой Галинку. И начала целовать ее без слов. А слепой стоял и слушал.

— Да что же вы, проходите в избу! — задохнувшись, выговорила наконец Марфа. И, опустив девочку на пол, отворила дверь, приглашая военного, который на минутку показался ей Григорием, появившимся невесть откуда. — Вот молочка, вот яичек я наварила, еще теплые, — говорила она, указывая место за столом. И со страхом наблюдала, как военный, не выпуская руки мальчика, входит в ее жилье, обшаривая притолоку, стены, лавку…

Она схватилась за грудь, чтобы удержаться от плача, но это ей не удалось. И слепой, услышав, сказал:

— Не надо, это не худшее горе…Я жив…

— А мой там пропал без вести! Без вести!

— Не надо отчаиваться, для своих я тоже без вести пропавший, как и они для меня…

— Как же это?

— Так, они остались там у фашистов… Что может быть хуже?

Пограничник опустился на лавку, а Марфа, подвигая ему печеную картошку, яички, сваренные вкрутую, кружку молока, не могла оторвать взгляда от пустых глазниц, скрытых темными очками. И думала: «Бедный, несчастный, как же он теперь жить будет?» Но тут же говорила себе: «А если бы мой Григорий таким вернулся? Да разве бы мы не прожили? Разве бы не ласкали, не берегли нашего героя?»

Ну, и конечно, на всякий случай спросила отвоевавшегося солдата:

— А не встречался ли вам на войне мой воин Учайкин Григорий Осипович?

— Нет, хозяюшка, не встречал такого. Я в пограничных войсках комиссаром служил, а он, наверно, из запаса?

— Да, бригадиром здесь в колхозе был. Пошел сразу после объявления по радио. Вместе со всеми проводила.

— А я в тот день уже сраженным лежал. Война захватила меня на передовой заставе. Все бойцы ее погибли в неравном бою. Меня, тяжело раненного, колхозники нашли в окопе и спасли…

— И как же не повезло вам: значит, первые вражеские пули пришлось в свою грудь принять!

— Таков уж долг пограничников.

— Что же дальше-то будет?

— А дальше все, как исстари было, со времен нашествия на нас хазар, печенегов и половцев. Нападет внезапно враг, побьет нашу пограничную стражу, потеснит передовые полки и кажется ему — победил. Но встает на защиту родины весь народ, выходят на бой главные силы нашего войска — и пропал захватчик, как швед под Полтавой!

— А Гитлер-то, говорят, под Москвой стоит.

— И такое бывало. Наполеон даже Москву брал, но чем кончил? Про него даже пословица сложена: «Хотел с Москвы сапоги снести, а не знал, как от Москвы ноги унести!»

— Всех их связать по ноге и пустить по воде! Всю фашистскую нечисть!

Пограничник усмехнулся, догадавшись, что Марфа объединила захватчиков всех времен в одну шайку разбойников.

— Ну ничего, — сказала Марфа, — потерпим, подождем, может быть, наши пропавшие без вести найдутся. А про свою жизнь вы не тужите. У нас в соседней деревне был слепой гармонист, так он жил лучше всех зрячих. У него усы от браги не просыхали. Со свадьбы на свадьбу, с праздника на праздник, везде, где гулянье, — там и он со своей гармошкой. — И тут же от слов к делу — Эй, Мика, сбегай к дедушке Акиму, у него можно достать гармонь для дяденьки-пограничника. Уходя на войну, Матвей ее сыну Юке завещал, а он, известно, музыкой не интересуется. Так чего ей в кладовке пылиться? Лети стрелой!

Мика готов был сорваться с места, но пограничник удержал его за рукав.

— Спасибо вам, добрые люди, но у меня другие планы.

Мика снова уселся с ним рядом на лавку и спросил:

— А хазары и печенеги — это тоже фашисты? Из каких они стран?

Это он не без умысла поинтересовался: а вдруг на войне такие встретятся, как с ними обращаться? На каком языке «руки вверх» кричать?

— Однако ты слабоват в истории, — усмехнулся пограничник. — Ты и Наполеона считаешь нашим современником?

— Кто его знает, — смутился Мика, — мы его не проходили. У нас в школе учителя истории не было. Может, вы расскажете нашим ребятам, что к чему?

Слепой комиссар, подумав, согласился. Мика проводил пограничника в школу. Учительница обрадовалась, попросила его провести один урок по истории, потом другой. И уговорила погостить подольше.

И вот школьники затаив дыхание слушают рассказы бывалого воина, откуда пошла Русская земля и как сплотились в одну семью населявшие ее народы.

Мика горд, Мика счастлив. Ходит пограничник по деревне, опираясь только на его плечо. И все люди наперебой:

— Мика, зайдите к нам! Мика, не пройдите мимо нашего порога!

Все за честь считают принять у себя комиссара-пограничника. Его рассказы и про половцев, и про Киевскую Русь, и про нашествие четырнадцати держав в гражданскую войну слушают стар и мал. И наслушаться не могут. Так он изображает прошлые времена, как будто сам там был!

