Михаэль Андреас Гельмут Энде

Момо


Часть первая. МОМО И ЕЕ ДРУЗЬЯ

Глава первая. БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА

Глава вторая. НЕОБЫЧНОЕ СВОЙСТВО И СОВСЕМ ОБЫЧНЫЙ СПОР

Глава третья. ИГРУШЕЧНАЯ БУРЯ И НАСТОЯЩАЯ ГРОЗА

Глава четвертая. МОЛЧАЛИВЫЙ СТАРИК И СЛОВООХОТЛИВЫЙ ЮНОША

Глава пятая. ИСТОРИЯ ДЛЯ ВСЕХ И ИСТОРИЯ ДЛЯ ОДНОЙ

<p>Часть первая. МОМО И ЕЕ ДРУЗЬЯ</p>
<p>Глава первая. БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА</p>

В давние-предавние времена, когда люди еще говорили на совсем забытых ныне языках, в теплых странах уже существовали большие и прекрасные города. Там возвышались дворцы королей и императоров; тянулись из конца в конец широкие улицы; извивались узкие переулочки и тупички; стояли великолепные храмы с золотыми и мраморными статуями богов; шумели пестрые базары, где предлагали товары со всех концов света; простирались широкие площади, где люди обсуждали новости, произносили или просто слушали речи. Но прежде всего славились эти города своими театрами.

Театры эти похожи были на нынешний цирк, только построенный целиком из камня. Ряды для зрителей располагались ступеньками друг над другом, как в огромной воронке. И если поглядеть сверху, то одни из этих строений были круглыми, другие образовывали овал или половину круга. Называли их амфитеатрами.

Некоторые из них были огромные, как футбольный стадион, другие вмещали не больше двух сотен зрителей. Одни были роскошными, с колоннами и статуями, другие скромными, без всяких украшений. Крыш у амфитеатров не было, все представления давались под открытым небом. Впрочем, в театрах побогаче над рядами натягивали золототканые ковры, чтобы защитить публику от солнечного зноя или внезапного дождя. В театрах победнее этому же служили тростниковые или соломенные циновки. Одним словом, имелись театры для богатых и театры для бедных. Их посещали все, потому что все были страстными слушателями и зрителями.

И когда люди, затаив дыхание, следили за смешными или грустными событиями, которые происходили на сцене, им казалось, что эта только представляемая жизнь каким-то таинственным образом кажется более правдивой, истинной и намного интереснее, чем их собственная, повседневная. И они любили внимать этой иной действительности.

С тех пор прошли тысячелетия. Города исчезли, дворцы и храмы разрушились. Ветер и дождь, жара и холод отполировали и выветрили камни, от больших театров остались развалины. В старых, потрескавшихся стенах теперь только цикады поют свою монотонную песню, похожую на дыхание спящей земли.

Но некоторые из этих старинных городов сохранились и поныне. Конечно, жизнь в них изменилась. Люди ездят в автомобилях и поездах, у них телефон и электричество. Но, иногда среди новых зданий можно и сегодня еще увидеть древние колонны, арку, кусок крепостной стены или амфитеатр тех далеких дней.

В одном из таких городов и случилась эта история.

На южной окраине большого города, там, где начинаются поля, а дома и постройки становятся все беднее, спрятались в пиниевом лесочке развалины маленького амфитеатра. Он и в древности не казался роскошным, это был театр для бедных. А в наши дни. то есть в те дни, когда началась эта история с Момо, о развалинах почти никто не помнил. Об этом театре знали только знатоки древности, но и для них он не представлял интереса, ведь изучать там было уже нечего. Иногда забредали сюда два-три туриста, лазили по заросшим травой каменным ступеням, переговаривались, щелкали фотоаппаратами и уходили. В каменную воронку возвращалась тишина, цикады начинали следующую строфу своей бесконечной песни, точь-в-точь такую же, как предыдущие.

Чаще всего бывали здесь окрестные жители, давно знавшие это место. Они оставляли здесь пастись своих коз, а дети играли в мяч на круглой площадке, в середине амфитеатра. Иногда встречались тут по вечерам и влюбленные парочки.

Однажды прошел слух, что в развалинах кто-то живет. Говорили, что это ребенок, маленькая девочка, но толком никто ничего не знал. Звали ее, кажется, Момо.

Выглядела Момо немного странно. На людей, ценивших аккуратность и чистоту, она действовала пугающе. Она была маленькая и худая, и трудно было угадать, сколько ей лет – восемь или двенадцать. У нее были буйные, иссиня-черные кудри, которых, очевидно, никогда не касались ни гребень, ни ножницы, большие, удивительно красивые глаза, тоже черные, и такого же цвета ноги, потому что она всегда бегала босиком. Зимой она изредка надевала ботинки, но они были ей велики, да к тому же еще и разные. Ведь свои вещи Момо или где-то нашла, или получила в подарок. Ее длинная, до щиколоток юбка была сшита из цветных кусков. Сверху Момо носила слишком для нее просторный старый мужской пиджак, рукава которого она всегда закатывала. Отрезать их Момо не хотела, она думала о том, что скоро вырастет и кто знает, попадется ли ей когда-нибудь снова такой замечательный пиджак, в котором так много карманов.

Под заросшей бурьяном театральной сценой находилось несколько полуобвалившихся каморок, в которые можно было попасть через дыру в стене. Здесь Момо устроила себе дом. Как-то в обед к Момо пришли люди, несколько мужчин и женщин. Они хотели с ней поговорить. Момо стояла и испуганно смотрела на них, боясь, что они прогонят ее отсюда. Но вскоре она поняла, что это добрые люди. Они сами были бедные и хорошо знали жизнь.

– Так, – сказал один из них, – тебе тут, значит, нравится?

– Да, – ответила Момо.

– И ты хотела бы здесь остаться?

– Да, очень.

– Разве тебя никто нигде не ждет?

– Нет.

– Я хочу сказать: разве тебе не хочется вернуться домой?

– Мой дом здесь, – быстро ответила Момо.

– Но откуда ты?

Момо махнула рукой в неопределенном направлении: куда-то вдаль.

– Кто же твои родители? – продолжал выпытывать человек.

Чуть приподняв плечи, Момо растерянно взглянула на спрашивавшего. Люди переглянулись и вздохнули.

– Не бойся, – продолжал человек. – Мы вовсе не гоним тебя отсюда. Мы хотим тебе помочь. Момо робко кивнула.

– Ты говоришь, тебя зовут Момо, не так ли?

– Да.

– Это красивое имя, хотя я его никогда не слыхал. Кто дал тебе это имя?

– Я, – сказала Момо.

– Ты сама себя так назвала?

– Да.

– Когда же ты родилась?

– Сколько я себя помню, я была всегда, – немного подумав, ответила Момо.

– Неужели у тебя нет ни тети, ни дяди, ни бабушки, никого, к кому бы ты могла пойти?

Некоторое время Момо молча смотрела на спрашивающего, потом прошептала:

– Мой дом здесь.

– Конечно, – сказал человек. – Но ведь ты ребенок. Сколько же тебе лет?

– Сто, – неуверенно ответила Момо.

Люди рассмеялись, решив, что это шутка.

– Нет, серьезно: сколько тебе лет?

– Сто два, – ответила Момо, все еще не совсем уверенно.

Наконец люди поняли, что Момо называет цифры, где-то услышанные, не представляя себе их смысла, ведь никто не учил ее считать.

– Послушай-ка, – сказал все тот же человек, посоветовавшись с другими, – хочешь, мы расскажем о тебе полиции? Тебя отправят в приют, там у тебя будет еда и постель, там тебя научат считать, писать, читать и многому другому. Что ты на это скажешь?

Момо испугалась.

– Нет, – ответила она. – Не хочу. Я там уже была. Там и другие дети были. На окнах решетки, и каждый день нас били – просто так, ни за что. Я перелезла ночью через забор и убежала. Я не хочу туда.

– Это я могу понять, – кивнув, сказал старик. И другие тоже кивнули.

– Ну, хорошо, – сказала одна из женщин, – но ты еще совсем маленькая. Кто-то ведь должен о тебе заботиться.

– Я, – облегченно ответила Момо.

– И ты это можешь? – спросила женщина.

– Мне много не надо, – тихо ответила Момо.

Люди опять переглянулись.

– Знаешь что, Момо, – предложил человек, говоривший сначала, – ты могла бы пристроиться у кого-нибудь из нас. У нас у самих тесно, у каждого куча детей, всех надо прокормить, но одним больше или меньше – разница невелика... Что ты об этом думаешь?

– Спасибо, – сказала Момо, в первый раз улыбнувшись. – Большое спасибо! А можно мне остаться тут? Можно?

Обсудив этот вопрос, люди решили, что девочка права. Здесь ребенку будет не хуже, чем у любого из них, а заботиться о Момо они могут сообща, и это будет проще, чем если бы заботы достались одному.

И они сразу же принялись приводить в порядок полуразвалившуюся каморку, в которой поселилась Момо. Каменщик даже сложил в углу маленький очаг, выведя наружу ржавую трубу. Старик столяр сколотил из ящичных досок столик и два стула. А женщины принесли старую, украшенную завитками железную кровать, старый матрац и два одеяла. Из каменной дыры получилась маленькая уютная комнатка. Каменщик, обладавший талантом художника, нарисовал на стене букет цветов. Он нарисовал и раму и даже гвоздь, на котором висит картина.

А потом пришли дети этих людей и принесли кто кусочек сыра, кто булку, кто немного фруктов. И так как детей было много, то к вечеру набралось столько еды, что они закатили в амфитеатре в честь Момо настоящий банкет. И праздновали так весело, как это умеют только бедные люди.

Так вот и началась дружба маленькой Момо с окрестными жителями.

<p>Глава вторая. НЕОБЫЧНОЕ СВОЙСТВО И СОВСЕМ ОБЫЧНЫЙ СПОР</p>

С тех пор маленькой Момо жилось хорошо, во всяком случае она так считала. Еда у нее теперь была всегда – иногда больше, иногда меньше – как придется. У нее была крыша над головой, была кровать, она могла, когда становилось холодно, развести огонь. А самое главное: у нее теперь появилось много друзей.

Казалось, Момо просто повезло, что она встретила таких хороших людей, – и она сама была того же мнения. Но вскоре люди поняли: им повезло не меньше. Они уже не могли обойтись без Момо и удивлялись, как же это они жили без нее раньше. И чем чаще люди общались с маленькой девочкой, тем незаменимее становилась она для них, так что они стали бояться, как бы она однажды не ушла.

У Момо теперь бывало много гостей. Почти всегда у нее кто-нибудь сидел и разговаривал с ней по душам. Те, кто не могли прийти к ней сами, посылали за ней. А тому, кто еще не понимал, как она нужна, советовали: «Навести Момо!»

И как обычно говорят: «Всего вам хорошего!», или «Приятного аппетита!», или «Бог его знает!» – так же точно теперь стали говорить: «Навести Момо!»

Но почему? Может быть, Момо была такой умной, что могла дать каждому хороший совет? Умела утешать людей? Принимала мудрые и справедливые решения?

Нет, Момо так же, как и всякий другой ребенок, не умела этого. Но может быть, она знала что-то такое, что приводило людей в хорошее настроение? Может быть, она очень хорошо пела? Играла на каком-нибудь инструменте? Или, может быть, она – раз уж жила в этом древнем цирке – умела танцевать или показывать фокусы?

Нет, ничего этого она не умела.

Может быть, она умела колдовать? Знала какое-нибудь таинственное заклинание, с помощью которого прогоняла все беды и заботы?

Нет.

Но что она действительно умела, как никто другой, так это слушать. Но ведь в этом нет ничего особенного, скажет иной читатель, слушать каждый умеет.

Но это заблуждение. По-настоящему слушать умеют только очень немногие. А Момо умела слушать, как никто другой.

Момо, например, умела слушать так, что даже глупым людям приходили вдруг толковые мысли. И вовсе не потому, что она им что-нибудь говорила или о чем-нибудь спрашивала, нет – она просто сидела и очень доброжелательно и со всем вниманием слушала.

При этом она смотрела на собеседника своими большими темными глазами, и говоривший чувствовал, что ему вдруг приходят в голову мысли, которых он раньше в себе не подозревал.

Она слушала так, что беспомощные и нерешительные вдруг начинали понимать, чего именно им не хватает. Робкие чувствовали себя свободными и смелыми. А несчастные и угнетенные обретали надежду. И если кто-нибудь думал, что его жизнь бессмысленная ошибка, что он ничего не значащая песчинка и не представляет из себя никакой ценности и его так же просто заменить, как какой-нибудь разбитый горшок, если с этими мыслями он шел к маленькой Момо, то, по мере того как он все это ей рассказывал, ему вдруг таинственным образом становилось ясно, что он ошибается, что и он – такой, какой он есть, – один-единственный в своем роде и поэтому ценен для мира...

Вот как умела слушать Момо!

В один прекрасный день к ней пришли два человека, два соседа, которые насмерть разругались и не хотели больше друг с другом разговаривать. Им посоветовали навестить Момо – не годится соседям так враждовать. Оба сначала противились, но под конец все же пошли.

Они сидели в амфитеатре мрачные, далеко друг от друга.

Один из них был каменщик, тот самый, что сложил в комнатке Момо печку и нарисовал замечательную картину на стене. Его звали Никола, это был силач с черными пышными усами. Другого звали Нино. Он был худой и на вид всегда усталый. Нино арендовал на краю города маленькую закусочную, в которую по вечерам заглядывали старики, чтобы за стаканом вина вспомнить о былом. Нино и его толстая жена тоже были друзьями Момо и не раз приносили ей что-нибудь вкусное.

Когда Момо поняла, что они злы друг на друга, она никак не могла решить, к кому первому подойти, и чтобы никого не обидеть, уселась на краю каменной сцены на равном расстоянии от обоих. Сидела, поглядывая то на одного, то на другого, и ждала, что будет дальше. Некоторые вещи требуют времени – время было единственным богатством Момо.

Долго просидели так оба врага молча, потом Никола вдруг встал и сказал:

– С меня хватит, зря, должно быть, я приходил. Но ты сама видишь, Момо, какой он! Чего еще ждать? И повернулся, чтобы уйти.

– Да убирайся отсюда! – крикнул Нино. – Зачем ты вообще приходил? Я и не думаю мириться с преступником!

Никола обернулся, покраснев от гнева, как индюк.

– Кто преступник? – угрожающе спросил он, возвращаясь. – Повтори-ка еще раз!

– Сколько хочешь! – крикнул Нино. – Ты думаешь, что, если ты силач, никто не осмелится сказать тебе правду? Да я выскажу ее тебе в лицо! И пусть все слушают, кому охота! Давай начинай, подойди и убей меня, ты ведь один раз уже пытался!

– Жаль, что я этого не сделал! – заревел Никола, сжимая кулаки. – Ты видишь, Момо, как он врет и злословит! А что я ему сделал? Схватил за шиворот и бросил в помойку позади его притона. Там и крыса не утонет!

Повернувшись опять к Нино, он крикнул:

– Очень жаль, что ты еще жив!

Некоторое время продолжались взаимные обвинения, и Момо никак не могла понять, в чем, собственно, дело и почему они так не любят друг друга. Но постепенно выяснилось, что Никола поступил так потому, что Нино дал ему в присутствии гостей пощечину, а пощечина была следствием того, что Никола чуть не перебил всю посуду Нино.

– Неправда это! – защищался Никола. – Одну только кружку я об стенку трахнул, да и та всё равно была треснутая!

– Да, но это была моя кружка, понимаешь? – возразил Нино. – Ты не имел права так поступать!

Никола же считал, что поступил правильно, тем более что Нино задел его честь каменщика.

– Знаешь, что Нино обо мне говорил? – крикнул он Момо. – Он сказал, что я не в состоянии вывести прямой стены, потому что вечно пьян! И это, мол, у меня от прадеда, тот тоже таким был, это он строил Пизанскую башню, потому она и клонится набок.

– Но, Никола! – ответил Нино. – Это же была шутка!

– Хороша шутка! – сердился Никола.

Выяснилось, что этой шуткой Нино только отплатил Никола за его зубоскальство – однажды утром на двери Нино появилась ярко-красная надпись: «Кто ни к чему не годен, становится трактирщиком». Тут уж Нино было не до смеха.

Некоторое время они все еще продолжали спор, чья шутка лучше, все более распаляясь. Момо смотрела на них, широко открыв глаза, и они смутились, не зная, как оценить этот взгляд. Может, в душе девочка над ними смеется? Или грустит? По ее лицу понять это было нельзя. Но им вдруг показалось, будто они видят себя в зеркале, и обоим стало стыдно.

– Ладно, – сказал Никола. – Я, пожалуй, не должен был писать такое на твоей двери. Я бы и не сделал этого, если бы ты не отказался налить мне стакан вина. Это было противозаконно, понимаешь? Я всегда аккуратно платил, и у тебя не было повода так со мной обращаться.

– Не было повода? – воскликнул Нино. – А помнишь историю со святым Антонием? А-а, вот ты и побледнел! Ты хотел меня облапошить, а этого я никому не позволю!

– Я – тебя? – возмущенно крикнул Никола. – А не наоборот? Ты хотел мне свинью подложить, да не вышло!

Дело было в следующем: в закусочной Нино висела на стене картина с изображением святого Антония. Это была репродукция, которую Нино вырезал из журнала и вставил в раму.

Никола, которому картина будто бы очень понравилась, захотел ее выменять. Нино, ловко торгуясь, довел дело до того, что Никола оставался, конечно, в явном проигрыше. Они ударили по рукам.

Но позже выяснилось, что между картиной и картонным задником рамы спрятаны были деньги, о которых Нино ничего не знал. Тут в проигрыше вдруг оказался Нино, и это его разозлило. Короче: он потребовал спрятанные деньги, ведь они не были предусмотрены сделкой. Никола противился, и тогда Нино перестал отпускать ему вино. Это и послужило началом ссоры.

Проследив от конца до начала всю историю своих отношений, они на некоторое время умолкли.

После паузы Нино спросил:

– Скажи честно, Никола: знал ты перед сделкой об этих деньгах или нет?

– Конечно, знал, иначе я не стал бы меняться.

– Значит, ты признаешься, что обманул меня!

– Почему? А разве ты ничего не знал об этих деньгах?

– Нет, честное слово!

– Ну, вот видишь! Значит, ты все равно хотел провести меня! Иначе как мог ты взять у меня за никчемный кусок бумаги радиоприемник? А?

– А откуда ты знал про деньги?

– Я видел, как за два дня до этого один посетитель положил их туда – пожертвовал святому Антонию.

Нино прикусил губу.

– И много там было денег?

– Не больше и не меньше стоимости моего радиоприемника, – ответил Никола.

– Значит, весь наш спор – из-за святого Антония, которого я вырезал из журнала, – задумчиво сказал Нино.

Никола почесал в затылке.

– Так оно и есть, – пробормотал он, – и ты можешь получить его назад, Нино.

– Ни в коем случае! – великодушно возразил Нино. – Уговор есть уговор! Ведь мы же ударили по рукам, как честные люди!

Тут оба рассмеялись. Они спустились по каменным ступеням, встретились в середине заросшей площадки и обнялись, хлопая друг друга по спине. После этого заключили в свои объятия Момо и сказали: «Большое тебе спасибо!»

Когда они уходили, Момо еще долго махала им вслед рукой. Она была довольна, что два друга опять помирились.

В другой раз маленький мальчик принес Момо канарейку, которая отказывалась петь. Это было для Момо трудной задачей. Целую неделю она терпеливо прислушивалась к едва слышному голосу канарейки, пока та опять весело не запела.

Момо терпеливо выслушивала всех: собак и кошек, цикад и жаб. Она умела прислушиваться к шуму дождя и шороху ветра в листве. И всяк рассказывал ей о чем-нибудь на свой лад.

Вечерами, когда ее друзья расходились но домам, Момо еще долго сидела в середине амфитеатра, над которым простирался мерцающий звездами купол неба, и просто слушала тишину. Ей представлялось, что сидит она в середине огромной ушной раковины, внимающей музыке звезд. И казалось ей тогда, что она слышит тихую, но мощную музыку, доходящую до сердца.

В такие ночи ей снились особенно прекрасные сны.

А тот, кто думает, что в умении слушать нет ничего особенного, пусть попробует – может быть, и он научится слушать не хуже Момо.

<p>Глава третья. ИГРУШЕЧНАЯ БУРЯ И НАСТОЯЩАЯ ГРОЗА</p>

Само собой понятно, что Момо никогда не делала различия между взрослыми и детьми – она слушала и тех и других. Но дети приходили в старый амфитеатр еще и по другой причине. С тех пор, как в театре поселилась Момо, они научились играть, как не умели раньше. И никогда больше не скучали. И вовсе не потому, что Момо предлагала что-нибудь очень интересное. Нет, просто Момо была тут и играла вместе с ними. И именно поэтому – неизвестно отчего – детям стали приходить в голову прекрасные идеи. Каждый день изобретали они новые игры – одну лучше другой.

Однажды, в душный знойный день, десять детей сидели на каменных ступенях и ждали Момо, которая пошла немного прогуляться. В небе висели тяжелые черные тучи, предвещая грозу.

– Лучше я домой пойду, – сказала одна девочка, которая

пришла сюда с маленькой сестренкой, – я боюсь грома и молнии.

– А дома? – спросил мальчик в очках. – А дома ты этого не боишься?

– Боюсь, – ответила девочка.

– Вот и оставайся здесь, – решил мальчик. Девочка пожала плечами и кивнула. Через минуту она сказала:

– А вдруг Момо не вернется?

– Ну и что? – вмешался в разговор мальчик, выглядевший каким-то беспризорным. – Мы все равно можем играть – и без Момо.

– Хорошо, но во что?

– Я тоже не знаю. Во что-нибудь.

– Что-нибудь – это ничего. У кого есть предложение?

– У меня, – сказал толстый мальчик тонким, девчачьим голосом, – давайте играть в морское путешествие – как будто вся эта развалина – огромный корабль, и мы плывем по неизвестным морям, и у нас разные приключения. Я капитан, ты первый штурман, а ты натуралист, профессор, потому что наше путешествие научно-исследовательское, понимаете? А все другие – матросы...

– А кто мы, девочки?

– Вы матроски. Это корабль будущего.

Это был хороший план! Они стали играть, но у них не было согласия и дело не клеилось. Вскоре они все опять сидели на каменных ступенях – и ждали.

Но вот пришла Момо.

Высоко вскипала носовая волна. Исследовательский корабль «Арго», тихо покачиваясь на мертвой зыби, полным ходом спокойно продвигался в одно из южных коралловых морей. С давних времен ни один корабль не отваживался заплывать в эти опасные воды, здесь полно мелей, коралловых рифов и морских чудовищ. В этих краях царствовал так называемый «Вечный тайфун», смерч, который никогда не стихал. Как некое коварное чудовище бродил он по этому морю в поисках жертвы. Неведомы были его пути. И все, что захватывал этот ураган в свои огромные лапы, он не отпускал, пока не разнесет в щепки – не толще спичек.

Исследовательский корабль «Арго» был, естественно, по-особому оснащен – для встречи с этим «Бродячим смерчем». Он целиком был выстроен из особой голубой стали – такой же гибкой и неломающейся, как та, из которой делают клинки. Он был отлит из единого куска, без сварных швов.

И все же вряд ли другой капитан и другие матросы отважились бы подвергнуться подобной опасности. Но капитан Гордон отважился. Гордо смотрел он с капитанского мостика на матросов и матросок, а они все были знатоками своего дела.

Рядом с капитаном стоял его первый штурман, Дон Мелу, старый морской волк, переживший сто двадцать семь ураганов.

На тентовой палубе можно было видеть профессора Айзенштайна, научного руководителя экспедиции, с ассистентками Мауриной и Сарой – своей исключительной памятью они заменяли профессору целую библиотеку. Все трое склонились над точнейшими инструментами и а чем-то тихо советовались на сложном научном языке.

Немного в стороне сидела, скрестив ноги, прекрасная туземка Момо-сан. Время от времени исследователь расспрашивал ее об особенностях этого моря, и она отвечала ему на благозвучном хула-диалекте, понятном одному лишь профессору.

Целью экспедиции было – найти причину возникновения «Бродячего смерча» и, если возможно, устранить ее, чтобы сделать это море доступным для других кораблей. Но пока все было тихо.

Крик впередсмотрящего на мачте вырвал капитана из задумчивости.

– Кеп! – крикнул он в приставленные рупором ладони. – Или я с ума сошел, или я действительно вижу впереди стеклянный остров!

Капитан и Дон Мелу схватились за подзорные трубы. Профессор Айзенштайн и его ассистентки тотчас же выглянули из своего укрытия. Только прекрасная туземка невозмутимо сидела на месте. Загадочные обычаи ее народа запрещали ей выказывать любопытство. Вскоре корабль достиг стеклянного острова. Профессор спустился по веревочной лестнице, перекинутой через борт корабля, на прозрачный берег. Почва острова была такой скользкой, что профессору Айзенштайну стоило больших трудов удержаться на ногах.

Остров был круглый и имел метров эдак двадцать в диаметре. Поверхность его поднималась к середине куполообразной крышей. Когда профессор достиг высшей точки, он отчетливо увидел глубоко внутри острова пульсирующий луч света.

О своих наблюдениях он сообщал всем остальным, напряженно ожидавшим у поручней корабля.

– Ясно, – сказала ассистентка Маурина, – это оггельмумиф бистроциналис.

– Возможно, – сказала ассистентка Сара, – но это может быть и шлукула танетоцифера.

Профессор выпрямился, поправил на носу очки и крикнул:

– По-моему, мы имеем здесь дело с подвидом обыкновенного штрумпфус кветчинензус. Окончательно установить это можно, только исследовав все изнутри.

Три матроски – которые были к тому же мировыми рекордсменками по спортивному нырянию и уже надели тем временем акваланги – прыгнули за борт и скрылись в голубой глубине.

Некоторое время только пузыри появлялись на поверхности моря, но вдруг из глубины вынырнула одна из девочек, по имени Сандра, и крикнула, задыхаясь:

– Это огромная медуза! Две ныряльщицы пойманы ее щупальцами и не могут освободиться. На помощь, пока не поздно!

С этими словами она опять исчезла.

В ту же минуту в волны кинулись сто водолазов под командованием командира Франка по прозвищу Дельфин. Под водой разгорелась жестокая битва, и поверхность моря покрылась пеной. Но даже этим борцам не удалось освободить девочек из страшных объятий. Слишком мощной была эта огромная медуза!

– Нечто, – обратился профессор, хмуря лоб, к своим ассистенткам, – нечто обусловливает в этом море повышенный рост всего в нем находящегося. В высшей степени интересно!

Капитан Гордон и его первый штурман тем временем посовещались и приняли решение.

– Назад! – крикнул Дон Мелу. – Все на борт! Мы разрежем чудовище на две части, иначе нам девочек не освободить.

Дельфин и его водолазы возвратились на корабль. «Арго» дал задний ход, а потом со всей силой устремился прямо на медузу. Нос стального корабля был острый как бритва. Бесшумно, почти без ощутимых усилий, разрезал он чудовище на две половины. Это, правда, было не совсем безопасно для двух пойманных щупальцами девочек, но первый штурман Дон Мелу в точности высчитал их местоположение и разрезал медузу как раз между ними. Щупальца разрезанной медузы вяло и бессильно повисли, и пленницы смогли освободиться.

Радостно встретили их на корабле. Профессор подошел к ним и сказал:

– Это моя вина. Я не должен был посылать вас в воду. Простите, что я подвергнул вас такой опасности!

– Не за что вас прощать, профессор, – улыбнулась одна из девочек, – для того мы, собственно, и поехали с вами.

А другая добавила:

– Опасность – наша профессия!

Для дальнейших разговоров времени, однако, не осталось. Капитан и команда, занятые спасательными работами, забыли следить за состоянием моря. Только сейчас они заметили на горизонте «Бродячий смерч» – он стремительно приближался к «Арго».

Первая же мощная волна схватила стальной корабль, подняла его вверх, опрокинула и бросила в водяную бездну. Менее опытные и смелые моряки, чем те, что были на «Арго», не выдержали бы этого удара: одних смыло бы волной, другие попадали бы в обморок. Но капитан Гордон, будто ничего не случилось, все так же широко расставив ноги, стоял на капитанском мостике. Его команда тоже оставалась на местах. Только не привыкшая к морским бурям туземка Момо-сан забралась в спасательную шлюпку.

В несколько секунд небо стало черным как сажа. С ревом и свистом набросился ураганный ветер на корабль и швырял его то в головокружительную высоту, то в зияющую бездну. Казалось, что его ярость с каждой минутой возрастает – оттого, что он никак не может потопить корабль.

Капитан спокойным голосом отдавал свои приказания, первый штурман громко повторял их матросам. Каждый оставался на своем посту. Даже профессор Айзенштайн и его ассистентки не отступились от своих инструментов. Они точно высчитывали местонахождение середины смерча, – именно туда двигался корабль. Капитан Гордон внутренне восхищался хладнокровием исследователей, которые отнюдь не были морскими волками, как он сам и его люди.

Первая же молния стрельнула прямо в стальной корабль – он, конечно, сразу же зарядился электричеством. Стоило хоть к чему-то притронуться – сразу сыпались искры. Но весь экипаж «Арго» уже был хорошо подготовлен к этому многомесячными тренировками. И никто не испугался.

Некоторую сложность представляли более тонкие детали корабля, например тросы и поручни: они раскалились докрасна, как волоски электролампы. Но люди работали в асбестовых перчатках. К счастью, хлынул ливень и быстро охладил пылающую сталь, – такого ливня еще никто – кроме Дон Мелу – не видал, он был таким частым, что вытеснил почти весь воздух. Стало нечем дышать. Команде пришлось прибегнуть к аквалангам.

Одна молния за другой, один удар грома за другим! Воющий ветер! Волны величиной с дом и белая пена!

Метр за метром боролся «Арго» с древней мощью тайфуна, медленно продвигался вперед, хотя машины работали на полную мощность. Машинисты и кочегары в трюме корабля прилагали нечеловеческие усилия. Они привязались к трубам толстыми канатами, чтобы не угодить в разверстую огненную пасть топки – так бросало и качало корабль.

Наконец была достигнута самая середина смерча. Что это было за зрелище!

На поверхности моря, которая была здесь гладкой как зеркало – потому что смерч своей гигантской силой придавил волны, плясал великан. Он стоял на одной ноге, напоминая волчок величиной с гору. Громадина эта вращалась вокруг своей оси с такой быстротой, что подробностей разглядеть не удавалось.

– Это Шум-шум Гумиластик! – восторженно крикнул профессор, придерживая очки, которые ливень пытался смыть с его носа.

– Может быть, вы объясните нам это попроще? – буркнул Дон Мелу. – Мы простые моряки, и...

– Не мешайте профессору наблюдать! – прервала его ассистентка Сара. – Нам представился неповторимый случай. Происхождение этого волчка восходит к первейшим временам образования земли. Его возраст – миллионы лет. Сегодня его микроскопические подвиды изредка встречаются в томатном соусе и – еще реже – в зеленых чернилах. Экземпляр подобной величины, очевидно, единственный в своем роде.

– Но мы явились сюда, чтобы выяснить причину происхождения «Вечного смерча» и устранить ее!, – крикнул капитан сквозь вой урагана. – Пусть профессор скажет, как остановить эту штуку!

– А я тоже не имею об этом ни малейшего представления, – сказал профессор. – Науке еще не приходилось подробно изучать это явление.

– Хорошо, – сказал капитан. – Попробуем-ка его обстрелять и посмотрим, что из этого получится.

– Какой ужас! – запричитал профессор. – Обстрелять единственный экземпляр Шум-шум Гумиластика! Но лучевая пушка была уже нацелена на волчок.

– Огонь! – приказал капитан.

Голубой луч длиной в километр вырвался из двухствольной пушки. Выстрел был бесшумным, ибо лучевая пушка, как известно, стреляет протеинами.

Светящийся луч ударил по Шум-шуму, но тут же был схвачен и отброшен гигантским вихрем. Несколько раз обернулся луч вокруг Гумиластика, потом поднялся в вышину и исчез в черных облаках.

– Бесполезно! – крикнул капитан Гордон. – Необходимо подойти ближе!

– Ближе нам не подойти! – крикнул в ответ Дон Мелу. – Машины работают на полную мощность, но этого хватает только на то, чтобы нас не сдуло.

– Какие будут предложения, профессор? – спросил капитан.

Но профессор только плечами пожал. Его ассистентки тоже не могли ничего присоветовать. Похоже было, что экспедицию придется прервать, так ничего и не добившись.

Но тут кто-то дернул профессора за рукав. Это была прекрасная туземка.

– Малумба! – произнесла она с ободряющей миной. – Малумба оиситу соно! Ервени самба инсалту лолобиндра. Крамуна хей бени-бени садо садогау.

– Бабалу? – изумленно спросил профессор. – Диди маха фенози интуге дойнен малумба?

Прекрасная туземка кивнула:

– Додо ум ауфу шуламат вавада.

– Ой-ой, – ответил профессор, задумчиво теребя подбородок.

– Чего она хочет? – спросил первый штурман.

– Она говорит, – ответил профессор, – что у ее народа есть одна древняя песня, которая может усыпить «Бродячий смерч», если кто-нибудь отважится пропеть ему ее.

– Не смешите меня! – проворчал Дон Мелу. – Колыбельная для урагана!

– Что вы об этом думаете, профессор? – хотела знать ассистентка Сара. – Возможно ли такое?

– Отбросим всякие предубеждения, – сказал профессор. – В преданиях туземцев часто сокрыто разумное зерно. Весьма возможны определенные звуковые колебания, влияющие на Шум-шум Гумиластик. Мы просто еще мало знаем о его свойствах.

– Вреда от этого не будет, – решил капитан. – Надо просто попробовать. Скажите ей – пусть поет.

Профессор обратился к прекрасной туземке и сказал:

– Малумба диди оисафал хуна-хуна, ваваду?

Момо-сан кивнула и тут же запела свою песню, в которой все время повторялись почти одни и те же звуки:

Ели мени аллубени

анна тай сусура тени!

Она хлопала в такт ладошками и приплясывала на месте.

Простая мелодия и слова легко запоминались. Вскоре и остальные начали подпевать, команда хлопала в ладоши, приплясывая в такт песне. Удивительно было видеть, как старый морской волк Дон Мелу, а под конец и профессор тоже запели и захлопали, будто дети в какой-нибудь игре.

И действительно – случилось то, во что никто не верил! Огромный волчок вращался все медленнее и медленнее, наконец он остановился и стал опадать. С грохотом сомкнулась над ним вода. В мгновение ока смолк ураган, прекратился ливень, голубым стало небо, успокоились волны моря. «Арго» недвижно покоился на сверкающем зеркале моря, будто ничего, кроме тишины, здесь никогда и не было.

– Люди, – сказал капитан Гордон, с признательностью взглянув на каждого, – это сделали мы с вами!

Все знали, что он немногословен. Тем более знаменательным было, что на этот раз он еще добавил:

– Я горжусь вами!..

– Знаете что? – сказала девочка, которая привела с собой маленькую сестренку. – Я думаю, что дождь все-таки был. Я промокла до нитки...

Гроза тем временем кончилась. И больше всех удивлялась девочка с маленькой сестренкой: как это она, позабыв о своих страхах, тоже плавала на стальном корабле.

Они еще беседовали некоторое время о своих приключениях, вспоминая отдельные моменты, пережитые каждым. Потом они расстались, чтобы пойти домой и обсушиться.

Но оказалось, что мальчик в очках не очень доволен игрой.

Прощаясь с Момо, он сказал:

– Жалко, что мы потопили этот Шум-шум Гумиластик. Последний экземпляр в своем роде! Хотел бы я изучить его подробней.

Но все были согласны в одном: нигде нельзя играть так хорошо, как у Момо.

<p>Глава четвертая. МОЛЧАЛИВЫЙ СТАРИК И СЛОВООХОТЛИВЫЙ ЮНОША</p>

Если у тебя много друзей, то среди них всегда есть такие, которые тебе особенно дороги. Так было и с Момо.

Она особенно полюбила двоих, которые приходили к ней каждый день. Один был молодой, другой старый. И Момо не могла бы сказать, кого из них она любит больше.

Одного звали Беппо-Подметальщик. В действительности у него было, наверно, другое имя, но так как он был подметальщиком улиц и все звали его Подметальщиком, то он и сам стал так себя называть.

Беппо-Подметальщик жил вблизи амфитеатра в хижине, которую сам себе выстроил из кирпичей, кровельного железа и толя.

Он был очень маленького роста и всегда ходил немного сгорбившись, так что был только чуть выше Момо. Свою большую голову с торчавшими во все стороны белыми волосами он всегда держал немного косо, а на носу у него сидели маленькие очки.

Некоторые считали, что у Беппо-Подметальщика «не все дома». В ответ на вопросы он обычно только улыбался. Он думал. И если ему казалось, что ответ вовсе не обязателен, то ничего не говорил. Если же он считал, что надо ответить, то всегда долго думал над ответом. Иногда это длилось часа два, иногда целый день. Тем временем люди уже забывали о своих вопросах, и тогда слова Беппо казались им чудными.

Одна Момо умела так долго ждать и понимала его слова. Она знала, что столько времени ему требовалось для того, чтобы не говорить неправду. По его мнению, все несчастья мира происходят оттого, что люди говорят неправду – когда нарочно, когда случайно.

Каждое утро, задолго до рассвета, отправлялся он на своем визжащем велосипеде в город – к одному большому зданию. Там, во дворе, он вместе со своими товарищами ждал, пока дадут метлу и тачку и укажут улицу, которую надо подмести.

Беппо любил эти часы перед рассветом, когда весь город еще спал. Свою работу он делал с удовольствием и очень основательно. Он знал, что это очень нужная работа.

Улицу он подметал не спеша, с расстановкой: при каждом шаге – вздох, при каждом вздохе – взмах метлой. Шаг – вздох – взмах метлой. Шаг – вздох – взмах метлой. Иногда он на минуту останавливался и задумчиво смотрел перед собой. А потом опять сначала: шаг – вздох – взмах метлой...

И пока он так продвигался, посматривая на грязную улицу впереди себя и на чистую – позади, ему в голову приходили порой даже значительные мысли. Но это были мысли без слов, мысли, которые так же трудно передать, как запах, о котором остались одни лишь воспоминания, или цвет, который привиделся во сне. После работы, сидя у Момо, он объяснял ей свои мысли. И благодаря способности Момо слушать Беппо находил для объяснения нужные слова.

– Видишь ли, Момо, – говорил он, например, – дело обстоит так: вот ты видишь перед собой очень длинную улицу. И думаешь: какая же она длинная! Никогда ее не одолеть, думаешь ты.

Некоторое время он молча смотрел перед собой, потом продолжал:

– И тогда ты начинаешь спешить. И спешить все сильнее. А поглядев вперед, ты видишь, что путь перед тобой совсем не уменьшился. И тогда ты еще больше напрягаешься – от страха, и под конец ты совсем без сил и не можешь шагу ступить. А улица все еще простирается впереди. Но так делать нельзя.

Некоторое время он думал. Потом продолжал:

– Никогда нельзя думать сразу обо всей улице, понимаешь? Надо думать о следующем шаге, о следующем вздохе, а следующем взмахе метлой. Все время только о следующем.

Он опять задумался, размышляя, прежде чем добавить:

– Тогда это доставляет радость; это важно, тогда дело идет хорошо. И так оно должно быть. – И опять продолжал после долгой паузы:

– Вдруг ты замечаешь, что шаг за шагом одолел всю улицу. А ты и не заметил как, и не устал. – Он кивнул сам себе и закончил: – Вот что важно.

В другой раз он пришел и молча сел возле Момо. Она сразу заметила, что он задумался, – видно, хочет сказать ей что-то особенное.

Взглянув ей в глаза, старик начал:

– Я узнал нас с тобой.

Прошло некоторое время, пока он продолжил тихим голосом:

– Такое бывает иногда – в обед, когда все уснуло в зное. Тогда мир становится прозрачным. Как река, понимаешь? До самого дна видно!

Он кивнул, помолчал, потом сказал еще тише:

– Там, на дне, лежат совсем другие времена, – на дне, понимаешь?

Он опять долго думал, подыскивая слова. Но, как видно, не нашел, потому что заговорил своим обычным голосом:

– Сегодня я подметал возле старой городской стены. В ней пять камней совсем другого цвета. Вот так, понимаешь?

Он нарисовал пальцем в пыли большое «Т». Склонив голову набок и взглянув на букву, он вдруг прошептал:

– Я их узнал, эти камни.

Помолчав немного, он добавил:

– Это были совсем другие времена – тогда, когда строили эту стену. Много народу там работало. Но были двое, которые взяли да вмуровали эти камни. Знак такой, понимаешь? Я узнал его.

Он провел рукой по глазам. Казалось, каждое слово давалось ему с трудом, и когда он вновь заговорил, слова его прозвучали тягостно:

– Они совсем по-другому выглядели, те двое, тогда, совсем по-другому. – И он закончил почти гневно: – Но я их снова узнал – тебя и себя! Я узнал нас!

Нельзя, конечно, осуждать людей за то, что они посмеивались, слушая такие речи Беппо-Подметальщика. Некоторые за его спиной крутили пальцем у виска. Но Момо любила Беппо и хранила все его слова глубоко в сердце.

Другой лучший друг Момо был очень молод и во всех отношениях прямая противоположность Беппо-Подметальщику. Это был красивый юноша с мечтательными глазами и бойким язычком. Всегда напичканный шутками и разным вздором, он так заразительно смеялся, что вы невольно смеялись вместе с ним – хотели вы того или нет. Его настоящее имя было Джилорамо, но все звали его просто Джиги.

Но так как Беппо мы уже называли Подметальщиком, то и Джиги мы дадим прозвище, связанное с его профессией, хотя, по правде говоря, никакой профессии у него не было. Так что назовем его Гидом. Но ведь гидом он тоже бывал от случая к случаю, совсем не потому, что он этому учился или его кто-то на такое дело поставил.

Верным его помощником была кепка с огромным козырьком. Как только появлялись вблизи заблудшие туристы, он тут же нахлобучивал ее и с серьезным видом направлялся к незнакомцам предлагать свои услуги. Он был готов все им показать и объяснить. Стоило им согласиться, он сразу же приступал к делу и нес ужаснейшую чепуху: семь верст до небес! Он выдумывал столько необычайных событий, называл столько имен и дат, что у бедных слушателей кружилась голова. Некоторые, заметив обман, сердились и уходили, но большинство принимали все за чистую монету и тоже платили за это монетой, когда Джиги протягивал им напоследок свою перевернутую кепку.

Люди из ближайших окрестностей смеялись над фантазиями Джиги. А иногда говорили, что нехорошо, мол, делает Джиги: за разные выдумки еще и деньги получает.

– Но так делают все поэты, – отвечал им Джиги. – А разве туристы ничего не получают за свои деньги? Это уж я точно вам говорю, они получают именно то, что хотят И какая разница, написано ли это все в ученых книгах или нет? Кто знает, может быть, истории в этих книгах тоже выдуманы, только никто уже этого сейчас не помнит.

В другой раз он сказал:

– А что, вообще-то, правда, что – неправда? Кто может знать, что происходило здесь тысячу или две тысячи лет тому назад? Может, вы это знаете?

– Нет, не знаем, – соглашались с ним люди.

– Ну так вот! – говорил Джиги. – Чего ж вы тогда уверяете, что мои истории неправда! По случайности все могло так и быть, как я рассказывал. А значит, я чистую правду сказал!

Против этого трудно было возразить. Да, с бойким на язычок Джиги справиться было нелегко.

К сожалению, туристы, желавшие осмотреть амфитеатр, приходили сюда очень редко, и тогда Джиги брался за что-нибудь другое. Смотря по обстоятельствам он бывал сторожем в парке, свидетелем при бракосочетаниях, разносчиком любовных писем, плакальщиком на похоронах, продавцом сувениров или корма для кошек, выгуливал собак – и занимался еще многим другим.

Но он мечтал стать когда-нибудь богатым и прославиться. Тогда он будет жить в сказочно-прекрасном доме, окруженном большим парком; есть он будет с золотых тарелок и спать на шелковых подушках. И самого себя видел он в сиянии грядущей славы – как некое солнце, лучи которого уже сейчас, издалека, согревали его в бедности.

– И я этого добьюсь! – кричал он, когда другие смеялись над его снами. – Все вы еще вспомните мои слова!

Каким образом он всего этого добьется, Джиги, разумеется, сказать не мог. К тому же особым прилежанием и любовью к труду он никогда не отличался.

– Работать – не велика премудрость, – говорил он Момо. – Таким путем пусть богатеют другие. Посмотри, какие они из себя – те, что продают жизнь и душу за каплю благосостояния! Нет, это не для меня. Пусть иногда у меня нет денег, чтобы заплатить за чашку кофе, – Джиги всегда остается Джиги!..

Казалось, что столь разные люди, со столь различными взглядами на жизнь и на мир, как Джиги-Гид и Беппо-Подметальщик, никогда не могут подружиться. И все же они дружили. Как ни странно, но именно Беппо был единственным, кто никогда не осуждал Джиги за его легкомыслие. И так же странно, что острый на язычок Джиги никогда не насмехался над чудаковатым старым Беппо.

Зависело это, конечно, и от того, что маленькая Момо так хорошо умела их слушать.

Никто из троих не знал, что на их дружбу скоро набежит тень. И не только на их дружбу – на все вокруг. И тень эта росла и уже сейчас – темная и холодная – наползала на весь город.

Это похоже было на какое-то бесшумное и вроде бы и незаметное нашествие, продвигавшееся вперед, и ему было невозможно противостоять, ибо никто его толком не замечал. А завоеватели – кто были они?

Даже старый Беппо, видевший многое, чего не видели другие, даже он не заметил Серых господ, которых становилось все больше и больше.

Они все чаще мелькали в большом городе и казались неутомимо-деятельными. Вместе с тем они вовсе не были невидимками. Все их видели – и все же их не видел никто. Зловещим образом умели они оставаться незамеченными, так что вы просто смотрели мимо них, а если встречали их, то тут же забывали. Они совершали свое тайное дело, даже не прячась. И так как они никому не бросались в глаза, никто и не спрашивал, откуда они взялись и откуда приходили, только с каждым днем их становилось все больше.

Они ездили по улицам в элегантных серых автомобилях, они входили во все дома, сидели во всех ресторанах. И частенько они заносили что-то в свои маленькие записные книжечки.

Одеты они были во все пепельно-серое. Даже лица у них были пепельно-серыми. Они носили круглые жесткие шляпы и курили маленькие темно-серые сигары. Каждый имел при себе портфель свинцового цвета.

Даже Джиги-Гид не замечал, что эти Серые господа то и дело кружат возле амфитеатра, записывая что-то в свои книжечки.

Только Момо однажды вечером заметила в последнем ряду амфитеатра их темные силуэты. Они делали друг другу какие-то знаки, потом их головы сблизились, будто они о чем-то совещаются. Ничего не было слышно, но Момо вдруг стало странно холодно, как никогда раньше. Она поплотнее закуталась в свой огромный пиджак, но и это не помогло – холод был какой-то необычный.

Потом Серые господа исчезли и больше не показывались.

В тот вечер Момо не услышала тихой и мощной музыки, как это бывало раньше. Но на следующий день жизнь вошла в свою обычную колею, и Момо уже не думала о странных посетителях. Она тоже их забыла.

<p>Глава пятая. ИСТОРИЯ ДЛЯ ВСЕХ И ИСТОРИЯ ДЛЯ ОДНОЙ</p>

Момо стала для Джиги-Гида совершенно незаменимой. Легкомысленный, непостоянный Джиги вдруг почувствовал, что горячо любит эту маленькую лохматую девочку. Он был бы рад никогда с ней не расставаться.

Его страстью, как мы уже знаем, было рассказывать разные истории. С некоторых пор он стал рассказывать намного лучше – он и сам это чувствовал. Раньше его истории получались какими-то суховатыми – видно, ничего хорошего не приходило на ум, – он часто повторялся или рассказывал про какой-нибудь виденный им фильм или о том, что прочитал в газете. Его рассказы, если так можно выразиться, шли пешком, но с тех пор как он узнал Момо – они обрели крылья.

Особенно когда Момо была рядом и слушала – тогда его фантазия расцветала, подобно весеннему лугу. Теперь вокруг него всегда толпились дети и взрослые. Он научился рассказывать истории с продолжением, которые тянулись днями и неделями. Выдумкам его не было конца, да он и сам стал прислушиваться к себе, никогда не зная, куда заведет его фантазия.

Как-то раз, когда опять пришли туристы, чтобы осмотреть амфитеатр (Момо сидела немного в стороне на каменных ступенях), Джиги повел такую речь:

– Высокочтимые дамы и господа! Императрица Страпация Августина, как вам должно быть известно, вела бесчисленные войны, защищая свою страну от нападений Трясунов и Трусоватых.

Когда она однажды снова покорила эти народы, она так разгневалась на них, что пригрозила истребить всех до последнего человека, даже до последней мышки, если их король Ксаксотраксолус не отдаст ей свою Золотую рыбку.

Должен сообщить вам, мои дамы и господа, что в те времена золотые рыбки еще не были у нас известны. Но императрица Страпация слышала от одного путешественника, что у короля Ксаксотраксолуса есть такая рыбка и она, когда вырастет, превратится в чистое золото. И этой диковиной ей непременно хотелось завладеть.

Но король Ксаксотраксолус в ответ только улыбнулся. Свою Золотую рыбку он спрятал под кровать, а императрице вместо нее переслал молодого кита в украшенной драгоценностями суповой миске.

Императрица была немного удивлена величиной рыбы, потому как представляла себе Золотую рыбку маленькой. Что же, сказала она себе, чем больше, тем лучше, такая рыба даст, в конце-то концов, и больше золота. Но на рыбе не было ни одного золотого пятнышка, и это беспокоило Страпацию. Посол же короля Ксаксотраксолуса объяснил ей, что рыба только тогда превратится в золото, когда хорошенько подрастет. Поэтому важно не мешать ее развитию. Императрица Страпация успокоилась.

Молодой кит рос день ото дня и требовал страшно много пищи. Но ведь императрица Страпация не была бедной, и поэтому рыба получала все, что только могла проглотить. Скоро она стала толстой и жирной. И суповая миска оказалась мала.

«Чем больше, тем лучше», – сказала императрица Страпация и переселила кита в ванную. Но прошло немного времени, он уже и в ванной не умещался. Он рос и рос. Тогда его перевели в императорский бассейн. Транспортировка была довольно затруднительной – рыба-то уже весила не меньше хорошего быка. Один из рабов, тащивших кита, поскользнулся, и императрица тут же повелела бросить несчастного на съедение львам – такова была ее любовь к рыбе.

Каждый день сидела она на краю бассейна и следила, как рыба растет. При этом она только и думала что о золоте, ведь, как известно, императрица вела роскошную жизнь и золота ей всегда не хватало.

«Чем больше, тем лучше», – без конца повторяла она. И слова эти были объявлены всеобщим законом, они красовались на всех государственных зданиях, набранные бронзовыми буквами.

Под конец и бассейн стал узким для рыбы. Тогда-то Страпация и повелела воздвигнуть вот это самое здание, руины которого вы видите перед собой, мои дамы и господа. Это был огромный круглый аквариум, доверху заполненный водой, в нем-то рыба и смогла наконец спокойно вытянуться во весь рост.

Самолично, день и ночь, сидела императрица вон на том месте и наблюдала за гигантской рыбой – не превратилась ли та в золото. Она не доверяла никому: ни своим рабам, ни своим родственникам, она боялась, что рыбу могут украсть.

Так она там сидела, все худея от страха и заботы, и, не смыкая глаз, охраняла свою рыбу, которая весело плескалась в аквариуме, вовсе и не думая превращаться в золото. Постепенно Страпация совсем запустила государственные дела. А Трясуны и Трусоватые только того и ждали. Под водительством короля Ксаксотраксолуса предприняли они еще один военный поход и в мгновение ока завоевали всю страну, не встретив ни одного солдата. Народу было все равно, кто им управляет.

Когда императрица Страпация обо всем этом узнала, она воскликнула свои знаменитые слова: «Горе мне! О хоть бы я...» Конец этой знаменательной фразы, к сожалению, не сохранился. Но зато точно известно, что она бросилась в аквариум и утонула возле рыбы, поглотившей все ее надежды. Король же Ксаксотраксолус повелел к празднику победы заколоть кита, и восемь дней весь народ получал жареное рыбье филе.

Из этого вы видите, мои дамы и господа, к чему может привести легкомыслие!

Этими словами закончил Джиги экскурсию, и видно было, что рассказ произвел на слушателей сильное впечатление. Почтительно смотрели они на развалины. Только один сомневающийся недоверчиво спросил:

– А когда все это происходило?

Но Джиги, как известно, никогда не лез за словом в карман.

– Императрица Страпация была, как известно, современницей знаменитого философа Нойозиуса Старшего, – ответил он.

Сомневающийся не захотел, конечно, признаться, что понятия не имеет, когда жил знаменитый философ Нойозиус Старший, и поэтому только пробурчал:

– Ага, благодарю вас.

Все слушатели были глубоко удовлетворены и сказали, что они не напрасно пришли сюда, что никто еще им о тех далеких временах так интересно не рассказывал. Тут Джиги, сама скромность, протянул свою перевернутую кепку, и туристы поспешили его отблагодарить. Даже сомневающийся бросил в нее несколько монет. Впрочем, с тех пор как здесь поселилась Момо, Джиги никогда не рассказывал одну и ту же историю дважды. Это было бы слишком скучно. Когда Момо бывала среди слушателей, ему чудилось, будто у него внутри вдруг открывался какой-то шлюз, и целый поток выдумок устремлялся на свободу. Самому ему почти думать и не приходилось.

Но больше всего любил Джиги рассказывать свои истории маленькой Момо, когда они были одни. Чаще всего это были сказки, которые Момо очень любила. Почти всегда в них рассказывалось о Момо и Джиги. Эти сказки предназначались только для них, и звучали они совсем по-другому, чем все остальные рассказы Джиги.

В один прекрасный теплый вечер сидели они оба на верхнем краю каменных ступеней. В небе уже засветились первые звездочки и большая серебряная луна поднималась над черными силуэтами пиний.

– Может, расскажешь сказку? – тихо спросила Момо.

– Хорошо, – сказал Джиги, – о чем?

– Лучше всего о Момо и о Джилорамо, – ответила Момо. Немного подумав, Джиги спросил:

– А как она должна называться?

– Может быть: «Сказка о Волшебном Зеркале»?

Джиги задумчиво кивнул:

– Звучит неплохо. Посмотрим, как она сложится. Он положил руку на плечо Момо и начал:

– Жила-была когда-то прекрасная принцесса по имени Момо, она ходила в шелках и бархате, а ее дворец стоял высоко над миром на покрытой вечным снегом вершине – весь из разноцветного стекла.

У принцессы было все, что только можно себе пожелать, ела она только изысканные блюда и пила сладчайшие вина. Спала на шелковых подушках и сидела на стульях из слоновой кости. Она ни в чем не нуждалась – но была совсем одна.

Все вокруг: ее слуги, горничные, ее собаки и кошки, и птицы, даже ее цветы, – все это были лишь отражения, зеркальные отражения.

Дело в том, что у принцессы Момо было большое круглое Волшебное Зеркало из чистейшего серебра. Каждый день и каждую ночь она отправляла его гулять по свету. И Зеркало парило над странами и морями, над городами и полями. Люди, видевшие его, ни капельки не удивлялись, они просто говорили: «Это Луна».

Каждый раз, когда Волшебное Зеркало возвращалось, оно отдавало принцессе все отражения, которые ему удавалось собрать во время своего путешествия.

Одни были красивыми, другие уродливыми, одни интересными, другие скучными – какие уж Волшебному Зеркалу по дороге попадались. Понравившиеся принцесса забирала, остальные выбрасывала в ручей. И отпущенные на свободу отражения быстро ускользали назад – к своим владельцам. Поэтому, когда мы наклоняемся над каким-нибудь колодцем или какой-нибудь лужей, мы там всегда видим свое отражение.

Еще я забыл сказать о том, что принцесса Момо была бессмертной.

Своего собственного отражения в Зеркале она еще никогда не видела. Дело в том, что тот, кто заглядывал в, Волшебное Зеркало и видел в нем свое отражение, становился смертным. Принцесса Момо это хорошо знала. Так вот она и жила со всеми своими отражениями и была, в общем, всем довольна.

Но как-то раз Волшебное Зеркало принесло ей отражение, которое означало для нее нечто большее, чем все другие. Это было лицо юного принца. Увидев его, принцесса почувствовала вдруг такую тоску, что непременно захотела к нему отправиться. Но как это сделать? Она ведь не знала ни где он живет, ни кто он, она даже не знала его имени.

Не зная, как иначе поступить, она решила заглянуть в Волшебное Зеркало, подумав: «Может быть, оно отнесет мое отражение неизвестному принцу? Может быть, он случайно посмотрит вверх, когда Зеркало будет пролетать по небу, и увидит меня в нем? И принц последует за Зеркалом и найдет меня?»

Момо долго-долго смотрела в Волшебное Зеркало, а потом снова отправила его путешествовать по свету. Но из-за этого она, конечно же, сразу стала смертной.

Сейчас ты услышишь, что было дальше, но сперва я должен рассказать тебе о принце.

Принца звали Джилорамо. Он властвовал над огромным царством, которое сам себе создал. Где было это царство? Его не было Вчера и не было Сегодня – оно всегда находилось на день вперед – в Будущем. Потому и называлось оно Страна-Завтра. Все жившие там преклонялись перед принцем и любили его.

Однажды утром министры сказали принцу Страны-Завтра: «Ваше величество, вам надо жениться, так уж оно принято».

Принц Джилорамо не имел ничего против, и тогда прекраснейшие юные дамы Страны-Завтра приведены были во дворец, чтобы он мог из них какую-нибудь выбрать. Они принарядились, как могли, – каждой ведь хотелось стать принцессой.

Но вместе с девушками во дворец прокралась злая фея, в ее жилах текла не горячая красная кровь, а зеленая и холодная.

По ней этого, однако, не видно было, потому что она очень искусно накрасилась.

Когда принц Страны-Завтра вошел в большой тронный зал, чтобы сделать свой выбор, она быстро прошептала заклинание, и бедный Джилорамо с того мгновения видел только ее одну и больше никого. Она показалась ему такой прекрасной, что он сразу же спросил, не согласится ли она стать его женой.

– С удовольствием, – прошипела злая фея, – но с одним условием.

– Я его выполню, – необдуманно ответил принц Джилорамо.

– Хорошо, – ответила злая фея и улыбнулась так сладко, что у несчастного принца голова закружилась. – Целый год ты не должен заглядывать в Волшебное Зеркало, то самое, что летает по небу. Если же ты это сделаешь, то тут же забудешь обо всем на свете. Ты забудешь, кто ты в действительности есть, и должен будешь переселиться в Страну-Сегодня, где тебя никто не знает и где ты будешь жить неизвестным бедняком. Согласен?

– О, если только это! – воскликнул принц Джилорамо. – Условие легче легкого...

Что же происходило тем временем с принцессой Момо?

Она ждала и ждала, но принц не появлялся. Тогда она решила сама отправиться в путешествие, чтобы найти его.

Всем окружавшим ее отражениям она тут же возвратила свободу и одна-одинешенька вышла из дворца в мягких домашних туфельках. Спустившись со снежных гор в долину, она прошла через многие страны, пока не попала в Страну-Сегодня. Туфельки ее уже порвались, и она шла босиком. Но ее отражение в Волшебном Зеркале все еще витало высоко над миром.

Однажды ночью принц Джилорамо сидел на крыше своего золотого дворца и играл в шахматы с феей, в жилах которой текла зеленая холодная кровь. Малюсенькая капелька упала вдруг на руку принца.

– Начинается дождь, – сказала фея с зеленой кровью.

– Нет, – ответил принц, – это не дождь – ведь на небе ни облачка...

Он поднял голову и посмотрел прямо в большое серебряное Волшебное Зеркало, парившее над ним. В нем он увидел отражение принцессы Момо и заметил, что она плачет.

Это одна из ее слезинок упала ему на руку! И в то же мгновение он понял, что фея его обманула, что она вовсе не прекрасна и что в жилах у нее зеленая холодная кровь. Принцесса Момо – вот кого он действительно любит!

– Ты нарушил условие, – сказала зеленая фея, и ее лицо исказилось, – теперь ты за это заплатишь!

Длинными зелеными пальцами залезла она в сердце принца – он сидел словно окаменевший – и завязала там узелок. И в ту же минуту он забыл, что он принц Страны-Завтра. И покинул свой дворец и свою страну. Он долго странствовал по свету, пока не пришел в Страну-Сегодня и стал там жить никому не известным бедняком и звался отныне всего лишь Джиги. Единственное, что он захватил с собой, – это отражение из Волшебного Зеркала.

Тем временем шелковые и бархатные платья Момо тоже превратились в лохмотья. Она носила теперь слишком большой для нее мужской пиджак и залатанную юбку. И жила она в старых развалинах.

Тут-то они в один прекрасный день и встретились. Но принцесса Момо не узнала в бедняке принца Страны-Завтра. И Джиги тоже не узнал принцессу, потому что на принцессу она уже не была похожа. Но общая беда сблизила их, они подружились, помогая друг другу, и вместе им было хорошо.

Как-то вечером, когда Волшебное Зеркало, теперь уже пустое, опять проплывало по небу, Джиги достал хранившееся у него отражение и показал его Момо. Оно было уже сильно помято и смазано, но принцесса тотчас узнала свой портрет, который она когда-то посылала в мир. А в бедном Джиги она вдруг узнала принца Джилорамо, которого она всегда искала и ради которого стала смертной. И она тут же ему все рассказала.

Но Джиги грустно покачал головой:

– Не понимаю, о чем ты говоришь: в моем сердце завязан узелок, и поэтому я ни о чем не помню.

Тогда Момо взяла в руки его сердце и легко развязала узелок. И принц Джилорамо сразу вспомнил, кто он и откуда пришел.

Он взял принцессу за руку и ушел с ней далеко-далеко – туда, где лежит Страна-Завтра.

Когда Джиги закончил, оба немного помолчали, а потом Момо спросила:

– Стали они потом мужем и женой?

– Думаю, что стали, – сказал Джиги, – наверное. Но потом, позже.

– А сейчас они уже умерли?

– Нет, – уверенно сказал Джиги, – это я точно узнал. Волшебное Зеркало делает человека смертным, если он один в него заглянет. Если же заглянуть в него вдвоем, то становишься снова бессмертным. Оба так и сделали.

Большая серебряная луна стояла над черными пиниями и таинственно освещала старые камни развалин. Момо и Джиги долго смотрели на нее, сидя рядом. В это мгновение они чувствовали себя бессмертными.


Глава первая. БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА

<p>Глава первая. БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА</p>

В давние-предавние времена, когда люди еще говорили на совсем забытых ныне языках, в теплых странах уже существовали большие и прекрасные города. Там возвышались дворцы королей и императоров; тянулись из конца в конец широкие улицы; извивались узкие переулочки и тупички; стояли великолепные храмы с золотыми и мраморными статуями богов; шумели пестрые базары, где предлагали товары со всех концов света; простирались широкие площади, где люди обсуждали новости, произносили или просто слушали речи. Но прежде всего славились эти города своими театрами.

Театры эти похожи были на нынешний цирк, только построенный целиком из камня. Ряды для зрителей располагались ступеньками друг над другом, как в огромной воронке. И если поглядеть сверху, то одни из этих строений были круглыми, другие образовывали овал или половину круга. Называли их амфитеатрами.

Некоторые из них были огромные, как футбольный стадион, другие вмещали не больше двух сотен зрителей. Одни были роскошными, с колоннами и статуями, другие скромными, без всяких украшений. Крыш у амфитеатров не было, все представления давались под открытым небом. Впрочем, в театрах побогаче над рядами натягивали золототканые ковры, чтобы защитить публику от солнечного зноя или внезапного дождя. В театрах победнее этому же служили тростниковые или соломенные циновки. Одним словом, имелись театры для богатых и театры для бедных. Их посещали все, потому что все были страстными слушателями и зрителями.

И когда люди, затаив дыхание, следили за смешными или грустными событиями, которые происходили на сцене, им казалось, что эта только представляемая жизнь каким-то таинственным образом кажется более правдивой, истинной и намного интереснее, чем их собственная, повседневная. И они любили внимать этой иной действительности.

С тех пор прошли тысячелетия. Города исчезли, дворцы и храмы разрушились. Ветер и дождь, жара и холод отполировали и выветрили камни, от больших театров остались развалины. В старых, потрескавшихся стенах теперь только цикады поют свою монотонную песню, похожую на дыхание спящей земли.

Но некоторые из этих старинных городов сохранились и поныне. Конечно, жизнь в них изменилась. Люди ездят в автомобилях и поездах, у них телефон и электричество. Но, иногда среди новых зданий можно и сегодня еще увидеть древние колонны, арку, кусок крепостной стены или амфитеатр тех далеких дней.

В одном из таких городов и случилась эта история.

На южной окраине большого города, там, где начинаются поля, а дома и постройки становятся все беднее, спрятались в пиниевом лесочке развалины маленького амфитеатра. Он и в древности не казался роскошным, это был театр для бедных. А в наши дни. то есть в те дни, когда началась эта история с Момо, о развалинах почти никто не помнил. Об этом театре знали только знатоки древности, но и для них он не представлял интереса, ведь изучать там было уже нечего. Иногда забредали сюда два-три туриста, лазили по заросшим травой каменным ступеням, переговаривались, щелкали фотоаппаратами и уходили. В каменную воронку возвращалась тишина, цикады начинали следующую строфу своей бесконечной песни, точь-в-точь такую же, как предыдущие.

Чаще всего бывали здесь окрестные жители, давно знавшие это место. Они оставляли здесь пастись своих коз, а дети играли в мяч на круглой площадке, в середине амфитеатра. Иногда встречались тут по вечерам и влюбленные парочки.

Однажды прошел слух, что в развалинах кто-то живет. Говорили, что это ребенок, маленькая девочка, но толком никто ничего не знал. Звали ее, кажется, Момо.

Выглядела Момо немного странно. На людей, ценивших аккуратность и чистоту, она действовала пугающе. Она была маленькая и худая, и трудно было угадать, сколько ей лет – восемь или двенадцать. У нее были буйные, иссиня-черные кудри, которых, очевидно, никогда не касались ни гребень, ни ножницы, большие, удивительно красивые глаза, тоже черные, и такого же цвета ноги, потому что она всегда бегала босиком. Зимой она изредка надевала ботинки, но они были ей велики, да к тому же еще и разные. Ведь свои вещи Момо или где-то нашла, или получила в подарок. Ее длинная, до щиколоток юбка была сшита из цветных кусков. Сверху Момо носила слишком для нее просторный старый мужской пиджак, рукава которого она всегда закатывала. Отрезать их Момо не хотела, она думала о том, что скоро вырастет и кто знает, попадется ли ей когда-нибудь снова такой замечательный пиджак, в котором так много карманов.

Под заросшей бурьяном театральной сценой находилось несколько полуобвалившихся каморок, в которые можно было попасть через дыру в стене. Здесь Момо устроила себе дом. Как-то в обед к Момо пришли люди, несколько мужчин и женщин. Они хотели с ней поговорить. Момо стояла и испуганно смотрела на них, боясь, что они прогонят ее отсюда. Но вскоре она поняла, что это добрые люди. Они сами были бедные и хорошо знали жизнь.

– Так, – сказал один из них, – тебе тут, значит, нравится?

– Да, – ответила Момо.

– И ты хотела бы здесь остаться?

– Да, очень.

– Разве тебя никто нигде не ждет?

– Нет.

– Я хочу сказать: разве тебе не хочется вернуться домой?

– Мой дом здесь, – быстро ответила Момо.

– Но откуда ты?

Момо махнула рукой в неопределенном направлении: куда-то вдаль.

– Кто же твои родители? – продолжал выпытывать человек.

Чуть приподняв плечи, Момо растерянно взглянула на спрашивавшего. Люди переглянулись и вздохнули.

– Не бойся, – продолжал человек. – Мы вовсе не гоним тебя отсюда. Мы хотим тебе помочь. Момо робко кивнула.

– Ты говоришь, тебя зовут Момо, не так ли?

– Да.

– Это красивое имя, хотя я его никогда не слыхал. Кто дал тебе это имя?

– Я, – сказала Момо.

– Ты сама себя так назвала?

– Да.

– Когда же ты родилась?

– Сколько я себя помню, я была всегда, – немного подумав, ответила Момо.

– Неужели у тебя нет ни тети, ни дяди, ни бабушки, никого, к кому бы ты могла пойти?

Некоторое время Момо молча смотрела на спрашивающего, потом прошептала:

– Мой дом здесь.

– Конечно, – сказал человек. – Но ведь ты ребенок. Сколько же тебе лет?

– Сто, – неуверенно ответила Момо.

Люди рассмеялись, решив, что это шутка.

– Нет, серьезно: сколько тебе лет?

– Сто два, – ответила Момо, все еще не совсем уверенно.

Наконец люди поняли, что Момо называет цифры, где-то услышанные, не представляя себе их смысла, ведь никто не учил ее считать.

– Послушай-ка, – сказал все тот же человек, посоветовавшись с другими, – хочешь, мы расскажем о тебе полиции? Тебя отправят в приют, там у тебя будет еда и постель, там тебя научат считать, писать, читать и многому другому. Что ты на это скажешь?

Момо испугалась.

– Нет, – ответила она. – Не хочу. Я там уже была. Там и другие дети были. На окнах решетки, и каждый день нас били – просто так, ни за что. Я перелезла ночью через забор и убежала. Я не хочу туда.

– Это я могу понять, – кивнув, сказал старик. И другие тоже кивнули.

– Ну, хорошо, – сказала одна из женщин, – но ты еще совсем маленькая. Кто-то ведь должен о тебе заботиться.

– Я, – облегченно ответила Момо.

– И ты это можешь? – спросила женщина.

– Мне много не надо, – тихо ответила Момо.

Люди опять переглянулись.

– Знаешь что, Момо, – предложил человек, говоривший сначала, – ты могла бы пристроиться у кого-нибудь из нас. У нас у самих тесно, у каждого куча детей, всех надо прокормить, но одним больше или меньше – разница невелика... Что ты об этом думаешь?

– Спасибо, – сказала Момо, в первый раз улыбнувшись. – Большое спасибо! А можно мне остаться тут? Можно?

Обсудив этот вопрос, люди решили, что девочка права. Здесь ребенку будет не хуже, чем у любого из них, а заботиться о Момо они могут сообща, и это будет проще, чем если бы заботы достались одному.

И они сразу же принялись приводить в порядок полуразвалившуюся каморку, в которой поселилась Момо. Каменщик даже сложил в углу маленький очаг, выведя наружу ржавую трубу. Старик столяр сколотил из ящичных досок столик и два стула. А женщины принесли старую, украшенную завитками железную кровать, старый матрац и два одеяла. Из каменной дыры получилась маленькая уютная комнатка. Каменщик, обладавший талантом художника, нарисовал на стене букет цветов. Он нарисовал и раму и даже гвоздь, на котором висит картина.

А потом пришли дети этих людей и принесли кто кусочек сыра, кто булку, кто немного фруктов. И так как детей было много, то к вечеру набралось столько еды, что они закатили в амфитеатре в честь Момо настоящий банкет. И праздновали так весело, как это умеют только бедные люди.

Так вот и началась дружба маленькой Момо с окрестными жителями.


Глава вторая. НЕОБЫЧНОЕ СВОЙСТВО И СОВСЕМ ОБЫЧНЫЙ СПОР

<p>Глава вторая. НЕОБЫЧНОЕ СВОЙСТВО И СОВСЕМ ОБЫЧНЫЙ СПОР</p>

С тех пор маленькой Момо жилось хорошо, во всяком случае она так считала. Еда у нее теперь была всегда – иногда больше, иногда меньше – как придется. У нее была крыша над головой, была кровать, она могла, когда становилось холодно, развести огонь. А самое главное: у нее теперь появилось много друзей.

Казалось, Момо просто повезло, что она встретила таких хороших людей, – и она сама была того же мнения. Но вскоре люди поняли: им повезло не меньше. Они уже не могли обойтись без Момо и удивлялись, как же это они жили без нее раньше. И чем чаще люди общались с маленькой девочкой, тем незаменимее становилась она для них, так что они стали бояться, как бы она однажды не ушла.

У Момо теперь бывало много гостей. Почти всегда у нее кто-нибудь сидел и разговаривал с ней по душам. Те, кто не могли прийти к ней сами, посылали за ней. А тому, кто еще не понимал, как она нужна, советовали: «Навести Момо!»

И как обычно говорят: «Всего вам хорошего!», или «Приятного аппетита!», или «Бог его знает!» – так же точно теперь стали говорить: «Навести Момо!»

Но почему? Может быть, Момо была такой умной, что могла дать каждому хороший совет? Умела утешать людей? Принимала мудрые и справедливые решения?

Нет, Момо так же, как и всякий другой ребенок, не умела этого. Но может быть, она знала что-то такое, что приводило людей в хорошее настроение? Может быть, она очень хорошо пела? Играла на каком-нибудь инструменте? Или, может быть, она – раз уж жила в этом древнем цирке – умела танцевать или показывать фокусы?

Нет, ничего этого она не умела.

Может быть, она умела колдовать? Знала какое-нибудь таинственное заклинание, с помощью которого прогоняла все беды и заботы?

Нет.

Но что она действительно умела, как никто другой, так это слушать. Но ведь в этом нет ничего особенного, скажет иной читатель, слушать каждый умеет.

Но это заблуждение. По-настоящему слушать умеют только очень немногие. А Момо умела слушать, как никто другой.

Момо, например, умела слушать так, что даже глупым людям приходили вдруг толковые мысли. И вовсе не потому, что она им что-нибудь говорила или о чем-нибудь спрашивала, нет – она просто сидела и очень доброжелательно и со всем вниманием слушала.

При этом она смотрела на собеседника своими большими темными глазами, и говоривший чувствовал, что ему вдруг приходят в голову мысли, которых он раньше в себе не подозревал.

