Маргарет Эллисон

Сокровище Джека Рейли


ГЛАВА ПЕРВАЯ

<p>ГЛАВА ПЕРВАЯ</p>

Кейти сидела в роскошной приемной Джека Рейли. Его офис занимал все здание — высоченную башню из стекла и бетона в центре Манхэттена.

Кейти знала, каким крутым парнем стал Джек. Ей пришлось призвать на помощь всю свою смелость, чтобы войти в здание «Рейли Инвестмент». Она все время напоминала себе, что это всего лишь Джек, друг ее детства. И нечего робеть и бояться. В конце концов, она ухаживала за ним, когда он болел, и неоднократно спасала от отцовского ремня.

Но в горле был какой-то странный ком, который мешал говорить, а внутренний голос вопил, что приходить сюда было большой ошибкой.

Интересно, узнает ли она Джека в этом шикарном, уверенном в себе миллионере, фотографии которого постоянно мелькают на страницах газет. Конечно, он и в детстве не был тихоней, но Кейти-то знала, что под искусной маской самоуверенности скрывается ранимый и застенчивый мальчик. Задиристость была лишь защитой от окружающего мира, который был не слишком дружелюбен для ребенка из бедной семьи самого бедного ученика в школе.

Кейти поправила прическу, которая от этого едва ли стала выглядеть приличней. Был только полдень, но для нее день начался восемь часов назад. Надо было собраться, закончить дела у себя в редакции, одолжить машину у Марселлы, чтобы съездить в город. Кейти было неловко брать старую машину у подруги, даже чтобы проехать несколько лишних километров, не говоря уже про поездку в Нью-Йорк, но выбора не было. Денег, чтобы починить свою развалюху или купить билет на поезд или, тем более, на самолет, не было.

После развода с деньгами приходилось туго. Газета, ее семейный бизнес в течение нескольких последних поколений, поглощала все доходы. Сама Кейти не начисляла себе зарплаты уже несколько месяцев.


Кейти снова взглянула на часы. Почти половина второго. Они должны были встретиться, чтобы вместе пообедать, сорок пять минут назад.

Наверное, произошла какая-то ошибка. Может, Джеку забыли передать о том, что у них назначена встреча. Она ведь не договаривалась с ним лично. Все переговоры шли через его помощника. И Кейти, конечно, не сообщила помощнику, что она собиралась просить у успешного бизнесмена денег, чтобы поддержать свою газету. И не сказала ему о том, что Джек Рейли для нее был больше, чем просто старый приятель. Гораздо больше.

Честно говоря, она влюбилась в Джека с первого взгляда. Когда-то она была уверена, что они созданы друг для друга, что дружба, возникшая между ними еще в детсадовские времена, неизбежно перерастет во взаимную страсть. Но она ошибалась. До сегодняшнего дня она знала единственного человека, которого по-настоящему любил Джек Рейли. Это был сам Джек Рейли.

Она покраснела, вспомнив тот день, четырнадцать лет назад. Их было трое неразлучных друзей, учеников выпускного класса: Джек Рейли, Мэтт О'Молли и Кейти Девонворт. Они все время были вместе, как в школе, так и вне ее стен. В Ньюпорт-Фоллс их за глаза называли Земля, Ветер и Огонь. Кейти, дочь владельца местной газеты, была Земля — спокойная, рассудительная, твердо знавшая, что и зачем она делает. Мэтт, сын учителя, был Ветром — переменчивым, часто и радикально меняющим свои взгляды на жизнь. Джек, сын безработного пьяницы, был Огнем — мятежным, беспокойным и настойчивым.

Но в то утро Мэтт почему-то не пришел. Кейти с Джеком сидели на речке вдвоем и, как обычно, разговаривали о пустяках.

Кейти помнила, как тепло было в тот прекрасный апрельский денек. На вершинах гор, обрамлявших Ньюпорт-Фоллс, еще лежал снег. Но над долиной реки, куда они пришли на рыбалку, небо было чистым, а солнце — ярким. Кейти сказала, что становится жарко, и озорной огонек блеснул в голубых глазах Джека.

Он положил удочку и вскочил, стягивая с себя рубашку.

— Да, ты права, хорошо бы искупаться.

— Ну не настолько жарко, — ответила Кейти. — Вода еще очень холодная.

— Ладно тебе, пойдем искупаемся. Тебе понравится.

Джек шагнул ей навстречу, лукаво улыбаясь. Глядя в его лучащиеся смехом голубые глаза, Кейти чувствовала, как тает ее решительность. Ей всегда было трудно отказать Джеку. Но, сказала она себе, только не в этот раз.

— Нет, спасибо. — Она была готова ко многим испытаниям ради возможности побыть с Джеком наедине, но утонуть в ледяной воде — не лучший конец для романтических отношений.

— Секрет в том, — сказал Джек, подходя к ней ближе, — чтобы быстро прыгнуть в воду. Очень быстро.

Кейти не сомневалась в готовности Джека бросить ее в воду. Галантное поведение не было в числе его несомненных достоинств. И все же все девочки городка, где они жили, мечтали быть его подружками. Хотя Джек бывал грубоват и непредсказуем, он считался самым умным и милым парнем в округе.

— Джек! — закричала Кейти, выставив удочку перед собой, как шпагу. — Даже не думай! Я... я тебя насквозь проткну, честное слово!

Он вырвал у нее из рук удочку и бросил на землю.

— Чем?

Кейти развернулась и кинулась бежать, перепрыгивая через камни и кочки. Джек уже начал отставать, когда посреди поляны она споткнулась и со всего размаху полетела на землю. Джек подбежал и опустился рядом с ней.

— Ты не ушиблась? — участливо спросил он.

Кейти со смехом толкнула его со всей силы так, что он упал на спину, и снова бросилась бежать. Но Джек оказался быстрее. Он догнал и схватил ее в железные объятия. Подхватив на руки, он понес ее обратно к речке.

— Давай-ка тебя искупаем, Девонворт, — сказал Джек.

— Клянусь, Джек, — ответила Кейти, изо всех сил стараясь освободиться, — если ты намочишь мне хотя бы мизинец, я...

— Что?

Они смотрели друг другу в глаза. Все слова куда-то запропастились. Они были вдвоем с Джеком. Больше никого. Только солнце.

— Я... я...

— Ну что — ты?

Его губы были так близко, что Кейти чувствовала его дыхание. Он еще немного склонил к ней голову, как будто собирался ее поцеловать. Кейти закрыла глаза, ожидая поцелуя. Она не столько ждала, сколько хотела этого.

Поцелуй меня, мысленно шептала она. Поцелуй меня, Джек Рейли.

Но ее мечты неожиданно оборвались. С плеском она шлепнулась в холодную воду. И когда Джек протянул ей руки, чтобы помочь подняться, она дернула его к себе и подставила ножку, так, что он тоже полетел в ледяной поток.

— Ну вот и искупались, — проговорил Джек, вылезая из воды.

Когда Кейти вышла на берег, он толкнул ее на песок и прижал ее руки к земле.

— Сдавайся, Девонворт.

Вдруг он замолчал, пристально глядя на нее, как будто видел в первый раз. На ее губах поблескивали капельки воды, мокрая футболка облегала грудь, словно вторая кожа.

— Кейти, — прошептал Джек внезапно охрипшим голосом.

И она сделала то, о чем мечтала всю жизнь. Она поцеловала его. Джек с готовностью ответил на поцелуй, прижимая ее к себе. Кейти чувствовала, как его заводят прикосновения к ней. Ей было совсем не страшно. Она хотела его и была готова к этому. Она коснулась руками ремня на его джинсах.

Внезапно Джек отстранился и выпрямился.

— Что мы делаем? — ошеломленно спросил он, запустив пальцы в свои густые волосы.

Несколько секунд они молчали, затем Кейти тихо сказала:

— Я люблю тебя, Джек. Я всегда любила тебя.

Он ничего не ответил. Покачав головой, Джек встал и направился прочь, не сказав ей ни слова.

Кейти услышала шорох и обернулась. За ней, скрестив руки на груди, стоял Мэтт. Она огляделась вокруг, со стыдом осознавая, что Мэтт стал свидетелем такой интимной и такой унизительной для нее сцены.

— Не волнуйся, — сказал он. — Я знаю, что ты его любишь. Уже давно. Все знают. Все, кроме Джека.

Кейти до сих пор помнила это ужасное чувство, заполнившее ее. Все в Ньюпорт-Фоллс знали. Знали, что она страдает от безответной любви.

Мэтт протянул ей руку.

— Идем, — сказал он. — Я провожу тебя домой.

Кейти оперлась на его руку, и он помог ей встать.

— Ты должна знать, что он не любит тебя. То есть он, конечно, хорошо к тебе относится, но не любит. И никогда не будет любить.

И Мэтт был прав. Потому что как только у Джека появилась возможность, он уехал из Ньюпорт-Фоллс.

Кейти поступила в колледж неподалеку, а когда умер ее отец, начала работать в газете, которая уже тогда испытывала трудности. После этого ей оставалось сделать еще один разумный шаг — выйти замуж за Мэтта.

И она вышла.


— Мисс Девонворт?

Женский голос вернул Кейти из прошлого в настоящее. Перед ней стояла красивая блондинка.

— Мистер Рейли готов вас принять, — сказала она.

Глядя на красавицу, Кейти почувствовала укол ревности. Наверняка они с Джеком встречаются.

Хотя что из того? Джек больше для нее ничего не значит. Ничего.

И все же ее сердце стучало так сильно, что эта девушка не могла его не слышать.

Сквозь открытые двери Кейти вошла в картинку из журнала «Жизнь богатых и знаменитых». Личный кабинет Джека производил не меньшее впечатление, чем все здание в целом. Огромное помещение с окнами от пола до потолка было поделено на зону отдыха, где можно было расположиться на креслах или диване, и зону переговоров с длинным столом для совещаний.

За своим рабочим столом, обращенным к окну, за которым открывался панорамный вид на Центральный парк, спиной к Кейти сидел Джек Рейли. В одной руке он держал телефонную трубку, а другую закинул за голову. Судя по всему, он и не подозревал о ее присутствии и продолжал говорить по телефону как ни в чем не бывало.

Пару минут Кейти стояла, нервно постукивая кончиками пальцев по сумке. Почему ее пригласила секретарь, если Джек не готов ее встретить? И как он мог так отнестись к ее приходу — как будто она была никто и ничто? Она — Кейти Девонворт. Она не проиграла ему ни одной партии в шахматы. Она знала, что это он разбил окно у миссис Уэйткинс. Она видела, как он плакал, когда его отец попал в тюрьму. Она видела...

Джек в кресле развернулся к ней. Улыбнулся и повесил трубку. За девять лет он не сильно изменился. Морщинки в уголках глаз, несколько седых волос... Но его взгляд был так же губителен, как и всегда. Красивее его Кейти никого не встречала.

— Кейти, — улыбнулся Джек, выходя из-за стола и протягивая руку. — Рад тебя видеть.

Даже от этого невинного рукопожатия у Кейти холодок пробежал по коже, а сердце замерло на мгновение.

— Я тоже рада, — едва смогла ответить она, быстро опуская руку.

— Я удивился, когда узнал, что ты звонила. — Он говорил так непринужденно, как будто то, что они снова встретились, было совершенно естественно и закономерно.

— Да, конечно, — ответила Кейти, стараясь скопировать его тон. — Я собиралась заехать в Нью-Йорк по своим делам и подумала, почему бы не позвонить тебе, может, сможем вместе пообедать где-нибудь.

— Хорошо, что ты позвонила, — вежливо улыбнулся Джек. И после короткой паузы добавил: — Прошло столько времени...

Кейти отвела глаза. Что в нем такого, что заставляет ее чувствовать себя девчонкой?

Джек снял с вешалки пальто и кивнул головой в сторону выхода.

— Пойдем.

Они миновали приемную и вышли к лифтам.

— Здесь все выглядит так впечатляюще, — попыталась завязать разговор Кейти.

— Спасибо.

Джек вызвал лифт. Они стояли и молча ждали. Как Кейти ни напрягала разум, она ничего больше не могла придумать. Все, что приходило на ум, она отвергала — слишком просто, слишком глупо, слишком скучно.

Лифт пришел пустым. Они вошли и молча встали, следя за тем, как закрываются двери.

Это было ошибкой, снова заговорил ее внутренний голос. Я даже не могу поболтать с ним о пустяках. Как же я скажу о деньгах?

— Итак, — наконец заговорил Джек, — какое дело привело тебя в Нью-Йорк?

— Несколько встреч с рекламодателями. — Эта ложь сама соскользнула с ее языка.

— Как поживает твоя газета? — вежливо спросил Джек.

— Хорошо, — ответила Кейти, глядя в сторону. Отчасти это была правда. Команда журналистов была сильная, и с содержанием газеты все было отлично. Проблемы были с продажами.

Лифт остановился, вошли другие люди, и Кейти и Джеку пришлось прижаться к стене. Они стояли так близко друг к другу, касаясь плечами, что Кейти даже чувствовала запах его одеколона. Она закрыла глаза. На несколько секунд воспоминания перенесли ее обратно на речку, и Джек был с ней, он целовал ее...

— Приехали, — сказал Джек, и двери лифта открылись.

Он на ходу приобнял ее за спину.

— Я не знаю, какие у тебя планы, но у меня не много времени. Здесь недалеко итальянский ресторанчик. Если ты не против, давай посидим там.

Кейти молча кивнула, чувствуя жар его руки, обжигавший ее сквозь плотную ткань пальто.

Когда они вошли в ресторан, их радостно приветствовал метрдотель, по-видимому, хорошо знавший Джека. Он указал им на уютный столик в углу. Принесли меню.

— Здесь неплохой цыпленок «пикката», — сказал Джек.

Но Кейти предпочитала еду попроще.

— А спагетти с фрикадельками?

— Лучшие в городе, — ответил он. — Я закажу именно это.

— Я тоже, — сказала она, кладя меню на стол.

Когда приблизился официант, Кейти подумала о том, что беседа со старинным другом, пожалуй, выйдет натянутой и неестественной. Наверное, их больше ничего не объединяет, кроме того, что они заказывают одинаковое блюдо.

— Что ж, — заговорил Джек, когда заказ был сделан, — как дела в Ньюпорт-Фоллс?

— Прекрасно.

— Меня очень расстроило известие о твоей маме, Кейти. Она была замечательной женщиной.

Кейти не ожидала, что Джек заговорит о ее матери, которая умерла почти десять лет назад. Она обожала и Джека, и Мэтта, и задолго до свадьбы Кейти предсказывала, что она выйдет замуж за одного из них. Потом она тяжело заболела, и Кейти поторопилась принять предложение Мэтта, чтобы мама увидела свадьбу. Собственно, ради этого она и согласилась.

К счастью, мама не увидела краха их с Мэттом совместной жизни, которая, как ей казалось, принесет столько радости Кейти. Мама была для нее очень близким человеком, и ее смерть стала для Кейти огромной утратой.

— Спасибо за цветы, которые ты прислал.

— Пожалуйста. — Джек отвел глаза.

Вначале Кейти очень переживала, что Джек не позвонил после смерти ее матери. Но постепенно боль уступила место любопытству. Мэтт предположил, что Джек исчез из их жизни навсегда. Он навсегда оградил себя от тех, кто напоминал ему, кто он такой и где Он вырос.

Подошла официантка. Она поставила перед ними блюда, на которых лежала гора спагетти с тефтелями и аппетитными чесночными хлебцами.

Джек с удовольствием принялся за еду.

— Тебе нравится? — спросил он, указывая на тарелку.

Кейти кивнула.

— В городе масса хороших ресторанов, но это место какое-то особенное. Оно мне чем-то напоминает кафе «Макарони» недалеко от нашего дома.

— Да, здесь неплохо, — улыбнулась Кейти и добавила: — «Макарони» закрылось. Они разорились несколько лет назад.

Не только «Макарони» стало жертвой бедственного положения Ньюпорт-Фоллса. Джек не узнал бы некогда столь оживленной главной улицы города. Большинство магазинов и ресторанов закрылись или ожидали своего закрытия.

— Правда? Невероятно, — сказал Джек, — они там как будто всегда были, правда?

— Да, действительно, казалось, что так, — согласилась Кейти.

Некоторое время они молчали, поглощая спагетти. Но Кейти не могла расслабиться. Она думала о том, что надо спросить Джека про деньги. У нее остается мало времени.

Наконец Джек заговорил.

— Ты общаешься с Мэттом?

Значит, он знал про их развод. Откуда? Неужели ему это интересно?

— Постоянно, — ответила Кейти. — Я разговаривала с ним на прошлой неделе. Он сказал мне, что, наверное, скоро вернется домой.

— Вернется домой?

— Он живет на Багамах.

Их брак не был полон взаимной страсти. Кейти никогда его по-настоящему не любила, и Мэтт это чувствовал. В его постоянных изменах она винила только себя. Развелись они совершенно спокойно и по-дружески. У них не было ни детей, ни совместно нажитого имущества. Они разошлись, оставшись с тем, чем владели до свадьбы: у нее — газета и родительский дом, у него — свобода.

Джек снова отвел глаза.

— Я хотел спросить, то, что он возвращается обратно домой, значит, что он возвращается к тебе?

Кейти почувствовала себя неуютно. Эту тему обсуждать с Джеком ей не хотелось. Ни сейчас, ни когда-либо еще.

— Нет, — сказала она. — Это значит, что он возвращается в Ньюпорт-Фоллс. Мы уже три года как разведены.

— Извини. — Джек встретился с ней взглядом.

— Ничего. Но я здесь не для того, чтобы обсуждать мой неудачный брак и прочие детали личной жизни. — Кейти тут же пожалела о том, каким тоном она это сказала. Ей не хотелось так резко обрывать его. Джек дружил с ними обоими. Можно было предположить, что он что-нибудь спросит про развод. Но ее чувства к Джеку и реакция на его слова никогда не были рациональными.

Он облокотился на спинку диванчика и скрестил руки. Кейти заметила, как напряглось его лицо.

— Понятно, Девонворт. Или тебя надо называть О'Молли? — спросил Джек, имея в виду фамилию Мэтта.

— Я не меняла фамилии. Но можешь называть меня Кейти.

Они с Мэттом и Джеком всегда называли друг друга по фамилии. Но тогда они были детьми. И друзьями.

— Хорошо, Кейти, — сказал Джек. — Так почему ты здесь? — Он промокнул губы и положил салфетку на стол.

Глаза Кейти забегали.

— Ну, я... мне было интересно, как ты живешь, что у тебя новенького... — она замолчала.

— Правда? — сказал Джек. — Ты мне ни одного вопроса не задала о том, как у меня дела. И ты все время накручиваешь волосы на пальцы. Ты так все время делаешь, когда хочешь что-то сказать.

Кейти скосила глаза вбок. Она намотала волосы на пальцы так, как он наматывал на вилку макароны.

— У меня такое впечатление, что это не просто дружеский визит.

— Ну хорошо. — Она опустила руку и немного подалась вперед. — Моя газета, «Фоллс»...

— Я помню, как она называется.

— У нас проблемы. Нам нужны деньги. Очень.

— Понятно. — Его голубые глаза потемнели.

Он разозлился, подумала Кейти, потому что она не рассказала ему сразу об истинной причине своего визита.

— И ты хочешь, чтобы я тебе помог. — Это был не вопрос, а утверждение.

— Я на это надеюсь, — тихо сказала Кейти.

Джек посмотрел ей прямо в глаза.

— Что происходит?

— Холленд обанкротился этой весной. — Холленд был владельцем единственного универмага в Ньюпорт-Фоллс. У него работало несколько сотен человек. Большинство из них были вынуждены искать работу в соседнем городке Олбани, в двух часах езды к югу от Ньюпорт-Фоллса. Многие уже выставили свои дома на продажу. К сожалению, желающих купить недвижимость не было. Но это вряд ли убедит Джека вложить в газету деньги. — Но перед этим, — честно сказала Кейти, — продажи росли.

— То есть доходы возрастали?

Что-то в его вопросе подсказало Кейти, что Джек уже знал ответ.

— Нет, — сказала она тихо. — После смерти отца я провела ряд изменений. Я пригласила пару хороших журналистов и немного увеличила формат. — Она пожала плечами. — Все это стоит денег.

— А у тебя их нет.

Кейти сглотнула.

— Я уже пыталась взять кредит, Джек. Я обошла все банки. Ты — моя последняя надежда. Если я сейчас не смогу найти денег, «Фоллс» придется закрыть.

— Разве все так ужасно? Ты хороший журналист, ты можешь легко найти другую работу.

— Я не хочу искать другую работу, — сказала Кейти со злостью. — Ньюпорт-Фоллс — мой дом. Но дело не только в этом. Мой отец всю жизнь старался удержать газету на плаву. И я последние одиннадцать лет тоже. — Она перевела дух. Возьми себя в руки, скомандовала она. Не вздумай плакать. Это — деловой разговор. — И дело не только во мне. — Кейти посмотрела Джеку в лицо. — У меня работает почти три сотни человек. Ты понимаешь, что будет, если и «Фоллс» обанкротится?

Джек Рейли снова отвел взгляд.

Кейти читала его мысли как открытую книгу. Интуиция ей подсказывала, что все, что здесь происходит, — пустая трата времени. У него не было никакого желания вкладывать деньги в неизвестную газетенку с маленьким тиражом, которая никогда не принесет прибыли.

Джек покачал головой.

— Извини, Девонворт, — начал он. — Я хочу сказать, — добавил он быстро, — Кейти.

— Пожалуйста, Джек, — сказала Кейти. — Мы ведь были друзьями когда-то. Мне нужна твоя помощь.

Джек взглянул на нее. Его мучили сомнения. И в этот момент зазвонил телефон, давая ему возможность не отвечать сразу.

Кейти догадалась, что он разговаривает с кем-то из своего офиса.

— Что у меня намечено на завтра? — Джек посмотрел на Кейти. — Отмени это. Мне надо будет уехать из города. Подготовь поездку в Ньюпорт-Фоллс. Это в той же стороне, что и Олбани. Спасибо. — Он закончил разговор по телефону и обратился к Кейти: — Надо поехать и посмотреть.

— Что? — удивилась Кейти.

— Твою газету, конечно. «Фоллс».

Джек был в ее редакции тысячу раз, когда еще они были детьми. Там ничего не изменилось. Разве что стены перекрасили.

— Я хочу посмотреть на этих новых журналистов, которых ты наняла, — продолжал он. — Хочу поговорить с твоим заведующим рекламным отделом и увидеть, насколько тверды его...

— Ее, — поправила Кейти.

— ...ее намерения на ближайшие несколько лет. И что она делает, чтобы росли прибыли.

— Хорошо.

Джек встал из-за стола.

— Я буду у тебя в офисе в три.

Он протянул ей руку и помог подняться. Но он не сразу отпустил ее ладонь. Он задержался еще на секунду, чтобы сказать ей:

— Я был очень рад увидеть тебя снова, Кейти.


* * *

Джек проводил Кейти до перекрестка и поймал ей такси. Сев в машину, она обернулась к нему:

— Спасибо, Джек.

Чтобы не задерживать свое внимание слишком долго на ее алых губах, Джек поторопился захлопнуть дверцу. И остался стоять на месте, пока такси не скрылось из виду. И лишь потом двинулся, но не в сторону своего офиса, а в противоположном направлении.

Ему надо было немного прийти в себя. От встречи с Кейти после стольких лет, от того, что она была рядом, так близко, у Джека немного закружилась голова.

Он надеялся, что ему удалось полностью выбросить ее из своего сердца. Но понял, что даже если Кейти нет в его новой жизни, она все равно продолжает жить в его воспоминаниях. Она оставалась идеалом женщины, по которому он мерил всех своих подруг.

Когда она позвонила, Джек решил, что ничего страшного от их встречи не будет. Она больше не имеет на него влияния. Но когда в это утро Кейти вошла к нему в кабинет, все надежды рухнули. Девушка его мечты превратилась в женщину, еще более прекрасную, чем он мог себе представить.

С того момента, как Джек увидел ее, он понял, что постарается сделать совместный обед максимально коротким. А потом... придется забывать ее снова. Но других вариантов не было. Кейти давно дала ему понять, что больше его не любит.

И снова он вспомнил тот случай на речке, когда она открыла ему свои чувства. Он до сих пор помнил вкус ее губ и запах ее кожи.

Джек любил ее до безумия, и ему потребовалось напрячь всю силу воли, чтобы уйти. Выбирать не приходилось. Он слишком хорошо знал, что случалось, когда любовь сводила с ума в таком юном возрасте. Он сам был плодом такой любви.

Отцу Джека было девятнадцать, когда он встретил Джун, его мать. Роберт был на первом курсе колледжа в Айове. Джун было шестнадцать, и она еще училась в школе. Они полюбили друг друга с первого взгляда и сразу стали неразлучны. Они поклялись друг другу в любви и в том, что будут вместе до самой смерти. Но родителям Джун не нравился выбор дочери. Они надеялись, что она найдет себе кого-нибудь получше, чем сирота, живущий на стипендию. Когда Джун забеременела, Роберт умолял ее родителей разрешить им пожениться. Но они не стали его слушать. Скрывая беременность дочери, они увезли ее из города, не сказав Роберту ни слова. Он слишком поздно узнал, что родители отправили Джун в маленький городок, к тетке.

Больше Роберт никогда не видел Джун. Как только ребенок немного подрос, ее тетка сама привезла ему ребенка, рассказав, что Джун умерла при родах. Роберт забрал Джека, вернулся в Ньюпорт-Фоллс, но так никогда и не простил себе эту потерю.

Джек всегда помнил, какая участь постигла его родителей. Он поклялся, что, как бы он ни любил Кейти, как ни стремился бы к ней, он сделает все, чтобы с ней не произошло того, что случилось с его матерью. Сначала ему следовало дорасти до того уровня, которого заслуживала Кейти, и только потом он мог позволить себе сблизиться с ней.

Джек поступил в колледж, намереваясь доказать другим и самому себе, что он может многого достичь. Чтобы тогда, когда это произойдет, и только тогда, жениться на женщине, которую он любил.

Но он не смог всего предусмотреть.

Джек был убежден, что между ним и Кейти существует такая связь, которая позволяет чувствовать мысли и желания друг друга, не облекая их в слова.

Но он ошибся. В тот самый момент, когда к Джеку пришел его первый успех и он почувствовал, что готов сделать Кейти предложение, она вышла замуж за его лучшего друга.

Эта свадьба потрясла его. Как она могла? Даже если бы ее чувства к нему были вдесятеро слабее его любви, и то она не смогла бы предпочесть объятия другого.

А Мэтт? Он же не обращал на Кейти внимания, пока не заметил, как на нее смотрит Джек. Он помнил вечер, когда он рассказал Мэтту обо всем. Мэтт дразнил его, думая, что он влюбился в другую девчонку, но Джек сказал, что он ничего не знает.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Мэтт.

— Что я люблю кое-кого другого.

Мэтт тогда очень удивился. «Любовь» было очень серьезным словом, которое в десятом классе никому в голову не приходило.

— Ты? — спросил Мэтт. — Кого?

— Кейти, — сказал Джек, — и когда-нибудь я на ней женюсь.

— Кейти? — рассмеялся Мэтт. — Да, конечно.

— А что тут смешного? Я уже все обдумал. У меня даже кольцо есть.

— Откуда? Где-то стибрил?

— Это было кольцо моей бабушки. Мой отец хотел подарить его маме, но у него не было возможности. Оно с бриллиантом и двумя рубинами...

— Подожди, — перебил его Мэтт. — Ты играешь с Кейти в баскетбол, она не из тех девушек, в которых влюбляются и на которых женятся. Так что хватит врать.

— Она мне нужна, — сказал Джек. — И всегда была нужна.

Мэтт замолчал, но ненадолго.

— А она знает? — спросил он.

— Нет, я пока не могу ей сказать об этом. Не сейчас.

— Почему?

— Потому что мы еще слишком молоды. Я не хочу, чтобы с нами случилось то же, что и с моими родителями.

Мэтт молчал.

— Я должен подождать, — говорил Джек. — У меня есть план. Я женюсь на ней, когда заработаю миллион долларов.

— Когда у тебя будет миллион долларов, ты сможешь жениться на ком угодно.

— Мне не нужен кто угодно. Мне нужна Кейти.

Джек мог бы и догадаться, что Мэтт тоже заинтересуется ею. Мэтт всегда соревновался с ним. Тогда Джек не понимал этого. Его другу повезло — у него было куда больше возможностей с самого начала. У Мэтта была хорошая семья, он занимался с лучшими преподавателями. И все же казалось, что он все время оглядывается на Джека.

И вот, когда Джек вернулся из Европы, где работал и учился, чтобы рассказать Кейти, как сильно он ее любит, и просить ее руки, оказалось, что его лучший друг Мэтт опередил его. Они с Кейти поженились в тот день, когда вернулся Джек. И Джек пришел на их свадьбу с бабушкиным кольцом в кармане.

Но этой победы Мэтту было недостаточно. Вскоре после свадьбы он попросил Джека больше не приближаться к Кейти, не общаться с ней.

— Она просто расстроится, — сказал тогда Мэтт.

— Расстроится? — спросил его Джек. — О чем ты? Ты же сказал, что она тебя любит.

— Она же вышла за меня замуж, ведь так?

Но у Мэтта не было причин волноваться. Джек и сам не мог находиться возле Кейти. Даже услышав про их развод, он решил, что лучше ей не звонить. Хотя в глубине души он надеялся, что она сама позвонит ему и скажет, что ее свадьба с Мэттом была ошибкой. И она всегда любила его, а не Мэтта...

Но она не позвонила...

И Джек постарался изгнать Кейти из своих чувств, из своих мыслей. У него не было выбора. Любовь к ней отравляла его жизнь и его отношения с другими женщинами.

Однако сегодня она появилась и попросила о помощи. И тогда Джек понял, почему он никогда ей не звонил. Он не мог. Он продолжал любить ее с той же силой, что и тогда, в солнечный день у реки. Но, в отличие от того дня, его любовь была безответна.

Погруженный в печальные мысли, Джек дошел до своего офиса. Глядя на возвышающееся здание, которое носило его имя, Джек подумал, что он — должник Кейти. Потому что, если бы не она, он никогда не смог бы преуспеть, ставя перед собой и достигая столь высоких целей.

