Максин Барри

Растопить ледяное сердце


Глава 1

<p>Глава 1</p>

Оксфорд, Англия.

Лора Ван Гилдер порывисто подалась вперед и с жадностью прильнула к окошку такси, стараясь получше разглядеть Оксфорд, впервые представший перед ее глазами.

Сказочный город с фантастическими шпилями, устремленными в небо.

Пожалуй, она не могла выбрать более подходящего времени. Было около шести часов вечера. Лучи заходящего солнца заливали весь город удивительным золотисто-красным сиянием, которое можно увидеть только осенью. С Хедингтонских холмов начинал спускаться легкий туман, окутывающий очертания знаменитого города таинственной туманной дымкой.

У Лоры буквально перехватило дыхание. Как жаль, что у нее нет с собой видеокамеры!

В самолете по пути из Бостона она довольно много прочитала об Оксфорде и сейчас могла различить величественные башни колледжа Крайст-Черч, зеленые лужайки, купола Бодлианской библиотеки и театра Шелдона, зубчатые стены многочисленных старинных зданий.

– Неплохая картинка, а, девушка? – неожиданно прервал ее мысли дружелюбный голос шофера такси.

– Еще бы. – Она с глубоким вздохом откинулась на спинку сиденья.

Она говорила с приятным восточноамериканским акцентом, и таксист, мужчина лет сорока, бросил оценивающий взгляд в зеркало заднего вида. За длинный полуторачасовой путь из Хитроу он делал это уже не первый раз.

– Значит, вы одна из этих стипендиаток Родса? – небрежно заметил мужчина, с гордостью демонстрируя свое знакомство с Оксфордским университетом и его порядками, чем вызвал у Лоры легкую улыбку.

Она взглянула на начинающий лысеть затылок водителя.

– Нет, – коротко, но дружелюбно ответила она.

Ей было двадцать восемь, и она считала, что ее трудно принять за студентку. Но таксиста нельзя было винить за эту ошибку. Лора выглядела лет на пять моложе, В этом постоянно уверяли ее самые злоязычные подруги.

Грустные карие глаза таксиста снова встретили в зеркале взгляд черных глаз Лоры. Пассажирка немного смягчилась. Почему обиженные мужчины выглядят так трогательно?

– Я уже получила степень магистра, – осторожно объяснила она. – В Рэдклиффе.

Название престижного американского колледжа мало о чем говорило шоферу, который только пожал плечами, затормозил у светофора и начал насвистывать что-то совершенно лишенное мелодии.

Лора деликатно, но со свойственной ей непосредственностью зевнула.

– Мы уже недалеко? – спросила она.

Таксист рывком тронулся с места, бросив сердитый взгляд на спортивного вида автомобиль, остановившийся рядом с ним и намеревавшийся занять место впереди.

– А? О, вам ведь надо на Вудсток-роуд, не так ли? Не знаю, девушка, я не очень хорошо знаю эти места. Когда мы въедем в город, я остановлюсь и спрошу, куда дальше ехать.

Лора пожала плечами, но и не подумала взглянуть на тикающий счетчик. Когда твоя семья – мультимиллионеры, никакая плата за такси не страшна!

Однако страшило другое.

Она почувствовала, как на мгновение напряглась спина, и заставила себя расслабиться. Это же для нее не первая поездка за границу, рассердилась на себя Лора. Хотя в этот раз она впервые выступала деловым представителем семьи Ван Гилдер. Впервые как равноправный член клана. И глава клана к тому же…

Раньше для Лоры Европа означала праздник. Катание на лыжах в Австрии, покупка шоколада в Бельгии, выбор платьев в Париже. В оправдание можно сказать, что она делала только то, что от нее и требовалось. Папарацци должны были видеть наследницу Ван Гилдер там, где требовалось, ее фотографии должны появляться в определенных журналах, а лицо – украшать все модные благотворительные балы. Этого ожидал от нее отец.

И конечно, все ожидали, что она к этому времени уже выберет себе мужа. Может быть, наследного принца в изгнании? Известного магната или знаменитого филантропа. Но до сих пор, к большому огорчению матери, палец дочери не украшало обручальное кольцо.

Три месяца назад все эти ожидания, споры и неопределенные планы оборвались самым неожиданным и ужасающим образом. Тогда отец Лоры направлялся в свой офис в Бостоне. По дороге в его лимузин врезался пьяный водитель. Отец, Бернард, погиб на месте.

За одни сутки империя Ван Гилдера пошатнулась. Единению семьи грозил раскол. Но братья отца поспешно начали действовать, чтобы «успокоить» фондовый рынок и спасти семейные акции. Им это удалось.

Вторым ударом стало завещание. Словно взорвалась бомба!

Лора снова почувствовала, как сводит лопатки, и острая пульсирующая боль заставила ее скорчиться на сиденье. Она гневно вздохнула и начала делать дыхательные упражнения, стараясь расслабить мышцы. Надо привыкать к ответственности, свалившейся на ее плечи.

А это только первое испытание. Но, если подумать, оно такое простое, такое легкое. Если она будет позволять себе впадать в панику…

– Послушай, друг, ты, случайно, не знаешь, как проехать к Вудсток-роуд? – Голос таксиста снова прервал поток ее мрачных мыслей, и она, выглянув из окна, увидела молодого человека с длинными прямыми волосами, который наклонился и бросил на девушку удивленный взгляд.

Она почти не слышала, как прохожий, вероятно, студент, объяснял шоферу дорогу, не спуская глаз с пассажирки такси. Они поехали дальше, и Лора снова погрузилась в свои мысли.

Семья Ван Гилдер была большой, богатой и влиятельной. Первый Ван Гилдер, ее прапрапра… – может быть, не хватает еще одного «пра»? – …дедушка был весьма предприимчивым голландцем, который оставил свою фамильную компанию, занимавшуюся алмазами, в Амстердаме, чтобы создать бизнес в развивающихся Соединенных Штатах Америки. Конечно, он начинал с алмазов, но его сыновья занялись железными дорогами. Их сыновья создали судостроительную компанию, и несколько самых больших лайнеров Золотого века были построены Ван Гилдерами. А сыновья этих сыновей пошли еще дальше! Теперь Ван Гилдеры снимали в Голливуде «мегадолларовые» фильмы. В Канзасе Ван Гилдеры, маисовые короли, кормили страну и финансировали больницы. В Канаде тоже были Ван Гилдеры (бароны лесоторговли, естественно), и ее собственная семейная ветвь Ван Гилдеров – на Восточном побережье. Они, вероятно, отклонились дальше всех. Ее отец покровительствовал музеям, школам и балету, в то время как его компания занималась предметами, далекими от искусства, такими, как подшипники, запасные части для автомобилей, сталь, больничное оборудование и издание общеобразовательной литературы.

К сожалению, у Бернарда Ван Гилдера был только один ребенок – Лора.

Но у него также были три младших брата, дядья Лоры, и он поставил их во главе многих филиалов своей компании. Дядя Мэттью знал о хирургических инструментах больше, чем хирурги, но, что было значительно важнее, он знал, как продавать их крупными партиями всему миру. Дядя Томас занимался всем электронным оборудованием, а дядя Крейг распоряжался всем остальным. Бернарду принадлежала роль «патриарха» семьи. Ван Гилдеры всегда были символами благотворительности, безупречного качества, прекрасной репутации и прежде всего высокого класса. Все признавали это. Бернард создал самую классическую семью во всем Массачусетсе.

В результате все были счастливы. Благотворительность процветала, а у средств массовой информации имелось собственное «первое семейство Бостона», которое они могли осуждать или хвалить, в зависимости от изменений политического курса издателей. Сами Ван Гилдеры преуспевали и наслаждались плодами своих трудов.

И вот теперь Лора Ван Гилдер отвечала за все.

«По крайней мере, – думала она с усмешкой, – на бумаге».

В действительности она была слишком Ван Гилдер, чтобы верить в собственную популярность. Ее отец никогда не позволял дочери витать в облаках.

Дяди знали, как управлять своими мини-империями, чему ей никогда не научиться, и она, как ранее ее отец, была только рада оставить бизнес в их руках. Родственников Лора любила, особенно Крейга.

Ее мать, Мерседес, урожденная Марсден, в шестидесятые годы мгновенно покорила Бостон, когда молодой женой Ван Гилдера приехала из Филадельфии. Ее вечера посещали самые знаменитые люди (в экс-президентах не было недостатка), блюда готовились недоступным для других шеф-поваром Марселем, вина доставлялись с лучших виноградников Франции. Муж обожал ее с первых же минут их встречи и не изменил своего отношения к супруге за все тридцать лет совместной жизни. В то самое утро, когда произошла трагедия, он заказал для жены три дюжины белоснежных роз только потому, что за завтраком она пожаловалась, что в их роскошном розарии в этом году нет белых цветов.

Похороны Бернарда Ван Гилдера показали, каким разносторонним человеком он был – бизнесменом, покровителем искусств, филантропом, происходившим из старинного рода.

И вот теперь эстафетную палочку вручили Лоре, и ей ничего не оставалось, кроме как нести ее дальше.

– Это здесь, девушка, – радостно сообщил шофер. – Какой номер вам нужен?

Лора с трудом оторвалась от тяжелых и пугавших ее размышлений и, глубоко вдохнув, назвала номер дома, который сняла на три месяца. Она снова выглянула из окошка такси, на этот раз, чтобы взглянуть на Вудсток-роуд.

Первое, что она увидела, были ряды деревьев перед домами, создававшие впечатление загородной аллеи. Она догадалась, что в основном это были вишневые деревья. Лора подумала, как красиво они, должно быть, выглядят весной. Сами дома были большими и совершенно разными и каким-то таинственным образом казались чисто английскими.

Вот слева стоит Грин-колледж, а рядом обсерватория Рэдклифф. Справа промелькнула живописная группа колледжей с окнами, отражавшими неровный желтый свет уходившего за горизонт солнца.

Вокруг колледжа Св. Анны было столько зелени, что студенты чувствовали себя там как в собственном парке! И только Бевингтон-роуд отделяла их от колледжа Св. Антония.

Лора с досадой прикусила губу, поняв, что они пропустили колледж, больше всего интересовавший ее, – колледж Св. Беды.

Ничего! Впереди достаточно времени, чтобы осмотреть город.

Такси подъехало к большому белому дому, похожему на виллу, перед которым росла огромная магнолия.

– Это он, девушка?

– Думаю, что да, – сказала Лора.

Этот дом сняла ее личная секретарша. Сотрудница не видела дом, просто, узнав, что Вудсток-роуд достаточно престижный район, подумала, что это подойдет для хозяйки.

Лора повернула ручку дверцы и опустила свои длинные ноги на мокрый тротуар. Дома она обычно пользовалась лимузином, и дверцы всегда открывал шофер. Но теперь ей предстояло прожить как простой смертной несколько недель! Жизнь в атмосфере утонченности и роскоши может показаться кому-то привлекательной, но так легко навсегда остаться в этом замкнутом кругу!

Лора вышла из такси и огляделась. Влажный холодный ночной воздух вызывал легкую дрожь. Горели уличные фонари, придавая длинной дороге романтический вид. Движение на улице было для такого крупного города, как Оксфорд, удивительно небольшим.

Таксист, вынимая из багажника три больших чемодана, что-то проворчал.

В душе Лоры шевельнулось привычное сознание своей вины. Несмотря на ее решение не изображать «мадам Роскошь», она вынуждена была признать, что любит хорошо одеваться.

Она не пользовалась кредитными карточками семьи в дорогих ювелирных магазинах. Не посещала парикмахера каждый день, как это делали большинство ее подруг. Не переезжала с одного курорта на другой, не принимала наркотики и не имела на содержании дорогого плейбоя (опять-таки в отличие от большинства подруг за океаном!).

Ее родители, хотя и вели, казалось, роскошный образ жизни, всегда внушали дочери, что есть два порока – смотреть на деньги как на что-то само собой разумеющееся и думать, что весь мир – место для ее развлечений.

Единственным настоящим пороком «богатой стервы» (как она про себя думала) была страсть к одежде.

– Давайте я возьму один из них, – торопливо предложила Лора шоферу, безуспешно пытавшемуся ухватить все три чемодана.

Она открыла калитку, ведущую к вилле, и они вместе втащили ее багаж в небольшой, но красиво выложенный плиткой портик парадной двери. Как только они вошли в сад, загорелся свет, словно приветствуя новую хозяйку. Лора открыла сумочку, творение Гуччи, и заплатила таксисту, добавив щедрые чаевые.

Шофер широко улыбнулся. Падающий сверху свет придавал ее длинным, черным как вороново крыло волосам пугающий (но красивый) оранжевый оттенок. На высоких скулах и четкой линии овала лица играли темные тени. Шоферу показалось, что она похожа на сексуально притягательную ведьму из готического фильма ужасов, и дрожь пробежала по его телу, вызванная отнюдь не холодным туманом. Он в последний раз с сожалением посмотрел на нее, затем неохотно направился к машине, чтобы погнать свой верный (и ржавый) кеб обратно в Хитроу.

Лора достала связку ключей, присланных ей агентом по недвижимости, и вставила ключ в замок. Дверь распахнулась, и она облегченно вздохнула.

В доме уже была включена отопительная система, и помещение хорошо прогрелось.

По представлениям Лоры, дом казался небольшим. Быстрый осмотр показал, что в нем имелись прекрасный холл, выложенный черными и белыми плитами, с большой деревянной лестницей; приятная гостиная с эркерами; полностью оборудованная кухня, отделанная сосной; музыкальная комната с роялем и оранжерея, которая, если Лора правильно сориентировалась, освещалась по утрам первыми лучами солнца и представляла собой идеальное место для завтрака. Наверху находились три больших спальни с ванными en suite. Ее мать могла бы посчитать все это немного убогим, но Лора решила, что дом ей вполне подходит. Очень даже подходит.

Именно здесь она может успокоить свою измученную душу и передохнуть.

Лора все еще горевала об отце. А корона Ван Гилдеров все еще казалась такой тяжелой, что постоянно вызывала головную боль. Но со свойственной ей практичностью и настойчивостью она решила пробыть в Англии около месяца и разобраться в делах Ван Гилдеров, связанных с Великобританией.

Дядюшки с радостью предоставили ей длинный список компаний (и президентов компаний), которые должны принимать Лору, давать в честь нее обеды и вообще всячески льстить.

Сначала ее это немного возмущало. Неужели они думают, что она ни на что не годится, кроме как размахивать флагом Ван Гилдеров и демонстрировать свое хорошенькое личико и элегантность? Но потом, поразмыслив, призналась себе в том, что именно этим всю жизнь занимался ее отец. Его красивое лицо украшало многие периодические издания, помещавшие фотографии, на которых он пожимал руки иностранных политиков, бизнесменов и потенциальных как союзников, так и соперников.

Ее дядюшки, может быть, и управляли компаниями, но контракты заключал, постоянно развивал бизнес и держал весь механизм в рабочем состоянии отец.

Теперь от нее ждали, что она будет делать то же самое. И она предпочтет скорее умереть, чем не оправдать их надежд! Для этого она и приехала сюда.

Первым в программе стояло вручение престижной премии фонда Ван Гилдера, присуждавшейся за работы в области психологии, а также Огентайнского кубка. Серебряный кубок пятнадцатого века, каким-то чудом избежавший жадных рук Генриха Восьмого, в конце концов оказался в коллекции Ван Гилдера. Впервые мысль «одалживать» кубок тем колледжам, ученые которых получали премию Ван Гилдера, пришла в голову двоюродному деду ее отца. Кубок отправили в Англию на пароходе, и теперь Лоре оставалось лишь позвонить и распорядиться, чтобы его доставили в Оксфорд под охраной. (Только по оценке страховщиков он стоил не менее ста тысяч фунтов.)

Лора выбрала самую просторную спальню и, распаковав один из чемоданов, осмотрела большую, прекрасно оборудованную ванную. После долгого перелета, утомительной поездки на такси и душевного напряжения горячая ванна была весьма кстати.

Лора быстро наполнила ванну горячей водой, достала из чемодана туалетные принадлежности и любимый махровый халат. Принеся их в уже наполнившуюся паром ванную, девушка сбросила свой строгий темно-синий костюм от Валентино.

Брошенная в воду щедрая горсть ароматической соли «Шанель» с запахом гардении и самбука тотчас же вспенилась, распространяя божественный аромат. Лора сняла простое белое нижнее белье и мельком взглянула на свое отражение в зеркале.

Она хорошо знала, как выглядит.

Рост пять футов одиннадцать дюймов, большинство окружающих считали его и элегантным, и модным. Ее тонкая, даже чуть угловатая фигура тоже их восхищала, как вершина женской красоты. Но Лора была склонна думать, что она высокая и худая.

Длинные черные волосы, по ее мнению, были всего лишь длинными и черными. А многие находили очаровательным иссиня-черный оттенок ее шелковистых прядей. В больших, черных как смоль глазах было почти невозможно разглядеть зрачок. Она всегда подозревала, что они делают ее похожей на довольно глупую панду, и это огорчало.

Но мужчины восхищались этими глазами.

Черты лица были резкими, а скулы – высокими, твердо очерченными, нос длинным и прямым.

Не красивая, нет.

Но эффектная.

Загадочная.

Чарующая.

Притягательная.

Мужчины находили самые разные определения для ее треугольного личика еще с тех пор, как Лоре исполнилось пятнадцать. Один даже додумался назвать его «острым как бритва».

Она чуть не вышла за него замуж.

Он был честным. И забавным. И, как выяснили частные сыщики отца, очень бедным. Лору это бы не волновало, если бы он честно в этом признался, но жених скрывал свою бедность. Он брал напрокат «ламборгини», обманным путем пользовался яхтами, домами, одеждой богатых друзей и даже их драгоценностями.

И все это с единственной целью – поймать богатую невесту!

Лора поморщилась, попробовав ногой слишком горячую воду. Айкая и ойкая, она опустилась в ванну и устало вздохнула. Стерев с лица мягким маленьким полотенцем легкий грим, она от сознания своей вины прополоскала его в ванне.

Ее мать пришла бы от этого в ужас. Но Лора редко использовала много косметики, по крайней мере в дневное время. Как у многих черноволосых женщин, у нее была белая кожа, и ей даже нравился этот бледный вид. Поэтому она мало пользовалась тональным кремом и румянами. Ее большие темные глаза выглядели бы нелепо с накрашенными ресницами. Большую часть денег она тратила на губную помаду.

У Лоры был довольно большой рот – и в буквальном, и в переносном смысле. В буквальном – ее пухлые губы выглядели потрясающе практически с любой помадой. В переносном – склонность говорить то, что она думает, ставила ее в трудное положение чаще, чем богатство, внешность и к тому же еще и превосходное чувство юмора.

Сейчас она стряхнула с себя прошлые грехи и решительно отправила их в прошлое.

В конце концов, твердо решила девушка, какая польза жить прошлым. Отец умер, и надо привыкнуть к этому. Она очень его любила. Он был добр и великодушен, проницателен и умен. Потрясение от неожиданной утраты было ужасно, как и гнев за ее бессмысленность и нелепость.

Но и этот гнев, и яростная скорбь тоже сейчас переходили в тупую затихающую боль.

Отец первым бы велел ей перестать горевать и заняться делом. Он бы сумел объяснить ей, что она должна занять его место. Он оставил ей все свои деньги, акции компаний и власть.

Дяди должны продолжать работать так же, как они работали под благосклонным руководством Бернарда. Они сохраняли свои звания, огромное жалованье и много других привилегий. Но всем было дано понять, что теперь глава семьи – Лора.

И она справится. Должна справиться.

Ее жених и его предательство были давно забыты. Ей было восемнадцать, и она основательно обожгла перышки, но они отросли снова.

Лора приехала в Оксфорд, чтобы вручить престижную премию Ван Гилдера достойному победителю, а затем внести знамя Ван Гилдеров в британские филиалы.

Приятное и легкое начало. Отец сделал бы это, стоя на голове. Ничего сложного. Она чувствует себя прекрасно. Все прекрасно.

Лора неожиданно почувствовала, что по ее лицу текут слезы. Они застали ее врасплох, и она, резко выпрямив спину, поднесла руки к щекам и с недоумением посмотрела на увлажненные слезами пальцы.

– Черт! – со злостью произнесла девушка. – О, черт побери!

Рассердившись на себя, она вымыла голову и долго натирала лицо и тело дорогим жидким мылом. Затем вытерлась, обернула голову полотенцем (возможно, ее длинные волосы были красивы, но их так трудно было высушить!) и решительно направилась вниз.

На кухне Лора обнаружила большие запасы продовольствия и, повинуясь неожиданно возникшему желанию, сделала себе целую кружку «Хорликса», которого не пила уже много лет. Наконец, немного смущенная тем, что чувствует себя как смешная девчонка, перешла в гостиную и включила телевизор. Удивленная отсутствием на экране торговой рекламы, она поняла, что смотрит Би-би-си, и удобно устроилась на диване.


На следующее утро Лора решила осмотреть достопримечательности. Она приехала в незнакомый город, и надо было многое увидеть.

Девушка доехала до центра на такси, и к тому времени, когда она вышла из него, у нее уже созрела мысль обзавестись велосипедом, ибо на них ездил весь Оксфорд.

Студенты-новички на велосипедах спешили в свои колледжи на церемонию посвящения в студенты. Преподаватели – в школы, клубы, пабы или в музеи. Старые дамы тоже пользовались велосипедами.

Лора Ван Гилдер тоже приобретет велосипед.

Прежде всего ей хотелось осмотреть старинное здание колледжа Крайст-Черч, увидеть собор, расположенный на территории колледжа.

Лора долго слушала репетицию церковного хора, затем вышла на лужайку в надежде увидеть оленей. Но они либо где-то спрятались в этот день, либо она что-то перепутала, и олени были в колледже Св. Магдалины. Выйдя на Брод-стрит, она буквально заблудилась среди лабиринта полок в знаменитом книжном магазине «Блэкуэллз». В одиннадцать Лора выпила кофе в кафе на Сент-Олдейтс, затем побродила среди изумительных арок и узких улочек вокруг колледжа Уодем и случайно наткнулась на вонючий, но интересный крытый рынок позади Корнмаркет-стрит и перекусила в «Браунз».

Ноги болели, глаза наслаждались древней британской архитектурой, а душа под теплыми лучами сентябрьского солнца начала обретать покой.

В этот день Лора совершила чудесную прогулку по ботаническим садам, смотрела на механические фигурки, вышедшие из уличных часов, когда они пробили четыре часа. Потом взяла такси и в пригороде Ботли купила обещанный себе велосипед.

Он был ярко-вишневого цвета, большой, легкий, и ехать на нем было одно удовольствие. К тому же у него было столько приспособлений, что девушка подумала, что перед покупкой следовало бы взять несколько уроков вождения. Но дело сделано.

Лора купила в том же магазине карту города и решительно отправилась домой.

На ней были выцветшие джинсы от Кельвина Кляйна, теплый пушистый свитер приятной бежево-оранжевой и шоколадно-коричневой расцветки и толстая золотая цепочка, бросавшая отраженные лучи солнца на шею и подбородок. Волосы были небрежно стянуты на затылке, но некоторые пряди выбивались на свободу и падали на глаза.

Когда Лора добралась до колледжа Святого Креста, яркий солнечный свет начал меркнуть.

От непривычной нагрузки она чувствовала приятную боль в ногах. Голуби шумно взлетали с дороги и садились на крыши стоявших вокруг колледжей. Час пик миновал, но ей все равно нравилось въезжать и выезжать из рядов машин, застывших перед светофором, испытывая жалость к водителям, заключенным в душных салонах автомобилей.

Она не могла себе этого объяснить, но ей было необыкновенно хорошо. Лора больше не чувствовала себя одинокой, подавленной, терзаемой жалостью к себе самой, девушкой, вчера вечером неожиданно разразившейся слезами. Она вдруг оказалась молодой, богатой, свободной, не слишком некрасивой, и в чудесном городе.

Кроме того, не обращала внимания на правила движения.

Как все вновь прибывавшие в Британию американцы, Лора привыкла к правостороннему движению. В Штатах, как и в большинстве европейских стран, движение было правосторонним. В Англии – наоборот.

Сначала, когда она выехала, или, точнее, вывиляла из магазина, это казалось очень странным, но она заставила себя сосредоточиться.

Первое время сама необычность этого не позволяла ей расслабиться. Всю дорогу от Ботли ее не покидало ощущение, что она едет не по той стороне дороги. Однако, когда Лора добралась до центра, ощущение чего-то нового начало исчезать. Она немного расслабилась, получая удовольствие от того, что едет на велосипеде по прекрасным улицам Оксфорда. И утратила осторожность.

Ранее она решила оставить знакомство с колледжем Св. Беды напоследок, но, взглянув на часы, увидела, что уже не успеет как следует осмотреть его. Лучше отложить до завтра. Если она сообщит им о своем приезде, то ее ожидает торжественная встреча. Сегодня этого хотелось меньше всего.

Приближаясь к колледжу, Лора взглянула на кремовые стены из котсуолдского камня и древние сдвоенные окна.

Она не заметила низкий зеленый открытый «морган», двигавшийся в другом ряду, абсолютно по правилам, впереди нее.

Лора знала, что впереди находится улица, где ей надо свернуть, чтобы попасть на Уолтен-стрит. Это был более длинный путь домой, но она никуда не спешила.

По привычке девушка посмотрела направо.

Никого, дорога свободна.

Она повернула налево. Прямо в бок «моргана»!

Лора успела только издать громкий, полный ужаса вопль и увидеть серебристо-белую голову, резко повернувшуюся в ее сторону. В долю секунды перед ней блеснули изумительно яркие бирюзово-синие глаза.

Затем странное ощущение полета. Удар велосипеда о машину подбросил ее легкое тело в воздух, и оно перелетело через капот спортивной машины.

Лора услышала невероятно громкий и зловещий скрежет тормозов.

Еще она успела представить газетные заголовки там, дома:

«Наследница Ван Гилдера трагически погибла в Оксфорде в автокатастрофе».

И еще мелькнула страшная мысль: какую боль вызовет удар о дорогу! И тут же увидела, как мостовая стремительно приближается к ее лицу. Она почувствовала, как левое плечо ударилось о камень. Ее тряхнуло, затем острая боль пронзила голову. Лору поглотила черная тьма.


Глава 2

<p>Глава 2</p>

Профессор Гидеон Уэллес, всеми уважаемый член ученого совета колледжа Св. Беды и преподаватель экспериментальной психологии, нажал на тормоза своего неспешно двигавшегося «моргана».

Сердце чуть не выпрыгнуло из его груди и застряло где-то в горле.

Словно в каком-то кошмарном сне, он увидел, как велосипедистка перелетела через капот машины. Все произошло так быстро, что он не успел применить присущую ему способность последовательного мышления. Лишь отдельные детали запечатлелись в его сознании.

Мужчина заметил длинные темные волосы и бледный овал лица.

И еще яркое пятно мелькнуло перед его глазами – вязаный свитер женщины.

Он слышал, как взвизгнули тормоза резко остановившегося автомобиля, и вдруг почувствовал, как ремень безопасности врезался ему в грудь.

А затем внезапно наступила тишина.

Женщина исчезла, но той частью мозга, продолжавшей мыслить здраво и логично, Уэллес сознавал, что она недалеко. А именно не дальше тротуара.

Всего лишь через секунду, показавшуюся годами, он пришел в себя и начал действовать. Он быстро разобрался с ремнем, нашел защелку и освободился от пего.

В этот момент из-за угла Литтл-Кларендон-стрит вышла толстая женщина и, комично раскрыв большой рот, остановилась на середине дороги.

Гидеон сообразил, что мотор его машины все еще работает, и поспешно его выключил. Даже в критической ситуации профессор сохранял хладнокровие. Он открыл дверцу как раз в тот момент, когда женщина выронила свою сумку и с встревоженным видом поспешно заковыляла к молодой девушке, лежавшей на тротуаре.

Гидеон уже вылезал из машины. Это зрелище всегда доставляло удовольствие его студентам. У «моргана» была такая низкая посадка, а рост Гидеона Уэллеса достигал шести футов пяти дюймов. Но обычно он проделывал это с неожиданной грацией. Однако сейчас он походил на марионетку, у которой оборвалась одна из нитей!

Гидеон чувствовал, что плохо управляет своими движениями. Его трясло. Он понимал, что это последствия пережитого им шока. Он легко определил все признаки – оцепенение, ощущение, что он «смотрит на происходящее со стороны», озноб, болезненное ощущение в желудке, вызывающее тошноту.

Однако ничего этого не выражало его лицо, когда он быстро обошел машину классического зеленого циста и остановился около женщины на тротуаре.

Профессор Уэллес сразу же посмотрел ей в лицо.

Ее глаза были закрыты. Кожа – белее белого.

Он не увидел крови на лице, как и признаков внешних повреждений, и быстро перевел взгляд на ее грудь. Она ритмично поднималась и опускалась под дорогим шерстяным свитером, и только тогда он позволил себе долгий судорожный вздох. Девушка была жива. Остальное не имело значения.

– Что случилось? – Толстая женщина стояла над распростертым телом Лоры Ван Гилдер, нервно переступая с ноги на ногу, не зная, что надо делать. – Она потеряла сознание?

Гидеон не обратил на нее внимания. Он присел на корточки возле неподвижного тела. Прежде всего нащупал пульс и с облегчением обнаружил, что он четкий и ровный, хотя довольно частый. После этого Гидеон достал из машины мобильный телефон и вызвал «скорую помощь».

К этому времени уже не только толстая женщина глядела на распростертое бледное и неподвижное тело на тротуаре. Почтальон, развозивший последнюю в этот день почту, подъехал на своем фургоне и, будучи практичным человеком, вытащил искореженный вишнево-розовый велосипед из-под колеса «моргана» и убрал его в сторону. Несколько пешеходов начали собираться вокруг Лоры, их естественное любопытство не мешало искреннему сочувствию.

– Бедняжка, – тихо заметила старая дама. – Видимо, разбила свой велосипед.

Люди тихо переговаривались. При таком количестве велосипедистов несчастные случаи неизбежны.

Гидеон четко объяснил медицинской службе, где он находится, и отключил телефон. Его спокойный ясный голос ничем не выдавал душевного состояния.

Он вернулся к темноволосой женщине, лежавшей без сознания, и снял с себя тяжелый замшевый пиджак. Осторожно накрыл ее, проверил доступ воздуха и остался сидеть рядом.

Только теперь, когда все было сделано, проверено и ничего не забыто, Уэллес как следует рассмотрел ее.

Она казалась до боли красивой. Лицо как бы складывалось из острых, возбуждающих воображение углов – высокие скулы, длинный, прекрасной формы нос и решительный подбородок.

Он продолжал следить за ее спокойным дыханием, и его сердце начинало биться ровнее, а побелевшее лицо приобретать свой естественный цвет.

Приехала полиция. Кто-то догадался позвонить им, хотя сам Гидеон подумал только о «скорой помощи». То, что этот несчастный случай может иметь последствия и для него самого, даже не приходило в голову.

Двое полицейских оказались молодыми, но весьма компетентными. Они мгновенно нашли свидетелей. Первым была женщина, ехавшая позади Гидеона и остановившаяся в нескольких ярдах от места происшествия. Она охотно подтвердила, что машина впереди нее не превышала скорости, а велосипедистка просто въехала в нее.

Другой свидетель, студент, проходивший по церковному двору как раз напротив, сказал то же самое и к прибытию медиков успел дать точное описание инцидента. Врачи проверили пациентку на предмет сломанных костей и с бесстрастностью профессионалов обсудили травму головы. Гидеон видел, как медики переложили ее на носилки, и с облегчением вздохнул, ибо все было сделано, и он не раздумывая собрался поехать вслед за ними. Но один из полицейских очень вежливо, но твердо удержал его.

Следующие несколько часов прошли очень быстро. Но потом, когда Уэллес вспоминал о них, они казались самыми длинными в его жизни.

Прежде всего его на месте проверили с помощью алкогольно-респираторной трубки: странная унизительная процедура, хотя чисто рациональная часть его ума объяснила, что применена она к нему справедливо. Полиция всего лишь выполняет свою работу, и в этом нет абсолютно ничего личного. Никто даже не намекнул, что он мог бы оказаться пьяным или невменяемым. Но все же, дыша в пластиковую трубку, он испытал прилив негодования.

К тому времени он подробно все рассказал в полицейском участке, и никто особо не удивился, что у профессора Гидеона Уэллеса в крови не было обнаружено никаких признаков алкоголя.

После многолетнего противостояния «горожан и мантий» взаимоотношения местного населения с жившими среди них учеными перешли в своеобразную любовь-ненависть. Пьяные студенты были бичом города. Либерально настроенные, размахивающие знаменами радикалы-преподаватели вызывали смятение. Однако обычно полиция относилась к членам многочисленных колледжей Оксфорда настороженно, но с уважением. В конце концов, университет считался одним из лучших во всем мире, и это давало горожанам Оксфорда весьма значительные привилегии. И после того как профессор Уэллес подписал свое заявление, ему разрешили забрать «морган» с парковки полицейского участка и без дальнейших формальностей отпустили.

Гидеон мельком взглянул на небольшую вмятину на правом крыле автомобиля со следами раздражающе яркой вишнево-розовой краски. В другое время малейшая царапина на его драгоценной собственности послужила бы одним из немногих поводов, способных вызвать гнев. Теперь же он лишь бросил на нее хмурый взгляд и, согнувшись, сел за руль.

Когда он купил эту машину, ему пришлось передвинуть сиденье глубоко назад, чтобы освободить место для своих длинных ног. Все его друзья смеясь говорили, что когда он ведет машину, то походит на аиста, пытающегося пролезть в узкое горлышко кувшина, но его «морган» был единственным предметом роскоши, который ему когда-либо хотелось приобрести.

А, как правило, Гидеон Уэллес привык получать то, чего хотел.

Он направился прямо в больницу Джона Рэдклиффа в Хедингтоне. Было уже поздно и совсем темно, но ему хотелось узнать, как чувствует себя девушка.

Приехав в клинику, он с невероятным трудом нашел потерпевшую. В полиции не сказали ее имя, и ему пришлось долго ждать в огромном приемном отделении, пока медики пытались найти безымянную жертву несчастного случая. Наконец ему сказали, что она находится в палате на шестом этаже. Естественно, они не могли сообщить о ее состоянии или о последствиях травмы.

Направляясь к лифтам, Уэллес чувствовал, как тяжесть давит на его плечи. Еще никогда он не испытывал ответственности за причинение кому-нибудь вреда, а то, что все произошло совершенно случайно, мало его утешало.

Перед кабинкой лифта две женщины с большими букетами цветов взглянули на преподавателя, молча стоявшего рядом.

Высоко же им пришлось поднимать голову! Одна из женщин, средних лет, с слегка располневшей талией, искоса взглянула на другую, более молодую и худощавую копию себя самой. Очевидно, мать и дочь.

У матери чуть дрогнули губы, когда она заметила нескрываемый интерес в глазах дочери.

Она не могла осуждать дочь. Ей самой всегда нравились высокие мужчины, а этот прямо возвышался над ними обеими. К тому же у него был потрясающий цвет волос. Они казались почти белыми, но это не была седина старого человека. Нет, они были с каким-то необычным оттенком, цвета старого золота. Густые и хорошо подстриженные, они не скрывали прекрасную форму его ушей, высокий лоб и сзади спускались на шею.

Он стоял, глядя прямо перед собой. Мать и дочь, каждая со своей стороны, смотрели на его классический профиль. Его брови, такого же золотистого цвета, сходились над глазами, которые…

Дверь лифта раскрылась, и обе женщины быстро шагнули вперед.

Гидеон вежливо посторонился, чтобы пропустить дам, и они, войдя в просторную кабину лифта, повернулись и наконец оказались с ним лицом к лицу.

Старшая из женщин чуть слышно ахнула. Она ожидала увидеть голубые глаза у мужчины со светлыми волосами, но не такого же голубого цвета!

Дочь полусердито-полунасмешливо взглянула на мать.

Та покраснела, словно школьница.

Гидеон ничего этого не заметил. Он просто вошел в лифт, повернулся и посмотрел вниз на молодую женщину:

– Какой вам этаж, леди?

Дочь, старавшаяся сказать матери взглядом: «Пожалуйста, не ставь меня в неудобное положение!» – опомнилась и уставилась на него. И тоже ахнула.

Одно дело сохранять достоинство, разглядывая незнакомого человека на расстоянии в несколько футов. И совсем другое – обнаружить рядом с собой богоподобного гиганта, смотрящего на тебя глазами, сияющими голубым неоновым светом.

– Какой вам этаж, леди? – вежливо повторил Уэллес.

– Пятый, пожалуйста, – сухо сказала мать, к которой вернулось самообладание и чувство собственного достоинства.

Она смогла предостерегающе взглянуть на дочь: «Без глупостей!»

Гидеон машинально улыбнулся и нажал кнопки пятого и шестого этажей. За его спиной мать и дочь многозначительно переглянулись. Выходя из лифта, они понимающе улыбались друг другу.

Лифт поднялся на последний этаж, и Гидеон глубоко вздохнул. Он приготовился к самому худшему.

Но его сознание говорило, что надо рассчитывать на лучшее. Женщина свободно дышала. Пульс бился четко. Врачи не обнаружили переломов, а «травма головы» вполне могла означать простое сотрясение мозга, а не серьезное повреждение.

Но гуманность его натуры заставляла беспокоиться. Что, если у нее образуется тромб и она умрет? Или навсегда останется умственной калекой?

Когда Уэллес подошел к посту дежурной медсестры, у него вспотели ладони. Пришлось незаметно прочистить внезапно пересохшее горло.

Сестра Клер Филдинг подняла голову и увидела мужчину, уверенно направлявшегося к ней. Он был одет небрежно, но очень хорошо, в серых брюках и черной трикотажной рубашке. Его черный замшевый пиджак остался в полицейском участке, он забыл его взять.

– Добрый вечер. – Гидеон снова машинально улыбнулся.

Эта полуулыбка была самым простым и легким способом проявления дружелюбия, он постоянно неосознанно прибегал к ней.

Он не мог знать, как она действует на женщин, которым он так улыбался.

На Клер она подействовала мгновенно, прежде чем девушка осознала это. Дыхание ее участилось. А все тело, казалось, инстинктивно насторожилось.

Небольшого роста, с довольно округлыми бедрами и пышной грудью, она вдруг почувствовала себя гадким утенком в присутствии лебедя. В этом мужчине было что-то просто излучавшее элегантность. Возможно, потому, что худощавость и высокий рост так сочетались с развитой мускулатурой его груди и рук.

Возможно, дело было в цвете его волос, светившихся серебром.

А может быть, в его голосе. От двух простых слов, произнесенных с классической оксфордской четкостью, и мягкой глубины его тона у нее по телу пробежали мурашки.

Или – в его одежде, элегантной и дорогой. Да в чем угодно. Но его появление определенно скрасило скучное, обычное ночное дежурство!

– Мне сказали, что здесь находится одна пациентка. С ней произошел несчастный случай сегодня около шести тридцати на Вудсток-роуд.

Клер сразу же поняла, кого незнакомец имеет в виду.

– О да. Женщина лет двадцати. Черные длинные волосы?

Гидеон кивнул:

– Да. Вы можете мне сказать, как она себя чувствует?

Вдруг глаза Клер сузились, в ней пробудилось профессиональное любопытство. До сих пор имя пострадавшей оставалось неизвестным. В отличие от жертв автокатастроф, имевших при себе водительские права или опознанных по другим многочисленным данным, случайных велосипедистов иногда доставляли без установления их личности.

