Миньон Эберхарт

Рука В Перчатке


Миньон Эберхарт

РУКА В ПЕРЧАТКЕ

1

В день перед свадьбой возвратился Деннис Хэвиленд.

Никто его не ждал. Письмо Амелии, в котором та своим корявым почерком коротко и даже, пожалуй, несколько нервозно извещала о свадьбе, затерялось где-то на почте в Буэнос-Айресе. Деннис понятия ни о чем не имел до прибытия в Нью-Йорк. Там он купил "Чикаго Трибюн" и после годичного отсутствия принялся жадно искать на страницах знакомые фамилии.

Тех попадалось великое множество, но прежде всего он увидел одну фотографию.

Дафна в элегантном костюме от дорогого портного, с боа на шее и в шляпке. Руки в перчатках, так что он не смог разглядеть огромный сапфир на её левой руке. Глаза Дафны смотрели холодно и безучастно, и она показалась ему совершенно чужой.

Пробираясь сквозь толпу, Деннис внезапно остановился.

Нет, женщина на фотографии не походила на прежнюю Дафну. Она была прекрасна, выглядела достаточно самоуверенно и даже несколько воинственно. Но не хватало радости в глазах и хоть намека на улыбку.

"Замечательно держится, - машинально подумал он, - это семейное, хотя на самом деле она совершенно не похожа на других Хэвилендов ... Бог мой, я стал думать, как Амелия, та вечно всех оценивает!".

Только рот её выглядел прежним, и этого было достаточно. Он так решил, и решил окончательно. Конечно, он ведь помнил, что ещё в детстве она делала точно такую же гримасу, когда хотела в подражание двум мальчикам - ему и Роули - выглядеть мужественно и даже грозно. Она была моложе их обоих, они вечно её поддразнивали и гнали прочь, хотя в то же время ужасно ей гордились.

Тут он обратил внимание на текст под фотографией - всего несколько строк, сообщавших, что на следующий день Дафна выходит замуж. Бракосочетание с мистером Бенджамином Брюером состоится в загородном поместье мисс Амелии Хэвиленд в Сен-Жермен в присутствии членов семьи и самых близких друзей. Шафером станет Роули Шор, а Джон Хэвиленд поведет дочь к алтарю. Прибудут и прочие члены семейства - миссис Арчи Шор, мать Роули Хэвиленд-Шора, и мисс Амелия Хэвиленд.

Далее шли подробности. Свадебное путешествие на Бермуды, квартира в аристократическом квартале, некоторые данные о покойном дедушке невесты Роули Хэвиленде; не остался без внимания и тот факт, что Бенджамин Брюер является президентом акционерного общества "Хэвиленд Бридж компани".

Деннис воспользовался 11-часовым рейсом на Чикаго. Более поздний рейс его никак не устраивал.

Когда он думал о "Хэвиленд Бридж компани", та всегда представлялась ему весьма туманно. Раньше это было маленькое предприятие, теперь чисто семейная фирма превратилась в огромное сталелитейное производство, продукция которого была известна во всём мире. Всюду - в Шанхае, Рио-де-Жанейро и Кейптауне - он видел хорошо известную марку "Хэвиленд Бридж компани". Поначалу предприятие строило только мосты - небольшие заказы в те времена, когда у руля стоял старый Роули Хэвиленд. Тогда этот крупный инженер и ещё больший оппортунист был ещё молод,. Внезапно небольшие заказы превратились в гигантские. Фирма разрослась. В 1914 году мостостроительное предприятие превратилось в сталелитейное: никогда ещё не было такой потребности в стали, как во время той войны. Фирма, принадлежавшая Роули, её производила и продавала. Когда война закончилась, старик Хэвиленд успел сколотить для себя и всего семейства целое состояние.

Разумеется, он не просто пользовался плодам успеха, но и заботился о дальнейшей судьбе фирмы. Его собственный капитал был целиком вложен в её развитие. За исключением небольшой суммы наличными, он распределил его по справедливости между своими детьми.

У Денниса в голове застряла фраза из завещания: "Сознавая, что в случае возможного в будущем ... "- далее шли слова "бедственного положения" или, может, "экономических затруднений" - Деннис не мог вспомнить точную формулировку, однако смысл был ясен. На случай будущих затруднений была проявлена существенная забота о "Хэвиленд Бридж компани" и, следовательно, о капиталах семейства Хэвиленд.

По крайней мере не оставалось сомнений, что речь шла о весьма крупном предприятии.

Однако Деннису все это виделось сейчас весьма смутно и неопределенно; Перед ним по-прежнему маячила фотография Дафны, и он не мог думать ни о чем другом.

Многое зависело от Дафны. Он прекрасно это сознавал. Но чтобы узнать ответ, надо её увидеть.

В Сен-Жермен он прибыл с опозданием на час, и так как его никто не встречал, зашагал в полумраке по снегу между молчаливыми кустами и соснами. Дорога была хорошо ему знакома. Внизу белела замерзшая река. Как часто они вместе с Дафной и Роули катались по ней на коньках!

Да, конечно, все зависело от Дафны.

На повороте он замедлил шаг - когда между деревьями замелькали первые просветы, на него напали первые сомнения. Ведь предстояло во что бы то ни стало преодолеть объединенное сопротивление всех Хэвилендов.

Деннис пристально всматривался в просветы впереди. Нужно было все обдумать про себя, прежде чем исполнить свое намерение. Но все же исполнить! Ибо никакого другого пути не было.

Он свернул на тропинку между кустами, ветки хлестали по лицу. В этот момент он удивительно походил на старого Роули Хэвиленда: нос и подбородок выступили вперед, глубоко запавшие задумчивые глаза спрятались под нависшими бровями. В конце тропинки находился маленький старинный домик садовника. Днем он со своей заостренной крышей и окнами из цветного стекла казался безвкусным муляжом, но теперь кругом стояла тьма, и вид его пробудил у Денниса лишь бесчисленные детские воспоминания.

Дверь была не заперта. Внутри было холодно, темно и сыро, стояла лишь одна скамейка. Деннис зажег спичку, отыскал старый стул, сплетенный из камышовых веток, и сел.

Нужно было точно все себе представить. Деннис закурил и поднял воротник пальто. Ему нельзя совершить ни единой ошибки. Нужно действовать уверенно и быстро, заранее все спланировав и не горячась.

Он докурил сигарету и достал другую.

Но тут он совершил свою самую большую ошибку. Когда он сел, спинка стула довольно сильно надавила на ребра. Он достал из кармана маленький холодный стальной предмет и остался сидеть, в то же время продолжая непроизвольно взвешивать его в руке.

Почти точно шесть часов спустя Дафна Хэвиленд бесшумно выскользнула из парадных дверей и на миг замерла на ступеньках крыльца. Было очень темно и тихо, снова шел снег. Стало холодно, и она плотно закуталась в меховое манто, которое только что торопливо набросила на плечи. Она вообще ни о чем не подумала, забыла про снегопад и выскочила в золотых туфельках, тончайших чулках и вечернем платье желтого бархата.

"Какая тишина", - внезапно подумала она.

Деннис ждал её, и, вероятно, уже довольно долго.

Она вслушалась и попыталась что-то разглядеть, но снег летел в лицо, скрывая все плотной вуалью.

Всё же она узнала дорогу к дому садовника.

Дафна спустилась с крыльца, сразу ощутив под тонкой кожей туфель промерзшую землю. Куда пропала дорога? Лишь со временем, как бы нехотя, очертания деревьев проступили из темноты.

Она нашла дорогу по просвету между темными деревьями. Временами та становилась неровной, и пару раз она поскользнулась. Тут она подумала о желтом бархатном платье от Жаке, которое входило в её приданое. Снег наверняка навсегда его погубит... И она спросила себя: что, если однажды все её ужасное приданое износится и исчезнет с глаз долой, может, тогда и боль в её сердце исчезнет тоже?

В теперешних обстоятельствах её поведение выглядело настоящим сумасбродством.

И она никак не могла успокоиться: ведь ей предстояло объясниться с Деннисом. Не могла до тех пор, пока не скажет ему, что безумные мгновения в его объятиях, проведенные в маленькой душной библиотеке, в расчет не шли. Что теперь уже слишком поздно, и что все случившееся осталось в прошлом.

Ей хотелось, чтобы Деннис ещё не пришел. И чтобы за эти последние шесть часов ничего не произошло. И только её сердце отзывалось неизбывной болью.

До его возвращения ей тоже было нелегко. Но до короткой безобразной перебранки с Беном, случившейся после ужина, она не знала, что так ненавидит человека, женой которого должна стать.

Внезапно Дафна остановилась и прислушалась. Ей показалось, будто кто-то прошагал по снегу или задел за куст.

Деннис?

Но больше ничего слышно не было, её окружала глухая глубокая тьма.

Она была сильно встревожена, и в результате совершенно неожиданно добралась до садового домика куда быстрее, чем ожидала.

Деннис ещё не пришел. Подождав мгновение, она подумала, что следует войти внутрь. Честно говоря, она уже изрядно промерзла.

В темноте Дафна ничего не слышала, но была убеждена, что если Деннис поблизости, он её заметит.

Она потрогала дверь, удивилась, что та была только притворена, и решительно её распахнула. Внутри было сыро, холодно и совершенно темно, да к тому же пахло плесенью.

Домик был построен в те дни, когда электричество ещё не изобрели, так что освещения в нем не было. Но она знала его настолько хорошо, что, вступив внутрь, чувствовала себя вполне уверенно.

Правда, ждать Денниса пришлось в кромешной тьме и в мертвой тишине.

А почему бы, собственно, и нет? Сильный снегопад всегда несет с собой совершенно особую тишину, тишину, в которой скрывается затаенность движения. И к тому же скоро прийдет Деннис...

Она совсем замерзла, туфли намокли от снега.

Не хватало вдобавок к разбитому сердцу схлопотать ещё и воспаление легких!

Разбитое сердце... Странно, как верно могут звучать столь нелепые обороты речи. Именно так она себя и ощущала: будто глубоко внутри у неё что-то разбилось и ужасно болело. Ужасно!

Здесь кто-то есть!

Мысль эта пришла ей в голову внезапно, но настолько резко и отчетливо, что казалось, будто кто-то сказал это вслух.

Кто-то? Но ведь никого там не было! Просто абсолютно темно и тихо. Если кто-то был в этом тесном пространстве, она должна была его услышать. Но никого там не было.

Никого. Просто холодно, темно, пусто и ...и, как ни странно, там явно была роза.

Дафна стала гнать эту мысль от себя сразу, как только та появилась, и вместе с тем едва уловимый аромат поднимался к ней откуда-то из темноты.

Ее мысли вернулись к семейному ужину. В роскошном желтом вечернем платье она сидела рядом с Беном, ощущая его тягостное присутствие, его властный взгляд, а один раз, под тяжелой скатертью, его руку на своей. А с другого конца стола поверх алых роз Деннис временами бросал на неё едва уловимый, неясный взгляд.

Да, эти розы... У неё появилось ощущение, что одна из них оказалась здесь, в этом холодном и непроницаемом мраке.

Значит, в домике кто-то был?

Она беспокойно шагнула вперед и, помедлив, спросила:

- Есть здесь кто-нибудь?

Разумеется, никто не ответил. Да и кто бы мог это сделать?

Но где-то в темноте определенно благоухала роза.

Вообще-то роза - не повод для испуга. Но здесь, в садовом домике, все становилось чужим и опасным. Где-то в темноте скрывалось нечто. Дафна поискала глазами дверь. И тут она услышала на дорожке шаги Денниса.

Услышала и увидела она его одновременно. Темная, высокая фигура в ночи, которая что-то несла - да, конечно же, дорожную сумку. Вот стало видно его лицо. Произнеся лишь её имя, он вошел в дом.

- Дафна...

- Деннис, я...

- В чем дело?

- Здесь кто-то есть, Деннис.

- Кто-то есть? Чепуха...

Всё же он достал карманный фонарик, луч света вспыхнул, отразился в окне напротив, потом скользнул на пол...

Скользнул и дрогнул.

- Господи Боже! - выдавил Деннис.

Дафна не издала ни звука и не двинулась с места. Но она осознала, что Деннис стоит на полу на коленях рядом с каким-то черным тюком.

Деннис повернулся к ней и хотел что-то сказать, но не успел: снаружи внезапно послышался шум и кто-то появился в проеме двери. Это оказался Роули. Он, прищурившись, посмотрел на свет, затем взглянул на них, на пол и похоже, собрался спросить:

- Что вы тут делаете? - но внезапно умолк, словно его кто-то схватил за горло.

Затем он тоже опустился на колени рядом с гротескно длинной в вечернем облегающем костюме фигурой. Глухим голосом Роули выдавил:

- Это Бен, - и поднялся.

- Это ... это Бен, - повторил он, прервав бесконечное молчание. - Он мертв, верно?

Никто не ответил. Все стояли и смотрели на лежавшее у их ног тело.

2

Дафну колотила дрожь. Деннис покосился на дверь, которую Роули оставил открытой, и буркнул:

- Закрой!

Не отрывая от трупа взгляда, Роули протянул руку и закрыл дверь. Затем снова стал на колени рядом с телом. На груди на белой рубашке расплылось почти круглое кровавое пятно.

Роули пощупал пульс.

Деннис направил свет карманного фонарика на лицо безжизненного тела. Глаза покойника были полуоткрыты. А на краю светового пятна света лежал большой алый розовый бутон. Роза со стола.

Дафна пошатнулась. Деннис заметил это и подсказал:

- Дафна, там есть стул.

Но она не могла двинуться с места.

Роули поднялся, отряхнул колени и взглянул на Денниса:

- Ему мы ничем больше не поможем.

- Ну...врача ... - Дафна думала, что говорит в полный голос, однако слова её прозвучали едва слышно.

Роули покачал головой.

- Не имеет смысла. Он мертв. Почему ты убил его, Деннис?

Деннис дернулся, будто хотел что-то сказать, но промолчал, неподвижно уставившись на мертвеца. Его загорелое лицо заметно побледнело. Он был по-прежнему в вечернем костюме, но вдобавок в пальто. Шляпу он, должно быть, оставил где-нибудь в тени. Шляпа и ... и сумка. Роули заметил сумку и потому задал свой вопрос.

Дафна осознала эту мысль только наполовину. Ведь все это больше ничего не значило, раз Бен Брюер был мертв.

Только теперь она поняла, что сказал Роули.

Бен Брюер был мертв ... и Роули спросил: "Почему ты убил его, Деннис?".

Но, возможно, Бен совсем не умер. Как, так сразу? Бен не мог, он же всегда был таким сильным.

Дафна должна была что-то сказать, но тут Деннис отдал Роули фонарик и протянул ей руку.

- Присядь сюда. И не смотри на него. Мы перевезем его домой.

Деннис усадил её на стул и укрыл своим пальто.

- Больше не смотри на него и ни о чем не думай.

Он взял её за подбородок, приподнял голову и заглянул в глаза.

- Мы как-нибудь приведем все в порядок. Дорогая, только не волнуйся.

- Деннис!

Он наклонился к ней и взял лицо в руки.

Дафна, Дафна, ты должна мне довериться.

Оставь её в покое, - вмешался Роули. - У неё больше мужества, чем у нас обоих вместе. Зачем ты его прикончил, Деннис?

Он этого не делал, - простонала Дафна. - Он ... Бен просто был...там.

Первый шок прошел, и Дафна пришла в себя.

Она одолела дрожь. Пальто Денниса поверх её мехового манто её согрело. И она немного успокоилась. Но не могла больше смотреть на Бена. Бен Брюер ...этого не может быть.

Ведь назавтра они должны были пожениться. Нет, теперь уже сегодня, ведь время заполночь...

- Я не убивал Бена, - сдержанно заявил Деннис.

- Наверно, его следовало бы чем-нибудь накрыть, - заметил Роули, - но ничего нет под рукой. Конечно, он мертв. Ничего не поделаешь. Но если не ты убил его, Деннис, то? ...

- Не знаю, кто убил его, - отрезал Деннис. - Мы его так и нашли.

Он, как всегда, оказался проворнее Роули. И Дафна отметила в его тоне решительность.

- Бог мой, - вдохнул вдруг Роули, - он же ужасно выглядит. Это просто не старина Бен ...

И после долгой паузы добавил:

- Нам нужно что-то предпринять. Что вы имели в виду, утверждая, будто бы так его и нашли?

- Потому что так оно и есть. Мы с Дафной нашли его именно в таком состоянии. И тут же появился ты. У нас просто не было времени кого-нибудь позвать. Мы только успели заметить, что он мертв, и тут услыхали, что подходишь ты.

Дафна увидела на лице Роули вопрос: "А почему вы здесь оказались?"

Деннис тоже заметил это. Как объяснить Роули?

- У нас возникла сумасшедшая идея прогуляться по свежему снегу. Своего рода прощание, понимаешь? Сентиментально, конечно. Правда, Дафна?

Он явно искал её поддержки. Что делать? Соглашаться, естественно. И она поспешила ответить:

- Да, конечно.

Деннис продолжал:

- Захотелось ещё раз навестить садовый домик, место прежних детских забав, ты же знаешь. Мы подошли к двери, она оказалась незапертой. Мы вошли и...

Он старался больше не смотреть на тело у их ног, будто любой пристальный взгляд был объявлен вне закона.

- А он так здесь и лежал. Все просто. У меня с собой был фонарик. А он был мертв. Только я хотел пощупать ему пульс, как входишь ты.

- Ах, так, - протянул Роули, вперяя взгляд в Денниса.

- Мы ещё не оправились от шока. Застыли, словно громом пораженные. Думаю, нас не раз про это спросят.

И после короткой паузы Деннис добавил:

- Здесь никого не было. Выстрела мы не слышали. Это следует уточнить, прежде чем мы покинем дом.

Деннису стало легче: похоже, Роули ему поверил.

Позднее Дафна спрашивала себя, что бы они сделали, если бы им оставалось больше времени. Больше времени, чтобы понять, что Бен Брюер мертв, и что именно эта смерть для них значила. Роули казался им куда неопытнее, чем был на самом деле.

- Где же оружие? - внезапно спросил он. - Как я понимаю, его убили выстрелом из огнестрельного оружия. Никаким ножом такую рану не нанести.

- Понятия не имею. Говорю тебе, мы нашли его именно в таком положении.

- Оружия нигде не видно, разве что он под телом.

Деннис неуверенно прошептал:

- Вероятно, нам следует в этом убедиться.

- Конечно, - откашлялся Роули, - будь это самоубийство...

Они проверили, но ничего не нашли. Ни револьвера, ни ножа. Только бутон алый розы лежал на прежнем месте.

- Он мог выбросить пистолет через окно в снег, - заметил Деннис.

- С такой-то раной?

- Скорее всего, нет. Ну, тогда нужно кого-то позвать. Разбудить домашних, пусть вызовут врача, полицию. Бог мой, какАля неприятность!

- Я все-таки не верю, - не унимался Роули, - не может быть, чтобы его убили. Нет никого, кто желал бы его смерти. Думаю, он ... Нет, все-таки это убийство.

Роули внезапно прервал свои рассуждения и его последнее слово словно повисло внутри холодного садового домика. Убийство, убийство. Убийство Бена Брюера. Убийство, а у их ног - черный тюк, который два часа, нет, всего час назад, буквально за мгновение до этого был живым человеком.

Дафну трясло. Странно, как медленно воспринимается значение такого жуткого события. Все принимало искаженный смысл. Убийство на том самом месте, где они много лет по-детски беззаботно забавлялись.

Она резко поднялась со стула. Пальто Денниса бесшумно скользнуло на пол. Неуверенно переводя взгляд с Денниса на Роули, она сказала:

- Это не может быть убийством. Никто не мог его убить. Никто. Это должно быть самоубийством. Здесь никого не было, кроме наших. Тетя Амелия. Твоя мать, Роули. Мой отец. Мы втроем. Никакое это не убийство.

Теперь медленно заговорил Деннис:

- Да, послушай меня хорошенько. В любом случае дело худо. Я имею в виду свадьбу. Об этом будут жутко много говорить и писать. Причем неважно, что произошло - убийство или самоубийство.

- Господи, - возмутился Роули, - это не может быть самоубийством - мы забываем...

Он снова замолчал, уставившись в пол, на лежавшее перед ними тело.

- Ты имеешь в виду, что самоубийство Бена произошло за день до того, как он должен был на мне жениться - вмешалась Дафна. - Думаешь, это могло быть - это могло быть...

Это тоже было ужасно. Невероятно. Газеты, репортажи, разговоры, сплетни, которые станут преследовать её всю жизнь. Самоубийство ночью накануне свадьбы! И вопрос: почему он это сделал? Почему?

Рука Денниса легла на её пальцы.

- Не обращай внимания, дорогая. Мы все уладим. Мы...

- Дьявол, - выругался Роули, - я совершенно не о том. Это же затрагивает нашу фирму, весь наш бизнес... Боже ты мой!

Он швырнул в угол сигарету, которую только что закурил.

- Нужно что-то делать. Убийство - плохо, но самоубийство ещe хуже. Это все погубит. Все знают про оглашенное завещание. Знают о спорах вокруг него. Акционеры и без того нервничают. Одни поддерживают завещание, другие - нас. Вы же знаете, что творится. Впрочем, нет, ты, Деннис, этого не знаешь, тебя ведь целый год не было. Но тут был самый настоящий ад. И если теперь он покончил с собой, поднимется крик, что это из-за наших общих дел.

- Между прочим, это выводит Дафну из игры, - заметил Деннис.

Роули мрачно покосился на него.

- Выводит Дафну из игры? Это, конечно, так, только все равно недостаточно. В финансовом плане это обернется полным крахом. Просто бум и все. - Он снова взглянул на труп и неприязненно добавил: - Я никогда не любил этого Бена Брюера. Мне совершенно безразлично, что на самом деле с ним произошло. Джонни вечно намекал, что он себе на уме, хотя я этого не замечал. Мама тоже намекала, что он нас безусловно разорит, если только дать ему время. Но единственное объяснение, которое прийдет в голову акционерам - это наши разногласия. Бен прежде всего был деловым человеком, и они это знают. "Хэвиленд Бридж компани" исчезнет как...как...

Он помолчал, потом закончил:

- Короче, тут произошло убийство. И никакого оружия...

- Ты клонишь к убийству? - протянул Деннис, глядя на двоюродного брата. - Полагаю, ты знаешь, что убийство влечет за собой расследование. Газеты будут всему этому очень рады. Нас всех подвергнут самому беспощадному допросу. И найдут самый худший мотив каждому поступку, в котором мы признаемся. И наконец, кого - то обвинят ...

Роули резко его прервал:

- Ты что же, думаешь, что кому-то придется подставить свою голову?

- Я думаю, если его убили, кто-то должен быть убийцей. Безусловно, это не самая приятная мысль.

- Дай мне ещe сигарету, Деннис. - лицо Роули смертельно побледнело.

Теперь заговорила Дафна.

- Но все равно нам нужно что-то делать. Мы...Это же бессмысленно, что мы здесь стоим и рассуждаем. Все равно ничего изменить мы не можем. Я имею в виду, не сможем представить все это самоубийством, убийством или чем-нибудь еще.

Деннис и Роули понимающе переглянулись.

Дафна сразу оценила этот взгляд.

- Это вам не по силам, - нерешительно протянула она. - Нет никакой возможности что-либо изменить, понять, исправить. Бессмысленно рассуждать, чем все это могло бы нам грозить. Он мертв и лежит здесь. А мы должны что-то предпринять.

Голос её звучал так высоко и возбужденно, что Деннис поспешил ответить:

- Нет, Дафна, тут ничего не поделаешь. Пойдем. Я провожу тебя домой, а там мы с Роули решим...

- Да ведь нечего решать. Все уже произошло. Он мертв. Вы должны вызвать полицию.

- Мы это сделаем. Но ты должна дать нам время. Эту проблему можно решать различными путями. Думаю, следует подготовить семью. Вероятно, мы найдем выход. То есть путь, который будет не самым плохим для всех нас. Даф, ведь насчет нашей фирмы Роули совершенно прав. После смерти дедушки я тоже кое-что с неё имею. Знаю, как были рассержены акционеры, когда узнали о дрязгах в нашем семействе. Мы все, разумеется, понимаем, что нехорошо, когда семейное добро просто пускают на ветер. Оно же наш единственный источник дохода, и к тому же дело, которое наш дед создавал всю жизнь.

- Может быть, - прошептал Роули, будто опасаясь собственного голоса, может быть, ему следует просто исчезнуть? В конце концов, если никакого трупа нет, нет ни убийства, ни самоубийства.

- Нет - нет! - испуганно воскликнула Дафна. Однако Деннис и Роули вновь уставлились на темный тюк.

Никакой свадьбе не бывать. Зато приедет полиция.

"Почему вы оказались в летнем домике?" - спросят её. - "Ну, чтобы встретиться с Деннисом Хэвилендом". - "Зачем?"

Ей впервые стало совершенно ясно, насколько опасно её положение. И тут Деннис медленно, внушительно и тихо произнес:

- Мы могли это сделать вместе.

3

Не иначе как от смертельного ужаса Дафну вдруг осенило.

Все могло бы выглядеть так, будто Бен Брюер просто исчез. Если начнуться вопросы, расследования - можно объяснть, что он уехал и не вернется. Им наверняка удастся найти какое - то объяснение.

Деннис был находчив и скор на решения, Роули - медлителен, зато хитер. Они не раз совместно затевали всяческие авантюры, которые всегда были хорошо продуманы. И они же в свое время совместно выступили на её защиту от разгневанных тетушек. Так что она в любое время могла рассчитывать на их защиту, хотя и знала, что её всегда бы поддержал отец. Тетушки вечно твердили, что он слишком снисходителен и слишком мягок с ней, потому, что она очень похожа на свою рано умершую мать. А вот обоим юношам Дафне вечно приходилось уступать, им всегда как-то удавалось перетягивать её на свою сторону. Судя по всему, это правило опять вступало в силу.

O, это была фантастика, нечто просто невероятное!

Нет, она не позволит втянуть себя в такую авантюру. Не допустит ничего подобного. Нужно просто сообщить в полицию - и их опасным затеям конец.

- Я накрою тело, - неожиданно решил Роули. - От его вида просто невозможно нио чем думать. Где твоё пальто, Деннис?

Он повернулся к креслу, где сидела Дафна, однако Деннис его опередил. Он сам взял пальто, примерился и положил его на тело Бена Брюера. Все испытали облегчение. При этом пола пальто на мгновение перекрыла свет фонаря, и Роули поспешно наклонился и отвернул её обратно, так что пространство снова наполовину оказалось на свету, наполовину осталось в темноте.

- Хоть бы никто свет не заметил, - вздохнул Деннис. - Окна наверняка видны между деревьями. И это тоже.

- Все уже давно легли, - возразил Роули. - Кроме того, там так метет, что никто ничего не увидит.

- Но ты-то сам увидел? Или нет?

- Ну, я ... значит ... Не смотри так на меня, Деннис.

- Зачем ты, Роули, пришел сюда? Что собирался делать?

А вот это прозвучало совершенно не так, как обычно получалось у Денниса. Роули в полутьме казался смертельно бледным. Он смущенно перевел взгляд с Денниса на Дафну и поспешил объяснить:

- Я не мог заснуть. Случайно подошел к окну, и тут увидел. свет.

- Ты лжешь, Роули, я чувствую это по голосу. Помимо всего прочего, тебе бы просто не хватило времени, чтобы увидеть свет, одеться, пройти через весь дом да ещё спуститься вниз ...

- Я уже был одет. Я же говорил, что не мог заснуть, и я не...

- С тобой такое не впервые, это ты хочешь сказать?

- Не говори со мной так, Деннис, ведь я его не убивал.

- Но знаешь, кто это сделал?

- Нет. Нет, точно тебе говорю. Господи, Деннис, если мы начнем ссориться...

- Какого черта ты тогда пришел сюда? Давай, выкоалывай.

- Я пришел потому, что увидел свет. Я...я был уже внизу. Случайно углядел между деревьями полоску света, и решил узнать, что происходит.

Загорелая рука Денниса протянулась к карманному фонарю и погасила его.

- Ты лжешь, - его голос жестко и холодно отдавался в окружавшей их темноте. - Еще кто-нибудь тебе встретился?

- Нет, никто, - вздохнул Роули. - Всключи фонарь, Деннис. С меня и так уже достаточно ... Говорю тебе, включи свет. Ты же можешь слегка прикрыть фонарь, но нельзя же оставаться в темноте, да ещё с...с... И ничего нам не придумать.

Он попробовал дотянуться до фонаря, но тут Деннис заговорил:

- Подожди, я сейчас.

Странно, но теперь его слова, казалось, доносились от самой двери. То есть не оттуда, где он стоял, а из противоположного угла. Роули переместился...нет, переместился Деннис.

- Деннис, - возмутился Роули, - что ты затеял?

- Ничего. - На этот раз голос Денниса звучал с прежнего места, и в тот же миг снова вспыхнул свет. Только теперь он пробивался тонким лучом из-под какого-то прикрытия.

- Я положил на него мою шляпу, - пояснил Деннис.

Роули растерянно топтался на месте.

- Я иду домой, - зявила Дафна, - и звоню в полицию.

Но казалось, она ничего не говорила.

Роули с Деннисом молча продолжали пристально смотреть на труп у их ног. Затем Роули неожиданно заметил:

- Он, черт возьми, такой огромный и тяжелый...

И это прозвучало так, будто он зол на Бена.

Дафна плотнее закуталась в свое манто. Сквозь тонкие золотистые туфельки она ощущала ледяную сырость, тянувшую от пола.

- Да, он огромный, - согласился Деннис. - Он ... странно, что мне до сих пор никогда не приходило в голову, как трудно, должно быть, ворочать труп. К тому же тело никогда не разлагается до конца, верно? Естественно, имеется река...

Говорил он тихо и неуверенно.

Голос Роули тоже звучал приглушенно:

- Я тоже уже думал об этом. Она замерзла. Правда, можно пробить лед. Но прорубь снова быстро замерзнет.

- И её занесет снегом. Нам повезло, что идет снег, иначе не осталось бы никаких шансов. Останутся следы от ног. Но при наличии реки...

- Молчите, молчите, - сдавленным голосом призывала Дафна, - вы не можете...

- Недостаток реки заключается в том, - продолжал, не глядя на нее, Деннис, - что, когда растает лед, тело может всплыть. И тогда по состоянию... трупа можно будет сделать вывод о причинах смерти. Это покажет только следствие. И все же река остается простейшим...

Он помолчал, словно подыскивая правильное слово, и закончил:

- Простейшим способом.

- Деннис, Роули, - воскликнула Дафна, - вы оба сошли с ума!

Роули тоже был потрясен. Она видела, как дрожала сигарета у него в зубах. И голос его тоже трепетал, когда он произнес:

- Конечно, это проще всего, но я ...

И снова заговорил Деннис:

- Да-да, понимаю, я бы тоже не смог.

Дафна уже едва шептала:

- Вы оба свихнулись. Я больше не могу. Как вы можете всерьезно об этом думать! Разве вы не понимаете, что это невозможно? Нужно смотреть фактам в лицо. Мы должны всем говорить только правду. Ничего другого затевать нельзя. Деннис, я прошу тебя!

Дафна положила руку на его плечо:

- Деннис, ты не можешь! Это слишком опасно! Разве ты не понимаешь, как это опасно?

- Не так опасно, как другие варианты.

От испуга и потрясения девушка разрыдалась.

Роули нетерпеливо хмыкнул.

- Я прошу тебя, Дафна, если станешь продолжать в том же духе, скоро сюда заявится весь дом. Все, чего мы от тебя хотим - просто чтобы ты молчала. Я имею в виду, что здесь было. Мы с Деннисом сделаем все остальное. Спланируем все так, что никто никогда ничего не узнает. Я...слышишь, Даф, мы должны это сделать. Ты не знаешь, как обстоят дела с нашей фирмой? Не понимаешь, что убийство или самоубийство Бена имеет к ней прямое отношение? Деннис это знает. Ты - нет, но ты хочешь из-за этого испортить нам всю жизнь.

- Испортить вам жизнь? - возмутилась Дафна.

- Да, вот именно. Если бы это могло помочь Бену или снова вернуть его к жизни, тогда - другое дело. Но он мертв. И мы ничего не можем для него сделать.

- Он прав, Дафна, милая, - сказал Деннис. - Я отведу тебя домой. Много времени это не займет, Роули, и я немедленно вернусь назад.

Он обнял Дафну за талию и развернул лицом к выходу.

- Нет - нет! - снова воскликнула она. - Да что у вас, совести нет, что ли?

- Я забочусь о кое-чем другом, намного большем, - свирепым тоном рявкнул Деннис и распахнул дверь. Снег хлестнул им в лицо. Рядом стоял Роули, его лицо заострилось и исказилось от гнева.

- Слышишь, Деннис, я надеюсь, ты действительно вернешься назад? Это не лучшая идея - просто вызвать полицию и оказаться здесь вместе с ней.

- Боже, Роули, у тебя совсем мозги поехали!

- Я остаюсь стоять у двери, - не унимался Роули. - Но если кто - то появится, я исчезну.

- Господи, как это похоже на Роули, - заметил Деннис Дафне, обходя с ней заснеженный куст. - Он бы и собственной матери не поверил. И что при этом поражает, так это то, что я не могу утверждать, что считаю его неправым. Он будет жутко нервничать, пока я не вернусь. И все равно хладнокровно сделает все, что нужно.

