/ Language: Русский / Genre:sci_history

Племянник короля

Мариан Брандыс


Брандыс Мариан

Племянник короля

Мариан Брандыс

ПЛЕМЯННИК КОРОЛЯ

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

Знакомство мое с героем этой книги произошло в начале пятидесятых годов, когда я путешествовал по Италии в качестве корреспондента краковского журнала "Пшекруй" и некоторых варшавских газет. На обратном пути из Рима домой я остановился на день во Флоренции с дерзостным намерением за несколько часов осмотреть все исторические места этого города-музея. Сопровождал меня местный скульптор, которого мне еще в Риме порекомендовал как человека, отлично знающего Флоренцию и, помимо прочего, интересующегося всеми польскими достопримечательностями этого города. Гид выдержал экзамен на пятерку. Вскоре выяснилось, что, кроме названных достоинств, он обладает еще одним, о чем скромно умолчали мои римские знакомые: он был мировым рекордсменом в пешем хождении по родному городу.

Несколько часов в его обществе были для меня такой "школой", с какой мне, пожалуй, не доводилось сталкиваться со времен моей службы в офицерском пехотном училище, где я обучался до войны. В конце этого культурно-познавательного марафона, когда я был уже еле жив от усталости, неумолимый чичероне затащил меня в отдаленный и мало посещаемый туристами собор святого Марка. В примыкающем к собору монастыре доминиканцев я увидел чудесно сохранившиеся фрески Фра Анжелико и келью Савонаролы такую же мрачную, как и ее давний обитатель. Но самая большая неожиданность ждала меня в соборе. В одном из боковых нефов я буквально вздрогнул от слов проводника: "Вы стоите перед гробницей князя Понятовского, племянника последнего польского короля".

Сначала я подумал, что скульптор что-то поднапутал в истории Польши, так как до того времени я твердо был убежден, что у Станислава-Августа Понятовского был только один племянник - знаменитый Юзеф Попятовскин [Юзеф Понятовскнй (1763 - 1813) - наполеоновский маршал, командующий польской армией, военный министр Варшавского Княжества (1807 - 1812), погиб под Лейпцигом, прикрывая отступление наполеоновской армии. - Прим. перев.]. И этот романтический герой похоронен в подземелье краковского Вавеля. Тут у меня промелькнула сюрреалистическая мысль, что гроб князя Юзефа мог быть эвакуирован в Италию во время последней войны, но я отбросил ее как чисто абсурдную.

Нет, проводник ничего не напутал. Во флорентийском соборе святого Марка я впервые узнал из надписи на роскошной гробнице, что у последнего польского короля был, кроме князя Юзефа, еще и старший племянник - князь Станислав Понятовский.

Скульптор немного смог рассказать мне об этой особе.

Он знал только, что князь эмигрировал в Италию еще до падения шляхетской Речи Посполитой и что был известен во Флоренции как филантроп и собиратель произведений искусства. Куда больше можно было бы узнать из жанровых сценок на княжеской гробнице, но, не зная биографии князя, я не смог их в то время должным образом расшифровать.

В тот же вечер я уехал из Флоренции прямо домой, в Польшу. Длительное путешествие, потом работа над книгой "Итальянские встречи" изгладили из памяти воспоминания о неизвестном князе Понятовском.

Вторая встреча с князем Станиславом произошла несколько лет спустя в Париже. На этот раз сообщил мне о нем пожилой поляк, постоянно живущий там, страстный коллекционер и знаток польских достопримечательностей во Франции. Этот пожилой господин как-то увлек меня в длительную прогулку по парижским кварталам, куда редко попадают иностранцы. Когда мы очутились на улице старинных дворцов - на рю Бертон, мой спутник указал мне на особняк под номером 17. "В этом доме, - произнес он благоговейно, - наверняка хранится много документов, которые могли бы пролить свет на историю Польши периода разделов. Но архивы эти пока недоступны для исследователей. Семья ревниво стережет свои тайны". Я узнал, что дворец на улице Бертоп 17 принадлежит одной из самых аристократических и избранных семей Франции князьям Понятовским ди Монте Ротондо, прямым потомкам знакомого мне по Флоренции князя Станислава.

Но и это открытие не повлекло пока что никаких последствий. Из Франции я отправился в качестве репортера в экзотическое путешествие, и какие-то другие дела вытеснили из головы неизвестного королевского племянника.

Третья встреча с ним произошла уже в Польше. Работая над одной статьей, я довольно долго занимался творчеством Адольфа Новачинского, польского драматурга и сатирика, умершего в 1944 году. В одном из литературных набросков этого блистательного эрудита я обнаружил краткое упоминание о темпераментном принце крови, который, обидевшись за что-то на римского папу, учинил ему во время аудиенции такой бешеный скандал, какого Ватикан не знал со времен нашествия Аттилы. Задиристым принцем был не кто иной, как князь Станислав Понятовский.

Это было уже слишком для моего репортерского любопытства. Я решил раз и навсегда отделаться от наступающей мне на пятки особы из восемнадцатого века. На какое-то время я погрузился в энциклопедии и исторические труды. Это дало мне немного. Оказалось, чго князь Станислав способен дразнить иностранных журналистов, но историков заинтересовать не сумел.

Из всех толстенных томов мне удалось выписать всего две-три странички. И ничего любопытного. Ничего, увлекающего воображение. Только неоценимые библиографии Эстрейхера и Финкеля вывели меня на нужный путь.

Благодаря им я нашел французские "Souvenirs" - воспоминания князя Станислава, продиктованные им во Флоренции за два года до смерти и опубликованные с рукописи в 1891 году в "Revue d'histoire diplomatique"["История дипломатии" (франц.)] доктором Юзефом .Коженевским, директором Польской библиотеки в Париже. Оттиск этих воспоминаний привез в Польшу и подарил Варшавской национальной библиотеке известный литератор Зенон Мириам Пшесмыцкий.

Яркие, живо написанные воспоминания князя Станислава страшно меня увлекли. Именно такой материал я и разыскивал. И просто не мог надивиться, что ими до сих пор не занялся ни один компетентный исследователь.

Потом в рукописном фонде библиотеки "Оссолинеума" во Вроцлаве я напал на польский манускрипт "Дорожного журнала кн. Станислава Понятовского, веденного в путешествии, мая 11-го дня 1784 года в немецкие земли предпринятого", источник почти девственный - его даже не касалась рука историка.

Позднее я познакомился со Станиславом Шеницем, страстным любителем рыться в архивах и автором нескольких отличных исторических книг. Шениц уговорил меня обработать материалы о князе Станиславе и помог отыскать еще несколько любопытных сведений для его биографии, рассеянных по старым изданиям, библиотечным и городским архивам. В результате этих любительских поисков досье неизвестного князя Понятовского разрослось до внушительных размеров.

К сожалению, это далеко не полные материалы. В них много досадных пробелов, которые мне нечем было заполнить. До сих пор неизвестно содержание семейного архива князей Понятовских ди Монте Ротондо в Париже.

Не удалось мне получить доступ пи к архивам городов Рима и Флоренции, ни к старым итальянским газетам конца XVIII - начала XIX века.

Но что делать? Я всего-навсего репортер и у меня нет ни того времени, ни того терпения, что у историков. В конце концов и того, что я собрал, достаточно, чтобы составить представление о Станиславе Понятовском, который почти во всем был отличен от своего кузена князя Юзефа, но был личностью столь же интересной и характерной для своего времени. Поэтому я и согласился с Шеницем, что портрет князя Станислава, пусть даже и бегло набросанный, заслуживает того, чтобы представить его читателям.

ПРИНЦ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ

Отцом Станислава Понятовского был самый старший брат последнего польского короля, Казимеж, прославленный кутила и мот, тот самый, который "тридцать лет был великим коронным подкоморием [Подкоморий - шляхетский титул в старой Польше, - Прим.

перев.] и ничего не делал, а потом отказался от титула и до самой смерти звался князем экс-подкоморием". Историки по-разному отзываются о четырех братьях Понятовских. На короля СтаниславаАвгуста возлагают ответственность за разделы Польши, но в общем восхваляют как реформатора, покровителя наук и искусств, а также создателя "Станиславского стиля" в архитектуре. Князя-примаса [Примас - глава костела в Польше. - Прим. перев.] Михала Ежи Понятовского осуждают за его закулисные переговоры с врагом во время осады Варшавы, за необузданную алчность и отнюдь не духовный образ жизни, но усматривают в нем редкую для Понятовских силу характера и не оспаривают его заслуг в области народного просвещения и развития промышленности. Третьему брату - князю Анджею ставят в вину то, что он совсем "обавстриячился" и был абсолютно равнодушен к Польше, признавая, однако, за ним выдающийся военный талант, который унаследовал от него сын - прославленный Юзеф Понятовский. И только экс-подкоморий не удостоился ни одного доброго слова у историков. Крупнейший польский публицист и политический деятель Юлиан Урсын Немцевич (1757 - 1841) видит в князе Казимеже "сладострастнейшего человека- и величайшего бездельника эпохи".

Обычно сдержанный, историк Валериан Калинка считает его "одним из элегантных прохвостов, задававших тон в великосветской жизни". А биограф князя-подкомория Юлиан Бартошевич определяет его сущность несколькими бесцеремонными фразами: "Это был чужеядец, ни богу, ни людям ненадобный. За восемьдесят лет жизни он не отличился ни мыслью, ни делом, а если и оказывал какое-либо влияние, то влияние оное всегда было пагубным для окружения. Жил только для себя и своих любовниц".

Жизненная карьера Казимежа Понятовского началась с громкого и неоднократно уже описанного скандального поединка с популярным среди шляхты люблинским воеводой Адамом Тарло. Поединок закончился смертью Тарло при довольно таинственных обстоятельствах, и Понятовский вышел из этого дела скомпрометированным, с клеймом труса и убийцы из-за утла.

Впоследствии, достигнув одной из высших должностей в государстве, он дебютировал как мировой посредник и политик на сессии трибунала [Высший шляхетский судебный орган, созданный в 1578 г., заседал поочередно в Пётркове и Люблине. - Прим. перев.] в Пётркове. Там он столь блистательно осрамился, что навсегда закаялся заниматься политической деятельностью на государственном уровне. И все же эта двойная компрометация ничуть не повредила ни его общественному, ни материальному положению. Он принадлежал к верхушке влиятельной политической партии Чарторыских, и эта могущественная "фамилия" без малейшего участия с его стороны поднимала принца крови на своих плечах все выше и выше, обеспечивая полное преуспеяние. Огромные пожалования ему королем Станиславом-Августом были причиной не одного скандала в сейме. Иностранные посланники, указывая в своих донесениях на царящий в Польше непотизм, в первую очередь тыкали пальцем в особу князяподкомория, который "получил уже от короля восемь староств и шесть из них успел продать". В качестве примера блистательных финансовых операций князя Казимежа приводится то, что он в 1775 году, одолжив казне семьсот четырнадцать тысяч злотых, получил в собственность Шадовское староство на Жмуди, стоящее не менее шести миллионов. Но одних денег князю-подкоморию было недостаточно, он жаждал еще и почестей. Отказавшись от честолюбивых поползновений в области политики, он решил блеснуть как военный, не имея для этого никаких данных и способностей. Поскольку генералом он уже был, то стал домогаться командования пешей гвардией и из-за этого не на жизнь, а на смерть схватился со своими дядьями и многолетними благодетелями Чарторыскими. Позднее, используя свое личное влияние на короля, он потребовал гетманскую булаву, но на сей раз, обычно уступающий брату, Станислав-Август вынужден был отказать и назначил гетманом Ксаверия Браиицкого.

Тогда князь Казпмеж смертельно обиделся и швырнул к ногам короля свой титул подкомория.

Освободившись таким образом от всяких государственных обязалпостен и ответственности за дальнейшие судьбы страны, экс-подкоморий в пятидесятилетнем возрасте целиком посвятил себя двум занятиям, к которым чувствовал истинное призвание: придворным интригам и растранжириванию огромного состояния, добытого путем родственных сделок.

Надо признать, что транжиром экс-подкоморий был незаурядным даже для стаииславовских времен. Его варшавское "царство", бывшее причиной бесконечных разговоров среди своих и чужих, простиралось между теперешней аллеей Третьего мая и улицей Фраскати и спускалось к самой Саской Кемпе и Сольцу, прозываемому тогда Шульцем. На этом обширном пространстве, пересекаемом живописным оврагом теперешней Княжьей улицы, экс-подкоморий устроил себе что-то вроде гигантского луна-парка, образцом для которого были взяты сады итальянского города Фраскати и от ни.х берущего свое название. Вот как биограф князя Казимежа описывает эти сады: "Пан подкоморий хотел иметь идиллию средь натуры и все сельские строения в одном саду. Для того приказал он вырыть в надлежащем отдалении от готического храма большой пруд, над коим поставил якобы старою мельницу для симметрии. Явился замысел еще оный сад украсить живописными развалинами, дабы удовлетворить романтические вкусы. Для той цели воспроизвел он над прудом какие-то руины... Возвел и гору над водой, но гут даже княжьи льстецы сокрушались, что этот замысел портит совершенную красоту всей картины, поелику заслоняет она вид, и кроме того, гора была премного крутая, премного угловатая, чтобы хорошо натуре подряжать..."

Из княжеского дворца "На горке" можно было спуститься в подземную галерею, освещенную сотнями цветных лампионов. В подземных салонах играли невидимые оркестры, а из-под пола, стоило хозяину хлопнуть в ладоши, появлялись роскошно накрытые столы. Знаменитые иностранцы, бывавшие в те времена в Варшаве, подробно описывали волшебные сады кпязя-подкомория. Но в описаниях их чувствуется удивление, вызванное больше экстравагантностью и расточительностью королевского брата, нежели его чувством красоты и хорошим вкусом.

А удивляться было чему. В варшавских садах Фраскати, над самой польской Вислицей, экс-подкоморий устроил для себя первую в стране теплицу для ананасов, и пять тысяч штук этих экзотических плодов ежегодно поступало на княжеский стол. Позднее он принялся разводить доставляемых из Африки обезьян, устроил для них образцовый городок на воде, израсходовав на это дело около двухсот тысяч дукатов - стоимость хорошего староства. Только и это начинание князя Казимежа - как и большинство его самых честолюбивых планов - кончилось ничем. Обезьяны не хотели приживаться в Варшаве и спустя короткое время дохли. Брат короля, повидимому, принимал это к сердцу куда ближе, чем первый раздел Польши. Но долго огорчаться ему было некогда. Во дворце "На горке", в подземных салонах и в летнем домике на Шульце проходили беспрерывные приемы и изысканные увеселения, пользующиеся огромным успехом у варшавской знати. Непринужденная атмосфера и интимная обстановка этих приемов нравились даже его королевскому величеству. Должным образом оценивал их и королевский камергер Станислав Трембецкий, большой поэт, но еще больший прихлебатель. В стихах, превозносящих достоинства княжеского дома "на Шульце", Трембецкий называет это прибежище "храмом мира и дружбы":

В этом вот храме, словно на диво,

Дружба и мир пребывают.

Сердце, уста и взор здесь правдивы,

Маскою их не скрывают.

Если же кто хозяина чает

Видеть средь шумного круга,

Узрит его, когда повстречает

Здесь Человечества Друга.

Биография экс-подкомория не дает никаких доказательств тому, что он действительно был "другом человечества". Зато абсолютно достоверно, что он был другом красивых женщин. Тридцати лет Казимеж Понятовский женился по страстной любви на Аполлонии Устшицкой, дочери перемышльского кастеляна [Лицо, стоящее во главе кастелянии, городского округа, являющегося административной единицей, позже административное лицо и член королевского совета. - Прим. перев.], девице хотя и состоятельной, но не знатного рода. После появления двоих детей - дочери Констанции и сына Станислава - от страстной любви ничего не осталось. Спустя несколько лет подкоморий, вероятно, счел, что провинциальная жена может нарушить непринужденную атмосферу его варшавских приемов, а посему отослал ее с детьми в сельскую глушь, в одно из своих имений. После отъезда супруги - перемышльской кастелянки - власть над "храмом мира и дружбы" перешла в руки варшавских кастелянок. Из многочисленных княжеских метресб современники сохранили только имена трех - самых главных. Дольше всех царила во дворце на Фраскатн красивая варшавянка, известная под именем Черноглазой Юзефки. Говорят, что у нее была на редкость дивная фигура. Варшавяне имели возможность убедиться в этом воочию, когда как-то утром, после всенощного пьянства, подкоморий раздел любовницу донага и провез ее в открытой коляске по самым людным улицам столицы.

Черноглазую Юзефку сменила мадам Грабовская, урожденная Шидловская, которую князь потом уступил в "потайные" жены самому королю Станиславу-Августу.

Наконец, последней "большой любовью" уже семидесятилетнего кутилы была знаменитая актриса варшавских театров, красавица Агнешка Марианна Трусколявская, или Труколяская. Ей Варшава обязана тем, что в садах Фраскати какое-то время существовал очень даже недурной театр, в котором и нашла себе временное пристанище часть труппы Войцеха Богуславского.

Как и все люди, привыкшие к эффектам, князь-подкоморий очень старался завоевать расположение толпы.

Причудливые сады Фраскати со всеми своими чудесами и тайнами, за исключением, конечно, тайн самых интимных, были доступны широкой публике. Там устраивались знаменитые праздники для детей, а князь Казимеж лично правил в этом "царстве лилипутов". Прохожие на тогдашнем трактеКоролевский замок - Уяздов могли ежедневно наблюдать весь величественный шутовской церемониал, связанный с утренней верховой прогулкой брата короля.

Сиятельный денди одевался для этих прогулок намеренно причудливо и кокетливо, а грива его великолепного английского скакуна была выкрашена в ярко-зеленый цвет. Впереди коня бежал разряженный герольд, пронзительно трубя и давая знать о приближении принца королевской крови. Снобистская Варшава всегда обожала подобные цирковые антрепризы. Сплетничали по адресу князя-подкомория взахлеб. С презрением относились к его моральному облику. Негодовали из-за его вакханалий и расточительности. И тем не менее этот самый незадачливый из всех Понятсвских, пожалуй, был в Варшаве куда популярнее своих умных и образованных братьев.

Такой вот фигурой был князь-подкоморий, прозываемый во второй половине жизни экс-подкоморием. К счастью, воздействие его на воспитание сына было ничтожным. Раннее детство Станислав Понятовский провел в деревне, под опекой матери, несчастной княгини Аполлонии, женщины образованной, добродетельной и - в противоположность мужу - даже слишком бережливой.

О скупости богатейшей княгини ходило по Варшаве столько же анекдотов, сколько о мотовстве ее супруга.

Один из современников упоминает, например, что на столе княгини всегда стояли под стеклом великолепные редчайшие плоды. Они возбуждали аппетит гостей, но утолить его не могли, поелику... были сделаны из воска.

Для бережливой и высоконравственной княгини Аполлонии расточительность и распущенность неверного мужа были причиной вечных терзаний. Она делала все, чтобы ее любимый единственный сын не унаследовал отцовских недостатков. Наставления, вынесенные из материнского дома, несомненно, были первопричиной всех позднейших добродетелей сына подкомория, столь чуждых роду Понятовских, - его бережливости, умения вести дела и почти пуританской нравственности.

Когда Станиславу минуло семь лет, его привезли в Варшаву, и заботу о его воспитании взял на себя дядя Станислав-Август. Мальчика поместили в специально для него созданный пансион, руководимый итальянскими монахами-театинцами. Уклад этого учебного заведения был довольно характерен для той эпохи, поэтому ему стоит уделить несколько слов. Руководил пансионатом Аптонио Мария Порталуппи, глава ордена театинцев, итальянец душой и телом, некогда наставник Станислава-Августа. Этот достопочтенный священник, одаряемый благосклонностью всей "фамилии", перетянул из Италии десятка полтора монахов своего ордена и вместе с ними устроил себе в пансионе райский уголок. "Педагогический состав" училища занимал великолепно устроенные помещения, недоступные для непосвященных, по хорошо известные всем итальянским певицам и танцовщицам варшавского театра, которых угощали там каждое воскресенье яствами, в изобилии присылаемыми Понятовскими и Чарторыскими.

Воспитанники театинцев делились на две категории:

привилегированные и непривилегированные. К первой принадлежали Станислав Попятовский и еще несколько барчуков из "фамилии". К другой сорок мальчиков из семей среднего дворянского сословия, которые были осчастливлены уже одним тем, что могут учить своих сыновей в "господском" пансионе. Воспитанники первой категории жили в прекрасных помещениях, отлично питались и имели право презирать остальных товарищей. Учащиеся второй категории жили скученно в одной большой комнате, а довольствие их состояло исключительно из заплесневелого хлеба, затхлой муки, остатков скверного мяса и крупы пополам с песком.

Из двухлетнего пребывания в пансионе театинцев Станислав Понятовский вынес пылкую любовь к итальянской культуре и вельможное презрение к "шляхетской черни". В пансионе же он впервые соприкоснулся с проявлением политической борьбы. В 1764 году, накануне коронации Станислава-Августа, в школьном саду вспыхнула кулачная драка между сторонниками нового короля и его ярыми противниками. В наказание за эту баталию пансионеры были лишены участия в коронационных торжествах.

Королевского племянника это наказание, разумеется, не коснулось. Его присутствие при коронации было обязательным. На сейме, который утвердил избрание Станислава-Августа, десятилетний воспитанник театинцев впервые выступил как официальное лицо, ибо на этом же сейме состоялась еще одна историческая церемония. По настоянию нового монарха сейм законодательным актом даровал королевским братьям- и их потомству титулы принцев Речи Посполитой. Этот церемониал протекал далеко не в дружелюбной обстановке. Основная масса польской шляхты всегда испытывала непреодолимую неприязнь ко всякого рода аристократическим титулам, видя в них нарушение освященного веками принципа "шляхтич на своем коне - с воеводой наравне". В Польше принцами крови считали только потомков прежних литовских и русских династий. Титулы, даваемые германским императором или другими иностранными суверенами, с грехом пополам терпели. Неприязнь была столь сильна, что даже тщеславная и честолюбивая жена Яна III - Марысенька Собеская не рискнула претендовать на венец для своих сыновей, удовольствовавшись для них куртуазным титулом "королевичи". Акт 1764 года не имел прецедента в истории и вызвал всеобщее неудовольствие. Восшествие на трон короля "Телка" возмущало магнатов вроде Кароля Радзивилла, а присвоение титула "принц" целой ораве "экономов" Понятовских было почти всей шляхтой воспринято как пощечина.

Не все Понятовские явились получать столь нелюбезно дарованный им венец. Не явился за ним маленький князь Юзеф - по той простой причине, что только еще делал первые шаги в материнском дворце графов Кинских в Вене. Не было в сейме и его отца, австрийского генерала, хотя в тот же вечер его видели на одном из балов в Варшаве. Вероятно, он хотел показать, что не нуждается в милости шляхетского сейма, поскольку ему милостью германского императора и без того был обеспечен титул "принца чешской короны".

Остальные принцы Речи Посполитой явились в полном составе. Между худым, бледным дядей - примасом и рослым полнокровным отцом - подкоморием - занял место десятилетний стройный мальчик с большими черными глазами и довольно крупным носом. На него в пер; вую очередь были направлены издевательские, неприязненные взгляды шляхты. В кулуарах уже шептались, что только что коронованный Телок присмотрел себе в преемники именно этого Теленка.

В первой встрече с сеймом как будто таилось предвестие всех будущих поражений князя Станислава в сейме.

Еще много раз будет он стоять в этой палате, бледный и напряженный, отделенный от бушующей шляхты пропастью взаимного отчуждения и неприязни. До последнего своего выступления...

ВСТУПЛЕНИЕ В СВЕТ

Весной 1769 года из королевского замка в Варшаве к западной рога-тке города двинулась небольшая процессия из дорожных экипажей и телег с багажом. Провожали ее король и вся королевская семья. Получив благословение и рекомендательные письма, окруженный целой толпой наставников и гувернеров, молодой принц Речи Посполитой отправлялся в свое первое заграничное путешествие, чтобы - как говаривали тогда пообтереться немного и набраться европейского лоска.

Князю Станиславу было тогда пятнадцать лет, и он уже носил звание гвардии полковника. Король, стремясь укрепить свою власть, намеревался как можно скорее сосредоточить в руках старшего племянника командование всеми коронными войсками. Мешал этому только один факт: племянник - несмотря на горячие уговоры дяди, подкрепленные молниеносным продвижением в чинах, не проявлял особой тяги к военной карьере. Обстоятельства, предшествовавшие первой поездке за границу, князь Станислав описывает позже в своих "Souvenirs" так:

"В годы молодости мною часто владела чрезмерная живость. Король, видя, что меня не тянет к серьезной деятельности, решился послать меня в путешествие. Сперва я поехал к дяде князю Анджею Понятовскому, который командовал дивизией в Верхней Австрии".

Вероятно, король рассчитывал на то, что князь Анджей, отец князя Юзефа, единственный из четырех братьев Понятовских истинный военный по призванию, сумеет пробудить в упрямом племяннике солдатские наклонности. Но из записок князя с самого начала видно, что в Австрии его интересовали совсем иные дела и вопросы.

"Я был поражен увиденным порядком, спокойным темпом жизни и общим преуспеянием жителей. Все это разительно отличалось от того, что я знал в Польше, где король еще боролся с анархией и вынужден был тратить столько усилий для ее преодоления и создания правопорядка".

В полевом лагере дяди Анджея, называемого на родине "австрияцким генералом", юный Станислав впервые сталкивается с "высшим светом" эпохи. Венский Понятовский как раз в это время делал карьеру. Благодаря браку с графиней Кинской он оказался связанным с кругами высшей чешско-австрийской аристократии и занял видное место при дворе. Он уже принадлежал к наиболее влиятельным генералам и личным друзьям молодого императора Иосифа II. Во время маневров австрийской армии князя Станислава представляют Иосифу II.

Спустя немного благодаря императору он знакомится с прусским королем Фридрихом II. Лаконичные воспоминания князя не приводят ни подробностей, ни места, в котором происходила встреча германского императора с прусским королем. Но первая встреча двух будущих "делителей" Польши не могла пройти незамеченной польскими историками. Так что поищем дополнительных сведений в каком-нибудь из исторических трудов. Вот что пишет по этому поводу польский историк Моравский в работе "Источник раздела Польши: "Летом 1769 года отправилась из Вены ко двору Фридриха экспедиция, состоящая из императора и двух фельдмаршалов - Ласси и Лаудона... Эта новая... уже мирная силезская экспедиция направляется в Нису, где ожидал австрийцев Фридрих. Это соглашение двух немецких монархов отверзало могилу для Польши..."

Дата встречи и состав делегации полностью совпадают, поскольку "Souvenirs" также упоминают о присутствии фельдмаршалов Ласси и Лаудона. Так что все ясно.

Молодой принц Речи Посполитой и его дядя, принц Речи Посполитой и Чешской Короны, поехали в свите императора именно на это роковое для Польши свидание в Силезской Нисе. Сколько же любопытного мог бы рассказать об этом историческом свидании этот очевидец!

К сожалению, воспоминания князя Станислава имеют те же недостатки, что и большинство польских записок XVIII века. Они состоят почти исключительно из анекдотов и эпизодов. Опуская существенное, они воспроизводят мелочные внешние детали: кто как был одет, кто с кем сидел во время обеда, кто какой остротой блеснул. Но и из этой смеси можно выудить немало интересных подробностей.

Встреча в Нисе состоялась спустя несколько лет после Семилетней войны. Победоносная Пруссия еще залечивает военные раны и с трудом приходит в себя, Прусский лис усиленными знаками внимания старается снискать расположение недавнего неприятеля. Несмотря на го, что он никогда не придает значения придворным церемониям, на прием к императору решается явиться при всех регалиях. Но что делать, когда все парадные мундиры прусской армии находятся... в стирке. Наконец извлекают один для короля, немного посуше. Фридрих надевает его на себя и... залезает в постель, под одеяло, чтобы мундир поскорей высох. Во время первой встречи с императором прусский король садится на краешек кресла и все время играет роль маленького, покорного курфюрстика. С показным радушием приветствует он разгромившего его под Куннерсдорфом маршала Лаудона и сажает его рядом с собой. "Предпочитаю иметь вас рядом с собой, а не против себя", - угощает он этим каламбуром очарованного австрийца. Во время обеда Фридрих II ведет себя удивительно непринужденно, сыплет шутками и декламирует французские стихи. Одновременно он громко икает, а жирный соус капает ему на белый параднцн мундир. Кульминационным моментом встречи монархов является парад прусской армии. Король в отличном расположении духа рассказывает философские анекдотики, для каждого у него находится приветливое слово. Но наблюдательный князь Станислав замечает, что лицо Фридриха полностью меняется, когда он обращается к марширующим солдатам. Тут же с его лица исчезает улыбка милого светского собеседника, а глаза становятся страшными, безжалостными.

Из подобных анекдотов и впечатлений состоит все описание встречи в Нисе, приведенное в воспоминаниях.

Только под самый конец читателя поражает неожиданное заключение: "Все было бы очень мило, если бы не то, что именно тогда был вчерне решен вопрос о первом разделе Польши, который вскоре потряс Европу".

Даже странно, что историки до сих пор не уделили внимания столь пикантному обстоятельству, что в предшествующей разделу Польши австрийско-прусской встрече монархов в Нисе участвовали сразу двое Нонятовских.

Протанцевав всю зиму при императорском дворе в Вене, принц Речи Посполитой возвращается к родным пенатам. Но ненадолго. "Когда я вернулся в Варшаву, там сочли, что я изменился в лучшую сторону, и король решил отправить меня опять в путешествие". На этот раз уже не к родственникам. Путешествие должно было быть длительным и более самостоятельным. Маршрут его пролегал через Париж в Лондон. Следует заметить, что это будет уже.третий Станислав Понятовский, который отправился этим путем покорять Европу. Первым был его дед, краковский кастелян, один из интереснейших людей XVIII века. Простой .бедный дворянин, который благодаря необычайным воинским и политическим талантам дослужился до первого сенатора Речи Посполитой. Мастер политической интриги, отправляясь в качестве посла я другие страны, он добивался там крушения ряда правительств. Полководец, умом которого восхищался Вольтер. Приятель королей и императоров. Личность известная и почитаемая во всей Европе. Вторым путешествующим Понятовским был сын первого, Станислав-Август, изысканный коллекционер произведений искусств, приятель философов и красивых женщин, знаток английской поэзии и переводчик "Гамлета". К сожалению, история слишком быстро прервала его путешествие, не дав ему закончить начатого перевода. Вместо этого его призвали сыграть роль Гамлета на польском троне. Два первых Станислава блистательно проторили наиболее исхоженные заграничные пути. Европе уже знакомо имя Понятовских. С некоторой долей риска можно даже сказать, что в придворных кругах за границей имя это знают с лучшей стороны, чем в некоторых дворянских усадьбах в Польше. Так что третьему Станиславскому нечего бояться. В Европе он может рассчитывать на хороший прием.

В связи с проездом через Париж в воспоминаниях сохранилось только краткое упоминание о встрече с прославленной мадам Жофрэн, приятельницей Польши и хозяйкой самого модного художественного салона в Париже. Упоминание об этом проливает некоторый свет на характер молодого князя. Мадам Жофрэн, особа чрезвычайно влиятельная и честолюбивая, считалась в то время во всей Европе не столько приятельницей Польши, сколько личной приятельницей Станислава-Августа. Сама она считала себя petite maman [Мамочка (франц.)] польского короля и, пользуясь этим полуродственным положением, старалась таким же родственным образом влиять на общий ход польскофранцузских отношений. Молодого князя она приняла чрезвычайно радушно и с первого взгляда оценила его "красоту и статность". Вот только недооценила она некоторых черт его характера. Недовольная последними шагами Станислава-Августа, она позволила себе в разговоре с его племянником в довольно резких словах отозваться о его дяде, польском короле. Тогда принц Речи Посполитой показал ей, на что он способен. Он одернул распоясавшуюся парижскую плебейку столь барским и высокомерным образом, что та сразу утратила свою самоуверенность и долгое время не могла опомниться.

В ее голове никак нe укладывалось, что этот шестнадцатилетний гонористый королевский петушок - родной племянник ее уступчивого и послушного cher fils [Дорогой сыпок (франц.)]. А петушок с удовлетворением через несколько лет записал:

"Это не испортило наших приятельских отношений, зато потом при разговорах она была куда осмотрительнее".

В Лондон князь Станислав приезжает зимой 1771 года. Первые месяцы он старается освоиться с лондонским светом, наносит все предписанные ему в Варшаве визиты, представляется ко двору, освежает связи, установленные дедом и дядей. Много выезжает, танцует, приобщается к развлечениям лондонского двора, разгульный образ жиз-, ни которого напоминает атмосферу отцовского дома.

Красота и молодость князя привлекают внимание лондонских дам; буквально не было отбоя от визитов и авансов. Вскоре от всего этого его отвлекают дела поважнее. Столица Англии переживает в это время период большого политического оживления. Правительство готовится окончательно разделаться с иезуитами. По улицам проходят шумные манифестации, призывающие отменить привилегии для членов парламента. Высшее общество увлекается масонством. На балах и светских приемах не говорят ни о чем ином, кроме высоких таможенных пошлин на чай, установленных недавно во взбунтовавшихся американских колониях. Князь Станислав по собственному почину завязывает много новых интересных связей, знакомится с выдающимися учеными правоведами, географами, знаменитыми путешественниками, специалистами по финансам. Прекрасные дамы приходят в ярость оттого, что красивый стройный юноша, вместо того чтобы танцевать с ними, тратит время на скучнейшие споры с серьезными и дурно одетыми профессорами. Тем временем у молодого Телка созревает замысел, на который наверняка не решился бы ни один из членов его семьи.

С наступлением весны он нанимает у одного из лондонских конюших лошадей и решает объехать с познавательной целью всю Англию. В то самое время, когда князь-подкоморий тешит жителей Варшавы зеленой гривой своего английского скакуна, его возлюбленный сын, также на английском, только наемном скакуне, с кучкой ошеломленных варшавских наставников и приглашенных лондонских профессоров забирается в самые отдаленные уголки британского острова, посещает угольные шахты и морские порты, беседует с купцами, моряками и фермерами, вникает в систему взимания арендной платы и обложения налогами.

Поездка эта длится несколько месяцев, и князь Станислав возвращается из нее восхищенный, полный впечатлений и сведений.-По собственному побуждению решается он и на другой необычный поступок.

"То, что я видел, вызвало во мне такое восхищение и такое страстное желание вникнуть во все это, что я решил вместо светской зимы в Лондоне провести восемь месяцев в Кембриджском университете... Часто размышляя над всем, что связано с моим положением, я начал понимать, что буду тем, кем я сам себя сделаю".

Однако прежде чем князю удается осуществить этот замысел, ему приходится пережить событие, омрачившее его пребывание в Лондоне. Как-то ноябрьским утром немец-лакей, "человек вполне достойный, но не отличающийся деликатностью", будит его от сна известием, что барские конфедераты [Барская конфедерация - политический союз шляхты, образованный в 1768 г. в городе Баре, против королевской власти в защиту шляхетских привилегий, разгромлен в 1772 г. - Прим. перев.] похитили короля. Известие это столь невероятно, что князь Станислав вначале считает его недоразумением или сплетней. Но лондонские газеты уже полны сообщениями о похищении. Тогда он поспешно одевается и едет к польскому посланнику в Лондоне Бужинскому. Разговор с посланником рассеивает последние сомнения князя. В здании посольства царит смятение.

Бужинский "со свойственной ему оригинальностью" как раз в этот вечер пригласил на обед всех наиболее влиятельных представителей обеих политических группировок Полыни. Что делать, не известно. Отменять обед уже поздно. Давать его в такой сложной ситуации невозможно. К счастью, за два часа до обеда из Варшавы прибывает курьер с известием о возвращении короля и с подробностями всей истории.

Обед состоялся, но в довольно напряженной атмосфере. Представители польской оппозиции чувствовали себя неловко и молчали. Сторонники короля и гости провозглашали беспрестанные тосты в честь чудесного избавления монарха. Находившийся среди гостей всеми уважаемый лорд Литлтон подошел к князю Станиславу и, пожимая ему руку, сказал в приливе сердечности: "Я не верю, что, спасая короля таким чудесным образом, провидение не имело по отношению к нему каких-то блистательных видов на будущее". Описывая этот обед через несколько лет, королевский племянник снабдит слова лорда Литлтона меланхолическим комментарием:

"Провидение со своей стороны не предприняло ничего, дабы предсказание это сбылось".

Учение в Кембридже длится почти весь 1772 г. Князь штудирует различные дисциплины и притом с таким рвением, что спустя некоторое время это начинает отражаться на его здоровье. Рабочую обстановку прерывают только вести о происходящем на родине. Весной 1773 года, когда в Польше уже заседает сейм, признавший раздел, отчаянное письмо от отца вынуждает князя Станислава покинуть Англию. Отчаяние князя-подкомория вызвано не столько разделом Польши, сколько отказом короля вручить ему гетманскую булаву. Князь Казимеж мечет громы и молнии, уведомляет сына о том, что отказался быть подкоморием, и предсказывает плачевный конец стране, в которой не почитают гражданских заслуг.

Письмо исполнено такой безысходной скорби, что встревоженный сын тут же укладывается и едет утешать обиженного отца. Уезжая из Лондона, он, однако, не забывает взять с собой в Варшаву мистера Баркера, "одного из самых выдающихся профессоров Кембриджа".

Первым человеком, которого возвратившийся сын встретил в отцовском доме, был старый камердинер. Тот, видя князя Станислава, исхудавшего, бледного, в черном фраке, и рядом с ним какого-то толстого субъекта, воскликнул с ужасом: "Надеюсь, вы, ваша светлость, не стали английским пастором?!" И действительно, этого только и недоставало: высоконравственный английский пастор под крышей князя экс-подкомория!

Но встреча со старым камердинером - единственный светлый штрих в этом невеселом возвращении. Все, что князь Станислав видит в Варшаве, наполняет его отчаянием и ужасом.

"В каком же я очутился пекле! - восклицает он в записках, - Было это во время сейма, который длился три года и утвердил первый раздел Польши, изменив политическую систему всей Европы. Польша, ограбленная тремя державами. Варшава, оккупированная иноземными войсками... Личная собственность, отданная алчущей шайке грабителей, находящихся под покровительством иностранных дипломатов и являющихся послушными орудиями в их руках. Применение чудовищных средств и методов давало возможность державам достигнуть всего, чего они хотели. Я прибыл в эту страну с идеями порядка, уважения к собственности и другим ценностям, непременным для преуспеяния общества. А очутился в самой гуще ада, где нынешнее бедственное положение не оставляет никоей утешительной надежды на будущее!"

Трагическое положение родной страны, враждебные демонстрации патриотов против короля и королевской семьи, изнурение, вызванное слишком напряженными занятиями и длительным путешествием, - все это привело молодого впечатлительного юношу в состояние тяжелой депрессии и вызвало серьезную угрозу его здоровью. Король видит это состояние и понимает его причины. Чуткий дядя не в силах предотвратить историческую катастрофу, но он еще в состоянии помочь обожаемому племяннику не видеть ее. Станислав-Август считает, что единственным лекарством, способным развеять угнетенное настроение юноши, будет Париж. Поэтому он решает послать князя Станислава в третье путешествие - на сей раз "для поправки здоровья" - в столицу Франции.

"Я прибыл в Париж девятнадцати лет. Это было в предпоследний год царствования Людовика XV - блистательнейшая эпоха Франции, если иметь в виду общество и изрядное число людей, отличающихся ученостью и гениальностью. Повсюду уже имели хождение либеральные идеи, пробуждая большие надежды на будущее.

Один только двор отвергал их. Людовик XV, человек большого таланта и самой привлекательной внешности, мог бы сделать правление свое превосходным, если бы не дурное воспитание, полученное им в детстве, и пробелы в образовании. Но он предавался одним лишь удовольствиям, небрежный, пресыщенный, равнодушный ко всему".

Воспоминания написаны осторожно и сдержанно. Так что трудно угадать, скрываются ли в этой строгой и меткой характеристике короля Франции какие-нибудь намеки касательно личности другого монарха, более близкого сердцу автора. Во всяком случае, парижские наблюдения князя Станислава куда глубже и основательнее, чем в прошлые путешествия. Выученик Кембриджского университета использует знания и опыт, полученные в Англии.