И поэтому, решил Джек, он поможет ей. Он даст ей шанс, но не более того.

Он поедет в Ньюпорт-Фоллс, как обещал. На один день, на несколько часов. Он постарается спокойно пережить эту поездку в родной город, провести некоторое время рядом с Кейти. Он будет держать свои чувства в железном кулаке воли и ничем не выдаст себя.

И снова он мысленно вернулся на речку, в тот день, когда Кейти сказала, что любит его.

Он должен был знать, судьба не даст второй попытки.



ГЛАВА ВТОРАЯ

<p>ГЛАВА ВТОРАЯ</p>

— Не думай об этом слишком много, — утешила Марселла. — Он сказал, что рад тебя видеть. Не сомневаюсь, что это правда.

Марселла была подругой Кейти, а также заведующей рекламным отделом в «Фоллс».

— Почему ты считаешь, что я слишком много об этом думаю? — спросила Кейти.

Пролежав несколько часов в постели, она так и не смогла уснуть и в пять утра приехала в редакцию, чтобы привести бумаги в порядок и подготовить все к приходу Джека.

— Потому что вижу выражение твоего лица, когда ты упоминаешь его имя.

— Какое выражение лица?

— Очень мечтательное.

— По-твоему, я мечтаю о мужчине, которого какой-нибудь журналист-недоучка сравнил бы со сказочным принцем?

— Скорее, просто назвал бы завидным женихом.

Кейти вздохнула. Репортажи о Джеке с завидной регулярностью печатались в желтой прессе. Он был известный любитель и любимец женщин, и о его похождениях все время появлялись новые слухи.

Она грустно покачала головой.

— Не похоже было, что он счастлив меня видеть. Он все время держался как-то... отстраненно. Он даже не поговорил со мной сам, когда я звонила. И заставил меня ждать сорок пять минут.

— А потом предложил решить твои финансовые проблемы.

— Он не предложил. Пока не предложил, во всяком случае. Сначала он хочет тут сам все посмотреть. Так что никаких гарантий.

Марселла пожала плечами. Кейти удовлетворил такой ответ, и она продолжила:

— Правда, очень мило с его стороны приехать сюда из Нью-Йорка. Но я не могла не попросить его помочь. И, честное слово, мне было не очень приятно обращаться к нему по такому поводу. Ты бы видела его, когда мы обедали вместе. Совершенно очевидно, что он больше не хочет иметь со мной ничего общего.

— Послушай, ты все-таки слишком много об этом думаешь.

— Да? Он заставил меня ждать себя и нервничать оттого, что меня игнорируют. Он даже не извинился. Я так и знала, что он сегодня опоздает. — Она посмотрела на часы. — Четыре.

— Но тебе же сказали в его офисе, что сегодня затянулось утреннее совещание.

— Это просто повод.

— Для чего?

— Показать нам, какой он теперь крутой.

Как и большинство своих сотрудников, Кейти знала Марселлу всю свою жизнь. Они ходили вместе в школу, и Марселла не только видела, как ее подруга была привязана к Джеку, но и каким ударом для Кейти было то, что он ее отверг.

— Он действительно крутой. Но он, возможно, поможет тебе. Так сделал бы не каждый.

— Хм. — Кейти пожала плечами.

— Ты просто неравнодушна к нему.

Кейти от возмущения даже привстала из-за своего стола.

— Может быть, мне когда-то и нравился Джек Рейли, который был хорошим другом, а не владельцем заводов, газет, пароходов, но его новая версия меня совершенно не интересует. Он не в моем вкусе.

— Он был в твоем вкусе очень-очень долго.

— До того, как он уехал и пропал — не писал, не звонил. До того, как он забыл про нас.

— Что-то ты разбушевалась.

Кейти почувствовала, что краснеет.

— Клянусь, что бы я ни думала о нем когда-то — все в прошлом. Хотя, конечно, Джек Рейли может и сейчас заставить меня нервничать, — договорила она, вспоминая, как забилось ее сердце, когда она впервые увидела его в кабинете. — Думаю, в этом нет ничего странного. У меня к Джеку чисто профессиональный интерес. Я обратилась к нему, потому что это последняя возможность. Подождем, пока он приедет. Ничего страшного, даже если нам придется прождать его еще несколько суток.

— Да будет так, — согласилась Марселла.


Джек стоял в дверном проеме. Он слышал почти всю отповедь Кейти и был рад, что может вызывать у нее такие сильные эмоции.

— Извини, что опоздал, — начал он. — Мое утреннее совещание немного затянулось сегодня.

Джек сделал вид, что не заметил ужаса, отразившегося в глазах Кейти.

— Ничего страшного, — пролепетала она.

— К тому же моему самолету долго не давали разрешение на вылет.

— Моему самолету? — повторила Марселла. Она бросила на Кейти изумленный взгляд. — У тебя есть собственный самолет?

Джек кивнул.

— Да. Извините, я прервал вашу беседу. Но я с удовольствием подожду. Сколько времени вам потребуется? Еще несколько суток?

— Я так рада снова тебя видеть, Джек. — Марселла быстро подошла к нему.

— Послушай, — сказала Кейти. Ее нежное бледное лицо стало красным, как свекла. — Мне очень жаль, что так получилось. Ты же знаешь, я никогда не любила ждать.

Улыбка Джека погасла.

— Да, — ответил он. — Я знаю.

— Что ж, — Кейти повернулась к нему и улыбнулась, так же, как тогда, в школьные годы. Джек почувствовал запах ее духов, едва уловимый, но притягивающий все его внимание. — Тогда начнем?

Кейти провела Джека по редакции. Он смотрел со скучающим видом, его явно ничего не впечатлило. С работниками он разговаривал с каменным лицом, то и дело перебивая их, чтобы задать вопрос.

Кейти и Марселла, улучив момент, встретились в женском туалете, и Марселла, схватив за руку подругу, прошептала:

— Боже, он просто красавец! Он и раньше был симпатичным, но не таким. В чем дело?

— В костюме, — ответила Кейти. И они обе рассмеялись.

В конце рабочего дня они вернулись в кабинет Кейти.

— Я бы хотел посмотреть на тех журналистов, о которых ты говорила, — сказал Джек.

— Да, конечно.

Кейти взяла телефон, чтобы набрать номер Луанны Комс, которая пришла в ее редакцию недавно и на которую возлагались большие надежды. До «Фоллса» она десять лет проработала в «Балтимор сан». Но Луанна не поднимала трубку в своем кабинете.

Кейти, расстроившись, положила трубку и посмотрела на часы. Было почти шесть. В любой другой день она бы и не рассчитывала застать Луанну на рабочем месте после половины шестого. В конце концов, это было одним из условий, благодаря которым она могла нанимать высококвалифицированный персонал: гибкий график работы и дружеская атмосфера.

Она посмотрела на Джека. Джек скрестил руки.

Кейти вздохнула и попробовала набрать другой номер. Трубку взял Бобби, ассистент в репортерском отделе.

— Где Луанна?

— Она уже ушла. Ей позвонили из школы, сказали у ребенка сыпь по всему телу. Похоже на корь.

— А Бретт? — спросила Кейти. Бретт Уилсон был лучшим из ее команды репортеров, которого она почти чудом уговорила уйти к ней из «Лос-Анжелес таймс».

— На трассе к югу от города крупная авария, там перевернулся бензовоз. Он поехал туда.

— А Шелли? — она уже предвидела ответ.

— Ушла. У ее мужа желудочный грипп, так что она сама забирает из сада детей.

Когда Кейти повесила трубку, Джек спросил:

— Ну как?

— Никого нет на месте.

— Ни одного? Где же они?

— Те трое, которых я хотела тебе показать... сейчас отсутствуют.

— Будущее газеты зависит от трех ее работников? Поэтому у тебя нет прибыли? Ты платишь самые высокие зарплаты троим...

— Они придут завтра, — ответила Кейти жестко. — И если ты не можешь задержаться до завтрашнего утра, чтобы с ними побеседовать, я благодарю тебя за то, что ты потратил на меня время и могу тебя проводить.

Джек с сомнением поглядел на нее.

— Они будут здесь завтра с утра? Сто процентов?

— Двести. — Кейти была готова сама сидеть с их детьми и готовить за них репортажи о последних событиях.

— Ладно.

— Ты остаешься? — удивилась она.

Джек, кивая, достал мобильный и набрал номер своего офиса. Кейти слушала, как он дает указания секретарю об изменившихся планах на завтра.

— И позвони Кэрол. Скажи, что вечером мы не встретимся.

Кейти почувствовала укол ревности. Кэрол? Он отменял какое-то свидание. Она откашлялась, как будто это могло избавить ее от неприятного чувства. У нее не было никаких причин для ревности. Наоборот, следовало пожалеть бедную женщину. Он ведь даже не снизошел до личной беседы с ней, это должна сделать секретарша.

Завершив разговор, Джек повернулся к Кейти.

— Ну что ж, останусь на денек. — Он взглянул на часы. — Отель миссис Кратчфилд еще существует?

— Ага, — ответила Кейти, не в силах представить, что сегодняшнего Джека Рейли может устроить номер в местной гостинице. Она не сомневалась, что Джек закажет себе номер в Олбани. — А может, ты остановишься в Олбани? Там есть неплохой отель «Хайатт».

— Меня вполне устроит комната у миссис Кратчфилд. Попрошу Грега подвезти туда все, что мне нужно.

— А кто такой Грег и что тебе нужно?

— Грег — это мой пилот. Но он еще много чего делает.

— То есть он еще и придворный паж? — Кейти не могла сдержаться и не уколоть его.

Джек спокойно улыбнулся.

— Просто на всякий случай на борту самолета всегда есть запасной комплект одежды и все такое.

— Да, да, конечно.

Она поднялась со стула и с удивлением услышала вопрос Джека:

— У тебя есть планы на сегодняшний вечер?

— Н-нет.

— Отлично. Тогда приглашаю тебя на ужин. Выбирай, куда мы пойдем.

— Хорошо. — Она знала, куда можно пойти.

Ресторанчик «У Джо» располагался на углу Главной улицы, практически напротив редакции. Он существовал с тех самых пор, когда Джо Пекорилло приехал в Олбани из Италии в конце двадцатых годов. Он всегда принадлежал их семье, переходя от Джо Старшего к Джо Младшему, а от него — к Джо Третьему. Джо Третьему, которого обычно называли просто Джой, было уже под шестьдесят, и Кейти помнила его управляющим рестораном еще с детства. Они с Джеком и Мэттом проводили там немало времени за молочными коктейлями. Джек даже работал там в последний год перед колледжем.

Если Джек и был удивлен ее выбором, то вида не подал. Кейти даже показалось, что он почувствовал облегчение оттого, что она не выбрала более романтичное место.

Они сели за старенький уютный столик в углу у окна, Джек оглянулся и сказал:

— Здесь довольно тихо для вечера четверга, да?

Кроме их столика, в зале было занято еще три стола.

— Да нет, — ответила Кейти. — Я же сказала тебе, здесь все изменилось. Думаю, ты заметил, как много офисов и магазинов закрылось. Многие вообще уехали. Здесь очень трудно найти работу. Если все так пойдет дальше, то Ньюпорт-Фоллс станет городом-призраком.

— Но ведь есть супергерой, который собирается всех спасти. Кем ты себя видишь? Бэтмэном?

— Это мой родной город, — ответила Кейти ледяным голосом. — И мне нравится здесь. Мне нравится, что, когда я болею, я могу рассчитывать на миссис Кратчфилд, она сварит мне куриный бульон. Я могу рассчитывать на миссис Фонэли, она принесет мне банку варенья. Я знаю, что Уэллеры устроят маскарад на Хэллоуин. Что я порадую мистера Пита, если куплю несколько стейков в его магазине. Что следующим летом снова, как сумасшедшие, зацветут азалии. Я знаю, что есть люди, которым не нравится жить в маленьких городах, но мне...

— Нравится. Я понял, Девонворт. Просто не все так привязаны к этому месту.

Кейти замолчала. Отец Джека умер на следующий год после отъезда сына в колледж. Его похоронили на городском кладбище, недалеко от того места, где потом похоронили и ее родителей.

— Я знаю, — сказала она. — Но ведь у тебя остались хорошие воспоминания?

— Да. Благодаря тебе. И Мэтту. — Последнее имя он добавил словно через силу.

— Тебя многие любили. И многие помнят. На днях про тебя спрашивал мистер Пит.

— Как у него идут дела? — спросил Джек. Он проработал на мистера Пита несколько лет, упаковывая продукты и выполняя разные поручения.

— Как у всех здесь, не лучшим образом.

— Грустно об этом слышать, — вздохнул Джек и продолжил: — Мы будем заказывать?

Кейти молча поглощала еду, едва сдерживая негодование из-за того, что он так спокойно выслушал новости о делах мистера Пита. Как можно быть таким равнодушным к человеку, который всегда был добр к тебе? После того, как они закончили есть, Кейти спросила:

— Ты хочешь еще кого-нибудь увидеть, пока ты здесь?

Джек встал, снял с вешалки ее пальто и расправил его.

— Нет.

— Нет? — повторила она, надевая пальто. — Я уверена, что миссис Байонс очень была бы рада видеть тебя.

— У меня нет времени, — ответил Джек.

— Может быть, завтра?

— Нет. Утром я собираюсь кое-что сделать. После этого я сразу еду к тебе в редакцию. А к вечеру мне уже надо вернуться в Нью-Йорк.

— Конечно. — Для свидания с Кэрол.

— К тому же я не думаю, что хочу кому-нибудь здесь что-нибудь сказать.

Удар был сильным и метким. Кейти остановилась и посмотрела на него с обидой и болью. Она поняла, что он имел в виду. Джек отказался от всего, что могло его связывать с Ньюпорт-Фоллс.

Но Джек проигнорировал ее обиду. Он тепло попрощался с Джо и распахнул перед ней дверь.

— Идем. Я провожу тебя до машины.

У нее не было машины. Несмотря на то, что был январь и на улице было ужасно холодно, Кейти сегодня утром приехала в редакцию на велосипеде. О чем она и сказала Джеку.

— Ты ездишь на велосипеде в такую погоду? — удивленно спросил он.

— Почему бы и нет? На дорогах пусто. А для меня это хорошая физическая нагрузка.

— Ты больше не живешь в доме своих родителей?

Дом находился в пяти милях от города.

— Почему же, я снова живу там.

— Ехать туда на велосипеде сейчас слишком холодно, — жестко сказал Джек. — Я отвезу тебя. Я взял в аэропорту машину напрокат.

Но Кейти не могла больше с ним оставаться. Что стало с ее другом? Внимательным, заботливым, добрым и веселым, которого она когда-то любила всем сердцем?

За зданием редакции она остановилась возле велосипедной стоянки. На ее велосипеде не было замка — он и не требовался в Ньюпорт-Фоллс.

— Спасибо за ужин, — сказала она.

Закапал дождь. Это ничего не меняло. Она привыкла ездить на велосипеде в любую погоду. Джек схватил ее за руку, останавливая.

— Ты не можешь спасти мир, Девонворт, — сказал он, помедлив мгновение.

— Я не хочу спасать мир, Рейли. Только Ньюпорт-Фоллс.

Он потянул ее за руку к себе.

— Я не могу отпустить тебя так.

— Почему? — Ее сердце забилось быстрее.

— Потому что, — он поднял ее руку ладонью вверх, — идет дождь.

Кейти достала кеды из рюкзака.

— Когда-то ты ездил на велике в любую погоду. — Она переобулась, засунула туфли в рюкзак и постаралась запрыгнуть на велосипед с максимальной ловкостью и изяществом. — До завтра.

Она ехала по темным улицам. Она прекрасно знала, кто живет в каждом доме на каждой улице. Здесь жили друзья, соседи, люди, которых она знала всю свою жизнь. Проезжая мимо желтого дома на углу, Кейти видела, что в окне первого этажа мигает голубой огонек — это мистер и миссис Холмс сидят в своих креслах и смотрят телевизор. Следующий дом, окно на втором этаже слабо освещено, здесь живет миссис Хониуэлл. Она, наверное, лежит в кровати, гладит своего белого пуделя и читает какой-нибудь детектив, она их любит. Кейти миновала небольшой дом красного цвета. Света в окнах не было, потому что хозяева, Ян и Тони Бинт-лиф, с сынишкой Алексом отправились навестить родственников во Флориде.

Кейти радовалась дождю. Если кто-нибудь встретит ее на темных улицах, то не заметит, что слезы льются по ее щекам. Джек не ошибался: она отчаянно хотела спасти Ньюпорт-Фоллс. Ей больше никогда не найти места, где все знают друг друга. Места, где не обязательно запирать двери на замок. Места, где незнакомо само слово «незнакомец».

К сожалению, Марселла была права, без помощи Джека спасти город было невозможно.

Вдруг перед ней лег свет фар идущей сзади машины. Кейти съехала на обочину. Но машина не обогнала ее, а пристроилась рядом.

— Ты уверена, что тебя не подвезти? — Это был Джек.

— Уверена, — ответила Кейти. — Спокойной ночи.

Она подумала, что Джек сейчас развернется и уедет. Но он не уехал. Он двинулся за ней, освещая ей фарами дорогу.


Джек ехал за ней до самого дома. Он знал, что Кейти злится, но его это не заботило. Он не собирался оставлять ее одну на дороге в дождливый вечер. И совершенно не важно, что Ньюпорт-Фоллс — самый безопасный городок штата. На дорогах скользко, к тому же какой-нибудь уставший водитель мог просто не заметить велосипедиста в темноте. Кому придет в голову, что можно ездить на велосипеде в январе?

Только Кейти. Она всегда думала иначе, чем остальные. В Нью-Йорке ее бы назвали эксцентричной. Он больше нигде и никогда не встречал таких женщин, как она. Красивая и умная, чуткая и волевая, с прекрасным телом и золотым сердцем.

Когда Кейти постучала в окно, он опустил стекло.

— Не обязательно провожать меня до самой двери, — сказала она.

— Что? — Джек притворился удивленным. — А я думал, это дорога к отелю.

Отель находился совсем рядом с ресторанчиком Джо.

Кейти слабо улыбнулась, и Джек рассмеялся в ответ.

— А он мало изменился, — сказал он, кивнув в сторону дома Кейти.

Кейти кивнула, соглашаясь.

— Спасибо, что проводил меня. Надеюсь, завтра увидимся, — и она поехала к дому.

Джеку хотелось последовать за ней. Они открыли бы бутылку вина и сидели бы у камина. Вдвоем. Он бы рассказал ей, как хорошо, что они снова встретились. Как он страдал, когда связь между ними прервалась. Как хотел все изменить.

Но он заставил себя остановиться. Только дурак мог еще на что-то надеяться. Он же сам слышал в ее кабинете, что Кейти обратилась к нему только потому, что ей нужны деньги. Ее волнует только судьба газеты и Ньюпорт-Фоллс.

Джек понимал, почему она так отчаянно пыталась спасти этот городок. Как здесь все изменилось с тех пор, как он уехал! Город был похож на человека, больного неизлечимым недугом. Перемены бросались в глаза. Повсюду были разруха и запустение. Объявления о продаже. Магазины с заколоченными витринами. Пустые улицы и кафе. Джек с горечью признал, что Кейти не ошибалась — Ньюпорт-Фоллс скоро станет городом-призраком.

Когда Джек вернулся к гостинице, его переполняли печальные мысли. Это было ужасно непривычно и неприятно — находится в таком растерянном состоянии. Ему захотелось бросить все и вернуться в комфортабельный стерильный офис, где так легко выкинуть из головы все, кроме работы.

Конечно, в его жизни были и женщины. И немало. Но они вызывали лишь желания, но не чувства. Однако бульварные газетенки ошибались, когда писали, что Джеку совсем неинтересны прочные отношения. Он с завистью смотрел на коллег и друзей, которые каждый вечер возвращались домой к любимым женам и детям. Ему оставалось только надеяться, что когда-нибудь и он найдет свое счастье — встретит единственную и любимую, которая станет его женой.

И выбросит из головы Кейти.



ГЛАВА ТРЕТЬЯ

<p>ГЛАВА ТРЕТЬЯ</p>

На следующее утро Кейти проснулась с ощущением, будто она вышла невредимой из-под обстрела. Когда Джек проводил ее до дома, ей стоило большого труда вежливо попрощаться с ним на пороге. К счастью, она понимала, что приглашение его в гости может закончиться катастрофой. Она наверняка рассказала бы ему о своих чувствах или, еще хуже, повела себя в соответствии с ними.

И снова оказалась бы отвергнутой. И снова разбила бы свое сердце. А заодно надежды всех сотрудников газеты, будущее которых зависит от того, вложит ли Джек деньги в «Фоллс».

Надо взять себя в руки, забыть свои чувства, надежды, забыть ту боль, которую она пережила, когда Джек покинул ее.

Кейти еще в школе знала, что Джек постарается уехать из города, как только позволят обстоятельства. И не удивилась, узнав, что он поступил в Принстон в числе студентов, обучаемых бесплатно и еще получающих стипендию. И хотя она убеждала себя, что это вполне логично, эта мысль причиняла ей боль. Она скучала по Джеку всем сердцем и надеялась, что он чувствует то же самое.

Но с каждым годом он писал все меньше и меньше. Она и Мэтт сравнивали его короткие письма, пытаясь научиться читать их между строк. А когда Джек закончил колледж и уехал работать в Лондон, Кейти не могла скрыть разочарования. Несмотря на его слова, что, когда он вернется, все будет по-прежнему, Кейти знала, что это обещание он не сможет сдержать. Их дружба подошла к концу.

Отец умер, когда Джек был в Европе, и Кейти стала проводить с Мэттом гораздо больше времени, чем раньше. Их стали называть парой задолго до того, как Кейти заметила это. Она никогда не видела в Мэтте никого, кроме старого школьного друга. Но когда заболела мама, Кейти заставила себя ради нее разглядеть в Мэтте возможного возлюбленного. Но она все еще надеялась, что Джек вернется.

Однажды Мэтт сказал ей, что Джек всегда считал, что Кейти и Мэтт созданы друг для друга, и даже советовал сделать ей предложение. Кейти сначала онемела. Но, вспомнив, как Джек вел себя на речке, подумала, что эти слова не лишены смысла. Если бы Джек любил ее, он бы не ушел от нее тогда.

Вспоминая те далекие дни, Кейти налила себе чашку кофе и присела на софу в гостиной. Она думала, что, решив выйти замуж за Мэтта, поступала мудро. Она останется вместе со своим другом, лучшим другом, который много значит в ее жизни. Это единственный способ обезопасить себя от того, что и он покинет ее, причинив ей душевную боль.

Но, к сожалению, случилось наоборот. Брак не мог застраховать ее от боли и потерь. Они были женаты шесть лет. А потом, как только Мэтт стал тяготиться этими узами, Кейти не только освободила его, но и простила.

Только теперь она поняла, что по отношению к Джеку она поступала прямо противоположным образом. Как бы она ни старалась, в душе она никогда не давала ему свободы от своих чувств. Она держалась за них, как утопающий хватается за последнюю надежду. И сейчас ей надо было отпустить его — навсегда.

Ей стало стыдно за свое поведение вчера вечером. Джек приехал в Ньюпорт-Фоллс, чтобы помочь ей, а она отвечает на его жест доброй воли как отвергнутая любовница.

Кейти поставила чашку на стол. Она была рада, что у нее есть еще один день, который она сможет провести со старым другом. Она извинится перед ним и попробует все сгладить. Часы показывали почти восемь. Джек сказал, что, перед тем как заехать в редакцию, он хочет сделать какое-то дело.

Кейти знала, где его искать.


Сквозь арочный свод ворот Джек вошел на кладбище. В его руках было три букета красных роз. За ночь температура упала, вчерашний дождь сменился снегом, который уже тонким слоем покрывал все вокруг. Джек посмотрел по сторонам, обозревая знакомый пейзаж. Кладбище, наверное, было единственным местом в Ньюпорт-Фоллс, которое осталось таким же, каким он его помнил. Безлюдное, тихое, печальное.

Джек перешагнул через изгородь из высохших розовых кустов и направился к месту, где был похоронен его отец. Джек посещал его могилу несколько раз, скорее из чувства долга, а не по велению сердца. Грустные мысли посещали его не только когда он вспоминал о смерти отца, но и тогда, когда Джек думал о его жизни. Отец Джека так никогда и не сумел смириться с потерей любимой женщины. Он топил свое горе в вине, и его жизнь была своего рода кладбищем упущенных возможностей.

Джек твердо решил, что он сможет достичь всего, чего не смог достичь отец, что город будет гордиться им. Он не даст судьбе ни малейшего шанса сломить себя любовью. Но, казалось, чем тверже был его настрой, тем настойчивее становились попытки судьбы нарушить его планы.

Когда Кейти вышла замуж за Мэтта, Джек обнаружил, что справляться с болью ему помогает не алкоголь, а работа. Он продолжил образование, не переставая при этом тяжело и много работать. И его старания были вознаграждены. В бизнесе, часто построенном с помощью старых знакомств и семейных связей, Джек сам шаг за шагом поднялся на вершину карьерной лестницы.

Джек положил букет на могилу отца и встал, отряхивая снег с колен. Он направился к старому дубу, под которым были похоронены Девонворты.

Сначала он не мог отыскать их могил. Снег повалил сильнее, крупными хлопьями. Но Джек стряхивал снег с надгробий, пока не нашел знакомые белые камни. Он помнил, что их надгробия были выполнены очень просто, без каких-то изысков, которые могли бы привлечь внимание. Девонворты были простыми, честными и открытыми людьми в жизни, такими они хотели остаться и после смерти. Они всегда относились к Джеку с любовью и уважением, и Джек очень бы хотел отблагодарить их за доброту. Обещать, что он позаботится об их дочери. Но обещать что-либо было уже поздно.

Джек повернулся, чтобы уйти. Сегодня ему предстояло очень трудное дело. Собственно, он с самого начала, с того момента, как Кейти обратилась к нему за помощью, знал, что его компания не может вложить деньги в ее газету. Он пытался обмануть самого себя и вместо того, чтобы уехать сразу, остался еще на один день. Почему? Из-за того чувства, которое рождала в нем Кейти.

Но он не сможет ей помочь. Да и вряд ли ей вообще кто-нибудь сможет помочь. Неважно, что за журналисты у нее в команде. Неважно, сколько у них наград и дипломов и сколько можно выиграть, если грамотно вести рекламную политику.

Газета в умирающем городе — плохое вложение денег. Никогда совет директоров его фирмы не пойдет на это. Можно попробовать использовать свои личные средства. Но это тоже будет нелегко. Почти весь его капитал был занят в бизнесе. Свободных средств было немного. Да уж, подумал Джек, помочь Кейти — задача не из легких.

— Джек?

Сначала он решил, что это просто его воображение. Но нет, это действительно была она.

— Кейти, — прошептал он едва слышно.

Она подошла ближе. Снежинки висели на длинных ресницах. Концы красного шарфа, небрежно обернутого вокруг шеи, трепал ветер.

— Что ты здесь делаешь? — спросил он.

— Я хотела поговорить с тобой. Но не в офисе.

— Но откуда ты узнала, что я здесь?

— Ты не приезжал уже тысячу лет. Какое у тебя еще могло быть здесь дело?

Джек улыбнулся.

— Хорошая работа, детектив.

Он посмотрел в сторону входа, и улыбка исчезла — за воротами стоял велосипед Кейти. Джек с ужасом представил, как она ехала пять миль в такую пургу.

— Это так важно, что ты не могла подождать?

— Я должна извиниться. Ты приехал, чтобы помочь мне, а я веду себя, как капризный ребенок.

— Не говори глупостей.

— Прости меня. — Она посмотрела на него, и ее глаза наполнились слезами.

Повинуясь какому-то импульсу, Джек обнял ее и прижал к себе.

— Ну что ты, — сказал он. — Тебе не надо извиняться. Это я должен извиниться перед тобой.

Она была такой хрупкой, почти невесомой. Джек был готов обнимать ее так всегда, защищая от неприятностей. Он вдруг совсем забыл о том, что ему надо куда-то уезжать.

Но Кейти, похоже, думала иначе. Она немного напряглась, как если бы ей было неудобно в его объятиях. Джек опустил руки, и она отступила.

Он не мог ее ни в чем обвинять. Каким он был ей другом?

— У тебя есть причины, чтобы злиться на меня.

— Что ты имеешь в виду?

— Я должен был приехать на похороны твоей матери. Прости меня. И я должен был позвонить, когда узнал, что ты разводишься с Мэттом.

— Я не злюсь на тебя. — Кейти пожала плечами и опустила руки в карманы. — Ты был занят.

— Нет, — ответил Джек. — Я виноват в этом, но... по другой причине. — Он не мог простить ей, что она вышла замуж за Мэтта.

Кейти уставилась в землю.

— Я знаю, что тебе тяжело сюда возвращаться, — сказала она. — На твоем месте я, может быть, и не приехала бы в Ньюпорт-Фоллс. Только... я знаю, что твой папа очень гордился тобой, Джек. Он любил тебя. — Она посмотрела ему в глаза. — И все остальные любили тебя тоже.

— Твои родители всегда были очень добры ко мне, — проговорил Джек.

Кейти посмотрела в сторону старого дуба. Она увидела красные цветы, уже немного припорошенные снегом.

— Ты принес цветы? — с удивлением спросила она.

Джек кивнул.

Все еще глядя на могилы родителей, Кейти произнесла:

— Я почти что рада, что они не видят того, что сейчас происходит с их газетой. Это разбило бы им сердце.

Им разбило бы сердце, подумал Джек, то, что их дочь несчастлива. Он подошел к ней чуть ближе и протянул руку, чтобы коснуться ее лица.

И она не отстранилась. Она закрыла глаза и прижалась щекой к его ладони. Своей рукой она прижимала его руку к своему лицу. Бешеное желание поцеловать ее переполнило Джека. Это была его Кейти, и она была так близко, что он мог поцеловать ее. Джек наклонился вперед.

Велосипед, звеня и грохоча по железной ограде кладбища, упал на землю. Джек вздрогнул, как вор, схваченный в тот момент, когда он уже протянул руку к заветной цели.

