Маргарет Эллисон

Горы любовь и фантазия


ГЛАВА ПЕРВАЯ

<p>ГЛАВА ПЕРВАЯ</p>

До того как Мередит увидела Джоша Адамса, она думала, что устроенная ее матерью новогодняя вечеринка удалась на славу. Во дворе стояли замысловатые ледяные скульптуры. Парадную лестницу украшали сотни декоративных подсвечников. Мебель из гостиной убрали, чтобы освободить место для огромной живой ели, которую украсили разноцветными лампочками и хрустальными сосульками. Как всегда, здесь собралось почти все высшее общество Аспена. Гости танцевали, пили шампанское и ели икру.

Мередит с ужасом наблюдала за тем, как Джош пробивался сквозь толпу. Он улыбался и махал кому-то руками. Они не виделись больше десяти лет, но с тех пор он ничуть не изменился. Она так и не смогла забыть своего бывшего возлюбленного: вьющиеся волосы цвета меди, серые глаза и эту улыбку…

Правда, она тут же напомнила себе, что вряд ли стоит его так называть. Они провели вместе всего одну ночь, и все… Но зато какую ночь!

Соберись! – подумала Мередит. Сейчас не самое лучшее время для того, чтобы отвлекаться на воспоминания о пережитых в детстве страданиях.

Мередит тщетно пыталась понять, что он здесь делает, ведь с тех пор прошло столько лет. Джош был другом ее младшей сестры Кэрли, причем та за все эти годы ни разу не вспомнила о нем. Мередит знала о нем только то, что он уехал в Европу работать лыжным инструктором и там разбогател.

В последнее время Мередит проводила все свободное время за просмотром финансовых отчетов.

Заняв должность руководителя «Картрайт Энтерпрайзиз», Мередит взвалила на свои плечи огромную ответственность. Когда-то это была одна из наиболее могущественных компаний страны, но отчим Мередит, заядлый картежник, едва не разорил ее, умудрившись растратить миллионы долларов, принадлежавших компании, после чего добровольно расстался с собственной жизнью.

Мередит нырнула в толпу гостей, стараясь изобразить из себя гостеприимную хозяйку. Так, когда к ней подошла поздороваться мало знакомая ей женщина, она даже поцеловала ее в щеку и пожелала хорошо провести время. Вскоре она заметила, что оглядывается в поисках Джоша. Как он здесь оказался? Ей ведь было точно известно, что его не приглашали, иначе она увидела бы его имя в списке гостей.

Наверное, Кэрли в последний момент решила позвать Джоша и забыла сказать об этом сестре. Действительно, с какой стати она должна отчитываться передо мной? – подумала Мередит. Кэрли ничего не знала о том, что ее сестра провела ночь с Джошем.

Мередит никому не рассказала о случившемся.

Она прекрасно знала, что история шокирует Кэрли. Еще бы: ничем не выделяющаяся из толпы тихоня влюбилась в плейбоя! Никто даже не догадывался о том, как Мередит страдала из-за любви к нему и сколько тайком наблюдала, как он флиртует с другими девушками.

Она налила себе бокал шампанского. Да что со мной?! – спросила она себя. В конце концов, она не видела его и не разговаривала с ним с того самого дня, как они занимались любовью, а это было много лет назад. Джош сразу после этого уехал в Европу, и Мередит была абсолютно уверена в том, что он никогда не вернется оттуда.

Господи, вечеринка еще продолжается, вспомнила она. Ее воспаленный разум почти не повиновался ей. Мередит посмотрела на часы. Они показывали почти семь. Это означало, что ей придется провести здесь еще несколько часов. Мередит редко могла позволить себе расслабиться и повеселиться. Она даже не помнила, когда занималась чем-то не связанным с работой, в которой заключался весь смысл ее жизни. Годы учебы в колледже она провела, грызя гранит науки, и это принесло свои плоды. Она с отличием закончила Гарвард и начала работать в денверском филиале компании, принадлежавшей ее семье и расположенной в Колорадо. Когда умер ее отчим, она собиралась занять должность руководителя. Акционеры выбрали Мередит президентом компании, когда ей было всего двадцать девять лет. С тех пор она много работала для того, чтобы возродить семейный бизнес.

Компанию, правда, спасла не она, а Кэрли. Сестра Мередит, несмотря на должность в «Картрайт Энтерпрайзиз», никогда не интересовалась делами компании. Зато ей всегда очень везло в любви.

Мередит долго пыталась получить права на производство «Дюрасноу» – искусственного снега, который не таял даже при температуре выше нуля. Но надежды на это почти не было, хотя продукт обещал совершить настоящий переворот в горнолыжной индустрии. Но Кэрли очень удачно подобрала себе жениха, и у Мередит появился шанс сдвинуть дело с мертвой точки. Когда она предложила Дюранам, своим будущим родственникам, продать ей права на «Дюрасноу», те с радостью согласились.

– Мередит, – позвала мать, – ты не видела Кэрли?

Виера Картрайт подняла бровь. Это был признак того, что она крайне недовольна.

– Нет. Что случилось? Что она натворила?

Несмотря на то, что Кэрли было уже почти тридцать, мать обращалась с ней, как с ребенком. В Кэрли было что-то такое, что заставляло людей хотеть позаботиться о ней. Она казалась такой нежной и ранимой, что все считали, будто сама она не способна постоять за себя.

– Здесь ее друг Джош.

– Ты должна его помнить, – сказала ее мать, не правильно истолковав причину молчания Мередит. – Это твой бывший инструктор по лыжам.

– Да, – как можно более равнодушно ответила Мередит. – Я знаю. Я видела его.

– Ну? И кто его пригласил? – грустно спросила Виера.

– А это важно?

Мать Мередит прикусила губу.

– Кэрли недавно вспоминала о нем.

– Ну и что? Они же были друзьями.

Виера прошептала:

– Она спрашивала меня, сожалела ли я когда-нибудь о том, что вышла замуж.

– Сожалела? – переспросила Мередит. – Что она хотела этим сказать?

– Кэрли заявила, что жалеет лишь об одном: она так и не сумела переспать с Джошем Адамсом.

Неужели моя сестра потерпела неудачу в отношениях с Джошем Адамсом? – подумала Мередит, а вслух произнесла:

– Она же выходит замуж через две недели!

– Ты думаешь, я не знаю об этом? Я только что заказала белые орхидеи, которые обошлись мне в пять тысяч долларов!

– Но ведь она любит Марка.

– Конечно, любит. Но это же Кэрли. К тому же Марк уехал из города и вернется только в пятницу.

Кэрли всегда имела успех у мужчин. Она была поразительно непостоянной и часто влюблялась.

Правда, казалось, что в лице Марка Дюрана она наконец-то нашла мужчину своей мечты. Красивый серьезный хирург завоевал ее сердце и помог ей изменить свою жизнь. Хотя, возможно, Мередит просто надеялась на это.

– Где она? – спросила Мередит.

– Не знаю, – ответила Виера. – И Джоша я тоже не вижу.

– Интересно, почему он вернулся? – задумчиво произнесла Мередит. – Он ведь столько лет прожил в Европе.

– Удивительное совпадение, – с сарказмом ответила ее мать. – Что ты имеешь в виду?

Виера тяжело вздохнула.

– Я только могу надеяться на то, что она не позвала его или не совершила еще какую-нибудь глупость.

Мередит вскоре поняла, что искать Кэрли совершенно бесполезно, и решила найти хотя бы будущих родственников своей сестры. Если бы они не согласились прийти на вечеринку, Мередит отменила бы праздник. Картрайты уже не были настолько богаты, чтобы вести богемный образ жизни. Но Мередит безумно хотела заполучить права на «Дюрасноу». Именно поэтому она, полагаясь на удачное стечение обстоятельств, позволила матери организовать эту расточительную вечеринку.

Ее старания вот-вот превратятся в прах! И все из-за Джоша Адамса.

Впервые Мередит захотелось рассказать сестре о том, что произошло той ночью, на горе. Возможно, если Кэрли узнает, что тогда они с Джошем занимались любовью, она перестанет добиваться его расположения, с надеждой думала она.

Мимо нее прошел официант. В руках он нес поднос с наполненными шампанским бокалами. Мередит тут же подсчитала, что эти двенадцать фужеров обошлись ее матери в сто двадцать долларов, причем в тот момент таких подносов в зале было около двадцати. И это без учета стоявших на буфете тарелок со свежими креветками и омарами и французского десерта – настоящего произведения кулинарного искусства. От одной только мысли о том, сколько денег ушло на все это, у нее закружилась голова. Мередит поставила пустой бокал и взяла новый. Она выпила шампанское и повернулась к матери.

– Где Дюраны? – спросила Мередит.

Ее мать подняла глаза и посмотрела на антресоль второго этажа. Мередит последовала ее примеру. Там она и увидела Дюранов. По недовольному выражению их лиц она поняла, что они вряд ли приятно проводили время.

– Я займусь ими, – сказала Мередит, отдавая пустой бокал матери, – а ты найди Кэрли.

Мередит стала медленно пробиваться сквозь толпу. Она приподняла полы своего длинного черного атласного платья и начала подниматься по лестнице. Она с огромным удовольствием надела бы то, что ей нравится, но вместо этого пришлось подчиниться воле матери и сестры и влезть в это нелепое платье. Ей было бы намного удобнее в любимых черных атласных брюках и рубашке.

– Уэйн, Кэсси, – сказала Мередит, подойдя к Дюранам, – я только что разговаривала с четой Морроу о качестве «Дюрасноу»…

– Мередит, – прервал ее мистер Дюран, указав на танцующие пары внизу, – кто это, черт возьми?

Мередит обернулась. Кэрли стояла в углу, но она была не одна. Казалось, Джош был настолько же очарован ею, как и она им.

– О, – ответила Мередит, притворно засмеявшись, – вы имеете в виду того мужчину, который танцует с Кэрли? Он наш бывший инструктор по лыжам. Мы вместе выросли. Он нам почти как брат.

– Я никогда не танцевал со своей сестрой так, сказал Уэйн.

– Ха-ха, – натянуто засмеялась Мередит, пытаясь справиться с охватившей ее паникой. – Джош живет в Европе.

– Но ведь сейчас-то он здесь, – заметил Уэйн.

– Точно, – ответила Мередит. – Если позволите, я пойду и поздороваюсь с ним.

Как Кэрли могла так поступить? Что с ней теперь будет? А вдруг Марк узнает, что его невеста флиртовала с известным во всем городе бабником? В ужасе думала Мередит, быстрым шагом направляясь к сестре.

Кэрли потянулась и поцеловала Джоша в шею.

Остаток пути Мередит преодолела в несколько прыжков.

– Кэрли! – закричала она, встав между ними. Слава богу! Вот ты где! Твои будущие родственники ищут тебя.

Мередит сосредоточила все свое внимание на сестре. Она сделала вид, что не узнает Джоша. Она боялась даже смотреть на него, опасаясь того, что один-единственный взгляд может всколыхнуть прежние чувства. Не обращай на него внимания, мысленно приказала она себе.

– Я занята, – отрезала Кэрли.

Она говорила не очень отчетливо, и Мередит поняла, что ее сестра выпила слишком много шампанского. Вот в чем была проблема. Все объяснялось предельно просто.

– Здравствуй, Мередит.

Услышав его голос, Мередит почувствовала, что ее охватывает, казалось, давно забытое ощущение.

Но она, стараясь прогнать его, еще раз напомнила себе, что уже давно ничего не чувствует к этому человеку, лишившему ее девственности. Это было всего лишь детское разочарование, оставшееся в прошлом.

– Здравствуй, Джош, – как можно более спокойно ответила она.

Внезапно Мередит поняла, что сейчас захохочет.

Причиной этого приступа смеха было только то, что перед ней стоял Джош Адаме собственной персоной. Мередит показалось, будто она снова школьница. Она вновь превратилась в тупицу, разговаривающую с самым популярным парнем в городе.

Мередит посмотрела на антресоль. Дюраны пристально следили за ними. Кэсси Дюран шептала что-то мужу на ухо. Судя по всему, она была очень недовольна. Мередит тут же пришла в себя.

– Кэрли, – сказала она, – мне нужно поговорить с тобой.

– Я занята, – повторила Кэрли.

– Боюсь, я вынуждена настаивать, – отрезала Мередит, схватив сестру за руку. Она попыталась равнодушно улыбнуться Джошу. – Была рада снова увидеть тебя.

– Встретимся в беседке через десять минут, сказала Кэрли Джошу. Она повернулась к Мередит и вырвала руку. – Разве это так важно? Почему нельзя подождать?

– Иди наверх, – приказала Мередит.

Виера встретила их в конце лестницы и затолкала в расположенную на втором этаже библиотеку.

Как только они вошли, она захлопнула дверь.

– Что ты вытворяешь? – с трудом сдерживаясь, чтобы не сорваться на крик, спросила Виера у Кэрли. – Когда ты говорила со мной о Джоше, я и представить себе не могла, что ты не шутишь. Мне и в голову не приходило, что у тебя хватит наглости выбрать время, когда твоего жениха не будет в городе, связаться с Джошем и пригласить его сюда.

– Успокойся, мама. Это не я.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Мередит.

– Я имею в виду лишь то, что Джош появился здесь сам. Без приглашения. Разве это не странно? Кэрли потянулась на стуле и улыбнулась.

– Ты пьяна? – спросила Мередит, прекрасно зная, что ее сестра редко напивалась.

– Я выпила немного шампанского, – ответила Кэрли.

– Кэрли, – воскликнула ее мать, – подумай о Марке. Что он скажет, когда узнает от родителей, что ты заигрывала с другим?

– Это же Джош, – она невинно посмотрела на Мередит. – Мередит, скажи ей. Объясни ей, почему он особенный.

– Я? – Мередит судорожно сглотнула. – Почему ты думаешь, что я… Ну…

– Это ничего не меняет, – пошла в атаку Кэрли. Это мое дело.

– Ты ошибаешься, – спокойно ответила Виера. Если ты не выйдешь замуж за Марка…

– Мы потеряем выгодный контракт на «Дюрасноу», – произнесла Кэрли. – Я выйду замуж за Марка. Но перед этим я хочу в последний раз оттянуться как следует.

– Кэрли! – задыхаясь, произнесла Виера.

Мередит и ее мать переглянулись. Мередит затаила дыхание. Это было просто ужасно! Ее сестра собирается волочиться за Джошем? За мужчиной, который лишил ее невинности? С единственным мужчиной, с которым она когда-либо спала?

Нужно все рассказать прямо сейчас. Нужно признаться в том, что было между мной и Джошем, подумала Мередит. Хотя что это изменит? Это было давно. К тому же, вместе они провели лишь одну ночь. Она не была уверена даже в том, что Джош еще помнит об этом.

– Вас не касается, с кем… – она поднесла руку ко рту…

– Кэрли, – спросила Мередит, – с тобой все в порядке?

– Я… извините.

Кэрли, поднеся одну руку ко рту и держась другой за живот, убежала в ванную.

– Это ужасно, – произнесла Виера. – Все ее будущее рушится. Это проклятье. Проклятье женщин семейства Картрайт.

Мередит знала, что имеет в виду ее мать. Женщины ее семьи не умели выбирать себе достойных мужчин. Этот факт часто становился предметом шуток. Прапрадедушка Мередит и Кэрли умер в объятиях любовницы. То же случилось и с их прадедушкой. Первый муж Виеры, отец Мередит, тоже слыл бабником. Он умер от сердечного приступа в постели женщины, которая тоже не являлась его женой. Второй муж Виеры, отец Кэрли, ловеласом не был. Зато оказался вором. После того, как выяснилось, что он растратил несколько миллионов долларов, принадлежавших компании его жены, он совершил самоубийство.

– Кэрли любит Марка. И выйдет за него замуж, решительно произнесла Мередит.

Она даже не допускала мысли о том, что ее сестра может потерять Марка. Сестра наконец выбрала мужчину, не похожего ни на отца, ни на деда, Марк Дюран был очень приятным и серьезным человеком. К тому же, он без памяти влюбился в Кэрли.

– Осторожно, – заметила мать, – ты говоришь, как романтик. Практичная Мередит… По крайней мере, за твою судьбу я могу не беспокоиться.

– Почему? – спросила Мередит.

– Потому что ты не похожа на свою ветреную сестру.

– Ты имеешь в виду, что можешь не беспокоиться за мою судьбу только потому, что у меня нет парня?

– У тебя никогда его не было. В этом нет ничего плохого, – заметила Виера. – Ты просто предпочитаешь жить в одиночестве, а не встречаться с бесчисленными холостяками, которые не могут тебе понравиться.

– Какими холостяками? – удивилась Мередит. У нее действительно никогда не было парня, но она ходила на свидания… иногда. – Фрэнк, например, вспомнила она дантиста, с которым несколько раз ужинала. Правда, он никогда мне не нравился.

– Вот видишь.

– Я не хочу встречаться с первым встречным. К тому же, мне некогда. У меня много важных дел. Но ты ошибаешься, я не избегаю мужчин, – сказала Мередит. – Просто я не помню, когда меня кто-нибудь куда-нибудь приглашал.

– Ты очень умна, Мередит, – произнесла Виера. Большинство женщин твоего возраста крутятся, как белки в колесе, заботясь о муже и детях. Ты же можешь волноваться только за себя.

– Точно, – довольно неуверенно ответила Мередит.

– Особенно сейчас, в праздники, – продолжила Виера. – Большинство женщин твоего возраста занимается организацией вечеринок и покупкой подарков. Но тебе не нужно беспокоиться из-за всего этого. Я уверена, что это Рождество ты, как обычно, встретишь в своем кабинете.

Кэрли вышла из ванной. Она дошла до дивана и легла.

– Меня тошнит, – сказала она.

– Слишком много шампанского и мужчин, – заметила мать.

– Кстати, о них, – Кэрли положила руку на лоб, меня ждет Джош. – Она повернулась к Мередит и сказала:

– Он в беседке. Скажи ему, что я не смогу прийти, но очень хочу увидеть его завтра.

– Я? – спросила Мередит. Она совершенно не хотела оставаться с ним наедине. Что, если он вспомнит о той ночи, которую они провели вместе?

Это будет крайне неприятно. – Может, ты сходишь? – спросила она у матери.

– Конечно, нет! – сказала Виера. – Я найду Дюранов и попробую их успокоить. К тому же, я совершенно не расстроюсь, даже если он проторчит там всю ночь. Чтобы он отморозил себе…

– Мама! – прервала ее Кэрли, – пожалуйста, замолчи. У меня раскалывается голова, – она схватила Мередит за руку. – Ты сходишь?

Мередит посмотрела на сестру. Ей всегда было очень трудно отказывать Кэрли.

– Ладно, – сдалась она.

Мередит направилась к двери. Ей показалось, будто ее сестра что-то шепчет матери. Но когда она обернулась, увидела, что Виера, нахмурившись, смотрит на лежащую с закрытыми глазами Кэрли.

– Иди, – сказала мать, обращаясь к Мередит, – и поскорее возвращайся.

Мередит вышла из комнаты. Ее душила обида, было ощущение, будто ком застрял в горле. Ей было очень больно услышать из уст матери такое описание ее жизни. Она прекрасно знала, что Виера говорила искренне. Это, в конце концов, чистая правда. У Мередит нет никакой личной жизни, и порой ей казалось, будто никогда и не будет. В то время как вокруг Кэрли всегда вилось множество мужчин, к Мередит они не проявляли никакого интереса.

Но ее мать ошибалась, утверждая, что это ее устраивает. Мередит не хотела быть несчастной девушкой, которую никогда не приглашают на танец.

Во время учебы в колледже она пыталась измениться, пыталась быть похожей на Кэрли. Это и привело к тому, что произошло между ней и Джошем.

Мередит вспыхнула, вспомнив, как это произошло. В течение всех тех лет, пока она училась в старшей школе, она скрывала свою любовь к Джошу. Он был старше ее на несколько лет и слыл прекрасным инструктором по лыжам. Он встречался с девушками, похожими на ее сестру, красивыми, обаятельными и хорошо сложенными. Мередит же считала себя высокой и неуклюжей. У нее были каштановые волосы и карие глаза, спрятанные под стеклами очков. Она принадлежала к тому типу девушек, вместе с которыми молодые люди предпочитали учиться, а не ходить к ним на свидания.

Затем Мередит уехала из Колорадо в колледж, расположенный на Восточном побережье. Она надеялась забыть Джоша. Но в ее личной жизни ничего не изменилось. Подруги за глаза называли ее «девственницей». А сами могли говорить лишь о мужчинах и о сексе.

– Это так, будто ты прыгаешь в холодную воду, говорила одна из них.

– Сначала это кажется очень странным, но потом к этому постепенно привыкаешь.

– Просто сделай это, – советовала ей другая. Не будь такой разборчивой. Мужчинам начинает казаться, что с тобой что-то не так.

Но Мередит хотела, чтобы ее первый опыт оказался совершенным. Она мечтала о том, чтобы ее первый любовник был нежным и заботливым, умелым и уверенным.

Когда она заканчивала колледж, ей уже надоело ждать. Она решила начать действовать. Но Мередит мечтала лишь об одном человеке.

О Джоше.

Она провела несколько месяцев, планируя его обольщение. Мередит попыталась превратить себя в такую женщину, которая может понравиться ему.

Она стала носить контактные линзы, сбросила лишний вес, начала ходить к профессиональному визажисту. У нее появился план. На каникулах, в День благодарения, Мередит задумала уговорить Джоша отправиться вдвоем на Медвежью гору. Зная, что на полпути к ней есть домик, в котором хранятся припасы для горнолыжников, она решила притвориться, будто растянула лодыжку. Таким образом, они должны были остановиться в том домике.

Все прошло без изъяна. Мередит потеряла девственность, проведя с Джошем романтичную, незабываемую ночь. Но счастливее от этого она все равно не стала.

Когда на следующее утро Мередит проснулась в его сильных объятьях, она ощутила приступ стыда.

В ее голове вертелась только одна мысль: «Что я наделала!» Она сыграла не свою роль только ради того, чтобы переспать с человеком, который никогда не будет принадлежать ей. Мередит была очень зла на себя. Она пообещала, что больше никогда не скомпрометирует себя связью ни с одним мужчиной.

После этого Мередит стала действовать противоположным образом. Она перестала заигрывать с молодыми людьми и беспокоиться из-за своей прически и косметики. И больше не пыталась притворяться. И в конце концов стала руководителем корпорации.

Мередит пошла через внутреннюю часть дома, стараясь не попасться на глаза гостям. Она схватила толстую дубленку, в которой, по словам сестры, была похожа на жирного эскимоса, надела теплые ботинки и вышла на улицу.

Какой превосходный вечер! Холодный воздух был потрясающе чистым, а небо – усеяно тысячами сверкающих звезд. Она взглянула на беседку, освещенную крошечными белыми огоньками, и увидела Джоша. Он стоял в полном одиночестве, положив руки в карманы.

Мередит занервничала. С этим делом нужно покончить, и как можно быстрее, подумала она. Скажу ему, что Кэрли не сможет прийти и сразу же уйду. Лучше не разговаривать с ним. Я не обязана с ним объясняться.

– Мередит? – Джош улыбнулся и подошел к ней. Какой сюрприз!

– Кэрли не сможет прийти, – произнесла Мередит, остановившись возле входа в беседку.

– Вот как?

– Ее тошнит. Сильно, – она запнулась: Джошу необязательно знать, почему ее сестра плохо себя чувствует. – Она чем-то отравилась.

– О, – ответил Джош, – надеюсь, в этом виновата не крабовая подливка. Я тоже ее ел.

– Нет, – возразила Мередит.

Она так и не сдвинулась с места.

– Мы, – продолжил разговор Джош, – давно не виделись.

– Ага, – ответила она.

Мередит руководила целой корпорацией, но сейчас вела себя так, будто она всего лишь школьница, которая не умеет поддержать разговор.

Джош улыбнулся и произнес:

– Как ты, Принцесса?

В его голосе прозвучало нечто, заставившее Мередит затрепетать. Обычно она злилась, когда с ней фамильярничали. Вряд ли кто-то другой рискнул бы назвать ее Принцессой. Правда, никто и не называл ее «милой», «дорогой», «деткой». Эти обращения просто не подходили для такой деловой женщины, как Мередит.

– Хорошо, – ответила она, нервно поглаживая воротник куртки. – Как поживаешь?

– Замечательно, – сказал он. – Просто превосходно. А ты?

Это была настоящая катастрофа. Мередит совершенно не умела вести разговоры о пустяках. Если это не было связано с делами, она вновь становилась такой же нелепой, как в детстве.

– Замечательно, – ответила Мередит.

– Прекрасно выглядишь, – заметил Джош.

Она снова почувствовала, как ее щеки покрылись румянцем. Чтобы перевести разговор на другую тему, она спросила:

– Что ты здесь делаешь?

– Кэрли попросила меня прийти сюда.

– А почему ты вернулся в Аспен? Я слышала, что ты живешь в Европе.

Джош сел на скамейку, стоявшую вдоль внутренней стены беседки.

– А я слышал, что ты глава «Картрайт Энтерпрайзиз».

Мередит посмотрела в его бездонные серые глаза и тут же оказалась в плену воспоминаний. Перед ней сейчас стоял мужчина, лишивший ее невинности. Благодаря единственной проведенной вместе с ним ночи, Мередит решила, что секс – нечто превосходное, сногсшибательное.

– Да, – ответила она.

– И как продвигаются дела? – спросил он тем же странным голосом.

– Хорошо, – ответила она. – Великолепно.

Это была ложь. Все прекрасно знали, что «Картрайт Энтерпрайзиз», которая когда-то была одной из наиболее влиятельных корпораций в мире, с трудом сводит концы с концами. Возможность заполучить «Дюрасноу» – единственный шанс избежать банкротства.

– Правда? – спросил он, удивленно приподняв бровь.

Мередит не могла сказать точно: допрашивает он ее или просто поддерживает разговор.

– Да, – произнесла она, войдя в беседку и приближаясь к нему. – Странно все это. Ты живешь в Европе и…

– Верно, – ответил он. – Я иногда очень скучаю по тем, кого оставил здесь.

Наверное, он имеет в виду Кэрли, подумала Мередит.

– Не сомневаюсь, что за все это время ты завел себе множество новых знакомых, – заметила она. – Ты женат?

Джош засмеялся.

– Нет.

– Разве это смешно?

Несколько секунд он молчал, не сводя с нее глаз.

– Ты не изменилась, Мередит.

Ей показалось, что это далеко не комплимент.

Она скрестила руки на груди и тут же опустила их.

Джош снова улыбнулся.

– А ты?

Она отрицательно покачала головой. Почему он так смотрит на меня? – думала она.

– Я слышала, что ты работаешь на лыжном курорте в Швейцарии.

– Время от времени, – ответил он.

Мередит знала, что Джош не относится к той категории людей, которые подолгу задерживаются на одном и том же месте. Наверняка он и сейчас проводит время так же, как и когда-то в Колорадо: предпочитает общество женщин. Правда, теперь Джош, скорее всего, встречается с девушками, которые гораздо моложе его.

– Я польщен тем, что ты интересовалась моей судьбой.

Мередит показалось, будто ее загнали в угол.

– Я не интересовалась твоей судьбой, – возразила она. – Скорее всего, Кэрли рассказала мне об этом.

Он кивнул в сторону скамейки.

– Не хочешь присесть? – сказал он. – Мне нужно поговорить с тобой.

Но Мередит даже не пошевелилась.

– Ты так и не сказал, почему вернулся в Аспен.

– Я здесь по делам.

Какие дела могут быть у инструктора по лыжам? Мередит вздохнула с облегчением: Джош вернулся не из-за Кэрли. Правда, мысль о том, что Джош Адаме приехал сюда лишь для того, чтобы признаться Кэрли в любви, представлялась нелепой сама по себе. Они всегда были просто друзьями.

Почему же он тогда вернулся?

– Мередит, – произнес он, как-то странно посмотрев на нее, – с тобой все в порядке?

Она засмеялась. Наверное, если бы Джош знал, из-за чего они с матерью так беспокоились, он бы тоже расхохотался.

– Это звучит глупо, но мне в какой-то момент показалось, что ты вернулся из-за Кэрли.

– Так оно и есть, – без улыбки ответил Джош.

Мередит почувствовала, что в ее горле образовался огромный ком. Я не ревную, успокоила она себя. Джош вернулся за ее сестрой, а не за ней, и здесь не было ничего странного. В конце концов, они с Кэрли были друзьями…

– Ты же знаешь: она выходит замуж, – напомнила ему Мередит.

– Да, – ответил он. – Знаю, – он помрачнел и посмотрел Мередит в глаза. – Я только хотел…

Но она не дала ему договорить. Похоже, ее страхи подтверждались.

– Оставь ее в покое! – выпалила она.

– Что?

– Она счастлива. Ты только все испортишь.

– Не понимаю. Что ты хочешь этим сказать?

Джош приблизился к ней. Мередит посмотрела ему в глаза.

– Думаю, ты все прекрасно понимаешь.

Она увидела, что он плотно сжал челюсти, и поняла, что злит его, но уже не могла остановиться.

Мередит сделала шаг назад.

– Ты хочешь денег? В этом все дело?

– Вот о чем ты…

Джош подошел к ней так близко, что почти касался ее. Его глаза ярко блестели в ночной тьме.

– Она уже не наследница состояния. Честно говоря, если она не выйдет замуж, у нее вообще не будет денег.

– Ясно, – произнес он.

Мередит из наивной школьницы внезапно вновь превратилась в главу «Картрайт Энтерпрайзиз».