Интересующие его общественные и экономические вопросы он все больше и больше уточняет. Ученый князек терзает веселящихся версальских кавалеров бесконечными разговорами на политические темы. При этом он проявляет настораживающий радикализм. Господину д'Аженкуру, с которым его связывает общая страсть к коллекционированию старых монет и камней, он просто заявляет, что "Франция в состоянии всеобщего обнищания и недовольства долго находиться не сможет и революциянеизбежна". Во французском Париже князь Станислав встречается и с Парижем польским. В парижских заезжих дворах и гостеприимных версальских дворцах поляков целые толпы. Уличные мальчишки с большим удовольствием бегают за величественными фигурами в жупанах и кунтушах. Время от времени появляется роскошная карета с незнакомыми гербами и необычно разодетыми лакеями. Экзотическая польская речь слышится при дворе в Версале и на парижских овощных базарах.

Некоторые поляки уже успели широко, хотя и не всегда лестно, прославиться. Два молодых хулигана, братья Подоские, племянники примаса, до тех пор куролесили и жили не по средствам, пока их не посадили за долги в Пор л'Эвек. Живет в Париже и преемник князя Казимежа, новый великий коронный подкоморий Винцентий Потоцкий. Нудный спесивец томит общество своими напыщенными сентенциями и нравоучениями, не подкрепленными ни его характером, ни образованием; называют его также "прогрессист на рыбьем меху". Зато всеобщим уважением окружена красивая и благородная фигура князя Адама Чарторыского, генерала подольских земель. Парижане хорошо знают о его образованности и большой эрудиции, поскольку князь привез с собой целую библиотеку, которая проследовала по улицам Парижа на... горбах вьючных верблюдов. Менее лестно говорят о жене князя Адама - Изабелле, урожденной Флеминг, и о ее романе со снующим неподалеку "другом дома", демоническим князем Репниным, одним из главных виновников бедственного положения Польши.

В Париже находится также вся магнатская верхушка Барской конфедерации, нашедшая здесь убежище после покушения на короля. Эмигрантская муза конфедератов, княгиня Теофилия Сапега, до упаду танцует на версальских балах, а потом скрупулезно заносит свои остроумные наблюдения в "Дневник барской конфедератки"...

Князь Кароль Радзивилл ежедневно доставляет парижским сплетникам новые сенсации. На одной из городских площадей стоят табором его обозы, охраняемые албанской гвардией. В антикварных и ювелирных магазинах рассказывают чудеса о фигурах апостолов из чистого золота, которые литовский магнат привез из Несвежа а теперь продает, так как нужны деньги на мелкие расходы. И, наконец, самая свежая сенсация: Радзивилл появится при дворе во французском костюме. Княгиня Сапега собственноручно остригла ему усы, а портные из Несвежа уже шьют ему атласный фрак. Плохи вот только дела с языком, так как не продирающий глаз с перепоя "литовский король" до сих пор не сумел выучить ни одного французского слова.

Легко представить, какие страсти кипели и бурлили в этом миниатюрном польском "большом свете". Сколько там было взаимной ненависти, обид, обвинений и интриг.

Как косо смотрели на молодого Телка. С одной стороны, обиженные на короля члены "фамилии", с другой - непримиримые политические противники, конфедераты. Но прекрасные дамы приняли его хорошо. Уже упоминаемая княгиня Теофилия Сапега так пишет о нем в своем дневнике: "Есть тут ангельски прекрасный Станислав Понятовский, сын коронного подкомория, только что из Кембриджского университета, покоритель сердец прекрасных англичанок, опасный и для парижанок..."

Большую популярность среди женщин, особенно замужних, завоевал князь Станислав своим дерзостным поведением при версальском дворе.

Случилось это сразу после представления его королю и королевской семье. После окончания торжественного представления сопровождающий иностранцев церемониймейстер обратился к польскому гостю с обычными в таких случаях словами: "А теперь проследуем к мадам Дюбарри". Следует помнить, что это был период наивысшей мощи королевской фаворитки. Она правила Францией уже почти официально. Императоры и короли писали ей дружеские письма, она свергала и назначала министров, послы иностранных государств торчали в ее передних, а наивысшая аристократия Франции почитала за честь бывать у нее на обедах. Не представиться мадам Дюбарри было равнозначно формальному нарушению дипломатического протокола. Зная дбо всем этом, девятнадцатилетний принц Речи Посполитой ответил церемониймейстеру: "Я прибыл сюда только поклониться королю и его семье". После чего с молодым задором повернулся на каблуках и покинул Версаль.

Какой великолепный реванш за всех варшавских любовниц отца и за изгнание в деревню матери! И одновременно какой урок для версальских придворных! Смотрите и учитесь, как должен поступать настоящий принц крови!

"Это был удар грома для придворных, привыкших к иным взглядам. Когда дофин, дофина и вся королевская семья узнала об этом, они пришли в восторг и начали осыпать меня своими милостями и приглашать на семейные приемы. Многие знаменитые лица искали моей дружбы".

На одном из придворных балов романтически настроенная жена наследника трона, дофина Франции МарияАнтуанетта, не может удержаться от желания протанцевать с "ангельски прекрасным" польским князем. Когда тетки-принцессы отговаривают ее от подобной антиконфедератской демонстрации, дофина с капризной улыбкой отвечает: "Но, medames, мой брат (император Иосиф II)

забрал у его дяди столько земли, что я чувствую себя просто обязанной вознаградить его хоть такой мелочью".

Это та самая Мария-Антуанетта, голова которой спустя несколько лет будет отсечена ножом гильотины.

Но пока еще ничто не предвещает трагических событий, и князь Станислав покидает Париж, полностью излечившись от меланхолии. Чтобы укрепить хорошее самочувствие, он еще едет на год в Тулузу, а зиму 1775/76 года проводит в Италии, которая особенно пришлась по сердцу воспитаннику театинцев. Это любовь с первого взгляда, и длиться она будет до самой смерти. В Италии он впервые познает прелесть антикварных лавок. Поиски и собирание древностей, гемм и камей станут со временем страстью его жизни. Весной 1776 года он возвращается на родину. На этот раз надолго.

В ГОРЕНЬЕ И БОРЕНЬЕ

"После ужасных сцен, кои я видел во время разделов, я испытал такую неприязнь к родине, что вернулся туда с твердым решением обеспечить себе хотя бы самое заурядное существование вне пределов Польши..."

После этого меланхолического признания бывшего кембриджского студента и партнера по танцам МарииАнтуанетты наступают годы, которые он сам признает в будущем самым прекрасным и наиболее творческим периодом всей своей жизни. "После краткого пребывания дома я понял, что здесь у меня есть возможность творить добро, и даже много добра. Это была главная причина, которая повлияла на перемену моих решений". И это не были ничем не подкрепленные слова. Когда просматриваешь сейчас документы этого периода жизни князя Станислава, удивляет разительная перемена, происшедшая в аристократическом барчуке, который семь лет, главным образом для развлечения, блуждал по чужим странам, немного учился, немного флиртовал, много танцевал, и если ему и удавалось чем-либо поразить современников, то разве что дерзостью, с которой он время от времени ставил на место какую-нибудь распоясавшуюся дамочку.

В 1776 - 1784 годы перед нами предстает совершенно иной Станислав Попятовский: энергичный политический деятель с хваткой общественного реформатора, современный бизнесмен, который смело может считаться предшественником польского капиталиста. Сейчас просто трудно поверить, что этот новый князь Станислав - родной сын разнузданного и легкомысленного владельца "латифундии" на Фраскати и Шульце. В этой фигуре проявляются лучшие черты Понятовских: ум и смелость короля, решительность и последовательность примаса. Поражает удивительная работоспособность молодого князя, его понимание насущных проблем, важных для страны, необычайно действенное участие в общественной жизни. Можно смело сказать, что все, что князь Станислав делает в эти годы, было правильным, справедливым и полезным для страны.

Деятельность его полностью подтверждает лестное мнение, которое в это время высказывали многие современники, польские и иностранные. Недаром СтаниславАвгуст хотел сделать этого племянника наследником трона. И дело было не в одной родственной любви и тщеславии. Король, как справедливо пишет польский историк Шимон Ашкенази, уготовляя князю Станиславу корону, "делал это, хорошо зная, что он такое есть, этот кандидат, руководствуясь политической справедливостью и семейным долгом".

Сразу же после возвращения на родину на королевского племянника свалилась целая лавина почестей, званий и общественных должностей. Король, верный своим давним намерениям, производит двадцатидвухлетнего племянника в генерал-лейтенанты коронных войск, вверяя ему командование придворными полками. Одновременно он вводит его в состав только что созданной Просветительной (Эдукационной) комиссии. Там князь Станислав сталкивается с лучшими умами тогдашней Польши, устанавливает близкие отношения с Аиджеем Замойским, Игнацием Потоцким, Юлианом Немцевичем и Гжегожем Пирамовичем. В Варшаве в это время подготавливается первый после первого раздела сейм. Король считает это отличной возможностью убедиться в политических способностях племянника. По желанию короля и королевской партии князь Станислав выдвигает свою кандидатуру в сейм от Варшавского воеводства.

В 1776 году в Польше наблюдался резкий спрос на молодых энергичных политиков с прогрессивными взглядами. Трагический раздел всколыхнул совесть немногочисленной группы просвещенных магнатов. По инициативе короля было решено предпринять "сверху" последнюю попытку реформы социального и экономического устройства страны.

Реформистские настроения убедительно проявились во время сейма, который собрался осенью в Варшаве под председательством маршала Мокроновского. Группа магнатов - сторонников реформы, вооруженная идеями писателей и философов третьего сословия, резко столкнулась с поборниками шляхетской анархии. Первые в горячих дискуссиях подчеркивали важность и надобность просвещения для народа, необходимость поддержания торговли хиреющих городов, равно как и упорядочения "груды стародавних законов".

После долгих бурных заседаний сейм Мокроновского вынес ряд решений, из которых два выглядят светлым пятном на фоне наступившей после раздела беспросветности. Управление всем оставшимся после иезуитов имуществом было передано Эдукационной комиссии: Сейм уполномочил бывшего канцлера Анджея Замойского - одного из наиболее светлых и уважаемых в государстве умов разработать юридический кодекс, "имеющий по всей стране за образец служить".

Князь Станислав показал себя на этом сейме первоклассным оратором и решительным сторонником социальных и экономических реформ. Славу реформатора он завоевал еще до сейма, на Варшавском воеводском сеймике. Первая из его реформ касалась... депутатского костюма. Костюмы депутатов от воеводства были тогда очень богатыми, и особенно славились они дорогими эполетами, вытканными из чистого золота. И вот молодому Понятовскому, стороннику "элегантной простоты в английском стиле", каким-то чудом удалось уговорить варшавскую шляхту отказаться от драгоценных эполетов и пожертвовать их в пользу больниц. Примеру Варшавы последовали еще несколько воеводских сеймиков. Успех начинающего парламентария был несомненный, но популярности среди шляхты, обожающей пышность, это ему не обеспечило.

Вообще следует сказать, что при всех своих достоинствах князь Станислав не сумел завоевать симпатий в широких дворянских кругах ни в начале своих молодых, проведенных в борении и горении лет, ни тем более в позднейший период. Надо думать, что объяснялось это прежде всего причинами чисто внешними: окружающей молодого вельможу атмосферой, его внешностью и образом жизни.

Вернувшемуся на родину князю Станиславу всего лишь неполных двадцать два года. Он очень высок и субтилен, в чем, наверное, таится причина его не очень крепкого здоровья. Лицо красивое, бледное, серьезное. Обращают на себя внимание глаза - большие, черные, с меланхолическим выражением. Те самые "чужие" глаза Понятовских, которые интриганы XVIII века считали самым красноречивым доказательством якобы неофитского происхождения королевской семьи. Одевается князь Станислав всегда на заграничный манер. Изысканно, но без броской элегантности, никаких следов столь модного тогда среди мужчин кокетства и чрезмерной любви к украшениям. Если он не облачался в мундир генерал-лейтенанта коронных войск, то охотнее всего появлялся во фраке английского покроя - в черном или темно-зеленом. Из Англии он вынес подчеркнутую сдержанность, умение владеть жестами и движениями и чувство дистанции в светских отношениях. Это производило впечатление высокомерности и вредило ему в глазах многих людей. Он хороший оратор, но оценить это могут только понимающие слушатели. Выступая в сейме, он избегает пустого разглагольствования, кокетничанья с публикой, демагогических приемов, излюбленных у ораторов той поры и столь обожаемых галеркой. Выступления князя Станислава скупы, деловиты, в них есть подлинная эрудиция, цифры и знание фактов. Князь Станислав много читает, интересуется естествознанием и минералогией, питает слабость к изящным искусствам, особенно к музыке. Кроме того, он единственный из Понятовских, чей нравственный облик не вызывает никаких нареканий. Находящийся в то время в Варшаве швейцарский математик и ботаник Бернулли констатирует, что, "ко всеобщему удивлению, поведение князя Станислава было столь добродетельным, что его ставили в пример всем молодым польским дворянам". Кроме того, князь Станислав с первой минуты своего пребывания в Варшаве выделяется из общего магнатского круга рачительностью и деловитостью. Из-за этих редких для тех времен качеств ему в одном из политических памфлетов даже приклеили эпитет "крохобор". Здесь нелишне вспомнить, что знаток нравов XVIII века Лукаш Голембовский утверждает, что крохобором, французиком или постником называли каждого, "кто вообще не пьет и у себя в дому не потчует влежку", а именно это "не пьет и не потчует"

в глазах нормального шляхтича считалось смертельным и непростительным грехом. Также с самого начала князю Станиславу вменялось в вину то, что он "корчит гордые мины", что недоступен, окружает себя иностранцами, что во всеуслышание высказывается за религиозную терпимость и покровительство иноверцам.

Всего этого с лихвой хватало, чтобы сделать его непопулярным и даже скомпрометировать в дворянских массах, потому что шляхетская толпа имела собственный, четко вырисованный идеал магната. Прежде всего она обожала крикливых демагогов и авантюристов с "широкой душой" вроде Ксаверия Браницкого или же сиятельных фанфаронов типа Радзивилла, который, буде была надобность, бил шляхтича в рыло, но тут же осыпал его дукатами и целовался "по-братски", как равный с равным. Во-всяком случае, это было по-польски, в духе многовековых традиций. Зато бледный, одетый в черное "постник", тычущий всем в глаза узурпированным титулом принца Речи Посполитой, цедящий на английский манер свои заумные словеса, небольшой охотник выпить и других угостить, был для шляхты фигурой решительно чужой и несимпатичной. Уже одно появление надменного князька на трибуне сейма вызывало разлитие желчи и побуждало схлестнуться с ним. Надо думать, что эта самовозникающая неприязнь "братьев-шляхты" к князю Станиславу в немалой мере повлияла на дальнейший ход его биографии.

Вскоре после сейма Мокроновского к военным, просветительным и парламентским обязанностям князя Станислава присоединились и дипломатические. Молодой Понятовский вошел в состав делегации, которая отправлялась к петербургскому двору, "дабы принести благодарность августейшей гарантке и императрице за то, что она не выступила против полезных решений польского сейма".

Как протекал первый визит князя Станислава ко двору Екатерины II, можно восстановить в важнейших деталях на основании двух источников: личного рассказа князя в его воспоминаниях и некоторых дополнений в написанных по-французски мемуарах короля СтаниславаАвгуста.

Императрица приняла королевского племянника предельно милостиво. Благорасположение, оказанное молодому красивому поляку, было столь подчеркнутое и так бросалось в глаза, что придворные, уже привычные к прихотям Екатерины, начали шептаться о том, что за этим кроется что-то большее, нежели обычная дипломатическая вежливость. Князь Станислав в своих воспоминаниях отнюдь не пытается опровергнуть эти слухи. Наоборот, без ложной скромности он позволяет предполагать, что и у него создалось подобное впечатление. Но тут же осторожно добавляет: "Если даже так было, то я старался делать вид, что ничего не замечаю, дабы не обидеть еще столь красивую женщину и столь могущественную правительницу".

Но сердечность царицы не распространялась на политические материи. Посланнику польского короля, пользуясь видимостью официальной миссии, было поручено уладить некоторые важные дела. К сожалению, несмотря на яркое впечатление, которое он произвел при петербургском дворе, ни одно из этих секретных дел успешно завершить ему не удалось. Дипломатические переговоры князя с императрицей удивительно напоминают широко известную присказку: "он к иконе и так и этак, а от иконы нету привета". Когда князь Станислав настаивает на более решительной поддержке Петербургом позиции Польши в таможенных спорах с Фридрихом II, Екатерина вместо ясного ответа отделывается туманным обещанием какого-то брака, который должен в будущем "сблизить польскую королевскую семью с царской фамилией".

Когда князь старается заполучить у милостивейшей гарантки согласие на то, чтобы польское правительство "могло с корнями вырвать зло, мешающее всем его начинаниям", то есть ликвидировать "либерум вето", Екатерина меняет тему разговора и выражает довольно оскорбительное для князя желание, чтобы польский король наградил ее нынешнего любовника Завадского "голубой лентой" ордена Белого Орла. Так уж повелось в отношениях между Петербургом и Варшавой, что награждение этим высшим польским орденом служило официальным уведомлением об избрании Екатериной нового фаворита.

Видимо, императрица не хочет разговаривать с польским посланником о насущных политических проблемах, отделываясь неясными и уклончивыми ответами, или же передает ему через своего канцлера Панина философские афоризмы вроде: "Chi va piano - va sano" [Соответствует русской пословице: "Тише едешь, дальше будешь"].

Но молодой Телок упрям как козел, и нелегко сломить его настойчивость. Когда ему не удается уладить дело прямо с императрицей, он начинает пробиваться к князю Репнину, петербургскому "специалисту по польским делам". Бывший посол в Варшаве и племянник всемогущего канцлера Панина, правда, не отличался любовью к Польше и полякам, но во время пребывания в Варшаве довольно часто бывал на обедах у князя-подкомория, и князь Станислав знал его еще по отцовскому дому. Пользуясь старым знакомством, он припирает к стенке второе в Российской империи лицо, руководящее внешней политикой, и втягивает его в длинный разговор о Польше. После предварительного обмена мнениями князь Станислав со свойственной ему откровенностью заявляет Репнину, что "акции, коими Россия пытается оказать на Польшу свое воздействие, могут привести к пагубным результатам".

Репнин с такой же откровенностью отвечает, что, по его мнению, "благополучие Польши не удастся сочетать с благополучием государства российского".

Тогда принц Речи Посполитой резко прерывает разговор: "В таком случае нам не о чем разговаривать". И так же, как некогда в Версале, поворачивается к петербургскому сановнику спиной.

Горячность королевского племянника не остается без последствий. Разгневанный Репнин пишет письмо своей варшавской любовнице Изабелле Чарторыской, жалуясь ей на "вздорную дерзость" князя Станислава, "которая ни к чему хорошему не приведет". Одновременно он коварно обвиняет молодого князя в том, что тот при петербургском дворе "позволил себе высказываться против князя Адама Чарторыского". Трогательная забота "друга дома" о добром имени обманутого им мужа может вызвать усмешку, по политическая интрига разыграна безошибочно и достигает своей цели. Именно такими средствами петербургский двор систематически старался вызвать рознь между влиятельнейшими родами Польши.

Княгиня Изабелла, надо думать, неплохо "обсудила"

это письмо от Репнина, поскольку сам король СтаниславАвгуст уделяет в своих мемуарах довольно много места этому вопросу и старается оградить своего племянника от несправедливых упреков. Король объясняет, что "вздорная дерзость" князя Станислава объясняется единственно "холодностью его характера, внешние проявления которого еще усугубились длительным пребыванием в Англии". Относительно второго обвинения он предполагает, что в каком-то из частных высказываний племянника "нашла, вероятно, отражение нашумевшая стычка короля с князем Чарторыским из-за расходов по кадетскому корпусу". Из королевских воспоминаний мы также узнаем, что визит князя Станислава в Петербург, несмотря на видимость сердечного приема, не дал никаких положительных результатов.

БОЛЬШОЙ ПЛАН

Еще до того, как князю Станиславу исполнилось двадцать два года, он стал очень богатым человеком. Неожиданное обогащение его было обусловлено постановлениями, принятыми в 1775 году сеймом, одобрившим условия раздела Польши. Сейм лишил короля права раздавать староства, но взамен за это даровал ему в собственность четыре самых больших и богатых староства в юго-восточной Польше: Белоцерковское, Богуславское, Каневское и Хмельницкое. Король в свою очередь пожаловал эти староства трем близким ему людям. Белоцерковское дал "велением ума" своему давнему приятелю, а впоследствии смертельному врагу гетману Ксаверию Браницкому, чтобы вознаградить его за ограничение гетманской власти Постоянным советом [Созданный после первого раздела Польши Высший административный орган, существовал в 1775 - 1789 гг. - Прим. перев.]. Остальные "велением сердца"

разделил между племянниками. Хмельницкое получил тринадцатилетний князь Юзеф, Богуславское и Каневское - князь Станислав.

Таким образом - чтобы легче было пережить раздел страны и осушить вызванные этим слезы! - двадцатидвухлетпий князь Станислав стал править двумя самыми большими староствами Польши, превышающими размерами не одно княжество Германской империи, а ведь, кроме того, он был владельцем больших и богатых корсуньских, таганецких, богуславских, каневских, гороховских и Новодворских имений.

Хозяйственная деятельность князя Станислава началась вскоре после его неудачной петербургской миссии.

Князь вернулся в столицу единственно затем, чтобы представить отчет королю и покончить с самыми срочными делами, связанными с его официальными должностями. Уладив это, он со всей своей свитой отправился в украинские староства с намерением поселиться там на длительное время.

Пребывание магната на восточных землях Речи Посполитой было при тогдашней политической ситуации поступком абсолютно необычным, требующим незаурядной смелости. Следует помнить, что присходило это всего лишь восемь лет спустя после известной "калиевщины", во время которой было убито самым жестоким образом около двухсот тысяч человек. После кровавого восстания украинских крестьян в 1768 году пришло столь же кровавое возмездие. Усмирением руководил лично гетман Ксаверий Браницкий. Воеводы вешали мужиков без всякого суда. Во время массовых казней в Кодне палач отрубал головы над глубоким рвом и сбрасывал трупы вниз.

В местечках и деревнях для устрашения жителей натыкали головы и останки четвертованных на колы. Казнь предводителя крестьянского восстания Гонты длилась четырнадцать дней: "В течение десяти дней из него ежедневно вырезали кусок живого тела, на одиннадцатый отрубили ноги, на двенадцатый - руки, на тринадцатый - вырвали сердце, на четырнадцатый - отрубили голову". Вся Украина была залита кровью и дымилась от пепелищ. Задушенный революционный порыв клокотал под землей и время от времени давал о себе знать глухим рычанием. В местностях, где недоставало сильных воинских отрядов, по ночам горели помещичьи усадьбы и раздавались крики убиваемых. Ни один богатый польский шляхтич не осмеливался даже заглянуть в свои украинские владения. Атмосферу террора и ужаса поддерживали и нагнетали экономы и управляющие магнатскими имениями; войдя во вкус безначального правления, они отнюдь не желали возвращения своих хозяев. В результате земли без хозяйского глаза приходили в состояние еще большей запущенности, упадка и разорения.

При таких обстоятельствах инициатива королевского племянника, побуждающая и других помещиков к возвращению на восточные "окраины" Польши, была актом истинно пионерским, имевшим большую важность для хозяйственной жизни страны. Сам князь в воспоминаниях также не стеснялся восхвалять себя за эту рискованную поездку. Прежде всего он обосновывал ее причинами сентиментального порядка: "Я мужиков не боялся, поелику любил их и желал им добра". Эта прекраснодушная декларация в стиле рококо по отношению к украинским мужикам звучит несколько смешно, но она отвечает духу эпохи. Любовь к мужикам была тогда в моде. Княгиня Изабелла Чарторыская принимала гостей в своих садах на Повонзках в деревенских хатках, крытых соломой. Варшавские интеллектуалисты зачитывались трудами французских физиократов, которые не только высоко оценивали, но даже переоценивали .роль земледельцев в производственном процессе страны.

Поэты воспевали в идиллиях здоровую и нравственную жизнь "селян". Каноник Бжостовский в своем Павлове создал идеальную "сельскую Речь Посполитую". За всем этим прятался страх. Даже самого кроткого помещика страшили по ночам кошмары калиевщины, а увеличение числа беглых крепостных все сильнее било по карману.

Более умные землевладельцы начинали понимать, что в облегчении жизни мужика заинтересованы они сами.

Потому-то они и прославляли добродетели крестьянина где только можно: в сейме, в публицистике, в поэзии...

Свою деятельность на Украине князь Станислав начал с того, что принялся расширять свои поместья. "Там я нашел людей, наделенных умом и сметкой, кои помогли мне выгодно купить землю. Они были мне благодарны, так как проникли в мои намерения... Резиденцию свою я возвел в необычайно красивом, но безлюдном месте. Для жителей это было знаком того, что я им доверяю". Из воспоминаний вытекает, что скупка земель была огромной финансовой операцией в самом современном стиле. Заполучив доходы от новых старосте и раздобыв крупные займы у нескольких магнатов и варшавских банкиров, молодой князь действовал быстро, даже ошеломляюще. Паническое настроение помещиков было использовано им великолепно. Отлично знающие округу многочисленные агенты князя в течение нескольких месяцев скупили огромные пространства заброшенных земель.

"Я осуществил весь мой план земельных приобретений на Украине прежде, чем другие более или менее крупные землевладельцы сумели мне в том помешать. Таким образом я осуществил все это без помех и конкуренции".

О коммерческом размахе князя Станислава свидетельствует хотя бы то, как он откупил город Канев у пожизненного его держателя Яна Потоцкого. Через какое-то время Потоцкий спохватился, что продешевил с Каневом, и хотел расторгнуть сделку, сославшись на устарелую статью, по которой плата должна быть ему вручена "полуосьмаками" [Осьмак - старинная польская монета, равная восьми грошам. - Прим. перев.], которых уже давно не было в обращении.

Но энергичный князь с блеском выпутался из создавшегося положения: он послал своих людей на голландский монетный двор и приказал выбить там на нужную сумму "полуосьмаков", которую ошеломленный Потоцкий волейневолей вынужден был принять. Подобный стиль проведения торговых сделок был в то время в Польше новинкой.

Получив поле деятельности для экспериментов, князь Станислав тут же принимается воплощать в жизнь знания и опыт, приобретенные им во время верховой поездки по Англии и в Кембридже.

Захиревший было город Корсунь становится центром широко задуманных экономических и социальных реформ.

Князь тут проявляет неистощимую энергию. Вместе с французским инженером Мюнцером он разрабатывает план современной застройки Корсуня и других городов.

В новой корсуньской резиденции, живописно раскинувшейся на островках между семи рукавов Роси, происходят беспрерывные совещания с иностранными инженерами и купцами. Ежедневно молодой владелец латифундии, окруженный толпой управляющих и специалистов, отправляется в долгие досмотры в глубь корсуньского "княжества". Результаты этой оживленной деятельности воплощаются в последующие годы. В Корсуни возникают фабрики сукна, замши, шелка, селитры, в Тараще - завод стекла с цехом зеркал, в ?ахновке винокурня и табачная фабрика.

Но оживление и индустриализация пришедших в упадок украинских местечек - это только часть большого плана реформ князя Станислава. Одновременно он приступает к осуществлению своих замыслов, которые спустя много лет признает величайшим деянием своей жизни. Он решается освободить всех крестьян в своих имениях, уничтожив барщину и заменив ее оброком. Идея эта, надо думать, созревала в голове молодого князя уже давно. Детство, как я уже говорил, он провел в деревне, где его воспитывала мать, особа, как рассказывают, умная, образованная и нетерпимая к несправедливости. Первая заграничная поездка показала ему все преимущества современной оброчной системы под отсталым барщинным хозяйством. Вступив во владения корсуньскими землями, князь начал склоняться в пользу оброчной системы еще и по практическим мотивам: большие вложения в промышленность требовали постоянного притока наличных денег.

Арендные контракты были разработаны в корсуньском замке уже в 1777 году. Основная статья контракта звучала так: "Земледельцу, жене его и детям его и потомству их будущему земля, луга, сады, дом, где живет, и все службы и скарб его разный в вечное отдается владение".

Оброк в сочетании с пожизненной арендой земли и инвентаря - довольно смелая земельная реформа, какую только можно было тогда представить, - не были в тогдашней Польше новостью. Ввести ее у себя до князя Станислава пытались несколько других магнатов. Но это были лишь мелкие эксперименты, скорее барские капризы, вызванные влиянием заграничных новинок, нежели истинное стремление к изменению социально-экономического уклада. А корсуньский план впервые являет реформу, соизмеримую с масштабами почти всей страны. Она должна охватить несколько тысяч "душ" и огромные земельные массивы. Мало того, вместе с оброком князь Станислав вводит в своих владениях смешанные административные суды с участием крестьянских выборных и организует кассы взаимопомощи для погорельцев. В Корсуни строится современная, на три палаты больница, предназначенная для мещан и крестьян из княжеских владений.

На фоне польской жизни XVIII века "большой план генерального оброка" был, конечно, необычайным явлением. Так что не следует удивляться экзальтации князя Станислава, когда он назовет свое деяние "прекраснейшей, устойчивейшей и выгоднейшей из всех систем, существующих в человеческом обществе".

Реализация большого плана, начатая в 1777 году в трех деревнях Корсуньского "княжества", будет проводиться последовательно до Четырехлетнего сейма [Сейм длился в 1788 по 1792 гг., на нем была принята конститу ция 3 мая. - Прим. перев]. В 1778 году князь Станислав решает провести этот план и в своих польских имениях. Уже в сентябре этого года состоялся "показательный" перевод на оброк четырех деревень его Новодворского имения. А так как Новый Двор отделяют от Варшавы всего несколько километров, то в столичной печати сохранился об этом событии ряд сообщений.

Вот что писал корреспондент тогдашней "Варшавской газеты": "Сентября 20-го дня его светлость генерал-лейтенант князь Станислав Понятовский в своей деревне, прозываемой Ольшевница, устроил бал особливого рода, где в пренебрежении пребывали роскошь и великолепие, тогда как мало ведомым доселе примером было почтено человеколюбие. На бал тот собрались обитатели Ольшевницы - крубинские, яновские, Новодворские селяне, коим господин их, его сиятельство князь огласил волю свою, а именно что, ища видеть их более хозяйственными и нравственными, решил он их от барщины и всяких иных дотоле сущих работ барщинных освободить, а даровать им личную свободу, владение скарбом и право распоряжения оным. После сих слов его сиятельства каждая деревня выстроилась в порядок на назначенном для того месте. При этой церемонии присутствовала ее светлость мать князя, которая с умилением взирала на столь человечное и гражданское деяние своего сына. Присутствовали и другие лица, бывшие свидетелями выражения довольства и благодарности мужиков, с коими те к ногам своего господина, ее светлости княгини и прочих кидались, а когда ради вечной памяти оного торжества его светлость повелел устроить для них празднество, то веселились с превеликой радостью до самого утра. Любопытства достойно, смогут ли оные мазурские мужички, повсеместно заслужившие столь дурную славу, пребывать в этом новом состоянии, смогут ли, познав cвoe блаженство, не токмо не разочаровать своего благодетеля, но и всей Польше собою пример явить, колико весь край в земледельчестве и населении, а владелец - в увеличении дохода через освобождение своих подданных обрести сумеют?"

Как видно из этого описания, все торжество приходило под эгидой матери князя Станислава, этой уже дважды упомянутой перемышльской кастелянки, которая поощряла реформаторские устремления сына, являясь первым их инспиратором. Князя экс-подкомория в Олыпевнице не было. Может быть, он опасался, что и его начнут побуждать к освобождению мужиков, а может быть, просто задержало "На Шульце" другое, более интересное торжество. Зато был среди гостей известный поэт Станислав Трембецкий, который увековечил заслуги князя Станислава в длинной поэме "Полянка". Кому недостаточно репортажа в "Варшавской газете", может дополнить его репортажем поэтическим. Вот что поведал автору "Полянки"

один из осчастливленных мужиков:

А радости нашей в том вся причина,

Что сорваны узы рукой господина.

Охотою трудимся, а не насильно,

Оброк раз в году уплативши посильный...

Буде в чем провинились и сыщутся вины,

То не смеет досмотрщик язвить наши спины.

А и выйдет меж нас с господином остуда

Суд чужой нас рассудит без пересуда.

А когда кто из нас в чем преступит законы,

Тут уж сам господин разбирается с оным...

В доказательство милосердия князя Станислава Трембецкий приводит историю крестьянской девушки из княжеских владений, которая "пошатнулась в добродетели".

В страхе перед господским гневом она решила избавиться от плода греха, в чем ей и помешали.

Прознал он о той оступившейся деве

Тут впервые мы зрили, каков он во гневе.

Приказал привести ее без промедленья

И такое ей строгое сделал внушенье:

"О душе позабыла, только тешила тело,

Так красней же теперь, коли ждать не хотела!

По грехам и вина. Впредь не будешь ты дурой.

Но теперь уж не смей грех свершать пред натурой.

Берегись погубить плод любви своей, дивчина,

Ближних лучше творить, чем ввергать их в пучину.

Хватит кары тебе - стыд да боль, страх и мука.

Но чтоб легче снести их... Подставляй, девка, руку!"

Неизвестно, что больше восхищает в этой поэме: гибкость стиха, столь послушного любому намерению автора, или богатство содержания в смысле репортерском. В стихах этих содержится все: принципы оброчной системы, судебная реформа, даже опека над матерью, родившей

вне брака, и незаконнорожденным ее ребенком. Далее Трембецкий восхваляет просвещенную веротерпимость князя, ибо в том же 1778 году князь Станислав принял в Новом Дворе иод свое покровительство целую иноверческую общину, предоставив ей право строить свои церкви и школы.

Здесь и племя Авраамово кров его приемлет,

Меннонит, что кровью обагрял часто землю,

Диссидент, что в Писании роется вечно,

И католик, что верит всему безупречно.

Часто мы собираемся в час вечерний иль ранний,

Славя барина нашего на едином собранье,

Говорим: пусть господь, иже над человеки,

Год у всех нас отнимет, но продлит его веки.

Возможно, Трембецкий несколько перехватил в хвалебных гимнах королевскому племяннику. Ведь это тот же самый Трембецкий, который в благодарность за вкусные обеды даже князя экс-подкомория назвал "другом человечества". Но реформы князя Станислава воспевали и другие поэты, отнюдь не льстецы. Юзеф Выбицкий посвятил ему произведение "Весть из Ольшевницы". Францишек Карпинский вспоминает о нем в стихотворении "К Станиславу Малаховскому". К хвалебному хору присоединился и не очень склонный к лести Игнаций Красицкий. В известном стихотворении "Путешествие" этот князь поэтов шутливо поносит князя Станислава за то, что тот выделяется из темной и праздной среды магнатов.

...то ж другие, а не ты. Постыдись-ка, княже.

Только узы дружбы той, что с тобою вяжет,

Правду мне велят сказать: кто нас окружает,

Все в хозяйстве ничего не соображают.

Наипаче тот из них, иже благодетель

И кому?! Холопам! Псам! Этакий радетель

И к тебе начнет взывать, дескать, чтоб ты тоже

Переделал мужиков в шляхтичей. О боже!

Он твердит, что, дескать, мы все сыны Адама.

Но ведь мы-то от Яфета, а они - от Хама.

Нам их бить, а им - терпеть, нам: "Подай!", им: "Нате!"

И не должен господин выгоды утратить.

Особливо ежли в них твой доход готовый.

С богом, княже, поезжан, воротись здоровый!

Тот факт, что Новодворская церемония вызвала столь громкий отклик среди прогрессивных писателей, имел свое обоснование в общей политической ситуации страны.

Следует помнить, что это был 1778 год, период, предваряющий рассмотрение в сейме прогрессивного "Кодекса законов" Анджея Замойского. В подготовленном им проекте о правах сословий нашли место статьи, реформирующие - правда, осторожно и половинчато - основы взаимоотношений крестьян и помещиков. Это вызвало такую ярость и противодействие среди подстрекаемой реакционными магнатами мелкой шляхты, что у авторов проекта в последний момент не хватило смелости представить его сейму. Было решено отложить все дело до следующей сессии в 1780 году. Два года между сеймами прошли в ожесточенных публицистических боях. Наряду с магнатской и шляхетской реакцией главным средоточием интриг против "Кодекса законов" стала папская нунциатура в Варшаве, поскольку проект Замойского предусматривал отмену судебной апелляции к римской курии и обязательной экзекватуры [Разрешение государства выполнять определенные функции представителю другого государства. - Прим. перев] со стороны государства для папских булл перед их оглашением в польских костелах. Нунций Джованни Андреа Аркетти создал вокруг проекта атмосферу священной войны, грозя авторам реформы, что "есть еще в Польше правоверные, коп искоренят начала этой ереси".

На выборных сеймиках реакция не останавливалась перед актами физического террора. На сеймике в Срёдзе соавтора проекта Юзефа Выбицкого чуть не убили под яростные крики: "Вот он, который хочет холопов в шляхту обратить, а нас в холопов и дочерей наших в холопок поверстать!"

В этой-то обстановке и собрался наконец сейм. Проект кодекса внес его главный создатель бывший канцлер Анджей Замойский, человек почитаемый по всей Речи Посполитон как образец гражданских добродетелей. После изложения проекта в общих чертах он сказал: "Передаю в руки вашего королевского величества труд мой, на который вы меня подвигнуть изволили. Сейм имеет полную волю принять его пли отвергнуть, а помышления мои были чисты".

Как повел себя сейм, мы знаем из рассказа очевидца.

"Как только проект огласили, начался крик, как если бы в палате явилось некое ужасное чудище. Наконец проект в притворной ярости швырнули наземь, чему, мнится мне, дал пример познанский депутат Сокольницкий. Тщетно король и маршал сейма взывали к порядку. Под конец решительней всех выступил князь Станислав Понятовский.

Под общий шум он говорил долго и решительно. Ему не дали кончить. Начался шум и гам: "Нет на то согласия!

Сжечь рукой палача!"

О героическом выступлении князя Станислава говорят и другие источники того времени. Он один защищал кодекс, один против всего сейма. Под конец он уже только доказывал депутатам, что "можно не принять кодекса, но нельзя бесчестить благородного человека за то лишь, что он действовал в согласии со своими убеждениями". Наконец он добился того, что проект хотя и отвергли, но без всяких оскорбительных актов по отношению к Замойскому. В протоколах сейма, однако, было записано: "Уничтожаем... и законы оные воскрешать и утверждать не будем" Замойский рано ушел с сейма, опасаясь гнева шляхты. Когда его уведомили о том, что кодекс отвергнут, он воздел руки к небу и заплакал: "Curavimus Babiloniam!" [Вавилонское столпотворение (лат.)] Последняя попытка крестьянской реформы "сверху" закончилась полным поражением. Разорванную на клочки, ее растоптали сапоги шляхетских депутатов.

Страстное выступление на сейме принесло князю Станиславу совершенно неожиданно материальную выгоду.

"Замойский запомнил это на всю жизнь и потом всегда, когда у меня была надобность, предоставлял к моим услугам свое огромное состояние. Этот пример, коему старались следовать и другие, давал мне возможность совершать всякие сделки и необычайно удачные покупки, для коих я не мог бы получить помощь ни от короля, финансы которого находились в плачевном состоянии, ни от отца, который и без того жил не по средствам. Кредит, предоставленный мне разными лицами, привел к тому, что вскоре мои расписки на амстердамской бирже принимались лучше векселей коронованных особ".

После пожалования староств, которые ему достались в связи с первым разделом Речи Посполитой, это был уже второй случай, когда князь Станислав с выгодой использовал для себя сложные политические ситуации.

ДЕЛО ТИЗЕНГАУЗА

В момент наивысших жизненных успехов на князя Станислава падает мрачная тень трагического дела Тизенгауза.

В то самое время, когда королевский племянник оптом скупал земли на Украине и пожинал стихотворные восхваления за свои крестьянские реформы, в Городнице под Гродно по вине Понятовских закатывалась звезда человека, который много лет старался вытянуть Польшу из экономической отсталости.

Антонию Тизенгаузу, надворному литовскому подскарбию [Королевский казначей. - Прим. перев.], самому выдающемуся министру Станислава-Августа, не везло - в отличие от князя Станислава - на поэтов. Даже безотказный Трембицкий, услужливый певец всех знаменитостей своего времени, не посвятил ему, насколько мне известно, ни одного из своих панегириков.

Тем более, что жизнь выдающегося инфлянтца, история его взлета и падения могла послужить темой только для трагедии. Для трагедии в истинно польском духе.