Кейти молча стояла, глядя на него расширившимися от удивления глазами.

Что за наваждение на него нашло? Или он сошел с ума? Кейти не отвернулась, и он сразу готов накинуться на нее?

Джек кашлянул. Надо закончить здесь свои дела и побыстрее возвращаться к себе. Пока он не наделал глупостей. Он повернулся и пошел к ее велосипеду. Подняв его одной рукой, он кивнул в направлении своей машины.

— Если я сегодня встречаюсь с твоими журналистами, наверное, нам лучше отправляться в редакцию. — Джек посмотрел на часы. — У меня осталось очень мало времени до отъезда.

Он не мог себе больше доверять, оставаясь рядом с Кейти Девонворт дольше необходимого.



ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

<p>ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ</p>

Пока Джек беседовал с ведущими журналистами, Кейти мысленно возвращалась к тому, что произошло между ними на кладбище.

Было мгновение, когда Джек собирался поцеловать ее, она была готова поклясться в этом. Неведомое притяжение, которое, как ей казалось, умерло много лет назад, вдруг с невероятной силой возникло снова, и в какой-то момент Кейти поймала себя на том, что повторяет, как заклинание, те же слова, что и в юности.

Поцелуй меня, Джек, поцелуй меня.

Но он не поцеловал. Может быть, это все произошло всего лишь в ее воображении. Она молча смотрела на мужчину, которого так сильно любила когда-то и которым была отвергнута.

Но сердце не обманешь. Она все еще тосковала по нему.

Все время, пока журналисты говорили, Джек спокойно слушал их, лишь изредка задавая вопросы. Выяснив все, что его интересовало, он поднялся из-за стола.

— Ну что ж, спасибо, — сказал он. — Думаю, что теперь мне все понятно.

Журналисты посмотрели на Кейти, ожидая от нее подсказки, что делать дальше.

— Спасибо всем, — повторила им она.

Когда они ушли из ее кабинета, было почти четыре часа. Как только Кейти закрыла за ними дверь, зазвонил телефон Джека. Быстро закончив разговор, Джек разочарованно произнес:

— Похоже, у меня больше времени, чем я думал. Это был Грег, мой пилот. Олбани закрыт для взлета и посадки.

В дверь заглянула Марселла.

— Если не возражаете, шеф, я пойду.

— Да, конечно, — ответила ей Кейти.

Марселла посмотрела на Джека.

— Обычно я ухожу в восемь или девять вечера, как и все мы. Мы много работаем, не сомневайся. Просто погода на улице ужасная, а мне еще детей из сада забирать и...

— Счастливо, Марселла, — сказал он.

— Пока. — Тайком от Джека она одними губами добавила: «Красавчик» и подмигнула подруге.

Кейти закрыла за ней дверь. Потом она глубоко вздохнула и предложила:

— Поговорим честно? Мы получим деньги?

Джек встал, его лицо стало жестким.

— Я постараюсь сделать для тебя все, что могу, Кейти. Но пока ничего обещать я не буду.

Кейти кивнула, не решаясь сказать что-либо.

— Пойдем, — произнес Джек, — я отвезу тебя домой. Даже ты не можешь ехать на велике по таким сугробам.

Они молча надели пальто и вышли из редакции. Кейти подумала, что если бы все решал он один, то обязательно вложил бы в нее деньги. Но все не так просто. Джеку надо будет убедить совет директоров, а это не легко.

Кейти поняла, какой ужас творится на дорогах только после того, как они выехали из города. Двухполосное шоссе, которое вело к ее дому, было покрыто ровным, нетронутым слоем снега. Колею, оставленную предыдущими машинами, уже успело занести. Кейти представила, что их ждет на участке от шоссе до дома.

Снег валил так густо, что Джек вовремя не заметил поворот.

— Сюда, вот он, — воскликнула Кейти, и Джек резко повернул руль.

Машину занесло и отбросило на обочину.

— Ты в порядке? — Джек отстегнул ремень безопасности и склонился над Кейти.

Он коснулся рукой ее щеки. Кейти почувствовала запах его одеколона. Он действовал нее странно возбуждающе. Изо всех сил стараясь скрыть свои эмоции, Кейти ответила:

— Все нормально. — Она отвела его руки в сторону. — Все хорошо.

Заметил ли Джек то, что с ней происходит? Почувствовал, как ее тянет к нему?

Она услышала вздох облегчения, с которым Джек вернулся на свое сиденье.

— Извини, — сказал он. — Я не очень хороший водитель.

— Хочешь сказать, что у тебя свой шофер? — Ее вопрос прозвучал почти как обвинение.

— Я живу в большом городе, — ответил Джек. — Я езжу на такси.

Кейти пожала плечами.

— Перебирайся ко мне. — Джек жестом показал на водительское сиденье.

— Что? — У Кейти перехватило дыхание. Это что, приглашение? Типа «Здесь и сейчас, Девонворт»?

— Залезай. Я сейчас выйду и буду толкать. Когда я скажу «давай», жми на газ.

Джек выбрался из машины и захлопнул дверцу. Да, подумала Кейти, это совсем не приглашение. Интересно, почему она все время ждет его от Джека?

Она перелезла на место водителя и стала смотреть на Джека сквозь дворники, непрерывно двигавшиеся по лобовому стеклу. Она не могла сдержать улыбки. Было что-то нелепое в облике человека, толкавшего машину в сильную метель в дорогом кашемировом пальто и кашне от Гуччи.

Он подал ей знак, и Кейти, включив заднюю передачу, нажала на газ. Джека осыпало снегом из-под колес, но машина осталась стоять неподвижно. Джек стал бешено жестикулировать, и Кейти сняла ногу с педали газа. И от души расхохоталась, увидев его, покрытого снегом с головы до пят. Джек подошел к ней и распахнул дверцу.

— Почему тебе так весело?

— Ты похож на снежного человека.

— Неужели? — Он явно разозлился.


Что-то в ее взгляде напомнило Джеку прошлые времена, когда они были детьми. Как будто он снова стал подростком, который пригласил на прогулку любимую девушку. Своего единственного настоящего друга. И в том, как она смеялась над ним, было что-то такое, от чего Джеку хотелось схватить ее и бросить в сугроб, как он это делал в детстве. Но он сдержался. Они больше не дети. Да и он приехал сюда не развлекаться.

Джек протянул руку к ключу зажигания и выключил мотор.

— Мне вдруг захотелось прогуляться.

— Надо же, какое совпадение. Я тоже об этом подумала, — сказала Кейти, выходя из машины.

Джек открыл багажник, чтобы достать оттуда свой кейс.

— Ну что, пошли?

Снег валил крупными хлопьями. Казалось, что он будет идти всегда. Они с трудом продвигались вперед, Джек впереди, Кейти за ним. Разговор не клеился, обоим ничего не приходило в голову. Вдруг Кейти радостно, почти танцуя, забежала вперед.

— Угадай, у кого из наших сейчас шестеро детей?

— Не знаю, сдаюсь, — улыбнулся Джек.

— У Кристины Спаг, твоей бывшей подружки.

— Она не была моей подружкой.

— Ну как же, ты же приглашал ее на выпускной в восьмом классе.

Только потому, хотелось сказать Джеку, что ты тогда согласилась пойти с капитаном футбольной команды Томом Кларнером.

— Шестеро детей, — Джек притворился удивленным, — надо же.

— Ты только подумай. Если бы ты на ней женился...

— Я бы никогда на ней не женился.

— Но если бы! Ты бы сидел сейчас дома с Джеком младшим и маленьким Джеки, а еще Жаклин...

— Все дети были бы названы в честь меня?

— Да. Почему бы и нет? — Кейти засмеялась. — Джордж Форман так и сделал.

— Да?

— Ага. Джордж младший, Джордж Третий, Фрида Джордж...

— То есть у меня была бы Фрида Джек?

— Конечно.

— Боюсь, даже этого недостаточно, чтобы я женился на Кристине.

— Но почему? — Кейти стояла перед ним.

Да потому что я люблю тебя, хотелось кричать Джеку. Снежинки повисли на ее длинных густых ресницах. Она упиралась руками в бока — забавно для девушки с такой тоненькой фигуркой. Немного курносый нос был задран вверх, губы замерли в улыбке. Она его провоцировала, но на что?

— Она не в моем вкусе, — наконец ответил Джек.

Они подошли к дому, и Кейти взбежала по ступенькам, перепрыгивая их через одну, толкнула дверь. Дверь открылась. Конечно, подумал Джек, в Ньюпорт-Фоллс никогда не запирали двери на замок. Он был рад, что этот обычай не изменился.

— Давай заходи, — пригласила Кейти.

Джек не был готов к тому, что он увидел. Дом был пуст, самая красивая мебель исчезла.

— А где мебель? — удивленно спросил он.

— Ах да, — проговорила Кейти, улыбка сошла с ее лица. — Я ее продала.

— Но почему?

— У меня не было выбора.

Джек был потрясен. Он знал, что с газетой не все благополучно, но ведь Кейти была ее хозяйкой. Ее отцу всегда удавалось получать хоть какую-нибудь прибыль. А тут... Джек подумал о разводе Кейти и Мэтта. Интересно, Мэтт смог получить долю в бизнесе, и если да, то какую?

— Вот черт, — сказала Кейти, нажимая на выключатель. — Кажется, из-за снегопада пропало электричество.

— Мэтт получил что-нибудь? — Что?

— Мебель, например, или долю в газете?

Кейти внезапно смутилась и огляделась вокруг, как будто только сейчас заметила, что комната пуста. Как все изменилось с тех пор, когда Джек был здесь последний раз!

— Нет, мы развелись друзьями, как и поженились. Между нами никогда не было... — Она остановилась и посмотрела Джеку в глаза. — Никогда не было страсти, если можно так сказать. Мы были огромнейшими друзьями в начале и просто друзьями в конце. — Она кивнула в сторону камина. — Схожу принесу дров, разведем огонь.

— Я принесу. Дрова в сарае?

— Думаю, да.

Джек посмотрел на нее и вышел.

От этого взгляда мурашки побежали по спине у Кейти. Он посмотрел на нее так же, как и тогда, на речке. Или ей показалось? В полумраке она могла все это просто придумать.

Кейти открывала и закрывала ящики на кухне в поисках спичек. Наконец ей попался старый полупустой коробок, и она зажгла свечи на каминной полке. Красные. Они стояли там с Рождества. Кейти не потрудилась заменить их после праздников.

Интересно, как все сложится сегодня вечером, подумала она. Его пилот, он же паж и кто он там еще, найдет способ его увезти. А если нет? Тогда он останется ночевать.

Здесь.

Кейти посмотрела на софу — последнее, что осталось из мебели в комнате. Представила себе, как они сидят на противоположных концах и молчат. Напряженная тишина наполняет комнату, разговор не клеится.

В окно ударила ветка дерева. Кейти посмотрела туда. На улице бушевала метель. Это было завораживающе красиво и... создавало такую интимную обстановку.

Со свечой в руке Кейти пошла наверх, чтобы принести теплые одеяла. Стоя на лестнице, она обернулась и снова взглянула на софу, но в этот раз ей представилось, как они с Джеком лежат вместе, укутавшись в одеяло. На Джеке нет рубашки, и его мускулистое тело освещает луна. Она почувствовала, как его сильные руки обнимают ее, притягивают к себе, ласкают...

— Замерзла? — Джек стоял внизу, держа в руках охапку поленьев. — Ты дрожишь.

— Немного. — Кейти скрестила на груди руки, пытаясь скрыть свои чувства.

— Я разожгу огонь, но мне придется пойти наколоть еще немного дров, там остались только большие поленья.

— Но ведь Берт... ты помнишь Берта Уизли? Он мне целое дерево распилил.

— На бревна. Бревно в камин не положишь. — Он сложил дрова возле камина и отодвинул заслонку. — Где у тебя топор?

— Наверное, в сарае. Но тебе не нужно колоть мне дрова. Я и сама справлюсь.

— Не смеши меня.

— А как ты думаешь, кто мне здесь колет дрова? — разозлилась Кейти. — Ты уже отвык от сельской жизни. Посмотри на свои перчатки. Они превратились в лохмотья.

— Кейти, — сказал Джек, разводя огонь, — меня не волнует, во что они превратились. Если тебе нужно наколоть дрова, давай я сделаю это.

— Не стоит беспокоиться. — Она направилась к выходу, натягивая пальто и шапку.

Шагнув за дверь, Кейти остановилась. Почему она так глупо себя ведет? Джек старается вести себя по-дружески, хочет помочь ей, а она почему-то воспринимает это как оскорбление.

Она пошла сквозь снежную вьюгу к сараю. После нескольких попыток ей все-таки удалось открыть дверь. На полу лежали три огромных полена, которые оставил ей Берт. Кейти схватила топор и с размаху воткнула его в одно из них. Снова и снова она ударяла топором, но в конце концов остановилась. Она не смогла разрубить полено даже наполовину.

Кейти рукавом смахнула пелену с глаз, вдруг осознав, что она плачет. И поняла, почему плачет. Это были не слезы жалости к себе, но слезы бессилия и злости. И не на Джека, а на саму себя. Джек был здесь, рядом, после стольких лет, и она все еще хотела его. Хотела почувствовать его близость, его руки, его губы. После стольких лет она была не в силах справиться со своими чувствами.

Кейти снова подняла топор и занесла его над головой.

Но за ее спиной стоял Джек. Он отнял у нее топор и проговорил:

— Свою точку зрения на мир ты мне объяснила. Я ее понял.

Кейти молча отдала ему топор и вдруг почувствовала прилив тепла, когда их пальцы встретились. Джек тоже заметил их прикосновение.

— У тебя руки, как лед. Иди в дом греться.

Но Кейти осталась. Она стояла чуть поодаль и смотрела, как Джек колет дрова. Он был в теплой одежде, скрывавшей его тело, но Кейти легко могла представить, как работают его мышцы, когда он поднимает топор над головой и обрушивает его вниз.

Она вернулась мысленно на кладбище. Джек был так близко, она чувствовала его так хорошо... Кейти представила, как проводит ладонями по его волосам. Почувствовала, как он прижимается к ней губами, как его руки обнимают ее и притягивают ближе к себе.

Джек остановился и обернулся к ней.

— Ты все еще здесь?

В ее распоряжении была одна ночь. Только одна ночь, и потом Джек снова покинет ее. Потому что так надо. Он не может оставаться в Ньюпорт-Фоллс. Он не любит ее и никогда не любил. Конечно, она нравилась ему, это было очевидно. Хватит этого, чтобы он остался с ней на эту ночь? Будет ли это ночь любви? Ночь, которую она будет вспоминать всю жизнь?

— Кейти? — Он все еще ждал от нее ответа.

Кейти смотрела в его глаза и чувствовала, как тает в груди сердце. Это был Джек, ее Джек. И она любила его с той же силой, что и всегда.

— Я пойду готовить ужин, — прошептала она.



ГЛАВА ПЯТАЯ

<p>ГЛАВА ПЯТАЯ</p>

Кейти разбила несколько яиц на сковородку, и в этот момент дверь открылась.

Джек прошел мимо нее к камину, и Кейти услышала, как дрова с глухим стуком падают на пол.

— Мне кажется, сугробы стали в два раза глубже с тех пор, как мы пришли сюда. Эта метель когда-нибудь закончится? — раздался его голос.

— Нет, никогда, — отозвалась Кейти.

Джек вернулся в кухню.

— Я достала для тебя сухие вещи. И нашла пару ботинок.

Он скрестил руки на груди.

— У тебя в доме есть мужские вещи?

— Да, вещи Мэтта. Я их периодически обнаруживаю. У меня пока не было возможности от них избавиться.

Джек прислонился к дверному косяку.

— Ты его давно не видела?

— Он уехал года два назад. Неожиданно и не один.

— Что ты имеешь в виду?

— С женщиной.

— Что? — недоверчиво переспросил Джек.

Кейти кивнула.

— Не может быть, — произнес он потрясенно.

Тогда Кейти тоже не могла в это поверить. Такой родной и умный Мэтт.

Джек покачал головой.

— Вот сукин сын.

— Это не только его вина.

— Что?

— Все немного сложнее. Я была не лучшей женой на свете.

Джек сглотнул.

— Ты... была ему неверна?

— Я? — Кейти рассмеялась. — Ну что ты. Просто я никогда не относилась к Мэтту так, как ему бы того хотелось.

— Почему?

Кейти взглянула на него. Джек не имел ни малейшего понятия, какую роль он сыграл в их разводе. Она тряхнула головой и продолжила взбивать яйца.

— Ну, ты знаешь, иногда так бывает.

Джек кивнул. Он вышел из кухни, и Кейти услышала, как он разговаривает по телефону. Она достала две китайские фарфоровые тарелки, принадлежавшие еще ее маме, и направилась с ними в гостиную. Войдя туда, она остановилась как вкопанная. Джек стоял в джинсах Мэтта и без рубашки.

Она не ошиблась в своих предположениях — его тело оставалось таким же красивым, мускулистым, с рельефными мышцами. Не в силах отвести глаз, она смотрела, как Джек надевает футболку, маловатую для него. Не удивительно. Мэтт был неплохо развит физически, но соревноваться с Джеком не мог. Никогда.

Джек посмотрел на тарелки и сказал:

— Прекрасная идея. Здесь гораздо теплее, чем в кухне. То, что ты готовишь, пахнет восхитительно.

— Омлет всего-навсего. Боюсь, я давно не ходила в магазин.

Кейти поставила тарелки на столик у камина.

— Ты говорил по телефону или мне показалось?

— Звонил Грег из аэропорта. Спрашивал, не стоит ли ему найти грузовик, чтобы приехать сюда за мной.

Кейти замерла.

— И что ты ему сказал?

Джек внимательно посмотрел на нее.

— Сказал, что не стоит, если, конечно, он не сможет приделать ему крылья, чтобы он летал.

— Понятно, значит, ты остаешься.

Это был не вопрос, а скорее утверждение. Кейти вышла на кухню за столовыми приборами.

— Если ты не против, — сказал Джек, идя за ней.

— Конечно нет. Мы можем... посидеть, поговорить.

— Вот именно.

Кейти повернулась к нему и замерла в ожидании. Чего?

— Давай мне. — Джек взял из ее рук вилки и ножи.

Кейти почувствовала, что что-то горит. Омлет! Она быстро сняла сковородку с огня, но поздно — это был уже не омлет, а сухая черная корка.

— Все нормально, — сказал Джек, заглядывая ей через плечо.

Кейти вытряхнула то, что осталось от омлета, в мусорное ведро.

— Ты очень любезен.

Она снова поставила сковороду на плиту и достала новую партию яиц.

— Можно, я приготовлю? — предложил Джек.

— Давай.

— Ты все еще в мокрой одежде. Пока переоденься.

— Ты уверен, что хочешь этим заниматься?

— Абсолютно. Не в первый раз. — Джек усмехнулся, внезапно превратившись из влиятельного бизнесмена в простого и очень симпатичного парня.

Кейти благодарно улыбнулась. Передав Джеку сковородку, она взяла свечу и пошла наверх.

В своей комнате она пошарила в ящиках комода, пытаясь отыскать что-нибудь подходящее. Чтобы ей очень шло, но было незаметно, что она специально нарядилась.

Ну сколько можно стараться произвести на Джека впечатление! Ему совершенно все равно, будь на ней кружевное неглиже или рубище из мешковины.

Кейти вспомнила фотографии женщин, в компании которых он появлялся перед журналистами. Ослепительно красивые и очень богатые. Странно, что ей вообще пришло в голову соперничать с ними. Напрасная трата сил. Она ведет себя как дурочка. Кейти вытащила свой старый красный спортивный костюм и натянула его на себя.

Когда она спустилась в гостиную, ужин был уже готов. Омлет был очень хорош, Кейти знала это еще до того, как попробовала первый кусочек. Джек смотрел на нее, улыбаясь.

— Пожарить тебе еще?

— Нет. — Кейти стало неловко, что она так много съела. — Но было ужасно вкусно. Ты все еще любишь готовить? Я помню, что тебе это нравилось.

— Я готовил, потому что был вынужден это делать, — улыбнулся Джек. — И я никогда не готовил ничего, кроме яичницы и хот-догов.

— Да, но зато очень вкусно.

— А вот твоя мама, — задумчиво сказал Джек, — замечательно готовила.

Мама Кейти любила готовить. Все время пробовала новые рецепты. И Джек был частым гостем на их семейных ужинах.

— Но, насколько я понимаю, — продолжал Джек, — ты не унаследовала ее любовь к домашним делам.

Кейти рассмеялась.

— Да, это точно. — Она огляделась вокруг. — Без нее мне здесь трудно справляться.

— Я знаю. Прости.

Кейти внимательно посмотрела на Джека.

— Почему ты не позвонил, когда она умерла?

Джек опустил глаза.

— Я думал, ты не заметишь, что я не позвонил.

— Не замечу? Джек! Ты был моим лучшим другом.

— Но мы не общались несколько лет.

— А мне было интересно, как ты живешь. Я думала о тебе.

— Извини. Я думал, Мэтт о тебе позаботился.

— При чем тут Мэтт? Мы были с тобой друзьями и без Мэтта. — Она положила вилку. — Да и не надо было обо мне заботиться. Мне нужно было, чтобы рядом был друг. Мне пришлось нелегко. Умер отец, потом мама, потом ушел Мэтт. А вокруг весь этот кошмар, когда я из последних сил пытаюсь удержать газету на плаву, при том, что каждый день слышу, что еще одна семья разорилась и уехала из города. — Ее голос стал тихим и печальным. — Ну вот, я тебе жалуюсь. Извини. Обычно я так себя не веду.

Джек осторожно провел кончиками пальцев по ее руке, отчего сердце Кейти отчаянно забилось.

— Пожалуйста, прости меня, — тихо сказал он.

Кейти заставила себя отдернуть руку, взяла тарелки и ушла с ними в кухню. Там она опустила тарелки в раковину.

Джек вошел вслед за ней.

— Не надо мыть их сейчас.

Он стоял прямо у нее за спиной. Она физически чувствовала его присутствие и поняла, что даже дрожит от возбуждения.

Джек приобнял ее за плечи.

— Ну вот, ты снова дрожишь. Идем к огню.

Кейти без малейшего сопротивления последовала за ним в гостиную и позволила усадить себя на диван. Джек подбросил еще дров в камин и снова повернулся к ней.

— Значит, из-за того, что я не позвонил тебе после смерти матери, ты не пришла ко мне раньше и не рассказала, что здесь происходит?

Кейти смотрела на пляшущее в камине пламя.

— Я думала, ты и так знаешь.

— Откуда? Из всех близких мне здесь людей оставалась только ты. И Мэтт.

— Наверное, мне казалось, что тебе будет неинтересно.

За окном была абсолютная темнота. Свет шел только от свечей и огня в камине. Неожиданно для себя Кейти решилась:

— Давай поговорим откровенно. Все знали, что ты хочешь поскорее отсюда уехать. И подальше от меня.


Джек встал со своего места и сел рядом с ней. Он просто потерял дар речи. Получается, Кейти думала, он уехал потому, что она ему была безразлична? И все эти годы, когда он из кожи вон лез ради нее, а потом чуть с ума не сошел, когда она вышла за Мэтта, она просто ничего не знала?

Этого не может быть.

— Я ошибаюсь? — спросила Кейти.

Джек посмотрел на нее. В карих глазах стояли слезы. Отчаянная смелость куда-то исчезла. Теперь это была просто Кейти, нежная и ранимая.

— Ты всегда была очень дорога мне. И сейчас тоже.

Они сидели рядом в безмолвии. Но молчание не было неловким, как случалось несколько раз за последние два дня. Это было молчание двух старых и близких друзей, которым не нужны слова.

Кейти закрыла глаза. Джек видел, как она устала. Он знал, как много она работает, какой груз ответственности она возложила на себя. Интересно, она когда-нибудь позволяла себе отдыхать и расслабляться? Джек в этом сомневался.

Кейти опустила голову ему на плечо, и Джек притянул ее к себе, чувствуя, как с некоторой болью напрягаются его мышцы. После колки дров они были как резиновые. Даже ежедневные занятия в тренажерном зале не могли сравниться с такой физической нагрузкой. Вот уж он не думал, что когда-нибудь ему придется скучать по этому занятию. Однако он ошибался. Как и во многом другом. Например, в Кейти. У него был большой опыт общения с женщинами, но она по-прежнему оставалась самой потрясающей, умной и невообразимо сексуальной женщиной из всех, кого он когда-либо встречал.

Он слушал ее тихое, ровное дыхание, чувствовал, как она опирается на него, и вдруг снова подумал о том случае, на речке. Джек много раз вспоминал этот день и пытался представить, как бы все сложилось, если бы он нашел в себе смелость и сказал ей тогда о своих чувствах. Или не тогда, а немного позже. Но он ничего не сказал ей. И не был рядом, когда она нуждалась в помощи. В нем разочаровался единственный человек на земле, чьи чувства для него были действительно важны.

А ведь все могло бы быть по-другому. Кейти могла стать его женщиной... Его женой... Его любимой... Каждую ночь он бы целовал и ласкал ее, и они не разлучались бы никогда.

Эти фантазии разбудили в нем страстное желание. От мысли, что он может провести с ней ночь, у него замерло сердце. Кейти была так близко... только протянуть руку — и можно прикоснуться к ее нежным губам, к бархатной коже, к притягательной груди...

Нет, сказал Джек себе, не сегодня. Не стоит торопиться, надо сначала вернуть доверие Кейти. Он должен доказать ей, что именно он тот мужчина, для которого она создана.

Очень медленно и осторожно Джек убрал свое плечо и уложил Кейти на подушку, укрыл ее одеялами. Потом взял себе вторую подушку и улегся на полу.

Но уснул он далеко не сразу.



ГЛАВА ШЕСТАЯ

<p>ГЛАВА ШЕСТАЯ</p>

Кейти открыла глаза. Комната была наполнена утренним светом. Который час? И где Джек?

Где бы он ни был, за огнем он следил. Огонь мерцал в камине, дрова тихо потрескивали.

— Джек? — позвала Кейти, вставая.

Она услышала, как открывается входная дверь, и увидела Джека, несущего очередную охапку дров. С растрепанными волосами, небритый, он выглядел еще привлекательнее, чем раньше. Смотреть на него просто опасно, подумала Кейти. Его взгляд снова стал таким же, как тогда, в юности.

— Доброе утро, — сказал Джек, подходя к ней.

— Доброе утро, — ответила Кейти, делая шаг в сторону, чтобы уступить дорогу.

Джек опустил дрова на пол у камина.

— Снег еще идет, — произнесла Кейти.

— И останавливаться не собирается.

— У меня где-то есть растворимый кофе, пойду поставлю чайник.

— Спасибо. Я не пью кофе, но с удовольствием заварю тебе, если хочешь.

— Ну что ты... — начала Кейти, но Джек не дослушал.

— Я подозреваю, тебе не часто это предлагают. Давай я заварю. — Он положил ей руку на плечо.

Джек вышел из гостиной, а Кейти, натянув соскользнувшее одеяло обратно на плечи, подошла поближе к огню.

— Как спалось? — спросил Джек, вернувшись в комнату.

— Хорошо. Даже удивительно, — ответила Кейти.

— Почему удивительно?

— Ну, ведь здесь был ты. Я уже давно не спала с кем-то еще.

— Да?

— Ладно. — Кейти вспыхнула. — Ты понимаешь, о чем я говорю.

— Ты встречалась с кем-нибудь после того, как вы с Мэттом развелись? — Вопрос был задан таким тоном, будто Джек спрашивал о погоде.

— Я сделала две попытки. Сначала я познакомилась с дантистом из Гренвилля. Но ничего не вышло. Потом — с двоюродным братом одного моего сотрудника, продавцом шин из Олбани. Мы встретились один раз и повторять не стали.

— С ними что-то было не так?

— Да нет, обычные мужчины. Просто... мне было не очень интересно.

— А зачем тогда ты начинала?

— Потому что мне тридцать два года, и если я не подумаю обо всем заранее, то на старости лет я останусь одна в огромном старом полуразрушенном доме в компании одних лишь кошек.

Джек рассмеялся.

— Вряд ли.

— А ты? В итоге женишься на одной из длинноногих красавиц, с которыми любишь появляться на публике?

Джек снова рассмеялся.

— Не думаю.

— Еще как женишься. Ты ведь для них приманка. Никогда не был женат. Молодой, красивый, обаятельный. — Кейти запнулась и смутилась.

— Не бойся, я никому не скажу, что ты считаешь меня красивым и обаятельным.

В кухне закипела вода. Джек сходил за чайником, налил воды в чашку с кофе и протянул ее Кейти.

— Наверное, очень одиноко жить в таком большом доме совершенно одной.

Он сел рядом с ней на диван, так близко, что их ноги соприкоснулись.

Кейти сделала небольшой глоток из чашки.

— Да, иногда. Но я редко здесь бываю.

Прядь волос упала ей на глаза. Джек поймал ее и заправил за ухо.

— А как ты развлекаешься? — Он не опустил руки и сейчас нежно водил пальцами по ее щеке.

— Развлекаюсь? — От его прикосновений у Кейти едва не остановилось дыхание. Она закрыла глаза, прижимаясь щекой к его теплым пальцам. — Что ты делаешь? — прошептала она.

Его рука скользнула под воротник ее свитера. Джек нежно гладил ее кожу, приближаясь к груди. Это было мучительное, обжигающее наслаждение. То, о чем она так долго мечтала. Чего так долго ждала.

А что будет потом? Что будет, когда Джек уйдет? Он уедет в Нью-Йорк, а она останется здесь наедине со своими воспоминаниями. Выдержит ли она еще одно расставание? Особенно после того, как отдаст ему свое тело, свою душу?

Кейти распахнула глаза и заставила себя встать.

— Я не могу развлекаться, пока у меня такие проблемы с газетой. От меня зависят сотни людей, — воскликнула она. — Я не такая, как ты. Я не умею забывать о том, что обещала сделать и не сделала.

От этих слов Джек окаменел, будто на него вылили ведро холодной воды. Через мгновение он пришел в себя и стал собираться. Увидев, как он нахмурился, Кейти поняла, что ее слова достигли цели.

