Николай Эдельман

Зверюшки


Николай ЭДЕЛЬМАН

ЗВЕРЮШКИ

Мама, мне все зверюшки снятся. Я их боюсь. Прогони их.

Мой брат Леня, когда был маленьким.

1.

Они были с Алиной вдвоем - где-то на окраине города, между оврагов, заросших бурьяном, голых фруктовых садов с тощими перекрученными яблонями и неприглядных кирпичных амбаров, выстроенных вдоль кое-как заасфальтированной улицы. Снег только что сошел, обнажив бурую траву, и вместо неба над головой нависала аморфная серая субстанция, не пропускавшая солнечных лучей. На пронизывающем ветру носились вороньи стаи, сотрясая воздух однообразным сиплым карканьем. Алина была одета в свой салатного цвета плащ и белую вязаную шапочку, и Н. обнимал её одной рукой за плечи, прижимая к себе. Видимо, они гуляли, осматривая достопримечательности, хотя ничего интересного в этом унылом месте явно не было - только облупленное старинное здание с забитыми фанерой окнами, построенное, как и сараи, из красного кирпича. На его макушке, над полукруглым дырявым куполом, торчал покосившийся крест. Оно было так запущено и неприглядно, что Н. охватило чувство брезгливости - на него и смотреть-то не хотелось, не то что подходить. Да ещё вдали за оврагом виднелась какая-то каланча такого же грязно-красного цвета.

Продолжение сна рассыпалось на бессвязные клочки, точно изображения, выхваченные из темноты вспышками стробоскопа. Н. какое-то время лежал, не раскрывая глаз, пытаясь собрать расплывающиеся фрагменты, пока их не вымыл из памяти поток событий и ощущений грядущего дня, и кое-как закрепить фиксажом ассоциаций, найдя для них место на полках и в кладовках мозга. Запомнившийся отрывок был настолько живым и четким, что казалось - он остался где-то совсем рядом; небольшое усилие - и окажешься там. Н. помечтал о том, что хорошо бы снова туда попасть, но ему оставалось только надеяться на это. Правда, его надежды были не так уж неосновательны, поскольку в последнее время один и тот же сон нередко снился ему два раза, с небольшими вариациями, создавая странное ощущение разветвленности времени. И если проникнуть в суть законов, управляющих его потоками, можно самому выбирать будущий маршрут и влиять на свою судьбу.

Подобные странные идеи поражали его самого. Еще полгода назад ничего подобного ему бы в голову не пришло. Но продолжать размышления ему помешала досадная помеха. Как часто бывало в последнее время, постель претерпела неприятное превращение. На месте подушки оказался мешок, налитый ртутью, который своим весом хотел раздавить ладони Н., и, мягко обхватив их со всех сторон, не выпускал добычу. Одеяло вело себя точно так же, обволакивая мягкими, но тяжелыми объятиями все его тело. Тогда Н. рывком вытащил руки из-под подушки и сел на кровати, скинув взбунтовавшееся одеяло и поставив босые ноги на пыльный пол.

Стрелки древнего будильника, который мог ходить только на боку, показывали начало одиннадцатого. Где-то за пределами окна светило майское солнце, и его пыльные лучи нагло лезли в комнату, укладывая наискось через пол серую полосу - тень от вертикальной стойки оконной рамы.

Две другие кровати пустовали - соседи Н. по комнате уже давно сидели на лекциях. Только он один позволял себе дрыхнуть до одиннадцати, подозревая, что товарищи про себя считают его ненормальным. У них в голове не укладывалось, как можно спать сколько влезет, без всякой уважительной причины пропуская занятия в институте. Н. прекрасно сознавал свою ненормальность, проявлявшуюся ещё во многих других отношениях, и догадывался, в чем её причина. Видимо, его сдвинутость перешла к нему по наследству от родителей, давно - так давно, что Н. их совсем не помнил уехавших в Столицу.

Правда, Н. не знал, откуда ему известно, что они уехали в Столицу, но это было непреложным фактом, таким же неоспоримым, как то, что в Столице давным-давно завершилась Великая Редакция. Благодаря этому жизнь в Столице стала намного легче и приятнее, чем в ** Крае, и поэтому уехавшие в Столицу никогда оттуда не возвращались. Правда, туда мало кто уезжал. Н. считал, что стремление уехать в Столицу - нечто вроде болезни, и у того, кто ею не болеет, не только никогда не возникает желания отбыть из Края, но он даже не в состоянии понять, зачем это нужно. Кроме того, лишь аморальный человек мог решиться на такое - ведь если все будут стремиться жить на готовеньком, кто же будет осуществлять в Крае Редакцию? Может быть, именно поэтому все уезжавшие в Столицу отбывали тайно, не оставив никакой весточки даже знакомым или родным, если не забирали их с собой, и происходило это, как правило, ночью, а говорить об уехавших в Столицу было почти что неприлично, во всяком случае, их больше никто не упоминал, как будто их никогда и не существовало в природе.

Короче говоря, каковы бы ни были причины ненормальности Н., она не причиняла ему неудобств в жизни - даже наоборот. Он позволял себе не только прогуливать занятия, но и многое другое. Что же касается возможных проблем с преподавателями, то их у Н. просто не возникало. Он уже давно понял, что если делать заговорщический вид и уклончиво отвечать на вопросы, то все нежелательные разговоры по поводу пропусков тут же прекращаются. Его давным-давно никто не спрашивал о причинах отсутствия на лекциях, и Н. оставалось только удивляться, почему такой простой способ облегчить себе жизнь больше никто не берет на вооружение. Даже Алина, хотя Н. казалось, что она вполне поддается перевоспитанию.

Не стоило, однако, забывать о Комиссии, перед которой рано или поздно придется держать ответ. Но Н. настолько обнаглел от своей безнаказанности, что если его и тревожили мысли о Комиссии, то ненадолго. Пока что сходит с рук, может, и дальше все будет в порядке. Если до сих пор о нем никто не вспомнил, то значит, не настолько велики его прегрешения. Н. дошел даже до того, что иногда начинал сомневаться в существовании самой Комиссии. В конце концов, никто из его знакомых никогда не бывал в этой Комиссии и не знает ни одного человека, входящего в её состав.

Размышляя обо всем этом, Н. оделся, взял полотенце и вышел в коридор. Дверь он запирать не стал и даже оставил её полураспахнутой - все равно на всем этаже никого сейчас не было, да и красть у него нечего. Увидев весьма заметную вмятину в штукатурке на стене, он ухмыльнулся, вспомнив, как вчера вечером пьяный Фарбат пытался штурмовать кирпичи лбом. Умылся он на кухне, где было не столь загажено, как в сортире. По полу, стенам и краям раковины ползали ленивые тараканы, считавшие себя здесь законными хозяевами. Н. был не менее ленив, чем они, и не стал утруждать себя охотой на членистоногих, считая это занятие совершенно бессмысленным.

Вернувшись в комнату, он на всякий случай заглянул в тумбочку - не завалялось ли там кусочка хлеба - но, естественно, ничего не обнаружил, кроме пустой бутылки, имевшей обыкновение самопроизвольно перекатываться из угла в угол. На столе у окна стояла пара грязных стаканов и чернели в засохших бурых разводах чаинки. Н. никогда не запасал съестного на завтрак - знал, что все равно голодные соседи все сожрут. Оставалось только застелить кровать, запихнуть в сумку нужные тетради и учебники и отправиться на занятия.

Когда он достал с полки учебник по Основам Великой Редакции, книга почти что сама собой раскрылась на том месте, где чуть заметная щель между страницами выдавала присутствие инородного предмета. В учебник была заложена фотография Алины. Н. хранил её здесь, чтобы не нарываться на насмешки соседей - Основы Редакции они бы ни за что на свете не взяли в руки по доброй воле.

Алина была сфотографирована в профиль - пышные вьющиеся волосы, закрывающие уши, курносый носик, пухлые щечки, полуприкрытые надменные глаза, белая кружевная блузка с большой брошью на горле. Н. готов был смотреть на неё часами, как он сам полагал, хотя проверить это ни разу не пришлось - обычно пятиминутного созерцания вполне хватало. Он на несколько секунд направил на карточку рассеянный взгляд, затем захлопнул учебник и пихнул его в сумку.

До института было недалеко - два квартала по Проспекту Вождя к центру города. Был разгар рабочего дня, и людей на улицах почти не было - так же, как и машин. На перекрестках мигали желтыми глазами светофоры. По дороге Н. зашел в хлебный магазин, купил булку и немедленно набил ею рот. Так с набитым ртом он и вошел в вестибюль института, пройдя мимо белых колонн, поддерживавших портик мясисто-красного цвета с барельефами рабочих и вождей. Старикашка-вахтер со сморщенной физиономией в синей фуражке и форменном кителе долго изучал фотографию Н. в пропуске, но наконец, открыл проход. Н. угодил точно в перерыв, и увидев в вестибюле товарищей по учебе, направился к ним, чтобы узнать, что сейчас было на лекции добросовестность в нем иногда брала верх над разгильдяйством. Но это намерение выполнить он не успел - пересекая вестибюль, ему навстречу шла, широко улыбаясь, Алина. Она была такая же, как на фотографии, только ещё красивее.

Они встретились под прямоугольным камнем серо-зеленого цвета, вершину которого украшал бюст одного из основоположников. Как всегда при встрече с ней, Н. испытал легкое потрясение. Ноги приросли к полу, тело приобрело неподвижность каменной статуи. Поведение Алины только способствовало его окаменелости. Вместо того, чтобы поздороваться, как все нормальные люди, она вдруг приподнялась на цыпочки и влепила ему в губы самый натуральный поцелуй. "Так это называется", - осенило Н., и то же самое озарение позволило ему увидеть себя со стороны, как телекамерами, глазами однокурсников, на долю которых выпало неслыханное зрелище. Алина что-то говорила ему, но он сумел осознать и переварить её слова только после того, как невероятные ощущения улеглись у него в голове, создав новую область его мировосприятия. "А сон-то мой, оказывается..." - успел подумать он между делом.

- Что ты говоришь? Свен появлялся? И что он? - переспросил он, уцепившись за конец недорасслышанной фразы.

- Ну да, - нетерпеливо проговорила Алина. - Мне он попался около входа. Сказал, что у него к тебе какое-то неотложное дело. И просил, чтобы ты сразу же, как только сможешь, к нему заехал.

- Хм... - Н. пожал плечами. - А ко мне он зайти не мог? Странно. Он не сказал, что за дело?

- Видимо, это меня не касается, - предположила Алина не без сарказма. Она не слишком благоволила к Свену, и тот факт, что она взялась передать его слова Н., говорил о её большом расположении к последнему. - Но он очень просил тебя приехать, - сказала она убеждающим тоном, как человек, намеревающийся приложить все усилия, чтобы исполнить поручение.

- Ну ладно. Посмотрим, - рассеянно ответил Н. Тем временем Алина, заметив в его руке булку, без особых церемоний завладела её половиной и отправила себе в рот.

- Ты тоже не завтракала? - поинтересовался Н.

- Почему? А ты - нет?

- А где, и чем? Пойдешь в столовую после этой пары?

- Нет. У меня будет семинар.

- А сейчас что?

- Лекция Рокборка.

- Где?

- В четыреста пятой.

- Отлично. У меня тоже на четвертом. - Он взглянул на часы в холле и увидел, что до конца перерыва осталось немного. - Идем?

Они направились к лестнице, и тут произошла следующая невероятная вещь: Алина неожиданно, но так естественно, будто делала это отнюдь не в первый раз, взяла его за руку. Н. не помнил, что ощущал, прикоснувшись к её ладони - только что-то невыразимо приятное, как глоток родниковой воды в жаркий день.

Все это было очень замечательно, но идиллию нарушала затянувшаяся пауза. После нескольких секунд лихорадочных попыток придумать тему для разговора, Н. произнес первое, что пришло ему в голову:

- Ну, как Зверюшки? - спросил он.

- Отлично. Ни одного не видела, - с живостью откликнулась Алина. - А ты?

- Ну, ты же знаешь - не везет мне.

Подобными диалогами они обменивались довольно часто, едва ли не каждый раз за время их не слишком долгого знакомства. Н. знал о существовании Алины давно, запомнил её лицо едва ли не с первого дня учебы в институте, но отношения между ними очень долго держались на нулевом уровне - до тех пор, пока как-то месяца три назад Н. не оказался на дне рождения соседа по общежитию. Среди гостей была и Алина. Они с Н. оказались соседями за столом, разговорились, и между делом Н. признался Алине про непонятную нелюбовь к нему Зверюшек. Они избегали его настолько упорно, что он никогда в жизни их не видел, в то время как все нормальные жители Края лицезрели их чуть ли не ежедневно, и в больших количествах, а Ответственные Товарищи каждый день объявляли о новых успехах в борьбе с ними.

После этого их отношения потихоньку начали становиться гораздо более тесными. Н. было совершенно точно известно, чем его привлекала к себе Алина, но для него оставалось загадкой, что именно она нашла в нем. Ведь не невезение на Зверюшек, в самом деле! Хотя происходившее между ними заставляло Н. иногда задумываться - неужели действительно он чем-то отличается от остальных и не видит Зверюшек не потому, что ему не везет, а потому, что они его сознательно избегают? И похоже, это таинственное влияние сказывалось и на других - Алина заявляла, что с тех пор, как начала с ним тесно общаться, она тоже видела Зверюшек гораздо реже.

- И как это тебе удается? - задала Алина вечный вопрос.

Н. пожал плечами.

- Не знаю. Просто не думаю о них, и все.

Затем он набрался храбрости и добавил:

- Меня, знаешь ли, кое-кто другой интересует.

Кто именно, так и осталось неизвестным, потому что навстречу им по лестнице спускалась Юлия, подруга Алины, учившаяся с ней в одной группе, высокая девчонка с кудрявыми каштановыми волосами.

- Привет, Н.! - громко сказала она и заговорила, обращаясь к Алине: Поворачивай, подруга! Лекцию отменили. Приходил куратор, сказал, что сегодня её не будет, а со следующего раза будет читать Семчен.

Алина удивленно подняла брови, и они с Н. понимающе переглянулись. Все ясно. Тоже в Столицу умотал. Даже конца семестра не мог дождаться, хотя оставалось-то всего три недели. В последнее время в связи с расширяющейся борьбой со Зверюшками в Столицу уехало слишком много народа (Н. не сомневался, что между двумя этими факторами существует явная корреляция, но не мог сказать, чем она обусловлена), и размеренная и точная, как часы, работа института, равно как и иных учреждений, иногда давала сбои - не сразу находили замену внезапно уехавшим.

- Вот удар! - произнесла Алина свое любимое выражение, остановившись посреди лестничного пролета. Н. застыл на следующей ступеньке в неудобном положении, не решаясь выпускать её руку. - И что мне теперь два часа делать?!

На сей раз Н. думал недолго. Не обращая внимания на поток студентов, хлынувших мимо них вниз по лестнице и поминутно толкавших их, он сказал:

- Потом у тебя семинар, говоришь?

- Ага.

- Очень важный?

- Что ты имеешь в виду?

- Знаешь что, плюнь на него и пойдем гулять.

Алина недоумевающе взглянула на него. Хотя она довольно давно общалась с Н., некоторые повороты его мыслей до сих пор ставили её в тупик.

- А как же... - начала она.

- Переживет как-нибудь, - настойчиво уговаривал Н., ещё крепче сжимая её за руку. Он сам поражался, откуда в нем взялась такая смелость. - Ты что, прогулять один раз не можешь?

- Странные у тебя, Н., идеи, - громко и осуждающе заявила Юлия.

- Сам знаю. Надо же чем-то из толпы выделяться.

Алина недолго колебалась. Уверенный тон Н. и авантюрная жилка в её характере взяли верх.

- Хорошо, - решительно сказала она. - Пошли. Ты с нами пойдешь? спросила она подругу.

На такое Н. не рассчитывал, но, как он и ожидал, Юлия ответила:

- Что я - с ума сошла? Ты, Алина, вообще поменьше Н. слушай - он тебя до добра не доведет.

Алина весело засмеялась и потащила Н. вниз.

Когда они вышли на улицу мимо подозрительно поглядевшего на них вахтера - что это за фокусы, приходят и сразу уходят - и даже тщательнее, чем обычно, проверившего пропуска, - Алина внезапно сказала:

- Нет, знаешь что... - и остановилась на ступеньках.

- Что? - испуганно спросил Н., поглядев ей в лицо.

- Я лучше пойду в библиотеке поработаю, раз такое дело. Да ты не расстраивайся, - добавила она, увидев, как вытянулось лицо Н. - Потом пойдем. В три часа встречаемся у меня, и я в твоем распоряжении. А ты пока поезжай к своему Свену, ведь он ждет тебя, верно?

- Он-то - и ждет? - проворчал Н., впрочем, лицо его посветлело. Небось, болтается неизвестно где, знаю я его. Ну ладно. В три, значит? Какая у тебя квартира?

- Сто пятнадцать. Дом помнишь?

- Помню.

- Ну молодец. Ладно, до встречи, - и прежде чем Н. опомнился, она чмокнула его в щеку и упорхнула. Н. поймал себя на том, что испытывает разочарование - ведь при встрече она поцеловала его в губы.

2.

Свен жил на территории санатория на северном склоне Сторожевой сопки. Кажется, он устроился работать там то ли сторожем, то ли дворником, и на этом основании получил жилплощадь: половину небольшого домика. Его обиталище состояло из комнаты, кухни, отделенной от неё деревянной перегородкой, и захламленной веранды.

Н. был знаком со Свеном уже давно и знал о нем много, но ещё большего не знал, хотя тот и состоял в числе его ближайших товарищей, а в последнее время остался чуть ли не единственным другом - со всеми остальными приятелями Н. как-то перестал находить общий язык, правда, почти этого и не замечал, так как все его мысли были поглощены Алиной. Но контакта со Свеном он не терял, хотя характерами они совершенно не походили друг на друга.

В отличие от Н., родители Свена не уезжали в Столицу, но их отпрыск с детства привык к полной самостоятельности. Все были уверены, что он станет крупным музыкантом. Музыкой он занимался с раннего детства, и довольно скоро неплохо овладел роялем, а затем гитарой и скрипкой. Но потом неожиданно собрал группу и стал играть в ресторанах. Впрочем, его карьера этим не ограничивалась - в жизни Свена было столько крутых поворотов, что, наверное, даже сам он не мог их все припомнить. Давно поссорившись с родителями, он частенько сидел без денег, и тогда Н. давал ему в долг, хотя ему самому едва хватало скромной стипендии. Затем, когда дела у Свена немного поправлялись, он честно все отдавал, а потом снова начинались безденежные дни. При всем том он почти никогда не имел постоянного места жительства, ночевал у разных знакомых, а большая часть его имущества также была раскидана по приятелям. Кое-что хранилось и в общежитии у Н. В последнее время со Свеном происходило что-то странное - он распустил свою группу, совершенно перестал играть в ресторанах и зачем-то устроился работать в этом санатории. Возможно, для того, чтобы иметь квартиру - но зачем она ему? Насколько Н. было известно, Свен ночевал у себя от силы раза два в неделю.

Кроме того, Свен отличался феноменальным количеством друзей и знакомых. Казалось, что он знаком со всем городом. Н. часто с огромным удивлением узнавал, что он и этого человека знает, и того, и третьего. Он мог отправиться по делам к какому-нибудь Ответственному товарищу - даже из самих Редакторов - или остановиться на улице поболтать с проходящим мимо малышом. И так носился где-то целыми днями по разным непонятным делам, сущность которых Н., иногда наблюдавший эту беготню и восхищавшийся общительностью и энергичностью приятеля, даже не пытался представить. Кроме того, Свен мог спокойно выслушивать самые бредовые идеи, иногда возникавшие в голове Н., не морщась.

Н. немного огорчало то, что Свена недолюбливала Алина. Почему - Н. не мог понять. Возможно, ей не слишком нравились его цинизм и неразборчивость в отношении к женскому полу. Общительность Свена распространялась и на прекрасную половину, и недостатка в любовницах у него не было. Ему даже не надо было их искать, они сами к нему липли. Поначалу Н. вполне серьезно опасался, что Свен положит глаз и на Алину, но вскоре понял, что опасаться нечего - девушка явно не стремилась к его обществу, а он сам откровенно признался однажды, что она не в его вкусе. Впрочем, друг друга они терпели, когда им приходилось встречаться - как правило, в присутствии Н., но такое случалось нечасто. Алина, правда, не без интереса слушала исполнение Свеном песен собственного сочинения. Он сам писал и стихи, и музыку, и исполнял их под гитару, если его хорошенько попросить и поставить на стол бутылку.

Надо сказать, что Н. был заинтригован неожиданной просьбой Свена поскорее приехать к нему. Н. не мог припомнить подобных случаев, и был удивлен и даже немного встревожен. Поэтому он охотно последовал совету Алины и отправился к Свену, чтобы поскорее выяснить, в чем дело.

Дребезжащий автобус довез его по длинной аллее до конечной остановки у пруда. Сейчас здесь было безлюдно, Н. был в автобусе чуть ли не единственным пассажиром.

Через лишенные створок ворота, мимо сторожки с выбитым стеклом, Н. прошел в запущенный парк. Поднявшись по идущей в гору дорожке, продолжающей аллею, он оказался рядом с тремя домами. По краям стояли две желтые трехэтажные постройки с декоративными колоннами и портиками; их претензия на изящество казалась нелепой и жалкой. Между ними находился небольшой каменный домик, выкрашенный в сиреневый цвет. Н. обошел ржавый остов автомобиля, неизвестно сколько лет простоявший рядом с домом, прошел по дорожке среди кустов, перепрыгнул через канаву, выкопанную ещё осенью, и, оказавшись у двери, толкнул её. Она оказалась открыта - значит, хозяин был дома.

Сначала нужно было миновать веранду с побитыми окнами; кое-где вместо них был вставлен кусок фанеры или просто газетный лист. Вся веранда была завалена разнообразным хламом - пустыми бутылками, покрытыми толстым слоем пыли, какими-то древними керосиновыми лампами, разбитыми тарелками и поржавевшими металлическими предметами неизвестного назначения. Благополучно преодолев все препятствия, Н. открыл ещё одну дверь и оказался в комнате. Она тоже была невероятно захламлена, но все-таки имела обитаемый вид.

Хозяин, то есть Свен, лежал в драных штанах на старом диване и смотрел в потолок. Услышав скрип открывающейся двери, он повернул голову, увидел входящего Н. и тут же вскочил с возгласом:

- О! Добрался! Твоя женщина тебе передала?

- Алина? Какая же она моя женщина?

- А чья же еще? Твоя, естественно.

Н. был странно обрадован - после того, что произошло сегодня, со словами Свена было нетрудно согласиться; тем более он был таким знатоком взаимоотношений с женским полом. И все же объяснять подробности личной жизни не входило в планы Н.

- Ну хорошо, - согласился он, чтобы перевести разговор на другую тему. - Когда ты у себя порядок наведешь? В дом войти невозможно!

- Может, я этого и добиваюсь, - ответил Свен. - Захочет ночью кто-нибудь незваный залезть - и шуму наделает, и ноги переломает.

- Кто может к тебе полезть без спросу? - удивился Н.

- Ну мало ли... Вдруг кому-нибудь захочется меня в Столицу отправить.

- Кому и зачем понадобится отправлять тебя в Столицу? - спросил Н. и тут же добавил: - Подожди... Ты хочешь сказать, что в Столицу людей отправляют?

Он снял с плеча сумку и, как будто подозревал, что после ответа Свена не сможет удержаться на ногах, сел на стул, угрожающе зашатавшийся под его весом.

- По-моему, это очевидно, - ответил Свен. - Какому нормальному человеку взбредет в голову отправляться туда самому?

- А почему бы и нет? - пожал плечами Н.

- Почему бы? Действительно, почему? ... Ладно, об этом ещё надо подумать... - пробормотал Свен.

- Слушай, ты пил с утра? - на всякий случай спросил Н., хотя язык у Свена нисколько не заплетался.

- Что я тебе - алкоголик, что ли, пить в одиночку? Вот теперь...

- Ты мне сначала скажи, - перебил его Н., - зачем ты меня звал? Я все дела бросил...

- Подожди, - поднял руку Свен. - Серьезный разговор нельзя проводить без бутылки.

Н. знал про эту маленькую слабость Свена, приписывая её профессии музыканта в ресторане, и понимал, что сопротивляться бесполезно.

- У тебя вино есть? - спросил он.

- А водку не будешь?

- В такую жару - водку? И потом, я не хочу, чтобы у меня изо рта перегаром несло.

- Какой ты предусмотрительный, - сказал Свен, копаясь в углу, заваленном хламом. Н. тем временем подошел к проигрывателю, поблескивавшему среди беспорядка серебристыми ручками. Около него валялась какая-то древняя исцарапанная пластинка без конверта. В пластик въелась пыль, лишив черный диск былого блеска. Сильнее всего Н. заинтересовала этикетка: на ней было что-то написано, но что - непонятно. Некоторые буквы были знакомыми, другие тоже походили на нормальные - либо повернуты не той стороной, либо снабжены лишними палочками и закорючками - но все попытки прочесть надписи кончались полной неудачей. Слова были абсолютно лишены смысла, хотя у Н. появилось чувство, что если вглядеться ещё пристальней, или под другим углом - и смысл станет ясен, проступив, как изображение на загадочной картинке.

- Что это? - удивленно спросил Н., вертя пластинку в руках.

- Музыка, - ответил Свен, поставив на стол бутылку и подходя ближе. Можешь завести, если хочешь.

- Нет, я про надписи, - пояснил Н. - Что здесь написано?

- Почем я знаю? Видимо, названия песен. Я полагаю, это написано на другом языке.

- На другом языке?

- Ага. А что же тут такого? Они там и поют не по-нашему.

- Так подожди... - произнес Н. медленно. - Значит, эта пластинка оттуда?

- Откуда "оттуда"?

- Ну, из Столицы. Из внешнего мира.

- Естественно. А ты никогда таких вещей не видел?

- Да нет, как-то не приходилось, - он, чуть ли не с благоговением взяв диск в руки, поставил его на проигрыватель и тут же едва не отскочил в сторону, такой дикий шум и треск полетел из колонок. Н. совсем забыл, что регулятор громкости у Свена всегда вывернут на максимум. Он уменьшил звук до приемлемого уровня, но сперва все равно раздавался только треск и шорох. Пластинка была ужасно заиграна. Но затем его уши начали замечать мелодию фрагмент в две-три ноты, которые настойчиво выводил неизвестный музыкальный инструмент. Больше всего звуки походили на то, как будто кто-то водит смычком-напильником по скрипке со струнами, сделанными из кровельного железа. В промежутках между повторяющимися скрежещущими аккордами хриплый голос, безуспешно старающийся придать себе немного мелодичности, произносил - пением назвать это было трудно - несколько слов, в которых ухо не улавливало никакого смысла. И ещё Н. слышал низкочастотный ритмичный гул, возможно, вызванный каким-то дефектом пластинки. Внезапно все потонуло в диком реве и грохоте, заставившем Н. ещё раз отскочить от проигрывателя.

- И это музыка?! - заорал Н., поспешно снимая иглу с пластинки. - В таком случае, там, во внешнем мире, все действительно ненормальные!

- А чем тебе не нравится? - спросил Свен. - По мне, так очень даже ничего. Я всю жизнь о чем-то таком мечтал. Жалко, слова непонятные. А мелодию я сдеру.

- Откуда ты её достал? - наконец, догадался спросить Н.

- У приятеля на чердаке нашел, - ответил Свен. - Там была ещё масса магнитофонных пленок, только что я с ними буду делать? Вообще-то хотелось бы послушать, если там записано что-нибудь вроде этого. И вот еще, - он протянул Н. книгу. - Ты можешь сказать, о чем это?

Н. оглядел книгу. Как и пластинка, она была страшно древняя и пыльная. Название какое-то странное: "Теория поля". Н. решил, что это про сельское хозяйство, но заглянув внутрь, увидел формулы.

- По-моему, какая-то физика, - сказал он, просмотрев несколько страниц. - Дашь почитать?

- Не дам. Ни к чему тебе это. За тобой и так много чего числится. Садись, - он поставил на стол стаканы. - Теперь поговорим.

- Давай, - сказал Н., садясь за стол напротив него. - Я тебя внимательно слушаю.

- Я хочу тебе сказать, - произнес Свен, открывая бутылку и разливая вино по стаканам, - чтобы ты был осторожнее.

- Относительно чего? - спросил Н., взяв стакан.

- Видишь ли, тобой интересуются разные люди...

- Что им от меня нужно?

- Ну, ты ведь не скажешь, что ты самый нормальный из всех людей, верно?

- Возможно. Ну и что?

- В этом-то и дело.

- Что, у нас уже и немного ненормальным быть нельзя?

- Естественно. Знаешь, что происходит у нас в Крае с ненормальными? Они уезжают в Столицу.

- Кажется, пять минут назад ты убеждал меня, что надо самим туда отправиться.

- Одно дело - самим, другое - под конвоем. Если бы дело происходило немного раньше, я бы посоветовал тебе не распускать язык и поменьше выделяться. Но я узнал слишком поздно...Так что сейчас я бы сказал, что тебе стоит на время исчезнуть.

- Интересно, как? - осведомился Н. - Куда я исчезну?

- Да... - произнес Свен. - Это, конечно, гораздо сложнее осуществить, чем сказать... А впрочем... сегодня, в пять часов...

- Исключено, - твердо возразил Н. - Я занят.

- Зачет какой-нибудь? - скептически спросил Свен. - Переживет.

- Нет, - ещё более твердо ответил Н. - Не переживет. И вообще - что значит "исчезнуть"? Означает ли это, что я должен перестать видеться со знакомыми?

- Естественно.

- Тогда я отказываюсь, - сказал Н. категорическим тоном.

Свен почему-то не стал спорить.

- Ну ладно... Я тебя предупредил, а дальше сам решай. Правда, я дам тебе несколько полезных советов. Гляди в оба и не давай застать себя врасплох. Например, если к тебе на улице подбежит какой-нибудь совершенно незнакомый тип и начнет обнимать тебя и восклицать "О, Н.! Сколько лет, сколько зим!", постарайся от него отделаться. Или, скажем, тебя попросят зайти в деканат для срочного разговора - не ходи. Ну, в общагу к тебе вряд ли придут... Хотя... Бывает так, что ты на ночь в комнате остаешься один?

- Летом... пожалуй, когда все по домам разъезжаются. А сейчас - нет.

- Это хорошо... Но если так случится, бросай все и отправляйся ко мне. И если произойдет что-нибудь подобное тому, о чем я раньше говорил - тоже немедленно ставь меня в известность.

- Н-да, - произнес Н. и покачал головой. - Ну и нагнал ты на меня страху... - Он сам потянулся к бутылке и налил себе еще. - Ну, а если я не послушаюсь твоих советов?

- Боюсь, что не будет ничего хорошего. И я тебе уже вряд ли смогу помочь, хотя сделаю все, что в моих силах. К тому же, - добавил Свен чуть погодя, - возможно, мне тоже придется исчезнуть на некоторое время.

- Зачем? Тоже из предосторожности?

- Да.

- На нас прямо охота какая-то объявлена!

- Да, примерно так и есть, - кивнул Свен. - Все-таки борьба со Зверюшками.

- Какое мы имеем к ним отношение?

- Например, такое, что ты их почти никогда не видишь.

- Если это и отношение, то скорее отрицательное.

- Верно. Но все равно это кого-то может заинтересовать. Если бы все владели твоими секретами...

- Да нет у меня никаких секретов! - взвился Н. - Ты-то знаешь!

- Знаю. Успокойся и пей, - бутылка опустела, и Свен поставил на стол вторую.

- Нет, я больше не буду, - замотал головой Н., закрыв стакан ладонью. - В другой раз.

- А, правильно, у тебя же свидание.

- Не свидание, а...

- Хватит сказки рассказывать! Здесь все свои. Ну ладно, ещё по разу. Ничего с тобой не случится.

- Ну хорошо, - сдался Н. Немножко выпить для храбрости не мешало. Свен разлил вино, и поднял свой стакан со словами:

- Чтобы Зверюшек не было!

Н. чокнулся с ним, но сказал немного удивленно:

- Неужели они тебя так беспокоят?

- В известном смысле - да.

- Почему?

- Ну, видишь ли, ты же не считаешь их нормальным явлением?

- Нет.

- А значит, общество, в котором они возникают, ненормально.

- Ты говоришь так, как будто Зверюшек общество порождает.

- А что, скажешь, нет?

- По-моему, они возникают сами собой.

- Вроде явления природы?

- Да.

- Скажи мне тогда... Ты - человек ученый, студент как-никак. Их существование никак не противоречит законам природы?

- Ну, если подумать... - промямлил Н. Ему не хотелось признаваться самому себе в возникающих сомнениях по поводу совместимости Зверюшек, появляющихся, судя по рассказам, чуть ли не из ничего, с законами физики. Биологии его никто никогда не учил, и в ней он совершенно не разбирался. Если подумать, то действительно, все это несколько странно...

- Разве из этого не напрашиваются кое-какие выводы? - торжествующе спросил Свен.

- Например?

- Например, что наше общество больно, и появление Зверюшек - симптом этой болезни.

- Чем же оно больно? - скептически спросил Н.

- Я бы на твоем месте спросил лучше "Как его лечить?"

- Хорошо. Как его лечить?

- Пока не знаю.

- Съездить в Столицу и спросить, - хмыкнул Н.

- А что? И съездим.

- Да, но ведь оттуда никто не возвращался.

- Если очень захотеть, то вернуться можно. Между прочим, ты не находишь, что это ещё один из симптомов болезни - что оттуда никто не возвращается?

- Почему же? Если там так здорово, как говорят...

- Во-первых, кто тебе это сказал?

- По-моему, это общеизвестно.

- По-моему, общеизвестно совсем другое - в приличном обществе про Столицу говорить не принято. Ты можешь мне сказать, почему?

- Нет.

- Потому что люди боятся туда уезжать. Так боятся, что одна мысль о Столице вызывает у них панику. Поэтому они даже не думают о ней. Ну, и ты не находишь это странным?

- Не знаю... С чего ты все это взял? Я думаю, что просто эта тема считается неприличной - зачем предаваться пустым мечтаниям, если надо тут работать?

- Понимаешь, я знаю людей немножко лучше, чем ты, и знаю, что они своего не упустят. Да и вообще, зачем строить Прогрессивный Строй тут, если можно просто уехать в Столицу, где он уже построен?

- Она всех не вместит.

- До сих пор вмещала. Ну хорошо, тогда пусть нам помогает его строить. Пусть делится опытом.

- А откуда ты знаешь, что она не помогает?

- Если хочешь, я могу поклясться, что говорю правду - я не знаю ни одного примера. А ты?

- Куда мне!

- Вот видишь? И так везде. Внешне все кажется разумно и логично, но чуть копнешь поглубже - наткнешься на клубок неразрешимых противоречий.

- Ну ладно, допустим, - согласился Н. - Допустим, наше общество больно. Но все-таки, какое к этому имеют отношение Зверюшки? Как они появляются? Каким образом общество может их порождать? Если общество составляет часть окружающего нас мира, то оно тоже должно подчиняться его законам.

- Это верно только отчасти, - покачал головой Свен. - Не все в человеческой жизни поддается рациональному толкованию. А насчет отношения я могу привести тебе следующий факт. Все Ответственные Товарищи страдают от Зверюшек гораздо чаще и сильнее, чем простые люди.

- Откуда ты это взял? Ты веришь всем этим сказкам про ожившие горы и так далее?

- Видишь ли, некоторые из этих сказок сообщались мне лично непосредственными свидетелями.