Как и в случае с пациенткой из четвертой палаты. Ее одежда, как и у этого мужчины, была простой, но дорогой. В кармане ее джинсов нашли чек за покупку велосипеда, на котором она ехала, но, поскольку девушка заплатила наличными, в магазине не смогли сообщить ее имя или данные банковской карточки.

Вероятно, у полиции были более важные дела, чем выяснение ее личности. Без сомнения, она сможет сообщить им все необходимые для оформления бумаг сведения утром, когда проснется.

– Вы ее знаете? – быстро спросила сестра. – То есть, – она торопливо поправилась, – вы ее родственник?

– Нет. – Гидеон покачал головой. – Это на мою машину она налетела.

– О!

Уэллес видел, как глаза сестры, светло-карие, довольно выразительные, сразу же помрачнели. Как психолог, он без труда прочитал ее мысли. Он поспешил вывести ее из заблуждения, спокойно объяснив, как вес произошло, подчеркнув, что не виноват и полиция не выдвигает против него никаких обвинений. Закончил Гидеон откровенным признанием: его беспокоит, что она могла серьезно пострадать.

Видя, что не окончательно убедил медсестру, он быстро сообщил ей некоторые сведения о себе. Узнав, что он из колледжа Св. Беды, уважаемый преподаватель Оксфорда и столп общества, Клер наконец сдалась.

– Ну, строго говоря, пациента могут посещать только родственники, – начала она, с виноватым видом оглянувшись вокруг.

Гидеон это знал.

– Ее до сих пор никто не навестил? – с некоторым удивлением спросил он.

Клер покачала головой.

– Боюсь, мы даже не знаем, кто она.

Гидеон задумался. Такого осложнения ситуации он не ожидал.

– Но вы можете мне сказать, в каком она состоянии? – спросил он, понизив голос. – Она полностью поправится? – с мягкой настойчивостью повторил он.

Уэллес удрученно подумал о том, что бы сказал его собственный психиатр, узнав, что он только сейчас задал этот вопрос. Ведь он только это и хотел узнать.

В его программу работы в университете входила трехлетняя практика в клинике под руководством высококвалифицированного врача-психиатра: ему, бакалавру и магистру гуманитарных наук, дипломированному специалисту в области экспериментальной психологии, следовало самому пройти полный осмотр, прежде чем получить лицензию на работу с пациентами. Его целью был пост в Оксфордском университете.

Гидеон получил его, когда ему еще не исполнилось и тридцати лет.

Клер Филдинг, поняв, что бедняга, как он это старательно ни скрывал, мучается от неизвестности, неожиданно широко и сочувственно улыбнулась.

– О да, с ней будет все в порядке, – заверила медсестра. – Когда ее привезли, ей сразу же сделали рентген. Ее осмотрел невропатолог. Это простое сотрясение мозга. Очень незначительное. Думаю, завтра ее выпишут, как только доктор еще раз осмотрит и поговорит с пациенткой. Видите ли, мы должны убедиться, что нет потери памяти или затруднений в речи. Конечно, идеально было бы подержать ее под наблюдением, но, учитывая недостаток мест…

Клер вдруг поняла, что разболталась, и прикусила язык. Но во всем были виноваты эти глаза, так пристально смотревшие на нее. Горевшее в них синее пламя проникало в самые глубокие, темные, самые скрытые уголки ее существа…

Она судорожно выдохнула.

«В этих глазах определенно таилась угроза здравоохранению», – смущенно подумала она и с замиранием сердца увидела, как из палаты в конце коридора выходит старшая сестра.

– Послушайте, я поговорю со старшей сестрой, – расхрабрилась Клер. – Она может разрешить вам взглянуть на больную. Знаете, только чтобы вы не волновались.

«А ты дыши спокойнее», – подумала про себя Клер.

Сестра Дженкинсон слышала о Гидеоне Уэллесе. Как оказалось, ее племянница несколько лет назад была его студенткой. Теперь племянница имела частную практику и хорошо зарабатывала.

Гидеон, обладавший феноменальной памятью, смог польстить медсестре, рассказав об успехах ее племянницы во время учебы. И вот в нарушение всех правил, когда часов через девять Лора Ван Гилдер с трудом пришла в сознание, профессор Гидеон Уэллес сидел у ее кровати.

Сознание возвращалось медленно, и Лора удивлялась, почему ей так трудно открыть глаза. Казалось, ее веки склеились. Обычно она просыпалась сразу же бодрая и в хорошем расположении духа, вызывая зависть тех, кто вставал с трудом.

Сейчас она почувствовала, что что-то не так. После нескольких попыток девушка все же открыла глаза и заморгала…

Звуки, стук чашек, бодрые голоса…

Что это?

Она пошевелилась, пытаясь подняться, и сразу же пожалела об этом. В голове угрожающе запульсировала.

– Вам лучше лежать спокойно.

Этот голос звучал ближе, чем другие звуки. Лора повернула голову в сторону голоса, сначала быстро, а затем, когда ее бедная голова запротестовала, очень-очень медленно.

Девушка чувствовала себя словно после ужасного похмелья. Она пила накануне? Впервые Лора выпила, когда ей было восемнадцать. Шампанского на свадьбе одной из кузин. И поклялась больше никогда этого не делать.

Поворачивая голову в направлении голоса, она заметила кое-что еще. Старую женщину на кровати напротив и поднос с бутылкой ячменной воды, стоявший на ее тощих ногах.

На маленькой тумбочке возле своей кровати Лора увидела вазу с цветами. И вдруг поняла. Больница. Она проснулась в больнице.

Мелькнуло воспоминание о блеснувшем зеленом цвете. Скрежет тормозов.

Ее велосипед! О нет, она разбила новый велосипед!

– Черт, – со злостью произнесла она – такова была не неподобающая леди, но откровенная реакция.

Опять этот голос. Теперь чуть насмешливый. И в то же время сердитый.

Лора снова повернула голову. И ее огромные черные глаза раскрылись еще шире.

Рядом с ней сидело серебряное видение. Какой-то невообразимый дух из древних сказаний или инопланетянин. Затем она поняла, что это лишь игра солнечного света, проникавшего через венецианские жалюзи на окнах.

Рядом сидел лишь человек. Через щель прорывался столб света, сверху освещавший голову мужчины, и его очень светлые волосы сияли так, что на них было больно смотреть.

Другая вертикальная полоса света попадала на его светлые брови и глаза удивительного бирюзово-синего цвета, превращая его в совершенно фантастическую фигуру. Он наклонился вперед, и все его лицо оказалось освещенным обычным светом.

И Лора очутилась лицом к лицу с человеком, красивее которого она никогда не видела!

Две вещи произошли одновременно. Она вспомнила, как перелетела через капот зеленого автомобиля и краем глаза заметила светлые волосы и бирюзово-синие глаза.

Боль в голове усилилась.

Лора прижала руку к виску и с тихим стоном откинула голову на подушку.

– О, черт, – повторила она, на этот раз более слабым и страдальческим голосом.

Это было ее любимое ругательство, не очень вульгарное. Когда она была подростком, отец ругал ее за это слово, вероятно, поэтому оно ей так нравилось.

Сейчас, однако, оно наилучшим образом выражало ее состояние.

– Вы себя хорошо чувствуете?

Сказав это, Гидеон был готов ударить себя. И когда женщина с выражением презрения и одновременно гневного раздражения на лице посмотрела на него огромными черными выразительными глазами, он уже знал, что на это напросился сам.

– А я хорошо выгляжу? – сердито спросила Лора.

– Нет, но если вы собираетесь кидаться на велосипеде под спортивные машины, чего иного вы можете ожидать? – И снова тут же пожалел, что сказал это.

Конечно, как психолог он понимал, почему так сердится и совершенно не сочувствует девушке.

Всю ночь он просидел здесь, наблюдая, как она спит. Сначала он чувствовал только облегчение. У нее было, в конце концов, лишь небольшое сотрясение мозга. С ней будет все в порядке, ничего страшного не случилось, никто не умер. Затем, следуя теории, облегчение уступило место чувству вины, а затем гневу. Вины за то, что он недостаточно часто смотрел в боковое зеркало. Был недостаточно внимателен. Он убедил себя, что должен был догадаться, что она собирается делать. Предусмотреть то, что случилось.

Но человек не наделен даром предвидения, и необоснованное чувство вины перешло в гнев.

О чем она только думала, так напугав его? Не говоря уже о безобразной вишнево-розовой царапине на его драгоценном автомобиле!

Конечно, Уэллес не собирался демонстрировать свой гнев. Надо признаться, что ночью он сотни раз проигрывал эту сцену в своем воображении.

Она проснется.

Он успокоит ее, убедит, что все хорошо. Осторожно объяснит, что произошло. Узнает имена ее родных и близких, пообещает позвонить им и привезти их сюда. Честно скажет, кто он такой и как произошел несчастный случай, при этом щадя ее чувства и не упоминая, что во всем виновата она сама.

Девушка будет благодарна и признательна. Он купит для нее какие-нибудь цветы в магазинчике на первом этаже, а потом уйдет, чтобы больше никогда ее не видеть.

А теперь он в первые же минуты обменивается с ней оскорблениями. Чтобы успокоиться, Гидеон сделал медленный глубокий вдох.

«Остынь, – приказал он себе. – Не позволяй ей лишать тебя самообладания».

Лора не верила своим ушам. Что он говорит? Этот тупоголовый бесчувственный хам.

– Что? Что вы хотите этим сказать? – возмущенно пискнула она, хватая ртом воздух, как вытащенная из воды рыба. – Я что, всегда наезжаю на машины своим велосипедом? Конечно, нет. А вы всегда сбиваете велосипедистов? Кажется, я помню, что у вас такая великолепная спортивная машина, – укорила она его, ее голос приобретал больше уверенности и силы. – Полагаю, вы превысили скорость, – добавила она.

Неожиданно она с изумлением увидела, как кровь прилила к лицу мужчины и так же быстро отхлынула. Такой быстрой перемены ей еще никогда не приходилось наблюдать.

Он и в самом деле был необыкновенным…

Только теперь она рассмотрела незнакомца. Чистая гладкая кожа, запах лосьона, пахнувшего лесом, но с сильной примесью естественного, чисто мужского мускусного запаха. Вдруг Лора заметила, что его одежда помята, а на лице признаки усталости – около красиво изогнутых губ и на этих поразительных щеках глубокие складки.

– Вы пробыли здесь всю ночь? – резко спросила она.

Это прозвучало почти как обвинение.

Обвинять его в превышении скорости! Она сама наехала на него. В буквальном смысле! Черт бы побрал все эти нервы!

– Да. Глупо с моей стороны, не правда ли, но я хотел убедиться, что с вами все в порядке, – так же резко, ледяным тоном ответил он. – Меня беспокоило, что вы проснетесь и около вас никого не будет. Вы испугаетесь.

«Ха, – мысленно добавил он. – Если бы она проснулась одна среди волчьей стаи, то это волки разбежались бы от страха».

– О, – кротко отозвалась Лора, ветер переменился и дул не в ее паруса.

– Как я понимаю, вы американка, – сказал Гидеон.

Первое, что он заметил, был ее акцент. Связаться с камикадзе-американкой! К тому же она наверняка неврастеничка.

– Да, я приехала вчера. Нет. Должно быть… два дня назад? – Борясь с охватившей ее паникой, она свела черные, прекрасно очерченные брови. – Как долго я нахожусь здесь? – Страх прояснил ее мысли, когда она начала беспокоиться о последствиях.

Узнала ли пресса? Сообщили ли ее матери? Черт, она надеялась, что нет. Она только могла представить, как сообщает своим дядям, что не справилась…

– Вы провели здесь ночь, – холодно ответил Гидеон, не привыкший, чтобы с ним так разговаривали.

Он привык, что на него смотрели снизу вверх. Как в буквальном, так и в переносном смысле. Он – профессор Уэллес. Самый молодой из всех когда-либо избранных членов научного совета колледжа Святого Беды. Профессор Уэллес, которого ценили, за кем ухаживали, кого почитали. Другие университеты приглашали его читать лекции и присутствовать на их конференциях. За ним охотились журналисты, чтобы заманить на свои радиошоу или получить статьи для своих престижных изданий.

А здесь эта крикливая американка требует от него ответов и смотрит так, как будто во всем виноват он один.

– Черт побери, женщина, это вы налетели на меня, – не сдержался он.

Лора, перед глазами которой возникали воображаемые картины того, как ее с позором отзывают обратно в Бостон, ее первый европейский визит в качестве посла Ван Гилдеров заканчивается бесславным провалом, с недоумением взглянула на мужчину.

– А?

– Несчастный случай, – отрезал он. – Вы врезались в меня. Вы понимали, что делаете, не глядя повернув в мою сторону?

И вдруг от этих сердитых слов Лора все вспомнила. Она смотрела налево, когда следовало смотреть направо. Или наоборот?

Лора устало потерла лоб, голова болела.

– Простите, – просто сказала она. – Вы совершенно правы, это была моя вина.

Но Гидеон, который при других обстоятельствах первым бы оценил ее честное признание и принял извинение, сегодня не был расположен оставаться безупречным джентльменом.

– Знаю. Но это не помешало полиции забрать меня в участок и при свидетелях заставить дуть в дурацкую пластиковую трубку.

Это было сказано ледяным тоном. Бесстрастно холодным и резким, но спокойным.

– Ну извините меня за трубку, – насмешливо протянула Лора. – Это всего лишь проверка на алкоголь, и хватит. Покончим с этим.

Что происходит с этим парнем?

Гидеон медленно поднялся. Лора смотрела, как он становится все выше… и выше… и выше. О! Какого же он роста?

– Возможно, для вас это обычное дело, мадам, – сквозь зубы произнес Гидеон. – Но мне, например, неприятно иметь дело с полицией. Сейчас, поскольку вы явно пришли в себя, – его губы скривились, – я попрощаюсь с вами.

Лора поняла две вещи одновременно. Во-первых, он действительно очень расстроен из-за этой трубки. И во-вторых, страшно рассердился, но ведет себя так, словно весь день провел за городом. Похоже, он даже рассердиться толком не умеет. Она только сейчас осознала, что он даже ни разу не повысил голоса.

Он стоял, возвышаясь над ней, и ее глаза широко раскрылись, когда она посмотрела ему в глаза. Сейчас они напоминали ледник, цвета какой-то серебристо-серой лазури.

Он излучал холодное мужское превосходство.

«Просто ледяной истукан», – подумала Лора.

И ее сердце как-то странно дрогнуло в груди.

Когда он ушел, она поблагодарила свою счастливую звезду за то, что больше никогда не увидит его.

Вероятно, он заморозил бы ее до смерти.


Глава 3

<p>Глава 3</p>

Лора в последний раз посмотрела на свое отражение в высоком, в рост человека, зеркале. Платье, потрясающее создание Валентине из огненно-оранжевого шелка, переливавшегося золотыми, оранжевыми, красными и бронзовыми оттенками, мягкими складками опускалось к ее ногам.

Тонкие полоски ткани, завязанные сзади на шее, расширяясь, перекрещивались на груди, оставляя обнаженными плечи, руки и большую часть тела между грудью и поясом, и сзади, соединяясь и образуя чуть ниже талии конус, падали затем вниз до ее лодыжек. При каждом движении на тончайшем шелке вспыхивали и сверкали огоньки.

Вероятно, платье было немного смелым для чопорного обеда в оксфордском колледже, но Лору это мало беспокоило. Конечно, в наше время даже оксфордский колледж, этот бастион мужских привилегий, следовало бы немного приблизить к двадцать первому веку.

Ее длинные черные волосы представляли проблему. А что, если оставить их распущенными, чтобы они падали до середины спины и создавали резкий контраст с ее обнаженной спиной и ярким шелком? К сожалению, распущенные волосы придавали ей вид шестнадцатилетней девушки.

С другой стороны, ей не очень хотелось делать высокую прическу. Элегантные сложные шиньоны выглядели великолепно, но совершенно не позволяли расслабиться. Ее всегда пугало, что «невидимые» шпильки, воткнутые парикмахером, выпадут и волосы распустятся как раз в тот момент, когда подадут суп.

В конце концов она выбрала компромисс и попросила парикмахера зачесать волосы назад, предоставив ему карт-бланш с французской укладкой.

Вероятно, было рискованно искушать судьбу, дав волю слегка декадентствующему молодому человеку, которого прислали из парикмахерского салона. Потому что он, безусловно, этой волей злоупотребил.

На туалетном столике Лоры лежала длинная нитка из янтарных и серебряных бусин, и парикмахер, глядя на приготовленное «огненное» творение Валентино, висевшее па дверце гардероба, убедил ее позволить ему воспользоваться бусинами для ее прически.

И в ее аккуратной замысловатой прическе на фоне темных как вороново крыло волос засверкали серебро и янтарь.

При стройной фигуре и росте, увеличившемся до шести футов из-за высоких каблуков серебристых туфель, Лора выглядела гораздо более роскошной и впечатляющей, чем намеревалась.

Слегка нахмурившись, она посмотрела в зеркало. В этот момент Лора услышала шум мотора подъехавшего такси, взяла вечернюю сумочку серебристого цвета, черный шарф и поспешно вышла из дома. Колледж находился неподалеку.

У ворот колледжа Святого, или, как говорили большинство людей, достопочтенного, Беды ее встретил директор, лорд Сент-Джон-Джеймс.

– Моя дорогая, как я рад, что вы приехали, – восторженно приветствовал он девушку, открывая дверцу такси. – Пожалуйста, называйте меня, как все, – Син-Джан.

Лора не сразу поняла, что англичане так произносят Сент-Джон. Она поблагодарила его улыбкой, поздоровалась и позволила помочь ей выйти из такси, делая вид, что не замечает попыток лорда Сент-Джона заглянуть в вырез ее платья.

– Для меня честь быть здесь, лорд… э… Син-Джан, – пробормотала она.

Он был высоким, с военной выправкой человеком, от глаз которого ничего не ускользало и который мог гордиться своими щегольскими усами. От одного его взгляда дамы бабушкиного поколения, вероятно, лишались чувств.

Как бы там ни было, Лора находила, что он трогательно мил.

Он вежливо возразил ей и повел по территории колледжа. Она слушала искусную утонченную речь с возрастающей симпатией. Старомодные джентльмены встречаются не часто, и если не в Оксфорде, то где вы их найдете?

– Вам будет приятно узнать, что сегодня днем прибыл Огентайнский кубок, – продолжал Син-Джан. – Я договорился, что в назначенное время его выставят в зале перед профессорской комнатой в застекленном запирающемся шкафу. А пока это, конечно, секрет, – заверил он.

Официально никто не должен был знать, кому присуждается премия Ван Гилдера, до тех пор, пока это не объявит сама Лора. Но из практических соображений было необходимо заранее сообщить об этом руководителям колледжа, чтобы те успели сделать соответствующие приготовления.

– Спасибо, – с благодарностью сказала Лора.

Поскольку темнело рано, она не могла рассмотреть сады, но окна всех зданий весело светились, а сторожевые огни освещали зубчатые стены и древнюю архитектуру зданий.

Когда они подошли к профессорской, где собрались преподаватели, непринужденно общавшиеся друг с другом, лорд Сент-Джон-Джеймс уже немного рассказал ей о колледже и Оксфордском университете в целом.

Лора уже знала, что, строго говоря, университета как здания не существовало. В Оксфорде находилось более тридцати колледжей, которые вместе с Бодлианской библиотекой, музеями и университетским издательством образовывали университет.

Слушая с искренним интересом лорда Сент-Джона дававшего краткое описание колледжа Св. Беды, Лора с нетерпением ожидала намеченной на этот вечер церемонии.

Хотя ей предстояло всего лишь вручить победителю премию Ван Гилдера по психологии, она впервые начала осознавать ее истинную значимость.

Премия вручалась раз в три года и присуждалась преподавателю или ученому оксфордского колледжа за достижения в области психологии. Премия также обеспечивала неплохой ежегодный доход, и, следовательно многие хотели бы ее получить.

Эти деньги давали возможность получившему премию написать целые тома научных трудов просто благодаря тому, что он или она могли посвятить все свое освободившееся время научной работе. Чем и объяснялся, как с иронией подумала Лора, преувеличенно восторженный (для англичанина) прием, оказанный ей Син-Джаном.

Директор провел гостью через большой холл, где в застекленном шкафу находилось множество спортивных кубков и академических наград, к двойным, обитым зеленым сукном дверям, за которыми слышался гул голосов. Затем, улыбнувшись, он распахнул дверь.

Лору сразу же ослепил блеск разноцветных одежд университетских преподавателей. Естественно, все были одеты соответственно торжественному случаю, и она рассмеялась про себя, увидев, что ее огненно-оранжевое платье едва ли будет выделяться среди отороченных горностаем алых, голубых, золотых роскошных одеяний ученых и профессоров.

Как всегда, разговоры сразу же затихли и глаза всех присутствующих обратились к ней. Глаза мужчин широко раскрылись при виде красивой женщины рядом с их почтенным, довольно чопорным директором. И тотчас же все снова заговорили. Лора улыбнулась, глубоко вдохнула и позволила ввести себя в толпу.

Гидеон Уэллес сидел в дальнем углу, в стороне от толпы, на низком диване и поэтому не мог видеть величественного появления Лоры. Конечно, если бы он стоял, то без труда увидел бы ее.

– Похоже, старина, наконец прибыл и наш почетный гость, – тихо сказал преподобный Джимсон-Кларк, доктор теологии, один из преподавателей колледжа.

Поскольку колледж Св. Беды был основан в честь достопочтенного Беды, известного ученого бенедиктинского монастыря и автора многочисленных трудов о святых подвижниках, то, вполне естественно, имел очень сильную теологическую школу.

Епископ с удовольствием затеял дискуссию с преподавателем экспериментальной психологии на тему психологии испанской инквизиции, которой он главным образом и занимался. Он был недоволен, что его прервали.

– Видимо, так, – холодно согласился Гидеон и взглянул на часы. – Очевидно, опаздывать до сих пор модно.

Епископ, приятный на вид человек с сонными глазами, понимающе улыбнулся:

– Да. Но опять-таки, если бы вы привезли в подарок целую кучу грязных денег, то, думаю, большинство из нас ждали бы вашего прибытия, пока Нил льдом не покроется.

Теологам премии присуждались не часто, а Гидеон был одним из пяти кандидатов, включенных в список на получение премии по психологии.

– Я думаю, не посчитают ли другие вас нескромным, если вы сами представитесь? – тихо заметил с мягкой усмешкой его преосвященство со свойственной ему хитрецой.

За внешностью плюшевого медвежонка у епископа скрывался острый ум, неплохо разбиравшийся и в тяжких мирских грехах. Даже слишком хорошо, но слишком поздно догадывались об этом его студенты.

Гидеон только улыбнулся, будучи слишком хитрым оппонентом, чтобы попасться на удочку.

– Вероятно. Немного щекотливое положение. Я хочу сказать, дело в том, что я в списке, а сейчас очередь нашего колледжа устраивать церемонию вручения премий, – объяснил он в ответ на вопросительно поднятые брови собеседника.

Епископ, чье имя было Рекс, задумчиво кивнул. Существовала система ротации в приемах высокопоставленных гостей. В этом году наступила очередь колледжа Св. Беды устраивать торжественное вручение премии Ван Гилдера. И впервые со дня основания случилось так, что один из кандидатов оказался членом этого колледжа.

– Но нет и намека на нарушение правил, старина, – успокоил его епископ. – Премия Ван Гилдера так же уважаема, как и предельно честна.

Гидеон это признавал.

Внутри университета всегда плелись интриги и велась нечестная борьба за каждый высокий пост. Но премия Ван Гилдера назначалась независимым советом, который держался в стороне от Оксфорда и его закулисных маневров.

В список входили пятеро – он сам, сэр Лоуренс Фокс (самый старый из них), исключительно способная молодая женщина, стажер из Найроби доктор Жюли Нгабе, его старый друг и партнер доктор Марта Дойл и доктор Фелисити Олленбах, восходящая звезда, создавшая себе имя, участвуя в телепрограммах и принимавшая любые предложения от радио и телевидения.

Несмотря на то что эти кандидаты, конечно, не обсуждали друг с другом свои шансы (подобное здесь просто не принято делать), казалось, что общее мнение склонялось в пользу сэра Лоуренса.

В силу своего возраста он внес наибольший вклад в область экспериментальной психологии. К тому же поскольку он теперь в основном читал лекции и вот-вот должен был уйти на пенсию, то лучше других воспользовался предоставленным ему временем. Будучи финансово обеспечен на следующие три года, он намеревался написать труд, который бы осчастливил ученых на все времена. С того времени как Гидеон познакомился с ним, он все время собирался обратиться к определенной версии довольно занимательной теории интерпретации снов. Но у него всегда оказывалось слишком много других дел.

– Конечно, Ван Гилдеры могут предпочесть более молодую кровь, а не сэра Лоуренса, – заметил епископ.

– Вы имеете в виду доктора Нгабе? – сказал Гидеон, не замечая дружелюбного, хотя и несколько раздраженного взгляда епископа. – Возможно, вы правы. Она, конечно, может быть достойна премии.

– Я имею в виду вас, дорогой мой, – вкрадчиво произнес Рекс Джимсон-Кларк, и его нисколько не удивило откровенно изумленное выражение на лице Уэллеса.

Ни для кого не было секретом, что колледж Св. Беды считал Гидеона Уэллеса одним из бриллиантов в своей короне. Он был его самым блестящим выпускником, за многие десятилетия получившим степень бакалавра с отличием первого класса в возрасте двадцати одного года. Он остался в колледже и получил степень доктора философии, о чем было много разговоров – и это тоже о чем-то говорило! – представив совершенно новую концепцию по… Его преосвященство наморщил лоб. Что это там было? Как большинство ученых, он плохо разбирался в том, что непосредственно не входило в область его компетентности. Но что бы это ни было, об этом все еще много говорили, даже теперь, и количество студентов, посещавших лекции по экспериментальной психологии в колледже Св. Беды увеличилось вдвое благодаря Гидеону Уэллесу.

Но этому человеку было свойственно не придавать значения своей собственной громкой репутации. И именно за это его так любил епископ. Как большинство истинных гениев, он не испытывал потребности в заверениях в своей гениальности. Это могло бы действовать на нервы, если только вы не обладали терпением святого, как его преосвященство.

– Послушайте, они там так суетятся вокруг нашей американской гостьи, не правда ли? Должно быть, она красотка, – предположил епископ, вытягивая шею, чтобы рассмотреть почетную гостью.

Гидеон скрыл улыбку и, извинившись, легко поднялся с низкого дивана.

Конечно, как только он встал, Лора увидела его. Его нельзя было не увидеть. Она вела вежливую беседу с довольно свирепым профессором астрофизики или чего-то такого, и в следующую минуту над толпой, словно восходящая луна, возникла серебряная голова.

Она сразу же узнала его. Непонятно почему, но у нее екнуло сердце, и она замолчала, чтобы не задохнуться.

К счастью, он ее не видел.

Ему просто не пришло в голову посмотреть в ее сторону и узнать, из-за чего поднялась эта суета. Список кандидатов отослали в июне, но с тех пор, кроме простительного и весьма естественного чувства удовлетворения тем, что его упомянули, у него лишь раз мелькнула мысль о возможности получить премию.

Уэллес, не глядя по сторонам, направился к бару, вежливо отодвинул безобидного маленького профессора из колледжа Св. Марка, который обсуждал с барменом особенности метафизической поэзии Донна, и твердым голосом заказал коньяк.

Светские сборища не являлись его любимым времяпрепровождением.

К нему пристроился слегка подвыпивший преподаватель психологии.

– Скажите мне, как дела у вашего выпускника, того самого, который утверждает, что у Фрейда все абсолютно правильно? – заплетающимся языком осведомился он.

Гидеон невозмутимо пожал плечами:

– О, он все еще полон решимости вставить эту глупость в диссертацию. Но, полагаю, через несколько лет мы его образумим.

– Ну, пожалуй, я пойду. – Собеседник вздохнул, и Гидеон, провожая взглядом пошатывавшегося коллегу, надеялся, что он скроется никем не замеченным.

В эту минуту толпа неожиданно расступилась, и перед его глазами возникла Лора Ван Гилдер в окружении оживленно беседующих преподавателей.

На обед в Большом зале получили приглашения многие профессора из других колледжей, большинство из них были ему знакомы или лично, или по научным трудам. Лора явно не принадлежала к их числу. Но в какую-то долю секунды ее лицо показалось ему хорошо знакомым.

Уэллес был сбит с толку.

Лора не сознавала, как долго смотрела на него. Она не спускала с него глаз по меньшей мере минут десять, в полной уверенности, что вовсе этого не делает.

И их взгляды встретились.

Его синие глаза превратились в кусочки льда. Ее собственные сверкнули и уставились на него.

«Маньячка на велосипеде, – узнал ее Гидеон. – Что, черт побери, она здесь делает?»

Он, неохотно переставляя ноги, двинулся вперед. Ему совсем не хотелось подходить к ней. Честно говоря, он не испытывал желания вновь стать мишенью ее грубых и резких замечаний. Но что-то заставляло его идти. Как будто чьи-то невидимые руки буквально тащили его к ней. Ближе. Еще ближе.

– А вот и наш последний кандидат, – радушно встретил Уэллеса лорд Сент-Джон-Джеймс. – Это профессор Уэллес. Гидеон, познакомься с Лорой Ван Гилдер. Она приехала, чтобы вручить премию победителю.

Трудно сказать, кто из них был больше удивлен.

Они оба были в замешательстве.

Лоре, единственной, кто знал, что победитель – профессор Уэллес, в эту минуту захотелось присудить премию кому-нибудь другому. Может быть, этой приятной женщине, доктору Олленбах, к тому же американке, которая была с ней так любезна.

Любому, только не ему. Но конечно, она не позволит себе быть настолько мелочной.

Гидеону же хотелось оказаться сейчас где-нибудь в другом месте.

Это не имело никакого отношения к тому, что она Ван Гилдер. Да, ему хотелось бы получить премию, но это не было навязчивой идеей. Нет, просто он не хотел находиться рядом с этой женщиной дольше, чем вынуждала необходимость.

Дело в том, что мысли о ней мешали ему спать спокойно. С тех пор как он провел ночь в больнице Джона Рэдклиффа, он обнаружил, что это лицо преследует его по ночам.

Это бы его не очень беспокоило. Совершенно очевидно, что пережитый шок должен был повлиять на нервную систему и возбудить подсознание. Но сны носили эротический характер. Утром он просыпался весь в поту от того, что призрачная рука этой женщины все еще касается его тела.

Гидеон сглотнул и приказал себе не быть ходячим стереотипом – профессором психологии, которого преследуют эротические сны, да еще жаловаться на это! Он равнодушно протянул руку и поздоровался с Лорой.

– Миссис Ван Гилдер.

– Мисс, – резко поправила его Лора и тут же была готова убить себя.

Зачем она это сказала?

– Мисс, – тихо повторил Гидеон, моргнув, и чуть наклонил голову.

Лора с трудом подавила желание ударить его ногой по лодыжке. Или по другому, более болезненному месту. Черт, почему он хочет казаться таким самоуверенным? И к тому же таким невозмутимым и холодным?

В черном вечернем костюме при его удивительно худощавой и высокой фигуре он был похож на Адониса. Правильные черты лица казались высеченными изо льда, независимо от того, какие чувства оно выражало. Вдруг Лора поняла, что ее раздражение вызвано лишь тем, что она привыкла, чтобы к ней «подлизывались». Она познакомилась с другими кандидатами, все из них, за исключением славного сэра Лоуренса, старались произвести на нее хорошее впечатление.

От этого она чувствовала себя неловко – ведь она знала, что не им присуждена премия, – и в то же время, вполне естественно, была немного польщена. Но это ледяное изваяние смотрело на нее так, будто она представляла собой сомнительную личность, которая забрела сюда с улицы. Как на бездомную кошку среди чистопородных персидских котов.

– Профессор Уэллес недавно опубликовал свои труды, – сообщил директор, явно не подозревая о враждебных волнах, исходивших от обоих его собеседников, и с удовольствием рассказывал о последних научных достижениях Гидеона, в то время как Лора убеждала себя, что не должна чувствовать себя ничтожеством.

Вероятно, все эти оксфордские преподаватели презирают богатых и всех остальных, не принадлежащих к ученому миру. Она просто чересчур чувствительна, позволяя этому длинному грубияну выводить ее из себя. Она мило улыбнулась, когда Син-Джан (она никогда и не вспомнит о нем) наконец умолк.

– Я уверена, что книга профессора Уэллеса сразу же займет первое место среди бестселлеров. Он напоминает мне мужской вариант Лидии Лавгейт. – Она с насмешливым огоньком в темных глазах назвала автоpa последнего бестселлера, порнографического романа, пользовавшегося у американцев бешеным успехом.

Как она и ожидала, крайнее отвращение исказило лицо Гидеона. Даже директор выглядел несколько растерянным.

Он весь вечер слушал восхитительную Ван Гилдер, и она казалась ему очень рассудительной и интеллектуальной особой.

– Да, ну… э… – Директор бросил на декана один из тех взглядов, которые они привыкли понимать без слов.

– Пора начинать обед, я полагаю? – пробормотал декан.

И каким-то таинственным образом эти слова были расслышаны в шумной комнате, и все, подобно стаду оленей, двинулись в Большой зал.

Уходя, Син-Джан кивнул декану, который кивнул ему в ответ. Они договорились, что Огентайнский кубок выставят для всеобщего обозрения, когда все будут сидеть за обеденным столом. Таким образом, им можно будет любоваться весь вечер. Декан должен был проследить, чтобы стеклянную витрину заперли, и затем отпустить охранника. Естественно, витрина была оборудована сигнализацией, но, провожая важную гостью в зал, он меньше всего думал об оксфордской системе безопасности.

Зал представлял собой огромное здание, находившееся напротив Уэбстера, где жили студенты, и состоял из нескольких больших кухонь, расположенных на нижнем этаже, и просторной столовой наверху. В конце зала на возвышении установили стол для преподавателей, богато сервированный самым лучшим серебром, имевшимся в колледже.

За нижними столами сидели студенты, сохранявшие почтительную тишину (то есть меньше шумели), пока профессора и их гости занимали места на возвышении.

Лора сидела на почетном месте, рядом с похожим на трон красным бархатным стулом директора. Она взяла один из бокалов и стала разглядывать его.

Она не слишком хорошо разбиралась в геральдике, но подумала, что герб колледжа смотрится великолепно в необычном сочетании голубого, белого и черного цветов. Перевернутая буква «V» разбивала герб пополам. На верхней половине были изображены две раскрытые книги, а под ними – три лебедя. Внизу можно было прочитать латинскую надпись: «Mums Aenus Virtus».

– «Добродетель – медная стена»,– четко, но очень строгим тоном сказал ей кто-то на ухо.

Лора, вздрогнув, посмотрела на сидевшую напротив женщину. На вид ей было лет восемьдесят, никак не меньше.

Она улыбнулась Лоре:

– Я Дафна Грин, почетный профессор античной филологии.

– О, понятно, – сказала Лора, немного смущенная собственным невежеством. – Это серебро времен Георга Третьего. Не так ли?

Не успела Дафна ответить, как сидевший немного дальше преподаватель, признанный специалист по Георгу Третьему, вмешался в разговор и, признав ее правоту, рассказал историю о том, как колледж получил это серебро в награду от одного бывшего ученика, который, к глубокому сожалению, был повешен неблагодарным монархом за то, что сражался в какой-то из войн не на той стороне.

Беседа продолжалась.

У Лоры уже начала кружиться голова от тех знаний, которые с наилучшими намерениями обрушили на нее доброжелательные профессора. Гидеон наблюдал за ней со все возраставшим чувством как удовлетворения, так и отчаяния.

Удовлетворения от того, что она явно была не в своей тарелке. А отчаяния, потому что, как он ни старался, не мог заставить себя отвести от нее взгляд.

Черт бы ее побрал, почему у нее такой необычный овал лица? И почему она должна очаровывать всех этих старых закоснелых ученых мужей, которые в глубине души предпочитают, чтобы их колледжи оставались монашескими кельями? Почему у нее такой заразительный смех и она так возмутительно очаровательна?

Какого черта она надела это платье?

Он не мог оторвать взгляд от пересечения оранжевых полос на ее груди, позволяющих видеть, как от горящих свечей светится ее кожа.

Он выпил бокал шампанского «Вдова Клико» из огромных винных погребов колледжа и попытался завязать с сидевшим справа остроумным специалистом по новейшей истории беседу на любую тему.

Уэллес пытался отвлечься от этого смущавшего его американского голоса, такого мягкого и волнующего, который смеялся и шутил со старым Рексом Джимсоном-Кларком, но это ему не удавалось. Снова и снова его холодные синие глаза устремлялись в ее сторону. Она не давала ему покоя, как больной зуб.

Но не он один так упорно не спускал глаз с Лоры Ван Гилдер.

Справа, через несколько человек, доктор Олленбах нервно крошила кусочки хлеба на свою тарелку.

«Я должна получить ее. Если не получу, то не знаю, что мне и делать. Мне просто необходимо выиграть ее. Мне необходимы деньги. Я должна, должна, должна».

Напротив нее, между деканом и секретарем, сидела Марта Дойл и, пряча улыбку, тоже смотрела на Лору Ван Гилдер.

«Немного она рисуется, эта женщина. Платье просто вызывающее. Интересно, есть ли у меня шанс получить эту премию? Вероятно, нет. Ну да ладно».

В конце стола сэр Лоуренс Фокс ковырял вилкой в своей тарелке.

«Я становлюсь слишком старым для всей этой суеты. С радостью уйду в отставку. Я больше не выдержу, если не получу премию. Нет, мне ее не дадут. Могу поспорить, что ее получит Гидеон».

И с другого конца стола за происходящим наблюдала доктор Жюли Нгабе, на ее миловидном лице отражалось полное спокойствие. Черные глаза не выдавали чувств, а полные красивые губы не были ни растянуты вызывающей улыбкой, ни плотно сжаты. Она выглядела совершенно спокойной.

«Если они не дадут мне эту премию, то колледж Св. Иоанна не предоставит мне второго гранта. Вчера Мортон явно намекал на это. И если я не получу премию, у меня не будет средств, чтобы остаться в Оксфорде, закончить диссертацию и получить степень доктора философии. Мне придется вернуться в Кению. А дома все рассчитывают на мой успех. У меня должен быть шанс! Кроме профессора Уэллеса, я единственная, кого с уверенностью можно назвать первоклассным ученым. Будет несправедливо, если ее не дадут мне».

Наконец подали последнее блюдо.

Лорд Сент-Джон-Джеймс постучал ложечкой по бокалу, и в зале наступила тишина. Он поднялся, чтобы обратиться к своему воинству.

– Леди и джентльмены, мои уважаемые гости, – кивнул он в сторону преподавателей других колледжей, – и студенты. – Он быстрым взглядом обвел зал, заполненный молодыми людьми. – Сегодня мы собрались, чтобы услышать, как мисс Лора Ван Гилдер объявит, кому присуждена престижная премия Ван Гилдера в области психологии.

По залу пробежал шепот вежливого одобрения. Сэр Вивьен на своем стуле очень громко вздохнул и явно сбил с директора пафос.

– Мисс Ван Гилдер, пожалуйста, – тихо сказал он.

Сидевшие за большим столом вытянули шеи, даже те, чьи предметы, такие как технологии и современные языки, были далеки от психологии. Всегда есть что-то возбуждающее в присуждении большой награды. Почет. Деньги. Слава. В Оксфорде такая премия была равна «Оскару».

