Миньон Эберхарт

Хрустальный Башмачок


МИНЬОН ЭБЕРХАРД

ХРУСТАЛЬНЫЙ БАШМАЧОК

1.

Когда Стивен впервые пошутил насчет хрустальных башмачков Золушки, Рут просто пропустила его слова мимо ушей. Его шутки её не смешили, а скорее раздражали. Но потом в холодный ноябрьский вечер её неожиданно охватило предчувствие неотвратимой беды.

Последний раз окинув взглядом в зеркале свой наряд, Рут подошла к окну и нерешительно раздвинула шторы серой тафты. И шторы, и вся обстановка комнаты напоминали о безупречном вкусе её предшественницы - первой жены доктора Брюля Гетрика.

Шел дождь, и в зеркале мокрых тротуаров переливались огни чикагских небоскребов. Но жизнь шла своим чередом. Несмотря на непогоду, люди спешили в оперу, чтобы насладиться пением приезжей знаменитости.

Рут беспокоилась: Брюль так и не пришел к обеду. А сейчас они уже опаздывали в театр.

В темном окне Рут видела свое отражение и не узнавала себя в роскошно одетой красавице с модной прической. Помада придавала губам непривычную форму и блеск, мерцала серебристая ткань платья...

Совсем недавно она могла такое представить только в мечтах, по вечерам, когда в дежурстве выдавались минуты передышки. Прижавшись щекой к холодному стеклу больничного окна, Рут видела тогда перед собой стройную девушку в белой шапочке с тщательно подобранными волосами. И никакой косметики - так требовал хозяин клиники Брюль Гетрик. Он не любил, когда её красивое лицо было серьезным, а огромные глаза под густыми ресницами смотрели строго и испытующе. Правда, такое случалось все реже. Рут быстро поняла, то муж желает видеть в ней только прелестную, легкомысленную и веселую куклу. Меньше всего его устраивала молчаливая и исполнительная помощница, какой она становилась во время операций. Именно потому он был с ней очень щедр, словно компенсируя отсутствие любви.

Правда, на пылкую страсть она и не рассчитывала, Ведь они просто заключили договор: она должна исполнять в глазах света обязанности покойной миссис Гетрик, чей роскошный портрет все ещё украшал кабинет мужа.

Рут попыталась сквозь тьму различить машину мужа. Или он приехал, пока она одевалась?

Задернув штору, она поспешила отойти от окна.

Ей было неспокойно. Подойдя к трюмо, она ещё раз оглядела прическу и наряд. Брюль не терпел небрежности ни в чем.

Убедившись, что все в порядке, Рут натянула перчатки, взяла усыпанную дорогими камнями сумочку и вышла из комнаты.

Минуя затянутую шелком спальню, она опять почувствовала неприязнь к Кристел, обожавшей такую роскошь. Камин розового мрамора, кровать в форме лебедя, шелковое белье на постели, низкие кресла с атласными и кружевными подушками, золоченые часы, ажурный туалетный столик, огромный ковер пастельных тонов...И всюду запах роз, над которым даже время было не властно. Он раздражал ещё тогда, когда она пришла сюда сиделкой и переодевалась за ширмой с купидонами, чтобы предстать перед избалованной капризной женщиной.

Больной становилось все хуже, и Кристел умерла. А через десять месяцев Рут стала здесь хозяйкой...

Ей трудно пришлось с прислугой, знавшей её прежде. Лишь Стивен помог сгладить все углы и постарался наладить её отношения с падчерицей. Ему хотелось, чтобы девочка росла в нормальной семье.

А теперь, когда началась зима и открылся светский сезон, Рут предстояло привыкать к тому образу жизни, который с детства вела Кристел.

Ее богатые родители, солидное приданое, связи и положение в свете помогли когда-то Брюлю сделать блестящую карьеру. Кристел была гораздо старше мужа и лучше разбиралась в во многих тонкостях. Рут понимала, какая на неё легла ответственность - пятнадцатилетняя Мэгги характером пошла в мать. А скоро её вывозить в свет...Хорошо, что можно положиться на Элис Пильхем - ближайшую подругу Кристел и невесту Стивена.

Рут понимала важность сегодняшнего вечера. Ведь ей предстоял светский дебют в качестве миссис Гетрик. Наверно, Брюль уже у себя. Ему ещё переодеваться - а времени совсем не оставалось.

Когда Рут волновалась, глаза её сверкали, движения приобретали особую грацию. Встретившийся в холле Стивен был потрясен её ослепительной красотой.

- Вы в оперу, потом на бал?

- Да.

Он ласково ей улыбнулся.

Сорокалетний холостяк не отличался ни внешность, ни здоровьем. Но Стивен Генри был прекрасным музыкантом, и его дивная игра на рояле постоянно доносилась из студии, пристроенной к дому Брюля.

Стивен был родственником Кристел и многолетним пациентом Брюля. Убежденный холостяк, он все же не устоял перед Элис Пильхем, но со свадьбой они не спешили. Стивен продолжать жить в доме Брюля, по завещанию Кристел став его совладельцем. Охотно помогая Рут вести хозяйство, он интересовался воспитанием Мэгги, упорно не принимавшей мачехи.

Глядя в его ласковые карие глаза, Рут невольно улыбнулась.

- Сегодня вы просто великолепны. А наряд! Явно от лучшего портного!

Рут даже смутилась и поправила платье.

Именно тут Стивен вдруг поинтересовался:

- А впору вам хрустальный башмачок, милая Золушка?

От шутливой реплики Стивена Рут вдруг почувствовала себя очень неуютно. Она и так вздрагивала при мысли о том, что в вестибюле ждет прислуга, готовая укрыть её плечи собольим манто, а на улице у лимузина томится шофер. Ей, выросшей в семье не из богатых, все это казалось лишним...

Еще год назад Рут ездила на работу в переполненных вагонах метро. И как ни странно, чувствовала себя гораздо счастливее. Жизнь светской дамы, ни в чем себе не отказывающей, оказалась не столь уж привлекательна.

Заметив, что Стивен ждет ответа, она поспешила сказать:

- Да, в самый раз. А Мэгги? Она внизу?

Но обмануть Стивена ей не удалось, тот понял, что она ушла от прямого ответа.

- Хотите с ней поговорить?

- Ей интересно будет взглянуть на мое платье. Брюля не видели?

- Его пока нет. Боюсь, вы опоздаете. А что касается вашего дебюта в свете, не волнуйтесь. Появившись в ложе к концу увертюры, вы только привлечете внимание всего зала. Публика такую красавицу не упустит. А вот и Мэгги.

Спускаясь по лестнице, Мэгги старалась не смотреть на Рут, к которой так и не могла привыкнуть. Она была вылитый отец: те же густые черные волосы, скуластое лицо и упрямо сжатый рот. Вся её стройная фигурка дышала скрытой силой.

Пытаясь как всегда помочь в общении с падчерицей, Стивен заметил:

- Взгляни, как она сегодня хороша, Мэгги!

Девушка в скромном темном шелковом платье не без иронии поинтересовалась:

- Этот прелестный наряд, конечно, выбирал отец?

- Нет, я заказала сама, но надеюсь, ему понравится.

- Могу представить, с каким удовольствием вы тратите теперь наши деньги! Раньше вам такое и не снилось!

- Мэгги! - воскликнул Стивен, но девушка уже проскочила мимо них.

Пытаясь как-то сгладить неловкость, Стивен сказал:

- Вся в мать, такая же капризная...

- Я не в обиде, Стивен. Трудно принять женщину, занявшую место твоей матери.

Где-то хлопнула дверь.

Пользуясь моментом, Стивен мягко заметил:

- Все наладится, Рут. Не думаю, что Мэгги все принимает близко к сердцу...Она всегда была эгоисткой. Так что со временем...

Теперь хлопнула входная дверь.

- Брюль! - воскликнула Рут. - Спокойной ночи, Стивен. Жаль, что вы с нами не едете.

- Мне тоже, - вздохнул он. - Ну, держитесь!

Рут поняла, что он имеет в виду: выдержать шепот, пересуды, десятки наведенных на неё биноклей. Сочтут, что она слишком молода, и слишком мало прошло времени после смерти её бывшей пациентки. Приличия нарушены... Удрученная такими мыслями, она спускалась по лестнице.

Но вместо Брюля в библиотеке увидела его коллегу, доктора Энди Кретендена.

Высокий худощавый молодой человек был ей хорошо знаком. Он неизменно появлялся в клинике с обворожительной улыбкой, весь персонал в нем души не чаял. Если Брюля побаивались, Энди все обожали. Особенно женщины. Правда, это симпатий Рут ему не прибавило. И её неприязнь только усилилась после того, как под его руководством она поработала сиделкой у Кристел.

Брюль относился с Энди как к сыну, хотя они и были почти сверстниками. Даже отношения Энди с Кристел не повлияли на их дружбу. Брюль неизменно направлял Кретендену пациентов, доверял ему сложнейшие операции, если сам был занят. Рут не раз случалось ему ассистировать и она вынуждена была признать, что Энди отличный специалист, который вполне мог сделать блестящую карьеру и без поддержки Брюля.

При виде того, с какой скоростью Энди осушил бокал виски, Рут подумала, что пьет он слишком много для своего возраста. К чему так взбадривать себя? И где же Брюль?

Отставив на столик пустой стакан, Энди обернулся к ней. Он был в смокинге. При виде такого великолепия сестры в клинике упали бы без чувств.

- Я жду вас, - сообщил Энди.

- Меня?

- Разве Брюль не предупредил?

Энди зачастую лучше Рут знал, чем занят доктор Гетрик. Она его не ревновала. И без того ей хватало причин не любить доктора Кретендена.

При виде её замешательства он поспешно продолжал:

- Видимо, он просто не успел. Его срочно вызвали к больному. И по его просьбе я составлю вам компанию на вечер.

- Он так и не приедет в оперу?

Рут очень огорчилась, оставшись без поддержки мужа в такой ответственный момент.

- Так получилось...Он очень сожалел. Надеюсь, моя канддидатура возражений не вызывает?

- Спасибо за любезность. Я собиралась в оперу лишь для того, чтобы доставить удовольствие Брюлю. У меня сегодня такая мигрень...

Голубые глаза Энди остались непроницаемыми.

- Ну, никогда бы не сказал, что вы подвержены мигреням. У вас такой цветущий вид...

Рут и забыла, что врачей обманывать не стоит. Собрав все силы, чтобы взглянуть Энди в глаза, она вдруг услышала:

- Вам обязательно нужно поехать сегодня в оперу. Нам нужно поговорить.

2.

Пока машина едва ползла по Мичиган - бульвару, Рут проклинала себя, что согласилась ехать. Видно, подействовал привычный авторитет врача.

Пушистый мех приятно грел плечи, в салоне было тепло и спокойно. Даже не верилось, что на улице гуляет ветер и сыплет снег.

Когда машина остановилась перед мостом, Энди поднял стекло, отделявшее салон от шофера.

Здесь тоже пахло розами. Энди это явно не смущало: он не раз сопровождал Кристел в театр. Но что он ей хотел сказать? И почему сейчас молчит?

Мост был разведен. Слышались гудки каравана барж, машин собиралось все больше.

И вдруг Энди заговорил.

- Полагаю, в первом же антракте нам следует поговорить без посторонних.

- Что случилось? В чем дело?

- Мы ещё успеем к началу. Мост опускается, и времени в обрез.

- Что случилось? Зачем ехать в оперу? Где Брюль?

- Он решил, что вам нужно быть в опере, несмотря на случившееся...

- А что случилось?

- Все в порядке, я просто не так выразился. Не обращайте внимания.

Теперь Рут заволновалась по-настоящему. Она знала, что Энди всегда был собран и сдержан. Видимо, он просто ждет подходящего момента, чтобы сообщить ей что-то важное. Или речь пойдет о каком-то пустяке, важном только для Энди?

Оставшуюся часть пути они проехали молча, разглядывая огни рекламы.

Движение становилось все интенсивнее. В соседних машинах восседали женщины в таких же мехах и драгоценностях - Золушки, осчастливленные своими принцами и защищенные от превратностей судьбы.

Рут вспомнила, как год назад проезжала тут в автобусе. Могла ли она в тот вечер думать, как переменится её судьба?

Воспоминания её расстроили. Она никак не могла застегнуть перчатку. Энди помог справиться с застежкой.

Машина остановилась перед оперным театром. Здесь было ветрено. Роскошно разодетые женщины в сопровождении мужчин спешили ко входу. Дав указание шоферу и купив газету у разносчика, Энди догнал Рут. Из многолюдного и теплого фойе они прошли в ложу, которую уже много лет снимали Гетрики.

Лишь в розовом бархатном кресле Рут облегченно вздохнула. Началась увертюра. Они были одни. Из зала доносились шаги опоздавших, но вскоре стихли и они.

В Чикаго опера все ещё оставалась торжественным событием.

Оркестр сверкал. Публика блистала нарядами и драгоценностями.

Вдруг Энди удивленно заметил:

- Элис тоже здесь...

- Вижу. Как она хороша!

Рут восхищалась Элис Пильхем совершенно искренне. Ей никогда не доводилось видеть более яркую внешность, с годами становившуюся все очаровательнее. Тонкое лицо, блестящие серые глаза, матовая кожа, коротко стриженые черные волосы, чуть тронутые сединой, рослая стройная фигура. Своей школьной подруге Кристел завещала весьма приличную сумму.

Элис так и не вышла замуж, но её имя постоянно фигурировало в светской хронике. Она вращалась в свете, славилась нарядами и видными друзьями. Без неё не обходился ни один торжественный прием, аукцион или благотворительный базар. И знаменитости считали честью быть приглашенными к ней в дом.

Обручившись со Стивеном Генри, она все оттягивала свадьбу, чтобы не потерять своей независимости и не менять привычек. Правда, жених воспринимал это достаточно спокойно.

Ах, милый Стивен! У Рут потеплело на душе, когда она вспомнила о нем. Не то что Энди...

Взглянув на спутника, Рут неожиданно заметила, как тот взволнован. Такая складка меж бровей появлялась у него только тогда, когда уж больно трудный попадался пациент. Значит, намеки в машине - не пустая болтовня...

- Расскажите мне все, - решительно сказала Рут.

Покосившись на пустые кресла в ложе, Энди согласился.

- Только не знаю, как начать, - признался он. - Речь о Кристел.

- О Кристел?

- Точнее, о её смерти. Сегодня ко мне приходили с вопросами. Ведь я её лечил.

- Не понимаю...

- Приходили из полиции. Что с вами, Рут, вы вся побледнели!

Руки Рут вцепились в обитый бархатом барьер, она буквально окаменела, когда Энди шепнул на ухо:

- Полиция считает, что Кристел убили. Их заинтересовало, что вы были её сиделкой и сразу вышли замуж за Брюля.

Свет в зале, к счастью, погас, но Энди все равно заметил, как побледнела Рут.

- Успокойтесь, дорогая. Не стоило мне говорить...

- Я присутствовала при её смерти, - едва выговорила Рут.

Поняв, что она в шоке, Энди предложил под покровом темноты покинуть зал и повел Рут в ближайшую аптеку. Очутившись в тепле, за столиком со свежей скатертью, Рут наконец заметила, что держит в руке чашку горячего кофе.

Услышанное не укладывалось в голове. Может быть, все это выдумки подвыпившего Энди...

Кофе обжег горло. Увидев, как она поморщилась, Кретенден пытался продолжить разговор.

- Здесь нас никто не услышит. Выслушайте меня.

- Когда? - спросила Рут, не в силах больше произвести ни слова.

- Когда была полиция? Вечером, после работы.

- Брюль знает?

- Да.

- И вы...

Угадав её вопрос, он кивнул:

- Да, я тоже считаю, что её убили.

Рут уронила чашку. И это говорил Энди, подписавший свидетельство о смерти Кристел!

Увидев, что официант не обращает на них внимания, Кретенден внезапно предложил:

- Давайте уедем из Чикаго! Для вас это единственный выход. Оставаться опасно! Даже не представляете, как худо обстоят дела. Поедемте со мной, Рут!

- С вами?

Рут не узнала собственного голоса.

Энди решительно заявил:

- Со мной. Сейчас же. Я люблю вас!

3.

Веселая мелодия из репродуктора заставила официанта вышагивать в такт музыке. Рут навсегда запомнила мотив: "Я для тебе дворец любой построю"...

Энди, слушая эти слова, натянуто улыбался.

Его неожиданное признание потрясло и ужаснуло Рут. Она словно в тумане слышала:

- У нас нет времени! Решайтесь! Я понимаю, что для вас это удар, но верьте мне!

И он покосился на часы с монограммой.

Часы эти подарила ему Кристел за неделю до смерти. Рут помнила, как это произошло: они с Брюлем отмечали день рождения доктора Кретендена.

Спрятав часы в карман, Энди продолжал:

- Вернемся домой за вещами и сразу уедем в Канаду.

Собравшись с силами, она оборвала:

- И речи быть не может. Я никуда не поеду. Я ни в чем не виновата. Кристел никто не убивал. А я вообще была только сиделкой.

- А я - врачом, - настаивал Энди.

- Но вы спокойно подписали свидетельство о смерти, и вас ничто не удивило. Так почему вы промолчали про убийство?

- Тогда я ничего не знал, зато теперь уверен.

- И почему вы так решили?

Энди смертельно побледнел.

- В подробности лучше не вдаваться. Но неужели вас не убеждает, что я готов пожертвовать своей карьерой и положением? Ведь я хочу спасти вас, Рут.

- Расскажите мне все, что знаете!

- Ну ладно, слушайте. Вы помните, как недели за две до конца Кристел резко пошла на поправку? Это вы помните?

- Да, я тогда и не думала, что конец уже близок. Но смерть её казалась вполне естественной. Никаких подозрительных симптомов. Вы думаете, яд?

- Так думает полиция. И похоже, это правда.

- Обнаружили яд?

- Ну, без согласия Брюля они не могли ничего предпринять. Ведь он унаследовал большую часть её состояния. Но полагаю, речь именно об отравлении. Когда вы позвонили мне, что Кристел впала в кому, я не мог этому поверить. Помните, я попросил вас срочно позвонить Брюлю.

- Я так и сделала, но мы ничем не смогли ей помочь. Она так и умерла, не приходя в сознание. В одиннадцать часов. Я поначалу решила, что она уснула, пока не проверила пульс. Все казалось таким естественным...

- И мне так показалось, - признался Энди.

- Но кто мог её убить? - продолжала сомневаться Рут.Нет, я не верю!

- Но это правда, - повторил Энди, уставившись на лежавшие на столе перчатки. - Полицейских было двое. Одного детектива зовут Фэнк. Он сообщил, что пришло письмо, заставившее их заняться расследованием обстоятельств смерти Кристел. Аноним сообщил, что ту убили. Такое же заявление поступило и к прокурору. Узнав, что я подписывал свидетельство о смерти, меня решили допросить; но я не был первым в их списке. Видимо, что-то просочится и в газеты. По городу уже наверняка поползли слухи. Такого не утаишь. К тому же кто-то из прислуги заявил, что смерть Кристел стала полной неожиданностью для них и всех домашних. Кажется, так и было. Не удивился только Брюль. Я так переживал, пытаясь понять, где же совершил ошибку. Ведь Брюль для меня так много значит!

Рут не могла избавиться от мысли, что Кристел значила для Энди ничуть не меньше.

- Сейчас не время для воспоминаний, Рут. Вы должны уехать со мной.

- Значит, у вас были сомнения по поводу причины смерти Кристел? настаивала Рут.

- Симптомы часто бывают обманчивы. К тому же диагноз поставил сам Брюль.

- Я остаюсь с ним! - решительно заявила Рут. - Я ничего не сделала такого, чтобы скрываться.

- Поймите, Рут, только моя любовь способна вас спасти. Ведь вы замешаны тут по уши. Когда я уходил от Кристел, с ней все было в порядке. Когда в девять пришел Брюль, вы ему сказали, что больная спит. И только в десять обнаружили, что она в коме. Все это время с ней были только вы. И могли дать ей что угодно. К тому же у вас был мотив: вы вскоре вышли за Брюля.

- Ничего я Кристел не давала!

- Верю, но факты против вас.

- Мне нужно домой, нужно поговорить с Брюлем! Где он?

- Видимо, ещё не освободился.

- Почему он не приехал?

- У него был срочный вызов. Когда полиция ушла, я встретился с ним и все рассказал. Он пустит в ход все связи, чтобы эксгумации не было.

- Вы боитесь, что-то обнаружится?

- Теперь я просто уверен. Вы мне доверяете?

Глаза их встретились. Казалось, они остались вдвоем. Тихо играла музыка.

Внезапно потянуло холодом. Пробираясь к стойке, посетитель окинул взглядом все: вечернее платье Рут, её застывшее лицо, пролитый кофе...