И Мика готов слушать хоть сто раз.

— А когда же на войну-то? — не терпится Юке.

— Постой, надо образоваться немного, — отвечает Мика, чтобы знать, как обманутых Гитлером солдат вразумлять: «Вы, мол, куда лезете на Россию? Истории не знаете? Шведы под Полтавой пропали. Наполеона Москва сокрушила. Ну и вам то же будет. Сдавайтесь, пока целы!»


ГОРДОСТЬ ДЕВЧОНОК

<p>ГОРДОСТЬ ДЕВЧОНОК</p>

Время шло. И девчонки уже стали сомневаться, нужна ли их кожа для восстановления обожженного лица Светланы, когда по пионерской цепочке передалось: «Доктор приехал, все на сбор!»

И все пять Светлан, четыре Людмилы и три Тамары явились, готовые к подвигу. Все захватили с собой чистые платки, чтобы прикрыть дырки на месте вырезанной кожи, йод, бинты. Все это давно хранилось в школьной аптечке. А лед для сохранения кожи имелся на погребе, где колхоз держал молочные продукты. Хирургу оставалось только взять скальпель и, примериваясь по чертежу на фотографии Светланы-Луны, начать свою работу.

Сердца девочек учащенно бились. А у некоторых почему-то заранее проступали слезы, хотя никому еще не было больно.

И когда твердой походкой в класс вошел военврач второго ранга, все пионеры отдали ему салют, и некоторые тут же отвернулись, чтобы скрыть недостойный страх в глазах.

Серафим Григорьевич снял и протёр толстые стекла очков и сказал:

— Итак, вы готовы отдать свою кожу для восстановления здоровья раненых?

— Всегда готовы! — ответили девочки не совсем четко.

— Отлично, вот я и приехал по этому поводу. Во-первых, сообщаю, что здоровье ленинградской девочки Светланы улучшается. Гнойные очаги на лице ликвидированы!

Девчонки радостно захлопали.

— Можно приступать к наращиванию кожи…

Девчонки присмирели.

— Но речь идет не только о ней. Лицо Светланы мы восстановим — в этом нет сомнения. Но, кроме того, нам надо восстановить и здоровье многих других. У нас на излечении есть раненые артиллеристы, летчики, танкисты, снайперы. У них должно быть хорошее зрение, чтобы метко стрелять, бомбить, точно направлять свои грозные машины. Хорошо видеть врага днем и ночью… Вы призваны помочь дать им зоркие глаза…

Девчонки переглянулись, и зазнайка «А я знаю», обладающая, по ее мнению, самыми красивыми глазами, так и вспыхнула.

— Ну что ж… если надо… пожалуйста, — сказала она зажмурившись.

И все ее подружки невольно опустили ресницы.

Доктор, заметив какое-то замешательство, надел очки и внимательно оглядел потупившихся девчонок, не понимая, почему они прячут от него глаза, отчего вдруг застеснялись.

— Для улучшения зрения, — сказал он, направляясь вдоль строя девчонок, которые, сдерживая дрожь, поднимали ему навстречу свои головы, — необходимы витамины! И в особенности каротин. Известно, что каротина содержится больше всего в моркови. Да, в обыкновенной красной сладкой морковке. Так вот, вы должны немедленно, не дожидаясь высыхания земли, вскопать посеять и вырастить как можно больше моркови. Вот вам фронтовое, военное задание. Я надеюсь, что для выполнения его вы не пожалеете ни трудов, ни сил, не побоитесь мозолей! Понятно?

В ответ молчание.

— А как насчет кожи? — спросила Светлана «А я знаю».

— Так вот я за ней и приехал… Надеюсь, что вы не пожалеете для победы кожи ваших ладоней? Пусть семь раз сойдет она, а морковь для раненых бойцов будет!

— Будет, будет! — воскликнула «А я знаю», широко раскрыв глаза.

— Конечно, вырастим морковь! — подхватила Светлана-Луна.

— Не пожалеем кожи ладоней, вскопаем хоть всю луговину за околицей! — хором отозвались все.

— Вот и молодцы. Семена наиболее каротинных сортов моркови я привез вам, можете получить у кладовщика, там целый ящик. Понятно? У кого есть вопросы?

— У меня, — подняла руку Светлана-Луна, — А как же быть с кожей для лица этой девочки? Ведь мы на работе загорим, обветримся… наши лица погрубеют!

Доктор снял и протер очки, подавляя улыбку, ласково взглянул на нее и ее притихших подруг и сказал:

— Об этом можете не волноваться. Современные достижения медицины позволяют брать для наращивания обожженных лиц кожу с любых частей человеческого тела.

— Ах вот как! — вздохнула Светлана, несколько разочарованная, и девчонки почему-то сильно смутились.

Доктор, не заметив их смущение, заранее поблагодарил за выполнение фронтового задания, и на этом сбор был окончен.

А вскоре кожа девичьих ладоней щедро была отдана рукояткам лопат, тяпок и железных грабель, которыми они вскапывали, разделывали и ровняли морковные грядки.