- Да, и ты знаком со многими из Ответственных Товарищей? - скептически спросил Н.

- Не скажу, что всех, но кое-кого знаю, - заявил Свен.

Н. прикусил язык, а затем поинтересовался:

- И зачем ты с ними водишь знакомство?

- Потому что иначе не проживешь. Они нужны мне, а я - им.

- Какие же услуги ты им оказываешь, интересно знать?

- Свожу их с теми людьми, которые им нужны. Можешь мне поверить, это очень сложное дело.

- Ну хорошо, - решил вернуться Н. к прежней теме. - А все-таки, как насчет Зверюшек? Откуда они берутся?

- Они нам снятся, - не моргнув глазом, ответил Свен.

- Что-о? - Н. едва не свалился со стула. - Что за бред? Как они могут нам сниться? Тогда выходит, что все остальное, что нас окружает - тоже нам снится?

- Почему бы нет? - пожал плечами Свен. - Ты можешь доказать обратное?

Н. хотел было что-нибудь яростно возразить, но вспомнил собственные утренние мысли и сказал только:

- Если нам окружающее снится, то значит, либо я снюсь тебе, либо ты мне. Кто из нас существует на самом деле? Например, мне не кажется, что я снюсь тебе. Тебе, наверное, тоже.

- Да, но тем не менее ты, или вернее, я тебе никак не смогу доказать, что я существую на самом деле, если бы ты был уверен в обратном... - Сделав паузу на то, чтобы заново наполнить свой стакан, Свен продолжил: - Между прочим, из моей теории вытекает одно любопытное следствие. А именно, простой способ покончить со Зверюшками. Нужно всего лишь проснуться.

- Ну-ну, - промолвил Н. - И как же ты собираешься это сделать?

- Еще не знаю. Надо подумать.

Свен поднялся, подошел к проигрывателю и снова поставил ту ужасную пластинку. Н. приготовился заткнуть уши, но приятель, видимо, щадя его чувства, приглушил звук. Вновь раздались хриплый голос и скрежещущие звуки неведомых музыкальных инструментов, сменившиеся ритмичным ревом и грохотом. Н. припомнил, что нечто подобное он слышал, когда однажды плыл по реке на теплоходе и оказался около машинного отделения. И как ни странно, немного вслушавшись, он начал находить в механических звуках на пластинке нечто приятное и бодрящее. Когда первая песня кончилась, Н. заметил:

- А ты знаешь, мне это начинает нравиться.

- Со мной тоже так было, - сказал Свен. - Надо немного въехать. Дальше тут есть кое-что получше.

Н. хотел послушать еще, но бросив взгляд на старый будильник Свена, увидел, что уже начало третьего.

- Ничего себе! - сказал он, поспешно поднимаясь. - Пора идти. Ладно, как-нибудь потом зайду, дослушаю.

- Будем надеяться, - произнес Свен. - Значит, серьезно не хочешь последовать моему совету? Честное слово, так было бы лучше.

- Ты про то, чтобы исчезнуть? Нет, - решительно помотал головой Н., но тут же смягчился, - Разве если увижу, что дело того заслуживает.

- Боюсь, что тогда будет поздно. Ну ладно. Будь осторожен. Если что сразу ко мне! Да, кстати, хочешь - пистолет дам?

- Пистолет? - медленно произнес Н. - А это не запрещено?

- Наверное, запрещено. Но если тебя будут брать, хуже не станет.

- И для чего он мне может понадобиться?

- Для обороны. Может, сумеешь отбиться. Хотя вряд ли... Они же профессионалы... Ладно, уговаривать не буду.

- Ну хорошо, - Н. боялся опоздать. До дома Алины путь был неблизок. Я побежал. Привет!

- Ага, - Свен протянул ему руку. - Бывай.

И Н. поспешил к автобусной остановке.

3.

По пути к Алине Н. понял, что мотив, услышанный на странной пластинке, прочно застрял в его ушах. Он ловил себя на том, что то и дело пытается напевать, подражая скрежещущим аккордам в начале песни. Хотя он явно опаздывал - ждать автобус пришлось полчаса - настроение у него было отличным. У него начинала кружиться голова, когда он пытался представить, что может сегодня произойти. Он так радовался жизни, что совершенно забыл про странные советы Свена. Сейчас, когда хмель из головы выветрился, слова приятеля казались ему просто безумным бредом. Не то что бы Н. замечал за ним такое раньше, но как-никак Свен был поэтом, и мышление у него было слегка сдвинутое - тем более, как подумал Н., после такой странной музыки.

Н. знал, где живет Алина, хотя ни разу у неё не был. Только один раз провожал её до подъезда. Ее дом находился в нескольких кварталах от института, на проспекте Грядущих Свершений, идущем параллельно проспекту Вождя.

Оказавшись в темном подъезде, Н. поднялся на второй этаж и нажал на кнопку звонка. Довольно скоро за дверью послышались шаги, загремела цепочка, и знакомый голос спросил: "Кто?"

- Это я, - ответил Н.

Дверь отворилась, и Алина посторонилась, впуская Н. в прихожую. Она была босиком и в затрепанном халате. Алина поглядела на Н. выжидающе, но тот не совсем понял, что от него требуется, и остановился, чувствуя неловкость.

- Ты ещё не передумала? - спросил Н., чтобы заполнить паузу.

- Нет, конечно, - Алина широко улыбнулась. - Ездил к Свену?

- Да... - произнес Н. - А это что такое?

Его внимание привлекла большая печать на веревке, обмотанной вокруг ручки ближайшей двери.

- Тут семья ночью в Столицу уехала, - объяснила Алина. - Ты что, никогда такого не видел?

- Нет, - признался Н. - А печать зачем?

Алина недоуменно посмотрела на него, потом рассмеялась.

- За это ты мне и нравишься. Любишь задавать такие вопросы, какие никому другому не придут в голову.

Н. хотел ещё спросить, какая организация ставит эти печати, но решил, что это бессмысленно - Алина все равно не ответит. И он задал совсем другой вопрос:

- Ты одна, что ли, дома?

- Конечно, - пожала плечами Алина. - Все на работе. Обедать будешь?

- Не откажусь.

- Сейчас я суп разогрею. Я сама ещё не обедала. Проходи в комнату.

Н. послушно двинулся по коридору, увидев в его конце открытую дверь. Семья Алины, судя по всему, жила не бедно. Слева у стены стоял диван, справа - полированный сервант, за стеклом виднелись фарфоровый сервиз и безделушки. Стены оклеены обоями. Стол был отодвинут к двери, и центральная часть комнаты, покрытая ковром, оставалась почти свободной, если не считать двух кресел, повернутых к телевизору в дальнем углу. Шторы, прикрывавшие окна, затеняли комнату.

Телевизор был включен. Строгого вида дикторша в очках, похожая на учительницу младших классов, без всякого выражения бубнила: "...донки, отбросы общества, паршивые собаки, проникшиеся кровавой злобой дегенераты, грязные недоноски, поганые изуверы, продажные выродки. Враги надеялись, что у нас не поднимется рука на женщин и детей. Но нам оказался чужд такой узколобый внеклассовый гуманизм, ибо он ведет к поражению нашего справедливого дела и к победе реакционных сил. И ответственность за человеческие жертвы лежит на организаторах этой преступной акции." Очевидно, она зачитывала текст выступления кого-то из Руководящих Товарищей, причем, видимо, уже не первый час. У Н. не было привычки слушать такие речи, но он не стал выключать телевизор, чтобы немного ощутить благополучие и процветание, символом которого казался ему аппарат.

Войдя в комнату, Н. не закрыл за собой дверь, и непроизвольно вздрогнул, когда за его спиной раздался довольно пронзительный голос:

- Здрасте! Телевизор разрешите посмотреть?

Н. обернулся и увидел бабку весьма развязного вида в выцветшем платье, стоявшую в дверях. Он не знал, как отнеслись бы к такому вторжению хозяева телевизора, но ему ничего не оставалось, как пожать плечами и сказать:

- Пожалуйста.

Бабка прошмыгнула мимо него в комнату, уселась в кресло и уставилась на экран, лузгая семечки. Минуты через две она слегка повернула голову и спросила:

- А вы кто будете?

Н., смущенно стоявший около стены, засунув руки в карманы - ему очень хотелось уйти на кухню к Алине, но он не хотел оставлять нахальную бабу одну в комнате - ответил:

- Я учусь с Алиной в институте.

- А-а... - рассеянно произнесла бабка. - А мы соседи ихние. Заходим телевизор посмотреть, - и она замолчала, с явным интересом слушая речь. Время от времени она разражалась замечаниями вроде: "Верно говорит!", "Так их, правильно!", "С такими Редакторами мы не пропадем!" Речь шла, как всегда, о борьбе со Зверюшками. Видимо, по ассоциации бабка начала громко рассказывать, и похоже, её совершенно не интересовало, слушает её кто-нибудь или нет:

- А я сегодня такого Зверюшку видела - не поверите! Пошла утром мусор выкидывать. Открываю бак на улице, а оттуда гадина вылезает - черная, скользкая, длинная, как змея, только ног видимо-невидимо. И глаза горят. У меня чуть сердце не выскочило. Ну, я как схвачу пустую бутылку да хрясь её по башке! Она мигом уползла. Я её мусором засыпала, она больше не высовывалась. Правильно наши Редакторы делают, что всех этих, которые Зверюшек разводят, к ногтю прижимают. Как их совсем изведут, так жить сразу легче станет!

Последние слова она произнесла уже при Алине, внесшей в комнату кастрюлю с супом. Н. посмотрел на неё и скосил глаза в сторону соседки. Алина в ответ пожала плечами и беззвучно усмехнулась. Затем она достала из серванта посуду и разлила суп по тарелкам. Соседка повернулась, увидела Алину и сказала:

- Здрасте! Я смотрю, вы так рано сегодня. А я тут у вас телевизор смотрю. Вы не возражаете?

- Смотрите, конечно, - ответила Алина без тени доброжелательства. Садись, - сказала она Н., выдвигая из-под стола табуретку.

В это время раздался звонок.

- Ага, это внучка моя из школы пришла, - сказала соседка, поднимаясь. - Ну, пошла я её кормить, - и она вышла из комнаты. Вскоре в коридоре послышался её голос - но не развязно-подхалимский, а грозное рычание.

- Опять двойку получила?! - бушевала она. - Ну сейчас я тебе покажу! Будешь знать, как плохо учиться! Как же ты в Великой Редакции будешь участвовать! - и вслед за тем раздались звонкая затрещина, детский крик и плач.

- Это ужасно, - скривила губы Алина, вставая и закрывая дверь. - И так каждый раз.

- Бедная девочка, - заметил Н. - А никто не пробовал вмешаться?

- Нет, естественно. Она ведь, в общем, права. Надо же детей воспитывать.

- Ты так думаешь?

- Естественно, - фыркнула Алина. - Меня знаешь как в детстве пороли? До сих пор рубцы остались. Ладно. Куда мы отправимся? - спросила она, перестав обращать внимание на продолжающиеся крики и вопли, сопровождаемые нотациями: "Ты у меня полюбишь Великую Редакцию! Ты у меня будешь уважать Ответственных Товарищей! Ты у меня будешь со Зверюшками бороться!"

Н., не задумываясь, ответил:

- К мосту.

- Что тебя туда все время так тянет?

Н. пожал плечами.

- Ну хорошо, - согласилась Алина. - Там позагорать можно будет.

- Съездим как-нибудь на водохранилище? - осмелев, предложил Н.

- Вода ещё холодная.

- Ты думаешь? Ну потом.

- Потом сессия будет, - возразила Алина, но тут же смягчилась и улыбнулась. - Ладно. Съездим как-нибудь.

Речь шла о водохранилище, расположенном выше города. Ниже плотины гидростанции вода в реке круглый год была холодной, и в ней никто не купался.

- Подожди немножко в коридоре, - сказала Алина, когда обед был закончен. - Я купальник надену.

Послушно, хотя и несколько неохотно, Н. вышел в коридор и, прислонившись к стене, стал ждать. Из-за двери доносился приглушенный голос соседки. Судя по всему, экзекуция закончилась, и бабка читала девочке нотации: "Чтобы осуществлять Великую Редакцию, надо хорошо учиться. Чтобы любить Ответственных Товарищей, надо хорошо учиться. Ты пока ещё маленькая, работать тебе рано, поэтому надо повышать свои знания. Так ты участвуешь в Великой Редакции. Ты же хочешь, чтобы Великая Редакция закончилась поскорее, верно?" Наконец, появилась Алина. Она заперла дверь, и они вышли на улицу. Девушка взяла Н. под руку, и они зашагали по тротуару. Н. шел, смущенный и гордый своей ролью, стараясь соразмерить шаг с походкой Алины.

Передвигались они не слишком быстро. Верная своей женской натуре, Алина заглядывала по пути во все магазины, ничего не рассчитывая купить, а только на всякий случай. Н. несколько стеснялся заходить туда, где торгуют исключительно предметами женского туалета, и несмотря на все свое желание быть рядом с Алиной, он бы охотнее постоял на улице, подождав её. Но Алина крепко держала его за локоть, и выбирать не приходилось. Так они и входили в двери вдвоем, хотя из-за узости дверных проемов это было довольно неудобно. Внутри Алина осматривала пустые прилавки, убеждалась, что ничего полезного нет, и они шли дальше. Впрочем, торопиться было особенно некуда, и Н. радовался жизни и млел от свалившегося на него счастья.

Именно поэтому он не обратил никакого внимания на мужчину, с которым они едва не столкнулись на выходе из очередного магазина, где две продавщицы за отсутствием покупателей вели вялую болтовню, из которой Н. узнал, что сегодня утром в магазине появился очередной Зверюшка, попортив массу товара. Неизвестно, по этой ли причине полки были пусты, или по какой иной, но быстро разобравшись, что к чему, Алина направилась на улицу. Именно в этот момент они и натолкнулись на незнакомца. Несмотря на теплую погоду, он был одет в серое пальто и черную шляпу. Н. успел разглядеть, что у человека мелкие, какие-то птичьи черты лица и острый носик. Роста незнакомец был небольшого, едва ли не ниже Алины - а её нельзя было назвать высокой девушкой.

Выходя из следующего магазина, они снова столкнулись с ним, и Н. даже удивился тому, что мужчина может интересоваться женским бельем. За углом дома надо было поворачивать на поперечную улицу. Пройдя по ней несколько шагов, Н. зачем-то обернулся - и обнаружил, что незнакомец по-прежнему следует за ними.

Н. не мог отдать себе отчета в том, почему это ему не нравится, тем более, что все просто могло быть случайным совпадением. Может быть, туманные и непонятные предупреждения Свена так на него подействовали. Он ничего не сказал Алине, которая, очевидно, не обратила на незнакомца никакого внимания, но пройдя квартал, обернулся ещё раз и увидел, что мужчина зашел в телефонную будку и куда-то звонит.

- Что головой вертишь? - спросила Алина.

- Так просто, - ответил Н., решив не беспокоить подругу из-за пустяков. - Смотрю, что творится.

- Ну, и что увидел?

- Тебя, например, - сказал Н., постаравшись вложить в свои слова как можно больше нежности и любви. Он украдкой ещё раз бросил взгляд назад, ничего подозрительного не увидел, и окончательно успокоился. Теперь, если он и поворачивал голову, то только для того, чтобы ещё раз поглядеть на Алину. Так они добрались до моста.

Мост был перекинут через большую реку, разрезавшую город на две части, в полукилометре ниже того места, где река вытекала из узкой долины между невысокими лесистыми горами. Проехать сюда можно было только по узкой дороге, пересекавшей железнодорожную магистраль. С другой стороны этот уголок был ограничен крутым склоном, на который карабкались деревенские дома. Чуть дальше от берега реки к склону вплотную подходили железнодорожные пути, многократно разветвлявшиеся в близости вокзала. Наверху холма стоял старый деревянный дом, знаменитый тем, что там проводил молодые годы легендарный Благодетель Нации. К мемориальному зданию вела зигзагообразная лестница, с которой открывался неплохой вид на мост, реку, город и другой берег.

К реке подходила немощеная дорога; тут, около самого моста - огромной железной конструкции на бетонных быках - лежали кучи хлама и щебня, заросшие полынью, стояли какие-то будки, стрекотали кузнечики, рядом текла вода, по мосту то и дело шли поезда, но медленно и очень тихо. Короче говоря, этот уголок очень нравился Н., и они с Алиной приходили сюда не в первый раз.

Солнце, по-летнему жаркое, стояло высоко в небе. Н. и Алина спустились по почти отвесному песчаному склону полутораметровой высоты к самой воде. Внизу было что-то вроде маленького пляжа - как раз на двоих. Алина сняла платье, оставшись в купальнике, легла на песок и стала загорать. Н. сел рядом. Было тихо, река катила мимо свои голубоватые воды, и у них завязалась ленивая бессодержательная болтовня, которая окончилась тем, что Алина вдруг оказалась у Н. на коленях, а затем он почувствовал, как сладкие и влажные губы подруги прижались к его губам. Обнимая Алину, Н. не услышал шума подъехавшей машины, и только когда на песок упала тень, он лениво поднял глаза и увидел, что над ними стоит человек в грязно-зеленой полувоенной одежде.

Н. не понравилось, что пришелец так беззастенчиво нарушает их с Алиной уединение, и он начал соображать, что бы такое сказать, чтобы тот побыстрее отваливал. Но незнакомец открыл рот первым.

- Вы - Н.? - спросил он.

- Ну? - неприветливо ответил Н. - Что вам надо?

- Как зовут вашу спутницу? - задал новый вопрос нахальный пришелец.

Н. почувствовал, что Алина вся как-то подобралась, и её глаза засверкали холодным огнем.

- Какое вам дело? - как можно более нагло сказал Н. - И вообще, сами вы кто такой?

Он снял Алину с колен и, быстро поднявшись на ноги, увидел в двух десятках метров от берега большую черную легковую машину с широкими крыльями и узенькими окошками - реликт, возможно, сохранившийся ещё с тех времен, когда даже в Столице не была проведена Великая Редакция. Около неё стояло несколько человек, и один из них, крепкий мужчина с седой шевелюрой и пышными усами, направлялся в их сторону. Но Н. увидел и ещё кое-что, а именно - пистолет, появившийся в руке у человека, подошедшего к ним первым.

- Ни с места! - сказал он громко, но Н. показалось, что в его голосе послышались панические нотки. - Руки за голову!

- Что за шутки, - проговорил Н. На эту фразу у него ещё хватило сил, но не больше - он почти мгновенно потерял способность соображать и действовать, как будто его огрели обухом по голове. Перед глазами поплыл туман, уши заполнил звон, и железный обруч сдавил виски. В мозгу кружились бессвязные мысли: "Вот и все... Предупреждал же меня Свен, а я, дурак, не послушал..."

- Руки за голову! - повторил мужчина, и его слова привели Н. в чувство. Он был вынужден подчиниться, пожалев, что не взял у Свена пистолет. Правда, вряд ли оружие могло бы сейчас ему помочь.

- Ну что ты так долго возишься, Филипп, - раздраженно произнес седовласый, подходя к ним. - Как будто в первый раз...

То, что седовласый - начальник, было очевидно. Он скользнул взглядом по Н. и уставился на Алину. Н. стало неприятно, что человек, угрожающий им оружием, так бесцеремонно разглядывает почти неодетую девушку. Она ещё не успела подняться и сидела в напряженной позе, опираясь руками о песок.

- Что все это значит?! - ещё раз спросил Н. Он не очень надеялся получить ответ, просто снова сказалась привычка задавать дурацкие вопросы.

- Надо с вами побеседовать, - заявил в ответ усатый начальник.

- Зачем? А если я не хочу? И вообще, кто вы все такие? - Н. изо всех сил старался держаться независимо, хотя с руками за головой и под дулом пистолета это было непросто.

Было ясно, что у того, кого начальник назвал Филиппом, его слова вызвали сильнейшее раздражение.

- Ах ты, сука! - завопил он. - Еще строит тут из себя... - он добавил по адресу Н. несколько крепких выражений и, забыв про пистолет, начал отводить ногу в тяжелом ботинке, целясь Н. прямо в лицо, но усатый остановил его.

- Спокойно, Филипп! Забыл мои инструкции? Я - полковник Акрор, если это вас так интересует, - ответил он на вопрос Н. - А зачем с вами беседовать, мы объясним потом. Поднимайтесь и следуйте за нами. И вы тоже, - приказал он Алине.

Она обиженно произнесла, поднимаясь:

- Может, вы хоть дадите мне одеться?

- Переживете! Живее! Считаю до трех!

Алина взглянула на Н., и у него внутри все перевернулось. Зачем он вытащил её на эту злосчастную прогулку! Полковник Акрор схватил Алину за руку и одним рывком вытащил наверх. За ней кое-как без посторонней помощи выбрался Н.

Их подвели к черной машине. В огромном салоне, отгороженном от водителя перегородкой, находилось большое мягкое сиденье - настоящий диван - обитое черной кожей, у задней стенки, и ещё два откидных сиденья спиной по направлению движения. Н. посадили на одно из них, а рядом сел Филипп, и Н. почувствовал, что ему в бок упирается дуло пистолета. Акрор уселся на диван, посадив Алину рядом с собой.

Алина затравленно поглядела на Акрора и отодвинулась подальше от него, вжавшись в угол сиденья. Но полковник придвинулся к ней. Водитель завел мотор, и автомобиль покатил к переезду.

- Полагаю, пора познакомиться поближе, - заявил Акрор и неожиданно бросился на Алину, прижимая её к себе и срывая с неё лифчик купальника. Забыв про пистолет, упирающийся ему в бок, Н. хотел кинуться на полковника, но в это мгновение машину качнуло, и она остановилась.

Шофер, пересыпая речь ругательствами, сообщил, что спустила шина. Он вылез из машины и подошел к переднему правому колесу.

Акрор отпустил Алину, которая вновь забилась в свой угол с брезгливым выражением на лице, и тоже вылез наружу.

- На гвоздь налетели, - объяснил шофер, сидя на корточках возле колеса. - Надо колесо менять.

Полковник тоже выругался и велел вывести Алину и Н. из машины. Н. понял, что другого шанса не представится. Автомобиль стоял метрах в тридцати от переезда, и кругом было пусто, только сразу за переездом маячил какой-то джип, видимо, дожидаясь, когда пройдет поезд, который медленно вползал на мост на другом берегу реки. Шофер возился с домкратом, поднимая машину. Филипп по-прежнему стоял рядом с Н., нацелив на него пистолет, а Акрор прогуливался в стороне, заложив руки за спину, время от времени останавливаясь и бросая на Алину плотоядные взгляды.

Н., радуясь тому обстоятельству, что Алина стоит слева от него, а Филипп - справа, терпеливо дождался, когда шофер отвинтит гайки на спустившем колесе и отправится за запаской - и тогда, когда он оказался с другой стороны автомобиля с тяжелым предметом в руках, а Акрор отвернулся, Н. толкнул Алину и крикнул:

- Беги!

Она как будто ждала этого момента и, ни мгновения не мешкая, обогнула машину и бросилась к переезду. Филипп, ещё толком не поняв, что произошло, кинулся на Н. Первым его побуждением было выстрелить, и он уже нажал на курок, но к счастью для Н., его пистолет стоял на предохранителе. Все происходило так быстро, что Н. даже не успел пожалеть, что узнал об этом только сейчас. Филипп оттолкнул его в сторону, так что Н. полетел на землю, помчался за Алиной, срывая предохранитель, и стал целиться в убегающую фигурку.

- Не стреляй! - заорал Акрор, изрыгая ругательства. - Догони ее!

За машиной ревел благим матом шофер, в суматохе уронивший колесо себе на ногу. Полковник сам кинулся следом за Алиной. Филипп помчался было за ним, но потом вспомнил про Н. и подбежал к нему, лежавшему на земле, и стал избивать его ногами. Н. ощутил страшный удар по голове, что-то затрещало в груди под ударами охранника. Н. успел увидеть, как Алина подбежала к переезду, полковник, поняв, что поезд сейчас отрежет девушку от него, выстрелил, и Алина упала лицом вперед - то ли споткнулась, то ли в неё попала пуля. И в этот момент из джипа выскочили двое людей, схватили Алину, потащили её к машине, а затем всех их загородил поезд. Н. ощутил ещё один удар по голове и потерял сознание.

4.

Первый секретарь Краевой Редакционной Коллегии Иван Жерех для поездок по Краю предпочитал самолету автомобиль. Он сам не мог бы сказать, чем продиктованы в данном случае его вкусы, тут действовало много факторов: и воспоминания о том, как кончилась жизнь его предшественника на этом посту (его самолет разбился в покрытых непроходимой тайгой Западных Бурьянах, и обломки катастрофы разыскивали две недели), и крайне неприятные ощущения в организме, возникающие, когда самолет идет на взлет, и дурацкое чувство, появляющееся, когда летишь над облаками - что ты полностью находишься во власти пилотов и не можешь в любой момент остановиться и выйти. А может быть, ему просто нравилось шуршание шин по асфальту, убегающая назад лента дороги, развертывающиеся по сторонам пейзажи, серпантины горных дорог с тоненькими березками и малиновым иван-чаем, в изобилии усыпавшим каменистые осыпи, и с внезапными спусками после очередного поворота, когда дорога стремится навстречу зеленеющему горному склону. Времени такие поездки отнимали существенно больше, но Секретаря это обстоятельство не тяготило наоборот, под благовидным предлогом можно было на время отвлечься от дел, которые не давали покоя даже по воскресеньям.

Естественно, чтобы не уронить свой престиж в глазах местного начальства, приходилось соблюдать кое-какие меры предосторожности. Поездка обычно заканчивалась на местном аэродроме, где происходила встреча высокого гостя. Если кто-то из встречавших и удивлялся тому, что самолет, на котором якобы прилетел товарищ Секретарь, стоит здесь вроде бы уже какую неделю, все равно не подавал вида, будто чего-то не понимает. Отношения руководителей и подчиненных в Крае базировались на одном незыблемом принципе: ты выполняешь то, что поручено тебе начальством, а остальное - не твое дело. Те же, кто этот принцип нарушал... обычно им приходилось уезжать в Столицу, а иные сами становились начальством - точно так же, как интерес нынешнего Секретаря к некоторым сторонам жизни его предшественника, а именно к пристрастию последнего передвигаться по воздуху, привел Жереха на это место.

Сейчас Секретарь направлялся на юг. Целью его поездки был город Хамзяк, лежавший в горной котловине на самом юге Края. Дальше дороги не было, а сухие степи понемногу переходили в полупустыни, где на каменистой почве росли лишь редкие колючки. До места оставалось недалеко. Машина Секретаря уже пересекла Онгудайский хребет и выехала на плоскую, как стол, Хамзякскую котловину. Время от времени на это ровное пространство вторгались невысокие хребты, заставляя дорогу огибать их. К одному из таких мест и приближалась сейчас машина. Дорога проходила рядом с горным склоном, по которому спускалась вниз цепочка огромных каменных глыб, похожая на утыканную шипами спину огромного зверя. Секретарь хорошо помнил это место и всякий раз, проезжая мимо, оборачивался и смотрел назад, пока хребет чудовища не исчезал вдали. В его памяти возникали обрывки воспоминаний что-то из школьных лет, кажется - что якобы в незапамятные времена на Земле обитали такие жуткие твари, вроде ежей, покрытых колючками, только огромные, как паровозы. Но потом все эти ненужные в жизни сведения спрятались где-то в самых дальних уголках мозга, придавленные горой позднейших впечатлений, и лишь изредка выползали оттуда под давлением внешнего импульса - как сейчас. Смутно Секретарь осознавал, что его память хранит много такого, что вспоминать совершенно не стоит, а лучше бы и вообще позабыть, и поэтому он старался не тревожить её, чтобы одно случайно извлеченное воспоминание не потянуло за собой цепочку других - а что из этого могло получиться, лучше было и не думать.

Возможно, так же считали и все прочие руководители Края, стараясь до минимума сократить информацию, которая могла напомнить о старых временах. Они добились на этом поприще такого успеха, что никто уже почти и не вспоминал эти старые времена, хотя в сущности, кончились они совсем недавно - все детство и юность Секретаря прошли при них. А потом... но то, что произошло потом, он так упорно старался забыть, что его усилия увенчались успехом. Там было что-то столь неприятное, что с такими знаниями он бы не просто не смог исполнять свои обязанности, но и осталось бы ему только просунуть голову в петлю.

Ну вот, - подумал он с неудовольствием, - так и начинаешь рыться в памяти, хотя совсем этого не хочешь. Лучше ещё раз обдумать то, что ожидает его впереди.

Товарищи на местах получали сообщение о прибытии Секретаря всего за полчаса до его приезда, и им оставалось только, бросив все дела, мчаться в аэропорт, и Секретарь был уверен, что, застав их врасплох, сможет прочесть на их лицах то, что они действительно думают. Он знал по личному опыту, что каждый человек считает себя в чем-то виноватым, и при таких неожиданных визитах все уверены, что ему все известно, и он приехал только для того, чтобы карать. И поэтому соглашаются на любые его предложения и принимают их, даже не подумав ослушаться. А в этот раз он намеревался ни много ни мало - снять Председателя Районной Редакционной Коллегии, твердо зная, что тот более охотно исполняет распоряжения Секретаря Организационного отдела, чем его - а значит, пока не поздно, его надо менять на более лояльного работника. Вот, например, Руп Вадага - исключительно способный и многообещающий молодой человек, но пока что всего лишь Второй Секретарь Коллегии. И его быстрое возвышение скажет всем, кто в действительности направляет в Крае Генеральную Линию, а кто только подмазывается и, хотя демонстрирует высокий профессионализм, увы, не обладает необходимым политическим чутьем.

Слева от дороги остался поселок Афаргуй, и машина уже совсем подъехала к горному склону с хребтом чудовища, когда водитель внезапно затормозил. Грузное тело Секретаря пролетело вперед, и только реакция референта и охранника, успевших схватить его, помешала ему удариться лбом в стеклянную перегородку, отгораживавшую салон от водителя. Жалобно завизжали шины. Автомобиль занесло и развернуло поперек дороги. Прежде чем кто-нибудь опомнился, водитель распахнул дверь и, что-то выкрикивая, кинулся головой вперед в придорожную канаву.

Секретарю почти не приходилось попадать в экстремальные ситуации, поэтому его мозг не мог сразу справиться со стремительным потоком событий. Вначале его охватил безудержный гнев на шофера, позволяющего себе странные выходки. Референт, сидевший на откидном сиденье напротив него, был моложе, и реакция у него оказалась быстрее. Он решил, что машина загорелась, и шофер кинулся в канаву, ожидая взрыва. Он выпихнул грузное тело Секретаря наружу и вывалился из машины сам. Охранник уже стоял на асфальте и осматривался, положив руку на кобуру.

Секретарь последовал его примеру. Едва он взглянул на горный склон со скалистыми выступами, как у него отвалилась челюсть, и он прислонился к автомобилю, чтобы не упасть.

Поверхность склона колебалась и вспучивалась, как будто нечто, скрытое внутри, пыталось выбраться наружу и скидывало придавившие его напластования. Вниз по склону летели огромные валуны, перегораживая дорогу. Скалистые шипы качались, задевая друг за друга с жутким скрежетом, и с каждой минутой поднимались все выше и становились все острее. Выпучив глаза и раскрыв рты, люди смотрели, как из горного склона появляется гигантское чудовище с грубой буро-зеленой шкурой, почти неотличимой по цвету от каменистой почвы. Первым не выдержал референт. Он кинулся в машину, завел мотор и помчался прямо к чудовищу, видимо, в панике перестав соображать. Тем временем кошмарное создание - стометровой длины гора мяса с гигантскими шипами на спине, четырьмя тумбообразными ногами, длинным хвостом и такой маленькой головкой, что её почти не было заметно - полностью вылезло из горного склона, развороченного, будто в него попало несколько авиационных бомб, и двинулось вниз, сокрушая все на своем пути. Машина, управляемая референтом, на полном ходу врезалась в одну из колоссальных ног чудовища и остановилась со сплющенным передом. Тварь, казалось, вовсе этого не заметила. Ее нога опустилась на искореженный автомобиль и вдавила его в асфальт, продавив в дорожном покрытии огромную яму.

Охранник уже расстрелял в чудовище три обоймы из пистолета - без всякого результата - и сейчас дрожащими руками запихивал в пистолет четвертую. Неизвестно, что пришло ему в голову - может быть, во время боевой подготовки ему внушили мысль, что незачем жить, если он не сумеет обеспечить безопасность своего подопечного - но расстреляв ещё восемь патронов, он приставил пистолет к виску и последней пулей размозжил себе череп.

Секретарь сидел прямо на асфальте, схватившись рукой за сердце. Ему было тяжело дышать, грудь с левой стороны жгло огнем, окружающий мир становился смутным и тусклым. Но сквозь застилающую зрение пелену он видел, как просыпаются чудовища, погребенные в земле, как они поднимают свои головы, торчавшие сопками среди степи, встают на ноги и уходят прочь. И в последнюю минуту жизни, прежде чем навсегда закрыть глаза, Секретарь успел увидеть, как ещё одно существо, чей ужасный лик всегда казался обрывистым склоном, прорезанным горизонтальными выходами камня, расправляет крылья и взлетает, исчезая в небесных просторах.

5.

Н. открыл глаза в тесном, темном и сыром помещении, похожем на колодец. Оно освещалось только тусклым светом, который давала слабая лампочка под потолком, окруженная туманным ореолом, как в бане. В одной из стен была тяжелая железная дверь с маленьким отверстием на уровне головы. Под потолком, теряясь в густой тени, проходили в несколько рядов какие-то трубы, и от них по стене тянулись темные подтеки. Трубы обросли мохнатой грязью, спускавшейся вниз сосульками. Гораздо ниже их вдоль стен были установлены двухъярусные нары, сколоченные из едва обструганных досок. Н. попытался приподняться с твердого и неудобного ложа и почувствовал резкую боль. Его туловище одеревенело, а легкие едва вдыхали воздух - как будто были зажаты между двумя досками. Н. с удивлением расстегнул рубашку, обнаружив при этом, что левая рука опухла и плохо слушается команд, и увидел, что его грудь туго перебинтована. Ощупав руками голову, он обнаружил бинты и на ней.

В ушах раздавался какой-то звон. Прислушавшись, Н. понял, что в голове по-прежнему вертится та музыка со странной пластинки, которую он слышал у Свена - позвякивала гитара (сейчас он отчетливо понимал, что это гитара, несмотря на странное звучание), бас равномерно сотрясал воздух, и хриплый голос произносил что-то непонятное и таинственное... Музыка из другого мира, настолько же отличающегося от его родного мира, как и тот, в котором он сейчас очнулся. Он даже подумал - а существовал ли тот, прошлый мир? Может, он всю жизнь провел в этом темном и сыром бункере, и только ненадолго позволил себе забыться? Но нет, это невозможно. Если он никогда не видел ничего, кроме сырых стен, откуда он взял, что тут так плохо, и откуда взялись те яркие видения, которые составляли его предыдущую жизнь?

Однако, этот новый мир следовало хотя бы осмотреть, и Н., невзирая на боль, поднялся и сел на краю нар. Вся его одежда была на нем, только ремень исчез, и из карманов пропало все содержимое. На ногах были ботинки, но почему-то без шнурков.

Почти сразу же он обнаружил, что находится в этом мрачном помещении не один. На противоположных нарах сидел какой-то человек с изможденным и, как показалось Н. в полутьме, черным лицом. Его взгляд следил за Н. без особого интереса, но все же внимательно.

Очевидно, он уже давно наблюдал за Н., но не делал никаких попыток начать разговор. Н. пришлось брать инициативу в свои руки.