Дафну пробрала дрожь.

- Деннис, кто это сделал?

- Не знаю, Дафна, не знаю.

- Ну хотя бы - за что?

Спроси лучше, почему он мертв.

Он задумался, пока вел её по скользкой узкой дорожке.

Откуда мне знать? - устало протянул он. Затем добавил:

- Подожди секунду.

Они остановились, прислушались, но ничего не услышали. Снег заглушал их шаги, пока они осторожно не свернули на дорожку для автомашин. Впереди лежала темная тень дома. - Ступай тише, - прошептал Деннис ей на ухо, и Дафна ощутила щекой тепло его дыхания.

Это предостережение неожиданно пробудило в ней новую беспокойную мысль. Мысль об угрожающей, но невидимой опасности. Опасности - ведь в этой темноте уже произошло убийство. Впереди высились деревья и кусты, достаточно густые, чтобы укрыть человека. И если снег заглушал шум от её и Денниса шагов, он в той же степени мог это делать для других.

Они пересекли пятно глубокой тени перед входом, поднялись на крыльцо, и Деннис прошептал:

- Где твой ключ, Дафна?

Ей пришлось постараться, чтобы вспомнить, как она покинула дом.

- Ключ? Но у меня не было никакого ключа, Деннис. Я оставила дверь открытой. Она тяжелая, просто нужно нажать посильнее.

Он навалился на дверь, нажал еще, потом устало обернулся и положил ей руку на плечо.

- У тебя должен быть ключ, Дафна. Должен. Слышишь, мне нужно вернуть тебя домой. Ты не понимаешь. Ты совершенно одна, и ты не понимаешь, что всех нас ждет. Дафна, любимая, он должен у тебя быть.

Однако ключа у неё не было.

А дверь была заперта и не открывалась.

4

Деннис нашел открытое окно в столовую. Там должна была состояться церемония, и в высоких вазах уже стояли букеты цветов.

"Да, поставщик цветов явно перестарался", - подумал он.

- Забирайся внутрь, Даф ... осторожно.

В холоде и мраке он внезапно заключил её в объятия.

- Любовь моя, я так тебя люблю! Как-нибудь проскочим, не думай ни о чем.

Он её нежно поцеловал.

- Теперь сразу иди в свою комнату. И попробуй заснуть. Я зайду ещe раз, прежде чем за тебя возьмутся. Прошу тебя, Дафна, делай, что я говорю.

Когда она оказалась внутри, Деннис аккуратно закрыл окно и только тогда исчез, бросив на прощание.

- Иди к себе.

Она попыталась найти дорогу в темноте. Пробираясь наощупь между высокими букетами, пришлось напоминать себе, что это лишь цветы. Добравшись до дверей, она сумела их бесшумно приоткрыть.

В холле света не было. Дафна тихо шагала по старому ковру к лестнице. Сердце отчаянно билось, когда она добралась до перил. Она шагнула на первую ступеньку и пропустила третью, так как знала, что та всегда скрипела. Дафна почти добралась до верха, но тут третья ступенька скрипнула.

Лишь однажды скрипнула, и больше ничего.

Она стояла и прислушивалась, но слышала лишь грохот собственного сердца. Это была именно третья ступенька, никакой другой просто быть не могло; она слишком хорошо их знала.

Но из тьмы не долетало ни звука. В старинном доме ступеньки были очень высоким, а красивая старая лестница - очень узкая. Такая узкая, что едва ли двое могли разойтись на ней, не коснувшись друг друга.

Два человека.

Это был Деннис.

Она была так уверена и ей стало так легко, что она повернулась и прошептала во тьму:

- Деннис, Деннис, я здесь.

Никто не ответил.

- Деннис, - прошептала она снова и умолкла.

Значит, это не Деннис.

Казалось, будто что-то отчаянно кричало у неё глубоко внутри.

Она вслепую развернулась и помчалась по последним ступенькам, вдоль стены - прямо к собственной двери. С самого детства там была её комната. Дафна захлопнула дверь за собой и повернула старый ключ в замке. И только тогда зажгла свет.

Первое, что она увидела, переведя дыхание, была свадебная вуаль, белым облаком тюля повисшая на стене. Теперь та, словно некий призрак, как будто обвиняла её в смерти Бена Брюера.

- Я не могу допустить, чтобы ты вышла за него, - сказал Деннис. - Ты не можешь стать его женой.

Но ведь не это он имел в виду? Ни о каком убийстве он не думал.

Дафна споткнулась о диван и рухнула на него перед давно погасшим камином, закрыв лицо руками. Она по-прежнему оставалась в наброшенном на плечи пальто; складки заляпанного бархатного платья скрывали заледеневшие ступни в промокших золотых туфлях.

Той холодной декабрьской ночью, когда погиб Бен Брюер, дома были только члены семьи, собравшиеся на свадьбу. Собственно, семейство было невелико. Деннис, которого воспитала Амелия, был сыном дальнего двоюродного брата. А Дафна - дочерью рано умершей жены Джонни Хэвиленда, настолько похожей на мать, что это не мог не отметить любой.

Среди троих детей старого Роули Хэвиленда была та самая Гертруда, которая подарила своему отцу внука. Сына она окрестила по предложению Роули. И после развода собиралась было избавиться от фамилии бывшего мужа. Но тут взыграло обычное женско5е самолюбие: раз она вернула фамилию Хэвиленд, то как будто становилась на одну ступень с мисс Амелией. Итак, теперь она именовалась миссис Хэвиленд Шор, хотя изо всех сил старалась стереть из памяти короткий период совместной жизни с Арчибальдом Шором попытка оказалась слишком неудачной. Что для Гертруды представлялось просто удивительным: она была убеждена, что унаследовала отцовские энергию и проницательность, а уж отец ошибок никогда не совершал.

Теперь она жила совсем отдельно в большом нескладном доме на Бенч-стрит и приезжала в Сен-Жермен только немного отдохнуть. Однако свой дом она именовала фамильным гнездом, а дом Амелии - лишь загородной дачей. Естественно, Гертруда полагала, что "фамильное гнездо" было более подходящим местом для организации столь важного семейного торжества, как свадьба.

Тем не менее Амелия выиграла этот маленький спор. Прежде всего потому, что Гертруда сразу же после помолвки объявила: будет свадьба или нет, Бен Брюер, никогда не войдет в её дом. И ей приходилось оставаться на этой позиции, поскольку свадьба - о чем она знала с самого начала - стала неизбежной.

Итак, Амелия выиграла; при этом Гертруда напомнила, что старый Роули Хэвиленд умер в её доме, и на кладбище его везли оттуда же. После похорон печально известное завещание оглашалось также в доме Гертруды.

В этом семействе существовали особенные отношения между матерью и сыном, отцом и дочерью и, наконец, приемной матерью и сыном. Это были Гертруда Хэвиленд Шор и её сын Роули Шор, Джон Хэвиленд и его падчерица Дафна, мисс Амелия Хэвиленд и Деннис Хэвиленд.

Ничего, что Амелия не обладала особыми материнскими наклонностями, зато она в своей особенной сдержанной манере честно выполнила обязательства по отношению к сыну дальних родственников.

На Дафну тетушки особого внимания не обращали, хотя всех троих - её и юношей - воспитывали как близких родственников. И вот теперь Дафна впервые покидает круг семьи, чтобы выйти замуж.

Она покидала семейство, и что особенно важно, теряла всякую связь с "Хэвиленд Бридж компани". А ведь компания была тем жизненным центром, вокруг которого вращалась вся жезни семьи. Все жили предприятием, и им же ограничивались все их интересы.

Для Роули Хэвиленда фирма имела такое же значение. И хотя ради интересов дела приходилось выпускать акции, чтобы привлечь новые средства акционеров, как же он этих акционеров ненавидел! Но до самого конца держал вожжи в своих руках.

Впрочем, к концу карьеры он был вынужден признать, что никто из его наследников не годится на роль преемника. Ни дочери, ни даже сын Джонни, проворный и солидный, как будто созданный, чтобы улаживать конфликты с акционерами и находить выход из трудного положения, - никто не обладал ни энергией, ни силой, ни решительностью, необходимыми для крупных дел.

Итак, Роули Хэвиленд стал осматриваться в поисках преемника, отыскал его и поделился всеми знаниями, которыми овладел в своей долгой борьбе.

Бенджамену Брюеру было около тридцати пяти лет. Он был достаточно молод, чтобы отдать предприятию ещё многие годы, и достаточно зрел, чтобы принести с собой опыт и рассудительность. Да, Бен Брюер был рожден со всеми этими качествами. А теперь совершенствовалих под руководством старого Роули Хэвиленда.

Сила, энергия и твердость. Никаких чувств, даже если они кое-чего и стоили. И никаких проволочек.

В завещании Роули Хэвиленд назначил своим преемником именно Бена Брюера. Он помог ему прикупить достаточно акций, чтобы стать равноправным партнером и возглавить фирму. Сторонние акционеры большинства голосов не имели; акции, которые он оставил детям, обеспечивали им контрольный пакет, так что владение ими было связано с немалыми обязательствами. А вот продать их они не могли. Не могли и воспользоваться основным капиталом - оставалось жить на дивиденды. Старый Роули, насколько это было в его силах, постарался защитить труд всей своей жизни от возможных ошибок. В результате завещание было составлено предельно точно и подробно - детям прищлось это признать.

А заодно с завещанием признать и Бена Брюера.

Для Гертруды и Амелии это стало шоком. Они были так же ревнивы к правам на владение, как и отец. Этот посторонний человек, выскочка, чужак, которого посадили им на голову, чтобы управлять фирмой и даже их имуществом! Какой удар! Старый Роули Хэвиленд просто права не имел оставлять такое несправедливое завещание.

Разумеется, они попытались его обжаловать. Однако, как оказалось, этот ход их отец тоже предусмотрел. И завещание было составлено так, что ни один юрист даже не брался это сделать. Как оказалось, их единственный шанс состоял в том, чтобы доказать, что Бен Брюер недееспособен. И хотя сами они были твердо убеждены в его недееспособности и верили, что фирма под его руководством долго не протянет, доказать это не удалось. Более того, оказалось. что определенные новшества, введенные Беном, очень быстро дали результат. Так что волей-неволей им приходилось терпеть Бена Брюера.

Гертруда был разгневана и трещала безумолку. Амелия хранила мысли при себе и тратила все деньги, которые сумела сэкономить, на облигации с твердым годовым процентом.

Джонни так и не принял ничьей стороны, если не учитывать тот факт, что он сохранял свое положение вице-президента и пользовался им, когда хотел объяснить Бену степень его участия в делах предприятия.

Все они - Джонни, Роули Шор и даже Деннис - были инженерами. Карьера была предопределена, их ждало производство. Джонни давно уже был там пристроен. Роули занимал должность в отделе планирования. Деннис, как дальний родственник. не имевший никаких шансов на наследство (разве только что через Амелию), также получил бы место в фирме - если бы хотел. Однако он выбрал трехгодичный контракт с русской фирмой. И за эти три года освоил свою профессию и полюбил её.

Трое детей - Дафна, Роули и Деннис - унаследовали от дедушки по 5000 долларов. Дафна приобрела акции "Хэвиленд Бридж". Роули взял деньги и ничего не сказал. Деннис накупил дорожных чеков и прокатился вокруг света.

Только после смерти Роули Хэвиленда тетушки сообразили, что для Дафны стоило бы гарантировать приличное положение на будущее. И через восемь месяцев после похорон, когда нити его руководства стали стираться из памяти, состоялось обручение Дафны с Беном Брюером.

Свадьба должна была состояться в доме Амелии.

Старое вместительное здание высилось в Сен-Жермен на холме с видом на реку. В нем были комнаты с высокими потолками и тесными коридорами, с бесчисленными чуланами и чуланчиками, ступеньками, порогами и маленькими лестничными площадками. С большими камином в каждом помещении и с особым патриархальным ароматом.

Прислуга жила не в доме, а во флигеле, так что обычно ночью Амелия оставалась дома одна. Она завела сложную систему замков и задвижек, которые, безусловно, знала напамять. И нередко говорила, что когда запрет дом на ночь, в него даже и комар не проникнет.

Дафна с тупой усталостью подумала, что пришёл Деннис.

Она слышала легкий стук его пальцев; она знала, что это должен быть Деннис, и открыла дверь.

Лицо его было серо. Роули с ним не было.

Он прошептал:

- Мы все сделали, Даф. Мы с тобой должны поговорить, прежде чем появится полиция.

Было три часа утра.

5

- Там никого нет, - шептал он, - наверняка все спят.

- Что вы сделали, Деннис?

- Все в порядке. По крайней мере, я надеюсь.

Он мгновение помедлил.

- Милая, я не хотел бы посвещать тебя в подробности, на случай... Слушай, Даф, теперь ты должна честно рассказать мне все, что там случилось.

- Роули узнал, почему мы там были?

- Нет, я уверен, что нет. Давно ты там была, когда я появился?

Дафна снова дрожала, и он это заметил.

- Я должен знать все, милая, иначе ничем не смогу тебе помочь.

- Да, конечно.

Она снова села, глядя на него, но видела только темный тюк на полу садового домика.

- Слушай, Дафна, у нас слишком мало времени. Каждая лишняя секунда, которую я здесь торчу, означает для тебя опасность, потому что все, что мы сегодня ночью делаем, завтра может обрести ужасный смысл. Мы должны знать точно, на каком мы свете. Полиция учинит нам допрос, и ты не можешь себе представить, что это значит. Я бы хотел, чтобы ты точно знала, что должна говорить, чтобы ты подготовилась.

- Они решат, что это сделала я?

- Нет, если у меня все получится. Но определенно полиция обратит на тебя внимание. Ты должна была выйти за него замуж. Но ты его не любила.

- Но ведь этого никто не знал.

Он наморщил лоб.

- Знают... Это уже знают, Дафна. К сожалению. Когда нынче вечером мы были в библиотеке... Когда я...когда я держал тебя в объятиях и просил уйти со мной ... Уже знают, раз уж кто - то закрыл дверь.

- Деннис!

- Естественно, мне было неприятно. Но к чему надоедать с этим тебе? Я сам закрыл дверь, чтобы не мешали. Я решил, что ты не должна выйти за него замуж. Скорее я бы его убил.

- Да, ты говорил ... - Она помолчала. - Деннис, ты сказал именно так.

- Я так говорил? Ну, тогда это слышали и другие. Я как раз поцеловал тебя и сказал, что в полночь нам нужно встретиться в доме садовника. И тут увидел за твоей головой, как медленно и бесшумно закрывалась дверь,

- Кто?

- Не знаю, кто это был и как долго и внимательно он нас слушал. Тогда я не придал этому никакого значения. Я не мог думать ни чем, кроме того, что ты обещала уйти со мной.

Он взял её руку в свою и выпустил снова.

- Вот такие дела, Даф. Кто - то все знал. И как раз тогда в садовом домике оказался Бен Брюер. Убитый перед самой нашей встречей. Понимаешь, Дафна, - убитый?

Она кивнула, слишком подавленная, чтобы что-то сказать.

- Теперь ты видишь, ничего не остается, как согласиться с планом Роули. Он эгоистичен и чертовски хладнокровен. Но, дорогая, ты не хочешь рассказать мне, что же все-таки произошло?

- Я его не убивала, Деннис, - прошептала она. - Не убивала. Я не хотела выходить за него замуж. Я никогда этого не хотела. Но я не знала, как все это выглядит, до вчерашнего вечера, когда было уже слишком поздно. Но я его не убивала. Ты должен мне верить.

Он двинулся было к ней, но внезапно остановился.

- Тебе нужно начать все сначала, милая. Я имею ввиду, после того, как ты покинула меня сегодня вечером в библиотеке. Что же случилось после того, как ты пообещала уйти с мной?

Она в отчаянии сцепила руки, и при виде её смертельно измученного лица Деннис мог только подумать: "Боже мой, нужно срочно её спасать!".

- Я полагаю, ты сказала Бену, что не можешь стать его женой? - спросил он.

- Конечно. Об этом шла речь, я...я пыталась ему это втолковать. Но он не хотел слушать.

- Что же он говорил?

- Он говорил, что все невесты боятся. Он... он смеялся. Я настаивала на своем. Сказала, что не люблю его, что это сделает меня несчастной.

- И что он ещё сказал?

- Что всегда это знал, но что это неважно, он заставит меня полюбить его.

Деннис едва сдерживался. Но он должен был заставить себя сдержаться и не позволить вырваться чудовищной ярости на мертвеца.

- И что потом?

- Он так прижал меня к себе, что я не могла пошевелиться. И заявил, что я должна выйти за него. И про тебя он знал, Деннис. Он...он всегда все знал. Потому и был так влиятелен.

- Он угрожал мне?

- Нет, только...только мне, Деннис. Я даже не помню, как. Но он победил. Я почувствовала, как уступаю, а ведь ты всегда был моей палочкой выпучалочкой. Палочкой - выручалочкой, которая сможет меня спасти. Я знала, что сошла с ума, когда давала тебе слово. И ещe он говорил - повторял снова и снова, - чтобы я никогда не смела даже пытаться влиять на него, когда стану его женой. Он твердил: "Я могу уничтожить всех, и я сделаю это, если понадобится".

- И об этом ты хотела сообщить мне в доме садовника?

- Да, Деннис. Я хотела навеки проститься с тобой.

- И ты пошла прямо в дом садовника?

- Да, дождалась, пока в доме все стихло - и выскользнула наружу.

- А по пути ты кого-нибудь видела?

- Нет, никого. Я была уже снаружи, когда заметила, что нужно сменить обувь. Но не хотела возвращаться, чтобы Бен меня не заметил.

- У тебя не было ощущения, что он тебя преследовал?

- Не знаю, Деннис. Ведь я его не видела... и не ощущала, что за мной кто-то следит. Я была в отчаянии...ведь мы должны были увидеться с тобой в последний раз. Возможно, он следил за мной. Я этого не знаю.

- После того, как ты пришла в садовый домик, что ты там делала?

Дафна закрыла глаза, пытаясь вспомнить все как можно лучше.

- Я немного постояла и прислушалась. Ничего не видела, но однажды подумала, что слышу твои шаги. Нечто вроде движения рядом с дорожкой ...Впрочем, нет, это было ещe по пути. Больше ничего. Непрерывно валил снег ...

Ей было очень трудно, и он это знал.

- И что было дальше, дорогая?

- Я вошла в садовый домик, но там ничего не заметила. Только ощутила запах розы.

- А ты что-то говорила, когда вошла?

- Кажется, я спросила: "Кто здесь?". Разумеется, ответа не последовало. И тут появился ты. Вот и все.

- И ты не поняла, что это был Бен?

- Нет.

- Может, кто-то мог подслушать ваше с Беном объяснение? Или он о нем кому-то рассказал?

- Думаю, что нет. Но... Но я не знаю.

- Ну, тогда, - протянул Деннис, - я так понимаю, он пришёл, чтобы присутствовать при нашей встрече - ведь он знал о том, что она назначена, но кто-то другой...

- Кто же?

- Не знаю, Дафна. Это явно тот, кто никогда не оставляет следов.

"А если и оставил, - подумал Деннис, - то этот след давно исчез".

И ещё он подумал о том, что им пришлось встретить там Роули! Разумеется, Роули не смог ничего сказать. Они оба впутались в это дело. Если только Гертруда не вытянет из Роули всю историю с обманом. Его, Денниса, Гертруда знала слишком хорошо.

- Послушай, Даф. Ты должна поступить точно так, как я тебе сейчас скажу. И ни на миг не колебаться. Я делаю, что могу, и тебе следует мне помочь. К утру тебе нужно подготовить внятные показания. Понятно? С тобой связано ужасное событие, сама ты никакой правдоподобной версии составить не сможешь. Согласна ты делать то, что я тебе скажу?

- Я... а что делать, Деннис?

- Ты в опасности, Дафна. Я верю тебе и знаю, что ты не убивала Бена Брюера. Ну а я...я хочу держать тебя в стороне. Только так ты будешь в безпасности. Никто не знает, что эти детективы, следователи и присяжные...

- Присяжные?

- ...сотворят, - поспешно закончил Деннис. - Милая, ты ничего не должна бояться.

Он наклонился над ней и взял её руки в свои.

- Во-первых, нынче ты не покидала дома, понимаешь? Вполне можно сказать, что ты после полуночи вообще не выходила из комнаты.

- Но ведь на лестнице кто-то был, - поджала губы Дафна, - причем ещё до того, как я вернулась в комнату. Я думала, это был ты.

Для Денниса это стало неожиданным ударом. Она заметила испуг в его глазах.

- Нет, я... Боже, зачем я оставил тебя одну? Хотя дом выглядел таким надежным. Опасность грозила снаружи, за снежной пеленой, и я...

- Но кто-то все же знал, что я была внизу.

- Да, в самом деле.

Он не мог дать ей понять, как он боялся этого старого дома со всеми его укромными коридорчиками и чуланчиками. Дело обстояло хуже, чем он полагал.

- Дафна, мне пора идти. Вдруг кто-то заметит в твоей комнате свет в столь поздний час. Когда полиция начнет распросы, думай лишь о том, что ты ничего не знаешь. Всю ночь ты не выходила из комнаты.

- Но кто-то же был на лестнице...

Щеку Денниса дернуло тиком.

- Нам придется рискнуть. И, пожалуйста, держись своих показания, что бы тебе ни говорили. Только их. Я выбрал такой, вариант, при котором тебя никак не заподозрят.

- Что же ты сделал?

- Все в порядке, Даф. Лучше всего, если ты сможешь разыграть удивление. И смотри, чтоб никто не узнал, что вы с Беном поссорились.

- Деннис ... Тебя смогут в чем-то обвинить?

- Нет, - поспешил заверить он, - можешь мне поверить, я знаю, как защищаться.

- Деннис, ты...ты его не убивал. Но я знаю, что готов был сделать это для меня. Я...

- Нет, Даф, нет. Это пришлось сделать кому-то другому.

Девушка внезапно прижалась к нему и уронила голову ему на плечо. Он обхватил пальцами её лицо и поцеловал в губы, повторяя:

- Я знаю, милая, я знаю.

Потом высвободился и зашагал к выходу.

- Не забывай, что ты мне обещала. И не вешай носа. Запри дверь.

Он ушел. Она закрыла дверь и прислушалась, но не смогла уловить ни звука. Откуда ей было знать, что он устроился на подоконнике в конце коридора, чтобы оттуда следить за её дверью...

Сидя в темноте, он размышлял о людях, спавших сейчас в огромном доме. Гертруда с застывшим взглядом расширенных блестящих глаз, бесконечными истериками и приступами мигрени. Амелия с её неумолимой настойчивостью, при всем том умевшая выглядеть любезнной и благосклонной. Джонни - сама любезность, да ещё и хорош собой. И Роули...

Он наморщил лоб. Если бы только Роули не было в доме садовника... Прийдется присматривать за Роули как за ребенком, которого нельзя оставить одного. Особенно, если в этом деле как-то замешана Гертруда.

Кто же убил Бена Брюера?

Деннис задумался и надолго застыл. Вновь и вновь он спрашивал себя, не допустили ли они какую-то ошибку. Уже брезжил рассвет, лучи солнца пробились в окно, а его мучительные раздумья продолжались.

Как все это могло с ними случиться?

Пока ночью они с Роули выполняли свой план, оба вновь и вновь ломали голову, нет ли нем какой-нибудь прорехи. И как могли они при этом упустить какую-нибудь важную деталь?

Деннис поднялся на ноги. Похоже, сейчас никто не мог ему помешать. Он медленно двинулся к лестнице, забыл про третью ступеньку, и та отчаянно заскрипела. Он поспешил пересечь пустой холл и очень осторожно открыл дверь. Оттуда видны были контуры стульев и ваз, и в дальнем конце - дверь в библиотеку. Но он заставил себя не смотреть в ту сторону. Положение этой двери и её роль были частью их плана. Но вспоминать об этом не хотелось.

Перед окном, которое они закрыли, Деннис осмотрелся. Они предусмотрительно опустили жалюзи, чтобы не было видно снаружи. На улице никого и не было, и все же их не покидалоощущение, что кого-то они все же видели. Странно...

Внезапно он подумал о такси ... Но, вероятнее всего, ничего этого не было. Он отодвинул шпингалет и приоткрыл окно. Затем поднял жалюзи, вздрагивая даже от легкого шума.

Так. Теперь уже лучше. Однако все могло кончиться полным провалом. О чем ещё они забыли? Он снова подошел к окну и осмотрел лежащий перед домом снег. Какое счастье, что тот шел так сильно. От протоптанной дорожки остались только слабые следы, по которым не определить типобуви или нн размер. Но как обстоит дело на дорожке к садовому домику? Там был один слабых пунктов, в нем могла заключаться некая опасность. Оставалось только надеяться, что снег выполнил свою задачу, а остальное - делом полиции и врача.

Больше ему здесь делать было нечего. Скоро появится прислуга, так что лучше исчезнуть. Комнату он покинул с величайшей осторожностью. Холл был пуст; стало светлее. Ему снова вспомнилась Дафна и лестница в темноте. На этот раз он уж не забы про третью ступеньку.

Господи, дверная ручка! Он и думать забыл про отпечатки пальцев. А ведь ночью они всю дорогу пользовались носовыми платками. Они были сверхосторожны. А теперь он оставил собственные отпечатки по всей ручке! Он заколебался, потом повернул назад. Никаких отпечатков пальцев - уже слишком плохо, но собственные - ещe хуже. Кроме того, очень скоро в комнате появятся другие.

Он поспешно вытащил носовой платок и тщательно вытер ручки с обеих сторон. И тут ему в голову пришла убийственная мысль.

Как было бы ужасно, если бы он, уничтожая следы, которые выводили на убийцу Бена Брюера, оставлял улики для предъявления обвинения ему самому! Сам набрасывал на себя тонкую сеть фактов, которые поставят его в безвыходное положение, без всяких возможных объяснений с его стороны, и никакое последнее слово правды не сможет его спасти.

Против могущества полиции защиты не было. Она четко делает свое дело: устанавливает факты и буквально вытягивает выводы из самых незначительных вещественных доказательств, о существовании которых дилетант даже не подозревает. А возможность того, что он оставил против самого себя улики, более чем вероятна. Им бы очень понравилась ситуация, когда он любит Дафну, та дает слово с ним бежать, а затем приходит к выводу, что не сможет этого сделать. Это было бы признано отличным мотивом для убийства мужчины, который стоял между ними, мужчины, за которого Дафна через несколько часов должна была выйти замуж.

Эта мысль вовсе не доставляла удовольствия. И единственным утешением служила надежда, что он не наделал ошибок.

Деннис помедлил. Лучше всего было бы ещё раз вернуться в комнату, чтобы проверить все самым исчерпывающим образом. Однако он сумел перебороть себя и повернул к лестнице.

Серьезность сделанного была ему понятна. В случае предъявления обвинения они становились соучастниками. И это не самое худшее; о том он вообще и думать не хотел. Они препятствовали деятельности полиции и затормозили ход расследования. К тому же они уничтожили важные улики, которые оставил настоящий убийца.

И тем не менее, другого выбора не оставалось. Конечно, если бы не появился Роули...

Ведь эта история с Роули, который обнаружил их склонившимися над трупом Бена, не могла бы не насторожить полицию. Как, собственно, и то обстоятельство, что Роули так быстро оказался на месте происшествия.

Кто же убил Бена Брюера?

Aх да, опять все та же третья ступенька!

Он засмотрелся назад и едва не ступил на нее; пришлось хвататься за перила, чтобы не рухнуть вниз.

В холле тем временем становилось все светлее. Вот почему он разглядел на дереве, под самой рукой, красноватое пятно.

Деннис нагнулся, пригляделся, и каждый нерв в его теле напрягся.

Это была кровь.

Высохшая кровь.

Пятно находилось примерно на том месте, где кто-то, как он, испугавшийся скрипа ступеньки, схватился за перила.

Не его ли напугал ночной шепот Дафны?

Он, как зачарованный, пристально разглядывал маленькое красноватое пятнышко, будто пиктограмму всех кошмаров прошлой ночи.

И тут ему, наконец, стало ясно то, что до сих пор оставалось только возможностью. Тот, кто оставил этот отпечаток, жил в этом доме...

Деннис с трудом взял себя в руки: ведь, собственно, он всегда знал об этом - или, по крайней мере, догадывался.

Из кухони долетел какой-то шум. Он поднял голову и внимательно прислушался. Возможно, это спозаранок вернулся домой Лейн? Деннис ничего не видел, но вспомнил, что сам он по-прежнему в смокинге... и в таком опасном соседстве.

Итак, он все-таки нашел кровавый отпечаток пальца, наверняка принадлежавший убийце. И что же теперь делать? Ведь оставалась вероятность, что отпечаток на старых перилах оставил Роули или он сам...

Если Роули, вся история упрощалась - по крайней мере для Дафны и для него самого. Но если это был его собственный след, о возможных последствиях Денннис даже боялся подумать. Подобных улик вполне хватило бы присяжным заседателя, чтобы признать его виновным.

Тут из кухни снова донесся шум из - как будто захлопнулась дверь.

Кровавое пятно вполне могло оказаться единственным следом, оставленным действительным убийцей. Его ничего не стоило смыть.

Но решиться на это Деннис не мог.

6

Теперь он отчетливо слышал, как на кухне кто-то ходит. Времени на обдумывание вариантов не оставалось - следовало торопиться.

Он достал было носовой платок, чтобы стереть пятно, когда ему неожиданно пришло в голову, что все-таки следует делать. Естественно, кто-то может заметить, но не сможет сказать, когда и отчего это случилось.

Нож был у него кармане, а древесина под множеством слоев краски оказалась мягкой. Скрип древесины показался Деннису ужасно громким, но зато работа была нетрудной, хотя рука немного дрожала от спешки. Через мгновение он уже держал маленькую щепочку с кровавым отпечатком; похоже, тот остался невредимым. Срез на перилах, конечно, бросался в глаза, но он успокаивал себя тем, что не было возможности узнать, кто его автор. И тем более про отпечаток.

Возвращаясь в свою комнату, он никого не видел и не слышал. Голова кружилась от усталости, но владение крошечной щепочкой наполняло его нараставшим чувством безопасности.

Он уснул, и ему снилось, что отпечаток был сделан Дафной, а Роули про это кому-то рассказал.

Как позднее было установлено в ходе полицейского дознания, около семи часов в дом через гараж прошли мистер Лейн, повариха миссис Лейн, и служанка Мэгги, её племянница. Они открыли заднюю дверь своим ключом и отправились на кухню.

Завтрак следовало подавать к восьми часам. Свадьба была назначена на полдень, до того времени многое нщн предстояло сделать, и при этом успеть накрыть стол к завтраку. Только Дафне, как обычно, завтрак подавали в её комнату. Сделавшая это Мэгги отдернула шторы, даже не заметив при этом смертельной бледности девушки.

Вниз на заврак спустились только Гертруда, Амелия и Джонни Хэвиленд.

В половине девятого Лейн и Мэгги прошли в библиотеку, собираясь навести порядорк - до сих пор она служила главным местом подготовки к торжеству. На столах валялись документы, письма, списки и запоздалые подарки к свадьбе.

Лейн открыл дверь. Шторы все ещe были задернуты. Ледяная мгла ещё висела в воздухе. Мэгги отдернула шторы, а Лейн направился к большому столу, на котором искрились и сверкали свадебные подарки. Он сразу заметил, что серебряные подсвечники, такой же поднос и различные мелочи, о которых он потом не мог вспомнить, но по виду весьма ценные, грудой валялись на полу. От окна падал узкий луч света, и только потом он заметил какой-то тюк в проеме двери между библиотекой и гостиной.

Лейн не мог точно сказать, что происходило после этого. Но сам он внезапно оказася на коленях рядом с телом. Это был Бенджамен Брюер, и за его спиной Мэгги зашлась в истерическом крике.

Крик был таким проезительным, что его услышали в столовой. Он разбудил даже Денниса Хэвиленда, который прямо в купальном халате поспешил спуститься вниз. Наконец из своей комнаты выбрался и Роули, полностью одетый, корректный и удивительно хладнокровный на фоне царившего внизу общего замешательства.

Дафна, которая у себя в комнате пила черный кофе и разочарованно рассматривала себя в зеркале, слышать крик не могла - её спальня находилась в самом дальнем конце южного крыла.

Для неё вся ночь прошла в бесконечно мучительных треволнениях от вопроса, который она задавала себе снова и снова: когда её начнут допрашивать?

К этому моменту следовало подготовиться так, чтобы никто ничего подозрительного не заметил. Деннис принял за неё решение, и теперь ей приходилось следовать тем путем, который он указал.

Бена убили. Никакого оружия на месте не оказалось. Кто же его убил?

Она налила себе ещё кофе - и облилась.

Как только в дверях появился Джонни Хэвиленд, она она сразу поняла, зачем он прибыл. Он молча стоял в дверях и смотрел на неё голубыми глазами, которые никак не казались веселыми. Светлые кудри рассыпались в беспорядке, и, вероятно, он впервые выглядел на свои пятьдесят пять. Он не бросался в глаза, что уже говорило, что что-то не так.

Присев на край постели, Джонни покосился на нее, нервно поигрывая ключом.

- Даф, знаешь. случилась неприятность. Ну... с Беном.

Его рот слегка дрожал под светлыми усами.