Она понимала, что должна забыть то, что между ними когда-то произошло. На этот раз она не позволит этому бабнику уничтожить ее будущее.

– Значит, мы с тобой поняли друг друга? – поинтересовалась она у Джоша.

– Я прекрасно понял тебя. Ты хотела сказать, что Кэрли должна выйти замуж, чтобы спасти твою шкуру.

– Прости?

Джош взглянул на дом.

– Я просто поражен. Ты так заботишься о счастье своей сестры!

– Но она любит Марка.

– А тебя это очень волнует? И конечно, при этом, несмотря ни на что, она не против того, чтобы уделить время своему старому другу, – саркастически заметил он.

– Кэрли – это Кэрли. К Тому же Марк вряд ли сможет понять ее.

– Мне почему-то кажется, что они оба не в восторге от предстоящей свадьбы.

– Прошу тебя как… как друга. Пожалуйста, уходи.

– Прости меня, Мередит… Ты мой друг, – с трудом выдавил он из себя, – но я не могу сделать этого.

И это тот мужчина, о котором она так мечтала?

Тот, с которым она сравнивала всех прочих?

– Мне тоже очень жаль, – сказала она.

Мередит повернулась на каблуках и пошла в сторону дома.

– Мередит, – позвал ее Джош.

Она остановилась, но оборачиваться не стала.

– Скажи, пожалуйста, Кэрли, что я приду к ней завтра.

Мередит еще какое-то время постояла, а затем пошла дальше.

Да как она посмела?!

Джош сел на скамейку, пытаясь успокоиться. Он слышал, что Мередит Картрайт так хочет спасти свою компанию, что готова пожертвовать ради этого собственной сестрой. К несчастью, это оказалось чистой правдой.

Мередит понимала, что Джош способен разрушить ее планы. Конечно, она была права. Но на самом деле Джош вернулся отнюдь не затем, чтобы украсть Кэрли. Все было намного сложнее.

Он приехал для того, чтобы заполучить «Дюрасноу».

Джош долгие годы надеялся на то, что это когда-нибудь ему удастся. Он был первым, кто заинтересовался этим проектом. Но, когда Кэрли и Марк стали невестой и женихом, Дюраны сообщили ему, что предпочитают принять предложение «Картрайт Энтерпрайзиз». Затем Джош узнал, что Мередит публично заявила о своем намерении перекупить права на «Дюрасноу». Она сделала это потому, что не надеялась на честность Дюранов. Он сразу все понял: хозяева «Дюрасноу» решили стравить его с Мередит, чтобы взвинтить цену. Вряд ли кто-то из них сумеет победить в этой схватке. Осознав это, Джош решил приехать в Аспен и предложить Мередит сделку: они могли бы объединить свои силы и купить «Дюрасноу» вместе.

Но кое в чем Мередит была права. Он пришел на вечеринку для того, чтобы увидеться с Кэрли. С Мередит он не разговаривал с тех пор, как они провели ту ночь вместе. Несколько раз он пытался связаться с ней, но она не отвечала на его звонки.

Джош был прекрасно осведомлен о ее репутации.

Мередит была упрямой независимой женщиной.

Именно поэтому он надеялся на помощь Кэрли, которая смогла бы сыграть роль посредника и помочь заключить сделку между «Юропайз» и «Картрайт Энтерпрайзиз».

Судя по всему, Мередит понятия не имела, что он бизнесмен. Она была полностью уверена в том, что он все тот же бабник, уехавший из Аспена много лет назад.

Вспомнив о том образе жизни, который он раньше вел, Джош улыбнулся. Теперь все изменилось.

Эти перемены не прошли безболезненно. Сразу после того, как он провел ночь с Мередит, Джошу сообщили, что умерла его тетя. Он с удивлением узнал, что эта бедная официантка каким-то образом смогла накопить пятьдесят тысяч долларов. Она завещала эти деньги своему племяннику при одном условии: он должен распорядиться ими так, чтобы не опозорить ее имя. Друзья предлагали потратить деньги на какое-нибудь шикарное путешествие и не изменять своему образу жизни. Но Джош решил, что не имеет права проигнорировать завещание тети, которая заработала эти деньги тяжким трудом.

У него появился шанс полностью изменить свою жизнь. Теперь ничто не должно было напоминать ему о том шалопае, каким он был раньше.

В «Юропайз», созданной им компании, было разработано несколько интерактивных видеоигр.

Они принесли ему такой огромный доход, что он мог бы стать самым богатым жителем Аспена. Но это было только начало. Следующим предприятием Джоша стала покупка и переоснащение лыжных курортов, также принесших ему огромную прибыль. Но их доходность зависела от сезона. Если бы Джош сумел растянуть сезон еще на пару месяцев, то принадлежащий ему курорт оказался бы уникальным, а доходы достигли астрономических цифр.

Именно поэтому ему и был нужен «Дюрасноу».

Какое-то время он следил за деятельностью компании Дюранов, проверяя качество их продукта. Затем Джош предложил им продать ему права на «Дюрасноу», и они почти согласились, пообещав ему, что заключат с ним сделку. Однако не дали никаких письменных обязательств. Вот почему Джоша не удивила информация о том, что у него появился конкурент.

Но он был просто поражен, узнав, что это «Картрайт Энтерпрайзиз». Джош понял: ему придется бороться с семьей, которую он знал в течение многих лет. Это было более чем странно. Они с Кэрли были прекрасными друзьями, но после его отъезда общались все меньше и меньше и вскоре совсем потеряли друг друга из виду. А Мередит… он ни разу не говорил с ней после того, как они провели вместе ночь.

Мередит отличалась от других женщин, живших в Аспене. Она была тихой и умной девушкой. Ее постоянно видели с книгой в руках. В то время как Кэрли меняла мальчиков, как перчатки, Мередит вообще не ходила на свидания.

Никто не обращал на нее внимания. И дело здесь было вовсе не в жестокости окружающих.

Мередит разговаривала со всеми так, что полностью пропадало всякое желание с ней общаться.

Иногда казалось, будто она королева, снизошедшая до простолюдинов. Ее поведение стало предметом шуток, и даже друзья за глаза называли ее Снежной Принцессой или просто Принцессой. При этом про нее нельзя было сказать, что она задирает нос из-за своего богатства. Наоборот, деньги совершенно не волновали Мередит. Она просто считала себя умнее других.

Все было именно так. Но в этой девушке было что-то, привлекшее внимание Джоша. Он знал, что Мередит очень переживала из-за смерти отца. К тому же, у нее были сложные отношения с отчимом.

В жизни Джоша происходило нечто похожее. Его мать умерла, когда он был совсем маленьким, а отец женился на молоденькой девушке, которая только закончила школу. Тогда Джошу было одиннадцать лет. Он так и не смог найти общий язык со своей юной мачехой. Вскоре отец развелся с ней и женился на еще более неприятной особе. Джошу было настолько трудно в доме отца, что он вынужден был переехать к сестре матери.

Ему нравилось жить с тетей, но она так и не смогла заменить ему родителей. В городе, где успех определялся родственными связями и деньгами, у Джоша не было ни единого шанса чего-то добиться. Он, конечно, не был так одинок как Мередит, но чувствовала себя примерно так же.

Однажды вечером он пришел на вечеринку к Картрайтам и натолкнулся на уединившуюся в библиотеке Мередит. Она сидела за столом и, как обычно, что-то внимательно читала. Она сняла свои очки, и ее длинные волнистые волосы, обычно крепко стянутые на затылке, красивыми волнами легли на плечи. Тогда Джош подумал, что никогда в жизни он не видел такой красивой женщины.

Она посмотрела на него и улыбнулась, что было для нее большой редкостью. Джошу показалось, будто перед ним совершенно другой человек. Он решился заговорить с ней. Они проболтали несколько часов, говоря обо всем, начиная с произведений Торо и заканчивая наклоном лыжных трасс.

В тот момент он почувствовал, что эта встреча не пройдет бесследно для них обоих.

Потом его позвали друзья, а когда он вернулся, она уже ушла из библиотеки. Джош понял, что с нетерпением ждет новой встречи с девушкой. На следующее утро он должен был учить Мередит спускаться на лыжах с Затерянной горы. Но его ожидания не оправдались: Мередит приехала, закутанная в несколько слоев одежды, а ее прекрасные глаза вновь скрылись за стеклами очков. Она вела себя так, будто в их отношениях ничего не изменилось.

Джошу показалось, что прошлым вечером она находилась во власти какого-то заклятья, но теперь его действие закончилось, и все вернулось на круги своя. Было очевидно, что Мередит совершенно равнодушна к нему.

Джош попытался перестать думать о ней, и, надо сказать, это ему почти удалось. Правда, иногда он ощущал некое возбуждение при упоминании ее имени.

В течение следующих пяти лет он периодически общался с Мередит, но их разговоры были мимолетными. Все изменилось после того, как на День благодарения она приехала домой на каникулы. Все его друзья, большинство из которых раньше и не замечало девушку, внезапно стали бороться за ее благосклонность. Но Мередит обращала внимание только на него.

Она попросила его дать ей частный урок и выбрала Медвежью гору – один из самых трудных в Аспене маршрутов. Добраться туда можно было только на вертолете, поэтому Джош знал: спускаться им придется в полном одиночестве. Дорога была настолько трудной, что владельцы курорта построили специальный домик для лыжников, уставших в пути или попавших в снежную бурю, которая происходила здесь несколько раз в неделю. Джош и раньше давал Мередит частные уроки, но ему еще никогда не приходилось увозить ее из дома на столь долгое время.

Джош не подозревал о намерениях Мередит. Даже тогда, когда она растянула лодыжку и настояла на том, что они должны переночевать в домике, он отнесся к этому вполне спокойно. Травма была не очень опасной, но Джош с радостью согласился на ее предложение. Он помог ей доковылять до домика, наслаждаясь ее запахом, а она все теснее прижималась к нему. Его не смутило даже то, что она попросила не вызывать подмогу. Джош был настолько очарован ею, что совершенно не мог ни о чем думать.

Он сидел рядом с Мередит в домике и не знал, о чем с ней говорить. Она была такой умной и образованной, а он… Впервые в жизни он почувствовал, что это беспокоит его.

К счастью, Мередит вроде бы не возражала против молчания. Она расслабилась и успокоилась.

Джош заметил, что она превратилась в совершенно другого человека, в нежную и кокетливую женщину. Наблюдая за ней, он потерял чувство времени, а когда опомнился, то понял, что просить о помощи уже поздно и им придется провести здесь всю ночь.

Джош, наблюдая, как Мередит, прихрамывая, передвигается по комнате, понял, что она специально подворачивает ногу, изображая растяжение. По какой-то причине она хотела остаться с ним наедине так же сильно, как и он сам.

Когда Мередит села с ним рядом, Джош решился сделать то, о чем мечтал с того самого вечера, когда они разговаривали в библиотеке, – он поцеловал ее.

Мередит оказалась потрясающе страстной. Он был настолько удивлен этим своим открытием, что начал сомневаться в том, что она девственница. Но, как только он вошел в нее, все его сомнения развеялись. Джош понимал: он первый мужчина, который прикасается к ней, и это еще сильнее разжигало его желание. С этой минуты он понял, что страстно желает одного – всегда быть рядом и чтобы она принадлежала ему навеки.

Когда наступило утро, Джоша охватили более привычные для него чувства: сейчас как всегда он предпочел бы одиночество.

Лодыжка Мередит чудесным образом перестала болеть. Они пытались заговорить друг с другом, но неудачно. Разговоры получались какими-то отрывочными и бессмысленными. Оставив эти безнадежные попытки, они молча спустились с горы.

Джош пообещал ей (впрочем, как и любой женщине, когда-либо побывавшей в его постели), что позвонит.

Через несколько дней он все-таки набрал ее номер, но она не перезвонила ему, как обещала, что очень разозлило Джоша. На последующие его звонки Мередит тоже не отвечала. Он был в отчаянии, но пытался убедить себя в том, что его не волнует, услышит ли он ее голос вновь.

На самом деле все было гораздо сложнее и печальнее.

– Она думает, что слишком хороша для меня, сказал он своей тете неделю спустя.

Его тетя ответила:

– Так оно и есть.

От этих слов повеяло холодом. Тетя была права, и от этого ему стало еще больнее. Разве он мог надеяться, что сумеет заинтересовать такую девушку, как Мередит? Он был всего лишь необразованный бабник, интересы которого сводились к лыжам и женщинам.

– По крайней мере, сейчас, – добавила тетя. – Но кто знает, что нас ждет в будущем? Возможно, когда-нибудь ты сможешь доказать ей, что она ошибалась.

Встреча с Мередит коренным образом изменила всю его жизнь. Впервые Джош задумался о том, что пора становиться взрослым самостоятельным мужчиной. Когда его тетя умерла, оставив ему деньги, он понял, что это шанс начать свою жизнь заново. Тем более что Джош всегда отличался сильной волей.

Он часто думал о том, как снова увидит Мередит, представляя себе их встречу. Этим вечером, когда он вновь столкнулся с ней, старые чувства, загнанные в самые дальние уголки его души, вернулись. Когда он последний раз видел Мередит, она была еще совсем девочкой. Теперь она превратилась в спокойную, уверенную в себе, потрясающе красивую деловую женщину. Джош слышал, что ее считают довольно жестким руководителем.

Джош был поражен тем, что Мередит согласилась «продать» родную сестру ради того, чтобы заполучить искусственный снег. Правда, Джош с трудом мог поверить в то, что Кэрли способна кому-либо позволить распоряжаться ее жизнью, но эта история все равно казалась ему подозрительной.

Он не доверял Дюранам и не хотел быть втянутым ими в войну с Мередит. Он знал, чем заканчиваются подобные споры.

Джошу оставалось лишь одно – следовать своему первоначальному плану и попытаться достучаться до Мередит с помощью Кэрли. Она была не столь умна, как ее сестра, но сообразительна и энергична. Он надеялся объяснить все Кэрли и использовать ее в качестве посредника при переговорах с ее сестрой. Еще он решил убедить Кэрли в том, что она не должна выходить замуж за Марка Дюрана только из-за прав на «Дюрасноу». Если Мередит согласится на его план, они смогут вместе купить «Дюрасноу», и никто не пострадает.

Но Мередит, как выяснилось из их разговора, решила, будто он вернулся только для того, чтобы соблазнить женщину, с которой он не виделся много лет. Кроме того, они с Кэрли всегда были друзьями, не более того. В его глазах она навсегда останется менее удачной копией своей сестры. При виде Кэрли он всегда будет вспоминать ту ночь, с Мередит…

Покинув беседку, Джош решил не возвращаться на вечеринку. Но он непременно вернется сюда завтра. Мередит не сможет ни запугать его, ни управлять им. Возможно, она еще не поняла этого, но они очень похожи друг на друга, а значит, и силы их равны.


ГЛАВА ВТОРАЯ

<p>ГЛАВА ВТОРАЯ</p>

Обеденный стол был настолько длинным, что за ним спокойно могли уместиться человек сорок.

Мередит села во главе стола, напротив матери. Кэрли – на длинной стороне, между ними.

Мередит не нравился ни этот стол, ни сама столовая. Ей казалось, что здесь все показное. Но ее мать выросла в этой комнате и ни за что не согласилась бы расстаться с ней, поэтому она каждый раз настаивала, чтобы они пили свой утренний кофе именно за этим столом. Правда, теперь здесь не было официантов, поддерживающих огонь в камине и снующих по комнате с дымящимися тарелками, наполненными деликатесами.

Мередит взглянула на мать, только что закончившую рассказывать историю про то, как наряженная елка, стоявшая в гостиной, обрушилась на пол, порвав шикарные платья сестер Риттер.

– Виноваты те люди, которые устанавливали ее, – заключила Виера. – Я говорила им, что они ставят ее криво, но они не слушали, – она тяжело вздохнула и уткнулась в разложенную перед ней газету. Так сложно найти людей, которым можно доверять.

– Кстати, о людях, которым можно доверять, прервала ее Кэрли, повернувшись к сестре. – Ты мне так ничего и не рассказала.

– О чем? – поинтересовалась Мередит, отпив немного кофе.

– Что с Джошем? Ты говорила с ним?

– Да.

– И что? – спросила Виера, опустив очки на кончик носа, чтобы увидеть Мередит.

– Ничего, – она пожала плечами и сделала еще один глоток кофе.

Кэрли и Виера переглянулись.

– Тебя долго не было, – заметила ее мать. – Честно говоря, я не видела тебя всю ночь.

– Ты ошибаешься, если считаешь, что все это время я провела с Джошем, – сказала Мередит, поставив чашку на стол. – Я вернулась и пошла спать.

– Почему он приехал в Аспен? – спросила Кэрли.

– Не знаю, но мне кажется, что он чего-то хочет от тебя.

Мередит ощутила легкий укол ревности. Не обращай на это внимания, приказала она себе. И все пройдет.

– От меня?

Мередит кивнула.

– Он сказал, что хочет увидеться с тобой. И просил передать, что придет сегодня.

– Правда? – Кэрли улыбнулась и мечтательно вздохнула. – Он такой красивый, ты согласна?

– Не заметила, – слишком быстро ответила Мередит.

– В нем что-то есть. Какая-то притягательная сила, огонь.

– Огонь? – спросила Мередит.

– Искра. Ты видела, как блестят его глаза?

Мередит замерла, вспомнив его взгляд. Она была полностью согласна с сестрой. Иногда казалось, что его глаза могут прожечь собеседника насквозь.

– А его запах… Такой приятный.

Мередит вспомнила, как проснулась в объятьях Джоша, окруженная его ароматом, напоминающим мускус. Она очень удивилась, услышав из уст сестры подобные слова. Кэрли говорила, как его любовница, а не друг.

– И он такой уверенный в себе…

– Ты говорила с Марком? – прервала ее Мередит.

– Наверное, – ответила Кэрли.

– Что ты хочешь этим сказать? – поинтересовалась Виера. – Ты говорила или нет?

– Какая разница? Я в состоянии думать только о Джоше.

Мередит напряглась. Она пыталась убедить себя в том, что не правильно поняла слова сестры. Это у меня разыгралось воображение, попыталась она себя успокоить.

Их мать уставилась на Кэрли.

– Не забудь, что на твою свадьбу, которая будет через две недели, я пригласила четыре сотни гостей. Наверное, тебе стоит прекратить думать о Джоше и сфокусироваться на мысли о своем будущем муже.

– Я не могу перестать думать о нем. – Кэрли отвернулась. – Я должна увидеться с Джошем.

– Что скажет Марк, если узнает о твоем поведении? – всплеснула руками Виера.

Кэрли пожала плечами.

– Думаю, он подумает о том же, о чем и я. Если мне так нравится другой человек, то, возможно, нам не стоит жениться.

– Это самая большая глупость из всех, которые мне когда-либо приходилось слышать! – почти закричала их мать.

– Мама… – произнесла Мередит, чтобы успокоить Виеру.

– Если, – прервала ее мать, повернувшись к Кэрли, – тебе нет до меня дела, подумай о своей сестре. Ты хоть представляешь себе, что сделка с Дюранами сорвется, если ты разобьешь сердце их сына?

Мередит может лишиться работы!

– Ты права, мама, – Кэрли глубоко вздохнула. – Что со мной?

Мередит не могла произнести ни слова. Что же происходит с ней самой?

Она прекрасно понимала, что обаяние Джоша было очень сильно, и под его влиянием Кэрли могла порвать с Марком. Казалось, они так счастливы вместе. Мередит нередко мечтала о том, что когда-нибудь и она сможет найти человека, который будет заботиться о ней так же, как Марк о Кэрли.

Кэрли обхватила голову руками.

– Это проклятье, – застонала она. – Я наконец-то встретила хорошего парня, которого я полюбила и который любит меня. И все вот-вот может рухнуть из-за Джоша.

– Только ты можешь помочь мне.

– Я? – удивленно спросила Мередит. – Как?

– Держи его подальше от меня, – Кэрли с силой опустила голову на руки. Ее длинные светлые волосы упали на лицо.

– Я не смогу. Если ты не хочешь его видеть, тебе придется самой сказать ему об этом.

– Не получится. Я боюсь видеться с ним… оставаться с ним наедине… Ну…

– Ты не собираешься ничего менять? – спросила Виера.

Мередит, ожидая ответа сестры, затаила дыхание. Она всегда думала, что между ее сестрой и Джошем никогда ничего не было. Но разве Кэрли стала бы исповедоваться ей, если между ними все же что-то произошло?

– Менять? – Кэрли, казалось, была совершенно сбита с толку этим вопросом. – Да мы с ним никогда не ходили даже на свидания. Мы всегда были просто друзьями. Я, конечно, встречалась с подобными мужчинами, но Джош, пожалуй, был худшим из них. Я знаю стольких девушек, которым он разбил сердце…

Мередит облегченно вздохнула. По крайней мере, Кэрли не спала с ним.

– И с этим мужчиной ты не можешь оставаться наедине? – медленно произнесла Виера.

Кэрли посмотрела на Мередит.

– Отвлеки его, Мередит, хотя бы до тех пор, пока не вернется Марк.

– Но как?

– Попроси его дать тебе несколько уроков.

Пусть он съездит с тобой на Медвежью гору. По крайней мере, это займет целый день. К тому времени, как ты вернешься, Марк уже вернется сюда.

Тогда я буду спасена.

– Тебе необходимо спастись, – заметила Виера.

– У нас пятьсот приглашенных на свадьбу. Наверняка они уже купили подарки.

Мередит удивленно подняла бровь.

– Минуту назад ты говорила о четырехстах гостях.

– Я кое о ком забыла, – попыталась оправдаться Виера. – Это же будет событие года!

Мередит покачала головой.

– Не знаю, – она глубоко вздохнула. – Если Кэрли сомневается, то может быть… – Мередит с ужасом представила, что случится, когда Дюраны откажут ей, но еще страшнее была мысль о том, что ее сестра может выйти замуж без любви, – может, продолжила она, посмотрев на сестру, – тебе лучше не выходить за Марка?

– Я выйду за него, – отрезала Кэрли. – Мне просто нужно, чтобы кто-нибудь помог мне избежать действия проклятья.

Мередит с сомнением покачала головой.

– А что будет, если ты выйдешь замуж и влюбишься в кого-нибудь еще?

– Нет. Это все из-за Джоша. Наверное, он способен свести с ума любую женщину.

Мередит вздохнула. С этим сложно поспорить!

– Не всегда можно позволять себе сердечные терзания. Он этого бывает только хуже, – сказала Виера, обращаясь в Кэрли.

Вдруг зазвонил дверной колокольчик. Кэрли поднялась с места и пошла к окну, чтобы увидеть, кто пришел. Затем она резко развернулась и, подбежав к Мередит, молитвенно сложила руки.

– Это Джош, – произнесла она. – Попроси его поехать с тобой на Медвежью гору или о чем-нибудь в этом роде. Пожалуйста!

Но Мередит боялась одной мысли о том, что снова может остаться с ним наедине, а уж просить его о подобном путешествии и подавно.

– Мне нужно работать. Сегодня я должна лететь в Нью-Йорк.

Виера поднялась на ноги и заметила:

– Если кто-нибудь увидит твою сестру с Джошем, тебе уже не нужно будет беспокоиться о работе.

– Всего на один день, пока Марк не вернется.

– Кэрли… – сказала Мередит.

Но Кэрли прервала ее:

– Если ты не хочешь сделать это для меня, сделай это для своей компании, – заметила Кэрли. Только один день. Пожалуйста.

– Хорошо, – сдалась она. – Всего один день.

Мередит встала и пошла к выходу. Она была абсолютно убеждена в том, что заключила сделку с дьяволом и из этого не выйдет ничего хорошего.

Джош стоял перед дверью дома Картрайтов и наслаждался видом гор. Иногда он скучал по тем временам, когда мог ничего не делать и целыми днями кататься на лыжах. Он перешел из одной крайности в другую: из бездельника он превратился в бизнесмена. Правда, Джош всегда знал, что так лучше для него самого.

Услышав, что кто-то открывает дверь, он повернулся. Джош рассчитывал увидеть одного из слуг Картрайтов. Вместо этого он столкнулся нос к носу с Мередит. Она выглядела превосходно. Ее густые темные волосы рассыпались по плечам. Она была одета в джинсы и водолазку.

Джош почувствовал, как тепло разливается по всему его телу. Робкая девушка превратилась в очаровательную женщину, которая просто не подозревала об этой перемене.

Она посмотрела на него и приветственно кивнула. Джош всегда гордился тем, что с первого взгляда может определить все достоинства и недостатки своего конкурента. Он подсознательно чувствовал людей. По крайней мере, инстинкты никогда не подводили его.

Сейчас они подсказали ему то, что перед ним стоит потрясающе интересная личность.

Мередит посмотрела на него и улыбнулась.

Джошу показалось, что одного взгляда ее карих глаз достаточно, чтобы околдовать его.

– Пожалуйста, проходи. Кэрли ждет тебя.

Он услышал, что Кэрли прокричала из соседней комнаты:

– Меня тошнит, Мередит!

– Не дурачься. Это всего лишь Джош. Он просто хочет поздороваться с тобой. – Мередит повернулась к нему. – Думаю, она в состоянии поздороваться со старым другом…

Кэрли пронеслась между ними, прикрывая рот рукой. Виера пошла за ней.

– Боюсь, что у Кэрли желудочный грипп, – произнесла миссис Картрайт, спускаясь по лестнице.

Но на последней ступеньке она остановилась и одарила Джоша одной из своих самых эффектных улыбок. – Джош, – медленно произнесла она, – Кэрли вряд ли сможет поговорить с тобой. Если хочешь, можешь посидеть с Мередит.

Виера обратилась к дочери:

– Почему бы тебе не пригласить Джоша в дом?

Выпейте кофе в столовой, – добавила она и снова поднялась по лестнице.

– Что это было? – спросил Джош.

Мередит пожала плечами. Джошу почудилось, что она тщательно скрывает улыбку.

– Наверное, Кэрли чувствует себя не так хорошо, как мне казалось раньше, – она замолчала и посмотрела на него. Джош подумал, что она испытывает его, пытаясь понять, что же с ним делать. – Я полагаю, что этот грипп очень опасен.

– Наверное, мне стоит зайти позже.

Он взглянул на нее и не смог отвести взор. А вдруг они пошли на хитрость, чтобы держать Кэрли подальше от меня, пока не вернется ее жених? подумал Джош.

Нет. Он видел Кэрли собственными глазами. У нее, может, и не грипп, но она действительно выглядит больной. Ему оставалось только подразнить Мередит. Если она так плохо его знает, что решила, будто он приехал для того, чтобы соблазнить ее сестру, особенно после того, что было между ними, пусть ей так кажется и дальше.

– Как ты понимаешь, – продолжил он, – я очень хочу видеть ее.

– Конечно, – кивнула она.

Если его слова и задели ее, то она не показала этого. Джош пожал плечами.

– Может, я встречусь с ней завтра? Я весь день свободен.

– Ты весь день свободен? – переспросила Мередит.

– Весь день, – повторил он.

Она помолчала и взглянула на верх лестницы, как будто ожидая, что вот-вот там появится Кэрли.

В конце концов она смогла выдавить из себя:

– Я надеялась, что ты будешь свободен.

Мередит опять улыбнулась. Правда, улыбка у нее получилась натянутой, такой, какую обычно изображают для того, чтобы сфотографироваться.

– Почему бы тебе не зайти?

– Ладно, – услышал он собственный голос.

– Могу я последовать совету мамы и предложить тебе кофе? Правда, он не крепкий, – добавила она, – и, наверное, уже остыл.

– Нет, спасибо, – он пошел за ней в столовую, не отрывая взгляда от ее бедер. – Хотя это звучит соблазнительно.

Она предложила Джошу сесть, а затем сама опустилась на стул, стоявший напротив.

Царившая в комнате тишина оглушила Джоша.

Ему казалось, будто он находится в пустой пещере или в музее. Хотя, подумал он, осматриваясь вокруг, этот дом похож и на то, и на другое. Здесь нужно не жить, а ходить с экскурсиями.

Мередит улыбнулась. Напряжение тут же исчезло. Она снова выглядела спокойной и уверенной в себе. А почему бы и нет? Почему женщине, которая выросла в настоящем дворце, не вести себя как принцесса?

– Я должна извиниться за вчерашний вечер. Я была… немного не в себе.

– Точно, – произнес Джош.

Она засмеялась.

– Это было так глупо. Боюсь, я выпила слишком много шампанского.

Странно, она не выглядела пьяной, подумал он.

Ему казалось, что Мередит Картрайт относится к тому типу людей, которые в любом состоянии способны контролировать себя. К тому же, это не оправдывало ее поведение и не объясняло, почему она так хотела, чтобы свадьба ее сестры все-таки состоялась.

– В любом случае, – она опять помолчала, не сводя с него глаз, – я хотела бы узнать, даешь ли ты еще уроки?

– Какие уроки?

Джош удивленно приподнял бровь. Ему показалось, что он увидел легкий румянец на ее щеках.

– Я хотела узнать, не согласишься ли ты дать мне урок катания на горных лыжах. Я уже потеряла квалификацию и хотела бы восстановить ее.

Джош замер. Он не знал, как ответить. Он решил, что Мередит шутит.

– Ты хочешь, чтобы я поехал кататься на лыжах… с тобой?

Она кивнула.

Неужели она действительно не знает, кто я? Неужели она и правда считает меня все тем же инструктором по горным лыжам, которому нравилось бездельничать и волочиться за женщинами? – подумал он.

– Мередит, – наконец заговорил Джош, – я не…

Неожиданно зазвонил лежавший на столе мобильный телефон.