Она слушала так, что беспомощные и нерешительные вдруг начинали понимать, чего именно им не хватает. Робкие чувствовали себя свободными и смелыми. А несчастные и угнетенные обретали надежду. И если кто-нибудь думал, что его жизнь бессмысленная ошибка, что он ничего не значащая песчинка и не представляет из себя никакой ценности и его так же просто заменить, как какой-нибудь разбитый горшок, если с этими мыслями он шел к маленькой Момо, то, по мере того как он все это ей рассказывал, ему вдруг таинственным образом становилось ясно, что он ошибается, что и он – такой, какой он есть, – один-единственный в своем роде и поэтому ценен для мира...

Вот как умела слушать Момо!

В один прекрасный день к ней пришли два человека, два соседа, которые насмерть разругались и не хотели больше друг с другом разговаривать. Им посоветовали навестить Момо – не годится соседям так враждовать. Оба сначала противились, но под конец все же пошли.

Они сидели в амфитеатре мрачные, далеко друг от друга.

Один из них был каменщик, тот самый, что сложил в комнатке Момо печку и нарисовал замечательную картину на стене. Его звали Никола, это был силач с черными пышными усами. Другого звали Нино. Он был худой и на вид всегда усталый. Нино арендовал на краю города маленькую закусочную, в которую по вечерам заглядывали старики, чтобы за стаканом вина вспомнить о былом. Нино и его толстая жена тоже были друзьями Момо и не раз приносили ей что-нибудь вкусное.

Когда Момо поняла, что они злы друг на друга, она никак не могла решить, к кому первому подойти, и чтобы никого не обидеть, уселась на краю каменной сцены на равном расстоянии от обоих. Сидела, поглядывая то на одного, то на другого, и ждала, что будет дальше. Некоторые вещи требуют времени – время было единственным богатством Момо.

Долго просидели так оба врага молча, потом Никола вдруг встал и сказал:

– С меня хватит, зря, должно быть, я приходил. Но ты сама видишь, Момо, какой он! Чего еще ждать? И повернулся, чтобы уйти.

– Да убирайся отсюда! – крикнул Нино. – Зачем ты вообще приходил? Я и не думаю мириться с преступником!

Никола обернулся, покраснев от гнева, как индюк.

– Кто преступник? – угрожающе спросил он, возвращаясь. – Повтори-ка еще раз!

– Сколько хочешь! – крикнул Нино. – Ты думаешь, что, если ты силач, никто не осмелится сказать тебе правду? Да я выскажу ее тебе в лицо! И пусть все слушают, кому охота! Давай начинай, подойди и убей меня, ты ведь один раз уже пытался!

– Жаль, что я этого не сделал! – заревел Никола, сжимая кулаки. – Ты видишь, Момо, как он врет и злословит! А что я ему сделал? Схватил за шиворот и бросил в помойку позади его притона. Там и крыса не утонет!

Повернувшись опять к Нино, он крикнул:

– Очень жаль, что ты еще жив!

Некоторое время продолжались взаимные обвинения, и Момо никак не могла понять, в чем, собственно, дело и почему они так не любят друг друга. Но постепенно выяснилось, что Никола поступил так потому, что Нино дал ему в присутствии гостей пощечину, а пощечина была следствием того, что Никола чуть не перебил всю посуду Нино.

– Неправда это! – защищался Никола. – Одну только кружку я об стенку трахнул, да и та всё равно была треснутая!

– Да, но это была моя кружка, понимаешь? – возразил Нино. – Ты не имел права так поступать!

Никола же считал, что поступил правильно, тем более что Нино задел его честь каменщика.

– Знаешь, что Нино обо мне говорил? – крикнул он Момо. – Он сказал, что я не в состоянии вывести прямой стены, потому что вечно пьян! И это, мол, у меня от прадеда, тот тоже таким был, это он строил Пизанскую башню, потому она и клонится набок.

– Но, Никола! – ответил Нино. – Это же была шутка!

– Хороша шутка! – сердился Никола.

Выяснилось, что этой шуткой Нино только отплатил Никола за его зубоскальство – однажды утром на двери Нино появилась ярко-красная надпись: «Кто ни к чему не годен, становится трактирщиком». Тут уж Нино было не до смеха.

Некоторое время они все еще продолжали спор, чья шутка лучше, все более распаляясь. Момо смотрела на них, широко открыв глаза, и они смутились, не зная, как оценить этот взгляд. Может, в душе девочка над ними смеется? Или грустит? По ее лицу понять это было нельзя. Но им вдруг показалось, будто они видят себя в зеркале, и обоим стало стыдно.

– Ладно, – сказал Никола. – Я, пожалуй, не должен был писать такое на твоей двери. Я бы и не сделал этого, если бы ты не отказался налить мне стакан вина. Это было противозаконно, понимаешь? Я всегда аккуратно платил, и у тебя не было повода так со мной обращаться.

– Не было повода? – воскликнул Нино. – А помнишь историю со святым Антонием? А-а, вот ты и побледнел! Ты хотел меня облапошить, а этого я никому не позволю!

– Я – тебя? – возмущенно крикнул Никола. – А не наоборот? Ты хотел мне свинью подложить, да не вышло!

Дело было в следующем: в закусочной Нино висела на стене картина с изображением святого Антония. Это была репродукция, которую Нино вырезал из журнала и вставил в раму.

Никола, которому картина будто бы очень понравилась, захотел ее выменять. Нино, ловко торгуясь, довел дело до того, что Никола оставался, конечно, в явном проигрыше. Они ударили по рукам.

Но позже выяснилось, что между картиной и картонным задником рамы спрятаны были деньги, о которых Нино ничего не знал. Тут в проигрыше вдруг оказался Нино, и это его разозлило. Короче: он потребовал спрятанные деньги, ведь они не были предусмотрены сделкой. Никола противился, и тогда Нино перестал отпускать ему вино. Это и послужило началом ссоры.

Проследив от конца до начала всю историю своих отношений, они на некоторое время умолкли.

После паузы Нино спросил:

– Скажи честно, Никола: знал ты перед сделкой об этих деньгах или нет?

– Конечно, знал, иначе я не стал бы меняться.

– Значит, ты признаешься, что обманул меня!

– Почему? А разве ты ничего не знал об этих деньгах?

– Нет, честное слово!

– Ну, вот видишь! Значит, ты все равно хотел провести меня! Иначе как мог ты взять у меня за никчемный кусок бумаги радиоприемник? А?

– А откуда ты знал про деньги?

– Я видел, как за два дня до этого один посетитель положил их туда – пожертвовал святому Антонию.

Нино прикусил губу.

– И много там было денег?

– Не больше и не меньше стоимости моего радиоприемника, – ответил Никола.

– Значит, весь наш спор – из-за святого Антония, которого я вырезал из журнала, – задумчиво сказал Нино.

Никола почесал в затылке.

– Так оно и есть, – пробормотал он, – и ты можешь получить его назад, Нино.

– Ни в коем случае! – великодушно возразил Нино. – Уговор есть уговор! Ведь мы же ударили по рукам, как честные люди!

Тут оба рассмеялись. Они спустились по каменным ступеням, встретились в середине заросшей площадки и обнялись, хлопая друг друга по спине. После этого заключили в свои объятия Момо и сказали: «Большое тебе спасибо!»

Когда они уходили, Момо еще долго махала им вслед рукой. Она была довольна, что два друга опять помирились.

В другой раз маленький мальчик принес Момо канарейку, которая отказывалась петь. Это было для Момо трудной задачей. Целую неделю она терпеливо прислушивалась к едва слышному голосу канарейки, пока та опять весело не запела.

Момо терпеливо выслушивала всех: собак и кошек, цикад и жаб. Она умела прислушиваться к шуму дождя и шороху ветра в листве. И всяк рассказывал ей о чем-нибудь на свой лад.

Вечерами, когда ее друзья расходились но домам, Момо еще долго сидела в середине амфитеатра, над которым простирался мерцающий звездами купол неба, и просто слушала тишину. Ей представлялось, что сидит она в середине огромной ушной раковины, внимающей музыке звезд. И казалось ей тогда, что она слышит тихую, но мощную музыку, доходящую до сердца.

В такие ночи ей снились особенно прекрасные сны.

А тот, кто думает, что в умении слушать нет ничего особенного, пусть попробует – может быть, и он научится слушать не хуже Момо.


Глава третья. ИГРУШЕЧНАЯ БУРЯ И НАСТОЯЩАЯ ГРОЗА

<p>Глава третья. ИГРУШЕЧНАЯ БУРЯ И НАСТОЯЩАЯ ГРОЗА</p>

Само собой понятно, что Момо никогда не делала различия между взрослыми и детьми – она слушала и тех и других. Но дети приходили в старый амфитеатр еще и по другой причине. С тех пор, как в театре поселилась Момо, они научились играть, как не умели раньше. И никогда больше не скучали. И вовсе не потому, что Момо предлагала что-нибудь очень интересное. Нет, просто Момо была тут и играла вместе с ними. И именно поэтому – неизвестно отчего – детям стали приходить в голову прекрасные идеи. Каждый день изобретали они новые игры – одну лучше другой.

Однажды, в душный знойный день, десять детей сидели на каменных ступенях и ждали Момо, которая пошла немного прогуляться. В небе висели тяжелые черные тучи, предвещая грозу.

– Лучше я домой пойду, – сказала одна девочка, которая

пришла сюда с маленькой сестренкой, – я боюсь грома и молнии.

– А дома? – спросил мальчик в очках. – А дома ты этого не боишься?

– Боюсь, – ответила девочка.

– Вот и оставайся здесь, – решил мальчик. Девочка пожала плечами и кивнула. Через минуту она сказала:

– А вдруг Момо не вернется?

– Ну и что? – вмешался в разговор мальчик, выглядевший каким-то беспризорным. – Мы все равно можем играть – и без Момо.

– Хорошо, но во что?

– Я тоже не знаю. Во что-нибудь.

– Что-нибудь – это ничего. У кого есть предложение?

– У меня, – сказал толстый мальчик тонким, девчачьим голосом, – давайте играть в морское путешествие – как будто вся эта развалина – огромный корабль, и мы плывем по неизвестным морям, и у нас разные приключения. Я капитан, ты первый штурман, а ты натуралист, профессор, потому что наше путешествие научно-исследовательское, понимаете? А все другие – матросы...

– А кто мы, девочки?

– Вы матроски. Это корабль будущего.

Это был хороший план! Они стали играть, но у них не было согласия и дело не клеилось. Вскоре они все опять сидели на каменных ступенях – и ждали.

Но вот пришла Момо.

Высоко вскипала носовая волна. Исследовательский корабль «Арго», тихо покачиваясь на мертвой зыби, полным ходом спокойно продвигался в одно из южных коралловых морей. С давних времен ни один корабль не отваживался заплывать в эти опасные воды, здесь полно мелей, коралловых рифов и морских чудовищ. В этих краях царствовал так называемый «Вечный тайфун», смерч, который никогда не стихал. Как некое коварное чудовище бродил он по этому морю в поисках жертвы. Неведомы были его пути. И все, что захватывал этот ураган в свои огромные лапы, он не отпускал, пока не разнесет в щепки – не толще спичек.

Исследовательский корабль «Арго» был, естественно, по-особому оснащен – для встречи с этим «Бродячим смерчем». Он целиком был выстроен из особой голубой стали – такой же гибкой и неломающейся, как та, из которой делают клинки. Он был отлит из единого куска, без сварных швов.

И все же вряд ли другой капитан и другие матросы отважились бы подвергнуться подобной опасности. Но капитан Гордон отважился. Гордо смотрел он с капитанского мостика на матросов и матросок, а они все были знатоками своего дела.

Рядом с капитаном стоял его первый штурман, Дон Мелу, старый морской волк, переживший сто двадцать семь ураганов.

На тентовой палубе можно было видеть профессора Айзенштайна, научного руководителя экспедиции, с ассистентками Мауриной и Сарой – своей исключительной памятью они заменяли профессору целую библиотеку. Все трое склонились над точнейшими инструментами и а чем-то тихо советовались на сложном научном языке.

Немного в стороне сидела, скрестив ноги, прекрасная туземка Момо-сан. Время от времени исследователь расспрашивал ее об особенностях этого моря, и она отвечала ему на благозвучном хула-диалекте, понятном одному лишь профессору.

Целью экспедиции было – найти причину возникновения «Бродячего смерча» и, если возможно, устранить ее, чтобы сделать это море доступным для других кораблей. Но пока все было тихо.

Крик впередсмотрящего на мачте вырвал капитана из задумчивости.

– Кеп! – крикнул он в приставленные рупором ладони. – Или я с ума сошел, или я действительно вижу впереди стеклянный остров!

Капитан и Дон Мелу схватились за подзорные трубы. Профессор Айзенштайн и его ассистентки тотчас же выглянули из своего укрытия. Только прекрасная туземка невозмутимо сидела на месте. Загадочные обычаи ее народа запрещали ей выказывать любопытство. Вскоре корабль достиг стеклянного острова. Профессор спустился по веревочной лестнице, перекинутой через борт корабля, на прозрачный берег. Почва острова была такой скользкой, что профессору Айзенштайну стоило больших трудов удержаться на ногах.

Остров был круглый и имел метров эдак двадцать в диаметре. Поверхность его поднималась к середине куполообразной крышей. Когда профессор достиг высшей точки, он отчетливо увидел глубоко внутри острова пульсирующий луч света.

О своих наблюдениях он сообщал всем остальным, напряженно ожидавшим у поручней корабля.

– Ясно, – сказала ассистентка Маурина, – это оггельмумиф бистроциналис.

– Возможно, – сказала ассистентка Сара, – но это может быть и шлукула танетоцифера.

Профессор выпрямился, поправил на носу очки и крикнул:

– По-моему, мы имеем здесь дело с подвидом обыкновенного штрумпфус кветчинензус. Окончательно установить это можно, только исследовав все изнутри.

Три матроски – которые были к тому же мировыми рекордсменками по спортивному нырянию и уже надели тем временем акваланги – прыгнули за борт и скрылись в голубой глубине.

Некоторое время только пузыри появлялись на поверхности моря, но вдруг из глубины вынырнула одна из девочек, по имени Сандра, и крикнула, задыхаясь:

– Это огромная медуза! Две ныряльщицы пойманы ее щупальцами и не могут освободиться. На помощь, пока не поздно!

С этими словами она опять исчезла.

В ту же минуту в волны кинулись сто водолазов под командованием командира Франка по прозвищу Дельфин. Под водой разгорелась жестокая битва, и поверхность моря покрылась пеной. Но даже этим борцам не удалось освободить девочек из страшных объятий. Слишком мощной была эта огромная медуза!

– Нечто, – обратился профессор, хмуря лоб, к своим ассистенткам, – нечто обусловливает в этом море повышенный рост всего в нем находящегося. В высшей степени интересно!

Капитан Гордон и его первый штурман тем временем посовещались и приняли решение.

– Назад! – крикнул Дон Мелу. – Все на борт! Мы разрежем чудовище на две части, иначе нам девочек не освободить.

Дельфин и его водолазы возвратились на корабль. «Арго» дал задний ход, а потом со всей силой устремился прямо на медузу. Нос стального корабля был острый как бритва. Бесшумно, почти без ощутимых усилий, разрезал он чудовище на две половины. Это, правда, было не совсем безопасно для двух пойманных щупальцами девочек, но первый штурман Дон Мелу в точности высчитал их местоположение и разрезал медузу как раз между ними. Щупальца разрезанной медузы вяло и бессильно повисли, и пленницы смогли освободиться.

Радостно встретили их на корабле. Профессор подошел к ним и сказал:

– Это моя вина. Я не должен был посылать вас в воду. Простите, что я подвергнул вас такой опасности!

– Не за что вас прощать, профессор, – улыбнулась одна из девочек, – для того мы, собственно, и поехали с вами.

А другая добавила:

– Опасность – наша профессия!

Для дальнейших разговоров времени, однако, не осталось. Капитан и команда, занятые спасательными работами, забыли следить за состоянием моря. Только сейчас они заметили на горизонте «Бродячий смерч» – он стремительно приближался к «Арго».

Первая же мощная волна схватила стальной корабль, подняла его вверх, опрокинула и бросила в водяную бездну. Менее опытные и смелые моряки, чем те, что были на «Арго», не выдержали бы этого удара: одних смыло бы волной, другие попадали бы в обморок. Но капитан Гордон, будто ничего не случилось, все так же широко расставив ноги, стоял на капитанском мостике. Его команда тоже оставалась на местах. Только не привыкшая к морским бурям туземка Момо-сан забралась в спасательную шлюпку.

В несколько секунд небо стало черным как сажа. С ревом и свистом набросился ураганный ветер на корабль и швырял его то в головокружительную высоту, то в зияющую бездну. Казалось, что его ярость с каждой минутой возрастает – оттого, что он никак не может потопить корабль.

Капитан спокойным голосом отдавал свои приказания, первый штурман громко повторял их матросам. Каждый оставался на своем посту. Даже профессор Айзенштайн и его ассистентки не отступились от своих инструментов. Они точно высчитывали местонахождение середины смерча, – именно туда двигался корабль. Капитан Гордон внутренне восхищался хладнокровием исследователей, которые отнюдь не были морскими волками, как он сам и его люди.

Первая же молния стрельнула прямо в стальной корабль – он, конечно, сразу же зарядился электричеством. Стоило хоть к чему-то притронуться – сразу сыпались искры. Но весь экипаж «Арго» уже был хорошо подготовлен к этому многомесячными тренировками. И никто не испугался.

Некоторую сложность представляли более тонкие детали корабля, например тросы и поручни: они раскалились докрасна, как волоски электролампы. Но люди работали в асбестовых перчатках. К счастью, хлынул ливень и быстро охладил пылающую сталь, – такого ливня еще никто – кроме Дон Мелу – не видал, он был таким частым, что вытеснил почти весь воздух. Стало нечем дышать. Команде пришлось прибегнуть к аквалангам.

Одна молния за другой, один удар грома за другим! Воющий ветер! Волны величиной с дом и белая пена!

Метр за метром боролся «Арго» с древней мощью тайфуна, медленно продвигался вперед, хотя машины работали на полную мощность. Машинисты и кочегары в трюме корабля прилагали нечеловеческие усилия. Они привязались к трубам толстыми канатами, чтобы не угодить в разверстую огненную пасть топки – так бросало и качало корабль.

Наконец была достигнута самая середина смерча. Что это было за зрелище!

На поверхности моря, которая была здесь гладкой как зеркало – потому что смерч своей гигантской силой придавил волны, плясал великан. Он стоял на одной ноге, напоминая волчок величиной с гору. Громадина эта вращалась вокруг своей оси с такой быстротой, что подробностей разглядеть не удавалось.

– Это Шум-шум Гумиластик! – восторженно крикнул профессор, придерживая очки, которые ливень пытался смыть с его носа.

– Может быть, вы объясните нам это попроще? – буркнул Дон Мелу. – Мы простые моряки, и...

– Не мешайте профессору наблюдать! – прервала его ассистентка Сара. – Нам представился неповторимый случай. Происхождение этого волчка восходит к первейшим временам образования земли. Его возраст – миллионы лет. Сегодня его микроскопические подвиды изредка встречаются в томатном соусе и – еще реже – в зеленых чернилах. Экземпляр подобной величины, очевидно, единственный в своем роде.

– Но мы явились сюда, чтобы выяснить причину происхождения «Вечного смерча» и устранить ее!, – крикнул капитан сквозь вой урагана. – Пусть профессор скажет, как остановить эту штуку!

– А я тоже не имею об этом ни малейшего представления, – сказал профессор. – Науке еще не приходилось подробно изучать это явление.

– Хорошо, – сказал капитан. – Попробуем-ка его обстрелять и посмотрим, что из этого получится.

– Какой ужас! – запричитал профессор. – Обстрелять единственный экземпляр Шум-шум Гумиластика! Но лучевая пушка была уже нацелена на волчок.

– Огонь! – приказал капитан.

Голубой луч длиной в километр вырвался из двухствольной пушки. Выстрел был бесшумным, ибо лучевая пушка, как известно, стреляет протеинами.

Светящийся луч ударил по Шум-шуму, но тут же был схвачен и отброшен гигантским вихрем. Несколько раз обернулся луч вокруг Гумиластика, потом поднялся в вышину и исчез в черных облаках.

– Бесполезно! – крикнул капитан Гордон. – Необходимо подойти ближе!

– Ближе нам не подойти! – крикнул в ответ Дон Мелу. – Машины работают на полную мощность, но этого хватает только на то, чтобы нас не сдуло.

– Какие будут предложения, профессор? – спросил капитан.

Но профессор только плечами пожал. Его ассистентки тоже не могли ничего присоветовать. Похоже было, что экспедицию придется прервать, так ничего и не добившись.

Но тут кто-то дернул профессора за рукав. Это была прекрасная туземка.

– Малумба! – произнесла она с ободряющей миной. – Малумба оиситу соно! Ервени самба инсалту лолобиндра. Крамуна хей бени-бени садо садогау.

– Бабалу? – изумленно спросил профессор. – Диди маха фенози интуге дойнен малумба?

Прекрасная туземка кивнула:

– Додо ум ауфу шуламат вавада.

– Ой-ой, – ответил профессор, задумчиво теребя подбородок.

– Чего она хочет? – спросил первый штурман.

– Она говорит, – ответил профессор, – что у ее народа есть одна древняя песня, которая может усыпить «Бродячий смерч», если кто-нибудь отважится пропеть ему ее.

– Не смешите меня! – проворчал Дон Мелу. – Колыбельная для урагана!

– Что вы об этом думаете, профессор? – хотела знать ассистентка Сара. – Возможно ли такое?

– Отбросим всякие предубеждения, – сказал профессор. – В преданиях туземцев часто сокрыто разумное зерно. Весьма возможны определенные звуковые колебания, влияющие на Шум-шум Гумиластик. Мы просто еще мало знаем о его свойствах.

– Вреда от этого не будет, – решил капитан. – Надо просто попробовать. Скажите ей – пусть поет.

Профессор обратился к прекрасной туземке и сказал:

– Малумба диди оисафал хуна-хуна, ваваду?

Момо-сан кивнула и тут же запела свою песню, в которой все время повторялись почти одни и те же звуки:

Ели мени аллубени

анна тай сусура тени!

Она хлопала в такт ладошками и приплясывала на месте.

Простая мелодия и слова легко запоминались. Вскоре и остальные начали подпевать, команда хлопала в ладоши, приплясывая в такт песне. Удивительно было видеть, как старый морской волк Дон Мелу, а под конец и профессор тоже запели и захлопали, будто дети в какой-нибудь игре.

И действительно – случилось то, во что никто не верил! Огромный волчок вращался все медленнее и медленнее, наконец он остановился и стал опадать. С грохотом сомкнулась над ним вода. В мгновение ока смолк ураган, прекратился ливень, голубым стало небо, успокоились волны моря. «Арго» недвижно покоился на сверкающем зеркале моря, будто ничего, кроме тишины, здесь никогда и не было.

– Люди, – сказал капитан Гордон, с признательностью взглянув на каждого, – это сделали мы с вами!

Все знали, что он немногословен. Тем более знаменательным было, что на этот раз он еще добавил:

– Я горжусь вами!..

– Знаете что? – сказала девочка, которая привела с собой маленькую сестренку. – Я думаю, что дождь все-таки был. Я промокла до нитки...

Гроза тем временем кончилась. И больше всех удивлялась девочка с маленькой сестренкой: как это она, позабыв о своих страхах, тоже плавала на стальном корабле.

Они еще беседовали некоторое время о своих приключениях, вспоминая отдельные моменты, пережитые каждым. Потом они расстались, чтобы пойти домой и обсушиться.

Но оказалось, что мальчик в очках не очень доволен игрой.

Прощаясь с Момо, он сказал:

– Жалко, что мы потопили этот Шум-шум Гумиластик. Последний экземпляр в своем роде! Хотел бы я изучить его подробней.

Но все были согласны в одном: нигде нельзя играть так хорошо, как у Момо.


Глава четвертая. МОЛЧАЛИВЫЙ СТАРИК И СЛОВООХОТЛИВЫЙ ЮНОША

<p>Глава четвертая. МОЛЧАЛИВЫЙ СТАРИК И СЛОВООХОТЛИВЫЙ ЮНОША</p>

Если у тебя много друзей, то среди них всегда есть такие, которые тебе особенно дороги. Так было и с Момо.

Она особенно полюбила двоих, которые приходили к ней каждый день. Один был молодой, другой старый. И Момо не могла бы сказать, кого из них она любит больше.

Одного звали Беппо-Подметальщик. В действительности у него было, наверно, другое имя, но так как он был подметальщиком улиц и все звали его Подметальщиком, то он и сам стал так себя называть.

Беппо-Подметальщик жил вблизи амфитеатра в хижине, которую сам себе выстроил из кирпичей, кровельного железа и толя.

Он был очень маленького роста и всегда ходил немного сгорбившись, так что был только чуть выше Момо. Свою большую голову с торчавшими во все стороны белыми волосами он всегда держал немного косо, а на носу у него сидели маленькие очки.

Некоторые считали, что у Беппо-Подметальщика «не все дома». В ответ на вопросы он обычно только улыбался. Он думал. И если ему казалось, что ответ вовсе не обязателен, то ничего не говорил. Если же он считал, что надо ответить, то всегда долго думал над ответом. Иногда это длилось часа два, иногда целый день. Тем временем люди уже забывали о своих вопросах, и тогда слова Беппо казались им чудными.

Одна Момо умела так долго ждать и понимала его слова. Она знала, что столько времени ему требовалось для того, чтобы не говорить неправду. По его мнению, все несчастья мира происходят оттого, что люди говорят неправду – когда нарочно, когда случайно.

Каждое утро, задолго до рассвета, отправлялся он на своем визжащем велосипеде в город – к одному большому зданию. Там, во дворе, он вместе со своими товарищами ждал, пока дадут метлу и тачку и укажут улицу, которую надо подмести.

Беппо любил эти часы перед рассветом, когда весь город еще спал. Свою работу он делал с удовольствием и очень основательно. Он знал, что это очень нужная работа.

Улицу он подметал не спеша, с расстановкой: при каждом шаге – вздох, при каждом вздохе – взмах метлой. Шаг – вздох – взмах метлой. Шаг – вздох – взмах метлой. Иногда он на минуту останавливался и задумчиво смотрел перед собой. А потом опять сначала: шаг – вздох – взмах метлой...

И пока он так продвигался, посматривая на грязную улицу впереди себя и на чистую – позади, ему в голову приходили порой даже значительные мысли. Но это были мысли без слов, мысли, которые так же трудно передать, как запах, о котором остались одни лишь воспоминания, или цвет, который привиделся во сне. После работы, сидя у Момо, он объяснял ей свои мысли. И благодаря способности Момо слушать Беппо находил для объяснения нужные слова.

– Видишь ли, Момо, – говорил он, например, – дело обстоит так: вот ты видишь перед собой очень длинную улицу. И думаешь: какая же она длинная! Никогда ее не одолеть, думаешь ты.

Некоторое время он молча смотрел перед собой, потом продолжал:

– И тогда ты начинаешь спешить. И спешить все сильнее. А поглядев вперед, ты видишь, что путь перед тобой совсем не уменьшился. И тогда ты еще больше напрягаешься – от страха, и под конец ты совсем без сил и не можешь шагу ступить. А улица все еще простирается впереди. Но так делать нельзя.

Некоторое время он думал. Потом продолжал:

– Никогда нельзя думать сразу обо всей улице, понимаешь? Надо думать о следующем шаге, о следующем вздохе, а следующем взмахе метлой. Все время только о следующем.

Он опять задумался, размышляя, прежде чем добавить:

– Тогда это доставляет радость; это важно, тогда дело идет хорошо. И так оно должно быть. – И опять продолжал после долгой паузы:

– Вдруг ты замечаешь, что шаг за шагом одолел всю улицу. А ты и не заметил как, и не устал. – Он кивнул сам себе и закончил: – Вот что важно.

В другой раз он пришел и молча сел возле Момо. Она сразу заметила, что он задумался, – видно, хочет сказать ей что-то особенное.

Взглянув ей в глаза, старик начал:

– Я узнал нас с тобой.

Прошло некоторое время, пока он продолжил тихим голосом:

– Такое бывает иногда – в обед, когда все уснуло в зное. Тогда мир становится прозрачным. Как река, понимаешь? До самого дна видно!

Он кивнул, помолчал, потом сказал еще тише:

– Там, на дне, лежат совсем другие времена, – на дне, понимаешь?

Он опять долго думал, подыскивая слова. Но, как видно, не нашел, потому что заговорил своим обычным голосом:

– Сегодня я подметал возле старой городской стены. В ней пять камней совсем другого цвета. Вот так, понимаешь?

Он нарисовал пальцем в пыли большое «Т». Склонив голову набок и взглянув на букву, он вдруг прошептал:

– Я их узнал, эти камни.

Помолчав немного, он добавил:

– Это были совсем другие времена – тогда, когда строили эту стену. Много народу там работало. Но были двое, которые взяли да вмуровали эти камни. Знак такой, понимаешь? Я узнал его.

Он провел рукой по глазам. Казалось, каждое слово давалось ему с трудом, и когда он вновь заговорил, слова его прозвучали тягостно:

– Они совсем по-другому выглядели, те двое, тогда, совсем по-другому. – И он закончил почти гневно: – Но я их снова узнал – тебя и себя! Я узнал нас!

Нельзя, конечно, осуждать людей за то, что они посмеивались, слушая такие речи Беппо-Подметальщика. Некоторые за его спиной крутили пальцем у виска. Но Момо любила Беппо и хранила все его слова глубоко в сердце.

Другой лучший друг Момо был очень молод и во всех отношениях прямая противоположность Беппо-Подметальщику. Это был красивый юноша с мечтательными глазами и бойким язычком. Всегда напичканный шутками и разным вздором, он так заразительно смеялся, что вы невольно смеялись вместе с ним – хотели вы того или нет. Его настоящее имя было Джилорамо, но все звали его просто Джиги.

Но так как Беппо мы уже называли Подметальщиком, то и Джиги мы дадим прозвище, связанное с его профессией, хотя, по правде говоря, никакой профессии у него не было. Так что назовем его Гидом. Но ведь гидом он тоже бывал от случая к случаю, совсем не потому, что он этому учился или его кто-то на такое дело поставил.

Верным его помощником была кепка с огромным козырьком. Как только появлялись вблизи заблудшие туристы, он тут же нахлобучивал ее и с серьезным видом направлялся к незнакомцам предлагать свои услуги. Он был готов все им показать и объяснить. Стоило им согласиться, он сразу же приступал к делу и нес ужаснейшую чепуху: семь верст до небес! Он выдумывал столько необычайных событий, называл столько имен и дат, что у бедных слушателей кружилась голова. Некоторые, заметив обман, сердились и уходили, но большинство принимали все за чистую монету и тоже платили за это монетой, когда Джиги протягивал им напоследок свою перевернутую кепку.

Люди из ближайших окрестностей смеялись над фантазиями Джиги. А иногда говорили, что нехорошо, мол, делает Джиги: за разные выдумки еще и деньги получает.

– Но так делают все поэты, – отвечал им Джиги. – А разве туристы ничего не получают за свои деньги? Это уж я точно вам говорю, они получают именно то, что хотят И какая разница, написано ли это все в ученых книгах или нет? Кто знает, может быть, истории в этих книгах тоже выдуманы, только никто уже этого сейчас не помнит.

В другой раз он сказал:

– А что, вообще-то, правда, что – неправда? Кто может знать, что происходило здесь тысячу или две тысячи лет тому назад? Может, вы это знаете?

– Нет, не знаем, – соглашались с ним люди.

– Ну так вот! – говорил Джиги. – Чего ж вы тогда уверяете, что мои истории неправда! По случайности все могло так и быть, как я рассказывал. А значит, я чистую правду сказал!

Против этого трудно было возразить. Да, с бойким на язычок Джиги справиться было нелегко.

К сожалению, туристы, желавшие осмотреть амфитеатр, приходили сюда очень редко, и тогда Джиги брался за что-нибудь другое. Смотря по обстоятельствам он бывал сторожем в парке, свидетелем при бракосочетаниях, разносчиком любовных писем, плакальщиком на похоронах, продавцом сувениров или корма для кошек, выгуливал собак – и занимался еще многим другим.

Но он мечтал стать когда-нибудь богатым и прославиться. Тогда он будет жить в сказочно-прекрасном доме, окруженном большим парком; есть он будет с золотых тарелок и спать на шелковых подушках. И самого себя видел он в сиянии грядущей славы – как некое солнце, лучи которого уже сейчас, издалека, согревали его в бедности.

– И я этого добьюсь! – кричал он, когда другие смеялись над его снами. – Все вы еще вспомните мои слова!

Каким образом он всего этого добьется, Джиги, разумеется, сказать не мог. К тому же особым прилежанием и любовью к труду он никогда не отличался.

– Работать – не велика премудрость, – говорил он Момо. – Таким путем пусть богатеют другие. Посмотри, какие они из себя – те, что продают жизнь и душу за каплю благосостояния! Нет, это не для меня. Пусть иногда у меня нет денег, чтобы заплатить за чашку кофе, – Джиги всегда остается Джиги!..

Казалось, что столь разные люди, со столь различными взглядами на жизнь и на мир, как Джиги-Гид и Беппо-Подметальщик, никогда не могут подружиться. И все же они дружили. Как ни странно, но именно Беппо был единственным, кто никогда не осуждал Джиги за его легкомыслие. И так же странно, что острый на язычок Джиги никогда не насмехался над чудаковатым старым Беппо.

Зависело это, конечно, и от того, что маленькая Момо так хорошо умела их слушать.

Никто из троих не знал, что на их дружбу скоро набежит тень. И не только на их дружбу – на все вокруг. И тень эта росла и уже сейчас – темная и холодная – наползала на весь город.

Это похоже было на какое-то бесшумное и вроде бы и незаметное нашествие, продвигавшееся вперед, и ему было невозможно противостоять, ибо никто его толком не замечал. А завоеватели – кто были они?

Даже старый Беппо, видевший многое, чего не видели другие, даже он не заметил Серых господ, которых становилось все больше и больше.

Они все чаще мелькали в большом городе и казались неутомимо-деятельными. Вместе с тем они вовсе не были невидимками. Все их видели – и все же их не видел никто. Зловещим образом умели они оставаться незамеченными, так что вы просто смотрели мимо них, а если встречали их, то тут же забывали. Они совершали свое тайное дело, даже не прячась. И так как они никому не бросались в глаза, никто и не спрашивал, откуда они взялись и откуда приходили, только с каждым днем их становилось все больше.

Они ездили по улицам в элегантных серых автомобилях, они входили во все дома, сидели во всех ресторанах. И частенько они заносили что-то в свои маленькие записные книжечки.

Одеты они были во все пепельно-серое. Даже лица у них были пепельно-серыми. Они носили круглые жесткие шляпы и курили маленькие темно-серые сигары. Каждый имел при себе портфель свинцового цвета.

Даже Джиги-Гид не замечал, что эти Серые господа то и дело кружат возле амфитеатра, записывая что-то в свои книжечки.

Только Момо однажды вечером заметила в последнем ряду амфитеатра их темные силуэты. Они делали друг другу какие-то знаки, потом их головы сблизились, будто они о чем-то совещаются. Ничего не было слышно, но Момо вдруг стало странно холодно, как никогда раньше. Она поплотнее закуталась в свой огромный пиджак, но и это не помогло – холод был какой-то необычный.

Потом Серые господа исчезли и больше не показывались.

В тот вечер Момо не услышала тихой и мощной музыки, как это бывало раньше. Но на следующий день жизнь вошла в свою обычную колею, и Момо уже не думала о странных посетителях. Она тоже их забыла.


Глава пятая. ИСТОРИЯ ДЛЯ ВСЕХ И ИСТОРИЯ ДЛЯ ОДНОЙ

<p>Глава пятая. ИСТОРИЯ ДЛЯ ВСЕХ И ИСТОРИЯ ДЛЯ ОДНОЙ</p>

Момо стала для Джиги-Гида совершенно незаменимой. Легкомысленный, непостоянный Джиги вдруг почувствовал, что горячо любит эту маленькую лохматую девочку. Он был бы рад никогда с ней не расставаться.

Его страстью, как мы уже знаем, было рассказывать разные истории. С некоторых пор он стал рассказывать намного лучше – он и сам это чувствовал. Раньше его истории получались какими-то суховатыми – видно, ничего хорошего не приходило на ум, – он часто повторялся или рассказывал про какой-нибудь виденный им фильм или о том, что прочитал в газете. Его рассказы, если так можно выразиться, шли пешком, но с тех пор как он узнал Момо – они обрели крылья.

Особенно когда Момо была рядом и слушала – тогда его фантазия расцветала, подобно весеннему лугу. Теперь вокруг него всегда толпились дети и взрослые. Он научился рассказывать истории с продолжением, которые тянулись днями и неделями. Выдумкам его не было конца, да он и сам стал прислушиваться к себе, никогда не зная, куда заведет его фантазия.

Как-то раз, когда опять пришли туристы, чтобы осмотреть амфитеатр (Момо сидела немного в стороне на каменных ступенях), Джиги повел такую речь:

– Высокочтимые дамы и господа! Императрица Страпация Августина, как вам должно быть известно, вела бесчисленные войны, защищая свою страну от нападений Трясунов и Трусоватых.

Когда она однажды снова покорила эти народы, она так разгневалась на них, что пригрозила истребить всех до последнего человека, даже до последней мышки, если их король Ксаксотраксолус не отдаст ей свою Золотую рыбку.

Должен сообщить вам, мои дамы и господа, что в те времена золотые рыбки еще не были у нас известны. Но императрица Страпация слышала от одного путешественника, что у короля Ксаксотраксолуса есть такая рыбка и она, когда вырастет, превратится в чистое золото. И этой диковиной ей непременно хотелось завладеть.

Но король Ксаксотраксолус в ответ только улыбнулся. Свою Золотую рыбку он спрятал под кровать, а императрице вместо нее переслал молодого кита в украшенной драгоценностями суповой миске.

Императрица была немного удивлена величиной рыбы, потому как представляла себе Золотую рыбку маленькой. Что же, сказала она себе, чем больше, тем лучше, такая рыба даст, в конце-то концов, и больше золота. Но на рыбе не было ни одного золотого пятнышка, и это беспокоило Страпацию. Посол же короля Ксаксотраксолуса объяснил ей, что рыба только тогда превратится в золото, когда хорошенько подрастет. Поэтому важно не мешать ее развитию. Императрица Страпация успокоилась.

Молодой кит рос день ото дня и требовал страшно много пищи. Но ведь императрица Страпация не была бедной, и поэтому рыба получала все, что только могла проглотить. Скоро она стала толстой и жирной. И суповая миска оказалась мала.

«Чем больше, тем лучше», – сказала императрица Страпация и переселила кита в ванную. Но прошло немного времени, он уже и в ванной не умещался. Он рос и рос. Тогда его перевели в императорский бассейн. Транспортировка была довольно затруднительной – рыба-то уже весила не меньше хорошего быка. Один из рабов, тащивших кита, поскользнулся, и императрица тут же повелела бросить несчастного на съедение львам – такова была ее любовь к рыбе.

Каждый день сидела она на краю бассейна и следила, как рыба растет. При этом она только и думала что о золоте, ведь, как известно, императрица вела роскошную жизнь и золота ей всегда не хватало.

«Чем больше, тем лучше», – без конца повторяла она. И слова эти были объявлены всеобщим законом, они красовались на всех государственных зданиях, набранные бронзовыми буквами.

Под конец и бассейн стал узким для рыбы. Тогда-то Страпация и повелела воздвигнуть вот это самое здание, руины которого вы видите перед собой, мои дамы и господа. Это был огромный круглый аквариум, доверху заполненный водой, в нем-то рыба и смогла наконец спокойно вытянуться во весь рост.

Самолично, день и ночь, сидела императрица вон на том месте и наблюдала за гигантской рыбой – не превратилась ли та в золото. Она не доверяла никому: ни своим рабам, ни своим родственникам, она боялась, что рыбу могут украсть.

Так она там сидела, все худея от страха и заботы, и, не смыкая глаз, охраняла свою рыбу, которая весело плескалась в аквариуме, вовсе и не думая превращаться в золото. Постепенно Страпация совсем запустила государственные дела. А Трясуны и Трусоватые только того и ждали. Под водительством короля Ксаксотраксолуса предприняли они еще один военный поход и в мгновение ока завоевали всю страну, не встретив ни одного солдата. Народу было все равно, кто им управляет.

Когда императрица Страпация обо всем этом узнала, она воскликнула свои знаменитые слова: «Горе мне! О хоть бы я...» Конец этой знаменательной фразы, к сожалению, не сохранился. Но зато точно известно, что она бросилась в аквариум и утонула возле рыбы, поглотившей все ее надежды. Король же Ксаксотраксолус повелел к празднику победы заколоть кита, и восемь дней весь народ получал жареное рыбье филе.

Из этого вы видите, мои дамы и господа, к чему может привести легкомыслие!

Этими словами закончил Джиги экскурсию, и видно было, что рассказ произвел на слушателей сильное впечатление. Почтительно смотрели они на развалины. Только один сомневающийся недоверчиво спросил:

– А когда все это происходило?

Но Джиги, как известно, никогда не лез за словом в карман.

– Императрица Страпация была, как известно, современницей знаменитого философа Нойозиуса Старшего, – ответил он.

Сомневающийся не захотел, конечно, признаться, что понятия не имеет, когда жил знаменитый философ Нойозиус Старший, и поэтому только пробурчал:

– Ага, благодарю вас.

Все слушатели были глубоко удовлетворены и сказали, что они не напрасно пришли сюда, что никто еще им о тех далеких временах так интересно не рассказывал. Тут Джиги, сама скромность, протянул свою перевернутую кепку, и туристы поспешили его отблагодарить. Даже сомневающийся бросил в нее несколько монет. Впрочем, с тех пор как здесь поселилась Момо, Джиги никогда не рассказывал одну и ту же историю дважды. Это было бы слишком скучно. Когда Момо бывала среди слушателей, ему чудилось, будто у него внутри вдруг открывался какой-то шлюз, и целый поток выдумок устремлялся на свободу. Самому ему почти думать и не приходилось.

Но больше всего любил Джиги рассказывать свои истории маленькой Момо, когда они были одни. Чаще всего это были сказки, которые Момо очень любила. Почти всегда в них рассказывалось о Момо и Джиги. Эти сказки предназначались только для них, и звучали они совсем по-другому, чем все остальные рассказы Джиги.

В один прекрасный теплый вечер сидели они оба на верхнем краю каменных ступеней. В небе уже засветились первые звездочки и большая серебряная луна поднималась над черными силуэтами пиний.

– Может, расскажешь сказку? – тихо спросила Момо.

– Хорошо, – сказал Джиги, – о чем?

– Лучше всего о Момо и о Джилорамо, – ответила Момо. Немного подумав, Джиги спросил:

– А как она должна называться?

– Может быть: «Сказка о Волшебном Зеркале»?

Джиги задумчиво кивнул:

– Звучит неплохо. Посмотрим, как она сложится. Он положил руку на плечо Момо и начал:

– Жила-была когда-то прекрасная принцесса по имени Момо, она ходила в шелках и бархате, а ее дворец стоял высоко над миром на покрытой вечным снегом вершине – весь из разноцветного стекла.

У принцессы было все, что только можно себе пожелать, ела она только изысканные блюда и пила сладчайшие вина. Спала на шелковых подушках и сидела на стульях из слоновой кости. Она ни в чем не нуждалась – но была совсем одна.

Все вокруг: ее слуги, горничные, ее собаки и кошки, и птицы, даже ее цветы, – все это были лишь отражения, зеркальные отражения.

Дело в том, что у принцессы Момо было большое круглое Волшебное Зеркало из чистейшего серебра. Каждый день и каждую ночь она отправляла его гулять по свету. И Зеркало парило над странами и морями, над городами и полями. Люди, видевшие его, ни капельки не удивлялись, они просто говорили: «Это Луна».

Каждый раз, когда Волшебное Зеркало возвращалось, оно отдавало принцессе все отражения, которые ему удавалось собрать во время своего путешествия.

Одни были красивыми, другие уродливыми, одни интересными, другие скучными – какие уж Волшебному Зеркалу по дороге попадались. Понравившиеся принцесса забирала, остальные выбрасывала в ручей. И отпущенные на свободу отражения быстро ускользали назад – к своим владельцам. Поэтому, когда мы наклоняемся над каким-нибудь колодцем или какой-нибудь лужей, мы там всегда видим свое отражение.

Еще я забыл сказать о том, что принцесса Момо была бессмертной.

Своего собственного отражения в Зеркале она еще никогда не видела. Дело в том, что тот, кто заглядывал в, Волшебное Зеркало и видел в нем свое отражение, становился смертным. Принцесса Момо это хорошо знала. Так вот она и жила со всеми своими отражениями и была, в общем, всем довольна.

Но как-то раз Волшебное Зеркало принесло ей отражение, которое означало для нее нечто большее, чем все другие. Это было лицо юного принца. Увидев его, принцесса почувствовала вдруг такую тоску, что непременно захотела к нему отправиться. Но как это сделать? Она ведь не знала ни где он живет, ни кто он, она даже не знала его имени.

Не зная, как иначе поступить, она решила заглянуть в Волшебное Зеркало, подумав: «Может быть, оно отнесет мое отражение неизвестному принцу? Может быть, он случайно посмотрит вверх, когда Зеркало будет пролетать по небу, и увидит меня в нем? И принц последует за Зеркалом и найдет меня?»

Момо долго-долго смотрела в Волшебное Зеркало, а потом снова отправила его путешествовать по свету. Но из-за этого она, конечно же, сразу стала смертной.

Сейчас ты услышишь, что было дальше, но сперва я должен рассказать тебе о принце.

Принца звали Джилорамо. Он властвовал над огромным царством, которое сам себе создал. Где было это царство? Его не было Вчера и не было Сегодня – оно всегда находилось на день вперед – в Будущем. Потому и называлось оно Страна-Завтра. Все жившие там преклонялись перед принцем и любили его.

Однажды утром министры сказали принцу Страны-Завтра: «Ваше величество, вам надо жениться, так уж оно принято».

Принц Джилорамо не имел ничего против, и тогда прекраснейшие юные дамы Страны-Завтра приведены были во дворец, чтобы он мог из них какую-нибудь выбрать. Они принарядились, как могли, – каждой ведь хотелось стать принцессой.

Но вместе с девушками во дворец прокралась злая фея, в ее жилах текла не горячая красная кровь, а зеленая и холодная.

По ней этого, однако, не видно было, потому что она очень искусно накрасилась.

Когда принц Страны-Завтра вошел в большой тронный зал, чтобы сделать свой выбор, она быстро прошептала заклинание, и бедный Джилорамо с того мгновения видел только ее одну и больше никого. Она показалась ему такой прекрасной, что он сразу же спросил, не согласится ли она стать его женой.

– С удовольствием, – прошипела злая фея, – но с одним условием.

– Я его выполню, – необдуманно ответил принц Джилорамо.

– Хорошо, – ответила злая фея и улыбнулась так сладко, что у несчастного принца голова закружилась. – Целый год ты не должен заглядывать в Волшебное Зеркало, то самое, что летает по небу. Если же ты это сделаешь, то тут же забудешь обо всем на свете. Ты забудешь, кто ты в действительности есть, и должен будешь переселиться в Страну-Сегодня, где тебя никто не знает и где ты будешь жить неизвестным бедняком. Согласен?

– О, если только это! – воскликнул принц Джилорамо. – Условие легче легкого...

Что же происходило тем временем с принцессой Момо?

Она ждала и ждала, но принц не появлялся. Тогда она решила сама отправиться в путешествие, чтобы найти его.

Всем окружавшим ее отражениям она тут же возвратила свободу и одна-одинешенька вышла из дворца в мягких домашних туфельках. Спустившись со снежных гор в долину, она прошла через многие страны, пока не попала в Страну-Сегодня. Туфельки ее уже порвались, и она шла босиком. Но ее отражение в Волшебном Зеркале все еще витало высоко над миром.

Однажды ночью принц Джилорамо сидел на крыше своего золотого дворца и играл в шахматы с феей, в жилах которой текла зеленая холодная кровь. Малюсенькая капелька упала вдруг на руку принца.

– Начинается дождь, – сказала фея с зеленой кровью.

– Нет, – ответил принц, – это не дождь – ведь на небе ни облачка...

Он поднял голову и посмотрел прямо в большое серебряное Волшебное Зеркало, парившее над ним. В нем он увидел отражение принцессы Момо и заметил, что она плачет.

Это одна из ее слезинок упала ему на руку! И в то же мгновение он понял, что фея его обманула, что она вовсе не прекрасна и что в жилах у нее зеленая холодная кровь. Принцесса Момо – вот кого он действительно любит!

– Ты нарушил условие, – сказала зеленая фея, и ее лицо исказилось, – теперь ты за это заплатишь!

Длинными зелеными пальцами залезла она в сердце принца – он сидел словно окаменевший – и завязала там узелок. И в ту же минуту он забыл, что он принц Страны-Завтра. И покинул свой дворец и свою страну. Он долго странствовал по свету, пока не пришел в Страну-Сегодня и стал там жить никому не известным бедняком и звался отныне всего лишь Джиги. Единственное, что он захватил с собой, – это отражение из Волшебного Зеркала.

Тем временем шелковые и бархатные платья Момо тоже превратились в лохмотья. Она носила теперь слишком большой для нее мужской пиджак и залатанную юбку. И жила она в старых развалинах.

Тут-то они в один прекрасный день и встретились. Но принцесса Момо не узнала в бедняке принца Страны-Завтра. И Джиги тоже не узнал принцессу, потому что на принцессу она уже не была похожа. Но общая беда сблизила их, они подружились, помогая друг другу, и вместе им было хорошо.

Как-то вечером, когда Волшебное Зеркало, теперь уже пустое, опять проплывало по небу, Джиги достал хранившееся у него отражение и показал его Момо. Оно было уже сильно помято и смазано, но принцесса тотчас узнала свой портрет, который она когда-то посылала в мир. А в бедном Джиги она вдруг узнала принца Джилорамо, которого она всегда искала и ради которого стала смертной. И она тут же ему все рассказала.

Но Джиги грустно покачал головой:

– Не понимаю, о чем ты говоришь: в моем сердце завязан узелок, и поэтому я ни о чем не помню.

Тогда Момо взяла в руки его сердце и легко развязала узелок. И принц Джилорамо сразу вспомнил, кто он и откуда пришел.

Он взял принцессу за руку и ушел с ней далеко-далеко – туда, где лежит Страна-Завтра.

Когда Джиги закончил, оба немного помолчали, а потом Момо спросила:

– Стали они потом мужем и женой?

– Думаю, что стали, – сказал Джиги, – наверное. Но потом, позже.

– А сейчас они уже умерли?

– Нет, – уверенно сказал Джиги, – это я точно узнал. Волшебное Зеркало делает человека смертным, если он один в него заглянет. Если же заглянуть в него вдвоем, то становишься снова бессмертным. Оба так и сделали.

Большая серебряная луна стояла над черными пиниями и таинственно освещала старые камни развалин. Момо и Джиги долго смотрели на нее, сидя рядом. В это мгновение они чувствовали себя бессмертными.


Часть вторая. СЕРЫЕ ГОСПОДА

Глава шестая. ФАЛЬШИВЫЙ СЧЕТ А ВСЕ СХОДИТСЯ

Глава седьмая. МОМО ИЩЕТ ДРУЗЕЙ, А ЕЕ ПОСЕЩАЕТ ВРАГ

Глава восьмая. МНОГО СНОВ И НЕМНОГО РАЗМЫШЛЕНИЙ

Глава девятая. ХОРОШЕЕ СОБРАНИЕ, КОТОРОЕ НЕ СОСТОЯЛОСЬ, И ПЛОХОЕ, КОТОРОЕ СОСТОЯЛОСЬ

Глава десятая. СТРЕМИТЕЛЬНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ И НЕТОРОПЛИВОЕ БЕГСТВО

Глава одиннадцатая. ЗАСЕДАНИЕ СЕРЫХ ГОСПОД

Глава двенадцатая. В ТОМ КРАЮ, ОТКУДА ПРИХОДИТ ВРЕМЯ

<p>Часть вторая. СЕРЫЕ ГОСПОДА</p>
<p>Глава шестая. ФАЛЬШИВЫЙ СЧЕТ А ВСЕ СХОДИТСЯ</p>

Есть на свете один важный, но совсем будничный секрет. Все люди к нему причастны, каждый его знает; но только немногие о нем думают. Многие просто принимают его к сведению, ни капли ему не удивляясь. Секрет этот. – время.

Для измерения времени созданы календари и часы, но от них мало толку, потому что каждый знает, что один час может показаться вечностью и вместе с тем промелькнуть как мгновение – смотря по тому, что за этот час пережито.

Ведь время – это жизнь. А жизнь обитает в сердце.

Никто не понимал этого лучше, нежели Серые господа. Никто не знал цену одного часа, или одной минуты, или одной секунды человеческой жизни так, как они. Понимали они это, разумеется, на свой лад, как пиявки понимают на свой лад цену крови, и исходя из этого действовали.

В отношении человеческого времени у них были свои планы – далеко идущие и тщательно подготовленные. Самым важным было, чтобы никто не обратил внимания на их деятельность. Незаметно утвердились они в жизни большого города и его жителей. Шаг за шагом, никем не замеченные, продвигались они в своем деле, опутывая людей.

Каждого, принимавшегося ими в расчет, они знали задолго до того, как этот человек сам о чем-нибудь догадывался. Они только ждали удобного случая, чтобы схватить его. И делали все, чтобы это мгновение скорее наступило.

Взять, например, господина Фузи, парикмахера. Он, правда, не был выдающимся мастером причесок, но пользовался на своей улице уважением. Он не был ни богат, ни беден. Его мастерская, расположенная в центра города, была маленькой, он держал всего лишь одного ученика.

Как-то днем стоял господин Фузи перед дверью своей мастерской, поджидая клиентов. Ученика он отпустил и теперь был один. Стоял и смотрел, как барабанит на улице дождь. День был серый, и на душе у господина Фузи было пасмурно.

«Так и проходит моя жизнь, – думал он, – под клацанье ножниц и болтовню клиентов, в мыльной пене... Что я вижу в жизни хорошего? И когда я умру, все будет так, будто меня вообще никогда не было на свете».

Нет, господин Фузи ничего не имел против того, чтобы поболтать. Он даже очень любил обсуждать с клиентами разные вопросы и выслушивать их мнение. Против клацанья ножниц и мыльной пены он, в сущности, тоже ничего не имел. Работа доставляла ему большое удовольствие, и он знал, что делает ее хорошо. Особенно любил он выбривать подбородки – в этом у него не было равных. Но бывают в жизни мгновения, когда начинает казаться, что все это гроша ломаного не стоит. Так с каждым случается.

«Вся моя жизнь – ошибка, – думал господин Фузи. – Кто я такой? Маленький брадобрей, вот кто! Жил бы я настоящей жизнью, был бы я совсем другой человек!»

Но какая эта настоящая жизнь, он не знал. Он только представлял себе что-то очень значительное, роскошное, как это изображают на картинках в иллюстрированных журналах.

«Но, – думал он угрюмо, – для всего этого работа не оставляет мне времени. Для настоящей жизни надо иметь время. Надо быть свободным. А я на всю жизнь пленник клацанья ножниц, болтовни и мыльной пены...»

В это мгновение возле парикмахерской господина Фузи остановился роскошный пепельно-серый автомобиль. Из него вышел Серый господин и направился в мастерскую. Он положил на столик перед зеркалом свинцово-серый портфель, повесил на вешалку круглую жесткую шляпу, сел в кресло, вынул записную книжечку и стал листать ее, попыхивая маленькой серой сигарой.

Господин Фузи закрыл дверь парикмахерской: ему показалось, что в помещении вдруг стало необычно холодно.

– Чем могу служить? – спросил он растерянно. – Побрить или постричь? – но тут же проклял себя за свою бестактность: у Серого господина была зеркальная лысина.

– Ничего подобного, – ответил Серый господин без тени улыбки странно беззвучным, пепельно-серым голосом. – Я пришел к вам от Сберкассы Времени. Я агент номер ИКС(384)б. Нам стало известно, что вы хотите открыть у нас текущий счет.

– Это для меня новость, – еще растерянней сказал господин Фузи. – Откровенно говоря, я до сих пор даже не знал, что существует такая фирма.

– Ну, теперь вы это знаете, – оборвал его агент. Он еще полистал в записной книжке и продолжал: – Ведь вы господин Фузи, парикмахер?

– Совершенно верно, – согласился господин Фузи.

– Значит, я попал по адресу, – сказал Серый господин, захлопнув книжечку. – Вы наш кандидат.

– То есть как? – спросил господин Фузи, все еще удивляясь.

– Видите ли, дорогой господин Фузи, – сказал агент, – вы растрачиваете свою жизнь на клацанье ножниц, болтовню и мыльную пену. Когда вы умрете, все будет так, как будто вас вообще никогда не было. Если бы у вас хватало времени вести настоящую жизнь, вы были бы совсем другим человеком. Самое главное, в чем вы нуждаетесь, – это время.

– Я только что обо всем этом думал, – пробормотал господин Фузи, содрогаясь от озноба: хотя дверь была закрыта, становилось все холоднее и холоднее.

– Вот видите! – сказал Серый господин, удовлетворенно затягиваясь маленькой сигарой. – Но откуда берется время? Его надо копить! А вы, господин Фузи, растрачиваете его самым безответственным образом. Я сейчас докажу вам это с помощью маленького расчета. В минуте шестьдесят секунд. Один час составляет шестьдесят минут. Вы следите за моей мыслью?

– Да, да, конечно, – сказал господин Фузи. Агент ИКС(384)б быстро написал серым графитом на зеркале несколько цифр.

– Шестьдесят на шестьдесят – это три тысячи шестьсот. Следовательно, в одном часе три тысячи шестьсот секунд.

День состоит из двадцати четырех часов, умножим три тысячи шестьсот на двадцать четыре – это составит восемьдесят шесть тысяч четыреста секунд в день.

В году, как известно, триста шестьдесят пять дней. Это дает нам тридцать один миллион пятьсот тридцать шесть тысяч секунд в году.

Или триста пятнадцать миллионов триста шестьдесят тысяч секунд за десять лет.

Во сколько лет вы оцениваете продолжительность вашей жизни, господин Фузи?

– Ну, – растерянно заикнулся господин Фузи, – я надеюсь прожить семьдесят, может быть, восемьдесят лет, если это будет угодно богу.

– Хорошо, – продолжал Серый господин, – возьмем для осторожности только семьдесят лет.

Значит, триста пятнадцать миллионов триста шестьдесят тысяч на семь. Итого – два миллиарда двести семь миллионов пятьсот двадцать тысяч секунд.

И он крупно написал это число на зеркале:

2 207 520 000 СЕКУНД.

Несколько раз подчеркнув число, он объявил:

– Это, господин Фузи, ваше, так сказать, состояние, которым вы можете распоряжаться.

Господин Фузи судорожно глотнул и провел рукой по лбу. От этой суммы у него закружилась голова. Он никогда не думал, что обладает таким богатством.

– Да, – кивнул агент и опять затянулся маленькой серой сигарой, – впечатляющее число, не правда ли? Но посмотрим дальше... Сколько вам лет, господин Фузи?

– Сорок два, – пролепетал господин Фузи, вдруг почувствовав себя виновным в каком-то незаконном утаивании средств.

– Сколько вы спите ночью, в среднем? – продолжал выпытывать Серый господин.

– Около восьми часов, – признался господин Фузи.

Агент считал молниеносно. Его графит так визжал о стекло, что у господина Фузи по коже забегали мурашки.

– Сорок два года по восемь часов ежедневно – это четыреста сорок один миллион пятьсот сорок тысяч. Мы с полным правом можем считать эту сумму вашей потерей. А сколько времени вы ежедневно тратите на работу, господин Фузи?

– Тоже примерно восемь часов, – еле слышно сознался господин Фузи.

– Значит, придется еще раз вычесть из вашего состояния ту же самую сумму, – безжалостно продолжал агент. – Но вы еще тратите определенное время на еду: сколько вы тратите на завтрак, обед и ужин?

– Точно не знаю, – испуганно ответил господин Фузи, – может быть, часа два?

– Полагаю, что побольше, – возразил агент, – но допустим. Тогда это составит за сорок два года сто десять миллионов триста семьдесят шесть тысяч. Поедем дальше! Как нам известно, вы живете один со старой матерью. Ежедневно вы посвящаете вашей матери целый час, вы сидите и разговариваете с ней, хотя она глуха и едва ли что-либо слышит. Это выброшенное время составляет пятьдесят пять миллионов сто восемьдесят восемь тысяч секунд. Кроме того, у вас есть еще совершенно лишний зеленый попугайчик, уход за которым стоит ежедневно четверти часа, в перерасчете это означает тринадцать миллионов семьсот девяносто семь тысяч...

– Но... – умоляюще заикнулся господин Фузи.

– Не перебивайте меня! – приказал агент, считавший все быстрее и быстрее. – Так как ваша мать инвалид, вам, господин Фузи, приходится выполнять самому часть работы по дому. Вам надо ходить за покупками, чистить ботинки и исполнять прочие обязанности. Сколько времени отнимает это у вас ежедневно?

– Может быть, час, но...

– Это еще пятьдесят пять миллионов сто восемьдесят восемь тысяч, которые вы теряете, господин Фузи. Кроме того, нам известно, что раз в неделю вы ходите в кино, раз в неделю вы поете в хоре, дважды в неделю посещаете ресторан, в другие дни вы по вечерам встречаетесь с друзьями, а иногда даже читаете ту или иную книгу. Короче, вы убиваете свое время совершенно бесполезными занятиями, и на это у вас уходит по три часа ежедневно. Это будет сто шестьдесят пять миллионов пятьсот шестьдесят четыре тысячи... Вам нехорошо, господин Фузи?

– Нет, ничего, – ответил господин Фузи, – но, простите, пожалуйста...

– Мы сейчас кончим, – сказал Серый господин. – Сперва надо коснуться еще одной главы в вашей жизни. Эта ваша маленькая тайна... вы знаете...

У господина Фузи зуб на зуб не попадал, так холодно ему стало.

– И это вам тоже известно? – пробормотал он беспомощно. – Я думал, что, кроме меня и фрейлейн Дарии...

– В нашем современном мире, – прервал его агент ИКС(384)б, – тайн больше не существует. Подойдем к этому вопросу реалистично, по-деловому, господин Фузи. Ответьте мне, пожалуйста, на один вопрос: собираетесь ли вы жениться на фрейлейн Дарии?

– Нет, – сказал господин Фузи, – ведь это невозможно...

– Совершенно верно, – продолжал Серый господин, – ибо фрейлейн Дария всю жизнь прикована к креслу на колесах, у нее больные ноги. Несмотря на это, вы каждый день приходите к ней на полчаса, чтобы принести ей цветок. Зачем?

– Она всегда так рада, – ответил, чуть не плача, господин Фузи.

– Взгляните на это трезво, – продолжал агент, – для вас, господин Фузи, это потерянное время. А именно – двадцать семь миллионов пятьсот девяносто четыре тысячи секунд. И если мы добавим к этому вашу привычку сидеть перед сном у окна и размышлять о прошедшем дне – четверть часа в день, то мы получим еще одну минусовую сумму: тринадцать миллионов семьсот девяносто семь тысяч. Теперь посмотрим, что вам, собственно, остается, господин Фузи. На зеркале уже стоял нижеследующий счет:

1 324 512 000 секунд

– 1 324 512 000 секунд

0 000 000 000 секунд

– Данная сумма, – сказал Серый господин и так застучал графитом по зеркалу, что это прозвучало как револьверные выстрелы, – данная сумма означает потерянное вами время. Что вы на это скажете, господин Фузи?

Господин Фузи не сказал ничего. Он опустился в углу на стул и вытер платком лоб: ему стало жарко, несмотря на холод.

Серый господин важно кивнул:

– Да, вы правы – это составляет более половины вашего первоначального состояния, господин Фузи. Но теперь давайте посмотрим, что, собственно, осталось от ваших сорока двух лет. Один год – это, как вы знаете, сто тридцать один миллион пятьсот тридцать шесть тысяч секунд. Умножим это на сорок два и получим один миллиард триста двадцать четыре миллиона пятьсот двенадцать тысяч.

Он написал число под суммой потерянного времени:

Сон ........................... 441 504 000 секунд

Работа ........................ 441 504 000 секунд

Питание ....................... 110 376 000 секунд

Мать ........................... 55 188 000 секунд

Зеленый попугайчик ............. 13 797 000 секунд

Покупки и т.д. ................. 55 188 000 секунд

Друзья, пение и т.д. .......... 165 564 000 секунд

Тайна .......................... 27 594 000 секунд

Окно ........................... 13 797 000 секунд

ИТОГО:… .… .… 1 324 512 000 секунд

Он убрал графит и сделал долгую паузу, чтобы дать нулям воздействовать на господина Фузи. И нули оказали-таки свое действие.

«Вот он – итог всей моей жизни», – подумал господин Фузи, чувствуя себя совершенно раздавленным.

Неумолимый счет подействовал на него так сильно, что он принял все без возражений. Да и счет сам по себе был правилен – все сходилось. Это был один из тех фокусов, с помощью которых Серые господа обманывали людей в тысячах случаев.

– Не находите ли вы, господин Фузи, – мягко начал агент ИКС(384)б, – что такое мотовство недопустимо? Не хотите ли вы начать копить свое время?

Господин Фузи молча кивнул, сжав посиневшие губы.

Пепельно-серый голос агента все еще бубнил у него над ухом:

– Если бы вы начали двадцать лет назад сберегать в день хотя бы но одному часу, вы бы имели сегодня актив в сумме двадцать шесть миллионов двести восемьдесят тысяч секунд. Два часа сэкономленного за день времени дало бы вам, конечно, вдвое больше, то есть пятьдесят два миллиона пятьсот шестьдесят тысяч... Я спрашиваю вас, господин Фузи, что значит два пустяковых часика по сравнению с такой большой суммой?

– Ничего! – воскликнул господин Фузи. – Смехотворная мелочь!

– Меня радует, что вы это признаёте, – хладнокровно продолжал агент. – Если бы мы подсчитали, сколько времени вы сэкономили бы при тех же условиях в течение других двадцати лет, то мы получили бы кругленькую сумму в сто пять миллионов сто двадцать тысяч секунд! И всем этим капиталом вы могли бы свободно распорядиться на восемьдесят втором году жизни!

– Грандиозно! – пробормотал господин Фузи, широко раскрыв глаза.

– Не спешите, – сказал Серый господин, – я вас еще больше обрадую. Мы, то есть Сберкасса Времени, не только сохраняем вам сэкономленное время, но еще и выплачиваем проценты. Это значит, что в действительности вы сберегли бы намного больше.

– Сколько? – спросил господин Фузи затаив дыхание.

– Все зависит от вас, – объяснял агент, – смотря сколько вы собираетесь накопить и на какое время вы оставляете накопленное у нас.

– Оставить у вас? – переспросил господин Фузи. – Как это понять?

– Очень просто, – сказал Серый господин. – Если по истечении пяти лет вы не потребуете ваше время назад, мы приплатим вам ту же самую сумму. Ваше состояние удваивается каждые пять лет, понимаете? Через десять лет это составит четырехкратное первоначального, через пятнадцать – восьмикратное и так далее. Если бы вы начали копить двадцать лет тому назад ежедневно по два часа, то к шестьдесят второму году жизни, то есть по истечении сорока лет, вы имели бы в своем распоряжении двухсотпятидесятишестикратное сэкономленное время. Это составило бы двадцать шесть миллиардов девятьсот десять миллионов семьсот двадцать тысяч.

Он вновь достал графит и нацарапал на зеркале:

26 910 720 000 секунд.

– Вы сами видите, господин Фузи, – сказал он и впервые скупо улыбнулся, – что это более чем в десять раз превышает все отпущенное вам первоначально время жизни. И это при экономии только двух часов в день! Подумайте, стоящее ли это предложение.

– Стоящее! – обессилено изрек господин Фузи. – Без сомнения! Мне не повезло, что я раньше этим не занялся. Только сейчас я все понял и признаюсь вам: я в отчаянии.

– Для отчаяния нет никаких оснований, – мягко возразил Серый господин. – Никогда не поздно. Если вам угодно, можно начать хоть сегодня. Вы увидите: дело того стоит.

– Еще бы! – вскричал господин Фузи. – Что мне делать?

– Но, дорогой мой, – ответил агент, подняв брови, – вам наверное известно, как экономится время! Вы просто должны быстрее работать и не делать ничего лишнего. Своим клиентам посвящайте вместо получаса только пятнадцать минут. Избегайте крадущей время болтовни. Час у матери сократите до получаса. Лучше всего отдайте ее в дешевый дом для престарелых, где о ней будут заботиться, тогда вы выиграете ежедневно целый час. Ликвидируйте ненужного попугайчика! Посещайте фрейлейн Дарию только раз в две недели, если это вообще необходимо. Отбросьте ежедневные размышления у окна и – главное – не тратьте драгоценное время на пение, чтение и на ваших так называемых друзей. Между прочим, советую повесить в парикмахерской хорошие стенные часы, чтобы контролировать работу вашего ученика.

– Хорошо, – согласился господин Фузи, – все это я могу сделать, но с оставшимся временем – что я с ним буду делать? Должен я его куда-нибудь сдавать? Но куда? Или сохранять? Как все это делается?

Серый господин улыбнулся во второй раз:

– Можете спокойно предоставить это нам. Будьте уверены, что из сэкономленного вами времени мы не потеряем ни секунды. Вы увидите, что ничего лишнего не останется.

– Значит, хорошо, – обалдело пробормотал господин Фузи, – значит, я полагаюсь на вас...

– Будьте покойны, мой дорогой, – сказал агент и встал. – Итак, я могу поздравить многочисленную общину Сберкассы Времени с новым членом. Теперь вы, господин Фузи, действительно современный, прогрессивный человек. Мои наилучшие пожелания!

Он взял шляпу и портфель.

– Одну минуточку! – крикнул господин Фузи. – Разве нам не надо заключить какой-нибудь контракт? И я не должен ничего подписать? Получу ли я какой-нибудь документ?

Агент ИКС(384)б повернулся в дверях и окинул господина Фузи с головы до ног презрительным взглядом.

– К чему? – спросил он. – Накопление времени несравнимо ни с какими другими накоплениями. Это дело полнейшей доверительности – с обеих сторон. Нам достаточно вашего согласия. Оно необратимо. О накопленных вами сбережениях мы позаботимся. Но сколько вы сбережете, это целиком зависит от вас. Мы вас ни к чему не принуждаем. Будьте здоровы, господин Фузи!

С этими словами агент сел в свой элегантный серый автомобиль и укатил.

Господин Фузи долго смотрел ему вслед, потирая лоб. Постепенно ему становилось теплее, но он чувствовал себя больным и жалким. Сизый дым маленькой сигары агента не рассеивался и еще долго висел в помещении густым облаком.

Только когда дым растаял, господину Фузи стало лучше. Но по мере того как таял дым, бледнели и числа на зеркале. И когда они наконец совсем исчезли, потухло в памяти господина Фузи и воспоминание о Сером посетителе – о посетителе, но не о решении! Это решение он воспринимал теперь как свое собственное. Намерение экономить время, чтобы начать в будущем другую жизнь, засело в его душе, как жало рыболовного крючка.

И тогда появился первый в тот день клиент. Господин Фузи мрачно обслужил его, не позволив себе ничего лишнего, молчал и кончил не через полчаса, а через двадцать минут.

Так он поступал отныне с каждым клиентом. Его работа больше не приносила ему удовольствия, да это и не имело уже никакого значения. Он нанял еще двоих учеников и строго следил за тем, чтобы они не теряли ни секунды времени. Каждое движение было рассчитано. В парикмахерской господина Фузи висела теперь табличка с надписью: «СБЕРЕЖЕННОЕ ВРЕМЯ – ДВОЙНОЕ ВРЕМЯ!»

Фрейлейн Дарии написал он короткое, деловое письмо – что из-за недостатка времени больше к ней не придет. Попугайчика он продал в зоомагазин. Мать он поместил в дешевый дом для престарелых и посещал ее там раз в месяц. И вообще он выполнял теперь все советы Серого господина, – советы, которые считал своими собственными решениями.

Он становился все нервознее и беспокойнее, ибо странно: от времени, которое он выгадывал, ему ничего не оставалось. Это время странным образом исчезало. Дни сначала незаметно, потом все более ощутимо укорачивались и укорачивались. Не успевал он оглянуться, как наступала новая неделя, новый месяц, год – и еще год, и еще...

И так как Фузи больше не вспоминал о посещении Серого господина, он должен был бы всерьез спросить себя, куда его время, собственно, девается? Но этого вопроса он себе никогда не задавал, как и все другие члены Сберкассы Времени. Его охватила какая-то одержимость. И когда он иногда со страхом замечал, как все быстрее и быстрее проносятся его дни, он еще ожесточеннее экономил время...

...Со многими в городе произошло то же самое, что и с парикмахером Фузи. Каждый день все больше становилось людей, начинавших то, что они называли «экономией времени». И чем больше становилось таких людей, тем больше у них появлялось последователей, ибо даже тем, которые не хотели этим заниматься, ничего не оставалось, как делать то же самое.

Ежедневно по радио, по телевидению и в газетах разъяснялись и восхвалялись преимущества новой организации сбережения времени, единственной, которая дарит людям свободу для ведения «настоящей» жизни. На стенах домов и тумбах для афиш появились плакаты с нарисованными на них картинами грядущего счастья. Внизу светились буквы:

Экономия времени идет все лучше!

Или: Экономии времени принадлежит будущее!

Или: Продлевай свою жизнь – экономь время!

Но действительность выглядела совсем иначе. Хотя члены Сберкассы Времени и одевались лучше, чем те, что жили возле старого амфитеатра, и больше зарабатывали, и могли больше тратить, у них были угрюмые, усталые и какие-то ожесточенные лица, неприветливые глаза. Им же неизвестна была поговорка: «Навести Момо!» У них не было никого, кто мог бы их выслушать, чтобы они ушли примиренные и радостные.

Но если бы у них и был кто-нибудь, кто готов был бы их выслушать, они бы все равно к нему не пошли – потому что хотели бы закончить это дело в пять минут. В ином случае они сочли бы свое время потерянным. Даже свободные часы, думали они, должны быть полностью использованы: как можно больше удовольствий, как можно больше развлечений.