Антоний Тизенгауз в ранней молодости сердечно подружился с будущим королем Станиславом-Августом Понятовским. Оба вместе воспитывались в Волчине и там же вместе вникали в первые тайны политики. Вместе усваивали программу прогрессивных реформ Чарторыских, вместе мечтали о цивилизации Польши и освобождении ее от саксонской анархии [Период, когда на польском престоле находились саксонские курфюрсты Август II (1670 - 1733) и Август III (1696 - 1763). - Прим. перев.]. Вступив на трон, СтаниславАвгуст, великолепно знавший хозяйственные и организационные таланты приятеля, сразу доверил ему должность надворного литовского подскарбия. Должность эта не относилась к самым высоким в государстве, но значила много, поскольку с ней было связано управление огромными королевскими владениями в Литве, называемыми тогда "столовыми имениями", или "экономнями". Управление этими владениями велось на основе полной доверенности в финансово-хозяйственных делах и давало управителю возможность влиять на личную казну монарха, а тем самым и на него самого. Наделенный властью, финансами и безграничным доверием короля, Тизенгауз приступил к делу. План его был ошеломляюще грандиозный, величественный, патриотический! "Инфлянтский дьявол" решил мановением руки сделать Польшу независимой от иностранных государств - в рекордно короткий срок создать в земледельческой отсталой стране все отрасли промышленности, существующие в других странах Европы.

Но этот дерзкий план превышал возможности одного человека, даже столь выдающегося, как Тизенгауз. Гениальному недоучке недоставало теоретических знаний и практического опыта, не хватало терпения и прежде всего прозорливости зрелого государственного деятеля.

Благие намерения, достойные патриотического замысла Сташица [Станислав Сташиц (1755 - 1826) - выдающийся польский политический деятель, писатель и философ, сторонник радикальных реформ. - Прим. перев.], были осуществлены слишком поспешно, методами, до удивления напоминавшими барские фантазии Кароля Радзивилла.

Оба центра литовских экономии - Гродно и Шавли (Шауляй) - наполнились толпами разноязычных специалистов, выписанных за хорошие деньги из-за границы, людей не всегда компетентных, и добросовестных, часто просто авантюристов. Тысячи королевских мужиков, во многих случаях уже освобожденных до того от барщины и переведенных на оброк, погнали обратно на барщину - строить, в условиях еще худшего гнета и более суровой дисциплины, чем до оброка. Крестьянских и мещанских детей силой отрывали от родителей, чтобы принудительно делать из них промышленных специалистов в Гродненской академии, возглавляемой французским профессором Жильбером из Лиона, или танцоров и певцов для придворного балета, руководимого балетмейстерами Морелли.

Строил Тизенгауз в темпе, по тем временам молниеносном, но не очень толково, почитая для себя делом чести вводить в Литве каждую новинку, о которой слышали люди, возвращающиеся из-за границы, даже не задумываясь над действительной надобностью того или иного нововведения. За пятнадцать лет он построил двадцать три фабрики и два больших фабричных поселка в Лососне и Городнице под Гродно. На этих фабриках производились самые разные вещи - и предметы первой необходимости, и предметы самой изысканной роскоши: сукно, полотно и персидские ковры; шляпы, чулки и золотые галуны для офицеров; шпильки, иголки и голландские кружева для дам; современные кареты и игральные карты. Он ставил мельницы, пивоварни, маслобойни, механические мастерские, красильни для тканей и кожи. Открывал собственные текстильные магазины и галантерейные лавки. Это была революция, какой окружающая Гродно литовская пуща не видала со времен, когда в ней по приказу литовского князя Ягеллы разрушали алтари языческих богов.

В первые годы великой стройки делу Тизенгауза сопутствовала поддержка всех прогрессивных людей Польши. Новые промышленные поселения под Гродно приводили поляков и литвинов в изумление небывалым размахом и сверхсовременным стилем. "Лососня предстала передо мной местом настоящей цивилизации, - восхищался прогрессивный публицист Юзеф Выбицкий. Городница могла бы находиться и в Голландии".

Несколько иначе относились к делу Тизенгауза наблюдатели более объективные и искушенные. Английский путешественник Кокс, который в это время посетил промышленные районы под Гродно, заметил нелепость сосредоточения в одном месте слишком многих фабрик и организационный хаос, характерный для этого большого предприятия. На лицах людей, "работающих по принуждению, а не по желанию", он видел такую глубокую тоску, что сердце его разрывалось от боли.

Впрочем, даже сам Юзеф Выбицкий, пламенный сторонник и апологет Тизенгауза, вынужден был позднее со скорбью признать, что подскарбий "...не шел к зарождению и развитию культуры постепенно, а хотел в литовских пущах сразу цветущую Голландию зреть, каковая веками исподволь к своей зрелости подымалась". Тогда как "...наша земля не была еще предуготована принять брошенные в нее семена стольких экономическо-политических благ. С одной стороны, зависть, с другой темнота, неприятельница любой, самой полезной новости, ополчились на дело подскарбия, а когда он, стремясь проложить прямые дороги и расчистить изгнившую глухую пущу, затронул родовые гнезда магнатов, то сразу поднялся вопль: "Тизенгауз тиран, Тизенгауз деспот!"

В свете позднейших исторических исследований в сопоставлении с трудно опровержимым языком цифр приязненная критика деятельности подскарбия звучит весьма и весьма мягко.

Историки, признавая несомненные таланты Тизенгауза и не оспаривая его патриотических побуждений, обвиняют его почти во всех преступлениях, в которых только можно упрекнуть плохого министра. Очарованный картиной своей цветущей Голландии, "литовский царек", как его повсеместно называли, не считался ни с кем .и ни с чем. Во главе своей личной гвардии, состоявшей из полудиких боснийцев, он врывался в имения королевских должников и силой присоединял их к экономии. Нарушал право личной собственности и ограничивал гражданские свободы. Оказывал давление на суды, вынуждая судей под угрозой военного вмешательства выносить несправедливые приговоры в свою пользу. Ворочал огромными государственными средствами, распоряжаясь ими без всякого контроля и счета.

Через несколько -лет такой деятельности Антоний Тизенгауз стал самым ненавистным человеком в Литве. Жители экономии, которых он принуждал к рабскому труду и у которых отбирал детей, называли его "дьяволом".

Консервативные магнаты издевались над его промышленной революцией и считали его опасным безумцем. Патриотов он отталкивал тем, что был послушным оружием короля и выполнял для него самую грязную политическую работу.

Подскарбий не обращал внимания на эту всеобщую ненависть, чувствуя за собой мощную поддержку двора.

Для Станислава-Августа он был незаменимым человеком.

Он всегда ухитрялся найти новый источник доходов для удовлетворения капризов довольно-таки расточительного монарха. Сколотил в Литве сильную группировку, единственной программой которой была поддержка королевской политики. В любом важном деле готов был служить королю советом и помощькУ Все его промышленное строительство, все, что он сделал действительно хорошего, официально приписывалось Станиславу-Августу, принося ему и в стране и за границей славу короля-реформатора.

Но Станислав-Август был человеком слабым, легко подверженным влияниям, и на постоянство его чувств нельзя было полагаться, а Тизенгауз имел несчастье настроить против себя королевскую семью. Оберегая денежный сундук своего приятеля от алчности его вечно ненасытных братьев и сестер, Тизенгауз произнес исторические слова о том, что "у короля нет родственников". Фраза эта, тотчас разлетевшись по всем дворцам королевских родичей, привела в ярость "самых нуждающихся" Понятовских. Сестра короля, Браницкая из Белостока, прозываемая краковская метресса, и гуляка князь экс-подкоморий из Варшавы сочли подскарбпя опасным врагом, которого следует как можно скорее убрать с дороги, и вместе, с литовскими недругами Тизенгауза - Борхами и Коссаковскими - принялись сколачивать антитизенгаузовскую коалицию.

Борьбу с могущественным фаворитом вели не в лоб!

Его обложили со всех сторон. Под него копали с помощью интриг и доносов: царский посол в Варшаве находил на своем столе предостережения, что "насилия, чинимые надворным подскарбием, приведут ко всеобщему восстанию шляхты в Литве". Петербург тревожили секретной информацией, что на городницких фабриках льют пушки и боеприпасы. Влиятельным магнатам нашептывали, что королевский фаворит развитием промышленности стремится расшатать положение олигархов. Прогрессивных писателей возбуждали против нечеловеческих методов, применяемых в Городнице и Лососне. На шляхетских сеймиках под указку магнатской оппозиции подготавливали интерпелляции, требующие контроля над предприятиями в Литве. Родня оказывала непрестанное давление на слабого короля, чтобы он отдал управление "столовым" имуществом человеку "своей крови".

Кто должен был быть этим человеком "своей крови", которого королевская семья выдвигала взамен Тизенгауза, нетрудно было догадаться. По исключении из конкурса двух королевских братьев - одного как епископа, другого как закоренелого транжира - в игру могли входить только два представителя младшего поколения: муж королевской племянницы Тышкевич и князь Станислав Понятовский. Все говорило о том, что больше шансов имел последний. В 1776 году, когда антитизеыгаузовская коалиция начала свое активное наступление, молодой князь как раз стоял на пороге политической карьеры. На его счету уже был сейм Мокроновского, во время которого он блеснул образованием и умом. Его прогрессивные выступления и смелые хозяйственные планы снискали ему уважение и симпатию виднейших представителей реформистской партии. Семья связывала с его будущим большие надежды. Король писал о племяннике: "В том возрасте, когда большинство молодых людей не видят ничего, кроме развлечений и удовольствий, он стал образцом умеренности и распорядительности".

Эта атмосфера, окружавшая молодого князя из рода Понятовских, могла оказать определенное влияние на дело Тизенгауза. Король, надо думать, был уже порядком издерган постоянными жалобами на подскарбия и постепенно начинал свыкаться с мыслью, что верному фавориту придется дать отставку. Но на пути к этому стояло препятствие, с виду непреодолимое - отсутствие подходящего преемника. И вот кандидат нашелся в кругу ближайших родственников. Это придавало делу новый оборот.

Тизенгауз переставал быть для Станислава-Августа незаменимым человеком.

Поздней осенью 1776 года князь Станислав, отправляясь с "благодарственной" делегацией в Петербург, получил от дяди конфиденциальное поручение заглянуть по дороге к Тизенгаузу и проверить правдивость выдвинутых против него обвинений.

В губернаторском дворце в Городнице под Гродно встречаются два выдающихся человека, которых, несмотря на значительную разницу в возрасте и характерах, объединяют общие наклонности. В любой другой ситуации они могли бы идеально сотрудничать друг с другом для блага страны. Но обстоятельства этой встречи не способствовали взаимному сближению.

Готовящийся к большой карьере молодой, энергичный князь застает в Городнице человека, преждевременно постаревшего, разочарованного и недоверчивого. Еще недавно столь могущественный, "литовский царек" уже сознает свое близкое крушение. Он как раз вернулся из многомесячной поездки по чужим странам. Это отчаянное предприятие, продиктованное предчувствием приближающегося поражения, пожалуй, самый волнующий фрагмент всей биографии подскарбия. Не зная языков, полностью зависимый от переводчика, он объехал почти всю Голландию и Италию, посетил десятки заграничных промышленных предприятий, с помощью переводчика во что бы то ни стало старался доискаться причин чужих успехов и собственных неудач.

После возвращения в Литву Тизенгауз понял, что дело его совсем проиграно. Коалиция сильных врагов обкладывала его все теснее. Со стороны трона - до сих пор такого милостивого - повеяло зловещим холодом и недоверием.

Неожиданный визит королевского племянника был для искушенного царедворца сигналом более чем красноречивым. Он был наслышан о способностях и образованности молодого князя и знал, какие надежды возлагает на него семья Понятовских. Немало горечи должен был принести Тнзенгаузу этот визит. Друг-король, делу которого он посвятил лучшие свои годы, соучастник и вдохновитель всех его преступлений, прислал ему вот этого юнца в качестве ревизора, обвинителя и, возможно, даже будущего преемника...

Сопровождая молодого гостя по своему обширному хозяйству, старый подскарбий, должно быть, терзался не только этой уязвляющей его мыслью. Краем глаза он ловил еле скрываемые усмешки князя при виде незаконченных остовов городницких фабрик. С деланным вниманием выслушивал он умные рассуждения о сырьевых возможностях страны, импортной и экспортной политике, смиренно оправдывался перед ним в недостаточно хорошо поставленной бухгалтерии. А в душе клокотал от злости и обиды. Что из того, что хозяином и гостем двигало одно и тоже стремление вытянуть страну из экономической отсталости? Что из того, что оба они страстные собиратели старины? Что больше всего любят итальянскую музыку?

Ситуация, в которой они находились, делала их врагами, примирение между которыми невозможно.

Городница не произвела на князя Станислава хорошего впечатления. Выученика Кембриджа смешили огромные здания тизенгаузовских мануфактур, больше похожих на феодальные замки, нежели на современные фабрики.

Любя точные цифры и четкие планы, он не мог согласиться с магнатским размахом подскарбия и его непрестанной ничем не сдерживаемой импровизацией. Человека, отлично знающего польский торговый баланс, возмущал тот факт, что вся продукция Городницы основывалась на импортном сырье. Автор "плана генерального оброка" не мог простить Тизенгаузу невольничьих условий труда на фабриках. Вернувшись в Варшаву, князь представил дяде отчет, объективно, строго, полностью подтверждающий все выдвинутые против подскарбия обвинения. Но Станислав-Август еще колебался, все еще не мог решиться отстранить министра, который умел удовлетворять все его прихоти и знал все его самые интимные секреты. Свою эгоистическую слабость король старался оправдать резонами общеполитического характера. Так, он писал в мемуарах, что "не настал еще момент, подходящий для удаления Тизенгауза без того, чтобы вызвать серьезные затруднения". Он подчеркивал, что подскарбий "при всех своих недостатках обладал доброй волей и талантом убеждать и склонять жителей Литвы к системе, созданной сеймами 1775 и 1776 года".

"Удобный момент" для отставки подскарбия наступил только в 1780 году, когда фаворит впервые не сумел удовлетворить финансовые потребности короля. СтаниславАвгуст сделал в Голландии порядочный долг, который надо было выплачивать из доходов от экономии. Когда настал срок первого платежа, у Тизенгауза, сделавшего очередные большие капиталовложения, не хватило денег.

С этой минуты падение всемогущего фаворита было предрешено. Лично ущемленный монарх решился наконец "уступить давлению общественного мнения" - отнять у подскарбия экономии. Однако он не передал управления королевскими имениями человеку "своей крови". Преемником Тизенгауза стал маршал Францишек Жевуский, так как он обязался выплатить голландский долг из собственного кармана.

Еще хранящий расположение к старому приятелю, Станислав-Август пытался провести процесс лишения Тизенгауза прав над экономиями как можно мягче. Но слишком много неприязни и ненависти накопилось против бывшего фаворита, чтобы это могло ему удаться. Административная процедура передачи власти превратилась в насильственный "шляхетский набег" со всеми чертами личной мести. "Посланный Жевуским варшавский подкоморий Валентий Соболевский ворвался в Городницу, взял Тизенгауза под стражу, изъял у него бумаги, занял фабрики и наложил секвестр на личное имущество подскарбия. Тизенгаузу с одной палкой в руке удалось спрятаться в бывшей иезуитской коллегии в Гродно, оставив все недругам. Отсюда он послал жалобу князю Михалу, брату короля, но и это не помогло. Пожаловался на насилие в трибунал, но епископ Коссаковский окружил его войсками и силой принудил членов оного вынести несправедливейший приговор".

По приказу Жевуского все городницкие фабрики были остановлены и несколько тысяч рабочих распущены по домам. Огромное предприятие Тизенгауза, создаваемое пятнадцать лет напряженным трудом и бесчисленными миллионами, было ликвидировано в несколько дней.

"Вот и запустение. Вот и нет у тебя Городницы, - писал под свежим впечатлением этой катастрофы Станислав Сташиц. - Вот и чванный чужеземец, собрав свои инструменты, с усмешкой покидает чужой край. Вот и тысячи мастеровых рук просят хлеба. В единый миг от одного конца страны до другого каждый гражданин сей жестокий миг восчувствовал".

Формальный "суд" над павшим фаворитом состоялся на сейме 1780 года. Против него была выдвинута целая лавина самых тяжких обвинений. Ничто не было забыто.

Как обычно бывает в таких случаях, предали его даже самые близкие люди. Тизенгауз защищался долго, многословно и неубедительно. Закончил он предсказанием, что те, кто сменит его, будут еще хуже. И покинул зал заседаний сейма совсем сломленным человеком.

Знаменитый писатель Юзеф Игнаций Крашевский оставил нам потрясающие воспоминания о несчастном подскарбии, почерпнутые из семейных преданий: "Возвращаясь с этого сейма, Тизенгауз заехал переночевать в близкий ему дом моего прадеда по матери... и моя бабка, в то время она была совсем ребенком, никога не могла забыть его скорбного, страдальческого лица, она рассказывала мне, что он весь вечер простоял как онемелый, опустив голову, и слова от него невозможно было добиться. Дети окружили его и разглядывали с соболезнованием - такое он на них произвел впечатление".

В одном Тизенгауз не ошибся: те, кто пришли после него, были еще хуже. Жевуский и его доверенный Уруский, хоть и не делали баснословных вложений в промышленность, зато вели в экономиях грабительскую политику, стремясь как можно больший доход положить в свои карманы. Из этих доходов в скором времени выросло огромное состояние графов Уруских, а Францишек Жевуский, покинув страну, поместил в одном из венских банков круглую сумму 500000 дукатов.

Это хозяйничанье длилось неполных два года. Потом управление экономиями у Жевуского отобрали, и король смог наконец подумать о преемнике "своей крови". Пришел час князя Станислава.

В своих воспоминаниях он старается показать, что самая доходная должность в стране досталась ему в результате совершенно случайного стечения обстоятельств.

"Державный контракт на столовые имения в Литве я заключил случайно. В тот вечер я пришел к королю с годовым отчетом по трем полкам придворной кавалерии, которыми я командовал. Король был с кем-то занят. Ожидая его, я разговаривал с Цецишевским, министром королевских финансов, человеком очень рассудительным и благородным. Он сказал, что находится в большом затруднении после лишения Жевуского права на управление столовыми имениями, так как не знает, кому это поручить. Я сказал, что мог бы их взять на тех же условиях, что и Жевуский. Цецишевский сказал, что я оказал бы этим большую услугу королю. Назавтра к полудню все было готово и подписано. Я обязался платить на 20 000 дукатов больше, чем Жевуский".

Несмортя на увеличение суммы откупа, князь не проиграл. Держание литовских экономии, как повсюду утверждали впоследствии, принесло ему в год не менее 50 000 дукатов.

Князь Станислав переживал период величайшего везения. И трагедии страны, и трагедии отдельных людей - все шло ему в благо. Драма Анджея Замойского использована им была для расширения и укрепления торгового кредита. Драма Антония Тизенгауза в конечном итоге удвоила его доходы.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ, ДРУЗЬЯ, ИНТЕРЕСЫ

О личной жизни князя Станислава в эти годы известно немного. Некоторые скупые сведения об этом можно обнаружить в его воспоминаниях и в мемуарах Станислава-Августа. Кое-какие детали можно домыслить с помощью дедукции на основе упоминаний о нем в дневниках тех лет и в старых комплектах "Варшавской газеты" и "Варшавского путеводителя". Какие-то факты из его жизни удалось обнаружить в письмах педантичного швейцарского хрониста профессора Иоганна Бернулли, который в то время находился в Варшаве и несколько раз лично встречался с королевским племянником.

Как и другие польские магнаты, князь Станислав обычно проводил весну и лето в своих латифундиях или в заграничных путешествиях. Его вакационное время обычно бывало насыщено делами. На Украине он лично присматривал за порядком в своих владениях, следил за строительством новых фабрик и за планомерным переводом крестьян на оброк. За границей скупал у антикваров древности и этнографические редкости, не всегда ценные и подлинные. Излюбленная летняя резиденция князя - корсуньский замок - с небывалыми коллекциями китайских и татарских вещей, редких камней, гемм и камей, на взгляд современников, считалась одним из великолепнейших магнатских дворцов на Украине.

В Варшаву князь Станислав приезжал только осенью, когда уже собиралась сессия сейма, и оставался там до весны. К этому времени он был уже владельцем нескольких великолепных участков в разных концах столицы, но жил, по желанию Станислава-Августа, непременно в королевском замке. Очевидно, король хотел того, чтобы жители Варшавы постепенно привыкли считать князя Станислава фактическим наследником престола. Кроме того, прибегая к помощи любимого племянника во многих делах, он желал иметь его постоянно при себе. Только спустя несколько лет - с окончанием перестройки королевского дворца в Лазенках - князь Станислав "отделился с жильем" настолько, что выстроил себе летнюю резиденцию на традиционной "дороге Понятовских" - между садами отца на Княжьей улице и новой резиденцией дяди. Дом этот - сразу же возле доходных домов варшавского банкира Теппера - был записан в городских книгах как владение № 1755 по Пенкной улице и ничем особенным не отличался.

Куда красивее и приметнее была другая летняя резиденция князя неподалеку от столицы - дворец в Гуре под Новым Двором. В Гуре князь принимал почетных и нужных гостей Туда часто приезжал на вакации из Вены юный князь Юзеф Понятовский. Художник Шимон Маньковский украсил стены комнат цветными фресками, а соавтор "плана генерального оброка" Юзеф Выбицкий писал там свои политические комедии и драмы.

Находясь в Варшаве, князь Станислав делил время между интеллектуальной жизнью и занятиями, связанными со служебными обязанностями. В ближайшем его окружении можно встретить специалистов и ученых в разных областях археологов, математиков, минералогов (так называли тогда специалистов по горному делу) и даже инженеров водных путей. Все это общество встречалось у князя на так называемых "философских обедах", являющихся, несомненно, каким-то подобием "королевских четверговых обедов". Во время этих обедов блистали своей эрудицией падре Бенвенути, "чрезвычайно ученый римский священнослужитель", Ревердиль - королевский библиотекарь и лектор, а также главный польский масон граф Август Мошинский, генеральный директор всех кабинетов и коллекций его королевского величества. Несколько скучноватую атмосферу этих ученых сиест оживлял неистощимым юмором и яркими воспоминаниями о путешествиях сердечнейший друг князя генерал-майор коронных войск барон Карл Фридрих Эрнст де Кокцеи. Этот княжеский приятель, один из тех офицеров, "которые сочетали выдающийся ум и манеры с основательным знанием военного ремесла", был любопытнейшей фигурой, чрезвычайно характерной для своей эпохи.

Сын прусского канцлера, человек одаренный, в молодости вынужден был покинуть родную Пруссию, поскольку изводил Фридриха 41 "злополучными сатирическими выпадами, от коих в молодые годы по чрезмерной живости натуры не всегда умел удержаться". Потом колесил по свету. Служил в английских и голландских войсках, плавал по далеким морям, пережил сотни удивительнейших приключений. После многолетних скитаний осел на постоянное жительство в Польше и стал "самым учтивым офицером" немногочисленной коронной армии и ближайшим приятелем и постоянным нахлебником князя Станислава, который был моложе его на тридцать лет.

Вторым сердечным приятелем князя был другой завсегдатай философских обедов, тихий, скромный королевский секретарь Станислав Бадени. Историки, приводящие в своих трудах двух-трехстрочные характеристики князя Станислава, никогда не забывают подчеркнуть его "тщеславие и высокомерие" по отношению к людям низших кругов. Может быть, так оно и было, но среди немногочисленной личной переписки князя Станислава, просмотренной исследователями, как раз сохранилось письмо, удивительно не соответствующее этому повсеместно принятому мнению. Это записочка с выражением соболезнования, посланная в 1778 году Станиславу Бадени в связи со смертью его отца. Вот в каком тоне пишет кичливый принц Речи Посполитой скромному чиновнику королевской канцелярии: "Баденик мой дорогой... прошу кланяться от меня матушке и поблагодарить за то, что родила Двух честных малых. Сердечно обнимаю тебя, дорогой Стась!"

В 1777 - 1778 годах князь Станислав был активнейшим деятелем только что образовавшегося в столице Варшавского физического общества. Возникло оно по инициативе Адама Чарторыского, а организовал его специально для этого призванный из Парижа французский ботаник, профессор Жан-Батист Дюбуа. На заседаниях общества встречались виднейшие ученые столицы с магнатами-интеллектуалистами вроде Адама Чарторыского, Игнация Потоцкого и князя Станислава. На заседаниях обсуждались изыскания в области физики и астрономии; члены общества переписывались с учеными других стран, даже, намеревались выпускать специальный научный журнал.

Но длилось это недолго. Все начинание рухнуло по политическим причинам.

В 1778 году, в период наиболее острой борьбы против кодекса Замойского, в Польше усилились ожесточенные преследования иноверцев. Жан-Батист Дюбуа, рьяный вольтерьянец, реагировал на это печатным выступлением "Essai sur I'histoire litteraire de Pologne" ["Очерк истории польской литературы" (франц.).], в котором в чрезвычайно острых и несправедливых тонах обрушился на отсутствие у поляков терпимости. Книга эта из-за ее тона вызвала резкую критику даже со стороны прогрессивных людей. Возмущение было так велико, что французу пришлось собрать пожитки и убраться из Польши.

А после него никто не пожелал взять на себя труд проводить заседания общества.

Известно также, что князь живо интересовался музыкой, посещал все гастроли, держал музыкантов при своем дворе и даже основал в Варшаве музыкальную школу, самых способных выпускников которой посылал потом за свой счет в Италию для дальнейшего учения.

Наряду с интеллектуальными занятиями много времени у князя Станислава занимала военная служба. Молодой генерал-лейтенант командовал тремя уланскими полками и парадным полком пешей гвардии. Гвардейский полк был специальной воинской частью "с исключительным уровнем дисциплины и светской жизни". При полку существовала школа практической геометрии, в которой "учили рисовать карты на глаз либо с помощью приборов". В казармах пешей гвардии на улице Битной (на теперешнем Жолибоже) князь проводил по нескольку часов в день. Частично это объяснялось и тем, что поблизости от этих казарм находилась частная квартира барона Кокцеи, где иногда тоже проходили "философские обеды".

Вот и все сведения о князе Станиславе 1778 - 1784 годов как об интеллектуалисте и военном. А теперь два факта из его биографии, говорящие о том, что этот философ и генерал был одновременно и принцем крови, стоящим ближе всех к трону и явно на него поглядывающим.

Осенью 1777 года король всерьез взялся подводить базу под будущую королевскую династию. После двух неудачных попыток устроить свой брак он решил женить князя Станислава на принцессе из французской королевской семьи, а при случае добиться для племянника наследственного владения Курляндским герцогством в качестве заявки на польскую корону.

К сожалению, ни одно из этих желаний нельзя было осуществить без согласия "августейшей гарантки", так что король обратился через посланника Штакельберга к Екатерине, изложив ей свои планы и прося высказать мнение. Ответ пришел мгновенно. Императрица с холодной иронией благодарила короля за доверие, заметив при этом, что "герцог Курляндский еще не умер, так что разговор о его наследственных владениях преждевременен, а что касаемо Франции, то королю следует помнить, что все его несчастья именно оттуда и происходят".

После такого ответа говорить было не о чем. Униженный король велел своим представителям в Париже прервать переговоры относительно женитьбы. Мадемуазель де Бурбон-Конде пришлось отказаться от видов на польскую корону, а князь Станислав мог и дальше пребывать в холостяцком положении.

Другая династическая авантюра - на этот раз по инициативе самого князя - имела место три года спустя при довольно интересных обстоятельствах.

Год 1780-й. Императрица Екатерина отправляется в Могилев на встречу с императором Иосифом П. Маршрут этого путешествия проходит по самой польской границе.

Король решает использовать эту оказию и высылает в Полоцк приветственную делегацию. Кому же поручить эту миссию, как не князю Станиславу, который однажды уже сумел добиться расположения государыни? Но Станислав-Август помнит еще скандал с Репниным и, чтобы избежать возможных эксцессов со стороны вспыльчивого племянника, придает ему в советники умного и многоопытного приятеля, известного уже нам генерала Кокцеи.

Другим товарищем князя в этом путешествии был поэткамергер Станислав Трембецкий.

Екатерина принимает князя Станислава так же сердечно, как четыре года тому назад в Петербурге. Принц Речи Посполитой сопровождает императрицу при посещении ею некогда польского Полоцка. Царица, никогда еще не бывшая на католической мессе, хочет послушать ее в роскошном иезуитском костеле. Вопрос об иезуитах находился в то время в центре внимания Европы. После того как орден был упразднен в Польше и других странах, Беларусь стала его последним прибежищем. Но иезуитскаямасса прошла "скучно и нудно". Разочарованная императрица хочет выйти из костела до конца службы. Князь Станислав, видавший иезуитов в Риме, предостерегает ее перед опрометчивым пренебрежением к "преторианской гвардии церкви". Аргументы производят свое действие.

"Императрига безропотно простояла до конца скучного богослужения".

Из Полоцка все общество направляется в Могилев.

Спустя десять лет после злополучной встречи в Силезской Нисе князь Станислав вновь встречается с императором Иосифом П. Основная часть могилевской встречи проходила в близлежащем Шклове, где австрийского императора и русскую императрицу с неслыханной помпой принимает владелец имения - граф Зорич. В Шклове абсолютно неожиданным образом дает о себе знать третий участник раздела Польши - Фридрих II. Эпизод этот забавен и характерен для создателя могущественной Пруссии. Граф Зорич через шкловского торговца - еврея Нутку - доставил для этого приема чудесный саксонский сервиз из Дрездена. При провозе сервиза через Пруссию с Нутки дважды взяли пошлину - за ввоз и вывоз. Торговец пожаловался на эту несправедливость прусскому королю. И вот в Шклов пришел следующий ответ:

Господин Нутка из Шклова! Пошлину с вас по существующему закону взяли справедливо при въезде в мои пределы. Справедливо взяли и при выезде из оных. Но если господин Нутка не хотел платить двойной пошлины, он мог бы купить такой же сервиз на моей берлинской фабрике.

Фридрих

Торжества и увеселения в Шклове продолжались так долго, что князь Сапега сумел проиграть в карты все свое огромное состояние. Граф Зорич, стремясь как можно лучше использовать подвернувшийся случай сделать карьеру, замучил высоких гостей на совесть подготовленной артистической программой. В заключение двадцать седьмого дня встречи должна была быть представлена пьеса в исполнении труппы воспитанников кадетского корпуса царицы. Августейшие гости уже не в силах были вынести последнего измывательства. Обескураженный хозяин старается удержать их тем аргументом, что все члены труппы принадлежат к дворянскому сословию. Император Иосиф II ехидно ответил: "Не знал, что для того, чтобы быть хорошим шутом, надо быть дворянином".

В Могилеве князь Станислав понес тяжелую утрату.

Неожиданно умер его любимый приятель генерал Кокцеи. Смерть этого солдата, уцелевшего в сотне сражений, была столь же необычна, как и все его житейские приключения. Несколько дней спустя после прибытия в Могилев генералу захотелось ночью пить. Он неосторожно схватил стоящую у постели бутылку с водой и поранил руку осколком стекла. Крохотная ранка вызвала гангрену, от которой тогдашняя медицина не знала средств, и... исколесивший весь свет Кокцеи навеки уснул в чужом Могилеве. Вскоре после его похорон лишившийся опытного советника молодой князь совершил глупость, от которой пытался его уберечь прозорливый дядя. Ободренный благосклонностью императрицы, он направил ее мемориал по основным политическим вопросам: "Я просил ее искренне высказать свои намерения по отношению к Польше, потому что мне казалось, что эта страна, конституция которой была столь зыбкой и которой определили в качестве арбитров русских посланников, очутилась в положении, невозможном для народа с гордостью и понятием о чести".

В заключительнной части мемориала он выражал взгляд, что для спасения страны необходимо усиление королевской власти благодаря установлению... наследственной монархии.

Мемориал был передан "августейшей гарантке" во время сердечного прощания, и князь с сознанием отлично исполненного долга отправился в обратный путь.

"Когда я через Украину вернулся в Варшаву и изложил королю содержание моего письма к царице, то король впал в полное смятение. В таком состоянии я его еще никогда не видел. Больше всего его тревожило мое предложение заменить выборную монархию наследственной. Король то и дело повторял: "Я поклялся ничего не предпринимать для наследственной передачи трона. Кто же поверит, что ты сделал это предложение без моего ведома? Теперь на каждом сейме будут мне это в вину ставить!" Успокоить его было невозможно. Пришлось пригласить русского посланника, который заверил короля, что содержание моего письма ни до кого не дойдет".

Ответа на свой мемориал князь не получил. Спустя год, когда через Польшу проезжал русский престолонаследник великий князь Павел Петрович, молодой Понятовский пожаловался ему на непонятное молчание царицы. Ненавидящий мать наследник рассмеялся князю в лицо: "А чего вы, собственно, еще ожидали?!"

ПУТЕШЕСТВИЕ НО ГЕРМАНИИ

Летом 1784 года Станислав Поняговский совершил трехмесячное путешествие по германским государствам.

Это не были ни туристская поездка ради удовольствия, ни обычный выезд магната "на воды", а самое настоящее официальное путешествие по важным государственным делам. Посылая племянника в Германию, король возложил на него три ответственных задания. Первое носило военно-представительский характер. Под Берлином как раз проходили ежегодные маневры прусской армии, на которые со всех концов Европы съезжались толпы обеспокоенных наблюдателей. Тридцатилетний генерал-лейтенант коронных войск, командующий пешей гвардией, должен был присутствовать при этих военных играх как особо заинтересованный польский наблюдатель. Второе задание - экономического характера - было куда труднее. Польско-прусские экономические отношения, в особенности безжалостные таможенные препоны Фридриха II, вот уже долгие годы являлись одной из главных болячек распадающейся Речи Посполитой. Молодой Понятовский давно занимался этими проблемами. Он произносил на сеймах умные речи о польской таможенной политике, был известен своими широко разветвленными сношениями с немецкими торговцами и банкирами, а во время предыдущего визита в Берлин вел себя так умело, что ему удалось выторговать некоторые уступки даже у чудовищно скупого Фридриха. И вот ныне он отправлялся для дальнейших переговоров по торгово-таможенным делам, а также для выяснения, нельзя ли оживить товарообмен между Польшей и немецкими государствами.

Третья цель поездки была конкретная, связанная со злополучным делом Тизенгауза. Речь шла о получении у частных немецких финансистов кредита и технической помощи для восстановления разрушенных мануфактур в Городнице.

В своих воспоминаниях, которые, как известно, были написаны в последние годы жизни князя Станислава, путешествие в Германию описано чрезвычайно бегло. Восьмидесятилетний старец мало что помнил о своей служебной поездке, совершенной полвека назад. Он приводит только маршрут, записывает несколько броских анекдотов о Фридрихе II и (что весьма характерно) довольно подробно описывает ход неудачных переговоров по поводу кредитов для Городницы, что явно выглядит как попытка оправдаться перед историей. Зато в воспоминаниях совершенно нет чисто репортерского материала: непосредственных впечатлений и описаний обычаев и нравов увиденных мест. Короче говоря, нет того, что больше всего интересует современного читателя и придает вкус старинным описаниям путешествий.

К счастью, сохранилось еще одно свидетельство об этом путешествии, столь же авторитетное, как и воспоминания князя Станислава, но куда более непосредственное и подробное. Это написанный по-польски "Дорожный журнал", веденный в путешествии, мая 11-го дня 1784 года в немецкие земли предпринятом", который князь Станислав вел ежедневно, очевидно диктуя его секретарям на стоянках. Это обширная, почти в двести страниц рукопись, до сих пор не публиковавшаяся даже в отрывках, в целом доволно утомительна, а местами просто трудно одолима. Стиль у князя сухой, монотонный, а число и разнообразие его интересов просто поразительны. Читатель тонет в хаосе дотошных описаний мануфактур, рудников, технологических процессов, строевого прусского устава и тому подобных подробностей, собираемых, вероятно, для официального отчета королю и министрам. И только после процеживания всего этого отчетного балласта "Журнал" превращается в ясный и впечатляющий репортаж XVIII века, из которого можно многое узнать о тогдашней Германии, а также о самом авторе.

Выехал князь из Варшавы 11 мая. "Журнал" не приводит списка сопровождающих его лиц, но можно догадываться, что было их изрядно. Имелись даже музыканты, скрашивавшие своей игрой скуку долгого путешествия и художники, которые по указанию патрона запечатлевали на бумаге объекты, достойные увековечения. Только три лица из непосредственного окружения князя упоминаются в записках: его личный секретарь, варшавский врач доктор Люст, адъютант Геккель и ученый советник экспедиции, достопочтенный секретарь литовской казны Матеуш Нелюбович-Тукальский, известный ученый и близкий человек епископа Нарушевича и Тадеуша Чацкого.

Ехали по обычному маршруту всех направляющихся в Германию: через Блоне, Сохачев, Слупцы до Познани.

Оттуда дорога вела уже прямо к силезской границе.

В Слупцах князь Станислав с большим интересом осматривает дом, в котором во время Северной войны несколько дней стоял первый покровитель рода Понятовских шведский король Карл XII. Шведский завоеватель был тогда в апогее своей воинской славы. Побежденный польский король Август II вынужден был выдать ему Иоганна Паткуля, ненавистного шведскому королю предводителя лифляндской ирреденты. В двух километрах от Слупцев Паткуля разодрали конями. Несколько последних ночей перед казнью несчастный лифляндец провел под одной крышей со своим царственным палачом, прикованный цепью к его руке. Для молодого Понятовского эта имевшая место восемьдесят лет назад мрачная история определенно носила трогательный привкус почти фамильного анекдота.

За неполных три дня путешественники добираются до Познани. От имени города королевского племянника встречает познанский помощник воеводы Юзеф Выбицкий. Будущий автор "Мазурки Домбровского", теперешнего гимна Польши, - старый знакомый князя. Познакомились они в Эдукационной комиссии, потом вместе боролись за кодекс Замойского и совместно составляли "план генерального оброка". На дело Тизенгауза они смотрят несколько по-разному, но это не портит их хороших отношений. Выбицкий предлагает гостям свои услуги в качестве проводника по Великополыие и Поморью. Местность эту он знает великолепно еще по тем временам, когда разъезжал там в качестве эмиссара Барской конфедерации.

Краткое пребывание в Познани проходит в занятиях.

Князь обсуждает с Выбицким план поездки по Германии, встречается с офицерами местного гарнизона, с удовольствием выслушивает анекдоты о познанском воеводе князе Августе Сулковском, яром враге Понятовских, потом осматривает достопримечательности города.

Посещение собора дает нам возможность узнать о тогдашнем отношении к памятникам старины. Подробность эта наверняка заинтересует познанских историков искусства, поэтому я представляю слово самому князю. "В кафедральном соборе много надгробий, из коих самое интересное Болеслава Храброго, поставленное почти в середине собора. Но его недавно снесли, останки же короля, в небольшой гробик сложивши, немного выше перенесли.

Теперь же сносят мрамор какого-то стррого рыцаря и для короля переделывают".

Вечер князь Станислав посвящает культурным развлечениям. "Того же дня вечером был на комедии, что кончилась фейерверком и иллюминацией, только тот фейерверк чуть театр не спалил". Из последнего замечания видно, что вся поездка в Германию могла прискорбно кончиться еще до выезда из польской Познани.

Назавтра утром отправились в дальнейшую дорогу.

Услужливый и всегда готовый предоставить любые сведения Выбицкий сопровождал князя почти до местечка Каргово на силезско-бранденбургской границе.

После пересечения границы "Журнал" начинает распухать от подробностей. Принц Речи Посполитой ведет себя в чужой стране как матерый заграничный репортер.

Его интересует все. Скрупулезно записывает он разновидности почв и степень их "унавоженности", заработки земледельцев и жалованье учителей, количество и доходность предприятий. Из Франкфурта-на-Одере он наведывается в близлежащий Кунерсдорф, чтобы побывать на знаменитом поле сражения Семилетней войны. При этом он проявляет основательные познания и эрудицию в военном деле. Картина сражения, разыгравшегося двадцать пять лет назад, воспроизводится в "Журнале" с такой подробной обстоятельностью, как в штабной сводке. Потом он осматривает могилу немецкого поэта Эвальда Клейста, павшего в этой битве. Клейст был масоном, и "вольные каменщики" поставили ему пышное надгробие с надписью "Аu Militaire, Philosophe et Poete" ["Воину, философу и поэту" (франц.)]. Воспроизводя для нас описание этого памятника, князь Станислав замечает с тонкой иронией, что "в этот день пало еще много столь же доблестных офицеров, но они не были ни франкмасонами, ни поэтами".

Путешествие из Франкфурта в Берлин длится невыносимо долго из-за плохих дорог. Педантичный глава экспедиции с раздражением записывает: "Начиная от силезской границы милю мы проезжали за час и три четверти с лишним".

