/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Жемчуг Падуи

Ли Уилкинсон

Много лет в спальне Софии Джордан висел портрет неизвестного молодого человека, написанный ее отцом. Девушка влюбилась в изображение. И вот однажды она встретила Стефана Хэвиленда, очень похожего на портрет. А затем последовал ряд необъяснимых и загадочных событий…

Ли Уилкинсон

Жемчуг Падуи

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Дождливым и мрачным июньским вечером София Джордан, в блестящем плаще темно-серого цвета, перетянутом поясом на тонкой талии, с набитой до отказа продуктовой сумкой в правой руке, спешила домой.

София возвращалась в свою квартирку на первом этаже, которую она до недавнего времени делила с отцом, Питером Джорданом.

Она не могла без тоски думать о том одиночестве, которое ждет ее. Смерть отца последовала после тяжелой болезни, длившейся в течение нескольких лет. Но, несмотря на это, к его смерти София оказалась не вполне готова. Все три месяца, что прошли с момента его кончины, Софи чувствовала себя сиротой.

Старая миссис Калдвелл, вдова, живущая по соседству вместе со своей племянницей Евой, старалась не оставлять Софию в полном одиночестве, видя, как тяжело она переживает смерть близкого человека.

Не далее как этим утром София услышала стук в дверь, открыв которую, увидела седовласую и ссутулившуюся от старости миссис Калдвелл. Та осторожно переступила через порог и поинтересовалась, не нужно ли Софии что-нибудь.

Старушка демонстрировала живой образец оптимизма – вопреки всем болезням и невзгодам, которые за долгие годы порядком измотали ее.

– После работы заходи к нам, милая. Поужинаем вместе, – предложила она, уходя. – Ева, скорее всего, будет еще на своих курсах… Если тебе не составит труда, ты приготовишь что-нибудь?

– Конечно, приготовлю, – заверила ее София Джордан. – Тем более зная, как вы хвалите мою стряпню!

– Особенно паэлью, – намекнула пожилая женщина.

– Хорошо, миссис Калдвелл, куплю все необходимое для паэльи.

– Вот и хорошо, что Евы не будет. Она не любит рис во всех видах. Зато мы с тобой, милая, сможем насладиться… Значит, договорились? – уточнила старушка.

– Договорились, – кивнула София. – Только не ждите меня рано, мне придется пройтись по магазинам по дороге домой.

– Тогда не могла бы ты купить это?.. – Соседка протянула Софии список продуктов и добавила: – Я займу себя тем, что приберусь и накрою на стол. Нам, старикам, на все приходится тратить гораздо больше времени и сил…

– Вы меня вдохновили, миссис Калдвелл. Поедим с пылу с жару. Давно не ела горячего. Настроения не было готовить, – с грустью призналась София Джордан.

– Не понимаю, зачем тебе так задерживаться в галерее. Джоанна прекрасно справляется. А потом, работы твоего отца настолько хороши, что хоть на пол их поставь вдоль стенки, выставка все равно произведет фурор, – высказалась миссис Калдвелл.

Питер Джордан был очень талантливым живописцем-любителем, и после его смерти Дэйвид Рентой, близкий друг Джордана и владелец престижной лондонской галереи, заметил во время последнего разговора с Софией:

– Работы Питера блистательны. При его жизни мне не удалось убедить этого скромника выставляться. Мой аргумент, что его красноречивый пример может стать заразительным для нового поколения живописцев-любителей, оказался недостаточно веским. Зато после его смерти я смогу осуществить свое намерение…

На что София ответила:

– Хочу заверить вас, что это не придет в противоречие с волей папы. За несколько дней до его смерти мы обсудили возможность организации выставки. Он дал свое согласие… Я думаю, эта экспозиция станет данью памяти талантливому человеку. Знаком признания выбранного им жизненного пути. Я предлагаю выставить также и его этюды.

С того самого момента, как состоялся этот памятный разговор, София всецело отдалась организации мемориальной выставки работ Питера Джордана.

Она переворошила все в доме в поисках различных зарисовок, набросков, этюдов, маленьких полотен своего отца. Она передала галерее во временное владение даже те холсты, которые украшали стены их квартиры. София поставила перед собой цель показать публике творчество своего отца во всей полноте и многообразии.

София сняла портрет со стены в своей спальне. На нем был изображен светловолосый молодой человек с карими глазами. Изгиб красивого рта подчеркивал глубину и сдержанность натуры. От картины исходили флюиды потаенной силы.

София любила этот портрет особо. С детских лет она выделяла его из огромного числа отцовских работ, пока однажды он не стал ее безраздельной собственностью. Отец, видя интерес дочери именно к этому полотну, подарил ей портрет в день ее шестнадцатилетия. Она смотрела на эту картину как на мечту, которая никогда не обретет своего воплощения.

София Джордан решила повесить портрет обратно. Она не готова была расстаться с ним даже на короткий период.

Сам Питер Джордан не имел привычки превозносить собственный талант. Живопись служила ему отдушиной. Отец Софии с удовольствием занимался этим, но не кичился своими достижениями. Он всегда стеснялся своего дилетантизма, поэтому и отказывал Дэйвиду Рентону, предлагающему организовать его персональную выставку или хотя бы вывесить пару полотен в постоянной экспозиции галереи.

Собрав все работы своего отца, София приступила к составлению каталога и аннотаций. Момент открытия выставки приближался, и каждый вечер она уходила домой не раньше половины седьмого вечера – для того, чтобы пройтись по маленьким магазинчикам и затем уединиться в пустой квартире.

Поэтому приглашение миссис Калдвелл пришлось очень кстати в вечер пятницы. Пронзительный ветер трепал ее непослушные волосы, один чулок пустил стрелку. София лавировала в людной толпе, перепрыгивая через лужи, спешила перебежать через дорогу с тяжелой сумкой наперевес.

В ближайшем к дому магазине София выстояла длинную очередь к кассе, про себя возмущаясь нерасторопностью покупателей и кассирши. Она бы никогда сюда не завернула, если бы не заказ миссис Калдвелл, которая покупала корм и молоко для трех своих кошек только в этом магазине.

Стоя в хвосте длинной очереди, София перекладывала тяжелую сумку из одной руки в другую. Полиэтиленовые ручки резали ладонь. Руки девушки очень быстро онемели. В довершение мучений сумка надорвалась от тяжести и содержимое ее рухнуло к ногам стоящего за Софией человека.

София Джордан ужаснулась, взглянув на пол. Бумажный пакет с мукой лопнул при падении, и брюки мужчины оказались обильно припорошенными мелким прилипчивым белым порошком. Она кинулась подбирать с пола уцелевшие свертки, опасаясь взглянуть на пострадавшего от ее нерадивости покупателя. Но напрасно она так беспокоилась, поскольку для него ее оплошность стала хорошим поводом для веселья.

Человек рассмеялся и заявил:

– Мое счастье, что вы не успели купить яиц.

София Джордан осторожно подняла на него глаза. К ней склонился молодой русоволосый человек. Его пригожее лицо беззлобно улыбалось. София выдохнула с облегчением и улыбнулась в ответ.

Он помог ей сложить покупки обратно в пакет и поднял ношу, поддерживая ее за донышко. Затем встал на свое место в очереди, которая успела немного продвинуться к кассе. София робко приткнулась в небольшой промежуток между людьми. И только в этот момент словно яркой вспышкой ее поразила догадка. Столь удивительным и невероятным было сходство этого лица с лицом изображенного на портрете мужчины.

Она еще раз повернулась к нему и пристально вгляделась. Он без смущения смотрел на девушку. Короткие, чуть волнистые пряди более темного оттенка, нежели на портрете, волос, но тот же разрез темных глаз с яркими ресницами, тот же четкий волевой овал лица, характерный изгиб красивого рта… Все было ей знакомо.

– Мне очень неловко из-за того, что произошло, – посетовала София и потянулась за своим пакетом.

– Ничего страшного, дорогая, – улыбнулся он. – Я помогу донести вашу сумку. Она достаточно тяжела. Вам далеко идти?

– Нет, совсем близко… Но я не хочу утруждать вас.

– Для меня это не составит особого труда, – заявил незнакомец.

– Вы вовсе не обязаны…

– Конечно, – кивнул молодой человек. – Но это доставит мне удовольствие, – уверенно произнес он, и София не нашла, что возразить.

Расплатившись за кошачий корм и молоко и затолкав продукты в до отказа набитую сумку, София направилась к выходу. Расторопный незнакомец открыл перед ней двери.

– Значит, вы живете недалеко… – подытожил он, забрав пакет из ее рук. – Где именно?

– В том особняке, – указала она рукой через площадь. – У меня там квартира на первом этаже, окнами в сад.

– Должно быть, очень уютная, – предположил отзывчивый незнакомец и, внимательно посмотрев на Софию, утвердительно произнес:

– Вы живете одна.

– Почему вы так решили? – смутилась девушка.

– Кошачий корм, – многозначительно пояснил он.

– Живу я действительно одна, – рассмеялась София. – Но кошачий корм к моему одиночеству отношения не имеет. Знакомая старушка попросила его купить.

– Понимаю. Но не слишком ли вы молоды, чтобы дружить со старушками?

– Если мне четверть века, а ей – три четверти, то самое время поддержать друг друга.

– Вам двадцать пять. Давно вы живете одна? – деловито поинтересовался молодой человек.

– С тех пор как не стало моего отца. Он скончался несколько месяцев назад.

– Скоропостижно?

– Как сказать… Он болел. Но я искренне верила в его выздоровление.

– А что же ваша мама?

– Мама умерла значительно раньше. Мне тогда было семь лет.

– Братья, сестры есть? – продолжал интересоваться мужчина.

– Я – единственный ребенок, – бесхитростно ответила София.

– Сколько лет было вашему отцу?

– Всего шестьдесят два года.

– Он умер вдовцом?

– Да, – кивнула София. – Он остался верен моей маме.

– Удивительно, – задумчиво произнес незнакомец.

– Тем более удивительно, если знать, каким успехом он пользовался у женщин, – сказала девушка. – Многие были очарованы его обаянием и чувством юмора. Он был очень чуток к доброте и красоте и необыкновенно талантлив.

– Талантлив в чем?

– Он рисовал.

– Он был художником?

– Нет. Мой папа был дипломатом. Живопись – только увлечение. Его карьера прежде времени прервалась. Он досрочно ушел на пенсию по состоянию здоровья из-за последствий несчастного случая. Уволившись, он стал все свои силы отдавать живописи.

– Пейзажи?

– Есть и пейзажи. Но его привлекали главным образом человеческие лица. Он рисовал удивительные портреты. У него был особый дар изображать на холсте судьбу.

– Хотел бы я на это посмотреть, – отозвался мужчина.

– Уверяю вас, одна из его работ очень вас удивит, – загадочно произнесла София Джордан. Незнакомец вопросительно посмотрел на девушку. – Много лет назад мой отец написал портрет человека, невероятно похожего на вас, – объяснила она.

– Насколько похожего? – заинтересовался мужчина.

– Очень похожего.

– Странно, – протянул он. – А ваш отец был известен как художник?

– Он не был широко известен, поскольку никогда не выставлялся. Но те, кто видел его картины, признавали за ним великий дар… Скоро с творчеством папы смогут познакомиться все желающие. Я сейчас занята подготовкой его персональной мемориальной выставки.

– Где она будет проходить?

– В галерее Дэйвида Рентона, – ответила София.

– О! Эта галерея славится своими экспозициями, – признал мужчина. – А вы тоже художница?

– Увы, – улыбнулась девушка. – У меня не обнаружилось особого таланта к живописи. Поэтому я просто продаю картины. Не обладая даром, я хорошо знаю цену стоящим произведениям.

– У вашего недостатка есть положительная сторона. Это любопытное свойство.

– Мой недостаток не мешает создавать каталоги. До работы в галерее я два года провела в музейных мастерских, реставрируя старинные полотна.

– Уникальный опыт.

– Папа тоже так думал. Мне же это занятие, несмотря на трудоемкость, доставляло массу удовольствия.

– Вы скучаете по своему отцу?

– Конечно, – кивнула София. – Мне до сих пор непривычно жить одной, – призналась девушка, удивляясь, что заставляет ее быть столь откровенной с незнакомым молодым человеком.