— Надо проверить, нельзя ли вытянуть мою машину. — Джек уже стоял на пороге полностью одетый.

— Отличная идея. Я помогу тебе. Только подожди минуту, я возьму куртку.

— Не нужно, — сказал Джек, открывая дверь.

— Подожди, — Кейти остановила его. — Если удастся вытащить машину, ты... — она замолчала, не зная, что сказать. Ты вот так просто возьмешь и уедешь? — хотела спросить она. И мы никогда больше не встретимся?

— Спасибо за все. В понедельник тебе позвонят и скажут об окончательном решении. — Он взял свой кейс, помолчал секунду. — До свиданья, Кейти.


Джек выбежал из дома. О чем он думал, прикасаясь к ней? Это был слишком поспешный шаг. Но он не мог справиться с собой. Ему недостаточно просто быть рядом с ней. Надо обнять ее, прижать к себе, почувствовать ее близость...

И ведь он видел, были моменты, когда Кейти хотела того же самого, Джек мог поклясться в этом. И все-таки, как только он делал попытку, она останавливала его.

Джек понял, что ему придется потрудиться. Должно пройти время, прежде чем она снова сможет поверить ему.

Он подошел к машине, полностью засыпанной снегом. Вытащить ее будет нелегко, но у него нет выбора. Ему нужно вернуться в Нью-Йорк и доказать Кейти, что она дорога ему. Джек не был уверен, что ему удастся спасти газету, которую она так любила, но точно знал одно — он сделает все, что в его силах.

С тех пор, как они оставили машину у дороги, выпало еще больше снега. Джек посмотрел на дорогу, которую никто не собирался чистить, потом взглянул на небо. Оно было закрыто тяжелыми, полными снега тучами. Он сможет сегодня уехать, только если произойдет чудо.

С большим трудом Джек открыл дверцу, положил ноутбук на сиденье. Затем стал топтать снег за машиной, надеясь утрамбовать некое подобие дороги. Он уже начал проклинать себя за то, что не догадался попросить лопату, когда услышал за спиной голос:

— Попробуй лопатой.

Джек обернулся к Кейти, стоявшей позади него. В руках она держала две лопаты. Покачав головой, Кейти протянула одну из них Джеку.

— Я представила, как ты голыми руками откапываешь машину из-под снега. Даже с помощью лопат нам придется повозиться.

Джек молча принялся откапывать машину.

— Теперь попробуй выехать, — попросил он Кейти через некоторое время, — а я буду толкать

— Хорошо. — Судя по ее тону, она не сомневалась в том, что он сошел с ума.

Кейти завела машину, и Джек попытался ее вытолкнуть. Но вскоре стало ясно, что это бесполезно.

Кейти заглушила мотор и открыла дверцу.

— У меня плохие новости. Ты никуда не уезжаешь. Во всяком случае, на машине.

Джек молча облокотился на капот.

— Надеюсь, ничего важного ты сегодня не пропустил.

— Ничего, только пару встреч.

— С Кэрол?

Джек удивленно посмотрел на нее. С чего она это взяла? Кэрол — его главный специалист по стратегии фирмы, чертовски хороший бухгалтер, говоря нормальным языком. Как раз она отвечала за наличие денег, необходимых для его сделок. Судя по всему, Кейти это прекрасно знала. Она наверняка запрашивала информацию о его фирме, прежде чем пригласить его вместе пообедать.

— С ней и еще кое с кем, — ответил Джек, поймав ее взгляд.

— И еще кое с кем? — Кейти вышла из машины и с силой захлопнула дверцу. — Не сомневаюсь, что все они ужасно разочарованы. — Сказав это, она развернулась и пошла к шоссе.

— Кейти, ты куда? — Джек не ожидал такого поворота событий.

— А как ты думаешь? На работу!

— Ты хочешь пройти пять миль сквозь такую метель?

Кейти взмахнула руками.

— Это просто снег, а не метель. Может быть, для мальчика из большого города, вроде тебя, его слишком много, но...

— Для мальчика из большого города или девочки из маленького, это неважно, его просто слишком много.

Кейти остановилась и повернулась к нему.

— Мне надо на работу.

— Это не причина, и ты это знаешь.

— Знаю что?

— Что ты лучше пойдешь сквозь метель, чем останешься со мной еще хотя бы на минуту. Ты боишься меня. Боишься того, что мы могли провести эту ночь вместе.

Всего пара секунд потребовалась Кейти, чтобы изобразить на лице язвительную усмешку.

— А ты неплохого о себе мнения.

— Дело не в этом. Я просто вижу, что что-то происходит между нами. И думаю, что нам с тобой надо в этом разобраться.

Усмешка с ее лица исчезла.

— Я знаю, что это. Похоже, ты забыл все, что было у нас с тобой раньше. Ты смотришь на меня как на чужую, как на одну из тех женщин, которых оцениваешь для себя — стоит завести с ней интрижку или нет. Сейчас, когда я тут застряла с тобой, ты думаешь — а почему бы и нет?

— Почему бы и нет — что?

— Ты знаешь — что. И как бы велико ни было искушение для меня — я не могу.

Кейти села на капот машины и скрестила на груди руки.

Джек сел рядом.

— Почему?

— Я могу назвать тебе миллион причин, но главная из них — мы не созданы друг для друга.

— Да?

— Видишь ли, мне нужен мужчина другого типа. Она не могла причинить ему большую боль, даже если бы ударила его.

— Скажи мне, — Джек пытался скрыть то, как сильно она задела его чувства, — какой именно мужчина тебе нужен?

— Такой, которому я смогу доверить все — и свое сердце тоже.

— Мэтт сильно ранил тебя, да? — Джек был настолько зол, что, казалось, это имя жгло ему губы.

— Мэтт? Да, ранил. Но не так сильно, как ему бы хотелось.

Разговор стих, но через минуту Джек снова заговорил:

— Ты думаешь, ты сможешь снова поверить кому-нибудь?

— Я надеюсь на это.

— Но ведь ты даже не пытаешься ни с кем встречаться.

— Я не оставила надежду. Но я хочу, чтобы в этот раз все было по-другому. Особенно. Романтично.

— А с Мэттом было не романтично?

Кейти пожала плечами.

— Но ведь ты вышла за него.

— Мама умирала.

— И ты сделала это для нее? — Замерев, Джек ждал ответа.

Прошла целая вечность, прежде чем Кейти ответила.

— Если бы я немного больше ценила себя и свою жизнь, мы никогда не стали бы жить вместе. — Она вздохнула и посмотрела Джеку в глаза.

Джека накрыла волна раскаяния. Это он во всем виноват. Если бы он был тогда рядом с Кейти, она никогда бы не вышла за Мэтта замуж. Он оставил ее одну в то время, когда она больше всего в нем нуждалась.

— У нас с Мэттом никогда не было романтических ухаживаний. Мы торопились и чувствовали себя неловко.

Сердце Джека почти остановилось. Для него было невыносимо слышать о ее отношениях с Мэттом, но он заставлял себя слушать. Это было его наказанием, его платой за то, что он сделал.

— Мне так жаль, — услышал он словно со стороны свой голос.

— Я всегда думала, что выйду замуж за человека, который заставит меня потерять голову и превратит мою жизнь в сплошной праздник с фейерверками, но в реальной жизни так не случилось.

Жизнь обошлась с Кейти жестоко, а он, ее лучший друг, был слишком погружен в свои обиды, чтобы заметить ее проблемы и помочь ей. Джеку внезапно захотелось обнять ее и сказать, что он больше никогда ее не отпустит, но... вместо этого он толкнул ее локтем и сказал:

— Смотри.

— Что?

— На тебе моя шапка.

Он только что это заметил. На ней была вязаная шапочка смешной формы, с длинным хвостом, который оканчивался помпоном. В детстве Кейти постоянно теряла шарфы и жаловалась, что ей дует в шею. Поэтому однажды Джек купил ей эту шапку и, обмотав хвост вокруг ее шеи, сказал: «Больше ты не замерзнешь».

И теперь, спустя столько лет, его подарок все еще продолжал греть ее.

— Эта шапка — твоя?

— Я подарил тебе ее как-то на Рождество.

Кейти засмеялась.

— И что, ты хочешь, чтобы я отдала тебе ее обратно?

— Нет, я просто это заметил. Ты знаешь, может быть, ты и права насчет того, что ты тут застряла со мной и все такое, но ведь я не чужой тебе?

Джек подхватил ее на руки и поднял над землей.

— Отпусти меня, — взмолилась Кейти.

— Боюсь, что не могу.

— Почему?

Держа ее на руках, Джек стал пробираться к огромному сугробу.

— Вдруг ты скажешь, что я тебе чужой!

Он поднял ее над сугробом. Кейти со смехом пыталась вырваться.

— Дергайся не дергайся, — тебе это не поможет.

Джек повернул ее лицом к себе, и она оказалась так близко, что у него захватило дух. Ее лицо было прекрасно. Огромные глаза сияли, от мороза на щеках появился румянец, нежные губы порозовели. Джек чувствовал, как что-то в нем вскипает изнутри.

— Я вообще тебя не знаю, — ошарашила его Кейти.

— Ты не оставила мне выбора. — И Джек уронил ее в снег.

Потом он повернулся и зашагал к дому.

— Джек, — жалобно позвала Кейти.

Он неосмотрительно обернулся и получил по лбу снежком. Потом еще один угодил ему за шиворот. Кейти Девонворт всегда считалась одним из самых метких стрелков.

До того, как она успела слепить еще хоть один снежок, Джек перепрыгнул через сугроб и, свалив Кейти на землю, присел рядом с ней, придерживая ее руки.

Шапка упала с ее головы, и длинные каштановые волосы рассыпались по снегу. Кейти Девонворт была самой красивой женщиной из всех, которых он когда-либо видел. Он хотел рассказать ей о своих чувствах. Как много он о ней думал все время... Как она нужна ему...

— Кейти, — начал он. Но слова не шли с языка. Он не хотел сейчас говорить. Он хотел поцеловать ее.

Несмотря на мороз вокруг, ему было жарко. Его желание было почти неудержимо. Джек наклонился к ее губам, не сводя с них взгляда. Только один поцелуй, обещал он себе. Один поцелуй, и он отпустит ее.


* * *

Очень медленно Джек склонялся к ней, подкрадываясь, как хищник к жертве. Его губы были уже так близко, что Кейти кожей ощущала его дыхание.

У нее захватило дух. Она была полностью во власти Джека. Казалось, что сердце ее останавливается и думать о чем-либо было уже невозможно. Кейти слегка повернула голову, и их губы встретились. И мир вокруг перестал существовать.

Такого Кейти не могла представить даже в самых смелых своих мечтах. Она рисовала этот момент в своем воображении всю жизнь и оказалась не готовой к действительности. Каждая клеточка тела горела огнем от желания и наслаждения. Здесь, среди снежной пустоты, она потерялась, исчезла, растворилась в море, нет, в океане страсти. Только одна мысль оставалась в ее сознании. Она любит Джека. Она всегда его любила.

Это было похоже на сон, на сказку, на сбывшуюся мечту. Сердце Кейти бешено стучало. Хорошая девочка уступила в ней место дикой первобытной женщине, не желающей обуздывать свои желания.

Неважно, любит ее Джек или нет. Она не могла думать сейчас о будущем. Ее переполняла только одна мысль, одно чувство. Он нужен ей. Она хочет его. Страстно. И она не откажется от этой страсти, даже если это будет всего одна ночь.

— Джек, — прошептала она, оторвавшись от его губ. — Я хочу тебя.

Джек остановился и, разжав объятия, отстранился от нее, будто она ударила его по щеке. Неужели он испугался? Но она не будет ему навязываться, не будет ничего требовать, ни о чем просить... Он никогда не узнает, на сколько мелких кусочков разобьется ее сердце.

Секунду спустя Кейти заговорила очень быстро, стараясь быть убедительной:

— Я знаю, что будет потом... Я знаю, что у нас не будет серьезных отношений... Я не хочу никаких обязательств... Я просто хочу тебя.

— Кейти, — прошептал Джек. Он прижал палец к ее губам, заставляя замолчать. — Идем в дом.


Кейти чувствовала себя школьницей, готовящейся потерять девственность. Она не помнила о том, что было с ней раньше, не помнила, что было между ней и Джеком. Все, что ее волновало, происходило здесь и сейчас. Она взяла руку Джека и приложила ее к своему сердцу.

Ее пожирала страсть, и голова кружилась от желания. Останавливаться было поздно. Она ждала этого момента очень долго, всю свою жизнь.

Джек впился ей в губы таким горячим поцелуем, что Кейти показалось, она теряет равновесие. Она оперлась на его руки и, почувствовав, как крепко и сильно они ее держат, забыла обо всем, что заставляло ее нервничать.

Ласки Джека сводили ее с ума, его жадные губы путешествовали по ее телу, находя самые чувствительные места и заставляя Кейти задыхаться от наслаждения.

— Пожалуйста, Джек, пожалуйста, — шептала она в изнеможении.

Вдруг Джек перехватил ее руки и прижал Кейти к дивану. Медленно и осторожно он вошел в нее, и Кейти почувствовала, как ее пронзило огненным жаром всю, до кончиков пальцев. Они слились в одно целое, проникли друг в друга каждой клеточкой. Кейти видела прямо перед собой любимое лицо, видела, как он хмурит брови от заполняющего его напряжения. Мысль, что ему хорошо с ней, была невероятно приятна.

— Пожалуйста, не останавливайся. Пожалуйста...

Их накрыла и увлекла гигантская волна наслаждения. Они остались вдвоем на целом свете, и лучше этого ничего не могло быть.

Кейти смотрела в глаза мужчины, которого любила все время, сколько себя помнила. Их близость перевернула ее мир, обрушила на нее водопад счастья и... сделала ее еще более уязвимой.


— Кейти, — прошептал Джек и притянул ее к себе. — Как ты? Все в порядке?

— Все нормально.

Но он слышал по голосу, что это была неправда. Кейти положила голову ему на грудь и обняла его. Джек почувствовал, как на него капают слезы. Он осторожно приподнял ее голову.

— Ты плачешь.

Кейти смущенно улыбнулась и отвернулась от него.

— Это приятные слезы. Это было так... так сильно.

Джек почувствовал себя виноватым. Зачем он позволил себе так спешить?

— Кейти, пожалуйста, прости меня. — Он снова прижал ее к себе.

— Не надо извиняться. Просто, знаешь, ты единственный мужчина, с кем я была, кроме Мэтта.

Это был удар ниже пояса. Джек похолодел. Она плакала не из-за него, а из-за Мэтта. Прекрасно, что у Кейти не было других мужчин, но он был бы счастлив, если бы имя Мэтта больше не произносилось. Хотя Кейти и сказала, что они никогда не испытывали пылких чувств по отношению друг к другу, Джек догадывался, что она все еще помнит его присутствие. И хотя Мэтт исчез из ее жизни, он навсегда останется наказанием для Джека за его ошибки.

— Я не знаю, что сказать тебе, — услышал Джек свой голос будто со стороны.

Кейти грустно улыбнулась и прижала палец к его губам.

— Не переживай, я ничего не жду от тебя.

У Джека возникло ощущение, что он проваливается в какую-то пропасть.

— Что?

— Я не сравниваю то, что сейчас произошло между мной и тобой, и то, что было у нас с Мэттом. Мы просто друзья. И не более.

Джек все понял. Конечно, он нравился ей. Но не настолько, чтобы она хотела стать его женой. Или ждала его. Он был ей нужен просто для секса.

Не правда ли, замечательно? Это как раз тот тип отношений, который он предпочитал. Просто постель, без последствий. Ничего серьезного. Никаких обязательств.

— Джек? — Кейти привстала. — Я что-то сказала не так? Извини, я просто не хочу надоедать тебе. Я уже большая девочка. И знаю, что это такое.

— Да?

Кейти провела пальчиком по его подбородку.

— Свидание на одну ночь.

Одна ночь, которую он не забудет никогда. В том-то и дело.

Джек встал и надел брюки.

— Тебе стоит одеться, а то ты замерзнешь.

Она отвела взгляд.

Натянув футболку, Джек подал Кейти руку. Она встала и, хотя он продолжал тянуть ее за руку, не подошла к нему ближе, а так и стояла перед ним, обнаженная.

На какую-то долю секунды у Джека возникло искушение отнести ее на диван и начать все сначала, но он не посмел.

Потому что после этого он не сможет больше сдерживаться и обязательно расскажет Кейти о своих настоящих чувствах, а это явно совсем не то, что она хотела бы от него услышать. Ей это совершенно не нужно.

Стоит забыть о том, что произошло. Надо постараться отключить свои эмоции, ведь это почти удавалось ему раньше.

— Что же ты, Кейти, — сказал Джек, кивнув в сторону лестницы, — иди оденься.

И только когда она ушла, Джек перевел дыхание.



ГЛАВА СЕДЬМАЯ

<p>ГЛАВА СЕДЬМАЯ</p>

Кейти не была готова к пробуждению. Ей снился такой чудесный сон. Она была с Джеком в каком-то теплом и экзотическом месте. Они вдвоем сидели в тени бунгало, до них доносился шум океанского прибоя. Джек целовал ее...

Она открыла глаза и поняла, что это был не отдаленный шепот океанских волн, а дыхание Джека. Кейти лежала на нем, крепко обняв его за шею. Ее свитер был задран, руки Джека покоились на ее голой спине.

Она боялась пошевельнуться и даже старалась не дышать, чтобы не разрушить эти удивительные мгновения. Как это произошло? Непонятно, как ей удалось так устроиться? От мысли, что Джек проснется и увидит ее в такой позе, Кейти похолодела. Она вспомнила вчерашний вечер. После того как они стали близки друг другу, Джек изменился. Он явно сожалел о произошедшем и опасался, что Кейти будет ждать от него продолжения отношений.

Хотя Кейти и предполагала такое развитие событий, она не была готова к тому, с какой легкостью и жестокостью он тут же перестанет обращать на нее внимание. Как он мог? Он как будто сразу забыл о том, что произошло между ними.

Но тем не менее все произошло именно так. Кейти догадывалась, что он обошелся с ней так же, как и со всеми предыдущими своими женщинами. Ему нравилось начинать интригу, последствия его не интересовали. Заглянув в его холодные глаза, Кейти поняла, что страсть, которую она читала в них несколько мгновений раньше, прошла бесследно.

Ну а чего она ждала? Она знала, что надо держаться от него подальше, просто она не смогла с собой справиться. Никогда она еще не вела себя так смело с мужчиной. И о чем она только думала?

Все началось с поцелуя, с этого фантастического поцелуя. Кейти до сих пор чувствовала вкус его губ. Это был сладкий яд. Она просто опьянела от него, забыв про все свои принципы, сомнения, предосторожности. И стала жертвой Джека.

Теперь Кейти не знала, как она посмотрит ему в лицо. О чем они будут говорить? Если бы она не боялась умереть от холода, она осталась бы спать наверху.

К счастью, когда она вернулась в гостиную, Джек уже мирно спал, сложив руки на груди. На лицо падали пряди волос. При виде его все негодование Кейти мгновенно испарилось. Он был так прекрасен и так дорог ей. Как будто сон снова превратил его в милого и любящего друга. Кейти подложила ему под голову подушку и укрыла одеялом. А потом села на противоположный край дивана.

Она сидела, обхватив колени руками, и смотрела на спящего Джека. И горячие слезинки текли по ее щекам и падали ей на руки. Что это было? Слезы любви? Слезы боли? Слезы счастья? Кто знает...

Должно быть, она просидела так целую вечность. И нечаянно уснула. И во сне забралась на него. Это было ужасно.

Чтобы избавиться от столь неудобного положения, Кейти потихоньку начала сползать с него, но тут Джек вздохнул, и его руки соскользнули с ее спины. Теперь его правая рука почти касалась ее обнаженной груди. И это было еще не все. Кейти почувствовала некоторые изменения в его анатомии где-то в районе своей талии. Конечно, он спал, и, скорее всего, это ей показалось...

— Доброе утро, Кейти.

От удивления и испуга Кейти чуть не скатилась на пол. Джек удержал ее, при этом его ладони уверенно легли ей на грудь.

— Я только... Наверное, я... — только и смогла пробормотать Кейти.

Джек рассмеялся в ответ, и от его смеха мурашки пробежали у нее по спине.

— Тебе холодно?

Кейти отрицательно помотала головой. Джек не торопился выпускать ее из объятий.

— Тогда почему ты дрожишь?

— Э-э... от голода.

— Я тоже проголодался, — сказал Джек, не отрывая от нее взгляда.

Вдруг зазвонил телефон. Воспользовавшись моментом, Кейти высвободилась и встала, одернув свитер. Она взяла мобильник и передала его Джеку.

Джек со вздохом нажал на кнопку.

— Да?

Кейти подошла к камину, отодвинула решетку и подкинула в огонь полено.

— Хорошо, — говорил Джек в трубку. — Извини, Кэрол...

Кэрол, отметила Кейти с грустью. Кто еще мог звонить с самого утра? Наверное, хочет узнать, где и с кем он провел ночь.

— Я не знаю, когда смогу вернуться, — продолжал Джек. — Придется подождать. Я сейчас ничего не могу с этим поделать, понимаешь? — В его голосе зазвучало раздражение.

Кейти вспомнила свои чувства, когда она впервые узнала, что у Мэтта есть другая женщина. Даже при том, что она не любила его, мысль о предательстве больно поразила ее сердце. Она поклялась тогда, что сама она никогда ни с кем так не поступит. Но не сдержала обещание.

Джек закончил разговор.

— Все в порядке? — спросила Кейти.

— Конечно, — пожал плечами Джек.

Кейти задело то, что он так спокоен. Неужели он ни капли не чувствует себя виноватым?

Джек подошел к ней и обнял за плечи.

— Давай поговорим о вчерашнем вечере, Кейти.

— Не вижу, о чем мы можем говорить. И приношу свои извинения Кэрол. Это не мое дело...

— С какой стати ты должна извиняться перед Кэрол?

— Я знаю, что чувствует женщина, которой изменяет мужчина.

Джек напрягся.

— О чем ты говоришь?.. — Он вдруг осекся и через секунду заговорил уже другим тоном: — Ты думаешь... Ты думаешь, что я и Кэрол...

Кейти смущенно отвернулась.

— О господи. — Джек рассмеялся. — Она на меня работает. Это мой бухгалтер. Она прекрасная женщина, но, думаю, ее муж, дети и внуки расстроились бы, если бы узнали, что между нами что-то было.

У Кейти словно гора с плеч свалилась.

— Так ты ни с кем сейчас не встречаешься?

— Нет, — покачал головой Джек.

Кейти опять отвела взгляд.

— Хотя это не мое дело.

Джек подошел к ней.

— Запомни, я никогда никому не изменял. И не изменю. Ни тебе, ни кому бы то ни было еще.

Их глаза встретились, и Кейти снова охватило отчаянное желание поцеловать его, обнять, любить.

Но вместо этого она прошла мимо него и взяла куртку.

— Куда ты?

— За дровами.

— Я принесу.

— Не надо, — ответила Кейти, влезая в ботинки.

Ей хотелось поскорее уйти куда-нибудь, чтобы не видеть его. У нее больше не оставалось сил бороться с собой, бороться со своими чувствами.

Она почти выбежала на улицу, но остановилась, едва ступив за порог. За ночь выпало еще больше снега. Все вокруг было занесено, и ее двор превратился в волшебный лес. Сделав шаг вперед, Кейти оказалась в снегу по колено. Она посмотрела на небо. Худшее было уже позади. Небо было еще затянуто облаками, но стало гораздо теплее, и снежок шел очень мелкий и редкий. Скоро они смогут выбраться отсюда.

И Джек уедет.

При этой мысли сердце ее упало. Интересно, когда они смогут увидеться еще раз? Хватит, приказала она себе. Остановись.

Дверь сарая, в котором хранились дрова, была плотно завалена снегом. Кейти подергала ее — дверь не поддавалась. Кейти раскидала снег с пятачка около двери и потянула снова. Безрезультатно. Она потянула изо всех сил, и после очередного рывка дверь распахнулась, отчего Кейти отлетела назад — прямо в объятия Джека.

— Тише, тише, — промурлыкал он негромко ей в ухо. — Я же сказал, что помогу.

Кейти вырвалась, смущенная.

Джек стал лопатой разгребать снег у сарая и попал в Кейти, осыпав ее с головы до ног. Его лицо расплылось в широкой улыбке.

Кейти тоже улыбнулась и посмотрела на Джека. Внезапно улыбка сошла с ее лица. Джек был спокоен и вообще вел себя так, как будто накануне ничего не произошло. Как будто они не слились в единое целое, в одну вселенную, имеющую общую душу и общее сердце... Как будто они остались такими же друзьями...

Кейти физически ощущала, как разбивается ее жизнь. Что она наделала? Она никогда больше не сможет быть Джеку просто другом. Никогда.

— Извини, — сказал Джек. — Я случайно... — Но он не успел договорить, потому что Кейти вдруг развернулась и убежала в дом.


Вот черт, думал Джек. Это совсем не то, что он планировал. Он хотел снова заняться с Кейти любовью, как только она открыла глаза, но телефон нарушил его планы. И теперь она старалась быть от него как можно дальше. Джек не мог ее винить в этом. Он вел себя вчера вечером как полный идиот, оттолкнув ее сразу после того, как она отдала ему себя полностью.

Но что он мог сделать? Он не выдержит еще одной близости с ней, зная, что она никогда не будет принадлежать ему. Мы с тобой друзья, сказала тогда она, и не более того.

Он просто дурак, если думал, что может быть как-то по-другому. С того дня, когда она призналась ему в любви, прошли годы. Она успела побывать замужем за его другом. И все-таки в нем теплилась надежда, что они смогут повернуть время вспять. И найти то, что они забыли в тот день на речке.

Неожиданно Джек пришел к очень важному для себя выводу. Неважно, какие чувства испытывает к нему Кейти. Важно, какие чувства испытывает к ней он сам. И как любящий мужчина он обязан сделать ее счастливой. Сделать для нее все, что он может. Но сначала он должен попросить у нее прощения.

Джек быстро пошел за ней в дом. Если Кейти простит его, он сделает все, как она хочет. Он будет ее любить так, что она увидит те фейерверки, о которых мечтает. Столько времени, сколько она сама захочет. А когда ей надоест, он уйдет и даст ей свободу.

— Кейти, — позвал ее Джек.

— Дали электричество, — раздался голос откуда-то сверху. — Уверена, что скоро приедет Берт, чтобы нас раскопать.

Кейти говорила много и быстро, и Джек понял, что она нервничает.

— Если хочешь, прими душ. Я только что вышла. Вода еще не совсем нагрелась, но терпимо. Я оставила пару полотенец для тебя возле раковины.

Она только что вышла из душа... Джек представил Кейти обнаженной, и ему стало жарко. Прыгая через две ступеньки, он взлетел на второй этаж. Закрытая дверь в спальню его не остановила. Он распахнул ее без стука и вошел.

Кейти стояла к нему спиной, с мокрыми волосами, почти без одежды. На ней были только маленькие трусики, она пыталась застегнуть лифчик. Услышав, что он вошел, она отпустила застежки и руками прикрыла грудь.

— Джек? — В ее голосе было возмущение и растерянность. — Ванная там, — она указала на дверь за его спиной.

Джек скользил взглядом по ее телу. Хрупкие плечи, изящный животик, удивительно красивая фигура. Он вспомнил, как она лежала на нем этим утром. Эти воспоминания заводили еще больше.

— Я пришел, чтобы извиниться перед тобой, — сказал Джек, подходя вплотную к ней.

— За что?

— За то, как я вел себя вчера.

— Не надо извиняться, я все понимаю.

Кейти попробовала отступить в сторону, но Джек был быстрее. Он схватил ее и прижал к себе спиной.

— Пожалуйста, прости меня, — прошептал он ей на ухо.

Его руки накрыли ее грудь, и у Кейти перехватило дыхание. Джек приник щекой к ее влажным волосам и прикоснулся губами к ее маленькому уху, согревая его своим дыханием.

— Тебе будет хорошо со мной, Кейти, — шептал он.

— Эй, Кейти, ты где? — раздался мужской голос снизу. — Все в порядке?

Кейти отскочила в сторону и схватила свитер.

— Это Берт, — в ужасе прошептала она Джеку. И крикнула: — Да, все хорошо.

Джек грустно улыбнулся. Старина Берт Уизли. В самый неподходящий момент. Джек направился к двери.

— Ты куда? — спросила Кейти громким шепотом.

— Поздороваться с Бертом, — ответил Джек.

— Нет! — Кейти попыталась остановить его, но Джек с улыбкой пошел вниз.

По его мнению, стесняться в данной ситуации было нечего. Они же не дети, которых застали целующимися. Они — взрослые люди, которые знают, что делают.

— Та машина, которая застряла на дороге у дома... — Увидев Джека, Берт замолчал. Он стоял с открытым от удивления ртом. — Ох, извини. Я не знал, что ты не одна. Я не хотел вам мешать.


Сердце Кейти колотилось в груди с бешеной силой. Она все еще чувствовала разгоряченной кожей прикосновения рук Джека, его нежные губы... но времени на мечтания не было ни секунды. Берт застал их вместе, а его жена была страшной сплетницей. Кейти была уверена: новость о том, что она была наедине с незнакомым мужчиной, облетит Ньюпорт-Фоллс в мгновение ока. Кейти натянула брюки и помчалась вниз.

— Берт, — воскликнула она, — ты нам не помешал. Это же Джек Рейли. Ты помнишь Джека?

Семидесятилетний Берт Уизли прищурившись изучал Джека. Джек протянул ему руку.

— Рад вас видеть, мистер Уизли.

Кейти не могла не заметить, что происходящее доставляет Джеку явное удовольствие.

— Я тоже, Джек. Я слышал, что ты снова приехал, но не знал, что ты остановился у Кейти.

— Да нет же, он остановился в гостинице, — поторопилась ответить Кейти, — просто он подвозил меня домой в метель, и его машина... та самая, которая на дороге у дома... застряла.

— Да, застряла она капитально. — Берт повернулся к Джеку. — Что, у вас в Нью-Йорке не бывает такого снега?