В Берлине все общество останавливается в доме, прозываемом "L'Hotel de Russie", в пригороде Нейштадт.

Князь Станислав не проявляет никаких признаков усталости от путешествия. "В тот день я нанес в Берлине до тридцати визитов, все ради знакомства с городом, и столько же кто-нибудь другой от моего имени нанесет".

Назавтра, 18 мая, глава чрезвычайной польской миссии генерал-лейтенант Понятовский начинает свой подробный и тщательный "большой репортаж".

Можно было ожидать, что приезжий из приниженной и слабой Польши, прибывший в столицу соседнего государства, с тем чтобы выпросить кредиты и таможенные послабления, окажется в Берлине в положении затурканного провинциала, что он будет поражен благосостоянием, всеобщей вышколенностью и динамикой небывалого подъема. Ничего подобного. Для польского магната тех времен прусская столица все еще является городом ограниченных нуворишей. Давно миновали времена, когда пятнадцатилетний князь, впервые покинув границы Польши, издавал восхищенные возгласы при виде каждой заграничной новинки. Теперь у него уже незаурядный опыт.

Он уже знаком с Англией, Францией и Италией. Кроме того, он прибывает прямо от великолепного, искрящегося весельем варшавского двора, который это верно - живет не по средствам, но по блистательности фасада и интеллектуальному блеску может смело соперничать даже с Версалем. И не удивительно, что почти во всех берлинских наблюдениях князя Станислава слышится нотка превосходства и даже легкого презрения. Если уж говорить по-настоящему, так ничто ему в Берлине не нравится. Тяжелая и безвкусная архитектура. Королевский замок отделан уродливо и небрежно. Театральная жизнь ни к черту. Артисты жалкие. Двор скромный и невидный.

Король, елико можно, дерет шкуру со своих подданных.

Солдаты плохо держат равнение, проходя парадным шагом...

Несмотря на все эти придирки, молодой Понятовский отлично понимает, что все виденное в Берлине должно привлечь самое пристальное внимание поляка. Он лихорадочно снует по городу, все время держа широко раскрытыми глаза и уши. И что только уловит - сейчас же в "Журнал". В Берлине он не впервые, и у него тут множество знакомых почти во всех кругах общества. Дневная программа его чрезвычайно разнообразна. Вот он ранним утром, "в зеленый костюм облаченный, на довольно отменном скакуне, взятом у конюшего Флято", наблюдает, как губернатор Мелендорф проводит учение берлинского гарнизона. Генерал-лейтенант коронных войск признает, что у прусских солдат "есть то, что зовется большой выучкой". Однако он критикует их слишком медленные движения и не без удовольствия замечает, что "шаг их в шеренге не так уж и хорош". С учения он едет в чудесные берлинские сады, чтобы побывать у известных садоводов Бюхера, Крауса и другого Бюхера - Бюхера-хромого.

Потом осматривает скульптуры в мастерской резчика Ястара, "который как сам мало приятен, так и творения его в том творцу своему подобны".

Затем последовал продолжительный визит на фабрику "порцеляны". Берлинский фарфор "много несовершейен касаемо формы и вкуса. Зато раскраска без всякой выпуклости, а позолота красивее, чем на саксонском".

Этого мало; Понятовский подробно интересуется, из какой местности фабриканты привозят каолин, а из какой кварц. Больше всего его интригует то, что берлинцы "умеют ставить такие печи, кои всегда уверенность дают, что огонь будет равномерный".

После столь загруженного дня - обед у себя в отеле, в кругу ученых. Присутствуют профессор Белинский и ботаник Гледич. Разговор о лесных вредителях как результате уничтожения птиц. После обеда визит к королевской невестке, жене герцога Фердинанда, поминки общего приятеля, покойного генерала Кокцеи. Вечером ужин у генерала графа Хорьха, где князь слегка ухаживает за младшей представительницей королевской семьи - женой Фридриха Брауншвейгского.

На следующий день он наблюдает за учениями других полков, посещает другие фабрики, беседует с другими учеными, посещает магазины и книжные лавки. После обеда наносит визит прусской королеве, которая дает ему "партикулярную" аудиенцию.

20 мая начинаются ежегодные маневры. Открываются они смотром нескольких полков, который устраивает на площади перед дворцом сам король. Князь наблюдает за смотром из дома книготорговца Николаи. Фридрих II "сидел на сивом коне, а все чужестранные генералы подле него пешком бегали. Приказал он нескольким взводам выстрелить холостыми и зарядить. Говорил с разными солдатами". Потом князя представляют королю. "Беседуя с испанским послом Лас Касас, король изложил ему открытие некого итальянца, что от сук получал щенят впрыскиванием, без допуска к ним кобеля. Отсюда пошла шутка о супружестве на новый манер, через инъекцию".

Начиная с этого дня предобеденные часы князь Станислав проводит на маневрах. Один день он наблюдает за "маневром, представляющим атаку первой линии с подтягиванием второй". В другой раз - "ретираду в шахматном порядке с устроением флангов и вылазкой кавалерии". Обедает он у короля. По вечерам слушает концерты музыканта Пинто и певцов Бонатини и Кончалини.

В один из этих дней он имел продолжительную беседу с королем, вероятно, по поводу злополучных пошлин и продолжающейся блокады Гданьска. "Фридрих II принял меня в малой галерее, прилегающей к круглой замковой башне. В этой галерее вот уже двадцать семь лет находится географический атлас, открытый на одной и той же карте Польши. Мысль об уничтожении этого несчастного государства постоянно занимала его. Рядом с галереей была его спальня со спартанским ложем, на котором он спал прикрывшись шляпой". К сожалению, "Журнал" не приводит содержания беседы с прусским монархом. Более конфиденциальные материалы, вероятно, пересылались в Варшаву дипломатической почтой. Мы узнаем только, что у Фридриха II было большое чувство юмора, проявляющееся чаще всего в ехидных шутках по адресу других царствующих особ. Польский гость меланхолически замечает, что "этот эпиграмматически-сатирический стиль мог позволить себе только человек, большой ум которого находил себе поддержку в отменно вымуштрованной трехсоттысячной армии".

Помимо этой официальной программы, князя Станислава занимает в Берлине множество других дел. Он подолгу беседует со своими банкирами Жераром и Мишле.

Осматривает коллекцию древностей. Интересуется разведением шелковичного червя, так как уже разводит его у себя в Корсуни. Минералог Геральд по его просьбе исследует пробы кобальта и польской меди. Механик Рихард демонстрирует ему свою "машину для подземной корреспонденции", которая, впрочем, не вызывает у князя доверия, поскольку "похоже, что действует с помощью веревки, под землей протянутой". Знакомится с изделиями почти всех берлинских фабрик. Посетив красильню хлопчатобумажных тканей Симона, прикидывает, "нельзя ли в Польше сделать подобное с такой же пользой". При посещении берлинской фабрики зеркал узнает о довольно своеобразных методах, которыми Гогенцоллерны развивают промышленность. Фабрику эту несколько лет назад построил король. Но когда она оказалась убыточной, приказал директору взять ее в собственность, вернув королю затраченный капитал. "К счастью, оному директору наследство в Голландии досталось, каковое его и выручило".

Наносит князь Станислав визиты и многим берлинским знаменитостям, как-то главному идеологу европейского масонства Моисею Мендельсону, "человеку весьма учтивому и приятному". Масонские связи князя не ограничиваются только этим визитом. В другой раз он посещает берлинскую ложу франкмасонов, "которая располагает довольно милым садом". Обстоятельный автор "Журнала" не упускает случая записать, что "на содержание всего этого каждый из франкмасонов платит в месяц четырнадцать серебряных грошей".

Интересуется он и артистической жизнью Берлина, посещает мастерские художников и скульпторов, но не находит там ничего примечательного. Бывает у певца Кончалини, встречается с берлинской актрисой "по прозванию Ланге". Охотно посещает театральные представления. В Берлине в то время было целых три театра. Два из них - французский и итальянский - - имеют репрезентативный характер. Третий - немецкий - помещается в жутком балагане на окраине, ибо "король к нему не благоволит и в другом месте играть не позволяет". В "Журнале" мы находим описание одного из представительных театров вместе с его любопытной бытовой спецификой.

"Был я на театре. Снаружи впечатление очень хорошее.

Внутренняя же диспозиция не имеет того достоинства по той причине, что столбы, разграждающие ложи, смотреть мешают. Когда в этом театре маскарад бывает, то мещане веселятся только в самом театре, в партер и первые ложи, где дворяне помещаются, им проходить нельзя, что очень строго блюдется. Дворянам же вольно к ним выходить, только на это смотрят косо". Автор "Журнала"

объясняет, почему мещане не очень довольны, видя у себя благородных господ. Как-то на одном из маскарадов, когда еще существовала полная свобода в выборе масок и костюмов, племянник короля Фридрих Брауншвейгский, большой любитель всяких проделок, затесался в среду мещан в костюме торговца сластями и угостил их пирожными с примесью сильно действующих прочищающих средств, так что веселое празднество довольно быстро закончилось. Шутка эта так рассердила короля, что он запретил всяческие переодевания, и теперь на маскарадах можно носить только одинаковые черные домино.

Интерес к развлечениям у князя не ограничивается театром. "Был я в саду графов Рейсе, который имеет несколько красивых аллей, ныне там аустерии строятся...

В тех местах есть много простолюдинок, кои по воскресеньям одеваются в особливо яркие наряды... Был в доме наслаждений... где немного веселья увидел. Только табак курили".

После официального окончания военных маневров польский наблюдатель наносит прощальный визит королевской семье и готовится покинуть Берлин.

Покончив с официальной миссией, князь Станислав, оставив за собой комнаты в отеле, предпринимает целый ряд поездок по окрестностям Берлина. В Шарлоттенбурге он осматривает коллекцию древностей кардинала де Полиньяка, в Шпандау - самую большую прусскую фабрику военного снаряжения, "в коей делают стволы, палаши, клинки, кирасы".

Посещение Потсдама, летней столицы Пруссии, занимает у него несколько дней.

Посещает он дворец Фридриха II. Интересуется системой центрального отопления и пускается в длинные разговоры с солдатами королевской гвардии.

При посещении дворцовых садов он точно подсчитывает, какие размеры у "теплиц для фруктов", и записывает время поспевания различных сортов слив. В СанСуси он на минуту впадает в артистическое раздумье перед фигурой Антиноя (которую мне Антонием назвали"), после чего изрекает с пониманием дела, что "в некоторых частях, как-то ногах, теле, голове, очень хороша".

Много внимания уделяет князь знаменитому кладбищу королевских собак у старого дворца в Сан-Суси. "Король столь в этом чувстве к собакам далеко зашел, что когда в 1772 году сука по имени Алкмена, которая жила у него семь лет, перед его возвращением из Силезии сдохла и была похоронена, то приказал ее вырыть и принести в свою круглую угловую библиотеку в старом Сан-Суси, там ее положить и там же держал ее четыре дня. Несколько раз видели, как он слезы отирал. А схоронить ее приказал в склепе только тогда, когда смрад был столь сильный, что уже выдержать было неможно".

Чрезвычайно выразительный анекдот о чувствительном сердце Фридриха. Главным образом потому, что время его совпадает со временем первого раздела Польши.

29 мая в жизни князя Станислава происходит важное событие. В этот день в шесть часов утра в отель прибывает эстафета из Варшавы, извещающая о смерти великого литовского подскарбия Бжостовского и о назначении на этот высокий пост князя.

Свое назначение новый министр отметил в кругу близких. В этот день у него обедает Филипп Нерий Олизар, литовский подчаший, который остановился в Берлине, возвращаясь из путешествия по Англии и Франции. Во время обеда является с поздравительным визитом камергер Агасфер Генрик Лендорфф, шляхтич из Вармии, ближайший сосед и приятель епископа Красицкого. Разговор за столом идет об устройстве Немецкого банка и системе государственных монополий. Свежеиспеченный подскарбий решительно высказывается против монополий, считая их пагубными для граждан.

31 мая наступает последнее прощание с Берлином.

Князь Станислав со своей свитой выезжает в Рейнсберг, чтобы засвидетельствовать почтение постоянно проживающему там брату Фридриха II - Генриху Прусскому. Это тот самый старый, уже впавший в детство принц Генрих, который после раздела Польши домогался, чтобы Екатерина II выдала ему письменное свидетельство, что это он, а не кто-либо иной был истинным автором идеи раздела.

Но в XVIII веке подобные мелочи не влияют на светские отношения между высокопоставленными особами.

Польский инфант с большим одобрением отзывается о кратком пребывании в Рейнсберге. Живет и столуется он во дворце принца. Хозяин катает его на "боте" по озеру.

Вечером в честь гостей устраивается представление оперы "Ревнивый любовник", в котором "больше любители и домашние слуги как комедианты роли представляли и хорошо играли".

Из Рейнсберга путешественники отправляются в Магдебург, Брауншвейг, Ганновер. В каждом крупном пункте они останавливаются, чтобы осмотреть повозки и сменить лошадей. Военные гарнизоны выставляют перед местопребыванием польского министра почетный караул.

Князь Станислав знакомится с новыми людьми и с местными достопримечательностями.

15 июня польские путешественники добираются до горы Гарц, важнейшего рудного района центральной Германии. Здесь добывают серебро, железо, медь и свинец.

В Клаустале князю представляется майор барон фон Реден, берггауптман, то есть управляющий всеми королевскими рудниками. Вероятно, это тот самый Реден, который в 1781 году провел несколько месяцев в Польшей представил прусскому королю подробный рапорт о состоянии польского рудного дела. Редену приказано сопровождать князя на территории Гарца и давать ему объяснения по всем вопросам, касающимся горной промышленности. Князь Станислав ревностно пользуется этим. Он посещает разработки серебра и меди, гуты и "плавильни", спускается под землю, "в шахты под названием Каролина и Доротея". Пытается усвоить сложный "учет прибылей, которые король получает с держателей акций".

Последнее не очень ему удается. "Королевские доходы управители в величайшем секрете держат, дабы акционеры о них не дознались. А когда который недовольство выкажет, то такое ему покажут, что до толку не дойдет".

Из Клаусталя князь направляет экипажи прямо на Остероде в Саксонии, сам же отправляется верхом прямым путем через горы. Сопровождает его Реден ("человек весьма ученый и учтивый"). Во время этой поездки беседуют они об очень важных делах. Князь думает о том, как ему наладить свои чудесные шахты на Сандомирщине, заброшенные со шведских войн, и старается для этой цели заполучить иностранных специалистов. Реден, великолепно разбирающийся в польском рудном деле, видимо считает, что игра стоит свеч, поскольку предлагает князю в главные инженеры своего шурина. Но речь идет не только о сандомирских рудниках. Князь обсуждает с берггауптманом более широкие проекты, в масштабе всей страны, - он собирается создать не совсем ясный "союз рудников", кто знает, уж не международный ли синдикат?

Несмотря на столь важные и захватывающие занятия, князь Станислав не отказывается и от интересных развлечений.

В Клаустале он принимает участие в торжественном состязании в стрельбе, являющемся местной традицией, и очень радуется результатам. "Пострелял и я, и дважды повезло - неплохо попал. Из штуцера без опоры на 350 шагов". В Дессау наносит визит филантропической академии и беседует с учащейся молодежью. Уделяет много внимания и обществу людей ученых, добропорядочных и состоятельных, "кои основали книготорговлю для поддержки авторов, пишущих под титулом "Buchhandlund der Gelehrten" [Книготорговля ученых (нем.)], и по подписке печатают такие труды, на издание коих книгоиздатель либо вовсе бы не решился, либо старался бы содрать с автора шкуру..."

В Эйленбурге князь интересуется женскими туалетами. "Видал тут наряд некой женщины из стеклянного жемчуга с голубиное яйцо. У других же, по местной моде, маленькие меховые манжетки, как рыбьи жабры".

В Галле у натуралиста профессора Форстера рассматривает "гравюру на меди быка с мыса Доброй Надежды, с зубром схожего, в коем роде животных профессор утверждал, что, кроме Польши, обретаются в Молдавии и зовутся там "цимбер". Говорил также, что еще в конце прошлого века обретался в литовских лесах род зверя, туром называемого, и одну пойманную того рода корову матери нынешнего прусского короля привезли".

В Дюрренберге князь посещает "прославленную в мире фабрику-солеварню". Соль отсюда идет во всю Саксонию. "Курфюрст получает на соли доходу до 500 000 талеров. На фабрику он смотрит прежде всего как на доходное предприятие и хочет, чтобы соль покупателю доставляемая была елико можно дешевле. Иной раз той плохо просушенной соли убывает до половины бочки. И когда подданные, принужденные брать ту соль, жалуются, то является инквизиция и назначает штраф, но только в пользу короля, так что никто и не жалуется".

В Лейпциге князь останавливается на несколько дней.

Все это время он посвящает вопросам культуры. Встречается с художниками и скульпторами, ходит по антикварным лавкам. Посещает и польский институт Яблоновского, секретарь которого Клодий издает "Журнал поэзии и изящных искусств". В итальянской опере смотрит "Севильского цирюльника", в котором выступила актриса "довольно приятная, по имени мадемуазель Сопорити".

Преподающий в Лейпциге профессор Леске, сын новодворского пастора, сердечно принимает покровителя диссидентов и показывает ему свой кабинет натуральной истории. Художник Эйзер показывает ему академию, где тридцать молодых людей учатся рисованию. Кроме того, князь несколько раз посещает дом резчика Баузе, дабы с удовольствием слушать игру на гармонии его "весьма прелестной дочери". Из достопримечательностей, не связанных с искусством, князя больше всего интересует школа для глухонемых, возглавляемая профессором Генике.

"Выговор этих людей весьма несовершенен, но по лицу видно, сколь радости и перемены вызывает в них обретение ими чувств утраченных... Те, коих Генике берет, пребывают в совершенной глупости и, когда он начинает с ними операции свои, не могут никак уразуметь машины, которую он употребляет для правильного устройства рта для выговора. А поелику секрет его от самых азов зависит, то никто хлеб у него отбить не может. Ныне учит он сына, который мог бы его сменить в обучении".

Перед тем как покинуть Лейпциг, князь взял большую сумму у своих банкиров Края и Фрея и приобрел несколько ценных произведений искусства: у художника Эйзера - "большую картину Ван Дейка, чудесного Рембрандта и еще несколько других картин и много редких рисунков", у гравера Баузе, отца прелестной мастерицы играть на гармонии, - ценный рисунок Рейнольдса.

В дальнейшем путешествии по Саксонии князь Станислав остановился на однодневный привал в Эльстерверде. В охотничьем замке, окруженном со всех сторон лесами, гостей чествуют обедом хозяева резиденции: дядя царствующего курфюрста герцог Карл Саксонский со своей супругой, по происхождению полькой. Этот краткий визит, которому в "Журнале" уделяется всего несколько скупых строк, можно смело считать самым драматическим эпизодом всего путешествия. В уже стареющей, разочарованной герцогской чете из Эльстерверда нетрудно узнать героев громкого исторического романа минувшей эпохи. Рослый угрюмый человек, с гордостью демонстрирующий гостю экземпляры своего зверинца, - это Карл, герцог Курляндский, сын умершего польского короля Августа III Саксонского, некогда выдвигаемый Барской конфедерацией на трон Речи Посполитой. Сорокалетняя герцогиня, старающаяся быть учтивой с Понятовским, - это честолюбивая Францишка Красинская, которая вышла замуж за саксонского принца, чтобы стать со временем польской королевой. В небольшом охотничьем замке Эльстерверд встретились Польша саксонская и Польша Станиславская. Легко себе представить атмосферу этой встречи. Для политических банкротов из Эльстерверда один вид молодого Телка должен был провоцировать вспышку каких угодно чувств.

Вряд ли есть что забавнее чтения старых записок. Уже на следующей странице "Журнала" эльстервердский эпизод находит поразительное историческое завершение. По приезде в Дрезден князь Станислав заносит в "Журнал"

следующее: "Побывал у мадам Габленц (гофмейстерина двора), которая показала мне дочь курфюрста, с матерью схожую". Как легко догадаться, речь идет о недавно родившейся дочери курфюрста Фридриха-Августа IV, инфанте Марии-Непомуцене-Августе. Автор "Журнала" искренне бы рассмеялся, если бы ему тогда сказали, что эта маленькая герцогиня отомстит Понятовским за все неудачи своего двоюродного деда Карла из Эльстерверда. Спустя семь лет варшавский сейм, названный Революционным, или Великим, сделал эту маленькую курфюрстину наследницей польского престола - назло Понятовскпм и в первую очередь самому автору "Журнала"

Описание пребывания князя Станислава в Дрездене занимает в "Журнале" много места. Столица Саксонии еще живет воспоминаниями о существовавшей несколько десятилетий личной унии с Польшей. Польского князя принимают тут с особым почетом. Курфюрст ежедневно приглашает его к обеду. Театры дают в его честь торжественные представления. Со всех сторон устремляются к Понятовскому люди, с благодарностью вспоминающие Польшу. Директор Дрезденской академии художник Джанбатиста Казакова, брат которого, Джиакомо, нашел такой сердечный прием при варшавском дворе, не отступает от польского гостя ни на шаг и засыпает его сведениями об артистической жизни Дрездена. По фазаньему заповеднику князя водит управляющий Франц, который служил некогда в Белостоке у дяди покойного гетмана Клеменса Браницкого...

Являются к князю и представители польской колонии в Дрездене. Наносит визит князю человек трагической судьбы - Петр Потоцкий, некогда маршал Барской конфедерации. "Был он в московском плену, оттуда освободился, когда все смуты в стране утихли, приказал написать на дверях дома, который он снял: "Silent arma" ["Молчащее оружие" (лат.)], теперь же, как говорят, занимается алхимией". Приходят и другие люди. Не все визиты носят бескорыстный характер. Автор "Журнала" отнюдь этого не скрывает: "Был у меня человек, молодой, поляк родом, по имени Новацкий. Учится художеству. Мало проблесков являет. По"

польски совсем не умеет. Показал мне свои работы. Взял у него несколько рисунков, дабы поощрить его и дать ему вспомоществование".

Во время пребывания в Дрездене князь Станислав посещает и близлежащую крепость Кенигштейн. Толщина стен этой фортеции должным образом оценена владельцем огромного состояния на Украине, который находит ее "отменной для сохранения картин и драгоценностей". Пользуясь случаем, он запечатлевает для нас мало известную деталь, очень характерную для нравов той поры: "Находится там еще под арестом секретарь министра графа Брюля, по имени Минцель. Он выдал секрет прусскому королю, потому-то король столь неожиданно и быстро вошел в Саксонию. И голову бы ему отрубили, кабы защитник его не доказал, что измену эту он учинил, не имея годами платы".

Из Дрездена польская делегация направляется в саксонский промышленный район Гернгут. Здесь он должен уладить с финансистами одну из самых важных миссий, порученных в Варшаве, - заполучить кредиты для тизенгаузовских мануфактур. Но с первого взгляда видно, что князь Станислав не расположен к этому делу. Всю затею Тизенгауза он расценивает как бессмысленную блажь, открыто подтрунивает над опальным фаворитом, который "истратил миллионы на домища о шести этажах да на город с высокими стенами, в коем фабрикам и фабрикантам помещаться". Он считает, что еще хорошо, что "из всей этой блажи одни стены получились", и отнюдь не скрывает, что гернгутская миссия задумана вопреки его воле, что едет он туда по приказу короля. При таком настроении главы делегации трудная финансово-экономическая миссия и не могла закончиться успешно.

И в самом деле, она потерпела полное фиаско. Правда, потом князь оправдывался тем, что пускался во все переговоры, что нашел людей подходящих и достойных уважения, но они сказали, что "еще не располагают достаточными данными, чтобы взяться за столь серьезное предприятие. И пришлось все дело отложить".

Известие об отказе в кредитах пришло в Польшу в августе 1784 года. Спустя несколько месяцев бывший надворный литовский подскарбий скончался. Известие из саксонского города Гернгут было, надо думать, последним гвоздем в крышку гроба этого несчастного человека.

Королевский племянник, обычно такой обстоятельный и исполнительный, отнесся к делу с кредитами для Тизенгауза с вероломным легкомыслием. Доказательством этому было хотя бы то, что об этом улаженном - а вернее, так и неулаженном - деле мы узнаем только из написанных много лет спустя воспоминаний. Зато в "Журнале" он обходит эту тему полным молчанием.

Из "Журнала" можно сделать вывод, что единственным предметом княжеской заинтересованности во время его пребывания в Гернгуте было находящееся в этом городе общество братьев и сестер евангелического единства. Под этим названием скрывалась известная секта моравских братьев, которые после изгнания из Чехии и Моравии поселились в Гернгуте и организовали тут целый комбинат образцовых промышленных предприятий. Все время пребывания в Гернгуте князь поддерживает с членами секты оживленные отношения, посещает их мастерские, вникает в самые мелкие детали их религиозных и моральных правил. Обычно сухой, холодный стиль "Журнала" приобретает какое-то особое тепло, когда князь касается моравских братьев. Связанные с Гернгутом симпатии и антипатии князя, очевидно, объясняются чисто психологическими причинами. В деле Тизенгауза у него вызывают неприязнь черты характера бывшего фаворита, столь чуждые его собственной натуре. В гернгутских сектантах он находит свои собственные черты: суровую нравственность, систематичность и хозяйственную предприимчивость. Читая в "Журнале" восторги по поводу моравских братьев, отлично понимаешь, почему этот самый необычный из Понятовских не имел признания у польской шляхты.

Похоронив дело Тизенгауза, княжеская миссия покидает черствый Гернгут и отправляется обратно на родину, только уже кружным, очень далеким путем: через Прагу, Мюнхен и Вену.

Если нераспорядительность князя Станислава в Гернгуте могла в какой-то мере лишить его симпатий читателя, то деятельность его на обратном пути должна эту симпатию воскресить. Почти месячное путешествие через Силезию, Чехию, Баварию и Австрию подчинено основному экономическому заданию найти новые рынки сбыта для оживления польского экспорта. Военный наблюдатель и коллекционер раритетов на наших глазах преображается в предприимчивого торгового агента.

Энергия королевского племянника в этой новой области поистине изумляет. Его добросовестность в собирании материалов, разностронность наблюдений, молниеносность в заключениях могут служить недосягаемым образцом для наших сегодняшних внешнеторговых представителей за границей.

В Силезии, изобилующей ткацкими фабриками, князь интересуется прежде всего тем, как открыть местные рынки для польского льняного сырья, Конъюнктура явно благоприятствует этому замыслу, потому что "в прошлом годе, когда был большой льна недостаток по причине неурожая оного, доставили большую партию из Риги, только он столь жесткий оказался, что часть его с убытком в дело обратили, а часть доселе лежит". Тогда князь Станислав договаривается с силезскими предпринимателями, что он при посредничестве гродненских комиссионеров, "с Вроцлавом торгующих", пришлет на имя вроцлавского торговца Исайи Шейера образцы разных сортов жмудинского льна. Но экспорт одного льна - это лишь начало больших экономических планов нового подскарбия. От купцов из Еленей Гуры он вытягивает сведения о положении на международном текстильном рынке. В "Журнале" появляется запись о том, что торговцы "опасаются, что увеличение промысла и народа в Америке изрядного урону торговле их края не причинило, понеже отсюда изрядная часть товаров идет в те края. Но сие произойти не может, доколе пропитание в Америке не будет дешевле, чем ныне". В Арнау пьяный торговец Франц Иер, "который подвыпил на именинах главного настоятеля францисканцев", проговаривается польскому гостю о точной сумме доходов, которые он имеет от экспорта полотна в Чехию.

Сообразительный князь делает из этого выводы на будущее. Поскольку в Польше "пропитание дешевое, льна и рабочей силы всегда хватает, мануфактуры также имеются", самое время выбросить польские полотна на мировой рынок. И он тут же приводит в "Журнале" смелый план польского экспорта во Францию и Испанию, а там и в Америку и Африку "через руки купцов французских и гишпанских".

Но автор "Журнала" является реалистом и не позволяет фантазии увлечь себя. На силезских складах и мануфактурах он внимательно изучил партию полотна, предназначенного на экспорт. Он знает, что экспортный товар должен овечать определенным стандартам. А "познания эти составляют науку торговых фабрикантов, каковой доселе в Польше еще нет, и без заграничной дирекции основ ее даже заложить нельзя..." Поэтому князь Станислав долгое время проводит у торговца Тепфера в Вальденбурге над "описанием фабрик города Гамбурга, коих там имеется разное множество", и после этого приходит к выводу, что именно в Гамбурге надо искать специалистов по текстильному делу для польских фабрик.

В Свиднице энергичный торговый агент вновь на короткое время преображается во внимательного военного наблюдателя. "Из дома в Свиднице, в коем насупротив гауптвахты стоял, видел на улице большое зеленое канапе, для офицера поставленное, кое магистрат для удобства их приказал соорудить. Видел и офицера, который, сменившись с караула, командовал, не взяв трости в руки, и с трубкой в зубах. Сие есть степень небрежности сиречь филозофии в не столь важных служебных делах, что может иметь пагубные последствия и повлечь за собой небрежение и в больших делах у людей, наделенных не столь острым рассудком... К сему, надо быть, склоняет их чрезмерное о себе мнение".

После переезда силезско-чешской границы лен и полотно уступают место стеклу и зеркалам. Князь добросовестно посещает чешские стекольные заводы, фабрики зеркал, собирает сведения, образцы и вновь строит планы относительно польского экспорта.

Это вопрос величайшего значения не только для страны, но и для самого князя как частного предпринимателя.

Ведь у него же есть стекольный завод и фабрика зеркал в Тараще на Украине. К сожалению, польская стекольная промышленность не имеет пока что "хорошего сбыта". Для налаживания торговли опять-таки необходимы иностранные специалисты - торговцы и управляющие заводами. "Купцами поначалу можно иметь греков, кои бы начали эту торговлю через Стамбул. А имея дорогу, хорошо проложенную, можно бы попытаться, сделав стекло по формам тех стран, что покупают в Марселе, Кадиксе и Лиссабоне...

Купцов бы поместить в населенной стране, где бы они могли себе подобрать достаточно шлифовальщиков и откуда было бы хорошее сообщение с Аккерманом и Херсомом..."

Но собирать нужную торговую информацию на чешских стекольных заводах не так легко, как на текстильных фабриках Силезии. Чешские фабриканты ревниво стерегут свои секреты, и предприимчивому князю немногим удается здесь поживиться. Поэтому он тут же набрасывает в "Журнале" подробный план действий польской экономической разведки. "...Надо бы послать для того подобранного человека к какому-нибудь купцу, переписку со здешними имеющему, якобы для справок. И чтобы тот выведал, как вся торговля ведется, и образцы всяких стекол и куда их посылают собрал бы; цены бы оных записал, не забыв о пошлинах здешних и заграничных, все это частью бы с собой взял, частью бы в Польшу отослал, потом, получив письмо от здешних купцов к стеклоделам, поехал бы на заводы на баварской границе, дабы поглядеть на материалы, способы и экономику, как весь этот интерес ведется..."

Наряду с этими столь существенными вопросами князь-подскарбий разрешает по дороге множество менее важных дел. В курортном городке Альтвассере он милостиво принимает визиты поляков, "на водах там пребывающих". В Костельце интересуется, почему там мужики пьют больше пива, чем водки, а так же записывает дневной заработок наемного работника в сенокос. Рисовальщикам своим князь приказывает срисовать "самый большой бельевой каток в Силезии" и фигуры полонеза, увиденные случайно в чешской корчме. В крепости Ке-.

нигсграц он обсуждает с местным строительным инспектором майором Клейндорфом проект фортеции в Станиславове, "которая стоила бы миллион рейнских золотых".

От некоего Шарпентье получает секретную информацию о том, что "в Чехии в окрестностях Иоахимштадта есть кобальт, равный саксонскому". С "англичанином Болсвилом из Йоркшира" ведет переговоры относительно английских коней для кавалерии и особой породы гончих, которых мог бы поставлять экспортер из Гулля. В Нюрнберге покупает бандуру, "сделанную монахом Малером в году 1415". В лечебнице Тренчинские Теплицы князю наносит визит находящийся там на лечении генерал коронной артиллерии Брюль, сын известного польско-саксонского министра. Является и дрезденский художник Крафт, "который сказал, что приехал бы в Варшаву и там бы тридцать, а то и сорок портретов мог бы написать". Князь гарантирует ему число потретов и устанавливает цену - шесть луидоров за штуку. Приехать он советует в сеймовый сезон 1786 года Для поощрения художника князь заказывает ему сразу "две головы паче на манер картин, нежели портретов исполненных: дочери резчика Баузе из Лейпцига, а другую - актрисы Бауман".

В тех же Тренчинских Теплицах осматривает известные на всю Европу ванны, но купаться в них особенно не советует, "поелику в одной воде дозволяют многим особам купаться, а через это и здоровый хворым стать может. Посему надобно приказывать хорошенько вычистить и воду выпустить".

В Праге князь-подскарбнй встречается с родственниками. Сразу же по приезде он наносит визит жене покойного дяди, генерала австрийской службы, урожденной Кинской. Назавтра принимает у себя ее сына, князя Юзефа.

Экономный "Журнал" дает об этой встрече краткую информацию, из которой явствует одно, что оба кузена в обществе коменданта Праги генерала Оливье Воллиса посетили пражскую фабрику мундиров. При всей бедности этой информации встреча двух Понятовских заставляет усиленно работать воображение.

Оба красивые и стройные, как эллинские боги, но, несмотря на внешнее сходство, они отличны во всех отношениях. Тридцатилетний князь Станислав, чье состояние исчисляется миллионами, министр и генерал, возможный престолонаследник, - тип западноевропейского интеллектуалиста, человек с необычайным чувством собственного достоинства, трудолюбивый, упорядоченный, неуклонно стремящийся к поставленной цели; по призванию общественный деятель, философ, моралист. А князь Юзеф Понятовский, которому всего лишь двадцать один год, командир эскадрона императорской армии, сладострастный и довольно распущенный гуляка-улан, prince charmant [Очаровательный принц (франц.)], избалованный женщинами, чувствующий себя хорошо только в казарме и в будуаре, в то время еще мечтающий о карьере австрийского генерала.

Как протекала эта родственная встреча, мы не знаем.

Может быть, князь-гюдскарбий отчитывал младшего брата за его неумеренный образ жизни и шальной поступок, который тот совершил месяц назад на летних маневрах, переплыв на коне в полном обмундировании Эльбу. Может быть, князь Юзеф изнывал от скуки, слушая, как его добропорядочный кузен восторгается предприимчивостью прусских фабрикантов, изготовляющих мундиры, а обрезки кожи, не пригодные для набоек, переделывают на пуговицы. Но вообще-то эти мелочи для читателя не имеют особого значения.

Гораздо интереснее то, что поляки, находящиеся в это время в Праге и наблюдавшие двух королевских племянников, не имели никаких сомнений относительно того, кого из двух Понятовских история сохранит для потомков, а кому суждено забвение, И все они ошиблись.

История иногда любит в последнюю минуту менять свои намерения.

Последний интересный эпизод путешествия связан с пребыванием княжеской миссии в Мюнхене, столице Баварии. Героем его был уже упомянутый секретарь ли.- товской казны, ученый-филолог Матеуш Нелюбович-Тукальский. Этот почтенный ученый сопровождает князя Станислава при посещении мюнхенского музея, "каковой пребывает в большом беспорядке из-за обвинения хранителя оного в злоупотреблениях". Благодаря отлично знающему русскую литературу Нелюбовичу князь обнаруживает в перевернутом вверх дном музее золотую вазу, поднесенную в XVII веке городом Смоленском королю Зигмунту III. Дирекция музея сообщает об этом открытии баварскому курфюрсту, который после долгой внутренней борьбы решает презентовать драгоценную древность польскому королю. Жертва эта была для скуповатого баварца нелегкой, поскольку курьер с вазой догнал князя Станислава только в Вене.

Что касается пребывания в Вене, то внимания заслуживают лишь три пункта программы. До обеда князь находится на длительной аудиенции у императора Иосифа II. После обеда едет на "hetz", сиречь "травлю собаками диких зверей". ("Красивее всего травили медведя.

Двух добрых собак львица убила совсем зазря. Похоже, что нет резона брать больших львов собаками.) Вечер он проводит в ломе старого имперского канцлера князя Кауница.

Дорогу от Вены до польской границы княжеская миссия проделывает в ускоренном темпе. Время подгоняет.

Через два месяца начнется сессия сейма в Гродно. Великого литовского подскарбия ждет дома множество важных дел.

"Журнал" обрывается вдруг на 25 августа 1784 года.

Последняя репортерская заметка князя Станислава звучит довольно экзотично: "Выезжая из Брно, видел по дороге какого-то арапа с несколькими гусарами, якобы предводителя каких-то пиратов..."

ГОДЫ 1784-1783

Сразу же по возращении из Германии князь Станислав попадает в водоворот лихорадочных приготовлений к осенней сессии сейма. Впервые за годы правления Станислава-Августа сейм по настоянию литовской провинции должен заседать не в Варшаве, а в Гродно. Королю нужно согласие литовских магнатов на уплату его личных долгов из государственной казны, потому он хочет купить их исключительным великолепием всей сессии. Главная тяжесть этого дела с самого начала ложится на плечи князя-подскарбия.

По желанию монарха сезон должен начаться с большой охоты на зубров в Беловежской пуще, то есть на территории литовских экономии, находящихся под управлением князя. Расчетливый подскарбий начинает на собственной шкуре убеждаться, каково жилось с королем его предшественнику Тизенгаузу. "Эта королевская фантазия обошлась мне в 30 000 дукатов с лишним", - с раздражением вспоминает он в своих французских записках.

Беловежская охота, устроенная для того, чтобы воскресить дух ягеллонских традиций, длилась почти десять дней. Помимо двора, польской и литовской знати, в ней принимал участие почти весь дипломатический корпус.

Охота при Станиславе-Агзгусте отличалась от охоты при Ягелле тем, что в загоняемого мужиками зверя стреляли из... окон трехэтажного стрельбища. Кроме охоты на зубров, состоялась еще травля медведей собаками. Недаром князь Станислав советовался в Вене с немецким псарем.

По мнению современников, беловежская охота прошла весьма удачно и закончилась счастливо, так как "всего одного мужика медведь прогрыз". Князю-подскарбию удовольствие от охоты несколько испортили финансовые обстоятельства. Зато его отец, беззаботный экс-подкоморий, развлекался отлично и, как обычно, восхищал всех изысканным нарядом и крашеной гривой своего скакуна..

После охоты отец и сын преподнесли королю в подарок чудесно исполненный план Беловежской пущи.

Из Беловежи огромная кавалькада карет и всадников под эскортом эскадрона личной королевской гвардии медленно двинулась в Гродно. Путешествие было задумано как манифестация народной консолидации, и ей намеренно придавался символический характер братания Польши с Литвой. По дороге много раз останавливались у литовских магнатов, Дол-ьше всего веселились в Несвеже, где произошло торжественное примирение короля с Радзивиллом. Виленский воевода принял презираемого им "литовского стольника" с истинно королевской пышностью, но из-за этого великолепного приема Понятовским пришлось выслушать от гостеприимного хозяина столько скрытых шпилек и дерзких выпадов, что, пожалуй, даже веселому экс-подкоморию было немного не по себе.

Из Несвежа отправились прямо в Гродно. В своих воспоминаниях князь Станислав уделяет гродненским делам довольно много места. "Гродненский сейм, - вспоминает он прочувствованно, - был, возможно, последним в Европе проявлением истинно народного величия без ложной мишуры и пускания пыли в глаза". Одна резиденция князя с окрестностями занимала пространство немногим меньше территории целого имперского Бурга. Были там театры, залы для маскарадов и еды, в которых могли пировать по семьсот человек. Имелся зимний сад с тремя климатическими поясами. "Какой контраст с судьбами государства! - задумчиво восклицает автор записок, но тут же возвращается к прерванному перечню: - Подобные резиденции были и у других литовских магнатов, и два месяца прошли очень мило, так что сейм не проявлял ни малейшего основания быть недовольным". Это беззаботное описание гродненского сейма не очень-то хорошо характеризует князя Станислава ни как государственного деятеля, ни как патриота. Потому что достаточно обратиться к любому патриотическому описанию обстановки того времени, хотя бы к популярным запискам Юлиана Урсына Немцевича, чтобы убедиться, что этот столь восхваляемый князем сейм был при всем великолепии внешних реквизитов зрелищем довольно постыдным, сеймом абсолютного бессилия. Он не решил ни одного важного вопроса, поскольку этого не допустили послы разделивших Польшу стран. Все происходившее там вместе с содержанием зачитанных министерских отчетов складывается в мрачную картину чрезвычайно далеко зашедшего ограничения политической суверенности, при полнейшем обнищании казны и административном развале. Но от князя-подскарбия, при всех его достоинствах и остроте зрения, трудно требовать патриотической объективности Немцевича. Его мнение о гродненском сейме было мнением правящего министра и члена королевской семьи.