– Наверняка у такой замечательной девушки есть внимательный поклонник, который счастлив в любой момент скрасить ее одиночество, – смело предположил мужчина.

– Вообще-то такового нет, – возразила София.

– Странно слышать, – отозвался он.

– Ничего странного… Я была помолвлена, однако, когда отцу стало хуже, больше времени проводила с папой и меньше внимания уделяла Филиппу. Однажды пришлось вернуть ему кольцо…

– Должно быть, вам тяжело далось это решение.

– Само решение далось, безусловно, не просто. Поскольку всегда сложно сказать человеку, что ты не настолько сильно его любишь, чтобы пожертвовать чем-либо ради него.

– И как же это воспринял ваш друг?

– Он правильно рассудил, что для него в сложившейся ситуации полезнее быть свободным, нежели связанным обязательствами.

– И его место до сих пор вакантно?

– По-вашему, я похожа на сердцеедку? – искренне удивилась София.

– Только не говорите, что у вас мало обожателей. Не для девичника же вы накупили такое количество продуктов.

– Меня пригласила поужинать вместе та самая старая леди, для кошек которой я купила корм.

– Грустно это слышать, потому что мне очень хотелось бы пригласить вас поужинать сегодня со мной, – признался незнакомец, остановившись посреди дороги.

– Сожалею, но не могу ее подвести. Я обещала, что приготовлю ее любимое блюдо.

– Ну что ж, – пожал он плечами. – Надеюсь, в следующий раз…

– Вы живете в этом районе? – задала наводящий вопрос София.

– Увы, я не лондонец. Приехал по делам.

– Тогда, наверное, мы больше не встретимся, – предположила девушка, когда он распахнул перед ней дверь.

В это самое время миссис Калдвелл вышла из своей квартиры.

– Наконец ты, милая моя. Я начала уж было беспокоиться, почему тебя до сих пор нет?

– В магазинах полно народу, миссис Калдвелл, – объяснила София.

– Закупаются к выходным… Знаешь что, милая, мы можем отложить наш ужин, если ты сегодня занята, – сказала старушка, лишь мельком глянув на незнакомого мужчину.

– Ну, зачем же откладывать? – удивилась София. – Я приду к вам сразу, как только переоденусь, – пообещала она.

– Куда все время спешишь, милая? – улыбнулась миссис Калдвелл и скрылась за дверью своей квартиры.

София Джордан вошла к себе и включила в прихожей свет. Незнакомец последовал за ней и аккуратно поставил пакет с продуктами на стол. Его усердие показалось ей забавным, и она не смогла сдержать улыбку.

– Миссис Калдвелл – владелица этого дома. Когда она решила сдавать жилье внаем, то перестроила особняк так, чтобы получилось три квартиры, в одной из которых она живет со своей племянницей. Поэтому мы общаемся по-семейному… А где живете вы? – робко полюбопытствовала она.

– Главным образом в Нью-Йорке. Я перебрался туда сразу по окончании университета.

– Нью-Йорк… – задумчиво произнесла молодая жительница Лондона. – У вас несколько необычный выговор. Но я бы не сказала, что американский.

– По матери я итальянец, англичанин по отцу. В Америке мне приходилось жить и в детстве, но университет я закончил в Англии.

– Представьте, моя мама тоже была итальянкой, – удивилась совпадению София.

– Как звали вашу маму? – спросил он.

– Мария.

– Красивое имя, – произнес мужчина. – Оставшись без отца, вы намерены сохранить эту квартиру за собой? – неожиданно поинтересовался он.

– Эта квартира слишком велика для меня одной… Прежде отец использовал ее как мастерскую для своих занятий. Теперь же большая площадь будет пустовать.

– А тот портрет, про который вы говорили, – напомнил ей мужчина. – Он все еще у вас?

– Конечно.

– Вы позволите мне на него взглянуть?

– С удовольствием. Он висит в моей спальне. Сейчас я принесу его, – согласилась девушка.

– Вас это не сильно затруднит?

– Нисколько.

– Я бы с удовольствием посмотрел и другие работы вашего отца, – заявил он.

– Для этого вам придется посетить его выставку. Все остальные работы уже в галерее, – улыбнулась София.

– Почему же вы оставили портрет? – удивился гость.

– Сами увидите, – ответила она, удаляясь.

Вернувшись, София Джордан выставила перед ним обрамленный изящной рамой холст.

Незнакомец сосредоточенно всмотрелся в изображение. Конечно, различия были очевидны. Но ни иной оттенок волос, ни густота бровей не могли скрыть того поразительного сходства, которое улавливалось мгновенно.

София тихо стояла в сторонке и переводила взгляд со с детства знакомого портрета на не известного ей мужчину. Это было совершенно новое, ни на что не похожее ощущение. Происходящее казалось нереальным.

– Я потрясен, – после долгого молчания произнес незнакомец. – У вашего отца был пронзительный талант сердцеведца. Такое чувство, что я смотрю в зеркало… Не представляю, как такое могло произойти. Когда он написал эту картину? – не сводя с портрета зачарованного взгляда, спросил у Софии молодой человек.

– Мне трудно сказать. Возможно, до моего рождения. У меня такое чувство, словно я видела перед собой это лицо всю свою жизнь.

– Кто позировал?

– Не знаю… Однажды отец сказал, что это человек, с которым он когда-то был знаком.

– Понятно, – кивнул гость. – Я очень благодарен вам за то, что вы позволили посмотреть на этот портрет. Думаю, вам стоит отдать его на выставку. Он производит очень сильное впечатление, – произнес ошеломленный зритель.

Его взгляд упал на небольшую шкатулку, стоящую на изящном столике.

– Это шкатулка для драгоценностей? – поинтересовался он.

– Да.

– Удивительная работа.

– Я нашла ее в отцовском бюро уже после его смерти и теперь считаю, что это его последний подарок мне, – доверительно сообщила София.

– Вы нашли ее доверху наполненной драгоценностями?

– Нет, – рассмеялась девушка. – К сожалению, пустую.

– Когда открывается выставка работ вашего отца?

– Открытие завтра. Приходите, – пригласила она гостя.

– Очень жаль. Дело в том, что завтра я улетаю.

– Выставка продлится месяц. Но Дэйвид – владелец галереи – заверил меня, что готов увеличить срок, если публика будет в этом заинтересована.

– Спасибо за приглашение. Но я отнял у вас уже достаточно времени. Пора откланяться, – заторопился незнакомец.

– Я очень благодарна вам за помощь.

– Мне было приятно. Всего вам хорошего, милая леди, – поспешно распрощался он с девушкой.

София в совершенном изумлении закрыла за ним дверь.

Уже через пять минут после его ухода девушке показалось, что загадочной встречи не было вовсе, что это ей лишь привиделось. Однако и миссис Калдвелл тоже видела незнакомца.

Переодевшись, София постучалась в соседнюю квартиру и, услышав раздавшееся вдалеке приглашение, вошла. Она отнесла продукты на кухню, положила сдачу на столике в прихожей и в глубокой задумчивости повязала передник.

– Почему бы тебе не выпить сначала шерри? – предложила хозяйка.

– Нет, – покачала головой София. – Хочу иметь ясный ум, – глубокомысленно произнесла она, поразив старушку своим необычным состоянием.

– Ну, как хочешь, – сказала миссис Калдвелл и оставила ее одну.

Хозяйка вернулась на кухню, лишь когда появился повод сказать:

– Милая! Как всегда, очень вкусно пахнет. Сколько еще ты будешь меня томить? Сил нет ждать.

– Скоро, миссис Калдвелл, – улыбнулась София. – Совсем скоро…

– Хорошо, – сказала старая леди. – А кто был тот красивый молодой человек?

– Кто? Не знаю.

– Не знаешь? – удивилась миссис Калдвелл.

– Просто он был очень любезен и помог мне донести тяжелую сумку… Она порвалась, – пояснила София.

– И ты совсем ничего о нем не знаешь? У него есть девушка?

– О чем вы говорите, миссис Калдвелл? – смутилась София.

– Не глупи, милочка! – прикрикнула на нее соседка. – Красивые мужчины не часто носят твои сумки. Ты должна была узнать о нем больше.

– Я знаю, что живет он в Нью-Йорке, а в Лондоне – по делам. И еще я знаю, что завтра он улетает.

– Очень жаль, – задумчиво произнесла старушка. – Что еще он успел сказать?

– Его отец англичанин, а мать итальянка.

– Вот видишь, дорогая, сколько между вами общего.

– Да, моя мама тоже была итальянкой. Но это совершенно ничего не значит.

– К твоему отцу как-то приезжал очень интересный итальянец.

– Наверное, это было давно, потому что я не помню никакого итальянца, – механически ответила София.

– Ты и не можешь помнить. Это произошло днем, ты тогда была в галерее, – объяснила старая леди. – Но странно, почему Питер тебе ничего не сказал.

– Он промолчал, – насторожилась девушка. – Расскажите.

– Что рассказывать? Приехал он на такси. Привлекательный, хоть и пожилой, ровесник твоего отца. Не очень высокий, полноват, чем-то похож на моего покойного Артура. Что меня особенно поразило – это его густые черные брови и горящие глаза… Он постучал к вам, но никто ему не открыл. Тогда он обратился ко мне и с сильным акцентом спросил, где может быть синьор Джордан. У него пакет для Питера Джордана.

– Пакет?

– Да, как почтовая бандероль, достаточно большая. Я посоветовала ему постучать еще раз и подождать, поскольку мистер Джордан болен и не может быстро подойти к двери… Вот и все. Он был у твоего отца недолго, потому что где-то через пару минут отъехало такси, которое его дожидалось.

София внимательно выслушала эту историю. Ее озадачило то, что отец ничего не сказал ей ни про посетителя, ни про посылку. Едва ли он забыл про это. Быть может, он сознательно скрыл от дочери этот факт. И это еще больше заинтересовало девушку…

– Вернемся к твоему молодому человеку, – вывела ее из задумчивости миссис Калдвелл. – Удивительно, почему он никуда тебя не пригласил. Меня вообще удивляют современные молодые люди… Они возмутительно ленивы.

– Он хотел, – честно призналась София. – Но я отказалась.

– В таком случае меня возмущаешь ты.

– Эта встреча случайна, миссис Калдвелл, и не может иметь продолжения.

– Несчастная, – разочарованно вздохнула старуха и с сочувствием посмотрела на девушку. – Он ведь понравился тебе.

– Он женат.

– Он сам тебе сказал?

– Нет. Но я видела кольцо. Одинокие девушки моего возраста всегда это замечают.

– И, тем не менее, он хотел тебя пригласить? – удивилась пожилая женщина.

– Мне не нужны эти отношения, – категорически заявила благоразумная София.

– Должно быть, он так не думает, – хитро улыбнулась хозяйка.

– Почему вы так решили? – заинтересовалась девушка.

– Ну, ты знаешь нас, старух, – издалека начала миссис Калдвелл. – Любим смотреть в окошко, делать выводы… В общем, выйдя от тебя, он еще некоторое время постоял поддеревом, глядя на твои окна, и только потом ушел.

София нахмурилась, задумавшись.

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Я показала ему одну из работ моего отца, – призналась София. – Свою любимую, которую не отдала в галерею.

– Моя любимая – это портрет очаровательной молоденькой шатенки в голубом шелковом бальном платье, у которой на шее жемчужное ожерелье. Твой отец так умело прорисовал каждую жемчужину, что хочется потрогать. Я всю жизнь люблю жемчуг.

София знала, о какой работе говорит миссис Калдвелл. Отец нарисовал ее незадолго до смерти. Когда София спросила Питера, откуда он взял этот сюжет, тот ответил, что это воспоминания молодости… Девушка на портрете держала в руке карнавальную маску. Софии очень понравился этот портрет.

– Я говорила Питеру, что эта картина нравится мне больше всех остальных. Он сказал, что она ему особенно дорога, но не объяснил, почему, – завершила свое повествование старая леди.

Каждое новое сведение, услышанное Софией в этот необычный вечер, ввергало ее во все большую задумчивость.

– Как продвигается подготовка к выставке? – спросила миссис Калдвелл, усаживаясь.

