Марк Энтони

Родственные души


Марк Энтони и Эллен Порат

Родственные души

Секстет Встреч, Том I

<p>Марк Энтони и Эллен Порат</p> <p>Родственные души</p> <p>Секстет Встреч, Том I</p>

Пролог

<p>Пролог</p>

П.К. (После Катаклизма) 258


Плач младенца не был плачем эльфийского ребенка. Эльд Айлия, древняя даже в глазах долгожителей эльфов, бросила сочувственный взгляд на младенца, заворачивая его в пеленки из серебристой ткани. Свет камина отражался в стенах из розового кварца дома акушерки Квалинести, купая сердитого новорожденного в персиковом свечении, пока тот вопил, и маленькая грудная клетка вздрагивала, когда он судорожно хватал воздух. Бриз, подувший через окно, выходившее на улицы Квалинести, освежил воздух, пропахший потом, кровью и скорбью.

«Сколько страсти», — прошептала Эльд Айлия. — «Со своим первым вздохом ты сразу же раскрыл свое происхождение». Как бы возражая ее ворчанию, ребенок, обхватив руками свою грудь, перестал плакать, зевнул и заснул. Его румяное лицо успокоилось в отдыхе.

Акушерка прижала к себе крошечный сверток и шагнула к креслу-качалке, стоявшему перед камином. Кресло, почти столь же старое, как и сама Эльд Айлия, контрастировало с живыми каменными стенами, как поношенная пара тапок контрастирует с новым платьем. Кресло, чье дерево было отполировано веками использования, уютно скрипнуло, когда Эльд Айлия опустилась в него, положила младенца на свою зеленую юбку и провела пальцем по одному из ушей малыша.

«Не такое заостренное, как ухо полного эльфа, но и, определенно, не круглое ухо человека», — Эльд Айлия сказала младенцу, который открыл один глаз, покосился на огонь и снова закрыл его. Ее слова звучали словно музыка, песнь деревянной флейты, что была отполирована тысячи тысяч раз. Она наклонилась к новорожденному и, как ритуал, вдохнула запах свежевымытого младенца, она никогда не упускала этот момент.

«Человеческая кровь в его венах разогреет его вялое эльфийское сердце своим огнем», — подумала она. «О, да, маленький», — яростно прошептала она, ее глаза светились, словно ореховые агаты. — «Тебе понадобится эта страсть. Жизнь полуэльфа нелегка в наши дни в Квалинести».

К ее удовольствию ребенок появился здоровым, этот момент доставлял маленькую радость почтенной акушерке. Замедлив качание, она взглянула на кровать, расположенную в алькове, куда не проникал свет камина. Она погасила лампу, что горела, казалось, бесчисленные часы у подножья койки; на постели лежала фигура, окутанная саваном тьмы, ее лицо было спокойным после часов изнурительной борьбы.

Эльд Айлия была крошечной для эльфа и демонстрировала круглые карие глаза, такая редкость для Квалинести, глаза, показывавшие, что она сама несла в себе человеческую кровь предыдущих поколений. Однако она также демонстрировала и заостренные уши, тонкое тело и длинные пальцы своей собственной эльфийской матери.

Она так долго была среди эльфов Квалинести, что они уже не помнили время, когда Эльд Айлия еще не жила среди них, принимая их немногих драгоценных детей. Она была привычным зрелищем, шагающим среди древовидных розовых жилищ города Квалиноста со своей акушерской сумкой на боку; большинство жителей города — и определенно, каждая эльфийская женщина, у которой была сложная беременность — не обращали внимания на смешанную эльфийско-человеческую кровь старой няньки. Она была сведуща в травах, которые облегчали страдания многих рожениц и, не являясь, по сути, магом, она обладала достаточной магией, чтобы облегчить едва ли не самую сильную боль.

Тем не менее, ей не хватило мастерства, чтобы спасти Элансу.

Непроизвольно руки Эльд Айлии стиснули осиротевшего малыша, пока он не проснулся и не завопил. Она ускорила темп кресла-качалки и принялась гладить его крошечный лоб, щеки, переносицу, пока его веки не сомкнулись, и он не заснул.

Внезапно ее ушей достигла слабая музыка — звук колокольчиков, привязанных к упряжи лошади или нескольких лошадей. Вскоре она услышала альт своего слуги в приемной внизу, и затем шаги по каменным ступеням, что вели на второй уровень ее дома-башни. Она прижала младенца к плечу, когда деревянная дверь, украшенная гравировкой в виде осиновых листьев, распахнулась.

Беседующий с Солнцем, Повелитель Квалинести, стоял в дверях с обеспокоенным лицом. Свет огня мерцал на одной стороне его мантии из золотых нитей; другая сторона купалась в свете серебряной луны, Солинари, что лился через окно сбоку от двери. Где лучи касались пола, они были окрашены красным, словно несколько капель крови; Лунитари, кровавая луна Кринна, также взошла.

Взгляд Эльд Айлии переместился к фигуре на кровати. Глаза Беседующего последовали за ним. «Она спит?»— тихо спросил он. Еще один порыв воздуха сквозь открытое окно донес звуки смеха с улицы внизу. Эльд Айлия покачала головой и наклонила морщинистое лицо к спящему малышу, наблюдая уголком глаза, как Беседующий медленно подошел к телу женщины. Его рука задрожала, когда он потянулся, чтобы коснуться Элансы, вдовы своего мертвого брата, но затем рука замерла и безвольно упала к боку.

Он сглотнул. — «Ты, Айлия, со всем своим мастерством… Если даже ты не смогла спасти ее, никто бы не смог».

Акушерка мягко покачала головой. «Она была слишком слаба, Солостаран. Она держалась, пока не родился малыш, покормила его один раз, а затем позволила себе уйти».

Беседующий с Солнцем уставился на нее. Похоже, он не обратил внимания, что она использовала его истинное имя, а не титул, который он взял, когда больше века назад поднялся на трибуну Башни Солнца, чтобы править эльфами Квалинести. Волна боли пробежала по его ястребиному лицу. «Она позволила себе уйти…», — тихо повторил он. Для эльфов жизнь была священна, а добровольное завершение ее — богохульством.

«Ребенок?..»— спросил он.

Губы акушерки разделились в странной улыбке, ни радостной, ни скорбной; на мгновение она вспомнила ночь, когда родился сам Солостаран, так давно. Как отличалась тогда обстановка, какие богатые залы, сверкавшие светом факелов. Как почтительны были слуги, склонившиеся в тени позади комнаты, где проходили роды. Все это разительно отличалось от жилища акушерки смешанной крови, пусть даже и лучшей акушерки в Квалинести. Эланса могла родить своего ребенка при дворе, но она выбрала вместо этого комнаты Эльд Айлии.

Эльд Айлия подняла малыша так, чтобы Беседующий мог видеть его. Солостаран стал на колени, и мгновение рассматривал ребенка, а затем опустил голову. «Итак», — хладнокровно произнес он. — «Это то, чего мы и боялись».

Нет, едва не сказала Эльд Айлия, это то, чего ты боялся. Но она придержала язык. Кетренан, младший брат Беседующего, был убит, когда попал в засаду банды мерзавцев людей по дороге в крепость Пакс Таркас, к югу от Квалинести. Хотя расы эльфов и людей когда-то — тысячи лет назад — были близки, такие банды налетчиков становились все более привычным явлением с момента Катаклизма. Эта банда изнасиловала жену Кетренана, Элансу, и оставила ее умирать в дорожной грязи. Все последующие месяцы она больше походила на мертвеца, ее глаза были пусты. Она ела ровно столько, сколько было необходимо, чтобы поддерживать растущую внутри нее жизнь; квит-па, питательный эльфийский хлеб, и светлое вино стали основой ее диеты. Младенец мог оказаться ребенком Кетренана или насильника-человека, и Эланса ждала, чтобы подтвердить ответ, который она уже знала.

«Ребенок — получеловек», — сказал Солостаран, все еще стоя на коленях и положив руку на подлокотник кресла-качалки.

«Он также и полуэльф».

Солостаран некоторое время молчал, но затем Эльд Айлия увидела, как маска гордости рассыпалась, и Беседующий покачал головой. Малыш продолжал спать. Беседующий мягко коснулся одной из крошечных ручек; рефлексивно, словно чувствительный цветок, ручка раскрылась и закрылась, обняв палец Беседующего. Эльд Айлия слышала, как Солостаран затаил дыхание, видела, как в его глазах растет доброта. «Какая может здесь ожидать жизнь того, кто состоит из двух половинок и не составляет единого целого?»— спросил Беседующий. Но у Эльд Айлии не было для него ответа, и последовавшая тишина затянулась. Взгляд акушерки оставался спокойным.

На мгновение выражение муки показалось в зеленых как осиновый лист глазах Беседующего. Затем вернулся гордый вид. «Он — сын жены моего брата, и он отправится со мной. Он будет воспитан как настоящий эльф Квалинести». Эльд Айлия вздохнула, коснулась щек новорожденного, поцеловала его в лоб, и, не произнеся ни слова, протянула сверток Беседующему. «У малыша уже есть имя?»— спросил Солостаран, явно избегая глядеть на застывшее в углу кровати тело. — «Эланса назвала его?»

«Да», — после некоторой паузы прошептала акушерка. Запинаясь, она солгала, — «Она назвала его Танталас». Эльд Айлия разглаживала шерсть своей юбки, не осмеливаясь встретиться взглядом с Беседующим, чтобы он не узнал правду. Но ее дар ребенку должен быть чем-то вечным — именем. «Сильнейший», — означало это имя на людском диалекте, который Эльд Айлия изучила ребенком.

Солостаран просто кивнул. Он шагнул к двери, держа ребенка с непринужденностью опытного отца; его первенцу, Портиосу, шел только пятый год. Эльд Айлия вытолкнула свое внезапно уставшее тело из кресла и последовала за ним. Они задержались в ночном воздухе у окна; тот нес свежесть весны, сдувая золотые волосы с его лба. Золотой обод опоясывал чело, играя серебром и пурпуром в свете лун.

«Боюсь, что я не оказываю ему услугу, забирая его ко двору», — произнес Беседующий. — «Сомневаюсь, что он обретет там много мира в своей жизни. Но он — мой родственник, и я обязан».

Солостаран накинул ткань на лицо ребенка, защищая того от сырости, и акушерка с Беседующим замешкались у окна. В этот момент серебряная полоска прочертила небо. Упавшая звезда, свет Небес, прибыла на Кринн, промчавшись на север и оставив позади свой огненный хвост. Похоже, Беседующий не обратил внимания на знамение, но Эльд Айлия с надеждой сжала пальцами амулет, который вложила в ее руку умиравшая Эланса; для народа акушерки падающая звезда была хорошим спутником. Она надеялась, что звезда упала для ребенка, спавшего на плече Беседующего; полуэльфу понадобятся хорошие друзья.

«Я пришлю остальных попрощаться с Элансой», — сказал Солостаран, его голос на мгновение дрогнул. Затем он ушел, забрав с собой ребенка. Эльд Айлия стояла у окна, пока звон колокольчиков и приглушенный стук копыт по выложенным плиткой улицам не стихли вдали.


* * * * *


Далеко на севере маленький городок засыпал в темноте. Это был городок деревянных домов, по большей части спрятанных высоко среди раскинувшихся ветвей древних башнеподобных деревьев, соединенных между собой высоко над землей пешеходными мостиками. В одном из немногих стоявших на земле домов — и единственном с тусклым светом, видневшемся сквозь открытые ставни его окон — в одиночестве сидела фигура. Она была короткой, высотой с человеческого ребенка, но с толстыми конечностями и широкими плечами, и грубая борода, завиваясь, спускалась на ее грудь. Он сидел за столом, вертя в руках кусок дерева. Он обрабатывал его маленьким ножом, снимая стружку дерева с точностью, невероятной для его кряжистых пальцев. Вскоре из мягкого дерева появилась гладкая искусная фигурка — изображение единственного осинового листочка. Только однажды он видел осину, и это было далеко к югу, возле его родины, которую он покинул не столь давно в поисках удачи в широком мире. То дерево стояло, бледное и стройное, на вершине высокого перевала, что вел — по крайней мере, так ему рассказывал отец — в земли эльфов. Возможно, эльфы Квалинести посадили его здесь как напоминание о своем лесном доме, когда они путешествовали этой дорогой. Он считал это дерево одной из самых любимых достопримечательностей, которые когда-либо видел, его листва была зеленой и блестящей, как изумруд, с одной стороны и вся покрыта серебряным инеем с другой. Может быть, когда-нибудь ему улыбнется счастье снова увидеть осиновое дерево. А пока надо было сделать деревянный лист.

Наконец, гном устал и, встав, задул свечу на столе. Когда он проходил к кровати мимо окна, вспышка на юге привлекла его взгляд. Она горела долгую секунду, проносясь по темному небу, и затем исчезла.

«Реоркс! Я никогда не видел такого метеора!»— пробормотал он, поежившись, хотя весенняя ночь совсем не была прохладной. И затем, не понимая, почему он стоит, изумленно пялясь в окно, точно какой молокосос, впервые увидевший такое зрелище, он покачал головой, закрыл ставни и погрузился в сон об осиновых деревьях.



Глава 1

Вызов

<p>Глава 1</p> <p>Вызов</p>

П.К.288, Начало весны


«Флинт Огненный Горн из Утехи, гном и кузнец, по вызову Беседующего с Солнцем!»— прозвенел голос.


Флинт осторожно заглянул через позолоченные двери, которые распахнулись перед ним, и затем его сине-стальные глаза широко раскрывались от изумления, по мере того как его взгляд поднимался выше, выше и выше — скользя по стенам из белого мрамора, лишенным колонн, опор либо подпорок — почти на двухсотметровую высоту к куполообразному потолку. Для глаз Флинта купол был почти так же далек, как само небо, и в самом деле, иллюзия завершалась мозаикой, сверкавшей на поверхности купола и изображавшей с одной стороны ночь, а с другой день. Эти две реальности были разделены полупрозрачной радугой. Огромное пространство Башни вызывало головокружение. У Флинта упала челюсть, и его глаза заслезились, когда он прищурился, чтобы рассмотреть рисунок далеко вверху, когда вежливое покашливание слуги, который представил гнома, вернуло его в чувство. «Огненный Горн, не веди себя как турист», — мягко пожурил себя гном. — «Кто-нибудь подумает, что ты никогда не покидал Дома в Холме». Его крошечная родная деревня лежала далеко к югу от эльфийских земель. Он выпрямился насколько смог, расправил свою сине-зеленую тунику и шагнул в зал. Дюжина придворных, одетых в коричневые, зеленые и красновато-коричневые туники по колено длиной с серебряными поясами, повернулись, чтобы проводить его взглядами, когда его подкованные железом сапоги, такие практичные в сражении, загромыхали по мраморному полу. Подбитые туфли его сопровождающего, в контраст, тихо шелестели по полу. Флинт старался ступать на носках, что было нелегкой задачей в сапогах. Он поймал легкую улыбку, быстро угасшую, на лице своего сопровождающего, чьи карие миндалевидные глаза, тем не менее, лучились доброжелательностью. Несколько придворных улыбнулись, но большинство эльфийских лиц оставались словно вырезанными изо льда полярной шапки юга.

Западные — Квалинести — эльфы были потомками эльфов Сильванести, живших во многих неделях пути к востоку. Почти двадцать пять сотен лет назад западные эльфы откололись от своих восточных родственников и, ведомые героем Кит-Кананом, прибыли в лесное убежище вдоль границ гномьего королевства Торбардина. Эльфы Квалинести объединились с гномами Торбардина, чтобы построить Башню Солнца. Они также совместно возвели Пакс Таркас, массивную крепость между двумя королевствами, и более пятнадцати столетий совместно населяли этот форт, пока эльфы не ушли в Квалиност во время Катаклизма, тремя столетиями раньше, во времена дедушки Флинта.

С тех пор никто из не-эльфов не входил в столицу Квалинести.

Шипение вернуло мысли Флинта в настоящее. «Окружение слегка великовато для гнома». Эти слова, что заставили Флинта вздрогнуть, были сказаны высоким эльфом, стоявшим возле столба слева от гнома. Серебристо-серая мантия эльфа дополняла белые волосы, что обрамляли ледяное лицо; старческие губы презрительно сморщились.

Флинт остановился, подумал и заговорил с эльфом, чье лицо хранило надменность, иногда встречаемую у тех, кто считает, что дарованная им долгая жизнь позволяет высказывать свои мысли, не взирая на последствия. «Мы встречались, сэр?»— тихо спросил Флинт. — «Если нет, то мне кажется, что вы сформировали свое мнение на основе недостатка информации». Его рука легла на боевой топор на ремне.

Голубые глаза на мгновение встретились с карими, сцепились, затем эльф и гном привлекли внимание окружавших их придворных. Эльф развернулся на кожаной пятке и бесшумно покинул Башню.

«Кто это был?»— слишком громким шепотом спросил Флинт своего сопровождающего.

Голос слуги был едва слышен. «Лорд Зенос, являющийся советником Беседующего с Солнцем дольше, чем мы с тобой живем. Некоторые говорят, что он был здесь, когда Кит-Канан и его союзники-гномы создавали Башню», — пришел ответ. Сопровождающий поразительно ловко говорил уголком рта, решил Флинт. Еще казалось, что эльф изо всех сил старается скрыть какие-то эмоции — его губы практически бесконтрольно дергались.

Флинт был первым гномом, видевшим центральный зал с тех пор, как давным-давно была построена Башня, более двух тысяч лет назад. Неплохо, подумал он; его мама гордилась бы.

Всего лишь несколько недель назад он был в Утехе, потягивая эль в Таверне «Последний Приют». Он повернулся к своему сопровождающему, чтобы спросить, пьют ли эльфы Квалинести эль, но тот задумался о чем-то своем.

Гном знал, что выглядит инородным телом среди изящества Башни и эльфов. Едва вполовину их роста, он отличался бочкообразным туловищем и твердыми руками кузнеца, вдвое толще, чем у сильнейших среди его хозяев. Наряду с сине-зеленой туникой он носил рыжеватые бриджи, затянутые толстым кожаным ремнем, а сверху был накинут серый плащ со следами путешествий. Он спрятал конец своей толстой бороды под ремень и стянул черные волосы кожаным ремешком позади шеи, стараясь придать себе представительный вид. К несчастью, ему никто не намекнул, как следует одеваться, когда предстаешь перед правителем эльфийского королевства, и хотя он и постарался сделать все, что мог, у него было унылое ощущение, что этого едва ли достаточно. Но в гардеробе гнома не хватало туники, сотканной из золотой нити. Его походный гардероб, подумал он с вздохом, следовало бы пополнить.

Они странные ребята, эти эльфы, думал он, шагая сквозь толпу, их болтовня звучала впереди и позади него, но стихала, когда он проходил мимо. Они все были высокие и нематериальные, тонкие и мерцающие как осиновые побеги, но такие же прекрасные, окутанные золотым светом — по крайней мере, таким каждый из них виделся глазами гнома. Возможно, это была всего лишь игра света. Давным-давно, когда Башня была построена, гномьи мастера разместили тысячи зеркал таким образом, чтобы Башня всегда знала свет солнца, вне зависимости от его положения на дневном небосклоне.

Эльфы, их голоса смолкли, наблюдали за бородатым гномом с выражением вежливого любопытства, и, наконец, по прошествии казалось целой вечности, Флинт оказался стоящим перед низкой трибуной в центре зала.

«Добро пожаловать, мастер Огненный Горн», — произнес стоявший там эльф. В его чистом голосе звучала теплота. Беседующий с Солнцем Квалинести был высоким, даже по меркам своего народа, и его положение на трибуне давало ему еще больше преимущества. Флинт был физически потрясен. Беседующий, потомок самого героя Кит-Канана, внушал ему благоговейный страх.

Беседующий улыбнулся, и нервозность отпустила желудок Флинта. Улыбка Солостарана была искренней и коснулась его мудрых глаз — зеленых как густой лес. Флинт вздохнул, почувствовав себя свободнее. Холодные взгляды эльфийских придворных уже не были так важны. «Надеюсь, ваше путешествие прошло без происшествий», — сказал Беседующий.

«Без происшествий! Реоркс!»— выразил несогласие гном.

Его безапелляционно извлекли из любимого кресла в таверне «Последний Приют» пара эльфийских стражников и попросили сопровождать их в таинственную эльфийскую столицу, город, который мало кто из не-эльфов видел за последние столетия. Они поднимались по лестницам, скрытым позади водопадов, шли вдоль обрывов и пробирались сырыми тоннелями.

Сказать, что город был хорошо защищен — значит, ничего не сказать. Вершины к югу от Квалиноста выглядели так устрашающе своей высотой и массивностью, что заставляли остановиться самого решительного врага. Два сходящихся потока в глубоких ущельях шириной в сто пятьдесят метров оберегали Квалиност с запада, севера и востока. Два узких моста — которые легко можно было разрушить в случае, если бы враги умудрились найти путь сквозь леса и перелески к самому городу — образовывали единственные проходы над этими ущельями.

Гном понял, что Беседующий ждет ответа. «Ох. Со мной — э-э — все в порядке, благодарю Вас. Сэр. Сир», — заикаясь, произнес он, пытаясь вспомнить, о чем спрашивал его Солостаран. Его лицо вспыхнуло, когда кольцо собравшихся вокруг него придворных сжалось. Его сопровождающий поклонился и тихо удалился. Флинт внезапно почувствовал себя потерянным.

«Понравился ли вам наш любимый город?» — вежливо спросил Беседующий.

Флинт, гораздо уютнее чувствовавший себя у своего горна, чем в том, что его мама назвала бы «благородным собранием», снова не нашелся, что ответить. Как описать его первый взгляд на вероятно наиболее прекрасный город на Кринне? Эльфы Квалинести прославляли свой лесной дом зданиями, напоминавшими осины и дубы окружавшего леса. Избегая прямых углов, как рудимента слишком аналитического мышления людей, эльфы строили здания столь же разнообразные, как сама природа. Конические дома и маленькие магазинчики в форме деревьев усеивали улицы, покрытые голубой плиткой. Но сами здания были построены не из дерева, а из розового кварца. В лучах полуденного солнца город сверкал, свет отражался от ограненного кварца. Грушевые, персиковые и яблоневые деревья цвели повсюду в изобилии. Даже в Башню Солнца проникал густой аромат цветения.

«Город прекрасен, Сир», — наконец произнес Флинт.

Его сердце екнуло, когда несколько придворных открыли рот от изумления. Что он не так сделал? Беседующий спустился с трибуны и наклонился к гному; Флинт стоял ровно, но внутри весь дрожал.

«Зови меня «Беседующий»», — мягко сказал Солостаран, слишком тихо, чтобы его могли услышать ближайшие эльфы. Флинт кивнул, Солостаран снова выпрямился. Но одна пара острых ушей уловила слова Беседующего. Сдавленное хихиканье заставило гнома заглянуть за Солостарана, и вызвало волну раздражения на лице Беседующего. Три юных эльфа — хотя нет, один парнишка с обиженным видом и рыжевато-коричневыми волосами, как понял Флинт, был полуэльфом — стояли группкой позади трибуны. Беседующий жестом указал на двоих эльфов. «Мои дети. Гилтанас. И Лораланталаса, которой нужен урок придворного этикета». Девочка снова хихикнула.

Мальчик явно был молодой версией своего стройного, элегантного отца. А девочка!.. Флинт никогда не видел такой эльфийской девочки. Сказать, что она была красива, это все равно, что назвать Солнце свечкой, подумал Флинт, хотя он вовсе не был поэтом. Она была тонкой, как ива, с глазами цвета молодой листвы и волосами золотыми, словно утренний солнечный свет. Беседующий сузил глаза, поглядев на нее, и сияющая девочка надула губки. Единственное существо в этой комнате ростом меньше Флинта, она выглядела как пяти- или шестилетний человеческий ребенок, но он бы поспорил, что ей не меньше десяти.

«А этот?»— спросил Флинт, кивая в сторону полуэльфа, который покраснел и отвернулся. Гному внезапно показалось, что он должно быть ужасно смутил парня, обратив на него внимание. Тот был старше остальных двух, и Флинт не думал, что он состоял с ними в родстве. Он был явно крепко сложен, тогда как другие были тонкими, как прутья, в его глазах чуть меньше раскосости, и меньше гладкости в чертах лица. Все это сильно наводило Флинта на мысль о неком человеке из Утехи.

Беседующий вежливо ответил: «Это мой воспитанник Танталас, или Танис».

И снова у Флинта не нашлось слов. Этот мальчик явно смущался внимания. В этот момент из приемной позади трибуны появился советник, которого сопровождающий Флинта представил как лорда Зеноса, и выскользнул вперед молодого полуэльфа. Танис отодвинулся в сторону. От мальчика исходило негодование, словно жар от костра, но Флинт не мог сказать, к кому оно относилось.

Беседующий жестом указал на другого эльфа, стоявшего справа под одним из резных мраморных балконов. У этого эльфийского лорда были тусклые белые волосы и правильные черты лица и, подумал Флинт, его можно было бы назвать красивым, если бы не глаза; они сидели близко друг к другу и глубоко под бровями. Его лицо, предположил Флинт, наверное, имело сердитое выражение, даже когда он был счастлив. Этот эльфийский лорд стоял вместе с тремя другими такими же высокомерными эльфами, двумя мужчинами и женщиной.

«Мой старший сын, Портиос», — гордо произнес Солостаран. Эльфийский лорд слегка наклонил голову. «Ого!»— подумал Флинт, — «этот — гордец; и, вероятно, не слишком счастлив, что кто-то еще кроме истинных эльфов — чья чистота крови прослеживается назад вплоть до Братоубийственных Войн — находится в его драгоценной башне».

Беседующий снова явно чего-то ожидал. Флинт решил, что честность — лучшая идея.

«Боюсь, что я мало, что знаю о величественных домах, а об эльфах — еще меньше, хотя надеюсь, что последнее вскоре будет исправлено», — произнес он, позволив плечам немного расслабиться.

«Почему вы приняли мой вызов?»— спросил Солостаран. В его зеленых глазах была такая глубина, что Флинту на мгновение показалось, будто в ротонде больше никого не было. Гном на мгновение ощутил власть, которая, должно быть, была у каждого Беседующего, начиная с Кит-Канана. Не хотел бы я перейти ему дорогу, подумал он.

«У меня было время обдумать это, пока мы путешествовали последние несколько недель», — сказал Флинт. — «Должен признаться, главной причиной было любопытство». Лорд Зенос скривил губы и снова отошел, прошуршав серебряной мантией по трибуне. «Любопытство кендера сгубило», — театральным шепотом сказал почтенный советник мальчику и девочке, которых Беседующий назвал Гилтанасом и Лораланталасой. Гилтанас хихикнул. Девочка неодобрительно посмотрела на пожилого эльфа, бросила в сторону многозначительный взгляд и шагнула к полуэльфу, Танису. Танис стоял неподвижно, по-видимому, не обращая внимания на соседство изящной молодой девушки.

Солостаран бросил на Зеноса взгляд, который заставил пожилого эльфа побледнеть, что вызвало натянутую улыбку на лице полуэльфа. Однако, когда Беседующий повернулся к Флинту, его глаза были добрыми. «Любопытство», — напомнил он.

«Как и большинство, я не видел Квалинести», — пояснил Флинт. — «Общеизвестно, что леса Квалинести практически непроходимы. Получить проводника, предложенного мне ни кем иным, как самим Беседующим с Солнцем — в самом деле, редкая честь». Неплохая речь, подумал гном, и Беседующий медленно кивнул, придавая ему решимости продолжать. «Мастерство эльфов Квалинести известно всему Ансалону. Ваше искусство высоко ценится в Гавани, Торбардине, Утехе и других городах региона. По правде говоря, я надеялся подобрать несколько идей для своей собственной работы с металлом».

А, кроме того, добавил про себя гном, посланники Беседующего оплатили так много кругов эля для друзей Флинта в таверне «Последний Приют», что голова гнома поплыла. Когда он проснулся на следующее утро, его багаж уже был упакован и висел на спине мула. Да и сам он болтался как багаж, свесив голову и ноги.

«Вы, в самом деле, имели в виду то, что сказали, мастер Огненный Горн?»— спокойно спросил его Беседующий, и Флинт моргнул.

«Я — Я не совсем уверен, о чем Вы», — заикаясь, произнес он.

«Вы сказали, что мало знаете об эльфах, и хотите изменить это. В самом деле?»

Флинт огляделся вокруг, на воздушную Башню, на златовласых эльфов и на величественную фигуру Беседующего, великолепную в своей зеленой мантии, отороченной золотом. Аромат весеннего цветения стал немного насыщеннее, но даже это привносило нотку уникальности. Хоть все это и было странно, особенно для гнома холмов, больше привыкшего к полям битв и тавернам, чем к позолоченным башням, Флинт понял, что может только согласно кивнуть.

«Должен признаться, в последнее время наши знания о гномах также оскудели», — сказал Беседующий. — «Когда-то наши народы были друзьями. Вместе они построили великую крепость Пакс-Таркас — и этот город. Я отнюдь не желаю столь же драматическое предприятие для нас, мастер Огненный Горн. Я довольствуюсь тем, если вместе мы, вы и я, сможем просто построить дружбу».

Кое-кто из придворных одобрительно зашептали. Другие, включая лорда Зеноса и конклав, окружавший Портиоса, хранили молчание. Флинт понял, что может только застенчиво улыбаться, будто язык проглотив. «Реоркс!»— внезапно чертыхнулся он, и его глаза расширились. — «Э-э, прошу прощения, э-э … Беседующий».

Солостаран больше не делал попыток скрыть улыбку. «Думаю, Вы удивлены, зачем я вызвал Вас, мой друг-гном», — сказал он. Он поднял руку в золотых кольцах, и серебряный браслет с агатом соскользнул с его запястья на предплечье; Флинт открыл рот от удивления, узнав свою собственную работу. Затем вперед вышел слуга с серебряным подносом, украшенным изображением серебряного дракона. На подносе стояли два серебряных кубка тонкой чеканки, отполированные до блеска. Три осиновых листа «вырастали» из ствола кубка, поддерживая чашу с вином.

«Это…»— выпалил Флинт и замолчал. Слуга подождал, пока Беседующий и гном взяли по бокалу с подноса, затем Солостаран поднял свой кубок.

«Я пью за мастера, который украсил этот браслет и эти кубки, и надеюсь, что он окажет нам честь, оставшись при дворе на время, пока будет создавать специально для нас кое-какие предметы». Он сделал маленький глоток, наблюдая за Флинтом миндалевидными зелеными глазами.

«Но это…»— снова начал Флинт.

«Вы», — закончил Беседующий. — «У меня есть для Вас поручение, если Вы воспользуетесь нашим гостеприимством. Но мы сможем подробнее обсудить это завтра. А теперь, пожалуйста, выпейте».

Со спутанными мыслями от идеи, что повелитель всех эльфов Квалинести, народа, славящегося своим собственным мастерством в обработке серебра и золота, превозносит успехи гнома, Флинт залпом осушил кубок, который украшал годом ранее. На дне сосуда, он знал, была его метка, слово «Утеха» и год. Ему стало любопытно…

Он потерял мысль, когда вкус эльфийского вина ударил ему в мозг; его глаза затуманились, а горло перехватило. «Молот Реоркса!»— завопил Флинт.

Он слышал об эльфийском цветочном вине. Оно славилось своим отупляющим букетом фруктового цветения и топорной мощью алкогольного содержимого. Только те, в ком была эльфийская кровь, могли вынести эту сладкую субстанцию, слышал он, и эффект от его алкоголя был таким, словно кентавр лягнул в голову. Аромат яблочного и персикового цветения, казалось, пропитал его тело изнутри и снаружи; у Флинта было такое чувство, будто его живьем забальзамировали в духах. Перед ним колыхались два или три Беседующих; тройка эльфов вокруг Портиоса превратилась в собрание из пятнадцати или шестнадцати. Хихиканье Лораланталасы возвысилось над хором абанасинийских соловьев, что внезапно принялись летать у него в мозгу. Флинт задохнулся и попытался сесть на трибуну Беседующего — протокол был послан к черту — но у трибуны явно выросли колеса; он никак не мог поймать ее.

Внезапно рядом с ним появился другой эльф. Флинт обнаружил, что сквозь слезы смотрит в глаза столь бледные, что они казались практически прозрачными. Это новое лицо было обрамлено столь же бесцветными волосами под капюшоном темно-красной мантии. «Вдыхай носом, выдыхай ртом», — хрипло сказала фигура.

«Ак», — прокаркал Флинт. — «Уфф!»

«Вдыхай носом…»— повторил эльф, и продемонстрировал. Гном, решивший, что все равно умрет, попытался сделать то, что командовал эльф. «Ууффф!»— тяжело вдохнул он.

«… Выдыхай ртом».

«Вууууффффф!»— ответил гном. Эльф разбросал какие-то травы и произнес несколько слов, то ли на старом эльфийском, то ли на языке магии — а может и на том, и на другом. Флинт сразу же почувствовал себя лучше. Он неуклюже прилег на ступени трибуны с пустым кубком в руке. Зал покинули все, кроме Беседующего, Лораланталасы, молодого полуэльфа и мага, что спас гнома.

«При всем уважении, Беседующий, вынужден утверждать, что наш гость не желает добавки», — проскрежетал эльф, помогая Флинту подняться на ноги. — «Эльфийское цветочное вино, в самом деле, на любителя». Гном покачнулся, и полуэльф подскочил поддержать его. Флинт благодарно кивнул.

«Вероятно, мастер Огненный Горн предпочитает закончить эту встречу в другой раз, Беседующий», — учтиво произнес эльф в мантии.

Солостаран поднял брови и посмотрел на гнома. «Вероятно, ты прав, Мирал», — ответил Беседующий.

«Ак», — кашлянул Флинт. — «Я в порядке». Он снова закашлялся и почувствовал, как его лицо побледнело. Маг щелкнул пальцами, и в его протянутой руке появился тонко нарезанный квит-па. Пока Флинт жевал кусок хлеба, Беседующий, теперь, когда придворные вышли, более неофициальный, махнул рукой дочери.

Эльфийская девочка, чьи кончики заостренных ушей едва виднелись сквозь вьющиеся золотые волосы, сняла с шеи тонкую цепочку. С одного ее конца свисал одинокий совершенный осиновый листок, играя зеленью и серебром в золотистом свете. Хотя он и выглядел натуральным, как будто сорванным с живого дерева, этот листок был изготовлен из серебра и изумруда и так искусно обработан, что его нельзя было отличить от живого листка, если бы не искорки света, что он посылал танцевать на восхищенном лице маленькой девочки.

Гном от удивления открыл рот; это движение спровоцировало персиковую отрыжку, что снова вызвало смех у Лораланталасы. «Я сделал этот листок шесть месяцев назад», — воскликнул Флинт, сглатывая последний кусочек квит-па. — «Продал его проезжавшему через Утеху эльфу».

«Моему посланнику», — сказал Беседующий. Флинт хотел, было, что-то сказать, но Беседующий поднял руку. — «Этот листок совершенен во всех отношениях. Нет дерева ближе сердцу эльфа, чем осина. Я решил найти художника, который может передать такое чувство в своей работе. И я обнаружил, что этот художник — не эльф, а гном».

Беседующий на мгновение отвернулся, затем сделал паузу. «Должно быть, вы устали за время вашего долгого путешествия», — сказал он. — «Мирал покажет вам ваши покои».

Солостаран наблюдал, как гном и маг вышли из зала. Прошло довольно много времени с того момента, когда в Квалиносте могли последний раз наблюдать подобное зрелище. Слишком много. Времена были темными в недалеком прошлом. Казалось, прошел только миг — а не тридцать лет — с того момента, когда был убит его брат Кетренан, и такие набеги еще не прекратились.

«Дружба…»— повторил Солостаран свои недавние слова. Миру не помешало бы немного больше дружбы.


* * * * *


Улицы эльфийского города простирались под ногами Флинта. Прежде, чем ему показали его покои, Флинт попросил Мирала отвести его куда-нибудь, где он сможет лучше осмотреть город. Эльф вел его вдоль покрытых плиткой проспектов, мимо зданий, украшенных мрамором и розовым кварцем, чьи кристаллы расщепляли свет только для того, чтобы сплести его снова в ослепительных новых цветах.

Осины, дубы и ели окружали здания так, что дома Квалиноста сами казались живыми, их корни глубоко уходили в землю. Фонтаны пузырились во дворах, где эльфы — женщины, одетые в серебряную паутину, и мужчины в зеленых камзолах — тихо переговаривались или слушали музыку цимбалы и флейты. Воздух был теплым и чистым, его прикосновение было мягким как в середине лета, хотя Флинт знал, что зима едва только ослабила свою хватку.

Пока он любовался, солнце опустилось ниже на западе, малиновый закат сливался с розовыми оттенками живого камня, чтобы искупать город в розовом свете. Лазурная и белая плитка улиц потемнела до пурпура. Аромат пекущегося квит-па и жарящейся оленины наполнил воздух, и мало кто из эльфов был слишком занят, чтобы подойти к дверям своих домов и офисов и насладиться угасанием дня.

Запах цветения все еще вызывал дискомфорт у гнома, но он решил игнорировать его.

Мирал привел его в переулок, который, петляя, поднимался к центру города. Переулок закончился большой площадью, Залом Неба, огороженным только бледными стволами осин и накрытым только голубым куполом неба. «Это зал?»— спросил Флинт, после того как маг озвучил его название. — «Но здесь нет крыши».

Мирал улыбнулся. — «Небо его потолок, говорим мы, хотя некоторые верят, что когда-то здесь и в самом деле был зал, хранивший нечто бесценное. Есть миф, который гласит, что Кит-Канан заставил это строение вознестись в небо, чтобы защитить то, что было внутри». Он посмотрел задумчиво и глубоко вдохнул наполненный ароматом персика воздух. — «Он гласит, что тот, кто найдет это строение, получит достойную награду».

«С этим не поспоришь», — согласился Флинт.

Мирал бросил на него взгляд и, после некоторой паузы, отрывисто засмеялся. Они вдвоем тщательно исследовали Квалиност, чьи детали стали теряться в сгущавшихся сумерках. Острые язычки ламп появились в редких стеклянных окнах эльфийских строений.

Из Зала Неба, в центре Квалиноста, Флинт мог рассмотреть изрядную часть древнего города. Четыре башни возвышались над верхушками деревьев в каждой точке компаса, и от каждой тянулся единственный изящный металлический мостик, эти мостики соединяли все башни в единый свод высоко над землей. Эти четыре арки выглядели словно паутина, сверкая даже в отсутствии солнца, но Флинт знал, что каждая была достаточно прочна, чтобы выдержать вес армии, и у него защемило сердце при мысли о мастерстве древних гномов, что построили их. Вряд ли Кринн когда-нибудь еще увидит подобное величие. Прямо на север, на холме, что был выше того, на котором он сейчас стоял, возвышалась Башня Солнца, такая высокая, что Флинт подумал, что если кто-нибудь поднимется на нее, ему останется лишь протянуть руку, чтобы протереть поверхность неба. Эта Башня была столь высокой, что ее золотая поверхность продолжала отражать садившееся на западе солнце даже после того, как более низкие здания погружались в тень.

«Видишь эти две реки?»— спросил его Мирал, указывая рукой на глубокие ущелья к востоку и к западу от города. Флинт хрюкнул. Видел ли он их? Реоркс Небесный, ему пришлось пересечь одну из них по подвесному мосту, выглядевшему едва ли достаточно прочным, чтобы выдержать вес голубя, не говоря уж о коренастом гноме. Воспоминание о том глубоком каменистом ущелье, разверзшемся под ним, вызывало у гнома дрожь.

«Та к востоку называется Итал-эната, Река Слез», — тихим голосом продолжал Мирал. — «А другая — Итал-инен, Река Надежды. Они сливаются позади Башни, чтобы нести свои воды на север, к реке Белая Ярость и затем дальше к морю.

«Специфические названия», — проворчал Флинт.

Мирал кивнул. «Они очень старые. Они были даны рекам в те дни, когда Кит-Канан со своим народом прибыл в леса Квалинести. Их названия — напоминание о слезах, выплаканных во время Братоубийственных Войн и надежде на будущее, когда эти войны, наконец, завершились».

Собеседник гнома замолчал, и Флинт некоторое время довольствовался тем, что стоял в этом тихом месте, разглядывая город. Однако, в конце концов, настало время идти.

Мирал проводил Флинта во дворец Беседующего, к западу от Башни Солнца, и Флинту показали его временные покои, несколько комнат с высоким потолком и мраморными полами, в три раза больше его собственного дома в Утехе. Маг проинформировал его, показывая дверь, ведшую в маленькую комнату с раковиной, наполненной водой с ароматом корицы, что он может отдохнуть и освежиться. Затем его оставили одного, пообещав, что еду и эль — никакого эльфийского цветочного вина — скоро доставят.

Когда, некоторое время спустя, прибыл слуга-эльф, он увидел, что гном укутался в шерстяной халат и развалился на простынях, хрипло похрапывая. Слуга тихо поставил поднос с красным элем, ломтиками оленины и нарезанным кубиками картофелем, затем задул несколько свечей, освещавших комнату, и оставил гнома в темноте спать и видеть сны.



Глава 2

Остерегайся тьмы

<p>Глава 2</p> <p>Остерегайся тьмы</p>

Когда взрослый спал, он спал как дитя.

Ему снилось, что он только-только научившийся ходить ребенок, стоящий, покачиваясь, перед входом в туннель. Вокруг входа кварц, мрамор и плитка, когда-то блестевшие, теперь были покрыты грязью от времени и забвения. Маленькое дерево — не осина и не дуб, ничего из того, что ребенок видел за свою короткую жизнь — росло из камня сбоку от устья пещеры. Ноздри ребенка подрагивали от запаха влажного камня, и — голубые глаза расширились — аромата корицы. Корица и каменный сахар на квит-па — излюбленное послеобеденное лакомство ребенка. А он был голоден и устал от дневной прогулки.

Голос матери звал из близлежащих зарослей Рощи, священной лесной области неподалеку от центра Квалиноста. Ребенок стоял в нерешительности у входа в туннель, сжимая в пухлой руке плюшевое животное, кодракона. Этой пещеры здесь не было днем раньше, подумал ребенок, но теперь она была здесь. В детском мире возможно все, а этот ребенок никогда не знал страха.

Нечто манило изнутри. Возможно, Нечто хотело поиграть с ребенком; его собственные старшие братья были далеко и слишком заняты делами старших братьев. Мама снова позвала, и в ее голос прокралась нотка страха.

Ребенок задумался. Может, это была Игра, где малыш прячется, а мама его находит? Может ли быть лучшее место, чтобы спрятаться, чем прелестный туннель? Его кварц, мрамор и плитка теперь сияли, будто некое волшебное Нечто отполировало их в промежутке между двумя мгновениями.

Мама потребовала, чтобы маленький мальчик вышел из укрытия. «Немедленно, маленький эльф. А не то», — предупредила она.

Это решило исход. Ребенок кинулся в пещеру. И в это мгновение, в эту первую неуверенную паузу в темном туннеле, отверстие заросло. Лозы рванули из влажной земли. Камни обрушились и перекрыли полуденный свет. Через секунду отверстие исчезло.

Ребенок стоял в нерешительности у кучи булыжника, что прежде была дверью пещеры. Он хотел выйти, но здесь больше не было Выхода. Не было света, не было запаха корицы.

Был только туннель.

Человек просыпался, хныча.



Глава 3

Флинт обустраивается

<p>Глава 3</p> <p>Флинт обустраивается</p>

П.К. 288, Конец лета


Недели, последовавшие за его путешествием в Квалиност, были для Флинта напряженными. В этот день, как и почти в любой другой, кузнец направлялся в Башню Солнца, постояв лишь несколько минут со стражей в холодном коридоре перед комнатой Беседующего, прежде чем эльфийский повелитель предложил ему войти.

Даже теперь, спустя несколько месяцев, проведенных в Квалинести, строгое великолепие покоев Беседующего продолжало трогать душу Флинта. Гномы холмов, как и эльфы, глубоко чувствовали свою связь с природой. Свет лился сквозь огромные прозрачные стены — экстравагантные стеклянные стены — так что лес снаружи личных покоев выглядел продолжением комнаты. За последние недели груши и персики еще сильнее налились на ветвях; яблоки зарумянились красным. Покои Солостарана были практически лишены украшений. Белые мраморные стены с серыми прожилками выглядели голыми на фоне наружных подоконников из розовато-пурпурного кварца. Факелы, в которых не было необходимости при том свете, что затапливал комнату в течение дня, холодные и черные, покоились в железных подсвечниках на стенах. Вдоль одной стены комнаты стоял стол с мраморной столешницей; за ним, в тяжелом дубовом кресле, стоявшем так, чтобы сидевший в нем ясно видел дверь и то, что за дверью, ожидал Беседующий. Плащ Солостарана цвета лесной зелени выделялся в покоях ярким цветным пятном, и его природная властность завладевала вниманием зрителя.

«Мастер Огненный Горн!»— поднимаясь, поздоровался Беседующий, зеленые глаза сверкали на ястребином лице. — «Входите. Как обычно, вы приятное отвлечение от государственных дел». Он указал на серебряную тарелку, наполненную засахаренными орехами, курагой, ломтиками яблока, вишней и другими фруктами, вне сомнения выросшими на деревьях за окном. «Не стесняйтесь, друг мой». Флинт отклонил угощение и принялся перебирать листки пергамента, стараясь ничего не уронить на покрытый черной и белой мраморной плиткой пол. Наконец он сложил их вместе, не обращая внимания на складки на бумаге, и положил на стол Беседующего. Как обычно, Солостаран восхищенно восклицал при виде рисунков углем, отбирая несколько из множества понравившихся ему.

Сегодня Беседующий выглядел расстроенным, хотя его речь была дружелюбной как обычно. «Как я все время повторяю, вы одаренный художник, мастер Огненный Горн», — прокомментировал он.

Они вдвоем потратили несколько минут, обсуждая дизайн новых настенных подсвечников для покоев Беседующего, и выясняя, предпочитает Солостаран, чтобы они были стандартной черной отделки, либо полированными до металлического блеска. Беседующий выбрал сочетание обоих вариантов. Внезапно раздался громкий стук в дверь покоев. Это был Танис. Он подошел к столу без той грации, которой славились эльфы.

«Вы желали видеть меня, сэр?»— спросил Солостарана полуэльф. Лицо Таниса имело выражение, в придачу к его неуклюжести, юноши, стесняющегося своей возмужалости. Он выглядел дважды балансирующим между двумя мирами — эльфа и человека, ребенка и взрослого. Скоро он начнет бриться, подумал гном. Еще одно доказательство человеческой крови Таниса. Гном вздрогнул, подумав, что может ждать полуэльфа от некоторых гладколицых эльфов. Танис остановился перед столом Беседующего, кивнув Флинту, который, несмотря на то, что прежде отказался от угощения, теперь грыз ломтик сушеного яблока и молчал.

«Пришло время начать твое совершенствование в стрельбе из лука, Танис», — сказал Солостаран. — «Я выбрал учителя». Танис в радостном удивлении посмотрел на Флинта. «Мастер Огненный Горн?»— с сомнением спросил полуэльф.

Флинт проглотил фрукт и покачал головой. «Не я, парень. Лук — не мое оружие, хотя я был бы рад продемонстрировать владение боевым топором». И у полуэльфа тоже прекрасно бы получилось, с такими растущими человеческими мышцами, сказал себе Флинт.

«Боевой топор — не эльфийское оружие», — мягко поправил Флинта Солостаран. — «Нет, Танис, лорд Тайрезиан согласился заняться твоим обучением».

«Но Тайрезиан…»— Голос полуэльфа замер, и гримаса недовольства промелькнула на его лице.

«… один из наиболее опытных лучников при дворе», — закончил Беседующий. — «Он ближайший друг Портиоса и наследник одного из высочайших семейств Квалиноста. Он может оказаться для тебя ценным союзником, Танталас, если ты впечатлишь его как студент».

Явно позабытый собеседниками, Флинт покосился на Таниса и отщипнул засахаренную грушу с серебряной тарелки. Танис и Тайрезиан никогда не будут союзниками, подумал гном, вспоминая этого эльфийского лорда в свой первый день при дворе. Один из четырех или пяти знатных эльфов, которые липли к Портиосу, наследнику Беседующего, словно мухи на мед, Тайрезиан обладал умением очаровывать аристократию. Но мало кто из простых эльфов отвечал высоким социальным стандартам Тайрезиана. Слывший среди придворных красавцем, Тайрезиан обладал острыми голубыми глазами и — редкость среди эльфов — аккуратно постриженными волосами длиной не более дюйма. Не удивительно, что гном холмов, даже искусный, не высоко ценился в глазах Тайрезиана, и Флинт догадывался, что полуэльф находился еще ниже. Гному было интересно, какой долей замаскированной снисходительности по отношению к воспитаннику отца Портиос был обязан мнению Тайрезиана.

Танис отважился на один последний протест. «Но, Беседующий, мое обучение у мастера Мирала занимает большую часть дня —»

Солостаран раздраженно прервал его. «Достаточно, Танталас. Мирал многому научил тебя в науке, математике и истории, но он — маг. Он не может продемонстрировать искусство владения оружием. Тайрезиан будет ожидать тебя после обеда во дворе к северу от дворца. Если ты захочешь поговорить с ним раньше, то можешь найти его в покоях Портиоса.

Танис открыл рот, затем явно лучше подумал. Отрывисто бросив «Да, сэр», он с прямой спиной прошел по мраморной плитке и вышел за дверь.

Солостаран несколько секунд продолжал смотреть на громко хлопнувшую дверь. Когда Флинт принялся скатывать рисунки, внимание Беседующего вернулось к аудиенции с гномом. «Могу я вам что-либо предложить?»— снова сказал Солостаран, неопределенно махнув рукой в сторону уже полупустой серебряной тарелки. — «Вина? Сушеных фруктов?»

Флинт отказался, сославшись на то, что поел перед тем, как прийти в покои Беседующего. Солостаран внезапно улыбнулся — хотел бы Флинт знать, чему — но вскоре улыбка увяла. Флинт зажал свернутые листы пергамента под крепкой рукой и собирался выйти, когда голос Беседующего остановил его.

«Мастер Огненный Горн, вы когда-нибудь хотели переписать историю?»— задумчиво произнес он.

Флинт замер, уставившись своими голубовато-серыми глазами в зеленые глаза Беседующего, и подумал, что у того нет эльфов, которых он мог бы назвать друзьями. С момента, как он надел мантию Беседующего в буйные годы после того, как Катаклизм изменил лицо Кринна, Солостаран был в центре одного слуха о свержении за другим. Он удерживал свой пост силой своей личности, правдой, что немногие эльфы могли проследить свою родословную несколько тысячелетий назад до Кит-Канана, и врожденным эльфийским ужасом перед пролитием крови своих эльфийских сородичей. Тем не менее, подумал Флинт, Солостарану приходилось опасаться случавшегося время от времени ропота недовольства среди придворных. Некоторые полагали, что Квалинести нужно открыть широкую торговлю с остальным Ансалоном. Другие считали, что все, кроме чистых эльфов, должны быть депортированы за границу, в Абанасинию.

Гном холмов обдумал ответ на вопрос Беседующего. Он вдохнул наполненный запахом фруктов воздух и сказал: «Конечно, я хотел бы изменить историю, если бы мог. Семья моего деда многих потеряла из-за Катаклизма».

Тремя столетиями ранее, случился Катаклизм из-за того, что старые боги были разгневаны гордыней наиболее влиятельного религиозного лидера той эпохи, Короля-жреца Истара. Когда Катаклизм обрушил разрушения на Кринн, горные гномы вернулись в Торбардин, великое подземное королевство, и запечатали врата; в результате их двоюродные братья с холмов, запертые снаружи, понесли основное бремя кары богов.

Брови Беседующего поднялись и, несмотря на сочувствие Солостарана, Флинт понял, что не может продолжать. «Они погибли, потому что горные гномы замкнули врата?..»— спросил Беседующий, и Флинт кивнул, не желая больше ничего говорить.

Солостаран встал и медленно подошел к прозрачной стене. Золотой обруч на его голове сверкал. В комнате было тихо, за исключением дыхания их двоих. «Я бы почти все отдал», — сказал Солостаран, — «за то, чтобы Танис был моим настоящим племянником, чтобы мой брат Кетренан был снова среди нас со своей женой Элансой. Чтобы еще раз увидеть моего брата Ареласа».

Мирал, маг Беседующего, рассказал Флинту историю Кетренана Канана и Элансы, и историю рождения Таниса. Но он не упоминал о существовании еще одного брата. Беседующий, по-видимому, хотел что-то рассказать, и Флинт не знал никого кроме себя, кому тот мог бы доверить свои тайны. Набрав полную горсть глазированного миндаля, гном прожевал один и напомнил: «Арелас?..»

Беседующий повернулся. «Мой младший брат». Заметив, как поднялись густые брови Флинта, он продолжил: «Я едва помню его. Он покинул Квалиност маленьким мальчиком. И умер прежде, чем смог вернуться».

«Почему он ушел?»— спросил Флинт.

«Он был… болен. Мы не могли вылечить его здесь».

Наступившая тишина длилась несколько минут, и Флинт обдумал ответ. «Так грустно, когда умирает ребенок», — сказал он.

Внезапно Солостаран поднял глаза, выражение удивления исказило его черты. «Арелас был мужчиной, когда он умер. Он возвращался в Квалиност, но так и не добрался сюда». Беседующий отвернулся от Флинта, явно стараясь справиться со своими эмоциями. «Если бы он прожил еще неделю, он был бы здесь в безопасности. Но дороги были опасны, даже еще больше, чем сегодня». Беседующий тяжело сел.

Флинт не был уверен, что нужно сказать. Немного помолчав, Беседующий попросил гнома оставить его.


* * * * *


Небрежно неся пергаменты с рисунками, Флинт хмуро возвращался в маленькую мастерскую, которую дал ему Беседующий, приземистое здание к юго-востоку от Башни. Здесь последние несколько месяцев он создал множество предметов: нефритовые ожерелья с рисунком из тончайших серебряных цепочек, кольца из плетеных золотых нитей, тонких, как пряди волос, браслеты из полированной меди с изумрудами.

Мастерская стояла в конце маленького переулка в грушевой роще. Вьющиеся розы оплели ее деревянную дверь. Флинт, помня любовь своей матери к ранним цветам, посадил их у подножья роз, и розовые, голубые и белые бутоны теперь переплетались с белыми, розовыми и желтыми розами.

Здание было выделено Флинту настолько, насколько он сам пожелает, но сколько это продлится, Флинт не был уверен. Совершенно точно он останется до конца весны, сначала говорил он себе; в конце концов, что толку было в таком далеком путешествии, если он сразу бросится домой? Тем не менее, воспоминания о теплом доме далеко в Утехе — и о пенящейся кружке эля — часто всплывали в его мыслях. Эльфийский эль, вне всякого сомнения, был жалким подобием настоящего, насколько разбирался в этом гном, хотя он и пенился и ударял в голову, в отличие от эльфийского цветочного вина.

Он был настолько занят практически ежедневными встречами с Беседующим и количеством заказов на его работу большим, чем он мог справиться, что неудивительно, что последний день весны тихо и незаметно проскользнул мимо, и теплые золотые летние дни потянулись перед гномом.

Можно было часто видеть, как окно его мастерской поздно вечером светится красным светом, словно Лунитари, и нередко первый проснувшийся в Квалинести на следующее утро эльф делал это под звон молота по наковальне. Многие удивлялись усердию гнома, и еще большие надеялись, что Беседующий сделает их счастливыми обладателями подарков, изготовленных мастером Огненным Горном.

Этим полднем он вернулся к жару горна, поднял железный молоток и вновь использовал яркое пламя и удары своего молотка, чтобы превратить безжизненную массу металла в прекрасную вещь. Он провел несколько часов, потеряв чувство времени, поглощенный работой.

Наконец Флинт вздохнул, отер носовым платком сажу со лба и рук и зачерпнул воды из деревянной бочки, что стояла у двери мастерской. Когда он вышел наружу под послеобеденное солнце, улыбка коснулась его лица, разгладив морщины, перечеркивавшие его лоб. Ведшая к его двери тропинка проходила через группу осин. Их бледные стройные стволы мягко качались от легкого ветерка, будто слабо кланяясь гному, и их листья шелестели, мерцая зеленью, серебром и снова зеленью. Его рука медленно поднялась к груди, будто это могло унять сердечную боль от окружающей красоты. И часть его все еще страдала от печали Беседующего.

Но затем Флинт заметил несколько золотых отпечатков высоко в деревьях, и почувствовал глубоко внутри то же беспокойство, что мучило его всю жизнь. По утрам уже было прохладно, отчетливее, чем мягкая прохлада летних ночей, и вечернее солнце все больше становилось золотым. А теперь и деревья.

Все это говорило об осени и унесло его мысли к Утехе и домам, спрятанным высоко среди валлинов. На рифленых краях листьев гигантских деревьев как раз должны были показаться первые мазки разных цветов, подумал он и снова вздохнул. Осень была временем путешествий. Ему пора было возвращаться в родной дом.

Флинт задумался, действительно ли Утеха была его родным домом? Он поселился там многие годы назад больше устав скитаться, чем по какой-либо другой причине, после того как покинул свою обедневшую деревню в поисках счастья. А разве жизнь среди эльфов имеет разницу для простого гнома с Дома в Холме, по сравнению с жизнью среди людей? В любом случае, он был чужаком; он не видел большой разницы. Кроме того, подумал он, глубоко вдохнув прохладный воздух, здесь было ощущение мира, которое он никогда и нигде больше не чувствовал.

Флинт пожал плечами и вернулся в мастерскую, и вскоре в воздухе снова послышался звон его молотка.


* * * * *


Флинт несколько часов спустя оторвался от работы, поднял взгляд и увидел, что часы — сделанные им из дуба с противовесами из двух кусков гранита — показывают время близящегося ужина. Однако его мысли были не о еде и не о серебряной розе, которую он ковал по просьбе леди Селены, члена компании Портиоса, которая поборола свою неприязнь к гномам вскоре после того, как обнаружила, что «украшения от Флинта» стали среди придворных новой модой.

«Время», — воскликнул он, отложил молоток и прикрыл угли в печи горна. Каждые несколько недель он следовал одному и тому же ритуалу. Он ополоснул лицо и руки в тазу, смыв пот и дым горна. Он схватил мешок и, открыв встроенный в каменную стену ящик, принялся наполнять сумку любопытными предметами. Каждый был сделан из дерева, и Флинт любовно обстругал их края, сгладив затем кромки. Внезапно фигура, тень в окне, пересекла его периферийное зрение, и он выпрямился и стал ждать. Еще один заказ? Его сердце сжалось. Он знал, что эльфийские дети целыми днями наблюдали за ним, следили за гномом, который каждую неделю появлялся на улицах и раздаривал выстроганные игрушки всем детям в поле зрения. Он надеялся, что никто не задержит его сейчас.

Флинту показалось, что он услышал снаружи шум потасовки, и протопал к двери, чтобы проверить. Но никого не услышал и не увидел.

«Огненный Горн, ты стареешь. Теперь тебе начинает мерещиться», — пожаловался он, возвращаясь, чтобы загрузить мешок.

Он ощущал глубоко внутри тепло, прикасаясь к каждой из деревянных игрушек. Металл хорош, чтобы придавать ему форму; он дает ощущение власти, когда холодное вещество подчиняется молоту и принимает форму силой воли кузнеца. Но дерево другое, подумал он, поглаживая деревянный свисток. Никто не придает силой форму или дизайн дереву, сказал себе гном; он находит форму, которая скрыта внутри него. Не было более мирного времени для Флинта, чем когда он сидел с ножом для резьбы в одной руке и куском дерева в другой, гадая, что за сокровище скрыто в сердцевине последнего.

«Как говорила моя мама, они похожи на людей», — подробно объяснил он своей мастерской, которая теперь была ему знакома как близкий друг. «Некоторые люди похожи на этот металл, говорила она», — и он продемонстрировал пустынной комнате брошь в виде металлического цветка. «Им можно силой придать очертание. Они приспособятся. Другие люди как это дерево», — и он показал крошечную белку, вырезанную из мягкого дерева. «Если ты начнешь прилагать к ним силу, они сломаются. Тебе нужно работать медленно, осторожно, чтобы увидеть то, что внутри».

«Суть в том, говорила моя мама», — серьезно продекламировал он каменной скамейке возле двери, — «чтобы распознать, кто есть кто».

Флинт сделал паузу, как будто чего-то ожидая. Ему на ум пришло, что у парня, беседующего со своей мебелью, должно быть не много друзей. За исключением Беседующего, Мирала и городских детей, большинство эльфов были сдержанно вежливы с ним. Но здесь не было никого, чтобы хлопнуть по спине и угостить элем в таверне, никого, чтобы обменяться историями, никого, кому бы он доверил прикрывать спину на большой дороге.

«Возможно, пришло время вернуться домой в Утеху», — тихо сказал он, и на его лице появилось выражение грусти.

В этот самый момент прямо за дверью раздался громкий удар, а за ним придушенно «О-о!». Он замешкался лишь на миг и на цыпочках подкрался к открытой двери. Внезапно он прыгнул за дверь, проревев: «Реоркс порази! К бою!» и размахивая вырезанной белкой, словно боевым топором. В туче пыли и с визгом «Танис, на помощь!» легкая фигурка со светло-пепельными локонами понеслась прочь, мелькая между грушами и осинами. Ее бирюзовый костюм как зеркало отражал темнеющее в сумерках небо.

«Лораланталаса!»— со смехом позвал Флинт. — «Лорана!» Но дочь Беседующего исчезла.

Эльфийская девочка звала Таниса, но Флинт не видел доказательства присутствия полуэльфа. По-видимому, судя по зову Лораны, послеобеденный урок стрельбы из лука с Тайрезианом был закончен.

Улыбаясь, Флинт вернулся в мастерскую. Он все еще улыбался, когда показался, перебросив через плечо мешок, и отвязал дверь мастерской. В центре Квалиноста, у подножья холма, покрытого осиновой рощей Зала Неба, располагалась открытая площадь. Это было солнечное место, с одной стороны ограниченное рядом деревьев, которые, казалось, специально были посажены, чтобы залезать на них, а с другой стороны маленьким ручьем, вливавшимся в серию покрытых мхом водоемов. Между ними было достаточно места, чтобы бегать, кричать и играть во всякие шумные игры. Эта площадь была идеальным местом для детей.

Солнце начало опускаться за горизонт, когда шаги Флинта привели его на площадь. Дюжины эльфийских детей, одетых в хлопковые накидки, собранные на шее, запястьях и лодыжках, прекратили свои игры, когда коренастый гном пересек пешеходный мостик и вышел на открытое место. Дети уставились на него, никто не осмеливался нарушить тишину. Флинт сердито посмотрел, его густые брови практически нависли над стальными глазами, и затем фыркнул, как будто на них не стоило обращать внимания. Он промаршировал через площадь, повернувшись спиной ко всем их любопытным взглядам.

Наконец, эльфийская девочка в бирюзовом платье бросилась к лямке на рукаве гнома. Флинт смутился, его глаза вспыхивали, словно кремень по огниву. «О нет!»— подумал Флинт, сохраняя суровое выражение, — «это ведь Лорана, не правда ли». «Вы!»— воскликнул он. Остальные дети побледнели, но Лорана не испугалась. Он продолжил: «Это вы шпионили за мной?»

Лорана опустила голову, и среди пышных локонов показался кончик заостренного уха. «Ну, конечно», — сказала она.

«Что вам нужно?»— прорычал он. — «У меня нет времени. Видите ли, кое-кому нужно работать, а не играть все время. Я несу очень важный заказ в Башню, а солнце уже почти село».

Эльфийская девочка пожевала розовую нижнюю губу. «Башня в другой стороне», — наконец сказала она, сверкнув зелеными глазами.

«Потрясающее самообладание», — подумал Флинт, — «для ребенка; должно быть, королевская кровь». Или это фигура Таниса, маячившего позади, придавала храбрости Лоране.

«Ну и?»— снова потребовал он. — «Что вам нужно от меня?»

«Еще игрушек!»

Флинт сделал изумленный вид. «Игрушек? У кого есть игрушки?»

Она захихикала и потянула за его рукав. «В мешке. У вас в мешке игрушки, мастер Огненный Горн. Согласитесь. Ну, давайте».

Он прорычал: «Невозможно». Но крики детей — «Да» «Игрушки!» «В прошлый раз я получил вырезанного минотавра» «Я хочу деревянный меч» — заглушили его ответ. «Ну, ладно», — громко проворчал он. — «Я взгляну, но, скорее всего, мешок наполнен углем. Чего вы и заслуживаете». Он заглянул внутрь, пряча содержимое от детей, которые подкрались поближе.

Примерно в двадцати футах в стороне Танис громко вздохнул и выбрал новое грушевое дерево, чтобы прислониться. Его лицо имело выражение скучающего молодого человека — хотя он и не уходил.

«Гнутые гвозди», — произнес Флинт, тщательно рассматривая мешок. — «Вот что у меня здесь. А также ржавые скребки для лошадей, стертые подковы, буханка квит-па месячной давности. Вот и все».

Дети ждали, пока Лорана перехватит инициативу. «Вы всегда так говорите», — заметила она.

«Все верно», — вздохнул он. — «Вот что. Сунь свою руку внутрь мешка и вытащи что-нибудь наружу».

Она кивнула. «Здорово». Она поднесла руку к горловине. «Только будь осторожна с детенышем морского дракона», — сказал гном. — «Он кусается».

Она отдернула руку и пристально посмотрела на Флинта. «Хочешь, чтобы я сделал это?» — наконец предложил Флинт.

Лорана снова кивнула.

Он с ликующей улыбкой вытянул что-то из дальнего угла мешка. Она открыла рот, захлопала в ладоши и внезапно перестала быть королевской дочерью Беседующего, а стала обычной эльфийской девочкой. Все еще хмурясь, он положил предмет ей в руки.

Это была флейта, не длиннее пяди руки эльфийской девочки, но совершенная во всех отношениях, вырезанная из куска валлина, который Флинт принес с собой из Утехи. Он знал, что его звук будет слаще любого другого дерева, что и было доказано, как только Лорана поднесла флейту к губам. Полившийся звук был чист как вода в ручье.

«Ой, спасибо!»— воскликнула Лорана, и побежала к Танису, который наклонился, чтобы рассмотреть ее сокровище. Брат Лораны, эльфийский мальчик по имени Гилтанас, и остальные эльфийские дети столпились вокруг Флинта, прося его заглянуть в мешок и найти что-нибудь и для них тоже.

«Немедленно прекратите толкаться», — раздраженно сказал Флинт, — «или, знаете, мне придется сейчас же уйти». Но каким-то образом, несмотря на ворчание гнома, когда сумка была пуста, каждый ребенок на площади держал новую великолепную игрушку. Там были крошечные музыкальные инструменты, как флейта Лораны, и маленькие куклы-марионетки, которые можно было заставить танцевать на ладони, и миниатюрные повозки, влекомые раскрашенными лошадьми, и деревянные диски, что вращались вверх-вниз на конце нитки, привязанной к пальцу.

Все игрушки были сделаны из дерева, каждая любовно вырезана при свете огня. Флинт неделями работал в свободное время, наполняя шкаф, и затем, изготовив достаточное количество, он находил повод пройти через эту площадь. Он ни за что бы не признался, что это вовсе не случай присылал его, когда у него в мешке кстати оказывались игрушки. Он бы только нахмурился.

Свернув пустой мешок, Флинт поискал глазами скопление детей. Гном увидел Таниса, который теперь сидел на краю площади, отдельно от остальных, возле одного из прудов. Тот сидел, скрестив ноги и тихо уставившись в воду, в которой Флинт заметил слабые тени проплывавших рыб. За всей этой эльфийской миловидностью, в человеческих чертах Таниса было что-то определенно знакомое Флинту. Эти эльфы были хорошим народом, но время от времени он замечал, что его мысли обращаются к временам, когда он общался с немного менее сдержанной публикой. По меньшей мере, он четыре или пять раз приходил на такую площадь, и всегда Танис держался отдельно от остальных детей, когда гном раздавал деревянные игрушки. Танис уже вырос для детских безделушек, но, тем не менее… Он еще не был взрослым. Не то, чтобы Танис не выглядел заинтересованным. Практически каждый раз, когда гном приходил, чтобы раздать игрушки, Флинт обнаруживал, что не-совсем-эльфийские глаза юноши смотрят на него, как будто изучая гнома. Флинт махал мальчику, чтобы тот подошел поближе, но тот так и не сделал этого. Он просто продолжал смотреть своим задумчивым взглядом, и затем, когда гном снова пытался отыскать его, тот уже исчезал.

Но на этот раз будет по-другому. Флинт сунул руку в карман, чтобы убедиться, что последняя сохраненная им игрушка — деревянная трубка для стрельбы горохом — все еще здесь.

Остальные дети разбежались домой, чтобы отужинать олениной с фруктовым соусом, отбитой рыбой или квит-па с жареной дичью. Единственной фигурой в поле зрения оставался Танис. Подопечный Беседующего сидел у пруда, обхватив руками колени, положив на них подбородок и наблюдая за Флинтом карими глазами. Он носил свободную белую рубашку и желто-коричневые бриджи из оленьей шкуры — одежду, скорее напоминавшую ту, что носили люди равнин Кве-Шу, а не струящиеся туники и платья, которые предпочитали полные эльфы. Он встал, расправив свое сильное тело без той грации, что свойственна остальным эльфам. Танис пригладил рукой назад рыжевато-коричневые волосы.

«Танталас», — кивая, сказал Флинт.

Полуэльф ответил Флинту кивком. «Мастер Огненный Горн».

Они стояли, оба явно ожидая, что другой сделает первый ход.

Наконец, Флинт жестом указан на пруд: «Наблюдаешь за рыбами?». Прекрасное начало, подумал он.

Танис кивнул.

«Зачем?»

Полуэльф похоже удивился, затем задумался. Его ответ, когда, наконец, прозвучал, был едва слышен: «Они напоминают мне кое-кого». Полуэльф не смотрел ему в глаза. Флинт кивнул. «Кого?»

Танис угрюмо поднял глаза. «Всех здесь».

«Эльфов?»

Полуэльф одобрительно кивнул.

«Почему?» — продолжал давить Флинт.

Танис пнул комок мха. «Они довольствуются тем, что имеют. Они никогда не меняются. Они покидают это место, только умирая».

«А ты другой?»— спросил Флинт.

Танис вытянул губы в прямую линию. «Когда-нибудь я покину это место».

Флинт ждал, что полуэльф скажет что-нибудь еще, но, похоже, Танис считал эту часть разговора оконченной. Все верно, подумал Флинт; я попробую. По крайней мере, он в этот раз не ускользнул в тень. «Как прошел сегодняшний урок стрельбы из лука?»— спросил гном.

«Нормально». Голос мальчика был монотонным, а его глаза снова сфокусировались на пруде. Дети вдалеке восхищенно щебетали и визжали. «Тайрезиан и Портиос были там со своими друзьями», — добавил он.

Это прозвучало ужасно, выдавая отношение друзей Портиоса к полуэльфу. Флинт хотел бы что-нибудь сказать, чтобы приободрить подопечного Беседующего. «Прекрасное время», — сказал он и подумал: «Блестящий разговор, мастер Огненный Горн». Что там насчет того парня, который лез с неуместными разговорами?

Танис слабо улыбнулся и кивнул, соглашаясь. И в самом деле, было прекрасное время года. Полуэльф сделал три шага, чтобы прислониться к другой груше.

Флинт попробовал снова. «Не хочешь присоединиться ко мне», — что бы предложить эльфийскому ребенку? Хотя по людским меркам тридцатилетний возраст Таниса соответствовал молодому мужчине, тридцатилетнему эльфу было далеко до понятия взрослого — «на ужин?»

«Может быть, с эльфийским цветочным вином?»— спросил полуэльф. Флинт задумался, не смеется ли над ним подопечный Беседующего. Гном мог бы, не подавившись, сделать глоток благоухающего напитка — по государственной необходимости, например, когда разделить эльфийское вино было частью придворного этикета. «А, борода Реоркса», — пробормотал Флинт и вздрогнул.

Танис изучал Флинта, едва заметная улыбка играла у него на губах. «Вам не понравилось это вино», — наконец сказал полуэльф.

«Нет. Оно мне отвратительно».

«Тогда почему вы выпили его?»— спросил Танис.

Флинт внимательно посмотрел на полуэльфа; тот выглядел искренне интересующимся. «Как чужестранец, я пытался приспособиться здесь».

Где-то вдалеке пронзительный детский смех сопровождал визг деревянного свистка. По меньшей мере один родитель этим вечером вряд ли будет доволен Флинтом. Танис насмешливо улыбнулся. «Вы пытаетесь быть 'одним из эльфов'?»— едва ли не презрительно спросил он.

Флинт задумался. «Ну…»— сказал он, — «если находишься в Квалиносте, поступай как квалинестийцы. Моя мама говорила так, или что-то в этом роде». Он уловил запах печеной оленины, и его желудок заурчал, но он не сменил положения. О, как он хотел свой ужин. О, как бы он желал никогда не начинать этого разговора. Полуэльф продолжал насмешливо улыбаться, но его глаза казалось, молили об утешении, и внезапно гном подумал, что, может быть, это презрение было обращено не на него, а на Портиоса, Тайрезиана и остальных. «Не пытайтесь, мастер Огненный Горн», — сказал Танис.

«Что?»— спросил Флинт.

Танис сорвал недоспелую грушу с дерева, бросил ее на мох и раздавил пяткой своего мокасина из пропитанной кожи. «Не пытайтесь. Они никогда не примут вас. Они не примут никого, кто не совсем похож на них». Он пнул фрукт в сторону и, не говоря ни слова, зашагал прочь. Вскоре его фигура скрылась за деревьями.