Лицо Жюли Нгабе стало еще более непроницаемым.

Доктор Олленбах вдруг перестала катать хлебные крошки вокруг тарелки.

Марта Дойл злорадно улыбнулась, почувствовав общее напряжение.

Сэр Лоуренс осушил свой бокал.

Гидеон пытался не смотреть, как Лора медленно поднимается с места. Но не сумел.

Он привык к тому, что женщины намного ниже его, но ему показалось, что ее голова, если бы они танцевали, оказалась бы на нужном месте у его плеча.

Черт, они никогда не будут танцевать вместе. Он последовал примеру сэра Лоуренса и допил свое вино.

– Благодарю вас, лорд Сент-Джон-Джеймс, – начала Лора слегка охрипшим от долгих разговоров голосом. – Я не стану испытывать ваше терпение. По поручению фонда Ван Гилдера я могу сообщить вам, что премия по психологии за 2001–2004 годы присуждается профессору Гидеону Уэллесу из колледжа Св. Беды.

Сразу же вслед за этим произошло следующее.

Студенты, подобно болельщикам, чья футбольная команда неожиданно выиграла кубок, разразились приветственными криками.

Лицо доктора Нгабе окаменело.

Доктор Олленбах быстро тайком вытерла слезы, покатившиеся по лицу.

А Гидеон не спеша поднялся.

Лора протянула ему руку и смело посмотрела и глаза. Гидеон с плохо скрываемой неохотой ответил на ее рукопожатие.

Лора, скрипнув зубами, мрачно улыбнулась и, приблизившись, шепнула ему на ухо:

– Принимая во внимание то, что я только что наградила вас престижной премией и большими деньгами, вы могли бы выразить хоть какую-то благодарность!

Гидеон улыбнулся. Волчьей улыбкой. И, поднеся ее руку к своим губам, с издевкой поцеловал пальцы. Ноги Лоры мгновенно стали мягкими, как вата.


Глава 4

<p>Глава 4</p>

Через несколько минут директор повел всех обратно в профессорскую, где их ожидали вино, кофе и мятные вафли.

Когда они подошли к дверям, все вежливо пропустили вперед Син-Джана, Лору, Гидеона и других кандидатов.

В холле декан, услышав их шаги, обернулся, вид у него был встревоженный, и он торопливо заговорил:

– О, директор, вы-то мне и нужны. У нас проблема с сигнализацией, – начал он и тут же замолчал, увидев, что тот не один. Он страшно покраснел, поняв, что допустил ошибку, затем кашлянул и натянуто улыбнулся: – Добро пожаловать. Все для вас готово.

Он увидел саркастический взгляд Син-Джана, и после этого для Гидеона наступил неприятный момент, когда ему пришлось открывать обитые зеленым сукном двери и пропускать всех в комнату.

Проходя в профессорскую, все смотрели на центральную витрину, где на почетном месте стоял небольшой серебряный кубок.

Знаменитый Огентайнский кубок. Он казался очень старым, но рисунок на серебре был явно сделан большим мастером.

Когда все наконец прошли в профессорскую, декан смущенно посмотрел на директора:

– Я очень сожалею. Не заметил, что вы не один.

Син-Джан махнул рукой:

– Ничего страшного. Так что случилось с сигнализацией?

– Это заметил охранник, который доставил кубок для мисс Ван Гилдер. Должно быть, где-то произошло замыкание. Я обещал ему, что останусь здесь и буду охранять кубок до вашего прихода.

Син-Джан, нахмурившись, посмотрел на витрину. Он хорошо знал, сколько стоил серебряный кубок пятнадцатого века.

– Вы вызвали людей из службы безопасности? – спросил он.

– О, конечно. Они работают все двадцать четыре часа в сутки, – заверил декан. – Но их эксперт находится в Лондоне. Он доберется сюда часа через полтора.

– Гм. Но он заперт? – спросил Син-Джан, нетерпеливо дергая дверцы шкафа, но они не поддавались.

– О да, – поторопился подтвердить декан.

Помня, что его ждут гости, Син-Джан кивнул:

– Ну, я думаю, он в безопасности. Ни один вор не рискнет протянуть к нему руку, когда всего в нескольких ярдах комната, полная людей. Но все же на всякий случай попросите Бейтса в сторожке внимательно следить и не пропускать чужих.

Облегченно вздохнув, декан поспешил исполнять поручение. Хотя он и обладал собственными правами в административной деятельности, директор, бывший военный, умел заставлять людей беспрекословно исполнять его приказания.

В профессорской все пили кофе и коньяк и находились в прекрасном настроении.

К Гидеону почти непрерывно подходили люди и поздравляли с присуждением премии.

– Должен признаться, я особенно рад за Св. Беду, рад, что премию получил наш профессор, дорогая леди, – тихо сказал Лоре Син-Джан. – Хотя, конечно, мне придется потратить время на то, чтобы утешить неудачников и обиженных.

Лора вежливо улыбнулась, когда директор отошел от нее. Не картина ли Стаббса висела на той стене? Она уже заметила несколько картин, достойных находиться в музеях, небрежно развешанных на стенах колледжа.

Девушка предполагала, что колледж, основанный во времена достопочтенного, получал свою долю щедрых даров, завещанных его бывшими выпускниками. Вся эта необычайно утонченная атмосфера очаровывала ее.

Она все лучше и лучше начинала понимать, что колледж не просто группа зданий времен Елизаветы, а общество внутри общества.

Вокруг нее гости стали припадать к портвейну и друг к другу, часть их столпилась вокруг Гидеона с поздравлениями и хорошо скрытыми колкостями.

В углу доктор Олленбах беспокойно терла пальцем висевший на шее кулон с маленьким бриллиантом и затем с жадностью схватила бокал шампанского, которое разносили служители.

В спокойной атмосфере плавно и приятно протекавшего вечера Лора выпила вина, а затем присела отдохнуть на подоконнике окна, выходившего в тенистый сад.

Она улыбнулась древней старушке, почетному профессору античной филологии, которая присела рядом с ней и, давая отдых своим варикозным венам, тихонько и деликатно блаженно вздохнула.

– Ну, вы, бесспорно, бросили камень в стоячую воду, – заметила старая ученая леди.

В ее выцветших голубых глазах блеснули веселые искорки.

Лора усмехнулась:

– О, я всего лишь раздаю награды. А решать, кто наиболее достоин премии, я предоставляю специалистам.

Лора, оглядывая гостей, увидела возвышавшуюся серебряную голову: Гидеон пробирался вдоль стены, стараясь держаться от Лоры как можно дальше.

Губы девушки обиженно скривились, и, должно быть, какое-то сомнение отразилось на ее лице, ибо глаза Дафны Грин неожиданно стали серьезными.

– И конечно, выбор был правильным, – решительно заявила старая дама. – Возможно, вы думаете, что, как член колледжа Св. Беды, я пристрастна, но из всего списка кандидатов Гидеон – самый одаренный ученый. Доктор Нгабе через несколько лет могла бы сравняться с ним, но только не сейчас. – Старушка чуть заметно пожала плечами.

– Значит, он действительно достоин? – быстро спросила Лора.

Слишком быстро.

Дафна Грин была стреляный воробей и не могла не догадаться, что означают этот живой интерес и порозовевшие щеки. За свою жизнь она повидала немало девушек с таким же выражением глаз.

Значит, так обстоят дела?

Дафна улыбнулась. В ее возрасте ей доставляло удовольствие наблюдать за интрижками и стычками молодых. Это вызывало у нее такие чудесные воспоминания. И в то же время она должна быть на стороне своего пола. Мисс Ван Гилдер была необходима серьезная, правдивая, честная информация.

– О да, он один из трех величайших умов в колледже, – небрежно, но с полной серьезностью сказала дама. – Двое других – это, конечно, я и директор. Пусть вас не вводит в заблуждение его чопорная внешность вдовца, моя дорогая, – ответила она на удивленный взгляд Лоры. – Син-Джан, может быть, и выглядит старым служакой с длинной цепочкой бессмысленных букв после своего имени. Но в свое время он был настоящим львом, а лев – это всегда лев. Колледж под его руководством добился большего, чем при трех предыдущих директорах, вместе взятых. Но вам, конечно, хочется узнать о Гидеоне.

Лора открыла рот, чтобы заявить, что ей совершенно безразлично, узнает ли она что-нибудь об этой ледышке или нет. Но девушка заметила выражение мудрых глаз восьмидесятилетней дамы, и ей неожиданно стало стыдно говорить «нет».

Дафна улыбнулась и одобрительно кивнула. Хорошо. Редкая девушка знает, чего она хочет.

– В общих чертах в его истории нет ничего необычного, – начала Дафна, переводя взгляд то на высокого среброкудрого гиганта, то на свою внимательную слушательницу. – Он поступил в колледж Св. Беды в восемнадцать лет, после окончания общеобразовательной школы. Странно, но немногие из местных поступают в университет. Его родители трудились на ферме недалеко от города.

– Не думаю, что работа на ферме привлекала его, – не удержавшись, перебила Лора с некоторой язвительностью.

Дафна улыбнулась. Такая страстность! Вот это да, Гидеону следует быть осторожным!

– Моя дорогая, – спокойно ответила Дафна, – не думаю, что это когда-нибудь привлекало великих ученых. Конечно, насколько это касалось Гидеона, такой проблемы не стояло. Бедный мальчик потерял обоих родителей в автомобильной катастрофе, когда учился здесь на втором курсе. Арендуемый ими дом перешел к кому-то другому, что, как я думаю, объясняет, почему он постепенно привык считать колледж своим домом. Не уверена, что это хорошо. Но так оно и есть.

Лора задумалась.

– Не знаю, понимаю ли я, что вы хотите этим сказать.

Дафна дернула костлявым локтем и поморщилась от ревматической боли.

– Дело, дорогая, обстоит так. Преподаватели в этом колледже, как и во всех остальных, делятся на две категории. Тех, кто живет со своими семьями в городе, и тех, кто живет при колледже. Первые имеют жен и мужей, детей, имеют дело с закладными, счетами и всем прочим и, как правило, должны возиться в грязи и жить как простые смертные. Но те, кто живет здесь! Это совсем другая жизнь. Весь стиль их жизни более возвышенный. Например, служители приносят им завтрак, они склонны считать комнату для профессоров своим личным мужским клубом и в основном с течением времени начинают вести жизнь привилегированных монахов. К сожалению, именно так обстоят дела в колледже Св. Беды. Сам достопочтенный Беда был англосаксонским историком, увлеченным наукой. Будучи протеже бенедиктинцев, он написал множество гимнов, эпиграмм и комментариев к Ветхому и Новому Заветам. Естественно, в результате этот колледж имеет значительную историческую и теологическую школу и более старательно, нежели другие колледжи Оксфорда, сохраняет монашескую, холодную атмосферу, которая может оказаться опасной для холостого человека.

Лора смотрела на собеседницу, с трудом сдерживая смех.

– Вы пытаетесь сказать мне, что… – Она посмотрела в сторону Гидеона Уэллеса, на его классический профиль. Наклонившись, он слушал какую-то неприятно хорошенькую женщину. – Вы хотите сказать, что он (черт бы побрал его божественную красоту!)… что… – Она начала заикаться.

Сжав зубы, покачала головой.

– Я знаю. Вас это шокирует, не так ли? – сказала Дафна, помогая ей выпутаться. В конце концов, если вы не можете высказать то, что у вас на уме, в восемьдесят, то когда же? – Он такой высокий и красивый. И холодный и несносный, и, как я полагаю, очень, очень потрясающий любовник. Вы заметили, какие у него руки?

Лора раскрыла глаза.

– А? Его руки?

– Нет. Видимо, вас слишком интересует его лицо. И эти глаза. Но взгляните на его руки, когда подвернется случай, моя дорогая. Длинные, белые, чувственные руки. Меня нисколько не удивит, что такие руки знают, что делать с женским телом. И все это пропадает зря здесь, в добром старом колледже Св. Беды. Всегда считала это позором.

Лора смотрела на старую женщину, впервые в жизни слова застревали у нее в горле.

Дафна взяла бренди, предложенный служителем, и решила, что получила уже достаточно удовольствия. Но пришла пора спасать Гидеона, пока он еще молод и может наслаждаться жизнью.

– О, у меня нет сомнений, что у него было множество женщин, – продолжала Дафна, спеша опровергнуть ошибочное впечатление, которое могло создаться у молодой женщины. – С такой внешностью он едва ли оставался незамеченным женской половиной населения такого города, как этот, но… – Она сделала глоток бренди. – Превосходный! Но всегда оставался Св. Беда, чтобы уберечь его. Проживание в колледже – такое удобное укрытие, понимаете? А общество его коллег, бесконечные интеллектуальные беседы, удовлетворенное тщеславие, сознание, что обучаешь лучшие умы страны, все это прекрасно оправдывает его желание держать женщин на расстоянии. Что ему необходимо, так это, конечно, по-настоящему влюбиться. Это будет ему хорошим уроком!

Дафна последовала примеру Лоры и бросила быстрый взгляд на предмет их обсуждения.

– Возьмите, например, Марту. Это женщина, с которой он сейчас разговаривает. Марту Дойл. Она тоже была в списке кандидатов на премию, в основном благодаря ее очень хорошей диссертации на звание доктора философии, по-моему. В любом случае она как ученый определенно классом ниже Гидеона, конечно, но она может разговаривать с ним как равная. Она довольно привлекательна и давно втайне неравнодушна к нему. Но разве он клюнет на эту приманку, как бы сделала обычная рыбка? Только не он, – усмехнулась Дафна.

Лора, которую забавлял этот увлекательный разговор, благодарила свою счастливую звезду, пославшую ей такой неисчерпаемый кладезь информации, как Дафна, но по мере того, как менялось направление разговора, у Лоры начинало портиться настроение.

Она исподтишка взглянула на женщину, все еще говорившую с Гидеоном. Она не молода, должно быть, лет сорока, но удивительно хорошо сохранилась. Медового цвета волосы волнами падали на ее плечи. Ее фигура, хотя намного полнее, чем у Лоры, все еще оставалась привлекательной для определенного типа мужчин.

– Не беспокойтесь, дорогая, в Марте нет того, что могло бы выманить Гидеона из его раковины.

– Не уверена, что такого человека стоит «выманивать», – холодно заметила Лора.

У Дафны блеснули глаза.

– Неужели вы так думаете, моя дорогая? По-моему, было бы интересно посмотреть, как будет таять это ледяное изваяние.

Лора с изумлением посмотрела на старую даму:

– Так вы тоже считаете его таким?

– О да. По крайней мере он хочет, чтобы его считали таким.

– А вы не думаете, что это точное определение его характера?

Обе женщины повернулись, чтобы взглянуть на Уэллеса.

– Возможно, – сказала Дафна.

Если верить старой примете, в этот момент у него должны были пылать уши. Но он ничем не выдавал, что знает, с каким интересом его рассматривают.

Гидеон повернулся и вышел из профессорской, даже не оглянувшись.

– О, кажется, мне пора отправляться в Бедфоршир, – сказала Дафна, приведя в полное недоумение свою новую американскую приятельницу, незнакомую со старомодным английским выражением, означавшим, что она отправляется спать.

Дафна поставила пустой бокал на кофейный столик и, помогая себе подняться, уперлась сухонькой рукой в обнаженное плечо Лоры. Наконец встала и весело сказала Лоре:

– Удачной охоты, моя дорогая.

Лора с улыбкой посмотрела женщине вслед. Какая удивительная старушка!

Она увидела, как открылись зеленые двери, и ее сердце екнуло, но это была Жюли Нгабе. Обругав себя за свое разочарование, она быстро направилась к этой потрясающей африканке.

– Доктор Нгабе, мне так жаль, что вам не повезло на этот раз, – с искренним сожалением сказала Лора. – Но я уверена, что увижу ваше имя в следующих списках кандидатов. Расскажите мне, какими исследованиями вы занимаетесь.

Жюли Нгабе, нисколько не смущаясь, дала длинное, но удивительно просто изложенное описание своей работы. Затем, взглянув поверх плеча Лоры, пробормотала несколько вежливых слов и удалилась.

– Как я вижу, мои коллеги просто монополизировали вас, – прозвучал над ее головой сдержанный холодный голос.

Лора повернулась, рассерженная тем, что ей приходится задирать голову. Она к этому не привыкла и сомневалась, что ей это нравится.

– Доктор Нгабе просто изумительна, – твердым голосом сказала она.

А ее глаза загорелись, как у орла, заметившего кролика.

Синие глаза Гидеона прищурились. Улыбка на лице Лоры стала еще шире. Вдруг вспомнив слова Дафны, она взглянула на его руки. У нее перехватило дыхание. Дафна оказалась права, руки у Уэллеса были действительно фантастические.

Спустя несколько минут кто-то тихо выскользнул из профессорской.

Его ухода не заметил никто из гостей.

А еще всего лишь через пятнадцать минут этот кто-то уже вернулся и разговаривал с Рексом Джимсоном-Кларком.


Глава 5

<p>Глава 5</p>

– Полагаю, вы ждете от меня благодарности? – Гидеон стиснул зубы и решил еще раз поговорить с Лорой Ван Гилдер.

После того как почетный член колледжа и доктор Нгабе, поговорив с ней, ушли, он подумал, что наступило время во всем разобраться раз и навсегда. Он направился к ней, полный решимости вести себя как разумное человеческое существо, а натолкнулся на двусмысленные фразы американской девчонки.

И почему она не отрывала глаз от его рук?

После этого короткого эпизода Гидеон почти сразу же ушел, все его примиряющие и вежливые слова, которые он намеревался сказать, остались, к его стыду, невысказанными. Он попытался развлечься. Безуспешно.

Он немного растерялся, что было ему совершенно несвойственно. Раньше он всегда полностью владел и собой, и ситуацией.

Люди обычно обращались к нему, когда попадали в беду, вероятно, чувствуя, что он единственный человек, на которого можно положиться – беспристрастный, справедливый и достаточно опытный, чтобы оказать помощь. В свое время Гидеон отговаривал студентов от самоубийства, разрешал кризисные ситуации в семейной жизни преподавателей и улаживал многочисленные ссоры.

Он всегда был уверен, что сможет справиться с любой ситуацией хладнокровно, с разумным сочувствием и пониманием.

А Лора Ван Гилдер заставляла его дергаться, как умалишенного клоуна на ниточках. Это надо прекратить!

Оживление начинало спадать. К полуночи профессора с досадой вспомнили о назначенных на утро консультациях. Гости из других колледжей размышляли о том, с какой головой они явятся утром. Портвейн, следует признаться, наливали щедрой рукой.

Медленно и неохотно люди стали расходиться. Шум постепенно затихал.

Гидеон, как «звезда манежа», был более чем готов тоже закончить этот вечер. Неожиданно свалившаяся на него престижная премия Ван Гилдера, конечно, оказалась очень приятным сюрпризом, но не она волновала его.

Эта американка стала просто наваждением.

Наконец он был вынужден подойти к ней в последний раз, чтобы протянуть в каком-то смысле оливковую ветвь. Так больше не могло продолжаться.

Так почему, о, почему, со смешанным чувством раздражения и удивления думал он, его первые слова были такими враждебными?

Лора резко обернулась, неожиданно услышав такой знакомый, с насмешливыми нотками, голос. Серебряные и янтарные бусинки блеснули в ее волосах, и их блеск отразился в его глазах.

Гидеон поморщился от яркого света и напрягся, видя эту знакомую широкую улыбку, неожиданно озарившую ее лицо.

Он знал, что попался, даже прежде, чем она заговорила.

– Профессор Уэллес. Вы что-то сказали? – с милой улыбкой спросила она.

– Я сказал, – сквозь зубы произнес Гидеон, – что полагаю, вы ждете от меня благодарности, – повторил он, прекрасно понимая, что она слышала его слова и только из коварства заставляет его повторить свою ошибку.

Как он ни старался это скрыть, Лора уловила в его голосе беспокойство и еще шире улыбнулась.

В самом деле, с этим человеком ей было ужасно интересно.

Она словно тыкала палкой в спящего тигра.

Чуть посильнее толкнуть, и он дернется во сне, и остается лишь радостно похлопать в ладоши и ткнуть еще раз. И если слишком сильно, то р-р-р-р!

– Ну что вы, профессор Уэллес, такая мысль никогда не приходила мне в голову. – Она еще любезнее улыбнулась, показывая ряд белоснежных зубов.

Гидеон сжал свои зубы.

– Вы хотите сказать, что пришли к выводу, что я… какой? Слишком неблагодарный? Слишком высокомерный? Слишком пресыщенный?

Лора откровенно рассмеялась.

– Почему я должна так думать, профессор? Кажется, вы не давали для этого повода, не так ли?

Гидеон бессознательно сделал к ней шаг и резко остановился.

Он услышал, как за его спиной Марта Дойл весело прощалась с Рексом Джимсоном-Кларком. Справа от него слышался густой баритон директора, говорившего что-то собравшейся уходить Жюли Нгабе.

Сейчас явно было не время повышать голос или возмущаться. Хотя он и не собирался этого делать. Эта женщина ничем не могла вывести его из себя. Да! Вот так!

Он ответил ей такой же любезной улыбкой. И если бы он позволил себе посмотреть на ее грудь, то увидел бы, как неожиданно под огненно-оранжевым шелком набухли ее соски. Лоре удалось скрыть свою чисто инстинктивную и невероятную реакцию на эту потрясающую улыбку, по крайней мере на лице.

Но она почувствовала предательскую слабость в ногах.

– Как вы заметили, – спокойно ответил Гидеон, – меня учили вести себя, как подобает настоящему джентльмену. Даже когда женщина-камикадзе бросается на велосипеде под мою машину. Между прочим, вы получите счет за повреждение краски на моем «моргане». – И он улыбнулся невероятно ослепительной улыбкой. – Спокойной ночи, мисс Ван Гилдер. Искренне надеюсь, что дальнейшее пребывание в Англии окажется для вас менее драматичным.

Произнеся эту великолепную фразу «под занавес», Уэллес повернулся и направился к уже поредевшей толпе, ликуя и одновременно испытывая стыд за самого себя.

А он-то думал, что давным-давно покончил с такими ребяческими играми.

Лоре, захваченной врасплох, оставалось лишь с открытым ртом смотреть ему вслед и пытаться сохранить на лице улыбку.

Настоящий джентльмен?

А счет за ремонт его автомобиля? Проклятый нахал. Совершенно невыносим.

Гости постепенно расходились. Часть направилась к двум небольшим парковкам, принадлежащим колледжу, одна находилась напротив часов, другая – перед памятником погибшим на войне, обе с разных концов примыкали к четырехугольному зданию.

Снаружи было темно, и территория освещалась слабо. Жившие неподалеку смогли выпить в свое удовольствие и теперь направлялись к главным воротом пешком. Другие просили их подвезти.

Тем же, кто жил в колледже, предстояло всего лишь пересечь сад, чтобы попасть в Уолси или Уолтон, или через Уоллас в Уэбстер, три главные резиденции, в прекрасных старинных помещениях которых жили студенты и преподаватели.

Преподаватели колледжа Св. Беды имели комнаты в разных местах, каждое из которых носило имя прославившейся личности. Поэтому все разошлись в разные стороны, никто не обратил внимания, куда кто пошел, и когда, и в каком порядке. Зачем им было это замечать?

И поэтому позднее никто не смог дать полиции точного описания событий этого вечера.

Только одно не вызывало сомнений. Огентайнский кубок был украден!

Лора быстрым шагом вышла из профессорской колледжа Св. Беды. Проходя через холл, она взглянула на витрину. Ей хотелось посмотреть на Огентайнский кубок. Хотя он и принадлежал ей, по правде говоря, она не помнила, видела ли она его раньше. Коллекция произведений искусства Ван Гилдера входила в полученное ею наследство, но она всегда была детищем одной из ее теток, которая имела ученую степень по изобразительным искусствам, полученную в Сорбонне.

Лора увидела, что на витрину наброшено чье-то тяжелое черное пальто. Видимо, все вешалки были заняты, и кто-то просто его здесь бросил.

Она пожала плечами и через холл вышла в ночную темноту.

Она ускользнула от Син-Джана, зная, что директор захочет проводить ее до ворот и усадить в такси. Конечно, такая старомодная галантность была приятна, по Лора не торопилась уезжать.

Было темно, и она немного постояла на парковке, оглядываясь по сторонам.

Большинство машин направлялось к главным ворогам, и сейчас заработал чей-то мотор. Фары осветили стену, тянувшуюся вдоль небольшой аллеи.

Машина выехала с территории колледжа, и Лора снова осталась стоять в темноте.

Держа в голове расположение колледжа, она пошла вдоль стены, уходившей влево и приведшей ее к Арке Беккета, древнему сооружению, за которым находились сады.

Лора заметила серебряное отражение луны в неподвижной воде пруда.

Сойдя на покрытую гравием дорожку, она миновала розовые кусты и вышла к резиденции, которая называлась Уолси. Она выведала у подвыпившего преподавателя новейшей истории номер комнаты Гидеона Уэллеса.

Когда она на минуту отвернулась, он уже ушел, жалкий трус, и ей еще сильнее захотелось выяснить с ним отношения раз и навсегда.

То, что теперь, когда премия Ван Гилдера благополучно вручена победителю, у нее не оставалось повода встречаться с Гидеоном Уэллесом, не имело никакого значения.

Но она хотела сделать это просто из принципа, ведь последнее слово осталось за мужчиной.

Проходя мимо пруда, девушка разглядела в его глубине большую двигавшуюся тень и подумала, сколько же карпов живет в водоеме.

Необъяснимая дрожь пробежала по ее телу.

Виной этому была не холодная влажность ноябрьской ночи. Справа в плюще, покрывавшем стены древней библиотеки, казалось, шевелились какие-то тени.

Она бы не удивилась, если бы заухала сова, как это происходит в самых лучших фильмах ужаса.

Добравшись до главного входа в Уолси, Лора обрадовалась, но тут же была готова наказать себя за такую глупость. Дверь, конечно, оказалась запертой. Ведь было уже далеко за полночь.

Черт, разозлилась она. Неужели весь мир против нее?

Однако она ошиблась. Уже собираясь уходить, она услышала, как кто-то фальшиво насвистывает. Звук доносился с бетонной дорожки, огибавшей здание, и почти тотчас же из-за угла появился студент. Он прислонил велосипед к одной из многочисленных решеток для велосипедов, установленных вокруг колледжа, наклонился и надежно закрепил цепь. А затем направился к двери и наклонил голову, отыскивая в кармане ключи.

Лора чуть отступила назад.

Молодой человек, уловив ее движение, поднял голову, и, когда рассмотрел ее тонкую фигуру, она увидела на его лице широкую улыбку.

– Я тут жду… э… когда кто-то выйдет, – нашлась Лора.

Студент добродушно рассмеялся.

– Не тратьте время.

Он открыл дверь и с шутливым почтением отступил в сторону, пропуская Лору вперед.

В большом холодном вестибюле горела единственная лампочка.

К счастью, студент (который, очевидно, жил на верхнем этаже) сразу же побежал к широкой деревянной лестнице и, шумно перепрыгивая через две ступени, устремился наверх.

Лора знала, что комнаты Гидеона расположены на первом этаже и окна выходят в сад. В тусклом свете она начала искать нужный ей номер.

Неожиданно девушка почти сразу нашла комнату Уэллеса и остановилась перед дверью, переступая с ноги на ногу, подавляя волнение. Потом с любопытством огляделась. Стекла окон в ромбовидных рамах блестели в лунном свете. Воздух слабо пах лавандовым мебельным лаком. Стояла мертвая тишина.

И снова Лора почувствовала, что дрожит. С досадой она подумала, откуда у нее это ощущение страха. Она всегда была здравой реалисткой, но в эту ночь ее нервы были странно напряжены, как у пугливой лани.

Что-то где-то происходило.

Она недовольно покачала головой. Черт, так нельзя. Она подняла руку и постучала в дверь. Не так громко, как бы ей хотелось, но достаточно, чтобы быть услышанной.

Тяжелая дубовая дверь распахнулась. Он был так высок ростом, что почти касался головой притолоки.

– Да? Мисс Ван Гилдер?

Если первое слово прозвучало достаточно мягко, то этого нельзя было сказать об остальных.

– Профессор Уэллес. Я хотела с вами поговорить, – твердо заявила Лора.

– В такой поздний час? Как я понимаю, вечер уже закончился?

Лора скрипнула зубами.

– Да. Не ушли только Син-Джан и еще несколько человек.

Шелковистая серебряная бровь вопросительно поднялась.

Лора набрала в грудь воздуха.

– Вы не собираетесь пригласить меня войти? Или хотите заставить меня стоять здесь на холоде всю ночь?

Гидеон почувствовал, как горячая волна захлестнула его лицо и отхлынула. Он невольно отступил назад, приглашая гостью войти.

– Пожалуйста. Входите.

Лора вошла и оглядела комнату. В одной стене был настоящий камин, и в нем горел настоящий огонь. Другие стены занимали книжные полки. Две двери, одна, без сомнения, в спальню, а другая – или в ванную или в маленькую кухню. Два старых кожаных кресла с потертыми подлокотниками перед камином. Круглый дубовый, отполированный до блеска стол, на котором не было ничего, кроме вазы со свежими золотистыми хризантемами. Их особый аромат наполнял комнату и хорошо сочетался с другими такими же восхитительными запахами.

Старых книг.

Трубочного табака.

Духов.

Лора застыла, но сразу же вспомнила, что он, конечно, проводит консультации в этой комнате, а, как и положено, в Оксфорде студенток было не меньше, чем студентов.

– Что вам от меня нужно? – нетерпеливо спросил Гидеон.

Лора, как зачарованная смотревшая на пыльные темно-изумрудные бархатные шторы и такую же обивку дивана, снова повернулась к Уэллесу.

Единственная лампа освещала золотистым светом его лицо.

Он уже снял вечерний костюм и был в длинном темно-бордовом халате с завязанным на талии поясом.

Девушка заметила его босые ноги. От этого он казался в этой обстановке странно чужим и беззащитным. Лора сглотнула и поспешила отвести взгляд. Любой мужчина из тех, кого она знала, в халате выглядел бы немного смешным. На Гидеоне же халат смотрелся потрясающе. Его тонкая талия, высокая фигура и серебристо-золотистые волосы только выигрывали от глубокого, насыщенного бордового цвета халата. – Мисс Ван Гилдер? – резко повторил он.

Ему совсем не нравилось такое выражение ее глаз. У него возникло ощущение, что его заглатывают живьем.

Уэллес чувствовал, как в нем медленно закипает кровь. Одновременно он начал ощущать прикосновение шелковых лацканов халата к неожиданно затвердевшим соскам.

Стало трудно дышать, и… Да. Он возбуждался.

Он быстро повернулся и, подойдя к креслу, протянул руку к полке, чтобы взять книгу. Любую книгу.

Слава Богу, кресло прикрывало нижнюю часть его тела. Он без всякого интереса взглянул на том, который держал в руке.

Это оказалась одна из его собственных книг, о поведении животных!

Почему-то захотелось рассмеяться, но Гидеон сдержался.

Он не понимал, почему чувствует себя так неуверенно. Обычно женщины на него так не действовали. За эти годы ему приходилось, проявляя терпение и деликатность, иметь дело с влюбленными в него студентками и с большим удовольствием – с любовницами.

Но ни с одной женщиной он не терял самообладания. И теперь это ему не нравилось. Очень не нравилось.

Отношения всегда оставались честными, простыми, с четко обусловленной целью. Пользуясь этим методом, он всегда расставался с женщинами, сохраняя наилучшие отношения, и ни разу не разбил ни одного сердца.

Поэтому это дикое катание на «американских горках» было не для него. Его беспокоило, что неожиданно он оказался в переднем вагончике!

Он заставил себя взглянуть на Лору, надеясь, что сердце у него не дрогнет и пульс не участится. Зря.

– У вас какое-то срочное дело, мисс Ван Гилдер? – сухо спросил Уэллес деловым тоном.

– Черт побери, вам обязательно надо быть таким высокомерным? – рассердилась Лора.

Гидеон удивленно посмотрел на гостью, и улыбка растянула его губы. Так, значит, эта суперсамоуверенная, суперсовременная наследница Ван Гилдера тоже не очень-то была уверена в себе, не так ли? Прекрасно! Вероятно, это было бы для нее хорошим уроком.

Он тяжело вздохнул:

– Кажется, я, к сожалению, невольно погладил вас против шерсти, мисс Ван…

– Назовете меня еще раз мисс Ван Гилдер, и я задушу вас, – тихо сказала Лора. – Меня зовут Лора.

Гидеон раздраженно вздохнул:

– Очень хорошо, Лора.

Это слово далось ему с трудом. Будь она проклята, почему она не может просто уйти!

Он изо всех сил старается соблюдать все условности, а она с такими же усилиями нарушает их.

Уэллес взглянул на часы, которых уже не было на руке, поскольку он их снял.

Лора заметила этот жест и рассмеялась. Весь его вид говорил об отвращении к самому себе.

Гидеон почувствовал, что краснеет, и скрипнул зубами. Никогда еще он не казался себе таким неуклюжим.

– Что именно я могу… – Он поперхнулся.

Лора быстрым движением сбросила пальто, ее платье оставляло открытым большую часть ее тела. В заполненной людьми комнате это было еще ничего, но здесь, один в своем убежище, Гидеон остро ощущал свою наготу, прикрытую халатом.

– …сделать для вас, мисс… – чуть хрипловатым голосом продолжил он, но она предостерегающе подняла голову, – …Лора. – Наконец ему удалось закончить фразу.

Девушка улыбнулась:

– Я хотела поговорить с вами. О премии.

Гидеон медленно приподнял бровь.

– О? Забавно. Мог бы поклясться, что вы пришли не за этим. – Как бы он ни был взволнован, все-таки не собирался уступать ей хотя бы на дюйм.

– Ошибаетесь, – снова бесстыдно солгала она. – Меня просто беспокоит, что… это вызовет недобрые чувства.

Лора увидела недоверие в его холодных синих глазах и приготовилась к бою. Хотя на этот раз она не могла сказать, что сражается на стороне ангелов. Она понимала, что жаждет крови.

Но как объяснить этому ледяному истукану, что она впервые выступает в роли главы семьи и для нее так важно, чтобы все прошло гладко.

Да ничто на свете не могло заставить такого самоуверенного, как он, человека понять ее собственную неуверенность в себе.

Что такого особенного в этом человеке? Он мог одним только высокомерным взглядом заставить ее взорваться, как заряженную бомбу, и в следующую минуту всего лишь жестом или полуулыбкой обезоружить ее.

– Могу вас заверить, это не вызвало никаких недобрых чувств с моей стороны, – твердо произнес Уэллес и решительно направился к двери. – Итак, я желаю доброй…

– Не так быстро! – Голос Лоры, словно острый охотничий нож, рассек аристократическую атмосферу комнаты.

Можно только сказать, что Лора Ван Гилдер не привыкла к тому, чтобы мужчины пренебрегали ее обществом.

Гидеон резко остановился, и полы халата распахнулись, до колена обнажив его длинную мускулистую ногу.

Девушка сглотнула и неохотно перевела взгляд на его лицо.

И сразу же пожалела об этом. Это были не глаза, а какие-то лазеры.

Она увидела, как он опустил руки и туже затянул пояс халата.

По непонятной причине от этого предусмотрительного жеста что-то взорвалось внутри Лоры.

– Ради Бога, – разозлилась она. – Что, вы думаете, я собираюсь сделать? Швырнуть на пол и растерзать вас?

Ноздри Гидеона раздувались.

– Хотел бы я посмотреть, как вы это сделаете, мисс Ван Гилдер.

– Хотели бы? – повторила Лора. – Хотели бы? – И неосознанно двинулась к нему.

Гидеон с изумлением сделал шаг назад и больно ударился о книжную полку.

Лора крепко ухватилась за лацканы его халата и почувствовала, как пальцы скользнули по прохладному шелку. А потом она ощутила теплоту его кожи.

– Черт побери, что вы делаете? – ахнул Гидеон.

Ибо он снова почувствовал этот жар, это неожиданное настойчивое, сотрясающее его желание.

Она была так близко. Так невообразимо близко.

– Я подумала, что вы только что предложили мне изнасиловать вас, – неуверенно сказала Лора, думая, что же она здесь делает.

Держит за халат этого мужчину, прижимается к нему, презирая себя за это безумие, и так жаждет его ласк, что готова мурлыкать от удовольствия.

Гидеон хотел что-то сказать, но не находил слов. Он закрыл рот, и сомкнувшиеся крепкие зубы неожиданно громко лязгнули. Глаза Лоры потемнели.

Волна наслаждения прокатилась по телу Гидеона, и он задрожал.

– О, черт, – выдохнула Лора.

И поцеловала его.

Для этого ей пришлось приподняться на цыпочки, а он абсолютно ничем не помог ей! Но она не помнила более восхитительного поцелуя.

Его губы, в первое мгновение расслабившиеся от изумления, вдруг ответили на ее прикосновение.

Он сделал это так неохотно, против своей воли, но с такой страстью, что она почувствовала, как властное, чисто сексуальное желание овладевает ею.

Она еще крепче прижалась к нему, ощущая прикосновение чего-то твердого к ее животу.

Твердого как сталь. Он возбужден. Какой хитрец, думает, что может скрыть это!

Девушка всем телом приникла к нему, чувствуя, как он вздрагивает. Ее груди прижимались к его груди, она обхватила его лицо ладонями и затем положила их на его грудь.

Сейчас ледяное изваяние не было таким холодным!

Она чувствовала, как под ее пальцами бьется его сердце.

Его горячие мужские губы не отрывались от ее губ.

И вдруг что-то произошло. Она уже не была нападающей стороной. Она не сердилась. Ее уже не интересовало, кто выиграет в их игре на превосходство. Как будто сама природа обманула ее. Заманила в объятия этого человека. Лора чувствовала его руки, обнимавшие ее, и, хотя никогда раньше она не испытывала такого, у нее было ощущение чего-то удивительно знакомого. Как будто они делали это раньше. Где-то. Когда-то.

Но она знала, что этого не было.

Ладони Гидеона, касавшиеся ее обнаженной спины, горели. Он чувствовал, как в голове стучала кровь в таком же настойчивом ритме, как и во всем теле. Казалось, Лора растворяется в нем.

Он чувствовал ее вкус на языке. Ее запах в ноздрях. В ушах звучало ее тихое дыхание. Вырвавшийся у нее слабый стон вызвал внутреннюю дрожь.

Неожиданно Гидеон оттолкнул девушку.

Лора, грубо отброшенная в реальность, отшатнулась.

Она была подавлена ощущением потери. Только что девушка была там, где ей всегда хотелось быть, но в мгновение очутилась в другом месте… В комнате, где горел огонь, стояли книги и человек, у которого вместо глаз были кусочки льда. Человек, только что вытолкнувший ее из рая.

– Черт, – тихо сказала Лора. – Зачем вы это сделали?

Гидеон широко раскрыл глаза.

– Я? – воскликнул он фальцетом, на несколько октав выше своего обычного голоса.

Ему хотелось вытереть ладонью рот, чтобы стереть с них вкус ее губ. Но почему-то он не смог пошевелить рукой. Он прислонился к книжным полкам, его большое тело не покидала дрожь.

Лора покачала головой. Она испытывала смущение и, что еще хуже, страх.

Что-то только что навсегда изменило ее жизнь, и она еще не знала, нравится ли ей это.