- Где я? - спросил он. - Что это такое?

- А вы никому не скажете? - прохрипел человек напротив.

- Нет... - машинально произнес Н. Тогда незнакомец едва заметно похлопал по нарам рядом с собой, и Н., сморщившись от боли, перебрался через проход. Оказавшись рядом с соседом, он почувствовал, как у него слабеет в промежности - настолько ужасен был вид собеседника. Один его глаз заплыл, лоб иссечен шрамами, рваная одежда едва прикрывала грудь, тоже покрытую кровавыми царапинами, ладонь левой руки изуродована, как будто попала под пресс, и два пальца на ней превратились в кровавые лохмотья. Судя по произношению незнакомца, во рту у него недоставало половины зубов. На тех же нарах, рядом с сырой стеной, неподвижно, словно бесформенная гора тряпья, лежал ещё один человек, повернув лицо к стене. Над головой, на втором ярусе нар тоже кто-то был; Н. слышал над собой скрип досок и еле слышные стоны.

Пригнувшись к самому уху Н. и обдавая его зловонием гниющих ран, изувеченный незнакомец прошептал:

- Вы находитесь в изоляторе номер один Службы социального карантина Края. А что вы спрашиваете? - вдруг округлил он глаза. - Может, у вас и допуска нет?!

- Социального карантина..? - невпопад переспросил Н., почувствовав немедленное желание проснуться. Он в самом деле оказался в другом мире там, где он жил всегда, таких вещей не могло существовать. Подумав об этом, он внезапно вспомнил сцену у реки, Алину, бегущую к переезду, и им завладело непреодолимое желание узнать, что случилось с подругой. Он бросился к двери и заколотил в неё кулаками. Волны грохота заполнили все помещение, отражаясь от стен, возвращаясь к своему источнику и сами собой усиливаясь.

- Да вы что, спятили?! - истерически завопил тот же самый человек, который заговорил с Н. - Немедленно прекратите!

Не успел он закрыть рта, как загремел засов и дверь распахнулась. На пороге стоял здоровенный детина с огромными кулаками и полным отсутствием интеллекта в лице.

- Кто стучал?! - проревел он, хотя всякому было ясно, что в дверь колотил Н., ещё не успевший вернуться на свои нары.

- Я, - неохотно признался Н. Вид и интонация пришедшего не обещали ничего хорошего.

Но к его удивлению, верзила как-то сразу потух.

- А, это ты... - вяло пробормотал он. - Нельзя стучать в дверь, сказал он не очень убедительно. - А, кстати...

Он исчез так же стремительно, как появился, но через пару минут вернулся с картонной папкой под мышкой. Из папки он извлек несколько листов и протянул Н.:

- На, распишись.

Н. принял бумаги и проглядел слепой текст, поднеся его почти к самому лицу. Сверху лежала стандартная форма о том, что подписавшийся несет ответственность за разглашение сведений, составляющих тайну Великой Редакции. В своей жизни ему приходилось подписывать столько таких бумаг, что появление привычной вещи в этом новом и жутковатом мире показалось ему довольно странным. Кому и что он может здесь разгласить? Тем не менее он взял протянутую верзилой ручку и, положив лист на неровные доски, кое-как расписался. В следующей бумаге говорилось примерно то же, но более конкретно - запрещалось разглашать тайну следствия. Третья бумага грозила карой за разглашение каких-либо сведений об "изоляторе временного содержания", в том числе и о факте существования такового изолятора. Четвертая содержала в себе правила пребывания временно задержанных в изоляторе. Это был не один лист, а целых три, с обеих сторон покрытые убористым шрифтом. Н. подписал их, даже не читая. И наконец, ещё два документа - протокол о доставке задержанного Н. в изолятор и медицинское заключение о состоянии здоровья задержанного Н. (сотрясение мозга, переломы ребер, ушибы головы и левой руки).

Расписавшись на всех листах и передав их назад, Н. спросил:

- Ну и что? Долго мне тут сидеть?

Верзила глухо заурчал и, не удостоив его ответом, забрал бумаги и ушел.

- Послушайте, - прошамкал человек напротив, - вы тут новичок, и я считаю своим долгом просветить вас, чтобы сократить время вашего пребывания в этих стенах и принести максимальную пользу делу Великой Редакции. Вы ведь должны были учить основы Великой Редакции, верно?

Меньше всего Н. хотелось сейчас выслушивать наставления этого изувеченного моралиста, однако он пробурчал:

- Ну, учил.

- Значит, вам известен Постулат номер один - каждый гражданин находится в неоплатном долгу перед Редакцией? И должен по мере своих сил выплачивать этот долг? В настоящий момент ваш долг - честно и без утайки говорить обо всем, о чем вас будут спрашивать. И умоляю вас - не относитесь к работникам этого учреждения как к врагам. Вас доставили сюда и изолировали от общества для вашей же пользы! Наберитесь терпения и смиритесь. Вам помогут! Вам непременно помогут!

- Я не нуждаюсь в ничьей помощи, - злобно огрызнулся Н.

- Ну вот, видите... Уже этот тон, упрямство, самомнение, попытки замкнуться в себе, нежелание смотреть правде в глаза... Я понимаю, это естественная реакция организма на непривычную среду, расстроенные личные планы, бытовые неудобства. Поверьте, тут ничего не делается просто так. И даже та дискомфортная обстановка, в которой мы все оказались, имеет целью создать терапевтический эффект.

- Чего-чего? - переспросил Н. с оскорбительной наглостью.

- Ну как же! - нисколько не смущаясь, принялся растолковывать непрошенный собеседник. - Преступности у нас в Крае нет - это всем известно. Как верно говорится в Основах Великой Редакции, причины преступности, кроющиеся исключительно в несправедливом общественном устройстве, у нас устранены. Поэтому отпала и необходимость в судах, тюрьмах, исправительных учреждениях - этих уродливых порождениях классового общества, ярко отражающих его антигуманный характер, этих попытках устранить следствие, не затрагивая причины. Но преступники есть, так? Почему они становятся преступниками, если нет социальных причин? - и, выдержав ораторскую паузу, продолжал, - потому что они больные. А что делать с больным? Разве его надо наказывать? Его надо лечить. Тогда собирается консилиум врачей, больного осматривают, ставят диагноз и объявляют, что лечить такую болезнь в Крае нет возможности, пациента надо отправлять в Столицу. В Столице все что угодно умеют, не только таких больных вылечивать. И чем правдивее и подробнее вы ответите на все заданные вам вопросы, тем быстрее и точнее вам вынесут диагноз и пошлют в Столицу.

- Может, это вы - больной и преступник, - заявил Н., - но я - ни тот и ни другой.

- Первый признак данной болезни, - наставительно поднял вверх указательный палец целой руки незванный просветитель, - нежелание её замечать.

- Тогда мы в Крае все такие, - раздался с верхних нар придушенный неразборчивый голос. - Здоровым себя каждый считает. Только всемогущие доктора знают истину.

- Конечно, он глубоко неправ, - усмехнулся, насколько позволяли увечья, собеседник Н., - но зерно истины в его словах кроется. Вы Свод Законов читали? Откуда вам известно, что считается преступлением, а что нет?

- А вам известно? - спросил Н., немного успокоившись. Какой смысл выходить из себя? И потом, может, он действительно нарушил какой-нибудь закон? Например, знал, что Свен держит оружие (а это - преступление?) и не сообщил об этом куда следует. Только... куда следует? Н. не знал. Возможно, потому, что у него не было родителей? Н. имел представление, что есть такие вещи, касающиеся личной жизни и гигиены, которые родители сообщают своим повзрослевшим детям наедине. Если считать, что преступник - болячка на теле общества, то почему бы не предположить, что эта болячка такая же стыдная, как венерическая болезнь? А тогда и о способах её лечения не следует кричать на каждом углу. Все знают, что делать в таких случаях, но вслух не говорят, потому что это стыдно и неприлично. А тогда понятна и засекреченность органов, которые занимаются преступниками. Они имеют дело с отбросами общества. А ассенизаторы не кричат громогласно, какие они молодцы и как здорово перевозят дерьмо. Они просто тихо и незаметно делают свое дело. Должно быть, все люди в должный срок узнают, куда надо идти, если узнаешь о преступлении, и вообще, что именно считается преступлением, точно так же, как мальчики в свое время узнают, что такое презерватив, а девочки - что делать во время месячных, и только он, Н., по роковой случайности остался в неведении относительно этих предметов.

Но так или иначе, если Руководящие Товарищи сочли его преступником, то он вряд ли сумеет переубедить их в обратном.

- Послушайте, - вдруг сказал Н. - А вы Зверюшек видели?

- Разумеется, - не меняя профессорского тона, ответил сосед. - Как и все.

- А здесь они попадаются?

- Тут, мальчик, не Зверюшки, тут кое-что почище водится, - раздался голос над самым ухом Н. Подняв глаза, он невольно отпрянул: свесившись с верхних нар, на него глядел скелет с костями, туго обтянутыми бледной, чуть ли не полупрозрачной кожей. Вдобавок у этого живого мертвеца на черепе не росло ни единого волоска, а глаза горели неземным огнем. Единственной приметой, доказывающей, что это человек из плоти и крови, был огромный багровый шрам, протянувшийся по его щеке от подбородка к виску.

В этот момент трубы под потолком, до того негромко, но непрестанно гудевшие, загрохотали. Оглушительный металлический звон носился по ним минут десять, то стихая, то снова усиливаясь.

- Во! - удовлетворенно заметил скелетоподобный тип сверху, когда наступила тишина. - Слышал?

- А что это? - спросил Н.

- Когда тебя вели сюда, видел, какие тут лабиринты?

- Я был без сознания, - веско заметил Н.

- А, ну да, верно, притащили тебя, да ещё так аккуратно-аккуратно. Могли бы за ноги волочь, башкой по бетону. Не знаю, за что это тебе почет такой. И этот наш Варлам... тоже мог бы врезать.

- Его зовут не Варлам, а Шон, - поправил собеседник Н. с нижних нар.

- А тебе откуда известно? - парировал верхний, сверкая глазами. - Он тебе представлялся, что ли? Так вот что я и говорю, - продолжил он объяснение, - тут такие лабиринты - на сотни километров тянутся! Самую малую часть под изолятор приспособили, а что дальше творится - никто не знает. Думаешь, нас тут запирают, чтобы мы не сбежали? Нет, это для нашей же пользы. Ночью порой лежишь, а там в коридоре кто-то ходит так чмок-чмок-чмок! Или вдруг дверь царапать начинает. Как дверь будут отпирать, ты взгляни - на ней такие борозды пропаханы, чуть ли не насквозь. Это все ещё от Благодетеля Нации осталось. Он приказал построить эти катакомбы, а потом запустил в них урода, которого вывели в секретных лабораториях - туловище человеческое, голова быка, и кровожадный до обалдения. Благодетель Нации здесь врагов запирал. И они бродили по всем закоулкам, пока их этот мутант не пожирал.

- Ну, а потом что?

- Ту часть подземелья, что ближе к выходу, под изолятор приспособили. А гад этот расплодился, уж не знаю как, планы лабиринта уничтожили в свое время для секретности, и вывести этих чудовищ уже никому не удалось. И друг с другом они по трубам научились общаться. В одном месте стукнешь, так грохот по всем коридорам стоит. Никакого телеграфа не надо. Чую я, завтра ещё кого-то из охраны недосчитаются.

Сосед с нижних нар неожиданно притянул к себе Н. и торопливо зашептал ему прямо в ухо:

- Не слушайте его! Он сумасшедший и провокатор! Ничего этого нет и быть не может! И царапин на двери никаких нет! И про ночь тоже врет - тут никто не знает и не может знать, когда день, а когда ночь!

Однако, верхний его очень хорошо расслышал и презрительно рассмеялся:

- Ага, не знает и не может знать! Когда тебя вызывают и просто беседуют - это день, а когда по почкам бьют - ночь. Этим-то они и различаются. Ты меня послушай, - продолжал он, обращаясь к Н. - тут много чего есть, в этих лабиринтах. В стенах кое-где потайные двери. За ними сокровища и оружие. И даже есть проходы, которые ведут к секретным городам, где Ответственные Товарищи гуляют. Со мной в камере один тип сидел, план показывал. Только я, дурак, поленился срисовать. А потом его выдернули - и с концами.

- А вы давно тут? - осторожно спросил Н., встав в проходе между нарами.

- Нет, раньше я в другой камере сидел. Меня сюда перевели позавчера, но не успел Н. сформулировать свой вопрос точнее, как он лег навзничь, острым носом к потолку, закатил глаза и монотонно забормотал:

- Ты движешься, но лишен двух степеней свободы, и можешь идти только туда, куда ведет клаустрофобический коридор. И даже когда приходится выбирать, по какому из ответвлений продолжить маршрут - это ложный выбор. Один из путей кончится тупиком. Инструкция "шаг вправо, шаг влево" несостоятельна - ни влево, ни вправо не шагнешь, только вперед, следуя прихотливым изгибам прохода. Ошалелая крыса, потеряв надежду найти выход, мечется, а сверху, сняв крышку, следит хладнокровный наблюдатель, который волен распоряжаться твоей судьбой. Стоять на месте бессмысленно, но и в движении большого смысла нет - когда ты находишь выход, то всего лишь попадаешь в лифт, который увозит тебя ещё глубже под землю, в новый лабиринт.

Неожиданно он замолчал и сел, мотая головой.

- Что это вы такое рассказывали? - спросил Н.

- Что? - с удивлением переспросил тот.

- Ну, только что. Про лабиринт, про крыс...

- Да ты что?! Тебе приснилось, что ли?

- Ну как же! Вот только что лежали и рассказывали! - он обратился за поддержкой к соседу с нижних нар. - Подтвердите ему!

- Молодой человек, - веско ответил тот. - О своих бредовых видениях вам надлежит сообщить консилиуму. К тому же я не желаю иметь ничего общего с этим провокатором и прошу вас не впутывать меня в ваши с ним объяснения.

Н. осторожно отступил к своим нарам и присел на них, сгорбившись и сжав ладони между коленями.

- Что теперь? - спросил он. - Когда же будет этот ваш консилиум?

- Подождите, - отозвался сосед уже немного любезнее. - Вас вызовут. Каждый отдельный случай требует конкретного решения, и как долго продлится подготовительный период, ни вы, ни я знать не можем.

Сколько времени он ждал, сидя в полумраке и вдыхая сырость и вонь, исходящую из ведра в углу, Н. не знал. Когда ему стало невмоготу сидеть в бездействии, он встал с нар и принялся вышагивать взад-вперед по тесному пространству камеры.

- Сразу видно, что его коленом по яйцам не били, - пробормотал кто-то наверху. - Походил бы тогда.

- Заткнись, Читрал, - ответил ему ещё один голос. - Ты там уже был, а он ещё нет. Сам всю ночь лбом в дверь молотил, когда тебя взяли.

Н. напряженно вслушивался в тишину. За дверью часто раздавались шаги, но все они проходили мимо. Временами издалека доносились крики. Один раз кто-то заорал прямо за дверью, а затем вопль заглох и послышались глухие, чавкающие удары.

Наконец, дверь снова загремела, и Н. привстал, ожидая, что про него все-таки вспомнили. Но тут же шлепнулся обратно на нары - в сопровождении смотрителя вошла женщина, в которой Н. немедленно признал соседку Алины, ту, что смотрела телевизор. Она была одета в халат, претендующий на название белого, на самом же деле неимоверно грязный. Женщина несла котелок, в котором плескалась какая-то жидкость. Все обитатели камеры немедленно послезали с нар и жадно столпились вокруг котелка, отпихивая друг друга. Тетка дала по шее кому-то самому нетерпеливому и раздала обгрызенные деревянные ложки, которыми местные жители стали торопливо хлебать из котелка, толкаясь и то и дело проливая жидкость на пол и друг на друга. Н. застыл в оцепенении, сжимая в руке протянутое ему грязное орудие производства, тем более что зрелище людей, окровавленных, оборванных, изувеченных, которые столпились, как свиньи у корыта, и хлебали вонючую баланду, напрочь отбивало аппетит. Он зажмурил глаза.

Котелок был опустошен, едва лишь захлопнулась дверь камеры. Раздатчица вернулась за ним и за ложками через полчаса. Все это время Н. просидел на нарах, едва решаясь открыть глаза.

- Ложки давайте! - громко сказала женщина своим сварливым голосом, прибавив ещё несколько нелестных эпитетов в адрес обитателей камеры. Одна, две, три... а где ещё одна?! Ты что, совсем оглох, что ли - давай ложку, кому говорят!

Открыв глаза, Н. понял, что обращаются именно к нему, и что он все ещё машинально сжимает ложку в кулаке. Шагнув к нему, женщина вырвала ложку из его руки и, продолжая ругаться, сделала было движение, чтобы отвесить ему затрещину, но сопровождавший раздатчицу смотритель неожиданно схватил её за руку.

- Ша, Матильда! - приказал он. - Без рук! Этого ублюдка не смей трогать.

- Да что он, принц какой, что ли? - опешив, изумилась Матильда.

- Не твое дело. Так начальство приказало, и заткни хлебало.

"Идиотизм! - твердил Н. сам себе. - Откуда она может знать, что с Алиной!" Тем не менее он набрался решимости раскрыть рот и спросить:

- Вы меня не узнаете?

Баба даже не удостоила его членораздельным ответом, только выругалась трехэтажно, забрала ложки и котелок и удалилась.

После обеда, а может быть, ужина - Н. абсолютно не представлял себе, какое время суток, - обитатели камеры снова расползлись по нарам. Н. тоже лег, уткнув лицо в руки и пытаясь унять резь в пустом желудке. Он пытался найти убежище во сне, но сон не шел к нему. Лежа с закрытыми глазами, он слышал стоны, вздохи, скрип нар, неразборчивое бормотание, ощущал запахи душной сырости, гноя, засохшей крови, мочи и преющей одежды. Иногда его уши улавливали какие-то отдаленные крики, заглушенные толстыми стенами. Но расстояние настолько ослабляло их, что Н. не был уверен, действительно ли он их слышит, или ему только мерещится. Н. очень занимала проблема - что нужно сделать, чтобы избежать окружающего кошмара: заснуть или, наоборот, проснуться? Находясь в мучительной полудреме, то проваливаясь в забытье, то вновь выплывая из него, он вдруг понял, что всю жизнь провел в тюрьме, и только сейчас у него раскрылись глаза.

6.

- ...Ибо милость Его означала скорую опалу; Он возвышал, чтобы заслуживший Его гнев потом дольше летел в пропасть, в которую столкнула его суровая рука Благодетеля Нации.

Никто не сомневался в том, что Его жертвы действительно заслужили то суровое наказание, которому подвергал их Благодетель. И что с того, что жертвы эти множились со дня на день? Никто и не смел усомниться в справедливости Благодетеля и верности избранного им пути.

Страшен был гнев Благодетеля, и внезапным - суровое наказание, обрушивающееся подобно степной грозе на несчастного, заслужившего Его неудовольствие.

От Его взора не мог укрыться ни один уголок страны, и ни один подданный державы не мог быть уверен, что за ним - что бы он ни делал и где бы ни находился - не наблюдает сейчас, сию минуту, недремлющее око Благодетеля Нации. И ничье высокое или низкое положение не могло смягчить заслуженного наказания. Благодетель Нации не знал, что такое снисхождение, ибо для достижения тех высоких целей, к которым Он уверенно вел свой избранный народ, нельзя было прощать ни одного проступка Его подданных. А те, будучи людьми неразумными и не понимающими, что необходимо для их блага, очень часто оступались и нарушали суровые предписания Благодетеля, и тогда карающий меч Его правосудия разил без пощады.

Никто не мог быть уверен в том, что своими проступками не заслужил в чем-то неудовольствия Благодетеля. И горе таким несчастным, когда они неожиданно оказывались лицом к лицу с Его гневом. Возмездие настигало внезапно, чтобы наказуемый и помыслить не мог о спасении и не успел бы запереть в крепкий панцирь своей порочности душу, которая представала, нагая и трепещущая, пред грозным правосудием Благодетеля.

Много-много лет спустя после того, как Благодетель покинул сей мир, неведомо как стали просачиваться слухи, сплетни, домыслы, перемешанные с нелепыми фантазиями досужих обывателей - жалкие пародии на правду, нет, не на правду, а на четверть правды, десятую долю правды. Так, доводилось слышать рассказы, что будто бы непременным сигналом - которого, однако, ни один человек не смог понять - что Благодетель готовит провинившемуся суровое наказание, было Его желание прийти к несчастному в гости.

Дабы последний мог достойно принять Благодетеля, не умаляя Его величия и достоинства, соответствующие службы государства заботились о необходимых приготовлениях.

В один несчастный день в жалкой комнате приговоренного, среди гнусного быта коммунальной квартиры, среди ободранных обоев, облупившихся оконных рам, разваливающейся древней мебели, неуклюжих железных кроватей, застеленных ветхим бельем, появлялся человек в военной форме без знаков различия. Внезапно возникнув перед удивленным семейством, только что начавшим или окончившим скудную трапезу, он сообщал, что Благодетель Нации в знак особой милости намерен удостоить данную семью своим визитом, для чего последним надлежит в кратчайшее время переселиться в более соответствующее такому событию помещение. И не успевали опешившие и ещё ничего не понявшие супруги даже переглянуться, как по знаку человека в военной форме в комнату входило несколько подтянутых молодых людей в штатской одежде, и со сноровкой, свидетельствующей об их немалом опыте в делах такого рода, принимались на глазах у онемевших от изумления обитателей жилища выносить их жалкую утварь, а человек в военном вежливо уговаривал последних внимательно следить за работой его помощников, дабы те не совершили бы какой-нибудь ошибки и ничего не сломали неаккуратным обращением, хотя это и абсолютно исключено.

И, наконец, когда ловкие помощники (число коих всегда точно соответствовало масштабам ожидавшей их работы; не было случая, чтобы кто-то из них стоял без дела или наоборот, все бы затянулось из-за нехватки рабочих рук) выносили из комнаты все, вплоть до последних, закатившихся за шкаф и забытых там обломков игрушек и пустых катушек, и оставляли лишь голые стены и пол, на котором остались вдавленные следы от долго стоявшей мебели и пыль в тех углах, куда не мог достать веник, начальник с любезной улыбкой предлагал так и не успевшим прийти в себя обитателям жилища спуститься на улицу и занять свои места в специально присланном за ними легковом автомобиле.

Бедняги, все ещё не верящие в свое счастье, оказывались на мягких подушках черного лимузина (а до того им ни разу в жизни не случалось ездить не то что на такой роскошной машине, а даже и на ржавом такси), который в мгновение ока привозил их в только что построенный великолепный дом с мраморным подъездом, лифт возносил их под крышу дома, и они с трепетом переступали порог огромной квартиры, где их жалкая утварь, уже принесенная и расставленная, терялась в углах и почти не была заметна, и готовы были пасть на колени при виде этого воплощения легенд о доброте и могуществе Благодетеля Нации - но сопровождающий их учтивый человек в военном осторожно замечал, что их ничтожные вещи абсолютно не соответствуют великолепию этой восхитительной, невероятной квартиры, и предлагал тут же отправиться в специальный закрытый магазин, где они весьма дешево и в рассрочку ("И пусть вас не волнует проблема оплаты - все делается по слову Благодетеля" - а значит, несчастные не смели, не имели права отказываться от предоставляемой им милости) могут приобрести все необходимое для уютной и комфортабельной жизни в новообретенных апартаментах...

Голос затих. Н. открыл глаза и перевернулся на бок. Видимо, рассказчик набирался сил перед продолжением саги. Его голос, хотя и приглушенный, звучал очень торжественно, как будто он читал вслух. Правда, откуда он мог взять в камере текст, если у попадавших сюда отбиралось все, кроме одежды? Может быть, он помнил свою историю наизусть? За такими размышлениями Н. не заметил, как тот продолжил рассказ.

- ...Тут и там, по всей квартире, во всех углах, около окон и дверей сидели молодые люди с непроницаемыми лицами, и никто не знал, кто они и какое отношение имеют к Благодетелю Нации. Вся свита Благодетеля располагалась по одну сторону стола слева и справа от Него, а сам Он сидел посредине, не очень и заметный с первого взгляда, и все присутствующие могли убедиться, что все, что Он делает, Он делает в совершенстве, любые занятия рода человеческого доступны Ему, и роль главы стола Он выполняет так же мастерски, как и все остальное. А хозяева квартиры уже действительно были напуганы обрушившейся на них лавиной милостей и тем, что этот великий человек, которого они мыслили обитающим не иначе чем в каких-то заоблачных, недоступных простому смертному, сферах, спустился к ним и сидит, ест и пьет среди них. Но никто не посмел бы утверждать, что в этом страхе они уже начали подозревать свое ужасное будущее. Нет, об этом и речи не было. В этот момент, ослепленные и оглушенные, они даже думать были не в состоянии, забивались в самый дальний угол и, почти не шевелясь, сидели там, не смея отвести глаз от лица Благодетеля, и чуть не умирали при мысли о том, что могут Ему не угодить. Но кто мог сказать, в чем могла заключаться эта неугодность - в том ли, что они в страхе сидят в своем углу и не смеют отвечать на ласковые слова Благодетеля, уговаривающего их чувствовать себя хозяевами и быть с ним - с Ним! - на равных - или в том, что они действительно захотят быть на равных с Ним за этим столом? Они не знали этого и не могли знать, а потому им оставалось делать то, что они только и могли делать в полном смятении своих чувств - сидеть без движения, почти без дыхания в углу и глядеть на того, один вид которого способен был ослепить, как блеск ярчайшей молнии. А Он ни на секунду не терял своего внеземного ореола, хотя и без устали убеждал и старался внушить окружающим, что Он - простой человек, такой же, как и все. Но горе тому, кто посмел бы поддаться этому внушению и действительно вести себя на равных с Ним. Одно мимолетное, почти незаметное, может быть, даже померещившееся движение бровей - и несчастный не знал, как ему уберечься от гнева Благодетеля и как жить дальше после того, как это случилось. И некоторые, настроенные враждебно к Благодетелю и к Его делам, имели смелость утверждать, что все немилости, неизбежно обрушивающиеся потом на головы несчастного семейства, происходили только от того, что никто не был в состоянии достойно пройти испытание, устроенное Благодетелем, никто не казался Благодетелю достойным Его милостей - Ему, абсолютно безжалостному к себе и к другим ради тех целей, которые нация должна была достичь под Его мудрым руководством никто в Его глазах не был идеальным человеком (и находятся в наше время смелые, утверждающие, что он жестоко страдал от этого) - и тем с большей высоты летел в страшную пропасть несчастный, чем выше поднимал его на гору милостей мудрый Благодетель. Никто не вел себя достойно перед Его лицом, и все несли заслуженное наказание. Но так ли это или нет, не нам судить, ибо это входит в число тех тайн, ответ на которые исчез с уходом от нас Благодетеля, и которые никогда не будут разгаданы.

До глубокой ночи тянулся пир, и долго несчастные хозяева квартиры не могли сомкнуть глаз, которые уже слипались от позднего времени. Но наконец, в самый разгар пиршества, в тот момент, когда этого меньше всего можно было ожидать - Благодетель вставал из-за стола, и все изумлялись, какого Он низкого роста и выглядит как обычный человек в своем френче, с седоватыми неухоженными усами и редеющей шевелюрой, вслед за ним поднимался сидевший по левую руку от Благодетеля мужчина в пенсне, скрывавшим его взгляд, с тонким орлиным носом на обрюзгшем лице, который в продолжение всего пира держал на коленях какого-то маленького зверька с рубиново-красными глазами и кормил его крошками со стола, а затем и все прочие соратники - и уходили, и через несколько минут во внезапно опустевшей квартире гас свет. Наутро же квартира была пустой, и не было в ней не только следов вчерашнего пиршества, но и никаких признаков, что кто-либо когда-то обитал здесь. Несчастная семья исчезала, и никто никогда больше её не видел и ничего о ней не слышал.

Осмеливались также утверждать, что все, удостоившиеся гнева Благодетеля, представали перед Его очами, и одного взгляда на провинившегося было Благодетелю достаточно, чтобы в глазах несчастного прочитать, как книгу, всю его душу со всеми её ошибками, пороками и преступлениями, как уже свершившимися, так и только зреющими, и определить ему суровую, но справедливую меру наказания.

Он замолчал; на некоторое время наступила торжественная тишина, а затем другой голос лениво и с легким раздражением произнес:

- К этому рассказу явно не может быть никакого доверия, и вот почему: если, как говорит рассказчик, Благодетелю действительно было достаточно одного взгляда, чтобы определить степень виновности человека, то с таким же успехом он мог бросить этот взгляд и во время пира. Вовсе не обязательно было свою жертву приводить ещё раз на допрос. Кроме того, из услышанного нами рассказа следует, что Благодетель по крайней мере некоторых вещей не умел делать в совершенстве: а именно, выглядеть простым человеком, таким же, как и все, или по крайней мере внушить окружающим вести себя так, как если бы они были равны ему.

Вновь раздался голос рассказчика; если раньше создавалось впечатление, что его устами вещает кто-то другой, то сейчас он явно говорил от своего лица и не без горячности.

- Ваше замечание бессмысленно. Вся процедура с переселением обреченного семейства в новую квартиру и пиром и последующий внезапный арест должны были привести подозреваемых в такое состояние, в котором вся их душа отражалась в их глазах. Что касается искусства внушения, то Благодетель, безусловно, мог внушить кому угодно все что угодно, но ему было надо, чтобы человек действовал сам, по своей воле, а не в соответствии с его внушением, как заведенный автомат!

Его оппонент возразил:

- Значит, Благодетель не умел в совершенстве читать по глазам душу человека, если для этого ещё требовались дополнительные процедуры. И вообще, разве Благодетель хотел, чтобы кто-нибудь был с ним на равных, если, как говорится в этом рассказе, одно движение бровей всех ставило на место?

- Дело совсем в другом, - ответил рассказчик. - Благодетель, во всем своем совершенстве, видел, что все попытки держаться с ним на равных искусственны и ненатуральны. Естественно, у него не было никакого желания играть в этот спектакль дальше. Ему нужно было, чтобы с ним действительно держались на равных, а не делали вид. А то, что это именно так, следует из того, что тот, кто пытался изображать равенство с Благодетелем, при первом, даже воображаемом признаке недовольства со стороны последнего, немедленно прекращал этот фарс.

- А по мне, кончайте вы эти споры вокруг того, чего, скорее всего, никогда и не было, - раздался новый голос. - Нет никого, кто бы присутствовал на этих пиршествах - если они действительно когда-либо были, что крайне сомнительно - а значит, достоверность всех этих рассказов равна нулю, и никто не может подтвердить их.

Лязг железной двери вырвал Н. из состояния полусонного оцепенения, в котором он находился с того момента, когда рухнули его надежды на скорое освобождение и получение вестей об Алине. На этот раз вместе со смотрителем в камеру вошел человек в форме с голубыми погонами, каких Н. раньше никогда не видел, и с автоматом.

- Н. здесь есть? - звонко выкрикнул он, проникая орлиным взором в дали, скрытые для обитателей камеры.

- Это я, - пошевелился Н.

- Ну наконец-то! - обрадованно воскликнул офицер. - Куда ж это вы запропастились? Который день вас найти не можем! У, падла! - вдруг напустился он на надзирателя. - Документы он перепутал, вредитель! Ты про Комиссию не забывай! - и поднес к его носу кулак. Надзиратель, хоть и был выше офицера на голову, беспомощно отступал, прижимаясь к дверному косяку. - Вставайте, - вновь обратился офицер к Н. - Пошли!

Н. направился к двери, чувствуя, что ботинки без шнурков на каждом шагу сваливаются с ног.

- Руки за спину! - приказал офицер.

Н. попробовал это сделать, но его левая рука плохо двигалась и при попытке завести её назад отзывалась резкой болью. Поэтому Н. не выполнил приказ до конца, но как ни странно, конвоир не стал придираться. Он шел сзади, иногда командуя: "направо", "налево", и Н. спиной все время чувствовал направленное на него дуло автомата. Их путь пролегал по мрачным темным коридорам. В отличие от камеры, потолки здесь были очень низкими, приходилось нагибаться, чтобы не оцарапать макушку о шершавый бетон, покрытый толстыми напластованиями грязи. Под потолком, а иногда и по стенам, тянулись все те же бесконечные трубы, кое-где ощутимо протекавшие: мерно падали капли или бежали струйки воды. Нос Н. различал неотчетливое, но вполне явное зловоние, как будто здесь недавно кого-то тошнило, и вонь ещё не успела выветриться.

Путь был неблизким. Похоже, что сокамерники не врали: они действительно находились в каком-то лабиринте. Иногда в коридор выходили железные двери камер, но гораздо чаще тянулись длинные голые стены. Во многих местах коридор был по щиколотку залит слоем грязной воды. Конвоир был обут в сапоги, но у Н. ноги очень быстро промокли, и он понял, почему в камере преобладающим ароматом была вонь преющих носков. Несколько раз приходилось спускаться и подниматься по грубым, сильно стертым ступеням. Должно быть, по ним прошло немало людей, раз в них образовались такие выемки. Пока они шли, им ни разу не встретилось ни одного человека. Тяжелые железные двери, иногда закрывавшие проход, казалось, отворялись сами собой при их приближении. Постепенно коридор становился менее мрачным. Тусклые лампочки сменились люменисцентными трубками. Стены покрывала зеленая краска. Двери здесь были не железными, а обычными, выкрашенными в белый цвет, иногда обитыми черной кожей. Но трубы под потолком и вонь никуда не делись.

Конвоир велел Н. остановиться перед одной из дверей и постучал.

- Войдите! - ответил из-за двери хриплый голос.

Н. вошел в кабинет.

Перед ним за письменным столом сидел полковник Акрор собственной персоной. Рядом с ним, у стола, стоял ещё один - также в форме с голубыми погонами, с черными, сильно засаленными, прилипшими к круглому черепу волосами, широким румяным лицом, маленькими глазками и очень низким лбом. Судя по всему, он был к тому же изрядно пьян, а запах перегара изо рта перешибал даже табачный дым, сизым туманом висевший в кабинете. Не дожидаясь никаких приказов, Н. решительно шагнул к Акрору и грозно спросил:

- Где Алина?!

- А, это Н.! - осклабился Акрор, откинувшись на спинку стула. - Какая Алина? - спросил он рассеянно. - Садитесь, надо поговорить. Познакомьтесь, это лейтенант Ирсон, - кивнул он в сторону черноволосого. - Минутку... - и он стал рыться в бумагах.

Н. присел на стул, обнаружив, что тот прикреплен к полу, и пока Акрор перекладывал папки, разглядывал кабинет. Стены, вдоль которых стояло множество сейфов, были облицованы деревянными лакированными панелями, похожими на те, какие Н. видел как-то в приемной ректора института. Одну стену сплошь завешивали тяжелые шторы, но непохоже, чтобы за ними скрывались окна. Потолок, как и в камере, терялся на высоте, из-за чего помещение приобретало некоторое сходство с колодцем. Трубы под высоченным потолком и сырой запах сортира присутствовали здесь так же, как и повсюду в изоляторе. Письменный стол посреди кабинета был тяжелым и очень старым.

Но больше всего заинтересовала Н. странная игрушка на столе у Акрора. Это был железный паучок размером с кулак на тонких ножках. Время от времени он самопроизвольно включался и с жутким скрежетом начинал бегать из стороны в сторону, а потом замирал на месте, чуть-чуть приседал и, сверкая красными глазами-лампочками, тарахтел, имитируя стрельбу из пулемета. Н. подался вперед и привстал, чтобы его рассмотреть, но тут Акрор отодвинул папки в сторону, положил на стол руки, сплетя пальцы, и сказал:

- Ну вот. Устраивайтесь поудобнее, работа нам предстоит долгая и ответственная.