- Даф, ты... гм... любила Бена? Дело в том, что... теперь уже вчера... с ним случилась беда. Похоже, в дом забрались воры, Бен, видимо, услыхал шум или что-то подобное. Он спустился вниз, и...

- Бен, - выдавила Дафна.

- Его убили, - закончил Джонни, пристально наблюдая за ней. - Он мертв, Дафна. Полиция уже в пути.

Она не могла поднять глаза - Джонни слишком хорошо их знал и увидел бы в них слишком много. Дафна пристально уставилась на кусочек ткани, и никогда в жизни не забыла про это зрелище. Снегопад снаружи прекратился. А на стуле висело желтое бархатное платье, подол которого так и не просох. Неожиданно она подумала, что платье нужно было давным-давно спрятать.

Джонни откашлялся.

- Сейчас здесь будет полиция. Гертруда полагает, они начнут нас всех допрашивать. Хотя дело довольно ясное. Думаю, все дело в воровстве.

- Разумеется, - беззвучно выдавила Дафна.

- Внизу страшновато, - озабоченно продолжал Джонни. - Тебе лучше оставаться здесь, Даф. Возможно, полиции ничего от тебя не потребуется. Мы скажем, что для тебя это стало слишком тяжелым шоком.

Он замолчал и, задумавшись, рассеянно уставился перед собой.

- Гертруда просила тебе передать, что она уже обзвонила всех приглашенных и сообщила в газеты, что свадьба не состоится. Ты здорово держишься, моя дорогая. Я тобой горжусь ...

Однако, говоря это, он смотрел мимо.

Конечно, он должен был знать, что она никогда не любила Бена. Однако сверх того он ничего не знал. А ей приходилось говорить, задавать вопросы.

- Что случилось? Я имею в виду, когда его нашли?

Джонни принялся рассказывать, как все было.

- И знаешь, что сказала Гертруда, когда услышала, что Бен мертв? Она стояла там с красным от возбуждения лицом и повторяла: "Слава Богу!". Причем так просто! Меня это, естественно, сбило с толку. Я никак не мог поверить Лейну. Но Гертруда все твердила: "Слава Богуl" - и явно совершенно так же думала. И это несмотря на все хлопоты с подготовкой свадьбы!

Он закурил и заметил:

- Странно, что никто ничего не слышал, даже выстрела.

Кто-то постучал в дверь. Джонни отозвался, и в комнату вошла Гертруда.

- Дорогая, - воскликнула она, - значит, Джонни тебе все рассказал! Ну, мне нечего добавить. Ты знаешь, как я оотносилась к Бену. Хотя ничего подобного, естественно, я не желала, особенно в такой день.

Гертруда вздохнула. Она была женщиной крепкой и властной женщиной. Ей достались такие же голубые глаза и светлые волосы, как и брату Джонни, однако ничего не перепало от его грации и живости.

Когда она приблизилась к кровати, Дафна инстинктивно подалась назад,

- Ну, Джонни, - решительно заговорила Гертруда, - надеюсь, ты сообщил Дафне все, что мог. Ни о чем не тревожься, Дафна, я сама обо всем позабочусь. Я даже отцу Лонергану сообщила, что свадьба не состоится. Он, естественно, шокирован, что все случилось перед самой церемонией. Да, и вот что, Дафна, полагаю, полиция захочет тебя допросить, так что тебе следует переодеться.

Джонни резко обернулся к ней:

Но мы же...

Гертруда отреагировала молниеносно.

- Нет, Джонни, боюсь, не получится. Они все равно захотят её видеть.

Ее сверкающие глаза обшарили комнату. Ещe миг, и они заметят пятна на желтом платье...

Дафна заставила себя подняться.

- Я сейчас же оденусь, - пообещала она. - Мне ведь следует поторопиться.

Гертруда пристально и с любопытством уставилась на нее. Это не ускользнуло от внимания Джонни, который обернулся к Дафне:

- Выше голову, моя хорошая, - подбодрил он, - держись! Пошли, Гертруда.

Он притянул к себе Дафну и легонько поцеловал.

- Идем, Гертруда. Нам надо быть внизу, когда они прибудут.

Он взял Гертруду за руку, и они вышли.

Дафна встала и поспешила запереть дверь. Что же ей делать с желтым платьем? Просить Mэгги его почистить? Но это вызовет вопросы, да и потом ей будет что вспомнить. Химчистка? С полицией в доме это просто невозможно. Можно, впрочем, сжечь. Сделать это очень просто, за исключением меховой отделки, но ту ведь можно спрятать? И если Амелия или Гертруда спросят насчет платья, можно ответить, что его упаковали.

Она взяла платье в руки, и тут за дверью снова раздались шаги. Дафна едва успела повесить платье в шкаф.

На этот раз в комнату влетела Мэгги, - возбужденная, со сбившимся фартуком.

- Прибыли, мисс Дафна, - сообщила она. - Миссис Гертруда послала меня, я должна помочь вам одеться. Oй, мисс Дафна, это совсем не страшно!

Она даже перекрестилась, потом добавила:

- Репортеры уже здесь. Что вы наденете?

7

Прошло не меньше часа, пока, наконец, Дафну вызвали. Джонни, нервно покусывая маленькие усики, заклинал её ничего не бояться.

- Это только формальность, - убеждал он. - Только надо обдумывать каждый ответ, прежде чем говорить вслух.

Они были на лестнице, причем Джонни стоял выше нее. Хорошо знакомый холл внизу вдруг сделался чужим и полным неизвестности. Внезапно их ослепили вспышки света, она невольно закрыла глаза и подняла руки к лицу. Тут она почувствовала, что рядом стоит Деннис.

- Никаких снимков, прошу вас. - Он говорил дружелюбно, но твердо. - Не сейчас.

Открылась дверь в библиотеку.

Двое мужчин стояли рядом с большим столом, все ещё заваленным частью свадебных подарков. Когда она вступила в комнату, оба подняли головы. Один, маленький и черноглазый, коротко кивнул, другой, учтиво поклонившись, немедленно направился к дверям и удалился.

- Сядь, детка, - явно нерничая, предложил ей Джонни. - Это мистер Уэйт из управления полиции. Мистер Уэйт - моя дочь. Надеюсь, вы не станете задавать ей слишком много вопросов. Эта ужасная история оказалась для неё очень, очень...

- Я буду разговаривать с одной только мисс Хэвиленд, - прервал его Джекоб Уэйт.

Он повернулся к Дафне и вышел на свет.

Уэйт оказался небольшого роста, но решительного вида мужчиной с большими темными глазами и угрюмым взглядом. Итак, в игру вступила красивая дама. Кража, говорите вы? Н-да, красивая, и даже очень, и, похоже, весьма темпераментная.

Значит, кража? Так-так.

В глазах его засверкал подозрительный блеск. Всякий раз, когда ему пытались подсунуть готовые факты. он подозревал убийство. Обладая недюжинными воображением и интуицией, он ловко подмечал детали в поведении людей. И потому больше других знал, что значит, когда в игру вступает женщина. Ибо женщина всегда означает чувства.

Сейчас он совершенно невозмутимо разглядывал Дафну, а та изо всех сил старалась, чтобы их взгляды встретились. Чтобы ответить на его вопросы. Чтобы приукрасить факты и смягчить их последствия. Чтобы, не моргнув глазом, лгать, если потребуется.

В результате она испытала настоящий шок, когда он, ни о чем совершенно её не спрашивая, шел к двери, с кем - то говорил, выходил постоять наружу, затем снова возвращался, чтобы опуститься на высокий стул и с глубокомысленным видом уставиться в пол.

Тут внезапно в комнате появилась Гертруда, удивленно хлопавшая голубыми глазами, за ней следовали Роули, Деннис, Джонни и ещё какой-то мужчина, которого Дафна никогда не видела, однако поняла, что тот должен быть связан с Джекобом Уэйтом. Тут же в комнату вошел мужчина в форме и сел за маленький столик с блокнотом для стенографирования в руке.

И ещё на неё смотрел Деннис.

Она ловила на себе его взгляды украдкой. Потом он внезапно отвернулся и сел на край дивана.

- Все на месте, кроме мисс Амелии Хэвиленд, - сообщил Джекоб Уэйт, продемонстрировав удивительную осведомленность в именах и лицах. - Закройте дверь, Смит. Вы послали за мисс Хэвиленд?

Смит подтвердил, что посылал, и закрыл дверь.

- Впустите её, когда она прибудет, - рапсорядился Джекоб Уэйт и внимательно вгляделся в лица сидящих перед ним. - Я вас пригласил сюда, так как есть несколько фактов, относительно которых мы не получили полной ясности. Я подумал, мы могли бы сэкономить время, если я стану опрашивать вас всех вместе. Это тяжело, я знаю, так что буду максимально краток.

И, переведя дух, добавил:

- Миссис Шор, вы слышали выстрел?

Гертруда была ошеломлена. Она посмотрела на него, моргая и смогла выдавить только:

- Ох, я...

- Вы слышали выстрел, миссис Шор? Ваша комната отсюда ближе всех. Мне кажется, она расположена непосредственно над холлом.

- Oй, я и не знала, что вы уже были наверху. Ну, в общем, да, конечно. То есть, я имею в виду, что действительно моя комната там. Нет, я не слышала никакого выстрела.

- Слышал выстрел кто-нибудь еще?

Никто не слышал или, по крайней мере, никто не ответил.

- Вы должны понимать, - продолжал Джекоб Уэйт, - что очень важно установить время убийства. Это имеет огромное значение.

Затем он продолжил распросы.

- Когда прошлым вечером вы пришли к себе в комнату, миссис Шор?

- Примерно около одиннадцати. К этому часу мы все расходимся по комнатам.

- Когда в последний раз вы видели мистера Брюера?

- Ну, я...

Она помолчала, обдумывая ответ.

- Мы были все вместе. Моя племянница Дафна, кажется, только что ушла. Я последовала за ней буквально через несколько секунд. Остановилась в холле поговорить с сестрой, которая возилась с дверным замком. Полагаю, мужчины мой брат, мистер Брюер и эти юноши, - она показала на Роули и Денниса, некоторое время ещe оставались там. Во всяком случае, я слышала их разговор на лестнице через несколько минут после того, как вошла в свою комнату.

- Вы это подтверждаете, мистер Хэвиленд?

Джонни, растерянно моргая, сунул руки в карманы.

- Да, мы пропустили ещe по стаканчику. Бен вышел передо мной на лестницу. Наверху мы на минутку задержались, чтобы пожелать друг другу доброй ночи.

- Его комната находилась рядом с вашей, не так ли, миссис Шор?

- Да, точно над этой комнатой, - подтвердила Гертруда, - это может объяснить, почему только он один услышал вора.

- Как выглядел мистер Брюер вчера вечером? - внезапно спросил Уэйт.

Он не обратился ни к кому конкретно. Гертруда собралась что-то сказать, но промолчала, и тогда заговорил Джонни.

- Вы имеете в виду, за ужином? Ну, он был совершенно нормально одет, во фраке и с белой бабочкой. А что?

- Я полагаю, вы не трогали труп после того, как позвонили нам. Я прав?

- Да - да, естественно, - испуганно подтвердил Джонни. Мы сразу поняли, что произошло. Думаю, мы пощупали ему пульс. Но он был мертв. Ничего больше мы сделать не могли, и кто-то сказал, что труп трогать нельзя.

- Следовательно, к тому моменту, как мы здесь появились, тело было в том же положении, как вы его обнаружили?

- Я думаю, да. Ну, конечно, он был в купальном халате, и что мне бросилось в глаза, ещe в брюках. И босиком. Наверно, снял туфли, чтобы не вспугнуть незванных гостей.

- То есть снял их тогда, когда услыхал возню?

Джонни снова заморгал, побренчал ключами в кармане и затем ответил:

- Господи, ну, я не знаю. Но, похоже, так оно и было. На нем не было ни сюртука, ни жилета, ни рубашки. Понятно, что он мог уже лечь спать, и просто натянул брюки и халат, когда встал с постели.

- Значит, после того, как сначала снял пижаму, а потом ещё и надел нижнее белье?

Джонни наморщил лоб и протянул:

- Я не знаю, что он сделал. Почему я должен это знать?

- Если он оделся сразу, как только заслышал шум, преступление должно было произойти вскоре после одиннадцати. То есть достаточно скоро после того, как вы все разошлись по комнатам. Значит, кто-то неизбежно должен был услышать выстрел.

Джонни задумался, покусывая тонкие усики.

- Но, однако, он ведь мог и не сразу раздеться. Может быть, он ещё посидел немного, покурил. Или чем-то занимался.

- Может быть, - кивнул Джекоб Уэйт. - Однако в его пепельнице остался только один окурок. Но все же вы правы, мистер Хэвиленд. Похоже, он разделся не сразу. И единственное возможное заключение - это то, что он вообще ничего не успел. Следовательно, он должен был погибнуть вскоре после полуночи.

Глаза Гертруды расширились.

- Полуночи? - внезапно ворвалась она в разговор. - Э, нет! Это невозможно. Я...я же слышала...

Ее щеки раскраснелись, а глаза остекленели.

- Что вы слышали?

- Ничего, - тут же осеклась Гертруда. - Ничего.

- Прошу вас, миссис Шор. Вы только что хотели что-то сообщить нам. Что именно?

- Я ...

- Слышала?..

- Я слышала шум, - неохотно буркнула Гертруда.

- Шум? Где? Какого рода шум?

- В его комнате, - выдавила она. - Он расхаживал по комнате.

- И в котором часу это было?

- Думаю, часа в два. Но я не уверена, ни в чем не уверена. И я ничего не знаю...ничего.

- Благодарю вас, миссис Шор. Может быть, вы слышали ещe кое-что?

- Нет, нет. Ночью шум слышен очень неясно, очень ...

- Благодарю вас.

Дафна нерешительно задала себе вопрос: кто же побывал у Бена в комнате? Кто-то же должен был надеть на него купальный халат. Роули или Деннис?

И что-то, что-то закончилось неудачей.

Детектив хотел знать слишком много. Он прощупал все. И в результате самый маленький, самый незначительный вопрос становился важным и опасным.

- Когда привезли цветы для свадьбы? - спросил Джекоб Уэйт.

Он взглянул на Гертруду, которая подозрительно задумалась, и решил, что та могла бы более спокойно ответить на такой простой вопрос.

- Вчера вечером. Люди из цветоводства пришли, когда мы ужинали.

- Когда они ушли?

- Думаю, около десяти.

- А окна тогда уже были закрыты?

- Конечно, естественно... То есть, я полагаю, что да. Впрочем, одно оставалось открытым. Причем мы этого не заметили. Оно было открыто ещё сегодня утром, и из-за этого в комнату намело снега.

- Все другие окна были закрыты?

- Вы про это уже спрашивали, - обиделась Гертруда.

Всё это время Дафна сидела и думала: "За этим что-то кроется. Он что-то знает, мы это все чувствуем. Даже Гертруда чует, что за вопросами детектива что-то кроется. Но в чем же был совершен промах?"

В маленькой библиотеке было холодно. Холодно и серо. И в какой-то миг повисла длительная пауза. Стало так тихо, что все услышали негромкий стук в дверь.

- Да, - произнес Джекоб Уэйт. И дверь в холл распахнулась. В проеме появился человек.

- Нашли пулю, - сказал он. - Хотите взглянуть?

Джекоб Уэйт вышел и закрыл за собой дверь. Джонни с белым как мел лицом селся на место. Роули закурил и произнес:

- Ну, раз так, пойдемте все отсюда.

Однако бывший там же полицейский стал перед другой дверью и устало, но твердо заявил:

- Я не уверен, что мистер Уэйт с вами закончил.

Больше он ничего не сказал, просто молча стоял. И только минут через пять вернулся на место. Странные пять минут, в течение которых Джонни тихо и недвижно пристально смотрел в пол, Роули возился с сигаретой, Деннис явно старался не смотреть на Дафну. А полицейский небрежно постукивал карандашиком по столу.

Дафна смотрела на пыльные носки своих коричневых туфель и думал о прогулке, которую совершила прошлым вечером по заснеженным дорожкам. Она отвлеклась от всей своей предыдущей жизни, включая даже Денниса. И радовалась мысли, что его там не было. И оттого, что она сидела дома в большом коричневом кресле, и что вернулся Деннис. Вернулся из потемок её собственных мыслей и действительно был здесь. Он существовал на самом деле и говорил ей, что любит. Что любил её всегда. Что вернулся домой потому, что всегда любил её, и что никому другому не позволит на ней жениться.

Как он покраснел, когда коснулся её коленей и прижался щекой к её щеке...

И неожиданно она почувствовала, что Деннис смотрит на нее. Уж не прочел ли он её мысли? Она ощутила настоящий шок, когда он устремил на неё долгий и многозначительный взгляд.

Этим был взгляд, полный ожидания. Взгляд, который напомнил ей обо всем, что он говорил прежде. И что ей следует изо всех сил держаться. Казалось, он умолял её это сделать.

И вновь она ощутила теплую волну возбуждения оттого, что он вернулся. Как она тосковала по нему весь этот год! Было даже мгновение, когда она никак не могла вспомнить его лицо. И другой момент, когда она увидела его так близко, что сердце защемило от возбуждения. Значит, она в нем нуждалась, хотя не должна была позволять ему знать об этом. А сейчас он был здесь.

Внезапно Джекоб Уэйт вернулся. Он остановился перед ними и окинул всех недовльным взглядом. А потом скомандовал:

- Смит, возьмите у всех присутствующих детальные показания. Начните с ...ну, скажем, со вчерашнего полудня.

- Слушаюсь, мистер Уэйт.

- Послушайте, - неожиданно воскликнул Джонни, - что вы имеете в виду под детальными показаниями? Вы ведете себя так, будто в чем-то нас подозреваете. Никто из нас не замешан в этом деле ни малейшим образом. Была совершена попытка кражи. Никто здесь ничего не знает...

- Окно, оставленное открытым, и груда свадебных подарков на полу факт кражи ещё не доказывают, - сдержанно возразил детектив. - Разумеется, нам бы очень помогло, если бы мы сумели поточнее установить время происшествия. Врач полагает, что смерть наступила примерно около полуночи. Однако окно открыли всего примерно два часа назад.

8

После короткой паузы Гертруда громко охнула:

- Окно?

Роули медленно повернулся к остальным и аккуратно вдавил окурок сигареты в пепельницу.

- С чего вы это взяли? И что хотите этим сказать? - с ледяным спокойствием поинтересовался, косясь на детектива.

Джекоб Уэйт бросил одно только слово:

- Цветы, - повернулся и снова вышел.

Это оказалось неожиданным для всех.

- Ну, теперь, - заявила Гертруда, уставившись остекленевшим взглядом вслед детективу, - теперь мне прийдется говорить...

- Что он имел в виду, говоря про цветы? - нерешительно спросил Джонни. - Цветы там, внутри?

- Не знаю я, что он имел в виду, - ответила Гертруда, комкая в руках носовой платок, - но думаю, он глуп. Совершенно очевидно, что была попытка кражи и ...

Роули подошел к ней и взял за руку, спокойно объясняя:

- Вероятно, он имел в виду изменение температуры в комнате. Думаю, если окно всю ночь стояло открытым, цветы довольно долго стояли на холоде. А если окно все-таки было закрыто и комната прогрелась, цветы должны были потемнеть или начать вянуть, или ещё что-нибудь в таком роде. Я ничего не знаю точно, но наверняка он имел в виду нечто подобное.

Взоры Денниса и Роули встретились над головой Гертруды. "Что это было? - подумала Дафна. - Что они сделали или забыли сделать?"

У Денниса вокруг рта пролегла странно сжатая складкр.

Тут сей-то голос совсем рядом вырвал её из раздумий.

- Просьба, мисс, дать ваши показания.

Говорил полицейский по фамилии Смит.

- Показания? - тихо переспросила Дафна.

- Просто расскажите, что вы делали со вчерашнего полудня. Куда ходили, и все такое. Особенно все про убитого, мистера Брюера.

- Ну, я...я ... Мы пообедали приблизительно в половине второго. Только тетя и я. Отец вернулся из города позднее, ближе к вечеру. Потом я ходила гулять, гуляла долго и вернулась...

- Во время прогулки вы видели кого-нибудь из знакомых?

- Откуда же? Конечно, нет.

- В котором часу вы пришли домой?

- Думаю, примерно часов около пяти.

- И кто-нибудь вам встретился, когда вы вернулись?

- Никто. То есть, только позднее. Тогда прибыли другие.

- Другие?

- Мои кузены, Роули Шор и Деннис Хэвиленд, Бен ...

- Бен? Это мистер Брюер?

- Конечно.

- И что было потом?

- Ну, мы поболтали, затем пошли переодеваться ужину. После ужина все отправились в холл посмотреть на привезенные цветы. Потом вернулись назад, чтобы выпить кофе, и около одиннадцати поднялись наверх.

- А когда вы видели мистера Брюера в последний раз?

- Кажется...в холле, думаю, перед моим уходом. Он говорил с мной. Он...

Она умолкла, полицейский покосился на нее.

- М-да, - протянул он. - Вы ...ведь это на вас он должен был жениться. Мне очень жаль, мисс Хэвиленд. Ладно, достаточно. Разве что ещё один вопрос: видели ли вы его ещё раз, перед тем как он погиб?

- Нет, - покачал она головой, - не видела.

- Спасибо.

- Могу я...теперь я могу идти?

- Разумеется, - кивнул полицейский. - Только не покидайте дом. Мистер Уэйт наверняка ещe захочет с вами поговорить. Теперь вы... - повернулся он к Гертруде.

Дафна поднялась и вышла.

Только закрыв за собой дверь, она внезапно вспомнила о репортерах и всех прочих чужих людях, находившихся в доме. Сейчас у неё не было сил предстать перед ними и объянять свое отношение ко всему происходящему. Рядом с её локтем оказалась дверь в давно неиспользуемую комнату для занятий музыкой. Она толкнула её и шагнула внутрь. Там никого не было.

Комната была неудобная, притом плохо освещенная, и туда заглядывали крайне редко.

Дафну пробирала дрожь. Она села и задумалась.

Они ошиблись. Ужасно ошиблись. Своими уловками они не смогли ввести в заблуждение полицию. Органы правопорядка демонстрировали свою силу. Нельзя совершать такие вещи и избежать ответственности.

Но ведь не она убила Бена. Деннис знал, что она ничего не сделала. Он действительно нашел её там рядом с телом, но он знал, что она невиновна!

Деннис знал. Но если так оказался и нашел её кто-то другой? Поверил бы он ей, как Деннис? Поверил бы ей, скажем, Роули? А Гертруда?

Едва она подумала о Гертруде, как дверь отворилась и та вошла в комнату.

- А, вот и ты! - Гертруда опасливо оглянулась, прежде чем закрыть дверь. Потом придвинула себе стул и села рядом с Дафной.

- Я тебя искала, милая. Я должна тебе кое-что сообщить. И верю, сейчас для этого наступил подходящий момент. Не имеет смысла бродить вокруг да около. Я, как и мой отец, всегда действую прямо. И не медлю.

Это не соответствовало действительности, ибо Гертруда не имела никакого представления о проницательности и хитрости, скрывавшихся за непоколебимой решимостью старого Роули Хэвиленда.

- Что они там делают? - спросила Дафна.

Гертруда удивленно покосилась на нее.

- Не знаю. Полная неразбериха. В доме полно каких-то людей. Коротышка - детектив всюду сует нос. Я терпеть его не могу. Тем не менее, никто не станет отрицать, что дела приняли весьма счастливый оборот.

- Счастливый...

- Ну да, для фирмы, - пояснила Гертруда. - для нас всех, для Хэвилендов. Нет никакого смысла вводить себя в заблуждение, Дафна.

Как всегда, когда речь заходила о фирме, глаза Гертруды ещё сильнее засверкали и голос стал звучать торжественно. В жизни были всего три вещи, которые любила Гертруда: фирма вместе с воспоминанием об отце, она сама и её сын Роули, которого она назвала по деду и от которого ожидала, что он однажды займет дедово место. Однако, к сожалению, тот не имел ни малейшего сходства со стариком.

Гертруда вяло улыбнулась, сама того не замечая. Затем произнесла:

- Бен Брюер мертв. Он мертв, и фирма спасена. Теперь ничто уже его не воскресит. И Роули расчищен путь.

- Роули?

- После смерти отца Роули сразу должен был стать главой фирмы. Это все знают. Он был единственно возможным вариантом.

- Мой отец... - начала было Дафна.

- Джонни? - Гертруда вытаращила глаза. - Ну нет! Джонни никакой не бизнесмен. Он может заботиться об общественном благе, и довольно ловко это делает. Но совершенно не имеет понятия о работе предприятия. И, разумеется, не сможет разобраться. В качестве лидера ему нужен настоящий деловой человек. Но такого нет, и это даже хорошо, что отец не возложил на его плечи никакой реальной ответственности. Ты же знаешь, Дафна, он весь этот год держал сторону Бена. С помощью голосов акционеров и Джонни Бену всегда удавалось переспорить нас с Амелией. Но теперь, теперь... - грудь Гертруды вздымалась все выше, - теперь все изменится. Роули возглавит фирму, получит президентский пост и соответствующее жалование. Ты унаследуешь акции Бена Брюера, о которых я узнала, разумеется, случайно. Акции Джонни...

- Я? - Дафна вскочила на ноги. - Я - акции Бена? Нет, нет и нет!

Гертруда холодно взглянула на нее.

- Ты действительно ничего про них не знала?

- Нет-нет, я понятия не имела. Тетя Гертруда, я не могу их принять. Я ничего не возьму. И никто меня не заставит.

- Ну-ну, Дафна, Дафна. Нет никакого смысла так нервничать. Просто он уже оформил завещание в пользу своей супруги. Я сама не знала, что такой акт принято считать вполне нормальным.

- Но я-то ничего не знала об этом - и не хочу знать. И я не стала его женой. Тетя Гертруда, вы уверены в том, что сказали?

- Разумеется. уверена. Я никогда не ошибаюсь. Сядь, Дафна, прошу тебя, а то сюда примчится вся полиция, будь она неладна.

Да, опять эта полиция...

Дафна села на место. Того, что сделал Бен, просто не могло быть. Он никогда даже не заикался о таком своем намерении. Никто ей об этом не рассказывал. Нет, этого определенно не могло быть.

- Не веди себя, как ребенок, Дафна. Завещание он оформил примерно неделю назад. Все совершено в полном порядке. Естественно, ты его наследница. Подумай только, что станут говорить люди, если ты от всего откажешься. Ведь вместе с Роули у вас будет большинство голосов. Разумется, Роули как президент однажды унаследует и мою долю тоже. Вместе вы ...Ну, в общем, дорога открыта. Вы можете пожениться.

Она замолчала и покосилась на Дафну. Та молча и пристально смотрела мимо. Потом простонала и прижала ладони к вискам.

- Тетя Гертруда, я... я не верю, что правильно тебя поняла. Кто должен выйти за Роули?

- Кто? - в голосе Гертруды зазвучал металл. - Возьми себя в руки, Дафна. Ты, разумеется.

Гертруда явно вышла из себя. Волнение, испытания, смерть Бена. Она больше не понимала, что говорила. Она...

- Не делай такое лицо, Дафна. У нас нет времени для долгих разговоров, но я хочу, чтобы ты поняла, как обстоят дела.

Дафна беспомощно затрясла головой.

- Но, тетя Гертруда ...

- Тихо. Послушай, Дафна. Я вижу, ты не понимаешь. Роули всегда мечтал жениться на тебе.

"Это тоже неправда", - подумала Дафна.

- Всегда, - повторила Гертруда. - Но поскольку ты была обручена, он, естественно, не мог ничего сказать. А теперь ... вы будете идеальной парой. Естественно, придется немного подождать, однако ...

Дафна поспешно встала.

- Послушай, тетя Гертруда, если ты полагаешь, что я выйду замуж за Роули, то сильно ошибаешься.

- Дафна!

- Я не выйду за Роули. Никогда, Это невозможно. Кроме того, Роули сам этого не захочет.

Гертруда медленно и важно поднялась со стула.

- Это не так трудно устроить, - сказала она. - Ваш с Роули брак обеспечит будущее фирмы.

Дафна подумала:

"Ты просто рассчитываешь обеспечить себе ведущее положение".

Гертруда любила власть, и половина ненависти к Бену была вызвана тем, что тот не выносил её вмешательства.

Дафна стояла так близко к Гертруде, что чувствовала её прерывистое дыхание и видела, как внезапно расширялись и снова суживались её зрачки.

- Но за Роули я не выйду, - спокойно повторила Дафна.

- Ты так думаешь? - спросила Гертруда и рассмеялась.

Это было странно: у Гертруды совершенно не ьыло чувства юмора, и смеялась она только тогда, когда смеялись другие. Тем не менее, сейчас она смеялась. Смеялась и говорила:

- Я все же верю, Дафна, что ты станешь ему очень хорошей женой. А в том, что вы поженитесь. я абсолютно уверена. Поскольку, милая моя, я ведь кое-что знаю...

Она замолчала, приблизилась к Дафне вплотную и, торжествуя, прошептала ей на ухо:

- Кое-что, о чем полиции лучше не знать.

И она шумно задышала.

- Я знаю, что вы с Деннисом прошлым вечером решили прогуляться. Что ты хотела бросить Бена. И что об этом стало ему известно, и он решил вам помешать. Ну так кто же из вас убил его, Дафна? ... Ты или Деннис?

- Я...я...мы не...

Гертруда злорадно расхохоталась.

- Мне все равно, кто это сделал. Главное - что его не стало. И будет гораздо лучшее, если полиция не узнает то, что знаю я. Вот потому-то я и верю, что ты выйдешь замуж за Роули, любовь моя.

9

Дафна возмутилась:

- Я не убивала Бена! Полиция ...

- Полиция, - усмехнулась Гертруда, - уже не верит в то, что здесь вообще был вор. Сама я ни на миг не заблуждалась на сей счет. Ни на миг, потому что вспомнила, как слышала в комнате Бена чьи-то шаги, причем гораздо позже, чем его не стало. Полагаю, это сделал Деннис. Или ты, но, скорее всего, все же Деннис.

- Все это неправда, - услышала Дафна собственный голос, лихорадочно при этом размышляя, не пришел ли Бен в домик садовника, чтобы помешать её побегу?

- В самом деле? - язвительно переспросила Гертруда. - Что бы ты не утверждала, это гроша ломаного не стоит. Я знаю, что я знаю. Вопрос: "Почему?" становится неинтересен.

- Роули про это уже знает?

- Роули будет делать то, что я скажу. И это все, Дафна. Ты умная девушка и должна понять: дело есть дело. Полиция ищет убийцу Бена Брюера. Убийцу, - медленно повторила Гертруда. - Но, разумеется, я не стану рассказывать им все, что знаю.

Тут в комнату вошла Амелия.

- Ах, Дафна, я тебя искала. Дом просто кишит полицейскими... Она нагнулась к Дафне и легко, словно слабый ветерок, коснулась губами её щеки. Однако это должно было считаться поцелуем.

- Мне очень жаль, что все так вышло. Крайне досадно. А что тебе известно, Гертруда? И о чем вы тут беседовали?

Вопрос был задан очень спокойно, но при этих словах Амелия повернулась и взглянула Гертруде в глаза.

Гертруда покраснела и быстро заморгала.

- Насчет убийства.

- Про смерть Бена, - поправила её Амелия, причем так мягко, что слово "убийство" сразу же утратило свой отвратительный и страшный смысл.

Но Гертруда продолжала упорствовать.

- Мы говорили про убийство Бена, и ещё про будущий брак Роули с Дафной, - упрямо повторила она и так же упрямо в упор уставилась на Амелию.

После короткой паузы вмешалась Дафна:

- Нет, нет, тетя Амелия, все не так - но тут она запнулась и умолкла.

Амелия с Гертрудой смотрели друг друга, не говоря ни слова: Амелия нежно, ласково и понимающе, Гертруда - с вызывающей миной на раскрасневшемся лице. Затем Амелия маленькой прелестной ручкой коснулась мясистой руки Гертруды. От этого прикосновения Гертруда вздрогнула, лицо её залила странная истома, и, затаив дыхание, она прошептала:

- Амелия...

Амелия остановила её так мягко, что это не было похоже на укор.

- Пожалуй, о замужестве Дафны нам лучше побеседовать позднее. Ты не находишь, что сейчас обсуждать эту тему не слишком пристойно?

Амелия ласково улыбнулась и взяла Дафну за руку.

- Все мы сейчас оказались в сложном положении. Я совершенно уверена, что полиция не верит в попытку кражи. Уж слишком много задают они вопросов.

Затем она добавила:

- Давайте поднимемся наверх.

Слишком много вопросов?

Телефон трезвонил непрерывно. Люди шли и шли. Автомобили молниесно прибывали и исчезали вновь.

Гертруда без тени смущения возразила:

- Никто даже не знает, о чем они говорят. Я поинтересовалась было, но они только улыбались, и все. Однако, как я слышала, их интересовали самолеты.

- Самолеты? - переспросил Джонни, бренча ключами в кармане.

- Кто-тоговорил про одиннадцатичасовой рейс...

- И все?

- Ну да, - согласилась Гертруда. - И что, мы ничего не можем сделать, Джонни? Они заполнили весь дом, копаются везде, где только можно.

Джонни выглянул в окно.

- Боюсь, что ничего, Гертруда.

В половине второго Лейн с Мэгги сервировали стол в старом зале для игр на первом этаже, где семейство имело обыкновение собираться вместе.