– Я должна идти, – коротко сказала она и взяла пальто.

Гидеон смотрел, как она уходит, слишком потрясенный, чтобы двинуться с места. Лора подошла к двери, открыла ее и исчезла.

В ту же минуту комната стала холодной и пустой. Даже чужой. И это место, где он прожил более десяти лет!

С выражением растерянности на лице Уэллес смотрел на закрывшуюся дверь.

Выйдя из здания, Лора пошла прямо через лужайку, не подозревая, какой вред наносят ее высокие каблуки идеально ровной, выпестованной веками траве.

Она просто не могла поверить, что на самом деле вела себя как последняя дура. Навязывалась ему. Что он должен о ней думать?

Через арку девушка вышла на парковку. Она почти миновала Уэбстер, когда дверь открылась, выпустив очередного гостя.

Она не знала, что заставило ее это сделать. Лора даже и не думала о кубке. Но вероятно, ее подсознание работало в этом направлении с тех пор, как она впервые увидела пальто, наброшенное на витрину.

Несмотря ни на что, Лора решила посмотреть на это старинное изделие из серебра. В конце концов, это была неотъемлемая часть премии Ван Гилдера по психологии, и, если когда-нибудь в будущем какой-то журналист спросит ее о кубке, она даже не сумеет как следует описать его, что поставит ее в неловкое положение. К тому же (она словно услышала голос отца, так сильно поразила ее эта мысль) просто ужасно не знать самой содержание художественной коллекции Ван Гилдера.

Это была сфера ее тетки, но даже она поймет, что, как новый посол Ван Гилдеров, Лора должна знать о коллекции абсолютно все.

Лора снова направилась к Уэбстеру.

Войдя в холл, она увидела, что он пуст. Ее немного рассердило, что пальто оставалось на прежнем месте.

Множество вешалок у стены пустовало, и Лора, подойдя к витрине, сняла с нее пальто, намереваясь повесить его на вешалку.

Но вместо этого она застыла в шоке.

На полке все еще стояли оксфордские призы за регату и другие трофеи.

Но бросалось в глаза другое.

Круглое отверстие в стекле.

И пустота там, где всего лишь несколько часов назад стоял Огентайнский кубок.


Глава 6

<p>Глава 6</p>

Лора довольно долго в растерянности смотрела на витрину. Мысли лихорадочно проносились в голове.

Внутри у нее все похолодело и оцепенело. Только этого не хватало. Случилось единственное, что она была обязана предотвратить.

Скандал.

Имя Ван Гилдера запятнано.

И что из того, что не ее вина в том, что Огентайнский кубок исчез. Украден!

Она заставила себя произнести это слово: «Украден!»

Это попадет в газеты. Скандала не избежать. Син-Джан вызовет полицию. Будут публикации, плохие публикации, и для ее матери, дядей, тетей, кузенов и кузин не будет иметь никакого значения, что она в этом не виновата.

Ей было доверено позаботиться о том, чтобы такое не случилось!

Это была ее первая миссия, и она провалилась.

Лора начала замечать, что хватает ртом воздух. Она была готова впасть в панику. Нет, нужно взять себя в руки.

Сделать что-то.

Профессорская находилась совсем рядом, но – удивительно – ей и в голову не приходило войти туда. Вероятно, там еще остались гости, в том числе и Син-Джан, который, как хозяин, был обязан оставаться, пока последний бражник не покинет зал.

Но вместо того чтобы искать утешения и помощи в профессорской, Лора направилась в другую сторону. Нет, она побежала – помчалась сломя голову – обратно к Уолси.

Чудо, что она на высоких каблуках не упала и не сломала себе шею. Несколько минут спустя она барабанила в дверь резиденции, которая опять была заперта.

За тяжелыми дверями до Гидеона слабо донесся стук, и, все еще злой и взволнованный после борьбы с Лорой Ван Гилдер, он сердито заворчал и зашагал по темному и холодному холлу к входной двери.

Уэллес был в халате, но его ноги оставались босыми. Он распахнул дверь, ожидая увидеть пьяного студента и уже приготовившись отчитать его. По в его объятия бросилась прекрасная обезумевшая женщина.

– Украли! – вполне разборчиво произнесла Лора.

Ее голос свидетельствовал, что она на грани истерики.

Гидеон, державший девушку за плечи, слегка отстранился, чтобы видеть ее лицо.

– Что? Что украли?

– Кубок. – Зубы Лоры начали стучать.

Гидеону захотелось рассмеяться, встряхнуть ее и сказать, что для одной ночи одной драмы более чем достаточно.

Но, несмотря на слабое освещение, Гидеон разглядел ее смертельную бледность, расширившиеся от ужаса зрачки и почувствовал, как холодок пробежал по его спине.

– Что вы хотите сказать? – спокойно спросил он, старательно выговаривая каждый слог.

– Шкаф с витриной… В стекле дыра… Исчез…

Лора выдавливала из себя хриплые гортанные звуки, не в состоянии соединить слова в связное предложение.

Гидеон несколько мгновений смотрел на гостью, затем осторожно втолкнул ее внутрь.

– Идите в мою комнату. Налейте себе бренди – он в шкафчике около окна. Сядьте и накиньте на себя что-нибудь теплое. И оставайтесь там.

Он уже вышел из здания, когда заметил, что на ногах у него нет никакой обуви и он не взял фонарика. Но вместо того чтобы вернуться, как сделал бы любой разумный человек, Уэллес побежал через лужайку, радуясь, что под ногами мягкая трава.

Он бежал, а его неутомимый ум забегал вперед, соображая, в каком направлении следует вести поиски. Он вспомнил, что, вернувшись с обеда, слышал, как декан что-то говорил о неполадках в охранной системе.

А если он слышал это, то слышали и другие. Марта, доктор Нгабе, доктор Олленбах, сэр Лоуренс. Миновав Арку Беккета, Гидеон вскрикнул от боли, ступив ногой на гравий, и все мысли сразу исчезли. Проклиная себя, он резко остановился. Уэллес не переставал задавать себе вопрос, почему он поверил, что кубок действительно украли.

Это было так невероятно.

Такое еще не случалось в Оксфорде. И уж, конечно, в старом и респектабельном колледже Св. Беды.

Эта женщина, Ван Гилдер, явно была близка к истерике.

Но она не была глупой.

Он как будто всю ночь ожидал, что случится какая-то беда. Какой абсурд!

Когда Гидеон приблизился к колледжу, часы пробили полчаса. Он вошел в холл и сразу же увидел перед собой картину, которую описала Лора.

Невероятно!

Но это произошло. Он своими глазами видел там кубок, когда все возвращались с обеда. А когда уходил, разве что-то большое и черное закрывало витрину? Он посмотрел на пол и увидел большое черное пальто.

Гидеон смутно помнил, что оно принадлежало старшему смотрителю колледжа.

Он заглянул внутрь шкафа, чтобы убедиться, что кубок действительно исчез. В отличие от Лоры он помнил о близости профессорской комнаты и сознавал, что прежде всего должен предупредить директора.

Было уже половина первого, но Гидеон не сомневался, что там все еще осталось несколько человек.

Гидеон подошел к обитым зеленым сукном дверям, приоткрыл их и заглянул внутрь. Помня, что он полуодет, и инстинктивно следуя правилу «наименьшего ущерба», он только заглянул туда одним глазом, скрывая тело за дверями.

Несколько преподавателей собрались перед камином. Старший смотритель колледжа, конечно, все еще разносил напитки.

Сам сэр Роланд Сент-Джон-Джеймс в эту минуту как раз отпускал смотрителя на ночь, явно намекая остальным, что пора расходиться.

Он краем глаза уловил легкое движение у двери, повернулся и при виде профессора экспериментальной психологии в халате изумленно поднял бровь. Затем заметил его побледневшее лицо и прищурился, увидев, как профессор поманил его пальцем.

Син-Джан быстро оглянулся, а удостоверившись, что больше никто не заметил Гидеона Уэллеса, направился к двери, по пути неуловимым движением отодвинув преподавателей в глубь комнаты. Он вышел и быстро захлопнул за собой дверь.

– Мой дорогой друг, – заговорил он. – Даже если человек отпраздновал свою вполне заслуженную победу, это не дает права устраивать скандальную сцену.

– Огентайнский кубок украли, – сказал Гидеон лишенным каких-либо эмоций тоном.

В следующую секунду сказалась военная выучка директора.

Он подошел к витрине, посмотрел на нее, заметил на полу пальто, нахмурился и взглянул на Гидеона.

– Расскажите, что случилось, – мрачно попросил Син-Джан.

Гидеон коротко рассказал о неожиданном появлении в Уолси Лоры Ван Гилдер и сообщении об исчезновении кубка. А собственное участие он объяснил еще короче.

Когда профессор закончил свой рассказ, Син-Джан уже принял решение.

– Я должен позвонить старине Фишерсу.

«Стариной Фишерсом» был начальник полиции Стэнли Фишерс, старый выпускник колледжа Св. Марка и один из многочисленных приятелей Син-Джана.

Директор мрачно добавил:

– Он будет держать язык за зубами.

Как всегда, в любой ситуации для этого человека на первом месте был долг, касалось ли это королевы, страны или Св. Беды.

Гидеон надеялся, что начальник полиции действительно сумеет сохранить дело в тайне, но все зависело от того, как скоро найдется кубок.

И от того, согласится ли Лора вести себя разумно.

При этой мысли его губы сложились в ироническую усмешку. Затем со свойственной ему практичностью Уэллес кивнул в сторону двери:

– А как быть с ними? Там, в комнате.

Син-Джан остановился, поднял пальто и набросил его на витрину. Он подумал – сколько людей, ничего не подозревая, прошли мимо витрины и не заметили кражи.

Гидеон думал о том же. Он снова почувствовал дрожь. Невероятно, чтобы вор смело вошел и украл кубок, когда они все были в нескольких ярдах. Он задумался. Но как вор мог узнать, где находится кубок? Никто не знал, что Гидеон получил премию, и об этом станет известно только утром, когда выйдут газеты с этим сообщением. Так как же об этом узнал вор?

Значит, это был один из них!

Нет! Гидеон тряхнул головой. Глупая, идиотская мысль. Кому из гостей потребовалось украсть кубок? Все присутствующие, мужчины и женщины, были людьми с именем и репутацией. Высокого класса.

Вдруг Син-Джан замер.

– А главные ворота еще открыты? – спросил он.

– Наверное. Обычно они не закрываются, когда мы до ночи остаемся здесь.

– А задние ворота? – Гидеон кивнул в сторону въезда на парковку.

– Эти – они должны быть открыты. Но я думаю, что все остальные заперли, как всегда, в десять часов.

Директор кивнул.

– Так что любой мог войти с улицы и совершить кражу.

– Но не через главные ворота, – возразил Гидеон. – Дженкинс бы их заметил.

Директор в этом не сомневался. В лице Дженкинса Св. Беда имел надежного привратника. Множество раз какой-нибудь студент в поисках амурных приключений пытался проскользнуть мимо Дженкинса и оказывался схваченным за воротник твердой рукой. Однако бутылка шотландского виски могла убедить его, что ничего этого и не произошло. Уже много лет Дженкинс никогда сам не покупал себе спиртного.

Гидеон поморщился, но понял, о чем подумал директор. В Оксфорде, как и в любом большом городе, имелось немало наркоманов. Несчастные, они воровали и грабили, чтобы удовлетворить свои потребности.

Но все же.

– Если это был кто-то с улицы, – тихо сказал Гидеон.

Син-Джан повернулся и посмотрел профессору в лицо.

– Думаю, вам на время следует отказаться от этой мысли, старина, – сказал он. – В конце концов, всем будет лучше, если мы… э… сами тихо проведем расследование и вернем кубок еще до того, как поднимется шум. Вы согласны? И тогда я смог бы отложить мой звонок Фишерсу на день или два.

Гидеон с уважением посмотрел на старика. Так вот о чем тот думал.

– Но что, если мы не сумеем быстро вернуть его? – спросил он.

Син-Джан задумчиво потер подбородок.

– Мы перейдем этот мост, когда доберемся до него, – сурово ответил он.

Нет сомнения, что в полиции будут весьма недовольны, если к ним обратятся только через несколько дней.

Все же надо рискнуть.

– Тем временем, – размышлял он, расправляя плечи, – мы должны придумать какую-нибудь убедительную историю, чтобы объяснить, почему нет кубка. Его чистят? Что-нибудь в этом роде? – предложил он.

Гидеон вздохнул:

– Хорошо.

– Вам надо поговорить с мисс Ван Гилдер. Не сможете ли вы уговорить ее дать нам какое-то время, прежде чем она обратится в полицию? – не обращая внимания на умоляющий взгляд Гидеона, сказал директор.

Затем Син-Джан, взглянув на босые ноги и халат профессора экспериментальной психологии, устало вздохнул.

– Возвращайтесь к себе и выпейте стаканчик бренди, старина. Вам это необходимо.

– Но…

– Разве вы не сказали, что мисс Ван Гилдер ждет вас там? Полагаю, ей пришлось пережить шок. А вы самый подходящий человек, чтобы успокоить ее.

При этих словах Гидеон не смог сдержать усмешки и был рад, что луна снова скрылась, оставив их в темноте.

Он был самым неподходящим человеком, чтобы предложить психиатрическую помощь Лоре Ваи Гилдер, на едва ли он мог это сказать сейчас.

К тому же он, вероятно, был последним человеком па свете, чью помощь она согласилась бы принять, но опять-таки едва ли он мог это объяснить здесь и сейчас.

Кроме того, Уэллес сомневался, что немедленное обращение в полицию – наилучший выход.

– Сделаю, что смогу, – согласился он устало, но был уверен, что еще до наступления утра ему придется говорить с полицейскими.

Он не сомневался, что Лора Ван Гилдер все делала по-своему. И почему она должна согласиться помогать колледжу Св. Беды в создавшейся ситуации?

Гидеон ушел.

Лорд Сент-Джон-Джеймс задумчиво и не без сочувствия смотрел профессору вслед. Гидеону еще было неведомо, что Син-Джан всерьез рассчитывает, что именно Уэллес найдет похитителя. Он, думал директор, явно подходит для этого. Его знание психологии, безусловно, поможет ему выявить ложь, нервозность или неприкрытую жадность преступника.

Лора Ван Гилдер явно влюблена в него по уши, и, конечно, он привлечет ее на свою сторону, мысленно добавил Син-Джан к своим размышлениям.

И еще, с удовлетворением сообразил он, очень скоро Гидеон поймет, что и сам находится под большим подозрением, и будет вынужден, кроме всего прочего, защищать свое имя и репутацию.

Син-Джан, как большинство старых служак, умел быть совершенно безжалостным, когда считал это необходимым.

* * *

В своей маленькой квартирке, чуть в стороне от Кентерберри-роуд, с окнами, выходившими на Институт японистики, доктор Жюли Нгабе ходила по комнате.

Она еще не переоделась, и ее яркие одежды гневно развевались вокруг ног. Она ходила взад и вперед, взад и вперед, не спуская глаз с телефона.

Она обещала позвонить матери, туда, за тысячи миль, как только станет известен результат конкурса.

Но сейчас ей не хватало мужества. Не хотелось услышать разочарование в голосе матери. Не хотелось признаваться в своем поражении.

Ее родители много работали, надрываясь, чтобы дать дочери такое образование, которое позволило бы ей получить грант на два года в одном из колледжей Оксфорда.

Другие бы родители старались дать образование сыновьям, но у нее они были мудрыми и достаточно решительными, чтобы понять: у братьев Жюли не было и десятой доли ее мозгов.

Ей была необходима премия Ван Гилдера, чтобы остаться в колледже и получить степень доктора философии.

Деньги кончились, срок пребывания здесь заканчивался, и ей оставалось только вернуться в Кению… к своей разочарованной семье.

Конечно, Гидеон Уэллес всегда был главным соперником. Он был прекрасным ученым. Но при этом совсем не нуждался в премии. У него была постоянная пожизненная должность в колледже Св. Беды. Обеспеченное будущее. Персона, признанная всем научным миром.

Это несправедливо!

Жюли продолжала ходить по комнате. Возбуждение. Гнев. И страх. Смертельный страх.


Доктор Фелисити Олленбах принимала душ. Она не столько стояла, сколько раскачивалась под горячими колючими струями воды, опираясь рукой о скользкую кафельную стену.

Она плакала, но струйки воды делали слезы незаметными, что было очень кстати, ибо занавеска неожиданно раздвинулась, и за ней оказался моложавый, хорошо одетый смазливый мужчина, со злостью смотревший на нее.

– Но ты же говорила, что она у тебя в руках? – капризно произнес он, так же капризно кривя красивые губы. – Что не будет никаких проблем?

Клайв Уэстлейк – англичанин, на несколько лет моложе Фелисити – около восьми лет был ее мужем.

Как и многие преподаватели Оксфорда, Фелисити оставила себе девичью фамилию из деловых соображений и из-за естественного (но некоторые говорили – из-за упрямого феминизма) желания сохранить себя как личность.

Фелисити тяжело вздохнула, выпрямилась и, отведя от лица длинные мокрые волосы, потянулась за мылом.

– Я не предполагала, что будут, – солгала она. – Сэр Лоуренс слишком стар, доктор Нгабе слишком молода, чтобы ее опасаться, а Марта Дойл уже давно не делала ничего стоящего.

– Но этот парень, Гидеон Уэллес? – с издевкой спросил Клайв. – Ты никогда не упоминала о нем, ведь так?

– Клайв, пожалуйста, – устало сказала она.

– Ты же знаешь, эти деньги могли бы вытащить нас из этой дыры! – проворчал Клайв, отходя от душевой кабинки, и сердито хлопнул крышкой унитаза, на котором можно было сидеть и дуться на жену.

Фелисити горько рассмеялась. Знала ли она? Конечно, знала.

Если бы только капиталовложения, сделанные ею два года назад, дали результат.

Она не питала иллюзий, когда выходила за него замуж. Безработный актер, муж был моложе ее, красивее и сексуальнее.

Фелисити была немолода и очарована им. Она понимала: чтобы содержать его, нужны деньги (большие деньги) и перспективы. Как у преподавателя Оксфорда, у нее было последнее. И она отчаянно старалась получить первое.

Очень крупная сумма денег, вручаемая лауреату премии Ван Гилдера, могла бы помочь им удержаться на плаву.

Она безжалостно, с ожесточением терла себя, сдирая нежную кожу ногтями, намыливаясь и смывая мыло и снова намыливая все части своего тела.

– Мы ведь потеряем этот дом? – сквозь успокаивающий шум воды донесся до нее сердитый голос Клайва.

Они купили свой дом на Вудсток-роуд во время первого падения цен на недвижимость после бума в восьмидесятых. Теперь он стоил намного дороже, чем они за него заплатили. Это был чудесный символ благополучия, вершина элегантного стиля жизни.

Сейчас…

Фелисити горько рыдала, скрываясь за струями воды.

– Нет, Клайв, – прошептала она, – мы не потеряем наш дом.

Несмотря ни на что, свой дом они не потеряют.


Доктор Марта Дойл смотрела, как ее любовник собирает свои вещи. Конечно, она всегда знала, что он собирается бросить ее, но покидать ее в этот вечер было подло даже для него!

– Не хлопай дверью, когда будешь уходить, гнида, – язвительно сказала она, скорее для вида, а не потому, что чувствовала себя обиженной.

Странно, но она испытывала только скуку и усталость.

– Не буду. И очень жаль, что ты не получила премию, милочка. – Насмешливый голос звучал глухо, ибо он, засунув голову в шкаф, осматривал его содержимое.

– Полагаю, старина Гидеон заслужил ее, – проворчала Марта.

Он уложил вещи и, захлопнув чемодан, посмотрел на нее с насмешливой улыбкой и без всякого сожаления.

– Ты полагаешь, – ухмыльнулся он. – Признайся. Ты просто в бешенстве. Ты всю жизнь жила ради карьеры, а карьера подразнила тебя золотым лучиком и погасла, как в дождливый день.

Марта рассмеялась неприятным смехом.

– И ты сейчас уходишь? Покидаешь меня в трудную минуту?

– Ты же это знаешь. Дела, которые надо сделать, люди, которых надо повидать.

– Подонок.

– Сука.

Марта посмотрела, как он уходит, и затем глубоко вздохнула. Комната неожиданно показалась пустой.

Ее жизнь тоже стала пустой.

Смешно, но она не ожидала от себя таких чувств. Она подобрала туфлю и швырнула ее в дверь. Внизу на лестнице она услышала смех своего любовника.

Теперь, очевидно, бывшего любовника.

Ей надо выпить!

Всегда можно найти утешение.


Глава 7

<p>Глава 7</p>

Лора подняла голову и посмотрела на вошедшего Гидеона. Она сидела в большом кресле, поджав под себя ноги, как маленькая девочка, и с унылым видом понемножку пила бренди.

– Он действительно исчез? – тихо спросила она.

Гидеон кивнул.

– Я сообщил директору. Он не хочет обращаться к полицию. По крайней мере пока.

Лора нахмурилась.

– Не думаю, что могу с этим согласиться, – осторожно заметила она.

Девушка инстинктивно хотела захватить все позиции. И побыстрее.

– Он опасается, что это, если попадет в газеты, произведет плохое впечатление, – осторожно объяснил Гидеон, опускаясь в стоящее напротив нее кресло.

Лора презрительно фыркнула.

– Ха! Он опасается плохой прессы! – с отвращением сказала она. – Он думает, я этого хочу? Я совсем не хочу, чтобы имя Ван Гилдера вываляли в грязи.

Гидеон с любопытством взглянул на гостью. Как обычно, ее речь звучала жестко и высокомерно, но он был убежден, что уловил что-то еще.

Страх?

Да, возможно, но не только страх.

Беспокойство.

Да, она определенно была обеспокоена. Мгновенно в нем проснулся психолог. Он медленно подался вперед.

– Вы говорите так, как будто весь земной шар давит на ваши плечи, – мягко сказал Уэллес своим располагающим, проникновенным тоном.

Именно эта интонация множество раз заставляла студентов или друзей облегчать перед ним душу.

Но Лора, казалось, была сделана совсем из другого материала, ибо она всего лишь вздохнула и затем рассмеялась. Усталым жестом она провела ладонью по своему лицу.

– Бедная маленькая богатая девочка, а? – усмехнулась она. Затем ее глаза стали серьезными. – У вас идет кровь!

Гидеон опустил глаза на ковер и быстро приподнял ноги.

– Черт побери!

– Уж не выходили ли вы из дома босиком? – воскликнула Лора, опускаясь на колени и хватая Гидеона за лодыжку.

Мужчина хотел было запротестовать, но Лора уже подняла его ногу и уставилась на ступню.

– Идиот, – сказала она. – Где у вас антисептическая мазь?

Лодыжка, там, где ее обхватили пальцы Лоры, стала обжигающе горячей, и Гидеон с трудом сглотнул, прежде чем сказать, где находится аптечка.

Когда она вернулась с тазиком теплой воды, пачкой ваты и каким-то антисептиком, Уэллес взял дело в свои руки, отказавшись от ее помощи. Погружая нога в воду, он блаженно вздохнул.

– Вы уверены, что не хотите, чтобы я помогла вам? – спросила Лора, наклоняясь.

– Нет! – выкрикнул Гидеон. – Благодарю вас, – добавил он, когда она выпрямилась, насмешливо глядя на него.

Гидеон скрипнул зубами. Черт бы побрал эту женщину, – казалось, она знала, что он боится ее прикосновений.

Он занялся своими многочисленными царапинами.

– Я думаю, Син-Джан хочет получить шанс немного покопаться внутри колледжа, – решительно заявил Гидеон, переводя разговор на более безопасную тему.

Он чувствовал себя обязанным выполнить пожелания директора, несмотря на то что сам не был полностью с ним согласен.

– Я могу его понять, – посочувствовала Лора. – Не навредит ли нам всем обращение в полицию? – вслух размышляла она, нервно покусывая нижнюю губу. – Если мы сейчас все скроем и не найдем кубок, нам придется, так или иначе, обращаться в полицию, это наш последний шанс, а они скажут, что мы виноваты сами, потому что не сделали этого ранее. Нет, я не могу согласиться с тем, чтобы оставлять их в неведении. Син-Джан наверняка имеет влияние в этом городе? – спросила она, поворачиваясь и сердито глядя на Уэллеса.

Гидеон вздохнул:

– Предположим, что имеет.

– Так что же? Разве он не может попросить их не разглашать этот инцидент, пока не найдется кубок?

Гидеон отбросил кусок ваты и снова сунул ноги в домашние туфли. Встал, осторожно прошел в кухню, чтобы вылить воду, и вернулся.

Он долго и пристально смотрел на Лору, явно обдумывая какое-то решение.

Девушка, ощущая возникшее в воздухе напряжение, перестала ходить по комнате.

– Что? – спросила она.

– Ничего. Только… – Гидеон покачал головой.

Лора глубоко вздохнула.

– Давайте же, Гидеон, выкладывайте! Сейчас не время ходить кругами.

Уэллес сел и спокойно смотрел, как девушка устраивается в кресле напротив него.

– Я не очень хорошо вас знаю, не так ли? – медленно произнес он и увидел, что удивил ее.

– Нет, не думаю, что знаете, – сказала она, смутившись и ощущая от этого неловкость. – Но какое это имеет отношение? – спросила она уже более миролюбивым тоном.

– Я размышлял, – сказал Гидеон, – о том, как вор узнал, где находится кубок.

Лора открыла рот и тут же его закрыла. Ее глаза прищурились. Неожиданно она рассмеялась грубым, язвительным смехом.

– О, я поняла. Теперь поняла, почему старому Син-Джану так не хочется вмешивать в это полицейских. Это, должно быть, один из вас, не правда ли? – высказала она свой вердикт.

Гидеон поморщился.

– Вам никогда не говорили, что у вас очень грубый рот? – резко оборвал ее Гидеон.

Но, говоря это, он взглянул на ее губы и совершенно неожиданно обнаружил, что у Лоры очень красивый рот. С пухлой верхней губой и в форме Купидонова лука, этот рот так и просил поцелуя.

– Конечно, все время говорят, – огрызнулась Лора. – А вам не говорили, что вы двуличны, как… как…

– Янус? – подсказал Гидеон имя римского бога, имевшего два лица и приятную улыбку.

Лора сердито посмотрела на Уэллеса, затем на ее губах появилась невольная улыбка. Надо отдать ему должное, это был мужчина высокого класса.

– Прекрасно, как бы там ни было, давайте посмотрим нa факты, – сказала она. – Кубок, должно быть, похищен кем-то из тех, кто присутствовал на вечере, правильно?

Гидеон покачал головой. Она быстро соображала, эта американка.

– Я просто не могу в это поверить, – растерянно признался он. – И в то же время не вижу альтернативы. Послушайте, знаю, я не имею права задавать вам этот вопрос, но… – Он вдруг замолчал, сознавая, что готов попросить ее.

– Нет, простите меня, – тихо сказала Лора, к его великому изумлению. Через мгновение она очутилась рядом, сочувственно сжимая плечо Уэллеса. – Я забыла. Эти люди ваши друзья? А этот колледж, как я понимаю, вся ваша жизнь.

Гидеон с изумлением смотрел на девушку. Только что она была рычащей, грозной тигрицей, и вот… Он не мог ожидать от нее такого сочувствия и понимания.

Лора откинула с его лба светлые серебристые волосы. Они были такими мягкими и шелковистыми на ощупь и изумительно светлыми. Почти белыми. Это возбуждало.

– Я хочу сказать, что, когда все кончится, эта история с кубком повредит мне и Ван Гилдерам, но это еще не конец света, – тихо говорила она, бессознательно накручивая на свой палец прядь его волос.

Гидеон замер. Его сердце было готово выскочить из груди. Он на секунду закрыл глаза и снова открыл их.

– Если бы я захотела, то могла бы сделать выбор. Просто передать все в руки полиции и изобразить Понтия Пилата – вы знаете, умыть руки и, насколько возможно, не связывать этот случай с именем Ван Гилдера.

Ее пальцы гладили его голову. Его кожа горела. Он чувствовал, как этот жар опускается к шее.

– Но для вас это настоящая катастрофа, – продолжала она. – Разве не так?

Гидеон снова сглотнул.

– Да, – хрипло пробормотал он.

Но, по правде говоря, он не вслушивался в ее слова. Ее голос, мягкий, глубокий, нежный, – вот что околдовывало Уэллеса.

Она прильнула к нему и нежно поцеловала его в лоб.

– Все будет хорошо, – тихо сказала девушка, касаясь губами серебристой брови. – Все будет хорошо, обещаю, – повторила она, целуя Гидеона в переносицу. – Все будет хорошо. – Она поцеловала его опущенное веко.

Дрожь пробегала по телу Гидеона. Она чувствовала это.

– Все будет хорошо. – Ее губы приблизились к его губам.

Из груди Гидеона вырвался прерывистый вздох. Ему было хорошо.

Вдруг его глаза широко раскрылись, пронзая ее ярко-синим ледяным светом. Уэллес откинулся назад.

– Пожалейте меня, женщина, оставьте меня в покое, – отталкивая Лору, прорычал он.

Встав с кресла, Гидеон неуверенной походкой подошел к окну. На одно безумное мгновение ему захотелось продлить ее ласки, дольше и дольше, до бесконечности.

– Буду рада, – ответила Лора, уязвленная до самой глубины души, и бросилась к двери.

Гидеон обернулся.

– Неужели вы не понимаете? – в отчаянии воскликнул он. – Мне не нужна людоедка, тем более сейчас.

Сказав это, он был готов откусить себе язык. Лора, взявшаяся за ручку двери, на мгновение застыла, затем медленно обернулась и посмотрела на Уэллеса.

Она была оскорблена, обижена, смущена, испугана и измучена. Ей очень хотелось ударить его. В самое больное место.

– Все правильно, – холодно сказала она. – А мне не нужен человек, подозреваемый в воровстве.

Гидеон побледнел.

– Что?

Лора мрачно улыбнулась, глядя в его широко раскрытые, изумленные глаза.

– Вы думаете, что только вы можете сложить два и два, Гидеон? Вспомните, я тоже была там, когда декан говорил, что сигнализация отключена, – с убийственной мягкостью напомнила она.

По изумленному взгляду Уэллеса она поняла, что Гидеону и в голову не приходило, что его самого могут подозревать в похищении кубка.

– У, кретин! – воскликнула она и, выходя, хлопнула дверью.

Мужчины! Они не стоили этого. Не стоило даже ссориться с ними.

Но к тому времени, когда Лора, поймав такси, добралась до дома, она пришла к заключению, что, вероятно, Гидеон Уэллес чего-то стоил.

Возникал вопрос: что она намерена с этим делать?


Глава 8

<p>Глава 8</p>

Гидеон вошел в столовую, где завтракали преподаватели, и сразу же ощутил какую-то внезапную перемену в окружающей атмосфере.

Он остановился и с озадаченным выражением на лице оглянулся по сторонам. Старший служитель разносил на подносе тосты, два других – чайники. Слышавшийся говор был не тише и не громче, чем обычно, и, видимо, Син-Джану удалось сохранить кражу кубка в тайне.

Казалось, ничего не изменилось, но Гидеон почему-то почувствовал себя здесь чужим, несмотря на то что уже десять лет завтракал в этой комнате. Изящные круглые дубовые столы эдвардианской эпохи, серебряные столовые приборы с гербом колледжа, тяжелые белые скатерти, всегда чистые и накрахмаленные, выцветший зеленый бархат стен и дальняя стена с большим прекрасным портретом кисти Питера Лили – все было знакомо, но казалось чуждым.

Словно почувствовав его состояние, Рекс Джимсон-Кларк поднял руку и мизинцем поманил коллегу к своему столу. Преподаватель богословия, очевидно, собирался куда-то на богослужение, ибо был в полном облачении:

– Рекс. – Гидеон тихо поздоровался, отодвинул один из стульев и со свойственной ему грацией опустился на него.

Старший служитель поставил перед ним тосты и терпеливо ожидал заказа. Рекс почти закончил завтрак, а у Гидеона мысль о еде вызывала отвращение. Он пробормотал что-то похожее на «только кофе».

– Рекс, вы были вчера на вечере. Вы не заметили ничего странного?

Теолог удивленно посмотрел на коллегу:

– Странного? Что вы имеете в виду? Пьяных? Их было много, старина.

Гидеон вздохнул. Как можно задавать вопросы друзьям, не объясняя им, в чем дело?

– Нет. Я не об этом, Рекс. Я хочу узнать, не был ли кто-нибудь особенно расстроен. Испуган или взволнован?

– Вы хотите сказать, кроме тех, кто был в глубоком унынии от того, что вам досталась премия Ван Гилдера? – спросил явно озадаченный Рекс.

Гидеон вздохнул.

– Ничего. Забудьте.

Он понимал, что, если бы Рекс видел что-нибудь подозрительное, он бы уже сказал об этом. Но тогда чего же он ожидал? Что вор выдаст себя, демонстрируя свое беспокойство или угрызения совести? Надо быть реалистом!

Рекс продолжал смотреть на Гидеона. Его недоумение медленно переходило в беспокойство.

– С вами все в порядке, Гидеон? – тихо спросил он. – Мне кажется, вы немного… Не знаю, как сказать… нездоровы.

Уэллесу захотелось рассмеяться. Если не считать того, что его подозревали в воровстве, преследовала ведьма и теперь, казалось, наступало что-то похожее на кризис среднего возраста, он чувствовал себя прекрасно.

Но слова старшего коллеги оставили неприятный осадок. Если Рекс заметил в нем перемены, значит, он попал в большую беду.

– О, пустяки, просто я устал, полагаю, – печально ответил Гидеон.

Он ощущал, как с каждой минутой все дальше и дальше отдаляется от этих людей. Людей, с которыми была связана вся его жизнь, карьера.

Его недовольство собой, он был в этом уверен, не имело отношения к некоей крикливой американке. Ни в коем случае.

Но почему-то Гидеон чувствовал себя обманутым. И встревоженным. Впервые в жизни он начал сомневаться в правильности выбранного образа жизни. Своей привязанности к колледжу. Самого своего существования.

– Ну, мне пора. У меня сегодня проповедь, и я вернусь точно к половине одиннадцатого. Студенты, – вздохнул Рекс, как будто Оксфорд существовал не ради обучения.

И снова Гидеон ощутил непонятное беспокойство.

С одной стороны, он, как беспристрастный психолог, понимал, что такая немыслимая вещь, как кража, должна взбудоражить и возмутить небольшое сообщество колледжа Св. Беды. С другой стороны, как человеческая личность, он начинал чувствовать себя подавленным.

И вдруг Уэллес понял.

Были ли здесь у него настоящие друзья? Настоящая жизнь?

Лора Ван Гилдер оказалась права! Когда распространится слух, что кубок похищен, станут ли эти люди поддерживать его или помогать ему? А если по каким-то причинам на него падет подозрение, останутся ли эти люди рядом с ним? Или поспешат отшатнуться от него, чтобы скандал не коснулся и их?

Гидеон понял, что превратится в парию, и это потрясло его. Этого, конечно, не должно случиться. Он был взрослым и знал, что к чему. Но в то же время у него создавалось впечатление, что он напрасно тратит свое время здесь. Почему позволяет жизни проходить мимо него?

И понимала ли это, хотя бы немного, Лора Ван Гилдер, когда вчера гладила его волосы, предлагая свое утешение?

В то время он думал, что она сказала, что он в списке подозреваемых, только потому, что для нее оказался «зелен виноград». Хотела больнее задеть его. Как будто могла хотеть чего-то другого! Однако сейчас Гидеон сомневался. Неужели она поняла, насколько он одинок?

Гидеон хотел расхохотаться. Но подавил безумное желание, исходившее из абсурдности его предположений.

Его жизнь привычно, неспешно и спокойно текла в привычном русле, и вдруг – бац! – женщина бросается под колеса автомобиля, и жизнь рушится.

Хуже того, он начинает подозревать, что это – самое лучшее из всего, что случалось в его жизни.

Гидеон глубоко вздохнул и потянулся за кофейником. Он переутомился, а лишние переживания ему были не нужны. Как и жалость к самому себе.

Ясно одно: в этом деле он должен сам до всего докопаться. Он не знал, обратилась ли Лора в полицию или нет, он не знал, какие она предпримет шаги после вчерашней бурной сцены.

Но в одном Уэллес был уверен – ни один полицейский не знает жизни колледжа или его коллег так, как знает он. Они не поймут, как устроена жизнь колледжа или какова жизнь ученых снаружи и изнутри. Но он, Гидеон Уэллес, все это знал. Но с чего начать?

С присутствовавших на вечере, конечно! Если это не был случайный вор, которому очень повезло, то это должен быть один из гостей. Число подозреваемых было невелико.

Сэр Лоуренс. Нет, это невозможно! Сэр Лоуренс вот-вот уйдет в отставку, он всегда был столпом общества и, что, вероятно, более важно, был богат. У него не было необходимости воровать кубок. Если только он не увлекался коллекционированием. Коллекционеры, как знал Гидеон, могли становиться безжалостными и циничными, когда дело касалось увеличения числа их сокровищ. Но, если бы сэр Лоуренс коллекционировал античное серебро, Гидеон бы об этом знал.

Итак, кто еще знал, где находится кубок и что сигнализация неисправна?

Высокий лоб преподавателя психологии наморщился.

Марта Дойл.

Уэллес тряхнул головой. Слегка распущенная, добросердечная Марта – воровка? Как-то к ней это не подходит. Она слишком спокойная. Слишком довольна собой и своим миром, чтобы подвергать себя такому риску.

Если только она крайне не нуждалась в деньгах.

Оставались доктор Олленбах и Жюли Нгабе.

Гидеон знал, что Фелисити Олленбах готовит много материалов для телевидения, и предполагается, что за это очень хорошо платят.

Он задумался теперь об африканке. Не скрывается ли под серьезным внешним видом человек, способный украсть?

Совершенно немыслимо. Затем он начнет сомневаться в декане!

Или в Син-Джане!

Гидеон устало вытер лицо. Может быть, он начал не с того конца.

Для начала ему нужно что-то конкретное. Какой-то бесспорный факт.

Кто бы это ни был, он должен был выйти на короткое время, разбить стекло и украсть кубок. Что дальше? Спрятать его? Отвезти домой и вернуться сюда? Так, значит, надо искать того, кто отсутствовал в зале от пяти до десяти минут.

Может быть, дольше.

Это сужало круг подозреваемых.

И еще этот человек был готов пойти на риск быть пойманным.

Должно быть, кто-то был в таком отчаянном положении, что решился на кражу.

Решение, по всей видимости, было принято внезапно.

Конечно, не так уж трудно обнаружить этого «кого-то». И когда его найдут, вероятно, окажется, что этот человек искренне сожалеет, что не устоял перед соблазном. Вполне возможно, что кубок можно вернуть, вообще не прибегая к судебному разбирательству.

Гидеон подумал, не вернется ли он обратно к своей тусклой размеренной жизни. И понял: что бы ни произошло, возврата туда нет.

Будь проклята эта женщина.

Она перевернула всю его жизнь!


Лора зевнула, повернулась на бок и взглянула на часы. Почти половина десятого. Несмотря на то что она не сомкнула глаз и чувствовала себя совершенно разбитой, она больше не могла оставаться в постели.

Лора с трудом встала и побрела в душ. Горячая вода немного оживила ее. Она вымыла голову и обвязала ее полотенцем. Затем выбрала в шкафу костюм янтарно-бронзового цвета. Этот цвет выгодно подчеркивал ее длинные черные волосы и черные, как ночь, глаза. Осенние цвета очень ей шли, тем более когда она наложила на веки легкие бронзовые тени и коснулась своего большого рта неяркой помадой.