– Почти все сделано. Завтра открытие.

Хозяйка неожиданно быстро поднялась из-за стола со словами:

– Совсем забыла. У меня же припасена бутылочка хорошего испанского вина. Когда нам ее еще распить, как не теперь?

Наговорившись вдоволь перед ужином, София весь оставшийся вечер лишь расслабленно молчала и вполуха слушала добродушную воркотню старой женщины, продолжая разбираться в своих путаных мыслях.

– Я вижу, ты совсем раскисла, милая. Надо тебе выспаться, – наставительно проговорила старая леди, когда ужин подошел к концу. – О посуде не беспокойся. У меня все равно бессонница, – сказала она, выталкивая Софию за дверь. – Иди домой и сразу ложись в постель, ты выглядишь очень усталой.

София лишь улыбнулась в ответ, пожелала соседке спокойной ночи и удалилась к себе.

Он открыла дверь и застыла на пороге. Ее обдуло холодным воздухом. Включив в квартире свет, девушка обнаружила, что окно на кухне распахнуто настежь, хотя она его не открывала. Занавески развевались на ветру.

София застыла. Она поняла, что за время ее отсутствия в квартире побывал посторонний или же пребывает в ней по сию пору. Ужас охватил девушку. Она не знала, что следует предпринять.

София быстро закрыла окно и пробежала все комнаты одну за другой, проверив везде, где было мало-мальски подходящее место, чтобы затаиться непрошеному гостю. Лишь убедившись, что в квартире никого нет, она стала тщательно осматриваться, не пропало ли что из вещей.

В квартире было прохладно. София поежилась. Все стояло на своих местах, и все напоминало о покойном отце. Она вспомнила, как нашла в его бюро золотистую коробку, обвязанную лентой, с открыткой, на которой отцовской рукой было выведено:

Моей любимой дочери Софии в день ее двадцатипятилетия.

Так она обнаружила последний отцовский подарок – шкатулку для драгоценностей, инкрустированную причудливым орнаментом, сплетающимся в символическое изображение зодиакального созвездия Рыб, под знаком которого родилась София. По всему видно было, что отец заблаговременно запасся этим подарком, но так и не смог лично преподнести его дочери.

София вспомнила, как безутешно плакала тогда, найдя эту шкатулку.

Девушка подошла к столику, на котором видела ее в последний раз перед уходом к миссис Калдвелл. Она была счастлива, обнаружив шкатулку на месте. И все же тревога не отпускала.

София осторожно прошла в свою спальню, включила свет, нагнулась и заглянула под кровать. Разумеется, там она никого не обнаружила.

Не чувствуя облегчения, София вернулась к столику со шкатулкой и заглянула в нее. Бижутерия лежала на месте, несколько действительно ценных украшений и старая отцовская печатка были невредимы.

Побродив по дому в раздумьях, проверив окна и закутки, София рассудила, что ей ничто не угрожает и можно спокойно ложиться спать. Она открыла ящичек комода, чтобы достать из него ночную сорочку, и отпрянула.

Кто-то рылся в ее вещах.

Она знала это наверняка, потому что белье лежало несколько иначе, чем всегда, и поверх всего был оставлен новый чулок, вынутый из упаковки. Это было совершенно непонятно, если учесть, что более ценные вещи остались нетронутыми. София пребывала в смятении, готовясь ко сну.

Оказавшись под одеялом, она не смогла заснуть. Вереница необъяснимых событий выстроилась в интригующую цепь.

Визит пожилого итальянца с посылкой, о котором отец по непонятной причине умолчал, встреча с молодым итальянцем в магазине и его необычайное сходство с портретом, вторжение в ее квартиру, в ее комод… Все это не давало девушке расслабиться и отдохнуть перед самым ответственным днем в ее жизни.

Завершая последние приготовления к открытию персональной выставки Питера Джордана, София в элегантном деловом костюме расхаживала по галерее и осматривала пристрастным взглядом экспозицию, мысленно радуясь, что все задуманное получилось.

Вскоре зал стал стремительно заполняться. Девушка с замиранием сердца наблюдала за людьми, неторопливо разглядывающими полотна Питера Джордана. Она видела на их лицах интерес и восхищение и безмолвно благодарила за это Бога.

Убедившись, что все идет своим чередом, София отправилась в большой и элегантный кабинет своего патрона. Кроме Дэйвида, она застала там Джоанну – другую сотрудницу галереи. Та разговаривала с парижским гостем, коллекционером и известным критиком. На балконе стояла неизвестная изысканно одетая женщина, чьего лица София видеть не могла. Поскольку все были заняты, она вернулась в выставочный зал…

– Простите, – послышался за ее спиной низкий женский голос. – Не могли бы вы мне помочь?

София обернулась и увидела ту самую даму, которая несколько минут назад стояла на балконе кабинета Дэйвида.

Это была настоящая красавица с нежной кремовой кожей, большими черными глазами под густыми бархатными ресницами. Ее фигура показалась Софии безупречной. А на пальце сияло восхитительное обручальное кольцо с большим бриллиантом.

– Я бы хотела узнать поподробнее об этой картине и ее авторе, – журчал мелодичный голос.

– Прошу вас вернуть картину на место, – вспыхнула София, увидев в ее руках тот самый портрет девушки в голубом, который так любила миссис Калдвелл.

– Я маркиза д'Орсини… – гордо представилась женщина.

– Трогать экспонаты не разрешается, – настаивала София.

– Я хочу ее купить, – сказала маркиза д'Орсини капризным тоном.

– Не продается.

– Это не музей, а галерея, – парировала иностранка. – Галереи для того и существуют, чтобы торговать картинами, не так ли?

– Экспонаты с персональной выставки Питера Джордана не продаются, – четко произнесла София.

– Я не знаю, кто вы такая, и мне это совершенно безразлично. Но я куплю эту картину, что бы вы там ни говорили, – уведомила ее посетительница.

– Прошу тебя, успокойся, – сказал подошедший к ней молодой человек. – Простите нас, пожалуйста, – обратился он к девушке.

– Ничего страшного, – растерянно ответила София, узнав своего вчерашнего спутника.

– Стефано, ты просишь прощения? – возмутилась маркиза д'Орсини.

– Позволь мне действовать самому, – спокойно произнес молодой человек. – Я знаю, автор недавно скончался, – вновь заговорил он.

– Да, это случилось в начале марта.

– Не могли бы вы сказать, кто позировал ему для портрета?

– К сожалению, мне это неизвестно, – ответила София.

– Тогда дайте сюда каталог, я выясню это сама, – продолжала кипятиться дама.

– Я, конечно, могу дать вам каталог, но на странице двенадцать вы найдете лишь запись о том, что картина называется «Портрет венецианки», – сдержанно сообщила ей София.

– Мы тратим время, – буркнула маркиза своему спутнику. – Кто здесь принимает решения? Я покупаю эту картину.

– Я уже сказала вам, что картина не продается.

– Какие проблемы? – спросил подошедший Дэйвид своим сочным баритоном. – Я Дэйвид Рентой, владелец этой галереи.

– Я маркиза д'Орсини. Эта девица уверяет меня, что картина, которую я намерена купить, не продается.

– Меня зовут Стефан Хэвиленд, – мягко произнес спутник маркизы.

– Прошу вас пройти в мой кабинет и обсудить все в спокойной обстановке. София, дорогая, ты присоединишься к нам? – обратился к ней патрон.

София убедилась, что маркиза и ее спутник не супруги, поскольку носят разные фамилии.

Она молча проследовала за Дэйвидом Рентоном и посетителями.

– Присаживайтесь, – радушно предложил Дэйвид.

Маркиза грациозно расположилась на диване и вопросительно посмотрела на оставшегося на ногах Стефана Хэвиленда. Тот присел недалеко от своей спутницы.

– София, дорогая, садись здесь, – указал Дэйвид на место возле себя.

Он налил Софии немного бренди, а маркизе предложил шерри.

– С удовольствием, – сказала та.

– Итак… – обвел всех изучающим взглядом хозяина Дэйвид и остановился на Стефане Хэвиленде. – Чем могу помочь?

– Маркиза д'Орсини заинтересована в покупке одного из полотен Питера Джордана, – сообщил молодой человек.

– Какая именно картина вас интересует? – обратился Дэйвид к маркизе.

– «Портрет венецианки».

– Сожалею. Это полотно не является собственностью галереи.

– Кто ее владелец?

– Она перед вами. – Дэйвид указал на Софию. – Познакомьтесь, София Джордан, дочь и наследница художника. И как она скажет, так и будет.

– Картина не продается, – в очередной раз твердо произнесла София.

– Но, если вы дочь автора, почему скрываете, кто послужил моделью для этого портрета? – обратилась к ней маркиза д'Орсини.

– Потому что мне это неизвестно, – спокойно ответила девушка.

– Но я бы очень хорошо вам заплатила, мисс Джордан, – принялась упрашивать ее расстроившаяся дама.

– Работы моего отца для меня бесценны, – категорически заявила София.

– Может быть, вы посмотрите миниатюры, предназначенные для продажи? – вклинился в разговор владелец галереи. – У нас есть несколько недурных работ, весьма похожих на «Портрет венецианки».

– Благодарю, но меня интересует именно «Портрет венецианки», – покачала головой маркиза д'Орсини.

– В таком случае тему можно считать исчерпанной, – холодно подытожил Дэйвид Рентой.

Чрезвычайно недовольная всем произошедшим маркиза д'Орсини обратилась к своему спутнику, вставая:

– Сегодня же вылетаем в Венецию!

– Не торопись, дорогая, – спокойным тоном осадил ее Стефан Хэвиленд. – Я еще не все выяснил.

– Скажите, чем могу помочь, – отозвался Дэйвид Рентой.

– Есть еще кое-что, требующее обсуждения.

При этих словах София Джордан поднялась и официальным тоном произнесла:

– Прошу меня простить, но я должна вернуться к своим обязанностям.

– Останьтесь, пожалуйста, мисс Джордан.

– Ваше мнение в этом вопросе более чем необходимо, – остановил ее Стефан Хэвиленд.

София, заинтересованная, вновь присела и посмотрела на него и маркизу.

– Разговор будет коротким, – предварил свою речь спутник маркизы д'Орсини. – Я всего лишь расскажу вам одну историю… Видите ли, мисс Джордан, в начале этого года скончалась моя тетушка и я унаследовал ее дворец Фортуна в Венеции, – мягко произнес Стефан Хэвиленд и сделал длинную паузу. Затем авторитетно продолжил:

– Палаццо дель Фортуна – прекраснейший образец архитектуры своей эпохи, но… состояние нашего семейства долгие годы не позволяло содержать этот памятник должным образом.

Маркиза заметно заскучала, когда мужчина продолжил:

– Моя тетушка незадолго до смерти выяснила, что одно крыло дворца пришло в аварийное состояние и требует неотлагательных мер по восстановлению. Тогда она и обратилась ко мне за финансовой помощью. Я выделил ей столько денег, сколько требовалось на реставрацию…

– Сочувствую, – ухмыльнулся Дэйвид Рентой, не вполне понимающий, для чего рассказывается эта история.

– Не стоит, – улыбнулся галеристу Стефан Хэвиленд. – Реставрация благополучно завершилась. Проблема в другом. Деньги и усилия, ушедшие на восстановление Палаццо дель Фортуна, окажутся истраченными напрасно, если состояние дворца не будет поддерживаться на должном уровне. Понимая это, моя тетушка, чтобы выручить необходимые средства, решила продать несколько ценнейших картин, которые хранились в нашей семье веками и переходили из поколения в поколение. Крупные музеи и галереи всего мира, множество крупных коллекционеров произведений изобразительного искусства, прознав, о ее намерении, выказали свою заинтересованность. Тогда тетушка пригласила эксперта из Милана для оценки полотен. Она хотела организовать серию закрытых просмотров для потенциальных покупателей. Однако состояние ее здоровья, ухудшавшееся с каждым днем, не позволило ей осуществить задумку. В конце концов, она слегла и вскоре умерла…

– Примите мои соболезнования, – с искренним сочувствием произнесла София Джордан, посмотрев на Стефана Хэвиленда.