И никто не берегся больше от ветра и солнца, узнав, что кожа для лица Светланы будет взята вовсе не со щек.

Но подружки по-прежнему ходили гордые, ведь они действительно готовы были на великие жертвы, и если их не потребовалось, то это лишь благодаря достижениям медицины.


ТЯЖЕЛО В УЧЕНЬЕ…

<p>ТЯЖЕЛО В УЧЕНЬЕ…</p>

Наступил день, когда ребята могли бы и отправиться на войну с легким сердцем. Слепой комиссар научился ходить и без их помощи, ощупывая дорогу палочкой. Панас прижился и чувствовал себя в семье Учайкиных как дома. Но вот из-за него-то приятели и задержались.

Приглядевшись к своим новым друзьям, которым он даже компас подарил, чтобы не заблудились на войне, Панас вдруг спросил:

— Умеете ли вы ползать по-змеиному, рыскать по-волчиному, таиться по-ежиному? Если нет, то какие же вы разведчики!

И вот ребята принялись учиться, как надо ползать по траве ловчей змеи, затаиваться среди кочек крепче ежа, делать броски из засады стремительней волка.

Времени на это ушло немало. А уж сколько штанов было продрано и рубах порвано, об этом знают только материнские руки, ставившие заплаты, да ребячьи горячие головушки, получавшие подзатыльники.

Сверх программы научились будущие разведчики куковать не хуже кукушки, кричать филином. И еще много чего. Но оказалось, не знали они самого главного — как обращаться с оружием.

— Эх вы, вояки, — сказал Панас, — мне вот дайте в руки, я любой пистолет, любую винтовку и даже автомат могу разобрать, почистить и опять собрать,

— Тебе повезло, у тебя папа военным был, сам рассказывал, у него набор всякого оружия. А мы, кроме охотничьего ружья, ничего и не видели!

— Непорядок, — сказал Панас, — отставать. До тех пор не поедете на войну, пока не научитесь владеть хотя бы наганом.

— А где его взять, хотя бы на время, для науки?

— Одолжить у военврача второго ранга. Нам он едва ли свое оружие доверит, но вот, если договориться с пограничником, чтобы он попросил… Ведь наган доктору да еще в глубоком тылу не очень нужен. Только тяжесть лишняя в кобуре.

— Верно, правильно, он нас и поучит— это же мой друг, — оживился Мика.;

— Да как же он поучит, слепой-то? — усомнился Юка.

— Чудаки вы. Да пограничники, они с закрытыми глазами могут любое оружие собирать и разбирать, любые задержки устранять. Они же этому учились.

Но выяснилось, что военврач выехал в командировку, и, чтобы не терять даром времени, Панас обучал будущих героев бросанию гранат — обычных, противопехотных, и тяжелых, противотанковых. Обычными гранатами служили простые палки и чурки, а для противотанковых Мика догадался использовать горшки из-под молока, сушившиеся на плетнях и заборах у каждой избы.

Сняв их с кольев, начиняли пылью и трухой, и получалось здорово. Как трахнешь об угол бани, настоящий взрыв получается, с дымом!

Эх, если бы не скуповатые курмышские хозяйки, здорово натренировались бы ребята. Ведь это надо же— ничего не жалели для фронта, а к разбитым горшкам придрались! Да еще как: пришлось возмещать убытки. И если бы не доброта деда Акима, не расплатились бы. Старик, мирволивший к ребятам, выдал разгневанным женщинам партию новых горшков и кринок из запасов, хранившихся у него в кладовке. Правда, взаймы.

— Обещайте, что на весеннем севе отработаете, — сказал он.

Приятели пообещали.


НОВАЯ РОДНЯ

<p>НОВАЯ РОДНЯ</p>

И пришлось обещанное выполнять. Весна была дружная, теплая, с юга веяли сухие ветры. Полые воды быстро схлынули. На буграх земля вот-вот пересохнет.

Колхозники срочно начали пахоту и сев яровых хлебов.

Вся деревня в поля тронулась. Мике снова доверили его рогатого Коня. Он вел быка за кольцо, продетое в нос, стараясь держать прямую борозду, а Марфа нажимала на плуг, чтобы не выскакивал и шел ровней. Земля здесь была рассыпчатая, пахалась легко. За ними шел дедушка Аким, едва поспевая разбрасывать семена овса из лукошка. А позади ехал Юка верхом на Сивом, таща борону, которая заделывала семена.

Сеяли таким старинным способом, потому что рядовая сеялка еще осенью поломалась, а механизаторов не было— все на фронте.

Но вскоре и сеялка вышла на те поля, что по-ровней. Починить машину помогли новые жители Курмышей, ее залетные военные гости — Панас и пограничник. Слепой знал толк в машинах, но трудно ему было работать на ощупь. Панас меньше разбирался в сельскохозяйственной технике, но у него были ловкие руки и зрячие глаза. И вот, объединив свои способности, они сумели починить высевающее устройство и отрегулировали его так, чтобы семена равномерно ложились в бороздки.