- Для чего я вам понадобился? - процедил сквозь зубы Н., восприняв слова полковника как явное издевательство.

- Вот вам бумага, вот карандаш. Мы хотим, чтобы вы написали нам все, что знаете о Зверюшках, - вежливо объяснил Акрор.

- В смысле? - растерялся Н.

- В прямом.

- Все, что знаю только я? Или общеизвестное тоже?

- Что общеизвестно, а что - нет, не вам решать, поэтому пишите все.

- Так времени сколько уйдет!

Акрор улыбнулся и сказал:

- Вот и начинайте побыстрее, чтобы его не терять.

- Ну хорошо, - вздохнул Н., пожав плечами. Пододвинул к себе лист бумаги, посмотрел на него, задумался и начал строчить:

"Откуда Зверюшки появились, никто не знает; некоторые люди утверждали, что видели их всегда, только раньше их было гораздо меньше. Когда они только появились, их ещё можно было спутать с какими-нибудь хомячками или бурундучками. Вот так сидишь, готовишь задание, и тут пробежит из угла в угол - быстро, только что-то мелькнуло. А то сядет посредине пола и глядит на тебя - маленький, как мышь, серый, большие глаза, а лапки длинные и тоненькие. Шикнешь на него - ноль внимания. И так может просидеть несколько часов, а потом отвернешься на мгновение, а его уже нет. Вообще среди них одинаковых почти не встречалось, все были на свой манер, и нередко бывало так, что смотрят на одного Зверюшку двое людей, и каждому он по-своему кажется. Тогда в них ещё мало кто верил, а те, кто слишком много рассказывал про встречи с ними, нередко даже уезжали в Столицу. Потом, когда Зверюшки сильно расплодились и стали гораздо более уродливыми, а Ответственные Товарищи заявили о беспощадной борьбе с ними, в Столицу стали уезжать уже те, кто не верил в их существование. Однако как сильно с ними не боролись, их становилось все больше. И чем больше их становилось, тем наглее они себя вели. Они не только больно кусались, но и в размерах увеличивались. Теперь они стали чаще появляться на улицах, чем в домах. Кошки и собаки от них сильно страдали. Сами же Зверюшки были для собак неуязвимы - стоит такой, будто броней накрыт, собаки об него все когти пообломают и уберутся восвояси. Но иногда, как утверждали рассказы, собакам все же удавалось справиться с противником, и тут уж они его не жалели и раздирали на части.

В то время, когда на Зверюшек ещё ставили мышеловки, считая, что это какая-то разновидность грызунов, по городу широко разошлась история о том, как некая женщина действительно поймала одного Зверюшку. Обычно-то они не ловились - приманка съедена, мышеловка захлопнулась, а в ней никого нет. Но у этой женщины Зверюшка попался, и она посадила его в клетку. Судя по рассказам, он почти полностью состоял из круглой головы, покрытой пушистой шерстью, с одним глазом и шестью ногами-щупальцами внизу. Рот у него был такой маленький, что непонятно было, как он мог есть - да он и не ел ничего, но не издыхал. А через несколько месяцев эта голова взяла да и начала высовываться из клетки на длинной шее, неизвестно откуда выходившей - туловища-то у Зверюшки не было, - рот расширился, и в нем оказалось полным-полно острых зубов. И не успела эта женщина опомниться, как Зверюшка просунул голову через прутья и прокусил ей палец. А ещё через час высунул наружу одно щупальце, отпер клетку и был таков. Его хозяйка - тоже. Она отправилась в Столицу - возможно, узнать у тамошних ученых о том, что это был за зверь такой, и не отравил ли он её при укусе каким-нибудь ядом. И она имела все основания для беспокойства - то, что укусы Зверюшек распухают и долго не заживают, было известно всем. Врачи усердно лекарства прописывали, однако, без всякого толку.

Впрочем, что именно народ нашел странного в этой истории, совершенно непонятно. Не менее уродливых и причудливых Зверюшек наблюдали все или почти все. Больше всего смущало и раздражало то, что про них нельзя было сказать ничего определенного - рассказы очевидцев были смутными, как туман, и будто рассыпались в клочья при попытке выяснить что-то более определенно; делать какие-то выводы было все равно, что ловить дым руками. Зоологи только руками разводили и говорили, что ничего не понимают; а один вообще заявил, что с научной точки зрения их существование невозможно - после того, как одного поймал, вскрыл ему брюхо и обнаружил, что внутри у Зверюшки ничего нет, только какая-то бисквитообразная масса, при рассмотрении коей в микроскоп не выявляется никакой структуры. Наука тут бессильна, - сказал он, и его мигом отправили в Столицу, выяснить, может ли быть бессильной наука в обществе, уверенно претворяющем в жизнь Великую Редакцию на строго научной основе.

Но общественность было трудно успокоить; она была взбудоражена как непрекращающимся ростом числа Зверюшек, так и продолжающимся увеличением их размеров - некоторые особи доходили до метра в длину, а один охотник с возбуждением рассказывал, как видел на склоне Черной сопки существо - ну точь-в-точь крокодил, только на оленьих ногах. Появились лягушки с заячьими лапами, маленькие очень зубастые мышки, и совсем отвратительные твари гигантские гусеницы с собачьими головами; они все активнее кусались, портили личное имущество и нападали на людей; некоторые граждане стали бояться выходить на улицы, но это мало помогало - Зверюшки возникали и в герметично закрытых помещениях, куда и комар не смог бы пробраться. В общем, тот ученый был не так уж и неправ. Когда по улицам разгуливают существа с туловищем теленка, рыбьей головой и оленьими рогами, да ещё в аккуратную шахматную клетку, волей-неволей перестанешь верить в силу науки.

Наконец, в печати появилась статья молодого, но талантливого зоолога, который объяснил все с глубоко научной точки зрения. Он заявил, что "все не поддающиеся научному объяснению факты" не выдерживают строгой критики и порождены нездоровой фантазией морально неустойчивых сограждан. Ответственные товарищи всемерно поддержали статью, её перепечатали все газеты края, и молодой ученый успешно поднимался на академические высоты. Но людей он не успокоил; более того, нашлись и такие, которые просто не желали соглашаться с автором статьи; но почти все они вскоре уехали в Столицу.

А Зверюшки эволюционировали, если можно так сказать. До какого-то момента они обходились землей, но затем начали завоевывать небо и воду. Появились крылатые монстры - орлы с кошачьими головами, летучие мыши вообще без голов, гигантские воробьи и крохотные длинномордые твари с кожистыми крыльями. Жить стало ещё неприятнее - идешь, а в небе над тобой парит какая-нибудь зубатая гадость, и не знаешь, бросится она на тебя или нет. Появились сообщения о странных четвероруких человекоподобных существах, которых не брали пули... Впрочем, - вдруг закруглился он, - не знаю, сколько правды в этих историях. Я ведь сообщаю с чужих слов. Сам я Зверюшек никогда не видел."

Акрор выхватывал листы бумаги, едва Н. их дописывал. Дочитав до последней фразы, он поднял глаза и тихо спросил:

- А почему?

- Ну... откуда мне знать...

- Нет, - сказал Акрор, вставая, - так не пойдет. Мы же вас просили: писать все. Вы поймите - это делается для вашей же пользы. Вы ведь хотите стать таким, как все, верно? Ладно, сидите, вспоминайте. Пока не напишете всего, отсюда не выйдете.

Оба следователя направились к двери. "Неужели одного оставят?" - с удивлением обрадовался Н., но вместо них в помещение вошел охранник с автоматом и сел за стол напротив Н. Он положил автомат поверх бумаг и стал смотреть на Н. пристальным немигающим взглядом, от которого тому стало очень неловко. Он смущенно опустил глаза, ерзал на стуле, хотя ему гораздо больше нравилось находиться в относительно чистом кабинете, а не в сырой, вонючей камере с её убожеством и мерзостью. Даже сидеть на стуле было намного приятнее, чем лежать на грубых досках нар. Он не слышал бормотаний и ругани своих сокамерников, не видел, как они хлебают из котелка, давясь и отпихивая друг друга. Сегодня утром (по крайней мере, он думал, что это утро) он снова не сумел заставить себя принять участие в общей трапезе, несмотря на мучения пустого желудка. Правда, по утрам, кроме баланды, выдавали ещё довольно большую порцию хлеба. Н. кое-как проглотил её, стараясь при этом не смотреть по сторонам и не вспоминать грязных рук раздатчицы. Хлеб наполнил ему желудок, и на какое-то время чувство голода прошло.

Через полчаса вернулся Ирсон, избавив Н. от взглядов молчаливого истукана.

- Ну что, сидим? - весело закричал следователь, и Н. понял, что тот успел ещё сильнее нализаться.

Он положил на стол сверток и развернул его. Там были пирожки с румяной корочкой, распространяющие невероятно аппетитный запах. Н. был готов сжевать одну лишь промасленную бумагу, в которую они были завернуты. Затем Ирсон достал из стола бутылку водки, стакан, выпил, закусил пирожком, и доверительно произнес, обращаясь к Н.:

- Ну как, ничего больше не вспомнил? Что ж ты так? Давай, по быстрому выкладывай все, выпьем с тобой, и отправишься к своей девке. Не валяй дурака.

При упоминании о "девке" Н. дернулся, как будто его током ударило. Он ничего не знал об Алине и имел все основания подозревать, что она тоже находится где-то в этом учреждении. Он прикусил губу и исподлобья взглянул на пьяного следователя. Вот бы сейчас схватить бутылку да врезать по этой наглой роже, тем более, что тот сильно под градусом, и реакция у него должна быть замедленной. Но что потом? Не стало бы только хуже? Ведь он даже не сумел толком выяснить, чего эти люди от него добиваются.

Затем снова появился Акрор. Н. удивился, почему тот до сих пор не устроил своему подчиненному разнос за пьянство на работе, но полковник как будто вовсе не замечал бутылку. Точно так же он не обращал никакого внимания на Н., как будто того вовсе не существовало. Сначала он долго звонил кому-то по телефону и что-то бормотал в трубку. Затем стал рассказывать похабные анекдоты, ни к кому конкретно не обращаясь. Н. вспомнил, как полковник, мягко говоря, приставал к Алине, и чтобы удержать себя в руках, вцепился руками в края стула и сжал зубы. Потом Акрор внезапно поднялся, сказал: "Ну ладно. Я пошел", - и удалился. Ирсон остался. Дело, судя по всему, шло к ужину, но похоже, что Н. никто не собирался кормить. Затем ушел и второй следователь, а его место вновь занял охранник с автоматом. Кроме голода, Н. чувствовал ещё и желание спать. В камере прошлой ночью ему снова не удалось выспаться. Жесткий стул был не самым подходящим местом для сна, но Н. все же опустил голову на грудь и закрыл глаза.

- Не спать! - тут же рявкнул над ухом охранник.

- Почему? - удивился Н. - Какое вам дело?

- Не положено! - получил он категорический ответ. - Правила пребывания в изоляторе читал?

- Читал вроде... - сказал Н., вспомнив бумаги, которые приносил ему смотритель.

- Плохо читал. Вот, - охранник отошел к стене, снял с неё застекленный текст в красивой рамочке и ногтем указал один из пунктов: "Запрещается спать в кабинете следователя".

- В таком случае отведите меня в камеру, - предложил Н.

- Таких приказаний не имею. Да вы успокойтесь, придет полковник и разберется.

- Так вероятно, он придет утром, - возразил Н. - Что ж мне, ждать до тех пор?

- Это меня не касается, - отрезал охранник и замолчал.

- Да что это такое?! - возмутился Н. - Есть не дают, спать не дают! Помирать остается - и то, небось, не дадите!

За всю ночь ему так и не удалось сомкнуть глаз. Едва его веки слипались, над ухом раздавалось "Не спать!", и он вновь выныривал в реальность. Он плавал в тумане полусна, мягком и обволакивающем, как вата, и через его мозг одна за другой прокатывались тяжелые волны, перемалывая его, как в мясорубке, и вылепливая заново. Время тянулось нестерпимо медленно. В какой-то момент Н. обнаружил, что снова слышит первые аккорды той странной песни с пластинки Свена. Несмотря на назойливо повторяющиеся звуки, Н. был рад им - казалось, что музыка каким-то образом тоже противостоит тому миру, в котором он оказался, помогая и ему выстоять.

Утро не принесло облегчения. Ему, правда, дали немного еды, но она не утолила чувство голода, а лишь разожгла его. К тому же это была соленая селедка, после которой мучительно хотелось пить - а пить как раз не давали.

Через некоторое время явились Акрор с Ирсоном. К этому времени с Н. творилось что-то странное: перед глазами у него все дрожало и колебалось, как марево над асфальтом в жаркий день, а уши как будто набили ватой, отчего все голоса слышались глухо и неотчетливо. Поэтому ему казалось, что он сидит под водой, а следователи не ходят, а плавают, медленными движениями отталкиваясь от дна, и изо ртов у них вырываются не слова, а какое-то неразборчивое бульканье. Похоже, что Н. совершенно не привлекал их внимания, как будто они просто не замечали его существования. Сперва Н. казалось, что им просто нечем заняться, и они слоняются по кабинету, как люди, которым надо как-то убить время: перекладывают бумаги на столе, рассказывают анекдоты, звонят кому-то по телефону. За ночь у Н. выработалось что-то вроде условного рефлекса, и он даже не пытался закрывать веки, зная, что за этим следует непременный окрик, но сейчас, видя, что на никто особенно не обращает внимания, он рискнул закрыть глаза. Он успел провалиться в бездонный колодец сна, но уже через мгновение вновь был разбужен тем, что его встряхнули за плечи. Что самое странное, он не уловил в поведении Акрора ни следа злобы или раздражения, как будто полковник считал происходящее само собой разумеющимся и просто выполнял какую-то не слишком обременительную обязанность.

- А ну-ка, встань, - приказал он затем, и Н. поднялся на затекшие, ставшие ватными ноги. - Сядь вон туда, - и Акрор указал на ряд стульев у стены. Н. пересел с облегчением - эти сиденья были немного помягче, а просидеть сутки на жестком стуле - невелико удовольствие.

Ему все так же хотелось спать, но мысли немного прочистились. Н. увидел, как дверь кабинета открылась, и в него вошел ещё один человек, сопровождаемый конвоиром - такой же заключенный, судя по его изодранной одежде, ботинкам без шнурков и грязному лицу, заросшему щетиной. Но разглядев его лицо, Н. окончательно перестал что-либо понимать - или у него уже крыша поехала? Потому что это был Рокборк - тот самый преподаватель из института, уехавший в Столицу накануне того дня, когда арестовали Н. Как он здесь оказался? Или все-таки не Рокборк?

- Накладная! - рявкнул Акрор. Конвоир протянул ему лист бумаги, похожий на разграфленный и заполненный бланк. Полковник размашисто расписался на листе, вернул конвоиру, и тот ушел, захлопнув дверь.

Затем, заглянув в какие-то бумаги, Акрор развеял все сомнения Н., спросив у новоприбывшего:

- Итак, вы - Анатолий Рокборк? - и дальше перечислил его возраст, место рождения и адрес.

- Да, это я, - поспешно сказал бывший преподаватель и закивал.

- В чем вас обвиняют? - спросил Акрор.

Рокборк затарахтел:

- Во враждебной клевете на Великую Редакцию, заговоре против Ответственных Товарищей, покушении на моральное состояние сограждан и распространении Зверюшек.

- Надо же, выучил, - с усмешкой произнес Акрор, закуривая сигарету. Значит, так, - продолжал он суровым тоном. - В деле имеются ваши признания. Но их недостаточно. Вы обязаны назвать всех своих сообщников.

- Я назвал, - поспешно сказал Рокборк.

- Вы что, издеваетесь над следствием? - спросил Акрор, поднявшись со стула, упираясь руками в столешницу и нависая над подследственным. Думаете, сказали три выдуманных имени, и отделались. Тех, кого вы назвали, не существует в природе!

- Нет, нет, что вы, - залепетал Рокборк. - Они... они...

Но больше он ничего не успел произнести: подошедший сбоку Ирсон сильным ударом сшиб его на пол, и они с Акрором принялись избивать Рокборка ногами. Бедняга Рокборк сначала пытался протестовать и оправдываться, но скоро из него вылетали уже только полузадушенные вопли, обрывающиеся с каждым новым ударом. Н. крепко вцепился руками в стул. Его трясло. При каждом ударе он сжимался, как будто били его самого, и рот заполняла едкая горечь. Но внезапно избиение прекратилось - Ирсон очень метко попал носком ботинка в глаз Рокборку, выбив его. Н. смотрел, не в силах отвести глаз, как мягкий, влажный и дрожащий, покрытый кровавыми прожилками шарик подкатывается к его ногам, а затем организм не выдержал, его затрясло, и изо рта хлынул поток мутной зеленой слизи.

Ирсон мгновенно забыл об искалеченном Рокборке, неподвижно замершем на полу, и кинулся к Н., явно намереваясь отбить о него руку. Но в последний момент будто спохватился, отскочил к столу, и занесенный кулак обрушился на столешницу. От сваленных на столе бумаг вверх поднялось облачко пыли. В столе что-то зазвенело. Следователь, остыв, с озабоченным видом открыл ящик стола и извлек из него бутылку водки.

- Целая... - удовлетворенно пробормотал он, затем бросил на Акрора виноватый взгляд, но тот демонстративно отвернулся. Тогда его подручный откупорил бутылку, налил стакан и протянул Н.: - На, выпей.

Н. тупо помотал головой.

- Прекрати, Ирсон, - пробормотал Акрор. Он поднял трубку телефона и рявкнул в него:

- Уборщицу и санитаров!

Двое крепких мужчин в белых халатах уволокли изувеченного, потерявшего сознание Рокборка, а баба с ведром и тряпкой принялась наводить порядок. Когда она небрежно смахнула в ведро вместе со рвотой ужасный влажный шарик, Н. снова скрутили судороги, но желудок уже опустел.

- Вот итог вражеских происков, - сказал Акрор, когда Н. снова сидел перед ним, и вздохнул. - Все их коварные планы с треском проваливаются, но они вербуют многих наших сограждан, пользуясь их неопытностью, и мы вынуждены карать их со всей строгостью. Тебя спрашивают - не был ли ты, не состоял ли, не участвовал? - и сперва ты твердо уверен в обратном. Но затем начинаешь вспоминать, и что-то смутное приходит на ум... Может, и состоял, и участвовал, но тебя накачали наркотиками, отнимающими память, закодировали так, что ты только по условному сигналу вспомнишь последнее заседание вашего тайного общества, а вслед за ним - и все предыдущие, но никакие пытки не вытянут из тебя этой информации. Ну да, подследственные только жертвы обстоятельств, в сущности, они такие же сознательные граждане, как и те, что остались на воле. Они стремятся помочь делу Социальной Безопасности, и толково и охотно отвечают на все вопросы. Беда в том, что они нередко не знают нужных ответов, но мы-то знаем, что они должны их знать!

У Н. возникло чувство, что они говорят на разных языках - как будто он действительно попал в другой мир, где в разговоре употребляют те же самые слова, но вкладывают в них совсем другой смысл. Или, если можно так выразиться, его слова и слова полковника находились в двух непересекающихся плоскостях и просто не воспринимались тем, к кому были обращены. Н. скорее бы поверил, что он действительно обладает какой-то непонятной властью над Зверюшками, чем тому, что Рокборк участвует в террористической организации - этот тщедушный человечек, чем-то напоминавший муравья, который мог прийти на лекцию в ботинках с развязавшимися шнурками или с незастегнутой ширинкой. Но после того, как тебе глаз вышибут, ты в чем угодно признаешься. Может быть, именно поэтому с Н. обращались подчеркнуто вежливо?

Пальцы стали ватными, неуклюжими, как и все тело. Н. с трудом ухватил карандаш и начал выводить на бумаге каракули, наезжающие друг на друга, местами напоминающие множество запутанных узлов на графитной нитке, затем, наоборот, превращающиеся в почти ровную линию с небольшими выступами намеков на буквы.

"Разные люди во всех концах края наблюдали ожившие горы и самых кошмарных чудовищ, какие только может породить воспаленное воображение. То из озера вынырнет чешуйчатый гад, потопив лодку с рыбаками, а одного съев, то по деревне пройдет гора живого мяса на ногах-колоннах, превращая дома в щепки. В конце концов, несколько тысяч людей видело на северной окраине ** огромного волосатого слона. Он прошелся по улице, общипывая листву с деревьев, завернул за угол и исчез, успев затоптать двух собак. А так как источники информации упорно молчали, то проверить достоверность всех этих рассказов было трудно; может, все преувеличено, а может, наоборот, дошла лишь малая часть сведений обо всех происшествиях. Как стало известно чуть позже, некоторые районы края были затерроризированы огромными муравьями и ядовитыми мухами, и многие серьезно полагали, что урожай хлеба будет погублен полчищами прожорливых птиц, против которых не помогали даже ядовитые газы. Зверюшки появились и в мире микробов: возникли новые, неизвестные прежде болезни, против которых не находилось лекарств. Люди, правда, болели редко, но тем не менее никто не мог считать себя в безопасности - эти микробы буквально самозарождались в крови! К счастью, так же часто они и исчезали сами по себе. Но вот скот погибал в массовых количествах. К этому времени появления Зверюшек стали настолько обычными, что на мелких уже никто не обращал внимания. Крупные Зверюшки досаждали жителям далеких окраин; почему-то именно там они обосновались и крушили все на своем пути - дома, сады, мосты, затаптывали посевы. На юге края исчезло несколько горных цепей, и из тех мест в панике разбегались люди. Статистики, конечно, не велось, а если и велась, то хранилась где-нибудь в величайшей тайне, и никому не было известно, сколько людей осталось без крова и без средств к существованию, и какой урон нанесен хозяйству края."

Постепенно Н. вновь погрузился в состояние между сном и бодрствованием, ежеминутно проваливаясь в другой мир, где был тот же самый кабинет, где за письменным столом так же сидел Акрор, а Ирсон, изо рта у которого неизменно несло перегаром, шагал на нетвердых ногах от стены к стене. Но когда окрик следователя или просто подсознательный сигнал в глубине мозга возвращал его в реальный мир, оказывалось, что на самом деле Ирсон вовсе не ходит по комнате, а роется в сейфе, битком набитом бумагами, а Акрор распечатывает пачку сигарет. А в следующий момент все опять куда-то проваливалось, и снова Ирсон шагал из угла в угол, а Акрор вертел диск телефона.

- Хавиу? - произносил он, прикрывая трубку рукой, но все же достаточно громко, так что Н. мог его слышать. - Это Акрор. Да. Ну как ты насчет завтра? Нормально? Выберемся? Отлично. Позвони Гартабагену, пусть даст машины. Ну, знаешь... он-то сам не собирается, а мне у него просить не очень удобно. Лучше ты. Водкой мой Филипп займется, как всегда. Ну, само собой... Да. Да. Конечно, о чем речь? Хоть десятерых, не помешают. Только чтоб не слишком страшные. В прошлый раз Флавий такую уродину приволок, не знаю, где он её выкопал. Ну, он у нас скромник, ха-ха! А в тот раз-то... Да, конечно, помню. Ну знаешь, кто бы говорил? Сам как начал, потом так весь день и провалялся в кустах. Мы уж думали, тебя откачивать надо. Что? Насосом? Все равно, течет слишком сильно. Трубы давно менять пора. У тебя же были какие-то знакомства в... ну, помнишь, ты говорил? Нет? Странно. Ну, значит, я перепутал. Ну, извини, извини. А накладные ты, значит, мне пришлешь. Да, подпишу. Я-то подпишу. А вот этого обещать уже не могу... Да брось ты! Ну, в этот раз не пройдет, пройдет в следующий. Ты же знаешь, как подобные вещи делаются. Да уж, нашел кого учить. Что? Нет. И не пытайся. Да. Ну хорошо. Жду, - он положил трубку телефона на рычаг и поднял глаза, сложив руки на столе, заваленном бумагами. - Извините, - сказал он, продолжая прерванный звонком разговор. - Понимаете, товарищи студенты, вы обращаетесь немного не по адресу. Такими делами занимаюсь не я, а ректор. Только не тот ректор, которого вы имеете в виду. Видите ли, тот ректор, к которому вы можете попасть на прием, отнюдь не возглавляет институт. У него тоже есть начальник. Назовем его, скажем, ректором второго уровня, - и Н. вспомнил, что декан преподает матанализ. - Над ним стоит ректор третьего уровня, и так далее. А сколько их всего, никто не знает. Кроме того, у ректора есть заместитель, у того - свой заместитель, у того - свой... И вы приходите к ректору на прием, не зная, какой он по счету - третий или две тысячи шестьдесят шестой. И никто не знает, кроме него самого. А может быть, и он сам не знает.

- Да, - прервал его Ирсон, - но можно же по объему здания примерно оценить, сколько их всего.

- Конечно, если бы они все сидели в здании, - ответил декан. Обращался он главным образом к Ирсону, который вообще задавал тон в разговоре. Н. не понимал, чего ради ему понадобилось составлять Ирсону компанию. Они даже знакомы почти не были. Кроме того, ему безумно хотелось спать. Что делать если хочешь сдать Грегасу Основы Великой Редакции, приходится зубрить несколько суток подряд. Сейчас Н. постоянно клевал носом, с нетерпением дожидаясь конца разговора, чтобы поспешить в общежитие, рухнуть на кровать и провалиться в блаженное забытье сна. Слова декана он слышал краем уха. ...Но ведь никто не говорит, что они сидят в одном здании. Очень даже может быть, и скорее всего, так оно и есть, что для них где-то построено ещё одно здание, и другое, и третье. Между прочим, вы же сами знаете, что для простых смертных большинство этажей института закрыто. Выше четвертого этажа просто так не попадешь. В лифте на каждой кнопке написано: "нажимать воспрещено!" Если такую кнопку все же нажать, то завоет сирена и загорится надпись: "Предъявите пропуск". Если этого не сделать в течение минуты, вам придется очень плохо: двери закроются, и лифт увезет вас неизвестно куда, где вам придется давать объяснения, не надеясь на снисхождение.

- Ну хорошо, - сказал Ирсон. Все это время он ходил по кабинету, заложив руки за спину, и в основном держась к декану спиной. Декана это почему-то совсем не возмущало. Но сейчас он остановился перед Акрором, по-прежнему держа руки за спиной. - Я одного не могу понять. Откуда все это известно? Вы сами пробовали нажимать на эти кнопки? Откуда вы знаете, что происходит с теми, кто нажимает на запрещенные кнопки? Ведь если вас лифт увезет туда, где с вами будут разбираться, вы едва ли сумеете вернуться и рассказать, что там с вами сделали?

- Видите ли, товарищ студент, - ответил Акрор, - я не могу вам сказать, откуда это известно, но это должно быть известно. Ведь когда вы будете знать, чем вам будет грозить проступок, у вас будет меньше желания совершать его.

- А может, наоборот? - заспорил Ирсон. - Неизвестное пугает куда больше, чем известное, верно?

- Не всегда, не всегда, - покачал головой декан. - И может быть, поэтому не все знают, что последует за нажатием запрещенной кнопки. Очевидно, Комиссия позаботилась сохранить в тайне от тех, кого неизвестность страшит, какое наказание им грозит, и просветила тех, кого, наоборот, неизвестность может только спровоцировать на совершение необдуманных действий. Однако, вернемся к нашей небольшой проблеме. Как я говорил, вероятность того, что вы попадете на прием именно к тому человеку, который решит ваше дело, настолько мала, что практически равна нулю. Вы, конечно, можете подать прошение, но шансы на положительное решение вопроса вряд ли сильно увеличатся. Написать на листе бумаги "не разрешаю" гораздо проще, чем отказать просителю лично. Но дело даже не в этом. Понимаете, бумага, поданная по инстанции, движется снизу вверх, но совсем не факт, что она дойдет до самого верха. Каждый начальник имеет свой предел компетентности, и в границах этого предела он решает те дела, которые доходят до него. Существует даже неписанное правило, согласно которому дело чести каждого ответственного лица - отправить наверх как можно меньше бумаг. Таким образом, возможно, что до какого-то уровня - может быть, того самого, на котором должно решаться ваше дело - бумаги снизу вообще не дойдут. Правда, с другой стороны перестараться тоже не стоит, поскольку начальство может подумать, что ты берешь на себя слишком много, если вверх идет чересчур мало дел. Не говоря уже о том, что эти дела могут дойти до начальства каким-то другим, параллельным путем, и оно увидит, что ты занимаешься тем, что не в твоей компетенции.

"Где-то я уже это слышал", - подумал Н., но не мог вспомнить где. То ли Свен ему рассказывал, то ли приснилось.

Но толком подумать об этом он не успел - неожиданно Ирсон оказался прямо напротив него, с озабоченным видом водя перед его глазами зажженной спичкой. Н. вынырнул из своего забытья, обнаружив, что Акрора в кабинете давно нет, и вообще он находится не в деканате, а у следователя. Видимо, он научился отключаться с открытыми глазами, и внешне это никак не было заметно, кроме того, что он не реагировал сразу на обращенные к нему слова. Но спать хотелось не менее сильно. Кроме того, время в настоящем мире и в том, куда он пытался спастись бегством, текло по-разному. Тут могла пройти минута, а там - несколько дней, и вскоре Н. окончательно потерял счет времени и не мог сказать, сколько часов, дней или месяцев он просидел на стуле в одном и том же положении. Ему все время хотелось есть и пить - еду приносили раз в сутки, но его одурманенный бессонницей мозг все равно не мог бы использовать это обстоятельство, чтобы вести счет прошедшим дням, тем более что он часто не был уверен, действительно ли перед ним стоит тарелка с гнусной селедкой, или ему это только кажется. Он уже давно не чувствовал седалища и бедер, которые как будто превратились в аморфные куски мертвой материи. Ноги тоже начинали атрофироваться. Раньше он никогда бы не подумал, что может отдать все на свете только ради того, чтобы немножко постоять на ногах. Он был уверен, что уже никогда не сможет снова сесть - настолько ненавистным стало ему это занятие. Когда никто из следователей не показывался два дня подряд, Н. понимал, что наступили выходные дни. В понедельник Акрор появлялся, дыша перегаром, и звонил приятелям, делясь с ними впечатлениями.

В кабинете постоянно сменялись люди, ни на секунду не оставляя Н. одного. Возможно, это были одни и те же, но ему казалось, что каждый раз приходит кто-то новый. Однажды утром охранника, просидевшего с Н. всю ночь, сменила какая-то девица. Она с важным видом вошла в кабинет, держа под мышкой кожаную папку. У неё были каштановые волосы и довольно симпатичное лицо, если бы его не портил вульгарный макияж. Когда конвоир вышел, закрыв дверь, она прошла пару раз от одной стены кабинета к другой, не обращая на Н. особого внимания, а затем пробормотала:

- Ф-фу, ну и духотища здесь!

И вслед за тем стала неторопливо раздеваться, откровенно демонстрируя свою широкую задницу и гипертрофированные молочные железы, потягиваясь и почесываясь. Н. был настолько измотан и истощен, что не находил в её поведении ничего странного. Решив, что девица больше занята своей особой, он рискнул закрыть глаза и провалиться в черный сон без сновидений, но через мгновение его разбудила резкая боль. Девица, стоя напротив него, ещё раз больно хлестнула его по лицу своим лифчиком.

- Что это ты затеял? - орала она, уперев руки в бедра. - Не выйдет! Я тебе нарушать инструкцию не дам!

Убедившись, что Н. проснулся, она обогнула стол и встала, облокотившись на него и подперев руками голову. Она глядела на Н. глазами, лишенными всякого выражения, и её груди лежали на бумагах, как полуспущенные мячики. Н. не мог отвести от неё глаз - в сущности, он первый раз в жизни видел голую женщину. Простояв так несколько минут, девица плюхнулась в кресло, в котором обычно сидел Акрор, раскрыла папку, принесенную с собой, вытащила из неё какой-то лист, и с важным видом принялась его изучать. В это время дверь отворилась, и в кабинет вошел сам полковник. Увидев его, девица радостно взвизгнула и повисла у него на шее. Он не только не был удивлен, а наоборот, явно ожидал увидеть в своем кабинете голую женщину. Не тратя времени, он грубо обнял её, прислонил к столу, и начал совершать с ней половой акт, нисколько не стесняясь Н., и время от времени поглядывая на него, чтобы тот не закрывал глаз.

Н. реагировал вяло - в основном зрачками, непроизвольно двигавшимися в такт движению тел совокупляющейся пары. На что-то большее у его организма просто не было сил. Таким же безучастным он оставался, когда Акрор с Ирсоном приводили в кабинет других людей. Чаще всего это были подследственные, которых жестоко избивали - кулаками, ногами, прикладами автоматов, стульями, разбивали носы, ломали ребра, отбивали почки. Какому-то несчастному сломали шею, после чего Акрор избил и охранника крепкого высокого парня, по вине которого это произошло. Несмотря на отрешенность, с которой Н. относился к происходящему, от его внимания все же не укрылось, что эти сцены неизменно следуют одному и тому же образцу, а реплики следователей и ответы заключенных вообще каждый раз были одни и те же, как будто участники представления предварительно выучили их наизусть.

В один прекрасный день Акрор вошел в кабинет с крайне довольным выражением на лице. Н. давно не видел его таким - обычно следователь был хмур, но сейчас из него так и лилась радость. Он уселся напротив Н., подмигнул ему и задал совершенно неожиданный вопрос:

- Хотите знать, где находится ваша Алина?

Н. едва не подскочил от неожиданности. На него как будто вылили ведро холодной воды, и он снова стал воспринимать окружающее. Но радости от слов полковника он не испытал. Внутри у него все сжалось. "Значит, этот мерзавец добрался до нее", - подумал Н., кивнул головой и пробурчал:

- Конечно, хочу.

- Сейчас вы её увидите. Написали вы нам мало, до обидного мало, полковник пожал плечами, - но впрочем, нам все равно скоро расставаться, почему бы вас чуть-чуть не отблагодарить? Смотрите!

Он открыл один из ящиков стола, щелкнул невидимым выключателем, и внезапно две стены кабинета - со шторами и с сейфами, взвизгнув, уехали вверх, открывая гораздо большее помещение. Там виднелись какие-то люди, но Н. их почти не заметил - все его внимание было приковано к стоявшему неподалеку от поднявшейся стены топчану. На нем на животе, опираясь на локти, лежала обнаженная девушка. Головы её не было видно, но приподнятая спина с выступающими лопатками, розовые, невероятно соблазнительные ягодицы с темной запретной щелью между ними, недлинные, чуть-чуть полноватые ноги у Н. не оставалось никаких сомнений, что это Алина. Он рванулся к ней, но крепкие руки незаметно подошедшего со спины Ирсона придавили его ко стулу.

Акрор снова щелкнул выключателем, и одна из стен вернулась на место со всеми сейфами, загородив от Н. девушку. И почти сразу же из соседнего помещения раздался пронзительный женский крик. Стены комнаты закачались перед глазами Н. Он вскочил и бросился на Акрора, но тут же был оглушен грохотом выстрелов. Над его головой пролетели пули - охранник открыл стрельбу.

- Прекрати! - завопил Акрор не своим голосом. - Нельзя!

Н. остановился, на него навалились сзади и вывернули руки.

- Стоять! - просипел полковник. Он побледнел, на его лбу выступили капли пота. Судя по всему, он сильно испугался, что его подследственного сейчас пристрелят. Но увидев, что Н. крепко держат, он криво усмехнулся, вытер пот со лба и сказал:

- Что с вами? В первый раз, что ли? Мы вам и не такое показывали.