Поняв, что он ничего не добьется, Энди шепнул:

- Пойдемте. Сейчас шофер подаст машину. Я велел ему заехать за нами через полчаса.

На выходе Рут взглянула на свое отражение в зеркале. Красивая стройная женщина в соболях с бледным лицом и перепуганными глазами. Ей показалось, что последний посетитель смотрит ей вслед.

- Это детектив? - спросила она Энди уже на улице.

Энди покачал головой, но как-то неуверенно.

Внезапно Рут показалось, что вдали Элис садится в машину её мужа. А Энди снова сделал вид, что не заметил.

Когда прибыл лимузин, Энди бережно укутал ноги Рут меховой накидкой, потом вдруг сказал:

- Вас трясет от холода..., - обнял её и поцеловал.

Рут попыталась вырваться из его объятий.

- Я вас люблю, Рут, - вздохнул он. - Как я был потрясен, узнав про ваше скоропалительное замужество! Неужели вы не догадывались о моих чувствах?

- Понятия не имела.

- Когда вы работали в клинике, я искал любого повода для встречи. Среди моря белых халатов я всегда различал ваши хрупкие плечи и золотистые волосы, всегда старался остаться с вами наедине. Но я не понимал себя до самой болезни Кристел.

- Снова Кристел, - теперь уже вздохнула Рут.

Энди надолго замолчал. Его насупленный профиль вырисовывался в свете уличных фонарей. Потом заговорил снова.

- Ах, Кристел...Вы должны мне верить...Давайте уедем отсюда - у нас другого входа нет.

На Рут слова его впечатления не произвели, - она уже почувствовала, что отошла от потрясения. Опасность её не пугала.

- Я не оставлю мужа в беде, - твердо сказала она. - И бегство станет только признанием вины.

Не раз потом она ещё вспомнит эти слова.

Остаток пути Энди промолчал.

- Подумайте ещё раз о моем предложении, - сказал он на прощание. - Я ради вас готов на все.

Едва распахнув дверь, дворецкий тут же сообщил хозяйке, что её ждут.

- Кто?

- Из полиции.

Рут видела, какое впечатление произвели слова дворецкого на Энди.

4.

Он решил вмешаться.

- Миссис Гетрик устала. Передай им ,Гросс, что сегодня она принять их не сможет.

Тут в дверях появился лысоватый толстяк. Его маленькие глазки смотрели холодно и подозрительно.

- Мы давно вас ждем, миссис Гетрик. Я Оливер Миллер из полиции. Мне нужно задать вам несколько вопросов по поручению окружного прокурора.

- Вы не имеете права...

Миллер решительно прервал Энди.

- Много времени мы не отнимем. Миссис Гетрик может пригласить кого-нибудь присутствовать при разговоре.

- Позовите Гая, Рут.

Гай Кул, известнейший чикагский адвокат по уголовным делам, жил по соседству.

- Вряд ли стоит это делать, - возразил Миллер. - Мы не собираемся злоупотреблять временем миссис Гетрик. Можете остаться и убедиться в этом сами, доктор Кретенден.

Рут кивнула и направилась в гостиную. Миллер с Энди зашагали следом. Ожидавшего их Фэнка она узнала по описанию Энди. Он показался ей похожим на кролика.

Сев в кресло, Рут пригласила Миллера сесть напротив. Энди примостился рядом с ней, Фэнк притулился где-то возле окна.

- Что вас интересует? - спросила Рут.

- Доктор Кретенден, видимо, уже рассказывал о том, что произошло...

- Я рассказал о письмах и их содержании, - буркнул Энди.

- А теперь прошу ответить на мои вопросы, миссис Гетрик. Вы недавно замужем за доктором Гетриком?

- Да.

- Вы венчались с ним два месяца назад?

- Да.

- Прежде вы работали медсестрой?

- Да.

Чтобы унять дрожь в пальцах, Рут сняла перчатки.

Потом пошли вопросы о её работе в клинике.

- Вы ухаживали за миссис Гетрик, когда она заболела?

- Да, я дежурила по ночам. Днем меня сменяла Джил.

- С Джил Гарднер мы уже беседовали. Она утверждает, что в день смерти миссис Гетрик сдала вам дежурство в семь часов и ушла домой.

- Так и было.

- Она утверждает, что больная несколько дней чувствовала себя гораздо лучше.

На вопрос это не было похоже, и Рут промолчала. Тишину нарушил Фэнк, задев тяжелую золотую кисть на портьере.

- Миссис Гетрик умерла в тот день в одиннадцать вечера?

- Она впала в кому в самом начале моего дежурства. Я это выяснила около десяти вечера, проверив её пульс.

- Почему вы стали проверять пульс?

- В медицинской карте делались соответствующие записи. Если она спала, я её не будила.

- История болезни сохранилась?

Рут задумалась, пытаясь вспомнить.

- Понятия не имею. В клинике мы их подшиваем в историю болезни. Как было здесь... не знаю.

- Она может быть у прислуги или у доктора Гетрика. А у вас, доктор Кретенден, её нет?

- Нет. Я их только просматривал, когда навещал больную.

Фэнк перестал терзать портьеру, Миллер продолжал:

- Теперь слушайте меня внимательно. Вам ведь не нужны слухи по поводу смерти миссис Гетрик. Надеюсь, вы нам поможете...

- Если смогу.

- Заранее прошу меня простить за бестактные вопросы.

- Что вы имеет в виду?

- Смерть миссис Гетрик была для вас неожиданностью?

Рут поняла колоссальное значение ответа, и даже ощутила, как напрягся Энди.

- Я этого не ожидала, но нередко бывает, что пациенту после улучшения становится вдруг плохо.

- Доктор Гетрик лечил жену сам?

- Врач никогда не лечит свою семью - это против профессиональной этики.

- Но обычно лечащий врач полагается на мнение человека, которому доверят. Консультировал мистер Гетрик доктора Кретендена?

- Я отвечу, - вмешался Энди. - Он был в курсе назначенного мной лечения. И согласился с диагнозом.

- Он вам что-нибудь советовал?

Немного подумав, Энди покачал головой.

Снова повернувшись к Рут, Миллер спросил:

- Миссис Гетрик была довольна свои замужеством?

- Я на этот вопрос не отвечу. Я была только сиделкой, а не наперсницей. Со стороны казалось, что да.

- Вы очень быстро вышли замуж - не прошло и года. В таких случаях возникают вопросы...

- Об этом, пожалуйста, поговорите с мужем. У вас все?Рут не скрывала раздражения.

Тут вмешался Фэнк, возясь с какой-то статуэткой.

- Дом, дочь...

Миллер кивнул.

- Давно вы были знакомы с мистером Гетриком?

- В клинике я стала работать восемь лет назад. Тогда мне было восемнадцать.

- Значит, вы с ним знакомы восемь лет?

- Да.

- Вы до замужества были близко с ним знакомы?

Вмешался Энди, интересуясь, есть ли доказательства, что миссис Гетрик убили?

- Все, что можно, мы вам уже сказали, - отрезал Миллер.

- Пошли! - добавил Фэнк. И показывая, что допрос закончен, вышел из комнаты.

Миллер, не обращая внимания, продолжал:

- Получив согласие от доктора Гетрика, мы тут же проведем эксгумацию. Чтобы облегчить работу экспертов, нужны кое-какие сведения. Вы можете помочь, миссис Гетрик. Ваша пациентка принимала наркотики?

- Только лекарства.

- В тот вечер вы ей что-нибудь давали?

- Вы не имеете права! - вспылил Энди. - Миссис Гетрик не должна отвечать на этот вопрос!

- Ей придется, - настаивал Миллер.

А Рут внезапно вспомнила стаканчик с микстурой, который Джил оставила на столике у ширмы, уходя домой. Выходит, именно она убила Кристел, хотя и не намеренно. Теперь она вспомнила и жалобу Кристел, что лекарство горчило.

Перед её глазами все поплыло.

Словно догадавшись , что с ней происходит, Энди заметил полицейскому:

- Естественно она дала больной лекарство, которое я прописал. Тут нет ничего особенного.

Уходя, Миллер вежливо простился с Рут, но судя по его виду, намерен был задать ей ещё немало вопросов.

Проводив его, Энди вернулся в гостиную.

- Ты молодец, Рут. Прекрасно держалась. Ты что-то вспомнила, я понял по лицу.

- Я вспомнила про лекарство, которое дала Кристел. Готовила его Джил, а Кристел сказала, что оно горчит. И даже решила, что вы его сменили. Потом все-таки выпила. Я стояла рядом и видела.

Всплывшая в памяти картина явно угнетала молодую женщину. Она не могла смириться с мыслью о том, что дала пациентке убившее её снадобье.

Лицо Энди посерело, он как-то сразу состарился.

- Джил приготовила лекарство перед тем, как уйти?

- Да.

Энди воскликнул:

- Но яд в него мог подложить кто угодно! Стакан стоял на столике у всех на виду. Кто тогда был в доме? Но впрочем, хватит. Не нужно торопить события. Надеюсь, вскрытие ничего не обнаружит. Прошел уже год!

- Мышьяк все равно обнаружат. Но ведь его симптомов не было!

- Выявить можно любой органический яд: морфий, опиум, люминал. А именно в таких случаях характерна кома. Разве я мог такое подумать? К тому же там был Брюль...

Рут вспомнила, что Брюль не отходил от постели Кристел, проверял пульс, заглядывал в глаза.

Видимо, Энди подумал о том же, раз неожиданно спросил:

- Зрачки у неё были расширены?

Рут покачала головой.

- Я такого не помню. К тому же Брюль отправил меня к Мэгги, у которой началась истерика. И мы со Стивеном долго приводили её в чувство. Потом Гросс по просьбе Брюля звонил в похоронное бюро. К тому времени вы уже пришли, Энди, и должны все помнить. Вы уже уходите?

- Попытаюсь разыскать Брюля. Если заявится полиция, ни на какие вопрос не отвечайте.

Он ушел. Только теперь Рут догадалась, что он знал, где все это время находился Брюль.

В доме стояла тишина. Рут прошла в библиотеку, где уютно потрескивал огонь в камине. Помешав угли, она устроилась в кресле, чтобы дождаться мужа.

Раньше она этого никогда не делала, никогда не заявляла на мужа никаких прав. С портрета, загадочно улыбаясь, смотрела Кристел.

Огонь в камине догорел, время шло, Рут все ещё сидела в кресле.

Брюль пришел только в половине второго. Он был в смокинге и, судя по всему. не в духе. Черные глаза гневно сверкали на бледном лице.

При виде Рут он удивился, но промолчал. Взяв в баре бутылку, плеснул коньяка в два бокала.

- Выпей. Ты, видимо, уже все знаешь, - подошел он к жене. - Я дал согласие на эксгумацию. И скоро мы узнаем правду.

5.

Поставив опустевший бокал на столик, Рут посмотрела на Брюля. Лицо его оставалось непроницаемым. Облокотившись на камин, он ждал её вопросов.

- Кристел действительно убили?

Брюль не спешил с ответом. Немного подумав, он спросил:

- Что тебе сказал Энди?

- А он тебя не разыскал?

- Я не видел его часов с шести. Полагаю, он все тебе рассказал?

- Рассказал о письмах. Потом приехала полиция.

Это Брюля неприятно поразило.

- О чем они распрашивали?

Рут обо всем подробно рассказала. Когда она упомянула про лекарство, муж поинтересовался:

- Ты им об этом говорила?

- Нет, с ними объяснялся Энди.

- Ты точно давала Кристел то лекарство?

- Да.

- А ты не ошибаешься? Прошло немало времени...Почему ты так уверена?

- Потому что вспомнила, как Кристел жаловалась на горечь.

- Об этом ты полиции сказала?

- Нет.

- Почему?

- Не знаю...Ее действительно убили, Брюль?

- Я сам не знаю, - он медленно поставил бокал на каминную полку.

- И что нам делать?

- Ждать.

- Ты думаешь?

- Возможно, ничего не обнаружат. И заключение экспертам сделать не так просто. Прошло довольно много времени. Нам нужно жить, как жили прежде.

- Энди считает, что её убили.

- Знаю.

- Ты тоже так думаешь?

- Говорю же, не знаю. Когда Кристел умерла, я думал о самоубийстве, но потом прогнал эту мысль. Ты же помнишь, как неожиданно все случилось?

- Но кто же мог её убить?

- Не знаю и вообще пока я в это не верю. Вряд ли полиция сумеет то-то доказать.

- А кто же автор писем? Ведь он знает правду и хочет, чтобы она стала известна всем.

- Да нет, скорее он пытается нам навредить. Я сделаю все, чтобы его найти.

Лицо его стало мрачным и замкнутым. Рут вспомнила, как обмирали сестры, когда на лице Брюля появлялось подобное выражение, но продолжала:

- Так что же нам делать?

- Ничего. Пока ничего. - И явно собираясь сменить тему, он спросил: Ты была в опере?

- Совсем недолго. Когда мне Энди рассказал, я не могла там оставаться. Там я видела Элис. Потом мы ушли, зашли с Энди в аптеку. Потом я видела, как Элис садилась в машину...

- Ладно, Рут, пора спать...

- Но...

Он явно недоволен был её несговорчивостью.

- Мне Энди говорил, что ты воспользуешься своими связями...

- Сделаю все, что смогу. Завтра посоветуюсь с Гаем. Не переживай. Я сделаю все, чтобы оградить тебя от полиции. У них нет никаких доказательств.

- Но если её в самом деле убили? Тогда придется им сказать...

- Зачем?

- Им нужно знать правду.

- Пусть Кристел умерла, но мы-то живы. Зачем губить себя? Ты не знаешь, что такое расследование убийства. Пошли спать, милая.

Ласково погладив её щеку, он добавил:

- Ты ещё так молода...Сколько тебе лет, Рут? Двадцать пять?

- Уже двадцать шесть.

- А мне почти сорок. Я много учился, прошел трудную школу, зато научился сдерживать свои чувства.

Рут хотела что-то сказать, но холодный взгляд Брюля её остановил.

- Ты думаешь, я бесчувственный, Рут. Может, ты и права. Иди спать, здесь холодно. Я посижу ещё немного и выпью...

Поднимаясь в спальню, Рут подумала, что идет в комнату Кристел. Не раз ей приходилось в клинике дежурить по ночам, и никогда она не ощущала страха, но сейчас...Энди просил уехать с ним. Может быть, он знает что-то, о чем не захотел сказать Брюль?

Но почему муж так холоден и сух? Что он от неё скрывает?

Назавтра к ней зашла Джил Гарднер. Брюль ушел в клинику, Мэгги - в школу. Она ещё не знала, что случилось накануне.

Спустившись вниз перед самым ленчем, Рут слышала рояль из студии Стивена. Видимо, он тоже был не в курсе их дел: мелодия лилась тихо и спокойно.

В холле лежали свежие газеты. Рут просмотрела их , но своей фамилии нигде не нашла.

Завтракала она одна под присмотром молчаливого Гросса.

Стивену ленч подали в студию, Мэгги задержалась в школе, и Рут чувствовала себя одинокой и всеми покинутой.

День выдался хмурым и неприветливым, сразу после полудня сгустились сумерки. Смог давал себя знать и некоторые районы Чикаго в нем просто задыхались. Дом Гетриков был вообще довольно мрачен, правда его оживляли картины и ковры, которые так любила Кристел. Но в такие дни приходилось зажигать свет.

Студия Стивена находилась внизу, куда вел через дворик отдельный вход. Узкая комната с окнами в глубоких нишах была заставлена шкафами и шкафчиками с множеством пластинок.

Поднявшись к себе, Рут то и дело с тревогой поглядывала на телефон, ожидая звонка от Энди или Джил. Но полное отсутствие известий её крайне нервировало. Лишь далеко за полдень Гросс доложил о приходе Джил Гарднер. Рут велела проводить девушку к ней и подать чай.

Рут не видела Джил со дня своей свадьбы. А дружили они давно. Вместе учились, вместе пришли на работу в клинику Брюля. Вместе ходили в кино, менялись шляпками, одалживали чулки, дружно осуждали старшую сестру, и обе преклонялись перед Брюлем. Но выйдя замуж, Рут прервала отношения. Ей казалось, что Джил их брак не одобрила.

Почему та пришла сейчас? Наверно, обсудить что-то связанное с болезнью или смертью Кристел. Припомнила какие-то детали? Рут даже удивилась, что сама не сообразила пораспросить Джил.

Она впервые принимала подругу как миссис Гетрик, поэтому немного волновалась. Рут приготовила сигареты, придвинула поближе кресло...

Дворецкий торжественно доложил о мисс Гарднер.

- Джил, милая!

- Здравствуй, Рут!

Нет, Джил ничуть не изменилась. Разве что казалась похудевшей и усталой. На ней было поношенное коричневое пальто и старенькая шляпка. Теперь она вновь повторила:

- Здравствуй, Рут!

- Что с тобой, Джил?

- Ничего.

Девушка неуклюже опустилась в кресло, хватаясь за ручки.

Рут предложила ей снять пальто и подошла, чтобы взять перчатки и сумочку. И тут она заметила застывший взгляд Джил и ощутила запах спиртного. Это её поразило: Джил была ярой противницей выпивки.

- Ты пила? - спросила она.

Джил, пьяно ухмыляясь, буркнула:

- Всего один коктейль...Ты знаешь, почему я пришла. Убили Кристел Гетрик. Мне кое-что известно. А ты должна молчать. Я тут была...Все дело в этой ширме...Запомни, Рут...

Джил вдруг закрыла глаза и, казалось, заснула.

Джил торопливо позвонила. Нужно скорее напоить Джил чаем, чтобы она пришла в себя. Но Рут не хотела, чтобы Гросс видел Джил в таком виде, поэтому встретила его в дверях, забрав поднос. Потом плотно закрыла дверь. Звуки рояля Стивена резко оборвались.

Рут стала наливать чай, но руки её дрожали. Чай был прекрасно заварен, правда, пришлось подождать, пока он немного остынет. Наконец Рут подошла к Джил.

- Взбодрись! - сказала она. - Выпей горячего чаю.

Джил открыла глаза и пробормотала:

- Не хочу...Это все коктейль.

Рут настаивала, Джил сделала несколько глотков, и вдруг упала набок. Шляпка свалилась с головы. Рут попыталась подложить ей подушку под голову, но тело девушки как-то странно обмякло и сползло на ковер.

Тщетно попытавшись нащупать пульс, Рут с ужасом поняла, что девушка мертва.

Она и не слышала, как в комнате появилась Элис, кутавшаяся в меха.

- Вы перепоили свою приятельницу, - с ядовитой ухмылкой воскликнула она.

Рут не узнала собственного голоса:

- Она мертва...Джил умерла. Ее убили...Что же делать?

Из студии Стивена вновь доносилась музыка.

Коснувшись щеки Джил длинным холеным пальцем с огромным изумрудом, Элис побледнела и крикнула:

- Она мертва! Вы снова за свое! Это вы её убили!

6.

- Вы и её убили, и Кристел тоже! - с ненавистью повторила Элис. Бедняжка что-то знала. И вы её убрали! Что вы делаете? - вдруг взвизгнула она.

- Собираюсь вызвать полицию.

- Решили сознаться?

- Я никого не убивала, - отрезала Рут. Она даже в таком состоянии обратила внимание, что Элис взирает на неё с нескрываемым торжеством.

- Вы ухаживали за Кристел, - не унималась та. - Ей стало лучше - и вдруг такая внезапная смерть! Зато вы вышли замуж за Брюля.

- Будь он сейчас здесь...

- То все бы понял.

Вошедший Гросс при виде Джил замер на месте.

- Она мертва! Ее убили здесь! - взвизгнула Элис.

Рут только сейчас поняла, как та её ненавидит. Но было не до того. Она попросила Гросса найти мистера Гетрика.

Того не оказалось на месте, тогда она попросила позвать Стивена.

Гросс с явным облегчением удалился.

Элис продолжала требовать немедленно вызвать полицию, но Рут не обращала на неё внимания. Она понимала, что сама допустила оплошность, сразу заговорив о полиции. Вначале нужно было вызвать врача и получить свидетельство о смерти.

В комнату вбежал Стивен. И тоже замер при виде тела Джил.

- Что случилось, Рут? Она умерла?

- Срочно нужен врач, Стивен. Брюля нигде нет. Нужно найти кого-то другого.

- Позовите Энди! - ухмыльнулась Элис. - Он вам охотно подтвердит все, что угодно, по этой части у него есть опыт.

Стивен с недоумением уставился на Элис, потом, спохватившись, повернулся к Гроссу.

- Я и забыл про Энди. Хотя, если девушка уже мертва...

- С доктором Кретенденом я уже связался и он тут будет через несколько минут, - сообщил Гросс.

- Пока не уходите, - сказал Стивен. - Вы уверены, что она мертва, Рут? Как это случилось?

- Она выпила чаю и сразу упала.

- Чаю? - удивился Гросс.