Флинт медленно вернулся в свою мастерскую, закрыл дверь и положил пустой мешок в сундук. Он уже как-то не был настроен ужинать.



Глава 4

Урок

<p>Глава 4</p> <p>Урок</p>

П.К. 288, Начало осени


Танис шагал по дороге от мастерской Флинта, его мокасины шаркали по голубой и белой плитке. Он проклинал сам себя за глупость. Зачем он так груб был с гномом? Флинт Огненный Горн явно имел самые лучшие намерения; почему полуэльф не ответил тем же?

Не обращая большого внимания, куда идет, Танис обнаружил, что бредет через Зал Неба в центре Квалиноста. Его плитка, уже укрытая сумерками, была украшена мозаикой, изображавшей Ансалон, с эльфийской столицей в центре; карта детально отображала земли от Утехи и озера Кристалмир на северо-западе до Кве-Шу на северо-востоке и Пакс Таркаса на юге. Однако, полуэльф уставился лишь на одну точку на карте: на Утеху, приемный дом гнома. Что это было за место?

«Представляю, каково жить в доме на дереве», — сказал он, его шепот был поглощен тишиной, повисшей над пустынной площадью. Он подумал о каменных домах эльфов, которые никогда не теряли свой холод. А деревянный дом на дереве будет теплым?

Он пнул расшатанную плитку, обозначавшую положение деревни Врата, между Квалиностом и Утехой; это движение отправило вращаться осколок. Раскаиваясь и надеясь, что никто не видел, как он повредил священную карту, он прыгнул за отбитым куском и вернулся, чтобы поместить его на место, став на колени. Затем он сел на корточки и осмотрел открытое пространство.

Прохладный воздух сумерек разносил изысканные запахи ужина и теплое эхо застольной болтовни. Танис медленно встал и пристально оглядел Зал Неба; вокруг него виднелись багрянистые кварцевые шпили эльфийских домов, а прямоугольники света ламп вдоль их изогнутых стен торчали, словно клювы птенцов над круглыми верхушками деревьев. Опоясанный по кругу арочными мостами, с золотом высокой Башни Солнца, все еще отражавшей солнечные лучи в вечернем небе, город представлял собой замечательное зрелище; не удивительно, что эльфы Квалинести верили, что это был самый прекрасный город в мире. Но как эльфы могли быть в этом уверены, живя и умирая в одном и том же месте?

Может, его неудовлетворенность, задумался Танис, идет от его отца? От его человеческой стороны?

Танис поднял взгляд в темнеющее небо; практически у него на глазах стемнело, и прямо над головой стали появляться звезды. Он вспомнил миф, что когда-то Зал Неба был настоящим строением, охранявшим некий редкий и драгоценный предмет, а затем Кит-Канан волшебным образом поднял здание и этот предмет в небо, чтобы спрятать их, оставив только карту, что образовывала пол здания. Ребенком ему рассказывали другие молодые эльфы, что точный центр карты был «пятном удачи»; стань здесь и очень сильно пожелай, и ты получишь то, о чем мечтаешь, утверждали они.

«Я очень хочу подняться здесь, чтобы увидеть то скрытое место на небе», — страстно прошептал он. — «Я хочу увидеть весь Ансалон. Я хочу путешествовать, как Флинт… чтобы обрести приключения… и друзей…»

Смущенно оглянувшись вокруг, надеясь, что никто не видел и не слышал его, Танис тем не менее продолжал ждать — конечно, не надеясь на самом деле, что появится нечто волшебное, чтобы исполнить его желание. Естественно, нет, сказал он себе. Это была мечта ребенка, а не молодого человека. Он подождал еще несколько минут, пока подувший сквозь грушевые деревья бриз не покрыл гусиной кожей его руки и не напомнил ему, что пришло время возвращаться домой.

Где бы он еще был, подумал полуэльф.


* * * * *


«История», — сказал на следующее утро Танису мастер Мирал, — «словно великая река».

Полуэльф посмотрел вверх. Он знал, что у наставника не нужно спрашивать, что тот имел в виду. Мирал либо пояснит свою точку зрения, либо заставит Таниса самого понять это. В любом случае, вопросы ничего не дадут полуэльфу, кроме раздраженного взмаха руки.

Однако сегодня, в тусклом освещении комнаты Мирала во дворце Беседующего, маг был склонен к словоохотливости.

«Великая река», — повторил он. — «Она начинается с маленьких чистых потоков, одиноких голосов, стремительно несущихся мимо своих берегов, пока не сольют свои воды с другими потоками, вырастая больше и больше, по мере того, как они смешиваются и смешиваются, пока маленькие голоса тысяч крошечных потоков не соберутся в ревущую песнь великой реки». Он сделал широкий жест, подчеркивая метафору.

«Да?»— напомнил Танис. Полуэльф широко раскрыл глаза в темной комнате; насколько он мог помнить, окна в жилище мага всегда были закрыты. Яркий свет, пояснял Мирал, влияет на силу растений и специй, которые формируют основу его скромной магии. Кроме того, сильный свет причинял бы боль практически бесцветным глазам, которые Мирал прятал в глубине капюшона своей темно-бордовой мантии. Танис долго удивлялся, зачем Беседующий нанял мага в наставники своих детей; когда-то Мирал учил Лорану, Гилтанаса и Таниса — Портиос был слишком взрослым для наставника, когда Мирал прибыл ко двору — но теперь Лорана брала уроки у эльфийской леди. С другой стороны, Гилтанас и Мирал рассорились в самом начале; младший сын Беседующего теперь брал уроки только военного дела — у Ультена, одного из друзей Портиоса, который был благородного происхождения, но хронически нуждался в деньгах.

Танис, любивший странного мага, остался с Миралом, который был одним из немногих при дворе, кто не общался с полуэльфом с вежливой холодностью. Возможно, отличие в отношении Мирала к нему было связано с годами, проведенными волшебником вне Квалинести, рассуждал Танис; хотя Мирал был эльфом, он вырос не с эльфами. Еще одна причина когда-нибудь покинуть Квалиност, подумал полуэльф.

Мирал теперь указывал костлявым пальцем на Таниса, и капюшон частично откинулся назад с его лица. Его ресницы и брови, как и волосы по плечи, что разлетались из-под капюшона мантии, были пепельно-белыми, светлее даже локонов Лораны. Мирал, со своими полками и полками книг, волшебными зельями, своей привычкой совершать пешие прогулки, поздно вечером меряя шагами коридоры Башни — привычкой, вызывавшей хихиканье и догадки у юных эльфов — обладал бесцветным взглядом того, кто слишком много времени проводит в темноте.

«Великая река», — продолжал Мирал, и Танис покачал головой, пытаясь вернуть караван мыслей, — «в свою очередь вливается в глубокое и бесконечное море. История подобна этому морю».

Маг улыбнулся, заметив, что Танис сбит с толку, и это выражение придало резким чертам Мирала ястребиное выражение. «И хотя можно все упростить, изучая великие океаны и реки — войны и значительные события минувших веков — иногда прошлое легче понять, вместо этого слушая музыку тех нескольких крошечных ручейков, рассказы об отдельных судьбах, что одна за другой и капля за каплей, сделали мир таким, каков он есть».

Запутавшись в риторике мага, Танис втянул ароматную смесь пряностей, ухитрявшихся выскользнуть из закупоренных контейнеров по периметру комнаты, зная, что в конечном итоге Мирал перейдет к сути дела. В то время, как остальную знатную молодежь эти уроки могли повергнуть в ужас, Танис ожидал своих часов с Миралом. Наряду с историей, нужно было изучать и другие предметы: письмо, движение небес, поведение и привычки живых существ. Все это было интересно полуэльфу. «Например», — сказал Мирал, усаживаясь на огромную подушку, покрытую выделанными шкурами лесных оленей, и махнув Танису на знакомое, меньшее по размеру, но не менее уютное кресло сбоку, — «рассказывал я тебе про Джерику?»

Когда Танис покачал головой, маг начал рассказывать эту историю:

«Как ты знаешь, Танис, эльфы — олицетворение добра; они были первой расой на Кринне». Танис открыл было рот, чтобы спросить, не верят ли другие расы, что они тоже были первыми, но маг взглядом заставил его замолчать.

«Прохождение Серой Драгоценности меньше повлияло на эльфов, чем на другие, более слабые, расы, но…»

«Расскажи мне про Серую Драгоценность», — прервал Танис, надеясь, что этот рассказ протянется весь его послеобеденный урок стрельбы из лука с Тайрезианом.

Мирал сердито посмотрел, и казалось, что тени вокруг этой пары сгустились, как если бы свет отражался плохим настроением мага. «Я рассказывал тебе про Серую Драгоценность. Итак…»— хриплым голосом продолжил маг. — «… Серая Драгоценность меньше повлияла на нас, чем на другие расы, но все же прохождение камня — который, как ты знаешь, является воплощением хаоса — устраивало беспорядок везде, где он побывал».

«В Сильванести, откуда я родом…» Это было новостью для Таниса, который вскочил, готовясь задать вопрос, но вместо этого плюхнулся обратно под взглядом мага. «В Сильванести, возле главного города Сильваноса, жили эльфийский лорд и его двое детей, сын по имени Пантелл, и младшая дочь по имени Джерика. Как было принято во времена до Братоубийственных Войн, старший сын унаследовал титул, земли и состояние отца. Дочь, Джерика, должна была получить достаточно большое приданое, что должно было поощрить кого-нибудь из молодых эльфийских лордов жениться на ней, но она не имела никаких прав на что-либо еще из того, чем владел ее отец».

«Это выглядит несправедливым, поступать таким образом», — заметил Танис.

Мирал кивнул и плотнее закутался в мантию. «Также думала и Джерика», — продолжил маг. — «Такая ситуация мучила Джерику, особенно потому, что ей было очевидно, что она была более достойным ребенком. Эльфийские женщины в то время, как и сейчас, тренировались в воинском искусстве, хотя в то время, как и сейчас, их владение оружием было скорее церемониальным, чем практическим. Когда возникала необходимость, большую часть борьбы вели мужчины».

«Итак, Джерика так владела мечом, что могла одолеть своего брата, Пантелла, в потешных сражениях, которые они устраивали в замке. Она была сильнее своего старшего брата и умнее. Но так как она была младшим ребенком, то знала, что, в конце концов, она увидит, как все, что как она считала, она заслуживает, перейдет к недостойному. Все могут видеть, убеждала она себя, что Пантелл плохой боец, совершенно лишенный моральных принципов. Она знала, что он не чурался воровства, что был жадным и трусливым и, более того, что он был не слишком умным».

Желудок Таниса заурчал, и он посмотрел на тарелку поджаристых квит-па, которую маг поместил вне его досягаемости на низкий столик рядом с двумя креслами. Полуэльф прошлым вечером вернулся слишком поздно, чтобы присоединиться к семейству Беседующего за обеденным столом; неприятные воспоминания о разговоре с Флинтом долго не давали ему уснуть, и заснув, наконец, под утро, он проснулся уже слишком поздно, чтобы успеть позавтракать до встречи с Миралом.

Однако маг правильно интерпретировал урчание в животе и тоскливый взгляд, и отдал приказ на незнакомом языке, приказ, который без помощи эльфийских рук заставил тарелку заскользить по столу к полуэльфу. Танис пробормотал слова благодарности, намазал ломтик квит-па грушевым желе и сунул его в рот.

Мирал продолжил. «Горечь Джерики росла все больше и больше от осознания того, что все ее мастерство, все ее таланты ничего не дадут ей. Она мечтала отправиться на битву и принести славу своему дому. Вскоре Драконья Война дала ей эту возможность. Эта война втянула и ее отца, и тот, несмотря на горячие протесты своего сына, отправил Пантелла присоединиться к другим эльфийским солдатам. Джерика тем не менее осталась дома, практикуясь в мастерстве владения мечом и тренируясь с луком, пока не стала уверена, что с честью сможет постоять за себя. Однако шли долгие месяцы, а от Пантелла не было ни весточки с тех пор, как он ушел со своим полком».

«Он был убит?»— спросил Танис.

«Отец Джерики боялся этого. Он опасался, что его сын и наследник был захвачен в плен. Джерика пришла к своему отцу и поклялась найти своего брата — клятвой, которую никто из домашних не воспринимал всерьез, потому что, в конце концов, она была девушкой, и ей было только двадцать пять или около того, меньше, чем тебе сейчас. Под покровом ночи она покинула замок и направилась сквозь леса Сильванести в поисках полка ее брата».

«Она нашла его?»— с полным ртом квит-па спросил Танис. Он смахнул крошки со своих бриджей песочного цвета.

Мирал кивнул. «Нашла, но не там, где ожидала. Она встретила Пантелла, когда полк эльфов вступил в бой с отрядом людей. Она пробилась к нему, где к своему ужасу обнаружила…»— голос мага замер. «Как думаешь, Танис, что она узнала?»— пригласил Мирал.

Танис поднял взгляд и сглотнул. «Что?»— повторил он.

Мирал продолжил. «Пантелл сражался на стороне людей».

Полуэльф почувствовал, как дрожь пробежала по его телу. Он так резко вскочил, что комната у него перед глазами из серой превратилась в черную. Он потряс головой, чтобы прояснить ее. Что Мирал пытался сказать ему?

Маг безжалостно продолжил, больше не глядя в глаза полуэльфа. «Джерика была в такой ярости, что, не раздумывая, выкрикнула имя своего брата и, когда он повернулся к ней, пронзила его насквозь своим мечом. Оказалось, что эти эльфы искали отряд людей, который собрал и возглавил Пантелл. Эльфы истребили людей, и Джерика вернулась домой как герой».

«Герой? За убийство своего брата?»— Танис сглотнул. Он слышал, что эльфы Сильванести были хладнокровнее и более расчетливо рациональны, чем Квалинести, но…

«За убийство предателя», — поправил Мирал. — «Она унаследовала имущество своего отца и достигла огромных успехов как генерал эльфов». Он остановился и бросил взгляд на своего ученика.

Танис был шокирован. «Это так?»— спросил он, невольно повысив голос. — «Она убила своего брата и за это была награждена?»

«До конца жизни ее одолевала печаль”,— признал Мирал. — «Годы спустя ее стали преследовать сны о брате, кошмары, в которых она снова, снова и снова протыкала его, пока с криком не просыпалась».

Танис задумался, глядя на затененную комнату, но видя вместо нее закованную в броню эльфийскую женщину, пронзающую в бою своего собственного брата. «Плохие сны — малая цена за убийство другого эльфа», — наконец сказал он.

«Это зависит от снов», — ответил маг.

Некоторое время они вдвоем сидели в тишине, пока Мирал не наклонился вперед. «Ты понял мораль того, что я только что рассказал тебе?»

Полуэльф взял последний кусок квит-па и еще поразмыслил. «Что одна личность может изменить ход истории?»— предположил он.

Лицо мага выражало одобрение. «Хорошо. Что еще?»

Танис задумался, но больше никакая разумная альтернатива не пришла ему в голову. Маг наклонился ближе, его глаза внезапно превратились в кусочки кристалла. «Реши, на чьей ты стороне, Танис».

Вздрогнув, полуэльф почувствовал, как его лицо побелело. «Что вы сказали?»— слабо спросил он.

«Реши, на чьей ты стороне». Затем маг отвернулся.


* * * * *


В этот момент утреннего урока пришла Лорана, и Мирал объявил перерыв, подсказанный также, несомненно, потрясением, которое все еще выражало лицо его молодого ученика. Рано или поздно парню придется узнать суровую правду, подумал маг; Танис не сможет существовать полуэльфом и получеловеком, не выбрав, к какой расе присоединиться. А пока Мирал был огорчен, что заставил страдать своего молодого ученика, и хотел бы найти более мягкий способ сказать то же самое. Если Танис не построит панцирь между собой и придворными, то пойдет по жизни помятым и побитым.

Тем не менее, подумал маг, было стыдно.


* * * * *


Танис вернулся через несколько минут, успешно отразив попытки своей молодой кузины соблазнить его хорошей погодой для каких-нибудь детских забав.

«Может, до зимы осталось всего лишь несколько дней, подобных этому», — убеждала дочь Беседующего. — «Танис, глазом не успеешь моргнуть, как зима будет здесь».

Она шутила, но Танис слегка задрожал. Он уже мог чувствовать зимние ветры своими костьми, и каким-то образом знал, что для него смена времен года значит больше, чем для других эльфов. Может потому, что он мог ощущать, как сам меняется с каждым сезоном, становясь взрослее. Может потому, что каждый сезон значит больше для рас, у которых их будет меньше, чем у эльфов; полуэльф живет жизнь короче, чем те столетия, которые могут ждать полного эльфа, хотя полуэльфа, в свою очередь, может ждать жизнь длиннее, чем у людей.

Маг с учеником перешли к новой теме — работе крыльев. Мирал на утренней прогулке в лесу нашел мертвого воробья и коричневую летучую мышь; они с Танисом изучали эти два создания, лежащие на подносе на столе учителя, освещенном лампой, наполнявшей комнату ароматом пряного масла. Хотя они вдвоем стояли голова к голове, изучая мертвую летучую мышь и птицу, между мастером и учеником чувствовалось напряжение. Танис с трудом пытался сосредоточиться на уроке Мирала.

«Так ты видишь различия между летучей мышью и воробьем, Танис?»— спросил Мирал. Его дыхание пахло лавровым листом.

«Думаю, да», — ответил Танис. Он провел пальцем по хрупким линиям крыла летучей мыши. «У летучей мыши крыло состоит из кожи, натянутой между костяшками пальцев, которые выросли очень длинными, за исключением большого пальца». Он переключил внимание на все еще лежавшего на столе воробья. «А у птицы пальцы отсутствуют, и крыло образуется перьями, растущими из руки».

«Хорошо», — рассудительно сказал Мирал. — «Подозреваю, на сегодня достаточно. Я не хочу, чтобы у тебя возникли идеи самостоятельного полета».

Танис улыбнулся вместе с Миралом. «Боюсь, если я попытаюсь, моя судьба будет такой же, как у этих несчастных парней». Он с тоской посмотрел на животных, все еще лежавших на столе.

«Жизнь и смерть — две части природного цикла», — сказал Мирал, заметив его выражение. — «И если мы можем учиться у смерти, тем лучше». Он отодвинул поднос и налил каждому по чашке вина, чтобы потягивать его, пока они будут беседовать. «Теперь, мне кажется, у нас осталось время для еще одной истории. О чем же она будет?»

«О вас», — ответил Танис. — «Я хочу услышать историю вашей жизни».

Тени в комнате снова сгустились, когда ясные глаза мага заметили серьезное выражение на лице полуэльфа. Каменный пол, казалось, излучал холод, и полуэльфа охватила дрожь. Мирал, похоже, пришел к какому-то решению, сделал еще глоток вина и спросил: «Какую историю о себе мне рассказать?»

«Как насчет всех ваших путешествий?»— надавил полуэльф.

Мирал отвернулся от стола. «Бесцельные скитания глупого молодого эльфа, вот что это было», — пожав плечами, сказал маг. — «Моя жизнь имела мало смысла, пока у меня, наконец, не хватило ума прийти в Квалиност».

Танис снова сделал глоток вина, затем еще один, набираясь храбрости. «Как вы попали сюда? Вы сказали, что вы из Сильванести. Тогда зачем пришли в Квалиност?»

«Уже полдень. Ты не опоздаешь на свой урок стрельбы из лука?»

«Вы сказали, что у нас есть время для еще одной истории», — упрямо произнес Танис.

Мирал вздохнул. «Я вижу, ты не отстанешь, пока я не удовлетворю тебя некими пояснениями к жизни мага средних лет. Ну что ж. Давай пройдемся с тобой на твои занятия с Тайрезианом. Мы сможем поговорить по дороге».

Они осушили бокалы, и Танис последовал за Миралом в коридор. Маг тщательно запер дверь. По просьбе Мирала коридор, в который выходили его покои, всегда был тускло освещен. Стража отсутствовала, также по его просьбе.

«Что ты знаешь обо мне, Танис?»— спросил Мирал, когда они медленно двинулись по коридору.

Танис подстроил свой шаг под мага. Оба издавали мало шума при ходьбе, полуэльф потому, что носил кожаные мокасины, маг потому, что был обут в подбитые тапочки. «Я знаю, что вы были другом брата Беседующего, Ареласа. И что вы пришли сюда, когда я был еще ребенком». Танис покраснел, надеясь, что маг не скажет, что полуэльф все еще был ребенком.

Однако, маг, казалось, был поглощен изучением серых прожилок в мраморном полу, пока эта пара двигалась по коридору. Они достаточно далеко отошли от покоев мага, так что в креплениях на стенах снова горели факелы; они переходили из одного светового круга в темноту, и затем в следующий освещенный круг. Наконец, Мирал заговорил, его голос, казалось, исходил из глубины капюшона.

«Мы долгое время были друзьями», — хрипло произнес маг. — «Ты знаешь, что Арелас вырос вдалеке от двора?»

Танис кивнул, затем понял, что Мирал не может видеть его, так как шел, надев капюшон и глядя вперед. «Да, конечно», — сказал он.

«Арелас был младшим из троих братьев. Солостаран был старшим, конечно. Кетренан был намного моложе, а Арелас был лишь чуть моложе Кетренана. Ареласа отослали от двора очень маленьким ребенком — говорят, потому что он был болезненным и не мог расти здесь», — сказал Мирал. — «Его отослали к группе священников возле Каергота, что в нескольких неделях пути на север отсюда, через горы и пролив Шалси. Незадолго до этого я прибыл туда же в качестве ученика с группой магов».

«Ты можешь подумать, что двум эльфам, живущим в городе людей, легко стать друзьями, чисто из-за одиночества», — продолжил Мирал. — «Но не в этом случае. Мы долгие годы жили возле одного города, встречались друг с другом на рынке, кивали, но никогда не разговаривали. Он никогда не ездил домой в Квалиност. Я никогда не ездил домой в Сильваност». Он сделал паузу, и Танис практически слышал, как его друг подбирает правильные слова. Когда они проходили через одну из дверей, появился в своей серебристой мантии лорд Зенос, старший советник Беседующего, но проследовал мимо, не узнав их.

«Зенос с самого начала невзлюбил меня», — пробормотал Мирал. — «Я не знаю, почему. Я никогда ничего ему не делал. Я определенно не представляю угрозы его положению при дворе, а это все, что, похоже, его заботит».

Когда они прошли мимо окна, вертикальной прорези в кварце, Танис обогнул свободно стоящий горшок с папоротником. «В конце концов, вы с Ареласом повстречались», — подсказал он.

Мирал повернул направо и направился вниз по широким каменным ступеням во внутренний двор. «Мы повстречались благодаря моей магии. Однажды на рынке Каергота Арелас заболел. Он был вечно болезненным эльфом. Я оказался рядом и поспешил ему на помощь. Я знаю множество заклинаний, чтобы вылечить легкие заболевания, хотя, как ты хорошо знаешь, я и не опытный лекарь». Танис поспешил не согласиться, но Мирал одним из своих характерных жестов отмахнулся от его вежливых заверений, и полуэльф снова замолчал. На самом деле, Мирал был всего лишь посредственным магом, но его дружелюбие и готовность разделить свое время сделали его относительно популярным.

«Во всяком случае», — сказал Мирал, — «Я смог облегчить боль Ареласа, и в последующие дни часто навещал его. Наконец, мы стали друзьями».

Они подошли к двойным дверям, что вели из дворца Беседующего во внутренний двор. Двери были украшены полированной сталью — что делало их особенно ценными в эпоху, когда постоянная угроза войны делала оружейную сталь дороже золота или серебра. Каждая из дверей была высотой в два роста эльфа и шириной с одного эльфа, хотя точность эльфийских мастеров гарантировала, что любой эльф, независимо от его силы, сможет открыть эти двери. Танис приоткрыл одну достаточно, чтобы увидеть Тайрезиана, надменно прислонившегося к колонне в десяти метрах за дверью. Мирал отступил в тень, и полуэльф дал двери снова закрыться.

«Как вы оказались в Квалиносте?»— спросил Танис. — «И что случилось с Ареласом?»

Мирал откинул капюшон с лица. «Вероятно, это подождет до следующего раза. Это не та история, чтобы в двух словах рассказать, как расстались друзья». Но под взглядом Таниса он продолжил: «Арелас решил посетить Квалиност и попросил меня сопровождать его. Я всегда хотел увидеть западные эльфийские земли, поэтому согласился. Мы могли бы послать в Квалиност, во двор, известие, предложил я, но Арелас хотел войти в Квалинести анонимно — почему, я так никогда и не узнал. Он был в некотором роде скрытным».

«Это было в тревожные времена первых столетий после Катаклизма. Разбойничьи банды были не редкостью на дорогах. Но Арелас убедил меня, что мы будем в безопасности с маленькой группой, с которой путешествовали».

Мирал опустил голову, и у него явно перехватило дыхание. Танис был заворожен рассказом, хотя и пожалел, что попросил мага оживить в памяти то, что явно было болезненным.

Наконец, маг вздохнул. «Арелас ошибался. Мы безопасно приплыли из Каергота в Абанасинию, и без приключений неделю путешествовали по суше. Затем, в дне пути от Утехи, возле Врат, наша маленькая компания путешественников была атакована бандой людей. Мы убили одного из разбойников, но они перебили стражу, сопровождавшую нас».

«Арелас?»— спросил Танис. Он услышал за дверью нетерпеливые шаги; он предположил, что это мог быть только Тайрезиан, который шел, чтобы забрать его на урок стрельбы из лука.

«Была… вспышка», — тихо сказал Мирал, делая еще шаг назад, так как дверь начала открываться. — «Арелас был тяжело ранен. Я сделал все, что мог. Он сказал мне идти сюда, что его брат найдет мне место при дворе. Видишь, даже Арелас, любимый друг, которым он был, знал, что я недостаточно хороший маг, чтобы самому найти себе место».

В этот момент через дверь вломился Тайрезиан, крича: «Танталас Полуэльф! Я ждал…» Он увидел их двоих и остановился, затем, несомненно, счел, что маг не заслуживал его внимания. «Ты опоздал!»— он повысил голос на полуэльфа.

Танис мгновение игнорировал рассерженного эльфийского лорда. «И таким образом вы пришли сюда», — сказал Миралу полуэльф.

Мирал кивнул. «И с тех пор я здесь. Я был счастлив — счастливее, чем мог бы быть в Сильванести, полагаю. Я скучаю по Ареласу. Он все еще снится мне».

Пока Тайрезиан позади тихо кипел от злости, Танис с симпатией смотрел вслед магу, который брел обратно вверх по ступенькам.


* * * * *


«Не опускай голову», — рявкнул Тайрезиан. — «Держи эту руку прямой. Поставь ноги вот так. Не отводи взгляда от мишени, пока целишься. О боги, ты хочешь кого-нибудь убить?»

В стороне смеялась леди Селена. Это была величественная эльфийская леди с фиалковыми глазами и тусклыми белокурыми волосами, но в выражении ее лица была тревожащая суровость. Тем не менее, огромное состояние, которое она унаследует после смерти родителей, изрядно добавляло ей привлекательности в глазах многих эльфийских лордов.

Танис провел несколько часов, посылая стрелу за стрелой в тюки сена, которые Тайрезиан приказал разместить напротив пустой стены огромного внутреннего двора. «Вот так мы будем относительно уверены, что ты не пошлешь стрелу в какого-нибудь проходящего придворного», — сказал Тайрезиан, вызвав очередной приступ смеха у Литанаса, Ультена и Селены. Портиос сидел на скамейке, наблюдая за своим кузеном полуэльфом со столь пристальным вниманием, которое практически гарантировало, что Танис промахнется мимо цели девять раз из десяти.

«Ты не можешь попросить своих друзей уйти?»— спросил Тайрезиана Танис, чьи голубые глаза сузились.

«Ты думаешь, полуэльф, что однажды для тебя расчистят поле сражения, просто для того, чтобы тебе было удобно без наблюдающих за тобой критических взглядов?»— громко и резко ответил эльфийский лорд. Литанас заржал, и Танис почувствовал, как его лицо покраснело. За исключением Портиоса, эта группа явно находила поведение Таниса необычайно забавным.

Рука Таниса болела, его пальцы онемели. Обессилевшие руки уронили стрелу на землю, и он вспыхнул, когда толпа позади него стала высмеивать его усилия ухватить стрелу с земли отказывавшими повиноваться пальцами. Чего в самом деле хотелось его пальцам, так это обхватить тонкую шею Тайрезиана и сдавить, и Танис с трудом удерживал себя под контролем. У леди Селены был особенно раздражающий смех — хихиканье, которое поднималось нарастающей трелью и спускалось бульканьем к начальной ноте. Он этого смеха у него волосы поднимались дыбом, но Литанас и Ультен явно находили его очаровательным.

«Мало толку в умении защитить себя от врага на расстоянии, если ты уязвим перед лицом стоящего перед тобой неприятеля», — важно произнес Тайрезиан.

Кроме шуток, подумал Танис, но скорчил гримасу, когда эльфийский лорд сунул ему в руку тяжелый стальной меч. Полуэльфу пришлось поднять его, поспешно отбиваясь от свирепо ухмылявшегося Тайрезиана. Тайрезиан ловко поставил ногу позади Таниса и толкнул своего врага рукоятью меча в грудь; Танис рухнул назад, размахивая руками и ногами, едва не выронив свой собственный меч при приземлении.

Он лежал, тяжело дыша, чувствуя острую боль от визгливого смеха и силы своего падения, но не желая смотреть на эльфийских дворян, смеющихся на каменной скамейке.

Внезапно визг Селены перекрыл общий шум. «Он порвал свои бриджи!»— завопила она и залилась смехом. Танис посмотрел вниз; его меч в самом деле сделал длинный разрез на правой брючине бриджей, а падение еще шире разорвало его, открыв неподобающе волосатое бедро взглядам друзей Портиоса. Наконец, новый голос присоединился к другим, и Танис увидел, как Портиос, вставая, вытирал слезы из глаз и, качая головой, повел своих друзей обратно во дворец через стальные двери. Тайрезиан наклонился и одним легким движением подхватил меч Таниса, отсалютовал им упавшему полуэльфу и последовал за своими друзьями. Однако, он задержался у двери, придержав ее сильной рукой.

«Увидимся завтра, полуэльф», — сказал он и улыбнулся.

До Таниса снова донесся смех Селены.



Глава 5

Поединок стрел

<p>Глава 5</p> <p>Поединок стрел</p>

На следующее утро Лорана ждала во дворе, когда Танис прибыл туда со своим луком и стрелами, его настроение соответствовало хмурому небу, затянутому облаками. Мирал дал ему свободное утро, и он решил практиковаться во владении оружием до тех пор, пока Тайрезиану не к чему будет придраться.

Но там была дочь Беседующего, облаченная в зеленое охотничье платье и обутая в тапочки, украшенные золотой вышивкой. Ее длинные волосы спадали свободно, за исключением толстых кос по обеим сторонам лица. Она сидела, свесив ноги, на краю каменной стены, сочетая в себе намек на прекрасную женщину, которой она скоро станет, и балованного ребенка, которым она была сейчас. Танис в душе застонал.

«Танис!»— закричала она и спрыгнула со стены. — «У меня отличная идея».

Полуэльф вздохнул. Что с ней делать? Ей было десять лет против его тридцати, всего лишь ребенок по сравнению с ним; разница в возрасте соответствовала разнице между пятилетним и пятнадцатилетним человеческими детьми.

Он искренне любил эту маленькую эльфийскую девочку, даже несмотря на то, что она слишком была озабочена тем, как ее привлекательность влияет на других. «Что ты хочешь, Лорана?»

Она стояла, подбоченясь, перед полуэльфом, дерзко задрав подбородок, и ее глаза весело сверкали. «Думаю, нам нужно пожениться».

«Что?»— Танис уронил свой лук. Когда он наклонился, чтобы поднять оружие, ребенок схватил его и, хихикая, потянул на землю. Он серьезно преклонил колени, снова поднял ее на ноги, и затем встал. «Я не думаю, что это сработает, Лораланталаса Канан».

«Ох, все используют мое полное имя, когда у меня неприятности», — она надула губки. — «Я по-прежнему думаю, что ты должен жениться на мне».

Танис собирался прицелиться в уродливую мишень, которая стояла, прислоненная к высокой каменной стене, но Лорана танцевала перед ним, закрывая ее. «Ты хочешь, чтобы я тебя ранил? Сядь сюда», — потребовал он. И указал на скамейку слева от себя, ту же скамейку, на которой вчера сидели леди Селена и остальные. Лорана, к удивлению, послушалась.

«Почему нет, Танис?»— звонким голосом спросила она, когда он выпустил стрелу, которая пролетела мимо цели, стукнувшись о камень в полуметре выше набитого тюка сена, и безвредно упала на землю.

«Потому что ты слишком молода». Он наложил еще одну стрелу и, прищурившись, стал целиться в мишень.

Она вздохнула. «Все так говорят». Эта стрела, по крайней мере, попала в тюк сена, хотя и в метре от яблочка. «А когда я вырасту?»

«Тогда, возможно, я буду слишком старый».

«Ты не будешь слишком старый», — упрямо произнесла она, ее нижняя губа задрожала, слезы собирались, словно грозовые облака над головой. «Я спросила Портиоса, сколько живут полуэльфы, и он сказал мне. У нас будет достаточно времени».

Танис повернулся. «Ты сказала Портиосу, что хочешь выйти замуж за меня?»

Она обрадовалась: «Конечно».

Не удивительно, что наследник Беседующего стал особенно неприветливым в последнее время. Не хочет, чтобы дочь Беседующего бегала и рассказывала всем, что собирается замуж за ублюдка-полуэльфа из дворца, горько подумал Танис. Он, не задумываясь, выпустил стрелу, и та воткнулась в обернутый холстом тюк в паре сантиметров от яблочка.

Лорана внимательно наблюдала. «Очень хорошо, Танис. Итак, ты женишься на мне? Когда-нибудь?»

Танис направился собрать стрелы. Когда он вернулся, то уже обдумал ответ. «Конечно, Лорана», — сказал он. — «Когда-нибудь я женюсь на тебе».

Она захлопала в ладоши. «Ой, ура!»— защебетала Лорана. — «Пойду и расскажу всем». Она понеслась прочь со двора.

Полуэльф смотрел, как она уходит. Все верно, Лораланталаса, подумал он; расскажи всем. Особенно Портиосу.


* * * * *


Позже, тем же утром, когда все еще собирался дождь, Танис снова встретил свою ”будущую невесту”, направляясь к Залу Неба, чтобы пояснить голову после нескольких часов практики в стрельбе из лука. «Вот ты где!»— раздался тихий запыхавшийся голос, нарушив его задумчивость. Полуэльф, вздрогнув, обернулся, чтобы увидеть несшуюся через площадь, задрав выше колен свое золотисто-зеленое платье, чтобы оно не мешало бежать, Лорану. Блестящий материал контрастировал с серостью полуденного света.

Лорана последнее время одевалась не как дитя, а как эльфийская женщина, отказавшись от мягкого свободного костюма для игр, что носили эльфийские дети. Скорее всего, ее новая мода одеваться вызывала критику придворных, хотя Лорану, честно говоря, сложности этикета и светского протокола заботили слабее, чем менее знатных эльфов. Вероятно, она потеряет эту естественность, когда вырастет, с вздохом подумал он, внезапно почувствовав себя ужасно старым.

«Нам надо идти», — прощебетала она. — «Гилтанас сказал, что видел, как он идет к площади!»

«Видел кого?»— спросил Танис.

«Мастера Огненного Горна!»— ответила Лорана, будто это было столь очевидно.

Танис застонал в душе. Наблюдать еще один сеанс общения детей и игрушечных дел мастера было не тем, чем он хотел заняться сейчас, но Лорана крепко схватила его за руку, и у него не было выбора, кроме как заковылять рядом с ней.

Как и предполагалось, когда они пришли на площадь, гном-кузнец был уже там, окруженный смеющимися детьми; Лорана сразу нырнула в свалку. Танис вздохнул и как обычно отступил к деревьям. Вскоре толпа начала распадаться, по мере того, как дети отбегали, чтобы опробовать свои новые игрушки. Лорана была занята подарком, что дал ей гном, маленькой птичкой с крыльями из бумаги, которая по-настоящему планировала. Танис сунул руки в карманы и повернулся, чтобы уйти.

«Ну-ка, парень, постой!»— произнес грубый голос позади Таниса, и полуэльф подпрыгнул, вздрогнув, когда на его плечо легла тяжелая рука. — «На этот раз ты не сбежишь».

Танис крутанулся и увидел перед собой гнома. Глаза мастера Огненного Горна блестели, словно полированная сталь. Танис не знал, что сказать, поэтому продолжал молчать, хотя чувствовал, как его сердце выпрыгивает из груди.

«Ну», — осторожно начал гном, — «Я знаю, что — по крайней мере, для некоторых — простой игрушки недостаточно, чтобы заставить их позабыть свои печали». Он бросил задумчивый взгляд назад, на веселящихся детей. «Хотел бы я, чтобы всем было так же легко». Его глаза снова повстречались с Танисом. «Будь что будет, но я хочу, чтобы ты, тем не менее, взял это». Он протянул маленький сверток, и Танис взял его дрожащими руками.

Не зная, что еще делать, он принялся теребить веревку, но, наконец, узел развязался, и пергамент упал. Он уставился на предмет в своей руке, и у него стиснуло горло. Это была пара деревянных рыбок, вырезанных с мельчайшими подробностями. Каждая на крошечной золотой нитке свисала с маленькой перекладины, насаженной на деревянное основание, которое было вырезано в виде каменистого дна ручья.

«Вот», — тихо сказал гном, — «давай, я покажу тебе». Он кряжистым пальцем мягко коснулся перекладины, и та начала вращаться. Рыбки двигались вокруг основания, мягко покачиваясь на нитках. Казалось, что они плыли, грациозные и свободные, на ладони Таниса.

«Если ты смущаешься получить игрушку, ты можешь называть ее 'деревянной скульптурой'», — предложил гном и подмигнул.

«Она чудесна», — прошептал Танис, и на его лице появилась улыбка.


* * * * *


Танис ждал во внутреннем дворе, скульптура с рыбками покоилась на каменной стене, когда ближе к обеду прибыл Тайрезиан, снова в сопровождении Селены, Ультена и Литанаса. Несколькими мгновениями спустя, через двойные двери шагнул Портиос. В этот момент капля дождя упала на одну из дорожек, пересекавших площадку, и Тайрезиан, одетый в тунику по колено цвета грозовых туч, раздраженно посмотрел на свинцовое небо.

«Думаю, нам лучше отменить сегодняшний урок», — сказал эльфийский лорд, и его компаньоны — за исключением Портиоса — застонали. Наследник Беседующего только мрачно посмотрел на эту компанию, его светлые брови сдвинулись, а лицо выражало неодобрение.

«И как мы теперь будем развлекаться?»— услышал Танис, как пробормотал Литанас, а Селена прикрыла рот рукой в перчатке и затряслась. Танис почувствовал раздражение.

Но он не для того провел большую часть утра, посылая стрелы в тюки соломы, чтобы теперь отступить. Он наложил стрелу и прицелился в мишень. Его голос был намеренно спокоен. «Я не настолько хилый, чтобы испугаться легкой сырости, лорд Тайрезиан. Если желаете, можете вернуться внутрь. Возможно, один из слуг разожжет для вас огонь. Что касается меня, я остаюсь».

Коротко остриженный эльфийский лорд покраснел от квадратного подбородка до корней волос. «Мы продолжим», — решительно произнес он.

Дождь все не начинался, пока Танис посылал в мишень стрелу за стрелой, с синим опереньем, затем с красным, молниями проносившиеся через двор. Несколько стрел стукнули о стену, но все чаще и чаще он попадал в тюк соломы. Он даже четыре или пять раз попал в сам круг мишени — но ни разу в яблочко в центре. Тайрезиан завел свои обычные нудные нравоучения. «Твердо держи это плечо. Отведи тот локоть! Полуэльф, ты стреляешь, словно овражный гном. Открой оба глаза. Ты ведь хочешь определить, как далеко мишень?»

Наконец, Танис, с потным от духоты лицом, положил одну стрелу всего лишь в пяти сантиметрах от яблочка. Он торжествующе повернулся к Тайрезиану и болтливой толпе комментаторов. Селена, с темными пятнами под фиалковыми глазами, плащом обвилась вокруг Ультена, бессильно хихикая. Светло-коричневые волосы Ультена средней длины упали на ее плечо, пока он пытался приглушить ее смех, закрывая ей рот рукой. Карие глаза Литанаса сузились в щели, пока он сдавленно хихикал. Напротив, лорд Зенос, советник Беседующего, с бесстрастным лицом стоял у двери. Отойдя в сторону, Портиос выглядел равнодушным; он взял игрушку Флинта и лениво крутанул перекладину, отправив пару рыб вращаться.

«Вот!»— отчаянно крикнул Танис. — «Что здесь не так? Почти в яблочко!» Он, к своему ужасу, почувствовал, что с трудом сдерживает слезы. Если я сейчас заплачу, сказал он себе, то могу сразу отправляться в Каергот.

Портиос поставил резных рыбок на пустую скамейку и направился взять полированный ясеневый лук Таниса. На его лице боролись гордыня со смущением, и на короткое мгновение Танис подумал, что его кузен был сбит с толку поворотом событий.

«Вот», — устало произнес эльфийский лорд.

Без видимых усилий Портиос согнул лук и отправил стрелу в цель, расщепив стрелу Таниса с глухим стуком стального наконечника по дереву и холсту. Не говоря ни слова, он протянул лук обратно полуэльфу и начал поворачиваться к двойным стальным дверям. И снова на мгновение Танис увидел замешательство в глубоко посаженных глазах Портиоса.

«Но ты попал ничуть не ближе, чем я!»— запротестовал Танис, и Портиос развернулся. На них упали несколько капель дождя, и Танис услышал, как Селена велела Литанасу спрятаться под ее пропитанный маслом плащ. Стоявший рядом Тайрезиан фыркнул.

Повернувшись спиной к наблюдателям, на его лице впервые появилось выражении симпатии, Портиос подошел к Танису и взял его за плечо. «Я целился в твою стрелу, маленький кузен, а не в яблочко», — тихо сказал он. В его зеленых глазах, так сильно похожих на Беседующего, вспыхнуло предупреждение.

«Так ты сейчас говоришь!»— громко сказал Танис, злясь на себя. Он чувствовал, как его кулаки стиснулись. Капля дождя шлепнулась на голову Портиоса, приплюснув локон тускло-белых волос. «А я говорю, что ты промахнулся в яблочко!»

Он скорее почувствовал, чем увидел, как Тайрезиан появился у его локтя, и услышал, как эльфийский лорд вкрадчиво произнес: «Это похоже на вызов, милорд. Давайте посмотрим, что наш друг-получеловек с горячей головой сможет показать против тебя, Портиос».

Сочувствие исчезло с лица Портиоса. «Ты вызываешь меня?»— тихо спросил он.

Все смотрели на него. Танис быстро решился: «Да!»

«Это неравная игра, лорд Портиос», — позвал со скамейки Ультен. — «Полуэльф едва приступил к своим урокам. У вас есть преимущество».

«Я смогу перестрелять тебя, Портиос», — опрометчиво крикнул Танис.

Портиос внимательно посмотрел на Таниса, затем подошел ближе. «Не делай этого, Танис», — прошептал он. — «Не вынуждай меня сделать это».

Но полуэльф разгорячился до кипения. «Я при любых условиях смогу победить тебя, Портиос!»— воскликнул он. Заморосил мелкий дождик. «Назови их».

Портиос вздохнул и обвел взглядом мох под ногами. «Четыре стрелы по очереди», — наконец сказал он. — «Мы воспользуемся твоим луком, Танис».

Прибежали слуги с маленькими палатками, чтобы разодетые в шелка молодые дворяне могли спрятаться под их пологом. Лорд Зенос исчез и вернулся в плаще с капюшоном.

Тайрезиан назначил себя рефери и, с волосами, прилизанными к угловатому черепу, и слегка поникшими от зарядившего ливня заостренными ушами, занял позицию между Портиосом и Танисом. «Портиос Канан назвал условия: Танис Полуэльф начинает, стреляют четыре раза». Его армейский голос громыхал среди влажных каменных стен. «Яблочко приносит десять очков. Попадание в любую другую часть круглой мишени принесет пять очков. Попадание в тюк соломы вне мишени принесет два очка. Полный промах мимо тюка», — он фальшиво улыбнулся, — «снимает десять очков с лучника». Он закашлял. «Подхватывание пневмонии в такую унылую погоду будет стоить обоим лучникам пятидесяти очков, но мы все надеемся, что этого не случится». Литанас, вернувшийся с двумя лишними плащами, зааплодировал шутке. «Алые стрелы Портиосу, кобальтовые Танису. «Пусть участники приступают».

Дождь усилился. Редкие пучки лавровых листьев падали на землю, подпрыгивая и ложась, словно частицы леса, брошенные разгневанным небесным богом. Танис занял позицию и прицелился сквозь косые струи дождя. Толпа позади к его удивлению стихла, хотя их скорее утихомирила погода, чем вежливость. Ультен и Литанас выглядели как морские эльфы, их рейтузы прилипли к коленям. Селена, нашедшая спасительное укрытие под желто-белым тентом, чувствовала себя лучше.

Почти не задумываясь, Танис выпустил стрелу. Она задрожала, воткнувшись в сгиб полотна справа от мишени, и осталась там торчать ярким голубым всплеском на мышиного цвета фоне.

«Два очка полуэльфу!»— провозгласил Тайрезиан. — «Следующий Портиос».

Наследник Беседующего, с маской покорности на лице взял у Таниса лук. «Помни, Танис. Я не напрашивался на это». Танис бесстрастно встретил его взгляд, будто они никогда не встречались.

Портиос наложил стрелу, отвел руку назад — и Танис замер от унижения.

Портиос был правша. Тем не менее, в этом состязании он переложил лук, натягивая тетиву своей слабой рукой. Танис почувствовал, как его лицо побелело, а затем покраснело. Стрелять не с той руки было все равно, что сказать, что Портиос без труда победит Полуэльфа. Портиос едва прицелился, прежде чем стрела с алым опереньем твердо воткнулась в яблочко.

«Десять очков полному эльфу!»— крикнул Тайрезиан.

Следующий раунд принес тот же результат, и счет был двадцать — четыре в пользу Портиоса.

«Еще не поздно отступить», — тихо сказал Портиос, протягивая Танису лук после второго попадания в яблочко. В этот момент друзья Портиоса притихли. «Мы можем прекратить этот фарс из-за дождя».

Эти слова ужалили как ливень, что втыкался в мох вокруг соперников. Даже Тайрезиан двинулся к одной из палаток. Только двое соперников оставались под потопом. Полуэльф шагнул к линии.

На третьей попытке выстрел Таниса прорезал дождь в направлении мишени — и пролетел мимо, отколов кусочек камня от стены позади.

«Минус десять!»— крикнул Тайрезиан. «Счет становится: Танталас Полуэльф, минус шесть в трех попытках. Портиос, двадцать за две попытки».

Портиос вздохнул и сделал жест, означавший, что он не видит ничего лучше, чем прекратить состязание. «Продолжай», — сказал Танис. «Стреляй».

Портиос, продолжая стрелять с левой руки, потратил еще меньше времени на эту попытку, и его стрела, описав дугу, попала в мишень на толщину руки от центра. Он едва обратил внимание, как Тайрезиан провозгласил: «Пять очков. Счет становится минус шесть у полуэльфа, и двадцать пять у Портиоса».

«Ты не сможешь выиграть», — убеждал Портиос. — «Давай прекратим это».

Танис стиснул зубы, и Портиос отвернулся, в то время как полуэльф больше чем на прицеливании сконцентрировался на том, что должно было произойти, видя перед глазами успешное попадание в яблочко. Танис закрыл глаза, моля богов быть с ним в этот раз. Он подумал о презрительных взглядах Зеноса, Селены и остальных, и почувствовал, как внутри него закипает гнев. Он сузил глаза от дождя, прицелился и выпустил стрелу.

Снаряд в кобальтовом оперении описал легкую дугу, и сердце Таниса опустилось.

Затем он снизился по дуге и аккуратно попал в яблочко.

«Десять очков! Счет становится плюс четыре у Таниса, двадцать пять у Портиоса».

Портиос не взял лук, когда Танис протянул его ему. «Отдохнем, Полуэльф. Ты новичок в этом спорте. Отдохнем».

На мгновение Танис почти поддался сочувствию, которое снова возникло в зеленых глазах Портиоса. Внезапно, Танис с болью подумал об окружении — запахе влажного мха, аромате гнилых яблок, лежащих под соседним деревом, слабом писке воробья, прячущегося от бури в ветвях ели.

Затем Тайрезиан продолжил. «Возможно, тебе следует выбрать более 'человеческий' вид состязания, чем лук, полуэльф». Танис снова ощутил ярость.

«Стреляй, Портиос», — рявкнул он. — «Или проиграешь».

Явно устав от этой шарады, Портиос поднял руки и, удостоив мишень лишь косого взгляда, выполнил требование Таниса. Стрела более чем на десять шагов пролетела мимо цели.

«Итоговый счет: Портиос победил с пятнадцатью очками. Четыре очка у получеловека, который стремился продемонстрировать свое умение в эльфийском спорте», — со скукой произнес Тайрезиан, и развернулся на испачканной пятке, чтобы направиться во дворец.

Даже Селена и Литанас открыли рот от злобы в словах Тайрезиана, но последовали за ним к стальным дверям, тускло светившимся сквозь серую пелену ливня. Только Ультен запротестовал. «Несправедливо, лорд Тайрезиан», — пожаловался он. — «Он сделал все, что мог».

Ответ Тайрезиана был вежливым. «И этого было недостаточно, не так ли?»

Когда двор опустел, Портиос неуверенно стоял перед Танисом, по-видимому, не замечая потопа, который словно камыши гнул ветви деревьев. На ястребином лице эльфийского лорда появилось что-то вроде стыда. «Танис, я…»— начал он и замолчал.

Танис не сказал ничего, только осторожно нагнулся, чтобы поднять брошенный лук; затем он пошел к стене, чтобы вытащить стрелы, синие и красные, чье оперенье было испачкано в грязи, что поднялась вокруг клочков мха.

«Танис», — повторил Портиос, и его лицо, редкий случай, показало силу характера, что может помочь ему стать Беседующим, если только он позволит ему развиться.

«Я хочу матч-реванш», — мимоходом заметил Танис.

Челюсть Портиоса отвисла, и его верхняя губа изогнулась, как будто он не мог поверить в то, что услышал. «Танталас, ты потерял рассудок? Тебе тридцать против моих восьмидесяти лет. Я уже достаточно впутался в эту пародию. О боги, может тебе посостязаться с Лораной? Вот что для меня эта комедия».

Танис сделал вид, что неправильно понял Портиоса. «Возможно, Портиос, для тебя это забавно. Но это крайне серьезно для меня. Я хочу матч-реванш».

Плечи Портиоса покорно опустились. «Танис, идет дождь. Я не хочу снова состязаться с тобой на луках…»

«Не на луках», — настаивал полуэльф. — «На кулаках».

«Что?»— рявкнул эльфийский лорд. Танис практически мог слышать, как его кузен думает: «Что за человеческий способ решения спора».

Все зрители, кроме лорда Зеноса, ушли внутрь, чтобы переодеться в сухую одежду и выпить подогретого вина. Зенос, однако, замешкался возле двери, возможно, привлеченный резкими нотками в голосах. С пышными белыми волосами, морщинистыми губами, в белой мантии, сложив руки перед грудью, пожилой советник походил на старого длинношерстного кота, потерявшего несколько зубов, но по-прежнему любопытного.

Хорошо, подумал Танис. Ты хочешь, чтобы было, что сообщить Беседующему? Вот, пожалуйста.

И он сильно ударил Портиоса кулаком в лицо.

Секундой позже, наследник Беседующего неуклюже лежал на спине в грязи, комья мха все еще летели по воздуху, выражение сильного потрясения на лице Портиоса в другой ситуации могло показаться забавным. Дождь заставил поплыть цвета его длинной шелковой туники, и желтые, зеленые и синие ручейки побежали по рукам эльфийского лорда. Он на самом деле выглядел желтушным от удивления, и Танис взорвался хохотом.

…и обнаружил себя брошенным в маленькое персиковое дерево. Ощущение было, словно он попал под огромного лесного дикобраза. Он чувствовал, как ветви царапают его лицо, слышал, как маленькие прутья трещат вокруг него, и ощущал, как влажные спелые фрукты сыплются на него, сброшенные его падением. В ноздри проник запах раздавленных персиков.

Сражение быстро накалялось. Портиос сражался, защищаясь, но Танис дрался с чистой яростью. Портиос, старше и проворнее, мог перехитрить Таниса. Но человеческая кровь полуэльфа давала Танису силу, которой недоставало гибкому эльфийскому лорду. Таким образом, хотя Портиос быстрее колотил полуэльфа, Танис вскоре почувствовал, как чаша весов качнулась в его сторону.

«Мальчики! Мальчики!» Новый голос проник сквозь миазмы гнева, окутавшие туманом мозг Таниса. Кровь перестала реветь в ушах Таниса на достаточное время, чтобы он смог сфокусироваться на лорде Зеносе. Старый советник истерично плясал между Портиосом и Танисом, и все трое не обращали внимания на дождь, что продолжал колотить по ним. Цвет туники Портиоса был отмыт до болезненного зеленовато-желтого, спереди она была разорвана от ключицы до живота. Ручеек крови стекал изо рта эльфийского лорда, и один глаз был закрыт и опух. Платье Зеноса снизу было заляпано грязью. Танис осмотрел свою собственную одежду; один облепленный грязью мокасин лежал у скамейки. Песочный цвет его бриджей терялся под плащом вязкой грязи. А лук — оружие, из-за которого все это началось — лежал разломанный у него под ногами. Хотя его рубашку украшали пятна крови, он похоже не получил серьезных ран, кроме легких синяков и порезов.

Затем у Таниса перехватило дыхание. На гранитной дорожке, сломанная и расколотая, лежала работа Флинта.

Когда советник, тяжело дыша, помог Портиосу добраться до дворца — визжа: «Ты услышишь об этом, полуэльф!» — Танис упал на колени и с любовью собрал фрагменты изделия. Одна рыбка уцелела, но цепочка, что крепила ее к перекладине, порвалась. Сама перекладина исчезла. А подставка — искусно вырезанное изображение дна каменистого потока — треснула посередине. Он собрал все кусочки, нашел перекладину в луже примерно в пяти шагах, и завернул их в переднюю полу своей свободной рубашки.

Танис огляделся. Дверь захлопнулась за Зеносом и Портиосом, и он один стоял в сером дворе.

Дождь продолжал лить.


* * * * *


Беседующий с Солнцем быстро шагал по коридору, его плащ цвета лесной зелени развевался позади какой-то фантастической грозовой тучей, золотая отделка плаща вспыхивала странными металлическими молниями. А молнии в его глазах заставляли испуганных слуг и придворных быстро освобождать дорогу, пока он шел по дворцу к семейным покоям. По опыту все знали, как трудно разгневать Беседующего, но горе тем достаточно невезучим, кто окажется на его пути, когда он, наконец, разозлится.

«Танис!»— сурово позвал он, ворвавшись в спальню полуэльфа. «Танталас!»

Комната была неосвещена, но фигура, чей силуэт был виден в красном свете Лунитари, льющемся через одно из окон, шевельнулась на кровати.

«Танталас», — повторил Солостаран.

Фигура села. «Да». Голос был как свинец — ровный, тяжелый и невозмутимый.

Беседующий направился чиркнуть кремнем и зажечь маленькую лампу. Он пристально посмотрел на фигуру на кровати, и у него перехватило дыхание.

Синяки и запекшаяся кровь покрывали бледную кожу лица и рук Таниса. Он пошевелился, резко вдохнул, держась за бок, затем так же быстро сел ровно.

Годами Солостаран учился сдерживать свои эмоции под холодной маской, которую он носил перед придворными. Это умение теперь здорово помогло ему, когда он смотрел на приемного племянника, которого он любил, с трудом сохраняя на лице выражение безразличия — как будто синяки и рубцы были нормальной частью повседневной жизни.

Беседующий продолжал стоять, его голос был лишен теплоты.

«Честно говоря, должен сказать тебе, что Портиос отказывается объяснить, что произошло. И очевидно, что он запугал, заставил или уговорил всех остальных — даже лорда Зеноса, к моему удивлению — также хранить молчание. Ты расскажешь мне, что случилось сегодня во дворе?»

Фигура на кровати продолжала молчать. Затем Танис опустил взгляд к коленям и покачал головой.

Голос Беседующего сурово продолжил: «Почему-то я не удивлен твоей немногословностью, Танталас. И не стану принуждать тебя говорить — если это вообще возможно. Похоже, это что-то, что вы с Портиосом должны уладить самостоятельно. Но я скажу тебе кое-что». Он сделал паузу. «Ты слушаешь?»

Фигура кивнула, но не подняла взгляд.

Беседующий продолжил: «Хорошо. Тогда позволь мне сказать тебе вот что: этого больше не случится. Никогда. Я не потерплю, чтобы мой сын и мой… племянник катались в грязи, ведя себя словно… словно…»

«Словно люди», — тихо закончил Танис. Фраза задрожала в вечернем воздухе.

Солостаран вздохнул, попытался по-другому построить фразу, затем решил, что грубость сработает лучше. «Да, если хочешь. Словно люди».

Фигура на кровати подождала несколько ударов сердца и снова кивнула. Солостаран шагнул ближе; Танис что-то держал в руке. Резная деревянная рыба? Шок подозрения поразил Беседующего.

«Не говори мне, что все это было из-за сломанной игрушки», — потребовал он.

Когда Танис не ответил, Солостаран вздохнул и собрался уходить. «Я пришлю Мирала с целебными мазями. Поспи». Его тон смягчился. «Может тебе прислать что-нибудь или кого-нибудь, Танталас?»

Ответ, когда он раздался, был таким тихим, что Беседующий едва разобрал слова.

«Флинта Огненного Горна».



Глава 6

Новый друг

<p>Глава 6</p> <p>Новый друг</p>

«Ты можешь бросить это у горна, парень», — сказал Флинт, входя в хаос своей мастерской.

Со стоном облегчения Танис выпустил тяжелый мешок. Тот плюхнулся на пол.

«Я не имел в виду это буквально», — прорычал Флинт запыхавшемуся полуэльфу, осторожно опуская покоившийся у него на плече мешок.

«Прошу прощения», — устало произнес Танис, потирая ноющую руку.

Они вдвоем только что вернулись со сбора руды, хотя Танис теперь гадал, как он вообще ухитрился позволить гному уговорить его на это. Часом или двумя раньше, под лучами раннего утреннего солнца, Флинт проделал путь к югу от города с пустым мешком в руках. После приятной мили лес сменился каменистой почвой, с валявшимися тут и там каменными глыбами цвета ржавчины, которые Флинт назвал железной рудой. Десять минут спустя Танис, пошатываясь, оказался под весом груза, который взвалил ему на плечи гном.

«А не легче было бы привести лошадь, чтобы увезти это?»— сквозь стиснутые зубы спросил Танис.

«Лошадь?»— фыркнул Флинт. — «Ты глупый? Реоркс! Ни один гном в здравом уме не доверит чокнутому животному нести свою руду».

Танис знал, что было мало толку спорить с гномом. Флинт легко поднял свой мешок — в котором было раз в пять больше руды, чем в Танисовом — словно тот был наполнен перьями, и зашагал обратно к городу. Танис последовал за ним, с трудом ковыляя, наказав себе быть осторожнее в следующий раз, когда Флинт предложить совершить «чудесную короткую прогулку».

Танис навещал Флинта почти каждый день с того времени, когда Беседующий поздно вечером прислал гному сообщение с просьбой навестить полуэльфа в его покоях во дворце. В тот визит они говорили о всякой ерунде — погоде, Утехе, обработке металла, резьбе — но, похоже, эта встреча принесла некое утешение выглядевшему побитым Танису. С той поры синяки и царапины полуэльфа практически сошли, но трещина между ним и наследником Беседующего за время выздоровления стала гораздо глубже.

«А как ты собираешься превратить этот камень в железо?»— спросил теперь Танис, когда гном поднял тяжелую крышку горна позади мастерской.

«Ты научишься только в процессе работы», — ответил ему Флинт. — «По крайней мере, так говорил отец моего отца, старый Регар Огненный Горн. Или так его мать говорила».

Горн был круглым, высотой с гнома, и сделан из толстого обожженного кирпича. Дно было в виде воронки с маленьким отверстием, а под ним находился тигель, размером со шлем. Под руководством Флинта Танис заполнил наполовину горн слоями железной руды, антрацита и бледного камня, который Флинт назвал известняком. Сквозь маленькую дверь внизу горна Флинт поджег уголь, затем Танис помог ему поставить на место крышку.

«Что теперь?»— спросил Танис.

«Подождем», — ответил Флинт, вытирая грязь с покрытых сажей рук. — «Как только уголь разгорится, железо начнет вытекать из камня, оставляя шлак и стекая вниз в тигель. Но это займет добрый день, так что мы можем занять руки другим делом».

Флинт показал Танису, как будет выглядеть железо после того, как соберется в чаше: тяжелая черная масса, которую он назвал чугун — «поросячье железо», хотя Танис подумал, что в том совсем нет ничего поросячьего.

«Из этого ты куешь мечи и кинжалы?»— спросил Танис, и Флинт загоготал.

«Парень, тебе нужно несколько уроков кузнечного дела», — прокомментировал он.

«Мне?»— спросил Танис. Он следил, как гном работает у горна, и знал, сколько силы и воли прилагает Флинт, чтобы металл принял желаемую форму. Разве мог Танис заставить что-то столь твердое, как железо, сделать то, что он захочет?

Искры в глазах Флинта подсказали Танису, что спорить было бесполезно. Полуэльф внимательно слушал объяснения гнома, что чугун слишком хрупкий, чтобы из него получился хороший клинок; его нужно было снова нагреть и расплавить. Флинт показал Танису как, поместив чугун в тигель и установив тот среди углей в огненной яме у тяжелой железной наковальни. Он поставил Таниса раздувать меха, пока угли не стали похожи на жидкие драгоценные камни. Когда железо расплавилось, от него начали подниматься кольца черного дыма. Когда оно будет охлаждено, получится железо для ковки, пояснил Флинт, уже не такое хрупкое, как чугун.

«Но если оно слишком мягкое, из него невозможно сделать хороший меч», — пожаловался Танис.

Флинт кивнул. С помощью тяжелых щипцов он нагрел кусок железа для ковки над углями, пока оно не засветилось жаром. Он положил его на поверхность наковальни и посыпал тончайшим черным порошком, выглядевшим почти как угольная пыль, только более блестящим. Флинт назвал его Дыханием Реоркса.

«Видишь ли, давным-давно», — сказал Флинт, — «злой тан приказал своему кузнецу выковать железный меч, который не будет затупляться. Если бы у кузнеца не получилось, его бы казнили. Это выглядело невозможной задачей, но кузнец был любимцем Реоркса, и бог дыхнул на мягкий железный меч кузнеца, сделав его прочным и твердым, так что его кромка долго оставалась блестящей и правильной».

С помощью своего молота, Флинт сложил в два раза сияющую полосу металла и затем тяжелыми ударами расплющил ее. Он снова нагрел ее на углях, еще раз посыпал черным порошком и затем снова сложил и расплющил. Он повторил это несколько раз.

«Что мы теперь имеем», — с удовлетворением произнес Флинт, держа клещами горячую полоску металла, — «кусок металла, который будет достаточно твердым, чтобы быть прочным и не таким хрупким, чтобы легко сломаться. Это, Танис, сталь».

Танис в новом свете пристально посмотрел на сияющий металл. Золото было прекрасно, и эльфы восхищались сереребром, но в эти темные времена сталь была более ценным материалом на Кринне.

«Что ты теперь собираешься с ней делать?»— спросил Танис.

«Я ничего не собираюсь делать с ней», — ответил Флинт. — «Ты будешь».

«Я не умею ковать сталь!»

«Я тоже не умел, пока не попробовал», — грубо сказал Флинт и вложил тяжелый молот Танису в руку.

Очевидно, не было возможности избежать этого. Танис вздохнул. Сперва ему пришлось решить, что сделать, но это было достаточно легко. Долгое время он мечтал об охотничьем ноже, как у Портиоса.

Направляя его руки, гном показал Танису как нагреть сталь, как держать ее на наковальне клещами и как ударять по ней молотом, чтобы отлетавшая горячая окалина не поранила руку.

«Не молоти так, парень», — произнес Флинт. — «Форму стали придает не только твоя рука, но и твоя воля. Представь, на что ты хочешь, чтобы она была похожа. Хорошо и ясно представляй эту картинку. Затем ударяй по стали и смотри, что получается».

Танис следовал инструкциям, думая, насколько легче было учиться у Флинта или Мирала, чем у Тайрезиана. И нож начал обретать форму.

Танис ощущал, как тепло поднимается по его руке в грудь. Это всего лишь жар горна, говорил он себе, но каким-то образом знал, что это не так, и он подумал, что, может быть, немного понимает, что ощущал Флинт, стоя здесь, у наковальни, видя лезвие в безжизненной полосе металла, освобождая его огнем и молотом, сердцем и разумом.

«Теперь охлади его, пока он остается огненно-красным», — сказал Флинт, и Танис погрузил тонкую заостренную полосу стали в кадку с водой, стоявшую у наковальни. В воздухе зашипел пар, отсвечивая красным в свете горна. «Охлаждение делает металл тверже», — пояснил Флинт.

Танис вынул из воды почерневшую неровную полосу стали и критично осмотрел ее. «Она не особо похожа на нож».

«Вздор», — прорычал Флинт, — «все верно, твой нож здесь. Его только нужно отполировать и заточить края на точильном камне. Сделаешь это, привяжешь рукоятку, и увидишь».

Танис ухмыльнулся. Полоска выглядела кривой и не совсем плоской, но это будет его нож. «Благодарю тебя, Флинт», — сказал он, но гном покачал головой.

«Ты сделал его, а не я», — ответил Флинт.


* * * * *


Флинт размышлял. Осенние дни шли на убыль. Листва на осинах сияла на солнце, словно полированное золото, а на дубах, словно кованая медь. Уже не раз свет утренней зари блестел на стекляшках инея на траве и деревьях. Но по мере того, как наступало утро, иней таял, солнце выжигало туман с улиц и к полудню, хотя прозрачный воздух был прохладен, теплый свет, разлившийся по городу, окутывал его.

Позади мастерской Флинта находилась покрытая мхом низкая каменная стена, а за ней простирался небольшой луг, заканчивавшийся увитой плющом стеной осиново-сосновой рощи. В отличие от бесчисленных садов и двориков Квалиноста, эти луг и роща были неухожены. Скорее, они просто были частью леса, оставленной, как есть, еще с тех времен, когда Кит-Канан привел свой народ в Квалинести. Это было напоминание о том времени, когда здесь не было ни города, ни эльфов, а только дремучий тенистый лес и музыка ветра.

Иногда Флинт делал перерыв и выходил из дымного жара кузни, чтобы посидеть на стене, вдыхая легкими чистый воздух и болтая коренастыми ногами. Роща за лугом наводила его на воспоминания о путешествии из Утехи, через лес Квалинести, и снова он задумывался, не стоит ли ему в ближайшее время собираться в дорогу. Флинт, эти дни светлые и теплые, говорил он себе, но будь уверен, как в крепости стали, что зима уже не за горами. И пока тебе будет казаться, что она мягко прикоснулась здесь, в этих лесах, в остальной части мира будет по-другому, и если у тебя хватит ума попытаться, то ты будешь заморожен задолго до того, как достигнешь Утехи.

Но всегда находилось еще одно дело, которое ему нужно было закончить, прежде чем у него появится возможность обдумать отбытие. Он обещал леди Селене полный набор кубков, выполненных в виде позолоченных тюльпанов. Одни они заняли у него две недели работы, а когда были закончены, он обнаружил, что должен спешить изготовить пару замысловатых свадебных колец, которые он пообещал молодому дворянину, ухаживавшему за эльфийской девушкой. А затем капитан гвардии Беседующего шагнул через порог мастерской, в отчаянии от плохой балансировки своего длинного меча, которую, как он заявил, не смогли исправить эльфийские кузнецы. Проблема была столь очевидна для глаза Флинта — декоративная гарда на эфесе полностью нарушала балансировку — что он стал бы чуточку хуже думать о себе, если бы не согласился помочь. Поручения продолжали расти, как его борода.

Если бы не новый набор одежды, любезность Беседующего, Флинт выглядел бы точно как в тот день, когда впервые ступил в Квалиност, с темными волосами, стянутыми позади шеи и густой бородой, аккуратно заткнутой за пояс. Однако он сменял свои тяжелые, подбитые железом ботинки на пару сделанных из мягкой серой кожи, и хотя его ступни были в два раза больше, чем у любого эльфа, по крайней мере, его шаги теперь не звучали, словно гром.

А его одежда… Зеленый не был обычным цветом Флинта, но портной, которого прислал к нему четыре дня назад Беседующий, поцокал языком и покачал головой при виде шерсти ржавого цвета, которую Флинт выбрал для своего нового осеннего костюма. Старый эльф настаивал на изумрудно-зеленом, но Флинт протестовал, что он будет слишком кричащим. Однако когда Флинт наконец примерил его, старый портной захлопал в ладоши.

«Он определенно ваш, мастер Огненный Горн», — заявил он.

«Вы так думаете?»— спросил Флинт, нахмурившись, разглядывая себя в зеркале из полированного серебра.

«В самом деле», — решительно ответил портной. — «Вы реально лихо выглядите».

«Так и есть, Флинт», — произнес Танис со своего стула в углу.

Лихо? Флинт подумал, критически посмотрел на свое отражение, а затем ухмыльнулся сам себе. «Ну, может, так оно и есть», — сказал он. Танис засмеялся.

И вот теперь полуэльф с взъерошенными коричневато-рыжими волосами обежал угол мрачной мастерской Флинта — более приземистой по сравнению с соседними эльфийскими домами.

«Я счастливчик. Компания», — фыркнул Флинт, тем не менее, улыбаясь. — «Где этот чертёнок Лорана? Удивлен, что она не утянула тебя поиграть в какую-нибудь шумную игру или что-нибудь подобное».

«Она пыталась», — сказал Танис. Он сорвал два яблока со сгибавшегося под тяжестью плодов дерева, кинул лучшее Флинту, нашел удобное место на стене, прислонился и закрыл глаза, позволив солнечному свету падать на веки. Вздрогнув, Флинт обнаружил, что, несмотря на слегка заостренные уши и небольшую раскосость глаз, Танис в этот момент был очень похож на человеческого ребенка. Это заставило гнома вспомнить об Утехе, и снова приступ ностальгии охватил его.

«Мне не хочется играть, не сегодня», — продолжил Танис. — «Кроме того, с ней был Гилтанас, и я не думаю, что он хотел бы, чтобы я присоединился». Он открыл глаза.

«Ба», — сказал Флинт, швырнув через плечо огрызок яблока и вытирая руки о бороду. «Уверен, брат Лораны так не думает».

Танис серьезно произнес, повернувшись к гному: «Он больше не желает иметь никаких дел со мной. Я всегда думал, что он мне как брат, но теперь, похоже, все, что ему нужно, это следовать щенком повсюду за Портиосом. А Портиос уж точно никогда не вел себя, как мой брат».

По суровому лицу полуэльфа пробежала тень. Флинт вздохнул и положил сильную мозолистую руку на плечо Таниса. «Ну, парень», — тихо, почти мрачно, сказал он, — «нельзя сказать, почему иногда кто-то поступает так, как он поступает. Но не держи на него зла из-за этого. Я уверен, что все уладится».

«Я вполне понимаю, почему он так поступает», — произнес Танис, но не уточнил. И Флинт, чувствуя, что в жизни полуэльфа была область, в которой он нуждался в уединении, ничего не сказал. Конечно, до Флинта дошла от Лораны информация о матче Портиос-Танис — только боги знали, где она узнала об этом — но гном воздержался от упоминания об этом знании своему новому другу.

Они некоторое время грелись на солнце, и, наконец, Танис попросил Флинта рассказать больше о внешнем мире и об Утехе. Это была частая тема. Мальчик, по-видимому, не уставал от таких рассказов.

«А что ты сделал после того, как те четверо разбойников одолели охрану?»— спросил его Танис. Флинт рассказывал о том дне, когда банда разбойников устроила беспорядок в Таверне Последний Приют.

«Ну, я расскажу тебе, парень. Уже темнело. Итак, я взял в руку свой молот…»— он для выразительности крепко схватил подвернувшуюся палочку, — «и затем я… э-э… и затем я…» Флинт внезапно ощутил на себе взгляд сияющих глаз Таниса.

«И затем ты что, Флинт?»— возбужденно спросил Танис. — «Ты вступил в бой со всеми четырьмя сразу?»

«Ну, э-э, не совсем», — ответил Флинт. Эти истории звучали как-то лучше, когда он рассказывал их после нескольких кружек эля. «Видишь ли, там, на полу, случайно оказалась кружка и, ну, было темно, и, видишь ли, я не смотрел под ноги…»

«Ты споткнулся», — сказал Танис, и его лицо озарила улыбка.

«Конечно же, я не споткнулся!»— проорал Флинт. — «Я притворился, и мой молот попал главарю разбойников в лоб, вот так». Он шлепнул палкой полусгнившее яблоко. Яблоко взорвалось брызгами сока, и Танис получил четкое наглядное представление.

«Это здорово!»— воскликнул Танис, и Флинт фыркнул, как будто это было пустяком.

«Иногда я хотел бы родиться в Утехе», — затем тихо произнес Танис, вглядываясь в даль, на север, где, как он знал, располагалась Утеха. Он отбросил огрызок яблока, и попрощался с Флинтом.