- Хотела бы я знать, почему так долго держат Денниса, - заметила Гертруда. - Он там уже больше часа.

- Вероятно, всех нас выстроят в очередь, - вслух прикинул Роули. Если ты знаешь какие-то тайны, обдумывай заранее, как их скрыть.

Амелия немедленно отреагировала:

- Роули!

Подождав, пока он оглянется, она сдержанно заметила:

Полагаю, эта тема - не предмет для шуток!

Лицо Роули пошло пятнами. Неожиданно Гертруда впыхнула и громко заявила:

- Джонни, если ты не прекратишь звякать побрякушками в карманах, я закричу.

Дафна не видела Денниса с тех пор, как покинула библиотеку. Почему его так долго держат?

Она спрашивала себя, знал ли Роули о планах матери. О невероятном, но в деталях точном плане.

В дверях показалась Мэгги и взволнованно произнесла:

- Эти люди...эти люди...из полиции, мисс Амелия, ...слушайте, они роются в вашем письменном столе. Открыли все ящики и бумаги вывалили на пол!

- Я ничего не могу поделать, Мэгги, - сдержанно вздохнула Амелия. Это наш долг.

- Ладно, мисс, - потупилась Мэгги и исчезла за дверью.

Неожиданно Джонни спросил:

- Похоже, у Бена не было близких родственников? Он никогда о них не говорил.

- Кроме двоюродных братьев из Хартфорда, - заметила Амелия. - Я уже отправила им телеграмму.

Дафна подняла голову и встретилась взглядом с Гертрудой. Глаза у той светились таинственным блеском уверенности в своей силе.

Дафна поднялась со стула. Кто-то окликнул её, когда она покидала комнату, - видимо, Амелия, - но она не остановилась.

Оказавшись снова у себя, она заперла дверь и осела, уставившись в никуда. Мысли в голове ворочались устало и бесцельно.

Тут она вспоминала про платье. С ним нужно было что-то делать. И ещё сообщить Деннису, что Гертруда все знает и угрожает им. Он должен знать это немедленно... Хотя непонятно, что бы он мог сделать.

В маленькой комнате было холодно. Холодно и мрачно. Дафна потянула на себя зеленое шерстяное одеяло, лежавшее в ногах на кушетке, укрылась и заснула.

Когда она проснулась, было ещё темно, но кто-то стучал в дверь. Запыхавшаяся Мэгги сообщила, что детектив Уэйт спрашивает её, Дафну.

Дафна заскочила в маленькую ванную и ополоснула лицо холодной водой, потом причесалась; в волосах её при этом вспыхивало золото. Еще она напудрилась и подкрасила губы, хотя руки слегка дрожали.

В этот моменте в дверях показался Деннис. Он быстро огляделся вокруг и вошел.

- Дафна, дорогая, - он отвел девушку от двери, так что она не успела оглянуться. И потом страстно её обнял.

- Где ты был? Что они? ...

Вопросы. Обычное дело. Ничего такого...

Но лицо у него было озабоченное. Озабоченное и усталое.

У тебя все в порядке, Дафна? Они...

Он уже послал за мной. Тот детектив.

Деннис стискивал её в объятиях все сильнее.

- Ладно, пока все идет хорошо. Только помни наш уговор, Дафна, и стой на своем. Ты ничего не знаешь про убийство. Абсолютно ничего. И не думаешь ни на кого. Никого не подозреваешь. Не дай им себя запугать и втянуть в историю. И остерегайся неожиданностей. А теперь скажи мне, что ты обо всем этом думаешь.

- Я ... я попытаюсь, Деннис.

Он заглянул ей в глаза, словно пытаясь увериться сам.

- Господи, милая моя, любимая, - внезапно не выдержал он, - если бы я только мог все тебе объяснить. Я так люблю тебя. Очень люблю.

Он прижался щекой к её волосам, и она уже не думала больше о Гертруде, пока он говорил:

- Теперь тебе нужно идти, иначе за тобой опять пришлют. И думай о том, что...

- Ой, Деннис, ... Гертруда знает... Она знает, что мы с тобой собирались бежать. Знает, что мы хотели встретиться в садовом домике. Говорит, Бен тоже это знал и пытался нам помешать, а мы ... а мы его убили.

- Гертруда!

- Она говорит, - шептала Дафна, - что не станет нас выдавать. И что я унаследую акции Бена и должна выйти замуж за Роули, и что он будет главой фирмы.

- Выйти замуж за Роули... - Глаза Денниса внезапно вспыхнули. Значит, вот каков её план? На неё это похоже.

- Что же нам делать, Деннис?

Не знаю, не знаю. Я должен подумать.

Он пристально смотрел перед собой.

- Мне нужно как следует поразмыслить, Дафна. Как-нибудь нужно заставить её замолчать. Мы ... нет, тебе уже пора идти. Только не бойся. И думай только о себе. Не забывай об этом.

- Хорошо, Деннис.

Он поцеловал её ещё раз. Быстро, но, однако, крепко и проникновенно, так что она ещё долго ощущала поцелуй на губах.

В холле теперь оставалось только двое мужчин в штатском. Они прервали беседу и уставились на подошедшую Дафну.

Было около шести. Джекоб Уэйт, стоявший прислонясь к письменному столу в надвинутой на лоб шляпе, поднял голову, когда она замялась у дверей, и пригласил:

- Входите. Садись, Тони.

Полицейский с блокнотом для стенографирования со вздохом поднялся с дивана и вновь устроился за маленьким столиком. Собственно, теперь Уэйт мог делать выводы. Он уже побеседовал с каждым обитателем дома, начиная с поварихи. И теперь задумчиво точил карандаш. Странный старый дом ему явно не нравился. Будь у него столько денег, как у здешних хозяев, он жил бы в городе, где все в огнях и жизнь бьет ключом.

Он попробовал карандаш и устроился поудобнее на жестком стуле. Выглядело это так, будто Уэйт ещe этой ночью хотел покончить с делом. Впрочем, такой исход виделся ему весьма вероятным, и, конечно, было очень предусмотрительно с его стороны собрать весь возможный материал и лишь тогда заняться девушкой. Та явно была самым слабым звеном в цепи. Казалось, она цмирает от страха.

Смит тоже смотрел на Уэйта: ждал, как и Дафна, чтобы тот, наконец, начал допрос. Его знобило, и он хотел, чтобы Уэйт приступал к делу. Тот же чертовски хорошо знал, что прикончил Брюера кто-то из здешних. Почему бы всех их вместе не забрать в тюрьму?

Красивая девушка. И, похоже, здорово их боится. Значит, быстро выложит всю правду.

Они выдержали паузу.

- Вы садитесь, - предложил Джекоб Уэйт, - вот на этот стул.

Стул стоял так, что свет бил ей в глаза. Дафна обхватила колени руками, чтобы скрыть их дрожь. Ей казалось, будто её вот-вот начнут распинать на кресте. Она чувствовала, как вокруг затягивается петля. Чувство это было настолько сильным, что она вся извертелась. Тем временем вошли ещё трое, которые, наблюдая за ней, стали в тени у двери.

Внезапно она почувствовала, как бешено заколотилось сердце.

- Итак, мисс Хэвиленд, - заговорил, наконец, Джекоб Уэйт, - кто же была та дама, которая покинула дом прошлой ночью, вскоре после полуночи?

10

Началось.

Дафна облизала губы. Кто-то видел, как она выходила из дома, и рассказал об этом. Но, однако же, было темно, света никто не включал, так что, максимум, могли видеть лишь её силует.

- Окна моей комната выходят на юг, - ответила она. - Из них видны лишь задние ворота.

- Не уклоняйтесь от ответа, - остановил её Джекоб Уэйт. - Это не имеет смысла и приводит лишь к потере времени. Вскоре после полуночи некая дама покинула этот дом, села в такси и уехала в город. Она заплатила водителю и пошла в аптеку. Кто была эта женщина?

Я...но я ничего не знаю... представления не имею.

Дафна была шокирована: вопрос лежал далеко в стороне от всех заранее заготовленных ответов.

Что же, подумайте хорошенько, мисс Хэвиленд. Кто был на ужине?

Только ... только наша семья. Тетушки, я сама, кузены и Бен Брюер.

Прекрасно. Тогда откуда взялась ещё одна женщина?

Я не знаю. Никого здесь не было. В этом я совершенно уверена.

Могла она быть здесь, так чтобы вы этого не знали?

Нет, - с ходу возразила Дафна, но потом у неё мелькнула мысль: старый дом с множеством ходов и закутков... - Впрочем, это могло быть.

Такси заказывали на этот адрес. Приблизительно в одиннадцать часов. С водителем говорил мужчина, водитель должен был подъехать к воротом в двенадцать и ждать до часа или даже дольше. Вы знаете, кто был этот мужчина?

Нет, - решительно ответила Дафна, прекрасно зная, о ком идет речь.

Зато я знаю. Это был Деннис Хэвиленд. Зачем ему потребовалось такси?

Я не знала, что он его заказал. Наверно, хотел куда-нибудь поехать.

Куда?

Откуда я знаю?

Такси ждало их с Деннисом. Но она не могла подать виду, что знает тначе детектив это заметит. о.

Деннис Хэвиленд прибыл вчера?

- Да.

В какое время?

Примерно...примерно как сейчас, я полагаю, - прикинула Дафна. - Точно не знаю.

И вы увидели его, когда он прибыл?

Да - да, конечно.

Что он сказал?

Ну, просто, что вернулся и ...вообще...

Называл он причину возвращения?

Нет, - слабо выдохнула Дафна.

Он знал, что у вас сегодня свадьба?

Да.

Кто говорил ему об этом?

Полагаю...полагаю, Амелия, моя тетя Амелия ему написала. ("Он же не получил письмо", - внезапно вспомнила она).

Следовательно, он прибыл из Южной Америки, чтобы присутствовать на свадьбе?

Я не знаю. Нет, не думаю. Наверно, просто захотел домой. Он был в отъезде почти год.

Почему он прибыл из Нью-Йорка самолетом?

Вероятно, ему показалось лучше лететь, чем ехать поездом.

- Но поездом он мог сегодня утром вполне успеть на свадьбу.

На это не было ответа.

- Итак, он прилетел прошлым вечером, а в полночь был убит Бен Брюер.

Все так же без ответа ответа.

Какие чувства вы испытываете к Деннису Хэвиленду? Вы его любите?

Мои ... Ну, я...он ведь мой двоюродный брат. Мы вместе выросли.

Вы были с ним обручены? - холодно поинтересовался Джекоб Уэйт.

Нет.

Вы любили Бена Брюера?

Я собиралась за него замуж, - ответила Дафна.

Послушайте, мисс Хэвиленд, - с заметным раздражением вмешался детектив. - Вы постоянно пытаетесь уклониться от ответов на мои вопросы. Зачем вы это делаете? Есть вещи, которые я знаю точно. Знаю, что Деннис Хэвиленд отчаянно спешил домой из Южной Америки. Знаю, что в Нью-Йорке он внезапно решил прибыть сюда ещё вчера. Знаю, что у него было ваше фото с заметкой насчет свадьбы. И что это фото он заполучил в Нью-Йорке. Я знаю, что он сразу же сел в самолет на Чикаго и прибыл в Сен-Жермен. Потом вызвал такси и просил водителя ждать у ворот. Это говорит о его нерешительность? Или лучше сказать, что он не знал, к какому времени ему такси понадобится? Так почему же он не знал? Если он хотел успеть на поезд, он бы знал. Или если бы у него была назначена встреча. Почему же он не знал точно время?

Я...я не знаю.

С какой-то пренебрежительной миной детектив продолжал:

И почему же, наконец, в машину сел не Деннис Хэвиленд, который заказал такси? Что могло изменить его планы? И кто была эта загадочная женщина?

Не знаю, - тихо повторила Дафна.

Детектив покосился на неё и вновь вернулся к её свадьбе.

Была ли ваша семья согласна на ваш брак с Беном Брюером?

Да, - кивнула Дафна. - Безусловно согласна.

Следовательно, отношения между вашими родными и Беном Брюером были дружественными?

Я не... Нет, не совсем.

Вы подразумеваете, что они возражали против вашего брака?

Нет.

Что же тогда вы имеете в виду?

- Мои тетушки с Беном...ну, скажем, не ладили. Но против брака они не возражали. И взяли на себя всю подготовку.

Детектив хмыкнул:

Всю, только свадьба не состоялась. - И после короткой паузы: - Почему ваши тетушки были настроены против Бена Брюера?

- Все дело в бизнесе.

- Бен Брюер был президентом "Хэвиленд Бридж компани", не так ли?

- Да.

- "Он знает все", - подумала Дафна. - Наверное, он знает весь Чикаго.

- Президентом и генеральным директором его сделало завещание вашего деда, верно?

Да.

А ваши тетушки были согласны с завещанием?

Нет.

Не пытались ли они всеми возможными средствами убрать его с этой должности?

Я...

Только не говорите, что вы этого не знали. Вы знали это совершенно точно.

Да

Почему?

Они полагали, что он нечистоплотен в делах, а дедушка находился под сильным его влиянием.

Вы знаете содержание завещания, мисс Хэвиленд?

Да, конечно. Не могу назвать точные цифры, но полагаю, что примерно половина капитала принадлежит акционерам, а вторая половина - нашей семье, примерно поровну тете Гертруде, тете Амелии и отцу. За исключением доли, принадлежавшей Бену.

- Акционерам - сорок пять процентов. Бенджамену Брюеру - десять процентов и решающий голос в делах руководства. Остальные 45 процентов разделены между миссис Шор, мисс Хэвиленд и вашим отцом. Небольшие суммы для прислуги и по 5000 долларов вам, Роули Шору и Деннису Хэвиленду. Личное имущество и землю он разделил между вашими тетушками и вашим отцом.

Детектив все перечислил очень быстро, с закрытыми глазами.

Вы находили это справедливым, мисс Хэвиленд?

Да.

И все прочие были того же мнения?

Таково было желание деда. Он хотел нас обеспечить.

Да, похоже, что так.

Джекоб Уэйт заговорил, быстро, с закрытыми глазами, как будто завещание было записано на его веках:

"С учетом того, что в будущем возможна экономическая депрессия и финансовые проблемы, упомянутая компания обеспечивается защитой путем ряда соглашений и других мероприятий." Да, звучит превосходно.

Он открыл глаза:

- Казалось бы, то, что он сделал, всех должно устраивать. Или вы полагаете, что насчет Бенджамена Брюера он был особого мнения?

- Об этом я никогда не задумывалась. И помню только основные пункты завещания.

Но ваши тетушки сочли его несправедливым?

Они боялись, что Бен разорит компанию.

Да, они были настроены убрать Бена Брюера из компании. Почему же тогда вам позволили выйти за него замуж? Может, надеялись, что вы сможете на него повлиять?

Нет, этого я бы не смогла. Я имею в виду...

Что вы имеете в виду?

Я никогда и не пыталась на него вляить. Он говорил мне ...

Что он говорил?

Что...что бы я не...что любые попытки как - то на него повлиять не имеют смысла.

Стало быть, вы уже пытались это делать?

Нет... - Дафна запуталась окончательно и слишком поздно сама это заметила.

Почему же тогда он вас предостерегал?

Я ...

Когда он с вами говорил?

Вчера, - упавшим голосом ответила она.

Когда?

После ужина.

И о чем был разговор?

Он... это было все, что он сказал.

Но детектив знал, что это не так. Она видела это по его глазам. Он достал из кармана маленький блестящий предмет.

- Бен Брюер не умер. Кто-то из живущих в этом доме его убил. Весь ваш сценарий придуман позднее и не слишком ловко. Убили его не в доме; пуля была выпущена из револьвера тридцать второго калибра, а револьверы сами не стреляют. В его комнате в шкафу висит фрак. На фалдах оказались следы пыли. Я отослал его в лабораторию, и скоро мы узнаем, что эти следы расскажут. В комнате мы не нашли ни манишки, ни воротничка, ни белого жилета, которые он носил. Убили его, вероятно, вскоре после полуночи. Однако миссис Шор слышит, как в его в комнате в два часа ночи кто-то ходит. Как вы понимаете, мертвецы не ходят. Кто был в комнате? Кто надел на мертвое тело купальный халат? Куда исчезли манишка и жилет? Кто так поздно открыл окна в холле? Кто все это проделал и что за этим кроется?

Пауза.

- Для кого был Бен Брюер настолько серьезным препятствием, что его нужно было убрать с дороги? Смерть его была бы желательна многим, но почему его убили именно в ночь перед вашей свадьюой? Почему эта свадьба кому-то мешала? Почему именно тогда он стал настолько опасен, что его пришлось убрать? Что он делал? Куда шел? Я верю, что вам, мисс Хэвиленд, ответы на эти вопросы известны.

Теперь детектив подошел к ней влотную. Больше никто в комнате не двигался. Он раскрыл ладонь и показал ей6

- Это ваше обручальное кольцо?

Дафна сразу узнала тонкое золотое колечко. Бен его показывал, и она ещё обратила внимание на деланную простоту.

- Ему хотелось именно такое.

- Ну так вот, его обнаружили в вещах Денниса Хэвиленда. А пуля, которой был убит Брюер, выпущена из револьвера Хэвиленда. Не пора ли рассказать мне все, что вы знаете?

Все это прозвучало столь неожиданно для Дафны, что она оказалась совершенно неготова. Случилось то, о чем предупреждал Деннис. Она собралась заявить, что это неправда, но не могла отвести глаза от тонкого колечка. В той версии истории с убийством, которую она знала, ничто не могло объяснить наличие у Денниса кольца. И револьвера тоже.

Из-за дверей донесся шум, послышались голоса, и кто-то доложил:

- Мы нашли даму из такси, мистер Уэйт. Но она не дама.

11

Дафна наконец-то смогла перевести дух и немного прийти в себя. А Джекоб Уэйт сунул кольцо в карман, вышел за дверь и больше не возвращался.

Некоторое время Дафна, полицейские в штатском и стенограф подождали. В комнате был холодно, и до боли знакомое помещение теперь казалось Дафне чужим и враждебным.

Итак, полиция вела расследование. Они знали, или по крайней мере подозревали, что никакой кражи не было. Они должны были искать убийцу и его мотивы. И каждый вопрос, который ставил детектив, непосредственно или косвенно вел к Деннису, и цепь доводов становилась все крепче. Неприметные и несущественные мелочи, как, например, клочок газеты в сумке Денниса, внезапно обретал страшное значение и важность.

Для кольца мог быть десяток объяснений. Наверное, во время переноски трупа Бена оно выпало, Деннис его поднял и машинально сунул в карман. Но, разумеется, такое объяснение не годилось для детектива.

Ведь полиция искала мотивы. И если не сможет найти ничего другого, история насчет любви и ревности прекрасно подойдет. Ведь Деннис в самом деле вернулся сразу, едва узнал о свадьбе. И Бена действительно убили в ночь возвращения Денниса, в ночь перед свадьбой.

Деннис вернулся в тот самый момент, когда ей стало ясно, что свадьба с Беном - трагическая ошибка, причем ошибка, уже почти совершенная. У неё не было иного выхода. И потому она простилась с Деннисом, а заодно и с самой собой.

Так вот тогда-то и вернулся Деннис, схватил её в объятия и заявил, что ей нельзя выходить за Бена. И в безрассудном опьянении момента она уступила. Вместе они спланировали то, что представлялось единственным выходом из положения.

Дафна устало уронила голову на руки. Она думала о револьвере. Может, Джекоб Уэйт пытался её спровоцировать, чтобы вызвать нужную реакцию? Нет, интуиция подсказывала, что он сказал правду. И не потому, что совесть не позволяла ему лгать, или он просто привык говорить правду, но потому, что детектив предпочитал естественные методы. И верил в простые решения.

И если все это так, прийдется очень тяжело. Если к тому же добавлялся достоверный и доказанный мотив, полиция получит все, в чем нуждалась.

Почему же Джекоб Уэйт все не возвращался? Кто была та женщина, которая воспользовалась такси? Размышлять об этом теперь не имело никакого смысла.

Люди в штатском перекинулись несколькими словами. В дверях появился ещё один и вызвал стенографиста. Тот засопел, поднялся и вышел.

- Вы можете идти, мисс, - сообщил один из оставшихся. - Позднее вас допросят ещё раз. Пока никто не должен покидать дом.

Он открыл ей дверь, и Дафна вышла.

В холле ждал Деннис. Он нервно расхаживал взад-вперед и курил. Теперь, отбросив сигарету, он поспешил к ней.

- Они нашли, - начал он, и тут внезапно замолчал. Дафна отрешенно наблюдала, как он озирается, не следит ли кто за ними. И это в таком мирном тихом доме, где до сегодняшнего дня они спокойно могли говорить все и обо всем!

Совсем другим тоном Деннис продолжил:

- Мы все поужинали, Дафна. Тебе тоже нужно перекусить.

Он что-то рассматривал через её плечо: повернувшись назад, она увидела полицейского, который вышел из кухни и теперь невозмутимо наблюдал за ними.

- Этой ночью будет страшно холодно. Лейнс включил отопление, но все же счастье, что тут есть камины. Пойдём, Дафна, тебе надо поесть.

Перед дверью в столовую они задержались, и Дафна прошептала:

Они утверждают, что револьвер принадлежит тебе.

Он коротко кивнул и прошептал в ответ:

- Я знаю. Дела идут на лад. И ни о чем не думай.

Так, значит, он знал! И должен был дать детективам какое-то убедительное объяснение, иначе его давно бы арестовали. Однако уверенность в его голосе казалась деланной. Но времени на распросы не оставалось - они уже вошли в столовую.

В камине во всю пылал огонь, красные шторы были задернуты, и вся семья сидела за столом.

Амелия сразу повернулась к ним.

- Кофе, дорогая? - спросила она самым любезным тоном, а Роули вскочил и отодвинул стул рядом с собой.

- Ну вот и ты, Даф, наконец-то, - вздохнул он. - Ты выглядишь вконец измученной. О чем тебя распрашивали?

Казалось естественным, что все хотели знать о самых свежих новостях. Но для Дафны это желание выглядело зловеще, как будто она скрывала от них ползучий страх виновного перед расследованием. Впрочем, она решила не слишком задумываться, села на приготовленный Роули стул и ответила:

- Всего лишь общие распросы. Ведь я не знаю ничего, может им помочь.

Джонни встревоженно вздохнул.

- Ах, детка, когда только они оставят тебя в покое? Я пытался им внушить, что ты ничего не знаешь, но Уэйт такой упрямый...

- Ах, да, - внезапно вспомнила Дафна, - меня перестали допрашивать, когда узнали, кто была женщина в такси.

- Женщина ... - произнесла Амелия и осеклась, но реплику подхватила Гертруда:

- Женщина в такси! Меня про неё тоже спрашивали. Настаивали на том, что вечером тут кто-то был, а в полночь удалился. Я говорила им, что это невозможно. Но, значит, кто-то все же был. Однако ...

- И кто это был, Дафна? - поинтересовался Джонни.

Роули продолжал невозмутимо молчать, и в разговор вмешалась Амелия:

- Меня тоже спрашивали, но я сказала, что никто не мог находится в доме без моего ведения, ибо Лейнс мне сразу сообщил бы. Между прочим, если они все же кого-то нашли, она наверняка приезжала к кому-то из нас. Возможно, хотела побеседовать с Беном.

Она подала Дафне чашку кофе.

- Надеюсь только, эта дама не ...

- Не имела прав на Бена? - взволнованно воскликнула Гертруда. - Ты думаешь...

- Я хотела сказать, - спокойно продолжала Амелия, - что это могла была быть его нанешняя или бывшая любовница.

Это похоже на правду, Амелия.

Все это очень неприятно. Отведай виноград, Гертруда. Однако в любом случае хорошо бы с делом разобрались без того, чтобы втягивать в него всех нас.

Роули занялся булочкой с маслом:

- Так ты говоришь, Дафна, они нашли женщину? Когда?

- Не знаю, но сейчас она здесь, в музыкальном салоне. Ее допрашивают.

- Так, - протянул Роули, - это уже лучше. Теперь они обо всем узнают.

Узнают? - переспросила Амелия. - О чем узнают, Роули?

Внезапно доверительным тоном вмешался Джонни.

Роули, ты хочешь сказать, что ...

Да, - кивнул Роули, - он прибыл вчера ночью. И хотел поговорить с Беном.

Джонни во все глаза смотрел на Роули. Гертруда пристально всматривалась то в одного, то в другого, и лицо её постепенно багровело.

Амелия невозмутимо протянула.

Вот так так...

И тут Гертруда отшвырнула стул и заорала:

- Я не остаюсь под одной крышей с этим типом. Это ты написал ему, Роули? Но ты же обещал мне, что больше никогда этого не сделаешь. Ты меня обманул! Вы все меня обманули! Кто решился впустить его в дом? Ты хотел позволить ему поговорить с Беном? О чем? Что вы все вместе надумали? Зачем ему говорить с Беном?

- Гертруда, - Амелия положила сестре на плечо свою ухоженную руку. Полиция... Они тебя услышат. Перестань кричать. Ты же не ребенок.

- Я не ребенок, - кричала Гертруда, и голос её звенел все сильнее. Он...Мой сын Роули, за моей спиной!

- Успокойся, мама, сядь. Он хотел говорить только с Беном.

- О чем? - нервно спрашивала Гертруда, опершись обеими руками о стол. - Почему он хотел говорить с Беном? Стало быть, вы что-то задумали.

Роули поднялся со стула и резко бросил:

- Так ты только все испортишь, мама. И запутаешь при этом полицию. Совершенно бессмысленно кричать и ругаться. Он говорил, что должен обсудить с Беном коммерческие дела.

- Что за дела? - мгновенно насторожился Джонни. - Он не мог иметь с Беном никаких дел. Это смешно. Я не знаю, что он тебе, Роули, наболтал, но...

- Он ничего мне толком не сказал, только что его ренту урезали.

Амелия покосилась на Джонни, который нервно барабанил пальцами по столу. Под её повелительным взглядом он не выдержал:

- Ну да. То есть, значит, нет. Это значит - да, дивиденды, как вы знаете, оказались невысоки. Наша рента поступает с малого пакета акций. Мы ничего не могли поделать. Пришлось затянуть пояса.

- Он прав, - буркнула Гертруда, - твой отец...

Джонни поднялся со стула и посмотрел на дверь.

А, Арчи, привет. Заходи, поешь чего-нибудь.

12

Джонни нервно поерзал, потеребил усики и поспешил вокруг стола навстречу Арчи, чтобы пожать ему руку. Амелия не слишком любезно заметила:

Итак, Арчи, ты появился вновь

После чего позвонила Лейну.

Лейн, поставьте прибор для мистера Арчи.

Спасибо, Амелия, - поблагодарил Арчи Шор - стройный темноволосый мужчина, очень похожий на своего сына Роули. Только выглядел он более подвижным, да глаза его неутомимо сверкали. - Очень любезно с твоей стороны... Ну, как твои дела, Гертруда?

Гертруда, багровая и молчаливая, пристально смотрела на него. Сочувственно приподняв брови, он повернулся к Дафне.

- Я понимаю, это не слишком уместно, но все-таки прими мои соболезнования. Мне действительно жаль, дорогая, что такое случилось с тобой.

Садись, отец, - холодно пригласил Роули. - Как тебя нашли?

Арчи Шор пожал плечами, сел за стол и взялся за еду. Дафна разглядывала гостя. пытаясь вспомнить, что же говорили о нем во времена его детства. Но это было слишком давно. Были долгие совещания с адвокатами и взрослыми членами семьи, Гертруда носилась по дому с красными глазами и гневным лицом. Потом дядя Арчи исчез, и детям про него запретили даже говорить.

Джонни старался как-то смягчить Гертруду.

- Сюда, Гертруда, садись. Нужно пытаться извлечь выгоду из того ужасного положения, в которм мы оказались после смерти Бена.

Он помедлил и добавил:

- Смелее, Гертруда.

Арчи оскалил длинные желтые зубы и иронически заметил:

- Правда, Гертруда, это так благородно с твоей стороны. Вообще очень любезно, что все вы меня принимаете. К тому же могу вас уверить, что мне это не легче, чем, например, тебе, Гертруда, только у меня манеры лучше.

- Арчи, прошу тебя, - взмолился Джонни. - Как до тебя добралась полиция?

И как ты вдруг стал дамой из такси? - добавила Амелия.

Остроумно, как всегда, Амелия. Я действительно уехал в такси, которое самым удачным образом оказалось у ворот, когда я в нем так нуждался. Впрочем, эту историю с такси я и сам не понимаю, - хмыкнул Арчи. - Но, однако, подвернулось оно как нельзя кстати.

И все-таки, Арчи, почему ты в полночь укатил в той загадочной машине? - не унималась Амелия.

Да, и почему вообще был здесь? - Это уже Гертруда. - Зачем ты приехал? И почему так внезапно исчез? Роули сказал, ты приезжал к Бену. Почему...

Джонни поспешил к дверям, выглянул в холл, затем снова закрыл дверь. Волчий оскал на лице Арчи несколько смягчился.

- Как охотно ты, Гертруда, делаешь из меня козла отпущения! Но не получится. Никакого спора у нас с Беном не было.

Джонни оставался возле двери.

- Прошу вас, не так громко.

Пришла очередь Амелии:

- Лейн, покиньте комнату. Ну, Арчи, как насчет объяснений на тему, почему ты здесь оказался? Я ничего не знала о твоем присутствии, и не имеет никакого смысла умалчивать, что ты в этом доме не являешься желательной персоной.

- Нет ничего, в чем я был больше убежден, - ухмыльнулся Арчи. - Я приехал, чтобы повидаться с сыном.

Роули лишь молча шевелил губами, даже не пытаясь что-нибудь сказать. Гертруда набрала в грудь воздуха и попыталасьчто-то вставить, но Джонни укротил её, мягко похлопав по спине.

- Я приехал навестить сына, ну, а заодно и Бена. Хотел выяснить, почему не пришел мой обыкновенный...мой обычный чек. И счел за лучшее обратиться прямо к главе фирмы.

- Да кто тебя в дом-то пустил? - спросила Амелия.

- Роули.

- Ты подтверждаешь? - это опять Амелия.

Роули пожал плечами.

Ну, а что, тетя Амелия, я должен делать, если мой родитель сюда просится?

Говори-ка правду, Роули, - вмешалась Гертруда, - мы не можем из-за этого страдать - речь, в конце концов, идет про убийство.

- Чего же лучше, - хмыкнул Роули. - Я не знаю, когда он прибыл, и не знаю, как попал в дом.

- Да через задние ворота, - заяивл Арчи, и шустрые глазки его беспокойно забегали по лицам собеседников. - Кстати, Амелия, мне дадут ещe чего-нибудь поесть?

Амелия позвонила.

- Конечно, Арчи. Так что же дальше, Роули?

- Ну, когда часов в одиннадцать я поднялся к себе в комнату, то нашел его там.

Как ты вошел? - насела Гертруда на Арчи.

Ногами, - буркнул тот. - Никто меня не видел, я понимаю так, все были заняты. Как ты знаешь, Гертруда, на память я пока не жалуюсь. И я вспомнил про комнату Роули.

И что тогда? - Амелия повернулась к Роули.

Он мне заявил, что хочет видеть Бена. Ждет возможности поговорить с ним с глазу на глаз. Я не думал, что это может как-то повредить...

- Ты разговаривал с Беном? - спросила Амелия теперь уже Арчи. Роули пристально смотрел в свою тарелку, Арчи сразу же ответил:

Безусловно, нет. Я поговорил некоторое время с Роули, потом ушел. Роули убедил меня, что в такой момент просить Бена о чем-то не стоит. Я хотел вернуться в город, у ворот ждало такси, и я на нем уехал.

Как тебя нашла полиция? - спросил внезапно Деннис.

Арчи остро покосился на него, потом ответил:

- Точно не знаю.

"Он лжет", - подумала Дафна. Она мельком взглянула на Денниса и краем глаза заметила, что тот настороже. Возникли новые проблемы, тем более непредсказуемые, поскольку Арчи Шору нельзя было доверять ни на секунду. Кроме того, он вполне мог что-то знать о смерти Бена. По крайней мере, подлинную историю расследования - ведь Роули наверняка ему все рассказал. Да, так это и было, Роули все сообщил ему, и Арчи понял, что нужно убираться. Он переоделся женщиной и ускользнул.

Но это не могло произойти, не имей Роули возможности его предостеречь его. Не мог же он, пока они с Деннисом ковыляли к дому, тоже вернуться, предупрдить Арчи и вновь вернуться в садовый домик?

Но кто-то же был в холле, потом на лестнице. Уж не Арчи ли? Мо ли он следом за Роули увязаться к садовому домику и там все увидеть? Не шел ли он тогда за ней и Деннисом обратно в дом? Что, если это он поднимался за ней по лестнице, чтобы поискать женскую одежду, да забыл про третью ступеньку, поскольку давно тут не был?

И вообще, зачем он все-таки вернулся и явился в полицию?

Если он вернулся сам, вполне могло быть, что он что-то знал и хотел обратить эти знания в свою пользу.

Она всегда питала симпатии к обиженным. А в данном случае обиженным был Арчи Шор. Его буквально вышвырнули из семейства Хэвилендов, да к тому же лишили поста в компании. Никто никогда не сказал о нем доброго слова, так что она инстинктивно стала на его сторону. И ещё у Дафны было чувство, что не так он плох, как говорят. Все, что говорли о нем Хэвиленды, было продиктовано их собственным расчетом. И чем дальше - тем больше.