— Нет, сэр. Конечно же, нет, — улыбнулся тот.

— Я тут дорогу почистил. Почти. Заведите машину, и я ее вытяну. — Он стряхнул снег с ботинок. — Только, если поедете, рекомендую до шоссе не останавливаться, а лучше всего до самого города. — Берт кашлянул. — Если, конечно, вы не собираетесь оставаться здесь.

— Нет, нет, — сказала Кейти. — Джек торопится уехать.

— Разве? — Джек посмотрел на нее. — Но ведь мы еще не закончили одно дело.

Кейти растерялась. Что он имеет в виду? Он хочет еще побыть с ней?

— Сынок, — сказал Берт, — если ты хочешь уехать отсюда до весны, то сейчас самое время.

Джек стоял молча, будто ждал ответа от Кейти, но она не сказала ни слова.

— Хорошо, — почему-то вздохнул он. — Спасибо, Берт. Сейчас я соберусь.

— На здоровье. — Берт перевел глаза с Джека на Кейти. — Я жду на улице.

Когда Берт вышел, Кейти повернулась к Джеку и нервно рассмеялась.

— К полудню весь город будет в курсе, что мы провели романтический уик-энд вместе.

— Разве это плохо? — Джек подошел ближе к ней.

Кейти молча отвела взгляд.

— Я хочу, чтобы ты приехала ко мне в Нью-Йорк, — неожиданно сказал Джек.

Сердце Кейти подпрыгнуло от радости. Они снова встретятся!

Джек взял ее за руку.

— Завтра вечером у меня встреча. Точнее, это будет званый ужин. Придет много важных людей, совет директоров моей фирмы в полном составе. Мне кажется, тебе стоит присутствовать там. Ты сможешь сама к ним обратиться, рассказать, какие выгоды сулит бизнес в Ньюпорт-Фоллс.

Кейти опустила глаза, глядя на то, как его пальцы переплетаются с ее. Дело не в том, что он не хочет с ней расставаться. Просто финансовые вопросы. Важные для нее. Тогда зачем он держит ее за руку?

— Хочешь, чтобы я сама напрягала твоих директоров? — спросила она со злостью.

— Типа того.

С легким пожатием Джек отпустил ее руку и ушел в гостиную.

— Знаешь, скажу тебе честно, это будет не очень легко. Труднее, чем мне казалось вначале. Буду с тобой откровенным, шансов мало, но стоит попробовать.

Кейти кивнула.

— Хорошо.

Джек вышел из комнаты с кейсом и ноутбуком в руках. Он снял с вешалки пальто, неторопливо надел его.

— Завтра в четыре после обеда будь в аэропорту. Подойдешь ко второму ангару, скажешь, что летишь на моем самолете. За твой приезд будет отвечать Грег. — Он открыл дверь и снова повернулся к ней. — Возьми с собой вещи. Рассчитывай, что останешься ночевать. — Он коснулся рукой в кожаной перчатке ее подбородка. — Я же сказал тебе, у нас много незаконченных дел. — И, загадочно улыбнувшись на прощанье, он ушел.



ГЛАВА ВОСЬМАЯ

<p>ГЛАВА ВОСЬМАЯ</p>

На следующий день Кейти было очень трудно сфокусироваться на работе. Тем не менее она справилась и ровно в три часа вместе с Марселлой отправилась в аэропорт. Там уже ждал ее пилот Джека. Рыжеволосый жизнерадостный Грег легко подхватил ее багаж и отнес в багажный отсек, потом представил ей стюарда Кэрри.

Кейти еще не приходилось бывать на борту частного самолета, она и первым классом никогда не летала. Она даже вообразить не могла что-нибудь более роскошное. Мягкие кожаные кресла, огромный широкоэкранный телевизор. Работа Кэрри, казалось, заключалась только в том, чтобы обслуживать ее. Он тут же предложил Кейти шампанское, и она с удовольствием согласилась.

Подобная роскошь потрясла Кейти. Надо отдать Джеку должное, он достиг всего этого сам, без малейшей помощи семьи или кого-либо еще. Мальчик, который был беден настолько, что не мог себе купить велосипед, стал обладателем собственного самолета. Кейти не представляла, каково это — иметь столько денег.

Она откинулась на спинку удобного кресла и закрыла глаза, пытаясь расслабиться. Но расслабиться у нее не получалось. Она не переставала думать о Джеке. Она все время ощущала прикосновения его губ, теплоту пальцев, скользящих по ее спине, силу его рук.

Кейти открыла глаза и вздохнула. Вряд ли она сможет сконцентрироваться на предстоящих переговорах, если у нее в голове мысли только о том, какую ночь она пережила.

Но надо напрячься и собраться. Выбора нет. Она пытается спасти свое дело, свою газету. От того, как она справится с этим, зависит жизнь всего города. Так что надо хотя бы на время забыть о личных переживаниях и хорошенько обдумать свое положение.

С утра в редакции она сделала подборку из финансовых отчетов и прочего, что, как ей казалось, могло бы пригодиться. Потом она поспешила домой собрать вещи. Это не заняло много времени, потому что гардероб ее был довольно скуден. В последнее время ей едва хватало денег на самые необходимые вещи, не то что на новую одежду. Ее выбор пал на очень простое черное платье для вечера и деловой костюм для завтрашнего дня. Ну а на ночь она приготовила шелковую ночную рубашку.

Кейти сделала глоток шампанского и снова закрыла глаза, чувствуя, как тепло побежало по венам. Самолет оставил привычный ей мир далеко позади, и ее мысли перескакивали с того, о чем ей так хотелось думать — как хорошо ей было с Джеком, на то, о чем думать было необходимо — о спасении газеты и предстоящей встрече. В любом случае Кейти не знала, что именно ждет ее в ближайшем будущем, и только надеялась, что она к этому готова.

Кэрри помог ей выйти из самолета и отнес ее багаж в черный лимузин, который подъехал прямо к трапу. Он указал Кейти на водителя.

— Ральф, — представился тот и объяснил, что он пять лет проработал личным водителем самого мистера Рейли.

Значит, вот как Джек ездит на такси.

— Вы знаете, куда надо ехать? — Кейти поняла, что даже не узнала у Джека, где он живет.

— В «Плазу».

В «Плазу»? Она будет жить в отеле? А она была уверена, что Джек приглашает ее к себе домой. С какой стати он ею так распорядился? Кейти по-настоящему разозлилась. «Плаза» — гостиница, которая ей не по карману. И что теперь делать? Она вспомнила название сети отелей эконом-класса.

— Послушайте, на Тридцать четвертой авеню есть один отель. Лучше отвезите меня туда.

— Сейчас время встреч и переговоров, большой наплыв приезжих. Боюсь, без договоренности заранее вы не сможете нигде снять номер, мэм.

— Но ведь мистер Рейли смог снять номер в «Плазе»? — напомнила Кейти.

— У мистера Рейли там постоянно оплаченный номер.

— Что?

— Для бизнес-партнеров, приезжающих с визитом и... гостей. — Ральф метнул на Кейти быстрый взгляд.

— Гостей, — повторила Кейти. Ее переполняла ревность к тем женщинам, которых она видела на фотографиях с Джеком. — Да, наверное, гостей у него бывает много.

С одной стороны, хорошо, что ей не придется платить за номер в «Плазе», но, с другой стороны, ее задело, что Джек относится к ней так же, как и к остальным своим женщинам. А, собственно, почему он должен относиться к ней как-то по-другому?

Кейти сжала губы. Она ведь обещала себе, что не будет ожидать от него никакого особенного отношения. Они провели вместе всего лишь одну ночь, а она уже была готова заявить о своих правах на него.

Ральф довез ее до отеля, там Кейти зарегистрировалась и отправилась к себе. Это был двухкомнатный номер, состоящий из гостиной с камином и спальни, в которой стояла большая двуспальная кровать. Кейти обошла вокруг нее, стараясь не думать о том, сколько раз Джек лежал в ней, обнимая очередную подружку.

На туалетном столике она заметила пакет, внутри была коробка, на которой лежала записка.

«Кейти, можешь надеть это на сегодняшний вечер. Надеюсь, это тебе подойдет».

Черт, Джек знал, что у нее нет ничего подходящего, и не хотел из-за нее попасть в неловкое положение.

Но Кейти забыла все свои обиды, как только раскрыла коробку. Там было темно-синее открытое платье, с лифом из нежнейшего хлопка и юбкой в несколько слоев тончайшего шифона, выглядывавших один из-под другого. Украшенное изящной вышивкой, это платье было достойно королевской особы.


Джек прошел через холл «Плазы», миновал «Дубовый бар» и подошел к лифтам. Он бывал здесь сто тысяч раз, и чаще всего для того, чтобы встретиться с женщиной, которая ждала его наверху. Но никогда еще он так не нервничал.

Он снова продумал программу предстоящего вечера. Сначала официальное мероприятие, интимный ужин в «Фашетт», небольшая экскурсия по городу, затем они вернутся сюда выпить по бокалу чего-нибудь перед сном, а потом... Джек улыбнулся. Эта ночь таила множество обещаний...

Джек постучал в дверь номера. Послышался стук каблучков, и дверь открылась.

Джек окаменел и лишился дара речи. Никогда еще ни одна женщина не выглядела так.

Сногсшибательно. Потрясающе. Волшебно.

Каштановые волосы Кейти были гладко зачесаны назад, на лице почти не было косметики. Но то, как идеально сидело на ней это прекрасное платье, как оно шло ей, производило неизгладимый эффект.

Кейти помахала перед лицом Джека рукой.

— Спасибо тому, кто одолжил мне одежду. Постараюсь не испортить. — Она взяла его под руку. — Ты готов?

Джек схватил ее за локоть и остановил.

— Подожди, — сказал он. — Мне надо посмотреть на тебя. — Он оглядел ее с головы до ног. — Ты — красавица.

— Спасибо. — Кейти высвободила руку и пошла по коридору.

— Кейти, — снова остановил ее Джек. Что случилось?

— Ничего не случилось. — Кейти вызвала лифт. — Спасибо, что одолжил мне одежду.

— Но это не одолжение, это подарок.

— Мне не нужны подарки, но все равно, спасибо.

— Оно твое, — повторил Джек настойчиво.

Кейти заколебалась. Тихим голосом она произнесла:

— Я знаю, почему ты это сделал. Ты знаешь, что у меня нет достаточно презентабельной одежды, и не хочешь, чтобы я стеснялась. Очень благородно, но слишком щедро.

— Кейти, в чем бы ты ни была одета, тебе нечего стесняться. Ты в любой одежде будешь красивей любой женщины на этом вечере.

Кейти вошла в лифт, за ней последовал Джек. К счастью, лифт пришел пустой.

— Я подарил это платье, чтобы порадовать тебя, — сказал Джек.

— Спасибо. — Кейти посмотрела ему в глаза.

Джек прикусил язык. Все шло не так, как он планировал, но с Кейти ожидать чего-то другого не приходилось.

— Как тебе твой номер?

— Прекрасный. Но если бы я знала, что остановлюсь в гостинице, то сама зарезервировала бы себе номер.

Джек посмотрел на нее с удивлением.

— А где ты планировала остановиться?

Кейти вспыхнула и нажала на кнопку.

Джек медленно начал понимать происходящее. Она была уверена, что остановится у него. Хотела остановиться у него.

— Кейти, я просто думал, что ты захочешь...

— Чтобы ты отнесся ко мне так же, как и к предыдущим своим любовницам. — Дверь открылась, и она вышла в холл прежде, чем он успел ответить.

— Кейти, — начал Джек, снова стараясь поймать ее за руку.

— Ничего, все в порядке. — Кейти подняла руку. — Мне лестно быть в такой блестящей компании.

Она выскочила на улицу и пошла по тротуару. Джек бросился за ней.

— Подожди, машина стоит здесь.

— Ах да. — Кейти развернулась и пошла обратно.

— Постой. — Прежде чем она села в машину, Джек остановил ее и взял ее руки в свои. — Ты же Кейти. Ты не такая, как все.

— Прости меня, — едва слышно ответила Кейти. — Мне просто неудобно, что ты тратишь на меня столько денег.

— Но мне нравится это делать.

— А мне — не очень. Ты изменился, и я тоже. Иначе и быть не могло. Все совсем не так, как было, когда мы были детьми.

— Ты знаешь, я вижу перед собой всю ту же девчонку. И то, что я могу себе теперь многое позволить, не значит, что я сильно изменился.

Джек отпустил ее руки и открыл перед ней дверцу. Ему казалось, что он заперт в темной комнате и у него повязка на глазах. Потому что, как ни пытался доставить Кейти радость, завоевать хоть частичку ее сердца, он все время промахивался. Мог бы и догадаться, что Кейти Девонворт не впечатлить дорогими нарядами и роскошными гостиницами.

— Садись, — сказал он Кейти. — Нам нельзя опаздывать.

Он сел на сиденье рядом с ней, благодарный Ральфу, что они больше не одни.

— Добрый день, Ральф, — сказала Кейти шоферу.

— Здравствуйте, мисс Девонворт. Вы прекрасно выглядите.

— Спасибо. Вы тоже.

Ральф много раз возил женщин Джека, и ни одна из них даже не поздоровалась с ним. Хотя, подумал про себя Ральф, не похоже, чтобы это была очередная его женщина. Вряд ли она когда-нибудь станет его любовницей.


Кейти вздохнула. Что она делает? Джек так добр, пытается во всем ей угодить, а она ведет себя как настоящая стерва. Стоит, наверное, закрыть рот и подумать о деле.

— Может, расскажешь мне, что именно будет сегодня вечером?

— Это ежегодный зимний бал.

— Ты пригласил меня на бал? А я думала, это будет ужин для совета директоров.

— Примерно так и будет. Там будут все мои директора. Так что это прекрасная возможность поговорить с людьми, которые решают вопросы инвестирования. Тебе стоит как можно громче хвалить Ньюпорт-Фоллс.

— Это не так уж и трудно. — Кейти удивилась, что она еще может разговаривать.

Бал! У нее очень мало времени, чтобы продумать, как она будет вести себя и что говорить. Надо как-то справиться. Это не романтическое свидание, напомнила она себе. Она может быть наряжена как принцесса, а Джек, возможно, ее прекрасный принц, и они идут вместе на бал, но, по сути, это деловая встреча.

— Тебе всегда там нравилось, — продолжал Джек.

— Где?

— В Ньюпорт-Фоллс, разумеется. — Джек повернулся и посмотрел на нее.

Кейти некоторое время сидела молча. Джек так хотел забыть свое прошлое, но Кейти любила того мальчика, каким он был когда-то. Ей казалось, что, пытаясь забыть Ньюпорт-Фоллс, он отвергал часть себя. Ту часть, которая принадлежала ей, Кейти.

— Хорошо, — сказал Джек. — Поговорим о том, что нас ждет.

Кейти нервно сглотнула.

— На вечере будет один человек, я бы хотел, чтобы ты с ним поговорила.

— Хорошо, — ответила Кейти.

— Его зовут Франклин Белл. Он из «Белл компьютерс».

«Белл компьютерс». Кейти было знакомо это название. Эта фирма была одним из крупнейших производителей компьютеров в стране.

— Он подыскивает территорию для строительства нового завода. Думаю, что Ньюпорт-Фоллс мог бы подойти. У него только чистое производство, никаких загрязнений. Это бы привело новых людей в город, и нашлись бы места для тех, кто сейчас без работы.

— Это похоже на фантастику, — выдохнула Кейти.

— Но есть одна проблема.

— Какая?

— Ему уже предлагали этот вариант, и он отверг Ньюпорт-Фоллс.

— Почему?

— Я точно не знаю. Вот тебе задание. Выясни почему и постарайся переубедить.

«Белл компьютерс». Кейти погрузилась в размышления. Если бы она смогла привлечь крупную компанию, подобную этой, в Ньюпорт-Фоллс, экономика города получила бы толчок, в котором так нуждалась. Кейти вдруг представила себе Главную улицу такой же оживленной и многолюдной, как это было в дни ее детства. Процветающие магазинчики и кафе, переполненные друзьями и соседями.

— Вот мы и приехали, — сказал Джек.

Что бы он ни думал о Ньюпорт-Фоллс, он пытался спасти его. И хотел помочь ей. Кейти посмотрела на него с благодарностью и сделала то единственное, что могла в эту минуту. Она его поцеловала.

И в эту секунду Ральф открыл дверь.

— Я прошу прощения.

Кейти отодвинулась от Джека.

— Спасибо, Ральф. — И вышла из машины, не оглядываясь.

Джек дотронулся до своих губ. Что, черт возьми, происходит? Она не чмокнула его в щечку из благодарности, вовсе нет. Это было нечто совсем другое. Нежный, откровенный, останавливающий дыхание поцелуй, после которого очень трудно прийти в себя.

Это, несомненно, в духе Кейти. От нее всегда можно ожидать сюрпризов. Как раз тогда, когда Джек уже не сомневался, что вечер безнадежно испорчен, она снова сбивает его с толку.

Джек вышел вслед за Кейти и схватил ее за руку.

— Что это было?

— Что? — улыбнулась она.


Кейти забыла про поцелуй, как только вошла в зал, наполненный людьми. Она никогда в жизни не видела столь изысканно оформленных залов. Это было подобно тому, как если бы гости попадали в тропический оазис. Вдоль стен стояли освещенные гирляндами пальмы, кроме того зал освещали свечи и крошечные, искусно сделанные фонарики. В одном из углов помещения низвергался фонтан, а на сцене играл оркестр.

К ним тут же подошла красивая и элегантная пожилая женщина.

— Добрый день, Джек, — она пожала ему руку и повернулась к Кейти.

— Ева, это Кейти Девонворт. Кейти, познакомься, Ева Белл, член совета директоров, — представил их друг другу Джек.

— Очень приятно, — ответила Кейти.

Ева пожала протянутую ей руку.

— Джек рассказывал, вы вместе выросли в Ньюпорт-Фоллс. Но он никогда не говорил, что вы так красивы. Вы ведь не замужем, не так ли?

— Ева, — укоризненно протянул Джек.

— Совершенно верно, — улыбнувшись, ответила Кейти.

— Что ж, возможно, к концу праздника ваше положение изменится. Видит бог, я уже давно пытаюсь Джеку кого-нибудь сосватать, ведь ему самое время обзавестись своей половинкой, как вы думаете?

Кейти почувствовала, что краснеет, а улыбка становится натянутой. Ей вовсе не хотелось, чтобы Джек на ком-нибудь женился. Кроме нее, разумеется.

— Ева, Кейти здесь по делу, — напомнил Джек.

— Да, конечно. Кейти, Джек думает, что вам будет полезно поговорить с моим сыном, Франклином.

— Да, я бы очень хотела.

— Ну что ж, я вас познакомлю. — Ева посмотрела по сторонам. — О, вот он, — Ева указала на симпатичного, чуточку полноватого мужчину со светлыми волосами.

Кейти тут же забыла о Джеке. Ее мысль работала только в одном направлении. Весь ее город, весь мир, вся Вселенная зависели от того, какое она сейчас произведет впечатление. И она не была уверена, что готова к этому.

Она оглянулась на Джека.

— Удачи, — подмигнул он. — Ты справишься. То, как он сказал это, приободрило ее. Вне всяких сомнений, Джек был уверен, что она сможет завоевать симпатии и доверие этого весьма преуспевающего бизнесмена. Джек верил в нее, и это все, что ей было нужно в эту секунду.

Ева похлопала сына по плечу.

— Франклин?

Он обернулся.

— Это Кейти Девонворт. Я говорила тебе о ней. Она из Ньюпорт-Фоллс.

— Ах, да, — сказал он. Похоже, что это известие заинтересовало его не больше, чем если бы ему сейчас предложили бесплатные уроки вязания крючком. — Редактор провинциальной газеты.

— Хозяйка, — поправила Кейти сухо.

— Ева, — произнес возникший рядом Джек, — не это ли одна из твоих любимых песен? — Он кивнул в направлении оркестра.

— Да, это она. — Ева взяла его под руку.

Кейти с тревогой смотрела, как Джек с Евой удаляются.

— Терпеть не могу такие вещи, — сказал Франклин.

— Не волнуйтесь, я коротко. — Сейчас Кейти изложит суть дела и оставит его в покое.

Франклин посмотрел на нее с интересом.

— Я имел в виду бал.

Бал, конечно. Кейти захотелось постучать себе по голове, но она не стала этого делать.

— Да, конечно.

— Значит, это не случайная встреча, так?

Кейти не умела лгать, даже ради собственной выгоды.

— Нет.

Франклин изучал ее некоторое время. Потом он сказал:

— Вы уже знаете, что мне принадлежит компания, производящая компьютеры. Вы знаете, что мы собираемся расширяться, и я ищу, куда перенести завод.

— Да.

— Тогда, боюсь, вы напрасно теряете время. Я уже рассматривал Ньюпорт-Фоллс и отказался от него.

— Я знаю.

— Тогда зачем вы пришли?

Кейти поискала глазами Джека, но не нашла. Он затерялся в толпе прочих гостей.

— Я задаю себе тот же вопрос.

— Ну что ж, мисс Девонрайт...

— Девонворт.

— Извините. Я не помню, почему нам не подошел Ньюпорт-Фоллс, но, видимо, на то были причины.

— Да, он не всем подходит. Есть такие люди, которые предпочитают дышать загрязненным воздухом, полным гари и пыли. Не волнуются о безопасности своих детей, когда те идут по улицам в школу или обратно. Не боятся вести дела с людьми, которым не доверяют, и знают, что, если им случится упасть, никто не подаст руки и не поможет подняться.

Белл обернулся.

— Вы лоббируете свои интересы довольно необычным образом, мисс Девонворт.

— Я ничего не лоббирую. Я работаю в газете. И я прожила в Ньюпорт-Фоллс всю свою жизнь. Там есть все. Горы, река, чистый воздух, хорошие соседи. Настоящая и немного старомодная Главная улица...

Кейти говорила и говорила. Когда она закончилась, ей пришлось выпить воды, чтобы успокоить пересохшее горло. Франклин Белл стоял рядом и с улыбкой внимательно смотрел на нее.

— Прекрасный монолог.

— Извините, я немного увлеклась.

— Это очень приятно слышать. В наши дни трудно найти человека, который так привязан к своим родным местам.

Снова заиграл оркестр. Джек продолжал танцевать, но уже не с Евой. Сейчас это была высокая блондинка. Франклин покачал головой и усмехнулся.

— Посмотрите на вашего кавалера. Как всегда, с красивой женщиной.

Кейти снова почувствовала укол ревности.

— Он не мой кавалер, — поспешно ответила она.

— Нет?

Или все-таки кавалер? Возможно, если не найдет на сегодняшний вечер кого-нибудь получше.

— Джек мой старый друг.

В это время Джек что-то сказал своей спутнице, и она повернулась, чтобы посмотреть на Кейти. Встретившись с ней взглядом, блондинка подмигнула ей.

Франклин протянул Кейти руку.

— Думаю, они приглашают нас присоединиться.

— Нет, спасибо, я не хочу.

— Идемте. Я плохо танцую без партнерши.

Кейти не могла избавиться от мучившего ее чувства ревности. Ситуация казалась ей ужасно неловкой, и если она не сможет найти достойный выход, то ей просто придется покинуть бал.

— Извините, — услышала она голос Джека. — Можно к вам присоединиться?

— Мне было очень приятно пообщаться с вами, — сказал Франклин, обращаясь к Кейти. Он подвел ее к Джеку, который тут же обнял Кейти за талию. Белл наклонился к блондинке и поцеловал ее в щеку. — Кейти, познакомьтесь с моей женой, Элоизой. Элоиза, это Кейти Девонворт. Кейти хочет, чтобы все знали, что Джек за ней не ухаживает, а просто ее старый друг.

Франклин с женой ушли танцевать. Джек вопросительно посмотрел на Кейти.

— Что это значит? — он повернул ее лицом к себе и положил ее руку себе на плечо.

— Ничего.

Джек притянул ее ближе к себе. Его лицо было в нескольких сантиметрах от ее. Еще немного, и они соприкоснутся губами.

— Просто... он думал, что мы встречаемся.

— А тебя эта версия не устраивала, потому что он тебе интересен?

Они двигались под музыку, и Кейти изо всех сил старалась не наступить Джеку на ногу.

— К сожалению, вынужден сообщить тебе, — язвительно продолжил Джек, — что они с Элоизой счастливы вместе.

— Мне он не интересен. Я просто не хотела создавать у него ложное впечатление.

Джек обнял ее немного крепче.

— А мне показалось, ты та женщина, которая поцеловала меня.

Джек был так близко к ней... Кейти видела улыбку на его губах и почувствовала знакомое беспокойство внутри.

— В любом случае, — сказал Джек, почти касаясь губами ее уха, — ты спела хвалебные песни про Ньюпорт-Фоллс?

— Я попыталась. Не уверена, что это что-то изменит. Мне кажется, он уже все решил.

— Если кто и может изменить решение Франклина, то это только ты.

Кейти улыбнулась в ответ на похвалу.

— С кем ты хочешь, чтобы я еще поговорила?

— Только со мной. — Он коснулся губами ее волос, будто случайно, но от этого у Кейти по телу пробежала дрожь.

— А как же остальные твои директора?

— Я сам с ними разберусь.

— Разве я не для этого здесь?

— Нет. Ты здесь, потому что я хотел, чтобы ты поговорила с Франклином Беллом.

— Не понимаю.

— Я знаю, как работает Франклин. Когда он чувствует, что кто-то пытается надавить на него, — сразу отвергает все предложения. Я уже говорил с ним про Ньюпорт-Фоллс. Ему надо было послушать кого-нибудь, кто действительно любит этот городок. Франклин — умный парень. Он сразу понимает, когда кто-нибудь хочет его обмануть.

На Кейти произвело сильное впечатление то, что Джек не поленился и устроил эту встречу. Он пытается спасти не только ее газету, он пытается спасти весь город.

Некоторое время они танцевали молча, и Джек иногда касался щекой ее щеки. Кейти забыла о попытках не ошибиться в движениях. Она расслабилась на плече у Джека, давая ему возможность вести ее по танцполу. Они совершали заученные движения, и все же в их танце было нечто неуловимо чувственное, возбуждающее, от чего у Кейти закружилась голова.

— Пожалуйста, не так быстро, — попросила она.

Джек замедлил движение и еще крепче обнял ее за талию. Кейти чувствовала его дыхание у себя на шее.

— Кейти, сказал он вполголоса, — я хочу, чтобы ты знала, я счастлив, что ты здесь, со мной.

Кейти остановилась и посмотрела ему в лицо. Ее снова захватило искушение поцеловать его.

— Какие у нас планы? — с лукавой улыбкой спросила она.

Джек так плотоядно усмехнулся, что Кейти хмыкнула.

— А я надеялась пообедать.

— Я забыл. — Джек провел рукой по ее спине. — Ты же ешь.

— Что?

— Большинство знакомых мне женщин не едят. Во всяком случае, мне в этом не признаются.

— Еще один комплимент, — улыбнулась Кейти. — Спасибо. Ты очень добр.

Джек улыбнулся ей и, взяв за руку, вывел из зала. Уже на улице Кейти остановила его.

— Джек, я хочу сказать спасибо за то, что ты пытаешься для меня сделать. Для меня это очень много значит, больше, чем ты думаешь.

Джек взял ее руку и поднес к губам.

— Я хочу, чтобы ты была счастлива, — тихо произнес он, целуя ее пальцы.

Кейти замешкалась. Его прикосновения были такими нежными, такими зовущими.

— Я... очень благодарна тебе.

— Пока не за что. Поехали.

Он отвел ее к машине, где их ждал Ральф. Усадив ее на сиденье, он повернулся к Ральфу.

— У меня тут голодная женщина. Поехали в «Фашетт».

Они ехали молча. Джек сидел спокойно и не отрываясь смотрел на Кейти.

— Что-нибудь не так? — наконец спросила Кейти в замешательстве.

Джек склонился к ней, и Кейти приготовилась к поцелую, но он осторожно вынул шпильки, и волосы рассыпались у нее по плечам. Кейти почувствовала себя комфортнее. Она сделала эту прическу главным образом для того, чтобы выглядеть рядом с ним как можно элегантнее.

— Ну вот, — сказал Джек, — так гораздо лучше.

В ресторане было много людей. Зал был темным, всюду бархат и кожа. Несмотря на то, что они не заказывали столик предварительно, метрдотель тут же узнал Джека и проводил их к бархатному диванчику. Кейти заглянула в меню, и у нее захватило дух. Цены были астрономические. Но Джека это нисколько не смущало. Он заказал бутылку шампанского, которая стоила больше, чем Кейти могла заработать за неделю. Когда его разлили, Джек поднял узкий бокал:

— За старых друзей.

Кейти не могла отделаться от ощущения, что Джек пытается доказать ей, что он больше не бедный мальчик, лишенный родительской ласки.

— Не обязательно было приводить меня сюда, — сказала Кейти. — Меня бы устроил и гамбургер.

— Я знаю. Но я надеялся, что тебе здесь понравится.

— Здесь очень мило, конечно.

— Но?

— Но... как-то слишком помпезно. И официально.

Джек улыбнулся.

— Тебе больше нравится столовая в Ньюпорт-Фоллс?

— Ты знаешь, это все равно что яблоки с апельсинами сравнивать. — Кейти обвела взглядом изысканно одетые пары вокруг. Все казались очень напряженными, шепча что-то над меню. Она не заметила ни одного довольного и расслабленного человека. — Мне просто нравится... разговаривать с тобой. Видеть, как ты живешь. И не очень важно, где мы при этом находимся и даже что мы едим.

Вернулся официант, и Джек сказал ему:

— Мы заберем еду с собой.

— С собой? — переспросил официант с недоверием.

Кейти улыбнулась. Какую карту прячет Джек в рукаве на этот раз?

Через несколько минут они возвращались к машине с большими пакетами.

— У меня есть одна хорошая идея. Мы поедем...

— Куда?

— Ко мне. Я покажу тебе мою квартиру.

— Твою квартиру? — Кейти остановилась.

— Да, — кивнул Джек. — Где я живу. — Он распахнул перед ней дверцу.