Сейм не давал ни малейшего повода для недовольства, потому что, пока он длился, не произошло ни одного неприятного для правительства скандала. Сейм был хороший, потому что он утвердил уплату королевских долгов, избавив трон и королевскую семью от публичного скандала, вызванного банкротством Пресловутая родственная солидарность Понятовских начинает брать верх над личными достоинствами князя. В свое время он дорого за это заплатит.

В его записках впервые упоминается об известной и неоднократно описываемой афере Догрумовой, которая в конечном счете привела к полному разрыву между королем и Чарторыскими и Потоцкими. Князь излагает это довольно подробно "В Гродно я хотел пригласить короля к себе на обед. Но его доверенный, генерал Комажевския, заявил мне, что король ни в коем случае не может обедать вне дома. На мои настояния он конфиденциально сообщил мне, что к этому имеются серьезные осыовани-т, ибо, как сообщила некая Догрумова, князь Адам Чарторыский намеревается отравить короля. Я превратил всю эту историю в шутку и все же добился, что король обедал у меня, он и с ним еще триста человек. Больше я об этой забавной истории и не вспоминал. Но по возвращении в Варшаву я как-то очутился в театре рядом с королевской ложей, генерал Комажевский зашел ко мне и сказал, что хочет поговорить. Мы прошли в прилегающий к ложе кабинет, и он рассказал мне, что Станислав Потоцкий с пистолетом в руке арестовал на улице королевского камердинера Рикса, обвиняя его в том, что он является главой заговорщиков, намеревающихся отравить князя Адама. Основывалось это на инсинуациях все той же самой Догрумовой.

Заговор этот вызвал много шума и публичного беспокойства. Я предложил королю, чтобы он написал пояснительную записочку своей кузине, теще Потоцкого, жене маршала Любомирского. Но король сказал, что не может компрометировать маршала Мнишека, которого он уже.

послал к княгине с официальным заявлением, что он желает, чтобы дело это было выяснено, тщательно рассмотрено и виновные со всей строгостью наказаны. Маршал Мнишек застал у княгини русского посланника Штакельберга, который был причастен к началу этой несерьезной войны. Весьма вероятно, что Штакельберг сам был движущим механизмом этой истории, поскольку российский двор постоянно упрекал его в том, что он не поддерживает и не углубляет противоречий между политическими группировками в Польше. Желая себя реабилитировать, он и заварил и, скорее всего, усиленно раздувал эту нелепую историю, которая завершилась уничтожением Польши. Догрумову судили и приговорили к пожизненному заключению. Потоцкие были страшно уязвлены".

В числе многих зрелищных действий, скрашивающих гродненскую сессию сейма, был и варшавский театр Войцеха Богуславского. Князь Станислав, вынесший склонность к театру еще из школы театинцев, завязал с Богуславским близкое знакомство и во время пребывания в Гродно дарил его особой симпатией. Спустя два месяца из-за этого даже произошла громкая история, очень повредившая князю в глазах биографов Станиславской эпохи. Послушаем, что пишет об этом в своих записках сам "отец польского театра" Войцех Богуславский.

"В январе 1785 года, после ареста камердинера Рикса, владельца театральной привилегии, все артисты разбрелись, все подмосгки закрылись... К неожиданному счастью, депеша, присланная князем Станиславом Понятовским, тогдашним управляющим королевскими владениями, призвала меня приехать с обществом актеров в Гродно давать представления до конца зимы на театре, который там был сооружен перед последним сеймом... Мы прибыли в Гродно в середине февраля в самые сильные морозы. Первым шагом моим было представиться князю.

Но его удивление при виде меня равнялось моему, когда я услышал от него, что он, переменив свое решение, послал ко мне вторую депешу (которая, верно, разминулась со мной) с наказом уже не приезжать в Гродно, поелику он, поимев нужду в манеже, построенный в нем театр велел разобрать, И впрямь, покинув через несколько минут дворец, я воочию убедился, что на Парнасе, где недавно обретались музы, уже галопировали куцые английские кони".

Вполне вероятно, что эта неожиданная "перемена решения" находится в прямой связи с последней поездкой князя в Германию. Мы помним, что в одном из немецких городов князь вел переговоры с "англичанином Болсвилом из Йоркшира" о поставках в Польшу английских лошадей для кавалерии. Поскольку транспорт заказанных лошадей прибыл в Гродно, князь Станислав - любитель театра - волей-неволей вынужден был уступить манеж князю Станиславу командующему тремя уланскими полками.

Станислав Василевский, который в своей книге "При дворе короля Стася" уделил старшему королевскому племяннику целых полторы странички (эта самая большая биография князя Станислава во всей тогдашней гольскоп письменности), ставит ему в вину эту аферу с Богуславским и видит в ней веское доказательство пренебрежительного отношения князя к людям. Сам Богуславский смотрит на это менее сурово: "Но мы ничего не потеряли на этой поездке. Отлично вознагражденные князем, мы не имели причины жаловаться на напрасные труды...

Уведомленный о нашем положении князь посоветовал нам, доколе обстоятельства в Варшаве не изменятся, провести остаток зимы в Вильно, где Литовский трибунал всегда собирает множество народу".

Гродненская встреча князя Станислава с Богуславским имела еще один результат, небезразличный для истории польского театра.

Князь Станислав наряду с прочими предприятиями и заботами унаследовал от своего предшественника Тизенгауза и "придворный гродненский танцевальный балет", созданный "литовским царьком" не совсем гуманными методами - отбирая у крестьян их детей, родившихся в королевских владениях. Выступления "танцевального балета" произвели на Богуславского большое впечатление, потому что подобного рода народные ансамбли были в Польше еще в диковинку. Годом позже, когда в Варшаве прогорели одновременно итальянская опера и немецкий театр, князь Станислав, вероятнее всего под влиянием Богуславского, советует королю, чтобы молодых гродненских танцоров "для полного их совершенствования присовокупить к столичным зрелищам". Поспешно собрали несколько актеров, прибывших из провинции, слили их с гродненским балетом, и осенью 1786 года в столице возникла новая антреприза. В октябре состоялась премьера, "с несказанным удовольствием публикой встреченная...

Полная новизна народных танцоров, коим прославленный французский балетмейстер и первый танцор Пик проездом в Петербург два месяца образцы высшего совершенства давал, большие доходы принесли предпринимателю театра".

Это, пожалуй, было единственное предприятие из тизенгаузовского наследия, к которому князь-подскарбий отнесся действительно "с душой".

Весной 1785 года князь Станислав, будучи человеком довольно слабого здоровья, серьезно заболел. Что с ним было, точно не известно. Вероятно, пал жертвой эпидемии "катаральной горячки", как именовали в XVIII веке грипп, который в то время довольно часто навещал Варшаву. Во всяком случае, как следует из корреспонденции дружившего с князем епископа Игнация Красицкого, болезнь протекала серьезно, длилась почти два месяца и вызвала у друзей больного большую тревогу.

После выздоровления родные и близкие отправили молодого Понятовского на поправку в Италию. Думается, что на это его не надо было особенно уговаривать. Из всего княжеского досье ясно видно, как сильно он чувствовал себя с молодых лет связанным с солнечной Италией.

В школе телтинцев он воспитывался больше в итальянской атмосфере, чем в польской. Первым вдохновителем его отроческих восторгов и восхищений был "аркадский"

поэт Метастазио. Позднее он стал бескомпромиссным энтузиастом итальянской живописи, за что и получил несколько ехидных замечаний от связанной с Польшей известной французской художницы Впже Лебрён. Первое путешествие в Италию в 1776 году произвело на молодого князя незабываемое впечатление. С той поры он тоскует по итальянским пейзажам и римским антиквариям с виа Бабуино. И если хочет сделать какой-либо женщине высший комплимент, то говорит, что тип ее красоты "итальянский".

Князь выехал в Италию в мае 1785 года и пробыл там почти до февраля следующего года. Первый и последние месяцы он провел в Риме, остальное время посвятил Калабрии и Сицилии, Римский сезон 1785 - 1786 годов считался блестящим.

Древнейшая и переживающая наибольший декаданс аристократия Европы, точно в предчувствии приближающейся революционной бури, старается забыться в вихре некончающегося итальянского карнавала. В римской газете "Кракас", следящей за всеми важнейшими событиями светской жизни и за приезжающими гостями, поражает большое число известных польских имен. Их так много, что заслуженный летописец польской жизни в Италии Мацей Лорет высказывает предположение, что в это время в Риме происходил какой-то тайный съезд польского масонства. Не вдаваясь в оценку справедливости этой гипотезы, следует признать, что список польских гостей в римском сезоне 1785/86 года выглядит весьма импозантно, и наш выздоравливающий князь никак не мог пожаловаться на недостаток знакомых.

Тон в римской Полонии задает известная княгиня Эльжбета Любомирская, урожденная Чарторыская, которая из-за своих амуров с королем, а потом из-за интриг против короля удостоилась от современников наименования "польская мадам Помпадур" и повсеместно считается главным автором "отравительской аферы" Догрумовой.

После позорного завершения этого дела княгиня от стыда и огорчения тяжело заболела, а потом обиделась на Польшу и навсегда уехала за границу. И вот ныне она курсирует между императорским Бургом и дружественным ей Версалем и на расстоянии плетет сеть искусных международных интриг против бывшего любовника. Сейчас она как раз приехала в Рим, чтобы в вихре карнавальных увеселений и приемов отделаться от последних воспоминаний о варшавской компрометации.

Княгиню сопровождают две красавицы дочери и их мужья: братья Игнаций и-Станислав Костка Потоцкие.

Потоцкие пока что ни сном ни духом не ведают, что через несколько лет станут во главе польского движения за независимость. Поскольку оба причастны к афере Догрумовой, то сейчас их занимает прежде всего мысль, как бы побыстрее "отыграться" на короле и укрепить свои ослабленные политические позиции. Жизненные планы их складываются под решительным влиянием двух энергичных женщин: тещи - Любомирской из Ланцута, которая определяет их доходы, и гетки - кастелянши Коссаковской из Станиславова, которая оплачивает их карточные долги.

Столь же внушительно представлен и королевский лагерь. Князь Станислав встречает в Риме двух постоянных участников своих варшавских "филосовских обедов".

Михал Ежи Мнишек, муж королевской племянницы и коллега князя по Эдукационной комиссии, принимает на раутах и суаре поздравления со свеженьким званием великого коронного маршала. Граф Август Мошинский, официальный советник короля по вопросам искусства, все дни проводит в лавках римских антикваров, скупая там для Станислава Августа старые картины и скульптуры.

Отдыхает в Риме, и уже длительное время, и один из любопытнейших оригиналов эпохи Мстиславский воевода Юзеф Хильзен. Сей магнат сумел прославиться в папской столице как своей ученостью, так и на редкость тесными отношениями с римским полусветом. Спустя год, уже после отъезда князя Станислава, Мстиславский воевода поразил Рим последней и самой оригинальной выходкой.

Все свое громадное состояние, веками нажитое трудом литовских крестьян, он оставит по завещанию на... моральное исправление римских проституток.

В 1785 - 1786 годах польское общество в Риме еще более или менее держится вместе. Правда, оппозиционеры несколько косятся на королевских сторонников, а сторонники короля - на оппозиционеров, правда, иногда доходит до жестоких споров и взаимных обвинений по поводу только что заглохшей аферы Догрумовой, но водораздел между ними еще не так отчетлив, как будет потом.

Римское солнце и атмосфера итальянского карнавала смягчающе действуют на политические распри. Тузов враждующих сторон видят вместе на прославленных fieste campestri [Сельские праздники (итал.)] в садах летнего дворца герцогов Памфили, на великолепных обедах у французского посланника кардинала де Берни и на импровизаторских выступлениях "аркадской" поэтессы Кориллы Олимпики, которая своим поэтическим пением под аккомпанемент скрипки приводит в трепет мужчин, а у женщин вызывает спазмы и истерию. Из газеты "Кракас" также известно, что в самый разгар сезона польский посланник в Риме, маркиз д'Античи, дал шикарный банкет "на тридцать два куверта" специально в честь княгини Любомирской, что не могло произойти без ведома короля. Вероятно, Стани слав-Август, делая на расстоянии этот примирительный жест, хотел дать понять своей активнейшей неприятельнице, что уже не имеет к ней никаких претензий из-за дела Догрумовой.

Политических противников, помимо прочего, объединяет и мания коллекционирования. Весь тогдашний Рим живет коллекционированием и археологией. На территории древнеримских кладбищ на виа Аппиа ведутся непрестанные любительские раскопки. Люди, небрежно швыряющие миллионами, целые месяцы тщательно склеивают черепки добытых из земли горшков. Антикварные лавки становятся местом встреч самого рафинированного общества. Чувствительные романы позабыты. Излюбленным чтением высших кругов являются архитектурные труды Виньолы и археологические Винкельмана. Коллекционерами и археологами являются римские князья, кардиналы Священной коллегии и сам папа Пий VI, которого ежедневно можно видеть, когда он, возвращаясь с утренней прогулки, заходит в лавки на виа Бабуино.

Увлечение это тут же передалось и польским гостям.

Их политическое соперничество перешло в соперничество коллекционеров. Оппозиционеры и сторонники короля делают все, чтобы перехватить друг у друга из-под носа ценные археологические находки и произведения искусств. Наибольшую энергию в этой области проявляют княгиня Любомирская и князь Станислав. Это любительское увлечение вельможных польских коллекционеров неоднократно было использовано различными римскими пройдохами, что страшно выводило из себя Августа Мошинского, который по должности считался единственно компетентным советником при закупке произведений искусств. Генеральный директор коллекции жалуется в письмах в Варшаву, что жена маршала Любомирского и князь-подскарбий "страшно много хламу понакупали, такого, что и вывозить не стоит". Больше всего фальшивых "антиков" подсунули "польской мадам Помпадур".

Они и поныне стоят в галерее "античных скульптур" замка-музея в Ланцуте. Но и князю Станиславу случалось давать промашку, и какую! Во время его пребывания в Риме на виа Аппиа была обнаружена могила прославленнейшего полководца древности Сципиона АфриканскогоПредприимчивому князю удалось опередить княгиню Любомирскую, он прибыл раньше к этой реликвии, так что смог первым откупить у нашедших могилу урну с прахом победителя Ганнибала и разрушителя Карфагена. Обрадованный и гордый столь необычайной покупкой, князь незамедлительно переслал ее королю в Варшаву. Дальнейшее изложение истории привожу по запискам того времени.

"Радость нашего короля при виде этого священного для него праха была велика, он уже носился с мыслью, какой этому праху поставить памятник, когда его антиквар доказал ему, что при Сципионе в такого рода урнах хранили пепел приносимых в жертву телят, и что священная для него урна содержит пепел обычного телка".

Так что Корнелий Сципион Африканский не был погребен в Варшаве, а князь Станислав к огромной, хотя и скрытой радости Августа Мошинского, на долгое время перестал считаться при дворе знатоком антиков.

Впрочем, это была не единственная скандальная история во время этой поездки. Кто припоминает предыдущие странствия князя Станислава, знает, что молодой Понятовскип отличался исключительным чувством личного достоинства. Почти в каждом заграничном путешествии он на кого-нибудь обижался В Париже на достопочтенную мадам Жофрзн. В Версале на мадам Дюбарри. В Петербурге на всемогущего Репнина. Вот и в Риме он обиделся.

На сей раз на... папу.

Этот громкий скандал связан с личностью другого знатного иностранца, постоянно пребывающего в Риме, Карла-Эдуарда Стюарта, сына Иакова II и Клементины Собеской, законнейшего претендента на трон Великобритании Несчастный принц-претендент доживал свои последние дни и находился уже в маразматическом состоянии. Дерзкий юнец, который сорок лет назад высадился с шестью приверженцами в Шотландии, чтобы силой отторгнуть трон у ганноверской династии, превратился в дряхлого рамолика, еле волочащего ноги от пьянства и распутства. Но в папском Риме с Карлом-Эдуардом еще считались. Во-первых, как с потомком архикатолических Стюартов и Собеских. Во-вторых, как с братом влиятельного кардинала Фраскати. Нувориш Понятовский был рядом с ним мелкой сошкой.

Весь скандал произошел из-за пустяковейшсй причины. Просто речь шла о... месте в очереди. Оба претендента на трон - английский и польский встретились в ожидальне Ватикана. Князь Станислав, как всегда пунктуальный, явился в назначенное время. Карл-Эдуард, аудиенция которому была назначена раньше, опоздал и пришел после Понятовского. Несмотря на это, папа принял сначала Стюарта. Князь-подскарбий счел это личным оскорблением и тут же ответил своим излюбленным способом - повернулся к папе спиной и пружинистым шагом покинул зал аудиенций.

В Ватикане это вызвало неслыханный шум. Дело какникак касалось племянника короля и министра дружественной державы. Пию VI пришлось послать за Понятовским своего государственного секретаря, кардинала Зеладу, с предложением оскорбленному князю самому назначить время аудиенции. Об этой второй аудиенции существуют разные версии. По первой, приведенной в "Souvenirs", папа принял наглеца суровым нагоняем, но, обезоруженный ловкой шуткой, быстро смягчился, и расстались они в полном согласии. Зато по другой версии, извлеченной из какой-то рукописи XVIII века нашим современникам памфлетистом Адольфом Новачинским, основной скандал произошел именно при "примирительной"

встрече. Оскорбленный князь, наклонившись, чтобы поцеловать камень Петра, вправленный в папский туфель, дернул его за ногу с такой силой, что папа чуть не слетел с престола. Которая из версий правдива, не известно. Так или иначе, принц Речи Посполитой доказал, что на ногу себе наступать не позволит. Ни Стюартам, ни папе.

За исключением этого гротескного столкновения в Ватикане, римский сезон прошел чудесно. Князь чувствовал себя в Риме так хорошо, что решил построить себе в этом городе виллу на тихой виа Флампниа. Владелец корсуньского замка и не предполагал тогда, что эта красивая римская вилла, построенная скорее ради каприза, нежели для действительной надобности, станет когда-нибудь его постоянной резиденцией. Покинув Рим, князь Станислав путешествует по Калабрии и Сицилии. Свои впечатления он излагает в воспоминаниях довольно лаконичным образом: "Я имел возможность убедиться, чем бы этот чудесный край мог быть и чем он не является. Я взошел на вершину Этны. Наблюдал восход солнца. Зрелище величественное и столь грандиозное, что его не может представить тот, кто его не видал".

ВСТРЕЧА В КАНЕВЕ

Кончились беззаботные итальянские каникулы. Подошла тяжелая, невеселая осень 1786 года. В Варшаве заседает сейм, названный современниками "сеймом Догрумовой". На нем мордобойничагот и оплевывают друг друга, как в добрые старые саксонские времена. Сейм должен был унять страсти, вызванные скандальной аферой с отравлением, а вместо этого он превратился во всеобщую "горлодерню" и только еще больше накалил атмосферу.

Догрумовой не удалось никого ни отравить, ни обмануть, но интригами своими она добилась такого результата, который даже не снился ее знатным отечественным и заграничным покровителям. Она примирила между собой все враждующие магнатские группировки. Оскорбленная знать выступает теперь против короля сомкнутым фронтом: гуляка Ксаверий Браницкий вместе с добродетельным Адамом Чарчорыским; поборники старошляхетской вольности выступают плечом к плечу со сторонниками конституционных реформ, агенты Екатерины II - вместе с приверженцами Австрии и Пруссии. Ситуация для короля угрожающая. По имениям проходят законспирированные встречи вельмож. В воздухе пахнет общемагнатским бунтом против короля, новой Радомской конфедерацией 1767 года.

В это же самое время ча международной арене происходят важные события. В августе 1786 года умер прусский король Фридрих II, а трон после него наследует его флегматичный племянник Фридрих-Вильгельм II, пренебрежительно называемый Екатериной "поросенком" или "толстым Гу" В августе же российская императрица обращается к германскому императору с конфиденциальным предложением - совершить совместное путешествие в Крым, чтобы осмотреть новые российские владения, отвоеванные недавно у Турции ("В январе я приеду в Киев, где останусь до половины апреля, оттуда через Херсон отправлюсь в Крым, который намереваюсь объехать. Не смею простирать свои надежды дальше, но почитаю долгом своим известить ваше императорское величество о своих проектах"). Цель этого приглашения ясна для всех.

Екатерина хочет уговорить Иосифа II на совместную войну с Турцией, о чем давно уже мечтает. Пруссия на этот союз спокойно смотреть не будет. Может разразиться открытый конфликт между разделившими Польшу странами. Добродушная внешность нового прусского короля возбуждает робкие надежды у некоторых предводителей польской оппозиции. Станислав-Август, верный своей постоянной политике, ставит на Екатерину. В готовящейся войне с Турцией он видит шансы укрепить свою позицию и решает как можно скорее добровольно примкнуть к еще не заключенному союзу императоров. Замысел не лишен здравого смысла. Король рассчитывает, что его готовность будет хорошо вознаграждена. С помощью благородной покровительницы он пересилит влияние магнатства и произведет правительственную реформу. Под предлогом создания вспомогательного корпуса укрепит свою армию. Польша получит свою долю в захваченной у Турции добыче: выход к Черному морю, новые торговые пути.

Кроме того, а может быть прежде всего, король получит то, о чем тоскует уже тридцать лет, - личное свидание с обожаемой "Софи". В искренней беседе с глазу на глаз, без придворных и дипломатов, ему удастся разрешить многие основные недоразумения. Сердце все поймет, сердце все проститПольская дипломатия предпринимает попытки получить согласие императрицы на встречу со СтаниславомАвгустом. Екатерина, которая уже отвергла подобное предложение три года назад, на сей раз выражает согласие. Встреча должна состояться сразу же после выезда императрицы из Киева. Местом встречи избирается Канев на Днепре, местечко, находящееся во владениях князя Станислава Понятовского. Так что ему выпадает честь быть хозяином на встрече монархов.

Князь-подскарбий с величайшей охотой берется, за подготовку встречи. Мероприятие это куда дороже, чем беловежская охота, имевшая место три года назад, но на этот раз экономный князь тратит деньги не задумываясь.

Политический план дяди устраивает его и как государственного деятеля, и как частное лицо. Вспомогательный корпус как предлог для усиления и модернизации армии?

Отлично! Об усилении и модернизации армии князь твердит уже несколько лет больше всех деятелей королевской партии. Даже протокол последнего, "догрумовского" сейма запечатлел его страстное выступление о принудительном воинском наборе и современном воинском уставе. Открытие для Польши торговых черноморских путей? Ну, конечно же! Еще задолго до путешествия по Германии князь Станислав сделался фанатиком идеи польской торговли по черноморским путям, что дало бы возможность избавиться от прусского таможенного самодурства. Он первый из польских магнатов построил в Херсоне перевалочный пункт (une niaison a magasin muree). Княжеский комиссар Пивницкнй, предприимчивый шляхтич из Западной Пруссии, управляет этим складом и следит за регулярным судоходством между Херсоном и Каневом.

Князь и Пивницкий очень заинтересованы в будущем разделе отнятых у Турции земель. Но князь знает то, что еще неведомо скромному комиссару. Он знает, что на сей раз король решился нарушить pacta conventa [Договор, заключаемый шляхтой с королем при его выборе, обязывающий последнего выполнять определенные политические и финансовые условия. - Прим. перев.] и в условиях предлагаемого альянса будет требовать от царицы согласия на установление в Польше принципа династического наследования престола. Кого король избрал себе в наследники, это князь Станислав тоже знает.

С подготовкой к встрече у князя много работы. Канев - довольно паршивое местечко, в довершение ко всему еще недавно пострадавшее от большого пожара, который почти совсем уничтожил замок и другие важнейшие строения. Надо все строить заново. Для короля временный дворец-павильон, особняки для гостей, бараки для солдат и слуг. Напротив пристани, где должна остановиться царская галера, княжеские мастера создают огромную иллюминацию в виде... Везувия.

В первых днях апреля 1787 года в Канев прибывает со своим двором король. Прибывающего монарха приветствуют толпы "обывателей", школяры с букетами, колокольный звон и пушечная пальба. Царит атмосфера большого праздника, но до настоящего праздника еще далеко.

Императрица непонятным образом затягивает свое пребывание в Киеве. Сливки варшавского общества, сбившись в маленьком украинском местечке, томятся от скуки.

Каждый развлекается, как может. Король мысленно ведет разговоры с любовницей, которую он не видел уже тридцать лет. Королевскую племянницу пани Мнишек занимает проблема, должны ли часовые брать перед нею на караул. Князь Станислав поражает иностранных гостей своими коллекциями гемм и камей. Князь Юзеф изящно и ловко играет на клавицимбалах. Скуку ожидания прерывает только новый страшный пожар, через несколько дней после приезда короля. Князь Станислав, подавая пример, до трех часов утра лично принимает участие в тушении его. Станислав-Август растроганно слушает реляции о геройских подвигах племянника: какая прелесть этот Стась, все умеет делать, трудно представить себе лучшего короля для Польши.

Тем временем в Киеве, при дворе императрицы, среди неустанных развлечений и банкетов, разыгрывается первая прелюдия каневских переговоров. Сюда съехались засвидетельствовать свое почтение государыне главари польской магнатской оппозиции: Браницкий, Потоцкие, Сапеги. Игнаций Потоцкий еще не решился открыто поставить на Пруссию. Ксаверий Браницкий как всегда неотступно пребывает подле могущественного дяди жены, князя Потемкина. Оппозиция стремится опередить ненавистного короля, раньше него втереться в милость императрицы. Через Браницкого она нашептывает Потемкину разработанный на тайных совещаниях вариант королевских предложений; в нем содержатся те же самые условия, только они куда более эгоистичны и гораздо более опасны для Польши.

; Но Екатерина, несмотря на все, испытывает большее доверие к Станиславу-Августу, который уже сдал экзамен на верность и покорность, нежели к безрассудной польской знати. Магнатская оппозиция принята в Киеве весьма прохладно, Мамонов, тогдашний фаворит Екатерины, публично высмеивает поляков, замешанных в афере Догрумовой. Браницкий вынужден выслушать от императрицы резкий реприманд за то, что он не хочет помириться с королем. Казимежа Нестора Сапегу, племянника Браницкого, и Игнацня Потоцкого вообще не допускают к императрицыному столу. Потоцкому в довершение ко всему не идет карта. Уже едучи в Киев в одной карете с гетманом Браницким, он проиграл ему в карты 50 000 дукатов.

Злые языки утверждают, что ровно столько, сколько он получил от княгини Любомирской за свой публицистический вклад в дело Догрумовой.

Потоцкий и Сапега покидают Киев, смертельно оскорбленные Екатериной и еще более мятежно настроенные против короля. Эти честолюбивые и способные люди не забудут киевской обиды, и она станет краеугольным камнем их деятельности на Четырехлетнем сейме.

6 мая, в полдень, после почти месячного ожидания, королевский двор в Каневе встревожен долгожданным известием о том, чго на Днепре показались царицыны галеры. И самое время. Расточительный Станислав-Август уже растратил почти все свои средства на подарки длл придворных и царских дипломатов, которые поочередно делили с ним каневский карантин.

Взволнованный монарх и истосковавшийся любовник немедленно спешит со всем своим окружением к днепровской пристани. Но с этой минуты его начинают подстерегать одни горькие разочарования.

Корабль императрицы не причаливает к пристани, а бросает якорь на Днепре в нескольких километрах от польского берега. За королем и князем Станиславом присылают шлюпку. Путешествие до царской галеры занимает почти полтора часа, в результате чего хозяева становятся гостями, а гости хозяевами. Станислав-Август для придания встрече большей интимности и для деликатности напоминания о былом петербургском романе решил выступить под псевдонимом как граф Понятозский. Но Екатерина перечеркнула этот заранее согласованный проект. "Графа Понятовского" встречает королевский орудийный салют со всех галер. В первых словах императрица решительно подчеркивает, что встречается с дружественным монархом, а не с личным другом.

Князь Станислав в своих воспоминаниях умиляется "волнующей встречей людей, столь близких и столько лет разлученных". Но из других более объективных описаний вырисовывается совсем иная картина. Первое свидание, правда, состоялось при закрытых дверях и без свидетелей, но длилось оно так недолго, что его было недостаточно даже для того, чтобы вкратце изложить основные вопросы. При открытых дверях разговор сразу принимает общий характер. За обедом поднимаются тосты в честь короля, здравицы подкрепляются пушечными залпами, но царица по-прежнему делает все, чтобы не допустить привратного обмена мнениями. Одновременно они оба с королем напоказ оказывают друг другу различные знаки внимания и церемонно обмениваются любезностями.

Станислав-Август подает царице кресло, Екатерина подает королю его шляпу. Все эти жесты имеют самый банальный характер и не могут скрыть взаимного разочарования. Екатерина позднее будет жаловаться своему окружению, что "король очень постарел" и что ей "так пришлось его развлекать, что у нее даже язык заболел".

Станислав-Август ничего не говорит. Он делает хорошую мину при плохой игре и после возращения в Канев "на радостях" спаивает всю свою свиту.

До более серьезных вопросов дело доходит только после обеда на галере Потемкина, уже без участия императрицы. Но и эти переговоры посвящены главным образом попыткам примирить короля с гетманом Браницким.

Посредничает в этом князь Потемкин. Можно ли представить себе большее унижение! Чужеземный министр - посредник между правящим монархом и бунтующим гетманом! Впрочем, посредничество Потемкина не достигает результатов из-за строптивости Браницкого.

Второе свидание с императрицей происходит в шесть часов вечера. На сей раз время на императрицыной галере проходит за игрой в карты. Императрица не играет, чтобы можно было беседовать с королем, но "публично и ни о чем особенно не примечательном". Екатерина весела и чрезмерно любезна. Она хвалит сверкающий всеми огнями "Везувий", делает комплименты князю Станиславу, улыбается князю Юзефу, но одновременно ласкает пятилетнего сына Ксаверия Браницкого. Нет ни нужной атмосферы, ни условий для серьезного разговора или доверительного обмена мнениями. Отчаявшийся король, видя, что "разговаривать неудобно, вручил императрице какое-то письмо". В десять происходит последнее прощание. Короля провожают в Канев. В качестве утешения его общество разделяют за ужином несколько человек из свиты императрицы.

Назавтра, 7 мая, с рассветом, на Днепре уже пусто.

Императорский флот исчез. Оставшимся в Каневе полякам приходится смириться с печальным фактом, что "истрачено от ста пятидесяти до двухсот тысяч дукатов за полдня, который ничего не дал". Ничего кроме горстки бриллиантов. Король получил от императрицы алмазную звезду св. Андрея, его родственники - бриллиантовые кресты или табакерки с бриллиантами. Зловещий блеск каневских брллиантов падает на страну, вызывая самые дурные предчувствия. "Как бы не пришлось за это платить бедной Польше", сокрушается в письме к другу доброжелательный к князю Станиславу епископ Красицкий.

Последующие два дня в Каневе наверняка были не из самых веселых. Станислав-Август все еще не знает, грустить ему или радоваться. Зато князь Станислав решительно мрачен. У него есть свой личный опыт, он знает, что значит подавать императрице мемориалы.

Но охота еще не кончена. 11 мая через близлежащий Корсунь должен проехать император Иосиф II, спешащий в Херсон на свидание с императрицей. Правда, самый крупный зверь ускользнул из расставленных сетей, но и другой возможности упускать нельзя. 9 мая польский двор поспешно упаковывает пожитки и in corpore [В полном составе (лат,)] перебирается в Корсунь.

И вновь начинается унизительное ожидание. Князь Станислав старается скрасить гостям пребывание в своей столице. Дворец и живописные острова на Роси чудесно иллюминированы, играет итальянская капелла, устраиваются увеселения в саду и поездки к легендарной "девичьей могиле". В день приезда короля князь собирает на рыночной площади двадцать четыре пары молодых и в честь высокого гостя одаряет их всем скарбом, а также личной свободой и освобождает от оброка и повинностей.

11 мая во время обеда приходит известие, что "граф Фалькенштейн" - так звучит дорожное имя Иосифа II - находится вблизи Корсуня в княжеских владениях. По повелению короля князь едет к нему с эскадроном кавалерии. И снова происходит "волнующее" свидание царственных особ. Император, наименее прямолинейный и наименее искренний из людей, отхвативших кусок Польши, известен вежливостью и сентиментальностью. На огорченные сердца Понятовских проливается сладчайший бальзам. Иосиф II в восторге от короля: "Такого бы не случилось, если бы мы познакомились раньше!" На исполненное тревоги замечание короля, что императору приписывают намерение совершить новый раздел Польши, Иосиф II отвечает: "Клянусь вам, что пока я жив, Польша не утратит листка с дерева" ("pas une feuille d'arbre"). Автор "Souvenirs" полностью принимает это заявление на веру: "Потом говорили, что злая звезда Польши была повинна в том, что императору не суждено было долго жить".

После почти часовой беседы Иосиф II обнял короля и сел в карету. "Когда он уже сидел, граф Кинский обратил его внимание на то, что король идет за ним. Он еще раз вылез из кареты, снова обнял короля и только после этого уехал". Разумеется, в Херсон, на свидание с императрицей.

А теперь одна любопытная деталь. Из переписки королевских дипломатов можно понять, что на херсонскую встречу было "запрещено приезжать иностранцам".

И в то же время в воспоминаниях нашего героя черным по белому значится, что князь Станислав в Херсоне все же был, и именно в дни встречи. Не известно, послал ли его туда с секретной миссией король, или поехал он сам как частное лицо, под предлогом проверить торговую деятельность Пивницкого. Факт тот, что он был в Херсоне и там снова встретился с императором Иосифом II.

Во время второй встречи австрийский бальзам был еще слаще. Император в откровенной беседе с глазу на глаз сделал князю два важных заявления: "1) что он согласен с императрицей относительно того, что князь Станислав должен унаследовать трон, 2) что он не желает ничего иного, как только восстановления Польши в прежних границах, поскольку это необходимо для мира в Европе. И если две другие державы также на это согласятся, то он охотно отдаст Галицию".

Князь Станислав не знал так хорошо роли Иосифа II при первом разделе Польши, как знают ее современные историки. Поэтому слова Габсбурга он принял с большим доверием, чем они того заслуживали. "Император был очень воодушевлен своей идеей", - утверждает князь и отнюдь не старается скрыть, как радуют его оба заявления.

Мрачные мысли, донимавшие его в Каневе, развеялись. После херсонской беседы князь Станислав чувствует себя так, точно польская корона у него уже на голове.

СКАНДАЛ В СЕЙМЕ

"4 июня с утра в здешней замковой обсерватории его королевского величества наблюдалось затмение солнца...

При наблюдении оном присутствовали его королевское величество с князем Понятовским, главным литовским подскарбием, за день до того из Гродно в столицу прибывшим".

Это краткое сообщение из "Варшавской газеты" от 11 июня 1788 года является первым документом, который мне удалось отыскать о деятельности князя Станислава в чрезвычайно важный период, предваряющий открытие Большого сейма. Сколько в этом сообщении литературной символики! Какое зловещее предсказание событий, которые в ближайшие месяцы повлекут за собой решающий поворот в карьере королевского племянника!

В июне 1788 года в Варшаву прибыл давно уже ожидаемый ответ императрицы на королевское предложение об антитурецком союзе. Ответ этот нанес чувствительный удар по надеждам Понятовских. Из всех королевских пожеланий Екатерина приняла только проект создания польского вспомогательного корпуса. Но в каком карикатурном виде! Король хотел иметь двенадцатитысячный корпус, совершенно самостоятельный, находящийся под:

его личным командованием. Екатерина соглашалась на двадцатитысячный корпус, состоящий из одной кавалерии и разбитый на три бригады, которые должны были быть рассредоточены по разным русским армиям и подчинены русскому командованию. В качестве командующих двумя бригадами императрица предлагала активных королевских недругов: гетмана Ксаверия Браницкого и генерала от артиллерии Щенсного-Потоцкого, третью бригаду, "дабы задобрить короля", великодушно соглашалась отдать князю Станиславу Понятовскому.

Правильная в основе своей и выгодная для страны королевская идея оказалась совершенно искаженной. Вместо усиления армии - создание трех коыдотьерских легионов на иноземной службе. Вместо укрепления центральной власти - усиление двух самых мятежных магнатов.

Для князя Станислава ответ царицы был равнозначен тяжелейшему личному поражению. Решительное "нет", начертанное собственой рукой Екатерины рядом с пунктом, предлагающим ввести престолонаследие и называющим кандидатуру князя, лишало его всяких видов на трон. Командование кондотьерской бригадой никак не могло возместить этой утраты.

В результате болезненного разочарования дисциплинированный член рода Понятовских отказывается подчиняться клановой солидарности. Недавний страстный приверженец антитурецкого союза становится решительным его противником. Бдительная оппозиция немедленно улавливает эту перемену в поведении одного из Понятовских и направляет к нему своего эмиссара. Князь описывает в "Souvenirs" этот визит довольно подробно. "Както утром в моей пригородной резиденции меня посетил подканцлер Гуго Коллонтай [Коллонтай Гуго (1750 - 1812) - видный представитель польского Просвещения, философ, писатель. - Прим. перев]. Я видел его редко, но он всегда проявлял ко мне дружелюбие. С полной искренностью обсудил он со мной вопрос о наступательно-оборонительном союзе с Россией, который должен был утвердить нынешний сейм. Он считал, что шляхта никогда на это не согласится, так как союз этот невыгодный и Польша сейчас не в таком положении, чтобы вести войны. А союз втянет ее во все российские войны... Поэтому оппозиция, одним из предводителей которой он был (и которая, как говорили, получила благословение в Киеве), обратилась к Пруссии для более выгодного союза. Дело это уже почти улажено и всячески будет протаскиваться на сейме. Таким-образом, я был точно проинформирован о положении вещей. Мне было трудно говорить об этом с королем, так как я уже высказал ему свое мнение об этом союзе и оно было ему не очень приятно. Но случай предоставил мне возможность для такого разговора. Король взял меня с собой к одной из своих теток, живущих в отдаленности от города. Обратная дорога вела через пески, и лошади едва тащились. Мой отец ехал в карете третьим. Я воспользовался этой оказией, чтобы спросить короля, осведомлен ли он о противодействии, которое вызовет в сейме предложение заключить союз с Россией. Не называя имен, я нарисовал ему картину сильной оппозиции, готовой к борьбе, и грустных последствий, которые это может вызвать. Король слушал внимательно, не произнося ни слова. А мой отец, когда мы потом оказались одни, сказал мне: "От той истории, которую ты рассказывал королю, у меня волосы дыбом встали". Я сказал ему, что представить королю всю правду было моим долгом".

Коллонтаевская оценка положения, столь напугавшая экс-подкомория, точно отвечала настроениям общества.

Народ действительно не хотел этого союза. В Польше уже давно выветрились боевые традиции короля Яна Собеского и к Турции относились чуть ли не с симпатией.

Кроме того, длившаяся вот уже восемь месяцев турецкая война приносила непрерывные неудачи союзным армиям. Князь Потемкин застрял со своими войсками под Очаковом и никак не мог сломить сопротивления этой крепости. Иосиф II своими позорными поражениями сделал австрийскую армию посмешищем в глазах всего мира. Это также не могло поощрять союз. Народ не хотел новых войн и новых союзов. Он не питал доверия к Екатерине и Иосифу II, не питал доверия к политике своего короля. Пожалуй, никогда еще королевская политика не объединяла против себя столь могущественных сил. Вся магнатско-шляхетская оппозиция - от правых до левых - сплотилась под знаком борьбы с Понятовскими.

Гетман Ксаверий Браницкий, который, стремясь опередить короля, самочинно примкнул к союзу как волонтер - командир казацкого полка на русской службе (!), постоянно находился в потемкинском лагере и елико можно интриговал там против короля. Станислав-Август жаловался на это в письмах: "...стол держит хороший, за которым чуть не ежедень едят Потемкин со всем генералитетом, и Потемкин питает к нему слабость, хотя и не очень уважает, и всегда оттуда можно нам ожидать любой пакости".

В другом углу Европы, в немецком модном курорте Пнрмонт, члены новой "фамилии" - княгиня Любомирская, Адам Чарторыский и Игнаций Потоцкий проводили какие-то таинственные переговоры с представителями прусской королевской семьи. Оттуда по всей стране расходились подстрекательские известия о том, что "любящий поляков прусский король не допустит заключения антитурецкого союза, что польская шляхта, пользуясь затруднительным положением Австрии, должна силой вернуть Галицию, что прусская армия в этом случае окажет вооруженную поддержку. В Варшаве неистовствовал молодой фантаст, литератор и путешественник Ян Потоцкий. Этого разнообразия ради настропалили в Вене, что Пруссия собирается захватить Великополыиу, и он сеял панику различными воинственными антипрусскими прокламациями, отпечатанными в собственной типографии на Рымарской улице.