– Благодарю… Итак, ответственность за сохранение дворца перешла ко мне. Уже намечен первый закрытый показ картин, приглашены руководители крупнейших музеев, владельцы известнейших галерей старинного искусства и частные коллекционеры. Эксперт, которого нанимала моя тетушка, также должен был присутствовать на просмотре. Однако случилось нечто экстраординарное, и это вновь ставит под сомнение реализацию наших планов. Эксперт пострадал в серьезной аварии. Сейчас он в больнице и не может выполнять свои обязанности. А у нас, к сожалению, совершенно нет ни времени, ни возможностей искать ему замену. Я выяснил, что вы, мисс Джордан, эксперт по образованию и некоторое время работали музейным реставратором. И тогда я решил – почему бы не пригласить вас? Если господин Рентой не откажется отпустить ненадолго свою помощницу, – взволнованным голосом договорил Стефан Хэвиленд.

София, которая совершенно не ожидала такого поворота, изумленно посмотрела сначала на Стефана, затем на маркизу д'Орсини и, наконец, остановила свой взгляд на Дэйвиде Рентоне. Тот тоже был весьма удивлен.

– Я заплачу вам, сколько вы попросите. Возмещу все расходы на перелет и проживание. Вы сможете остановиться в Палаццо дель Фортуна.

София напряженно молчала.

– Стефано, мы могли бы нанять кого-нибудь из авторитетных сотрудников европейских музеев, – вклинилась в разговор маркиза.

– Ты знаешь, что у нас нет времени для ведения переговоров, – возразил он своей спутнице и, с улыбкой обратившись к Софии, спросил: – Вы когда-нибудь были в Венеции?

– Нет, – призналась София.

– Тогда вы не должны упускать такую замечательную возможность. Не часто удается совместить дело и удовольствие, – соблазнял ее медовым голосом Стефан Хэвиленд. – А вы, господин Рентой, не откажетесь отпустить свою помощницу? Не хотите же вы упустить десятипроцентную прибыль от продажи полотен.

– Не слишком ли щедрое предложение? – с некоторым подозрением произнес Дэйвид Рентой. – Я предоставляю Софии самой решать, ехать или не ехать в Венецию по вашему приглашению.

– Может, нам стоит обсудить это с мисс Джордан наедине? – обратился к владельцу галереи Стефан Хэвиленд.

– Я не возражаю, – спокойно ответил Дэйвид, поднялся со своего места и пригласил маркизу д'Орсини выйти вместе с ним.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Прости мне мое любопытство, дорогая, но как давно ты знаешь этого мистера Хэвиленда? – спросил у своей ошарашенной ассистентки Дэйвид Рентой.

– Знаю ли я его вообще?! – ошеломленно воскликнула София Джордан. – Я встретила его вчера вечером при весьма неприятных обстоятельствах, когда возвращалась домой из галереи. Мы очень недолго общались. В разговоре он упомянул, что вылетает сегодня в Нью-Йорк. И вот я встречаю его здесь, с этой избалованной маркизой, – резюмировала девушка.

– Мне не показалось, что тебя огорчила эта встреча, – задумчиво произнес патрон.

– Нет, конечно… Почему она должна была меня огорчить? – удивленно спросила София.

– Я имел в виду встречу с маркизой д'Орсини…

– Я совершенно ничего о ней не знаю. Сегодня видела ее впервые.

– Но тебе она не очень понравилась? И я не удивлен. Несмотря на свои великосветские манеры и очаровательную внешность, она не располагает собеседника к себе, – заметил Дэйвид Рентой.

– К сожалению, вы правы. Но ее голос мне показался бесподобным, – призналась София.

– Ну, так как? Согласна ли ты лететь в Венецию?

– Это самое странное решение, которое мне надо принять, – сказала девушка. – С детства я мечтала увидеть этот легендарный город. Папа – а ему неоднократно приходилось там бывать по дипломатическим делам, – предрекал мне, что и я однажды отправлюсь в Венецию. И теперь, когда мне предлагают очень выгодную командировку, меня что-то останавливает…

– Маркиза?

– И не только, – неуверенно произнесла София.

– Но что ты ответила мистеру Хэвиленду? Ведь предложение поступило от него, а не от маркизы д'Орсини.

София тяжело вздохнула.

– Судя по тому, как эта дама говорила про Палаццо дель Фортуна, она там живет. И она дала мне понять, что не очень хочет видеть меня в Венеции.

– София, это деловое предложение, которое поможет тебе приобрести репутацию независимого эксперта. Ты должна рассудить бесстрастно и принять выгодное для тебя решение, – наставлял ее Дэйвид Рентой.

– Кроме того, Хэвиленд собирался компенсировать твои расходы на проживание. Ты вольна остановиться в любом респектабельном отеле, а не в его Палаццо… Но ведь тебя беспокоит не это? – догадался Дэйвид.

– Она очень красивая, – робко произнесла София.

– Она замужем, дорогая.

– Да, я знаю. Но…

– Иными словами, тебе нравится Хэвиленд. Но ты опасаешься, что с маркизой он в очень близких отношениях, – подвел черту проницательный мистер Рентой.

– По-вашему, у меня нет оснований подозревать их в этом?

– Нет, дорогая. Я не исключаю такой возможности. Но природа их взаимоотношений не обязательно романтического свойства. Их может связывать что угодно, чего мы даже и предположить не в состоянии. Я даже пытаться не стану и тебе не советую забивать голову глупостями. И все же если ты лично заинтересована в этом человеке…

– Да, – поспешила ответить София.

– Ты обязана согласиться с его предложением, иначе тебе может больше не представиться такого шанса.

– Согласна, – вяло произнесла София Джордан.

– Эй, взбодрись! Южное солнце пойдет тебе на пользу, дорогая. Считай это отпуском. Я даже не представляю, о чем тут можно думать. Соглашайся без колебаний, – агитировал ее патрон.

– А если случится так, что эта поездка разобьет мне сердце?

– Ну, что же. Будет повод стать мудрее, – снисходительно улыбнулся Дэйвид Рентой.

– Но она такая красивая!

– А ты что, дурнушка? Не дрейфь! Согласен. Эта маркиза – блистательная женщина. Зато всем известно, что София Джордан – очень хороший человек. Чего не скажешь о мадам д'Орсини, – энергично поднимал самооценку девушки мистер Рентой. – Хэвиленд мне по душе, дорогая. Конечно, при более близком общении мнение может и измениться… Но ты уж сама ориентируйся по обстановке. В любом случае заклинаю тебя, девочка: без глупостей. Не совершай ничего такого, чего бы не стала делать благоразумная София Джордан.

– Боюсь, эта поездка скажется на моем самоуважении, – осторожно высказала свою тревогу девушка.

– Не обязательно бороться за мужчину зубами и когтями, как это делают некоторые экзальтированные женщины. Ты интеллигентная девушка, ты должна знать ту грань, которую переступать не стоит, что бы ни предпринимала твоя соперница. И страх в этом случае – не лучший советчик. Но ты обязана попробовать…

– Но чем? Чем я могу расположить к себе такого человека, как Стефан Хэвиленд?

– Начнем с того, что он уже весьма к тебе расположен, и это очевидно. Поэтому тебе не следует портить первое впечатление. Не отпугивай его экстравагантными поступками, но и не занудствуй, как делаешь это сейчас. Не хитри, ты все равно не умеешь, но и поубавь свое простосердечие, в противном случае будешь чувствовать себя глупо. Иными словами, раскройся ему, как раскрывается цветок, а не разоблачайся, как преступник. Ты меня поняла? София кивнула.

– Теперь иди и скажи своему принцу, что принимаешь его деловое предложение, если только он не потерял терпения и все еще дожидается твоего ответа, – с ухмылкой выпроводил ее из кабинета Дэйвид Рентой.

Стефан Хэвиленд не потерял терпения, он смиренно ждал и встал навстречу Софии.

– Итак, каков вердикт? – с задорной улыбкой обратился он к ней.

– Я буду счастлива поработать в Венеции, – сдержанно ответила София. (Он улыбнулся.) – Одно условие, – поспешила сказать она.

– Какое?

– Я бы предпочла остановиться в отеле.

– В каком пожелаете?

– Я не знаю Венеции, – покачала головой девушка.

– Рекомендую поселиться в «Тре Поцци». Роскошный… Очень комфортабельный, в центре… Вы ведь говорите по-итальянски?

– Моя мама учила меня. А после ее смерти папа часто переходил со мной на итальянский, чтобы я не забыла язык.

В этот момент София заметила, как сосредоточенно наблюдает за их диалогом маркиза д'Орсини, отчего несколько смутилась.

– Возьмите карточку. На ней номер моего телефона. – Стефан протянул девушке визитку. – Позвоните мне, когда будете готовы. Вы сможете вылететь в понедельник после полудня?

– Конечно, – ответила София.

– До скорой встречи, – пожал он ей руку на прощание.

– Увидимся в Венеции, синьорина Джордан, – нараспев произнесла итальянская маркиза. – Если вы надумаете продавать «Портрет венецианки», вспомните про меня.

– Я с ним не расстанусь, – в очередной раз отказала ей София.

– Сколько можно? Кажется, все уже выяснили, – бросил своей спутнице Стефан, уходя.

– Почему вы так заинтересованы именно в этой работе? – изумленно окликнула ее София.

– Просто Джина не принимает возражений, – откровенно сообщил Стефан. – Как любой капризный ребенок. Пусть вас это не беспокоит, мисс Джордан. Жду вашего звонка в понедельник.

– Я позвоню.

– Мистер Хэвиленд, это София Джордан… Звоню, как договаривались.

– Вы пунктуальны. Это радует, но давайте договоримся. Поскольку нам придется долго сотрудничать, зовите меня по имени, Стефан. Могу я звать вас Софией?

– Безусловно, Стефан.

– Отлично, София… Вы уже упаковали ваши вещи? Готовы к вылету?

– Да. Вылет в два сорок, рейс номер…

– Я знаю расписание. В аэропорту вас встретят. Учтите, в Венеции теплее, чем в Лондоне. Пусть ваша одежда будет легкой, а настроение приподнятым, – пожелал ей Стефан. – Умеете плавать? Берите купальник. Не пожалеете.

– Я плохо плаваю, – нехотя призналась девушка.

– В таком случае у вас будет превосходный повод научиться… До встречи, София.

– До встречи, Стефан.

София еще раз изучила содержимое своего гардероба. Она извлекла из его недр все легкие летние платья и пристрастно выбрала еще несколько лучших, добавив их к уже лежащим в чемодане. Захватила и лишнюю пару открытых летних туфель.

София вспомнила о купальнике. Со школьных времен у нее был один, который девушка почти не надевала. Она брезгливо оглядела эту старую вещь, совершенно ни на что не годившуюся, и решила, что купит новый, если в этом возникнет необходимость.

Поставив багаж в прихожей, София отправилась попрощаться с миссис Калдвелл, которая пригласила ее выпить чашечку кофе.

За разговором София предпочла ограничиться сообщением, что она уезжает на некоторое время в Венецию по работе.

– Замечательно! Итальянские мужчины – настоящие романтики, – со знанием дела произнесла старая леди. – Я общалась с одним итальянцем. Какой акцент, какие глаза! Но… Да ладно… Давно это было.

Миссис Калдвелл осеклась, когда вошла Ева.

– София пришла попрощаться, она улетает в командировку в Италию, – сообщила своей племяннице старушка.

– В Италию нужно ездить в отпуск, а не по делам, София, – произнесла Ева. – Не перерабатывай там.

– Могу я попросить вас присмотреть за моей квартирой? – обратилась к соседкам София.

– Безусловно, а ты не забудь прислать нам открытку с видом Венеции.

– Пришлю обязательно.

Понедельник в Лондоне выдался промозглым и ветреным. Венеция же встретила Софию ясным лазоревым небом и палящим огнем солнечного диска.

И еще Венеция встретила ее теплым взглядом и радушной улыбкой Стефана в аэропорту Марко Поло. В лучах солнца его волосы отливали золотом.

– Чао… Рад видеть вас снова, – сказал он, забрав у нее тяжелый багаж. – Почему вы так смотрите?

– Почему вы встречаете меня? – спросила София.