К тому же вполне вероятно, что все эти годы он пестовал свою ненависть к Хэвилендам и ждал только случая для мести. И вот, наконец, совершенно неожиданно все они оказались в его власти.

И теперь его всем приходилось бояться.

- Ну, так как же до тебя добралась полиция? - снова спросил Деннис. Ведь, в конце концов, если полиция сама его нашла, если он не сам сюда явился, оставалась надежда, что не все ещё потеряно.

Но Арчи снова ушел от ответа:

- Не знаю, - и весь сказ.

Тут перед ним склонился Джонни:

Арчи, скажи, о чем ты не смог переговорить с Беном? Вообще ни о чем?

Точно, - кивнул Арчи, орудуя ножом и вилкой. - Я же сказал, мне Роули все прояснил, и точка.

И когда же ты узнал о смерти Бена? - снова вступила в разговор Амелия.

Из вечерних газет. Они ведь не запаздывают с сообщениями. Вся последняя страница полная фото. Я нашел, что это романтично...

Арчи! - взвизгнула Гертруда. - Ты опять уходишь от ответа. Что ты сообщил полиции? Зачем ты удирал в женском платье? Что тебе известно? Что, наконец ...

Ну прямо допрос, - ухмыльнулся Арчи. - Ты, Гертруда, просто ходячий мешок с вопросов.

Он подождал, пока не вышел Лейн, затем холодно и твердо продолжил:

Во-первых, Бена я не видел. Вам вообще нужно меня благодарить за то, что я дал полиции лишний повод для подозрений.

Арчи!

Во-вторых, мой уход отсюда в женском платье...Полагаю, Амелия, в твоем - оно висело в шкафу под лестницей. Возвращаю тебе его в полной сохранности и, между прочим, с благодарностью. Итак, я переоделся в женское платье, которое мне очень шло. Ведь Роули прямо сказал, что мое присутствие здесь нежелательно, так что нужно было остаться неузнанным. Кстати, об этом тоже сказал полиции. Что я переоделся лишь для того, чтобы меня не узнали. И если говорить по-правде, все дело в железнодорожной станции, где я не хотел быть узнанным. Естественно, я собирался ехать поездом. Я же не знал, что под рукой окажется свобоное такси.

Ты узнал про убийство, - яростно атаковал его Деннис, - Тебе стало страшно...

Не спеши, не спеши, - остановил его Арчи. - Я повторяю только то, что говорил полиции. А что я мог бы ей сказать, уже другой вопрос. А полиции я сказал, что никого не видел и никто не видел меня.

Тут неожиданно насмешливый тон Арчи сменился резким и враждебным.

И больше я ничего не сказал, вот и все.

Все, - задумчиво протянул Джонни. - Значит, ты просто рассказал лишь то, что счел для себя выгодным.

Может, ты уточнишь, что я пропустил? - Вопрос прозвучал неожиданно тревожнно.

Я прекрасно знаю, что ты пропустил. Тебе известно о смерти Бена кое-что такое, о чем ты предпочитаешь молчать. И ещё ты полагаешь, будто что-то знаешь о семейных проблемах, которые могли возникнуть за время твоего отсутствия.

- Это уже для полиции, - заметил Арчи, - это было бы... - и с глубокомысленным видом замолчал.

- Арчи, Арчи, ну что ты наделал?! - взревел Джонни, но тут же умолк и лишь жестом отчаяния сложил перед собой руки.

Роули по-прежнему не поднималглаз от тарелки. Деннис внимательно следил за Арчи. Амелия, похоже, успокоилась.

- И правда, Арчи, - заметила она, - твои слова прозвучали, как некая угроза или вынужденное признание. Я, естественно, могу предполагать, что если бы ты не вернулся, тебя могли арестовать.

- Заставь его признаться, пусть все скажет, - пробурчала Гертруда, заставь его, Амелия. Он все равно не может усидеть спокойно, пока хоть что-то знает, пока не сообщил полиции, пока...

Успокойся, Гертруда, - мягко осадила её Амелия. - Сколько ты хочешь, Арчи?

Амелия, ты меня унижаешь.

Его унижают! - выдохнула Гертруда, и Амелия в который раз попросила её помолчать.

Я не знаю, известно ли тебе что-либо, важное для нашей семьи или хотя бы для одного из нас. Но я знаю, что ты здесь затем, чтобы навредить нам, сколько сможешь. Мы не станем торговаться, просто, как всегда, займемся делом. Итак, твоя цена...

Тут поднял голову Джонни.

Я понимаю, Амелия, ты, конечно, права, но тем не менее...

Он помедлил и повернулся к Арчи.

- Надеюсь, ты ничего ещё не сообщил полиции, что каждому из нас могло бы повредить? Не так ли, Арчи? Мы же окончательно...

Арчи ухмыльнулся.

- Ну, почему бы и нет? Мой дорогой, у меня есть, чем воспользоваться. Вы все в моих руках.

И он согнул свои руки, которые и вправду выглядели, как жадные и безобразные клешни.

13

Конец вечера превратился в малопривлекательное зрелище. Арчи продолжал скалиться, Гертруда таращила глаза и гневно сопела, Роули сидел, словно в рот воды набрав, Амелия настаивала на своем предложении заплатить Арчи за молчание.

Тут Деннис заметил, что ради пользы остальных лучше бы Арчи удалиться.

- Вот это совершенно правильно, Деннис, - гаденько улыбнулся Арчи. Но ведь и ты не знаешь, что бы я мог сообщить полиции. Ты и не подозреваешь, как крепко я могу насолить компании, если, конечно, захочу. Пока что я держусь. А тебе, Амелия, я бы сказал, как можно бы все это провернуть. Но мне надо подумать. Дай мне пару дней.

Два дня?!

Ну, пусть один. Скажем...скажем, до завтрашнего вечера.

Но ты ведь этим всем нам только вымотаешь нервы, ты же можешь потребовать, чего пожелаешь, - прорычала Гертруда. - Ведь это твой единственный шанс нам отомстить. И что, собственно, ты знаешь? Да ничего.

Она повернулась к остальным.

- Разве не видите, он только шантажирует? А мы ему это позволяем. Боюсь, за его словами ничего не стоит. Я Бена не убивала...

- Гертруда, - обратилась к ней Амелия, - послушай. Естественно, никто из нас Бена не убивал. Я предлагаю Арчи вовсе не деньги, так как думаю, что реально у него против нас ничего нет. Мне известно, что он ничего не знает, - хладнокровно прибавила она. - И сидит здесь, только чтобы создать нам проблемы. К сожалению, - она холодно взглянула на Роули, - он оказался тут во время убийства. И если расскажет полиции какую-нибудь сказочку, у них будет повод рассматривать некое соучастие с его стороны. Намного проще ему получить деньги, поскольку я хотела бы, чтобы эти неприятные истории оставались под спудом.

- И ты полностью права, - развязно бросил Арчи. - Ты просто читаешь мои мысли.

- Можно, я вышвырну его за дверь, тетя Амелия? - Деннис нетерпеливо вскочил со стула.

Арчи тоже вскочил и спрятался за спинку стула; его улыбка превратилась в отвратительную гримасу.

- Нет - нет, - вступилась за Арчи Амелия, - все в порядке, Арчи, до завтрашнего вечера. Но если ты тем временем скажешь полиции про нас хоть слово, то не получишь ни цента.

Она встала, и Деннис распахнул дверь.

- Вот и все, Арчи, - закончила Амелия. - Но не забывай, что теперь мы не так богаты, как прежде. Потому-то мы и сократили твою ренту. Год руководства Бена принес компании одни убытки.

Арчи, продолжая держаться за спинку стула, взял ещё кусок пирога.

- Для "Хэвиленд бридж компани", - заметил он, - не требуется сожалений. Она была прекрасно подготовлена, чтобы встретить черные дни.

Теперь поднялся Джонни.

- Спокойной ночи, Амелия, - попрощался он. - Ты, разумеется, права. Арчи, ты можешь спать в гостиной. Я пришлю тебе постельные принадлежности.

- Благодарю, Джонни; ещё мне пригодилась бы пара рубашек.

Можешь взять мои, - подобрел Роули.

Боже ж ты мой! - вспылил Деннис. - Скоро мы допустим, что этот человек...

Амелия взяла его за руку.

Ты проводишь меня наверх?

Деннис покосился на Дафну и повернулся к Амелии.

Боюсь, тетя, ты совершаешь ошибку. Ведь Шор не может...

Пошли, - это сказано было решительно, но мягко.

В дверях он бросил взгляд на Дафну, она ответила ему тем же. Идя с Амелией, Деннису пришлось остановиться на лестнице: та дожидалась Лейнса, чтобы поручить тому проследить, что все запрут.

- Один полицейский на кухне, - сообщил Лейнс, - и двое в библиотеке. Они пробудут здесь всю ночь.

Амелия кивнула.

Я понимаю, это их обязанности. Оставайтесь на кухне и и приготовьте им кофе и бутерброды.

Возможности переговорить с Деннисом у Дафны так и не нашлось. Позднее, однако, к ней в комнату зашла Амелия с дополнительным пледом.

- Я подумала, он тебе понадобится, - с этими словами Амелия положила плед на кровать. - Да, и запри-ка дверь.

Помедлив, она покосилась на Дафну, вполголоса добавила:

С этим типом в доме... - и вышла из комнаты.

Дафна заперла дверь.

И потом, уже лежа в постели и взглянув на плед, она вспомнила, встала и ещё раз проверила замок.

В доме было тихо. Тихо и холодно. Дафна видела неясные сны и просыпалась. Среди ночи она вспомнила о желтом платьеи, дрожа от холода, поднялась, желая его сжечь. Однако огонь в камине погас, а спичек она не нашла. Один раз ей послышались шаги. Она села и прислушалась, но ничего больше ничего не услышала.

Наступило утро, пасмурное и холодное. Мэгги принесла Дафне завтрак, а с ним и новость.

- Мистер Деннис, - начала она уже по пути, - мистер Деннис в старой библиотеке и хотел бы с вами поговорить. Он сам хотел принести вам завтрак, но я сказала, что это просто неприлично. Оденьтесь потеплее, мисс, очень холодно.

Было ещё рано, и хотя повсюду слышался звук льющейся в ванных воды и потрескивал огонь в каминах, Дафна никого не встретила. Войдя в салон, она увидела Денниса, прохаживающегося с сигаретой в зубах.

- Милая, - просиял он и мгновенно заключил её в объятия. Затем запер дверь.

Надо подбросить угля в камин.

Он вполголоса ругнулся, когда старые щипцы прищемили ему палец: так случалось каждый раз когда кто-нибудь пытался ими воспользоваться.

Здесь ничего не меняется, - проворчал он. - Лестницы трещат, щипцы кусаются.

Огонь разгорелся; Деннис отложил щипцы и схватил угольное ведерко. Дафна села поближе к огню. Деннис стал рядом, опершись о каминную полку.

- Та же старая кушетка, - продолжал он, озираясь, - те же картины и та же дыра на ковре, которую мы же когда-то прожгли. Помнишь? Гертруда нас тогда едва не доканала. Ты была маленькой девочкой с золотыми косичками и большими синими глазами. А я никогда не давал тебе спуску.

Он неожиданно шагнул к ней и заключил в объятия.

- Мне кажется, я любил тебя всю жизнь. - Он весь дрожал, целуя Дафну в щеки, в губы. - И я женюсь на тебе, и никто нам не помешает. Ведь я едва не потерял тебя. Но теперь...

Постой, Гертруда говорит, что Роули...

Но он сжимал её все теснее.

Пусть он идет к черту вместе со своим драгоценным сыночком. Что она, черт побери, наговорила?

В объятиях Денниса любые угрозы явно утрачивали силу. Она все рассказала, и все время, пока говорила, видела перед собой багровую физиономию Гертруды. Гертруды, которая была весьма опасна, поскольку материнская любовь совсем лишала её разума, а в случае припадка ярости она теряла остатки уравновешенности и рассудительности.

- Итак, она сказала, - протянул после некоторого раздумья Деннис, что ей известно, что той ночью мы собирались встретиться в садовом домике и бежать, причем Бен про эту встрече знал тоже.

И что он собирался нас задержать.

Значит, тот, кто нас подслушал в библиотеке, обо всем рассказал Бену.

Или что подслушивал нас сам Бен.

Если это был Бен, вряд ли он доверился бы Гертруде. Зато тебе, я думаю, он специально кое-что сообщил, чтобы тебя разговорить. Тебе не показалось, что он уже кое-что знал о нашем плане? Какие-нибудь детали?

Нет, Деннис, нет, уж это точно. По тому, как он спрашивал, я поняла, что он ничего не знает.

Он должен был узнать о нас позднее, - задумчиво глядя в огонь, заметил Деннис. - Это объясняет его появление в садовом домике. Но про это знал кто-то еще. Точно говорю тебе, убийца знал, что мы должны там встретиться, и сказал про это Бену, чтобы выманить его из дома. Тогда никто не услышал бы выстрела. А сам пошел следом. Раз так, значит убийца - тот, кто послушал нас в библиотеке и знал о наших планах. А Гертруда знала - это бесспорно.

Гертруда?

Ты же знаешь, какова она в приступе ярости. Она всегда ненавидела Бена. А тут ещё твое замужество... Роули мог выйти на сцену, только если убрать с дороги Бена. Так что мы оказались ей на руку. Теперь, если она расскажет все полиции, та получит...

- То, чего им пока недостает. Да, я знаю. Мотив, который может быть очень опасен для тебя. Наша встреча в садовом домике; Бен, который нас там находит. Нас арестуют и... - голос Дафны дрогнул, и Деннис схватил её за руку.

- И припомнят про мой револьвер, - закончил он. - Ведь он у них. Но как он к ним попал, не понимаю. Видишь ли, он был при мне, когда я приехал в понедельник вечером. Перед проходом через таможню я вытащил его из чемодана и сунул в карман. Я не собирался им пользоваться. Вообще не знаю, зачем я его купил. Он у меня года два или три. Купил я его здесь, в Чикаго, так что он зарегистрирован...

Боже!

Оспорить это не удастся. Но я... но я не убивал!

А где он был?

В садовом домике. Я вытащил револьвер из кармана, затем положил его, чтобы закурить. И дальше ничего не помню. Что, глупость? Но откуда мне было знать, что произойдет той ночью...

Револьвер окался орудием убийства Бена Брюера. Он его сразу же заметил и опознал.

- Я его поднял и положил в карман, когда нагнулся над Беном, взглянуть, жив ли он. И тут, когда я уронил карманный фонарик...

- Я вспомнила. Твой голос доносился от двери, вместо того, чтобы идти оттуда, где вроде ты стоял.

Правда? Смешно, что Роули ничего не заметил. Да, я пошел к двери и зарыл его в снег. Думал забрать до того, как приедет полиция. Но мне не повезло они меня опередили. Весьма квалифицированные ребята. Представляешь, после такого снегопада.

И что же ты сказал им?

Правду. Ничего другого мне не оставалось. И не смотри так на меня, Дафна. Ведь до сих пор меня не задержали. Будь против меня реальные улики, давно бы предъявили обвинение в убийстве. Где-то есть что-то такое, о чем мы не знаем, но что говрит в мою пользу.

Но была и другая альтернатива, о которой он предпочел умолчать. Возможно, следователь просто накапливал материал, чтобы сразу передать дело об убийстве в суд. Возможно, Уэйт просто подстраховывался. Газеты на это уже намекали. Но говорить такое Дафне смысла не было.

Пока что у них только револьвер. И никаких существенных мотивов. И их не будет, если только Гертруда не заговорит.

Ну, и если Арчи Шор...

Он торопливо поднялся.

Да, я говорил про него с твоим отцом. Арчи выжили из компании уже давно, задолго до появления Бена. Он сказал, что Арчи и Бен друг с другом не общались. Однако они вполне могли встречаться, просто мы об этом не знаем. Впрочем, у Арчи был один мотив - Роули.

Роули?

Да, ведь он, как и Гертруда, понимал, что, если убрать с дороги Бена, у Роули появится шанс. Мы с твоим отцом думали об этом, но считали это маловероятным. Арчи никогда не испытывал к Роули особой симпатии. Во всяком случае, у него нет склонности к насилию. Зато Гертруда...

Он умолк, и тогда Дафна, сама не сознавая, что говорит, закончила:

Она на все способна.

Деннис покосился на нее.

Да, она всегда была такой. Порою она просто не способна здраво оценивать обстоятельства. И затея с тобой и Роули ясно это показывает. Стоит ей только войти в раж, и Бог знает, что будет дальше. По крайней мере, она точно знала, что мы встречаемся в саду. И знала, что Бену об этом известно. В каком-то смысле мне всегда удавалось понять её логику. Если ей что-то кажется простым, значит, оно приемлемо. Под влиянием порыва она нашла Бена и отправила его в садовый домик. Представим, что сама она пошла следом, подобрала револьвер и убила Бена. Думаю, это вполне реально, хотя и вряд ли планировалось заранее. Я даже уверен, что не планировалось. Ведь никто не знал, что мой револьвер валяется под ногами. Нет, точно, это она, Гертруда, со своей нудержимой истеричностью. Если она приходит в ярость, то едва ли понимает, что делает. Естественно...

Либо, - заметила Дафна, - убийца обдуманно заманил Бена в домик, а уже там случайно обнаружил твой револьвер.

Да, - подхватил Деннис, - револьвер он воспринял как подарок судьбы и тут же пустил его в ход. А мы сделали все, чтобы помочь убийце. Сначала дали Бену повод пойти в садовый домик, потом для поноты картины я предоставил револьвер. Да, верно, так и было.

А Гертруда все знала.

И опять они вернулись к несчастной Гертруде.

Она его возненавидела с самого начала, - продолжал Деннис. - Была убеждена, что Бен неправильно руководит компанией. Возможно, она была права. Дивиденды были - кот наплакал. Но это не только его Вина. Настали трудные времена. Так, по крайней мере, утверждает Джонни. И даже Роули тут поучаствовал. Гертруда же ревниво относилась к репутации Роули, за что и возненавидела Бена. В жизни её интересовали только две вещи - компания и сын.

Разговор получился долгий. Они знали, что их могут подслушивать, и говорили тихо.

В конце концов, однако, пришлось признать, что прийти к бесспорному выводу они не в состоянии. И никакого нового пути найти не смогут.

Впрочем, - заметил Деннис, - если станет совсем худо, можно подсказать полиции ещё один путь.

И он показал крохотную щепочку и рассказал истрию её находки. Дафну поразили коричневатые пятна на дереве. Но какое значение мог иметь такой маленький скол?

Ей невольно вспомнился тот миг на лестнице, когда она обернулась и в кромешном мраке прошептала имя Денниса.

Я дважды пытался пронести это в лабораторию на проверку, - сообщил Деннис. - Во второй раз добрался до самой двери, но меня завернули назад.

И это отпечаток убийцы? Ты уверен?

Естественно, уверенности не было. Ни он, ни Роули не могли вспомнить о порезах или ссадинах. Оба были слишком заняты своей кошмарной миссией, чтобы обращать внимание на такие мелочи. Деннис ничего не сказал Роули про отпечаток пальца, но по поводу крови все же спросил.

Ну, я себя почти обезопасил. И если нас арестуют - я имею в виду, что арестуют меня - это всегда будет при мне.

Почему тебе просто не отдать её полиции?

Да уж лучше подождать, - хмыкнул Деннис. - Не забывай, это произошло на лестнице, значит, след оставил тот, кто поднимался наверх.

То есть, любой живущий в доме, - вздохнула Дафна.

Он кивком подтвердил её слова, и она это запомнила. Потому что с самого начала сама все знала. Деннис собирался передать это полиции, когда прйдется спасать себя или её. Но тогда он должен будет рассказать им всю историю, что случилось у них с Дафной. И тут неожиданно ей стала ясна его цель. Ведь он нашел её одну рядом с телом Бена в садовом домике. И именно это обстоятельство скрывал от полиции.

Ее глаза неожиданно наполнились слезами.

В худшем случае будем надеяться на этот кусочек дерева, - утешал он девушку. - Так что, Дафна, тебе не о чем беспокоиться.

При этом Деннис улыбался.

Он спасет нас обоих. Так что слушай меня хорошенько, ни в коем случае не думай, что я собираюсь свою молодую жизнь принести в жертву ...чему бы то ни было. Только представь себе, что будет, если полиция узнает, что мы оба были в садовом домике.

Но я-то пришла туда первой. Ты нашел меня рядом с ним. Я могла его убить до твоего прихода.

Но ведь ты же этого не делала? А почему бы мне сначала не убить его, а потом выйти? Потом я мог вернуться и встретиться с тобой. Нет, я тоже ничего подобного не делал, но могло быть и так. Так что ни о каких жертвах речи нет и нечего думать о всяких глупостях.

Он постарался переменить тему:

Можем ли мы положиться на Роули?

Они спрашивали себя и о нем, и о Арчи, и, естественно, не получали ответа. Оставалось судить о деньгах, предложенных Амелией, и дальнейших шагах, которые предпримет или не предпримет полиция.

Значит, револьвер они нашли возле садового домика, - говорил Деннис. Странно, но, как назло, именно там его и искали. Но если они считают, что Бена убили там, то почему ни словом об этом не обмолвились.

Деннис ничего не знал про кольцо, и впервые ему сообщила о нем Дафна.

Обручальное кольцо...

Да, я знал, ты его приняла, не задумываясь о последствиях...

Я его не брала, и... и оно не выкатилось из кармана Бена, как ты хочешь сказать.

Он наморщил лоб.

Об этом я ничего не знал. Ты говоришь, оно было в моих вещах?

Я была уверена, что тебе об этом сказали.

И что же, они в это поверили?

Да. - поникла Дафна и рассказала ему все.

Деннис долго смотрел на огонь, затем взял щипцы и помешал уголь в камине.

Ты уверена, что это именно оно?

Да. Бен показал мне его перед ужином, потом сунул в карман.

Значит, тот, кто вынул кольцо из кармана Бена, знал, что мы встречаемся в садовом домике, то есть, знал, по крайне мере, то, что случилось с нами прошлой ночью. Разумеется, теперь главное подозрение падает на меня.

Он усмехнулся:

Весело, правда? Теперь про меня можно говорить что угодно - всякое лыко пойдет в строку. Ну, что же, на войне, как на войне. Причем неприятель орудует в темноте. А что, собственно, сказано в завещании Бена? И что ты собираешься с ним делать?

Я могу не брать эти акции, и я не стану...

Нет, ты должна их взять, - твердо возразил Деннис. - Бен кое-что сообщил твоему отцу, тот - мне. Он ведь оставил твою прежнюю фамилию Дафна Хэвиленд. После свадьбы её следовало изменить. В конечном счете, ты наследница.

Но я отказываюсь ею быть.

Мотив?

Не дождавшись ответа, он взял её за руки и продолжал:

Я люблю тебя, очень люблю. Однажды ты станешь моей женой.

Я боюсь, Деннис. Боюсь Уэйта, этого дома, боюсь всего, что тут творится.

Глупо, - он попытался улыбнуться, но думал тоже про Уэйта.

Еще это кольцо... Оно меня пугает. Кому оно понадобилось?

Он не знал, что ответить, и просто смотрел поверх её головы на огонь. Внизу взревел мотор машины. "Полиция", - подумал он, но мысли снова вернулись к кольцу.

Зачем оно понадобилось убийце Бена Брюера?

Вдруг Деннис неожиданно спросил:

Дафна, не думай, что я сошёл с ума, но...Твой отец действительно хотел, чтобы ты вышла замуж за Бена?

14

Мой отец?

Ну, я знаю Джонни. Но это кольцо...

Если бы мой отец ничего не знал, я никогда, бы не дала согласияна брак. - В голосе Дафны звучал смертельая усталось. - Он не подталкивал меня к нему, но поддерживал Бена. Надеялся, что Бен станет хорошим мужем, как был и хорошим дельцом. - Она отрицательно помотала головой. - Нет, нет, отец Бена не убивал. Даже если бы он это только задумал, он сделал бы меня несчастной на всю жизнь. Он любит меня по-настоящему. Но он...

Не говори, я знаю.

Джонни был прирожденным эгоистом. Он не любил решать проблемы. И причин убивать Бена у него не было. Дафна же от смерти Бена в чем-то выигрывала. И Роули тоже, если бы дела пошли по плану Гертруды. Однако все пошло не так, во всяком случае, по части материальных интересов.

Ты уверена, что обе тетушки были согласны со свадьбой?

Да, конечно. Разумеется, они с отцом меня не уговаривали, но где-то в глубине души, я думаю, соглашались, что мне следовало поступить именно так. Они как бы подталкивали меня в этом направлении.

А Роули? Ему-то вроде это было ни к чему?

Ну, я...не знаю. Я не думала.

Ладно, - улыбнулся Деннис, - но ведь Роули сам мог в тебя влюбиться?

Ну, случись такое, он бы побоялся ко мне сунуться. Так что вряд ли. Планы Гертруды стали для него сногсшибательным сюрпризом.

Ах да, опять Гертруда!

В дверь постучали; послышался голос Роули.

Деннис! Там опять полиция.

Деннис открыл дверь.

Они, видишь ли, хотят снять у нас отпечатки пальцев. Да они не имеют права! Но чертов Уэйт требует от каждого как минимум формального отказа. Разумеется, делать этого никто не собирается. О чем вы беседовали?

О подозреваемых, - ответил Деннис.

Глаза Роули стянулись в узенькие щелочки.

Вы что-нибудь говорили полиции про садовый домик?

Ничего. А ты?

Тоже ничего. Только почему-то ко мне пристают все с одним и тем же: что я делал той ночью, выходил ли из дома, кого видел. Вопросы, вопросы...

Вероятно, хотят знать, ты убил Бена или не ты. - заметил Деннис.

Вечно твои шуточки! Но ведь это вовсе не смешно..

Ты, конечно, прав. А ты сжег рубашку и жилет?

Ну. в общем, да. То есть, я пытался, но все было слишком мокрое.

Боже! - вскричал Деннис и шагнул к нему. - Что же ты теперь собираешься делать?

Хочу пойти к реке, сделать прорубь во льду и спустить все в нее. Надеюсь, никто меня не заметит. Это лучшее, что можно предпринять. Так что...

Ну, ты идиот! - Деннис был просто вне себя. - Идиот несчастный.

Да ты что, Деннис?

Что ещё ты натворил? И чего не сделал?

Ей-Богу, ничего!

Но неизвестно, говорил ли Роули правду.

Слушай, Роули, я все пытаюсь вспомнить, что было у него в карманах.

Я не знаю. Помню, когда мы сняли с него рубашку и жилет, было много крови,. Но, по-моему, в карманах ничего особенного не нашли. По крайней мере, я не нашел. А ты?

Возможно, мы смогли найти одну серьезную улику.

Почему же ты не предъявил её полиции? - Улыбался Роули при этом так же гадко, как его отец.

Но тут в дверях показался Джонни:

Привет, детки. Доброе утро, дорогая, как себя чувствуешь? Вас там ждут.

Деннис бросил на Роули предостерегающий взгляд и обнял Дафну за талию. Но тут вдруг...

Мне не нравится твоя прыть, Деннис. Полагаю, тебе следует знать, что мы с Дафной поженимся.

Никогда Дафна не забудет этот момент. Серое лицо отца, ошеломленно хватающегося за галстук - и Деннис!

Деннис, побелевший, с горящими гневом глазами, двинулся к Роули и застыл перед ним, как вкопанный. Очевидно, вспомнил про Гертруду.

"Значит, она все ему сказала".

Это правда, Дафна? - спросил Джонни. - Ты и Роули...вы с ним...? А не лучше подождать немного? Что скажут люди? Что?..

Но Роули жестко и холодно оборвал его:

Можешь меня поздравить, Деннис; говорят, ты её любишь?

Мерзавец!

Деннис, Роули, Боже, что с вами случилось? - вскричал Джонни. Послушайте меня, вы оба. Подождите с вашим ссорами, пока все не уляжется. Сейчас куда важнее знать, как же произошло убийство; ведь любой из нас может угодить под суд! Боже мой!

Он схватился за голову.

Дафна, милая, ты должна им все сказать, ты должна...

Дафна ничего не должна говорить, - перебил его Деннис и взял девушку за руку. - За неё отвечу я. Она будет делать то, что пожелает и...

Дафна подняла глаза. В дверях с мрачным видом стоял детектив.

Деннис! - взмолилась она.

Деннис с Роули тоже заметили гостя и остановились, как вкопанные.

Вы по мне не соскучились? - со странным блеском в темных глазах поинтересовался Джекоб Уэйт. - Прошу остаться. Вы хотели что-то сказать?

Мы хотели, так сказать, удалиться отсюда, чтобы сдать отпечатки пальцев, - холодно ответил Роули. - Ты идешь, Даф?

Так начался этот безумный день.

Гертруда боролась с приступом астмы, скитаясь взад-вперед, накладывая смоченные кипятком носовые платки на красное пятнистое лицо. После завтрака пришел семейный врач. Он встретился с Дафной, задержал её в холле и попросил показать язык.

Плохо дело, - пробурчал он. - Это самый противный старый дом, какой я знаю. Непонятно, почему Амелия цепляется за эту старую рухлядь. Послушай, Дафна, кто же его убил?

Она отрицательно покачала головой.

И как дела в компании? Ты ведь знаешь, я вложил в неё все свои сбережения. Ладно, ладно, с этим спешить некуда. Но ты слышала о собрании акционеров 1 января?

Она кивнула головой. С этого дня начался бы её медовый месяц.

Говорят, там было сильное желание выкинуть Бена из компании...Похоже, этого всегда хотели твои тетки. Да это всем известно. Но, кажется... Да, Мэгги, скажите миссис Шор, что я зайду.

Мэгги ушла, врач снова повернулся к Дафне:

- Одевайся потеплей. Нет никакого смысла ещё и заболеть впридачу.

И отвернулся, что-то бормоча.

Появились новые персонажи, среди них - юрист компании с секретарем, тащившим толстенный портфель, адвокат семьи, разумеется, тоже с толстенным портфелем, парочка акционеров и Джонни, о чем-то споривший с Амелией.

И, разумеется, полиция (без неё - никак!).

В тот день Дафну больше не вызывали. Насколько она знала, из родных на допрос не вызывали никого. Но у неё сложилось ощущение, что Уэйт готовил на неё атаку.

Вообще в тот день Уэйт что-то уж долго отсутствовал. Правда, он осматривал кабинет и спальню Бена.

- Пора проверить бухгалтерию, - заявил он Джонни и Роули в кабинете Бена. - У вас есть ключи от письменного стола?

У них - нет, но ключи нашлись у секретарши. Разумеется, если Уэйт что-нибудь и нашел интересного, им он ничего не сообщил. Они с секретаршей оставались в кабинете, когда Джонни с Роули в сопровождении полицейского в штатском отправились в Сен-Жермен. Уэйта заинтересовали папки и коробки в сейфе компании, и он задал секретарше уйму вопросов.

У нас нет никаких секретов, - божилась та. - Все книги здесь. Бухгалтер на рабочем месте. Его всегда можно допросить.

- Так-так, никаких, значит, тайн. Н-да...

Про дороге в Сен-Жермен Уэйт заскочил в полицейское управление и ещё раз осмотрел вещи, найденные в карманах Бена. Ну, записная книжка, маленький перочинный ножик, носовой платок, немного мелочи. Того, что он искал, не было. Что ж, пришось Уэйту возвращаться в дом Амелии.

Теперь он взялся за прислугу. Взялся всерьез - по крайней мере Мэгги вышла от него в расстроенных чувствах и с красными глазами.

Лейн обсудил эту метаморфозу с Дафной.

Они интересуются такими странными вещами... Например, ключом от двери, как им запирать и отпирать. И вообще...

Что вообще, Лейн?

Ну, вещами личного характера. О членах семьи, если хотите знать, мисс Дафна. Но я им ничего не сказал, поскольку сам ничего не знаю. Особенно пристает тот тип, которого зовут Уэйт. И простите меня, мисс Дафна, они очень интересовались вашими отношениями с мистером Деннисом. В смысле романа или чего-либо подобного.

И что вы им сказали, Лейн?

Сказал, что ничего не знаю, но поскольку они сильно напирали, пришлось сказать, - и он пригнул голову так, что она уже не видела его лица, сказать, мол, нет никакого романа. Ведь это правда, мисс Дафна?

Правда, Лейн.

А потом они хотели знать все о той ночи, когда убили мистера Бена. Про цветы, про ужин и про многое другое. Хотели знать, встречались ли вы с мистером Беном до или после ужина. Я сказал, что не знаю. Зато Мэгги видела вас и мистера Бена выходящими из библиотеки, в другой раз - в общем холле, где она расставляла цветы. И ещё она добавила, что без вас будет плохо, мисс Дафна.

Он заметил, что она напугана.

Она же поблагодарила и попыталась его успокоить, сказав, что правда никому не может повредить.

Лейн был ещё в дверях, когда явился Роули. Пришлось старику оставить их одних.

Бен сделал, что мог, - с ходу сообщил Роули. - Дела компании в порядке. Они проверили все книги и ничего не нашли, кроме недостачи в двадцать три цента.

Роули, скажи, что за собрание 1 января? Будет что-то особенное?

Он заколебался. Она прошла в салон. Время шло к веверу, и становилось темно.

- Ну-с, итак, - Роули подошел к ней и сел рядом на софу.