Она выглядела по крайней мере презентабельно.

Готова к выходу из дома, но идти ей было некуда.

Лора вздохнула и отправилась на кухню, где сварила кофе и сунула в тостер несколько ломтиков хлеба. Девушкой владело беспокойство. Она не находила себе места. И даже, казалось, ни о чем не думала.

Она включила радио, но, конечно, о краже в колледже ничего не сообщалось.

Лора всю ночь думала о том, следует ли ей обращаться в полицию, и наконец решила не делать этого.

Решение не имело никакого отношения к тому, что с Гидеоном Уэллесом станут обращаться как с подозреваемым. Допрашивать. Унижать. Нет! Совсем не это повлияло на ее решение.

Лора покачала головой и увидела свое отражение в зеркале.

– Кого ты пытаешься обмануть, детка? – с насмешкой спросила она себя. – О нет! – слабым голосом сказала она, снова опускаясь на стул.

Все это такая глупость. Как будто Гидеон, этот великолепный большой простофиля, мог что-то украсть!

Лора прошла в холл, схватила пальто и вышла из дома. Утро было сырое и туманное.


Ресторан «Браунз», как всегда во время ленча, был полон. Гидеон вошел в помещение и огляделся. Как он и ожидал, Марта Дойл сидела на своем обычном месте в углу, ее длинные, медового оттенка, волосы были уложены в элегантный шиньон. Она увидела его, и ее голубые глаза потеплели. Марта улыбнулась.

Лора Ван Гилдер, сидевшая в том же углу за другим столиком и прятавшая лицо за большим листом с меню, выглянула из-за него и заметила, как выражение лица немолодой женщины внезапно изменилось.

Лора все утро занималась тем, что составляла список тех, кому было известно, где хранится кубок, и кто знал, что сигнализация неисправна. Она старалась выведать у них что-нибудь, «случайно» сталкиваясь с ними и обсуждая вчерашний вечер. Это было просто. Люди так любят поговорить с богатыми и влиятельными.

Она уже побеседовала с Рексом Джимсоном-Кларком, поймав его в Уолверкоте, с несколькими служителями колледжа, которые обслуживали накануне гостей, и с тремя гостями, пытаясь воссоздать полную картину событий прошлого вечера с помощью беспристрастных свидетелей.

Но пока безрезультатно, никто ничего не заметил. Никто не вел себя странно, никто не слышал звона разбитого стекла около профессорской, никто, испуганно озираясь, не прижимал к груди сумочку. Ничего!

Один из служителей подсказал ей, что если она хочет поговорить с учеными мужами, то лучшее место для этого – «Браунз».

Встретить там Марту Дойл, которая была одной из кандидаток на премию и которая слышала разговор о неисправности охранной системы, было первым успехом.

Но Лора к этому времени проголодалась и устала от разговоров. Она предпочла салат и короткую передышку, прежде чем взяться за доктора Дойл.

И сейчас была этому рада. Ибо, если она правильно истолковала выражение лица Марты (тут ни одна бы женщина не ошиблась), она дождалась своего любовника.

Лора перевела взгляд на дверь, чтобы увидеть того, кто вызвал такую откровенную улыбку на лице Марты, и похолодела.

Гидеон, не чувствуя впившихся в его спину глаз, улыбаясь, направлялся к коллеге.

– Марта. Можно присоединиться к вам?

– Конечно, любовь моя. В любое время.

Гидеон улыбнулся. Марта никогда не скрывала, что была любительницей пофлиртовать.

– Что-нибудь выпить?

– Джин и тоник, пожалуйста.

Гидеон сделал заказ и осмотрелся. Обычное сборище. Много преподавателей и профессоров, между ними несколько состоятельных студентов. Даже пара бизнесменов, явно составлявших меньшинство, и еще кто-то в углу, поглощенный изучением меню!

– Вы ужасно выглядите, дорогой, – сочувственно заметила Марта. – Мы немного перебрали, празднуя вчера, не так ли?

Гидеон кивнул. Марта ему всегда нравилась. Феминистка, но в то же время открытая, приятная, честная женщина. С такой можно ладить.

– Да, похоже на то, – солгал он.

Вчера он меньше всего думал о праздновании.

Не подозревая, что женщина, прятавшаяся в углу, обладала исключительно острым слухом и прекрасно слышала их разговор, он наклонился вперед, опершись локтями на стол.

– Марта, вы вчера не разговаривали с доктором Нгабе? – как бы между прочим спросил он.

– Жюли? Нет, не думаю. Мы, проигравшие, старались, насколько возможно, избегать друг друга.

Гидеон вздохнул.

– Вы не видели, не выходила ли она из зала, не помните? На несколько минут? Может, минут на десять?

– Не могу вспомнить, – сказал Марта. – А что? И не говорите, что вам нравится эта живописная леди!

Гидеон улыбнулся и махнул рукой.

– А доктор Олленбах? Она выходила из зала?

– Думаю, что да. Но ведь и вы тоже, – сказала Марта.

– Я? Ах да, вы правы. – Он на короткое время выходил в туалетную комнату. Но это свидетельствовало о том, что Марта наблюдательна и многое замечает. – А как насчет сэра Лоуренса?

– Нет. В него вцепился этот маленький человечек из Бартон-Холла. Вы его знаете.

Гидеон поморщился.

– О, этот. – Человек, о котором она упомянула, мог заговорить собеседника до смерти!

– Бедный сэр Лоуренс не смог от него освободиться, пока Син-Джан не начал выгонять нас всех.

Значит, сэр Лоуренс отпадает.

– Не был ли кто-нибудь настолько взволнован, что это бросалось в глаза?

Уэллес пристально смотрел на собеседницу, но не замечал на ее лице ни подозрительности, ни беспокойства. Если ее и удивляли вопросы Гидеона, она ничем этого не выдавала.

– Нет. Я бы сказала, что декан выглядел немного встревоженным. Но его, наверное, беспокоила неисправность в сигнализации. Между прочим, ее починили?

Гидеон застыл. Уж не намекает ли она на что-нибудь? Двойной блеф. Или она спрашивает просто из любопытства?

– О да, через несколько часов приехал человек из Лондона.

Он решил не испытывать судьбу и не говорить ей, что сейчас кубка нет в витрине. Или следует сказать? Гидеон наклонился ближе, чтобы лучше видеть ее реакцию.

– Но это не имеет значения. Син-Джан и мисс Ван Гилдер решили между собой отдать кубок мастеру, чтобы восстановить его вид.

Марта слегка удивилась, но не больше.

– В самом деле? Он выглядел прекрасно, на мой взгляд.

Она не проявила никакого интереса, и в душе Гидеон не верил, что она могла оказаться такой хорошей актрисой.

Уэллес улыбнулся, и Марта ответила ему улыбкой. Это производило впечатление их близости. Как будто мужчина хотел быть ближе к своей возлюбленной.

Она тоже слегка подалась вперед и положила свою руку на его.

– Давайте пообедаем сегодня вместе, – предложила она, и Гидеон покраснел, поняв, что она все это истолковала по-своему.

– О, Марта, я…

Она сжала его руку. Он рассеянно улыбнулся.

– Как-нибудь в другой раз, хорошо? Я завяз по уши в экзаменационных работах. Подбираю материал для вступительных экзаменов.

В своем уголке, прикрываясь пластиковым меню, наблюдая за флиртующими преподавателями, Лора, сцепив зубы, кипела от негодования.

Почему бы Марте Дойл просто не проползти по столу и не залезть ему под рубашку, если уж ей так хочется?

– Я знаю, как это бывает, – сказала Марта, сочувственно поморщившись. – Ну, никаких обид. Это ваша потеря. – Она без всякого смущения улыбнулась, и Гидеон облегченно вздохнул.

Подошел официант, и Уэллес заказал сандвич, фирменное блюдо ресторана, и некоторое время они говорили о работе. Марта выуживала из его головы идеи для своей лекции, которую собиралась читать в престижном американском университете в весеннем семестре, и не скупилась на похвалы его последней книге, одновременно бессовестно флиртуя с коллегой.

После тяжелого утра Гидеону был приятен остроумный разговор, а его самолюбию – легкая лесть. Наконец они допили вино и встали из-за стола.

На улице Марта остановила такси. Гидеон проводил ее взглядом и уже повернулся, собираясь направиться в колледж, когда неожиданно почувствовал, как его схватили за локоть.

Он обернулся и увидел перед собой пылающие гневом глаза.

– Ну и отвратительный был спектакль, – сказала Лора. – Да еще и на публике.

Гидеон почувствовал, что краснеет.

– В чем дело? Так это вы прятались за меню?

Лора вздернула подбородок.

– Ну и что, если я?

– Нравится играть в шпионов? – язвительно спросил Гидеон.

– Не меньше, чем вам нравится играть в Шерлока Холмса! – парировала она.

Гидеон снова покраснел. Да что же в ней такого, что она может заставить его чувствовать себя мальчишкой?

– Должен же кто-то выяснить, кто украл ваш дурацкий кубок, – мрачно сказал он, распрямляя спину и восстанавливая чувство собственного достоинства.

– Согласна, – сказала Лора, полностью обезоруживая его. – Поэтому я предлагаю перемирие, и давайте думать вместе.

– Что? – Он отшатнулся, его холодные синие глаза вспыхнули. – О нет! – Гидеон вытянул перед собой руки, как будто хотел держать ее на расстоянии. – О нет. Нет, нет, нет. – Он отрицательно замотал головой.

Лора склонила голову набок, как воробей, рассматривающий жирного, аппетитного червяка.

– Если вы полагаете, что я позволю вывалять в грязи премию Ван Гилдера, то вам следует сначала хорошенько подумать, приятель, – медленно и угрожающе произнесла она. – Пока вся эта грязная история не кончится, мы будем вместе. До конца.

Говоря это, она знала, что подразумевает под этими словами. До конца! До конца!

«О нет, – с неожиданным испугом подумала она. – Я люблю это ничтожество!»


Глава 9

<p>Глава 9</p>

Лора сразу же узнала «морган». Как она могла забыть этот автомобиль, так эффектно перелетев через его капот?

После того как накануне Гидеон Уэллес заявил, что не нуждается в ее помощи в расследовании исчезновения кубка, она оставила за ним последнее слово и ушла, но лишь потому, что ей было необходимо продумать свои дальнейшие действия. Что было довольно непросто, ибо Лора понимала, что впервые по-настоящему влюбилась в человека, которому противно даже смотреть на нее.

Но она не принадлежала к тем, кого на пути к цели останавливают препятствия, и вчера, послонявшись по дому и немного выпив, она отправилась спать, выплакалась и утром встала, полная решительности.

Все по порядку.

Она отменит все запланированные в Британии визиты, и, без сомнения, очень скоро ее дяди дадут о себе знать. Но она перейдет этот мост, когда доберется до него.

Ее отец никогда не позволял подвергать сомнению его положение главного действующего лица, и она не должна отступать, если хочет следовать его примеру.

А это значило, что если она считает необходимым оставаться в Оксфорде и защищать доброе имя и репутацию премии Ван Гилдера, то так и сделает. И ее семье лучше встать на ее сторону… иначе.

Что значило «иначе» – у нее еще не было времени придумать.

Лора, вызывающе весело напевая, приняла душ и вымыла голову. Затем надела темно-бордовые брюки и такого же цвета кашемировый свитер с кремовой отделкой. Сверху набросила длинное серое замшевое пальто с мехом и натянула невысокие, такого же цвета, сапоги.

Она заплела волосы в не тугую косу и направилась по Вудсток-роуд к колледжу Св. Беды. Подходя к воротам, она заметила выезжавший из узкой аллеи «морган».

Не задумываясь, Лора решительно сбежала с тротуара и остановилась на пути автомобиля.

Гидеон выругался и нажал на тормоза. Раздавшийся скрежет заставил нескольких прохожих с любопытством посмотреть в их сторону.

Уэллес сердито смотрел на Лору сквозь переднее стекло.

– Вы решили покончить с собой, бросившись именно под мою машину, или вас устроит любой бедняга, оказавшийся за рулем?

Лора широко улыбнулась. Нет сомнения, она выбрала первоклассный экземпляр, чтобы наконец влюбиться. Высокий – слишком мягко сказано! – красивый, с очень развитым интеллектом и с намеком на глубоко скрытую сексуальность, раскрыв которую она ожидала получить немало удовольствия.

Как от игры с динамитом.

Лора глубоко вздохнула.

Морозный ноябрьский воздух возбуждал ее. Деревья теряли листву. Зимний туман налипал на дремлющие сказочные шпили, и зимняя сонливость, казалось, расползалась по всему городу. Для британцев наступала длинная, сырая и холодная зима.

Однако на сердце Лоры было радостно, словно начиналась весна.

Конечно, влюбиться при данных обстоятельствах было не очень удачной идеей. Но разве нам дано выбирать время и место?

Сначала, когда она стояла у ресторана, с изумлением глядя на Гидеона и чувствуя головокружение от неожиданного открытия, что любит его, она чуть не впала в панику.

Она отправилась домой, убеждая себя, что ошибается. Просто случившаяся кража расстроила ее и вызвала такие эмоции.

Да! Правильно!

Затем она пыталась убедить себя, что это всего лишь увлечение. Гидеон Уэллес относился к мужчинам, просто созданным для того, чтобы ими увлекались. Этот царственный высокий рост, серебристые волосы и пронзительные синие глаза.

Беда заключалась в том, что она уже не была впечатлительным подростком, влюбленным в своего идола.

Наконец вчера вечером она заставила себя посмотреть правде в глаза. Она встретила человека, достойного любви. Не охотника за приданым. Не происходившего из «хорошей» семьи с добротной англосаксонско-протестантской родословной, чем гордились все ее друзья, а настоящего сексуального, удивительно интересного мужчину.

Ей предстояло сделать выбор, который во все времена делали женщины: бежать или бороться.

О бегстве не могло быть и речи. Следовательно, оставалась борьба.

Сначала бороться за свое доброе имя и освободить его от нелепого подозрения. Затем заманить его в свою постель и в свою жизнь, а потом, будем надеяться, и в церковь!

Момент для этого был не очень подходящим, с усмешкой подумала Лора, глядя на сверкающие бирюзово-синие глаза Уэллеса и его осунувшееся лицо.

– Успокойтесь, Гидеон, – тихо сказала она. – У вас такой вид, словно вы сейчас взорветесь. Почему бы вам не смотреть на вещи проще?

Ее беспокоило, как стресс влияет па человека. Особенно на этого мужчину. Она хотела когда-нибудь отпраздновать с ним золотую свадьбу. А не смотреть, как переживания доведут его до сердечного приступа, это в сорок-то лет! Что такое есть в англичанах? Неужели они все настолько замкнуты в себе?

Глаза Гидеона расширились. Чего, черт побери, ожидать от нее дальше? Он не мог вспомнить, когда в последний раз с ним разговаривали таким тоном.

– Ох, садитесь же, – сурово сказал он. – Сейчас слишком ранний час для сражений с вами.

Лора не нуждалась в повторении. Не обращая внимания на более чем нелюбезный тон, она быстро обежала автомобиль.

Как всем высоким людям, ей пришлось почти сложиться пополам, устраиваясь на низком глубоком сиденье. Это ее несколько обескуражило – казалось, колени почти касаются кончиков ее ушей. Она пристегнулась ремнем и взглянула на Гидеона. Он был еще выше. Как он умудряется вести эту штуковину?

Скоро она это выяснила.

Хотя они не выезжали за черту города и он строго соблюдал скорость, девушка видела, что Уэллес владеет машиной, как превосходный мастер, и могла представить, с какой скоростью он мчится по пустым дорогам за городом. Переключение скоростей происходило быстро, ровно и незаметно. Его руки легко, но крепко держали руль. А взгляд одновременно охватывал все вокруг. Несмотря на низкую посадку и открытый верх, Лора чувствовала себя в полной безопасности.

Неожиданно она поняла, как ей повезло в тот день, когда ее велосипед налетел на эту машину. У любого другого могло не оказаться такой быстрой реакции, чтобы успеть нажать на тормоз. Ее бы раздавило в лепешку! Она содрогнулась при этой мысли.

Холодный ветер свистел над их головами, когда они ехали по Вудсток-роуд, направляясь в богатые зеленые пригороды северного Оксфорда.

– Куда мы едем? – наконец спросила она.

– К доктору Олленбах.

– Зачем?

Гидеон взглянул на Лору:

– А вы как думаете – зачем?

Лора обрадовалась, не услышав снисходительности в его голосе. Некоторые очень умные люди имеют отвратительную привычку предполагать отсутствие интеллекта у остальных людей. Но в его голосе скорее звучало желание получить ответ. Ему было интересно, что она ответит.

Лоре не надо было долго думать.

– Вы полагаете, что она вам так и скажет: «О да, конечно, я стянула вашу серебряную штучку»?

Гидеон невольно улыбнулся. У нее была особая манера выражаться.

– Нет.

– О, тогда вы думаете, что она может догадываться, кто стащил кубок, и поделится с вами своими предположениями?

– Вы хотя бы минуту можете быть серьезной? – взглянул на Лору Гидеон.

– Конечно.

– Хорошо. Во-первых, вы еще не обращались в полицию?

– Нет. Я подумала, что надо дать Св. Беде и Син-Джану передышку. Но, – поспешно добавила она, когда Уэллес с облегчением вздохнул, – я не собираюсь ждать вечно. Если мы не продвинемся в этом деле к концу дня, мне, возможно, придется обратиться в полицию.

Гидеон кивнул, прибавил скорость и обогнал дымивший городской автобус.

– Справедливо. Теперь второй вопрос. Мы кому-нибудь говорим об исчезновении кубка?

Лора, склонив голову набок, задумчиво разглядывала Гидеона. У него великолепный профиль. Прямой крепкий нос, твердый подбородок. Высокий лоб и густая волна почти белых волос.

– Лора?

– А? Что?.. О нет! Почему мы должны кому-то говорить, что кубок украден. Я думала, что вы и Син-Джан очень хотите сохранить эту неприятную историю в тайне.

– Хотим. Но я думал…

– Знаю, у вас это так хорошо получается.

– Не грубите!

– И не думала! – возмутилась Лора. – Я на самом деле так считаю. Это был комплимент. В чем дело, вы не можете принять его от женщины? Или просто к ним не привыкли?

Гидеон, слегка смутившись, быстро взглянул на девушку и пробормотал извинение. Лора скрыла улыбку.

– Так вы говорили, – сказала она, смягчившись.

Было приятно сознавать, что она умеет справляться с ним. Нельзя сказать, что она в этом сомневалась, но девушке в ее положении пригодится любая мелочь.

– Да, я говорил. – Гидеон кашлянул и неловко заерзал на своем месте.

Зачем она так близко наклоняется к нему?

– А, да. Мы едва ли сможем заниматься расследованием пропажи, ничего никому не объясняя, не так ли? Я имею в виду, что, когда я вчера расспрашивал Марту, она как-то не обратила на это особого внимания. Марта такой человек. Но Олленбах и Нгабе – совсем другие.

Лора фыркнула. Ей не хотелось думать об игривой переспелой Марте Дойл.

– Верно. Мы не можем просто приставать к ним и требовать, чтобы они сказали, что делали, уйдя с вечера. И между прочим, все кандидаты из списка, за исключением сэра Лоуренса, выходили из зала в то или иное время, – с некоторым удовлетворением заметила она.

На Гидеона это не произвело впечатления.

– Да, я знаю. – Однако он не мог придумать, каким образом можно узнать у Марты, что она делала, выйдя из зала на несколько минут.

Он был почти уверен, что она сделала то же, что сделал и он, – посетила туалетную комнату. Вот уж о чем он никогда не сможет спросить у дамы!

Однако он не сомневался, что ничто не сможет помешать Лоре задать подобный вопрос.

Уэллес взглянул на свою спутницу с какой-то странной улыбкой.

– Послушайте, а вы все же можете оказаться весьма полезной.

Лора покраснела.

– Вот как, спасибо.

– Так что вы думаете?

– О том, что могу быть полезной? – насмешливо спросила она.

– Нет. О том, стоит ли рассказывать кому-нибудь о пропаже кубка. Ведь это могут быть только доктор Олленбах или доктор Нгабе, не так ли? Сэр Лоуренс не покидал зала, а я знаю, что я кубка не брал.

– Вы исключаете вашу дражайшую Марту.

– Черт, – сказал Гидеон. – Действительно. Итак, это Марта или одна из тех двух. Так что же мы им скажем?

С этими словами он сбавил скорость, и они подъехали к большой красивой белой вилле. Лора вздохнула.

– Вы правы. Мы должны сказать им об исчезновении кубка, иначе они не ответят ни на один вопрос. И при этом делать вид, что сообщаем подозреваемому то, что он уже знает. Я даже думаю, они будут удивлены, почему история еще не попала в газеты.

Гидеон улыбнулся:

– Сомневаюсь. Они знают, что колледж сразу прибегнет к правилу наименьшего ущерба.

Лора кивнула:

– Так и есть. Мы им скажем, что расследуем кражу. Тихо, до обращения в полицию.

Гидеон заметил, что девушка не очень надеется, что виновный начнет раскаиваться и предложит вернуть кубок.

– Но будут ли они молчать? Я имею в виду тех, кто невиновен, – с любопытством спросила Лора.

– Я так полагаю, – сказал Гидеон. – Они не захотят, чтобы их имена оказались каким-то образом связаны с кражей. В Оксфорде репутация – это все. Сколько книг вы написали, и какую критику они получили. Какие лекции и куда вас приглашали читать. Кого вы знаете. Что вы знаете. И никогда ни один скандал не коснулся вас. Только это имеет значение. Не деньги, не внешность, не личность. Ваша жизнь целиком зависит от вашей научной деятельности и личной репутации. Развод может вам повредить, если в нем есть что-то грязное или скандальное. А в таком колледже, как Св. Беды, с его школой теологии, еще более ревностно следят за поведением сотрудников, чем в других колледжах. И если какая-то даже легкая тень ложится на человека, студенты сразу же перестают посещать ваши консультации, лекции и колледж. Начинаются разговоры. Мельница слухов приступает к работе. Люди, известные люди, начинают чувствовать себя неловко в вашем обществе и стыдятся быть чем-то с вами связанными. Директора ищут предлог избавиться от вас. Затем вы катитесь вниз. О да. Все будут молчать как миленькие, и виновные, и невиновные.

Лора побледнела.

– Я и представить себе не могла, в какой страшной обстановке вы живете. Я думала, вам здесь очень уютно.

Гидеон, которому действительно было хорошо в колледже, почувствовал, что краснеет. Затем подумал, что не следует считать себя виноватым. Едва ли это была его вина, что он оказался безгрешным идеалистом!

Уэллес с раздражением вылез из машины, не подозревая, что Лора, полуоткрыв рот, с восхищением и завистью смотрит, как он выпрямляется, поворачивается и одним изящным гибким движением выскальзывает из машины. Ей самой, чувствовавшей себя пушечным ядром, пытающимся протиснуться сквозь узкое горлышко бутылки, с трудом удалось встать и выбраться из машины.

Ворча себе под нос, она захлопнула дверцу. «Морган» следует заменить!

Почему он не может ездить на «роллс-ройсе», как всякий разумный человек? Лора окинула взглядом приземистый зеленый автомобиль и не могла не восхититься его обтекаемой формой, старинной, чисто английской элегантностью.

Гидеон так изумительно в нем смотрится. Ну, может быть, пусть «морган» остается.

Вдруг Лора засмеялась над собой. Кого она обманывает? Черт, она бы отдала ему все, только бы он снова обнял и поцеловал ее.

Как глупо, как нелепо быть до безумия влюбленной в человека, который только один раз поцеловал ее. Нет! Неправильно! Насколько она помнила, поцеловала его она. И он к тому же не очень был этим доволен.

Вдруг Лора опомнилась, заметив, что Уэллес вопросительно смотрит на нее.

– Вы собираетесь, мечтая, простоять здесь весь день или идете в дом? – спросил он, на этот раз с явной снисходительностью в голосе.

Лора насмешливо улыбнулась:

– Ха! Хотела бы я посмотреть, как вы будете один допрашивать вашу милую Фелисити Олленбах. Да она через десять секунд начнет веревки из вас вить.

Гидеон смотрел, как Лора проходит мимо, высоко подняв голову. Ее коса кокетливо покачивается за спиной.

Лора решительно нажала на звонок и отступила на шаг.

Дом располагался на большом участке земли, за которым, как было заметно по его ухоженному виду, следил садовник-профессионал. Оконные рамы и деревянные панели были недавно покрашены.

– Очень мило, – проворчала Лора. – Это должно стоить по меньшей мере…

Дверь распахнулась. Лора, приготовившаяся разыграть роль «простодушной американской девушки», неожиданно обнаружила, что этот прием отпадает.

Ибо на пороге стоял молодой, очень красивый человек с прекрасно очерченным, но капризным ртом, вьющимися каштановыми волосами и глубоко посаженными выразительными серыми глазами.

– О, – только и сказала она.

– Вы, должно быть, мистер Олленбах? – чувствуя ее смущение, мягко вмешался Гидеон.

– Нет. Да. Я хочу сказать, что я муж Фелисити, но моя фамилия Уэстлейк. И у Фелисити была бы такая же, если бы она не считала, что моя фамилия недостаточно хороша для нее.

Наступила короткая неприятная пауза.

«Какая дрянь, – подумала Лора. – Позорить жену перед совершенно незнакомыми людьми. Будь я на месте Фелисити, быстро бы велела этому клоуну убираться куда-нибудь подальше».

Гидеон, однако, воспринял едкие заявления более профессионально.

Было очевидно, что тут кроется затаенная злоба к жене за ее преуспевание в жизни, подумал Гидеон с долей цинизма. Это означает, что сам молодой человек не добился успеха в собственной деятельности. Гидеон подумал, что он рабочий, но быстрый взгляд на его руки опроверг это предположение. К тому же он еще и пьет, заметил Уэллес, налицо все характерные признаки.

– Ваша жена дома? – вежливо осведомился Гидеон, избегая называть ее Олленбах.

Не было смысла и дальше вызывать его враждебность.

– Конечно, дома. Только скоро она отправится на «фабрику мозгов».

Гидеон, довольно хорошо знавший колледж доктора Олленбах, подумал, как бы отнесся декан этого почтенного заведения к такому названию – «фабрика мозгов»?

Лора вошла в дом первой и огляделась. Красивая люстра, подлинный хрусталь. Несколько хороших картин, но ничего выдающегося. Венецианское зеркало.

Все вместе производило впечатление. Однако ничего лишнего. С деньгами, предположила Лора, в семье было туго. Но хозяева не хотели, чтобы кто-нибудь догадывался об этом. Интересно.

Гидеон же, напротив, лишь мельком взглянул на обстановку. Его внимание было устремлено на красивого молодого человека, который с явно наигранной любезностью ввел их в уютный кабинет, служивший одновременно библиотекой и комнатой для занятий. Большое окно выходило в обширный сад.

– Флик! К тебе гости.

Доктор Фелисити Олленбах сидела на большом кожаном диване. Она медленно поднялась и с недоумением смотрела на вошедших.

– Профессор Уэллес. Мисс Ван Гилдер. Как приятно.

– Уэллес? – раздался резкий, неприятный возглас Клайва Уэстлейка.

Гидеон перевел взгляд со своей коллеги на ее супруга и вдруг заметил большую разницу в возрасте между ними. Неожиданно ему стало жаль Фелисити. И тут же он испытал стыд за себя.

Кто он такой, чтобы сразу же делать выводы?

– Так это вы тот самый везунчик, который получил премию, – сказал Клайв, покачнулся и плюхнулся на диван.

Что-то в его развязных неуверенных движениях поразило Лору. Еще не было и девяти утра, а этот человек уже был пьян!

Атмосферу в комнате можно было сравнить лишь с омерзительным липким густым туманом в промышленном районе.

– Да, я получил премию Ван Гилдера, – спокойно подтвердил Гидеон.

Он смущенно взглянул на свою коллегу.

В ее глазах Уэллес увидел боль и тревогу, хотя она всеми силами старалась это скрыть.

И снова жалость к ней охватила Гидеона.

– Извините, я, очевидно, неудачно выбрал время для визита, – сказал он и неловко попятился к двери.

Впервые после того, как он отправился в этот крестовый поход, Гидеон начинал понимать, что влечет за собой расследование такого щекотливого дела, как кража. Оно не состоит лишь из улик и дедукции. Это копание в грязном белье людей.

Лора бросила на Уэллеса быстрый взгляд, полусердитый-полулюбящий. Так она и думала. Воск в руках женщины.

– Привет, мистер Уэстлейк, нас толком не познакомили, – обратилась с самой обаятельной из своих улыбок Лора к явно самому слабому звену в цепи. – Я – Лора Ван Гилдер.

Она подошла и протянула руку. Клайв плотоядно улыбнулся и снисходительно взял ее.

– О да, – протянул он, не выпуская ее пальцев и нахально с двусмысленным видом потирая их.

Лора мужественно сохраняла на лице улыбку, несмотря на то что по коже у нее пробегали мурашки.

– Вы – та женщина, которая дала ему премию. Как мило с вашей стороны.

Лора отняла у него руку.

– Нет, мистер Уэстлейк, я ему ничего не давала, – любезно пояснила она. – Независимый ученый совет голосованием решил, кому присудить премию, и затем сообщил об этом мне. Я всего лишь передала премию.

– И все эти деньги, – добавил Клайв.

Но теперь в его голосе слышалось горькое разочарование, заглушавшее злобную неприязнь. Фелисити с испугом посмотрела на супруга.

В эту минуту Гидеон все понял. Здесь значение имел не утраченный престиж, а потеря денег, входящих в премию.

Ученый мог получать очень много или очень мало денег. И он знал по опыту, что даже те, кто зарабатывал огромные гонорары, очень часто помещали полученные средства весьма неудачно. Сколько его друзей, блестящих ученых, оказывались беспомощными, не зная, как распорядиться деньгами!

– Разве не так? – Клайв Уэстлейк, к счастью, не догадываясь о жалости другого мужчины, сосредоточил все внимание на Лоре.

Это было проще, чем связываться с Гидеоном Уэллесом.

Как все красавцы мужчины, полагающиеся на свою внешность, Клайв не любил находиться в обществе другого мужчины, имеющего над ним физическое превосходство.

«Не так уж этот гигант с серебристыми волосами хорош собой, – самодовольно подумал Клайв. – А вот американочка – красотка».

– И то, что вы с профессором Уэллесом так хорошо ладите, не имеет к этому никакого отношения. А? – многозначительно заметил он.

Лора рассмеялась. Ничто не могло бы ярче показать ничтожество Клайва, чем эта фраза.

– Я впервые увидела профессора Уэллеса на вручении премии, – солгала Лора. – Но должна признаться, доктор Олленбах, что после знакомства с вами я все же надеялась, что в конверте будет ваше имя. Я чувствовала себя как в осаде в окружении всех этих англичан.

Фелисити удалось улыбнуться:

– О, мы, американцы, умеем сохранять верность своим убеждениям.

– Пришли позлорадствовать, а, профессор Уэллес? – снова все испортил Клайв.

– Клайв! – воскликнула Фелисити.

– Нет, – сдержанно ответил Гидеон. – Мы пришли, чтобы спросить вас, Фелисити, не видели ли вы чего-нибудь такого, что помогло бы объяснить неприятный инцидент, случившийся в тот вечер.

– Эй! В чем дело? – возмущенно спросил Клайв, не дав жене произнести и слова.

– Боюсь, что Огентайнский кубок, который присуждается вместе с премией, похищен, – сказала Лора. – В тот самый вечер. Точнее, во время празднества.

Она смотрела на Клайва, Гидеон – на Фелисити. Они оба побледнели и выглядели растерянными.

Но если Фелисити, казалось, осознала случившееся, то ее муж начал шумно возмущаться:

– Так вот как вы, умники, называете кражу? Неприятный инцидент?

– Вы были на вечере, мистер Уэстлейк? – сладким голосом спросила Лора. – Я уверена, что запомнила бы вас, если бы вы там были.

– Нет, – поспешно сказала Фелисити. – Клайв был на прослушивании. Он должен был пойти в театр пробоваться на роль.

«Так он актер!» – одновременно подумали Гидеон и Лора.

Это, вероятно, многое объясняет.

– Вы ее получили? – не удержалась от вопроса Лора, уже догадываясь об ответе.

Краска, обезобразившая лицо Клайва, подтвердила ее предположение.

– Нет, – коротко сказал он.

– Боюсь, я тоже не могу помочь вам, – с чуть заметным раздражением сказала Фелисити. – Я не заметила ничего необычного. Что я могла заметить? Едва ли вор прошел на вечер без приглашения, не так ли?

Лора оценила преданность Фелисити своему мужу, и ей стало немного стыдно за свои нападки на него. Она приказала себе строго придерживаться фактов.

– Мы думали, не видели ли вы чего-то необычного, когда выходили из зала. Вы ведь выходили минут на десять, не правда ли? Это было, я думаю, около четверти двенадцатого, – спокойно сказала Лора.

Фелисити вздрогнула.

– Откуда вы… ну, я… нет.

– В чем, черт побери, дело? – вмешался Клайв. – На что вы намекаете?

– Мы ни на что не намекаем, – ответил Гидеон. – Мы всего лишь пытаемся разобраться в этом, прежде чем вызовем полицию.

Фелисити еще больше побледнела. Но Гидеон понимал, что это ничего не означает. Разве он только что не объяснял Лоре, что возможность быть замешанным в каком-то связанном с полицией деле, даже если он ни в чем не виноват, страшит любого преподавателя.

Клайв с беспокойством посмотрел на посетителей и затем на жену.

– Я ничего не понимаю, – медленно сказал он. – Думаю, вам следует уйти.

– Куда вы ходили, доктор Олленбах? – тихо, но настойчиво спросила Лора.

– Подышать воздухом. Я немного прогулялась по саду. Если б вы видели эти гибкие серебристые березы, залитые лунным светом. Я взяла с собой вина. Честно признаюсь, я была расстроена тем, что не получила премию. Мне хотелось несколько минут побыть одной. Я ничего не заметила. Последний раз я видела кубок, когда мы выходили из Большого зала.

Она замолчала. Без сомнения, она вспомнила, как декан громко высказывал озабоченность неисправностью сигнализации.

Она испуганно посмотрела на Гидеона:

– Я не брала его.

– А у вас нет предположений, кто бы это мог сделать? – мягко спросил Уэллес.

Ему было ненавистно то, что он делал. Отвратительно.

Но Фелисити покачала головой:

– Боюсь, что нет.

– И вы не видели ничего подозрительного? – настаивал Гидеон.

– И вы вообще не видели ничего необычного? – одновременно спросила Лора.

– У меня было не то настроение, чтобы что-то замечать, – грустно улыбнулась доктор Олленбах.

Клайв беспокойно завозился на диване и воинственно вздернул подбородок.

– Послушайте, да кем вы себя воображаете? Мисс Марпл и Эркюль Пуаро? – И рассмеялся собственной шутке, сравнивая высокого крупного Уэллеса с низеньким, толстеньким и лысым детективом Агаты Кристи.

– Нет, но, будем надеяться, мы добьемся не меньшего успеха. Или, боюсь, существует еще и полиция, – ответил Гидеон, глядя на покрасневшего Клайва. – Если вы что-нибудь вспомните… О, между прочим, вы не делали снимков на вечере?

– Нет, у меня не было фотоаппарата, – сказала доктор Олленбах.

– Но кто-то фотографировал, – заметила Лора, внезапно вспомнив человека в смокинге, увлеченно щелкавшего фотоаппаратом.

Она описала его Гидеону, который решил, что это мог быть профессор философии, приглашенный директором.

– Мы к нему заедем, посмотрим, не проявил ли он пленки, – сказал Гидеон, когда Фелисити провожала гостей до дверей.

К всеобщему удовлетворению, ее супруг остался сидеть на диване.

«Вероятно, слишком пьян», – с ехидством подумала Лора.

Выходя, они сдержанно попрощались, и доктор Олленбах закрыла за ними дверь.

Сев в машину, Лора взглянула на Гидеона:

– Мой дом совсем недалеко отсюда. Сейчас одиннадцать. Не хотите остановиться и выпить чашку чая?

– Почему бы и нет? – устало согласился он.

Гидеон нисколько не удивился, увидев, что домом Лоры была роскошная вилла, даже больше и лучше, чем резиденция Олленбахов.

На этот раз Лоре удалось выйти из машины, почти не теряя своего достоинства. Говорят, практика все доводит до совершенства.

В доме она повела Гидеона прямо на кухню. Она смотрела, как гость отодвинул стул и сел, положив локти на стол. Ей доставляло удовольствие его присутствие здесь, на ее собственной «территории». Он, казалось, прекрасно сюда вписывался. Не настолько, чтобы это угрожало ее существованию и личности, но достаточно, чтобы многое изменить.

Она приготовила чай и отрезала кусок купленного в магазине кекса. Она не умела печь.

– Ну, и что вы о них думаете? – спросила Лора, когда они наконец устроились напротив друг друга.

– Я думаю, у них плохо с деньгами, – уверенно сказал Уэллес.

– Дом, вероятно, заложен и перезаложен, – задумчиво предположила она. – А этот муж – камень на ее шее. Но она его любит. Корова несчастная.

Гидеон поморщился:

– Вы умеете выбирать слова. Вам кто-нибудь говорил об этом?

Лора ответила улыбкой.

– Может быть, я недостаточно знакома с той профессиональной белибердой, которую так любят нести и которой вы владеете в совершенстве, профессор Уэллес, но я знаю, что есть что.

Гидеон вспомнил о своей жалости к Фелисити Олленбах и подумал, что, может быть, в этом Лора честнее его. Он вздохнул.

– Я могу допустить, что ее муж способен украсть, – хмуро признался он.

– Она выходила из зала, сама призналась, – напомнила Лора.

Взгляд его синих глаз обжег ее.

– Ну и что? Я выходил тоже, это еще ничего не значит.

– Вам просто не хочется, чтобы это была она или один из них. Признайтесь, – сказала Лора.

Гидеон вздохнул и покачал головой.

– Вы правы, – просто подтвердил он. – Мне не хочется.

– Но дом Олленбахов недалеко от колледжа, не так ли? Если она приехала на машине, то ей надо было всего несколько минут, чтобы заехать домой, оставить там кубок и вернуться обратно.

Гидеон с беспокойством смотрел на Лору. Она буквально излучала энергию. Он встал и вымыл свою тарелку и чашку.

Лора с одобрением наблюдала за ним. По крайней мере он знал, как вести себя в доме! Она тоже встала и подошла к нему сбоку. Он был такой высокий, стройный, серебряный. И от него так хорошо пахло. Даже стоять рядом с Гидеоном было достаточно для захватывающего ощущения его близости.

– Не волнуйтесь. Мы предельно тактичны. Мы делаем доброе дело, – тихо успокаивала она. – Я не хочу расстраивать ваших друзей. Знаю, что вам предстоит жить с ними. Но мы должны вернуть кубок, иначе ваши друзья пострадают еще больше.

Удивленный, Уэллес посмотрел на девушку. Она улыбнулась:

– Вы действительно считаете меня в некоторой степени идиоткой, не так ли?

– Нет! – тотчас же запротестовал он.

Глаза у нее были темные, как самый темный шоколад. Он покачнулся, чуть наклоняясь. Казалось, она тянет его вниз к себе. И как только она это делает?