* * * * *


Как бы подтверждая оптимистичные слова, произнесенные Беседующим, когда гном впервые прибыл в Квалиност, Флинт с Беседующим за последние несколько месяцев стали почти друзьями. Полгода назад, если бы кто-нибудь сказал Флинту, что он найдет себе товарища в лице эльфийского повелителя Квалинести, он заказал бы парню кружку за такую веселую шутку. Хотя между высоким царственным лордом и простым коротышкой гномом явно пролегала бездна различий, у каждого была прямота в суждениях, позволившая одним шагом преодолеть эту пропасть.

Итак, Флинт гулял по дворцовым садам бок о бок с Беседующим, ведя разговор о далеких землях и веках, или сидел справа от Беседующего за официальным обедом. Конечно, кое-кто из придворных ворчал, но Флинт понял, от кого Портиос и Лорана унаследовали свое упрямство.

Особенно в последние несколько недель Флинт стал также близок к Солостарану, как и к Танису. Церемониальные стражники Беседующего, носившие нагрудники, украшенные эмблемой в виде Солнца и Дерева, выполненной серебряной филигранью, больше не задерживали его у приемной Беседующего в Башне. Вместо этого они с улыбкой приветствовали Флинта и приглашали постучать в дверь приемной со стеклянными стенами. А у личных слуг Беседующего был строгий приказ держать серебряную чашу на столе Беседующего наполненной сухофруктами и глазированными орехами, которые любил гном. Сегодня осеннее солнце лилось сквозь стекло на свежий зеленый камыш, рассыпанный по полу, и освещение комнаты приобретало легкую мрачность, словно на лесной опушке.

Беседующий сказал, что надеется, что Танис не становится назойливым, проводя так много времени с Флинтом.

«Ба», — фыркнул Флинт. — «Я не могу представить, что околачиваться в дымной кузнице со сварливым гномом вроде меня может доставлять так много радости. Но вы не беспокойтесь о Танисе. Он хороший парень».

Беседующий улыбнулся и кивнул. «Да, я тоже так думаю». Он встал и подошел к окну, молча вглядываясь вдаль, будто что-то обдумывая. Затем он обернулся и посмотрел на гнома своими ясными глазами. «Флинт, Танис много значит для меня, и мне кажется, что он и твой друг».

«Я знаю, ты слышал об обстоятельствах его рождения. Как мой брат, Кетренан, был зарезан бандой разбойников-людей и как напали на его жену, Элансу». Он вздохнул. «Но я не думаю, что ты понимаешь, каким по-настоящему темным было то время. Те месяцы, когда Эланса носила внутри дитя, казалось, что она уже сама умерла. Она выглядела отсутствующей. И когда он родился, она ушла. Но Танис был сыном жены моего брата. Я не мог повернуться к нему спиной».

Казалось, что Беседующий спорит с каким-то оппонентом, а не рассказывает другу историю. «И поэтому я принес его сюда, чтобы вырастить как своего собственного ребенка».

Он вздохнул и вернулся, чтобы снова сесть лицом к гному. Флинт теребил кончик своей бороды. Это была тяжелая история. «Были те, кто не принял моего решения», — тихо сказал Беседующий, и Флинт посмотрел на него. «Похоже, не все были способны простить ребенку обстоятельства его рождения. Ребенок, Флинт — крошечный ребенок! В чем была его вина, что мой брат был мертв? В чем была его вина, что Эланса тоже умерла?» Следы мучительных воспоминаний промелькнули на лице Беседующего.

«И те, кто не принял его?..»— тихо спросил Флинт.

«Они так и остались, и, как и путь моего народа, мало изменились. Я все еще не уверен, как много из этого замечает Танис — хотя подозреваю, что парень многого мне не говорит. Я только могу надеяться, что у него окажется достаточно сильное сердце, чтобы вынести это. Полагаю, что я оказал довольно слабую услугу, принеся его сюда. Но ты понимаешь, Флинт, почему я должен был так поступить?»

Беседующий пристально посмотрел на гнома, его тускло-белые волосы мерцали в ярком свете. «Несмотря на мир, который мы здесь для себя установили, те прошедшие века после Катаклизма были темными, были временами горя и бунтов. Танис — дитя того горя. И если я не могу принести радость в его жизнь, то как может быть излечено горе в любом из нас? В эльфах, в Квалинести?» Беседующий покачал головой и затем слабо улыбнулся. «Боюсь, что я разболтался». Он встал, и Флинт последовал за ним. «Прошу прощения, что отнял у тебя так много времени. Я просто хотел сказать тебе, что рад, что ты стал другом для Таниса. Боюсь, что, скорее всего, его первым другом, за исключением его кузенов».

Флинт кивнул и протопал к двери, но прежде, чем выйти, развернулся и пристально посмотрел на своего эльфийского друга задумчивыми голубыми глазами. «Благодарю», — мрачно сказал Флинт. — «Он также и один из моих первых двоих друзей». И гном вышел, закрыв за собой дверь.


* * * * *


Наконец, первое посещение гномом Квалинести подошло к концу. Он, Танис и другие стояли на краю города, у моста, который пересекал место слияния двух рек, Слез и Надежды. Утро было серым и прохладным, и в воздухе была пахнувшая снегом резкость.

«Итак, тебе, в самом деле, нужно идти», — тихо сказал Танис, глядя на другую сторону ущелья.

«Да, думаю, пора», — ответил Флинт. — «Если мне повезет, то я увижу первый снегопад уже дома».

Танис только кивнул. «Я буду скучать по тебе», — наконец сказал он.

«Гм!»— угрюмо произнес Флинт. — «Скорее всего, я не удивлюсь, если ты забудешь меня уже через десять минут». Но обветренная кожа вокруг глаз гнома сморщилась, и Танис улыбнулся.

Гном попрощался с небольшой группой, собравшейся у моста: со своим другом Беседующим и магом в капюшоне, удерживавшим Лорану от исследования края ущелья. Очевидно, что лорд Зенос отсутствовал, как и Портиос со своими друзьями. После многочисленных обещаний вернуться, Флинт последовал за своим провожатым и протопал по мосту, хотя и не без того, чтобы выкрикнуть ругательство — другое, эхом отразившиеся от холодного камня.

Улыбнувшись и вздохнув, Танис плотнее укутался в свой серый плащ и повернулся, чтобы зашагать обратно к городу.



Глава 7

Смерть в лесу

<p>Глава 7</p> <p>Смерть в лесу</p>

П.К. 308, Начало весны


Флинт не любил лошадей — заявлял, что у него на них аллергия — и не сел бы на них даже ради спасения своей жизни — ну, может быть, в то время. Во всяком случае, он похлопывал по шее своего серого мула, Быстроногую, и с любовью обозревал серебряные осины и обширные дубы Квалинести.

За двадцать лет путешествий между Утехой и Башней Солнца он практически выучил тропу в Квалинести — утверждал, что даже мало кто из эльфов знает ее так хорошо, за исключением специально обученных проводников, которых нанимал Беседующий с Солнцем, чтобы сопровождать посетителей туда и обратно. Конечно, он иногда раз-другой делал поворот не там, но слабым оправданием служило то, что он был гномом холмов, который не может отыскать путь по лесным знакам, думал он.

Однако, по правде говоря, он был не совсем уверен, где находился в данный момент. Он восседал на Быстроногой, отмечая густой земляной запах леса. С дуба ему застрекотала белка и сбросила на него охапку зеленых листьев. Гном протянул широкие пальцы, ловко поймал пучок и швырнул его обратно в животное. «Сохрани его для своего гнезда!»— крикнул он. — «Если я не ошибаюсь, в эти дни у тебя в голове должны быть семейные обязанности». На соседней ветке появилась еще одна белка, и первая, бросив последнее оскорбление в конного гнома, рванула за ней.

Флинт глубоко вдохнул. Была весна и время возвращаться в Квалиност. Той осенью, после его первого посещения эльфийского города, возвращение в Утеху было тяжелым. Снег начал падать, едва он достиг границ рощи валлинов, огромных деревьев, укрывавших в своих ветвях деревню Утеху. Его эльфийский проводник быстро скрылся на дороге, и Флинту пришлось в одиночку с трудом пробираться сквозь снег к своему маленькому домику на земле. Он обнаружил свой дом холодным и пустым, за исключением единственной мыши, съежившейся в углу.

То была одинокая зима, двадцать лет назад, несмотря на сердечную теплоту и дружеское общение в таверне «Последний Приют»; следующей весной он обнаружил, что его мысли обращены к лесам на юге, к Квалиносту, размышляя, как там Танис.

И недели не прошло, как Флинт встретил в Таверне странника, который оказался ни кем иным, как эльфом из Квалинести, принесшим послание от Беседующего: Флинта приглашали вернуться, если он пожелает. Что он и сделал. Его следующая остановка в Квалиносте длилась больше года, прежде чем в нем снова проснулась тоска по людям. В конце концов, с небольшими вариациями, он втянулся в ту систему визитов, которой придерживался и сейчас, живя в Квалиносте с ранней весны до поздней осени. В последнее время он стал задумываться, зачем вообще возвращается в свой маленький печальный домик в Утехе.

Беседующий с Солнцем перестал посылать за гномом каждой весной, зная, что любовь Флинта к этому городу поведет его на юг, и одним весенним утром гном протопает по мосту к западу от Квалиноста. Флинт, испытывавший головокружение от высоты, никогда не пересекал это сооружение без целых параграфов ругательств, от которых кожа каерготского портового грузчика покрылась бы пузырями.

Его прибытие никогда не переставало веселить эльфов.

Хотя сейчас его еще ждали несколько часов езды. Он пнул бока груженой Быстроногой пятками своих ботинок, надеясь, что на этот раз она без протестов ускорит шаг.

Естественно, она проигнорировала.


* * * * *


У Хана-Телио Тефтена была удачная торговая экспедиция. Он неумело насвистывал и, не в первый раз, благословил Беседующего с Солнцем, чья смягченная позиция к отношениям с не-эльфами в последние годы облегчила жизнь торговлей.

Карие глаза молодого эльфа светились, когда он в пятидесятый раз за это путешествие изящной рукой скользнул в холщовые переметные сумы, каждый раз невольно затягивая узлы ремней, которые с трудом удерживал их закрытыми. Когда он верхом на лошади прибыли в то место, где тропа расширялась, на небольшую поляну, он вытащил маленький кожаный мешочек и высыпал в ладонь его содержимое. Три белых опала светились полупрозрачно на его обветренной загорелой руке.

«Красота», — выдохнул он. — «И ключ к моему будущему».

Треск слева заставил его поднять голову, с выражением настороженности на лице. Многие годы разбойники практически не встречались на внутренних дорогах Квалинести, но в последние месяцы появились сообщения о пропавших путешественниках. Однако несколько минут ничего не происходило, и Хан-Телио вернулся к любованию опалами и к списку прекрасных вещей, которые они позволят купить.

«Дом, это, во-первых», — задумался он. — «И мебель, конечно. И делянка земли для моей Гиневры, чтобы выращивать на ней ароматные травы».

Затем, конечно, была сама Гиневра, эльфийка с терновыми глазами, которая обещала выйти за него, когда он сможет накопить на свою часть свадебных расходов. Её практичный обет побудил его провести месяцы в дороге, торгуя прекрасными эльфийскими украшениями, шёлковыми рубашками, кварцевыми скульптурками и, конечно, её популярными травяными лекарствами. И теперь он, наконец, заработал достаточно, чтобы покрыть свою половину приготовлений.

Он не сразу увидел тварь. Сперва его нос уловил запах — сладковатый запах гниющих отбросов. Эта вонь, и внезапная дрожь лошади, привлекли его внимание.

Хан-Телио поднял взгляд и почувствовал, как его конечности наливаются свинцом. Не далее, чем в двадцати шагах, впереди на тропе в ожидании стояла огромная похожая на ящерицу тварь. Её шкура была мышиного цвета, того же оттенка, что и грязная дорожка позади неё. Со лба ящера назад загибались рога длиной с руку эльфа. Она поигрывала пятью пальцами с пятнадцатисантиметровыми когтями на обеих передних лапах. Её пасть была слегка приоткрыта; каждый выдох сопровождался зловонным облаком, кружившимся в сторону эльфийского торговца. Эта тварь, похожая на бескрылого дракона, имела рогатое тело длиной с четырех эльфов, с тонким похожим на хлыст хвостом, немногим меньшей длины, чем тело.

«Тайлор!»— произнес торговец. Эти звери редко встречались даже в засушливых регионах, которые они предпочитали. И никто из них никогда не жил в лесах Квалинести. И хотя торговцу доводилось странствовать далеко от эльфийских земель в своих путешествиях, он никогда не видел тайлора.

Но он знал, что те были сильными, способными к великой магии, если грубая сила не приносила успеха … и смертельно опасными.

Лошадь под Ханом-Телио испуганно застыла с широко раскрытыми глазами, дрожащими ноздрями и парализованными передними ногами. Хан-Телио дернул поводья, но животное не обращало внимания на его команды и тычки. Все лесные звуки стихли, за исключением скрипа дубовых веток над головой.

«Твой конь не двинется с места, эльф».

Хан-Телио дико оглянулся, надеясь, что это спаситель — желательно кто-нибудь, вооруженный лучше, чем эльфийский торговец — стоял, готовый ринуться в бой вместе с ним. Голос был глубокий, но скрежещущий, будто воздух проходил сквозь чешуйки песчаника. Сквозь чешуйки… Хан-Телио почувствовал, как его окатила еще одна волна страха. Он посмотрел на ящера.

«Все правильно, эльф. Это я говорю».

Тайлор разговаривал на Общем.

Эти звуки побудили дрожащего Хана-Телио действовать; он ссыпал опалы в карман своей разделенной туники и трясущимися руками, так как тварь продвинулась на два шага, ее смертоносный заостренный хвост подёргивался, эльфийский торговец попытался раскрыть шире свою переметную суму, чтобы вытащить наружу короткий меч, который он там держал.

Но узел на ремне, что связывал сумы, сопротивлялся его усилиям, безнадёжно запутавшись. Тайлор сделал еще один шаг вперед; вонь усилилась. Хан-Телио узнал этот запах.

Это была вонь гниющего мяса.

Голос снова прогремел: «Куда ты направляешься, эльф? Твоя лошадь явно не желает нести тебя».

Хан-Телио не был уверен, зачем ответил. Возможно, чтобы выиграть время. «К Гиневре», — ответил он, одной рукой дергая за поводья, а другой — за суму. Он с трудом дышал. «Я должен вернуться домой к Гиневре».

Наконец, торговец, которому страх придал сил, расстегнул ремень и извлек свой короткий меч.

Когда Хан-Телио снова поднял взгляд, тайлор, покачивая головой, как бы гипнотизируя свою жертву, стоял от него в нескольких шагах. Пока торговец зачарованно смотрел, тварь прошла перед елью, затем перед глыбой кварца, и ее шкура сперва стала зеленой, затем розоватой, а затем снова мышиного цвета, когда серо-коричневая тропа снова оказалась у твари на заднем плане. Камуфляж, не к месту подумал эльф. В приступе храбрости он указал своим мечом на зверя.

«Тонкий свинорез, вроде этого меча, мало тебе поможет против таких, как я, эльф», — прогремел монстр, чья пластинчатая морда была на расстоянии двух вытянутых рук. Затем тайлор наполнил поляну визгом, до внутренностей потрясшим Хана_Телио.

Лошадь торговца, от ужаса, наконец, обретя возможность двигаться, попятилась и развернулась, чтобы убежать. Но тайлор прыгнул и схватил своей зубастой пастью лошадь за шею. Хан-Телио закричал и соскочил с животного. Торговец снова закричал, когда хвост тайлора хлестнул со скоростью кобры.

Тело эльфа, рухнувшее на каменистую землю тропы, было практически разрезано надвое.

Три опала выкатились в лужу крови.


* * * * *


Пока Флинт напрасно дергал поводья своего мула, бесплодно стараясь заставить зверя продолжить путешествие в Квалиност, вдали раздался рев. На мгновение Флинт застыл, как замороженный, его встревоженные голубые глаза находились в нескольких сантиметрах от тупых карих глаз Быстроногой. Затем лес прорезал тонкий крик, и рука Флинта легла на боевой топор, когда он развернулся на тропе, пытаясь обнаружить направление этого звука. Позади него Быстроногая нервно перебирала ногами.

Снова раздался крик, более громкий, но внезапно прервался. Источник находился прямо по ходу.

«Гром Реоркса!»— воскликнул гном, вскочив на спину Быстроногой. «Двигайся, ты, проклятый мул, или я увижу, как ты попадешь на обед минотавру, и буду наслаждаться этим зрелищем!»

Быстроногая сразу откликнулась и рванула по тропе настолько быстро, насколько могли нести ее большие ноги. Флинт на скаку вытащил свой короткий меч. Десять минут спустя — целая вечность для встревоженного гнома — Быстроногая остановилась, тяжело дыша, там, где безошибочно угадывалось поле боя.

Гном сперва тихо сидел, не спешиваясь, пытаясь определить, не притаилась ли в этом месте та тварь, что устроила такой хаос. На крепких дубах виднелись громадные глубокие шрамы. Дюжины тонких осин обломками лежали по обеим сторонам тропы. Утрамбованная земля под его ногами была явно забрызгана кровью, уже сменившей цвет с алого на бурый. На глыбе розового кварца впереди виднелся широкий мазок крови, ведущий в густой подлесок. Быстроногая шевельнулась, будто пытаясь убежать. Флинт успокоил мула и тихо спрыгнул с седла.

Окружающий лес был совсем тихим, за исключением характерных лесных звуков, будто на Кринне не случилось ничего плохого. Крошечные цветы кровавого корня росли на влажной земле справа от Флинта, но он не мог ничего разглядеть дальше трех метров за ними в подлеске, покрытом молодыми листьями. Он ждал, с боевым топором в правой руке и коротким мечом в левой. Легкий бриз, пахнувший лежалым снегом, сырой почвой и соленым ароматом крови, шевельнул несколько черных и седых волосков в бороде Флинта.

Ничего не происходило.

Только немного расслабившись, сжав поводья мула той же рукой, что держала короткий меч, коренастый гном осторожно двинулся вокруг поляны, останавливаясь, чтобы рассмотреть следы когтей и порезы, уничтожившие растительность.

«Явно у твари был длинный хвост», — задумался Флинт, не ослабляя хватку боевого топора и непрерывно обыскивая подлесок острым взглядом. «Строение ящера. Но в лесу?»

Он почувствовал, как его взгляд теряет резкость, пока он медленно двигался по кругу. Дуб, валун, еще один дуб и дюжина осин, запятнанных кровью.

«Лесной ящер, звучит бессмыслицей», — размышлял он, давая отдохнуть взгляду на узловатом дубе, примерно в шести метрах. Пока он обдумывал, его зрению вернулась резкость.

Еще одно пятно крови было размазано по куску дерева, торчавшему на полпути к стволу. А выше, ствол…

… смотрел на него.

И этот взгляд был осмысленным.

Флинт почувствовал, как острые, словно бритва, челюсти тайлора щелкнули у него над головой, когда он рванул через поляну в подлесок. Он нырнул на влажную землю и услышал, скорее, чем увидел, как промчалась Быстроногая. Он снова встал, с бородой в комках глины, и яростно стал искать монстра. «Что это было, во имя кузницы Реоркса?»— подумал он.

Тварь, временно показавшаяся между дубом и елью, снова бросилась, щелкая пастью, через поляну.

Она неслась прямо на Флинта, который сорвался с места со скоростью, которая бы потрясла его чинно передвигавшихся гномьих родственников. Примерно через пятьдесят шагов он нагнал Быстроногую, которая, будучи крупнее, не могла скользить между деревьев столь же быстро, как Флинт. Однако мул был сильнее гнома, так что гонка шла ноздря в ноздрю. Позади них жаждавший крови тайлор расталкивал деревья и ревел. Гном и мул прорывались сквозь подлесок, пока Флинт не потерял всякое представление о том, где находился.

«Реоркс!»— задыхаясь, произнес он, вырвавшись на еще одну поляну, с отстававшим на полшага мулом. В центре поляны стоял огромный мертвый дуб — столь большой, что его могли бы обхватить только шесть или семь взявшихся за руки человек. С одной стороны виднелась тень — нет, углубление в стволе.

Нет, дыра. Дерево было полым.

Пока тайлор продирался через лес позади Флинта, гном рванул к отверстию в дереве. Мул наступал ему на пятки.

«Быстроногая!»— запротестовал гном, когда вонючий мул, весь в мыле от пота, вдавил его в темное нутро дуба. Флинт развернулся к пролому в стволе, почти решив вытолкнуть мула обратно.

Но отверстие исчезло. Снаружи протестующее ревел и визжал тайлор, снова и снова бросаясь на дерево. Затем он принялся напевать магические слова.

Флинт обнаружил себя стоящим в полной темноте, обхватив короткими руками шею дрожащего мула. По крайней мере, он думал, что это дрожит Быстроногая».

«Божий гром», — пробормотал он. — «И что теперь?»

Он ощупью пробрался по спине Быстроногой к переметной суме и вытащил кремень и огниво. Мгновение спустя, пока ствол продолжал сотрясаться от звуков магического напева и силы ударов тайлора, Флинт нащупал на покрытом сосновыми иголками полу палку и зажег ее. Быстроногая еще крепче прижалась к гному, который раздраженно оттолкнул ее.

«Подвинься, бестолковая», — прошипел он. Флинт поднял пылающий кусок дерева и обследовал дно ствола. Там был тонкий слой почвы, в который он сунул кряжистый палец и почувствовал дерево.

Не было ничего удивительного в дуплистом дереве, кроме того, что его пальцы также ощутили какую-то резьбу на этом дереве.

Снова оттолкнув Быстроногую, Флинт сметал в сторону плодородную почву, пока не обнажилась резьба.

«Молот Реоркса!»— выдохнул он. — «Руна!» Он наклонился ближе, не обращая внимания на факел, который внезапно плюнул угольком, шлепнувшимся в сухие сосновые иголки. Иголки вспыхнули ярким пламенем, которое вскоре распространилось по кругу на деревянном полу ствола. Мул стоял и дрожал в цилиндре пламени, несмотря на попытки Флинта вытащить ее из огня.

Флинт так и не понял, что случилось потом. Одно мгновение он тащил за повод упиравшегося мула, а в следующее он уже стоял в огромной дубовой комнате, по-видимому, под тем местом, где он был всего лишь секунду назад.

В комнате не было ни звука, кроме тревожного дыхания истеричного вьючного мула и лишь немногим более спокойного гнома. Он поднял свой самодельный факел. В этой сферической комнате спокойно мог разместиться целый полк.

«Боги, мы в сердце дуба!»— сказал он мулу, который выглядел не впечатленным. Гном наклонился и потыкал пол своим коротким мечом. «Это дерево все еще живо». Он снова выпрямился и оглядел комнату.

Свет огня мерцал на стенах живого дерева цвета меди, скрывая в тени бугры и наросты, но делая видимыми гладкие закругленные части внутренностей ствола. В комнату вели несколько проходов, больше похожих на огромные пустотелые корни.

Слева от него, вздыхала и фыркала Быстроногая, по-видимому, наконец справившаяся с паникой. Мул оглянулся, в ее глазах появилось выражение вялого любопытства. Затем животное увидело то, что казалось огромным корытом с водой в самом центре дубовой комнаты, и, как и любой мул, она немедленно подчинилась импульсу. Она подошла к деревянному корыту и дрожащими ноздрями понюхала его край.

Прозрачная жидкость наполняла чашу, около полутора метров в поперечнике. На поверхности плавала лилия — золотая лилия, с листьями как у обычного водяного растения, но с цветком из чистого золота. Флинт протянул руку и уважительно коснулся цветка пальцем. Такая красота не может быть злом, подумал он.

Едва он коснулся его, цветок раскрылся, и комнату наполнил чистый мелодичный голос эльфийки:

«Добро пожаловать, добро пожаловать, портал настроен, звезда — серебро, солнце — золото, брось монетку, куда направляешься, затем коснись золота».

Флинт отпрянул, подозрительно оглядывая комнату, будто ожидая, что прекрасная эльфийка с голосом, словно колокольчик, выступит из одной из пещер-корней. «Что я должен сделать?»— прошептал он и как бы за советом повернулся к Быстроногой, с тупым видом уставившейся на него в ответ.

«О, с кем я оказался запертым в волшебном дереве», — с отвращением сказал гном. «Ну, она сказала бросить монету, что портал настроен. Портал — это дверь», — пояснил он Быстроногой. «И поскольку мне очевидно, что поблизости не видно настоящей двери, возможно, этот цветок поможет нам. Как говорила моя мама, 'Лучше синица в руках'».

Флинт сунул руку в карман и вытащил сумму своего зимнего заработка в Утехе: один золотой. «Ну, если мне суждено умереть здесь от голода, не будет иметь значения, что я остался без гроша», — рассудил он и бросил монетку в похожую на мёд жидкость.

Жидкость засветилась, словно лампа зажглась глубоко внутри нее, внутри деревянной плоти дуба. «Реоркс!»— пробормотал Флинт, и схватился за гриву Быстроногой, ища поддержки. Потное животное снова ткнулось в него носом, как бы подбадривая. «Ну, все верно», — сказал он, затем продолжил более задумчиво. — «Может, мне нужно было бросить монетку в цветок; кажется, это лилия разговаривала». Он коснулся золотого лепестка и…

… Внезапно тело гнома наполнилось теплом и, повернувшись к мулу — Флинт не осознавал, что никогда особо не ценил это любящее преданное существо — он увидел, как знакомый теплый свет искрится в прозрачных глазах Быстроногой. Впоследствии Флинт клялся, что в тот момент пещеру наполнила музыка сотен лютен. Комната вокруг них стала исчезать. Флинт увидел, как тяжелые веки мула начинают закрываться, и он позволил своим собственным также сомкнуться.

Внезапно в комнате стало шумно, и Флинт ощутил под ногами камень, а не дерево. Он резко распахнул глаза.

Он стоял, выпачканный грязью, сосновыми иголками и потом мула, обнимая вонючую Быстроногую. Вокруг него, чуть ниже, стояли с открытыми ртами фигуры Таниса, Мирала и нескольких эльфийских придворных. Флинт огляделся вокруг.

Он был на трибуне Башни Солнца. С Солостараном, Беседующим с Солнцем. И мулом.

Быстроногая открыла пасть и издала громкий крик. Флинт воспринял это как приглашение к разговору.

«Ну», — сказал он. — «Я вернулся».



Глава 8

Воссоединение

<p>Глава 8</p> <p>Воссоединение</p>

В гостевой комнате дворца в огромной ванне, заполненной пахнувшими цветами пузырьками, нежился гном, довольно переваривая огромный ужин, который приказал приготовить для него Беседующий — дикую индейку под абрикосовым соусом и крепкий утехинский эль из собственной сумки Флинта. Все фляжки, кроме одной, пролились; дикая скачка определенно не улучшила вкус эля в последнем уцелевшем сосуде, но напиток был вполне годен, по крайней мере, по меркам Флинта.

Гном знал, что в дворцовых конюшнях Быстроногая тоже была хорошо накормлена. Животное, несомненно, все еще пребывавшее в теплых эмоциях от телепортации вместе с Флинтом, вначале отказывалось расстаться с гномом. Когда гном рассказал свою историю Солостарану и остальным придворным — и услышал пояснения Зеноса, что другие эльфы за последние несколько недель встречали необычного, обладавшего волшебством тайлора к западу от ущелья — серый мул последовал за гномом по Башне Солнца, тыча в него влюбленной мордой, положив свой волосатый подбородок ему на плечо и угрожая нанести смертоносный удар любому, кто слишком приблизится. Наконец, она согласилась покинуть гнома, после того как он сам отвел ее в конюшню, скормил морковку и полперсика, и представил ее конюху, который должен был вымыть ее и хорошо накормить.

Флинт сделал паузу в своем рассказе, только пока Беседующий отдавал приказ отряду башенной стражи отправиться на охоту за тайлором. Поиск был затруднителен, потому что гном не был точно уверен, где был атакован. Он знал только, что это было на тропе в нескольких милях от Квалиноста, а гонка сломя голову через подлесок совершенно сбила его с толку, чтобы он мог сказать, где встретил тот дуб.

Беседующий, опасаясь оставлять Флинта без присмотра вскоре после такого потенциально смертельного нападения, настоял, чтобы Флинт несколько часов отдохнул во дворце под присмотром Мирала, который, если понадобится, сможет помочь гному. Флинт протестовал, заявляя, что он здоров, как гном вдвое моложе его, но Солостаран проявил удивительное упорство.

Теперь, пока Мирал, развалившись, сидел на скамейке возле ванны, Флинт отмокал в воде, держа свою густую просоленную-проперчённую бороду под водой и любуясь маленькими пузырьками, выскакивавшими из нее на поверхность. Он задумался, не снабдить ли свою постоянную комнату в мастерской таким чудесным изобретением. Обычно гномы ненавидят воду — холодную, текущую воду, населенную рыбами и лягушками, и достаточно глубокую и опасную, чтобы отправить неосторожного гнома к кузнице Реоркса — но это было совсем другое дело.

«Ты наткнулся на сла-мори», — пояснил Флинту Мирал.

«О, нет, не думаю», — растерянно возразил Флинт. — «Лорд Зенос сказал, что этот ящер был тайлором. Или тайлоры и сла-мори родственники?» Он вопросительно поднял брови.

Маг отер с лица пот и снова опустил свой карминного цвета капюшон. Его бледное лицо казалось мрачным; под глазами легли круги. Он терпеливо пояснил: «Сла-мори на старом языке означает 'тайный путь'. Легенды гласят, что в Квалинести их много, но их практически невозможно найти. По всей видимости, тот дуб был входом в один из них».

Теперь он завладел вниманием Флинта. «Куда эти… эти 'сла-мори'… ведут?»— спросил гном.

«Очевидно, в важные места», — твердо сказал Мирал. — «В конце концов, ты же оказался на трибуне в Башне Солнца». Он сделал паузу, по-видимому, собираясь с мыслями, и обычно хриплый его голос заскрежетал. «Некоторые из эльфов даже утверждают, что в каком-то из сла-мори, где-то в Квалинести, можно найти Серую Драгоценность. Но считается, что самый известный сла-мори ведет в Пакс Таркас», — сказал он, назвав знаменитую крепость в горах к югу от Квалинести. «Некоторые верят, что в Пакс Таркасском сла-мори лежит тело Кит-Канана».

«То есть, существуют больше одного сла-мори?»— спросил Флинт, погружаясь в благоухающую воду, пока его волосы не всплыли, словно корона, вокруг лица. Он уставился на розовый потолок высоко над ним и сделал вдох.

Мирал подождал, пока гном появится на поверхности. «Старейшие из эльфов рассказывали, что в области вокруг Квалиноста находятся несколько сла-мори, их входы хорошо замаскированы и доступны только эльфам — и гномам, как я теперь вижу — обладающим достаточным могуществом, чтобы открыть их». Маг прервал свой доклад. «В чем дело?»— спросил Мирал.

Гном сел и с озабоченным выражением оглядывал роскошную комнату.

«Я ищу ведро», — сказал Флинт.

«Ведро?»— спросил Мирал. Внезапно маг рассмеялся. «Нет, мы не выливаем воду ведрами». Он встал и подошел к ванной со стороны ног.

«Значит, магия? Ты знаешь, как я отношусь к магии», — сказал Флинт, на его лице снова появилась озабоченность. — «Эта ванна волшебная? Такое творение вряд ли обошлось без помощи магии», — внезапно загрустив, сказал он. Гномы холмов не доверяли магии.

Мирал едва покачал головой. «Я забыл, что тебя не было здесь с тех пор, как мы установили эти изобретения. Они созданы гномами-механиками».

«Гномами-механиками?»— с недоверием переспросил гном. «Реоркс!» Ничего из созданного гномами-механиками вообще не работало правильно. На самом деле, ему, вероятно, очень повезло, что он был жив. Игнорируя сдавленный смех мага, Флинт перелез через край ванны и завернулся в толстое желтое полотенце, которое слуга оставил на каменной плите.

Качая головой и улыбаясь, маг закатал до локтя рукав своей плотной шерстяной мантии. Он погрузил руку в ванну с водой, что-то нащупал и дернул. Изрыгнув воздушный пузырь, уровень воды начал понижаться. Мирал держал в руке пробку с прикрепленной цепочкой.

«Вода утекает в пол», — пояснил Мирал.

Флинт выглядел колеблющимся. «При всем уважении, это выглядит не очень практичным», — заметил он. — «Нагрузка на фундамент здания. Полагаю, это не удивительно для гномов-механиков. Но, признаюсь, я ожидал немного большего от эльфов».

Мирал раскатал обратно свой рукав и протянул гному свежую белую рубаху. «Мы изменили конструкцию. У гномов в оригинале слив — та дырка, которую затыкает эта пробка — был у верхнего края», — сказал эльф в мантии. — «Она бы вечно сливалась. Пришлось бы ждать, пока вода не испарится».

«Но, тем не менее…»— запротестовал гном, натягивая свои красновато-коричневые шерстяные рейтузы.

«Вода уходит в круглую трубкообразную штуковину под полом», — рука Мирала изобразила в воздухе, о чем идет речь.

Флинт встал на колени и заглянул под ванну. «А как вы ее наполняете?»— спросил он.

«Ведрами».


* * * * *


Позже Флинт отыскал Быстроногую, уже вымытую, вычищенную, лоснящуюся и — финальный штрих от эльфа-слуги с хорошим чувством юмора — с гривой, украшенной розовыми лентами. Флинт удобно устроил ее в самодельной конюшне неподалеку от своей мастерской и кузницы — занятие, потребовавшее двух лишних путешествий от мастерской к стойлу, так как Быстроногая ловко пережевывала кожаную щеколду конюшни и прибывала к мастерской Флинта практически следом за ним.

В конце концов, он забаррикадировал животное в конюшне, поставив бревно в распор между дверью здания и небольшой яблоней. Он почти закончил распаковывать свою залитую элем сумку, когда в дверном проеме возникла фигура.

Фигура была не сразу опознана, так как вырисовывался лишь ее контур в лучах садящегося солнца, но очертания сосуда, который несла фигура, явно было достаточно.

«Эльфийское цветочное вино», — прокомментировал Флинт. — «Только Танису Полуэльфу может прийти в голову принести мне это».

Танис широко улыбнулся и поставил бутылку на деревянный стол. «Думаю, ты можешь использовать его, чтобы разжечь огонь в своем горне», — сказал он. — «Быстрее, чем с помощью хвороста».

Они стояли поодаль друг от друга, Танис, со сложенными перед мускулистой грудью руками, и Флинт, с кряжистой рукой, драпированной распакованными коричневыми и изумрудно-зелеными туниками. Те прекрасно пахли элем, с точки зрения гнома, но Флинт полагал, что ему придется выстирать их, прежде чем его примут при дворе.

Наконец, Флинт заговорил грубым голосом.

«Теперь, полагаю я, когда ты стал взрослым парнем, высоким, как осина и почти достаточно сильным, чтобы поднять меня одной рукой, ты слишком хорош для того, чтобы околачиваться вокруг кузницы с гномом-брюзгой средних лет».

Полуэльф ответил: «А я думаю, что теперь, когда ты обошел весь Ансалон и отбился от свирепого тайлора, ты не захочешь, чтобы я докучал тебе».

В тишине прошли несколько минут, пока эти двое рассматривали друг друга. Затем, словно каждый был удовлетворен увиденным, они приветственно кивнули друг другу. Танис уселся на гранитную скамью, забросил на нее одну ногу и положил согнутую мускулистую руку на согнутое колено. Его крепкое телосложение явно указывало на предка-человека, подумал Флинт.

Гном принялся наводить порядок в кузнице, простоявшей полный сезон, и поздравил себя с той работой, которую он проделал, вычистив это место при уходе пятью месяцами раньше, в конце осени.

Горн, напоминавший раздувшийся камин, занимал изрядную часть задней стены крошечного домика. Каменный дымоход поднимался по задней стене, словно толстый ствол дерева, с отверстием на конце, достаточно большим, чтобы вместить кендера — хотя Флинт скорее согласился бы отправиться в Бездну, чем позволить одному из этих бесконечно любопытных созданий приблизиться к своему любимому горну. Передняя полка горна, сконструированная для кого-то эльфийских пропорций, находилась на уровне пояса гнома, на неудобной высоте, часто заставлявшей его ворчать.

«Итак», — сказал Флинт, поместив в углубление у задней стенки горна хворост и сухую кору, — «что я пропустил за последние пять месяцев?» Он с сомнением посмотрел на сосуд с вином, затем откупорил его и щедро плеснул на растопку. «Надеюсь, это не отправит нас в Кзак Царот», — пробормотал он, похлопал по своему карману в поисках кремня и огнива, затем вспомнил, что, скорее всего, выронил их у входа в сла-мори. «Парень, есть огниво и кремень?»— спросил он.

Танис пошарил в кармане, вытащил требуемые предметы и один за другим протянул их Флинту. Пробормотав «Благодарю», гном стукнул одним по другому. Растопка со свистом вспыхнула пламенем, заставив гнома поспешно отступить. Когда большое пламя стихло, он осторожно положил несколько кусочков угля на растопку и подождал, пока они займутся огнем. Он посмотрел на Таниса, готовый услышать местные новости.

«Лорд Зенос все еще старший советник, хотя, Зеносу в помощники был приставлен Литанас, по требованию Портиоса», — пояснил Танис, наблюдая, как Флинт подошел к ближайшей куче угля и бросил полную лопату в пламя. — «Беседующий был опечален тем, что задел чувства лорда Зеноса — в конце концов, Зенос был советником Беседующего с Солнцем с тех времен, как отец Солостарана занял этот пост, и Беседующий не хотел, чтобы у Зеноса было ощущение, что он больше не может в одиночку справляться со своими обязанностями. Хотя совершенно очевидно, что так оно и есть». Последние слова были произнесены с горечью.

«Парень, тебя не затруднит стать у мехов и помочь мне?»— попросил Флинт. Танис подскочил к ним и направил поток воздуха на огонь. В это время Флинт насыпал уголь в огонь. «Итак, Зенос болезненно воспринял это?»— спросил Флинт.

«Он не был счастлив». Этот лаконичный ответ многое сказал о том, как советник воспринял перемены.

Флинт покачал головой и с сочувствием подумал о Литанасе, хотя и кареглазый друг Портиоса явно никогда особо не питал теплых чувств к гному или полуэльфу. Флинт давно подозревал, что друзья Портиоса строили карьеру на том, что делали жизнь Таниса несчастной, хотя сам Портиос оставался в стороне. Но гном редко спрашивал Таниса об этом аспекте его жизни, а полуэльф никогда добровольно не делился ничем, кроме самой общей информации на эту тему.

Прошлой осенью, перед тем, как Флинт ушел на зиму, Литанас и Ультен стали соперничать за богатую руку леди Селены. Эльфийской леди, конечно, льстило это внимание, но ситуация усложнялась дружбой между Литанасом и Ультеном.

Пока Танис работал у мехов, Флинт подбрасывал в огонь порцию за порцией угля и размышлял, как последние события повлияют на ухаживания эльфов за леди Селеной. Литанас обладал богатой хорошей родословной и положением при лорде Зеносе. Но Зенос, если пожелает, мог легко уничтожить положение при дворе своего помощника.

С другой стороны, Ультен мог похвастаться происхождением из старинного благородного семейства Квалиноста, но он — как и все семейство — был в постоянной нужде; несколько лет назад тяжелое финансовое положение вынудило эльфа взяться за обучение воинскому искусству Гилтанаса, младшего брата Портиоса.

В любом случае, Флинт не хотел бы оказаться в стане противников вспыльчивого старого советника — хотя, похоже, гном все равно пожизненно был зачислен туда. Лорд Зенос, чьи возраст и должность обеспечивали, несмотря на критику некоторых шагов Беседующего, ему полную защиту, открыто осуждал присутствие при дворе чужаков.

Но когда Флинт взял со скамейки свой любимый молоток с деревянной ручкой, ему в голову пришла новая мысль.

«Ты когда-нибудь слышал о Серой Драгоценности?»

Со своего места у мехов Танис выглядел удивленным таким поворотом разговора. «Серая Драгоценность Гаргата? Конечно. Каждый эльфийский ребенок заучивал эту историю».

«Мирал как раз сегодня напомнил мне ее», — рассеяно сказал Флинт, сосредоточившись на горне. «Расскажи мне эту историю, как знают ее эльфы», — попросил Флинт.

Танис с любопытством посмотрел на своего друга, но — не забывая поддерживать регулярную работу мехов — начал рассказ, который Мирал заставил его выучить наизусть несколькими годами ранее.

«Еще до того, как нейтральный бог Реоркс выковал этот мир, боги принялись вести борьбу за души различных рас, которые в то время еще танцевали среди звезд». Он переставил руки на деревянных ручках мехов.

Флинт кивнул, как бы сверяясь с тем, как рассказывали об этом гномы. Из кучи на столе рядом с горном он вытащил железный пруток длиной с руку человека и толщиной с мизинец, и начал нагревать его на углях.

Полуэльф продолжил цитировать: «Боги добра хотели, чтобы расы обладали властью над физическим миром. Боги зла хотели сделать эти расы рабами. А боги нейтральности хотели, чтобы эти расы обладали физической властью над миром плюс свободой выбора между добром и злом — на чем, в конечном счете, и остановили выбор».

«Порази тебя Реоркс, парень! Продолжай раздувать эти меха!»— приказал гном. Танис, увеличив темп, наблюдал, как Флинт воспользовался железными клещами, чтобы извлечь кусок металла из углей и придал ему прямоугольную форму молотком.

«Были порождены три расы: эльфы, великаны-людоеды и люди — согласно эльфам, в таком порядке», — сказал Танис, устремив в потолок взгляд кто-бы-сомневался, его волосы до плеч развевались, пока он продолжал раздувать меха. «Итак, Реоркс выковал мир с помощью некоторых людей-добровольцев. Но за четыре тысячи лет до Катаклизма люди разгневали Реоркса, возгордившись умением, которому обучил их Реоркс, и используя его для своих собственных нужд. Бог отобрал их навыки, но оставил им жажду творчества, и была порождена раса гномов».

Полуэльф сделал вдох, почти столь же глубокий, как и меха. «Наконец, Реоркс выковал драгоценный камень, чтобы закрепить в мире Кринна нейтралитет. Он содержал и излучал эссенцию Лунитари, красной — нейтральной — луны. Реоркс поместил Серый Камень на Лунитари».

Танис прервался. «Это соответствует тому, что знаешь ты?» Флинт кивнул, сосредоточившись на том, чтобы поместить прямоугольник на кромке наковальни и при помощи молотка вытянуть маленький палец на конце бруска металла. Он ловко выстукивал металлический палец, чтобы снова придать тому цилиндрическую форму. Затем он перевернул его и свернул палец в виде кольца на конце прямоугольника. Как обычно, Флинт чувствовал, как его захватил ритм процесса: четыре удара по металлу, один по наковальне, четыре по металлу, один по наковальне.

Танис вмешался. «Зачем ты это делаешь?»

«Что?»

«Ударяешь молотком по наковальне», — сказал полуэльф, остановив меха, чтобы рассмотреть поближе. — «Похоже, ты это делаешь намеренно — не то, чтобы промахиваешься по металлу».

«Продолжай качать! Реоркс небесный, парень, мне что, нужно нанять на твое место овражного гнома?»— пожаловался Флинт. «Конечно же, я намеренно бью по наковальне. Металл молотка вбирает жар, когда я постукиваю им по этому дверному крючку, который я делаю для конюшни Быстроногой. Ударяя регулярно молотком по наковальне, я его охлаждаю. Вот, видишь?»— Он продемонстрировал. — «Теперь продолжай».

Танис улыбнулся другу. «Гномы-механики построили механическую лестницу, которая достигла красной луны, и они захватили Серый Камень, который некоторые называют Серой Драгоценностью».

Флинт быстро выстучал другой конец прута в острие и загнул его перпендикулярно пруту.

«Но драгоценность сбежала и уплыла». — Голос Таниса перестал декламировать и продолжил с большим энтузиазмом. — «Этот камень вызвал на Кринне хаос. Везде, где он проходил, он служил причиной появления новых животных и растений; прежние изменяли форму».

Флинт снова нагрел прут, в котором теперь можно было узнать дверной крючок с петлей на одном конце и зацепкой на другом.

«Наконец», — сказал Танис, — «гномы-механики разделились на две армии, чтобы отыскать драгоценный камень. Они нашли его в высокой башне принца-варвара по имени Гаргат».

Взяв прочными щипцами пруток за концы, гном воспользовался своей незаурядной силой и крутанул крючок один полный оборот. Четыре грани прутка теперь завивались посреди крючка украшением из четырех линий. Флинт сунул крючок в полубочку с холодной водой и затем показал его Танису.

Полуэльф поднял брови, но продолжил качать и рассказывать. «Принц отказался отдать камень, и эти две группы объявили ему войну. Когда они, наконец, проникли в крепость, свет камня вспышкой заполнил местность. А когда гномы-механики снова обрели способность видеть, обе эти группировки изменились».

Флинт с гордостью смотрел на крючок. «В Утехе мне могут дать за него хорошую цену», — сказал он полуэльфу.

«Любопытные гномы-механики», — продолжил Танис, — «стали кендерами. А те же, кто жаждал обогащения, стали… э-э… стали…» Танис остановился и покраснел.

«Стали?..»— напомнил Флинт, все еще демонстрируя крючок. «… гномами»— стыдливо закончил Танис.

«Ага», — сказал гном. — «Можешь уже прекратить раздувать меха».

Танис прикусил нижнюю губу и задумчиво посмотрел на гнома. «Это та же история, что ты знаешь?»— спросил он.

Флинт улыбнулся и кивнул. «Та же старая история», — сказал он.


* * * * *


Той ночью Мирал метался на своей койке и снова и снова отгонял один и тот же сон, что мучил его почти каждую ночь, с тех пор как из окрестностей стали приходить сообщения о тайлоре.

Он был очень маленьким, размером с ребенка, съежившись в расщелине огромной пещеры. Он знал, что находился глубоко под землей, хотя лившийся откуда-то свет давал тусклое освещение.

В мрак комнаты проникало достаточно света, чтобы крошечный Мирал мог видеть похожую на клюв открытую пасть тайлора, который обследовал помещение, как бы ища его по запаху.

«Выходи», — пророкотала тварь. — «Я не причиню тебе вреда».

Мирал вздрогнул и втиснулся еще глубже в дыру, зная, что ему снится сон, и, зная также, что ничего не может сделать, чтобы остановить происходящее в этом кошмаре.

Похожий на дракона зверь ткнул когтистой передней лапой в расщелину. Мирал-ребенок отпрянул назад, насколько только мог, и, к своему смущению, плача стал звать маму. Он двинулся боком и вдавил свой правый бок еще глубже между сходящихся стен расщелины.

Снова, как всегда в этом сне, он ощутил правой рукой прохладное дуновение — там, где не должно было быть ничего, кроме безжизненного неподвижного воздуха. Мирал знал, что худшая часть кошмара была впереди, та часть, которая заставляла его в шоке просыпаться и осознавать, что он больше не мог спать.

Когда Мирал еще глубже протиснулся сквозь угол расщелины, его правую руку схватила какая-то рука.



Глава 9

Приключение

<p>Глава 9</p> <p>Приключение</p>

Следующий день начался хорошо, рассвет был ясным и чистым. Хотя на зеленых листьях под первыми утренними лучами искрился иней, он должен был исчезнуть в течение часа, и день обещал быть теплым и тихим.

Это Танис предложил отправиться на поиски сла-мори; полуэльф грезил приключениями. Флинт, поглядев на свой горн и прикинув, какую работу он может отложить, наконец, согласился. Группы вооруженных эльфов разыскивали тайлора, особенно после того, как Беседующий с Солнцем предложил значительное вознаграждение охотнику, который завалит редкого зверя.

Танис, совершив набег на дворцовые кладовые, вскоре после рассвета появился у двери Флинта, неся мешок с батоном серого хлеба, желтым сыром, фляжкой вина для себя и глиняным кувшином эля для гнома.

Вооруженный боевым топором и коротким мечом, Флинт проследовал за Танисом, ворча и неся его длинный лук, по двухсотметровому мосту, переброшенному через ущелье, охранявшее город с запада. Гном слышал, что древняя раса воздушных элементалей, существ, сотканных из самого воздуха, охраняла территорию выше рек, не позволяя никому пересечь их и попасть в Квалиност иначе, кроме как по мосту. Ощущение того, что раздраженный элементаль только и ждет, чтобы он высунул руку или ногу за край моста, чтобы сдуть его в двухсотметровое ущелье, совсем не улучшало мнение Флинта об этом месте.

Танис указал на север. «Я никогда не был на Кентомменаи-кате», — сказал Танис. — «Пошли».

«Я думал, мы охотимся на тайлора», — сказал Флинт.

«Мы с таким же успехом можем найти этого ящера на Кентомменаи-кате, как и где-нибудь еще. Из того, что я слышал, этот ящер скорее найдет нас, чем наоборот».

«Это обнадеживает», — проворчал Флинт, с трудом шагая рядом с Танисом и держась подальше от края ущелья. «А что такое этот Кентомменаи-кат

«Когда эльф проходит Кентоммен, его близкий родственник, тот, который сам еще не проходил эту церемонию, идет на открытую площадку у Реки Надежды, чтобы в одиночку всю ночь бодрствовать».

«Мальчик, не заставляй меня так напрягаться», — пропыхтел Флинт. — «Что такое Кентоммен

«Это церемония, которую проходит эльф, когда достигает своего девяносто девятого дня рождения — когда он становится взрослым. Через несколько месяцев Кентоммен будет у Портиоса. Думаю, Гилтанас, выполнит Кентомменаи-кат».

Тропинка, извиваясь, вела сквозь густой лес осин и сосен, иногда так близко подходя к обрыву, что Флинт ощущал, как начинают потеть его ладони, а иногда, к его облегчению, отклонялась вверх в лес. Наконец, больше, чем через час, они прибыли на Кентомменаи-кат. Тропа вывела на залитую солнцем площадку пурпурного гранита, с пятнами белого, зеленого и черного лишайника, на востоке обрывавшуюся в ущелье. Флинт мог видеть, как вдали сияет Башня Солнца; дома эльфов казались розовыми культями деревьев без ветвей. Роща, лес в центре Квалиноста, виднелась к северу от открытого места, которое, должно быть, было Залом Неба.

В воздухе слышались слабые крики птиц. В центре Кентомменаи-ката было огромное голое пятно пурпурного гранита, практически плоское, за исключением рукотворных углублений, заполненных чистой водой. Площадка слабо спускалась к краю ущелья.

«Вот где родственник проходящего Кентоммен эльфа молится на коленях Хаббакуку, прося у бога благословения молодому мужчине или женщине, чтобы те на протяжении своих веков были в гармонии с природой», — благоговейно произнес Танис.

Флинт обошел по кругу Кентоммен-кат, шаркая по камню своими дорожными ботинками и любуясь пурпуром, зеленью и белизной поляны, окруженной осинами, дубами и елями. Ощущение мира пронизывало эту местность. Он пристально посмотрел на Таниса и продолжил прогулку.

«Флинт, нет!»— завопил Танис, с перекошенным от ужаса лицом.

Флинт посмотрел вперед… вперед… и вниз. Гранитная площадка, плавно спускавшаяся по трем сторонам, круто обрывалась с этого края. Гном был менее чем в полуметре от того, чтобы свалиться с высоты не менее двухсот метров, а, может, и больше.

Он почувствовал, как застыла его кровь. Затем сильная рука схватила его за воротник и рванула назад. Танис с гномом вместе потеряли равновесие на неровных камнях и с «уф!» приземлились на безопасную твердь гранита. Полуэльф был бледен, а Флинт вспотевшей рукой с благодарностью поглаживал камень, пытаясь справиться с головокружением.

«Я…»— Флинт замолчал.

«Ты…»— Танис замолчал.

Затянувшееся мгновение они сидели, уставившись друг на друга, пока Флинт не сделал дрожащий вдох. «Край здесь возникает несколько неожиданно», — сказал он.

На лице полуэльфа появилась слабая кривая улыбка. «Несколько неожиданно», — согласился он.

Флинт, к которому вернулась обычная ворчливость, сел и подобрал свой мешочек с деньгами, выпавший из туники во время падения. «Не то, чтобы мне, в самом деле, грозило упасть», — убеждал он сам себя.

«О, нет», — немного поспешно сказал Танис. — «Конечно же, нет».

«Наверное, сейчас в самый раз будет остановиться, чтобы немного восста… — э-э, чтобы перекусить», — добавил гном.

Танис кивнул и достал их пакет с ланчем. По молчаливому согласию они еще на три метра отошли от края.

«Имей в виду, я не волнуюсь за себя», — сказал Флинт. — «Я просто не представляю, как скажу Беседующему, что ты свалился со скалы и умер». Танис ничего не ответил.

Они под ярким утренним солнцем ломали хлеб, Флинт навязывал Танису самые большие куски сыра, самые вкусные ломти хлеба, и самые лучшие кусочки фруктов. Затем они некоторое время посидели, наслаждаясь видом с удобного места позади скалы, и решили возвращаться в Квалиност; Флинту нужно было работать в кузнице.

Проблемы начались, когда искатели приключений отправились в обратный путь. Должно быть, когда они шли на Кентомменаи-кат, тропинка разветвлялась, а они этого не заметили. Когда они возвращались, то выбрали неверное направление. Затем сказала свое слово погода. Сперва по солнцу пробежало единственное темное облако.

«Как говорит моя мама, ‘Облако в одиночку скучает’», — заметил полуэльфу Флинт. Спустя короткое время, серая масса облаков затянула небо над головой. Облачное небо, казалось, стало опускаться с пугающей скоростью, так что Танис уже почти решил, что оно упадет прямо им на головы, но единственное, что произошло, так это пошел дождь — крупные холодные капли. Вскоре полуэльф с гномом промокли и продрогли, и Флинт принялся без остановки ворчать: «Никаких больше приключений… Никаких больше приключений…».

Все могло бы быть не так плохо, если б они не пошли напрямик. Танис противился, но Флинт только с вызовом посмотрел на него, указывая на едва заметную тропинку, которая уходила в сторону от главной тропы.

«Я думал, я единственный, кто облазил весь Кринн», — огорчился Флинт. — «Полагаю, я слегка ошибался».

Следующие десять минут Танис провел, слушая заверения гнома, что, на самом деле, Флинт единственный, у кого есть опыт странствий, что Флинт единственный, кто знает леса, как свои пять пальцев, и, да, что он единственный, кто уделял достаточно внимания приметам по дороге, чтобы найти кратчайший путь. Более того, прошлым днем он, практически безоружный, отбился от неистового тайлора. Таким образом, они, пройдя через подлесок, по едва заметной тропинке углубились во влажный от дождя лес.

Они все глубже погружались в лес, озабоченно высматривая тайлора и с каждым моментом все сильнее промокая.

Два часа спустя, под неутихающим дождем, они наткнулись на команду охотников на тайлора и отправились домой в сопровождении группы неудачливых охотников. К тому моменту, когда они достигли границы Квалиноста, Флинт уже раскашлялся, а к тому моменту, когда Танис стянул с друга пропитанные водой тунику, бриджи и ботинки, у того уже была лихорадка. Танис завернул его в одеяло, усадил в кресло и разжег горн для дополнительного тепла.

Теперь, ближе к вечеру, когда Танис помешивал в котелке на огне тушившуюся оленину, сила чиханья Флинта так опасно накренила назад кресло, что Танис наклонился, чтобы поймать его, прежде чем оно перевернется.

«Уф»— проворчал Танис, его колени едва не подогнулись, когда он ухватился за большое деревянное кресло. «Я знаю, Флинт, что ты не слишком высок, но ты слегка крупноват». Со значительным усилием, он вернул кресло на место, но гном не казался особо благодарным.

«А, какая разница, что я упаду, если я в любом случае умираю?»— угрюмо произнес гром. Он высморкался в свой льняной носовой платок, подарок Беседующего с Солнцем, со звуком плохо настроенной трубы. — «По крайней мере, таким образом, я займу нужное положение и буду готов к тому, чтобы меня поместили в гроб». Флинт глубже завернулся в свое шерстяное одеяло и сунул ноги с крупными пальцами в дымящееся ведро с водой. Даже столь близко к светящимся углям горна, жар последнего не мог выгнать озноб из гномьих костей, и его зубы клацали в такт лихорадке.

«К тому же я, в любом случае, практически превратился в ледышку. Меня вполне можно официально объявлять мертвым», — пожаловался Флинт.

«Я могу подогреть тебе немного эльфийского цветочного вина».

Флинт сердито посмотрел. «Почему бы тебе не взять свой меч и не прекратить быстро мои мучения? Я не отправлюсь к Реорксу забальзамированным в эльфийских духах!»

«Флинт», — рассудительно сказал Танис, — «Я знаю, ты будешь ужасно разочарован. Но у тебя всего лишь простуда. Ты не умираешь».

«Ну, и откуда ты это знаешь?»— проворчал Флинт. — «Ты когда-нибудь умирал?» Флинт издал еще один грандиозный чих, его выпуклый нос покраснел, дополняя свет садящегося солнца. Танис только мог покачать головой. В утверждении гнома была своеобразная логика.

«Больше никаких приключений», — прорычал Флинт. — «Больше никаких тайлоров. Лучше дайте мне людоеда. Больше никаких сла-мори. Больше никаких прогулок под дождем по краю эльфийской версии Бездны». Он сделал паузу, чтобы набраться сил для еще одного залпа. «Это все потому, что я принял ванну. Гномы не должны погружаться в воду два дня подряд!» Эта последняя фраза, заметил Танис, больше звучала как: «Гзомы не доззы погузадьзя в возу дза дзя подзяд!»

Трудно было поверить, что они вдвоем, всего лишь днем ранее, уютно сидели здесь, у горна, подумал полуэльф.

Флинт высморкался и снова продул свой нос. Он положил на макушку теплую мочалку и, завернутый в темное одеяло, он выглядел почти как какой-нибудь дешевый фокусник на сельской ярмарке. «В последний раз я совершил такую ошибку, послушав тебя», — в энный раз проворчал он.

Танис с трудом спрятал улыбку, наливая гному горячий чай и вкладывая кружку в его кряжистые руки. «Дождь прекратился. Мне нужно идти тренироваться с Тайрезианом».

«Так поздно? Здорово, оставляешь меня умирать в одиночестве», — сказал Флинт. «Но когда вернешься, не жди, что я скажу ‘Привет, Танис, как дела? Не желаешь войти и разрушить день старого гнома?’ В конце концов, я ведь буду мертв. У тебя остался всего лишь час-другой дневного света. Увидимся», — сказал он, махнув Танису рукой. «А, скорее всего, уже нет», — мрачно добавил он.

Танис покачал головой. Когда Флинт был в таком настроении, как сейчас, самым лучшим выходом было просто оставить его наслаждаться своим нытьем. Танис проверил, что чайник находился у гнома под рукой, и что вода в ведре была достаточно горячей. Он наложил Флинту большую порцию тушеного мяса на деревянный поднос, затем взял свой длинный лук и стрелы и собрался покинуть гнома.

Но когда полуэльф шагнул к двери мастерской, он столкнулся лицом к лицу с двумя посетителями — Беседующим с Солнцем и лордом Тайрезианом.

Тайрезиан проигнорировал гнома и резко спросил полуэльфа: «Ты всегда опаздываешь на уроки?», а затем возобновил жаркую дискуссию с Беседующим. Это казалось односторонней дискуссией; Солостаран сегодня выглядел невозмутимым, рассудительно кивая в ответ на энергичные комментарии эльфийского лорда, но не делая замечаний, которые могли бы быть интерпретированы как согласие.

Если это в принципе было возможно, Тайрезиан стал более уверенным в себе за последние двадцать лет, что Флинт знал его. Даже несмотря на короткие волосы, что было несвойственно эльфам, эльфийский лорд был красивым, с острыми, правильными чертами лица и проницательными глазами цвета осеннего неба. Тайрезиан в разговоре с Беседующим грациозно жестикулировал, и даже стоя в дверном проеме грубого жилища гнома, одетый в простую сизо-серую тунику, он сохранял властную осанку.

«Люди говорят, что появление такой редкой и опасной твари, как тайлор, является доказательством того, что ваша политика в отношении посторонних», — и здесь взгляд лорда метнулся к Флинту, а затем, полный абсурд, на полуэльфа, — «ошибочна».

Солостаран остановился и посмотрел на эльфийского лорда, на лице Беседующего наконец появилась тень эмоций. Однако этой эмоцией было изумление. «Интересный ход мыслей, лорд Тайрезиан», — сказал он. — «Расскажите мне, как вы пришли к такому выводу».

«Пожалуйста, Беседующий, поймите, я не констатирую свою собственную точку зрения, скорее точки зрения других, которых я слышал», — учтиво произнес голубоглазый эльфийский лорд.

«В самом деле», — холодно сказал Солостаран.

«Я просто знаю, что вы, как Беседующий с Солнцем, интересуетесь точками зрения на ваши поступки», — добавил Тайрезиан.

«Пожалуйста, ближе к делу». В голосе Солостарана впервые, как эта пара возникла в дверях Флинта, послышалось раздражение. Однако, до сих пор никто из вновь прибывших не поприветствовал гнома. Флинт бросил взгляд на Таниса. На лице гномьего друга было упрямое выражение, которое всегда появлялось у полуэльфа, когда поблизости оказывался кто-нибудь еще, помимо Флинта, Мирала или Лораны. Выражение лица Таниса сделало бы честь Быстроногой, подумал гном.

Флинт открыл, было, рот, чтобы вставить замечание, но Тайрезиан продолжил, проведя рукой по коротким светлым волосам. Флинт обратил внимание, что руки эльфа, показавшиеся из-под эластичной рубашки с коротким рукавом, которую он носил под туникой, были отмечены шрамами — несомненно, результат многолетнего фехтования с его компаньоном Ультеном.

«Говорят, что тайлоры предпочитают скрытые берлоги возле оживленных троп, чтобы эти твари могли охотиться на путешественников. Говорят, что даже хотя вы и продолжаете препятствовать большинству путешественников из Квалиноста», — и эльфийский лорд метнул взгляд в Флинта, — «торговля увеличила число эльфов, покидающих город и королевство с товарами».

«Лорд Тайрезиан…»— терпение Солостарана лопалось, но эльфийский лорд был слишком возбужден, чтобы вспомнить о придворном этикете.

«Говорят, Беседующий, что было неправильно, 'не по-эльфийски', установить эти… эти гномьи ванны во дворце».

Флинт фыркнул — достаточно легкая задача при простуде; Танис рассмеялся. Тайрезиан покраснел и вонзил взгляд в эту парочку.

Казалось, Солостаран борется между тем, чтобы рассмеяться или разразиться тирадой. Он поймал пристальный взгляд Флинта, чьи серо-стальные глаза мерцали. «Беседующий, Тайрезиан, не желаете по чашке эльфийского цветочного вина с пряностями?», — спросил гном и гнусавым голосом добавил, — «Мой друг здесь предложил приготовить немного для больного гнома».

Солостаран, повернувшись спиной к лорду Тайрезиану, неприлично подмигнул гному и Танису. «Я пропущу ваше любезное приглашение, мастер Огненный Горн, но благодарю вас. И мне кажется, что лорд Тайрезиан искал Танталаса».

Тайрезиан едва сдерживал свой гнев. «Беседующий, я вынужден настоятельно требовать приверженности традициям в этом вопросе».

Солостаран обернулся. «Вы 'вынуждены настоятельно требовать'?»— переспросил он.

«Ваши нынешние действия могут повлиять на будущее ваших детей, Беседующий»— холодно сказал Тайрезиан.

Солостаран выпрямился во весь рост. Его глаза горели зеленым огнем. Внезапно он показался на голову выше молодого эльфа — и слишком крепкого телосложения, чтобы быть запертым в бунгало Флинта. «Вы осмеливаетесь публично требовать от меня обсуждения подобного вопроса?»

Тайрезиан побледнел. Эльфийский лорд поспешил извиниться и торопливо поволок за собой полуэльфа. Уже когда они вдвоем скрылись за дверью, Флинт мог слышать, как Тайрезиан принялся вымещать свой гнев на Танисе. «Для тебя было бы лучше, полуэльф, если ты практиковался в той технике, которую я показал тебе вчера». Эта угроза повисла в воздухе, вслед за тем, как стихли их шаги.

Беседующий сделал жест, будто хотел последовать за ними; затем его рука упала, и он повернулся к Флинту.

«Я не завидую Танису на его сегодняшнем уроке стрельбы из лука», — тихо произнес гном, вытирая нос платком. Он сделал жест в сторону горна. «Не королевского качества пища — Танис всего лишь сносный повар — но вполне полезна для здоровья. Если не откажешься присоединиться к умирающему гному». Он болезненно закашлялся.

Флинт принял такой жалостливый вид, кутаясь и сжимая свою практически пустую кружку, что Солостаран разразился смехом.

«Умирающему, Флинт? Я так не думаю. Ты самый здоровый среди нас — и физически, и в остальном».

Оставшись с Флинтом наедине, Беседующий отбросил часть своей формальности; он вновь наполнил чаем кружку Флинта, игнорируя хриплую просьбу гнома налить 'перед смертью последнюю кружку эля', и все-таки решил порадовать себя кружкой эльфийского цветочного вина с пряностями. Отмахнувшись от попытки Флинта приготовить вино, Солостаран подогрел напиток и бросил щепотку пряностей, которые нашел в крошечном горшочке в сундуке Флинта. Сделав маленький глоток, Беседующий удобно уселся на резной сундук, в котором хранился скудный гардероб Флинта. Вот лидер всех эльфов Квалинести подает мне чай, подумал Флинт, удивляясь своей фортуне.

«У меня для тебя есть задание как для кузнеца, мастер Огненный Горн, если, конечно, пожелаешь и чувствуешь себя достаточно здоровым».

«Я достаточно здоров. И когда это я отказывался?»— ответил Флинт, хорошо зная, что может обойтись без придворного этикета, когда он наедине со своим другом. Тем не менее, недавняя демонстрация Солостараном властности напомнила ему не злоупотреблять дружбой. «Сэр».

Солостаран быстро взглянул на Флинта, затем прошелся проницательным взглядом по аккуратной койке гнома, содержащемуся в порядке горну и влажной одежде — включая изумрудно-зеленую тунику, которую Беседующий приказал сшить для гнома двадцатью годами ранее — развешенной по двум стульям. Ботинки, кожа которых начала морщиться по мере высыхания, стояли в паре метров от горна, под столом. В комнате пахло сырой шерстью.

Голос Беседующего, когда он, наконец, начал говорить, был усталым. Он сделал глоток вина. «Тебе может быть интересно, почему я терплю такую наглость некоторых своих придворных», — сказал он.

«На самом деле, я полагаю, что это не мое…»

«Как ты знаешь, Тайрезиан происходит из одного их высочайших семейств Квалиноста — Третьей Семьи. Отец Тайрезиана много лет назад оказал мне огромную услугу — на самом деле, столь огромную, что не окажись он тогда рядом, я бы сейчас мог и не быть Беседующим».

Флинту было любопытно, что это был за добрый поступок, но он решил, что если Солостаран захочет, чтобы он знал, то расскажет ему сам. Поэтому гном отхлебнул чай, подвинул ноги ближе к огню и принялся ждать.

«Тайрезиан — один из лучших лучников при дворе», — задумчиво сказал Солостаран, как будто витая в своих думах где-то далеко. Снаружи солнце опустилось ниже в вечернем небе, освещая Квалиност маслянистым светом, соответствовавшим оранжевому сиянию, исходившему от горна Флинта. Больше похоже на осень, чем на весну, подумал гном, затем вернул свое внимание к Беседующему, когда повелитель эльфов продолжил. «Боюсь, он был суров с Танисом — да, друг мой, я знаю больше о происходящем при дворе, чем показываю — но я не могу забывать, что обучение у Тайрезиана сделало Таниса почти столь же хорошим лучником, как и сам Тайрезиан».

«Я только хотел бы, чтобы лорд Тайрезиан вел себя не так… так…»— Солостаран нащупывал слово.

«… так традиционно по-эльфийски?»— подсказал Флинт.

«… так недружелюбно».

Флинт быстро проглотил остаток чая, не смея даже украдкой посмотреть на Беседующего, пока не осушил последнюю каплю. Он поднял взгляд и увидел, что Солостаран пристально наблюдает за ним, наклонив голову, сквозь его золотые волосы стали видны заостренные уши.

«Если мы, эльфы, кажемся тебе недружелюбными, мастер Огненный Горн», — ровно и невозмутимо сказал Солостаран, — «попытайся вспомнить, что наша 'недружелюбная' эльфийская приверженность традициям и постоянству защищала нас, когда другие, более изменчивые, расы рушились в беспорядке. Вот почему я действую столь осторожно, позволяя наращивать торговлю с внешними народами — хотя любое смягчение традиции вызывает проклятие со стороны некоторых придворных — и почему я очень серьезно отношусь к замечаниям таких, как Тайрезиан и Зенос».

Гном кивнул, и Беседующий живо добавил: «Но я здесь по делу — вдобавок к тому, чтобы проверить слухи, что мой дорогой друг на последнем издыхании. Я рад убедиться, что слухи оказались безосновательными».

Не дождетесь, хотел, было, сказать гном, но попридержал язык. Он всего лишь посмотрел на Беседующего, который спросил: «Ты слышал о церемонии, которая называется Кентоммен

Флинт кивнул, и лорд в золотой мантии продолжил: «Мы провели изрядную часть прошедшей зимы, планируя Кентоммен Портиоса, который состоится в Башне Солнца меньше чем через два месяца».

Они посмотрели друг на друга через голый каменный пол бунгало, затем Солостаран бросил взгляд в сторону горна.

«Я хотел бы, чтобы ты сделал специальную медаль в честь этого события. Я подарю эту памятную медаль Портиосу во время Кентоммена».

Беседующий с Солнцем сделал глубокий вдох. «Я хотел бы, чтобы эта церемония сблизила эльфийских дворян, мастер Огненный Горн. Боюсь, что недавние… перемены… внесли некоторый раскол, и я хочу, чтобы эта церемония обратила их внимание на мою приверженность определенным…»— он улыбнулся, — «неизменным эльфийским традициям».

«Мне нет необходимости говорить, друг мой, что успешность данной церемонии может иметь огромное значение в укреплении притязаний Портиоса на место Беседующего. И твоя медаль, которую я вручу ему, будет частью этого».

«У тебя есть соображения по дизайну?»— спросил Флинт.

Солостаран поднялся, и поставил пустую кружку на стол. «Конечно, у меня есть идеи, но я хотел бы увидеть, что ты придумаешь. Из всего моего окружения, мастер Огненный Горн, ты, может быть, лучше всех знаешь меня. И это знание может теперь помочь тебе».

Он замолчал, как будто размышляя о чем-то далеком от этой темы, и Флинт тихо сказал: «Для меня будет честью сделать медаль для этой церемонии».

Солостаран поднял взгляд и улыбнулся; его глаза наполнились редкой теплотой. «Благодарю, Флинт». Гном внезапно увидел, каким уставшим выглядит Беседующий, будто он провел долгие ночи в тревожном сне, а может и вовсе без сна. Беседующий, казалось, заметил сочувствие во взгляде Флинта. «Путь Беседующего тернист, Флинт. Взгляни на мою собственную семью».

Флинт, наконец решив, что не умирает, сбросил одеяло, дотянулся до своего деревянного сундука и вытянул свежую белую льняную рубашку, с вышитыми по воротнику осиновыми листьями, любезность портного Беседующего. Он надел ее через голову. «Ты имеешь в виду смерть Танисова от… смерть твоего брата?»

«Конечно, смерть Кетренана и Элансы», — согласился Солостаран, — «но также и смерть Ареласа, моего самого младшего брата. У моих родителей было трое детей, но выжил только один. Квалиност, если потребуется, может выбрать себе Беседующего, не Портиоса, так Гилтанаса или даже Лорану».

«Арелас?»— произнес Флинт, напоминая Беседующему.

«Арелас родился всего лишь через несколько лет после Кетренана, и умер вскоре после моего среднего брата».

«Какое мучительное для тебя время», — тихо сказал гном.

Солостаран поднял взгляд. «Да, для всех нас. Кетренан умер, а Эланса была словно живое привидение, ожидая рождения своего ребенка. Весь двор был окутан мрачным покровом, который мы не могли стряхнуть». Он проследил, как гном втиснулся в зеленые бриджи и натянул темно-коричневые шерстяные носки. «Затем через проезжего путешественника в Каергот мы получили весть, что Арелас покинул город и возвращается сюда».

Он улыбнулся. «Видели бы вы, друг мой, как преобразился двор. Мой младший брат покинул Квалиност десятилетиями ранее маленьким ребенком, и не вернулся. Затем, в разгар всего этого… этой боли, он возвращался».

«У меня было чувство, что я потерял одного брата и обрел другого, и хотя боль от гибели Кетренана все еще была огромной, было некоторое утешение в том, что я, наконец, познакомлюсь с этим младшим братом. Видишь ли, я едва знал Ареласа. Он оставил двор в очень юном возрасте».

Флинт задумался. Почему знатное семейство Квалиноста отсылает своего самого младшего отпрыска? Хотя он ничего не сказал, должно быть, вопрос читался в его глазах.

«Арелас ребенком был совершенно болен. Несколько раз он едва не умер, и, казалось, эльфийские лекари бессильны помочь ему. Наконец, мой отец, Беседующий, приказал отправить его к группе клириков возле Каергота, через пролив Шалси, где жил эльфийский клирик, которого знал мой отец, достигший огромных успехов в лечении безнадежных болезней».

«Арелас расцвел там, и клирик через год отослал его обратно. Но вскоре тот снова заболел. Казалось, будто нечто в самом Квалиносте иссушало его, вытягивая из него силы. Мой отец, опасаясь потерять самого младшего сына, навсегда отослал того обратно. Безо всяких посещений. Ты знаешь, как у нас здесь. Высочайшие семейства чрезвычайно редко покидают Квалиност, а то и вовсе, никогда. Но мы регулярно получали отчеты, что у Ареласа все хорошо».