— Ты уверен, что хочешь пригласить в свой дом женщину? — спросила Кейти саркастически.

— Это же то, чего ты хочешь, — прошептал Джек ей на ухо. — Быть моей женщиной.

Они посмотрели друг другу в глаза. Кейти чувствовала, что он бросает ей вызов. Она не могла не принять его.

— Одну ночь, может быть, — ответила она и скользнула на сиденье.

Джек опустился рядом с ней.

— Мы едем домой, Ральф.

Очень скоро Ральф остановился перед высоченным зданием, которое, казалось, упиралось прямо в облака. Джек придержал для Кейти дверцу, и она вышла из машины.

Здание походило на пятизвездочный отель. В холле повсюду были цветочные композиции; шум воды, плещущейся в мраморном фонтане, отражало эхо. Джек обнял Кейти за талию и повел к лифту.

Когда двери лифта закрылись, Кейти почувствовала, что она все дрожит от беспокойства. Джек был рядом с ней, им предстояла волшебная ночь. Она мечтала об этом моменте много раз, но даже представить себе не могла, что будет так нервничать.

Двери лифта раскрылись, и они вышли не на площадку, а прямо в квартиру. Сквозь огромные, от пола до потолка, окна был виден весь город, сияющий огнями. Внутри квартиры тоже все сверкало. Стильная мебель, сочетание черной кожи и хрома, полированный дубовый паркет. Очень красиво, но больше похоже на музей, чем на дом.

Джек положил пакеты на стеклянный стол и пододвинул Кейти стул.

— Ну что, поужинаем?


Джек не собирался приглашать ее к себе. Чем проще оставались его отношения с Кейти, тем лучше. Она не заинтересована в продолжительных отношениях с ним. Значит, чем меньше он втягивается во все это, тем лучше. Но когда она была рядом, Джек терял голову. Он хотел, чтобы они снова стали такими же родными друг другу, как когда-то. Он хотел, чтобы они снова стали друзьями, которым принадлежит огромное будущее.

Теперь он понимал, что это было ошибкой. Было очевидно, что в его доме Кейти чувствовала себя не очень комфортно. Возможно, ей тоже не хотелось бы усложнять ситуацию. Но если так, почему ей не понравился номер в отеле?

— Сколько у тебя комнат?

— Три жилые комнаты, гостиная, — стал перечислять Джек, — кухня и библиотека. Все.

— Какая твоя любимая?

— Чаще всего я бываю в спальне.

— А-а, — протянула Кейти, опуская глаза.

Джек не ожидал, что это прозвучит таким образом. Он просто хотел сказать, что чаще всего он приезжал домой поздно вечером и рано утром уезжал отсюда.

— Я не это хотел сказать. Я... никого сюда не приглашаю.

— Почему?

— Потому что... Я не знаю.

— Ты думаешь, это может свидетельствовать о серьезных обязательствах?

— Обязательствах?

— Это очень личное — пригласить женщину к себе домой, разделить с ней жилище.

Джек отпил из своего бокала. Надо сменить тему, подумал он. Разговор очень быстро уводил их на зыбкую почву. Но, к несчастью, он сказал первое, что пришло ему в голову:

— Кстати, ты говорила, что Мэтт скоро вернется?

— Я что-то такое слышала, — Кейти пожала плечами.

Сердце Джека упало.

— И что ты думаешь по этому поводу? — Он заставил себя задать этот вопрос.

— Я... я не знаю. — В ее глазах была настоящая боль. — Я думала, мы все останемся друзьями до конца своих дней. Ты, я и Мэтт. А сейчас... я даже не разговариваю с вами.

— Ты прямо сейчас со мной разговариваешь.

— А если бы я тогда не приехала к тебе, ты бы сам приехал? Или позвонил? Не думаю. Ты забыл про меня.

— Забыл про тебя? — Джек ушам своим не верил. Как он мог забыть о женщине, которая была единственной любовью его жизни! — Я ни на секунду не забывал о тебе, Кейти. Как я ни старался.

— Старался? Почему ты старался забыть про меня? — Кейти рассмеялась.

И тогда он все понял. Кейти Девонворт не имела ни малейшего представления о его чувствах к ней. Она никогда не знала об этом.

— Я хочу, чтобы ты кое-что знала. В тот день на речке, когда ты меня поцеловала, помнишь?

Кейти нервно сглотнула.

— Да.

— Мне пришлось тогда напрячь всю силу воли, чтобы уйти.

Кейти смотрела на него во все глаза.

— И с тех пор не было и дня, чтобы я не вспоминал о тебе.


Кейти не могла поверить собственным ушам. Она спит, не иначе. И это все ей снится. Настоящий Джек Рейли забыл о ней давным-давно.

Он опустился рядом с ней на колени и положил голову ей на руки.

— Сколько раз я пытался себе представить, что бы случилось с нами, останься я тогда. — Он прижался щекой к ее руке. — Ты знаешь, почему я ушел?

Кейти молча покачала головой.

— Потому что я знал, что, поцеловав тебя, не смогу остановиться. Я так любил тебя тогда. Я боялся того, что могло произойти. Надо было остановиться до того, как все зайдет слишком далеко.

— Ты любил меня?

Джек притянул ее руку к губам и поцеловал.

— Всем сердцем. — Он поднял голову и посмотрел ей в глаза. — А ты все еще любишь меня, Кейти?

Кейти казалось, что она задыхается. Ее сердце билось с бешеной силой, казалось, что Джек слышит, как оно стучит. Она попыталась заговорить, но не смогла.

Джек отпустил ее руки. Он расценил ее молчание как отрицательный ответ.

— Понятно, — сказал он.

Как он мог в ней сомневаться? В той, которая любила его все эти годы! Любила со дня их первой встречи!

Джек попытался встать, но Кейти обняла его за плечи. Еще раз взглянув ей в глаза, Джек прочел в них такую бешеную страсть, что его сердце перевернулось в груди.

Он медленно склонился к Кейти и поцеловал ее. Это был поцелуй человека, умеющего доставлять и принимать удовольствие. Сначала он целовал ее нежно и мягко, будто пробуя на вкус хорошее вино. Постепенно его губы становились все настойчивей, его поцелуй сметал все сомнения и тревоги, заставлял забыть обо всем, что существовало за пределами этой комнаты.

Кейти не заметила, как исчезла их одежда. Казалось, это произошло само собой. Руки Джека жадно ласкали ее тело. Кейти чувствовала, как земля замедляет свое вращение, как останавливает свой ход время, как ее тело растворяется в волнах страсти.

— Кейти, любовь моя, — прошептал Джек.

Он целовал ее плечи, грудь, живот, он не оставил ни одного дюйма ее тела, к которому бы не прикоснулись его жадные губы. Кейти впилась в его спину ногтями, оставляя на его коже священные метки. Он принадлежит ей. Только ей. Так было и будет всегда.

И когда они достигли вершины, мир вокруг взорвался и разлетелся на куски. И ничего вокруг больше не было. Только их тела. Их страсть. Их любовь.


Джек не мог уснуть. Он боялся, что если вдруг заснет, то, проснувшись, обнаружит, что Кейти нет рядом. Что все это был только сон. Сон, который снится ему всю жизнь.

Он просто ждал прихода утра. Он решил, что сегодня не пойдет на работу, а попросит Кейти остаться с ним еще на день, который они проведут вместе. Джек улыбнулся своим планам. В нем произошла поразительная перемена. В течение многих лет расписание его дня даже по выходным никогда не менялось. В восемь часов он отправлялся к себе в офис, где и с кем он бы ни провел ночь.

Сейчас он ловил себя на мысли, что ему не хочется ни на секунду расставаться с Кейти. Он желал бы навсегда остаться лежать вот так, держа Кейти в своих объятиях. Как бы ему хотелось защитить ее от всех невзгод и сделать счастливейшей женщиной на свете! Его женщиной.

К сожалению, этого не хотела сама Кейти. А вдруг ему удастся заставить ее передумать? Может быть, он сможет убедить ее, что они созданы друг для друга, что они должны быть вместе?

Но действительно ли это так? Кейти никогда не уедет из Ньюпорт-Фоллс, а он уже больше не мальчик из маленького городка. Его бизнес в Нью-Йорке процветает, к тому же вскоре предстоит отъезд в Лондон, где придется прожить минимум два года.

Джек представил, что, когда он будет так далеко, за океаном, Кейти придется снова пробираться на стареньком велосипеде сквозь буран к огромному пустому дому. Джек снова взглянул на нее, мирно спящую возле него. Он не может позволить произойти ничему подобному. Какие бы чувства она к нему ни испытывала, тяжелые дни для Кейти закончились навсегда. Больше ей не придется нуждаться ни в чем.



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

<p>ГЛАВА ДЕВЯТАЯ</p>

Когда Кейти проснулась, рядом никого не было. Она услышала, как Джек тихо говорит что-то в соседней комнате, и улыбнулась, вспомнив, как они провели предыдущую ночь. На несколько бесценных часов Джек снова принадлежал ей.

Но эта ночь закончилась. И Джек уже ушел — пусть даже и в соседнюю комнату. И ей скоро придется уехать... И собирать по кусочкам разбитое сердце.

Так чего же медлить? Стоит уйти прямо сейчас. Пока она еще в состоянии это сделать.

Кейти вылезла из постели и на цыпочках подошла к стулу, на котором висело ее платье. Джек открыл дверь в тот момент, когда она пыталась застегнуть его.

— Доброе утро, — сказал Джек. Он был в белом банном халате, с мокрой головой. — Я звонил в офис.

— А, — ответила Кейти, стараясь на него не смотреть.

— Торопишься уехать? — Джек скрестил на груди руки.

— Да, вроде бы пора, — Кейти пожала плечами.

— Хорошо.

Кейти не дрогнула.

— Хочешь, дам тебе что-нибудь переодеться?

— Мне все равно. — Кейти старалась, чтобы ее голос звучал как можно более естественно.

— Хорошо. — Джек открыл шкаф и достал с полки свитер. Он протянул его Кейти.

Возникла небольшая пауза, потому что оба поняли, что, если Кейти возьмет свитер, ей придется отпустить платье и оно упадет. Кейти протянула руку, но Джек схватил ее прежде, чем она опомнилась. Через мгновение Кейти лежала на кровати.

Джек склонился над ней.

— Это же так просто, Девонворт. Похоже, шампанское затуманило твои мозги.

Он стал целовать ее шею, а его руки снова ласкали ее тело. Сопротивляться этому было невозможно. Кейти чувствовала, как ее голова начинает кружиться и все мысли улетучиваются в неизвестном направлении.

— Я надеялся, — прошептал Джек, — что я смогу взять выходной, и мы проведем этот день вместе, знакомясь...

— А я думала, мы уже знакомы...

Джек не прекращал ласкать ее. Его руки становились все настойчивей, они прикасались к самым чувствительным местам, заставляя Кейти трепетать от удовольствия.

— Я показал бы тебе город, Кейти. Мы бы сходили в театр и поужинали где-нибудь, где не так многолюдно, как во вчерашнем ресторане...

Кейти уже с трудом понимала, о чем ей говорит Джек. Она была полностью во власти божественных ощущений.

— Что ты делаешь со мной? — выдохнула она.

— Что? — Руки Джека не останавливались.

Он склонился над ней, с полуулыбкой наблюдая, как дымка наслаждения заволакивает ее глаза.

— Кажется, ты немного отвлеклась, но мне нужен ответ прямо сейчас. Иначе мне придется отправиться в офис.

Кейти прильнула к его губам, обрывая его на полуслове. Их тела соединились и отправились в страстный полет в страну Любви. В которой нет места грусти и боли, а есть только наслаждение.

Когда мир вокруг приобрел привычные очертания, они перевели дыхание, и Джек с улыбкой поцеловал Кейти в лоб.

— Ну что? Пообедаем вместе?

— Типичный мужчина, — улыбнулась в ответ Кейти. — Все мысли в одном направлении.

Приподнявшись на локте, Джек наклонился к ней и кончиками пальцев провел по губам.

— Только в одном. О тебе. Останься еще, Кейти. Я покажу тебе, где я живу.

— Мне надо позвонить в редакцию.

— Я буду в душе, — улыбнулся в ответ Джек.

Он встал во весь рост, совершенно не стесняясь своей наготы. Кейти с удовольствием смотрела на его широкую грудь, крепкие плечи и сильную спину. Его движения были легки и непринужденны, как будто ходить обнаженным было для него самым обычным делом.

В душе зашумела вода. Кейти взяла телефон и набрала номер Марселлы. Она умолчала о том, где находится, сделав вид, что звонит из офиса Джека. Разговаривая по телефону, Кейти обвела глазами его спальню. Все вокруг было новым, блестящим, ультрасовременным. В этом было что-то хирургически стерильное. Что-то от гостиничного номера. Белая постель, белые стены, вид на город, лежащий внизу. Эта комната не была похожа на настоящий дом, в ней ничто не напоминало о ее владельце, кроме...

Кейти положила трубку и подошла к фотографии в рамке, висящей на противоположной стене. На ней были они трое — Кейти, Мэтт и Джек. Снимок был сделан, когда они учились в пятом классе. Мэтт наклонился вперед, опустив голову на руки. Джек смотрел в сторону, будто стремясь убежать. Кейти обнимала обоих мальчиков, но ее взгляд был устремлен на Джека.

— Помнишь эту фотографию? — спросил Джек. Он встал у нее за спиной, обмотав полотенце вокруг бедер.

Кейти молча кивнула. Эта фотография передавала их настроения как нельзя лучше: отчужденность Мэтта, устремления Джека и ее любовь к нему.

— Нас сфотографировали в первый день учебы в пятом классе.

— Да, да.

— Почему ты не одеваешься? Мы заедем на пять минут ко мне в офис, а потом я полностью буду в твоем распоряжении.

Похоже, небеса послали ей возможность провести еще один день с Джеком, и она эту возможность использует на все сто. Кейти подняла свое синее платье из шифона.

— Как ты думаешь, для посещения «Рейли инвестмент» подойдет?

Джек рассмеялся.

— У нас довольно гибкий подход к одежде, но, к сожалению, шифон носить не принято.

— Как насчет халатов?

— Только если под ними ничего нет, — озорно улыбнулся Джек. — Я позволил себе наглость распорядиться твоими вещами, и их привезли из отеля.

— Когда ты успел позволить себе эту наглость?

— Рано утром. До того, как ты проснулась. — Он вышел в соседнюю комнату и принес оттуда чемодан. — Твой саквояж?

Кейти была счастлива, что ей не придется тащиться за ним в отель. Она начинала привыкать к этой роскоши, когда ее вещи просто привозят туда, куда ей нужно.

Кейти достала из чемодана свой любимый красный костюм и быстро облачилась в него. Она надевала его тысячу раз, не меньше, так что ей даже не нужно было смотреть в зеркало. Это был старый и добрый друг, с которым она чувствовала себя уверенно.

Хотя сейчас Кейти не отказалась бы выглядеть более современно. Ей было даже немного забавно находиться рядом с Джеком, на котором был сшитый на заказ костюм от известного дизайнера и итальянские кожаные туфли ручной работы.

— Что-то не так? — спросил Джек, когда через полчаса они приближались к его офису.

Его настроение совершенно изменилось, когда они пересекли порог «Рейли инвестмент». Джек нахмурил брови и ускорил шаг. Он снова превратился в серьезного бизнесмена, который никому и ничему не позволял выйти из-под контроля.

— Все нормально, — ответила Кейти.

Джек привел ее в приемную. Когда они вошли, секретарь встала из-за стола. Она ласково улыбнулась Джеку, и Кейти снова почувствовала укол ревности. Кейти поправила костюм и проследовала за Джеком через двойную стеклянную дверь.

Там их ждала красивая женщина лет сорока, помощница Джека. Она, похоже, была удивлена, увидев Кейти.

— Жанис, — обратился к ней Джек, — это Кейти Девонворт.

— Здравствуйте, мисс Девонворт, — дежурно улыбнулась Жанис и повернулась к Джеку: — Джек, я все отменила, как вы просили. Но что делать с корпоративной встречей сегодня вечером?

Джек остановился.

— Я совсем забыл про нее. — Он посмотрел на Кейти.

— Если ты занят, я все понимаю... — заговорила Кейти.

Все еще глядя на Кейти, Джек спросил у Жанис:

— А Говард Берман там будет?

— Владелец сети универсамов? Предполагается, что будет.

Джек кивнул, размышляя о чем-то. Потом повернулся к Жанис:

— Позвони им и скажи, что я приду не один.

— Хорошо, — ответила Жанис и, еще раз улыбнувшись Кейти, ушла.

— Где пообедаем? — спросил Джек, когда за ней закрылась дверь. — Я знаю один неплохой французский...

— Я хочу чизбургер! — взмолилась Кейти. — Я так проголодалась, что съела бы целого быка. Только огромный многослойный гамбургер может спасти меня от голодной смерти.

— Хорошо, — засмеялся в ответ Джек. — И я знаю, куда мы пойдем.

Вскоре они уже сидели в кафе и поедали самые вкусные гамбургеры на свете. Это было совершенно правильное местечко — большой зал, наполненный шумящей толпой, со множеством игровых и музыкальных автоматов.

Когда, перекусив, они вышли на улицу, Джек взял Кейти под руку. Стоял прекрасный зимний день, яркое солнце освещало и согревало все вокруг. Они шли пешком по Пятой авеню и глазели на витрины.

— Хочешь зайдем? — предложил Джек, видя, как заинтересовал Кейти один из магазинов.

— Нет, — покачала головой Кейти. — Мне нравится смотреть, но я не любитель ходить по магазинам.

Она двинулась дальше, но Джек потянул ее за рукав, заставив остановиться.

— Тебе не нравится Нью-Йорк?

— Нет, почему же, очень нравится. Гостить здесь — одно удовольствие, но я вряд ли хотела бы тут жить.

— Кейти, успокойся, никто не просит уезжать тебя из Ньюпорт-Фоллс. Я просто хочу сказать, что так хорошо, что ты здесь, со мной. — Джек взял ее руки в свои. — Вот и все.

Он замолчал, глядя ей в лицо, будто пытаясь прочитать там ее мысли. Потом посмотрел на часы.

— Пойдем, — сказал Джек и обнял ее за плечи.

Они прошли пешком несколько кварталов к тому месту, где их ждал Ральф.

Джек помог Кейти сесть в машину.

— Куда мы едем? — спросила она.

— Твое отношение к динозаврам не изменилось?

В детстве Кейти очень увлекалась всем, что было связано с динозаврами и доисторической эпохой.

— Нет. Разве это возможно? — удивилась она.

Джек рассмеялся.

— Ральф, — попросил он, — отвези нас, пожалуйста, в Музей Естествознания.

Кейти уже сто лет не была в музее. Они с Джеком бродили по залам, взявшись за руки, как будто у них больше не существовало никаких дел.

Когда они вышли из музея, Джек взглянул на часы и проговорил:

— Самое время посетить одну очень пафосную вечеринку.

— Если она такая пафосная, зачем мы туда пойдем? — улыбнулась Кейти.

— А я думал, ты уже догадалась, — наклонился к ней Джек. — В Ньюпорт-Фоллс нужно открывать новый универмаг. А твоей газете не помешает новый рекламодатель.

— А что, Говард Берман планирует открывать новые магазины?

— Очень надеюсь, что ты его убедишь.

Хотя Кейти очень льстила вера Джека в ее таланты, она сомневалась, что сможет убедить владельца крупнейшей сети универсальных магазинов открыть новый филиал в Ньюпорт-Фоллс. Но по дороге Джек смог успокоить ее, посоветовав вести себя максимально естественно и как можно больше говорить о Ньюпорт-Фоллс.

Они вошли в заполненный людьми «Дубовый бар» на первом этаже «Плазы». Кейти, немного отступив, смотрела, как Джек здоровается с гостями. Он был потрясающе спокоен и уверен в себе. Так и должно было быть. Джек уже давно забыл о своих детских комплексах.

Джек провел Кейти в противоположный конец бара и подошел к невысокому человеку с квадратной фигурой. Это был Говард Берман. Быстро представив их друг другу, Джек завел разговор о Ньюпорт-Фоллс. Кейти подхватила тему и продолжила воспевать потенциальные выгоды от открытия магазина в ее родных краях.

Несколько раз она встречалась взглядом с Джеком, который ей ободряюще подмигивал. Но на мистера Бермана, похоже, она не произвела никакого впечатления, более того, казалось, что он вообще ее не слушает. Кейти обратила внимание, что он иногда оглядывается, как будто ждет помощи от кого-то. Вряд ли ее выступление имеет смысл, подумала Кейти, сворачивая пламенную речь.

После вечеринки Джек помог ей одеться и, закутывая ее в пальто, обнял за талию и поцеловал в шею.

— Куда теперь ты хочешь пойти?

Кейти пожала плечами и отступила.

— Бермана я не заинтересовала, не так ли?

— Может быть, и нет, но он — не единственная твоя перспектива.

— Джек, — Кейти схватила его за обе руки, — я так благодарна тебе за то, что ты пытаешься сделать для меня и для города. Правда. Но здесь я не на своем месте. Я понятия не имею, как очаровывать таких крупных бизнесменов и...

— Зато я знаю, как. И я тебе помогаю.

Джек распахнул перед Кейти дверь.

— Я работаю в газете. И это единственное, что я умею.

— Ты себя недооцениваешь, Кейти. Ты способна на большее. И если будет нужно, ты сможешь многое.

— Ты хочешь сказать, если газета закроется?

Они шли рядом. Джек сжал ее руку.

— Мы попытаемся сделать так, чтобы этого не случилось, — постарался он сказать как можно убедительнее.

Кейти немного поколебалась и решилась:

— Просто для меня все это немного странно. Что мы с тобой вместе...

— Ах, это. — Джек поморщился. Он отпустил ее руку и пошел дальше. — Последнее, чего бы я хотел, — это чтобы ты чувствовала себя некомфортно.

— Все в порядке. Думаю, что меня немного сбивает с толку постельная сторона вопроса. Я не часто сплю с... друзьями.


Друзья. Джек начинал ненавидеть это слово. Кейти наносила ему удар за ударом. Судя по всему, она подозревала о его чувствах и всеми силами старалась донести до него мысль, что ему не стоит проявлять привязанность к ней так явно.

Джек надеялся, что ночь, проведенная вместе, поможет ему переубедить Кейти, но ничего подобного не произошло. Та Кейти, какую он знал раньше, наверняка не могла бы разделять любовь и секс, но, похоже, жизнь заставила ее измениться. Новая Кейти проводила очень четкую границу между романтическими отношениями и постелью.

— Что случилось? — спросила она. — Я что-то не так сказала?

Нет, подумал Джек. Дело не в том, что она сказала. Дело в ее чувствах, а точнее, в их отсутствии.

— Пойдем, — сказал он и повел ее к машине.

Кейти забралась внутрь и села к окну, словно боялась, что Джек сейчас схватит ее в объятия и начнет признаваться в любви. Джек молча сел на свое сиденье и скрестил руки. К счастью, в этот момент у него зазвонил телефон.

— Джек? — Звонила Кэрол Кейси.

— Да? — Он по голосу слышал, что что-то случилось.

— Что за чертовщина происходит? Мне только что звонил Говард Берман. Он волновался. Я испугалась, не случилось ли с ним чего. Он спрашивал, насколько ты заинтересован в покупке его предприятия.

Кэрол тараторила без остановки. Джек оставался спокоен. Он рассчитывал, что удастся убедить Бермана открыть новый магазин в Ньюпорт-Фоллс, но оказалось, что Берман, наоборот, намеревается совсем отойти от дел. Поэтому, ненадолго покинув Кейти, Джек сделал ему предложение о покупке его бизнеса.

Сам бизнес в виде сети универмагов мало интересовал Джека. Он специализировался в сфере высоких технологий, а не на розничной торговле. Но в данном случае это было удачное стечение обстоятельств.

Утром Джек разговаривал с Франклином Беллом. Франклин сказал, что пересмотрел свое решение насчет Ньюпорт-Фоллс, но у него осталось одно «но». Несмотря на очевидную выгоду строительства там, ему будет очень трудно убедить своих рабочих переехать в городок настолько изолированный, что до ближайшего торгового центра час езды. Городок казался на грани вымирания.

Джек спросил, каковы перспективы, если он лично гарантирует обеспечить город торговыми точками. Франклин ответил, что этого ему достаточно для принятия решения.

Берман оказался очень кстати.

Ничего этого он Кэрол не сказал, а ответил просто:

— Похоже, ничего другого не остается.

Он посмотрел на Кейти. Она проверяла сообщения, пришедшие на ее мобильный.

— Джек, — предупредила Кэрол, — как ты собираешься это финансировать? У нас все сейчас задействовано в открытии европейского филиала.

— Надо найти способ.

— Выше головы не прыгнешь.

— Кэрол, я знаю, что ты сможешь.

— Берман хочет встретиться завтра в полдень. Он ждет письменного предложения.

— Значит, надо подготовить предложение, — сказал Джек и отключился.

— Проблемы на работе? — отстраненно спросила Кейти.

— Не совсем.

— Если надо — возвращайся. Мы провели вместе кучу времени. Надеюсь, я не доставила тебе много хлопот.

Она говорила так официально, как будто бы не было у них жарких объятий, страстных стонов, откровенных прикосновений. Возможно, она хотела забыть о событиях этой ночи. Возможно, она в мыслях уже была далеко отсюда. Этого Джек пережить не мог. В мгновение ока он притянул Кейти к себе и поцеловал ее в шею. Прикоснулся к шелковистым волосам. Вдохнул аромат ее кожи. Он почувствовал неудержимое желание поднять стекло, отделяющее салон от водителя, и заняться с Кейти любовью прямо здесь, на сиденьях.

Но в этот момент машина остановилась. Они подъехали к дому Джека.

— Спасибо, Ральф. — Он вышел и помог выбраться Кейти. — Спокойной ночи.


Кейти и Джек прошли через холл в молчании, вошли в лифт. Кейти следила, как изменяется отметка высоты, на которую они поднялись. Краем глаза она видела Джека. Он смотрел на нее со странным выражением на лице.

— Что? — спросила она.

Джек не ответил. Лифт остановился, и они вышли.

— Если я что-то не так сказала или сделала...

Но у нее не было возможности закончить фразу. Джек обнял ее и прижал руку к ее губам.

— Больше никаких разговоров, — прошептал он и, целуя ее, стал расстегивать пуговицы на блузке.

Ловким движением он расстегнул ей лифчик и, отодвинув его, прикоснулся губами к ее груди. Кейти чувствовала, как тает в его руках и из ее головы улетучиваются все мысли до единой. Она запустила пальцы в его густые мягкие волосы. Джек продолжал целовать ее, одновременно снимая с нее туфли, юбку...

Кейти не могла пошевелиться. Она была близка к экстазу.

Джек провел указательным пальцем по ее ресницам.

— Закрой глаза, — приказал он.

Кейти послушно закрыла глаза.

— Скажи мне, что ты чувствуешь, — попросил Джек.

Кейти протянула вперед руку и коснулась его лица. Она провела пальцами по щетине на его щеках и прикоснулась к губам. Джек нежно поцеловал кончики ее пальцев. Потом Кейти провела рукой по глазам и длинным ресницам, обвела овал лица, делая все это очень медленно, чтобы оставить все ощущения в памяти. Затем ее руки опустились на шею, коснулись воротника рубашки, прошлись по мускулистым плечам и замерли на поясе.

— Не останавливайся, — услышала она.

Кейти села на диван и нашла ремень его брюк, расстегнула их.

— Иди ко мне, — взмолилась она.

Кейти потерялась во времени и пространстве. Все, что существовало для нее сейчас — это Джек. Его руки и губы. Его вкус, его запах. Его сила и нежность.

— Иди ко мне, Джек...

Потом они долго лежали не шевелясь, тесно обнявшись, прижавшись друг к другу. Приподнявшись на локте, Джек склонился над ней.

— Ты забыл снять одежду, — улыбнулась Кейти.

Джек оглядел себя и рассмеялся.

— Да, ты права. Видимо, кое-кто очень торопился. — Он сел и взъерошил волосы. — Принести тебе чего-нибудь? Попить? Поесть?

— Халат. — Кейти вдруг захотелось чем-нибудь укрыться. Теперь, вне объятий Джека, она чувствовала себя необъяснимо уязвимой.

Джек принес свой халат, который он надевал утром. Прежде чем накинуть его, он сел рядом и поцеловал ее плечи.

Вдруг Кейти тихо спросила:

— Джек, ты когда-нибудь думал о том, что могло бы произойти, если бы ты тогда на речке не ушел от меня?

Улыбка на его лице исчезла, и Кейти снова пожалела, что заговорила о прошлом.

— Я стараюсь не думать об этом, — только и сказал он.

Конечно, подумала Кейти. Она закуталась в халат и встала. Подошла к окну и дотронулась до холодного стекла.

— Кейти, — позвал Джек. — Что такое? Что я не так сказал?

Кейти повернулась к нему, и опять в ее душе возникло чувство, которое преследовало ее всю жизнь. Она любит Джека, и только его одного. И так будет всегда.


Как и предыдущей ночью, Джек долго лежал рядом с Кейти без сна. Он уже две ночи почти не спал, но чувствовал себя удивительно бодро.

Возвращение Кейти привело его жизнь к повороту, которого он не ожидал. Джек думал, что полностью предвидит свое будущее. Он был на пути к тому, чтобы стать одним из самых влиятельных предпринимателей на планете. Но дело, которому он посвятил всю свою жизнь, меркло по сравнению с теми чувствами, которые он испытывал к Кейти. Ради нее он был готов расстаться со всеми деловыми начинаниями.

Однако было очевидно, что Кейти не разделяла его чувств. И все же она была единственной женщиной, которую он любил. Единственной, которую мог любить. У него еще есть шанс, и он намерен его использовать.

Кейти должна узнать, что он делает и будет делать все, что в его силах, для того чтобы она была счастлива.

Должно быть, Джек все-таки заснул, потому что когда он открыл глаза, комната была наполнена солнечным светом. Улыбаясь, он протянул руку к Кейти.

Но ее рядом не было.

— Кейти?

Тишина.

Джек сбросил одеяло и быстро встал с кровати.