Элис тут же заявила:

- Стивен, запоминай все, что ты здесь видишь. Вот чашка, из которой пила Джил. Она полупуста...

- Ты хочешь сказать, что...

- Забыл, как умерла Кристел? - воскликнула Элис.

Стивен попытался её угомонить.

- Зачем ты сразу? И к чему вспомнила про Кристел?

- А ты не думал, почему Кристел вдруг умерла? Этим сейчас занялась полиция. Считают, что её убили.

- Но кому это было нужно?

Элис, не слушая его, продолжала:

- Подумай, кто с ней был, когда она умирала? Кто больше всех выиграл от её смерти? Ты так же слеп, как Брюль.

- Ты подозреваешь Рут?

Став в эффектную позу, Элис заявила:

- Видно, Джил Гарднер задала тот же вопрос. И потому умерла так же, как Кристел.

Услышав это, Гросс упал на стул.

- Этого просто не могло быть, - повернулся Стивен к хозяйке дома, но весьма неуверенным тоном.

- Конечно это ложь, Стивен, но Элис во всем обвиняет меня, - спокойно ответила Рут.

Поняв, что слишком далеко зашла, Элис с деланной грустью заявила:

- Я была лучшей подругой Кристел. И не могу смотреть спокойно, что здесь происходит.

Стивен не скрывал растерянности. В старом свитере и комнатных тапках он производил комичное впечатление. И тут он спросил у Гросса:

- Вы открывали мисс Гарднер?

- Нет, не я, - старик никак не мог подняться с места.

- Но вы же о ней доложили! - продолжал Стивен.

- Да, все было как-то необычно, но я не сказал хозяйке...

- Что именно?

- Она уже была внутри. Я вошел в гостиную, включил свет - и вдруг вижу её. Она сидела в темноте, словно ждала кого-то. А увидев меня, попросила доложить о ней миссис Гетрик. Я и доложил...

Элис спросила:

- Но кто её впустил? Сама она войти не могла...

- Не знаю, сам удивляюсь. Надо было её спросить...

Теперь задумалась Рут. Как Джил могла попасть в дом? Кто угостил её коктейлем? Ведь в доме не было никого, кроме них со Стивеном. Да, но когда пришла Элис?

- Гросс, а когда пришла мисс Пильхем?

- Этот дом для меня как родной, и я всегда прихожу, когда мне хочется.

Всем видом Элис словно говорила, что чужая тут именно Рут.

Не вмешиваясь в разговор, Стивен долго смотрел на тело Джил, потом спросил:

- Может быть, её перенести на постель?

- Не трогай, - возразила Рут. Если она убита...

- Видишь, она все знает! - снова завела Элис. - Стивен, я долго отгоняла подозрения. Даже старалась подружиться с Рут и помогать ей с Мэгги. Старалась не трогать ни Брюля, ни тебя. Но теперь все мы в опасности, и я не могу молчать. Ведь Брюль и вы с Мэгги - все мои близкие. И ближе никого нет.

Стивен не мог понять, о какой опасности она говорит.

- Раз ты дружила с Кристел, тебе тяжело видеть на её месте другую женщину, - сказал он, и вдруг умолк, заметив появление Брюля и Энди.

- Где? - отрывисто спросил Брюль и подошел к телу. Энди последовал за ним.

Осмотрев тело, Брюль кивнул:

- Все.

- Она пила спиртное.

- Скорее сильное снотворное. Посмотри на её глаза.

- Вижу.

Энди поднялся и взглянул на Рут. Лицо его исказила тревога. Брюль не сказал ни слова, чтобы поддержать Рут. Только послал Гросса за простыней, чтобы накрыть тело. И лишь потом стал распрашивать жену о случившемся.

- Как все произошло?

- Как с Кристел! - опять встряла Элис.

- Подожди, - остановил её Брюль, - я хочу слышать Рут.

- Она пришла ко мне, вела себя как-то странно. Сказала, что выпила коктейль. Я этим объяснила её состояние, - ведь Джил никогда ничего не пила, Решила напоить её чаем. Она стала пить и умерла.

- Как это было, подробнее, - настаивал Брюль.

- Она вдруг отключилась, как при сильном опьянении. Говорила как-то бессвязно...

- Что именно?

- Трудно было понять. Какая-то каша...

- А почему она пришла? Ты пригласила?

- Нет. Наверно, её встревожило, что полиция вновь занялась смертью Кристел.

- Полиция? - воскликнул Стивен. - Выходит, Элис права?

- Я тебе говорила, Стивен, - снова вмешалась Элис. - Неужели ты ей веришь, Брюль? Вначале умерла Кристел, теперь Джил!

Покосившись на Элис, Брюль резко оборвал:

- Помни, что ты говоришь о моей жене!

- Жене! - поморщилась Элис, но увидев, что Брюль направился к телефону, спросила:

- Что ты намерен делать?

- Вызвать полицию!

Он набрал номер.

Гросс принес простыню и накрыл тело Джил.

Переговорив с полицией, Брюль набрал номер адвоката.

- Гай, приходи скорее. События получили новое продолжение. Убита девушка, бывшая сиделкой у Кристел.

Уронив трубку на рычаг, Брюль остался у аппарата. Заметно было, как он устал.

Стивен с Элис застыли в ожидании, не сводя с него глаз. Энди снял пальто и бросил его на стул. Гросс переминался у двери. Брюль поднялся и предложил всем перейти в гостиную.

- Сейчас придет адвокат. Рекомендую говорить правду, но не болтать лишнего. К его советам стоит прислушаться.

- Брюль, это правда, что начато следствие по делу о смерти Кристел? спросил Стивен.

- Да, но доказательств у полиции пока нет. Зато теперь... - он запнулся.

- Смерть Джил , конечно, свяжут со смертью Кристел,кивнул Энди. - Но я не понимаю, Брюль, почему ты сразу поверил в убийство. Она могла покончить с собой. Или несчастный случай...

- Я уверен, после распросов полиции девушка что-то вспомнила. И захотела поговорить с Рут, рассказать об этом.

- Ты прав, она... - начала было Рут, но взглянув на Брюля, запнулась. Тому явно не хотелось, чтобы слова её услышали все.

- Если Кристел убили и об этом узнала Джил, убийца должен был заставить её молчать. Уверен, полиция так это и расценит, - сказал Брюль.

- Но не все так просто, - усомнился Энди. - Подумай сам, если Кристел убили и Джил что-то знала, почему она пошла не в полицию, а к Рут?

- Полиция может выяснить, что произошел несчастный случай или самоубийство. Зачем же ей тогда это проделывать в нашем доме? К сожалению, Энди, это маловероятно.

- Да, - согласился Стивен, - меня ты убедил.

Заговорил Гросс.

- По-моему, пришел мистер Кул.

Брюль предложил всем спуститься вниз, попросив Рут остаться.

Уходя, Элис буквально испепелила Рут взглядом.

Оставшись вдвоем, Брюль попросил:

- Быстренько расскажи мне, то здесь произошло. В деталях. Где она сидела, что сказала?

Обняв жену за плечи, он заглянул в её глаза.

- Рут, если Джил что-то знала и рассказала тебе, ты в опасности, помни это.

Сердце Рут бешено заколотилось.

- Не бойся, милая, я о тебе позабочусь, - сказал Брюль.

За окнами завыла полицейская сирена.

Брюль торопил:

- Ну, что тебе сказала Джил?

7.

Рут попыталась рассказать, казалось , Брюль её гипнотизировал. Она вспомнила все до малейших деталей. И наконец дошла до того момента, когда речь зашла о смерти Кристел. Джил что-то знала и считала, что Рут тоже знает.

- Что она знала? - спросил Брюль.

- Я так и не поняла, что она имела в виду. Если она и считала, что я тоже знаю, то ошибалась.

Сирена взвыла уже под окнами и затихла.

- Надо спуститься, - сказал Брюль. - Знаешь, Рут, я думаю, не стоит рассказывать полиции о словах Джил. Не обижайся, но я хочу, чтобы ты не забывала об опасности. Джил что-то знала, и её заставили умолкнуть. Кому-то не понравилось, что это станет известно и тебе.

- Похоже, ты тоже уверен, что это убийство.

Брюль отошел к окну, взглянуть, что происходило внизу.

- Нужно смотреть правде в глаза, милая. Они уже здесь. Скажи, Джил что-то несвязно бормотала, и все. Ты поняла?

- Я ничего не стану говорить. Разве что подтвержу, то в смерти Кристел не было ничего похожего на убийство.

- Верно. Послушай...

Его прервали шаги на лестнице и голоса. Брюль взял жену за руку.

- Мы с тобой не раз спасали других, теперь пора подумать о себе.

- Брюль...

Он привлек жену к себе и та задохнулась от силы его порыва. Но Брюль тут же отстранился.

- Иди...Я останусь и дождусь полиции.

Спускаясь, Рут увидела, как Гросс провел полицейских в её спальню.

В холле тоже стояли полицейские. Рут показалось, что все смотрят только на нее.

Все собрались в библиотеке. Пришла и Мэгги, вернувшаяся из школы. Она с ненависть смотрела на Рут. Энди предложил выпить.

Минут через десять и тут появились полицейские, расположившись у двери.

Рут никогда не думала, что для расследования нужно столько людей. Она-то считала, что всем занимается только один детектив, умеющий анализировать факты.

По шуму с лестницы Рут поняла, что выносят тело Джил. Элис никак не реагировала. Мэгги продолжала с ненавистью смотреть на мачеху, размазывая слезы, струившиеся по лицу.

У дома появились газетчики и скоро вся местная пресса пестрела снимками, как тело Джил вывозят в морг.

Первым журналистов заметил Гай, который, поговорив с полицией, сообщил, что всех опросят ещё до результатов вскрытия. И тут же напомнил, что все должны следовать его инструкциям.

- Возможно, мисс Гарднер приняла какое-то лекарство, которое у медсестер всегда под рукой. Полиция пытается связать это со смертью Кристел. Так что следите за своими словами, чтобы не навредить самим себе.

Гай походил на воздушный шарик, на котором нарисовали добрые голубые глазки и румяные щечки. Брюль был знаком с ним с детства, задолго до того, как поселился у Кристел по соседству. Главным для него было выиграть дело, вина же подзащитного Гая не волновала. Имено такой подход стал причиной его успехов.

- Я буду присутствовать на всех допросах и протестовать, когда полиция станет нарушать ваши права. То, то девушку убили, ещё не доказано.

Слова адвоката повода для оптимизма не давали. Энди не скрывал волнения. С тревогой глядя на Рут, он спросил Гая:

- Полагаешь, у них найдутся против нас улики?

Все подумали, что он тревожится за Рут.

Гай закурил, потом ответил:

- Полагаю, нет. Особенно если никто не станет болтать лишнего. И Рут прежде всего.

Он тоже назвал Рут первой в числе подозреваемых.

Косясь на полицейских, Энди спросил Гая:

- О чем же Рут не стоит говорить? О чае?

- Глупости, чай принес Гросс, на чашке остались отпечатки её пальцев. Может выясниться, что яд Джил дали задолго до того. Тогда Рут окажется вне подозрений.

Когда явился Брюль, он предложил Рут с Гаем пройти в столовую, где их ждет полиция, и попытался ласково приободрить жену. Энди тоже дружески ей кивнул. А Стивен был слишком поглощен своими мыслями и ничего не замечал.

- Не бойся, Рут, - подбодрил Гай, - они ещё не знают результатов вскрытия.

В столовой собрались человек десять, и все усердно занимались делом. На Рут, казалось, никто не обратил внимания.

Наконец лейтенант Эйнджел пригласил её сесть и усадил кого-то вести протокол.

Потом он полистал какую-то бумагу - Рут поняла, что это протокол допроса Брюля - и стал читать:

"Когда мы с доктором Кретенденом приехали, девушка уже была мертва. Я сразу позвонил в полицию, поскольку заподозрил насильственную смерть. По рассказу жены, девушка пришла без приглашения, ей уже было плохо, и судя по её словам, она пила коктейль. Миссис Гетрик велела подать чай и хотела помочь, но было уже поздно. Бедняжка умерла, не приходя в сознание."

- Вы это подтверждаете, миссис Гетрик?

- Да, - шепнула Рут.

И тут же подумала, что нужно говорить уверенно.

- Джил Гарднер была вашей подругой?

- Мы вместе закончили курсы медсестер.

- Знаю. Потом вы вместе ухаживали за миссис Гетрик. Она днем, вы ночью.

- Да, - сказал Рут, хотя лейтенант и не ждал ответа.

Гай спокойно следил, как записывают её показания.

- Мистер Гетрик утверждал, что она странно себя вела и утверждала, что пила коктейль. О чем ещё она рассказывала?

- Бессвязные, бессмысленные реплики...

- И все же?

- Она упоминала наши имена. Сказала, что пила коктейль...

- Вы её ждали?

- Нет.

- Могла она прийти без приглашения?

- Конечно, могла.

- Часто она здесь бывала?

- Никогда.

- Почему?

- Она работала...

Эйнджел явно ждал продолжения, но по лицу Гая Рут поняла, что должна остановиться.

- Вы оставались с ней в дружеских отношениях?

- Да.

- Не можете припомнить ещё какие-то её слова?

Вмешался Гай.

- Она сказала все, что знает. Миссис Гетрик пережила шок. Если выяснится, что девушку действительно убили, вы сможете допросить её подробнее.

Лейтенант возражать не стал.

- Согласен. Спасибо, миссис Гетрик, за желание помочь. Но нас интересует, как мисс Гарднер попала в дом и что она делала до встречи с вами. Если её не впускал дворецкий, кто мог это сделать?

- Не знаю, - Рут пожала плечами. - Я и не думала, что Джил в доме.

- Вы не видели её в гостиной?

- Нет.

- Теперь постарайтесь вспомнить, мисс Гарднер ничего не брала у вас в комнате?

- Нет, я уверена, - поспешно ответила Рут и тут же ощутила, что Гай эту поспешность не одобрил.

- Все, лейтенант? - спросил адвокат. - Я уже говорил, то миссис Гетрик ответит на все ваши вопросы, если выяснится, что девушку убили.

- Еще всего один вопрос, мистер Кул, - сказал Эйнджел.

Казалось, все застыли, когда лейтенант спросил:

- Миссис Гетрик, что знала мисс Гарднер о смерти миссис Кристел Гетрик?

Гай вскочил.

- Она не обязана отвечать на этот вопрос!

- Пусть это решит миссис Гетрик.

- Девушка ей ничего не говорила, - настаивал адвокат.Правда, Рут?

- Да, - начала и тут же умолкла Рут, не желая говорить неправду.

Выручил телефонный звонок. Полицейский снял трубку, послушал и стал докладывать лейтенанту:

- Звонил наш врач. Девушку отравили. Анализы ещё не готовы, но похоже, это смертельная доза барбитуратов. И ещё одно: у девушки позеленели руки.

Лейтенант тут же прервал подчиненного, предложив Рут и Гаю покинуть помещение.

Рут была поражена.

- Почему у неё позеленели руки? - спросила она Гая.

- Понятия не имею, - пожал тот плечами.

Спускаясь, они через открытую дверь увидели беседующих в музыкальном салоне Брюля и Элис. Она вдруг положила голову ему на плечо, и похоже, такое было для них не в новинку.

Смущенно кашлянув, Гай поспешил пропустить Рут вперед.

Та вдруг вспомнила, что её ждет в библиотеке Энди, который так неожиданно признался ей в любви. Наконец заметив их, Брюль с Элис тоже направились в библиотеку.

Сообщения Гая вызвало всеобщее недоумение.

- Позеленели руки? - переспросил Брюль. - Удивительно.

- Так сказал полицейский.

- Но ведь я её осматривал и ничего такого не видел.

Брюль повернулся к Энди.

- Ты заметил её руки?

- Не видел я никакой зелени. Да разве яд оставляет такие следы?

- Тогда прежде всего было бы поражено лицо - ведь яд мог действовать на кровеносные сосуды. И причем только пока девушка была жива. Нет, там явно что-нибудь напутали.

Все привыкли, что заключения Брюля не подлежат обсуждению.

- Долго ещё будут нас держать? - спросила Элис. - Я обещала миссис Сидней...

- Позвони, скажи, что приболела, но не вдавайся в подробности.

- Мог бы и не предупреждать, - холодно бросила Элис и набрала нужный номер.

Принесли кофе и сэндвичи. Прислуга с любопытством разглядывала собравшихся.

- Поужинать нам сегодня явно не удастся, - сказал Брюль,давайте хоть перекусим.

Он налил кофе, Энди передал чашку Рут.

- Нужно поговорить наедине, - шепнул он и добавил: - Помни, Рут, я тебя люблю...

Похоже, этих слов никто не слышал, правда, Рут перехватила враждебный и настороженный взгляд Мэгги и сразу ощутила тревогу.

Извинившись перед приятелями, Элис наконец положила трубку.

- Все равно они не поверят! Уходя от них, я чувствовала себя прекрасно.

Энди спросил:

- Вы были у Сиднеев перед тем, как прийти сюда?

- Я хотела повидать Мэгги. Та ещё не пришла из школы и я решила немного подождать. И тут крики...Я встревожилась, пошла узнать, что случилось. Вхожу в комнату Рут и вижу - она склонилась над Джил. Поначалу я решила, что девушка упала в обморок.

Энди перевел взгляд на Рут. Та смущенно ответила:

- Наверно, я испугалась и закричала...Я не знала, что Элис здесь.

Та презрительно процедила:

- Надеюсь, меня-то никто не осмелится заподозрить в убийстве бедной девушки. Я её вообще не видела, пока не вошла в комнату Рут.

Тут не выдержал Стивен.

- Ты не могла её не знать, она ухаживала за Кристел, которую ты часто навещала.

- Может быть...Но я не подсыпала яда в чай. Брюль, передай мне кофе.

- Я и не собирался утверждать, что ты это сделала.

- Синтетический яд... - задумчиво протянул Брюль.

- Но как они докажут, что произошло убийство? - воскликнул Энди.

- Анонимки, - ответил Брюль. - Вначале анонимки про смерть Кристел, теперь это...

Энди заметил:

- Похоже, ты уверен, что произошло убийство.

- Не знаю...Но хотел бы я знать, кто писал эти письма, и почему именно сейчас?

Говорил он задумчиво и мягко. Рут поняла, почему он так осторожен. Речь шла о ком-то из них. Может быть, убийца и сейчас среди них. У человека, совершившего преступление, должны быть серьезные причины. Но зачем понадобилось убивать Кристел? И Джил? Что она знала? И почему считала, что это знает Рут? Но как отличить убийцу - ведь он ничем не отличается от окружающих... И только он знает, как и почему все совершил.

Потом она вспомнила про руки Джил. Ей стало страшно, но в памяти мелькнуло какое-то воспоминание и тут же исчезло. Что-то очень важное, но что?

Брюль продолжал говорить о письмах и не скрывал, что поверил в убийство Кристел.

Появился детектив, которого они видели впервые. Он сообщил, что у всех возьмут предварительные показания, потом мисс Пильхем и мистер Кретенден могут ехать домой.

Все были немногословны. Рут словно плыла в тумане. Сказывалось перенапряжение последних часов.

Первым говорил Стивен. Он провел весь день в студии и даже не знал, что приходила Джил. Ее он увидел, только когда за ним примчался Гросс. В комнате, где находились Рут и мисс Пильхем, та лежала на полу. На столе стояли чашки с чаем. Джил он видел раньше, когда та приходила к Кристел Гетрик, но толком её не знал. О причинах убийства или самоубийства понятия не имеет.

Элис была ещё более лаконична. Она вошла в комнату, увидела, что Рут склонилась над подругой. Услышав, как кашлянул Гай, Элис не стала вдаваться в подробности, но судя по тону, готова была при случае многое охотно уточнить.

Очередь дошла до Энди. Тот пришел вместе с Брюлем, когда им позвонил Гросс. Джил к тому времени уже умерла.

- На теле вы ничего странного не заметили?

- Смерть явно была насильственной - девушка казалась совершенно здоровой.

- Мисс Мэгги Гетрик?

Судя по тому, как Мэгги вскочила с кресла, та с нетерпением ждала этого момента. Весь вид её говорил о решительности и непреклонности. Заметив это, Брюль шагнул к детективу.

- Дочке всего пятнадцать, - заметил он. - И она ничего не знает и не видела. Вряд ли её показания что-то дадут.

- Ладно, доктор, - отмахнулся детектив. - Пусть девочка выскажется, раз хочет...

Брюль посмотрел на Гая.

- Только без истерики, - велел адвокат девочке.

Мэгги решительно и торопливо заговорила:

- Я все должна сказать! Пусть я маленькая, но глаза у меня есть. И я вижу все, что творится у нас в доме.

Брюль положил ей руку на плечо, но это не подействовало.

- Ты так влюбился в Рут, что даже не видишь, какая она хитрая и коварная... Ты должен рассказать полиции, кто убил нашу маму!