Одновременно он резко нападал на русского посланника в Варшаве Штакельберга за то, что тот не очень галантно вел себя на каком-то приеме. Эта политическая деятельность литератора-оригинала, хотя и не направленная непосредственно против короля, страшно изводила Станислава-Августа, так как приносила ему множество неприятностей и от прусского двора, и от оскорбленного Штакельберга.

Что же делает польский король, чтобы обуздать накануне сейма распоясавшихся магнатов-оппозиционеров?

Он старается сделать это путем... дипломатических переговоров с правительствами держав, разделивших Польшу. Русского канцлера Безбородко он просит образумить гетмана Браницкого. Князь Потемкин обещает заняться Щенсным-Потоцким. Относительно же Чарторыского, большинство владений которого .находится под властью Австрии, посылают конфиденциальные ноты канцлеру Кауницу в Вену. Разве что с Яном Потоцким король справляется домашними средствами: "Я велел передать его матери в Вену, чтобы она уговорила его покинуть Варшаву, где он может нажить неприятности".

Но, помимо магнатской оппозиции, есть еще шляхетская орава, буйствующая на воеводских сеймах, и есть варшавская улица. Сеймовой оппозиции впервые удалось установить контакт с широкими кругами общества. Агитаторами ее становятся политические писатели из обедневшей шляхты и такого же бедного духовенства. Доверенные Коллонтая и Игнация Потоцкого тайно совещаются с деятелями просвещенного мещанства и проникают в среду ремесленников. Похоже на то, что политика перестает быть исключительно магнатской игрой.

В нее входят новые люди, взгляды и стремления которых не зависят от факта обладания земельными угодьями под властью той или иной соседней державы. Варшава чутко ловит все отголоски крымских сражений и вдохновляется велеречивыми обещаниями берлинского двора.

Она настороже, она взбудоражена и как никогда интересуется происходящими событиями.

Станислав-Август знает обо всем этом, но он не может, подобно князю-подскарбию, обидеться на Екатерину и порвать с традиционной политикой своего правления. Король стал невольником им же предложенного союза и, несмотря на ухудшившиеся условия, вынужден был по-прежнему восхвалять его перед народом.

Пропаганда непопулярного пакта началась гораздо раньше. Первым фактом, широко использованным для пропагандистской акции, стало постигшее королевскую семью несчастье. В битве под Сабачем был тяжело ранен двадцатипятилетний полковник австрийской армии князь Юзеф Понятовский, младший племянник короля.

Королевская партия принялась славословить небывалое геройство молодого князя, а общественное мнение восприняло это без издевки. В Польше всегда питали чрезмерное уважение к воинской доблести, обагренной кровью. Кроме того, это был единственный Понятовский, пока еще не замешанный ни в одной из семейных афер.

Но воевать с турками все равно никто не был расположен.

По мере приближения сейма королевские призывы "возродить традиции Собеских" принимались обществом все прохладнее. А основной пропагандистский акт, имевший место в Варшаве 14 сентября, был воспринят уже только как веселое развлечение. В этот день в Лазейках был открыт памятник Яну III Собескому, а также продемонстрирована довольно дорого обошедшаяся "карусель", в которой четыре рыцарские дружины расправлялись с куклами, представлявшими турок. Единственным результатом этой антитурецкой демонстрации были язвительные насмешки над королевской партией. Невольным виновником этого стал организатор представления надворный маршал Александрович, который из чрезмерного рвения сделал билеты на "карусель" доступными только королевским сторонникам. Оппозиция немедленно откликнулась на это целым рядом более или менее удачных сатирических произведений, в которых сторонники короля были названы "прихлебателями". Кличка эта так и прилипла к королевской партии и была в ходу все время, пока длился сейм. На другой день после "карусели" на постаменте только что открытого памятника Яну Собескому появилась анонимное двустишие:

Обошлось это дело в сотню, а я заплатил бы двести, Если бы Ясь воскрес, а Стась на его был бы месте.

Двустишие немедленно обошло всю Варшаву, вызывая всеобщий восторг. Столь резко и прямо по адресу короля еще никогда не проезжались. Придворные поэты пытались отпарировать столь чувствительный удар. Дружественный королю аноним (скорее всего, епископ Нарушевпч) предпринял попытку травестировать двустишие:

Обошлось это дело в сотню, а я бы и жизни лишился,

Если был бы в нас Стася дух, так в Стасе бы Ясь возродился.

Вряд ли эта вымученная защита порадовала Станислава-Августа. Организатору "четверговых обедов" можно было поставить в вину многое, но в стихах-то уж он разбирался.

Спустя две недели после "карусели" выяснилось, что все это пропагандистское "гала-представление" вообще было ни к чему. Вопрос об антитурецком пакте разрешился помимо короля и народа. Берлин официально уведомил Петербург, что заключение оборонительнонаступательного союза между Россией и Польшей будет расценено как casus belli [Повод для воины (лат.)] по отношению к Пруссии.

Екатерина была слишком занята крымскими неудачами Потемкина, чтобы рисковать новой войной с Пруссией.

Поэтому она, даже не поставив в известность Станислава-Августа, отказалась от намерения заключить новый союз с Польшей.

Могло показаться, что этот неожиданный политический поворот сослужит королю службу. Но это была лишь видимость, от всего этого выиграла оппозиция.

Имея за собой реальную поддержку Пруссии, она почувствовала себя действительно сильной. Открытый конфликт между державами-гарантами создавал условия для совершенно свободного столкновения между политическими группировками в стране. Оппозиция поняла, что после вынужденной под давлением Пруссии уступки со стороны России она может помериться с королем силами как абсолютно равноправный партнер.

В последних числах сентября разыгралась борьба изза власти в сейме. После отпадения вопроса об антитурецком союзе на повестке дня сейма остались два важных пункта, выдвинутые воеводскими сеймиками, - увеличение армии и некоторые изменения внутреннего характера. Как обычно в важнейших случаях, сейм должен был заседать, объединенный в конфедерацию, чтобы обойти принцип единогласия и связанную с ним опасность того, что все может быть сорвано чьим-нибудь вздорно-строптивым голосом. Следовало установить момент, когда эта конфедерация может быть сколочена.

Если до сейма, в лоне правительства, то есть Постоянного совета, то инициатива останется за королем и его сторонниками. Если же после открытия сейма, то перейдет в руки простого сеймового большинства.

С неделю идут лихородочные совещания обеих группировок. Предводители королевской партии совещаются в присутствии русского посланника Штакельберга, оппозиция консультируется с прусским посланником Бухгольцем. Князь Станислав в этот период верно поддерживает дядю-короля и дядю-примаса. Сейчас уже не до личных претензий и обид. Борьба идет за слишком важную ставку - "быть или не быть" всей семье Понятовских. И вот королевская партия проигрывает. Король вынужден уступить под натиском прусских угроз и взбудораженного оппозицией общественного мнения. Конфедерация будет создана только на сейме. Оппозиция торжествует. Это первое большое поражение Понятовских.

Сейм возвышается над королем. Теперь все зависит от, того, кто окажет решающее влияние на большинство сейма.

Сейм собирается 6 октября 1788 года. На следующий день устанавливается ядро конфедерации. Маршалами выбраны: от короны - умеренный политик Станислав Малаховский, человек в основе своей порядочный и повсеместно уважаемый, от Литвы - недруг Понятовских, крикун и позер Казимеж Нестор Сапега, племянник Ксаверия Браннцкого.

После избрания маршалов князь Станислав выступает еще раз как посредник между оппозицией и королем.

Мы узнаем об этом из его воспоминаний. "Маршалом сейма общее мнение выдвинуло Малаховского, единственного из трех братьев, к которому король был настроен неприязненно, как к человеку, склоняющемуся к оппозиции, сухому и упрямому. Когда стало ясно, что он будет выбран, я решил сблизить его лично с королем, пото?лу что в конце концов человек он был очень порядочный, и я уважал его за характер".

Первая неделя исторического сейма прошла очень интересно. Выступают преимущественно ораторы от провинциальных сеймиков. Долгие, скучнейшие речи на банальнейшие темы. Вежливый маршал Малаховский не может одернуть присяжных болтунов. На троне больной дремлющий король. Атмосфера безграничной скуки.

В среде зевающих депутатов и в летучих сатирических изданиях мелькает первое определение этого сейма:

"разболтавшийся сейм". А в кругах дипломатического корпуса называют его "танцевальным сеймом", так как в смысле светских увеселений сейм просто небывалый.

Вся палата депутатов была заранее приглашена "чохом"

на весь цикл приемов, устраиваемых регулярно в каждый очередной день недели, кроме суббот, а именно: в воскресенье - большой ужин у князя-примаса Михала Понятовского, в понедельник - прием у великого коронного маршала Михала Мнишека, во вторник - у маршала Малаховского, в среду - у князя Адама Чарторыского, в четверг - у Щенсного-Потоцкого, в пятницу - у Игнация Потоцкого. На этих блистательных "ассамблеях" и в тиши кабинетов иностранных послов, а не в палате депутатов намечается будущий ход событий.

Первый удар грома разражается 13 октября. На рассмотрение маршала сейма поступает давно ожидаемая нота прусского правительства, в которой посол Бухгольц выражает официальный протест против нового союза с Россией. То, о чем-до сих пор говорили только на тайных совещаниях, высказано вслух для всеобщего сведения.

Впечатление колоссальное. Теперь уже никто не сомневается, что столкновение между державами обеспечивает безопасное прикрытие для сейма. Впервые за сто лет сейм Речи Посполитой будет заседать как независимый сейм. Вспыхивает всеобщий энтузиазм. Первым проявлением его является почти без дискуссий принятое решение о создании стотысячной армии.

Вот отрывок из письма Станислава-Августа относительно этого: "...Народный энтузиазм, возросший до такой степени, что я подобного и не видал, единодушно постановил, что армия Речи Посполитой должна быть увеличена до ста тысяч человек. Восторженность, несомненно, весьма похвальная в основе своей, и в первые минуты ее невозможно было сдержать никакими резонами.

Она сама стремилась назначить себе какую-то цель, к коей и я постоянно стремлюсь, но только мысля это постепенно. Оппозиция на голове ходит, чтобы вывести командование армией из подчинения Постоянному совету коему вручили этот закон от 1776 года. Вот он, предмет политической борьбы этого сейма".

Этот краткий отрывок великолепно передает весь механизм политической ситуации. Патриотическое решение об увеличении армии - несмотря на всю нереальность этой цифры, трудно согласуемой с финансовыми возможностями тогдашней Польши, - должно было при сохранении существующей системы управления сыграть на руку королю. Этого оппозиция допустить не могла, и она предприняла концентрированную атаку на ненавистное ей учреждение - на военный департамент Постоянного совета.

Учреждение это сочетало в себе компетенцию военного министерства, главного вербовочного управления и исполнительного органа по политическим, уголовным и финансовым делам. Ни одна из этих компетенций не могла обеспечить ему расположения граждан. В глазах общества военный департамент был главным орудием диктатуры непопулярного короля и наиболее ненавистным символом уклада, навязанного державами-гарантами. Это было первой, основной стороной проблемы.

Но существовала и другая. Военный департамент благодаря энергичному руководству умного и образованного Комажевского стал в последние годы единственной конкретной силой, обеспечивающей порядок, сдерживающий рассыпающуюся Речь Посполитую. Департамент последовательно направлял свои усилия на то, чтобы возродить и придать современный характер разваленной гетманами армии, и уже добился в этой области серьезных результатов. Ликвидация этого учреждения не могла пройти без борьбы.

Борьба из-за военного департамента была первой драматической кампанией Четырехлетнего сейма. Финал ее разыгрался в исторический день 3 ноября 1788 года. При первом открытом голосовании большинство сейма высказалось за сохранение департамента. Тогда потребовали тайного голосования. При тайном голосовании 50 депутатов решились переметнуться к оппозиции. Военный департамент был упразднен большинством в 18 голосов. Сейм неистовствовал. Радость выплеснулась на улицы города.

Послушаем, как выглядело это по свидетельству современника: "Нельзя передать, какая радость проявилась после этой победы. По всему городу забегали гонцы с этой поразительной вестью. Во всех домах, а особливо там, где ежедневно бывали приемы, не спали, ожидая решения сессии. Повсюду радовались одному и тому же, люди обнимались, женщины плакали от счастья, дети прыгали, хлопали в ладоши. Впервые за много лет представительный орган поляков поставил на своем. Хорошо или плохо, не в этом дело, а по своей собственной воле и разумению".

Борьба в польском сейме происходит на фоне все обостряющейся международной ситуации. Берлинское правительство после первой дипломатической победы, отменившей антитурецкий союз, начинает вести себя смелее.

К концу октября прусский посланник вручает Штакельбергу официальную ноту, требуя вывода русских войск из Украины. Дипломатическая переписка между королем Фридрихом-Вильгельмом II и Бухгольцем раскрывает с циничной откровенностью подлинные мотивы и цели прусской политики. "Толстый Гу" последовательно, хотя и другими методами, продолжает политическую линию своего предшественника Фридриха II. С первой же минуты он стремился к новому разделу Польши, на основании которого к Пруссии отошли бы Торунь и Гданьск. Для осуществления этого необходимо уничтожить в Польше русское влияние и заменить его влиянием прусским. Но внешне все это выглядит совсем иначе. Внешне "добродушный" прусский, монарх выступает как искренний друг поляков, поддерживает их патриотически-освободительные стремления, защищает их от России и абсолютизма их собственного короля. Магнатская оппозиция верит в благие намерения прусского двора, потому что хочет в них верить. Усомниться в искренности этих намерений равнозначно отсутствию патриотизма. Варшаву обходит двустишие:

Слух о счастье великом мчит от дома до дома.

Еретик, кто не верует слуху такому.

После упразднения военного департамента петербургский двор предпринимает ответную акцию. 5 ноября Штакельберг вручает маршалу сейма ноту, гласящую, что в результате нарушения Речью Посполитой форм правления, гарантированных тремя державами в 1775 году, "императрица будет вынуждена считать себя свободной от всяких дружественных обязательств по отношению к Польше". Одновременно на секретном совещании с предводителями королевской партии русский посланник требует от короля, чтобы тот со своими сторонниками откололся от сеймовой конфедерации и образовал самостоятельную конфедерацию.

Начинается особенно напряженный период. Несколько дней страна на грани гражданской войны. Но время Тарговицой конфедерации еще не наступило, та будет только через четыре года. Королевская партия еще не считает проигранной свою борьбу за большинство в сейме. Король хочет быть с народом, вернее - хочет иметь народ на своей стороне. Кроме того, международная обстановка никак не благоприятствует созданию антисеймовой конфедерации. Россия увязла в турецкой кампании и в новой войне со Швецией. А у западных границ Речи Посполитой стоит сильная и свежая прусская армия. Требование Штакельберга натыкается на такое решительное сопротивление всей королевской партии, что посланник вынужден отказаться от своего проекта.

Тем временем Пруссия энергично берется за дело. Неповоротливый Бухгольц уже не выдерживает ускоренного темпа дипломатической игры. Тогда ему присылают из Берлина помощника, изворотливого маркиза Луккезини, виртуоза политической интриги. Хитрейший из итальянцев, находящихся на прусской службе, становится главным вдохновителем польского патриотического движения. Он участвует во всех совещаниях глав оппозиции, устанавливает самые широкие светские связи, вербует для Пруссии целую рать платных агентов, председательствует на приемах у Чарторыских, Потоцких, Радзивиллов и Огиньских, собирает силы для решительного удара по королевскому лагерю. Огромное влияние Луккезини на современную политическую жизнь находит отражение в популярных стихах Краспцкого:

Хочешь знать, что такое единенье сословий?

Это выразить можно в одном только слове:

Как орган - это дело. Каждый клавиш - особенно.

Органист - Луккезини. И премного способный.

После оглашения в сейме ноты Штакельберга, напоминающей о ненавистной гарантии, Варшава переживает горячие дни. Антирусские настроения, умело раздуваемые прусским лагерем, буквально расцветают на глазах. В сейме под бурные аплодисменты галерки были перечислены все беззакония и злоупотребления царских генералов на Украине. Со всех концов страны собрали целую толпу калек без рук, без ног, без пальцев и подсылали их на все публичные сборища. Там они выстраивались вереницей, прося милостыню и плачась, что они бывшие участники Барской конфедерации, которых так изуродовали царские генералы. Игриво оскорблять посланника Штакельберга стало излюбленным родом патриотических демонстраций. "Если он находился в обществе или на балу, его окружали и - стыдно сказать - подетски корчили перед ним рожи. Если он хотел пройти из комнаты в комнату, становились в дверях, повернувшись к нему задом".

Одновременно росла ненависть к королевской партии, олицетворяющей политику сотрудничества с Россией.

Ярче всего это проявлялось в сейме. Членам палаты депутатов раздавали анонимные листовки, провозглашающие врагом отечества каждого, кто выступает за короля.

Распространяли бесчисленные эпиграммы, сатирические произведения и карикатуры, безжалостно высмеивали наиболее видных "прихлебателей". "Оппозиция в сейме небывалая, - писал австрийский посланник в Варшаве, когда кто-нибудь из придворной партии берет голос, его немедленно заглушают, перебивают, издеваются и высмеивают. И не только депутаты, но и наблюдатели, и женщины, на галерее сидящие".

Женщины играли в этой патриотической пропаганде не последнюю роль, особенно две - княгиня Изабелла Чарторыская, некогда приятельница Репнина, а ныне ближайшая соратница Луккезини, и жена Щенсного-Потоцкого, впоследствии тарговицкого конфедерата. "Эти две дамы, - жаловался в письмах король, - и многие связанные с ними женщины, и молодые, и старые, средствами, присущими своему полу, ежедневно перетягивают депутатов на сторону оппозиции". Королевские жалобы дополняет князь Валериан Калинка, добросовестный хронист Четырехлетнего сейма: "...все, чем можно было тронуть сердце, - прелести и шутка, любовь и патриотизм, кокетство и драматизм - все пускалось в ход с преизбытком, дабы лишить короля и Россию сторонников. Даже девиц незрелых учили детскими ласками склонять еще колеблющихся депутатов отдать голос за патриотический лагерь". "Недюжинную надо было иметь смелость, чтобы в таких условиях публично высказать противоположное мнение". "Если кто-то только пытался сдержать страсти в сейме, склонял к здравомыслию или защищал людей непопулярных, оппозиция немедленно распускала о нем слух, будто он продался за рубли, и это же повторяли пасквили в стихах и прозе, в Варшаве и по всей стране расходящиеся". Настроения, царящие в сейме, распространились на весь город. Политическая борьба выплеснулась на улицы и проникла в варшавские дома. То, что в палате депутатов и на ее аристократической галерее проистекало зачастую вследствие исключительно личных антипатий, сложной игры частных интересов, стремления замазать давние грешки, в городе превращалось в свидетельство истинного патриотизма, искреннего негодования и презрения к "изменникам родины". Натиск на сторонников короля принял форму общественного террора, и под воздействием этого террора королевская партия распадалась на глазах. Последний и решающий удар нанес ей прусский ответ на ноту Штакельберга относительно гарантий.

Прусская бомба взорвалась 19 ноября, в день именин самой воинственной деятельницы антирусского движения княгини Изабеллы Чарторыской. Луккезини, тщательно заботящийся о благосклонности своих сторонников, прислал княгине в подарок фарфоровую чашку с портретом прусского короля, а в ней свернутый в трубку дипломатический документ. Княгиня прочитала его под всеобщие радостные крики. Это была давно ожидаемая оппозицией берлинская нота по вопросу о гарантиях.

Прусский король уведомлял польский народ о том, что великодушно отказывается от своих прав гаранта, что не будет вмешиваться во внутренние дела Польши, что в случае покушения на ее свободу извне окажет ей военную помощь.

Содержание прусской ноты разошлось по городу молниеносно, вызывая повсюду безумную радость. Из-за дипломатических схваток между тремя державами, из-за самолюбивого соперничества магнатов проступает картина независимой Речи Посполитой, по которой тоскует весь народ. Никого не интересуют истинные мотивы прусского короля. Никто не думает о предстоящем возмездии со стороны Екатерины. Варшава в упоении повторяет двустишие:

Слух о счастье великом мчит от дома до дома.

Еретик, кто не верует слуху такому!

Победа оппозиции над королем полная. Отлив из королевской партии становится массовым. Самые подобострастные царедворцы в течение дня превращаются в самых рьяных борцов нового политического направления.

В сейме все смелее и сильнее нападают на "клику Понятовских". Больше всего достается королю. Больше всего ненавидят князя-примаса. Но в результате случайного стечения обстоятельств первой настоящей жертвой этой антикоролевской кампании становится "единственный порядочный человек из рода Понятовских" - князь Станислав.

Крушение князя-подскарбия началось с характерной сценки, столь микроскопической и мало заметной, что она в общем водовороте сеймовых страстей, несомненно, прошла бы незамеченной, если бы тут не был замешан один из Понятовских.

Сознательным вдохновителем и режиссером этого эпизода был известный "горлопан" Четырехлетнего сейма, известный владелец варшавских публичных домов возле моста, демагог и реакционер луковский кастелян Яцек Езерский.

Случилось так, что кастелян Езерский в запале одной из своих балаганных речей, которыми он срывал дешевые аплодисменты галерки, повернулся спиной к трону.

"Князь Станислав прервал его, чтобы сделать замечание и указать на неприличность поведения. Кастелян ответил, что замечаний этих не принимает, поелику князь не имеет права их делать и тем нарушает равноправие.

Затем приблизился к королю и, преклонив колено, попросил прощения за проступок, в котором его только что обвинили".

Резкая отповедь князю с одновременным театральным выражением покорности королю для всех зрителей была ясна и недвузначна. Это был первый отклик на принятое двадцать лет назад ненавистное шляхте решение о признании Понятовских принцами крови. Перед тобой, король, я могу преклонить колено, ибо ты мой конституционный монарх. Но ты, щенок, кичащийся узурпированным венцом, не смеешь делать замечания свободному шляхтичу!

Шляхта поняла это и наградила смельчака бурными аплодисментами. Езерский, относительно моральных качеств которого никто не питал никаких иллюзий, стал героем дня. Наконец-то щелкнули по носу этого умничающего постника! Хотя бы за то, что он недавно выступал в защиту военного департамента. В этом сейме нет места для Понятовских, "умеренных", "порядочных", "моральных". Для этого сейма существуют только "клика Понятовских", которую следует истребить.

До сих пор достоинства князя Станислава прославляли первые поэты страны. Теперь за него взялся анонимный шляхетский поэт. В тот же день Варшаву облетел ехидный стишок:

Хоть на вид учтивец, сам гордыней пышет,

Дядина корона свет ему затмила,

Хоть он и ученый, да умом не вышел,

Все брюзжит на что-то, все ему немило.

Вынести такого было бы не просто,

Не случись в Варшаве кастеляна с моста.

Легко представить, каким ударом было это несуразное происшествие для болезненно самолюбивого королевского племянника. "Самый гордый из Понятовских", несостоявшийся король Польши в течении одного дня стал несерьезной фигурой, излюбленной мишенью развязных памфлетов.

Но это была только легкая прелюдия к настоящему скандалу. В декабре из потемкинского лагеря под Очаковом приехал на сейм великий гетман Ксаверий Браницкий. Нам немало известно о фанабериях, продажности и своеволии польских магнатов той поры, но Браницкий побил все прежние рекорды. Великий коронный гетман, выслуживавшийся в качестве добровольного предводителя казацкого полка, генералиссимус, играющий в независимого лихого наездника в чужих сражениях, - этого история Речи Посполитой еще не знала. За последний поступок Браницкого ненавидели во всей стране, он стал ярчайшим символом национальной измены,о нем писали сотни ядовитейших пасквилей, даже потемкинские офицеры относились к нему с нескрываемым пренебрежением. Королевская партия все время использовала этот козырь в борьбе с оппозицией. Князь-примас в убийственных выступлениях не оставил живого места на ренегатствующем гетмане. Предполагалось, что после возвращения на родину Браницкий предстанет перед судом сейма.

Но политика - это политика. Потемкинские сторонники, то есть пророссийская группировка магнатской оппозиции, главой которой был Браницкий, в первой фазе Четырехлетнего сейма боролась против короля плечом к плечу с прусской партией. Поэтому в защиту своевольного изменника еще до его прибытия на сейм выступили наиболее видные патриотические деятели - Адам Чарторыский и Игнаций Потоцкий.

Потом появился сам гетман. В польском облачении, полный гонора, с обычной патриотической фразой на устах. За это ему сразу же простили часть прегрешений.

Полагали, что он нападет на примаса за его резкие выступления, но получилось наоборот. "Речь (Браницкого) была умеренной и приличной, он ограничился заявлением, ч го поскольку Речь Посполитая увеличивает свою армию, то он считает необходимым воспользоваться "возможностью приобрести новые познания в военном искусстве". Затем гетман принял введенную недавно присягу в том, что он "не получал никогда, не получает и никогда получать не будет жалованья ни от какой чужой державы под какой бы то ни было видимостью". И... вся история оказалась улаженной.

На некоторое время Браницкий притаился, дав время успокоиться общественному мнению. Но потом сразу же со всей энергией включился в сеймовую политическую игру. Вскоре после своего возвращения "очаковский партизан" провел несколько совещаний с маркизом Луккезини, которые устроила у себя дома княгиня Чартбрыская. Луккезини в секретном донесении прусскому королю набросал убедительный портрет гетмана с его идеей спасения отчизны: "... он не побоялся при княгине изложить мне свой план, к осуществлению коего хотел бы склонить своих соотечественников и какое-нибудь иностранное государство, которое бы искренне тронулось Польшей и связало бы себя с ней союзом для удовлетворения взаимных стремлений. План его основывается на том, чтобы с наступлением весны в каждом воеводстве возникли бы конфедерации, все они соединились бы с варшавской и, получив от вашего королевского величества армейский корпус, нашли в нем поддержку. С недостатком последовательности, присущим всей его жизни, великий гетман неоднократно повторил мне при княгине, что если бы этот план был принят вашим королевским величеством, то он сам бы немедля прибыл в Берлин, чтобы договориться о военных действиях. Мысль его направлена в сторону Галиции, где он хотел бы поднять восстание. Намерение его - базируясь на Каменец, бросить польскую кавалерию в партизанские действия, для коих она только и годится. Столь своеобразные высказывания в устах человека, так близко связанного с князем Потемкиным, осыпанного милостями императрицы, только что прибывшего из-под Очакова, вынуждали меня соблюдать большую осторожность в разговоре... Тем временем княгиня Чарторыская делает все что может, дабы ее друзья уверовали в патриотические чувства Браницкого, только не знают, сумеет ли она изгладить в их памяти воспоминания о былом".

Основой "патриотического" плана гетмана являлась старая дсцентралистская концепция магнатской оппозиции, которую Екатерина отвергла в Киеве: противопостановление провинции Варшаве, возвращение гетману власти над армией и полной воинской самостоятельности, по существу, возвышение над королем и сеймом. Ожесточенная ненависть Браницкого к Понятовским еще больше усилилась из-за оскорбительных выступлений примаса. Гетман ждал только случая отомстить королевской семье и одновременно вернуть утраченную популярность у шляхты. Случай вскоре представился.

В первых месяцах 1789 года сейм приступил к подробному обсуждению состава, характера и организации будущей стотысячной армии. Предметом горячих дискуссий стал трудный и необычайно щекотливый вопрос о народной кавалерии.

Этот род войск являлся самым причудливым анахронизмом в польской армии того времени. Тип его не менялся на протяжении веков. По сути дела, это было шляхетское ополчение, необузданное и дикое. В тот же период, когда армии держав, разделивших Польшу, уже имели абсолютно современную структуру и вооружение, польская народная кавалерия практически ничем не отличалась от конницы Яна Скшетуского или Михала Володыевского из трилогии Сенкевича. Вооружение, организация и традиционный "рыцарский" характер ее восходили ко временам царя Гороха. Как в старину, собирали ее при помощи письменных "оповещаний". Как в старину, она делилась на хоругви, состоящие из дворян - "товарищей" и мужиков - "рядовых". Как в старину, "товарищи" получали скудное "жалованье", кое тут же проматывали, добывая остальное обычным грабежом. Насилия и самовольные реквизиции, чинимые народной кавалерией, были предметом постоянных интерпелляций в сейме. И все же эта устарелая народная кавалерия пользовалась необычайной популярностью у шляхты. Служба в ней являлась блестящим случаем сделать карьеру для бедной дворянской молодежи. Воинский наряд был красив, эффектен и обеспечивал успех у женщин. Словом, это был истинно шляхетский род войск. Не очень боеспособный? А вот уже это, с точки зрения рядового шляхтича той поры, не имело никакого значения.

Гетман Браницкий великолепно разбирался в настроениях мелкой шляхты и вопрос о народной кавалерии решил использовать в своих интересах.

В последние дни января ближайший единомышленник гетмана серадзскнй воевода Михал Валевский внес на рассмотрение разработанный Браницким проект увеличения народной кавалерии с четырех тысяч до неоправданно высокого числа в восемнадцать тысяч седел.

Все понимающие люди в сейме сознавали чисто демагогический характер этого предложения, не имеющего ничего общего с действительными нуждами страны. Народная кавалерия была самым консервативным и дорогим видом войск. Браницкий ошеломил не только короля, но и главарей оппозиции. Маршал сейма Малаховский якобы умолял Станислава-Августа, чтобы тот не доводил до обсуждения это предложение. Шептались, что истинный вдохновитель проекта - князь Потемкин, которому польская кавалерия нужна для партизанских действий против турок. Знающие о переговорах с Луккезини понимали, что гетман готовит силы для государственного переворота.

Но демагогическое предложение было выдвинуто в слишком подходящий момент, и авторы его именно на это и рассчитывали. "Любовь к отчизне дошла у нас до крайности, особенно у женщин", - писала одна из сеймовых наблюдательниц. Офранцузившиеся магнаты, которые еще вчера каждого одетого по-польски шляхтича презрительно называли "ох уж этот поляк!", теперь под литавры и трубы состригали себе французские фризуры и меняли фрак на кунтуш. Известные своей продажностью сенаторы старались превзойти друг друга в клятвах, что ни от кого не брали денег. Варшавские красавицы отказались от драгоценностей и дорогих нарядов, жертвуя их на армию. Зрители в сейме оглушительными возгласами встречали каждое предположение об увеличении армии, отнюдь не вдаваясь в оценку его обоснованности и результатов. А если кто пытался указать на ошибочность такого предложения, его тут же клеймили как предателя.

Натиск разбушевавшегося общественного мнения достигал такой силы, что хотя большинство мыслящих людей в сейме было решительно против увеличения народной кавалерии, почти никто не осмелился выступить открыто. Молчал устрашенный король. Молчали заинтересованные в поддержке шляхты руководители оппозиции. Молчал, несмотря на свою прежнюю позицию, маршал сейма Малаховский.

Против предложения Валевского и Браницкого со всей энергией и решительностью выступил один только князь Станислав Понятовский. Этот самый необычный из Понятовских отличался одним выдающимся качеством:

он имел гражданское мужество и - невзирая на последствия - всегда прямо говорил то, что думал.

Старший племянник короля не был военным по призванию, но длительная практика и широкий круг интересов способствовали тому, что в военных делах он разбирался столь же хорошо, как и в экономических. В частности, занимала его проблема усовершенствования польской армии. Во время своего путешествия по Германии он сделал в связи с этим много наблюдений и, возможно, внес немалый вклад в разработанный два года спустя новый воинский устав. Каково было отношение князя Станислава к решению сейма создать стотысячную армию, этого мы не знаем. С одной стороны, имеются доказательства того, что к увеличению армии он стремился уже давно, с другой - он слишком хорошо знал экономику страны, чтобы мог поверить в полную реализацию этого патриотического замысла. Во всяком случае, против решения он не высказывался и лояльно подчинился ему. Среди первых лиц, жертвующих на армию, названных в "Варшавской газете" от 10 ноября 1788 года, значилось и имя князя и сумма - 54 000 злотых. Правда, впоследствии мы узнаем, что сумма эта была внесена в государственную казну несколько окольным путем, но это уже вопрос совсем иной. Декларации всегда и везде опережают действия.

Во мнении сейма, а в особенности сеймовой галерки, князю Станиславу чрезвычайно повредило его выступление в защиту военного департамента. Но и за это его, по моему мнению, трудно особенно винить. Князь, как командующий пешей гвардией, имел много дела с департаментом и наряду с его недостатками видел там и многие достоинства. Сотрудничая с генералом Комажевским, он отлично знал, сколько души и труда вложил этот скромный энергичный генерал в налаживание польской армии, насколько он больше стоил магнатских вояк типа Браницкого, которые стремились отнять у него власть.

По вопросу о народной кавалерии князь Станислав выступал своим обычным образом: рассудительно, не слишком эффектно, но деловито, оперируя трудно опровержимыми аргументами.

Князь доказывал, что восемнадцать тысяч в кавалерии в одной только коронной армии - решительно чрезмерное число. "Какие же у нас останутся средства на пехоту? - говорил он. - Одна конница еще войска не делает, но и с большой и отличной конницей победы не одержишь. Она от пехоты и артиллерии зависит, и, только когда те свое действие окажут, кавалерия учинит остальное. Если наша страна, решившись на непомерное умножение конного воинства, о пехоте меньше будет заботиться, то никогда и не добьется такой армии, которая бы с соседними равняться могла. И посему недостаточный для защиты страны и сугубо дорогой оный род войск через резкое увеличение свое, как предлагается, может стать много пагубным. Ведь мы же беспременно будем требовать от офицеров, дабы те дисциплину в этом войске блюли и никоих провинностей не дозволяли, а как же они за сим уследят, когда, увеличивая эскадрон с тридцати до ста пятидесяти седел, мы никакого офицера не добавляем? Какой большой беспорядок может в стране учиниться при столь большом и резком наборе, когда среди пополнения будет не одно товарищество, но и рядовые, и много другого люда, что за войском для услуги товариществу следует. Никак нельзя поручиться, что столь многочисленная свора не будет творить разные бесчинства, коих слишком малое число офицеров предотвратить не сможет... Объявить набор в несколько тысяч дворян столь быстрым образом - сие то же, что объявить всеобщее ополчение. Но всеобщее ополчение никогда армией не называлось, и на таких основах армии создать нельзя".

Речь князя-подскарбия была смелой, прогрессивной и глубоко справедливой. Опровергнуть его аргументы по существу вопроса было не так-то легко. Но в этом отменном выступлении князь совершил одну непростительную ошибку. Говоря о народной кавалерии, он употребил по отношению к ней оскорбительное слово "свора". Клика Браницкого великолепно использовала эту промашку.

Защитники проекта не полемизировали с князем по существу дела, а уцепились за эту неудачную "свору".

Слово это проходило во всех последующих выступлениях и перекатывалось по галереям сейма. "Князь-подскаобий оскорбляет мелкую шляхту!" - с возмущением восклицали с депутатских скамей, а галерея вторила речам депутатов аплодисментами, свистом и оглушительным гамом.

Деловую защиту проекта взял на себя сам автор. Но что значило скромное, деловитое выступление князя Станислава по сравнению с великолепным театральным представлением, которое устроил перед палатой и галереей Браницкий! К братьям шляхтичам обращался простак-магнат, режущий правду-матку, равный говорил с равными. В польском костюме, левая рука на эфесе сабли, лихо подбоченившись правой, гетман метал громы, взывая к братьям шляхтичам. "Я взываю к польскому духу. Эта кавалерия из нас самих состоять будет.

Как одни из нас не пожалеют денег на войско, так и другие не пожалеют крови своей... По опыту своему знаю, понеже бывал в воинских кампаниях: одно дело, когда у тебя солдат, по тактике выученный, хоть и бывалый он на войне человек, а половина боевого духа в нем уже побита, и только палкой можно гнать его вперед.

А в народной кавалерии довольно, чтобы брат брату крикнул: "Давай, пан Павел! Навались, пан Михал!" - и все разом в огонь пойдут!,."

Против подобных аргументов шляхетская палата была бессильна. Речь князя-подскарбия была справедливой и прогрессивной, но верх взял демагог и реакционер Браницкий. Князь проиграл по всем статьям. Пострадал не только вопрос о народной кавалерии, но и он сам лично.

Смертельный враг Понятовских постарался, чтобы шляхта вспомнила о нанесенной ей обиде. Гордого претендента на корону вынудили к постыдной самокритике. Перед сеймом и галеркой он вынужден был объяснить, что, произнося "свора", имел в виду "не шляхту", которую уважает, а "прислужников низкого сословия". Но и это не помогло. Роковая "свора" прилипла к князю надолго.

До сих пор шляхта его просто не любила. Теперь за одно это слово его повсеместно возненавидели. Больше, чем короля, который довел страну до раздела, больше, чем примаса, которого считали символом всяческих несправедливостей.

Ничем уже не сдерживаемая шляхетская ненависть вылилась в площадной сатире:

Пусть хоть черти с... в кашу - Не позорь ты шляхту нашу, Преть Телок и важен с виду - Не дадим себя в обиду.

Кастелян Езерскпй только осмеял князя Станислава.

Браницкий был человеком того же склада, что Езерскин, но куда сильнее. Его удар навсегда выбивал из игры.

После скандала в сейме князь от нервного возбуждения заболел горячкой трясовицей. Лежал он два месяца под заботливым надзором врача-секретаря Люстра, потом уехал на поправку в имение. В сейм он вернулся только осенью. Встретили его ироничные взгляды и еле скрываемые усмешки. За спиной его слышались слова:

Пусть Телок и важен с виду - Не дадим себя в обиду.

Как сеймовый деятель князь Станислав скончался.

Но "молодой Телок" - человек твердый и упрямый. Несмотря на непрестанное улюлюканье, несмотря на невыносимую атмосферу, окружающую каждое его выступление, он остается в сейме еще всю осень и зиму 1789 года. И этот последний период наилучшим образом характеризует смелость, последовательность и ум князя.

Все его выступления этого периода можно назвать мудрыми, дальновидными и продиктованными истинными интересами государства. Один только у них недостаток: они противостоят мнению взбудораженного демагогами большинства сейма.

26 октября 1789 года, когда сейм лихорадочно отыскивает новые источники средств на содержание армии, ктото сгоряча вносит проект особого гербового налога с каждой бычьей и коровьей шкуры. Князь выступает против проекта и указывает на его недостатки: "Нам придется входить в подробности, поднимать протоколы, учет импортации и экспортации, пошлинные книги, вникать в ведение фабрик и т. д. Чтобы селянин с плохой шкурой принужден был ездить в податное ведомство..." Но предостережения "умничающего постника" глохнут в оглушительных воплях, и проект принимается. Спустя месяц после введения нового налога вся Варшава завалена грудами зловонных шкур. Торговля мясом застопорилась.

Городу грозит зараза. А армии от этого ни малейшей пользы.

30 ноября 1789 года сейм рассматривает проект воинского набора. Князь Станислав вносит дополнение, "чтобы блюлись меры, дабы отданный в армию рекрут надлежащим образом сохранялся в целости и после конца службы вновь владельцам оного возвращался". Князь считает это дополнение необходимым "как для соблюдения человечности, так и для убережения армии от работ и прочих услуг, коими отягощают солдат офицеры армии его величества".

1 декабря 1789 года князь-подскарбий вносит предложение о введении одинаковых налогов как в Литве, так и в Короне.

3 декабря 1789 года он вновь возвращается к вопросу о регламентированном обращении с солдатом и детально обосновывает свою точку зрения: "Армией управляют две пружины - дисциплина и любовь к подчиненным своим.

Образованные офицеры умеют разумно и мягко с солдатами обращаться. Необразованные поступают сурово, жестоко и даже обременяют солдат непомерными работами.

Надлежит гражданским законодательством запретить это, дабы не терять рекрута; надлежит учесть и то, что когда через шесть лет рекрут вернется в деревню покалеченный либо надорвавшийся, это явную боязнь к армейской службе среди селян вызовет, ввиду чего придется к одному средству прибегнуть: освободить эту деревню от сдачи рекрута на шесть лет".