– Извини, – сказала Мередит и приняла вызов.

Джош удивленно смотрел на нее. Ему казалось, что это какая-то хитрость. Он боялся того, что на самом деле она прекрасно знает о его намерении перекупить права на «Дюрасноу» и просто пытается заставить его во всем признаться.

– Повторите еще раз, – услышал Джош слова Мередит. Она вдруг побледнела. Что бы она ни узнала, эта новость вряд ли обрадовала ее. – Я думала, он наш. Какие другие предложения?

Ну вот, подумал он, тиски, наконец-то, сжались.

Прошлым вечером он потребовал от Дюранов, чтобы они сказали Мередит о том, что ведут с ним переговоры. Судя по всему, они последовали его совету.

– Узнайте, что это за компания. Мне нет дела до того, сколько денег на это уйдет. Они получат «Дюрасноу» только через мой труп, – холодно произнесла Мередит. Она замолчала, слушая своего собеседника. – Как предусмотрительно с их стороны, через некоторое время сказала она голосом, от которого кого угодно могло бросить в дрожь. – Я хочу, чтобы вы разъяснили им нашу позицию. Мы ни при каких обстоятельствах и ни с кем не будем соперничать. Я хочу получить этот продукт, и я получу его.

Мередит чуть ли не швырнула телефон на стол.

Джош понял, что соперничать ни с кем она не намерена. Мередит была так же тверда и решительна, как и красива.

– Проблемы? – поинтересовался он.

– Ничего такого, с чем я не могла бы справиться, – она какое-то время помолчала, чтобы успокоиться. – В любом случае, – продолжила она, вновь сосредотачивая на нем свое внимание, – я думала, что ты сможешь завтра съездить со мной на Медвежью гору.

– На Медвежью гору? – удивленно повторил он, не понимая, что происходит.

Наверное, Мередит показалось, что Джош задумался над ее предложением, поэтому она продолжила:

– Стандартная дневная зарплата высококвалифицированного инструктора составляет пятьсот долларов. Я заплачу тебе шестьсот.

– Шестьсот долларов? Чтобы поехать с тобой на Медвежью гору… снова?

Мередит закатила глаза. Вспоминает, подумал он. Она прекрасно знает, что именно там мы занимались любовью. Да что она вытворяет? Это какая-то корпоративная стратегия? Или таким странным образом она пытается извиниться за то, как отвратительно вела себя десять лет назад? Возможно, ей просто одиноко. Неужели она думает, что и дружбу можно купить?

– Я не была там с момента нашей последней поездки, – сказала Мередит. – Но если ты принимаешь вызов…

Тогда Джош понял, что ему абсолютно наплевать на то, в какие игры играет Мередит. Он был готов на все.

– Готов.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

<p>ГЛАВА ТРЕТЬЯ</p>

– Я все еще думаю, что это не очень хорошая идея, – заявила Мередит матери, кидая свои вещи в рюкзак.

– Это единственный выход. Ты должна держать Джоша подальше от Кэрли. Вдруг Марк узнает о том, что она заигрывала с известным во всем городе бабником?

– Мередит, попробуй получить от этого удовольствие. В конце концов, он одинокий привлекательный красавец.

– Я еду не в увеселительное путешествие, – возразила Мередит.

Но она тут же вспомнила, как ей было хорошо, когда он целовал ее. Она почти наяву увидела приближающееся к ней лицо Джоша. Затем он касался губами ее губ и крепко обхватывал ее спину рукой, притягивая к себе…

Мередит застегнула рюкзак. Не важно, что тогда произошло между ними. Джош вернулся за Кэрли, а не за ней. Он вспомнил про ее сестру, а не про нее.

Мередит не могла винить его в этом. Кэрли была очаровательна и очень красива. Она же никогда не считала себя красавицей и, как ни старалась понравиться окружающим, прекрасно знала, что все считают ее замкнутой и высокомерной. Это не значило, что ей нет дела до других. Просто она не умела общаться с людьми. Хуже всего было то, что Мередит так и не научилась вести беспредметные разговоры. У нее всегда было мало друзей, и утешение она искала только в книгах.

Мередит работала лучше, дольше и быстрее, чем кто-либо еще. И за это ей пришлось поплатиться. Кто захочет дружить с занудой? Кто захочет пойти на свидание с женщиной, которую все считают недоступной?

– Не знаю, мам, правы ли мы, – опомнилась она.

– Вряд ли стоит идти на такие крайности.

– Какие крайности? Ты помогаешь Кэрли справиться с ее проблемой, – заметила Виера. – К тому же, это только до тех пор, пока не приедет Марк.

После этого все будет так, как раньше.

Мередит посмотрела в окно. Она с трудом смогла различить верхушку Медвежьей горы.

– Ладно, – уступила она.

Это всего на один день, успокоила себя она. Что может произойти за один день?

Несколько часов спустя Мередит оставила машину на вертолетной станции и стала ждать Джоша. Почти всех руководителей компаний, которых она знала, всюду возили на лимузинах шоферы, но она считала подобную трату денег бессмысленной и поэтому предпочитала вызывать такси или ездить на своей машине.

Возглавляя «Картрайт Энтерпрайзиз», Мередит не позволяла себе пользоваться и другими выгодами, которыми обладали руководители крупных компаний. Своими действиями она способствовала повышению нравственного уровня сотрудников «Картрайт Энтерпрайзиз». Хотя Мередит и родилась в очень богатой семье, это никак не отразилось на ее поведении. Все считали ее строгим, но справедливым начальником, женщиной, которая никогда не станет требовать от своих подчиненных того, чего не требует от себя самой.

– Садитесь внутрь и погрейтесь, – посоветовал ей пилот. – Я уверен, что мистер Адаме скоро приедет.

Мередит посмотрела на часы. Она торчала здесь уже целый час. Нет ничего удивительного в том, что Джош заставляет ее ждать. Ей казалось, что он делает это специально. Когда она позвонила ему, чтобы окончательно обговорить все детали, он был предельно холоден и, как ей показалось, дал понять, что она помешала ему. Мередит пришлось призвать всю свою силу воли, чтобы не отменить задуманное.

А вдруг Джош специально пытается вывести меня из себя? – думала она, залезая в машину. Хотя, возможно, он просто потерял чувство времени.

В конце концов, в мире существует огромное количество вещей, которые способны отвлечь его, привлекательная женщина, например.

Мередит без особого труда представила себе Джоша лежащим в постели и занимающимся любовью с какой-нибудь красавицей.

От одной только мысли об этом ее сердце болезненно сжалось. В любом случае, Джош – единственный мужчина, с которым она была близка. Как трогательно… Мередит часто ненавидела себя за то, что ей исполнилось уже тридцать два года, а у нее был только один любовник.

Она никогда не думала о том, что может остаться в полном одиночестве. Честно говоря, она всегда отличалась от своих сверстниц. В то время как они играли в куклы или писали любовные записки мальчикам, она читала Платона и «Государя» Макиавелли. Нельзя сказать, что она не мечтала когда-нибудь выйти замуж. Просто она всегда считала, что есть более важные вещи. К тому же, как показывал пример ее матери, брак не всегда бывает счастливым. – Мередит не исключила мужчин из своей жизни.

Иногда она ходила на свидания. Но вся ее жизнь была расписана буквально по часам, поэтому было довольно сложно выкроить время на тех, кто мог бы ей понравиться. К тому же, таких людей она еще не встречала.

Наверное, он не придет, решила она, поплотнее закутываясь в куртку. Но тут же увидела, что на площадку въехал грязно-синий джип. Из его открытой крыши торчали лыжи. Большинство водителей вряд ли согласилось бы ехать в открытом салоне, но Джоша, казалось, совсем не беспокоил холод. Он даже не надел шапку. Мередит решила, что все ее подозрения оправдались. Джош выглядел так, будто только что вылез из постели. Его каштановые волосы были спутаны, а на щеках виднелась суточная щетина. Джош был в черной куртке для катания на лыжах, в джинсах и тяжелых ботинках. Он приподнял солнцезащитные очки и улыбнулся ей. Мередит вылезла из машины и пошла в сторону вертолета.

Когда открылась дверь, она ощутила волну холодного воздуха. Джош бросил свой рюкзак ей на колени.

– Кинь его за спинку моего сиденья, – попросил он.

Она расстегнула ремень безопасности и поставила сумку на заднее сиденье, рядом со своей.

– Что-то не так? – спросил он, – залезая в вертолет.

– С чего ты решил? Просто я прождала тебя целый час.

Мередит знала, что срывается на крик, но не могла взять себя в руки. Черт возьми, подумала она.

Я устраиваю сцену, как его ревнивая подружка.

– Прости за опоздание. У меня были дела.

– И как ее зовут? – вырвалось у Мередит.

– Извини? – переспросил он, пододвигаясь поближе к ней.

Мередит посмотрела в его серые глаза. Она была абсолютно уверена, что несколько часов назад он лежал в постели с другой женщиной. Джош был потрясающе красив. Взъерошенные волосы только украшали его, придавая еще большую мужественность.

– Не важно, – тихо пробормотала она.

– Ладно, – вежливо сказал он пилоту. – Тогда полетели.

Когда вертолет поднялся в воздух, Мередит почувствовала, как сердце устремляется куда-то вверх и бьется теперь где-то в районе горла. Она летела в одном вертолете с мужчиной, которого едва знала, с которым не разговаривала в течение многих лет, с человеком, который лишил ее невинности.

– О чем ты думаешь? – поинтересовался Джош.

Мередит достала свой мобильный телефон.

– О работе.

Джош открыл пакет, в котором лежала сырая морковь. Он предложил одну Мередит. Она отрицательно покачала головой и, прислонив к уху телефон, отвернулась.

Во время разговора со своим секретарем ей приходилось кричать, чтобы заглушить шум вертолета.

– Что происходит?

Секретарь сообщил ей, что, несмотря на все старания, они так и не смогли понять, какая компания собирается увести из-под их носа «Дюрасноу».

Мередит тут же забыла о Джоше. Она полностью сосредоточилась на проблемах, связанных с работой.

– Почему? – спросила она, тщетно пытаясь скрыть разочарование.

Она понимала, что секретарь ни в чем не виноват. Мередит интересовало другое: смогла бы она определить эту компанию, если бы вела поиск самостоятельно.

– Вам совершенно необходимо найти эту компанию! – прокричала она в телефон, прежде чем отключиться.

– Какие-то неприятности? – поинтересовался Джош.

Он запихнул пустой пакет из-под моркови в свою сумку и начал расправлять перчатки.

– Ничего, с чем я не могла бы справиться.

– Я очень хорошо умею слушать, – сказал он. Если ты хочешь выговориться…

– Нет, – быстро ответила она. – Я не думаю, что это покажется тебе интересным.

– Ты будешь очень удивлена, но я вроде слышал, что это как-то связано со снегом…

– Джош, – резко оборвала его она, – это товар, а не прогноз погоды.

Он удивленно поднял бровь, и Мередит показалось, что она заметила прятавшуюся в уголках его губ улыбку. Она снова вытащила телефон и, отвернувшись, стала смотреть в окно. Вертолет пролетал мимо утеса. Сейчас они находились в нескольких тысячах километров от земли. Очертания Медвежьей горы возвышались прямо перед ними. Мередит показалось, что в этом есть что-то зловещее.

Ее мучил только один вопрос: что же она делает?

Она просто не имела права уезжать в такой важный момент. Как она позволила втянуть ее в это? Не легче было бы отослать куда-нибудь Кэрли? Или просто запереть ее в туалете? Что она делает в этом вертолете, летящем в неизвестность, рядом с когда-то соблазнившим ее инструктором по горным лыжам?

Вертолет накренился.

Когда Мередит врезалась головой в плечо Джоша, она выронила телефон. Джош обхватил ее руками и посадил на место. Вертолет снова накренился.

Мередит схватилась за живот, испугавшись, что ее сейчас стошнит.

– Дыши, – посоветовал ей Джош. – Опусти голову на колени и дыши. Мы почти прилетели, Принцесса. Держись!

– Все нормально!

– Не хочешь вернуться домой? – поинтересовался Джош. – Ты плохо выглядишь.

– Нет, – ответила она, отрицательно покачав головой.

Несмотря на то, что предложение было очень заманчивым, она с ужасом представляла себе обратный полет на вертолете. К тому же, во-первых, она зашла уже слишком далеко, а во-вторых, она не любила бросать начатое дело и сдаваться.

– Вы только посмотрите на нее, – проговорил Джош, дружески похлопав ее по плечу. – Сама решительность.

Он выпрыгнул из вертолета и протянул Мередит руку. Она отрицательно покачала головой.

– Со мной все в порядке. Я справлюсь.

Джош пожал плечами и взял свою сумку.

Мередит сразу же раскаялась в том, что не приняла его помощь. И почему ей всегда приходится быть такой независимой? Она схватилась за дверцу вертолета и стала потихоньку выбираться наружу.

Спустившись на землю, Мередит обнаружила, что Джош уже взял свои лыжи и пошел прочь от того места, куда они опустились.

– Не забудь свои вещи, – крикнул он ей.

Мередит обернулась в сторону вертолета. Ее лыжи и сумка все еще лежали там. Чтобы добраться до них, ей пришлось бы лезть обратно.

Заметив ее растерянность, Джош вернулся, молча отодвинул Мередит, залез в вертолет и достал ее снаряжение. Затем надел рюкзак ей на плечи.

– Спасибо, – произнесла она.

– Пошли, – ответил он, держа в руках ее лыжи и ботинки.

Он взял свои вещи и, когда они отошли довольно далеко, помахал пилоту, давая ему знак, что он может улетать.

Мередит следила за тем, как машина поднимается в воздух. Когда вертолет исчез из виду за вершинами гор и звук мотора затих, она с ужасом поняла, что вокруг них никого – лишь гнетущая тишина.

– Удивительно, не так ли? – спросил у нее Джош. – Такое ощущение, будто мы одни во всей Вселенной.

Мередит огляделась. Мысли, роившиеся в ее голове, не были столь радостными. Она вытащила мобильный телефон и проверила, не пришли ли ей сообщения.

– Мередит, – строго сказал Джош, – думаю, тебе стоит надеть лыжи.

– Одну минуту.

Она позвонила на работу и поговорила со своим заместителем. Обсудив с ним некоторые вопросы, связанные с персоналом, она положила телефон в сумку. После этого ей стало намного лучше. Мередит вспомнила, что она уже давно не та наивная девочка, в голову которой пришел рискованный план забраться на Медвежью гору.

– Как только мы начнем спускаться, твой телефон перестанет принимать сигнал, – заметил он. По крайней мере, ты сможешь немного отдохнуть от работы.

– Нет, ответила она. – Я не хочу отдыхать. У меня может сорваться крупная сделка.

– Тогда что ты здесь делаешь?

– Что ты имеешь в виду?

– Почему ты сейчас не сидишь в своем кабинете и не работаешь?

– Ну., я…

Мередит снова почувствовала, что не знает, как ответить ему. Не могла же она сказать Джошу, что из-за него вот-вот все сорвется.

– Мередит, – внезапно произнес он, – я начинаю думать, будто ты снова ищешь предлог, чтобы остаться со мной наедине.

Мередит запрокинула голову и притворно засмеялась.

– Ну, это вряд ли.

– Правда?

Что бы такое ответить ему, чтобы переубедить?

– в ужасе подумала она.

– Мужчина, с которым я сейчас встречаюсь… прекрасно ездит на лыжах, – солгала Мередит. Мы собирались покататься вместе на следующей неделе, но я боюсь, что потеряла квалификацию и буду выглядеть глупо. Я думала, что перед отъездом похожу на занятия, но была так занята, что не успела записаться.

– Ясно, – холодно ответил он. – Почему ты не сказала мне об этом вчера?

– А это изменило бы что-нибудь? – она напомнила себе, что нужно говорить с ним абсолютно спокойно. – Кроме того, это не твое дело. Кажется, я плачу тебе только за то, чтобы ты учил меня кататься на лыжах, а не был моим душеприказчиком.

Или любовником, добавила Мередит про себя.

Мередит решила доказать Джошу, что он впервые оказался рядом с женщиной, способной противостоять его чарам.

Он нагнулся и затянул ремни на лыжах.

– В чем дело?

– Я поеду первым, – сказал он. – Ты будешь ждать до тех пор, пока я не остановлюсь. Потом ты, спустишься ко мне. Ладно?

Она кивнула и опустила защитные очки на глаза.

Джош тронулся с места. Он всегда прекрасно ездил на лыжах. Многие завидовали тому, с какой легкостью и грациозностью он это делает. Мередит знала: чтобы так кататься, нужно долго и прилежно тренироваться.

Когда Джош остановился, он помахал ей рукой, приглашая проехать по проложенной им лыжне.

Мередит заметила, что ее лыж почти не видно под слоем белого снега. Медвежья гора считалась одним из самых сложных маршрутов. Когда-то Мередит с легкостью спустилась бы с нее, но теперь она забыла многое из того, что умела раньше.

Но другого выхода не было. Вертолет уже давно улетел. И с горы можно было спуститься только одним способом – на лыжах.

За тебя, Кэрли, мысленно произнесла она, сорвавшись с места.

Мередит тщетно пыталась ехать медленнее. Ее лыжи быстро скользили по проложенной Джошем лыжне, и скорость с каждой секундой увеличивалась.

– Стой! – приказал Джош, внезапно оказавшийся совсем недалеко от нее. Он преградил ей путь, заставляя ее притормозить. – Ты теряешь контроль над лыжами!

Мередит кивнула. Она прекрасно расслышала его слова, но не могла согласиться с ними. Наоборот, ей было радостно сознавать, что забыто далеко не все. Она снова поехала, подняв волну снега, полетевшего в его сторону.

Джош ехал впереди нее. Но потом неожиданно остановился, и Мередит врезалась в него. Они оба. повалились на землю.

– Да что ты вытворяешь?! – прокричал он.

– Катаюсь на лыжах. Оказывается, я еще не все забыла, – ответила она.

– Ты что, шутишь? Ты не контролируешь свои движения!

– Не правда!

– Тогда почему же ты врезалась в меня? – поинтересовался Джош. Он покачал головой. – Это опасно. Что было бы, если бы ты въехала не в меня, а в валун?

Действительно, что я делаю? задумалась она.

Наверное, Джош прав, когда называет меня Принцессой. Мередит показалось, что она на самом деле ведет себя как избалованная Принцесса.

– Я бы предпочел, чтобы ты не рисковала жизнью, вытворяя подобные глупости. Неужели забыла, что это может быть очень опасно?

– Я ничего не забыла.

– Нет, ты не помнишь ничего из того, чему я учил тебя.

– Ну, кое-что я не забыла, – на щеках Мередит появился легкий румянец, когда ей припомнилась проведенная вместе ночь.

Джош поднялся на ноги.

– Когда ты последний раз ездила на лыжах?

Мередит задумалась. Ей казалось, что это было в прошлом году. Потом она вспомнила, что действительно собиралась покататься тогда, но в самый последний момент из-за запарки на работе ей пришлось все отменить. А до того…

Джош был далеко не в восторге от ее катания.

– Тебе нужно было ехать по маршруту для начинающих. Медвежья гора не для тебя. Здесь самый сложный спуск. Почему ты не подумала об этом, Мередит?

– Я справлюсь. Правда. Просто я немного возбуждена, и все. Извини, что врезалась в тебя.

Он отпустил ее руку и надел защитные очки.

– Поправь лыжи. Мы попробуем еще раз.

Когда Мередит была готова к новой попытке, Джош предупредил ее:

– Только на этот раздвигайся медленнее.

Она кивнула.

– Ты поняла, – спросил он, катаясь вокруг нее, чего я хочу добиться от тебя?

– Но… – попыталась возразить Мередит.

– Никаких «но». Либо ты поедешь со мной и будешь во всем меня слушаться, либо останешься здесь.

Мередит повиновалась. Они катались где-то около часа, и она изо всех сил старалась следовать указаниям Джоша.

Затем она дала ему знак, попросив остановиться. Он подъехал к ней.

– Что-то не так? спросил он.

– Мне нужно немного отдохнуть, – ответила Мередит.

– А как же зовут твоего парня? – поинтересовался Джош во время отдыха.

– Кого?

– Твоего парня. Того мужчину, который пригласил тебя покататься на лыжах.

– А… Том Дженкинс, – буркнула она, вспомнив имя одного из своих сотрудников.

– Чем он занимается?

– Он бухгалтер… Надо сказать, что его карьера продвигается очень успешно.

– Замечательно, – съязвил он. – А то я беспокоился за тебя: вдруг ты встречаешься с кем-то, чья карьера не столь удачна?

Вставая, Мередит подвернула ногу и чуть не запуталась в лыжах. Джош подошел к ней и помог удержаться на ногах. Она еще раз удивилась тому, сколько силы в этом человеке.

Мередит чувствовала себя ужасно. Неужели ей действительно неприятно, что он может подумать, будто она встречается с неудачником? Или того, что он узнает правду: нет у нее никакого приятеля!

– Ладно, – произнес он. – Нам пора. Вообще-то это не мое дело.

Они, периодически останавливаясь, катались еще несколько часов. Мередит прекрасно помнила, что Джош хороший и терпеливый учитель. Однажды, когда она никак не могла понять его объяснение о положении ног, он взял ее ногу и стал двигать ею так, как было нужно. Но в его прикосновениях никогда не было ничего личного.

Когда Мередит уже начала думать, что она в безопасности и что остаток дня они проведут как учитель и ученица, пришла пора прерваться, чтобы перекусить.

Домик ничуть не изменился – все то же небольшое строение, сложенное вручную из бревен, найденных и обработанных тут же, на горе.

Если Джош и чувствовал смущение, он не подавал вида.

– Я думаю, что нам стоит отдохнуть здесь, – сказал он.

Он сел на снег и расстегнул лыжи. Мередит последовала его примеру, пытаясь не обращать внимания на охватившее ее волнение.

Она, как во сне, поднялась по ступенькам на крыльцо и, следуя за Джошем, вошла в дверь. Как и много лет назад, возле стены стояла двуспальная кровать, а в углу – маленький холодильник, работающий от батареи. Перед ним расположились деревянный стол и несколько стульев. В камине было полно дров.

– Здесь прохладно, – произнес он так, будто только что вспомнил о ее присутствии. – Лучше не снимай пока куртку, – Джош открыл холодильник, и Мередит увидела, что тот был забит коробками с едой, бутылками воды, пива и вина. Джош подал ей бутылку воды. – Выпей все, несмотря на то, что она холодная. В противном случае ты рискуешь заработать обезвоживание.

Мередит послушно кивнула. Джош вытащил из холодильника несколько коробок с едой и поставил их на стол. Она поняла, что он не собирается разговаривать с ней. Она решила: ей тоже стоит держать рот на замке. Мередит никак не могла простить себе то, что все испортила этим глупым замечанием о своем выдуманном парне. Это могло выглядеть так, будто она попрекает Джоша успехом этого Тома Дженкинса. «Он добился того, чего не смог ты», говорили ее слова. Что сказано, то сказано. Обиднее всего то, что на самом деле Мередит было наплевать на то, чем мужчина зарабатывает себе на жизнь.

– Джош, – произнесла она, – мне действительно очень стыдно.

– Ты о чем?

– О… Томе Дженкинсе. На самом деле мне нет дела до чьего-либо успеха. Я просто хотела сказать, что он… не зануда, не полностью погряз в счетах.

– Я не обижаюсь. Ты, кажется, тоже в своем роде бухгалтер?

– Точно, – улыбнулась она, – правда, несмотря на диплом, я никогда не работала по специальности, – она помолчала и через некоторое время продолжила:

– Странно, что ты еще помнишь об этом.

– Я еще кое-что помню, – ответил он. Мередит бросила взгляд на постель и покраснела. – В любом случае, какой бы диплом ты ни получила, занудой тебя, назвать сложно.

Она посмотрела на свой телефон.

– Спасибо, но, наверное, я все-таки зануда.

– Нет, – ответил он. – Они выглядят совершенно по-другому. И он до сих пор работает бухгалтером?

– Кто? – спросила Мередит.

– Том Дженкинс, – ответил он.

– Тебе-то что? – взорвалась Мередит.

У нее не было больше сил на то, чтобы говорить о своем воображаемом парне.

– Ты в порядке? – спросил Джош, садясь за стол.

– Да, – ответила она, опускаясь на стул, стоявший напротив. – Так о чем мы говорили?

– Этот парень, он до сих пор работает бухгалтером?

– Нет, – произнесла она. – Только изредка. Он инспектор.

– А… – протянул он.

После того, как Мередит откусила кусок бутерброда, она решила задать Джошу вопрос, который в последнее время очень беспокоил ее.

– Прошлой ночью ты сказал, что приехал за Кэрли… – Мередит запнулась. Посмотрев ему в глаза, она снова почувствовала себя не в своей тарелке и отвела взгляд. – Я могу тебе чем-то помочь?

– К сожалению, нет, – ответил он.

Она снова укусила бутерброд.

– Наверное, ты скучаешь по ней. Я имею в виду то, что ты не видел ее столько лет.

Джош насмешливо посмотрел на нее.

– Мы общались. Ты одобрила бы? – спросил он.

– Одобрила бы что? – переспросила она, пытаясь понять, чего он добивается от нее.

– Мою дружбу с Кэрли.

Казалось, что ему безумно нравится дразнить ее.

Мередит никак не могла понять, что же он все-таки хочет этим всем сказать. Неужели считает, что из-за проведенной ими когда-то вместе ночи она станет ревновать его к собственной сестре?

Мередит заставила себя посмотреть на него.

Она подумала, что срочно должна что-нибудь сказать. Но что? Слова: «Мне кажется, что Марк – самое лучшее из всего, что с ней случалось, поэтому убери свои грязные лапы от моей маленькой сестренки», – уже готовы были сорваться с ее губ.

И почему он пристал к Кэрли, думала она. Неужели он не может дать ей спокойно выйти замуж?

Если все ее подозрения справедливы, то это может значить лишь одно: он не изменился. Джош Адаме никогда не видел проблемы в том, чтобы переспать с женщиной. Что Кэрли нашла в этом бабнике?

– Не хочешь ненадолго прилечь?

– Что? – у нее перехватило дыхание.

Неужели он и ей делает предложение заняться сексом? Разве он не слышал, о чем она говорила? У нее есть парень. Очень милый воображаемый мужчина, которому она не хочет изменять.

– Ты просто выглядишь немного бледной, – объяснил он. – Наверное, тебе лучше немного отдохнуть, пока я буду думать, как нам лучше спуститься.

Мередит готова была расхохотаться. Он не имел в виду ничего предосудительного. Глупо было подозревать его в этом.

Нужно выбираться отсюда, решила она, и чем быстрее, тем лучше.

– Ты уже готова ехать? – спросил он.

– Конечно, – ответила она.

Мередит открыла дверь и почувствовала, что ей в лицо ударил порыв холодного ветра. Она встала на лыжи и подобрала свои вещи.

– Подожди, – сказал он, схватив ее за руку. Будь осторожна! За последний час температура резко упала. Сейчас очень скользко.

Мередит отвела его руку.

– Я справлюсь.

– Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. В конце концов, – сказал он, надевая перчатки, – давай не будем забывать о том, что случилось на этой горе в прошлый раз.

Услышав эти слова, она, как по команде, оттолкнулась лыжными палками от поверхности и понеслась.

Джош вспомнил, как она осматривала домик.

Тогда у него возникло такое ощущение, будто она видит его впервые. Мередит ни разу не упомянула о той ночи, которую они провели вместе. И ей очень не понравилось то, что он сказал об их дружбе с Кэрли. Сперва Мередит была холодна и высокомерна, но через секунду она превратилась в скромную и застенчивую девушку.

Джош представил себе выражение ее лица, когда она узнает, что он и есть тот самый конкурент, который пытается обойти ее в борьбе за «Дюрасноу». Будь она добра или хотя бы вежлива с ним, он давно бы уже признался ей в этом. Но Мередит чересчур жесткая самовлюбленная женщина, которой стоит преподать хороший урок.

Однако Джош с ужасом был вынужден признать, что никак не может забыть ее объятий. Ему казалось, что он снова чувствует, как ее гладкое молочно-белое тело прикасается к нему. Но все это было очень давно, сказал себе Джош, чтобы вырваться из цепких клещей воспоминаний. Теперь все изменилось. Из той наивной девочки, которую он полюбил, она превратилась в настоящую мегеру.

Джош опомнился, когда заметил, что Мередит исчезла из его поля зрения.

Увидев наконец ее, он пришел в настоящий ужас.

Она ехала слишком быстро, несмотря на то, что он предостерегал ее не делать этого.

– Мередит! – закричал он.

Но та не обратила на него ни малейшего внимания. Джош поехал быстрее, пытаясь успеть перерезать ей дорогу.

Судя по выражению лица Мередит, она получала удовольствие от происходящего и совершенно потеряла контроль над собой.

Джош попытался повалить ее на землю. Он прекрасно знал, что при ударе ее лыжи автоматически расстегнутся.

Мередит поняла, что он от нее хочет, и попыталась остановиться, но ее занесло на бок. Она упала и кубарем покатилась вниз. Джош прыгнул перед ней, чтобы остановить падение.

Мередит врезалась в него, и они покатились по склону вместе. Наконец, Джош сумел сгруппироваться и остановить падение. Он поднял голову и увидел, что Мередит неподвижно лежит на земле.

– Мередит! – закричал он, подбежав к ней, – ты меня слышишь?!

Она с трудом открыла свои прекрасные глаза.

– Да.