- Мэгги!

- Я не хочу тебя слушать! Я расскажу, кто был с мамой, когда она болела. Все расскажу, что знаю...

Гай попытался угомонить девочку.

- Подумай, что ты говоришь, Мэгги! Разве я тебя когда обманывал? Если ты кого-то обвиняешь, то приведи факты. Нельзя заявлять, что человек преступник, если ты просто его не любишь...

- Ладно, мистер Кул, но я должен получить её показания. Что вам известно, мисс Гетрик, о смерти мисс Гарднер?

- Они с Рут ухаживали за моей мамой...

- Когда вы вернулись домой?

- Около половины шестого. После репетиции.

- Полиция уже была здесь?

- Да.

- Как видите, дочь ничего не знает, - вмешался Брюль.

Гай тут же добавил:

- Мэгги честная девочка и говорит только правду.

Потом повернулся к инспектору:

- Вы ещё не допросили меня. Я ведь я пришел раньше полиции, сразу после звонка мистера Гетрика. Прошел боковой дверью.

- Боковой дверью?

- Это вход в студию Стивена. Я прошел из дома через двор.

- И она не была заперта?

- Нет. Теперь я думаю, что это весьма странно.

- Дверь запирают только на ночь, - пояснил Стивен. - Как было сегодня - не знаю.

- Где были вы, когда девушка пила чай?

- Весь день я провел в студии.

- Видели, как пришел мистер Кул?

- Видимо, я уже был наверху. За мной пришел Гросс.

- Значит таким путем в дом мог проникнуть кто угодно,подытожил полицейский. И тут же сделал вывод: - Выходит, есть ещё одна дверь, которая не была заперта. А где были вы, мистер Генри, когда погибла девушка?

- Видимо, в студии. В дом через ту дверь попасть никто не мог!

- Но мистер Кул сумел!

- Это потом, когда меня позвали наверх.

- Но в это время кто-то мог и уйти отсюда!

Стивен не только согласился, но даже обрадовалося такой возможности.

- Я могу идти? - вмешалась Элис.

Детектив внимательно посмотрел на нее. Чувствовалось, то ни её внешность, ни изысканный наряд не производили на него особого впечатления.

- Да, но оставьте адрес и не выезжайте из города, не известив полицию. Это же касается и всех.

И детектив ушел.

Немного помолчав, Стивен спросил Гая:

- Как я понял, они однозначно считают это убийством?

- Несомненно. Но хорошо, что никого не арестовали: можно продумать наше положение и линию защиты. Вели они себя вполне пристойно, разве что перерыли комнату Рут, особенно аптечку.

Рут была поражена и попыталась вспомнить, что именно там хранилось. Скорее всего, средства первой помощи. Потом вдруг вспомнила про свою медицинскую сумку. Та явно была где-то в комнате. Что там могло быть? Наверняка набор всяких снотворных...

Увидев, как напряглось её лицо, Гай поспешил сказать:

- Зайду завтра, Рут, и все обсудим. И не волнуйтесь! Не раз мне приходилось наблюдать, как неожиданно развиваются события.

Потом спросил у Брюля:

- Ты хочешь поручить дело мне?

- Для того я тебя и пригласил.

Увидев, что Элис собралась уходить, Мэгги воскликнула:

- Не уезжай! Останься со мной!

Рут с трудом сдержалась.

Глядя Мэгги в лицо, Элис ответила:

- Не бойся, с тобой отец и дядя Стивен.

- Я не боюсь. Просто мне хочется, чтобы ты была с нами. Можешь занять мою комнату, а я посплю в гостиной на диване. Папа, ну попроси Элис, чтобы она осталась!

Брюль посмотрел на Элис.

- Надеюсь, Мэгги, она останется, раз ты так хочешь.

Судя по виду Элис, она готова была пожертвовать собой ради спокойствия семьи Гетриков.

- Ну хорошо, останусь, - согласилась она наконец и удалилась в сопровождении Мэгги.

Брюля вызвали в столовую, Стивен ушел к себе, Энди с Рут неожиданно остались одни. Забрав наверху пальто и шляпу, Энди вернулся в комнату и подошел к Рут.

- Пока есть случай, расскажи, что говорила тебе Джил.

Рут смотрела на него, едва превозмогая усталость. С той минуты, как он признался ей в любви, прошли, казалось, годы.

Он взял её руку, нежно заглянул в глаза.

- Бедняжка! Послушайся ты меня вчера, мы уже были бы далеко и избавились от этого кошмара.

- Хватит, Энди, я ужасно устала.

- Так что же знала Джил?

- Она что-то бессвязно бормотала, словно пьяная. Я решила, что она выпила...Потом вдруг заявила, что память может подвести... И намекнула, что я что-то знаю... Но это не так, Энди, я ничего не помню. Кто же убил Кристел?

- Ты говоришь, Джил это знала?

- Похоже, да, - Рут перешла на шепот. - Но я никогда не поверю, что она покончила с собой.

- Но что она сказала? Не упускай ни слова!

Рут добросовестно повторила все, что уже сказала мужу. Энди, как и Брюль, заявил:

- Смотри, Рут, никому не говори! Ведь если убийца решит, что ты знаешь то же, что знала Джил...

- И Брюль подумал так же! Я ничего не рассказала полиции!

- Брюль знает?

- Конечно.

- Он этим интересовался?

- Разумеется.

Покосившись на дверь, Энди вдруг заявил:

- Будь осторожна, Рут! Джил уже заставили замолчать!

И нежно погладил её по голове и лицу, как ребенка.

- Тебе нужна защита, Рут! Я должен быть рядом с тобой! Ты так прекрасна... и так беспомощна!

Вошедший в комнату Брюль увидел Энди у ног Рут, но спокойно сообщил:

- За тобой уже пришло такси, Энди.

Тот распрощался, всем пожелал спокойной ночи и ушел.

Оставшись наедине с женой, Брюль сообщил:

- Я велел Гроссу постелить тебе в комнате для гостей рядом с кабинетом. Мне кажется, там тебе будет лучше. Только не забудь запереть на ночь дверь!

8.

Но о совете мужа Рут вспомнила лишь ночью, когда того вызвали к больному.

Ее разбудил телефонный звонок, она слышала голос Брюля, но тут её одолели тревожные мысли. Рут не знала, оставлены ли в доме полицейские.

После того, как хлопнула входная дверь, в доме воцарилась тишина. Возможно кто-то тоже не спал, а молча замер на своей постели. Стивен спал на третьем этаже, Мэгги - напротив, но сегодня там явно обосновалась Элис. Рут была неприятна сама мысль, что эта женщина в доме, да ещё и ведет себя, как хозяйка.

Тишина.

Брюль вернется нескоро. Ей не раз приходилось ждать его вместе с Джил.

Джил...

Рут принялась вспоминать, как все произошло. Разумеется, полиция не примет версию самоубийства. Если, конечно, не решат, что девушка ошиблась с лекарством для Кристел и потом покончила с собой, терзаясь чувством вины... Нет, не похоже. Она совсем не отдавала отчета, что с ней происходит. Да и не пришла бы она тогда к Рут...

Джил была исключительно внимательна и добросовестна; она просто не могла совершить такой ошибки.

Сон не шел. Рут посмотрела на дорожный будильник со светящимся циферблатом, стоявший на туалетном столике. Кто-то принес его сюда из спальни вместе с халатом, пижамой, домашними туфлями и зубной щеткой.

Она смотрела на часы, пытаясь задремать.

И вдруг светящийся циферблат исчез. Рут поняла, то кто-то оказался в комнате. И снова вспомнила, как Брюль просил её запереть дверь.

Нет, цифры вспыхнули опять. Похоже, в комнате уже никого не было. Рут включила ночник. Так и есть...

Комната, затянутая голубым ситцем с инкрустациями красного дерева, походила на нарядную бонбоньерку. Одна дверь вела в ванную, другая, прикрытая японской ширмой - в кабинет Брюля. Третья выходила в холл.

Рут поспешно заперла входную дверь и заодно убедилась, что дверь в кабинет тоже заперта. Потом она опять легла и погасила свет. Уже сквозь сон она услышала, как вернулся Брюль.

Утром, когда горничная принесла завтрак, Рут уже была одета и причесана. Хотя и выглядела усталой.

Девушка поинтересовалась:

- Это убрать? - и показала на стакан с каким-то порошком на туалетном столике.

Рут взяла стакан и вдруг её охватил безумный страх.

- Вам плохо? - вскрикнула горничная и помчалась за доктором.

Рут так и застыла посреди комнаты со стаканом в руке.

Вошедший Брюль взглянул на сероватый порошок на дне стакана и тут же выпроводил горничную. Едва за той закрылась дверь, он спросил:

- Что это?

- Не знаю... Но ночью кто-то заходил сюда. Я посмотрела на часы, и вдруг они исчезли...

Выслушав рассказ жены, Брюль посоветовал полежать и отдохнуть. Потом, прикрыв ей ноги пуховым одеялом, сказал, что отнесет стакан в лабораторию. И неожиданно сообщил, что ночной вызов оказался ложным.

- Мне дали адрес, а когда я приехал, оказалось, что там завод. Я долго ходил по улице, искал...

- Брюль! - Рут испуганно уставилась на мужа.

- Не волнуйся, милая, больше я на удочку не попадусь.

Внезапно он умолк, но тут же продолжал:

- Только сейчас я понял, что меня выманили из дому, чтобы попасть к тебе. Меня и полицейского, дежурившего внизу!

- Но я же ничего не знаю про убийство Кристел. Джил ничего мне не сказала!

Брюль примостился на краю постели.

- Подумай хорошенько, Рут! Джил бы никогда не поднялась к тебе, не найди её Гросс. Она бы тихо сидела в гостиной, пока не умерла. Убийца точно рассчитал. Но вышло все иначе - тебе удалось с ней поговорить. Ты что-то знаешь!

- Но ведь я передала тебе все, что говорила Джил!

И тут Рут вспомнила слова Энди. Тот просил никому не передавать слова Джил. Неужели и Брюлю? Ведь Брюль тоже был дома, когда умерла Кристел. Именно он сказал, что не верит в слухи о её убийстве. И сам определил причину смерти...

Заметив огорчение жены, Брюль буркнул:

- Ладно, не будем об этом! И не станем пока посвящать полицию. Стакан я заберу с собой. А тебе лучше сегодня побыть дома.

Получасом позже он зашел снова, сказать, что едет в клинику. И добавил:

- Газеты лучше не читай. Я велел Гроссу их выбросить.

Если бы Рут и захотела узнать, что пишут о вчерашнем, то не смогла бы - Брюль принял все меры. Но все же в холле она нашла один выпуск. И, прочитав заметку, похолодела от ужаса. Полиция убеждена, что Джил Гарднер и Кристел Гетрик убил один и тот же человек. Сомнений нет - он пользовался ядом. Расследование ведется, дознание назначено на завтра.

В полдень появился Энди и сразу же шепнул, что у него есть новости. Дверь в библиотеку он плотно закрыл, желая сохранить все в тайне.

Но надобности в этом не было: Стивен и Элис с Мэгги удалились в студию. Мэгги только грубила Рут, когда та заговаривала с ней.

- Сегодня в клинике была полиция, - сообщил Энди. - Допрашивали всех, копались в вещах Джил. Похоже, тебя намерены арестовать!

- Энди...

- Сестер расспрашивали о тебе и твоем внезапном замужестве. Смотрели твое личное дело. Рут, милая, давай уедем, пока не поздно!

Рут молчала.

Энди, обняв её, все повторял:

- Уедем, милая! Давай уедем вместе! Начнется дикая шумиха в газетах! И так все говорят, что Кристел убили, чтобы вы могли пожениться!

- Но ты же знаешь, это ложь! - неожиданно резко оборвала она.

- Конечно знаю... - он стал похож на мальчишку со взъерошенными волосами. И наконец воскликнул:

- Так знай же правду, Рут! Когда Брюль попросил меня сопровождать тебя в оперу, он сам отправился к Элис. И уже не в первый раз...

Для Рут это откровением не стало. Она вспомнила, как Брюль просил её выйти за него замуж. Он сразу заявил, что союз их будет деловым, а не супружеским. Как честный человек, он не стал лгать про свою любовь. Рут все-таки надеялась, что он со временем её полюбит. И как ошиблась! Ее счастливой соперницей всегда была Элис!

9.

- Прости, Рут, - не унимался Энди, - и позабудь о Брюле. Я рассказал тебе, чтобы ты освободилась от угрызений совести. Позволь мне увезти тебя отсюда! Пока не стало поздно.

Рут понимала, что он прав.

- Меня арестовать не могут. Я невиновна!

- Нет, именно так и будет, Рут! Ведь чай Джил дала ты! И пришла она именно к тебе. Уехав, ты только выиграешь время и заставишь их искать убийцу.

Рут прошлась по комнате и села. Сейчас она казалась маленькой девочкой, нуждавшейся в защите. На бледном лице выделялись темные круги под глазами.

- Энди, а почему, рассказывая про письма в полицию, ты был так уверен, что Кристел убили?

- Я думаю про Элис. В день смерти Кристел она была в доме. От её смерти Элис выиграла больше всех: получила целое состояние и Брюля, который обретал свободу. Такие люди не страдают от угрызений совести!

- Но ведь Кристел любила Элис и помогала ей!

Энди лишь усмехнулся.

- Пожалуй, это все влияние Брюля. Они с Элис привыкли вести светский образ жизни. И все задумали так, чтобы не терять ни положения в обществе, ни денег... Потом Брюль понял, что ошибся, пытался с ней порвать, но не смог...

- Элис слишком утонченная натура, чтобы пойти на убийство.

- Как ты наивна, Рут! Она - холодная жестокая эгоистка. Когда она вчера пришла?

- Сразу после смерти Джил она неожиданно ворвалась ко мне в комнату.

- Ты знала, что она в доме?

- Нет. Она сказала, что пришла повидать Мэгги. Сам слышал!

- А ведь отравить Джил могла она... Угостить ту коктейлем, подмешав снотворного.

- Хватит, Энди! Это ужасно!

Энди опять взъерошил волосы.

- Чтобы тебя оправдать, нужны доказательства, а их нет.

- Элис могла ночью зайти ко мне в комнату... Но вызвать Брюля она не могла.

Тут Энди не на шутку испугался.

- В комнату? Что случилось?

- Какой-то страшный сон... - и Рут рассказала Энди о ночных событиях.

- Ложный вызов, порошок в стакане... Брюль знает, что там было?

- Понятия не имею. Он рано уехал. После того мы больше не виделись.

- Раз кто-то хочет тебя убить, значит считает, что Джил тебе что-то успела рассказать.

И тут Энди внезапно умолк, осененный какой-то мыслью. Немного помолчав, он заметил:

- Тут не может быть замешано много народу. Ты уверена, что Брюль действительно ночью уходил из дома?

Рут обмерла.

- Он жесток и безжалостен... Неужели он так поступил с Кристел?

Рут вспомнила, как Брюль пытался спасти жену. Казалось, он все делал честно...

А Энди продолжал:

- Не раз он посылал меня с Кристел в оперу, на всякие приемы...

Рут стало душно. В тусклых сумерках комната казалась темной и мрачной.

- Помнишь, ты видела, как в его машину садилась какая-то женщина?

- Элис? - обмерла Рут.

- Он послал к тебе меня, чтобы встретиться с нею. Так было и при Кристел. Это тянется долгие годы...

10.

Рут посмотрела на портрет Кристел, всегда напоминавший ей, что она не смогла заменить свою предшественницу. В библиотеке стояла тишина. Нарушала её лишь музыка из студии Стивена. Конечно, он играл Элис... И Мэгги сидела рядом, с ненавистью думая о мачехе...

Рут понимала, что Энди ждет ответа. Она прошлась по комнате, стала спиной к портрету Кристел и сказала:

- Я не могу в это поверить.

Энди настаивал:

- Но это правда!

- Кристел...

- Это ужасно, Рут, но Брюль для меня значил все. Я не мог отказать, когда он просил его заменить, составить компанию Кристел. Это было нечестно по отношению к ней, но я верил, что он занят...

- А Стивен? - спросила Рут. - Ведь они с Элис обручены. И он её любит...

- Дай мне договорить, Рут. Я часто сопровождал Кристел. Она была гораздо старше меня. Не знаю, как случилось... Я первый ничего не предпринимал, но... Ты понимаешь.

- Полагаю, да, - протянула Рут. - Решительности тебе всегда недоставало.

- Я пытался покончить с этим, потому что понял, в какую попал ситуацию. Мы давно были знакомы с Кристел, я хорошо к ней относился, но никогда не был влюблен. И вот в конце концов... Я ведь не мог заявить Брюлю, что не могу бывать с его женой, поскольку... Во всем виноваты обстоятельства.

- И как ты собирался выходить из положения?

- Надеялся, все как-то образуется. Стивен с Элис должны были пожениться, тогда Брюль наверняка вернулся бы к Кристел. Моя свобода зависела от их отношений.

- Но Элис помолвлена со Стивеном уже больше двух лет...

- Она оттягивает свадьбу. Стивен согласен на все - он её просто боготворит.

Рут грустно согласилась, что Элис удивительно красива. И ничего странного, что Брюль её так любит.

С трудом собравшись с силами, Рут спросила о том, что уже давно её интересовало.

- Почему же Брюль не женился на Элис, овдовев?

Ей было жаль Энди, которому неловко было отвечать на подобные вопросы, но она хорошо помнила взгляды Кристел, устремленные на Энди. Тогда он чувствовал себя весьма уверенно.

Энди заговорил опять:

- Я не хочу тебя обидеть, Рут, ты, видимо, любишь Брюля, раз вышла за него замуж... Конечно, это дало тебе положение в обществе. Какая женщина устоит перед такой перспективой! Да и он сам... Действительно шикарный мужчина. Но я не могу поверить, что ты вышла за него замуж по расчету.

Она задумчиво вертела в руках нож для бумаги с рукояткой слоновой кости. Из студии доносились звуки музыки."Ночная арабеска" Стивена. Именно её он играл, когда умерла Джил.

Ответить Стивену было непросто. Ведь Брюль любил другую, и давно. Она припомнила, как видела их вдвоем, спускаясь с Гаем по лестнице. Сомнений в их близости не оставалось. И для Гая это явно не стало новостью - он не случайно постарался их предупредить о появлении Рут. А Стивен, дни напролет торчавший в студии, явно ничего не знал...

Но почему же она вышла замуж за Брюля?

Рут вдруг заметила, что Энди подошел вплотную.

- Не хочешь отвечать? - мягко спросил он. - А в опере я вдруг решил, что мое общество тебе приятно...

- Не надо, Энди.

- Ну хорошо, я не стану надоедать тебе моими чувствами. Но ты должна понять, что теперь свободна от всяких обязательств перед Брюлем.

- Ты так и не объяснил, почему он женился на мне, а не на Элис.

Сейчас её как никогда раздражали бурные аккорды, доносившиеся из студии.

- Но и ты не стала отвечать, - парировал Энди. - Или это и был твой ответ?

- Я должна это знать! Неужели ты не понимаешь?

- Я не хочу причинять тебе боль.

- Лучше расскажи.

- После смерти Кристел они с Элис разругались. Только в этом все дело. Надеюсь, теперь ты поедешь со мной, Рут. Ведь тебя собираются обвинить в убийстве и Кристел, и Джил.

- Я никого не убивала, - заявила она. К тому же вчера в доме кроме меня были Стивен, Элис, Мэгги. Мог зайти и Гай. Двери наверняка стояли незаперты.

Энди признал:

- Отчасти ты права. У Мэгги характер весь в отца, безжалостный и сильный. Поступки её просто непредсказуемы.

- Но она не могла убить свою мать. А против Джил она вообще ничего не имела. Нужно смотреть правде в глаза.

- А у кого есть алиби на то время, когда отравили Джил? Как она попала в дом? Что делала, пока её не нашел Джил? С кем она успела встретиться и что обнаружила?

- Ну, Стивен был в студии, - сказала Рут, - все время раздавалась его музыка.

- Надо бы распросить Гросса...

Гросс появился внезапно, и от его внимания не ускользнуло, как они отпрянули друг от друга и умолкли.

- Миссис Гетрик хочет кое-что уточнить в связи со вчерашним происшествием, - начал Энди. - Пожалуйста, прикройте дверь.

Дворецкий молча подчинился. Вчера он несколько растерялся, но сегодня был привычно невозмутим и в то же время внимателен.

- Насколько мы поняли, вы мисс Джил не впускали?

- Вот именно, сэр.

Энди закурил. Рут молча наблюдала за происходящим. Она заметила, что музыка вдруг стихла. Энди поинтересовался:

- Вы сказали об этом полиции?

- Конечно. Так и осталось неизвестным, кто её впустил. Горничные этого не делали, повар в тот день не работал.