Наступают памятные дни "мещанского бунта". Польские мещане, возбужденные известиями о победах французской революции, требуют от сейма признания за ними полных гражданских прав. По улицам Варшавы под колокольный звон тянется "черная процессия" делегатов из городов всей Польши. Президент Варшавы Декерт, банкир Барс, купец Паскалис и адвокат Менджецкий вручают королю разработанный Гуго Коллонтаем мемориал, начинающийся словами: "Настало время, когда сознание справедливости и истины вынуждает нас говорить со всей откровенностью..." Гул рушащейся Бастилии эхом отдается в Варшаве. Жена Декерта, оскорбленная в театре князем Казимежем Нестором Сапегой, резко осаживает его: "Вы бы, князь, вспомнили, что творится в Париже..."

Шляхетских крикунов охватывает страх. Маршалы сейма совещаются, не следует ли вызвать народную кавалерию "для усмирения бунта". Гетман Браницкий не выходит из дому и держит наготове заряженные пистолеты. Луковский кастелян Езерский в сейме возмущается неслыханной наглостью "мещанских бунтовщиков". Добродушный Фридрих-Вильгельм II пишет Луккезини: "Ты хорошо делаешь, что незаметно и скрытно этому препятствуешь.

Потому что если бы польским городам удалось обрести былые привилегии, то фабриканты из моих городов начали бы переселяться в Польшу". Большинство сейма только за признание привилегий для города Кракова, который вел себя "лояльно" и не принял участия в варшавской демонстрации.

17 декабря 1789 года во время страстных дебатов по этому поводу в сейме князь Станислав встал на сторону мещан. "Он почитал, что даровать привилегии одному Кракову - все равно как желать видеть все города несчастными и отказать им даже в том, чтобы выслушать их просьбу, - писал сеймовый обозреватель того времени. - А посему он посоветовал, чтобы для большинства городов были дарованы свободы, кои могли бы обеспечить имущество людей этого класса. К законодательству он не советовал мещан допускать, но предлагал правительству учинить то, что религия и человечность диктуют, присовокупив, что истинным материалом каждой страны есть население, на богатстве, силе и счастии коего основы государства оного зиждутся. Под конец потребовал огласить в палате мемориалы городов, каковые потом на рассмотрение правительственной депутации могли бы быть переданы".

Речь по поводу городов была последним выступлением в сейме князя Станислава. Шляхта уже по горло была сыта ненавистным "умником", цепляющимся за каждое слово и вызывающим обструкцию. Об обстоятельствах, связанных с его уходом из сейма, мы узнаем из его воспоминаний. "Поскольку было сочтено во многих случаях, что я служу препятствием палате в делах, вызывающих наибольший энтузиазм и которые вроде как бы уже предрешены, сочли необходимым выставить меня из сейма, в связи с чем мне было предписано постоянно находиться в Гродно, возглавляя там скарбовую комиссию. Я на несколько дней выехал в одно из моих имений, туда мне прислали резолюцию сейма, после которой я решил проститься с общественной жизнью. Я написал королю, что подаю в отставку, отказываюсь от всех моих цивильных и воинских должностей, так как не чувствую себя в состоянии оставаться в стране в столь важный период, не будучи депутатом сейма. Король написал мне в ответ длинное сердечное письмо, но не смог меня переубедить".

В январе 1790 года князь Станислав официально передал командование пешей гвардией своему младшему кузену, князю Юзефу Понятовскому. Молодой герой, прославившийся под Сабачем, только что был принят в польскую армию в чине генерал-майора, и сейм выказал ему демонстративное расположение явно на зло князю Станиславу. Желание шляхты столкнуть младшего королевского племянника со старшим с большей очевидностью стало выявляться позднее, осенью 1790 года, когда сейм в последний раз обсуждал возможность наследования трона Понятовскими. Король писал об этом польскому послу в Лондоне Букатому: "Я сам прекратил печатные сплетни, которые сулят трон князю Юзефу. А когда на этом настаивают, я всегда подчеркивал, что достоинства князя Сланислава делают его более подходящим для трона, и достоинства эти за ним признают, но отказывают теперь в популярности по разным причинам, а именно в его отказе от звания литовского подскарбия некую странную гордость усматривают, тогда как он единственно оттого отказался, чтобы не ездить в Литву, которой уже прискучил..."

Надо думать, это оправдание князя Станислава было написано дядей исключительно для внешнего употребления и сам Станислав-Август не очень-то в это верил. Ведь совершенно ясно, что князь-подскарбий отказался от общественной деятельности не потому, что "прискучил Литвой", а именно "от гордости", смертельно обидевшись на сейм. И следует признать, что на сей раз он имел для этого гораздо больше оснований, чем во всех предыдущих случаях, когда он изволил обижаться.

О жизни князя после отставки мы знаем очень мало.

Известно только, что он остался в Варшаве и ежедневно обедал у короля. Из одного королевского письма мы узнаем, что князь сблизился в этот период с Игнацием Потоцким. Несмотря на тяжелые переживания, он все-таки не запускал свои личные дела. Вскоре после скандала в сейме он купил сразу два больших земельных участка в Варшаве на Краковском Предместье - у Сангушко и Соболевских, а 4 июня 1790 года его видели в национальном театре на гастролях композитора Фиалм и виртуоза Гельмингера, которые "выполняли двойной концерт на гобоях". Концерт, вероятно, понравился князю, поскольку он пригласил Гельмингера к себе на службу.

Первое более или менее обстоятельное упоминание в "Souvenirs" относится к 3 мая 1791 года. "Был у короля в день принятия конституции. Царил небывалый энтузиазм. Депутаты, сенаторы, королевские министры были окружены дамами. Присутствующие при виде меня приблизились ко мне и дружным хором твердили. "Ах, как много вы, князь, потеряли, что не были на сессии. Вы бы видели народ на вершине счастья и восторга". Я на это ответил им: "Мне хотелось бы, чтобы это счастье и восторг были вечными. Разрешите мне, однако, заметить, что если вы были дворянами сегодня утром, то не известно, являетесь ли ими сегодня вечером. Ведь в этой конституции сказано, что каждый, располагающий доходом в несколько дукатов, признается со всей семьей и потомством дворянином. Таким образом, передавая эту сумму из семьи в семью, можно - не потеряв из нее ни гроша, - привести в благородное состояние население всей Польши". Тогда все стали кричать, что в конституции не может быть чеголибо подобного. А великий коронный маршал Мнишек подошел к королю и позволил себе попросить объяснения по этому случаю. Король с невозмутимо смиренным видом, часто вынужденным в его положении, кивнул головой и подтвердил, что подобное узаконение в конституции было. Когда королевское подтверждение разошлось по салону, я позволил себе высказаться со всей искренностью.

Вот кому народ вверил свою судьбу: людям, которые принимают законы величайшего значения, даже нимало их не уразумев. Никто не осмелился ни прервать меня, ни возразить".

Это выступление князя Станислава против дорогой каждому поляку конституции 3 мая требует некоторого комментария. На основании того, что мне известно о князе и что я старался показать в этой книге, осмелюсь утверждать, что старший племянник короля не был - и не мог быть противником основных социальных и политических положений, содержащихся в конституции. Это вполне ясно доказывает его многолетняя сеймовая и общественно-реформаторская деятельность, об этом говорят его смелые высказывания в беседах с Екатериной и Репниным. Позиция его по вопросу о мещанском сословии была почти равнозначна позиции майских реформаторов.

Взгляды его по крестьянскому вопросу отличались большей смелостью и большей решимостью, нежели конституционные решения. Путь князя Станислава к конституции 3 мая был более естествен и более последователен, нежели путь, скажем, Изабеллы Чарторыской или Казимежа Нестора Сапеги, не говоря уже о прочих польских магнатах, которые примкнули ко всеобщему народному энтузиазму лишь в последний момент, под давлением общественного мнения.

Но конституция, под которой он в других условиях мог бы подписать обеими руками, была принята без его участия. Она была творением сейма, который его несправедливо отстранил и нанес болезненный удар по его самолюбию. Один из пунктов этой конституции был направлен против него лично. Корона, о которой он мечтал с молодых лет, решением сейма была отдана саксонскому курфюрсту и его дочери. Помимо личной обиды, имели место вещи более общего характера. Князь не верил в возможность осуществления конституционных положений, ибо в результате длительных путешествий и постоянного контакта с иноземными дворами он лучше других разбирался в основах европейской политической игры. Он знал силу и твердый характер Екатерины и ни на минуту не сомневался, что императрица, оправившись от временных затруднений, незамедлительно сокрушит дело рук польского сейма. Пруссии он не доверял, так как слишком хорошо помнил географический атлас с картой Польши в кабинете Фридриха II. По многим причинам князь Станистав не мог разделять восторгов своих родных и близких, которые за несколько дней из ярых противников конституции превратились в ее горячих поборников. Но интересен был и сам способ выступления князя против конституции, необычайно характерный для его образа мышления, свидетельствующий об остроте видения и высоком интеллектуальном уровне. Князь с безошибочной меткостью нащупал самый слабый пункт майского законоположения. Он пригвоздил компромиссность и непоследовательность ее творцов, которые, не решаясь уравнять в правах мещанство с дворянством, избрали абсурдный путь превращения в благородное сословие всей мещанской верхушки.

После этого резкого выступления в Королевском замке князь решил покинуть страну и уехать за границу, чтобы поправить расшатавшиеся нервы. Разумеется, в Италию.

"Я еще несколько месяцев находился в Варшаве, улаживая разные мои дела. Мне страшно хотелось оставить на моем письменном столе письмо, содержащее мое мнение относительно будущего, которое грозит Польше. Но как я могу знать, в чьи руки попадет это письмо в столь смутное время и какими последствиями это для меня обернется. Поэтому я отказался от своего замысла.

В канун моего отъезда в Рим я обедал с несколькими выдающимися личностями, имеющими большое влияние в сейме. Я высказал им беспокойство по поводу опасности, грозящей Польше. Но потом мы перестали говорить о политике, чтобы не портить настроения.

По дороге в Италию я остановился в Вене, где имел длительный разговор с императором Леопольдом (преемником Иосифа II). Он говорил со мной о конституции 3 мая так, что это обличало в нем человека умного и привыкшего глубоко смотреть в суть вещей. Вначале я пытался смягчить его отношение к смыслу конституции. Но потом, видя, что это ни к чему не приводит, избрал единственный остающийся путь. Я сказал: великие державы должны понять, что на этот решительный акт, столь противоречащий укладу и традициям, народ пошел в результате отчаянного сознания, что он покинут всеми державами. И это отчаяние может быть очень опасным, так как не известно, к чему это приведет. Эти слова подействовали на императора. Он спросил меня, что же в таком случае можно сделать. Я ответил, что в первую очередь необходимо, чтобы саксонский курфюрт согласился принять польскую корону. Император ответил мне: "Для этого я сделаю все". И он тут же отправил в Дрезден посла Ландриани, человека очень способного и подходящего. Но тот ничего не смог добиться, так как курфюрст ответил, что предварительно должен получить согласие царицы".

Что за парадоксальная ситуация: лишенный наследования Понятовский склоняет германского императора, чтобы тот заставил саксонского курфюрста принять польскую корону, которая столько лет была предметом его собственных мечтаний! Но князь Станислав действует, несомненно, в согласии с королем, потому что заполучить согласие курфюрста Фридриха-Августа IV в то время являлось одной из главных целей польской внешней политики. Четырехлетний сейм стремится таким образом получить международное признание де факто конституции 3 мая. В Дрездене уже месяц сидит польская сеймовая делегация, возглавляемая князем Адамом Чарторыским, которая предпринимает отчаянные шаги, чтобы сломить сопротивление колеблющегося курфюрста. Но ФридрихАвгуст IV чертовски боится могущественной Екатерины и не хочет совать голову в эту корону. Кроме того, его не очень устраивает система престолонаследия, предусмотренная в конституции 3 мая. Он догадывается, почему от наследования устранены его братья, почему это право сохранено только за его дочерью Марией-НепомуценойАвгустой. Саксонский посланник в Варшаве, брюзгливый Эссен, предостерегает, что сейм сам хочет избрать мужа для принцессы и тем самым добиться сильного влияния на трон. Торг затягивается до бесконечности. Не помогают усилия Чарторыского, не помогает вмешательство императора, побуждаемого князем Станиславом.

Ничего странного в этом нет. Одна из дальнейших страниц воспоминаний князя раскрывает "искренность"

намерений императора Леопольда II.

"Позднее Ландриани рассказал мне, что получил от императора приказ сделать все, чтобы склонить курфюрста принять решение. Однако император добавил, что, если бы курфюрст после всего пожелал по-приятельски узнать, что император советует ему на самом деле, тогда Ландриани должен был бы ему сказать, чтобы он лучше не вмешивался в это дело (qu'il ne s'embarque pas clans cette galere). Нужно ли лучшее доказательство, что есть большая политика?"

Это полное горечи восклицание, заключающее венскую дипломатическую миссию, одновременно является прощанием с "большой политикой" на долгое время. Прибыв в Рим, князь по уши уходит в беззаботную атмосферу любимого города. Величественный вид залитой солнцем пьяцца ди Спанья, тенистая тишина ватиканских садов, веселый гул цветочных базаров на пьяцца деи Фьори, прохлада мраморных залов виллы Боргезе и Капитолия возвращают ему утраченное душевное равновесие.

Целительное римское солнце помогает ему прийти в себя от мучительного похмелья после варшавских событий.

Сюда не долетает враждебный вой разнузданной галерки шляхетского сейма.

В аристократических дворцах герцогов Дорна, Памфили Браски и Буонкомпанн по-прежнему ведутся утонченные интеллектуальные разговоры. По-прежнему слушают вдохновенные поэтические импровизации певицы Марии Магдалины Морелли, известной под именем Кориллы Олимпики, Среди тишины древнеримских памятников на виа Аппиа он исполняется благим сознанием тленности и суетности всей этой злобы дня.

В Риме князь Станислав завязывает сердечную дружбу с давним знакомым по Парижу Жаном Батистом д'Аженкуром, выдающимся археологом и нумизматом.

Вместе они бродят по римским антикварным лавкам, вместе восхищаются памятниками античной культуры, вместе стараются забыть о том, что творится в их родных столицах. Но от родины убежать нельзя. Весной 1792 года из Варшавы приходят ошеломляющие известия. То, чего князь так боялся, произошло. Преданный добродушным прусским королем сейм, решившись защищать конституцию, предпринимает безнадежную вооруженную борьбу с войсками Екатерины. С таким трудом обретенное душевное равновесие князя рассыпается прахом. Со стесненным сердцем слушает он песню армейского поэта 1792 года, в которой звучит далекий отголосок сеймовых столкновений:

Пусть нас сворой называют,

Пусть никчемными считают,

С кривдой мы идем схватиться,

За обиды расплатиться.

Из писем и устных сообщений он узнает о нарастающей славе и популярности младшего кузена Юзефа. Честный, прямолинейный рационалист, князь Станислав должен переживать страшные душевные терзания. Ведь балованный, распущенный, никогда не принимаемый всерьез Пени, которого он пять лет назад отчитывал в Праге за легкомыслие и беспечность, реабилитирует перед польским народом запятнанное имя Понятовских. Реабилитирует это имя. Впервые житейская философия князя потерпела крах.

Летом поступают дальнейшие известия. О молниеносных победах русских войск. О предательстве Браницкого, Щенсного-Потоцкого, Жевуского и об образовании Тарговицкой конфедерации. И наконец самое страшное: о присоединении короля к Тарговице и о втором разделе Польши. И вот тут-то довольно ярко проявится различие в характерах двух молодых Понятовских. Князь Станислав не может в отличие от князя Юзефа решиться на патриотический протест. Под угрозой конфискации имений на родине, побуждаемый умоляющими письмами дядьев и отца, он отправляет из Рима в Варшаву требуемую декларацию лояльности новому правительству и тем самым перечеркивает все прекрасные деяния своих лет "боренья и горенья". В Риме снова множество польских беженцев. Здесь маршал Большого сейма Станислав Малаховский, генерал Тадеуш Костюшко и многие другие известные лица. Патриотические польские эмигранты пользуются большой симпатией пребывающего в то время в Риме английского принца Августа Сассекского. Благосклонность эта частично объясняется... гастрономическими причинами. Английский принц обожает польские зразы. Зразы, разумеется, обильно приправляются спиртным, что великолепно действует на взаимные отношения.

Кое-кто из поляков принимает это слишком всерьез. Во время одного из таких "зразовых" приемов вскоре после присоединения короля к Тарговицкой конфедерации происходит импровизированная патриотическая демонстрация. В изрядном подпитии Адам Валевский объявляет Станислава-Августа свергнутым, после чего принимает тост "за нового короля Польши Августа IV Сассекского".

Князя Станислава на этом приеме, разумеется, не было, но о демонстрации ему наверняка тут же сообщили во всех подробностях. Легко понять, что особого удовольствия ему это не доставило.

Тем более, что вести с родины приходят все более и более невеселые. Станислав-Август сокрушается над критическим положением князя Юзефа и решает, нельзя ли младшему племяннику добровольцем принять участие в какой-нибудь английской морской экспедиционной кампании, "особенно в Средиземное море, для защиты Италии". Паническое настроение передается даже беззаботному экс-подкоморию. Старый бонвиван впервые в жизни думает о приближающейся смерти и старается обеспечить будущее своей последней "любви" - актрисе Трусколяской. Он пишет сыну в Рим: "Благословляя, заклинаю вашу светлость... не отказать ей в милости после моей смерти и платить бы ей до самой ее смерти по сто червонных злотых в месяц. Она услаждала мою страсть, и привязанность ее ко мне доставляла мне единственное утешение..." (Это письмо от 1793 года - единственно трогательный человеческий документ, оставшийся после князя экс-подкомория. Какова была судьба Трусколяской после смерти ее престарелого любовника, неизвестно. Во всяком случае в списке пенсионеров князя Станислава ее имени я не обнаружил. Возможно, что князь экс-подкоморий, который умер только в 1800 году, успел еще... разлюбить.)

Так как атмосфера в Риме становится все более "польской" и все более тревожащей, князь Станислав решает совершить длительное путешествие по югу Италии. Перед отъездом он принимает у себя на обеде генерала Тадеуша Костюшку. Князь заметил, что "генерал чем-то озабочен, но о причинах этого постарался не расспрашивать". Понял он это только спустя несколько месяцев, когда до Неаполя дошло известие о Краковском восстании [Т. Костюшко 24.III.1794 г. поднял в Кракове восстание за независимость Польши. - Прим. перев].

В Неаполь князь ехал через Абруццы. По дороге особое впечатление на него произвела прелесть озера Целяно и горы Монте Кассико. В Неаполе его чрезвычайно радушно принимала королевская чета. "Королева МарияАмалия через посредство своей приближенной маркизы де Санто Марко дала мне понять, что хотела бы, чтобы я женился на одной из ее дочерей. Я ответил, что это предложение страшно мне льстит, но принять я его не могу изза моего неустойчивого положения, вызванного событиями на родине".

После прерванного Екатериной сватовства к Бурбонам пятнадцать лет назад это был уже второй несостоявшийся королевский марьяж в жизни князя. На этот раз он хоть не ушел с пустыми руками. Несостоявшиеся тесть и теща подарили ему чудесные этрусские вазы, обогатившие его коллекцию древностей.

Из Неаполя он вернулся в Рим, застав Вечный город преобразившимся и встревоженным. Развитие революционных событий во Франции и ошеломительные победы французских войск над австрийской армией вывели Рим из его обычного состояния беззаботности. В старых аристократических дворцах уже не беседовали об искусстве и археологии. Папа лихорадочно набирал армию для защиты христианской столицы от приближающейся волны революции. Первый рекрутский набор был довольно необычным: рекруты состояли из шестисот галерников, бежавших из Чивита Веккиа, и из двухсот бандитов, приговоренных к галерам.

В Риме князь получает почту с родины. Из доставленной эстафетой апрельской "Варшавской газеты" он узнает, что его новодворский кассир Будзишевский, везущий в Варшаву крупную сумму денег, был задержан патрулем Временного замещающего совета, и вся наличность была конфискована в повстанческую казну. Мотивировка этого секвестра, опубликованная в газете, должна была заставить князя поморщиться:

"Временный совет, будучи уверен, что его светлость князь Станислав Понятовский, пожертвовав на прошлом конституционном сейме на армию своей отчизны по подписке 54 000 польских злотых, учинил сие не иначе, как из самых благих намерений, каковую сумму и намерен был вручить казне. Но поелику по причине различных обстоятельств оная сумма доселе в казну не была представлена, Совет обязывает Будзишевского, кассира его светлости князя Станислава Понятовского, дабы тот 50000 злотых, добровольно из благих намерений князем пожертвованные, ныне же вручить не замедлил".

Сколько чувствуется в этом канцелярском документе тонкого юмора и язвительной иронии! Недаром во Временном совете рядом с сапожником Килинским [Як Килинский (1760 - 1819) - один из организаторов и руководителей восстания 1794 г. - Прим. перев.] сидел давний сердечный приятель князя Станислава, блестящий публицист Юзеф Выбицкий.

Эта конфискованная повстанцами сумма была, вероятно, последним денежным поступлением, которое переслали князю в Рим на его нужды. После подавления восстания и третьего раздела Полыни корсуньский и новодворский магнат начинает переживать серьезные финансовые затруднения. Это придает новое направление его житейским планам.

"Полный раздел Польши был произведен, и почти все мои владения оказались в части, занятой Россией. Я оказался абсолютно без средств к жизни, поскольку остальные имения еще раньше продал для покрытия долгов.

Я писал множество писем относительно возвращения мне имений, но не получал никакого ответа. Наконец Репнин, губернатор Литвы, был настолько любезен и сообщил мне, что я не получу никакого ответа, если не явлюсь лично в Петербург. Я понял, что в этой стране секвестр на недвижимость применяется иногда вместо приглашения.

Приглашение это не обязательно, но тем не менее ко многому обязывает. От другого лица я узнал, что ненасытный Зубов, тогдашний фаворит, настаивал на конфискации моих владений в свою пользу. Царица ответила ему, что на секвестр она согласна, а что касается конфискации, то посмотрим, когда приедет. Так что, несмотря на все мое нежелание, пришлось мне эту поездку предпринять, теша себя тем, что она не затянется. Выехал я из Рима 12 апреля 1795 года".

ЗА ЗОЛОТЫМ РУНОМ

По дороге в Россию князь Станислав остановился на один день в Варшаве, чтобы побыть с отцом, которого он давно не видал.

В Варшаве князь Станислав хлопочет о том, чтобы получить паспорт на выезд. Он обращается за паспортом непосредственно в Петербург, а чтобы сократить ожидание, выезжает в Гродно, где король Станислав-Август проводит последние невеселые месяцы своего царствования под могущественной "опекой" Репнина. Князь принимает участие в кошмарном зрелище, которым являются последние публичные королевские аудиенции. Король изменился до неузнаваемости. Худой, болезненный, грустный, лицо осунувшееся и желтое; здороваясь с людьми, он не поднимает глаз. Со всех сторон его окружают платные шпионы в костюмах придворных сановников: секретарь Фризе, маршал Фридерик Мошинский. Настороженнобдительный посланник Сивере опасается, чтобы король в последнюю минуту перед отречением не сбежал за границу, а поэтому под разными предлогами все больше ограничивает его личную свободу. Большую часть своего времени несчастный монарх уделяет унизительным стараниям устроить себе жизнь после отречения. Кроме этого, он ходит в костел, внимательно читает газеты и дискутирует с поэтом Трембецким о будущности летательных аппаратов. "Единственно его поддерживала глубокая, но лишенная крайностей набожность и неослабный интерес к европейским событиям", - меланхолично замечает князь Станислав.

После двухмесячного ожидания приходит наконец паспорт из Петербурга. Племянник трогательно прощается с дядей и отправляется в путь.

Пребывание князя в России начинается для него на редкость удачно. Сразу же после приезда императрица дает ему длительную аудиенцию в Царском Селе. Во время дружеской беседы князь имеет возможность убедиться, как великолепно работает царская разведка за границей. Екатерина отлично осведомлена о всех его делах в Италии, включая строительство дома в Риме. До разговора о секвестре имений пока еще не доходит, но дальнейшим ходом визита князь очень доволен. "После богослужения императрица велела Зубову спросить у меня, не пожелаю ли я остаться к обеду. Эта необычная честь обратила на себя внимание всего двора. Я сразу понял, что дело тут не в обеде, а в том, чтобы дать всем понять, на каком положении я буду пребывать в Петербурге. Излишне добавлять, что Зубову это поручение не доставило особой радости. А я с этого времени обращался с ним так, как не осмелился бы ни один заграничный посол, не говоря уже о родственниках фаворита".

Этот тон горделивой похвальбы в сопоставлении с довольно унизительным характером пребывания князя в Петербурге звучит не совсем серьезно. Но учитывая петербургские условия того времени, частично его можно понять. Князь Станислав был не единственным польским магнатом, хлопочущим при царском дворе о возвращении владений. Ради этого же в Петербург прибыла целая толпа лишенных собственности землевладельцев - членов самых знатных родов. Среди них был князь Александр Любомирский, князья Чарторыские, которых их мать княгиня Изабелла - некогда муза-вдохновительница патриотического лагеря - послала в Петербург с рекомендательным письмом к своему старому другу князю Репнину. Эти польские просители вели себя со всемогущим фаворитом императрицы не так гордо и достойно, как князь Станислав. В записках Чарторыского сохранилось описание ежедневного церемониала утренних приемов у Зубова: "...Через распахнутые двери выходил в шлафроке Зубов, кивком головы приветствовал присутствующих и садился, отдавая себя в руки слуг, которые должны были его причесать и напудрить. Каждый из прибывших ловил взгляд фаворита и старался обратить на себя его внимание. В толпе губернаторов и представителей знатных российских фамилий стояла и польская знать..."

Только вот, похваляясь своим обращением с фаворитом царицы, князь Станислав забыл об одной мелочи.

В Петербурге и его окрестностях были и другие поляки.

В казематах Петропавловской крепости сидели участники восстания: Тадеуш Костюшко, Юлиан Урсын Нимцевич, Игнаций Потоцкий, варшавский сапожник Килинский и варшавский банкир Капостас. Политический водораздел, разграничивающий петербургских поляков, проходил не между гордым князем и послушными просителями на ежедневных утренних приемах у Зубова, а между Царским Селом и Петропавловской крепостью, Это была пропасть, наполненная кровью, тысячами трупов и воспоминаниями о задушенной революции. При такой разграничительной линии личной порядочности и личного чувства собственного достоинства уже недостаточно для патриотического алиби.

После этого первого свидания князь еще много раз виделся с императрицей в Царском Селе. Они совершали совместные долгие прогулки, после которых наступали еще более длительные беседы. Беседовали преимущественно о странах, граничащих с Россией на юге и востоке, "которые императрица знала лучше, чем кто-либо на свете". Единственная страна, о которой никогда не говорили, была Польша. Беседы императрицы с польским князем иногда "к большому неудовольствию танцоров"

затягивали придворный бал.

Автор "Souvenirs" оставил нам интересный портрет Екатерины II. "Кроме больших торжеств и бесед с дипломатами, хотя бы это были самые симпатичные на свете люди, ее манера вести разговор была простая, естественная и удивительно поучительная. Кто ее не знал, мог бы принять ее за богатую и образованную жену какого-нибудь бургомистра или купца. Самодержица чувствовалась в ней только тогда, когда она говорила о своей империи. Тогда она постепенно вырастала. Она любила говорить о державе, занимающей пятую часть земного шара, о роли, которую сыграет в Европе российский Восток".

Князь Станислав становится невольным свидетелем неудавшихся матримониальных переговоров, которые должны были примирить противников в недавней войне - Россию и Швецию. В Царское Село прибывает молодой шведский король Густав IV со своим братом герцогом Зюдерманландским, чтобы посватать красавицу внучку Екатерины великую княжну Александру. Герцог Зюдерманландский во время официального приема с неслыханной любезностью просит у царицы прощения за то, что командовал армией, воюя против ее войск. Екатерина отвечает ему столь же любезно: "Я должна признаться вам, герцог, что страдаю досадным недомоганием, которое часто становится уделом людей в моих летах: я абсолютно утратила память". Несмотря на столь многообещающее начало, брак так и не состоялся из-за религиозных различий между женихом и невестой и неуступчивости молодого шведа.

Обручение было громогласно разорвано, и шведская делегация покинула Петербург. Тогда разгневанная и раздосадованная Екатерина делает неожиданное предложение польскому князю. "Намерением царицы было навсегда связать меня с Россией. После отъезда шведского короля она пыталась прозондировать меня, не буду ли я в восторге от брака с великой княжной Александрой.

Я ответил, что не осмелился бы претендовать на руку великой княжны, не имея возможности предложить ей трон, и что я был бы безмерно счастлив, если бы это могло привести к возрождению Польши. Я, конечно, знал, что в данной ситуации это было невозможно, но мне важно было дать необязывающий ответ".

После неаполитанского это было уже второе за короткое время соблазнительное брачное предложение. Уравновешенность и солидность "молодого Телка" явно привлекают к нему благосклонность матерей и бабушек девиц на выданье, хотя князь и отбивается от женитьбы "руками и ногами".

Хуже обстоит дело с отменой секвестра, поскольку этому всяческий препятствует жадный и оскорбленный Зубов. От князя Станислава требуют подписать декларацию о том, что он признает недействительными все решения Четырехлетнего сейма. Князь этого сделать не хочет, зато готов отказаться от своих владений под Бобруйском и прав на литовские экономии. После долгих месяцев напрасных ожиданий, доведенный до крайности, корсуньский магнат уведомляет Екатерину, что "ввиду отсутствия каких-либо доходов вынужден жить на деньги, полученные от продажи мебели и столовых сервизов".

Это отчаянное письмо наконец-то производит нужный результат. Как-то ноябрьским воскресеньем 1796 года князь Станислав получает приглашение на обед к императрице. За столом беседуют о проекте издания Гомера в оригинале и русском переводе. Текст должен быть снабжен прекраснейшими репродукциями античных рисунков и скульптур. Царица хочет воспользоваться советом польского коллекционера. Она на минутку выходит из-за стола, чтобы принести гостю отобранные репродукции. В ее отсутствие Зубов незаметно вручает князю долгожданный указ об отмене секвестра.

"Имения я получил в страшном состоянии. Люди измучены. Доходы получены вперед в двойном размере.

Чудесные стада загублены. Потери были столь велики и невосполнимы, что я даже не говорил о них царице и не пытался получить возмещение".

Видя, что в изменившейся политической ситуации нет никакой возможности вести дальнейшее хозяйство, князь решает продать все свои имения, "чтобы таким образом получить свободу". Тем временем, вскоре после свидания с князем, неожиданно умирает императрица Екатерина, и на трон восходит ее сын император Павел.

Новый монарх начинает свое правление с того, что отпускает военнопленных, взятых при подавлении восстания Костюшки. Легко представить себе драматические встречи поляков, развлекающихся при царском дворе, с поляками, выпущенными из Петропавловской крепости. К сожалению, записки князя обходят этот вопрос "тактичным" молчанием. Зато мы находим там несколько любопытных и неизвестных фраз, связанных с приездом в Петербург лишенного трона короля Станислава-Августа.

"Император Павел, вступив на трон, отнесся ко мне необычайно сердечно. Он сказал, чтобы я приходил к нему обедать, когда только захочу, и что чем чаще я буду приходить, тем ему будет приятнее. Он говорил со мной о многих вещах. Между прочим сказал: "Вы знаете, как я люблю Польшу. Я бы сделал все, чтобы возвратить ее в прежнее состояние. Но дело зашло так далеко, что это совершенно невозможно". После этого добавил: "Я бы хотел просить вас, князь, об одной услуге. Мне очень досадно, что король, который столько пережил, должен находиться в России (то есть в Гродно). Пусть он выберет себе такое место пребывания, которое ему больше всего по вкусу, а я прикажу, чтобы все суммы, которые ему выплачивают три державы, в точности туда переводились.

Вы беретесь ему написать об этом?" Я ответил, что просьба слишком приятна, чтобы я отказался. Однако я понимал, что во время войны, охватившей всю Европу, найти подходящее место для короля будет не так-то легко.

В тот же вечер за ужином император спросил меня, написал ли я королю. Я ответил, что сделаю это незамедлительно. Назавтра я отнес письмо на почту, ограничившись передачей королю того, что сказал император. В это время в Петербург приехал князь Репнин. Когда, разговаривая с ним, я упомянул о поручении императора, он сказал, что при нынешней ситуации не видит страны, где бы король мог мирно поселиться. При следующей встрече император озадачил меня новым, совершенно иным решением: "Я написал королю, приглашая его в Петербург".

Я сказал: "Значит, ваше величество собирается покинуть столицу?" - "Это почему же?" - "Потому что я не представляю, чтобы император постоянно имел перед глазами короля, которого Россия лишила короны". - "Ну, если только это, то от него будет зависеть, захочет он меня видеть или нет". Сказав это, он повернулся на каблуках.

Положение короля было такое, что он вынужден был принять приглашение. День приезда короля в Петербург был самым скорбным днем моей жизни".

Надо думать, у князя Станислава были какие-то особые качества, обеспечивающие ему симпатии коронованных особ. Император Павел, так же как до этого Екатерина, делает все, чтобы оставить князя в России, стараясь сломить его сопротивление самыми диковинными предложениями.

"Сначала он предложил мне должность великого приора Мальтийского ордена с пенсионом 16000 рублей, что в его глазах было величайшей честью. Когда я отказался, стараясь сделать это как можно мягче, он ответил только:

"Тогда великим приором будет принц Конде". В другой раз при всем дворе он подошел ко мне и спросил, что бы я предпочел: звание фельдмаршала или управление несколькими объединенными губернями. Ему казалось, что в присутствии стольких лиц я оробею, но мне и в этот раз удалось как-то вывернуться. Однако с той поры его отношение ко мне стало гораздо прохладнее. А когда я пришел к нему на ужин, он сказал: "Мне бы не следовало относиться к вам хорошо после того, что вы сегодня сделали".

Постепенно ненормальные наклонности императора начинают проявляться все заметнее. Это видно и по отношениям с Понятовскими. Во время первого ужина с участием Станислава-Августа император отзывает бывшего короля в конец стола и долгое время ведет с ним какую-то оживленную беседу один на один. Покинув дворец, князь Станислав узнает от попавшего в столь неприятное положение дяди, что Павел пытался убедить его в том, что он его... сын.

В другой раз император устраивает князю Станиславу за столом дикую сцену ревности, обвинив его в том, что он флиртует с императрицей. Назавтра он присылает к нему своего гофмаршала, тарговичанина Вельгорского, с официальным заявлением, что в Петербурге не будет так, как в Италии, "где становятся приятелем мужа для того, чтобы стать любовником жены".

Немилость императора тут же учитывают царские чиновники. Это проявляется в бесчисленных препонах, которыми петербургская бюрократия пытается помешать князю продать имения. Но у князя Станислава исключительный талант на сделки, и его нелегко увести от раз намеченной цели. В Петербурге он энергично преодолевает бюрократические преграды. В Корсуни проводит длительные совещания со своими доверенными - судьей Анчутой и Теодором Ячевским. Он рассматривает сотни предложений, торгуется, обдумывает, куда вложить полученные деньги. Так же как двадцать лет назад он проводил на Украине акцию "большие закупки", так теперь осуществляет акцию "большая распродажа".

В свободное от торговых дел время он сопровождает дядю в его невеселых петербургских развлечениях. Вместе с королем и его племянницей Мнишек он посещает музей в Эрмитаже. Вместе смотрят в императорском театре оперу Сумарокова "Дмитрий Самозванец". Мнишек страшно любит хвастаться своим родством с прославленной Мариной Мнишек, женой Самозванца. Но царский цензор на сей раз лишил ее этого удовольствия. В опере вместо Марины выступает какая-то неведомая "княжна Ксения". Как-то польская королевская семья посещает мастерскую известной французской художницы ВижеЛебрён. У мадам Лебрён работы выше головы, так как Петербург в 1796 - 1798 годы доставляет художникам поистине невероятные темы.

"В Таврическом дворце, в зале, где князь Потемкин устраивал последний праздник в честь Екатерины II, новый император устраивает учения целого батальона своих егерей".

На придворных балах видят "старого, полуживого, утратившего величие экс-короля Станислава-Августа со страшной улыбкой на набеленном, нарумяненном лице мертвеца, с усталой, дряхлой грацией остатками сил танцующего полонез".

По улицам Петербурга идут, щурясь от солнца, изнуренные участники восстания, только что выпущенные из Петропавловской крепости.

При дворе множество польских магнатов. В связи с коронационными торжествами съехались Чарторыские, Радзивиллы, Потоцкие, Любомирские, Мнишеки. Польский литератор-путешественник Ян Потоцкий, который некогда в Варшаве доставил королю столько неприятностей, хлопочет в инстанциях о "генеральном паспорте"

для научной экспедиции в Сибирь и Китай. На обеде, данном Станиславом-Августом для императорской четы, миску с супом обносит королевский экс-камергер, поэт Станислав Трембецкий.

Среди польских гостей, навещающих бывшего монарха, как-то появляется и бывший великий коронный гетман Ксаверий Браницкий, ныне генерал русской службы и российский подданный. "Король только кивнул ему, но ни слова не произнес".

Наряду с поляками многочисленнее всего представлены в Петербурге французы. Здесь укрылись от революции все сливки роялистской французской эмиграции во главе со старым принцем Конде и его внуком герцогом Энгиенским, расстрелянным впоследствии по приказу Наполеона. Станислав-Август часто навещает по вечерам старейшину французской аристократии. Стены в кабинете Конде увешаны бурбонскими штандартами, которые император Павел вручил добровольческим французским легионам для похода против Бонапарта. Какое же изумительное историческое tableau! [Картина (франц.)] Польский экс-король и старый Бурбон, совместно выступающие против революции под знаменами, дарованными российским самодержцем!

Французские роялисты дойдут впоследствии с одним из этих знамен до Фалент в Польше, где оно попадет в армию, возглавляемую князем Юзефом Понятовским. Таковы зигзаги истории!

Уладив все свои петербургские дела, князь Станислав покидает Россию и перебирается в оккупированную пруссаками Варшаву. В последний момент император Павел пытается воспрепятствовать его отъезду, запретив вывозить за границу полученные от продажи имений деньги. Но прозорливый князь уже был подготовлен к такому варианту. Его отлично организованная сеть банкиров и торговых посредников сумела перебросить все капиталы за австрийский кордон, прежде чем императорский курьер добрался до Украины. "Торопясь сделать это, я потерял больше миллиона цехинов, но зато был спокоен", - читаем мы в его "Souvenirs".

В прусской Варшаве князь Станислав видит крайнюю нищету. "Множество мужчин, прежде всего бывших военных, бродят без работы и средств к жизни. Я был поражен этим положением и по мере возможности пытался помочь нуждающимся. Но это длилось недолго. Прусский губернатор через герцога де Нассау потребовал от меня прекратить эту благотворительную акцию, поскольку она нарушает общественное спокойствие. Но мне и без того пришлось ее прекратить, так как денег уже не хватало".

В Варшаве князь прожил целый год. Много времени он уделяет престарелому отцу. Почти восьмидесятилетний князь экс-подкоморий в покое доживает последние дни.

С этим самым неудачным из Понятовских судьба - назло историкам обошлась лучше всего. Князь Анджей умер молодым на чужбине. Станислав-Август пережил свой трон и королевство. Князь-примас Михал Понятовский кончил позорной смертью самоубийцы. И только князь экс-подкоморий по-прежнему живет в своем дворце на Княжьей улице, а на лето перебирается в сельский домик "на Шульце". И никто уже не говорит про него дурного слова. Бывший гуляка, пьяница и мот стал для оккупированной Варшавы последним символом блистательного прошлого Речи Посполитой. Его окружает всеобщее уважение и симпатия. Князь Казимеж по мере возможности приспосабливается к изменившейся ситуации. Правда, он по-прежнему устраивает свои прославленные полдники, но на них уже нет веселых "кастелянок". Честь дома на полдниках блюдет внучка князя, молодая Анета Тышкевич, дочь Констанции Тышкевич, сестры князя Станислава. Во время одного из семенных советов возникает мысль объединить все состояние Понятовских благодаря браку князя Станислава с племянницей. Но и этот брак не состоялся. Анета Тышкевич, впоследствии жена Александра Потоцкого, напишет в своих записках, что именно она не хотела этого союза, так как "дядя был гораздо старше ее, сухой, скучный". Но женщинам в таких делах верить нельзя. Гораздо правдоподобнее, что и на сей раз открутился от женитьбы князь Станислав.

Князь в это время был занят куда более важными делами. Он готовился окончательно покинуть родину и обдумывал, какую страну избрать себе местом постоянного пребывания. Сначала он хотел поселиться в Вене. Туда он и поехал прямо из Варшавы и сразу же по приезде принялся за осуществление своего плана с присущей ему энергией и быстротой решений. Он купил под Веной красивый замок Лихтенштейн и поместил там часть своих великолепных собраний антиков. Затем путем сложных сделок приобрел за проданное на Украине Богуславское имение Тарнополь и Клодницу в Галиции. В это самое время мать князя, княгиня Аполлония, поступающая всегда в тесном согласии с сыном, купила на австрийской территории большое Заторское поместье.