Флинт придвинулся ближе к Беседующему. Единственный свет в мастерской Флинта, свет огня в горне, отбрасывал причудливые тени на лицо Солостарана. «Что-то случилось, когда Арелас вернулся?»

Солостаран нахмурился. «Он так и не прибыл. Шли недели, пока я думал, что моя мать ослабеет и умрет от неопределенности». Он пожал плечами. «Затем мы получили весть в виде Мирала, который принес письмо от моего брата и грустный рассказ о его смерти от рук бандитов. В письме выражалась любовь Ареласа, его долг перед Миралом и содержалась просьба, чтобы я предложил Миралу место при дворе». Он грустно улыбнулся. «Было очевидно, что Мирал — маг очень низкого уровня. Он обладает небольшой магией, может облегчить зубную или головную боль, произнести слабые заклинания иллюзии. И практически все».

Флинт вспомнил, как маг смог смягчить удушье, когда он впервые попробовал эльфийское цветочное вино. «Такие знания кое-чего стоят», — сказал он.

Солостаран подошел к двери и положил изящную руку на плетистую розу, цветущую вокруг портала. «Мирал — умный добрый эльф, и если от него мало пользы, как от мага, то он оказался талантливым наставником для Таниса, Гилтанаса и Лораны. Я никогда не сожалел о своем решении позволить ему жить здесь».

Беседующий бросил взгляд на вечернюю суету эльфов, сворачивавших свои дневные дела. «Я опаздываю», — просто сказал он и на этом закончил беседу.



Глава 10

Большой рынок

<p>Глава 10</p> <p>Большой рынок</p>

После занятия с Тайрезианом Танис бродил по улицам города. Тучи, что всего лишь несколькими часами ранее поливали их с Флинтом, рассеялись. Тяжелое золото полдня сменилось темным пурпуром сумерек, и воздух был сладким от запахов весеннего цветения.

На севере сверкала Башня Солнца. В центре города Зал Неба раскрыл свои объятия небесам.

В западной части города находилось то, что может быть, по крайней мере, для некоторых, являлось величайшим чудом Квалиноста, и именно туда ноги привели Таниса.

Встроенный в естественное углубление в земле, там располагался огромный амфитеатр. Единственными сидениями были сами мягкие, покрытые травой склоны, окружавшие большую сцену в центре амфитеатра. Эта округлая площадка была покрыта той мозаичной плиткой, которой славился Квалиност; эта мозаика в ярких красках изображала приход Кит-Канана и его людей в лес Квалинести. Она охватывала всю поверхность круга, и Танис всегда верил, что она состоит из такого количества мерцающих плиток, сколько звезд в ночном небе.

Здесь после захода солнца, при мерцающем свете тысяч факелов, разворачивались древние драмы, давным-давно написанные поэтами Квалинести для самого Кит-Канана. Мыслители также выходили на поверхность круга, чтобы произносить свои речи, и здесь же музыканты демонстрировали свое искусство жителям Квалиноста.

Изредка амфитеатр служил в другом воплощении — Большого Рынка. Сюда искуснейшие мастера Квалиноста приходили выставлять свои товары на тканях, растянутых на земле, и яркие разноцветные шелковые стяги трепетали от бриза. В рыночные дни мозаика с Кит-Кананом покрывалась хаотичным нагромождением зеленых шелковых палаток, деревянных прилавков и шерстяных ковров, растянувшихся на ее поверхности и заставленных всеми вообразимыми видами товаров: пикантными пряностями, лакированными шкатулками, блестящими кинжалами с рукоятками, украшенными драгоценными камнями, свежей выпечкой, все еще слабо дымящейся во влажном воздухе. Обычные мастеровые также приносили сюда продавать свои товары. Тут были вязальщики корзин, горшечники, ткачи, пекари, так как не каждый эльф в Квалиносте был достаточно удачлив — или богат — чтобы занять место при дворе Беседующего. Хотя в Квалиносте не было голодного рта или неодетой спины, как и в любом другом городе, обладавшие богатством и властью были в меньшинстве, а простой народ был гораздо многочисленнее. Однако, большинство этих эльфов смотрели на блистающий двор всего лишь со смутным любопытством, довольствуясь тем, чтобы позволить знати плести свои мелкие интриги и вести утонченное времяпрепровождение, пока они не слишком пересекались с их собственной повседневной жизнью.

Большинство эльфов на рынке были простым народом Квалиноста. Знать старалась избегать Большого Рынка, за исключением самых важных фестивальных дней, и вместо себя посылали за необходимыми покупками своих слуг или оруженосцев. Однако это вполне устраивало тех же слуг и оруженосцев, давая им возможность сбежать от своих благородных господ, хотя бы на время.

Хотя все эти простые эльфы имели столь же утонченные черты и говорили столь же учтиво, как и любой придворный в Башне — хотя в их манере одеваться преобладали мягкие штаны из оленьей кожи и яркое шерстяное вязание, вместо камзолов, платьев и золотых мантий — казалось, от них исходила теплота, всегда заставлявшая Таниса чувствовать себя более раскованно на рынке, чем в залах Башни или коридорах дворца. И хотя здесь, как и при дворе, Таниса встречали пристальные взгляды из-за его экзотичной внешности, эти взгляды скорее были любопытными, чем осуждающими. Во всяком случае, на рынке пристальные взгляды встречались намного реже, чем радостная улыбка или кивок.

Когда Танис пришел туда сегодня, рынок начинал сворачиваться в лучах низкого солнца. Он спустился по каменным ступеням, ведшим к покрытому плиткой кругу, где торговцы собирали свои товары. Он примерил медный браслет и изучил колчан, заполненный желтыми и зелеными стрелами, но он оставил свой маленький кошелек с монетами во дворце, так что был вынужден разочаровать торговцев, надеявшихся совершить до закрытия еще одну продажу.

Он собирался, уже было, покинуть рынок, когда его внимание привлекла высокая знакомая фигура, узнаваемая даже на таком расстоянии и в такой толпе из-за своих роскошных светлых волос и гибкого стана. Это была Лорана, и с ней был ее брат Гилтанас.

Танис затаил дыхание и попытался незаметно проскользнуть в палатку горшечника, но пожилой эльф мягко вытолкнул Таниса обратно.

«Магазин закрыт», — проинформировал он полуэльфа.

«Но…»— начал Танис.

«Рынок закончился», — твердо произнес эльф. — «Приходи завтра».

Танис отступил назад, но прежде, чем смог развернуться и унестись прочь, он заметил, что на него смотрят зеленые глаза Лораны, и с трудом сглотнул. Теперь он не мог убежать, когда его увидела молодая эльфийская леди. Ее коралловые губы раздвинулись в лучезарной улыбке, и она поспешила через утомленный рынок с изумительным сочетанием решительности и грации. Торговцы, как мужчины, так и женщины, отрывались от своей работы и с уважением и восхищением следили, как она проходит мимо. Позади нее следовал Гилтанас, выглядевший менее довольным, чем она.

«Танис!»— позвала Лорана, приблизившись к полуэльфу. Ее голос звучал как колокольчик. Она протянула тонкие руки и заключила Таниса в короткое объятие, затем повернулась к Гилтанасу и сказала: «Я не видела Таниса почти неделю. Думаю, он избегает нас».

Гилтанас, отбросив с глаз золотые волосы, всем своим видом показывал, что это было бы здорово.

Танис вздохнул и неловко заерзал, остро осознавая, что дочь Беседующего продолжает держать его за руку — и также осознавая, что люди вокруг них замечали это и поднимали брови. Он попытался высвободить руку, и Лорана отпустила ее; между ее глаз легла морщинка неодобрения.

Неожиданно, Гилтанас отвлек Лорану, спросив, пойдет ли Танис завтра в Башню на большое объявление.

«На какую тему?»— спросил Танис. Лорана отступила на шаг назад и слегка надула губки, затем, казалось, передумала и присоединилась к разговору. В свои тридцать лет она выглядела полуженщиной, полудевочкой, и Танис никогда не знал, какая часть ее личности возьмет верх, когда говорил с ней. В результате ему приходилось избегать ее.

«Я не знаю, на какую тему объявление», — сказала она. — «Отец никому не говорит. Все, что я знаю, это что он выглядит озабоченным, а лорд Зенос выглядит довольным, что всегда беспокоит меня».

«Танис, ты сегодня замечательно выглядишь», — внезапно сказала она. Ее зеленое атласное платье мерцало в сгущавшихся сумерках. Внезапно он чрезвычайно сильно ощутил свою человеческую кровь. Он почувствовал себя огромным и неуклюжим. Хотя пройдут годы, прежде чем ее будут считать взрослой по эльфийским понятиям, она достигла своего максимального роста; и, тем не менее, была такой легкой, светлой и живой, что он чувствовал себя рядом с ней великаном-людоедом.

Гилтанас, выглядевший озабоченным, положил руку сестре на плечо и предостерегающе произнес: «Лорана…» Танис покраснел и опустил взгляд на одеяние, которое она похвалила: небесно-голубого цвета рубашку под кожаным жилетом с бахромой из перьев и коричневые бриджи, сотканные из мягчайшей шерсти. Он по-прежнему предпочитал украшенные бисером мокасины более привычным эльфийским ботинкам; это была привычка, от которой ему было сложно избавиться.

Лорана резко дернулась, и внезапно Танис увидел ту избалованную девочку, которой она была всего лишь несколько лет назад. Однако ее голос был голосом женщины. «Гилтанас, я буду поступать так, как хочу», — резко произнесла она. — «Мы обсудили это. Не начинай снова».

Танис ощутил неловкость. Те дни, что они с Гилтанасом провели вместе, бегая по городу или совершая прогулки глубоко в лес, теперь казались туманными и далекими, как будто скорее были снами, чем чем-то, что было на самом деле. Они были друзьями. Теперь же Танис не мог придумать, что сказать, и переминался с ноги на ногу.

Гилтанас коротко кивнул им обоим. «Тогда я ухожу». Он развернулся и гордо зашагал прочь, пробираясь между отъезжавшими торговцами и их повозками.

«Мне жаль», — сказал Танис, больше себе, чем Лоране, но эльфийская женщина, казалось, не услышала его. Вместо этого, она взяла его за руку и потащила за собой через Большой Рынок.

«Я не знаю, что отец задумал на завтра», — пожаловалась она. — «Все, что я знаю, так это что никто из правительства даже просто не приходит и не говорит ничего. Даже самая обычная прокламация должна сопровождаться рулонами пергамента, метрами тесьмы и галлонами сургуча».

Танис почувствовал, что улыбается. Даже делая поправку на некоторое преувеличение, Лорана была права.

«Возможно, они провозгласят завтра Национальный День Эльфийского Цветочного Вина», — предположил он.

Танис так редко вел себя эксцентрично, что Лорана не сразу ухватила его настроение. Она засмеялась. «Или примут резолюцию, что каждый эльф обязан употреблять квит-па при каждом приеме пищи?»

Она снова захихикала, и внезапно Танис ощутил себя ребенком — не угрюмым юношей, которым он стал, а беззаботным ребенком, которым он мог быть при других обстоятельствах. Эта мысль одновременно сделала его счастливым и грустным.

Как всегда, у полуэльфа, очевидно, победила грусть. «Скорее всего, это из-за тайлора», — сказал Танис.

Лорана задрожала. «Наверное, так и есть. Дворцовая стража отсутствовала весь день, но никто не смог обнаружить эту тварь».

Она, казалось, погрузилась в глубокие раздумья, и ему стало интересно, на какую тему она собиралась сменить разговор.

Они достигли края мозаики Кит-Канана, оставив позади шумный Большой Рынок. Лорана потащила его вверх по каменным ступеням и через просвет в цветущих кустах сирени на краю мозаики на небольшую поляну. Кусты приглушили звуки общественного места; внезапно, Танис ощутил их уединенность.

Лорана вытянула из кармана платья завернутый в платок маленький пакет. «У меня есть кое-что для тебя», — сказала она. — «Я носила его всю неделю, надеясь встретить тебя».

«Что это?»— спросил он озадаченно, но Лорана только загадочно улыбнулась. В этот момент она была совсем не ребенком, и Танис неуютно заерзал.

«Увидишь», — сказала она и тут же внезапно стала на носочки и поцеловала его в щеку, игнорируя его наметившуюся бороду. Ее прикосновение было мягким и прохладным, как весенний воздух. Мгновение спустя, она ускользнула сквозь кусты сирени и скрылась из вида, оставив позади только слабый аромат мяты. Ошеломленный, Танис коснулся щеки, не веря в случившееся. Пожав плечами, он развернул маленький сверток.

Несмотря на теплый весенний воздух, живот Таниса внезапно заполнился холодом. На его ладони, в лучах солнца, просачивавшихся сквозь молодую листву деревьев, блестело кольцо. Это было простое изделие, украшенное семью крошечными соединенными ивовыми листочками, мерцавшими ярким золотом цвета волос эльфийской женщины, давшей ему его. Оно было красивым, изящным, кольцом, которое надевают на руку возлюбленного. Танис покачал головой, стиснув кольцо в кулаке.

Продолжая качать головой, Танис прошел через сирень, опустив тонкое колечко в карман своей жилетки, пока не сможет обдумать его значение.

«Интересно», — раздался холодный голос.

Танис обернулся. Стоя на верхушке ступеней, трясясь от гнева рядом с несколькими гружеными торговцами, наблюдавшими и ожидавшими, чтобы пройти, стоял лорд Зенос.

«Танталас Полуэльф», — зловеще произнес эльфийский лорд. — «Тебе придется пожалеть об этом».

Пока Танис, моргая, наблюдал, как лорд Зенос в негодовании топает прочь, у него не было сомнений, что эльфийский лорд окажется прав.



Глава 11

Гость из прошлого

<p>Глава 11</p> <p>Гость из прошлого</p>

В утреннем весеннем воздухе чистой музыкой раздавались удары молотка. Флинт свирепо улыбался, обрабатывая светившуюся малиновым цветом стальную пластину, периодически охлаждая металл в дубовой полубочке с водой. Пот тонкой струйкой стекал по его покрытой сажей брови.

Он начал в конце прошлого дня, отбросив на кровать одеяло, опрокинув кружку эля — исключительно ради своего хрупкого здоровья, уточнил он — затем разжег горн и выстучал несколько бесформенных глыб железа в маленькие бруски металла. Он расплющил бруски в ленты и нагрел их до высокой температуры на угольном жаре, превратив в углеродистую сталь. Затем он соединил эти полосы стопкой в виде сэндвича, непрерывно нагревая получившуюся пластину в углях, и резко сунул ее в холодную воду, чтобы упрочнить металл.

Теперь, наконец удовлетворенный толщиной и равномерностью куска стали, он вытащил его из жара горна при помощи железных щипцов и снова охладил. Облака пара шипели в воздухе, словно дыхание какого-то сказочного дракона, пока металл, наконец, не остыл. Флинт положил его на верстак и осмотрел критически. Он был все еще грубый и необработанный — на самом деле, чуть больше, чем просто плоская полоска стали — но достаточно скоро он будет кое-чем совсем другим — великолепным мечом. Голубые глаза Флинта блестели, он уже мог видеть законченное оружие, гладкое и мерцающее, под почерневшей поверхностью стального бруска.

Флинт отер пот и грязь со лба и глотнул воды из жестяного ковша, опущенного в стоявшее в углу ведро. Он сел на низкий деревянный стул и на мгновение закрыл глаза. Он прибыл в Квалиност два дня назад, и уже казалось, что он и не покидал его на зиму. Сколько прошло с того дня, как он впервые ступил в город? Вероятно, двадцать лет, с точностью до дня, подумал он, открыв глаза, чтобы выглянуть в окно.

Снаружи молодые листья осиновых деревьев мерцали изумрудом и серебром в лучах солнца.

Он чувствовал себя уютно в Квалиносте, и, несмотря на пойманные время от времени недружелюбные взгляды лорда Зеноса, Литанаса, Ультена и Тайрезиана — взгляды, редко сопровождавшиеся комментариями, ввиду популярности Флинта у Беседующего с Солнцем — гном чувствовал себя так, будто обитал в эльфийской столице больше, чем где-либо еще на Кринне. Не в первый раз он хотел бы знать, что его родственники в гномьей деревне Дом на Холме думают теперь о нем.

Маленький колокольчик прозвенел в дымном воздухе, и Флинт поднял голову, чтобы посмотреть на открывающуюся дверь своей маленькой мастерской. Он поспешно набросил тряпку поверх стального бруска на верстаке. Он не хотел испортить сюрприз.

«Флинт! Ты жив еще?»— с улыбкой сказал Танис Полуэльф. — «Я думал, мне придется организовывать похороны».

Флинт поспешно потянулся за своим носовым платком, высморкался, и принял больной вид. «Как говорит моя мама, 'Цыплят по осени считают'», — сказал он.

Выражение непонимания промелькнуло на лице полуэльфа; поговорки мамы Флинта всегда оказывали на него подобное действие. Затем он пожал плечами и медленно двинулся вперед. «Флинт, ты настроен на новое приключение? Мне кажется, возможно, нам снова стоит поискать тайлора».

Воплощение заносчивости, подумал Флинт, и на его лицо вернулась ухмылка.

«Парень, ты все еще ничего не понимаешь своим толстым лбом?»— грубо сказал гном. — «У меня есть работа. У меня нет, как у некоторых, целого дня, чтобы щеголем дефилировать вокруг города».

Танис рассмеялся, окинув взглядом свое одеяние. На нем была та же одежда, что привлекла взгляд Лораны вчера на Большом Рынке: синяя рубашка, жилет с бахромой и шерстяные бриджи.

«Флинт», — сказал Танис, в его карих глазах плясали искорки, — «возьми выходной».

«Выходной?» Флинт засопел, приняв выражение мученика. «Никогда в своей жизни не слышал такого термина».

Тут уже Танис засмеялся вслух.

Флинт сердито посмотрел на него. «Ты, молодой человек, ничего не слышал об элементарном уважении, так что ли?»— проворчал он. Молодой человек… эти слова эхом отозвались у него в голове и снова поразили его, как уже это было несколько раз с момента его возвращения из Утехи. Танис давно уже не был тем мальчишкой, как в ту пору, когда Флинт впервые попал в эльфийский город. Даже по прошествии первой зимы Флинт был потрясен переменой, тем, насколько больше… ну, насколько больше по-человечески стал выглядеть парень. Особенно по сравнению с остальными эльфами, главным образом, с молодыми, которые не выглядели сильно изменившимися.

Сам Флинт едва ли сильно изменился с того дня, когда впервые ступил в Башню Солнца, разве что за исключением тех нескольких седых прожилок — ладно, ладно, может и больше, чем нескольких — что пробились у него в бороде и в темных волосах, которые он все так же стягивал ремнем на затылке. Если не обращать внимания на углубившиеся борозды на лице и небольшое увеличение в размере талии — перемены, которые Флинт категорически отрицал — он был все тем же гномом средних лет, его синевато-стальные глаза были все так же ясны, а ворчание все так же привычно.

Но Танис — другое дело. Он сильно подрос за эти несколько лет — не догнав Беседующего, но достаточно, чтобы Флинту приходилось вытягивать шею в разговоре с ним. Теперь различия между полуэльфом и его ровесниками — полными эльфами стали более очевидны. Он был сильнее любого из них, его грудь была шире, хотя в сравнении с сильным человеком он бы выглядел стройным. Его лицо также несло доказательство перемен. Чертам его лица не хватало характерной эльфийской гладкости, скорее казалось, что они высечены из камня, чем вылеплены из алебастра. Его подбородок был квадратным, переносица прямой и мощной, щеки угловатыми. И, конечно же, его глаза были не такими миндалевидными, как глаза других эльфов.

Флинт знал, что там, в Утехе, Таниса бы сочли красивым молодым человеком, но здесь… ну, большинство местных жителей, казалось, уже привыкли к нему, и, по большей части, пристальные взгляды прекратились — или, по крайней мере, уступили место редким комментариям под нос, никогда не произносившимся достаточно громко, чтобы Танис или Флинт могли их услышать. Тем не менее, для Таниса наступило трудное время. Люди взрослели настолько быстрее эльфов и гномов, что казалось, что Танис, по сравнению со своими эльфийскими ровесниками, рос не по дням, а по часам.

«Тебе не нужно чем-нибудь заняться?»— раздраженно спросил Флинт, старательно держась между Танисом и спрятанным мечом.

«Чем, например?»— спросил Танис. Казалось, он подозревал, что с гномом что-то не так.

«Например, заняться тем, чем ты обычно занят», — сварливо закончил Флинт. — «Я слишком… слишком болен, чтобы развлекать тебя, парень, сегодня. Мне нужно отдохнуть». Он следил уголком своего голубого глаза, не купился ли на это полуэльф.

Танис покачал головой. Итак, Флинт был в том самом настроении.

«Ладно, Флинт. Я хотел предложить испытать небольшое приключение», — глаза Флинта расширились, и он внезапно оглушительно чихнул, — «но, полагаю, это может подождать другого раза». Полуэльф рассеянно поскреб подбородок.

«Или снова пройдись по этой штуковине бритвой», — сказал Флинт, — «или дай ей отрасти. Либо так, либо эдак, если не хочешь выглядеть, словно разбойник с большой дороги».

Танис с удивлением провел рукой по щеке, почувствовав щетину растущей несколько дней бороды. Подарок его отца — человека — или проклятие, смотря, как посмотреть на это, подумал Танис. Она стала заметна год или около того назад, и Танис все еще не привык к ней. Ему снова придется воспользоваться бритвой, которую смастерил для него Флинт.

«Не знаю, почему ты предпочитаешь сбривать отличную бороду», — выразил недовольство Флинт.

Танис рассеянно покачал головой. Дать ей отрасти? Он не мог так поступить. Флинт это видел, и пусть так все и будет.

«Ладно, Флинт. Оставляю тебя наедине с твоим ворчанием», — сказал Танис. — «На самом деле, я пришел, чтобы доставить тебе послание. Завтра после обеда при дворе намечается какое-то объявление, и Беседующий попросил меня пригласить тебя».

«Объявление?»— спросил Флинт, сдвигая вместе свои кустистые брови. — «О чем?»

Танис снова пожал плечами. «Понятия не имею. Беседующий на целый день уединялся с лордом Зеносом и Тайрезианом. Полагаю, мы узнаем это одновременно». Улыбнувшись, полуэльф покинул мастерскую. Снова прозвенел маленький колокольчик. Флинт выждал какое-то время, чтобы убедиться, что Танис не вернется, и затем раскрыл меч, потирая руки. О, да! Это будет превосходный меч!

Вскоре, в теплом весеннем воздухе снова зазвучала ритмичная музыка его молота.


* * * * *


Мастерской Флинта суждено было в этот день принять еще несколько гостей. Не успели стихнуть шаги Таниса по уличной плитке, как вскоре снова прозвенел колокольчик. Флинт снова набросил ткань на меч и поспешно стал перед оружием.

Но это оказался не Танис. Это была пожилая женщина, старая даже по эльфийским меркам — и Флинт подумал, что здесь он тоже видит намек на человеческую кровь. Она была низкорослой и жилистой, и одета слишком эксцентрично для эльфа; эльфы предпочитают свободные ниспадающие одежды, а эта старуха носила свободный зеленый топ из какой-то сетчатой ткани и шерстяную юбку в складку почти до земли, отчего женщина казалась еще ниже. Фактически, ее глаза были практически на одном уровне с глазами гнома, чего он никогда не встречал раньше среди взрослых эльфов. Однако, эти изучавшие его глаза на треугольном лице были круглыми и карими — другой намек на человеческого предка. Флинт мог бы ручаться, что эта человеческая кровь влилась в ее семейную линию за несколько веков до Катаклизма. Ее лицо, широкое на уровне глаз и сужающееся к подбородку, придавало пожилой женщине вид кошки. В отличие от других эльфов, она носила свои серебряные волосы сплетенными в косу, выставляя напоказ уши, указывавшие на ее эльфийское происхождение. Ее пальцы были такими длинными и тонкими, что казались непропорциональными. Как и Танис, она носила мокасины; только ее были украшены вышивкой из темно-пурпурного бисера в цвет юбки. А поверх на ней был надет бледно-зеленый с сиреневыми крапинками легкий плащ с капюшоном.

Держась за ее юбку, рядом стоял малыш, смотревший на женщину с морщинистым лицом с выражением, близким к обожанию. Этот маленький мальчик — который, судя по его мертвой хватке за шерстяную юбку, лишь совсем недавно научился ходить — робко улыбнулся Флинту.

«Флинк!»— произнес ребенок, отважившись ослабить хватку одной руки, чтобы указать на гнома, и улыбнулся старой женщине. «Флинк!»

«Флинк?»— повторил гном, наклонившись, чтобы заглянуть ребенку в лицо. Брови Флинта взлетели почти до линии волос. «Я не помню тебя по Залу Неба — О, да, вспомнил! Прошлой осенью. Ты еще не ходил. Ты был со своим старшим братом. Я дал тебе — Что это было?»

Ребенок сунул руку в карман своего свободного зеленовато-голубого комбинезона и показал кусочек розового кварца размером с палец, рыхлый кусочек квит-па и вырезанного дрозда. Ребенок положил все три сокровища в руку Флинта и снова улыбнулся. Гном рассмотрел их все, серьезно кивая, и протянул обратно камень и хлеб; затем выпрямился и посмотрел на эльфийскую женщину, держа на ладони деревянную птичку.

«Вы это сделали?»— спросила она альтом, прозвучавшим как у эльфа несколькими веками моложе. Она вытянула тонкий палец и указала на птицу.

Дрозд был снизу толще, чем сверху, и нижняя грань его была закруглена таким образом, чтобы игрушка, когда ее толкают, ложилась на бок, а затем снова маятником возвращалась в вертикальное положение. Флинт изготовил эту простую игрушку из двух кусочков дерева, прикрепив у днища, между этими двумя половинками, тяжелый кусочек железа, чтобы птицу невозможно было перевернуть.

Флинт несколько раз слегка толкнул ее, зачарованно любуясь, как она качается, пока не обнаружил, что кареглазая женщина ожидает ответа, а маленький мальчик тянется за игрушкой. Гном протянул птичку обратно малышу и кивнул женщине.

«Вы — Флинт Огненный Горн», — констатировала она. Это не был вопрос.

Флинт снова кивнул.

«Я хотела бы приобрести у вас несколько игрушек», — резко произнесла она.

«Ну», — протянул Флинт, — «это может оказаться проблемой».

«Почему?»— потребовала ответа она.

Гном повернулся и присел одним бедром на дубовый стол. Положил руку на колено и посмотрел мимо нее на дубовый сундук. «Во-первых, я не продаю игрушки. Я раздаю их. Во-вторых, я никогда не торгую с незнакомцами».

Ее заостренное лицо приобрело обиженное выражение, и она так резко развернулась, что малыш практически повис у нее на ноге. «Ну, мастер Огненный Горн, тогда я полагаю, что разговор окончен», — сказала она и потянулась, чтобы открыть дверь.

Флинт глубоко вдохнул металлический воздух мастерской, затем снова заговорил, как раз когда женщина взялась за дверную ручку. «Конечно, если вы потрудитесь представиться, то уже не будете незнакомцем», — спокойно произнес он, изучая ногти левой руки и счищая железной полоской кузнечную грязь, инкрустировавшую их.

Женщина замерла, стоя спиной к Флинту; казалось, она раздумывает. Затем она обернулась, моргая. «Айлия», — отрывисто сказала она. — «Для хороших знакомых, Эльд Айлия». «Эльд» по-эльфийски означало «тетушка».

Флинт наклонил голову. «А я — Флинт Огненный Горн».

«Я зна…»— начала было говорить она, затем вздохнула и подождала.

«И», — продолжил он, так как она молчала, — «хоть я и не продаю игрушки незнакомцам, я вполне могу дать несколько другу».

Она снова вздохнула, но ее тонких губ коснулась слабая улыбка. Она походила на абанасинийскую кошку, которой предложили давно желанный приз. Но в ее речи лишь сквозило раздражение. «Я слышала, мастер Огненный Горн, что вы можете вести себя подобным образом», — прокомментировала она.

Флинт быстро прошел перед ней и открыл сундук, чтобы показать дюжины резных игрушек, которые он принес с собой из накопленного за зиму в Утехе запаса. Некоторые не пережили тряски на спине напуганного тайлором мула, но большинство были в прекрасном состоянии. Он внимательно изучил содержимое сундука, выбрал свисток, достаточно большой, чтобы малыш не мог его проглотить, и протянул маленькому мальчику, который тотчас же выдул такой жуткий свист, что гном сразу пожалел, что не выбрал какой-нибудь другой подарок. Толстые руки Флинта продолжали копаться в игрушках, выдергивая то одну, то другую, пока в передних карманах его свободной кожаной туники не оказалось их больше дюжины.

Несколько минут спустя, малыш счастливо восседал на краю Флинтовой кровати, выстраивая шеренги резных животных на бельевом сундуке гнома и периодически трубя в свисток. Флинт ждал, пока закипит железный чайник на крюке над горном, и Эльд Айлия определила в ситечке соблазнительную смесь сушеных апельсиновых корок, кусочков корицы и черного чая. Она сделала паузу, чтобы понюхать ароматную смесь. «Восхитительно», — тихо сказала она и вздохнула. — «Напоминает мне напиток, который готовила моя семья, когда я была ребенком».

«Где вы выросли?»— на автомате спросил Флинт. Чай со специями, который он в каждую поездку привозил с собой из Утехи, был больше человеческой привычкой, чем эльфийской.

«В Каерготе», — ответила она. Заметив, что Флинт поднял бровь, она продолжила, — «Мой отец был изгнан из Квалинести».

«За что?»— не подумав, спросил Флинт. Эльфы практически никогда никого не изгоняют; должно быть, по законам Квалинести, это преступление считалось одним из самых общественно опасных.

«Он возглавлял движение за доступ чужаков в Квалинести», — пояснила она. — «Его изгнали. Семья, конечно же, последовала за ним. В конце концов, мы осели в Каерготе, где у семьи были дальние родственники». Должно быть, люди, догадался Флинт; все звенья стали на место. «Я выучилась с группой клириков на акушерку, и когда достаточно подросла, вернулась сюда».

«Зачем?» Вода закипела, и Флинт снял чайник с огня. Схватив толстый шерстяной носок — по его меркам, практически чистый, ношеный всего лишь один день — чтобы воспользоваться им в качестве прихватки, он подтащил воду к столу и налил ее поверх чайных листьев в тяжелый керамический горшок.

По лицу Эльд Айлии скользнуло выражение грусти, но исчезло столь быстро, что Флинт не был уверен, что ему не показалось. «У меня не было друзей, кроме людей, и к тому времени, когда я, наконец, выросла, они все поумирали от старости. Я владею кое-какой магией — зелья, чтобы облегчить родовые муки, иллюзии, чтобы развлекать детей, и тому подобное — но я ничего не могла поделать, чтобы остановить старение и предотвратить смерть моих друзей детства».

Не был ли среди тех давно умерших людей особенный человек, возлюбленный, чей уход вызвал ту грусть, что проскочила в глазах старой эльфийки, подумал Флинт. Сидя за столом и рассеянно помешивая ситечком в чае, она устремила взгляд вдаль и сухо закончила: «Мои родители умерли. В Каерготе было еще лишь несколько эльфов. Я была одинока, поэтому вернулась сюда».

Дымка апельсинового и коричного аромата струилась из толстого заварочного чайника. На кровати Флинта спал малыш, раскинувшись на спине, с деревянной коровой в одном кулачке и игрушечной овцой в другой. Эльд Айлия снова заговорила, внезапно уже веселее: «Здесь я лучше обустроилась, чем там».

Она подняла взгляд и, должно быть, заметила сочувствие в глазах Флинта, потому что рассердилась, ее зеленовато-карие глаза под короной седой косы стали жесткими. «Не надо меня жалеть, мастер Флинт Огненный Горн», — сказала она. — «Я сама выбирала тот путь, которым шла».

Он не нашелся, что ответить.

«Вы уверены, что я не смогу заинтересовать вас кружкой эля?»— произнес Флинт.

Эльд Айлия направила на него строгий взгляд. «Я — няня», — все, что она ответила.

Они сидели некоторое время и пили маленькими глоточками свои напитки, затем Флинт подумал, что, в конце концов, уже почти было время обеда. Поэтому он достал немного квит-па, нарезал несколько ломтиков сыра, а Эльд Айлия достала тарелки из буфета. Флинт бывал в Каерготе в одном из своих путешествий, поэтому они поговорили о городе. Казалось, Эльд Айлия покинула его еще до рождения Флинта. Затем Флинт продемонстрировал, как он сделал птичку-неваляшку малыша, и подарил ей точно такую же. А Эльд Айлия рассказала ему о некоторых из детей, которых она приняла за несколько столетий — «я принимала Беседующего с Солнцем и обоих его братьев», — гордо произнесла она — и как она ушла на заслуженный отдых с работы акушерки, но продолжала заботиться о младенцах и маленьких детях. «Я люблю детей», — пояснила она, впервые оживившись. «Вот почему я пришла за игрушками».

В общем и целом, это был неплохой способ провести весенний день.

Наконец, они закончили с сыром и хлебом. Эльд Айлия ополоснула и убрала тарелки, а Флинт вернулся к работе над мечом для Таниса — сначала перенеся спящего эльфийского ребенка с кровати, стоявшей слишком близко к горну, на колени Эльд Айлии. Слабый стук молотка, разбудив, было, ребенка, в конце концов, убаюкал того еще сильнее. Пожилая женщина сидела тихо, напевая младенцу, допивая последнюю чашку чая и наблюдая за продвижением работы над мечом. Прошел час, и Флинт, подняв взгляд, увидел, что Эльд Айлия тоже заснула, положив руку с зеленым рукавом на стол и прижавшись щекой к головке маленького мальчика. Гном улыбнулся и продолжил работать.

Снова прозвенел жестяной колокольчик на дубовой двери мастерской, и Флинт торопливо поднял взгляд, приготовившись метнуться к ней и вытолкать Таниса наружу. Меч начал обретать форму, с гладким конусным лезвием, с замысловатой гардой из мерцающей перекрученной стали. Флинт подавил вздох облегчения, когда в мастерскую ступила фигура в мантии.

«Я ведь ничего не прервал, мастер Огненный Горн?»— спросил Мирал, с шутливой улыбкой на тонком рте. Его голос, обычно скрежещущий, был осипшим до шепота. Бросив острый взгляд, он кивнул на медленно просыпавшуюся Эльд Айлию. Подопечный на ее коленях зашевелился и открыл голубые глаза.

«Не особо», — сказал Флинт, — «я думал, это кое-кто другой…» Он шагнул в сторону от жара горна и вытер платком пот со лба и бороды.

«Танталас?»— спросил Мирал, расплывшись в улыбке. Старая женщина села прямо и зашептала малышу; ребенок соскользнул с ее колен и побежал, чтобы собрать резных животных, разбросанных на кровати. «На самом деле», — продолжил маг, — «я пришел сюда, разыскивая Таниса. Казалось логичным предположить, что раз он не практикуется на дворе в стрельбе из лука, то, скорее всего, находится здесь, с вами. Хотя, если по какой-то причине вы избегаете его…»

«Просто я не хочу испортить ему сюрприз».

На вытянутом лице Мирала отразился невысказанный вопрос.

Флинт улыбнулся и потер руки. «Это подарок», — сказал он, махнув в сторону наполовину готового меча, остывавшего у горна.

Мирал подошел поближе, чтобы рассмотреть оружие, оранжевый отсвет углей играл на его бледных волосах и отражался от черной кожаной отделки его кроваво-красной мантии с длинными рукавами. Он протянул руку в перчатке и мягко, почти благоговейно коснулся теплого металла.

«И это будет чудесный подарок», — сказал он, повернувшись, чтобы выразить Флинту свое уважение. Казалось, мгновение его мысли блуждали где-то далеко. «Он прекрасен».

«Ба, он даже еще не закончен», — грубо сказал Флинт, но, тем не менее, выпятил грудь. Он расправил грязный кусок ткани и набросил на оружие. Эльд Айлия стояла у двери, готовясь к уходу. «Я еще прошлой зимой в Утехе сделал для него несколько наконечников стрел», — добавил Флинт. — «Я хочу сделать Танису один большой подарок».

«Гмм?»— произнес Мирал. Внезапно он мотнул головой, будто возвращаясь из грез. «Прошу прощения, мастер Огненный Горн. Боюсь, я мало спал прошлой ночью. Беседующий завтра после обеда собирается сделать важное объявление — похоже, только он и лорд Зенос знают о чем — и приготовления заняли всех. Даже у слабого мага есть обязанности. Как и у Таниса, если я, конечно, разыщу его».

Сказав, что пойдет искать полуэльфа в Большом Рынке, Мирал попрощался с Флинтом и Эльд Айлией, задержавшись, чтобы погладить малыша по головке. Тот замахнулся на мага деревянной лошадкой; Мирал ловко уклонился от удара и вышел за дверь.

«Слабого мага», — прошептала Эльд Айлия, нахмурив брови. Она выглядела задумавшейся. Даже после того, как стихли шаги мага, Эльд Айлия продолжала топтаться в дверях. Дважды казалось, что она была готова что-то сказать, но каждый раз останавливала себя. В это время ребенок нашел себе занятие, обрывая у росшей розы нижние листья и разбрасывая их на пороге. «Вынуждена признаться, мастер Огненный Горн», — наконец произнесла она альтом. — «Я тоже пришла сюда, надеясь найти Танталаса. Я… Кое-кто во Дворце больше не желает меня видеть. Поэтому я надеялась найти Танталаса здесь».

«Да?»— спросил Флинт, продолжая наблюдать за удалявшимся магом в красной мантии. — «Зачем?»

«Я знала его мать».

Она не стала продолжать и сразу же вышла.



Глава 12

Меч

<p>Глава 12</p> <p>Меч</p>

Квалиност был погружен в тишину. Ночь темным покровом лежала на городе. Хотя уже было ближе к рассвету, чем к полуночи, оранжевый свет все еще мерцал в окнах маленькой мастерской Флинта. Внутри гном устало опустился на деревянный стул, разглядывая лежавшее перед ним изделие. Меч был готов.

Он сверкал безукоризненно в красном свете горна, свет танцевал на его острой как бритва кромке и играл вдоль желобка из гномьих рун силы, которые Флинт выгравировал на поверхности клинка. Гарда образовывалась плавными кривыми и элегантными дугами стали, она была столь изящна, словно выросла вокруг эфеса меча, подобно усикам вьющейся виноградной лозы. Даже Флинт — сдержанный, как и подобало гному — чувствовал что-то особенное в этом мече. Он только мог надеяться, что тот понравится Танису.

Ему нравилось доставлять удовольствие полуэльфу. Возможно, когда-нибудь он сможет показать Танису окрестности Утехи и дать ему возможность увидеть, что эльфы не были единственными обитателями Кринна. Это, подумал он, доставит Танису даже еще большее удовольствие, чем меч.

Флинт вздохнул и затем встал. Он засыпал золой угли в печи и задул единственную тускло светившую сальную свечу. В серебре лунного света он пробрался к кровати в маленькой комнате позади мастерской и, сбросив ботинки, обессилено погрузился в сон. Вскоре в воздухе загремел храп гнома, ритмичный, как удары его молота всего лишь несколькими минутами раньше.


* * * * *


Была самая темная часть ночи. Дверь мастерской медленно и плавно отворилась так, что колокольчики не издали звука. В нее вошла фигура, осторожно закрыв за собой дверь. Замерла, наклонив голову, затем, будто в чем-то убедившись, беззвучно двинулась в сторону верстака.

Меч тускло сиял в холодном свете Солинари, лившемся сквозь окно. Темная фигура в плаще подняла руку в перчатке и провела пальцем по всей длине клинка, как бы проверяя его остроту, а затем протянула обе руки над оружием. Воздух наполнился шепотом на древнем языке народа, обратившегося в прах много веков назад, и само название этого народа было давно позабыто. Немногие теперь говорили на этом языке, сохраненном колдунами и магами, так как это был язык магии.

Шепот прекратился, последние слоги повисли в воздухе, словно пылинки. Меч засветился, но не из-за луны, а внутренним огнем. Кровавым сиянием, раскаляясь все сильнее и сильнее, пока не озарил все вокруг светом цвета пламени. Лежавшая рядом небольшая горка наконечников стрел также засветилась. Внезапно показалось, что от темноты вне светового круга отделилась тень и поплыла по направлению к мечу, как бы манимая рукой незнакомца. Эта тень какое-то время боролась с пурпурным сиянием, пока внезапно не устремилась вниз, влившись в клинок, будто ее всосали. Оружие слабо дернулось, затем свет погас.

Дверь мастерской качнулась в мягком ночном бризе. Храп продолжался, не прерываясь. Незнакомец исчез.



Глава 13

Объявление

<p>Глава 13</p> <p>Объявление</p>

Флинт повстречал Таниса следующим утром на Большом Рынке; полуэльф стоял перед палаткой с вывеской, на которой значилось «Леди Кайэнна: Провидица Всех Планов». Ниже маленькая табличка гласила «Действуют Специальные Цены». Палатка цвета полуночной синевы была украшена серебряными силуэтами лун и созвездий. Несколько молодых эльфов, едва перешагнувших порог детства, с хихиканьем и перебирая в руках монеты, обогнули Таниса с Флинтом и вошли в палатку. Оттуда выплыл запах ладана, когда они откинули полог, и низкий голос произнес нараспев: «Добро пожаловать увидеть свое будущее, прекрасные эльфы».

«Предсказатели», — фыркнул Флинт. «Все они — жулики и шарлатаны. Постой, я не рассказывал тебе о том, как побывал на Осеннем Фестивале в Утехе? Дай-ка вспомню…»— задумался гном. — «Это должно было быть вскоре после того дня, когда я провел тех десятерых разбойников в таверне Последний Приют».

Танис сопротивлялся усилиям Флинта оттащить его от палатки провидицы. «Я был бы не прочь заглянуть в свое будущее», — сказал он. Гном фыркнул и потянул его в сторону выложенного плиткой прохода, оставленного между палатками и прилавками. Полуэльф внезапно как будто пришел в себя. Бросив последний долгий взгляд на палатку леди Кайэнны, он резко повернулся к Флинту и спросил: «О чем ты рассказывал?»

«Утехинский уличный чародей пытался продать мне эликсир, который, как он утверждал, сделает меня невидимым», — сказал Флинт, позволив полуэльфу остановиться перед прилавком эльфа, продававшего, подумать только, мечи. «Тот, на мой взгляд, выглядел подозрительно, как чистая вода, но он сказал мне: 'Конечно, он прозрачный. Иначе, как бы он сделал тебя невидимым, понимаешь?' Потом, когда я пришел домой с этим эликсиром…»

Танис прекратил поглаживать рукоять меча и обернулся. «Ты хочешь сказать, что купил его?»— не веря, спросил он.

«Не потому, имей в виду, что я поверил словам коварного уличного чародея», — раздраженно ответил Флинт, сверкая глазами и снова пытаясь оторвать полуэльфа от созерцания меча. «Я с самого начала знал, что это ложь. Мне просто нужно было какое-нибудь доказательство, чтобы я мог сдать его властям, как шарлатана, кем он и был».

«Итак, что произошло, когда ты воспользовался этим эликсиром?»— из вежливости спросил Танис, его внимание по-прежнему было занято стендом с оружием. «Вот там — прекрасные мечи. Я мог бы…»

«Дешевка», — заметил Флинт, оттаскивая полуэльфа за руку и игнорируя яростный взгляд торговца оружием. «Тебе не нужен меч. С кем здесь драться в Квалиносте? В любом случае, я выпил это зелье и подумал, что мог бы стащить кружку-другую у того курносого трактирщика, который одурачил меня несколькими днями раньше, дав кружку разбавленного эля вместо доброго напитка», — сказал Флинт со злорадной улыбкой на лице. Но затем он насупился. «Если бы только вышибала — готов поклясться, наполовину хобгоблин, если не полностью — не ухитрился увидеть меня и… Эй!»— возмущенно произнес Флинт, обнаружив, что рассказал чуть больше, чем собирался.

Он пристально посмотрел на Таниса, но полуэльф ответил ему с абсолютно серьезным выражением.

«И?..»— спросил Танис.

«И не суй свой нос не в свое дело!»— проворчал Флинт. — «У тебя что, нет других забот?»

Медленно и ловко гном провел Таниса мимо входа в Большой рынок обратно к своей мастерской. Они безмолвно вошли, Флинт прокручивал в голове различные короткие речи, но, в конце концов, так и не найдя, что сказать, молча подошел к столу, где, скрытое темной тканью, лежало что-то длинное и узкое.

«Что это?»— спросил Танис, шагнув ближе.

«Кое-что, что я закончил прошлой ночью», — ответил Флинт и отбросил ткань.

Под ней оказался меч, яркий, словно замороженная до твердого состояния вспышка молнии. Рядом с мечом лежали несколько дюжин тускло-черных остро наточенных наконечников стрел.

Конечно же, взгляд Таниса оказался прикован к мечу. «Флинт, это чудо», — тихо сказал полуэльф, протягивая руку, чтобы коснуться холодного металла.

«Он тебе нравится?»— спросил гном, поднимая кустистые брови. — «Знаешь ли, это подарок…»

«Для…»— Танис замер на полуслове, его лицо окаменело. Пугающее мгновение гному казалось, что Танису меч не понравился; затем он заметил стиснутые руки полуэльфа, и понял, что его друг с трудом сдерживает эмоции. «О, я не могу взять его», — наконец тихо произнес Танис, глядя на оружие жаждущим взглядом.

«Конечно же, можешь», — раздраженно сказал Флинт. — «Не сомневайся, парень».

Танис колебался еще несколько ударов сердца, затем неуверенно протянул к мечу руку. Наконец, он сжал рукоять. Она была прохладной и гладкой и сразу легла в руку. По его спине пробежала дрожь. Этот меч был больше, чем оружием. Это было изделие холодной красоты.

«Спасибо, Флинт», — тихо сказал он.

Гном отмахнулся от слов полуэльфа. «Просто найди ему применение, и я буду счастлив», — ответил он.

«О», — пылко произнес Танис, — «Обещаю».


* * * * *


Даже проведя среди эльфов много лет, Флинт по-прежнему испытывал трепет каждый раз, когда ступал в Башню Солнца, и никогда не забывал замереть на мгновение у позолоченных дверей центрального зала с закрытыми глазами, молча отдавая дань уважения гномьим мастерам, построившим ее так давно.

Этим днем огромные двери распахнулись перед ним, херувимы на их барельефах на секунду озорно ухмыльнулись, пока поворачивались, следя за гномом уголками глаз. Флинт выкинул это из головы и шагнул внутрь, стараясь совсем не смотреть вверх на двухсотметровой высоты потолок.

Заметь, не то, чтобы от этого зрелища у меня сводило желудок, сказал сам себе гном. Просто я не хочу все испортить, расхаживая и разглядывая его каждый раз, как попадаю в эту комнату.

Флинт обратил внимание, что большинство придворных уже прибыли, но сам Беседующий пока отсутствовал, как и Танис. «Уверен, как в том, что молот тяжелый, что он опоздает», — проворчал гном, покачав головой так, что его борода заходила взад-вперед. Увидев, что пока он был предоставлен сам себе, гном отошел от собравшихся эльфов, прислонился к одной из колонн, опоясывавших зал и принялся ждать начала собрания.

Придворные, роскошно облаченные в длинные туники зеленого, коричневого и красно-коричневого шелка, расшитые серебряными и золотыми нитями, стояли группками по всему залу, их тихие голоса эхом отдавались в верхних пределах Башни. Большая часть разговоров, как обнаружил Флинт, стоя у колонны, касалась неспособности стражи Башни изловить тайлора.

«Неужели так трудно обнаружить одного шести- или девятиметрового монстра?»— жаловался один пожилой эльф. — «В мое время, эта тварь давным-давно была бы уничтожена».

Собеседник эльфа старался смягчить гнев старика. «Лес большой и волшебный. Беседующему следует сформировать отряд из волшебника и наиболее тренированных людей, чтобы выследить, загнать в угол и уничтожить чудовище». Пожилой эльф согласно кивал.

«Сплошные эксперты», — пробормотал Флинт.

Мимо проскользнули друзья Портиоса, Ультен и Селена, при этом тонкая женская рука обвивала талию эльфийского лорда, и заняли позицию с другой стороны колонны. Глаза Селены, как заметил гном, все время были обращены не на ее спутника Ультена, а на Литанаса, нового помощника лорда Зеноса, стоявшего у подножия трибуны вместе с советником. Флинт сдвинулся где-то на метр, надеясь, что они не увидят его. Он знал, что Селена, Литанас и Ультен были частью группы эльфов, не желавших видеть при дворе чужаков, хотя и блондинка Селена редко при встрече отказывалась рассыпаться в комплиментах по поводу «замечательного гномьего мастерства».

Звонкий голос Селены явственно достиг его ушей.

«Ну, Литанас сказал мне, что Тайрезиан угрожал Зеносу, если советник не прекратит чинить ему препятствия. Но Литанас не знает точно, по поводу чего был спор. Я думаю, Зенос что-то скрывает от Литанаса, что не очень здорово, потому что лорд Литанас один из самых ум…»

Ультен попытался заставить ее говорить тише. «Селена, твой голос…»— начал он.

«Ой, Ультен, перестань. В любом случае, Литанас сказал…»

Ультен состроил гримасу, и Флинт понял, что молодой лорд, по всей видимости, достаточно часто слышал «Литанас сказал».

«Ну, я слышала, что Беседующий собирается отменить Кентоммен, пока тайлор не будет пойман».

В голосе Ультена нарастало раздражение. «Ой, Селена, не будь смешной».

Ее голос взлетел до визга. «Смешной! Как ты думаешь, не рискованно жителям приходить отовсюду, по тем же тропам, которые тайлор сделал такими опасными?»

Ультен — и Флинт, с другой стороны колонны — вынуждены были согласиться, что в чем-то Селена права. Возможно, об этом и будет объявление. Практически с полной уверенностью можно утверждать, что это будет впервые, когда отменят Кентоммен; традиция диктовала, чтобы церемония состоялась в девяносто девятый день рождения лорда, и требовался самый настоящий кризис, чтобы отложить ее.

В этот момент распахнулись позолоченные двери, и в них вошел Беседующий в сопровождении Лораны. Отраженный солнечный свет, заполнивший Башню, засверкал на его зелено-золотой мантии, и Солостаран с величественной грацией прошествовал в зал. Флинт двинулся к своему другу.

Беседующий поприветствовал нескольких придворных, обменявшись любезностями, но гном сразу заметил кое-что странное в нем сегодня. Если Беседующий с Солнцем и изменился за те двадцать лет, что Флинт знал его, то гном не замечал этих отличий; Беседующий держался так же прямо, как сама Башня, его лицо по-прежнему было неподвластно времени, как мрамор внутренних стен Башни. Но сегодня, хотя его глаза обычно были такими же ясными и теплыми, как день в середине лета, в них читалось беспокойство.

«Мастер Огненный Горн», — произнес Солостаран, повернувшись лицом к гному, терпеливо стоявшему рядом с ним, не желая прерывать разговор Беседующего с придворными. «Я рад, что вы смогли прийти».

«Я всегда приду, если вы попросите», — ответил Флинт. Он впервые заметил слабую морщинку на гладком челе Беседующего, под золотым венцом власти.

Солостаран улыбнулся гному, но это выражение казалось вымученным. «Благодарю тебя, Флинт», — сказал он, и гном был слегка удивлен. Насколько он мог помнить, Беседующий впервые назвал его по имени в официальной обстановке. «Боюсь, сегодня мне понадобится такой друг, как ты».

«Я не понимаю», — сказал Флинт.

«Узы дружбы крепки, Флинт, но иногда они могут стискивать слишком туго». Взгляд Беседующего пробежал по толпе, остановившись на лорде Зеносе и Литанасе, затем двинулся дальше.

«А, понимаю», — мрачно произнес Флинт. — «Тогда я просто оставлю тебя в покое».

«Нет, мастер Огненный Горн», — сказал Беседующий, положив руки на плечи Флинта прежде, чем гном смог уйти. На его губах появился намек на улыбку, и тут же снова исчез. «Я говорю о другом виде дружбы, между двумя домами. Хотя такие узы помогали мне — как и моему отцу до меня — в прошлом, я сожалею о той цене, которую должен заплатить за эту дружбу теперь».

«Но что это?»— спросил Флинт. Что можно сделать другу такого неприятного?

Беседующий тихо покачал головой. «Боюсь, что ты достаточно скоро услышишь. Но пообещай мне, Флинт, что позже ты найдешь время, чтобы выпить чашу вина со старым эльфом».

Беседующий еще раз улыбнулся, когда Флинт согласился, и направился к трибуне в центре зала. Беседующий взошел на подиум, и придворные прекратили разговоры, переключив все свое внимание на него. «Где же Танис», — волновался Флинт.

Портиос стоял слева от своего отца, возле лорда Зеноса и Литанаса, явно стараясь выглядеть так же величественно, как Беседующий, но, по мнению Флинта, больше был похож на молодого надутого петуха. Младший брат Портиоса, Гилтанас, стоял справа от трибуны вместе с почетной стражей. Стражники были одеты в черные кожаные камзолы, сверкавшие серебряной филигранью вышитых символов Солнца и Дерева. Это были те же символы, что украшали флаг, который принес с собой Кит-Канан, впервые вступив в лес Квалинести.

Гилтанас вступил в стражу не более полугода назад. Он все еще был чуть больше, чем мальчиком, только немногим старше Лораны, но Флинт знал, что Портиос долго и тяжело спорил с капитаном стражи, чтобы добиться для Гилтанаса места. Хотя Гилтанас изо всех сил старался подражать твердой стойке остальных солдат, держа перед собой меч в традиционном салюте, это оружие выглядело слишком тяжелым для его хрупкого тела. Флинт покачал головой. Он вынужден был отдать должное мальчику за такую упорную попытку быть сильным, но гном не был точно уверен, что именно, казалось, пытался доказать Гилтанас.

Как раз в тот момент, когда Беседующий поднял руки, чтобы поприветствовать всех придворных, подавая знак о начале процедуры, Флинта толкнули сзади. Он обернулся со вспыхнувшими глазами, чтобы вправить мозги тому неуклюжему идиоту, у которого не хватало ума смотреть, куда прет.

«Танис!»— прошептал он, обнаружив, что его друг, наконец, здесь. Танис тяжело дышал, и его кожа блестела от пота. «Чем, во имя Реоркса, ты был так занят, что так долго добирался сюда?»— горячо прошептал он.

«Тс, Флинт», — тихо ответил Танис, указывая жестом на трибуну, где Беседующий начинал свою речь.

«Я благодарю вас всех, что пришли сегодня сюда», — говорил Беседующий собравшимся вокруг трибуны знатным эльфам. — «Я хочу разделить с вами хорошие новости, которые, я надеюсь, вселят радость в ваши сердца».

«Однако, сперва я должен признаться в скрытой причине, по которой пригласил вас всех сюда». Беседующий улыбнулся. «Вы знаете, конечно, что хищный зверь опустошает пригороды Квалиноста. Некоторые жители погибли от лап этой твари, а фермеры на границе этой области сообщили о росте пропаж домашнего скота. Мои советники сообщили мне, что этот зверь, тайлор, несомненно, устроил логово где-то возле одной из троп из Утехи. Посланные на охоту за этим монстром войска не смогли обнаружить его, но они видели следы пребывания зверя и верят, что точно установили район, где эта тварь…» — он сделал паузу — «кормится».

Черты лица Беседующего смягчились, когда он посмотрел на группу придворных.

«Поэтому, я ищу добровольцев, чтобы объединиться и отыскать тайлора. Так как эта тварь обладает определенными магическими способностями, маг Мирал любезно согласился сопровождать их». Мирал, стоявший у колонны напротив Флинта, наклонил голову, скрестил руки и спрятал их глубже в рукава. «А лорд Тайрезиан согласился возглавить охоту». Натянутая улыбка Тайрезиана больше напоминала гримасу.

«Я надеюсь, что наиболее опытные из вас согласятся сопровождать эту команду добровольцев в тот район, где, как мы думаем, находится логово тайлора. Есть добровольцы?»

Портиос заговорил первым. «Я пойду, конечно».

Беседующий заколебался, глядя на своего старшего сына. Лорд Зенос, его серебряная мантия тревожно зашелестела, заметил: «Вы уверены, что разумно наследнику подвергать себя такой явной опасности, Беседующий?» Портиос напрягся и густо покраснел, и лицо Беседующего осветилось сочувствием.

«Мой сын практически прошел через свой Кентоммен, лорд Зенос. Я верю, что было бы чудовищной ошибкой отказать ему в праве принять участие в охоте вместе с другими мужчинами».

Портиос расслабился и бросил взгляд едва скрываемой благодарности на своего отца и не менее сильный взгляд на советника.

«Тогда я тоже пойду. Чтобы защищать его», — ответил Зенос, приняв своим слабым телом позу мстителя. Тайрезиан рассмеялся, вместе с присоединившимися к нему несколькими придворными, и отвернулся.

Теперь настала очередь Мирала вмешаться. «При всем уважении, Беседующий», — сказал маг, освобождая руки из рукавов, — «мне кажется, что в охоте должны принять участие молодые и сильные, а не старые и немощные».

Флинт ощутил волну раздражения. Уж на что он прекрасно мог обходиться без капризного ксенофоба лорда Зеноса, но такое публичное жестокое поведение было несвойственно для мага — особенно по отношению к столь почтенному члену двора. Зенос открыл, было, рот, чтобы запротестовать, но Беседующий властным взглядом заставил замолчать своего советника и тихо сказал: «Я не откажу добровольцам, Мирал».

Зенос пристально уставился на мага, снова выглядевшего невозмутимым, кинжальным взглядом.

Селена толкнула Ультена в бок, и этот лорд нервно вызвался добровольцем. Это вынудило и Литанаса также подать голос. Вскоре с полдюжины других придворных добавили свои имена к этому списку. Внезапно Флинт почувствовал, как зашевелился сбоку от него Танис. «И я, Беседующий», — вызвался он.

«Танис!»— запротестовала Лорана.

«Танис?»— эхом тише повторил Флинт.

«Какой еще лучший способ испытать мой новый меч и наконечники для стрел?»— прошептал своим друзьям полуэльф.

Лорд Тайрезиан, излучая холод, словно мраморная стена, сердито посмотрел на Таниса. «Уже плохо, что я вынужден взять в свою команду бесполезного старика, но полуэльфа?»

Это уже было слишком. «И гнома тоже, лорд Тайрезиан», — прозвенел голос Флинта.

При других обстоятельствах то, что произошло позже, могло показаться забавным. Эльфы между Флинтом и Тайрезианом разделились и расступились, оставив ровную полосу незанятого пола между ними. Эльфийский лорд и гном вступили в короткую схватку взглядов, пока звучный голос Беседующего не вернул все взоры снова к нему. «Я принимаю ваше предложение, мастер Огненный Горн, Танис». Когда Тайрезиан открыл, было, рот, чтобы оспорить это решение, Солостаран просто произнес: «Я пока еще Беседующий, лорд Тайрезиан».

«Как думаешь, что это значит?»— театральным шепотом спросила Ультена Селена.

Тайрезиан быстро отступил. «Очень хорошо, Беседующий. Конечно же, вам виднее».

Когда больше голосов не раздалось, Тайрезиан велел добровольцам собраться у дворцовой конюшни на следующий день через час после восхода солнца. Затем он повернулся лицом к Беседующему, и остальные придворные последовали его примеру.

Очевидно, наступил момент для главного объявления.

«Все вы, конечно, знаете мою дочь, Лораланталасу Канан», — сказал Солостаран. — «И вы также знаете, что не за горами то время, когда она перестанет быть ребенком. Также очевидно, что ее будущее должно быть ясно и ей, и всем нам, поэтому я выбрал этот день, чтобы обозначить его».

Он протянул руку, и Лорана направилась, чтобы стать рядом с ним, ее зеленое платье прошуршало по полу, ее волосы мерцали, словно расплавленное золото в лучах солнца, когда она остановилась перед трибуной. Она грациозно сделала реверанс своему отцу и затем придворным. Лорана пристально оглядела толпу и обнаружила полуэльфа, в ее зеленых глазах читался вопрос. Флинт почувствовал, как Танис рядом с ним пожал плечами, и задумался, к чему все идет.

Слегка повернувшись, чтобы видеть лицо Таниса, гном заметил, что тот внимательно следит за Лораной. Он казался озабоченным и взволнованным каким-то маленьким предметом в одной из своих рук, но Флинт не мог рассмотреть, что это было. Лорана также явно не имела понятия, что происходит, как и остальные придворные. Один Тайрезиан выглядел уверенным; с морщинистого лица Зеноса не сходило привычное раздраженное выражение.

Беседующий печально улыбнулся дочери, затем снова переключил внимание на придворных. «Много лет для моей семьи было большой честью и радостью числить среди ближайших друзей Третий Дом Квалиноста. Именно лорд Третьего Дома протянул мне свою сильную руку в темные годы, последовавшие за Катаклизмом, и помог мне обеспечить продолжение мира и спокойствия, которые мы холили и лелеяли в своих землях». Придворные закивали; они знали это.

«В то время у лорда Третьего Дома — чье имя я могу лишь держать в своей памяти теперь, когда он шагнул за пределы этого мира — был молодой сын, и в знак моей признательности ему я обещал этому сыну великий дар. Сегодня сын лорда Третьего Дома стоит среди нас, и вы теперь знаете его как нового лорда этого славного дома: лорда Тайрезиана».

Высокий статный эльфийский лорд, блиставший в тунике цвета темного красного вина, низко поклонился Беседующему. Слишком низко, подумал про себя Флинт, если такое вообще возможно. Только было очевидно, что этот жест скорее показной, чем искренний.

«Беседующий, благодарю вас за представление меня в этот радостный день», — сказал Тайрезиан. Он искоса посмотрел на Лорану, но эльфийка едва ли заметила его. Ее взгляд не отрывался от Таниса.

Беседующий кивнул Тайрезиану и затем поднял руки, как бы заключая в объятия эльфийского лорда и свою дочь. «Я даю тебе причину для празднования», — произнес он голосом чистым, как зов трубы. — «В этот день моим долгом и приятной обязанностью является объявить тот великий дар, что был давно обещан лорду Тайрезиану. Знайте же, все граждане Квалиноста, что с этого дня моя любимая дочь Лораланталаса обручена с лордом Тайрезианом из Третьего Дома, до того дня, когда эти двое воссоединятся как муж и жена».

Шепот изумления пробежал по залу, сопровождаемый разрозненными аплодисментами, быстро набравшими силу и громкость. Тайрезиан, казалось, сиял перед придворными, но Флинт заметил, что Беседующий выглядел утомленным. На подиум шагнул Мирал — что противоречило протоколу — и было заметно, что он тайком поддерживает Беседующего, не давая тому оступиться. Маг бросил мрачный взгляд на Тайрезиана.

Флинт поспешно посмотрел на Таниса, но, казалось, полуэльф едва замечал царивший вокруг него фурор. Он только смотрел вперед остекленевшим взглядом, крепко сжимая в кулаке маленький предмет, единственное, что его волновало.

«Но…»— начала Лорана и остановилась. Ее необходимость ясно высказаться боролась с ее уважением к придворному этикету и любовью к отцу. «Почему ты не сказал?..» Она запнулась и наступила тишина. Аплодисменты внезапно смолкли, и на Башню опустилась напряженность.

«Я думала…»— снова попыталась Лорана и в отчаянии посмотрела на Таниса. — «Но мы давно помолвлены…»

Придворные, некоторые выглядевшие шокированными, другие довольными, а остальные просто зачарованные поворотом событий, начали разворачиваться, чтобы взглянуть на смущенного полуэльфа.

Тайрезиан выглядел озабоченным, но не встревоженным. Портиос сузил глаза и пристально посмотрел на Таниса. Лицо Беседующего приобрело озабоченный вид; мало что столь важно для эльфа, как честь. Лорана продолжала умоляюще следить за Танисом.

Танис внезапно моргнул, как будто испуганно. «О, нет», — сказал он так тихо, что его мог услышать только Флинт.

«Это так, Танис?»— спросил Беседующий. — «Вы двое обручились, не поставив меня в известность и не получив одобрения?»

Полуэльф окинул всех диким взглядом. Только в глазах Флинта читалось какое-то сочувствие. «Я…»— сказал он. — «Да, но… Это было давно…»

Гном придвинулся ближе и сжал локоть своего друга сильной рукой. «Соберись с мыслями, парень», — прошипел он. — «Или молчи».

Но Танис, заикаясь, продолжил: «Мы были детьми… и не серьезно. В любом случае, я так считаю».

Лорана открыла рот, затем быстро выскользнула из зала, не встречаясь взглядом ни с кем, ее тапочки застучали по полу. Тайрезиан последовал за ней.

Излишне говорить, что собрание быстро подошло к концу.



Глава 14

Последствия

<p>Глава 14</p> <p>Последствия</p>

«Думаю, вы сможете уладить эту небольшую… проблему, Беседующий», — учтиво произнес Тайрезиан. Он снова невозмутимо наполнил свой стакан вином из хрустального графина и рассеянно улыбнулся. Он покрутил прозрачную алую жидкость, что та засветилась, точно темный драгоценный камень, в свете заката, проникавшем сквозь стеклянные стены личного офиса Беседующего.

Солостаран устало кивнул. «Конечно, Тайрезиан. На самом деле, никакой проблемы нет». Собственный бокал Беседующего стоял нетронутым на столе перед ним и, хотя его лицо выглядело изможденным, зеленые глаза были ясными, как всегда, а плечи — прямыми и квадратными.

Танис с волнением наблюдал с позиции настолько близкой к двери, насколько можно, чтобы не выглядеть при этом пытающимся сбежать. После того, как утих хаос, последовавший за вспышкой Лораны — по большей части благодаря здравому смыслу Зеноса, уведшего из Башни возбужденную толпу придворных — Беседующий предложил организовать личную встречу во дворце. Лишь очень немногие были приглашены: Тайрезиан, конечно же, так как это напрямую его касалось; Мирал и Портиос, стоявшие рядом с Беседующим; и, наконец, Танис. Солостаран велел слугам сходить за Лораной, но те доложили, что нигде не могут найти дочь Беседующего.

Поступок Лораны сбил Таниса с толку так же, как и остальных — а может даже и сильнее. Он вздохнул и постарался не думать о спрятанном в кармане кольце. Ему казалось, что оно раскалилось добела и едва не прожигает дыру в его бриджах, чтобы выпасть, мерцая, на пол, выдавая всем свое присутствие.

Ему отчаянно хотелось, чтобы Флинт был здесь. Флинт нашел бы пару грубых слов, чтобы расставить все по своим местам, но гнома не пригласили.

«Тайрезиан, помни, она чуть старше, чем ребенок», — продолжил Беседующий.

«Это правда. Но иногда детские увлечения становятся еще сильнее, особенно, когда они под запретом». Тайрезиан бросил взгляд назад на Таниса. Полуэльф ожидал увидеть в глазах эльфийского лорда злобу, но в выражении лица Тайрезиана не было ничего подобного, только спокойное любопытство. И все, как будто он находил сбивающим с толку и почти забавным обнаружить, что Танис играет роль соперника — вольно или невольно — во всей этой ситуации.

«Тайрезиан», — произнес Беседующий, вставая. — «Давным-давно между нашими двумя домами было заключено соглашение». Он двинулся к окну, и некоторое время вглядывался в мириады цветов угасающего заката, прежде чем снова переключить свое внимание на эльфийского лорда. Несмотря на усталость, Беседующий теперь выглядел держащим все под контролем.

«Слово моего дома важнее всего остального, так как без честности не будет ничего. И, честно говоря, должен сказать, что скорее предпочел бы, чтобы моей дочери не пришлось в столь юном возрасте задумываться о своем будущем. Я предпочел бы, чтобы она могла познать радость замужества за тем, кто ухаживал бы за ней и получил бы в награду ее сердце, чем за тем, кто был выбран ей двумя стариками до ее рождения, а ее суженый сам был чуть старше, чем дитя. Теперь, я не собираюсь приуменьшать то, что сделал для меня твой отец — лорд Третьего Дома был слишком большим другом, чтобы поступить так — но, тем не менее, я хочу прояснить одну вещь: немногое в этом мире значит для меня больше, чем моя дочь. И хотя ее рука будет твоей, ее кровь всегда будет моей. Не забывай этого. И обращайся с ней соответственно».

Тайрезиан пристально уставился на Солостарана. Казалось, с него смыли налет властной гордости. «Конечно, Беседующий», — наконец, покорно произнес он. — «Мне не следовало сомневаться, но, тем не менее, благодарю вас за ваши заверения». Сделав натянутый полупоклон, эльфийский лорд отошел от Беседующего и затем прошмыгнул мимо Таниса и покинул комнату.

«Правильно ли я поступил?»— спросил Беседующий после ухода Тайрезиана. Похоже, он никому конкретно не адресовал этот вопрос, но Портиос шагнул к нему.

«Конечно, правильно, Отец», — убедительно произнес он. — «Ты сдержал свое слово. Что может быть важнее этого?»

«Да», — ответил Беседующий, хотя было очевидно, что это не то, что он подразумевал.

«Вы гарантировали Тайрезиану то, что он хочет, если вы это имеете в виду», — сказал Мирал. В его голосе прозвучала жесткость, которую Танис никогда раньше не слышал. — «Теперь он продвинулся выше по шкале наследования».

Беседующий махнул рукой, отвергая это заявление. «Только посредством женитьбы. Это мало что значит. Есть те, кто стоит перед ним». Он посмотрел на Портиоса.

«Конечно», — сказал Мирал, но слова Беседующего, очевидно, едва ли сняли его тревогу.

«Думаю, я некоторое время хотел бы побыть один», — произнес Беседующий, и Танис издал тихий вздох облегчения. Мирал кивнул, и они с Портиосом присоединились к Танису у двери, оставив Солостарана вглядываться в сумерки за окном.

«Танталас», — затем тихо сказал Беседующий, останавливая Таниса. — «Я хочу поговорить с тобой завтра утром перед охотой». Танис подождал еще долгий удар сердца, но больше не услышал ни слова, и он последовал за Миралом и Портиосом, закрыв за собой дверь.

Мирал уже скрылся дальше по коридору быстрой и целеустремленной походкой, а Портиос ожидал Таниса за дверью.

«Знаешь, это все твоя вина», — произнес Портиос. Тени сделали темными его глубоко посаженные глаза, а мышцы вокруг челюсти были стиснуты.

«Портиос, я не знал», — ухитрился ответить Танис, хотя его язык был жестким, словно высушенная кожа. — «Откуда я мог знать, что выкинет Лорана?»

Портиос, казалось, едва слышал его. «Эта боль Беседующего на твоих руках, Танис. Не забывай этого. Я точно не забуду». Он так резко произнес эти слова, что они брошенными ножами одно за другим вонзились в сердце Таниса. «Я не позволю тебе заставлять его страдать из-за твоих детских игр с Лораной». Закончив, он развернулся на пятках и быстро пошел прочь по коридору.

Танис покачал головой. Почему все обвиняют его в том, что сделала Лорана? Он не больше остальных хотел, чтобы это все случилось. Он вздохнул, стиснув в кармане гладкое тонкое кольцо. На мгновение он едва не поддался порыву швырнуть его как можно дальше по мраморному коридору, но затем это желание прошло, и он сунул кольцо глубже в карман и бросился по безлюдному проходу, гадая, где Флинт.


* * * * *


Этим вечером работа у горна мало помогала снять тревогу, что грызла мысли Флинта.

Он не давал рукам отдыха, как будто звон молотка мог выбить из его головы воспоминания о неприятных событиях этого дня. Однако это не помогало, и он поймал себя на том, что думает, где Танис и как у него дела.

Ай, нытик, достаточно скоро все уладится, сказал себе Флинт. Они все забудут выходку Лораны, и затем оставят Таниса в покое. Но глубоко внутри он чувствовал лживость этих слов. Кое-что изменилось в мирном эльфийском городе, где годами ничего не менялось. На мгновение он задумался, не заблуждается ли Беседующий на самом деле, позволяя вести торговлю с чужаками — включая самого Флинта. Гном уже повлиял на обычаи эльфийских кузнецов, перенявших некоторые из приемов, которым Флинта научил его отец. Возможно, были и другие, более важные, перемены, вызванные его присутствием.

Он надеялся, что Танис заглянет.


* * * * *


Центральное крыло дворца было самым большим из трех. Эти крылья фокусировались вокруг внутреннего двора в тыльной части, позади которого был разбит сад. В середине центрального крыла коридор расширялся в Большой Зал дворца, а потолок здесь образовывался сериями арок. По периферии зала стояли ровные каменные колонны, искусно украшенные резьбой, чтобы походить на стволы деревьев, и серебряные и золотые листочки тускло мерцали на концах их мраморных веток. Эти деревья-колонны поддерживали место для прогулок, опоясывавшее Большой Зал, и именно здесь стояла придворная знать, наблюдая за пышными церемониями, проходившими под ними: похоронами, коронациями или свадьбами.

В центре потолка был огромный стеклянный купол из витражного стекла. Он светился таинственными цветными узорами. Должно быть, взошла Солинари, понял Танис, остановившись, чтобы какое-то время полюбоваться рисунком. Лучи лунного света просачивались сквозь купол в виде солнца. Он поймал себя на мысли, что думает, как там Лорана. В его памяти проскочило изображение светловолосой эльфийки. Танис покачал головой. Что-то происходило, требовавшее какого-то времени, чтобы быть сформулированным — если это вообще было возможно. Может быть, свежий воздух сада прояснит его мысли.

Хотя была весна, в воздухе ощущалась прохлада, больше напоминавшая Танису темные месяцы глубокой зимы, и он плотнее завернулся в свой серый плащ, прогуливаясь по саду.