- За что её..? - прохрипел Н., не слыша своего голоса - так стучала кровь в висках.

- Что значит - за что? - весело и мерзко ухмыльнулся Акрор. - Она была задержана вместе с вами, находится под следствием... Ну что же вы там? окликнул он, поскольку за стеной наступила тишина. - Работайте!

Н. не мог этого вынести. Откуда-то нашлись силы, и он со змеиной гибкостью выскользнул из рук охранника, бросился к ближайшему железному сейфу и изо всей силы стал колотиться головой о его острый угол. Что было дальше, он плохо осознавал. На него навалились, хватали за руки, плечи, волосы, кто-то - кажется, Акрор - вопил так же громко, как избиваемая за стеной девушка, а он вновь и вновь вырывался и бился черепом о железо, и никак не мог удариться виском.

И вдруг все кончилось. Он открыл глаза и приподнял голову с пола, откашливаясь от набравшейся в рот воды, которой его приводили в чувство. Крики за стеной смолкли, в кабинете было тихо. Голова гудела. Приложив руку ко лбу, он обнаружил огромную шишку. Ему помогли подняться с пола, и тут в задней части кабинета бесшумно возникло новое лицо - низенький толстяк с неприятным одутловатым лицом, в фуражке и с огромными звездами на погонах.

При его появлении все окаменели. Он медленно подошел к Н. и смотрел на него минуты две, заложив руки за спину. Потом с церемонной важностью покачал головой, развернулся, и так же молча вышел.

У Акрора вид был злой и пришибленный. Похоже, визит важного начальника не предвещал ничего хорошего.

- Успокойся - процедил он сквозь зубы. - Не Алина это была, не Алина! Сдохла твоя Алина! Пристрелил я её тогда у моста! Все, до свидания, пойди поразмысли!

7.

В небе висело ослепительное и жаркое полуденное солнце. По сторонам расстилались холмистые безлюдные просторы Заучульских степей. Полурасплавленное от неистового солнечного жара асфальтовое полотно стелилось под колеса белого открытого автомобиля и уносилось прочь со скоростью сто двадцать километров в час.

Орой Сеяссо оторвал взгляд от дороги и взглянул на девушку, сидевшую рядом с ним. Струйка ветра трепала прядь её золотистых волос. Элла ощутила на себе его взгляд, повернулась и сказала с улыбкой:

- Ты бы лучше глядел на дорогу. А то слетим в кювет.

Он улыбнулся ей в ответ и с внутренним сожалением перевел взгляд на дорогу. Да, попасть сейчас в аварию было бы верхом идиотизма. А водители в этом диком углу такие невнимательные и так любят нарушать правила! Непременно надо сказать об этом отцу, как вернутся домой. У него хватит сил и способностей, чтобы навести порядок на здешних дорогах. А то ведь страшно даже представить - всего час назад они чуть не разбились в лепешку из-за того, что какой-то грузовик внезапно выскочил на шоссе прямо перед их носом. Хорошо, что Орой запомнил его номер, и при мысли о том, что ожидает водителя, ему стало весело.

Автомобиль перевалил через ещё один холмистый кряж, и глазам Ороя и Эллы открылась панорама озера Итык. Оно лежало, круглое как чаша, среди низких, полускрытых маревом сопок, и те отражались в совершенно гладкой водной поверхности, не колеблемой ни малейшим движением воздуха.

Отыскав еле заметную колею, ведущую в сторону озера, Орой повернул машину на нее, и автомобиль, подняв за собой облако пыли и трясясь на кочках, покатился вниз по полю.

- Черт, не могли приличную дорогу построить, - проворчал Орой. Трясешься тут как проклятый.

- Может, оно и к лучшему, - заметила Элла. - Никто не ездит. Мы будем одни.

- Можно сделать и так, чтобы дорога была, но к озеру все равно бы ездили не все попавшиеся, а только узкий круг избранных, и мы с тобой в их числе, - сказал Орой. - А то сейчас приедем, а там какие-нибудь пьяные рыбаки сидят, - он лязгнул зубами, когда машина подскочила на кочке, и замолчал, чтобы не откусить язык.

Километра через полтора дорожная колея повернула в сторону. Орой повел машину напрямик через заросли колючек. Перевалив через кочки, машина выскочила на полосу глубокого песка и начала в нем вязнуть, но Орой поддал газу и благополучно преодолел препятствие. Дальше до самой воды берег покрывала белая корка соли. Орой остановил машину в десяти метрах от воды и выключил мотор. Неподвижный раскаленный воздух навалился на них всей своей тяжестью.

- Тихо как, - произнесла Элла.

Орой оглянулся. Кругом не было видно никакой жизни. Скудный берег порос чахлой колючкой. Перед ними расстилалась водная гладь озера, и от солнца, стоявшего высоко в небе, по воде шла ровная сверкающая дорожка. Мрачно глядели древние сопки на другом берегу; их выветрившиеся склоны открывали глазу чередующиеся светлые и темные полосы каменистых отложений, пересеченные многочисленными лощинами. Трава покрывала склоны сопок неравномерно, бархатисто-зеленый цвет плавно переходил в розовый и коричневый, отчего сопки казались раскрашенными акварелью.

- Надеюсь, здесь Зверюшки от нас отвяжутся, - сказала Элла, выходя из машины. - Наверное, тут они не водятся?

- Кто их знает... - пожал плечами Орой. - Я не слышал. Хотя рассказывали о каких-то оживших горах... Ну, ты, наверное, сама все это знаешь.

- Неужели хоть один разумный человек может поверить в такую чушь? Какие-то сумасшедшие выдумали, а все вслед за ними рассказывают. А может, вообще это все враги нарочно слухи распускают, чтобы народ будоражить. Твоему отцу следовало бы этим заняться.

- Он лучше меня знает, чем ему заниматься, - с ноткой раздражения ответил Орой. - И откуда ты знаешь, может быть, он как раз этим и занят. Работа у него, сама понимаешь, секретная, мне он ничего не рассказывает. Палец-то у тебя болит еще?

- Болит до сих пор, - поморщилась Элла. - Нет, ну все-таки как меня эта тварь укусила вчера!

- Покажи, - Орой взял её обнаженную руку и нашел на ней ряд идущих полукругом красных точек.

- Сильно болит? - спросил он. - Мазала чем-нибудь?

- Да нет, почти и нет ничего, - она засмеялась и сказала, - Ну, я пойду купаться!

Она скинула платье и направилась к воде. Орой любовался её стройной фигурой в ярко-красном купальнике, скрывавшем очень немногое, потом бросился вдогонку.

Когда он догнал её, Элла стояла уже в воде. Глиняное дно здесь было очень мелким, по щиколотку, и покрыто следами бродивших здесь птиц - три палочки, торчащие веером; неподвижная вода не размывала их.

Орой обнял девушку за плечи.

- Элла, - сказал он шутливым тоном. - Здесь так пусто. Никого нет. Зачем тебе купальник? - и он протянул руку к узлу, связывавшему тесемки её лифчика.

Элла повернула голову, улыбнулась, шутливо ударила по его пальцам ладонью, высвободилась и направилась прочь от берега. Орой раздосадованно прикусил нижнюю губу. Ну хорошо, не все сразу, - попытался утешить он себя. Элла тем временем дошла до песчаного переката, за которым дно круто уходило вниз, кинулась в воду и поплыла. Орою ничего не оставалось, как поспешить следом за ней. Вдоволь наплававшись в теплой солоноватой воде, иногда попадая в холодные струи, бившие из подводных ключей, они вернулись к берегу.

- А ну, кто первый будет у машины! - крикнула Элла и подбежала к суше, поднимая тучи брызг. Орой догнал её на мелководье, схватил и повалил на дно. Элла начала сопротивляться.

- Орой, не надо! Пусти! Я не хочу! Оставь меня!

Он не принимал всерьез её оборону, уверенный, что она противится только для виду, и прижимая её ко дну, принялся срывать с неё купальник. Но Элла защищалась по-настоящему - она извивалась всем телом, поднимала коленки, пыталась брыкаться, била его по рукам, тянула ногти к его глазам, отдергивала голову, когда он пытался её поцеловать. Ее сопротивление только разжигало в Орое пыл. Теперь он уже не мог отступить. Он ещё пытался быть с ней нежным, уговаривал её, произносил ласковые слова, целовал её лицо, его руки то отражали удары, то вцеплялись в ткань купальника и рвали её, то гладили обнаженные соски девушки и шелковистую кожу на бедрах, но за всеми его ласками следовали новые отчаянные попытки вырваться. Элла ещё слабо сопротивлялась, когда он уже овладевал ею, мотала головой из стороны в стороны, не давая поцеловать себя, и из её глаз текли крупные слезы, падая в соленую воду и растворяясь в ней.

Потом они лежали в мелкой и теплой воде. Орой едва мог пошевелиться. Бурная схватка отняла у него почти все силы. Горячее солнце пропитывало теплом его тело. Наконец, он приподнялся на локте и посмотрел на Эллу. Она лежала на боку спиной к нему, и её растрепанные волосы разметались по глине. Он прикоснулся пальцем к её коже, и Элла вздрогнула и отстранилась.

- Элла... - тихо позвал он.

Девушка не отвечала. Тогда он отвернулся, чувствуя досаду и злость. Подумаешь, какая нежная нашлась! Да он запросто найдет дюжину более сговорчивых девиц. Что же она думала, когда соглашалась с ним поехать - что у них будут всякие поцелуи под луной и прочая чушь? Ну и хрен с ней! Суки все эти бабы. Пусть дуется, если хочет. Потом сама к нему приползет, будет прощения просить. А пока что он своего добился, хотя и не совсем так, как ожидал - но так даже интересней. В конце концов, именно так и должен поступать настоящий мужчина, не церемониться, а сразу получать от бабы то, что ему нужно.

На безоблачном небе у самого горизонта появилась тучка. Подул ветерок. Элла, наконец, тяжело поднялась и направилась прочь от берега, так ни разу и не обернувшись. Орой тоже встал, надел плавки, вышел на берег и уселся, обхватив руками колени и глядя на девушку, сосредоточенно плававшую метрах в пятидесяти от берега. Тучка заметно увеличивалась в размерах. Ветер уже нагнал на озере мелкую рябь. Орой увидел, что в воде лежит забытый полурастерзанный купальник Эллы, встал, подобрал его, вынес на берег и придавил камнем. Вновь отыскав глазами Эллу, он увидел в воде неподалеку от неё непонятное волнение. Ветер был ещё недостаточно сильным, чтобы вызвать его.

Элла уже возвращалась к берегу, медленно, еле переставляя ноги, наверное, желая отдалить момент встречи с Ороем. Она была так красива, что он внезапно забыл всю свою обиду и немедленно захотел броситься к ней, сказать, что любит её, умолять простить его. Но ноги внезапно отказались повиноваться, и волосы на его голове встали дыбом.

Из воды за спиной Эллы поднялась на длинной лебединой шее огромная голова с ужасающей пастью, полной острых зубов. Глаза чудовища глядели подслеповато, и вместе с тем Орою показалось, что он видит в них ухмылку. Он оцепенел. Его охватил паралич, и он не мог ни шевельнуться, ни издать ни единого звука. А чудовище, покрытое грязно-зеленой чешуйчатой кожей, продолжало подниматься из воды бесшумно, как во сне. Элла шла, ни о чем не подозревая, но вдруг, заметив безумный взгляд Ороя, обернулась и отчаянно завизжала. Она упала в воду, продолжая издавать пронзительный, душераздирающий крик, и только её руки, как будто обретя собственную волю, цеплялись за дно, пытаясь оттащить её тело от неумолимо надвигающегося монстра.

Безумный крик Эллы побудил Ороя к действию, выведя его из оцепенения. Ничего не соображая, он кинулся к машине, вскочил в нее, завел мотор и включил скорость. Но машина не двигалась с места. Мотор ревел, машина тряслась, но не продвигалась вперед ни на сантиметр. А чудовище догнало Эллу, склонило над ней свою лягушачью голову, и раздался отвратительный чмок сдвигающихся челюстей. Орой увидел, как из пасти монстра вывалилась откушенная нога вместе с окровавленным куском тела. Изо рта Ороя неудержимым потоком хлынула рвота. Чудовище приближалось к нему. Он головой вперед выкатился из машины, упал на землю, и тут увидел (но уже не смог осознать), почему автомобиль не двигался с места - проломив тонкую корку соли, колеса по ступицы ушли в слой вязкой глины, скрывавшейся под солевым покровом, и с каждым оборотом погружались в неё все глубже. Орой, падая на четвереньки и катясь по земле, бросился в заросли колючки. Спазмы рвоты сотрясали его тело, выворачивая наизнанку. Он уже не мог двигаться. Он уткнулся лицом в песок, вжался в землю, и его накрыла огромная тень.

Потом, когда все было кончено, доисторический монстр зашлепал плавниками обратно к воде, достиг глубоководья и нырнул. Несколько секунд над поверхностью торчала голова с ухмыляющимися глазами, затем и она исчезла, оставив концентрические круги. Огромная грозовая туча уже закрыла полнеба, и солнце, пробиваясь сквозь её края, освещало пейзаж в мрачные и нереальные оттенки. По поверхности воды расплылось кровавое пятно, и в его середине забулькали пузыри воздуха, пришедшие откуда-то из глубины.

На берегу осталась роскошная открытая машина с серебристым радиатором. Налетающие порывы ветра теребили концы придавленного камнем красного купальника.

8.

Н. снова оказался в камере - на этот раз другой, гораздо просторнее, однако первым, кто его приветствовал, был тот самый моралист, который рассказывал ему про консилиум. Здесь же Н. снова увидел лишившегося глаза Рокборка, но у него уже не было сил удивляться, что тут делает бывший преподаватель. Точнее, ему просто стало очевидно, что означает "уехать в Столицу", но даже такое открытие - возможно, потому, что он постепенно и медленно дошел до него своим умом - его не взволновало. "И я тоже уехал в Столицу", - вяло думал он, когда его мысли обращались к этой теме.

Все обитатели камеры регулярно отправлялись на допросы, с которых возвращались с новыми синяками и увечьями, но Н. никто никуда не вызывал. Он целыми днями безучастно лежал на нарах, и то дремал, то бодрствовал. Утром он вяло съедал свою пайку хлеба - ни сил, ни желания пробиваться к котелку с баландой у него не было - и снова ложился на спину и глядел то ли на доски верхних нар, на которых уже выучил наизусть каждую трещинку и каждый сучок, то ли в бесконечность. Иногда у него не возникало желания есть даже хлеб, но голода он не чувствовал.

Спать - единственное, что ему оставалось делать, но даже этого ему уже не хотелось. С тех самых пор, как его отправили в камеру, он чувствовал себя совершенно опустошенным, ходячим футляром из кожи, ничем не заполненным, по какому-то недоразумению продолжавшим жить. Он не хотел ничего - не хотел даже умирать.

Настоящими хозяевами камеры были две странные личности Фердинанд-Гангрена, высокий, тощий и сутулый человек, длинные руки и грудь которого были сплошь покрыты татуировкой, и Ерд-Отмычка - маленький чернявый парень с золотыми зубами во рту. Они жили на верхних нарах и говорили на каком-то странном жаргоне, в котором Н. понимал только ругательства, густо пересыпавшие их речь. Несмотря на то, что их тоже таскали на допросы, с которых они возвращались как все - избитыми и окровавленными, в камере они вели себя по-диктаторски. Они обыскивали всех новоприбывших и отбирали у них все, что им нравилось, а затем назначали, где кому селиться - причем могли заставить и жить на полу, рядом с ведром с нечистотами. Когда приносили пищу, они ели первыми, и только после них остальные жители камеры осмеливались подходить к котелку с баландой. Почти все время они либо спали, либо балдели от какой-то наркотической травы, которую все время жевали, пуская слюни изо рта - Н. никак не мог понять, откуда они её достают - либо играли в карты, проигрывая друг другу свои вещи и даже вещи соседей по камере. С Н. они тоже попытались обращаться таким же образом, но смотритель сделал им соответствующее внушение, выразившееся в нескольких громких затрещинах, - видимо, в отношении Н. продолжали действовать прежние инструкции - и его больше не трогали. Время от времени кто-нибудь из них начинал немелодично орать песню, и тогда появлялся смотритель и грозил скрутить их в бараний рог, однако, никогда не выполняя своих угроз. Все жалобы прочих заключенных на эту парочку не имели никакого эффекта и ничем хорошим для недовольных не кончались - сначала они получали оплеуху от смотрителя, а когда он уходил, им доставалось и от тех, на кого они жаловались.

Н. не знал, сколько времени он провел в камере. День сменялся ночью, одни соседи приходили, другие уходили, через какое-то время оба хозяина камеры тоже исчезли один за другим, чтобы больше никогда не появляться, и остальные вздохнули с облегчением. Н. не слишком понимал, чему они так радуются - ведь от следователей им доставалось не меньше. Впрочем, поскольку самому Н. не приходилось подвергаться унижениям и побоям со стороны Гангрены и его дружка, он не мог в должной мере оценить, что чувствовали сокамерники после исчезновения этих типов. Тем не менее после многих дней, проведенных в тюрьме, у него появилось впечатление, что иные из его товарищей по несчастью совсем не считают свой арест какой-то катастрофой, скорее они рассматривали его как некую командировку, задание Ответственных Товарищей, которое им надлежит выполнять со всем старанием. То, что их били следователи, было нормально, но существование личностей наподобие Гангрены казалось им вопиющим нарушением порядка, и именно поэтому они испытали такое облегчение после его исчезновения - порядок восстановлен, и можно жить дальше.

Но однажды Н. был выведен из своего транса. Это произошло ночью, когда те, кого не вызвали на допрос, уже давно затихли, и обычные разговоры обитателей камеры смолкли. С лязгом распахнулась дверь, и смотритель втолкнул в камеру новичка. В свете тусклой лампочки под потолком Н. разглядел, что на лице арестанта красуется несколько больших синяков, и что со рваного военного мундира, в который он одет, содраны погоны и все прочие знаки различия. Но несмотря на полутьму, туман в голове и обезображенную внешность новоприбывшего, Н. показалось, что они уже когда-то встречались, и он приподнялся на нарах и, прищурившись, вгляделся в лицо новичка. Едва захлопнулась дверь, тот растерянно огляделся, а затем бросился к двери и принялся колотить по ней руками и ногами, крича:

- Выпустите меня! Я не виноват! Не виноват!

На его крики никто не обращал внимания, такие сцены повторялись здесь часто и стали привычными; чуть ли не все, в первый раз попадавшие в камеру, проходили через такую фазу. Тюремный смотритель тоже действовал стандартно. Едва по коридору разнесся грохот, он вернулся и без особых эмоций жестоко избил нарушителя спокойствия. Тот упал на цементный пол, продолжая вопить, что ни в чем не виновен. По голосу Н. его и узнал. Это был тот самый Филипп, помощник полковника Акрора. Н. неожиданно почувствовал, что в его мышцах прибавилось энергии. Он соскочил с нар, присел на корточки рядом с лежащим на полу окровавленным человеком и потряс его, чтобы тот очухался.

- А ты-то как здесь очутился? - спросил Н., когда взгляд Филиппа стал более осмысленным. - Куда твой начальник смотрел?

- Какой начальник? - пробормотал Филипп. Он все ещё слабо соображал.

- Ну, - Н. запнулся и не сразу выговорил имя. - Акрор.

Филипп внезапно задрожал всем телом.

- Нет его, - просипел он так тихо и невнятно, что Н. едва расслышал. Кончился он.

- Помер?

- Пропал, - еле выговорил Филипп. - Сгинул.

- Как?! - Н. охватила бурная радость отмщения. - Все выкладывай! Ты вообще-то меня помнишь?

- Не помню, - сказал Филипп, щуря в полутьме глаза и вглядываясь в лицо Н.

- Вы с Акрором арестовали меня и девушку, - Н. проглотил комок, чувствуя, как на глазах появляются слезы, - около железнодорожного моста. Потом у машины спустило колесо, и... - он не мог говорить дальше. - Это было в конце мая. Вспомнил?

- Да, - сказал Филипп и вдруг быстро забормотал: - Я не виноват! Я тут ни при чем! Это все Акрор! А я не хотел! Все равно и меня и тебя убьют. Я ни при чем!

- Тебя-то за что посадили? - спросил Н.

- Не знаю. Ни за что. Это ошибка. Я ни в чем не виновен. Был бы жив полковник, он бы разобрался. А теперь меня убьют!

- За что?

- Ни за что. Всех убивают. - Внезапно Филипп повысил голос. - И пусть не думают, что я их секреты буду хранить! Мне все равно! Все расскажу! Будут знать!

- Да вы что, с ума сошли?! - вдруг раздался голос с соседних нар, где лежал адепт теории социальных болезней. - Если вам себя не жаль, то хоть других пожалейте!

- Заткнись, старый козел! - раздраженно проворчал Н. С ним творилось что-то странное - он впервые поднял голос на сокамерника и впервые за долгое время обратился к нему лично. Как его зовут, Н. так и не узнал почему-то арестанты почти никогда не представлялись друг другу, возможно, считая, что назвав свое имя, нарушат тайну следствия, которую обязались хранить. Этот тип всегда старался первым подобраться к котелку с баландой, не стесняясь толкаться и раздавать оплеухи, а потом без всякого смущения обсуждать с теми, с кем только что едва не дрался, подробности жизни Благодетеля Нации и подобные предметы. - У самого все почки отбиты, а ещё чего-то боится!

Тот был так поражен неожиданной отповедью, что даже не нашелся, что ответить. Тогда Филипп схватил Н. за одежду, пригнул его к себе и зашептал, забыв про свое обещание громогласно поведать все тайны:

- Они все сволочи и предатели, и я отплачу им, чтобы знали, как своих сажать! Слушай, что расскажу, только молчи, а не то тебя расстреляют. Меня и так расстреляют, потому что я знаю это, но ты тоже будешь знать, и пусть не думают, что я буду хранить их тайны, когда меня предали. Никакой Столицы нет. Все это вранье. Нет за горами ничего. И врагов нет, и Прогрессивного Строя никакого не построено, и не возвращается из Столицы никто, потому что неоткуда возвращаться. А если говорят, что такой-то уехал в Столицу, так это значит, что его отправили в секретный лагерь в горах - уран копать, а оттуда живым ещё никто не возвращался. Но никто об этом не знает, потому что тех, кто лагеря охраняет, потом расстреливают, чтобы не болтали лишнего, а я это точно знаю, по должности своей. Вот так-то, и пусть они все лопнут там! - он торжествующе погрозил кулаком двери.

- И женщин тоже? - спросил Н. Информация про рудники его не поразила, он подозревал что-то подобное, хотя раньше считал, что тех, кто не возвращается из Столицы, просто расстреливают.

- Иногда. Но в основном - нет. Они совсем для другого нужны.

- Для чего?

- Сам, что ли, не знаешь, для чего женщины нужны? - усмехнулся Филипп. - Вот, например, товарищ Одворил, есть такой - Секретарь организационного отдела при Редакционной Коллегии. У него дача за Малиновой сопкой. Так это не дача, а форменный дворец! Весь из мрамора, внутри зимний сад, фонтаны и бассейн. И ему там прислуживает сотня девиц, с которыми он развлекается, как хочет. Он им одежды не дает, заставляет все время голыми ходить, и у каждой на заднице клеймо выжжено: "Собственность товарища Одворила". А как они стареть начинают, он их в расход, а на их место берет новых. Откуда ему таких взять? Ясно, из тюрьмы. Он сюда приезжает иногда и ходит на допросы, рассматривает баб. А знаешь, как их тут допрашивают? Не видел? Едва её к следователю введут, он тут же: "Раздевайся!" И сам садится рядом, она на его вопросы отвечает, а он её тискает.

- И ты тоже так следствие вел? - спросил Н.

- Ну что ты... - вздохнул Филипп с сожалением. - Я же не следователь. Так только, иногда, когда начальник разрешит поучаствовать...

- И ты считаешь, что это правильно?

- А что? - удивился Филипп.

- Значит, если преступница, то с ней можно обращаться, как хочешь? А ты не боишься, что тебя самого тоже разденут и... - Н. добавил непечатное слово.

- Ха! Кому я нужен!

- Бывают любители, - заметил Н.

- Мы таких не держим! - заявил Филипп. - Таких извращенцев в Столицу в первую очередь посылают!

- Что, это такое страшное преступление? - хмыкнул Н. - Скажи мне... начал было он и остановился. Нет, после рассказов Филиппа он совершенно не в состоянии спрашивать, что случилось с Алиной.

- Что сказать? - наконец, спросил Филипп, устав ждать продолжения.

- Ничего, - сухо ответил Н. и, потеряв интерес к собеседнику, вернулся на свои нары. Филипп поднялся и громко сказал:

- Эй! Мне надоело валяться на полу! Где тут есть место?

- Идите сюда, - позвал с противоположных нар тот самый, который недавно возмущался намерением бывшего охранника разгласить тайны Великой Редакции. - У меня тут можно лечь. Знаете, - продолжал он шепотом, когда Филипп улегся рядом с ним, но Н. в ночной тишине отчетливо слышал его слова, - то, что вы говорили про урановые рудники - конечно, неприятно. Но с другой стороны, если там надо кому-то работать, то почему бы не нам с вами? Раз мы все в неоплатном долгу перед Редакцией, то ей виднее, как мы должны выплачивать этот долг. Но я, собственно, хотел о другом спросить... Вот вы рассказываете про дачу товарища Одворила. Не поймите меня неправильно, но мне всегда было интересно, как живут Ответственные товарищи. Вы сами там бывали?

- Нет, не был, - ответил Филипп.

- Ах, какая жалость! А я надеялся... Ну тогда расскажите поподробнее, как тут допрашивают женщин. Как допрашивают мужчин, мы знаем, испытали, так сказать, на собственной шкуре... А вот женщин, вы понимаете... было бы любопытно...

Охранник не стал ломаться и начал излагать подробности женских допросов. Н. волей-неволей был вынужден слушать, но очень скоро это ему надоело. Пытаясь как-нибудь остановить садистские рассказы Филиппа, он громко спросил:

- Эй, Филипп! А как все-таки помер твой начальник?

И тут произошло что-то страшное. Филипп внезапно подскочил так, что ударился со всего размаху лбом о верхние нары и завопил:

- Нет! Нет! Не надо! Я не хотел! Уходи! Это не я! Это все Хавиу! Прочь! Выпустите меня! Откройте дверь! Это бревно! Не-е-е-ет!

Его крики перешли в нечленораздельный визг, он свалился на пол и стал кататься по нему, извиваясь и молотя головой по цементу. Он вопил так громко, что прибежал смотритель.

- Снова ты... - начал было он, распахнув дверь, и остановился. Бывший охранник неподвижно лежал на полу, широко раскрыв остекленевшие глаза. Смотритель пнул его носком ботинка - Филипп не шевельнулся.

- Сдох, - констатировал смотритель.

9.

Филипп Башшо пребывал в отменном настроении. Компания подобралась что надо: он, полковник, Дан Гартабаген, Рик Хавиу и Лэмси. Ну, последний дело особое, но вспомнив намеки шефа, Филипп ещё больше обрадовался. В конце концов, будет дополнительное удовольствие, которое придаст пикнику немалую остроту. Девки тоже были что надо - шесть штук. Роза в последний момент притащила какую-то подругу, и полковник, конечно, возражать не стал. Чем больше баб, тем лучше. Скучать ей, во всяком случае, не придется.

Они ехали на двух машинах. Впереди шел черный лимузин Акрора, за ним белая легковушка Хавиу. Филипп сидел в ней на заднем сиденье, рядом с Терезой, румяной блондинкой. Она отличалась парадоксальной реакцией: когда рука соседа залезала слишком далеко ей под юбку, она начинала давиться от хохота, откидывая голову и показывая желтые зубы, и била его ладонью по руке. Филипп решил, что начало многообещающее, хотя ни на что серьезное пока не решался: в этих делах он отличался нетипичной стыдливостью, и не мог переходить к решительным действиям, не уединившись со своей дамой. Конечно, с женщинами на допросах он вел себя совсем по-другому; но там волей-неволей приходилось перебарывать скромность, ведь, в конце концов, от этого зависела честь мундира.

Погода выдалась хорошей: накануне наползли тучи, и он испугался, что пикник отменят, но утром, выглянув в окно, увидел почти безоблачное небо. Он предвкушал то, что ждало их впереди, и радовался, что сбежал из семьи, из огромной затхлой квартиры с протекающими потолками, гнилыми половицами, соседями-склочниками, от брюзжащей по любому поводу с утра до ночи тещи, от детей, орущих во всю глотку, когда их в очередной раз наказывали за двойку в школе. Конечно, под вечер воскресенья жена опять будет ворчать, что он за работой совсем забыл семью, но ничего, это ненадолго. В сущности, давно пора было всех их отправить в Столицу, но в кругу Филиппа такое было не принято. С семейными проблемами предлагалось разбираться самим. Подумаешь, трагедия! Эти пикники многое искупали. Жене он, как всегда сказал, что дела на работе, и она, естественно, не возражала. Какие уж тут возражения! От этой маленькой лжи никому вреда не будет. И он доволен, и в семье мир. А семья - ячейка общества, основа построения Прогрессивного Строя и так далее...

К полудню машина свернула на боковую дорогу, которая вела к водохранилищу. В полукилометре от конца дороги находился дом отдыха, затем автобусная остановка. За ней асфальт кончался, но можно было проехать ещё немного и оказаться на высоком мысу над самой водой. Плотина гидростанции была построена в ущелье, и вода, поднимаясь, затопила узкую долину и распадки, образовав бесчисленные заливы и бухты. Через несколько лет тонкий слой почвы оказался смыт, обнажив гранит, и спускаться в воду было непросто - приходилось карабкаться по очень крутому склону, усеянному острыми камнями, но зато вода была чрезвычайно чистой и прозрачной, а летом почти всегда теплой. К тому же берега здесь идеально подходили для пикников.

С обеих сторон от голого мыса, усеянного черными проплешинами кострищ, в сушу вдавались два глубоких залива. Правый из них с дальней стороны был ограничен ещё одним мыском, сплошь поросшим лесом, который скрывал от глаз следующий залив. На самом месте пикника почти ничего не росло, если не считать одинокой ободранной сосны. Рядом с ней лежала коряга, на которой было удобно сидеть и глазеть на воду. Чуть дальше начинались густые кустарники, в которых можно было уединиться... Место во всех отношениях великолепное. Акрор умел выбирать места для пикников.

Полковник прославился умением извлекать из жизни максимум удовольствия. Он знал толк и в выпивке, и в закуске. Сейчас, когда из багажников машин извлекались бутылки, он самолично занялся изготовлением шашлыка из заранее замаринованной баранины, никому не доверяя это ответственное дело. Затем все расположились вокруг костра, вдыхая запах дымящихся углей и сочного поджаривающегося мяса, и отдали должное кулинарному искусству полковника, щедро запивая шашлык вином и водкой. Смешливая девица взгромоздилась Филиппу на колени, и вновь к случаю и без случая заливалась хохотом, брызгаясь слюной и капая вином и мясным соком на свои голые ноги и одежду Филиппа.

После обеда Филипп уже готов был взять свою даму за ручку и отвести чуть дальше в лес. Обстановка была подходящей. Гартабаген и Мелисса уже исчезли, Хавиу, перебравший водки, спал на бревне, рискуя свалиться в кострище, Роза со своей подружкой, раздевшись догола, плескались в воде, брызгаясь друг в друга и звонко смеясь. Но Филиппу не удалось осуществить свое намерение. Когда он отошел в кусты, чтобы облегчиться, к нему подошел Акрор.

- Как, уже? - испуганно спросил Филипп, прочитав в его глазах призыв к действию. Он боялся не того, что они задумали совершить, а последствий: ведь если один из их компании случайно утонет, пикник придется сворачивать. Но слушаться приходилось: как-никак, когда Гартабаген переедет в кабинет Лэмси, он сам окажется на месте Гартабагена.

- Да, - ответил Акрор. - Другого случая может не представиться. Мы заплывем за тот мыс, и там...

Филипп кивнул и вслед за полковником стал выбираться из кустарника.

- Ты купаться пойдешь, Лэмси? - спросил Акрор, увидев, как тот надевает плавки, стыдливо завернувшись в полотенце. Обычно они были на "вы", но обстановка к таким формальностям не располагала. - Мы тебе составим компанию.

Филипп подмигнул смешливой девице: все ещё впереди. Та была в купальнике. Спустившись к воде, она боязливо потрогала её ногой и вернулась - очевидно, решила, что слишком холодно.

Трое мужчин осторожно, чтобы не поранить ноги на острых камнях, спустились по склону и один за другим с шумом плюхнулись в воду. Лэмси плавал неважно, поэтому, как и предполагал Акрор, он поплыл не на водный простор, а вбок, к соседнему мысу. Склон круто уходил в воду, и уже в нескольких метрах от берега глубина была колоссальной, но в любой точке избранного им направления до суши было рукой подать. Филипп, плававший кролем, быстро обогнал их и поплыл впереди, Акрор двигался самым последним.

Они быстро пересекли узкий залив и достигли следующего мыса. Лэмси заколебался было, но затем обогнул мыс и поплыл дальше. Они оказались в следующей бухте. Она была пуста, если не считать одинокого ствола дерева, почерневшего и сучковатого, плававшего посередине залива. Иногда вода была настолько забита такими стволами, что в неё невозможно было войти. Это были стволы деревьев, погибших, когда они при затоплении водохранилища оказались под водой.

Здесь Филипп развернулся и подплыл к Акрору. Тот кивнул головой, и они стали догонять Лэмси, беззаботно плывшего в десяти метрах впереди.

Он ни о чем не подозревал, когда на него сверху навалились два тела и погрузили в воду. Сначала он подумал, что это глупая шутка, и когда, напрягши силы, ему удалось поднять голову из воды, он улыбался и попытался произнести:

- Мужики, вы что...

Он не сумел закончить фразу; его голова снова оказалась в воде, и в рот и легкие хлынула вода. Тогда он, решив, что шутка зашла далеко, немного испугался и стал отбиваться сильнее. Еще раз вынырнув, он увидел в глазах приятелей только холодную решимость.

Тогда он стал бороться изо всех сил. Его руки и ноги отчаянно молотили по воде, поднимая фонтаны брызг; рот оказывался над водой, судорожно вдыхая и отплевываясь, и снова уходил вниз под безжалостным нажимом четырех рук. Его разум наполнил безумный страх. Он пытался кричать, но рот только булькал и хрипел. Его руки пытались вцепиться в убийц - если не спастись, то хотя бы утащить их вместе с собой. Они тоже теряли силы, их действия лишались скоординированности и упорядоченности, они отбивались и увертывались от ударов жертвы, и снова усиливали натиск - раздавить, утопить, не дать его голове подняться из воды. Если им не удастся задуманное, если их жертва останется в живых, то полетят уже их головы. Теперь они тоже боролись за свою жизнь, и их усилия увенчались успехом.

В какой-то момент Акрор понял, что Лэмси перестал сопротивляться.

- Все, - сказал он, задыхаясь. - Готов.

Филипп остановился. Переводя дыхание, они наблюдали, как тело их коллеги медленно погружается в прозрачную воду.

Затем Филипп понял, что его силы тоже на исходе, и направился к берегу. Он чувствовал удовлетворение от удачно выполненного дела. Все в порядке. Майор Роб Лэмси утонул во время купания. Всем известно, что он неважно плавал. Прискорбно, очень прискорбно... Но что поделаешь. А полковник благополучно избавился от занозы, торчавшей в его отделе и шпионящей за ним. А Филипп получит повышение. В конце концов, это поважнее, чем смешливая блондинка, боящаяся холодной воды. И не в последний раз он с нею встречается.