Лора знала, что дареному коню в зубы не смотрят.

– Вы же знаете, все будет хорошо, – с нежностью говорила она, подвигаясь к нему так, что их плечи соприкоснулись. – Мы разберемся во всем, и тогда…

Их губы встретились. Гидеон почувствовал, как что-то взрывается в его голове. Исчезли все мысли об окружающем мире. Все в нем в одно мгновение вдруг сосредоточилось на этой минуте, на одном лишь ощущении.

Ощущении близости женщины.

Женщины в его объятиях, теплой, мягкой, все сильнее и сильнее прижимавшейся к нему. На ее аромате. На тихом, шепчущем дыхании. На прикосновении ее языка, мягкого, бархатистого, ищущего, проникающего, разрывающего душу.

Он услышал тихий вздох наслаждения, но не понимал, кому он принадлежит, ей или ему.

Он чувствовал ее груди, соски, вжимавшиеся в его грудь. Его напряженная, отвердевшая плоть бунтовала и жаждала слияния с ее женской плотью.

Он пытался перевести дыхание, но не смог. Гидеон лишь еще глубже впитывал ее в себя. Ее прикосновения, аромат, голос.

Он закрыл глаза и почувствовал, что опускается на пол. Холодный кафель. Тяжесть ее тела.

Лора лежала на нем, наслаждаясь прикосновениями. Если бы она могла раствориться в нем!

Их поцелуй становился все более глубоким, требовательным, неистовым, яростным.

Ее губы оторвались от его рта и скользнули по горлу. Она прижалась губами к ямочке на его шее, и он, задыхаясь, ловил воздух… в отчаянии взывая к своему разуму, но в то же время боясь его. Ему не хотелось быть разумным. Не сейчас. Не сейчас, когда она так близко. Он слишком долго был слишком разумным.

Лора гладила его щеки, шею. Ласкала каждый мускул его груди, опускаясь все ниже и ниже, туда, где под джинсами билась и пульсировала кровь.

И Гидеон уже не сомневался, чьи стоны он слышит. Его звучный и хриплый от наслаждения голос раздавался в стенах этой белой кухни.

Гидеон открыл глаза.

Он лежал на полу с женщиной, возбуждавшей его и доводившей до грани безумия. Ему надо что-то с этим делать!

Лора подняла его свитер, ее пальцы лихорадочно расстегивали пуговицы его рубашки. Эти прикосновения заставляли Гидеона беспомощно извиваться на твердом кафеле пола.

Довольно. Он должен что-то сделать!

Лора наклонилась, собираясь поцеловать Гидеона в грудь, но он замотал своей серебристо-золотистой головой.

– Лора, – стараясь четко и резко произнести ее имя, сказал он.

Но в ответ увидел только высокие скулы, огромные темно-карие глаза. Красоту. Силу. Пламя.

Лора уже добралась до пряжки его пояса. И вдруг у него откуда-то нашлись силы разорвать невидимые цепи, державшие его в плену. Он сжал ее руку.

Ее пылающие черные глаза с недоумением взглянули на Гидеона.

– Что вы делаете? – хрипло спросил он.

– Занимаюсь с вами любовью.

– Почему?

– Потому что я этого хочу.

Гидеон покачал головой:

– Этого недостаточно.

Лора застыла. Она неожиданно оказалась в ловушке. Как бы она ни старалась сохранить уверенность, ее обуяла внутренняя дрожь.

– А что еще вам нужно? – холодно спросила она. – Вы хотите, чтобы я сказала, что люблю вас?

«Потому что люблю»?

Но она не собиралась признаваться первой. Ни в коем случае! Это было бы самоубийством.

Ее слова подействовали как ведро холодной воды. Гидеон с трудом выпрямился, выплывая на поверхность чувственного моря страстей, грозившего поглотить его.

– Не смешите меня, – резко сказал Уэллес, поднимаясь на ноги, его тело бунтовало, а ум насмешливо восхищался самообладанием. – Мы почти не знаем друг друга.

Лора тоже неуверенно держалась на ногах. Ее все еще влажное разгоряченное тело, вдруг похолодев, успокаивалось и ныло.

– Это верно, – холодно согласилась она.

Гидеон подошел к раковине и наклонился над ней.

Он чувствовал себя отвратительно.

Почему бы ему не согласиться на секс, а потом все забыть? Мужчины все время так делают. Да и он сам так поступал в прошлом. Но почему-то он сознавал, что с этой женщиной так поступать нельзя.

– Послушайте, – с несчастным видом повернулся он к Лоре, вытирая рукой бледное, покрытое потом лицо.

Сердце по-прежнему колотилось. Кожа все еще хранила ощущение прикосновения ее рук. Он глубоко вдохнул.

– Давайте придерживаться строго деловых отношений, хорошо?

Лора улыбнулась.

– Меня это вполне устраивает, – солгала она, небрежно пожав плечами.

– Прекрасно! Мы доведем это дело до конца и затем сможем расстаться друзьями.

Почему она не злилась и не пыталась выцарапать ему глаза?

Лора улыбнулась.

«Рано радуетесь», – подумала она.

Как только они доведут все это до конца, откроется сезон охоты на профессоров психологии, дружочек!

И она, как бы он ни отбивался и ни кричал, затащит его в свою постель!


Глава 10

<p>Глава 10</p>

Гидеон ехал в северную часть города. Сидевшая рядом Лора хранила зловещее молчание.

Гидеон нервно кашлянул. Он мысленно все еще видел себя, распростертого на полу ее кухни, терзаемого страстью и желанием. Как, черт побери, он собирается пережить все это? А еще психолог.

Конечно, лучше всего было бы восстановить их прежние отношения на равных. Вести себя нормально.

– Полагаю, как только все разрешится, вы вернетесь в Штаты? – спросил Уэллес, решив завязать вежливый разговор.

Лора пожала плечами.

– Не сразу. Я должна поехать в Лондон и там пригладить растрепанные перышки. У одного из моих дядей возникли проблемы с профсоюзом. Затем я должна отправиться в Шотландию и почистить перышки там. Одна из компаний другого дяди только что получила большой контракт на строительство судов. Не на постройку суперлайнера, конечно, – со знанием дела продолжала она, – такие контракты в наше время уходят в Швецию и другие места. Но они получили заказ на постройку яхт. Вы понимаете, этих символов престижа у нуворишей. Очень прибыльный. После этого я должна отправиться во Францию – у моего третьего дяди большое парфюмерное предприятие. Предполагаю, они хотят назвать духи моим именем или уговорить меня провести большую рекламную кампанию. Но сначала они должны посмотреть, достаточно ли я красива.

Лора говорила таким будничным тоном, что Гидеон иа секунду отвлекся от дороги и взглянул на нее. Она смотрела в окно, и никаких признаков высокомерия на ее лице он не заметил.

– Вы это серьезно? – сказал он, и что-то похожее на страх прозвучало в его голосе.

Какая женщина из его знакомых могла быть так беспристрастна к своей внешности?

Лора тоже старалась вести себя так, словно между ними ничего не произошло. Не потому, что она хотела забыть это утро – она все еще не утратила ощущения его близости.

Для ледяного истукана он оказался удивительно теплым. Нет, будет проще, если она перестанет постоянно воображать, что занимается с ним любовью.

Она заставила мысли вернуться к действительности.

– Конечно, серьезно, – честно призналась она. – Выпуск новых духов может стоить миллионы и принести еще больше миллионов. При условии, что сумеете правильно подобрать упаковку и рекламу. Все знаменитые женщины продают духи, и иногда это кажется так просто. Только подумайте, все известные королевы экрана имеют свои ароматы. Французская компания желает слияния с американской – звучит и выглядит хорошо. Если они сочтут меня достаточно интересной, то захотят использовать в рекламе. По крайней мере так, кажется, думает мой дядя, хотя не потратил столько слов, чтобы сказать это.

Гидеон вздохнул.

– Сколько же у вас дядей?

– Три. Все имеют разные куски вангилдеровского пирога.

– А ваш отец?

– Мой отец не так давно умер.

Гидеон стиснул зубы.

– Мне очень жаль.

– Мне тоже, – просто сказала Лора.

– А какие отношения у него были с пирогом Ван Гилдеров?

– Пирог принадлежал ему.

Гидеон сглотнул.

– О! – Ему трудно было даже представить такое богатство.

– Или по крайней мере это так выглядело. Что в Америке одно и то же, – поправилась Лора. – Он был на виду, от него все исходило, – улыбающееся лицо компании Ван Гилдера.

В нескольких словах она объяснила, что отец был плейбоем с добрым сердцем, филантропом, любимцем общества.

– А он не считал эту роль немного… – Гидеон искал подходящее слово, которое не звучало бы снисходительно.

– Пустой? – сухо подсказала ему Лора. – Иногда. Но он добывал контракты, которые его младшие братья превращали в доллары. Он играл в гольф с сенаторами и промышленниками, которые смазывали машину, позволявшую компаниям Ван Гилдера расширять зоны влияния и прочее. То, чем занимался отец, было так же важно, как и то, что делали дяди.

– И кто же теперь собирается этим заниматься?

– Я.

Гидеон почувствовал, как машина чуть вильнула в сторону, и взял себя в руки. Он подъехал к многоквартирному дому; выключив мотор, посмотрел Лоре в лицо.

– Это огромная ответственность, – тихо заметил он.

Лора дернула плечом.

– Он оставил мне акции. Оставил мне свое дело. И маленькая богатая американка собирается отрабатывать свои мультимиллионы.

Гидеон различил в голосе девушки чуть заметную тревогу. Черт, будь он на ее месте, в его голосе тревога была бы более заметна! И вдруг он посмотрел на их расследование с ее позиции.

Лора заметила его взгляд.

– Что? – тихо спросила она.

Гидеон покачал головой:

– Ничего. Просто… вручение премии Ван Гилдера. Это было ваше первое появление на публике в качестве нового главы Ван Гилдеров, не так ли?

Губы Лоры дрогнули.

– Да. И только посмотрите, как хорошо я начинаю.

Уэллес вздохнул:

– Я и понятия не имел, как много это значит для вас. Я думал, вы просто самоуверенны.

Лора рассмеялась:

– Ха, спасибо. Но в мою работу входит контроль над гласностью, из-за этого я должна разобраться с кражей. Если я не могу без оплошностей сделать такую простую вещь, как вручение научной премии…

– Ну-ну, – мягко заметил он, – не ваша вина, что какой-то вор стащил кубок. До сих пор в газетах даже не упоминалась премия Ван Гилдера, если не считать обычного краткого сообщения.

– Знаю. Но может разразиться скандал, – с тревогой сказала Лора. И вдруг совершенно неожиданно для себя жалобно прошептала: – Я скучаю по отцу. Мне так его не хватает.

– Я знаю, – кивнул Гидеон. – Горе длится дольше, чем думают некоторые. Я хорошо знаю, что вы чувствуете.

– О, в самом деле? – рассердилась Лора.

Она была не в состоянии смириться с притворным сочувствием.

Гидеон пристально посмотрел на нее:

– Да, знаю. Я потерял обоих родителей, они погибли в катастрофе, когда я был студентом. Мне было девятнадцать, я имел семью и дом. Мгновение – и все исчезло.

Лора почувствовала, что бледнеет. Она не представляла, как бы справилась, если бы потеряла еще и мать. И свой дом. Она прикусила губу.

– Вот поэтому для вас так важен колледж?

Гидеон задумался. Забавно, что он так не думал. А это действительно было так очевидно. Классическая психология. Потерял одну семью – ищи другую. Он грустно улыбнулся:

– Полагаю, что так.

Лора сдержала наполнившие глаза слезы.

– Значит, теперь настала моя очередь извиниться. Я приняла вас за еще одного самодовольного британца. Такого, кто живет в оксфордском колледже только для того, чтобы показать, какое он необыкновенное, умное, привилегированное существо.

Гидеон смущенно заерзал на сиденье.

– Не подозревал, что я так выгляжу.

– Не вы, нет, – поспешно сказала Лора. – Просто так случилось, что я увидела сразу весь комплект, и мне не пришло в голову посмотреть по сторонам. Простите. Я уверена, вы любите колледж Св. Беды не меньше, чем я люблю свой дом.

Гидеон мысленно вернулся к тому моменту, когда вчера утром вошел в столовую колледжа. Или это было позавчера? Время, казалось, потеряло свои ориентиры. Он вспомнил, какой странно незнакомой выглядела комната. И каким чужим он чувствовал себя в ней.

– Интересно. – Уэллес задумался, и Лора с любопытством поглядела на него.

Может быть, пора ему двинуться с места. Не стал ли он пленником Св. Беды, как хорошо сохранившееся насекомое в дорогом, надежном куске янтаря? Если бы он столкнулся с реальным, жестоким миром Лоры, как бы он там выжил?

Неожиданно Гидеон осознал свою ограниченность. Прежде чем он решил стать учителем, у него были другие достойные идеалы и мечты – как и положено очень молодым и наивным людям.

Он начал студентом с намерением работать в области практической психиатрии. И не просто заниматься обычными для богатых неврозами, а серьезной, важной работой – изучением болезней мозга. Что же случилось с его идеалами и мечтами?

Уэллес тряхнул головой. Не все сразу. Сначала найти кубок. А затем – кризис среднего возраста!

Он заметил озадаченный взгляд девушки и вздохнул:

– Вы заставили меня сомневаться в себе самом.

И сомневаться в правильности мнения о ней. Избалованной богатой девчонке?

Почему-то он так о ней не думал. Уже не думал. У нее свои проблемы, как и у него свои. У Лоры была ответственность перед семьей. Перед образом жизни. Как и у всех других.

Лора тоже чувствовала, что они только что «перешли реку». Она инстинктивно чувствовала, что они больше не противостоят друг другу.

Девушка глубоко вздохнула и усталым жестом отвела волосы от лица. Иногда случались моменты, когда ей не хватало отца, с которым она могла бы поговорить. И посоветоваться. Услышать, что все будет хорошо. Глупо, конечно. Она взрослая женщина, слава Богу.

Гидеон взглянул на свою спутницу, озабоченно сведя брови. Ему хотелось погладить ее щеку и сказать что-нибудь стоящее. Но вместо этого он растерянно сказал:

– У вас усталый вид. Надеюсь, вы высыпаетесь.

Лора жестко рассмеялась.

– Едва ли. Я начинаю сомневаться, что мы когда-нибудь выпутаемся из этой истории, – добавила она мрачно.

И подумала, имела ли она в виду пропавший кубок или что-то совершенно другое.

Гидеон взглянул на почти пустую дорогу, снова снизил скорость и, взяв руку Лоры, быстро пожал ее. Жест получился довольно неуклюжим, но забавным и очень трогательным. Он странным образом успокоил Лору и даже немного развеселил.

– Не беспокойтесь. Все уладится, – сказал он, подумав, что мог бы сказать что-то менее банальное, если б постарался. – При вашем участии в расследовании они не осмелятся еще что-нибудь сделать.

– Ха, неужели вы в это верите? – рассмеялась Лора. – Не понимаю, с чего вы взяли, что у меня в жизни все получается, – обиделась она.

Гидеон широко улыбнулся.

– Возможно, от того, что вы всегда уверены в успехе. Мне кажется, вы способны схватить жизнь за горло и встряхнуть, – совсем как терьер хватает крысу.

– Большое спасибо! Называете меня собакой? – поддразнила она.

Гидеон рассмеялся.

– Конечно, нет. А если бы назвал, то вы были бы французским пуделем в бриллиантовом ошейнике, выкрашенным по моде в розовый цвет, подстриженным и причесанным в стиле «пом-пом».

– О, замолчите! Я была бы дрожащим пушистым комочком, ищущим доброго хозяина.

– О да. Спорю, вы никогда в жизни не были дрожащим пушистым комочком, – усмехнулся он.

И хотя Лора понимала, что Уэллес подшучивает над ней, какая-то уверенность в его голосе задела ее за живое.

– Здесь вы ошибаетесь, – решительно возразила она. – Поверьте, я получила свою долю страха и разочарований. Однажды, когда мне было пять лет, я упала с качелей в школьном дворе и сломала ногу. Я была в таком шоке и мне было так больно, что я даже не смогла позвать на помощь своих подруг. Они продолжали играть вокруг меня, а я пыталась притвориться, что ничего не случилось. И только когда учитель позвал нас, а я не могла даже шевельнуться, меня отвезли в больницу. Прошло всего около часа, пока они не нашли мою мать, и она тут же приехала за мной, но для меня этот час тянулся, как годы, поверьте.

Гидеон крепко сжал руль. Он знал, какими тяжелыми могут быть детские травмы. Он бы не удивился, узнав, что ей до сих пор снятся кошмары.

– Могу поспорить, все доктора и сестры прыгали вокруг вас, – осторожно, вызывая ее на продолжение рассказа, сказал он.

Лора улыбнулась:

– Ну, было немного. Затем была… – она на секунду задумалась, хочется ли ей говорить об этом, но продолжала: —…моя первая любовь.

На минуту острый взгляд Гидеона остановился на ее лице и затем устремился на дорогу. Он понимал, что, отвернувшись от Лоры, поможет ей чувствовать себя свободнее.

– О? Судя по вашему тону, она не увенчалась успехом? – осторожно предположил он.

– Нет, – коротко подтвердила девушка. – Мальчик встречает девочку. Девочка сражена. Мальчик обещает ей все сокровища мира, пока она платит за них. Отец девочки откупается от мальчика. Мальчик покидает девочку. Девочка получает хороший урок. Как вы думаете, можно сделать из этого голливудский фильм?

– О, обязательно, – весело ответил Гидеон.

Он прекрасно понимал, что ее шутливая манера всего лишь маска, очень хорошая маска, но она ни на секунду не обманула его.

– Как вы полагаете, кто бы сыграл вас? Джулия Робертс?

– По меньшей мере Джулия Робертс.

– Вы, должно быть, страдали, – просто сказал Гидеон, и Лора бросила на него короткий взгляд.

Пожала плечами.

– Я преодолела это, – беззаботно ответила она.

– После грубого удара, нанесенного вашей самоуверенности, – осторожно предположил он. – и после того как поняли, чего следует ожидать от жизни. После того как несколько ночей проплакали в подушку. Не говоря уже о том, что еще глубже забились в свою раковину и остались с убеждением, что нельзя доверять мужчинам, и этот страх омрачит ваши будущие отношения с мужчиной. Я прав?

– Хм, профессор Уэллес, можно подумать, что вы психолог!

– Вы сообразительны.

– А разве нет?

Гидеон включил левый поворот, зная, что они недалеко от своей цели, и пожалел, что у него оставалось мало времени, чтобы поговорить с Лорой еще.

До того момента он никогда не представлял Лору Ван Гилдер легкоранимым подростком, получившим тяжелые удары и перенесшим их. Такой же, как и все остальные люди.

Одно было ясно – он не сомневался, что ее встреча с охотником за приданым оставила в ее душе глубокий безобразный шрам. Сознавала она это или нет. Такие шрамы плохо заживают. Такие шрамы не видны.

Гидеон тяжело вздохнул, затем подъехал к обочине и остановился. Когда он выключил мотор, Лора посмотрела на небольшой многоквартирный дом.

– Так где мы? – спросила она, переходя на более безопасную почву и решительно прогоняя из головы откровенные признания, сделанные за последние несколько минут.

Еще будет время поговорить о них позднее.

– Доктор Жюли Нгабе. Ее дом как раз за углом.

– Вы трудились как пчелка, – заметила она, выходя из машины и демонстрируя свои длинные ноги.

Гидеон с жадностью следил за ее движениями.

– О, даже усерднее, – самодовольно ответил он.

Девушка вопросительно подняла черную бровь.

Уэллес запер автомобиль и, шагнув к ней на тротуар, протянул руку. Он сделал это не думая. И Лора так же бессознательно взяла ее. В этот холодный и сырой ноябрьский день они шли по усыпанному листьями тротуару, держась за руки.

– Э, да, – сказал Гидеон.

Ее рука так уютно устроилась в его руке. Не маленькая, не хрупкая, не холодная, Он чувствовал, что именно такую руку он мог бы держать всю жизнь.

Лора подумала, не следует ли ей отнять свою ладонь. Ей этого не хотелось.

– Что же еще вы выяснили? – небрежно и с некоторым вызовом спросила она.

Гидеон честно ответил на этот вызов:

– Я узнал, что в колледже доктора Нгабе, колледже Св. Иоанна, заканчивается срок ее гранта.

– Это хорошо или плохо?

Гидеон пустился в долгие объяснения:

– Научная работа по гранту – это не постоянная должность преподавателя. Он предоставляется на какой-то срок, от года до трех или пяти. Он может быть неоднократным. Скажем, колледж хочет испытать некоего ученого. Этот ученый имеет хорошую репутацию, хорошо выполняет свою работу, но он еще молод, и не известно, что из него получится. Ему или ей предоставляют грант на научно-исследовательскую работу. Они становятся активными членами колледжа, им разрешают преподавать и пользоваться оборудованием, принимать активное участие в жизни колледжа.

– Но по окончании срока колледж может, если захочет, избавиться от них, – быстро сообразила Лора.

– Правильно. Но все не так плохо. Например, возьмите какого-нибудь вашего соотечественника. Он или она приезжают сюда в качестве стипендиатов Родса. Получают хорошую степень. Сейчас все они нацеливаются на профессорскую должность, скажем, в Йеле. Но конкуренция велика. Трехгодичная работа в Оксфорде обеспечивает хорошую характеристику и мощную поддержку при продвижении по служебной лестнице. Оксфорд получает способного преподавателя с хорошим образованием, который привлечет других стипендиатов Родса и надолго сохранит контакты с Оксфордом. Через три года он отправляется в Йель и начинает свою карьеру, а Оксфорд получает нового стипендиата. Все выигрывают.

– Если? – спросила Лора.

Ибо была уверена, что в этом сценарии должно быть какое-то «если».

– Если только стипендиат на самом деле не захочет остаться в Оксфорде навсегда и получить постоянный пост. В таком случае его жизни в колледже не позавидуешь.

– Но ведь колледж ею доволен, – возразила Лора.

– Ну и что?

Лора взглянула на Уэллеса. Не часто ей приходилось смотреть на мужчин снизу вверх. Она обнаружила, что это ей даже нравится.

Ей нравилось, что серый дневной свет не мог приглушить серебряный блеск его волос. Что серый туман уступал перед яркостью его холодных синих глаз. Ей нравилось идти рядом с ним. Нравилось, как смотрели на них прохожие.

Она заставила себя сосредоточиться.

– Вы говорите, что колледж Св. Иоанна не хочет предоставлять Жюли Нгабе второй грант?

– Я так слышал. У меня есть друг в ее колледже.

«Могу поспорить, что есть», – подумала она, немного ревнуя.

Почему-то она была уверена, что этот друг – женщина.

– Понятно. Но я думала, что номинация на премию Ван Гилдера даст ей шанс на новое продвижение.

Гидеон улыбнулся:

– Вы не знаете Оксфорда. То, что ваш совет по премиям, возможно, считает очень важным, здесь таковым не считается. В Оксфорде достаточно самодовольных профессоров, которые, держась за собственное место, все свое время посвящают тому, чтобы сделать жизнь невыносимой для перспективных и молодых.

– Особенно женщин? – с обидой сказала Лора.

– Нет. Они отвратительно относятся ко всем. Старый лев защищает свою территорию от молодого.

– Но должны же быть в колледже Св. Иоанна и хорошие люди. Они же вредят сами себе.

– Согласен. И если бы доктор Нгабе получила премию, место было бы ей обеспечено, в этом я не сомневаюсь. Но она не получила. И я подумал, насколько она огорчена и до чего могла бы дойти в минуту отчаяния.

– Вы хотите сказать, украсть кубок? – прямо сказала Лора.

Гидеон вздохнул:

– Кажется маловероятным. Но она могла считать, что берет только то, что ей причитается. Своего рода утешительный приз.

– Хм-м. Удобная позиция с точки зрения психологии. А как насчет более простой грязной денежной проблемы. Не думаю, что у доброго доктора большой доход.

Они уже подошли к дому. Это был скромный, прилегающий к соседнему дом, в прекрасном состоянии и с маленьким ухоженным садиком.

– Вы думаете, она не знает обо всем? Я имею в виду удар, который готовит для нее колледж? – с любопытством спросила Лора.

– Почему бы нам не спросить ее? – пожал плечами Гидеон.

– Да. Что ж, приступим.

Дверь открыла сама Жюли Нгабе. На ней был яркий оранжево-изумрудно-зеленый тюрбан и такой же расцветки широкое развевающееся платье. Как и всегда, она выглядела красавицей и сохраняла свой благородный и отчужденный вид. Рядом с ней Лора почувствовала себя оборванкой и неженственной.

– Профессор Уэллес. Как приятно вас снова видеть, – любезно сказала, доктор Нгабе. – И мисс Ван Гилдер. Пожалуйста, входите. Я не ожидала гостей. Извините за беспорядок в доме.

Жилище выглядело безукоризненно. Ни пылинки, ни единой вмятины на диванных подушках.

– Чай?

– Спасибо, – сказал Гидеон и позволил ввести себя в гостиную и усадить на большой мягкий диван.

Когда хозяйка вышла в кухню, гости растерянно переглянулись.

– Будет непросто, не так ли?

Это было еще мягко сказано. И скоро Лора в этом убедилась. Жюли Нгабе вернулась с идеально приготовленным индийским чаем и дорогими вафлями и печеньем.

– Я полагаю, вы удивляетесь, что мы здесь делаем, – не подумав, сказала Лора, немного сбитая с толку невозмутимым спокойствием хозяйки квартиры.

Жюли Нгабе коротко улыбнулась и наклонила голову.

– Это касается Огентайнского кубка, – перехватил эстафету Гидеон. – Мы подумали, известно ли вам, что он украден?

На одно короткое мгновение длинные красивые руки, взявшие фарфоровый чайник, застыли. Затем доктор Нгабе спокойно наполнила первую чашку.

– Нет, впервые об этом слышу. Я сегодня не читала газет.

– Понятно. Но этого нет в газетах, доктор Нгабе. Св. Беда пытается… э… держать ситуацию под контролем. Мы надеялись вернуть кубок, избежав огласки.

Доктор Нгабе пристально посмотрела на коллегу.

– Звучит вполне разумно, – ничего не выражающим тоном сказала она.

В ее голосе не слышалось и намека на осуждение, но тем не менее Гидеон покраснел.

Лора посочувствовала ему. Доктор Нгабе умела без труда заставить собеседника чувствовать себя глупым, неуклюжим, уродливым и смешным. Она вела себя так спокойно, так сдержанно, что нетрудно было ее представить в роли опытного вора.

Только одно не вызывало сомнений – если кубок у этой женщины, то она, независимо от обстоятельств, не собирается возвращать его.

Лора прикусила губу, затем взяла печенье и отвернулась.

– Вы не заметили ничего странного в тот вечер? – продолжал Гидеон.

– То есть когда украли кубок? – Доктор Нгабе позволила себе удивиться. – Конечно, нет. В присутствии стольких людей. Ведь он был совсем рядом, в холле?

– Да, – кивнул Уэллес.

– Тогда тот, кто взял его, сильно рисковал, – заметила доктор Нгабе то, что было и так очевидным. – Любой мог выйти из зала и поймать вора.

Гидеон кивнул:

– Да. Это был акт отчаяния, в этом нет сомнения. Или, возможно, гнева?

Глаза доктора Нгабе блеснули. Затем она изящно наклонила голову.

– Или, как вы говорите, гнева.

– Вы были удивлены тем, что премию получил я, доктор Нгабе? – спросил Гидеон.

Ему было неудобно допрашивать эту гордую, замкнутую женщину.

Уэллес заметил, что доктор Нгабе замерла.

«Было ли это просто замешательством?» – подумал Гидеон.

– Нет. Вы были самым сильным кандидатом из всех нас. Конечно, через несколько лет… – Женщина тактично пожала плечами, но было ясно, что она хотела сказать.

Доктор Нгабе не считала, что могла бы проиграть любому.

Гидеон кивнул:

– Да, согласен. Итак, вернемся к краже. Вы не заметили, не покидал ли кто-нибудь зал на некоторое время?

– Вы выходили, – сказала хозяйка дома.

И не было ли намека на улыбку на ее непроницаемом смуглом лице?

Гидеон наклонил голову:

– Да. Кто-нибудь еще?

– Мы имеем в виду в основном тех из нас, кто слышал, как ваш декан говорил о неполадках в сигнализации, насколько я понимаю? – спокойно спросила она, делая несколько глотков чая.

Лора наблюдала за доктором с нескрываемым восхищением. Это превосходная игра или что-то еще?

– Да, – подтвердил Гидеон. – По определенным причинам.

Казалось, доктор Нгабе задумалась. Она молчала, оставаясь неподвижной в течение нескольких секунд.

– Сэр Лоуренс вообще не выходил из зала. Выходила доктор Дойл, но только на несколько минут. Дольше всех, думаю, отсутствовала доктор Олленбах.

– А вы сами? – Этот вопрос задала Лора.

Ей удалось найти правильный тон, и вопрос не прозвучал грубо.

– Нет. Как и сэр Лоуренс, я ни разу не выходила из комнаты, если не считать того, что я отправилась домой, конечно, – добавила она.

Лора взглянула на Гидеона. Это была мысль. Не прихватил ли с собой кубок вор, когда выходил из колледжа?

Но нет. Наверняка нет. Это было бы равно самоубийству. Чем позднее, тем более возрастала вероятность того, что кто-то из гостей тоже выходил из зала и мог застать вора на месте преступления.

Значит, она просто напускала тумана? Лора верила, что эта женщина на такое вполне способна. Любой, кто мог так уподобляться сфинксу, заслуживал пристального внимания.

Однако Гидеон не был склонен слышать что-то подозрительное в равнодушном тоне доктора. Он знал, что по утонченности, умению оставаться вежливой и почтительной в любых обстоятельствах доктору Нгабе не было равных.

– Вы получили вашу первую степень доктора философии в Найроби, я не ошибаюсь? – Уэллес неожиданно переменил тему.

– Да. – Если она была удивлена, то ничем не показала этого.

– А теперь вы собираетесь получить эту степень в Оксфорде, – продолжил разговор Гидеон. – Я очень хочу прочитать вашу диссертацию, как только ее опубликуют.

– Спасибо.

– И это правда, – мягко сказал Гидеон. – Я уверен, она заслуживает, чтобы ее прочитали.

Его взгляд встретился с взглядом карих глаз Нгабе. Он не мог понять, сердится ли она на него, подозревая, что это лишь покровительственная похвала, или искренне довольна получить ее от человека его положения.

Уэллес вздохнул. Сомнений не было. Если эта женщина совершила кражу, она ничем себя не выдаст. Все же Гидеон не может так просто отказаться от попытки.

– Ваша работа здесь заканчивается в конце следующего весеннего семестра, не так ли, доктор Нгабе? – как бы между прочим спросил он.

– Да.

– Надеюсь, потом вы могли бы получить другой пост в колледже Св. Беды. Я уверен, что лорд Джон-Джеймс не будет против еще одного психолога.

Лора сразу поняла, что это был умный тактический ход. Если доктор Нгабе ухватится за эту мысль, то они поймут, что ей известно, что колледж Св. Иоанна собирается выкинуть ее вон.

Доктор Нгабе вежливо улыбнулась.

– Это очень лестно для меня, профессор Уэллес, – ответила она.

«И это, – с разочарованием подумала Лора, – был еще более умный тактический ход».

Они не узнали абсолютно ничего.

Гидеон тоже понимал, что бьется головой о каменную стену. Он допил чай, немного поговорил о психологии и затем встал, чтобы извиниться и уйти.

Лора поняла его намерение, и добрый доктор проводила их до дверей. Направляясь к машине, Лора не могла избавиться от гнетущего ощущения дежа-вю.

– Мы уже проходили через это, – мрачно заметила она.

– Знаю, – согласился он. – И насколько мы продвинулись вперед? – Они забрались в машину, и Уэллес включил мотор. – Куда теперь?

– Почему бы не вернуться к вам? – предложила она. – Вместе подумать и определить, чего мы добились. Затем мы можем найти преподавателя, который делал снимки в тот вечер. Хотя не знаю, какая нам будет польза от них. Только если мы не скрытые экстрасенсы и не узнаем преступника, взглянув на его или ее фотографию?

– Я не Кларк Кент, – усмехнулся Гидеон.

Сев в машину, Гидеон понял, что ему не хочется ехать в колледж Св. Беды. Он подавил свое нежелание и быстро выехал на дорогу, ведущую к Вудсток-роуд.

Проходя мимо охраны, мемориала погибшим в войне, через Арку Беккета, они заметили, как странно неподвижен воздух вокруг колледжа. Как будто само здание застыло в ожидании какого-то события.

Гидеон провел Лору в свою просторную квартиру и закрыл за собой дверь. Лора помнила, что последний раз она была в этой комнате сразу же после того, как обнаружила пропажу кубка. Она была в шоке и нуждалась в убежище.

Сейчас было почти четыре часа. Темнело.

Она смотрела, как Гидеон направился к окнам и задернул длинные бархатные занавеси. Уверенно двигаясь в темноте, он зажег лампы и подошел к бару.

– Бренди?

– Да, пожалуйста.

Лора опустилась на диван. Гидеон протянул ей бокал и подошел к камину. Служителем уже были приготовлены поленья. Хотя радиаторы поддерживали, в комнате тепло, Лора обрадовалась веселому огоньку, вспыхнувшему в камине. Скоро запылал огонь. Огонь и бренди согрели, гостью. Забавно, что до этого она не сознавала, как замерзла.

Гидеон устало растянулся на белом меховом ковре перед камином. Он часто лежал здесь, но для Лоры, ожидавшей, что он подвинет поближе к ней кресло или, еще лучше, сядет рядом на диван, это оказалось полной неожиданностью.

Она смотрела, как он вытянулся, словно длинный поджарый белый медведь, и как огненные блики играют, красиво меняя цвет его волос, и глаз, и щек. Глядя на огонь, Гидеон вздохнул.

– Что же, давайте подведем итоги. Олленбахи определенно заинтересованы в деньгах и, может быть, испытывают финансовые затруднения. Между мужем и женой существует некоторая напряженность. По-моему, она готова на все, лишь бы он был счастлив, и, мне кажется, он дорого ей обходится.

– Согласна, – сказала Лора.

Она не отрываясь смотрела на профиль Уэллеса.

От близости огня Гидеону стало жарко, и он через голову снял свитер. Шерсть наэлектризовала его волосы, и они, словно облачко, сотканное из паутины, колебались над его головой.

Он оперся на локти, вытянув нога во всю длину.

– С другой стороны, это вполне может быть доктор Нгабе. Ей было необходимо получить премию, чтобы сохранить свое место в Оксфорде, и когда она узнала, что не получит ее… кто знает? К тому же, если ей так необходимо остаться здесь, она могла бы воспользоваться случаем обеспечить себя неплохой суммой денег, надеясь стать независимой и финансировать собственную работу.

– И у нее хватит смелости, – вставила Лора. – У нее получится все, что она захочет сделать. Хладнокровная. Уравновешенная. Умеющая держать себя в руках.

Гидеон вздохнул:

– Но готова ли она психологически пойти на такой риск? Я просто не представляю доктора Нгабе в этой роли. Если бы ее поймали, она бы оказалась в тюрьме. И конечно, потеряла бы всякую надежду на Оксфорд. Не могу представить, что она пошла на это. Она как личность не подходит для преступления.

– И не будем забывать о вашей драгоценной докторе Дойл, – язвительно сказала Лора. – В ее возрасте сохранить фигуру и лицо стоит кучу денег.

Гидеон взглянул на гостью, удивленный ее ядовитым тоном.

– Марта? Марта в Оксфорде уже много лет. Дольше меня. У нее безупречная репутация. Она написала великолепную диссертацию на степень доктора философии и уже много лет является постоянным членом одного их старейших колледжа города. Она кажется достаточно надежной. Кроме того, я никогда не слышал, чтобы она нуждалась в деньгах. И у нее нет дорогостоящих тайных пороков, насколько мне известно.

«Уж тебе-то известно, не так ли?» – сердито подумала Лора, скривив губы.

– Вы ее защищаете? – усмехнулась она.

Гидеон свел брови.

– Марту? Нет, не очень. А что?

Лора покраснела.

– Ничего.

Гидеон повернулся на локте, чтобы лучше ее видеть. Странное выражение вдруг появилось на его лице. Полуулыбка-полунедоверие.

– Вы ревнуете? – с изумлением спросил он.

– Вот ухе нет! – вскипела Лора, со стуком ставя бокал и опускаясь на колени рядом с ним. – Меня просто тошнило, когда она флиртовала с вами в общественном месте, вот и все. Рестораны существуют, чтобы в них поедали пищу. А не раздевали мужчин глазами, – сурово закончила она.

– О, это! – Гидеон рассмеялся. – Марта родилась кокеткой и проделывает это со всеми мужчинами.

– Замолчите! – приказала Лора.

Его смех как-то странно действовал на нее. У него были такие белые крепкие зубы. Такой звучный возбуждающий смех, что, казалось, на него откликается все ее существо.

Неожиданно смех замолк. Гидеон посмотрел на Лору, увидел, как потемнели ее глаза, и покачал головой.

– Лора, нет, – сказал он, но в его голосе уже не слышалось силы.

Она толкнула его на ковер и накрыла своим телом.

– Я думал, мы пришли к соглашению, – слабо запротестовал он.

– А я солгала, – с хрипотцой в голосе ответила она и поцеловала Гидеона.

Ее руки, зажатые между ними, пробирались к пуговицам его рубашки и расстегивали их. Его тело, нагретое огнем камина, теперь пылало совсем другим жаром.

Ее губы прижались к его губам. Он судорожно вздохнул.

– Лора!

Она целовала, ласкала языком его шею, ямочку под горлом, и он закрыл глаза.

– Лора, – снова прошептал он.

Вздох.

Стон.

Восторг.

Она стянула с его плеч рубашку, обнажая грудь, покрытую тонкими серебристыми волосками. Гладила, щекотала, ласкала его кожу, и Гидеон вздрагивал от прикосновений, словно через его тело пропускали электрический ток.

Она целовала его плечи, покусывала мочку уха и двигалась по телу все ниже и ниже, пока ее язык не пробрался в его пупок.

Гидеон застонал, содрогаясь.

– Пожалуйста, – сказал он, не понимая, о чем просит.

Лора просунула руку к вздувшемуся бугорку в его джинсах и с силой сжала его. Она чувствовала, как он твердеет и пульсирует.

Гидеон издал долгий, почти болезненный стон, и она с лихорадочной быстротой расстегнула пояс и молнию. Прежде чем он успел что-то сообразить, Лора стянула с него сапоги и полностью раздела его, отшвырнув в сторону ненавистные ей джинсы.

Она поцеловала его колено. Невероятно. С каких это пор колено стало эрогенной зоной? Затем она целовала его бедра, вздрагивающие мускулы, и он понял, что с этой женщиной все его тело – одна эрогенная зона.

Настало время убедиться, что с ней происходит то же самое!

Лора ахнула от удивления, неожиданно оказавшись лежащей на спине, а над ней нависла его серебряная голова. Его губы овладели ее ртом, а язык вел себя как мародер-завоеватель.

Она чувствовала, как исчезает с ее тела одежда и теплые, с длинными пальцами, чувственные руки ласкают ее кожу…

Она вздохнула долгим вздохом блаженства от неясного прикосновения этих рук к ее груди. Словно сквозь туман, она видела склонившуюся над ней голову Гидеона и чувствовала горячий влажный язык, впивавшийся в ее пупок.