Но по-настоящему праздновать они уже не умели. Мечтать казалось им почти что преступлением. Но более всего боялись они тишины. В тишине их охватывал страх, они начинали догадываться, что на самом деле происходит с их жизнью. И они принимались шуметь – только бы не наступила тишина. Но шум их не был веселым, как на детской игровой площадке, – это был шум свирепый и угрюмый, день ото дня он все громче раздавался в огромном городе.

Если кто делал свою работу с удовольствием и любовью – это не радовало остальных, напротив, это только задерживало всех. Важно было одно: быстрее и больше.

Повсюду на фабриках и в учреждениях лезли в глаза вывески с надписями:

Время дорого – не теряй его!

Или: Время – это деньги!

Такие же вывески были прикреплены над письменными столами начальников, над креслами директоров, в кабинетах врачей, в ресторанах и магазинах.

Большой город тоже менял свой облик. Старые кварталы снесли, были построены новые дома, где уже не было ничего лишнего. Вкусы людей во внимание не принимались – ибо тогда надо было бы строить разные дома. А куда дешевле и экономнее строить все дома одинаковыми.

На севере города поднялись огромные новостройки. Там протянулись бесконечные ряды четырехэтажных жилых казарм, похожих друг на друга как две капли воды. А так как все дома выглядели одинаковыми, то одинаковыми стали выглядеть и улицы. Эти однообразные улицы росли и росли и протянулись прямиком до самого горизонта. Так же протекала жизнь живших здесь людей – прямиком до горизонта! Все здесь было точно высчитано и запланировано, каждый сантиметр и каждое мгновение.

Никто, казалось, не замечал, что, экономя время, он экономит в действительности нечто совсем другое. Никто не хотел признать, что его жизнь становилась все беднее, все однообразнее и холоднее.

Ясно ощущали это только дети, ибо для детей не оставалось больше времени ни у кого.

Но время – это жизнь. А жизнь обитает в сердце.

И чем больше люди экономили, тем беднее они становились.

<p>Глава седьмая. МОМО ИЩЕТ ДРУЗЕЙ, А ЕЕ ПОСЕЩАЕТ ВРАГ</p>

Однажды Момо сказала:

– Я не знаю, но мне кажется, будто старые друзья приходят ко мне все реже. Некоторых я уже давно не видала.

Джиги-Гид и Беппо-Подметальщик сидели рядом на поросших травой ступеньках и смотрели на заходящее солнце.

– Да, – задумчиво сказал Джиги, – со мной происходит то же самое. Все меньше людей слушают мои рассказы. Всё не как раньше. Что-то происходит.

– Но что? – спросила Момо.

Джиги пожал плечами и задумчиво стер несколько букв, которые он нацарапал на старой аспидной доске. Эту доску несколько недель тому назад нашел на помойке Беппо и принес ее Момо.

Доска лопнула посередине, но ею еще можно было пользоваться. С тех пор Джиги каждый день показывал Момо, как пишется та или иная буква. И так как у Момо была очень хорошая память, она уже научилась неплохо читать. Только с письмом получалось пока не очень.

Беппо-Подметальщик, задумавшийся над вопросом Момо, кивнул и сказал:

– Да, это правда. Оно приближается. Оно уже везде в городе. Я давно заметил.

– Но что? – спросила Момо.

Беппо немного подумал, потом ответил:

– Ничего хорошего.

И добавил после некоторой паузы:

– Становится холодно.

– Ах, брось! – сказал Джиги и положил руку на плечо Момо, утешая ее: – Зато все больше детей приходят сюда.

– Да, поэтому, – сказал Беппо, – поэтому.

– Что ты хочешь сказать? – спросила Момо.

Беппо долго думал и наконец ответил:

– Они приходят не из-за нас. Они ищут прибежища.

Все трое взглянули вниз, на покрытый травой круг в середине амфитеатра, где дети играли с мячом в новую игру, которую только сегодня после обеда придумали.

Среди них было несколько старых друзей Момо: мальчик в очках, которого звали Паоло, девочка Мария с маленькой сестренкой Деде, толстяк с высоким голосом, по имени Массимо, и мальчик, похожий на беспризорника, которого звали Франко. Там были еще другие дети, которые появились здесь несколько дней тому назад, и еще один маленький мальчик, прибежавший сегодня. Как говорил Джиги: день ото дня их становилось все больше.

Момо готова была радоваться этому. Но большинство детей просто не умели играть. Они сидели недовольные, скучные, молча глядели на Момо и ее друзей. А иногда нарочно мешали играть другим. Нередко возникали споры и драки. Оканчивалось все, конечно, благополучно. Присутствие Момо оказывало действие и на них, и очень скоро они и сами придумывали какую-нибудь игру и весело играли вместе со всеми. Но дело в том, что новенькие появлялись теперь каждый день, они приходили даже издалека – из других частей города. И опять начиналось все сначала. Даже один недовольный может испортить всем настроение.

Но было еще что-то, чего Момо толком не могла понять. И появилось это совсем недавно. Все чаще теперь случалось, что дети приносили с собой различные игрушки, с которыми нельзя было по-настоящему играть. Например, управляемый на расстоянии танк: нажмешь кнопку – он и катится. Больше от него толку не было. Или космическая ракета, которая летала вокруг длинной палки на шнуре – больше с ней нечего было делать. Или маленький робот с горящими глазами – этот ковылял по земле, поворачивая голову, – он тоже ни для чего другого не годился.

Все это были, конечно, очень дорогие игрушки, ни друзья Момо, ни она сама никогда таких не имели, но они были такие совершенные, что совершенней ничего себе и представить нельзя. Дети сидели иногда часами, плененные и вместе с тем скучающие, и смотрели, как такая штука ковыляет, тарахтит или летает вокруг палки на шнуре, – но сами ничего интересного придумать не могли. В конце концов они возвращались к старым играм, в которых им вполне хватало двух коробочек, разорванной скатерти или горсточки камешков. При этом можно было себе представить все, что хочешь.

Что-то и сегодня вечером у ребят ничего не клеилось. Дети бросили игру и уселись вокруг Джиги, Беппо и Момо. Они надеялись, что Джиги им что-нибудь расскажет. Но и этого не получилось: маленький мальчик, который пришел сегодня первый раз, мешал всем своим транзистором. Он сел в сторонке от других и включил аппарат на полную мощность. Шла рекламная передача.

– Может, ты прикрутишь свой идиотский ящик? – угрожающе спросил беспризорный мальчик по имени Франко.

– Я тебя не слышу, – отвечал новенький, – мой приемник играет очень громко.

– Сейчас же прикрути его! – крикнул Франко и встал. Новенький побледнел, но не сдавался:

– Чего это ты мне приказываешь? Я буду слушать свое радио, и нечего мне приказывать!

– Он прав. – сказал старый Беппо, – мы не можем ему этого запретить. Самое большее, что мы можем, – это попросить.

Франко опять сел.

– Пусть куда-нибудь уйдет, – сказал он огорченно, – он уже полдня нам все портит.

– Причина, наверное, есть, – сказал Беппо и посмотрел на новенького сквозь свои маленькие очки – приветливо и внимательно. – Определенно, у него есть причина.

Новенький молчал. Через некоторое время он прикрутил свой приемник и стал смотреть в другую сторону.

Момо подошла к нему и села рядом. Он выключил аппарат.

Какое-то время было тихо.

– Расскажешь что-нибудь, Джиги? – спросил кто-то.

– О да, пожалуйста! – закричали все. – Веселую историю!.. Нет, лучше захватывающую!.. Нет, нет – сказку!.. Приключение!

Но Джиги не хотел рассказывать. Никогда этого раньше с ним не было.

– Лучше вы мне что-нибудь расскажите, – признался он наконец. – О вас самих, как вы дома живете. Что вы там делаете и почему пришли к нам.

Дети молчали. Их лица стали вдруг печальными и замкнутыми.

– У нас теперь очень красивая машина, – раздался вдруг чей-то голос. – В субботу, когда папа и мама свободны, мы ее моем. И если я себя хорошо веду, мне разрешают помогать. Я тоже хочу, чтобы у меня когда-нибудь была такая машина.

– А я, – сказала маленькая девочка, – я теперь каждый день в кино хожу. Когда хочу. Чтобы развиваться, потому что у папы и мамы совершенно нет времени.

После некоторой паузы она продолжала:

– Но я не хочу развиваться. Потому я тайком хожу сюда и экономлю деньги. Когда я накоплю денег, я куплю себе билет и поеду в гости к гномикам.

– Глупая ты! – крикнул кто-то. – Гномиков не бывает!

– Нет, бывает! – упрямо крикнула девочка. – Я видела их в одной рекламе путешествий.

– У меня уже одиннадцать пластинок со сказками, – сказал другой мальчик. – Я их слушаю, когда захочу. Раньше мне папа сам рассказывал, когда приходил вечером с работы. Вот было здорово! Но теперь его никогда нет дома. Или он устал, или у него нету охоты.

– А твоя мама? – спросила Мария.

– Ее по целым дням не бывает дома.

– Да, – сказала Мария. – И у нас так же. Но, к счастью, у меня есть Деде. – Она поцеловала сестренку, сидевшую у нее на коленях, и продолжала: – Когда я прихожу из школы, я разогреваю обед. Потом я делаю домашние задания. Потом... – она передернула плечами, – ну да, потом мы бегаем до самого вечера. Чаще всего мы приходим сюда.

Все закивали, соглашаясь.

– Я вообще-то рад, – сказал Франко, причем выглядел он вовсе не радостным, – я радуюсь, что у моих стариков больше нет для меня времени. Когда они дома, они всегда ругаются и меня бьют.

Тут в разговор вдруг вмешался мальчик с транзистором:

– А мне теперь дают намного больше карманных денег!

– Ясно! – ответил Франко. – Это они делают, чтобы от тебя избавиться. Они нас больше не любят. И себя они тоже не любят. Они больше вообще никого и ничего не любят. Я вот так считаю.

– Это неправда! – сердито крикнул новенький мальчик. – Меня родители очень даже любят. Они же не виноваты, что у них нету времени. Так уж получилось. Зато они подарили мне вот этот транзистор. Знаете, какой он дорогой. Значит, они меня любят!

Все промолчали.

И вдруг этот мальчик, который весь день мешал детям играть, расплакался. Силясь перестать, он вытирал глаза грязными кулачками, но слезы все текли светлыми струйками по его грязным щекам.

Другие или смотрели на него сочувственно, или стояли опустив глаза. Теперь-то они его поняли. По правде говоря, каждый чувствовал то же самое. Как будто бы их родители бросили.

– Да, – еще раз повторил старый Беппо, – становится холодно.

– Я, наверное, больше сюда не приду, – сказал Паоло, мальчик в очках.

– Почему? – удивилась Момо.

– Родители сказали, что вы здесь просто лентяи и воры. Вы воруете время у боженьки, сказали они. А потому что таких, как вы, слишком много, поэтому у других людей и не хватает времени, сказали они. И я не должен больше сюда приходить. Потому что стану таким же, как вы.

Опять некоторые кивнули, потому что им говорили то же самое.

Джиги взглянул на всех по очереди:

– И вы тоже так про нас думаете? Почему же вы тогда приходите?

После короткого молчания Франко сказал:

– Мне наплевать. Я все равно стану карманником, говорит мой старик. Я на вашей стороне.

– Ах, вот как? – сказал Джиги, приподняв брови. – Значит, вы считаете нас ворами?

Дети смущенно уставились в землю. Наконец Паоло испытующе посмотрел в лицо Беппо:

– Мои родители никогда не врут, – сказал он тихо и еще тише спросил: – Разве вы не воры?

Тут старый Подметальщик Улиц поднялся во весь свой не слишком внушительный рост, поднял вверх три пальца и произнес:

– Еще никогда-никогда в жизни я не украл у господа бога или у ближнего своего и самой малой частицы времени. Клянусь богом!

– Я тоже! – добавила Момо.

– И я тоже! – серьезно сказал Джиги.

Дети молчали под сильным впечатлением сказанного. Никто из них не сомневался в правдивости слов трех друзей.

– А вообще сейчас я вам вот что скажу, – продолжал Джиги. – Раньше многие люди с удовольствием приходили к Момо, чтобы она их выслушала. При этом они находили здесь самих себя, если вы понимаете, что я хочу этим сказать. Но теперь они об этом больше не думают. Раньше они и меня приходили слушать. И тогда они забывали себя. И этого они теперь тоже не хотят. У нас нет больше на это времени, говорят они. И для вас у них тоже не стало времени. Ну-ка? Подумайте? На что именно у них не хватает теперь времени?!

Он прищурил глаза, потом продолжал:

– Недавно я встретил в городе одного старого знакомого, парикмахера Фузи. Я его давно не видал, я не узнал его: как он изменился. Стал каким-то нервным, брюзгливым, неприветливым. Раньше он был хорошим парнем, здорово пел, и послушать его было интересно, обо всем имел свое мнение. А теперь у него вдруг времени не стало. Сам на себя человек не похож. Это уже не Фузи, а только его тень. Был бы он один такой, я бы просто подумал, что он спятил. Но куда ни посмотришь, всюду видишь таких же. Их становится все больше. Теперь и наши старые друзья стали такими же.

И я спрашиваю себя: может, сумасшествие тоже заразная болезнь?

Старый Беппо кивнул.

– Я уверен, – сказал он. – Это своего рода зараза. – Момо была ошеломлена.

– Но тогда, – сказала она, – тогда мы должны нашим друзьям помочь!

Еще долго в тот вечер обсуждали они, чем тут помочь. Но о Серых господах и их неутомимой деятельности они, конечно, ничего не подозревали.

В последующие дни Момо отправилась на поиски своих старых друзей, чтобы узнать, почему они к ней больше не приходят.

Сперва она пошла к Никола, каменщику. Она хорошо знала дом, где тот занимал под крышей маленькую комнатку. Но его не было дома. Другие жильцы только знали, что теперь он работает в другом конце города, на новостройках, и зарабатывает кучу денег. Домой приходит редко, а если приходит, то очень поздно. Он теперь часто бывает нетрезвым, с ним вообще стало трудно говорить.

Момо решила его дождаться. Взяла да села на лесенке перед его дверью. Постепенно стемнело. Момо заснула.

Была уже глубокая ночь, когда ее разбудили грохочущие шаги и хриплое пение. Это был Никола, который поднимался, качаясь, по лестнице. Увидев девочку, он озадаченно остановился.

– Хе, Момо! – пробормотал он, видимо смущенный, что она застала его в таком состоянии. – Жива еще! Ты кого здесь ищешь?

– Тебя, – робко сказала Момо.

– Молодчина ты, как я погляжу! – улыбнулся Никола, покачав головой. – Приходишь тут в ночь-заполночь, чтобы посмотреть на своего старого друга! Да я бы сам давно тебя проведал, только у меня совсем нет времени на такие... частные дела...

Он выразительно взмахнул рукой и тяжело опустился возле Момо на ступеньку.

– Ты что думаешь, девочка? Здесь теперь все не как раньше! Времена меняются. Там, где я сейчас работаю, совсем другие темпы. Дьявольский ритм! Каждый день мы накидываем целый этаж... один за другим. Да, все не как раньше! Все организованно, каждое движение, понимаешь ты, все до мелочей...

Он говорил, и Момо внимательно слушала. И чем дольше она слушала, тем все менее восторженно звучала его речь. Вдруг он замолк и провел мозолистыми руками по лицу.

– Все чепуха, что я тут говорю, – сказал он грустно. – Ты видишь, Момо, я опять здорово выпил. Я теперь частенько закладываю. Иначе и не выдержать того, что мы там делаем. Честному каменщику все это не по душе. Слишком много песку в цементе, понимаешь ты? Четыре года, может, пять лет продержится такое, потом рухнет, стоит кому-нибудь разок кашлянуть. Все халтура, подлая халтура! Но это еще не самое худшее. Самое худшее – дома, которые мы строим для людей. Это вообще не дома, это... это бункера – и в них люди напиханы! Смотреть тошно! Но мне-то какое дело до всего этого? Я получаю свои деньги, и баста! Ну да, времена меняются. Раньше все было по-другому, тогда я гордился своей работой. Когда мы что-нибудь строили, на это стоило посмотреть! Но сейчас... Когда-нибудь, когда я накоплю денег, я плюну на свою профессию и начну что-нибудь другое...

Он опустил голову и мрачно уставился в одну точку. Момо ничего не говорила, она только слушала.

– Может быть, – начал он вдруг совсем тихо, – может быть, мне надо к тебе как-нибудь прийти и все рассказать? Да, действительно, надо. Может, завтра, а? Или лучше послезавтра? Ну ладно, я посмотрю, как это устроить. Но я непременно приду. Договорились?

– Договорились, – сказала, обрадовавшись, Момо. И они расстались, потому что оба очень устали.

Но Никола не пришел ни завтра, ни послезавтра. Он вообще не пришел. Может, у него и правда не было времени?

Потом Момо посетила трактирщика Нино и его толстую жену. Маленький старый домик с дождевыми подтеками на штукатурке и виноградными листьями перед входом стоял на краю города. Момо направилась, как всегда, к кухонной двери. Дверь была открытой, и Момо уже издали услышала громкую перепалку между Нино и его женой Лилианой. Лилиана орудовала на плите кастрюлями и сковородками. Нино, размахивая руками, наступал на нее. В углу сидел в корзине ребенок и орал.

Момо присела возле ребенка. Она взяла его на руки и стала укачивать, пока он не замолк. Нино и Лилиана прервали спор и оглянулись.

– Ах, Момо, это ты! – сказал Нино и улыбнулся. – Рад тебя видеть.

– Хочешь поесть? – немного резко спросила Лилиана. Момо отрицательно качнула головой.

– Чего же ты тогда хочешь? – нервно спросил Нино. – У нас, право, нет для тебя времени!

– Я только хотела спросить, – тихо сказала Момо, – почему вы так давно не приходите?

– Не знаю! – раздраженно сказал Нино. – У нас теперь совсем другие заботы.

– Да! – крикнула Лилиана, гремя кастрюлями. – У него совсем другие заботы! Например: как отвадить добрых старых клиентов! Это теперь его главная забота! Помнишь, Момо, тех стариков, которые всегда сидели за столиком в углу? Он их прогнал! Выбросил вон!

– Этого я не делал! – защищался Нино. – Я любезно попросил их найти себе другой погребок. Как хозяин, я имею на это право.

– Право, право! – вскипела Лилиана. – Так не поступают. Это бесчеловечно и подло. Ты хорошо знаешь, что другого погребка они себе не найдут. А у нас они никому не мешали.

– Конечно, они никому не мешали! – крикнул Нино. – Потому что приличная богатая публика к нам не ходила, пока тут торчали эти небритые старые типы. Ты думаешь, такое нравится людям? От стакана дешевого вина, который они могли себе за вечер позволить, прибыль невелика. Так мы ничего не добьемся!

– Дела у нас шли неплохо, – возразила Лилиана.

– До сих пор да! – горячился Нино. – Но ты прекрасно знаешь, что дальше так не пойдет! Владелец дома повысил арендную плату. Теперь я должен платить на одну треть больше. Все дорожает. Откуда взять денег, если я превращу свой погребок в прибежище для старых нищих болтунов? Почему я должен жалеть других? Меня никто не жалеет!

Толстая Лилиана швырнула на плиту сковородку.

– Сейчас я тебе кое-что объясню! – крикнула она и уперлась руками в широкие бедра. – К этим старым болтунам относится, например, и мой дядя Этторе! А я не разрешу тебе поносить мою родню! Он хороший, честный человек, хотя у него и меньше денег, чем у твоей приличной публики!

– Этторе может остаться! – широким жестом подчеркнул Нино. – Я сказал ему это. Но он не хочет!

– Конечно, не хочет – без своих старых друзей! Что ты, собственно, думаешь? Будет он тебе сидеть один в углу?

– Тогда я ничего не могу поделать! – заорал Нино. – Во всяком случае, у меня нет никакого желания из-за твоего дяди Этторе окончить свою жизнь хозяином какой-то забегаловки. Мне тоже хочется кое-чего достигнуть! Или это преступление? Я хочу свой погребок улучшить! Сделать его шикарным! И я стараюсь не для одного себя. Я делаю это и для тебя, и для нашего ребенка. Неужели ты этого не понимаешь, Лилиана?

– Нет, – жестко ответила Лилиана. – Это бессердечно! Если ты с этого хочешь начинать – тогда без меня! Тогда я в один прекрасный день поднимусь и уйду. Делай что хочешь!

Она взяла у Момо ребенка, который опять заплакал, и выбежала из кухни.

Долгое время Нино ничего не говорил. Он закурил сигарету, вертя ее между пальцев.

Момо смотрела на него.

– Ну да, – сказал он наконец, – душевные были люди. Я бы и сам хотел, чтобы они к нам ходили. Ты знаешь, Момо, мне и самому жаль, что я... но что делать? Времена меняются.

Помолчав, он продолжал:

– Может быть, Лилиана и права. С тех пор как старики исчезли, мой погребок стал для меня каким-то чужим. Холодным, понимаешь ты? Мне он самому не нравится. Я правда не знаю, что делать. Но сегодня все так поступают. Почему я должен поступать по-иному? Или ты думаешь – должен?

Момо незаметно кивнула.

Нино взглянул на нее и тоже кивнул. Оба улыбнулись.

– Хорошо, что ты пришла, – сказал Нино. – Я уже совсем позабыл, что прежде мы в таких случаях говорили: «Навести Момо!» Но теперь я приду к тебе. Вместе с Лилианой. Послезавтра у нас выходной, тогда мы и придем. Согласна?

– Согласна, – ответила Момо.

После этого Нино дал ей кулек яблок и апельсинов, и она пошла домой.

Нино и его жена в самом деле пришли. Они принесли с собой ребенка и полную корзину вкусных вещей.

– Ты представь себе, Момо, – сияя, говорила Лилиана. – Нино отправился к дяде Этторе и ко всем другим старикам, к каждому в отдельности, извинился перед ними и попросил их вернуться.

– Да, – улыбнулся Нино, почесав в затылке, – они вернулись. С переделкой погребка ничего не получится. Но мне это больше по душе.

Он рассмеялся, а его жена сказала:

– Уж как-нибудь переживем, Нино.

Наступил прекрасный вечер, когда они наконец собрались уходить, но обещали вскоре опять прийти.

Так Момо разыскала своих старых друзей – одного за другим. Она сходила к столяру, который когда-то смастерил ей из ящиков стол и стулья. Она сходила к женщинам, которые принесли ей постель. Короче, она разыскала всех людей, которые когда-то внимательно слушали ее и уходили домой решительными и радостными. Все обещали вернуться. Некоторые не сдерживали своего слова или не могли сдержать, потому что не находили для этого времени. Но многие вернулись, и все стало почти как раньше.

Сама того не подозревая, Момо перебежала дорогу Серым господам. А этого они стерпеть не могли...

...Спустя некоторое время – это случилось в особенно жаркий полдень – Момо нашла на каменных ступенях куклу.

Уже и раньше случалось, что дети забывали здесь дорогие игрушки, с которыми им надоедало играть. Но Момо не могла вспомнить, чтобы у кого-нибудь из детей видела эту куклу. А она не могла бы ее не заметить, ведь кукла была не простая.

Она была почти такого же роста, как Момо, и сделана так натурально, что ее можно было принять за маленького человека. Но она выглядела не как ребенок, а как шикарная юная дама. На ней было короткое красное платье и деревянные босоножки на высоких каблуках.

Момо заворожено рассматривала ее. Когда она через некоторое время притронулась к ней, кукла захлопала веками, задвигала губами и произнесла несколько квакающим, как из телефона, голосом:

– Добрый день. Я Бэбигёрл, автоматическая кукла.

Момо испуганно отпрянула, невольно ответив:

– Добрый день. Меня зовут Момо.

Кукла опять задвигала губами и сказала:

– Я принадлежу тебе. Все будут тебе завидовать.

– Я не верю, что ты принадлежишь мне, – ответила Момо. – Я скорее думаю, что тебя здесь кто-нибудь позабыл.

Она взяла куклу в руки и высоко подняла ее. Та опять задвигала губами и сказала:

– Хочу иметь много-много вещей.

– Вот как? – ответила Момо. – Я не знаю, найдется ли у меня что-нибудь подходящее. Но подожди, я покажу тебе мои вещи, и ты сама выберешь, что тебе понравится.

Она взяла куклу и спустилась с ней через пролом в стене в свою комнатку. Достав из-под кровати коробку, она разложила перед куклой свои драгоценности.

– Вот, – сказала она, – это все, что у меня есть. Если тебе что понравится, скажи.

И она показала кукле разноцветное птичье перо, красивый камень, золотую пуговицу, кусочек цветного стекла. Кукла молчала, Момо толкнула ее.

– Добрый день, – квакнула кукла. – Я Бэбигёрл, совершенная кукла.

– Да, – сказала Момо, – это я уже знаю. Но ты хотела себе что-то выбрать, Бэбигёрл. Вот видишь эту красивую розовую раковину? Нравится она тебе?

– Я принадлежу тебе, – ответила кукла. – Все будут тебе завидовать.

– Ну да, это ты уже говорила, – ответила Момо. – Но если ты ничего не хочешь выбрать, то, может, поиграем, а?

– Хочу иметь много-много вещей, – повторила кукла.

– Больше у меня ничего нет, – сказала Момо.

Она взяла куклу и опять вылезла с ней наружу. Там она посадила совершенную Бэбигёрл на землю и уселась напротив нее.

– Давай играть, будто ты пришла ко мне в гости, – предложила Момо.

– Добрый день, – сказала кукла. – Я Бэбигёрл, совершенная кукла.

– Как это мило, что вы меня посетили! – ответила Момо. – Откуда вы, уважаемая дама?

– Я принадлежу тебе, – продолжала Бэбигёрл. – Все будут тебе завидовать.

– Но послушай, – возразила Момо, – если ты все время будешь говорить одно и то же, никакой игры не получится.

– Хочу иметь много вещей, – ответила кукла, хлопая ресницами.

Момо попробовала начать другую игру. Когда из этого тоже ничего не вышло, еще одну, потом еще и еще. Ничего не получалось.

Если бы кукла не умела говорить, Момо сама отвечала бы за нее и получился бы прекрасный разговор. Но Бэбигёрл своими словами только портила всякую беседу.

Момо охватило чувство, какого она до этого никогда не испытывала. И так как чувство это было совсем новым, потребовалось какое-то время, чтобы Момо поняла, что это – скука.

Момо растерялась. Охотнее всего она просто бросила бы эту совершенную куклу и принялась бы играть во что-нибудь другое, но почему-то не могла от нее оторваться.

В конце концов Момо осталась сидеть, пристально уставившись на куклу, а та в свою очередь уставилась голубыми стеклянными глазами на Момо – будто они друг друга гипнотизируют.

Наконец Момо отвела взгляд в сторону – и испугалась. Неподалеку стоял элегантный пепельно-серый автомобиль, она и не заметила, как он подъехал. В машине сидел господин в костюме цвета паутины, в жесткой серой шляпе. Он курил маленькую серую сигару. И лицо у него было пепельно-серое.

Очевидно, он уже некоторое время наблюдал за Момо, потому что кивнул ей, улыбаясь. И несмотря на то, что полдень был жаркий и воздух дрожал от солнечного зноя, Момо вдруг стала мерзнуть.

Человек открыл дверцу машины, вышел и направился к Момо. В руке он нес свинцово-серый портфель.

– Какая у тебя прекрасная кукла! – проговорил он своеобразно-беззвучным голосом. – Все друзья будут тебе завидовать.

Момо пожала плечами и промолчала.

– Наверное, очень дорогая вещь? – продолжал господин.

– Не знаю, – смущенно ответила Момо. – Я ее нашла.

– Что ты говоришь! – воскликнул Серый господин. – Вот счастливица! Везет же тебе!

Момо опять промолчала, плотнее завернувшись в свой огромный мужской пиджак. Холод усиливался.

– Мне, однако, кажется, что ты не особенно радуешься, – сказал Серый господин, слабо улыбаясь.

Момо покачала головой. Странное чувство охватило ее: будто все ее друзья навеки исчезли из мира – нет, будто их никогда и не было! Будто все они жили в ее воображении. Вместе с тем она почувствовала нечто предостерегавшее ее.

– Я некоторое время наблюдал за тобой, – продолжал Серый господин, – мне кажется, что ты вообще не знаешь, как надо играть с такой замечательной куклой. Показать тебе?

Момо удивленно взглянула на него и кивнула.

– Хочу иметь много-много вещей, – внезапно заквакала кукла.

– Вот видишь, малышка, – сказал Серый господин. – Она сама все объясняет. С такой замечательной куклой нельзя играть, как с обыкновенной, это же ясно. Если ты не хочешь, чтоб тебе было с ней скучно, надо ей все время что-то предлагать. Смотри, малышка.

Он подошел к автомобилю и открыл багажник.

– Перво-наперво ей нужно много платьев, – сказал он. – Вот, например, прелестное вечернее платье...

Он вынул его и швырнул в сторону Момо.

– А вот шуба из настоящей норки. А вот шелковый халат. А вот костюм для игры в теннис. И лыжный костюм. И купальник. И костюм для верховой езды. И пижама. И ночная рубашка. И еще одна. И еще...

Он бросал вещи в кучу между Момо и куклой.

– Вот, – сказал он и снова слабо улыбнулся. – С этим ты можешь поиграть для начала, не так ли, малышка? Ты думаешь, что через несколько дней опять станет скучно? Но тогда надо предложить кукле еще кое-что...

Он нагнулся над багажником и опять стал выкидывать вещи:

– Вот, например, настоящая маленькая сумка из змеиной кожи, с настоящей губной помадой и пудреницей. А вот маленький фотоаппарат. А вот теннисная ракетка. А вот кукольный бинокль, тоже настоящий. Вот браслет, ожерелье, серьги, кукольный револьвер, шелковые чулки, шляпа с пером, соломенная шляпа, а вот весенняя шляпка, вот бадусан для ванн, а вот дезодорант для тела...

Он на минуту замолчал и испытующе посмотрел на Момо – как она скованно сидит на земле посреди всех этих вещей.

– Ты видишь, – продолжал Серый господин, – все очень просто. Надо иметь все больше и больше вещей, тогда никогда не будет скучно. Но может быть, ты думаешь, что совершенная кукла в один прекрасный день захочет иметь вообще все на свете и тогда опять станет скучно? Нет, малышка, не беспокойся! На такой случай мы имеем для Бэбигёрл подходящего партнера.

И он вынул из багажника другую куклу. Она была такой же величины, как Бэбигёрл, была такой же совершенной, с одной лишь разницей: это был молодой человек! Серый господин посадил вторую куклу рядом с первой и объяснил:

– Это Бэбибой! Для него тоже имеется богатый гарнитур.

И если это все – все – опять станет скучным, тогда мы найдем для Бэбигёрл подружку, и у этой подружки тоже есть гарнитур, который впору только ей одной. А у Бэбибоя найдется подходящий друг, а у того опять друзья и подружки. Ты видишь, никогда не будет скучно! Можно продолжать бесконечно, и всегда останется еще что-нибудь, что ты можешь себе пожелать.

Говоря это, он вытаскивал из багажника машины одну куклу за другой – казалось, его багажник бездонный – и расставлял их вокруг Момо, которая все еще неподвижно сидела на месте и испуганно смотрела на Серого господина.

– Ну? – спросил он наконец, пыхтя сигарой, пуская густые облака дыма. – Поняла ты теперь, как надо играть с такой куклой?

– Поняла, – ответила Момо.

Она вся дрожала от холода.

Серый господин с довольным видом кивнул, затягиваясь сигарой.

– Ты, конечно, хотела бы оставить все эти прекрасные вещи у себя, не так ли? Хорошо, малышка, я дарю их тебе! Ты все это получишь – не сразу, но одно за другим, понимаешь? – и еще много, много чего другого! И тебе не надо за это ничем расплачиваться. Только играть должна ты со всем этим так, как я тебе объяснил. Ну, что ты на это скажешь?

Серый господин улыбнулся ей с нетерпением, но так как Момо ничего не говорила, а только серьезно смотрела на него, он торопливо подсел к ней:

– Теперь твои друзья тебе больше не нужны, понимаешь? У тебя будет достаточно развлечений, если все эти прекрасные вещи будут принадлежать тебе, к тому же ты все время будешь получать все новые и новые, не правда ли? Ты же хочешь этого? Ты хочешь иметь эту замечательную куклу? Ты непременно хочешь ее иметь, не так ли?

Момо смутно почувствовала, что ей предстоит борьба – более того: что она уже втянута в эту борьбу. Но она не знала, как бороться и с кем именно. Ибо чем дольше она внимала странному гостю, тем сильней испытывала к нему то же чувство, что и к кукле: она слышала голос, который говорил, она слышала слова, но не слышала того, кто говорит. Она покачала головой.

– Что такое, что? – спросил Серый господин, приподняв брови. – Ты все еще недовольна? Современные дети, действительно, слишком требовательны! Может, ты скажешь мне, чего этой роскошной кукле еще не хватает?

Момо смотрела в землю, задумавшись.

– Мне кажется, – сказала она тихо, – мне кажется, ее нельзя полюбить.

– Об этом вообще не может быть и речи! – сказал Серый господин ледяным тоном.

Момо посмотрела ему в глаза. Человек навевал на нее страх исходящим из глаз холодом. Вместе с тем ей странным образом было жаль его, хотя она не могла бы сказать почему.

– Но мои друзья... – сказала она, – я их люблю.

Лицо Серого господина передернулось гримасой, словно у него вдруг заболели зубы. Но он тут же овладел собой и улыбнулся.

– Я думаю, что нам надо серьезно поговорить, – сказал он. – Ты должна понять, что к чему.

Он достал из кармана серую записную книжечку и стал в ней листать, пока не. нашел то, что нужно:

– Тебя зовут Момо, не так ли?

Момо кивнула. Серый господин захлопнул книжечку, сунул ее в карман и, кряхтя, сел рядом с Момо на землю. Некоторое время он молчал, задумчиво пыхтя своей маленькой серой сигарой.

– Итак, Момо, выслушай меня! – начал он наконец.

Момо именно этого и хотела. Но выслушивать этого господина было намного труднее, чем всех, кого она выслушивала до сих пор. Обычно она как бы входила в собеседника, ясно понимая, что он хочет сказать и кто он такой. Но с Серым господином это не получалось. Как она ни пыталась его слушать, ей все время казалось, что она проваливается куда-то в пустоту, словно рядом с ней никого нет. Такого с ней еще никогда не было.

– Единственное, что важно в этой жизни, – говорил Серый господин, – это желание чего-нибудь добиться, чем-то стать, что-то иметь. Если человек умеет добиваться успеха, если он становится все более заметным, если он имеет больше, чем другие, то все остальное, так или иначе, приложится: дружба, любовь, семья и так далее. Ты уверена, что любишь своих друзей. Давай-ка подойдем к этому вопросу по-деловому.

Серый господин выпустил изо рта несколько колечек дыма. Момо втянула босые ноги под пиджак и закуталась как могла.

– Первый вопрос: что имеют твои друзья от того, что ты существуешь? – снова начал Серый господин. – Приносит им это какую-то пользу? Нет. Помогает им это продвинуться по службе, больше зарабатывать, как-то улучшить свою жизнь? Конечно, нет. Поддерживаешь ли ты их в стремлении экономить время? Напротив. Ты их от всего удерживаешь, ты груз на их ногах, ты разрушаешь их преуспевание. Может быть, ты этого еще не осознала, Момо, но ты мешаешь им просто тем, что ты есть. Да, ты их враг, хотя и невольный! И это ты называешь словом «люблю»?

Момо не знала, что ответить. Об этом она еще никогда не думала. Какое-то мгновение она даже начала сомневаться: может быть, Серый господин прав?

– Вот поэтому-то мы и хотим защитить твоих друзей от тебя, – продолжал Серый господин. – И если ты их действительно любишь, ты нам в этом поможешь. Нам хочется, чтобы они кое-чего достигли. Мы их истинные друзья. Мы не можем спокойно смотреть, как ты удерживаешь их от всего, что для них важно. Мы хотим позаботиться о том, чтобы ты оставила их в покое. Потому мы и дарим тебе все эти прекрасные вещи.

– Кто «мы»? – произнесла Момо дрожащими губами.

– Мы – представители Сберкассы Времени, – ответил Серый господин. – Я – агент номер БЛВ(553)ц. Я лично не имею против тебя ничего, но Сберкасса Времени шутить не любит!

В этот момент Момо вдруг вспомнила обо всем, что рассказывали ей Беппо и Джиги об экономии времени как о заразе. Ее вдруг осенила страшная мысль: что Серый господин со всем этим связан. Ей страстно захотелось, чтобы оба ее друга оказались сейчас рядом. Она еще никогда не чувствовала себя такой одинокой. Но несмотря ни на что, она не даст себя запугать! Момо собрала воедино всю свою силу, всю храбрость и ринулась в эту темноту и пустоту, за которой прятался Серый господин.

Он наблюдал за ней краем глаза. Изменения в ее лице не ускользнули от него. Он иронически улыбнулся, прикуривая новую сигару от догоравшей старой.

– Не утруждайся понапрасну, – сказал он, – с нами тебе не справиться.

Момо не сдавалась.

– Разве тебя никто не любит? – спросила она шепотом.

Серый господин вдруг покривился и как-то осунулся. Потом он ответил ей серым голосом:

– Должен признаться, что никогда не встречал никого похожего на тебя, правда, никогда! А я знаю много людей. Если б таких, как ты. было больше, мы должны были бы закрыть свою Сберкассу и превратиться в ничто: где бы мы взяли средства к существованию?

Агент замолчал. Он уставился на Момо, пытаясь побороть что-то, что он не мог понять и с чем не мог справиться. Его лицо еще больше посерело.

Когда он опять начал говорить, казалось, что это происходит против его желания, будто слова сами из него вырываются и он не может их задержать. Лицо его при этом все больше и больше искажалось – от ужаса перед тем, что с ним происходит. Наконец Момо услышала его истинный голос:

– Мы должны оставаться неизвестными, – услышала она, – никто не должен знать, что мы есть и чем мы занимаемся... Мы заботимся о том, чтобы ни один человек не сохранил нас в своей памяти... Только оставаясь неизвестными, можем мы продолжить свое дело... тягостное дело – отнимать у людей их жизни: по часам, по минутам, по секундам... Мы хватаем ваше время... мы его накапливаем... мы жаждем его... Ах, вы не знаете, что это такое – ваше время!.. Но мы, мы это знаем, и мы высосем вас до костей... Нам нужно все больше... все больше и больше... ибо и нас становится все больше... все больше... все больше...

Последние слова Серый господин выдавил из себя с хрипом и зажал рот обеими руками.

Его глаза, впившиеся в Момо, выскочили из орбит. Но через некоторое время он, казалось, начал приходить в себя.

– Что, что это было? – пробормотал он, запинаясь. – Ты расколола меня, все выведала! Я болен! Это ты сделала меня больным, ты... – Его голос звучал почти умоляюще: – Я тут нес разную чепуху, милая девочка! Забудь это! Ты должна меня забыть, так, как все нас забывают! Ты должна! Ты должна!

Он схватил Момо и стал ее трясти. Она беззвучно шевелила губами.

Тогда Серый господин вскочил, затравленно оглянулся вокруг, схватил свинцово-серый портфель и помчался к машине.

И тут случилось нечто в высшей степени удивительное: все разбросанные по земле куклы и другие вещи вдруг устремились со всех сторон в багажник автомобиля – как в обратной киносъемке! – и багажник захлопнулся. Автомобиль рванулся – из-под колес брызнули камешки...

Момо еще долго сидела на месте, стараясь осмыслить услышанное. Ледяной холод постепенно отпускал ее, и одновременно все становилось ей яснее и яснее. Момо ничего не позабыла. Она услышала истинный голос Серого господина.

Перед ней – в чахлой траве – поднималась струйка дыма. Это дымился раздавленный окурок серой сигары, медленно превращаясь в золу.

<p>Глава восьмая. МНОГО СНОВ И НЕМНОГО РАЗМЫШЛЕНИЙ</p>

Вечером пришли Джиги и Беппо. Они разыскали Момо в тени под стеной, где она сидела все еще немного бледная и расстроенная. Они подсели к ней и озабоченно стали расспрашивать о случившемся. Заикаясь, рассказала Момо о своем приключении. Слово в слово повторила она разговор с Серым господином.

В продолжение всего рассказа Беппо внимательно и испытующе рассматривал Момо. Складки на его лбу углубились. Он продолжал молчать и после того, как Момо кончила.

Джиги, напротив, слушал со все возраставшим возбуждением. Его глаза заблестели, как это не раз бывало, когда он с увлечением придумывал свои собственные рассказы.

– Наш час пробил! – сказал он и положил Момо на плечо руку. – Ты разведала то, о чем пока никто не догадывался! И теперь мы спасем не только наших старых друзей, нет – мы спасем весь город! Мы трое – я, Беппо и ты, Момо!

Он вскочил и простер вперед обе руки. В мыслях он видел огромную массу людей, которая, ликуя, приветствует своего освободителя.

– Хорошо, – немного сконфуженная, сказала Момо. – Но как мы это сделаем?

– Что ты имеешь в виду? – возбужденно спросил Джиги.

– Что делать, чтобы победить Серых господ?

– Ну, этого я сейчас тоже еще не знаю! Это надо продумать. Но одно ясно: после того как мы узнали, что они есть и чем они занимаются, мы должны вступить с ними в борьбу; или ты боишься?

Момо смущенно кивнула:

– Я думаю, что они не совсем обычные люди. Этот, который был у меня, выглядел очень странно. И от него исходил такой холод. Когда их много, они, конечно, очень опасны. Я их боюсь.

– Брось! – восторженно крикнул Джиги. – Дело просто! Эти господа могут творить свое темное дело, только оставаясь неузнанными. Твой гость сам себя выдал. Надо постараться, чтобы они стали узнаваемы. Кто их однажды опознал, тот будет их помнить, а кто их помнит, тот сразу узнает их! Так что нам вообще нечего бояться: ничего они нам не сделают!

– Ты думаешь? – сомневаясь, спросила Момо.

– Конечно! – продолжал Джиги с сияющими глазами. – Иначе твой гость не бежал бы от тебя сломя голову. Они нас боятся!

– Но тогда мы их, может быть, вообще не отыщем? – сказала Момо. – Они будут прятаться.

– Весьма возможно, – согласился Джиги. – Но мы должны выманить их из укрытия.

– Но как? – спросила Момо. – По-моему, они очень хитрые.

– Нет ничего легче! – рассмеялся Джиги. – Мы поймаем их с помощью их же собственной жадности. Мышей приманивают салом, воров времени – временем. А у нас времени достаточно! Например, ты: ты просто будешь сидеть здесь вроде наживки и их приманивать. А когда они придут, мы с Беппо выскочим из укрытия и нападем на них!

– Но меня они уже знают, – вставила Момо. – Не думаю, что они клюнут на такую наживку.

– Хорошо, – сказал Джиги, обуреваемый все новыми мыслями, – тогда мы еще что-нибудь придумаем. Ведь этот Серый господин что-то говорил о Сберкассе Времени. Это, наверно, такой дом. Где-нибудь в городе. Нам только надо найти его. И мы найдем! Я уверен, что мы его сразу узнаем: серый, неуютный, наверно, без окон, огромный сейф из бетона! Я его так и вижу. Когда мы его отыщем, мы войдем туда. У каждого в руках но пистолету. «Сейчас же выкладывайте украденное время!» – говорю я...

– Но у нас нет пистолетов, – озабоченно прервала Момо.

– Тогда без пистолетов, – величественно ответил Джиги. – Это еще страшнее. Само наше появление обратит их в паническое бегство.

– Было бы неплохо, если бы нас было больше, – сказала Момо. – Пока нас только трое. Да и Сберкассу Времени мы отыскали бы быстрее, если бы нас было больше.

– Это хорошая идея, – согласился Джиги. – Надо мобилизовать всех наших друзей. И всех детей, которые к нам приходят. Предлагаю сейчас же отправиться в путь! Каждый оповестит всех, кого разыщет. А те передадут нашу весть другим. Завтра после обеда мы встретимся тут для совещания!

И они сразу же отправились в путь. Момо в одном направлении, Беппо и Джиги – в другом.

После того как Беппо и Джиги прошли уже больше полпути до города, Беппо, все это время не проронивший ни слова, вдруг остановился:

– Послушай, Джиги, – сказал он. – Я очень беспокоюсь.

– О чем? – повернулся к нему Джиги.

Беппо смотрел на него некоторое время, потом сказал:

– Я верю Момо.

– Ну – и? – удивился Джиги.

– Я думаю, – продолжал Беппо, – я думаю, что это все правда, о чем она рассказывала.

– Ну хорошо, а дальше? – спросил Джиги, не понимая, чего Беппо, собственно, хочет.

– Видишь ли, – продолжал Беппо, – если правда все, что Момо рассказала, то мы должны хорошенько все обдумать. Если это правда разбойничья банда, то в это дело нельзя так просто ввязываться, понимаешь? Это может принести вред Момо. О нас я уже не говорю, а если в это дело мы втянем еще детей, то и им будет грозить опасность. Надо хорошенько обдумать, что делать.

– Ах, брось! – рассмеялся Джиги. – Вечно ты все усложняешь! Чем больше нас будет, тем лучше!

– Мне кажется, – серьезно возразил Беппо, – мне кажется, ты не веришь, что все, что рассказала Момо, – правда.

– Что значит правда? – ответил Джиги. – Ты, Беппо, человек без фантазии. Весь мир – он как длинная-предлинная история, и мы все играем в нем каждый свою роль. Нет, Беппо, нет, я верю всему, что рассказывала Момо, точно так же, как ты!

Беппо не знал, что на это возразить. Но его опасения ничуть не уменьшились.

Тут они расстались, и каждый пошел своей дорогой, чтобы оповестить друзей и детей о завтрашнем совещании – Джиги с легким, Беппо с тяжелым сердцем.

В эту ночь Джиги снилась его грядущая слава освободителя города. Он видел себя во фраке, Беппо в черном сюртуке, Момо в платье из белого шелка. На всех троих накинули золотые цепи, увенчали лавровыми венками. Раздалась прекрасная музыка, город устроил в их честь факельное шествие, такое великолепное и бесконечное, какого люди еще никогда до этого не видывали...

В это же время старый Беппо лежал в кровати и никак не мог заснуть. Чем дольше он размышлял, тем яснее представлялась ему опасность всей этой затеи. Конечно, он не оставит в беде Момо и Джиги – он будет с ними, чем бы это ни кончилось. Но он должен попытаться удержать их.

На другой день, около трех часов пополудни, гул многих голосов огласил развалины старого амфитеатра. Правда, взрослые друзья Момо, к сожалению, не пришли – кроме, конечно, Джиги и Беппо, – но пришло примерно пятьдесят или шестьдесят детей из дальних и близких окрестностей, богатые и бедные, благонравные и плохо воспитанные, большие и маленькие. Некоторые, как Мария, привели своих маленьких сестер и братьев, и теперь эти малыши, засунув в рот палец, смотрели огромными глазами на необычное сборище. Франко, Паоло и Массимо тоже пришли. Но особенно заинтересованы были всем этим новички. Между прочим, появился и маленький мальчик с транзистором – но на этот раз без него.

Он сел возле Момо и сразу же сказал ей, что зовут его Клаудио и что он рад принять участие в совещании.

Когда стало ясно, что никто больше не придет, поднялся Джиги-Гид и важно потребовал тишины. Разговоры смолкли, и над круглым амфитеатром воцарилась полная ожидания тишина.

– Дорогие друзья, – громко начал Джиги, – все вы приблизительно знаете, о чем пойдет речь. Об этом вам сообщили, приглашая вас на наше тайное собрание. До сих пор дело обстоит так, что у все большего числа людей остается все меньше времени, хотя они его всеми средствами без конца экономят. Но видите, именно сэкономленное время у людей и отняли. Почему? Момо это разведала! Время крадет у людей банда воров времени! Чтобы положить конец этой преступной организации, нам нужна ваша помощь. Если вы готовы участвовать, то мы одним ударом покончим с этим наваждением. Как вы думаете: стоит за это бороться?

Он сделал паузу, и дети захлопали в ладоши.

– Позже мы обсудим, что необходимо предпринять, – продолжал Джиги. – Но пусть Момо сначала расскажет вам, как она встретилась с одним из этих типов и как он выдал себя.

– Минуточку, – сказал старый Беппо и встал. – Послушайте-ка, дети! Я против того, чтобы Момо говорила. Так дело не пойдет. Если она заговорит, она подвергнет себя и всех вас большой опасности...

– Нет, пусть! – закричали некоторые. – Пусть Момо рассказывает!

Эти крики были поддержаны другими, и вскоре уже все кричали хором:

– Момо! Момо! Момо!

Старый Беппо сел, снял очки и устало провел пальцами по глазам.

Момо растерянно встала. Она толком не знала, чему следовать: желанию Беппо или детей. Наконец она начала рассказывать. Дети напряженно слушали. Когда она кончила, наступила долгая тишина.

Во время рассказа Момо всем стало жутко. Никто не представлял себе воров времени такими страшными. Одна маленькая девочка громко заплакала, но ее тут же успокоили.

– Ну? – спросил Джиги в полной тишине. – У кого из вас хватит смелости вступить вместе с нами в борьбу против Серых господ?

– Почему Беппо не хотел, – спросил Франко, – почему он не хотел, чтобы Момо нам обо всем рассказала?

Джиги ободряюще улыбнулся:

– Он считает, что Серые господа страшатся раскрытия своей тайны и будут преследовать каждого, кто ее узнает. Но я уверен в обратном: каждый, кто знает их тайну, становится для них неуязвимым. Это же ясно! Согласись со мной, Беппо!

Дети молчали.

– Одно я знаю твердо, – опять взял слово Джиги, – что бы ни случилось, мы должны держаться вместе! Нам надо быть осторожными, но мы и не должны давать себя запугать. Поэтому я вас еще раз спрашиваю: кто с нами?

– Я! – крикнул Клаудио и встал. Он был немного бледен.

Его примеру, сначала колеблясь, потом все решительней, последовали другие. Наконец согласились все.

– Ну, Беппо, – сказал Джиги, указывая на детей, – что ты на это скажешь?

– Хорошо, – сказал Беппо и печально кивнул. – Я, конечно, тоже с вами.

– Итак, – обратился Джиги к детям, – давайте посоветуемся, что нам делать. У кого есть предложение?

Все задумались. Наконец встал Паоло, мальчик в очках, и спросил:

– Но как это у них получается? Я хочу сказать: как можно вообще воровать время? Как это делается?

– Да, – крикнул Клаудио, – а что такое время? Никто не знал ответа.

На другом краю каменного круга поднялась девочка Мария с маленькой сестренкой Деде на руках и сказала:

– Может быть, это как атомы? Они ведь умеют записывать на машине чужие мысли! Я это видела по телевизору. Сейчас ведь есть всякие специалисты...

– У меня идея! – крикнул девичьим голоском Массимо. – Когда делаются фильмы, то все записывают на киноленте. А звук записывают на магнитной ленте. Может быть, у них есть такой аппарат, на котором они записывают время? Если бы мы знали, где оно записано, мы могли бы просто стереть их запись – и вернуть время людям!

– Во всяком случае, – сказал Паоло, поправляя очки, – во всяком случае надо найти какого-нибудь ученого, который нам поможет. Без него мы ничего не добьемся.

– Вечно ты со своими учеными! – крикнул Франко. – Им тем более нельзя доверять! Допустим, мы найдем кого-нибудь, кто понимает в этом толк, – откуда ты знаешь, что он не заодно с ворами времени? Вот бы и сели в лужу!

С этим нельзя было не согласиться.

Поднялась какая-то благовоспитанная девочка и сказала:

– Я думаю, лучше всего заявить в полицию.

– Этого еще не хватало! – запротестовал Франко. – Полиция – что она может сделать? Это же не обычные воры. Если полиции все это давно известно, значит, она, скорее всего, бессильна. Или она весь этот свинарник еще не заметила – тогда это все равно безнадежно. Я так считаю.

Все молчали в растерянности.

– Но что-то все-таки придется делать, – сказал наконец Паоло. – И как можно скорее, пока эти воры времени не узнали о нашем сговоре.

Тут опять поднялся Джиги-Гид.

– Дорогие друзья, – начал он, – я все это дело основательно продумал. Перебрав в уме сотни планов, я опять отбросил их, пока не нашел один, который – я уверен! – приведет нас к победе. Но только если вы все примете в нем участие! Я просто хотел сначала послушать, нет ли у вас лучшего плана. Итак, сейчас я скажу вам, что мы будем делать.

Он умолк и медленно обвел всех взглядом. Более пятидесяти детей смотрели на него. Стольких слушателей у него давно уже не было.

– Власть Серых господ основана на том, – продолжал он, – что они, как вы знаете, действуют тайно. А в таком случае самое простое и верное средство сделать их безвредными – это рассказать людям о них всю правду. Как мы этого добьемся? Мы организуем большую демонстрацию детей! Мы нарисуем плакаты и транспаранты и пройдем с ними по всем улицам города! Мы обратим на себя внимание общественности. И пригласим весь город к нам, в старый амфитеатр, чтобы рассказать всем правду!

В городе поднимется необычайное волнение! Тысячи и тысячи людей придут к нам! И когда это несметное количество соберется вот тут, тогда мы откроем им эту страшную тайну! И тогда – тогда мир сразу изменится! Ни у кого больше не смогут воровать время. У каждого его будет столько, сколько он хочет. Это, друзья мои, можем сделать мы все, все сообща, если только захотим. А мы хотим?

Громкий возглас одобрения был ответом.

– Я вижу, – закончил Джиги свою речь, – я вижу, что мы единогласно приняли решение в следующее воскресенье пригласить в старый амфитеатр весь город. Но до тех пор надо хранить наш план в строжайшей тайне, понятно? А теперь, друзья, за работу!

В этот и последующие дни в старых развалинах царило лихорадочное возбуждение. Принесены были бумага и горшки с краской, и кисточки, и клей, и доски, и картон, и различные рейки – и еще многое другое. (Как и откуда, лучше не спрашивать.) И пока одни мастерили плакаты, транспаранты и нагрудные щиты, другие, умевшие хорошо писать, придумывали и рисовали на них впечатляющие тексты.

Это были воззвания, сообщавшие, например, следующее:

ЭКОНОМИТЬ ВРЕМЯ – ЗАЧЕМ? ДЛЯ КОГО?

?ЗАЧЕМ?

?ИЛИ У ВАС НЕТ ВРЕМЕНИ?

МЫ, ДЕТИ, ПРОСВЕТИМ ВАС!

ПРИХОДИТЕ ВСЕ НА БОЛЬШОЕ СОБРАНИЕ. В СЛЕДУЮЩЕЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ. В 18 ЧАСОВ В СТАРОМ АМФИТЕАТРЕ.

ПРИХОДИТЕ В ВОСКРЕСЕНЬЕ В АМФИТЕАТР.

ВАШИ ДЕТИ ГОВОРЯТ ВАМ ЯСНО: ЭКОНОМИТЕ ВЫ НАПРАСНО!

В ВОСКРЕСЕНЬЕ В 18.

!ВНИМАНИЕ! ОЧЕНЬ ВАЖНО! РЕЧЬ ИДЕТ О ВАШЕМ ВРЕМЕНИ, ГДЕ ОНО ПРОПАДАЕТ – СТРАШНАЯ ТАЙНА! НО МЫ ОТКРОЕМ ЕЕ ВАМ! МЫ ВАМ ВСЕ РАССКАЖЕМ!

На всех воззваниях стояло место, число и время собрания.

Когда все было готово, дети построились в амфитеатре – Джиги, Беппо и Момо во главе – и отправились гуськом в город.

Одновременно они тарахтели жестянками, свистели на дудочках, декламировали и пели следующую песню, которую Джиги специально сочинил для этого случая:

Люди, проснитесь и слушайте нас:

Пробил сегодня решающий час!

Гляньте вокруг: ваше время крадут!

Ваши часы на попятный идут!

Люди, проснитесь и слушайте нас:

Вечером завтра мы ждать будем вас!

Мы объясним вам, как время крадут!

Станут свободными те, кто придут!

В песне было еще много куплетов – всего двадцать восемь, – но нет необходимости приводить их здесь целиком.

Несколько раз, когда шествие детей мешало движению, особенно на перекрестках, полиция разгоняла ребят. Но их это ни капельки не испугало. Они снова собирались, и шествие продолжалось.

Больше ничего особенного не произошло. Дети очень внимательно присматривались к взрослым, но Серых господ нигде не обнаружили.

Зато городские ребятишки – сотни, даже тысячи, ничего до того не знавшие, шли вместе со всеми. Повсюду в огромном городе бесконечной процессией шли дети и приглашали взрослых на важное собрание, призванное изменить мир.

<p>Глава девятая. ХОРОШЕЕ СОБРАНИЕ, КОТОРОЕ НЕ СОСТОЯЛОСЬ, И ПЛОХОЕ, КОТОРОЕ СОСТОЯЛОСЬ</p>

Назначенный час миновал.

Он миновал, но никто из приглашенных не пришел. Именно те взрослые, которых это больше всего касалось, должно быть, и не заметили детского шествия.

Все оказалось напрасным.

Солнце спустилось к горизонту и теперь плыло – большое и красное – в море пурпурных облаков. Его лучи еще касались верхних ступеней старого амфитеатра, в котором уже сидело в ожидании несколько сот детей. Ни хаоса голосов, ни веселого шума больше не было слышно. Все сидели тихие и печальные.

Тени быстро удлинялись, скоро станет темно. Становилось прохладно, и дети озябли. Часы на далекой церковной башне пробили восемь раз. Всем было ясно, что дело провалилось.

Никто не говорил ни слова. Разочарование было слишком большим.

Наконец к Момо подошел Паоло и сказал:

– Нет никакого смысла ждать, Момо. Никто уже не придет. Спокойной ночи, Момо.

И он ушел.

Потом подошел Франко.

– Ничего не поделаешь, – сказал он. – На взрослых нам нечего рассчитывать, это мы теперь видим. Я им никогда не доверял. Не хочу иметь с ними никакого дела.

После этого и он ушел, а за ним и другие. Когда совсем стемнело, потеряв надежду, ушли последние. Момо осталась одна с Беппо и Джиги.

Через некоторое время встал и старый Подметальщик.

– И ты уходишь? – спросила Момо.

– Я должен, – сказал Беппо. – У меня сверхурочная работа.

– Ночью?

– Да, нас назначили разгружать мусор. Мне пора идти.

– Но ведь сегодня воскресенье! И вообще – раньше ты этого никогда не делал.

– Нет, но теперь нас туда назначили.

– Жалко, – сказала Момо. – А мне бы так хотелось, чтобы ты сегодня остался здесь.

– Да и мне неохота уходить, – сказал Беппо. – Но надо. Так что до свидания, до завтра.

Он взобрался на свой визжащий велосипед и скрылся в темноте.

Джиги тихо насвистывал себе под нос грустную песенку. Он хорошо свистел, Момо слушала. Внезапно он оборвал мелодию.

– Я тоже должен уйти! – сказал он. – Сегодня воскресенье, и я ночной сторож! Я тебе не рассказывал, какая у меня теперь работа. Чуть не забыл...

Момо с удивлением посмотрела на него, но ничего не сказала.

– Не печалься, что не получилось так, как мы задумали. Я тоже представлял себе все по-другому. Но все равно – здорово было!

Момо упорно молчала. Утешая, он погладил ее по волосам и добавил:

– Не принимай это так близко к сердцу, Момо. Завтра все будет выглядеть иначе. Мы еще что-нибудь придумаем. Какое-нибудь новое приключение, ладно?

– Никакого приключения не было, – тихо сказала Момо.

Джиги встал.

– Я понимаю. Но завтра мы об этом еще поговорим, согласна? А теперь мне надо идти, я и так уже опоздал. А тебе бы надо лечь спать.

И он ушел, насвистывая свою грустную песенку.

Момо осталась совсем одна в огромном каменном амфитеатре. Ночь выдалась беззвездная. Небо было покрыто облаками. Поднялся какой-то странный ветер. Он был не сильный, но дул не переставая, и чувствовался в нем своеобразный холод. Ветер был, если можно так сказать, пепельно-серый.

Далеко за городом высились гигантские холмы мусора. Это была настоящая горная цепь из пепла, разных черепков, осколков стекла, консервных банок, старых матрацев, остатков пластика, картонных коробок и тому подобного хлама, который все прибывал и прибывал, дожидаясь тут своей очереди в огромную печь для сжигания мусора.

До поздней ночи старый Беппо, вместе со своими товарищами, сгребал с грузовиков мусор. Машины стояли длинной вереницей, ожидая своей очереди. Мертво блестели зажженные фары. И чем больше машин удавалось разгрузить, тем больше их опять выстраивалось позади.

– Поживей, поживей! – то и дело раздавалось вокруг. – Иначе мы никогда не кончим!

Беппо выгребал и выгребал, даже рубашка прилипла к телу. К полуночи они кончили.

Беппо, который никогда не отличался крепким сложением да и лет ему было уже немало, обессиленный, присел на перевернутой дырявой пластиковой ванне и никак не мог отдышаться.

– Хе, Беппо! – крикнул один из его товарищей. – Мы отправляемся домой, ты едешь с нами?

– Минуточку, – сказал Беппо, прижимая руку к ноющему сердцу.

– Тебе нехорошо, старик?

– Все в порядке, – ответил Беппо. – Поезжайте. Я еще немного отдохну.

– Ну, пока, – крикнули ему другие, – спокойной ночи! – и уехали.

Стало тихо. Только крысы шуршали в мусоре, иногда посвистывая. Беппо заснул, уронив голову на руки.

Сколько он так спал, Беппо не знал. Проснувшись от холодного дуновения, он открыл глаза и сразу же пришел в себя.

Повсюду на горной цепи мусора стояли Серые господа в изысканных костюмах, круглые жесткие шляпы на головах, свинцово-серые портфели в руках, в тонких губах зажаты маленькие серые сигары. Все молчали и пристально смотрели в сторону самой высокой мусорной кучи, на которой установлено было подобие судейского стола. За столом сидело трое Серых господ, ничем не отличавшихся от других.

В первое мгновение Беппо пронзил страх. Он боялся быть обнаруженным. Здесь его не должно было быть. Но вскоре он заметил, что Серые господа как завороженные смотрят на судейский стол. Может быть, они Беппо вообще не видят, а может быть, они принимают его за какую-то выброшенную вещь? Беппо решил затаиться и молчать, как мышь.

– Пусть агент номер БЛВ(553)ц предстанет перед судом! – прогремел в тишине голос господина, сидевшего посредине.

Клич повторен был внизу и раздался вдали, как эхо. В массе людей открылся проулочек, и одинокий Серый господин стал подниматься вверх по отвалу. Единственное, что ясно отличало его от других, было его лицо, которое стало из пепельного почти белым.

Наконец он появился перед судейским столом.

– Вы агент номер БЛВ(553)ц? – спросил сидевший в середине стола.

– Так точно.

– Давно вы работаете в Сберкассе Времени?

– Со дня моего возникновения.

– Это и так ясно. Обходитесь без лишних слов! Когда вы возникли?

– Тому назад одиннадцать лет, три месяца, шесть дней, восемь часов, тридцать две минуты и – с точностью до мгновения – восемнадцать секунд...

Несмотря на то что разговор этот велся очень тихо да еще на большом расстоянии, Беппо странным образом понимал каждое слово.

Господин, сидевший посредине, продолжал свой допрос:

– Вам известно, что в этом городе имеется необозримое число детей, которые таскали сегодня по улицам свои плакаты и щиты и которые даже разработали безумный план: пригласить к себе весь город, чтобы просветить его в отношении нас?

– Это мне известно, – ответил агент.

– Как вы это можете объяснить? – неумолимо продолжал судья. – Как вы объясняете, что детям известно о нас и о нашей деятельности?

– Этого я тоже не могу себе объяснить, – ответил агент. – Но если я могу разрешить себе одно замечание, то хочу изложить Высокому Суду следующее: не надо смотреть на это дело серьезнее, нежели оно есть. Детские затеи, не более того! Кроме того, я прошу Суд подумать о том, что нам без труда удалось не допустить этого собрания, просто не оставив людям времени. Но даже если бы нам это не удалось, я уверен, что дети рассказали бы им просто какую-нибудь примитивную разбойничью сказку. На мой взгляд, мы даже могли бы допустить это собрание, чтобы тем самым...

– Подсудимый! – резко перебил его господин в середине стола. – Сознаете ли вы, где находитесь? Агент съежился.

– Так точно, – выдохнул он.

– Вы не перед человеческим судом, – продолжал судья. – Вы перед судом себе подобных. Вы точно знаете, что здесь врать бесполезно. Почему вы все-таки пытаетесь врать?

– Про... профессиональная привычка, – заикнулся подсудимый.

– Рассматривать ли затею детей всерьез или не всерьез – это вы предоставьте суду. Но и вы, подсудимый, прекрасно знаете, что никто так не опасен для нашей работы, как дети.

– Я это знаю, – тихо сказал подсудимый.

– Дети, – объявил судья, – это наши естественные враги. Если бы не они, все человечество давно уже было бы в наших руках. Детей намного труднее принудить к экономии времени, нежели взрослых. Поэтому один из наших строжайших законов гласит: детьми заняться под конец. Знаком ли вам этот закон, подсудимый?

– Очень хорошо знаком, Высокий Суд, – тяжело задышал допрашиваемый.

– И все же у нас есть неопровержимые доказательства, – возразил судья, – что один из нас, я повторяю, один из нас разговаривал с ребенком, да к тому же еще выдал ему о нас всю правду. Подсудимый, не знаете ли вы, кто был этот один из нас?

– Это был я, – угрюмо ответил агент номер БЛВ(553)ц.

– Почему вы нарушили наш строжайший закон? – выпытывал судья.

– Потому что этот ребенок, – защищался подсудимый, – этот ребенок встал нам поперек дороги. Я действовал с наилучшими намерениями, в интересах Сберкассы Времени.

– Ваши намерения нас не интересуют, – ледяным тоном возразил судья. – Нас интересует результат. А этот результат – в вашем случае, подсудимый, – не был для нас выигрышем времени. Кроме того, вы еще выдали ребенку некоторые , из наших важнейших тайн. Признаете вы это, подсудимый?

– Признаю, – прошептал агент, опустив голову.

– Значит, вы признаете себя виновным?

– Так точно. Но я прошу Высокий Суд учесть смягчающее обстоятельство, а именно: что я был настоящим образом околдован. Ребенок так странно выслушивал меня, что я все ему выложил. Я сам не могу объяснить, почему так получилось, но могу поклясться, что это было именно так.

– Ваши извинения нас не интересуют. Мы не признаем смягчающих обстоятельств. Наш закон нерушим и не допускает исключений. Но этим странным ребенком мы, конечно, займемся. Как его зовут?

– Момо.

– Мальчик или девочка?

– Маленькая девочка.

– Адрес?

– Развалины старого амфитеатра.

– Хорошо, – сказал судья, записав все в свою маленькую записную книжечку. – Можете быть уверены, подсудимый, что этот ребенок нам больше не помешает. Об этом мы позаботимся. И пусть это послужит вам утешением, когда мы приступим к исполнению приговора.

Подсудимый начал дрожать.

– А каков приговор? – прошептал он.

Трое сидевших за столом нагнулись друг к другу, пошептались и кивнули.

Сидевший в середине стола обратился к подсудимому и возвестил:

– Приговор агенту номер БЛВ(553)ц принят единогласно: подсудимый признан виновным в государственной измене. Он сам признал себя виновным. Наш закон предписывает лишение подсудимого всякого времени.

– Пощадите! Пощадите! – закричал подсудимый. Но уже стоящие рядом два других Серых господина вырвали у него из рук свинцово-серый портфель и маленькую сигару.

И тут случилось необычайное. В ту самую минуту, когда у осужденного отняли сигару, он вдруг стал прозрачным, его все хуже и хуже было видно. Его крик становился все тоньше и тише. Так он стоял, закрыв руками лицо, буквально растворяясь в пустоте. Казалось, будто ветер развевает на этом месте хлопья пепла – потом и это исчезло.

Серые господа – и зрители и судьи – стали молча удаляться. Темнота поглотила их. Только пепельный ветер еще веял над пустынными отвалами.

Беппо-Подметальщик-Улиц все еще неподвижно сидел на месте, уставившись туда, где растаял в воздухе подсудимый. Старик чувствовал себя куском льда, который постепенно оттаивает. Теперь-то он на собственном опыте убедился в существовании Серых господ.

Башенные часы вдалеке пробили полночь. Маленькая Момо все еще сидела на каменных ступенях амфитеатра. Она ждала. Она не могла бы сказать, чего она ждала. Но ей почему-то казалось, что надо чего-то еще дождаться, и потому она не ложилась спать. Вдруг Момо почувствовала, как что-то коснулось ее босой ноги. Она нагнулась – было темно – и увидела на земле большую черепаху, которая подняла голову и странно улыбалась, заглядывая ей в лицо.

Черные умные глаза черепахи поблескивали так приветливо, словно она сейчас заговорит...

Момо протянула руку и пощекотала ей пальцем у подбородка.

– Кто ты? – спросила она тихо. – Спасибо, что хоть ты меня посетила, черепаха. Что тебе?

Неожиданно на панцире черепахи возникли слабо светящиеся буквы, как бы повторяя роговые узоры.

«СЛЕДУЙ ЗА МНОЙ!» – расшифровала Момо.

Она удивленно выпрямилась:

– Ты имеешь в виду меня?

Но черепаха уже двинулась. Через несколько шагов она остановилась и оглянулась.

– Она и в самом деле пришла за мной! – вслух сказала Момо.

Она встала и пошла за черепахой.

– Иди-иди! – сказала Момо ей тихо. – Я следую за тобой.

Шаг за шагом двигалась она за черепахой. Та не спеша вывела Момо из каменных развалин и побрела в направлении большого города.

<p>Глава десятая. СТРЕМИТЕЛЬНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ И НЕТОРОПЛИВОЕ БЕГСТВО</p>

Старый Беппо катил на своем визжащем велосипеде сквозь ночь. Он спешил изо всех сил. В его ушах все еще звучали слова серого судьи: «...мы этим странным ребенком займемся... Можете быть уверены, подсудимый, что этот ребенок нам больше не помешает. Об этом мы позаботимся...»

Момо была, без сомнения, в большой опасности! Надо ее увидеть, предостеречь, защитить от Серых господ – хотя он и не знал как. Но это он еще придумает. Беппо нажимал на педали. На ветру развевались его белые волосы. До амфитеатра было далеко...

Развалины амфитеатра были ярко освещены фарами бесчисленных элегантных серых автомобилей, окруживших его со всех сторон. Сотни Серых господ поднимались и опускались по заросшим травой каменным ступеням, тщательно обыскивая каждый уголок. Наконец они обнаружили в стене пролом, ведущий в комнатку Момо. Некоторые влезли туда, заглянули под кровать, даже в каменную печку. Они вылезли, отряхивая серые шляпы и пожимая плечами.

– Птичка улетела, – сказал один.

– Возмутительно, что дети по ночам где-то шляются, вместо того, чтобы лежать в своих кроватях, – сказал другой.

– Это мне не нравится, – сказал третий. – Похоже на то, что ее кто-то предупредил.

– Непостижимо! – сказал первый. – Тот, кто ее предупредил, должен был узнать о нашем решении раньше нас! Серые господа испуганно взглянули друг на друга.

– Если этот некто действительно предупредил ее, – сказал третий, – то ее, конечно, уже нет ни здесь, ни в окрестностях. Мы только зря теряем время.

– У вас есть другое предложение?

– По-моему, надо сейчас же сообщить в Центр, чтобы он дал приказ о всеобщем розыске.

– Центр первым долгом спросит, основательно ли мы прочесали окрестности амфитеатра, и будет прав.

– Ну, хорошо, – сказал первый, – прочешем сначала окрестности. Но если девочка тем временем получит от неизвестного помощь, окажется, что мы совершили ужасную ошибку.

– Смешно! – сердито возразил ему другой. – И в таком случае Центр тоже может объявить розыск. В охоте примут участие все наличные агенты. У ребенка нет никакого шанса ускользнуть. А теперь – за работу, господа! Вы знаете, что поставлено на карту!

Многие в ту ночь удивлялись, почему вокруг не смолкает рев проносящихся автомобилей. Даже самые маленькие переулки были до рассвета наполнены гулом, как это бывает на автострадах. Невозможно было сомкнуть глаз...

А между тем маленькая Момо, ведомая черепахой, медленно брела через большой город, который теперь не спал даже в ночные часы.

Вокруг без передышки сновали люди, они толкались, ссорились или просто мрачно вышагивали в бесконечных колоннах. На мостовых толпились автомобили, грохотали громадные автобусы. На фасадах домов ярко вспыхивали рекламы, обливали толпу разноцветным светом и опять тухли.

Момо, которая этого еще никогда не видала, шла за черепахой с широко раскрытыми глазами, как во сне наяну. Они пересекали огромные площади и ярко освещенные улицы, машины проносились позади и впереди них, вокруг толпились пешеходы, но никто не обращал внимания на девочку с черепахой.

Они ни разу никому не уступили дорогу, их ни разу не толкнули, ни одна машина из-за них не затормозила. Казалось, что черепаха заранее знала, где и в какое мгновение не будет машин или пешеходов. Им ни разу не пришлось поспешить или остановиться, чтобы переждать движение. И Момо только удивлялась, как можно так медленно идти и вместе с тем так быстро продвигаться вперед...

Беппо-Подметальщик добрался наконец до старого амфитеатра. Еще не сойдя с велосипеда, он уже увидел вокруг развалин – в свете слабого фонаря – многочисленные следы автомобильных шин. Бросив в траве велосипед, он побежал к пролому в стене.

– Момо! – крикнул он, и еще громче: – Момо!

Ответа не последовало.

Беппо судорожно глотнул, во рту пересохло. Он пролез сквозь дыру в непроглядную темноту помещения, споткнулся и вывихнул ногу. Дрожащими руками зажег он спичку и огляделся вокруг.

Столик и оба стула из ящичных досок были опрокинуты, одеяло и матрац сорваны с кровати. Момо не было.

Беппо закусил губу, подавив раздиравшие грудь хриплые рыдания.