Он уже почти добрался до берега и упирался ногами в каменистое дно, стоя по колено в воде, когда резкий крик полковника заставил его обернуться. Ноги Филиппа подкосились. Он упал спиной вниз, и только вода смягчила удар об острые камни на дне. Но тут же выскочил из воды, цепляясь за камни руками, падая и не замечая острой боли в вывихнутой лодыжке и сломанном пальце, и бросился вверх по склону, напролом через колючий кустарник, хрипло крича и подвывая.

Наверху он столкнулся с Даном и Мелиссой. Очевидно, они занимались любовью по соседству и побежали на крики. Мелисса была в одной рубашке, накинутой на голое тело, Гартабаген пытался застегнуть сваливающиеся с ног штаны, но ему мешал нелепо торчащий из ширинки вставший член.

- Что такое?! - закричал он, увидев Филиппа.

Филипп глядел на него безумными глазами, кажется, не понимая, кто перед ним находится. Он ничего не говорил, только верещал, как заяц, схваченный за уши, а потом повалился на четвереньки, уткнув лицо в сосновую хвою и содрогаясь всем телом.

Поняв, что от него ничего не добьешься, Гартабаген двинулся дальше. Мелисса пошла за ним. У неё тряслись руки и губы.

Едва увидев то, что осталось от полковника, Мелисса завизжала и закрыла лицо руками. Она успела разглядеть немногое: какое-то бесформенное месиво, камни, залитые кровью, как будто кто-то вылил на них ведро красной краски, валяющуюся отдельно голову Акрора, точнее, её нижнюю половину: верх черепа отсутствовал, как будто его срезало пилой. Чувствуя, что ещё чуть-чуть - и от ужаса остановится сердце, Гартабаген обвел глазами залив. Ничего, только плавающее неподалеку от берега бревно.

Все попытки узнать от Филиппа, что случилось, были безуспешны. Он заикался на каждом слове и лепетал что-то бессвязное. Гартабаген и Мелисса, сами еле живые от страха, с трудом довели его до места пикника. Здесь с Филиппом случился припадок. Едва его взгляд упал на почерневшую сучковатую корягу, лежащую на мысу, он завопил, бросился на землю и принялся кататься по ней, отбрыкиваясь руками и ногами и завывая. Его налитые кровью глаза едва не вываливались из орбит, изо рта лезла пена. Гартабагену и мгновенно протрезвевшему Хавиу с трудом удалось схватить его и скрутить. Только хорошая доза водки слегка успокоила его, но в себя он так и не пришел. Он все время лепетал что-то, как младенец, и старательно избегал смотреть на голубую поверхность водохранилища, освещенную солнцем.

10.

Хотя загородная резиденция товарища Одворила находилась далеко от города, она была оборудована всеми возможными удобствами - даже водопровод сюда протянули, хотя, вероятно, было бы проще брать воду поблизости; горных ручьев вокруг имелось в изобилии. Дом стоял посреди котловины, между горных склонов, поросших тайгой, и был огорожен высоким бетонным забором, скрывавшим различные службы, караульные помещения и дворик перед главным входом. В центре двора находился фонтан, но большую часть времени он бездействовал - товарищ Одворил считал, что он создает излишнюю сырость, вредную для здоровья, и приказывал его включать только во время визитов важных гостей - правда, он старался на любых гостей произвести благоприятное впечатление, а посему фонтан работал каждую субботу, когда на даче собиралось избранное общество, обычно скромное, три-четыре человека. После небольшой, но изысканной закуски гости надолго переходили в сауну. Она была гордостью Одворила. Конечно, другие счастливые обладатели дач тоже обзавелись саунами, следуя его примеру, но все-таки он был первым. Все, кому когда-либо приходилось бывать у Одворила на даче, с восхищением вспоминали обитую золотистыми досками парилку и ледяной душ, под который можно было выскочить, когда жар станет невыносимым. Розовой мечтой Одворила было выстроить хотя бы маленький бассейн, но он не торопился, подозревая, что тогда остальные будут чересчур завидовать его роскоши и решат, что он слишком возомнил о себе. Именно в сауне обменивались информацией, делились сплетнями, строили планы на будущее, составляли альянсы.

Более молодые и менее обремененные заботами могли пофлиртовать с прислуживающими гостям длинноногими девушками, исправно снабжающими их пивом и водкой. Их было обычно трое, и униформой им служил костюм, в котором они появились на свет. Желающие могли шепнуть им пару слов на ушко и потихоньку удалиться со своей избранницей в специальное помещение хозяин позаботился об этом, хотя его самого плотские утехи уже давно не волновали, и если он иногда и шлепал по попке или щипал за грудь Грету, Линду или Августину, то только по привычке, как заботливый хозяин, а не темпераментный мужчина. Когда насквозь пропекшиеся и порядком осоловевшие гости выбирались из сауны, их уже ждал солидный ужин. Им прислуживали все те же девицы, на этот раз одетые более существенно, под командованием опытного, хорошо вымуштрованного дворецкого. После ужина гости обычно расходились по спальням, те, кого ожидали неотложные дела, уезжали в город, а самые стойкие могли продолжить времяпровождение в сауне.

В воскресенье все начиналось по-новому - завтрак, прогулка по тайге, если была хорошая погода, иногда - немного охоты, хотя она была не в моде у руководителей Края; в последнее время что-то слишком участились несчастные случаи во время охоты - затем опять сауна, обед, и наконец, к вечеру гости разъезжались, чтобы с утра со свежими силами начать новую трудовую неделю.

Возможно, дело было в сауне Одворила, возможно - в его обаянии и расположении, которое он всем выказывал, но в его ближайшем окружении укоренился обычай выезжать именно к нему, хотя не менее роскошные дачи имелись у большинства его знакомых. И на этот раз в его гостеприимном доме собралась компания - Председатель телерадиокомитета, Секретарь городской редакционной коллегии и Редактор по идейному наследию. Последний, довольно молодой ещё человек, на этот раз привез с собой даму, которую всем представлял как свою жену. Правда, Одворил догадывался, что она всего лишь его секретарша. Это была стройная блондинка с очень красивыми волосами, локонами опускавшимися ей на плечи. Тем самым Редактор нарушил традицию обычно у Одворила собиралось только мужское общество. Впрочем, эта Нинель держалась на равных, вместе со всеми отправилась в баню, не стесняясь ни своей наготы, ни наготы окружающих (возможно, потому что ей было уже за тридцать, и она выглядела зрелой женщиной в отличие от прислуживающих им девочек, Одворил почувствовал, насколько неэлегантно он выглядит со своим низеньким ростом и дряблым жирным телом, колышащимся, как студень, при каждом движении), лихо пила водку, слушала, не краснея, малопристойные анекдоты, без которых не обходятся подобные сборища, и сама рассказала пару новых, доселе Одворилу не известных - даже не обращала внимания на ухаживания своего псевдо-мужа за одной из девушек, то и дело игриво подсаживающейся к нему на колени. В общем, славная собралась компания, и о делах почему-то почти не говорили - все больше о выпивке и грибах. Затем, конечно, и до Зверюшек добрались.

Нинель поведала душераздирающую историю о том, как она купила в магазине рыбу, принесла домой, стала резать - а внутри у рыбы вместо мяса и внутренностей оказалась розовая субстанция, похожая на пористую резину. Мнимый муж вполне искренне повозмущался тем, что она ничего ему не рассказала, а затем в свою очередь изложил байку про Зверюшек, которые тайком пожирают рогатый скот, после чего сами прикидываются коровами, так что убытки невозможно зафиксировать. Некоторые даже научились давать молоко, с виду и на вкус совсем как настоящее, но при попытке их зарезать они либо возвращаются в свое исходное состояние, либо тоже оказываются внутри начиненными неизвестным науке веществом. Свой рассказ он закончил предложением, что неплохо бы повысить цены на молоко, раз сельское хозяйство терпит убытки. Председатель телерадиокомитета заявил, что распространение таких слухов следует безжалостно пресекать, и посетовал, что Краевой отдел пропаганды не дает ему соответствующих директив. При упоминании об Отделе пропаганды все погрустнели - у заведующего отделом, в недавнем прошлом завсегдатае одвориловских сборищ, пару недель назад при невыясненных обстоятельствах на озере Итык пропал сын, по какому случаю он перестал появляться в обществе. Тогда Одворил взял инициативу в свои руки и поведал гостям подробности расследования. Выяснилось, что пропавший без вести отпрыск взял с собой девушку, о которой тоже с тех пор ни слуху ни духу. До озера они добрались - их машина была найдена на берегу, завязшая в глине. Вещи тоже оказались на месте, правда, кое-что успели растащить несознательные местные овцеводы. Самым загадочным оказались две находки засохшая лужа блевотины неподалеку от машины и придавленный камнем купальник девушки, изрядно измятый и истерзанный. Анализ "пищевых остатков" не обнаружил в них никаких ядов. Все следы оказались нечеткими и смазанными. В общем, специально созданная комиссия, которую возглавлял сам Одворил, так и не сумела ничего выяснить.

Однако, история Одворила не улучшила его гостям настроения, и Председатель телерадиокомитета начал рассказывать про гада, которого видел недавно на таежном Горелом озере. По его словам, эта тварь имела длинную лебединую шею с крохотной головкой, лапы с перепонками и туловище, похожее на сковородку - такое же круглое и даже с углублением посередине. И дробь, по словам Председателя, отскакивала от него, как от сковородки - с гулким звоном. Так ему и не удалось добыть этого гада, что никого не удивило неуязвимость Зверюшек всем была известна.

Войдя в азарт, Председатель принялся размахивать руками, изображая, как поднимает ружье и прицеливается - и все содержимое пивной кружки, выполняющей роль ружья, вылилось на его волосатую грудь. Будучи весьма брезгливым человеком, он побежал под душ - отмываться.

Он явился через пару минут, покрытый мыльной пеной, громко заявляя, что разберется с теми диверсантами, которые отключили воду.

Одворил развел руками и произнес, пытаясь выдавить из себя улыбку:

- Придется посылать Дитриха за водой из ручья.

Секретарь городской редколлегии сказал:

- Подождите! Есть же ещё и кран!

- Ну и что? - пожал плечами Одворил, оборачиваясь к раковине умывальника. - Трубопровод-то один.

- Нужно все до конца выяснить, - заявил Председатель. - Это заговор.

Редактор по идейному наследию протянул руку к крану, и в это мгновение в сливной горловине заворчало, как ворчат трубы, когда отключают воду, и из нее, как чертик из коробочки, навстречу людям выскочила мерзкая тварь. Она была отдаленно похожа на ящерицу. Самым отвратительным в ней был её цвет буро-зеленый, как будто она только что извалялась в навозе, и вдобавок её морщинистая кожа была покрыта мелкими пупырышками и редкими волосками. У твари была большая голова - оставалось непонятым, как она пролезла по трубе - с маленькими черными бусинками глаз и огромной пастью, набитой мелкими острыми зубами. Никто и опомниться не успел, как эта тварюга вцепилась в руку Председателя телерадиокомитета, прокусив её до крови, и молниеносно прыгнула на грудь Нинели, процарапав на ней острыми коготками лап кровавые борозды. Нинель закричала от страха и боли и смахнула мерзкую тварь на пол. Та, прыткая, как резиновый мячик, бросилась на одну из девушек, Линду. Линда подпрыгнула в воздух, так отчаянно завизжав, что у всех заложило уши. Через мгновение к ней присоединилась и Августина, которой тварь пыталась взобраться на ногу. Она отскочила к Одворилу и укрылась за спиной хозяина, вцепившись ему в плечи. Председатель телерадиокомитета, изрыгая бешеные ругательства, схватил пивную кружку и швырнул её в тварь. Кружка со звоном разлетелась на осколки.

Тварь металась по сауне так проворно, что за её перемещениями было невозможно уследить. Люди шарахались в стороны, стараясь не оказаться у неё на дороге, отталкивая и сбивая с ног друг друга. Председатель телерадиокомитета метался вслед за тварью, швыряясь в неё всем, что попадалось под руку. В пылу погони он поскользнулся на мыльной пене, натекшей с него же самого на пол, повалился на Нинель, и та ударилась о раковину и расшибла себе руку. Наконец, Грета, самая энергичная и сообразительная из девушек, оправилась от шока и в чем была бросилась за помощью. Через минуту она вернулась в сопровождении садовника и одного из охранников. Но в сауне уже было тихо. Люди затравленно озирались.

- Где она? - спросила Грета, оглядываясь.

- Ушла, - еле выдавила из себя Августина, все ещё пытаясь спрятаться за спину Одворила. - Прыгнула назад в раковину и пропала.

Она не успела договорить, как Линда вновь пронзительно завопила, вытаращив глаза. Все поспешно обернулись и увидели, что мерзкая тварь снова выпрыгнула из раковины, хлопая огромным ртом, как будто её дергали за ниточку. У дверей возникла давка - все спешили покинуть проклятое место. Садовник, сжимая в руке тяпку, кинулся вперед, слепо нанося удары направо и налево. Но неуловимая тварь каждый раз избегала гибели, метаясь из стороны в сторону. Охранник, вытащивший пистолет, пытался разобраться в происходящем. Стрелять он не мог, не рискуя попасть в увлеченного охотой садовника. Наконец, тварь снова исчезла в раковине, и суматоха улеглась.

Все были так подавлены происшествием, что ни о каком продолжении веселья не могло быть и речи. Дверь в сауну закрыли и заперли на замок. Затем стали изучать свои травмы, собираться и разъезжаться. Хуже всех пришлось Нинели. У неё была расцарапана вся грудь и серьезно повреждена рука. Председатель телерадиокомитета во время беготни в страшной жаре едва не заработал инфаркт: он был багровый как рак и, казалось, вот-вот вскипит. Дыхание с хрипом вырывалось из его разинутого рта, а больше он очень долго не мог ни шевелиться, ни даже членораздельно говорить.

Одворил уехал в город вместе с гостями, заодно дав двухнедельный отпуск своим девушкам, чтобы они оправились от тяжелых переживаний. Вновь он осмелился показаться на даче только через три недели, но ещё долго после этого никто не приезжал к нему на выходные, и знаменитая сауна пустовала, запертая на замок.

11.

Однажды, когда Н. лежал на нарах в безразличной отрешенности, раздался скрежет открываемой двери, и сквозь наполняющий камеру дремотный туман проникли слова:

- Кто здесь Н.? На выход!

Н. не имел никакого желания никуда идти. Опять начнутся унылые бессмысленные вопросы и омерзительные сцены в кабинете следователя. Его почти отключившемуся мозгу стало ясно, что если он не станет откликаться и будет лежать на нарах, с ним ничего не сделают - бить его нельзя, а что они ещё могут придумать? Но какая-то последняя частица мозга, из которой ещё не выветрилось привитое с детства законопослушание, послала сигнал полуатрофировавшимся мышцам. Он сел, опустив ноги на пол, протер слипающиеся глаза и выдавил из себя какие-то звуки, которые должны были означать: "Это я".

Как ни странно, никто его не торопил и не понукал. Тюремный смотритель был на удивление молчалив и смирен, а стоявший рядом с ним щуплый чернявый человек в кителе просто сверлил Н. пронзительным взглядом. Н. с трудом поднялся на ноги и заковылял к двери. Мрачная торжественность поджидавших его стражей сказала ему больше, чем любые слова. "Посмотрим на урановые рудники, если Филипп не врал", - вяло подумал он.

За его спиной гулко захлопнулась железная дверь. Мысль о том, что он больше не услышит этого грохота, такого же безнадежного и обжалованию не подлежащего, как стук печати в Комиссии, почему-то обрадовала Н. Правда, кто знает, какие двери ему встретятся там, на рудниках... Впрочем, в любом случае мучиться осталось недолго.

В коридоре их зачем-то ждал второй офицер. Он обменялся парой коротких реплик с первым конвоиром и возглавил процессию. Н. вели коридорами, по которым он никогда раньше не ходил. Казалось, что подземные проходы опускаются все ниже и ниже: ему несколько раз приходилось спускаться по грубым бетонным ступенькам с торчащими из них прутьями арматуры, но подниматься - ни разу. Тусклые лампочки попадались все реже, и вообще сам коридор все больше походил на туннель. Редкие железные двери выглядели так, будто их уже десятки лет никто не открывал, и они намертво приржавели к петлям. Н. обратил внимание на непрерывно тянущуюся вдоль стены тонкую проволоку и, приглядевшись к переднему конвоиру, понял, что тот почти не снимает с неё руки, прослеживая её направление. Двери, кое-где перегораживавшие коридор в более обжитой части тюрьмы, им давно не попадались. Потом и лампочки кончились, и по сырым стенам запрыгало пятно света из фонарика.

Чем дальше, тем внимательнее приходилось смотреть под ноги. Туннель стал таким низким, что приходилось идти, сильно согнувшись, рискуя либо расшибить лоб об какой-нибудь выступ, либо свалиться в яму прямо посреди прохода - такие ямы попадались им иногда, и каждый раз передний провожатый предупреждал, что надо быть осторожнее, но луч его фонарика не мог выхватить из темноты и пол, и потолок. Вонь от нечистот и разложения, как ни привык к ней Н. за время сидения в камере, стала почти нестерпимой. Гулкое пространство туннеля доносило до них непонятные шорохи, царапанье, шипение, звуки, похожие на стремительное бегство множества мелких существ, стучащих когтями о твердую поверхность. Н. смутно припомнил разговоры сокамерников о тюремных коридорах; тогда он считал, что они ему приснились, но сейчас пришел к выводу, что, похоже, слышал их на самом деле.

В какой-то момент до Н. дошло, что привычка ходить, держа руки за спиной, за тот месяц или больше, что он безвылазно просидел в камере, оставила его, и он, хотя сперва выполнял принятый в тюрьме ритуал, уже давно идет, размахивая руками в такт шагам, но никто из его провожатых не обращает на это внимания и не требует вести себя как положено. Заметил он и то, что передний конвоир идет как-то настороженно, с легкой опаской огибая углы - совсем не так, как водили его на допрос. Наконец, когда Н. уже давно потерял всякое представление о том, сколько времени продолжается их путь и какое расстояние они прошли, и двигался чисто по инерции, как игрушка, у которой ещё не кончился завод, они внезапно оказались в тупике. Предводитель остановился и, полуобернувшись, спросил у замыкающего:

- Здесь?

Н., удивляясь собственной наглости, обернулся, заметив при этом, что тюремный смотритель куда-то исчез и они остались втроем, и, глядя в лицо человеку в кителе, задал вопрос:

- Кто вы?

Он был уверен, что эти люди не имеют никакого отношения к персоналу изолятора. Более того, он полагал, что они каким-то непонятным образом уже давно выбрались за пределы тюрьмы. Судя по тому, как гудели его ноги, они прошли не меньше пяти километров - и он ещё удивлялся, как у него хватило на это сил. Не могут тюремные коридоры так долго тянуться!

Конвоир - в руках у которого не оказалось оружия, свой пистолет он убрал в кобуру - не разразился вспышкой ярости. Он спокойно встретил взгляд Н. и ответил:

- Потом вам все объяснят. А я не имею полномочий.

Передний ударил кулаком по шершавой глухой стене, и на бетоне появились четкие линии прямоугольника, обрисовавшие контур потайной двери. Она отъехала в сторону, офицер вытащил из кармана черную тряпку и сказал:

- Извините, но мы должны завязать вам глаза.

Н. не стал протестовать; если таковы правила перехода из этого мира в какой-то другой - какой, он не в силах был себе представить, а может быть, подсознательно боялся представлять - так что ж.

После того, как ему завязали глаза, один из провожатых взял его за руку и провел сначала метров десять вперед, а затем ещё столько же вбок.

- Тут лестница, - сказал он. - Осторожнее.

Н. стал подниматься, нащупывая руками и ногами железные ступени. Наверху ему снова подали руку, помогли взобраться, и Н. ощутил кожей лица сухой и пыльный воздух летнего города. Не успел он опомниться от неожиданного сюрприза, как его снова схватили за руку и повели дальше. За спиной он услышал железный лязг. Ноги ступали не по грубому бетону туннеля, а по ровному асфальту. Затем его усадили в автомобиль. Щелкнула, захлопнувшись, дверца, зафырчал мотор, и машина покатилась.

- Можешь снимать, - раздался чей-то удивительно знакомый голос.

Н. сорвал с головы повязку, заморгал, огляделся и сразу же увидел, что они катят по проспекту Героев, проходящему по правобережной стороне города. Но водитель... не узнать это простоватое лицо с добродушной улыбочкой, эти не поддающиеся никакой расческе волосы было невозможно.

- Здорово! - хмыкнул Свен, оборачиваясь к остолбеневшему Н. Звук его голоса убедил Н., что перед ним не мираж, но разинутый от удивления рот никак не желал захлопываться. Он сомнамбулически пожал протянутую ему руку приятеля и ошеломленно пробормотал:

- Что все это значит?

- Это значит то, мой милый, что с возвращением тебя из Столицы!

- Но я дотуда так и не дое... - произнес было Н., но даже не закончил фразу, настолько внезапно его захватила необходимость узнать ответ на более важный вопрос. - Что с Алиной? - поспешно выпалил он, как будто бросаясь в ледяную воду. Он безумно боялся ответа, который мог дать ему Свен, но неизвестность была ещё мучительнее.

- В порядке, - поспешно ответил Свен. - Жива-здорова. Ждет тебя.

Облегчение было таким огромным, что Н. ощутил полный упадок сил. Мир, казавшийся плоским и черно-белым, начал обретать материальность.

- Где она? - продолжил Н. расспросы.

- Мы к ней едем, - Свен похлопал его по плечу и ухмыльнулся. - Черт, везет же некоторым. По мне бы кто так сохнул!

- Нам далеко?

- Не очень. На дачу к товарищу Одворилу.

- Кому-у?!

- А ты, что, знаешь его? - в свою очередь, удивился Свен.

- Как же, наслышан! - язвительно процедил Н. - Если вы меня ради него из этого изолятора, или как там его, вытащили, то могли бы не стараться.

- Ну не знаю, чем он тебе не угодил. Очень симпатичный мужик, среди Любимых Руководителей ты второго такого не встретишь. И в тебе принимает участие. А раз он приложил такие старания, чтобы освободить тебя - между прочим, первый случай на моей памяти - то надо нанести ему хотя бы визит вежливости, тебе не кажется?

- Так это были его люди?

- Что значит его люди? Обыкновенные служащие, выполняющие задание начальства.

- А ты тут с какого бока примазался?

- Помнится, я обещал тебе, что постараюсь помочь. Вот и помогаю... в меру своих сил. И за Алину тебе Одворила надо поблагодарить - он ей приют дал, что, между прочим, противозаконно.

"В конце концов, Филипп мог врать", - успокаивал себя Н. Теперь его грызло нетерпение; он был готов молотить кулаками по приборной доске, чтобы машина ехала быстрее, а легким не хватало внезапно ставшего душным и горячим воздуха. Н. казалось, что на всех светофорах при их приближении будто нарочно зажигается красный свет и никак не желает сменяться зеленым. Он скрежетал зубами и стискивал ладони, переплетая пальцы и едва не ломая их.

Свен, заметив его состояние, усмехнулся:

- Потерпи чуть-чуть. Два месяца ждал, а сейчас всего-то полчаса осталось!

- Два месяца? А сейчас какой у нас месяц?

- Начало августа.

- И год тот же самый?

- Разумеется.

- Я представления не имел, сколько времени прошло. Мне казалось, я там вечность просидел. А оказывается, всего пару месяцев... Так что случилось с Алиной? - продолжил он расспросы. - Кто были те люди в джипе?

- Она была ранена в бедро, и вдобавок при падении сломала руку, но сейчас уже поправилась. А те люди... Думаю, ты как-нибудь с ними встретишься. Видишь ли, твоя личность многих интересует. Впрочем, все равно ты сейчас ни черта не соображаешь, верно? Так что не забивай голову вопросами. Отдохнешь, и тогда у нас будет серьезный разговор.

Н. крутил головой, пытаясь заметить какие-нибудь перемены в городском пейзаже. Но нет, все было по-прежнему - серые от пыли тополя, неуклюжие вывески, выбоины на мостовой, жестяные коробки троллейбусов. На окраине города Свен повернул на дорогу, идущую по долине реки Барахты. Н. никогда по ней не ездил и полагал, что дорога ведет в какой-нибудь санаторий или воинскую часть. Шлагбаум, загораживавший въезд на дорогу, блестел свежей краской. Из будки вышел часовой с автоматом. Свен перекинулся с ним парой фраз, часовой кивнул и поднял шлагбаум.

Лента шоссе, идущая по горной долине, постепенно забиралась все выше. Листва на растущих вдоль дороги березах уже пожелтела. Кое-где на склонах виднелись причудливые скалы, в которых фантазия могла увидеть скульптурные изображения людей и животных. Наконец, дорога повернула ещё раз и по распадку вывела к большому дому, стоявшему в центре широкой безлесной котловины. Н., вспоминая услышанные в тюрьме рассказы об Одвориле и его гареме, был сильно разочарован - хотя здание имело внушительные размеры, на дворец оно не тянуло. Машина миновала ворота с двумя часовыми и подкатила к дому.

Какой-то высокий худой человек сбежал с крыльца и открыл дверцу машины. Н. вышел, настороженно озираясь. К дому вела огибавшая неработающий фонтан дорожка, аккуратно выложенная каменными плитами, с газонами по обеим сторонам. Разительный контраст с цветниками составлял высоченный глухой забор, как будто отрезавший дом от внешнего мира.

Навстречу гостям с крыльца спускался хозяин дома, сам товарищ Одворил - низенький пухленький человечек с румяными щеками, подвижный, как капля ртути.

- А-а, вот и вы! - обрадованно воскликнул он, потирая руки. Он весь так и излучал из себя радушие. - Давно мечтал с вами познакомиться!

- Вы очень вовремя! - заявил Одворил, пожимая им со Свеном руки. Сейчас подадут обед. Впрочем, - подмигнул он, - уверен, что вам не терпится встретиться ещё кое с кем... Вас ждут. Только не задерживайтесь, проходите в столовую.

Н. осознал, что Свен тащит его куда-то вглубь дома. Он краем глаза замечал высокие потолки, отполированный до блеска паркет, охотничьи трофеи на стенах. Затем распахнулась ещё одна дверь - и перед Н. предстала Алина.

Мгновение они остолбенело глядели друг на друга, затем Алина сорвалась с места, подбежала к нему, повисла у него на шее и начала целовать его с энергией, совершенно ошарашившей Н. Он сделал слабую попытку обнять её в ответ и тоже поцеловал - робко и недоверчиво.

- Ну, здравствуй, - вымолвил он, наконец, чуть отстраняясь от Алины, чтобы остаться в её объятиях, но иметь возможность рассмотреть её получше. - Давно не виделись, однако.

- На кого ты похож, Н.! - воскликнула Алина. - Что они с тобой сделали!

- Ничего особенного, - ответил Н. - С другими обходились гораздо хуже.

Алина тоже выглядела неважно - сильно похудела, под глазами чернели мешки, отощавшие руки были бледными до синевы. Но все равно она была такой красивой, что сердце Н. на каждом ударе проваливалось в какую-то дыру.

- Зачем такой похоронный тон? - побранил приятеля Свен. - Ну ладно, что тут встали? Проходите.

- Идем, - сказала Алина, взяв Н. за руку. - Формально я до сих пор на постельном режиме, - она кивнула в сторону незастеленной кровати.

- Это из-за того? - спросил Н. - Бедная... - и он снова прикоснулся губами к впалой щеке подруги.

- Ой, оставь, - отмахнулась Алина. - Все это давно прошло и зажило. Вот ты только зачем под пули лез?

- Под какие пули? - удивился было Н., но сообразив, о чем речь, прибавил, - а что же мне ещё оставалось делать?

- Ну ничего себе! А если бы ты погиб, как бы я тогда - об этом ты подумал?

- Тогда мне надо было думать только об одном - как бы тебе не попасть в лапы к этому негодяю, - устало произнес Н. Он был настолько измотан, что ему не хватало сил на возмущение злодеяниями Акрора и его подручных.

- Ну ладно, не сердись, - улыбнулась Алина. - Садись, и дай я на тебя погляжу хорошенько.

- Наглядитесь еще, - оборвал их словоизлияния Свен. - Хозяин ждет. А я, между прочим, целые сутки не ел.

12.

В столовой Н. озирался в поисках следов того гарема, о котором толковал Филипп, но видел только двух прислуживавших им длинноногих девиц, одетых весьма легкомысленно - в чрезвычайно коротенькие юбочки и прозрачные блузки - но все-таки одетых. Когда с обильным обедом, тяжелым комом улегшимся в желудке у Н. - он отвык от подобных трапез, а если точнее, то не помнил, чтобы когда-нибудь наедался до отвала - было покончено, хозяин спросил у гостей:

- Ну, а теперь что вы скажете насчет сауны?

- Чего? - переспросил Н.

- Сауны. Никогда не слышали? Это баня такая.

- Ну, я - всегда за, - заявил Свен.

Н. вопросительно взглянул на Алину; он полагал, что она откажется, а покидать её у него не было никакого желания. Но к его удивлению, она согласилась, как будто ходить в баню с мужчинами было для неё самым обычным делом.

Уже через минуту они оказались в помещении со стенами из золотистых досок, где у Н. сразу же перехватило дыхание - такой нестерпимый стоял здесь жар, от которого кожа мгновенно покрывалась потом. Услужливые девицы принесли водку и пиво. Они совсем разделись, но Н. тщетно пытался найти на их телах пресловутые клейма.

Заметив, как его голова неотрывно поворачивается вслед за длинноногими красотками, Алина шутливо дернула его за ухо:

- Ты куда смотришь? Здесь, что ли, ничего интересного не находишь?

Н. до сих пор с трудом осмеливался поднять на неё глаза и поспешно отводил взгляд всякий раз, как тот падал на нагое тело подруги, будто ослепленный нестерпимым сиянием. Он чувствовал себя страшно неуютно, опасаясь, что природа возьмет верх, и все его тайные побуждения будут слишком явно выпирать вперед, не прикрытые никакой одеждой.

- Пейте пиво, - угощал его хозяин. - Ручаюсь, что такого пива вы никогда не пробовали.

- После водки? Хм... - сомневался Н. Одной-единственной рюмки за обедом после долгого воздержания оказалось достаточно, чтобы сейчас ходить, держась за стенку. А тут ещё такая жара... - Мои возможности не безграничны.

- Сейчас я вам покажу, как это делается, - сказал Одворил. Взяв пивную кружку и отхлебнув из неё половину, он щедрой рукой плеснул туда водки, затем крепко прикрыл кружку ладонью и стукнул её донышком о колено. Адская смесь в кружке моментально взбилась, превратившись в воздушную пену. Одворил протянул кружку Н. со словами: - Пейте скорее, пока не осело.

Повинуясь его повелительному тону, Н. выхлебал странный коктейль, к своему удивлению, не почувствовав тошнотворного вкуса "ерша". Через минуту ему показалось, что он воспарил и сидит на облаке. Стены вокруг раздвинулись, все звуки стали далекими и неотчетливыми. Одворил что-то бубнил, наклонясь к его уху, но Н. воспринимал только бессмысленные обрывки фраз, которые тут же мгновенно забывал, и поэтому был не в состоянии связать с ними последующие предложения.

- ...Да и есть ли он вообще?.. Прогрессивный строй... Не думайте, что я в нем сомневаюсь, что вы, никогда в мыслях... Наоборот, хотелось бы наметить яснее цели... перспективу, так сказать, обозначить. ...Первым секретарем... А на его место никого не назначают... Или же над ним больше нет никакого начальства? Так ведь никак не узнаешь. А если есть, то как он относится к нашему шебуршению? Нарочно устроил провокацию? ... Каждый должен знать свое место. А где оно, это место? Можно мне строить бассейн, или я ещё не дорос по чину? Кто знает, что Комиссии понравится, а что нет? Какой шаг законен, какой - нет? Ведь законы никакие не писаны. И получается игра, правила которой неизвестны и меняются вдобавок в процессе игры. А за неверный ход Комиссия... Может быть, приказы эти сами собой где-то в аппарате зарождаются... Это как Зверюшки: приходишь утром, а на столе лежит томик с красной обложкой - "Основные направления развития". Так и со Зверюшками - делает их кто-то из своих же, знать бы только, кто... Нет, ну что вы, - обращался он уже к Свену, отвечая на какой-то его вопрос, который Н. не расслышал в обволакивающем его пьяном тумане. - С Киром Суиром даже вам не в силах установить связь. Вы видите - я знаю о нем больше, чем вы, при всей вашей феноменальной способности добывать информацию. Он просто-напросто скромный пенсионер, живущий за Облачной горой. Говорят, ему подчиняются все. Он держит все нити управления Краем в своих руках, распоряжается жизнями по своему усмотрению и забавляется, наблюдая, как мы движемся, приводимые в движение его ниточками. И может быть, мы сейчас сидим тут только потому, что ему так захотелось. А может, и над ним кто-то стоит...

- Ну, это вы загнули, - громко заявил Свен, подливая водки в пивную кружку. - Например, я совсем не был уверен, что наша очаровательная спутница, - он поднял глаза на Алину, сидевшую напротив него, - согласится составить нам компанию. А если бы она отказалась, то и Н. бы не стал её покидать, а тогда и разговора бы никакого не состоялось.

- Это доказывает только то, - возразил Одворил, - что товарищ Кир Суир - лучший психолог, чем вы, Свен, как бы сильно я вас ни уважал.

- Ну хорошо, а зачем ему нужно, чтобы мы здесь встретились и заговорили? Он не может управлять каждым шагом каждого жителя Края. Вот, например, я и сам не знаю, что мне сейчас делать: то ли ещё пива выпить, то ли сходить под душ.

- Это несущественные мелочи, поскольку они никак не могут повлиять на наш разговор. А зачем Киру Суиру понадобилось его устраивать - ну, например, дать вам знать о его существовании. Посудите сами: кому же ещё управлять народом, как не тому, кто разбирается в мыслях и побуждениях других людей лучше, чем они сами, а следовательно, лучше их знает, что им пойдет на пользу, что - во вред? Кир Суир знает меня, знает мою слабость к бане и спиртным напиткам, знает, что у меня под их воздействием развязывается язык, и умело пользуется этой чертой моей личности.

Неожиданно Н. испугался, что сейчас он снова проснется в кабинете у Акрора. Он помотал головой, чтобы избавиться от наваждения и удостовериться, что бодрствует - слишком нереальной казалась картина перед его глазами. Толстопузый Одворил разглагольствуя, держит в одной руке пивную кружку, а другой без особого азарта, скорее, по привычке или по обязанности, гладит по попке оказавшуюся рядом девушку-прислугу, и его детородный орган, похожий на хозяина - такой же коротенький и толстенький живет своей собственной жизнью, а напротив, ничуть не смущаясь, сидит Алина, как всегда гордая и неприступная, набросив ради стыдливости полотенце на бедра, глянцевая от растекающегося по её телу пота, и её острые сосочки мелко подрагивают, когда она шевелится.

- Так может, и нет никакого начальства? - высказывала она самые еретические мысли, совершенно потеряв стыд. - Кто его когда видел? Кто с ним встречался? И в Благодетеля Нации в вашего я не верю.