У нее вырвался стон, и, неожиданно широко раскинув ноги, она подняла их и обхватила ими его поясницу.

Гидеон тихо вскрикнул. Какую-то долю секунды он сопротивлялся. Затем опустился на нее, и их тела слились, как две половины одного целого.

Глаза Лоры расширились, она чувствовала, как он входит в нее, заполняя, давая наслаждение и требуя того же от нее. Она сжала его внутри себя и увидела, как широко раскрылись и затуманились его глаза.

– Лора, – произнес Гидеон.

Твердо.

Уверенно.

Удовлетворенно.

Она смотрела ему в лицо, крепко упираясь пятками в его ягодицы, не оставляя ему шанса ускользнуть.

Высокий, холодный, высокомерный человек исчез. На его месте был ее любовник. На его лбу блестели капли пота, лед синих глаз растаял, превратившись в озера страсти. Он тяжело дышал, хватая ртом воздух.

Она знала, что и ее лицо, должно быть, выражает такую же глубину чувственности и желания.

Любовь и страсть.

Алчность и щедрость.

Она чувствовала, что теряет контроль над своим телом.

– Гидеон! – вырвался у нее крик.

Изгибаясь, она вцепилась ногтями в его спину.

Гидеон вскрикнул. Больше он не издал ни звука, его тело таяло и вливалось в жаждавшую его горячую глубину ее тела.

Обессиленный, он рухнул на Лору, в его ушах все еще звенел ее крик.

Лора приняла его в свои объятия. Ее руки с нежностью отвели волосы с его висков.

Как же чудесно было растопить этого ледяного истукана.


Глава 11

<p>Глава 11</p>

– Это здесь? – спросила Лора, расстегивая ремень на сиденье и глядя на маленький, но очаровательный коттедж с террасой, перед которым они остановились.

– Да, – подтвердил Гидеон, выходя из машины и открывая перед ней дверцу.

Когда она вышла, его взгляд остановился на ее ногах.

Лора выпрямилась, разглядывая название улицы.

– «Сорочий переулок». Какие смешные имена вы, британцы, даете. Здесь когда-нибудь были сороки? – поинтересовалась она, поворачиваясь к Уэллесу.

Гидеон улыбнулся и пожал плечами:

– Не знаю. Спроси историка, Если у тебя есть шесть лишних часов.

Лора развела руками, как бы признавая свое поражение.

– Ни в коем случае. Я уже привыкаю к поведению твоих друзей. Я спрошу, были ли когда-нибудь здесь сороки, и в ответ получу легенду о каком-то короле, жившем восемьсот лет назад. Или об ужасном булочнике, делавшем с птицами ужасные вещи в 1602 году. И все это связано с социально-экономическими ошибками, совершенными правительством бунтарей, которое… – Она умела прекрасно подражать британскому произношению и могла делать это часами. – Нет уж, спасибо!

Они подошли к дому преподавателя, который делал снимки на вечере.

– А этот парень, случайно, не историк? – с беспокойством шепотом спросила Лора, когда они подошли к двери и Гидеон взялся за ярко начищенный медный молоточек и дважды постучал.

– Нет. Хуже. Он экономист. Говори что хочешь, только не упоминай Денниса Хили.

Лора захлопала ресницами.

– Кто этот Деннис… ох!

Последнее относилось к тому, что дверь открылась и Гидеон неожиданно толкнул ее острым локтем в бок.

– Привет, Джордж.

– Гидеон!

Человек, стоявший перед ними, был именно таким, каким его запомнила Лора, – невысоким, аккуратным и подвижным, с копной довольно сальных черных волос и небольшими усами. На нем были пестрый свитер и джинсы.

– Какой сюрприз! И мисс Ван Гилдер здесь. Спасибо, что привез ее ко мне, Гидеон. Но входите, входите же.

С некоторым опасением они вошли в крошечный коттедж и сразу оказались в опрятной маленькой гостиной. Их хозяин быстро вернулся из кухни с чаем и сдобными булочками на подносе.

Гидеон взглянул па часы. Было около четырех. Лора покачала головой. В этой стране действительно в это время все пили чай.

Или по крайней мере в Оксфорде.

– Так как вам нравится наш город со сказочными шпилями, моя дорогая? – спросил хозяин, и Лора, с удивлением поняв, что он обращается к ней, проглотила чай (вместе с желанием сказать, что она никому не «дорогая») и улыбнулась.

– Очень, я хотела бы спросить, э…

– Джордж Ферберн, моя дорогая. Все зовут меня Джордж. Кроме жены, она называет меня Джорджи.

Лора прикусила губу и старалась не смотреть на Гидеона.

– Э, Джордж. Я хотела спросить, не проявили ли вы те снимки, которые сделали на вечере? – ринулась она вперед.

После предупреждения Гидеона Лора представляла себе, на сколько часов они застрянут здесь, сплетничая обо всем и пи о чем.

У Джорджа был подходящий для этого вид.

– Она имеет в виду – на вручении премии Ван Гилдера в колледже Св. Беды, – подсказал Гидеон, поскольку Джордж не мог сообразить, о чем речь.

– О, те. Да, конечно. Они где-то здесь, куда же я их положил? А, конечно. Одну минуту.

Он вскочил и вышел в холл, а Гидеон наклонился к Лоре:

– Джордж – большой любитель пообщаться. Он, наверное, уже побывал на десяти других сборищах после нашего. И я не преувеличиваю.

– Везет Джорджи, – шепотом ответила Лора, и Гидеону удалось спрятать улыбку до того, как хозяин дома вернулся с толстой пачкой фотографий.

– Вот они. Получились неплохо, хотя не хочу хвастаться. Я пробовал новую вспышку.

И прежде чем гости остановили его, пустился в долгие рассуждения.

Гидеон и Лора рассматривали фотографии под бурным потоком его объяснений.

Лора, конечно, выглядела великолепно, такой, какой ее запомнил Гидеон. Но скоро стало ясно, что Джордж имел полное основание хвастаться своим мастерством, ибо фотографии оказались превосходными. Син-Джан, Рекс, все подозреваемые, как и неизвестные люди, были запечатлены в хорошем освещении и «без лести».

Но ни на одной из них не было открытой двери, за которой бы виднелся кто-то, уносящий кубок.

Впрочем, на это нельзя было рассчитывать. Чудеса происходили с кубками в далеком прошлом, и никто не ожидал вмешательства высших сил в это расследование. Все же было бы неплохо, если бы снимки хотя бы немного помогли им.

– На этом снимке у доктора Нгабе почти королевский вид, – заметил Гидеон, передавая фотографию африканки в ее ярком национальном наряде.

– А на этом твоя Марта слишком много выпила, – не удержалась Лора, чтобы с некоторым удовлетворением не указать на снимок, и положила сверху свой собственный.

– Мне бы хотелось, чтобы ты перестала все время говорить о ней, – ответил Гидеон и поднял голову, поняв, что Джордж наконец умолк.

– Вы ищете что-то определенное? – спросил он весело, с интересом переводя взгляд своих по-птичьи острых глаз с Гидеона на Лору.

Уэллес покраснел, почти угадав его мысли. Только любовники пикируются так, как они.

Ладно, они и были любовниками!

Он улыбнулся и вдруг заметил, что Джордж ждет ответа, и растерялся.

– Да. – Лора, чувствуя растерянность своего спутника, пришла на помощь. – Мы надеялись найти фотографию нас обоих вместе. На память о нашей первой встрече.

Джордж просиял. Явно тут что-то было. Романы всегда были его излюбленной темой для сплетен. (Политика и экономика, конечно, не исключались, но были слишком серьезными предметами для легкой болтовни!)

– Дайте посмотреть, думаю, да, вот он, – сказал Джордж, отбирая у Гидеона половину фотографий и вытаскивая из стопки одну.

Джордж выбрал момент идеально, сразу же понял Гидеон. Он сердито смотрел вниз на нее, а она с неприязнью – вверх на него.

– А, интересная композиция, – тактично заметил Джордж.

Что-нибудь еще менее похожее на любовь было трудно вообразить.

– Прекрасно, – с озорной улыбкой сказала Лора. – По-моему, настроение схвачено прекрасно. Не правда ли, дорогой?

Глаза Гидеона округлились, и он бросил на девушку убийственный взгляд.

– Если ты так считаешь, милочка, – скрипнул он зубами.

И обреченно взглянул на Джорджа. Завтра весь город будет обсуждать их роман.

Странно, но эта мысль не привела Уэллеса в смятение, как он мог бы предположить.

– О, а вот доктор Олленбах. Славный кусочек, не правда ли? – сказал Джордж. Затем, увидев, что две пары глаз с недоумением смотрят на него, быстро поправился: – Кулончик, я хочу сказать. Настоящий бриллиант. Видите ли, я немного разбираюсь в драгоценностях. Моя дорогая женушка так любит драгоценные камешки. – И он вздохнул.

Довольно печально, заметила Лора и снова скрыла усмешку.

Она взяла у Джорджа фотографию и посмотрела на нее. Он был прав, кулон был небольшой, но даже на снимке было видно, что бриллиантовая капля настоящая.

Она машинально передала снимок Гидеону.

И Гидеон замер. Он смотрел на фотографию так долго, что привлек внимание сначала Лоры, а затем и Джорджа.

– В чем дело? – тихо спросила Лора.

Гидеон вздрогнул, затем покачал головой:

– О нет, ничего. Послушай, Джордж, было очень любезно с твоей стороны разрешить нам посмотреть фотографии. Ты уверен, что тебе не жалко отдать нам вот эту? – спросил он, кивнув на снимок, который передала ему Лора, и встал.

– Нет, конечно, нет. Уже уходите? – спросил Джордж с явным разочарованием.

– Да. У нас встреча с директором, – твердо добавил он, поскольку Джордж собирался задержать их.

– О да, понимаю, – сразу же согласился тот.

Приглашением к директору было явно не принято пренебрегать, подумала с сочувствием Лора.

Без сомнения, Оксфорд с его университетским стилем жизни начинал завоевывать место среди ее пристрастий.

С огромным трудом сдерживая нетерпение, она вышла вместе с Гидеоном и раздраженно переступала с ноги на ногу, пока Джордж продолжал разговор уже на пороге.

Наконец они вырвались, и у ворот Лора не выдержала.

– Что? – требовательно спросила она. – Что?

– В машине, – сказал Гидеон, с тревогой поглядывая на прохожих. – Я был идиотом. Первоклассным олухом.

Лора фыркнула. Теперь она в это не могла поверить.

– Ладно, так почему же ты был идиотом? – спросила она, как только они пристегнули ремни безопасности и Гидеон включил мотор.

Глухое гортанное рычание «моргана» обеспечивало им своего рода уединение, и Гидеон наклонился к ней.

– Что мы установили прежде всего, обнаружив кражу кубка? – спросил он.

«Почему мужчинам так трудно говорить по существу дела?» – возмущенно подумала Лора.

– Что похитителем должен быть один из номинантов, – нетерпеливо высказала она свою догадку.

Гидеон раздраженно взмахнул рукой.

– Да, но кроме этого? – И поскольку она продолжала смотреть на него с озадаченным и раздраженным видом, он подсказал: – Что кража совершена за минуту, правильно?

– Правильно.

– И если это так… как вору удалось вырезать дыру в стекле? Разве вы обычно приносите на приемы в своей сумочке воровские инструменты? – спросил он.

– Нет. Так что же… – Вдруг Лора широко раскрыла глаза. – Алмазы режут стекло. – Она быстро уловила его мысль.

– Правильно. На докторе Нгабе были бусы, это я заметил на фотографии. У меня не было бриллианта, и Марта тоже не очень увлекается ими. Если она и надела украшения, то, могу поспорить, это было золото или серебро.

– Конечно, ты же знаешь ее вкусы.

– Лора! Черт побери, не отвлекайся. Разве ты не поняла? Теперь мы знаем, кто это сделал.

Лора медленно кивнула. Она откинулась на спинку сиденья и вздохнула.

– Мне не хотелось, чтобы это оказалась моя соотечественница, американка, – несколько запоздало заметила она.

Гидеон покачал головой.

– Должно быть, их финансовое положение настолько безнадежно, что она решилась на такой отчаянный поступок. Не уверен, что и сто тысяч спасли бы их.

– Не думаю, что они получат такую сумму, даже от хорошего скупщика краденого, – сказала Лора и замолчала, потрясенная какой-то мыслью. Неожиданно она подняла руку и хлопнула ладонью по лбу, – Какая же я кретинка. А ты еще говоришь, что ты тупица!

– В чем дело?

– Скупщик. Ты можешь предположить, что доктор Олленбах или этот ее муж могут знать скупщика? – спросила она.

– Нет, – не задумываясь ответил Гидеон и понял. – Как же они собираются продать его?

– Есть только один путь, дружочек, – усмехнулась Лора. – Только один.


В своем доме на Файв-Майл-драйв доктор Фелисити Олленбах сидела в кресле и смотрела на Огентайнский кубок. Ее муж, все еще не оправившийся от шока, устроился рядом. Он молча указал на маленький серебряный сосуд.

– И ты говоришь мне, что это действительно стоит больше ста тысяч? – спросил он с соответствующим благоговением в голосе.

– Да, – коротко ответила Фелисити.

Она смотрела на кубок почти с таким же изумлением, как и ее муж.

Даже по прошествии нескольких дней ей все еще было трудно поверить, что она украла его. Она просто не могла понять, что на нее нашло.

В тот вечер с самого начала ее нервы были на пределе. Даже если бы она получила премию Ван Гилдера, этих денег им хватило бы ненадолго, но они получили бы передышку. И обещание на дополнительные доходы.

На основании этой премии ей даже, возможно, удалось бы сдать в печать еще одну книгу и получить значительный аванс.

Когда она садилась за стол на обеде в зале колледжа Св. Беды, ее желудок сжимали нервные спазмы. Она не могла проглотить и куска. Приходилось напрягаться, чтобы с жадностью, как ребенок на конфету, не смотреть на Лору Ван Гилдер, до такой степени она жаждала, чтобы эта женщина назвала ее имя.

Когда Лора встала, чтобы произнести речь и вручить премию, Фелисити сжала кулаки и повторяла, повторяла свое желание, как ребенок твердит загаданное, глядя на падающую звезду, чтобы эта Ван Гилдер назвала ее имя.

Но она назвала имя Гидеона Уэллеса. Гидеон – холостяк, живущий в колледже, не нуждающийся в дополнительном доходе, не имеющий привязанностей, человек, которому нечего терять. Это было так несправедливо. И до сих пор оставалось таким же несправедливым.

А вечер продолжался. Надо было улыбаться и разговаривать и притворяться, что неудача не имеет для нее значения. Обида закипала в ее душе, отравляя сознание, как медленно действующий яд.

Когда она следом за Гидеоном, этим с военной выправкой директором и Лорой Ван Гилдер выходила в профессорскую и слышала, как декан говорил о неисправности сигнализации, у нее и мысли такой не возникло. И только позднее, после нескольких бокалов бренди, она вспомнила, что охранная система неисправна.

Но даже тогда мысль о краже не пришла ей в голову. Ее переполняла жалость к себе. И страх. Она выпьет еще и обдумает свои долги. Они не смогут заплатить следующий взнос по закладной. Или еще. Вечный страх потерять Клайва.

И чем дольше она думала, тем сильнее вертела в пальцах бриллиантовый кулон. Это была ее старая привычка. В трудные минуты она вертела любое украшение, бывшее на ней. Расстегивала и застегивала браслет. Но она порежет пальцы, если будет сильно сжимать бриллиант. Следующая мысль в полупьяной голове – бриллиант такой твердый, самый твердый камень на всем свете. Он режет даже стекло.

И вот тут-то ее осенило. Это показалось даже смешным.

Какой-то преподаватель социологии о чем-то рассуждал. Два человека посмеивались в уголке. Старший служитель разносил напитки. Это был настоящий Оксфорд – олицетворение своих истинных традиций.

А она стояла посреди всего этого и знала, что ей необходимо украсть кубок. Она чувствовала абсурдность этого желания. Но и его правильность. Так интересно, забавно, правильно.

Сигнализация не работала.

Своим бриллиантом она могла вырезать в стекле отверстие. Протянуть руку, взять кубок. Отвезти его домой. Продать. Все ее проблемы будут решены – на время.

И она сделает это. Именно так.

Конечно, она была пьяна. Ее терзали разочарование, гнев и храбрость, она думала, что ее поймают. Представляла, как вызывающе будет себя вести. Но так случилось, что дверь в профессорскую просто оставалась закрытой!

Она не думала, что будет так легко вырезать отверстие и втолкнуть стекло внутрь витрины – оно даже не разбилось, а целиком легло на полку. Несколько секунд – и она просунула руку, схватила маленький серебряный кубок и положила в свою сумочку.

Затем заметила висевшее на крючке большое черное пальто старшего служителя и по наитию набросила его на витрину, пряча то, что натворила.

Потом поехала домой – очень осторожно и медленно. Ей не следовало садиться за руль.

Смешно, но, когда она вспоминала этот вечер, она стыдилась своей езды в пьяном виде больше, чем совершенной кражи.

В конце концов, какое значение имеет для сказочно богатой семьи Ван Гилдеров, если она лишит их одного из их маленьких сокровищ?

Да и Св. Беде он не нужен.

А ей нужен. Черт побери, очень нужен! Для нее это был вопрос жизни и смерти. Так почему бы ей не взять его? Это было более чем разумно.

Но потом. Ах, потом все выглядело по-другому. Совсем по-другому.

Но не в тот вечер. Она вернулась в колледж, болтала, переходя от одного гостя к другому, и наконец вышла вместе с группой гостей, отправлявшихся по домам, и все это в состоянии невменяемости. Однако следующее утро принесло с собой похмелье и суровую действительность.

Она сошла с ума! Начать с того, что она могла подумать, что это сойдет ей с рук. Весь день она провела в мучительном ожидании полиции. Они могли появиться в любую минуту, надеть на нее наручники, впереди ее ожидал позор и, хуже всего, заявление Клайва, что он покидает ее.

Ибо она не питала иллюзий относительно своего мужа. Он с ней не останется, если ей предъявят обвинение.

Ему нужен надежный дом, некоторая роскошь, которую он так любит, и жена, занимающая пост преподавателя Оксфорда. Все это имело для него значение, поскольку он сам хотел обрести славу и состояние на театральной сцене.

Возможно, в глубине души он сомневался в себе и своем успехе и не был уверен, что когда-нибудь добьется его. В таком случае богатая жена была более чем необходима.

Завернув кубок в свитер, она засунула его в стиральную машину, уверенная, что он хорошо спрятан, по крайней мере от Клайва. Супруг понятия не имел, как пользоваться стиральной машиной.

Но полиция не пришла. Только Гидеон Уэллес (и никто другой!) и сама Лора Ван Гилдер.

Клайва возмутил их визит. Он был (сейчас даже смешно подумать об этом) искренне оскорблен за жену. Теперь Фелисити поняла, что он просто и представить себе не мог, что у нее хватит смелости украсть кубок.

Это доказывало, как плохо Клайв знал свою супругу.

И когда, несколько минут назад, она наконец призналась ему и в подтверждение показала кубок, мужчина был страшно удивлен.

Муж и жена сидели и смотрели на кубок. Наконец Клайв протянул руку, неохотно дотронулся до него, затем взял и взвесил на руке.

– Тяжелый.

– Да, – равнодушно ответила Фелисити. – Клайв, что нам делать? Как ты думаешь, Лора Ван Гилдер говорила это серьезно – о том, чтобы не вызывать полицию? Если они получат кубок обратно, скандала не будет. Даже никто не узнает, что он был похищен.

– Вернуть его? Ты с ума сошла! Флик, он стоит больше ста тысяч. Подумай об этом. Сто тысяч фунтов!

Мужчина смотрел на серебряный кубок в своих руках, и его красивое лицо раскраснелось от радости.

– Было безумием взять его, – вздохнула Фелисити.

– Совсем нет. Почему им должно всегда везти? – Клайв сразу же начал убеждать жену. – Послушай, неужели ты думаешь, что мы можем вернуть его и они ничего тебе за это не сделают? Кроме того, почему мы должны? Ты из-за него рисковала всем.

Клайв уже видел себя за рулем новенького «порше». Одежда от Армани. Постановка собственной пьесы. Если его ждет успех, то они заработают больше, чем стоит кубок.

Фелисити вздохнула:

– Клайв, дорогой, спустись на землю хоть на минуту. Каким образом мы можем продать его?

В тот вечер, когда она украла кубок, Фелисити была слишком пьяна и зла, чтобы даже подумать о практической стороне дела.

– Ты знаешь кого-нибудь, кто скупает краденые вещи? – насмешливо, но с надеждой спросила она, Клайв витал в облаках, и в делах от него не было никакого толка.

Но иногда муж удивлял ее. Удивил и сейчас.

– Не будь идиоткой, Флик. Бесполезно обращаться к людям такого сорта. Кто нам нужен, так это коллекционер. Такой, которому все равно, как и откуда появился этот предмет. Он даст нам за него наивысшую цену и гарантию, что никакие копы не узнают об этом. Давай поищем в Интернете. Там обязательно найдется какой-нибудь старый чудак, который будет только рад добавить что-то вроде этого, – и он помахал перед ней древней серебряной реликвией, – к своей заплесневелой коллекции.

* * *

– Если тебе надо узнать, кто коллекционирует старинное серебро, обратись к оксфордскому преподавателю, – сказал Гидеон, въезжая в ворота колледжа Св. Беды.

По дороге, возвращаясь от Джорджа, Лора сказала ему о том, что ей пришло в голову. А именно что Олленбахи, если у них найдется хоть немного ума, попытаются продать кубок скорее коллекционеру, а не скупщику краденого. Это проще, безопаснее, и они получат больше денег.

– Прекрасно. К какому преподавателю? – спросила она, выбираясь из машины.

– Любому, – уверенно сказал Гидеон. – Рекс разбирается в церковном серебре. Преподаватель античности знает кого-то в музее, тот знает еще кого-то. Улавливаешь?

– Правильно. А как насчет твоего факультета изобразительных искусств?

Гидеон предпочел обратиться к тому, кого он знал, – Рексу, и довольно быстро разыскал его в часовне.

Епископ дремал на одной из отгороженных скамей. Вокруг были разбросаны листы письменной работы его учеников по теологии, а с колен соскользнула на пол последняя кантата регента, ожидавшая его рассмотрения.

Он проснулся, услышав шага. Гидеон без лишних церемоний спросил его, не знает ли он, кто в городе самый крупный коллекционер серебра.

– Френсис Дей, без сомнения, – сказал епископ, выпрямляясь и протирая глаза. – Нажил целое состояние во время бума в восьмидесятых, и у него хватило ума вовремя отойти от дел. Теперь он ничем не занимается, только собирает предметы кельтского искусства и старинное серебро. И думаю, еще кошек. Он живет недалеко от дороги в Чиппинг-Нортон, в одной из этих крохотных деревушек – Дин, кажется, она называется. А что?

Но Гидеон и Лора были загадочно уклончивы и быстро ушли.

Рекс посмотрел им вслед, несколько озадаченный.

– Надо найти Син-Джана, – сказал Гидеон, когда за ними закрылась тяжелая дубовая дверь часовни. – Он придумает подходящий способ повлиять на Олленбахов или этого Френсиса Дея, если они уже успели продать кубок.

– Правильно, – согласилась Лора.

Но на этот раз Син-Джана нигде не было. Его секретарь еще больше усложнил поиски – он отправился на какое-то важное мероприятие.

– Секретарь вернется к обеду, – сказал Гидеон. – Давай подождем у меня.

Однако Лора скоро обнаружила, что ей не хватает терпения ждать. Походив минут пять по комнате, как тигр в клетке, она почувствовала, что ей необходимо отвлечься.

Девушка взглянула па Гидеона, который сидел в большом кресле и явно наслаждался покоем. Потом она заметила, что он держит книгу вверх ногами, и с хищной улыбкой направилась к нему.


– Вот один. Это название деревни совсем неподалеку отсюда, не так ли? – сказала Фелисити, гладя на экран компьютера из-за плеча мужа. – Здесь говорится, что он интересуется всеми видами старинного серебра.

– Да. Похоже, он нам вполне подходит. Живет в отдаленном месте, сделал деньги на недвижимости, а это наверняка сфера деятельности мошенников, – с довольным видом заметил Клайв. – Френсис Дей. Думаю, он как раз то, что доктор прописал. Я позвоню и прощупаю его.


Гидеон стонал от наслаждения.

Его голые ноги свешивались с кровати, любая стандартная кровать была коротка для него. Он лежал голый, раскинув руки на подушках, а Лора с такой энергией сосала его пупок, что он не сомневался, что скоро лишится его.

Над головой Гидеона медленно кружился потолок.

– Я так гордилась тобой, когда ты сообразил, в чем дело: «Алмаз режет стекло», – невнятно пробормотала она, не выпуская изо рта его горячую плоть. – Ты настоящий Шерлок Холмс, правда?

Она подняла голову и нежно погладила его грудь, посмотрела, как дергаются мышцы на его животе, и снова опустила голову, чтобы поцеловать его.

Гидеон издал стон.

– А я так же был поражен твоим предположением о коллекционере, – с трудом выдохнул он, его прерывистое дыхание могло бы сравниться с вышедшей из-под контроля пилой.

На мгновение он закрыл глаза, но от этого ощущения стали в тысячу раз сильнее.

Снова стон.

Лора улыбнулась. Ей нравились производимые им звуки. Она была готова слушать их всю оставшуюся жизнь.

Охваченная желанием продолжать игру, девушка вдруг опустилась на него, присоединяя к этим звукам свои, похожие на громкое мурлыканье.

Гидеон непроизвольно выгнулся, но Лору невозможно было сбросить. Он чувствовал, как ее бедра прижимаются к нему, соблазнительно напрягаясь, и он невольно сжал руки в кулаки.

Его тело становилось скользким от пота. Непреодолимое желание возрастало. Лора приподнималась и опускалась на его тело в медленном возбуждающем ритме, на ее лице он видел сосредоточенность и напряженность предвкушения.

Никогда раньше она не чувствовала себя с мужчиной так свободно. Она всегда играла роль богатой невесты, выбирающей жениха. Игривой девицы из золотой молодежи, которой полагалось посещать надлежащие вечеринки и предоставлять возможность папарацци делать надлежащие снимки.

Никогда раньше она не чувствовала себя так свободно. Было ли это во время инцидента с полицией, или просто беседа в его автомобиле, или в его постели.

– О, Гидеон, я тебя так люблю. – И только когда он неожиданно замер, она поняла, что произнесла это вслух.

Лора открыла глаза. Но увидела только блестящие синие глаза, уставившиеся на нее.

У него был такой изумленный вид, что она невольно рассмеялась.

– Не беспокойся, – тихо сказала она. – Я не сержусь на тебя за это.

Лора подавила страх, вызванный собственной глупой неспособностью хотя бы раз сдержать свой длинный язык, и, откинувшись назад, положила руки на его голени. Надо отвлечь его, прежде чем он успеет как следует испугаться!

Уэллес снова застонал, пронизывавшее все его тело желание переходило в боль. Движения Лоры становились все быстрее, настойчивее, длинные черные волосы разметались по плечам, и когда она откинула назад голову, задыхаясь от страсти, они скользнули по его ногам.

Он смотрел на нее, на ее дразнящие, с розовыми сосками, груди, выглядывавшие из-под массы черных волос, на ее пылающее лицо, необыкновенно острые скулы, закрытые глаза, чуть приоткрытый рот, и страсть затуманила его глаза.

Лора была так великолепна, что он дал себе свободу. Его тело было марионеткой в ее руках. Она изменила его. Она пробудила в нем жизнь.

И он ни о чем не беспокоился.

Она любила его!

Его стон перешел в тихий крик удовлетворенного желания, словно жидкий огонь, вылившегося из его тела.

Лора содрогнулась и, обессиленная, медленно опустилась на Гидеона. Они уснули, укрытые се длинными черными волосами, разметавшимися по подушке.


Кулинарное искусство Лоры ограничивалось умением поджарить хлеб и выжать апельсиновый сок. Именно эти два запаха разбудили Уэллеса.

Должно быть, он задремал, поскольку не помнил, когда она покинула постель.

Гидеон принял душ (согнувшись в стандартной душевой кабинке) и нашел Лору в кухне. Она читала вечерние газеты и избегала его взгляда.

Гидеон, как истый британец, занялся приготовлением чая и, глядя, как она пьет свой кофе, думал, не следует ли ему прямо сейчас поговорить о ее признании.

Казалось, это витало в воздухе – очень важное, непреодолимое.

– Так что ты собираешься делать дальше? – опустив газету, весело, как ни в чем не бывало спросила Лора и посмотрела на Гидеона темными, как чистый шоколад, глазами. – Если Син-Джан уехал на уик-энд или куда-то еще, я имею в виду?

Он растерялся.

– Относительно чего именно? – осторожно спросил он.

– Относительно возвращения кубка, конечно, – ответила Лора, сдерживая нервный смех.

Любой ценой она должна сделать вид, что то, что произошло, не имеет большого значения. Как ее слова «я люблю тебя».

– Мы не можем просто сидеть здесь, ничего не делая. Тем более когда мы знаем, у кого кубок.

– Лора.

– Мы вполне можем обвинить Олленбахов. Если он еще у них в доме, мы торжественно принесем его в колледж, – в отчаянии быстро тараторила она. – Можешь представить лицо Син-Джана, когда он войдет в профессорскую, а там кубок – опять на своем месте?

Было видно, что нервы у нее на пределе, она так напряжена и готова разразиться слезами, что Гидеон почувствовал желание протянуть руга и…

– Я тоже тебя люблю, – беспомощно признался он.


Глава 12

<p>Глава 12</p>

– Ты – что? – воскликнула Лора, ее лицо просияло ярче атомного взрыва, и Гидеон поспешно отступил назад.

– Подожди минутку, женщина, – предупредил он, но она уже бросилась к нему.

К счастью, Уэллес успел подхватить девушку.

В следующий момент его лицо, нос, глаза, брови, губы, щеки, подбородок, лоб были покрыты быстрыми поцелуями. А он стоял как идиот и улыбался.

Она прижалась к нему, обхватив его талию ногами, и он понес ее к дивану.

– Подожди минутку, пожалуйста, подожди, – глухо просил он, прижатый к ее волосам, губам, рукам.

– Чего ждать? – смеясь спросила Лора.

Уютно устроившись у него на груди, она впервые посмотрела ему в глаза сверху вниз. Они действительно напоминали лед – светлые и бирюзово-синие.

Лора отвела ото лба его почти белые волосы и вздохнула от счастья.

– Гидеон, я так счастлива, – просто сказала она.

– Никогда бы об этом не догадался, – усмехнулся он.

– Не ворчи. Ты же прекрасно знаешь это. И ты тоже счастлив.

Он был счастлив. Его сердце падало и взлетало.

– Ты наконец отпустишь меня? – спросил он, но в его голосе совсем не было убедительности.

Лора оглянулась назад, за спину, где его руки держали ее за поясницу.

Гидеон в ответ сделал то же, посмотрев через плечо туда, где ее пятки крепко вжались в его ягодицы.

– Ты начала это, – мягко заметил он.

Лора вздохнула и разжала ноги. Гидеон осторожно, не отрывая от своего тела, медленно опустил ее, слегка постанывая при этом.

– Что это за звук я слышала? – лукаво поинтересовалась она.

– Нет! – быстро сказал он.

Она снова очутилась в его объятиях, и он, прижав руку к ее груди, почувствовал, как возбужденный сосок коснулся его пальца.

– Спокойно, – сурово сказал он и опустил руку.

– Да, хозяин.

– Нам надо поговорить.

– Как скажете, повелитель.

– Прекрати! Покорность, даже шутливая, тебе не идет. Мы должны обсудить, что мы собираемся делать дальше.

– С кубком?

– Нет, великая американская дурочка. С нами.

– А что с нами? – подняв бровь, спросила Лора, у которой кружилась голова от восторга и одновременно от страха.

Что же будет дальше?

– Ты сказала, что любишь меня, – начал тихим и серьезным тоном Гидеон. – Это правда, или просто вырвалось у тебя под влиянием эмоций?

Улыбка медленно исчезла с лица Лоры, теперь было не до шуток.

– Это правда. Это началось в тот вечер, когда украли кубок и я пришла к тебе. Или даже раньше. Когда ты пришел ко мне в больницу.

– Я отвратительно вел себя в больнице, – напомнил он.

– Верно. Но какое это имеет значение? Ты меня любишь? Или просто сказал это в приступе безумия?

Гидеон покачал головой.

– Я сказал, потому что это правда. Я всегда говорю то, что думаю.

– Это не всегда приятно, – не удержалась Лора от мягкого укола.

– Ты права. Но ты по крайней мере всегда будешь знать правду, – возразил Гидеон. Поколебался и тихо добавил: – Когда мы поженимся.

У Лоры замерло сердце, затем затрепетало. Ей не хватало воздуха.

– Так мы поженимся? – удалось ей произнести хриплым от волнения голосом.

– Не знаю, – раздраженно ответил Гидеон. – Зачем спрашивать меня? Это ты должна знать, женимся мы или нет. Ты все знаешь!

– О, в таком случае мы женимся! – твердо заявила ока.

– Хорошо, – кивнул Гидеон и смущенно замолчал. – Значит, это решено. Теперь о кубке. Ты думаешь, нам следует предъявить обвинение доктору Олленбах?

Лора почесала подбородок.

– Думаю, что да. А разве ты так не думаешь?

Гидеон кивнул.

Они вышли и молча направились на парковку, где забрались в «морган». Гидеон включил зажигание и повернулся к Лоре.

– Мы действительно решили пожениться, я не ошибаюсь? – спросил он.

– Нет.

– Просто проверяю.


Доктор Фелисити Олленбах с тревогой смотрела вслед уезжавшему мужу. Где-то в глубине ее сознания звучала предательская, по трезвая мысль, увидит ли она его еще когда-нибудь. Ведь он взял с собой кубок стоимостью в сто тысяч фунтов.

Он мог с ним уехать навсегда, особенно если у него есть любовница, в которую, по его представлению, он влюблен. Или если он убежден, что богемная жизнь без жены решит все его проблемы.

Женщина вздохнула. Повернулась, закрыла дверь и пошла в кухню. Не сделать ли сандвич? Но от мысли о еде ее затошнило. Она походила по комнате, поставила компакт-диск, послушала немного, затем выключила. Снова походила.

И вздрогнула, услышав звонок в дверь.

Конечно, это не Клайв вернулся, забыв что-то взять. Но кто? Она распахнула дверь и почувствовала, что бледнеет, когда Гидеон Уэллес, а с ним и Лора Ван Гилдер уверенно вошли в дом.

– Это неподходящее время, – услышала Фелисити собственный голос, лишенный свойственных ей властных ноток.

– Мы знаем, что кубок у вас, доктор Олленбах, – твердо, но вежливо сказала Лора, глядя ей в глаза.

– Если вы просто отдадите его, разговор будет окончен, – мягко добавил Гидеон. – Наш директор не хочет давать ход этому делу, могу вас уверить. И в данный момент никто даже не знает, что кубок пропал.

Фелисити почувствовала, что слабеет, и успела сесть в кресло, прежде чем упасть. Она беспомощно покачала головой.

– Я не могу помочь вам, – решительно сказала она.

– Его уже нет? – резко спросила Лора. – Когда?

– Только ч… – Фелисити захлопнула рот. – Я не понимаю, о чем вы говорите, – наконец нашлась она, чувствуя ненадежность своего положения.

Как будто ее защита вот-вот рассыплется, как карточный домик.

– Вы собирались сказать «только что», не так ли? – подсказала Лора. – Кто взял кубок? О, ваш муж, конечно, – ответила она на свой собственный вопрос, растерянно глядя на Гидеона.

– Кто согласился купить его, доктор Олленбах? – настойчиво продолжил Гидеон. – Френсис Дей?

Фелисити вздрогнула. Она не смогла сдержать изумления. Как они узнали?

Лора кивнула:

– То место. Поедем туда, в Дин.

– Это вам ничего не даст, – сказала Фелисити, неуверенно поднимаясь с кресла, и с вызовом посмотрела на гостей.

– Думаю, что даст, – сказал Гидеон, с жалостью глядя на нее. Несчастная женщина была на грани нервного срыва. – Время от времени колледжи Оксфорда продают значительную часть своих сокровищ коллекционерам, таким, как мистер Дей. Если его имя попадет в черный список, ему это очень не поправится. Думаю, чтобы избежать скандала, он более чем охотно отдаст этот небольшой предмет.

– Кроме того, лорд Сент-Джон-Джеймс пользуется огромным влиянием в этом городе, – откровенно заметила Лора. – Я не думаю, что мистеру Дею захочется вызвать его неудовольствие.

Доктор Олленбах заморгала, и ее глаза подозрительно заблестели. Гидеон, догадываясь, что она сейчас заплачет, отвел взгляд. Ведь он ничего для нее не мог сделать.

– Пойдем, Гидеон, – тихо сказала Лора и направилась к выходу.

Уэллес осторожно закрыл за собой дверь.

Доктор Олленбах долго смотрела на дверь невидящими глазами. Вот так все и кончилось.

Она засуетилась, не сознавая, что делает, и, опомнившись, увидела, что держит в руках свою сумочку. Зачем? О, конечно же, Клайв. Она должна предупредить мужа. Фелисити взяла мобильный телефон и набрала номер. На втором звонке Клайв ответил.


– Это далеко? – спросила Лора, когда они, выехав из Оксфорда, мчались по главной дороге, ведущей в Бэнбери.

– Около сорока минут езды, – неуверенно ответил Гидеон.

Стало уже совсем темно, солнце зашло, оставив на горизонте лишь темно-оранжевое пятно. Уэллес зажмурился, когда встречная машина, шофер которой забыл выключить фары, на момент ослепила его.

– Как ты думаешь, он намного опередил нас? – спросила Лора.

– Трудно сказать. Я только надеюсь, что мистер Дей заплатит чеком. Таким образом, он всегда может аннулировать его, когда вернет нам кубок. Если он уже заплатил Клайву наличными, убедить его вернуть кубок будет труднее.

Лора усмехнулась.

– Он отдаст его, будь уверен, – зловещим тоном заверила она.

Гидеон взглянул на свою спутницу, ее упрямый подбородок и нахмуренные брови, и волна нежности охватила его. Странно, ведь у нее был вид разъяренной свирепой тигрицы, вернувшейся в логово и обнаружившей, что кто-то трогал ее тигрят.

– Холодно? – спросил он, заметив, что Лора дрожит, и включил печку.

Она положила голову ему на плечо и тихо спросила:

– Сколько детей ты хочешь иметь?

Гидеон чуть не въехал в живую изгородь! Выправив машину, он рассмеялся:

– Не знаю. Каждого по одному?

– Думаешь, они появляются по заказу? А что, если мы будем стараться и стараться, а появятся только девочки? И все похожие на меня.

Гидеон чуть не свернул в канаву! Растерянно улыбнулся:

– Не знаю. Я сбегу и уйду в монастырь.

– Конечно, могут быть и одни мальчики. Все умные, как ты. В таком случае я выкуплю Блумингдейл и перееду туда.

– Рад, что ты правильно определяешь приоритеты.

– Мне нравится так думать.

Он свернул с главной дороги, и вскоре они уже ехали по узкому извилистому проезду.

Кусты по сторонам дороги росли так близко, что Лора не сомневалась: скоро они начнут сдирать с машины краску.