– Боже мой, – забормотал он, – боже мой, они уже ее утащили! Они утащили мою маленькую девочку. Я опоздал. Что же мне теперь делать? Что делать?

Догоревшая спичка обожгла ему пальцы, он отбросил ее, продолжая стоять в темноте.

Потом он опять вылез наружу и захромал к велосипеду. Взобравшись на него, он нажал на педали.

– Надо найти Джиги! – повторял он то и дело. – Теперь надо найти Джиги! Отыскать гараж, где он спит...

Беппо знал, что Джиги по воскресеньям подрабатывает – ночует в гараже и сторожит его. Следит, чтобы не пропадали автомобильные запчасти.

Беппо добрался до гаража и забарабанил кулаком в дверь: Джиги сперва затих, как мышка, думая, что это ломятся воры. Но потом он узнал голос Беппо и открыл.

– Что случилось? – захныкал он испуганно. – Не люблю, когда меня так грубо отрывают от сна...

– Момо!.. – выдохнул Беппо, которому не хватало воздуха. – С Момо случилось что-то страшное!

– Что ты говоришь? – растерянно спросил Джиги, поднявшись на своем ложе. – Момо? Что случилось?

– Еще сам не знаю, – тяжело дышал Беппо, – что-то скверное.

И он рассказал обо всем, что видел: о Верховном Суде на мусорных отвалах, о следах шин вокруг развалин, об исчезнувшей Момо.

Прошло какое-то время, пока он все это рассказывал. Несмотря на свой страх и беспокойство, он все равно не мог говорить быстро.

– Я догадывался об этом с самого начала, – закончил он свой отчет. – Я знал, что будет плохо. Они отомстили. Они похитили Момо! О боже, Джиги, мы должны ей помочь! Но как? Но как?

По мере рассказа Беппо краска медленно сходила с лица Джиги. Ему казалось, что земля уходит у него из-под ног. До этого мгновения все было для него просто большой игрой. Он играл в нее, как во всякую новую игру или выдуманную историю – не думая о последствиях. Впервые в его жизни такая история продолжала жить без него, стала самостоятельной, и никакая фантазия в мире не могла ее остановить! Он ощущал полное бессилие.

– Знаешь, Беппо, – начал он спустя некоторое время, – может быть, Момо просто пошла прогуляться. Она же так иногда делает. Один раз она бродила где-то три дня и три ночи. Я думаю, что у нас пока нет оснований так беспокоиться.

– А следы шин? – взорвался Беппо. – А сброшенный с кровати матрац?

– Ну, ладно. – уклончиво ответил Джиги, – Допустим, что там действительно кто-то был. Но откуда ты знаешь, что он ее там нашел? Может быть, она еще раньше ушла. Иначе там не было бы все перевернуто.

– А если они ее все же нашли? – крикнул Беппо. – Что тогда?

Он стал трясти своего юного друга за лацканы куртки:

– Не прикидывайся дурачком, Джиги! Серые господа есть на самом деле! Надо что-то делать, и немедленно!

– Успокойся, Беппо! – испуганно залепетал Джиги. – Конечно же, мы что-нибудь предпримем. Но это надо обдумать. Мы ведь даже не знаем, где ее искать.

Беппо отпустил его.

– Побегу в полицию! – выдохнул он.

– Что ты, что ты! – ужаснулся Джиги. – Этого делать нельзя! Представь, что полиция ее найдет. Знаешь, что они тогда с ней сделают? Знаешь, куда попадают беспризорные дети? Они запрут ее в приют с решетками на окнах? Ты хочешь, чтоб она сидела за решеткой?

– Нет, – пробормотал Беппо, беспомощно глядя перед собой, – этого я не хочу. А если она в беде?

– Представь, что ничего не случилось, – продолжал Джиги. – Представь, что она просто где-то прогуливается, а ты натравишь на нее полицию. Не хотел бы я быть на твоем месте в тот момент, когда она посмотрит на тебя в последний раз.

Беппо опустился на стул,

– Я просто не знаю, что делать, – простонал он. – Просто не знаю.

– Я думаю, надо подождать до завтра или до послезавтра. Прежде чем что-нибудь предпринимать. Если она до тех пор не объявится, тогда мы можем заявить в полицию. Но может быть, все будет в порядке, и мы втроем просто посмеемся над всей этой чепухой.

– Ты так считаешь? – спросил Беппо. Его вдруг одолела какая-то невероятная усталость. Слишком много свалилось сегодня на старика!

– Конечно, – сказал Джиги; он разул вывихнутую ногу Беппо, сняв ботинок, помог Беппо перебраться на кровать и обернул больную ногу мокрой тряпкой.

– Все будет хорошо, – сказал он нежно, – все опять будет хорошо.

Заметив, что Беппо уснул, Джиги вздохнул и лег на пол, положив под голову куртку. Всю ночь он думал о Серых господах. Впервые его обуял настоящий страх.

Центр Сберкассы Времени издал приказ о Большом Розыске. Все до единого агенты большого города получили указание прекратить всякую иную деятельность и заняться исключительно поисками девочки по имени Момо.

Улицы города буквально кишели Серыми господами: они сидели на крышах, в канализационных шахтах, незаметно контролировали вокзалы и аэродромы, автобусы и трамваи – короче, они были вездесущи.

Но Момо они так и не нашли...

– Послушай, черепашка, – спросила Момо, – куда ты ведешь меня?

Они брели в этот момент через какой-то темный двор.

«НЕ БОЙСЯ!» – вспыхнула надпись на спине черепахи.

– Я совсем не боюсь! – сказала Момо, расшифровав надпись. Но она сказала это скорее самой себе, чтобы ободриться: немного она все-таки трусила. Шаг за шагом следовала она за черепахой по удивительно запутанному пути.

Но казалось, черепаха заранее знает всю дорогу. Так же точно знала она, где и когда пройдут преследователи. Серые господа иногда появлялись на пути беглецов, но всегда спустя какое-то мгновение. Вплотную они с ними ни разу не встретились.

– Какое счастье, что я уже так хорошо читаю, – беспечно сказала Момо, не подозревая об опасности. – Не правда ли?

На панцире черепахи предупреждающе засветилось: «ТИШЕ!»

Момо не поняла, в чем дело, но замолчала. Неподалеку промелькнули в темноте три серые фигуры.

Дома вокруг становились все более убогими. Высокие жилые казармы с обрушившейся штукатуркой стояли вдоль улиц. Было темно и безлюдно.

В Центр Сберкассы Времени поступило сообщение, что девочка Момо замечена в городе.

– Отлично, – ответил Центр, – вы схватили ее?

– Нет, она тут же словно сквозь землю провалилась! Мы опять потеряли ее след.

– Как это могло случиться?

– Мы сами не понимаем! Что-то здесь не так.

– Где она находилась, когда вы ее заметили?

– Вот в том-то и дело! Речь идет о совершенно неизвестной нам части города.

– Такой части города не существует, – твердо ответил Центр.

– Очевидно, существует. У нас создалось такое впечатление... Как бы это сказать... такое впечатление, что эта часть города лежит на краю времени. Девочка направлялась именно к этому краю.

– Что?! – закричали в Центре. – Возобновить преследование! Вы должны схватить ее! Любой ценой! Поняли?

– Поняли! – ответил пепельно-серый голос.

Сперва Момо подумала, что вокруг предрассветные сумерки; этот необычайный свет возник внезапно, как раз в тот момент, когда они свернули в боковую улицу. Здесь уже кончилась ночь, но и день еще не наступил. Сумерки не были похожи ни на утро, ни на вечер. Это был свет, который необычно резко и ясно обрисовывал контуры всех предметов. Вместе с тем он шел ниоткуда – вернее, сразу отовсюду. Черные длинные тени легли на землю в самых различных направлениях; будто это дерево освещено было слева, а тот вон дом – справа, а памятник на площади – спереди.

Да и сам памятник выглядел весьма своеобразно. На большом кубическом цоколе из черного камня возвышалось огромное белое яйцо. Вот и все.

И дома вокруг были странными – раньше Момо таких никогда не видала. Они возвышались ослепительно белые. В окнах было черным-черно. Нельзя было понять, живет ли там кто-нибудь или нет. Момо вдруг почувствовала, что дома построены вовсе не для того, чтобы в них кто-нибудь жил, а ради совершенно другой, таинственной цели.

Улицы были пусты – не было ни людей, ни собак, ни птиц, ни машин. Все казалось застывшим, заключенным в стекло. Ни малейшего ветерка.

Момо удивлялась, как быстро они движутся, хотя черепаха шла, пожалуй, еще медленнее, чем раньше.

А там – позади, в другой части города, где еще царствовала ночь, – мчались по залитой лужами улице три элегантных автомобиля с зажженными фарами. В каждом сидело по нескольку Серых господ. В первом автомобиле сидел тот самый господин, который заметил Момо, когда она свернула на улицу с белыми домами.

Но когда машины доехали до угла, произошло нечто в высшей степени непонятное: они не могли сдвинуться с места. Водители газовали изо всех сил, но машины буксовали на месте с бешено вертящимися колесами, словно мчались по бежавшей навстречу конвейерной ленте. Заметив это, Серые господа с проклятиями выскочили из машин, решив пешком догнать еще видневшуюся вдали девочку. С искаженными лицами кинулись они вперед. Когда они, обессиленные, остановились, то увидели, что продвинулись всего метров на десять, а Момо уже исчезла вдали среди снежно-белых зданий.

– Все! – сказал один. – Все кончено! Теперь нам ее не догнать.

– Не понимаю, – сказал другой, – почему мы не могли сдвинуться с места?

– Я тоже не могу этого понять, – ответил первый. – Но зачтут ли нам это в качестве смягчающего обстоятельства?

– Вы думаете, нас будут судить?

– Похвалы мы, во всяком случае, не дождемся.

С унылым видом они расселись по машинам – кто на сиденье, кто на радиаторе, кто на багажнике. Спешить было некуда.

Где-то вдали – в лабиринте пустых белоснежных улиц и площадей – двигались черепаха и Момо. Они шли медленно, и казалось, что улица сама уходит у них из-под ног, дома сами уплывают назад. Черепаха свернула за угол, Момо последовала за ней – и остановилась, пораженная. Перед ней открылся совсем иной вид.

Момо увидела узкий переулочек. Дома, теснившиеся вдоль него справа и слева, выглядели как грациозные стеклянные дворцы, украшенные башенками, узорными выступами, террасками. Они были увешаны водорослями, обросли кораллами и раковинами, будто пребывали испокон веков на дне моря и вдруг всплыли. Фасады домов переливались, как перламутр, всеми цветами радуги.

Переулок замыкался домом, стоявшим поперек. В середине дома зеленели ворота, украшенные фигурными барельефами.

Момо увидела не стене дома маленькую табличку – на белом мраморе были высечены буквы:

ПЕРЕУЛОК-НИКОГДА

Читая табличку, Момо задержалась только на мгновение, но черепаха уже оказалась далеко впереди, в самом конце переулка, перед последним домом.

– Подожди, черепаха! – крикнула Момо, но странно: она не услышала своего голоса!

Черепаха же, напротив, услышала ее, потому что остановилась и оглянулась. Момо хотела поскорее догнать ее, но когда она вошла в Переулок-Никогда, ей показалось, что она идет под водой против течения или против сильного и вместе с тем неощутимого ветра, который сдувает ее назад. Она шла, упираясь, хватаясь за выступы домов, порой ползла вперед на четвереньках.

– Я не поспеваю! – крикнула она черепахе, сидевшей в конце переулка. – Помоги же мне!

Черепаха медленно вернулась назад. Когда она появилась перед Момо, на ее панцире светились слова: «ДВИГАЙСЯ ЗАДОМ НАПЕРЕД!»

Момо повернулась и пошла вперед спиной. Это было легче. Но странно: двигаясь так, она сразу стала и думать задом наперед, и дышать задом наперед, и все вокруг так воспринимать, короче – она– сразу стала жить наоборот!

Она ударилась обо что-то твердое. Обернувшись, Момо увидела, что стоит перед последним домом, замыкавшим переулок. Она немного испугалась: украшенные барельефами зеленые железные ворота показались ей слишком большими.

«Как я их открою?» – подумала Момо. Но в то мгновение обе половины ворот распахнулись.

Момо опять на мгновение остановилась: она увидела над воротами еще одну табличку. Ее держал в зубах белый единорог, и на ней было написано:

ДОМ-НИГДЕ

Так как Момо не могла быстро читать, то, когда она кончила, ворота уже стали медленно закрываться. Момо быстро проскользнула в них, и створки с приглушенным грохотом захлопнулись.

Момо очутилась в высоком длинном проходе. Справа и слева, через равные промежутки, стояли обнаженные мужчины и женщины из камня, поддерживавшие потолок. Никакого встречного течения здесь не ощущалось.

Момо шла по длинному проходу за медленно ковылявшей черепахой. В конце прохода черепаха остановилась перед маленькой дверцей, такой маленькой, что Момо могла туда войти, только нагнувшись.

«МЫ ПРИШЛИ», – засветилось на панцире черепахи.

Момо увидела на дверце – прямо перед своим носом – табличку с надписью:

Мастер Секундус Минутус Хора

Она глубоко вздохнула и решительно нажала на кнопку звонка. Когда дверца открылась, изнутри послышалось многоголосое музыкальное тиканье, перезвон, жужжание... Девочка вошла внутрь следом за черепахой. Позади захлопнулась дверь.

<p>Глава одиннадцатая. ЗАСЕДАНИЕ СЕРЫХ ГОСПОД</p>

В пепельно-сером свете бесконечных ходов и переходов сновали агенты Сберкассы Времени и возбужденно сообщали друг другу шепотом последнюю новость: все члены президиума собрались на чрезвычайное заседание!

Это значит, что существует большая опасность, говорили одни. Нет, это значит, что открылись новые непредвиденные возможности экономии времени, делали вывод другие.

В большом зале заседали Серые господа. Тесня друг друга, они сидели за бесконечно длинным столом. Перед каждым лежал свинцово-серый портфель, каждый курил маленькую серую сигару. Не было на них только жестких шляп, и видно было, что у всех зеркальные лысины.

Настроение – если в применении к этим господам вообще можно говорить о таких вещах, как настроение, – царило подавленное.

Председатель во главе длинного стола встал. Бормотание смолкло, и два ряда серых лиц повернулись в его сторону.

– Господа, – начал он, – положение серьезно. Я вынужден познакомить вас с горькими неопровержимыми фактами.

В погоне за девочкой Момо мы использовали почти всех наших агентов. Погоня длилась целых шесть часов, тринадцать минут и восемь секунд. Все занятые погоней агенты вынуждены были пренебречь главной целью своего существования, а именно добыванием времени. К этой потере необходимо еще приплюсовать то время, которое они истратили непосредственно на поиски. По самым точным подсчетам, мы потеряли в итоге три миллиарда семьсот тридцать восемь миллионов двести пятьдесят девять тысяч сто четырнадцать секунд.

Уважаемые господа! Это больше, чем человеческая жизнь! Нет надобности объяснять вам, чем это чревато для нас.

Он сделал паузу и указал широким жестом на огромные стальные часы в стене – с бесчисленными замками самого хитроумного устройства, в том числе и с шифрами.

– Наши хранилища времени не бездонны, уважаемые господа! – возвысил он свой голос. – Если бы охота за девочкой имела смысл! Но речь идет о напрасно выброшенном времени! Момо от нас ускользнула. Во второй раз такого просто не должно случиться. Я категорически возражаю против столь дорогостоящих мероприятий! Мы должны экономить время, уважаемые господа, а не разбазаривать его! Так что прошу вас соответственно планировать свои действия. Больше мне нечего сказать. Благодарю за внимание.

Он сел и выпустил изо рта облако дыма. По рядам прошел возбужденный шепот.

На другом конце стола поднялся второй оратор. Все лица повернулись к нему.

– Уважаемые господа, – начал он, – процветание Сберкассы Времени дорого нам всем. Но мне кажется, что не стоит слишком беспокоиться и воспринимать всю эту историю как некую катастрофу. В сущности, это пустяк. Всем нам известно, что наши хранилища накопили столько запасов, что, даже если б мы потеряли во много раз больше, это еще не было бы серьезной опасностью. Что значит для нас человеческая жизнь? Мелочь – не более того!

И все же я целиком согласен с уважаемым председателем, что это не должно повториться. Но случай с девочкой Момо единичен. Ничего подобного еще никогда не случалось, и маловероятно, что это может повториться во второй раз.

Господин председатель был, конечно, прав, возмущаясь тем, что девочка ускользнула. Но мы ведь хотели обезвредить ее, не так ли? Это теперь достигнуто! Девочка исчезла, она покинула царство времени! Мы от нее отделались. Думаю, что мы должны быть довольны этим результатом.

Оратор сел, самодовольно улыбаясь. Раздались слабые рукоплескания.

В середине стола поднялся третий оратор.

– Я буду краток, – объявил он с перекошенным лицом. – Я считаю успокоительные слова, которые мы только что слышали, безответственными. Этот ребенок – необычный ребенок. Все мы знаем, что девочка обладает весьма опасными для нашего дела способностями. Единичность этого случая вовсе не доказывает того, что он не может повториться. Призываю вас быть бдительными! Нам нельзя успокаиваться, пока ребенок не окажется в нашей власти. Только тогда мы сможем быть уверены, что девочка не принесет нам больше вреда. Раз она смогла покинуть область времени, значит, она сможет вернуться. И она вернется!

Он сел. Остальные члены президиума втянули головы в плечи.

– Уважаемые господа, – взял слово четвертый оратор, сидевший напротив третьего, – вы меня извините, но я должен заявить, что мы все время ходим вокруг да около! Надо научиться смотреть правде в глаза и наконец понять, что в дело вмешалась посторонняя сила. Я точно вычислил все возможные варианты. Вероятность того, что человеческий детеныш может, оставаясь в живых, самостоятельно покинуть царство времени, составляет 1 к 42 миллионам. Другими словами – это практически невозможно...

По рядам пробежал возбужденный шепот.

– Все говорит за то, – продолжал он, когда шум утих, – что девочке Момо помогли от нас ускользнуть. Вы все знаете, о ком я говорю. Речь идет о так называемом Мастере Хора.

При этом имени одни из Серых господ съежились, будто их ударили, другие вскочили с– мест и закричали, ожесточенна жестикулируя и перебивая друг друга.

– Прошу вас, господа! – закричал четвертый оратор, простирая руку. – Я убедительно призываю вас к сдержанности! Я понимаю, что упоминание этого имени – мягко говоря – не совсем прилично... Мне это тоже не легко далось, но мы обязаны учесть все обстоятельства. Если этот Так Называемый помог девочке, то он, очевидно, имел на это свои основания. И яснее ясного: все его действия направлены против нас. Короче, господа, мы должны считаться с тем, что этот Так Называемый не только отправит девочку обратно, он еще соответственно вооружит ее против нас. И тогда опасность будет смертельной. Таким образом, мы должны быть готовы не только еще раз пожертвовать временем целой человеческой жизни – нет, уважаемые господа, мы должны, если понадобится, поставить на карту всё, я повторяю: всё! Ибо в данном случае всяческая экономия может обойтись нам слишком дорого. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду.

Серые господа пришли в страшное волнение. Все заговорили наперебой. Но вот на стул вскочил пятый оратор и бешено замахал руками.

– Тише, тише! – закричал он. – Предыдущий оратор ограничивается, к сожалению, тем, что намекает на возможность катастрофы! По-видимому, он сам не знает, что нам делать! Он говорит, мы должны быть готовы к любой жертве – хорошо! Но ведь это пустые слова! Пусть он скажет, что нам делать! Никто из нас не знает, чем этот Так Называемый вооружит девочку Момо против нас! Мы будем противостоять совершенно неизвестной опасности! Вот в чем заключается проблема, которую надо решить!

В зале началось настоящее столпотворение. Все кричали наперебой, одни стучали кулаками по столу, другие закрыли лицо руками. Паника охватила всех.

Шестому оратору с трудом удалось обратить на себя внимание.

– Но, уважаемые господа, – то и дело повторял он, успокаивая всех, пока не наступила тишина. – Дорогие мои господа, я вынужден просить вас: будьте рассудительны! Это сейчас самое главное. Допустим, что девочка Момо вернется от этого Так Называемого, – но чем бы она ни была против нас вооружена, мы вовсе не должны вступать с ней в борьбу, тем более поодиночке. Для таких встреч мы с вами не очень-то подготовлены – – как о том убедительно свидетельствует все еще стоящий перед нашими глазами растворенный агент номер БЛВ(553)ц. У нас достаточно сообщников среди людей. Если мы незаметно и ловко введем их в действие, мы избавим мир от девочки Момо и от связанной с ней опасностью. Нам вовсе незачем самим ввязываться в это дело. Такой образ действий будет и экономным, и безопасным, и, без всякого сомнения, эффективным.

Раздался всеобщий вздох облегчения. Это предложение устраивало всех. Оно было бы тут же принято, если бы во главе стола не встал седьмой оратор.

– Господа, – начал он, – мы все время думаем только о том, как избавиться от девочки. Но ведь к этому нас вынуждает страх. А страх, уважаемые господа, плохой советчик. Ибо мне кажется, что мы упускаем одну очень важную, пожалуй, даже единственную возможность. Поговорка гласит: если ты не можешь победить врага, сделай его своим другом. Почему бы нам не попытаться перетянуть девочку Момо на свою сторону?

– Слушайте, слушайте! – крикнуло несколько голосов. – Объясните точнее!

– Нет сомнения, – продолжал оратор, – что ребенок действительно нашел дорогу к этому Так Называемому, – дорогу, которую мы тщетно искали с самого начала! А ребенок знает эту дорогу! Он и укажет ее нам!

Тогда мы сами сможем вести переговоры с этим Так Называемым. Я убежден, что мы очень быстро с ним поладим. Тогда нам не надо будет мучительно собирать по крохам все эти часы, минуты и секунды – мы одним ударом захватим время всего человечества! А став обладателями времени всего человечества, достигнем неограниченной власти! Мы будем у цели, уважаемые господа! И в этом нам поможет именно та девочка, которую вы хотите устранить!

В зале наступила мертвая тишина.

– Но вы же знаете, – крикнул кто-то, – вы же знаете, что девочку Момо обмануть невозможно! Вспомните агента номер БЛВ(553)ц! Каждого из нас постигла бы та же участь!

– Кто тут говорит о лжи? – спросил оратор. – Мы откровенно сообщим ей о наших планах.

– Но тогда, – зажестикулировал другой, – тогда она за нами не пойдет! Это совершенно немыслимо!

– Я бы не стал утверждать этого так категорически, – вмешался в дебаты девятый оратор, – но мы должны ей, конечно, предложить что-то, что ее соблазнит. Например, обещать подарить ей столько времени, сколько она захочет...

– Обещание, которое нам придется сдержать! – перебил другой.

– Естественно, – подтвердил девятый оратор, – ибо, если мы попытаемся ее обмануть, она это сразу поймет.

– Нет, нет! – крикнул председатель, ударив кулаком по столу. – Этого я не потерплю! Если мы дадим ей столько времени, сколько она захочет, – это будет стоить целого состояния!

– Вряд ли, – спокойно возразил оратор. – Сколько может истратить ребенок? Мы, конечно, кое-что потеряем, но подумайте – сколько мы получим взамен! Время всего человечества! Ту малость, которую истратит на себя Момо, вполне можно будет записать в статью естественных издержек. Подумайте об огромных преимуществах, дорогие господа!

Оратор сел, все стали думать о преимуществах его предложения.

– И все же так не пойдет, – сказал наконец шестой оратор.

– Почему?

– По той простой причине, что у девочки и так столько времени, сколько она хочет. Какой нам резон – стараться подкупить ее тем, чего у нее и так с избытком.

– Тогда надо сперва отнять у нее время! – сказал девятый оратор.

– Ах, милейший, – устало сказал председатель, – мы топчемся в заколдованном кругу. В том-то все и дело, что мы не знаем, как к ней подобраться.

По рядам заседавших пробежал вздох разочарования.

– У меня есть предложение, – вызвался десятый оратор. – С вашего разрешения?

– Ваше слово, – сказал председатель.

Просивший слегка поклонился председателю и начал:

– Девочка очень привязана к друзьям. Она любит дарить свое время другим. Но представим себе, что случилось бы, если бы рядом не оказалось никого, кто бы делил с ней это время? Если она не согласится добровольно поддержать наши планы, мы используем ее друзей.

Он вынул из портфеля регистрационную папку:

– Речь идет в первую очередь о некоем Беппо-Подметальщике-Улиц, а также о Джиги-Гиде. А вот еще целый список детей, которые ее регулярно посещают. Все очень просто, господа!

Мы лишим ее всех друзей. Маленькая Момо останется одинокой. Время потеряет для нее всякий смысл! Оно станет для нее никчемным грузом, даже проклятием! Рано или поздно она этого больше не выдержит. И тогда появимся мы, дорогие господа, и предъявим ей наши условия. Ставлю тысячу лет против одной десятой секунды, что она поведет нас желанной дорогой, только чтобы вернуть себе друзей.

Серые господа, недавно еще столь подавленные, воспряли духом. Торжествующая усмешка легла на их тонкие губы. Они захлопали, и шум аплодисментов прогремел в бесконечных ходах и переходах, как обвал каменной лавины.

<p>Глава двенадцатая. В ТОМ КРАЮ, ОТКУДА ПРИХОДИТ ВРЕМЯ</p>

Момо стояла в огромнейшем зале, какого она еще никогда не видела. Он был больше самой большой церкви и самого большого вокзала. Вершины мощных колонн, которые подпирали потолок в головокружительном полумраке, скорее угадывались там, нежели были видны. Окон не было. Золотой свет, проявивший огромное помещение, исходил от бесчисленных свечей, пламя которых горело столь неподвижно, словно они были нарисованы светящимися красками, а вовсе не горели.

Тысячеголосое жужжание, тиканье и перезвон, которые Момо услышала при входе, издавали бесчисленные часы всех форм и размеров. Они стояли и лежали на длинных столах, в стеклянных витринах, на золотых консолях и на бесконечных стеллажах.

Там были малюсенькие, украшенные драгоценными камнями карманные часы, обычные жестяные будильники, песочные часы, музыкальные часы с танцующими на них куклами, солнечные часы, часы из дерева и из камня, стеклянные часы и такие, которые приводились в движение плещущими струями воды. На стенах висели все виды часов с кукушками и различные старинные часы с подвешенными к ним грузами и лунообразными маятниками; одни маятники раскачивались медленно и важно, другие же быстро мелькали туда и сюда. На высоте первого этажа вдоль всего зала тянулась балюстрада, к ней поднималась винтовая лестница. Выше тянулась вторая балюстрада, над ней еще одна и еще. И повсюду висели, лежали и стояли часы. Там были еще часы поясов времени в форме шара, которые одновременно показывали время во всех точках земли, а также большие и маленькие планетарии с Солнцем, Луной и звездами. В середине зала возвышался целый лес напольных часов, начиная с обыкновенных комнатных до настоящих башенных.

Непрестанно раздавался где-нибудь бой или играла музыка, ибо все часы показывали разное время.

Но весь этот шум и гул вовсе не был неприятным – наоборот, он напоминал равномерный шелест летнего леса.

Момо обошла весь зал, глядя широко раскрытыми глазами на все эти диковинки. Она остановилась возле богато инкрустированных музыкальных часов, на которых мужчина и женщина, вытянув руки, приглашали друг друга на танец. Она хотела было чуть-чуть подтолкнуть их пальцем, чтобы

посмотреть, будут ли они двигаться, как вдруг услышала любезный голос:

– А, Кассиопея, ты вернулась! Привела ли ты ко мне маленькую Момо?

Момо обернулась и увидела в проходе между напольными часами изящного очень старого человека с серебристо-белыми волосами. Он нагнулся над черепахой, сидевшей перед ним на полу. На человеке был вытканный золотом кафтан, короткие, до колен панталоны из голубого шелка, белые чулки и туфли с большими золотыми застежками. На запястьях и шее из-под куртки выглядывали кружева, а его белые волосы были заплетены на затылке в косичку. Момо еще никогда не видела такого наряда, но более сведущий человек сразу узнал бы в этом костюме моду двухсотлетней давности.

– Что ты говоришь? – сказал старик, все еще обращаясь к черепахе. – Она уже здесь? Где же?

Он вытащил из кармана маленькие очки – вроде тех, что носит Беппо, только золотые – и посмотрел вокруг.

– Я здесь! – крикнула Момо.

Старик направился к ней с радостной улыбкой и протянутыми руками. Момо казалось, что, по мере того как он приближается, он становится с каждым шагом все моложе и моложе. Когда он наконец подошел и– взял ее за руки, сердечно пожимая их, он вряд ли выглядел старше Момо.

– Добро пожаловать! – воскликнул он весело. – Рад тебя видеть в Доме-Нигде! Разреши, маленькая Момо, представиться: я – Мастер Хора, Секундус Минутус Хора.

– Ты правда ждал меня? – удивленно спросила Момо.

– Конечно же! Я специально послал за тобой мою черепаху Кассиопею!

Он вынул из жилетного кармана плоские, покрытые алмазами карманные часы, щелчок – и крышка открылась.

– Ты ней удивление пунктуальна, – улыбнулся он и протянул ей часы.

Момо увидела, что на циферблате нет ни стрелок, ни чисел – две тончайших спирали пересекали друг друга в разных направлениях, медленно вращаясь. На месте их пересечения вспыхивали иногда крошечные точечки.

– Это часы звездного времени, – сказал Мастер Хора. – Они только что отметили наступление нового звездного часа.

– А что это такое – звездный час?

– В жизни мироздания бывают особые мгновения, когда все вещи и существа – до самых далеких звезд – вступают в теснейшее взаимодействие, а тогда становится возможным то, что ни до, ни после этого не может произойти. К сожалению, люди не всегда это замечают, и поэтому смены звездного часа чаще всего проходят бесследно. Но если найдется какой-нибудь человек, который это заметит, в мире могут произойти весьма важные события.

– Может быть, для этого надо иметь такие часы, – сказала Момо.

Мастер Хора засмеялся, покачав головой:

– Сами но себе часы еще никому не помогут. Нужно уметь читать их.

Он захлопнул крышку часов и опустил их в карман жилета. Заметив, с каким удивлением Момо рассматривает его одежду, он задумчиво оглядел себя, наморщил лоб и сказал:

– О, но сам-то я, как видно, немного запоздал – я имею в виду моду. Как это невнимательно с моей стороны! Сейчас я это исправлю!

Он щелкнул пальцами и тут же предстал перед Момо в черном сюртуке с высоким стоячим воротником.

– Так лучше? – спросил он с сомнением. Но так как Момо еще более удивилась, он тут же спохватился:

– Конечно же нет! Какой я рассеянный!

Он опять щелкнул пальцем – теперь на нем оказался костюм, которого Момо тоже еще никогда не видала: это была мода столетней давности.

– Тоже не подойдет? – спросил он. – Подожди, клянусь Орионом, я должен этого добиться!

Он в третий раз щелкнул пальцами – теперь он стоял в обычном костюме современного покроя.

– Так хорошо, не правда ли? – подмигнул он девочке. – Надеюсь, я тебя не испугал. Это была маленькая шутка. А теперь, милая девочка, разреши пригласить тебя к столу. Завтрак готов. У тебя позади длинная дорога, и я надеюсь, тебе понравится мое угощение.

Он взял Момо за руку и повел ее к стоящим посреди зала часам. Черепаха последовала за ними, немного отстав. Узенький коридорчик, по которому они шли, плутал, как в лабиринте – то вправо, то влево, – и привел их наконец в маленькое помещение, огороженное задними стенками огромных часов. В углу виднелся столик на изогнутых ножках, изящная софа и мягкие стулья. И здесь все освещено было золотым светом неколеблющихся свечей.

На столике стоял пузатый золотой кувшин, две маленькие чашки, к ним тарелки, ложечки и ножи – все из чистого золота. В корзиночке лежали румяные хрустящие булочки, в одной мисочке золотистое масло, в другой мед, похожий на жидкое золото. Мастер Хора налил из кувшина в чашечки шоколад и радушно сказал:

– Прошу, моя маленькая гостья, не стесняйся!

Момо не заставила себя просить. Она до сих пор еще не знала, что существует шоколад, который можно пить. И хрустящие булочки, намазанные маслом и медом, тоже были для нее величайшей редкостью. Никогда Момо не ела так вкусно. В первый момент она целиком поглощена была завтраком, уписывая его за обе щеки, ни о чем другом не думая. Странным образом пропала и всякая усталость, Момо почувствовала себя свежей и бодрой, хотя всю ночь не сомкнула глаз. Чем дольше она ела, тем вкуснее казалась ей еда. Она подумала, что могла бы так есть целый день.

Мастер Хора приветливо смотрел на нее. Он был достаточно учтив, чтобы не мешать разговором. Он понимал, что гостья должна была сначала утолить многолетний голод. Может быть, в атом оказалась причина того, что, наблюдая за Момо, он опять становился все старее и старее, пока не стал опять стариком с белыми волосами. Когда он заметил, что Момо трудно справляться с ножом, он сам намазал ей несколько булочек и положил перед ней на тарелку. Сам он ел очень мало.

Наконец Момо насытилась. Допивая шоколад, она испытующе смотрели через край чашки на гостеприимного хозяина, размышляя, кто он, собственно, такой? Она, конечно, уже поняла, что он человек необычный, но в остальном не знала ничего, кроме его имени.

Поставив чашку, она спросила:

– Почему ты посылал за мной свою черепаху?

– Чтобы защитить тебя от Серых господ, – серьезно сказал Мастер Хора, – Они везде тебя ищут. Но у меня тебе их нечего бояться.

– Они хотят со мной что-то сделать? – испуганно опросила Момо.

– Да, девочка, – вздохнул Мастер Хора. – Это так.

– Почему? – спросила Момо.

– Они боится тебя, – пояснил Мастер Хора.

– Я им ничего не сделала.

– Сделала, – сказал Мастер Хора. – Ты заставила их выдать себя. И ты рассказала об этом своим друзьям. Вы даже хотели рассказать правду о Серых господах всем людям. Ты думаешь, этого не достаточно, чтобы стать их смертельным врагом?

– Но мы же прошли через весь город – черепаха и я, – сказала Момо. – Если они меня везде ищут, то могли бы легко поймать меня. Мы шли так медленно.

Мастер Хора взял на руки черепаху – она опять сидела у его ног – и пощекотал ей шею.

– Что ты об этом думаешь, Кассиопея? – спросил он, улыбнувшись. – Могли они вас поймать?

На панцире черепахи возникло слово «НИКОГДА!» – оно так весело мерцало, что казалось, слышится тихое хихиканье.

– Кассиопея умеет смотреть в будущее, – пояснил Мастер Хора. – Не на много, но примерно на полчаса вперед она отлично видит.

«ТОЧНО!» – зажглось на панцире.

– Прошу прощения, – поправился Мастер Хора. – Она видит точно на полчаса вперед! Она заранее знает, что произойдет в следующие полчаса. Поэтому-то она и знает, встретятся ей Серые господа или нет.

– Ах, – удивленно воскликнула Момо, – это очень удобно! Она знает, что там или там они могут ей встретиться и просто сворачивает а другую сторону, не так ли?

– Нет, – ответил Мастер Хора. – Дело вовсе не так просто. То, что она заранее знает, она изменить не может. Она ведь знает только то, что должно случиться. Если она знает, что встретит где-нибудь Серых господ, то она непременно их встретит. Тут она ничего изменить не может.

– Этого я не понимаю, – разочарованно сказала Момо. – Какой же тогда толк от того, что она знает обо всем заранее?

– Толк есть, – сказал Мастер Хора. – В случае с тобой она, например, знала, что пойдет именно той дорогой, где ей Серые господа не встретятся. Это все-таки уже кое-что значит. Ты не находишь?

Момо молчала. Ее мысли перепутались, как размотавшийся клубок ниток.

– Но вернемся к тебе и твоим друзьям, – продолжал Мастер Хора. – Примите мой комплимент! Ваши плакаты произвели на меня большое впечатление.

– Ты их прочел? – обрадовалась Момо.

– Все, – ответил Мастер Хора. – Слово в слово!

– Жаль, что их никто больше не прочел, – сказала Момо.

Мастер Хора сочувственно кивнул:

– Да, к сожалению. Серые господа об этом позаботились.

– Ты их хорошо знаешь? – спросила Момо.

Мастер Хора опять со вздохом кивнул:

– Я знаю их, и они знают меня.

– Ты у них часто бывал?

– Нет, еще никогда. Я свой Дом-Нигде никогда не покидаю.

– А Серые господа, они тебя посещают?

Мастер Хора улыбнулся:

– Не беспокойся, маленькая Момо. Сюда они войти не смогут. Даже если бы они и знали дорогу в Переулок-Никогда. Но они ее не знают.

Момо задумалась. Объяснение Мастера Хора ее, правда, успокоило, но ей хотелось узнать о нем побольше.

– Откуда тебе все это известно? – начала она. – И о наших плакатах и о Серых господах?

– Я все время слежу за ними и за всем, что с ними связано, – сказал Мастер Хора. – Таким образом я наблюдал и за тобой, и за твоими друзьями.

– Но ты ведь никогда не выходишь из дому?

– В этом нет надобности, – сказал Мастер Хора и опять помолодел. – У меня есть Всевидящие Очки.

Он достал маленькие золотые очки и протянул их Момо:

– Хочешь взглянуть?

Момо надела их, заморгала, поводя глазами, и сказала:

– Я в них вообще ничего не вижу.

Она увидела в очках какой-то вихрь размытых красок, света и теней. У нее даже закружилась голова.

– Да, – услышала она голос Мастера Хора. – Вначале это со всеми так бывает. Пользоваться Всевидящими Очками не так-то просто. Но сейчас ты к ним привыкнешь.

Он встал за спиной Момо и осторожно приложил обе руки к дужке очков на носу Момо. И картина сразу прояснилась.

Сначала Момо увидела группу Серых господ с тремя автомобилями на краю той части города, где ее поразил странный свет. Серые господа как раз толкали назад машины.

Она взглянула дальше и увидела другую группу на городских улицах – эти ожесточенно жестикулировали и кого-то звали.

– Они говорят о тебе, – пояснил Мастер Хора. – Не могут понять, каким образом ты ускользнула.

– Почему у них такие серые лица? – спросила Момо, продолжая смотреть сквозь очки.

– Потому что их существование связано с мертвечиной, – ответил Мастер Хора. – Ты ведь знаешь, что они живут человеческим временем. Дело в том, что время, если его отнять у подлинного хозяина, обречено на смерть. Ибо у каждого человека есть его собственное время, принадлежащее только ему. Оно остается живым, только оставаясь действительно его временем.

– Значит, Серые господа совсем не люди?

– Нет, они только приняли человеческий облик.

– Но кто же они тогда?

– В действительности они никто и ничто.

– А откуда они пришли?

– Они возникли, потому что люди дали им возможность возникнуть. А теперь люди еще дали им возможность над собою властвовать.

– А если они не смогут больше воровать у людей время?

– Тогда они возвратятся в Ничто, откуда пришли.

Мастер Хора взял у Момо очки и положил их в карман.

– Но к сожалению, у них уже много сообщников. Среди людей. И это самое страшное.

– Я никому не позволю отнять у меня мое время! – решительно сказала Момо.

– Надеюсь, – ответил Мастер Хора. – Пойдем, Момо, я покажу тебе мою коллекцию.

Он опять выглядел очень старым.

Взяв Момо за руку, он вывел ее в большой зал. Там он стал показывать ей разные часы, заставляя их играть, и, видя, как радуется всему этому его маленькая гостья, постепенно опять молодел.

– Любишь ты отгадывать загадки? – спросил он, ведя ее дальше.

– О да! Очень люблю! – ответила Момо. – А ты знаешь какую-нибудь загадку?

– Знаю, – ответил Мастер Хора, взглянув на нее с улыбкой. – Но она очень трудная. Отгадать ее могут лишь немногие.

– Это хорошо, – решила Момо. – Я ее непременно запомню, а потом загадаю моим друзьям.

– Интересно, отгадаешь ли ты ее, – ответил Мастер Хора. – Слушай:

В этом доме три брата, взгляни:Очень разные вроде они,Но захочешь ты их разгадать -Сразу станут друг другу под стать!Первый всегда только скоро придет,Вышел второй – никогда он не ждет,Дома лишь третий: других поджидает,Ведь без него двух других не бывает!Странен весьма этот маленький третий -Вечно вторым существует на свете,Хочешь взглянуть на него ты – и сноваЯсно увидишь вдруг брата другого.Сколько же их, в самом деле, на свете?Кто из них первый, второй или третий?Назови их, дитя, поскорей -Ты узнаешь трех мощных царей!Мир, которым они управляют,Братья сами собою являют!

Мастер Хора посмотрел на Момо, ободряюще кивнув ей. Она напряженно слушала. Обладая прекрасной памятью, она повторила всю загадку – слово в слово.

– Ух! – вздохнула она под конец. – Это действительно трудно. Не имею понятия, что это значит. Не знаю, с чего начать.

– А ты попробуй, – сказал Мастер Хора, – Попробуй начни!

Момо еще раз пробормотала себе под нос всю загадку. И покачала головой.

– Не могу, – призналась она.

Тем временем их догнала черепаха. Она сидела у ног Мастера, внимательно глядя на Момо.

– Ну, Кассиопея, – сказал Мастер Хора. – Ты ведь видишь на полчаса вперед. Скажи, отгадает Момо загадку?

«ОТГАДАЕТ!» – зажглось на панцире Кассиопеи.

– Так оно и есть! – сказал Мастер Хора, обратившись к Момо. – Ты отгадаешь. Кассиопея не ошибается.

Момо наморщила лоб и стала лихорадочно размышлять. Что это могут быть за трое братьев, которые живут в одном доме? Ясно, что это не люди. Братья в загадках – это почти всегда яблочные семечки, горошины или зубы – во всяком случае, что-нибудь в этом роде. Но здесь было три брата, которые каким-то образом превращались друг в друга. Что может превратиться друг в друга? Момо огляделась. Вон стоят свечи с застывшим пламенем. В них горит воск и превращается через пламя в свет. Воск, пламя и свет – это тоже три брата. Но там их все время трое, а в загадке двух никогда нет на месте. Значит, это что-то вроде цветка, плода и семечка. Да, действительно, тут уже многое совпадает. Семечко – самое маленькое из трех. И когда оно есть, двух других – цветка и плода – еще и в помине нет. Но без семени не было бы цветка и плода. Это тоже не подходит! Семечко можно видеть. А в загадке сказано, что при взгляде на маленького брата – ты всегда видишь двух других.

Мысли Момо заблудились. Она не могла найти след, по которому двигаться дальше. Но Кассиопея сказала, что она найдет отгадку. И Момо опять начала сначала, медленно бормоча себе под нос слова загадки.

Когда она дошла до слов: «Первый всегда только скоро придет...» – она увидела, что черепаха подмигивает ей. На ее панцире появились слова: «ТО, ЧТО ЗНАЮ Я!» – и тут же погасли.

– Замолчи, Кассиопея! – усмехнулся Мастер Хора, даже не глядя на панцирь. – Не подсказывай! Момо сама справится.

Момо, конечно, увидела слова на панцире черепахи и теперь стала думать, что бы они могли означать. Что могла знать Кассиопея? Она, например, знала, что Момо отгадает загадку, – но это разгадке не помогало.

Что же она еще знает? Она знает, что должно случиться... Она знает...

– Будущее! – крикнула Момо. – Первый, который скоро придет, – это Будущее! Мастер Хора кивнул.

– «Вышел второй – никогда он не ждет...» – продолжала Момо. – Он уже вышел – значит, это Прошлое!

Мастер Хора опять кивнул, обрадовано улыбнувшись.

– Но теперь будет труднее, – задумчиво сказала Момо. – Кто же третий? Он самый маленький из трех братьев, но без него двух других не бывает. И он единственный, кто всегда дома...

Она задумалась и вдруг воскликнула:

– Это Настоящее! Вот это самое мгновение! Ведь Прошлое – это бывшие мгновения, а Будущее – те, которые придут! Значит, их обоих не было бы, если б не было Настоящего! Это верно!

Щеки Момо порозовели от возбуждения. Она продолжала:

– Но что означают следующие слова:

Странен весьма этот маленький третий -

Вечно вторым существует на свете?

Значит, Настоящее существует только тогда, когда превращается в Прошлое?! Ведь второй брат – это тот, который вышел!

Пораженная, смотрела Момо на Мастера.

– Но так оно и есть! Я еще никогда об этом не думала. Настоящего, оказывается, вовсе и нет, есть только Прошлое и Будущее? Например, сейчас – возьмем вот это мгновение: пока я о нем говорю, оно уже становится Прошедшим! Ах, теперь я понимаю, что это значит: «Хочешь взглянуть на него ты – и снова ясно увидишь вдруг брата другого». Теперь я понимаю и остальное, а именно: что всегда существует только Прошлое и Будущее сразу в одном – в Настоящем! Или нет вообще никого, потому что каждый присутствует только тогда, когда присутствуют и двое других! Голова закружится от всего этого!

– Но загадка еще не вся разгадана, – сказал Мастер Хора. – А что это за мир, которым они управляют и который и есть они сами?

Момо беспомощно взглянула на Мастера. Что бы это могло быть? Что может быть сразу и Прошлым, и Настоящим, и Будущим?

Ее взгляд скользил по тысячам и тысячам часов. Вдруг глаза Момо заблестели.

– Время! – крикнула она, захлопав в ладоши. – Да, это Время! Время, Время! – она запрыгала от радости.

– А теперь скажи мне еще: что это за дом, в котором живут три брата? – выпытывал Мастер Хора.

– Вселенная! – ответила Момо.

– Браво! – крикнул Мастер Хора и тоже захлопал в ладоши. – Поздравляю тебя, Момо! Ты знаешь толк в загадках! Это действительно доставило мне большую радость!

– Мне тоже! – ответила Момо.

Она не совсем понимала, почему Мастер Хора так рад тому, что она разгадала загадку.

Они опять стали прогуливаться по залу, и Мастер Хора показал ей еще много других редких вещей, но Момо все еще думала о загадке.

– Скажи-ка, – наконец спросила она. – Что это такое – Время?

– Ты же только что сама все объяснила, – сказал Мастер Хора.

– Нет, я говорю о другом. Само по себе время ведь тоже должно чем-то быть. Оно ведь есть. Что же оно на самом деле?

– Было бы прекрасно, если б ты сама ответила на этот вопрос.

Момо задумалась:

– Оно есть – это уж наверняка. Но потрогать его нельзя. И задержать тоже. Может быть, это что-нибудь вроде запаха? Вместе с тем это что-то такое, что все время проходит. Значит, оно должно откуда-то приходить. Может быть, оно похоже на ветер? Или нет! Теперь я знаю: это что-то вроде музыки, которую не слышно, потому что она звучит всегда. Хотя мне кажется, что я ее уже иногда слышала...

– Я знаю, – кивнул Мастер Хора. – Потому-то я и смог тебя позвать.

– Но у времени должно быть еще что-то, – сказала Момо, продолжая следовать своим мыслям. – Ведь эта музыка приходит издалека, а звучит глубоко во мне. Может быть, и со временем происходит то же самое?

Момо сконфуженно замолчала, потом беспомощно добавила:

– Так, как возникают на воде волны... Ах, это все чепуха, что я говорю!

– А я нахожу, что ты очень хорошо сказала. И поэтому я открою тебе одну тайну: отсюда – из Дома-Нигде в Переулке-Никогда, – отсюда приходит время ко всем людям на свете!

Момо взглянула на него с благоговением.

– О, – произнесла она тихо, – ты его сам делаешь? Мастер Хора улыбнулся:

– Нет, моя девочка, я всего лишь управляющий. Моя обязанность – выделить каждому человеку столько времени, сколько ему определено.

– Не можешь ли ты тогда сделать так, чтобы Серые господа не воровали у людей время?

– Нет, этого я не могу, – ответил Мастер Хора. – Люди должны сами решать, что им делать со своим временем. И защищаться они должны тоже сами. Я только выдаю каждому, что положено.

Момо оглянулась вокруг:

– И для этого у тебя столько часов? Для каждого человека – часы, да?

– Нет, Момо, – возразил Мастер Хора. – Все эти часы – просто моя коллекция. Они всего лишь несовершенная копия того, что находится в груди у каждого человека. Ибо так же, как даны глаза, чтобы видеть свет, и уши, чтобы слышать звуки, – так же дано сердце, чтобы воспринимать время. Время, не воспринятое сердцем, пропадает так же, как пропадают краски радуги для слепого или для глухого – пение птиц. К сожалению, на свете много глухих и слепых сердец, которые ничего не ощущают, хотя и бьются.

– А если мое сердце когда-нибудь перестанет биться? – спросила Момо.

– Тогда окончится и твое время, милая девочка, – ответил Мастер Хора. – Всю свою жизнь ты как бы возвращаешься сквозь время назад – сквозь все твои дни, ночи, месяцы и годы. Ты путешествуешь, пока не придешь к большим круглым серебряным воротам, через которые ты когда-то вошла. в этот мир. Через них ты опять выйдешь.

– А что там – по другую сторону этих ворот?

– Оттуда приходит музыка, которую ты уже иногда слышала. И ты тогда тоже – часть этой музыки, один из ее звуков...

Он испытующе посмотрел на Момо:

– Наверно, ты этого еще не понимаешь?

– Понимаю, – тихо ответила Момо. – Думаю, что понимаю.

Она вспомнила, как шла задом наперед по Переулку-Никогда, и спросила:

– А ты – не смерть?

Мастер Хора улыбнулся, помолчав некоторое время, потом ответил:

– Если бы люди знали, что такое смерть, они бы ее больше не боялись. А если бы они не боялись, то никто больше не смог бы воровать у них время их жизни.

– А почему не объяснить это людям? – предложила Момо.

– Ты думаешь? – спросил Мастер Хора. – Я говорю им это, когда отпускаю время, – ежечасно. Но боюсь, что люди просто не хотят меня слушать. Они хотят верить только тем, кто нагоняет на них страх. И это тоже загадка.

– Страх? А я не боюсь, – сказала Момо. Мастер Хора задумчиво кивнул. Он долго смотрел на Момо, потом спросил:

– Хочешь взглянуть, откуда приходит время?

– Да, – прошептала она.

– Я отведу тебя туда, – сказал Мастер. – Но там надо молчать. Там нельзя ни спрашивать, ни говорить. Обещаешь?

Момо молча кивнула.

Мастер Хора нагнулся и поднял Момо на руки. Он вдруг показался ей очень высоким и несказанно старым, но вовсе не человеком, а скорее деревом или скалой. Он закрыл ей рукою глаза, и она словно ощутила прикосновение прохладного снега.

Ей казалось, что Мастер Хора идет с ней по длинному темному переходу, но чувствовала себя защищенной и ничего не боялась. Вначале она думала, что слышит биение собственного сердца, но потом ей стало казаться, что это эхо шагов Мастера.

Шли они долго. Наконец Мастер опустил ее наземь. Его лицо было рядом, он смотрел на нее большими глазами, приложив палец к губам. Потом он поднялся и отступил.

Момо окружили золотые сумерки.

Постепенно она поняла, что стоит под круглым куполом, большим, как небо. Он был из чистого золота.

В самой середине купола – вверху – зияло круглое отверстие, луч света горизонтально ниспадал оттуда в круглый пруд с черной и неподвижной, как зеркало, водой.

Над самой водой в луче что-то мерцало, как ясная звезда, двигаясь с медленной важностью, и Момо разглядела огромный маятник, качавшийся над черным зеркалом. Но этот маятник ни к чему не был подвешен. Он невесомо витал в воздухе.

По мере того как маятник приближался к краю пруда, там все выше всплывал из воды большой бутон. Чем ближе к краю подвигался маятник, тем больше открывался бутон, пока он полностью не расцвел на зеркальной поверхности. Цветок был прекрасен! Момо еще никогда ничего подобного не видела. Казалось, он состоит из чистых бесплотных красок. Момо не подозревала, что такие краски вообще существуют. Звездный маятник на мгновение задержался над цветком, и Момо целиком погрузилась в его созерцание, забыв обо всем вокруг. Запах цветка казался ей чем-то таким, о чем она всегда бессознательно тосковала, не зная, о чем тоскует.

Маятник стал опять медленно-медленно возвращаться назад. По мере того как он удалялся, Момо с огорчением видела, как увядает прекрасный цветок. Один за другим отрывались и тонули в темной воде лепестки. Момо стало так больно, словно она навсегда теряет нечто невозвратимое:

Когда маятник вернулся на середину пруда, прекрасный цветок полностью растворился. Но одновременно стал возникать бутон на другом краю пруда. И когда маятник приблизился к этому краю, там расцвел еще более прекрасный цветок. Момо обошла пруд, чтобы разглядеть его вблизи.

Новый цветок был совсем другим. И таких красок Момо тоже никогда раньше не видела, ей показалось, что они еще богаче. И запах цветка был еще нежнее. И чем дольше Момо на него смотрела, тем все более удивительные оттенки находила она в его расцветке.

Но опять стал удаляться маятник, и опять стала опадать – лепесток за лепестком, – и растворяться, и тонуть в бездонной глубине вся эта красота.

Медленно-медленно вернулся маятник на другую сторону пруда, но на этот раз он качнулся немного дальше – и опять возник там, чуть подальше, новый бутон и стал постепенно распускаться.

И этот цветок был самым прекрасным! Это был цветок из цветков, единственное в своем роде чудо!

Момо хотелось громко заплакать, когда она увидела, как это совершенство красоты стало медленно увядать и погружаться в темный пруд. Но она вспомнила свое обещание, данное Мастеру Хора, и не издала ни звука.

И на другой стороне пруда маятник опять шагнул чуть дальше – и новый цветок возник из темной воды.

Постепенно Момо поняла, что каждый новый цветок не похож на предыдущий и что каждый, который только что расцвел, кажется самым прекрасным.

Бродя вокруг пруда, она смотрела, как возникали и опять исчезали цветок за цветком. Казалось, что она никогда не устанет от этого зрелища.

Но мало-помалу она заметила, что здесь постоянно происходит что-то другое, на что она до сих пор не обращала внимания.

Луч света, ниспадавший из середины купола, был не только видимым – Момо вдруг стала его слышать!

Сначала это было как шорох от дуновения ветра, пробегающего высоко по вершинам деревьев. Постепенно шум усилился, пока не стал подобен плеску водопада или грохоту бьющихся об утесы морских волн.

Наконец Момо различила в этом шуме отдельные звуки, все время заново группирующиеся, образующие все новую гармонию. Это была музыка – и вместе с тем нечто совсем иное. И вдруг Момо узнала: это была та самая музыка, которую она иногда слышала как бы издалека, когда сидела в тишине под сверкающим звездным небом.

Этот шум или звон становился все яснее и звонче. И Момо поняла, что это был тот самый звучащий свет, который вызывали из глубин темной воды расцветающие цветы – каждый раз в неповторимом и единственном сочетании.

Чем дольше она слушала, тем отчетливее различала каждый отдельный голос. Но это не были человеческие голоса – казалось, что поет золото или серебро, или другие металлы. Одновременно возникали голоса совсем иного рода, голоса немыслимых далей и неописуемой мощности. Они звучали все отчетливее, и Момо мало-помалу стала разбирать отдельные слова, слова совсем незнакомого ей языка, который она еще никогда не слышала и все же понимала. Это были голоса Солнца, и Луны и других планет, и всех звезд – они открывали ей свои подлинные имена. В этих именах заключалось значение их деятельности, в результате которой расцветали и увядали по отдельности все эти часы-цветы.

И вдруг Момо поняла, что все эти слова адресованы ей. Весь мир – до самых далеких звезд – был обращен к ней, как единое немыслимо-большое лицо, смотревшее на нее и говорившее только с ней одной!

И ее охватило нечто гораздо большее, нежели страх.

Она увидела Мастера Хора, который молча подзывал ее жестами. Она бросилась к нему, Мастер взял ее на руки, и Момо спрятала свое лицо у него на груди. Опять легли на ее глаза его руки – как беззвучно упавший снег, – стало темно и тихо, и Момо опять почувствовала себя в безопасности. И он опять пошел с ней назад по длинному переходу.

Когда они вернулись в маленькую комнату посреди стоячих часов, он уложил ее на софу.

– Мастер Хора, – зашептала Момо, – я никогда не думала, что время всех людей такое... – она с трудом подыскивала нужное слово, – такое большое, – нашлась она наконец.

– То, что ты увидела и услышала, – ответил Мастер Хора, – это не было временем человечества. Это было только твое собственное время. В каждом человеке есть такая точка – или место, – где ты только что была. Но прийти туда может только тот, кого я сам туда отнесу. И простыми глазами этого не увидишь.

– Но где же я была?

– В твоем собственном сердце, – сказал Мастер Хора, погладив ее по взъерошенным волосам.

– Мастер Хора, – опять зашептала Момо, – можно, я приведу к тебе моих друзей?

– Нет, – ответил он. – Этого пока нельзя.

– А долго я у тебя останусь?

– Пока ты сама не захочешь вернуться к своим друзьям, моя девочка.

– А можно им рассказать, о чем мне говорили звезды?

– Можно. Но ты не сумеешь это сделать.

– Почему не сумею?

– Потому что нужные слова еще должны в тебе вырасти.

– Но я очень хочу об этом рассказать. Всем рассказать! Я хочу пропеть им все эти голоса. Я думаю, что тогда все опять станет хорошо.

– Если ты действительно хочешь этого, Момо, ты должна уметь ждать.

– Ждать я умею.

– Ты должна ждать, как семя ждет в земле годового оборота солнца – прежде чем прорасти. Хочешь ты этого?

– Да, – прошептала Момо.

– Тогда спи, – сказал Мастер Хора, проведя рукой по ее глазам. – Спи!

Счастливая, Момо глубоко вздохнула и закрыла глаза.


Глава шестая. ФАЛЬШИВЫЙ СЧЕТ А ВСЕ СХОДИТСЯ

<p>Глава шестая. ФАЛЬШИВЫЙ СЧЕТ А ВСЕ СХОДИТСЯ</p>

Есть на свете один важный, но совсем будничный секрет. Все люди к нему причастны, каждый его знает; но только немногие о нем думают. Многие просто принимают его к сведению, ни капли ему не удивляясь. Секрет этот. – время.

Для измерения времени созданы календари и часы, но от них мало толку, потому что каждый знает, что один час может показаться вечностью и вместе с тем промелькнуть как мгновение – смотря по тому, что за этот час пережито.

Ведь время – это жизнь. А жизнь обитает в сердце.

Никто не понимал этого лучше, нежели Серые господа. Никто не знал цену одного часа, или одной минуты, или одной секунды человеческой жизни так, как они. Понимали они это, разумеется, на свой лад, как пиявки понимают на свой лад цену крови, и исходя из этого действовали.

В отношении человеческого времени у них были свои планы – далеко идущие и тщательно подготовленные. Самым важным было, чтобы никто не обратил внимания на их деятельность. Незаметно утвердились они в жизни большого города и его жителей. Шаг за шагом, никем не замеченные, продвигались они в своем деле, опутывая людей.

Каждого, принимавшегося ими в расчет, они знали задолго до того, как этот человек сам о чем-нибудь догадывался. Они только ждали удобного случая, чтобы схватить его. И делали все, чтобы это мгновение скорее наступило.

Взять, например, господина Фузи, парикмахера. Он, правда, не был выдающимся мастером причесок, но пользовался на своей улице уважением. Он не был ни богат, ни беден. Его мастерская, расположенная в центра города, была маленькой, он держал всего лишь одного ученика.

Как-то днем стоял господин Фузи перед дверью своей мастерской, поджидая клиентов. Ученика он отпустил и теперь был один. Стоял и смотрел, как барабанит на улице дождь. День был серый, и на душе у господина Фузи было пасмурно.

«Так и проходит моя жизнь, – думал он, – под клацанье ножниц и болтовню клиентов, в мыльной пене... Что я вижу в жизни хорошего? И когда я умру, все будет так, будто меня вообще никогда не было на свете».

Нет, господин Фузи ничего не имел против того, чтобы поболтать. Он даже очень любил обсуждать с клиентами разные вопросы и выслушивать их мнение. Против клацанья ножниц и мыльной пены он, в сущности, тоже ничего не имел. Работа доставляла ему большое удовольствие, и он знал, что делает ее хорошо. Особенно любил он выбривать подбородки – в этом у него не было равных. Но бывают в жизни мгновения, когда начинает казаться, что все это гроша ломаного не стоит. Так с каждым случается.

«Вся моя жизнь – ошибка, – думал господин Фузи. – Кто я такой? Маленький брадобрей, вот кто! Жил бы я настоящей жизнью, был бы я совсем другой человек!»

Но какая эта настоящая жизнь, он не знал. Он только представлял себе что-то очень значительное, роскошное, как это изображают на картинках в иллюстрированных журналах.

«Но, – думал он угрюмо, – для всего этого работа не оставляет мне времени. Для настоящей жизни надо иметь время. Надо быть свободным. А я на всю жизнь пленник клацанья ножниц, болтовни и мыльной пены...»

В это мгновение возле парикмахерской господина Фузи остановился роскошный пепельно-серый автомобиль. Из него вышел Серый господин и направился в мастерскую. Он положил на столик перед зеркалом свинцово-серый портфель, повесил на вешалку круглую жесткую шляпу, сел в кресло, вынул записную книжечку и стал листать ее, попыхивая маленькой серой сигарой.

Господин Фузи закрыл дверь парикмахерской: ему показалось, что в помещении вдруг стало необычно холодно.

– Чем могу служить? – спросил он растерянно. – Побрить или постричь? – но тут же проклял себя за свою бестактность: у Серого господина была зеркальная лысина.

– Ничего подобного, – ответил Серый господин без тени улыбки странно беззвучным, пепельно-серым голосом. – Я пришел к вам от Сберкассы Времени. Я агент номер ИКС(384)б. Нам стало известно, что вы хотите открыть у нас текущий счет.

– Это для меня новость, – еще растерянней сказал господин Фузи. – Откровенно говоря, я до сих пор даже не знал, что существует такая фирма.

– Ну, теперь вы это знаете, – оборвал его агент. Он еще полистал в записной книжке и продолжал: – Ведь вы господин Фузи, парикмахер?

– Совершенно верно, – согласился господин Фузи.

– Значит, я попал по адресу, – сказал Серый господин, захлопнув книжечку. – Вы наш кандидат.

– То есть как? – спросил господин Фузи, все еще удивляясь.

– Видите ли, дорогой господин Фузи, – сказал агент, – вы растрачиваете свою жизнь на клацанье ножниц, болтовню и мыльную пену. Когда вы умрете, все будет так, как будто вас вообще никогда не было. Если бы у вас хватало времени вести настоящую жизнь, вы были бы совсем другим человеком. Самое главное, в чем вы нуждаетесь, – это время.

– Я только что обо всем этом думал, – пробормотал господин Фузи, содрогаясь от озноба: хотя дверь была закрыта, становилось все холоднее и холоднее.

– Вот видите! – сказал Серый господин, удовлетворенно затягиваясь маленькой сигарой. – Но откуда берется время? Его надо копить! А вы, господин Фузи, растрачиваете его самым безответственным образом. Я сейчас докажу вам это с помощью маленького расчета. В минуте шестьдесят секунд. Один час составляет шестьдесят минут. Вы следите за моей мыслью?

– Да, да, конечно, – сказал господин Фузи. Агент ИКС(384)б быстро написал серым графитом на зеркале несколько цифр.

– Шестьдесят на шестьдесят – это три тысячи шестьсот. Следовательно, в одном часе три тысячи шестьсот секунд.

День состоит из двадцати четырех часов, умножим три тысячи шестьсот на двадцать четыре – это составит восемьдесят шесть тысяч четыреста секунд в день.

В году, как известно, триста шестьдесят пять дней. Это дает нам тридцать один миллион пятьсот тридцать шесть тысяч секунд в году.

Или триста пятнадцать миллионов триста шестьдесят тысяч секунд за десять лет.

Во сколько лет вы оцениваете продолжительность вашей жизни, господин Фузи?

– Ну, – растерянно заикнулся господин Фузи, – я надеюсь прожить семьдесят, может быть, восемьдесят лет, если это будет угодно богу.

– Хорошо, – продолжал Серый господин, – возьмем для осторожности только семьдесят лет.

Значит, триста пятнадцать миллионов триста шестьдесят тысяч на семь. Итого – два миллиарда двести семь миллионов пятьсот двадцать тысяч секунд.

И он крупно написал это число на зеркале:

2 207 520 000 СЕКУНД.

Несколько раз подчеркнув число, он объявил:

– Это, господин Фузи, ваше, так сказать, состояние, которым вы можете распоряжаться.

Господин Фузи судорожно глотнул и провел рукой по лбу. От этой суммы у него закружилась голова. Он никогда не думал, что обладает таким богатством.

– Да, – кивнул агент и опять затянулся маленькой серой сигарой, – впечатляющее число, не правда ли? Но посмотрим дальше... Сколько вам лет, господин Фузи?

– Сорок два, – пролепетал господин Фузи, вдруг почувствовав себя виновным в каком-то незаконном утаивании средств.

– Сколько вы спите ночью, в среднем? – продолжал выпытывать Серый господин.

– Около восьми часов, – признался господин Фузи.

Агент считал молниеносно. Его графит так визжал о стекло, что у господина Фузи по коже забегали мурашки.

– Сорок два года по восемь часов ежедневно – это четыреста сорок один миллион пятьсот сорок тысяч. Мы с полным правом можем считать эту сумму вашей потерей. А сколько времени вы ежедневно тратите на работу, господин Фузи?

– Тоже примерно восемь часов, – еле слышно сознался господин Фузи.

– Значит, придется еще раз вычесть из вашего состояния ту же самую сумму, – безжалостно продолжал агент. – Но вы еще тратите определенное время на еду: сколько вы тратите на завтрак, обед и ужин?

– Точно не знаю, – испуганно ответил господин Фузи, – может быть, часа два?

– Полагаю, что побольше, – возразил агент, – но допустим. Тогда это составит за сорок два года сто десять миллионов триста семьдесят шесть тысяч. Поедем дальше! Как нам известно, вы живете один со старой матерью. Ежедневно вы посвящаете вашей матери целый час, вы сидите и разговариваете с ней, хотя она глуха и едва ли что-либо слышит. Это выброшенное время составляет пятьдесят пять миллионов сто восемьдесят восемь тысяч секунд. Кроме того, у вас есть еще совершенно лишний зеленый попугайчик, уход за которым стоит ежедневно четверти часа, в перерасчете это означает тринадцать миллионов семьсот девяносто семь тысяч...

– Но... – умоляюще заикнулся господин Фузи.

– Не перебивайте меня! – приказал агент, считавший все быстрее и быстрее. – Так как ваша мать инвалид, вам, господин Фузи, приходится выполнять самому часть работы по дому. Вам надо ходить за покупками, чистить ботинки и исполнять прочие обязанности. Сколько времени отнимает это у вас ежедневно?

– Может быть, час, но...

– Это еще пятьдесят пять миллионов сто восемьдесят восемь тысяч, которые вы теряете, господин Фузи. Кроме того, нам известно, что раз в неделю вы ходите в кино, раз в неделю вы поете в хоре, дважды в неделю посещаете ресторан, в другие дни вы по вечерам встречаетесь с друзьями, а иногда даже читаете ту или иную книгу. Короче, вы убиваете свое время совершенно бесполезными занятиями, и на это у вас уходит по три часа ежедневно. Это будет сто шестьдесят пять миллионов пятьсот шестьдесят четыре тысячи... Вам нехорошо, господин Фузи?

– Нет, ничего, – ответил господин Фузи, – но, простите, пожалуйста...

– Мы сейчас кончим, – сказал Серый господин. – Сперва надо коснуться еще одной главы в вашей жизни. Эта ваша маленькая тайна... вы знаете...

У господина Фузи зуб на зуб не попадал, так холодно ему стало.

– И это вам тоже известно? – пробормотал он беспомощно. – Я думал, что, кроме меня и фрейлейн Дарии...

– В нашем современном мире, – прервал его агент ИКС(384)б, – тайн больше не существует. Подойдем к этому вопросу реалистично, по-деловому, господин Фузи. Ответьте мне, пожалуйста, на один вопрос: собираетесь ли вы жениться на фрейлейн Дарии?

– Нет, – сказал господин Фузи, – ведь это невозможно...

– Совершенно верно, – продолжал Серый господин, – ибо фрейлейн Дария всю жизнь прикована к креслу на колесах, у нее больные ноги. Несмотря на это, вы каждый день приходите к ней на полчаса, чтобы принести ей цветок. Зачем?

– Она всегда так рада, – ответил, чуть не плача, господин Фузи.

– Взгляните на это трезво, – продолжал агент, – для вас, господин Фузи, это потерянное время. А именно – двадцать семь миллионов пятьсот девяносто четыре тысячи секунд. И если мы добавим к этому вашу привычку сидеть перед сном у окна и размышлять о прошедшем дне – четверть часа в день, то мы получим еще одну минусовую сумму: тринадцать миллионов семьсот девяносто семь тысяч. Теперь посмотрим, что вам, собственно, остается, господин Фузи. На зеркале уже стоял нижеследующий счет:

1 324 512 000 секунд

– 1 324 512 000 секунд

0 000 000 000 секунд

– Данная сумма, – сказал Серый господин и так застучал графитом по зеркалу, что это прозвучало как револьверные выстрелы, – данная сумма означает потерянное вами время. Что вы на это скажете, господин Фузи?

Господин Фузи не сказал ничего. Он опустился в углу на стул и вытер платком лоб: ему стало жарко, несмотря на холод.

Серый господин важно кивнул:

– Да, вы правы – это составляет более половины вашего первоначального состояния, господин Фузи. Но теперь давайте посмотрим, что, собственно, осталось от ваших сорока двух лет. Один год – это, как вы знаете, сто тридцать один миллион пятьсот тридцать шесть тысяч секунд. Умножим это на сорок два и получим один миллиард триста двадцать четыре миллиона пятьсот двенадцать тысяч.

Он написал число под суммой потерянного времени:

Сон ........................... 441 504 000 секунд

Работа ........................ 441 504 000 секунд

Питание ....................... 110 376 000 секунд

Мать ........................... 55 188 000 секунд

Зеленый попугайчик ............. 13 797 000 секунд

Покупки и т.д. ................. 55 188 000 секунд

Друзья, пение и т.д. .......... 165 564 000 секунд

Тайна .......................... 27 594 000 секунд

Окно ........................... 13 797 000 секунд

ИТОГО:… .… .… 1 324 512 000 секунд

Он убрал графит и сделал долгую паузу, чтобы дать нулям воздействовать на господина Фузи. И нули оказали-таки свое действие.

«Вот он – итог всей моей жизни», – подумал господин Фузи, чувствуя себя совершенно раздавленным.

Неумолимый счет подействовал на него так сильно, что он принял все без возражений. Да и счет сам по себе был правилен – все сходилось. Это был один из тех фокусов, с помощью которых Серые господа обманывали людей в тысячах случаев.

– Не находите ли вы, господин Фузи, – мягко начал агент ИКС(384)б, – что такое мотовство недопустимо? Не хотите ли вы начать копить свое время?

Господин Фузи молча кивнул, сжав посиневшие губы.

Пепельно-серый голос агента все еще бубнил у него над ухом:

– Если бы вы начали двадцать лет назад сберегать в день хотя бы но одному часу, вы бы имели сегодня актив в сумме двадцать шесть миллионов двести восемьдесят тысяч секунд. Два часа сэкономленного за день времени дало бы вам, конечно, вдвое больше, то есть пятьдесят два миллиона пятьсот шестьдесят тысяч... Я спрашиваю вас, господин Фузи, что значит два пустяковых часика по сравнению с такой большой суммой?

– Ничего! – воскликнул господин Фузи. – Смехотворная мелочь!

– Меня радует, что вы это признаёте, – хладнокровно продолжал агент. – Если бы мы подсчитали, сколько времени вы сэкономили бы при тех же условиях в течение других двадцати лет, то мы получили бы кругленькую сумму в сто пять миллионов сто двадцать тысяч секунд! И всем этим капиталом вы могли бы свободно распорядиться на восемьдесят втором году жизни!

– Грандиозно! – пробормотал господин Фузи, широко раскрыв глаза.

– Не спешите, – сказал Серый господин, – я вас еще больше обрадую. Мы, то есть Сберкасса Времени, не только сохраняем вам сэкономленное время, но еще и выплачиваем проценты. Это значит, что в действительности вы сберегли бы намного больше.

– Сколько? – спросил господин Фузи затаив дыхание.

– Все зависит от вас, – объяснял агент, – смотря сколько вы собираетесь накопить и на какое время вы оставляете накопленное у нас.

– Оставить у вас? – переспросил господин Фузи. – Как это понять?

– Очень просто, – сказал Серый господин. – Если по истечении пяти лет вы не потребуете ваше время назад, мы приплатим вам ту же самую сумму. Ваше состояние удваивается каждые пять лет, понимаете? Через десять лет это составит четырехкратное первоначального, через пятнадцать – восьмикратное и так далее. Если бы вы начали копить двадцать лет тому назад ежедневно по два часа, то к шестьдесят второму году жизни, то есть по истечении сорока лет, вы имели бы в своем распоряжении двухсотпятидесятишестикратное сэкономленное время. Это составило бы двадцать шесть миллиардов девятьсот десять миллионов семьсот двадцать тысяч.

Он вновь достал графит и нацарапал на зеркале:

26 910 720 000 секунд.

– Вы сами видите, господин Фузи, – сказал он и впервые скупо улыбнулся, – что это более чем в десять раз превышает все отпущенное вам первоначально время жизни. И это при экономии только двух часов в день! Подумайте, стоящее ли это предложение.

– Стоящее! – обессилено изрек господин Фузи. – Без сомнения! Мне не повезло, что я раньше этим не занялся. Только сейчас я все понял и признаюсь вам: я в отчаянии.

– Для отчаяния нет никаких оснований, – мягко возразил Серый господин. – Никогда не поздно. Если вам угодно, можно начать хоть сегодня. Вы увидите: дело того стоит.

– Еще бы! – вскричал господин Фузи. – Что мне делать?