Сумеречное небо было ясным, но с запада на горизонте, как раз над верхушками деревьев, ему показалось, что он видит собирающиеся первые серо-стальные клочки облаков. Но если там и надвигалась буря, далеко на западе, над зубчатыми пиками Каролисских гор, пройдет много времени, прежде чем она достигнет Квалинести.

Он бродил по каменным дорожкам большого внутреннего двора, расположенного между крыльями дворца. Крокусы и жонкилии уже увяли, и начали распускаться лилии, их бледные хрупкие цветы качались в потоках бриза, казалось, кивая проходившему мимо Танису.

Он проследовал мимо ворот, обозначавших вход в извилистый лабиринт из подстриженных деревьев, и завернул за угол, ступив в небольшой грот. Внезапно он остановился.

Он услышал чье-то тяжелое дыхание, и белокурая головка обернулась, когда хрустнул гравий под его мокасинами. Это была Лорана. Она стояла, зажав в одной из своих маленьких ручек лилию. Приблизившись, он в отраженном свете Солинари по припухлости ее гладкого лица заметил, что она плакала.

Но она уже справилась со своими эмоциями, и по ее самообладанию Танис мог видеть, что Лорана была истинной дочерью Беседующего с Солнцем. Даже в скорби и гневе она сохраняла вежливость.

«Привет», — произнесла она тихим ясным голосом.

Он некоторое время тихо смотрел на нее. Вдали, словно во сне, он слышал, как ревет вода в защищавших Квалиност ущельях. По соседству листва шелестела в вечернем бризе.

Как бы то ни было, ее экзотические эльфийские черты лица еще сильнее привлекали внимание в полутьме. «Я прошу прощения за сегодняшнее», — сказала Лорана, вращая лилию. «Я говорила, не думая, и теперь у тебя неприятности. Но я не могу выйти замуж за лорда Тайрезиана. Он…» Она оборвала на полуслове. «Мне просто нужно объяснить это отцу».

«Все в порядке», — сказал Танис, не зная, что еще сказать, чтобы облегчить ее неприятности, но, по-видимому, этого оказалось достаточно, так как она улыбнулась ему и взяла за руку.

«Лорана, я…»— начал Танис, но запнулся. Он хотел сказать ей, что она ошибается, что Беседующий никогда не возьмет назад свое слово, что будет лучше для нее прекратить играть с ним в эти дурацкие игры. Их брачная клятва была детским обещанием, а они больше не были детьми. В любом случае, если Беседующий с Солнцем прикажет ей выйти за Тайрезиана, чтобы сохранить честь дома, ей придется сделать это, если она не хочет уничтожить своего отца как политика.

Лорана непреклонно продолжала. «Моему отцу придется выслушать меня». И в этот момент Танис понял, что, несмотря на внешнее спокойствие, она была очень близка к панике.

Я должен вернуть ей кольцо, подумал он. Но в любом случае, он знал, что в ее состоянии это разобьет ей сердце, и поэтому все, что он смог сказать, было: «Уверен, что ты права. Беседующий должен выслушать».

Он поморщился от этой лжи, но лучше ничего не мог придумать. В любом случае, она явно облегчила муку Лораны, так как ее коралловые губы изогнулись, и она начала говорить на другие темы, пока они прогуливались по саду. Дорожки искрились серебром в нарастающем лунном свете, и в садах были видны самые малейшие детали, а они могли вдыхать пьянящий аромат роз.

Они достигли конца ближайшей к дворцу дорожки. Лорана заколебалась. «Нам нужно войти по отдельности», — сказала она.

Танис согласился. Было не время, чтобы быть замеченными прокрадывающимися вместе во дворец.

«Скоро увидимся, любовь моя», — прошептала она ему и, привстав на цыпочки, поцеловала в щеку. Затем она ускользнула через сад, оставив слегка изумленного Таниса в одиночестве.

«Это не заняло у тебя много времени, не так ли?»— резко произнес голос, и Танис обернулся. Он втянул сквозь сжатые губы воздух. Возле одной из груш стоял Портиос, прямой, как и дерево. «Она была помолвлена всего лишь несколько часов назад, и ты уже шастаешь с ней в темноте».

Молодой эльфийский лорд осторожно наблюдал за полуэльфом, пока Танис потрясенно глядел на него. Как много видел Портиос?

«Это не то, что ты думаешь»— поспешно начал Танис, но Портиос только нахмурился.

«Как обычно, не так ли?»— сказал он. Он двинулся, было, чтобы уйти, но затем остановился, пристально посмотрев на полуэльфа. «Танис, почему ты так поступаешь? Не можешь ты хоть раз попробовать вести себя, как настоящий эльф? Тебе всегда нужно быть другим?»

Когда Танис не нашел, что ответить, Портиос гордо удалился сквозь сумерки.


* * * * *


Мирал знал, что начало дня принесет ему кошмары. Он боролся, чтобы не пустить демонов в свои сны. Сидя за столом в полутемной комнате, окруженный материалами для заклинаний, он фокусировал слипавшиеся глаза на пламени свечи, пока не заструились слезы.

Уже в конце его усилия оказались бесполезными. Ему, наконец, пришлось отвести болезненный взор от огонька свечи и закрыть глаза, и в тот же момент, как сомкнулись его веки, сон потребовал свое. Его голова упала вперед на скрещенные руки.

Он снова был в пещере. Как всегда в его снах, он снова был ребенком. Свет с силой десяти тысяч факелов вгрызался в его молодые глаза, и он кричал, пока не охрип. Свет пульсировал, вбиваясь в него, пока он не затрясся в его объятиях. Он боялся этого света.

Еще он также боялся темноты. За границей света ожидали злобные создания из снов любого ребенка — драконы, людоеды и тролли, все голодные, и готовые и желающие ждать вечность, чтобы добраться до него. Ребенок Мирал переводил взгляд со света на темноту и пытался выбрать, но он был маленьким и боялся.

Затем его окутало тепло, словно в приятной ванне. Он услышал простенькую детскую мелодию, наигрываемую на лютне. Запах духов его мамы — размятых лепестков роз — проник ему в ноздри, и он знал, что она скоро будет здесь, чтобы спасти его от этого света, накормить ужином и положить в кроватку, рассказав историю. В конце концов, для этого и существуют мамы. Он с нетерпением ждал.

Но она не приходила, и он становился все нетерпеливее, затем начал опасаться, что это означает, что она никогда не придет.

Он услышал звук шагов. И интуитивно знал, что это не только не были шаги его мамы, но и что они принадлежали кому-то, от кого его мама хотела бы, чтобы он держался подальше.

Он начал плакать и стискивать в кулачки свои крошечные ручки.

Руки спящего мага также стискивались и разжимались, стискивались и разжимались, в нарастающем страхе.



Глава 15

Поздние визиты

<p>Глава 15</p> <p>Поздние визиты</p>

Танис, выглядевший хмурым, как самая глубокая ночь, не успел прибыть к мастерской Флинта, как гном вытолкал его за дверь и захлопнул ее за ним.

«Куда…»— запротестовал Танис, быстро шагая по булыжной дорожке, соединявшей мастерскую с улицей. Его меч, без которого он отказывался где-либо появляться с тех пор, как Флинт подарил ему его, болтался в ножнах сбоку.

«Неважно», — резко ответил гном, громыхая впереди него. — «Пойдем».

Весенняя ночь была холодной, и немногие эльфы находились вне дома, но те двое или трое, что повстречались им на улицах, в изумлении смотрели на гнома, тянувшего за собой полуэльфа по дорожке перед мастерской Флинта, затем через мозаику Зала Неба в аллею из деревьев позади него. Весенние запахи — земли, растительности и цветения — наполнили ноздри Таниса, но он практически не обращал внимания ни на что, кроме головы гнома, подпрыгивавшей перед ним.

Наконец, Танис уперся ногой в мокасине, схватился свободной рукой за ветку и отказался двинуться с места, пока Флинт не скажет ему, куда они идут.

«Мы направляемся навестить леди», — раздраженно ответил гном.

Танис состроил гримасу. «Флинт, леди устроила мне эти неприятности. Ты уверен, что это такая уж хорошая идея?»

Гном скрестил руки перед грудью и упрямо посмотрел на своего друга. «Эта леди знала твою мать. Я хочу, чтобы ты встретился с ней».

Танис, разинув рот, в замешательстве смотрел на гнома. «Многие люди во дворце знали мою мать. Что такого особенного в этой леди?»— потребовал ответа он, начиная злиться. — «Она колдунья? Она может вернуть мою мать из мертвых? В чем дело, Флинт?»

«Ой, прекрати», — раздраженно ответил гном. — «Ты бы предпочел сидеть в своих покоях и хандрить? Или в моей мастерской и хандрить?» Флинт дернул его за руку. «Просто идем, сынок».

«Нет».

В голосе Таниса послышалось ослиное упрямство, и гном знал, что силой его не сдвинуть с места. «Ладно», — произнес Флинт. — «Эта леди была с твоей матерью, когда та умерла».

Танис почувствовал, как по телу пробежала дрожь. «Она тебе это сказала?»

«Нет», — ответил Флинт. — «Я сложил дважды два. Теперь идем».

Танис неохотно позволил гному снова вести его, хотя и медленным шагом и не за руку, как было в начале их путешествия. «Кто она?»

«Акушерка. Во всяком случае, в отставке».

«Где она живет?»

«Не знаю».

Танис снова уперся ногами. «Тогда как мы узнаем, когда доберемся до места?»

«Доверься мне», — резко ответил гном. Флинт продолжил путь, и Танису тоже пришлось идти, чтобы не отстать.

Несколько минут спустя они вышли из-за деревьев в западную часть Квалиноста, обозревая площадь Большого Рынка. В это время ночи, конечно же, это открытое место было практически пусто. Но на другой стороне парка возвышались еще дома из розового кварца, светясь пурпурным оттенком в голубом вечернем свете.

Флинт обратился к эльфу средних лет. «Не подскажите, где мне найти акушерку Айлию?»— спросил он, задыхаясь от затраченных усилий.

«Эльд Айлию?»— переспросил явно сбитый с толку эльф, переводя взгляд с Флинта на Таниса. «По этой дороге». Он указал. «Не теряйте время. Поспешите!»

«Пойдем, Танис!»— сказал Флинт, поблагодарив прохожего и пустившись рысью в указанном направлении. — «Этот эльф выглядел озадаченным».

Танис улыбнулся и спокойно затрусил, чтобы держаться рядом с коротконогим гномом. «Думаю, он никак не мог решить, кто из нас будущий отец».

Флинт сбавил шаг. «Ну, это интересная мысль», — сказал гном, озорно улыбаясь. — «Я был бы не против качать на коленях твоих с Лораной малышей. Я велел бы им звать меня ‘Дядюшка Флинт’…» Он перестал дразнить Таниса, поймав сердитый взгляд полуэльфа.

Вскоре они подошли к перекрестку. «Теперь куда?»— задумался Флинт. Он спросил направление у эльфийки, шедшей по улице с корзиной пряжи. Она молча указала корзиной на высокий узкий дом из кварца, с порогом из серого гранита и такими же оконными рамами. Нижний этаж был темным, но сквозь ставни окна второго этажа лился теплый свет.

Танис повернул обратно. «Флинт, я не думаю…»

«Не сомневайся», — произнес гном и постучал в дверь жилища. Он вытолкал Таниса перед собой, а сам шагнул в тень.

Они ждали в темноте, дрожа от прохладного воздуха, затем увидели, как в доме вспыхнула лампа, и услышали шаги, спускавшиеся по лестнице и приближавшиеся к двери. «Иду, иду, иду», — альтом пропел голос.

Вскоре дверь распахнулась, и Эльд Айлия высунула наружу свое кошачье лицо, пристально разглядывая Таниса.

«Через какое время идут схватки?»— потребовала она ответа.

«Что?»— спросил Танис.

В ее голосе послышались нетерпеливые нотки. «Как давно начались роды?»

Танис изумленно открыл рот. «У кого?»

«У твоей жены».

«Я не женат», — сказал он. — «Видите ли, в этом часть проблемы. Лорана хочет…»

Но Эльд Айлия заметила Флинта. Она перевела взгляд с гнома на Таниса, и на ее лице появилось понимание. Она шире распахнула дверь. «Ты — Танталас», — прошептала она.

«Да».

«Заходи, парень. Входи, Флинт».

Несколько минут спустя, полуэльф с гномом стояли в одном из самых переполненных домов, в которых доводилось бывать Флинту. Крошечные картины в деревянных, каменных и серебряных рамах громоздились на всех горизонтальных поверхностях, свисали с каждого сантиметра стен. Акушерка даже прикрепила миниатюры к обратной стороне уличной двери. Конечно же, почти на всех рисунках были изображены дети — новорожденные, младенцы и юные малыши. На некоторых, для разнообразия, с детьми были изображены мамы.

Эльд Айлия подтолкнула гостей к креслам перед камином, полуэльф снял ножны с мечом Флинта и прислонил оружие к каменной стене, в которую был вмурован камин. Затем пожилая эльфийка, отмахнувшись от их предложения помочь, развела огонь и поспешила на кухню, чтобы собрать на стол к позднему чаю.

Флинт взял одну миниатюру с низкого квадратного стола; на ней был изображен новорожденный эльф, заостренные ушки поникли, миндалевидные глазки закрыты во сне, крошечные ручки сложены под подбородком, как у белочки. В нижнем левом углу были нацарапаны инициалы «А».

Айлия вернулась с тарелкой темно-коричневого печенья, глазированного смородиной в сахаре. Флинт закрыл глаза и сделал вдох; он почувствовал запах гвоздики и имбиря. К этим лакомствам не хватает эля, решил гном. Он вернул картину на стол и заметил поблизости несколько разбросанных деревянных игрушек, которые давал Эльд Айлии.

«А, вы нашли Клайрику», — воскликнула акушерка. «Дочь одного друга, родилась только в прошлом месяце. А вот…»— она указала на другие миниатюры на столе, — «Тирью, Рината и Марстев. Все родились в прошлом году».

«Я думал, вы в отставке», — прокомментировал Флинт.

Она пожала плечами, и из серебряного пучка волос у нее на затылке выбился локон. «Малыши всегда рождаются. И когда я кому-то нужна, я не скажу 'Извините. Я в отставке'».

Наконец, после того, как гости проглотили по одному из ее воздушных печений и осушили по чашке черного чая, Эльд Айлия собралась поставить чайные принадлежности на маленький столик, но тот был завален портретами и игрушками. Она произнесла несколько резких слов на непонятном языке, и — Флинт сморгнул — внезапно среди миниатюр обнаружилось открытое пространство как раз нужного размера. Она поставила чайник и тарелку с печеньями на это место, чтобы гостям было удобно доставать их, и присела на низкую скамеечку. Флинт с Танисом вскочили, чтобы уступить ей свои мягкие кресла, но акушерка отказалась.

«Это лучше всего подходит для спины старой леди», — подмигнув, сказала она.

Эльд Айлия пристально рассматривала Таниса, как будто долгие годы ждала этого момента, впиваясь глазами в черты его лица, к явному смущению полуэльфа. Она пробормотала: «Глаза его матери. Тот же огонек. Тебе говорили, сынок, что у тебя глаза Элансы?»

Танис отвел взгляд. «У меня карие глаза. Мне говорили, что у меня глаза человека».

«Как и у меня, Танталас», — тихо прокомментировала Эльд Айлия. На ее треугольном лице играли отблески пламени, и ее глаза лучились добрым юмором. «Еще я такая же коротышка, как мой человеческий предок. В лесу эльфов, вырастающих высокими как осины, я… куст. Но, полагаю, миру требуются и кусты тоже».

Она радостно рассмеялась, но полуэльф не выглядел убежденным. Она продолжила.

«Я частично человек, Танталас, но я также и частично эльф. Может я и коротышка, но я стройная — а это характерная особенность эльфов. Мои глаза круглые и карие, но мое лицо заостренное и эльфийское. Посмотри на мои уши, Танталас — эльфийские, а волосы я ношу как человек, к ужасу, должна добавить, некоторых из моих эльфийских пациентов».

Она засмеялась, и ее теплые глаза были ясными в свете камина. «Как люди, я открыта к переменам. Однако, как у эльфов, у меня есть некоторые привычки, которым я никогда не изменю — даже если у кого-то хватит вопиющей наглости предложить пусть даже и лучший способ».

Во взгляде Таниса читалось удивление, и, подумал Флинт, одиночество. Но когда полуэльф заговорил, в его голосе звучала горечь. «Но я ручаюсь, ваши человеческие черты не принадлежат насильнику».

Эльд Айлия вздрогнула, и у Таниса хватило вежливости выглядеть смущенным. Акушерка извинилась, что ей нужно наполнить тарелку с печеньем, а когда вернулась, ее глаза были красными.

«Прошу прощения, Эльд Айлия», — сказал Танис.

«Я любила Элансу», — просто ответила она. — «Даже полвека спустя, мне по-прежнему больно думать о том, что с ней случилось».

Она передала ему тарелку, которую он протянул гному, даже не взглянув. Затем она снова села и обняла руками колени. Внезапно Флинт увидел, как она должна была выглядеть молодой эльфийкой в Каерготе — гибкой, живой и прекрасной. Он надеялся, что, оглядываясь назад, она видела счастливую жизнь.

«Танталас», — сказала она, — «Я надеялась, что когда-нибудь снова встречу тебя — чтобы сравнить мужчину с малышом. Должна сказать, что ты стал намного, намного тише», — и она тихо про себя рассмеялась, — «но ты еще и менее доверчив, что, полагаю, можно ожидать от любого взрослого. И я могу видеть, что твоя жизнь во дворце не была легкой. Я надеялась узнать что-нибудь о тебе, беседуя с твоим другом. Я рада, что он сейчас привел тебя ко мне».

«Почему вы не связались со мной раньше?»— спросил Танис. Его глаза были темными.

Эльд Айлия вздохнула, потянулась за пряным печеньем, и дала работу маленьким белым зубам. Она прожевала и вытерла рот салфеткой, прежде чем ответить. «Я давным-давно решила, что мне не следует искать тебя, пока ты был еще ребенком, потому что Беседующий с Солнцем собирался растить тебя как эльфа, а мой вид только все время напоминал бы о твоей 'другой' половинке».

«Но теперь я понимаю, что мое отсутствие было ошибкой. И я приношу извинения».

Танис, не отводя взгляда от ее изнуренного лица, нащупал свою кружку с чаем и сделал маленький глоток. Эльд Айлия подогрела напиток, долив горячей воды, и Танис сделал еще один глоток.

«Знаешь, я дала тебе имя», — сказала Айлия. — «Оно означает 'сильнейший'. Я поступила так, потому что знала, что тебе понадобится большая сила, чтобы жить в мире эльфов. Ты можешь убедиться, как когда-то я, что тебе нужно пожить какое-то время вне Квалинести, прежде чем ты сможешь понять обе свои половинки».

Голос Таниса сочился презрением. «Понять ту часть меня, что подобна животному?»

Она улыбнулась. «Мне нравится думать, что я обладаю лучшими чертами обеих рас. Помни, Танталас. У тебя есть отец, который, да, несомненно, был жестоким ужасным человеческим существом. Но через него ты связан со многими другими людьми, которые, скорее всего, были намного лучше него».

Танис моргнул. Флинт заметил, что старая акушерка пролила новый свет на его точку зрения.

«Я…»— он запнулся, затем одним глотком осушил свою кружку с чаем. «Мне нужно обдумать это».

Эльд Айлия кивнула, и разговор перешел на другие темы, особенно на новости, о которых этим днем было объявлено во дворце. Айлия уже слышала, чем все закончилось.

«Лорд Тайрезиан…»— задумчиво произнесла она. — «Я слышала, что он очень… традиционен».

Флинт осведомился: «Ты его тоже принимала?»

Айлия покачала головой. «О, нет. Ну, не совсем, юный гном».

Юный? Флинт покачал головой, затем подумал, что по сравнению с ней, наверное, так оно и было.

«Почему 'не совсем'?»— надавил Танис.

Айлия медлила. Танис продолжал наседать. «Это ведь из-за вашей человеческой крови, не так ли?»

Айлия еще помедлила, а затем кивнула. «Я бы выразилась иначе, но суть в этом, да. Я была с матерью Тайрезиана в начале родов; казалось, все шло хорошо, и у меня были большие основания полагать, что она родит здорового младенца».

Она замолчала. «И?»— спросил Танис.

Айлия, глядя в огонь, продолжала безжизненным тоном. «В комнату вошел отец Тайрезиана и увидел, кто принимает роды у его жены. Он приказал мне уйти, но я оставалась снаружи, возле дома, на случай, если я все-таки понадоблюсь. Он послал за настоящей эльфийкой, чтобы та была с Эстимией, но все были заняты».

«Узнав об этом, он приказал принять роды воспитательнице детей», — продолжала акушерка. — «Бедная девочка никогда не присутствовала при родах, не говоря уж о том, чтобы принимать младенца. Но отец Тайрезиана — я могла слышать его крик даже сквозь каменные стены особняка — сказал, что любая эльфийка будет лучше, чем получеловек».

Танис открыл, было, рот, чтобы что-то сказать, но Эльд Айлия продолжила. «Затем я услышала вопль матери Тайрезиана». Лицо Айлии исказилось, как будто она снова была там. «Я колотила в дверь. Я умоляла их позволить мне войти и помочь Эстимии, но наружу вышел сам отец Тайрезиана и прогнал меня. Он сказал, что арестует меня, если я не уберусь прочь».

«Интересно, учитывая, что в Квалиносте нет тюрьмы», — сухо заметил Флинт.

Эльд Айлия встала и выбрала на камине миниатюру красивой эльфийки. Она провела тонкими пальцами по шероховатому рисунку. «Тайрезиан выжил, а Эстимия умерла».

Она прошлась по комнате, Флинт с Танисом следили в свете огня, как она там касалась рамки, тут щеки. Подойдя к двери, она обернулась и просто сказала: «Отец Тайрезиана заявил, что в ее смерти была виновата я».

Танис открыл рот. «Как?»

Она опустила взгляд и, внезапно скинув маску официальности, пригладила свою свободную серую юбку. «Он сказал, что, наверное, я сделала что-то не так до того, как он приказал мне удалиться».

«Это абсурд», — резко вставил Флинт. Танис кивнул, на его лице было сердитое выражение.

Айлия кивнула. «Да, конечно», — спокойно сказала она. — «У меня есть слабые места, но некомпетентность не входит в их число». Она вернулась на кухню с кружками, чайником и тарелкой, а Флинт последовал за ней, чтобы помочь, оставив Таниса разглядывать портреты младенцев в холле.

«Когда ты была в моей мастерской», — сказал Флинт, надеясь продолжить разговор, хотя время уже близилось к полуночи, — «ты сказала мне, что принимала Беседующего».

«И его братьев», — добавила Айлия, протягивая Флинту тарелку, чтобы тот протер ее насухо полотенцем, по-видимому, раньше бывшему шерстяной тканью того же сорта, в которой она была в его мастерской. «А почему ты спрашиваешь?»

«Я хотел бы узнать о третьем брате».

«Ареласе? Почему?»

«Беседующий сказал, что Ареласа отослали от двора из-за его болезни, но он не сказал, чем болел его брат. Ты знаешь?»

Айлия ополоснула чайник в ведре с чистой водой, принесенной из колодца позади дома. «Я не уверена, что кто-либо знает. С ним было все в порядке, пока он был младенцем, но к тому времени, как он научился ходить, ну, он изменился».

Флинт взглянул из-под одной из бровей с проседью. «Изменился? Каким образом?»

Голос Эльд Айлии принял тон, которым няньки рассказывают истории своим подопечным. «Однажды», — сказала она, — «он, его брат Кетренан, его мать и я отправились на пикник в Рощу». Она назвала лесистую местность между Башней Солнца и Залом Неба. «Арелас убежал и пропал».

«Вы нашли его?»

«Не сразу. Мы прочесали весь район, но, казалось, что сама земля проглотила его. Не было никаких следов». — Она протянула гному чайник. — «Наверное, кто-то нашел его, но мы так и не узнали, кто. Спустя три дня бесплодных поисков — отец Солостарана, похоже, мобилизовал всех солдат Квалинести — маленький Арелас однажды утром был обнаружен спящим на мху внутреннего двора дворца. Должно быть, он забрел — или кто-то принес его туда мимо стражи — через проход в сады. Он был укрыт покрывалом, чтобы не замерз».

Флинт последний раз провел тряпкой по сверкающему медному чайнику и поставил тот на середину кухонного стола. «Он заболел?»

«Очень. Когда мы нашли его, у него была лихорадка. Он несколько дней парил на краю смерти. Я применила все средства, что имела. Я использовала всю магию, которой владела, но не могла излечить. Я могла только облегчить симптомы. Никто не мог помочь. В этот момент, наконец, Беседующий приказал отправить Ареласа к эльфийскому клирику за пределами Квалинести».

Флинт облокотился на столешницу, пока Эльд Айлия ополаскивала чистой водой керамическую емкость, в которой она мыла посуду. Похоже, этот разговор напомнил ей еще кое-что, так как она продолжила свой рассказ, после того как положила емкость, перевернув ее, рядом с локтем Флинта. «Солостаран и Кетренан появились на свет относительно легко — конечно же, если можно применить такой термин к рождению ребенка. Но Арелас… еще до своего рождения он был… не правильным. Он просто располагался в утробе матери неправильным образом. Его рождение длилось больше дня, и мне, наконец, пришлось воспользоваться щипцами, чтобы помочь ему, чего я старалась никогда не делать».

«Однако, в тот раз это отлично помогло», — радостно сказала она. — «Ничего, кроме небольшого пореза на его ручке, который быстро зажил, оставив только шрам. Всего лишь небольшая метка в форме звезды. Она напомнила мне метку, которую, как я слышала, некоторые из Народа Равнин ставят молодым мужчинам, достигшим зрелости».

«Теперь, мастер Огненный Горн, пойдем», — оживленно произнесла она, кладя сильные руки на плечи гнома и разворачивая его, — «посмотрим, чем там занят юный Танталас».

Они вернулись в главную комнату. Танис стоял рядом с открытым буфетом возле входной двери. «Вы нарисовали все эти портреты», — сказал он, рыжевато-коричневые волосы полуэльфа прошелестели по его кожаному камзолу, когда он обернулся.

«Да, по памяти», — сказала Айлия, расправляя косу, уложенную вокруг головы и заканчивавшуюся пучком на затылке.

«А мой здесь есть?»— хриплым голосом, как бы случайно интересуясь, спросил Танис. Флинт надеялся, что акушерка не разочарует его.

«Нет, здесь нет». Плечи Таниса поникли от такого ответа.

«Я храню твой портрет в своей комнате», — добавила она, и эффектно ступила на каменную лестницу, слева от двери на кухню, ведшую из прихожей наверх.

Флинт безмолвно обменялся взглядом с полуэльфом, услышав над собой шаги пожилой акушерки. Уже давно миновала полночь, а им нужно было рано вставать из-за охоты на тайлора, но Флинт скорее бы умер, чем поторопил бы сейчас Таниса уйти.

Внезапно Эльд Айлия появилась на нижней ступеньке, и Флинт задумался, входит ли телепортация в число ее магических умений. Она была необычайно быстроногой для того, кому несколько веков от роду.

«Вот», — сказала она, и протянула Танису портрет, заключенный в витиеватую рамку из серебряной и золотой филиграни, и стальной кулон на серебряной цепочке. «Этот кулон принадлежал Элансе. Она дала его мне перед смертью».

Танис почти благоговейно взял одной рукой рисунок, а другой — кулон, явно не зная, что рассматривать первым. Зеленовато-карие глаза полуэльфа повлажнели, но, может быть, это была игра света. «Итак, она видела это лицо», — прошептал полуэльф, и Флинт отвернулся, уставившись на огонь. Дым, несомненно, был причиной того, что его собственное зрение затуманилось.

Эльд Айлия заглянула ему через плечо. «Ты был крепким младенцем, Танталас — необыкновенно здоровым для того, чья мать была такой хрупкой ко времени его рождения».

Танис сглотнул, и Айлия продолжила, ее голос был едва слышен Флинту, стоявшему всего лишь в паре метров от них. Он подумал, не этим ли сладким голосом старая акушерка разговаривала с роженицами, успокаивала страдающих коликами младенцев. «Эланса нежно любила Кетренана, Танталас. Она решила, думаю, в начале беременности, что не хочет жить без своего мужа, но оставалась в живых, надеясь, что ребенок — его».

Лицо Таниса окаменело. «А затем, увидев меня», — сказал он, — «она узнала правду». Он попытался вернуть акушерке портрет, но та не взяла его.

«Нет, Танталас», — голос Эльд Айлии был мягким, но ее руки на его плечах были сильными. «Когда она увидела тебя, когда она увидела это лицо, на которое ты сейчас смотришь, думаю, она, по-видимому, изменила свое решение. У нее хватило сил покормить своего ребенка, но это было слишком много для нее. Просто она была слишком слаба из-за всего, через что ей пришлось пройти после смерти Кетренана». Голос акушерки запнулся. «Она держала тебя, пока не умерла».

В комнате темнотой повисла тишина, нарушаемая только чьим-то тяжелым дыханием — как понял гном, его собственным. Он прочистил горло и кашлянул.

После некоторой паузы, во время которой никто из них троих не встречался друг с другом глазами, Танис спросил: «А что насчет кулона?»

Эльд Айлия взяла его у полуэльфа. «Он стальной, очень ценный. Кетренан дал его ей, когда они поженились. Она всегда носила его. Полагаю, это благословение, что разбойники не забрали его у нее. Казалось, она черпает из него те немногие силы, что у нее были эти последние месяцы». Она подошла к Флинту и показала тому амулет. Плющ и осиновые листья окружали переплетенные инициалы «Э» и «К». Края круглого диска украшала гребенка.

Похоже, больше нечего было сказать. Флинт с Танисом от усталости склонили головы, и даже якобы неутомимая акушерка выглядела утомленной. Как бы по негласному соглашению, мужчины собрались у двери, чтобы уйти; Эльд Айлия направилась, чтобы принести меч Таниса оттуда, где он был оставлен у камина. Она подняла его вместе с ножнами, затем помедлила, со странным выражением на лице.

«Этот меч…»

Танис с гордостью произнес: «Его сделал Флинт».

«Да, я знаю», — сказала она, слегка заикаясь. — «Он прекрасен. Еще…»

Гном с полуэльфом ждали, пока акушерка соберется с мыслями. Она сделала вдох, и, казалось, внезапно решилась. «Флинт», — резким голосом произнесла Эльд Айлия. — «Подойди сюда».

Флинт подошел к ней, озабоченно вглядываясь в ее карие глаза. «Ты можешь прикрепить этот кулон к этому мечу?»— спросила она. — «Это не повредит мечу?»

«Ну, конечно, это можно сделать, и нет, это не повредит ему, но…»

«На постоянно? Можно так сделать?»

Он кивнул. Выражение ее лица задело его; это была тревожная смесь настойчивости и страха. Он указал на открытую воронку на эфесе оружия. «Я могу прикрепить его сюда».

Ее рука легла поверх его руки на эфес меча. «Тогда сделай это», — настояла она. — «Сегодня же».

«Уже слишком поздно…»— запротестовал Флинт.

Эльд Айлия сжала его руку. «Это нужно сделать сегодня же. Сделаешь? Обязательно?» Находясь так близко к акушерке, Флинт внезапно увидел изнеможение, все годы, что обычно были скрыты в тени ее энергичного характера. Он пообещал, и она ослабила хватку.

Флинт расстался с Танисом в Зале Неба. Полуэльф продолжил путь на север, к дворцу Беседующего, а Флинт отправился домой, неся меч своего друга.

Следующие пару часов гном потратил, выполняя просьбу акушерки.


* * * * *


Мирал практически не издал ни звука, пройдя мимо пары стражников в черных камзолах, стоявших на посту снаружи личных покоев Беседующего во дворце; стражники поприветствовали его и сделали ему знак продолжать движение. Двигаясь в темноте непринужденно, только редкие факелы причиняли боль его глазам, он быстро прошел по коридору к шахте лестницы. Но вместо того, чтобы спуститься во внутренний двор, он поднялся по ступенькам на второй уровень здания.

Он замер у покоев Зеноса, даже сквозь дверь слыша могучий храп советника, затем скользнул к двери Таниса, которая была слегка приоткрыта, демонстрируя темный и пустой интерьер. Мирал представил, как полуэльф бродит снаружи по мощеным улицам Квалиноста, переживая из-за событий этого дня.

Маг последовательно прошел мимо комнат Портиоса и Гилтанаса, пока не подошел к покоям Лораны. Из-под двери ее комнаты пробивался свет, и он слышал внутри шаги.

Он легонько постучал. Звук шагов стих, затем приблизился к двери. Голос Лораны тихо спросил: «Кто там?»

«Это Мирал, леди Лорана. Прошу прощения, что беспокою вас в столь неурочный час, но мне нужно поговорить с вами».

Она открыла дверь. У Мирала перехватило дыхание, как практически каждый раз, когда он видел молодую принцессу. Она была великолепна в муаровом халате. Цвет морской волны подчеркивал сверкание ее пепельного цвета волос и коралловую тональность ее изогнутых губ. Он на мгновение потерял дар речи; затем отругал себя за потерю самообладания.

«Лорана, могу я поговорить с вами наедине? Это насчет объявления вашей помолвки Беседующим».

Экзотические зеленые глаза Лораны расширились, и на щеках появился румянец. «Конечно… но не здесь».

«Нет, конечно, нет», — учтиво произнес Мирал. — «Тогда на внутреннем дворе? Я не хочу больше никого побеспокоить. Это не займет много времени».

Она подумала, склонив голову набок. «Дайте мне время одеться. Я встречусь с вами там, через десять минут». И она закрыла дверь.


* * * * *


Точно в назначенное время Лорана, теперь более подходяще одетая в плащ и платье из сизо-серого атласа, сидела на каменной скамейке внутреннего двора — той же скамейке, что была свидетелем лучного состязания между Портиосом и Танисом так много лет назад. Но теперь грушевые и персиковые деревья стояли, омытые серебряным светом Солинари, а запах цветения был чрезвычайно густым. Стальная дверь двухэтажного мраморного строения слабо светилась в лунном свете. Она плотнее закуталась в плащ.

Мирал вышагивал перед ней по мощеной дорожке, его красная мантия в ночи казалась практически черной. Он выглядел взволнованным. Его капюшон слегка сполз назад, открыв бледные черты лица и практически бесцветные эльфийские глаза.

«В чем дело, Мирал?»— мягко напомнила Лорана. — «Вы сказали, что это имеет какое-то отношение к объявлению моего отца».

«Я… я хочу выразить свое сочувствие». Маг опустил голову. «Я знаю, что вы предпочитаете Танталаса Тайрезиану — что, должен добавить, демонстрирует хороший вкус с вашей стороны». Он обворожительно улыбнулся, и она улыбнулась в ответ. «Танталас намного больше подходит такой, как вы, несмотря на свою… жестокую … наследственность. Я уверен, миледи, что вы сможете сдерживать его неконтролируемые наклонности. В конце концов, не все люди дикие, и я давно впечатлен Танталасом».

Он слегка опустил голову, и капюшон съехал вперед и снова скрыл его лицо.

Лорана встревожилась, не зная, как расценивать комбинацию мага из похвалы и осуждения Таниса. «Благодарю, но я не понимаю…»

«Есть кое-то, еще более подходящий вам».

Лорана почувствовала, как выражение изумления появилось на ее лице, прежде чем годы придворных тренировок взяли свое, и не вернулось обратно бесстрастное выражение. Когда она заговорила, ее тон был осмотрительно нейтральным. «И кто же это, Мирал?»

«Я».

Лорана оказалась на ногах, прежде чем в ночи смолкло эхо этого слова. «Вы!»— слабо произнесла она. — «О, я не…»

Мирал поспешно продолжил: «Лорана, пожалуйста, выслушайте меня. Если вы отвергнете меня, я никогда больше не упомяну об этом. Клянусь».

Мысли Лораны метались, пытаясь сообразить, как ее отец справился бы с такой деликатной ситуацией. Мирал долгие годы был верным членом двора, и он давным-давно завоевал благосклонность ее отца за свою службу ее дяде Ареласу. Солостаран, она знала, дал бы магу время высказаться».

«Лорана, пожалуйста, сядьте. Это не займет много времени».

Она села. Она думала, что Тайрезиан слишком стар для нее, а Тайрезиан был всего лишь одного возраста с ее братом Портиосом. С другой стороны, маг был еще на десятилетия старше. «Я слишком молода для замужества, Мирал».

«Но не для обручения. Разве не это у вас с Танисом? Обручение? Помолвка?»

Мирал незвано опустился на скамейку рядом с Лораной.

«Я впервые увидел вас много лет назад, когда пришел сюда по просьбе Ареласа. Вам известна моя история?» Лорана кивнула, не доверяя своему голосу. Ей внезапно стало страшно от того, каким тихим и пустынным был ночью внутренний двор. Она пыталась вспомнить, патрулирует ли стража внутренний двор так же, как и дворец.

«Вы были всего лишь крошечной девочкой — но какой девочкой! Я никогда не видел такого совершенства. Немного избалованная, это правда, и чуть больше девочка-сорванец, чем я нахожу привлекательным в благородной эльфийке, но возможно, подумал я, такая энергия является следствием происхождения от Кит-Канана».

Лорана отодвинулась от мага, но его рука метнулась и схватила ее руки. Он был сильнее, чем она могла представить. А его глаза… Странно, но она достаточно хорошо могла видеть их в темноте, даже в глубине мрака его капюшона. Холодок страха пробежал у нее по спине. Голос мага продолжал, прорезаясь сквозь тишину квалиностской ночи.

«Я любил наблюдать за вами, Лорана. Я добровольно вызвался обучать вас, хотя это и означало также взяться за вашего дурня брата, Гилтанаса. И Таниса. Знаете, я любил и доверял Танису. В конце концов, разве вас двоих не вырастили как брата и сестру? Разве могла быть угроза моему сватовству, когда наступит время? А вчера я узнал, как я ошибался в Танисе». Мирал усилил хватку, и Лорана вскрикнула, протестуя. Этот звук разрушил ее страх, и она встала, маг попытался притянуть ее обратно.

«Подожди!»— прошипел маг. «Лорана, выбери меня. Может, я и не всемогущ, но я гораздо более сильный волшебник, чем все думают. В конце концов, я могу предложить тебе больше власти и богатства, чем Тайрезиан и Танис, вместе взятые, если ты только будешь терпеливой».

Лорана, с колотящимся от страха сердцем, вырвалась и отступила на несколько шагов. Мирал медленно встал. «Какой твой ответ?»— страстно спросил он.

Все мысли о придворном этикете вылетели у Лораны из головы. Все, о чем она могла думать, это о спасении. Отчуждение мага теперь не имело значения. Было важно убежать. Беседующий ни за что не оставит Мирала при дворе после того, как услышит о ночных событиях.

«Оставьте меня в покое», — потребовала она, собирая в кулак все свои силы и придавая голосу всю власть, что только могла. «Оставьте этот двор. Если вы уедете утром, обещаю, я не расскажу отцу, что произошло. Вы избегните унижения быть изгнанным из двора».

Маг стоял, и она развернулась и направилась к двери, освещаемая лунным светом. Позади себя она услышала, как маг пробормотал несколько слов, и бросилась бежать. Однако, за несколько шагов до стальных дверей, в ее мозгу вспыхнуло заклинание, она споткнулась и упала без сознания.

Она очнулась в коридоре снаружи своей комнаты. Двое дворцовых стражников, один держал лампу, озабоченно смотрели на нее; ее голова и плечи покоились на коленях Мирала. Она озадаченно посмотрела наверх. «Мирал?» Лорана огляделась. «Как я сюда попала?»

«Я проходил по коридору, когда услышал, как открылась ваша дверь», — вкрадчиво произнес Мирал. — «Я знал, что для вас этот день был ужасным, и поспешил, чтобы убедиться, не больны ли вы и не нужна ли вам помощь. Когда я появился, вы были без сознания. Вы не помните?»

Лорана обессилено откинулась. «Я… ничего не помню. Я помню, как ходила по своей комнате, а затем внезапно очутилась здесь». Еще, подумала она, было такое ощущение, что она забыла что-то важное. Она покачала головой, не в состоянии думать.

Прозрачные глаза мага были бездонны. Одна рука нырнула в карман мантии и появилась с маленьким пакетиком сушеных листьев. «Высыпьте это в чашку с горячей водой, миледи. Это принесет облегчение вашему разуму и поможет уснуть. Я пришлю к вам слугу с водой».

Она подождала, все еще пытаясь собраться с мыслями, затем кивнула. Мирал и один из стражников помогли ей подняться. Затем маг скрылся по коридору. Она стояла в дверном проеме, а стражники с волнением следили за ней. Дальше по коридору внезапно открылась дверь лорда Зеноса, и советник — что довольно любопытно, полностью одетый — выглянул наружу. Лорана проигнорировала его, все еще злясь на его беспрестанное отстраненное обращение с Танисом и Флинтом.

Ее раздражение на советника исчезло, как только она попыталась прояснить свои мысли. Что-то, какое-то воспоминание, казалось, ускользало от нее. Что это было?

Ну, что бы то ни было, если оно было важным, она вспомнит позже. Она пожелала стражникам доброй ночи и снова закрылась в своей комнате.



Глава 16

Аудиенция

<p>Глава 16</p> <p>Аудиенция</p>

Один из слуг Беседующего на следующее утро еще до рассвета преградил Танису путь, когда полуэльф шагал из дворца к конюшням, чтобы проверить Белтара, своего коня. Этот слуга сообщил Танису, что Солостаран хочет немедленно видеть его в приемной Беседующего.

Но когда Танис прибыл в Башню к комнате Солостарана, стоявший перед дверью стражник сообщил ему, что у Беседующего кто-то есть, и что он скоро сможет переговорить с Танисом. Полуэльф поблагодарил его, затем медленно прошелся по коридору и принялся ждать, найдя кресло в алькове.

Дверь в офис Беседующего открылась, и вышел Портиос. Он кивнул стражнику и целенаправленно пошел в противоположном от Таниса направлении, очевидно, не заметив полуэльфа в алькове. Танис издал тяжелый вздох облегчения, и когда Портиос скрылся, направился к двери. Стражник немедленно впустил его, закрыв за ним дверь, и Танис с трудом сглотнул, размышляя, что собирался сказать ему Беседующий.

Солостаран сидел за столом, склонившись над стопкой пергамента, масляная лампа бросала полосу света на бумаги. Золотая отделка зеленой мантии Беседующего сверкала в свете лампы. Когда дверь щелкнула, закрывшись, он сразу положил пергамент и поднял взгляд, как будто на самом деле не читал его. Комната, с ее стеклянными стенами, начинала наполняться розово-серым цветом в тусклом предрассветном свете.

«Танталас», — нейтральным голосом произнес Солостаран. Он не предложил кресло, поэтому Танис остался стоять.

«Вы желали видеть меня, Беседующий», — сказал Танис. Он не мог припомнить подобных ощущений в присутствии Беседующего, но почему-то в этот день Танис чувствовал страх.

Солостаран кивнул. «Вчера был трудный день, Танталас», — тихо произнес он. Он встал и зашагал по комнате, сложив руки за спиной. «Я знал, что будет тяжело обещать другому руку Лораланталасы, но у меня нет выбора. Это обручение было давно скреплено клятвой между двумя домами. Бессчетные договора, огромное число соглашений строятся на вере эльфов, что Беседующий с Солнцем всегда держит свое слово. Что я мог поделать?»

Казалось, он скорее спорит сам с собой, чем разговаривает с Танисом. «Я должен сойти с трибуны, перестав быть Беседующим, чтобы спасти свою дочь?»

У Таниса едва не перехватило дыхание. Отречение?

Но Беседующий покачал головой. «И что я этим достигну? Портиос займет мое место, а эта клятва падет на его плечи, и мало что изменится. Вот почему, Танис, я не отменил помолвку. Этого требовала честь нашего дома». Он посмотрел на Таниса пронзительным взглядом, и полуэльф непроизвольно вздрогнул.

«Тайрезиан не плохой выбор для Лораны», — продолжил Беседующий, и Танис ощущал, как стучит его сердце. «Итак, хотя я и знал, что это будет трудной задачей, я принял решение выполнить ее, объявив помолвку».

«Скажи мне, Танис, почему все так случилось?»— спросил Беседующий. — «Я не понимаю, и никто не в состоянии объяснить мне, как моя дочь каким-то образом могла дать слово мальчику, которого я привел в свой дом и вырастил как ее брата. И впервые за все время Лорана не желает…» Беседующий на мгновение замолчал, проведя рукой перед глазами. Но мгновение прошло, и его царственная осанка вернулась. «Не желает поговорить со мной. Скажи мне, Танис. Почему моя собственная дочь избегает меня?»

Танис покачал головой. «Я не знаю», — искренне произнес он.

«Но ты, Танис, единственный из всех, должен знать», — сказал Беседующий крайне взволнованным голосом. — «Ты из всех моих детей всегда был самым близким ей. А теперь я узнаю, что ты, возможно, еще ближе, чем я думал». Его глаза вспыхивали зеленым светом.

«Нет, это не совсем так», — сказал Танис, его сердце выпрыгивало из груди. — «Это просто была игра, в которую мы играли давным-давно, вот и все».

«Игра?»— произнес Беседующий. Его голос был тихим, но в нем была резкость, заставившая Таниса поежиться. «Танталас, это серьезная тема», — сказал он, подходя к полуэльфу, его мантия колыхалась. «Под угрозой честь нашего дома, согласие двора, само мирное существование этого города. Не время для игр!»

Танис покачал головой, его лицо пылало. Он пытался что-то сказать, хоть что-нибудь, но слова не приходили.

«Сперва, Лорана едва не бросила мне вызов при всем дворе», — продолжал Солостаран. — «И я надеялся, что ты понял из всего этого, что тебе следует предвидеть последствия своих деяний, так как ты всегда был дорог мне, и я желал бы, чтобы ты уважал меня. Но затем я узнаю, что не прошло и часа, как ты снова с ней во внутреннем дворе, что она обнимает тебя и целует, как… как…» Беседующий запнулся, но затем снова собрался. Его глаза сверкали, а голос был жестким. «Танис, ты ведешь с ней темную игру. Ты являешься членом этого двора и должен уважать его решения. Ты мой подопечный. Ты — ее брат, а она — твоя сестра».

Глаза Беседующего расширились, гнев вытек через них, оставив на его лице мрачное выражение. Его плечи поникли, и он схватился за край стола, как будто пытаясь устоять.

«Прости меня, Танис», — прошептал он.

Танис помог Беседующему добраться до кресла.

«Просто все оказалось так трудно, вчерашние проблемы привели к этому», — произнес Беседующий. Он указал на графин с вином, и Танис налил ему чашку. «А со вчерашнего дня придворные напоминают мне гончих, кусающих оленя за бока. И что я должен был сказать им? Что мой подопечный собрался жениться на женщине, которую все считали его сестрой — номинальной, если не настоящей? Что я должен нарушить свое слово?» Он покачал головой. «Постарайся понять. Я сержусь не на тебя. Это все двор и его узколобость, в отношении тебя, в отношении твоего происхождения».

Танис вздохнул. Он отчаянно хотел верить Беседующему, и, разумеется, той сердечности, что исходила сейчас от его приемного отца.

«Я сказал вам правду», — произнес Танис. — «Я люблю Лорану, конечно, но как свою сестру. Я не знаю, что теперь делать». Как запоздалую мысль, он добавил: «Лорана может быть довольно упрямой».

Беседующий едва не рассмеялся. Наконец, на его губах промелькнула улыбка. «Ах, мне, в самом деле, следовало ожидать этого. Ее товарищ по детским играм превратился в красивого молодого эльфийского лорда. Стоит ли удивляться, что она влюбилась в него? Хотя он и рос, как ее брат, она знает, что это не совсем так».

Танис подождал, не зная, что сказать, но, похоже, аудиенция была окончена. Минутой спустя, он снова в одиночестве оказался в коридоре.



Глава 17

Охота

<p>Глава 17</p> <p>Охота</p>

Танис наблюдал за восходом солнца из Зала Неба. Бледные лучи вспыхивали, словно медь, на Башне Солнца и искрились огнем на кристаллических и мраморных зданиях. Когда солнце достаточно поднялось над горизонтом, его скрыл далекий вал темных туч, висевших низко в небе. Солнце воспламенило облака, в считанные минуты сменив их цвет со скучного серого на пылающий багрянец. Эти тучи выглядели толще, чем накануне вечером. Танис пошел обратно к дворцу, направляясь в конюшню, где обитал Белтар, его трехлетний гнедой жеребец.

Снаружи конюшни из серого гранита уже собрались дворяне Квалиноста. Тайрезиан, одетый в черные кожаные брюки и стальной нагрудник, с высоты своего гнедого жеребца, Праймодана, выкрикивал приказания Ультену. Мирал неспешно прогуливался вдоль стены здания, на поясе его красной туники с капюшоном, на которую он сменил привычную мантию, болтались матерчатые сумки с ингредиентами для заклинаний. Туника длиной по колено где-то с середины раздваивалась, позволяя магу удобно ехать верхом. Несколько других дворян, чьи имена Танис не мог вспомнить, стояли группой и беседовали слева от двери конюшни. По соседству Литанас седлал мерина мага. Портиос держался в стороне, наблюдая и мало говоря; его брат, Гилтанас, одетый в свою черную униформу стражника, подражал его позе, к явному смущению Портиоса. Танис кивнул своим кузенам, войдя в платную конюшню, чтобы забрать Белтара. Позже, выводя своего жеребца на булыжник конюшенного двора, он увидел приближавшегося со стороны дворца Зеноса и въезжавшего с юга Флинта, верхом на Быстроногой, с болтавшимся на боку мечом Таниса. С другой стороны животного располагался боевой топор гнома.

«А вот незабываемая парочка — гном верхом на муле и эльф, столь старый, что, наверное, был знаком с Кит-Кананом», — Ультен крикнул Гилтанасу, который бросил взгляд на своего брата и быстро спрятал улыбку. Портиос выглядел озабоченным. Танис остановился рядом с наследником Беседующего, держа Белтара за поводья и ожидая, пока Флинт принесет ему его меч.

Лорд Зенос первым достиг конюшенного двора, путаясь в своей мантии длиной по лодыжки и цвета собравшихся над головой штормовых облаков. Он спросил Тайрезиана, где можно позаимствовать лошадь; очевидно, у советника не было собственной.

«Боги милостивые, Зеносу придется ехать в дамском седле в этом снаряжении!»— пробормотал Гилтанасу и полуэльфу Портиос. «Даже Лорана ездит по-мужски. Танис, иди, подай ему руку. Он может сесть на кобылу по имени Изваяние».

Танис передал свои поводья Гилтанасу и направился помочь лорду Зеносу. Несмотря на суматоху нескольких последних дней, даже зная, что их группа добровольцев отправляется на поиски смертоносной твари, уже лишившей жизни нескольких эльфов, он был счастлив, что участвует в этой охоте. Полуэльф испытывал муки волнительной лихорадки. Его никогда не приглашали принять участие в какой-нибудь из охот на оленя вместе с Тайрезианом или Портиосом — это было уделом высшей эльфийской знати — но в этот раз Тайрезиан не мог остановить его. Танис закрыл глаза, представляя, как его хлещут ветки, сливаясь в зеленое пятно, когда он несется галопом на своем коне по лесным дорожкам. Это обещало быть восхитительным.

В тусклом освещении конюшни Зенос заглядывал в стойло за стойлом, явно ища подходящую для него лошадь — или, может быть, для всадника, которым он был десятилетия назад. Танис подошел к стойлу Изваяния и позвал ее по имени, и над полудверью возникла пятнистая голова пожилой кобылы. Кроткое создание, она тихо заржала в ответ; Танис с ней долгие годы были друзьями, и теперь она навострила уши, выглядывая в его карманах яблоки или иную вкуснятину. Он вытащил из кармана туники морковку, разломил пополам и протянул ей на ладони. Он наблюдал, как она резиновыми губами нащупала угощенье, отправила его с хрустом в утробу и стала вынюхивать вторую половину.

«Извини, эта половинка для Белтара», — сказал он, затем громко произнес, — «Лорд Зенос. У меня для вас есть лошадь».

На другом конце конюшни Зенос замер у стойла Альянса, огромного боевого коня, с которым даже Тайрезиан едва мог справиться. Советник покачал головой, мерцая в сером свете серебряными волосами, и указал на зверя. «Я поеду на этом», — сказал Зенос. — «Приготовьте мне его».

Альянс неожиданно рванулся над перегородкой, зубы едва не достали морщинистую руку эльфа. Зенос с криком отпрянул. Танис, покачав головой, вывел Изваяние из стойла, и помощник конюха подскочил, чтобы приготовить лошадь к поездке.

«Езжайте на Изваянии», — произнес Танис. — «Она замечательная смирная лошадь».

Лицо Зеноса побагровело от гнева. «Ты говоришь, что я не могу справиться с этим конем?»— потребовал ответа он. Он снова указал рукой, и Альянс обезумел, пытаясь схватить эту приманку, которой махал у него перед мордой советник.

Танис вздохнул и шагнул ближе. «Я говорю, что сам Кит-Канан не смог бы справиться с этим конем». Он услышал позади шаги и догадался, что скрипучий голос Зеноса привлек внимание других добровольцев.

Голубые глаза Зеноса слегка выкатились; его голос дрожал. «В расцвете сил я был вполне сносным наездником, полуэльф».

«Я в этом не сомневаюсь, лорд Зенос». Танис старался говорить тихим и спокойным голосом, исходя из теории, что то, что может успокоить запаниковавшую лошадь, также сработает с истеричным эльфом. «Но сейчас у вас даже нет лошади. Прошло какое-то время с той поры, когда вы последний раз ездили верхом. Почему бы не начать со слегка… более спокойной… лошади?» Он услышал позади приглушенное фырканье; его шею кольнуло осознание, что вокруг собралось изрядно зрителей. Ища способ быстро покончить со смешками, Танис протянул вперед руку и взял советника за шелковый рукав.

«Оставь меня в покое!»— закричал Зенос. — «Не хватало только, чтобы меня тащил… тащил за собой ублюдок полуэльф».

Некоторые из эльфов позади Таниса открыли от удивления рот, а другие взорвались смехом. Танис почувствовал, как сдавило грудь, и его руки сжались в кулаки. Он сделал шаг по направлению к советнику, чьи глаза в страхе расширились. Позади Зеноса Альянс снова оскалил зубы.

«Танис. Лорд Зенос». Эти слова были произнесены баритоном, не терпевшим возражение. Танис обернулся.

Это был Портиос. «Танис, ступай к своему коню. Зенос, вы поедете на Изваянии, или не примите участие в этой охоте».

Портиос стоял, как бог мщения, его золотой с зеленым охотничий костюм блестел подобно церемониальной мантии Беседующего. Его глаза гневно сверкали. Остальные придворные отошли, выглядя слегка пристыженными. Портиос подождал, пока Зенос двинется от Альянса к Изваянию, уже готовой к охоте. Танис протолкался между Ультеном и Миралом и гордо направился к двойным дверям конюшни. Однако, голос Портиоса остановил его.

«Танис», — произнес наследник Беседующего. — «Мне жаль».

Полуэльф подождал, ожидая, не скажет ли Портиос еще что-нибудь. Затем пожал плечами и направился к Белтару.


* * * * *


Полчаса спустя добровольцы были готовы. Зенос сидел верхом на Изваянии, закатав свою мантию до бедер и обнажив длинные тощие ноги в черных рейтузах. Советник, который и в самом деле казался сносным наездником, держался в конце группы. Тайрезиан, Портиос и Гилтанас ехали впереди.

Жеребец Таниса бил копытом по покрытым росой булыжникам и всхрапывал, его дыхание туманом повисало в прохладном сыром воздухе. «Ты уверен, Флинт, что не хочешь поехать на лошади?»— спросил полуэльф.

«Ты очень хорошо знаешь, что я не могу», — сварливо ответил гном с бледным и изнуренным лицом после всего лишь трехчасового сна. «Я смертельно бо… э-э, страдаю от аллергии на лошадей».

В подтверждение, гном громко чихнул и затем трубно высморкался в платок. Скакун Таниса, по всей видимости, в ответ, заржал.

«Ну, кто тебя спрашивает?»— пылко воскликнул Флинт, пристально посмотрев на Белтара. Жеребец закатил глаза, обнажив белки, сложил уши, и закусил удила.

«Успокойтесь, вы оба», — сказал Танис, дернув поводья. «Достаточно».

Конь снова всхрапнул, как бы говоря, что не претендует на понимание гномьих странностей. Как, впрочем, и Танис.

Танис бросил взгляд на остальных придворных и молодых дворян, седлавших своих скакунов при неуклонно разгоравшемся утреннем свете, но мало кто обращал на него внимание. Было больше всего похоже, что они восприняли его спор с Зеносом как еще один пример проявления человеческого характера полуэльфа, хотя, в свою очередь, за всю жизнь он ни разу не видел, чтобы советник вел себя с эльфийской холодностью.

Он все еще испытывал волнительное возбуждение. Какими бы ни были события нескольких последних дней, ему, наконец, выпал шанс скакать вместе с остальными…

Он наблюдал за сборами эльфов. Тайрезиан восседал прямо и горделиво на своем скакуне, зажав поводья руками в черных перчатках. Портиос сидел рядом с эльфийским лордом верхом на своем сером коне, а Гилтанас ожидал позади них на чалой кобыле, прелестном создании со стройными ногами и изящной головой.

В чистом воздухе раздался зов трубы, высокий и мелодичный, и Танис оседлал коня, заставляя Белтара стать рядом с остальными. На мгновение взгляд Тайрезиана скользнул в его направлении, но этот взгляд казался незаинтересованным, и затем эльфийский лорд переключил внимание обратно на своих компаньонов.

Танис проверил стрелы в колчане у колена; покинув прошлой ночью Флинта, он потратил час, прикрепляя стальные наконечники, изготовленные для него гномом, к древкам. Твердый металл мог оказаться именно тем, что требовалось против чешуйчатой шкуры тайлора. Затем Танис поправил меч Флинта в ножнах сбоку. Было неудобно — короткий меч или даже длинный кинжал были более распространенным оружием, используемым, скажем, для лишения жизни раненого стрелой оленя. Но они отправлялись на кровожадного ящера длиной с несколько эльфов. Кто знает, какое оружие лучше послужит охотникам?

Кроме того, Танис слишком гордился этим мечом, чтобы оставить его дома. Его эфес холодно мерцал в утреннем свете, словно в этом месте были каким-то образом заморожены завитки серебристого дыма. В середине эфеса…

«Флинт!»

Сидевший на спине серого мула гном поднял взгляд.

«Ты прикрепил к эфесу амулет моей матери», — произнес Танис. Тайрезиан с Миралом отвлеклись на полуэльфа.

В голосе гнома звучало раздражение. «Ну, я пообещал Айлии, что сделаю это, не правда ли? К тому же, потратил на это два часа в разгар ночи. Проткнул отверстия в эфесе — что, должен добавить, едва не разбило мое сердце — и в амулете и пропустил через них обоих цепочку». Он пропыхтел: «Удивительно, что только я не сделаю для нуждающейся в помощи девицы».

Танис улыбнулся и пожал плечами. Акушерку давно уже не относили к «девицам», но он подозревал, что гном питал нежные чувства к Эльд Айлии, несмотря на разделявшие их несколько сотен лет.

Сквозь общий гомон пробился голос Тайрезиана. «Все готовы?»— спокойно спросил он. Танис заметил, что чего не отнимешь у эльфийского лорда, так это умения командовать.

Полуэльф погладил свой меч. Вдобавок к мечу и колчану стрел у правого колена, на спине у него был короткий лук, а на поясе кожаная фляжка с вином на случай, если тварь ранит кого-либо. Танис еще раз все проверил и кивнул. Он был готов.

Эльфийский лорд, один из тех, чьи имена Танис не помнил, выехал на лошади лицом к собравшейся группе, чтобы произнести церемониальное благословение началу охоты. Это был худощавый эльф с острым лицом и жесткими серыми глазами.

«Сегодня мы молимся Кири-Джолиту, доброму богу войны», — сказал сероглазый эльф, когда добровольцы склонили головы. «Мы просим его оставаться с нами, когда мы будем искать и встретимся лицом с этим ужасным созданием, что принесло разорение нашей земле и убило так многих наших братьев-эльфов».

Танис услышал, как фыркнул рядом с ним Флинт. «Зверь всего лишь четыре дня назад также едва не убил одного из их ‘братьев-гномов’», — проворчал он. Полуэльф зашипел на гнома.

«Мы также молим о заступничестве Хаббакука, покровителя животных. Да пребудет сегодня с нами твой опыт и твой навык гармонии с природой».

«И если один из нас не вернется, прими, Хаббакук, его душу».

«Да будет так».

«Да будет так», — эхом повторили остальные.

Затем трубач издал еще один зов, и охотники пришпорили своих скакунов, направляя их через улицы Квалиноста к западной границе города. Они процокали мимо сторожевой башни в юго-западном углу города, где к земле склонялись два из опоясывавших Квалиност мостов, затем всадники проследовали мимо воздушной конструкции к подножью длинного моста, пересекавшего ущелье, по которому бежала Итал-инен, Река Надежды. Здесь они остановились на самом краю ущелья. Где-то справа вне поля зрения, Танис знал, находилось место, Кентомменаи-кат, где у них с Флинтом не так давно был пикник. Танис заметил, как Флинт бросил взгляд на двухсотметровый провал прямо перед собой и потянул Быстроногую назад, в конец толпы. На лице гнома заблестела испарина.

Тайрезиан кивнул капитану дворцовой стражи, который пустил шагом свою лошадь и призвал к вниманию собравшихся добровольцев. Его голос эхом звучал в ущелье, и осины качались вокруг охотников. Утренний бриз был прохладным, но Таниса согревало его возбуждение.

«Тайлора в последний раз заметили далеко к югу на западной стороне ущелья», — сказал капитан стражи. Он указал, и дюжины пар глаз посмотрели налево, будто ожидая, что тварь в любую секунду вырвется из кустов.

Капитан продолжил, и взгляды охотников вернулись к нему. «Помните несколько вещей: Первое, шкура тайлоров меняет свою окраску в соответствии с цветом местности, по которой они путешествуют. Это чрезвычайно эффективный камуфляж».

Танис, подведя Белтара обратно к Флинту, заметил, что гном с подозрением поглядывал на ближайший дуб, будто бы думая, что тайлор мог замаскироваться под дерево.

«Эти твари разумны», — крикнул капитан. — «Они умеют разговаривать на Общем. Следовательно, будьте осторожны в том, что говорите. Например, не рассказывайте своим товарищам о стратегических планах. Тварь услышит и поймет вас».

Гилтанас подтянул свою чалую к другому боку Флинта. Младший сын Беседующего был одет в черную кожаную куртку почетной стражи. Ранний утренний бриз сдул с его лба золотые волосы. Танис подумал, как тот похож на Лорану, явно намного сильнее, чем Портиос. Гилтанас и сам заметно изменился за эти прошедшие годы, хотя, конечно, эти перемены не шли ни в какое сравнение с тем, как изменился Танис. Тем не менее, Гилтанас теперь больше напоминал эльфийского лорда, чем дитя, и хотя он выглядел маленьким и почти терялся в своей гвардейской форме, он сидел на своей чалой прямо, а его зеленые глаза светились гордостью.

«Добавлю», — произнес капитан стражи, привлекая обратно к себе внимание Таниса, — «хотя тайлоры предпочитают убивать свои жертвы, кусая их или нанося удары хвостом, они также могут пользоваться магией. Проигрывая сражение, они часто отбегают и используют заклинания. Будьте осторожны. Мне сказали, что с нами сегодня для защиты против магии тайлора следует волшебник Мирал».

«О, прекрасно», — пробормотал Гилтанас. — «Мирал. Мы обречены».

Против своей воли, Танис посмотрел мимо Флинта и улыбнулся Гилтанасу, который, явно удивленный, улыбнулся в ответ. Танис понял, что уже едва знает Гилтанаса. Они двое были очень близки детьми, но выросли, и выросли порознь. Гилтанас с презрением отверг Таниса, чтобы связать свою судьбу с двором, ища там дружбу и признание. И, с помощью Портиоса, получил и то и другое.

«Тайлоры», — сообщил капитан, — «в холодную погоду двигаются очень медленно. Вот почему мы сегодня отправляемся так рано. Мы надеемся загнать эту тварь в угол, прежде чем она согреется на солнце. И кажется, судя по облакам» — и несколько эльфов зашептались, глядя на собирающиеся с запада грозовые тучи — «что погода будет на нашей стороне».

Капитан отсалютовал лорду Тайрезиану, который отсалютовал в ответ. Затем эльфийский лорд поднял руку, чтобы привлечь внимание добровольцев, и воцарилась тишина, когда охотники замерли в ожидании.

Слабый желтый свет заполнил горизонт на востоке, но к западу, небо было темным, как если бы там все еще царила ночь. Гроза уже несколько дней висела над далекими горами, набираясь сил, ее тучи выстраивались все выше и становились темнее. Ночью она начала смещаться к востоку, подобно огромной темной стене в небе, угрожая королевству. Внутри завивавшихся облаков вспыхивали молнии, и Танис уже мог чувствовать заряжавшие воздух слабые раскаты грома.

Снова прозвучал зов трубы, и лорд Тайрезиан поднял руку в черном рукаве, направляя охотников на мост. С победным кличем, эльфы пришпорили своих скакунов, по трое пустившись на мост, и Танис почувствовал, как сам кричит вместе с ними, этот звук вырывался из его легких в утренний воздух. Это был клич старый, как сам мир, как жизнь и смерть.

«Да спасет меня Реоркс», — пробормотал себе под нос Флинт, когда Быстроногая, Белтар и лошадь Гилтанаса направились к мосту. «По крайней мере, я посередине. Парень», — и он внезапно обернулся к полуэльфу, — «ты ведь скажешь мне, если я приближусь к краю, не так ли?» Когда Танис подтвердил, гном наклонил голову, и Танис увидел, как Флинт крепко зажмурился, как раз перед тем, как его волосы свесились вперед и скрыли лицо.

«Что с ним?»— резко спросил Гилтанас. — «Он болен?»

Танис покачал головой. «Момент для молитвы. Это гномья религиозная традиция». Он увидел, как на шишковатом лице Флинта промелькнула улыбка. Эта улыбка по времени совпала со слышным вздохом облегчения, когда копыта их скакунов застучали уже не по дереву, а по булыжникам западной стороны ущелья.

В зеленом лесу воздух был свеж и наполнен благоуханием сосновой смолы и грибов, практически целебный аромат, прояснивший его голову и поднявший ему настроение. Он слышал каждый хруст, издаваемый маленькими лесными обитателями в подлеске, видел очертания каждого листочка, резко выделявшегося на фоне неба. Мимо него двигались деревья, пока эльфы торопили своих скакунов по извилистым тропкам глубже и глубже в лес.

Утро оставалось прохладным, с редкой изморосью, в то время как с запада надвигались грозовые тучи. Разведчики из дворцовой стражи двигались впереди основной группы добровольцев, но безуспешно. Единственными животными, повстречавшимися охотникам, были белки, бурундуки и один сурок, тощий после зимней спячки. Белки и бурундуки немедленно умчались прочь. Сурок выпрямился на бревне на вершине бугорка и следил, пока охотники не прошли мимо.

Тропа была достаточно широкой для движения по двое. На некоторых участках подлесок разросся, практически подступая к ней. «Мне это не нравится», — сказал Танис Флинту, который кивнул. То и дело полуэльф обнаруживал, как его рука возвращается на рукоять меча и ласкает переплетенные «Э» и «К» на эфесе.

Разговоры между охотниками давно стихли. Единственными звуками были редкое щебетание птиц, скрип кожаного седла и сопение одного страдающего аллергией гнома. Когда Флинт в очередной раз чихнул, Зенос обернулся в седле и прошипел: «Тс-с!»

«А что я могу поделать?»— резко возразил гном, слишком тихо, чтобы быть услышанным кем-либо, кроме Таниса.

Внезапно Танис увидел, как Тайрезиан вскинул руку, и колонна замерла. Один из разведчиков, пеший, стоял рядом с эльфийским лордом, положив одну руку на лоснящуюся шею жеребца Тайрезиана, а другой указывая вперед. Весть пробежала по колонне.

«Они нашли первый след!»— прошептал Танису и Флинту, обернувшись, Гилтанас. Гном так крепко стиснул поводья, что костяшки пальцев побелели.

«Что именно?»— спросил Танис.

Ответ проследовал по цепочке, как в детской игре в Слова: пятипалые следы, четыре пальца смотрят вперед, один назад, отпечатались во влажной земле, и не далее нескольких часов назад. Тварь, несомненно, была в поисках пищи.

«А вот и мы», — мрачно произнес Флинт, оглядываясь по сторонам и, словно талисман, обнимая свой боевой топор. — «Обед».

«Мы не услышим приближение тайлора?»— спросил Танис.

«Не обязательно», — ответил Флинт. — «Он может лежать, поджидая».

Добровольцы, с сосредоточенными лицами, двинулись по одному; если монстр выскочит из подлеска, он сможет унести меньше охотников. Они спешили, но каждый держал наготове оружие. Большинство эльфов были вооружены короткими мечами.

Наступил полдень и прошел, незамеченный охотниками. Не было времени для размышлений о еде и отдыхе. Они надолго потеряли след, но после часа поисков снова обнаружили его, еще более свежий. Охотники пустили своих скакунов легким галопом по узкой грязной тропе, идя по следу. Танису приходилось каждые несколько секунд нагибаться, чтобы избегать низких веток.

Внезапно передние лошади стали на дыбы, когда их всадники резко натянули поводья.

«В чем дело?»— прошептал Флинт из-за спины Таниса.

Полуэльф привстал в стременах. Тропинка вывела на открытое место. Зенос размахивал руками, что-то пылко доказывая Портиосу и лорду Тайрезиану, невозмутимо смотревшим вперед, будто советника здесь и не было.

Гилтанас обернулся в седле и ответил на вопрос Флинта. «Впереди овраг. Зенос хочет обойти. Тайрезиан полагает, что мы можем перепрыгнуть его».

«Перепрыгнуть его?»— переспросил гном. — «На муле?» Он выглядел ошеломленным.

Танис незаметно направил Белтара вокруг Гилтанаса, пустил его рысью в голову колонны, игнорируя раздраженные взгляды остальных охотников, и окликнул Тайрезиана с Портиосом. Они втроем изучали овраг — глубиной в два эльфийских роста, с берегами слишком крутыми, чтобы по ним могли взобраться лошадь или эльф. Обломки моста щепками лежали на дне расселины.

«Он не так широк», — сказал Тайрезиан.

«Мы можем его перепрыгнуть», — согласился Портиос.

«Конечно, большинство лошадей могут перепрыгнуть его», — произнес Танис, — «но что прикажете делать Флинту?»

Тайрезиан оглянулся и прошел взглядом по цепочке, по эльфийским охотникам, наряженным в кожу и серебро, их оружие сверкало в полуденном свете. В конце цепочки Флинт с Быстроногой смотрелись самыми маленькими и слабыми поросятами в необычно большом помете.

«Оставим его», — заявил Тайрезиан, его голубые глаза были жесткими. — «Он найдет объезд». Портиос тревожно заерзал, хотел, было, что-то сказать, но промолчал.

«Найдет объезд?»— резко переспросил Танис. — «Этот овраг тянется в обоих направлениях насколько видит глаз!»

«Никто не просил гнома идти с нами», — ответил Тайрезиан. — «Пусть возвращается!»

«В одиночку? С шатающимся по лесу тайлором?»

Красивое лицо эльфийского лорда натянулось. «Я твой командир в этой операции», — прошептал Тайрезиан. — «Ты, полуэльф, также превосходный мечник и лучник».

«Лорд Тайрезиан», — предупреждающе произнес Портиос, и командир развернулся лицом к дворянам.

«Похоже, мы зашли в тупик», — воскликнул Тайрезиан. — «Мы можем пересечь этот овраг и разыскать тайлора, который убивал эльфов и домашний скот в этой части Квалинести. Или мы можем с позором вернуться». Он сделал паузу, внимательно обведя взглядом эльфов, заглядывая каждому дворянину в лицо и изучая его на протяжении нескольких ударов сердца. «Кто желает продолжить путь?»

Некоторое время группа была неподвижной. Затем Гилтанас пришпорил свою чалую и, не глядя по сторонам, проскакал мимо Тайрезиана с Портиосом. Взяв разбег, лошадь с всадником грациозно перепрыгнули через овраг, описав в воздухе плавную дугу, и приземлились в брызгах грязи и камней. Гилтанас развернулся и отсалютовал.

Ультен, Литанас, Мирал, Портиос и большинство остальных дворян быстро следовали примеру Гилтанаса и ожидали, гарцуя, на другой стороне оврага. Вскоре только остались только Тайрезиан, Танис, Флинт и Зенос. Тайрезиан, сдерживая своего нервничавшего скакуна, одарил этих троих надменной улыбкой. «Ну?»

Зенос залепетал: «Лорд Тайрезиан, вы ведь не собираетесь, в самом деле, оставить нас…»

«Тогда следуйте вместе с остальными». Голос эльфийского лорда был непреклонен. «Вы единственный, Зенос, кто собирался оседлать Альянса. Несомненно, вы достаточно опытный наездник, чтобы перепрыгнуть овраг».

«Но эта кляча не сможет…»

«Попробуйте!» Тайрезиан шлепнул плашмя мечом Изваяние по спине. Лошадь скакнула, Зенос бросил поводья и вцепился ей в гриву, а затем уперлась в сантиметрах от обрыва, бесцеремонно сбросив старшего советника Беседующего на каменистую землю. Зенос с трудом поднялся на ноги, его серебряная мантия была в ужасном беспорядке, когда Тайрезиан прогрохотал мимо него на Праймодане и почти без усилий взял препятствие, рассеяв охотников на другой стороне оврага. Затем эльфийский лорд повел всех всадников, за исключением одного, по тропе.