Одворил погрозил ей пальцем:

- За такие вопросы, дорогая, вас бы следовало... Вот послушайте. Мой отец был писателем. Он писал книгу про великих людей нашего Края. Благодетель Нации об этом услышал и заинтересовался. Захотел поговорить с автором. Позвонил в секретариат союза и оставил номер телефона, по которому тот должен позвонить. Дома у отца телефона не было, он пошел звонить из автомата. Набирает номер - а ему: "Сейчас с вами будет говорит Благодетель Нации". Папаша мой был мужик крепкий, от разрыва сердца не умер. Ждет, когда Благодетель трубку возьмет. А к автомату уже очередь скопилась, дверь дергают. Он наружу - "Не мешайте! Я с Благодетелем Нации разговариваю!" Наконец, в трубке - голос Благодетеля. Ну, разговора у них не получилось, отец нервничал очень. Он сказал: "Извините, я долго не могу говорить, звоню из автомата, у меня дома телефона нет". Повесил трубку - а его уже ждут двое: "Так с кем это вы разговаривали?" Отвезли его куда следует... Он объясняет. Ему не верят, стали проверять. Звонят по тому номеру, по которому он звонил, и вдруг вытягиваются в струнку. Извинились, посадили в машину, повезли домой. Он к дому подъезжает - а в его квартиру уже телефонный кабель тянут. И вот он полгода сидел, не отходя от телефона, ждал звонка.

- Дождался? - спросил Свен.

- Не знаю... Нет, кажется, Благодетель потерял к нему интерес. А телефон, между прочим, до сих пор стоит. Один на весь дом. Хотите съездим, покажу, если не верите.

Они со Свеном, подбадривая себя "чпоком", пустились в занудный спор можно ли считать это доказательством и что будет, если снова позвонить по тому телефону. Тогда Н., надеясь протрезветь, поднялся на ноги и заковылял в душевую. Потом одна из длинноногих девиц терла ему мочалкой спину и ненавязчиво предлагала другие услуги. Судя по звукам, доносившимся из соседней кабинки, Свен оказался не столь щепетилен и воспользовался аналогичным предложением. Когда Н. вернулся в сауну, Одворила уже не было. Алина объяснила, что он пожелал всем спокойной ночи и удалился, сославшись на возраст и завтрашний трудовой день.

Они трое вернулись в столовую. Там Свен извлек на свет ярко-красную бутылку. Помахав сосудом в воздухе, он заявил:

- Вот. Теперь надо выпить за твое возвращение по-нормальному, без посторонних. Эту бутылку, - усмехнулся он, - добыть было почти так же трудно, как вытащить тебя из тюрьмы.

Н. взглянул на этикетку: вишневый ликер. Такой напиток он пробовал только один раз, на каком-то дне рождения в общежитии, и с тех пор мечтал о том, чтобы отведать его снова.

Свен разлил ликер по трем рюмкам. Н. удивился: насколько он знал, Алина не употребляла никаких спиртных напитков. Но сейчас она, не ломаясь, взяла рюмку, поднесенную ей Свеном, чокнулась с обоими молодыми людьми, и с явным удовольствием выпила.

- Чтобы не было Зверюшек! - провозгласил Свен.

- Тебя что, споили в мое отсутствие? - спросил Н. у Алины. - Ты же раньше не пила!

- От такого угощения грех отказаться, - засмеялась Алина и неожиданно опустила голову ему на грудь. Судя по тому, как заблестели её глаза, она сразу же опьянела. Н., удерживая её в своих объятиях, прикоснулся губами к её губам. Алина подалась ему навстречу, и он обнаружил у себя во рту её язык, теплый и сладкий. Все поплыло у него перед глазами, как будто он только что слез с карусели. Но состояние полуобморочного блаженства неожиданно было нарушено развязным от смущения голосом Свена:

- Ладно, ребята, давайте ещё по одной, и я последую примеру товарища Одворила. Три часа ночи уже, дрыхнуть пора.

Н. с сожалением оторвался от губ Алины. Она, словно проснувшись, открыла глаза и, улыбаясь, посмотрела на него снизу вверх, затем сделала попытку подняться.

- Лежи, - не пустил её Н. - Сейчас я тебе подам рюмку.

Взяв налитую рюмку, он поднес её к раскрытым губам Алины, и медленно наклонив рюмку, влил ликер ей в рот, будто поил больную с ложечки. Но как аккуратно он ни проделывал эту операцию, немного ликера все же пролилось на руку и подбородок Алины. Тогда, наклонившись, он стал слизывать языком капли густой приторной жидкости с её кожи, ещё сильнее пьянея и с радостным удивлением осознав, что какую бы глупость ни сотворил, Алина будет только ещё блаженнее улыбаться. Наконец, его язык, усердно облизывающий подбородок девушки, проник ей в рот, и их губы снова слились в головокружительном поцелуе. Они были настолько поглощены друг другом, что не заметили, как Свен тихонько удалился, оставив их вдвоем.

13.

Он лежал, уткнув подбородок в подушку, и в полусне по внутренней поверхности его закрытых век проплывали странные видения. Вероятно, они зарождались по непонятным законам в каких-то отдаленных уголках его мозга, но ему казалось, что они возникают сами собой и живут своей, никак не связанной с ним, жизнью. Он видел уродливую рожу, принадлежавшую даже не человеку, а какому-то до невозможности отвратительному и мерзкому существу, и эта рожа непрерывно меняла свой облик. Тонкая кожа, покрывавшая её, лопалась, обнажая череп, разрывы расширялись, потом зарастали и снова возникали, но уже в других местах - но помимо этого, изменялись и очертания самой головы, как будто она была сделана из глины, поддающейся прикосновениям невидимых пальцев. Он ещё не спал, хотя все сильнее погружался в дремотное оцепенение, но у него оставались силы, чтобы пошевелиться, открыть глаза и прервать цепь отвратительных видений. Он уже совсем собрался это сделать, когда видения стали невыносимо назойливыми, но внезапно темп превращений резко ускорился, картинки стали сменять друг друга с головокружительной скоростью, и ему показалось, что он падает во внезапно разверзшийся под ногами колодец. И на дне этого колодца его ожидало последнее видение.

Он увидел голову какого-то чудовища, покрытую зеленой чешуей. Не было никаких сомнений, что перед ним действительно чудовище, хотя в поле зрения попадала только верхняя часть головы с двумя большими красными глазами, источавшими свирепую ярость и желание пожрать все, что окажется на пути монстра. Зрелище, в отличие от предыдущих видений, было настолько ярким и отчетливым, как будто он действительно оказался в одном мире с этим чудовищем, прямо перед его носом.

Ярость, которой светились глаза зеленой твари, опаляла, хлестала бичом. Она ударила его и швырнула вверх по колодцу, обратно в родной мир. Только это и спасло его. Что, если бы он задержался там на долю секунды раньше, и дверь между двумя мирами захлопнулась бы за его спиной?

Открыв глаза, он обнаружил, что у него колотится сердце, руки дрожат, и на лбу выступил едкий болезненный пот. Он перевернулся на спину и схватился за руку спящей Алины, как за перила на краю пропасти.

Алина спала чутко. Она мгновенно проснулась и повернула к нему голову.

- Что случилось?

- Ничего... - ответил он, боясь закрыть глаза, чтобы снова не провалиться в колодец, на дне которого ждало чудовище. Но затем он понял, что ему слишком страшно, и, прижавшись лбом к её щеке, пробормотал, знаешь, я сейчас попал в другой мир и едва не остался там.

Он напряженно ждал, как Алина отреагирует на его сумасшедшие слова. Но она только провела ладонью по его голове и сказала:

- Не бойся. Спи.

Через минуту, ещё помня о чудовище, но уже зная, что колодец закрылся и больше ему ничего не угрожает, Н. сомкнул глаза. Уже когда он засыпал, ему в голову пришла новая мысль: если он проник в тот мир, то ведь и чудовище может найти дорогу сюда!

Они уже неделю жили у Одворила. Хозяин, вечно занятый делами, не докучал им своим обществом, они почти всегда завтракали и обедали без него. Как-то Одворил снова попытался затащить гостей в сауну, но Н. решительно отказался. Слишком свежими были ещё воспоминания о "чпоке" - так, кажется, называлась убийственная смесь, которой его потчевали - и о кошмарных последствиях его употребления. Коктейль Одворила, затаившись на ночь где-то в организме, на утро снова с нарастающей быстротой проникал в кровь, окончательно вымывая из памяти подробности происходившего накануне разговора. Н. помнил только, что речь шла о вещах, меняющих все представления о жизни в Крае - о вещах, о которых они не должны были, просто не могли говорить... Но он как будто смотрел сквозь матовое стекло, видел за ним движение, но не мог разобрать детали.

Свен тоже где-то пропадал. Н. не без удивления обнаружил в предоставленной им комнате проигрыватель Свена и его пластинки, в том числе и ту, со странной музыкой и странными надписями, и время от времени слушал её, вызывая недовольство Алины, которая не понимала, как можно получать удовольствие от этого бессмысленного шума и грохота. Уступая её желаниям, он снимал иглу с пластинки, но через полчаса заводил её снова - в металлических аккордах гитар и паровозном ритме ударных скрывалась какая-то притягательная сила.

Когда пластинка ему надоедала, он принимался читать книгу со странным названием "Теория поля", которую тоже нашел здесь. Это действительно оказалась физика. Н. с трудом продирался через безумные нагромождения тензорной алгебры, понимая ход рассуждений с пятое на десятое, но последний раздел книги его чрезвычайно заинтересовал. Из него следовало, что мир, который Н. раньше считал прямолинейным, аккуратно разграфленным прямоугольной сеткой координат, на самом деле искривлен, и хотя безграничен, но вовсе не бесконечен; вполне может быть, что он сворачивается на себя, и двигаясь все время в одном и том же направлении, можно, преодолев миллионы и миллиарды световых лет, вернуться в ту точку, из которой вышел.

Эта идея настолько захватила Н., что он попытался растолковать её Алине, используя доступные аналогии, но та оставалась глуха к абстрактным математическим выкладкам, хотя и проучилась не один год в техническом вузе.

Долго поспать ему не удалось. Кто-то дотронулся до его плеча, и он, дернувшись, сел в постели и увидел склонившийся над ним, едва выступая из темноты, женский силуэт.

- Тсс! - прошептала женщина, и Н. узнал в ней Грету, одну из девушек Одворила. - Пожалуйста, одевайтесь и следуйте за мной. Я передаю приказание Свена.

- Что он ещё придумал? - пробурчал Н., разыскивая в темноте одежду. Алина тоже завозилась.

- В отношении вас у меня нет никаких указаний, - сказала Грета.

- Тем не менее я тоже пойду, - заявила Алина.

Грета пожала плечами, видимо, не желая затевать спор. Они бесшумно вышли из комнаты и прошли по коридору к задней двери, выводящей на двор, к хозяйственным постройкам. Там к ним молча присоединился садовник. Он провел их в сарай и, разбросав наваленный в углу хлам, снял несколько досок. Через образовавшуюся дыру они выбрались за пределы усадьбы. Грета повела их в ночной лес, уверенно находя почти незаметные тропинки. Света не зажигали, но шли не таясь - сильный ветер ревел в кронах деревьев, заглушая шаги. Между тянущимися к точке зенита колоннами сосен, в лохматых просветах мчавшихся с севера туч перемигивались звезды. Процессия поднималась по крутому склону, то и дело спотыкаясь о корни и выступающие из земли камни. Н. сообразил, что они взбираются на резко вклинивающийся в долину неподалеку от дачи бугор, который огибала дорога. Они некоторое время двигались по кряжу, затем вышли на относительно ровную поляну, посреди которой торчал сферический бетонный капонир. Н. знал, что эти купола должны служить бомбоубежищами для населения на случай войны со врагами; они были понастроены по всему краю и стали такой обыденной деталью пейзажа, что глаз переставал их замечать. Садовник ухватился за ручку массивной железной двери - та отворилась со страшным скрежетом, который посреди ночного леса можно было принять за рев какого-то чудовища. Только после этого Грета зажгла фонарик, осветив верхние ступени уходящей во тьму лестницы, и начала спускаться первой. Садовник, замыкавший шествие, захлопнул дверь и задвинул засов, и лесная свежесть сразу сменилась промозглой сыростью.

Спуск, как показалось Н., продолжался непомерно долго. Ему приходилось бывать в таких капонирах, и насколько он помнил, они не были такими глубокими. Внизу оказался горизонтальный туннель, состоявший из анфилады очень низких сводов, сменявшихся небольшими прямоугольными расширениями. Пройдя по туннелю, они вошли в обширное помещение с потолком, терявшимся на высоте. Здесь было довольно сухо, но очень зябко, и Н. с Алиной, полуодетые, так как они торопились и не подозревали, что им придется совершить такую долгую экскурсию, начали мерзнуть. По полу было расставлено несколько свечей, и отблески пламени метались по стенам, высвечивая фрагменты покрывавших бетон росписей. Рассматривать их у Н. не было времени, так как навстречу новоприбывшим уже двинулись собравшиеся в помещении люди. Здесь Н. наконец-то увидел Свена. Он подошел к ним самый первый с возгласом "Здорово! Добрался в конце концов!", заметил Алину, слегка поднял брови, однако, улыбнулся ей и сказал:

- А, и ты здесь! Хорошо!

- Ну, и что это значит? - спросил Н., пытаясь в полумраке рассмотреть хозяев этого подземного убежища.

- Ты находишься на собрании тайнопоклонников, - торжественно объявил Свен и обернулся к остальным. - Друзья, представляю вам Н. Ну, Грету и Эди Ракбара ты знаешь, - обратился он к Н. и тут же назвал остальных.

Ракбаром звали садовника - мужчину средних лет с большой черной бородой и круглым лицом; он был одет в пестрый свитер и потертые брюки. Высокого худого человека с оттопыренными ушами и орлиным носом на лице, в котором было что-то волчье, одетого в костюм с галстуком и непрерывно кашлявшего, звали Монсельм Гюги, а державшаяся рядом с ним блондинка с ярко накрашенными губами, огромными черными подглазницами и костлявыми руками была представлена Н. как Люсинда Сарбон. Тридцатилетний красавец с мужественным лицом, носивший кожаную куртку, оказался её братом, Ори Сарбоном.

- Мы в сборе, - заявил Гюги. - Можно начинать.

Обе женщины после небольшой паузы начали раздеваться. Но Ракбар, садовник, замахал руками и поспешно сказал:

- Нет-нет! Учитывая особые обстоятельства... не кажется ли вам, что обычные процедуры... и вообще, ввести в курс дела...

- А я, - в свою очередь сказал Ори Сарбон, - вообще против каких-либо ритуалов, пока среди нас есть непосвященные.

- Ну, Свен - свой человек, - сумрачно улыбнулся Гюги, - ради него мы можем поступиться ограничениями, а на нашего друга Н. они вовсе не должны распространяться. А вот что касается его спутницы, тут надо решить. Встаньте здесь, - приказал он Алине, указывая на центр помещения.

Алина вышла вперед. Н. невольно шагнул вслед за ней. Собравшиеся встали перед ней полукругом.

- Хотите ли вы пройти посвящение в Общество Тайнопоклонников? спросил её Гюги торжественным тоном.

- Для того, чтобы ответить, - сказала Алина, - я должна знать, что это за общество и в чем состоит посвящение.

- Верите ли вы в Зверюшек?

- Чего ж не верить, - пожала плечами Алина. - Видела много раз.

- Верите ли вы, что Зверюшки - справедливая кара человечеству за его преступления?

- Ну... я об этом никогда не думала, но может быть, вы правы.

- Считаете ли вы, что мы должны просить у Зверюшек помощи в борьбе со врагами?

- Что за чушь! - фыркнула Алина. - Как у них можно просить помощи?

Гюги обернулся на товарищей и ответил после небольшой паузы:

- Вы узнаете это, если удостоитесь посвящения в Общество. В чем же состоит посвящение, мы не можем вам сказать. Это - тайна, открытая только для посвященных.

- Если я откажусь?

- Тогда вы не получите права присутствовать на нашем собрании. Вы должны будете либо удалиться, либо позволить нам временно связать вас и закрыть вам глаза и уши.

- Послушайте, - вмешался Н. - Я не понимаю, что происходит. Мы сюда пришли не по своему желанию, нас привели. Почему вы требуете от Алины, чтобы она прошла это ваше посвящение, а от меня - нет? А я ведь тоже впервые на вашем собрании.

В этот момент где-то неподалеку раздался совершенно явственный крик младенца. Все вздрогнули. Грета поспешно бросилась в туннель, по которому сюда привели Н. с Алиной. Через минуту крики затихли. К этому времени глаза Н. привыкли ко здешнему освещению, он довольно ясно различал росписи на стенах, и характер этих росписей не вызвал у него особой симпатии - они изображали большей частью какие-то клыкастые и рогатые морды, вписанные в переплетения кругов и треугольников. Кроме того, по левую руку от него обнаружились огромные деревянные ворота с горизонтальными железными полосами, посередине которых была укреплена металлическая бляха в виде львиной головы. У этих ворот в дальнем углу находилось небольшое каменное возвышение, и на нем лежала какая-то бесформенная кучка, как казалось в отблесках пламени, кровавого цвета.

- Думаю, вы сами прекрасно понимаете, что к чему, - вмешался в разговор Сарбон, - и только прикидываетесь дурачком. Правда ли, что вы никогда не видели Зверюшек?

- Ну да, - кивнул Н.

- Значит, вы каким-то образом вышли с ними на связь! Как вам это удалось?

- Не знаю, о какой связи вы говорите. Это происходит абсолютно без всяких усилий с моей стороны.

- И тем не менее вам что-то открылось. Вас связывают с ними какие-то невидимые нити. Мы долгие годы взываем к ним, но ещё ни разу не получили однозначного ответа. Теперь у нас появился шанс, и вы должны нам помочь.

- Кажется, по логике вещей, из всех жителей Края я как раз менее всего связан со Зверюшками, и вероятно, вам нужно обращаться к тем, кто видит их чаще всех, а не к тем, кто не видит их никогда.

- Понимаете ли вы, что обыденная логика здесь не применима? - спросил Гюги.

- Тогда какая же? Логика наоборот? Еще раз говорю - я не знаю, чем я могу вам помочь. Предположим, что мои отношения со Зверюшками действительно нельзя назвать ординарными. И что? Как вы хотите их исследовать? Постоянно наблюдать за мной?

- Я не понимаю, - сказала Люсинда, - почему вы не идете нам навстречу. Свен описывал нам вас как человека, прекрасно понимающего преступность нынешнего режима. Его надо уничтожить. Вы не согласны?

- Я согласен, но...

- Никаких отговорок! Вы не представляете себе, сколько крови он пролил. Сейчас все это постарались стереть из памяти, но с чего все началось? Вряд ли вам это известно, так что я расскажу. Вы, конечно, слышали про Благодетеля Нации.

- Кто ж о нем не слышал! - кивнул Н.

- Сам по себе он нам не важен. Но через несколько лет после его смерти нашлись люди, желающие навсегда упрочить созданный им строй. Они захватили власть в Крае, после чего начали расправляться со всеми недовольными. Любой, выражавший малейшее несогласие с их линией, или всего лишь подозреваемый в несогласии, подлежал уничтожению. Расстреливали прямо на улицах. Города были завалены трупами. По мостовым текли реки крови. А затем, когда всякая возможность сопротивления была искоренена, победившие постарались стереть память о своих зверствах и вообще обо всем, что было раньше. Теперь уничтожали уже всех, кто осмеливался заикнуться, что помнит прежние времена - но тайно, в секретных тюрьмах, настолько секретных, что уничтожили не только их строителей, но и всех, кто их уничтожал. Была создана всемогущая Служба Социальной Безопасности. С ней сотрудничало больше половины населения Края, добровольно или под принуждением, но никто не мог под страхом смертной казни даже заикнуться о существовании такой организации. Были изъяты и уничтожены все книги, в которых рассказывалось не только о прошедшей истории, но и те, из чтения которых можно было сделать вывод, что такая история существовала. Были запрещены все упоминания о внешнем мире - и настолько, что никому в Крае даже не приходит в голову, что существует Внешний Мир. Затем было объявлено, что в Крае создается Прогрессивный Строй, уже давно существующий в Столице. В свое время власти специально распускали слухи о том, что означает "уехать в Столицу", хотя сами же преследовали за их распространение, и в результате в умах людей глубоко укоренился тайный страх перед Столицей, хотя сама эта тема - табу, никому просто не придет в голову говорить о ней.

- Когда же все это происходило?

- На эту тему постоянно ведутся споры, и единого мнения не существует, - объяснила она Н., - но у меня есть веские основания считать, что все это началось двадцать четыре года назад.

- Двадцать четыре! - воскликнул Н. - Подождите! Но в таком случае вы...

- Да, я должна бы помнить прежние времена, но я была совсем маленькой.

- Но пожилые люди! Они-то...

- Нет, - возразил Гюги. - У них в подсознании засела мысль, что даже вспоминать прошлое смертельно опасно. Они сами постарались все забыть. Если они что и помнят, то им кажется, что все это им приснилось.

- А Зверюшки тут при чем?

- Зверюшки - бич, посланный в наказание за эти преступления. Земля настолько пропиталась кровью, что сама начала порождать монстров. Конечно, простые люди от них страдают, но лишь в меру своего потворства режиму. Ответственные Руководители терпят от них куда больше беспокойства. И если в эту стихийную силу вдохнуть человеческий разум, то мы станем обладателями могущественного орудия, которое изменит судьбу страны. А вы уже подчинили Зверюшек своей воле. Поэтому мы считаем вас посвященным. Мы можем показать вам наши методы, но уверен, что вам наши усилия покажутся смехотворными.

- Интересно, Свен, а ты обо всем этом знал? - спросил Н.

- Ну... догадывался, в общих чертах.

- И тем не менее притащил меня в этот сумасшедший дом? Я уже нагляделся подземелий за два месяца. Хватит, пошли отсюда. Я ничем не могу вам помочь.

- А знаете, приятель, - заявил Ори Сарбон, засовывая руки в карманы куртки. - С нами лучше не шутить. Мы умеем добиваться своего. Убивать мы вас не хотим - вы слишком ценны для нас. Но у нас есть кое-какие средства воздействия.

- Да вы что?! - воскликнул Н., - Когда все это кончится?! Зачем я вам всем сдался?! Свен, куда ты меня притащил!

- Да, Ори, вы бы попридержали свои угрозы, - произнес ленивым голосом Свен, выходя на середину. - Грозить-то и мы сумеем.

- Я не шучу, - сказал Ори. - Мы сами помогали вам укрыть Алину от Социальной Безопасности. И мы знаем, что она живет у Одворила абсолютно незаконно. Несложно устроить так, чтобы она оказалась там, где недавно побывал Н.!

Свен встал напротив него.

- Ну знаете ли, это зашло слишком далеко! - громко сказал он. - Я знаю, что вы не брезгуете никакими методами, но чтобы так... Мы не договаривались шантажировать друг друга!

- Неужели вы считаете себя незаменимой фигурой? - осведомился Сарбон.

- А кто обещал познакомить вас с Рупом Вадагой? - отпарировал Свен.

- Обойдемся без него!

- Вижу, что дело зашло слишком далеко, - объявил гробовым голосом Гюги. - И стало ясно, что ритуал сам в состоянии позаботиться о себе. У нас остается только один выход - не выпускать Н. отсюда, а непосвященных использовать как сырье.

- Вам что, младенцев мало?! - вдруг выкрикнула Алина.

- Скорей, скорей, - вдруг заторопил своих товарищей Гюги. - Нас ждет сегодня удача! Три часа наступает! Торопитесь!

Они с Сарбоном бросились на Алину, схватили её за руки и потащили в угол, к окровавленному камню. Обе женщины поспешно сдирали с себя одежду. Садовник наступал на щуплого Свена, прижимая его к стене. Н. бросился вслед за Алиной, но удар кулака Сарбона оглушил его и швырнул на пол.

Свен же проявил неожиданную ловкость и силу для своей щуплой с первого взгляда фигуры. Вывернувшись от Ракбара, он прыгнул и в полуобороте ударил садовника ногой по голове. Ракбар врезался в стену и сполз на пол, зажимая обеими ладонями лицо. Не обращая больше на него внимания, Свен бросился на Сарбона, который вынужден был отпустить Алину, ловко перехватил его занесенную для удара руку и заломил её, выворачивая за спину. Сарбон, скрючившись, шипел от боли и левой рукой пытался достать Свена. Полураздетая Люсинда поспешила на помощь брату, пытаясь набросить на голову Свена блузку. Н. к этому моменту чуть очухался и пытался сообразить, кому из его друзей хуже приходится. Алина дралась с Гюги с яростью дикой кошки, царапая его лицо ногтями, вырывая волосы и при всяком удобном случае стараясь укусить за руку. Тот, похоже, был сам не рад, что с ней связался, и явно перестал контролировать ситуацию. Тогда Н. подбежал к Люсинде, ухватил её за талию и стал оттаскивать прочь от Свена, боровшегося с Сарбоном. Красавцу в кожаной куртке удалось вырвать руку, и они с Свеном, обхватив друг друга, катались по полу. Не отпуская сопротивлявшуюся Люсинду, Н. глазами искал Грету, единственную, кто ещё не принимал участия в схватке. Служанка Одворила оказалась у ворот с львиной мордой; она налегала животом на отогнутый конец огромного засова, который, видимо, намертво приржавел к петлям и не поддавался.

Люсинда, посмотрев туда же, куда и Н., завизжала:

- Грета! Оставь засов! Не открывай ворота!

Ее крики обратили к Грете всеобщее внимание. И Сарбон, вырывавшийся из-под прижимающего его к земле Свена, и Гюги, беспорядочно отражавший удары острых ногтей Алины, почти прекратили сопротивление и хором заорали, приказывая Грете прекратить. Та как будто их не слышала. Она, напрягаясь всем телом, снова и снова толкала засов, и наконец, тот поддался и с громким скрежетом пополз в петлях.

Гюги, совсем забыв про Алину, бросился к Грете, стараясь оторвать её от засова и задвинуть его на место. Тогда Свен отпустил своего противника, вскочил на ноги и закричал:

- Живо! Бежим!

Н. и Алина вслед за ним промчались, нагнувшись, по узкому коридору и поспешили вверх по лестнице. Похоже, никто их не преследовал. Из нижнего помещения доносились крики, топот и тяжелые удары железа по дереву.

- Что там было за воротами? - спросил Н., когда они, задыхаясь, карабкались вверх по крутым ступенькам.

- Откуда я знаю? - ответил Свен. - Я здесь в первый раз. Что бы там ни было, оно нам помогло, а теперь пора делать ноги.

Когда они выбрались из бункера, ветер швырнул им в лицо струи осеннего ливня. Почва под ногами размокла, превратившись в скользкую грязь. Оступаясь и падая, они скатились с холма, хватаясь за ветви, чтобы притормозить стремительный спуск. Еловая хвоя хлестала их по рукам и лицам, окатывая градом холодных капель. Внизу они наткнулись на машину, скрытую от дороги густым кустарником. Это был джип с брезентовым верхом и надписью "экспедиция". Не дожидаясь приглашения, Н. с Алиной залезли на заднее сиденье, хотя это не спасло их от дождя, заливавшего в открытые оконные проемы. Брезентовый потолок обвис под тяжестью скопившейся воды. Свен попытался завести двигатель, но не добился ничего, кроме хриплого визга стартера. Тогда, издавая самые страшные ругательства, какие Н. только слышал в жизни, он снова вылез под ливень, повозился несколько минут в моторе, с грохотом захлопнул капот и снова сел за руль. На этот раз двигатель завелся. Машина, натужно урча и завывая, вылезла из раскисшей глины, оставляя в ней глубокие колеи, и с третьей попытки, когда Н. уже решил, что придется вылезать и подталкивать, выбралась на невысокую насыпь дороги. Не обращая внимания на то, что единственный дворник, крепившийся к верхней кромке ветрового стекла, не в силах был справиться с заливавшей стекло водой, Свен погнал джип вперед, форсируя мчавшиеся по асфальту бурные потоки. Свет фар вонзался в пелену дождя, своим шумом заглушавшую вой мотора. В будке при выезде с дороги никого не оказалось, и Свену снова пришлось вылезать, чтобы открыть шлагбаум.

- Зачем ты впутал сюда Алину? - сердито спросил Н., когда они ехали в городе, по улицам, засыпанным немилосердно оборванными осенней бурей пожелтевшими листьями.

- Кажется, она сама впуталась. А если ты имеешь в виду, откуда они её знают... у меня не было иного выхода. Пришлось обратиться к ним за помощью, когда вас с ней пытались арестовать. Помнишь джип там, у моста? Вот мы на нем сейчас едем. Больше мне в подобных делах не на кого положиться.

- Куда мы едем? Мы что, к Одворилу не вернемся?

- Игра Одворила сыграна, - ответил Свен. - Товарищ Руп Вадага решил, что Одворил слишком высоко метит, и насколько мне известно, утром его дача будет окружена броневиками. Нам от этой заварушки лучше держаться подальше.

Проехав через весь город, они оказались в скоплении старых и неряшливых зданий на северной окраине города. Свен остановил джип у двухэтажного деревянного дома, стоявшего под горкой на берегу пруда. За домом на холм поднимался темный яблоневый сад. Дождь уже не хлестал мокрыми бичами, но отбивал частую и монотонную дробь. Обогнув большую лужу, они зашли в узкую дверь, выходящую на скрипучее крылечко, поднялись по старой расшатанной лестнице на второй этаж и вошли в комнату. Здесь пахло макулатурой, кошками и старыми чердаками.

- Тут свет есть? - спросил Н.

- Лучше не зажигать, - предостерег его Свен.

Комнату пришлось рассматривать при свете молний, с трудом проникающем через два невероятно пыльных и грязных окна с целыми, как ни странно, стеклами. Из-под полуоторванных обоев виднелись голые доски. Всю мебель в комнате составляли придвинутая к стене под одним из окон ржавая пружинная кровать, покрытая запсивевшим матрасом, и облезлый стол, фанера на котором отстала и покоробилась.

Алина, не стесняясь мужчин, стянула прилипшее к телу мокрое летнее платье - одежду совсем не по погоде - и выжала его тут же на пол. От холода руки у неё едва шевелились, а зубы отчаянно щелкали. Она подошла к кровати, брезгливо ухватилась кончиками пальцев за угол матраса, из дыр в котором лезла гнилая вата, стащила его на пол и уселась на голое железо, обхватив себя руками.

- Спасибо! - усмехнулся Свен, оттащил матрас в угол, повалился на него, подложив руки под голову, и через минуту уже храпел. Н. тоже стянул с себя мокрую одежду и сел рядом с Алиной. Они крепко обхватили друг друга руками и прижались к стене, слушая непрестанный грохот дождя по железной крыше. Так в обнимку они и уснули.

14.

Свен ушел на рассвете, перед этим растолкав Н. и приказав им из дома не выходить - сам же обещал вернуться вечером. Лето за одну ночь сменилось осенью. В щелях плохо законопаченных окон свистел ветер, и Н. с Алиной провели весь день голодные и озябшие, кутаясь в непросохшую одежду.

- Ты пожрать принес что-нибудь? - первым делом спросил Н. у Свена, когда тот, выполняя свое обещание, вернулся в сумерках.

- Нет, зато я придумал кое-что получше. Я отвезу вас в ресторан, заявил Свен.

- Интересно, кто же нас пустит туда в таком виде?

В ответ Свен величественным жестом указал на огромный тюк, который притащил с собой и свалил в углу.

В тюке оказалась одежда, причем Алина с удивлением обнаружила многие вещи из собственного гардероба, в том числе малиновое осеннее пальто и даже сумочку, в которой нашлась помада и пудреница. Для Н. Свен припас костюм; и Н., не привыкший к подобной роскоши, с подозрением натянул его на себя и позволил Свену завязать на своей шее галстук. Сам Свен оставался в старой, продранной на локтях куртке, которую не удосужился сменить.

- А ты не боишься, что нас узнают и схватят? - спросил Н., когда они на том же самом джипе отправились в путь.

- Никто вас не схватит - кому придет в голову мысль искать вас в ресторане? - невозмутимо ответил Свен и тут же, не переставая рулить, извлек откуда-то два пистолета и передал их на заднее сиденье.

- Умеете обращаться? - спросил он.

- Умею, - ответил Н. оскорбленно, - на военной подготовке изучали.

Алина спокойно засунула свой пистолет в сумочку, как будто это была пудреница.

Они выехали на Проспект Вождя, и скоро Н. увидел знакомое здание института. Алина сказала:

- Свен, ты можешь остановиться на минутку?

- Сентиментальные чувства нахлынули? Ты посмотри на часы - сколько сейчас времени. Да и пропуска у тебя нет.

- Да... Но... - и вдруг она воскликнула: - Глядите! Вон Юлия идет! Свен, остановись!

Свен притормозил около тротуара.

- Видишь ли, - сказал он, обернувшись, - ты можешь ей очень сильно навредить...

Но Алина, не слушая его, уже выскочила из машины, потащив Н. за собой. Свен со скучающим видом встал у автомобиля, облокотившись на капот и засунув одну руку в карман.

Алина налетела на подругу, как коршун, и обняла её, прежде чем та поняла, в чем дело. Чуть опомнившись, Юлия завизжала:

- Алина! Ты! Живая! - она с не меньшей энергией расцеловала Алину в обе щеки. - Ты откуда? Где столько времени пропадала? Болела, что ли? Похудела-то как! Но... - вдруг замямлила она. - Как же... Ведь говорили... - затем она заметила Н. и произнесла ещё более ошарашенно. - И ты здесь! Нет, объясните мне все, а то я ничего не понимаю.

- И не поймешь, - сказала Алина. - Мы уезжали в Столицу, но не доехали до нее. Я пока не могу с вами встречаться, но может быть, когда-нибудь потом... А сейчас счастливо. Нам пора. И передай привет девчонкам.

Она ещё раз поцеловала подругу, часто-часто замигала глазами и стиснула руку Н. Садясь в машину, она ещё раз обернулась и улыбнулась совершенно ошарашенной Юлии. На мгновение её лицо исказилось, уголок рта поехал вниз, глаза покраснели, но она тут же справилась с собой.

Миновав несколько перекрестков, Свен остановил машину у ресторана "Золотой олень", считавшегося самым фешенебельным в городе. Н. никогда даже не приходило в голову туда зайти, но Свен довольно долго подрабатывал здесь гитаристом.

- Деньги у тебя есть? - поинтересовался Н.

- Есть.

Они очень благопристойно вошли в ресторан. Метрдотель проводил их до свободного столика. Алина, похоже, чувствовала себя как рыба в воде. Она принялась внимательно изучать меню. Н. зевал, пытаясь скрыть нервозность. Ему казалось, что сейчас в них опознают людей, забравшихся не на свое место, и с позором выгонят. Свен чувствовал себя как рыба в воде: он пожал руку официанту, обменялся с ним несколькими отрывочными фразами и принялся оглядывать зал в поисках знакомых.

- Ага, а вон и Дирк Льюги, - он показал на молодого человека с черными усиками, сидевшего в окружении троих ярко накрашенных девиц в блестящих платьях с огромными декольте, а также двух ребят с крепкими бицепсами, одетых в строгие костюмы с белыми рубашками, галстуками-бабочками и с гвоздиками в петлицах.

- Кто такой? - спросил Н.

- Собирает дань с подпольных промышленников, - и прежде чем Н. начал приставать к нему с расспросами, добавил, - Дай сюда меню, все равно ты в этом ничего не понимаешь.

Действительно, Н. не имел ни малейшего понятия, какие блюда скрываются под таинственными названиями "эскалоп", "ромштекс", или вызывающий в памяти образ химической лаборатории "карбонад". В ещё больший ужас его приводили выставленные в меню цены. Однако Свена, похоже, они совершенно не волновали. Руководствуясь собственным вкусом, он сделал заказ. Н. получил большую вазу с креветками - также неизвестным доселе лакомством - и почти тут же перепачкал все руки едким соленым соком. Алина сосредоточенно выковыривала из салата оливки и одну за другой отправляла в рот. Н. утащил одну оливку попробовать, решив, что это что-то вроде слив, и с трудом сдержался, чтобы сразу же её не выплюнуть. Они со Свеном пили коньяк, для Алины взяли красное вино.