Джош облегченно вздохнул. Это моя вина, во всем виноват только я, решил он. Ему не следовало привозить ее сюда. С тех пор, как он учил ее кататься на лыжах, прошло слишком много времени. Это он, а не Мередит, оказался самонадеянным. И его самонадеянность могла стоить ей жизни.

– Прости, Джош. Я пыталась остановиться.

Правда.

Он стал внимательно ощупывать ее плечи.

– Все в порядке, – сказала она.

Джош продолжил изучать ее спину, опускаясь все ниже и ниже. Когда он добрался до ее копчика, Мередит оттолкнула его.

– Я в порядке, – произнесла она и попыталась встать. – Ой! – она снова упала, – моя лодыжка!

Он посмотрел на ее лодыжку. Она выглядела так же, как и в тот день, когда Мередит симулировала растяжение. Джош удивленно заглянул ей в глаза.

Неужели это какая-то игра? Неужели она опять решила соблазнить меня? – поразился он.

Лицо Мередит покрылось густым румянцем.

Джошу показалось, будто она читает его мысли.

– Мне правда больно, – тихо сказала она.

Джош заметил, что, когда он прикоснулся к ее лодыжке, Мередит поморщилась. Он разглядел неподдельную боль в ее глазах. Ему стало очень стыдно из-за того, что он решил, будто она притворяется.

Им только и оставалось теперь, что вернуться в домик. Надо будет сразу же вызвать вертолет, хотя тот сможет приземлиться только на вершине горы.

– Ладно, – произнес он. – Ты можешь идти?

Мередит пожала печами.

– Только если ты поможешь мне.

Он обхватил ее и перекинул ее руку через свое плечо.

– Когда я скажу «три», мы попытаемся встать.

Хорошо? Раз… два… три!

Мередит смогла подняться, но это удалось ей с очень большим трудом. Она без малейшего сомнения приняла его помощь. Джош слышал, как тяжело она дышит. Он догадывался, что ей сейчас очень больно.

– Ты в порядке? – спросил он.

Она кивнула.

– Мы пойдем обратно в домик, – сказал он. – Обопрись на меня и держись как можно крепче.

Мередит почти повисла на нем и опустила голову ему на плечо. Джош вдыхал сладкий запах ее волос.

Пытаясь идти как можно медленнее, они направились вверх по склону горы.

Мередит с трудом могла поверить в то, что ее постигло такое несчастье. Она хотела ехать медленнее, но вместо этого почему-то неслась с невероятной скоростью, готовясь к прыжку. Когда-то она могла исполнить его безупречно, даже с шиком, но теперь уже вряд ли была способна на это.

По странному стечению обстоятельств Мередит повредила ту же самую лодыжку, что и много лет назад… Правда, тогда она только притворялась, а теперь…

План ее матери и сестры, казавшийся безупречным, не удался. Хромая, она брела по направлению к тому домику, где много лет назад потеряла девственность. В помощи теперь нуждалась не Кэрли, а она сама.

– Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался Джош.

– Нормально, – она побрела сама, без его помощи. – Что будет, когда мы вернемся в домик?

– То же, что и в прошлый раз. Помнишь?

Мередит задержала дыхание. Конечно, она не забыла, как они занимались любовью, лежа на той кровати, и как она мечтала провести остаток своей жизни в его объятиях.

– Мы вызовем помощь, – продолжил он. – Я встречу вертолет и вернусь за тобой с носилками.

– О, – со вздохом облегчения произнесла она.

– Ты подумала о чем-то еще? – поинтересовался он.

– Нет, – смутившись, ответила Мередит. Краем глаза она увидела, что в уголке его губ прячется улыбка. – Ты смеешься надо мной?

Джош остановился.

– Я никогда не стал бы смеяться над тобой, Мередит.

Мередит показалось, что, прежде чем они добрались до домика, прошло несколько часов. Джош помог ей лечь в постель, а потом направился к радиопередатчику.

– Сколько времени тебе потребуется, чтобы забраться на вершину горы? – спросила она.

Он пожал плечами.

– Пара часов.

Мередит посмотрела на часы.

– К тому времени стемнеет.

– Надеюсь, что нет.

– Если будет слишком темно, вертолет не приземлится. Это слишком опасно.

Мередит прислушалась к разговору Джоша со спасателями. Вертолет за ними высылать отказывались. Ветер был слишком сильным.

Джош тяжело вздохнул. Некоторое время он стоял неподвижно, а потом повернулся к ней.

– Похоже, мы застряли здесь надолго.

– Похоже, – повторила она.

Еще несколько часов назад Мередит испытывала возбуждение от одной только мысли о том, что они возвращаются на гору. Теперь она думала лишь о том, какое разочарование читалось на лице Джоша. Казалось, для него не было ничего более неприятного, чем застрять в этом домике на горе, да еще и в ее обществе. Мередит не могла винить его в этом. В последнее время она вела себя вызывающе.

Джош подошел к столу и стал снимать ботинки.

– Прости, – сказала она. – Если бы я не поехала так быстро…

– Твоя правда, – ответил Джош. – Если бы ты слушалась меня, мы не застряли бы здесь.

Из его слов она сделала вывод о том, что он очень зол на нее.

– Я не специально.

– Ты могла постараться притормозить.

– Я пыталась.

– Значит, плохо старалась.

Мередит скрестила руки на груди.

– Ты же прекрасно знаешь, что это было случайно, – с обидой в голосе заметила она.

– Ты в этом уверена?

Мередит задержала дыхание. Неужели он думает, что я, как и в прошлый раз, все подстроила? принялась мысленно сокрушаться она.

– Что ты хочешь этим сказать?

Джош с отвращением помотал головой.

– Принесу-ка я еще дров, – произнес он. – Давай постараемся расположиться поудобнее и превратить сложившуюся ситуацию в приятное развлечение.

Сказав это, Джош вышел из домика, захлопнув за собой дверь.

Мередит вспомнила, что за избушкой есть маленький сарайчик для дров. Каждую осень туда завозили поленья в таком количестве, чтобы их хватило на всю зиму. Вряд ли подобная предусмотрительность была необходимой: в домике никто не жил. Здесь, как правило, прятались от непогоды или оставались просто погреться. Очень многие лыжники какое-то время находились в домике, прервав по тем или иным причинам спуск. Здесь было все для того, чтобы спокойно прожить целую неделю.

От одной только мысли о том, что ей придется остаться наедине с Джошем, Мередит приходила в неописуемый ужас. Она не была полностью уверена в том, что сможет пережить с ним одну ночь, не говоря уже о целой неделе. Она даже не представляла себе, о чем с ним можно будет поговорить. У нее не было ничего общего с этим бабником. К тому же она прекрасно знала, что в «Картрайт Энтерпрайзиз» не справятся без нее.

Мередит глубоко вздохнула. Она попыталась убедить себя в том, что у нее всего лишь разыгралось воображение, они останутся здесь всего лишь на одну ночь.

– Когда ты был здесь в последний раз? – спросила она, когда Джош вернулся.

Он поджег кусок газеты и засунул его в камин.

Потом обернулся и посмотрел на нее.

– С тобой. Хочешь чего-нибудь выпить?

Мередит отрицательно покачала головой.

– Хотя бы сними ботинки, – настоятельно посоветовал он.

Внезапно Мередит почувствовала, что ее нога дрожит. Она заплакала. Что я наделала? – мысленно выругала она себя. Этот план с самого начала был дурацким. Застрять на горе с человеком, который, судя по всему, на дух ее не переносит. Мередит смахнула слезы.

– Извини, – сказал Джош, усевшись рядом с ней.

Он нагнулся к ее больной лодыжке. – Я знаю, что тебе очень больно, – он расстегнул ее ботинок и аккуратно снял его, затем стащил носок и провел пальцами по посиневшей распухшей ноге. – Судя по всему, дело плохо.

– Я в порядке, – возразила она, убрав ногу.

Джош подошел к холодильнику и вынул коробку со льдом. Потом открыл свой рюкзак и вытащил из него эластичный бинт. Он медленно и нежно обмотал ее лодыжку бинтом. Мередит показалось, будто он обращается с ней не как с приносящей одни лишь неприятности ученицей, а как с любовницей.

– Через полчаса мы приложим лед.

– Похоже, у тебя в подобных делах большой опыт.

Джош кивнул. Потом покосился на нее. Некоторое время он не шевелился, будто обдумывая, что с ней делать дальше.

– Тебе на самом деле нужно вытянуться и приподнять ногу, – он подошел к буфету и вернулся со стаканом воды и несколькими болеутоляющими таблетками. – Выпей это, – приказал он.

Мередит, как послушный ребенок, проглотила таблетки и протянула ему стакан.

– Посмотрим, что тут можно найти на ужин, произнес Джош.

Мередит закрыла глаза. Было слышно, как он рыскал по шкафам, но звуки с каждым мгновением становились все более тихими. Она и представить себе не могла, что сумеет заснуть, но усталость и лекарство сделали свое дело.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

<p>ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ</p>

Мередит спала уже больше часа. Давно пора было менять лед, но Джош не хотел будить ее. Он окинул взглядом прекрасное женское тело, наслаждаясь каждым его изгибом. Длинные волосы беспорядочно разметались по подушке. Джошу показалось, будто никогда в жизни он не видел ничего более совершенного, чем сочетание аккуратного носика Мередит и ее полных губ. Взгляд упал ниже, на выпуклую грудь и… Джош с трудом заставил себя отвернуться. Он попытался убедить себя в том, что у него не может быть ничего общего с этой женщиной. К тому же она уже с кем-то встречается, а из того, как она говорила об этом, он сделал вывод о серьезности намерений ее ухажера.

Он посмотрел на часы. Дюраны уже должны были получить его предложение. Он представил себе, как удивятся в «Картрайт Энтерпрайзиз», узнав, что заранее установленная цена, казавшаяся до этого нерушимой, как скала, поднимется до заоблачных высот. Скоро они поймут, что «Дюрасноу» им не по карману. Тогда Джош, несмотря на свадьбу Кэрли, сумеет заполучить его.

Он посмотрел на Мередит. Она открыла глаза и приподнялась на постели.

– Привет, – слабо улыбнувшись, произнесла она. Что ты делаешь?

Он вытащил из холодильника новую упаковку льда.

– Нам нужно поменять твою повязку, – отозвался он.

Мередит кивнула и села.

– Я чувствую себя гораздо лучше.

Джош встал перед ней на колени и начал разматывать бинт. Он заметил, что Мередит иногда тихо стонет.

– Ты думаешь, что я растянула ее? – Спросила она.

– Вряд ли это перелом. Скорее всего, обычное растяжение. Или ты порвала связку. Завтра мы узнаем это наверняка.

– Спасибо, – сказала она.

Какое-то время он чувствовал угрызения совести. Ему показалось, что ее карие глаза видят его насквозь. Сердце предательски сжалось. Он вспомнил про свой замысел и подумал о том горе, которое постигнет ее, когда она, наконец, доберется до своего кабинета.

Выброси жалость из головы, приказал он себе.

Уже слишком поздно что-либо менять.

Джош протянул ей палку, найденную им недалеко от домика.

– Это на случай, если тебе захочется встать, произнес он.

– Спасибо, – Мередит, опираясь на палку, тут же поднялась на ноги. – Ты нашел что-нибудь на ужин?

– Здесь есть какая-то еда в коробках. Крекеры и что-то еще в том же духе.

– Надеюсь, я смогу сделать что-нибудь получше, она побрела к шкафу. – Тунец. Лапша. Значит, будет грибной суп и запеканка из тунца, – сделала она вывод.

Джош улыбнулся.

– Ты умеешь готовить запеканку из тунца?

– А что в этом смешного?

– Я даже представить себе не могу, как ты ее ешь.

Мередит нахмурилась.

– Ты, наверное, думаешь, что я типичная девочка из богатой семьи?

– Нет. Я думаю, что ты очень много работаешь.

– Так оно и есть. И я вряд ли похожа на многих знакомых тебе женщин. Мою жизнь нельзя назвать легкой и предсказуемой.

– Понимаю, – кивнул он. – Мне очень жаль твоего отца.

– Он никогда не был моим отцом. Он был моим отчимом. К тому же, он оказался вором, – она протянула ему консервную банку. – Открой, пожалуйста.

– Зачем так резко высказываться о человеке, который в течение долгих лет был частью твоей жизни? – Джош взял в руки открывалку.

Мередит пристально посмотрела на него.

– Ты думаешь, что я бессердечная?

– А разве нет? – спросил он, открывая банку.

Она пожала плечами.

– Мы с ним никогда не ладили. Я знала о его темных делишках, и меня тошнило от этого. К тому же он разорил нашу компанию. Моей матери не следовало доверять ему.

– Почему же тогда она доверяла?

– Моя мать любила его, – Мередит отвернулась и разорвала пакет с лапшой. – Такое постоянно случается с женщинами из нашей семьи. Иногда мне кажется, будто они не в состоянии сами позаботиться о себе. Они все время влюбляются в мерзавцев.

– Мерзавцев? – переспросил Джош, поставив открытую банку на стол.

– Мужчин, которые недостойны их.

– Включая тебя?

Она замерла.

– Нет, – через некоторое время ответила она.

– Значит, – произнес он, подходя к ней ближе, твой друг – хороший парень?

Мередит сконфуженно пожала плечами.

– Я действительно не хочу говорить о нем.

– Почему?

– Потому что я… просто не хочу, и все…

Джош кивнул. Он понял, что пора отступить.

– Хорошо, – он наклонился над столом. – А как же тогда Кэрли? Ее будущий муж тоже мерзавец?

– Марк? – Мередит тотчас успокоилась. Она повернулась к Джошу и улыбнулась. – Нет. Он замечательный. Добрый, умный, спокойный. Пожалуй, сложно найти кого-то, кто был бы лучше него.

Мередит описала своего будущего родственника так, будто сама была влюблена в него. Джош заметил, что, рассказывая о Марке, Мередит мечтательно прикрыла глаза.

Джош плотно сжал челюсти. Неужели она и правда влюбилась в своего потенциального родственника? – невольно спросил он себя.

– Наверное, ты очень жалеешь о том, что Кэрли добралась до него первой?

– Что ты хочешь сказать?

– Я хочу сказать, что по какому-то странному совпадению (или это вовсе не случайность) тот продукт, который ты хочешь купить, принадлежит именно Дюранам.

– Откуда ты знаешь об этом?

– Из газет, конечно.

– Европейских?

– Я получал американские газеты через Интернет.

– Связь с «Дюрасноу», – помедлив, произнесла Мередит, – это чистой воды совпадение. Марк – хирург-кардиолог. Кэрли познакомилась с ним на вечеринке и влюбилась. Я предложила его родителям купить их продукт уже после того, как они начали встречаться, – она испытующе посмотрела на него. Должна признать, я просто поражена тем, что это тебя настолько интересует. Правда, ты всегда волновался из-за Кэрли. Мне даже кажется, что ты сам имеешь на нее виды.

– Кэрли – мой друг, я не общался с ней в течение многих лет, Мередит.

– Допустим, – произнесла она.

Джош точно знал: Мередит не поверила ни единому его слову. Но по какой-то непонятной причине он был абсолютно убежден в том, что должен заставить ее доверять ему.

– Я просто настоящий фанат раздела «Нью-Йорк Тайме», посвященного бизнесу. Про тебя там частенько писали.

– Если ты действительно его читаешь, то должен знать, что в последнее время там появилось много крайне нелестных статей о моей семье и компании.

– Но они очень добры к тебе. Они прекрасно понимают, что проблемы «Картрайт Энтерпрайзиз» возникли не по твоей вине. Ты ведь унаследовала их вместе с компанией.

– Мы снова вернулись к разговору о моем отчиме;

– Я удивлен тем, что совет директоров позволил ему так долго управлять «Картрайт Энтерпрайзиз».

– Они очень сожалеют об этом. Я из последних сил старалась спасти компанию. Это было очень трудно. В одно мгновенье на мои плечи лег огромный груз ответственности: семья, работа. Теперь все зависит только от меня. – Мередит протянула Джошу еще одну банку. – Я знаю, что меня называют бесчувственной и расчетливой…

– Мередит, – произнес он, забирая у нее банку, – ты не должна оправдываться передо мной.

Он открыл консервы и вернул банку Мередит.

Их пальцы переплелись, но она не стала отдергивать руку.

– Я знаю, что ты думаешь обо мне, Джош.

– Ты это о чем?

– Все так считают. Говорят, что я отвратительная женщина и получаю лишь то, что заслужила.

– Это не правда, – возразил он.

Джош понял, что должен сменить тему.

– А что думаешь обо мне ты? – спросила она.

Она приоткрыла рот. Эти губы просто умоляли о поцелуе.

– Разве это важно?

– В противном случае я не стала бы спрашивать тебя, – ответила она.

Джош посмотрел вниз. Ее соски напряглись, а грудь высоко поднималась при каждом вздохе.

– Сложно сказать. Я плохо знаю тебя.

– Раньше все было по-другому, – заметила Мередит.

– Ты так думаешь? Мне казалось, что я знаю о тебе все. Но выяснилось, что это не правда.

Она пожала плечами.

– Мы не чужие друг другу. Я имею в виду то, что мы когда-то провели ночь вместе.

– Значит, ты все-таки помнишь об этом, – заявил Джош, не сводя с нее глаз.

– Конечно, – ответила Мередит. – Тогда я потеряла девственность. Такие вещи не забываются.

Услышав интонацию, с которой она произнесла это, Джош замер. Он отошел от нее, поставил банку на стол и произнес:

– Почему ты попросила меня снова поехать сюда?

– Я же сказала. Мой парень прекрасно ездит на лыжах, и я…

– Но почему именно сюда? Разве нет трасс попроще и поближе?

Мередит сделала шаг назад.

– Мне нужен был по-настоящему интенсивный урок.

Джош подошел к ней так близко, что его губы почти касались ее рта.

– Ты волнуешься, находясь рядом со мной, Мередит? – спросил он.

– Немного.

– Она не сдвинулась с места. Казалось, будто он вызвал ее на поединок, а она, приняв его вызов, дала себе слово выдержать любое придуманное им испытание.

– Тогда почему после той ночи ты не отвечала на мои телефонные звонки?

– Я смущалась.

– Смущалась?

Мередит задержала дыхание, и ее щеки покрыл румянец.

– Мне просто… Мне… было известно о твоей репутации. Я знала, что для тебя это ничего не значит.

Не хотелось, чтобы тебе показалось, будто я бегаю за тобой.

– А мои звонки к тебе?

– Джош, пусть я вовсе не красавица, но и не дура. Не окажись мы запертыми здесь, ты никогда не стал бы заниматься со мной любовью.

– В этом ты абсолютно права, потому что у меня не хватило бы сил расстаться с тобой.

– Что? – она покачала головой. – Ты даже никогда не обращал на меня внимание.

– Тогда почему, по-твоему, я занимался с тобой любовью?

Джош больше не мог бороться с искушением и потянулся к ней. Ему необходимо было поцеловать ее, сжать в своих объятиях…

– Тебе, наверное, было скучно?

Мередит пожала плечами и отвернулась от него.

Она взяла открытую банку и выложила ее содержимое в миску.

Чары рассеялись. Джош вновь вернулся в суровую реальность. Значит, вот что она про меня думала, принялся сокрушаться он. А я чуть не поцеловал ее. Обсуждать прошлое было бессмысленно.

Оно больше не повторится. Джош не собирался впредь заигрывать с Мередит Картрайт.

– Ты никогда не говорила сестре о том, что произошло между нами, не так ли?

Она отрицательно покачала головой.

– Почему?

– Потому что это произошло только между нами.

Я думала, что если скажу кому-то, мои чувства перестанут казаться мне особенными. В конце концов, это мое личное дело, слишком личное. А как отреагировали твои друзья, когда ты рассказал им о нас?

– Я никогда не говорил о тебе со своими друзьями.

– Почему?

– Потому что у меня есть правило: ни с кем не обсуждать женщин, с которыми я переспал.

– О, – произнесла Мередит, посмотрев мимо него.

Наверняка она не ревнует меня к другим женщинам, сделал вывод Джош.

– Извини меня, – сказал он. – Прости за то, что начал этот разговор. Давай сменим тему.

Он следил за тем, как она, Мередит Картрайт, помешивала грибной суп. Это выглядело не так уж глупо, как могло бы показаться. Джошу на самом деле даже почудилось, что она вполне могла бы прожить в однокомнатной квартире и без миллиардного состояния ее семьи.

– Я восхищен тобой, Мередит, – наконец произнес он. Она прекратила мешать суп и ошеломленно посмотрела на Джоша. – Я имею в виду: ты столько сделала для компании, – добавил он.

Ему показалось, что она облегченно вздохнула.

– Наверное, каждую ночь тебе готовит новая женщина, – сказала она.

– Почему ты так считаешь?

– Потому что ты такой, какой ты есть. Ты не можешь и дня прожить, не соблазнив очередную красотку.

– С тех пор прошло много времени, Мередит.

Люди меняются.

– Значит, теперь ты не спишь каждую ночь с новой женщиной?

– Я никогда не был настолько отвратительным типом.

– Был.

Джош пожал плечами.

– Мне всегда нравились женщины. И секс.

«Особенно, – чуть не сорвалось с его губ, – с тобой».

Мередит покраснела и уставилась на запеканку.

Возможно, им не следует соблюдать дистанцию.

Если Мередит хочет этого, почему бы им не провести еще одну ночь вместе?

– Но, – произнес он, взяв ее за руку, – я никогда не был тем безнадежным бабником, каким ты меня считаешь. Я ходил на свидания со многими женщинами, но не спал со всеми ними без разбора. Помнишь черно-белый бал?

– Конечно, помню, – ответила она. – Ты пришел с Лорен Хьюз.

Джош давным-давно забыл, с кем он ходил на эту вечеринку. Разговор с Мередит был единственным событием этого вечера, которое он помнил.

– Ты и ее помнишь? – удивленно спросил он.

– Я иногда встречаю ее. Она вышла замуж, но это не помешало ей оставаться такой же привлекательной.

– Я ее почти не помню.

Мередит улыбнулась. Джошу показалось, будто она очень довольна его признанием.

– Туда все, кроме меня, пришли с кем-то. Тогда я решила погулять по дому и осталась в библиотеке, – она пожала плечами.

– Именно там я тебя и нашел, – обрадовался Джош. Он помнил их встречу так подробно, будто она произошла вчера. Они просидели там несколько часов, обсуждая плюсы и минусы того образа жизни, который вел Торо. – Я думал, что в тот вечер мы стали ближе.

– Мне это и в голову не приходило, – призналась она. – Кроме того, почему ты в таком случае не пригласил меня куда-нибудь?

– Когда я подошел к тебе на следующий день, ты не обратила на меня ни малейшего внимания., И мне пришлось убедить себя в том, что не правильно понял тебя. Мне было совершенно ясно, что я тебе совсем не нравлюсь.

– Тогда я уехала в колледж, и ты забыл обо мне, спокойно произнесла она.

– Я так не сказал бы.

Мередит улыбнулась. Ей будто бы понравились его слова, но она не поверила ни одному из них.

– А потом я наняла тебя для того, чтобы ты провел частный урок.

Джош подошел к ней.

– Я не хотел смущать тебя тогда, но теперь, черт побери, все-таки скажу. Тебе не нужно было симулировать растяжение лодыжки. Во время занятия я в любом случае как-нибудь показал бы, что ты мне небезразлична.

– Ты знал, что я притворялась?

– Конечно, знал. Мне ли не знать, как выглядит настоящее растяжение, – он указал на ее лодыжку.

– Тогда почему ты ничего не сказал?

– Потому что не хотел смущать тебя.

Когда Мередит уже собиралась отвернуться, Джош притянул ее к себе, заставляя смотреть ему в глаза.

– Я тогда считал (и сейчас ничего не изменилось), что ты красивая и умная девушка. Разве можно было не влюбиться в тебя?

Мередит вырвалась и поковыляла к дивану.

– Я все-таки смутил тебя, – заметил он.

– Нет.

– Я не хотел, чтобы ты чувствовала себя не в своей тарелке.

– Не важно, – отозвалась она. – Наверное, мне следует извиниться перед тобой за то, как я себя вела после этого. Не отвечая на твои звонки, я поступала просто отвратительно. Мне очень жаль.

– Я не просил тебя извиняться, – произнес Джош. Мне просто хотелось, чтобы ты объяснила мне, почему так поступала со мной. Теперь все это не имеет ни малейшего значения. Что было, то прошло. Сейчас ты встречаешься с другим и, судя по всему, счастлива…

– Наверное.

Но в тот момент она не казалась счастливой.

Джошу пришло в голову, что отношения между Мередит и ее любовником не обязательно должны быть серьезными или, возможно, он плохо обращается с ней. Говоря о неудачных браках женщин ее семьи, она могла намекать на собственный неудавшийся роман.

Он подошел к кровати.

– Давай сменим тебе повязку.

Когда Мередит села, Джош положил руку ей на плечо и встал на колени. Затем он начал медленно разворачивать бинт. Ему было очень приятно находиться рядом с ней, заботиться о ней.

– Опухоль немного спала. – Осторожно проведя пальцами по ее лодыжке, он заметил, что она закрыла глаза. Казалось, будто ей нравится ощущать его прикосновения. – Как ты себя чувствуешь? спросил он.

– Лучше.

Он достал еще одну упаковку льда и вскрыл ее.

Джош никогда и ни к кому не испытывал настолько сильных чувств. Но, чем сильнее они были, тем больше его мучила вина. Он понимал, что должен признаться ей в том, кто он и зачем вернулся. У него не было больше сил вести эту бессмысленную жестокую игру.

– Я должен тебе кое-что рассказать…

Он не успел договорить: из радиопередатчика послышался хриплый голос диспетчера, нарушивший их уединение:

– Джош… Вы меня слышите, Джош?

– Да, – ответил он в микрофон. – Я здесь.

– Послушайте, Джош. Тут ко мне пришел один человек. Он хочет поговорить с Мередит. Его зовут Том Дженкинс. Он заявляет, что работает вместе с ней.

Том Дженкинс? Мередит знала, что ее воображаемый любовник намерен сообщить нечто очень важное. Она почувствовала, что краснеет от стыда.

– Мередит, – раздался голос на другом конце провода, – это Том. У нас проблема. Такое ощущение, что наш соперник сделал Дюранам более выгодное предложение.

– Откуда вы знаете об этом? – поинтересовалась она.

– Звонил мистер Дюран. Он сказал, что есть нечто, способное усложнить сделку.

Мередит почувствовала, как ее сердце сжалось.

Она прекрасно понимала, что это значит. Дюраны не отказались от своего предложения, но за «Дюрасноу» ей придется выложить гораздо большую сумму.

– Послушайте, Том. Не предпринимайте ничего до тех пор, пока я не вернусь. Вы поняли меня?

– Когда вы собираетесь приехать?

– Наверное, сегодня ночью, – ответила она.

– Послушайте, Джош, – обратился к нему диспетчер, – постарайтесь не делать глупостей.

– Мы в любом случае никуда не пойдем, – ответил Джош. – Мы свяжемся с вами утром.

Он отключился и повернулся к Мередит.

– Как-то странно ты общаешься со своим парнем, – заметил он.

Мередит отвела глаза.

– Мы ведь работаем вместе, К тому же, мы были не одни. Мы договорились не выказывать свои чувства на людях. Джош, я больше не могу оставаться здесь. У меня на работе случилось кое-что очень важное. Я должна быть там.

– Но твоя лодыжка…

– Ничего, справлюсь, – возразила она. – Надену лыжные ботинки и как-нибудь спущусь.

Мередит поднялась на ноги, изо всех сил стараясь не застонать. Казалось, что она не обращает ни малейшего внимания на страшную боль в лодыжке.

– Мне гораздо лучше, – соврала она. – И, разумеется, я доплачу тебе за сложность работы.

– Даже и не думай, – почти прорычал он.

Неужели он хочет переспать со мной? А вдруг это правда? Ей пришло в голову, что они вполне могли бы заняться любовью, а потом разойтись по своим делам, как в прошлый раз…

Он потянулся к ней. Какое-то время она думала, что он хочет поцеловать ее. В ожидании поцелуя она даже закрыла глаза.

– Ни за что, – прошептал он ей на ухо.

Мередит резко открыла глаза. Джош смотрел на нее так, будто никогда не видел ничего более отвратительного.

– Невероятно! Ты не остановишься до тех пор, пока не получишь то, чего ты хочешь.

– Я не понимаю, о чем ты, – быстро произнесла она.

Мередит догадалась, что он всего лишь играл с ней. Хуже всего было то, что она поверила ему.

– Ты уверена в этом? – Джош снова подошел к ней. – Ты согласилась бы продать себя ради того, чтобы спуститься с горы, не так ли? И ради чего?

Ради какой-то идиотской сделки!

Мередит хотелось кричать. Джош был единственным человеком, которому она позволила прикоснуться к себе. Но он никогда не поверил бы в это. Мередит решила сделать вид, будто она не правильно его поняла.

– Я понятия не имею о том, что ты хочешь сказать, – заявила она.

– Я никогда еще не встречал таких упертых людей. Одному только Богу известно, как ты будешь вести себя в зале для заседаний. Ты так работаешь, Мередит? Торгуешь собой для того, чтобы заключить с кем-то сделку?

Она дала ему пощечину.

– Да как ты смеешь?!

Джош покачал головой, схватил свою куртку и выскочил наружу.

Мередит стало стыдно. Она тяжело вздохнула и побрела к кровати. Ей показалось, что Джош был абсолютно прав: она вела себя не очень-то пристойно. Но ведь он действительно безумно нравился ей… она на самом деле по-настоящему влюбилась в него.