Только Портиос задержался у оврага. Наконец, он поднес ладони чашечкой ко рту и прокричал: «Все в порядке! Возвращайтесь во дворец!»— и последовал за остальными добровольцами.

«Танис», — сказал Флинт, — «Ступай с ними. Как он и сказал, мы с лордом Зеносом вернемся обратно».

«Что?»— завопил советник, снова усевшись на лошадь. — «И оставить меня под защитой гнома?»

Флинт фыркнул. «Под защитой, что?»— резко ответил гном. — «Я скорее стану защищать Быстроногую, чем тебя». Он похлопал мула по серой шее. «Танис, Белтар легко перепрыгнет эту щель. Ступай».

Танис посмотрел на гнома, сузив глаза. «Мы не разделимся. Даже от Зеноса может оказаться какая-то польза, повстречай мы тайлора».

Гном не смотрел Зеносу в глаза. «Не рассчитывай на это», — сказал Флинт. — «Если только ты не думаешь использовать его в качестве приманки». Флинт внимательно изучил костлявого советника. «И даже…»

Зенос развернулся и ударом пяток направил Изваяние легким галопом по каменистой тропинке в сторону Квалиноста. Флинт с Танисом безмолвно наблюдали за ним. Наконец, когда Зенос скрылся за поворотом, гном прокричал: «Не отрывайтесь слишком далеко вперед. Тайлор может напасть на вас».

Советник замер, его коричневая с пятнами лошадь мотала головой и от возбуждения танцевала боком. Танис нахмурился. «Что-то не так», — сказал он. — «Взгляни на лошадь. Изваяние необычно взволнована».

Начинало темнеть, и жуткие ранние сумерки опускались на лес. Окружавший лес был практически непроницаем для взгляда. Бриз не шевелил листья осин. Белки и бурундуки исчезли; всего лишь несколько мгновений назад они шныряли по подлеску и игриво носились по тропинкам вдоль оврага.

«Флинт…»

Гном уже приготовил свой боевой топор. «Я знаю, парень. Не слышно птиц. Не слышно зверей. Как будто…» Он пристально оглядел окрестности, и махнул Зеносу возвращаться.

Танис закончил фразу за него. «Как будто все животные затаились».

В воздухе эхом раздался низкий гул. Флинт с Танисом обменялись взглядами. «Гром?»— спросил полуэльф.

«Надеюсь, что так», — ответил гном.

Буря разразилась, когда Зенос был на полпути назад, когда их разделяло тридцать или сорок шагов.

Но буря приняла вид тайлора.

«Реоркс!»— проревел гном. Кусты слева от Зеноса содрогнулись и затем с силой, взметнувшей в воздух листья и ветки, подлесок взорвался серо-зеленым пятном. Советник завизжал, и Изваяние была смята свирепым зверем, шея скакуна была сломана одним щелчком широко разинутой пасти. Сброшенный советник жестко приземлился на спину. Он медленно перевернулся, с выражением боли на лице, пока монстр был занят растерзанием мертвой лошади. На лице Зеноса застыло выражение ужаса, когда он увидел, что тайлор делает с животным. Он вскочил на ноги и яростно рванул в подлесок, в сторону от гнома с полуэльфом.

«Зенос!»— закричал Танис. Он спрыгнул со спины Белтара, а Флинт соскользнул с Быстроногой. Двое скакунов ускакали по одной из тропинок, при этом мул несся на несколько корпусов впереди.

«Парень, там Зенос будет в большей безопасности», — закричал Флинт, утаскивая Таниса за гниющий ствол упавшего дуба. Между деревом и краем оврага была едва пара метров.

Тайлор вытянул свое рогатое туловище полностью на поляну, поднял покрытую броней заостренную голову и проревел вызов. Затем зверь застыл на каменистой земле, открыл пасть и начал произносить магические слова. Чаще всего среди них повторялось имя «Зенос».

«Ради всех богов!»— Полуэльф рухнул рядом с Флинтом. — «Что он делает?»

Флинт не ответил на вопрос, а просто пробормотал: «Это разумная тварь».

«А мы можем… Мы можем уговорить его?»

Гном схватил его за руку. «Парень, я бы не советовал это сейчас делать».

Тварь снова взревела и продолжила заклинание. «Зеноси тиби, Зеноси дуодонем, Зеноси вивиаранди, тос», — снова и снова взывала она.

«Флинт, нам нужно предупредить остальных», — произнес полуэльф.

«Я думаю, зверь уже сделал это за нас», — прокомментировал гном, указывая на другую сторону оврага. Тайрезиан, Мирал и Литанас толпились на краю, явно не зная, как поступить. Перепрыгнув верхом через щель, всадник вместе с лошадью оказался бы всего лишь в трех метрах от монстра, прямо в пределах досягаемости его бьющего кнутом смертоносного хвоста. Нервное подергивание твари уже искромсало полумесяцем подлесок позади нее.

Метровые рога на голове существа были острыми и жуткими на вид. Его полузакрытые глаза светились желтизной, пока оно произносило: «Зеноси морандиби, Зеноси дарме а те виде, тос». Его когтистые передние лапы ударили по каменистой земле, посылая облако камней в подлесок.

«Реоркс!»— снова воскликнул гном.

Зенос, с застывшим ужасом в остекленевших серых глазах, вышел из подлеска на поляну. Он двигался к чудовищу, явно не способный сопротивляться зову твари. Напев усилился. Один из дворян на дальнем конце оврага в ужасе закричал. Танис встал. «Зенос!»

Тайрезиан прокричал через овраг: «Полуэльф! Стой, где стоишь!» Но Танис перепрыгнул через бревно и на бегу принялся накладывать стрелу. Флинт последовал за ним, размахивая своим боевым топором.

Тварь, от хвоста до похожей на клюв морды была длиной почти двадцать метров, и покрыта чешуйчатой броней. Танис стал на колено внутри огромной дуги тела зверя, целясь в голову тайлора, справа от себя. Он выпустил стрелу в тот момент, когда девятиметровый хвост твари просвистел в воздухе сзади-слева от полуэльфа. Острый как бритва придаток пронесся сквозь молодые осины и врезался в советника, вопль Зеноса потонул в бульканье.

С противоположной стороны оврага донесся крик: «Танис, не двигайся!» Полуэльф остался на месте, но послал еще одну стрелу по дуге в сторону тайлора.

Внезапно рядом с Танисом послышался топот копыт по забрызганным грязью камням. Мирал, в пылавшей на фоне бело-серой кобылы алой мантии, пронесся в сторону зверя, на скаку произнося заклинание. С его пальцев сорвались молнии и устремились к животному, как раз когда тайлор вновь начал колдовать.

От последовавшего за этим взрыва поляна заходила ходуном, сбив с ног Таниса с Флинтом. Оглушенные, они наблюдали, как остальные охотники перепрыгивали через овраг и влетали на поляну.

Поляна наполнилась воплями тайлора, а его когти оставляли глубокие отметины в твердой как камень земле. Он попытался уползти в подлесок, прочь от стрел, несшихся на него со стороны отряда эльфийских дворян. Танис с Флинтом могли только сидеть и смотреть.

Наконец, тайлор был мертв, вдоль всего его бока виднелись опаленные отметины, а шкура была утыкана стрелами, и еще одна стрела торчала из глаза. Он лежал на боку. В трех метрах от зверя на дрожавших руках поднимался Мирал, его лицо было черным от пепла. Одна рука кровоточила.

Зенос лежал замертво, лицом вниз в грязную каменистую поверхность поляны, по его серебряной мантии растекалось алое пятно и сочилось на землю. Удар хвоста тайлора проломил ему грудную клетку. Литанас, помощник Зеноса, стал на колени рядом с ним, что-то бессвязно выкрикивая.

Затем внезапно показалось, что все эльфы уставились на Таниса. Даже Флинт глядел на него с выражением недоверия на лице. «В чем дело?»— спросил полуэльф.

Литанас отодвинулся, и Танис увидел.

Из сердца Зеноса торчала стрела полуэльфа.



Глава 18

Стрела

<p>Глава 18</p> <p>Стрела</p>

Танис переводил взгляд с лица на лицо, и на каждом было все то же обвиняющее выражение. Только на лице Флинта читалось что-то, кроме уверенности, что полуэльф лишил жизни советника.

«Вы видели!»— вскричал Танис. — «Вы все видели! Я стрелял вправо, в сторону тела зверя. Зенос был слева от меня, когда хвост твари ударил его. Как моя стрела могла попасть в него?»

«И все-таки она попала в него, Танис», — тихо произнес Портиос.

Тайрезиан сделал жест, и несколько эльфов двинулись вперед, будто для того, чтобы задержать полуэльфа. Флинт прыжком, все еще сжимая в руках боевой топор, оказался между Танисом и подходившими тюремщиками. Он поднял свое оружие, свирепо уставившись на приближавшихся эльфов, и прокричал: «Стоп!» Явно захваченные врасплох видом готового драться гнома в боевом снаряжении, дворяне остановились.

«Мы вызвались добровольцами в эту экспедицию, зная, что она может оказаться для нас смертельной», — сердито произнес Флинт. — «Не так ли?»

Ультен, вместе с Литанасом стоявший на коленях у тела Зеноса, поднялся, его накидка была забрызгана кровью. «Но мы ожидали, что смерть придет от челюстей тайлора, мастер Огненный Горн, а не от руки одного из наших товарищей».

Эльфы забормотали и зло заворчали. Советник был нелюбим многими из придворных, так что казалось, мало, кто по-настоящему грустил о его кончине, просто были шокированы, что она наступила от руки другого эльфа.

«Кто сказал, что Танис убил его?»— потребовал ответа гном.

Тайрезиан громко вздохнул. «Мастер Огненный Горн, это стрела Таниса. Теперь, давайте поторопимся…»

Но Флинт надавил. «Лорд Зенос был мертв, когда стрела поразила его».

«Откуда вы знаете?»— с насмешкой спросил Тайрезиан. Позади него Литанас выдернул желто-алую стрелу из груди Зеноса и накрыл своим дорожным плащом тело своего бывшего начальника. Несколько других дворян стояли поодаль, пиная тело тайлора, посматривая на Таниса с Тайрезианом и тихо переговариваясь.

Флинт, не выпуская топор, сложил руки на груди. «Я видел это».

«Не будьте смеш…»

Флинт оборвал его, повышая голос, пока тот не загремел по поляне. «Я был здесь, лорд Тайрезиан. Вы с остальными были на дальней стороне оврага. Я ясно видел. А вы — нет».

«Они спорили», — упрямо сказал Тайрезиан. — «Танис разве что не угрожал Зеносу в конюшнях. Кто может ручаться, что человечья кровь полуэльфа не подсказала ему отомстить? И кто поверит слову гнома, имеющему к тому же счастье быть ближайшим другом полуэльфа?» Он обернулся к Литанасу и Ультену. «Свяжите ему руки. Мы вернемся в Квалиност и отведем его к Беседующему с Солнцем».

Но Мирал, при поддержке Портиоса и Гилтанаса, наконец, поднялся на ноги. Он, пошатываясь, пошел вперед, держа под плащом свою кровоточащую правую руку. Его глаза были затуманены от боли и ярости. «Вы ошибаетесь, Тайрезиан».

Тайрезиан ощетинился. «Маг, вы забыли, кто здесь командует».

«Командование не добавило вам здравого смысла, лорд Тайрезиан», — ответил маг.

Флинт прервал. «Давайте осмотрим тело лорда Зеноса. Возможно, это что-то даст нам».

После долгой паузы, во время которой некоторые из эльфов начали смещаться по каменистой поляне в сторону трупа советника, Тайрезиан кивнул и протолкался сквозь собравшуюся у тела толпу. Флинт последовал за ним. Став на колени, эльфийский лорд осторожно откинул плащ с лица Зеноса. Лицо советника было бледным от смерти и, к удивлению, не имело повреждений. Бриз шевелил его седые волосы. Казалось, он вот-вот откроет свои голубые глаза и заговорит.

«Дальше, лорд Тайрезиан», — подтолкнул Флинт. — «Взглянем на его грудь».

Эльфийский лорд сделал глубокий вдох и стянул плащ. Острый как нож хвост тайлора проник внутрь и разодрал грудь Зеноса. Гилтанас тяжело задышал и приобрел нездоровый вид. Портиос успокаивающе положил руку брату на плечо.

«Где стрела?»— спросил Флинт.

«Здесь». Новый голос принадлежал Литанасу, который боком протиснулся между эльфами и положил стрелу в ладонь Тайрезиана в черной перчатке. Ее древко на одну треть было испачкано в крови. Литанас, с горящими гневом карими глазами, указал на древко. «Кровь лорда Зеноса», — произнес он.

Гном сохранял невозмутимость. «Я не спорю, что это кровь Зеноса», — сказал Флинт.

«Ну, это определенно стрела Таниса», — твердо заявил Тайрезиан.

«Безусловно», — признал Флинт. — «Я и это не оспариваю. На самом деле, я сделал наконечник стрелы».

Тайрезиан вернул плащ на торс и голову Зеноса и встал. «Тогда в чем дело, гном», — резко произнес он, нависая над Флинтом.

«Ради Реоркса, эльф, используй мозги! Ты не замечаешь ничего необычного в стреле?» Флинт вложил в это заявление все свое презрение.

Портиос присоединился к Тайрезиану, и изучил оружие. Наконец, наследник Беседующего осторожно произнес: «Это стрела идеальной формы, покрытая кровью, но без других отметин».

«Правильно», — кивая, произнес Флинт.

«И?»— в голосе Тайрезиана пульсировало презрение. — «Вы согласились, что это стрела полуэльфа. Что теперь?»

Портиос издал возглас, и серо-голубой взгляд Флинта вернулся к сыну Беседующего, в чьих глазах внезапно возникло понимание. «Вы обратили внимание, не так ли?»— спросил Флинт.

Портиос кивнул и пояснил: «Если бы стрела Таниса попала в лорда Зеноса до того, как это сделал длинный хвост тайлора, стрела была бы сломана зверем. А как вы видите, стрела не повреждена».

Острые голубые глаза командира расширились. Затем он махнул в сторону рукой, едва не опрокинув Гилтанаса на Мирала. «Тем не менее, его стрела нашла Зеноса. И что из того, если полуэльф не убивал его. Танис по-прежнему виновен в грубом нарушении закона».

Флинт с Тайрезианом надолго застыли, сцепившись взглядами. Наконец, голос Мирала разрушил удерживавшее их заклятье. «Вся эта болтовня не вернет тело нашего товарища обратно в Квалиност», — устало заметил он. — «Предлагаю немедленно возвращаться и обсудить все с Беседующим».

Тайрезиан продолжал упираться. «У меня еще один вопрос», — сказал он. — «Кто убил тайлора? Танис?»

«А может, это маг убил зверя?»— прошептал Литанас. Несколько других эльфов согласно кивнули. «В конце концов, взгляните на его руку. Даже с другой стороны оврага мы видели, как с его пальцев сорвались молнии и поразили ящера».

Портиос обратил свой взгляд на Мирала, все еще поддерживаемого его младшим братом. «Маг, покажи нам свою руку», — приказал Портиос.

Капюшон Мирала упал назад с его мертвенно-бледного лица, и маг прищурил глаза на свету. Он осторожно вытащил правую руку из-под плаща. Ее рукав превратился в лохмотья. На первых двух перстах отсутствовали ногти, и все пять пальцев были черны от кончиков до ладони. Багровые полосы тянулись от запястья мага к шраму возле локтя.

На этот раз голос Флинта возвысился над остальными. «Я не знал, Мирал, что вы способны на такую магию».

Маг выглядел смущенным. «Я и сам не знал». Казалось, он был на грани потери сознания.

«Что случилось?»— мягко спросил Портиос.

Маг, заикаясь, ответил, и пятна румянца появились высоко на бледных скулах. «Я видел, как этот зверь угрожал Флинту с Танисом», — ответил Мирал. — «Я всего лишь слабый адепт магии. При обычных обстоятельствах, вряд ли у меня хватило бы сил справиться с подобным чудовищем. Я едва могу позаботиться о некоторых из вас в случае ранения».

«Когда я увидел монстра позади Таниса, то меня не покидала мысль, что я потеряю еще одного любимого друга в результате насилия. Я… я подумал об Ареласе, если хотите знать, и внезапно вместе со своей лошадью оказался на поляне с Танисом и Флинтом и… я ощутил силу, подобная которой никогда не наполняла меня». Дыхание мага слабело, его голос превратился практически в шепот. «Я ощутил толчок, будто упав с большой высоты, и мои руки… причиняли мне боль. Затем я очнулся на земле, а вокруг меня собрались все».

Он обвел своей левой рукой советника, мертвого тайлора и залитую кровью поляну, устланную сорванными листьями и корой. Затем Мирал в глубоком обмороке рухнул на землю.


* * * * *


Участники охоты медленно выезжали из леса. Дождь так и не начался, нависшие тучи, уже реже озарявшиеся вспышками, вытянулись и стали тоньше к моменту происшествия на поляне. Тело Зеноса лежало поперек спины лошади Литанаса, а сам Литанас — по приказу Тайрезиана — ехал вместе с Ультеном. Скакун был напуган и закатывал глаза, чуя запах крови.

Портиос и Гилтанас держали своих лошадей рядом с Танисом и Флинтом. Хотя эльфийские братья ничего не сказали, их поведение достаточно красноречиво говорило за них. Они сторожили его, пока ситуация не будет изложена Беседующему.

Мирал очнулся от обморока и делил коня с одним из дворян, поддерживавшим ослабшего мага, чья лошадь была привязана сзади.

Обратная поездка в Квалиност тянулась бесконечно. Над головами грохотал гром, поднялся ветер, и не пролилось ни капли дождя, чтобы снять напряжение наэлектризованного воздуха.

Когда они приблизились к границам города, Гилтанас пустил свою чалую вперед, чтобы проинформировать стражу об их прибытии. Башня Солнца виднелась вдали призраком на фоне свинцового неба. Когда они достигли южного арочного прохода города, их уже ожидали четверо стражников.

«Охрана проводит Таниса в его покои, где он будет находиться под стражей, пока мы не встретимся с Беседующим», — сказал Гилтанас.

Флинт запротестовал. «Ты имеешь в виду, что вот этот», — и он жестом указал на Тайрезиана, — «получит шанс рассказать Беседующему свою историю, а Танис при этом не сможет присутствовать, чтобы защитить себя? Таково эльфийское правосудие?»

Портиос произнес: «Лорд Тайрезиан, как командовавший экспедицией, обладает правом доложить Беседующему с Солнцем».

«А ты там будешь?»— спросил его Флинт.

«Обязательно. Как и Гилтанас. И Мирал, если он достаточно окреп».

«Тогда, я тоже иду», — произнес в ответ гном. — «Я опишу Беседующему все произошедшее со стороны Таниса». Флинт стиснул зубы; стало ясно, что его бесполезно отговаривать.

Двое одетых в гладкие черные ливреи стражников проводили Таниса, который все еще был верхом на Белтаре, по улицам Квалиноста к дворцу. Это мрачное трио притягивало взгляды прохожих, но, в общем и целом, горожане явно не видели ничего необычного в том, что подопечный Беседующего путешествует вместе с двумя дворцовыми стражниками.


* * * * *


«С дороги!»— несколько часов спустя, услышал Танис глубокий голос, рычащий за дверью его дворцовых покоев. Полуэльф отвернулся от созерцания вида из окна второго этажа, выходившего на внутренний двор. Он повернулся лицом к источнику шума.

«Кто идет?»— раздался голос одного из стражников, но Танис покачал головой. Он узнал обладателя голоса.

«Вы чертовски хорошо знаете, кто это», — проревел Флинт. — «Теперь прекратите это сумасшествие и дайте мне пройти. Я собираюсь поговорить с Танисом, и предупреждаю вас, не становитесь у меня на пути».

«Но мастер Огненный Горн, Танис — заключенный»— запротестовал один из охранников. — «Он не может…»

«Заключенный шмаключенный!»— передразнил гном. — «Я пришел по приказу Беседующего с Солнцем. Теперь, дайте мне пройти, или, клянусь Реорксом, я…»

Танис мог только представить выражение стальных глаз гнома в этот момент, но внезапно послышалось звяканье ключей. Тяжелая дверь распахнулась внутрь, и в нее шагнул Флинт.

К удивлению Таниса, с гномом пришел Мирал. Правая рука мага вся была перевязана, его лицо было таким же бесцветным, как и глаза, но он выглядел довольным.

Охранник закрыл дверь, явно радуясь, что гном остался с другой ее стороны.

Сердитое выражение лица Флинта не могло скрыть тот факт, что он был доволен не меньше Мирала. «Мы все объяснили Беседующему», — сказал гном, отказываясь присесть. Он остался стоять на толстом ковре ручной работы, изображавшем охоту на оленя в зеленых, коричневых и оранжевых тонах.

Мирал прошел к полотняно-осиновому креслу рядом с выглядевшим пустым столом, служившим Танису в качестве письменного. Маг опустил свое тело в кресло. Танис предложил ему воды из фарфорового кувшина, но маг лишь устало покачал головой.

«Твой друг», — Мирал кивнул на Флинта, — «рассказал Беседующему все, что произошло на поляне — как Зенос был в метрах от пути обеих стрел, как ты выстрелил, чтобы защитить советника, когда тварь атаковала…»

«… и как Мирал прогрохотал по поляне, чтобы использовать против тайлора свою магию», — добавил Флинт. — «Разгорелся небольшой спор по поводу того, кто убил зверя. Маг утверждал, что это твоя стрела сразила тайлора. Другие говорили, что его убил волшебный огонь».

Танис хорошо мог представить, кем были те «другие». Он прислонился к подоконнику и скрестил руки на груди. Он сменил свой охотничий наряд на мягкую кожаную рубашку и рейтузы из оленьей кожи.

Мирал прервал. «Стрела Таниса торчала в глазу твари. Я всего лишь организовал немного дыма и огня».

Флинт поднял бровь. «Твои ‘немного дыма и огня’ сделали гораздо больше, чем просто отвлекли внимание». Он взглянул на полуэльфа. «Гораздо важнее то, что маг также предложил объяснение странному отклонению твоей стрелы».

Танис молча посмотрел на Мирала. Маг улыбнулся. «Тайлоры — существа, обладающие могучей магией. А я, как вы знаете, нет. Каким-то образом я еще там, на поляне, смог послать залп молний такой силы, что тот вышиб меня из седла и, вполне вероятно, убил эту тварь».

«И?»— спросил Танис, не уверенный, куда клонит маг.

Мирал сел чуть прямее в полотняном кресле и сделал жест левой рукой. Забинтованная осталась лежать неподвижно на ручке кресла. «Я всего лишь предполагаю, что в накале эмоций того момента существо воспользовалось своей магией, и я каким-то образом невольно отразил ее, обратив вспять на тайлора».

«Разве это возможно?»— на лице Таниса было написано сомнение.

Маг пожал плечами и снова откинулся. «Я не знаю. Это всего лишь предположение. Но если это произошло — и я понимаю, что это большое ‘если’ — могла та же вспышка могучей магии сбить с курса стрелу?»

Танис с удивлением посмотрел на мага. «Вы говорите…»

Мирал сделал глубокий вдох. «Случившееся с лордом Зеносом было несчастным случаем, за который ты ни в коей мере не несешь ответственность». Он сделал паузу, чтобы собраться с мыслями. «И на самом деле, ты проявил себя достойно и смело перед лицом практически неминуемой гибели, пытаясь спасти лорда Зеноса».

Флинт протопал к столу Таниса и угостился полной горстью засахаренного миндаля из прикрытой деревянной миски. «Беседующий сказал, что проконсультируется с экспертами в магии, чтобы убедиться, что это правдоподобное объяснение», — добавил он. — «Итак, по всей видимости, ты свободен. Стражу у твоей двери сняли».

Ощутив, как внезапно спало напряжение, Танис понял, что за последние сорок восемь часов у него было всего лишь четыре часа сна. Он широко зевнул, и гном с магом улыбнулись.

«Парень, ты выглядишь так, словно за эти два дня прожил десять лет», — сказал Флинт, явно не придавая значения мешкам под своими собственными налитыми кровью глазами.

«Так оно и есть».

Не произнеся больше ни слова, гном с эльфийским магом покинули его, один направился в свою мастерскую, а другой в свою комнату во дворце. Танис двинулся к гардеробу, чтобы приготовиться к отдыху. Он едва успел сбросить кожаную рубашку, когда услышал стук в дверь. Думая, что это Флинт, он зашагал к двери и рывком распахнул ее, не побеспокоившись накинуть что-либо на свой торс.

Ясный голос поприветствовал его, и Лорана шагнула из тени коридора в комнату. Она выглядела нерешительной, что было ей не свойственно, но, по-видимому, не удивилась тому, что Танис не одет. Единственный свет в комнате исходил от лампы на столе полуэльфа, и лунный свет лился сквозь окно позади него. Отсвет лампы вспыхивал на металлических волокнах ее длинного серебристого платья. «Танис».

Он ничего не сказал. Танис надеялся, что эта беседа не продлится долго. Он внезапно ощутил такую усталость, что едва мог сфокусироваться на эльфийской принцессе.

«Я…»— Она запнулась и начала снова. — «Отец рассказал мне о твоей с ним беседе этим утром». Она прошла мимо него и ступила на толстый ковер, который всего несколько минут назад был еще занят Флинтом.

Танис, покачав головой, остался у двери. Разве всего лишь этим утром он встречался с Солостараном в личных покоях Беседующего в Башне? Как сильно полуэльф нуждался во сне. Он повернулся и ухватился за каменный косяк двери.

«Он сказал, что ты не любишь меня», — продолжила Лорана. — «По крайней мере, не так, как я надеялась». Она высоко держала свой подбородок, но ее волнение выдавало то, как она продолжала разглаживать на запястьях кружева своего платья.

Каких трудов, должно быть, ей стоило начать этот разговор, внезапно подумал Танис. Он надеялся сделать беседу как можно короче и честнее. «Ты моя сестра», — тихо сказал он.

«Это не правда!»— запротестовала Лорана. — «То, что мы выросли в одном доме, ничего не значит. Я могу любить тебя, и люблю». Она двинулась к нему и взяла своими тонкими пальцами за руку.

Танис в душе простонал, так как глубоко внутри он знал, что Лорана была права. Она была его кузиной только по браку — да и эта связь была тонкой. Она, в самом деле, не была его настоящей сестрой. Но разве он хотел, чтобы она была ей? Он покачал головой, думая о золотом кольце, что все еще было спрятано на дне его кожаного кошелька.

«Лорана, пожалуйста, пойми», — устало произнес Танис. — «Я в самом деле люблю тебя. Но я люблю тебя как…»

«… как сестру?»— едко закончила она, и внезапно отстранилась от него. — «Это ты и сказал отцу сегодня утром, не так ли? ‘Я люблю ее только как сестру’».

Тишина в комнате нарушалась лишь неровным звуком ее дыхания. Когда она снова заговорила, в ее голосе звучала горечь.

«Я была дурой, не так ли? Я не буду больше доставлять тебе беспокойство, Танталас, мой брат. Мне, на самом деле, следует поблагодарить тебя, что открыл мне глаза на правду».

Ее лицо было таким же холодным, как кварцевые стены комнаты, но Танис видел, как свет Солинари отражается в слезах в ее глазах.

«Я смогу научиться ненавидеть тебя, Танис!»— закричала она, и, оттолкнув его, выскочила в коридор, оставив полуэльфа изумленно смотреть ей вслед. Перед тем как скрыться в коридоре, она остановилась и обернулась. Ее голос снова был практически спокойным. «Танталас, выброси кольцо». Затем она исчезла.

Танис мысленно пнул себя. Должен был найтись лучший способ уладить это. Он покачал головой и вздохнул, а затем закрыл дверь.



Глава 19

Медальон

<p>Глава 19</p> <p>Медальон</p>

П.К. 308, Начало лета


Прошли недели, давно стихли споры по поводу смерти лорда Зеноса. Тихие похороны старого советника состояли через два дня после его гибели. По правде говоря, мало кто из придворных скучал по вспыльчивому советнику, и не один эльф тихо вздохнул с облегчением оттого, что больше не придется скрестить с ним словесные мечи.

Похороны Зеноса не помешали простому народу устроить стихийные фестивали, чтобы отпраздновать уничтожение тайлора. Этот зверь сильно постарался, чтобы затормозить торговлю, которая все больше и больше формировала основу квалинестийской экономики. Рогатая голова чудовища на время была выставлена у юго-западной сторожевой башни, и выстроились длинные очереди эльфов, многие в сопровождении возбужденных детей, чтобы взглянуть на трофей.

Танис оказался в фокусе восхищенных взглядов простых эльфов Большого Рынка, и подозрительных придворных из Башни и дворца. В обоих случаях он чувствовал себя неловко. Кроме того, Лорана избегала его и обращалась к нему с показной прохладностью в тех случаях, когда они не могли уклониться от встречи. В результате, он все больше времени проводил в мастерской Флинта, глядя, как гном готовит эскизы медальона Портиоса к Кентоммену.

«Беседующий вчера заполнил вакансию лорда Зеноса», — заметил однажды утром Танис, наблюдая, как руки гнома порхают над эскизом с кусочком угля.

«Кем?»— спросил гном.

«Литанасом, конечно».

«Представляю, как это укрепило его ухаживания за леди Селеной», — заметил Флинт.

Танис кивнул. «Ультен бродит с видом потерянной души, вздыхая и глядя на Селену, словно…»— он подбирал подходящее сравнение. Внезапно его задумчивость нарушило цоканье копыт мула, и в открытой двери мастерской появилась Быстроногая, в ее прозрачных карих глазах светилось обожание. «… словно страдающий от неразделенной любви мул».

Смахнув с легким проклятием рисунок, Флинт перехватил создание, когда оно ступило копытом через порог. Ругая животное, он повел его обратно в сарай.

Когда стихло ворчание Флинта, Танис встал и подошел к столу. Свыше дюжины набросков, изображавших различные виды медальона, лежали на его деревянной поверхности. Флинт экспериментировал с различными комбинациями эльфийских символов — осиновыми листьями, конечно же, и другими элементами леса. Он даже набросал карикатуру на Портиоса, намекавшую на упрямство и силу, сделав акцент на постоянно недовольном выражении лица эльфийского лорда; Флинт нарисовал большую «X» через весь эскиз. Танис решил, что вариант, изображавший переплетенные осиновые, дубовые и ивовые листья, нравится ему больше всего.

Флинт протопал обратно в мастерскую и захлопнул дверь, невольно перекрывая доступ приятному бризу, облегчавшему летний зной. Из-за жары он снял свою обычную тунику и был одет только в легкие брюки пергаментного цвета и свободную рубашку, цвета яйца дрозда, собранную спереди и сзади и оставленную распущенной.

«Этот треклятый мул», — проворчал гном. — «Я сделал четыре разных задвижки для ее стойла, и она справилась со всеми».

«Флинт, она обожает тебя. Знаешь, любовь преодолевает все», — прокомментировал Танис, пряча улыбку.

«Моя мама говорит ‘Любовь и деньги принесут тебе хрустящую булочку с сыром на воскресном рынке’», — заметил Флинт, его внимание вернулось к рисунку.

Танис открыл, было, рот, чтобы прокомментировать наброски Флинта, и снова захлопнул его. Сбитый с толку, он уставился на гнома. «И?»— наконец спросил он.

«И?»— эхом повторил гном, подняв кустистую бровь.

«И что это означает?»— спросил полуэльф.

«Один Реоркс ведает», — ответил Флинт, усаживаясь за стол и снова беря уголек. — «Просто так говорила моя мама».

«А».

Флинт перевернул рисунки, чтобы Танис мог их увидеть. «Какой тебе больше нравится?»

Танис указал на переплетенные листья. «Вот этот, но он слишком незамысловат».

Гном задумался над наброском. «И я так считаю. Проблема в том, я не могу понять, из металла или из дерева делать медальон».

Танис вопросительно посмотрел на гнома.

«Кажется», — пояснил Флинт, — «что дерево будет хорошим носителем — показывающим связь эльфов с природой. Но резной деревянный медальон будет похож на те березовые диски, что дети используют во время игры вместо монет». Флинт развернул эскизы обратно к себе. «Не подобающее сходство, чтобы отпраздновать совершеннолетие наследника Беседующего».

«А как насчет стали?»— спросил Танис.

Флинт, задумавшись, отрешенно пробормотал: «Так-то оно так. Это драгоценный металл, но сталь производит впечатление холодности и бессердечности. Возьмем кулон твоей матери». Танис коснулся эфеса меча, который он по-прежнему упрямо таскал повсюду с собой. «Он прекрасен, но… какой-то отстраненный. Красивый — и для тебя, ее сына, полон значения — но не теплый».

Полуэльф смотрел, как гном опустил лоб на руки. «У меня осталось не так много времени», — пожаловался он. — «Кентоммен наступит через две недели, а мне еще нужно отнести Беседующему эскизы на утверждение».

Когда Танис ничего не сказал, гном в последний раз потер глаза, встал и пересек жилище, подойдя к дубовому буфету, в котором стоял огромный поднос с малиной. Он воспользовался деревянным совком, чтобы наполнить ягодами две керамические чашки.

«Еще один подарок от Эльд Айлии?»— простодушно спросил Танис. — «Как та рубашка, в которую ты сегодня вырядился?»

Флинт с подозрением уставился на Таниса. «И что это должно означать?»

«О, ничего». Танис поднял руки, как бы сдаваясь.

Гном указал совком на полуэльфа. «Айлия стала хорошим другом. И, парень, должен добавить, что ты и сам провел изрядно времени с ней за последние две недели».

Танис зачерпнул ягоды из одной чашки и съел их. «Не желаешь, чтобы я полил их сливками?» Флинт охлаждал продукты, включая молоко и сливки, запечатывая их в керамические кувшины и опуская те в родник на заднем дворе.

Гном отправил ложкой в рот изрядную порцию малины, закрыл глаза и медленно принялся жевать, бормоча: «Прекрасно, даже сами по себе». Затем его серо-стальные глаза распахнулись, и он сердито посмотрел на полуэльфа. «И, в любом случае, я заплатил Айлии игрушками. Это не подарки». Он поднял чашку и вернул на стол, чтобы рассмотреть свои рисунки.

Танис решил, что пришло время сменить тему. «Если ты не можешь выбрать между деревом и сталью, почему бы не совместить их?» Из-за ягод его голос прозвучал невнятно.

Флинт кивнул, не особо обратив внимание. Затем он обернулся к Танису. «Что ты сказал?»— спросил он.

«Почему бы не совместить…»

Но Флинт уже вытянул другой лист пергамента и неистово принялся черкать. Он бормотал себе под нос, но Танис не мог разобрать слов. Полуэльф вздохнул. Оно и к лучшему; в такую отупляющую дневную жару Танис в любом случае уже был готов вздремнуть. Пять минут спустя, полуэльф свернулся на койке Флинта и сонно засопел.

Гном продолжал работать.


* * * * *


Уже вечерело, когда Флинт, наконец, оторвал голову от листа. «Парень, взгляни на эти. Мне нужно твое мнение». Он оглянулся на Таниса, но полуэльф едва пошевелился. «Ладно!»— Флинт еще раз взглянул на свое творение, затем скатал один лист в цилиндр, оставив другие на столе, и отбыл, тихо закрыв дверь.

Тридцать минут спустя Флинт разворачивал бумагу на мраморном столе Беседующего в Башне. Солостаран склонился над ней, чтобы изучить предложение гнома.

«Я решил смешать золото, серебро, сталь, олений рог, красный коралл и малахит», — оживленно произнес гном. — «И древесину осины».

На эскизе был изображен медальон размером с детский кулачок. На нем был изображен лесной пейзаж, с осиной на переднем плане и тропинкой, ведущей между елями к холму. Над холмом располагались две луны. «Я изготовлю медальон в виде сэндвича из стальной подложки и золотой лицевой части. На золотой я вырежу рисунок — деревья, луны, дорожку».

Солостаран кивнул. Это было понятно. «А как насчет коралла и малахита?»— спросил он. — «Куда они встанут?»

«Я инкрустирую вставку», — пояснил Флинт. — «Когда я соединю вместе две пластины, я заполню контуры деревьев — зеленым малахитом листья и ветки, а коричневым рогом оленя — ствол. Дорожка будет из рога и стали. Одна луна, Лунитари, будет из красного коралла. Другая, Солинари, из серебра».

Но Беседующий выглядел колеблющимся. «Это красиво, но также и замысловато. Ты уверен, что сможешь сделать его за две недели?»

Флинт подмигнул и зачерпнул полную горсть сушеного инжира и глазированного миндаля из серебряной чашки на столе. Когда бы гном ни приходил, чашка всегда оказывалась полной, но Флинт никогда не делал паузы, чтобы оценить значимость этого; он только поздравил себя с большой удачей, что у него есть друг, чьи вкусы на снеки совпадают с его собственными. «Самое тяжелое — это придумать», — произнес гном. — «Все остальное легче».

«Дизайн устраивает?»— Флинт уверенно ждал, зная, что Беседующему понравилось, но желая услышать, как тот произнесет это вслух.

«Он безупречен», — сказал Солостаран.

Лицо гнома осветилось улыбкой. «Хорошо. Тогда я прямо сейчас приступаю к работе». Он протянул руку за рисунком.

Голос Солостарана остановил его. «Мастер Огненный Горн. Флинт».

Гном посмотрел на своего друга.

«Что говорят о том, что последовало за смертью лорда Зеноса?»— тихо спросил Беседующий.

Рука Флинта зависла над пергаментом. Затем он медленно скатал эскиз. «Ну, ты же знаешь, у меня сейчас не много дел с большинством придворных». Особенно после того, как он принял сторону Таниса после охоты на тайлора, мог бы добавить гном.

«Тогда, что говорит простой народ?»

Флинт завязал шнурок вокруг скрученной бумаги и медленно выдохнул. «Лорд Зенос не особо бы любим большинством, особенно теми, кого он рассматривал… низшим сословием», — осторожно произнес он. — «Но многие эльфы также разделяют его мнение о необходимости изоляции Квалинести от остального Кринна». Он решительно продолжил. «Те же самые эльфы не одобряют и моего присутствия здесь, так же как они и не в восторге оттого, что в городе живет полуэльф».

«В каждом вопросе есть свои фанатики», — прошептал Солостаран. — «Вопрос в том, насколько они сильны».

«Этого я не знаю, сэр».

Солостаран грустно улыбнулся. «Зови меня ‘Беседующий’», — произнес он. — «Помнишь, как я сказал тебе это в тот день, когда ты прибыл в Квалиност?»

«Помню ли я?»— гном хмыкнул. — «Как я могу забыть? Кто еще получает уроки придворного этикета от самого Беседующего с Солнцем?»

Солостаран промолчал, и, в конечном счете, его улыбка и ухмылка Флинта увяли. «Флинт, многие придворные недовольны. Они говорят… они говорят, что я защищаю Танталаса, потому что он мой подопечный. Они говорят, что я должен изгнать его».

Изгнать Таниса? «Это же абсурд», — произнес Флинт. — «Он не убивал Зеноса. Разве Мирал не объяснил, как всплеск магии мог отклонить вторую стрелу?»

«Флинт», — сказал Солостаран, — «я за последние недели переговорил с множеством адептов магии, и они все согласны в одном. Обстоятельства, подобные тем, что обрисовал Мирал, крайне маловероятны. Его трактовка звучит так, что мощная магия тайлора могла ‘срикошетить’ от слабого мага, вроде Мирала, и каким-то образом сбить с курса одну маленькую стрелу, чтобы она попала эльфу в грудь. Они говорят, что это не невозможно, но неправдоподобно. Для начала, такой ход событий убил бы кого угодно, кроме могучего мага».

«Все прошедшие недели я ходил от эксперта к эксперту, надеясь отыскать того, кто скажет ‘Да, скорее всего, так и случилось’».

Солостаран отодвинул свое кожаное кресло от массивного стола и повернулся лицом к громадным окнам. «Флинт, этого не может быть. Любой сведущий в магии скажет это». Несмотря на ослепительную жару снаружи, внутри здания из мрамора и кварца сохранялась прохлада. Флинта охватила дрожь.

«И как вы поступите, Беседующий?»

«Что я могу сделать?»— спросил Солостаран, его рассерженное движение вызвало шелест государственной мантии. — «Я оказался в ситуации, когда ближайший очевидец — которому я абсолютно доверяю — говорит, что наиболее очевидное объяснение — что у Таниса были дурные намерения — просто не является правдой. Другие объяснения, которые могут оправдать моего подопечного, считаются практически невозможными знающими эльфами».

«Это приводит меня к единственному умозаключению. То, что случилось с Зеносом, не могло случиться. И все же случилось». Беседующий прошелся вдоль стеклянной стены. «Мои придворные считают, что я должен ‘что-нибудь сделать’, но то, чего они хотят, выглядит морально непростительным для меня. Я не могу изгнать Танталаса только потому, что каких-то закоснелых членов двора раздражает его присутствие, и они нашли способ избавиться от него. И еще…» Он вернулся в кресло и резко откинулся на спинку. «Почему-то я всегда возвращаюсь к ‘и еще…’».

Флинт обдумывал, что ответить, но ничего не приходило в голову. Все, что он мог пообещать, это обдумать эту тему и держать уши раскрытыми, чтобы изучить мнение эльфов.

Когда несколько минут спустя Флинт вышел из Башни Солнца, собираясь медленно пройтись по бело-голубым мощеным улицам к своей мастерской, на ступеньках Башни его поджидала знакомая фигура. Маленькая толпа восхищенных детей собралась вокруг Быстроногой, которая подняла свою седую морду и восторженно прокричала, когда Флинт приблизился. С хомута, изготовленного для нее Флинтом, свисал оборванный конец веревки — его последняя попытка обрезать ей крылья.

«Ты дверная ручка от мула!»— раздраженно пропыхтел гном. — «Только кендер может быть большей чумой». Он схватил сжеванный конец веревки и потащил потерявшее голову животное по улице.



Глава 20

Летний сон

<p>Глава 20</p> <p>Летний сон</p>

Палящий зной, такой необычный для Квалиноста, даже у тех, кто спит спокойно, вызывал кошмары. И Мирал не был исключением.

Он снова был в пещере. Сталактиты, горевшие каким-то внутренним светом — единственное освещение в пещере — капали с потолка. С влажного пола вздымались сталагмиты. Он едва мог сохранять равновесие на скользкой поверхности.

Он посмотрел вниз и увидел, что обут в те тонкие кожаные сандалии, что носят эльфийские дети. Его игровой костюм был порван и испачкан в результате многочисленных падений.

Мирал не знал, как долго находился в пещере. Похоже, несколько дней, но время изменчиво для маленьких детей. Он не был голоден. Пока он карабкался по пещерам, переходя из туннеля в туннель, в поисках Голоса, звавшего его, он случайно находил еду, как только его охватывало чувство голода. Как и любой ребенок, он не задавал вопросов по поводу этих находок; он просто наедался и шел дальше.

Он не был по-настоящему напуган. Когда он захотел спать, то обнаружил теплую соломенную постель у одной из стен, с пуховой подушкой и откинутым фланелевым одеялом, как бы манящую его. А когда он проснулся, его ждала тарелка жареного квит-па с корицей и сахаром.

Маленький Мирал принимал эти дары и не задавал вопросов, откуда они берутся. Если бы его спросили, он бы сказал, что, наверное, их присылает его мама, хотя он, казалось, целую вечность не видел ее — с тех пор, как она крикнула ему ‘Немедленно возвращайся, маленький эльф’, тогда у входа в пещеру.

Он понятия не имел, где теперь вход в пещеру. Он понятия не имел, где Квалиност или где Мама.

Голос звал из глубины пещеры. Однако, этот зов сопровождался гулом и ревом, пугая молодого Мирала. Этот звук по очереди пугал и успокаивал его.

Голос ждал его. Он мог утешить его.

Внезапно, зов стал более настойчивым, как будто Голос одновременно был напуган и разгневан. Иди сюда, маленький эльф. Иди сюда. Я защищу тебя. Я дам тебе все, что захочешь, если только освободишь меня. Ступай сюда.

В тот момент Мирал понял, куда идти. Голос сказал ему. Он заработал своими коротенькими пухленькими ножками младенца и пустился бежать по одному каменному коридору за другим. Он завернул за последний угол, зная, что Голос был рядом и…

Резкий свет озарил новую комнату, в которой оказался Мирал. Следующие несколько минут он не мог видеть. Из Голоса пропало ощущение огромной доброты. В этом месте было абсолютное зло.

Он охрип от плача, пронзительно зовя маму, бегая кругами из-за гула, сотрясавшего пещеру, из которой внезапно пропали входы и выходы. Посреди пещеры — источник шума, света, ужаса, который он понимал даже своей юной невинностью — стоял пульсирующий драгоценный камень размером больше его головы. Его ограненные бока посылали серые и красные лучи, проникавшие в каждое углубление в скале. Его глазам было больно, и даже закрыв их, он не мог скрыться от этих лучей. Он снова зарыдал.

Серая драгоценность хотела его. Ее слова проникали в крошечную головку. Освободи меня. Выпусти меня, и я дам тебе все, что пожелаешь. Перед его глазами по очереди появились изображения игрушек, Мамы, Эльд Айлии, восхитительной еды. Мирал ощущал лихорадку. Его голос был хриплым; он хотел пить.

Внезапно перед ним возникла и повисла в воздухе чашка сладкой воды. Когда он рванулся к ней, она исчезла. Сочетание знакомого и невозможного обратило маленького мальчика в крик. Он нащупал трещину в одной из стен и втиснулся в нее. Он втискивался глубже и глубже, пока в пещере ему грозили все монстры из его детских страхов.

Затем наступил момент, которого он ждал — сильная рука рванула его вглубь расщелины.

Мирал проснулся весь в поту.



Глава 21

Попытка убийства

<p>Глава 21</p> <p>Попытка убийства</p>

П.К. 308, Середина лета


Больше чем неделю спустя Флинт работал над медальоном для Кентоммена Портиоса, когда в дверь каменного жилища гнома вошел лорд Тайрезиан — как заметил Флинт, естественно, не постучав. Только Танису дозволялось входить в мастерскую без предупреждения. Даже Быстроногая стучалась, по-своему, стук ее копыт обычно служил гному достаточным предупреждением, чтобы подскочить к двери.

После изнуряющей жары прошлой недели стало прохладнее. Это был один из тех дней, когда большинство хотело бы упаковать квит-па, сыр и маринованные овощи в корзину для пикника и направиться на одну из возвышенностей над ущельем. Но гном не думал об отдыхе. Его поджимал срок; Кентоммен должен был состояться через неделю.

Учитывая приближение праздника, конечно же, у многих квалиностских аристократов нашлись металлические изделия, которые им просто необходимо было сделать до церемонии совершеннолетия Портиоса. Флинт взял у них работу, но дал всем один и тот же ответ: он трудился над заданием Беседующего с Солнцем и, увы, могло оказаться, что сможет приступить к проектам просителей только после Кентоммена. Конечно, это их не радовало, но эльфы Квалиноста давным-давно поняли, что Флинт Огненный Горн, несомненно, являвшийся самым одаренным мастером по металлу в округе, одновременно мог быть упрямым как минотавр.

Перед ним лежали два диска, которые должны были превратиться в медальон; он усердно вырезал в лицевой золотой пластине при помощи остро заточенной стамески и маленького молоточка. Он критично осмотрел результат; стамеска придавала отверстиям зазубренный вид, к чему он и стремился. Особенно хорошо это срабатывало при формовке деревьев. «Достаточно хорошо, особенно если учитывать, что у меня нет времени на переделку», — пробормотал он.

Как раз в этот момент и распахнулась дверь, прозвенел колокольчик, и в проеме появился высокомерный эльфийский лорд с короткими белокурыми волосами.

«Гном, мне требуются твои услуги», — заявил Тайрезиан.

Делая перерыв, Флинт, сидевший в своем кресле рядом со столом, прикрыл эскизом компоненты медальона, поднял взгляд и одарил эльфийского лорда улыбкой, больше напоминавшей собачий оскал. «Входите, лорд Тайрезиан». Он указал стамеской на каменную скамью. «Присаживайтесь».

Согласно эльфийскому протоколу, Флинту следовало встать, если в комнату входил эльфийский аристократ, хотя они с Солостараном давно отбросили все формальности, когда Беседующий в одиночку навещал гнома. Однако Тайрезиан вспыхнул от досады. То, что эльфийский лорд не пожаловался на неуважение, доказывало гному, что Тайрезиан крайне нуждается в его услугах. Это вызвало еще одну улыбку на лице Флинта.

«Какая услуга вам ‘требуется’?»— бесстрастно произнес Флинт, откинувшись в кресле. Он снова указал стамеской на скамью. «Присаживайтесь».

Тайрезиан явно колебался, то ли сесть, куда указывал гном — и тем самым последовать приказаниям какой-то мелкой сошки — или остаться стоять, что могло означать, что этой мелкой сошкой являлся он, а не Флинт. Он выбрал компромисс, принявшись расхаживать по комнате, нигде не задерживаясь достаточно надолго, чтобы присесть. Надменно пройдясь по помещению, осмотрев комод, койку Флинта, его резной сундук и горн, Тайрезиан вытащил свой короткий меч и протянул его рукоятью вперед гному.

Не произнеся ни слова, Флинт взял меч и осмотрел его. Это было церемониально оружие, носимое на официальных мероприятиях, украшенное изумрудами и лунными камнями, и инкрустированное сталью. Такое оружие, будучи проданным, могло восемь месяцев кормить квалинестийскую семью.

«Не очень практичен в бою», — прокомментировал Флинт.

«Он для государственных мероприятий», — высокомерно произнес Тайрезиан.

«Таких, как Кентоммен Портиоса Канана», — закончил за него гном. Эльфийский лорд кивнул.

Флинт продолжил осмотр оружия. Дерево рукояти было сильно треснуто; кое-где стальная инкрустация отвалилась, а один из драгоценных камней — изумруд, решил он, разглядывая рисунок — выпал. Нужен был непростой ремонт; опытному мастеру, чтобы восстановить изделие, пришлось бы на это время оставить любую другую работу.

«Это займет неделю», — наконец сказал Флинт. — «У меня нет времени».

Характер эльфийского лорда взыграл, и в его глазах заметался синий огонь, но голос оставался таким же вежливым, как у гнома. «До Кентоммена, мастер Огненный Горн, еще целая неделя».

«У меня есть другая работа».

Тайрезиан выпрямился. «Тогда отложите ее. Выполните это задание».

Флинт протянул короткий меч обратно эльфийскому лорду. «Может быть, вы сможете найти другого кузнеца, чтобы починить его».

«Но…»

Замечание лорда Тайрезиана было прервано прибытием Эльд Айлии и Таниса. Старая акушерка, как обычно, была цветасто выряжена — полосатая желто-синяя кофта, красная юбка в складку и красные тапочки, все расшито бледно-желтыми ромашками. Рядом с ней Танис смотрелся практически бесцветным в желто-коричневой рубашке и рейтузах. Между собой — зрелище казалось искривленным из-за огромной разницы в росте акушерки и полуэльфа — они волокли огромную плетеную корзину, до верху наполненную початками кукурузы. В свободной руке Танис нес маленькую тарелку с перевернутой миской сверху. Они задержались на пороге и, щурясь от яркого дневного света, вглядывались в темноту мастерской гнома.

«Флинт, обед!»— пропела Айлия, ее круглые глаза были велики для ее треугольного лица. — «Только что сорванная сладкая кукуруза!»

«Со свежим маслом», — добавил Танис, держа посуду.

Затем лорд Тайрезиан двинулся в треугольник света около двери, и их лица скисли.

«Вы только взгляните на это», — лаконично произнес эльфийский лорд, скрещивая руки на груди и глядя на них сверху. — «Двое убийц вместе проводят время. Может, сравнивая записи? Преимущество выпускания стрелы в грудь лорда Зеноса против, скажем, того, чтобы дать умереть моей матери при родах? А, Танис, я же забыл. Айлия и твоей матери дала умереть, не так ли?»

Эльд Айлия побледнела, несмотря на свой загар; она поднесла руку ко рту, подавляя вскрик. Угрожающе надвигаясь на Тайрезиана, Танис отпустил свою ручку корзины, и пара початков выкатилась из кучи и отскочила в цветы за порогом.

Внезапно Флинт очутился между ними, повернувшись спиной к Танису, и выпихивая того обратно под солнце, и упираясь рукой в грудь Тайрезиана. Голос гнома был пугающим в своем спокойствии.

«Прекратите, эльф», — сказал он лорду Тайрезиану, чеканя каждое слово, — «или я покажу вам, что может сделать опытный боец».

«Ты!..»— бесновался Тайрезиан.

«Я дрался против людоедов. У вас, несмотря на все ваше высокомерие, нет военного опыта. Легко угрожать пожилой женщине и эльфийскому юноше, который не осмелится прямо сейчас раскачать лодку в Квалиносте, бросив вам вызов. Может, вместо этого вы пожелаете бросить мне вызов?»

Тайрезиан пристально уставился на гнома и, кажется, впервые заметил, что в правой руке Флинта материализовался потертый боевой топор. Его рукоять была в царапинах и вмятинах, но руны силы на плоском лезвии вспыхивали в лучах солнца, а кромка лезвия сверкала достаточной остротой, чтобы расколоть самый прочный доспех.

Эльфийский лорд расслабил свою позу.

Однако Флинт продолжал говорить. «Не забывайте, лорд Тайрезиан, что вы были тем, кто предложил, чтобы охотники пересекли овраг и оставили Зеноса — и меня, насколько я помню — на другой стороне».

Тайрезиан хотел, было, возразить, но Флинт еще крепче сжал руку эльфийского лорда. «Вы были тем, кто оставил троих подчиненных лицом к лицу с монстром, достаточно могучим, чтобы уничтожить их за короткий срок», — сказал он, его голос был чуть громче шепота, но властность в нем усилилась. — «Насколько мне кажется, вы больше кого-либо другого ответственны за смерть советника Беседующего». Он добавил в сторону: «Явно виновны больше полуэльфа, спасавшего свою жизнь — все наши жизни».

Как будто в небольшой мастерской было недостаточно многолюдно, Мирал выбрал этот момент, чтобы появиться на дорожке к жилищу гнома. Но четверо участников драмы на пороге не сразу увидели мага в глубоко натянутом капюшоне. Он отступил к краю мощеной дорожки и принялся ждать.

«Теперь уходите, лорд Тайрезиан», — приказал Флинт. — «И не забывайте: хотя я и не рассказал Беседующему свою теорию о том, кто на самом деле ответственен за смерть Зеноса, ничего не остановит меня от того, чтобы просветить его. Я всегда подозревал, что вы опустили эту часть в своем ‘докладе’ ему после того, как Танис убил тайлора».

С усилием, Тайрезиан отпихнул Таниса в сторону и проскочил мимо Мирала, оставив трио пристально смотреть вслед светловолосому эльфийскому лорду. Наконец, все как один, трое друзей обратили внимание на Мирала и пригласили его внутрь жилища.

Зная, насколько чувствительные у Мирала глаза, Флинт закрыл за магом дверь и принялся закрывать ставни окна на фронтоне мастерской. В это время Эльд Айлия развела огонь и подвесила над ним котелок с водой, пока Танис срывал оболочку и волоски с кукурузных початков. Хотя никто из них троих больше не испытывал особо голода, они занялись приготовлением пищи, явно надеясь вернуть предыдущее счастливое настроение.

У Мирала не заняло много времени объяснить свое поручение: одна из пластин металлической коробки, в которой хранились некоторые из его ингредиентов для заклинаний, отошла, рассыпав порошок по всему коридору перед комнатами дворца. «Я знаю, что вы заняты, мастер Огненный Горн, но надеюсь, что вы сможете починить ее», — сказал Мирал, держа в протянутой руке коробочку размером с кулак.

Флинт взял серебряную коробочку. Похоже, починить ее не составит особого труда; одна заклепка в углу могла легко исправить дело. Коробочка была достаточно декоративной — с выгравированными драконами, минотаврами и изображениями драгоценных камней — чтобы спрятать крошечную заклепку. Флинт взялся за дело, временно отодвинув медальон Беседующего, пока Танис и Айлия готовили сладкую кукурузу.

Маг на всем протяжении процесса говорил мало, что Флинт отнес на счет усталости из-за недостатка сна. Все во дворце были заняты с предрассветного часа до поздней ночи, готовясь к Кентоммену.

«А у гномов холмов есть свои Кентоммены?»— спросил Танис Флинта, который кивнул.

«Мы зовем их Днями Полной Бороды, но они и близко так не протоколированы, как у вас», — ответил гном. — «А каковы ваши обязанности, Мирал, на церемонии Портиоса?» Флинт нанес слабый удар, работая с мягким металлом.

Мирал моргнул и посмотрел со своего стула на сундук с одеждой Флинта. «В самой церемонии — никакие. Но меня назначили ответственным за координирование персонала, осуществляющего подготовку к Кентоммену и организацию развлечений на протяжении всех трех дней церемонии».

«Что это включает в себя?»— спросил Танис со своего места рядом с кипящей кукурузой.

Мирал перевел на него взгляд и слабо улыбнулся. Белки его глаз были налиты кровью, странно контрастируя с практически бесцветным тоном их радужной оболочки. «Пять дюжин швей шьют знамена» — которые, и в самом деле, начали появляться на шестах вдоль главных артерий Квалиноста — «а три дюжины мечников готовятся продемонстрировать свое умение во владении оружием, пугая меня этим зрелищем. Я диву даюсь, почему никто из них до сих пор не разрублен пополам, и буду сильно удивлен, если на мозаику Кит-Канана в амфитеатре Большого Рынка не будет пролита кровь во время их выступления».

Флинт бросил на мага сочувственный взгляд, в то время как Мирал продолжал перечислять. «Десять жонглеров и двадцать шутов заполонили дворец», — пожаловался он. — «Можете себе вообразить этот шум? Кроме того, четырнадцать акробаток, одна из которых хочет пройтись по канату в Башне Солнца на высоте ста двадцати метров!»

«Конечно же, вы разрешили», — сказала Айлия, доставая из кипящей воды готовый початок.

«Конечно же, нет», — возразил сбитый с толку Мирал, пока не понял, что акушерка шутит. — «Но недостаточно просто сказать нет. У каждого эльфа находится пара сотен доводов, почему его случай — особый, почему я должен разрешить ему сделать то, что не разрешено больше никому». Маг резко привалился к стене. «Я последние две недели ни разу не спал более трех часов подряд».

«Не желаете пообедать с нами, а затем вздремнуть здесь?»— спросил Флинт, указывая коробочкой на свою койку. — «Если требуется, мы можем вести себя довольно тихо».

Мирал покачал головой. «Мне нужно встретиться с труппой певцов. Они желают знать, почему не могут спеть вульгарные баллады в ротонде Башни непосредственно перед Кентомменом — как они говорят, чтобы ‘разогреть публику’». Он поднялся на ноги. «Я могу забрать коробочку позже».

«Она уже починена — за счет заведения», — сказал Флинт и передал серебряный контейнер магу. Гном открыл ставни, а затем рывком открыл дверь Миралу, который натянул поглубже на лицо свой капюшон, поблагодарил Флинта, кивнул Танису с Айлией и потащился по дорожке к Башне, сиявшей над верхушками фруктовых деревьев Флинта.

«Поспите немного!»— прокричал Флинт. Маг, не оборачиваясь, махнул рукой. После того, как гном закрыл дверь, он продолжил свой путь.

Визит Мирала, каким бы он ни был коротким, помог развеять гнетущую атмосферу, опустившуюся на трио после ухода Тайрезиана. Гном сдвинул со стола инструменты, которые он использовал при создании медальона, и вместо того, чтобы хандрить, Флинт, Танис и Эльд Айлия, к тому моменту, когда принялись грызть намазанные маслом кукурузные початки, ощущали уже едва ли не радость. Наконец, они передали по кругу кухонное полотенце, чтобы вытереть руки и, удовлетворенные, отодвинулись.

«Ох», — сказал Флинт, — «как сказала бы моя мама ‘Путь к душе гнома лежит через его обеденную тарелку’».

«Да?»— спросил Танис, толкая гнома локтем. — «А что еще говорит твоя мама?»

Флинт рассмеялся. «У нее есть изречение на каждый случай. ‘Слишком много поваров делают работу легкой’, скажет она и велит мне и моим тринадцати братьям и сестрам чистить амбар. У меня годы ушли на то, чтобы понять, что она имела в виду на самом деле. Для меня это звучало гномьим законом».

Айлия рассмеялась и один за другим вытерла о полотенце свои длинные пальцы. «Что еще она говорит?»

Флинт откинулся в кресле. «Я помню, как однажды пожаловался на то, что один из детей в городской школе задирал меня. Она погладила меня по голове и сказала: ‘Не волнуйся, Флинти. Одно гнилое яблоко не испортит целый котелок рыбы’».

Флинт фальцетом процитировал свою маму, и Танис улыбнулся. Но взгляд полуэльфа был задумчивым. «Как она выглядит?»— спросил он. — «Она красивая?» Эльд Айлия бросила мудрый взгляд на полуэльфа, а затем на гнома, который, не похоже было, что заметил его.

«Ну», — ответил Флинт, — «Полагаю, твои высокие стройные эльфийские друзья не сочли бы ее красивой, но мы, четырнадцать ее детей, считаем, что она просто замечательная. Конечно, у нее немного лишнего веса…»

«Попробуй выносить четырнадцать детей, и посмотрю, что будет с твоей фигурой», — заметила Айлия.

«…но у нее милое лицо, и она готовит, как богиня. И к тому же, довольно большие порции». Флинт похлопал свое выпиравшее брюшко, затем покраснел, выпрямился и попытался втянуть живот. Улыбка Айлии стала еще шире.

«А как выглядит твой отец?»— спросил Танис.

«Ох, парень, мой отец умер, когда я был еще подростком. Слабое сердце. Наследственная болезнь Огненных Горнов, по крайней мере, по мужской линии».

«Бедная твоя мама», — тихо произнесла Айлия.

Флинт кивнул. «Она все эти годы после смерти Папы скрепляла семью. Поставила моего старшего брата Эйлмара работать у папиного горна — и изредка подменяла его на более легких работах».

Айлия тихо встала и опустила обеденные тарелки в кипящую воду, в которой варилась кукуруза. Когда Танис вскинул брови, она улыбнулась и сказала: «Ни к чему тратить воду. Так тарелки довольно неплохо отмоются». Затем она вновь села и кивнула Флинту продолжать.

«Я был вторым по старшинству», — мечтательно произнес гном. — «После кончины Папы, Мама поручила мне амбар. Помню одно раннее весеннее утро в Доме на Холме. Я вышел из амбара, пытаясь отделаться от отвратительного запаха сыроварни, огляделся вокруг на холмы и хвойные деревья». Он вздохнул. «Парень, Квалиност прекрасен, и Дом на Холме не хуже. Тем не менее, это была маленькая-маленькая деревня, и, в конце концов, мне пришлось покинуть ее, чтобы повидать мир».

«Я хотел бы когда-нибудь побывать там», — сказал Танис, а затем подсказал, — «Твоя мама?..»

Флинт нахмурился, задумавшись. «О. Я стоял там, у открытой двери амбара, наслаждаясь солнцем, погодой, деревьями и зелеными холмами, а Мама вышла на крыльцо и окликнула», — и он снова заговорил фальцетом, — "’Флинт Огненный Горн, не загораживай дверь амбара, пока ранняя пташка ловит червячка!’» Он сотрясся от безмолвного смеха. «Полагаю, это означало, что она хотела, чтобы я вернулся к работе».

Он встал и потянулся, затем подошел к кипящей воде, чтобы выудить кузнечными клещами тарелки. «Однажды», — произнес он, оборачиваясь к своим гостям, — «когда моя младшая сестра Файделия стала жаловаться на нашу бедность, и на то, сколько всего у детей мэра, моя мама посмотрела на всех нас и сказала, ‘Ох, с другой стороны забора трава всегда зеленее’».

Эльд Айлия с Танисом ожидали концовки, но Флинт встряхнул клещи и произнес: «Мы были ошеломлены. С минуту мы не говорили ни слова. Она верно подметила!»

Он сделал паузу, продолжая держать клещи. «Затем, как я помню, все четырнадцать из нас стали смеяться и не могли остановиться. Я хорошо помню, как Айлмар упал на спину на каменный пол, держась за бока и заливаясь смехом, пока не начал задыхаться. Даже мой брат Руберик, обычно обладавший чувством юмора наковальни, принялся хватать ртом воздух, так сильно он смеялся. Когда мы пришли в себя, то увидели, что Мама вышла с кухни, в гневе бормоча и гремя чайниками».

«Она несколько дней не разговаривала с нами. И, что еще хуже, она перестала готовить!» Он казался пораженным ужасом.

«И как вы поступили?»— спросила Айлия.

«Мы с Айлмаром вернулись к работе у горна. Мы изготовили для нее табличку, согнув тонкие полоски железа в слова и прикрепив их к дощечке. Мы поместили ее над камином. Она гласила…» Он внезапно сдавленно фыркнул. «Она гласила…» Флинт закашлялся и вытер мокрые глаза.

«Она гласила?..»— подтолкнул Танис.

«’Насмешишь — людей поспешишь!’»

«Но это же неверно». — Танис запнулся. — «А, ну конечно».

«Ей табличка понравилась», — сказал Флинт. — «О да, она просто влюбилась в нее».


* * * * *


Они втроем решили, что, несмотря на подпиравшие Флинта сроки, это был слишком хороший день, чтобы провести его взаперти. Поэтому они подобрали самые портативные из инструментов Флинта для металлообработки и направились в горы к югу от Квалиноста. В то время как город с трех сторон охранялся двумя ущельями, с юга лесистый склон поднимался к горному хребту розовато-лилового гранита. Противоположный склон горной вершины образовывал цельную трехсотметровую скалу. Танис убеждал гнома совершить восхождение, которое, в любом случае, не являлось чрезмерно сложным, особенно учитывая, что с этого хребта открывался изумительный вид на горы Торбардина, древней родины народа Флинта.

«Небольшая зарядка никогда не повредит гному», — тогда ответил Флинт и пошел впереди. И таким образом, он первым увидел за колеблющимся морем зеленого леса острые зубцы гор Торбардина, казавшиеся темными кораблями под парусами на южном горизонте.

Он нашел удобную позицию у подножья дерева и провел несколько часов, инкрустируя медальон, почти завершив работу, пока Танис с Эльд Айлией гуляли, беседовали и собирали травы для ароматических смесей и зелий акушерки.

Несколько часов спустя, когда над городом начали сгущаться сумерки, Флинт в одиночку возвращался в свою мастерскую в рощице из осин и фруктовых деревьев; Танис пошел провожать домой акушерку. В жилище Флинта, конечно же, было темно; он несколько дней не разжигал горн из-за летней жары и из-за того, что текущий процесс создания медальона требовал работы только с холодным металлом.

Цветки утренних глориоз, увивавших дверь, плотно закрылись в надвигавшихся сумерках, а один из новых розовых кустов, которые гном посадил рядом с крыльцом, только начал цвести. Флинт сорвал один из бледно-желтых бутонов и втянул его запах. Он вздохнул. Не следовало забывать маленькие радости жизни. Несмотря на спор с лордом Тайрезианом, день удался.

Наверное, кружка эля — фаворит среди тех маленьких радостей Флинта — будет уместна в такой вечер, размышлял он, открывая дверь мастерской и шагая внутрь, продолжая крутить между пальцев розу.

«Ой», — внезапно произнес Флинт, роняя розу. Он укололся о шип и сунул палец в рот, посасывая его, чтобы унять боль. «Слишком сильно для простых удовольствий», — проворчал он по поводу своего раненого пальца и наклонился, чтобы поднять розу, помня о шипах на этот раз.

В тот момент, когда он собрался выпрямиться и шагнуть в мастерскую, что-то привлекло внимание Флинта. Это была тонкая черная нить, лежавшая у порога в шаге от комнаты. Обычно поддерживавший чистоту в — пусть и захламленной — мастерской, Флинт потянулся к нити, собираясь подобрать ее и выкинуть прочь.

Нить странным образом, казалось, за что-то зацепилась.

«Проклятье!»— проворчал он и дернул сильнее.

Внезапно послышался слабый щелчок, и, подчиняясь какому-то инстинкту самосохранения, Флинт лицом вниз упал на пол. Ударяясь о камни, он заметил в глубине комнаты вспышку света. Что-то со свистом пронеслось над его головой и с глухим стуком выше и сзади воткнулось в деревянную дверь.

С трудом сглотнув, он заставил себя перекатиться и, оставаясь на полу, посмотреть на возвышавшуюся над ним дверь. Погрузившись в прочное дубовое полотно, прямо на уровне груди стоящего в полный рост гнома, торчал кинжал с кожаной рукояткой.

«Реоркс!»— прошептал Флинт. Он осторожно поднялся на ноги, остерегаясь любого резкого звука, который может сигнализировать о еще одной атаке. Он чувствовал, как дрожат колени, несмотря на его твердый приказ им прекратить. Медленно он взялся за кинжал и вытащил из двери. Его тонкий кончик злобно мерцал в убывающем свете дня. Если бы он вошел в мастерскую и зацепил нить ботинком, кинжал воткнулся бы не в дверь, а в сердце гнома.

Почему кто-то хочет убить его?

Флинт начал оборачиваться, чтобы переступить через нить и войти в мастерскую, но послышался слабый стук, напомнивший гному звук, с которым резко заклинивает некий механизм.

Прежде чем он смог хотя бы вскрикнуть, мелькнула еще одна вспышка, когда второй кинжал пронесся в воздухе по направлению к гному.

«Флинт, старая ты дверная ручка», — хрипло произнес он и прислонился к двери, ухватившись за нож, который проткнул плечо его бледно-голубой рубашки. Между его пальцев засочилась кровь и окрасила ткань. «Тебе следовало догадаться…»

Он повис на двери и затем со стоном соскользнул на землю. «Старая ты дверная ручка…»— еще раз прошептал он, и затем его глаза с трепетом закрылись. Флинт лежал неподвижно, когда ночь набросила на город свой плащ.



Глава 22

Прибывает помощь

<p>Глава 22</p> <p>Прибывает помощь</p>

«Флинт! Ты слышишь меня?»

Танис мягко потряс гнома, а затем более настойчиво, но Флинт оставался неподвижным, все еще сжимая рукой кинжал. Его пальцы были темными от запекшейся крови.

«Флинт!»

Танис еще раз тряхнул гнома, и тот внезапно издал тихий стон. Танис с облегчением вздохнул.

«Во имя Реоркса», — хрипло простонал Флинт, — «не можешь ты оставить в покое бедного мертвого гнома?»

Танис обхватил Флинта рукой за шею, помогая гному сесть прямо, чтобы облегчить дыхание. «Флинт», — тихо произнес полуэльф, — «ты не умер».

«Кто тебя спрашивает?»— раздраженно, хоть и слабо, сказал Флинт. — «Теперь будь любезен, просто оставь меня здесь покоиться с миром. Вся эта тряска вызывает у меня головную боль». Гном снова простонал, откинувшись на руку Таниса. Улыбка облегчения промелькнула на лице полуэльфа.

«Ты не можешь быть серьезно ранен», — прошептал он. — «Раз у тебя остались силы жаловаться».

Двигаясь осторожно, чтобы рана не начала снова кровоточить, Танис поднял Флинта и положил, насколько только мог аккуратно, его на койку. Он осмотрел рану, решив пока не вытаскивать кинжал, и побежал за помощью.

Оказавшись снаружи мастерской, он задумался, кого позвать — Мирала или Эльд Айлию. Маг был загружен подготовкой к Кентоммену, но Башня была ближе, чем дом акушерки на западной стороне. Это и определило выбор полуэльфа.

Десять минут спустя Танис вернулся, глотая воздух от смертельной гонки, с тяжело дышавшим магом позади. Вскоре Танис с Миралом обложили гнома подушками и извлекли нож. Гном задышал легче.

«Не нужно врачей», — прошептал он. — «Слишком поздно». В его голосе появились мечтательные нотки: «Я уже могу видеть горн Реоркса…»

«Флинт, это твой горн», — произнес Танис.

«Ты реальный вредитель», — пожаловался гном.

«Вот», — сказал за спиной Таниса Мирал, и протянул полуэльфу кружку, над которой поднимался пар. На поверхности плавали обрывки листьев. «Пусть он выпьет это».

Танис поднес кружку Флинту под выпуклый нос, и гном принюхался к напитку. Тот пах горьким миндалем. «Это не эль», — обвиняющее произнес он.

«Правильно», — сказал Мирал. — «Но это тебе лучше поможет».

«Не может быть», — проворчал гном. Тем не менее, он сделал глубокий вдох и осушил кружку.

Эльд Айлия — вызванная одним из прибывших на Кентоммен акробатов, которому Танис по дороге дал стальную монетку — появилась как раз, когда Мирал очищал и зашивал порез. Обычно практически не вызывает сложности промыть и наложить швы на кинжальную рану, но Флинт усложнял задачу, все время брюзжа и протестуя. Удивительно, но лечение, похоже, не столько вызывало боль, сколько злило его. Мирал закатал рукава до локтей, вымыл руки с мылом и семью стежками зашил рану — что сопровождалось семью гномьими проклятиями и семью гномьими извинениями перед Эльд Айлией. Затем Мирал нанес на нее пузырь из целебной мази размером с грецкий орех и перевязал волосатую грудь гнома бинтом из мягкой ткани.

«Я в порядке!»— наконец заорал Флинт. — «Оставьте меня в покое!»

После этого Мирал заявил, что рана гнома должным образом обработана и собрался вернуться в Башню. Маг раскатал свои рукава; его правая рука практически зажила, но потерявшие ногти пальцы все еще выглядели отвратительно.