После двух-трех рюмок и Н., и Алина заметно повеселели. Рассказывали друг другу веселые истории, с интересом дегустировали блюда, которых никогда в жизни не пробовали. Свен послал бутылку вина на стол Дирка Льюги, и тот в ответ пригласил их составить ему компанию. Они приняли приглашение и перебрались за его столик. Алина, совсем захмелев, очередной бокал вылила себе на платье, но только беспечно махнула рукой, заявив, что это пустяки, и потащила Н. танцевать, хотя едва держалась на ногах, и ему, тоже не слишком хорошо соображавшему, что происходит вокруг, приходилось все время поддерживать партнершу, чтобы она не упала, и тогда Алина начинала говорить, как она его любит, и целовать его, перемазав ему все лицо губной помадой. Потом ей принесли мороженое, сервированное в огромной скорлупе плода, который можно было бы принять за шишку, если бы не торчащий с конца пучок листьев. Алина с любопытством ковыряла ложкой в стенке скорлупы, пытаясь отщипнуть хоть немного недовыскобленной мякоти. Дирк Льюги, заметив её усилия, немедленно заказал такой же фрукт, но целый, заявив, что лучшей закуски к коньяку не существует. К этому времени пили они уже не стопками, а фужерами.

Свен, то ли действительно надравшись, то ли делая вид, заявил, что эти ребята на эстраде совершенно не умеют играть, полез к ним и по старой дружбе отобрал у одного из них гитару. Сначала он сыграл пару обычных танцевальных мелодий, но вторая как-то незаметно перешла в тот мотив с древней пластинки. Пока слушатели пытались сообразить, что это за новая музыка и можно ли под неё танцевать, Свен выдал душераздирающий гитарный запил, от которого не только у Н., но и у всех присутствующих заложило уши. Он продолжал издеваться над инструментом, извлекая из него немыслимые звуки, так и сяк вертя гитару в руках, закидывая за спину, поднимая над головой, пока ошарашенная публика не начала приходить в себя и не послышались крики: "Прекратите безобразие!", еле слышные за немыслимым визгом и скрежетом. Тогда Свен швырнул гитару струнами об пол, отчего она взревела, как тигр, которому наступили на хвост, пинком ноги отправил её в зал, подскочил к усилителю и врубил его на полную мощность. Все звуки потонули в диком реве и пронзительном свисте. К эстраде уже пробирались какие-то люди с невыразительными лицами.

Свен спрыгнул с эстрады, попав прямо на чей-то столик, оттуда - к ближайшему из людей в штатском, очень ловко отправил его в нокдаун, и не торопясь направился к выходу, помахав друзьям, чтобы они тоже шевелились. В ресторане творилось нечто невообразимое. Визг женщин и звон бьющейся посуды был громче воя самовозбудившейся аппаратуры. Н. обнаружил, что Алина вытащила из сумочки револьвер и лихорадочно размахивает им. Он вскочил на ноги, опрокинув столик, попытался уговорить подругу убрать оружие, но она не послушалась и нажала на курок. С потолка посыпалась штукатурка и куски лепнины. Растерявшиеся люди в штатском тоже открыли огонь, паля поверх голов. Публика полезла под столы. Н. не стал терять времени, схватил Алину в охапку и повалил на пол. Алина восприняла это весьма однозначно, повисла у него на шее и присосалась губами к его рту, но Н. потащил её к выходу.

Свен поймал официанта и, тыча пистолетом ему в лицо, отчего тот порывался поднять руки, вручил ему три сотенные бумажки - одну за обед, другую на чай и третью в качестве компенсации за беспокойство и побитую посуду - так что тот остался стоять ошарашенный с полуподнятыми руками, в одной из которых машинально зажал деньги. Дирк Льюги целовал Алине руку и говорил, что был ужасно счастлив познакомиться, и Н. уже подумывал, не выпустить ли в него пулю, в результате чего у него в руке тоже оказался пистолет, и спьяну не сообразив, он выстрелил в зеркало, увидев в нем лицо, смутно напоминающее следователя Ирсона. Алина, продолжая сжимать в одной руке пистолет, другой подкрашивала губы, глядя в зеркальце. Гардеробщик при виде оружия проявил рекорд скорости и выдал им одежду, чуть ли не спрашивая номерков. Когда они выбрались на улицу, у ресторана уже тормозили черные легковые машины. Свен быстро запихнул Н. и Алину в джип, развернулся, ударив бампером соседнюю машину, и покатил прочь, набирая скорость.

- Ты нас угробишь, - пробормотал Н., еле ворочая языком. - Ты же пьяный! Аккуратнее!

- Ничего подобного, - возразил Свен. - Ты меня пьяным не видел, - и чуть не врезался в столб, каким-то чудом успев вырулить и разминуться со встречной машиной.

- Неплохой скандальчик получился? - спросил он. - Представляю, какие слухи будут завтра ходить по городу. И самое главное, никому не придет в голову, что компания пьяных раздолбаев, устроивших погром в ресторане отъявленные преступники, которых ждут-не дождутся в Столице.

- Все было замечательно! - возбужденно воскликнула Алина. - Это я понимаю - жизнь! - пистолет все ещё был зажат в её руке.

- Убери пушку, - сказал Н. и отобрал у неё оружие. Тогда она снова принялась его целовать и бормотать что-то невразумительное. Свен сделал крюк по городу и какими-то задворками выбрался на Южное шоссе. Пост на выезде из города проехали в темноте. Свен на полном ходу снес шлагбаум и промчался мимо будки. Н. ожидал стрельбы, погони - но все было тихо. Алина уснула, положив голову ему на плечо, и он боялся пошевелиться, хотя ему было очень неудобно, и рука, обнимавшая девушку, сильно затекла. По сторонам проносились темные горные склоны и мрачная тайга. Шоссе, как всегда, было пустынным.

- Еще сотню километров проедем, - сказал Свен, - и устроимся где-нибудь на ночлег.

Свои планы он, как всегда, не разглашал раньше времени, но Н. сейчас ощущал себя слишком пьяным, чтобы что-то выяснять, решив отложить расспросы на утро.

Уже в полной темноте они съехали на колею, забиравшую куда-то в лес. Неподалеку журчал по камням ручей. Свен разложил в машине сиденья, и они кое-как разместились на них втроем. Алина во время этой операции не проснулась. Она только сонно пробормотала что-то, когда Н. устраивал её на импровизированном ложе и примостился рядом с ней.

15.

Н. проснулся от страшного холода. Морозный воздух беспрепятственно проникал через открытые окна в джип. Приподнявшись на локте, он увидел, что машина стоит на поляне среди берез с порыжелыми листьями, и трава вокруг выбелена инеем. Отчаянно болела голова, но Н. не решился идти к ручью и умываться, и без того не зная, как согреться.

Из-за вершин деревьев выкатилось солнце, и склоны сопок под прозрачным осенним небом сразу вспыхнули, облитые бархатным золотом осенних лиственниц, между которыми выделялись темно-зеленые кроны сосен и черные пирамиды елей. Свен чихнул, зевнул, поежился и сказал:

- Надо развести костер.

Он отправился собирать хворост и вскоре вернулся с целым стволом засохшей елочки. Через минуту посреди поляны трещал огонь. Алина выбралась из машины и уселась на поваленное дерево поближе к костру, как случайная городская гостья среди дикой природы - в красном пальто, почти не закрывавшем колени, и модельных туфлях на обтянутых прозрачными чулками ногах.

- Может быть, ты, наконец, объяснишь нам, куда ты нас везешь? спросил Н., когда тело перестали сотрясать судороги холода.

- В Столицу, - ответил Свен.

- В Столицу?! - воскликнул Н. - Зачем? Освобождать заключенных?

- Каких ещё заключенных? - в свою очередь, удивился Свен.

- Обычных! Которые уран копают! Ты что, не знаешь, что значит "уехать в Столицу"?

- А, это... Нет, я не то имел в виду. Я хотел отправиться в настоящую Столицу.

- Настоящую? А разве она есть?

- Естественно. Где-нибудь должна быть. Где-то за пределами Края.

- Как же мы вырвемся? Все границы Края обнесены тройным рядом колючей проволоки, а через каждые пятьсот метров - посты с пулеметами.

- Кто тебе это сказал? - спросил Свен. - Опять нечто общеизвестное?

- Ну, положим, найдем мы её, - пожал плечами Н. - И что тогда?

- Не знаю. Мне кажется... По крайней мере, от Зверюшек избавимся.

- Каким образом?

- Видишь ли, я все это так понимаю: в нашем Крае весьма последовательно проводили в жизнь проекты создания идеального общественного устройства. Но то, что у людей было в сознании, воплотилось сознательно, а подсознание тоже себя проявило - хотя и нежелательным образом. Вот так Зверюшки и появились.

- Ничего себе идеальное устройство! - отозвался Н. - Это же чудовищно - то, что скрывается под поверхностью. И то, что я увидел.

- Тюрьма-то? Подумай сам: человек - венец природы и так далее. Но внутри-то у него нет почти ничего, кроме мерзких кишок, набитых дерьмом.

- Выбирай выражения, пожалуйста, - поморщилась Алина.

- Ты считаешь, что они правы? - осведомился Н.

- Смотри на вещи шире. У разных людей могут быть разные идеалы.

- Но ведь надо что-то делать, чтобы все изменить!

- Вот я и предлагаю в Столицу уехать.

- А как же остальные?

- Что остальные? - пожал плечами Свен. - Зачем тебе остальные? Они живут той жизнью, которую сами себе сделали и которой хотят жить. Если ты попытаешься изменить их мир, они, скорее всего, приложат все усилия, чтобы помешать тебе.

- Он прав, - неожиданно перебила Свена Алина. - Если мы трое избавимся от Зверюшек, то это будет уже кое-что.

Н. не хотел с ней спорить, но все же сказал:

- Не понял. Я же их все равно не вижу.

- Ветра ты тоже не видишь, - сказал Свен, - а он тебе может ой-ой-ой как мешать. И вообще - если ты их не видишь, это не значит, что их нет. Власти ведут борьбу со Зверюшками? Ведут. Тебя в ходе этой борьбы посадили? Посадили. А ты говоришь, что они тебе не мешают.

- Ну хорошо, а где эта Столица находится? В смысле, как в неё попасть?

Свен отошел от костра, отряхнул перепачканные в золе руки, залез в джип и вернулся со сложенным листом бумаги, который развернул и расстелил на траве.

Это была карта Края - но не такая, какие привык видеть Н., а большая, крупномасштабная и подробная. Того, что лежит за пределами Края, на ней, как и на всех картах, не было показано - сразу за границей начинался ровный серый фон.

- Где находится Столица, здесь не показано, - сказал Свен. - Но по крайней мере ясно, где выбираться из края. Вот, смотрите, - показал он. Мне кажется, переходить границу надо попробовать здесь, в Арсоле. Дорога тут подходит вплотную к горам, и хребет невысокий - можно будет перейти без особых трудностей. К тому же, надеюсь, на юге лето ещё немного продержится. Вот тут, внизу, - он ткнул в юго-восточный угол, - конечно, ещё проще, но насколько мне известно, тамошний Председатель районной Редколлегии уже года два как выставил заслоны и никого к себе из центра не пускает.

- Как это может быть? - удивился Н.

- Очень просто. С ним хотели поступить так же, как вчера - с Одворилом. Только его вовремя предупредили, а броневики у него свои нашлись. Кстати, - усмехнулся он, - если вам интересно: отряд, отправленный арестовать Одворила, не доезжая до его дачи, наткнулся на огромный оползень, перегородивший дорогу. Благодаря этому Одворил успел улизнуть.

- И откуда ты все это узнаешь? - подивился Н.

- Связи, мой милый, связи. Помнишь, о чем Одворил трепался - что они как бы играют в шахматы, видя только кусочек доски? Ведь им положено знать только то, что непосредственно относится к их служебной деятельности, а больше - ни-ни. Значит, самое главное условие для победы - получение возможно большей информации. И уж потом, зная, на какие пружины нажимать, можно объединяться, скидывать тех, кто тебе мешает, и ставить на их место более подходящих людей. И тут человек с таким кругом знакомств, как у меня, оказывается просто незаменим. Вот тебя тоже посадили из-за связей. Ведь Любимым Руководителям Зверюшки досаждают ещё сильнее, чем простым гражданам. И чем больше с ними борются, тем больше их появляется. Тогда наиболее умные из Ответственных Товарищей поняли, что надо выйти на тех людей, которые делают Зверюшек. И они пытаются ухватиться за любые нити, которые могут привести их к цели. Поскольку ты отличаешься, так скажем, необычным отношением к Зверюшкам, они решили, что ты, возможно, связан с этими людьми. Ну, я сумел Одворила убедить, что ты будешь гораздо полезнее ему в доме, чем в тюрьме. Так и удалось тебя вытащить. Но сейчас дела у Одворила плохи, поэтому нам лучше держаться от него подальше. В общем, все сводится к одному - пора убираться из Края.

- Но если нам придется прорываться через границу, то нужно оружие, продолжал сомневаться Н. - Где мы его возьмем? И потом, спальники всякие, рюкзаки, еда. А пропуск у тебя есть? Как мы до Арсола доберемся?

- Неужели я об этом не подумал? - с легким упреком сказал Свен. - За кого ты меня принимаешь?

Он отошел к машине и принялся рыться в грузовом отделении за задним сиденьем, вываливая на землю штормовки, кеды, камуфляжные штаны, фуфайки. Под конец он вытащил два автомата, спрятанные под грудой барахла.

- Вот, переодевайтесь, - сказал он. - Ресторанов на нашем пути больше не предвидится.

16.

На юге, в степной зоне, ещё стояло лето. Пропуска Свен так и не достал, но это его совершенно не беспокоило. Они без всяких помех добрались до поворота на Арсол. Пост на перекрестке был вообще заброшен, в пустой будке выбиты стекла и выломана дверь, полусгнивший шлагбаум валялся на обочине. Затем миновали мелкий городок Купчуг, приютившийся в котловине между серыми сопками и состоявший из старых, покосившихся и вросших в землю деревянных хибарок. Дорога шла по степи, которая чем дальше, тем становилась все более сухой и безжизненной. Среди полей торчали пришедшие сквозь даль тысячелетий древние могильные камни, поставленные неведомыми народами в незапамятные времена. Блеснула вдали зеркальная чаша озера Учур. За поселком Инаш асфальт сменился пыльной гравийкой. Пейзаж тоже стал меняться - степные просторы кончились, дорога проходила у подножья буро-зеленых холмов, покрытых редким лесом. Иногда невдалеке от дороги появлялись какие-то руины - ряды бараков с провалившимися крышами, обнесенные забором из проволоки, по углам которого торчали вверх полуразвалившиеся деревянные вышки.

Десятка через два километров они въехали в Арсол. Когда-то большой поселок явно вымирал, окна во многих домах были заколочены досками, и жители не показывались. Только какая-то собака долго гналась по пыльной дороге за машиной, захлебываясь от лая.

На дальней окраине поселка дорога уперлась в запертые ворота. Сбоку находился небольшой каменный дом. Ворота стояли среди чистого поля, с обеих сторон от них не было никакой изгороди, и только две канавы вдоль дороги мешали обогнуть препятствие и ехать дальше. Домик выглядел нежилым. Свен остановил машину и с решительным видом направился к сторожке. Алина тоже открыла дверцу и выбралась наружу.

В это время дверь сторожки отворилась, на крыльцо вышел солдат в зеленой фуражке с автоматом наперевес. Он кинул вокруг себя быстрый взгляд и без предупреждения нажал на курок. Н. увидел сквозь стекла машины, как из дула автомата вырвалось пламя, и Алина начала медленно оседать на землю, тщетно пытаясь ухватиться за открытую дверцу. Свен за долю секунды до выстрела бросился к ней, чтобы закрыть её от пуль, но тут же упал, скошенный второй очередью.

Несколько мгновений, показавшихся вечностью, Н. неподвижно сидел в машине, как парализованный. Затем его рука сама собой потянулась к автомату, лежавшему рядом с ним на сиденье. Так же машинально он дослал патрон, прицелился в солдата, спускавшегося с крыльца, и плавно нажал на спуск. Солдат нелепо взмахнул руками и упал.

Н. выскочил из машины, взбежал на крыльцо, ударом ноги распахнул дверь сторожки и, уперев приклад автомата в живот, открыл огонь, даже не видя, в кого стреляет. Маленькое помещение наполнили клубы дыма, прорезаемые вспышками выстрелов. Автомат дергался в руках, звенело стекло, из патронника летели пустые гильзы. Когда магазин опустел и дым рассеялся, уйдя через разбитые окна, Н. осмотрел помещение, но вместо трупов врагов увидел только пробитый пулями чайник в луже воды на полу.

Выйдя на крыльцо, он огляделся. За изгородью ближайшего дома ему почудилось какое-то движение, и он расстрелял ещё один магазин в ту сторону, даже не позаботившись сходить посмотреть, куда и в кого стрелял. Затем он вернулся к своим.

Свен был изрешечен пулями, в него попало не меньше десяти. Он уже не дышал. Алина была ранена в руку, плечо и грудь, и Н. почувствовал, что пустоту в его душе медленно начинает заполнять надежда. Он сорвал с Алины окровавленное платье, достал в избытке запасенные Свеном бинты, перевязал, как умел, её раны и уложил на заднее сиденье автомобиля. Алина пришла в сознание, открыла глаза и прошептала:

- Н.? Это ты? Что это было? Что со мной? Я ранена?

- Да, - ответил он.

- Тяжело?

Он заколебался, но все-таки выдавил из себя:

- Да.

- А ты цел?

- Я цел.

- А Свен?

- Свен убит.

Она закрыла глаза. Н. встревоженно наклонился к ней, но она снова разжала губы и спросила:

- Кто это был?

- Пограничник, надо думать. Молчи, тебе нельзя говорить.

Убедившись, что в данную минуту она не умирает, Н. оставил её и занялся телом Свена.

Он перенес тело друга в сторожку, достал канистру с бензином и облил им стены деревянного домика и пол внутри. Затем снова взял автомат, подошел к воротам и выстрелил в замок. Когда проезд был открыт, он сел за руль своей машины, проехал через ворота, остановился в отдалении, вернулся к сторожке и бросил в распахнутую дверь зажженную спичку. Бензин мгновенно вспыхнул, и в окна повалил жирный дым. Загорелись стены сторожки, с неё огонь перекинулся на ворота. Бросив последний взгляд на погребальный костер, Н. швырнул автомат в машину и медленно, чтобы не трястись на кочках и не тревожить раненую, поехал дальше.

Солнце уже пряталось за вершинами гор, а он по-прежнему вел машину по пустынной дороге, тянувшейся по горной долине. Кроме дороги, он не видел никаких следов человеческой деятельности. Глухое безлюдье породило у него мысль, что в мире не осталось никого, кроме них с Алиной, а потом он вспомнил "Теорию поля" с её фантастическими идеями, и испугался - а что, если мир действительно замкнут, и проехав горный хребет насквозь, он снова окажется в Крае, только на его восточной границе, и никогда не сможет из него выбраться? Он напрасно пытался убедить себя, что это бред: неугомонная фантазия нашептывала, что не зря же на той карте, которую раздобыл Свен, за границами Края ничего не показано. И эти странные слова Одворила, то ли выболтанные пьяным языком, то ли произнесенные сознательно, с дальним прицелом: "Да и есть ли он вообще, этот Внешний мир?"

Неожиданно он заметил, что дорога уже давно идет не на запад, а на юг - закатный свет не бил ему в лицо, а оставался справа. Он достал ту самую карту и, сверившись с ней, понял, что придется бросить машину и переваливать через хребет, лежащий по правую сторону от дороги. Но делать это на ночь глядя было бессмысленно. Подъехав к очередному полуразрушенному мостику, он остановился и отправился на разведку. Продравшись через густой кустарник, он оказался на пологом берегу реки и решил, что место для ночлега подходящее.

Тогда он перетащил сюда из машины раненую Алину и все рюкзаки, вернулся к джипу, въехал на мост и повернул к краю, где не было перил. Нажав на газ до упора, он выскочил из джипа, едва не опоздав - он приземлился на колени на самом краю моста и упал ничком на доски, чтобы не соскользнуть в реку. Тут же его окатил поток ледяной воды. Автомобиль попал точно в стремнину и перевернулся - над поверхностью реки торчали только колеса. Стремительное течение тащило машину прочь.

Н. вернулся к Алине. Наломав сучьев, он развел костер, высушился около него и поужинал консервами с хлебом. Алина есть не хотела, только пить. К счастью, благодаря реке с водой никаких проблем не было. Затем он залез в спальник рядом с девушкой, чувствуя идущий от неё жар. Сон не приходил. Н. лежал с раскрытыми глазами, прислушиваясь к неровному, хриплому дыханию Алины, шуму течения на недалеком перекате и изредка раздающимся в ночном лесу непонятным трескам и шорохам.

Неизвестно, сколько уже времени он пролежал без сна, когда Алина неожиданно разжала губы и медленно произнесла:

- Почему они в нас стреляли?

- Что? - испуганно вскинулся Н. Он приподнялся, зажег фонарик и осветил лицо Алины. Она лежала с широко раскрытыми глазами, взгляд которых, все время меняющий направление, упорно не желал останавливаться на Н., как будто Алина смотрела сквозь него, не замечая его. Он осторожно прикоснулся кончиками пальцев к её щеке, почувствовав сильный жар, и тихо спросил, встревоженный странным выражением её лица:

- Родная, о чем ты спрашиваешь? Что с тобой? Как ты себя чувствуешь?

Она не слышала его вопроса, не замечала его лица, склонившегося над ней. Кожа на запавших щеках приняла восковой оттенок. Но её губы снова разжались, и она отчетливо, без всякого выражения, повторила вопрос:

- Почему они в нас стреляли? Они же должны были знать.

Н. почувствовал, как у корней волос выступает холодный пот.

- Кто стрелял?! - воскликнул он, схватив её за плечи и слегка встряхнув. - Кто должен был знать?! Алина, милая, что с тобой?! Ответь!

Ее голова безвольно моталась из стороны в сторону. Как будто эти толчки устранили какой-то внутренний тормоз, губы зашевелились быстрее, и слова потекли из её рта непрерывным потоком.

- Им должны были сообщить... Что же Одворил - неужели не предупредил... Понятно, телефон не работал... Может, Вадага постарался? она произнесла ещё несколько имен, неизвестных Н., а потом он просто перестал улавливать в её словах всякий смысл, - а Свен... за Зверюшками... ворота... подставные... поехать в Столицу... надо кому-нибудь... не узнаем... а он сидел и рассказывал нам все, что ему приснилось... выход есть... всякий раз что-то не дает им воспользоваться... только сильнее запутывает... Почему в нас стреляли? - дернулась она всем телом. - Им должны были сообщить!

Ему стало по-настоящему страшно. Он выбрался из спальника, дрожа всем телом, отбежал к кустарнику, за которым начинался собственно лес, и встал там, тяжело дыша, как загнанная лошадь. Но взгляд его сам собой неудержимо стремился к темному пятну спальника около костра, а слух напрягался, улавливая обрывки слов. Его пугало не то, что эти слова могли означать, а то, что он не понимал происходящего. Как будто в Алину вселился кто-то чужой, подчинив её своей воле, и вещал её устами... Или - ему в голову пришла ещё более ужасная мысль - это не Алина лежит там в спальнике, а какой-то Зверюшка занял её место, приняв форму её тела, и если взять нож и сделать разрез, внутри не окажется ничего, кроме розовой субстанции, похожей на пористую резину. Его охватило непреодолимое желание узнать правду, и он начал лихорадочно шарить по карманам в поисках ножа. И когда до него дошло, что сейчас может произойти, он крепко зажал одну руку в другой, чувствуя лихорадочную пульсацию крови в жилах, и затравленно огляделся. Он хотел броситься в лес, не разбирая дороги, не боясь неведомых чудовищ, скрывающихся в непроглядной чащобе. Пусть ветви обдирают кожу, выкалывают глаза - лишь бы оказаться подальше отсюда. Но... он не мог покинуть девушку. Казалось, что странное безумие, овладевшее Алиной, перекинулось и на него, только приняв другую форму.

Он спустился по усыпанному голышами склону к речке, зачерпнул ладонями воды и плеснул в лицо. Ледяная вода слегка привела его в чувство, и он заметил, что в долине необычно светло. Неужели скоро рассвет? - подумал он, надеясь, что при дневном свете кошмар кончится. Но небо было совершенно темным, и тем не менее из-за его спины струился непонятный свет, и огромная скала на другом берегу реки, целиком состоявшая из белого мрамора, сверкала тысячами отблесков. Он повернулся, окончательно решив, что это сон, и жуткий кошмар продолжается, принимая новые формы, но через минуту ему стало ясно, откуда исходит свет - над горным склоном поднималась луна. Ее край показался из-за гребня, просвечивая между стволов сосен, отчетливо выделявшихся черными силуэтами на фоне огромного желтого диска, настолько яркого, что на нем почти невозможно было различить детали. Светило медленно ползло по усеянному звездами небосводу, заливая долину призрачным сиянием.

Н. несколько минут следил за его движением, затем вернулся к костру, в глубине души надеясь, что кошмар кончился и Алина спокойно спит. Но надежды были напрасными - раненая все так же бредила, и в лунном свете её лицо казалось совсем потусторонним. Н. зажал уши руками и потряс головой, изо всех сил стараясь проснуться. Ему казалось, что его лицо и тело обволакивает тончайшая, почти неосязаемая пленка, отделяющая его от родного мира, в котором все просто и понятно, мешающая вернуться туда, сдавливающая кожу, лишающая легкие воздуха. Он водил руками по лицу, пытаясь нащупать эту пленку и сорвать её с себя, вырваться из нее, как из кокона, но она ускользала, или, разрываясь под его пальцами в тончайшие клочья, снова нарастала быстрее, чем он успевал её рвать. Поняв, что ему ничего не удастся с ней сделать, он бросился к Алине, опустился рядом с ней, схватил её за плечи и принялся трясти, крича:

- Алина! Хватит! Перестань! Замолчи, слышишь? Перестань! Не надо!

Поняв, что и это не помогает, он сделал последнее, что оставалось прижался губами к её губам, пышущим жаром, вложив в поцелуй весь свой страх и отчаяние, надеясь изгнать поселившееся в ней существо, а если нет, то хотя бы заставить замолчать, не давать ей говорить, не выпускать из её рта пугающие слова. Он целовал любимые губы, присосавшись к ним, боясь оторваться от них хотя бы на мгновение. Из груди Алины вырвался тихий стон, проникая через рот в его существо, и он чувствовал, как понемногу кошмар отступает, что перед ним лежит его Алина, его любимая женщина, тяжело раненая, истекающая кровью, и никакая Столица ему уже не нужна, а горы надо перейти только для того, чтобы спасти её.

17.

Вооружившись иголкой с ниткой, Н. смастерил из спальника и лямок рюкзака нечто вроде люльки для раненой девушки. Попробовав поднять это приспособление, он понял, что не в состоянии ничего больше утащить. Еда ему была не нужна: он был уверен, что в течение дня Алину нужно доставить к врачу, иначе её не спасти. Оставался ещё автомат. Немного поколебавшись, Н. вытащил из него затвор, зашвырнул в заросли крапивы, а сам автомат бросил в речку. Он полагал, что оружие не понадобится: если он уцелел случайно, то второго шанса не представится, а если его оберегает судьба, то и беспокоиться не о чем.

Повесив люльку, в которой лежала бессознательная Алина, на грудь, он начал пробираться вверх по распадку, надеясь выбраться на седловину хребта. Путь пролегал по девственной тайге, сплошь заросшей шиповником и малиной. Колючки цеплялись за волосы Алины и рукава его куртки, обдирали кожу на пальцах и лице. Ноги спотыкались об стелющиеся по земле изогнутые ветви берез и полусгнившие сучья. Иногда приходилось перебираться через поваленные, обросшие мхом стволы. Наконец, заросли кончились, но легче не стало - Н. вышел на крутой склон, усеянный каменистыми осыпями, и пересекал их, рискуя вызвать каменную лавину. Пот градом катился по его лицу, хотя он уже давно снял и выбросил куртку, а упиравшиеся в небо вершины были все так же далеки. Руки, которыми он поддерживал Алину, облегчая нагрузку на шею, давно свело так, что они начинали кричать всеми нервами при попытке их разогнуть, спину тоже ломило, и ему казалось, что плечевые кости сошли со своих мест и упираются в кожу, угрожая её прорвать. Потом и ноги начали отказывать, с трудом поднимаясь и перешагивая через препятствия.

Путь Н. пересекал полосу сгоревшей тайги - по горному склону, насколько хватало глаз, разлилось море ядовито-малинового иван-чая, над которым поднимался редкий строй почерневших палок. Где-то здесь Н. в первый раз понял, что уже не в силах двигаться, и упал лицом в зловещую малиновую стихию. Сердце неистово колотилось, легкие работали на пределе, мозг пылал. Прямо перед собой он видел мертвенно-бледное лицо Алины с закрытыми глазами. Его охватила паника: она умерла, пока он тащил её и тряс. Он приложил ухо к груди девушки, но не смог ничего услышать - так сильно стучал в висках пульс. Тогда, достав непослушными руками нож и раскрыв его, он приложил лезвие к губам Алины. Полированная стальная поверхность помутнела. Он понимал, что надо подниматься и продолжать путь - тонкая ниточка жизни раненой в любой момент могла оборваться. Но изнуренное тело отказывалось повиноваться. Ему хотелось остаться здесь и лежать рядом с Алиной, уснув вечным сном...

- Сейчас... - шептали его пересохшие, соленые от пота губы. Сейчас... ещё минутку, и я встану... - он поднес к глазам часы, следя, как секундная стрелка обегает круг. Когда прошла минута, он невероятным усилием воли заставил себя подняться. Проковыляв метров двести, он снова упал, лезвие ножа снова подтвердило, что Алина жива, и часы опять отсчитывали секунды отдыха, на который нельзя было тратить времени, хотя он и был необходим. Потом ремешок часов порвался, и они навечно остались лежать под молоденьким пушистым кедром, нож пропал - наверное, негнущиеся пальцы промахнулись и не сумели положить его в карман - и Н., снова и снова падая на камни, покрытые лишайником, чувствовал, как его волю парализует отчаяние - Алина умирает, а он не в силах больше сделать ни шагу. Тогда, приподнявшись на локтях, он начинал неистово целовать её, как будто пытаясь вдохнуть в девушку немного жизненных сил. Затем, собравшись с силами сам, поднимался и продолжал путь.

Клубящиеся весь день в небе тучи превратились в сплошную стену молочного тумана, сползающую по склону и скрывающую гребень. Но Н. не собирался туда лезть. Слева от него уходила вниз пропасть, и он, глядя в нее, поражался, насколько высоко ухитрился взобраться. С другой стороны от пропасти вставали скалистые пики с вершинами, испещренными прожилками ледников, и громоздились гигантские каменные цирки. Н. миновал лощину, в которой лежал грязный, не успевший растаять за лето снег, прошел ещё сотню метров по откосу над пропастью и неожиданно оказался на перевале. В этот момент тучи отступили, как будто раздвинулся занавес, и ослепительное солнце осветило раскрывшуюся перед глазами Н. грандиозную панораму. Под его ногами расстилалась огромная котловина, уходящая далеко вниз. Блестели в лучах солнца синие озера, окруженные густыми лесами. На берегу одного из озер виднелся городок, и ниточка шоссе, тянувшаяся от него, насквозь пересекала котловину. Н. попытался ускорить шаги, но все равно тащился как улитка. Его мышцы поглощали последние резервы сил, оставшиеся в организме. Прошло ещё два или три часа, прежде чем он вышел на дорогу, идущую по склону горы. Шоссе было покрыто хорошим ровным асфальтом, на котором выделялся ярко-белый пунктир разметки. Здесь Н. понял, что больше ему не сделать ни шага. Он положил Алину на траву, перелез через дорожное ограждение, уселся на обочине, опираясь спиной о стальную полосу, и стал ждать.

Через полчаса из-за нижнего поворота выскочила машина. Это был легковой автомобиль, выкрашенный блестящей краской с необычным перламутровым отливом. Хромированные радиатор и бампер отбрасывали солнечные блики. Н. не собирался останавливать машину - она ехала вверх, а не вниз, но она сама затормозила. Из-за руля вылез крепкий мужчина в ярко-красной кепке и синих облегающих брюках и громко окликнул:

- Эй, приятель! Чем-нибудь помочь?

- Не мне, - ответил Н. - Тут у меня тяжело раненая. Надо отвезти её в больницу.

Мужчина подошел к обочине, взглянул на Алину и присвистнул.

- Где это её так угораздило?

- Там, - Н. махнул рукой. - За перевалом.

- За перевалом? Какого черта вас туда занесло?

- Мы шли оттуда.

У мужчины округлились глаза:

- Так вы из ** Края?

- Ага.

- Ничего себе! Как же вам удалось оттуда выбраться?

- Вот так удалось. Видите, я цел, а она попала под пули.

- Ладно, - сказал мужчина. - Сейчас вызовем "скорую помощь".

Он вернулся к машине, из которой все это время раздавалась веселая мелодия с заводным ритмом, и в его руке неизвестно откуда появилась телефонная трубка. Он проделал над ней какие-то манипуляции - как будто нажимал на кнопки - затем приложил трубку к уху и заговорил.

- Порядок! - крикнул он Н. - Сейчас за вами приедут!

Взревел мотор, и машина умчалась вверх по шоссе.

Прошло ещё минут сорок, и из-за нижнего поворота выехала "скорая помощь". Мигалка на её крыше вспыхивала синим огнем. Но приехала она не одна. Следом за ней появилась машина, набитая людьми в голубых гимнастерках с белыми портупеями, а затем ещё автомобиль с надписью на дверях: "Экспресс-информация. Ежедневная газета". Машины остановились, из них высыпали люди. Двое в белых халатах спросили только: "Где раненая?" и немедленно положили Алину на носилки и засунули в машину. Н. оказался посреди толпы, засыпавшей его градом вопросов. Он не успевал отвечать и бормотал какую-то несуразицу, испытывая непонятное ощущение: ему казалось, что когда хлопнули дверцы санитарной машины, скрывая от него Алину, скопившаяся где-то у него на затылке огромная груда камней сдвинулась с места и посыпалась, посыпалась вниз. Тем временем "скорая помощь" развернулась и покатила вниз. Люди в портупеях запихнули Н. в одну из машин и поехали следом. Осыпавшаяся с грохотом каменная лавина лишила его зрения. В невероятно сузившееся поле обзора попадала только видная сквозь щель между передними сиденьями серебристая решетка динамика над рычагом скоростей, из которой текли звуки. Это была она - та песня с пластинки Свена, только лишенная шорохов и шума, словно отмытая в хрустальной воде горных речек. Н. узнавал последние аккорды. Песня кончилась, и женский голос, какой-то невнятный, резиновый, лишенный жесткости, заговорил: "Для вас играла группа..." Но Н. её уже не слышал. Он рыдал и кулаками размазывал слезы по грязному лицу.

Машина летела вниз по дороге, визжа шинами на крутых поворотах серпантина, мимо проносились деревья, знаки, перила ограждения, Н. пытались успокоить, хлопали по плечу, засовывали в рот какие-то таблетки, но он продолжал реветь, и сквозь затыкающие горло спазмы все повторял и повторял одно и то же: "Не будет больше Зверюшек, Алина! Не будет больше Зверюшек!"

1988-1997