Взошла полная луна и залила окрестности сказочным серебряным светом. Вдалеке слева мелькали поля, кустарники и деревья.

– Могу поспорить, что днем отсюда открывается прекрасный вид, – сказала она. – Хочешь купить дом в этих краях?

– Не знаю. А ты лично хочешь жить в Англии? – спросил он и, подумав, добавил: – А ты сможешь? Будучи главой целой империи, я имею в виду.

Лора нахмурилась. Впервые после его предложения она лицом к лицу столкнулась с каменной стеной, какой представлялась ей ее реальная жизнь как наследницы Ван Гилдера.

– Знаешь, – с грустью сказала она, – не думаю, что смогу.

Она почувствовала, как инстинктивно ее рука сжала его плечо. Но истина заключалась в том, что она никогда не ощущала такой опасности. Или страха.

– Гидеон, а как ты думаешь, ты мог бы жить в Бостоне? – спросила она и, затаив дыхание, ждала решения своей судьбы.

Будет ли она несчастной или счастливой.

– О, нет вопроса, полагаю, – чуть поколебавшись, ответил Гидеон.

Лора закрыла глаза, затем, открыв их, с облегчением вздохнула.

– Гидеон, – с нежностью сказала она со слезами благодарности и любви, звучавшими в ее голосе. Вдруг ее глаза расширились. – Гидеон! – закричала она, на этот раз от страха.

Неожиданно, словно из ниоткуда, на дороге возник огромный тяжелый «рейнджровер».

На самом деле он выехал из прохода в живой изгороди, где его поставил Клайв Уэстлейк, ожидавший их в засаде.

Клайв почти доехал до Дина, когда зазвонил телефон. Выругавшись, он ответил и услышал от Фелисити плохие новости.

Этот высокий светловолосый подонок и американская принцесса уличили их. Он съехал на обочину и безжалостно допросил жену.

Та пыталась уговорить супруга вернуться, отдать кубок, восстановить статус-кво. И хотя он успокаивал ее, обещая вернуться домой и разобраться со всем, его мозг лихорадочно работал.

Ни при каких обстоятельствах Клайв не собирался отдавать кубок. Почему, черт побери, он должен его отдавать?

Клайв дал задний ход, развернулся и направился обратно в Оксфорд, он был в смятении и кипел от возмущения. Быть так близко от цели и вот-вот лишиться кубка – это было выше его сил.

Он заметил проход в изгороди, затормозил у места, где фермер оставил проход к своему полю, и въехал в него, чтобы подумать.

Сидя там, невидимый для проезжавших мимо машин, Клайв вдруг понял, что ему делать.

Гидеон Уэллес ездил на «моргане», низком, старом, легком спортивном автомобиле, а он сидел в мощном «рейнджровере», оборудованном воздушными подушками безопасности, стальным бампером.

Он не собирался убивать их. Только напугать. Может быть, немного покалечить, чтобы они провели в больнице достаточно времени, а он успел бы продать кубок коллекционеру. И они едва ли смогут угрожать Френсису Дею черным списком, если оба будут лежать на вытяжке в больничной палате, не так ли?

Клайв ждал. Ладони покрылись потом, глаза болели от напряжения, с которым он глядел в темноту, ожидая появления автомобильных фар.

Казалось, что они никогда не появятся. Минуты тянулись, как часы. Но вот он услышал специфический звук спортивного автомобиля – низкий хрипловатый рев мотора. И свет фар, так близко от земли, что это мог быть только «морган».

Клайв включил мотор, глядя на противоположную сторону дороги. Там была узкая, заросшая травой обочина, за ней канава и ряд кустов боярышника и бузины. Ему только надо ударить их в бок, и они окажутся в канаве. Возможно, перевернутся пару раз. Достаточно, чтобы переломать кости и выйти из игры.

Он даже вызовет «скорую помощь» из деревни Дин, после того как заключит сделку с коллекционером.

Когда «рейнджровер» Клайва, качнувшись от резко включенной скорости, выскочил на дорогу, в свете его фар темно-зеленый «морган» показался почти черным.

Гидеон услышал испуганный и предупреждающий крик Лоры и боковым зрением увидел с левой стороны свет. Любой другой на его месте инстинктивно нажал бы на тормоз. Но Гидеон уже оценивал ситуацию.

Затормозить было бы безумием: они потеряют скорость и станут легкой мишенью. Его подсознание говорило, что в «рейнджровере» – Клайв Уэстлейк и это не обычное дорожное происшествие.

– Держись! – крикнул он и нажал на педаль.

Он много лет водил машину и точно знал ее возможности, мощность и состояние мотора. Он всегда держал машину в идеальном состоянии и знал, что она его не подведет.

Как готовая к прыжку пантера, машина Уэллеса рванулась вперед. Лора почувствовала, как ее вжало в кресло, а голову откинуло на подголовник.

Клайв Уэстлейк злобно выругался, когда машина пролетела мимо него, и тоже увеличил скорость. Он приготовился к удару, но, когда «рейнджровер» рванулся вперед, корпус зеленой машины уже промелькнул мимо него.

И тем не менее «рейнджровер» ударил его в левое крыло, и Гидеон почувствовал, что машину начало заносить. Перед глазами замелькали дорога, кусты, «рейнджровер», кусты, обочина, – машину завертело.

Лора крепко вцепилась в дверцу, стиснув зубы, чтобы не закричать. Она слишком хорошо понимала, кто сидит в «рейнджровере» и что он пытается сделать. Ледяной холод страха сковал ее, и она слышала, как в ушах стучит ее кровь.

Гидеон проехал за поворот, его руки впились в руль, и он был так поглощен тем, как бы им удержаться на дороге, что даже не испытывал страха, хотя во рту у него появился металлический привкус.

Колеса «моргана» заскрипели, и запахло горелой резиной, но машина так и не съехала с дороги. Он нажал на тормоз, уменьшая скорость.

Лора поняла, что они не разобьются, и тошнотворное ощущение страха покинуло ее. Только теперь «морган» развернулся навстречу «рейнджроверу».

Клайв, который, резко затормозив и делая крутой разворот, едва не свалился в канаву, увидел новую возможность, и огромный автомобиль на полной скорости помчался на них.

– Гидеон, он едет на нас! – закричала Лора. – Развернись!

Но времени для разворота не было. Гидеон включил задний ход и, перегнувшись назад, чтобы видеть дорогу, резко двинулся с места.

Быстро. Очень быстро.

На мгновение Лора закрыла глаза, но затем заставила себя открыть их.

Гидеон уже успел намного увеличить расстояние между ними.

Клайв Уэстлейк, от удивления потерявший несколько драгоценных секунд, смотрел на быстро удалявшиеся фары «моргана» и затем бросился в погоню.

Гидеон проехал один крутой поворот, затем другой.

– Он нас догоняет, – тихо предупредила Лора, стараясь говорить спокойно.

– Знаю. Мы так долго не протянем… держись! – закричал Уэллес, и неожиданно они свалились назад.

На самом деле Гидеон заметил еще один проход в изгороди, на этот раз с правой стороны, и крутую тропинку, протоптанную к полю. Клайв Уэстлейк пролетел мимо них, и сквозь голые ветки Лора увидела, как зажглись красные огоньки стоп-сигналов.

– Он возвращается, – сказала она.

Теперь наступила очередь Уэстлейка двигаться задним ходом.

Гидеон резко нажал на газ, слишком резко. Колеса со скрежетом завертелись на грязной каменистой почве.

«Морган» выехал на дорогу, прямо под заднюю часть «рейнджровера». Но юркая, ловкая, отважная маленькая спортивная машина снова проскользнула мимо громады.

Послышался скрежет – это «рейнджровер» налетел на изгородь.

«Он попал в канаву», – обрадовалась Лора и огорчилась, когда внедорожник оправдал свое назначение и выбрался из кювета.

– О нет! – воскликнула она.

Гидеон несся вперед.

– Этот человек безумен, – проворчал он. – Если мы будем ехать с такой скоростью и нам на этой дороге, где не разъехаться двум машинам, кто-нибудь встретится. – сказал он, взглянув на спидометр и не спуская глаз с дороги. – Нам придется…

– Он недалеко от нас, – оглянувшись через плечо, предупредила Лора.

Гидеон увидел впереди U-образный поворот и тихо прошипел:

– Так!

Он промчался по нему и развернул машину. Остановился, затем выключил фары, но не выключил мотор.

Лора слышала впереди звук мотора, видела, как поле освещается фарами приближающегося к повороту «рейнджровера». Но она ни разу, даже на минуту, не усомнилась в том, что Гидеон знает, что делает.

Даже когда парализованный страхом ум предупреждал ее, что она вверяет Гидеону свою жизнь, она не спросила, что он делает. И не пыталась выбраться из машины.

А зачем ей это? – спросил другой тоненький голосок из самого дальнего уголка ее сознания. Зачем ей жить, если она увидит, как «рейнджровер» подомнет под себя «морган» и убьет единственного человека, которого она любит? Или будет любить? Зачем ей жизнь без Гидеона?

Все эти мысли пронеслись у нее в голове за какие-то доли секунды.

Гидеон тронулся с места. Включив фары на полную мощность, они вылетели на дорогу.

Лора затаила дыхание.

Ослепительный свет ударил в глаза сидевшему в «рейнджровере» Клайву Уэстлейку, и он спрятался от него, подняв руки к глазам. Съехав с колеи, огромный автомобиль покачнулся, сначала влево, затем, когда Клайв пытался выровнять машину, вправо.

В изгородь.

В своей машине Гидеон пережил несколько ужасно длинных секунд, ожидая, куда направится громадная машина, прежде чем что-то предпринять.

Он вывернул руль как раз вовремя, и «рейнджровер», оцарапав дверцу, прошел мимо, нарушая тишину ночи ужасным скрежетом металла.

Затем «морган» оказался на обочине, почти на краю канавы, но Гидеон выехал на дорогу, чувствуя, что весь дрожит.

Они услышали скрежет разрываемого металла и зловещий глухой удар, и Уэллсе выключил мотор похолодевшими и дрожавшими руками.

– Подожди здесь, – коротко сказал он, и впервые в жизни Лора подчинилась ему.

Он вышел из машины и медленно пошел назад. Первое, что он увидел, была проломленная изгородь, затем лежавший на боку на вспаханном поле «рейнджровер».

Бросившись к машине, он чуть не подвернул ногу на какой-то кочке, затем опустился на колени и заглянул внутрь. Но увидел не Клайва, а только большую белую воздушную подушку.

– Клайв! – крикнул он. – Клайв, вы меня слышите? Вы можете говорить?

Но ничто не нарушило зловещей тишины. Бормоча проклятия, Гидеон взобрался на машину и, дернув за ручку, открыл дверь. Опустив внутрь руку, он нащупал ткань, затем обнаружил руку и подобрался к запястью. Пульс был. Сильный и ровный.

Вытаскивая свою руку, он ударился локтем обо что-то твердое и вскрикнул от боли. Это что-то (оно было похоже на маленький твердый чемоданчик) прижало его руку к панели управления. Он раскачал его и вытащил из машины. Потом соскользнул на землю и пошел, затем побежал к дороге и к «моргану».

Сидя в автомобиле, Лора уже говорила по мобильному телефону. Открывая дверцу, он услышал, как она сообщает их местонахождение, по-видимому, полиции или «скорой помощи». Он наклонился и заглянул внутрь.

Закончив говорить, девушка повернулась к нему, и Гидеон увидел ее огромные, широко раскрытые глаза. В лунном свете казалось, что ее лицо покрывает смертельная бледность.

– Он в порядке?

– Пульс есть. Когда они приедут?

– Они не сказали. Откуда должна приехать «скорая»?

– Не знаю, – неуверенно ответил он.

– Что там? – спросила Лора, и, только когда она указала вниз на его руку, он заметил, что все еще сжимает в руке чемоданчик.

Теперь Уэллес разглядел, что это был черный квадратный ящичек с золотым замочком. Такие шкатулки для драгоценностей были популярны в двадцатые годы, их брали с собой в дорогу.

– Не знаю. Он попался мне под руку. – Гидеон небрежно бросил его в углубление под рулем и почувствовал, как у него подгибаются колени.

Он опустился на землю перед Лорой, и она с беззвучным криком бросилась к нему, поддержала и прижала его голову к своей груди. Она гладила его волосы кончиками пальцев, успокаивая, массировала его голову.

– Все хорошо, – шептала она.

– Я думал, что могу потерять тебя. – Его голос звучал приглушенно. – Нет, даже хуже. Что я мог стать причиной твоей смерти. Еще раз. Я продам эту дурацкую машину! Дважды я чуть не убил тебя.

Он еще никогда не был так похож на ледяное изваяние – в лунном свете его лицо было бледным, волосы серебряными.

– О нет, ты не продашь, – сказала она, ласково похлопывая по борту машины. – Этот «морган» останется с нами навсегда. Сегодня он спас нам жизнь, ты не забыл?

Гидеон вздрогнул и снова повалился вперед. Закрыл глаза.

Вдалеке послышался вой сирены.

Полицейские записали их показания, которые, как они заранее договорились, были предельно простыми.

Они возвращались из окрестностей Дина, когда мчавшийся на большой скорости «рейнджровер» налетел на них и затем врезался в изгородь.

Они не сомневались, что, придя в себя в больнице, Клайв Уэстлейк не скажет ничего иного.

Медики приехавшей «скорой помощи» были настроены оптимистично – они обнаружили переломы ключицы и ноги, но не нашли никаких серьезных внутренних повреждений, Воздушные подушки оправдали свое назначение. Клайву, сказали они, повезло.

Когда все закончилось, Гидеон настоял, что сам поведет машину, только на этот раз медленно и осторожно.

«Морган», несмотря на вмятины и содранную краску, ворчал, как довольный кот после весьма интересной ночи, проведенной на крыше.

Только добравшись до виллы Лоры, они вспомнили о шкатулке. Девушка положила ее на колени и открыла. И они увидели в ней в целости и сохранности Огентайнский кубок, безмятежно поблескивавший в лучах лунного света.

Они вошли в дом, чувствуя страшную усталость и одновременно переполнявшую их души радость. Гидеон определил это ощущение как сочетание шока от пережитой смертельной опасности и эйфории от победы над смертью.

В просторной гостиной виллы Лора сбросила пальто и туфли и застыла на месте, не сводя глаз с кубка, который держала в руках. Столько волнений из-за такой маленькой вещи. И все же она знала, что теперь кубок навеки займет место в ее сердце.

Он привел ее в Англию. В этот чудесный город Оксфорд… и к мужчине ее мечты.

– У тебя есть сейф? – спросил Гидеон, глядя, как она осторожно кладет драгоценную вещь на кофейный столик около дивана и – представить только – ласково поглаживает ее.

– Не думаю. А что?

– Просто интересуюсь, – рассмеялся Гидеон. – Было бы ужасно, если бы к нам среди ночи прокрался настоящий вор и стащил кубок, – пошутил он.

– Даже не думай об этом! – воскликнула Лора, с притворным возмущением ударяя его по плечу. – Это даже не смешно.

– Ох! – Гидеон шутливо потер плечо. Затем вздохнул и провел рукой по своим серебряным волосам. – Я думаю, мы можем взять его с собой в постель. Пусть поспит под подушкой, – нерешительно предложил он.

– Что? И помять его, – оскорбилась Лора. – Ни за что в жизни, дружок. Кроме того, – она замолчала, лукаво глядя на Уэллеса, – почему ты думаешь, что мы проведем ночь в одной постели? Ты что, получил мое приглашение?

Гидеон бросил на возлюбленную быстрый взгляд, чтобы убедиться, что она шутит. Увидев, что не ошибся, он с облегчением вздохнул и расплылся в улыбке.

– Время позднее, не стоит разыгрывать скромность, не правда ли? – поддразнил он. – Кроме того, если мы хотим быть респектабельной семейной парой, можем вместе ложиться в постель в любое время, когда нам захочется, все прилично и законно. Даже самые закоренелые холостяки колледжа Св. Беды допускают, что женатые пары, если им требуется, могут разделять ложе, не нарушая законов нравственности. Если, конечно, нога каждого из нас все время будет оставаться на полу, – сказал он, заметив, как Лора игриво наморщила нос. – Если тебе повезет, я даже разденусь перед тобой, – многозначительно добавил он.

– Ну, ты романтик! – осуждающе воскликнула девушка. – Ты заинтересовал меня. Какую именно ногу мы должны все время держать на полу?

– Один из нас правую, а другой левую, конечно, – усмехнулся Гидеон.

Лора рассмеялась.

– Насколько я понимаю, эти ноги должны быть по разные стороны кровати?

– Естественно. Иначе… – Гидеон представил, в каком положении они должны находиться, и рассмеялся.

– Иди ко мне. Гр-р-р! – Лора стремительно бросилась на Гидеона и повалила на диван.

Пружины удивленно, жалобно скрипнули.

Она дотянулась до мочки его уха и прикусила ее.

– Кубок, – выдохнул он, ослабевшей рукой указывая на драгоценную вещь.

Лора коротко и ясно объяснила, что он может делать с этим кубком. Гидеон вполне резонно возразил, что это просто невозможно физически.

Лора просунула руку между ними и соблазняюще поглаживала низ его живота.

Гидеон закрыл глаза. Она смотрела, как затрепетали его веки, и затем увидела знакомую затуманенную глубину синих глаз, и ее соски набухли в сладостном предвкушении.

– Если ты будешь продолжать, – предупредил он, – то тебя ждут неприятности, девушка.

– Обещания, обещания, – насмешливо прошептала Лора, опуская голову и целуя его, вкладывая в поцелуи всю силу страсти.

Когда она наконец оторвалась от Гидеона, он глубоко и судорожно вздохнул.

– Мы должны поговорить, – сказал он, но Лора, деловито раздевавшая его, так была поглощена занятием, что не обратила внимания на слова.

– В самом деле? О чем? – рассеянно спросила она. Затем в ее голосе появились насмешливые нотки. – Знаешь, меня потрясает, как вы, ученые, можете говорить, говорить и говорить даже в самый неподходящий момент. Неужели ты не видишь, я занята, я соблазняю тебя? Теперь замолчи и не мешай мне.

– Это ты все говоришь. – Уэллес вздрогнул, когда она добралась до его обнажившейся кожи.

Он снова закрыл глаза, ее горячие губы прижались к чувствительной коже его груди, и он дернулся, чуть не сбросив ее на пол.

– И все-таки, – с трудом произнес Гидеон, – мы должны… п-поговорить…

– О, ради Бога! – сказала Лора приглушенным голосом, ибо в этот момент забралась языком в его ухо. – О чем?

– О нас, – простонал Гидеон. – О будущем.

Руки Лоры уже ласкали его тело внутри брюк, и Гидеон выгнулся, сумев при этом опереться на локоть. А затем ему почти удалось сесть, и он, тяжело дыша, откинулся на подлокотник дивана.

Когда Лора взглянула на него, то увидела красные пятна на его скулах и лихорадочный блеск глаз.

– Мужчины, – с отвращением сказала Лора, поудобнее устраиваясь верхом на его коленях.

Ей было приятно ощущать твердость его бедер. Она соблазняюще потерлась о них.

– Так говори, – предложила она и притворно зевнула, изображая скуку и как бы зная заранее, что он будет говорить.

С чисто женским удовлетворением сознавая, что в этот момент у него просто не хватит дыхания для разговора.

– Говорить? О чем? – наконец пробормотал Гидеон и одним ловким движением запустил руки ей под свитер и положил ладони на ее грудь.

У Лоры перехватило дыхание.

– Вот это мне нравится! По твоим подлым низкопробным штучкам можно было предположить, что ты весь в пене от стараний обсудить наше будущее, – упрекнула она.

Ей это нравилось. Ей нравилась в нем игривость, сексуальность, свобода от условностей. Если он такой всего лишь через несколько недель, то каким любовником он станет через пару лет?

– Я, – рассеянно сказал Гидеон, следя за своими руками, ласкавшими ее груди под свитером. – В пене, так сказать. Чтобы поговорить.

– Гидеон.

– Что?

– Ты собираешься заниматься со мной любовью?

– А как ты называешь это?

– Издевательством. – Она стянула через голову свитер и расстегнула лифчик.

Гидеон поцеловал нежную ложбинку между ее грудей и вдохнул ее аромат.

– Я люблю тебя, – с нежностью сказал он.

Лора закрыла глаза, чтобы сдержать слезы, и осторожно убрала волосы с его влажного лба.

– Спасибо, – тихо сказала она. – Я тоже тебя люблю.

– И мы действительно поженимся, правда? – Он провел рукой по ее бедрам и, дернув сзади за юбку, молча попросил снять ее.

Лора послушно-расстегнула молнию и позволила Уэллесу спустить юбку.

– Кажется, мы оба так решили, насколько я помню, – согласилась она, в то время как он стягивал с нее трусики. – Тебе надо еще что-то узнать? Или мы можем перейти к делу?

– Нет. Существует еще одна вещь. Брачный контракт, – сказал он, и Лора мгновенно похолодела.

Он тотчас же почувствовал ее реакцию.

– Что? – переспросила она слабым голосом, из которого исчезло все веселье.

– Брачный контракт, – повторил Гидеон, спокойно глядя на нее. – Я знаю, ты склонна смотреть на нас, оксфордских ученых, как на слепых кротов, обитающих на седьмом небе или в каком-то викторианском коконе, но некоторые из нас время от времени высовывают голову, чтобы подышать свежим воздухом и познакомиться с культурой двадцать первого века. Поэтому я знаю, что такое брачный контракт.

– Так расскажи мне, – с трудом произнесла Лора.

Вопреки ее слабой попытке вернуть то самое игриво-сексуальное настроение, только что владевшее ею, в голове громко прозвучал предупреждающий сигнал.

Она еще не могла заставить себя забыть свое первое увлечение. Но зато теперь она знала, что такое настоящая любовь.

Он ничего не хотел от нее, кроме денег. Однако ей повезло, тогда Лору охраняла семья.

И вот теперь Гидеон в наивысшую минуту страсти говорит о деньгах.

Ей это не понравилось. Совсем не понравилось.

– Ты хочешь обойтись без него, полагаю? – бесстрастно спросила она. – Это своего рода проверка? Если я действительно люблю тебя, то выйду за тебя, юридически не защитив свои интересы, потому что мы никогда не разведемся, и зачем беспокоиться об этом? – спросила она с некоторой обидой.

Странное выражение появилось на лице Гидеона. Неожиданно он замер.

– И ты бы так поступила? – тихо спросил он.

Почему-то казалось, что вся его жизнь зависит от ее ответа. Вероятно, потому, что так оно и было.

Лора не спускала с него взгляда, и вся ее жизнь – жизнь с Гидеоном – промелькнула в ее голове.

Как она врезалась своим велосипедом в его «морган» и затем очнулась в больнице и увидела перед собой его лицо.

Их споры.

Их любовь.

Как всего несколько часов назад они вместе чуть не погибли.

Как он полностью изменил ее жизнь.

Когда она впервые очутилась в Оксфорде, она была печальной маленькой принцессой, оплакивающей своего отца и в то же время до абсурда мало знающей реальность окружающей жизни.

Сейчас у нее был человек, которого она могла любить и за которого могла выйти замуж. Иметь с ним детей и состариться с ним. И когда придет время, умереть вместе с ним.

И в обмен за все это он просит всего лишь ее доверия.

Неужели так трудно сделать это?

Все, что было в ее прошлой жизни, убеждало в этом. Насколько ей было известно, все в ее семье заключали браки, обезопасив себя надежными брачными контрактами. Ее богатые друзья поступали точно так же, и это было печальным, но точным отражением образа жизни, который вели серьезные, очень состоятельные люди, всегда готовые поверить, что кто-то собирается их обмануть.

Те же, кто женился на бедных, те, кто женился по любви, или те, кто женился слишком поспешно, чтобы потом пожалеть об этом, были презираемы людьми ее круга.

Но это было в прошлой жизни.

Теперь у нее новая жизнь.

Лора взглянула Гидеону в лицо – его сильное, прекрасное, благородное лицо – и встретила спокойный взгляд синих глаз.

– Да, – услышала она свой голос, – да, я выйду за тебя без брачного контракта. Я выйду за тебя завтра. В хижине. Как ты скажешь, любовь моя.

Гидеон приложил палец к ее губам.

– Довольно, – мягко произнес он. И последний кусочек льда, покрывавшего сердце ледяного истукана, наконец растаял. – А теперь, если позволишь мне вставить слово и сказать то, что я собирался сказать до того, как ты перебила меня. Об этом брачном контракте. Я хочу, чтобы ты составила его. Поговори со своим адвокатом. Что бы вы с ним ни придумали, я подпишу его. Ибо, если это будет зависеть от меня, эта бумага никогда не увидит свет.

Лора изумленно смотрела на Уэллеса, не зная, ударить его или расцеловать.

– Гидеон! – наконец воскликнула она. – Ты мог бы избавить меня от этого копания в душе и сразу так и сказать! – Она бы от радости задушила его. Или залюбила до смерти. – Кроме того, не знаю, нужен ли мне какой-то контракт, – сказала она, сознавая, что говорит как капризный ребенок, но ей было все равно. – А почему же тебе он нужен? – с любопытством спросила она.

– Потому, что у меня нет золотых приисков, – просто сказал он. – Я не хочу, чтобы ты содержала меня, и я мог бы привыкнуть к такому стилю жизни. Я хочу, чтобы мы жили вместе как равные. Партнеры. Ты можешь быть богатым партнером, а я – умным.

Лора улыбнулась:

– Ха, спасибо. Я могу быть красивым партнером, а ты безобразным.

– Я могу стать Нобелевским лауреатом, а ты манекенщицей.

– Я буду первой женщиной-миллиардершей, а ты можешь уйти на покой.

– На покой уходят бабушки, а не преподаватели Оксфорда, – педантично поправил ее Гидеон.

– Бывшие преподаватели Оксфорда, – теперь поправила она. – Ты не забыл, что бросишь все это, уедешь и будешь жить со мной в Штатах, купаясь в декадентской роскоши? – Но затем тень пробежала по ее лицу, и она снова задумалась. – Гидеон, шутки в сторону, ты уверен? Ты действительно уверен? Во всем. Это такой важный шаг.

Гидеон тянул вниз ее трусики и смотрел на ее вспыхнувшее лицо.

– О да, я уверен, – убежденно сказал он. – Знаешь, у тебя удивительное чувство времени, – заметил он. – Хочешь болтать, вместо того чтобы заняться любовью. – С этими словами он ловко положил ее на себя. – А я-то думал, ты собиралась соблазнить меня?

– О да, да, – заверила Лора, стараясь стянуть с него брюки.

Он услужливо приподнял бедра.

– Ну, если позволишь, то я скажу, что ты не очень хорошо это делаешь, – проворчал он.

И тихо ахнул, когда она неожиданно опустилась на него, сжимая его внутри себя.

– Разве? – спросила она с коварной улыбкой, еще сильнее сжимая его.

Гидеон вздохнул.

– Ты всегда хочешь, чтобы последнее слово оставалось за тобой? – спросил Гидеон страдальческим тоном и застонал. – О да, еще раз.

Лора исполнила его просьбу.

В эту ночь, сплетясь в объятиях друг друга, они спали на втором этаже, совершенно забыв о кубке, который остался стоять на кофейном столике в холле. К счастью, он по-прежнему стоял там, когда они проснулись на следующее утро.

Лора обвинила Гидеона в том, что это он забыл о кубке.

Гидеон, как мужчина, взял вину на себя.


Глава 13

<p>Глава 13</p>

Был канун Рождества.

Лора Ван Гилдер проснулась бодрой, полной энергии. И все же она была взволнована. Это был день ее свадьбы!

Она встала, удивляясь странной тишине, царившей вокруг. Озадаченная, подошла к покрытому морозными узорами окну и, распахнув его, ахнула от неожиданности.

Снег!

Он, должно быть, непрерывно падал всю ночь, ибо Оксфорд просто утопал в снегу. Он лежал па голых ветвях деревьев, на дороге, на садах, домах и крышах. На куполах и беседках и на зубчатых стенах колледжей.

Снег был повсюду!

Было всего лишь восемь часов, на востоке вставало солнце, и его теплый оранжевый свет придавал особую красоту этой зимней картине.

Лора замерла, очарованная этой красотой, покрытые снегом многочисленные сказочные шпили, башенки и башни Оксфорда заблестели в оранжевых лучах солнца, как будто покрытый глазурью торт.

Дополняя сказочную картину, вдруг зазвонили колокола соседней церкви, звонари готовились к традиционной полуночной службе.

Утро начиналось с праздничного перезвона. Лоре казалось, что колокола звонят в честь нее и Гидеона.

Так было бы в Бостоне, без сожаления подумала она, но ей хотелось, чтобы свадьба была в Англии. Точнее, в Оксфорде.

И Гидеон, готовый, если бы она захотела, ехать, чтобы жениться, хоть в Лапландию, договорился, что они обвенчаются в церкви колледжа Св. Беды.

Рекс Джимсон-Кларк согласился исполнить обряд.

Лора дрожала от холода, но не могла оторваться от вида этой зимней страны чудес.

Однако она услышала шаги в соседней комнате и догадалась, что это проснулась ее мать. Она прилетела в Великобританию, как только Лора сказала ей по телефону, что встретила человека, за которого собирается выйти замуж.

Сначала Лора немного беспокоилась о том, как поладят мать и остальные родственники с Гидеоном, но получилось, что она беспокоилась напрасно.

Мама, когда они встретили ее в аэропорту Хитроу, с первого взгляда была покорена Гидеоном.

На маленькую черноволосую женщину, какой была мать Лоры, сразу же произвели впечатление высокий рост и светлые волосы Уэллеса.

Несмотря на то что он не был ни американцем, ни бизнесменом, она вынуждена была признать, что, вероятно, он подходит дочери!

И когда Лора сказала, что хочет выйти замуж в Рождество и в Оксфорде, то вызвала настоящий ураган!

Быстро справившись с разочарованием от того, что свадьба будет не дома, мать с удвоенной энергией взялась за приготовления.

Телефонная линия через Атлантику гудела несколько недель. Свадебное платье доверили Валентино, который специально прилетал в Оксфорд. Лучшие шеф-повара прилетели из Франции, Италии и Штатов, чтобы подготовить свадебный прием, который должен был состояться в Большом зале.

Мама Лоры также прибегла к услугам самого известного на Восточном побережье устроителя свадебных торжеств, высокого, ужасно тощего человека с привычкой нервно посмеиваться и весьма привередливого, который быстро вывел Лору из себя.

Но даже он не нашел к чему придраться в огромном величественном зале с высоким потолком, древним деревянным полом, отполированными до блеска панелями, изумительными канделябрами и внушительным рядом портретов старых директоров, висевших на всех стенах.

Его не меньше поразила старинная церковь, и он пришел в восторг от ее элегантной простоты и прекрасных витражей.

Вдохновленный атмосферой древнего колледжа, он предложил устроить свадебные торжества в духе елизаветинских времен, что всем понравилось.

Конечно, по настоянию матери они совершили несколько набегов в «Асприз» и «Харродз», где купили столовое серебро, обеденные сервизы, цветы, подарки и миллион прочих вещей, необходимых для свадьбы богатой невесты.

Гидеон после лишь одного совещания с суперактивным, изящно одетым устроителем и будущей тещей в ужасе отстранился от этих дел. Лора сделала то же самое.

Посмеиваясь (и струсив), они соглашались абсолютно со всем, чего хотели ее мать и устроитель, единственным их вкладом в подготовку свадьбы и приема был выбор места.

Гидеон выбрал место для медового месяца, конечно, отдав предпочтение природному заповеднику на Сейшелах.

Лорд Сент-Джон-Джеймс с радостью предоставил колледж для свадебного приема и пришел в ужас от мысли, что теряет Гидеона Уэллеса.

Гидеон предупредил, что весенний семестр – его последний семестр в Оксфорде.

Лора вздохнула и неохотно закрыла окно, оставив за стеклом снежную картину и веселый звон колоколов, направилась в ванную.

Церемония была назначена на половину второго.

Все ее родственники, прилетевшие из Штатов, разместились как в самом колледже, так и в отеле «Рэндолф». Старшее поколение Ван Гилдеров, конечно, остановилось в отеле, где комнаты были больше и номера обслуживались.

Однако молодые члены семьи предпочли комнаты в колледже, несмотря на их древность, покатые полы и полное самообслуживание.

Это вернуло Лору к ее собственным студенческим временам, когда она навещала своих кузин в Уэбстере или Уолтоне и сплетничала с ними о том о сем и еще о многом.

Ради свадьбы и рождественских праздников колледж преобразился. Огромная рождественская елка стояла в главном холле в Уэбстере, а на каждой двери висели венки омелы, ленты, еловые шишки и золотые колокольчики.

Комната Гидеона была украшена зеленью и мишурой, ибо Лора любила это время года и поэтому выбрала этот день для своей свадьбы.

Со времени своей помолвки она практически жила у Гидеона и сама украсила рождественскую елку.

Только в последнюю ночь перед свадьбой она ради соблюдения приличий спала на вилле. И еще потому, что не хотела, чтобы он видел ее до церемонии.

Нежась в ванне, благоухающей ароматом гардении, Лора чувствовала, как все окружающее обретает какой-то порядок.

Мать Лоры, не выдержав нервного напряжения, предоставила последние приготовления устроителю, и он осматривал знаменитую церковь Св. Беды, проверяя, все ли цветы на месте и расставлены так, как приказано.

Торт уже доставили, и его ревностно охранял в кухне колледжа его повар, а на парковке уже разгружались фургоны, привезшие ящики шампанского.

Лоре все еще не верилось, что сегодня у нее свадьба! И в то же время это был сказочный день в ее жизни.

Она надела белье из тончайшего белого шелка и накинула халат.

Не пройдет и часа, как она станет миссис Гидеон Уэллес.


В своей комнате в колледже Св. Беды Гидеон тоже одевался. Портной только что помог ему надеть серый шелковый смокинг и чистил его платяной щеткой. Гидеон нанял портного из старейшего ателье Оксфорда. Приехавший накануне вечером его шафер, старый школьный друг, постучал в дверь и вошел, сохраняя беззаботный невинный вид, Гидеон добродушно усмехнулся.

Холостяцкая вечеринка, которую вчера устроил его старый друг, оказалась более необычной, чем те, на которых он бывал раньше.

Когда все уже порядочно накачались виски, появилась девушка-стриптизерша в полицейской форме и буквально поставила на уши весь паб. Тот, кто пригласил ее, до сих пор в этом не признался!

Гидеон вернулся к зеркалу и с иронией посмотрел на себя. Серебристо-серый утренний костюм потрясающе сочетался с его светлыми волосами. Сшитый на заказ, он идеально облегал его стройную фигуру. Он взял у портного красную гвоздику и вставил в петлицу.

Филипп, его шафер, хлопнул Уэллеса по спине:

– Ты точно знаешь, что делаешь, приятель? Эта Лора непростая штучка.

Гидеон рассмеялся.

– Эта девушка с большим ртом и большим сердцем – настоящая заноза! – поправил он. Он посмотрел в зеркале в свои синие глаза, – И я дня не могу без нее прожить. Кольцо у тебя? – строго спросил Гидеон, отворачиваясь от своего изображения.

Он чувствовал себя как астронавт, впервые отправляющийся в космос. Одновременно радостным и замирающим от страха.

Филипп ободряюще похлопал себя по карману:

– Вот оно, здесь. Не волнуйся, все под контролем.

Сам он женился четыре года назад, через год после того, как уехал из Оксфорда. Но они с Гидеоном не теряли связи, и он был очень рад, когда друг попросил его быть шафером.

Гидеон кивнул и глубоко вздохнул. Им предстояло пройти до церкви, находившейся напротив, в нескольких ярдах от главного здания, и это заняло бы всего минуту.

Времени оставалось еще много. Они медленно подошли к окну и смотрели на блестевший на лужайках снег.

Доктор Олленбах покинула свой колледж на прошлой неделе и вернулась в Соединенные Штаты. Гидеон догадывался, что Клайв с ней не поехал. Ему только было известно, что через десять дней этот человек вышел из больницы, и это было все.

Ни он, ни Лора не стремились отомстить ему. Они были слишком счастливы, слишком поглощены друг другом, чтобы затевать судебный процесс.

Кроме того, они испытывали жалость к доктору Фелисити Олленбах. Как сказала Лора, они вернули кубок неповрежденным, избежали скандала и вдобавок нашли друг друга. Этого достаточно для любого. Зачем быть злым и делать несчастным другого человека?

Син-Джан, естественно, был благодарен и счастлив, когда они вошли в его кабинет и преподнесли кубок.

Так все и произошло.

А теперь был другой день.

– Трудно поверить, что у меня сегодня свадьба, – задумчиво сказал Гидеон. – Было время, когда я думал, что этот день никогда не наступит. Что подобно Рексу и другим я проживу всю жизнь здесь до спокойной и достойной старости.

Он покачал головой. Сейчас невозможно представить, как он мог с такой невозмутимостью думать о монотонной, скучной жизни, лишенной любви.

– Никакого шанса на это в Америке, приятель, – весело заметил шафер. – Я слышал, ты собираешься там заняться частной практикой?

Гидеон кивнул:

– Да. Там у Лоры семья и работа. Я получил приглашение в Гарвард, но, думаю, мне пора применить знания с большей пользой. Помогать людям. Может быть, я стану детским психологом.

– Да. Там многим не помешает хороший психиатр, – деловито заметил шафер. – Впрочем, не могу сказать, что завидую тебе.

Но Гидеона манила новая жизнь. Новая жизнь с Лорой, Чего еще мог он желать?


В своем доме на Вудсток-роуд Лора с помощью матери и двух кузин, подружек невесты, надевала свадебное платье.

Это было произведение искусства из белого кружева, шелка и настоящего жемчуга. С высоким кружевным воротником и вырезом в форме сердечка, прикрытым кружевом, сквозь которое просвечивала ложбинка и верхняя часть груди. Конусообразный лиф с бриллиантами облегал талию, и от нее спускались к ногам пышные широкие юбки.

Букет был составлен из орхидей, которые специально доставили самолетом с Гавайских островов.

Нитка жемчуга переплетала высоко уложенные черные волосы. Лора выглядела великолепно. Короткая легкая вуаль почти не скрывала ее сияющее лицо.

К дому подъехал фантастический серебряный «роллс-ройс», чтобы отвезти ее в церковь.

На глазах матери были слезы.

В колледже Св. Беды гости начинали гуськом входить в церковь. Через несколько минут появился Гидеон и прошел вперед.

Хор колледжа собрался на клиросе, готовый начать исполнение трогательных красивых гимнов, которые выбрали Лора и Гидеон.

Гидеон стоял лицом к алтарю, и у него было хорошо на душе. Все страхи и сомнения исчезли. Он женится на самой удивительной, несносной, прекрасной, самоуверенной женщине на свете. Только такая женщина и была ему нужна. И будет нужна всегда.

Оркестр наконец заиграл свадебный марш, и все повернулись к дверям, чтобы увидеть торжественный выход невесты.

Она была так хороша, что, казалось, вся церковь дружно вздохнула от восхищения. Она приближалась к Гидеону, и его глаза сверкали, как сапфиры, совсем не похожие на кусочки льда.

Лора в сопровождении любимого дяди медленно подходила к своему возлюбленному.

Гидеон почувствовал, как слезы жгут ему глаза, и, быстро моргнув, скрыл их.

На улице, как раз в тот момент, когда Лора встала рядом с женихом, повалил снег.