«Мне нужно присмотреть за труппой актеров, которые собираются развлекать публику, декламируя предсмертную речь Кит-Канана», — сказал он и состроил гримасу.

«А что в этом плохого?»— спросил Танис.

«Я не уверен, что он произносил ее», — ответил маг и снова состроил гримасу. Мирал протянул Танису сложенную бумажку с травами и велел готовить из них каждый час по чашке чая и давать гному, «даже если вам придется связать его для этого».

«Если ему будет слишком трудно проглотить, смешайте их с элем», — уже у двери Мирал тихо сказал Танису.

«Я обещаю, мне будет трудно!»— прокричал Флинт с койки, где Эльд Айлия безуспешно пыталась убаюкать его. После этого маг вышел.

Эльд Айлия снова попыталась успокоить Флинта колыбельной, которая, как она сказала, обычно творит чудеса с младенцами. Он не вполне был уверен, как воспринимать это, но заслушался ее теплым альтом, которым она напевала древнюю мелодию. «Баю, баю, крошка эльф», — пела она, — «спи под звездами всю ночь. Обойди ты все леса, проскачи среди садов, а к утру с улыбкой в дом возвращайся, крошка эльф».

«Это очень, очень старая песня. Ее пела мне моя мама», — сказала она, затем взглянула на Таниса, исследовавшего выпустившую кинжалы ловушку. — «И я пела ее тебе и Элансе, Танталас, когда ты только появился на свет».

Танис улыбнулся. «Держу пари, она мне тогда так же сильно нравилась, как и сейчас», — произнес он.

«Подхалим», — сказала Айлия. — «С таким серебряным язычком ты без проблем найдешь себе эльфийку в жены».

Покрасневший Танис внезапно удвоил свои усилия, осматривая ловушку. Он аккуратно разрядил ее и начал разбирать для изучения. «Флинт, кто бы ни установил эту ловушку, он знал свое дело. Изощренная конструкция и точное наведение. Какая удача, что на втором кинжале механизм заело; вот почему он сперва метнул в тебя только один из них. Затем, через какое-то время, напряжение освободило и второй механизм».

Танис избегал смотреть на старую акушерку, когда говорил. «А что, Эльд Айлия, если я найду человеческую женщину?»— наконец старательно бесстрастным голосом добавил он.

По кошачьему лицу Айлии пробежала тень, когда он еще раз натянула одеяло на бородатый подбородок Флинта. «В конце это не принесет тебе ничего, кроме боли, Танталас», — сказала она. — «Жизнь людей скоротечна, и даже если ты влюбишься в одну из них, ужасно наблюдать, как они стареют, пока ты остаешься молодым. Это сможет пережить только сильная любовь». В ее голосе звучала усталость.

Он поднял взгляд от ловушки. Круглые карие глаза встретились с миндалевидными карими глазами, и между двумя неполными эльфами промелькнула искра.

«Постарайся запомнить это, Танталас», — грустно сказала Айлия.

Танис сглотнул. «Постараюсь».

«Эй!»— ворчливо произнес с койки Флинт. — «Разве не время для моего эля?»

Эльд Айлия отбросила уныние и рассмеялась, погладив гнома по здоровому плечу. «Вы мне нравитесь, мастер Огненный Горн». С вернувшейся энергией, она энергично двинулась к столу, где Танис положил пакетик с травами.

«Корзина с элем в роднике», — любезно подсказал Флинт.

Немного подумав, Эльд Айлия заявила, что эль может помочь гному заснуть — и, особенно, утихомирить его. Поэтому она достала из родника практически пустую емкость и налила в кружку последние капли. Когда она открыла пакетик с травами, на ее острых чертах лица появилось испуганное выражение, а затем скрылось под привычной маской радости. «Флинт, Мирал давал тебе питье из этих листьев?»— мимоходом спросила она.

«Да», — ответил гном. — «С водой. Ужасный вкус. Уверен, с элем снадобье будет гораздо лучше». Он обаятельно улыбнулся поверх своей белой повязки. — «Много эля».

Эльд Айлия мгновение постояла, внимательно изучая пакет, затем снова сложила его и опустила в карман серого плаща, который, когда вошла, бросила на скамейку. Из другого кармана, незаметно для Флинта с Танисом, она вытащила маленький тряпичный мешочек, стянутый кожаным шнурком, и отмерила из него чайную ложку порошка. Затем, пока Танис осматривал мастерскую в поисках еще ловушек, Айлия добавила этот порошок к элю и дала напиток гному. Он осушил его одним глотком.

Что бы там ни было, оно с ним не ужилось. Флинт глубоко заснул, но короткое время спустя, проснулся, чтобы стошнить в пустую корзинку для эля, которую Айлия оставила у кровати. Затем голова гнома упала назад, и он снова заснул, его черно-белая борода вздымалась и опускалась в такт глубокому дыханию.

Танис присоединился к Айлии у постели Флинта. Крошечная эльфийка смотрела на гнома с полуулыбкой, слабо скрывавшей ее усталость.

«Он идет на поправку?»— прошептал Танис.

«С ним будет все в порядке», — ответила она. — «Мои травы снова поднимут его на ноги. По крайней мере, они помогают кормящим мамам…» Она поймала испуганный взгляд Таниса и погладила его по руке. «Танталас, я просто пошутила. Флинт поправится».

«Хочешь, чтобы я проводил тебя домой?»— спросил Танис. — «Я проведу эту ночь с ним. Я могу дать ему чай Мирала, если ты оставишь его здесь».

Эльд Айлия подняла голову, и ее глаза прозондировали Таниса. «Сейчас лучше совсем не оставлять его одного», — сказала она. — «Я останусь тут. Мы можем присматривать за ним по очереди».



Глава 23

Спасение

<p>Глава 23</p> <p>Спасение</p>

Он снова был в том сне. Сильные грубые руки схватили Мирала и, как раз в тот момент, когда бронированные челюсти тайлора просунулись в расщелину, вытащили его назад через трещину в камне.

«Похоже, маленький эльф, твой есть принадлежать королевский семья», — произнес над головой малыша глубокий голос.

Мирал, с мокрыми от слез глазами, поднял голову и вгляделся в полумрак пещеры; эта часть, похоже, освещалась не так хорошо, как те туннели, через которые он проходил. Он проглотил рыдания и попытался рассмотреть своего спасителя.

Это был человек, как увидел малыш, но что за человек! Связки мускулов украшали узловатую бочкообразную грудь. Плечи человека были огромными, и на них с головы и подбородка спускались белые волосы. Когда человек посмотрел вниз на него, Мирал глубоко заглянул в светившиеся добротой фиалковые глаза.

«Мой думать, ты есть чуть молодой, чтобы ходить без твой матка, юноша», — произнес человек.

В этот момент Мирал обеспокоился цокотом копыт по влажным камням туннеля. Человек подошел к развилке туннелей и, не останавливаясь, повернул направо. Но как он сообщит своей лошади о своих намерениях, подумал маленький мальчик. Мирал посмотрел вниз.

Человек и был лошадью! Или лошадь была человеком; Мирал никак не мог решить. Он снова посмотрел наверх, улыбка восхищения осветила его лицо.

«Ты кентавр!»— вскричал Мирал.

«Конечно», — ответило существо, баюкая малыша в сильных руках.

Кентавр, похоже, был высотой два метра, от копыт до макушки его аристократической головы. Он грациозно двигался по мокрым булыжникам, размахивая позади длинным хвостом. Вокруг плеч лошадиной части кентавра существо несло кожаный кошелек. Мирал потянулся маленькими ручками, чтобы исследовать его содержимое, но существо подняло его повыше, вне пределов досягаемости.

«Твой есть любопытный», — басом проворчал кентавр. — «Несомненно, почему твой быть так глубоко пещеры».

«Кто-то позвал меня», — объяснил Мирал, больше всего мечтая понравиться этому существу. — «Из туннеля».

Бледно-фиолетовые глаза кентавра расширились, и его походка невольно замедлилась, а затем снова ускорилась. «Твой слышать Голос? Поистине твой обладать в душе магия, молодой эльф. Не все слышать зов Серая Драгоценность». Он снова повернул, а затем еще. Вскоре малыш понятия не имел, где он был и где он сейчас.

Существо продолжало успокаивающе говорить с ребенком. «Твой есть теплый, дитя. Твой матка должен дать ты молоко от лихорадка. Я отнесу ты прямо домой».

Мирал, убаюканный ровным шагом благородного кентавра, начал засыпать. «Зачем ты здесь?»— сонно спросил он.

«Ах, Серая Драгоценность, на самом деле, великое сокровище», — ответил кентавр. — «И, по правде говоря, противный камень в прошлом делать меня на грань могила, и я поклялся месть. И это, маленький эльф, все, твой нужно знать».

Кентавр ускорил шаг, и вскоре малыш задремал в руках существа. Он периодически просыпался, однажды, когда его волосы колыхнул свежий ветерок, и он увидел, что движется сквозь безлунную ночь где-то снаружи пещер, и еще раз, пока кентавр практически бесшумно продвигался по мощеным улицам Квалиноста.

Наконец, они прибыли к дворцу. Мирал проснулся достаточно для того, чтобы заметить, как они обошли строение, вошли через ворота в сад — Почему стража их не замечает, удивился он — а через него попали на задний двор. Большие руки положили его на мягкий мох и накрыли покрывалом.

«Засыпай, маленький эльф», — прошептал кентавр. — «Твой будет нет помнить утром этот событие».

Похлопав напоследок малыша по плечу, кентавр описал по заднему двору круг и тихо скрылся.



Глава 24

Еще одна смерть

<p>Глава 24</p> <p>Еще одна смерть</p>

Следующие несколько дней, Танис с Эльд Айлией по очереди несли вахту в мастерской у гнома. Флинт много раз говорил им не волноваться о нем.

«Вы слишком много внимания уделяете заботе об увечном гноме!»— Бывало, ворчал Флинт, но эти слова явно не оказывали никакого действия на его сиделок. Солостаран приходил один раз и казался успокоенным сварливостью Флинта. Мирал навещал дважды, чтобы проверить, как у гнома идут дела.

К вечеру второго дня стало очевидно, что Флинт восстанавливает силы и, судя по уменьшению числа ругательств во время движения, боль пошла на спад. Тем не менее, Эльд Айлия была непреклонна в том, что гнома не следует оставлять одного, и она находилась с Флинтом, пока Танис отлучался во дворец, чтобы взять чистую одежду.

Однако, она разрешила Флинту работать над медальоном для Кентоммена Портиоса, сидя в гнезде на койке.

«В конце концов, церемония начинается завтра», — невозмутимо сказала она, расстилая на столе бинт и сворачивая его таким образом, чтобы он лучше подходил для коренастого гнома.

«Завтра?»— вскричал Флинт, вскочил с постели и со стоном схватился за плечо. «Я полагал, у меня есть еще три дня!»

Айлия перехватила гнома на пути к двери — хотя непонятно было, чего он надеялся достичь, бегая по улицам Квалиноста без рубашки — и, с весельем в зеленовато-карих глазах, загнала его обратно в постель. «Расслабься», — произнесла она. — «У тебя есть три дня».

Разматывая старый бинт с груди гнома, она пояснила хитросплетения церемонии.

«Слово ‘Кентоммен’, или ‘достижение совершеннолетия’, на самом деле означает заключительную стадию церемонии из четырех действий», — сказала она, снимая с раны кусочек ткани. «Это сама зрелищная часть церемонии, свидетелями которой хотели бы стать большинство зевак. Однако, большинство эльфов словом ‘Кентоммен’ обозначают всю трехдневную феерию».

«Первая часть называется Калтаса, или ‘Затенение’», — пояснила акушерка, очищая нежными пальцами заживающую рану. — «Эта часть стартует завтра утром. Во время Калтасы подросток — юноша или девушка, лишь бы он или она были знатного происхождения — в сопровождении родителей направляется в Рощу». Она упомянула древний лесистый район в центре эльфийской столицы.

Эйлиа промыла кусочек ткани в миске с чистой водой. «Когда проходящий Калтасу подросток такого высокого ранга, как Портиос, большинство простых эльфов пользуется случаем, чтобы пройтись парадом по улицам, надев самые пышные и цветастые наряды, а то и костюмы. Они танцуют и исполняют песни столь же древние, как и сама церемония», — сказала она. — «Вот почему можно видеть, как во дворце делают яркие цветные флаги — чтобы пометить маршрут от него к Роще».

«Я хотел бы увидеть это», — произнес Флинт.

Эльд Айлия внимательно осмотрела место, где кинжал вошел в плечо Флинта. «Думаю, ты будешь чувствовать себя достаточно хорошо, чтобы пройтись по маршруту процессии завтра утром».

Она еще раз промыла рану, затем выплеснула миску через заднюю дверь мастерской.

«Что произойдет с Портиосом в Роще?»— спросил гном.

«Беседующий отведет его в центр Рощи, затем церемониально повернется к нему спиной», — ответила акушерка. — «Портиос останется в Роще на три дня, один, ничем не питаясь и лишь утоляя жажду из родника в центре Рощи. Никто не имеет права входить в Рощу и тревожить его, так же, как и он не имеет права пытаться покинуть ее».

«Звучит так, словно им следует выставить стражу», — угрюмо прокомментировал гном, стараясь не выказывать удовольствия от нежных прикосновений акушерки.

«О, они так и поступят», — заверила его Эльд Айлия. — «Эльфийские дворяне будут по очереди нести стражу со своими церемониальными мечами — вроде того, который приносил сюда в починку Тайрезиан».

«А эта стража, в самом деле, нужна?»— спросил Флинт.

«Скорее всего, нет», — согласилась стройная эльфийка. — «Нарушить Калтасу — как и любую часть Кентоммена — для эльфа означает, что к нему всегда будут относиться, как к ребенку, вне зависимости от его возраста».

Флинт казался впечатленным.

Айлия продолжила: «В Роще Портиос совершит обряд очищения, отбросив все пласты детской жизни. В последнее утро он искупается в роднике, явившись очищенным душой и телом».

«Этим третьим утром ему принесут серую одежду — символизирующую его несформировавшийся потенциал — и выведут из Рощи», — закончила она. — «На этот раз на улицах не будет гулянья. На самом деле, простые эльфы всегда стараются совсем не смотреть на подростка в Кентоммене, когда его ведут по улицам в серой одежде».

«А почему?»— спросил гном.

«Потому что в этот момент подросток уже не ребенок, но еще и не взрослый. Формально, он не существует. Над эльфами будут смеяться, если они будут глазеть на того, кого нет».

Флинт фыркнул, но не пренебрежительно. «Совсем не похоже на мой День Полной Бороды. Тот по большей части состоял из дарения мне множества подарков и подношения больших кружек эля». Он, казалось, погрузился в размышления. «Если вдуматься, я предпочитаю такой праздник, чем провести три дня без еды и эля».

С легким смехом Айлия закрепила чистую повязку на место. Затем она принесла ему инструменты, чтобы он мог закончить медальон.

Танис этим вечером рано вернулся из дворца, приготовившись провести эту ночь с Флинтом. Он приготовил простой ужин для себя, акушерки и гнома: буханку серого хлеба, половину головки сыра, последние сладкие яблоки, оставшиеся с прошлой осени, и кувшин с элем. Наконец, солнце скрылось за верхушками осин, последние лучи сверкнули сквозь полупрозрачную зелень невесомых листьев, и из темных лесов выползли тени, чтобы овладеть улицами эльфийского города. Полуэльф убедил Эльд Айлию, что она может спокойно на время оставить Флинта, и та уступила, сказав, что у нее самой осталось масса незавершенных дел.

«Но не позволяй никому входить, кроме меня или Беседующего», — предупредила она Таниса.

«Почему?»

Эльд Айлия, казалось, была готова что-то рассказать, но в последнюю минуту передумала. «Лучше, чтобы какое-то время Флинт побыл в тишине. Ты знаешь, как посетители возбуждают его». Затем, сообщив Танису, что вернется утром, она быстро зашагала по дорожке, проскользнула между двумя древовидными домами и скрылась из вида.

«Флинта? Возбуждают посетители?»— тихо спросил сам себя полуэльф, а затем покачал головой.


* * * * *


Флинт на следующее утро открыл глаза от какофонии за окном. «Реоркс у горна! Что за жуткий шум?»— спросил он. Солнце едва взошло над горизонтом, судя по слабым теням в мастерской.

Танис сполз с ложа, которое он соорудил на толстом ковре рядом со столом Флинта, и встал, чтобы распахнуть ставни. Флинт приподнялся на локте и взглянул на буйство красок. Дюжины эльфов потоком шли мимо его мастерской, их голоса сливались в шумную песню на непонятном языке; он распознал только несколько эльфийских слов, да и те звучали странно.

«Старый язык», — пояснил Танис, — «из времен Кит-Канана, хотя некоторые из самих песен более свежие. Они отмечают эльфийские победы со времен Братоубийственных Войн и восхваляют различные этапы жизни, от детства до старости. Они также восхваляют кого-то, кто достиг больших успехов в жизни». Он остановился и прислушался, с отстраненным выражением лица. Внезапно, одетый в темно-розовую мантию эльф замер у мастерской и затянул новую песню. «Послушай, Флинт!»— воскликнул Танис, не встречаясь глазами с гномом. — «Она про тебя! Тоже написана на староэльфийском».

«Да ну!»— произнес Флинт. Он с усилием встал с кровати и осторожно просунул руки в рукава бледно-зеленой рубашки, последнее творение иголки Эльд Айлии. Он расправил перед рубашки над повязкой. «Ладно, парень, что он говорит?»

«Он поет…»— Танис сосредоточился— «он поет, что ты — принц гномов». Полуэльф еще сильнее сосредоточился, старательно отворачивая лицо.

«Продолжай, парень», — подгонял Флинт. — «Рассказывай». Он в спешке по ошибке сунул обе ноги в одну штанину, и поторопился исправиться.

Танис покосился на него. «Он говорит, что ты одаренный мастеровой — нет, ‘настоящий художник’ — по металлу».

Флинт казался впечатленным, и выглянул в окно. «И я не верю, что знаю еще такого джентльмена…» Он, не глядя, сунул ногу в ботинок, нашаривая на полу другой. Эльф снаружи продолжал петь, запрокинув голову и скрестив руки перед собой. Другие эльфы собрались послушать.

«Он также говорит», — продолжал излагать Танис, — «что ты доблестный боец и первоклассный верный товарищ».

«Ну, это истинная правда», — произнес Флинт, держа в руке другой ботинок. — «Какая красивая песня!»

Танис с трудом скрывал улыбку. «И он говорит, что тебе следует закончить одеваться и вместе с Танталасом Полуэльфом присоединиться к процессии Калтасы, пока вы оба не опоздали».

«Он…»— Флинт замер. — «Что?» Он стоял неподвижно, подняв бровь, с зависшей над ботинком ногой, пока Танис не выдержал и не мог больше скрывать свое веселье. «Ты… дверная ты ручка!» Гном запустил ботинок в хихикавшего полуэльфа, который вовремя нырнул.

Десять минут спустя, они вдвоем покинули мастерскую и влились в водоворот красок, запахов и звуков. Немного подувшись, гном снова решил заговорить с Танисом. «Парень, куда мы идем?»— спросил он, выглядя достаточно здоровым для всего лишь несколько дней назад раненого ножом гнома.

Танис указал между двумя зданиями из розового кварца, как и остальные, сверкавшими розовым светом в лучах раннего утреннего солнца. «Процессия проследует вон там, по той улице. Но сперва, думаю, нам следует купить завтрак у одного из уличных торговцев».

Эта идея показалась гному разумной, поэтому они вдвоем направились к сидевшему перед лотком молодому эльфу, продававшему поджаренный хлеб, посыпанный молотым сахаром. Чавкая, они обошли стол эльфа, продававшего причудливые маски некоторых из криннских созданий: минотавров, лесных обитателей и овражных гномов, хотя последние не похоже было, чтобы хорошо продавались; квалинестийцы не особо стремились одеваться как короткие вонючие создания и таскать с собой муляж дохлой крысы, необходимый аксессуар образа овражного гнома. Другой торговец продал Флинту с Танисом крошечные колбаски из оленины с горячими хрустящими булочками и, наконец, они купили по кружке горячего пряного чая — который гном счел почти таким же хорошим, как эль. Кошелек Таниса заметно полегчал, когда они вышли на улицу, по которой должна была пройти процессия, но зато их с гномом животы были основательно наполнены.

«Ну, вот это завтрак, чтобы поправить здоровье гному», — произнес Флинт, тщательно вытирая жирные пальцы о свои темно-коричневые штаны. «Как думаешь, они еще будут здесь в обед?»— с надеждой добавил он.

«Скорее всего», — ответил Танис и открыл, было, рот, чтобы еще что-то сказать, когда его внимание привлекла суматоха на севере. Толпа, казалось, уплотнилась, едва не устроив давку, и Танис рассмотрел черные и серебристые плюмажи церемониальной формы дворцовых стражников. Он указал туда.

«Вон идут Портиос с Беседующим», — прокричал он сквозь нарастающий шум Флинту, который кивнул.

Сопровождавшие вокруг Портиоса и Солостарана маршировали по четырем углам огромного квадрата, а Беседующий со своим старшим сыном царственно шествовали в центре свиты. Толпа расступалась перед безмолвной и не глядевшей по сторонам процессией.

Флинт подпрыгивал, придерживая правое плечо левой рукой. «Я ничего не вижу!»— пожаловался он. Толпа вокруг него с Танисом уплотнилась, несмотря на его ворчание, и скоро толчея разделила их.

«Флинт!»— позвал Танис. — «Когда все закончится, встретимся у мастерской!»

Но гном был сметен толпой.

Несмотря на шум при приближении свиты, толпа притихала, когда Портиос с сопровождающими проходил мимо. «Вот что ты будешь помнить всю свою жизнь!»— услышал Танис, как один эльфийский отец говорил молодой дочери, которая, казалось, больше интересовалась поглощаемым ею ломтем поджаренного хлеба с сахаром, чем разворачивавшейся перед ней историей.

У Таниса перехватило дыхание от осанки и внешнего вида Беседующего, шествовавшего с царственным выражением лица, расправленными плечами под золотой мантией, сверкавшей подобно золотому ободу у него на лбу. Рядом с ним почти так же величественно, шаг в шаг, шел Портиос, одетый в простую темно-зеленую мантию.

Полуэльф замер, когда Беседующий с Портиосом проследовали мимо; в нем боролись гордость за них и зависть к ним. Танис подумал, кто займет место его родителей, когда наступит время его собственного Кентоммена, или его человеческая кровь лишит его этого права.

Толпа хлынула за Беседующим, но Танис остался на месте. Затем он двинулся в противоположном направлении.


* * * * *


Выкрикивая проклятия, придерживая плечо и мечтая, чтобы этот тупоголовый полуэльф нашел его, Флинт проталкивался между эльфами. Но он был почти вполовину ниже их, и его несло вместе с ними, как листок в бурном потоке.

Наконец, между двигавшимися телами, он заметил знакомую фигуру, стоявшую в дверях в десяти метрах от него. Флинт уперся ногами и прокричал: «Мирал!» Маг обернулся к нему с удивленным выражением на лице и сделал приглашающий жест гному, но Флинт только бессильно пожал плечами. Если бы он мог так спокойно протолкаться сквозь толпу, он бы остался с Танисом.

Высокий маг добился большего успеха, чем он, пробиваясь сквозь море эльфов, и фигура в капюшоне вскоре добралась до гнома и втянула его в другую дверь. «Легче зацепиться за что-нибудь устойчивое и позволить толпе обтекать тебя», — с кривой улыбкой прокомментировал маг. Они в молчании наблюдали, как эльфы бурлили вокруг поющим красно-зелено-желто-синим потоком.

«Что произойдет потом?»— поинтересовался Флинт.

Маг выглядел испуганным. «С кем?»— спросил он.

«С Портиосом». Флинт указал за удалявшуюся процессию, над толпой виднелись уже только плюмажи стражников. «После того, как он завершит свое дежурство в Роще».

«Ты два десятка лет посещал Квалинести и не изучил, как происходит Кентоммен?»— удивленно спросил Мирал.

У гнома нарастало раздражение: «Я видел небольшие празднования, но ничего такого, что могло бы особо привлечь внимание».

«А», — глубокомысленно кивнул маг и вышел из дверей, зашагав в сторону мастерской Флинта. «Ну, после Калтасы — это как раз стартующее сегодня трехдневное дежурство — Портиоса выведут из Рощи три дворянина, их личности будут замаскированы черными мантиями, перчатками и масками. Беседующий при этом не будет присутствовать. Он за день до этого отправится в уединении предаваться медитации и молитвам».

«Портиос будет в серой мантии, как и Гилтанас, который возвратится из своего ночного дежурства в Кентомменаи-кате в созерцании Реки Надежды». Мирал прервал свой рассказ. «Ты был там?»

Флинт кивнул.

«Горожане не будут обращать внимание на братьев», — сказал Мирал. — «Это часть требований Кентоммена».

«Я знаю», — произнес Флинт. — «Айлия объяснила мне. Куда направится Портиос?»

Маг продолжил, обходя размахивавшего зелено-серебристым флажком ребенка. «Три дворянина отведут его в каменную комнату, высеченную глубоко под дворцом. Это затененная комната, и его посадят в маленький световой круг в центре». Мирал с Флинтом обошли сверкавший кварцевый дом в форме дуба и завернули за угол.

«Дворяне в масках станут вокруг юноши треугольником», — сказал Мирал. — «Они Уласи, Созерцатели, и у каждого есть церемониальное имя: Толесра, Тщеславие; Сестари, Зависть; и Кетиар, Гордыня. Каждый непрестанно будет задавать юноше вопросы, обвиняя его в своекорыстном тщеславии, жажде величия других и глупой спеси. Яростью, подстрекательством, насмешками и критикой они испытывают силу воли и чистоту души, которые юноша приобрел в Роще».

Флинт представил себе эту сцену и поежился. Он по-прежнему предпочитал вечеринку по поводу своего Дня Полной Бороды. «Какова цель вопросов… Как он называется?»

«Эта часть Кентоммена называется Мелесканара, или ‘Тень Сердца’», — ответил Мирал. — «Цель, как и намекают их названия, проверить, не остались ли какие-либо тени на сердце юноши. Если да, он испугается, разгневается или падет духом от их слов. Закричать, заплакать или даже вздрогнуть означает провалить тест. Однако если к концу испытания юноша останется невозмутимым и в мире с самим собой, Уласи просто кивнут и покинут комнату, оставив дверь открытой».

У гнома внезапно возникло чувство, что он понял, где Беседующий развил непроницаемую маску, надеваемую на лицо во времена неприятностей. Ему стало любопытно, как Портиоса — и, к примеру, Тайрезиана — изменят их собственные Кентоммены.

Они подошли к мастерской Флинта; Таниса не было видно. Благодарный Флинт — хотя он никогда и не признал бы это — получивший возможность отдохнуть несколько минут на своей любимой каменной скамье, пригласил Мирала войти. Маг согласился, и вскоре они вдвоем наслаждались подрумяненным соленым квит-па, мешочек с которым гном приобрел на обратном пути. Гном держал в одной руке кружку с элем; маг пил воду.

«И как ты себя чувствуешь, друг мой?»— спросил Мирал. — «Ты узнал что-нибудь о тех, кто устроил эту мерзкую ловушку?»

Флинт в ответ на второй вопрос покачал головой, но ответил на первый, объявив себя здоровым, как гном наполовину моложе. «Танис и Эльд Айлия хорошо ухаживали за мной. Они не давали мне ничего, кроме здоровой еды и питья. Это было ужасно», — угрюмо добавил он.

«А то лекарство, что я оставил, помогает?»— осведомился Мирал. — «Я беспокоился, как ты справишься с тем, чтобы выпивать каждый час по чашке чая».

«Лекарство?»— Гном выглядел сбитым с толку. — «Нет. Айлия влила в меня достаточно холодной воды и молока, чтобы едва не заставить плавать — она утверждала, что это не даст развиться лихорадке от раны — но я не пил лекарств. Если только, конечно, она не вливала его в воду. С нее бы сталось».

«Нет, этот чай следовало принимать теплым», — сказал маг. — «А, ладно. Может быть, я забыл оставить травы. Я позже был так занят, что не вполне уверен, действительно ли делал что-то, или только собирался».

Внезапно Флинт услышал легкие шаги по дорожке перед мастерской. «Должно быть, это Танис», — произнес он.

Но это была молодая эльфийка ростом с Флинта, с волосами цвета пшеницы и глазами, как море. Она ничего больше не сказала, единственно, выпалив, — «Это от Эльд Айлии. Флинту Огненному Горну или Танталасу Полуэльфу», — и сунула Флинту свернутый пергамент.

Ребенок продолжал стоять перед Флинтом, переминаясь с ноги на ногу, пока гном разворачивал бумагу и, прищурившись, вглядывался в послание. «Флинт, Танталас», — вслух прочел он. — «Немедленно приходите. Я все выяснила насчет Зеноса. Айлия».

Он поднял взгляд. «Что, во имя Кринна?..»— Флинт невидяще надолго уставился на эльфийского ребенка, затем, казалось, внезапно сфокусировал взгляд на подростке. «Чего тебе, девочка?»— прорычал он.

«Эльд Айлия сказала, что ты дашь мне игрушку за доставку послания, если я буду бежать всю дорогу». Ребенок все еще тяжело дышал. «Это было трудно. Парад возвращается. Снаружи так многолюдно!» В ее голосе звучала обида.

Флинт жестом указал в сторону сундука. «Вон там. Выбери сама. Девчушка, как выглядела Айлия, когда ты оставила ее?»

Ребенок уже открыл буфет и жадными руками тщательно перебирал его содержимое. До гнома донесся ее ответ: «Взволнованной. Она продолжала повторять: ‘Теперь все понятно. Шрам. “Че”. Последний. Теперь я понимаю’. И практически вытолкала меня за дверь». В детском голосе звучала обида.

Флинт казался сбитым с толку, переводя взгляд с Мирала на затылок копавшегося в игрушках ребенка.

«Шрам. “Че”». — Флинт задумался. — «Последний?»

«Я не знаю ни одного эльфа с Ч-образным шрамом», — произнес маг, отодвигая в сторону мешочек с солеными квит-па. — «Может быть, за исключением Тайрезиана».

Флинт взволнованно сел. «Точно! Руки Тайрезиана в шрамах от многих лет практики с оружием. Должно быть, Айлия нашла, как связать его с убийством лорда Зеноса». Он вскочил со скамейки и направился к двери. «Пойдем, нам нужно спешить», — прокричал он Миралу и добавил для маленькой девочки, — «Бери все, что хочешь!»

Когда он несся по улице, расталкивая оставивших Портиоса в Роще и вновь заполонивших улицы участников церемонии, маг двигался позади него.

Счастливый ребенок, по локти в игрушках, остался в мастерской Флинта.


* * * * *


Айлия нетерпеливо прохаживалась по дому, изредка останавливаясь, чтобы стукнуть маленьким кулачком по ладони другой руки — мужской жест, весьма необычный для эльфийки, но она вся дрожала от волнения.

«Так оно и было!»— прошептала она сама себе. — «Конечно!» Она описывала круги у камина и повернулась к входной двери. Снова подошла к ней и выглянула на улицу. «Где они?»— проворчала она. — «Фиония уже нашла их? Надеюсь, этот ребенок не заблудился…»

Она услышала щелчок со стороны задней двери жилища и закрыла переднюю дверь. «Флинт? Танталас?»— позвала она, с почти кошачьим выражением лица. Она поспешила через прихожую, мимо камина и остановилась в дверном проеме на кухню. «Кто?..»

Фигура обернулась, и Эльд Айлиа замерла. За все века своей жизни она никогда не испытывала большего ужаса. Ее руки взмокли, дыхание перехватило, она вслепую шагнула назад, натолкнувшись на квадратный стол. Три детских портрета и одна из игрушек-неваляшек Флинта упали на пол.

Фигура последовала за ней в прихожую, и она открыла рот, чтобы закричать.

Но не успела издать ни звука. Она в тишине рухнула на пол.

И затем фигура вышла.


* * * * *


Покинув процессию, Танис выбирал самые пустынные улочки, которые только мог найти — что было не трудно, так как большинство жителей Квалиноста следовали за Портиосом и Беседующим в Рощу. Он побродил с полчаса, пока призыв торговца не напомнил ему, что он обещал встретиться с Флинтом в мастерской.

Вскоре он подошел к жилищу и обнаружил только одного обитателя — светлоголового эльфийского ребенка, счастливо игравшего на полу мастерской с несколькими дюжинами деревянных игрушек. Она назвалась Фионией, указала на послание Эльд Айлии, упавшее со скамьи, и заявила, что гном дал ей все эти игрушки.

Танис прочел записку и выбежал за дверь еще до того, как девочка закончила говорить.

Позже он мало, что мог вспомнить о том, как несся от мастерской Флинта до дома Эльд Айлии; расплывчатое пятно из поющих, танцующих и болтающих квалинестийцев. Один раз он заметил стоявшего в одиночку на углу улицы Флинта Огненного Горна, озиравшегося, будто кого-то потерявшего, но когда в толпе появился следующий просвет, гном исчез. Полуэльф поднажал.

Передняя дверь розово-серого жилища акушерки не была закрыта, но это не было необычным. Немногие квалинестийцы запирали двери; в Квалиносте совершалось слишком мало преступлений, чтобы напугать эльфов. Танис постучал, сперва осторожно, затем сильнее, не услышав привычное «Входи, входи, входи». Он крикнул в окно второго этажа, но ответа не последовало.

Из своей двери высунулась соседка и странно посмотрела на колотящего в дверь полуэльфа. «Айлия должна быть дома», — крикнула эльфийка. — «Я видела ее в окне не более пяти минут назад».

Наконец, Танис потянул дверь и шагнул внутрь. Еще до того, как его глаза привыкли к тусклому свету, он понял, что что-то случилось. Он ожидал, что взволнованная акушерка поспешит из задней комнаты, чтобы рассказать ему, что она разобралась в убийстве Зеноса.

Вместо этого, он почувствовал запах смерти. Дверь с громким стуком захлопнулась за ним.

Пожилая акушерка лежала на спине перед камином в луже собственной крови. Ее круглые глаза — те человеческие глаза, которых она никогда не стыдилась — незряче уставились в потолок. По комнате были разбросаны дюжины миниатюрных рисунков. Танис заметил, что она еще могла двигаться после получения смертельного удара; широкая кровавая полоса тянулась от передней двери к ковру перед камином. Один рукав был сдвинут выше локтя, а ее сиреневая юбка слегка задралась, открыв тонкие икры и колено. Другая рука Айлии держала портрет двоих эльфийских детей.

Танису не хватало дыхания даже вскрикнуть. Он опустился на колени рядом с крошечным телом эльфийки, не обращая внимания на темно-красную жидкость, намочившую его рейтузы и мокасины. Фиолетовая юбка Айлии была в потеках крови. Он тщетно пытался стереть их, только еще сильнее размазав. Он коснулся ее лица, надеясь ощутить дыхание на своей руке. Но плоть эльфийки, хотя все еще и теплая, была уже охвачена оцепенением смерти.

Его пальцы были покрыты красным. Он застыл со сжавшимся от горя и ярости сердцем.

Внезапно он обнаружил, что кто-то уже некоторое время колотит в переднюю дверь. И в этот момент дверь позади него с треском распахнулась. Танис обернулся лицом к вошедшему.

«Великий Реоркс!»— вскрикнул Флинт, а затем, — «Айлия!»


* * * * *


На полдороги к дому Айлии, Флинт шагнул в море эльфов и потерял Мирала из виду. Но, решив, что у мага, чьи глаза были на одном уровне с другими эльфами, больше шансов протиснуться сквозь толпу, чем у гнома холмов ростом метр двадцать, Флинт решительно зашагал, прекратив его поиски.

Мирал нагнал гнома у порога дома Айлии в тот момент, когда Флинт постучал в первый раз. Маг выглядел запыхавшимся.

Флинт не обратил на него внимания. Вместо этого, он принялся колотить в дверь. Наконец, он распахнул ее, увидел повернутое к нему заплаканное лицо Таниса, и вскрикнул от зрелища позади полуэльфа.

…Затем Флинт поднял взгляд, чтобы прочесть нацарапанные на каминной полке кровью слова, уже начинавшие буреть по мере высыхания жидкости.

«Айлия», — гласила надпись, — «Мне жаль».


* * * * *


«Смирись с приговором, который я должен вынести», — позже произнес Беседующий с трибуны Башни Солнца. Сотни эльфов, привлеченные приближавшимся Кентомменом, заполнили проход, хотя когда Беседующий вел суд, только дворянам дозволялось находиться внутри самого центрального зала. Непрерывный гул разговоров служил фоном.

«Со времен Братоубийственных Войн, Танталас, кровь эльфа не проливалась эльфом», — сказал Солостаран, — «и мы будем горевать не только об уходе давнего преданного служителя этого двора, мы будем оплакивать утрату мира, так долго лелеянного этим городом».

«Но прежде чем мы начнем оплакивать, тот, кто сотворил эту тень, должен ощутить ее мрак. Итак, Танталас Полуэльф, ты стоишь передо мной. Ты обвиняешься в убийстве Эльд Айлии, акушерки».

Литанас пробормотал со своего нового места справа от трибуны: «Скорее всего, он и лорда Зеноса убил».

«В этом деянии своей мудростью», — произнес Солостаран, — «я признаю тебя виновным».

Все еще облаченный в окровавленную одежду, что была на нем, когда дворцовые стражники забрали его из дома Айлии, Танис вздрогнул, но устоял. Он услышал позади тихое рычание и знал, что это был Флинт.

«Итак, я объявляю, что ты, Танталас Полуэльф, должен быть изгнан из всех земель Квалинести, и что эльфам следует избегать тебя, как если бы тебя никогда не существовало, если они сами не хотят понести наказание».

У Таниса закружилась голова. Он подумал, что смерть была бы легче. Мысль о том, чтобы покинуть Квалиност, вызвала у Таниса боль в области сердца, словно в него вонзили кинжал. Во всех своих мечтаниях о странствиях по Кринну он всегда полагал, что сможет вернуться в Квалиност.

Во время речи Беседующего у Тайрезиана был отвратительно торжествующий вид.

«Танталас, ты принимаешь наказание?»— спросил Солостаран.

Танис открыл рот, чтобы ответить, даже не зная, какие слова намеревались сорваться с губ, но внезапно один из стоявших рядом с ним стражников споткнулся, и Танис удивленно моргнул, когда Флинт сердито протопал вперед, чтобы стать перед подиумом. «Я не знаю, принимает он или нет», — прорычал Флинт, уперев руки в бока, но его глаза при этом были печальны. — «Но, во имя Реоркса, я знаю, что я с этим не соглашусь!»

Собравшиеся вокруг трибуны потрясенно смотрели на гнома.

Флинт остро ощутил все эти пары миндалевидных глаз, уставившихся на него, особенно взгляд Беседующего. Они теперь в любую минуту вышвырнут меня из города, подумал Флинт, и тогда я не смогу принести полуэльфа ни капли пользы. Он внезапно подумал о Айлии и понял, что с изгнанием Таниса и смертью акушерки, у него мало причин оставаться в Квалиносте.

Он покачал головой и собрался с мыслями. Конечно, Айлия поймет, если он сейчас соберет все свои силы, чтобы защитить Танталаса, ее любимчика. Флинт будет оплакивать старую акушерку позже, лично.

Но сейчас он был нужен Танису. «Взгляните сюда, Беседующий», — громогласно начал Флинт, прежде чем Солостаран смог что-либо сказать. — «Вы, очевидно, выслушали все, что рассказали о случившемся эти эльфийские лорды — по крайней мере, что они думают, что произошло. Но среди них нет очевидцев — нет свидетелей, помните».

«И, тем не менее, они быстренько возложили ответственность за это темное деяние на Таниса», — продолжил Флинт. — «Я могу подумать о других, кто равно — нет, больше — может быть подозреваемым, чем полуэльф, который за последние недели полюбил Айлию».

«Любовь!», — фыркнул Тайрезиан. — «Поступок!»

«А вы, лорд Тайрезиан, главный среди моих подозреваемых!»— прорычал Флинт, указывая на эльфийского лорда.

«Это невозможно», — возразил Тайрезиан. — «Когда была убита старая леди, я помогал охранять Портиоса у Рощи».

Флинт на мгновение пришел в замешательство. Затем он продолжил, — «Есть вопрос по поводу записки. Предположительно, смерть Эльд Айлии имеет отношение к гибели лорда Зеноса. Акушерка разгадала ту смерть, и в результате, кто-то убил ее. Зачем бы тогда она адресовала записку мне и Танталасу, если у нее было доказательство связи Таниса со смертью Зеноса?»

Беседующий, казалось, намеревался позволить гному продолжать, несмотря на оскорбление придворного этикета. «А еще, мастер Огненный Горн, записка исчезла», — произнес Солостаран. — «Никто, кроме вас, не видел ее. Маг Мирал только слышал, как вы читали ее, ребенок Фиония слишком молода, чтобы уметь читать, а Танис, также заявляющий, что видел ее, главный подозреваемый. Более того, никто, кроме Таниса, не был замечен входящим или покидающим дом до прибытия вас с Миралом. И, наконец, зачем убийце Айлии извиняться перед ней в послании на каминной полке, если убийца не был кем-то, близким ей».

«Я…»— промямлил Флинт. — «Признаю, Беседующий, что не знаю. Все, что я знаю, так это то, что версия, противоречащая доказательствам, не может быть истинной».

На чело Беседующего легла морщина; на его лице появилось выражение замешательства — и, может быть, проблеск надежды.

«Беседующий, при всем уважении, это нелепо», — запротестовал Тайрезиан, его голос был тихим, но глаза вспыхивали. — «С каких это пор простой кузнец, да к тому же гном, сомневается в мудрости суда?»

Беседующий поднял руку. «Мастеру Огненному Горну всегда дозволялось свободно разговаривать со мной», — тихо сказал он. Флинт увидел, каким усталым, каким старым выглядел Солостаран. «Пожалуйста», — произнес Беседующий, делая гному жест продолжать.

«Все, что я прошу, Беседующий», — мрачно сказал Флинт, — «может вам стоит позволить Танису рассказать его версию событий».

«Мы слышали его рассказ», — запротестовал Тайрезиан. — «Самый нелепый. ‘Я пришел, а она была мертва’. Почему тогда, ее свежая кровь была на его руках? Почему тогда, соседи не видели никого, входившего или покидавшего дом, кроме Таниса? Есть только пятиминутный отрезок времени, в который, по логике, могла умереть акушерка, а Танис был единственным входившим в ее дом в это время. Неужели он думает, что мы поверим…»

«Стойте!»— приказал Беседующий, и в его голосе вновь появился металл. Речь Тайрезиана резко оборвалась. «Флинт, боюсь, что в словах лорда Тайрезиана есть доля истины», — печально произнес Солостаран, поворачиваясь спиной к гному. «Мы слышали рассказ Таниса, и в нем мало, что может оправдать его».

Но Флинт еще не закончил. «Как и то, что моя борода длинная, также истинно, что здесь есть что-то странное, Беседующий, и я не думаю, что вы сможете оспорить это. Может случиться, что если ему дать время, Танис сможет найти объяснение и доказать свою невиновность. Сейчас такое ощущение, что все уже приняли решение. Но я думаю, что он заслуживает шанса».

Флинт по настроению мог быть непреклонным как скала. Беседующий некоторое время обдумывал слова гнома, а затем на его губах промелькнула улыбка. «Как обычно, мастер Огненный Горн, мудрость суда меркнет перед вашим несравненным здравым смыслом. Я учту ваш совет».

Тайрезиан выглядел взбешенным, но Беседующий проигнорировал его.

«Танталас», — сказал он, в его голосе вновь зазвенели властные нотки, хотя на этот раз холодность исчезла. — «Тебе будет дано три дня, чтобы доказать, что не твои руки свершили это злодеяние, убийство нашей Эльд Айлии. Если к закату третьего дня ты не убедишь суд в своей невиновности, то в силу вступит вынесенный мной приговор, и ты будешь навсегда изгнан из Королевства Квалинести».

Тайрезиан запротестовал. «Полуэльф опасен! Город заполнен прибывшими на Кентоммен. Церемония продлится три дня. Что, если произойдет еще одно убийство? Сколько эльфов должно умереть, прежде чем Беседующий посмотрит фактам в лицо?»

Солостаран внимательно осмотрел зал. У Гилтанаса, Литанаса и Ультена было то же смущенное выражение лиц. «Есть еще у кого-нибудь, что сказать?»— спросил Беседующий.

Казалось, Литанас внезапно вспомнил, что он теперь советник Беседующего. Он шагнул вперед. «Я согласен, что Танису следует дать шанс доказать свою невиновность, но среди дворян, кажется, есть некоторое беспокойство насчет целесообразности позволения обвиняемому в убийстве продолжать разгуливать по улицам Квалиноста».

Тайрезиан фыркнул. «’Некоторое беспокойство’? Еще слабо сказано».

«Лорд Тайрезиан, слово предоставлено моему советнику», — произнес Беседующий. — «Продолжайте, лорд Литанас».

Литанас выпрямился, и его карие глаза смотрели прямо на эльфийского лорда. «Могу предложить следующее: Поместить Танталаса на три дня под домашний арест, поставив у двери стражу. Позволить его другу Флинту Огненному Горну собирать любые доказательства его невиновности. По прошествии трех дней — сразу же после Кентоммена — Флинт и все мы встретимся, чтобы обсудить ситуацию».

Беседующий рассудительно кивнул, но его зеленые глаза выглядели довольными. «Есть другие идеи?» Никто не ответил. «Тогда да будет так, как предложил мой советник, лорд Литанас».

«Вот мудрость, что я поведал!»— завершил он. Этими древними словами заседание было закрыто. В последний раз взглянув на Таниса с Флинтом, Беседующий покинул зал, его мантия развевалась позади.

Подойдя к Танису, Флинт увидел, что с полуэльфом беседует Мирал. «Надеюсь, Танис, ты сможешь хорошо воспользоваться тем временем, которое выбил для тебя гном, но, боюсь, задача будет трудной», — с грустным выражением на лице произнес маг.

«Итак, вы полагаете, что я это сделал?»— спросил его Танис.

«Нет, Танис, я верю, что это не ты. Но доказательства против тебя сильны». Мирал покачал головой. «Танис, дай мне знать, если тебе нужна будет помощь. Я помогу тебе всем, чем смогу». Маг повернулся на мягких пятках и быстро вышел из комнаты.

Гилтанас с другим стражником выступили, чтобы проводить Таниса в его покои.

Флинт сердито посмотрел на них обоих, но с удивлением увидел на лице молодого эльфийского лорда лишь выражение скорби.

«Старая акушерка не заслуживала такой смерти», — тихо сказал Гилтанас.

«Я знаю», — произнес Танис. — «Я не убивал ее».

Она принимала меня, и Лорану с Портиосом тоже», — сказал Гилтанас, затем сделал глубокий вдох. — «Танис, здравый смысл говорит мне, что ты единственный, кто мог убить Эльд Айлию. С другой стороны, моя душа надеется, что ты будешь оправдан, во имя спасения сердца моего отца».

«Я буду рад, если ты докажешь свою невиновность», — просто добавил он. Гилтанас смахнул с зеленых глаз золотые волосы. Он казался маленьким в своей черной форме. «Но не ожидай от меня какой-либо помощи. Я не могу помочь тебе. И если ты еще попытаешь что-либо…» Он коснулся серебряного изображения Дерева и Солнца на своей черной куртке, символа города и его стражи. «Мне придется остановить тебя».

Флинт фыркнул. Какой добрый. Но, похоже, Танис понял, так как кивнул, и затем второй стражник занял свое место с другого бока полуэльфа. Танис снял свой меч и ножны, и протянул их Флинту.

Гилтанас со вторым стражником увели друга гнома.



Глава 25

В поисках улик

<p>Глава 25</p> <p>В поисках улик</p>

В полдень двумя днями позже Флинт бродил по Квалиносту, пав духом в своих поисках доказательств и гадая, как, во имя мира, он должен собирать улики, касающиеся смерти Эльд Айлии, когда он понятия не имеет, за что ее убили. Он разговаривал со всеми, кто мог хоть что-то знать, от соседей Айлии до женщин, которым она недавно помогала в родах. Он побывал в Башне, чтобы отдать медальон Портиоса и побеседовал с некоторыми из эльфов, чье мнение он еще не знал.

«В записке Айлия сказала, что разобралась в смерти Зеноса», — пробормотал он, сделав паузу, чтобы посидеть у границы Большого Рынка.

Рынок, всегда являвшийся смешением красок и звуков, сегодня был еще более пышным. Он никогда не видел эльфов такими ярко одетыми, какими они нарядились на церемонию Портиоса. Обычно они носили спокойные природные тона; этим же днем мимо его глаз кружил розовый, зеленовато-голубой и фиолетовый водоворот, и далеко не на одном эльфе была маска животного или птицы. К развлечение празднующих, один эльф даже танцевал, наряженный деревом — весь облаченный в темно-коричневую кожу, на голову был надет коричневый мешок из ткани с двумя прорезями для глаз, его вытянутые руки держали ветки осины. Другая эльфийка прикрепила к голове и рукам белые перья и надела белую маску, изображавшую сову. Третья эльфийка металась по мозаике Кит-Канана, наряженная в темно-зеленый костюм дракона — вызывая буйное веселье у своих товарищей, так как драконов тысячелетия не видели на Кринне, если, конечно, они вообще существовали.

Переход Портиоса от юношества к взрослой жизни, казалось, дал квалинестийцам повод вести себя как дети, что они по большей части и делали.

В кои-то веки квалинестийцы отбросили свою характерную сдержанность, и хотя им было не сравниться с пылом гномьего Дня Полной Бороды, они приближались к нему.

Как бы Айлия радовалась этому празднику, с грустью думал Флинт. Затем он вернул свои мысли к насущной проблеме. «Кому могла Айлия рассказать о своем открытии?»— пробормотал он, размышляя над своими утренними поисками. — «Ее соседка сказала, что она все утро была дома, и женщина не видела, чтобы кто-то входил, кроме меня с Танисом».

«Тем не менее, Айлия должна была с кем-то беседовать», — добавил он.

Его ноздри уловили запах колбасок и подрумяненного квит-па, и он стал в очередь с четырьмя эльфами у прилавка торговца обедами. Гном продолжал бормотать, что, учитывая атмосферу карнавала, похоже, не беспокоило эльфов.

Может, она узнала что-то о Тайрезиане — что-то, что также было известно Зеносу? Пожилой эльфийский лорд находился при дворе сотни лет; несомненно, он был посвящен в огромный объем информации, часть которой могла быть секретной. «У Тайрезиана могла быть та же причина убить Айлию, что и для убийства лорда Зеноса», — пробормотал он. Он хотел бы поговорить с Танисом, но полуэльф был заперт в своих покоях во дворце.

До него дошла очередь, и он расплатился с торговцем, затем пошел прочь, вытирая рот, набитый сочной сосиской и хлебом. Но обед у него во рту потерял свой вкус, когда он понял, что ему придется сделать то, чего он меньше всего хотел: вернуться в дом Эльд Айлии и поискать улики.

Несколько минут спустя, он стоял перед жилищем акушерки, не обращая внимания на круживших вокруг него и поющих эльфов в костюмах. К входной двери прислонился дворцовый стражник в черной форме, выглядевший погруженным в атмосферу карнавала, несмотря на серьезной своей задачи. Он пристально посмотрел на Флинта, когда гном сошел с тропинки и направился к краю клумбы с белыми петуньями, которые акушерка выращивала перед закрытым ставнями окном. Ни одно из растений не было повреждено и, отодвинув в сторону белые соцветия в форме трубы, Флинт не увидел отпечатков на жирной почве. Другое окно вело на второй этаж. Чтобы добраться до него, эльфу бы пришлось взобраться на плечи кого-то еще.

Флинта внезапно поразила бессмысленность его поисков. «Будто кто-то средь бела дня полез бы в окно, когда на расстоянии вытянутой руки есть незапертая дверь», — очень тихо произнес он. — «Флинт, дверная ты ручка!»

Он встал и отряхнул с коленей травинки. Стражник, юноша с острыми чертами лица, чуть старше Гилтанаса, продолжал наблюдать. Флинту пришло в голову, что светловолосый охранник не окликнул его. «Кто-нибудь побывал в доме с момента смерти?»— спросил гном.

Стражник покачал головой. «Беседующий сказал, что никому не дозволяется входить внутрь или находиться поблизости, кроме вас, мастер Огненный Горн».

Флинт ощутил теплоту к эльфийскому лорду. «Есть еще охранники?»— спросил он, стоя у петуний.

«Еще один у задней двери. Внутри никого».

Гном двинулся вокруг дома и заглянул за угол. Стражник сидел на заднем крыльце и ел помидор — несомненно, из сада Айлии. Увидев Флинта, он вскочил на ноги. Однако, гном ничего не сказал; он видел, что юноша может сидя так же хорошо следить за дверью, как и стоя, а Айлия с удовольствием пригласила бы любого отведать продукцию своего сада, раз она сама не могла ей пользоваться.

Флинт отступил на несколько шагов. Жилище в ширину имело только одну комнату. Внизу были только прихожая, и позади нее кухня, без окон и с маленькой дверкой в огород на заднем дворе. Между ними размещался камин, одновременно обслуживавший кухню и прихожую. Флинт полагал, что личные покои Айлии были наверху, хотя он никогда не бывал там.

Охранник не остановил Флинта, когда гном обошел изогнутую стену дома и подошел к задней двери. Зная Айлию, та тоже не должна была быть заперта. Гном сделал глубокий вдох и прошел через дверь на кухню.

Присутствие Айлии все еще сильно ощущалось на кухне. На полке вдоль одной из стен низкой комнаты рядами стояли горшочки с консервированными овощами и сушеными фруктами. Флинт вспомнил, как Танису приходилось нагибаться, когда тот входил на кухню, двигаясь осторожно, чтобы избегать свисавших с низких балок пучков лука, шалфея и базилика. Этот запах неизбежно напомнил гному об Айлии, и его охватил гнев.

Стиснув зубы, он прошел через кухню, все еще хранившую память о веселых обедах вместе с Танисом и акушеркой, и решительно шагнул в прихожую.

После того, как унесли тело акушерки, комнату не убирали. От двери к камину тянулся кровавый след. Портреты детей лежали разбросанные. Однако квадратный столик был поставлен на место, и на нем лежал рисунок, который держала Эльд Айлия, когда ее нашел Танис.

Флинт перешагнул коричневое пятно и взял портрет. Сделанный умелой рукой Айлии, он изображал двоих детей, младенца и ребенка постарше, оба светловолосые с зелеными глазами. Глаза старшего были глубоко посаженными и серьезными, а у младенца — открытыми и бесхитростными.

«Интересно, кто они», — прошептал Флинт. Айлия никогда не помечала свои портреты; она по памяти знала, чей был каждый, хотя в тесной комнате их были сотни. Он положил рисунок обратно на стол.

Флинт боялся, что не сможет узнать улику, даже если та выскочит на него с длинным мечом. Его взгляд скользил с портрета на портрет, вспоминая, как выглядел дом, когда в нем жила Айлия и ища любой предмет, не соответствовавший обстановке. Наконец, устало покачав головой, он тяжело потащился по каменным ступеням на второй этаж.

Как и у большинства, спальня Айлии больше говорила о ее личности, чем комнаты, в которых могли бывать посетители. Верхняя комната пахла лавандой; пучки благоухающей травы, перевязанные серыми ленточками, лежали на туалетном столике акушерки, рядом с ее щеткой из панциря черепахи и инкрустированными серебром гребнями, позволявшими ей мастерить любые прически. На черненых железных крючках, подарок Флинта, висели собранные юбки, которые она сшила в изобилии: фиолетовые, красные, зеленые и ярко-желтые. На соседнем столике была новая бежевая рубашка, сестра зеленой и синей, сделанных ею для Флинта ранее. Моток коричневой швейной нити и иголка ожидали нового одеяния.

В центре комнаты стояла большая кровать с периной, застеленная зелено-фиолетовым покрывалом, в то время как меньшая койка была установлена в алькове рядом с камином. Перед очагом располагалось старинное деревянное кресло-качалка, потертое и потрескавшееся, но отполированное до блеска. Гном шагнул в альков и увидел лампы у изголовья и в ногах койки, котел в очаге и толстые стопки простыней, полотенец и пеленок на соседнем ночном столике. На длинном железном крюке, глубоко вбитом в потолок, висела люлька. Флинт понял, что это был тот альков, в который приходили так много эльфиек, чтобы дать жизнь.

Несколько часов спустя, когда тени начали удлиняться к вечеру, Флинт закончил копаться в личных записях Айлии, ища улики, но чувствуя себя вором. Большинство листков пергамента говорили о рождениях или о лекарственных травах, эффективных в лечении определенных недомоганий. Исследование комода с восемью ящиками рядом с кроватью также не принесло плодов, которые можно было бы увязать с преступлением.

Затем Флинт увидел стоявший на комоде рисунок в изящной серебряно-золотой рамочке. Боковины рамки были затерты до блеска, словно владелец часто стоял здесь, рассматривая портрет. Он коснулся толстым пальцем рисунка; тот был старым и выцветшим — старше, он знал, его самого. На нем была изображена стройная юная эльфийка с круглыми зеленовато-карими глазами и кошачьим лицом, стоявшая рядом с пожилым человеком с квадратной челюстью и в одежде, выдававшей в нем фермера. На заднем плане находился опрятный маленький домик с белыми петуньями вдоль ведущей к нему дорожки. Две фигуры держались за руки, и выражение их лиц ухитрялось одновременно передавать огромное удовольствие и одолевавшую грусть.

Внезапно почувствовав себя так, словно подсматривает через окно за личной сценой, Флинт вернул рисунок на комод, быстро обошел вокруг кровати и ступил на лестницу. Здесь ничто не содержало ни малейшей улики, имевшей отношение к лорду Зеносу.

Внизу, в то время как на улице за окном сгущались сумерки, Флинт еще раз взял портрет, который в момент смерти держала Айлия. Это не был портрет Таниса; гном нашел тот на столе наверху, рядом с кроватью с периной. Держа обрамленное в рамку изображение двоих эльфийских детей, и размышляя, что он все еще был немного слаб — хотя и самую чуточку — после покушения на его жизнь, Флинт опустился в мягкое кресло, стоявшее у камина. Поставив ноги на скамеечку и поочередно глядя то на портрет, то на игрушечного дрозда, которого он дал Айлии, гном отпустил свои мысли странствовать.

Он появился дома две ночи спустя, чтобы обнаружить, что его комод с игрушками лишился содержимого, за исключением солдатиков. Однако в центре стола Фиония оставила ему кусочек пористого розового кварца, испачканного во что-то, подозрительно пахшее виноградным вареньем.

Что сказал ребенок? «Айлия была взволнованной. Она продолжала повторять: ‘Теперь все понятно. Шрам. “Че”. Последний. Теперь я понимаю’».

«Шрам. “Че”. Последний». Флинт поглубже уселся в кресло и вгляделся в рисунок. «Шрам. “Че”. Последний», — пробормотал он. — «Последний».

Внезапно, с воплем «Реоркс!», от которого в переднюю и заднюю дверь вломились стражники, Флинт вскочил на ноги. Перед глазами охранников предстало зрелище гнома, обнимающего портрет и напевающего: «Последний, последний, последний!»


* * * * *


Но стражник перед комнатой Таниса во дворце был непреклонен. Никому не дозволялось навещать полуэльфа. Даже охранник видел Таниса только тогда, когда впускал эльфа с кухни поставить за дверь поднос с едой и забрать старый — и даже тогда полуэльф чаще всего был в задней части комнаты вне поля зрения.

«Как я могу собирать доказательства, если не могу поговорить об этом с Танисом?»— вопрошал гном, размахивая перед лицом стражника портретом. «Ну?»

Охранник, практически одного с Портиосом возраста, был непоколебим. «Беседующий отдал приказ — никаких посетителей», — повторил он.

«Он не собирался отгородить его от меня, дверная ты ручка!»

На лице стражника отразилось еще большее упрямство. «Тогда, иди и поговори с Беседующим».

«Пойду!»— пообещал Флинт. — «И я еще вернусь!»

Но у дверей приемной Беседующего в Башне гному повезло не больше.

«Он в уединении», — пояснил один из стражников, — «размышляя и молясь, это часть Кентоммена. Абсолютно никаких посетителей, если только не наступит государственный кризис. Нарушить сейчас его покой может означать сорвать Кентоммен».

Гном в ярости едва не швырнул на пол портрет. «Это и есть государственный кризис! Во имя Реоркса, я в кризисе! Открывай дверь». Он угрожающе двинулся на охранников…

И внезапно обнаружил перед собой два коротких меча в руках пары мрачных дворцовых стражников. «Извините, мастер Огненный Горн», — произнес один.

Флинт в отчаянии вскинул руки. «И что теперь?» Он двинулся по коридору прочь. «Вы, эльфы, со своими традициями!»— крикнул гном, обернувшись.

Он вернулся во дворец. Отыскал местечко на ступеньках и присел, чтобы самому немного поразмыслить. Солостаран, находившийся в уединении, был единственным, кто мог приказать дворцовой страже пустить его в комнату Таниса. Но Беседующий находился в уединении — если только, полагал Флинт, Квалинести не будет атакована минотаврами или не случится что-нибудь в этом роде.

Портиос, который в любом случае, скорее всего не помог бы гному, был под охраной в Роще, и его нельзя было беспокоить по любой причине, меньшей, чем новый Катаклизм. Гилтанас поклялся никак не помогать Танису, а Лорана уже больше месяца не говорила полуэльфу доброжелательного слова.

Флинт вздохнул. Какой превосходный выбор помощников. Не в первый раз он задумался, не пришло ли время перебраться в новое место на Ансалоне, куда-нибудь, где эль не имеет вкуса дождевой воды, а вино не заставляет гнома пахнуть цветами.

Может быть, куда-нибудь типа Утехи.

Однако гном отбросил эту мысль и еще раз перебрал кандидатов. Если Гилтанас даже побеспокоится выслушать идею гнома, новичок стражник практически наверняка поднимет тревогу, которая спугнет убийцу до следующего раза — скорее всего, когда Танис уже будет изгнан. Что совсем не поможет полуэльфу…

Тогда остается…


* * * * *


«Лорана, мне нужно поговорить с тобой», — произнес через закрытую дверь Флинт.

«Уходите, мастер Огненный Горн», — послышался раздражительный ответ.

«Это касается Таниса».

Пауза. Затем тот же голос, уже немного менее сварливо, произнес: «Я не желаю слышать о Танисе».

«Замечательно», — проворчал Флинт. — «Я просто дам ему умереть, не поговорив с тобой в последний раз. Я сообщу тебе, когда похороны. На случай, если тебе захочется прийти». Он затопал по мраморному полу, сперва громко, а затем постепенно все тише и тише.

Дверь распахнулась. «Флинт, подожди!»— позвала Лорана, выскочив в коридор мимо гнома.

«Я полагал, что это сработает», — самодовольно произнес стоявший рядом с дверью Флинт. Он вошел в комнату Лораны.

Эльфийка обернулась и посмотрела на гнома, затем вернулась в маленькую гостиную, характерную для личных покоев дворца; в ней находился камин, маленький стол и два стула с прямыми спинками у огня, на одном из которых уже удобно устроился Флинт. Войдя, она хлопнула дверью.

Ее рассерженный взгляд постепенно сменялся замешательством, по мере того, как Флинт в общих чертах излагал свои умозаключения. «Тогда я понял смысл фразы ‘наследник’!»

Но принцесса все еще выглядела сбитой с толку. «Последний?»

«Наследник», — поправил ее Флинт. — «Вот что говорила Айлия. На портрете, который она держала, были Гилтанас и Портиос. Убийца, тот, я верю, кто убил лорда Зеноса и Эльд Айлию, собирается убить наследника Беседующего, Портиоса».

Если он рассчитывал на больший эффект, Флинт был разочарован. Лорана просто сидела, теребя края бледно-желтого плаща, который она набросила поверх платья.

«Но мы все его наследники», — возразила она. — «Я, Гилтанас и Портиос. Кто из нас?»

Флинт расслабился. Он все время думал о Портиосе. А почему и не Гилтанас с Лораной? Кому-то, пробирающемуся к власти, чтобы стать Беседующим, придется устранить и их тоже. Кусочки головоломки отсутствовали, но у Флинта еще был день, чтобы разоблачить убийцу, прежде чем Беседующий повторит свою клятву изгнать Таниса.

В его голове дали ростки семена другой идеи. «Какое время может быть более подходящим, чтобы убить Портиоса, чем его собственный Кентоммен?»— спросил гном.

«Какое время может быть более подходящим, чтобы убить нас всех?»— здраво заметила Лорана. — «Мы все одновременно будем вместе в Башне. Но зачем, Флинт? И в любом случае, подозреваемый не может быть эльфом. Мы так не поступаем». Она отвернулась от него и уставилась на огонь.

Флинт несколько минут сидел, глядя на силуэт принцессы. «Эх, девчушка, ты так мало повидала на своем веку».

Она все еще возражала, встав и в тревоге шагая взад-вперед по коврику у камина. «Ты хочешь, чтобы я провела тебя мимо стражи, чтобы встретиться с моим отцом. Но у тебя недостаточно доказательств, чтобы оправдать мое вторжение к Беседующему и прерывание Кентоммена», — гневно сказала она. — «Твоим единственным доказательством служит предположение, о чем перед смертью думала Эльд Айлия».

«Но разве ты не видишь?»— прогрохотал он. — «’Наследник’! И она держала портрет наследников!»

«Если я прикажу стражникам позволить тебе войти, и выяснится, что это всего лишь фантазии пожилой акушерки, мой отец…»— Ее голос сорвался, и она побледнела. — «Но если я этого не сделаю, и в самом деле случится что-то плохое…» Лорана рухнула в кресло. «Я слишком молода, чтобы принимать такие решения!»— пожаловалась она.

Флинт наблюдал за ней, поняв, что видит начало превращения балованной маленькой девочки в эльфийку большой силы — если только она позволит себе проявить ее. Лорана вскочила на ноги и продолжила шагать взад-вперед.

«Зачем, Флинт?»— спросила она. «Зачем кому-то хотеть убивать наследников Беседуюшего? Не то, чтобы я на минуту поверила тебе», — поспешно добавила принцесса.

«Жадность», — предположил Флинт. — «Месть. Умопомешательство. Безответная любовь. Знаешь, это не тот план, что рождается за ночь. Полагаю, убийца годами разрабатывал его».

«Ну, тогда…»— Лорана снова запнулась. — «Тогда это вероятно кто-то, кого мы знаем».

«Ну, несомненно», — прокомментировал Флинт. — «О чем ты подумала?»

Они долгое время разглядывали друг друга, затем Лорана отвернулась и тихо сказала: «Знаешь, если мы будем спорить, это не поможет Танису».

Флинт хрюкнул. Затем он спросил еще тише: «Как близок к трону Тайрезиан?»

«К месту Беседующего?»— Лорана выглядела удивленной. — «Он из Третьего Дома. А мы из Первого».

«А есть еще члены Второго Дома?»

Лорана рассеянно кивнула. Флинт продолжал давить. «Насколько близок Тайрезиан к трону, если не женится на тебе?»

«Ну, где-то двенадцатый или тринадцатый в очереди», — ответила она, затем сузила глаза. — «Ты ведь в самом деле не думаешь, что это Тайрезиан… Зачем, он из знати!»

Решив, что Лоране еще многое предстоит узнать о жизни, Флинт сменил взятый курс.

«Насколько в безопасности Портиос?»— спросил он.

Лорана снова повернулась к нему лицом. «Вокруг Рощи более дюжины охранников. Они не могут видеть Портиоса, но они смогут услышать, если он позовет. Я не думаю, что пока они там, кто-то сможет прокрасться».

Флинт встал и прошелся по прихожей. На каминной полке Лорана держала коллекцию причудливых статуэток драконов. Он взял фигурку золотого и принялся изучать ее. «А Гилтанас всю ночь будет со своим полком? По крайней мере, там он будет в безопасности».

«О нет, Флинт», — возразила Лорана. — «Гилтанас будет всю ночь нести вахту на Кентомменаи-кате».

Это слово прозвучало знакомо, но Флинт за последние несколько дней услышал множество новых эльфийских терминов. «Кентомменаи-кат

«Это место с видом на Реку Надежды, к западу от Квалиноста», — пояснила она.

Флинт вспомнил; это было там, где они с Танисом устроили пикник, и он едва не погиб. «Конечно же, с Гилтанасом будет охрана», — произнес он, изгибая одну из лап статуэтки. Мягкость металла свидетельствовала о том, что это было чистое золото. Лорана осторожно отобрала у него маленького дракона, выпрямила лапу и вернула фигурку на полку.

«У Гилтанаса будет эскорт на пути от Квалиноста до Кентомменаи-ката», — пояснила она, снова усаживаясь. — «Стражники покинут его, и он останется там один до восхода солнца. Затем он в одиночку вернется в Квалиност, чтобы прибыть на финальную часть Кентоммена».

Флинт почувствовал, как по спине поползла ледяная змея. «Он будет один?»

Уже мертвенно-бледное лицо Лораны стало еще белее. Ее ответ, когда он, наконец, прозвучал, не был вопросом. «Он будет в опасности, не так ли».

Гном махнул ей помолчать и протянул обе руки к камину, уставившись на языки пламени. Наконец, он обернулся и наклонился к креслу, в котором сидела эльфийка.

«Лорана», — произнес Флинт, — «ты доверяешь мне?»

После некоторой паузы, она кивнула. Ее волосы блестели в свете камина.

«Тогда слушай», — сказал он. — «У меня есть план».



Глава 26

Уловка

<p>Глава 26</p> <p>Уловка</p>

За два часа до полуночи в коридоре у двери Таниса возникла золотовласая фигурка в платье цвета морской волны с блесками серебряных нитей и ослепительно улыбнулась стражнику.

«Привет», — сказала она, затем очаровательно помедлила в нерешительности — движение, которое она последний час отрабатывала перед зеркалом в своей комнате.

Стражник покраснел. Лораланталаса знала, что тот, конечно, видел ее раньше издалека, но никогда не находился так близко от дочери Беседующего.

«У-у», — произнес он. — «Привет».

Она снова улыбнулась. «Разве тебе не следует сказать ‘Кто идет’?»— беспечно спросила она.

Эльф с волосами цвета меда, примерно одного с Гилтанасом возраста, сглотнул и криво улыбнулся. «Но… Я знаю, кто вы», — прошептал он. — «Гм, тогда зачем спрашивать?»

«О». — Лорана опустила глазки, затем искоса посмотрела на него. «Это очень мудро».

Ее голос сочился восхищением — ровно настолько, насколько Флинт счел совершенно необходимым. «Охранник никогда не купится на это», — спорила она часом ранее в своей комнате. — «Насколько тупы дворцовые стражники, ты полагаешь?»

Но гном настоял, только сказав: «Доверься мне. Я видел, как эльфийские парни смотрят на тебя». Лорана покраснела. Флинт продолжил: «Ты вышибешь охранника из его форменных ботинок».

«Ой, Флинт, не будет смешон», — огрызнулась она.

Но теперь она не была уже так уверена. У охранника поистине подгибались колени. Приписав его реакцию легкому несварению желудка, вызванному обильному пиршеству Кентоммена, Лорана сладким голосом произнесла: «Пожалуйста, мне нужно повидать Танталаса». Она скромно потупила взор. («Флинт, он ни за что не проглотит это!»— протестовала она. «Доверься мне», — повторил гном.)

Охранник внезапно принял несчастный вид. «Я не могу никому позволить войти».

Лорана изобразила на лице разочарование. «Даже мне?»— прошептала она. — «Это так очень, очень важно». Она надеялась, что ее глаза наполнились слезами, что Флинт считал ключевым моментом. Но еще больше она надеялась, что не хихикнет.

Теперь наступил опасный момент. Она быстро протянула руку, выловила из переднего кармана охранника большое кольцо для ключей и без помех вставила ключ в замок. «Ой, я уверена, что все будет в порядке», — сказала Лорана, позволив в голосе возникнуть умоляющим ноткам. — «Вот…»

Но стражник вернул самообладание, схватил ее за запястья мягко, но крепко и отодвинул от двери. «Прошу прощения, Принцесса, но у меня приказ». К удивлению Лораны, в его голосе звучало неподдельное сожаление.

Она сделала назад несколько осторожных шажков, отводя его подальше от двери Таниса. «Ой, я просто надеялась…» Лорана дала своему голосу запнуться и старательно вспомнила любимого котенка, который умер, когда она была маленькой девочкой. С благодарностью, она, наконец, почувствовала, как ее зеленые глаза наполнились слезами, и моргнула, отчего по ее щеке скользнула одна огромная капля.

Охранник, явно чувствовавший себя мерзавцем, отпустил ее запястья и смотрел, как она женственно удаляется, вытирая свои практически сухие глаза льняным платком. В тот момент, когда он развернулся, чтобы занять свой пост у двери, Лорана споткнулась и вскрикнула. («Не слишком громко, чтобы не вызвать еще кого-нибудь в коридор!»— потребовал Флинт. — «Просто, чтобы убедить стражника и скрыть небольшой шум».)

Молодой охранник через секунды был рядом, поддерживая ее рукой, быстро скользнувшей вокруг ее талии. «Что случилось?»— спросил он.

«Ой, моя лодыжка», — захныкала она, чувствуя себя идиоткой. — «Это все туфли». («Флинт!»— протестовала она. — «Я несколько лет не носила эти туфли!» «Тем убедительнее упадешь», — ответил он.) Она снова хныкнула.

Позади стражника короткая фигура со свисавшей с плеча веревочной лестницей и кожаным мешком, выскользнула из-за угла, повернула ключ, чтобы отпереть дверь Таниса, и скользнула внутрь, оставив ключ в замке. Теперь дверь будет отперта, поняла Лорана, надеясь, что охранник не проверит ее, когда вернет ключ в карман.