- Но как она попала в дом?

- Понятия не имею. Дверь как всегда стояла заперта.

- Вы уверены?

В глазах Гросса проскользнуло сомнение.

- Полагаю да, сэр. Нижний замок заперт почти всегда. Разве только после приезда полиции... Нет, мисс просто не могла открыть дверь и войти.

- Положим, не могла, - согласился Энди. - Хотя, если на её звонок никто не отозвался, она могла толкнуть дверь, войти и присесть в уголке. Вряд ли в том состоянии она сознавала, что делает. Похоже, Гросс, вы думаете так же.

- Примерно, сэр. Мне показалось, она была немного выпивши. Об этом следовало бы сказать полиции...

- Это помогло бы снять подозрение с миссис Гетрик. Давайте продолжим!

Гросс крайне удивился. Он сам не представлял ценности своих слов. Ведь фактически он утверждал, что Джил отравили ещё до того, как она поднялась к Рут.

Энди настаивал:

- Вы обязательно должны сказать это полиции. Она была отравлена ещё до того, как встретилась с миссис Гетрик.

- Я не берусь это утверждать...

- Да нет же никаких сомнений, Гросс. И в таком состоянии она, естественно, забыла позвонить. Сколько она могла просидеть в гостиной?

- Понятия не имею.

- Там её видели только вы?

- Не знаю. Мог и ещё кто-нибудь.

- Полиции вы это говорили?

- Мы с горничной только отвечали на вопросы.

- Если бы кто-то с ней пришел, или дверь ей открыла миссис Гетрик, вы бы узнали, услышали бы голоса?

- Не знаю, - смутился дворецкий. - После обеда я нахожусь в другой части дома.

- Понятно... Когда вы увидели мисс Гарднер?

- Когда принес вечернюю газету и стал закрывать шторы.

- Что она сказала?

- Что пришла к миссис Гетрик. Я даже испугался, её увидев. Она сидела в темноте - день-то был пасмурный.

- Понятно... Стакана или чашки вы там не видели?

- Нет, сэр.

- Спасибо, Гросс. А когда пришла мисс Пильхем?

Гросс даже вспотел.

- Ее я тоже не впускал.

Энди удивился, и дворецкий пояснил:

- У мисс Пильхем есть ключ. С тех пор, как заболела прежняя миссис Гетрик. Они дружили...

В гнетущей тишине Рут показалось, что Кристел с портрета смотрит на неё с иронией.

Энди решил уточнить:

- Так вы не знаете, когда пришла мисс Пильхем?

- Нет, сэр.

Энди явно торжествовал.

- Ладно, спасибо, Гросс. Можете идти, но советую вам откровенно рассказать полиции, все как было. Да, я забыл. Когда болела миссис Гетрик, все данные записывались в специальные карточки. Где они?

- Лежали на столике вместе с лекарствами. Это я помню точно.

- И куда они делись?

Гросс был озадачен.

- Не знаю, сэр. Но больше я их не видел. Могла убрать горничная...

- Спасибо, Гросс. Впрочем, это не имеет значения. Можете идти.

Гросс вышел, и когда за ним закрылась дверь, Рут вспомнила, что полицейские тоже этим интересовались.

- Куда же они делись - недоумевал Энди. - А не могла их взять Джил?

- Она здесь не была со смерти Кристел. Я тоже их не видела. Могли их уничтожить?

- Я напомню Брюлю, - пообещал Энди. Но вспомнив про недавний разговор, воскликнул: - Нет, Брюль сделать этого не мог! Он умный, хитрый и безжалостный, способен составить любой план, но не это...

Он снова подошел к Рут.

- Милая, но неужели ты не убедилась? Спасение в одном...

Тут раздались шаги, голос Гросса, и в комнату вошел Брюль.

- Хорошо что ты здесь, Энди. Я хочу, чтобы ты знал.

Брюль умолк, подошел к столику и закурил. Казалось, его фигура заполнила собой всю комнату.

Рут не спускала глаз с человека, ставшего её мужем, чтобы отомстить другой женщине, с которой на время поссорился. И поняла, что ненавидит Элис.

Сев в кресло, Брюль сообщил:

- В стакане Рут оказался какой-то порошок...

- Я уже все рассказала, - холодно бросила Рут.

Брюль внимательно взглянул на нее, казалось, догадавшись, что тут происходило до его прихода, потом продолжил:

- Раз ты в курсе, опущу детали. Есть результаты анализа. Естественно, его провели частным образом. Там была смесь барбитурата с морфием. Такой дозой можно убить даже лошадь.

11.

- И главное, при этом - никаких симптомов, - воскликнул Энди. Человек просто умирает.

- Похоже, именно так умерли Кристел и Джил, - кивнул Брюль. - Вопрос только времени, пока с ядом разберется полиция.

- Долго придется ждать, - бросил Энди.

- А что мы можем сделать? - оборвал его Брюль.

- Полицейские эксперты не знают, что нужно искать. И потратят несколько недель. Будь речь о мышьяке или стрихнине, его нашли бы без труда.

- Мышьяк или стрихнин дали бы вполне однозначные симптомы, - хмыкнул Брюль. - А такая смесь вызывает сонливость, потом кому и смерть. Жертва просто засыпает и никто не замечает, что её отравили. Так было с Кристел. С Джил - несколько иначе, ведь она двигалась и даже разговаривала. Но все равно нужно сказать полиции, что следует искать.

- Ты собираешься рассказать о ночном происшествии и передать результат анализа? - спросил Энди.

- И чем скорей, тем лучше. Пока не закончили анализ, я ничего не говорил.

Энди заметил:

- Быстро управились.

- Я подсказал, на что обратить внимание.

- А с чего ты взял, что там такая смесь?

- Я долго размышлял и пришел к выводу, что могли использоваться именно такие компоненты. Что ещё тебя интересует?

- Зачем идти в полицию? Ведь тех, кто мог войти к Рут, раз-два и обчелся. И к Кристел тоже. Так кто мог это сделать? И каковы мотивы?

- Вначале ты считал, что нужно обо всем молчать, - вмешалась Рут. Когда умерла Кристел, ты думал о Стивене, о Мэгги, о...

- И о себе, об Энди, о тебе, Рут. Но теперь ситуация переменилась.

- Ты решил помогать полиции, Брюль? - не удержался Энди.

- Больше нельзя скрывать улики.

- Но для чего же сообщать полиции? Ты знаешь, кто её убил?

- Не знаю, но хочу узнать. Знаешь, почему я сейчас дома, Энди, хотя весь день был расписан по минутам? Работы вдруг не стало. Больные стали отказываться от операций, одни вдруг вовсе выздоровели, другие передумали. Так будет продолжаться до тех пор, пока все не выяснится. И ты замешан в этом тоже, Энди. Подумай о своей карьере. Ты так ей дорожил! Остался один выход - нужно очиститься от подозрений. А это может сделать только полиция.

Покосившись на Рут, Энди возразил:

- Это только слова, Брюль...

- Нет, не слова, - взорвался Брюль. - Нам нечего скрывать!

- Уверен, - медленно произнес Энди, - ты прекрасно знаешь, кто убийца. Или придумал, как это скрыть.

Лицо Брюля окаменело. Рут хорошо знала это выражение, насмотревшись на него во время операций. Ее муж сурово посмотрел на Энди.

- Покушение на жизнь Рут говорит о её невиновности. Именно потому я все хочу открыть полиции. Знай я, кто убийца, не стал бы этого скрывать.

Слова его прозвучали, как удар хлыста.

- Видимо, ты прав, - признал Энди.

- Прекрасно, скоро придет Гай. Я с ним советовался. Он тоже считает, что нужно все сказать полиции. Думаю, они и так скоро будут здесь. Наступают тяжелые времена. Останешься на ленч, Энди?

- Нет, у меня хватает срочных вызовов. - И, посмотрев на Рут, Энди сказал: - Может ты и прав, но считаю, что все рассказывать не следует.

Когда Энди ушел, Брюль запер дверь и вернулся к Рут. Став под портретом Кристел, он вдруг напустился на Энди за скептическое отношение к своим намерениям.

Рут же попыталась представить, в каком ужасном положении был Энди, вынужденный терпеть эгоизм Брюля и тщеславие Кристел.

- В Энди главное - его честолюбие, - продолжал Брюль. - И я сам научил его проявлять в таких, как теперь, ситуациях, жестокость.

Пытаясь понять смысл его слов, Рут ощутила на себе пристальный взгляд мужа.

- Да, полиции помогать жестоко. В конечном счете мы приблизим развязку трагедии, но другого выхода нет.

Рут заметила, как вдруг переменилось лицо мужа, на нем появились сострадание и грусть. Казалось, он что-то предчувствовал.

Отбросив сигарету, Брюль неожиданно сказал:

- Я не считаю жестокостью прекратить покушения на твою жизнь. Энди пытался за тобой ухаживать?

Рут покраснела, но молчала, вспомнив, что в доме находится Элис. В её доме...

Брюль улыбнулся.

- Видимо, я не имел права задавать тебе этот вопрос, учитывая обстоятельства нашего брака. Но прошу: перестань его поощрять!

Она вспылила. Какое право он имеет так говорить, встречаясь с Элис!

Но не обращая внимания на её переживания, Брюль повторил:

- Не поощряй его ухаживаний! Не прошу, а приказываю. О причинах не спрашивай. Пойми, так надо.

Вошел дворецкий.

- Ленч подан...

Брюль тут же воспользовался ситуацией, и Рут поняла, что на выяснение отношений времени нет. Нужно идти в столовую, где уже ждет Элис, которую она ненавидит. Может, сказаться больной?

Брюль посмотрел на неё и вдруг спросил:

- Ты нездорова, милая? Может, Элис тебя заменит?

- Я прекрасно себя чувствую, - отрезала Рут и направилась в столовую.

Уже сидя за столом, Рут вспомнила лицо Брюля. Он явно понял её состояние.

Это было их первое совместное появление за столом. Беседу поддерживала только Элис, обращаясь в основном к Брюлю и старательно не замечая Рут. Стивен молчал, уткнувшись в тарелку. Мэгги тоже молчала, изредка бросая на мачеху косые взгляды.

С первого дня их знакомства Элис старалась подчеркнуть, что Рут незаконно заняла свое место и не заслуживает своего положения. Пользуясь привязанностью Мэгги, она вечно настраивала девочку против мачехи. Рут не могла забыть, какие гнусные та ей бросала обвинения. Но приходилось терпеть её присутствие в доме. Рут искренне завидовала умению Элис скрывать чувства под внешней светской благопристойностью.

Внешне Рут казалась спокойной. Она вовремя отдавала распоряжения Гроссу и прислуге, своевременно отвечала на реплики Брюля. Но её напряжение спало лишь с появлением жизнерадостного и цветущего Гая.

От ленча тот отказался, но согласился выпить кофе. Все перешли в библиотеку, где он принялся их инструктировать.

- Говорите только самое необходимое, - предупредил он, покосился на Мэгги и добавил: - И никаких истерик!

Рут посмотрела на Элис. Та была в этот момент удивительно хороша. Казалось, она учитывает даже освещение, чтобы казаться моложе и обаятельнее. Блеск серых глаз подчеркивала мягкая зелень платья. Но ведь вчера она была в черном! Значит, Элис посылала домой за вещами, намереваясь надолго здесь обосноваться.

- Ты хотел говорить про алиби, - напомнил Гаю Брюль.

- Совершенно верно. Похоже, оно есть у всех - если исходить из вчерашних показаний.

Ближе всех к нему был Стивен, допивавший кофе, облокотившись на камин. Адвокат спросил:

- Вы весь день провели в студии?

- Да, я работал.

- Играли?

- Утром записывал ноты, потом сел за рояль.

Руки Стивена дрожали, под глазами выступили темные круги. Но зато вместо привычного свитера он явно ради Элис был в нарядном смокинге, который ему очень шел.

- Днем вы тоже играли?

- Полагаю, да.

- Я слышала его игру, когда пришла Джил, - неожиданно заявила Рут. Он не отходил от рояля, когда пришли Гросс и сразу после него Элис. Я прекрасно помню мелодию, которая тогда звучала.

- Отлично! - обрадовался Гай. - То, что нужно для алиби. Как насчет вас, Элис?

- Я же вам говорила, что пришла сюда от Сиднеев. Они могут это подтвердить.

- Вы сразу пришли сюда? Не задерживались где-то по дороге?

- Я прошлась пешком, разглядывая по дороге витрины, собралась заказать носовые платки, но моя постоянная мастерица заболела, потом зашла в книжный магазин.

- Видел вас кто-нибудь из знакомых - чувствовалось, что Гая это не устраивает.

- Это так важно? Не знаю...

- Значит алиби у вас нет.

- Но ведь меня в убийстве не обвиняют!

- Пока... Мэгги, ты была в школе?

Рут попыталась вмешаться и адвокат тут же повернулся к ней.

- А как Элис вошла в дом? Гросс об этом понятия не имеет.

- Рут дошла до расспросов прислуги, - презрительно фыркнула Элис. Кому какое дело, как я попала в дом?

- Об этом обязательно спросит полиция, - заверил её Гай.

- Все очень просто, - заявила Элис. - У меня есть ключ, который дала ещё Кристел. Я вошла, оказалось, что Мэгги ещё нет. И тут услышала крик Рут. В доме я никого не видела. И что же тут плохого? - она покосилась на Брюля, словно ожидая поддержки, но тот молчал.

Желая разрядить обстановку, Гай повернулся к Брюлю.

- Твоя очередь...

Брюль стряхнул пепел с сигареты.

- У меня нет алиби. Я попал в пробку, вышел из машины и сидел в каком-то баре. Если понадобится, постараюсь вспомнить, где это было.

- Полиция наверняка захочет это сделать. В таких вещах они весьма дотошны.

Полиция появилась после двух. Теперь, когда не оставалось сомнений, что девушку убили, полицейских точно подменили. Куда девались их терпение и мягкость! Они обшаривали все подряд, беседовали со всеми по очереди. Каждого допрашивали отдельно. Рут пришлось провести не меньше двух часов в столовой, где яркий свет бил прямо в лицо. Ее засыпали градом вопросов. Судя по лицу Гая, присутствовавшего при допросе, он всерьез волновался. Допрос вертелся все вокруг того же: зачем Джил пришла к Рут? Почему Рут так поспешно вышла замуж? Почему умерла Кристел?

Бесконечно повторяя ответы, Рут подумала, что Джил явно ошиблась, полагая, что она что-то знает. Тогда она бы с удовольствием все рассказала полиции.

Детектив Фэнк, держась позади, изучал столовое серебро в буфете. Его больше всего интересовала зеленая краска на руках Джил, её перчатки и так далее. Услышав о порошке в стакане Рут, он не придал ему особого значения, явно сочтя уловкой подозреваемой.

Получив, наконец, разрешение удалиться, Рут облегченно выскочила из комнаты и столкнулась с Элис, стоявшей в дверях.

- Ну, ты созналась? - спросила та. - И тебя не арестовали?

В её глазах явно читалось торжество.

Увидев, что Рут не намерена отвечать, она схватила её за руку.

- Молчишь? Но дом этот по праву мой. Брюль предложил мне стать его женой! Тебе он сделал предложение только потому, что знал об отравлении Кристел и хотел оградить меня от подозрений. Твоя же роль была определена с самого начала, так что на его помощь не надейся!

12.

Все это Рут понимала и без Элис. То же твердил ей Энди. К тому же, уговаривая пожениться, Брюль был предельно откровенен.

Собравшись с силами, Рут спросила:

- А почему бы вас подозревали, выйди вы за Брюля?

Элис вдруг смутилась и пробормотала:

- Пошли бы разговоры!

- Но вы сказали, что давно знали про убийство Кристел. Что именно?

Элис повторила:

- Я не так глупа, чтобы заблуждаться на сей счет. И Брюль того же мнения.

- Но теперь я его жена, - с достоинством подчеркнула Рут и закрыла дверь у Элис перед носом.

Да, Энди явно ошибался, когда говорил про ссору Брюля с Элис. Это был заговор, направленный против нее. Но почему речь шла о безопасности Элис? Что могло ей угрожать? И почему любовники считали, что Кристел убили?

Она подошла к телефону, чтобы позвонить Энди. Но в клинике ответили, что Энди там со вчерашнего дня не появлялся. Рут совсем расстроилась.

Спала она, заперев дверь. Уже лежа в постели, Рут подумала, что телефон стал звучать как-то странно, и догадалась: разговоры прослушиваются.

В доме стояла тишина, только в гостиной хохотали полицейские, резавшиеся в карты, чтобы скоротать время. Периодически они обходили весь дом.

Вообще-то полицейские относились к своим обязанностям добросовестно, только один, проверив студию, признался, что на него нагоняет уныние огромный рояль, смахивавший на гроб.

Утром проходило предварительное дознание.

Много времени оно не заняло. В пахшем дезинфекцией помещении было холодно и неуютно. Отвечали все коротко и сдержанно. При выяснении обстоятельств смерти Джил самые важные показания дал лейтенант Эйнджел. Он сообщил, что в связи с гибелью медсестры началось расследование обстоятельств смерти миссис Кристел Гетрик.

На вопрос почему, лейтенант рассказал про анонимные письма и даже зачитал одно из них. Всего таких писем было больше десятка. Но могло быть и больше в другие инстанции.

- Известен автор писем? - поинтересовался судья.

- Нет, но результаты эксгумации подтвердили его правоту - наличие смертельной дозы яда.

- Следовательно, это было убийство?

- Вот именно.

- А результаты вскрытия тела Джил Гарднер?

- Те же.

- Заключение уже подписано?

- Нет ещё : понадобились дополнительные анализы.

- В обоих случаях яд одинаков?

- Да.

Было сделано заключение, что смерть Джил не могла быть самоубийством, поскольку совпала с началом расследования обстоятельств смерти Кристел.

И вновь Рут пришлось давать показания.

- До брака с мистером Гетриком вы были медсестрой?

- Да.

- Вы ухаживали за миссис Гетрик?

- Да.

- Вы были при ней, когда она умерла?

- Да.

- Вы обратили внимание на какие-либо странные обстоятельства её кончины?

- Нет, все случилось совершенно неожиданно.

- Что вы имеете в виду?

Покосившись на гая, Рут сказала, что Кристел чувствовала себя последние дни немного лучше, поэтому никто не ожидал конца. Но и симптомов, указывающих на насильственную смерть, не было.

- Вы допускаете, что ваша напарница Джил Гарднер знала что-то настолько важное, что могло определить случившееся как убийство?

Рут попросила повторить вопрос.

Судья поинтересовался:

- Вы обсуждали с ней смерть миссис Кристел Гетрик?

- Как и все тогда.

- Зачем она пришла к вам в день своей смерти?

- Понятия не имею.

- Вы её приглашали?

- Нет.

- Она вам говорила, что Кристел Гетрик убили?

- Нет, - твердо заявила Рут, понимая, что допрос этим не кончится.

Гай побагровел от волнения, но ничем не мог ей помочь.

- Вам не кажется, что Джил Гарднер имела доказательства убийства Кристел?

Гай было вскочил, но тут же опустился в кресло. Рут же снова заявила:

- Не знаю.

На этом её допрос закончился.

Теперь показания давала Донни - сестра из клиники, которая заявила, что Джил в день своей гибели была в прекрасном настроении и не помышляла о самоубийстве.

- Она что-то говорила о миссис Кристел Гетрик?

- Нет.

Затем выступали полицейские эксперты. И вскоре было вынесено заключение, согласно которому Джил Гарднер стала жертвой неизвестного лица или группы лиц. Имя Кристел Гетрик вообще не упоминалось, дознание по её делу должно было состояться позднее.

В дневных выпусках газет появилось официальное сообщение, что обе женщины были убиты. У Гая оно не вызвало тревоги. Он уверенно заявил, что арест кого бы то ни было может последовать, только когда найдутся неопровержимые улики. Ибо никто не захочет скандала в отношении столь известного человека, как Брюль.

На улице опять шел дождь. Рут ехала в машине с Гаем, Стивеном и Мэгги. Элис втиснулась в машину Брюля, следовавшую за ними.

Гай всех предупредил, что теперь за каждым их шагом станут тщательно следить. Больше всех расстроилась Мэгги, опасаясь пересудов в школе. Рут попыталась было её утешить, но Мэгги решительно от неё отстранилась.

В тот же день в вечерних газетах появилось любопытное сообщение: один из барменов заявил, что в день своей гибели к нему заходила Джил. На ней было старенькое пальто и шляпка. Она заказала два коктейля, но один потом почему-то вылила в кадку с пальмой.

Это как будто говорило о самоубийстве, но бармен не смог толком опознать девушку.

Вечером Рут потребовала от мужа отправить Элис домой. Это произошло, когда Брюль пригласил её в кабинет и неожиданно потребовал больше не встречаться с Энди.