– Но, дорогой мой, – ответил агент, подняв брови, – вам наверное известно, как экономится время! Вы просто должны быстрее работать и не делать ничего лишнего. Своим клиентам посвящайте вместо получаса только пятнадцать минут. Избегайте крадущей время болтовни. Час у матери сократите до получаса. Лучше всего отдайте ее в дешевый дом для престарелых, где о ней будут заботиться, тогда вы выиграете ежедневно целый час. Ликвидируйте ненужного попугайчика! Посещайте фрейлейн Дарию только раз в две недели, если это вообще необходимо. Отбросьте ежедневные размышления у окна и – главное – не тратьте драгоценное время на пение, чтение и на ваших так называемых друзей. Между прочим, советую повесить в парикмахерской хорошие стенные часы, чтобы контролировать работу вашего ученика.

– Хорошо, – согласился господин Фузи, – все это я могу сделать, но с оставшимся временем – что я с ним буду делать? Должен я его куда-нибудь сдавать? Но куда? Или сохранять? Как все это делается?

Серый господин улыбнулся во второй раз:

– Можете спокойно предоставить это нам. Будьте уверены, что из сэкономленного вами времени мы не потеряем ни секунды. Вы увидите, что ничего лишнего не останется.

– Значит, хорошо, – обалдело пробормотал господин Фузи, – значит, я полагаюсь на вас...

– Будьте покойны, мой дорогой, – сказал агент и встал. – Итак, я могу поздравить многочисленную общину Сберкассы Времени с новым членом. Теперь вы, господин Фузи, действительно современный, прогрессивный человек. Мои наилучшие пожелания!

Он взял шляпу и портфель.

– Одну минуточку! – крикнул господин Фузи. – Разве нам не надо заключить какой-нибудь контракт? И я не должен ничего подписать? Получу ли я какой-нибудь документ?

Агент ИКС(384)б повернулся в дверях и окинул господина Фузи с головы до ног презрительным взглядом.

– К чему? – спросил он. – Накопление времени несравнимо ни с какими другими накоплениями. Это дело полнейшей доверительности – с обеих сторон. Нам достаточно вашего согласия. Оно необратимо. О накопленных вами сбережениях мы позаботимся. Но сколько вы сбережете, это целиком зависит от вас. Мы вас ни к чему не принуждаем. Будьте здоровы, господин Фузи!

С этими словами агент сел в свой элегантный серый автомобиль и укатил.

Господин Фузи долго смотрел ему вслед, потирая лоб. Постепенно ему становилось теплее, но он чувствовал себя больным и жалким. Сизый дым маленькой сигары агента не рассеивался и еще долго висел в помещении густым облаком.

Только когда дым растаял, господину Фузи стало лучше. Но по мере того как таял дым, бледнели и числа на зеркале. И когда они наконец совсем исчезли, потухло в памяти господина Фузи и воспоминание о Сером посетителе – о посетителе, но не о решении! Это решение он воспринимал теперь как свое собственное. Намерение экономить время, чтобы начать в будущем другую жизнь, засело в его душе, как жало рыболовного крючка.

И тогда появился первый в тот день клиент. Господин Фузи мрачно обслужил его, не позволив себе ничего лишнего, молчал и кончил не через полчаса, а через двадцать минут.

Так он поступал отныне с каждым клиентом. Его работа больше не приносила ему удовольствия, да это и не имело уже никакого значения. Он нанял еще двоих учеников и строго следил за тем, чтобы они не теряли ни секунды времени. Каждое движение было рассчитано. В парикмахерской господина Фузи висела теперь табличка с надписью: «СБЕРЕЖЕННОЕ ВРЕМЯ – ДВОЙНОЕ ВРЕМЯ!»

Фрейлейн Дарии написал он короткое, деловое письмо – что из-за недостатка времени больше к ней не придет. Попугайчика он продал в зоомагазин. Мать он поместил в дешевый дом для престарелых и посещал ее там раз в месяц. И вообще он выполнял теперь все советы Серого господина, – советы, которые считал своими собственными решениями.

Он становился все нервознее и беспокойнее, ибо странно: от времени, которое он выгадывал, ему ничего не оставалось. Это время странным образом исчезало. Дни сначала незаметно, потом все более ощутимо укорачивались и укорачивались. Не успевал он оглянуться, как наступала новая неделя, новый месяц, год – и еще год, и еще...

И так как Фузи больше не вспоминал о посещении Серого господина, он должен был бы всерьез спросить себя, куда его время, собственно, девается? Но этого вопроса он себе никогда не задавал, как и все другие члены Сберкассы Времени. Его охватила какая-то одержимость. И когда он иногда со страхом замечал, как все быстрее и быстрее проносятся его дни, он еще ожесточеннее экономил время...

...Со многими в городе произошло то же самое, что и с парикмахером Фузи. Каждый день все больше становилось людей, начинавших то, что они называли «экономией времени». И чем больше становилось таких людей, тем больше у них появлялось последователей, ибо даже тем, которые не хотели этим заниматься, ничего не оставалось, как делать то же самое.

Ежедневно по радио, по телевидению и в газетах разъяснялись и восхвалялись преимущества новой организации сбережения времени, единственной, которая дарит людям свободу для ведения «настоящей» жизни. На стенах домов и тумбах для афиш появились плакаты с нарисованными на них картинами грядущего счастья. Внизу светились буквы:

Экономия времени идет все лучше!

Или: Экономии времени принадлежит будущее!

Или: Продлевай свою жизнь – экономь время!

Но действительность выглядела совсем иначе. Хотя члены Сберкассы Времени и одевались лучше, чем те, что жили возле старого амфитеатра, и больше зарабатывали, и могли больше тратить, у них были угрюмые, усталые и какие-то ожесточенные лица, неприветливые глаза. Им же неизвестна была поговорка: «Навести Момо!» У них не было никого, кто мог бы их выслушать, чтобы они ушли примиренные и радостные.

Но если бы у них и был кто-нибудь, кто готов был бы их выслушать, они бы все равно к нему не пошли – потому что хотели бы закончить это дело в пять минут. В ином случае они сочли бы свое время потерянным. Даже свободные часы, думали они, должны быть полностью использованы: как можно больше удовольствий, как можно больше развлечений.

Но по-настоящему праздновать они уже не умели. Мечтать казалось им почти что преступлением. Но более всего боялись они тишины. В тишине их охватывал страх, они начинали догадываться, что на самом деле происходит с их жизнью. И они принимались шуметь – только бы не наступила тишина. Но шум их не был веселым, как на детской игровой площадке, – это был шум свирепый и угрюмый, день ото дня он все громче раздавался в огромном городе.

Если кто делал свою работу с удовольствием и любовью – это не радовало остальных, напротив, это только задерживало всех. Важно было одно: быстрее и больше.

Повсюду на фабриках и в учреждениях лезли в глаза вывески с надписями:

Время дорого – не теряй его!

Или: Время – это деньги!

Такие же вывески были прикреплены над письменными столами начальников, над креслами директоров, в кабинетах врачей, в ресторанах и магазинах.

Большой город тоже менял свой облик. Старые кварталы снесли, были построены новые дома, где уже не было ничего лишнего. Вкусы людей во внимание не принимались – ибо тогда надо было бы строить разные дома. А куда дешевле и экономнее строить все дома одинаковыми.

На севере города поднялись огромные новостройки. Там протянулись бесконечные ряды четырехэтажных жилых казарм, похожих друг на друга как две капли воды. А так как все дома выглядели одинаковыми, то одинаковыми стали выглядеть и улицы. Эти однообразные улицы росли и росли и протянулись прямиком до самого горизонта. Так же протекала жизнь живших здесь людей – прямиком до горизонта! Все здесь было точно высчитано и запланировано, каждый сантиметр и каждое мгновение.

Никто, казалось, не замечал, что, экономя время, он экономит в действительности нечто совсем другое. Никто не хотел признать, что его жизнь становилась все беднее, все однообразнее и холоднее.

Ясно ощущали это только дети, ибо для детей не оставалось больше времени ни у кого.

Но время – это жизнь. А жизнь обитает в сердце.

И чем больше люди экономили, тем беднее они становились.


Глава седьмая. МОМО ИЩЕТ ДРУЗЕЙ, А ЕЕ ПОСЕЩАЕТ ВРАГ

<p>Глава седьмая. МОМО ИЩЕТ ДРУЗЕЙ, А ЕЕ ПОСЕЩАЕТ ВРАГ</p>

Однажды Момо сказала:

– Я не знаю, но мне кажется, будто старые друзья приходят ко мне все реже. Некоторых я уже давно не видала.

Джиги-Гид и Беппо-Подметальщик сидели рядом на поросших травой ступеньках и смотрели на заходящее солнце.

– Да, – задумчиво сказал Джиги, – со мной происходит то же самое. Все меньше людей слушают мои рассказы. Всё не как раньше. Что-то происходит.

– Но что? – спросила Момо.

Джиги пожал плечами и задумчиво стер несколько букв, которые он нацарапал на старой аспидной доске. Эту доску несколько недель тому назад нашел на помойке Беппо и принес ее Момо.

Доска лопнула посередине, но ею еще можно было пользоваться. С тех пор Джиги каждый день показывал Момо, как пишется та или иная буква. И так как у Момо была очень хорошая память, она уже научилась неплохо читать. Только с письмом получалось пока не очень.

Беппо-Подметальщик, задумавшийся над вопросом Момо, кивнул и сказал:

– Да, это правда. Оно приближается. Оно уже везде в городе. Я давно заметил.

– Но что? – спросила Момо.

Беппо немного подумал, потом ответил:

– Ничего хорошего.

И добавил после некоторой паузы:

– Становится холодно.

– Ах, брось! – сказал Джиги и положил руку на плечо Момо, утешая ее: – Зато все больше детей приходят сюда.

– Да, поэтому, – сказал Беппо, – поэтому.

– Что ты хочешь сказать? – спросила Момо.

Беппо долго думал и наконец ответил:

– Они приходят не из-за нас. Они ищут прибежища.

Все трое взглянули вниз, на покрытый травой круг в середине амфитеатра, где дети играли с мячом в новую игру, которую только сегодня после обеда придумали.

Среди них было несколько старых друзей Момо: мальчик в очках, которого звали Паоло, девочка Мария с маленькой сестренкой Деде, толстяк с высоким голосом, по имени Массимо, и мальчик, похожий на беспризорника, которого звали Франко. Там были еще другие дети, которые появились здесь несколько дней тому назад, и еще один маленький мальчик, прибежавший сегодня. Как говорил Джиги: день ото дня их становилось все больше.

Момо готова была радоваться этому. Но большинство детей просто не умели играть. Они сидели недовольные, скучные, молча глядели на Момо и ее друзей. А иногда нарочно мешали играть другим. Нередко возникали споры и драки. Оканчивалось все, конечно, благополучно. Присутствие Момо оказывало действие и на них, и очень скоро они и сами придумывали какую-нибудь игру и весело играли вместе со всеми. Но дело в том, что новенькие появлялись теперь каждый день, они приходили даже издалека – из других частей города. И опять начиналось все сначала. Даже один недовольный может испортить всем настроение.

Но было еще что-то, чего Момо толком не могла понять. И появилось это совсем недавно. Все чаще теперь случалось, что дети приносили с собой различные игрушки, с которыми нельзя было по-настоящему играть. Например, управляемый на расстоянии танк: нажмешь кнопку – он и катится. Больше от него толку не было. Или космическая ракета, которая летала вокруг длинной палки на шнуре – больше с ней нечего было делать. Или маленький робот с горящими глазами – этот ковылял по земле, поворачивая голову, – он тоже ни для чего другого не годился.

Все это были, конечно, очень дорогие игрушки, ни друзья Момо, ни она сама никогда таких не имели, но они были такие совершенные, что совершенней ничего себе и представить нельзя. Дети сидели иногда часами, плененные и вместе с тем скучающие, и смотрели, как такая штука ковыляет, тарахтит или летает вокруг палки на шнуре, – но сами ничего интересного придумать не могли. В конце концов они возвращались к старым играм, в которых им вполне хватало двух коробочек, разорванной скатерти или горсточки камешков. При этом можно было себе представить все, что хочешь.

Что-то и сегодня вечером у ребят ничего не клеилось. Дети бросили игру и уселись вокруг Джиги, Беппо и Момо. Они надеялись, что Джиги им что-нибудь расскажет. Но и этого не получилось: маленький мальчик, который пришел сегодня первый раз, мешал всем своим транзистором. Он сел в сторонке от других и включил аппарат на полную мощность. Шла рекламная передача.

– Может, ты прикрутишь свой идиотский ящик? – угрожающе спросил беспризорный мальчик по имени Франко.

– Я тебя не слышу, – отвечал новенький, – мой приемник играет очень громко.

– Сейчас же прикрути его! – крикнул Франко и встал. Новенький побледнел, но не сдавался:

– Чего это ты мне приказываешь? Я буду слушать свое радио, и нечего мне приказывать!

– Он прав. – сказал старый Беппо, – мы не можем ему этого запретить. Самое большее, что мы можем, – это попросить.

Франко опять сел.

– Пусть куда-нибудь уйдет, – сказал он огорченно, – он уже полдня нам все портит.

– Причина, наверное, есть, – сказал Беппо и посмотрел на новенького сквозь свои маленькие очки – приветливо и внимательно. – Определенно, у него есть причина.

Новенький молчал. Через некоторое время он прикрутил свой приемник и стал смотреть в другую сторону.

Момо подошла к нему и села рядом. Он выключил аппарат.

Какое-то время было тихо.

– Расскажешь что-нибудь, Джиги? – спросил кто-то.

– О да, пожалуйста! – закричали все. – Веселую историю!.. Нет, лучше захватывающую!.. Нет, нет – сказку!.. Приключение!

Но Джиги не хотел рассказывать. Никогда этого раньше с ним не было.

– Лучше вы мне что-нибудь расскажите, – признался он наконец. – О вас самих, как вы дома живете. Что вы там делаете и почему пришли к нам.

Дети молчали. Их лица стали вдруг печальными и замкнутыми.

– У нас теперь очень красивая машина, – раздался вдруг чей-то голос. – В субботу, когда папа и мама свободны, мы ее моем. И если я себя хорошо веду, мне разрешают помогать. Я тоже хочу, чтобы у меня когда-нибудь была такая машина.

– А я, – сказала маленькая девочка, – я теперь каждый день в кино хожу. Когда хочу. Чтобы развиваться, потому что у папы и мамы совершенно нет времени.

После некоторой паузы она продолжала:

– Но я не хочу развиваться. Потому я тайком хожу сюда и экономлю деньги. Когда я накоплю денег, я куплю себе билет и поеду в гости к гномикам.

– Глупая ты! – крикнул кто-то. – Гномиков не бывает!

– Нет, бывает! – упрямо крикнула девочка. – Я видела их в одной рекламе путешествий.

– У меня уже одиннадцать пластинок со сказками, – сказал другой мальчик. – Я их слушаю, когда захочу. Раньше мне папа сам рассказывал, когда приходил вечером с работы. Вот было здорово! Но теперь его никогда нет дома. Или он устал, или у него нету охоты.

– А твоя мама? – спросила Мария.

– Ее по целым дням не бывает дома.

– Да, – сказала Мария. – И у нас так же. Но, к счастью, у меня есть Деде. – Она поцеловала сестренку, сидевшую у нее на коленях, и продолжала: – Когда я прихожу из школы, я разогреваю обед. Потом я делаю домашние задания. Потом... – она передернула плечами, – ну да, потом мы бегаем до самого вечера. Чаще всего мы приходим сюда.

Все закивали, соглашаясь.

– Я вообще-то рад, – сказал Франко, причем выглядел он вовсе не радостным, – я радуюсь, что у моих стариков больше нет для меня времени. Когда они дома, они всегда ругаются и меня бьют.

Тут в разговор вдруг вмешался мальчик с транзистором:

– А мне теперь дают намного больше карманных денег!

– Ясно! – ответил Франко. – Это они делают, чтобы от тебя избавиться. Они нас больше не любят. И себя они тоже не любят. Они больше вообще никого и ничего не любят. Я вот так считаю.

– Это неправда! – сердито крикнул новенький мальчик. – Меня родители очень даже любят. Они же не виноваты, что у них нету времени. Так уж получилось. Зато они подарили мне вот этот транзистор. Знаете, какой он дорогой. Значит, они меня любят!

Все промолчали.

И вдруг этот мальчик, который весь день мешал детям играть, расплакался. Силясь перестать, он вытирал глаза грязными кулачками, но слезы все текли светлыми струйками по его грязным щекам.

Другие или смотрели на него сочувственно, или стояли опустив глаза. Теперь-то они его поняли. По правде говоря, каждый чувствовал то же самое. Как будто бы их родители бросили.

– Да, – еще раз повторил старый Беппо, – становится холодно.

– Я, наверное, больше сюда не приду, – сказал Паоло, мальчик в очках.

– Почему? – удивилась Момо.

– Родители сказали, что вы здесь просто лентяи и воры. Вы воруете время у боженьки, сказали они. А потому что таких, как вы, слишком много, поэтому у других людей и не хватает времени, сказали они. И я не должен больше сюда приходить. Потому что стану таким же, как вы.

Опять некоторые кивнули, потому что им говорили то же самое.

Джиги взглянул на всех по очереди:

– И вы тоже так про нас думаете? Почему же вы тогда приходите?

После короткого молчания Франко сказал:

– Мне наплевать. Я все равно стану карманником, говорит мой старик. Я на вашей стороне.

– Ах, вот как? – сказал Джиги, приподняв брови. – Значит, вы считаете нас ворами?

Дети смущенно уставились в землю. Наконец Паоло испытующе посмотрел в лицо Беппо:

– Мои родители никогда не врут, – сказал он тихо и еще тише спросил: – Разве вы не воры?

Тут старый Подметальщик Улиц поднялся во весь свой не слишком внушительный рост, поднял вверх три пальца и произнес:

– Еще никогда-никогда в жизни я не украл у господа бога или у ближнего своего и самой малой частицы времени. Клянусь богом!

– Я тоже! – добавила Момо.

– И я тоже! – серьезно сказал Джиги.

Дети молчали под сильным впечатлением сказанного. Никто из них не сомневался в правдивости слов трех друзей.

– А вообще сейчас я вам вот что скажу, – продолжал Джиги. – Раньше многие люди с удовольствием приходили к Момо, чтобы она их выслушала. При этом они находили здесь самих себя, если вы понимаете, что я хочу этим сказать. Но теперь они об этом больше не думают. Раньше они и меня приходили слушать. И тогда они забывали себя. И этого они теперь тоже не хотят. У нас нет больше на это времени, говорят они. И для вас у них тоже не стало времени. Ну-ка? Подумайте? На что именно у них не хватает теперь времени?!

Он прищурил глаза, потом продолжал:

– Недавно я встретил в городе одного старого знакомого, парикмахера Фузи. Я его давно не видал, я не узнал его: как он изменился. Стал каким-то нервным, брюзгливым, неприветливым. Раньше он был хорошим парнем, здорово пел, и послушать его было интересно, обо всем имел свое мнение. А теперь у него вдруг времени не стало. Сам на себя человек не похож. Это уже не Фузи, а только его тень. Был бы он один такой, я бы просто подумал, что он спятил. Но куда ни посмотришь, всюду видишь таких же. Их становится все больше. Теперь и наши старые друзья стали такими же.

И я спрашиваю себя: может, сумасшествие тоже заразная болезнь?

Старый Беппо кивнул.

– Я уверен, – сказал он. – Это своего рода зараза. – Момо была ошеломлена.

– Но тогда, – сказала она, – тогда мы должны нашим друзьям помочь!

Еще долго в тот вечер обсуждали они, чем тут помочь. Но о Серых господах и их неутомимой деятельности они, конечно, ничего не подозревали.

В последующие дни Момо отправилась на поиски своих старых друзей, чтобы узнать, почему они к ней больше не приходят.

Сперва она пошла к Никола, каменщику. Она хорошо знала дом, где тот занимал под крышей маленькую комнатку. Но его не было дома. Другие жильцы только знали, что теперь он работает в другом конце города, на новостройках, и зарабатывает кучу денег. Домой приходит редко, а если приходит, то очень поздно. Он теперь часто бывает нетрезвым, с ним вообще стало трудно говорить.

Момо решила его дождаться. Взяла да села на лесенке перед его дверью. Постепенно стемнело. Момо заснула.

Была уже глубокая ночь, когда ее разбудили грохочущие шаги и хриплое пение. Это был Никола, который поднимался, качаясь, по лестнице. Увидев девочку, он озадаченно остановился.

– Хе, Момо! – пробормотал он, видимо смущенный, что она застала его в таком состоянии. – Жива еще! Ты кого здесь ищешь?

– Тебя, – робко сказала Момо.

– Молодчина ты, как я погляжу! – улыбнулся Никола, покачав головой. – Приходишь тут в ночь-заполночь, чтобы посмотреть на своего старого друга! Да я бы сам давно тебя проведал, только у меня совсем нет времени на такие... частные дела...

Он выразительно взмахнул рукой и тяжело опустился возле Момо на ступеньку.

– Ты что думаешь, девочка? Здесь теперь все не как раньше! Времена меняются. Там, где я сейчас работаю, совсем другие темпы. Дьявольский ритм! Каждый день мы накидываем целый этаж... один за другим. Да, все не как раньше! Все организованно, каждое движение, понимаешь ты, все до мелочей...

Он говорил, и Момо внимательно слушала. И чем дольше она слушала, тем все менее восторженно звучала его речь. Вдруг он замолк и провел мозолистыми руками по лицу.

– Все чепуха, что я тут говорю, – сказал он грустно. – Ты видишь, Момо, я опять здорово выпил. Я теперь частенько закладываю. Иначе и не выдержать того, что мы там делаем. Честному каменщику все это не по душе. Слишком много песку в цементе, понимаешь ты? Четыре года, может, пять лет продержится такое, потом рухнет, стоит кому-нибудь разок кашлянуть. Все халтура, подлая халтура! Но это еще не самое худшее. Самое худшее – дома, которые мы строим для людей. Это вообще не дома, это... это бункера – и в них люди напиханы! Смотреть тошно! Но мне-то какое дело до всего этого? Я получаю свои деньги, и баста! Ну да, времена меняются. Раньше все было по-другому, тогда я гордился своей работой. Когда мы что-нибудь строили, на это стоило посмотреть! Но сейчас... Когда-нибудь, когда я накоплю денег, я плюну на свою профессию и начну что-нибудь другое...

Он опустил голову и мрачно уставился в одну точку. Момо ничего не говорила, она только слушала.

– Может быть, – начал он вдруг совсем тихо, – может быть, мне надо к тебе как-нибудь прийти и все рассказать? Да, действительно, надо. Может, завтра, а? Или лучше послезавтра? Ну ладно, я посмотрю, как это устроить. Но я непременно приду. Договорились?

– Договорились, – сказала, обрадовавшись, Момо. И они расстались, потому что оба очень устали.

Но Никола не пришел ни завтра, ни послезавтра. Он вообще не пришел. Может, у него и правда не было времени?

Потом Момо посетила трактирщика Нино и его толстую жену. Маленький старый домик с дождевыми подтеками на штукатурке и виноградными листьями перед входом стоял на краю города. Момо направилась, как всегда, к кухонной двери. Дверь была открытой, и Момо уже издали услышала громкую перепалку между Нино и его женой Лилианой. Лилиана орудовала на плите кастрюлями и сковородками. Нино, размахивая руками, наступал на нее. В углу сидел в корзине ребенок и орал.

Момо присела возле ребенка. Она взяла его на руки и стала укачивать, пока он не замолк. Нино и Лилиана прервали спор и оглянулись.

– Ах, Момо, это ты! – сказал Нино и улыбнулся. – Рад тебя видеть.

– Хочешь поесть? – немного резко спросила Лилиана. Момо отрицательно качнула головой.

– Чего же ты тогда хочешь? – нервно спросил Нино. – У нас, право, нет для тебя времени!

– Я только хотела спросить, – тихо сказала Момо, – почему вы так давно не приходите?

– Не знаю! – раздраженно сказал Нино. – У нас теперь совсем другие заботы.

– Да! – крикнула Лилиана, гремя кастрюлями. – У него совсем другие заботы! Например: как отвадить добрых старых клиентов! Это теперь его главная забота! Помнишь, Момо, тех стариков, которые всегда сидели за столиком в углу? Он их прогнал! Выбросил вон!

– Этого я не делал! – защищался Нино. – Я любезно попросил их найти себе другой погребок. Как хозяин, я имею на это право.

– Право, право! – вскипела Лилиана. – Так не поступают. Это бесчеловечно и подло. Ты хорошо знаешь, что другого погребка они себе не найдут. А у нас они никому не мешали.

– Конечно, они никому не мешали! – крикнул Нино. – Потому что приличная богатая публика к нам не ходила, пока тут торчали эти небритые старые типы. Ты думаешь, такое нравится людям? От стакана дешевого вина, который они могли себе за вечер позволить, прибыль невелика. Так мы ничего не добьемся!

– Дела у нас шли неплохо, – возразила Лилиана.

– До сих пор да! – горячился Нино. – Но ты прекрасно знаешь, что дальше так не пойдет! Владелец дома повысил арендную плату. Теперь я должен платить на одну треть больше. Все дорожает. Откуда взять денег, если я превращу свой погребок в прибежище для старых нищих болтунов? Почему я должен жалеть других? Меня никто не жалеет!

Толстая Лилиана швырнула на плиту сковородку.

– Сейчас я тебе кое-что объясню! – крикнула она и уперлась руками в широкие бедра. – К этим старым болтунам относится, например, и мой дядя Этторе! А я не разрешу тебе поносить мою родню! Он хороший, честный человек, хотя у него и меньше денег, чем у твоей приличной публики!

– Этторе может остаться! – широким жестом подчеркнул Нино. – Я сказал ему это. Но он не хочет!

– Конечно, не хочет – без своих старых друзей! Что ты, собственно, думаешь? Будет он тебе сидеть один в углу?

– Тогда я ничего не могу поделать! – заорал Нино. – Во всяком случае, у меня нет никакого желания из-за твоего дяди Этторе окончить свою жизнь хозяином какой-то забегаловки. Мне тоже хочется кое-чего достигнуть! Или это преступление? Я хочу свой погребок улучшить! Сделать его шикарным! И я стараюсь не для одного себя. Я делаю это и для тебя, и для нашего ребенка. Неужели ты этого не понимаешь, Лилиана?

– Нет, – жестко ответила Лилиана. – Это бессердечно! Если ты с этого хочешь начинать – тогда без меня! Тогда я в один прекрасный день поднимусь и уйду. Делай что хочешь!

Она взяла у Момо ребенка, который опять заплакал, и выбежала из кухни.

Долгое время Нино ничего не говорил. Он закурил сигарету, вертя ее между пальцев.

Момо смотрела на него.

– Ну да, – сказал он наконец, – душевные были люди. Я бы и сам хотел, чтобы они к нам ходили. Ты знаешь, Момо, мне и самому жаль, что я... но что делать? Времена меняются.

Помолчав, он продолжал:

– Может быть, Лилиана и права. С тех пор как старики исчезли, мой погребок стал для меня каким-то чужим. Холодным, понимаешь ты? Мне он самому не нравится. Я правда не знаю, что делать. Но сегодня все так поступают. Почему я должен поступать по-иному? Или ты думаешь – должен?

Момо незаметно кивнула.

Нино взглянул на нее и тоже кивнул. Оба улыбнулись.

– Хорошо, что ты пришла, – сказал Нино. – Я уже совсем позабыл, что прежде мы в таких случаях говорили: «Навести Момо!» Но теперь я приду к тебе. Вместе с Лилианой. Послезавтра у нас выходной, тогда мы и придем. Согласна?

– Согласна, – ответила Момо.

После этого Нино дал ей кулек яблок и апельсинов, и она пошла домой.

Нино и его жена в самом деле пришли. Они принесли с собой ребенка и полную корзину вкусных вещей.

– Ты представь себе, Момо, – сияя, говорила Лилиана. – Нино отправился к дяде Этторе и ко всем другим старикам, к каждому в отдельности, извинился перед ними и попросил их вернуться.

– Да, – улыбнулся Нино, почесав в затылке, – они вернулись. С переделкой погребка ничего не получится. Но мне это больше по душе.

Он рассмеялся, а его жена сказала:

– Уж как-нибудь переживем, Нино.

Наступил прекрасный вечер, когда они наконец собрались уходить, но обещали вскоре опять прийти.

Так Момо разыскала своих старых друзей – одного за другим. Она сходила к столяру, который когда-то смастерил ей из ящиков стол и стулья. Она сходила к женщинам, которые принесли ей постель. Короче, она разыскала всех людей, которые когда-то внимательно слушали ее и уходили домой решительными и радостными. Все обещали вернуться. Некоторые не сдерживали своего слова или не могли сдержать, потому что не находили для этого времени. Но многие вернулись, и все стало почти как раньше.

Сама того не подозревая, Момо перебежала дорогу Серым господам. А этого они стерпеть не могли...

...Спустя некоторое время – это случилось в особенно жаркий полдень – Момо нашла на каменных ступенях куклу.

Уже и раньше случалось, что дети забывали здесь дорогие игрушки, с которыми им надоедало играть. Но Момо не могла вспомнить, чтобы у кого-нибудь из детей видела эту куклу. А она не могла бы ее не заметить, ведь кукла была не простая.

Она была почти такого же роста, как Момо, и сделана так натурально, что ее можно было принять за маленького человека. Но она выглядела не как ребенок, а как шикарная юная дама. На ней было короткое красное платье и деревянные босоножки на высоких каблуках.

Момо заворожено рассматривала ее. Когда она через некоторое время притронулась к ней, кукла захлопала веками, задвигала губами и произнесла несколько квакающим, как из телефона, голосом:

– Добрый день. Я Бэбигёрл, автоматическая кукла.

Момо испуганно отпрянула, невольно ответив:

– Добрый день. Меня зовут Момо.

Кукла опять задвигала губами и сказала:

– Я принадлежу тебе. Все будут тебе завидовать.

– Я не верю, что ты принадлежишь мне, – ответила Момо. – Я скорее думаю, что тебя здесь кто-нибудь позабыл.

Она взяла куклу в руки и высоко подняла ее. Та опять задвигала губами и сказала:

– Хочу иметь много-много вещей.

– Вот как? – ответила Момо. – Я не знаю, найдется ли у меня что-нибудь подходящее. Но подожди, я покажу тебе мои вещи, и ты сама выберешь, что тебе понравится.

Она взяла куклу и спустилась с ней через пролом в стене в свою комнатку. Достав из-под кровати коробку, она разложила перед куклой свои драгоценности.

– Вот, – сказала она, – это все, что у меня есть. Если тебе что понравится, скажи.

И она показала кукле разноцветное птичье перо, красивый камень, золотую пуговицу, кусочек цветного стекла. Кукла молчала, Момо толкнула ее.

– Добрый день, – квакнула кукла. – Я Бэбигёрл, совершенная кукла.

– Да, – сказала Момо, – это я уже знаю. Но ты хотела себе что-то выбрать, Бэбигёрл. Вот видишь эту красивую розовую раковину? Нравится она тебе?

– Я принадлежу тебе, – ответила кукла. – Все будут тебе завидовать.

– Ну да, это ты уже говорила, – ответила Момо. – Но если ты ничего не хочешь выбрать, то, может, поиграем, а?

– Хочу иметь много-много вещей, – повторила кукла.

– Больше у меня ничего нет, – сказала Момо.

Она взяла куклу и опять вылезла с ней наружу. Там она посадила совершенную Бэбигёрл на землю и уселась напротив нее.

– Давай играть, будто ты пришла ко мне в гости, – предложила Момо.

– Добрый день, – сказала кукла. – Я Бэбигёрл, совершенная кукла.

– Как это мило, что вы меня посетили! – ответила Момо. – Откуда вы, уважаемая дама?

– Я принадлежу тебе, – продолжала Бэбигёрл. – Все будут тебе завидовать.

– Но послушай, – возразила Момо, – если ты все время будешь говорить одно и то же, никакой игры не получится.

– Хочу иметь много вещей, – ответила кукла, хлопая ресницами.

Момо попробовала начать другую игру. Когда из этого тоже ничего не вышло, еще одну, потом еще и еще. Ничего не получалось.

Если бы кукла не умела говорить, Момо сама отвечала бы за нее и получился бы прекрасный разговор. Но Бэбигёрл своими словами только портила всякую беседу.

Момо охватило чувство, какого она до этого никогда не испытывала. И так как чувство это было совсем новым, потребовалось какое-то время, чтобы Момо поняла, что это – скука.

Момо растерялась. Охотнее всего она просто бросила бы эту совершенную куклу и принялась бы играть во что-нибудь другое, но почему-то не могла от нее оторваться.

В конце концов Момо осталась сидеть, пристально уставившись на куклу, а та в свою очередь уставилась голубыми стеклянными глазами на Момо – будто они друг друга гипнотизируют.

Наконец Момо отвела взгляд в сторону – и испугалась. Неподалеку стоял элегантный пепельно-серый автомобиль, она и не заметила, как он подъехал. В машине сидел господин в костюме цвета паутины, в жесткой серой шляпе. Он курил маленькую серую сигару. И лицо у него было пепельно-серое.

Очевидно, он уже некоторое время наблюдал за Момо, потому что кивнул ей, улыбаясь. И несмотря на то, что полдень был жаркий и воздух дрожал от солнечного зноя, Момо вдруг стала мерзнуть.

Человек открыл дверцу машины, вышел и направился к Момо. В руке он нес свинцово-серый портфель.

– Какая у тебя прекрасная кукла! – проговорил он своеобразно-беззвучным голосом. – Все друзья будут тебе завидовать.

Момо пожала плечами и промолчала.

– Наверное, очень дорогая вещь? – продолжал господин.

– Не знаю, – смущенно ответила Момо. – Я ее нашла.

– Что ты говоришь! – воскликнул Серый господин. – Вот счастливица! Везет же тебе!

Момо опять промолчала, плотнее завернувшись в свой огромный мужской пиджак. Холод усиливался.

– Мне, однако, кажется, что ты не особенно радуешься, – сказал Серый господин, слабо улыбаясь.

Момо покачала головой. Странное чувство охватило ее: будто все ее друзья навеки исчезли из мира – нет, будто их никогда и не было! Будто все они жили в ее воображении. Вместе с тем она почувствовала нечто предостерегавшее ее.

– Я некоторое время наблюдал за тобой, – продолжал Серый господин, – мне кажется, что ты вообще не знаешь, как надо играть с такой замечательной куклой. Показать тебе?

Момо удивленно взглянула на него и кивнула.

– Хочу иметь много-много вещей, – внезапно заквакала кукла.

– Вот видишь, малышка, – сказал Серый господин. – Она сама все объясняет. С такой замечательной куклой нельзя играть, как с обыкновенной, это же ясно. Если ты не хочешь, чтоб тебе было с ней скучно, надо ей все время что-то предлагать. Смотри, малышка.

Он подошел к автомобилю и открыл багажник.

– Перво-наперво ей нужно много платьев, – сказал он. – Вот, например, прелестное вечернее платье...

Он вынул его и швырнул в сторону Момо.

– А вот шуба из настоящей норки. А вот шелковый халат. А вот костюм для игры в теннис. И лыжный костюм. И купальник. И костюм для верховой езды. И пижама. И ночная рубашка. И еще одна. И еще...

Он бросал вещи в кучу между Момо и куклой.

– Вот, – сказал он и снова слабо улыбнулся. – С этим ты можешь поиграть для начала, не так ли, малышка? Ты думаешь, что через несколько дней опять станет скучно? Но тогда надо предложить кукле еще кое-что...

Он нагнулся над багажником и опять стал выкидывать вещи:

– Вот, например, настоящая маленькая сумка из змеиной кожи, с настоящей губной помадой и пудреницей. А вот маленький фотоаппарат. А вот теннисная ракетка. А вот кукольный бинокль, тоже настоящий. Вот браслет, ожерелье, серьги, кукольный револьвер, шелковые чулки, шляпа с пером, соломенная шляпа, а вот весенняя шляпка, вот бадусан для ванн, а вот дезодорант для тела...

Он на минуту замолчал и испытующе посмотрел на Момо – как она скованно сидит на земле посреди всех этих вещей.

– Ты видишь, – продолжал Серый господин, – все очень просто. Надо иметь все больше и больше вещей, тогда никогда не будет скучно. Но может быть, ты думаешь, что совершенная кукла в один прекрасный день захочет иметь вообще все на свете и тогда опять станет скучно? Нет, малышка, не беспокойся! На такой случай мы имеем для Бэбигёрл подходящего партнера.

И он вынул из багажника другую куклу. Она была такой же величины, как Бэбигёрл, была такой же совершенной, с одной лишь разницей: это был молодой человек! Серый господин посадил вторую куклу рядом с первой и объяснил:

– Это Бэбибой! Для него тоже имеется богатый гарнитур.

И если это все – все – опять станет скучным, тогда мы найдем для Бэбигёрл подружку, и у этой подружки тоже есть гарнитур, который впору только ей одной. А у Бэбибоя найдется подходящий друг, а у того опять друзья и подружки. Ты видишь, никогда не будет скучно! Можно продолжать бесконечно, и всегда останется еще что-нибудь, что ты можешь себе пожелать.

Говоря это, он вытаскивал из багажника машины одну куклу за другой – казалось, его багажник бездонный – и расставлял их вокруг Момо, которая все еще неподвижно сидела на месте и испуганно смотрела на Серого господина.

– Ну? – спросил он наконец, пыхтя сигарой, пуская густые облака дыма. – Поняла ты теперь, как надо играть с такой куклой?

– Поняла, – ответила Момо.

Она вся дрожала от холода.

Серый господин с довольным видом кивнул, затягиваясь сигарой.

– Ты, конечно, хотела бы оставить все эти прекрасные вещи у себя, не так ли? Хорошо, малышка, я дарю их тебе! Ты все это получишь – не сразу, но одно за другим, понимаешь? – и еще много, много чего другого! И тебе не надо за это ничем расплачиваться. Только играть должна ты со всем этим так, как я тебе объяснил. Ну, что ты на это скажешь?

Серый господин улыбнулся ей с нетерпением, но так как Момо ничего не говорила, а только серьезно смотрела на него, он торопливо подсел к ней:

– Теперь твои друзья тебе больше не нужны, понимаешь? У тебя будет достаточно развлечений, если все эти прекрасные вещи будут принадлежать тебе, к тому же ты все время будешь получать все новые и новые, не правда ли? Ты же хочешь этого? Ты хочешь иметь эту замечательную куклу? Ты непременно хочешь ее иметь, не так ли?

Момо смутно почувствовала, что ей предстоит борьба – более того: что она уже втянута в эту борьбу. Но она не знала, как бороться и с кем именно. Ибо чем дольше она внимала странному гостю, тем сильней испытывала к нему то же чувство, что и к кукле: она слышала голос, который говорил, она слышала слова, но не слышала того, кто говорит. Она покачала головой.

– Что такое, что? – спросил Серый господин, приподняв брови. – Ты все еще недовольна? Современные дети, действительно, слишком требовательны! Может, ты скажешь мне, чего этой роскошной кукле еще не хватает?

Момо смотрела в землю, задумавшись.

– Мне кажется, – сказала она тихо, – мне кажется, ее нельзя полюбить.

– Об этом вообще не может быть и речи! – сказал Серый господин ледяным тоном.

Момо посмотрела ему в глаза. Человек навевал на нее страх исходящим из глаз холодом. Вместе с тем ей странным образом было жаль его, хотя она не могла бы сказать почему.

– Но мои друзья... – сказала она, – я их люблю.

Лицо Серого господина передернулось гримасой, словно у него вдруг заболели зубы. Но он тут же овладел собой и улыбнулся.

– Я думаю, что нам надо серьезно поговорить, – сказал он. – Ты должна понять, что к чему.

Он достал из кармана серую записную книжечку и стал в ней листать, пока не. нашел то, что нужно:

– Тебя зовут Момо, не так ли?

Момо кивнула. Серый господин захлопнул книжечку, сунул ее в карман и, кряхтя, сел рядом с Момо на землю. Некоторое время он молчал, задумчиво пыхтя своей маленькой серой сигарой.

– Итак, Момо, выслушай меня! – начал он наконец.

Момо именно этого и хотела. Но выслушивать этого господина было намного труднее, чем всех, кого она выслушивала до сих пор. Обычно она как бы входила в собеседника, ясно понимая, что он хочет сказать и кто он такой. Но с Серым господином это не получалось. Как она ни пыталась его слушать, ей все время казалось, что она проваливается куда-то в пустоту, словно рядом с ней никого нет. Такого с ней еще никогда не было.

– Единственное, что важно в этой жизни, – говорил Серый господин, – это желание чего-нибудь добиться, чем-то стать, что-то иметь. Если человек умеет добиваться успеха, если он становится все более заметным, если он имеет больше, чем другие, то все остальное, так или иначе, приложится: дружба, любовь, семья и так далее. Ты уверена, что любишь своих друзей. Давай-ка подойдем к этому вопросу по-деловому.

Серый господин выпустил изо рта несколько колечек дыма. Момо втянула босые ноги под пиджак и закуталась как могла.

– Первый вопрос: что имеют твои друзья от того, что ты существуешь? – снова начал Серый господин. – Приносит им это какую-то пользу? Нет. Помогает им это продвинуться по службе, больше зарабатывать, как-то улучшить свою жизнь? Конечно, нет. Поддерживаешь ли ты их в стремлении экономить время? Напротив. Ты их от всего удерживаешь, ты груз на их ногах, ты разрушаешь их преуспевание. Может быть, ты этого еще не осознала, Момо, но ты мешаешь им просто тем, что ты есть. Да, ты их враг, хотя и невольный! И это ты называешь словом «люблю»?

Момо не знала, что ответить. Об этом она еще никогда не думала. Какое-то мгновение она даже начала сомневаться: может быть, Серый господин прав?

– Вот поэтому-то мы и хотим защитить твоих друзей от тебя, – продолжал Серый господин. – И если ты их действительно любишь, ты нам в этом поможешь. Нам хочется, чтобы они кое-чего достигли. Мы их истинные друзья. Мы не можем спокойно смотреть, как ты удерживаешь их от всего, что для них важно. Мы хотим позаботиться о том, чтобы ты оставила их в покое. Потому мы и дарим тебе все эти прекрасные вещи.

– Кто «мы»? – произнесла Момо дрожащими губами.

– Мы – представители Сберкассы Времени, – ответил Серый господин. – Я – агент номер БЛВ(553)ц. Я лично не имею против тебя ничего, но Сберкасса Времени шутить не любит!

В этот момент Момо вдруг вспомнила обо всем, что рассказывали ей Беппо и Джиги об экономии времени как о заразе. Ее вдруг осенила страшная мысль: что Серый господин со всем этим связан. Ей страстно захотелось, чтобы оба ее друга оказались сейчас рядом. Она еще никогда не чувствовала себя такой одинокой. Но несмотря ни на что, она не даст себя запугать! Момо собрала воедино всю свою силу, всю храбрость и ринулась в эту темноту и пустоту, за которой прятался Серый господин.

Он наблюдал за ней краем глаза. Изменения в ее лице не ускользнули от него. Он иронически улыбнулся, прикуривая новую сигару от догоравшей старой.

– Не утруждайся понапрасну, – сказал он, – с нами тебе не справиться.

Момо не сдавалась.

– Разве тебя никто не любит? – спросила она шепотом.

Серый господин вдруг покривился и как-то осунулся. Потом он ответил ей серым голосом:

– Должен признаться, что никогда не встречал никого похожего на тебя, правда, никогда! А я знаю много людей. Если б таких, как ты. было больше, мы должны были бы закрыть свою Сберкассу и превратиться в ничто: где бы мы взяли средства к существованию?

Агент замолчал. Он уставился на Момо, пытаясь побороть что-то, что он не мог понять и с чем не мог справиться. Его лицо еще больше посерело.

Когда он опять начал говорить, казалось, что это происходит против его желания, будто слова сами из него вырываются и он не может их задержать. Лицо его при этом все больше и больше искажалось – от ужаса перед тем, что с ним происходит. Наконец Момо услышала его истинный голос:

– Мы должны оставаться неизвестными, – услышала она, – никто не должен знать, что мы есть и чем мы занимаемся... Мы заботимся о том, чтобы ни один человек не сохранил нас в своей памяти... Только оставаясь неизвестными, можем мы продолжить свое дело... тягостное дело – отнимать у людей их жизни: по часам, по минутам, по секундам... Мы хватаем ваше время... мы его накапливаем... мы жаждем его... Ах, вы не знаете, что это такое – ваше время!.. Но мы, мы это знаем, и мы высосем вас до костей... Нам нужно все больше... все больше и больше... ибо и нас становится все больше... все больше... все больше...

Последние слова Серый господин выдавил из себя с хрипом и зажал рот обеими руками.

Его глаза, впившиеся в Момо, выскочили из орбит. Но через некоторое время он, казалось, начал приходить в себя.

– Что, что это было? – пробормотал он, запинаясь. – Ты расколола меня, все выведала! Я болен! Это ты сделала меня больным, ты... – Его голос звучал почти умоляюще: – Я тут нес разную чепуху, милая девочка! Забудь это! Ты должна меня забыть, так, как все нас забывают! Ты должна! Ты должна!

Он схватил Момо и стал ее трясти. Она беззвучно шевелила губами.

Тогда Серый господин вскочил, затравленно оглянулся вокруг, схватил свинцово-серый портфель и помчался к машине.

И тут случилось нечто в высшей степени удивительное: все разбросанные по земле куклы и другие вещи вдруг устремились со всех сторон в багажник автомобиля – как в обратной киносъемке! – и багажник захлопнулся. Автомобиль рванулся – из-под колес брызнули камешки...

Момо еще долго сидела на месте, стараясь осмыслить услышанное. Ледяной холод постепенно отпускал ее, и одновременно все становилось ей яснее и яснее. Момо ничего не позабыла. Она услышала истинный голос Серого господина.

Перед ней – в чахлой траве – поднималась струйка дыма. Это дымился раздавленный окурок серой сигары, медленно превращаясь в золу.


Глава восьмая. МНОГО СНОВ И НЕМНОГО РАЗМЫШЛЕНИЙ

<p>Глава восьмая. МНОГО СНОВ И НЕМНОГО РАЗМЫШЛЕНИЙ</p>

Вечером пришли Джиги и Беппо. Они разыскали Момо в тени под стеной, где она сидела все еще немного бледная и расстроенная. Они подсели к ней и озабоченно стали расспрашивать о случившемся. Заикаясь, рассказала Момо о своем приключении. Слово в слово повторила она разговор с Серым господином.

В продолжение всего рассказа Беппо внимательно и испытующе рассматривал Момо. Складки на его лбу углубились. Он продолжал молчать и после того, как Момо кончила.

Джиги, напротив, слушал со все возраставшим возбуждением. Его глаза заблестели, как это не раз бывало, когда он с увлечением придумывал свои собственные рассказы.

– Наш час пробил! – сказал он и положил Момо на плечо руку. – Ты разведала то, о чем пока никто не догадывался! И теперь мы спасем не только наших старых друзей, нет – мы спасем весь город! Мы трое – я, Беппо и ты, Момо!

Он вскочил и простер вперед обе руки. В мыслях он видел огромную массу людей, которая, ликуя, приветствует своего освободителя.

– Хорошо, – немного сконфуженная, сказала Момо. – Но как мы это сделаем?

– Что ты имеешь в виду? – возбужденно спросил Джиги.

– Что делать, чтобы победить Серых господ?

– Ну, этого я сейчас тоже еще не знаю! Это надо продумать. Но одно ясно: после того как мы узнали, что они есть и чем они занимаются, мы должны вступить с ними в борьбу; или ты боишься?

Момо смущенно кивнула:

– Я думаю, что они не совсем обычные люди. Этот, который был у меня, выглядел очень странно. И от него исходил такой холод. Когда их много, они, конечно, очень опасны. Я их боюсь.

– Брось! – восторженно крикнул Джиги. – Дело просто! Эти господа могут творить свое темное дело, только оставаясь неузнанными. Твой гость сам себя выдал. Надо постараться, чтобы они стали узнаваемы. Кто их однажды опознал, тот будет их помнить, а кто их помнит, тот сразу узнает их! Так что нам вообще нечего бояться: ничего они нам не сделают!

– Ты думаешь? – сомневаясь, спросила Момо.

– Конечно! – продолжал Джиги с сияющими глазами. – Иначе твой гость не бежал бы от тебя сломя голову. Они нас боятся!

– Но тогда мы их, может быть, вообще не отыщем? – сказала Момо. – Они будут прятаться.

– Весьма возможно, – согласился Джиги. – Но мы должны выманить их из укрытия.

– Но как? – спросила Момо. – По-моему, они очень хитрые.

– Нет ничего легче! – рассмеялся Джиги. – Мы поймаем их с помощью их же собственной жадности. Мышей приманивают салом, воров времени – временем. А у нас времени достаточно! Например, ты: ты просто будешь сидеть здесь вроде наживки и их приманивать. А когда они придут, мы с Беппо выскочим из укрытия и нападем на них!

– Но меня они уже знают, – вставила Момо. – Не думаю, что они клюнут на такую наживку.

– Хорошо, – сказал Джиги, обуреваемый все новыми мыслями, – тогда мы еще что-нибудь придумаем. Ведь этот Серый господин что-то говорил о Сберкассе Времени. Это, наверно, такой дом. Где-нибудь в городе. Нам только надо найти его. И мы найдем! Я уверен, что мы его сразу узнаем: серый, неуютный, наверно, без окон, огромный сейф из бетона! Я его так и вижу. Когда мы его отыщем, мы войдем туда. У каждого в руках но пистолету. «Сейчас же выкладывайте украденное время!» – говорю я...

– Но у нас нет пистолетов, – озабоченно прервала Момо.

– Тогда без пистолетов, – величественно ответил Джиги. – Это еще страшнее. Само наше появление обратит их в паническое бегство.

– Было бы неплохо, если бы нас было больше, – сказала Момо. – Пока нас только трое. Да и Сберкассу Времени мы отыскали бы быстрее, если бы нас было больше.

– Это хорошая идея, – согласился Джиги. – Надо мобилизовать всех наших друзей. И всех детей, которые к нам приходят. Предлагаю сейчас же отправиться в путь! Каждый оповестит всех, кого разыщет. А те передадут нашу весть другим. Завтра после обеда мы встретимся тут для совещания!

И они сразу же отправились в путь. Момо в одном направлении, Беппо и Джиги – в другом.

После того как Беппо и Джиги прошли уже больше полпути до города, Беппо, все это время не проронивший ни слова, вдруг остановился:

– Послушай, Джиги, – сказал он. – Я очень беспокоюсь.

– О чем? – повернулся к нему Джиги.

Беппо смотрел на него некоторое время, потом сказал:

– Я верю Момо.

– Ну – и? – удивился Джиги.

– Я думаю, – продолжал Беппо, – я думаю, что это все правда, о чем она рассказывала.

– Ну хорошо, а дальше? – спросил Джиги, не понимая, чего Беппо, собственно, хочет.

– Видишь ли, – продолжал Беппо, – если правда все, что Момо рассказала, то мы должны хорошенько все обдумать. Если это правда разбойничья банда, то в это дело нельзя так просто ввязываться, понимаешь? Это может принести вред Момо. О нас я уже не говорю, а если в это дело мы втянем еще детей, то и им будет грозить опасность. Надо хорошенько обдумать, что делать.

– Ах, брось! – рассмеялся Джиги. – Вечно ты все усложняешь! Чем больше нас будет, тем лучше!

– Мне кажется, – серьезно возразил Беппо, – мне кажется, ты не веришь, что все, что рассказала Момо, – правда.

– Что значит правда? – ответил Джиги. – Ты, Беппо, человек без фантазии. Весь мир – он как длинная-предлинная история, и мы все играем в нем каждый свою роль. Нет, Беппо, нет, я верю всему, что рассказывала Момо, точно так же, как ты!

Беппо не знал, что на это возразить. Но его опасения ничуть не уменьшились.

Тут они расстались, и каждый пошел своей дорогой, чтобы оповестить друзей и детей о завтрашнем совещании – Джиги с легким, Беппо с тяжелым сердцем.

В эту ночь Джиги снилась его грядущая слава освободителя города. Он видел себя во фраке, Беппо в черном сюртуке, Момо в платье из белого шелка. На всех троих накинули золотые цепи, увенчали лавровыми венками. Раздалась прекрасная музыка, город устроил в их честь факельное шествие, такое великолепное и бесконечное, какого люди еще никогда до этого не видывали...

В это же время старый Беппо лежал в кровати и никак не мог заснуть. Чем дольше он размышлял, тем яснее представлялась ему опасность всей этой затеи. Конечно, он не оставит в беде Момо и Джиги – он будет с ними, чем бы это ни кончилось. Но он должен попытаться удержать их.

На другой день, около трех часов пополудни, гул многих голосов огласил развалины старого амфитеатра. Правда, взрослые друзья Момо, к сожалению, не пришли – кроме, конечно, Джиги и Беппо, – но пришло примерно пятьдесят или шестьдесят детей из дальних и близких окрестностей, богатые и бедные, благонравные и плохо воспитанные, большие и маленькие. Некоторые, как Мария, привели своих маленьких сестер и братьев, и теперь эти малыши, засунув в рот палец, смотрели огромными глазами на необычное сборище. Франко, Паоло и Массимо тоже пришли. Но особенно заинтересованы были всем этим новички. Между прочим, появился и маленький мальчик с транзистором – но на этот раз без него.

Он сел возле Момо и сразу же сказал ей, что зовут его Клаудио и что он рад принять участие в совещании.

Когда стало ясно, что никто больше не придет, поднялся Джиги-Гид и важно потребовал тишины. Разговоры смолкли, и над круглым амфитеатром воцарилась полная ожидания тишина.

– Дорогие друзья, – громко начал Джиги, – все вы приблизительно знаете, о чем пойдет речь. Об этом вам сообщили, приглашая вас на наше тайное собрание. До сих пор дело обстоит так, что у все большего числа людей остается все меньше времени, хотя они его всеми средствами без конца экономят. Но видите, именно сэкономленное время у людей и отняли. Почему? Момо это разведала! Время крадет у людей банда воров времени! Чтобы положить конец этой преступной организации, нам нужна ваша помощь. Если вы готовы участвовать, то мы одним ударом покончим с этим наваждением. Как вы думаете: стоит за это бороться?

Он сделал паузу, и дети захлопали в ладоши.

– Позже мы обсудим, что необходимо предпринять, – продолжал Джиги. – Но пусть Момо сначала расскажет вам, как она встретилась с одним из этих типов и как он выдал себя.

– Минуточку, – сказал старый Беппо и встал. – Послушайте-ка, дети! Я против того, чтобы Момо говорила. Так дело не пойдет. Если она заговорит, она подвергнет себя и всех вас большой опасности...

– Нет, пусть! – закричали некоторые. – Пусть Момо рассказывает!

Эти крики были поддержаны другими, и вскоре уже все кричали хором:

– Момо! Момо! Момо!

Старый Беппо сел, снял очки и устало провел пальцами по глазам.

Момо растерянно встала. Она толком не знала, чему следовать: желанию Беппо или детей. Наконец она начала рассказывать. Дети напряженно слушали. Когда она кончила, наступила долгая тишина.

Во время рассказа Момо всем стало жутко. Никто не представлял себе воров времени такими страшными. Одна маленькая девочка громко заплакала, но ее тут же успокоили.

– Ну? – спросил Джиги в полной тишине. – У кого из вас хватит смелости вступить вместе с нами в борьбу против Серых господ?

– Почему Беппо не хотел, – спросил Франко, – почему он не хотел, чтобы Момо нам обо всем рассказала?

Джиги ободряюще улыбнулся:

– Он считает, что Серые господа страшатся раскрытия своей тайны и будут преследовать каждого, кто ее узнает. Но я уверен в обратном: каждый, кто знает их тайну, становится для них неуязвимым. Это же ясно! Согласись со мной, Беппо!

Дети молчали.

– Одно я знаю твердо, – опять взял слово Джиги, – что бы ни случилось, мы должны держаться вместе! Нам надо быть осторожными, но мы и не должны давать себя запугать. Поэтому я вас еще раз спрашиваю: кто с нами?

– Я! – крикнул Клаудио и встал. Он был немного бледен.

Его примеру, сначала колеблясь, потом все решительней, последовали другие. Наконец согласились все.

– Ну, Беппо, – сказал Джиги, указывая на детей, – что ты на это скажешь?

– Хорошо, – сказал Беппо и печально кивнул. – Я, конечно, тоже с вами.

– Итак, – обратился Джиги к детям, – давайте посоветуемся, что нам делать. У кого есть предложение?

Все задумались. Наконец встал Паоло, мальчик в очках, и спросил:

– Но как это у них получается? Я хочу сказать: как можно вообще воровать время? Как это делается?

– Да, – крикнул Клаудио, – а что такое время? Никто не знал ответа.

На другом краю каменного круга поднялась девочка Мария с маленькой сестренкой Деде на руках и сказала:

– Может быть, это как атомы? Они ведь умеют записывать на машине чужие мысли! Я это видела по телевизору. Сейчас ведь есть всякие специалисты...

– У меня идея! – крикнул девичьим голоском Массимо. – Когда делаются фильмы, то все записывают на киноленте. А звук записывают на магнитной ленте. Может быть, у них есть такой аппарат, на котором они записывают время? Если бы мы знали, где оно записано, мы могли бы просто стереть их запись – и вернуть время людям!

– Во всяком случае, – сказал Паоло, поправляя очки, – во всяком случае надо найти какого-нибудь ученого, который нам поможет. Без него мы ничего не добьемся.

– Вечно ты со своими учеными! – крикнул Франко. – Им тем более нельзя доверять! Допустим, мы найдем кого-нибудь, кто понимает в этом толк, – откуда ты знаешь, что он не заодно с ворами времени? Вот бы и сели в лужу!

С этим нельзя было не согласиться.

Поднялась какая-то благовоспитанная девочка и сказала:

– Я думаю, лучше всего заявить в полицию.

– Этого еще не хватало! – запротестовал Франко. – Полиция – что она может сделать? Это же не обычные воры. Если полиции все это давно известно, значит, она, скорее всего, бессильна. Или она весь этот свинарник еще не заметила – тогда это все равно безнадежно. Я так считаю.

Все молчали в растерянности.

– Но что-то все-таки придется делать, – сказал наконец Паоло. – И как можно скорее, пока эти воры времени не узнали о нашем сговоре.

Тут опять поднялся Джиги-Гид.

– Дорогие друзья, – начал он, – я все это дело основательно продумал. Перебрав в уме сотни планов, я опять отбросил их, пока не нашел один, который – я уверен! – приведет нас к победе. Но только если вы все примете в нем участие! Я просто хотел сначала послушать, нет ли у вас лучшего плана. Итак, сейчас я скажу вам, что мы будем делать.

Он умолк и медленно обвел всех взглядом. Более пятидесяти детей смотрели на него. Стольких слушателей у него давно уже не было.

– Власть Серых господ основана на том, – продолжал он, – что они, как вы знаете, действуют тайно. А в таком случае самое простое и верное средство сделать их безвредными – это рассказать людям о них всю правду. Как мы этого добьемся? Мы организуем большую демонстрацию детей! Мы нарисуем плакаты и транспаранты и пройдем с ними по всем улицам города! Мы обратим на себя внимание общественности. И пригласим весь город к нам, в старый амфитеатр, чтобы рассказать всем правду!

В городе поднимется необычайное волнение! Тысячи и тысячи людей придут к нам! И когда это несметное количество соберется вот тут, тогда мы откроем им эту страшную тайну! И тогда – тогда мир сразу изменится! Ни у кого больше не смогут воровать время. У каждого его будет столько, сколько он хочет. Это, друзья мои, можем сделать мы все, все сообща, если только захотим. А мы хотим?

Громкий возглас одобрения был ответом.

– Я вижу, – закончил Джиги свою речь, – я вижу, что мы единогласно приняли решение в следующее воскресенье пригласить в старый амфитеатр весь город. Но до тех пор надо хранить наш план в строжайшей тайне, понятно? А теперь, друзья, за работу!

В этот и последующие дни в старых развалинах царило лихорадочное возбуждение. Принесены были бумага и горшки с краской, и кисточки, и клей, и доски, и картон, и различные рейки – и еще многое другое. (Как и откуда, лучше не спрашивать.) И пока одни мастерили плакаты, транспаранты и нагрудные щиты, другие, умевшие хорошо писать, придумывали и рисовали на них впечатляющие тексты.

Это были воззвания, сообщавшие, например, следующее:

ЭКОНОМИТЬ ВРЕМЯ – ЗАЧЕМ? ДЛЯ КОГО?

?ЗАЧЕМ?

?ИЛИ У ВАС НЕТ ВРЕМЕНИ?

МЫ, ДЕТИ, ПРОСВЕТИМ ВАС!

ПРИХОДИТЕ ВСЕ НА БОЛЬШОЕ СОБРАНИЕ. В СЛЕДУЮЩЕЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ. В 18 ЧАСОВ В СТАРОМ АМФИТЕАТРЕ.

ПРИХОДИТЕ В ВОСКРЕСЕНЬЕ В АМФИТЕАТР.

ВАШИ ДЕТИ ГОВОРЯТ ВАМ ЯСНО: ЭКОНОМИТЕ ВЫ НАПРАСНО!

В ВОСКРЕСЕНЬЕ В 18.

!ВНИМАНИЕ! ОЧЕНЬ ВАЖНО! РЕЧЬ ИДЕТ О ВАШЕМ ВРЕМЕНИ, ГДЕ ОНО ПРОПАДАЕТ – СТРАШНАЯ ТАЙНА! НО МЫ ОТКРОЕМ ЕЕ ВАМ! МЫ ВАМ ВСЕ РАССКАЖЕМ!

На всех воззваниях стояло место, число и время собрания.

Когда все было готово, дети построились в амфитеатре – Джиги, Беппо и Момо во главе – и отправились гуськом в город.

Одновременно они тарахтели жестянками, свистели на дудочках, декламировали и пели следующую песню, которую Джиги специально сочинил для этого случая:

Люди, проснитесь и слушайте нас:

Пробил сегодня решающий час!

Гляньте вокруг: ваше время крадут!

Ваши часы на попятный идут!

Люди, проснитесь и слушайте нас:

Вечером завтра мы ждать будем вас!

Мы объясним вам, как время крадут!

Станут свободными те, кто придут!

В песне было еще много куплетов – всего двадцать восемь, – но нет необходимости приводить их здесь целиком.

Несколько раз, когда шествие детей мешало движению, особенно на перекрестках, полиция разгоняла ребят. Но их это ни капельки не испугало. Они снова собирались, и шествие продолжалось.

Больше ничего особенного не произошло. Дети очень внимательно присматривались к взрослым, но Серых господ нигде не обнаружили.

Зато городские ребятишки – сотни, даже тысячи, ничего до того не знавшие, шли вместе со всеми. Повсюду в огромном городе бесконечной процессией шли дети и приглашали взрослых на важное собрание, призванное изменить мир.


Глава девятая. ХОРОШЕЕ СОБРАНИЕ, КОТОРОЕ НЕ СОСТОЯЛОСЬ, И ПЛОХОЕ, КОТОРОЕ СОСТОЯЛОСЬ

<p>Глава девятая. ХОРОШЕЕ СОБРАНИЕ, КОТОРОЕ НЕ СОСТОЯЛОСЬ, И ПЛОХОЕ, КОТОРОЕ СОСТОЯЛОСЬ</p>

Назначенный час миновал.

Он миновал, но никто из приглашенных не пришел. Именно те взрослые, которых это больше всего касалось, должно быть, и не заметили детского шествия.

Все оказалось напрасным.

Солнце спустилось к горизонту и теперь плыло – большое и красное – в море пурпурных облаков. Его лучи еще касались верхних ступеней старого амфитеатра, в котором уже сидело в ожидании несколько сот детей. Ни хаоса голосов, ни веселого шума больше не было слышно. Все сидели тихие и печальные.

Тени быстро удлинялись, скоро станет темно. Становилось прохладно, и дети озябли. Часы на далекой церковной башне пробили восемь раз. Всем было ясно, что дело провалилось.

Никто не говорил ни слова. Разочарование было слишком большим.

Наконец к Момо подошел Паоло и сказал:

– Нет никакого смысла ждать, Момо. Никто уже не придет. Спокойной ночи, Момо.

И он ушел.

Потом подошел Франко.

– Ничего не поделаешь, – сказал он. – На взрослых нам нечего рассчитывать, это мы теперь видим. Я им никогда не доверял. Не хочу иметь с ними никакого дела.

После этого и он ушел, а за ним и другие. Когда совсем стемнело, потеряв надежду, ушли последние. Момо осталась одна с Беппо и Джиги.

Через некоторое время встал и старый Подметальщик.

– И ты уходишь? – спросила Момо.

– Я должен, – сказал Беппо. – У меня сверхурочная работа.

– Ночью?

– Да, нас назначили разгружать мусор. Мне пора идти.

– Но ведь сегодня воскресенье! И вообще – раньше ты этого никогда не делал.

– Нет, но теперь нас туда назначили.

– Жалко, – сказала Момо. – А мне бы так хотелось, чтобы ты сегодня остался здесь.

– Да и мне неохота уходить, – сказал Беппо. – Но надо. Так что до свидания, до завтра.

Он взобрался на свой визжащий велосипед и скрылся в темноте.

Джиги тихо насвистывал себе под нос грустную песенку. Он хорошо свистел, Момо слушала. Внезапно он оборвал мелодию.

– Я тоже должен уйти! – сказал он. – Сегодня воскресенье, и я ночной сторож! Я тебе не рассказывал, какая у меня теперь работа. Чуть не забыл...

Момо с удивлением посмотрела на него, но ничего не сказала.

– Не печалься, что не получилось так, как мы задумали. Я тоже представлял себе все по-другому. Но все равно – здорово было!

Момо упорно молчала. Утешая, он погладил ее по волосам и добавил:

– Не принимай это так близко к сердцу, Момо. Завтра все будет выглядеть иначе. Мы еще что-нибудь придумаем. Какое-нибудь новое приключение, ладно?

– Никакого приключения не было, – тихо сказала Момо.

Джиги встал.

– Я понимаю. Но завтра мы об этом еще поговорим, согласна? А теперь мне надо идти, я и так уже опоздал. А тебе бы надо лечь спать.

И он ушел, насвистывая свою грустную песенку.

Момо осталась совсем одна в огромном каменном амфитеатре. Ночь выдалась беззвездная. Небо было покрыто облаками. Поднялся какой-то странный ветер. Он был не сильный, но дул не переставая, и чувствовался в нем своеобразный холод. Ветер был, если можно так сказать, пепельно-серый.

Далеко за городом высились гигантские холмы мусора. Это была настоящая горная цепь из пепла, разных черепков, осколков стекла, консервных банок, старых матрацев, остатков пластика, картонных коробок и тому подобного хлама, который все прибывал и прибывал, дожидаясь тут своей очереди в огромную печь для сжигания мусора.

До поздней ночи старый Беппо, вместе со своими товарищами, сгребал с грузовиков мусор. Машины стояли длинной вереницей, ожидая своей очереди. Мертво блестели зажженные фары. И чем больше машин удавалось разгрузить, тем больше их опять выстраивалось позади.

– Поживей, поживей! – то и дело раздавалось вокруг. – Иначе мы никогда не кончим!

Беппо выгребал и выгребал, даже рубашка прилипла к телу. К полуночи они кончили.

Беппо, который никогда не отличался крепким сложением да и лет ему было уже немало, обессиленный, присел на перевернутой дырявой пластиковой ванне и никак не мог отдышаться.

– Хе, Беппо! – крикнул один из его товарищей. – Мы отправляемся домой, ты едешь с нами?

– Минуточку, – сказал Беппо, прижимая руку к ноющему сердцу.

– Тебе нехорошо, старик?

– Все в порядке, – ответил Беппо. – Поезжайте. Я еще немного отдохну.

– Ну, пока, – крикнули ему другие, – спокойной ночи! – и уехали.

Стало тихо. Только крысы шуршали в мусоре, иногда посвистывая. Беппо заснул, уронив голову на руки.

Сколько он так спал, Беппо не знал. Проснувшись от холодного дуновения, он открыл глаза и сразу же пришел в себя.

Повсюду на горной цепи мусора стояли Серые господа в изысканных костюмах, круглые жесткие шляпы на головах, свинцово-серые портфели в руках, в тонких губах зажаты маленькие серые сигары. Все молчали и пристально смотрели в сторону самой высокой мусорной кучи, на которой установлено было подобие судейского стола. За столом сидело трое Серых господ, ничем не отличавшихся от других.

В первое мгновение Беппо пронзил страх. Он боялся быть обнаруженным. Здесь его не должно было быть. Но вскоре он заметил, что Серые господа как завороженные смотрят на судейский стол. Может быть, они Беппо вообще не видят, а может быть, они принимают его за какую-то выброшенную вещь? Беппо решил затаиться и молчать, как мышь.

– Пусть агент номер БЛВ(553)ц предстанет перед судом! – прогремел в тишине голос господина, сидевшего посредине.

Клич повторен был внизу и раздался вдали, как эхо. В массе людей открылся проулочек, и одинокий Серый господин стал подниматься вверх по отвалу. Единственное, что ясно отличало его от других, было его лицо, которое стало из пепельного почти белым.

Наконец он появился перед судейским столом.

– Вы агент номер БЛВ(553)ц? – спросил сидевший в середине стола.

– Так точно.

– Давно вы работаете в Сберкассе Времени?

– Со дня моего возникновения.

– Это и так ясно. Обходитесь без лишних слов! Когда вы возникли?

– Тому назад одиннадцать лет, три месяца, шесть дней, восемь часов, тридцать две минуты и – с точностью до мгновения – восемнадцать секунд...

Несмотря на то что разговор этот велся очень тихо да еще на большом расстоянии, Беппо странным образом понимал каждое слово.

Господин, сидевший посредине, продолжал свой допрос:

– Вам известно, что в этом городе имеется необозримое число детей, которые таскали сегодня по улицам свои плакаты и щиты и которые даже разработали безумный план: пригласить к себе весь город, чтобы просветить его в отношении нас?

– Это мне известно, – ответил агент.

– Как вы это можете объяснить? – неумолимо продолжал судья. – Как вы объясняете, что детям известно о нас и о нашей деятельности?

– Этого я тоже не могу себе объяснить, – ответил агент. – Но если я могу разрешить себе одно замечание, то хочу изложить Высокому Суду следующее: не надо смотреть на это дело серьезнее, нежели оно есть. Детские затеи, не более того! Кроме того, я прошу Суд подумать о том, что нам без труда удалось не допустить этого собрания, просто не оставив людям времени. Но даже если бы нам это не удалось, я уверен, что дети рассказали бы им просто какую-нибудь примитивную разбойничью сказку. На мой взгляд, мы даже могли бы допустить это собрание, чтобы тем самым...

– Подсудимый! – резко перебил его господин в середине стола. – Сознаете ли вы, где находитесь? Агент съежился.

– Так точно, – выдохнул он.

– Вы не перед человеческим судом, – продолжал судья. – Вы перед судом себе подобных. Вы точно знаете, что здесь врать бесполезно. Почему вы все-таки пытаетесь врать?

– Про... профессиональная привычка, – заикнулся подсудимый.

– Рассматривать ли затею детей всерьез или не всерьез – это вы предоставьте суду. Но и вы, подсудимый, прекрасно знаете, что никто так не опасен для нашей работы, как дети.

– Я это знаю, – тихо сказал подсудимый.

– Дети, – объявил судья, – это наши естественные враги. Если бы не они, все человечество давно уже было бы в наших руках. Детей намного труднее принудить к экономии времени, нежели взрослых. Поэтому один из наших строжайших законов гласит: детьми заняться под конец. Знаком ли вам этот закон, подсудимый?

– Очень хорошо знаком, Высокий Суд, – тяжело задышал допрашиваемый.

– И все же у нас есть неопровержимые доказательства, – возразил судья, – что один из нас, я повторяю, один из нас разговаривал с ребенком, да к тому же еще выдал ему о нас всю правду. Подсудимый, не знаете ли вы, кто был этот один из нас?

– Это был я, – угрюмо ответил агент номер БЛВ(553)ц.

– Почему вы нарушили наш строжайший закон? – выпытывал судья.

– Потому что этот ребенок, – защищался подсудимый, – этот ребенок встал нам поперек дороги. Я действовал с наилучшими намерениями, в интересах Сберкассы Времени.

– Ваши намерения нас не интересуют, – ледяным тоном возразил судья. – Нас интересует результат. А этот результат – в вашем случае, подсудимый, – не был для нас выигрышем времени. Кроме того, вы еще выдали ребенку некоторые , из наших важнейших тайн. Признаете вы это, подсудимый?

– Признаю, – прошептал агент, опустив голову.

– Значит, вы признаете себя виновным?

– Так точно. Но я прошу Высокий Суд учесть смягчающее обстоятельство, а именно: что я был настоящим образом околдован. Ребенок так странно выслушивал меня, что я все ему выложил. Я сам не могу объяснить, почему так получилось, но могу поклясться, что это было именно так.

– Ваши извинения нас не интересуют. Мы не признаем смягчающих обстоятельств. Наш закон нерушим и не допускает исключений. Но этим странным ребенком мы, конечно, займемся. Как его зовут?

– Момо.

– Мальчик или девочка?

– Маленькая девочка.

– Адрес?

– Развалины старого амфитеатра.

– Хорошо, – сказал судья, записав все в свою маленькую записную книжечку. – Можете быть уверены, подсудимый, что этот ребенок нам больше не помешает. Об этом мы позаботимся. И пусть это послужит вам утешением, когда мы приступим к исполнению приговора.

Подсудимый начал дрожать.

– А каков приговор? – прошептал он.

Трое сидевших за столом нагнулись друг к другу, пошептались и кивнули.

Сидевший в середине стола обратился к подсудимому и возвестил:

– Приговор агенту номер БЛВ(553)ц принят единогласно: подсудимый признан виновным в государственной измене. Он сам признал себя виновным. Наш закон предписывает лишение подсудимого всякого времени.

– Пощадите! Пощадите! – закричал подсудимый. Но уже стоящие рядом два других Серых господина вырвали у него из рук свинцово-серый портфель и маленькую сигару.

И тут случилось необычайное. В ту самую минуту, когда у осужденного отняли сигару, он вдруг стал прозрачным, его все хуже и хуже было видно. Его крик становился все тоньше и тише. Так он стоял, закрыв руками лицо, буквально растворяясь в пустоте. Казалось, будто ветер развевает на этом месте хлопья пепла – потом и это исчезло.