Они не виделись много лет, но она все равно была готова бежать за ним хоть на край света. Ее тело горело от каждого его прикосновения. Всякий раз, когда он смотрел ей в глаза, говорил с ней, Мередит хотела поцеловать его.

Она понимала, что должна срочно выкинуть все эти мысли из головы и сосредоточиться на более важных делах. Ей было просто необходимо спуститься с горы, причем, чем скорее, тем лучше.

Джош набрал хвороста и вернулся к домику. Он не мог думать ни о чем, кроме того, что происходило между ним и Мередит. Когда-то ему говорили о хитрости, которую эта женщина проявляла во время переговоров, но он никогда бы не подумал, что она способна переспать с кем-то лишь для того, чтобы заключить сделку.

Та скромная, правильная девочка, с которой он повстречался много лет назад, никогда не поступила бы так. Он пришел к выводу, что Мередит, скорее всего, потеряла последние остатки самоуважения.

Даже если так, купить Джоша Адамса ей не удастся.

Интересно, подумал он, что бы она сказала, узнав, кто является причиной всех ее несчастий?

Джош жалел о том, что ее любовник не связался с ними на несколько минут позже. Тогда ой смог бы выяснить это. Правда, он был очень рад тому, что не успел рассказать ей, кто он. Возможно, та Мередит, которую он помнил, никогда не была настоящей, возможно, она всего лишь играла с ним.

В любом случае Джош был вынужден признать: он искренне, несмотря ни на что, жалел ее. Ведь она вот-вот потеряет то, что для нее дороже всего на свете, – ее компанию.

Он открыл дверь и увидел, что в домике никого нет. Он посмотрел туда, где недавно стояли лыжи Мередит. Их не оказалось на месте. Джош погасил огонь, взял свои лыжи и вышел на улицу. Его не беспокоило то, что Мередит может потерять работу.

А вот ее жизнь…


ГЛАВА ПЯТАЯ

<p>ГЛАВА ПЯТАЯ</p>

Джош включил электрический фонарь и осмотрелся. Он старался ехать как можно быстрее. О чем она только думала? Неужели она окончательно свихнулась? – в отчаянии спрашивал себя Джош.

Она еле двигалась днем, а значит, ночью шансов благополучно спуститься у нее не было вообще.

Мередит решила поставить на карту свою жизнь, но ради чего…

В случившемся Джош винил только себя. Ведь именно он, зная о том, что Мередит весь день будет на горе и не сможет ничего предпринять, сделал Дюранам это дурацкое предложение. Он прекрасно отдавал себе отчет и в том, как она может отреагировать на это. Джош умышленно взвинтил цену на продукт, который она страстно желала заполучить, зная, что у нее не хватит денег расплатиться за него. Если Мередит Картрайт попадет в беду, виноват в этом будет только он.

Он посмотрел вперед и увидел на пути трамплин. Вряд ли Мередит сумела перепрыгнуть через него. Но она и не подумала останавливаться. Преодолев трамплин, Джош остановился. Внимательно оглядевшись вокруг, он увидел Мередит. Она сидела на снегу, закрыв лицо руками.

– Мередит, – позвал он, присев рядом с ней.

Она подняла на него глаза.

Джош взял ее под локоть и помог подняться.

– Давай-ка проясним кое-что, – хрипло произнес он, и в его голосе зазвучали угрожающие нотки. Мы не будем спускаться до тех пор, пока я не решу, что ты сумеешь справиться с этим, – Мередит ничего не ответила. Она слишком устала. – После того, как мы окажемся в городе, ты сможешь рисковать своей жизнью, когда тебе заблагорассудится, – он протянул ей бутылку воды и кусок вяленого мяса. Ешь, – приказал он.

Мередит отрицательно покачала головой.

– Ешь или я заставлю тебя силой. Выбирай.

Иначе ты просто не дойдешь. Ты потеряла слишком много сил. А еще тебе нужно попить.

Джош сделал большой глоток и протянул ей бутылку. Мередит попыталась протереть горлышко, прежде чем отпить. Он удивленно поднял бровь.

– Что, боишься микробов? – поинтересовался он.

Она пожала плечами и вернула ему бутылку.

Прежде чем снова отпить, Джош усмехнулся.

– А ты настоящая Принцесса, Мередит.

Обратная дорога заняла у них целый час. Мередит, как и раньше, шла, опираясь на его руку. Она снова повисла на нем, и Джошу приходилось почти нести ее.

Наконец он открыл дверь домика и помог ей войти и лечь в постель.

– Я только одного не могу понять: как ты умудрилась уйти так далеко.

– Мне было очень больно, – ответила она. – Но я старалась не обращать на это внимания.

Джош подошел к радиопередатчику и включил микрофон. Он долго не мог связаться с диспетчером, но через некоторое время это ему удалось. Ничего не изменилось: им придется провести ночь в домике.

– Стойте! – прокричала она прежде, чем Джош успел отключиться. – Мне нужно поговорить с Томом.

Мередит попросила спасателей передать Тому, что она решила перебить цену, предложенную за «Дюрасноу» их соперником. Она прекрасно знала, что в «Картрайт Энтерпрайзиз» после того, как там узнают о ее новом приказе, начнется настоящее безумие. Они бросят на это все доступные средства.

Компания вполне может обанкротиться. Но Мередит готова была пойти на это. Ей позарез нужен был «Дюрасноу», а конкурент собирается выкрасть его из-под носа.

– Эй, – сказал он, положив ей руку на плечо, ты в порядке?

Она посмотрела на него. В ее глазах стояли слезы. В какой-то момент ей показалось, что все ее усилия тщетны. Она сделала ужасную ошибку, отправившись сюда с Джошем.

– Конечно. Я только что… совершила одно очень рискованное предприятие. Вот и все.

– Ты распродаешь активы? – мягко спросил он.

Мередит кивнула.

– У меня нет выбора. От этого зависит судьба продукта, который… который я очень хочу купить.

С его помощью я смогу возродить свою компанию.

– Но наверняка есть и другие продукты.

Она отрицательно покачала головой.

– Нет. Ты не понимаешь. У нас нет денег на то, чтобы купить что-то по-настоящему стоящее. С «Дюрасноу» все будет намного проще, потому что… – она внезапно замолчала.

– Ты имеешь в виду Кэрли?

Джош знал ответ. Он просто хотел, чтобы она сама дала его. Но, судя по всему, она не смогла признать это.

– Нет, – холодно возразила она. – Не только из-за Кэрли.

И снова она выкрутилась. Как раз тогда, когда уже готова была во всем признаться. Джош решил, что этому не стоит удивляться. Хотя с какой стати она должна в чем-то сознаваться?

– Наверное, это очень укрепляет семейные связи, – продолжил он.

Мередит поднялась на ноги и скрестила руки на груди.

– Я не думаю, что использовать семейные связи предосудительно. Дела в нашей компании… идут далеко не самым лучшим образом.

– Между семейными связями и принуждением большая разница, – возразил Джош.

Она посмотрела ему в глаза.

– Понимаю, что ты считаешь меня самовлюбленной соплячкой, но я всегда очень много работала. Поверь, делала все возможное для того, чтобы восстановить доброе имя своей семьи и вернуть доверие инвесторов, но у меня ничего не получилось, – она замолчала. Мередит готова была заплакать. Мне все равно, Что ты думаешь обо мне. Я люблю свою сестру. И никогда не заставила бы ее делать то, чего она не хочет. Никогда.

На этот раз Джош почему-то поверил ей.

– Садись на кровать, – приказал он. – Я дам тебе чего-нибудь поесть.

Он открыл духовку и вытащил из нее запеканку.

Он снова задумался о том, что заставило Мередит совершить этот безумный поступок. Джош прекрасно знал ответ и на этот вопрос. Виной всему стало его предложение. Хуже всего было то, что, уезжая, он приказал сделать Дюранам еще одно.

Его должны были передать им в пять часов. Было уже около четырех. Джош знал: если Мередит узнает об этом, она снова, рискуя своей жизнью, попытается спуститься с горы. Он не мог допустить этого, поэтому решил связаться со своим секретарем до того, как тот успеет договориться с Дюранами. Джош был намерен сохранить цену неизменной, по крайней мере, до тех пор, пока Мередит не вернется в город.

– Хочешь принять ванну? Я могу приготовить ее.

– Нет, спасибо. Не беспокойся. Хотя я не отказалась бы от душа. – Кстати, я должна попросить у тебя прощения, – сказала она, не отпуская его руку.

– За что?

– За мое поведение. Я имею полное право рисковать своей жизнью, но мне нужно было подумать о том, что ты поедешь за мной. Я не имела права подвергать тебя опасности. Я вела себя глупо и эгоистично. Прости меня.

– Извинения приняты. Ты ведь платишь мне именно за это, не так ли? Ты еще не забыла о том, что в мои обязанности входит доставить тебя домой в целости и невредимости?

– Не думаю, что это повод для того, чтобы рисковать своей жизнью.

– Это точно, – заметил он. – Как ты думаешь, может, мне стоит потребовать надбавку за вредность?

Мередит улыбнулась.

– Я очень благодарна тебе, Джош.

Она стояла спиной к окну, и лучи заходящего солнца освещали ее силуэт, казавшийся призрачным в окружающем его золотом сиянии. Джош с трудом поборол желание поцеловать ее. Он понимал, что не должен делать этого. Не сейчас. Нужно было отозвать предложение, пока еще у него была такая возможность.

Он взглянул на часы. Надо было торопиться.

– Иди сюда, – произнес он, подойдя к ванной. Полотенца висят внутри. Позови меня, если тебе понадобится моя помощь.

– Думаю, я справлюсь сама, – сказала Мередит.

Она вошла в ванную и закрыла за собой дверь.

Джош снова связался с диспетчером и попросил его передать сообщение своему секретарю. Тот не должен был ничего предпринимать до тех пор, пока Джош не вернется.

Отключившись, он задумался. Это даст Мередит шанс. Он хотел заполучить «Дюрасноу», но не ценой жизни этой женщины. Они смогут во всем разобраться после того, как спустятся с горы.

Отойдя от радиопередатчика, Джош стал зажигать свечи. Когда он грел руки над дрожащим пламенем, дверь ванной немного приоткрылась. Он поднял глаза и увидел Мередит. На ней ничего не было, кроме обернутого вокруг тела полотенца.

– Извини, – произнесла она, – не мог бы ты передать мне мою сумку. Там у меня чистая одежда, – Джош застыл на месте. Он не мог думать ни о чем, кроме того, насколько Мередит хороша сейчас. Она там, – уточнила она, указав на кровать.

Он подал ей сумку, и, когда она протянула руку, чтобы взять ее, один конец полотенца упал. Но Мередит успела захлопнуть дверь прежде, чем Джош сообразил, что произошло. Он снова увидел ее тело, и, хотя с тех пор, как они были вместе, прошло много лет, ее живот оставался таким же подтянутым, грудь – соблазнительной, а ноги длинными и гладкими.

Для того чтобы отвлечься от этих мыслей, он решил помыть посуду и разложить ее на столе. Когда Мередит вышла из ванной, у него перехватило дыхание. Она была просто неотразима в обтягивающих легинсах серебряного цвета.

– Спасибо, – произнесла она. – Ты, кажется, с кем-то разговаривал?

Джош замер. Неужели она все слышала? – с тревогой подумал он.

– Я связался с диспетчером, чтобы узнать прогноз погоды.

– И?

– Будет идти снег. Но ветер утихнет.

– Хорошо, – произнесла она. – Значит, они смогут приехать и забрать нас отсюда.

– Если ты, конечно, не решишь совершить еще одну ночную прогулку по горе.

– Обещаю. Я усвоила урок.

Мередит была потрясающе красива. Джош с огромным трудом заставил себя отвести взгляд. Он указал на стол.

– Все готово.

– Как мило, – сказала она, посмотрев на стол. Огонь, свечи… Не могу поверить в то, что смогла уехать на столь долгий срок. Мама и Кэрли, наверное, очень беспокоятся.

– Они знают, где ты. Я уверен, что они совершенно не против того, что мы посидим тут немного. По крайней мере, здесь мы в безопасности.

Они сели за стол. Огонь в камине горел ярко, и тени, которые он отбрасывал, плясали по стенам.

Мередит положила в рот кусок запеканки и произнесла:

– Надо было добавить соус.

– Очень вкусно, – возразил Джош. – И что твоя мама думает о том парне, за которого Кэрли выходит замуж? – Мередит удивленно посмотрела на него. Он тут же понял свою ошибку и уточнил:

– Я не придираюсь к тебе. Честно. Просто пытаюсь поддержать разговор.

– Мама в восторге от него, – настороженно произнесла она. – Он очень хороший. Марк совсем не похож на многих мужчин, с которыми Кэрли встречалась до этого.

– Помнится, те, в кого она влюблялась еще до моего отъезда, не нравились даже мне. Вы, девочки, почему-то приходите в настоящий восторг при виде плохих мальчиков.

– Мы называем это проклятьем семьи Картрайтов. Моя бабушка вышла замуж за человека, для которого слово «верность» совершенно ничего не значило.

– Ты имеешь в виду своего дедушку?

– Да. И отца. Думаю, ты знаешь, от чего он умер? – конечно, Джош слышал эту историю. Когда-то все болтали о смерти этого респектабельного человека в постели любовницы. Мередит продолжила, не дожидаясь его ответа:

– И мой отчим… О нем мы уже говорили.

– Просто твои бабушка и мать не смогли найти себе достойных мужчин. Вряд ли это можно назвать проклятьем.

– Мама действительно считает, что была проклята.

– Почему же тогда она не развелась?

– Она любила их обоих. В этом-то и заключается проклятье.

– Тебе, наверное, было очень тяжело. Ты была вынуждена молча смотреть на то, как твою мать, такую сильную и умную, унижают, а она не может и не хочет противостоять этому.

– Я предпочитаю считать, что благодаря этому, я стала более осторожной.

– Это как?

Мередит пожала плечами.

– Любовь – это чувство, которым невозможно управлять. Стоит только влюбиться в человека, приносящего тебе только боль, и твоя судьба предрешена… Я считаю, что любовь – один из тех сюрпризов, которые преподносит нам судьба. Думаю, что нужно хорошо подумать, прежде чем кого-то полюбить.

Джош удивился. Она говорила как обманутая невинная девочка, а не взрослая соблазнительная женщина.

– А как же Том? – спросил он.

Мередит помрачнела и отвернулась.

– Как насчет тебя? Тебе везет в любви? – поинтересовалась она.

Он пожал плечами.

– Я никогда не встречал человека, к которому смог бы почувствовать нечто особенное.

– Ты считаешь, что если встретишь такую женщину, то сможешь счастливо провести с ней всю оставшуюся жизнь?

– Да, – ответил он. – Считаю. Неужели это удивляет тебя?

– Нет.

Джош схватил ее за запястье.

– Тогда почему же мы здесь? Почему ты попросила меня поехать с тобой именно сюда?

– Я же сказала, что решила взять пару интенсивных уроков…

– Бред. Ты могла бы нанять сотню инструкторов. Мы не виделись целых десять лет. Ответь мне: почему ты попросила именно меня?

– Не знаю. А почему ты согласился?

– Мне было просто интересно.

– Интересно?

– Да. Узнать, почему Мередит Картрайт так хочет остаться со мной наедине.

– Я же говорила тебе, что собираюсь покататься на лыжах со своим парнем.

Он провел пальцем по ее изящной руке и дотронулся до пальцев.

– Я должен признаться тебе, Мередит, – произнес он, нежно поглаживая ее руку. – Ты мне очень нравишься.

– Тебе необязательно говорить мне это.

– Это правда, веришь ты мне или нет.

Джош осторожно поцеловал ее.

Мередит никак не могла понять, что происходит между ними. Ей казалось, будто весь ее мир рушится. Она знала, что должна остановиться, но не могла сделать это. Джош просунул руку под ее рубашку, аккуратно зажал между пальцами ее сосок и стал нежно поглаживать его.

– Мередит, – медленно произнес он.

Она знала, что ей не следует позволять ему так делать, но не могла ничего с собой поделать. Ее тело было сильнее разума.

– Мередит, – повторил Джош, – что-то не так?

Что с тобой?

– Все в порядке, – ответила она.

– Это из-за Тома?

Мередит вдруг представила себе этого человека.

Ему, толстому и лысому, было уже за шестьдесят.

Ей не стоило придумывать эту дурацкую историю!

Она не хотела, чтобы Джош считал ее распутной.

Она просто обязана рассказать ему правду.

– На самом деле Том не мой любовник.

– Неужели?

– Правда, – подтвердила она. – Я просто… ну…

– Все хорошо, Мередит, – произнес Джош, поцеловав ее шею. – Тебе необязательно оправдываться передо мной.

– Я должна тебе кое-что рассказать, – продолжила она. – Наверное, узнав об этом, ты изменишь свое мнение обо мне.

– Что именно?

– Я… ну… Я ни разу не занималась любовью с тех пор… с тех пор, как мы с тобой были вместе.

Джош удивленно посмотрел на нее.

Она гордилась тем, что наконец-то смогла сделать это. Теперь он увидит меня в истинном свете.

Я настоящая уродина, отклонение от нормы, женщина, встретив которую, мужчины стараются поскорее ретироваться, думала она.

Джош прижал ее к себе и начал страстно целовать. Оторвавшись от нее, чтобы вздохнуть, он спросил;

– Почему?

– Ну, – с трудом ответила Мередит. – Я была очень занята.

Он взял ее лицо в руки.

– Слишком занята для того, чтобы заниматься любовью?

– У меня не было времени на то, чтобы к кому-то привязываться. Я не знала, смогу ли совмещать работу и личную жизнь.

– Но мы можем попробовать.

– Хотелось бы, – ответила она.

Он стал пристально рассматривать ее лицо, будто стараясь понять, что же с ней делать.

– Я не должна была говорить тебе это, – сказала она и попыталась уйти, но Джош тут же снова притянул ее к себе.

– Мередит, – хрипло произнес он, нежно проведя пальцами по ее волосам.

Она думала, что он обрушит на нее волну страсти, но его прикосновения и поцелуй были осторожными и нежными. Она протянула руку и прикоснулась к его лицу. Только тогда она поняла, что все это происходит на самом деле.

Джош снова поцеловал ее. Она поняла, что вот-вот упадет: ноги почти не держали ее. Этот человек умеет доставить удовольствие женщине!

Мередит вытянулась и обвила руками его шею.

Он, не отрываясь от ее губ, поднял ее на руки и отнес на постель.

Джош лег на нее и начал медленно ласкать ее тело. Наконец расстегнул рубашку и снял лифчик.

– Ты такая красивая. Такая красивая, – восхищенно пробормотал он.

Мередит лежала перед ним обнаженная, но не ощущала ни капли стыда. Наоборот, ей хотелось, чтобы он смотрел на нее и трогал ее. Он был нужен ей. Мередит взяла его руку и положила на низ своего живота.

Джош хитро ухмыльнулся, показав тем самым, что одобряет ее рвение. Он просунул руку между ее ног и начал ласкать самую чувствительную часть ее тела. Она глубоко вздохнула, закрыла глаза и прижалась к нему еще сильнее.

Движения Джоша становились все быстрее и быстрее. Его дыхание обжигало каждый миллиметр ее тела. Мередит поняла, что полностью утратила способность думать.

– Я хочу тебя, Джош, – простонала она, прижавшись к нему и отчаянно борясь с его ремнем.

Мередит изо всех сил боролась с желанием, она понимала, что Джош не хочет спешить. Перед ней был человек, чувствующий себя в постели так же комфортно, как и на лыжном спуске.

Джош взял ее лицо в руки и поцеловал. Она инстинктивно потянула руку, чтобы прикоснуться к нему, но он тут же остановил ее. Он водил руками по ее телу, наслаждаясь каждым его изгибом.

– Пожалуйста, – взмолилась она. – Пожалуйста.

– Смотри на меня, – произнес он.

Когда их взгляды встретились, он вошел в нее.

Мередит еще теснее прижалась к нему. Она не отводила от него глаз. В отличие от прошлого раза, ей не было больно. Казалось, будто он идеально подходит ей. Джош двигался очень медленно, Мередит ухватилась за спинку кровати, она готова была закричать от напряжения и томительного ожидания.

Пламя свечей дрожало, заставляя блики на стенах двигаться в неистовом танце. Мередит взглянула на стену – их тени, казалось, превратились в единое целое.

Она так крепко схватилась за кровать, что ее пальцы побелели. Удовольствие, в котором она столько лет отказывала себе, охватило каждую клеточку ее существа.

Мередит открыла глаза. Джош перестал казаться ей опасным. Его взгляд был исполнен нежности.

У них не было сил говорить. Они просто лежали рядом. Джош медленно водил пальцем от ее ладони до лба, а Мередит не сводила с него глаз, пытаясь убедить себя в том, что это происходит с ней наяву, а не во сне.

А вдруг Кэрли действительно влюблена в него? испугалась она. Что я скажу ей?

– Закрой глаза, – посоветовал Джош, – и постарайся ни о чем не думать.

Мередит последовала его совету. И с радостью поняла, что засыпает.

Джош лежал в постели и смотрел на спящую рядом с ним Мередит. Ее длинные волосы разметались по подушке.

Что же я наделал?! – в отчаянии думал он.

Очень скоро ему предстоит заключить самую важную сделку в своей жизни. Но он все усложнил, переспав со своей конкуренткой. Хуже всего было то, что она даже не догадывалась о том, кто он. Получалось, что он обманул ее. Джош понимал: он должен сказать Мередит, кто он на самом деле. Он слишком многим был обязан ей.

Мередит оказалась одновременно сильной и нежной женщиной. Она открылась ему, доверилась, и несмотря ни на что, ему почему-то были необходимы ее доверие и забота.

Лежавшая рядом с ним женщина явно боялась любить, боялась потерять контроль. Именно поэтому она попыталась по возможности спланировать свой первый сексуальный опыт. Ей казалось, что, если она способна контролировать свое окружение, она справится и с собственными чувствами.

Она занималась с ним любовью тогда, в первый раз, не потому, что испытывала к нему какие-то чувства. Он был безопасен: каждая собака в Аспене знала о его репутации и о том, что Джош Адаме человек, который вряд ли способен завязать с кем-то прочные отношения. Тогда почему же она снова занималась любовью именно со мной? – спрашивал себя он. Можно найти множество мужчин, которых интересует только секс.

Джош нервничал. Было и другое, малоприятное объяснение. А что если она обманывала его. Мередит вполне могла знать, кто он. Возможно, она решила поиграть с ним, удовлетворить его тщеславие и, таким образом, сблизиться с ним. Тогда получалось, что в ее поведении нет ничего, кроме специально разработанной стратегии.

Но почему-то он сомневался в этом. Он был уверен в том, что видел настоящую Мередит. Она была умной, спокойной и доброй. Она не заслужила того, чтобы ее обманывали, особенно если это касается человека, с которым она только что занималась любовью. Джош понял, что ему в любом случае придется сказать ей правду. Ведь именно ему принадлежала «Юропайз», и именно он был ее заклятым врагом.


ГЛАВА ШЕСТАЯ

<p>ГЛАВА ШЕСТАЯ</p>

Мередит открыла глаза. В комнате было темно, только в камине тускло горел огонь. Еще никогда в жизни она не чувствовала себя настолько спокойно. Она даже не надеялась провести еще одну прекрасную ночь с Джошем. Ради этого стоило ждать столько лет!

Она повернулась и вытянула руку, чтобы прикоснуться к нему. Но рядом с ней никого не оказалось.

– Джош, – прошептала она.

Ответа не было. Она завернулась в одеяло и поплелась в ванную. Дверь оказалась открытой.

– Джош? – позвала она.

Куда же он мог деться? – спрашивала она себя.

Она открыла входную дверь и обнаружила его.

Джош сидел на крыльце.

– Привет, – не оборачиваясь, произнес он.

– Что ты делаешь?

– Думаю, – он повернулся к ней и улыбнулся.

– Составить компанию? – спросила она, выходя на улицу.

Ей сразу стало темно и холодно. Но она должна была находиться рядом с ним, прикасаться к нему.

–, Нет, – поднимаясь на ноги, ответил он. – Я замерз. Пошли внутрь.

Несмотря на холод, Мередит остановилась. Ей открылся потрясающий вид. Кругом лежал снег, и тишина стояла такая, что казалось, будто на сотни километров вокруг нет ни одного живого существа.

В темном, словно покрытом синим бархатом, небе мерцали полумесяц и мириады звезд.

– Подожди, – она вошла внутрь и сняла с крюка свою куртку, одной рукой придерживая одеяло. Воздух такой чистый, – произнесла она, возвращаясь на улицу.

Джош взял ее куртку и накинул ей на плечи. Он протянул ей руку и помог сесть на ступеньку рядом с собой. Потом притянул ее к себе и обнял.

– Я испугалась, что ты ушел, – полушутя сказала она.

– Без тебя? – удивился он. – Никогда.

Мередит взглянула в его серые глаза и почувствовала, как ее сердце предательски сжалось. Она ждала и боялась этого, знала, о чем он сейчас думает. Пришло время разбегаться в разные стороны.

Она слишком много ему рассказала, и теперь он, должно быть, думает, что женщина, которая не занималась сексом в течение десяти лет, вряд ли сможет спокойно принять это.

– Не волнуйся из-за меня, – произнесла она. – Я ни на что не надеюсь.

Джош застыл.

– Мередит, – сказал он, – это не то, о чем ты подумала.

Она взяла его руку.

– В чем же тогда дело?

Он прижал ее руку к губам и вздохнул.

– Я не был честен с тобой. Боюсь, недавно ты совершила то, о чем впоследствии можешь очень пожалеть.

– Вряд ли ты поведаешь мне то, что способно расстроить меня.

Джош прикоснулся к ее подбородку и притянул ее лицо к себе.

– Я знаю, как называется компания, которая стремится перекупить «Дюрасноу».

– Откуда?

– Она принадлежит мне.

Мередит отодвинулась от него и улыбнулась.

Она решила, что он шутит.

– Не разыгрывай меня.

– «Юропайз» действительно принадлежит мне, Мередит. И это я хотел перекупить «Дюрасноу».

– Нет, – с трудом выдавила из себя она. – Ты всего лишь инструктор по горным лыжам.

– Я давно уже не занимаюсь этим.

– Но в Швейцарии…

– Я живу там. Там же расположен и главный офис моей компании.

Мередит была не в силах осмыслить услышанное. Это никак не могло оказаться правдой. Почему же тогда я ничего не знала? – спрашивала себя она. Почему Кэрли не догадывалась об этом?

– Я уехал из Аспена и стал учиться в Лондоне.

Там я начал создавать видеоигры и продавать их.

Потом создал свою собственную компанию.

Мередит потеряла дар речи. Она никак не могла поверить в то, что такое возможно. Не может быть! сопротивлялась она.

Джош продолжил свой рассказ:

– Пару лет назад я начал работать и над другими проектами. Я купил горнолыжный курорт в Швейцарии. Я переоснастил его, и дела пошли в гору. Через некоторое время я смог приобрести еще несколько.

– Не понимаю, – возразила она. – Почему ты не сказал мне, кто ты, когда я предложила тебе дать мне частный урок?

– Я знаю, что должен был сделать это. Но мне было очень интересно.

– Интересно? – переспросила она.

– Я думал, что ты можешь знать, кто я.

– Если бы так оно и было, вряд ли я стала бы просить тебя поехать со мной на Медвежью гору. С чего бы?

– Вот это я и хотел выяснить.

Мередит поднялась на ноги. Ей показалось, что она вообще перестала что-либо чувствовать. Она только что отдалась человеку, который хотел уничтожить ее дело.

– Извини, – как в тумане услышала она его слова.

Это он повысил цену на «Дюрасноу». Он прекрасно знал, что она не сможет перебить его предложение. Он просто воспользовался ситуацией. А она попалась в расставленные им сети.

– Ты хотел убрать меня с дороги, не правда ли?

Ты очень хорошо знал, что я не смогу заплатить больше. Вот почему ты не спешил спускаться в город!

– Это не правда, – вставая, возразил он. – Я приехал в Штаты, чтобы договориться с тобой. Надеялся на то, что Кэрли поможет нам в этом.

– При чем тут Кэрли? Почему ты сразу не поговорил со мной?

– Потому что мне казалось, что ты не захочешь заключать со мной сделку.

– Значит, ты не успел поговорить с Кэрли и решил стащить «Дюрасноу» прямо из-под моего носа?

– Я знаю, что представляет собой Уэйн Дюран.

Я давно наблюдаю за такими людьми, как он. Он всегда пытается заключить как можно более выгодную сделку, ни перед чем не останавливаясь. Если он считает, что где-то в другом месте сможет получить больше денег, он не упустит эту возможность.

Ему на самом деле совершенно наплевать на родственные связи.

– Я уже давно не наивная школьница, – напомнила Мередит.

– Послушай, – сказал Джош, – мне было лестно, когда ты пригласила меня сюда. В глубине души я надеялся, что ты снова решила побыть со мной наедине. – Джош отвел глаза. – Мне очень жаль.

– Вряд ли сильнее, чем мне.

Как я могла быть такой дурой? Он просто решил добраться до «Дюрасноу». Любой ценой, – расстроилась Мередит.

– Поговори со мной, – сказал он, хватая ее за руку, когда она повернулась и хотела уйти обратно в домик.

Мередит оттолкнула его.

– Что я могу сказать? Впечатляюще.

– Что это значит? – спросил он, следом за ней входя внутрь.

Она, не обращая на него внимания, добрела до постели, собрала свои вещи и пошла в ванную.