Вспылив, обиженная Рут выпалила:

- Мне кажется, сейчас лучше было бы предложить твоей Элис покинуть наш дом.

Внимательно взглянув на жену, Брюль поинтересовался:

- Кто говорил с тобой об этом?

Не получив ответа, он протянул:

- Конечно же, Элис... Именно из-за неё я на тебе и женился.

И, откинувшись в кресле, стать ждать реакции жены.

13.

Рут собрала волю в кулак, чтобы перенести это унижение.

- Ты не нарушил нашего уговора... Но теперь, когда я знаю правду, терпеть эту женщину в нашем доме я не намерена! Иначе уйду я!

- Куда?

- Буду работать, как раньше.

- Но я тебя в клинику не возьму.

Рут возмутилась.

- Это просто непорядочно!

- Тебе не нужна лишняя шумиха в прессе. К тому же за тобой по пятам будет ходить полиция.

- Долго это продолжаться не может.

И тут вдруг Брюль спросил:

- Ты влюблена в Энди?

Рут промолчала.

- Сознайся, ведь он за тобой ухаживал. Понимаю, что это не мое дело, но ты ведь моя жена...

- А как же Элис? - спросила Рут.

- Узнаешь все со временем, но не сейчас. Насчет Элис... Не забудь, она обручена со Стивеном.

- Мне его жаль... Он так её любит.

- Возможно, я кажусь тебе жестоким...Но все же я надеюсь, что во всей этой нелепой истории ты будешь на моей стороне.

- Чего ты хочешь?

Он вдруг улыбнулся.

- Удивительно, Рут, как ты рвешься все выяснить до конца. Правда, я сам тебя к этому приучил на работе. Ладно, вот что следует делать... Ты останешься здесь, и Элис тоже. С Энди встречаться не будешь - только ещё не хватало попасть на страницы газет. Это совершенно ни к чему, мы и так на виду у всего города.

- Потому я и хотела, чтобы Элис отсюда убралась. Но скажи, с чего ты решил, что Кристел убили и почему вдруг женился на мне, а не на Элис? Чтобы на неё не пало подозрение?

- Кто наговорил тебе этих глупостей? Поверь мне, Рут, я понятия не имел, что Кристел умерла не своей смертью. И женился я вовсе не в интересах Элис. Запомни это!

- Когда началось следствие, ты сразу кинулся к Элис, а мне подсунул Энди, - спокойно заметила Рут. - Я видела вас у театра.

Рассерженный Брюль вскочил.

- Я вовсе не затем ездил к Элис! А что касается Кристел, поначалу я считал, что она покончила с собой.

- С чего вдруг?

- Она слишком переживала, если жизнь складывалась не по её желанию. Поверь, я не лгу. И не обижайся на Мэгги, проявляй с ней побольше терпения. Что касается Элис... Она с самого начала говорила про убийство. И когда стало известно о письмах, я немедленно кинулся к ней, чтобы узнать, почему она так думала. Мы договорились встретиться у театра. Энди я просил предупредить тебя, что я буду занят. Не хотелось, чтобы ты расстраивалась.

- Ты... - взорвалась было Рут, но Брюль её перебил.

- Когда я рассказал ей о письмах, Элис что-то обсуждать отказалась. Так что я не имею понятия, чьих это рук дело. Врагов у меня хватает, как у каждого преуспевающего человека. Но кому могли быть известны все подробности? Остаются Мэгги, Стивен и ты.

- Я тут ни при чем!

- Знаю. Тем более тебе и так досталось куда больше остальных. Поначалу я заподозрил Мэгги - очень уж она была недовольна нашей женитьбой. А письма могли помочь от тебя избавиться. Но она уверяет, что о письмах ничего не знала. Стивен? Зачем ему? Да и услышав про расследование и приезд полиции он был просто поражен. Энди? Он сам лечил Кристел, зачем ему лишние подозрения? Слугам и Элис это тоже ни к чему, остается только Гай.

- Гай? - удивилась Рут.

- Они с Кристел были дружны с детства, он вел её дела, как его отец дела её родителей. Но не вижу, зачем ему мстить за смерть Кристел. Ведь автор писем должен быть человеком очень совестливым, раз навлекал подозрения и на себя тоже...

- Стивен, - вырвалось у Рут. - Это в его стиле.

- Да, он настоящий джентльмен. Но не любит отвлекаться от своей музыки, целиком погрузившись в творчество...

Брюль задумался, потом добавил:

- Но вот если бы Кристел как-то угрожала его творчеству, он бы это сделал.

- Стивен не мог решиться на убийство!

- Опыт работы в больнице должен был научить тебя, что невозможного не бывает. Письма могла писать только Джил Гарднер.

- С чего ты взял?

- Она вполне могла предположить, что Кристел убили. А в её порядочности я прекрасно убедился на работе. Ее просто замучили сомнения и она решила обратиться в полицию. Потом собралось поговорить с тобой о своих сомнениях. Видимо, ты знаешь то же самое, только сама не отдаешь в этом отчета.

- Говорю же тебе, я ничего не знаю...

- Нет, должно быть что-то, о чем ты просто не подозреваешь, - покачал головой Брюль. - Постарайся вспомнить. Речь наверняка идет о какой-то совершенно заурядной детали, на которую ты просто не обратила внимания.

- Брюль, я не помню ничего такого...

Он с надеждой смотрел на нее, но толку не добился.

- Надо найти медицинские карточки, - предложил Брюль.Это может помочь.

- А где они?

- Не знаю. Я не брал, Гросс тоже, Мэгги и Стивен в глаза не видели и даже не подозревали об их существовании. Лекарства выбросил я сам.

- Но ведь ты предполагал самоубийство?

- Кристел не пользовалась бы лекарствами, а просто приняла яд.

- А кто мог подсыпать отраву в мой стакан?

- Кто угодно. В доме полно людей. Мэгги, Стивен, Элис... Правда, меня тогда не было. Значит ты, Рут, знаешь что-то очень важное, что может стать уликой. Только мне кажется, тебя хотели не убить, а как следует напугать.

- Почему?

- Налей ты в стакан воды, сразу ощутила бы неприятный привкус и обнаружила отраву.

- Но кто мог это сделать?

- У Мэгги такого средства быть не могло. Элис в тот вечер не могла послать за вещами, хотя вполне на такое способна. Стивен... У него хватает всяких лекарств...

- Откуда?

- Он мой давний пациент, получает снотворные от неврастении.

- Значит у него было и то лекарство, которое нашли?

Брюль кивнул.

- Именно его и нашли в телах Кристел и Джил. Я сам не раз им пользовался, Энди тоже. Да и ты сама, Рут.

- Брюль, меня волнует одна вещь. Если полиция её найдет...

- Объясни, в чем дело.

- Я о своей сумке с лекарствами. Я привезла её сюда, но куда дела - не помню. Может быть, помнит прислуга, которая помогала распаковывать вещи. Сейчас комната опечатана, полиция следит за каждой вещью, которую я оттуда беру...

- Какие там были лекарства?

- Не помню, но видимо полный комплект.

- Зачем тебе понадобилось все это барахло, ты же совершенно здорова.

- Ну мало ли... Они могли кому-нибудь понадобиться. К тому же я совсем забыла про сумку.

- А морфий там был?

- Конечно. Немного, но сколько - я не помню.

- Во всяком случае, вполне достаточно...

Рут испугала его вспышка. Заметив это, Брюль постарался её успокоить.

- Когда откроют комнату, мы все проверим. Если бы полиция нашла сумку, тебя давно бы арестовали. Значит, её кто-то забрал.

Обняв её, он попросил:

- Верь мне, Рут. И делай, как я говорю.

Рут вдруг ужасно захотелось прильнуть к нему, ощутить тепло его рук. Она даже удивилась силе нахлынувшего желания. Но вспомнив, что Элис остается в доме, она тут же подавила свой порыв.

14.

Высвободившись, Рут сказала куда мягче, чем хотела бы:

- Мне больше ничего не остается.

И удалилась.

Ночью ей не спалось. Все время вспоминался утренний разговор с мужем. В газетах вовсе не упоминались ложный ночной вызов, который обеспечил Брюлю алиби, и позеленевшие руки Джил. Это её особенно беспокоило. Таких случаев в медицинской практике она не знала.

Но почему это не интересовало Брюля?

Что, если звонила тогда Элис, скажем, из кухни, где стоял другой телефон, а потом ей ничего не стоило явиться в спальню Рут...

На следующее утро Рут поехала в клинику. Стояло пасмурное холодное утро, Элис завтракала у себя, Мэгги как всегда не проронила ни слова. Стивен молчал, казалось, ему нездоровилось, Брюль куда-то ещё с утра уехал.

Как раз в тот день полиция сняла печати с комнаты Рут. Там она не заметила ни перемен, ни беспорядка, но это ничего не значило. Там явно поработали знатоки своего дела.

Даже табачный дым не смог заглушить аромат роз. Роскошная комната смотрелась ужасно тоскливо.

Рут занялась тщательными поисками сумки, когда появилась горничная, интересуясь, не нужно ли помочь. Но и вдвоем они сумку не нашли, хотя горничная помнила, что в свое время клала её в ящик комода.

- Еще кое-что нужно найти, - добавила Рут, - я имею в виду карточки с записями о болезни миссис Кристел. Ими кто-нибудь уже интересовался?

- Они лежали вон на том столике.

- И куда же делись?

- Не знаю, - смутилась горничная, заливаясь краской.

- Кто-то уже об этом спрашивал?

- Полиция, доктор Гетрик и доктор Кретенден, но я ничего не знаю.

- Но ведь именно ты убирала комнату.

- Да, но все равно не знаю.

Девушка что-то явно скрывала. Рут попыталась ещё раз:

- Ты могла куда-нибудь убрать эти записи и забыть о них. Но мне-то сказать можно.

Заметно было, что девушка задумалась, но потом снова отрицательно качнула головой.

Уже в холле Рут столкнулась с Мэгги.

- К ленчу меня не будет, но скоро я вернусь, - сказала она Гроссу.

- Да, мадам. Полиции это передать, если станут спрашивать?

- Конечно!

Рут села в машину и заметила, как от обочины следом тронулся маленький автомобиль.

Стояла холодная ветреная погода. Вспомнив разговор с горничной, Рут подумала, что девушка её обманывает.

Потом она взялась за газеты. Все поместили отчет о дознании. Рут между прочим узнала, что делали в день смерти Джил другие.

Энди, например, посещал больных, потом обедал в ресторане. Рут вспомнила поездку с Энди в оперу. Он говорил, что давно её любит и среди белах халатов всегда отличал её хрупкие плечи и золото волос под форменной шапочкой...

Энди так молод и предан, он избавит её от Элис...

У массивного здания клиники по свету на третьем этаже Рут поняла, что идет операция. На поездку она решилась из-за Донни, так дружелюбно державшейся на дознании.

Пришлось некоторое время объясняться с новым швейцаром. Наконец она попала в комнату для сестер. И оказалось, что Донни как раз в операционной. Другие девушки обрадовались при виде Рут. Разговор зашел о Джил, но никто ничего толком не знал. Донни даже не сказала коллегам про дознание.

Собираясь домой, Рут зашла в свою бывшую комнатушку, где все было до боли знакомо. И на миг ей показалось, что у неё уже нет больше дома...

У выхода она столкнулась с Энди. Тот удивленно воскликнул:

- Что ты здесь делаешь? И где Брюль?

Потом тут же пригласил её в ресторан, чтобы поговорить наедине.

Рут согласилась, и они сели в машину Энди. По дороге он многословно восхищался её глазами, сиявшими, как голубые звезды.

Ресторан на берегу озера был хорошо знаком Рут. В роскошно обставленном зале на столиках светились лампы с уютными оранжевыми абажурами.

Энди тщательно изучал меню. на хорах негромко играл оркестр.

Энди вздохнул.

- Я так тебя ждал, так ждал! Как мне хотелось посидеть где-нибудь вот так, вдвоем...

Рут откровенно созналась, что сейчас она больше всего хочет нормально поесть.

Энди обиделся, но не подал виду и с удовольствием занялся дыней, поданной на десерт.

В зале звучала музыка, благоухали цветы, сияли улыбающиеся женщины, и они гнали от себя мысли о происходящем. Им повезло: не было видно никого из знакомых. Энди развеселился и стал похож на беззаботного мальчишку.

Когда официант принес кофе, они вернулись к действительности.

- Сегодня утром я говорил с Брюлем, - сказал Энди. - Твою медицинскую сумку так и не нашли?

Рут рассказала о своих тщетных поисках.

- Я спросила горничную про карточки с записями о болезни Кристел. Она якобы ничего не знает, но я ей не верю.

- Элис все ещё у вас? - поинтересовался Энди.

- Да.

- Неужели Брюль не понимает, как это неприлично?

Рут вспомнила разговор с мужем накануне. Он просил её избегать Энди. Но разве ленч вдвоем - преступление? Когда Энди коснулся её руки, она свою убирать не стала. И тут вдруг услышала голос Брюля.

- Позвольте присоединиться?

Энди поспешно отдернул руку, но это не осталось незамеченным.

Официант принес ещё один стул и принял заказ.

- Был в клинике? - спросил Брюль Энди.

- Да. Там и встретил Рут. Ты оперировал?

- Нет, был в конторе. Потом проголодался и попал сюда.

Слова его смутили Рут - уж слишком мало походили они на правду. Тем временем мужчины переключились на профессиональные темы. И Рут погрузилась в свои мысли. Лишь изредка до неё доносились обрывки разговора по поводу краж из клубного гардероба, статьях, посвященных недавнему дознанию, и тому подобных вещах.

15.

С появление Брюля ощущение покоя и радости исчезло. Музыка, огни, цветы - все вдруг утратило свою чарующую силу. Особенно когда оркестр словно в насмешку заиграл "говори мне о любви".

Брюль ел быстро. Выпив бренди и угостив всех, он неожиданно заявил:

- Домой Рут отвезу я сам. Тем более, что еду в ту же сторону.

Энди собрался заехать в контору. При этом он взглянул на Рут, словно пытаясь взглядом передать то, что не мог выразить словами. Как безвозвратно улетучилось их приподнятое настроение!

Домой они с мужем ехали молча. Он так и не спросил, почему она вопреки его просьбе вновь очутилась в обществе Энди.

Когда Гросс распахнул дверь, из студии Стивена доносилась музыка.

- Опять одно и то же! - недовольно заметила Рут.

- А в чем дело? - не понял Брюль.

- Именно это он играл, когда погибла Джил. "Арабески".

И тут Гросс доложил:

- У нас полиция; хотят видеть хозяйку.

Брюлю пришлось оставить жену. Сев в кресло, Рут ждала вопросов. Не в состоянии предугадать, что именно их интересует, она решила следовать совету Гая и каждый ответ мысленно произносила вначале для себя.

На этот раз полицию интересовали ключи от дома. Выяснилось, что слесарь, делавший по просьбе Кристел ключ для Элис, изготовил их два.

Кому достался второй, Рут не имела представления и посоветовала узнать у Гросса.

Коротышка Фэнк тут же сообщил, что Гросс не знает.

- Возможно, кто-то потерял свой ключ и попросил дубликат предположила Рут.

- Возможно, - с плохо скрытым сомнением согласился полицейский, - но Гросс, например, утверждает, что ключей не терял. А ведь двери открывает всегда он. У горничных и повара ключей нет. Может быть, этот ключ у вас?

- У меня только этот, - показала Рут, порывшись в сумке.

Вскоре её отпустили, заставив ещё раз коротко повторить обстоятельства смерти Джил. О Кристел на этот раз и не заикались.

Стивен в студии играл для Мэгги и Элис. Элис сидела задумавшись, Мэгги смотрела в окно.

Рут поняла: она здесь лишняя. Поднявшись наверх, она машинально прошла в комнату для гостей рядом с кабинетом Брюля, совсем забыв, что её собственная спальня уже открыта и убрана.

Теперь, когда в доме находятся полицейские, она в безопасности, но бесконечные беседы с полицией удовольствия не доставляли. Присев отдохнуть, она неожиданно услышала голоса из кабинета Брюля. Там была женщина, и она плакала.

А Брюль настаивал:

- Отдай их мне. Немедленно. И прекрати реветь!

- Я боюсь...Это убийство...

- Не будь дурой!

Судя по тону Брюля, он был взбешен. Такой голос Рут слышала лишь раз, когда медсестра забыла во время операции подключить кислородную трубку, и пациента спасти не удалось.

Видимо успокоившись, Брюль сказал:

- Ладно, не волнуйся. Но делай, как я говорю. Ничего опасного тут нет.

Дверь хлопнула и наступила тишина. Рут показалось, что в кабинете была горничная.

Зазвонил телефон. Брюль говорил про операцию. Дело предстояло сложное, нужен был донор и согласие семьи.

Рут кинулась на лестницу.

- Брюль!

Муж бросил на бегу:

- Срочная операция, Рут.

Ему подали пальто и он уехал.

А Рут вернулась в спальню. Глядя на кресло, в котором умерла Рут, она вновь вспомнила всю сцену. Вот появился Стивен, потом Брюль, потом Энди бросает пальто на кресло...

Она сидела долго. Из состояния задумчивости вывела её горничная. Да, с Брюлем говорила именно она, - лицо распухло, глаза покраснели.

Девушка поинтересовалась, где мистер Гетрик.

- Его вызвали в клинику. Что тебе нужно?

- Когда он вернется?

- У него операция. Когда закончится, не знаю. А что у тебя с руками?

- Ничего...

- Покажи мне руки!

Девушка, плача, протянула их вперед.

На ладонях отчетливо проступили пятна и полосы зеленого цвета.

- Что это?

- Не знаю. Я помыла руки, и вот... Я не понимаю, что случилось, но помню, что у нее... - девушка в слезах вылетела из комнаты.

Рут её задерживать не стала - поняла, что речь шла о Джил.

Потом в дверь постучали. Вошел Стивен.

Рут удивленно уставилась на его пальто и шляпу. Не совсем подходящий наряд для её спальни.

- Бедная Рут, - сочувственно сказал он. - Твои хрустальные башмачки разбились вдребезги.

Хрустальные башмачки... Он уже говорил о них, когда она ждала Брюля...

- Тебе тяжело...Ты разрываешься между ними, - продолжал Стивен, сочувственно глядя на Рут.

- Ты все знаешь?

- Да, я знаю про Элис и Брюля. Но я люблю её, и это навсегда...

- Стивен!

- Не жалей меня. Ты сама ещё так молода! Знаешь, порой мне хотелось взбунтоваться, но потом я смирился. И сумел подавить в себе ненависть. Ты понимаешь, что я имею в виду?

- Стараюсь, Стивен.

- Но нет, ведь ты ещё совсем ребенок... - он вдруг её поцеловал и предложил: - Хочешь поехать с нами?

Рут отказалась и впоследствии не раз думала о том, могло ли это что-то изменить. Но вывод был неутешительный.

Сейчас она прислушивалась, как в холле Элис командовала Стивеном. Бедняга! Он все знал...

Едва они уехали, Гросс сообщил, что звонит Энди.

Рут сняла трубку в своей спальне.

Энди был немногословен, особенно услышав про зеленые пятна на руках прислуги.

- Откуда они?

Она не имела понятия.

Рут порадовал звонок, нарушивший тишину пустого дома. Ну и что, пусть полицейские прослушивают линию! Никаких тайн она не выдаст!

Потом Рут рассказала, что её спрашивали про ключи.

- Какие ключи?

- Их интересовал запасной ключ, который когда-то заказала Кристел. Возможно, кто-то потерял свой ключ и не желает признаваться...

Рут едва не попросила Энди приехать. Так тоскливо и неуютно было одной в пустом огромном доме... Но поболтав немного о всяких пустяках, они распрощались.

Рут решила ещё раз поговорить с горничной, попросила Гросса позвать девушку, но тот сказал, что позволил ей уйти пораньше.

16.

Время тянулось бесконечно.

Гросс оставался внизу, отвечая на телефонные звонки.

Уже темнело, но Брюль все не возвращался.

У Рут все просто валилось из рук. Она сидела и думала о Стивене, Мэгги, и даже Элис. Ей чудилось, что в напоенной ароматом роз комнате витают призраки двух погибших здесь женщин. За ней словно следили всегда загадочная Кристел и маленькая Джил, ставшая жертвой в чужой игре.

Спустившись вниз, Рут обнаружила, что свет ещё не зажигали. В библиотеке тоже было темно. Неожиданно она заметила тонкую полоску света из-под двери студии Стивена. Но вот и та исчезла.

Кто мог там быть? Ведь все уехали!

Рут поспешно миновала холл и вошла в студию. Там было темно; шторы на окнах задернуты. В камине багровели гаснущие угольки. Стояла такая тишина, что Рут слышала удары своего сердца. Нащупав выключатель, она включила свет.

Да, она была там не одна. На стульчике у рояля лежало тело горничной.