– Я пригласил, мне и встречать, – исчерпывающе ответил он. – Надеюсь, полет не утомил вас?

– Нисколько.

София была чрезвычайно удивлена. Она не ожидала увидеть Стефана Хэвиленда сразу по приземлении. Она была уверена, что он направит в аэропорт кого-то из своих служащих. А она с ним встретится значительно позже, приведя себя в порядок после полета и надев одно из тех легких платьев, которые еще очень долго ждали бы своего часа, останься она в Лондоне…

– Судя по вашей одежде, в Лондоне по-прежнему непогода?

– К сожалению, – кивнула София.

– Позвольте… – произнес Стефан и помог ей снять жакет.

– Благодарю… Я знала, что в Венеции жарко, но не предполагала, что настолько.

– Вы чувствуете себя неуютно, София?

– Вовсе нет, – покачала она головой. – Я рада солнцу.

– Пойдемте, нас ждет машина.

– А я думала, в Венеции передвигаются по воде.

– По историческому центру – да. Но сначала мы поедем на машине. Вы разочарованы?

– Нет, конечно, – улыбнулась девушка.

Софии импонировала манера Стефана Хэвиленда общаться. Она почти не волновалась, сидя рядом с ним в автомобиле. Украдкой она наблюдала за Стефаном. Ей понравились его сильные руки с красивыми длинными пальцами. На его запястье она заметила впечатляющие своей дороговизной часы.

– Вы хорошо знаете город? – спросила она его.

– Да. Венеция – моя родина. Я здесь родился и прожил первые семь лет. Теперь постоянно возвращаюсь сюда. Я считаю Венецию своим домом.

– Это любовь?

– Безусловно, это любовь, – согласился Стефан. – Я люблю Венецию, ибо она прекрасна. И вы полюбите ее, потому что будете здесь счастливы.

– Тогда почему вы не живете здесь постоянно?

– Проза жизни, милая София… Мой дед завещал моему отцу бизнес в Америке. Когда старик умер, мы переехали туда…

Стефан остановил автомобиль в частном гараже и передал ключи служащему. У канала он загрузил багаж Софии в моторную лодку и помог ей взобраться на борт.

Девушка была крайне взволнованна, и Стефан заметил это. Он ободряюще улыбнулся.

Когда София села, он завел мотор и встал за штурвал.

– На изображениях Венеции я видела множество мостов, – перекрывая шум двигателя, громко сказала София. – Где они?

– В Венеции сотни мостов, но только три из них пересекают Гранд Канал, – сообщил ей Стефан.

– Как далеко до «Тре Поцци»?

– Близко. Но я надеялся, что вы передумаете снимать номер в отеле и примете мое приглашение пожить в Палаццо дель Фортуна.

– Я уже заказала номер.

– Ну, разве это проблема? Вы отмените свой заказ, и какой-нибудь турист будет вам за это только благодарен. Что скажете? – спросил Стефан и очень ласково посмотрел на Софию.

– Благодарю, Стефан. Но я буду придерживаться своего первоначального плана, – решительно произнесла девушка.

Через некоторое время она прочла надпись «Тре Поцци» на забавной деревянной дощечке, и Стефан заглушил двигатель.

– Поскольку вы благоразумно забронировали номер, вам помогут донести багаж, – хитро посмотрел на нее Стефан Хэвиленд.

София вошла в холл гостиницы через массивные деревянные двери. Обстановка показалась ей в высшей степени фешенебельной. Она приблизилась к стойке портье и назвала свое имя.

– Сожалею, но номер для синьорины Джордан забронирован не был.

– Я звонила и заказала номер, – твердо произнесла англичанка. – Проверьте, пожалуйста, еще раз.

– Комната на одного? – уточнил портье.

– Я хотела заказать комнату на одного, но мне сказали, что такая освободится только через день-два, и я согласилась взять на время двухместный номер.

– На имя Джордан? – вновь уточнил служащий.

– Да, это мое имя, – еле сдерживала раздражение усталая путешественница.

– Мне очень жаль, но на ваше имя нет забронированных номеров, – сказал портье и углубился в свои занятия.

В дело решил вмешаться Стефан:

– Могу я вас попросить еще раз внимательно проверить все записи?

– Это не имеет смысла. Я уже дважды все пересмотрел с особым тщанием, как вы сами могли видеть. Номер на имя Джордан не заказан.

– Этого не может быть! – вспыхнула расстроенная София.

– Когда вы звонили? – сухо спросил ее портье.

– Вчера утром.

– У нас с субботы нет свободных номеров, – объявил портье.

– А могу я говорить с тем человеком, который заверил меня по телефону, что номер на мое имя забронирован? – схватилась за соломинку София.

– У нас сменная работа. У того, с кем вы говорили, сегодня выходной. Хотите пообщаться с ним, приходите в четверг.

– И что вы мне посоветуете предпринять? – растерянно произнесла девушка.

– Ума не приложу… Сейчас разгар туристического сезона. Я подозреваю, что все гостиницы забиты до отказа.

София, расстроенная, отошла от конторки портье.

– Вы еще держитесь на ногах? – с улыбкой поинтересовался Стефан.

– Почему вы спрашиваете?

– Если вы категорически отказываетесь пожить несколько дней в Палаццо дель Фортуна, то могу предложить вам отправиться в турбюро и у них узнать о вакантных местах в гостиницах. Но есть еще один вариант…

– Какой?

– Дом д'Орсини.

– Что?

– Дом Джины д'Орсини. Уверяю, они вас с радостью примут.

– А разве она живет не в вашем дворце? – удивилась София.

– Нет… А почему вы решили, что Джина живет у меня?

– Мне так показалось.

– Нет-нет, благодарение Господу, она покинула Палаццо дель Фортуна, – шутливо закатил глаза к небу Стефан. – Она жила там, пока не вышла замуж за маркиза д'Орсини.

– Понятно, – кивнула София. – Поедемте в турбюро.

– Судя по всему, вы не очень утомлены перелетом, если собираетесь ввязаться в заведомо безуспешное дело.

– Почему вы так хотите поселить меня в своем дворце? – прямо спросила его София.

– Я действительно очень хочу, чтобы вы были моей гостьей, София. И буду вам благодарен, если мы прямо сейчас поедем в Палаццо дель Фортуна, где вы сможете отдохнуть с дороги. Итак?

– Хорошо, Стефан… Вы меня убедили.

– Это было не просто, дорогая София… Но вы дали верный ответ, – пошутил он и, внезапно склонившись над девушкой, подарил ей мимолетный поцелуй и встал к штурвалу.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Застыв на месте от удивления, София отстраненно подметила, что Стефан завел мотор катера и пустил его по тихим водам венецианского канала.

Крепко держась за поручни, девушка продолжала ощущать прикосновение его губ к своим губам. Растерянный взгляд на зеленоватую муть за бортом – и мятежные мысли спутали все в дотоле безоблачном сознании девушки, испуганной темными тенями, отбрасываемыми на воду внушительными строениями чужого города.

Что означал этот беззаботный поцелуй? В полном смятении София надеялась скрыть от Стефана свои чувства. Внутренне безоружная" перед ним, она боялась обнаружить это. И впервые в своей жизни девушка ощутила острую ревность ко всему, что было в прошлом этого мужчины, что было спрятано от нее. Все эти тайны представали перед ее мысленным взором почему-то в прекрасном и пугающем образе маркизы д'Орсини, о роли которой в жизни Стефана Софи не знала ничего, но которая казалась молодой англичанке необъяснимо опасной.

И в мгновение ока сладость от мимолетного поцелуя сменилась ревнивой горечью подозрений. София явственно почувствовала, как яд страха проник в самое сердце.

Девушка тяжело вздохнула, и сквозь оглушающий рокот мотора Стефан расслышал этот безысходный вздох. Он оглянулся на свою гостью и задорно улыбнулся ей, чтобы тотчас вновь сосредоточиться на маневрах в узких каналах.

Этот беглый дружеский взгляд был слабым лекарством против страха, но позволил Софии понять, как сильно она зависит от его глаз. И девушке показалось, что она бессильна бороться с собственной слабостью. Осталось лишь положиться на спасательный круг рекомендаций, которыми ее щедро одарил Дэйвид Рентой, и кинуться в пучину сражения за свою любовь хоть с самой красавицей маркизой д'Орсини…

Это был момент отчаяния и неизъяснимой сладости. Это был момент, когда София поняла величайшую разницу между нежной привязанностью и безудержной страстью…

Стефан подал девушке руку и помог сойти на причал.

– Ты выглядишь слегка удрученной. Прости, если виной тому мой нахальный поцелуй. Поверь, я не хотел расстроить тебя.

– Я не расстроена… Не извиняйся, – смущенно призналась София.

– Понимаю… Это усталость. Тебе нужно как следует отдохнуть.

– Должно быть, ты считаешь, что я повела себя глупо, упорно отказываясь принять твое приглашение поселиться в Палаццо?

– Ты из тех женщин, которые испытывают непреодолимую потребность расставлять все точки над «i»? Любишь полную ясность и не выносишь загадок и тайн?

– Это так плохо? – удивилась молодая англичанка.

– Мы в Венеции, София. В городе, где дома утопают в воде, где время плавно течет, не оставляя сожалений. В этом городе условности внешнего мира бессильны, поэтому нужно просто отбросить их и насладиться красотой этого утекающего соблазна, этого подрагивающего на воде великолепия…

София заворожено слушала сочную речь с очаровательным акцентом.

– Я лишь хочу быть честной, – виновато призналась она.

– Порой движение ресниц правдивей всяких слов. В наше время женщины перестали любить свою правду, а с мужской правдой обращаться не научились.

– Шовинистическое замечание, – колко заметила девушка.

– Только для тех, кто относит себя к толпе, – обидно резко высказался Стефан. – Добро пожаловать! – вмиг исправив положение, радушно пригласил он гостью в Палаццо дель Фортуна.

София робко ступила на мрамор пола.

– Ты в моем мире, София… Что скажешь?

– Твой мир бесподобен. Как давно построен дворец?

– В первой половине четырнадцатого столетия, имели место и более поздние перестройки… Этот Палаццо – одно из самых выдающихся строений Венеции.

– Не сомневаюсь в этом.

– Главный вход поразил бы тебя еще больше, но мы им почти не пользуемся в последнее время, за исключением особых случаев, которые бывают не столь часто, как в старину, с ее балами и пышными раутами.

Распространяясь о своем наследии, Стефан не сразу заметил, в каком невероятном смятении пребывала его гостья в эту минуту.

– Что-то случилось? – обратился он к ней с изумлением.

София застыла на месте, испуганно озираясь вокруг. Он не мог знать, какое странное чувство захватывало ее в свои тиски. С каждым мгновением, с каждой воспринятой деталью София до нервической дрожи утверждалась в сознании, что все ей знакомо, что однажды ей доводилось бывать в этих великолепных апартаментах, вслушиваться в монотонную музыку шагов по мозаике мраморного пола и пугаться шуршащего в портьерах эха.

– С тобой все в порядке?

– Странно… Все так странно. Я знаю, что не могла бывать здесь прежде, и все же…

– Что?

– Мне все знакомо. Я узнаю этот дом.

В этот момент в его глаза заглянуло заходящее червонное солнце. Зрачок Стефана вспыхнул и тут же погас, когда он заговорил:

– Тут нет ничего странного. Отличные фотографии этого интерьера напечатали несколько журналов, когда реставрация дворца была завершена. Возможно, они попадались тебе на глаза, только ты не придала этому особого значения, – рационально разъяснил хозяин Палаццо.

– Пожалуй, ты прав, – разочарованно произнесла София.

В ее воображении уже успела поселиться идея о прошлых жизнях, одна из которых могла протекать в этих стенах. Поэтому объяснение Стефана показалось ей чересчур пресным, лишенным всякой поэзии.

– Ты собираешься поселиться в холле? – шутя поинтересовался он.

– Нет, – покачала головой София.

– Тогда пойдем… Это главная лестница южного входа.

– А сколько вообще существует входов в этом дворце?

– Пять, если считать вход из сада, но поскольку, выходя из Палаццо, приходится неизбежно пользоваться катером, то мы держим открытым преимущественно южный вход, наиболее удобный для причаливания… Чао, Роберто! Это синьорина Джордан, она поживет в Палаццо дель Фортуна.