Слушай Дафна, я должен тебе кое-что сообщить. Полагаю, мы поймем друг друга. Мать мне, разумеется, сказала, что все в порядке и дело решено. Но твое поведене нынче утром мне не понравилось.

Ну, Роули, прошу тебя...

Будет лучше, Дафна, если ты усвоишь ... пусть даже как жесткую необходимость... что Деннис для тебя отпадает.

У тебя, Роули, нет никакого права...

Ты так считаешь? - он так темперементно всплеснул руками перед её лицом, что Дафне пришлось отшатнуться. - Ну, тогда придется вспомнить об одном деле, которое... - Он запнулся, потом заговорил совершенно другим тоном. - Ты очень красива. Лучше мне просто не найти. Не глупи, Дафна. У тебя нет оснований быть слишком разборчивой. Наконец, ...

Нет, Роули, нет и нет.

Тут он пришел в ярость.

Послушай, Дафна, не забывай, я знаю, как все было в ту ночь. Когда я нашел вас в летнем домике, вы мне с Деннисом наговорили Бог весть чего о вашей невиновности. Но мать мне рассказала все: вы сговорились встретиться там и бежать, Бен об этом тоже знал и пришел туда вам помешать. Там же его и убили.. Любой юрист в два счета сделает выводы. Я не слишком любил Бена, и мне все равно, кто его убрал. Но ведь тебе не хочется, чтобы в убийстве обвинили Денниса?

Нет, Роули, нет!

Ну, тогда...

Дорогуша, - послышался из-за двери голос Амелии. - Кто же сидит в такой тьме? А, ты здесь с Роули. Почему вы сидите без света?

Роули бросил на хозяйкуи гневный взгляд и отошел от Дафны. Амелия дернула шнур выключателя и велела Роули:

Иди поищи Джонни и свою матушку.

Но, тетя Амелия...

Делай, что я говорю. Твой отец выставил настоящий ультиматум. Прямо не знаю, что ему ответить. Я бы дала денег, какие он требует. Но тогда, Роули, я тебя уверяю, вашему пребыванию в этом доме прийдет конец. Это мой дом, и я...

Я ухожу, тетя Амелия.

Что случилось, тетя? - спросила Дафна.

Амелия надолго задержала на ней тяжелый взгляд.

Он заявил, что знает мотив убийства. Но не сказал, какой. И обещал не говорить полиции за кругленькую сумму и... - тут её голос сел до шепота, и теплое местечко в компании "Хэвиленд". Но если он получит в компании хоть малейшее влияние, мы точно будем разорены. Это гораздо хуже Бена.

Дафна задумалась. Значит, Арчи знал, что они с Деннисом планировали? Знала Гертруда, но она молчала. Теперь, выходит, Арчи тоже вступил в игру?

Но насколько это опасно для Денниса? И вообще была ли тут реальная угроза?

Потом Дафна спросила:

Что же ты собираешься делать?

А что мы можем сделать? - остро взглянула на неё Амелия.

Гертруда и Джонни уже выражали подобное мнение. Но странным образом они не знали, какие, собственно, факты имел в виду Арчи. И молчали, полагая, что лучше ничего не знать.

Знает он или не знает, не в том дело, - спокойно заметила Амелия. - Он здесь, чтобы создаватьпроблемы. Ивыбрал для этого лучший момент.

Никто не спрашивал: "Да что он может сделать?" Никто не говорил: "Он ничего не знает, все это просто блеф".

Джонни со вздохом заметил:

В компанию его пускть никак нельзя.

Я не в состоянии вечно терпеть этот кошмар, - поддержала его Гертруда. - Хотя на какое-то время готова была согласиться.

Деннис на этом семейном совете не присутствовал. Кто-то сказал, что он беседует с детективами в библиотеке. Появиться парень мог лишь перед ужином, так что все шептали Дафне слова ободрения. Никто его не арестовывал и никто ничего нового не знал.

Лейн сообщил, что полиция ищет уже двух человек, которые оставались той ночью в доме. И впервые после убийства Амелия повела свое маленькое общество в библиотеку пить кофе.

Библиотека была просторным помещением, из которого удалили все, что напоминало о текущих событиях. Но нечто все же оставалось - паркетные плиты пола, прятавшиеся в закоулках длинных коридоров и едва слышно поскрипывавшие на сквозняке.

Сама же компания "Хэвиленд", как оказалось, работала без перебоев. Все бумаги были в порядке. И это послужило всем немалым поводом для гордости.

Мы с полным правом можем полагать, - заявила Гертруда, глядя в огонь камина, - что в компании полный порядок. Хотя Бен...

Она запнулась, но потом решила, что сыта разговорами по горло.

Ну, я, пожалуй, выпью коньячку и пойду спать, - завершила она свой несостоявшийся монолог.

Предложение было одобрено всеми. По пути к лестнице Амелия задержалась проверить замки. Гертруда, опираясь на руку Джонни и громко жалуясь на астму, обошла Денниса, вновь появившегося рядом с Дафной.

Он шепнул Дафне:

- В старом салоне, если все остается в силе.

Она кивнула. Роули, поджидавший Амелию в холле, смотрел в их сторону, но она надеялась, что он ничего не расслышал.

В каминах уже развели огонь. Из-за поворота коридора, вевшего к её комнате, Амелия не видела, что происходило у её двери, но могла слышать голоса.

Вскоре появился Арчи - сказал, что пришел поговорить.

Только чтобы тебя успокоить, - заверил он Дафну. - Думаю, тебе нетерпится узнать, что я знаю. А знаю я, что в ту ночь, когда убили Бена, ты сразу после полуночи поднималась по лестнице. Тебя там ждал Деннис.

Ты...

Дафна задохнулась и умолкла.

Арчи усмехнулся.

Да, я был на лестнице.

И, как будто убеждая её, добавил:

Помнишь, скрипела ступенька?

И для чего ты мне это рассказываешь? Не знаю, чем тебе ответить...

Постой, не надо шума.

Он снова ухмыльнулся.

Я хотел только, чтобы ты знала, что я твой друг. Да, и Денниса тоже, он подчеркивал каждое слово.

В горле у Дафны пересохло, колени дрожали, а Арчи все улыбался.

Объясни это Деннису. Он все поймет.

Подожди. Это что, тот самый мотив, о котором ты говорил?

Мотив? - Арчи выглядел удивленным. - Да нет, ни в коем случае.

Перед уходом он обернулся и ещё раз повторил:

- Ни в коем случае.

Дафна заперла за ним дверь и упала в кресло.

Итак, там был Арчи. Значит, Арчи Шор убил Бена? Убил, вернулся в дом и надел платье Амелии. Все он, проклятый Арчи.

А зачем он ей все это рассказал? Чтобы попугать? Или чтобы она использовала эти факты в свою пользу? Ведь она - наследница акций Джонни, а теперь ещё и Бена.

Арчи чувствовал себя достаточно уверенно, когда давал показания полиции. Он, и Роули, и Деннис - все они лгали полиции.

Дафна встала и подошла к двери. Рядом с комнатой ей послышались шаги. В коридоре света не было.

В том месте, где коридор поворачивал, она рукой ощупала стену, за которой слышался шум. Как будто быстро захлопнулась дверь на резиновых прокладках.

И тут в коридоре раздались шаги. Кто-то торопливо направлялся в её сторону.

15

Дафна замерла. Вначале она ничего не почувствовала, но потом испугалась. Попыталась вскрикнуть, убежать, но не смогла.

Все продолжалось только несколько секунд. До смерти напуганная, она слышала, как приближались быстрые и легкие шаги. Все же Дафне удалось преодолеть оцепенение, и она инстинктивно прижалась к стене.

Но шаги прошелестели мимо.

Там был кто-то, чьего имени она не знала.

Но тут вдруг в конце коридора приоткрылась дверь. Блеснул тонкий луч света и кто-то спросил:

- Кто там? Что...?

То была Гертруда? Или Роули? Или кто-то еще?

Не особо сознавая, что делает, она пробежала по коридору к комнате Амелии и забарабанила в дверь.

Еще не дождавшись ответа, она неожиданно увидела открытую дверь напротив. Та вела в темную и пустую комнату Арчи.

И тут же совсем рядом послышался голос Денниса.

Дафна, ты где? Это ты?

Его руки легли ей на плечи.

Что ты тут делаешь?

Там кто-то есть, - с трудом выдавила она, - там, в коридоре, возле моей комнаты.

Распахнулись и другие двери. Раздались голоса, поднялся шум. Кто-то включил в коридоре свет. Блики света, голоса и тени понеслись теперь со всех сторон.

Кто же, что и где - спрашивали все друг друга. Никто не понимал, что произошло. Когда же Деннис включил свет в салоне, все загалдели и кинулись к двери. Подошла даже Амелия в своем красном халате. Дафна в страхе прижалась к отцу.

Он умер сразу, - произнесла Амелия во гнетущей тишине. - Такой удар никто не выдержит.

Да, Арчи Шор умер мгновенно. Он лежал, вытянувшисьи ткнувшись лицом в пол.

Убили его тяжелыми бронзовыми щипцами для угля.

Деннис нагнулся и повернул его вверх лицом.

Мертв, - прошептал он. - ничего уже не поделаешь.

Помоги мне, Роули, - обессиленно прошептала Гертруда. Но Роули, смотревший в пустоту, не шевелился. Джонни повел Дафну в свою комнату, чтобы накинуть ей на плечи плед.

Не трогайте щипцы, - предупредил Джонни. Руки его дрожали, волосы были всклокочены. - И ничего не трогайте.

В коридоре раздались шаги. То была полиция.

Эй, что происходит? В чем дело?

Их было трое, все в форме. И весьма угрожающего вида.

Амелия повернулась к ним и показала на тело.

Мертв, - с каменным лицом констатировал один из полицейских. Поведя револьвером, зажатым в руке, он скомандовал:

Вы все арестованы и должны оставаться в этой комнате. Брэйди, позови сюда Уэйта.

Один из полицейских отправился за следователем, другой накрыл тело и встал у двери - причем держа в кармане револьвер. Он проклинал свою судьбу. Они на кухне так азартно резались в покер! А теперь вот жди тут Уэйта и таскайся с очередным трупом!

Разумеется, все могут сесть, если хотят, - предложил другой полицейский. - Скоро подойдет мистер Уэйт. Но только никаких хождений!

А что со слугами? - спросил тот, что стоял у двери.

Их можно исключить. Они живут довольно далеко отсюда, за гаражом, и никого из них в доме не было.

Снова прийдется обыскивать дом? - спросил тот, что стоял у двери.

Придет Уэйт, тогда и займемся.

Все продолжали сидеть молча. Только рыдавшая Гертруда разлеглась на софе. Роули не плакал, но сидел с мертвенным лицом. Он, как и Джонни, был в халате. Из женщин только Дафна была полностью одета. Она заметила что один из полицейских внимательно посмотрел на нее, потом перевел взгляд на Денниса, который тоже не успел раздеться и лечь в постель.

Потянулось изматывающее время ожидания. Полиция разрешила Деннису разжечь огонь в камине. Никто не разговаривал. Накрытое тело на полу не молчало, а обвиняло. Но если Арчи был мертв, значит, он уже никому не опасен?

Или все же опасен?

Сидевший с Дафной Джонни зашелся в кашле. Говорившему по телефону полицейскому пришлось отвернуться. Но все равно было слышно, что речь шла про обыск всего дома и задержании их всех под наблюдением. В тишине послышались шаги двух человек, двери открылись, потом закрылись, звук шагов удалился. Только Джонни продолжал надрывно кашлять.

Наконец все услышали шум автомобиля. Взвизгнули тормоза, хлопнули дверцы. Подкатил ещё один, потом еще.

Послышались голоса, шаги по лестнице и в коридоре. В комнату влетел Джекоб Уэйт. Один из полицейских принялся было докладывать, но Уэйт его тут же прервал. Он остановился и оглядел всех присутствующих. Его шляпа и твидовое пальто были в снегу. Сыщик осмотрел и труп. Остальные шушукались и напирали друг на друга. Уэйт немного повозился с трупом, потом поднялся на ноги.

Мы слушаем вас, доктор, - произнес он наконец.

Доктор шагнул вперед. Щеки его раскраснелись от мороза.

Пробит череп. Больше тут мне делать нечего. Унесите его, Юджин.

Труп внесли в холл, где уже ждали носилки. Послышался голос одного из носильщиков:

- Осторожно, поворот.

Доктор повернулся к Уэйту:

- Оружие вон там, - он указал на щипцы.

Уэйт кивнул и нагнулся над ними, чтобы рассмотреть получше. Потом примерился было рукой, но брать щипцы не стал. Затем он отвернулся и зашагал к камину, на ходу снимая шляпу и пальто.

Итак, Келлог, - спросил он, - что случилось?

Келлог, который ничего не знал, замялся.

Они все здесь, как мы и доложили. Все в этой комнате, никуда не выходили, я...

Ладно, - прервал его детектив. Он выглядел усталым и даже больным. Вид трупа всегда вызывал у него тошноту, а с ней и ярость. Боже, как он все это ненавидел! И заодно - всех этих типов, которые пялились на него, но скрывали свои тайны.

Закурить, что ли?

Ведь почти наверняка один из них - убийца. Уэйт ограничился этим "почти" - он любил конкретность. Ну, мотивов может быть до черта, надо начинать их все перебирать. И чем скорее он начнет, тем скорее вскроет их противоречия и быстрее все закончит.

Да хотя бы вот эти старухи. Обе трусят, но отчаянно с ним борются. Им совершенно безразлично, кто убил Брюера или этого болвана Шора. Все, чего они хотят - это замять дело, да побыстрее. А уж если убийца - женщина, и они это знают, - наверняка промолчат.

Конечно, для такого удара нужна немалая сила. Вот выстрелить - другое дело, это каждый может. И все же нельзя исключать возможность, что действовали женщины - пусть даже двое, трое. Хоть та же девица: худощавая, конечно, но не слабенькая. Кроме того, если кто шел на преступление, то часто привлекал и девушек. Да ещё таких красивых. Он наблюдал за ней во время следствия. Совершенно ясно, что она не любила человека, за которого собралась замуж. И ничуть по нему не горевала. Она боялась, это верно, но вовсе не грустила.

Он вообще не наблюдал особой грусти. Конечно, все почувствовали облегчение, когда Бена не стало. И ему ещё нужно узнать, почему. Возможно, они были рады не меньше, когда с дороги устранили Шора. Даже сын его Роули не слишком убивался.

Ну, а дела тем временем не двигаются. Ждать больше нечего. А материала набралось не так уж много.

Если не рискнуть, дело затянется надолго.

Последнее событие показало, что убийца запаниковал. Что его нервное напряжение достигло предела. Самым вероятным мотивом убийства Арчи Шора была самозащита. Конечно, ведь он сам утверждал, что кое-что знает, пусть даже ограничивался одними намеками.

Разбудите прислугу, Брэйли. Скажите, чтобы принесли горячий кофе, подбросьте угля в камин. Ну-с, итак...

Он повернулся к домочадцам.

Скоро принесут кофе. А в комнате станет теплее. Так кто же убил Шора?

Ответа не последовало. Только Гертруда постаралась стиснуть зубы, чтобы не зарыдать. Уэйт неодобрительно покосился на нее.

Ну-с, кто-то же должен был это сделать. А кроме вас в доме никого не было. Его убили потому, что он знал кое-что насчет убийства Бенджамена Брюера, не так ли?

Все тот же результат - без комментариев. Пришлось прищуриться и взять пожестче.

Что же, тогда я вам кое-что расскажу. Есть только два мотива этого убийства. Может быть и третий - самозащита. Первый - это выгода, второй устранение убийцы. Полагаю, это отпадает. Впрочем, к этому мы ещё вернемся.

Итак, этой ночью здесь нашли тело Арчи Шора. Он собирался навестить Брюера в надежде получить работу. Денег у него не было. По дороге Шор встретился с сыном, который отговорил отца от его затеи. Тогда он просит сына самого замолвить за него словечко и вымолить ему местечко в компании.

Ты что же, Роули, - проревела Гертруда, - ты сам это сделал?

Не перебивайте меня. За это Шор пообещал уйти. После того, как разговор закончился, они, как утверждают, стояли у дверей и собирались распрощаться, раздался выстрел. Поскольку шел снег, они не смогли точно определить, откуда он был слышен. Так, по крайней мере, они утверждали. Оба его квалифицировали как выстрел из мелкокалиберного оружия. Тут они решили, - если все-таки верить их словам, - что ничего особенного не произошло. Шор переоделся в женское платье, найденное в шкафу под лестницей, и удалился восвояси. Этот пункт ещё не расследован в должной степени и по-прежнему вызывает сомнения. Итак, как вы все знаете, он взял такси и уехал. Роули лег спать. Как вам известно, любящий папаша вынырнул уже на следующий день. Все это я рассказываю с его слов. Эту же историю во всех подробностях повторил и Роули.

Водитель такси утверждает, что выехал отсюда точно в час. Никакого выстрела он не слышал, поскольку работал мотор, а окна закрыты. Если принять, что выстрелом, который слышали Роули с отцом, убили Бенджамена Брюера, это произошло примерно без десяти час.

Уэйт сделал паузу.

"- Но ведь было-то не так, - подумала Дафна. - Бена убили почти на час раньше". Ведь она пришла в садовый домик сразу после полуночи. Но сказать об этом - значит нарваться на вопрос сыщика:

- Откуда вы это знаете?

Следовательно, получается, что у отца и сына Шоров было десять минут на разговоры, переодевание Арчи и поход по сугробам к такси. Он сказал, что хотел успеть на поезд, но не хотел, чтобы его узнали на вокзале. Не хотел потому, что боялся, что выстрел мог означать чью-либо смерть или другие неприятности. Еще он не хотел, чтобы их с сыном допрашивали, что звучит не слишком убедительно, - сухо резюмировал Уэйт, холодно косясь на Роули. Тем не менее в означенное время он отбыл. Мы не сразу сумели разобраться с женщиной в такси. Но Арчи Шор не стал ждать, пока мы это выясним, и вернулся сам. Дал показания, не слишком, впрочем. убедительные, и остался в доме. И это несмотря на то, что был персоной крайне нежелательной. Тогда вопрос: чего же он хотел?

Он помолчал. Молчали и другие.

Тогда чего же он хотел? Немногого, потому что прочел в газетах про убийство и хотел уверенности, что его не заподозрят. Конечно, можно было рискнуть и не возвращаться. Но он понимал, что таким образом оставляет след как возможный убийца. Правда, след небольшой, поскольку каждый из вас - и все вы вместе - тоже входили в расчет. Вы же не желали дать ему приют. И не предложили ему денег.

И он в упор взглянул Амелии в глаза.

Тут Джонни не выдержал, беспомощно закопошился и прокашлялся:

Видишь, Амелия, я всегда говорил, что громко разговаривать не следует. Полиция все слышала.

Следователь нетерпеливо покосился на него.

Разумеется, иначе зачем мы здесь? Итак, что же он знал? Он мог бы детально объяснить мне следующее: видел ли он убийство? Узнал ли что-нибудь после того, как услышал выстрел? Ходил ли он в садовый домик? И...

Как, в садовый домик? - воскликнула Амелия.

Да, именно в садовый домик, - следователь смерил её испепеляющим взглядом. - Брюера убили именно там. Нам это уже известно. Это - и ещё кое-что. Кстати, поскольку вы здесь, организуйте, пожалуйста, кофе. И велите принесите всем чашки.

16

Все готово, - доложил Лейн, натянувший впопыхах брюки и свитер прямо поверх ночной пижамы. Его руки дрожали, пока он разливал кофе, а взгляд беспомощно метался по комнате.

Джекоб Уэйт повернулся к одному из полицейских:

Вы его уже допрашивали?

Да, он ничего сказал. Но вот служанка Мэгги...

Уэйт нетерпеливо кивнул.

Ну, так вот, от неё мы узнали кое-что любопытное.

Что же именно?

Хотите послушать, - кивнул тот на диктофон, - или мне самому рассказать?

Сами, и не торопясь.

Так вот, эта самая служанка Мэгги, ну, вначале она ничего не говорила, но мы...кое-что из неё выжали...

Что именно?

Про молоток.

Про... - Уэйт запнулся, посмотрел на полицейского и продолжил: - Про какой молоток?

Молоток в кухонной сушке. - Брэйли явно наслаждался своей осведомленностью. - Мэгги нашла его вчера утром. Обычно инстумент хранится в погребе. Она нашла его в шкафу и отнесла на место.

Но если она отнесла его туда...

Это ещё не все. Отнести-то она отнесла, но когда после обеда опять полезла в шкаф, он снова оказался там. На том же месте, что и прежде.

И вам известно, кто положил его туда?

Нет. Она просто отнесла его назад.

Вы уверены, что она говорит правду?

Да. То есть, она не хочет говорить. Так что следует взяться за неё по-настоящему.

Достаточно, Брэйди. Я сам с ней поговорю.

Уэйт кивком указал на дверь, и Брэйди удалился. Детектив повернулся к человеку в штатском:

Проследите, чтобы как можно скорее доставили результаты экспертизы отпечатков на щипцах.

Затем он кивком подозвал Лейна:

Налейте ещё кофе. Благодарю. А вы что знаете про молоток, Лейн?

Ничего.

Но ведь Арчи убили щипцами. При чем тогда тут молоток?

Хитро задумано, - протянул Уэйт и занялся своим кофе, но сказанное им словно повисло в воздухе.

Впрочем, кофе несколько поднял всем настроение.

Джонни взболтал остаток кофе в чашке, потом прервал молчание:

Мистер Уэйт, вы что-то говорили про садовый домик...Вроде бы, Бена убили именно там?

Да, - кивнул детектив, снова подливая себе кофе.

Но почему вы так в этом уверены? Это кажется странным...

Неожиданно в разговор вмешалась Амелия:

Если Арчи с Роули стояли у дверей, когда слышали выстрел, они должны были заметить, что прозвучал он именно оттуда.

Мы их тоже об этом спросили, - кивнул Уэйт. - И что вы, мистер Шор, нам можете сказать? Не желаете изменить свои прежние показания?

Роули уставился в свою чашку и буркнул:

Нет.

Но вы же слышали выстрел?

Да. Я вам уже отвечал.

Но вам не показалось, что он раздался в садовом домике?

Нет.

И вы не пошли туда, чтобы проверить?

Роули покосился на детектива и гневно спросил:

Чего вы добиваетесь? Я же вам сказал, что не ходил. Я и вправду ничего сделал. По крайне мере, я его не убивал. И у меня есть алиби. То есть, было. Именно на тот момент, когда раздался выстрел.

Понимаете, чтобы перетащить труп из домика, нужны хотя бы двое. Я пока не знаю, зачем это сделали, но так было сделано. Один убийца бы не справился. Я же знаю, как и за что вы лично и все ваше семейство ненавидели Брюера. Знаю про вашу многолетнюю с ним вражду. И про то, что вы готовы были на все, лишь бы окончательно устранить его из компании.

Мы его не убивали, - пронзительно закричала Гертруда, - наша нелюбовь к нему была оправданной, ведь он вел компанию к гибели. Еще год под его руководством - и компания бы обанкротилась. Можете спросить кого угодно, каждый подтвердит. Мой отец всю жизнь трудился, а этот тип едва все не пстил насмарку. Он был заносчив, нерасчетлив, да и вообще ...

Вы можете все это подтвердить, миссис Шор?

Гертруда сразу осеклась, но глаза её сверкали яростным огнем, когда она ответила:

Конечно. Да и другие тоже подтвердят. Мы часто думали, что он...

Гертруда, - мягко остановила сестру Амелия. Та умолкла. А Амелия самым любезным тоном продолжала:

Моя сестра больше всего на свете любила нашего отца, мистер Уэйт. И ей казалось, что через компанию Брюер угрожал существованию всего нашего семейства. Но это чувство было не настолько сильным, чтобы... В общем, могу вас заверить, что для устранения мистера Брюера были и иные способы.

Например, объявить его умалишенным? - холодно спросил Уэйт.

Глаза Амелии сверкнули, но она промолчала. И поскольку пауза затянулась, снова заговорил Уэйт:

Вы уже несколько месяцев пытались это сделать. Не трудитесь отрицать, нам все известно. Даже его помолвка с вашей племянницей вас не остановила. Есть составленный вами же список - мы нашли его - с перечнем его собственности на случай объявления его недееспособным. Вы собирались представить его акционерам в надежде, что они поддержат обращение в медицинскую комиссию. Что, кстати, показывает, что вы не слишком хорошо осведомлены о нашей деятельности. Мы все узнали от вашего домашнего врача, с которым вы советовались. Зато от своего адвоката Брюер точно знал, что вы затеяли. И от акционеров тоже: они ведь сообщили ему о письме, направленном им вами и вашей сестрой. О коротеньком таком письме, в котором ставилось под сомнение его душевное здоровье. И, следовательно, его способность управлять предприятием. Еще мы знаем, что...

Что ещё за письмо? - удивилась Амелия и повернулась к Гертруде. - Я не подписывала никакого письма. Воображаю, что ты там написала.

Должна же я была хоть что-то сделать, - вся багровея от возбуждения, вспылила Гертруда. - Ничего другого не оставалось. Ты же разговаривала с акционерами, с врачами. Я тебя давно предупреждала, что Бен про это знал. И говорила, что он только ждет момента, чтобы отомстить. Он же...

Глаза Амелии гневно сверкнули:

Слушай, Гертруда! Если ты пытаешься внушить, что я боялась Бена Брюера, то ошибаешься. меня выводил из себя тот вред, который он нанес компании. Но лично против него я ничего не имела.

Я не это имела в виду... не это хотела сказать... вообще не об этом шла речь... я же вовсе не думала, что его убила ты. В самом деле, я...

Успокойся и не болтай лишнего. - Амелия повернулась к Уэйту. Разумеется, я делала попытки удалить Бена Брюера с фирмы. А то, что он собрался жениться на моей племяннице, тут вовсе не при чем.

Но вы содействовали этой свадьбе - или наоборот?

Ни то, ни другое. Вы меня об этом уже спрашивали. О свадьбе было объявлено. Моя племянница - особа совершеннолетняя. У меня есть перед ней определенные обязанности. Но никакого давления я на неё не оказывала. Не так ли, Дафна?

Но только Дафна собиралась ответить, как сыщик поспешил задать вопрос Амелии:

Вы полагали, что через племянницу сможете хоть как-то на него влиять?

Нет.

Ну, на худой конец, он, как минимум, попадал в вашу семью и становился супругом вашей племянницы, о которой вы проявляете такую заботу, и которая вам за это обязана. Думаю, таков был ваш план, мисс Хэвиленд. Но зачем девушке выходить замуж за нелюбимого? Тем более если он тоже не был к тому расположен?

Это она не была расположена выходить за него, - фыркнула Амелия. Спросите её, её отца, или ещё кого угодно.

Но вот в ночь перед свадьбой что-то случилось. Нам уже многое известно. Мы знаем, например, как вы были одеты. Знаем, когда Бен Брюер покинул свою комнату, как долго он оставался в своем кабинете и кто его там навещал. Знаем, когда он пришел сюда. Знаем, когда появился в доме Деннис Хэвиленд. Когда, кто и по какой цене купил цветы на свадьбу. И ещё знаем, что Бен Брюер заявил будущей жене, что глупо даже пытаться влиять на него.

Вы это узнали от меня, - возмутилась Дафна. - Вы принудили меня к этому признанию.

Стало быть, - не глядя на нее, продолжал Уэйт, - вам нет смысла нас обманывать, мисс Хэвиленд. Мы...

Я вижу, - спокойно кивнула Амелия. - Но знаете ли вы, кто убил Бена?

Уэйту приходилось признать тщетность своих усилий. Тем не менее он невозмутимо заявил:

Нет, мы только начинаем это понимать.

Дафна сразу подумала, что он имеет в виду Денниса. И эта небольшая пикировка с Амелией смысла для Уэйта не имела. Ему просто нужно всех разговорить. Он знает и про садовый домик, и про то, что там были двое. Зает, кто был в доме. И с самого начала знает, что никакой кражи не было. Он знает, что мы делали с Деннисом, хотя и не знает, что это был Деннис. Еще он не знает, что Деннис ни при чем. И Арчи он тоже не убивал. Потому что он никого не мог убить.

Но оставался револьвер Денниса. И обручальное кольцо.

А стоит проявить малейшую неосторожность - и можно все выболтать. И Бог весть что может за этим последовать и чем это грозит. Ведь материал, над сбором которых так неутомимо трудится полиция, может в конце концов привести её и к мотивам, и к доказательствам.

И, наконец, Амелия. Дафна знала, что Амелия не стала бы давать согласие на женитьбу Бена только из желания выиграть время.

Но тут Уэйт обратился к одному из полицейских:

Принесите молоток, о котором говорила Мэгги, и пусть с него снимут отпечатки пальцев. Допросите её ещё раз, но сюда не приглашайте.

А за что вы заплатили Шору? - неожиданно повернулся он к Амелии. - Что бедняга знал?

Та посмотрела на Джонни.

- Он нам не поверил.

Она ничего не знает, - заявил Джонни. - Мы все так ничего и не узнали.

- Но зачем вы дали ему деньги?

Да ничего мы ему не давали, - буркнул Джонни. - Хотя имели это в виду. Он вполне мог доставить нам неприятности. Отказывался сообщать что бы то ни было, только твердил, что знает мотивы убийства Бена. Так что теперь мы вообще не знаем, знал он хоть что-то или просто шантажировал.

Тогда продолжим разбирательство. Кто обнаружил его труп сегодня ночью? Прошу по очереди. Начнем с вас, мисс Хэвиленд. Когда вы узнали о смерти Шора?

Все слышали шум. Никто не спал. Но точно понять, кто что заметил, было невозможно.

Ну, труп нашел Деннис, - сообщила Гертруда. - Мы стояли в дверях, когда он перевернул его и сказал, что Арчи мертв.

Все это подтвердили.

Дафна сказала только то, что должна была сказать: как в темном коридоре на мгновение испытала ужас, потом пережила его ещё раз. Она медлила с ответами, не будучи уверенной, что ей не почудился взгляд из темноты, причем, похоже, человек прошел мимо нее. Но, может быть, тот человек вовсе не имел отношения к делу?

Кто же все-таки мимо вас прошел?

- Не знаю.

Зачем вы вышли в коридор?

Но это просто как холодный душ. Лишь тут она заметила ловушку, в которую попалась.

Я шла в салон.

Зачем?

Зачем?

Тут Деннис пришл ей на выручку.

Я просил Дафну о встрече. Мне нужно было с ней поговорить.

Детектив повернулся к Деннису:

Итак, опять вы?

17

Да, я был в своей комнате и собирался идти в салон, когда услыхал шум и выскочил в коридор.

Вы, стало быть, не подождали, не произойдет ли чего нового?

Нет. Я поступил, как обычно.

И что же вы сделали?

Я побежал по коридору и услышал, как где-то захлопнулась дверь. Постучал к тете Амелии и спросил: "Дафна, ты здесь?" Она помедлила, потом что-то ответила, не помню, что. Послышались голоса, распахивались двери, включили свет. Я направился к салону и ...

- Зачем?

Даже не знаю. Просто пошел туда - и все. Он же был рядом. Я вошел, включил свет, а он там уже лежал. Вот и все.

И в дальнем конце коридора вы никого не заметили?

Никого.

Уэйт вновь и вновь с особой педантичностью задавал вопросы о самых незначительных деталях. Снова и снова одно и то же. Кто в последний раз разговаривал с Арчи? Им окзался Лейн, принесший Арчи сигареты.

Он был очень благодарен. Случилось это около десяти.

Мисс Хэвиленд, ваша комната находится рядом с той, которую занимал Шор. Вы ничего не заметили и не слышали?

Ничего.

Последовали новые вопросы.

Порой Уэйт возвращался к ночи, когда убили Бена. И Роули снова пришлось пункт за пунктом повторить всю историю, которая с ним приключилась.

Я шел к себе в комнату, когда услышал выстрел. И когда наутро я спустился вниз, мне сказали про убийство. Труп нашла Мэгги в библиотеке.

Это был великий час для детектива, о чем Дафна и не подозревала. Вопросы сыпались, как из рога изобилия. Прошло немало ужасных часов, когда сопротивление наконец ослабевает, и истина проступает наружу.

Порою детектив прикидывался простаком. Например, у неё он спросил про расстояние, которое пришлось пройти от её комнаты по коридору, и сразу вышел, очевидно, проверять ответ. И ещё пример: он ушел в комнату Арчи и оставался там довольно долго, пока её распрашивал про Арчи другой полицейский, маленький толстячок с узкими глазками - его звали Тилли.

Зато Гертруда со страдальческим лицом, но ненавистью в голосе, ответила:

В последние годы я ничего о нем не слышала, во всяком случае, ничего хорошего, это уж точно.

Роули надулся и попытался осадить мать по-латыни:

О мертвых..., - но был грубо прерван:

Ах, перестань. Сейчас не время для французских цитат. И для уловок тоже. Только правда.

И сказал это не полицейский - ложным пафосом блеснула Гертруда.

Это не французский, Гертруда, - заметила Амелия. - Пожалуйста, возьми себя в руки.

Да, мама, пойдем, лучше пойдем отсюда, - пробормотал Роули.

И даже Джонни решил вмешаться:

Это... это все её мигрень, мистер...э... мистер Тилли...мигрень.

Тиллинхауз, - поправил его детектив.