Оказавшись там, она захлопнула дверь прямо перед его носом. Мередит быстро натянула на себя свою одежду – Я недооценивала тебя. Мне казалось, что ты неплохой парень. Обычный инструктор по лыжам.

А ты оказался коварным владельцем целой корпорации.

– Послушай, – попытался возразить Джош. Сегодня я не лгал тебе. Я имею в виду то, что действительно люблю тебя…

Она резко распахнула дверь и предстала перед его глазами уже одетой.

– Не пытайся заигрывать со мной, чтобы выпутаться из всего этого. Ты интриговал против меня.

– Нет, – возразил он. – Моя заинтересованность в «Дюрасноу» никак не связана с тобой лично.

– С каких это пор компании, занимающиеся современными технологиями, интересуются лыжными курортами?

– С этих самых. У «Юропайз», моей компании, очень широкое поле деятельности, а курорты – одно из направлений нашей работы. Этот продукт способен полностью изменить лыжную индустрию.

Мередит долго смотрела на него, а затем произнесла:

– Хочу сразу предупредить тебя: я не привыкла проигрывать.

– Я тоже.

– Что-то всегда происходит впервые.

– Да, – ответил он. По выражению его глаз Мередит поняла, что думал он вовсе не о делах. И зачем я ляпнула ему, что, кроме него, у меня никого не было? – сокрушенно подумала она.

– Тебе казалось, что Кэрли – твоя козырная карта. – Джош покачал головой. – Так вот, ты ошибаешься. Дюраны играют с тобой. Они пытаются заставить тебя сделать встречное предложение и тем самым поднять цену еще выше. Им абсолютно наплевать на родственные отношения. Когда я получу «Дюрасноу», твоя сестра поймет, что ей необязательно выходить замуж за нелюбимого человека.

– Не правда! Кэрли любит Марка.

– Тогда почему же она несчастлива?

Мередит отвела глаза.

– Откуда ты знаешь, счастлива ли моя сестра?

– Я видел, как она вела себя на вечеринке. Много пила, флиртовала…

– Она такая, какая есть. Это не значит, что она не хочет выходить замуж за Марка.

– Ты уверена в этом? – поинтересовался Джош. Веришь ты мне или нет, но я вернулся не для того, чтобы причинить тебе боль.

– Я верю тебе, ответила она. – Для того чтобы захотеть причинить другому человеку боль, нужно хоть как-то относиться к нему. Не думаю, что тебя когда-нибудь заботила моя судьба.

– Ты ошибаешься. Если мне было бы все равно, между нами ничего не произошло бы. Мередит, – произнес он, – я приехал сюда для того, чтобы предложить тебе заключить со мной сделку. И я не отказываюсь от своего предложения. Давай объединим наши силы и купим «Дюрасноу» вместе:

– Ни за что.

– Если в средства массовой информации просочится хотя бы одна негативная новость, касающаяся твоей компании, цены на ее акции резко упадут вниз. У Дюранов просто не останется выбора: им в любом случае придется продать «Дюрасноу» мне.

Мередит вскочила на ноги.

– Ты что, пытаешься запугать меня?

Она прекрасно знала, что он хочет сказать. Цены на акции «Картрайт Энтерпрайзиз» растут, пока всем известно о намечающейся сделке с Дюранами.

Если хоть кто-нибудь узнает о том, что «Дюрасноу» может оказаться в чужих руках, картина изменится в худшую для нее сторону.

– Я пытаюсь объяснить тебе. – Джош подошел к ней и дотронулся до ее плеча. – Подумай об этом, Мередит. Мы могли бы стать партнерами.

– Здесь не о чем думать, – она оттолкнула его руку. – Мы с тобой не партнеры и никогда не будем ими.

Мередит с облегчением встретила наконец-то наступившее утро. Всю ночь она пролежала в одежде, свернувшись калачиком в самом дальнем углу кровати. Заснуть она так и не смогла.

Она пыталась придумать, как объяснит все произошедшее своим родным, не упоминая то, чем они с Джошем тут занимались. Что они скажут, когда узнают о том, что она ездила кататься на лыжах с владельцем корпорации, которая пытается перекупить у них «Дюрасноу»?

Мередит прекрасно понимала, что винить во всем случившемся она должна только себя. Она позволила своим эмоциям управлять ею, и за это ей придется заплатить очень высокую цену.

Джош всю ночь просидел за столом. Утром он связался с диспетчером по радиопередатчику. Закончив разговор, он повернулся к Мередит.

– Они выезжают, – тихо произнес он. – Через два часа они попытаются забрать нас с северной стороны горы. Так что нам предстоит долгая дорога, – он помолчал, а затем продолжил:

– Я надеялся, что смогу пойти один и привезти тебе каталку, но, судя по всему, они считают, что на это у нас не хватит времени. Погода слишком непредсказуема.

– Значит, либо я поднимусь сама, либо нам придется торчать здесь еще одну ночь, – сделала вывод Мередит.

Джош кивнул.

– Скорее всего. Как ты думаешь, ты справишься?

– Сегодня я чувствую себя намного лучше, – солгала она, хотя терпеть тупую боль в лодыжке становилось все труднее.

– Можно посмотреть? – спросил он, подойдя к ней.

Она отрицательно покачала головой.

– Не стоит. Все в порядке. Правда. Я готова к походу.

В полной тишине они вышли из домика. Мередит казалось, будто все это ей снится и если она ущипнет себя, то поймет, что она дома, в своей собственной постели.

Мередит долго оттягивала тот момент, когда ей придется надевать ботинки. Они были намного легче, чем лыжные, но распухшая нога все равно с большим трудом пролезала внутрь. Тяжело дыша и превозмогая боль, Мередит все же умудрилась сделать это.

Выпрямившись, она увидела, что Джош стоит неподалеку и внимательно наблюдает за ней. Наверное, он хочет, чтобы я признаюсь в том, что мне больно. Не дождется! – подумала она. Она решила сделать все для того, чтобы убраться с этой горы и… оказаться подальше от Джоша. Она сделала шаг и почувствовала, как боль пронизала все ее тело. Не обращай на это внимания! – приказала молодая женщина себе. Закинув за плечи рюкзак, она, не оглядываясь, пошла прочь от домика. Мередит надеялась на то, что больше никогда не вернется сюда.

Она сделала всего несколько шагов и споткнулась. Джош успел поймать ее до того, как она упала. Мередит застонала и инстинктивно схватилась за него.

– Тебе стало хуже, – констатировал он, посмотрев в ее исполненные боли глаза.

– Я в порядке, – выдавши она сквозь стиснутые зубы.

– Мы не дойдем, – произнес он. – Я свяжусь со спасателями и скажу…

– Нет! – прокричала она. Джош обернулся, будто испугавшись ее тона. – Пожалуйста, – взмолилась Мередит. – Мне нужно скорее попасть домой.

Он осмотрелся, пытаясь что-нибудь придумать – Ладно. Оставь все здесь. Потом я пошлю кого-нибудь, чтобы забрали твои вещи.

Он помог ей снять рюкзак и занес его внутрь домика. Вернувшись, он взял руку Мередит и обвил ее вокруг своей шеи. После этого они наконец двинулись в путь.

Мередит изо всех сил старалась не замечать того, как приятно ей было находиться рядом с Джошем. Она пыталась доказать себе то, что он больше не привлекает ее. Разве можно любить того, кто лгал мне? – думала она.

– Мередит, – сказал Джош. – Я знаю, что не должен был говорить тебе, кто я на самом деле. Мне очень жаль.

– Я хочу получить «Дюрасноу», – произнесла она.

– Понимаю.

Мередит остановилась.

– И я получу его.

– Это мы еще посмотрим.

Она пошла дальше, снова поскользнулась, и Джош не без труда удержал ее.

– Спокойно, Принцесса.

– Почему ты решил переспать со мной? – поинтересовалась она.

– А как ты думаешь?

– Наверное, ты решил проверить: кто кого.

– Прошлая ночь никак не была связана с бизнесом, ясно? Она касается только нас. Тебя и меня. Я делал то, что подсказывало мне мое сердце. Вот и все…

– Это никогда больше не повторится.

– Как хочешь.

– Именно этого я и хочу.

– Не останавливайся, – приказал он.

Они прошли еще немного. Каждый шаг давался Мередит с огромным трудом, и от этого она злилась еще сильнее.

– Когда ты впервые положил глаз на «Дюрасноу»? – спросила она.

– Когда много лет назад прочитал о его возможностях.

– Статья в «Нью-Йорк Тайме», – сказала она. – Я помню ее.

– А ты? – поинтересовался он. – Ты знала о «Дюрасноу» до того, как решила выдать свою сестру замуж за Марка Дюрана?

– Никто не выдавал за него Кэрли. Когда я узнала о существовании этого продукта, она уже несколько месяцев встречалась с Марком. Она не работает со мной, о чем ты наверняка знаешь.

– Как скажешь, Принцесса.

Мередит подозрительно посмотрела на Джоша.

– Ведь Кэрли не знает, кто ты, не так ли?

– Она в курсе того, что я больше не занимаюсь лыжными тренировками. Но она ничего не знает о моих связях с Дюранами. Я не хотел держать это в тайне. Когда ты попросила поехать с тобой кататься на лыжах, я, ну…

– Ты понимал, что я и не подозреваю о том, кто ты.

– Я не был уверен в этом. Мне казалось только, что это вряд ли может быть частью какого-то твоего плана. Должен сказать, что я до сих пор не понимаю, почему ты бросила все дела и поехала со мной.

Мередит отвела глаза. Она поняла, что пришло время рассказать ему правду.

– Я сделала это для того, чтобы отвлечь тебя.

– Отвлечь? Но ведь ты только что сказала, что понятия не имела о том, кто я на самом деле.

Она остановилась. Все зашло слишком далеко.

Пора было покончить с этим. В любом случае у них с Джошем ничего не получится.

– Ты… – Мередит запнулась, пытаясь подобрать нужное слово, – увлечение Кэрли, от которого нужно было избавиться.

Джош был настолько удивлен, что сделал шаг назад. На какое-то время он потерял дар речи.

– Я хотела убрать тебя подальше от Кэрли, пока не вернется Марк.

– Значит, дело не в запланированной поездке на лыжах, – констатировал он. Джош почему-то даже не удивился. – У тебя нет парня. И тебе не был нужен урок катания, – она молча кивнула головой. Он чувствовал, что начинает злиться. – И ты занималась со мной любовью только для того, чтобы отвлечь меня от своей сестры… или чтобы просто утолить мою жажду в расчете на то, что тогда я не буду добиваться Кэрли. Значит, ты решила принести себя в жертву?

– Я не думала о том, что все зайдет настолько далеко.

– Ты совершила большую ошибку, Мередит, глухо произнес он. – Я всегда получаю то, что хочу.

И если бы я решил добраться до твоей сестры, никто не остановил бы меня, – она прикусила нижнюю губу. – Я уже объяснял тебе, зачем мне нужно было поговорить с Кэрли. Я надеялся на то, что она поможет мне договориться с тобой, сможет убедить тебя в необходимости объединить наши силы.

– Это не оправдывает тебя. Почему ты не поговорил сразу со мной?

– Потому что мне казалось, что ты вряд ли согласишься.

– Что ж, ты был совершенно прав.

Джошу некогда было думать об этом. Он понимал, что, в первую очередь, должен вывести ее отсюда. К счастью, он заметил вертолет. Он помахал рукой, пытаясь привлечь внимание пилота. Тот посадил свою машину на небольшой площадке, располагавшейся недалеко от них. Единственная проблема заключалась в том, что добраться до нее можно было, только миновав огромный сугроб.

– Снег очень глубокий, – заметила Мередит.

Джош посмотрел сначала на нее, а затем на сугроб. Она была права. Он понимал, что она вряд ли сможет добраться до вертолета.

– Извини, Принцесса, – произнес он. – Наверное, тебе придется остаться. Я расскажу тебе о том, как закончится сделка.

Очень смешно, – прокричала она, пытаясь заглушить шум вертолетного винта. – Хотя я не сомневаюсь в том, что у тебя достаточно наглости, чтоб оставить меня одну на горе и…

Не дав ей договорить, Джош поднял ее на руки.

– Я внимательно тебя слушаю, – сказал он, держа ее на руках.

Мередит удивленно посмотрела на него. Он понимал, что у них нет времени на игры: вертолет долго ждать не будет. Он перекинул ее через плечо и понес, как обычный мешок картошки.

– Что ты делаешь? – прокричала она.

– Доставляю тебя домой.

Высоко поднимая ноги, Джош преодолел сугроб. Вертолет приземлился, подняв снежный вихрь.

Джош усадил ее в кабину, обежал машину вокруг и залез в нее, усевшись рядом с Мередит.

Всю обратную дорогу они молчали.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

<p>ГЛАВА СЕДЬМАЯ</p>

– В общем, наш план катастрофически провалился, – заключила Мередит, рассказав Кэрли о том, кем является Джош на самом деле.

Мередит успела вернуться из больницы, где ей сделали рентген и наложили шину на ее растянутую лодыжку. Теперь сестры сидели в гостиной и пили чай.

– Почему так ты считаешь? – поинтересовалась Кэрли. – Ведь ты в итоге выяснила, кто наш конкурент.

– Но какой ценой? Мне очень жаль. Я знаю, что ты испытываешь к нему. Я… ну, я не хотела, чтобы все зашло так далеко, – Умоляю, – отмахнулась Кэрли. – Джош мне никогда даже не нравился. Он, конечно… замечательный, но мы с ним просто друзья. Понимаешь, что я имею в виду?

Мередит сделала глоток чая.

– Но ты, помнится, говорила мне о том, что влюблена в него и что ты можешь…

– Я никогда не была влюблена в Джоша. Я сказала это только для того, чтобы заставить тебя поехать с ним.

– Что?!

– Он всегда нравился тебе.

– Что ты мелешь?!

– Все это было разыграно. Я притворялась пьяной и специально заигрывала с ним, угрожала отменить свадьбу.

– Значит, это был заговор?

Мередит не могла поверить в то, что та сцена за обеденным столом, слезы и обвинения были всего лишь хорошо разыгранным спектаклем. Джош никогда не нравился Кэрли!

Ее сестра гордо улыбнулась.

– Это была мамина идея.

– Мамина?

– Это она все придумала. Я должна была притвориться, что мне нравится Джош для того, чтобы ты стала волноваться из-за судьбы сделки с Дюранами. Мы знали: это единственный способ заставить тебя поехать с ним.

Может, ее мама и сестра продумали все безупречно, но из-за их происков она попала в большую беду.

– Вы не должны были придумывать этот безумный план, – обиделась Мередит.

– Пожалуйста, не злись на нас. Мы просто пытались найти повод для того, чтобы ты, наконец, смогла сделать то, что хочешь.

Мередит вздохнула.

– Почему вы решили, что я хотела переспать с Джошем?

Кэрли пожала плечами.

– Ну… ведь все мы знаем, что произошло на Медвежьей горе десять лет назад.

– Знаете? – удивилась она.

– Все в порядке, Мередит. Джош – очень привлекательный парень, к тому же ты сразила его наповал.

– Нет, – возразила Мередит.

– Ты ошибаешься. Ведь он спал с тобой.

Мередит отпила еще немного чая. Она вдохнула приятный запах корицы.

– Он всегда был бабником, – она вздохнула с сожалением. – У нас с Джошем нет будущего. Мы совершенно разные…

– Может, так и было раньше. – Но теперь все изменилось. Он зарабатывает намного больше, чем ты. К тому же у него всегда есть свободные средства. Он может купить то, что недоступно тебе.

– «Дюрасноу», например.

– Может быть. А может, и нет.

Мередит помолчала.

– Есть еще кое-что, – она опустила чашку с чаем. – Я обвинила его в том, что он приехал сюда для того, чтобы соблазнить тебя.

– Что?

– Когда я увидела его в тот вечер, я даже предложила ему деньги, чтобы он оставил тебя в покое.

Дюраны, увидев, как ты танцуешь с ним, очень расстроились. А когда мама сказала, что ты решила закрутить последний перед свадьбой роман, я запаниковала.

– Господи, ну кто же знал, что я окажусь такой хорошей актрисой? – Кэрли гордо улыбнулась. Что ж, по крайней мере, теперь ты в курсе того, что ошибалась. Джош – просто мой друг. Не хочешь позвонить ему и сказать, что ты не права?

– Может, Джош и не собирался расстроить твою помолвку, но он солгал мне. Он притворялся, что остался инструктором по горным лыжам. Я никогда не позволила бы… ему зайти так далеко, если бы знала, что он мой соперник по бизнесу.

– Возможно, хорошо, что он не сказал тебе об этом, – произнесла Кэрли.

Мередит обернулась.

– Да как ты смеешь?!

– Посмотри на себя… Тебе тридцать два года. В этом возрасте давно пора заняться делом.

– Делом?

– Ты знаешь, о чем я.

– Я не настолько впала в отчаяние, – сказала Мередит.

– Не сомневаюсь, – кивнула Кэрли. – Я считаю, что ты самый порядочный и морально устойчивый человек из всех, с кем я когда-либо была знакома.

Но, к огромному несчастью, при этом ты очень одинока.

Мередит посмотрела в окно. Шел слабый снег.

Пейзаж был поистине прекрасен: все вокруг казалось девственно чистым.

– В Джоше есть нечто, – тихо произнесла она, отличающее его от остальных мужчин.

– Нетрудно догадаться, что ты имеешь в виду.

Он великолепен, очарователен и…

– Более того, – сказала Мередит, – между нами есть какая-то связь. За все эти годы я встречала множество мужчин. Но никто из них не привлекал меня.

– Могло быть хуже, – произнесла Кэрли.

– Не знаю, – возразила Мередит. – Мне все-таки кажется, что он один из тех мужчин, в которых влюбляются женщины из нашей семьи.

– За Джошем водятся грешки, но мерзавцем его назвать нельзя.

– Он бабник. Вечный холостяк.

– А вдруг ты та самая женщина, которая сможет приручить его?

– Кэрли, – воскликнула внезапно Мередит, отворачиваясь от окна, – ты ведь любишь Марка?

– Конечно. Почему ты сомневаешься в этом? отведя взгляд, спросила Кэрли.

– Джош считает, что я заставляю тебя выходить замуж. Только так, по его мнению, я смогу добраться до «Дюрасноу».

– Это глупо! Никто не может заставить меня делать то, чего я не хочу.

Мередит пожала плечами.

– Я не хочу, чтобы ты выходила замуж лишь для того, чтобы сделать меня счастливой.

Кэрли встала и отвернулась. Когда она повернулась обратно, Мередит увидела, что глаза ее сестры наполнились слезами.

– Я люблю его, – произнесла она так, будто хотела убедить в этом не сестру, а саму себя. – По крайней мере, мне так кажется.

– Тебе кажется… – Мередит вдруг почудилось, будто кто-то ударил ее по голове чем-то тяжелым.

Джош прав. Кэрли не хотела выходить замуж за Марка. Это было ясно, как божий день. – О, Кэрли… – с трудом выдавила из себя она и, подойдя к сестре, обняла ее.

– Мне очень жаль, Мередит, – сказала Кэрли. Я знаю, что должна быть счастлива. Ведь я выхожу замуж за такого замечательного парня. Но со мной что-то не так…

– Отмени свадьбу, – посоветовала Мередит, пока на это еще есть время.

– Что скажет мама? Что тогда будет с нашей компанией? Мы обе знаем: это единственный способ выкупить «Дюрасноу».

Мередит отрицательно покачала головой.

– Это не сделка. От этого зависит твое счастье.

Я не хочу, чтобы ты выходила замуж за Марка только для того, чтобы спасти компанию.

– Но… – начала Кэрли.

– Нет, – прервала ее Мередит. – Ты не должна. К тому же, честно говоря, это не даст нам гарантию того, что мы действительно получим «Дюрасноу».

Ведь Дюраны до сих пор ведут переговоры с Джошем.

– Но они пока еще ничего ему не продали, – возразила Кэрли. – И они не сделают этого после того, как я выйду замуж за Марка.

– Может быть, – произнесла Мередит, – а может, и нет.

– Когда ты собираешься снова увидеться с Джошем?

– Снова? Надеюсь, никогда.

– Завтра вечером состоится бал-маскарад. Там будут Дюраны. И Джош.

– Откуда ты знаешь, что он придет туда? – Мередит ощутила, как ее сердце бешено забилось при одном только упоминании его имени.

– Я уверена в этом, – ответила Кэрли. – Он не уедет из Аспена до тех пор, пока не заключит сделку.

– Какая разница? – возразила Мередит. – Что это меняет? Я больше не хочу иметь с ним ничего общего.

– У тебя нет выбора, – произнесла Кэрли. – Ты должна попытаться договориться с ним. Я не могу выходить замуж за Марка. По крайней мере, так.

Тебе придется купить «Дюрасноу» вместе с Джошем, – Мередит прекрасно поняла, что хотела сказать ее сестра. Ей нужен был повод для того, чтобы разорвать помолвку. – Ты должна поговорить с ним, причем как можно быстрее.

– Но после того как ты разорвешь помолвку, у Джоша больше не будет причин договариваться со мной. Он просто купит «Дюрасноу».

– Именно поэтому тебе нужно действовать как можно быстрее. Заставь его согласиться прежде, чем мы с Марком объявим о разрыве нашей помолвки.

Мередит знала, что ее сестра абсолютно права.

Но она с ужасом представила, что ей снова придется увидеть Джоша. К тому же она понятия не имела о том, как сможет заставить его объединить их силы для покупки «Дюрасноу».

– Я не уверена в том, что он согласится.

– Почему? – спросила Кэрли.

– Потому что он уже предлагал мне сделать это, но я отказалась.

– Что ж, тебе придется сказать ему, что ты передумала.

– Он не поверит в это. Он сразу догадается, что у меня есть какой-то план.

Кэрли улыбнулась.

– Когда ты встретишься с ним, веди себя, как обычно. Потом заговори о «Дюрасноу» и скажи, что ты передумала и решила вывесить белый флаг.

– Белый флаг?

– Говори все, что угодно. Твоя задача – заставить его согласиться прежде, чем новость о разрыве моей помолвки с Марком окажется в газетах.

– Когда ты будешь разговаривать с Марком?

– Как только он вернется. Это произойдет на следующий день после бала.

Мередит кивнула и глубоко вздохнула.

– Мне не нравится эта идея. Получается, что мы обманываем Джоша.

– Это бизнес, – сказала Кэрли.

– Будет нелегко.

– Постарайся применить все свое обаяние.

– Думаю, – произнесла Мередит, – этого будет недостаточно, я столько наговорила ему.

Кэрли улыбнулась.

– Не беспокойся. Я тебе помогу.

Джош сидел в своем гостиничном номере, временно ставшим передвижным кабинетом. Он запустил пальцы в волосы и отвернулся от компьютера.

Сконцентрироваться на работе у него никак не получалось. После того, как он расстался с Мередит, он потерял способность что-либо делать.

Да как она посмела обвинить меня в том, что я собираюсь соблазнить Кэрли… только для того, чтобы заключить эту дурацкую сделку?! – думал он.

«Ты – увлечение, от которого нужно было избавиться…» – вспомнил он слова Мередит. Он заметил, что обе его руки сжаты в кулаки. Джош разжал руки, наклонил голову сначала в одну сторону, а затем в другую и попытался успокоиться.

Он никак не мог понять, что с ним происходит.

Еще никогда до этого он так не страдал из-за женщины. Почему для меня настолько важна Мередит? спрашивал себя Джош. Мы с ней просто занимались любовью. И только.

Но, вспомнив, как хорошо ему было, когда он прикасался к ней, целовал и ласкал ее, он почувствовал, что по всему его телу разливается тепло. Он понял, что Мередит должна принадлежать только ему.

Перед ним лежал новый контракт. Он собирался удвоить ту сумму, которую ранее предлагал заплатить за «Дюрасноу». Несмотря на все достоинства искусственного снега, он не стоил таких денег. Но Джошу было все равно. Его предложение должно было положить конец нелепому соревнованию с Мередит. Он был уверен в том, что Дюраны, невзирая на свадьбу Кэрли и их сына, согласятся. В конце концов, отказавшись, они поступят довольно глупо. Ни одна компания, включая «Картрайт Энтерпрайзиз» не предложит им столько.

Джош решил, что с пустыми руками в Швейцарию он не вернется. Он сумел прожить без Мередит целых десять лет, значит, сможет и дальше обходиться без нее. «Почему же у меня не хватает смелости послать свое предложение Дюранам?» – думал он.

Джош успокаивал себя мыслью о том, что Дюранов нет в городе, а предложение нужно передать лично в руки. Тогда сделку можно будет заключить немедленно. Но это был всего лишь предлог. Утром Дюраны вернулись, а контракт продолжал лежать у него на столе.

Джош знал, что произойдет с «Картрайт Энтерпрайзиз» после того, как Дюраны продадут ему «Дюрасноу». Медлил он именно поэтому. К тому же он продолжал надеяться на то, что Мередит согласится на его предложение. Для нее это был единственный шанс не потерять работу и компанию, которой она так дорожит.

Но с тех пор, как два дня назад они вернулись с Медвежьей горы, Мередит так и не связалась с ним.

Он дал ей целых два дня на то, чтобы обдумать его предложение. Более чем щедрое, но она не воспользовалась им. Джош получил, таким образом, полное право начать открытую и безжалостную борьбу. Его ожидала самая обычная сделка, а значит, ему нет дела до того, что «Картрайт Энтерпрайзиз», потеряв возможность купить «Дюрасноу», обанкротится.

Но Джош так и не смог убедить себя в этом. Ему пришлось признаться самому себе, что он все-таки беспокоится из-за Мередит. Эта сделка была жизненно необходима ей. И он, несмотря ни на что, в глубине души хотел помочь ей.

Вечером должен был состояться ежегодный зимний бал. Там соберутся все богатые жители Аспена, включая Дюранов. Наверняка Мередит тоже будет там. При мысли о том, что он увидит ее снова, Джош почувствовал, как учащенно застучало его сердце. Он решил во время бала в последний раз предложить ей сотрудничество.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

<p>ГЛАВА ВОСЬМАЯ</p>

Мередит вошла в Красный зал без двух минут девять. Дважды она собиралась вернуться домой, но каждый раз напоминала себе, что делает это ради Кэрли. Она знала, что ее сестре предстоит намного более серьезное испытание, чем деловые переговоры. При этом, убеждая ее поговорить с Джошем, Кэрли была настолько спокойна, что Мередит стало стыдно за свою трусость.

– Ты в порядке? – спросила она у Кэрли.

– Конечно. Но мне будет намного легче после того, как я поговорю с Марком.

– Знаю.

Обычно Мередит не пользовалась косметикой, но на этот раз решила сделать исключение. На ней было длинное черное обтягивающее платье без бретелек. Волосы она собрала на затылке. Макияж ей делал профессиональный визажист. Мередит казалось, будто она играет чужую роль. От этого она нервничала еще сильнее.

– Успокойся, – постаралась поддержать сестру Кэрли. – Не забывай, что это просто деловые переговоры.

К несчастью, именно в этом и заключалась вся проблема. Она шла к Джошу по делу, но те чувства, которые она испытывала к нему, были далеко не профессиональными.

– Ты видишь его? – поинтересовалась Кэрли.

Мередит надела маску и стала осматриваться.

Большинство гостей тоже было в масках. Она без труда нашла Джоша. Он, как всегда, решил выделиться: на нем был смокинг, без которого на подобные мероприятия просто не пускали, но лицо оставалось открытым.

Он разговаривал с какой-то блондинкой.

– Он занят, – подытожила Мередит.

Кэрли взглянула на Джоша, а затем снова перевела взгляд на сестру.

– Неужели ты ревнуешь? – хитро улыбаясь, спросила она.

– Конечно, нет, – отрезала Мередит.

Кэрли понимающе, почти по-матерински, посмотрела на нее, будто говоря: «Ну да… конечно!»

– Тебе придется прервать его, – заявила она. Пофлиртуй немного. Поговори с ним. – Мередит огляделась. Джош танцевал со своей спутницей, нежно положив руку ей на спину. – Ты должна сделать это прямо сейчас, – посоветовала ее сестра, – потому что мои будущие родственники уже заметили меня.

Мередит оглянулась. Дюраны махали Кэрли руками, приглашая ее присоединиться к ним. Она услышала, как ее сестра глубоко вздохнула. Тут же позабыв обо всех своих проблемах, она обняла Кэрли.

– Со мной все будет в порядке, – сказала она, что бы ты ни решила.

– Я знаю, – произнесла Кэрли, изо всех сил пытаясь улыбнуться. – Теперь иди.

Мередит прошла несколько шагов и остановилась. Она и понятия не имела о том, как ей удастся подойти к Джошу и что она будет говорить. Ей нужно было хоть какое-то время на раздумье. Вдруг за ее спиной раздался знакомый голос:

– Здравствуй, Мередит.

Это был не Джош, а Фрэнк Каммингс, с которым она была знакома целую вечность. Он был стоматологом, и когда-то она пыталась встречаться с ним.

Мередит изобразила улыбку.

– Как дела, Фрэнк?

– Нормально. Спасибо. А у тебя? Я слышал о том, что произошло с тобой во время катания на лыжах;

– Мне уже намного лучше. К счастью, растяжение почти прошло. Фрэнк, – быстро сказала она, не хочешь потанцевать?

Отделавшись от приставучей блондинки, Джош остановился в углу зала и стал наблюдать за тем, как к Мередит подошел какой-то мужчина. Этот тип очень странно смотрел на нее. Джош знал, что означает этот взгляд, и это ему очень не понравилось.