Все трудились в дружной семье Учайкиных. Даже Сандрик даром времени не терял — пас целый выводок гусят на выгоне. А про Галинку и говорить нечего — вела все хозяйство. Избу прибирала, кур кормила, за козой, ухаживала, которая вначале-показалась ей страшноватой. И приносила обед своим пахарям прямо на поле.

Собирались все вместе только за ужином. Усталые, но довольные— хорошо, много поработали. Сядут за стол, умывшись, прибравшись, и поставят большую общую чашку с лапшой или с молочной кашей.

И хотя в доме уже есть для каждого тарелка, почему-то хочется именно посидеть вокруг общей' чашки — так оно получается дружней и веселей.

И Галинке нравится поиграть за ужином в ложки, когда они друг о дружку постукивают, встречаясь в одной посуде. И Панасу это кажется интересней.

За едой и неторопливый разговор ведется — как дело на поле спорится, какой урожай ожидается. Хорошо. Заглянут соседки и скажут:

— Смотри-ка, Марфа, какая у тебя ладная семья! Какая у тебя новая родня! Вот бы Григорий порадовался!

А иные позавидуют:

— Ишь какую девчонку ладненькую в дом себе приобрела.

— Ишь какого мальчонку приручила, мал, да удал, золотые руки!

Находились доброжелательницы, что говорили Марфе:

— Девчонку-то хоть на себя запиши. Сходи в сельсовет, там тебе ее оформят. Раз девчонка даже своей фамилии не помнит, пусть будет Учайкина!

— Ой, да разве можно так? Да как это присвоить дите, у которого, может, и своя мать жива?

Соседки охали, ахали, предрекали недоброе:

— Вот ты их выходишь, выкормишь, воспитаешь, силы свои на них положишь, а они подрастут — и фить в разные стороны. И останешься ты ни при чем!

Все это говорилось громко и при детях. Взрослые, они ведь думают, будто дети словно глухие или несмышленые. А дети все понимают, только помалкивают. Вот и Панас долго слушал, долго молчал, но, когда его стали окликать: «Эй, Учайкин!»— вдруг поправил:

— Я не Учайкин, а Подопригора!

Случилось это на поле, где он, сидя на облучке, правил сеялкой.

Марфе сразу доложили, что у ее приемного сына, оказывается, есть фамилия, и произнес он ее с такой гордостью, что сразу видно: никогда этот приемыш ей родным не будет.

Марфа опять отговорилась:

— Ой, милые, да разве родня только по крови да по фамилии? По мне тот родня, кто меня любит!

А, придя домой, всплакнула.

Наверное, Панас догадался, что ее опечалило. Подошел, приласкался и говорит:

— Можно мне вас тоже мамой звать, как Галинка зовет?

— Зови, родной, если тебе сердце велит. Зови, пока свою не найдешь, чтобы от доброго слова не отвыкнуть.

— Я и тогда буду вас так звать, когда свою маму найду.

— Ну и хорошо.

— Когда война кончится, мы вместе на Украину поедем, там у моих дедушки и бабушки свой дом… И тоже их к себе в родню возьмем.

— И в Ленинград поедем! И в Ленинград поедем! — запрыгала Галинка. — Мою бабушку и дедушку тоже найдем!

— Поедем, конечно. Только скажи, как их звать-то? — улыбнулась сквозь слёзы Марфа.

— Звать их дедушкой и бабушкой, это я знаю.

— Ну, а папу с мамой, может, вспомнишь?

Галочка задумалась, глаза её туманились, и Мика в таких случаях хмурился и говорил коротко как отец:

— Мать, не надо.

Мать прекращала разговор, как бывало и при отце. А потом однажды наедине спросила Мику:

— Ну, а вот в школу придёт ей время идти, под какой же фамилией она пойдёт?

— Так и пойдёт — Галина Ленинградская! — ответил сын.


НЕОЖИДАННЫЙ ПОХОД ЗА МЁДОМ

<p>НЕОЖИДАННЫЙ ПОХОД ЗА МЁДОМ</p>

Весенний сев подходил к концу. Трудодней Мика с Юкой заработали столько, что не сосчитаешь, бухгалтерия даже запуталась. Двое, а работали за троих. Все побитые горшки окупили.

Теперь ничто уж ребят не задерживало. И они твёрдо наметили отправиться в путь на дедовом челноке рано-рано утром, когда ещё все спят.

И, наверное, ребята сумели бы удрать в намеченное утро, если бы вечером не появился в деревне военврач второго ранга. Он приёхал вместе со своим завхозом на полуторке за молоком и картошкой, недавно выбранной из зимних ям. Завозня по обмелевшей речке уже не плавала к госпиталю с тех пор, как разлив пошёл на убыль. Починив и заново настелив несколько мостов через ручьи и овражки, военные всё же пробились к Курмышам на машине. Усталые, потные, заляпанные грязью, только петлицы на гимнастёрках да кобура на ремне показывали, что это люди военные.