— Кейти, — позвал он еще раз.

На журнальном столике в углу лежала записка.

«Джек, я думаю, нам лучше избежать неловкого прощания. Спасибо тебе за помощь. С любовью, Кейти».

Разочарование, обрушившееся на него, почти сразу же сменилось злостью. Сердце забилось сильнее и чаще. Значит, вот так? Это ее способ расставаться?

Ну уж нет! Он только вернул ее себе. И никакая сила на свете не заставит потерять ее снова таким нелепым образом. Если это конец их отношениям, пусть Кейти сама скажет ему это в лицо.

Джек одной рукой сгреб свои вещи. Он едет в Ньюпорт-Фоллс.



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

<p>ГЛАВА ДЕСЯТАЯ</p>

Поезд, на котором Кейти вернулась в Ньюпорт-Фоллс, прибыл рано утром. Кейти взяла свой чемодан и направилась к стоянке такси. Ее преследовали воспоминания предыдущей ночи. Джек, его руки, его обнаженное тело...

Она села в машину и сказала водителю адрес, поймав взгляд таксиста в зеркале заднего вида. Кейти выглядела и ощущала себя одинаково — растрепанной и уставшей. Она покинула дом Джека в страшной спешке, потому что боялась разбудить его. Она даже не приняла душ и не причесалась.

Кейти вовсе не планировала сбегать из его квартиры подобно воришке. Но... На рассвете она проснулась рядом с Джеком, во сне он обнимал ее за талию. Слушая его спокойное, ровное дыхание, Кейти почувствовала такую любовь к нему, с которой не могло сравниться ничего на свете.

Единственное, что ей оставалось, — это уйти. Как можно скорее. Пока она еще может заставить себя это сделать.

Кейти очень раздражало ее состояние. До того как Джек снова вернулся в ее жизнь, она была вполне довольна собой. Хоть это и не была та жизнь, на которую она когда-то надеялась, но Кейти привыкла к ней. Может, у нее и не было божественных взлетов, какие приносит любовь, но ей не приходилось переживать и серьезных падений.

А за эти несколько дней, проведенных с Джеком, ее жизнь перевернулась. Как она сможет дальше жить без него?

А ведь придется. Ей некуда деваться. Кейти терпеть не могла людей, которые отказывались нести ответственность за собственные поступки. И она понимала, что за все происшедшее отвечать придется ей самой. Она знала, что затевать интригу с человеком, которого любишь так глубоко и искренне, было рискованно. И в конце концов, она прекрасно знала Джека. Он ни за что не станет жить в Ньюпорт-Фоллс. И с ней он тоже не захочет жить. Это она знала с самого начала. И все-таки она предпочла снова открыть для него свое сердце и вступить в связь с ним.

Кейти прижалась щекой к холодному стеклу и смотрела, как мимо проносится город. Все было покрыто недавно выпавшим снегом. Очень мирная картина.

Таксист без труда нашел ее дом. Заплатив, она попрощалась с ним и поднялась по ступенькам крыльца. Вошла в дом, включила в прихожей свет. И тут же почувствовала, что она здесь не одна.

Испугавшись, она сделала шаг назад. Но дверь захлопнулась за ее спиной.

— Где ты была?

Рядом стоял Мэтт.

— Мэтт! — Кейти от изумления уронила чемодан. — Ты меня напугал.

Она не видела своего бывшего мужа два года. За это время он изменился. Несмотря на загар, в его облике было что-то болезненное. Он сильно похудел, волосы были давно не стрижены и выглядели не очень опрятно. На нем были джинсы и старая фланелевая рубашка, которую, вспомнила Кейти, она ему подарила еще до свадьбы.

— Что ты здесь делаешь? — Кейти была так удивлена, что даже забыла поздороваться.

— Где ты была? — повторил Мэтт.

— В Нью-Йорке. Я задала тебе вопрос. Что ты здесь делаешь?

— Я приехал вчера вечером. — Мэтт взял ее чемодан и перенес его подальше от двери.

— И ты пришел сюда?

— Конечно, — сказал Мэтт без тени смущения.

— Я не видела твоей машины.

— Она в гараже, как всегда.

Кейти просто остолбенела от удивления. Как всегда? Его два года здесь не было. Они разведены.

— Что ты делала в Нью-Йорке?

Это было странно. Очень странно. Мэтт вел себя так, будто между ними произошло небольшое недоразумение и его не было здесь два дня, а не два года.

— У меня была деловая встреча, — ответила она.

Мэтт недоверчиво посмотрел на нее. Он нахмурился и скрестил руки.

— И по какому делу?

По тому, как вел себя Мэтт, Кейти могла с уверенностью сказать, что он прекрасно знал, по какому делу она ездила и с кем встречалась.

— Чего тебе надо, Мэтт?

Выражение его лица смягчилось. Он подошел к ней и поцеловал в щеку.

— Я так рад тебя видеть, Кейти. — Он попытался взять ее за руку, но Кейти отстранилась. — Ты чего? Не волнуйся, я не собираюсь устраивать тебе допрос. Я просто зашел поздороваться.

— Но меня не было дома. И ты все равно вошел?

— Но ведь это был и мой дом. — Мэтт откинул непослушную прядь волос с ее щеки.

От этой притворной нежности Кейти передернуло. Ей захотелось ударить его по руке.

— Это уже давно не твой дом. Ты должен был позвонить.

— Я звонил. Но никто не отвечал, и я начал беспокоиться. Поэтому я и пришел проверить, все ли в порядке.

— Последние два года я прекрасно справлялась со всем сама.

— Не могу сказать того же про себя. — Он направился в гостиную.

Как будто шарик сдувается, подумала Кейти. Его самоуверенность улетучивалась на глазах. Кейти напомнила себе, что инициатором развода был именно он, и все же его слова разбудили в ней жалость.

Она прошла за Мэттом в гостиную. Он сидел на диване, уронив голову на руки.

— Мы поговорим с тобой позже. А сейчас тебе нужно уйти. Я хочу привести себя в порядок перед работой.

— Как он? — спросил Мэтт, подняв голову и глядя в разведенный им огонь.

Кейти знала, что он спрашивает про Джека. Она была уверена, что весь город знал, где именно она провела последние две ночи. Прямой вопрос подразумевал прямой ответ.

— Просто великолепно.

Мэтт кивнул.

— Я всегда знал, что рано или поздно будет именно так.

— Что будет именно так?

— А как ты думаешь?

Внезапно она вспомнила, как Мэтт подошел к ней тогда, на речке. «Я знаю, что ты его любишь. Все знают об этом».

Кейти покачала головой.

— Он одолжит мне денег.

Мэтт засмеялся. Его смех звучал глухо.

— Да, конечно. Исключительно деловые отношения.

— Более или менее.

Мэтт медленно кивнул. Кейти было все равно, верит он ей или нет. Это была правда, хотя Кейти и мечтала бы ошибаться.

— Я слышал, с газетой проблемы, — сказал Мэтт. Он смотрел на нее подозрительно, как будто не доверял слухам.

— В Ньюпорт-Фоллс со всем проблемы.

— И сколько дает тебе Джек? Миллион? Два? Или ничего?

— Это не твое дело.

Мэтт посмотрел на нее внимательно.

— Он не захотел вкладывать деньги, так ведь?

Кейти спокойно выдержала его взгляд.

— Думаю, тебе пора.

— А ты знаешь, что значит начать инвестиции?

— Тебе пора идти, Мэтт, — повторила Кейти.

Но он продолжал:

— Это значит, что сначала совет директоров должен прийти к согласию по вопросу вложения денег. Ты должна представить им перспективы роста, доказать прибыльность. Совет директоров «Рейли инвестмент» никогда не одобрит вложение денег в «Фоллс».

— Это неправда. — Ее голос звучал вполне уверенно, но была ли она — эта уверенность — на самом деле?

— Никакая компания не станет вкладывать деньги в твою газету, и ты знаешь об этом. Вот почему ты сразу пошла к нему. Об этом знает весь город, Кейти.

— Он предложил мне помощь.

— Это полная чушь, Кейти. Просто, чтобы зацепить тебя. Ты летала в Нью-Йорк на его личном самолете? Он любит возить своих женщин на своем самолете.

— Хватит.

Но Мэтт не унимался:

— Он играет тобой, Кейти, играет, чтобы ты не возвращалась ко мне. Он всегда ревновал тебя ко мне, ему всегда нужно было то, что есть у меня. Ему ты была неинтересна, пока не вышла за меня замуж. Только тогда он...

— У тебя нет никакого права приходить сюда и начинать кого-то в чем-то обвинять! — перебила его Кейти. — Ты ушел к другой женщине. Два года назад.

— Приятно слышать, что ты это заметила.

— Ты был моим мужем!

— Только номинально. Мы оба знаем, что ты никогда не любила меня.

— Ты ошибаешься, Мэтт. Ты знаешь, как я к тебе относилась.

— Но ведь это нельзя сравнить с тем, что ты чувствовала к Джеку. И чувствуешь до сих пор, — добавил он после короткой паузы.

Кейти немного помолчала и спросила:

— Зачем ты вернулся?

Мэтт взглянул на нее.

— Мне надо было увидеть тебя. Предупредить, чтобы ты не наделала ошибок.

— Ошибок?

Мэтт отвел глаза.

— Джек не может дать то, что тебе нужно.

— Мэтт, — сказала Кейти. Она вздохнула, и ее лицо смягчилось. — Мы оба знаем, что между нами все кончено. И Джек совершенно ни при чем. Мы никогда больше не сможем быть вместе.

— Джек очень даже при чем. Потому что ты до сих пор веришь в эти дурацкие фантазии, что когда-нибудь сможешь быть вместе с ним. Не забывай, что он бросил тебя, Кейти. Бросил. Только я оставался с тобой все время, каждый день, каждый час. Пока Джек: вертелся вокруг европейских красавиц, я помогал тебе ухаживать за твоей матерью. Только я был с тобой.

И тоже в итоге бросил, хотела напомнить ему Кейти.

— Ты думаешь, теперь будет все по-другому, да? — говорил Мэтт. — Почему? Потому что вы все-таки переспали? — Он рассмеялся. — Ты что, не понимаешь? Джек теперь спит, с кем ему только вздумается. Даже со старыми друзьями.

— Я не настолько наивна. И мне не нужна твоя опека.

— Правда? Значит, тебе не надо подставлять плечо, чтобы ты могла на нем поплакать, когда Джек переедет в Лондон?

Сердце Кейти упало. Джек собирался уезжать?

— А ты ведь ничего не знаешь? — Мэтт схватил ее за запястье.

Он лжет. Это невозможно.

— Вчера напечатали в «Уолл-стрит джорнэл». «Рейли инвестмент» открывает европейский филиал в Лондоне. Его возглавит лично Джек Рейли.

Джек уезжает.

Джек уезжает!

Но какая разница? Разве она сама не готовила себя, что их отношения будут непродолжительны? И разве не поэтому она сбежала, не попрощавшись, зная, что расставание неизбежно?

— Думаю, мы должны начать все сначала.

— Нет, Мэтт. Мы разведены.

Кейти попыталась отнять у него руку, но Мэтт схватил ее еще крепче.

— Отпусти меня, — сказала она. — Ты делаешь мне больно.

— Ты настолько глупа, что ничего не понимаешь?

— Отпусти ее! — в дверном проеме стоял Джек. Ни она, ни Мэтт не слышали, как он вошел.

Мэтт от удивления выпустил руку Кейти.

Джек? Откуда здесь Джек? Кейти ничего не понимала. У нее в голове был полный хаос.

— Какая красота, — первым опомнился Мэтт. — Прекрасный принц появился вовремя, чтобы спасти свою Золушку. Утром, убегая, она оставила туфельку?

Он не договорил до конца последнее слово, потому что Джек ударил его в нос и сшиб с ног.

— Не прикасайся к ней, — сказал Джек угрожающе.

— Это моя жена!

— Это уже давно не так. — Джек схватил Мэтта за грудки и поднял. — Как ты мог так с ней поступить? Ты обещал, что позаботишься о ней. А вместо этого ты... причинил ей боль.

— Не большую, чем ты. — Мэтт попытался ударить Джека, но тот поймал его руку.

— Пожалуйста, прекратите. — Это был какой-то кошмар.

Джек немного помедлил и отпустил Мэтта.

— Джек, — спросила Кейти, — что ты здесь делаешь?

— Я... — Он, замолчав, посмотрел на нее. — Ты ушла прежде, чем я успел сказать... сказать о своих чувствах к тебе.

— Мы уже знаем твои чувства, — ухмыльнулся Мэтт.

Джек повернулся к нему, и Мэтт умолк.

— Мэтт, — сказала Кейти, — я думаю, тебе лучше уйти.

— Пусть слушает, — проговорил Джек. — Он слышал это и раньше. — Джек сделал шаг навстречу Кейти. — Я очень люблю тебя, Кейти, и всегда любил.

Кейти не была уверена, что все это ей не снится. Она все правильно расслышала? Джек ее любит?

— Разве не так, Мэтт? — спросил Джек.

Мэтт засмеялся.

— Конечно, ты всегда любил ее. Так, что бросил, как только тебе представилась возможность. Ты любил ее, когда уехал в колледж. Любил, когда не возвращался даже на каникулы. Любил, когда получил место в Европе после смерти ее отца. Ты прав, Джек. Ничего не изменилось.

— Прекрати, Мэтт, — сказала Кейти тихо. Она открыла входную дверь. — Пожалуйста, уходи. Прямо сейчас!

Мэтт подошел к двери. Там он остановился и сказал:

— Поздравляю, Джек. Похоже, ты выиграл. Но ведь особо соревноваться и не пришлось? — Он перевел взгляд на Кейти. — Я ухожу. Просто запомни — иногда одной любви недостаточно. Я, во всяком случае, это знаю точно.

Кейти закрыла за ним дверь.

— Прости, Кейти, — сказал Джек. — Прости, что тебе пришлось это пережить. — Он шагнул к ней, но Кейти отскочила в сторону.

Она понимала, что, если Джек прикоснется к ней хотя бы один раз, она потеряет голову окончательно и бесповоротно. А ей нужна ясная голова, чтобы все обдумать. То, что сейчас здесь произошло.

— Ты в порядке? — спросил Джек.

Кейти утвердительно кивнула.

— Извини, что я так ушла от тебя утром. Я терпеть не могу прощаться.

— Тогда давай не будем прощаться.

Кейти вспомнила слова Мэтта. Джек должен ехать в Европу.

— Кейти, — нежно позвал ее Джек. Он встал прямо перед ней, обхватил ее лицо ладонями и повернул к себе.

Он любит ее. Об этом говорили его глаза, его руки...

Но Кейти не могла в это поверить. И, как ни горько было это сознавать, она в глубине души была согласна с Мэттом — если бы Джек действительно любил ее по-настоящему, разве мог бы он ее бросить?

— Посмотри на меня, Кейти, — сказал Джек, — посмотри на меня и скажи, что ты готова расстаться со мной. — Он взял ее за плечи и тихо сказал: — Тебе не стоило так уходить от меня.

— Думаю, что это неважно. Я все равно должна была уйти.

— Может, и нет.

— Мне надо работать, — слабым голосом возразила Кейти.

— Ты на переговорах. — Джек поцеловал ее в шею. — С очень важным инвестором.

Кейти чувствовала, что еще немного — и она не сможет ничего сказать ему в ответ. Это было слишком.

Кейти высвободилась из его рук.

— Тебе не следовало приезжать сюда, Джек. Ты только откладываешь неизбежное.

— Неизбежное? Может, все не так неотвратимо?

Сила воли стала покидать Кейти. Еще минута, и она сорвет с себя одежду и кинется ему в объятия.

— Мне надо идти, — прошептала она.

Она поднялась наверх и вошла в ванную, включила душ. Села на край ванны и несколько раз глубоко вдохнула. Чтобы уйти сейчас от Джека, ей пришлось напрячь последние душевные и физические силы.

Кейти разделась и встала под душ. Прохладные струи бежали по ее телу, но впервые в жизни она была рада, что вода холодна. Кейти словно пыталась смыть слова Мэтта. То, что он сказал про Джека. Про инвестиции. Кейти не могла в это поверить. Все-таки Джек столько всего сделал, чтобы помочь ей. Если бы он не мог найти возможность, он бы ей сразу сказал.

А его переезд в Европу? При этой мысли у Кейти защемило сердце. Хотя чему она удивлена? Мэтт прав, одной любви недостаточно, чтобы удержать Джека в Ньюпорт-Фоллс.

Кейти выключила душ и вытерла голову. Завернувшись в полотенце, вышла из ванной. Холл был пуст. Она поспешила в спальню и захлопнула за собой дверь. Обернувшись, она подскочила от неожиданности. Джек сидел на кровати и ждал ее.

— Что происходит? — спросил он.

— Ничего. — Кейти поправила полотенце.

Джек очень бережно взял ее за руку. И... через секунду Кейти лежала на кровати, рядом с ним. Джек наклонился к ней:

— Что произошло между тобой и Мэттом? Что он сказал тебе?

— Дело не в Мэтте.

Джек вздохнул и встал.

— Кейти, наверное, мне не стоило говорить тебе о моих чувствах так необдуманно. Просто... я хотел, чтобы ты знала. Наверное, было глупо столько лет откладывать на потом те слова, которые надо было произнести очень давно. Но ничего от тебя не требую и не жду. Я не хочу, чтобы ты чувствовала себя так, будто я давлю на тебя. Ты не обязана испытывать ответные чувства ко мне.

Не обязана испытывать ответные чувства? Он понятия не имел о том, что мучило ее. Вся ее жизнь была посвящена ему. Мэтт угадал — у него никогда не было ни единого шанса. Но он не ошибался и тогда, когда сказал, что одной любви недостаточно. Джек говорил, что любил ее, но потом уехал. Он любит ее и сейчас, и снова собирается уезжать.

У них осталось мало времени, чтобы побыть вместе, как она и подозревала. А как же ее город? Ее газета? Хватит ли у него времени, чтобы помочь спасти их?

— Джек, — спросила Кейти, — как ты думаешь, твой совет директоров одобрит вложения в «Фоллс»?

— Нет. Я так не думал и не думаю.

— Что?

— Я знал, что это очень непростое задание. Вложение денег должно быть персональным.

— Но, — Кейти выпрямилась, — я не могу взять у тебя деньги.

— Это единственный способ спасти газету, — спокойно ответил Джек.

— Я ничего не понимаю... Ты хотел, чтобы я встретилась с твоими директорами...

— Я хотел, чтобы ты убедила их развивать бизнес в Ньюпорт-Фоллс. Тебе нужен не просто заем, Кейти. Тебе нужны инвестиции для всего города.

Минуту она сидела тихо. Потом встала перед ним, лицом к лицу, скрестив руки.

— Я не могу взять у тебя деньги.

— Можешь. Поэтому это называется заем. Я получу деньги обратно. И еще прибыль.

— А если нет?

— Получу.

— А если что-нибудь случится?

— Тогда... — Джек положил руки на ее бедра и сказал с усмешкой: — Тогда нам придется торговаться заново.

Он попытался запустить руки под полотенце, но Кейти оттолкнула его.

— Мы занимались любовью, Кейти. Я не могу забыть об этом. — Джек пожал плечами. — Правила изменились.

— Не сомневаюсь, ты говоришь это всем своим подружкам. — Кейти сама не ожидала, что скажет это. Она вела себя как ревнивая школьница, а не взрослая женщина, которая знает что к чему.

— Тебя это беспокоит?

— Надо сказать, твоя репутация хорошо известна. — Неужели она это сказала? Похоже, рассудок покинул ее.

Джек грустно покачал головой.

— Мне не нужна такая репутация, поверь. Как бы ни старался, я не мог полюбить ни одну из этих женщин.

— Почему?

— Потому что все они не были тобой. И не так уж важно, с кем я делил постель. Мое сердце принадлежало тебе. И принадлежит сейчас.

Кейти чувствовала, как ее сердце истекает кровью. Она больше не могла этого вынести. Это было выше ее сил. Как он мог так дразнить ее, зная, что на днях уезжает? Или, может быть, это и давало ему возможность безопасно высказывать свои чувства? Он знал, что вскоре Атлантический океан разделит их и их роман закончится. Он поступал с ней так же, как и с остальными своими женщинами, как бы он это ни отрицал.

— Мне надо на работу, — услышала Кейти свой голос. — Меня все ждут.

— Тебя не было два дня. Ничего страшного, если подождут еще.

— Мне надо идти.

— Прекрасно, — сказал Джек. Он пригладил ее влажные волосы и убрал пряди со лба. — Честно говоря, у меня самого есть несколько дел.

— В Нью-Йорке? — удивилась Кейти.

— Да. Послушай. Если ты хочешь, чтобы я не отвлекался от дела, будь по-твоему. Я буду ждать тебя вечером.

— У меня есть планы.

— Отмени все. Если ты не хочешь встречаться со мной ради развлечения, сделай это ради любимого города. Нам надо подыскать место для строительства фабрики Франклина. Одевайся побыстрее. Я отвезу тебя на работу.

Они доехали до редакции в молчании. Когда Джек притормозил у ее здания, он сказал:

— Я заеду за тобой в шесть, — и, нагнувшись к ней, поцеловал ее так, что у Кейти захватило дух.

Когда она вышла из машины, на нее таращились не менее пяти пар глаз ее работников. Джек уехал, а Кейти поздоровалась и, стараясь держаться с максимальным достоинством, поднялась по ступеням. Она не должна ничего объяснять. К тому же она не сомневалась, что все ее служащие были прекрасно осведомлены, что эти два дня она провела с Джеком.

Они сделали вид, что ничего необычного не произошло, и это только свидетельствовало, что они в курсе происходящего: подтвердился слух о том, что Кейти играет с огнем.

Это действительно так, сказала себе Кейти. Она просто физически ощущала языки пламени на своей коже.

Сквозь тяжелую дверь Кейти прошла в неярко освещенное помещение. Оглядев старую, основательно устроенную прихожую, она почувствовала облегчение. Здесь ее окружала семейная история. Ее отец и дед провели почти всю свою жизнь в этом здании. Поднимаясь по каменным ступеням на второй этаж своей редакции, Кейти чувствовала, как с каждым шагом растет ее сила. Это была ее территория. Здесь она была в безопасности. Несмотря на проблемы и финансовые трудности, здесь она знала, чего можно ожидать и как с этим справляться.

Она вошла в свой кабинет. Повесила пальто и села за большой дубовый стол. Стол был старый, почти антикварный. Он стоял здесь уже больше пятидесяти лет. Ее дед приобрел его, когда открыл газету, и стол остался стоять, когда отец занял его место. Этот стол ждал ее, когда умер отец и семейный бизнес перешел к Кейти, единственному ребенку в семье.

Кейти села за компьютер и подключилась к Интернету. Статья о Джеке была на шестой странице «Уолл-стрит джорнэл», как и говорил Мэтт. Рядом с его фотографией была заметка о расширении его компании и выходе на европейский рынок. Были даже приведены слова Джека: «Такой шанс выпадает раз в жизни. Это исполнение моей мечты».

Кейти откинулась на спинку стула и закрыла глаза.

Исполнение мечты... Единственный шанс...

До его отъезда осталось меньше двух недель.

Поступки Джека делают его слова бессмысленными, какие нежные слова он ни говорил бы ей. И эта статья всего лишь еще одно доказательство.

— О, ты вернулась! — Это была Марселла.

Кейти повернулась к подруге.

— Как дела?

— Главное — как дела у тебя? Выглядишь ты ужасно. Что случилось? Финансировать нас не будут?

— Будут. Мы получим деньги.

— Тогда что не так? Нас отвергла «Белл компьютерс»?

— Нет. Пока ничего определенного, они еще присматриваются.

— Значит, это Мэтт. Мама сказала мне, что он приехал. Этот змееныш тебе досаждает?

— Я его видела, но дело не в Мэтте.

Марселла шлепнула себя по лбу.

— Ну конечно, это Джек.

— Он сказал, что любит меня, — вздохнула Кейти.

Марселла удивленно посмотрела на нее и пожала плечами.

— Хорошо. Мужчина, которого ты всегда любила, признался тебе в любви. А в чем беда?

Кейти повернула к Марселле монитор, чтобы она могла увидеть статью. Прочитав, Марселла спросила:

— Он сказал тебе об этом?

— Даже вскользь не упомянул.

— Поговори с ним, Кейти. Может, эта информация неверна. Может, он никуда не едет.

— Нет, — ответила Кейти. — Я знаю, что это правда. Я чувствую это.

— Может быть, он просто ждет подходящий момент, чтобы сказать тебе об этом?

— Какой момент?

— Может, он хочет, чтобы ты поехала с ним вместе.

Кейти грустно покачала головой.

— Джек знает, что я не захочу уезжать из Ньюпорт-Фоллс. Я не могу бросить газету.

— Почему? — спросила Марселла. Она подошла и присела на край стола Кейти. — Я знаю, твои родители не хотели бы, чтобы газета стала для тебя всей твоей жизнью. Они желали тебе большего.

— Он ни о чем не просил меня, не забывай, но даже если бы и попросил, я не могла бы уехать отсюда. Здесь мой дом.

— Ладно, посмотрим. Без денег Джека и его связей скоро ни у кого из нас не будет здесь дома.


Кейти кое-как проработала этот день. Примерно в половине пятого позвонила секретарь Джека и сказала, что из-за снегопада в Ньюпорт-Фоллс вылет Джека откладывается. Кейти могла остаться на работе или уйти домой. Джек ее найдет.

Кейти не удивило, что Джек улетел обратно в Нью-Йорк. Что ему делать целый день в маленьком городке? Тем более слетать туда-обратно для него не составляет труда.

Интересно, а если бы люди пользовались самолетами, как такси? — подумала Кейти. Она даже представила на секунду, что Джек живет в Ньюпорт-Фоллс и летает в Нью-Йорк на работу. Кейти грустно усмехнулась — как бы она ни пыталась перестать это делать, она все равно продолжала мечтать о том, как они с Джеком будут жить вместе.

Когда она наконец вышла из редакции, договорившись, что один из сотрудников подвезет ее до дома, падал легкий снег. Кейти остановилась, чтобы застегнуть пальто. Она поправила шарф и огляделась в поисках коллеги и... увидела Джека.

— Привет, — он улыбался во весь рот.

Кейти почувствовала, что тает под его взглядом.

— Привет, — едва смогла она произнести.

Джек подал ей руку, и она спустилась по ступеням торжественно, как на приеме. Помахав на прощанье Марселле, Кейти, держа Джека под руку, подошла к той же машине, на которой он привез ее утром на работу.

Когда они сели, Джек заговорил:

— Думаю, что нам стоит взглянуть на...

— Старый склад Хоссмера?

— Точно, — Джек кивнул и рассмеялся.

Некогда Хоссмер был крупнейшим производителем садовой мебели в Соединенных Штатах. В семидесятых годах на его заводе производились миллионы кованых кресел и садовых скамеек, которые продавались по всему миру. В семьдесят седьмом году старый Хоссмер умер, и дело унаследовал его сын. В течение десяти лет он довел завод до банкротства. С тех пор огромное здание пустовало.

Оно было очень большим, около десяти тысяч квадратных метров. Местами проваливалась крыша, требовалась замена всех коммуникаций, но все же у этого гиганта еще была масса неиспользованных возможностей. И Джеку они были хорошо известны. Они втроем частенько бродили здесь в школьные годы, а Джек, Кейти это знала, провел здесь даже несколько ночей, когда у него обострялись отношения с отцом.

Джек повернул машину в направлении старого склада.

— Как прошел день? — спросил он.

Этот вопрос был задан с такой заботой в голосе, что у Кейти потеплело на душе. Как будто они женаты и давно живут вместе. Как будто ее муж привез ее на работу, а теперь забирает. Проезжая по Главной улице, Кейти вспомнила, как они с мамой иногда приезжали за отцом на работу. Они ждали его на ступенях, где сегодня ждал ее Джек. Она вспомнила, как озарялось светом лицо мамы каждый раз, когда она видела мужчину, который для нее был любовью ее жизни. Кейти легко могла представить себе, как мама с отцом идут по Главной улице, держась за руки. Как было бы здорово, если бы они с Джеком могли так же идти рядом, рука об руку, излучая теплый свет любви.

Кейти заставила себя отвлечься от грез и вспомнить про статью об отъезде Джека. Глупо погружаться в мир фантазий о призрачном домашнем счастье. Следовало сохранять дистанцию. Как бы ни был дорог ей Джек, им не придется наслаждаться счастливой совместной семейной жизнью.

— Спасибо, день прошел хорошо, — ответила она.

Джек свободной рукой взял ее левую руку и, поднеся к губам, поцеловал.

— Я рад.

Кейти почувствовала, что ее решимость понемногу уходит.

— Сейчас направо.

— Я помню, — ответил Джек.

Огромное здание выглядело так, как будто стояло где-то далеко в тундре. Его окружали метровые сугробы. Ни проезд к нему, ни стоянку здесь уже давно не расчищали.

Джек остановил машину у дороги.

— Пройдем? — спросил он, кивая на занесенные снегом подступы к складу.

— Конечно, — ответила Кейти.

Она вышла из машины и тут же провалилась в снег. Джек схватил ее за руку и вытащил. Так, по очереди помогая друг другу, они смогли пробраться к главному входу. Джек потянул за ручку, но дверь не открылась.

— Заперта, что ли? — удивилась Кейти.

— Трудно сказать. Снега слишком много.

Джек осмотрел фасад, еще сохранивший следы былого величия. Это здание многое пережило, мрамор, которым был отделан фасад, потемнел и местами крошился, но все же был красив. Каменные орлы на крыше, казалось, парили над своими опорами. Вдоль фасада росли высокие раскидистые дубы.

Джек жестом указал на разбитое окно на втором этаже.

— Я могу залезть туда.

— Слишком высоко, — ответила Кейти, но Джек ее не слышал, он уже залез на дерево и передвигался по ветке к окну.

— Осторожней, — прошептала Кейти.

Ее сердце испуганно забилось, когда Джек прыгнул в окно. Он тут же появился снова, широко улыбаясь.

— Я сейчас спущусь.

Через считанные минуты Джек открывал окно первого этажа в полутора метрах от нее.