Черт побери! Я ревную! понял он и принялся укорять себя за то, что позволил эмоциям управлять собой. Но отвести глаза от Мередит ему не удавалось. Увидев, что этот тип положил руку ей на спину, он сжал кулаки. Убери от нее свои грязные лапы! – мысленно потребовал Джош.

Внезапно он решился и быстро подошел к танцующей паре.

– Извините, – произнес он, дотронувшись до плеча партнера Мередит. – Вы не возражаете, если я прерву ваш танец ненадолго?

Мередит обернулась и удивленно посмотрела на него.

– Как дела, Джош? Я Фрэнк Каммингс. Помнишь меня? – спросил Фрэнк.

– Конечно, помню, – ответил Джош, угрожающе возвышаясь над Фрэнком. – Дела у меня идут хорошо. А у тебя?

Фрэнк засмеялся.

– Замечательно. Мой бизнес никогда не был настолько удачным. Я слышал, что ты все еще даешь частные уроки на Медвежьей горе.

Джош уставился на Мередит. Что она рассказала ему? – невольно спросил он себя.

– Только для тех, кто соглашается заплатить.

Прежде чем Мередит поняла, что происходит, он схватил ее и закружил в танце, уводя все дальше от Фрэнка. Она восприняла вполне спокойно.

– Спасибо, что вернул мой рюкзак, – поблагодарила она.

– Не за что, – сказал Джош. Он кивком указал на ее лодыжку. – Вижу, ты чувствуешь себя намного лучше.

– Она почти не болит, – произнесла Мередит. – Удивительно, как подействовала смена обстановки.

Кстати, – добавила она, – странно, что ты еще здесь.

– Пока я не собираюсь уезжать, – ответил Джош.

– У меня осталось здесь одно незаконченное дело.

Мередит вела себя так, будто они расстались после возвращения с Медвежьей горы лучшими друзьями. В ее поведении не осталось ни следа гнева.

Джош остановился.

– Мне нужно поговорить с тобой.

Она кивнула и, посмотрев ему прямо в глаза, произнесла:

– И мне.

Джош криво усмехнулся.

Мередит знала, что обозначает этот взгляд. После того, как они занимались любовью, он посмотрел на нее так же. Она почувствовала, как ее сердце бешено забилось. Старайся казаться спокойной, мысленно приказала себе Мередит.

– Какое совпадение, – продолжил он.

Джош взял ее за руку и повел в холл. Они несколько раз встречали старых друзей, которые пытались заговорить с ними, но он, не отпуская руку Мередит и не обращая на них никакого внимания, шел дальше.

– Джош, – произнесла она, кивнув в сторону его руки, – ты можешь не беспокоиться: я не сбегу.

– Извини, – сказал Джош, отпуская ее руку.

Она тут же пожалела об этом. Когда он держал ее, ей казалось, будто она принадлежит ему, а теперь ей стало холодно и одиноко.

Джош заглянул в полный людей бар и, отрицательно покачал головой.

– Нам нельзя здесь разговаривать. Здесь слишком много знакомых, – он снова вернулся в холл. Я знаю одно местечко. Следуй за мной.

Он направился к лифтам.

– Куда мы идем? – спросила Мередит.

– В мой номер.

Она резко остановилась.

– В твой номер?

– Ты не о том подумала, – произнес Джош.

– Я поняла все правильно. Мы поговорим о деле.

Джош подмигнул ей.

– Как скажешь, Принцесса. Только держи себя в руках. За нами следят.

Он кивнул в сторону установленных в лифте камер и нажал кнопку.

– Пожалуйста, не называй меня Принцессой.

Мне это очень не нравится.

– Как скажете, мисс Картрайт.

Лифт остановился на верхнем этаже. Когда они вошли в номер Джоша, ее глазам предстала огромная шикарная комната, напоминавшая будуар девятнадцатого века.

– Вот мы и пришли, – сказал Джош.

– Такое ощущение, что здесь размещается бордель.

– Я не имею права изменять обстановку. Но бардак здесь устроил я.

Он указал на кипы бумаг, раскиданные по всей комнате. Мередит переступила через одну из них и подошла к огромному окну. Увидев, что вдалеке виднеется Медвежья гора, она замерла. Ей показалось, что теперь она никогда не сможет спокойно смотреть на эту гору, каждый раз вспоминая о том, что произошло там между ней и Джошем.

– О чем ты хотел со мной поговорить? Я думала над твоим предложением о том, что нам следует объединить наши силы.

Джош подошел к окну и задернул шторы.

– И что ты решила?

– Я подумала: для того, чтобы понять, что лучше для компании, мне нужно прислушаться к своим чувствам.

Джош посмотрел на нее.

– Ты вроде бы хотела оставить их при себе, и ничто не могло переубедить тебя. – Как я уже говорила, у меня был шанс изменить свое мнение.

– Что произошло, Мередит? Неужели Кэрли, пока ты отвлекала меня, закрутила роман с кем-то еще?

Да как он смеет?! – возмутилась она. Хотя она должна была признать, что в его словах есть доля правды. Кэрли не завела новый роман, но ее помолвка на грани разрыва.

– Наверное, придя сюда, я совершила ошибку.

– Сядь, – тоном, не допускающим возражений, произнес Джош. Она нехотя повиновалась и села на диван. Он посмотрел на нее и немного успокоился. Хочешь что-нибудь выпить?

– Ладно, – согласилась она в надежде на то, что выпивка поможет ей успокоить нервы.

Мередит могла поручиться за то, что он старательно скрывает улыбку. Джош поднес свой бокал к губам и выпил бренди, как обычную воду. Затем он сказал:

– Я хотел бы еще раз извиниться перед тобой за то, что сразу не сказал тебе о своем бизнесе. Мне очень жаль, что на Медвежьей горе я… воспользовался ситуацией.

– Извинения приняты, – успокоила его Мередит.

– Можно спросить тебя кое о чем? – поинтересовался Джош. – Если нам удастся объединить наши силы, мы будем общаться друг с другом как деловые партнеры?

– Конечно.

– Даже с учетом нашего прошлого?

Она вежливо улыбнулась.

– Какого прошлого?

– Ладно, – холодно произнес он. – Шестьдесят к сорока. Большую часть получу я.

Мередит, облегченно вздохнув, откинулась на спинку дивана. Значит, он все еще готов договариваться с ней. Она была безумно рада тому, что ей не придется умолять его об этом. Она засмеялась.

– Ни за что.

– Ты совершаешь большую ошибку.

– Раньше ты предлагал мне более честный вариант.

– В следующий раз я буду намного менее щедрым.

– Значит, я куплю его сама, – она решила, что пора подключить тяжелую артиллерию. Пусть он считает, что она все еще может отказаться. – В конце концов, «Дюрасноу» должен оставаться внутри нашей семьи, – она поднялась на ноги и направилась к двери. – Прошу прощения за то, что из-за меня ты потерял столько времени.

Джош догнал ее, угрожающе близко придвинулся к ней и прошептал на ухо:

– Не глупи, Мередит. Ты прекрасно понимаешь, что не сможешь победить меня. Я знаю все про тебя и про проблемы в «Картрайт Энтерпрайзиз». Тебе жизненно необходимо договориться со мной и купить «Дюрасноу». И я, и ты, и даже акционеры твоей компании – все прекрасно понимают это. Но ты отказываешься от возможности получить его.

– Кэрли выходит замуж за сына Дюранов. Они никогда не сделают того, что может расстроить Марка.

– Неужели ты действительно считаешь, что они предпочтут семейные связи деньгам?

Он был слишком близко. Она посмотрела на его губы, вспоминая, как он целовал ее. Потеряв способность мыслить и позабыв все, что придумали они с Кэрли, она могла сейчас думать только о том, как ей хочется поцеловать Джоша. Она почти физически ощущала его прикосновения и ласки…

Мередит поняла, что должна выбраться отсюда.

И чем быстрее, тем лучше.

Двери лифта, наконец-то, открылись. Мередит вошла внутрь. Но Джош придержал их, и они остались открытыми.

– Почему ты убегаешь от меня?

– Я не убегаю.

– Неужели ты все еще боишься меня?

Конечно, она боялась его. Она просто не могла находиться с ним в одной комнате, воспоминания о проведенной вместе ночи, о его прикосновениях лишали ее покоя и рассудка., Джош прижал руку к ее щеке.

– Почему? – спросил он. И снова от одного его прикосновения по всему ее телу пробежала волна тепла и нежности. Он закрыла глаза. – Не уходи, попросил он, проведя губами по ее щеке. – Останься, – Не могу, – ответила она, думая лишь о том, что нужно бежать отсюда как можно скорее.

– Ладно, – сдался он. – Я задам тебе только один вопрос, а потом отпущу.

Мередит решила, что один вопрос она сможет пережить.

– Почему ты занималась со мной любовью там, на горе?

– Как ты сам сказал, иногда… ситуация выходит из-под контроля.

– Когда ты сказала мне, Что не спала ни с кем, кроме меня, ты говорила правду?

– Да.

– Почему?

Ты задаешь уже третий вопрос, – напомнила она.

– Почему ты ждала меня, Мередит?

Его вопрос поставил ее в тупик. Какое-то время она молчала, не зная, что ответить.

– Я не ждала тебя, – наконец выдавила из себя она. – Просто… у меня ничего не получалось.

– Я не могу поверить в то, что ни один мужчина не захотел тебя, – он окинул ее оценивающим взглядом. – Ты очень красивая женщина.

– Пожалуйста, не надо, – попросила она.

Джош посмотрел ей в глаза.

– Я нужен тебе.

Она не поняла, что именно он имел в виду. Если он говорил о работе, то был совершенно прав. Она знала, что не может уйти, не добившись своего.

– Ладно, – согласилась Мередит.

– Что ладно?

– Я подумаю о твоем предложении.

– А я хочу получить твой ответ сегодня.

– Но я не могу сделать этого. Я должна поставить вопрос на обсуждение совета директоров.

– Нет, не должна. С каких это пор ты прислушиваешься к чьему-либо мнению?

– В противном случае тебе придется смягчить условия договора. Я должна быть уверена в том, что они одобрили бы твое предложение. Пятьдесят на пятьдесят.

Мередит заметила, что он улыбается.

– Ты предлагаешь мне не самые соблазнительные условия.

– Либо прими их, либо больше ничего не предлагай мне.

Джош снова посмотрел на нее.

– Приму.

Мередит облегченно вздохнула. Она поняла, что победила. Теперь она могла спокойно уйти, но почему-то не было сил даже сдвинуться с места.

– Мне пора, – прошептала она.

Джош прикоснулся губами к ее лбу, затем положил руку ей на шею и начал нежно гладить кожу чуть выше выреза на платье.

– Мне… правда нужно идти.

Он взял ее лицо в руки и прикоснулся губами к ее губам. Мередит показалось, будто по ее спине прошел электрический разряд.

– Что ты делаешь? – пробормотала она.

– Я целую тебя, Мередит, – с нежностью в голосе ответил он.

Джош снова поцеловал ее. На этот раз она обвила руками его шею.

– Останься со мной, – прошептал он, поцеловав ее ухо.

– Не могу, – ответила она. – Моя сестра…

– Не выключай телефон, – он сжал ее руки в своих, а затем поцеловал ее в шею. – Если она будет беспокоиться за тебя, то позвонит.

Мередит поняла, что окончательно потеряла способность сопротивляться. Ноги сами несли ее.

Она, ничего не замечая вокруг себя, шла за ним в спальню.

Она остановилась рядом с кроватью. Джош бесшумно подошел к ней сзади и стал расстегивать платье. Мередит не пошевелилась даже тогда, когда оно упало на пол и она осталась в одних черных кружевных трусиках. Он прижал ее к себе и провел руками по ее телу, будто вспоминая его. После этого он снял с нее трусики. Мередит отбросила их ногой.

Он все еще был одет в смокинг, но она не стала полностью раздевать его. Мередит тесно прижалась к нему, а ее руки гладили и ласкали его…

Джош и представить себе не мог, что она способна доставить ему такое удовольствие.

Он поднял ее на руки и положил на край кровати. Затем он лег рядом и овладел ею. Его движения не были похожи на те, которыми они наслаждались на горе. Теперь в них чувствовалась неприкрытая страсть.

Казалось, будто они одни на всей земле, будто Мередит родилась именно ради этого момента. Все остальное потеряло для нее всякий смысл.

Джош обнял ее. Мередит ничуть не стеснялась из-за своей наготы. Ей нравилось ощущать ткань его смокинга, нравилось то, как сильно и властно он прижимает ее к себе. Ей казалось, что этим он говорит: «Ты моя. Ты принадлежишь только мне».

Мередит впервые в жизни почувствовала себя настоящей женщиной.

– Мы партнеры? – спросила она.

– Партнеры.

Джош улыбнулся.

– Это означает, что теперь мы должны чаще видеться.

Он радостно засмеялся.

– А вы полны сюрпризов, мисс Картрайт, – он провел пальцем по ее губам. – Хочешь есть? Любишь омаров?

Мередит кивнула и посмотрела на себя в зеркало. Пока Джош заказывал омаров и шампанское, она безуспешно пыталась поправить прическу.

– Я ужасно выгляжу, – наконец произнесла она.

– Наоборот, – не согласился Джош. – Я еще никогда в жизни не видел столь очаровательную женщину.

Мередит улыбнулась.

– Расскажи мне о… о том, как ты живешь там, в Швейцарии.

– Думаю, тебе понравилось бы там. В Швейцарии много исторических достопримечательностей… мощеных улиц и старомодных деревень. Но в Цюрихе новое и старое переплелись настолько тесно, что порой их невозможно различить.

– Ты там живешь?

Он кивнул.

– У меня квартира в Цюрихе и дом в небольшой горной деревушке. Но я предпочитаю жить в деревне. Моя квартира в Цюрихе находится в том же здании, что и офис моей компании.

– Ты преодолел огромное расстояние.

Джош взял ее за руки.

– Отчасти благодаря тебе.

– За все эти годы, когда я звонил тебе, а ты не отвечала на мои звонки, мне стало ясно, что тебе вряд ли понравится такой человек, как я.

– Это не правда, – возразила Мередит. – Я же сказала тебе, что просто очень переживала. Тогда ты разбил мне сердце. Вокруг тебя всегда было полно девчонок.

– Но ни одна из них не подходила мне. Я хотел, чтобы рядом со мной была девушка… похожая на тебя. Но что я мог предложить такой девушке, как ты?

В дверь постучали.

– А они быстро обслуживают, – направившись к двери, заметил он.

Слишком быстро. Джош не был готов к такому повороту событий. Ему очень нравилось разговаривать с Мередит. Но он успокаивал себя тем, что теперь, когда проблема «Дюрасноу» разрешилась, у него есть возможность поговорить с ней и лучше узнать ее.

Она ушла в ванную, чтобы поправить прическу, а Джош приказал официанту накрыть стол. Мередит оценила его усилия. На ее лице заиграла улыбка: обстановка была очень романтичной.

Он открыл бутылку шампанского и наполнил бокалы.

– За партнерство, – произнес он, поднимая бокал.

Они чокнулись. Ему показалось, что Мередит смотрит на него как-то отстраненно. Создавалось такое ощущение, будто, хотя она и сидит сейчас рядом с ним, на самом деле она где-то очень далеко.

– Ты правильно поступила, Мередит, – попытался разрядить обстановку Джош. – Объединившись со мной, ты спасешь свою компанию.

Она вновь отвела взгляд.

– Хорошо бы хотя бы на один день оказаться в Швейцарии, – мечтательно произнесла она.

– Я бы тоже не отказался, – улыбнувшись, ответил он.

Они ели в полной тишине. Но в ней не было ничего пугающего или неприятного. После застолья Джош взял ее за руку и подвел к краю балкона.

– Странно, – произнесла она, положив руки на перила, – видеть отсюда Медвежью гору.

– Вот там мы провели ночь, – сказал он, указав на какую-то точку на вершине горы.

Мередит повернулась к нему лицом.

– Ты холодный, – заметила она, обхватив руками его запястья.

– Я знаю только один способ согреться – горячая ванна.

– Он взял ее за руку и повел в ванную. Там он снял с нее платье. Сбросив туфли, Мередит погрузилась в приятное тепло.

– Присоединишься ко мне? – спросила она.

Джош не заставил себя уговаривать.

– Мне кажется, что я сплю, – произнесла она.

– Но это не сон.

– О чем ты думаешь? – поинтересовалась она.

– Я думаю о том, что сейчас хочу быть только здесь, с тобой.

Она села к нему на колени, опустила руку в воду и помогла ему войти внутрь себя. Когда она, не сводя с него глаз, стала двигаться вверх и вниз, теплая вода заколыхалась. Еще никогда Джош не испытывал ничего подобного.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

<p>ГЛАВА ДЕВЯТАЯ</p>

Они занимались любовью еще несколько раз, с трудом выкраивая редкие часы для сна. Но на следующее утро Мередит чувствовала себя так, будто родилась заново.

– О чем ты думаешь? – спросил ее Джош, проведя пальцами по ее губам.

Он лежал рядом с ней совершенно голый.

– О тебе, – ответила она.

Он взял ее руку и поцеловал ладонь.

– Я хочу, чтобы ты осталась со мной сегодня.

Мередит отрицательно покачала головой.

– Мне нужно идти на работу…

– Пусть тебя заменит Кэрли.

– Кэрли не очень-то беспокоится из-за компании.

У нее есть кабинет, но я абсолютно уверена, что она даже не представляет себе, где он находится.

Мередит вздохнула. Ей очень хотелось остаться с Джошем, но тогда она будет вынуждена отказаться от стольких важных дел. К тому же, ей нужно было рассказать матери о том, что они с Джошем решили купить права на «Дюрасноу» вместе. Хуже всего было то, что ей придется признаться матери в том, что Кэрли не выйдет замуж за Марка.

Джош заложил руки за голову и откинулся на подушку.

– Кроме того, – продолжил он, – нам нужно оформить нашу сделку.

Она тихонько потянулась.

– Пятьдесят на пятьдесят? Правильно я тебя поняла?

– Мы вроде бы договорились об этом, – Джош улыбнулся и покачал головой. – Неужели ты все еще не доверяешь мне?

Мередит не могла говорить с ним о делах. Об этом она должна была догадаться с самого начала.

Она пыталась убедить себя в том, что это рядовая сделка, совмещенная с маленькой радостью. Кто-то в подобных случаях играет в гольф. Они с Джошем занимались любовью.

– Я скоро возвращаюсь в Европу и хочу провести с тобой как можно больше времени, пока у меня еще есть такая возможность.

Мередит почувствовала, как от одной только мысли о том, что он может уехать, ее сердце перестало биться. Она знала, как трудно будет прощаться с ним.

– Хорошо, я останусь с тобой сегодня, – заверила его Мередит. Он поцеловал ее. – Но сначала мне нужно пойти домой и переодеться.

– Я заказал тебе кое-какую одежду из бутика, расположенного на первом этаже.

– Судя по всему, ты хорошо знаком с подобными ситуациями.

Джош снова поцеловал ее.

– Но мой опыт не подготовил меня к встрече с тобой.

– Мне нужно позвонить на работу, – улыбаясь, сказала она. – Потом я твоя.

– Хорошо, – сказал он. – Только пока не говори никому о том, что мы решили стать партнерами.

– Почему?

– Потому что сначала мы должны обсудить все с Дедранами. Вместе. Ознакомить их с нашими совместными условиями.

– Но ведь мы боролись друг против друга.

– Битва закончена. Пусть они ломают головы, не будучи в состоянии понять, что происходит. Теперь командовать будем мы.

Его предложение было очень соблазнительным.

Но Мередит не могла быть уверена в том, что он не сделает Дюранам очередное индивидуальное предложение. Джош, будто читая ее мысли, посмотрел ей в глаза и произнес:

– Доверься мне, – он поднялся с постели и выключил свой мобильный телефон. – Смотри, – сказал он, – я выключил телефон. Давай забудем о делах и проведем этот день только вдвоем. Что скажешь?

– Сначала я должна позвонить сестре и сказать ей, что со мной все в порядке.

Она набрала номер сестры, но не нажала кнопку соединения. Мередит боялась, что к телефону подойдет не она, а мама. Вместо этого она оставила сестре сообщение: «Глупо, но я боюсь сказать маме о том, что провела ночь с мужчиной – с Джошем Адамсом». Закончив писать, она взяла телефон в руку так, чтобы Джош видел, что она отключает его.

Мередит сидела, откинувшись на сиденье и позволив своим длинным волосам развеваться по ветру, выглядела она удивительно эффектно и соблазнительно.

– Думаю, я знаю, куда мы едем. Ты везешь меня в отель «Алжир».

В шестидесятые и семидесятые годы «Алжир» считался одним из самых престижных отелей в мире. Но к восьмидесятым его слава померкла. В начале девяностых он закрылся, и долгое время его использовали в качестве частной лечебницы. Последние пять лет он простоял совершенно пустой.

– Ты, как всегда, права, – сказал он.

Однажды Джошу пришла в голову мысль купить отель «Алжир». Правда, тогда он отказался от этой идеи. Для того чтобы восстановить пустовавшее столько лет здание, потребуются огромные средства. К тому же весь его бизнес был сосредоточен в Европе, и он не собирался переводить его на территорию Штатов.

– Ты хочешь купить его?

– Может быть. Там работала моя тетя, – ответил он. – Я, кстати, тоже там работал, когда был маленьким.

– Правда?

– Конечно. Я был посыльным. Но так и не смог смириться с этим. Тогда я просто ненавидел гостиницу.

– Значит, – попыталась сменить тему Мередит, ты хочешь расширяться?

Она ощутила прилив радостного возбуждения.

Джош собирался купить «Алжир»! Это означает, что у нее будет больше шансов видеться с ним. Возможно, их отношения станут более тесными, чем обычная интрижка на одну ночь. Нет, предупредила она саму себя. – Джош не принадлежит к тому типу мужчин, которые способны на то, чтобы пустить где-то корни. И мы оба знаем об этом.

– Когда-то я сама хотела купить этот отель, сказала она, когда они въехали на пустую стоянку.

– Знаю.

– Откуда?

– Я много всего знаю про тебя. В течение всех этих лет я внимательно следил за тем, как развивается твоя карьера.

Мередит улыбнулась.

– А ты знаешь, почему я хотела сделать это?

– Надеюсь, ты сама скажешь мне.

– Я подумала, что он очень перспективен. Нужен только человек, готовый потратить на него огромную сумму денег. Я имею в виду не только само здание. Гору тоже не помешало бы подлатать. Нужно проложить дорожки и сделать больше маршрутов для начинающих. Тогда она станет более доступной для тех, кто не очень хорошо умеет кататься на лыжах.

Джош засмеялся.

– Как ты?

– Точно, – она улыбнулась.

Он взял Мередит за руку и подвел к застекленной террасе.

– Моя тетя летом накрывала здесь столы, – он указал на маленькое поле для гольфа. – А меня однажды поймали, когда я в нарушение бытовавших здесь правил играл ночью в гольф. За это меня выгнали отсюда.

– Местные официантки считались самыми красивыми девушками в городе.

– Когда-то я часто приходил сюда ночью и целыми часами сидел на мягких стульях.

– О чем ты тогда думал?

– Я думал о том, как хорошо, наверное, быть богатым. Тогда мне не приходило в голову, что когда-нибудь мне удастся стать владельцем этого заведения. А о чем ты мечтала, когда была маленькой?

– Мне хотелось стать самой могущественной женщиной в мире.

– Кто бы сомневался!

– Я не имею в виду стать президентом или кем-то в этом роде. Просто решила для себя, что не должна ни от кого зависеть и буду хозяйкой своей собственной судьбы.

– Но ведь мы все не совсем свободны.

– Я не задумывалась об этом. Мне всегда казалось, что мой отчим контролирует каждое мое движение. Я так старалась произвести на него впечатление. Но это мне никогда не удавалось.

– Я очень хорошо помню твоего отчима. Как-то раз он попросил меня держаться от тебя подальше.

– Он? С чего это он решил, что ты неравнодушен ко мне?

– Думаю, – произнес Джош. – Он считал, что это ты неравнодушна ко мне. И он почему-то был уверен в том, что я не откажу тебе. Что ж, он был прав.

– Он был очень проницательным человеком.

Джош громко засмеялся. В его смехе было столько радости, что сразу становилось понятно: ему на самом деле очень хорошо.

– А какая у тебя была еще мечта?

– Думаю, об этом мечтает каждая девушка. О сказочной любви, о рыцаре в сияющих доспехах.

Что-то в этом роде.

– Но пока ты избегала любви.

Мередит сделала шаг назад.

– Не знаю: Может быть, я ждала подходящего человека, – она украдкой взглянула на него. – Разве ты сам не говорил мне об этом?

– Что ты хочешь сказать? Что я тоже избегаю любви?

– А разве нет?

Джош положил руки ей на плечи.

– Может быть, я тоже жду, – он прикоснулся к ее щеке. Через некоторое время он улыбнулся и, взяв ее за руку, повел к лестнице. – Хочешь посмотреть номера люкс? – спросил он. – Я еще никогда там не был.

– Пошли, – согласилась Мередит, вырвавшись вперед.

Джош последовал за ней, наслаждаясь тем, как соблазнительно двигались ее бедра, когда она поднималась по ступеням.

В комнатах, как и во всем остальном здании, ничего, кроме пыли, не было. Но здесь все еще чувствовалась атмосфера былого великолепия.

– Здесь мог бы быть неплохой номер, – заметила она.

– Ну, – произнес он, посмотрев на Мередит, – ты увидела достаточно?

– Да, – улыбнувшись, ответила она. – Я думаю, тебе стоит купить отель.

– Это значит, что я буду вынужден часто ездить сюда. Я не хочу нарушать твой образ жизни.

– Я не думаю, что обед в кабинете в гордом одиночестве – это такое важное действо, которое нельзя нарушить.

– Может, тебе больше не придется делать этого.

– Посмотрим. – сказала она.

Джош притянул ее к себе.

– Опять пытаешься избавиться от меня, Принцесса?

– Я уже говорила, что мне не нравится, когда меня называют Принцессой. Да и на сказку все это не очень похоже.

– Откуда ты знаешь?

– Джош, я знаю, как это бывает. Я изображаю из себя недотрогу, а ты пытаешься добиться меня. Потом, когда я действительно полюблю тебя, ты убежишь.

– Может быть, – произнес он. – Я просто еще не встречал никого, похожего на тебя. – Джош сам не мог поверить в то, что это он произнес эти слова.

Мередит была так же ошеломлена, как и он сам.

Он не знал, что добавить к сказанному. Ему хотелось убедить Мередит в том, что она может доверять ему, но он не мог сказать точно, заслужил ли он ее доверие.

Она посмотрела на часы: «Мне нужно проверить сообщения».

– Нет, – отрезал он, схватив ее за руку. – Мы ведь договорились провести один день без телефонов и работы Только мы вдвоем.

Мередит грустно улыбнулась.

– Как недавно сказала моя мама, если бы я знала тебя хуже, то подумала бы, что ты романтик.

Теперь пришла его очередь улыбаться.

– Ты очень плохо знаешь меня.

Она какое-то время помолчала, а затем спросила:

– Как ты думаешь, ты занимался когда-либо чем-то еще, помимо постоянного распутства?

Она поняла, что разозлила его.

– Вот, значит, кем ты меня считаешь?

Мередит тут же поняла, что оскорбила его.

– Извини, – произнесла она. – Я немного не в себе.

– Почему бы тебе не спросить меня прямо о том, что тебя волнует?

– О чем?

– О том, собираюсь ли я залезть в постель с другой женщиной сразу же после того, как уеду от тебя.

– Мне не нужно спрашивать об этом, – возразила она. – Я слишком хорошо тебя знаю.

– Ты знала меня, – Джош глубоко вздохнул. Послушай, я не могу даже поверить в то, что мы с тобой сейчас разговариваем об этом. Но раз уж все зашло так далеко… Ты знала меня много лет назад.

Тогда я был мальчишкой, и, что греха таить, мне очень нравились женщины. Я даже не мог определить разницу между вожделением и любовью. Но я вырос. Теперь я знаю, в чем заключается эта разница. И хотя я все еще порой не прочь насладиться сексом, я с радостью остепенился бы и стал жить с одной-единственной женщиной.

– Рано или поздно тебе наскучит это.

– Наоборот. Я думаю, что это будет по-настоящему захватывающе. Ты не изменила своего мнения обо мне? – спросил он. Мередит пожала плечами. – Веришь ты или нет, но это правда, – продолжил он. – Но я не могу спешить. Когда придет время, я узнаю об этом.

Мередит показалось, что в его словах: «Когда придет время, я узнаю об этом», она услышала намек на то, что он не ее имеет в виду. И что с того? – спросила себя она. Разве мне должно быть до этого дело? Но она вынуждена была признать, что хотела лишь одного: оказаться той женщиной, которая способна завладеть сердцем Джоша Адамса.

– Неплохая перспектива, – заметила она.

– А как насчет тебя? – спросил он. – Ты хотела бы когда-нибудь выйти замуж?

– Ты что, делаешь мне предложение? – пошутила она.

Иногда Мередит говорила какие-то вещи, не успев как следует подумать. Она замерла от ужаса, ожидая, как он может отреагировать на ее слова.

Она уже представила себе, как он кричит на нее и убегает прочь.

Но Джош не собирался делать этого. Он стоял и внимательно смотрел на нее. На его лице появилось очень странное выражение, означавшее, что он вполне может согласиться. Он взял ее за руку.

– Я не хотел напугать тебя.

– Так успокой меня.