Лорана заверила стражника, что сможет вернуться в свою комнату. Она щедро поблагодарила его за помощь. Затем она медленно двинулась по коридору назад в свою комнату, стараясь не забывать прихрамывать.



Глава 27

Спасение в опасность

<p>Глава 27</p> <p>Спасение в опасность</p>

Танис явно подслушивал разговор Лораны со стражником. Когда Флинт проскользнул в комнату, он уже стоял сбоку в ожидании.

Гном протянул полуэльфу меч и ножны, которые тот сдал, когда дворцовые стражники забирали его. Затем, не говоря ни слова, приложив палец к губам, Флинт пересек комнату, подошел к окну и выглянул наружу. Внешняя стена была гладкой до самого внутреннего двора в шести метрах внизу.

«Что ты делаешь?»— шепотом спросил Танис.

Снова сделав знак полуэльфу хранить тишину, Флинт развернул железные когти на конце веревочной лестницы и закрепил их на подоконнике. Он снова проверил двор. Тот по-прежнему был пуст; большинство дворцовых обитателей праздновали на улицах Квалиноста. Звуки шумного веселья доносились сюда.

Гном казался удовлетворенным и сбросил лестницу. Затем, убедившись, что объемистый мешок надежно держится на его плечах, он перекинул свое коренастое тело через окно и встал на лестницу, сделав паузу, чтобы жестом указать Танису следовать за ним. Он закрыл глаза, ожидая пока пройдет головокружение.

Но полуэльф упирался. «Ты знаешь, какое наказание за нарушение приказа о взятии под стражу?»— спросил он.

Глаза гнома снова открылись, и его кустистые брови взлетели ко лбу.

«Изгнание!»— прошептал Танис.

Флинт наклонился через окно, поднеся рот практически к уху Таниса. «Тогда, что тебе терять?»— приглушенно произнес гном. — «В любом случае, ты вернешься».

Минутой спустя, Танис ступил с лестницы на поверхность внутреннего двора, и наблюдал, как Флинт дернул за веревку сбоку, освободившую лестницу от железных когтей, все еще сжимавших подоконник. «Моя собственная конструкция», — тихо прокомментировал гном, затаскивая полуэльфа за грушу. Флинт покопался в кожаном мешке и вытащил маску, изображавшую голову овражного гнома. Он жестом велел полуэльфу надеть ее на голову.

Карие глаза Таниса расширились. «Ты хочешь, чтобы я нарядился овражным гномом?»

«Это костюм», — прошептал гном. — «Он позволит тебе добраться от дворца до западного моста».

«Почти двухметровый овражный гном?»— прошипел Танис.

Флинт призвал своего друга к тишине. «Это была единственная, оставшаяся у торговца. Тебе следует поблагодарить судьбу, что я выбросил муляж крысиного трупа, прилагавшийся к ней».

«Но…»

Флинт ринулся вперед. «Лорана сказала мне, что эльфы будут наряжены в костюмы до полуночи, когда празднование закончится, и они погрузятся в грусть до окончания Кентоммена. Это дает нам час, чтобы сбежать из Квалиноста».

Танис все еще держал маску овражного гнома, глядя на желто-коричневую кожу, неряшливую бороду и тупое выражение. Его собственное лицо исказилось от гнева. «Если ты полагаешь, что я сбегу, ты не слишком хорошо меня знаешь», — сказал он, не делая попытки говорить тише. Он повернулся, словно намереваясь отшвырнуть маску.

Флинт поймал его за руку. «Доверься мне!»— огрызнулся он — в тысячный раз, подумал гном. Гнев в глазах полуэльфа сменился нерешительностью. «Доверься мне», — снова прошептал Флинт.

Наконец, Танис надел маску. «Я чувствую себя нелепо», — приглушенно раздалось из деревянного цилиндра.

«Ты выглядишь симпатично», — сказал Флинт. — «Пойдем».

Они прошли через двор и сады, затем вокруг фронтона дворца и вышли на улицу, где смешались с толпой празднующих эльфов. «Они вообще не спят?»— раздраженно спросил Флинт, когда на него наткнулся третий эльф подряд.

«Очень мало, пока не окончится Кентоммен». Голос Таниса из маски звучал глухо.

Флинт держался края улицы, пробираясь вдоль зданий, чтобы избежать давки среди гуляющих.

Полчаса спустя, они прошли под изящной аркой, простиравшейся над западной границей города, и повернули на юг по направлению к мосту через Реку Надежды. Мощеный проспект сузился, и с обеих сторон подступили деревья. Гулявших становилось все меньше, пока Флинт с Танисом не оказались практически одни, двигаясь сквозь ночь. Танис начал снимать маску.

«Лучше подожди, парень, пока не пересечем мост», — сказал Флинт, и мысль о том, чтобы пересечь в темноте мост, с бушующей в сотнях метров под ним Рекой Надежды, вызвала у него тошноту. Он боролся с эти чувством, пока быстро посвящал Таниса в свои открытия — вернее, в догадки — за последние два дня.

«Итак, ты думаешь, кто-то может напасть на Гилтанаса во время его дежурства в Кентомменаи-кате?»— спросил полуэльф.

«Вполне возможно», — ответил Флинт. — «А сейчас, предположения — это все, чему мы можем следовать».

За два дня празднования Кентоммена, стражники у моста явно устали от гуляк в костюмах и масках. Они едва взглянули на гнома и овражного гнома-переростка, направившихся к сооружению. Флинт схватил Таниса за руку — конечно же, чтобы придать полуэльфу уверенности.

Затем они внезапно услышали позади стук копыт, и в ночи прозвучал знакомый ослиный рев. Флинт обернулся. «Быстроногая!»

Позади в полумраке, скрывавшем вход на мост, один из стражников держал животное под уздцы. «Флинт», — позвал охранник, его голос эхом отдался в ущелье, — «тебя ищет твоя подруга».

Флинт не был уверен, как поступить. Если он поведет животное домой, то оставит Таниса в одиночку встретиться лицом к убийце. Если возьмет ее с собой, она выдаст их своим дьявольским ревом. Наконец, он сделал жест, и стражник отпустил мула, который рванул к гному.

Уклоняясь от тыкающейся носом морды, Флинт вытащил лестницу, которую все еще нес с собой, и отвязал веревку, освободившую лестницу от креплений там, во дворце. Он закрепил веревку на ошейнике Быстроногой, а другой конец привязал к осине у западного края моста. Танис спрятал маску в подлеске. Когда они с Танисом пробирались по дорожке, рев Быстроногой многократно отражался от скал.

Ночь была темной; ни одна из лун не освещала небо. Флинт ощущал заплесневелый запах мха и слышал, как позади него тяжело дышит Танис. С того дня, когда они отдыхали в Кентомменаи-кате и еще были живы Зенос и Айлия, казалось, прошла целая вечность.

К счастью, эльфы — даже полуэльфы — довольно неплохо видели в темноте, а гномы развили острое зрение, поколениями работая в тусклых подземных шахтах. Поэтому эта пара относительно неплохо провела время, следуя по дорожке вдоль края ущелья.

«Если Гилтанас со своими охранниками не путешествуют бегом, мы довольно скоро должны нагнать их», — прошептал Танис, когда они остановились отдохнуть у покрытого травой входа. Флинт оторвал взгляд от крутого обрыва справа от себя и кивнул, соглашаясь. Они возобновили прогулку.

Тропинка, извиваясь, начала подниматься вверх, и тут и там Флинт видел искривленные деревья и кучки гранита. Они подошли к развилке. Дорожка становилась круче, и вскоре Танис с гномом тяжело задышали.

В этот момент они услышали шаги впереди и спрятались за гранитной глыбой. Флинт следил, как две фигуры прошли мимо, направляясь обратно в Квалиност. «Охранники Гилтанаса», — прошептал Танис, когда оказались вне слышимости. Гном с полуэльфом удвоили свои усилия, так как Гилтанас теперь был без охраны.

Наконец, деревья стали тоньше, и на земле появилось больше разбросанных гранитных валунов. Флинт знал, что каменистая вершина уже близко.

«Слушай!»— прошептал Танис.

В отдалении набирал высоту чистый тенор, напевая слова, столь же древние, как камни вдоль одного из краев тропинки.

«Песня Гилтанаса», — пояснил полуэльф. — «Он просит духов деревьев и земли защитить Портиоса и сопровождать его на протяжении жизни. Вот почему Гилтанас безоружен во время этого дежурства. Так он демонстрирует духам леса, что доверяет им».

Песнь эхом отдавалась в ущелье и заставила гнома поежиться.

«Мой День Полной Бороды совсем не был похож на это», — выдохнул он. — «И хвала Реорксу за это».

Они продолжали идти, стараясь быть осторожнее теперь, когда приблизились к Кентомменаи-кату. Как они ни хотели, чтобы их не увидел Гилтанас, еще меньше они были заинтересованы в том, чтобы быть обнаруженными убийцей, который мог прятаться за любым валуном или деревом. Флинт почувствовал, как поднимаются волосы на затылке, и положил руку на молот, который нес на поясе.

Наконец, они добрались до Кентомменаи-ката. Флинт положил руку на плечо полуэльфу, и они остановились, наблюдая, как Гилтанас ходит взад-вперед по гранитным плитам гребня горы. Танис жестом показал, что им следует обойти по кругу справа, и Флинт кивнул. Они, крадучись, двинулись в обход, прижимаясь к валунам для маскировки, чтобы проделать двухсотметровый путь вдоль гребня, на котором стоял и по-прежнему пел Гилтанас. Они прошли мимо последних деревьев и на короткое время вышли на открытое место, быстро нырнув за перевернутые гранитные плиты.

Флинт огляделся вокруг. Гилтанас, одетый в однотонную серую рясу, натянув капюшон, стоял на краю утеса, всматриваясь в темную бездну и выводя элегию, размер стиха которой не встречался в людской и гномьей музыке.

«Чего мы ждем?»— хрипло прошептал Флинт. Танис покачал головой.

«Я не уверен. Может, нам следует попробовать подойти ближе».

Флинт кивнул, соглашаясь. Танис ослабил кинжал на ремне, гном поступил так же, и они начали пробираться сквозь нагромождение валунов. Все это происходило на фоне музыкальной молитвы Гилтанаса.

«Танис, у меня плохое предчувствие насчет происходящего», — тихо проворчал Флинт. — «Похоже, мы просто ждем, пока что-то случится…»

Земля ушла у гнома из-под ног.


* * * * *


Слова Флинта были прерваны каким-то шумом, как будто что-то скользнуло по камню, и приглушенным проклятьем. Танис обернулся и закрутил головой.

«Флинт!»— прошептал Танис так громко, как только осмелился, пригнувшись, чтобы не попасться на глаза Гилтанасу. «Флинт!»

Единственным ответом был не стихавший тенор Гилтанаса.

Танис клял себя. Почему он не был внимательнее? Он покачал головой. Но гном шел прямо за ним. Куда он мог подеваться?

Лоскут тени среди камней — или, точнее, лоскут темноты глубже, чем остальная темнота — привлек взгляд Таниса, и он осторожно направился проверить. Когда он подкрался ближе, дуновение влажного воздуха коснулось его лица, и он увидел, что темное пятно совсем не было тенью. Это была расселина, трещина в скале, как раз позади каменной глыбы.

Танис перешагнул через нее, даже не заметив. А Флинт со своими низкими ногами и коротким шагом…

О, боги, нет, сказал себе Танис и упал на живот, всматриваясь в расселину. «Флинт!»— прошептал полуэльф вниз в глубокую темноту, но тени поглотили звук его голоса. Ответа не последовало.

Отверстие было достаточно большим, чтобы впустить гнома — хотя и с трудом. В отчаянии, Танис пытался рассуждать. Гном мог лежать там раненый — если не хуже.

«Флинт!»— попытался он еще раз, но ответа по-прежнему не было. Танис оказался совершенно один.

В этот момент позади Таниса песня Гилтанаса оборвалась криком, и полуэльф вскочил на ноги.

«Тебе нельзя находиться здесь!»— кричал Гилтанас. — «Кентоммен запрещает…»

Танис оглянулся на поглотившую Флинта расселину. Затем, двигаясь так быстро, как только мог, и извлекая из ножен свой меч, Танис начал перебегать от камня к камню.

Перед Гилтанасом стояла фигура, едва различимая даже для чувствительного зрения полуэльфа. Она сделала шаг.

«Кто ты?»— закричал Гилтанас, отодвигаясь. В опасной близости от его пяток виднелся край скалы.

Фигура молча подошла ближе. Гилтанас посмотрел направо и налево, но незнакомец перекрывал единственный путь к спасению. «Кто ты?»

Пока Танис наблюдал, пробираясь как можно ближе и оставаясь в укрытии, он увидел, как фигура двинулась, как будто собирая все силы для прыжка. Полуэльф выскочил из-за гранитного блока и закричал: «Гилтанас!»

Его кузен обернулся. В то же самое мгновение фигура в мантии рванула к Гилтанасу. С криком, светловолосый юноша скрылся за обрывом. Крик резко оборвался.

Убийца бросился к лесу, и Танис поспешил, не уверенный, то ли последовать за фигурой, то ли направиться к месту, где исчез Гилтанас. Но Танис был уверен, что ущелье поглотило его кузена. Полуэльф метнулся к деревьям, преследуя злодея.

Он пробежал по лесу только десять или двадцать шагов, когда вокруг него сомкнулся подлесок. Дороги не было; куда, тогда, скрылась фигура? Танис, кляня вьющиеся растения, в которых путался клинок, вглядывался в темноту. Он сделал вдох, замер и прислушался, но не услышал приглушенного дыхания преследуемого.

Танис вернулся по следам к гранитной глыбе, с которой исчез его кузен. «Гилтанас!»— безнадежно крикнул он во мрак. А затем, в дополнение, — «Флинт!»

Он получил ответ, но не тот, на который рассчитывал.

Позади Таниса возникла фигура, уперлась сильными руками ему в спину и толкнула.

Падая, полуэльф услышал: «Танис, мне жаль».



Глава 28

«Древнее королевство погрузилось в сон»

<p>Глава 28</p> <p>«Древнее королевство погрузилось в сон»</p>

Флинт стремительно скользил вниз по узкой каменной шахте. Он отчаянно цеплялся руками за камни и упирался пятками своих ботинок, пытаясь найти выпуклость или трещину, за которую сможет зацепиться, чтобы остановить — или хотя бы замедлить — спуск. Но холодная поверхность желоба, отполированная дождевой водой за столетия, была как стекло. Флинт погрузился в темноту. Шахта начала забирать вправо.

Он начал размышлять, когда прекратится эта безумная поездка — несомненно, резко и неприятно, когда желоб внезапно закончится сплошной каменной стеной — как стал замечать, что крутизна спуска пошла на убыль. Шахта выравнивалась.

К моменту, когда желоб, наконец, закончился, он уже был практически горизонтальным и скорость Флинта упала практически до черепашьей. Только что вокруг него был камень шахты, а мгновение спустя, гнома уже не окружало ничего, кроме темноты и спертого воздуха.

«Реоркс!»— выругался Флинт, замахав руками, а затем со всплеском рухнул в ледяную воду. Рядом с ним приземлилась веревочная лестница, которую он продолжал бесполезно сжимать во время падения.

Гном молотил руками и бултыхался, задыхаясь в металлической на вкус воде — пока не обнаружил, что почему-то не тонет в пробирающей до костей холодной жидкости. Затем Флинт обратил внимание, что стоит на руках и коленях, а вода доходит ему до середины предплечий. На самом деле, если бы он так сильно не бултыхался, то едва ли вообще промок.

Все это — плюс тот факт, что падение вновь открыло рану у него на плече — отнюдь не способствовало улучшению его настроения.

«Горн Реоркса!»— проворчал он, выбираясь из мелкого озерца. Однако мгновенно пожалел о своих словах. Они эхом отдались в темной пустоте вокруг него, как если бы он находился в огромной пещере. У Флинта было пугающее ощущение, что темнота сердито заворочалась, как бы негодуя, что ее покой был нарушен его словами. У гнома мурашки побежали по телу — несомненно, из-за ледяной воды, убеждал он себя, хотя на время и решил приберечь свою ворчливость.

Флинт минуту посидел на холодной земле, дрожа в темноте и пытаясь восстановить дыхание. Он огляделся вокруг, но не увидел и намека на свет — не удивительно, в разгар ночи, да еще и внутри скалы, подумал он. Должно быть, он свалился близко, а может и на половину расстояния, к дну ущелья; он не мог точно сказать. Его сердце екнуло, когда он подумал о Танисе наверху. Флинт покачал головой. Все, что он теперь мог сделать для Таниса, это прошептать хриплую молитву Реорксу и попытаться выбраться оттуда, куда приземлился.

Флинт вгляделся в окружавшую его тьму. Гномы обладали необычным зрением, позволявшим им видеть излучаемое предметом тепло — что ни на йоту не помогло Флинту в холодной черноте.

Но внезапно он что-то увидел — что-то, выглядевшее как два неярких круга, плавающих бок о бок там, где, как он знал, было озеро. Круги были такими тусклыми, что он едва различал их, их болезненно-зеленое свечение. Затем он заметил еще одну пару маленьких кругов, и еще одну, медленно дрейфовавшие перед ним.

Флинт похлопал по карманам своей кожаной жилетки и брюк, пока не нашел, что искал — кремень и огниво, трут и огрызок свечи. К счастью, все эти предметы были завернуты в кусочек промасленной кожи и остались сухими. Через несколько минут Флинт высек искру, и вспыхнул крошечный огонек.

В мерцающем свете гном увидел простиравшееся перед ним, словно полированный оникс, озеро с темной водой. Флинт вздрогнул, когда увидел источник странного тусклого свечения: рыб, плавающих в озере с ледяной водой. Рыбы были бледными, вялыми, длиной с его предплечье с выпуклыми глазами размером с блюдце. Это их глаза испускали болезненное свечение. Свет его свечи, казалось, побеспокоил их, так как они медленно заскользили прочь, ища темноту, в которой обитали непотревоженными целую вечность.

«Боги небесные, что это за место?»— шепотом пробормотал Флинт. Он поднял свечу и огляделся. Пол был из серого камня — скорее всего, известняк, догадался он, лежавший под гранитом — и стены были такими же. Но камень выглядел слишком гладким, слишком ровным, чтобы быть естественным. С пола сталагмитами поднимались высокие шпили, но когда Флинт подошел к ним, то увидел, что это были колонны, с желобками и замысловатой резьбой. Флинт знал, что это не могло быть результатом воздействия воды, а только плодом усилий живых существ. Он медленно обошел обширное место, в которое приземлился, вздрагивая от эха своих шагов, но не останавливаясь.

Он увидел, что это совсем была не пещера, а какой-то огромный зал. Колонны опоясывали высокие стены, скрывавшиеся во тьме наверху, куда не проникал слабый свет свечи Флинта. Ряды скамеек выстроились перед неким подобием трибуны, а позади была широкая лестница, ее ступени вели наверх в темноту и неизвестные места.

Работа по камню была весьма искусной; Флинт провел рукой по тщательно отполированным граням и завиткам опор. Мир больше не знал такого искусства, как это, но Флинт был уверен, что это гномья работа. Это больше не мог сделать никто, здесь, так глубоко под землей. Но еще это была и древняя работа. Века легли здесь такой же массой, что и страшная тяжесть камня, отделявшего Флинта от внешнего мира. Но что это могло быть за место, так близко от эльфийского королевства? Оно должно было быть очень старым, возможно, даже старше самого Квалинести.

Внезапное осознание пронзило Флинта, и маленькое пламя свечи затрепетало, когда его рука задрожала. В памяти невольно всплыли слова древней поэмы, которую он учил ребенком. Он вспомнил, как сидел на коленях отца, когда был очень маленьким. Это было одно из немногих воспоминаний о его отце, который умер, когда Флинт был чуть старше, чем ребенком. Флинт заворожено слушал, как его отец при свете камина тихо напевал слова о древнем королевстве:


По темному слову тана, заперты были врата,

Издав похоронный звон.

Закрывшись от жителей верхнего мира,

Древнее королевство погрузилось в сон.


Флинт вздрогнул, вспомнив, что его дед погиб в Войнах Гномьих Врат, затем обернулся, чтобы обдумать, где он может быть.

«Торбардин? Пакс Таркас?»— прошептал Флинт во тьму.

Вполне возможно, сказал он сам себе, что он провалился сквозь еще один из адских эльфийских сла-мори — тот, что ведет в древнюю столицу горных гномов или в эльфийско-гномью крепость. Если это так, было бы разумно как можно быстрее бежать от ненавистных кузенов гномов холмов.

Осторожно, не особо стремясь узнать правду о том, где находится, Флинт продолжил.


* * * * *


Танис жестко приземлился на узкий гранитный выступ, торчавший из скалы в десяти метрах от края обрыва — и в сотнях метров от дна долины.

При его приземлении камень дрогнул, сместившись под его весом. Горсть известняковых окатышей скользнула с поверхности, чтобы унестись, безмолвно вращаясь, в пустоту. Камень медленно наклонялся в сторону ревущей внизу реки. Танис цеплялся руками, а на него сыпался дождь из грязи и щебня, забивая глаза и рот. Его левая рука зацепилась за твердый камень, и он остановил скольжение.

Он сморгнул пыль и крикнул: «Гилтанас!»

Его кузен соскальзывал с камня, уже почти свесившись в каньон. В отчаянии, Танис протянул руку и поймал рукав Гилтанаса. Сперва полуэльф опасался, что дополнительная тяжесть вынудит его разжать хватку, отправив их обоих в пустоту, но Танис ухитрился упереться носками ботинок в трещину в скале. Он лежал на животе на гладком камне, стараясь удержать Гилтанаса. Танис не мог сказать, жив молодой стражник или мертв.

Сомкнувшаяся вокруг них полуночная тьма вносила еще больший ужас в ситуацию.

Танис уже ощущал, как его ладонь становится скользкой от пота. Каменная глыба сдвинулась еще на сантиметр. Сколько он сможет удерживаться? Не имело значения. Глыба могла в любой момент сорваться.

С огромным усилием Танис крепче сжал руку, удерживавшую рясу Гилтанаса. Камень снова качнулся, и новые каменные брызги полетели в темноту. Танис плотно закрыл глаза, вознеся тихую молитву, чтобы портной Гилтанаса использовал прочный материал, и потянул к себе церемониальную рясу.

Его кузен застонал, и сердце Таниса дрогнуло. Гилтанас был жив! Это придало ему сил, и на этот раз благословляя свое человеческое происхождение, давшее ему крепкое телосложение, полуэльф оттащил Гилтанаса от края к себе. Обняв кузена, он, съежившись, сидел на узком гранитно-известняковом карнизе, метр в ширину и пару в длину.

Танис немного поерзал, пытаясь устроиться надежнее, но это было бесполезно. Двигаясь осторожно, он подтаскивал своего кузена, пока не прислонил его к стене утеса. С этой позиции — надеялся Танис — юноша не скатится с карниза, если полуэльф уснет и ослабит хватку. Кто удержит самого Таниса от верной смерти, он не знал.

Танис посмотрел на вершину скалы; он не видел ничего, кроме созвездий. Лунный свет мог бы показать возможные опоры для рук и ног, которыми они могли бы воспользоваться, чтобы выбраться наверх, но ночь была темной, как в могиле. Далеко на востоке Танис мог видеть свет горевших в Башне Солнца факелов; он был уверен, что дворцовые слуги все еще трудились, готовя Башню к завтрашней кульминации Кентоммена.

Он взглянул на Гилтанаса. Юноша был без сознания, но хотя бы дышал. Но даже если утро покажет, что на утес можно взобраться, Танис гадал, как он сможет поднять по отвесной стене Гилтанаса.

В любом случае, они до рассвета никуда не двинутся. Он прислонился спиной к стене утеса, вызвав еще одну соскользнувшую в обрыв волну пыли и камней, и попытался думать о чем-нибудь другом.

Он хотел бы знать, где теперь Флинт — и кто будет оплакивать смерть гнома, если Танис тоже погибнет.

Но гораздо печальнее могло оказаться грядущее, уготованное фигурой в мантии, подумал Танис. У него больше не было сомнений, что убийца также планировал убить Лорану и Портиоса, а, скорее всего, и Беседующего тоже. Он снова посмотрел на Башню, палец света во тьме, где Беседующий проводил свое собственное бдение на Кентоммен Портиоса, затем перевел взгляд в сторону на дворец. Он надеялся, что Лорана была в безопасности; по крайней мере, стражник, который, несомненно, все еще находился у двери Таниса, был недалеко от покоев Лораны, хотя и не в прямой видимости. И он знал, что Флинт велел ей запереться до утра в комнате.

Танис посмотрел направо от Башни, на темное пятно, которое, как он знал, было Рощей, и надеялся, что прямо сейчас убийца не крадется среди деревьев священного места, ища беззащитного наследника.

Теперь уверенный, что следующей жертвой убийцы должен быть Портиос, Танис задумался, как ему предупредить наследника, если допустить, что полуэльф сможет выбраться из нынешнего положения. Вряд ли найдется способ нарушить Мелетка-нара; трое допрашивающих не допустят этого, даже если он сможет пройти мимо охраны снаружи комнаты, глубоко под дворцом.

Может быть, найдется способ перехватить Портиоса, когда он будет направляться из покоев в Башню; по традиции, юноша во время этого шествия, третьей части Кентоммена, называемой Кентоммен-тала, будет один. Существовали две ключевые проблемы: все дворцовые стражники знали, что Танис был под стражей, и нелегко будет убедить Портиоса, что старший сын Беседующего в опасности. Может быть…

Внезапно, из темноты над ним заревел мул.

Танис едва не выпустил Гилтанаса; от этого звука у него ускорился пульс. «Быстроногая!»— позвал он, и каменная глыба слегка пошевелилась. Мул снова заревел, уже ближе.

Мысли Таниса неслись галопом. Как он может использовать мула? Флинт привязал ее длинной веревкой от лестницы. Возможно, если она станет у самого края, и веревка повиснет…

Он снова позвал, и Быстроногая ответила. Копыта зацокали по камню прямо над ним, и мимо Таниса пролетел камушек. Рядом с полуэльфом зашевелился Гилтанас, жалуясь на шум. На мгновение у Таниса появилась надежда.

Затем мул отступил от края скалы. «Быстроногая!»— крикнул он. Гилтанас застонал и попытался сесть, затем откинулся назад. Но звук копыт Быстроногой удалялся.

Конечно, подумал Танис; она искала Флинта. Он и сам откинулся к скале.



Глава 29

Луч света

<p>Глава 29</p> <p>Луч света</p>

Независимо от того, где он находился, Флинт знал, что ему нужно двигаться вверх, если он собирается выбираться наружу, а лестница позади помоста казалась единственным путем.

Когда он поднимался по длинной лестнице, его башмаки поднимали облака пыли, но гном зажал нос, чтобы не расчихаться. Насколько Флинт понимал, чем меньше он будет тревожить гнетущее молчание тьмы, тем лучше. У него уже было сбивающее с толку ощущение, что что-то следит за ним, прячась в тени — и наблюдает неодобрительно.

Флинт ощущал — также как ощущал покалывание волос на загривке — что его вторжению не рады. Но пока казалось, что если он изо всех сил будет стараться выбраться отсюда, может быть, что — или кто — бы там не таился в чернильной темноте, оставит его в покое.

Словно двигаясь в мрачном сне, Флинт блуждал по лабиринту коридоров и залов, медленно поднимаясь и стараясь не обращать внимания на периодически охватывавшую его дрожь. Его одежда от влаги прилипла к телу.

Когда-то это место, с его пещерными залами и изысканными спиральными лестницами, было чудом великолепия. Но воздействие воды превратило некогда величественные статуи в нечто гротескное. Украшавшие стены богатые гобелены свисали призрачными лохмотьями, словно пряжа какого-то огромного мрачного паука. Флинт наклонился ближе к одному из узоров, и прикосновения его пальца хватило, чтобы обратить гобелен в пыль. Залы, когда-то бывшие светлыми в отражении тысяч факелов, висевших на их гладких стенах, теперь превратились в мрачные берлоги, которые едва пронзал слабый свет свечи Флинта, а в воздухе висело зловоние древней, но не забытой смерти.

Атмосфера угнетающе давила на Флинта и его гномье сердце. В его ушах эхом звучали рассказы о давно забытых гномьих королевствах.

Блуждая по темным залам, Флинту иногда приходилось возвращаться по своим следам в пыли, когда коридор внезапно заканчивался тупиком или возвращал в зал, который он уже проходил. Но, в общем, его гномье чутье — отмечавшее малейшие изменения в движении воздуха или наклоне камня — извилистым курсом непрерывно вело его наверх. Однако гном не знал точно, как далеко ему предстоит идти. Он не мог знать, как глубоко спустился по желобу — если, конечно, он вообще еще был где-то возле Квалиноста.

Однако, наконец, огарок свечи догорел. Флинт взвизгнул, когда пламя обожгло ему палец, и последний кусочек свечи выпал у него из руки, зашипел, приземлившись в лужу, и погас. Над гномом быстро и тихо сомкнулась тьма, будто здесь не было света и в помине.

«Проклятье!»— тихо выругался Флинт, посасывая обожженный палец. Сердцем он знал, что был уже ближе к выходу; минуту назад он был уверен, что уловил дуновение немного более свежего воздуха. Но гном мало, что мог сделать. Поняв, как измучился, он подумал, что ему не повредит дать немного отдохнуть глазам, пока он пытается придумать способ выбраться из неприятностей. А заодно, может быть, и его одежда немного обсохнет.

Темнота была пугающей, но Флинт вытолкал из головы мысли о ней. Они так далеко оставили его, что гном присел к стене отдохнуть. Собираясь всего лишь минуту-другую дать отдохнуть глазам, гном быстро погрузился в глубокий сон.


* * * * *


Сначала чуть заметно, темнота вдоль горизонта стала постепенно рассеиваться, обратил внимание полуэльф. Вскоре звезды начали тускнеть, и из-за горизонта в небо пробился слабый свет.

От шумного визита Быстроногой, Гилтанас практически очнулся, затем из бессознательного состояния плавно перешел в сон. Танису, слишком утомленному, чтобы задремать, не оставалось ничего, кроме как наблюдать, как медленно светает, пока, в конце концов, солнце не взошло над утренней легкой дымкой, уставившись немигающим кровавым глазом. Ущелье внизу было укутано в мягкий туман.

К востоку Танис услышал, как барабан известил о том, что трое Уласи покинули Башню, чтобы разыскать Портиоса в Роще. Затем они оденут Портиоса в серую рясу, близнеца той, что была на Гилтанасе, и отведут его во дворец на Мелетка-нару, суровое испытание допросом, критикой и подстрекательством.

Танис посмотрел вверх на десятиметровую поверхность утеса. При свете казалось, что ловкий скалолаз сможет взобраться на скалу, воспользовавшись трещинами и пеньками можжевельника. Он только надеялся, что его кузен сможет последовать за ним.


* * * * *


Первое, что обнаружил Флинт, проснувшись, что он мог видеть. Едва заметный, по правде говоря, тусклый луч колебался в воздухе, бледный и серый, едва достаточный, чтобы он мог различить смутные очертания комнаты, в которой находился.

Поднявшись и потянувшись, Флинт застонал. Должно быть, он проспал несколько часов. Теперь тени выглядели менее пугающими; что бы ни было источником сероватого света, похоже, он отпугнул их. Хотя свет был тусклым, он не был жутким, не таким, как от виденных им ранее рыб. Он скорее воодушевлял сердце гнома. Флинт осмотрел комнату, ища источник света, а затем внезапно увидел.

В стене, как раз над тем местом, где он спал, свернувшись клубочком, была крошечная трещинка в камне. Гном в точности знал, что это означает. Это был дневной свет, а за стеной простиралась свобода.

Флинт обследовал трещину и область вокруг нее. Линии были практически незаметными, но гном хмыкнул. Он был уверен, что когда-то здесь было окно. Вероятно, его по какой-то причине замуровали. Флинт заметил едва просматриваемый контур, где было заложено отверстие.

Он поднял тяжелый молот, который все время был у него на поясе, и изо всех своих набранных у горна сил ударил по камню. Тот вздрогнул, и Флинт удовлетворенно хмыкнул, увидев, что трещина удлинилась. Он снова взмахнул, затем в третий раз. Трещина расширилась, и к ней присоединилась еще одна, впуская тонкую полоску света. Это воодушевило гнома, и он принялся истово колотить по стене. К счастью, камень не был толстым, и трещина была признаком общей слабости кладки. Несомненно, та поспешность, с которой было давным-давно замуровано это окно, играла Флинту на руку. Если бы мастера использовали все свое умение при создании стены, молот Флинта оказался бы столь же бесполезным, как ивовый прут.

Через минуту от стены начали отлетать обломки камня. Щель превратилась в отверстие, затем внезапно поддалась вся кладка, рассыпавшись камнепадом перед Флинтом, и комнату залил свет, загоняя тени в глубокие тайники залов.

Гном, ликуя, просунул бородатую голову в отверстие — но его торжество померкло, так как он оказался на дне другого каменного колодца.

И снова, кроме как подниматься, по-другому было не выбраться.


* * * * *


Кроме как подниматься, по-другому было не выбраться, подумал Танис, рассматривая поверхность утеса. Рядом с ним Гилтанас, наконец, зашевелился и открыл глаза. Несмотря на шишку цвета розового кварца размером с яйцо сбоку у него на голове, Гилтанас выглядел здоровым.

«Танис!»— воскликнул он. У него на лице промелькнуло выражение облегчения, а затем гнева. «Ты нарушил решение Беседующего!»

«Я пришел спасти тебя», — ответил Танис, в то время как в Квалиносте снова раздались барабаны Мелетка-нары.

Гилтанас попытался сесть, вызвав дрожь карниза. «Барабаны!»— сказал он, в зеленых глазах заметалась паника. — «Мне нужно вернуться на Кентоммен-талу». Его телодвижения подвинули его в опасную близость к краю выступа, и Танис схватил кузена за руку, чтобы втянуть обратно. На лице светловолосого стражника боролись страх, к которому примешивалось облегчение, и гнев.

«Как думаешь, сможешь залезть наверх?»— Танис указал на десятиметровую каменную стену. «Или мне оставить тебя и вернуться с помощью?»

«Оставить меня?»— эхом прозвучал голос Гилтанаса, который встал на ноги и потянулся к первой опоре для рук. — «Я халатно отнесусь к своим обязанностям, если позволю тебе бежать».

«Бежать?»— проворчал Танис. Каменный карниз, еще сильнее расшатавшись от их движений, снова дрогнул.

Но зов долга, казалось, придал новичку стражнику сил, так как он довольно сносно взбирался на скалу, хотя ряса до колен определенным образом сковывала его движения. Наконец, Гилтанас заткнул полу рясы за ремень, что облегчило ему подъем. Однако из-за этого Танис задержался на глыбе, которая все сильнее демонстрировала свою неустойчивость. Нервничая, Танис подождал, пока Гилтанас не поднимется выше головы полуэльфа, а затем последовал за ним, используя те же опоры для рук и ног, что и его кузен-эльф.

Шанс на спасение, выглядевший безнадежным во мраке ночи, в дневном свете казался трудным, но возможным.

Полчаса спустя, Гилтанас помог Танису перелезть через край обрыва. Это последнее усилие расшатало средней величины булыжник, который со скрежетом соскользнул с края и упал на глыбу, на которой они вдвоем провели ночь. Глыба треснула, затем сильнее наклонилась, медленно оторвалась от скалы и упала, вращаясь в чистом воздухе, в реку.

Вдалеке барабаны издали последнюю дробь и смолкли.

«Началась Мелетка-нара», — произнес Гилтанас. — «Портиос в комнате глубоко под дворцом. Начинается суровое испытание. У меня есть три часа, чтобы добраться до коридора между подземной комнатой и Башней». Тем не менее, Гилтанас продолжал тихо стоять, глядя на запад, и Танис знал, что мысленно тот был в комнате со своим братом.

«Гилтанас», — произнес Танис. — «Ты разглядел лицо нападавшего?»

Эльф переключил внимание с Квалиноста на Таниса. Он покачал головой и направился к тропинке вдоль ущелья. «Было темно. Он был в капюшоне. Ты видел его?»

Танис покачал головой и рассказал, что случилось между его бегством из дворца и падением со скалы. Он свернул Гилтанаса с направления к тропе, и вернулся к расселине, в которой исчез Флинт. Танис крикнул гному; он бросал камушки в тонкое отверстие, чтобы по звуку попытаться определить, как далеко мог провалиться его друг. Ответа не было, а Танис был слишком крупным, чтобы проскользнуть в дыру.

«Нам нужно спешить», — поторопил Гилтанас.

Танис, все еще сомневаясь, что ему следует оставить Флинта, колебался. Гилтанас быстро протянул руку и вытащил из ножен меч Таниса. Никогда полуэльфу не приходилось останавливать кузена, которому он доверял — и внезапно Танису в лицо оказалось направлено острие его собственного меча. Амулет его матери образовывал на эфесе пятно серебристого света. Вокруг этой пары, как ни в чем не бывало, продолжали щебетать лесные птицы.

«Что ты делаешь?»— прошептал Танис.

«Ты мой пленник», — официальным тоном произнес Гилтанас. — «Ты нарушил приказ Беседующего. Мой долг как церемониального стражника — арестовать тебя и вернуть в Квалиност, чтобы свершилось правосудие».

Танис бросил взгляд на выкованный для него Флинтом меч, затем вверх, на Гилтанаса. Решительное выражение лица его кузена подавило любой протест. Танис оценил ситуацию. Он был сильнее и больше своего худощавого кузена, и у него был кинжал. Танис знал, что сможет одолеть Гилтанаса, даже если тот вооружен мечом полуэльфа.

А что ему делать потом? Связать Гилтанаса и оставить здесь, безоружного? Такой вариант мог быть приемлем рядом с Квалиностом, когда вокруг кто-то есть, но область вокруг Кентомменаи-ката была пустынной. Неохотно, мысленно поклявшись вернуться, Танис позволил Гилтанасу увести себя от расселины.


* * * * *


Колодец служил вентиляционной шахтой, решил Флинт. Он посмотрел наверх, на восьмиметровую высоту. Стараясь не беспокоить чувствительное плечо, гном протиснул свое коренастое тело в отверстие и пополз по склону шириной с бочку из-под эля — тоскливая мысль, которую Флинт быстро подавил. Он стоял на верхушке мусорной кучи из старых сосновых шишек и грязи; возле стены лежал скелет кого-то размером с енота. Он старался не думать об умершем здесь много лет назад животном.

Гном увидел наверху круг света и раскачивавшиеся над ним еловые ветки. Он поискал опору для рук — безрезультатно. Шахта могла оказаться достаточно широкой, чтобы он смог медленно взобраться, упираясь плечами в одну стену, а ногами в другую, но его плечо было слишком слабым; попытка привела лишь к тому, что он со звуком «уф!» приземлился на рыхлое дно колодца.

«Реоркс!»— тихо произнес он. Затем, громче: «Молот Реоркса!» Гном печально сидел на дне шахты. Он провел пальцами по отметинам, оставленными на стенах тысячелетия назад мастерами — Ч-образными следами от зубила. Создатели шахты уже давно мертвы, и, скорее всего, трудятся в загробной жизни вместе с Реорксом. Флинт осмотрел один из «Ч»-образных следов; он видел отметину, похожую на ту, что была на предплечье лорда Тайрезиана. Невольно в памяти Флинта снова всплыла картина, как Эльд Айлия лежит мертвая у своего камина: приоткрытые икры, фиолетовая юбка, задранный до локтя рукав. Он вспомнил, “Че”, шрам, наследник…

Вспышка озарения заставила Флинта так запрокинуть голову, что он врезался ей в камень позади.

«Шрам, чай, наследник», — прошептал он. Он совершил с “Че” ту же ошибку, что и со словом “последний”. Теперь он вспомнил, как после покушения на свою жизнь взял из рук Мирала чашку чая, и как Айлия позже дала одно из своих собственных снадобий, вызвав у него рвоту. Затем, несколько дней спустя, маг спросил у Флинта, есть ли эффект от его целебного чая — за несколько минут до того, как они получили послание Айлии, что она разобралась в смерти лорда Зеноса.

Маг дал ему отравленный чай! И Айлия поняла это. И она взяла время обдумать ситуацию, прежде чем выдвинуть обвинение. Затем, когда она была уверена, когда на место стал какой-то последний кусочек информации, Айлия взволнованно послала сообщение Флинту — который тот час же огласил его … убийце!

«Реоркс, помоги мне!»— молился гном, карабкаясь по мусору со дна шахты, разгребая сосновые шишки, пытаясь отыскать что-нибудь, что сможет помочь.

Если он был прав, Портиос, Беседующий, Гилтанас и Лорана не переживут этот день.

В разгаре своих поисков, как будто Реоркс услышал его мольбу и прислал наиболее неподходящего из спасателей, Флинт услышал рев мула. Внезапно свет потускнел, и Флинт посмотрел вверх. Что-то закрыло отверстие колодца. Вместо нечетких веток сосны, гном теперь видел гротескную морду, два уха длиной с его ногу и пару светившихся обожанием карих глаз.

«Быстроногая!» Он встал. «Ты чудесное животное!» Животное моргнуло. «Я по-прежнему в Квалинести!»

Он никогда не думал, что настанет день, когда вид этого мула вызовет слезы из его глаз. Однако, что его особенно взволновало, так это три метра пережеванной веревки, прикрепленные к ее ошейнику. Эльфы смеялись, когда он изготовил для мула ошейник; теперь он мог посмеяться над ними. Уздечка бы его не удержала.

Если не обращать внимания, что он был все еще в пяти метрах от болтавшейся, пока Быстроногая фыркала наверху, в шахте веревки.

Флинт перебрал свой инвентарь. У него были кремень с огнивом, молот, кинжал и веревочная лестница. Лестница, скорее всего, достала бы сверху до дна шахты, но попытка установить мягкую веревочную лестницу со дна выглядела безнадежной.

Быстроногая снова заревела. Этот звук многократно отразился в каменном колодце, едва не оглушив Флинта.

«Прекрати этот шум!»— воскликнул гном. Когда мул начал удаляться от отверстия, утаскивая за собой веревку, он закричал: «Нет! Подожди! Я не это имел в виду!»

Быстроногая неуверенно снова склонилась над краем. Не очень привлекательная на уровне глаз, снизу она выглядела абсолютно нелепо. Она тоже казалась уставшей. Перед глазами Флинта внезапно возникло ужасное видение, как мул обиженно удаляется. И в самом деле, она снова начала отходить от края, и конец веревки поднялся выше.

«Быстроногая, ты», — он быстро подумал и сменил тон на обходительный, — «очаровательное существо. Пожалуйста, вернись».

Веревка замерла, дрогнула и опустилась на несколько сантиметров. Влажные карие глаза искали его. Одно ухо повисло.

Флинт размотал веревочную лестницу со своей талии. Если только он сможет просто докинуть ее до мула… Гном прикинул расстояние и швырнул лестницу вверх.

Та клубком змей свалилась на него обратно, и Быстроногая заревела.

«Конечно, зверюга», — пробормотал Флинт. — «Смейся».

Он распутался и попытался снова, с тем же результатом. Наконец, с третьей попытки, его плечо разболелось от усилий, он выполнил бросок снизу, и чуть меньше полметра лестницы перекинулись через край колодца, где в последнюю секунду она зацепилась за камень. Быстроногая опустила свою влажную морду и понюхала лестницу, сдвинув ее и отправив обратно Флинту.

«Быстроногая!»— взвыл Флинт. Он сымитировал фальцет, которым, как он помнил, эльфийская девочка обращалась к своим куклам: «Дорогая, ты хочешь, чтобы я умер здесь внизу?»

«И-а», — громом прогремело в шахте.

Он снова бросил лестницу. На этот раз уже больше полуметра лестницы перелетели через край, упав на землю рядом с мулом, который смотрел на нее глупыми глазами. Нижний край лестницы свисал перед лицом Флинта, но гном не осмеливался касаться ее, чтобы не скинуть. Веревка начала скользить обратно в колодец, и Флинт тихо чертыхнулся.

Тут Быстроногая подняла копыто размером с обеденную тарелку и занесла его над ползущей веревкой. Гном не дышал.

В тот момент, когда мимо скользила последняя ступенька, мул мягко, не торопясь, поставил на нее ногу. Лестница, дернувшись, замерла.

Радостно вскричав, Флинт положил руку на нижнюю ступеньку и дернул. Мул фыркнул, выглядя недовольным внезапной нагрузкой на копыто, но не сменил позу.

С максимальной осторожностью оберегая плечо, Флинт вскарабкался до середины лестницы. Вскоре уже рядом с ним уже висел конец веревки, которую он закрепил на ошейнике мула. Ему оставалось преодолеть еще три метра.

Мул беспокойно шевельнулся.

«Быстроногая, нет!»— закричал гном.

Она подняла ногу.

Флинт уцепился за свисавшую веревку, и шея мула опустилась на полметра из-за внезапно навалившейся тяжести. Лестница пролетела мимо него и упала на дно колодца. «Ты мулоголовая идиотка!»— заорал он, болтаясь на веревке.

Мул резко попятился от шахты и проскакал галопом несколько шагов. Со сдавленным криком, превратившимся в вопль с его появлением, гном вылетел из дыры, словно пойманная рыбаком на крючок форель.


* * * * *


«Мне жаль, Танис», — произнес Гилтанас, пока они рысью бежали по тропинке над ущельем.

На мгновение эти слова вызвали у Таниса шок узнавания. Так же сказал убийца.

«Ты знаешь, что мне пришлось сделать это», — сказал Гилтанас. — «Я поклялся, как церемониальный стражник, поддерживать решения Беседующего». Он давно уже убрал меч в ножны, которые также забрал у Таниса. Он, казалось, считал, что Танис не сделает и движения, чтобы убежать.

Полуэльф кивнул. Он был слишком занят, обдумывая свое положение, чтобы вступить в разговор. К тому же…

Он может узнать что-нибудь, что сможет использовать позднее.

«Я понимаю», — произнес полуэльф. Он внимательно посмотрел на эльфа. Лицо Гилтанаса было красным от шага, который они сохраняли почти час. Его кузен оглянулся, и впервые за последние годы Танис увидел друга, который был у него, когда они были маленькими. «Какова твоя роль в церемонии?»

Гилтанас, задыхаясь, остановился на поляне. Он махнул Танису присесть на ближайший камень, и сам уселся неподалеку.

«Когда Портиос покинет комнату под дворцом, он поднимет свой капюшон — на нем будет такая же серая ряса, как эта — чтобы прятать лицо. Он пройдет из той комнаты к спиральной лестнице — с девяноста девятью ступенями, по одной за каждый год прожитой им жизни. Эти ступени называются Лайссем-элтор, Лестница Лет. Портиос должен подняться по ней в полной темноте. Наверху он обнаружит альков с единственной свечой, плюс кремень и огниво, чтобы зажечь ее».

«А ты?..»— подсказал Танис, подумав на мгновение, почему он сам не удосужился изучить особенности церемонии.

Гилтанас продолжил: «Позади алькова будет длинный коридор, которого нет на картах Квалиноста, потому что он используется только эльфами, не являющимися ни взрослым, ни ребенком — эльфами, которые, следовательно, на самом деле не существуют. Таким образом, этот коридор тоже не существует, и его нет на картах».

Танис попытался снова: «Твоя часть…» Но Гилтанас, завороженный торжеством, которое ему тоже когда-нибудь предстоит, явно решил рассказать все полностью.

«Коридор зовется Ясен-илара, Тропа к Свету. Он ведет в Башню Солнца. Юноша проделает свой путь в тишине. В конце находится дверь, где он будет ждать, пока тот, кто нес бдение в Кентомменаи-кате, не откроет дверь, впуская его в центральный зал Башни Солнца».

Так вот где должен был появиться Гилтанас. Он рассказывал, как будто заучил свою роль наизусть — несомненно, репетировал ее с Миралом. «Я буду ждать за дверью, пока не прозвучит гонг. Затем я открою дверь, войду внутрь, закрою за собой дверь, возьму у Портиоса свечу и скажу — конечно, на древнем языке — ‘Я — твое детство. Оставь меня позади в дымке прошлого. Ступай вперед к своему будущему’. Портиос откроет дверь и войдет в Башню Солнца».

В голове Таниса начала зреть идея.

«Ты останешься в коридоре?»— спросил полуэльф.

В голосе Гилтанаса зазвучало раздражение. «Предполагается, что я олицетворяю исчезнувшее детство Портиоса, поэтому самому мне не следует присутствовать на церемонии. Но Мирал говорит, что никто не заметит, если я немного приоткрою дверь, чтобы послушать. В конце концов, мой собственный Кентоммен будет только через шестьдесят лет».

Теперь у Таниса был план, как остановить убийцу Портиоса.

Они возобновили свой бег к Квалиносту. Наконец, дорожка пошла вниз. Со стороны дворца и Башни снова зазвучали барабаны и трубы, и Гилтанас закричал: «Нам нужно двигаться быстрее! Я опаздываю!»

Сквозь поредевшие осины Танис уже мог различить арку западного моста над Рекой Надежды. Ни секунды не раздумывая, он оступился и врезался в Гилтанаса. Когда его кузен испуганно повернулся к нему, полуэльф схватил его.

Пять минут спустя из рощицы появилась фигура в серой рясе. Позади нее раскачивался кустарник, и раздавались приглушенные звуки, как будто там двигалось большое животное. Если бы кто-то внимательно присмотрелся к фигуре, что сейчас рысью неслась по тропинке, то увидел бы слева под рясой слабое очертание меча.

Танис надеялся, что никто не обратит внимания.

Он натянул на лицо капюшон, пустился бежать и пересек мост.



Глава 30

Все сходятся в Башне

<p>Глава 30</p> <p>Все сходятся в Башне</p>

Флинт выпустил веревку, отскочив от пары осин, и заскользил, тормозя по грязи и мху. Быстроногая пробежала еще несколько шагов, а затем остановилась и пристально посмотрела на него. Флинт потряс кулаком. «Ты… мул ты!»— закричал он.

Он оглянулся на трещину в скале, борясь с соблазном пометить это место, чтобы однажды вернуться и обследовать его более тщательно. А затем решил, что тайны прошлого — и тени, что скрывались там — лучше оставить в покое. Но все-таки сомневался.

Глубоко под ним, в холодных глубинах земли, тишина набросила свой тяжелый плащ на пустые залы и коридоры. В темноте, как и все прошедшие века, ожидали тени.

Флинт услышал вдали звуки барабанов и труб. В памяти всплыло еще одно воспоминание: как маг закатал рукав выше локтя, когда показывал гному во дворце, как сливать удивительную ванну. Гном заметил маленький шрам в форме звездочки на предплечье Мирала.

Наконец, гном вспомнил Айлию у нее на кухне, когда он впервые привел к ней Таниса. Она рассказывала истории о некоторых из родов, при которых присутствовала, и она упомянула об одних, которые пошли неправильно, оставив крошечному новорожденному на память шрам в форме звездочки.

Скоро, знал Флинт, Мирал даст волю своей ярости, которую пестовал десятилетиями обиды. Беседующий и трое его детей — если предположить, что Гилтанас еще не мертв — умрут. Флинт не сомневался, что та часть Мирала, что еще находилась в здравом уме, та часть, что годами жила на поверхности, одинаково по-дружески относясь и к гному, и к полуэльфу, скажет «мне жаль», лишая их жизни.

«Слабый маг, действительно», — произнес он и состроил гримасу. На его лицо легли глубокие борозды озабоченности.

Даже на муле он не успеет в Квалиност вовремя. Вдобавок, он понятия не имел, в какой части Квалинести очутился — только что он был на другой стороне ущелья, к западу от Квалиноста. Местность казалась слегка знакомой. Он огляделся, пытаясь сориентироваться. Быстроногая подошла к Флинту поближе, но гном не обращал на нее внимания. Он прищурился и пораскинул мозгами. На кону была жизнь Беседующего.

Не было способа вернуться вовремя — если только он не отыщет короткий путь.

Вроде дуба сла-мори!

Он закрыл глаза и попытался все вспомнить — панику, преследовавшего их тайлора, стук копыт Быстроногой. Он открыл глаза и посмотрел на мула с еще большим интересом. Та щипала траву и поглядывала назад.

Он повернулся. Гном был совершенно уверен, что местность, где они повстречали звероподобного ящера, лежала к юго-западу. Если он направится в том направлении, что-то может показаться знакомым ему — или мулу. Мулы славились своим чувством направления, раз уж не интеллектом, свежим дыханием или покладистым характером. Он сделал шаг и махнул Быстроногой.

«Подойди, дорогая», — проникновенно произнес Флинт.

Мул продолжал жевать, в ее глазах читалось подозрение.

Он сорвал горсть травы и протянул. «Не хочешь перекусить?»— спросил гном.

На лице животного появилась искорка заинтересованности.

«Ну ладно», — картинно вздохнув, произнес он и отвернулся, случайно перебросив пучок травы через здоровое плечо. «Полагаю, мое бедное старое сердце будет разбито». Он притворился, что рыдает.

Скользкая морда ткнулась ему в загривок, выдернув траву у него из руки. Флинт обернулся и изобразил на лице выражение радости. «Быстроногая!» Он обнял ее за шею, рассудив, что всегда сможет позже принять ванну, и взобрался ей на спину.

Несколько секунд спустя они уже рысью направлялись на юго-запад.


* * * * *


Стражники на границе города у западного моста махнули Танису, когда он пробегал мимо них в серой рясе Гилтанаса. «Гилтанас, опаздываешь!»— прокричал один из них. Танис крепко придерживал рукой капюшон, опасаясь, что от неосторожного движения тот слетит и разоблачит его.

В таком случае стражники, несомненно, арестуют его.

Танис продолжал бежать по мощеным улицам.


* * * * *


Мирал в задумчивости стоял у входа в центральную часть Башни Солнца. Двойная мозаика поднималась на двести метров ввысь, мраморные стены мерцали в свете четырех сотен факелов и лучах солнца, отражавшихся бесчисленными зеркалами, встроенными прямо в стену. Зал уже был заполнен дворянами. Лорд Литанас стоял у подножья трибуны. Леди Селена, чьи волосы явно стали еще светлее с последнего раза, когда маг видел ее, стоя у входа, не сводила с нового советника влюбленного взгляда фиалковых глаз. Она даже не смотрела в сторону мрачного Ультена, маячившего у нее за спиной.

Лорд Тайрезиан явно нашел кого-то, чтобы починить церемониальный меч, который сейчас висел у него на боку, и теперь стоял рядом с Лораной возле трибуны. Лорана явно нервничала, постоянно оглядываясь и не обращая внимания на Тайрезиана.

В качестве координатора Кентоммена, Мирал мог указывать дворянам, где стоять, намекая, что просто воплощает волю Беседующего. Когда Мирал высвободит свою магию, Лорана окажется рядом с Портиосом и Солостараном, размышлял он.

Досадно, что Лораланталаса отвергла его сватовство. Ради нее ему пришлось изменить так много своих планов. На самом деле, он отложил их на годы, ожидая того дня, когда сможет изъясниться и обрести ее любовь. Ради Лораны он отказался от должности Беседующего; он задумался, стоило ли рассказать ей об этом. Женщины млеют от ощущения, что их поклонники откажутся ради них от целого мира. В случае Лораланталасы, это было близко к истине; он мог обладать всем.

«Слабый маг», — хрипло сказал он сам себе и рассмеялся. Он был сильным с детства — с тех пор, как встретил в пещерах Серую Драгоценность Гаргата.

Мирал направился направо от трибуны, продвигаясь к лестнице, что спиралью вилась вверх между мраморной внутренней и золотой внешней стенами Башни.

Любой видевший его предположил бы, что помогающий координировать Кентоммен Портиоса эльф старается найти лучшую точку для наблюдения за происходящим, на балконе второго уровня, над музыкантами. Однако толпа не сможет увидеть его, когда он высвободит магию, которая разверзнет верхушку Башни и прольет сверху огненный дождь. Да если кто и увидит его, это в любом случае уже не будет иметь значения.

Не останется в живых никого, чтобы рассказать.

Он медленно поднялся по ступеням, делая остановки, чтобы перевести дух. В последнее время он стал слабее. Нравится или нет, но смерть Зеноса от магии иссушила его. Но охота на тайлора была таким роскошным стечением обстоятельств, когда советник стал угрожать, что раскроет то, что знает о Мирале. Было так легко купить несколько лишних дней тишины, обещая в будущем намного больше богатств. Старый, любящий совать свой нос в чужие дела простофиля, подумал Мирал; как и акушерка, хотя он искренне сожалел, что оборвал ей жизнь. Маг надеялся, что дворяне свалят смерть Зеноса на магию тайлора, но затем Мирал увидел, как Танис выпускает вторую стрелу — снабженную наконечником, заговоренным магом, когда он однажды поздно ночью проник в мастерскую Флинта. И маг ухватился за шанс одурачить их всех. Не особых трудов стоило направить заколдованную стрелу в грудь мертвого советника.

Какая досада, что собравшиеся в Башне дворяне не доживут, чтобы увидеть его торжество, подумал Мирал.


* * * * *


Листья и ветки шлепали Флинта по лицу, пока он торопил Быстроногую через лес. Они путешествовали полчаса, и хотя у гнома периодически вспыхивало узнавание — например, при виде характерного соседства валуна и дуба — он все еще не мог с уверенностью сказать, где был.

Тем не менее, казалось, у Быстроногой была цель, и хотя Флинта не слишком радовало полагаться на толстолобого томящегося от любви мула, сейчас это было лучшим выходом.


* * * * *


Должно быть, убийца — Тайрезиан, размышлял, пока бежал, Танис. Полуэльф больше не делал попыток спрятать болтавшийся между рясой и рейтузами меч. Эльфы на улицах, в соответствии с запретами Кентоммена, старательно отводили взгляды при его приближении. Однако на всякий случай, он не снимал капюшон.

А может, это был Литанас, добавил про себя Танис. Молодой эльфийский лорд, всего лишь год назад прошедший свой собственный Кентоммен, многое обретал со смертью Зеноса; Литанас стал преемником старого советника и завоевал состоятельную леди Селену. И, возможно, Айлия нашла, как связать Литанаса со смертью Зеноса.

Это было удручающим и пугающим. У Таниса не было достаточно информации, чтобы понять, кто повинен в смертях Айлии и Зеноса и пытался убить еще двоих — Гилтанаса и самого Таниса. Все, что он знал, это что покушение на Гилтанаса подтверждало правоту Флинта: Портиос, Беседующий и Лорана были в страшной опасности.

Не обращая внимания на готовые лопнуть легкие, он продолжал бежать.


* * * * *


Флинт был уверен, что это та самая поляна. Тот же огромный валун, та же ель. На земле по-прежнему валялись разнесенные в щепки деревья, а сквозь подлесок была промята тропинка. Деревья и камень также несли следы когтей.

Он обнаружил поляну, где тайлор атаковал его в первый раз.

Отсюда, надеялся гном, он сможет отыскать сла-мори.

Если сможет добраться туда вовремя.

Если сможет вспомнить, что делал в тот раз, чтобы открыть сла-мори.


* * * * *


Мирал смотрел с пустого балкона второго яруса вниз на собрание. Его ясные глаза вспыхивали. Он видел сверкавшие в свете факелов золотые волосы Лораны, и на мгновение ощутил грусть — от того, что он должен был сделать, от того, что он уже сделал, от того, что приказывала ему сделать Серая Драгоценность. Убийства начались со смерти Кетренана Канана, брата Беседующего, пятьюдесятью годами раньше. Мирал посредством магии направлял банду людей, напавших на Кетренана и его жену, Элансу, и хотя Мирал не орудовал мечами, сразившими Кетренана, это было его рук дело, порождение зависти.

То был первый раз, когда он управлял людьми. И последний. Они оказались слишком непредсказуемыми для его целей. Изначально, он велел им также убить Элансу. Вместо этого, он явился вовремя, чтобы обнаружить ее лежащей на дороге без сознания, пока разбойники спорили, кому прикончить ее. Внезапно охваченный волной чувствительности, что застало его врасплох, он приказал им вернуть стальной амулет Элансы ей на шею и оставить ее.

Конечно, он знал все о Серой Драгоценности, что та была способна на великое добро — и великое зло. С самого детства он ощущал такой же маятник внутри себя. В одном теле помещалась личность, которая может сначала приказать убить эльфа, а затем по-дружески относиться к ребенку поруганной жены этого эльфа. А затем убить этого ребенка, когда тот вырастет.

Его взгляд привлекло движение внизу, и он перегнулся через перила. Ревели барабаны и пели трубы; настала та часть церемонии, когда Гилтанас, облаченный в традиционную серую рясу, должен был войти в вестибюль Башни Солнца, пройтись по кругу к маленькой двери в тыльной части Башни и войти в нее, чтобы встретиться с ожидавшим его в конце Ясен-илары, Тропы к Свету, Портиосом.

Ох, как Мирал устал от раздражавшей эльфийской традиции. Они сохранили мелкие традиции, а от самой важной, той, что делала Квалинести уникально чистым, они собирались отказаться. Ему следует… Мирал отбросил эту мысль и попытался сконцентрироваться на Ясен-иларе.

Сегодняшнее празднование тут и закончится, так как Гилтанас был мертв.

Это должна была стать его, Мирала, шутка над дворянами, над Портиосом, и в особенности, над Солостараном. Последней, перед тем, как они умрут. Маг представил, как они все стоят здесь, ожидая, в своих расшитых золотом нарядах, напыщенные от своего состояния, своего положения, от своей уверенности в том, что они заслуживают всего этого. Они будут гадать, где же Гилтанас. В конце концов, в них начнет расти беспокойство, они станут шептаться, оглядываться.

Если бы все шло как обычно, Гилтанас ожидал бы у маленькой двери. Так бы начался правильный Кентоммен, где Солостаран произнес бы перед собравшимися предписанную с древности речь, заявляя, что он потерял в Роще ребенка, и теперь у него нет наследника. Трое Уласи, по-прежнему в масках, выступили бы вперед, чтобы произнести свои строки. Затем по звуку гонга Гилтанас вошел бы в коридор, из которого направил бы Портиоса в зрелость. Портиос принял бы из рук Беседующего бокал темно-красного вина, символизировавшего кровную линию Солостарана — и его официальное провозглашение наследником. И с этого момента Портиос считался бы взрослым.

Мирал засмеялся. Вместо всей этой бессмысленности, что так нравилась эльфам, Мирал выступит вперед, позовет Портиоса из священного коридора, чтобы присоединиться к остальным, затем произнесет слова, которые запечатают все двери. Церемония прервется.

Как и их жизни. И когда все умрут, он станет Беседующим.

Снова загрохотали барабаны. Мирал наклонился вперед, чтобы произнести заклинание. Затем застыл, потеряв дар речи.

В Башню вошел Гилтанас.



Глава 31

Лицом к лицу с убийцей

<p>Глава 31</p> <p>Лицом к лицу с убийцей</p>

Мирал остолбенел, когда в Башню вошла фигура в серой рясе. Шепот, начавшийся было среди собравшихся, стих, и они выжидающе смотрели, как Гилтанас проходит вдоль внутренней стены Башни.

Но Гилтанас мертв! — мысленно прокричал маг.

Хотя, подумал он, в Гилтанасе было что-то странное. Юноша казался крупнее; ряса была туго натянута на его плечах. Фигура в рясе больше походила на Таниса, чем на Гилтанаса.

Но Танис тоже был мертв.

Взгляд Мирала последовал за фигурой в рясе, когда та грациозно подошла к определенной двери и замерла в ожидании.

Солостаран, одетый в зелено-золотую государственную мантию, вышел из приемной и подошел к трибуне. Он торжественно взошел на платформу и повернулся лицом к толпе, чтобы произнести небольшую речь, которую каждый дворянин-отец говорил на Кентоммен ребенка на протяжении двух тысяч лет.

«Этот день для меня печальный», — просто начал он на старом эльфийском языке. — «Я потерял ребенка».

Стоявший на балконе Мирал внезапно ощутил всю комичность этого заявления. Он затрясся тихим смехом. Мало же Солостаран знает, подумал он. Маг решил позволить шараде продлиться еще немного. Кто знает, чем еще Беседующий непреднамеренно вызовет веселье?

Когда Солостаран продолжил, его ястребиное лицо омрачилось: «Я потерял ребенка в Роще. Поэтому у меня нет наследника. Может ли кто-нибудь утешить меня?»

С балкона первого яруса под Миралом прогремела барабанная дробь. Он услышал, как далеко внизу открылась дверь и в поле зрения появились три эльфа, одетые в черные шелковые рейтузы и плащи, в масках и перчатках из черной кожи. Уласи.

«Мы нашли ребенка», — произнес первый.

«Он чист сердцем», — добавил второй.

«Этот ребенок — пустой сосуд, который ждет, чтобы его наполнили», — сказал третий.

Они речитативом произнесли: «Мы нашли ребенка, который станет твоим наследником, продолжателем твоего рода».

Прозвучал гонг. Гилтанас открыл дверь и вошел внутрь. Дверь закрылась.


* * * * *


Танис, войдя из ярко освещенной Башни, прищурился от внезапно наступившей полутьмы. Он видел мерцающее пламя свечи, но фигура Портиоса была только смутным очертанием в темноте. В сделанном Флинтом медальоне отражался свет свечи.

Ему пришлось подойти к Портиосу ближе. Какие там Гилтанас говорил слова? Он покопался в памяти.

«Я — твое детство», — процитировал он, пытаясь придать голосу схожесть с Гилтанасом. «Оставь меня позади. Туманы позади…»— это явно было не то, но он делал все, что мог, — «Ступай к своему будущему».

«Гилтанас!»— раздался шокированный шепот Портиоса. — «Произнеси правильные слова — и на старом языке!»

Танис медлил.

«Ты их не помнишь?»— прошипел Портиос. — «Слушай». Сын Беседующего повторил верные слова на древнем языке. «Произнеси их».

Танис все еще медлил. Портиос шагнул ближе, чего и ждал Танис.

На мгновение Танис задумался, не использовать ли просто свое превосходство в силе, чтобы одолеть своего кузена. Когда-то, давным-давно на внутреннем дворе дворца, он уже бил Портиоса по лицу. Это была единственная физическая стычка двоих кузенов. И она породила враждебность Портиоса на все последовавшие годы.

«Портиос», — произнес он своим собственным голосом. — «Послушай меня. Не выходи в эту дверь».

«Танталас!»— на лице Портиоса читалось потрясение. — «Где Гилтанас? Что ты?..»

«Послушай!»— прошипел Танис. — «Если ты хоть что-нибудь приобрел за время своего уединения в Роще, выслушай меня».

Его кузен отступил назад, явно с трудом возвращая своему лицу спокойное выражение. Он сделал глубокий вдох, затем выдох. «Что, Танис», — спросил он своим обычным голосом.

«Заговор с целью убийства тебя и Беседующего».

«Беседующего? С ним все хорошо?»

«Он в порядке. Я здесь, чтобы остановить убийцу».

«Ты?»— Портиос коротко рассмеялся, но его лицо было к удивлению добрым. — «Танис, ты всего лишь ребенок…»

Танис торопливо принялся рассказывать, опасаясь, что зрители за дверью могут начать тревожиться. Худшее, что теперь могло произойти, это если кто-то откроет эту дверь и заглянет внутрь. «Портиос, тот же, кто убил Зеноса и Эльд Айлию, теперь собирается убить тебя, Беседующего и Лорану. Я знаю это».

«Откуда ты знаешь?»

Танис задумался. У него заканчивалось время на убеждение. Он мог разрешить ситуацию, применив физическую силу, но его эльфийская кровь вздрагивала от перспективы нокаутировать юношу во время его собственного Кентоммена, какой бы ни была причина.

Но он мог соврать.

«Портиос», — сказал Танис, — «Гилтанас мертв».

Последовала пауза; лицо Портиоса не дрогнуло.

«Убийца и его лишил жизни. Портиос, если будете убиты ты, Лорана и Беседующий, королевство погрузится в хаос».

Портиос явно пытался переварить все услышанное. Сердце Таниса ныло за него, так как полуэльф частично был виной его мучений. «Портиос, у меня есть план».

Раздался спокойный ответ: «Какой?»

«Слушай», — произнес Танис. — «Я не столь ценен…»


* * * * *


Флинт протиснулся в щель в стволе дуба, что спасла его жизнь месяцами раньше. К облегчению гнома, дерево снова вовремя открылось. Он вошел в пустоту, Быстроногая наступала ему на пятки. Флинт не обращал на нее внимания.

«Как я раньше прошел? Что я делал?»— пробормотал он, стоя по щиколотки в сухом лесном мусоре, держа над головой горящий факел. «Руна». Он посмотрел вниз. Пол в дереве загорелся. Может, так и надо». Он задумался. «Ну, если я ошибаюсь, я просто сгорю заживо».

«Ну, ладно», — сказал он и коснулся факелом мусора.

Взвились языки пламени.


* * * * *


Мирал мчался по балкону второго уровня, его целью была спиральная лестница на основной уровень. Гилтанас провел слишком времени в коридоре. Что-то шло вразрез с планами мага. Он бесился от несправедливости.

Добежав до двери шахты лестницы, он услышал, как по рядам зрителей пробежала зыбь ужаса, и обернулся.

«Портиос входит с оружием!»

«Что?»

«Проходящий Кентоммен юноша никогда не бывал вооружен!»

«Что это предвещает?»

Солостаран мертвенно побледнел, глядя на фигуру, которую он считал своим сыном и наследником, но его самообладание не подвело. «Портиос», — приказал он. — «Скажи мне, что это значит».

«В Башне убийца», — закричал Танис, отбрасывая с лица капюшон.

На лицах дворян вспыхнуло выражение еще большего потрясения, в то время как толпа невольно расступилась, пропуская Таниса с мечом наготове. Одним прыжком, он оказался на трибуне перед Солостараном.

«Танталас!»— воскликнул сверху Мирал. — «Но ты же мертв!»

Юноша повернулся лицом к магу. Взгляд Таниса встретился с Миралом, и маг увидел, как внутри юноши вспыхнула боль. «Откуда ты знаешь, маг?»— спросил он.

«Стража!»— прогремел Тайрезиан.

Танис выставил вперед меч, амулет Элансы сверкал маленьким солнцем. «Маг дважды совершил убийство, и собирается сегодня погубить еще больше». Он указал мечом на Мирала.

Мирал едва сдерживал смех, глядя на хаос под ним. Самый подходящий момент выпустить последнее заклинание. Он начал напевать.

«Ради богов», — рявкнул Тайрезиан. — «Полуэльф потерял рассудок. Как и маг. Стража!»

«Танис, где Портиос?»— послышался пронзительный крик Лораны. — «И Гилтанас?»

У Таниса не было времени отвечать. Он пробивался сквозь дворян к лестнице. Церемониальные стражники в черном вливались в Башню, но не сразу поняли, что полуэльф был тем, кого хотел, чтобы они задержали, Тайрезиан. Танис добрался, рывком открыл дверь на лестницу и понесся по ступенькам по три за раз.

В мозгу Таниса громом отдавались слова заклинания Мирала. Наверху заскрипела верхушка Башни.

Внезапно на лестнице перед ним возникла Эльд Айлия.

Танис сделал остановку, прислонившись к стене первой площадки. «Айлия!»— закричал он. — «Ты не мертва». Она посмотрела на него сверху и улыбнулась.

Затем, внезапно, это уже была не Айлия, а Зенос, громко смеявшийся и насмешливо указывавший на полуэльфа. Танис держал перед собой меч и старался справиться с нарастающей паникой.

Зенос превратился в эльфа средних лет с тонким лицом и ясными голубыми глазами. Он поддерживал рукой мертвенно-бледную женщину с длинными вьющимися волосами цвета пшеницы и глазами цвета земли. Она посмотрела на Таниса, слабо подняла руку и прошептала: «Танталас, сын мой».

Танис стоял неподвижно, чувствуя, как скачет его сердце. Его разрывали эмоции. Затем он вырвался, закричав: «Это все магия!», и обе фигуры исчезли в мерцающем воздухе.

Он протолкнулся сквозь то место, где они стояли; холодные пальцы воздуха прошлись по его руке, когда он пробегал мимо.

«Мирал!»— закричал он, врываясь на балкон второго уровня.

Из мозаики вылетели три плитки и рухнули в плотную толпу эльфов. По верхушке Башни пробежала тонкая трещина.

В этот момент с громовым раскатом на трибуне появились Флинт с Быстроногой.

«Арелас!»— позвал гном. Его голос многократно отразился. — «Арелас Канан!» Он указал своим молотом на мага.

Мирал замедлил, а затем и вовсе прекратил напевать. С руками над головой, с его ладоней поднимались испарения, он придержал заклинание и посмотрел на Флинта.

Внезапно единственным шумом в Башне стал едва слышный стук сыпавшейся из двойной мозаики плитки. В воздухе витал запах камня и штукатурки.

«Арелас?»— неуверенно произнес Солостаран. — «Мой брат?»

«Твой брат не умер, Беседующий», — ответил Флинт. — «Не Арелас. Он явился тебе под именем Мирала».

Мул заревел, нарушая вызванное Флинтом оцепенение, и Мирал возобновил свой напев. Звучавший как агония стон раздался на границе мозаик дня и ночи на верхушке Башни.

«Он лишил жизни лорда Зеноса, так как тот выяснил, кто он такой на самом деле», — закричал Флинт, его голос дрожал от гнева. — «Он убил Эльд Айлию по той же причине. И теперь он собирается лишить жизни тебя и твоих детей!»

Сохраняя изумительное спокойствие, Солостаран просто повернулся к Миралу — к Ареласу — и спросил: «Почему?»

Глядя на них сверху, Мирал ощущал ярость, которую он сдерживал почти две сотни лет. Он опустил руки и прекратил напев. «Солостаран, они отослали меня прочь!»— прокричал он. —