Военврач, пока грузили картошку и устанавливали фляги с молоком, пошёл посмотреть, как девчонки высаживают капустную рассаду, как выглядят грядки с морковью. Похвалил пионерок за старание.

Ребята, сопровождая военврача, поглядывали на его кобуру и всё порывались попросить у него наган для учебных целей, только на один вечер. Но не осмеливались. Их пристальные взгляды привлекли внимание военврача, и он вдруг сказал:

— Вам тоже есть задание. Хотите пойти со мной в разведку?

Кто же откажется пойти с командиром в разведку?

Сердца ребят учащённо забились.

— Мне надо, разведать пчельник… А до него, говорят, семь вёрст и всё лесом, и ни тебе машины, ни коня, а только пешком.

Что верно, то верно. После весенней распутицы до пчельника добраться было нелегко. И пчеляк дедушка Яков, как только рушились снега и начиналось половодье, до подсыхания почвы жил там один-одинёшенек.

Люди даже не знали, жив ли древний старик или помер. И каждый раз он появлялся оттуда сам, маленький, весь заросший седым волосом, словно мохом, и весело покрикивал:

— А вот и я, пчелиный царь. Живу не горюю, собираю дань медовую!

Все уже забыли, сколько старику лет, да и он сам не помнил. Все его сверстники поумирали давно, и спросить было некого.

Дорогу на пчельник хорошо знал дед Аким, но на одной ноге идти в распутицу не решался и посоветовал взять Мику, который, провожая отца на охоту, тоже бывал в тех местах.

За Микой увязался, конечно, и Юка. Поход наметили на утро, и с войной опять пришлось немного отложить.

Военврач зашёл в избу Учайкиных, побывал в горнице, которую теперь «оккупировали» Галя в Панас.

Сандрик всё-таки предпочёл спать под боком у матери на её кровати, а Мика, как старший, спал на печке. Не без тайного умысла, чтобы оттуда можно незаметней удрать, когда настанет час…

Доктора уговаривали остаться на ночевку, но он пошёл в правление колхоза, где у него ещё были дела. И это было очень жаль. Мика огорчился, он рассчитывал заняться разборкой и сборкой нагана, пока доктор будет спать.

— Ничего, — сказал Панас, — вот завтра на пчельнике вы у него по-честному попросите, и он даст наган. Ещё и сам поучит, как надо обращаться с оружием. Глядишь — и стрельнёт разок.


НАГАН В КОБУРЕ — ВОЛК ВО ДВОРЕ

<p>НАГАН В КОБУРЕ — ВОЛК ВО ДВОРЕ</p>

Поход на пчельник оказался не так прост. Во-первых, напросился слепой пограничник. «Хочу послушать, как пчёлы гудят — и всё тут. Пришлось его взять. А потом Галинка пристала: «Я ни разу в жизни ещё на пчельниках не бывала. Ну, пожалуйста».

— Ох, это слово «пожалуйста»! Доктор не вытерпел и согласился взять девчонку: «Ей нужно ноги укреплять, а устанет, сам на закорках понесу».

И Юка пошёл — как же без него? Так и отправились целой командой.

И конечно, увязался Кудлай. Хорошо, что Сандрика уговорили дома остаться, и то только потому, что Панас обещал его поучить, как вырезать из дерева трещотки-пулеметки. Он это умел.

Путешественника переехали на завозне на другой берег реки и, напутствуемые добрыми пожеланиями деда Акима, углубились в лес.

Кудлай деловито бежал впереди, показывая дорогу, которую он знал лучше всех. Пёс поминутно возвращался то мокрый до ушей, то грязный до брюха. Его высунутый язык был виден издалека, как красный флажок.

Путь оказался неблизким. И Галинку пришлось нести на закорках и врачу, и пограничнику. Когда притомились, пытались Галинку даже верхом на Кудлая сажать, но ничего не вышло. В упряжке он мог ходить, а вот под седлом, он не был обучен.

А Мике. с Юкой досталось тащить мешок, полный сахара.

Сахар на пчельник? Да там же полно мёду! Вот в том-то и секрет: кто хочет побольше получить с пчельника медку, тот должен не поскупиться принести пчёлам сахарку!

По весне цветов ещё мало, взяток слабый, и пчёлы не рискуют заводить много деток. А если их подкормить сахарным сиропом, они смелей заложат соты с потомством. И к этому времени, когда зацветут липы и пчёлам будет нужно много рабочей силы, у них выведутся целые рои молодых пчёл.

Это всё объяснял военврач второго ранга. Он до войны служил врачом в сельской местности и любил водить пчёл.

— Нам нужно много мёду для поддержки и поправки раненых. Это замечательное средство для укрепления сил… Вот мы и задобрим вашего деда-пчеловода сахарком!

Военврач как в воду глядел. Дедушка Яков радовался, когда развязал мешок и высыпал на тёмную ладонь горстку сахарного песку. И смеялся.

— Ах ты хитрец, — говорил он, — знаешь, чем задобрить пчеляка! Все приходят ко мне, чтобы от меня унести, а, вот ты пришёл да мне принёс! Ну, как же мне тебя не полюбить? Как же тебя не отдарить? Будет твоим подопечным медок!