Софию не покидало ощущение таинственных сходств и совпадений. Стефан поздоровался с седовласым господином, который идеально подходил под красочное описание итальянского визитера ее отца, произведшего неизгладимое впечатление на миссис Калдвелл.

Роберто галантно кивнул Софии.

– Роберто, пришли, пожалуйста, кого-нибудь, чтобы подняли багаж мисс Джордан в комнату для гостей, – распорядился Стефан и, вновь повернувшись к изумленной Софии, пояснил:

– Как ты, наверное, уже догадалась, это крыло – для слуг Палаццо. Тут проживает уже не первое поколение преданных людей. Сейчас их число не столь велико, как во времена расцвета нашей династии… А вот, обрати внимание на главный вход.

Холл главного входа производил, без преувеличения, впечатление храма. Он рождал благоговейное чувство к высочайшему мастерству воздвигших здание людей. Величественная роскошь и чистейший вкус отличали его.

– А это бальный зал, – сказал Стефан. София уже не ощущала усталости, ее вытеснил восторг.

– Я знала, что дворцы маленькими не бывают. Но не ожидала таких головокружительных размеров.

– Посмотрим, что ты скажешь ночью, когда все пространство утонет во мраке, скудно освещенное зловещим лунным светом.

– Я включу электричество, – парировала его предостережение София. – А в наше время устраиваются балы?

– Значительно реже, но случаются. На моей памяти в этом зале они проходили дважды. Первый раз – когда я был ребенком, а второй раз – на мой двадцать первый день рождения. Тогда весь дворец до рассвета был залит огнями и полон людей. Музыка, болтовня, танцы, фейерверки… Так веселится венецианское высшее общество.

– Хотела бы я это видеть, – мечтательно произнесла София.

– Однажды увидишь, – уверенно пообещал он ей. – В память о моей тетушке я бы хотел устроить бал-маскарад.

– А когда бывает традиционный венецианский карнавал?

– Перед Великим постом. Он длится около десяти дней. Его участники наряжаются в карнавальные костюмы и обязательно надевают маски. Кульминация празднества приходится на вторник на Масленой неделе, с присущим ей безудержным бальным весельем, грандиозной факельной процессией гондол вдоль всего Гранд Канала и фейерверком над Сан-Марко, – нараспев произнес Стефан и замолчал, увидев седовласую женщину с теплым взглядом темно-карих глаз.

Тут же перейдя на итальянский, он радостно сказал:

– София, дорогая моя, позволь представить тебе мою экономку, Розу Понти. Она и ее супруг Роберто, которого ты могла видеть несколько минут назад, служат в Палаццо дель Фортуна уже более тридцати лет.

– Добро пожаловать, синьорина Джордан. Ваша комната уже готова. Могу я вас проводить?

– Благодарю, Роза. Я сначала покажу гостье дворец, – заявил хозяин.

– Да, синьор Стефано. Вы будете ужинать в обычное время?

Стефан переадресовал вопрос гостье:

– Наверное, ты проголодалась?

– Ну… – замялась молодая англичанка.

– Я лишь подумал, что, поскольку это твой первый визит в Венецию, ты хотела бы посмотреть на ночной город?

– Конечно. Но если у вас заведено ужинать в определенное время, не стоит нарушать традицию, – дипломатично ответила девушка.

Стефано помедлил и, обратившись к Розе, произнес:

– Если вам не трудно, предупредите, пожалуйста, Анджело, что мы поужинаем в городе.

– Будет сделано, синьор Стефано, – с большим достоинством произнесла женщина и добавила, прежде чем удалиться:

– Синьорина Джордан, если вам понадобится помощь, обратитесь ко мне, и я пришлю вам горничную.

– Спасибо, Роза, – поблагодарила девушка.

– Анджело – сын Розы, – пояснил Стефан. – Здоровенный парень, один из лучших поваров Венеции… А сейчас я собираюсь провести тебя по Палаццо, чтобы ты могла ориентироваться и не заплутала ненароком.

– Как считаешь нужным, – смирилась все же порядком утомленная впечатлениями и новыми лицами София.

– Начнем с главного…

– Постой, – остановила его девушка. – А откуда твоя экономка узнала, что я буду здесь жить?

– Во-первых, комната для гостей всегда готова на всякий случай, а во-вторых, я попросил Роберто отнести туда твои вещи, – легко объяснил Стефан и начал экскурсию:

– Это гостиная нижнего этажа. Она очень красива, как ты сама можешь убедиться. Используется она скорее как официальная приемная, нежели как комната для вечеров в обществе близких людей… Все жилые апартаменты оборудованы современной техникой, встроенной в старинные ниши. Это позволяет совмещать комфорт и элегантность. Мой дядюшка Паоло постоянно занят модернизацией жилого пространства, оснащая его последними техническими новинками.

– Твой дядюшка…

– Я говорю о нем в настоящем времени лишь по старой доброй привычке. Чуть не ввел тебя в заблуждение. На самом же деле дядюшка Паоло умер за полтора года до смерти тетушки Франчески… Идем дальше… Картины, с которыми тебе предстоит работать, я покажу только завтра, на свежую голову, – невзначай напомнил Стефан своей гостье о цели ее прибытия. – У нас есть центральное отопление, но зимними вечерами мы не прочь разжечь огонь в камине.

– В такую жару трудно представить, что в Венеции бывают зимы.

– Бывают, и весьма ощутимые, особенно когда с Адриатики веют промозглые ветры. Но и в этом многие находят свою прелесть и особую романтику. Есть любители, которые приезжают в Венецию только зимой… А теперь я отведу тебя в твою комнату. Ты сможешь освежиться и переодеться, прежде чем мы отправимся ужинать.

– Было бы неплохо, – с облегчением вздохнула София, для которой последние мгновения экскурсии по дворцу показались нескончаемым испытанием.

– Пятнадцати минут тебе хватит? – расстроил ее своим вопросом Стефан, но она сдержалась и с улыбкой ответила:

– Более чем достаточно.

Оказавшись по другую сторону двери, девушка пришла в неописуемый ужас. Что можно успеть за четверть часа?

София рывком распахнула свой чемодан… На одно обдумывание наряда может уйти полдня. Она выдернула из массы платьев серебристо-оливковое, достала изящные босоножки, состоящие из тонкой паутинки кожаных ремешков, приготовила миниатюрную сумочку… Она разложила все это на кровати и пристрастно посмотрела, сознавая, что на сомнения и эксперименты времени нет.

София достала банные принадлежности, включила душ, нырнула под плотную струю и вмиг ощутила бодрящее прикосновение воды к утомленному телу. Капли, бегущие по ее лицу, неожиданно напомнили о быстротечном поцелуе, напомнили о Стефане, и София почему-то смутилась своей наготы… Девушка быстро почистила зубы.

Менее чем за десять минут ей предстояло стать блистательной. Жизнь бросала вызов.

София взяла фен. Держа его одной рукой, другой она выпотрошила косметичку и принялась наносить быстрый, но эффектный макияж. Переусердствовать было нельзя, но и выглядеть небрежно ей не позволял элегантный дух Венеции и воспоминания о маркизе д'Орсини.

Уложив высушенные волосы в «ракушку» на затылке, она высвободила несколько вьющихся прядей на висках, что придало ее облику юный и задорный вид. Она внимательно всмотрелась в зеркало и удовлетворенно заметила, что тушь, нанесенная с рекордной поспешностью, легла без комков, тени тщательно растушеваны, а характерно изогнутые брови не выглядят нарочито. Она несколько раз мазнула блеском по губам и буквально нырнула в тонкое белье и шелковое платье. София брызнула из пульверизатора духами, когда в дверь постучали. Она лениво сказала:

– Открыто… – И села на край постели, застегивая на щиколотке босоножки.

София подняла глаза и увидела в дверном проеме Стефана, свежего, в элегантном костюме, с хорошо уложенными волосами и ослепительной улыбкой.

– Готова? – спросил он ее.

– Как видишь, – ответила довольная девушка.

– Ты выглядишь ослепительно, но…

– Что не так? – взволнованно поинтересовалась София.

– Не желаешь распустить волосы?

– Ты думаешь?

– Попробуй.

– Ну, хорошо, – сказала она, завела руки за голову и, вынув из прически шпильки, встряхнула головой.

Шелковистые пряди медленно растеклись по плечам и спине. Стефан зачарованно наблюдал эту грациозную сцену. Девушка встала навстречу ему, и он благоговейно уступил ей дорогу со словами:

– Нас ждет водное такси.

– Я бы предпочла пройтись, – вдохновленная своей маленькой победой, сладко прошептала София.

– Как пожелаешь, – склонил он голову и нежно шепнул: – У нас много общего, ты так не считаешь?

– Возможно, – неопределенно ответила она и обворожительно улыбнулась, слегка прищурившись.

Впервые в жизни София подумала, что общение мужчины и женщины – игра. И эта игра начинала ее затягивать.

– Если бы я мог следовать своим пристрастиям, то непременно принялся бы изучать археологию, историю, культуры разных народов. Я завидую тебе немного. Ты все время имеешь дело с прекрасным, тогда как мне приходится заниматься куда более прозаическими вещами. Так случается, когда нужно продолжать дело дедов и отцов. А с другой стороны, я из тех людей, которым не на что жаловаться.

Молодая англичанка терпеливо слушала. Стефану польстило ее вежливое внимание. Он улыбнулся и сказал:

– Прежде чем мы решим, куда идти, я бы хотел узнать твои пожелания.

– Площадь Сан-Марко, конечно же… – как нечто само собой разумеющееся выдала София.

– И конечно же, аперитив во «Флориано», – продолжил в ее интонации Стефан. – А потом я поведу тебя в мой любимый ресторанчик.

– Это чудесно! – воскликнула София, которая уже не чувствовала себя прежней. С ней произошли удивительные изменения. Именно это она прочла в его глазах.

– И мы пойдем извилистой старинной дорожкой, пересекая ажурные мостки над темными водами узких каналов. Я хочу провести тебя по городу моего раннего детства, София, – воодушевленно проговорил Стефан. – Площадь Святого Марка! – торжественно объявил он через несколько минут.

– Самая красивая площадь в мире! – восторженно отозвалась София.

– Самая интригующая, – осторожно поправил ее Стефан.

– Интригующая? – заинтересовалась девушка.

– Именно, – кивнул он. – Несколько веков здесь проходили бои быков и разгуливали свиньи, устраивались театрализованные представления и торжественные процессии, неистовствовали карнавалы и развертывались пиршества… И сколько с этим связано историй, тайн и загадок! Площадь Сан-Марко – сердце Венеции, легенда старой Италии, жемчужина Западного мира… Что будешь пить? Джин с тоником или «Манхэттен»?

– Не уверена, что вполне понимаю, о чем идет речь. Я не очень люблю спиртное, – неохотно ответила София, располагаясь за столиком под летним тентом знаменитого заведения «У Флориано».

– Должен заметить, тебя это отлично характеризует, София. И все же мы не можем просто посидеть и уйти. Надо что-то заказать.

– Белое вино, пожалуйста.

– Отличный выбор, – оценил Стефан и отослал официанта с заказом.

Столик сервировали очень изящными бокалами, в которые налили золотистое вино.

– Как на твой вкус? – поинтересовался Стефан, когда София сделала долгий пробный глоток.

– Отменно, – блаженно произнесла девушка.

– Уверена? – прищурился он.

– Абсолютно… А ты думаешь иначе?

– Нисколько, дорогая София. Я полностью разделяю твое мнение относительно вина, как и всего остального. Мне очень приятно соглашаться с тобой, – заявил Стефан, и София зарделась.

Она отвела в сторону глаза и некоторое время развлекалась, наблюдая за элегантными венецианцами и небрежно одетыми туристами с фотокамерами, затем произнесла:

– Любить Венецию несложно. Но жить в Венеции, должно быть, не легко.

– Зато как приятно возвращаться сюда, особенно сознавая, что этот город – твой родной дом… Еще вина или пойдем поужинаем?

– Пойдем поужинаем, – сказала София.