Тиллинхауз, - повторил Джонни, машинально приглаживая рукой волосы. Можно больше не тревожить мою сестру? Она нездорова.

Ее допросит Уэйт, - пожал плечами Тиллинхауз.

Все могут разойтись, - долетел от двери голос Уэйта. - Но дом не покидать.

Было уже около пяти вечера.

Все поспешно удалились. Дафна ощутила рукой прикосновение Денниса.

Перед уходом она слышала, как Тиллинхауз говорил другому полицейскому:

Давно пора произвести арест.

Тот согласно кивнул.

Оба смотрели куда-то мимо, и когда Дафна оглянулась, она увидела Денниса, беседовавшего с Амелией.

Кого они имели в виду - Денниса? Или, может, Амелию?

Однако с каждым разом вопросы становились все абсурднее.

Она, конечно, знала, что люди постоянно меняются. Но знала также, что Амелия давно играла роль главы семейства.

Вернувшись в свою комнату, она поспешила извлечь из шкафа желтое платье. Как могла она так долго продержать при себе эту убийственную улику! Давна долго возилась со спичками (камин давно погас), но ткань горела плохо. Орудуя маленькой каминной кочергой, она ворошила его, давая доступ воздуху к голубоватым язычкам огня.

Она страшно устала. Руки дрожали. По-прежнему в голове роились разные вопросы. Кто убил Бена? И Арчи? Она была так уверена, что Бена убил он!

Роули не поднял бы руку на отца. Нет, он не мог!

Она пошевелила платье, и пламя вспыхнуло сильнее. Тут неожиданно ей пришло в голову, что тетушки Амелия и Гертруда, собственно, тоже ничего не смогли бы.

Деннис как-то сказал, что подозревает Гертруду.

Но Амелия по части силы и воли казалась значительнее.

И ещё Амелия была куда умнее.

Был ли в самом деле хоть один след, который вел к убийце? И о котором Деннис ничего не знал?

Дафна сидела у камина, когда к ней постучался Джонни. Сначала она думала, что это Деннис, и хотела пойти открыть. Но потом вспомнила про молоток - находку Мэгги - и не решилась.

Лишь узнав негромкий голос Джонни, она шагнула к двери.

Боже, как здесь холодно, - поежился тот. - Растопи камин. Слушай, Дафна, полагаю, я должен тебе сказать ...ты же понимаешь... Я бы признался. Про убийства. То есть, про обоих.

Он смотрел на нее, мигал и говорил все быстрее:

Ну - ну, Дафна. Подойди, присядь. Не смотри так на меня. Боже, я ведь должен был это сделать!

И пока она не успела ни о чем спросить, поспешно продолжил:

Тут ничего не поделаешь. Смотри, Даф, ... Ну - ну, дорогая, если ты так воспринимаешь, я ничего не говорил. То есть, конечно, уже сказал, но...

Он опустился в шезлонг, сунув руки в карманы. Глаза смотрели полусонно, лицо прорезала тонкая сеть морщинок.

Слушай, Дафна, ты любишь Денниса?

Да.

Гм, - Джонни пристально посмотрел ей в глаза. - Ты ведь что-то сожгла? Тянет паленым.

Одно платье. Отец, о чем ты? Я ничего не понимаю. Не могу и помыслить, что...

Я сказал, что я бы сознался. - Отсутствующим взором он окинул валявшиеся на шезлонге обрывки меховой отделки. - Долго так не может продолжаться. И притом, ведь нет другого выхода.

Да ты что... - Она пыталась понять, чего он добивается. - Ты же с ума сошел. Тебя арестуют. Обвинят в убийстве.

Нет, - покачал он головой и даже слегка улыбнулся, - я бы сам себя обвинил. Что это было за платье, Дафна? Эти маленькие обрывки мне что-то напоминают. Это платье, в котором ты была, когда...

Когда убили Бена.

Отец украдкой покосился на неё и отвернулся к камину.

Понятно, - протянул он, не глядя на дочь. Потом со вздохом добавил:

Теперь мне совершенно ясно, что нужно это сделать.

Да ты пойми, - в сердцах вскричала Дафна, - что это я должна пойти на жертву...

Нет, детка, нет. Я жертвую собой не для тебя. И не ради кого-то еще. Послушай, здесь все очень просто. Ты знаешь, какие у меня сестры. У обоих своего рода мания величия. Частично в этом виноват и я. Я всегда лишь следовать за ними. Но сейчас их положение вовсе не завидное. Обе твердо желали удалить Бена из компании. И я не знаю, как далеко они зашли.

Джонни вздохнул.

Пойми меня правильно, Дафна. Только не плачь, держи себя в руках. Я хотел бы признаться, просто признаться и не давать никаких пояснений. Вот и все. А мой адвокат найдет наилучшие объяснения.

Это не пройдет, - всхлипнула Дафна, и Джонни подал ей свой носовой платок.

Ну, если хочешь, можно сначала переговорить с адвокатом. Но все дело вот в чем. Прежде чем мы узнаем, как все произошло на самом деле, кто-нибудь из вас окажется в тюрьме. Я имею в виду Амелию, Гертруду и... и тебя. Но и это ещё не все. Хэвиленды - не только семья, но и компания.

И что же будет с компанией?

Не знаю, но что-то же будет. Да, кто там?

При виде Джонни Деннис просветлел.

Слушай, Дафна, - попросил он, - выйди на минутку. Кстати, ты могла бы лечь спать на диване в комнате Амелии. Но что произошло?

Она все расскаХолла, но, к её ужасу, Деннис вдруг всерьез задумался над этой идеей. Но в конце концов решил:

Все же это выглядело бы непорядочно. Мы можем решить эту проблему вместе - ты, Роули и я. Каждый станет причастен к убийству. Адвокат так поведет дело, чтобы...

Да нет же, это невозможно, нет, нет...

Успокойся, Дафна, мысль не настолько глупа...

Но зачем все это?

Дело в том, - Деннис говорил очень серьезно, - что мы уверены, все это проделала Амелия. Но нельзя же допустить, чтобы Амелия последние годы жизни провела в тюрьме. А так все кончится благополучно.

Помолчав, Деннис добавил:

Впрочем, вероятно, меня рано или поздно все равно арестуют. Мне вообще непонятно, почему они столько тянут. И лучше, если я признаюсь. Тогда у меня появится больше шансов.

А щепка? - внезапно припомнила Дафна. - Да вы оба сошли с ума. Уходите, уходите!

Она громко беспомощно всхлипывала. Ей дали воды и нюхательной соли. Последняя подействовала так, что Дафна даже рассмеялась. Затем спокойно села, откинув волосы с лица.

Полагаю, - беспомощно развел руками Деннис, - тебе нужно дать время успокоиться.

Да - да, - добавил Джонни, - мы ничего не станем делать, не переговорив с тобой. Обещаю.

Хорошо, - кивнула Дафна, - но я все же права. Это ужасно.

Верно, - согласился Деннис. - Видит Бог, не очень-то хочется мне влезать в это дело. - Он склонился над Дафной. - Послушай, дорогая, ты очень устала. Тебе обязательно надо отдохнуть.

Он на ходу поцеловал её, сходил в ванную и принес оттуда бутылку с теплой водой, которую пристроил ей в ноги. Затем укрыл её и снова поцеловал, на этот раз нежнее.

Затем он удалился. Джонни, зевая, дожидался, пока он уйдет.

Но когда Деннис ушел, Дафна вспомнила, что не сказала про Арчи, под которым скрипела лестница. Впрочем, теперь это казалось уже не столь важным.

Она решила, что теперь ни за что не уснет, и тут же заснула.

Так прошел этот странный холодный день. День суеты полиции и репортеров. Прибывали и уезжали машины. По холлам и комнатам шастали люди, заполняя помещения голосами и табачным дымом.

По реке на коньках каталась молодежь, согреваясь у костров. Они-то и наткнулись на остатки старого костра с несгоревшими дотла вещами. Вещи притащили в дом.

Назавтра Дафна проснулась лишь в полдень от стука в дверь. То была Мэгги:

- Мисс Гертруда желает вас видеть. Сожалею, мне пришлось стучать. Я принесла вам чай и бутерброды. Не торопитесь к мисс Гертруде, у неё свои причуды.

Но то были не причуды.

Хотя Дафна после чая приняла горячий душ, ей казалось, что она весь месяц не переодевалась. Она находилась в отдаленной части дома и не слышала, что происходило в других местах. Она надела голубое платье, повязала вокруг шеи красный шарф. Из кармана тоже выглядывал красный платочек.

Когда она постучала в дверь к Гертруде, изнутри ответил голос Роули:

Войдите.

Гертруда лежала в постели в неглиже, но тщательно причесанная и накрашенная. Из-за задернутых штор в комнате стоял полумрак. В камине горел огонь, в кресле сидел Роули и курил.

Хорошо, что ты здесь, Дафна, - произнесла Гертруда. - Роули, проверь, закрыта ли дверь. Итак, Дафна, все в порядке.

Она победно усмехнулась, её глаза сверкнули. Она продолжила:

Он подойдет сию минуту. Пока об этом никто ничего не знает. Мы сохраним все в тайне. Сам он наверняка согласится. Если нет, поищем другого, но я уверена, он это сделает. Обязательно сделает.

Дафна ничего не поняла:

Кто это? О чем вы?

О его преподобии пасторе Лонергане. Все по закону. Он зарегистрирует ваш брак. Я имею в виду твой с Роули.

18

"Надо попытаться удержать себя в руках", - подумала Дафна и спокойно ответила:

Тетя Гертруда, ты, наверно, не поверишь, но мы с Роули уже обо всем договорились.

Конечно, верю. Дорогая Дафна, ты ведь в таком положении, когда не отказываются. Теперь уже нет. Я читала и слышала, что это вполне законно. При этом вовсе не нужно совместное проживание, тому много примеров. И тогда при любых обстоятельствах вы можете оформить отношения. Мне это представляется так: преподобный Лонерган приедет меня навестить. Он уже в пути. Я позвонила ему, и он пообещал прибыть немедленно. Что он только и ждал, чтобы я позвонила, и готов нам помочь. Итак, - закончила Гертруда с самодовольной улыбкой, - мы дадим ему удобный случай, которым он рад будет воспользоваться.

Вряд ли, - покачала Дафна головой. - Он...

Придет, придет, Дафна. Мы не помогали нашей церкви почти сорок лет.

Мама, ну не будь ты так вульгарна, - неожиданно вмешался Роули.

Вульгарна? - переспросила Дафна. - И это все, что ты можешь сказать?

Роули встал и подошел к ней.

Это ведь неплохой план, Дафна. Если подумать, ты сделаешь доброе дело.

Это отличный план, - снова вмешалась Гертруда. - Преподобный Лонерган сделает все нужное. Я точно знаю, как это происходит. Свидетелем буду я, ещё можно пригласить и Мэгги. Так что свидетелей будет двое. И вас с Роули обвенчают. А затем...

Ага, я поняла, - вздохнула Дафна. - Ты хочешь...

Мама хочет, - пояснил Роули, - чтобы все прошло как можно лучше, и не осталось никаких недоразумений относительно нашей... нашего соглашения. Понимаешь, ей кажется, что если все получится как надо, ты сможешь забыть про свое обещание и...

Я никому ничего не обещала.

Послушай, дорогая, ведь бегство есть бегство... - начала было Гертруда, но Роули её прервал:

Лучше тебе держаться нас с мамой. Данное пастору обещание нас соединит. Ей кажется...

Он освятит ваш брак, - перебила Гертруда, - и тогда все кончится. Мне не нравятся твои отношения с Деннисом, Дафна. Я знаю про ваше свидание в библиотеке той ночью, когда убили Бена. Знаю, что вы собирались бежать вместе, если Бен...

Подожди, мама, дай я скажу. Для волнений нет причин. Мы ведь связаны тайной, но, как сказала мама, будет лучше, если будем связаны ещё и узами брака. Наверно, тебе стоит знать, что полиция близка к разгадке. Сегодня нашли рубашку и жилет Бена...

Которые ты так и не сжег.

Это неважно. Они знают уже очень много. На жилете Бена найден тот же пепел, который уронил Деннис на пол в садовом домике. Я скажу тебе, что мог бы им сказать. Я могу сказать, что мы нашли труп Бена в садовом домике, или что мы вместе с Деннисом внесли его в дом. Решение в моих руках.

Замуж за тебя я не выйду.

Ну что же, ладно. Только что ты будешь делать, если откажусь подтвердить ваши с Деннисом показания?

Будет наше слово против твоего.

Ах, так? Даже если мама говорит, что все про вас знает?

Слушай, Роули, ты же знаешь, какова бывает тетя Гертруда, когда она...

Что такое? - возмутилась Гертруда и села в постели. - Что ты имеешь в виду? Никогда я лучше, чем сейчас, не знала, чего хочу. Преподобный Лонерган будет здесь с минуты на минуту. Роули, ты должен заставить её образумиться.

Полагаю, вы оба заблуждаетесь. Неужели ты и самом деле полагаешь, что я тут останусь, чтобы ты на мне женился? Да я все расскажу Лонергану, я буду кричать, я...я...

Кричи, если хочешь. Деннису это дорого обойдется. Придется расскзать тебе кое-что еще. Это была не моя идея, но звучала она разумно. Теперь же я призадумался: пожалуй, лучше заплатить наличными.

Я ни о чем таком не договаривалась. И в этом идиотском плане не участвую. Ты, похоже, не видишь...

А, так ты называешь это идиотством? - воскликнул Роули. - Ну, это мы ещё посмотрим. Думаю, теперь мы сможем отыскать и обручальное кольцо. Разумеется, у Денниса, где ж еще?

У Денниса? - вскричала Дафна. И тут же буквально прозрела. Да об этом надо срочно сказать следователю. Это какое же мощное оружие получила она в руки!

Значит, это ты подбросил Деннису кольцо! Бен дал его тебе как будущему шаферу. Уж теперь-то я обязательно скажу полиции, что ты - убийца. То-то ты так рвешься все замять. Но как ты умудрился втянуть в дело собственную мать?

Замолчи немедленно! - раздался крик Гертруды.

Роули подскочил к Дафне и зажал ей рот рукой. Задыхаясь, она все-таки пыталась защищаться. Откуда-то издалека долетел голос Гертруды:

Да заткни ты ей рот!

Роули был гораздо сильнее, но Дафна так вертелась в кресле, что ничего не получалось. И тогда он ударил её по лицу.

Гертруда все это видела.

Это как раз то, чего тебе недоставало, моя красавица. Образумься, наконец. Потом ещё благодарить нас будешь. Мы тебе спасаем жизнь. Верно, сынок?

Глаза Роули пылали гневом. Продолжая возвышаться над Дафной, он выдавил сквозь стиснутые зубы:

Сожалею, Даф. Мне пришлось это сделать, чтобы ты не сбежала и не разнесла на весь свет свои глупости.

Ну, ну, Дафна, - неожиданно примирительным тоном заговорила Гертруда, - не надо так смотреть. Возможно, Роули перестарался. Посиди немного, ведь ты...

Дафна вскочила с места.

Да поймите, наконец, - во весь голос крикнула она, - я никогда в жизни не выйду за Роули, никогда!

Ты имеешь в виду... - Гертруда неуверенно шагнула к Дафне.

Можете говорить, что хотите, делать, что хотите, но я сейчас же ухожу. И не пытайтесь меня вернуть.

Послушай, Даф, - торопливо заговорил Роули. - Ты ведь знаешь мой характер. Ты ошибаешься. Не нужно говорить такие вещи. Я не убивал Бена. И ты сама это знаешь. Неправда, что я сунул кольцо в карман Деннису, но даже если бы и так - что с того? Ну, слегка потерял голову, и что? Здесь нет никакой вины. Лучше давай снова станем друзьями, и все.

Стань-ка лучше между нею и дверью, быстро, - приказала Гертруда сыну. - А ты, дорогуша, послушай меня ещё разок и хорошенько поразмысли...

Но тут кто-то постучал в дверь. Гертруда замолчала, Роули остался на месте. Дафна стремительно метнулась к двери и услышала, как Гертруда прошептала:

Не иначе Лонерган.

Но из-за двери послышался крик Денниса:

Дафна, ты там?

Деннис, Деннис! - прокричала в ответ Дафна. А Гертруда прошептала сыну:

Я же тебе говорила, держи её. Теперь иди и не пускай его.

Но Роули не двинулся с места, и Деннис сам открыл дверь.

Ого, здесь что-то происходит, - заметил он, скользнув глазами по их лицам. - Что случилось?

Ничего, интересного для тебя, - отрезала Гертруда. - Прошу, Деннис, оставь нас немедленно.

В чем дело, Дафна? - спросил тот, поглядывая на Гертруду. - Чего это она ...

Деннис запнулся и всмотрелся в Дафну.

Что это там у тебя на щеке? - Он резко повернулся к Роули.

- Знаешь, я слишком долго тебя терпел...

Его удар пришёлся точно в подбородок. Роули рухнул на пол. Гертруда пронзительно закричала.

Пошли отсюда, - бросил Деннис Дафне. Но тут открылась дверь. В ней стояла Амелия, а за ней, конечно же, Джекоб Уэйт.

Сей господин занялся обычным делом - осматривать всех в строгом порядке.

Гертруда натянула ночную сорочку под горло и обратилась к Амелии:

Пожалуйста, закрой дверь. Ты же знаешь, я не выношу сквозняков.

Уэйт мельком взглянул на Роули.

Неплохо, неплохо. Кто-нибудь хочет что-то сказать?

Что вы имеете в виду? - с дрожью в голосе воскликнула Гертруда.

Он резко оборвал ее:

Я имею в виду правду. Хэвиленд, вы можете идти. Молодая дама - тоже. Вы оба остаетесь.

Он повернулся и закрыл дверь. Амелия обратилась к Гертруде:

Для чего ты вызвала преподобного Лонергана?

Роули тяжело пострадал. Почему никто ничего не делает? Он может умереть...

Деннис повернулся к Дафне:

Нам лучше уйти. Так что они тебе сделали?

Они оставили Амелию, которая с отвращением занялась потерявшим сознание Роули, в то время как Гертруда наблюдала за ними из постели.

Дафна в двух словах рассказала Деннису, что случилось.

Каждые два года Гертруду посещает призрак. Если только его можно назвать призраком. - Он наморщил лоб. - В следующий раз я Роули убью. А теперь пошли, дорогая, послушаем музыку. Сегодня будем развлекаться.

Он обнял Дафну за плечи и продолжал:

Гертруда окончательно сошла с ума. Но дело двигалось. Я думаю, к законному браку. Теперь все лопнуло, и Роули может проваливать ко всем чертям.

Он остановился у перил и произнес:

- Мементо мори, - чем намекнул на возможный печальный для Роули исход.

Нет - нет, Деннис, прошу тебя!

Ладно, Даф, лучше послушай меня. Тебе нужно взять себя в руки. Постарайся избавиться от всех своих мелких страхов.

Стараясь её успокоить, Деннис держался шутливого легкого тона. Перед дверью в библиотеку он остановился и заметил:

Если нас вдруг арестуют, не забывай про щепочку с отпечатком пальцев. Эх, а знаешь ты, чего нам не хватает? Парочки фальшивых бород. Всего-то! Ну, милая, улыбнись же.

Не могу, Деннис.

Тогда не улыбайся. Только, прошу, не делай такое лицо, будто на твоих плечах лежат все беды мира. Правда, Дафна, каждый, кто тебя увидит, скажет: "Вот убийца!"

Он взял её за руку, и они вошли в библиотеку.

Джекоб Уэйт стоял, опираясь о высокий стул. Рядом были двое, Тилли и Смит. Поодаль в полной готовности застыл Брэйди.

Итак, вы здесь, - заговорил Уэйт. - Брэйди, арестуйте молодую даму.

Деннис крепче сжал ей руку.

Послушайте, - вмешался он, - вы ошиблись. Это не та мисс Хэвиленд, которая вам нужна.

Та самая. - Голос Уэйта звучал устало. - Дафна Хэвиленд обвиняется в убийстве.

Лицо Денниса сравнялось в белизне с листком бумаги в руке Уэйта.

Вы ошибаетесь, - настаивал Деннис. - Какие у вас основания?

Уэйт махнул рукой на стол.

Поверните его к свету, Шмидт.

Свет упал на центр стола, и стало видно, что там стоят две золотые туфельки с маленькими пряжками и высокими каблуками, обе слегка запачканные и влажные.

Не пытайтесь отрицать, что они ваши. Их нашли ночью, когда убили Бена Брюера. В садовом домике. У нас есть отпечатки каблуков на полу. Мы знаем, когда вы их носили. Мы знаем...

Стойте. Я скажу вам правду. Я там тоже был, я... - Деннис запнулся.

Уэйт посмотрел на часы.

Ладно, но вам следует поторопиться. Утром следствие будет закончено. Там, за дверью репортеры ждут сообщения об аресте, чтобы успеть дать сообщение в ночныевыпуски. Можете сейчас сказать все, что хотите, но только коротко.

Деннис, не надо. Вы не можете меня арестовать из-за одних только туфель...

Ах, нет? Брэйди!

Брэйди шагнул к Дафне.

Я был с ней! - прокричал Деннис. - И я вам все скажу. Мы вместе пошли в садовый домик.

Нет, - возразил Уэйт, - она туда пошла одна.

Было это лишь догадкой или он все знал? Выявить это было невозможно.

Вы это подтверждаете, мисс?

Я...да. Я была одна.

Зачем вы пошли туда?

Вы ей предъявляете обвинение в убийстве?

Да.

Тогда она имеет право на адвоката и на отказ от ответа.

Прекрасно, - кивнул Уэйт. - Поищите адвоката в тюрьме. Они остаются там на ночь. Вызовите служанку, Смит, и передайте ей, что молодой даме нужны шляпа и пальто.

Ладно, ваша взяла. Я был в доме садовника. Был там с Дафной. А Бен Брюер мертвым лежал на полу.

Вы собирались бежать вместе?

Нет - нет, - воскликнула Дафна, - я пришла сказать, что это невозможно. Я...

Значит, вы убили Бена Брюера и перетащили в домик труп ...

Нет. Там появился Роули Шор. Роули сказал, что надо труп убрать. Чтобы не узнали, что это - убийство или самоубийство.

Почему?

Из-за положения в компании. Деннис Бена не убивал. Я оказалась там раньше ...

Стой, Дафна. Я всегда вам говорил, что знал, мистер Уэйт.

Значит, Роули Шор тоже при этом присутствовал? - Детектив почему-то угрюмо уставился на Дафну. - Он готов подтвердить ваши показания? Думаю, что нет.

Послушайте, - настаивал Деннис. - ведь это правда. Если хотите, я вам опишу все в деталях. Но у меня есть ещё один след, который ведет к настоящему убийце. Я говорю о...

У нас уже есть все, что нужно. И все следы с самого начала ведут к вам, мистер Хэвиленд. Так что пытайтесь ввести меня в заблуждение. Дафна Хэвиленд арестована. У неё были веские причины для убийства: имущество Брюера, отходившее ей по завещанию и даже отнесенное на имя Дафны Хэвиленд, а не Брюер. Затем ссора с ним и связь с вами. Ее туфли? Да, они - улика. И ваша вина ничуть не меньше. Утром вы дадите показания судье, и я знаю, каково будет решение. Знаю также, каково будет решение суда присяжных.

Ладно, - смирился Деннис, - но ведь у меня есть действительно важная улика.

Что же это?

Дафна увидела, как Деннис роется в кармане. Взгляд его становился все растерянней.

Она...она должна быть здесь...

Вы это ищете? - Уэйт достал из своего кармана кусочек дерева. - На нем отпечатки ваших собственных пальцев.

19

Говорил он с абсолютной убежденностью.

Это ваш собственный отпечаток. Мы его сразу идентифицировали.

Это невозможно.

Но это именно так. - Уэйт снова сунул щепочку в карман.

Да откуда же вы её взяли? - Деннис никак не мог поверить.

Это я её нашел, - ответил человек, которого именовали Тилли, сегодня, когда вы принимали ванну. Был слышен звук льющейся воды. А ваш пиджак висел на стуле.

Но ведь дверь была заперта!

Ответом была только ехидная улыбка. Даже Уэйт подобрел было, но тут же строго заметил:

Это уже неважно. А вот что вы собирались сделать с этим пятном крови? Скажите, если есть что добавить.

Вы должны быть благодарны, что вам дают шанс, - заметил один из штатских. - Это же кровь. Почему и как...

Вы думаете, я храню её для себя? - Уэйт снетерпеливо отмахнулся. Говорите, Хэвиленд, я даю вам шанс. Против вас много чего есть. Против вас и мисс Хэвиленд. Вы заказали такси, которое ждало на улице. Вы с мисс Хэвиленд отправились в садовый домик. Такси означало, что вы собирались уезжать. Может быть, вдвоем, отсюда и мотив убийства Брюера. Дальше револьвер, обручальное кольцо, отпечатки пальцев. Вижу, вы молчите. Но, возможно, вам удастся опровергнуть важность этих фактов заявлением, которые вы собирались сделать? Попытайтесь улучшить свое положение. По тому, как обстоят дела сейчас, у меня готовы факты для единогласного решения присяжных. Если вы в какой-то степени замешаны в коллективном убийстве Брюера, нет причин об этом говорить. Но если вы его не убивали, для вас будет лучше, если вы сейчас все расскажете.

Деннис помолчал, припоминая некоторые юридические тонкости.

Что же, я все расскажу, но только с глазу на глаз. Согласны?

Понимаю. Вы хотите, чтобы ваши показания в дальнейшем не имели никакой цены, если так решит ваш адвокат?

Вы согласны?

Нет. - Уэйт устало плюхнулся на стул и покосился на часы. - Как вы знаете, девушка уже практически под арестом. Улик против неё вполне достаточно. Даже с запасом. Своими показаниями вы могли бы поправить её положение. Конечно, если она действительно его не убивала, - закончил Уэйт, не скрывая своего сомнение в подобной версии. Красивая девушка... семейные проблемы... убийство.

Она не убивала Брюера, - и Деннис приступил к рассказу.

Говорил он быстро, говорил только правду. Именно она теперь стала его единственной надеждой.

Но, к несчастью, именно правда звучала предательски. Все, что он ни говорил, обращалось против Дафны. И сыщики видели, что и он сам начинал это понимать.

Уэйт все время смотрел только на золотые туфельки. Зато его помощники не сводили глаз с Денниса. Но слушал Уэйт с профессиональным вниманием. Иногда прерывал Денниса, чтобы задать вопрос.

В котором часу вы появились в садовом домике?

Примерно в полночь. Точно не знаю.

Мисс Хэвиленд пришла раньше и ждала там вас?

Да, - кивнула Дафна.

Она не знала, что он, то есть Бен, был уже там, - Деннис поспешил продолжить свой рассказ.

Такси вы заказали прежде, чем она вышла из своей комнаты?

Да, меня никто не слышал: я говорил из телефонной кабины под лестницей.

Вы не слышали, как Шор примерно в час в нем уехал?

Нет. Перетаскивание трупа заняло не меньше часа.

И вы с мисс Хэвиленд решили не уезжать?

Я для того и пришла, чтобы сказать, что это невозможно, - ответила Дафна. - Мне это стало ясно после объяснения с Беном.

Вы сообщили Брюеру, что собираетесь встретиться с Хэвилендом?

Нет.

Откуда же он знал?

Гертруда, то есть миссис Шор, сказала, что он знал, - заметил Деннис. - По-моему, все ясно.

Он не забыл сообщить о бесшумно закрывшейся двери во время их беседы с Дафной в библиотеке.

Да, конечно, конечно, - резюмировал Уэйт. - Именно кто-то. И этот "кто-то", если честно, сказал мне, что все знал.

Ой, Деннис, - воскликнула Дафна, - ведь это был Арчи.

Арчи? Откуда ты знаешь? - спросил Деннис

Да, Шор, - кивнул Уэйт. - А вы его заметили?

Да нет же, он сам мне сказал. Вчера вечером, когда пришел ко мне в комнату.

Когда? Ради бога, Дафна, что ты имеешь в виду? Что случилось тогда?

Она все рассказала.

И тогда я подумала, что убийца - он. И ужасно испугалась. Но потом поняла, что ошиблась, поскольку вскоре и его убили.

В глазах Уэйта появился особый блеск:

Расскажите-ка все ещё раз, мисс Хэвиленд.

Она повторила.

И как скоро после разговора с вами его убили?

Не знаю, сколько прошло времени, но наверняка меньше часа.

Сама Дафна не заметила ловушки. Но заметил Деннис.

Сама она ничего подобного сделать не могла, - твердо заявил он. Никогда не смогла бы нанести такой удар тяжелыми щипцами, просто не хватило бы сил.

Ну-ну, вполне смогла бы. Равным образом могла бы сразу же пойти к вам и сообщить о случившемся, после чего вы пошли и убили его. Основание: он слишком много знал.

Однако как вы объясните его присутствие на лестнице? - Деннис хватался за соломинку. - Ведь если он убил Бена...

Шора также убили, - заметил Уэйт. - А после своих высказываний он все время находился в доме. Правда, время точно не установлено. Ну-с, значит, вы появились в садовом домике в двенадцать ночи, такси же ждало вас около часа. Что же было дальше, Хэвиленд? Вы вернулись в домик?

Пришлось Деннису рассказать, как они с Роули перенесли труп Бена в дом.

Стало быть, вы сделали это, чтобы спасти честь компании?

Нет, - возразил Деннис.

Следовательно, из-за девушки. А что случилось с вашим револьвером?

Я уже говорил. По ошибке, не зная об этом, я его просто забыл. Потом, включив фонарик, я увидел на полу тело Бена, а рядом - свой револьвер. Мне удалось незаметно его вынести и зарыть в снег. По правде говоря, я думал, его не найдут: снег был такой глубокий...

Снег тогда действительно был глубоким, но наступила оттепель и со двора слышна была капель.

Уэйт повернулся к Тиллинхаузу:

Другой револьвер при вас?

Что? - удивленно переспросил тот. - А, тот, что был у Шора? Нет, он в участке.

Это единственный револьвер, который вы нашли?

Да, больше ни у кого не было. Этот лежал в городской квартире Шора.

Да, я знаю. - Уэйт повернулся к Дафне. - Вы сказали, что, уходя из дома, оставили дверь незапертой?

Да.

Я осмотрел замок. Там две кнопки. Какой из них отпирается дверь, верхней или нижней?

Дафна попыталась вспомнить.

Не знаю. Я просто закрываю дверь, а потом нажимаю кнопку.

Для чего?

Естественно, чтобы можно было вернуться в дом.

Тогда вполне возможно, что в действительности вы дверь заперли. Это означает, что кто-то уже был в доме, после чего дверь была заперта. Или другое, что вы дверь действительно открыли, а кто-то проник в дом и закрыл её, как это вы и обнаружили при возвращении домой. А вы, Хэвиленд, могли бы изменить положение замка?

Думаю, нет, ведь нам предстояло вернуться в дом. Нас ждало такси.

Сумка была при вас?

Да. Я принес её обратно в свою комнату; думаю, Роули её не заметил.

Вас двое плюс Роули Шор, - продолжал Уэйт, - Брюер и Шор. Как это вы не встретились друг с другом? Вы по-прежнему утверждаете, что никого не видели и не слышали?

Да, - уверенно кивнул Деннис, а Дафна прибавила:

Кроме момента, когда я шла в домик. Мне показалось, кто-то шел.

Где?

Точно не знаю. Но не по тропинке, а где-то между деревьями. Снег заглушал шаги.

Но все же вы слышали, что кто-то шел?

Да.

А обручальное кольцо?

Роули должен был стать шафером. - Голос Дафны звучал бесконечно устало. - Перед ужином Бен показал мне кольцо.. Думаю, до церемонии он передал его Роули.

У Брюера кольцо было до ужина?

Да.

А потом кольца у него кне было, поскольку в садовом домике вы его не обнаружили?

Деннис снова почуял ловушку и поспешил вмешаться.

Мы ничего в его карманах не нашли. Но тогда об этом и не думали. Роули должен был уничтодить жилет. Возможно, кольцо было в жилетном кармане и Роули достал его оттуда.

Вы хотите переложить вину на Роули? Но зачем ему все это затевать? Разве у него были причины желать зла вам обоим?

Да нет.

Так, значит, вы его просто по-дружески топили?

Деннис покраснел.

Роули этого заслужил. Но не его мать, миссис Шор...

Понятно. Да, я понимаю. Ну и что она затеяла? Женитьбу сына?

Да, - буркнул Деннис.

И как же она собиралась это утроить?

Она знала, что мы с Дафной собрались бежать. И заявила...

Заявила, что все расскажет, если вы не согласитесь на её условия. Что же, милая семейка: убийство, шантаж...

И все из-за денег.

Да, но не только. Деньги тоже не все могут... Итак, вы полагаете, что Роули Шор специально подложил кольцо Хэвиленду, чтобы его подставить? - С этим вопросом Уэйт обратился уже к Дафне.

Вероятно, так. Хотя точно я не знаю. Я ведь этого не видела.

Но вы же обвиняете его, чтобы защитить мистера Хэвиленда?

Не чувствуя подвоха, она вполне искренне ответила:

Ну да, я верю, так и было. Это так похоже на Роули. Да он и сам не отрицал, когда я заявила, что его подозреваю. Он же пошел в садовый домик.

Уэйт помолчал, затем заметил:

У Роули такое же алиби, как и у вашего отца. - Тут он повернулся к полицейскому: - Приведите миссис Шор и мистера Шора-младшего.