– Ладно, – он поцеловал ее руку и произнес:

– Я ни к одной женщине не чувствовал ничего подобного.

У нее перехватило дыхание. Мередит не могла поверить в то, что, возможно, она дорога ему.

Джош снова поцеловал ее руку.

– Ты небезразлична мне, Мередит… Честно говоря, я начинаю думать, что я… ждал именно тебя.

Ее сердце билось так громко, что Джош вполне мог слышать его стук. Теперь ее беспокоило лишь одно.

– Поцелуй меня, Джош.

Через секунду он расстегнул пиджак Мередит и провел руками по ее обнаженной груди. Для нее все остальное потеряло всякий смысл. Осталось лишь то, что происходило здесь и сейчас. Она могла не беспокоиться из-за будущего, которого не существует. Джош прикоснулся к ее соску – и только это происходило в реальности.

Она опустилась на пол, увлекая его за собой. Ей жизненно необходимо было ощущать его присутствие внутри себя. Джош – это все, что было нужно ей. Отныне и вовеки веков. Она решила пережить этот момент так, будто он станет последним в ее жизни. Она должна отдать ему все, что имеет, и даже больше.

Они двигались, как единое целое. Каждый предугадывал желания другого. Когда ее охватила уже знакомая волна тепла, Мередит не могла думать ни о чем другом, кроме Джоша. Она сосредоточилась на физической связи с мужчиной, которого… она, возможно, полюбила.

Пока они ехали обратно в отель, где жил Джош, Мередит думала о том, останется ли ее жизнь прежней. Теперь она узнала, как могло бы выглядеть ее существование рядом с ним. Она приходила в ужас от одной только мысли о том, что может жить вдали от него. Как было бы хорошо встретить грядущие праздники вместе с Джошем! Нет, подумала она. Я не должна думать о будущем, которого может и не быть. Нужно наслаждаться настоящим.

Мередит поняла, что должна брать пример со своей сестры.

– О чем ты думаешь? – спросил ее Джош.

– Опять о своей сестре, – ответила она. – Интересно, как она там?

– Марк, наверное, уже вернулся?

– Да, – произнесла Мередит.

– Значит, она счастлива.

– Конечно, – согласилась она, пытаясь говорить как можно спокойнее.

Она хотела рассказать Джошу правду о том, что Кэрли собирается разорвать свою помолвку с Марком. Но тогда он поймет, что не обязан заключать с ней сделку, купит «Дюрасноу» сам и не поделится правами на него с «Картрайт Энтерпрайзиз».

– Не волнуйся так, Мередит. – Джош взял ее за руку. – Кэрли уже большая девочка. Она сама может позаботиться о себе.

– Я и не волнуюсь.

Почему я не могу просто рассказать Джошу правду? – спрашивала себя Мередит. Она не могла объяснить, почему солгала ему. Возможно, рано или поздно, подумала она, я пойму это. В противном случае все это может привести к ужасным последствиям. Мередит не могла позволить себе слишком расчувствоваться. Слишком многое было поставлено на карту. От нее зависела судьба не только ее собственная, но и всего бизнеса.

– Что же все-таки беспокоит тебя? – спросил Джош, паркуя машину на стоянке отеля.

– Мне… ну… нужно вернуться.

– Мы договорились. Двадцать четыре часа без работы. Не нарушай свое обещание. Это может закончиться очень плохо.

Мередит посмотрела на него. Подумав о том, что ей придется расстаться с Джошем, она почувствовала, будто на ее сердце упал огромный камень.

Разве она могла поехать домой, зная о том, что он все еще в городе, что она зря потеряла время, которое могла бы провести вместе с ним?

Мередит решила, что ничего не изменится, если проведет с ним еще одну ночь. На следующий день они займутся переговорами о «Дюрасноу», и Джош вернется в Европу. Когда это неизбежно произойдет, ее жизнь вернется в привычное русло. Значит, она должна наслаждаться каждой минутой, проведенной с ним, пока у нее еще есть такая возможность.

– Ладно, – сказала она. – Еще одна ночь.

Джош, не отпуская ее руки, провел ее через холл к лифтам. Мередит прижалась к нему, чтобы еще раз попытаться понять, что значит быть любимой, а не чувствовать себя объектом интрижки на короткое время. Ей хотелось представить себе, что человек, идущий рядом с ней, не бросит ее в конце недели, а будет верен и предан ей, будет по-настоящему любить ее.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

<p>ГЛАВА ДЕСЯТАЯ</p>

Джош не обратил внимания на мигающую кнопку телефона. Он знал, что ему звонят с работы, но решил: что бы там ни случилось, отвечать не стоит. Он заключил сделку с Мередит и не должен нарушать договор.

Еще никогда в жизни Джош так не стремился доставить женщине как можно больше удовольствия. Он хотел, чтобы она отдохнула от привычного гнетущего образа жизни. Ему казалось, будто он тоже получает частичку того счастья, которое приносит ей.

Пока Мередит была в ванной, Джош заказал для них ужин на застекленной террасе, расположенной на крыше отеля. После этого он позвонил в бутик, находящийся внизу, и попросил принести еще одно платье для нее. Когда Мередит вышла из ванной, оно лежало на краю кровати – Тебе не кажется, что ты слегка перестарался?

Она держала в руках изящное короткое черное платье в белую вертикальную полоску.

– Я описал тебя, и они сами подобрали платье.

– И все же я думаю, что оно слишком шикарное для меня.

– Примерь, – попросил он, – когда Мередит уже собралась развернуться и уйти с платьем в ванную.

Он схватил край полотенца, в которое она была завернута. – Примерь его здесь, – нежно произнес он.

Она развернула полотенце и осталась стоять перед ним обнаженной. Джош нежно провел полотенцем по ее тонким рукам, стирая последние остатки влаги с ее кожи. Она изо всех сил сдерживала дыхание, ожидая его прикосновения. В ее взгляде горел огонь. Голые, еще не успевшие высохнуть груди блестели, подобно шелку. Соски напряглись, умоляя о прикосновении. Мередит, будто прилежная ученица, терпеливо ждала его поцелуя. Целуя ее, он мог думать лишь об одном: она не должна принадлежать никому, кроме него.

Мередит страстно желала его, и он это чувствовал. Когда она стала ласкать его, как в прошлый раз, Джош ощутил, как удовольствие разливается по всему его телу. Каждое ее прикосновение опьяняло.

Он хотел быть рядом с ней, быть связанным с ней.

Он поднял ее, посадил на туалетный столик и вошел в нее.

Джош целовал ее губы, волосы, щеки. Его рубашка впитала влагу ее не успевшей высохнуть кожи. Он отпустил ее только тогда, когда почувствовал, что она дрожит. Какое-то время он стоял в нерешительности, борясь с желанием не разрывать физической связи с ней. Но в конце концов он поцеловал ее плечо и отошел. Мередит тяжело дышала и почему-то боялась смотреть ему в глаза.

– Мередит? – позвал он. – Ты в порядке?

Только тогда она посмотрела на него, и Джош увидел, что в ее глазах стоят слезы.

– Мне так хорошо, – тихо ответила она.

Джош привел ее на крышу, превращенную в настоящий Эдем. Внутри застекленной обогреваемой террасы находилась беседка, окруженная цветущими тропическими растениями, несмотря на то, что снаружи было холодно и шел снег. Здесь для них уже был накрыт стеклянный стол.

– Джош, – сказала она, когда он выдвинул для нее стул, – ты так обращаешься со всеми своими женщинами?

Он мог ручаться за то, что она была по-настоящему польщена.

– Нет, только с тобой.

Она закрыла глаза, и Джош подумал, что наконец-то она поверила его словам. Он разлил по бокалам шампанское и поднял тост:

– За будущее, – произнес он. – За наше будущее.

Мередит улыбнулась, увидев, что он организовал для нее настоящий пир. На столе лежало нежное филе, креветки и множество прочих деликатесов.

– Ты балуешь меня, – пошутила она. – После того, как ты уедешь, мне будет трудно привыкать к прежней жизни, – Джош молчал. Он не хотел думать о том, что рано или поздно ему придется оставить ее. Он страстно желал сосредоточиться только на том, что рядом с ним сидит потрясающая женщина и их ждет прекрасный вечер.

Мередит посмотрела вниз. Джошу показалось, что она готова вот-вот заплакать. Он не мог спокойно смотреть на то, как она грустит, да и мысль о том, что ему придется покинуть ее, была невыносима.

– Как насчет того, чтобы продлить отпуск?

– Что ты имеешь в виду? – спросила она.

– Поехали со мной, Мередит, – попросил Джош, он удивился тому, что сумел произнести эти слова.

Он весь день думал об этом. Она получила «Дюрасноу», спасла свою компанию. Она заслужила отдых. Но это был всего лишь повод. На самом деле он просто не мыслил своей жизни без нее. – Я хочу, чтобы ты отправилась в Европу со мной, – продолжил он. – Я хочу показать тебе, как я живу. Нет… я хочу разделить свою жизнь с тобой.

– Что ты говоришь?

Надо сказать ей. Надо сказать о своих чувствах, о том, что я понял после того, как мы занимались любовью на Медвежьей горе, думал Джош.

– Я люблю тебя, – выдавил он из себя.

Мередит покачала головой.

– Это просто интрижка… у тебя много женщин…

– Нет, – не сдавался он. – То, что я чувствую к тебе… совсем другое. Я очень долго был одинок. И, кажется, знаю, почему. Я ждал, Мередит. Ждал тебя.

Мередит показалось, что весь мир рушится на ее глазах. Она не могла поверить в то, что Джош говорит правду. До этого она была совершенно уверена в том, что он не способен любить и его интересует только секс.

– Джош, я не была честна с тобой.

– Ты о чем?

Она понимала, что должна все рассказать ему.

– Прошлым вечером я пришла к тебе потому, что Кэрли собралась разорвать свою помолвку с Марком. – Джош замер и ошарашенно посмотрел на нее. – Я должна была договориться с тобой еще до того, как ты все узнаешь. Потому что, раз уж она порвала с ним…

– У меня не будет больше причин соглашаться на то, чтобы разделить с тобой права на «Дюрасноу».

Его взгляд стал бессмысленным и бесчувственным.

– Прости меня, – произнесла она. – Я знала, что никогда не смогу победить тебя. Ты прав. Кэрли была моим единственным шансом хоть как-то повлиять на Дюранов.

– Ясно, – холодно сказал он. Мередит почувствовала, что в его голосе больше нет той теплоты, к которой она уже успела привыкнуть. – Значит, ты сделала все возможное для того, чтобы разделить со мной права на «Дюрасноу».

Она отвела взгляд.

– Я не думала, что все получится так.

– Не думала?! – Джош вскочил на ноги, подошел к краю террасы и посмотрел на освещенный электрическим светом Аспен. – Ты уже второй раз говоришь мне это.

Мередит не могла спокойно смотреть на него.

От одного звука его голоса ее сердце готово было разорваться на части.

– Мне правда очень жаль, – произнесла она.

– Вряд ли сильнее, чем мне.


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

<p>ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ</p>

– Полагаю, это означает, что вы обе будете встречать Рождество дома? – спросила Виера у Мередит на следующее утро.

Они сидели в столовой. Обе сестры выглядели крайне уставшими.

Мередит вернулась домой от Джоша прошлым вечером. Она надеялась на то, что сможет незаметно пробраться в свою комнату. Но у двери ее встретила плачущая мать. Виера рассказала ей о том, что та и так уже знала: Кэрли разорвала свою помолвку.

Мередит посмотрела на своих родных. Ей сразу стало ясно: никому из них так и не удалось выспаться. Глаза Виеры распухли и покраснели.

Обычно здоровое румяное лицо Кэрли было мертвенно бледным. Мередит знала о том, что и она сама выглядит не лучше. Охваченная мыслями о Джоше, она тоже не сумела заснуть. Она не могла заставить себя не думать о нем. Да как он посмел оказать, что любит меня? Почему я поверила ему? спрашивала она себя.

Хотя теперь все это потеряло всякий смысл. Все, что было между ними, прошло. Она очень сильно обидела его, и теперь они уже никогда не будут вместе.

Мередит взглянула на Кэрли и поняла, что должна волноваться не за себя, а за сестру, которая потеряла своего жениха.

– Что ж, – вздохнула Виера, – значит, мне придется изменить свои планы на Рождество. Я не могу оставить вас одних.

– Мама, – возразила Кэрли, – мы вполне можем сами о себе позаботиться.

– Не думаю, – сказала Виера. – Вы только представьте себе, что происходит.

Мередит не нужно было напоминать об этом.

Она и так прекрасно знала о том, что у нее скоро будет целая куча проблем. Теперь акции компании резко пойдут вниз из-за того, что она потеряла «Дюрасноу». Скорее всего, ее уволят. Это сильно скажется на положении их семьи. Придется продать дом, урезать расходы.

– Мне очень жаль, – произнесла Мередит.

Когда Виера вышла, Мередит вопросительно взглянула на сестру.

– Ты бы видела лицо Марка, – сказала Кэрли, обхватив лоб руками. – Когда я сказала ему, что нам придется отменить свадьбу, он стал таким грустным.

– Ты поступила правильно, – произнесла Мередит. – Ты не должна выходить замуж за того, кого не любишь.

– Но вот что странно, – заметила Кэрли. – Мне кажется, что я все-таки люблю его.

– Что?

– Теперь, когда на меня никто не давит, я могу спокойно подумать. И пришла к выводу, что могу по-настоящему полюбить Марка.

– О, Кэрли, – с трудом выдавила из себя Мередит.

Она была очень рада тому, что ее сестра, наконец, разобралась в себе, но как бы это не было слишком поздно.

– А как ты? – поинтересовалась Кэрли.

– Что ты имеешь в виду?

– Что ты чувствуешь к Джошу сейчас, когда все уже кончено?

– Я очень разочарована. Я думала, что смогу разделить с ним права на «Дюрасноу».

– И все?

– Наши отношения, – взяв себя в руки, произнесла она, – полностью основывались на бизнесе.

– Значит, все в порядке, – с подозрением сказала Кэрли. – Проблем нет.

– Точно, – подтвердила Мередит. Она поднялась на ноги. – Прошу прощения, мне нужно идти на работу.

На самом деле нестерпимая боль и обида раздирали ей душу, когда она думала о Джоше, а не думать о нем она уже не могла.

Джош так и не смог заснуть. Ему показалось странным то, что он лежит в той же постели, где они с Мередит недавно занимались любовью. Он постоянно проводил рукой там, где она недавно лежала, в тщетной надежде ощутить ее гладкую кожу.

Как я мог быть так слеп? – сокрушался он. Он действительно поверил в то, что небезразличен Мередит и что они на самом деле объединят свои усилия. Но он ошибся. Он совершенно не интересовал Мередит. Она была с ним только ради того, чтобы спасти свою компанию. Вот и все. Она использовала его. А он позволил ей сделать это.

Джош нервно ходил по своему номеру. Выглянув в окно, он снова увидел Медвежью гору, где они впервые занимались любовью. Он вспомнил ее слезы и понял, что она попалась в собственную ловушку. Но в общем она была права. Они всего лишь провели вместе несколько ночей. Этого слишком мало для того, чтобы возникли крепкие отношения.

Могу ли я бороться за нее? – спрашивал себя Джош. И должен ли я это делать?

Впервые он встретил женщину, с которой хотел бы провести остаток своей жизни, женщину, от которой он никогда не устал бы, женщину, в которую, возможно, влюбился по-настоящему.

В этом-то и заключалась беда. Он полюбил ее.

У него не было выбора. Мередит хотела заполучить «Дюрасноу». И он решил, что сделает все возможное для этого.

Мередит пережила еще одну ужасную ночь, да и день не предвещал ничего хорошего. Во-первых, она обнаружила две дырки на своих чулках, во-вторых, машина отказалась заводиться, а в третьих, такси пронеслось мимо нее, обдав волной грязной холодной воды.

Приехав, наконец, на работу, она заметила, что все сотрудники, обычно такие шумные, вели себя очень тихо и мрачно здоровались с ней. Те, кто знал о сделке, касающейся «Дюрасноу», хранили гробовое молчание. Это могло означать лишь одно: в компании уже знали о ее провале. «Картрайт Энтерпрайзиз» получила удар, от которого, скорее всего, уже не оправится. Мередит потеряла «Дюрасноу» навсегда. Она слышала, что утром Джош купил права на него. Может быть, ей удастся спасти компанию от банкротства, но неминуемая реорганизация не предвещала ничего хорошего.

Неожиданно дверь ее кабинета открылась. Вошла Кэрли, а за ней – Виера. Мередит встала.

– Что вы здесь делаете?

За два дня до этого Мередит вернулась в Денвер.

Он считала, что ее родные не собираются уезжать из Аспена.

– Твоя сестра хочет кое-что рассказать тебе.

– Я вышла замуж.

– Ты… ты что? – Мередит опустилась в свое кресло.

– Мы с Марком сегодня поженились. Это произошло менее часа назад, – объяснила Кэрли. Прошлым вечером я приехала к нему и сделала ему сюрприз. Во время ланча мы пошли в мэрию. Мне очень жаль, Мередит. Из-за меня ты потеряла «Дюрасноу»… Я все испортила…

– Нет, – возразила Мередит, пытаясь побороть жуткую головную боль. – Я просто… не понимаю.

– Когда продали «Дюрасноу», я поняла, что хочу выйти за Марка не из-за того, что он может помочь нам спасти компанию. На меня больше ничто не давило, и я осознала, как сильно люблю его. Я просто хотела выйти за него по любви, а не по расчету.

– Теперь ясно.

– У нас получится свадьба без жениха и невесты, – заметила Виера. – В жизни не видела ничего более странного.

– О, мама, – попыталась заступиться за сестру Мередит, – успокойся, – она поднялась на ноги, подошла к сестре и поцеловала ее в щеку. – Я очень рада за тебя.

Кэрли улыбнулась.

– А как насчет тебя?

Мередит снова села за свой стол и сделала вид, что занята раскладыванием кипы бумаг.

– Я готовлю свою отставку.

– О, Мередит, – произнесла Кэрли.

– Все в порядке. Я поставила все на карту и проиграла.

– Но ты лучшее из всего, что когда-либо случалось с этой компанией! – возразила Виера.

– Это говорит моя мать. Но я не могу дать стопроцентную гарантию того, что совет директоров присоединится к твоему мнению.

– Может быть, тебе стоит позвонить Джошу и поговорить с ним? Тогда… – предложила Кэрли.

– Нет, – отрезала Мередит. – Ни за что.

– Почему? – спросила Кэрли. – Ты можешь объясниться с ним, убедить его в том, что он должен разделить с тобой права на «Дюрасноу». Если кто и способен переубедить его, так это ты.

– В этом ты ошибаешься. Если кто и не способен переубедить его, так это я.

В этот момент в кабинет вошел ее секретарь и положил на стол небольшую коробку.

– Это только что доставили для вас.

Мередит развернула коричневую упаковку и обнаружила в коробке идеально круглый снежный шар. Она вытащила прикрепленную к нему записку и, прочитав ее, почувствовала, как подгибаются ее колени.

– Что случилось?! – закричала Кэрли.

– Это от Джоша, – наконец, с трудом выдавила из себя Мередит. – Он переписал права на «Дюрасноу».

Она снова перечитала записку. Ей казалось, что она должна содержать какой-то тайный смысл. Но ее содержание было предельно точным и ясным.


Ты была права. Ты всегда побеждаешь.

Джош.

Мередит лишилась дара речи. Кэрли и Виера обнимались.

– Это замечательно, – произнесла Кэрли. – Теперь тебе не придется увольняться.

Но Мередит чувствовала себя отвратительно.

Она получила наконец права на «Дюрасноу», сбылась ее мечта, но почему-то это перестало быть важным для нее. Самым ужасным для нее сейчас было то, что она потеряла Джоша. Навсегда.

– Я не заслужила этого, – тихо проговорила Мередит.

– Кому какое дело, если… – начала Виера.

– Мне. Мне важно, что Джош думает обо мне, Мередит покачала головой и огляделась. – Все остальное – не важно.

– Ты любишь его! – радостно закричала Кэрли. Ты на самом деле его любишь! – Поезжай за ним, посоветовала она. – У меня есть швейцарский адрес Джоша. Даже если он уже уехал из Денвера, он ненамного тебя обогнал.

Мередит не пришлось долго уговаривать. Она схватила свою сумочку, быстро обняла мать и сестру и пулей выскочила из кабинета.

Виера повернулась к Кэрли и улыбнулась.

– Наверное, – произнесла она, – пока не стоит отменять свадьбу.


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

<p>ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ</p>

Джош прибыл в аэропорт Цюриха в отвратительном настроении. Возникшие в Денвере технические проблемы вынудили его сесть на более поздний рейс с посадкой в Балтиморе. Из-за этого он потерял целых четыре часа и ступил на швейцарскую землю только около полуночи.

Он схватил свои вещи и направился к выходу из аэропорта. Ему казалось, что он, наконец, сумел выбраться из ада.

Сев в такси, Джош понял, что он не перестает думать о женщине, которую недавно покинул. Он ломал голову над тем, как Мередит отреагирует на его посылку с правами на «Дюрасноу». Наверное, это удивит и успокоит ее, но сожалеть она не станет, подумал он. Тоска теперь станет его постоянным уделом.

Джош еще не добрался до дома, когда пошел слабый снег. Пейзаж за окном такси: тесно прижавшиеся друг к другу старые здания, мигающие гирлянды, клубы дыма, медленно поднимающиеся из труб, – все это очень походило на иллюстрацию к рождественской сказке. Он представил себе, как за окнами этих домов счастливые семьи встречают Рождество: дети играют вокруг елки, а родители наслаждаются теплом семейного очага. Как бы мне хотелось, чтобы Мередит была здесь! – мысленно пожелал он. Как бы мне хотелось показать ей Швейцарию, пустить ее в свою жизнь!

Машина остановилась перед его домом. На первом этаже располагался банк, это вполне подходящее соседство для офиса крупной компании. У Джоша никогда не было времени на то, чтобы все здесь переделать по своему вкусу. Да он и не очень-то стремился к этому, полагая, что перемены в его доме, так же как и в его жизни, должны быть связаны с появлением любимой женщины. И он с нетерпением ждал ее.

Джош расплатился с водителем и забрал свои вещи. Он подошел к двери, повернул ключ в замке и замер от неожиданности. Она вышла из тени, подобно призраку или плоду его больного воображения.

– Мередит!

Снег покрыл ее ресницы и волосы. Ее щеки покраснели от холода.

– Как ты здесь оказалась? – удивленно спросил он.

– Зачем ты сделал это, Джош? – произнесла она.

В тот момент Мередит не была похожа на женщину, недавно заключившую крупную сделку. Она выглядела так, будто потерпела самое страшное поражение в своей жизни. Она казалась очень хрупкой слабой и ранимой.

– Потому что, – ответил он, – я знаю, как много это значит для тебя. Ты посвятила компании всю свою жизнь.

– Спасибо, – сказала она. – Но я не смогу принять подарок, который стоит несколько миллионов долларов.

– Мы оба знаем, что без «Дюрасноу» твоя компания не выживет. – Мередит невольно застонала.

Джош понял, что его слова слишком ранят ее, и смягчил тон:

– Я не мог даже представить себе, что будет с тобой, когда ты потеряешь свою компанию.

Я решил, что должен помочь тебе во что бы то ни стало.

– Ты позволил мне победить, но теперь победа ничего не значит для меня, – ее глаза были полны слез. – Вместо того чтобы вести себя, как полная идиотка, я должна была откровенно сказать тебе, что чувствовала в ту ночь. Знай, ты всегда был дорог мне. И мои родные знали это. Именно поэтому они разработали этот дурацкий план, по которому я якобы должна была отвлечь тебя от Кэрли. Сразу же после того, как вертолет высадил нас на горе, я поняла, что это выше моих сил. Я пыталась думать о работе, но это не помогло. Я хотела поскорее спуститься с горы потому, что боялась тебя, боялась своих чувств к тебе.

– И что же ты чувствуешь? – вкрадчиво спросил он.

– Любовь, – прошептала она. – Я убедила себя в том, что провожу с тобой время только для того, чтобы заключить сделку. Но это не правда. Я осталась потому, что не смогла заставить себя уйти, потому, что хотела быть с тобой, – Мередит посмотрела на него и продолжила:

– Я лгала не только тебе, но и себе самой.

Вокруг них было так тихо, что при желании можно было услышать, как падает снег.

– Ты боялась?

Она кивнула.

– Я боялась того, что ты причинишь мне боль. Но теперь мне намного страшнее от одной только мысли о том, что я могу потерять тебя.

Джош не мог спокойно смотреть на то, как она страдает. Он взял ее за руку.

– Я никогда не причиню тебе боль.

– Я не имею права заставлять тебя давать мне обещание, которое ты не сможешь сдержать.

– Ты не понимаешь, – возразил он, осторожно приподнимая ее подбородок для того, чтобы она смотрела ему в глаза. – Я не даю тебе обещаний.

Это то, чего я хочу. Мне необходимо, чтобы ты всегда была рядом со мной, – он нежно поцеловал ее, желая только одного – доказать ей свою любовь. Выходи за меня замуж. Принцесса.

– Она отстранилась от него и, нежно посмотрев ему в глаза, произнесла слова, которые он так давно хотел услышать: «Я люблю тебя».

Незадолго до Рождества в Красном зале собрались три сотни человек. Они стали свидетелями свадьбы самого известного в Аспене бабника и одной из наиболее влиятельных женщин штата. Церемония была настолько тщательно продумана, что поразила даже самых искушенных гостей. Виера превратила зал в изысканный зимний пейзаж. Вечнозеленые деревья соседствовали с алыми и белыми кустами роз – и все это было щедро посыпано «Дюрасноу». Потолок огромного зала был подобен ночному небу, усыпанному сверкающими зимними звездами.

После того, как объявили, что вместо Кэрли замуж выходит Мередит, высшее общество зашумело, как растревоженный пчелиный улей. Все были крайне удивлены тем, что запланированную свадьбу решили не отменять, несмотря на то, что перед алтарем предстала другая пара. Кто-то распускал слухи о том, что Мередит спасает честь семьи, выгораживая Кэрли. Другие судачили, что она, случайно забеременев, пытается таким образом спасти свою собственную репутацию.

Но как только Мередит появилась в зале в обтягивающем белом платье, украшенном россыпью камней горного хрусталя, все гости вынуждены были согласиться с тем, что никогда до этого не видели столь прекрасной невесты. Заметив то, как она смотрит на своего жениха, собравшееся поняли, что замуж Мередит Картрайт выходит не из-за каких-то прагматических соображений, а по горячей взаимной любви.

Мередит была настолько взволнована, что не замечала ничего и никого вокруг. Она могла думать только о Джоше и о том, какое прекрасное будущее их ждет. Сколько раз она представляла себе этот момент своей жизни, но ее воображение оказалось лишь бледной копией происходящего. Мередит больше не волновалась из-за проклятья семейства Картрайтов. Их с Джошем связывали самые крепкие и надежные в мире узы – узы искренней и чистой взаимной любви.

Стоя перед алтарем, они поклялись вечно любить друг друга, Джош откинул фату своей прекрасной невесты и, не дожидаясь разрешения, страстно поцеловал ее.

После венчания гости были приглашены за уставленный изысканными яствами стол. Мередит и Джош приветствовали их, взявшись за руки. Когда невеста заметила, что ее сестра в самый разгар церемонии ведет деловой разговор по своему мобильному телефону, она засмеялась. Не так давно я могла поступить точно так же, подумалось ей.

В течение двух последних недель они с Кэрли поменялись ролями. Мередит посвятила все свое время подготовке к свадьбе, а Кэрли взвалила на себя груз руководства компанией. За это время беспечная сестра Мередит превратилась в настоящую бизнес-леди. Эта перемена чудесным образом отразилась на семейной жизни Кэрли. Никогда еще Марк так не гордился своей женой.

– Мередит! – прокричала Кэрли, закрывая крышку телефона и обнимая сестру. – Тебе весело?

Мередит наблюдала за тем, как ее сестра отошла в сторонку, готовясь вести важный деловой разговор.

Джош поцеловал плечо Мередит.

– О чем думаешь. Принцесса?

– О Кэрли. Вряд ли она сможет насладиться праздником. Она слишком занята.

Он медленно провел ребром ладони по ее щеке.

– Ты всегда сможешь вернуться в «Картрайт Энтерпрайзиз», если соскучишься.

Она отрицательно покачала головой.

После медового месяца в Европе они собирались организовать совместное предприятие. Для начала было решено купить отель «Алжир». Они хотели переделать весь верхний этаж, превратив его в уютную квартиру. Мередит сжала его руку и произнесла:

– Я готова к новым приключениям.

Джош улыбнулся.

– Тогда следуй за мной.

Они стали пробираться сквозь толпу гостей, провожавших их самыми теплыми пожеланиями.

– У меня есть подарок для тебя, – прошептал Джош, когда они, наконец, остались одни. Он сунул руку в карман пиджака и вытащил из него маленькую коробочку. Она развернула бумагу и увидела крошечную бриллиантовую корону на платиновой цепочке. Он взял ожерелье и надел его ей ее шею. Корона, подобающая настоящей Принцессе.

Принцесса. Он прав, именно принцессой она чувствовала себя, находясь рядом с любимым. Если раньше это имя символизировало ее одиночество и боль, то теперь приобрело прямо противоположное значение.

Джош обхватил руками ее запястья и нежно прижал к себе. Мередит обняла его и поцеловала, как бы доказывая, что Снежная Принцесса, наконец-то, превратилась в настоящую – земную и очень счастливую.