– Карло уже дожидается нас…

ГЛАВА ПЯТАЯ

У входа в ресторан их радушно поприветствовал приятный господин с черными как смоль курчавыми волосами.

– Стефано! Рад видеть тебя! – зычно воскликнул он.

– Рад видеть тебя, Карло! – в тон ответил Стефан.

Двое мужчин крепко обнялись, словно старинные друзья.

Стефан Хэвиленд по-хозяйски обхватил Софию за талию и обратился к ней:

– Дорогая, позволь представить тебе моего хорошего друга и настоящего волшебника Карло Верди… Карло, эту фею зовут София Джордан.

– Как же! – Карло кинулся лобызать смущенную фею. – Стефано рассказывал мне о вас. Я восхищен, синьорина Джордан. Стефано говорил, что вы красавица, но мне кажется, он многое утаил.

– Вы очень любезны, – опасливо произнесла молодая англичанка, не зная, как следует отвечать на столь преувеличенные комплименты.

– Я оставил столик для вас, – громогласно объявил Карло. – Но позвольте обслужить вас сегодня как моих особых гостей… Стефано, София, добро пожаловать ко мне в сад. Вам понравится.

– Ужин на улице? – удивилась девушка.

– Под звездным небом, дорогая София! – заманивал Карло. – И вы наверняка знаете толк в дарах моря.

– Вы угадали, – отозвалась София.

– Я не угадал, я знал это… Такая изысканная дама, как вы, должна понимать в хорошей кухне.

– Я стараюсь, – вновь сконфузилась девушка.

– Замечательно! Это просто замечательно, Стефано, что ты привел именно ко мне сказочную фею, и делай это почаще, тогда я еще сильнее буду любить тебя! – фонтанировал комплиментами Карло Верди. – И я хотел бы порекомендовать вам сегодня нечто особенное. Наш повар словно ждал вашего прихода, дорогая София, и превзошел сам себя.

– Мы попробуем все, – согласился Стефан, и Карло удалился.

– Такое чувство, что меня контузили. Сердце выпрыгивает из груди, в ушах стоит страшный звон, – рассмеялась София, когда вновь осталась со Стефаном наедине.

– Это скоро пройдет. Традиционные последствия итальянского гостеприимства. Это особый талант Карло – превращать обычный ужин в настоящую феерию. К тому же я успел ему сказать по телефону, что это твой первый визит в Венецию.

Стефан усадил Софию за стол, накрытый под огромными южными звездами, налил вина в красивые бокалы и произнес тост, который привел девушку в замешательство:

– За нас, дорогая! За успех новых отношений!

За ужином они говорили очень мало. София не могла отделаться от странного ощущения, которое преследовало ее с того самого мгновения, как в отеле ей отказались предоставить номер.

Ей не на что было жаловаться. В Палаццо дель Фортуна она устроилась как принцесса. И все же беспокойство поселилось в ее душе. И она не могла его прогнать, как ни хотела.

Заметив ее задумчивость, Стефано спросил за чашечкой кофе:

– Я надеюсь, ужин не разочаровал тебя?

– Все было исключительно. Я никогда не получала от еды такого удовольствия, – признала девушка.

– Удовольствие от еды, помноженное на удовольствие от твоего общества, заставляет меня думать, что это самый счастливый вечер в моей жизни, – горячо произнес Стефан.

– Ты часто бываешь в этом ресторане? – сменила тему София.

– Я приходил сюда еще юношей, когда им владел отец Карло. Именно здесь я выпил свой первый глоток кьянти.

– И тебе он понравился?

– Я притворился, что понравился… Но моя тетушка Франческа догадалась по легкой гримасе, что я почувствовал в действительности, поэтому, когда отец Карло удалился, она быстренько позволила мне заесть неприятный привкус. Помню, я подумал тогда, что никогда в рот не возьму спиртного.

– Ты очень любил свою тетю? Ты так тепло о ней отзываешься…

– Доброй, с легким нравом, остроумной и правдивой женщиной была моя тетушка. Порой деловая, порой легкомысленная, порой мечтательница. Нежная, заботливая, гостеприимная, обожающая всех своих близких, зла ни на кого не державшая. Сколько я ее знал, тетушка всегда была улыбчивая и спокойная. Такая, какой и следует быть настоящей женщине в моем представлении. И, конечно же, я очень скучаю по ней.

– Что ее интересовало?

– Она очень любила настоящую литературу и музыку, отлично играла на фортепиано и хорошо разбиралась в живописи.

– У твоих тети и дяди были дети?

– Только дочь Джина, ныне маркиза д'Орсини.

– Маркиза д'Орсини – твоя кузина? – с непринужденной улыбкой уточнила София, в то время как все внутри нее торжествовало. Это многое объясняло, хотя далеко не все исключало. – А когда вы были детьми, то часто играли вместе… – осторожно предположила влюбленная девушка.

– Отнюдь, – рассмеялся Стефан. – Между нами пропасть, София. Она значительно старше и всегда указывала мне мое место. Когда я вырос и это различие перестало быть столь очевидным, мы немного сблизились, у нас появился шанс узнать друг друга… О чем ты задумалась, София? – растормошил он затихшую и отрешенную спутницу.

– Объясни мне, – тихо произнесла она. – Если Джина дочь твоих тети и дяди, то почему Палаццо дель Фортуна унаследовал ты, а не она? Надеюсь, это не слишком дерзкий вопрос, – поспешила оговориться София.

– Фамильное владение должен наследовать кровный родственник. Предпочтительно мужского рода. До меня это была собственность тетушки Франчески, и если бы у нее родился сын, то дворец перешел бы к нему. Когда Паоло встретил тетушку Франческу, он уже десять лет вдовел. Он был красив, чрезвычайно обворожителен, она просто не могла не поддаться его обаянию. Джина его дочь от первого брака. Тетушка официально удочерила ее, став женой дяди Паоло. К сожалению, влюбиться в этого человека оказалось куда проще, чем ужиться с ним…

– Твоя тетя поладила с Джиной?

– Увы… Тетушка Франческа старалась. Но Джина в принципе была против нового брака своего отца и категорически отказывалась принимать мачеху. В ней говорили и ревность, и обида за мать, которую, как ей казалось, отец предает, женившись на другой женщине… В конце концов, устав от нескончаемых сцен, Паоло отослал Джину в элитную школу для девочек, и моя тетя возражать не стала. Она всегда производила впечатление несчастливого человека. Я с детских лет испытывал к ней жалость, хоть и тщательно скрывал это.

– А когда Джина стала старше, ее отношения с мачехой не наладились?

– Они стали цивилизованней, но принципиально не изменились. Джина по-прежнему ни во что не ставила мнение тетушки Франчески, а тетя не могла понять мотивацию своей падчерицы. Они достаточно долго прожили под одной крышей, но сторонились друг друга. Это был единственный способ избежать новых конфликтов. Когда случались выходы в свет, они вели себя благоразумно. Но близости между ними не было никогда… Джина ни в чем не нуждалась. Она привыкла к роскоши, отец всегда давал дочери все, чего она только ни желала. Болезнь отца стала для Джины проблемой, и она, недолго думая, приняла предложение маркиза д'Орсини…

– Ты хочешь сказать, твоя кузина вышла замуж по расчету?

– Это вызывает у тебя негодование? – нахмурился Стефан.

– Прости, – осеклась София. – У меня нет права ее судить.

– Брось, – улыбнулся он. – Ты сказала то, что думала. Не извиняйся. А сама ты не веришь в брак из практических соображений?

– Нет, – чистосердечно откликнулась девушка.

– У тебя есть причины для такого мнения? – серьезно спросил ее Стефан.

– Я не представляю, как супруги могут быть счастливы друг с другом без любви!

– А по-твоему, любовь – это непременно счастье? – усмехнулся он. – Только тот, кто никогда не любил, может думать о счастье в любви. Любовь порой может быть мучительной. А вот Джина, с ее практическими соображениями, скорее станет счастливой с человеком, который может ей дать достаток, чем с тем, который лишит ее душевного покоя. Маркиз оплачивал ее счета, и это все, что от него требовалось. Однако собственных денег у него было немного. И его семья невзлюбила Джину. И теперь ей кажется, что она совершила ошибку. Но вовсе не потому, что вышла не по любви, а потому, что просчиталась. Кроме того, маркиз на тридцать пять лет старше Джины и страшный распутник. Всем было понятно, что она сделала глупый выбор. Но на нее тогда словно затмение нашло. Титул, обходительность, заоблачные перспективы… Но все изменилось, лишь только они стали жить вместе. А разводы в Италии – дело особо хлопотное…

– Очень грустно это слышать. Чем бы она ни руководствовалась, жаль, что с ней такое произошло, – задумалась София.

– Многие люди считают, что она это заслужила. Спасибо, что думаешь иначе, – искренне поблагодарил ее Стефан. – И я с тобой согласен. Джина не пыталась убедить маркиза в своей бескорыстности, а вот он сильно постарался, чтобы внушить тогда еще молоденькой девушке, что ее ждет сказочная жизнь. Впоследствии же он повел себя как мерзавец. Обращался с ней так, словно купил ее. Восемь лет она была вынуждена мириться с его бесконечными неприкрытыми изменами. А он прекрасно знал, что не может быть ничего более оскорбительного для такой гордой женщины, как Джина. А потом… – затянул паузу Стефан, внимательно глядя на Софию. – Потом наш маркиз неожиданно умирает. Так наступило долгожданное и тем не менее такое нечаянное освобождение. Никто не стал винить Джину, когда она буквально воспрянула после его смерти. Но тут судьба нанесла ей очередной удар. Кузина так рассчитывала унаследовать дворец д'Орсини. А оказалось, что маркиз своим завещанием отписал ей лишь скудное содержание и право на проживание в фамильном дворце до конца жизни. А в случае повторного брака она лишится и того, и другого… Иначе говоря, он обрек мою дорогую кузину на поиски нового богатого мужа, – иронически окончил свое повествование Стефан.

– И это после всего, что ей пришлось перенести за восемь лет жизни с этим извергом?! – недоуменно воскликнула девушка.

– Ты думаешь, наша Джина не способна учиться на своих ошибках? – недобро ухмыльнулся Стефан Хэвиленд. – Ты права, София. Она из тех, которые не учатся, сколько бы их ни била судьба. Им проще считать тумаки и злиться на весь мир, чем сделать над собой усилие и отбросить собственные заблуждения. Она искренне верит, что в следующий раз ей повезет… А теперь скажи мне, София, – наклонился Стефан к девушке. – Ты смогла бы выйти замуж ради денег?

София недоумевающе посмотрела на его очень серьезное лицо. Она даже не искала правильный ответ, просто не могла понять, почему вообще возник этот вопрос. Ей нужно было знать, случаен он или имеет для Стефана глубокое значение.

– Я никогда не задумывалась над этим, – смущенно проговорила София.

– Но ты не ответила, – настаивал Стефан и еще сильнее подался вперед, вглядываясь в лицо собеседницы.

– Я убеждена, что любовь в браке необходима.

– Любовь или романтика? – допытывался Стефан Хэвиленд.

– Если не любишь, то зачем вообще жениться?! – отчаянно воскликнула девушка.

– Но любовь не может гарантировать ничего. То, что ты будешь принимать за любовь, улетучится в два счета, и останется одно лишь разочарование. Возможно, в браке важнее достичь понимания, поддерживать друг друга, быть близкими по духу. И тогда брак не станет тяжелой ношей, даже когда новизна романтических отношений отойдет на второй план.

– Ты веришь в это? – растерянно спросила София.