Серые господа – и зрители и судьи – стали молча удаляться. Темнота поглотила их. Только пепельный ветер еще веял над пустынными отвалами.

Беппо-Подметальщик-Улиц все еще неподвижно сидел на месте, уставившись туда, где растаял в воздухе подсудимый. Старик чувствовал себя куском льда, который постепенно оттаивает. Теперь-то он на собственном опыте убедился в существовании Серых господ.

Башенные часы вдалеке пробили полночь. Маленькая Момо все еще сидела на каменных ступенях амфитеатра. Она ждала. Она не могла бы сказать, чего она ждала. Но ей почему-то казалось, что надо чего-то еще дождаться, и потому она не ложилась спать. Вдруг Момо почувствовала, как что-то коснулось ее босой ноги. Она нагнулась – было темно – и увидела на земле большую черепаху, которая подняла голову и странно улыбалась, заглядывая ей в лицо.

Черные умные глаза черепахи поблескивали так приветливо, словно она сейчас заговорит...

Момо протянула руку и пощекотала ей пальцем у подбородка.

– Кто ты? – спросила она тихо. – Спасибо, что хоть ты меня посетила, черепаха. Что тебе?

Неожиданно на панцире черепахи возникли слабо светящиеся буквы, как бы повторяя роговые узоры.

«СЛЕДУЙ ЗА МНОЙ!» – расшифровала Момо.

Она удивленно выпрямилась:

– Ты имеешь в виду меня?

Но черепаха уже двинулась. Через несколько шагов она остановилась и оглянулась.

– Она и в самом деле пришла за мной! – вслух сказала Момо.

Она встала и пошла за черепахой.

– Иди-иди! – сказала Момо ей тихо. – Я следую за тобой.

Шаг за шагом двигалась она за черепахой. Та не спеша вывела Момо из каменных развалин и побрела в направлении большого города.


Глава десятая. СТРЕМИТЕЛЬНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ И НЕТОРОПЛИВОЕ БЕГСТВО

<p>Глава десятая. СТРЕМИТЕЛЬНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ И НЕТОРОПЛИВОЕ БЕГСТВО</p>

Старый Беппо катил на своем визжащем велосипеде сквозь ночь. Он спешил изо всех сил. В его ушах все еще звучали слова серого судьи: «...мы этим странным ребенком займемся... Можете быть уверены, подсудимый, что этот ребенок нам больше не помешает. Об этом мы позаботимся...»

Момо была, без сомнения, в большой опасности! Надо ее увидеть, предостеречь, защитить от Серых господ – хотя он и не знал как. Но это он еще придумает. Беппо нажимал на педали. На ветру развевались его белые волосы. До амфитеатра было далеко...

Развалины амфитеатра были ярко освещены фарами бесчисленных элегантных серых автомобилей, окруживших его со всех сторон. Сотни Серых господ поднимались и опускались по заросшим травой каменным ступеням, тщательно обыскивая каждый уголок. Наконец они обнаружили в стене пролом, ведущий в комнатку Момо. Некоторые влезли туда, заглянули под кровать, даже в каменную печку. Они вылезли, отряхивая серые шляпы и пожимая плечами.

– Птичка улетела, – сказал один.

– Возмутительно, что дети по ночам где-то шляются, вместо того, чтобы лежать в своих кроватях, – сказал другой.

– Это мне не нравится, – сказал третий. – Похоже на то, что ее кто-то предупредил.

– Непостижимо! – сказал первый. – Тот, кто ее предупредил, должен был узнать о нашем решении раньше нас! Серые господа испуганно взглянули друг на друга.

– Если этот некто действительно предупредил ее, – сказал третий, – то ее, конечно, уже нет ни здесь, ни в окрестностях. Мы только зря теряем время.

– У вас есть другое предложение?

– По-моему, надо сейчас же сообщить в Центр, чтобы он дал приказ о всеобщем розыске.

– Центр первым долгом спросит, основательно ли мы прочесали окрестности амфитеатра, и будет прав.

– Ну, хорошо, – сказал первый, – прочешем сначала окрестности. Но если девочка тем временем получит от неизвестного помощь, окажется, что мы совершили ужасную ошибку.

– Смешно! – сердито возразил ему другой. – И в таком случае Центр тоже может объявить розыск. В охоте примут участие все наличные агенты. У ребенка нет никакого шанса ускользнуть. А теперь – за работу, господа! Вы знаете, что поставлено на карту!

Многие в ту ночь удивлялись, почему вокруг не смолкает рев проносящихся автомобилей. Даже самые маленькие переулки были до рассвета наполнены гулом, как это бывает на автострадах. Невозможно было сомкнуть глаз...

А между тем маленькая Момо, ведомая черепахой, медленно брела через большой город, который теперь не спал даже в ночные часы.

Вокруг без передышки сновали люди, они толкались, ссорились или просто мрачно вышагивали в бесконечных колоннах. На мостовых толпились автомобили, грохотали громадные автобусы. На фасадах домов ярко вспыхивали рекламы, обливали толпу разноцветным светом и опять тухли.

Момо, которая этого еще никогда не видала, шла за черепахой с широко раскрытыми глазами, как во сне наяну. Они пересекали огромные площади и ярко освещенные улицы, машины проносились позади и впереди них, вокруг толпились пешеходы, но никто не обращал внимания на девочку с черепахой.

Они ни разу никому не уступили дорогу, их ни разу не толкнули, ни одна машина из-за них не затормозила. Казалось, что черепаха заранее знала, где и в какое мгновение не будет машин или пешеходов. Им ни разу не пришлось поспешить или остановиться, чтобы переждать движение. И Момо только удивлялась, как можно так медленно идти и вместе с тем так быстро продвигаться вперед...

Беппо-Подметальщик добрался наконец до старого амфитеатра. Еще не сойдя с велосипеда, он уже увидел вокруг развалин – в свете слабого фонаря – многочисленные следы автомобильных шин. Бросив в траве велосипед, он побежал к пролому в стене.

– Момо! – крикнул он, и еще громче: – Момо!

Ответа не последовало.

Беппо судорожно глотнул, во рту пересохло. Он пролез сквозь дыру в непроглядную темноту помещения, споткнулся и вывихнул ногу. Дрожащими руками зажег он спичку и огляделся вокруг.

Столик и оба стула из ящичных досок были опрокинуты, одеяло и матрац сорваны с кровати. Момо не было.

Беппо закусил губу, подавив раздиравшие грудь хриплые рыдания.

– Боже мой, – забормотал он, – боже мой, они уже ее утащили! Они утащили мою маленькую девочку. Я опоздал. Что же мне теперь делать? Что делать?

Догоревшая спичка обожгла ему пальцы, он отбросил ее, продолжая стоять в темноте.

Потом он опять вылез наружу и захромал к велосипеду. Взобравшись на него, он нажал на педали.

– Надо найти Джиги! – повторял он то и дело. – Теперь надо найти Джиги! Отыскать гараж, где он спит...

Беппо знал, что Джиги по воскресеньям подрабатывает – ночует в гараже и сторожит его. Следит, чтобы не пропадали автомобильные запчасти.

Беппо добрался до гаража и забарабанил кулаком в дверь: Джиги сперва затих, как мышка, думая, что это ломятся воры. Но потом он узнал голос Беппо и открыл.

– Что случилось? – захныкал он испуганно. – Не люблю, когда меня так грубо отрывают от сна...

– Момо!.. – выдохнул Беппо, которому не хватало воздуха. – С Момо случилось что-то страшное!

– Что ты говоришь? – растерянно спросил Джиги, поднявшись на своем ложе. – Момо? Что случилось?

– Еще сам не знаю, – тяжело дышал Беппо, – что-то скверное.

И он рассказал обо всем, что видел: о Верховном Суде на мусорных отвалах, о следах шин вокруг развалин, об исчезнувшей Момо.

Прошло какое-то время, пока он все это рассказывал. Несмотря на свой страх и беспокойство, он все равно не мог говорить быстро.

– Я догадывался об этом с самого начала, – закончил он свой отчет. – Я знал, что будет плохо. Они отомстили. Они похитили Момо! О боже, Джиги, мы должны ей помочь! Но как? Но как?

По мере рассказа Беппо краска медленно сходила с лица Джиги. Ему казалось, что земля уходит у него из-под ног. До этого мгновения все было для него просто большой игрой. Он играл в нее, как во всякую новую игру или выдуманную историю – не думая о последствиях. Впервые в его жизни такая история продолжала жить без него, стала самостоятельной, и никакая фантазия в мире не могла ее остановить! Он ощущал полное бессилие.

– Знаешь, Беппо, – начал он спустя некоторое время, – может быть, Момо просто пошла прогуляться. Она же так иногда делает. Один раз она бродила где-то три дня и три ночи. Я думаю, что у нас пока нет оснований так беспокоиться.

– А следы шин? – взорвался Беппо. – А сброшенный с кровати матрац?

– Ну, ладно. – уклончиво ответил Джиги, – Допустим, что там действительно кто-то был. Но откуда ты знаешь, что он ее там нашел? Может быть, она еще раньше ушла. Иначе там не было бы все перевернуто.

– А если они ее все же нашли? – крикнул Беппо. – Что тогда?

Он стал трясти своего юного друга за лацканы куртки:

– Не прикидывайся дурачком, Джиги! Серые господа есть на самом деле! Надо что-то делать, и немедленно!

– Успокойся, Беппо! – испуганно залепетал Джиги. – Конечно же, мы что-нибудь предпримем. Но это надо обдумать. Мы ведь даже не знаем, где ее искать.

Беппо отпустил его.

– Побегу в полицию! – выдохнул он.

– Что ты, что ты! – ужаснулся Джиги. – Этого делать нельзя! Представь, что полиция ее найдет. Знаешь, что они тогда с ней сделают? Знаешь, куда попадают беспризорные дети? Они запрут ее в приют с решетками на окнах? Ты хочешь, чтоб она сидела за решеткой?

– Нет, – пробормотал Беппо, беспомощно глядя перед собой, – этого я не хочу. А если она в беде?

– Представь, что ничего не случилось, – продолжал Джиги. – Представь, что она просто где-то прогуливается, а ты натравишь на нее полицию. Не хотел бы я быть на твоем месте в тот момент, когда она посмотрит на тебя в последний раз.

Беппо опустился на стул,

– Я просто не знаю, что делать, – простонал он. – Просто не знаю.

– Я думаю, надо подождать до завтра или до послезавтра. Прежде чем что-нибудь предпринимать. Если она до тех пор не объявится, тогда мы можем заявить в полицию. Но может быть, все будет в порядке, и мы втроем просто посмеемся над всей этой чепухой.

– Ты так считаешь? – спросил Беппо. Его вдруг одолела какая-то невероятная усталость. Слишком много свалилось сегодня на старика!

– Конечно, – сказал Джиги; он разул вывихнутую ногу Беппо, сняв ботинок, помог Беппо перебраться на кровать и обернул больную ногу мокрой тряпкой.

– Все будет хорошо, – сказал он нежно, – все опять будет хорошо.

Заметив, что Беппо уснул, Джиги вздохнул и лег на пол, положив под голову куртку. Всю ночь он думал о Серых господах. Впервые его обуял настоящий страх.

Центр Сберкассы Времени издал приказ о Большом Розыске. Все до единого агенты большого города получили указание прекратить всякую иную деятельность и заняться исключительно поисками девочки по имени Момо.

Улицы города буквально кишели Серыми господами: они сидели на крышах, в канализационных шахтах, незаметно контролировали вокзалы и аэродромы, автобусы и трамваи – короче, они были вездесущи.

Но Момо они так и не нашли...

– Послушай, черепашка, – спросила Момо, – куда ты ведешь меня?

Они брели в этот момент через какой-то темный двор.

«НЕ БОЙСЯ!» – вспыхнула надпись на спине черепахи.

– Я совсем не боюсь! – сказала Момо, расшифровав надпись. Но она сказала это скорее самой себе, чтобы ободриться: немного она все-таки трусила. Шаг за шагом следовала она за черепахой по удивительно запутанному пути.

Но казалось, черепаха заранее знает всю дорогу. Так же точно знала она, где и когда пройдут преследователи. Серые господа иногда появлялись на пути беглецов, но всегда спустя какое-то мгновение. Вплотную они с ними ни разу не встретились.

– Какое счастье, что я уже так хорошо читаю, – беспечно сказала Момо, не подозревая об опасности. – Не правда ли?

На панцире черепахи предупреждающе засветилось: «ТИШЕ!»

Момо не поняла, в чем дело, но замолчала. Неподалеку промелькнули в темноте три серые фигуры.

Дома вокруг становились все более убогими. Высокие жилые казармы с обрушившейся штукатуркой стояли вдоль улиц. Было темно и безлюдно.

В Центр Сберкассы Времени поступило сообщение, что девочка Момо замечена в городе.

– Отлично, – ответил Центр, – вы схватили ее?

– Нет, она тут же словно сквозь землю провалилась! Мы опять потеряли ее след.

– Как это могло случиться?

– Мы сами не понимаем! Что-то здесь не так.

– Где она находилась, когда вы ее заметили?

– Вот в том-то и дело! Речь идет о совершенно неизвестной нам части города.

– Такой части города не существует, – твердо ответил Центр.

– Очевидно, существует. У нас создалось такое впечатление... Как бы это сказать... такое впечатление, что эта часть города лежит на краю времени. Девочка направлялась именно к этому краю.

– Что?! – закричали в Центре. – Возобновить преследование! Вы должны схватить ее! Любой ценой! Поняли?

– Поняли! – ответил пепельно-серый голос.

Сперва Момо подумала, что вокруг предрассветные сумерки; этот необычайный свет возник внезапно, как раз в тот момент, когда они свернули в боковую улицу. Здесь уже кончилась ночь, но и день еще не наступил. Сумерки не были похожи ни на утро, ни на вечер. Это был свет, который необычно резко и ясно обрисовывал контуры всех предметов. Вместе с тем он шел ниоткуда – вернее, сразу отовсюду. Черные длинные тени легли на землю в самых различных направлениях; будто это дерево освещено было слева, а тот вон дом – справа, а памятник на площади – спереди.

Да и сам памятник выглядел весьма своеобразно. На большом кубическом цоколе из черного камня возвышалось огромное белое яйцо. Вот и все.

И дома вокруг были странными – раньше Момо таких никогда не видала. Они возвышались ослепительно белые. В окнах было черным-черно. Нельзя было понять, живет ли там кто-нибудь или нет. Момо вдруг почувствовала, что дома построены вовсе не для того, чтобы в них кто-нибудь жил, а ради совершенно другой, таинственной цели.

Улицы были пусты – не было ни людей, ни собак, ни птиц, ни машин. Все казалось застывшим, заключенным в стекло. Ни малейшего ветерка.

Момо удивлялась, как быстро они движутся, хотя черепаха шла, пожалуй, еще медленнее, чем раньше.

А там – позади, в другой части города, где еще царствовала ночь, – мчались по залитой лужами улице три элегантных автомобиля с зажженными фарами. В каждом сидело по нескольку Серых господ. В первом автомобиле сидел тот самый господин, который заметил Момо, когда она свернула на улицу с белыми домами.

Но когда машины доехали до угла, произошло нечто в высшей степени непонятное: они не могли сдвинуться с места. Водители газовали изо всех сил, но машины буксовали на месте с бешено вертящимися колесами, словно мчались по бежавшей навстречу конвейерной ленте. Заметив это, Серые господа с проклятиями выскочили из машин, решив пешком догнать еще видневшуюся вдали девочку. С искаженными лицами кинулись они вперед. Когда они, обессиленные, остановились, то увидели, что продвинулись всего метров на десять, а Момо уже исчезла вдали среди снежно-белых зданий.

– Все! – сказал один. – Все кончено! Теперь нам ее не догнать.

– Не понимаю, – сказал другой, – почему мы не могли сдвинуться с места?

– Я тоже не могу этого понять, – ответил первый. – Но зачтут ли нам это в качестве смягчающего обстоятельства?

– Вы думаете, нас будут судить?

– Похвалы мы, во всяком случае, не дождемся.

С унылым видом они расселись по машинам – кто на сиденье, кто на радиаторе, кто на багажнике. Спешить было некуда.

Где-то вдали – в лабиринте пустых белоснежных улиц и площадей – двигались черепаха и Момо. Они шли медленно, и казалось, что улица сама уходит у них из-под ног, дома сами уплывают назад. Черепаха свернула за угол, Момо последовала за ней – и остановилась, пораженная. Перед ней открылся совсем иной вид.

Момо увидела узкий переулочек. Дома, теснившиеся вдоль него справа и слева, выглядели как грациозные стеклянные дворцы, украшенные башенками, узорными выступами, террасками. Они были увешаны водорослями, обросли кораллами и раковинами, будто пребывали испокон веков на дне моря и вдруг всплыли. Фасады домов переливались, как перламутр, всеми цветами радуги.

Переулок замыкался домом, стоявшим поперек. В середине дома зеленели ворота, украшенные фигурными барельефами.

Момо увидела не стене дома маленькую табличку – на белом мраморе были высечены буквы:

ПЕРЕУЛОК-НИКОГДА

Читая табличку, Момо задержалась только на мгновение, но черепаха уже оказалась далеко впереди, в самом конце переулка, перед последним домом.

– Подожди, черепаха! – крикнула Момо, но странно: она не услышала своего голоса!

Черепаха же, напротив, услышала ее, потому что остановилась и оглянулась. Момо хотела поскорее догнать ее, но когда она вошла в Переулок-Никогда, ей показалось, что она идет под водой против течения или против сильного и вместе с тем неощутимого ветра, который сдувает ее назад. Она шла, упираясь, хватаясь за выступы домов, порой ползла вперед на четвереньках.

– Я не поспеваю! – крикнула она черепахе, сидевшей в конце переулка. – Помоги же мне!

Черепаха медленно вернулась назад. Когда она появилась перед Момо, на ее панцире светились слова: «ДВИГАЙСЯ ЗАДОМ НАПЕРЕД!»

Момо повернулась и пошла вперед спиной. Это было легче. Но странно: двигаясь так, она сразу стала и думать задом наперед, и дышать задом наперед, и все вокруг так воспринимать, короче – она– сразу стала жить наоборот!

Она ударилась обо что-то твердое. Обернувшись, Момо увидела, что стоит перед последним домом, замыкавшим переулок. Она немного испугалась: украшенные барельефами зеленые железные ворота показались ей слишком большими.

«Как я их открою?» – подумала Момо. Но в то мгновение обе половины ворот распахнулись.

Момо опять на мгновение остановилась: она увидела над воротами еще одну табличку. Ее держал в зубах белый единорог, и на ней было написано:

ДОМ-НИГДЕ

Так как Момо не могла быстро читать, то, когда она кончила, ворота уже стали медленно закрываться. Момо быстро проскользнула в них, и створки с приглушенным грохотом захлопнулись.

Момо очутилась в высоком длинном проходе. Справа и слева, через равные промежутки, стояли обнаженные мужчины и женщины из камня, поддерживавшие потолок. Никакого встречного течения здесь не ощущалось.

Момо шла по длинному проходу за медленно ковылявшей черепахой. В конце прохода черепаха остановилась перед маленькой дверцей, такой маленькой, что Момо могла туда войти, только нагнувшись.

«МЫ ПРИШЛИ», – засветилось на панцире черепахи.

Момо увидела на дверце – прямо перед своим носом – табличку с надписью:

Мастер Секундус Минутус Хора

Она глубоко вздохнула и решительно нажала на кнопку звонка. Когда дверца открылась, изнутри послышалось многоголосое музыкальное тиканье, перезвон, жужжание... Девочка вошла внутрь следом за черепахой. Позади захлопнулась дверь.


Глава одиннадцатая. ЗАСЕДАНИЕ СЕРЫХ ГОСПОД

<p>Глава одиннадцатая. ЗАСЕДАНИЕ СЕРЫХ ГОСПОД</p>

В пепельно-сером свете бесконечных ходов и переходов сновали агенты Сберкассы Времени и возбужденно сообщали друг другу шепотом последнюю новость: все члены президиума собрались на чрезвычайное заседание!

Это значит, что существует большая опасность, говорили одни. Нет, это значит, что открылись новые непредвиденные возможности экономии времени, делали вывод другие.

В большом зале заседали Серые господа. Тесня друг друга, они сидели за бесконечно длинным столом. Перед каждым лежал свинцово-серый портфель, каждый курил маленькую серую сигару. Не было на них только жестких шляп, и видно было, что у всех зеркальные лысины.

Настроение – если в применении к этим господам вообще можно говорить о таких вещах, как настроение, – царило подавленное.

Председатель во главе длинного стола встал. Бормотание смолкло, и два ряда серых лиц повернулись в его сторону.

– Господа, – начал он, – положение серьезно. Я вынужден познакомить вас с горькими неопровержимыми фактами.

В погоне за девочкой Момо мы использовали почти всех наших агентов. Погоня длилась целых шесть часов, тринадцать минут и восемь секунд. Все занятые погоней агенты вынуждены были пренебречь главной целью своего существования, а именно добыванием времени. К этой потере необходимо еще приплюсовать то время, которое они истратили непосредственно на поиски. По самым точным подсчетам, мы потеряли в итоге три миллиарда семьсот тридцать восемь миллионов двести пятьдесят девять тысяч сто четырнадцать секунд.

Уважаемые господа! Это больше, чем человеческая жизнь! Нет надобности объяснять вам, чем это чревато для нас.

Он сделал паузу и указал широким жестом на огромные стальные часы в стене – с бесчисленными замками самого хитроумного устройства, в том числе и с шифрами.

– Наши хранилища времени не бездонны, уважаемые господа! – возвысил он свой голос. – Если бы охота за девочкой имела смысл! Но речь идет о напрасно выброшенном времени! Момо от нас ускользнула. Во второй раз такого просто не должно случиться. Я категорически возражаю против столь дорогостоящих мероприятий! Мы должны экономить время, уважаемые господа, а не разбазаривать его! Так что прошу вас соответственно планировать свои действия. Больше мне нечего сказать. Благодарю за внимание.

Он сел и выпустил изо рта облако дыма. По рядам прошел возбужденный шепот.

На другом конце стола поднялся второй оратор. Все лица повернулись к нему.

– Уважаемые господа, – начал он, – процветание Сберкассы Времени дорого нам всем. Но мне кажется, что не стоит слишком беспокоиться и воспринимать всю эту историю как некую катастрофу. В сущности, это пустяк. Всем нам известно, что наши хранилища накопили столько запасов, что, даже если б мы потеряли во много раз больше, это еще не было бы серьезной опасностью. Что значит для нас человеческая жизнь? Мелочь – не более того!

И все же я целиком согласен с уважаемым председателем, что это не должно повториться. Но случай с девочкой Момо единичен. Ничего подобного еще никогда не случалось, и маловероятно, что это может повториться во второй раз.

Господин председатель был, конечно, прав, возмущаясь тем, что девочка ускользнула. Но мы ведь хотели обезвредить ее, не так ли? Это теперь достигнуто! Девочка исчезла, она покинула царство времени! Мы от нее отделались. Думаю, что мы должны быть довольны этим результатом.

Оратор сел, самодовольно улыбаясь. Раздались слабые рукоплескания.

В середине стола поднялся третий оратор.

– Я буду краток, – объявил он с перекошенным лицом. – Я считаю успокоительные слова, которые мы только что слышали, безответственными. Этот ребенок – необычный ребенок. Все мы знаем, что девочка обладает весьма опасными для нашего дела способностями. Единичность этого случая вовсе не доказывает того, что он не может повториться. Призываю вас быть бдительными! Нам нельзя успокаиваться, пока ребенок не окажется в нашей власти. Только тогда мы сможем быть уверены, что девочка не принесет нам больше вреда. Раз она смогла покинуть область времени, значит, она сможет вернуться. И она вернется!

Он сел. Остальные члены президиума втянули головы в плечи.

– Уважаемые господа, – взял слово четвертый оратор, сидевший напротив третьего, – вы меня извините, но я должен заявить, что мы все время ходим вокруг да около! Надо научиться смотреть правде в глаза и наконец понять, что в дело вмешалась посторонняя сила. Я точно вычислил все возможные варианты. Вероятность того, что человеческий детеныш может, оставаясь в живых, самостоятельно покинуть царство времени, составляет 1 к 42 миллионам. Другими словами – это практически невозможно...

По рядам пробежал возбужденный шепот.

– Все говорит за то, – продолжал он, когда шум утих, – что девочке Момо помогли от нас ускользнуть. Вы все знаете, о ком я говорю. Речь идет о так называемом Мастере Хора.

При этом имени одни из Серых господ съежились, будто их ударили, другие вскочили с– мест и закричали, ожесточенна жестикулируя и перебивая друг друга.

– Прошу вас, господа! – закричал четвертый оратор, простирая руку. – Я убедительно призываю вас к сдержанности! Я понимаю, что упоминание этого имени – мягко говоря – не совсем прилично... Мне это тоже не легко далось, но мы обязаны учесть все обстоятельства. Если этот Так Называемый помог девочке, то он, очевидно, имел на это свои основания. И яснее ясного: все его действия направлены против нас. Короче, господа, мы должны считаться с тем, что этот Так Называемый не только отправит девочку обратно, он еще соответственно вооружит ее против нас. И тогда опасность будет смертельной. Таким образом, мы должны быть готовы не только еще раз пожертвовать временем целой человеческой жизни – нет, уважаемые господа, мы должны, если понадобится, поставить на карту всё, я повторяю: всё! Ибо в данном случае всяческая экономия может обойтись нам слишком дорого. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду.

Серые господа пришли в страшное волнение. Все заговорили наперебой. Но вот на стул вскочил пятый оратор и бешено замахал руками.

– Тише, тише! – закричал он. – Предыдущий оратор ограничивается, к сожалению, тем, что намекает на возможность катастрофы! По-видимому, он сам не знает, что нам делать! Он говорит, мы должны быть готовы к любой жертве – хорошо! Но ведь это пустые слова! Пусть он скажет, что нам делать! Никто из нас не знает, чем этот Так Называемый вооружит девочку Момо против нас! Мы будем противостоять совершенно неизвестной опасности! Вот в чем заключается проблема, которую надо решить!

В зале началось настоящее столпотворение. Все кричали наперебой, одни стучали кулаками по столу, другие закрыли лицо руками. Паника охватила всех.

Шестому оратору с трудом удалось обратить на себя внимание.

– Но, уважаемые господа, – то и дело повторял он, успокаивая всех, пока не наступила тишина. – Дорогие мои господа, я вынужден просить вас: будьте рассудительны! Это сейчас самое главное. Допустим, что девочка Момо вернется от этого Так Называемого, – но чем бы она ни была против нас вооружена, мы вовсе не должны вступать с ней в борьбу, тем более поодиночке. Для таких встреч мы с вами не очень-то подготовлены – – как о том убедительно свидетельствует все еще стоящий перед нашими глазами растворенный агент номер БЛВ(553)ц. У нас достаточно сообщников среди людей. Если мы незаметно и ловко введем их в действие, мы избавим мир от девочки Момо и от связанной с ней опасностью. Нам вовсе незачем самим ввязываться в это дело. Такой образ действий будет и экономным, и безопасным, и, без всякого сомнения, эффективным.

Раздался всеобщий вздох облегчения. Это предложение устраивало всех. Оно было бы тут же принято, если бы во главе стола не встал седьмой оратор.

– Господа, – начал он, – мы все время думаем только о том, как избавиться от девочки. Но ведь к этому нас вынуждает страх. А страх, уважаемые господа, плохой советчик. Ибо мне кажется, что мы упускаем одну очень важную, пожалуй, даже единственную возможность. Поговорка гласит: если ты не можешь победить врага, сделай его своим другом. Почему бы нам не попытаться перетянуть девочку Момо на свою сторону?

– Слушайте, слушайте! – крикнуло несколько голосов. – Объясните точнее!

– Нет сомнения, – продолжал оратор, – что ребенок действительно нашел дорогу к этому Так Называемому, – дорогу, которую мы тщетно искали с самого начала! А ребенок знает эту дорогу! Он и укажет ее нам!

Тогда мы сами сможем вести переговоры с этим Так Называемым. Я убежден, что мы очень быстро с ним поладим. Тогда нам не надо будет мучительно собирать по крохам все эти часы, минуты и секунды – мы одним ударом захватим время всего человечества! А став обладателями времени всего человечества, достигнем неограниченной власти! Мы будем у цели, уважаемые господа! И в этом нам поможет именно та девочка, которую вы хотите устранить!

В зале наступила мертвая тишина.

– Но вы же знаете, – крикнул кто-то, – вы же знаете, что девочку Момо обмануть невозможно! Вспомните агента номер БЛВ(553)ц! Каждого из нас постигла бы та же участь!

– Кто тут говорит о лжи? – спросил оратор. – Мы откровенно сообщим ей о наших планах.

– Но тогда, – зажестикулировал другой, – тогда она за нами не пойдет! Это совершенно немыслимо!

– Я бы не стал утверждать этого так категорически, – вмешался в дебаты девятый оратор, – но мы должны ей, конечно, предложить что-то, что ее соблазнит. Например, обещать подарить ей столько времени, сколько она захочет...

– Обещание, которое нам придется сдержать! – перебил другой.

– Естественно, – подтвердил девятый оратор, – ибо, если мы попытаемся ее обмануть, она это сразу поймет.

– Нет, нет! – крикнул председатель, ударив кулаком по столу. – Этого я не потерплю! Если мы дадим ей столько времени, сколько она захочет, – это будет стоить целого состояния!

– Вряд ли, – спокойно возразил оратор. – Сколько может истратить ребенок? Мы, конечно, кое-что потеряем, но подумайте – сколько мы получим взамен! Время всего человечества! Ту малость, которую истратит на себя Момо, вполне можно будет записать в статью естественных издержек. Подумайте об огромных преимуществах, дорогие господа!

Оратор сел, все стали думать о преимуществах его предложения.

– И все же так не пойдет, – сказал наконец шестой оратор.

– Почему?

– По той простой причине, что у девочки и так столько времени, сколько она хочет. Какой нам резон – стараться подкупить ее тем, чего у нее и так с избытком.

– Тогда надо сперва отнять у нее время! – сказал девятый оратор.

– Ах, милейший, – устало сказал председатель, – мы топчемся в заколдованном кругу. В том-то все и дело, что мы не знаем, как к ней подобраться.

По рядам заседавших пробежал вздох разочарования.

– У меня есть предложение, – вызвался десятый оратор. – С вашего разрешения?

– Ваше слово, – сказал председатель.

Просивший слегка поклонился председателю и начал:

– Девочка очень привязана к друзьям. Она любит дарить свое время другим. Но представим себе, что случилось бы, если бы рядом не оказалось никого, кто бы делил с ней это время? Если она не согласится добровольно поддержать наши планы, мы используем ее друзей.

Он вынул из портфеля регистрационную папку:

– Речь идет в первую очередь о некоем Беппо-Подметальщике-Улиц, а также о Джиги-Гиде. А вот еще целый список детей, которые ее регулярно посещают. Все очень просто, господа!

Мы лишим ее всех друзей. Маленькая Момо останется одинокой. Время потеряет для нее всякий смысл! Оно станет для нее никчемным грузом, даже проклятием! Рано или поздно она этого больше не выдержит. И тогда появимся мы, дорогие господа, и предъявим ей наши условия. Ставлю тысячу лет против одной десятой секунды, что она поведет нас желанной дорогой, только чтобы вернуть себе друзей.

Серые господа, недавно еще столь подавленные, воспряли духом. Торжествующая усмешка легла на их тонкие губы. Они захлопали, и шум аплодисментов прогремел в бесконечных ходах и переходах, как обвал каменной лавины.


Глава двенадцатая. В ТОМ КРАЮ, ОТКУДА ПРИХОДИТ ВРЕМЯ

<p>Глава двенадцатая. В ТОМ КРАЮ, ОТКУДА ПРИХОДИТ ВРЕМЯ</p>

Момо стояла в огромнейшем зале, какого она еще никогда не видела. Он был больше самой большой церкви и самого большого вокзала. Вершины мощных колонн, которые подпирали потолок в головокружительном полумраке, скорее угадывались там, нежели были видны. Окон не было. Золотой свет, проявивший огромное помещение, исходил от бесчисленных свечей, пламя которых горело столь неподвижно, словно они были нарисованы светящимися красками, а вовсе не горели.

Тысячеголосое жужжание, тиканье и перезвон, которые Момо услышала при входе, издавали бесчисленные часы всех форм и размеров. Они стояли и лежали на длинных столах, в стеклянных витринах, на золотых консолях и на бесконечных стеллажах.

Там были малюсенькие, украшенные драгоценными камнями карманные часы, обычные жестяные будильники, песочные часы, музыкальные часы с танцующими на них куклами, солнечные часы, часы из дерева и из камня, стеклянные часы и такие, которые приводились в движение плещущими струями воды. На стенах висели все виды часов с кукушками и различные старинные часы с подвешенными к ним грузами и лунообразными маятниками; одни маятники раскачивались медленно и важно, другие же быстро мелькали туда и сюда. На высоте первого этажа вдоль всего зала тянулась балюстрада, к ней поднималась винтовая лестница. Выше тянулась вторая балюстрада, над ней еще одна и еще. И повсюду висели, лежали и стояли часы. Там были еще часы поясов времени в форме шара, которые одновременно показывали время во всех точках земли, а также большие и маленькие планетарии с Солнцем, Луной и звездами. В середине зала возвышался целый лес напольных часов, начиная с обыкновенных комнатных до настоящих башенных.

Непрестанно раздавался где-нибудь бой или играла музыка, ибо все часы показывали разное время.

Но весь этот шум и гул вовсе не был неприятным – наоборот, он напоминал равномерный шелест летнего леса.

Момо обошла весь зал, глядя широко раскрытыми глазами на все эти диковинки. Она остановилась возле богато инкрустированных музыкальных часов, на которых мужчина и женщина, вытянув руки, приглашали друг друга на танец. Она хотела было чуть-чуть подтолкнуть их пальцем, чтобы

посмотреть, будут ли они двигаться, как вдруг услышала любезный голос:

– А, Кассиопея, ты вернулась! Привела ли ты ко мне маленькую Момо?

Момо обернулась и увидела в проходе между напольными часами изящного очень старого человека с серебристо-белыми волосами. Он нагнулся над черепахой, сидевшей перед ним на полу. На человеке был вытканный золотом кафтан, короткие, до колен панталоны из голубого шелка, белые чулки и туфли с большими золотыми застежками. На запястьях и шее из-под куртки выглядывали кружева, а его белые волосы были заплетены на затылке в косичку. Момо еще никогда не видела такого наряда, но более сведущий человек сразу узнал бы в этом костюме моду двухсотлетней давности.

– Что ты говоришь? – сказал старик, все еще обращаясь к черепахе. – Она уже здесь? Где же?

Он вытащил из кармана маленькие очки – вроде тех, что носит Беппо, только золотые – и посмотрел вокруг.

– Я здесь! – крикнула Момо.

Старик направился к ней с радостной улыбкой и протянутыми руками. Момо казалось, что, по мере того как он приближается, он становится с каждым шагом все моложе и моложе. Когда он наконец подошел и– взял ее за руки, сердечно пожимая их, он вряд ли выглядел старше Момо.

– Добро пожаловать! – воскликнул он весело. – Рад тебя видеть в Доме-Нигде! Разреши, маленькая Момо, представиться: я – Мастер Хора, Секундус Минутус Хора.

– Ты правда ждал меня? – удивленно спросила Момо.

– Конечно же! Я специально послал за тобой мою черепаху Кассиопею!

Он вынул из жилетного кармана плоские, покрытые алмазами карманные часы, щелчок – и крышка открылась.

– Ты ней удивление пунктуальна, – улыбнулся он и протянул ей часы.

Момо увидела, что на циферблате нет ни стрелок, ни чисел – две тончайших спирали пересекали друг друга в разных направлениях, медленно вращаясь. На месте их пересечения вспыхивали иногда крошечные точечки.

– Это часы звездного времени, – сказал Мастер Хора. – Они только что отметили наступление нового звездного часа.

– А что это такое – звездный час?

– В жизни мироздания бывают особые мгновения, когда все вещи и существа – до самых далеких звезд – вступают в теснейшее взаимодействие, а тогда становится возможным то, что ни до, ни после этого не может произойти. К сожалению, люди не всегда это замечают, и поэтому смены звездного часа чаще всего проходят бесследно. Но если найдется какой-нибудь человек, который это заметит, в мире могут произойти весьма важные события.

– Может быть, для этого надо иметь такие часы, – сказала Момо.

Мастер Хора засмеялся, покачав головой:

– Сами но себе часы еще никому не помогут. Нужно уметь читать их.

Он захлопнул крышку часов и опустил их в карман жилета. Заметив, с каким удивлением Момо рассматривает его одежду, он задумчиво оглядел себя, наморщил лоб и сказал:

– О, но сам-то я, как видно, немного запоздал – я имею в виду моду. Как это невнимательно с моей стороны! Сейчас я это исправлю!

Он щелкнул пальцами и тут же предстал перед Момо в черном сюртуке с высоким стоячим воротником.

– Так лучше? – спросил он с сомнением. Но так как Момо еще более удивилась, он тут же спохватился:

– Конечно же нет! Какой я рассеянный!

Он опять щелкнул пальцем – теперь на нем оказался костюм, которого Момо тоже еще никогда не видала: это была мода столетней давности.

– Тоже не подойдет? – спросил он. – Подожди, клянусь Орионом, я должен этого добиться!

Он в третий раз щелкнул пальцами – теперь он стоял в обычном костюме современного покроя.

– Так хорошо, не правда ли? – подмигнул он девочке. – Надеюсь, я тебя не испугал. Это была маленькая шутка. А теперь, милая девочка, разреши пригласить тебя к столу. Завтрак готов. У тебя позади длинная дорога, и я надеюсь, тебе понравится мое угощение.

Он взял Момо за руку и повел ее к стоящим посреди зала часам. Черепаха последовала за ними, немного отстав. Узенький коридорчик, по которому они шли, плутал, как в лабиринте – то вправо, то влево, – и привел их наконец в маленькое помещение, огороженное задними стенками огромных часов. В углу виднелся столик на изогнутых ножках, изящная софа и мягкие стулья. И здесь все освещено было золотым светом неколеблющихся свечей.

На столике стоял пузатый золотой кувшин, две маленькие чашки, к ним тарелки, ложечки и ножи – все из чистого золота. В корзиночке лежали румяные хрустящие булочки, в одной мисочке золотистое масло, в другой мед, похожий на жидкое золото. Мастер Хора налил из кувшина в чашечки шоколад и радушно сказал:

– Прошу, моя маленькая гостья, не стесняйся!

Момо не заставила себя просить. Она до сих пор еще не знала, что существует шоколад, который можно пить. И хрустящие булочки, намазанные маслом и медом, тоже были для нее величайшей редкостью. Никогда Момо не ела так вкусно. В первый момент она целиком поглощена была завтраком, уписывая его за обе щеки, ни о чем другом не думая. Странным образом пропала и всякая усталость, Момо почувствовала себя свежей и бодрой, хотя всю ночь не сомкнула глаз. Чем дольше она ела, тем вкуснее казалась ей еда. Она подумала, что могла бы так есть целый день.

Мастер Хора приветливо смотрел на нее. Он был достаточно учтив, чтобы не мешать разговором. Он понимал, что гостья должна была сначала утолить многолетний голод. Может быть, в атом оказалась причина того, что, наблюдая за Момо, он опять становился все старее и старее, пока не стал опять стариком с белыми волосами. Когда он заметил, что Момо трудно справляться с ножом, он сам намазал ей несколько булочек и положил перед ней на тарелку. Сам он ел очень мало.

Наконец Момо насытилась. Допивая шоколад, она испытующе смотрели через край чашки на гостеприимного хозяина, размышляя, кто он, собственно, такой? Она, конечно, уже поняла, что он человек необычный, но в остальном не знала ничего, кроме его имени.

Поставив чашку, она спросила:

– Почему ты посылал за мной свою черепаху?

– Чтобы защитить тебя от Серых господ, – серьезно сказал Мастер Хора, – Они везде тебя ищут. Но у меня тебе их нечего бояться.

– Они хотят со мной что-то сделать? – испуганно опросила Момо.

– Да, девочка, – вздохнул Мастер Хора. – Это так.

– Почему? – спросила Момо.

– Они боится тебя, – пояснил Мастер Хора.

– Я им ничего не сделала.

– Сделала, – сказал Мастер Хора. – Ты заставила их выдать себя. И ты рассказала об этом своим друзьям. Вы даже хотели рассказать правду о Серых господах всем людям. Ты думаешь, этого не достаточно, чтобы стать их смертельным врагом?

– Но мы же прошли через весь город – черепаха и я, – сказала Момо. – Если они меня везде ищут, то могли бы легко поймать меня. Мы шли так медленно.

Мастер Хора взял на руки черепаху – она опять сидела у его ног – и пощекотал ей шею.

– Что ты об этом думаешь, Кассиопея? – спросил он, улыбнувшись. – Могли они вас поймать?

На панцире черепахи возникло слово «НИКОГДА!» – оно так весело мерцало, что казалось, слышится тихое хихиканье.

– Кассиопея умеет смотреть в будущее, – пояснил Мастер Хора. – Не на много, но примерно на полчаса вперед она отлично видит.

«ТОЧНО!» – зажглось на панцире.

– Прошу прощения, – поправился Мастер Хора. – Она видит точно на полчаса вперед! Она заранее знает, что произойдет в следующие полчаса. Поэтому-то она и знает, встретятся ей Серые господа или нет.

– Ах, – удивленно воскликнула Момо, – это очень удобно! Она знает, что там или там они могут ей встретиться и просто сворачивает а другую сторону, не так ли?

– Нет, – ответил Мастер Хора. – Дело вовсе не так просто. То, что она заранее знает, она изменить не может. Она ведь знает только то, что должно случиться. Если она знает, что встретит где-нибудь Серых господ, то она непременно их встретит. Тут она ничего изменить не может.

– Этого я не понимаю, – разочарованно сказала Момо. – Какой же тогда толк от того, что она знает обо всем заранее?

– Толк есть, – сказал Мастер Хора. – В случае с тобой она, например, знала, что пойдет именно той дорогой, где ей Серые господа не встретятся. Это все-таки уже кое-что значит. Ты не находишь?

Момо молчала. Ее мысли перепутались, как размотавшийся клубок ниток.

– Но вернемся к тебе и твоим друзьям, – продолжал Мастер Хора. – Примите мой комплимент! Ваши плакаты произвели на меня большое впечатление.

– Ты их прочел? – обрадовалась Момо.

– Все, – ответил Мастер Хора. – Слово в слово!

– Жаль, что их никто больше не прочел, – сказала Момо.

Мастер Хора сочувственно кивнул:

– Да, к сожалению. Серые господа об этом позаботились.

– Ты их хорошо знаешь? – спросила Момо.

Мастер Хора опять со вздохом кивнул:

– Я знаю их, и они знают меня.

– Ты у них часто бывал?

– Нет, еще никогда. Я свой Дом-Нигде никогда не покидаю.

– А Серые господа, они тебя посещают?

Мастер Хора улыбнулся:

– Не беспокойся, маленькая Момо. Сюда они войти не смогут. Даже если бы они и знали дорогу в Переулок-Никогда. Но они ее не знают.

Момо задумалась. Объяснение Мастера Хора ее, правда, успокоило, но ей хотелось узнать о нем побольше.

– Откуда тебе все это известно? – начала она. – И о наших плакатах и о Серых господах?

– Я все время слежу за ними и за всем, что с ними связано, – сказал Мастер Хора. – Таким образом я наблюдал и за тобой, и за твоими друзьями.

– Но ты ведь никогда не выходишь из дому?

– В этом нет надобности, – сказал Мастер Хора и опять помолодел. – У меня есть Всевидящие Очки.

Он достал маленькие золотые очки и протянул их Момо:

– Хочешь взглянуть?

Момо надела их, заморгала, поводя глазами, и сказала:

– Я в них вообще ничего не вижу.

Она увидела в очках какой-то вихрь размытых красок, света и теней. У нее даже закружилась голова.

– Да, – услышала она голос Мастера Хора. – Вначале это со всеми так бывает. Пользоваться Всевидящими Очками не так-то просто. Но сейчас ты к ним привыкнешь.

Он встал за спиной Момо и осторожно приложил обе руки к дужке очков на носу Момо. И картина сразу прояснилась.

Сначала Момо увидела группу Серых господ с тремя автомобилями на краю той части города, где ее поразил странный свет. Серые господа как раз толкали назад машины.

Она взглянула дальше и увидела другую группу на городских улицах – эти ожесточенно жестикулировали и кого-то звали.

– Они говорят о тебе, – пояснил Мастер Хора. – Не могут понять, каким образом ты ускользнула.

– Почему у них такие серые лица? – спросила Момо, продолжая смотреть сквозь очки.

– Потому что их существование связано с мертвечиной, – ответил Мастер Хора. – Ты ведь знаешь, что они живут человеческим временем. Дело в том, что время, если его отнять у подлинного хозяина, обречено на смерть. Ибо у каждого человека есть его собственное время, принадлежащее только ему. Оно остается живым, только оставаясь действительно его временем.

– Значит, Серые господа совсем не люди?

– Нет, они только приняли человеческий облик.

– Но кто же они тогда?

– В действительности они никто и ничто.

– А откуда они пришли?

– Они возникли, потому что люди дали им возможность возникнуть. А теперь люди еще дали им возможность над собою властвовать.

– А если они не смогут больше воровать у людей время?

– Тогда они возвратятся в Ничто, откуда пришли.

Мастер Хора взял у Момо очки и положил их в карман.

– Но к сожалению, у них уже много сообщников. Среди людей. И это самое страшное.

– Я никому не позволю отнять у меня мое время! – решительно сказала Момо.

– Надеюсь, – ответил Мастер Хора. – Пойдем, Момо, я покажу тебе мою коллекцию.

Он опять выглядел очень старым.

Взяв Момо за руку, он вывел ее в большой зал. Там он стал показывать ей разные часы, заставляя их играть, и, видя, как радуется всему этому его маленькая гостья, постепенно опять молодел.

– Любишь ты отгадывать загадки? – спросил он, ведя ее дальше.

– О да! Очень люблю! – ответила Момо. – А ты знаешь какую-нибудь загадку?

– Знаю, – ответил Мастер Хора, взглянув на нее с улыбкой. – Но она очень трудная. Отгадать ее могут лишь немногие.

– Это хорошо, – решила Момо. – Я ее непременно запомню, а потом загадаю моим друзьям.

– Интересно, отгадаешь ли ты ее, – ответил Мастер Хора. – Слушай:

В этом доме три брата, взгляни:Очень разные вроде они,Но захочешь ты их разгадать -Сразу станут друг другу под стать!Первый всегда только скоро придет,Вышел второй – никогда он не ждет,Дома лишь третий: других поджидает,Ведь без него двух других не бывает!Странен весьма этот маленький третий -Вечно вторым существует на свете,Хочешь взглянуть на него ты – и сноваЯсно увидишь вдруг брата другого.Сколько же их, в самом деле, на свете?Кто из них первый, второй или третий?Назови их, дитя, поскорей -Ты узнаешь трех мощных царей!Мир, которым они управляют,Братья сами собою являют!

Мастер Хора посмотрел на Момо, ободряюще кивнув ей. Она напряженно слушала. Обладая прекрасной памятью, она повторила всю загадку – слово в слово.

– Ух! – вздохнула она под конец. – Это действительно трудно. Не имею понятия, что это значит. Не знаю, с чего начать.

– А ты попробуй, – сказал Мастер Хора, – Попробуй начни!

Момо еще раз пробормотала себе под нос всю загадку. И покачала головой.

– Не могу, – призналась она.

Тем временем их догнала черепаха. Она сидела у ног Мастера, внимательно глядя на Момо.

– Ну, Кассиопея, – сказал Мастер Хора. – Ты ведь видишь на полчаса вперед. Скажи, отгадает Момо загадку?

«ОТГАДАЕТ!» – зажглось на панцире Кассиопеи.

– Так оно и есть! – сказал Мастер Хора, обратившись к Момо. – Ты отгадаешь. Кассиопея не ошибается.

Момо наморщила лоб и стала лихорадочно размышлять. Что это могут быть за трое братьев, которые живут в одном доме? Ясно, что это не люди. Братья в загадках – это почти всегда яблочные семечки, горошины или зубы – во всяком случае, что-нибудь в этом роде. Но здесь было три брата, которые каким-то образом превращались друг в друга. Что может превратиться друг в друга? Момо огляделась. Вон стоят свечи с застывшим пламенем. В них горит воск и превращается через пламя в свет. Воск, пламя и свет – это тоже три брата. Но там их все время трое, а в загадке двух никогда нет на месте. Значит, это что-то вроде цветка, плода и семечка. Да, действительно, тут уже многое совпадает. Семечко – самое маленькое из трех. И когда оно есть, двух других – цветка и плода – еще и в помине нет. Но без семени не было бы цветка и плода. Это тоже не подходит! Семечко можно видеть. А в загадке сказано, что при взгляде на маленького брата – ты всегда видишь двух других.

Мысли Момо заблудились. Она не могла найти след, по которому двигаться дальше. Но Кассиопея сказала, что она найдет отгадку. И Момо опять начала сначала, медленно бормоча себе под нос слова загадки.

Когда она дошла до слов: «Первый всегда только скоро придет...» – она увидела, что черепаха подмигивает ей. На ее панцире появились слова: «ТО, ЧТО ЗНАЮ Я!» – и тут же погасли.

– Замолчи, Кассиопея! – усмехнулся Мастер Хора, даже не глядя на панцирь. – Не подсказывай! Момо сама справится.

Момо, конечно, увидела слова на панцире черепахи и теперь стала думать, что бы они могли означать. Что могла знать Кассиопея? Она, например, знала, что Момо отгадает загадку, – но это разгадке не помогало.

Что же она еще знает? Она знает, что должно случиться... Она знает...

– Будущее! – крикнула Момо. – Первый, который скоро придет, – это Будущее! Мастер Хора кивнул.

– «Вышел второй – никогда он не ждет...» – продолжала Момо. – Он уже вышел – значит, это Прошлое!

Мастер Хора опять кивнул, обрадовано улыбнувшись.

– Но теперь будет труднее, – задумчиво сказала Момо. – Кто же третий? Он самый маленький из трех братьев, но без него двух других не бывает. И он единственный, кто всегда дома...

Она задумалась и вдруг воскликнула:

– Это Настоящее! Вот это самое мгновение! Ведь Прошлое – это бывшие мгновения, а Будущее – те, которые придут! Значит, их обоих не было бы, если б не было Настоящего! Это верно!

Щеки Момо порозовели от возбуждения. Она продолжала:

– Но что означают следующие слова:

Странен весьма этот маленький третий -

Вечно вторым существует на свете?

Значит, Настоящее существует только тогда, когда превращается в Прошлое?! Ведь второй брат – это тот, который вышел!

Пораженная, смотрела Момо на Мастера.

– Но так оно и есть! Я еще никогда об этом не думала. Настоящего, оказывается, вовсе и нет, есть только Прошлое и Будущее? Например, сейчас – возьмем вот это мгновение: пока я о нем говорю, оно уже становится Прошедшим! Ах, теперь я понимаю, что это значит: «Хочешь взглянуть на него ты – и снова ясно увидишь вдруг брата другого». Теперь я понимаю и остальное, а именно: что всегда существует только Прошлое и Будущее сразу в одном – в Настоящем! Или нет вообще никого, потому что каждый присутствует только тогда, когда присутствуют и двое других! Голова закружится от всего этого!

– Но загадка еще не вся разгадана, – сказал Мастер Хора. – А что это за мир, которым они управляют и который и есть они сами?

Момо беспомощно взглянула на Мастера. Что бы это могло быть? Что может быть сразу и Прошлым, и Настоящим, и Будущим?

Ее взгляд скользил по тысячам и тысячам часов. Вдруг глаза Момо заблестели.

– Время! – крикнула она, захлопав в ладоши. – Да, это Время! Время, Время! – она запрыгала от радости.

– А теперь скажи мне еще: что это за дом, в котором живут три брата? – выпытывал Мастер Хора.

– Вселенная! – ответила Момо.

– Браво! – крикнул Мастер Хора и тоже захлопал в ладоши. – Поздравляю тебя, Момо! Ты знаешь толк в загадках! Это действительно доставило мне большую радость!

– Мне тоже! – ответила Момо.

Она не совсем понимала, почему Мастер Хора так рад тому, что она разгадала загадку.

Они опять стали прогуливаться по залу, и Мастер Хора показал ей еще много других редких вещей, но Момо все еще думала о загадке.

– Скажи-ка, – наконец спросила она. – Что это такое – Время?

– Ты же только что сама все объяснила, – сказал Мастер Хора.

– Нет, я говорю о другом. Само по себе время ведь тоже должно чем-то быть. Оно ведь есть. Что же оно на самом деле?

– Было бы прекрасно, если б ты сама ответила на этот вопрос.

Момо задумалась:

– Оно есть – это уж наверняка. Но потрогать его нельзя. И задержать тоже. Может быть, это что-нибудь вроде запаха? Вместе с тем это что-то такое, что все время проходит. Значит, оно должно откуда-то приходить. Может быть, оно похоже на ветер? Или нет! Теперь я знаю: это что-то вроде музыки, которую не слышно, потому что она звучит всегда. Хотя мне кажется, что я ее уже иногда слышала...

– Я знаю, – кивнул Мастер Хора. – Потому-то я и смог тебя позвать.

– Но у времени должно быть еще что-то, – сказала Момо, продолжая следовать своим мыслям. – Ведь эта музыка приходит издалека, а звучит глубоко во мне. Может быть, и со временем происходит то же самое?

Момо сконфуженно замолчала, потом беспомощно добавила:

– Так, как возникают на воде волны... Ах, это все чепуха, что я говорю!

– А я нахожу, что ты очень хорошо сказала. И поэтому я открою тебе одну тайну: отсюда – из Дома-Нигде в Переулке-Никогда, – отсюда приходит время ко всем людям на свете!

Момо взглянула на него с благоговением.

– О, – произнесла она тихо, – ты его сам делаешь? Мастер Хора улыбнулся:

– Нет, моя девочка, я всего лишь управляющий. Моя обязанность – выделить каждому человеку столько времени, сколько ему определено.

– Не можешь ли ты тогда сделать так, чтобы Серые господа не воровали у людей время?

– Нет, этого я не могу, – ответил Мастер Хора. – Люди должны сами решать, что им делать со своим временем. И защищаться они должны тоже сами. Я только выдаю каждому, что положено.

Момо оглянулась вокруг:

– И для этого у тебя столько часов? Для каждого человека – часы, да?

– Нет, Момо, – возразил Мастер Хора. – Все эти часы – просто моя коллекция. Они всего лишь несовершенная копия того, что находится в груди у каждого человека. Ибо так же, как даны глаза, чтобы видеть свет, и уши, чтобы слышать звуки, – так же дано сердце, чтобы воспринимать время. Время, не воспринятое сердцем, пропадает так же, как пропадают краски радуги для слепого или для глухого – пение птиц. К сожалению, на свете много глухих и слепых сердец, которые ничего не ощущают, хотя и бьются.

– А если мое сердце когда-нибудь перестанет биться? – спросила Момо.

– Тогда окончится и твое время, милая девочка, – ответил Мастер Хора. – Всю свою жизнь ты как бы возвращаешься сквозь время назад – сквозь все твои дни, ночи, месяцы и годы. Ты путешествуешь, пока не придешь к большим круглым серебряным воротам, через которые ты когда-то вошла. в этот мир. Через них ты опять выйдешь.

– А что там – по другую сторону этих ворот?

– Оттуда приходит музыка, которую ты уже иногда слышала. И ты тогда тоже – часть этой музыки, один из ее звуков...

Он испытующе посмотрел на Момо:

– Наверно, ты этого еще не понимаешь?

– Понимаю, – тихо ответила Момо. – Думаю, что понимаю.

Она вспомнила, как шла задом наперед по Переулку-Никогда, и спросила:

– А ты – не смерть?

Мастер Хора улыбнулся, помолчав некоторое время, потом ответил:

– Если бы люди знали, что такое смерть, они бы ее больше не боялись. А если бы они не боялись, то никто больше не смог бы воровать у них время их жизни.

– А почему не объяснить это людям? – предложила Момо.

– Ты думаешь? – спросил Мастер Хора. – Я говорю им это, когда отпускаю время, – ежечасно. Но боюсь, что люди просто не хотят меня слушать. Они хотят верить только тем, кто нагоняет на них страх. И это тоже загадка.

– Страх? А я не боюсь, – сказала Момо. Мастер Хора задумчиво кивнул. Он долго смотрел на Момо, потом спросил:

– Хочешь взглянуть, откуда приходит время?

– Да, – прошептала она.

– Я отведу тебя туда, – сказал Мастер. – Но там надо молчать. Там нельзя ни спрашивать, ни говорить. Обещаешь?

Момо молча кивнула.

Мастер Хора нагнулся и поднял Момо на руки. Он вдруг показался ей очень высоким и несказанно старым, но вовсе не человеком, а скорее деревом или скалой. Он закрыл ей рукою глаза, и она словно ощутила прикосновение прохладного снега.

Ей казалось, что Мастер Хора идет с ней по длинному темному переходу, но чувствовала себя защищенной и ничего не боялась. Вначале она думала, что слышит биение собственного сердца, но потом ей стало казаться, что это эхо шагов Мастера.

Шли они долго. Наконец Мастер опустил ее наземь. Его лицо было рядом, он смотрел на нее большими глазами, приложив палец к губам. Потом он поднялся и отступил.

Момо окружили золотые сумерки.

Постепенно она поняла, что стоит под круглым куполом, большим, как небо. Он был из чистого золота.

В самой середине купола – вверху – зияло круглое отверстие, луч света горизонтально ниспадал оттуда в круглый пруд с черной и неподвижной, как зеркало, водой.

Над самой водой в луче что-то мерцало, как ясная звезда, двигаясь с медленной важностью, и Момо разглядела огромный маятник, качавшийся над черным зеркалом. Но этот маятник ни к чему не был подвешен. Он невесомо витал в воздухе.

По мере того как маятник приближался к краю пруда, там все выше всплывал из воды большой бутон. Чем ближе к краю подвигался маятник, тем больше открывался бутон, пока он полностью не расцвел на зеркальной поверхности. Цветок был прекрасен! Момо еще никогда ничего подобного не видела. Казалось, он состоит из чистых бесплотных красок. Момо не подозревала, что такие краски вообще существуют. Звездный маятник на мгновение задержался над цветком, и Момо целиком погрузилась в его созерцание, забыв обо всем вокруг. Запах цветка казался ей чем-то таким, о чем она всегда бессознательно тосковала, не зная, о чем тоскует.

Маятник стал опять медленно-медленно возвращаться назад. По мере того как он удалялся, Момо с огорчением видела, как увядает прекрасный цветок. Один за другим отрывались и тонули в темной воде лепестки. Момо стало так больно, словно она навсегда теряет нечто невозвратимое:

Когда маятник вернулся на середину пруда, прекрасный цветок полностью растворился. Но одновременно стал возникать бутон на другом краю пруда. И когда маятник приблизился к этому краю, там расцвел еще более прекрасный цветок. Момо обошла пруд, чтобы разглядеть его вблизи.

Новый цветок был совсем другим. И таких красок Момо тоже никогда раньше не видела, ей показалось, что они еще богаче. И запах цветка был еще нежнее. И чем дольше Момо на него смотрела, тем все более удивительные оттенки находила она в его расцветке.

Но опять стал удаляться маятник, и опять стала опадать – лепесток за лепестком, – и растворяться, и тонуть в бездонной глубине вся эта красота.

Медленно-медленно вернулся маятник на другую сторону пруда, но на этот раз он качнулся немного дальше – и опять возник там, чуть подальше, новый бутон и стал постепенно распускаться.

И этот цветок был самым прекрасным! Это был цветок из цветков, единственное в своем роде чудо!

Момо хотелось громко заплакать, когда она увидела, как это совершенство красоты стало медленно увядать и погружаться в темный пруд. Но она вспомнила свое обещание, данное Мастеру Хора, и не издала ни звука.

И на другой стороне пруда маятник опять шагнул чуть дальше – и новый цветок возник из темной воды.

Постепенно Момо поняла, что каждый новый цветок не похож на предыдущий и что каждый, который только что расцвел, кажется самым прекрасным.

Бродя вокруг пруда, она смотрела, как возникали и опять исчезали цветок за цветком. Казалось, что она никогда не устанет от этого зрелища.

Но мало-помалу она заметила, что здесь постоянно происходит что-то другое, на что она до сих пор не обращала внимания.

Луч света, ниспадавший из середины купола, был не только видимым – Момо вдруг стала его слышать!

Сначала это было как шорох от дуновения ветра, пробегающего высоко по вершинам деревьев. Постепенно шум усилился, пока не стал подобен плеску водопада или грохоту бьющихся об утесы морских волн.

Наконец Момо различила в этом шуме отдельные звуки, все время заново группирующиеся, образующие все новую гармонию. Это была музыка – и вместе с тем нечто совсем иное. И вдруг Момо узнала: это была та самая музыка, которую она иногда слышала как бы издалека, когда сидела в тишине под сверкающим звездным небом.

Этот шум или звон становился все яснее и звонче. И Момо поняла, что это был тот самый звучащий свет, который вызывали из глубин темной воды расцветающие цветы – каждый раз в неповторимом и единственном сочетании.

Чем дольше она слушала, тем отчетливее различала каждый отдельный голос. Но это не были человеческие голоса – казалось, что поет золото или серебро, или другие металлы. Одновременно возникали голоса совсем иного рода, голоса немыслимых далей и неописуемой мощности. Они звучали все отчетливее, и Момо мало-помалу стала разбирать отдельные слова, слова совсем незнакомого ей языка, который она еще никогда не слышала и все же понимала. Это были голоса Солнца, и Луны и других планет, и всех звезд – они открывали ей свои подлинные имена. В этих именах заключалось значение их деятельности, в результате которой расцветали и увядали по отдельности все эти часы-цветы.

И вдруг Момо поняла, что все эти слова адресованы ей. Весь мир – до самых далеких звезд – был обращен к ней, как единое немыслимо-большое лицо, смотревшее на нее и говорившее только с ней одной!

И ее охватило нечто гораздо большее, нежели страх.

Она увидела Мастера Хора, который молча подзывал ее жестами. Она бросилась к нему, Мастер взял ее на руки, и Момо спрятала свое лицо у него на груди. Опять легли на ее глаза его руки – как беззвучно упавший снег, – стало темно и тихо, и Момо опять почувствовала себя в безопасности. И он опять пошел с ней назад по длинному переходу.

Когда они вернулись в маленькую комнату посреди стоячих часов, он уложил ее на софу.

– Мастер Хора, – зашептала Момо, – я никогда не думала, что время всех людей такое... – она с трудом подыскивала нужное слово, – такое большое, – нашлась она наконец.

– То, что ты увидела и услышала, – ответил Мастер Хора, – это не было временем человечества. Это было только твое собственное время. В каждом человеке есть такая точка – или место, – где ты только что была. Но прийти туда может только тот, кого я сам туда отнесу. И простыми глазами этого не увидишь.

– Но где же я была?

– В твоем собственном сердце, – сказал Мастер Хора, погладив ее по взъерошенным волосам.

– Мастер Хора, – опять зашептала Момо, – можно, я приведу к тебе моих друзей?

– Нет, – ответил он. – Этого пока нельзя.

– А долго я у тебя останусь?

– Пока ты сама не захочешь вернуться к своим друзьям, моя девочка.

– А можно им рассказать, о чем мне говорили звезды?

– Можно. Но ты не сумеешь это сделать.

– Почему не сумею?

– Потому что нужные слова еще должны в тебе вырасти.

– Но я очень хочу об этом рассказать. Всем рассказать! Я хочу пропеть им все эти голоса. Я думаю, что тогда все опять станет хорошо.

– Если ты действительно хочешь этого, Момо, ты должна уметь ждать.

– Ждать я умею.

– Ты должна ждать, как семя ждет в земле годового оборота солнца – прежде чем прорасти. Хочешь ты этого?

– Да, – прошептала Момо.

– Тогда спи, – сказал Мастер Хора, проведя рукой по ее глазам. – Спи!

Счастливая, Момо глубоко вздохнула и закрыла глаза.


Часть третья. ЦВЕТЫ ВРЕМЕНИ

Глава тринадцатая. ТАМ – ДЕНЬ, ЗДЕСЬ – ГОД

Глава четырнадцатая. ЕШЬ И МОЛЧИ

Глава пятнадцатая. НАЙДЕНО И ПОТЕРЯНО

Глава шестнадцатая. НУЖДА В ИЗБЫТКЕ

Глава семнадцатая. БОЛЬШОЙ СТРАХ И ЕЩЕ БОЛЬШАЯ ХРАБРОСТЬ

Глава восемнадцатая. ЕСЛИ СМОТРЕТЬ ВПЕРЕД НЕ ОГЛЯДЫВАЯСЬ

Глава девятнадцатая. ТРУДНОЕ РЕШЕНИЕ

Глава двадцатая. ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ПРЕСЛЕДОВАТЕЛЕЙ

Глава двадцать первая. КОНЕЦ, ОЗНАЧАЮЩИЙ НАЧАЛО НОВОГО

<p>Часть третья. ЦВЕТЫ ВРЕМЕНИ</p>
<p>Глава тринадцатая. ТАМ – ДЕНЬ, ЗДЕСЬ – ГОД</p>

Момо проснулась и открыла глаза.

Ей понадобилось некоторое время, чтобы понять, где она находится. Ее смутило, что она лежит на поросших травой каменных ступенях амфитеатра. Не была ли она только что в Доме-Нигде – у Мастера Хора? Как она попала сюда?

Было темно и прохладно. На востоке серел рассвет. Ей стало холодно, и Момо плотнее закуталась в свой длинный пиджак.

Она ясно вспомнила все пережитое: ночное путешествие с черепахой по огромному городу, необычный свет возле ярко-белых домов, Переулок-Никогда, зал с бесчисленными часами, шоколад и булочки с медом, – она дословно вспомнила весь свой разговор с мастером Хора и его загадку. Но ярче всего запомнились ей минуты под золотым куполом. Стоило закрыть глаза – и она опять видела распускающиеся в пруду прекрасные цветы. В ее ушах все еще звучали голоса Солнца, Луны и звезд. Они звучали так ясно, что она стала подпевать им.

И пока она так напевала, в ней вдруг стали возникать слова – новые слова, точно выражавшие запахи цветов и никогда прежде невиданных красок! Воспоминания как бы сами заговорили в ней, но с этими воспоминаниями происходило что-то странное! Момо вдруг открывала в них не только то, что видела и слышала, – намного больше! Как из бездонного колодца, всплывали перед ней все новые и новые Цветы Времени. И с каждым таким цветком раздавались новые слова. Достаточно было вслушаться в себя, чтобы повторить их вслух или пропеть. Слова рассказывали о непонятно-таинственных, удивительных вещах, но стоило их повторить, как все становилось ясным.

Вот что имел в виду Мастер Хора, когда говорил, что слова должны в ней вырасти!

Может быть, ей это приснилось? И ничего в действительности не было?

Размышляя об этом, Момо вдруг заметила внизу – на поросшем травой кругу – какое-то движение. Черепаха! Она спокойно разыскивала съедобную травку.

Момо быстро спустилась и присела возле черепахи на корточки. Черепаха подняла голову, посмотрела на девочку своими древними черными глазами и опять продолжала рыться в траве.

– Доброе утро! – сказала Момо.

Никакого ответа – на панцире ничего не зажглось.

– Это ведь ты водила меня сегодня к Мастеру Хора?

Черепаха опять не ответила. Момо глубоко вздохнула.

– Жалко, – пробормотала она. – Значит, ты просто обыкновенная черепаха, а вовсе не... ах, я забыла твое имя! Красивое имя, такое длинное и редкое. Я никогда раньше такого не слышала.

«КАССИОПЕЯ!» – слабо зажглось на панцире черепахи. Момо с восторгом прочла слово по слогам.

– Да! – закричала она, захлопав в ладоши. – Точно! Ты ведь Кассиопея, не так ли? Ты черепаха Мастера Хора?

«А КТО ЖЕ ЕЩЕ?» – последовал ответ.

– Почему же ты мне сразу не ответила?

«Я ЗАВТРАКАЮ», – прочла Момо на панцире.

– Прости! – сказала Момо. – Я не хотела тебе мешать. Я только хотела знать, как это получилось, что я опять здесь?

«ТВОЕ ЖЕЛАНИЕ!» – засветился ответ.

– Странно, – пробормотала Момо. – Я этого совсем не помню. А ты, Кассиопея? Почему ты не осталась у Мастера Хора, а пришла сюда со мной?

«МОЕ ЖЕЛАНИЕ!»

– Благодарю, – сказала Момо. – Это очень любезно с твоей стороны.

«ПОЖАЛУЙСТА!»

Черепаха, видно, сочла разговор оконченным, ибо поползла дальше – продолжать завтрак.

Момо уселась на каменных ступенях. Она радовалась, что опять увидит Беппо, Джиги и детей. Она опять слушала музыку, непрестанно звучавшую внутри ее. И хотя она была совсем одна и никто не мог ее слышать, она все громче, от всей души, подпевала этой музыке, глядя на встающее солнце. И ей казалось, что на этот раз ее слушают птицы, и кузнечики, и деревья, и даже камни.

Она не могла знать, что других слушателей у нее теперь долго не будет. Она не могла знать, что напрасно ждет своих друзей, что ее очень долго здесь не было и за это время весь мир изменился...

С Джиги-Гидом Серые господа справились относительно легко.

Все началось с того, что около года тому назад, вскорости после исчезновения Момо, в газете появилась о Джиги длинная статья. Она называлась: «Последний из настоящих рассказчиков». В ней, кроме прочего, сообщалось, где и когда его можно встретить и что его рассказы нечто такое, чего нельзя упустить.

После этого к старому амфитеатру стало приходить все больше и больше людей, все хотели его увидеть и услышать. Джиги, конечно, только радовался. Как всегда, рассказывал все, что в голову взбредет, а в конце обходил слушателей со своей кепкой, и та всегда доверху наполнялась деньгами. Вскоре его выступлениями занялась одна солидная фирма, она предложила Джиги определенную сумму за право представлять его слушателям. Туристов привозили к амфитеатру в автобусах, и вскоре Джиги пришлось составить подробное расписание, чтобы все, уплатившие деньги, могли его послушать.

Ему с самого начала не хватало Момо, ибо его рассказы потеряли крылья, хотя он все еще твердо противился рассказывать одну и ту же историю дважды, даже если бы ему предложили за это двойную плату.

Через несколько месяцев ему уже не надо было выступать возле старого амфитеатра и обходить слушателей с перевернутой кепкой. Его пригласили на радио, а потом и на телевидение. Три раза в неделю рассказывал он теперь свои истории перед миллионами слушателей и зарабатывал кучу денег.

Теперь он уже жил не возле старого амфитеатра, а в другой части города, где жили богатые, именитые люди. Он снял большой современный дом в середине огромного ухоженного парка. И звали его теперь не Джиги, а Джилорамо.

И конечно же, давно перестал он изобретать новые истории – для этого у него больше не было времени.

Со своими выдумками он стал обращаться весьма экономно: придумает какую-нибудь историю и слепит из нее иногда до пяти рассказов.

Когда его фантазия стала иссякать, Джиги, для того чтобы удовлетворить все заказы, сделал в один прекрасный день то, что вовсе не должен был делать: рассказал историю, которую придумал когда-то для одной только Момо.

Слушатели так же молниеносно проглотили ее и так же быстро забыли. Они требовали все новых и новых историй. Джиги так захвачен был этим темпом, что подряд выдал публике все истории, предназначавшиеся одной только Момо. Когда он рассказал последнюю, то вдруг почувствовал, что окончательно опустошен, вычерпан до дна, что он больше ничего не в состоянии придумать.

Испугавшись, что успех покидает его, он начал рассказывать все истории сначала, дав им новые названия и немного изменив их. Но как ни странно, никто, казалось, этого и не заметил! Во всяком случае, спрос на его истории не уменьшался.

И Джиги хватался за свои старые истории, как утопающий за соломинку. Ведь он был теперь богат и известен – разве не об этом он когда-то так мечтал?

Но иногда, особенно по ночам, лежа в кровати под шелковым одеялом, Джиги вдруг начинал скучать по своей прежней жизни, когда он бывал вместе с Момо, и со старым Беппо, и с детьми и когда он действительно еще умел рассказывать.

Но дороги назад не было, Момо исчезла и не возвращалась. Вначале Джиги еще пытался отыскать ее, но потом у него не осталось на это времени. Теперь у него работали три энергичных секретарши – он поручал им заключение договоров, распространение рекламных брошюр и плакатов, составление программ и расписаний, диктовал им свои рассказы.

От былого Джиги уже мало чего осталось. Но однажды он собрался с духом, решив поразмышлять над самим собой. «Мой голос имеет вес, – сказал он себе, – меня слушают миллионы. Кто, как не я, может сказать людям правду! Я расскажу им, наконец, о Серых господах! Я добавлю, – решил он, – что эта история не выдуманная, что я прошу всех слушателей помочь мне разыскать Момо».

Он принял это решение в одну из тех ночей, когда особенно затосковал по старым друзьям. Как только рассвело, он сел за свой большой письменный стол, чтобы набросать план действий. Но едва он успел написать первое слово, как зазвонил телефон. Джиги взял трубку – и замер от ужаса.

Он услышал странно-беззвучный, пепельно-серый голос. Ледяной холод сразу пронзил его до костей.

– Оставь это! – сказал голос. – Послушайся доброго совета.

– Кто говорит? – спросил Джиги.

– Ты это прекрасно знаешь, – ответил голос. – Представляться нет никакого смысла. И хотя ты не имел пока удовольствия встретиться с нами с глазу на глаз, ты все равно в наших руках. Разве это не так?

– Что вы от меня хотите?

– То, что ты задумал, нам не нравится. Откажись от этих мыслей. Будь послушным, договорились?

Джиги собрал всю свою храбрость.

– Нет, – сказал он, – я не откажусь. Я больше не тот безвестный маленький Джиги-Гид. Я теперь большой человек. Посмотрим, кто кого!

В трубке раздался бесцветный, пепельный смех, и Джиги застучал зубами.