Дафна посмотрела на Денниса. Тот встал, подошел к ней и взял за руки.

Послушайте, Хэвиленд, - снова заговорил Уэйт, - вы ведь говорили, что не обыскивали карманы Брюера.

Да, говорил.

Хорошо. А могло быть так, что, пока вы тащили его к дому, что-нибудь выпало из его карманов, причем вы этого не заметили?

- В принципе это возможно. Но кажется маловероятным. Ведь в карман фрака много не положишь. Да и несли мы тело осторожно, сделали из моего пальто нечто вроде носилок.

И вы не сходили с дорожки?

Нет.

Не шли между деревьями, растущими там вдоль?

Абсолютно точно - нет.

Что вы забрали из комнаты Брюера?

Только купальный халат.

И вы совершенно убеждены, что ничего не больше из комнаты Брюера не забирали и из карманов не вынимали?

Да, убежден. Готов поклясться.

Ну, для этого у вас ещё будет случай.

А что, мы с мисс Дафной ещё под арестом?

Почему нет?

Потому что ни она, ни я не убивали Бена.

А Брюер знал, что вы собираетесь вместе бежать?

Не имею понятия. Но миссис Шор сказала, что знал.

Тогда давайте, Хэвиленд, ещё разок представим, что он знал об этом и потому пошел в садовый домик. Положим, он пытался поднять шум. Что вы сделали, когда он поднял руку на девушку? - И Уэйт медленно повторил: - Что вы сделали?

Ничего подобного не было. Но если бы и случилось, это касалось бы только меня, а не Дафны.

Уэйт нетерпеливо отмахнулся.

Вам ничто не мешало прийти туда раньше мисс Хэвиленд, встретиться с Брюером, убить его...

В этот момент открылась дверь. В комнату ворвалась Гертруда, вся в зеленом шелке и волнах духов. Она явно была взволнована: лицо раскраснелось, волосы были в беспорядке.

Вы! - вскричала она и принялась вытирать лицо носовым платком. - Вы посмели притащить сюда больную женщину!

Вошедший следом Роули сердито бросил:

А, мама, вы все ещё здесь.

Смотрите, даже сын против меня, - простонала Гертруда и уселась, сверкнув глазами сначала на сыщика, а затем на Денниса и Дафну.

Уэйт, обойдя стол кругом, подошел к ней:

Знал ли Брюер, что мисс Хэвиленд и Деннис Хэвиленд назначили встречу в садовом домике в ночь его убийства?

Вопрос Гертруду поразил. Она покосилась сначала на Роули, потом на Дафну.

Ну...он знал... И пошел туда, чтобы помешать. А они его убили... Деннис с Дафной.

А сами вы откуда знаете, что он был в курсе?

Да я сама ему сказала.

20

Вы? Вы сами сказали?

Гертруда вытерла лоб платком.

Да, а что? Я подумала, он должен знать про их решение. Кто-то должен был предотвратить побег, и Бен подходил для этого больше всех.

Уэйт подошел поближе.

Вы хотели. чтобы ваша племянница вышла замуж за Брюера?

И да, и нет.

Так вы хотели помешать свадьбе или нет?

Я всегда терпеть не могла Бена Брюера. Но гости были приглашены. Оставалось надеяться, что свадьба как задумано несостоится, после чего...

Ее сердито прервал Роули:

Ради Бога, мама!

Итак, вы рассказали Брюеру. Что именно?

Сказала, Дафна любит Денниса и хочет с ним сбежать. Он так побагровел, я думала, его хватит удар. Еще я сказала, чтобы он не расстраивался: девушки перед свадьбой нередко капризничают. Но, видимо, он был иного мнения. Во всяком случае, он прямо-таки кинулся в садовый домик.

А где в то время были вы?

Вы имеете в виду, где мы с ним разговаривали? Да в его комнате, конечно. Потом вышли вместе, но он чуть не сбил меня с ног - так кинулся к лестнице. Даже пальто не одел, хотя шел снег. В общем, я поняла, что задела его за живое.

Вы как-то утверждали, что обрадовались, узнав о его смерти.

Естественно, обрадовалась, ведь он убрался с дороги. И свадьба не состоялась. Правда, немного портил дело план побега.

Разумеется, миссис Шор. И каков же был этот план?

Она нас подслушивала, приоткрыв дверь библиотеки! - воскликнул Деннис. - Да она...

Я такими делами не занимаюсь, - парировала Гертруда. - Это Джонни мне все рассказал.

Какой Джонни?

Ну как, какой? Мой брат.

Величественный разворот Уэйта всем корпусом к Деннису.

Так вот почему мне никто ничего не сказал про неизвестного, который открыл дверь в библиотеку. Тот, кто не должен был мне говорить про это. Он...

Тут сыщик замер, словно осененный новой идеей.

Приведите Хэвиленда, Джонни Хэвиленда, - попросил он Смита. Затем снова взялся за Гертруду:

Джонни, значит, рассказал вам. Почему?

Да потому, что он сильно нервничал. Ведь неизвестно было, к чему все это приведет. Вам, небось, ясно, что Бен Брюер утер бы всем нам нос, если бы женился на Дафне?

Но... но я вообще не собиралась бежать. Я только ломала голову, как сделать так, чтобы ничего не состоялось... - Дафна умолкла. На неё никто не обратил внимания. и Гертруда продолжала:

Да Джонни не так много и сказал. Он ведь не слишком дальновиде. Он...

Тут её перебил Уэйт:

Как обстояло дело? Когда ваш брат поставил вас в известность?

После того, как мы поднялись наверх, Джонни зашел ко мне. Я сразу заметила, что здорово озабочен, и спросила, что случилось. Сначала он молчал, потом сказал, что заглянул в библиотеку и увидал там Дафну с Деннисом. Сказал - ой, я не помню, что-то про любовное свидание, - ядовитый взгляд в сторону Денниса. - Но точно было решено, что в половине двенадцатого Дафна придет в садовый домик и они вместе уедут. И, конечно, свадьбе с Беном не бывать, и все такое прочее.

Джонни тихонько закрыл дверь и в полной растерянности удалился. Я сказала ему, что он должен это предотвратить. Ведь даже свадебные подарки уже доставили. Но Джонни предоставил действовать мне и добавил только, что хотел бы быть таким же сильным, как Бен. Естественно, я сразу поняла, что надо идти к Бену. И так и сделала.

В котором часу?

Не знаю, но Бен ещё не начинал переодеваться ко сну. Я ему все рассказала и, как и следовало ожидать, он выщел из себя и бросился вниз по лестнице. А я вернулась к себе.

Джонни ждал вас там?

Да. Он выглядел совсем больным. Когда я сообщила, что Бен направился в садовый домик, брат очень испугался. Похоже, он немного перепил. Он плохо переносит алкоголь. Не меньше часа он все расхаживал взад-вперед у меня в комнате.

Так он все ходил, пока не пробило полпервого. Я это точно помню. Мы разговаривали. Я его успокаивала, что все к лучшему. И что Бен тзбавится от Денниса. Потом Джонни вдруг собрался к Дафне. Но я его отговорила, сказала, будет лучше, если та сама во всем разберется. У меня, естественно, и в мыслях не было, что Деннис может убить Бена. Хотя теперь эта мысль мне вовсе не кажется глупой.

- Мама, - вмешался Роули, - излишней болтовней ты, чего доброго, отправишь себя на электрический стул.

Ну, нет, - фыркнула та, - у меня есть алиби. Все время со мной был Джонни. А я вам ещё не говорила, что по природе я очень осторожна. Вся в отца.

Мне вы вообще ничего не сказали, предпочли использовать ваши сведения по-своему. - Уэйт старался выглядеть внушительно, сохраняя при этом нарочитую небрежность. Голливудскими детективами он явно не брезговал. Возможно, алиби у вас и есть. Но вы сознательно препятствовали ходу расследования, и мы вполне можем предъявить вам обвинение в укрывательстве.

Мне? В укрывательстве? Чего же, интересно? Или, может, кого?

Уэйт повернулся к Роули.

Ну-с, теперь вы, мистер Шор. Пора выслушать вашу историю.

Вы её уже знаете.

Но я имею в виду настоящую. Вы пришли в дом садовника, помогали Хэвиленду убрать труп. Вот про это я и хочу услышать.

Ах, так, - едва сдерживаясь, выдавил Роули, метнув взгляд на Дафну. Значит, он все же проболталась. Может, заодно она вам сообщила, что я нашел её склонившейся над трупом?

Да, верно. Зачем вы пришли в дом садовника?

Я услышал выстрел.

В котором часу?

Точно не знаю.

Мисс Хэвиленд, вы говорите, что вышли из дома около полуночи?

Да.

И услышали выстрел, как только вышли?

Да, мне так кажется.

Следовательно, выстрел был произведен незадолго до двенадцати. А вы, миссис Шор, в котором часу отправили Брюера в дом садовника?

Я - отправила? - воскликнула Гертруда. - Да ничего подобного я не делала. Я ему только рассказала...

Вы утверждали, что он выбежал на лестницу около половины двенадцатого?

Я ничего не утверждала, но время примерно сходится.

Вы, Шор, появились в доме садовника приблизительно в четверть первого, может, даже чуть позже. Что вы делали до того?

Роули заколебался, потер рукой разбитый подбородок, затем уставился перед собой. И, наконец, выдавил:

Полагаю, все это сделал мой отец.

Зачем?

Он хотел видеть Бена, потому что...

Замолчи, Роули, замолчи! - неожиданно вмешалась его мать.

Похоже, если сказать правду, все рухнет. Но Бена я не убивал.

Следует полагать, что вы отказываетесь от прежних показаний?

Да, - глухо буркнул Роули, - вплоть до того момента, как я встретил в садовом домике Дафну с Деннисом. Да, точно.

Роули сообщил, что после ужина отец поднялся в его комнату. Сказал, что ищет встречи с Беном. Он попытался его отговорить, но Арчи только усмехнулся и сказал, что им надо уладить одно дело.

Он сказал, какое?

Нет, Роули об этом ничего не знал. Но Арчи вел себя весьма самоуверенно. И утверждал, что скоро перестанет нуждаться в деньгах.

У меня возникло ощущение, что он что-то затевает против Бена. Отец выглядел довольно озабоченным. Сказав, что все будет хорошо, он удалился. Я хотел проводить его, чтобы убедиться, что он покинет дом без происшествий. Но он мне не позволил. И ушел.

Когда?

Ну, как только убедился, что путь свободен. Приблизительно в одиннадцать - одиннадцать тридцать. Может, минут на десять раньше. Точно не знаю.

А вы его видели, миссис Шор?

Гертруда вздрогнула и вызывающе заявила:

Нет!

Уэйт снова повернулся к Роули.

Что же дальше?

Ну, дальше, как следовало из объяснений Роули, он внезапно начал беспокоиться. Он вдруг сообразил, что имел в виду отец, и что тот и не собирался говорить с Беном.

После вас он отправился в комнату Бена?

Нет. Я следил за ним, пока он спускался по лестнице. Да и его увидела бы мать, если бы он туда направился.

Вы считаете, что он отказался от плана навестить Брюера?

Не знаю. Впрочем, видимо, да, раз он не пошел в его комнату. Но что было на самом деле, не знаю.

А вы что дальше делали?

Я окончательно решил, что ничем не смогу помочь. В комнате было сильно накурено. Я открыл окно и остался возле него.

Затем, стало быть, вы услыхали выстрел?

Да.

В котором часу?

Не могу сказать точно. Но насколько мне известно, было около двенадцати. Я не сразу пошел вниз. Я подождал и прислушался. Я...ну, я подумал, что отец встретил Бена и ... - Роули умолк и пожал плечами. - Вы же понимаете, что у меня не было никакого желания вмешиваться.

И вам не захотелось знать, не был ли...

Не пострадал ли мой отец? - Глаза Роули сверкнули. - Напротив, меня заинтересовало, что же все-таки случилось. И в конце концов я решил отправиться в сад.

Почему именно туда?

Потому что именно оттуда донесся выстрел. Вот и все. По пути я никого не встретил. В домике горел свет, там были Деннис с Дафной. Я не знаю, кто убил Бена, но знаю, что отец собирался с ним встретиться.

И что же было потом?

Вот я и подумал, что лучше бы замять это дело. Я терпеть не мог Бена и мне было безразлично, кто его убил, но если замешан отец, то уж тут, извините...

А когда вернулся отец, вы приняли его версию?

Да, конечно. Она выглядела убедительно. Он рассказал её за ужином ещё до того, как мы с ним смогли пообщаться, а также до того, как меня допросили ваши помощники.

Тут Смит что-то сердито буркнул, а Уэйт хладнокровно заметил:

Это уже третья ваша история, Шор. Насколько она правдива?

Мне все равно, верите вы мне или нет. Бена я не убивал.

Хотя имел для этого все возможности...

Вы забываете про второе убийство. Мы с отцом не слишком любили друг друга, но и его я тоже не убивал.

Уэйт глубоко задумался. Затем повернулся к Брэйди:

Вы осмотрели его комнату?

Да.

Ничего не нашли?

Нет, я же вам говорил.

Да, я знаю. Где Хэвиленд?

За ним пошел Келлог. Мне также? ...

Да. Нет, подождите.

Уэйт отошел к двери, остановился и принялся задумчиво всех разглядывать. Он обдумывал сказанное, ставя каждого из допрошенных в новое положение, как фигуру на шахматной доске. Хотя в шахматы детектив не играл.

Воцарилась тишина. Слышен был лишь стук капель по подоконнику. Да ещё полицейские во дворе чавкали по грязи, пытаясь найти то, на что уже и не надеялись.

Гертруда расхаживала по библиотеке, шелестя подолом длинного платья. Дафна сидела в кресле, усталая и поникшая. Деннис положил руку ей на плечо.

"Конец?" - подумал он. Похоже. К сказанному можно было уже ничего не добавлять. Теперь надо готовиться ко встрече с адвокатом.

Уэйт взглянул на часы и спросил:

Кто-нибудь ещё хочет высказаться?

Взгляд его как бы случайно остановился на Гертруде.

Та вздрогнула:

Что? О чем? Нет, мне нечего добавить. И не забывайте, мистер Уэйт, у меня алиби. А что касается Роули, он к убийству Арчи непричастен. Это чистый вздор. Если вы перестанете игнорировать факты, мистер Уэйт, то сразу продвинетесь вперед. Между прочим, знайте, что исчез не только молоток, но и мой маникюрный лак. В доме жуткий беспорядок. Я считаю, что...

Что исчезло?

Что всем на это наплевать. - Остановиться Гетруда не могла. - Да, наплевать. Зачем нужна полиция, если...

Вы что-то сказали про маникюрный лак?

Да, лак "Моя радость". Но ведь это пустяк! Всего лишь маленький флакончик бесцветного лака...

Следите за девушкой и Хэвилендом, они по-прежнему под арестом,. велел Уэйт и решительным шагом покинул библиотеку.

Воцарилось напряженное молчание. Деннис тревожно смотрел на дверь, за которой скрылся Уэйт. Что тот ещё задумал с этим лаком?

Его мысли прервало новое появление Уэйта.

Прошу пройти со мной, миссис Шор. И вы, мистер Шор, тоже.

Машина ждет, - вмешался Брэйди. - Не пора отправить мисс Хэвиленд и мистера Хэвиленда?

Глаза Дафны расширились: в руке полицейского сверкнул пистолет. Большой, тяжелый и опасный.

Она не слышала, что ответил Уэйт: мимо, громко шурша подолом, прошла Гертруда. В комнату вошел новый полицейский.

Деннис убрал руку с её плеча и уставился на свой большой палец, будто никогда его не видел.

Боже! - вдруг воскликнул он и повернулся к полицейским. - Вы должны немедленно нас отпустить. Немедленно...

21

Их не отпустили. Уэйт не вернулся, Все это время за дверью слышались тихие голоса Брэйди и кого-то еще, кого Деннис не знал.

Деннис вернулся к Дафне, за что та была очень благодарна. Но он казался слишком рассеянным и много курил. Один раз Дафна заметила, как он внимательно рассматривал свою ладонь.

Он проторчали там уже часов восемь, прежде чем Брэйди заявил:

- Я принесу вам что-нибудь поесть. Вам приказано оставаться здесь.

Лейн принес поднос с кофе и бутербродами. Ничего нового он сообщить не мог.

- Значит, полиция ещё не уехала? - поинтересовался Деннис.

- Нет. Правда, спешно укатила одна большая машина, и больше ничего. Могу я чем - нибудь помочь мисс Дафне?

- Ничем.

И лейн ушел.

- Да, я совершил ошибку, - обратился Деннис к Дафне. - И тебя нужно как-то вызволять из беды. Но как?

Отсутствие полиции немного облегчало состояние, но не давало перспективы.

- Надо завтра утром обратиться к адвокату, - решил Деннис. - А пока, дорогая, постарайся поспать. Устройся в кресле поудобнее.

Погладив её волосы, он добавил:

- Тебе холодно. Я растоплю камин.

Но камином он занялся не сразу, а надолго замер, поглядывая то на него, то на пару висевших рядом вязаных перчаток.

Было уже довольно поздно, когда за дверью послышались шаги. Кто-то открыл дверь и появился Джонни Хэвиленд.

- Что все это значит? - спросил он. - Я слышал, вы арестованы?

- Да, и против нас есть немало улик, - Деннис вкратце рассказал, что с ними произошло.

- За мной приехал полицейский, - сообщил Джонни, - сказал, меня хочет видеть Уэйт. Но когда мы прибыли, Уэйт до сих пор не нашел для меня времени. Да, а почему, собственно, вас никто не сторожит? Я не заметил поблизости ни единого полицейского.

- Ну что ж, у нас неплохие шансы удрать, - горько усмехнулся Деннис.

- Да, пожалуй, мне лучше оставаться при вас, - вздохнул Джонни. Он немало времени проторчал в парке, изрядно промерз и отгревал у камина руки.

- Кстати, насчет твоего признания в убийстве Бена. Гертруда постаралась дать тебе безупречное алиби.

- Конечно, конечно. Я ведь так на это рассчитывал.

- То есть?

- Да все понятно. Я же ничего не говорил Уэйту, что вы были в домике садовника. Или что Бен про это знал. Понятно, не говорил в целях самозащиты. Как теперь я горько сожалею, что тогда обо всем рассказал Гертруде! И когда же я согреюсь, наконец!

И он нагнулся над камином.

Дафна сидела, откинув голову на спинку кресла и закрыв глаза. Теперь уже никто ей не поможет, ни Деннис, ни кто другой. Она все сильнее запутывалась в сети.

Голоса мужчин сливались в общий гул, долетали лишь отдельные слова. Адвокат, деньги, показания, Арчи, щипцы, маникюрный лак...

- Какой ещё маникюрный лак?

- Это только предположение.

Голоса снова слились. Затем неожиданно прозвучали слова Денниса:

- Они вечно прищемляют руку.

- Руку?

- Ну да. Я подумал, если уже легкое нажатие на кусок угля оставляет след, то очень сильный захват, ну... Если сильно сжать щипцы при ударе по голове, то на руке убийцы должна остаться заметная ранка.

- А-а... слушай, Деннис, это же чистейшая фантазия!

- И заметь, лак для ногтей действует примерно как коллоид. Это ведь тоже лак или что-то подобное, правда, Дафна? ...Дафна!

Ее все - таки вырвали из забытья.

- Слушай, Дафна, из чего состоит лак для ногтей?

- Лак...О чем ты, Деннис? Я ничего не знаю. Лак...что-то такое, что быстро высыхает.

- И я думаю так же. Похоже, Уэйту пришла в голову та же мысль, что и мне. А именно: тот, кто воспользовался щипцами, чтобы убить Арчи, должен был прищемить или даже поранить руку. А затем использовал маникюрный лак, чтобы заклеить ранку. Как, Дафна, это реально?

- Да.

- Возможно, как следует это и не получились, но убийца-то заранее этого не знал. Так что я убежден, у него должен быть рубец от щипцов. Тем более, что я-то ими пользуюсь давно и знаю, как часто они прищемляли мне пальцы.

Э, Деннис, это слишком незначительный шанс. Очень бы не хотелось тебя расстраивать, да только...

Ну, вероятно, ты прав, шанс невелик. Но в нашем положении...Сам понимаешь - убийство.

Джонни встревоженно шагал по комнате.

Конечно, что-то нужно делать. Нельзя опускать руки.

Я должен действовать, - заявил Деннис. Он встал у камина и уставился на место, где раньше лежали щипцы. Затем перевел взгляд на угольное ведерко и на перчатки. А затем Дафна удивленно раскрыла глаза, услышав, каким тоном он заявил:

На щипцах никаких отпечатков пальцев нет.

Что? - переспросил Джонни. - Ты это о чем?

Никаких отпечатков, - повторил Деннис и снова воззрился на ведерко. Дафна пришла в смятение, её сердце буквально разрывалось на части.

Воцарилась мертвая тишина.

Но это же смешно, - протянул Джонни. - Что, собственно, произошло? Впервые после убийства на каждом углу не стоит полицейский. Как думаешь, куда все делись?

Деннис продолжал молчать. Джонни внимательно посмотрел на него и неожиданно поднялся.

Ты неправильно развел огонь в камине, - сказал он. - Ты...

Он проскользнул к камину, что-то быстро скомкал и бросил в огонь.

Деннис несколько запоздало ринулся к огню и вытащил из него горящие перчатки. Джонни бросился к нему, завязалась борьба. От толчка Джонни отлетел было назад, но тут же вновь атаковал Денниса.

Отнять, отнять, скорее, скорее!..

Дафна, разумеется, не сразу поняла, что происходит. Потом подняла крик, но никто не отозвался - в доме все как-будто вымерло. Да что же это такое? Что происходит?

Неожиданно схватка мужчин прекратилась. Она увидела, как тяжело дышит Джонни, и как Деннис... Он только сказал:

На них кровь. То есть, пятна крови.

И тут стало ясно, почему Джонни сдался.

Ты опоздал, - произнес он, все ещё отдуваясь, - сгорели твои улики. Все, конец. Единственное доказательство - фу-фу.

Единственное доказательство, которое способно нас спасти. Меня и твою дочь...

Моя дочь тут не при чем, - прохрипел Джонни, и глаза его сверкнули. Ее и так уже не подозревают. Она слишком хороша. А такая девушка не может быть виновна. У неё больше шансов, чем у меня.

Постой, Джонни. Ну-ка, расскажи, как ты все это проделал. Ловко вышло, надо признать.

Джонни хихикнул.

Тебе хочется меня разговорить. Не получится. Впрочем, Бена я не убивал, и никто не сможет доказать обратное.

А тебе так хочется отправить нас к Богу в рай, Джон Хэвиленд. Не выйдет. Я тебя...

Только без угроз, Деннис, только без угроз. Я в полной безопасности. (Ни взгляда на Дафну.) - Ты многого не знаешь.

Деннис сделал шаг вперед. Джонни, соответственно, назад. Деннискак бы нехотя взял в руки перчатки, которые тоже как бы нехотя рассыпались в его руках.

Я в полной безопасности, - снова повторил Джонни. - А потому ухожу, и все. - Если бы глаза его не блестели стеклянным блеском, он мог порказаться вполне нормальным. - Кое-что у меня ещё осталось. Пусть даже кинутся меня искать, я все предусмотрел.

Он помолчал и добавил:

Да я вообще могу никуда не уходить. Никто ничего не знает, а на всякий случай у меня есть алиби. Я...

Как оказалось, к этому моменту дверь из комнаты уже была открыта, и притом настолько бесшумно, что они ничего не слышали. Так что появление Уэйта рядом с Джонни стало полной неожиданностью.

Что ж, Хэвиленд, прошу пройти со мной, - предложил детектив.

Вы не имеете права... Я ничего не...

Мы нашли ключ. Вы проведете нас к себе. Пойдемте.

Отец! - вскричала Дафна и кинулась к нему. - Отец!

Он с силой оттолкнул её.

- Бена убили эти двое, - обратился он к Уэйту. - Деннис с Дафной, а не я.

Вместо ответа Уэйт вдруг схватил Джонни за руку и вывернул кисть. Все увидели на ней красный рубец с зазубринами. Джонни дернулся, пытаясь высвободиться, но Уэйт держал мертвой хваткой. В комнату тем временем вошли ещё люди. Один из них подал пару перчаток, наверное, обгоревших...но нет, то оказались совсем другие перчатки. Одна из них была вывернута наизнанку, и на ней бросалось в глаза бурое пятно, как-то уж чересчур напоминавшее только что виденный всеми шрам на руке Джонни.

И тут неожиданно прозвучал голос Уэйта:

- Иному достаточно заполучить веревку, и он готов повеситься. Вы, Хэвиленд, успешно с этим справились.

- Это случайность! - воскликнул Джонни. - Только случайность!

- Случайность, - возразил Уэйт, - то, что вы нам показали, где потеряли ключ. Мы нашли его после того, как вы отказались от поисков.

У Дафны перехватило дыхание, комната завертелась в глазах.

Пошли, Даф, - подхватил её Деннис и повел из комнаты.

В Холле они увидели Амелию; та, однако, прошла мимо, даже не взглянув на них. За ней шествовали Роули с Гертрудой - похоже, та только что подслушивала под дверью.

Но для Дафны окружающее просто не существовало.

Вы арестованы, Хэвиленд. По подозрению в убийстве.

Я не убивал Бена. У меня алиби, да и...

Джонни! - воскликнула Амелия. - За что вы арестовали моего брата?

Как и положено солидному следователю, Уэйт задержал на ней взгляд. И лишь затем высказался:

Так и быть, объясню. Вашим отцом по завещанию был оставлен секретный фонд. Вы об этом знали?

Ответный взгляд был куда стремительней:

Нет.

Он упомянул о нем в завещании, но так сжато, что только посвященный в его замыслы мог понять, в чем дело.

И в каком же месте в завещании об этом сказано, г-н Уэйт?

И тут Уэйт (вот это да!) процитировал так, словно читал лежащий перед ним текст:

"Ставлю в известность, что на случай предполагаемого хозяйственного кризиса и финансовых трудностей названное предприятие обеспечено защитой, с каковой целью приняты определенные меры с выделением доли сверхприбыли".

Похоже, что вы правы. Впрочем, я-то как раз об этом прежде не думала. Стало быть, вы, мистер Уэйт, нашли этот фонд?

Его больше не существует.

Как это "не существует"?

А вот так. Нынче поздно вечером мы нашли то, что давно уже искали: ключ. Он должен был лежать в кармане Брюера. Мы нашли в кармане убитого остальные вещи, но ключа не было. Он оказался среди других ключей у Брюера в сейфе. Ключ этот от некой шкатулки, в которой мы нашли квитанцию, подтверждающую, что средства фонда переданы вашим отцом в банк. Эту тайну ваш отец хранил от всех, кроме сына. Но фонд исчез, Бен Брюер занялся его розыском. И грозил при этом разоблачениями...

Что-то не верится, чтобы он хотел заняться разоблачениями, - быстро отреагировала Амелия, - ведь он собирался жениться на Дафне.

И Джон Хэвиленд, похоже, тоже так думал. Но Брюер заявил ему, что оникому не позволит на него давить. Вероятно, полагал, что про фонд вам всем известно.

Сколько же там было денег? И что с ними случилось? Куда...

Ну, все это уже в прошлом. И никто потерь не возместит. Бен Брюер убит. И убит одним из троих...

Кем же? У вас что, есть доказательства?

Они на футляре для ключа. Уверяю вас, они убедят любой суд. Дайте-ка сюда, Смит. Спасибо.

На обычном кожаном футляре для ключей красовалось темное пятно.

Здесь - отпечаток пальца. - Уэйт показал на металлическую застежку. А вот здесь - кровавое пятно. Доказательство убийства Брюера.

Где вы все это нашли?

Среди деревьев вдоль дорожки в садовый домик. Убийца шел рядом с дорожкой, потому что не хотел, чтобы его заметила Дафна Хэвиленд, - но зацепился за ветку и упал. Потом долго искал потерянное, и не найдя, вернулся в дом.

И чей же это отпечаток?

Он принадлежит Арчи Шору.

Но...но ведь сам Арчи убит.

Да, и убил его Джонни Хэвиленд.

Что же, у вас и на это есть доказательства? - Губы Амелии побелели.

Уэйт посмотрел на перчатки, которые заранее подменил, чтобы заманить Джонни в ловушку. Именно эти, а не те, что Джонни швырнул в огонь, надел он, убивая Арчи, а затем - на глазах у всех - снова положил в угольное ведро.

Таким образом, вы получаете мертвого Арчи Шора. Того самого, который ... - Уэйт помедлил и уставился на Джонни - ...по вашему указанию прикончил Брюера...

Нет, нет! - взвился Джонни. - Это дело рук Арчи. Я ничего не знал. И не подозревал, что он задумал. Он просто обещал заставить Бена замолчать. Он...

Тут Джонни сам умолк, поняв, что проболтался.

Подойдите сюда, Хэвиленд. Мы знаем, что вы убили Шора. Причину тоже знаем. Расскажите лучше, как и почему погиб Брюер.

Полагаю, мне нечего рассказывать, я ведь ничего не знаю.

Полагаете, нечего? Может, дать вам совет? И доказать, что я даю только полезные советы?

Вам это не под силу.

Вы говорите, что вам нечего сказать. А как насчет фонда, который был в ваших руках? Арчи занимал в компании положение, которое позволяло ему отстранить вас от дел фонда. Вы ему сказали, что Брюер знал насчет фонда. Ведь Арчи был изрядный плут и только он мог отобрать у Брюера расписку в получении средств фонда.

Я этого не знал.

Арчи, конечно, пришлось бы изрядно попотеть, её разыскивая. Но в ам, конечно, было все равно, как он это сделает. Вам нужен был только конечный результат.

Это все домыслы. Вы ничего не докажете.

Итак, Арчи свое дело сделал. Он думал, что у вас ещё есть деньги. А вы поддерживали его в этом заблуждении и пообещали приличный куш, если он уладит дело с Брюером. Видимо, Арчи ничего не добился в своих поисках, и тогда решил воспользоваться другим доводом - оружием. Вам понадобилось послать Брюера в дом садовника, чтобы Арчи мог атаковать его вне дома. При этом вам здорово помог случай. Вместо того, чтобы сказать Арчи, что Дафна с мистером Хэвилендом встречаются там в полночь, вы сообщили миссис Шор, что они встречаются в одиннадцать тридцать. Вы рассчитывали, что Арчи Шор расправится с Брюером раньше, чем они придут.

Ни к какому убийству я отношения не имею, нет, нет, - как заведенный, продолжал бубнить Джонни.

Разговор у них не получился, Арчи Шор вспылил и пристрелил Брюера. Видимо, в домике он случайно наткнулся на ваш револьвер, а своим, который мы позже нашли в его комнате, не воспользовался, чтобы не наводить на свой след. Но после этого убийства вы оказались в руках Арчи. Он сам вам об этом сказал. Он знал о ваших махинациях, и стал обладателем ключа от шкатулки. Хотя ключ он успел потерять, но знал, где его искать. Видимо, он вам об этом рассказал. И вы сами его нынче вечером искали, мы это заметили. А когда вы вернулись домой, мы ключ нашли.

Вы ничего не докажете. Я ни в чем не признаюсь.

Но вы знали, что нужно убрать Арчи Шора, ведь он стал сильнее вас. Он просто смеялся над вами.

Вы ничего не докажете. Это все высосано из пальца.

Мы можем доказать все. - Голос Уэйта звучал грозным набатом. Он надеялся на признание, но никогда лишь на него не полагался. Слишком много требовалось времени, чтобы заставить человека признаться.

Шора убили вы. И морально вы виновны в убийстве Брюера, хотя, к сожалению, это вам не поставишь в вину. Слава Богу, мы можем все доказать. Пропажа фонда, который вы растратили...

Как это случилось? - вмешалась Амелия.

Биржа, - коротко ответил Уэйт. - Он пытался увеличить капитал.

Ох, Джонни, Джонни, какой же ты эгоистичный болван! - горько заключила Амелия.

В тихой столовой под портретом старого Роули Хэвиленда стояли Деннис и Дафна. Деннис держал её в объятиях. Они не говорили о делах. Но мысли Денниса были всецело заняты ими. Он думал о роли главных и загадочных, по его мнению, участников событий - Джонни и Гертруды. Джонни, который оказался способен любовь и дружбу только тогда, когда ему это ничего не стоило. Или Гертруда. Почему она, всегда сыпавшая угрозами в адрес Дафны и Джонни, вдруг решила, что Бена убила Амелия?

Открылась дверь и в комнату вошла Амелия.

Слушай, Деннис, мы все должны через это пройти. Ты будешь работать в компании? Ты нам нужен.

Он невольно покосился на портрет старого Роули Хэвиленда. Огромная фирма, с известнейшей по всему свету маркой. Основанная, поддерживаемая и ведомая Хэвилендами.

Да, тетя Амелия.

Она тоже взглянула на портрет.

Есть дела, которые должны вершиться спокойно. Слабость, сила, и высокомерие - все это жизнь.

Но Деннис думал о своем.

Никакого процесса он не допустит, - протянул Деннис. И оказался прав: неожиданным образом через неделю Джонни Хэвиленд умер от воспаления легких.

Дафна благодарно взглянула на него, и в глазах её Деннис прочел, что искал.

Я возвращаюсь к себе, - сказал он Амелии. - Но сначала мы должны уйти отсюда. Вместе с Дафной.