— Залезай.

Кейти не мешкая схватила руку Джека, и он втянул ее наверх. Кейти упала вовнутрь, прямо на Джека, и они повалились на пол.

Джек бережно обнимал ее. Его лицо было всего в нескольких сантиметрах, но было так темно, что ничего нельзя было различить.

Кейти попробовала встать, но Джек не пустил ее.

— Не так быстро.

— Ты испачкаешь пальто.

— И что?

Кейти нащупала в его кармане продолговатый фонарик, включила его и выскользнула из объятий Джека.

Луч осветил угол помещения. Он был пуст. Зато в другом углу они обнаружили старый металлический стол.

В этом было что-то очень печальное. Кейти вспомнила, что они когда-то ездили в гости к тетке, которая работала на заводе Хоссмера. Тетушка тогда устроила ей экскурсию по заводу. Здесь кипела жизнь. Везде, в каждом цехе, их приветствовали соседи и друзья.

Сейчас в цехе готовой продукции от всего этого остался только пыльный стол.

— Пойдем, — сказала Кейти, протягивая Джеку руку.

Джек встал и, не отпуская руки, притянул ее к себе.

— Я знаю, о чем ты думаешь. Я тоже бывал здесь в те дни, — сказал он тихо. — Может, мы сможем вернуть это место к жизни.

В этот момент Кейти забыла о том, что Джек собирается уезжать. Неважно стало, любит ли он ее или нет. Главное, она любила его. Что бы ни ждало ее в будущем, в эту минуту он был рядом с ней. И за это она почувствовала благодарность судьбе.

Джек обвел глазами цех.

— Я иногда ночевал здесь. Клал спальный мешок под стол и спал.

Спальный мешок, коричневого цвета с зеленым кантом. Кейти легко могла его представить лежащим под столом. Хотя Джеку трудно это вспоминать сейчас, Кейти помнила, что этот склад был убежищем Джека во время запоев отца.

— Жаль, что ты не приходил тогда к нам, Джек. Мы всегда были рады тебе.

— Я не мог. Я не доверял себе, когда был рядом с тобой.

— Не доверял себе?

— Ты была единственной, о ком я думал, Кейти. Каждый раз, закрывая глаза, я видел тебя. Я чувствовал тебя. Представлял, как было бы прекрасно любить тебя.

— Но ты ничего не говорил мне. Я ничего не знала.

— Я не хотел, чтобы с нами произошло то же самое, что и с моими родителями.

Кейти знала эту историю. Джек ей ничего не рассказывал, но Мэтт как-то сообщил ей, что мать Джека, так и не выйдя замуж за его отца, умерла при родах, и ее родня обвинила во всем отца и не захотела знать ребенка.

— Я никогда не допустил бы такого с тобой, — повторил Джек.

Он отбросил волосы с ее лица и нежно поцеловал в губы. Кейти обвила его шею и прижалась к нему, отвечая на поцелуй.

— Я хотел подождать, пока мы не будем готовы, — прошептал Джек между поцелуями.

Кейти уткнулась носом в его шею, вдыхая такой любимый запах его кожи, смешанный с ароматом одеколона. Она готова была стоять так целую вечность, наслаждаясь его теплом, его защитой. Джек нежно гладил ее по волосам. Эти жесты, полные заботы и ласки, наполняли Кейти счастьем.

— Кейти, — прошептал Джек. — Я хочу, чтобы ты понимала...

Кейти прижала пальцы к его губам. Ей меньше всего хотелось, чтобы слова разрушили очарование этого момента.

Джек улыбнулся. Кейти пожала его руку, и они прошли по всему зданию, не сказав больше ни слова.


Когда они приехали к Кейти домой, Джек развел огонь в камине, и они уселись на диване перед ним, завернувшись в плед. Это было хорошее завершение полного событий дня.

Утром Джек полетит в Нью-Йорк, чтобы сообщить в «Рейли инвестмент», что он не едет в Лондон. Это было простое и легкое решение, потому что выбирать Джеку не приходилось. Он не мог оставить Кейти одну еще раз. Второго шанса у него не будет.

Джек чувствовал, что должен доказать ей: он пойдет на все, лишь бы вернуть ее любовь. Он был рад утреннему появлению Мэтта, рад, что они наконец выяснили отношения. Конечно, не будь Кейти рядом, их встреча наверняка не ограничилась бы такой, вполне цивилизованной, дискуссией. Однако, сказать по правде, Джек не испытывал больше злости к Мэтту. Каковы бы ни были его грехи, он за них наказан. Он потерял Кейти навсегда. А это, Джек знал по собственному опыту, было наихудшим наказанием.

Мэтт больше не будет надоедать Кейти, потому что теперь рядом с ней всегда будет Джек. Потому что теперь он является владельцем сети универмагов Бермана. И лично будет следить за открытием нового магазина в Ньюпорт-Фоллс. Он вернет городу процветание, делая предложения потенциальным инвесторам так же, как сделал Франклину Беллу.

Джек рассказал Франклину про склад Хоссмера, но Беллу это предложение пришлось не по душе. Он заявил, что не хочет вкладывать деньги в ремонт здания, построенного в начале двадцатого века, которое к тому же годами стояло пустым. Поэтому Джек предложил ему другое решение. Он вложит в компанию Белла деньги, необходимые для восстановления здания. «Надеюсь, ты знаешь, что ты делаешь», — сказала ему Кэрол, когда Франклин согласился на эту сделку.

Но каким бы большим ни казался риск его подчиненным, у Джека не было никаких сомнений в правильности своих действий. Впервые в жизни он чувствовал, что на верном пути.

Ничего этого он не сказал Кейти. Не сказал и о том, что магазины Бермана теперь принадлежат ему. Он знал, что Кейти никогда бы не позволила ему идти ради нее на финансовые жертвы. И Джек не хотел, чтобы она считала себе обязанной ему.

— О чем ты думаешь? — Кейти прервала ход его мыслей.

— О тебе. О будущем.

— Давай не думать об этом. Давай наслаждаться сегодняшним днем.

Джек обнял ее за плечи, и Кейти опустила голову ему на плечо. Он больше не хочет ждать. Он подарит ей кольцо, которое предназначалось ей с самого начала.

И второй раз за этот день Джек прошептал:

— Я люблю тебя, Кейти.

Но Кейти не ответила. Она спокойно спала. Джек прижался щекой к ее волосам. Что ж, это не важно. У него вся жизнь впереди, чтобы доказывать свою любовь. И он не упустит ни единой минуты.



ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

<p>ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ</p>

Кейти смотрела на лежащий перед ней макет нового номера газеты. Она попыталась сосредоточиться, но это было трудно. Франклин Белл приехал в Ньюпорт-Фоллс осматривать склад. Весь город готовил склад к его приезду, чтобы давно покинутое здание выглядело как можно привлекательнее для выгодного покупателя. Все дороги и проезды вокруг были расчищены. Окна всех складских помещений открыты для проветривания. Полы везде вымыты и отполированы.

Но Кейти все равно нервничала.

— Все будет хорошо, — обещал Джек ей сегодня утром. — Не волнуйся.

Он был умница. Кейти не знала, как будет жить дальше без него. Он без устали трудился, помогал наводить порядок на складе, летал за Франклином в Нью-Йорк, чтобы привезти его на своем личном самолете. Если бы Кейти не знала, что Джек уезжает в Лондон, она решила бы, что он изменил свое мнение насчет Ньюпорт-Фоллс. Она могла подумать, что ему здесь начинает нравиться. Но это неважно. Потому что через два дня он уезжает.

Кейти не спрашивала его об отъезде. Он тоже не заговаривал с ней об этом. Как будто оба знали, что их бесценное время, проведенное вместе, ограничено. Несколько раз Кейти чувствовала острое желание попросить его остаться. Но ради чего? Она ни за что не уедет из Ньюпорт-Фоллс, а Джек здесь никогда не будет счастлив. Он страдал бы здесь, как дикий зверь, заточенный в клетку. Джеку необходимы свобода и простор. Он не захочет обременять себя семейной жизнью в маленьком городке.

То, как жили ее родители, стало ее мечтой. Но эта мечта не способна воплотиться в реальность. Сегодня с фантазиями будет покончено.

Джек пригласил ее на ужин. Он сказал, что им надо обсудить кое-что очень важное, что не может больше ждать.

Кейти словно заранее слышала его слова. Он скажет, что, хотя любит ее, ему надо уехать. Но она не позволит себе расплакаться в присутствии Джека. Он был очень добр к ней и очень нежен. Кейти не хотелось бы, чтобы он уехал отсюда с чувством вины.

— Не зря говорят, то густо — то пусто, — сказала Марселла. Она стояла в дверях кабинета Кейти. — Нас известили, что к нам едет Берман!

Кейти забыла про все свои тревоги. У нее подогнулись колени, а сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Берман!

— Ура! — Кейти завопила так, что было слышно по всему городу.

— И, — добавила Марселла, смеясь над бурной реакцией подруги, — у меня назначена встреча с их директором отдела рекламы. Они хотят заключить с нами договор на две страницы в неделю!

Это могло увеличить доходы от размещения рекламы в несколько раз. Кейти закрыла глаза и почувствовала, как гора медленно сползает с ее плеч. Ее газета — дело нескольких поколений ее семьи — спасена. И все это благодаря Джеку!

— Позвони Джеку, расскажи ему об этом. Все будет хорошо, — Марселла ушла, радостно улыбаясь.

Кейти открыла глаза и выглянула в окно. Еще раз она пообещала себе, что Джек не увидит ее слез. Она и так перед ним в долгу. В большом долгу.


Джек посмотрел на часы. Он опаздывал. Он должен был заехать в банк в Олбани, чтобы забрать кольцо из сейфа, где оно хранилось. По дороге в Ньюпорт-Фоллс Джек чувствовал, что оно прожигает дыру в его кармане. Иногда казалось, что он не сможет дождаться ужина и преподнесет кольцо раньше. Но надо было взять себя в руки. Этот вечер должен быть безупречен.

Он пригласил Кейти в ее любимый ресторан в старой гостинице на Главной улице. Это был прекрасный романтический уголок. Ресторан освещался только свечами, в зале был огромный камин и все было проникнуто духом элегантности прошедших времен.

Джек заказал на вечер весь зал, заплатив миссис Кратчфилд столько, что она могла бы закрыться на неделю, если бы захотела.

Подъезжая к дому Кейти, Джек крепко сжимал руль, мучаясь от нетерпения. Кейти открыла дверь, когда он взбегал по ступеням ее крыльца.

— Привет, — сказала она. — Мог просто посигналить. Я бы вышла.

Ее губы были мягкими и нежными, готовыми к поцелую. Джек наклонился вперед и коснулся их губами. Кейти обняла его и поцеловала так, словно от этого зависела вся ее дальнейшая судьба.

— Ух ты, — сказал Джек, когда они наконец отпустили друг друга, чтобы перевести дыхание. — Чем я это заслужил?

— Тем, что ты — это ты.

Кейти позвонила ему сразу после того, как узнала про Бермана. Джеку было приятно слышать ее радостный и взволнованный голос. Он был рад, что ничего не рассказал ей заранее, решив, что лучше будет, если она узнает обо всем сама, постепенно. Джеку не хотелось бы, чтобы Кейти знала, кто владелец магазина, пока он не сделает ей предложение. Он верил в ее любовь и их будущее, но не хотел бы, чтобы она чувствовала себя чем-то обязанной.

Кейти улыбнулась ему так нежно, что его сердце вдруг на какое-то мгновение остановилось.

— Куда мы едем? — спросила Кейти.

— Я подумал, не поехать ли нам в старый отель, если ты не против, конечно.

Кейти помолчала. Потом ответила:

— Если там еще открыто. Он рано закрывается по выходным.

— Миссис Кратчфилд ждет нас, — объявил Джек.

Всю дорогу Кейти рассказывала о том, как прошел день. Джек взял ее за руку. Впервые в жизни он чувствовал спокойствие и умиротворенность.

Остановив машину прямо перед входом в гостиницу, он помог ей выйти из машины, и они, рука об руку, вошли в ресторан.

Миссис Кратчфилд встретила их у двери, приветливо улыбаясь. Она подмигнула Джеку и провела их в зал. По просьбе Джека столы стояли как обычно, чтобы у Кейти не возникло подозрений.

— Сегодня у вас тихо, — сказала Кейти. — Спокойный вечер.

Миссис Кратчфилд подмигнула Джеку еще раз.

— Да, можно сказать и так.

Джек подвинул Кейти стул и сел рядом. Он сразу взял меню, чтобы не дать миссис Кратчфилд повода подмигнуть еще.

— Что ж, смотрите, выбирайте. — Миссис Кратчфилд повернулась, чтобы уйти, но перед этим положила Джеку руку на плечо и легонько пожала его, наверняка при этом подмигнув.

Но если Кейти и заметила эти странные знаки, то вида не подала.

— Ребрышки здесь очень хороши, — сказала она.

— Я помню, — отозвался Джек. — Думаю, это лучшие ребрышки в стране. — Он положил меню.

— Видишь, — усмехнулась Кейти, — в Ньюпорт-Фоллс есть что-то лучшее в стране.

— Кейти, — сказал Джек, наклоняясь вперед, — мне нравится Ньюпорт-Фоллс, правда.

— Когда-то, много лет назад, он тебе не очень нравился.

— Да, но это было давно. Иногда приходится уехать из дома для того, чтобы научиться ценить его.

Кейти отвела взгляд в сторону.

— Ну, как там идут дела с Франклином?

— Прекрасно, — ответил Джек.

Он сегодня лично показал Беллу город, прежде чем отвезти его к хоссмеровскому складу. Хотя Франклин никогда бы не признался в этом, Джек видел, что Ньюпорт-Фоллс произвел на него хорошее впечатление и здание ему понравилось. Особенно поразило Франклина то, что жители взяли на себя труд привести склад в порядок, чтобы показать его в лучшем виде.

— Где он сейчас?

— Радостно распаковывает чемоданы в гостинице.

Миссис Кратчфилд вернулась к их столику.

— Решили что-нибудь? — Она выслушала заказ, снова подмигнула и ушла.

Джек попробовал завести непринужденный разговор, но с Кейти произошла какая-то странная перемена. Казалось, ее мысли были заняты чем-то далеким. Что-то было не так. Могла ли она подозревать о его намерениях? В конце концов, намек был не таким уж тонким: ее любимый ресторан, совершенно пустой зал и все время подмигивающая хозяйка.

— Все в порядке? — спросил ее Джек.

— Да, конечно, — быстро ответила Кейти.

Появилась миссис Кратчфилд с двумя тарелками в руках, от еды поднимался горячий пар. Джек заметил, как она бросила взгляд на безымянный палец Кейти, проверяя, нет ли на нем кольца. Джек слегка покачал головой, и миссис Кратчфилд кивнула в ответ.

— Я оставляю вас наедине, — сказала она и лучезарно улыбнулась.

Когда она ушла, Кейти посмотрела Джеку в глаза.

— Я очень благодарна тебе, Джек. Я ценю твою помощь больше, чем ты можешь себе представить.

— Я рад, что могу что-то сделать.

Они молча принялись за еду. Через некоторое время Джек положил вилку и коснулся ее руки. Кейти чуть не подпрыгнула. Джек сжал ее руку.

— Что не так?

— Все хорошо. — Кейти натянуто улыбнулась, чтобы подтвердить свои слова.

Джека стали одолевать сомнения. Но он вспомнил, как Кейти встретила его час назад. Могла бы она поцеловать его так, если бы не была рада видеть? Наверное, он слишком нервничает, и от этого ему мерещится всякое.

— Кейти, — начал он снова и откашлялся. — Я должен тебе кое-что сказать. — Он снова замолк. Этой минуты он ждал всю жизнь. Наконец она настала. — Я думаю о тебе все время. Непрерывно.

Кейти заерзала на кресле, чувствуя себя не очень комфортно. Джек опустил взгляд и продолжил:

— Я слишком долго обвинял других в том, что потерял тебя. Мэтта, тебя саму, даже судьбу. Но теперь я понимаю, что мне надо было винить только себя. Я должен был сказать тебе о своих чувствах очень давно. Но я не сделал этого. И причинил тебе боль. Не говоря уже о том, что я сделал с собой.

Джек поднял голову. Кейти смотрела на дверь. Он взял ее за подбородок и повернул ее лицо к себе.

— Кейти, ты прощаешь меня? — прошептал он.

— О чем ты говоришь? — Кейти опять отвела глаза. — Мне не за что тебя прощать. Совсем.

— Я был идиотом. Я просто был уверен, что об этом знает весь Ньюпорт-Фоллс и ты тоже. Я любил тебя, Кейти.

— Я чувствовала то же самое, — вполголоса ответила Кейти.

— Я так боялся потерять тебя. Превратиться в своего отца. Безработного алкоголика. Городского бродягу.

— Я никогда так не думала о твоем отце. Он потерял голову от горя, когда умерла твоя мама. Для меня он всегда был романтической фигурой. Кроме того, я никогда не думала, что ты можешь повторить его участь.

Джек опустил руку в карман и нащупал маленькую коробочку.

— Это был страх, Кейти. Страх заставил меня уехать.

Джек заметил, что Кейти его больше не слушает. Вместо этого она сказала:

— Я хотела сказать тебе спасибо за то, что ты сделал, чтобы помочь мне. И помочь городу. Я очень ценю твой поступок.

Джек сделал вид, что не слышал ее слов, и продолжил:

— Мне еще о многом надо поговорить с тобой, Кейти. Я уже сказал тебе, что часто вспоминаю тот день, на речке, и думаю о том, что бы произошло, если бы я тогда все сказал тебе.

— Я знаю. — Глаза Кейти были полны слез. — И эти последние несколько недель были прекрасны. Но уже слишком поздно, не так ли? Мы упустили свой шанс.

Джек потерял дар речи.

— Что? — только и смог произнести он.

— Мы же оба знаем, чем это все должно закончиться.

— Мы знаем?

— Я знаю, что ты собираешься сказать, Джек. И если ты действительно любишь меня, не говори ничего. Я не смогу этого вынести.

Джек почувствовал, как земля уходит из-под ног. Кейти не хотела выходить за него замуж! Но ведь она любила его, разве не так? Она не сказала ему об этом, но ведь он все чувствовал сам, об этом говорил ее взгляд, ее страсть в минуты близости. Разве он мог ошибиться?

— Кейти, — спросил он, — ты любишь меня?

— Какая разница?

— Это очень важно для меня.

Кейти покачала головой.

— Мэтт был прав. Иногда одной любви недостаточно. — Она встала.

Джек чувствовал, что теряет ее.

— Скажи, что мне надо сделать, Кейти? Скажи, что мне надо сказать?

— Не надо ничего говорить, — прошептала Кейти, поворачиваясь, чтобы уйти.

Джек вскочил и схватил ее за руку.

— Я не могу больше, — Кейти расплакалась. — Мне стыдно, но я не могу. — Она выдернула свою руку. — Пожалуйста, Джек. Если любишь, отпусти меня.

И с этими словами она ушла. Джек хотел вернуть ее, но это было бы против ее воли. Он вдруг понял, о чем все время пыталась сказать ему Кейти. Неудивительно, что она не хотела обсуждать с ним будущее. Потому что в будущем, в ее будущем, не было его.

Слова, которые она только что произнесла, будут преследовать его всю оставшуюся жизнь.

Если любишь, отпусти.

Он опоздал. И теперь должен за это расплачиваться.



ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

<p>ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ</p>

Офис мэра располагался в кирпичном здании на Главной улице. Кроме него в здании находились также медицинские кабинеты, где принимали городской стоматолог и педиатр. Кейти всегда нравилось бывать здесь. Все эти мужчины — мэр, дантист и детский врач — были друзьями ее отца. Она знала их с рождения, и все трое относились к ней как к любимой племяннице. Как правило, их общение носило веселый характер семейных встреч. Но сегодня даже мысль о том, что она увидит старых друзей, не радовала Кейти.

Она посмотрела на часы и поднялась по узкой лестнице в кабинет, где должна была пройти встреча мэра с Франклином Беллом.

Интересно, Джек тоже придет или он уже улетел? — думала она.

Кейти не спала всю ночь, вспоминая о Джеке. Неужели он действительно считал, что она не понимает, о чем он хочет с ней поговорить? Думал, что она сможет спокойно сидеть и слушать все это? Растягивать и так болезненное расставание?

И все же Кейти уже начинала скучать по нему. Без Джека ее дом казался пустым и безжизненным, а будущее — бессмысленным.

Но Джек ничего не узнает о ее горьких чувствах. Будет очень трудно ничем себя не выдать, но она постарается. Вчера она не смогла сдержаться. Сегодня все будет совсем по-другому. У нее осталась возможность расстаться с ним, не теряя достоинства. Ей не нужна жалость Джека. Ни сейчас, ни когда-либо еще.

Повернув за угол, она похолодела. Голос Джека был слышен издалека. Он был здесь.

Ну конечно же. Это же Джек Рейли. И это его бизнес.

Сильно волнуясь, Кейти остановилась в дверях. Дверь в кабинет мэра была открыта, и Кейти могла видеть троих мужчин, сидящих вокруг круглого стола.

Мэр Херб Уоткинс помахал ей рукой.

— Кейти, здравствуй. — Он встал и жестом пригласил ее присоединиться. — Заходи, садись.

Франклин встал из-за стола при ее появлении, и Джек с неохотой, как показалось Кейти, последовал этикету. Он быстро взглянул на нее и коротко кивнул, прежде чем сесть снова на стул.

К ужасу Кейти, мэр отодвинул свой стул в сторону и на освободившееся место поставил стул для нее — рядом с Джеком. Кейти осторожно скользнула на сиденье.

Она сидела так близко к Джеку, что прикасалась к нему ногой. Она ощущала запах его одеколона и слышала его дыхание. Сосредоточиться на чем-либо еще она была не в состоянии.

— Как я уже говорил, — начал Франклин, — на моем заводе будет работать триста человек. Даже при том, что у нас есть походящее здание для самого завода, мне надо убедить людей переехать сюда.

— Франклин, — заговорил Джек, — этот город — настоящая Америка в своем лучшем смысле. Ты нигде не найдешь места более привычного и понятного для любого американца. Мне кажется, так жить сейчас мечтают все нормальные люди. Прекрасный городок со спокойными улицами и чистым воздухом.

Джек задел рукой Кейти. Она почувствовала, как ее наполняет теплая энергия его близости. Но это прикосновение было случайным. Джек немного отодвинулся от нее на стуле.

— Я слышал, — проговорил мэр, глядя на Франклина, — что на место магазина Холленда уже есть покупатель, и там будет другой универмаг. У нас откроется универмаг Бермана.

— Мм, вы уже заключили договор? — повернулся Франклин к Джеку.

— Да, — кивнул Джек.

— Значит, ты теперь владелец сети магазинов, — хмыкнул Белл.

Кейти чувствовала, как земля уходит у нее из-под ног. Что?

— Ты выкупил его магазины?

Джек посмотрел на нее, но сразу отвел глаза.

— Он провел целую комбинацию, — ответил за него Франклин.

— Ты... — Голос Кейти прозвучал слабо.

— Так это ты собираешься открыть здесь магазин? — удивился мэр.

Франклин попытался прояснить ситуацию:

— Джек собирается ехать в Лондон, здесь будет работать его управляющий.

— Я не знал, что ты едешь в Лондон, — смутился мэр.

Джек молчал, и Франклин, оторвавшись от бумаг на столе, спросил его:

— Ты ведь едешь в Лондон или нет?

Джек смотрел на Кейти, как будто ждал, что она заговорит. Но что он хотел от нее услышать?

Подождав немного, Джек произнес:

— Думаю, у меня нет причин не ехать.

— Ну что ж, мы тоже переезжаем. — Франклин закрыл папку с документами. — Договорились. Завод Хоссмера нам подходит.

У Кейти кругом шла голова. Она представила бывший склад Хоссмера обновленным, светящимся изнутри, полным людей. Представила, как отовсюду исчезнут надписи «Продается», откроются кафе, маленькие магазинчики. Она представила, как возродится Ньюпорт-Фоллс.

— Похоже, нам есть что отпраздновать, — сказал мэр.

— Да, верно, — согласился Франклин.

Кейти повернулась к Джеку, движимая желанием обнять его. Он сделал все это сам. Своими руками спас их город.

— Спасибо тебе, Франклин, — сказал Джек. — И поздравляю. Я точно знаю, ты ни о чем не пожалеешь. — Он поднялся. — Я бы очень хотел остаться и отпраздновать, но мне пора возвращаться в Нью-Йорк.

Восторг прошел, и Кейти почувствовала боль. Джек уезжал. Увидит ли она его еще когда-нибудь?

— Спасибо за все, — сказал ему Франклин. Они пожали друг другу руки. — Я понял, почему тебе так нравится это место.

Джек попрощался с мэром, потом повернулся к Кейти. Руки он ей не протянул.

— До свидания, Кейти, — сказал Джек, коротко кивнув.

— Спасибо тебе, — пробормотала она.

И после этого Джек вышел.

Кейти стояла, словно пораженная молнией.

Джек купил магазины Бермана.

Он спас ее газету. Он спас ее город.

Я люблю тебя, говорил он ей. Всегда любил.

И вдруг факты, которые минуту назад говорили о том, что жить вместе с Джеком ей не придется никогда, рассыпались и сложились в совершенно иную картину.

Джек уехал из Ньюпорт-Фоллс не потому, что не любил ее, а потому, что любил. Он боялся, что они привяжутся друг к другу до того, как будут готовы к серьезным отношениям, и это будет катастрофа. И поэтому он ждал, работал для того, чтобы обеспечить им лучшую жизнь. А что делала она? Она отплатила за его преданность тем, что вышла замуж за его лучшего друга. Это она сдалась много лет назад, а не он.

И она была готова повторить ту же самую ошибку снова.

Внезапно для Кейти перестало быть важным, останется она в Ньюпорт-Фоллс или нет. Этот город больше не мог оставаться ее домом, если здесь не будет Джека. Она должна последовать велению сердца. И тогда все ее мысли и чувства пришли в порядок. Ей нужно было остаться с Джеком, какова бы ни была цена этого.

— Я сейчас, — пробормотала она.

Не набросив даже пальто, Кейти выскочила из офиса за мужчиной, которого она так любила. Она выбежала на улицу, не замечая холода. Джек уже был в нескольких кварталах от здания мэрии.

Кейти бросилась за ним, поскользнулась и чуть не упала, проклиная неуместные сейчас каблуки.

— Джек!

Джек обернулся. Он остановился и с изумлением смотрел, как она бежит к нему.

— Джек, возьми меня с собой.

Кейти снова поскользнулась на льду, но на этот раз Джек оказался рядом и подхватил ее.

— Что? — переспросил он, помогая ей встать на ноги.

Подул внезапный порыв ветра, и Кейти окутало снежное облако.

— Я люблю тебя. Я всегда любила тебя. И я хочу быть с тобой, — быстро проговорила она. — Мне все равно, уеду я отсюда или останусь.

— О чем ты?

— Возьми меня с собой в Лондон.

— Лондон? — Джек посмотрел на нее с любопытством. Потом покачал головой и торжественно произнес: — Я не могу.

Неужели она опоздала?

— Но почему?

— Потому что я не еду ни в какой Лондон, — рассмеялся Джек.

Потребовалось некоторое время, чтобы Кейти смогла осознать услышанное.

— Но ведь в статье было сказано, что ты завтра уезжаешь. Что такой шанс бывает только раз в жизни.

— В статье? В «Уолл-стрит джорнэл»?

Кейти кивнула.

— Эта статья была написана за неделю до того, как ты вернулась в мою жизнь. Тогда все было по-другому.

От удивления Кейти не могла произнести ни слова.

— Вот почему ты так странно вела себя вчера? Ты думала, что я собираюсь уехать от тебя? — догадался Джек.

Со слезами на глазах Кейти сделала шаг назад.

— Где твое пальто? — спросил Джек, расстегивая свое.

— Я спешила.

— Как ты только подумать могла, что я уеду, не предупредив тебя об этом? — он прижал ее к себе и запахнул пальто, закутав их обоих. — Почему ты не поговорила со мной об этом?

— Я думала, что это неизбежно. Ты ведь уехал от меня тогда, в юности, почему в этот раз должно было быть по-другому.

— Кейти, мы больше не дети. — Джек вздохнул и добавил: — Но все равно бывает трудно принять верное решение.

— Я перееду в любой город, — быстро проговорила Кейти. — Куда ты захочешь.

Джек стоял не шевелясь.

— Я слышу, я чувствую, как бьется твое сердце.

Кейти провела ладонями по его груди и положила руку так, чтобы чувствовать, как ровно и уверенно бьется сердце Джека.

— Я тоже чувствую, — прошептала она.

— Это твое сердце. Оно всегда принадлежало тебе.

Кейти посмотрела на него и улыбнулась.

— Можно мне поехать с тобой в Нью-Йорк?

— Нет, — покачал головой Джек.

— Почему? — Улыбка Кейти померкла.

— У меня есть идея получше.

— Какая?

— Думаю, мне стоит переехать сюда.

Кейти не верила своим ушам. Джек собирается переехать в Ньюпорт-Фоллс?

— У меня кое-что есть для тебя, — сказал Джек. — Залезь ко мне в карман.

Кейти так и сделала. И извлекла оттуда небольшую красную коробочку.

— Что в ней?

С трепетом Кейти открыла ее и обнаружила внутри кольцо с бриллиантом и двумя рубинами по бокам.

— Оно принадлежало моей бабушке. Я хранил его специально для этой минуты. Я хотел его подарить только тебе.

Джек снял пальто и накинул его Кейти на плечи. Потом прямо там, посреди Главной улицы, он опустился перед ней на одно колено.

— Кейти Девонворт, — торжественно произнес он, надевая на ее палец кольцо, — ты выйдешь за меня замуж?

Кейти посмотрела на кольцо. Она мечтала об этом много раз, но даже представить себе не могла, что это будет так.

— Да, — ответила она, и не было на земле человека счастливее.

Джек встал и поцеловал ее. Кейти казалось, что они проникают друг в друга, принимая и даря любовь. Потому что тела и души были созданы друг для друга.