– Ты ничто, – сказал голос. – Тебя сделали мы. Ты резиновая кукла, которую мы надули, как пузырь. Но если ты нас разозлишь, мы опять выпустим из тебя весь воздух. Или ты думаешь, что обязан всем самому себе и своему мизерному таланту?

– Да, я так думаю, – хрипло сказал Джиги.

– Бедный маленький Джиги! – сказал голос. – Ты был и остался легкомысленным фантазером. Раньше ты выступал как принц Джилорамо в маске бездельника Джиги. А кем ты станешь сейчас? Бездельником Джиги в маске принца Джилорамо. Благодари нас, ведь это мы осуществили все твои мечты.

– Неправда! – залепетал Джиги. – Это ложь!

– Вот чудеса! – рассмеялся голос. – И ты решил ратовать за правду? Раньше ты всегда так красиво говорил о том, что правда и что нет! Ах, бедный Джиги, несдобровать тебе, если ты займешься правдой! С нашей помощью ты прославился враньем! А с правдой ты всегда был не в ладах. Так что не стоит и начинать.

– Что вы сделали с Момо? – прошептал Джиги.

– Не ломай себе над этим голову! Ей ты не только не поможешь, а еще больше навредишь, если расскажешь о нас. Единственное, чего ты этим добьешься, – это что твой успех так же быстро кончится, как начался. Конечно, ты должен все сам решить. Мы не хотим удерживать тебя от желания стать героем, если для тебя это так много значит. Но если ты окажешься столь неблагодарным, не надейся, что мы и дальше будем опекать тебя. Разве тебе не нравится быть богатым и известным?

– Нравится, – выдохнул Джиги.

– Ну, вот видишь! Так что оставь нас в покое, хорошо? Продолжай рассказывать людям то, чего они от тебя ждут.

– Но как я могу это делать? – с усилием выговорил Джиги. – Сейчас, когда я все знаю.

– Я дам тебе хороший совет: не относись к себе так серьезно. Дело ведь совсем не в тебе. Пойми это и продолжай жить, как жил до сих пор!

– Да, – прошептал Джиги, уставившись в пустоту, – понять это...

В телефоне звякнуло, и Джиги положил трубку. Он лег грудью на стол и закрыл руками лицо. Его плечи сотрясались от беззвучных рыданий.

С этого дня Джиги потерял к себе всякое уважение. Он забросил все свои планы и продолжал жить, как раньше, но все время чувствовал себя обманщиком. Он и стал им. Раньше оп был во власти крылатой фантазии и беззаботно парил над действительностью. Теперь он просто врал.

Он стал шутом, пустой марионеткой – и сознавал это. Его рассказы становились все глупее и душещипательнее. Но это вовсе не уменьшало его славы, наоборот, считали, что он овладел новым стилем, многие пытались ему подражать. Джиги стал очень модным. Но это его не радовало. Теперь-то он знал, кому всем этим обязан. Он ничего не выиграл. Он все потерял.

С выступления на выступление мчался он в автомобилях, летел на самых быстрых самолетах и без конца диктовал – где бы ни был – все те же старые рассказы в новом облачении. В газетах писали, что он «удивительно плодовит».

Так мечтатель Джиги превратился в лжеца Джилорамо.

Намного труднее было Серым господам справиться со старым Беппо-Подметальщиком.

После той ночи, когда исчезла Момо, он часто сидел в свободное от работы время в старом амфитеатре и ждал. День ото дня росло в нем беспокойство. И когда ему совсем стало невмоготу, то, невзирая на все доводы Джиги, он решил обратиться в полицию.

«Пусть уж лучше Момо запрут в приют с решетками на окнах, чем ее схватят Серые господа, – говорил он себе. – Если только она вообще еще жива. Из такого приюта она уже однажды сбежала, сбежит еще раз. А я постараюсь сделать все, чтобы она туда не попадала. Но сначала надо ее найти».

Он отправился в ближайший полицейский участок на окраине города. Некоторое время переминался он перед дверью с ноги на ногу, вертя шляпу в руках, потом собрался с духом и вошел.

– Что вам угодно? – спросил дежурный полицейский, который как раз занят был заполнением какого-то сложного формуляра.

Беппо, как обычно, потребовалось некоторое время, прежде чем он выдавил из себя:

– Должно быть, случилось что-то страшное...

– Вот как? – сказал полицейский, продолжая писать. – И о чем же речь?

– Речь идет о нашей Момо, – ответил Беппо.

– Девочка?

– Да, маленькая девочка.

– Это ваш ребенок?

– Нет, – растерялся Беппо, – то есть да, но отец не я.

– Нет, то есть да! – разозлился полицейский. – Чей же это ребенок? Кто родители?

– Этого никто не знает, – ответил Беппо.

– Где ребенок зарегистрирован?

– Зарегистрирован? – переспросил Беппо. – Ну, я думаю, у нас. Мы все ее знаем.

– Значит, не зарегистрирован, – со вздохом установил полицейский. – Известно ли вам, что это противозаконно? У кого живет ребенок?

– У себя. – ответил Беппо. – Это значит в старом амфитеатре. Но сейчас она уже там больше не живет. Она исчезла.

– Минуточку, – сказал полицейский. – Если я вас правильно понял, то в старых развалинах жила до сих пор девочка по имени... как вы сказали?

– Момо, – подсказал Беппо.

Полицейский стал записывать: «...по имени Момо...»

– А дальше? Как полное имя и фамилия?

– Момо – и всё, – сказал Беппо.

Полицейский почесал в затылке и озабоченно взглянул на Беппо:

– Так дело не пойдет, мой милый. Я хочу вам помочь, но так заявления не подаются. Скажите-ка мне сперва, как зовут вас самих.

– Беппо, – сказал Беппо.

– Дальше как?

– Беппо-Подметальщик-Улиц.

– Я хочу знать фамилию, а не профессию!

– Это и то и другое, – терпеливо сказал Беппо.

Полицейский отложил ручку и схватился за голову.

– Господи боже мой! – сокрушенно пробормотал он. – И почему этот старик явился именно в мое дежурство!

Он опять выпрямился, расправил плечи и, ободряюще улыбнувшись, обратился к Беппо словно к больному:

– Ну ладно, личные данные можно и потом записать. А теперь расскажите все по порядку.

– Все? – усомнился Беппо.

– Все, что относится к делу, – ответил полицейский. – У меня, правда, совершенно нету времени. До обеда я должен заполнить всю эту гору формуляров, нервы – никуда, я на пределе, – но все равно садитесь, спокойно выкладывайте все, что у вас на сердце.

Он откинулся назад, закрыл глаза и застыл с видом мученика, поджариваемого на сковороде. И Беппо начал рассказывать – как обычно, обстоятельно и на свой лад: о появлении Момо в амфитеатре, о ее своеобразных наклонностях, потом о Серых господах и об их сборище на мусорных отвалах, которое видел сам.

– И в эту самую ночь, – закончил Беппо, – Момо исчезла. Полицейский долго, с грустью, смотрел на Беппо.

– Другими словами, – сказал он наконец, – жила-была в высшей степени необыкновенная маленькая девочка, существование которой недоказуемо, и какие-то привидения, которых, как известно, не бывает, увели ее бог знает куда. Но и это под сомнением. И всем этим должна теперь заняться полиция?

– Да, пожалуйста! – сказал Беппо.

Полицейский перегнулся через стол и гаркнул:

– Дыхните-ка на меня!

Беппо не совсем понял, в чем дело, пожал плечами, но все же послушно дыхнул полицейскому в лицо.

Тот понюхал и покачал головой.

– Вполне очевидно, что вы не пьяны.

– Нет, – пробормотал Беппо, покраснев от смущения. – И никогда не был.

– Почему вы тогда рассказываете мне весь этот бред? – спросил полицейский. – Или вы считаете, что полицейские такие идиоты и поверят бабушкиным сказкам?

– Да, – простодушно ответил Беппо.

Терпение полицейского лопнуло. Вскочив с места, он ударил кулаком по толстому формуляру:

– С меня довольно! Немедленно убирайтесь вон, или я арестую вас за оскорбление власти!

– Извините, – испуганно залепетал Беппо. – Я вовсе не хотел. Я хотел сказать...

– Вон! – взревел полицейский.

Беппо повернулся и вышел.

В последующие дни он то и дело появлялся в других полицейских участках. Разыгрывавшиеся там сцены мало чем отличались от первой. Его выбрасывали на улицу, или вежливо просили уйти домой, или нежно утешали, чтобы только отделаться.

Но однажды Беппо попал на прием к более высокому полицейскому чину. С каменным лицом выслушал тот всю эту историю и холодно сказал:

– Старик безумен. Надо задержать его и проверить. Отведите его в камеру!

В камере Беппо сидел полдня, потом двое полицейских вывели его и посадили в машину. Они повезли его через весь город к большому белому зданию с решетками на окнах. Но это была вовсе не тюрьма, как подумал Беппо в первый момент, а больница для душевнобольных.

Здесь его основательно исследовали. Профессора и сестры были с ним очень вежливы, они не смеялись над ним, не ругали его, они, казалось, даже очень заинтересованы были его историей, потому что без конца просили ее повторить. Но так как они никогда с ним не спорили, Беппо понял, что ему не верят. Бедняга никак не мог взять в толк, чего от него хотят, но выпускать его пока не собирались.

Каждый раз, когда он спрашивал, скоро ли отсюда выйдет, следовал ответ: «Скоро, но пока вы нам нужны. Поймите, исследования еще не окончены. Но дело двигается».

И Беппо который думал, что речь идет о розысках маленькой Момо, терпеливо ждал.

Ему предоставили койку в огромном зале, где спало много других клиентов. Один раз он проснулся среди ночи и увидел при свете ночника, что кто-то стоит возле его кровати. Сперва он различил точку тлеющей сигары, потом круглую жесткую шляпу и портфель. Он сообразил, что это один из Серых господ. Он сразу замерз, почувствовал холод, дошедший до глубины сердца, и хотел было позвать на помощь.

– Тихо! – произнес в темноте пепельно-серый голос. – Мне поручено сделать вам предложение. Слушайте и отвечайте только тогда, когда я вас попрошу. Надеюсь, вы увидели, сколь далеко распространяется наша власть. Хотите увидеть еще больше – сие зависит от вас. И хотя вы не можете причинить нам никакого вреда тем, что на каждом углу рассказываете про нас эту историю, все же это нам неприятно. Между прочим, вы совершенно правы, предполагая, что ваша маленькая подруга у нас. Но оставьте надежду когда-либо найти ее. Вашими стараниями освободить ее вы нисколько не облегчаете участь бедного ребенка. За каждую вашу попытку, мой дорогой, расплачивается она. Так что впредь хорошенько обдумайте ваши слова и действия.

Серый господин выпустил несколько, колец дыма, с удовлетворением наблюдая за впечатлением, какое произвела его речь на старого Беппо. Тот поверил каждому слову.

Серый господин продолжал:

– Буду краток, мое время дорого, и предложу вам следующее: мы возвратим вам ребенка под одним условием – никогда не говорить никому ни слова о нас и о нашей деятельности. Кроме того, вы должны в качестве выкупа уплатить нам сто тысяч часов сэкономленного времени. О том, как мы вступим во владение этим временем, вам нечего беспокоиться. Это наша забота. Ваша задача заключается только в том, чтобы это время сэкономить. А каким образом это осуществить, это уж ваша забота. Если вы с этим согласны, мы позаботимся о том, чтобы вас в ближайшие же дни выпустили отсюда. Если нет, вы останетесь тут навсегда, а Момо навсегда останется у нас. Обдумайте это. Столь великодушное предложение мы делаем один только раз... Итак?

Беппо два раза судорожно глотнул и прохрипел:

– Согласен.

– Весьма разумно, – удовлетворенно сказал Серый господин. – Итак, помните: полное молчание и сто тысяч часов! Как только мы их получим, маленькая Момо – ваша. Ведите себя хорошо, мой милый.

С этими словами он покинул зал. Серый дым, оставшийся после него, еще мерцал в темноте, как матовый блуждающий огонек.

С той ночи Беппо перестал рассказывать свою историю. Когда его спрашивали, почему он рассказывал ее раньше, он только пожимал плечами. Через несколько дней его отправили домой.

Но Беппо пошел не домой, а прямым путем к тому самому большому дому, во дворе которого дворникам выдавали метлы и тачки. Он взял свою метлу, пошел в город и принялся подметать улицы.

Теперь он работал не как раньше – с каждым шагом вздох и с каждым вздохом – взмах метлой, – нет, теперь он работал торопливо, без любви к делу, просто чтобы убить время. Ему было мучительно ясно, что тем самым он предает свои глубочайшие убеждения, более того – всю свою прежнюю жизнь, и внутренний протест против всего этого делал его больным.

Если б это касалось его одного, он лучше умер бы с голоду, чем так поступить. Но речь шла о Момо, которую он должен был выкупить, а сэкономить необходимое для этого время он мог только таким образом.

Он подметал теперь дни и ночи напролет, даже домой не заходил. Когда его одолевала усталость, он просто садился на лавочку или на край сточной канавы и засыпал. Спустя короткое время он опять просыпался и брался за метлу. Так же торопливо, между делом, проглатывал он какую-нибудь еду. К своей хижине возле амфитеатра вообще не возвращался.

Он мел и мел улицы – дни, недели и месяцы. Прошла осень, миновала зима. Беппо подметал.

Наступила весна, потом лето. Беппо это едва заметил: он подметал, чтобы быстрее сэкономить необходимые ему для выкупа Момо сто тысяч часов.

Люди большого города были слишком заняты, чтобы обращать внимание на маленького старичка. Немногие, замечавшие его, когда он, тяжело дыша, взмахивал своей метлой, будто дело шло о его жизни, молча вертели пальцем у виска: тронулся, мол, старик – и спешили дальше. Но для Беппо это не было новостью, и он едва обращал на это внимание. И только когда его вдруг кто-нибудь спрашивал, почему он так спешит, Беппо на мгновение прерывался, боязливо и грустно смотрел на вопрошавшего и прикладывал к губам палец...

Самым трудным оказалось для Серых господ подчинить своим планам детей, которые были друзьями Момо. С тех пор как она исчезла, дети все еще изредка собирались в старом амфитеатре. Они изобретали там все новые игры. Им вполне хватало несколько старых ящиков и коробок, чтобы совершать замечательные кругосветные путешествия или возводить крепости и замки. Они строили планы и рассказывали друг другу разные истории – короче, они вели себя так, словно Момо все еще среди них.

Впрочем, дети ни минуту не сомневались в том, что Момо вернется. Об этом, правда, никто никогда не говорил, но это подразумевалось само собой. Молчаливое согласие объединяло детей. Момо была с ними, она объединяла их, даже во время своего отсутствия.

И Серые господа ничего не могли с этим поделать.

А так как они не могли повлиять на детей непосредственно, чтобы вырвать их из-под влияния Момо, им пришлось прибегнуть к обходным путям. Для этого они использовали взрослых. Конечно, не всех, а только своих сообщников. А их было не так уж мало.

И случилось так, что совсем неожиданно некоторые люди вспомнили о демонстрации детей, об их плакатах и щитах с надписями.

– Необходимо что-то предпринять, – говорили одни, – не годится, что все больше и больше детей остается без присмотра. Родителей нельзя в этом упрекать: у них нет времени, чтобы заниматься детьми. Такова теперь жизнь. Но городской совет должен об этом позаботиться.

– Нельзя допускать, – говорили другие, – чтобы оставшиеся без надзора дети мешали нормальному уличному движению. Количество несчастных случаев, обусловленных присутствием на улицах детей, все время растет, а это стоит нам немалых денег, которые можно было бы использовать гораздо разумнее.

– Безнадзорные дети, – говорили третьи, – постепенно становятся преступниками! Городской совет должен позаботиться о том, чтобы все эти дети были взяты на учет. Нужно организовать пансионы, где бы эти дети получили правильное воспитание, где бы их вырастили полезными и деятельными членами общества.

– Дети, – снова говорили первые, – это человеческий материал будущего. А будущее – это время дизелей и электронных машин. Для обслуживания всех этих машин понадобится целая армия специалистов. А мы, вместо того чтобы подготовить детей к этому будущему, все еще разрешаем им растрачивать годы драгоценного времени на бесполезные игры. Это позор нашей цивилизации и преступление против грядущего человечества!

Все это было на руку Сберкассе Времени. Число ее членов росло, и им в короткий срок удалось убедить городской совет в необходимости срочно сделать что-то для беспризорных детей.

В результате во всех городских кварталах были основаны так называемые Детские Депо: огромные дома, куда можно было на какое-то время сдать непослушного ребенка, а потом забрать обратно. Детям категорически запрещалось играть на улицах или в парках. Всех обнаруженных там детей немедленно отправляли в ближайшее Депо. А их родителей штрафовали.

Друзья Момо тоже не избежали этой участи. Их разлучили и поместили в различные Депо – по месту жительства. О самостоятельных играх больше не могло быть и речи. Все игры организовывались надзирателями. Это были только такие игры, которые должны были приносить пользу. Все остальное было забыто. Естественно, что дети сразу разучились радоваться, восторгаться и мечтать.

Мало-помалу все дети стали выглядеть как маленькие члены Сберкассы Времени. С досадой, враждой и скукой делали они то, что от них требовалось. Но даже когда они были предоставлены самим себе, они по-прежнему оставались такими же скучными.

Единственное, что они еще умели, – это шуметь. Но это был не веселый шум, а скорее злой и свирепый.

Сами Серые господа никому из детей не показывались. Сеть, которую агенты времени сплели над городом, казалась частой и прочной, будто сделанной на веки вечные. Даже самым хитрым и проворным ребятишкам не удавалось выскользнуть из этой сети. План Серых господ осуществился. Все было подготовлено для возвращения Момо.

Старый амфитеатр лежал пустым и заброшенным.

А Момо сидела на каменных ступенях, поджидая друзей! Она ждала так целый день. Но никто не пришел. Никто.

Солнце уже спустилось к горизонту. На площадку легли длинные тени, стало прохладно.

Момо поднялась. Она была голодна, но никто не принес ей поесть. Такого еще никогда не случалось. Даже Джиги и Беппо забыли о ней. «Как же так? – подумала Момо. – Должно быть, какой-то глупый случай; завтра все прояснится».

Она спустилась к черепахе, которая уже втянула в панцирь голову и ноги, собираясь заснуть. Момо присела возле нее и робко постучала пальцем по панцирю. Черепаха высунула голову.

– Прости, пожалуйста, – сказала Момо. – Мне жаль, что я тебя разбудила. Но не можешь ли ты сказать, почему сегодня никто из моих друзей не пришел?

На панцире черепахи возникли слова: «НИКОГО БОЛЬШЕ НЕТ».

Момо прочла их, но не поняла, что это значит.

– Ну да, – с уверенностью произнесла она. – Завтра все объяснится. Завтра они придут.

«БОЛЬШЕ НИКОГДА»,-ответила черепаха.

Момо некоторое время молчала, уставившись на матово светящиеся буквы.

– Что ты хочешь этим сказать? – со страхом спросила она. – Что же с ними случилось?

«ВСЕ ИСЧЕЗЛИ», – прочитала она.

Момо покачала головой.

– Нет, – сказала она тихо. – Этого не может быть. Ты ошибаешься, Кассиопея. Еще вчера все они были здесь на большом собрании, из которого, правда, ничего не вышло...

«ТЫ ДОЛГО СПАЛА», ответила Кассиопея.

Момо вспомнила слова Мастера Хора, который говорил, что она будет спать в течение целого солнечного года – как семя в земле. Она никогда не представляла себе, сколько это заняло бы времени. Сейчас она начинала догадываться.

– Как долго я спала? – спросила она черепаху.

«ОДИН ГОД И ОДИН ДЕНЬ».

Прошло какое-то время, прежде чем Момо это осмыслила.

– Но Беппо и Джиги, – пролепетала она наконец, – Они-то меня ждут!

«НИКОГО БОЛЬШЕ НЕТ» – стояло на панцире.

Губы Момо задрожали.

– Как это могло случиться? – спросила она. – Ведь не может же все просто так исчезнуть, – все, что было...

И медленно возникло на спине черепахи слово:

«ПРОШЛО».

Впервые в жизни ощутила Момо, что означает это слово. У нее стало тяжело на сердце – так тяжело, как никогда прежде.

– А я? – беспомощно пробормотала она. – Я ведь существую...

Ей так хотелось заплакать, но она не могла. Вдруг она почувствовала, что черепаха притронулась к ее босой ноге.

«Я С ТОБОЙ!» – стояло на панцире.

– Да, – сказала Момо и улыбнулась, – ты со мной, Кассиопея. И я этому рада. Пойдем ляжем спать.

Она взяла черепаху на руки и внесла ее через пролом в стене в свою комнатку. При свете заходящего солнца Момо увидела, что все оставалось таким, как она когда-то оставила. (Беппо в тот раз все прибрал.) Но всюду лежал толстый слой пыли и висела паутина.

На столике из ящичных досок белело письмо, прислоненное к консервной банке.

На нем было написано: «Для Момо».

Сердце Момо громко забилось. Она еще никогда не получала писем. Она взяла письмо, осмотрела его со всех сторон, потом разорвала конверт и вынула оттуда записку.

«Дорогая Момо! – прочитала она. – Я переехал. Если ты вернешься, дай о себе знать. Мне очень тебя не хватает. Надеюсь, что с тобой ничего не случилось. Если ты голодна, сходи, пожалуйста, к Нино. Поешь у него, он пришлет мне счет, и я все оплачу. Ешь, сколько тебе захочется, слышишь? Обо всем остальном сообщи Нино. Не забывай меня! Я тебя тоже не забываю и люблю! Всегда твой – Джиги.»

Прошло довольно много времени, пока Момо прочитала письмо, хотя Джиги, очевидно, старался писать как можно разборчивее. Когда она окончила читать, погас и последний луч света.

Но Момо было уже не так грустно.

Она подняла черепаху и положила ее на кровать. Заворачиваясь в пыльное одеяло, Момо прошептала:

– Видишь, Кассиопея, я уже не одна.

Но черепаха, казалось, крепко спала.

Читая письмо, Момо очень хорошо представила себе Джиги и даже не подумала о том, что письмо лежало здесь почти год.

Момо приложила щеку к конверту. Ей теперь совсем не было холодно.

<p>Глава четырнадцатая. ЕШЬ И МОЛЧИ</p>

На следующий день, в обед, Момо взяла черепаху под мышку и направилась в закусочную Нино.

– Вот увидишь, Кассиопея, – говорила Момо черепахе, – сейчас все разъяснится. Нино знает, где Джиги и Беппо. И тогда мы пойдем, и всех соберем, и будем опять вместе. Нино и его жена тоже пойдут с нами. И другие тоже. Я уверена, что мои друзья тебе понравятся. Может быть, мы устроим сегодня вечером маленький праздник. Я расскажу им о цветах, и о музыке, и о Мастере Хора – обо всем. Ах, я уже радуюсь, что скоро всех увижу. А еще я радуюсь хорошему обеду. Знаешь, я по-настоящему голодна...

Так она весело болтала, то и дело ощупывай в кармане пиджака Джигино письмо. Черепаха только смотрела на нее своими мудрыми черными глазами, но ничего не отвечала.

Момо снова тихо замурлыкала себе что-то под нос, потом запела все громче и громче. Это были все те же мелодии и голоса, которые так же ясно звучали в ее памяти. Она знала, что уже никогда их не забудет.

Но вдруг она замолчала. Перед ней была закусочная Нино. В первое мгновение Момо подумала, что заблудилась. Вместо старого домика с дождевыми подтеками на штукатурке и крылечком, увитым виноградной лозой, она увидела длинный бетонный ящик с окнами во всю стену. Улица была заасфальтирована, по ней мчались автомобили. А напротив закусочной появилась бензозаправочная станция и огромный конторский дом. Перед новой закусочной стояло множество автомобилей, а над входом красовалась вывеска:

НИНО – РЕСТОРАН МОЛНИЕНОСНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ

...Момо вошла и сразу же растерялась. Вдоль стены с окнами стояли многочисленные столики – круглые, узкие, на высоких ножках, похожие на диковинные грибы. Они были так высоки, что человек мог есть за ними только стоя. Стульев не было.

Вдоль противоположной стены тянулся длинный барьер из металлических труб, похожий на забор. За ним, на небольшом расстоянии друг от друга, располагались длинные стеклянные ящики, в которых лежали на тарелках бутерброды с ветчиной и сыром, сосиски, стояли мисочки с салатами, пудингами и пирожными, и еще разными другими лакомствами, которых Момо не знала.

Но все это она разглядела не сразу – помещение кишело людьми; куда бы Момо ни ступала, ее сразу толкали и теснили дальше. Большинство людей держали в руках подносы и тарелки, балансируя ими в тесноте: пытались найти место возле столиков. За спиной тех, которые уже торопливо ели, стояли другие, ожидая своей очереди. И обедающие и ожидавшие то и дело обменивались нелюбезными словами. У всех были угрюмые лица.

Между металлическим забором и стеклянными ящиками медленно двигалась длинная очередь. Каждый брал себе из стеклянных ящиков тарелку с чем-нибудь, или бутылку, или бумажный стаканчик.

Момо изумилась. Значит, каждый мог брать, что он хочет! Она не видела, чтобы кто-нибудь запрещал это делать или требовал бы денег. Очевидно, все было бесплатным! Вот в чем причина страшной толкучки...

Через некоторое время Момо высмотрела в толпе Нино. Он сидел, загороженный людьми, в самом конце длинного ряда стеклянных ящиков, за кассой, стучал кассовыми клавишами, принимал деньги и выдавал сдачу. Значит, надо платить ему! Металлический забор так направлял всю очередь, что никто не мог его миновать.

– Нино! – крикнула Момо и попробовала протиснуться сквозь толпу. Она помахивала в воздухе письмом Джиги, но Нино не видел ее и не слышал. Кассовый аппарат стучал слишком громко, да к тому же еще требовал неослабного внимания.

Момо решилась: она перелезла через металлический забор и протиснулась сквозь очередь. Нино поднял глаза, потому что в очереди сразу начали ругаться.

Когда он увидел Момо, с его лица сразу исчезло угрюмое выражение.

– Момо! – крикнул он, просияв, как раньше. – Ты опять здесь! Вот это сюрприз!

– Двигайтесь, двигайтесь! – закричали в очереди. – Пусть она встанет в очередь, как все! Куда она лезет без очереди! Какая дерзкая девчонка!

– Минуточку! – крикнул Нино и успокаивающе поднял руки. – Пожалуйста, минуточку терпения!

– Этак каждый полезет без очереди! – крикнул кто-то из ожидавших. – Вперед! У ребенка больше времени, чем у нас!

– Джиги за все заплатит, – быстро шепнул Нино девочке. – Бери что хочешь. Только встань в очередь. Ты ведь слышишь!

Прежде чем Момо успела еще что-нибудь спросить, люди просто отодвинули ее. Не оставалось ничего другого, как поступить так же, как все. Она пристроилась в конце очереди, взяла с полки поднос, а из ящика нож, вилку и ложку. И очередь, шаг за шагом, медленно потащила ее вдоль забора. Так как обе руки у нее заняты были подносом, она просто посадила Кассиопею на него. Проходя мимо стеклянных ящиков, она брала себе кое-что тут и там и расставляла на подносе вокруг черепахи.

Момо, сбитая с толку сутолокой, брала что попадалось под руку, так что и меню у нее получилось весьма странное: кусок жареной рыбы, бутерброд с мармеладом, сосиска, паштет и бумажный стаканчик лимонада. Кассиопея, сидевшая на подносе посреди всех этих блюд, предпочла за лучшее о них не высказываться и спряталась под панцирем.

Поравнявшись с кассой, Момо быстро спросила у Нино:

– Ты знаешь, где Джиги?

– Да, – сказал Нино. – Наш Джиги стал знаменитостью. Мы все им очень гордимся, как-никак – он один из нас! Его можно часто видеть по телевидению, и по радио он выступает. И в газетах тоже о нем всегда что-нибудь написано. Недавно ко мне пришли два репортера и просили рассказать что-нибудь о Джиги. И я рассказал им, как когда-то...

– Эй, там, двигайтесь! – закричали в очереди.

– Но почему он больше не приходит? – спросила Момо.

– Ах, знаешь! – прошептал Нино, который начал уже нервничать. – Дело в том, что у него нет времени. Он занят более важными делами, да и в старом амфитеатре теперь совсем неинтересно.

– Что это там с вами? – послышались сзади недовольные голоса. – Вы думаете, нам охота торчать тут целую вечность?

– Где же он теперь живет? – настойчиво осведомлялась Момо.

– Где-то на Зеленом Холме, – ответил Нино. – У него, как я слышал, прекрасная вилла с парком. Но пройди, пожалуйста, вперед!

Момо вовсе не хотела отходить от кассы, у нее ведь было еще много, много вопросов. Но ее просто продвинули дальше. Она пошла со своим подносом к столику и вскоре получила местечко. Столик оказался таким высоким, что она едва доставала носом до его края.

Когда она поставила поднос на стол, стоявшие вокруг с отвращением взглянули на черепаху.

– Видите! – сказал один другому. – Вот что приходится нынче терпеть!

– Что вы хотите – современная молодежь! – пробурчал другой.

Они замолчали и больше не обращали на Момо внимания. Ей и без того было очень неудобно – из-за слишком высокого стола она едва видела, где на тарелках что лежит. Но так как она была очень голодна, все равно съела все до крошки.

Она была уже сыта, но ей непременно хотелось узнать, что сталось со старым Беппо. И она снова встала в очередь. Боясь, что на нее опять рассердятся, если она будет стоять в очереди просто так, она опять набрала еды.

Подойдя опять к Нино, Момо спросила:

– А где Беппо?

– Он долго ждал тебя, – быстро отвечал Нино, боясь нового скандала в очереди. – Он думал, с тобой случилось что-то страшное. Он все время рассказывал что-то о Серых господах, я уже не помню что. Ты же его знаешь, он всегда был немного странный.

– Эй, вы! – крикнул кто-то из очереди. – Спите вы там, что ли?

– Сейчас, уважаемый господин! – громко ответил Нино.

– А потом? – спросила Момо.

– Потом он поругался с полицией, – продолжал Нино, нервно проведя рукой по лицу. – Он хотел, чтобы полиция тебя искала. В конце концов его куда-то запрятали... что-то вроде санатория... Больше я тоже ничего не знаю.

– Проклятье! – загремел сзади возмущенный голос. – Это ресторан молниеносного обслуживания или зал ожидания? Что у вас там, впереди, семейный совет?

– В некотором роде! – ответил Нино.

– Он все еще там? – спросила Момо.

– Не думаю, – сказал Нино. – Говорят, его опять выпустили, потому что он не опасен.

– Да, но где же он тогда?

– Не имею понятия. Правда, Момо. Но теперь прошу тебя – проходи!

И опять нажимавшие сзади люди просто протолкнули Момо дальше. Опять направилась она к грибовидному столику, подождала, пока освободится место, и быстро все съела. На этот раз еда не показалась такой вкусной. Но ей и в голову не пришло, что можно просто оставить все на столе.

Но надо же было еще узнать, что сталось с детьми, которые посещали ее раньше. И она снова встала в очередь, промаршировала вдоль стеклянных ящиков и вновь заполнила свой поднос едой, чтобы люди на нее не злились.

Наконец она подошла к кассе.

– А дети? – спросила она у Нино. – Что с ними? Когда Нино опять увидел перед собой Момо, у него выступил на лбу холодный пот.

– Все стало по-другому, – сказал он. – Мне сейчас некогда тебе все объяснять, сама видишь, что тут творится!

– Но почему они больше не приходят? – упорно настаивала Момо.

– Все дети, о которых некому заботиться, помещены в Детские Депо. Их больше не оставляют одних, потому что... ну, короче говоря, о них позаботились.

– Эй, вы, там впереди! Поторапливайтесь! – опять закричали в очереди. – Мы тоже хотим, наконец, пообедать!

– А мои друзья? – недоверчиво переспросила Момо. – Они сами этого захотели?

– Их об этом не спрашивали, – ответил Нино, нервно ударяя пальцами по клавишам кассы. – Дети таких вопросов не решают. Позаботились убрать их с улицы. В конце концов, это самое главное, не так ли?

Момо ничего не ответила, она только испытующе посмотрела на Нино. И это его окончательно сконфузило.

– К черту! – раздался злобный голос. – Это просто невыносимо, что здесь сегодня творится! Можно лопнуть от нетерпения! Не найдете для своей болтовни другое место?

– Что же мне теперь делать? – тихо спросила Момо. – Без друзей?

Нино пожал плечами. Потом стиснул руки, хрустнув костяшками пальцев.

– Момо, – сказал он и глубоко набрал в легкие воздуха, как человек, твердо решивший отстоять свое мнение. – Будь разумной и приходи в другой раз. У меня сейчас совсем нет времени, чтобы обсуждать тут с тобой, что тебе делать. Ты всегда можешь здесь поесть, это ты знаешь. Но будь я на твоем месте, я бы тоже пошел в Детское Депо. Там ты будешь при деле; будешь развиваться, чему-нибудь научишься. Тебя и так туда отправят, если ты и дальше будешь слоняться одна но свету.

Момо ничего не сказала. Напиравшая толпа отодвинула ее от кассы. Автоматически подошла она к одному из столиков и, давясь, проглотила свой третий обед: он показался ей безвкуснее опилок. Ей было нехорошо.

Момо взяла под мышку Кассиопею и, не оглядываясь, тихо направилась к выходу.

– Эй, Момо! – крикнул ей вдогонку Нино. – Подожди-ка! Ты же не рассказала, где все это время пропадала!

Но тут его опять загородила очередь, и он снова застучал по клавишам, принимая деньги и выдавая сдачу. Улыбка на его лице исчезла...

– Я слишком много съела,– обратилась Момо к Кассиопее, когда они вернулись в амфитеатр. – Слишком наелась, слишком. И все-таки у меня такое чувство, будто я ничего не ела.

Она немного помолчала, потом добавила:

– Я даже не могла рассказать Нино о цветах и музыке.

Она опять помолчала.

– Но завтра мы пойдем искать Джиги, – добавила она. – Я уверена, что он тебе понравится. Вот увидишь.

На спине черепахи засветился знак вопроса.

<p>Глава пятнадцатая. НАЙДЕНО И ПОТЕРЯНО</p>

На другой день рано поутру Момо отправилась на поиски Джиги. Черепаху она, конечно, взяла с собой.

Где находится Зеленый Холм, Момо знала. Это была дачная местность, застроенная богатыми виллами. Лежала она вблизи одинаковых новостроек, то есть на другом конце города.

Идти надо было очень далеко. И хотя Момо привыкла ходить босиком, но когда наконец она добралась до Зеленого Холма, у нее заныли ноги.

Она присела отдохнуть на край тротуара.

Все здесь действительно было непривычно для Момо. Широкие, чистые, почти безлюдные улицы. В садах за высокими каменными заборами и железными решетками поднимались в небо макушки старых деревьев. Дома по большей части вытянутые, из стекла и бетона, с плоскими крышами. Гладко подстриженные, сочно-зеленые лужайки перед зданиями буквально приглашали покувыркаться на травке. Но нигде в саду или на лужайке не видно было никого, кто бы гулял или играл там. У владельцев, видно, не было времени.

– Если б я только знала, как найти дом, в котором живет Джиги, – сказала Момо черепахе.

«Сейчас узнаешь», – засветилось на панцире.

– Ты думаешь? – с надеждой спросила Момо.

– Эй, ты, черномазая! – раздался вдруг позади чей-то голос. – Чего ты тут ищешь?

Момо обернулась. Перед ней стоял человек в странно-полосатом жилете. Момо не знала, что такие жилеты носят слуги богачей.

Момо встала.

– Добрый день, – сказала она. – Я ищу дом, в котором живет Джиги. Нино сказал, что Джиги живет где-то здесь.

– Чей дом ты ищешь?

– Дом Джиги-Гида. Он мой друг.

Человек в полосатом жилете подозрительно посмотрел на девочку. Ворота позади него остались приоткрытыми, и Момо смогла заглянуть внутрь. Она увидела широкий газон, на котором играли борзые собаки и плескался фонтан. На усыпанном цветами дереве сидела парочка павлинов.

– О! – удивленно воскликнула Момо. – Какие красивые птицы!

Она хотела войти, чтобы разглядеть их поближе, но человек в жилете схватил ее за шиворот.

– Назад! – сказал он. – Как ты смеешь, чумазая?

Человек отпустил Момо и стал вытирать руку шелковым платком, словно дотронулся до чего-то весьма неаппетитного.

– Это все твое? – спросила Момо, кивнув за калитку.

– Нет, – еще более неприязненно ответил человек в жилете. – А теперь проваливай! Здесь тебе нечего делать!

– Нет, есть! – энергично возразила Момо. – Мне надо найти Джиги-Гида. Он меня ждет. Или ты его не знаешь?

– Здесь нет никаких гидов, – ответил человек в жилете и повернулся.

Он хотел было уйти и запереть за собой ворота, но в последний момент его осенило:

– Не имеешь ли ты в виду самого Джилорамо, знаменитого рассказчика?

– Ну да, – обрадовалась Момо. – Джиги-Гида, ведь его так и зовут! Ты знаешь, где его дом?

– И он тебя ждет?

– Да, конечно, – ответила Момо. – Он мой друг и платит за все, что я ем у Нино.

Человек в жилете приподнял брови и покачал головой.

– Уж эти мне сочинители! – сказал он с кислым выражением на лице. – Странные у них порой желания! Но если ты действительно уверена, что он оценит твой визит, то смотри: его дом вон там, наверху, в самом конце улицы.

И ворота захлопнулись.

«ПИЖОН», – зажглось и погасло на панцире черепахи.

Последний дом в конце улицы стоял за забором выше человеческого роста. Ворота и здесь были из больших железных пластин, без щелей, так что заглянуть во двор не было никакой возможности. Нигде на заборе ни звонка, ни таблички с именем.

– Неужели это новый дом Джиги? – сказала Момо. – Не может быть.

«И ВСЕ ЖЕ ЭТО ЕГО ДОМ!» – стояло на панцире черепахи.

– Но почему все так плотно закрыто? – спросила Мимо. – Как я войду?

«ПОДОЖДИ!» – засветился ответ.

– Ну да, – вздохнула Момо. – Ждать, видно, долго придется. Откуда он знает, что я тут стою? Если он вообще дома...

«ОН СЕЙЧАС ВЫЙДЕТ», – прочитала она на панцире.

Момо уселась прямо перед калиткой и стала терпеливо ждать. Долгое время все было тихо, и Момо подумала, что на этот раз Кассиопея, видно, ошиблась.

– Ты действительно уверена, что он выйдет? – спросила Момо.

Вместо ответа на панцире возникло слово:

«ПРОЩАЙ».

Момо испугалась.

– Что ты хочешь сказать, Кассиопея? Или ты хочешь меня покинуть? В чем дело?

«Я ИДУ ТЕБЯ ИСКАТЬ!» – еще более загадочно ответила Кассиопея.

В эту минуту ворота распахнулись и из них на полном ходу вылетел длинный элегантный автомобиль. Момо едва успела отскочить и упала на спину.

Машина еще чуточку проехала, потом затормозила так, что завизжали шины. Дверца открылась, и выпрыгнул Джиги.

– Момо! – крикнул он, простирая руки. – Это же действительно моя маленькая Момо! Это она!

Момо вскочила и побежала ему навстречу. Джиги поймал ее и высоко поднял. Он целовал Момо в обе щеки, танцуя с ней посреди улицы.

– Ты ударилась, тебе больно? – спросил он, задержав дыхание, но тут же, не дожидаясь ответа, возбужденно продолжал: – Мне очень жаль, что я так тебя испугал. Но я страшно спешу, понимаешь? Я опять опоздал. Где же ты пропадала все это время? Ты должна мне все рассказать. Я уже и не верил, что ты вернешься. Нашла мое письмо? Да? Оно еще там лежало? Хорошо! И ты пошла к Нино пообедать? Было вкусно? Ах, Момо, нам так много надо друг другу рассказать, ведь столько всего случилось за это время. Говори же наконец! А наш старый Беппо, что он делает? Я не видал его целую вечность. А дети? Ах, знаешь, Момо, я часто думаю о том времени, когда мы были вместе и я рассказывал вам разные истории. Это было прекрасное время! Но сейчас все по-другому, совсем, совсем по-другому.

Момо все время пыталась ответить на его вопросы. Но так как поток его слов не затихал ни на минуту, она стала просто смотреть и ждать. Он выглядел совсем иначе, нежели раньше, был так шикарно одет, от него пахло духами. Но почему-то он казался ей совсем чужим.

Тем временем из автомобиля вышли еще люди: мужчина в кожаном шоферском костюме и три дамы со строгими, сильно накрашенными лицами.

– Ребенок ранен? – спросила одна, скорее с упреком, чем с состраданием.

– Нет, нет, – заверил ее Джиги. – Она только испугалась.

– Нечего было слоняться у ворот! – сказала вторая дама.

– Но это же Момо! – смеясь, крикнул Джиги. – Мой старый друг – Момо!

– Ах, эта девочка действительно существует? – удивленно спросила третья дама. – Я всегда считала ее одной из ваших выдумок... Это надо сейчас же отдать в газеты! «Встреча со сказочной принцессой» – или что-то вроде этого! Я сейчас распоряжусь. Это будет сенсация!

– Нет, – сказал Джиги. – Нет, пожалуй, не стоит.

– Скажи, малышка, – с улыбкой обратилась к Момо первая дама. – Ведь ты непременно хочешь попасть в газету, не правда ли?

– Оставьте ребенка в покое! – сердито сказал Джиги. Вторая дама взглянула на часы.

– Если мы сейчас не нажмем, – сказала она, – самолет улетит! Вы сами знаете, чего это будет стоить!

– О господи! – нервно ответил Джиги. – Неужели я не могу спокойно обменяться с Момо парой слов! После столь долгой разлуки! Но ты сама видишь, девочка, они не разрешают мне этого, эти работорговцы! Не разрешают!

– О! – язвительно заметила первая дама. – Нам-то все равно! Мы только выполняем свои обязанности. Вы же сами платите нам за организацию ваших выступлений, уважаемый маэстро!

– Конечно, конечно! – сразу согласился Джиги. – Значит, едем! Знаешь что, Момо? Ты просто поедешь со мной в аэропорт! И но дороге мы поговорим. А потом мой шофер отвезет тебя домой. Согласна?

Не дожидаясь ответа, он втащил Момо в машину. Дамы уселись на заднем сиденье, а Джиги сел рядом с шофером, посадив Момо на колени. Машина тронулась.

– А теперь рассказывай, Момо! – сказал Джиги. – Но аккуратно, но порядку. Почему тогда ты так внезапно исчезла?

Но только Момо хотела начать свой рассказ о Мастере Хора и Цветах Времени, как сзади к ним перегнулась одна из дам.

– Прошу прощения, – сказала она. – Мне только что пришла в голову гениальная идея! Надо показать Момо Обществу Паблик-Фильм. Ее недурно было бы заснять в вашей новой картине о бродягах. Ребенок-кинозвезда! Представьте себе, какая сенсация: Момо играет Момо!

– Вы что, не поняли? – резко сказал Джиги. – Я не хочу, чтобы вы втягивали в это дело ребенка!

– Я, право, не знаю, что вы, собственно, хотите! – болезненно реагировала дама. – Любой человек, если бы ему предоставилась такая возможность, пальчики бы облизал!

– Я не любой человек! – яростно заорал Джиги. Обратившись к Момо, он сказал:

– Прости, Момо! Я не хочу, чтобы и ты попала в лапы этих подонков!

Дамы обиженно надулись. :

Джиги со стоном схватился за голову, потом вынул из жилетного кармана серебряную коробочку, достал таблетку и проглотил.

Несколько минут никто не произносил ни слова.

Наконец Джиги повернулся к дамам.

– Простите, пожалуйста, – сказал он измученно, – я не имел в виду вас. Это просто нервы...

– Ну да, я так и поняла, – ответила первая дама.

– А теперь, – обратился Джиги к Момо, криво улыбнувшись, – а теперь будем говорить только о тебе.

– Минуточку! – вмешалась вторая дама. – Пока не поздно, еще один вопрос. Ведь мы сейчас приедем. Может быть, вы разрешите мне быстро проинтервьюировать девочку?

– Хватит! – заревел Джиги. – Я хочу сам говорить с девочкой! Я – лично! Это важно для меня! Долго вам еще объяснять?

– Вы же сами вечно упрекаете меня в том, что я недостаточно эффективно вас рекламирую! – тоже рассвирепела дама.

– Правильно! – простонал Джиги. – Но не сейчас! Не сейчас!

– Очень жаль! – возразила дама. – Такая реклама довела бы людей до слез! Но как хотите. Мы можем это и потом сделать, когда...

– Нет! – прервал ее Джиги. – Не сейчас и не потом – вообще никогда! А теперь помолчите, бога ради! Я разговариваю с Момо!

– Нет, позвольте! – так же ожесточенно возразила дама. – В конце концов, дело идет о вашем успехе, а не о моем! Подумайте – упустить такой случай! Можете ли вы себе это позволить?

– Нет! – в отчаянии закричал Джиги. – Я не могу себе этого позволить! Но Момо останется вне игры! А сейчас – умоляю вас! – оставьте нас в покое! Хотя бы на пять минут!

Дамы замолчали. Джиги устало провел рукой но глазам.

– Теперь ты видишь, до чего я дошел! – обратился он к Момо с горьким смехом. – И нет мне пути назад, даже если бы захотел. Со мной все кончено. «Джиги останется Джиги!» – помнишь эти слова? Но Джиги больше не Джиги. Я скажу тебе, Момо: самое опасное в жизни – это мечты, которые исполняются. Как например, в моем случае. Мечтать мне больше не о чем. И научиться мечтать я уже не смогу даже у тебя. Я сыт по горло.

Он хмуро уставился в окно машины.

– Единственное, что бы я еще мог, – это молчать, ни о чем больше не рассказывать до конца своих дней. Или хотя бы до тех пор, пока я опять не стану бедным безвестным шалопаем. Но быть бедным и не уметь мечтать – нет, Момо, это ад! Поэтому я лучше останусь там, где я есть. Это, правда, тоже ад – ад комфортабельный... Ах, что это я говорю! Ведь ты этого не поймешь...

Момо молча смотрела на него. Она понимала, что он болен, смертельно болен. И догадывалась, что и тут не обошлось без Серых господ. Но она не знала, чем ему помочь, тем более что он сам этого не хочет.

– Но я вое время говорю только о себе, – сказал Джиги. – Расскажи, наконец, что было с тобой!

Но тут машина остановилась перед аэропортом. Все вышли и поспешили в зал. Здесь, ожидая Джиги, уже стояли стюардессы в форме. Газетные репортеры защелкали фотоаппаратами, приставая к Джиги с вопросами. Но стюардессы заторопились: самолет вылетает через несколько минут.

Джиги нагнулся к Момо, посмотрел на нее, и его глаза наполнились слезами.

– Слушай, Момо, – сказал он тихо, чтобы никто вокруг не слышал, – оставайся со мной! Я возьму тебя в эту поездку, мы везде будем вместе! Ты будешь жить в моем прекрасном доме, ходить в шелках и бархате, как настоящая маленькая принцесса. Ты только должна быть рядом и слушать меня. Может, мне опять придут на ум настоящие истории, как тогда, помнишь? Скажи «да», и все будет в порядке! Пожалуйста, помоги мне!

Момо очень хотела ему помочь. У нее даже сердце заболело. Но она почувствовала, что это невозможно. Джиги не может больше стать прежним Джиги. А ему она ничем не поможет, если перестанет быть Момо. Ее глаза тоже наполнились слезами. Она отрицательно покачала головой.

И Джиги ее понял. Он грустно кивнул. Потом три дамы – которым он сам за это платил – утащили его прочь. Он еще раз помахал издалека, Момо помахала в ответ – и он исчез.

За всю свою встречу с Джиги Момо так и не успела произнести ни слова. А ведь ей столько надо было сказать ему! И ей показалось, что, найдя Джиги, она тем самым окончательно его потеряла.

Она медленно повернулась и пошла к выходу из зала. И вдруг ее пронзил страх: ведь Кассиопею она тоже потеряла!

<p>Глава шестнадцатая. НУЖДА В ИЗБЫТКЕ</p>

– Итак – куда? – спросил шофер, когда Момо опять села в элегантную машину.

Момо растерянно смотрела перед собой. Что сказать? Куда она хочет? Надо найти Кассиопею. Но где? Где и когда она ее потеряла? Во время всей этой поездки с Джиги Кассиопеи уже не было, это она знала точно. Значит, перед домом Джиги! И она сразу вспомнила слова на панцире: «Прощай!» и «Я иду тебя искать!». Конечно, Кассиопея заранее знала, что они потеряют друг друга. И теперь она ищет Момо. Но где искать Кассиопею?

– Ну, так куда же? – спросил шофер, барабаня пальцами по рулю. – У меня и так дел по горло.

– К дому Джиги, пожалуйста, – ответила Момо.

Шофер озадаченно посмотрел на нее:

– Я думал, что мы поедем к тебе домой. Или ты собираешься жить у нас?

– Нет, – ответила Момо. – Мне надо кое-что найти.

Шофера это устраивало, он все равно туда ехал.

Когда они подъехали к вилле Джиги, Момо вылезла из машины и сразу стала обыскивать все вокруг.

– Кассиопея! – тихо звала она. – Кассиопея!

– Что это ты ищешь? – спросил шофер, высунувшись из машины.

– Черепаху Мастера Хора, – ответила Момо. – Ее звать Кассиопея. Она знает будущее. На полчаса вперед. А на панцире у нее зажигаются буквы. Мне непременно надо ее найти. Помоги, пожалуйста!

– Некогда мне заниматься разными глупостями, – проворчал шофер.'

Машина въехала в ворота, и они захлопнулись.

Момо продолжала искать. Она обыскала всю улицу – Кассиопеи нигде не было.

«Может быть, она пошла к амфитеатру?» – подумала Момо.

Момо медленно побрела той же дорогой, по которой пришла. Она внимательно всматривалась в каждый метр пути, искала в канавах. То и дело звала она черепаху. Но напрасно.

Глубокой ночью пришла Момо в старый амфитеатр. Она обыскала все вокруг, насколько это было возможно в темноте, надеясь на чудо – что черепаха первая вернулась домой. Но нет, чудо не произошло.

Момо залезла в кровать. Впервые она оказалась совсем одна.

В последующие недели Момо бесцельно блуждала по огромному городу в поисках Беппо-Подметальщика-Улиц. Но так как никто ничего не мог ей сказать о его местонахождении, оставалась последняя надежда – что она встретит его где-нибудь случайно. Но возможность такой встречи в огромном городе была так же маловероятна, как то, что бутылка с запиской, брошенная потерпевшим кораблекрушение, будет обнаружена рыбаком где-нибудь на другом берегу океана.

«И все же, – говорила себе Момо, – может быть, мы с Беппо где-то рядом? Кто знает, может быть, я только что проходила именно в том месте, где Беппо был всего час тому назад, или полчаса, или всего лишь мгновение перед этим. Или наоборот – может быть, Беппо сейчас придет на эту вот площадь или улицу, где я сейчас нахожусь?» Поэтому она иногда ждала на одном месте по нескольку часов. Но в конце концов ей надо было идти дальше, и вполне возможно, что она в этот момент как раз разминулась с Беппо.

О, как нужна была бы ей сейчас Кассиопея! Будь черепаха рядом, она бы посоветовала: «Жди!» или «Иди дальше!» – а так Момо никогда не знала, что делать. Она боялась, что пропустит Беппо, если будет ждать на месте, и боялась, что пропустит, если не будет ждать.

И детей, которые раньше всегда приходили к ней, она тоже искала. Но ни разу никого из них не встретила. Она вообще не встречала на улицах детей. И тогда она вспомнила слова Нино: о детях, мол, позаботились.

Это по решению Серых господ Момо до сих пор не отправили в Детское Депо. Они неотступно следили за ней. В их планы вовсе не входило, чтобы ее задержали. Но об этом Момо ничего не знала.

Каждый день ходила она обедать к Нино. Но поговорить с ним толком она все равно не смогла. У него никогда не было времени.

Недели превратились в месяцы. А Момо по-прежнему жила в полном одиночестве. Один только раз, вечером, когда она сидела на перилах моста и глядела на канал, она вдруг увидела на другом мосту маленькую согбенную фигурку. Человек с таким рвением орудовал метлой, будто дело шло о его жизни. Ей показалось, что это Беппо, – она закричала и замахала руками. Но человек ни разу не оглянулся. Когда Момо добежала до другого моста, там уже никого не было.

«Наверное, это был не Беппо, – успокаивала она себя. – Нет, конечно, это не он. Я же знаю, как размеренно и спокойно он подметает».

Иногда Момо по целым дням оставалась в старом амфитеатре: все надеялась, а вдруг Беппо придет, чтобы узнать, не вернулась ли она. И если ее не будет, решит, что она исчезла навсегда. И ее опять мучила мысль, что он уже был здесь – может, неделю назад, а может, только вчера! И она ждала, но ждала напрасно. Наконец она написала на стене своей комнаты большими буквами: «Я опять дома». Но кроме нее самой, никто никогда ее надписи не прочитал.

Зато живое воспоминание о Мастере Хора, о Цветах Времени и о музыке теперь никогда ее не покидало. Достаточно ей было закрыть глаза и вслушаться в себя, как она видела пламенные краски цветов и слышала музыку звездных голосов. И снова, как в первый раз, она могла повторить слова и напеть мелодию, хотя и эти слова и мелодии никогда не повторялись.

Иногда она по целым дням сидела на каменных ступенях, напевая и разговаривая сама с собой. Но никто не слышал ее – только деревья, птицы и камни.

Одиночество бывает разное, но Момо была так одинока, как едва ли какой другой человек на свете.

Ей казалось, что она заперта в пещере, полной бесценных сокровищ, с каждым днем их становилось все больше и больше, она чувствовала, что задыхается. Но выхода не было! Никто не мог пробиться к ней, и она никому не могла дать гнать о себе – так глубоко зарыта она была под горой времени.

Бывали часы, когда она начинала думать, что лучше бы ей никогда не слышать этой музыки, не видеть этих красок. И все же, если бы она могла выбирать, она ни за что на свете не отказалась бы от этих воспоминаний. Даже под страхом смерти. Теперь она поняла: бывают богатства, от которых человек гибнет, если не может разделить их с другими...

Каждые два дня ходила Момо к дому Джиги и подолгу ждала перед воротами. Она надеялась еще раз увидеть его. Теперь Момо готова была на все. Она готова была остаться у Джиги, слушать его и говорить с ним, все равно – будет все как раньше или нет. Но ворота больше не открывались.

Так прошло несколько месяцев, но никогда время не тянулось так медленно. Достаточно сказать, что если бы Момо нашла дорогу к Мастеру Хора – а она все время пыталась ее найти, – она бы попросила его не отпускать ей больше времени или разрешить навсегда остаться у него в Доме-Нигде.

Но без Кассиопеи нельзя было отыскать дорогу. А черепаха все не находилась. Может быть, она давно вернулась к Мастеру Хора. Или заблудилась где-нибудь в мире. Во всяком случае, она не возвращалась.

Но тут произошли новые события.

В один прекрасный день Момо встретила на улице трех детей, которые раньше всегда к ней ходили. Это были Паоло, Франко и девочка Мария, таскавшая за собой маленькую сестренку Деде. Все трое очень изменились. Одеты они были в серую форму, их лица выглядели странно застывшими и безжизненными. Момо их восторженно приветствовала. Но они в ответ едва улыбнулись.

– Я так искала вас, – сказала Момо затаив дыхание. – Пошли ко мне?

Трое обменялись взглядами, потом покачали головами.

– Но может быть, завтра? Или послезавтра? Те опять покачали головами.

– Ах, ну приходите же снова! – попросила Момо. – Ведь раньше вы так часто приходили!

– Раньше! – ответил Паоло. – Теперь все по-другому. Нам не разрешают бесполезно тратить свое время.

– Но мы никогда этого не делали, – сказала Момо.

– Да, нам было хорошо, – сказала Мария. – Но теперь это невозможно.

И они заспешили. Момо побежала рядом с ними.

– И куда же вы идете?

– На занятия, – ответил Франко. – Там мы учимся играть.

– Во что? – спросила Момо.

– Сегодня мы играем в дырявые карты, – объяснил Паоло. – Это очень полезно, но надо быть дьявольски наблюдательным.

– И как это происходит?

– Каждый из нас изображает из себя перфокарту. Карта имеет различные характеристики: величину, возраст, вес и так далее. Но это не настоящий твой рост, вес и все такое, а то это было бы слишком просто. А иногда мы – длинные числа, например МУ Икс/763 Игрек. Нас перемешивают, и мы попадаем в картотеку. И тогда кто-нибудь из нас должен выбрать определенную карту. Он должен задавать вопросы, отсортировывая все другие карты, чтобы в конце осталась только одна нужная. Кто это сделает быстрее всех – тот выиграл.

– И это весело? – с сомнением спросила Момо.

– Дело не в этом, – боязливо сказала Мария. – Так говорить нельзя.

– Но в чем. же. тогда дело? – поинтересовалась Момо.

– В том, чтобы была польза для будущего. Они подошли к воротам большого серого дома. Сверху висела вывеска: «Детское Депо».

– Я столько могу вам рассказать, – сказала Момо.

– Может быть, мы еще увидимся, – печально сказала Мария.

Вокруг было много детей. Все входили в ворота. И все были похожи на друзей Момо: такие же грустные.

– У тебя было гораздо лучше, – произнес вдруг Франко. – Там нам самим все в голову приходило. Но так ничему не научишься, говорят они.

– А не могли бы вы попросту убежать? – предложила Момо.

Трое покачали головами и оглянулись – не слышал ли их кто-нибудь.

– Я раза два попробовал, в самом начале, – прошептал Франко. – Но это бессмысленно. Они тебя сразу же схватят.

– Так нельзя говорить, – сказала Мария. – В конце концов, о нас ведь заботятся...

Все замолчали. Момо схватилась за сердце и спросила:

– Не могли бы вы взять меня с собой? Я теперь совсем одна.

И тут произошло нечто странное: не успели дети вымолвить слова, как мощная магнитная сила втянула их в дом. Ворота за ними шумно захлопнулись.

Момо испугалась. Все же она подошла к воротам – позвонить или постучать. Она хотела попросить, чтобы ей разрешили играть вместе со всеми, все равно в какие игры. Но едва она приблизилась, как в страхе застыла на месте. Между нею и воротами возник Серый господин.

– Бесполезно! – произнес он с тонкой улыбкой, зажав в губах сигару. – И не пытайся! Не в наших интересах, чтобы ты туда попала.

– Почему? – спросила Момо.

Она опять почувствовала в себе волну холода.

– Потому что для тебя у нас припасено другое, – ответил Серый господин, выпустив кольцо дыма, которое обвилось вокруг шеи Момо, медленно тая.

Мимо спешили люди.

Момо указывала пальцем на Серого господина, пытаясь позвать на помощь, но не могла произнести ни звука.

– Оставь это! – сказал Серый господин. – Если будешь разумна, много для себя выиграешь – и для своих друзей тоже. Хочешь ты этого?

– Да, – прошептала Момо. Серый господин тонко улыбнулся.

– Тогда давай встретимся в полночь. Поговорим. Момо молча кивнула. Но Серого господина уже не было. Только дым его сигары еще висел в воздухе. Где они должны встретиться, он не сказал.

<p>Глава семнадцатая. БОЛЬШОЙ СТРАХ И ЕЩЕ БОЛЬШАЯ ХРАБРОСТЬ</p>

Момо боялась возвращаться в старый амфитеатр: в полночь туда придет Серый господин...

При мысли, что она будет с ним одна, ее охватывал ужас.

Нет, она вообще не хочет с ним больше встречаться – ни там, ни где-либо еще. Ничего хорошего от него не дождешься. Это более чем ясно.

Но где спрятаться?

Безопаснее всего, казалось ей, быть в гуще людей. Хотя она видела, что все равнодушно проходили мимо, но если бы Серый господин ей что-нибудь сделал и она закричала о помощи, тогда ее, конечно, спасли бы. Кроме того, говорила она себе, в толпе ее труднее найти.

Она сегодня уже целый день бегала по городу. Ноги болели. Было уже поздно, очень поздно, а Момо все еще брела в полусне по улицам – все дальше, все дальше и дальше...

«Минуточку отдохнуть, – подумала она, – только одну минуточку, тогда я опять буду более внимательной...»

На обочине мостовой увидела она маленький трехколесный грузовичок, нагруженный разными ящиками и мешками. Момо забралась в кузов и прислонилась спиной к мягкому мешку. Подтянув усталые ноги и прикрыв их пиджаком, Момо облегченно вздохнула, прижалась к мешку и незаметно для себя заснула.

И сразу на нее обрушился сон. Она увидела старого Беппо – но он вовсе не подметал улицу! – он шел по канату над темной пропастью. Только вместо шеста в руках у него была метла.

«Где же другой конец? – кричал он. – Я никак не дойду до конца!»

Канат, по которому он шел, был бесконечен: оба конца терялись в темноте.

Момо с радостью помогла бы Беппо, но он не мог ее видеть. Он был слишком далеко от нее, слишком высоко...

Потом она увидела Джиги – он тянул изо рта бесконечную полоску бумаги. Он тянул ее и тянул, но бумажная лента не кончалась и не обрывалась. Джиги уже стоял на целом ворохе бумажных лент. Он умоляюще смотрел на нее – ему не хватало воздуха. Если она ему не поможет, он задохнется...

Она пытается подняться к нему, но ее ноги путаются в бумажных лентах. Она хочет освободиться, но все сильнее запутывается...

Потом она увидела детей. Они были плоскими, как игральные карты. На каждой карте узоры из дырок. Карты перемешались, потом выстроились в новом порядке, и на них появились новые сочетания дырок. Дети-карты беззвучно плакали. Но вот их опять перемешали, и они с треском и грохотом повалились друг на друга.

«Прекратите!» – хотела крикнуть Момо, но треск и грохот заглушили ее голос. Шум становился все громче и громче, пока она наконец не проснулась...

В первый момент она не могла понять, где находится. Вокруг было темно. Потом она поняла, что сидит на грузовике. Он катится по улице, тарахтит мотор...

Момо вытерла полные слез глаза. Где она?

Очевидно, она ехала уже долго, кругом все было незнакомо. Улицы безлюдны, дома высоки и темны, словно все вымерло в этой части города.

Грузовик ехал медленно, и Момо спрыгнула наземь. Она хотела вернуться в оживленные улицы, чтобы укрыться в толпе от Серых господ. Но тут она вспомнила свои сны и остановилась.

Рокот мотора постепенно смолк, затерявшись в темноте улиц. Стало тихо.

Но Момо вдруг не захотела больше скрываться. Да, она бежала в надежде спастись от Серых господ и все это время думала только о себе, о собственном одиночестве, о собственном страхе! А тем временем в настоящей-то беде были ее друзья! Кто мог им помочь, как не она? И если осталась хоть малейшая возможность спасти их от Серых господ – она должна попытаться это сделать.

Момо вдруг почувствовала в себе странную перемену. Страх стал настолько сильным, что превратился в свою противоположность. Момо преодолела страх!

Теперь она хотела встретиться с Серыми господами. Любой ценой, но встретиться.

«Надо немедленно вернуться в старый амфитеатр, – сказала она себе. – Может быть, еще не поздно, может, он еще ждет меня там».

Но легче было решиться на это, нежели сделать. Она не знала, где находится, в каком направлении надо бежать. И побежала наугад.

Она бежала все дальше и дальше, сквозь пустые мертво-тихие улицы. Она даже не слышала собственных шагов, потому что была босая. Каждый раз, заворачивая за угол, она надеялась увидеть хоть что-нибудь знакомое, какой-нибудь ориентир, знать, где она сейчас находится. Но все впустую. И спросить было некого. Единственное живое существо, повстречавшееся ей, – худая грязная собака, рывшаяся в мусорной куче, при ее приближении в испуге убежала.

Наконец Момо оказалась на широкой пустой площади. Ни деревьев, ни фонтана – пустая ровная плоскость. Только по краям на фоне ночного неба высились темные очертания домов.

Момо пошла через площадь. Когда она дошла до середины, где-то рядом пробили башенные часы. Они пробили много раз, очевидно, была уже полночь. Если Серый господин ждет ее в амфитеатре, подумала Момо, она уже не успеет вовремя добраться. Ей придется уйти ни с чем. И другая возможность помочь друзьям, может, больше никогда и не представится!

Момо укусила себя за палец. Что она должна теперь сделать? Она не знала, как быть.

– Я здесь! – что есть силы крикнула она в темноту. Она вовсе не надеялась, что Серый господин ее услышит. Но она ошиблась.

Едва смолк последний удар башенных часов, как во всех улицах, выходивших на пустую площадь, одновременно возник бледный свет. Он стал быстро усиливаться. Момо поняла, что это горят фары множества автомобилей, которые двигались со всех сторон к середине площади. Куда бы Момо ни поворачивалась, всюду навстречу ей двигался ослепительный свет. Момо загородила глаза ладонью. Значит, они пришли!

Момо вовсе не рассчитывала на столь солидную встречу. На какое-то мгновение храбрость покинула ее. А так как ее окружили со всех сторон и бежать было некуда, Момо запряталась, как могла, в свой огромный пиджак.

Потом она вспомнила о Цветах Времени и о великой музыке и сразу же почувствовала себя храброй и сильной.

Машины с тихим урчанием приближались – все ближе и ближе. Наконец они остановились – колесо к колесу, – образовав круг, центром которого была Момо.

И тут Серые господа вышли из машин. Момо не могла разобрать, сколько их, потому что они оставались в темноте за фарами. Но чувствовала, как много на нее направлено взглядов, и взгляды эти не обещали ничего хорошего. Ей стало очень холодно.

Целую вечность никто не произнес ни слова – ни Момо, ни кто-либо из Серых господ.

– Значит, вот она, – послышался вдруг пепельно-серый голос, – вот она, эта Момо, решившая бросить нам вызов. Взгляните-ка на нее, на этот комок горя!

В ответ послышался странный шорох, отдаленно напоминавший многоголосое хихиканье.

– Осторожно! – придавленно произнес другой пепельно-серый голос. – Всем нам известно, сколь опасна для нас эта малютка. Но особенно церемониться с ней тоже не надо.

Момо прислушалась.

– Ну, ладно, – откуда-то из темноты за фарами откликнулся первый голос. – Попробуем начистоту.

И опять наступила долгая тишина. Момо почувствовала, что Серые господа боятся сказать ей правду. Видно, это стоило им огромных усилий. Момо почудилось, что она слышит нечто вроде многоголосого покашливания.

Наконец один из них снова начал. Голос раздался с другой стороны, но звучал так же пепельно-серо:

– Итак, будем откровенны. Ты совсем одна, бедное дитя. Твои друзья стали для тебя недосягаемы. Нет больше никого, с кем ты могла бы провести время. Так было нами запланировано. Ты видишь, как мы могучи. Нет никакого смысла сопротивляться. Эти бесконечные одинокие часы – что они теперь для тебя? Проклятье, которое тебя раздавит; груз, который тебя удушит; море, в котором ты утонешь; мука, в которой ты изойдешь. Ты обособлена ото всех людей.

Момо продолжала молча слушать.

– Настанет миг, – продолжал голос, – когда ты этого больше не выдержишь, – завтра, через неделю, через год. Нам-то все равно, мы подождем. Ибо мы знаем, что однажды ты приползешь к нам и скажешь: «Я ко всему готова, только освободите меня от этого груза!..» Или ты уже готова? Тогда скажи.

Момо отрицательно покачала головой.

– Ты отказываешься от нашей помощи? – холодно спросил голос.

Волны холода устремились к Момо со всех сторон, но она лишь стиснула зубы и кивнула.

– Она знает, что такое время, – прошепелявил другой голос.

– Это доказывает, что она действительно была у этого, у Так Называемого, – ответил первый голос, потом спросил: – Знаешь ты Мастера Хора?

Момо кивнула.

– Ты правда была у него? Момо опять кивнула.

– Значит, ты их знаешь – Цветы Времени?

Момо кивнула в третий раз. О, как хорошо она их знала! Эти Цветы!

Опять наступила долгая тишина. И опять раздался новый голос – в другой стороне:

– Ты любишь своих друзей, не так ли?

Момо кивнула.

– И ты рада была бы освободить их из-под нашей власти?

Момо опять кивнула.

– Ты это сможешь, если только захочешь.

Момо плотно закуталась в пиджак: она дрожала от холода.

– Это действительно будет стоить тебе немногого, всего лишь одну малость – и ты их освободишь. Мы поможем тебе, и ты поможешь нам. Это же будет справедливо!

Момо внимательно смотрела в направлении говорившего.

– Мы тоже хотели бы когда-нибудь познакомиться с Мастером Хора. Но мы не знаем, где он живет, понимаешь? Мы только хотели бы, чтобы ты нас к нему проводила. Вот и все. Слушай внимательно, Момо, чтобы ты уверилась, что мы говорим с тобой откровенно и честно: за эту услугу мы вернем тебе твоих друзей, и вы опять будете жить по-старому! Это ведь стоящее предложение!

Тут Момо впервые открыла рот. Ей было трудно говорить – губы замерзли.

– Что вы хотите от Мастера Хора? – спросила она медленно.

– Мы хотим с ним познакомиться, – резко ответил голос, и холод усилился. – И больше ничего.

Момо продолжала молчать – она ждала. Среди Серых господ возникло какое-то движение – казалось, они забеспокоились.

– Я не понимаю тебя! – произнес голос. – Подумай о себе и своих друзьях! Что ты так беспокоишься о Мастере Хора? Он достаточно стар, чтобы сам о себе позаботиться. И кроме того, если он будет разумен и пойдет нам навстречу, мы не тронем на его голове ни волоска! Иначе мы вынуждены будем употребить свою власть.

– Для чего? – прошептала Момо посиневшими губами. Внезапно раздался пронзительный, надрывный голос:

– Нам надоело собирать у человечества по крохам все эти часы, минуты и секунды! Нам необходимо время всего человечества! Мастер Хора должен отдать его нам!

Момо уставилась в темноту, откуда раздался голос.

– А люди? – спросила она. – Что станет с ними?

– Люди! – крикнул голос, на мгновение захлебнувшись. – Люди давно уже никому не нужны, они лишние! Они сами довели мир до того, что места им не осталось. Мы будем владеть миром!

Холод стал таким страшным, что Момо с трудом шевелила губами, не в силах произнести ни слова.

– Не беспокойся, маленькая Момо, – снова тихо, даже как-то вкрадчиво продолжал тот же голос. – Тебя и твоих друзей это, конечно, не касается. Вы будете единственными людьми, которые будут играть и рассказывать друг другу разные истории. Вы не станете вмешиваться в наши дела, а мы оставим в покое вас.

Голос смолк, но тут же заговорил другой:

– Ты знаешь, что мы сказали тебе правду. И мы сдержим свое обещание. А теперь веди нас к Мастеру Хора.

Момо пыталась заговорить. Холод почти лишил ее сознания. Наконец она выдавила из себя:

– Если бы я даже могла, я не сделала бы этого.

– Что это значит: если бы могла? – раздался откуда-то угрожающий голос. – Ты же можешь! Ты была у Мастера Хора, значит, ты знаешь дорогу!

– Я не найду ее снова, – прошептала Момо. – Я уже пыталась. Только Кассиопея знает ее.

– Кто это?

– Черепаха Мастера Хора.

– Где она?

Почти теряя сознание, Момо пробормотала:

– Она – со мной – вернулась – но – я ее – потеряла...

До слуха Момо – будто издалека – донесся взволнованный хаос голосов:

– Тревога! Тревога! Найти черепаху! Надо найти эту черепаху! Каждую черепаху надо проверить! Кассиопея должна быть найдена! Должна быть! Должна!..

Голоса смолкли. Стало тихо. Момо медленно приходила в себя. Одиноко стояла она посреди огромной площади, над которой еще веял холодный ветер, будто дул откуда-то из пустоты, – пепельно-серый ветер.

<p>Глава восемнадцатая. ЕСЛИ СМОТРЕТЬ ВПЕРЕД НЕ ОГЛЯДЫВАЯСЬ</p>

Сколько прошло времени, Момо не знала. Порой на башне били часы, но Момо их едва слышала. Тепло медленно возвращалось к ней. Она чувствовала себя парализованной и не могла принять решения.

Вернуться в старый амфитеатр и лечь спать? Сейчас, когда всякая надежда – для нее и ее друзей – раз и навсегда потеряна? Она теперь твердо знала, что никогда уже не будет так хорошо, как раньше... никогда...

Еще она боялась за Кассиопею. Что, если Серые господа найдут ее? Момо горько раскаивалась, что упомянула о черепахе.

«Может быть, Кассиопея давно у Мастера Хора, – утешала себя Момо. – Надеюсь, она меня больше не ищет. Это было бы счастьем – и для меня и для нее...»

В этот момент что-то нежно коснулось ее босой ноги. Момо испугалась, потом медленно нагнулась.

Перед ней сидела черепаха! В темноте засветились слова: «Я ОПЯТЬ ЗДЕСЬ!»

Момо бессознательно схватила черепаху и засунула ее под пиджак. Потом она встала, вглядываясь в темноту. Она боялась, что Серые господа еще здесь.

Но все было тихо.

Кассиопея шевельнулась под пиджаком, пытаясь высвободиться. Момо крепко прижала ее к себе, заглядывая под пиджак:

– Сиди, пожалуйста, тихо!

«ЧТО ЗА ГЛУПЫЕ ШУТКИ?» – засветилось на панцире.

– Нельзя, чтоб тебя видели, – шепнула ей Момо.

«НЕУЖЕЛИ ТЫ НЕ РАДУЕШЬСЯ?» – засветилось на панцире.

– Радуюсь! – сказала Момо, чуть но плача. – Радуюсь, Кассиопея, и еще как! – И она несколько раз поцеловала черепаху в нос.

Слова на панцире черепахи явственно покраснели, когда она ответила: «НУ ЗНАЕШЬ ЛИ!»

Момо улыбнулась.

– Ты все это время искала меня?

«КОНЕЧНО».

– А почему ты нашла меня именно сейчас и здесь?

«ЗНАЛА ЗАРАНЕЕ».