Хорошо было на пчельнике. За высоким частоколом, чтобы никто пчёл не потревожил, стояли разноцветные пчелиные домики. На которые не хватило краски, дедушка покрыл один белой берёстой, другие красноватой сосновой корой, а иные "зелёной осиновой", чтобы пчёлы свои домики не спутали.

Рядом с пчельником бежал ручей. Дедушка подпёр его плотиной. И через эту плотину пустил воду по широким деревянным желобкам. Она растекалась по ним такой тонкой струйкой, что чуть сочилась, пропитывая ольховую кору.

— Пчёлки бы пили да ножек не замочили, — объяснял старик. — Ведь у них на ножках не нарядные сапожки, а из пыльцы серёжки… И то на время: пока гуляет — себя украшает, а домой придёт — в сундучок кладёт, в восковую укладочку… Чтобы мучку месить да деток кормить!

Старик попотчевал гостей мёдом. Чай пили из самовара, который растопили еловыми шишками. И казалось, чай пахнет смолисто, вкусно.

Военврач любовался стариком. У него были серебристые волосы, румяные щёки и ласковые глаза.

— Сколько же вам лет, дедушка?

— Я и сам не помню, милый, я наших стариков Акима и Евсея мальчишками знал, за уши драл.

— Как же вам удалось дожить до такой старости и сохранить такую живость?

— Это дело не хитрое. Надо только каждый день заре кланяться, да пониже, с солнышком здравствоваться, росой умываться! — весело сказал старик.

После чаепития все разлеглись отдохнуть во дворике, который примыкал к избушке пчеляка.

Улёгся Кудлай и принялся выдирать набившиеся в шерсть прошлогодние репьи и колючки.

Дворик, в отличие от пчельника, был ограждён совсем рассыпавшимся плетнём. Здесь валялись старые, ненужные колоды, в которых прежде водили пчёл, да громадный ствол поваленной бурей старой ветлы, из которой дед добывал гнилушки для дымаря.

Военврач расположился в этом стволе, как в люльке, на мягких гнилушках. И, положив руку под голову, сняв очки, глядел на облака, бегущие над «ескойполянай. Пчёлы, сновавшие тысячами взад-вперёд, образовали над ней золотистую сетку.

Залюбовался и Мика.

Галинка бегала от цветка к цветку, собирая букет из купальниц и баранчиков.

Слепой пограничник сидел на старой колоде и слушал, как гудят пчёлы и шумит лес. И на лице его было выражение счастья…

Дедушка Яков пошёл выше по ручью «выбрать из верши щучек», как он сказал. С ним отправился Юка. И ничего в этой тишине не предвещало опасности.

Первым почуял беду Кудлай. Он вскочил как встрепанный. Зарычал. И вдруг длинная шерсть его поднялась дыбом.

Мика никогда не видел таким своего четвероногого друга. Мальчику сразу стало страшно.

Галинка вскрикнула. Военврач приподнялся и стал шарить, очки. Пограничник тревожно прислушался.

И в это время сквозь обвалившийся плетень во дворик пролез волк.

Он был ободранный, страшный, горбатый. Шерсть на нём висела клочьями, хвост свалялся, как войлок. С оскаленной морды текла слюна.

Волк остановился, обвёл дворик мутными глазами и, увидев Кудлая, сухо щёлкнул зубами.

И что-то непонятное случилось с сильным, могучим псом. Он мог бы одним ударом широкой груди вышибить тощего лесного пришельца. Но Кудлай вдруг, поджал хвост и, как-то сразу уменьшившись, бочком-бочком мимо Галинки — и в кусты!

А волк, преследуя его, направился прямо к девчонке, оказавшейся на его пути. Увидев его раскрытую, пасть, Галинка подскочила на своих пружинистых ножках и бросилась под защиту пограничника.

— Что случилось? — громко спросил слепой, прижимая её к себе.

Волк, услышав его, повернулся и пошёл на человеческий голос, опустив голову, как свинья,

Слепой пограничник, не видя опасности и не понимая по слуху, что происходит, недоуменно улыбался.

Мика, потрясённый непонятной трусостью Кудлая, стоял, онемев, и только показывал доктору на его наган в кобуре.

Но военврач, вместо того чтобы выхватить наган и пристрелить волка, сорвал ремень вместе с кобурой и запустил серому под ноги. Волк споткнулся, взвизгнул, как собака, и направился на безоружного доктора неторопливой рысью. И тут Мику словно подняло. Схватив первую попавшуюся хворостину, которой гусей бы гонять, он бросился наперерез лес разбойнику. И с разбегу ткнул его хворостиной. Сухая хворостина переломилась, а волк с ходу подмял мальчишку и покатил его перед собой, как комок тряпья.

Мика услышал над ухом мокрый лязг зубов. Ему стало нехорошо от мерзкой вони, шедшей от шерсти волка и из его слюнявой пасти. Закрыв глаза, Мика крикнул из последних сил:

— Кудлай, ко мне!