Минуты шли, Рут не могла понять, что происходит. Лист бумаги с нотами медленно сполз на клавиши, потом съехал на пол. Подняв его, Рут машинально заметила на нем красное пятно. Еще не осознав увиденного, она принялась разглядывать бумагу. И глаза её сумели зафиксировать за это время удивительно много. Потом она расскажет все полиции.

Горничная лежала вниз лицом. Из глубокой раны на спине сочилась кровь. На ней было пальто и туфли на высоких каблуках, один свалился. Никакого оружия заметно не было. Рут все видела, но не понимала, что это значит. Знала она только одно: горничную убили, но кто мог это сделать, если в доме никого не было? И кто мог погасить свет, если горничная уже была мертва?

Поему упал лист бумаги? Значит, было открыто окно или дверь. Рут боялась двинуться с места. Как она выбежала из студии, Рут сама не помнила. Потом она звонила, искала Гросса. Но как миновала темную гостиную, сама не знала.

Видимо, Гросс вспомнил о полицейском. Она слышала, как он кого-то звал с улицы. Хлопнула входная дверь, в доме поднялась суматоха. На неё снова обрушился град вопросов.

Она ещё не пришла в себя, когда вернулся Брюль. Узнав, что случилось, он сразу побежал искать жену.

Рут, вся дрожа, прижалась к мужу.

- Говорят, ты её нашла

- Да. Какой ужас!

- Кто мог это сделать?

- Не знаю. Кто-то потушил свет...

- Держись! Мне нужно к ним...

- Не оставляй меня одну, Брюль!

И тут она заметила у него на руке, возле ногтя, маленькое пятнышко засохшей крови, вспомнила о другом пятне и побледнела.

Заметив, как переменилось лицо жены, Брюль перехватил её взгляд и посмотрел на свои пальцы.

- Перчатка лопнула во время операции. Я так спешил домой, что не отмыл как следует руки. Подожди меня здесь, я взгляну на тело.

Он вышел. Снова в доме начался обыск. На этот раз в убийстве никто не сомневался. Прежде полиция хоть как-то щадила Гетриков из-за их положения в обществе. Теперь все церемонии были отброшены. Свидетелей развели по комнатам и допрашивали только поодиночке.

Рут занимались трое полицейских, в том числе лейтенант Эйнджел и Фэнк.

- Вы оставались в доме одна?

- Был ещё Гросс.

- Вы утверждаете, что кто-то в студии погасил свет. Но там никого не было...

- Да, только горничная. А потом вдруг упал лист... Мне показалось, что были открыты окно или дверь.

- Что именно, не знаете?

- Окна были зашторены, так что не знаю.

- Вы хотите, чтобы мы поверили, что убийца ускользнул, когда вы были уже в комнате?

- Не знаю. Я просто рассказываю , что видела.

Потом её распрашивали о последнем разговоре с горничной и о зеленых пятнах на руках. Пригласить Гая полиция не разрешила.

Факты были следующими: девушку закололи ножом, всего одним ударом, уверенным и точным.

Видимо, она с кем-то встретилась. Перед этим поднялась к себе в комнату, сняла перчатки и шляпку, оставила на кровати сумочку и спустилась вниз.

Откуда на её руках зеленые пятна, понять никто не мог. И вдруг Гросс заявил:

- Я предупреждал её, что это знамение...

На вопрос, почему девушка вернулась, он ответил:

- Чтобы взять карточки с записями о болезни миссис Гетрик. Я полагаю, именно она их забрала.

Рут вернулась к себе, чтобы отдохнуть от треволнений. Разбудил её следователь, с пакетом арахиса устроившийся у двери. В доме слышались голоса, Рут показалось, что к ней пытается прорваться Элис.

И снова пошел разговор про карточки с медицинскими записями.

- Зачем она их забрала?

- Понятия не имею.

Гросс утверждал, что горничная плакала. Почему?

- Не знаю, - повторила Рут. И тут вдруг вспомнила, как требовал эти записи сегодня утром Брюль.

Видимо, он знал, что там написано. А кровь на его руке? Ведь он всегда так тщательно отмывал руки после операции...

- Так вы не знаете, что было причиной её слез?

- Нет, - Рут не желала сообщать о разговоре, который случайно подслушала.

Когда после ухода полицейского она хотела открыть окно, оставшийся в комнате сотрудник посоветовал этого не делать.

Шло время, полицейского куда-то вызвали. Рут осталась одна, долго ждала, не вернется ли сыщик, но в конце концов не раздеваясь упала на постель.

Вскоре в комнате появился Брюль. Присев на край постели, он погладил её по волосам.

- Бедняжка... Никогда не думал, что ты угодишь в такую кашу...

- Кого собираются арестовать?

- Дом взят под усиленную охрану. Орудия преступления пока не нашли. Пересмотрели все ножи, но тщетно. Арест же зависит от алиби каждого из нас.

- Но ведь я была в доме одна!

- С другими дело обстоит не лучше. Я тоже один ехал домой. К тому же дверь в студию со двора стояла открытой. Убийца вполне мог ею воспользоваться.

- Но ведь Стивен все время был с Мэгги и Элис!

- Не все время. Пока Элис с Мэгги ходили за покупками, Стивен ждал в машине. Потом отправился их встречать. Но встретились они только через час - Стивен перепутал место встречи. Женщины тоже разделялись, ходил по разным этажам магазина. Любая могла добраться домой на такси и вернуться. Гай все это время сидел дома, говорит, что читал. А Энди...

- Причем тут Энди?

- А почему и нет? Он якобы сидел один в конторе. У секретарши разболелась голова и он её отпустил. Подозреваемых хватает, и работы у полиции тоже.

- Но никого ведь не арестовали, - заметила Рут, стараясь увидеть его глаза.

- Они с этим не спешат. Джил и горничную убил один и тот же человек, чтобы скрыть тайну смерти Кристел. Потому так важны алиби по гибели Джил. А оно есть только у Стивена, и то с твоих слов.

Разговор этот она вспомнила утром, когда полиция показала ей свою находку.

Сейчас она прижалась к мужу, признавшись, что боится. Страшно, когда открывается дверь, страшно, когда кто-то входит. Дрожь берет от любого шороха.

Брюль перевел разговор на другую тему, заговорив про карточки из истории болезни.

- Их забрала горничная, и сама мне в этом сегодня призналась. И позабыла о ней, пока не началось следствие. Потом напугалась, увидев зеленые пятна, пришла ко мне и во всем призналась. Я попросил их принести, она поднялась к себе, но тут меня вызвали в клинику. Полиции я пока не говорил, хотел выиграть ещё несколько дней.

Рут промолчала, что слышала его разговор с горничной, но не рассказала о нем полиции.

Уходя, Брюль посоветовал жене как следует выспаться.

Утром она узнала, что полицейские нашли существенную брешь в алиби Стивена.

Гросс, который принес ей завтрак, казалось, состарился на двадцать лет. Впервые он разлил кофе, но рут даже не заметила.

Вскоре появился Эйнджел. В саду нашли разбитую пластинку. "Ночная арабеска" Стивена Генри.

- Вы утверждали, мистер Генри находился в студии и играл на рояле, когда в доме появилась мисс Гарднер?

- Да, я слышала музыку.

- Что он играл?

Рут молча показала на пластинку.

- Вы можете утверждать, что играл он, а не звучала пластинка?

- Нет, не могу.

- Значит, он мог уйти из комнаты. Запись длинная, времени у него хватало.

- Да, но я этому не верю.

- Разбитая пластинка была тщательно спрятана. Причина могла быть одна: чтоб никто не узнал о её существовании.

Взглянув на Рут холодными голубыми глазами, Эйнджел сказал, то если бы не эта находка, её уже арестовали бы.

17

Рут просто онемела. Придя в себя, она спросила:

- И как Стивен все это объяснил?

- Он говорит, что пластинка разбилась давно, но спрятал он её, полагая, что иначе не поверят в его алиби. Может быть, это и правда. Но если пластинка не была разбита в день убийства... Вы говорите, миссис Гетрик, что он все время повторял один и тот же кусок?

- Сейчас мне уже трудно вспомнить. Я столько раз все это повторяла на допросах... Но повторялась одна и та же часть. Это точно. И неудивительно Стивен очень любит эту вещь.

- Я изучил его аппаратуру. Она снабжена многими новинками, способными творить просто чудеса. Запись легко могла звучать больше двадцати минут. У него было время для встречи с мисс Гарднер, и время дать ей что-то выпить...

- Но ведь для такого нужны веские причины!

- Он был обручен с мисс Пильхем...

Лейтенант тут же сменил тему и сообщил, что бармен, опознавший Джил тип подозрительный. Его давно искали по подозрению в краже. Теперь он припомнил и спутника Джил. Полиция умеет развязать язык.

- Но Джил была одна...

- Стала бы она тогда заказывать два коктейля? Да ещё выливать один из них в цветок? Судя по всему, она вообще не пила. Значит, вначале она отказалась выпить, потом спутник её уговорил и поднес второй коктейль. А по дороге от стойки подсыпал в него яд. Бар рядом с нашим домом, так что спутником вполне мог быть Стивен Генри.

Заметив, как внимательно Рут вслушивается, лейтенант сказал:

- Письма писал тот, кто что-то знал. Фэнк полагает, он нащупал ниточку. Если вы не виновны, это для вас крайне важно.

- Я даже не догадываюсь, кто это сделал, - призналась Рут.

Эйнджел попросил пригласить Фэнка. Когда тот пришел, лейтенант велел:

- Покажите ей карточку из истории болезни!

- Нашли? - удивилась Рут.

- Да, нашли в комнате горничной. Она была скомкана и брошена в корзину для мусора. Но почему - нам никогда уже, наверно, не узнать.

- Можете взять, миссис Гетрик, - кивнул Фэнк. - Отпечатки пальцев мы уже сняли.

Рут просмотрела бумагу. Последний лист датирован днем смерти Кристел. Весь текст аккуратно вписан почерком Джил.

- Узнаете? - спросил Эйнджел.

Рут кивнула.

- Тогда прочтите!

Рут внимательно прочитала все до конца, не скрывая разочарования. Все вполне обычно: назначения, два визита Энди в одиннадцать утра и шесть вечера, относительно нормальная температура, нормальный пульс. Может быть, именно в этом все и дело?

- Что-нибудь нашли, миссис Гетрик?

Рут разочарованно пожала плечами.

- Ничего... Но ведь Кристел говорила, что лекарство горчит. А тут о нем ни слова. Если что-то нужно было изменить, Джил бы обязательно отметила.

- Больше вы ничего не можете сказать? - спросил Эйнджел, не скрывая недовольства. Видимо, он надеялся, что записи приоткроют тайну преступления.

- А где остальные карточки? - спросила Рут.

- Похоже, их уничтожил убийца. Как вы объясните, что горничная вырвала и выбросила именно этот лист?

- Не мог он оторваться случайно?

Ее опять попросили рассказать, что она видела в студии Стивена.

И так несколько часов подряд. Когда допрос закончился, Рут вышла из комнаты и внезапно наткнулась на Мэгги. Странно, но вопреки обыкновению девочка смотрела на неё так, словно искала поддержки.

- Рут! - начала она, но тут же отвернулась и стремительно кинулась вниз по лестнице.

- Мэгги! - окликнула Рут.

- Мне ничего не надо! - бросила девочка и помчалась дальше.

Рут долго смотрела ей вслед, гадая, было ли это попыткой примирения.

Из библиотеки слышался голос Элис. Там находился Гай, который при виде Рут поспешно собрал бумаги и кинулся к выходу.

Элис же обратилась к Рут.

- Я рада, что могу с тобой поговорить. Нам нужно внести ясность. Чем бы все ни кончилось, мы с Брюлем любим друг друга.

Рут с любопытством посмотрела на Элис. Блистательная мисс Пильхем держалась внешне спокойно, но бешено бьющаяся жилка на шее её выдавала. Почему Элис нервничала? Не в состоянии понять, Рут спросила:

- Но вы же невеста Стивена?

Элис, казалось, удивилась.

- При чем тут Стивен? Он был только прикрытием, чтобы Кристел не догадалась о наших с Брюлем отношениях. Стивена стоило только поманить... Я рассказываю это, чтобы ты поняла, что значит для меня Брюль. И я для него тоже. Или ты в него влюблена и ничего не замечаешь? Если бы не моя доброта, я бы и разговаривать с тобой не стала. Ты мне не веришь?

- Нет, - отрезала Рут.

- Давно пора понять, что Брюль любит меня. Какой же смысл его удерживать? Он уже давно раскаялся, что на тебе женился! Любит - то он меня!

- Зачем тогда весь этот разговор?

- Дай Брюлю развод, когда все кончится. Ты должна попросить его об этом.

- Зачем вы говорите мне это именно сейчас?

Элис проверила, никто их не подслушивает, и вернулась к Рут. Той казалось, что каждое её движение насквозь фальшиво.

- Я знаю кое-то такое, что может погубить тебя.

- О чем речь?

- Собираешься торговаться?

- Если вы на это рассчитываете, то ошибаетесь.

- Я ошибаюсь?

Лицо Элис побагровело.

- С чего вы взяли, что Кристел убили?

- Потому что это сделал Брюль из-за меня. Неужели ты не поняла?

Рут отпрянула; все казалось ей каким-то кошмаром. И тут она вспомнила кровавое пятно...

- Я никогда в это не поверю, - собралась она с силами.

Не скрывая насмешки, Элис спросила:

- Как, были у него такие возможности? Брюль прекрасно знал, кто это сделал - он сам. Потому мы и не поженились. После смерти Кристел он сделал мне предложение, но я отказала. Я испугалась. Ведь согласись я - и предстала бы перед судом как его соучастница.

В это Рут поверила сразу же. Элис интересовала только она сама. Трагедии окружающих были ей чужды. Она жила в своем особом мире.

- Ну что? - поинтересовалась произведенным впечатлением Элис.

- А что за улика у вас против меня?

- У меня есть неопровержимое вещественное доказательство, - фыркнула Элис. - Вопрос, сможет ли его найти полиция без моей подсказки. Но если ты пообещаешь сделать, как я сказала, я могу и промолчать.

Наступила тишина. Под пристальным взглядом Кристел со стены Рут твердо заявила:

- Ничего обещать я не буду! Если вы предлагаете мне такую сделку, то вы сошли с ума!

Элис отвернулась и вышла из библиотеки. Рут же осталась, потрясенная её словами. Да, она понимала: Брюль имел все возможности убить жену.

После сцены в библиотеке она была буквально не в себе, но то, то ожидало её в комнате, заставило взять себя в руки.

Улика, которую Элис называла неопровержимой, была завернута в её красно-белый шарф и сунута между подушками кресла. Хирургический скальпель, с которого тщательно стерты все отпечатки.

Подложили его уже после обыска, раз полицейские ничего не обнаружили. Да и Рут наткнулась на него случайно, когда уселась в кресло.

В этот момент к ней пришел Энди. Пропустили его беспрепятственно. Надев жакет с карманами, Рут спрятала скальпель в одном из них. Энди интересовала история болезни. Она рассказала про выводы полиции и про пластинку, найденную в саду. Слушая её, Энди побледнел. Заметно было, как он нервничал. Глаза блестели. Когда она закончила рассказ, он заявил:

- Я тебя немедленно отсюда увезу! Тебе нельзя больше тут оставаться!

- Ты прекрасно знаешь, то это невозможно.

- Я все устрою. Обращусь к одной пациентке. Добрая старая женщина не откажет тебя приютить. Увезу тебя у всех из-под носа. А когда ты будешь в безопасности, сможешь обо всем сообщить полиции. Они не имеют права тебя здесь удерживать. Ты согласна?

- Да, - кивнула Рут, помня о скальпеле в кармане.

18.

Энди объяснил свой план Тот казался предельно простым.

Но Рут все же усомнилась.

- А если не получится?

- Получится! - заверил Энди и снова объяснил, что именно ей делать.

- Если решат, что я хочу сбежать, меня тут же арестуют и это станет доказательством моей вины!

- Не бойся ничего! Если даже тебя задержат, хуже не будет. Но твоего отсутствия не заметят, пока ты не окажешься в безопасности. Но и тогда тебя не смогут обвинить в бегстве. Ведь ты им сообщишь, где находишься и почему. Никто не имеет права заставлять тебя здесь оставаться.

Энди не знал, почему она так быстро согласилась. Косясь на дверь, Рут сунула руку в карман и показала скальпель.

- Что это, Рут?

И она рассказала про объяснение с Элис.

- Видишь, тебе просто необходимо уехать, - обрадовался Энди. - Какая стерва! Как она тебя ненавидит! Я никогда не думал, что до такой степени! Дай скальпель мне - я от него как-нибудь избавлюсь. Сейчас поговорю с миссис Браун. С собой ничего не бери - только привлечешь внимание полиции. Когда приедешь на место - пошлешь за ними.

Сжав её руки, Энди зашептал:

- Все обойдется! Ведь я тебя люблю, Рут! Тебе просто нельзя здесь оставаться!

Когда он убежал, Рут задумалась. План Энди вовсе не казался ей простым. И все-таки она поверила, что выхода, кроме побега, просто нет. Слишком опасно оставаться в доме, где на каждом шагу подстерегают ловушки.

Вот шарф... Элис взяла именно тот, который она чаще всего носила. Если все рассказать полиции, та будет бездействовать точно также, как в случае с порошком в стакане. Интересно, этим скальпелем убили горничную, или Элис подсунула первый попавшийся, чтобы её скомпрометировать? Нет, хорошо, то Энди решил помочь. Энди! Он предлагает безопасное убежище...

Последний раз Рут оглядела комнату. Здесь она могла быть так счастлива, но не судьба... Теперь она никогда сюда не вернется!

Победа за Элис. Она останется там, где и так всегда хозяйничала.

Ей не хотелось встретить Брюля, который по лицу мог понять, что происходит. Было уже четыре, на улице смеркалось, лил дождь. Взглянув на задний двор, через который предстояло уходить, Рут содрогнулась, так он был мрачен.

Еще четверть часа...

Дождь упрощал все дело. Она взглянула во двор, на дверь оранжереи Гая. Конечно, Элис могла её и обмануть, но сердце подсказывало, что та сказала правду. Нет, знай она, что дорога Брюлю, плевать ей тогда на признания соперницы. Но Брюль не дал ей поводов вести себя иначе.

Понимая, что тянуть нельзя, Рут зашагала к выходу. И тут из столовой вышли Фэнк, Эйнджел, Брюль, кто-то еще. И все направились к ней.

Брюль буркнул:

- С тобой хотят поговорить.

По лицу мужа она поняла, что есть какие-то новости.

Эйнджел спросил ещё раз, знает ли она автора анонимок. Рут не выдержала:

- Я столько раз уже твердила, что не знаю!

- Если судить по штемпелям, все они были написаны через два месяца после вашей свадьбы. Это ни о чем вам не говорит?

Рут подумала было про Элис, но потом сообразила: это не в её интересах: кроме романа с Брюлем, она ещё и получила после Кристел наследство. И отрицательно покачала головой.

Эйнджел не отставал.

- Никто не мог вас ревновать? Ваше замужество никого не огорчило?

- Отвергнутый поклонник, например, - подсказал Фэнк.

- Нет! У меня никого не было!

Хотел вмешаться Брюль, но лейтенант не дал.

- Мы выяснили, что автор писем имел возможность пользоваться машинкой в городском клубе. Мистер Гетрик и доктор Кретенден в нем состоят, но вряд ли писали они - это не в их интересах.

Брюль попытался объяснить.

- Полиция долго искала машинку, образцы шрифта брали даже у Мэгги в школе. И наконец нашел мистер Фэнк, который заодно вел дело о кражах в клубном гардеробе.

- Вы ничего не можете по этому поводу добавить? - спросил Рут лейтенант.

Рут не знала, что сказать, и к тому же вспомнила, что скоро её будет ждать Энди.

- Ты чем-то расстроена? - спросил жену Брюль, когда они остались одни.

Но тут в комнату ввалился Стивен, рухнул в кресло и заявил, что ему плохо.

- Из-за полиции? - спросил Брюль.

- Нет, из-за писем. Их писал я. Теперь все раскроется.

- Но почему ты это сделал? - изумился Брюль. - Из-за Элис?

- Сам не знаю. Какая-то чертовщина. Мне хотелось узнать правду. Я никогда не думал, что нанесу столько вреда тебе и Рут.

- Хорошо, что ты хоть сейчас это понял, - буркнул Брюль.

- Думаю, ты все понял, но нужно пояснить для Рут. Понимаешь, когда Кристел умерла, я стал задумываться, любит ли меня Элис. Она менялась буквально на глазах. И в конце концов я понял, что она любит Брюля. И давно...Просто я не обращал внимания. И тут я случайно подслушал их разговор с Брюлем. Она знал, что Кристел отравили. И опасаясь, что это станет известно, боялась выходить за него замуж.