Значит, черепаха все это время искала ее, хотя знала, что не сразу найдет? Но тогда зачем было искать? Еще одна загадка Кассиопеи! Но сейчас, во всяком случае, не время искать отгадку.

Момо шепотом рассказала черепахе обо всем происшедшем за это время.

– Что нам теперь делать? – спросила она под конец.

Кассиопея внимательно слушала. На ее панцире появились слова: «ПОЙДЕМ К МАСТЕРУ ХОРА».

– Сейчас?! – в отчаянии крикнула Момо. – Но они же тебя везде ищут! Только здесь их нет! Не лучше ли нам остаться?

Но на панцире засветилось только: «Я ЗНАЮ, ИДЕМ».

– Прямо к ним в лапы? – в ужасе воскликнула Момо.

«МЫ НИКОГО НЕ ВСТРЕТИМ!» – ответила Кассиопея.

Если она так уверена, то можно на нее положиться, подумала Момо. Она опустила Кассиопею на землю. Но тут же вспомнила весь долгий мучительный путь, по которому они шли в прошлый раз, и вдруг почувствовала, что у нее не хватит на это сил.

– Иди одна, Кассиопея, – сказала она тихо, – я не могу больше. Иди одна и передай привет Мастеру Хора.

«ЭТО СОВСЕМ БЛИЗКО!» – стояло на спине Кассиопеи.

Прочитав ответ, Момо удивленно оглянулась. Мало-помалу она смутно осознала, что этот убогий и словно вымерший уголок города именно тот самый, из которого они вышли к белоснежным домам – на улицу со странным освещением. Если это так, то у нее, пожалуй, хватит сил добраться до Дома-Нигде.

– Хорошо, – сказала Момо. – Я пойду с тобой. Но разреши, я возьму тебя на руки, так быстрее дойдем.

«К СОЖАЛЕНИЮ, НЕТ», – прочитала Момо на панцире.

– Почему ты должна идти сама? – спросила Момо.

Ответ был загадочен: «ДОРОГА ВО МНЕ».

С этими словами черепаха двинулась вперед, и Момо медленно, медленно, шаг за шагом пошла за ней.

Как только черепаха и Момо скрылись в одном из ближайших переулков, на площади, в тени окружавших ее домов, сразу же наступило большое оживление. Со всех сторон доносился какой-то хруст и хрип, приглушенное хихиканье. Это были Серые господа, они подслушали весь разговор Момо с черепахой. Часть из них оставалась тут, чтобы наблюдать за девочкой. Они и не подозревали, что долгое ожидание принесет им такой успех!

– Вон они! – шепнул пепельно-серый голос. – Хватать их?

– Конечно, нет! – прошелестел другой. – Пусть бегут.

– Но почему? – спросил первый голос. – Надо же поймать черепаху. Сказано было: любой ценой!

– Правильно. Но для чего?

– Чтобы она отвела нас к Мастеру Хора.

– Вот именно! Это она и делает. Нам даже принуждать ее не надо. Она делает это добровольно.

И снова площадь, с ее мрачными тенями, наполнилась глухим хихиканьем.

– Немедленно сообщите эту новость всем агентам в городе! Поиски можно прекратить. Пусть все подключатся к нам. Но главное – осторожность, господа! Никто из нас не должен перебегать им дорогу. Освободите им путь. И всячески избегайте с ними встреч. А теперь, господа, спокойно последуем за нашими ничего не подозревающими проводниками!

Момо с Кассиопеей и в самом деле не встретили никого из своих преследователей. Куда бы они ни направлялись, Серые господа всюду вовремя исчезали, присоединяясь к следовавшей за беглецами армии преследователей. Эта армия становилась все больше и больше, она бесшумно кралась сзади, прячась в тени домов и заборов...

Момо совсем выбилась из сил. Порой ей казалось, что она вот-вот упадет и заснет на месте. Но всякий раз она заставляла себя сделать еще шаг, а за ним следующий.

Если бы черепаха не шла так медленно! Но тут уж ничего нельзя было поделать. Момо перестала смотреть по сторонам, она смотрела только на свои ноги и на черепаху.

Спустя, как ей показалось, целую вечность, она вдруг заметила, что под ногами стало светлее, Момо подняла веки – они словно налились свинцом – и оглянулась вокруг.

Да, это была наконец та часть города, где царствовал удивительный свет – не вечерний и не утренний – и где все тени падали в разных направлениях. Ослепительно белыми стояли недоступные дома с черными провалами окон. А вон и странный памятник – огромное яйцо на черном каменном прямоугольнике.

Момо приободрилась – теперь уже недалеко было до Мастера Хора.

– Прошу тебя, – обратилась она к Кассиопее, – нельзя ли идти побыстрее?

«ТИШЕ ЕДЕШЬ – ДАЛЬШЕ БУДЕШЬ», – ответила черепаха и поползла еще медленнее. Но благодаря этому – заметила Момо, как и в прошлый раз, – черепаха стала вдруг продвигаться быстрее. И чем медленнее они шли, тем быстрее навстречу им скользила под ногами улица.

В этом заключался секрет странной части города: чем медленнее ты шел, тем быстрее достигал цели! А чем сильнее спешил, тем медленнее продвигался. Этого-то Серые господа и не знали – в тот раз, когда они преследовали Момо на автомобилях. Потому ей и удалось от них ускользнуть.

В тот раз!

Но сейчас все было по-другому. Сейчас Серые господа вовсе не стали догонять беглецов. Они шли по их следу так же медленно. Они поняли секрет. Белые улицы позади Момо и черепахи медленно наполнялись армией Серых господ. Теперь преследователи знали, как тут надо двигаться: они шли еще медленнее черепахи и потому нагоняли ее. Это был бег наперегонки, только наоборот: состязание в медленности.

Вдоль и поперек сонных улиц. В самую сердцевину белоснежного квартала. А вот наконец и Переулок-Никогда...

Кассиопея уже завернула за угол и стала приближаться к Дому-Нигде. Момо вспомнила, что не могла здесь идти иначе как задом наперед, – и повернулась... От страха у нее чуть не остановилось сердце.

На нее надвигалась живая, движущаяся стена – воры времени. Тесными рядами, один возле другого, заполнили они всю ширину улицы – стене этой не видно было конца.

Момо закричала, но не услышала своего голоса. Задом наперед вбежала она в Переулок-Никогда, широко раскрытыми глазами уставившись на следовавшую за ней армию Серых господ.

Но тут опять случилось нечто невероятное: едва первые преследователи попытались войти в Переулок-Никогда, они тут же – на глазах у Момо – растворились в воздухе! Сначала растворились их протянутые руки, потом ноги и туловища и под конец их лица – с застывшим на них выражением ужаса.

Не только Момо наблюдала это зрелище – это видели еще не успевшие раствориться Серые господа, на которых напирали сзади другие. Передние ряды стали топтаться на месте, пытаясь сдержать напиравших сзади, и на границе Переулка-Никогда возникла своего рода рукопашная, превратившаяся во всеобщую свалку. Никто не отважился двинуться дальше, но те, которые были вытолкнуты напиравшей толпой вперед, тут же растворялись, превращаясь в Ничто.

Момо видела гневные лица, воздетые кулаки, но никто уже не мог преследовать ее.

Сама она наконец достигла Дома-Нигде. Тяжелые ворота из зеленого металла распахнулись. Момо кинулась внутрь, пробежала коридор с каменными фигурами, открыла в конце маленькую дверцу, скользнула в нее, промчалась но залу с бесчисленными часами до маленькой комнаты, окруженной стенками часов, бросилась на маленькую софу и зарылась лицом в подушку, чтоб ничего больше не видеть и не слышать...

<p>Глава девятнадцатая. ТРУДНОЕ РЕШЕНИЕ</p>

Вблизи кто-то тихо разговаривал.

Момо как бы медленно всплывала из глубины сна, лишенного всяких видений. Она чувствовала себя окрепшей и отдохнувшей.

– Ребенок не виноват, – услышала она говорившего. – Но ты, Кассиопея, почему ты это сделала?

Момо открыла глаза. У столика возле софы сидел Мастер Хора. Он грустно смотрел на черепаху.

– Неужели ты не подумала о том, что Серые господа пойдут за вами?

«ЗНАЮ НАПЕРЕД, – появилось на панцире черепахи, – НО НЕ РАЗМЫШЛЯЮ».

Мастер Хора со вздохом покачал головой.

– Ах, Кассиопея, Кассиопея, ты даже мне задаешь порой загадки!

Момо приподнялась.

– Ага, маленькая Момо проснулась! – весело сказал Мастер Хора. – Надеюсь, ты чувствуешь себя хорошо?

– Очень хорошо, спасибо, – ответила Момо. – Прости, пожалуйста, я заснула.

– Не беспокойся, – ответил Мастер Хора. – Все в порядке. Не надо ничего объяснять. Кассиопея мне уже все рассказала.

– А Серые господа?

Мастер Хора вынул из жилетки большой голубой платок.

– Они осаждают нас. Окружили Дом-Нигде со всех сторон.

– Но войти они не могут?

– Нот, этого они не могут. Ты же сама видела, как они превращаются в Ничто, едва вступят в Переулок-Никогда.

– А как это получается? – хотела знать Момо.

– Это делает воронка времени, – ответил Мастер Хора. – Ты ведь знаешь, что в этом переулке все надо делать задом наперед. Ибо вокруг Дома-Нигде время движется в обратном направлении. Обычно время входит в тебя. И чем больше его в тебе накапливается, тем ты становишься старше. Но в Переулке-Никогда время из тебя выходит. Проходя но переулку, ты становишься моложе. Не на много, конечно: ровно на столько, сколько тебе понадобится времени, чтобы по нему пройти.

– Я совсем не заметила, – удивленно сказала Момо.

– Ну да, – улыбнулся Мастер Хора, – человеку это мало заметно, ибо он есть нечто большее, чем только время. Но у Серых господ все по-другому. Они целиком состоят из украденного времени. Как только они попадают в воронку времени, оно мгновенно улетучивается из них, и тогда они лопаются, как мыльные пузыри! Но от мыльного пузыря остается хоть капля мыла – от них же вовсе ничего.

Момо напряженно думала.

– Нельзя ли тогда пустить все время на земле в обратном направлении? На короткое мгновение. Тогда все люди станут немного моложе. Для них это не беда. А воры времени исчезнут.

Мастер Хора улыбнулся:

– Это было бы неплохо! К сожалению, так не получится. Оба потока времени поддерживают в мире равновесие. Если остановить один поток, исчезнет другой. Тогда вообще не останется времени...

Он минуту помолчал, сдвинув Всевидящие Очки на лоб.

– Это значит... – пробормотал он, потом встал и, погруженный в свои мысли, принялся ходить по комнате взад-вперед.

Момо с нетерпением смотрела на него. Кассиопея тоже не отрывала от него глаз.

Наконец он опять сел и испытующе посмотрел на Момо.

– Ты натолкнула меня на мысль, – сказал он. – Но ее исполнение зависит не только от меня.

Он обратился к черепахе, сидевшей у его ног:

– Кассиопея, дорогая моя! Что, на твой взгляд, лучше всего делать во время осады?

«ЗАВТРАКАТЬ!» – ответила черепаха.

– Тоже не плохая идея, – сказал Мастер Хора.

В то же мгновение стол был накрыт.

Впрочем, может быть, он давно был накрыт и Момо просто не замечала его? Во всяком случае, на столе опять стояли золотые чашечки и весь отливающий золотом завтрак: кувшин с дымящимся шоколадом, мед, масло и хрустящие булочки.

Момо давно уже соскучилась по этим вкусным вещам и с удовольствием села за стол. Сейчас все показалось ей еще вкуснее. На этот раз в стороне не остался и Мастер Хора.

– Они хотят, чтобы ты отдал им время всего человечества, – сказала Момо, уписывая завтрак за обе щеки. – Но ты ведь этого не сделаешь?

– Нет, девочка, – ответил Мастер Хора. – Я этого никогда не сделаю. Время однажды началось и однажды окончится, но только тогда, когда оно не понадобится людям. От меня Серые господа не получат ни единого мгновения.

– Но они говорят, что могут тебя к этому принудить, – продолжала Момо.

– Прежде чем мы продолжим этот разговор, – серьезно сказал Мастер Хора, – я хочу, чтобы ты на них посмотрела. Он снял маленькие золотые очки и передал их Момо. Она бережно надела их.

Сперва она увидела неясный вихрь красок и форм, от которых у нее, как и в первый раз, закружилась голова. Но сейчас это длилось недолго. Ее глаза быстро настроились на четкий фокус.

И она увидела осаждающее их войско!

Плечо к плечу – необозримой цепью – стояли вдали Серые господа. Они стояли не только перед Переулком-Никогда, их цепь простиралась все далее и далее – бесконечным замкнутым кругом, тянувшимся вдоль белоснежных домов. И центром этого круга был Дом-Нигде. Окружение было беспросветным.

Потом Момо заметила нечто другое, поразившее ее. Сперва она подумала, что это запотели стекла очков или она еще не настроилась на ясное изображение, потому что очертания Серых господ были какими-то размытыми. Но потом она поняла, что дело вовсе не в очках и не в зрении – что это поднимающийся над улицами города туман. Кое-где он уже стал непроглядно-плотным, кое-где еще только образовывался.

Вдали неподвижно стояли Серые господа. У каждого, как всегда, круглая жесткая шляпа на голове, в руке портфель, во рту дымящаяся сигара. Но дым сигар не таял, как это бывает в обычном воздухе. Здесь, где не было ни малейшего ветерка, дым в остекленевшем воздухе распространялся наподобие паутины, заполняя улицы, поднимался вдоль белоснежных домов, растягивался вширь наподобие флагов или занавесок. Потом собирался в противные, голубовато-зеленые облака, медленно наползавшие друг на друга, постепенно загораживая Дом-Нигде непрерывно растущей стеной.

Еще Момо увидела, что из города приходят все новые господа, сменяя стоящих в цепи. Но зачем все это? Какую цель преследовали воры времени? Она сняла очки и вопросительно глянула на Мастера Хора.

– Хорошо все разглядела? – спросил он и, надевая очки, сказал: – Ты спрашивала, могут ли они меня к чему-нибудь принудить. Меня-то им не поймать. Но они могут причинить людям нечто более страшное, чем все, что они сделали до сих пор. Этим они и пытаются меня шантажировать.

– Нечто более страшное? – испуганно спросила Момо. – То есть?

Мастер Хора кивнул:

– Я выделяю каждому человеку отпущенное ему время. Против этого Серые господа ничего не могут поделать. И задержать это время они тоже не могут. Но они могут его отравить.

– Отравить время? – растерянно переспросила Момо.

– Дымом своих сигар, – объяснил Мастер Хора. – Видела ты кого-нибудь из них без сигары? Нет, без сигар они существовать не могут.

– Что же это за сигары?

– Помнишь Цветы Времени? Я говорил тебе, что в каждом человеке есть такой золотой купол времени, потому что у каждого человека есть сердце. Потому-то Серые господа и пытаются проникнуть в человеческое сердце, – чтобы украсть как можно больше Цветов Времени. Вырванные из человеческого сердца. Цветы Времени умирают не сразу. Но жизнь их теряет всякий смысл. Всеми нитями своего существа стремятся они назад к человеку, которому принадлежали.

Момо слушала затаив дыхание.

– Ты должна знать, Момо, что зло тоже имеет свою тайну. Я не знаю, где хранят Серые господа украденные ими Цветы Времени. Я только знаю, что они замораживают их своим холодом, пока цветки не становятся твердыми, как стекло. Где-нибудь глубоко под землей спрятаны огромные склады, в которых хранится замороженное время.

Момо даже покраснела от возмущения.

– Этими запасами Серые господа и живут. Они обрывают лепестки цветов, сушат их и сворачивают из них свои сигары. Даже в этих высохших лепестках еще теплится жизнь. Но живое время Серые господа использовать не могут. Поэтому они зажигают свои сигары и курят их: в этом дыму время окончательно умирает. Этим мертвым человеческим временем они и питаются.

Момо встала.

– Ах, – сказала она. – Столько мертвого времени...

– Да, эта стена дыма – там, вдали, вокруг Дома-Нигде – это и есть мертвое время. Еще мне хватает чистого неба, еще я могу беспрепятственно посылать живое время людям. Но когда дымные облака плотно сомкнутся вокруг и над нами – тогда в каждый посланный мною час времени подметается часть мертвого времени Серых господ. И когда люди получат это отравленное время, они заболеют – заболеют смертельно.

Момо беспомощно уставилась на Мастера Хора. Потом она тихо спросила:

– И что это за болезнь?

– Вначале она незаметна. Просто наступает день, когда тебе ничего больше не хочется делать. Все становится неинтересным, человека охватывает тоска. И это уже не проходит. Тоска усиливается – день ото дня, от недели к педеле. Человек чувствует себя опустошенным, он становится недовольным и самим собой и всем миром. Постепенно проходит и это чувство, и ты уже вообще ничего не ощущаешь. Тебе все безразлично. Весь мир становится чужим, тебе уже нет до него никакого дела. Уже нет ни гнева, ни восторга, ни радости, ни грусти, люди не умеют больше ни смеяться, ни плакать. Все окутывает ледяной холод, любви нет. Тогда болезнь становится неизлечимой. Люди мечутся с пустыми, серыми лицами, становятся такими же, как Серые господа. Да, они становятся такими же чудовищами. Смертельная Скука – вот название этой болезни.

Момо содрогнулась от ужаса.

– Значит, если ты не отдашь им все человеческое время, – спросила она, – тогда они превратят всех людей в подобных себе?

– Да, этим они меня и пугают.

Он встал с места.

– Я все еще ждал, что люди сами от них освободятся. Они бы могли это сделать, ведь в сущности, Серые господа находятся в полной зависимости от людей. Но больше ждать нельзя. Нужно что-то делать. Но один я ничего не смогу. – Он посмотрел на Момо. – Ты хочешь мне помочь?

– Да, – прошептала Момо.

– То, что ты должна совершить, связано с огромным риском, – сказал Мастер Хора. – От тебя, Момо, будет зависеть, застынет ли мир навсегда или снова начнет жить. Готова ли ты рискнуть?

– Да, – повторила Момо, и на этот раз голос ее звучал твердо.

– Тогда слушай меня внимательно. И постарайся все хорошенько запомнить. Отныне ты будешь совсем одна. Я больше не смогу тебе помочь. Н никто тебе не поможет.

Момо кивнула, вся превратившись в слух.

– Ты должна еще знать, что я никогда не сплю. В тот момент, когда я засну, остановится всякое время. Мир застынет. А если не станет времени, Серым господам неоткуда будет его воровать. Некоторое время они, правда, смогут еще существовать, ведь запасы времени у них немалые. Но, израсходовав его, они растворятся в пустоте.

– Но тогда все просто! – воскликнула Момо.

– К сожалению, не так просто, иначе бы я не нуждался в твоей помощи, девочка! Потому что, если не будет больше никакого времени, я не смогу проснуться. Мир застынет навеки! Но в моей власти, Момо, подарить тебе целый Цветок Времени. Конечно, только один цветок, ведь всегда цветет только один цветок. И когда всякое время в мире окончится, у тебя еще будет в запасе один час.

– И я смогу тебя разбудить! – сказала Момо.

– Этим мы еще ничего не достигнем, – возразил Мастер Хора. – Запасы Серых господ намного больше. За один час они почти ничего не истратят. Значит, они все еще будут существовать. Задачи, которые тебе придется решить, намного сложнее! Как только Серые господа заметят, что время остановилось – а они это быстро заметят, потому что подвоз сигар прекратится, – они снимут осаду и устремятся к своим подземным запасам. И ты за ними последуешь. Когда ты найдешь их тайники, ты должна помешать им туда войти. И тогда – как только у них кончатся сигары – они тоже исчезнут. Но еще останется сделать самое трудное. Когда исчезнут воры времени, ты должна будешь освободить все украденное ими время. Мир опять начнет жить, когда замороженное время вернется к людям, – и тогда я смогу проснуться... И на все это у тебя будет всего один лишь час!

Момо с испугом смотрела на Мастера Хора. Она, конечно, и не подозревала, что все настолько трудно.

– Готова ли ты попытаться – несмотря ни на что? – спросил Мастер Хора. – Это единственная и последняя возможность.

Момо молчала.

Ей казалось, что она не справится.

«Я ПОЙДУ С ТОБОЙ», – прочитала она вдруг на спине Кассиопеи.

«Чем поможет мне маленькая черепаха?» – подумала Момо. И все же это был пусть маленький, но лучик надежды.

Мысль, что она будет не одна, придавала ей храбрости. Правда, эта храбрость была наивной, но она помогла ей принять решение.

– Я попытаюсь, – сказала она решительно.

Мастер Хора долго смотрел на нее, потом улыбнулся:

– Многое окажется легче, чем ты думаешь. Ты слышала голоса звезд. Ты не должна бояться.

Он повернулся к черепахе:

– А ты, Кассиопея, пойдешь с ней?

«КОНЕЧНО!» – зажглось на панцире. Потом эти слова потухли и появились новые: «КТО-ТО ВЕДЬ ДОЛЖЕН ЗА НЕЙ ПРИСМАТРИВАТЬ!»

Мастер Хора и Момо рассмеялись.

– Она тоже получит Цветок Времени? – спросила Момо.

– Кассиопее он не нужен, – сказал Мастер Хора и пощекотал черепахе шею. – Она существует вне времени. Свое собственное время она носит в себе. И когда все вокруг застынет, она все еще сможет бродить по свету.

– Хорошо, – сказала Момо, в которой вдруг проснулась жажда деятельности. – Что нам сейчас делать?

– Сейчас мы с тобой попрощаемся, – сказал Мастер Хора.

Момо судорожно глотнула, потом спросила:

– Разве мы больше никогда не встретимся?

– Мы еще встретимся, Момо. А до тех пор каждый час твоей жизни будет приносить тебе мой привет. Ведь мы остаемся друзьями, не так ли?

– Да, – кивнула Момо.

– Теперь я пойду, – продолжал Мастер Хора. – А ты останешься здесь. И не спрашивай, куда я ухожу. Ибо мой сон не совсем обычный, и тебе его лучше не видеть. И еще: как только я уйду, ты сразу открой маленькую дверь, на которой стоит мое имя, и большие ворота, ведущие в Переулок-Никогда. Потому что, как только остановится время, никакая сила в мире не сможет их отворить. Ты все поняла и запомнила, моя девочка?

– Да, – сказала Момо. – Но как я узнаю, что время остановилось?

– Не беспокойся, ты это заметишь.

Мастер Хора встал, поднялась и Момо. Он тихо погладил ее но взъерошенным волосам.

– Прощай, маленькая Момо. Я рад, что и меня ты тоже хорошо слушала.

– Я всем расскажу о тебе, – ответила Момо.– Потом.

И тут Мастер Хора вдруг сделался совсем старым, как тогда, когда нес Момо на руках к куполу времени: старым, как скала или вековое дерево.

Он повернулся и быстро вышел из комнаты. Момо слышала его удаляющиеся шаги – они раздавались все дальше и дальше, – и вот их уже нельзя было Отличить от тиканья многих часов. Может быть, и он слился с этим тиканьем?

Момо подняла Кассиопею и крепко прижала ее к себе. Начиналось ее самое большое приключение.

<p>Глава двадцатая. ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ПРЕСЛЕДОВАТЕЛЕЙ</p>

Сначала Момо пошла и открыла маленькую дверцу, на которой стояло имя Мастера Хора. Потом она помчалась по коридору с каменными статуями и открыла ворота из зеленого металла. Они были очень тяжелыми.

Покончив с этим, она вернулась в зал с бесчисленными часами и стала ждать, с Кассиопеей на руках, что теперь будет.

И свершилось предсказанное!

Момо показалось вдруг, что начинается своего рода землетрясение, хотя нет, содрогнулась не земля – содрогнулось время: это можно было назвать времятрясением. Нет слов, чтобы описать, что Момо при этом почувствовала. Раздался звук, которого еще никогда не слышал ни один человек. Этот звук был как возникший из глубины столетий вздох.

И все было кончено.

В то же мгновение остановился ход бесчисленных часов – смолкли их тиканье, бой, хрипы и звоны. Замерли маятники. Остановилось всякое движение. Наступила тишина, какой еще никогда не бывало в мире. Больше не было времени.

Момо увидела, что держит в руках большой Цветок Времени. Как он появился, Момо не заметила. Он просто был, как будто был всегда.

Момо осторожно шагнула. Да, она могла двигаться, безболезненно, как раньше. На столике еще стояли остатки завтрака. Момо села в кресло – но странно: его обивка стала твердой, как мрамор. Глоток шоколада в чашке еще оставался, но ее нельзя было сдвинуть с места. Момо хотела окунуть палец в шоколад, но шоколад стал твердым, как, стекло. И мед стал такой же. Хрустящие булочки словно приклеились к тарелке. Ничего, даже самая малая малость не могла быть изменена с тех пор, как не стало времени.

Кассиопея вдруг затопала ногами, и Момо посмотрела на нее.

«ТЫ ТЕРЯЕШЬ СВОЕ ВРЕМЯ!» – прочитала Момо на панцире.

О боже мой, действительно! Момо опомнилась. Она выбежала из зала, проскользнула в маленькую дверцу, помчалась дальше по коридору, выбежала из ворот, свернула за угол – и отпрянула назад. Сердце бешено заколотилось. Воры времени вовсе никуда не убегали! Наоборот, они шли по Переулку-Никогда, в котором исчезло время-наоборот, приближаясь к Дому-Нигде! Мастер Хора ничего об этом не сказал!

Момо побежала назад в зал и спряталась, с Кассиопеей в руках, за большими стоячими часами.

– Хорошенькое начало, – пробормотала она.

Она услышала в коридоре шаги Серых господ. Один за другим протискивались они в маленькую дверь и вот уже стояли в зале целым отрядом. Стояли и оглядывали все.

– Впечатляюще! – сказал один из них. – Итак, это теперь наш новый дом.

– Я видел, как девочка Момо открывала нам двери, – сказал другой пепельно-серый голос. – Разумный ребенок! Горю нетерпением узнать, как она уломала старика!

Другой такой же голос произнес:

– Мне кажется, что Так Называемый сам уступил. Исчезновение воронки времени означает, что он сам ее выключил. Значит, он решил нам покориться. Сейчас мы до него доберемся. Куда же он подевался?

Серые господа обшаривали глазами помещение, как вдруг раздался еще более пепельно-серый голос:

– Тут что-то не так, господа! Часы! Взгляните на часы! Они стоят! Все стоят. Даже вот эти песочные.

– Это он их остановил, – нерешительно сказал другой.

– Песочные часы остановить невозможно! – крикнул первый. – И все же – посмотрите, господа, – песок остановился прямо в горлышке стеклянной воронки! И часы нельзя сдвинуть с места! Что это значит?..

Он еще продолжал говорить, когда в коридоре раздались шаги и в маленькую дверь протиснулся еще один Серый господин. Он кричал, взволнованно жестикулируя:

– Только что поступило сообщение от городских агентов. Их машины стоят! Все стоит. Мир застыл. Невозможно вырвать ни у кого ни частички времени! Все поставки прекратились! Время больше не существует! Хора остановил время!

Мгновение стояла гробовая тишина. Потом кто-то спросил:

– Что вы сказали? Прекратились поставки? Но что станет с нами, когда мы израсходуем сигары?

– Вы это сами знаете, что с нами станет! – крикнул другой. – Господа, это катастрофа!

Все закричали, перебивая друг друга:

– Хора нас уничтожит! – Снимайте осаду! Снимайте осаду! – Бежим к складам! – Без машин? – Мы не успеем! – Моей сигары хватит всего на двадцать семь минут! – Моей на сорок восемь! – Так давайте ее сюда! – Вы с ума сошли?! – Спасайся, кто может!..

Все кинулись к маленькой двери, пытаясь протиснуться в нее одновременно. Момо наблюдала из укрытия, как Серые господа в панике отталкивали друг друга, тянули, пихали, колотили – разгорелась рукопашная. Каждый дрался за свою серую жизнь, пытаясь поскорей вырваться наружу. Они наносили друг другу сокрушительные удары, сбивали шляпы, выхватывали друг у друга изо рта серые сигары. А без сигар они сразу становились беспомощными. Они стояли, вытянув руки, с гримасой страха на лице, делаясь все прозрачнее, пока не исчезали вовсе. Исчезало все, даже шляпы. Наконец в зале осталось всего трое – им удалось проскользнуть в узенькую дверь и бежать.

Момо – с черепахой под мышкой, с Цветком Времени в руке – устремилась за ними. Теперь надо было не потерять Серых господ из виду.

Выбежав из ворот, Момо увидела, что воры времени уже добежали до конца Переулка-Никогда. Там в облаках дыма стояли еще группы Серых господ, они взволнованно жестикулировали, наступая друг на друга. Увидев бегущих из Дома-Нигде, они тоже пустились наутек – вся армия бежала сломя голову. Бесконечный караван Серых господ мчался по направлению к городу вдоль белоснежных домов сонного квартала, в кутерьме беспорядочно падающих теней. Здесь тоже все изменилось: таинственное превращение скорого в медленное исчезло. Толпа Серых господ промчалась мимо высокого яйца-памятника и дальше – к первым человеческим домам, к тем серым казарменным домам, где обитали люди, жившие на самом краю времени. Но и там все застыло. Момо держалась от беглецов на приличном расстоянии. Так началась эта обратная охота – на этот раз позорно убегала армия Серых господ, а маленькая девочка – с цветком в руке и черепахой под мышкой – их преследовала.

Но как странно теперь выглядел город! Ряд за рядом стояли на улицах автомобили; неподвижно сидели за рулем шоферы – рука на клаксоне или переключателе скоростей, один из них приложил палец ко лбу и свирепо уставился на соседа, велосипедисты, протянувшие в знак поворота руку; а на тротуарах пешеходы – мужчины, женщины, дети – собаки и кошки – всё застыло на месте, даже дым из выхлопных труб. Полицейские – регулировщики движения – застыли на перекрестках, неестественно взмахнув руками, со свистками в зубах. Неподвижно парила над площадью стая голубей. Самолет – как нарисованный – распластался высоко в небо. Вода, бившая из фонтана, застыла, словно превратилась в стекло. Листья, сорвавшиеся с дерева, неподвижно лежали в воздухе. Маленький песик, задравший на фонарный столб заднюю ногу, стоял на месте, будто чучело.

Посреди застывшего, как фотография, города неслись со всех ног Серые господа. Следом за ними, стараясь, чтоб ее не заметили, бежала Момо. Но те все равно ни на что не обращали внимания, их бегство становилось все труднее и напряженнее.

Серые господа не привыкли бегать на такие расстояния. Они задыхались, им не хватало воздуха. При этом им нельзя было выпускать изо рта маленьких серых сигар – ведь без них они тут же погибали. Если у кого-то сигара вдруг догорала, он в отчаянии выхватывал ее изо рта у другого. И так их число медленно, но неумолимо уменьшалось.

Те, у которых еще имелись запасы сигар в портфелях, должны были быть очень осторожными, ибо у них сразу же все отняли бы те, у которых не осталось ничего. Драка в толпе не утихала. В надежде урвать что-нибудь из драгоценных запасов Серые господа гурьбой бросались друг на друга. На асфальте тут и там валялись серые сигары, их растаптывали в давке ногами. Страх перед исчезновением полностью лишил Серых господ самообладания.

В некоторых местах людские толпы были такими густыми, что Серые господа с трудом продирались вперед в этом человеческом лесу. Даже пушинка, повисшая в воздухе, становилась такой твердой, что Серые господа, наталкиваясь на нее, едва не разбивали себе голов. Маленькой и худенькой Момо бежать было легче.

Момо не представляла себе, как долго предстоит им еще бежать. Она озабоченно поглядывала на Цветок Времени. Но он только распустился. «Беспокоиться рано», – подумала Момо.

И тут случилось то, что сразу заставило Момо забыть обо всем: она увидела в боковой улице Беппо-Подметальщика!

– Беппо! – крикнула она, вне себя от радости, подбежав к нему. – Беппо, я тебя повсюду искала! Где ты был все это время? Почему ты ни разу не пришел? Ах, Беппо, милый Беппо!

Она хотела было кинуться ему на шею, но в страхе отпрянула, ударившись как об железо. На глазах у нее выступили слезы. Она смотрела на Беппо, тихо всхлипывая.

Фигурка старика казалась еще более согбенной, чем раньше. Он похудел и побледнел. Вокруг подбородка выросла белая щетина. В руках он держал старую метлу, стершуюся от бесконечного подметания. Так он стоял, неподвижный, как и все вокруг, и пристально смотрел сквозь маленькие очки на уличный мусор.

Вот когда Момо нашла его – сейчас, когда это бесполезно, когда он не мог ее видеть! Может быть, она видит его в последний раз! Кто знает, чем все это кончится. Может быть, он так и останется тут стоять целую вечность...

Черепаха затрепыхалась в руках Момо.

«СКОРЕЕ!» – стояло на панцире.

Момо кинулась назад, на главную улицу, – и испугалась: воров времени нигде не было! Она пробежала еще немного в том направлении, куда они улепетывали, – но напрасно.

Момо потеряла их след!

Она остановилась в растерянности. Что теперь делать? Момо вопросительно взглянула на Кассиопею.

«ТЫ ИХ НАЙДЕШЬ, БЕГИ СКОРЕЕ!» – посоветовала черепаха.

И Момо просто побежала куда глаза глядят – то вправо, то влево, то прямо...

Она была уже на северной окраине большого города – там, где выстроились одинаковые постройки вдоль широких прямых улиц – до самого горизонта. Момо бежала все дальше и дальше, но так как все дома и улицы были совершенно одинаковыми, ей стало казаться, что она не двигается с места.

Момо уже совсем пала духом, как вдруг заметила последнего из Серых господ, заворачивавшего неподалеку за угол. Он хромал, штаны были разорваны, шляпу и портфель он потерял, только в его судорожно сжатых губах еще дымился окурок серой сигары.

Момо побежала следом за ним – до того места, где в бесконечном ряду домов не хватало одного. Вместо дома возле пустыря возвышался высокий строительный забор, сколоченный из грубых досок. В заборе Момо увидела чуть приоткрытые ворота – туда и прошмыгнул последний из Серых господ.

Над воротами – объявление, Момо остановилась, чтобы прочитать его:

ВНИМАНИЕ! ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ! ПОСТОРОННИМ ВХОД СТРОГО ВОСПРЕЩЕН!

<p>Глава двадцать первая. КОНЕЦ, ОЗНАЧАЮЩИЙ НАЧАЛО НОВОГО</p>

Момо задержалась, расшифровывая надпись. Когда она проскользнула в ворота, последний из Серых господ уже исчез.

Перед ней был огромный строительный котлован, глубиной метров в тридцать. Вокруг стояли экскаваторы и еще какие-то строительные машины. В глубину котлована вела наклонная дорога, на ней застыли внезапно остановившиеся самосвалы. Тут и там окаменели в различных позах строительные рабочие.

Куда теперь? Куда мог скрыться Серый господин? Никакого особого входа Момо не заметила. Она взглянула на Кассиопею, но и та, видно, ничего не предугадывала. Ее панцирь был пуст.

Момо спустилась в котлован и огляделась. И опять увидела знакомое лицо! Это был Никола, каменщик, нарисовавший когда-то цветы на стене ее комнаты. Конечно, и он был недвижим, как другие, но его поза была очень странной. Он стоял, приложив ко рту ладонь – словно кричал кому-то, другой рукой он укапывал на отверстие гигантской трубы, торчавшей возле него из дна котлована. Казалось, что Никола смотрит прямо на Момо.

Момо сочла это за благоприятный знак. Не долго думая она полезла в трубу. Очутившись внутри, Момо сразу заскользила куда-то вниз – труба была почти отвесной. Она то и дело поворачивала, и Момо кидало из стороны в сторону. От бешеного скольжения она ничего не видела и не слышала. Иногда она входила в штопор, вертясь вокруг собственной оси, и летела вниз головой, в темноте, крепко прижимая к себе черепаху и Цветок Времени. И чем глубже она спускалась, тем становилось холодней.

«Как я отсюда выберусь?» – мелькнуло у нее в голове, но не успела она об этом хорошенько подумать, как труба вдруг кончилась, и Момо очутилась в подземном коридоре. Вокруг был разлит пепельно-серый свет, исходивший, казалось, от самих стен.

Момо вскочила на ноги и побежала дальше. Ее шаги были беззвучными, она бежала босиком, – а впереди опять раздавались шаги Серых господ.

От главного коридора расходились в обе стороны боковые ходы, все это разветвление простиралось, очевидно, далеко под кварталом новостроек.

Момо услышала голоса. Она пошла прямо на них, дошла до какого-то угла и осторожно выглянула из-за него.

Ее взгляду открылся огромный зал с длинным столом посередине. Вокруг него в два ряда сидели Серые господа – вернее, то, что от них осталось. Как убого выглядели эти последние из воров времени! Их костюмы превратились в лохмотья, серые лысины были в шишках и ссадинах, лица искажены от страха. В бледных губах зажаты горящие сигары.

Момо разглядела в противоположной стене зала большую стальную дверь. Оттуда веяло ледяным холодом. И хоть Момо знала, что это бесполезно, она все же опустилась на корточки и закутала ноги пиджаком.

Говорил Серый господин, восседавший во главе стола на фоне бронированной двери:

– Надо экономнее обходиться с нашими запасами. Мы не знаем, как долго нам еще ими пользоваться. Мы должны себя ограничивать.

– Нас мало осталось! – крикнул другой. – Запасов хватит на годы!

– Чем быстрее мы начнем экономить, тем дольше продержимся, – продолжал оратор, не обращая внимания на выкрик. – Вы знаете, господа, что я подразумеваю под экономией. Будет вполне достаточно, если катастрофу переживут только некоторые из нас. Мы должны быть объективными! Сидящих за этим столом слишком много, господа! Число их должно быть значительно уменьшено. Так подсказывает разум. Могу я попросить вас произвести подсчет присутствующих?

Все быстро пересчитались. Председатель вынул из кармана монету и объявил:

– Кинем жребий! Решка будет значить, что останутся четные, орел – что останутся нечетные.

Он подкинул монету и поймал ее на лету.

– Решка! – крикнул он. – Господа с четными числами остаются, тех, у кого числа нечетные, прошу немедленно раствориться!

По рядам пробежал беззвучный стон, но никто не посмел воспротивиться. Воры времени с четными числами вытащили у других изо рта сигары – и осужденные растаяли.

– А теперь, – продолжал в полнейшей тишине председатель, – теперь, если я осмелюсь попросить, господа, повторим все еще раз.

Та же самая процедура повторялась во второй раз, потом в третий и даже в четвертый. Под конец осталось всего шесть Серых. Они сидели и смотрели друг на друга ледяными глазами – по трое с каждой стороны стола.

Момо наблюдала за всем этим, содрогаясь от ужаса. Она заметила, что, по мере того как сокращалось число Серых господ, убывал и холод. Терпеть его стало намного легче.

– Шесть – некрасивое число, – сказал один из Серых.

– Хватит, – ответил с противоположной стороны другой, – сокращаться дальше нет смысла. Если шестеро не предотвратят катастрофу, то трое и подавно.

– Не скажите! – возразил другой. – Но в случае необходимости мы всегда можем к этому вернуться. Я имею в виду – потом.

Некоторое время было тихо.

– Хорошо, что дверь на склад была открытой, как раз когда началась катастрофа, – сказал один из Серых. – Если бы ее тогда захлопнули, никакая сила на свете не могла открыть бы ее! И мы бы погибли!

– К сожалению, вы не совсем правы, милейший, – ответил ему другой. – В открытую дверь из холодильных камер улетучивается холод. Цветы Времени постепенно оттаивают. А вы прекрасно знаете, что, если они оттают, мы не сможем помешать им вернуться туда, откуда они прибыли.

– Вы считаете, – сказал третий, – что мы не сможем поддерживать необходимый холод?

– К сожалению, нас всего шестеро, – ответил второй. – Подсчитайте наши возможности. Мне кажется, что преждевременно было так резко сокращаться. Этим мы ничего не выиграли.

– Надо было выбирать из двух возможностей, – крикнул первый. – И мы выбрали!

Опять наступила тишина.

– Что же мы – будем годами сидеть и глядеть друг на дружку, ничего не делая? – спросил один. – Весьма безотрадно!

Момо задумалась. Просто сидеть и ждать не было смысла. Значит, Цветы Времени сами оттают. Только бы не было здесь этих господ! Но они есть. И если она ничего не предпримет, они так тут и останутся. Но что делать: дверь на склад остается открытой, и Серьге господа обеспечены сигарами?..

Кассиопея вдруг шевельнулась в ее руках, и Момо взглянула на нее.

«ТЫ ЗАКРОЕШЬ ДВЕРЬ!» – стояло на панцире.

– Ничего не выйдет! – прошептала Момо. – Она неподвижна.

«ДОТРОНЬСЯ ДО НЕЕ ЦВЕТКОМ!» – ответила черепаха.

– Я ее сдвину, если дотронусь цветком? – переспросила Момо.

«ТЫ ЭТО СДЕЛАЕШЬ!» – стояло на панцире.

Если Кассиопея предсказывает, значит, так и будет. Момо осторожно опустила черепаху на землю.

Потом она осторожно спрятала под пиджаком Цветок Времени – он уже сильно привял, лепестков на нем стало меньше.

Момо удалось незаметно залезть под стол. Там она добралась на четвереньках до другого конца и теперь сидела, съежившись, между ногами воров времени. Сердце бешено колотилось...

Момо тихонько вытащила из-под пиджака Цветок Времени, взяла его в зубы и проползла под стулом. Никто из Серых господ этого не заметил.

Вот и открытая дверь – Момо дотронулась до нее цветком. Одновременно она нажала на дверь рукой, та бесшумно повернулась на петлях – и с гулом захлопнулась!

Многократное эхо пробежало через зал и дальше – но бесчисленным коридорам и переходам.

Момо вскочила. Серые господа, которые вовсе не рассчитывали, что кто-нибудь, кроме них, может двигаться в этом окаменевшем мире, застыли от страха в креслах, уставившись на девочку.

Момо бросилась к выходу. Очнувшись, Серые господа кинулись за ней.

– Это она! – крикнул один. – Страшная маленькая Момо! Это Момо!

– Непостижимо! – крикнул другой. – Как она может двигаться?!

– У нее есть Цветок Времени! – заревел третий.

– И она закрыла им дверь! – крикнул четвертый. Пятый с размаху стукнул себя по голове:

– Мы тоже могли бы! Ведь у нас их сколько угодно!

– Было, было! – завизжал шестой. – Но теперь дверь закрыта! Есть еще выход: отобрать цветок у девчонки! Иначе все кончено!

Момо уже пропала где-то вдали – в разветвляющихся без конца коридорах. Но Серые господа ориентировались здесь, конечно, лучше нее. Момо мчалась по переходам как попало – вкривь и вкось, иногда она бежала прямо в руки кому-нибудь из преследователей, но ей каждый раз удавалось вовремя ускользнуть.

Кассиопея тоже участвовала в этой борьбе на свой лад. Бегать она, правда, не могла, но так как заранее знала, где преследователи появятся, она вовремя оказывалась в нужном месте, где Серые господа спотыкались об нее и падали. Бежавшие следом натыкались на лежащего – и так черепаха много раз спасала Момо от неминуемой гибели.

Во время этой беготни Серые господа теряли свои сигары – они словно обезумели от желания схватить цветок – и постепенно таяли в воздухе. Наконец их осталось двое.

Момо уже вернулась в зал заседаний. Оба вора времени бесполезно гонялись за ней вокруг стола. Потом они разделились и с двух сторон устремились к девочке. Спасения не было! Момо стояла в углу зала и со страхом смотрела на преследователей. Цветок она прижала к себе. На нем оставалось всего три лепестка.

Первый из двоих поднял было за цветком руку, но второй оттолкнул его.

– Нет! – заорал он. – Цветок мой! Мой!

Они отпихивали друг друга. При этом один выбил у другого изо рта сигару – тот завертелся волчком, издал душераздирающий крик, стал прозрачным и исчез. Последний из Серых господ направился к Момо. В углу его рта еще дымился малюсенький окурок.

– Отдай цветок! – прохрипел он, но тут окурок выпал у него изо рта и откатился в сторону.

Серый бросился на пол, протянул за окурком руки, но не достал его. Он повернул свое пепельно-серое лицо к Момо, с трудом приподнялся и воздел дрожащую руку.

– Пожалуйста, – прошептал он, – пожалуйста, милая девочка, отдай мне цветок!

Момо все еще стояла, забившись в угол, держа у сердца цветок, и отрицательно качала головой, не в силах произнести ни слова.

Серый господин съежился.

– Это хорошо, – бормотал он, – хорошо – что все – теперь – прошло...

И он исчез.

Момо растерянно смотрела перед собой – туда, где только что лежал последний Серый господин. Но там появилась Кассиопея, на панцире которой стояли слова:

«ТЫ ОТКРОЕШЬ ДВЕРЬ».

Момо подошла к двери, прикоснулась к ней последним лепестком цветка и отворила ее настежь.

С исчезновением последних воров времени исчез и холод из зала.

С широко раскрытыми глазами вступила Момо в огромные камеры хранения. Будто остекленевшие, стояли на полках бесчисленные Цветы Времени – один красивее другого и ни одного похожего, – сотни тысяч Цветов Времени, миллионы часов жизни. Становилось все теплее, теплее, теплее – наконец стало тепло, как в оранжерее.

И когда в руках Момо опал с цветка последний лепесток, вокруг поднялась своего рода буря. Целый сонм Цветов Времени закружился вокруг Момо – и мимо нее, вылетая в дверь. Это была теплая весенняя буря, буря освобожденного времени!

Как во сне, оглянулась Момо вокруг и вдруг увидела возле себя на полу Кассиопею. На панцире черепахи стояла сияющая надпись: «ЛЕТИ ДОМОЙ, МАЛЕНЬКАЯ МОМО, ЛЕТИ ДОМОЙ!»

Это были последние слова, которые Момо прочла на панцире. Цветочная буря стала такой неописуемо мощной, что подняла Момо на воздух и понесла ее вдаль, будто Момо сама была цветком, – понесла все дальше и дальше, вон из мрачных коридоров и переходов – наружу, наверх, в чистый воздух над землей и над большим городом. Момо летела над крышами и башнями посреди огромного облака цветов, которое все увеличивалось. Все это было похоже на веселый танец, в котором Момо парила то выше, то ниже, то вращаясь вокруг самой себя.

Потом цветочное облако тихо и нежно опустилось, и все цветы упали на застывшую землю, как хлопья снега. И как снег, они нежно растаяли и стали опять невидимыми, чтобы вернуться в сердца людей, где им и надлежало быть.

В то же самое мгновение возникло исчезнувшее время и все снова пришло в движение. Тронулись с места автомобили, засвистели регулировщики уличного движения, голуби замахали крыльями, и маленький песик возле фонарного столба опустил наземь заднюю ногу и побежал дальше. Никто из людей так и не заметил, что целый час мир стоял на месте. Для них это было – как взмах ресниц.

И все-таки что-то изменилось. Потому что у всех вдруг стало бесконечно много времени. Каждый, конечно, обрадовался этому, но никто не знал, что это было его собственное время, удивительным образом к нему вернувшееся.

Очнувшись, Момо увидела себя на той самой улице, где она видела застывшего Беппо – он все еще стоял там! Стоял к ней спиной, опираясь на метлу, задумчиво глядя перед собой. Он вдруг почувствовал, что ему больше некуда спешить, и никак не мог себе объяснить, почему он так бодр и полон надежд.

«Может быть, прошли те самые сто тысяч часов и я выкупил Момо?!» – подумал он.

В этот момент кто-то дернул его за пиджак, он обернулся – перед ним стояла маленькая Момо!

Нет таких слов, которые могли бы описать радость этой встречи. Они попеременно смеялись и плакали, наперебой рассказывая друг другу о своих приключениях, при этом, конечно, говорили и разную чепуху, как это обычно бывает с опьяневшими от счастья. Они без конца обнимались и обнимались, а проходившие мимо останавливались и тоже радовались, и смеялись, и плакали вместе с ними, ведь времени теперь всем хватало.

Наконец Беппо водрузил на плечо свою метлу – о работе он сегодня больше не думал. Рука в руке, прошли они через весь город домой – к старому амфитеатру. У них было что рассказать друг другу.

А в большом городе творилось необычайное, чего давно уже никто не наблюдал: дети играли прямо на улице, и водители машин останавливались и улыбались им. Некоторые даже выходили, весело разговаривая, внимательно расспрашивая друг друга о здоровье. А у тех, кому пора было на работу, еще оставалось время на то, чтобы полить на подоконнике цветы или покормить птичку. И у врачей оказалось достаточно времени, чтобы внимательно выслушать больного.

И рабочие трудились спокойно, с любовью к делу, им не надо было больше спешить сломя голову. У каждого было столько времени, сколько ему нужно, – ведь времени стало с избытком.

Но мало кто знал, кому он всем этим обязан и что, собственно, произошло в тот самый миг, который казался не длиннее взмаха ресниц. Да большинство людей всему этому и не поверило бы. Знали это и верили этому только друзья Момо.

Когда Момо и Беппо вернулись в старый амфитеатр, все друзья уже ждали их: Джиги-Гид, Паоло, Массимо, Франко, девочка Мария с маленькой сестренкой Деде, Клаудио и все другие дети, и трактирщик Нино с толстой женой Лилианой и ребенком, и Никола-каменщик, и все люди, которые приходили сюда раньше, чтобы Момо их выслушала.

А потом был праздник, и веселились они так беззаботно, как это умеют только друзья Момо, – пока не загорелись на небе звезды.

После всех объятий, рукопожатий, смеха и криков все уселись наконец на поросших травой каменных ступенях. Стало совсем тихо.

Момо вышла на середину травяного круга и остановилась. Она думала о голосах звезд и о Цветах Времени.

И ясным голосом запела...

А в Доме-Нигде сидел на стуле возле изящного столика Мастер Хора, разбуженный вернувшимся временем, и смотрел, улыбаясь, сквозь Всевидящие Очки на Момо и ее друзей. Он был еще очень бледен, словно только что очнулся от тяжелой болезни. Но его глаза сияли.

Он почувствовал, как что-то коснулось его ноги. Мастер Хора снял очки и нагнулся. Перед ним сидела черепаха.

– Кассиопея, – нежно сказал он и пощекотал ей шею, – вы хорошо это сделали! Ты должна мне все рассказать, потому что на этот раз я ничего не видел.

«ПОЗЖЕ!» – зажглось на панцире. И черепаха чихнула.

– Не простудилась ли ты? – озабоченно спросил Мастер Хора.

«И ЕЩЕ КАК!» – ответила Кассиопея.

– Это Серые господа простудили тебя, – сказал Мастер Хора. – Представляю, как ты устала! Тебе надо хорошенько отдохнуть. Залезай-ка в свой панцирь.

«СПАСИБО!» – ответила черепаха.

Она, хромая, отошла в сторонку, чтобы найти себе тихий и темный уголок. Там она втянула под панцирь голову и ноги, и на ее спине зажглось слово, видимое сейчас только тем, кто прочел эту книгу:

«КОНЕЦ».


Глава тринадцатая. ТАМ – ДЕНЬ, ЗДЕСЬ – ГОД

<p>Глава тринадцатая. ТАМ – ДЕНЬ, ЗДЕСЬ – ГОД</p>

Момо проснулась и открыла глаза.

Ей понадобилось некоторое время, чтобы понять, где она находится. Ее смутило, что она лежит на поросших травой каменных ступенях амфитеатра. Не была ли она только что в Доме-Нигде – у Мастера Хора? Как она попала сюда?

Было темно и прохладно. На востоке серел рассвет. Ей стало холодно, и Момо плотнее закуталась в свой длинный пиджак.

Она ясно вспомнила все пережитое: ночное путешествие с черепахой по огромному городу, необычный свет возле ярко-белых домов, Переулок-Никогда, зал с бесчисленными часами, шоколад и булочки с медом, – она дословно вспомнила весь свой разговор с мастером Хора и его загадку. Но ярче всего запомнились ей минуты под золотым куполом. Стоило закрыть глаза – и она опять видела распускающиеся в пруду прекрасные цветы. В ее ушах все еще звучали голоса Солнца, Луны и звезд. Они звучали так ясно, что она стала подпевать им.

И пока она так напевала, в ней вдруг стали возникать слова – новые слова, точно выражавшие запахи цветов и никогда прежде невиданных красок! Воспоминания как бы сами заговорили в ней, но с этими воспоминаниями происходило что-то странное! Момо вдруг открывала в них не только то, что видела и слышала, – намного больше! Как из бездонного колодца, всплывали перед ней все новые и новые Цветы Времени. И с каждым таким цветком раздавались новые слова. Достаточно было вслушаться в себя, чтобы повторить их вслух или пропеть. Слова рассказывали о непонятно-таинственных, удивительных вещах, но стоило их повторить, как все становилось ясным.

Вот что имел в виду Мастер Хора, когда говорил, что слова должны в ней вырасти!

Может быть, ей это приснилось? И ничего в действительности не было?

Размышляя об этом, Момо вдруг заметила внизу – на поросшем травой кругу – какое-то движение. Черепаха! Она спокойно разыскивала съедобную травку.

Момо быстро спустилась и присела возле черепахи на корточки. Черепаха подняла голову, посмотрела на девочку своими древними черными глазами и опять продолжала рыться в траве.

– Доброе утро! – сказала Момо.

Никакого ответа – на панцире ничего не зажглось.

– Это ведь ты водила меня сегодня к Мастеру Хора?

Черепаха опять не ответила. Момо глубоко вздохнула.

– Жалко, – пробормотала она. – Значит, ты просто обыкновенная черепаха, а вовсе не... ах, я забыла твое имя! Красивое имя, такое длинное и редкое. Я никогда раньше такого не слышала.

«КАССИОПЕЯ!» – слабо зажглось на панцире черепахи. Момо с восторгом прочла слово по слогам.

– Да! – закричала она, захлопав в ладоши. – Точно! Ты ведь Кассиопея, не так ли? Ты черепаха Мастера Хора?

«А КТО ЖЕ ЕЩЕ?» – последовал ответ.

– Почему же ты мне сразу не ответила?

«Я ЗАВТРАКАЮ», – прочла Момо на панцире.

– Прости! – сказала Момо. – Я не хотела тебе мешать. Я только хотела знать, как это получилось, что я опять здесь?

«ТВОЕ ЖЕЛАНИЕ!» – засветился ответ.

– Странно, – пробормотала Момо. – Я этого совсем не помню. А ты, Кассиопея? Почему ты не осталась у Мастера Хора, а пришла сюда со мной?

«МОЕ ЖЕЛАНИЕ!»

– Благодарю, – сказала Момо. – Это очень любезно с твоей стороны.

«ПОЖАЛУЙСТА!»

Черепаха, видно, сочла разговор оконченным, ибо поползла дальше – продолжать завтрак.

Момо уселась на каменных ступенях. Она радовалась, что опять увидит Беппо, Джиги и детей. Она опять слушала музыку, непрестанно звучавшую внутри ее. И хотя она была совсем одна и никто не мог ее слышать, она все громче, от всей души, подпевала этой музыке, глядя на встающее солнце. И ей казалось, что на этот раз ее слушают птицы, и кузнечики, и деревья, и даже камни.

Она не могла знать, что других слушателей у нее теперь долго не будет. Она не могла знать, что напрасно ждет своих друзей, что ее очень долго здесь не было и за это время весь мир изменился...

С Джиги-Гидом Серые господа справились относительно легко.

Все началось с того, что около года тому назад, вскорости после исчезновения Момо, в газете появилась о Джиги длинная статья. Она называлась: «Последний из настоящих рассказчиков». В ней, кроме прочего, сообщалось, где и когда его можно встретить и что его рассказы нечто такое, чего нельзя упустить.

После этого к старому амфитеатру стало приходить все больше и больше людей, все хотели его увидеть и услышать. Джиги, конечно, только радовался. Как всегда, рассказывал все, что в голову взбредет, а в конце обходил слушателей со своей кепкой, и та всегда доверху наполнялась деньгами. Вскоре его выступлениями занялась одна солидная фирма, она предложила Джиги определенную сумму за право представлять его слушателям. Туристов привозили к амфитеатру в автобусах, и вскоре Джиги пришлось составить подробное расписание, чтобы все, уплатившие деньги, могли его послушать.

Ему с самого начала не хватало Момо, ибо его рассказы потеряли крылья, хотя он все еще твердо противился рассказывать одну и ту же историю дважды, даже если бы ему предложили за это двойную плату.

Через несколько месяцев ему уже не надо было выступать возле старого амфитеатра и обходить слушателей с перевернутой кепкой. Его пригласили на радио, а потом и на телевидение. Три раза в неделю рассказывал он теперь свои истории перед миллионами слушателей и зарабатывал кучу денег.

Теперь он уже жил не возле старого амфитеатра, а в другой части города, где жили богатые, именитые люди. Он снял большой современный дом в середине огромного ухоженного парка. И звали его теперь не Джиги, а Джилорамо.

И конечно же, давно перестал он изобретать новые истории – для этого у него больше не было времени.

Со своими выдумками он стал обращаться весьма экономно: придумает какую-нибудь историю и слепит из нее иногда до пяти рассказов.

Когда его фантазия стала иссякать, Джиги, для того чтобы удовлетворить все заказы, сделал в один прекрасный день то, что вовсе не должен был делать: рассказал историю, которую придумал когда-то для одной только Момо.

Слушатели так же молниеносно проглотили ее и так же быстро забыли. Они требовали все новых и новых историй. Джиги так захвачен был этим темпом, что подряд выдал публике все истории, предназначавшиеся одной только Момо. Когда он рассказал последнюю, то вдруг почувствовал, что окончательно опустошен, вычерпан до дна, что он больше ничего не в состоянии придумать.

Испугавшись, что успех покидает его, он начал рассказывать все истории сначала, дав им новые названия и немного изменив их. Но как ни странно, никто, казалось, этого и не заметил! Во всяком случае, спрос на его истории не уменьшался.

И Джиги хватался за свои старые истории, как утопающий за соломинку. Ведь он был теперь богат и известен – разве не об этом он когда-то так мечтал?

Но иногда, особенно по ночам, лежа в кровати под шелковым одеялом, Джиги вдруг начинал скучать по своей прежней жизни, когда он бывал вместе с Момо, и со старым Беппо, и с детьми и когда он действительно еще умел рассказывать.

Но дороги назад не было, Момо исчезла и не возвращалась. Вначале Джиги еще пытался отыскать ее, но потом у него не осталось на это времени. Теперь у него работали три энергичных секретарши – он поручал им заключение договоров, распространение рекламных брошюр и плакатов, составление программ и расписаний, диктовал им свои рассказы.

От былого Джиги уже мало чего осталось. Но однажды он собрался с духом, решив поразмышлять над самим собой. «Мой голос имеет вес, – сказал он себе, – меня слушают миллионы. Кто, как не я, может сказать людям правду! Я расскажу им, наконец, о Серых господах! Я добавлю, – решил он, – что эта история не выдуманная, что я прошу всех слушателей помочь мне разыскать Момо».

Он принял это решение в одну из тех ночей, когда особенно затосковал по старым друзьям. Как только рассвело, он сел за свой большой письменный стол, чтобы набросать план действий. Но едва он успел написать первое слово, как зазвонил телефон. Джиги взял трубку – и замер от ужаса.

Он услышал странно-беззвучный, пепельно-серый голос. Ледяной холод сразу пронзил его до костей.

– Оставь это! – сказал голос. – Послушайся доброго совета.

– Кто говорит? – спросил Джиги.

– Ты это прекрасно знаешь, – ответил голос. – Представляться нет никакого смысла. И хотя ты не имел пока удовольствия встретиться с нами с глазу на глаз, ты все равно в наших руках. Разве это не так?

– Что вы от меня хотите?

– То, что ты задумал, нам не нравится. Откажись от этих мыслей. Будь послушным, договорились?

Джиги собрал всю свою храбрость.

– Нет, – сказал он, – я не откажусь. Я больше не тот безвестный маленький Джиги-Гид. Я теперь большой человек. Посмотрим, кто кого!

В трубке раздался бесцветный, пепельный смех, и Джиги застучал зубами.

– Ты ничто, – сказал голос. – Тебя сделали мы. Ты резиновая кукла, которую мы надули, как пузырь. Но если ты нас разозлишь, мы опять выпустим из тебя весь воздух. Или ты думаешь, что обязан всем самому себе и своему мизерному таланту?

– Да, я так думаю, – хрипло сказал Джиги.

– Бедный маленький Джиги! – сказал голос. – Ты был и остался легкомысленным фантазером. Раньше ты выступал как принц Джилорамо в маске бездельника Джиги. А кем ты станешь сейчас? Бездельником Джиги в маске принца Джилорамо. Благодари нас, ведь это мы осуществили все твои мечты.

– Неправда! – залепетал Джиги. – Это ложь!

– Вот чудеса! – рассмеялся голос. – И ты решил ратовать за правду? Раньше ты всегда так красиво говорил о том, что правда и что нет! Ах, бедный Джиги, несдобровать тебе, если ты займешься правдой! С нашей помощью ты прославился враньем! А с правдой ты всегда был не в ладах. Так что не стоит и начинать.

– Что вы сделали с Момо? – прошептал Джиги.

– Не ломай себе над этим голову! Ей ты не только не поможешь, а еще больше навредишь, если расскажешь о нас. Единственное, чего ты этим добьешься, – это что твой успех так же быстро кончится, как начался. Конечно, ты должен все сам решить. Мы не хотим удерживать тебя от желания стать героем, если для тебя это так много значит. Но если ты окажешься столь неблагодарным, не надейся, что мы и дальше будем опекать тебя. Разве тебе не нравится быть богатым и известным?

– Нравится, – выдохнул Джиги.

– Ну, вот видишь! Так что оставь нас в покое, хорошо? Продолжай рассказывать людям то, чего они от тебя ждут.

– Но как я могу это делать? – с усилием выговорил Джиги. – Сейчас, когда я все знаю.

– Я дам тебе хороший совет: не относись к себе так серьезно. Дело ведь совсем не в тебе. Пойми это и продолжай жить, как жил до сих пор!

– Да, – прошептал Джиги, уставившись в пустоту, – понять это...

В телефоне звякнуло, и Джиги положил трубку. Он лег грудью на стол и закрыл руками лицо. Его плечи сотрясались от беззвучных рыданий.

С этого дня Джиги потерял к себе всякое уважение. Он забросил все свои планы и продолжал жить, как раньше, но все время чувствовал себя обманщиком. Он и стал им. Раньше оп был во власти крылатой фантазии и беззаботно парил над действительностью. Теперь он просто врал.

Он стал шутом, пустой марионеткой – и сознавал это. Его рассказы становились все глупее и душещипательнее. Но это вовсе не уменьшало его славы, наоборот, считали, что он овладел новым стилем, многие пытались ему подражать. Джиги стал очень модным. Но это его не радовало. Теперь-то он знал, кому всем этим обязан. Он ничего не выиграл. Он все потерял.

С выступления на выступление мчался он в автомобилях, летел на самых быстрых самолетах и без конца диктовал – где бы ни был – все те же старые рассказы в новом облачении. В газетах писали, что он «удивительно плодовит».

Так мечтатель Джиги превратился в лжеца Джилорамо.

Намного труднее было Серым господам справиться со старым Беппо-Подметальщиком.

После той ночи, когда исчезла Момо, он часто сидел в свободное от работы время в старом амфитеатре и ждал. День ото дня росло в нем беспокойство. И когда ему совсем стало невмоготу, то, невзирая на все доводы Джиги, он решил обратиться в полицию.

«Пусть уж лучше Момо запрут в приют с решетками на окнах, чем ее схватят Серые господа, – говорил он себе. – Если только она вообще еще жива. Из такого приюта она уже однажды сбежала, сбежит еще раз. А я постараюсь сделать все, чтобы она туда не попадала. Но сначала надо ее найти».

Он отправился в ближайший полицейский участок на окраине города. Некоторое время переминался он перед дверью с ноги на ногу, вертя шляпу в руках, потом собрался с духом и вошел.

– Что вам угодно? – спросил дежурный полицейский, который как раз занят был заполнением какого-то сложного формуляра.

Беппо, как обычно, потребовалось некоторое время, прежде чем он выдавил из себя:

– Должно быть, случилось что-то страшное...

– Вот как? – сказал полицейский, продолжая писать. – И о чем же речь?

– Речь идет о нашей Момо, – ответил Беппо.

– Девочка?

– Да, маленькая девочка.

– Это ваш ребенок?

– Нет, – растерялся Беппо, – то есть да, но отец не я.

– Нет, то есть да! – разозлился полицейский. – Чей же это ребенок? Кто родители?

– Этого никто не знает, – ответил Беппо.

– Где ребенок зарегистрирован?

– Зарегистрирован? – переспросил Беппо. – Ну, я думаю, у нас. Мы все ее знаем.

– Значит, не зарегистрирован, – со вздохом установил полицейский. – Известно ли вам, что это противозаконно? У кого живет ребенок?

– У себя. – ответил Беппо. – Это значит в старом амфитеатре. Но сейчас она уже там больше не живет. Она исчезла.

– Минуточку, – сказал полицейский. – Если я вас правильно понял, то в старых развалинах жила до сих пор девочка по имени... как вы сказали?

– Момо, – подсказал Беппо.

Полицейский стал записывать: «...по имени Момо...»

– А дальше? Как полное имя и фамилия?

– Момо – и всё, – сказал Беппо.

Полицейский почесал в затылке и озабоченно взглянул на Беппо:

– Так дело не пойдет, мой милый. Я хочу вам помочь, но так заявления не подаются. Скажите-ка мне сперва, как зовут вас самих.

– Беппо, – сказал Беппо.

– Дальше как?

– Беппо-Подметальщик-Улиц.

– Я хочу знать фамилию, а не профессию!

– Это и то и другое, – терпеливо сказал Беппо.

Полицейский отложил ручку и схватился за голову.

– Господи боже мой! – сокрушенно пробормотал он. – И почему этот старик явился именно в мое дежурство!

Он опять выпрямился, расправил плечи и, ободряюще улыбнувшись, обратился к Беппо словно к больному:

– Ну ладно, личные данные можно и потом записать. А теперь расскажите все по порядку.

– Все? – усомнился Беппо.

– Все, что относится к делу, – ответил полицейский. – У меня, правда, совершенно нету времени. До обеда я должен заполнить всю эту гору формуляров, нервы – никуда, я на пределе, – но все равно садитесь, спокойно выкладывайте все, что у вас на сердце.

Он откинулся назад, закрыл глаза и застыл с видом мученика, поджариваемого на сковороде. И Беппо начал рассказывать – как обычно, обстоятельно и на свой лад: о появлении Момо в амфитеатре, о ее своеобразных наклонностях, потом о Серых господах и об их сборище на мусорных отвалах, которое видел сам.

– И в эту самую ночь, – закончил Беппо, – Момо исчезла. Полицейский долго, с грустью, смотрел на Беппо.

– Другими словами, – сказал он наконец, – жила-была в высшей степени необыкновенная маленькая девочка, существование которой недоказуемо, и какие-то привидения, которых, как известно, не бывает, увели ее бог знает куда. Но и это под сомнением. И всем этим должна теперь заняться полиция?

– Да, пожалуйста! – сказал Беппо.

Полицейский перегнулся через стол и гаркнул:

– Дыхните-ка на меня!

Беппо не совсем понял, в чем дело, пожал плечами, но все же послушно дыхнул полицейскому в лицо.

Тот понюхал и покачал головой.

– Вполне очевидно, что вы не пьяны.

– Нет, – пробормотал Беппо, покраснев от смущения. – И никогда не был.

– Почему вы тогда рассказываете мне весь этот бред? – спросил полицейский. – Или вы считаете, что полицейские такие идиоты и поверят бабушкиным сказкам?

– Да, – простодушно ответил Беппо.

Терпение полицейского лопнуло. Вскочив с места, он ударил кулаком по толстому формуляру:

– С меня довольно! Немедленно убирайтесь вон, или я арестую вас за оскорбление власти!

– Извините, – испуганно залепетал Беппо. – Я вовсе не хотел. Я хотел сказать...

– Вон! – взревел полицейский.

Беппо повернулся и вышел.

В последующие дни он то и дело появлялся в других полицейских участках. Разыгрывавшиеся там сцены мало чем отличались от первой. Его выбрасывали на улицу, или вежливо просили уйти домой, или нежно утешали, чтобы только отделаться.

Но однажды Беппо попал на прием к более высокому полицейскому чину. С каменным лицом выслушал тот всю эту историю и холодно сказал:

– Старик безумен. Надо задержать его и проверить. Отведите его в камеру!

В камере Беппо сидел полдня, потом двое полицейских вывели его и посадили в машину. Они повезли его через весь город к большому белому зданию с решетками на окнах. Но это была вовсе не тюрьма, как подумал Беппо в первый момент, а больница для душевнобольных.

Здесь его основательно исследовали. Профессора и сестры были с ним очень вежливы, они не смеялись над ним, не ругали его, они, казалось, даже очень заинтересованы были его историей, потому что без конца просили ее повторить. Но так как они никогда с ним не спорили, Беппо понял, что ему не верят. Бедняга никак не мог взять в толк, чего от него хотят, но выпускать его пока не собирались.

Каждый раз, когда он спрашивал, скоро ли отсюда выйдет, следовал ответ: «Скоро, но пока вы нам нужны. Поймите, исследования еще не окончены. Но дело двигается».

И Беппо который думал, что речь идет о розысках маленькой Момо, терпеливо ждал.

Ему предоставили койку в огромном зале, где спало много других клиентов. Один раз он проснулся среди ночи и увидел при свете ночника, что кто-то стоит возле его кровати. Сперва он различил точку тлеющей сигары, потом круглую жесткую шляпу и портфель. Он сообразил, что это один из Серых господ. Он сразу замерз, почувствовал холод, дошедший до глубины сердца, и хотел было позвать на помощь.

– Тихо! – произнес в темноте пепельно-серый голос. – Мне поручено сделать вам предложение. Слушайте и отвечайте только тогда, когда я вас попрошу. Надеюсь, вы увидели, сколь далеко распространяется наша власть. Хотите увидеть еще больше – сие зависит от вас. И хотя вы не можете причинить нам никакого вреда тем, что на каждом углу рассказываете про нас эту историю, все же это нам неприятно. Между прочим, вы совершенно правы, предполагая, что ваша маленькая подруга у нас. Но оставьте надежду когда-либо найти ее. Вашими стараниями освободить ее вы нисколько не облегчаете участь бедного ребенка. За каждую вашу попытку, мой дорогой, расплачивается она. Так что впредь хорошенько обдумайте ваши слова и действия.

Серый господин выпустил несколько, колец дыма, с удовлетворением наблюдая за впечатлением, какое произвела его речь на старого Беппо. Тот поверил каждому слову.

Серый господин продолжал:

– Буду краток, мое время дорого, и предложу вам следующее: мы возвратим вам ребенка под одним условием – никогда не говорить никому ни слова о нас и о нашей деятельности. Кроме того, вы должны в качестве выкупа уплатить нам сто тысяч часов сэкономленного времени. О том, как мы вступим во владение этим временем, вам нечего беспокоиться. Это наша забота. Ваша задача заключается только в том, чтобы это время сэкономить. А каким образом это осуществить, это уж ваша забота. Если вы с этим согласны, мы позаботимся о том, чтобы вас в ближайшие же дни выпустили отсюда. Если нет, вы останетесь тут навсегда, а Момо навсегда останется у нас. Обдумайте это. Столь великодушное предложение мы делаем один только раз... Итак?

Беппо два раза судорожно глотнул и прохрипел:

– Согласен.

– Весьма разумно, – удовлетворенно сказал Серый господин. – Итак, помните: полное молчание и сто тысяч часов! Как только мы их получим, маленькая Момо – ваша. Ведите себя хорошо, мой милый.

С этими словами он покинул зал. Серый дым, оставшийся после него, еще мерцал в темноте, как матовый блуждающий огонек.

С той ночи Беппо перестал рассказывать свою историю. Когда его спрашивали, почему он рассказывал ее раньше, он только пожимал плечами. Через несколько дней его отправили домой.

Но Беппо пошел не домой, а прямым путем к тому самому большому дому, во дворе которого дворникам выдавали метлы и тачки. Он взял свою метлу, пошел в город и принялся подметать улицы.

Теперь он работал не как раньше – с каждым шагом вздох и с каждым вздохом – взмах метлой, – нет, теперь он работал торопливо, без любви к делу, просто чтобы убить время. Ему было мучительно ясно, что тем самым он предает свои глубочайшие убеждения, более того – всю свою прежнюю жизнь, и внутренний протест против всего этого делал его больным.

Если б это касалось его одного, он лучше умер бы с голоду, чем так поступить. Но речь шла о Момо, которую он должен был выкупить, а сэкономить необходимое для этого время он мог только таким образом.

Он подметал теперь дни и ночи напролет, даже домой не заходил. Когда его одолевала усталость, он просто садился на лавочку или на край сточной канавы и засыпал. Спустя короткое время он опять просыпался и брался за метлу. Так же торопливо, между делом, проглатывал он какую-нибудь еду. К своей хижине возле амфитеатра вообще не возвращался.

Он мел и мел улицы – дни, недели и месяцы. Прошла осень, миновала зима. Беппо подметал.

Наступила весна, потом лето. Беппо это едва заметил: он подметал, чтобы быстрее сэкономить необходимые ему для выкупа Момо сто тысяч часов.

Люди большого города были слишком заняты, чтобы обращать внимание на маленького старичка. Немногие, замечавшие его, когда он, тяжело дыша, взмахивал своей метлой, будто дело шло о его жизни, молча вертели пальцем у виска: тронулся, мол, старик – и спешили дальше. Но для Беппо это не было новостью, и он едва обращал на это внимание. И только когда его вдруг кто-нибудь спрашивал, почему он так спешит, Беппо на мгновение прерывался, боязливо и грустно смотрел на вопрошавшего и прикладывал к губам палец...

Самым трудным оказалось для Серых господ подчинить своим планам детей, которые были друзьями Момо. С тех пор как она исчезла, дети все еще изредка собирались в старом амфитеатре. Они изобретали там все новые игры. Им вполне хватало несколько старых ящиков и коробок, чтобы совершать замечательные кругосветные путешествия или возводить крепости и замки.