Его отчаянный призыв пробудил мужество собаки. Кудлай бросился на помощь, отшиб волка в сторону, и они клубком покатились по земле. Раздался хрип, визг — и они исчезли в овраге, свалившись с обрыва.

— Что же вы не стреляли, доктор? — вскричал Мика, поднимаясь с земли. — У вас, же наган в кобуре!

— Мой наган на войне, — пробормотал военврач второго ранга. — В кобуре я ношу запасные очки. — И, подняв ремень и на ходу подпоясываясь, поспешил к обрыву.

Мика бросился за ним на помощь своему четвероногому другу.

Овраг был глубоким, обрывистым, и схватка собаки с волком продолжалась где-то во тьме бурелома. Помочь Кудлаю было невозможно. Доктор и мальчишка стояли, молча схватившись за руки и стараясь унять дрожь в ногах. К ним медленно подошёл пограничник. Слепой не видел бешеного волка и поэтому не испытал страха.

— Что здесь происходит?

— Ничего, всё кончилось. Они загрызли друг друга, — сказал доктор.

— Кудлай, милый Кудлай! — заплакал Мика. — Что же мне теперь отец скажет?.. Не уберёг…

— А где волк? А где волк? — любопытничала Галинка, заглядывая на дно оврага.

Никто не слышал её. Все смотрел, как сквозь кусты продирается тот, кто победил в схватке… Неужели волк? Нет, оставляя на колючках клочья шерсти, это лез Кудлай. Он продирался с трудом, мучительно долго, несколько раз срывался с обрыва. И наконец, выскочив из оврага, с радостным лаем бросился к Мике. Морда его была окровавлена, язык высунут, а глаза победно сверкали.

— Кудлай! — Мика рванулся навстречу.

— Стой! — остановил его хриплый окрик дедушки Якова.

Они вместе с Юкой спешили к пчельнику. Юка нёс ведёрко, из которого торчали щучьи хвосты, а дедушка нёс сачок. Когда Мика остановился, пчеляк с удивительным проворством принялся бить и гнать Кудлая сачком.

— Пошёл прочь! Умойся, дурень! В воду!

Мика хотел было заслонить верного друга, но старик, сделав страшные глаза, закричал:

— С ума ты сошёл? Захотел взбеситься? Это же не простой был волк, а бешеный! Кудлай весь в его слюне!

Наступила тишина.

— Не покусал он вас? Не поцарапал? — И старик, подойдя ближе, стал всех оглядывать. — Эге, да на тебе тоже волчья слюна. А ну сымай всю одежду, давай сюда.

Мика думал, что старик прополощет его штаны и рубашку в воде, а он раз — бросил в костёр и сжёг! А ему выдал свою-старенькую рубашку и ватные штаны — других не было.

…После этого случая всем сделалось как-то не по себе. И оставаться в лесу больше не хотелось. Заторопились к дому. И вскоре ушли, попросив у пчеляка для обороны старый топор, вилы и факел из сухой берёсты, чтобы в случае нового нападения зажечь и сунуть в пасть волку.

Кудлай, выкупавшийся в ручье, бежал рядом, то и дело падая в сырую траву и прокатываясь по ней то одним, то другим боком. К людям он близко не лез.

— Его нужно в карантине подержать, отдельно от всех… Не меньше двух недель, — сказал военврач. — Хотя у него покусов и не видно, но во рту, на дёснах, могут быть царапины.

— Две недели его ждать? — воскликнул Юка.

— А что тебе так не терпится?

— Как что… — чуть не проговорился Юка, его остановил толчок Микиного кулака.

— Я ещё подумаю, не взять ли тебя в госпиталь на прививки от бешенства, — сказал доктор. — Вот придём в дом, ещё осмотрю как следует.

По селу прошли в сумерках незаметно, а вот дома напугали Марфу, представив ей вместо сына огородное чучело в дедовом наряде.

Но это всё ещё было бы ничего, хуже оказалось военврач всё — же нашёл у Мики несколько царапин, возможно и не от волчьих когтей и зубов, а от сучков и колючек, но это были свежие царапины, полученные в схватке с волком. И доктор забрал Мику на уколы. Тоже на две недели.


ВЕРНИСЬ, КУДЛАЙ!

<p>ВЕРНИСЬ, КУДЛАЙ!</p>

Скучно было без Мики. И больше всего скучал в нём Кудлай, запертый в хлеву и получавший и питьё и пищу сверху, через крышу, на верёвке. И Галинка, и Панас, и Юка заботились о храбром Кудлае, Ребята не давали унывать хорошему псу.

Но вот Юка совсем приуныл. Новая, которая уже порция фронтовых харчей у него опять заплесневела и подпортилась. А каждый раз освежить эти дорожные, запасы становилось всё трудней. А тут ещё подошло время рыхлить всходы, прорежать свёклу, поливать огурцы. К работе на огороде привлекли всех пионеров, не только девчат. Впору хоть одному на войну бежать. Только и удерживало чувство товарищества. Юка просто не знал, как и скоротать это время. Столько новых слов выучил из солдатского «разговорника», что мог бы теперь допросить целый полк гитлеровцев.