Тогда у меня на все открылись глаза, Рут. Я ни о чем не мог думать, все валилось из рук. Время шло, а я бездействовал. И вдруг Брюль женился на тебе. У нас с Элис все пошло на лад. Она тянула со свадьбой, но и не разрывала помолвку...

Стивен вскочил и забегал по комнате. Рут понимала, что опаздывает, но любопытство пересилило. Ей так хотелось дослушать Стивена... А тот продолжал:

- Сложилась кошмарная ситуация, сплошной обман. Но мне приходилось с ним мириться. Выхода не было... Ведь я безумно её люблю.

- Какие у тебя есть доказательства, что Кристел убили?

Стивен даже растерялся.

- Никаких.

- Тогда зачем...

- Зачем я писал в полицию? Мне хотелось во всем разобраться.

- Ты своего добился, - холодно бросил Брюль, не в состоянии избавиться от подозрения, что Стивен просто пытался устранить соперника.

Но заметив беспомощную и жалкую гримасу на его лице, смягчился.

- Ты думал, это лучший способ выяснить истину?

- Я просто не понимал, что делаю, - оправдывался Стивен.И уж, конечно, не ожидал таких последствий.

- Забудь об этом, Стивен, - предложил Брюль.

- Как я могу...

- Пусть делом занимается полиция.

- Как я могу забыть, если из-за меня погибли уже двое!

- Из-за тебя?

- Конечно. Не будь моих писем, с ними ничего бы не случилось. Я хотел рассказать все полиции.

- И про Элис тоже?

- Конечно. Ведь вы с ней...

Брюль помолчал. Потом вдруг заявил:

- Вот именно. Все это правда.

19.

Теперь Рут поняла: ей действительно пора. Она просто не могла смотреть, как Стивен утешает Брюля.

- Ты не волнуйся за меня, я через худшее уже прошел. Ревность...Элис тебя любит - а я ценю твою доброту, твое ко мне отношение. Ты щадил меня и потому молчал.

- Я ухожу! - не выдержала Рут.

- Нет, дослушай до конца.

- Я все слышала, - отрезала Рут, думая лишь о том, что пока в студии нет Стивена, выход свободен.

Гнев Брюля её не пугал.

- Я ухожу! - повторила она, не решившись однако сказать, что уходит навсегда, оставляя его Элис.

- Прости меня, - сказал Стивен.

Она пожала ему руку и ушла. Поднялась к себе, надела темное пальто, набросила яркую накидку, взяла немного денег и спустилась вниз.

На столике с газетами среди писем лежал адресованный ей конверт. Сунув его в карман, Рут направилась к выходу.

Как раз в это время в полиции изучали найденную во время обыска её медицинскую сумку. И лейтенант решил арестовать Рут.

- Но мы её про сумку ведь не спрашивали! - вмешался Фэнк.

- Увидит - и во всем сознается.

- Меня больше интересуют показания бармена, - возразил Фэнк. - Почему девушка заказала два коктейля? Он должен вспомнить её спутника.

- Он заговорит. Но почему вас не убеждает сумка?

- Возьми она яд отсюда, почему не избавилась от сумки? Ведь тут осталось все...

Но рассуждения Фэнка были прерваны вызовом в городской клуб - там продолжалась эпопея с кражами в гардеробных.

А Рут тем временем миновала студию Стивена и очутилась во дворе. У ворот стоял полицейский, поеживаясь под плащом.

- Я немного погуляю? - спросила Рут.

- Как вам угодно, - пожал он плечами.

Гуля, она приблизилась к живой изгороди и, улучив момент, когда полицейский отвернулся, проскользнула на половину Гая. Полицейский, видимо, решил, что ей понадобилось к адвокату.

Оставив на скамейке накидку, Рут метнулась в дом, прекрасно зная его планировку, проскочила насквозь и выбежала на улицу. Там уже нетрудно было смешаться с толпой, вскочить в такси и добраться до метро. Как и советовал Энди, она вышла на последней станции и вошла в аптеку, чтобы переждать дождь.

Время шло. Она слышала, как газетчики выкрикивают их фамилию, но теперь её это не волновало.

Энди появился только в девятом часу и сразу потащил её на улицу. В темноте она разглядела какую-то допотопную колымагу, буквально взятую со свалки. Энди поспешно усадил её, о скальпеле она спрашивать не стала, понимая, что он наверняка от него избавился.

Ехали они довольно долго. Мест Рут не узнавала совершенно. Вокруг тянулись бесконечные пакгаузы.

Энди молчал, сосредоточив все внимание на дороге.

Рут была в восторге, как здорово все получилось. Никто не знал о её уходе. А накидка должна была сбить погоню с толку насчет её внешнего вида.

- Далеко еще? - спросила она молчаливого спутника.

Энди, казалось, не ожидал её вопроса, о чем-то глубоко задумавшись.

- Долго ли добираться до миссис Блейк? Мы едем окружным путем, так меньше шансов нарваться на полицию.

Как она была счастлива, что вырвалась из дома Гетриков! Тянуло курить, Рут сунула руку в карман, наткнулась на письмо и тут же о нем забыла. Пришлось просить у Энди спички - своих не оказалось.

Они молчали. Дождь лил все сильнее. Огней становилось все меньше. Изредка попадались бензоколонки, придорожные забегаловки. Рут поняла, что они едут на северо-запад.

Просто чтобы нарушить паузу, она спросила:

- Почему миссис Блейк? Ты же говорил о миссис Браун?

- Просто оговорился. Какая темень! - Энди притормозил.

- Где мы?

- Где-то в районе шахт, недалеко от реки.

В темноте проступил силуэт бензоколонки. Дорога была совершенно пустынной. Они проехали ещё немного, и мотор заглох.

Энди ругнулся, проверил зажигание, потом сплюнул:

- Бензина нет. Не иначе бак потек...Я же только что заправился.

Рут обратила внимание, как он побледнел.

- Мы только что миновали бензоколонку, но там было темно, - заметила она.

- Сейчас попытаюсь что-то раздобыть, - Энди поспешно выбрался под дождь.

Рут пришлось остаться в темноте одной. Стояла мертвая тишина, лишь дождь стучал по крыше.

Рут ждала. Энди понадобится с полчаса, чтобы добыть бензин и вернуться назад. Ей было неспокойно, но она отгоняла неприятные мысли.

Хотелось закурить, но спичек не было. Вспомнив про конверт в кармане, Рут решила прочитать письмо, чтобы убить время. И тут ей сразу стало ясно, почему неожиданно её одолел страх.

Письмо со вложенной запиской было от Донни.

"Дорогая Рут!

Девочки передали мне, что ты заходила. Жаль, что не удалось встретиться. После смерти Джил мы тут попытались вспомнить, не было ли у неё приятеля. И в одной её книге я обнаружила записку. Ясно, что именно с ним она встречалась в день гибели. Подписи нет, но почерк ты узнаешь не хуже меня. В полицию я обращаться не стала - может он и не при чем. Не хочется, чтобы имя Джил понапрасну трепали в газетах. Ей и так не везло в жизни.

Позвони. Донни."

Развернув записку, Рут сразу узнала почерк с сильным наклоном влево.

"Любимая! Нам с тобой обязательно нужно сегодня встретиться. В четыре в ресторане у пристани. Как я тебя люблю! И в клинике всегда ищу тебя. Среди белых халатов я всегда различаю твои хрупкие плечики и узел каштановых волос, прикрытых шапочкой. Жду - не дождусь!"

Подписи не было, но Рут в ней и не нуждалась. Ей он говорил про узел золотых волос.

Она едва не потеряла сознание, но, осознав опасность, взяла себя в руки.

Теперь стало ясно, почему их разговор с Джил не должен был состояться. Джил вовсе не готовила лекарства для Кристел. Потому и записи об этом не было. Но в семь часов стакан с лекарством уже стоял на столике. И мог его поставить только Энди, когда в шесть приходил взглянуть на Кристел. Джил тогда закончила смену. Она что-то говорила о ширме и столике. Возможно, она переодевалась, когда пришла Рут. В этот момент и появился злополучный стакан.

Раздумывать, как все произошло, времени не было. Рут понимала: нужно бежать! Она выскочила под дождь. Фары машины освещали мокрый асфальт. Вдалеке у бензоколонки горел огонек. Энди, вероятно, уже возвращался.

Ах, если бы кто-то был на станции! Если бы дозвониться Брюлю! Но только не столкнуться с Энди. И тут она сообразила, что он может её не заметить, раз свет будет у него за спиной. Можно просто сойти на обочину.

Тут в здании бензоколонки вспыхнул свет. Видимо, Энди разбудил хозяина.

И она помчалась к заправке, понимая, что нужно выиграть время. Ведь он станет её искать. поначалу подумает, что она вышла на минутку, но потом поймет, что ушла совсем и тут же в вспомнит о ближайшем телефоне на бензоколонке.

Когда Рут подошла к заправке, свет уже погас. Она поняла, что Энди уходит, и сошла на обочину. Слышно было, как Энди торопливо прошлепал по дороге.

Как ей было страшно! Казалось, он сейчас почувствует её присутствие. Подойдя к заправке, Рут увидела, что засов на двери взломан. Значит, на заправке никого нет. Она вошла, нашла выключатель и на мгновенье зажгла свет, чтобы найти телефон.

Замерзшие руки её не слушались, она никак не могла набрать нужный номер. Потом трубку долго не снимали, но в конце концов она услышала голос Брюля.

- Рут! Где ты?

- Скорее приезжай, Брюль. Это Энди!

- Где ты?

- Энди убил Джил. И Кристел тоже. Он сейчас меня ищет. Я звоню с какой-то заправки.

- Где это?

- Здесь никого нет. И все закрыто.

- Куда мне ехать?

- На северо-запад. Где шахты. Здесь пусто и никого нет.

Она захлебнулась от рыданий.

- Приди в себя, дорогая. Где он?

- В машине, но сейчас вернется.

Рут слышала, как Брюль с кем-то разговаривает.

- Какой там номер телефона?

Она не знала, боялась включить свет, а спичек не было.

- Не знаю, Брюль. Не вижу!

- Не паникуй! Я за тобой приеду. Он знает, что ты догадалась?

- Да! - она разрыдалась.

- Спрячься получше. Не вешай трубку, чтобы мы определили адрес. Поняла?

- Да.

- Он уже там?

- Еще нет.

- Тогда скажи: где было пальто Энди, когда умерла Джил?

- На стуле, - сразу вспомнила Рут.

- Вот оно! - Рут слышала, как он сказал кому-то: - Это в связи с кражами в гардеробных.

Потом опять заговорил с ней.

- Спрячься получше, Рут, и держись до моего приезда.

Рут заметила, что Энди приближается.

- Это шоссе на западе! - крикнула она. - Тут река, но до моста мы ещё не доехали!

У станции затормозил автомобиль.

Рут так и не поняла, как сумела в темноте отыскать черный ход. Помнила только, что открывая дверь, ободралась о задвижку. Опять попав под дождь, она прекрасно понимала, что спрятаться от фар просто невозможно. И все же побежала, пытаясь удалиться от заправки. Вдруг она споткнулась и рухнула в кусты, и в тот же миг услышала где-то позади голос Энди.

- Рут!

Потом ближе.

- Я тебя не трону, Рут. Не бойся.

Рут казалось, он слышит, как отчаянно стучит её сердце. Теперь голос раздавался совсем рядом.

- Где ты, Рут? Я тебя не трону! Не бойся!

Казалось, он приближается.

- Зачем ты ушла? Чего испугалась?

Она поняла, что Энди бродит вокруг заправки, повторяя:

- Знаю, ты здесь. Далеко ты не уйдешь! А, вижу! - вдруг воскликнул он.

Рут обмерла от страха, но Энди ушел в другую сторону, хотя прошел совсем рядом с ней.

Теперь Рут не могла припомнить, оставила ли она снятой трубку, как хотел Брюль.

Энди умолк, но она понимала, что это лишь уловка.

Снова раздался его голос:

- Попалась! - но направлялся он в сторону от кустов.

Уже от заправки он крикнул:

- Ну все, я уезжаю! Можешь выходить!

Рут хватило ума не двигаться, и она не ошиблась. Машина Энди тронулась с места, немного отъехала, но потом опять остановилась. Фары стали обшаривать заправку, свет миновал кусты, Рут услышала, как хлопнула дверца машины. Послышались шаги Энди, который вкрадчиво заговорил:

- Я должен тебя найти, Рут! Я не хотел убивать Кристел. Она меня заставила. У меня не было выхода. Где ты?

Он нарвался на кусты и выругался. Потом вдруг протянул руку... и коснулся лица Рут.

Та закричала и упала в обморок.

Рут уже не видела, как вспыхнули фары нескольких автомобилей, осветив все вокруг.

Придя в себя, Рут услышала голос Брюля:

- Он ничего тебе не сделал, милая?

"- Как он успел приехать?" - подумала Рут и попыталась объяснить, что случилось, но голос не слушался.

Все происходящее казалось ей чудесным сном. Брюль на руках отнес её к машине, усадил и крикнул кому-то, что они едут домой.

И дома она поначалу все видела словно в тумане. Но наконец осознала, что она в своей спальне, в обществе Мэгги и Брюля. Ее уже раздели и облачили в теплый халат. Брюль притащил таз и баночку горчицы, налил горячей воды и опустил в неё ноги Рут. Это и вырвало её из дремы.

- Терпи! - сказал Брюль. - Вода горячая, но так и нужно.

- Я должна все знать!

- Расскажу, успокойся.

Попробовав воду рукой, он добавил ещё горчицы. Потом сказал:

- Все прояснилось нынче вечером. Помогла брильянтовая зелень.

- Брильянтовая зелень?

- Фэнк занимался кражами в гардеробных нашего клуба. Там, чтобы не привлекать полицию, посыпали одежду этим порошком, думая разоблачить вора. Часть порошка попала на пальто Энди. Потом он встретился с Джил...

- У меня в кармане пальто письмо! - вспомнила Рут.

- Посмотри! - попросил Брюль Мэгги.

Та вытащила скомканные листки и отдала отцу.

Прочитав, он спросил:

- Почерк Энди?

Рут кивнула.

- Видимо, при встрече Джил взяла его под руку и испачкала руки красителем. Он пристает к рукам, а от пота или влаги появляются несмываемые зеленые пятна. Энди был в перчатках, потому его руки остались чистыми. Между прочим, порошок уличить вора не помог, но в клубе вызвал скандал. Пришлось обращаться в полицию. Так и стало известно, откуда взялись зеленые пятна.

В день смерти Джил они с Энди были на ленче в клубе. Энди скрыл это от полиции, но его показания удалось опровергнуть. Ничего не сказал он и о зеленой краске, хотя сам знал от швейцара. Трудно было объяснить происхождение пятен на руках Джил, а потом и горничной, которая вытирала стул, где лежало пальто Энди.

Джил подозревала, что яд в лекарство Кристел подложил Энди.

Рут перебила и рассказала о деталях своей беседы с Джил.

- Энди принял все меры, чтобы вы не встретились и не выяснилось, откуда взялось лекарство. Ну а Джил...она просто не устояла перед его обаянием, - и немного помолчав, Брюль заметил: - Он был очень обаятелен и честолюбив - но труслив.

Потом попробовал воду в тазу и попросил Мэгги принести ещё кипятка.

- У Энди был ключ от нашего дома, - продолжал он, когда дочь вышла. Дала его Кристел. Это он привел Джил сюда, рассчитывая, что та умрет, не успев с тобой поговорить. Не найди её Гросс, так бы и случилось.

В дверь постучали и влетел возбужденный Гай Кул.

- Бармен опознал его! Как ты себя чувствуешь, Рут? Нам нужно поговорить!

- Потом, Гай, - перебил его Брюль. - Мэгги, закрой, пожалуйста, дверь.

- Я не закончил! - не умолкал Гай. - У Энди в кармане нашли пачку спичек с рекламой ресторана, где они с Джил были. А с тобой что случилось, Рут?

- Потом, Гай, - снова вмешался Брюль. - Я уже сказал тебе...

Пришлось адвокату уйти.

Взглянув на столик у кровати, Рут вспомнила:

- А отрава в моем стакане...Кто...

- Пусть этим займется полиция!

- Это было предостережение, или... Неужели он хотел...голос Рут сорвался.

- Забудь!

- Но зачем ему было убивать Кристел, - начала было Рут, но запнулась, вспомнив про Мэгги.

Девочка смущенно подошла к ней.

- Рут, знаешь, это я подложила скальпель к тебе в комнату. Элис взяла его у папы, когда того не было дома. Ты меня, наверное, простить не сможешь...Я просто сходила с ума...

- Она просто попала под чужое влияние, - вмешался Брюль.

Мэгги умоляюще смотрела на Рут.

- Ты меня когда-нибудь простишь?

Рут протянула ей руку. Мэгги пыталась объяснить:

- Я так испугалась...Элис мне сказала...

Брюль не дал договорить, услав её из комнаты.

- Иди к себе, Мэгги. Я думаю, Рут умеет прощать.

А потом спросил жену:

- Я не ошибаюсь?

Видя, что она ждет окончательных объяснений, Брюль наконец решился.

- Ладно, ты должна знать всю правду. Я с самого начала знал, что Энди больше всех заинтересован в смерти Кристел. Ему нужно было от неё избавиться - Кристел всерьез в него влюбилась. Сначала я этому не верил, но потом имел случай убедиться. Вначале это Энди льстило, но потом стало тяготить. Ведь Кристел была очень капризна и взбалмошна. Я виноват, что не вмешался вовремя, но я знал, что Кристел всегда постоит за себя. Кончилось все тем, что Кристел решила развестись со мной и выйти за Энди. Только Энди это не устраивало. Во-первых, вся его карьера зависела от меня. Во-вторых, Кристел умудрилась растранжирить все свое состояние и прельстить его ей было нечем. Все её счета оплачивал последне время я. Она делала бесконечные подарки Элис и Энди.

- Энди?

- Да, чтобы привязать его к себе. Но у неё ничего уже не оставалось кроме дома и денег, завещанных Элис. Энди понимал, что его хочет женить на себе капризная, избалованная и уже совсем небогатая женщина. К тому же на два десятка лет старше.

И ради такого брака пришлось бы пожертвовать всей карьерой! Я бы не оставил его в клинике, сама понимаешь!

Ситуация стала критической, и когда Кристел заболела, Энди воспрянул было духом, но тут Кристел стала поправляться. Вот он и решился её убрать .

- Элис... - прошептала Рут.

- Я не мог сказать Стивену правду, - теперь он смотрел на неё с той же мольбой, как прежде Мэгги.

- Какую?

- О наших отношениях. Пойми правильно. Элис всегда была своей в нашем доме. Она красива и добра. И я, страдая от одиночества, уступил её чарам, хотя по-настоящему никогда не любил. Думаю, она тоже, ведь её интересует прежде всего она сама. Чтобы не вызывать подозрений Кристел и не лишиться богатой подруги, Элис нашла выход: обручилась со Стивеном. Их помолвка успокоила жену, Кристел перестала опасаться, что её место займет женщина много моложе. Ну а меня вся эта ложь окончательно лишила покоя.

Заметив, что Рут слушает его достаточно спокойно, Брюль продолжал:

- Когда Кристел умерла, я , как честный человек, вынужден был сделать Элис предложение. Тем более, Мэгги была от неё без ума. Но Элис отказала: вбила себе в голову, что я убил Кристел из любви к ней.

Вот теперь речь зашла о том, что его волновало больше всего. Уронив голову жене на колени, Брюль признался:

- Не знаю, сможешь ли ты меня простить... Понимаешь, я решил жениться на тебе, чтобы порвать с Элис, ей в отместку. Я был слишком поглощен работой, она стала для меня единственной радостью в жизни. Правда, оставалась Мэгги, но она пошла в мать...

- А Стивен?

- Ну не мог же я ему рассказывать, почему Элис решила с ним связаться.

Он стал целовать руки Рут.

- Но потом я понял, как ты мне нужна. Ты нужна мне...

Рут заплакала. Брюль растерянно смотрел на нее. Таким она его никогда не видела.

Он попытался вытереть её слезы, потом обнял и осыпал поцелуями.

- Я люблю тебя...

Она хотела, но так и не нашла сил ответить:

- А я всегда тебя любила.

Прошло немало времени, прежде чем Брюль позвал Гросса и велел подать коктейли.

Он заставил Рут выпить стакан какой-то смеси с лимоном, нежно поддерживая её голову.

Убаюканная теплом и лаской, Рут не верила своим ушам:

- Мы отправимся путешествовать...Ты была когда-нибудь во Франции? Будем отдыхать на берегу моря, синего, как твои глаза. А потом поедем дальше.

- Домой, - подсказала Рут.

- Да, домой. Купим дом у реки, где будет много солнца, цветов и ты, Рут.

Она слушала мужа, погружаясь в волшебный сон.