Но, осмотревшись в Вене и вникнув в положение в Европе, князь Станислав изменил свое намерение. В нем заговорил старый военный и политик. "За долгие годы я приобрел достаточное знакомство с военными делами.

Поэтому, приглядевшись к австрийской армии, я понял, что она не сможет противостоять войскам Наполеона.

Тогда я переселился в Рим. Там у меня уже была недвижимая собственность, которую я расширил, и поселился там навсегда".

IL BUONO POLACCO

Сведения, которые мне удалось собрать о жизни и деятельности князя Станислава Понятовского в эмиграции, слишком скупы. Более или менее последовательное изложение событий в его воспоминаниях обрывается на 1798 годе, что совпадает с датой отъезда князя из Варшавы в Вену. Дальше мы находим только обрывки воспоминаний с промежутками в несколько лет, а то и десятилетий. Последняя дата, приведенная в воспоминаниях, - это 1809 год.

Эта бросающаяся в глаза отрывочность второй части его "Souvenirs" объясняется обстоятельствами, при которых текст записок был подготовлен к печати. После смерти князя Станислава в 1833 году французская рукопись его воспоминаний очутилась в семейном архиве князей Понятовских ди Монте Ротондо во Флоренции, а спустя несколько лет вместе с некоторыми членами княжеской семьи перекочевала в Париж, в уже упоминавшийся в начале этой книги дворец на улице Бертон. В 1894 году наследница князя, вдова его внука Станислава-Августа, княгиня Луиза Понятовская ди Монте Ротондо, урожденная графиня Ле Он, на время предоставила записки для знакомства тогдашнему директору Польской библиотеки в Париже, известному исследователю и библиофилу доктору Юзефу Коженевскому. Коженевский прочитал обширный фрагмет из воспоминаний на ежегодном собрании парижского Общества истории дипломатии. Сенсационное сообщение о жизни племянника польского короля Станислава-Августа вызвало такой интерес у историков дипломатии, что редакция издаваемого обществом ежегодника "Revue d'histoire diplomatique" обратились к Коженевскому с предложением напечатать воспоминания князя полностью. В 1895 году записки появились в "Revue" с некоторыми сокращениями, сделанными Коженевским. О характере этих сокращений нас уведомляет сам публикатор. В определенном месте печатный текст записок разделен двумя рядами отточий. Между ними замечание Коженевского: "Здесь мы опускаем описание столкновения князя Станислава Понятовского с папой Пием VII, кардиналом Консальви и конгрегацией, поскольку эти детали не интересны большинству читателей".

Это примечание от издателя звучит не очень убедительно. Распря князя Станислава с Ватиканом в 1808 - 1820 годах тесно связана с его важнейшими личными переживаниями в Италии. И описание этих личных переживаний вопреки утверждению Коженевского - было бы очень интересно для большинства читателей. Но зато это было бы не очень приятно и выгодно владельцам записок, князьям Понятовским ди Монте Ротондо, по причине, которая станет ясной в дальнейшем ходе нашего рассказа.

И несомненно, что добропорядочный издатель записок сделал в них сокращения не для того, чтобы избавить читателя от излишних подробностей, а выполняя определенное желание наследников князя Станислава. И именно эти сокращения лишили вторую часть "Воспоминаний"

самого существенного и интересного материала.

Пропуски в княжеских записках столь значительны, что лишь в минимальной степени можно заполнить их документальным материалом, сохранившимся в других воспоминаниях, письмах и архивах. Попытаюсь это сделать хотя бы в самых общих чертах.

Начнем с уточнения даты отъезда в Италию, так как в имевшихся биографических упоминаниях о князе Станиславе эта важная дата устанавливается различным и весьма произвольным образом. Мне кажется, что отъезд этот не мог состояться раньше весны 1801 года. Прежде всего потому, что до этого времени Вена была местом куда более безопасным и спокойным, чем Италия. В тот момент, когда князь обосновывался в Вене, первое французское наступление обрушилось как раз на Апеннинский полуостров. Из аристократической столицы папства доносилась "Марсельеза", в римской вилле князя разместился французский генерал Бертье, а на площади святого Марка в Венеции польские солдаты, о человеческом обращении с которыми заботился в сейме князь, стаскивали с крыши базилики бронзовых коней Александра Македонского. Разочарованного "большой политикой" беженца это не могло очень уж манить в Италию. Кроме того, имелось много других причин, которые пока что задерживали князя если не на родине, то хотя бы подле нее.

Достаточно вспомнить о двух скончавшихся близких родственниках. В феврале 1798 года в Петербурге умер король Станислав-Август. Князь Станислав принимал участие в длительном процессе о наследстве, после чего часть унаследованного от дяди королевского архива перевез в свой замок Лихтенштейн под Веной. Спустя два года, в апреле 1800 года, отошел в вечность безмятежный бонвиван князь экс-подкоморий. Князь Станислав снова принимает участие в разделе наследства, которое в конечном итоге удвоило его состояние. Но реализация огромного наследства потребовала нескольких месяцев.

В это время столица Австрии перестала быть безопасным убежищем для людей, жаждущих покоя. Второе французское наступление, после того как главное сопротивление австрийской армии оказалось сломленным, было направлено прямо на Вену. На родине князю уже нечего было делать, а с войсками Бонапарта он не жаждал встречаться, поэтому и уехал в Италию. Наступило это, вероятнее всего, сразу после заключения мира в Люневиле (февраль 1801 года), определившего временные modus vivendi [Здесь: взаимные отношения (лат.)] между Францией и былой Европой.

Первые годы пребывания в Италии князь посвящает главным образом "устройству" на новой родине. Прежде всего он укрепляет свое имущественное положение в Риме, так как избрал этот город местом своего постоянного жительства. К уже имеющейся у него вилле на виа Фламиниа он присоединяет чудесный старый дворец на виа Кроче, который с того времени становится его основным местопребыванием, и красивую виллу Ганнези за Порта ди Пополо, которую он предназначает для размещения своих коллекций.

После этого с той же самой энергией и знанием дела, как некогда на Украине, он приступает к покупке земли.

Итальянским подобием бывшего "корсуньского царства"

становятся обширные владения под Имолой в северной Италии. Подобием дворца в Гуре и Новодворских угодий - вилла и виноградники в Альбано Ладзиале под Римом.

Крупный польский помещик в течение нескольких лет превращается в крупного итальянского помещика. Образ его жизни и деятельности, если не принимать во внимание значительных изменений календарного плана, немногим отличается от прежней жизни в Польше. Лето князь проводит в своем имении под Имолой, весну и осень - среди виноградников Альбано Ладзиале, зиму - в столице.

Бывший корсуньскии владыка переносит на итальянскую почву весь свой земледельческий опыт, приобретенный за время многолетнего хозяйствования на Украине. Его опытные фольварки под Альбано и латифундии под Имолой за короткое время приобретают славу самых хороших и самых современных хозяйств на всем Апеннинском полуострове. Одновременно князь сумел стяжать себе огромную популярность среди новых подданных. Итальянские Contadini и Mezzadri [Крестьяне и испольщики (итал.)] не могут нахвалиться барином, который не сдирает шкуры с земледельцев, помогает им в тяжелое время, заботится об их здоровье, оказывает благодеяния жертвам наводнений и пожаров.

Только зимний римский период очень отличается от прежних - варшавских. Князь Станислав уже не командует уланскими полками и полком пешей гвардии, не схватывается в сейме со шляхетскими депутатами, не участвует в конфиденциальных политических совещаниях. Он полный хозяин своего времени. И времени этого даже многовато, хотя на отсутствие развлечений пожаловаться нельзя. Все римские дворцы открыты перед ним.

Расположения богатого, образованного иностранца королевской крови добиваются как ватиканские круги, так и старая родовая итальянская аристократия. В первые годы своего пребывания в Риме князь охотно посещает театры и концерты, слушает музыкантов и певцов, поддерживает оживленные отношения с модными аристократическими салонами Перуччини и графини Альбани, любовницы поэта Витторио Альфиери. Чаще всего он встречается с двумя старыми приятелями, с которыми его связывает общее увлечение коллекционированием - с французским археологом д'Аженкуром и шведским археологом Акерхадом. По-прежнему они совместно роются в антикварных лавках на виз Бабуино, по-прежнему бродят по древним кладбищам на виз Аппиа. Подле этих друзей князь вырастает в настоящего знатока искусства. Мошенники, торгующие подделками, уже не пытаются ему всучить "пепел Сципиона Африканского". Коллекции князя в вилле Ганнези и в вилле Фламиниа обогащаются все более ценными приобретениями. Много времени уделяет князь благотворительности. Частично она заменяет прежнюю общественную и политическую деятельность. Некогда бережливый "крохобор" поражает Рим своей щедростью. Он по-королевски жертвует на римские больницы, помогает бедным и больным, покровительствует нуждающимся артистам и студентам. Стройный седой господин с черными грустными глазами становится любимцем итальянской улицы. Его отлично знают бедняки Затиберья, крикливые уличные мальчишки с пьяцца Навона и страшные нищие, лежащие на величественной лестнице собора Тринита деи Монти. Повсюду его зовут "добрым поляком", il buono Polacco.

Несмотря на эту симпатию римской улицы, несмотря на преуспеяние в хозяйстве и светской жизни, несмотря на всевозрастающее богатство, князь несчастлив. Он не ощущает той радостной беззаботности, которая сопутствовала его прежним итальянским каникулам. Римское солнце уже не так ласкает его, как раньше. Сырой туман, плывущий по вечерам с Тибра, вредит его слабой груди.

Недостает ему и теплых дядиных писем, поддерживающих его в минуты поражений и неудач. После памятного столкновения в варшавском сейме князь все еще переживает глубокую травму, поэтому все еще избегает всяких контактов с польской средой, одновременно болезненно переживая, что его забыли на родине. Его легко уязвимое самолюбие терзают слухи о возрастающем авторитете князя Юзефа и выдающейся политической карьере другого кузена, князя Адама Ежи Чарторыского. Ведя замкнутую жизнь в роскошном пустом дворце на виа Кроче, князь Станислав постепенно отходит от людей, отказывается от радостей светской жизни, становится диковатым, превращается в закоснелого анахорета. "Одиночество князя отнюдь не было в его натуре, - пишет один из современников. - Оно камнем ляжет у него на сердце, нимало не чуждом тонких и прекрасных чувств, и на его рассудке, исполненном живости и светского блеска". Но принцу Речи Посполитой уже пятьдесят лет. Он чувствует себя старым и разочарованным в своих главных устремлениях. Имеются, однако, данные, позволяющие считать, что, несмотря на внешнюю видимость, нелюдим из римского дворца на виа Кроче еще не отказался полностью от надежды сыграть важную роль в политической жизни Польши.

Особенно это проявляется в беседах с Яном Снядецким, который прибывает в Рим в конце 1804 года и находится там до весны 1805 года. Князь чрезвычайно радушно принимает этого выдающегося ученого. Все время его пребывания в Риме он не выпускает Снядецкого из своего дворца, лично показывает ему город, а затем возит по своим владениям, современное ведение хозяйства в которых производит на Снядецкого большое впечатление.

В разговорах с ученым князь напоминает ему о его давнем намерении написать историю Радомской и Барской конфедераций, к чему его уже неоднократно склонял Станислав-Август, и горячо уговаривает гостя приняться за эту работу.

"Князь сказал Снядецкому, что теперь он свободен от всяких обязанностей и может и даже обязан заняться какой-нибудь важной работой для блага соотечественников, что, не оставляя математики, может заняться историей, разнообразие исторических изысканий же еще больше приохотит его к размышлениям над историей. Под конец князь Станислав добавил, что одному только Снядецкому может доверить ныне очень важные материалы для такого труда, коими располагает в своем архиве, и что они вместе с бумагами, находящимися в королевском архиве, перевезенном из Варшавы в Бейсцы, имение Мартина Бадени, дадут ему прелюбопытные и совершенно неизвестные сведения и документы для представления всего предмета в истинном его свете. Предложение сие было для Снядецкого соблазнительным, но он колебался, предвидя множество затруднений, которые его на этом пути по разным причинам могли встретить. Князь Станислав, однако, не переставая его усиленно склонять к этой работе, дал ему для начала на просмотр реестр всех документов для обрисовки правления Станислава-Августа, которые находились в оригиналах и точных копиях в его замке. Лихтенштейн именуемом, что под Веной, с дозволением воспользоваться оными при первом же посещении самим князем Вены".

Из приведенного свидетельства, которым мы обязаны родственнику Снядецких, историку Михалу Балинскому, ясно видно, что князю Станиславу, несмотря на его кажущуюся отрешенность от польских дел, очень важно было реабилитировать в глазах родины политическое лицо покойного дяди, а тем самым и свое собственное.

Во время этого разговора князь высказывает гостю свое намерение, касающееся ближайшего будущего. Для Снядецкого это должно выглядеть небывалой сенсацией, если уж - в нарушении слова - он незамедлительно сообщает о нем в письме к ближайшему другу князя Мартину Бадени.

16 марта 1805 года Снядецкий пишет из Рима Бадени:

"...Одной только вашей милости доверюсь, что князь через несколько недель выезжает в Париж и проведет там лето, возвратясь обратно в Италию в октябре... Прошу, однако же, никому об этом не говорить. Князь доверил мне это, но не хотел, чтобы мать и семья его раньше времени об этом узнали. Он сам им сообщит, когда сочтет своевременным. Так пусть это хотя бы от нас не выйдет, ибо есть еще резоны, кои задерживают князя, но кои, как ему мнится, будут улажены, разве что какие-нибудь новые в Италии произойдут политические события, что нынче легко случается. Взвесив все это, князь, верно, или сам вам напишет, или повелит написать".

Атмосфера таинственности, окружающая предполагаемую поездку князя в Париж, указывает на то, что речь идет о важном деле политического характера. Что может понадобиться в наполеоновском Париже типичному представителю старой монархистской Европы, человеку, который недавно бежал из Вены от войск Бонапарта? Все говорит за то, что поездка эта затеяна была не по инициативе самого князя.

В это время много римских высокопоставленных лиц ездили в Париж, но не по собственному желанию, а по "приглашению" Наполеона. Так, в декабре 1804 года "пригласили" самого папу Пия VII, который по приказу Наполеона должен был торжественно короновать его императором французов. Летом Наполеон собирался короноваться в Милане королем Италии. Латифундия князя находилась в северной Италии, так что приглашение Наполеона было для него столь же "обязывающим", как в свое время приглашение Екатерины.

С какой целью император французов искал сближения с племянником последнего польского короля, понять нетрудно. В воздухе уже пахло новой войной. В Париже разрабатывали планы мировой империи. Будущий повелитель Европы подбирал кандидатов в короли и министры для игрушечных государств, которые он намеревался образовать на территориях, захваченных у Австрии и России. Не мог же он не заметить Понятовского, находящегося в сфере его власти.

Самым пикантным в этой истории является то, что приблизительно в это же время, когда Наполеон старался склонить на свою сторону князя Станислава Понятовского, другой племянник последнего короля, князь Юзеф Понятовский, будущий маршал Франции и верный сателлит императора, занят был в Варшаве подготовкой пророссийского восстания против Пруссии, а тем самым и против... Франции. Из воспоминаний князя мы узнаем, что до личного свидания между Наполеоном и князем Станиславом так и не дошло. Князь сделал все, чтобы отделаться от этого неприятного визита. Причины своей неприязни и недоверия к французскому императору он объясняет довольно убедительно:

"По случайному стечению обстоятельств я часто общался с посланником Алькье, доверенным Наполеона, услугами которого он пользовался для того, чтобы сал. ть и свергать королей. Я попытался выведать у него, каковы же истинные намерения Наполеона в отношении Польши.

И во время одной из бесед тоном самым беззаботным сказал ему, что император часто тешит поляков проектами воскрешения их государства. Но я в искренность этих проектов не верю, ибо Польша стремится к конституционному правлению, которое император между тем ненавидит. Поэтому вскоре проявились бы волнения, и на другом конце Европы произошло бы то же, что и в Испании.

Алькье полностью утвердил меня в справедливости моего мнения. Поэтому я и не старался никогда повидаться с Наполеоном, несмотря на все неприятности, а иногда и реверансы, которые исходили от него. В случае встречи понадобились бы объяснения, которых я предпочитал избегать. И еще я опасался, что Наполеон пожелает склонить меня к тому, чтобы я сопровождал его в Польшу и помогал ему своим присутствием обманывать всех тех, кто дарил меня своим доверием".

Бог войны запомнил неприязненное отношение князя и при первой же возможности "отыгрался" на нем не очень благородным образом.

В 1809 году князь Юзеф Понятовский, находящийся с Наполеоном в Вене, письменно уведомил кузена, что император отозвался о нем в следующих словах: "Кажется, у вас в Риме есть брат, который строит из себя философа.

Я отдал моим людям распоряжение, чтобы они проверили, насколько он стоек как философ".

Результаты этого императорского распоряжения не заставили себя ждать. Князь Станислав описывает это в своих воспоминаниях так:

"В моем венском доме Наполеон разместил целый батальон под командованием некого Дерранта. Все это время они жили на мой счет. А комендант постоянно угрожал, что выбросит на улицу картины, хрусталь и мебель, если ему не заплатят деньги, которые он требовал. В обшей сумме это пребывание обошлось мне в шестьдесят тысяч цехинов, не считая папок с эстампами, украденных из библиотеки. Позднее в моем итальянском имении в Сан-Фелнче разместился командир эскадрона по имени Венсан, человек просто необычайной грубости, почти одержимый".

Описание своих взаимоотношений с императором французов князь Станислав кончает патетической жалобой: "Что ему нужно было от меня, этому Наполеону, этому беспокойному духу Европы, возмутителю всеобщего спокойствия?!"

ШАЛОСТИ АМУРА

Через два года после визита Снядецкого, где-то на стыке 1806 и 1807 годов, с чудаковатым и все больше стареющим нелюдимом с виз Кроче случилось нечто такое, что совершенно изменило его прежнее отношение к миру и людям и совершенно наново определило его жизнь.

Событие это было столь необычайным и столь трудно согласующимся со всем прошлым и характером князя Станислава, что это могло бы показаться выдумкой плохого романиста, если бы все это... не случилось на самом деле.

Напротив княжеского дворца, на узкой улочке виа Фратина, стоял скромный каменный домик, в котором находилась лавочка сапожника испанского происхождения, некоего синьора Лучи. Из домика этого до ушей обитателей дворца постоянно доносился женский плач и крики.

Сапожник любил выпить, а осушив ежедневную порцию фьяско, то ли от ревности, то ли ради проявления своей власти в доме систематически колотил молодую и очень красивую жену, носившую поэтическое имя Кассандра.

Камердинер князя Станислава, человек неравнодушный к женским прелестям, очень интересовался судьбой несчастной соседки и постоянно информировал князя о важнейших эпизодах домашней войны между супругами Лучи, стараясь пробудить в своем хозяине сочувствие к прелестной жертве супружеских недоразумений.

Как-то раз скандал был особенно бурным, и сапожник ухватился за нож. Испуганная женщина выбежала из дому и укрылась за дверью княжеского дворца. Привратник быстро закрыл дверь, преградив путь разъяренному синьору Лучи, который так и остался стоять на улице, посреди взбудораженной толпы зрителей.

Князь, уведомленный о происшедшем, похвалил привратника и велел показать ему красавицу, о которой столько был наслышан от своего камердинера.

Синьору Лучи провели в княжеские покои. Растерзанная, в синяках и содрогающаяся от рыданий, красавица римского переулка очутилась перед одним из утонченнейших представителей "большого света", изысканным эстетом, который уже изведал все прекрасное в Европе, перед принцем, которому предлагали в жены дочерей королей и императоров.

И вот тут произошло одно из тех необъяснимых чудес, механизм которых доселе не ясен ни одному ученому.

Может быть, князь увидел в этой молодой женщине полное воплощение своих юношеских представлений об "итальянском типе красоты". Может быть, старому отшельнику уже в тягость стали пустота и холод огромных салонов, заполненных антиками и произведениями искусства. Может быть, он сразу счел, что все, что он до сих пор делал, было просто ничтожным и несущественным по сравнению с женским обаянием и теплом этой маленькой Кассандры Лучи. Может быть, на пятьдесят третьем году жизни впервые в князе Станиславе проснулся темперамент Понятовских, страсть к "романам", унаследованная от отца и замороженная в детстве добродетельной матерью. Не стоит играть в отгадки. Ясно одно: самый гордый князь в Европе с первого взгляда без памяти влюбился в жену римского сапожника.

Кассандра Лучи получила постоянную должность экономки в княжеском дворце, и князь, как деликатно выражаются современники, "искал ее общества". В результате этих поисков спустя год у прекрасной сапожницы родился сын княжеской крови Шарль (Карло), пока еще без фамилии.

Князь Станислав поручил своим поверенным договориться с синьором Лучи об "отказе от супружеских прав". Переговоры пошли довольно гладко, ибо пьющий сапожник тут же понял, что жена может явиться источником недурных доходов.

"Князь сходил с ума от любви. После долгих лет сиротства и одиночества он наконец-то чувствовал себя счастливым. Бывшая сапожшша стала всемогущей хозяйкой дворца".

Но история с уведенной у сапожника женой не могла пройти в Риме незамеченной. Единственный из Понятовских, который не был отмечен на родине ни одним любовным скандалом, теперь в один миг наверстал все упущенное. Римский скандал по огласке превзошел все вместе взятые любовные скандалы князя-подкомория, Станислава-Августа и князя Юзефа. Жители прилежащих к площади Испании улочек не могли простить чужеземному князю похищения жены у сапожника. Римская аристократия отвернулась от прежнего любимца, не в силах простить ему связь с плебейкой. Il buono Polacco превратился в плохого поляка - il cattivo Polacco.

Но настоящие тучи начали собираться только тогда, когда этим делом заинтересовался Ватикан. Promiscuit, то есть "сожительство", было в Риме допустимо, но только в высших кругах. Ведь случалось же, что даже кардиналы имели подруг, которые возглавляли официальные приемы. Но promiscuit не могло быть терпимо, когда дело касалось связи с плебейкой. Так что, когда слухи о скандале на виз Кроче разошлись по всему городу и достигли Ватикана, римский губернатор получил указание прекратить это нарушение общественного приличия.

Но князь Станислав был фигурой столь высокопоставленной и влиятельной, что папские власти не решились бороться с ним средствами административного принуждения. Тогда прибегли к методу дипломатических переговоров. Пытались склонить его удалить наложницу, указывали ему на всю щекотливость положения, устрашали гневом общественного мнения. Папа и кардиналы вызывали его к себе на длительные переговоры. Но это, разумеется, не помогло. Мы знаем, каким твердым и непреклонным мог быть принц Речи Посполитой в делах куда менее важных. А что было говорить сейчас, когда речь шла о страстной, единственной любви.

Тогда кардинал Консальви, главный противник князя в Ватикане, решился на более крутые меры. Бывшему супругу синьоры Лучи пригрозили довольно печальными последствиями, если он не обратится в суд, претендуя на супружеские права.

Напуганный сапожник с болью в сердце отказывается от княжеского пенсиона и соглашается сделать все, что ему велят. Ему дают адвокатов. Но стоило припугнуть князя процессом, как он недвусмысленно заявил, что в таком случае просто покинет негостеприимный город.

Ватиканские власти стремились принудить князя расстаться с сапожницей, но они вовсе не хотели расставаться с таким богатым и знаменитым благотворителем. Поэтому над князем установили негласный полицейский надзор, одновременно продолжая подготовку к компрометирующему его процессу.

Когда князь заметил, что за ним следит полиция, он пришел в ярость. Для человека, который некогда выскользнул из царского Петербурга, выскользнуть из папского Рима было сущим пустяком. Однажды утром жители Рима с удивлением узнали, что il buono Polacco со своей прекрасной сапожницей и потомком пребывает во Флоренции.

Больше всех на этом деле пострадал синьор Лучи. Потеряв жену и княжеский пенсион, бедный мастеровой, кажется, начисто спился.

ДЯДЯ И ПЛЕМЯННИЦА

Во Флоренции князя Станислава приняли с распростертыми объятиями. Тосканские герцоги сами были людьми, склонными к романам, и поэтому не отличались таким ретроградством в вопросах морали, как ватиканские власти. Кроме того, принять в свою среду столь богатого и знатного гражданина как нельзя больше соответствовало интересам города.

Располагая большими средствами, князь устроился в новом городке очень быстро. В тихом районе Флоренции он построил себе скромный, но удобный дворец, украшенный на фронтоне геральдическим "телком" Понятовских, подле Ливорно купил феодальное владение Монтг Ротондо, от которого и пошел итальянский титул князя.

Вероятно, уже во Флоренции появились на свет еще трое потомков князя Станислава и синьоры Лучи: сын Жозеф (Юзеф) и две дочери - Элен и Констанс. Вступил ли князь со своей прекрасной экономкой в формальный брак, не известно. Вероятно, это произошло только после смерти несчастного римского сапожника, синьора Лучи.

Однако имеющиеся источники гласят, что сожительница князя еще в последние годы его жизни носила имя первого мужа, с той разницей, что это имя было переделано на чисто итальянский лад - Луиджи.

Зато во Флоренции был окончательно улажен вопрос с правами и именем потомства романтической пары. В результате хлопот князя Станислава тосканские власти дали его детям наследственный княжеский титул по названию имения - Монте Ротондо и утвердили их новое родовое имя: князья ди Монте Ротондо.

Из сопоставления источников видно, что бегство княжеской семьи из Рима не сразу привело к полному разрыву отношений с этим городом. Слишком много собственности было там у князя, чтобы он мог оставить ее без опеки, а ватиканские власти, смирившись с тем, что не сломили сопротивления упрямого поляка, так же не хотели расставаться с ним в ссоре.

Официальное переселение князя во Флоренцию произошло лишь несколько лет спустя. Об этом свидетельствует следующее место в его "Souvenirs": "Утомленный всем пережитым в России, с Наполеоном и с духовенством, я предпочел перебраться во Флоренцию, ибо там у меня была ужезамужняя дочь и, кроме того, этот край сулил больше покоя, чем какой-либо другой в Европе".

Следует предположить, что князь порвал окончательно с Римом в 1826 году, так как именно тогда он продал англичанину Сайксу свою любимую коллекцию гемм и камей, долгие годы находившуюся в римской вилле Фламиниа.

Некоторыми сведениями о семейной жизни князя Станислава во Флоренции мы обязаны племяннице князя, графине Потоцкой, той самой Анетке Тышкевич, которая некогда возглавляла полдники у князя экс-подкомория и которую сватали князю Станиславу во время его пребывания в Варшаве в 1798 году.

Анна Потоцкая, урожденная Тышкевич, оставила после себя записки на французском языке, первый том которых был переведен и на польский язык. Книга после ее выхода была резко раскритикована известным историком Шимоном Ашкенази, который обвинил мемуары графини во многих неточностях и приверженности к непомерным сплетням. Возможно, что именно из-за этой критики второй том мемуаров на польский язык так и не перевели.

Но он доступен во французском оригинале и в немецком переводе. И вот в этом втором томе графиня как раз описывает свое путешествие в Италию в 1827 году и встречу во Флоренции с князем Станиславом Понятовским. Описание это так любопытно, что стоит привести его целиком.

"Мое пребывание во Флоренции преследовало двоякую цель. Я хотела навестить старого дядю, с которым уже давно не виделась. Он явился на другой же день после нашего приезда и пригласил нас к обеду на следующий день. Была у него экономка синьора Луиджи, мать нескольких его запоздалых детей. Мне представили ее как хорошую, преданную приятельницу. Я отнеслась к ней холодно, но, кажется, она восприняла это беззаботно и восседала за столом с достоинством, ничуть не омраченным.

Было ей лет около пятидесяти, и нельзя сказать, чтобы ее облик и манеры отличались особой изысканностью. Была она маленькая, полная и красилась, так как хотела казаться молодой. Пыталась придавать своему взгляду выражение или кротко-мечтательное, или зазывно-побуждающее в зависимости от того, предназначался ли он моему бедному дяде или какому-то усатому полковникукавалеристу, которого мне представили как "друга дома".

Так что я очутилась в довольно двусмысленном положении. Дядя мой, обладающий достаточной живостью ума, сразу же уловил это по моему поведению.

Дядя показал нам сначала весь дом, а под конец провел нас к своей младшей дочери, которая была больна и лежала в постели. Несмотря на это правда, только после усиленных приглашений, - вошли в комнату и мужчины. Мы увидели хорошенькую шестнадцатилетнюю девушку, лежащую в постели, красиво убранной розовыми бантами, отнюдь не смутившуюся при появлении моих спутников.

Я убежала из этого дома, как только позволило приличие, довольная, что не взяла с собой своей дочери. Я решила больше не переступать порога этого дома, разве только если застану дядю одного.

Мне казалось, что эти обстоятельства решительно испортят удовольствие, которого я ожидала от моего пребывания во Флоренции, но благодаря неожиданному событию все как-то обошлось. Дядя навещал меня каждый вечер. Как-то раз он сообщил мне не без некоторого смущения, что собирается уехать в Монто Ротондо, свое имение под Ливорно. Нетрудно было понять подлинную причину этой поездки: дядя хотел отдалить от меня человека, неустойчивый характер которого только в таком случае и проявлял полную покорность и уступчивость. Я не сделала ничего, чтобы отговорить его от этой поездки. Не следует препятствовать людям в том, что они считают своим счастьем. Уехал он вместе с нею. Та, которая имела желание отомстить мне за мое холодное поведение по отношению к ней, доставила мне скорее удовольствие, избавив меня от чрезвычайно щекотливой ситуации.

Так как мой сын выразил желание сопровождать меня в Рим, я ждала письма от его отца, к которому мы обратились за разрешением на поездку. Как только это разрешение пришло, я начала готовиться к отъезду, с которым даже спешила, желая отбыть до возвращения дяди. Несмотря на это, я увидела его у меня еще раз. Так как я знала, что в его возрасте люди не любят расставаний, то ничего не сказала ему о предстоящем отъезде, а оставила ему письмо, в котором пыталась дать ему понять, как мне было страшно жаль, что я не могла выказать ему всего уважения, к которому побуждало меня сердце и которое я оказала бы, если бы только встретила его в других обстоятельствах".

Вот так ославили на склоне жизни бедного князя Станислава, "безупречную нравственность" которого и друдрузья и враги ставили некогда в пример всей стране!

Описание флорентийской встречи, особенно последний абзац, является документом исключительного лицемерия, ханжества и стервозности. Но злоехидство и возмущение высоконравственной графини Потоцкой легко понять.

Внучка экс-подкомория привыкла к мысли, что она - основная наследница Понятовских. После гибели в реке Эльстер князя Юзефа она уже унаследовала все его имущество. И имела право ожидать, что получит огромное наследство после смерти второго - холостого - дяди. А получилость, что кучка молодых князей ди Монте Ротондо, произведенных на свет при участии синьоры Лучи, она же Луиджи, оставляла ее ни с чем. Отсюда и ее священный гнев, и безграничное возмущение.

Но судьба отплатила "высоконравственной" графине за ее ехидство и воздала ей тем же. Внук и главный наследник графини, знаменитый Август Потоцкий, он же "Гутя", прославился впоследствии в хрониках Варшавы XIX века как неисправимый донжуан, гуляка и мот; он даже превзошел прапрадеда, экс-подкомория.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Воспоминания Анны Потоцкой при всей их тенденциозности, надо думать, все-таки довольно верно передают атмосферу последних лет жизни последнего принца Речи Посполитой. Несмотря на все шпильки, из этого описания видно, что Станислав Понятовский после многих тяжелых перипетий обрел во Флоренции покой и семейное счастье. Очерненная графиней синьора Лучи, или Луиджи, должно быть, была женщина умная и предприимчивая, хорошая жена и мать. Под ее влиянием дом князя Станислава перестал быть блистательным дворцом польского магната и сановника, а превратился в уютное гнездо богатых флорентийских горожан.

Варшавская аристократия так и не простила князю этого ужасающего мезальянса и вычеркнула флорентийскую ветвь Понятовских из списка визитов во время заграничных вояжей. Стоит обратить внимание на тот факт, что все польские путешественники, посещающие Флоренцию в первой половине XIX века, наносят визиты проживающему там Михалу Клеофасу Огиньскому и никто даже словом не упоминает о существовании во Флоренции князя Станислава Понятовского.

Это отсутствие упоминаний о нем причиняло князю боль, и он время от времени старался напомнить о себе соотечественникам В переписке варшавского историка Ипполита Ковнацкого я нашел письма, из которых видно, что королевский племянник живо интересовался судьбой живущих в Варшаве старых пенсионеров Станислава-Августа и пересылал им деньги через своих венских банкиров. Кроме того, он поместил несколько публикаций, рассчитанных на то, что на них обратят внимание у него на родине. Сначала появилось безымянное французское издание, прославляющее благодеяния проводимого князем плана генерального оброка, а спустя несколько лет итальянское описание древностей, находящихся в римской вилле на виз Фламиниа. В 1829 году князь издал на французском языке - и уже под своим именем - "Несколько замечаний относительно способа, которым пишется история Польши". На следующий год он вступил в резкую полемику на ту же тему с неприязненно относящимся к Польше французским историком Тьезом.

После разгрома ноябрьского восстания 1830 года, когда в Италию хлынула первая волна великой эмиграции из Польши, почти восьмидесятилетний старец на долгие месяцы закрылся в своем кабинете, диктуя воспоминания. Видимо, он предчувствовал, что будет забыт, и хотел как-то этому воспрепятствовать.

Продиктованные им "Souvenirs" были последним трудом князя. Умер он 13 февраля 1833 года во Флоренции, прожив 79 лет - равно столько же, сколько и его отец экс-подкоморий.

Согласно последней воле князя, итальянский ваятель Вилла украсил его гробницу барельефами, изображающими сцены освобождения крестьян в княжеских имениях в Польше.

За время своей долгой жизни Станислав Понятовский встречался с императорами и королями. Был генералом, министром и дипломатом. Участвовал в исторических встречах, которые перекраивали карту мира. Объехал много стран и повидал все их чудеса и достопримечательности. Но когда дошло время до подведения окончательных итогов, он посчитал, что самым великим и самым благородным делом всей его жизни было то, что он облегчил судьбу нескольких десятков тысяч украинских и мазовецких мужиков, заменив им барщину оброком.

За одно это "неизвестному Понятовскому" - несмотря на его многолетнюю оторванность от народной жизни - стоит отвести место среди прогресивных деятелей Польши.

В заключение несколько интересных деталей о потомках последнего принца Речи Посполитой, князьях Понятовских ди Монте Ротондо.

Князь Станислав Понятовский имел от Кассандры Лучи четверых детей: двух сыновей - Шарля и Жозефа и двух дочерей - Элен и Констанс. Молодые князья, выросшие в артистической атмосфере Флоренции, с молодых лет проявляли решительные склонности к музыке и пению.

Самым способным из них оказался князь Жозеф ди Монте Ротондо, который сумел завоевать прочное место в истории итальянской и французской музыки. Это был разносторонне талантливый человек. Он писал оперы ("Don Desiderio", "Bonifacio de Geremei"), стихотворные либретто, пел на сцене в теноровых партиях, выступал как импресарио и капельмейстер в разных итальянских театрах. Одновременно он подвизался как дипломат и много лет представлял Тоскану в Брюсселе и Париже, а под конец жизни стал сенатором Второй империи.

Его сестры, маркграфиня Элен Риччи и маркграфиня Констанс Цапни, выступали как певицы, брат Шарль - как оперный бас, жена его, княгиня Элиза, - как сопрано.

Характерно, что в то же самое время представитель другой линии "побочных Понятовских", незаконнорожденный сын лейпцигского героя Жозеф Понитецкий, он же Понятовский, пожинал лавры как тенор на сценах парижских оперетт.

После смерти отца князья ди Монте Ротондо, уже не стесняемые никакими узами родовых приличий, объединились в семейное Артистическое общество содействия итальянскому искусству. Основным капиталом этого необычного предприятия явились остатки польских народных средств и их несколько опереточный тосканский княжеский титул.

Успех общества превзошел все ожидания. Театральные предприниматели рвали Понятовских нарасхват не только из-за их артистических талантов, а прежде всего потому, что пели они даром и из собственного кармана оплачивали клакеров, рекламу и расходы по реквизиту.

10 марта 1839 года на сцене флорентийского театра семейство выступило в "Отелло" Россини, князь Жозеф - в заглавной роли, маркиза Риччи - в роли Дездемоны.

В том же году в Генуе князь Жозеф с другой сестрой, маркизой Цаппи, пели в "Любовном напитке" Доницетти.

В 1840 году во Флоренции князь Шарль с женой Элизой срывали аплодисменты в операх "Giovanni di Procida" n "Итальянка из Алжира".

В 1844 году, после гастролей на разных итальянских сценах, музыкальные князья сняли театр во Флоренции и на свои средства поставили "Линду" Доницетти. В опере выступала вся семья полностью. Билеты раздавались бедному флорентийскому населению бесплатно.

Успех представления был колоссальный. Газеты утверждали, что "публика, просто опьянев, вопила от восторга".

Весть об успехе Понятовских облетела весь Апеннинский полуостров. Ободренный им, князь Жозеф поставил в Анконе оперу собственного сочинения "Bonifacio de Geremei". Успех был еще больший. Тщательно подготовленные овации длились около двух часов. Композитора вызывали тридцать с лишним раз. Оперу признали шедевром.

Это же повторилось на следующий год в Лукке, в Риме и Венеции. Бесплатные билеты. Платная реклама и критика. Энтузиазм итальянской публики. Непередаваемое возмущение в аристократических кругах польской эмиграции.

Князья ди Монто Ротондо добились всего, о чем всю жизнь тщательно старался их отец, принц Речи Посполитой. Они имели популярность, носили королевский пурпур, восседали на тронах. С той лишь разницей, что троны и пурпур флорентийских королевичей были... из театрального реквизита.

Единственной особой, которая не сокрушалась над этой иронией судьбы, была почтенная римская экс-сапожница синьора Кассандра Лучи. Она неизменно посещала все представления Артистического общества, с достоинством сидела на почетном месте и с лучезарной улыбкой взирала на триумф своих отпрысков. С такой же улыбкой материнской гордости и радости, с какой княгиня Аполлония Понятовская, урожденная Устшицкая, взирала некогда на Новодворские реформы князя Станислава.

В 1860 году флорентийское объединение князей ди Монто Ротондо распалось. Князь Жозеф, уже завоевавший европейскую известность как композитор, переехал на постоянное жительство в Париж, где стал директором Итальянской оперы и основателем французской линии князей Понятовских ди Монте Ротондо, которая существует во Франции и поныне.

Брат его Шарль жил во Флоренции до конца дней и умер в отцовском дворце, не оставив никакого потомства.

За несколько лет до смерти его посетил варшавский журналист из "Иллюстрированного еженедельника"... Князь Шарль польского языка уже не знал, но на родину предков его все же тянуло. "Холодно там у вас, далеко очень, - сказал он журналисту. - Но хотелось бы перед смертью повидать эту страну".

Одна из внучек князя Станислава, графиня Риччи, вышла замуж за Александра Валевского, сына Наполеона и Марии Валевской. Распря Наполеона с князем Станиславом окончилась женитьбой их "детей любви". Праправнук князя Станислава, князь Анджей Пснятовский ди Монте Ротондо, разбогатев благодаря женитьбе на американке, стал владельцем нескольких французских банков, после первой мировой войны он финансировал формировавшуюся во Франции польскую армию генерала Юзефа Галлера, противника Пилсудского.

Князь Анджей Понятовский, поручик французской армии, посетил Польшу в 1919 году в качестве члена французской военной миссии. Как мне рассказывали, юный князь широко рекламировал свое королевское происхождение, что вызвало в Варшаве большую сенсацию, особенно среди жителей Старого Мяста.

Последним потомком героя этой книги, заслуживающим упоминания, является сын князя Анджея Понятовского ди Монте Ротондо, также Анджей.

Молодой князь, французский гражданин уже во многих поколениях, сын француза и американки, после капитуляции Франции во второй мировой войне вдруг почувствовал себя поляком и добровольцем вступил в польские части, формировавшиеся в Шотландии.

22 января 1945 года подпоручик Анджей Понятовский, командир взвода Первого танкового полка бригады генерала Мачека, погиб в битве под Сент-Филипслендом в Бельгии. Посмертно награжден высшим военным польским орденом Виртути Милитари.