Кудлай тоже истощился. Стал скучен. Отказывался от питья и пищи. И к концу второй недели совсем отощал. Его блестящая шерсть потускнела, И все уже встревожились: не начал ли он проявлять признаки заболевания бешенством?

Галинка, лёжа на сушилах в хлеву, долго и ласково убеждала Кудлая попить-поесть за неё, за Мику, за Сандрика, за Панаса, за маму Марфу. И Кудлай ел-пил немного. Или делал вид, что пьёт-ест.

Все с нетерпением ждали возвращения Мики. Возможно, Кудлай затосковал по нему.

И вот настал день, когда Мика вернулся. Покололи его в госпитале на совесть. Всё вытерпел, как будущий боец. В награду ему даже выдали военную форму, перешитую из старых гимнастёрок и брюк. И сказали, что он достоин боевой награды за спасение командира и раненого. Ведь если бы не Мика, волк покусал бы и военврача и пограничника.

— Ты совершил настоящий подвиг, друг мой, — при всех говорил ему доктор.

Мика смущался. Любят же пошутить над мальчишками эти взрослые!

Мика всё вытерпел — и уколы шприцем, и эти шутки военврача второго ранга — и вернулся домой почти как солдат с фронта на короткую побывку/

Галинке и Сандрику он подарил сбережённые от чая конфеты. Панасу отдал компас, как будущему моряку. А матери кусочек душистого мыла.

Никого не забыл Мика. Кудлаю привёз целый пакет сахарных бараньих костей — собачьего лакомства.

Пёс, почуяв Мику, визжал от радости, прыгая на стенки сарая. Посмотрев в слуховое окошко опытным глазом, дед Аким, уже зарядивший ружьё пулей, как последним лекарством от бешенства, сказал с улыбкой:

— Здоров. Только от радости бесится! — И разрешил выпустить Кудлая из карантина.

Мика с пакетом костей в руках, радостно улыбаясь стал у дверей сарая, готовясь к встрече.

Марфа мужественно распахнула сарай.

Дверь раскрылась, и сумрачный сарай вдруг озарился ярким солнечном светом. Но где же Кудлай? Почему его нет в объятиях Мики? Мимо метнулась какая-то чёрная тень. Люди опомнились лишь тогда, когда пёс оказался у самого плетня и, как-то виновато озираясь, пробирался, ища лазейку.

— Кудлай! Кудлай, куда ты?

Мальчишки-, девчонки толпой бросились за собакой. Но Кудлай, отыскав лазейку, пролез через плетень, и наклонив голову, побежал к лесу.

Вначале подумали, что его напугала шумная толпа. Все отстали. За собакой побежали только Мика и Юка, непрерывно свистя и призывая вернуться.

Наконец остался один Мика. Он бежал, чуть не падая, и, уже не сдерживая слёз, кричал:

Кудлай, Кудлай, вернись! Это я зову тебя, это я, Мика!

Кудлай иногда приостанавливался, взглядывал на Мику глазами, полными тоски и муки. Он словно силился сказать: «Пойми ты, я хочу вернуться» но не могу… и в этом мой самый главный собачий долг перед человеком, которого я так люблю», — снова отбегал.

А когда Мика нагнал его и хотел схватить, вдруг оскалился, зарычал Предупреждающе.

Мика вернулся домой и, забравшись на печку, проплакал всю ночь.

А дедушка Аким объяснил Мике странное поведение Кудлая. Умный пёс почувствовал себя больным и поэтому не мог остаться среди людей, он должен был бежать, чтобы не покусать кого-нибудь нечаянно. Бежать — это единственное, что мог сделать Кудлай.

— Ты не отчаивайся, не убивайся. Он ещё вернётся. Говорят, собаки умеют отыскивать травы, которые их излечивают от бешенства. Глядишь, повезёт ему, вылечится и вернётся, — сказал дед Аким.

Мика затосковал.

И когда, уважая его горе, Юка намекнул всё-таки, что пора бы в путь, в ответ его друг покачал годовой.

— Не могу я сейчас, — сказал Мика, — а вдруг Кудлай вернётся, мечтая со мной увидеться, а я— фьить — сбежал? Нет, я ещё немного подожду.

Ну что же тут писать ещё? Нечего писать дальше, если так и не пришлось убежать Мике на войну. Вот если бы он всё-таки убежал и принялся там совершать подвиг за подвигом, тогда другое дело. А что же описывать жившего в глубоком тылу, в Мордовии, в какой-то безвестной деревне Курмыши самого обыкновенного мальчишку? Вот, скажете вы, какие у него подвиги? Баловство одно!

Вот так он всю войну то молоко возил на своём рогатом Коне, то капусту поливал, то морковь полол, то хвойные свечки собирал, то картошку копал. И делал ещё множество дел. А в конце войны даже стал подручным на комбайне, а потом помощником тракториста. И за рулём трактора встретил весть о победе.