– Тетя Франческа верила. Потому и вышла замуж за красавца Паоло, с которым ей было сначала хорошо, легко, весело… Но этого оказалось недостаточно. Именно из-за отсутствия уважения и взаимной предупредительности их отчуждение стало непреодолимым. Но, наверное, я не совсем правильно сужу о ситуации. Видишь ли, София, Паоло как любой компанейский человек не знал меры в питье. Однажды, напившись, он упустил из внимания тот факт, что женат совсем недавно. Он решил прояснить свои права на Палаццо дель Фортуна и на Жемчуг Падуи – фамильную реликвию, переходящую из поколения в поколение. Моя тетя, будучи женщиной правдивой и стойкой, ясно дала ему понять, что в случае ее смерти он не получит ни дворец, ни сокровище. И тогда она узнала, что ее чудесный Паоло, весельчак и джентльмен, досадно просчитался, женившись на ней. Он, конечно же, протрезвев, всячески отрицал это, но, поняв, что тетушка не собирается изменять завещание в его пользу, уехал и взял Джину с собой… Правда, потом вернулся. Очень скоро… И опять принялся переубеждать тетю Франческу. Но она, надо отдать ей должное, при всей своей любви к этому человеку, не отступила ни на йоту. Она сдерживала огонь с обеих сторон. Во-первых, тетушка всячески противостояла его корысти и старалась придать их отношениям дружеский характер, во-вторых, она достойно отражала нападки семьи, которая изначально не желала принимать Паоло в свои члены, а после таки требовала развода. Но Франческа не развелась с ним, она дала ему второй шанс. Она приняла его и Джину обратно. Потому что брачные клятвы не были для нее пустым звуком. Откровенно говоря, Паоло повел себя разумно. Он не стал больше настаивать на своих притязаниях. Порой они казались счастливой парой… Он стал требовать другого… Чтобы она родила ему ребенка – сына, который смог бы унаследовать главные достояния нашей семьи…

– А твоя тетя не хотела иметь детей? – не уставала удивляться София.

– Очень хотела. Но этого не происходило, и тогда она, мудрая женщина, сочла, что такова Божья воля…

– Она так просто смирилась с этим?

– Любое преодоление стоит огромных усилий духа. Наблюдая за ней, трудно было сказать, насколько тяжело она переживает свою неспособность иметь от Паоло детей. Но у тети Франчески было одно невероятное качество. Она никогда не роптала и видела Божий промысел во всем. Она была глубоко верующим человеком… Но Паоло не смирился. Когда их многочисленные попытки зачать ребенка не увенчались успехом, он принялся винить тетю. Принуждал к мучительным медицинским процедурам. Он, словно одержимый, не слушал ее возражений. Но впоследствии оказалось, что проблема вовсе не в тете Франческе. Именно Паоло не мог иметь детей. Он стал отцом Джины в молодые годы, после чего нездоровый образ жизни либо другие причины повлекли за собой бесплодие. Этот диагноз лишил его последней надежды завладеть дворцом. Паоло не потребовалось много усилий и времени, чтобы превратить этот брак в нечто совершенно непотребное. Пожалуй, только Роза и Роберто могут доподлинно знать, как тетушка Франческа ограждала своего падшего мужа от общественного порицания. Его пьянство стало тяжелой болезнью, он начал стремительно деградировать. Он громил мебель, скандалил и угрожал, но тетя выстояла и не уронила себя. А после его смерти сказала мне, что Палаццо дель Фортуна всегда был обителью счастья и обязательно станет ею вновь, а испытания посылаются для того, чтобы научиться ценить простые вещи и доброту людей…

– И поэтому ты решил вернуться в Палаццо дель Фортуна?

– Благодаря высоким технологиям, которые так ценил дядя Паоло, я могу не так часто отлучаться в Штаты. Еще у меня есть доверенные лица, высококвалифицированные управляющие, и дело моего деда и отца не пострадает, если я поселюсь в Венеции.

– Ты все продумал, – тихо проговорила София. – Ты так уверен во всем. Не испытываешь никаких сомнений.

– Разве это плохо?

– Конечно же, это очень хорошо, но…

– Какие могут быть «но»? – удивился Стефан.

– Мне это не понятно. Я не знаю, каково это – твердо знать, как и что делать. В моей профессии все иначе. У меня есть опыт, я постоянно узнаю и осваиваю что-то новое, стараюсь совершенствоваться. А в жизни не так. Это как блуждание в темном лесу.

– Ты просто еще не успела оправиться после потери отца, поэтому тебе все видится в мрачных красках, – поспешил объяснить ее чувства Стефан.

– И еще я очень устала, – вздохнула она.

– Неудивительно, – откликнулся он. – Я попрошу официанта вызвать такси…

У массивных дверей Палаццо Стефан достал ключи со словами:

– Не стоит будить слуг в такой поздний час.

Стефан отпер замок и, прежде чем открыть двери, посмотрел на Софию.

Ее глаза блестели в тусклом свете фонарей. Она неотрывно внимала своему спутнику.

– Если ты так смотришь на меня, я просто обязан тебя поцеловать, – произнес он и склонился над девушкой.

Стефан обхватил девичью талию. Он держал Софию крепко, целуя сладко и долго. Затем открыл дверь и увлек ее внутрь, не прерывая поцелуя. Они долго простояли в холле, расходясь и вновь сливаясь в поцелуе. Когда они достигли гостиной, Стефан снова обнял ее и поцеловал высокий лоб, веки, щеки, шею, нежную грудь. Когда их губы соединились опять, а его рука легла на ее грудь, София опомнилась.

– Прости, но я не стану спать с тобой, – отстранилась она от Стефана.

– То есть?..

– Ты понимаешь.

– Почему?

– Я не могу.

– Ты не можешь потому, что хранишь верность другому мужчине, или же потому, что не хочешь?

– Просто не могу, – не желала оправдываться девушка.

– Это не объяснение, – сказал Стефан и вновь прижал ее к своей груди.

София уклонилась от очередного поцелуя и тихо, но твердо произнесла:

– Не целуй меня больше.

– Это всего лишь поцелуй.

– Но я не хочу его, – прошептала София.

– Ложь. И ты хочешь не только моих поцелуев. К чему отрицать очевидное? В наших желаниях мы едины. Пойдем ко мне, и ты не забудешь эту ночь никогда…

– Стефан! – прикрикнула она и тише добавила: – Остановись, Стефан.

– Почему? Скажи мне правду.

– Я не хочу… Это вся правда.

– Но твои поцелуи сказали мне обратное, – настаивал Стефан.

– Я говорю «нет», а ты хочешь принудить меня? – сухо произнесла она.

– Прости, – отошел он от Софии. – Должно быть, я ошибся, решив, что нравлюсь тебе…

– Мы плохо знаем друг друга.

– Я знаю о тебе достаточно. Теперь же хочу познать тебя. А другие способы сделать это мне неизвестны.

– Нет.

– Почему?

– Ты торопишься.

– Должен пройти какой-то определенный период, чтобы мне было позволено притронуться к тебе?

– Трудно сказать. Я просто не собираюсь делать это теперь. Вероятно, ты во мне ошибся, Стефан…

Он нехотя отпустил ее…

София уединилась в своей спальне. Электричество почему-то было отключено, однако она почти не заметила этого, как и других странностей. Слезы обиды душили ее. Его желание показалось ей непозволительно откровенным. Девушка испугалась той легкости, с которой Стефан принял решение сделать ее своей. София надеялась завоевать его симпатию, а не воспламенить его похоть. Она считала, что истинная близость может родиться только от сердечных отношений, а не от влечения плоти. Его страстность показалась ей пугающей, упорство, с которым он соблазнял ее, – ошеломляющим.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

В постели, на воздушных перинах, настроение Софии Джордан не улучшилось.

Между ними столько непреодолимых преград!..

Все ее представления о взаимном узнавании влюбленных оказались бесполезными. Стефан предстал перед ней в образе скорее устрашающем, чем влекущем. Его рассказ о семье так же разительно отличался от всего, к чему привыкла София, живя с отцом, насколько ее лондонская квартира на первом этаже с окнами в сад отличалась от помпезного Палаццо с видом на венецианское великолепие.

В темноте и одиночестве ночи София осознала всю невозможность своей романтической фантазии. Она засыпала, но внутренняя тревога не давала ей забыться, и София пробуждалась вновь.

Чужая постель, чужие стены и незнакомые звезды, которые подглядывали в окно, чахлый лунный отсвет украдкой проникал сквозь портьеры, из-за чего гротескные тени изломами покрывали стены и пол – все настораживало девушку.

Внезапно ей показалось, что тени колышутся.

София села на постели и всмотрелась в сиреневатую темень. Сиплым от страха голосом она вскрикнула:

– Кто здесь?!

Ее голос наполнил величественную пустоту. София поняла, что она одна в комнате. Однако это ее не успокоило. Сердце продолжало ускорять темп, отсчитывая мгновения безотчетного ужаса.

Девушка продолжала, затаив дыхание и настороженно вслушиваясь в тишину, сидеть на кровати, стиснув в руках одеяло. И этот миг она явственно расслышала звук открывающейся двери и тяжелую неторопливую поступь в коридоре. Она встала и, подойдя на цыпочках к двери, остановилась и замерла.

Дверная ручка беззвучно провернулась, и дверь резко открылась, толкнув Софию. Она оступилась, упала и вскрикнула.

– Что с тобой? – раздался шепот Стефана. – Ты поранилась?

– Я?! Нет… Я в порядке. – Она справилась с испугом.

– Точно? – недоверчиво уточнил Стефан.

– Да… – уже совершенно спокойным голосом подтвердила София.

Стефан вошел в спальню девушки и попробовал включить ночник, но тот не работал. В свете, льющемся из коридора, он разглядел, что она скорчилась на полу, обхватив рукой подвернутую ногу и растерянно уставившись на него.

– Оставайся так, – распорядился Стефан. – Черт, – буркнул он себе под нос, затем вышел ненадолго, а вернувшись, поднял ее на руки и отнес в соседнюю гостиную, смежную с его спальней.

Он устроил Софию на диване, подложив ей под спину несколько диванных подушек. Ее обнаженные плечи вздрагивали. Он сел на краю дивана и посмотрел на гладкое девичье личико.

– Прости, я поступил глупо и напугал тебя.

– Не страшно, – улыбнулась она, окончательно избавившись от ночного наваждения.

– Ты бледная и холодная, как привидение.

Стефан поднялся с дивана и исчез за дверью своей комнаты, а через короткое время вернулся с пледом в руках. Он накинул плед ей на плечи и, открыв дверцу бара, налил что-то в хрустальный стакан.

– Выпей это небольшими глотками, – сказал он Софии.

Девушка, слегка поморщившись, выполнила предписание.

– Лучше? Должно стать лучше. Давай я разотру твои руки.

София безмолвно позволила ему это сделать.

– Заметно лучше. Уже нет той бледности, – удовлетворенно заметил он.

В дверь постучали, и София вскочила с дивана.

– Не волнуйся… Это Роберто. Я вызывал его, – объяснил Стефан и ушел к себе.

София могла расслышать из их разговора только:

– Замечательно… Благодарю вас, Роберто. Двух будет достаточно… Нет. В этом нет необходимости… Ваша помощь, Роберто, мне больше не понадобится. Можете идти… Спокойной ночи.

После этих слов Стефан вернулся и, с самоуверенной улыбкой обратившись к Софии, сказал:

– Прежде чем вздумаешь сопротивляться, ты должна понять, что это исключительно в медицинских целях.

Он налил себе бокал и вновь присел возле Софии, изучающе глядя на нее.

– Я вижу, тебя что-то напугало. Ты должна объяснить, что именно. Расскажи обо всем, что произошло с того самого момента, как ты поднялась в свою спальню… Повторяю, расскажи мне все до мельчайших подробностей.

– Когда я вошла в свою комнату, то не смогла включить свет. Я хотела положить серьги в шкатулку для драгоценностей, но не нашла ее в темноте, хотя сейчас она стоит на месте. Я увидела ее, когда появился ты. И все же, доставая из чемодана ночную сорочку, я заметила, что кто-то рылся в моих вещах…

– Что-то пропало? – поспешно уточнил Стефан.

– Трудно ответить с полной определенностью. Во всяком случае, я не заметила.

– Тебя это напугало? Насторожило? Озадачило?

– И то, и другое, и третье, – улыбнулась София. – Я не придала этому большого значения, но заснуть все же не смогла. Однако у меня нет оснований считать, будто это чей-то злой умысел. Может быть, кто-то из твоих слуг собирался распаковать мои вещи во время нашего отсутствия, но по какой-то причине не сделал этого?

– Я не давал таких распоряжений, – возразил Стефан. – Было еще что-нибудь подозрительное?

– Когда я пыталась заснуть, то увидела странное движение в углу комнаты и услышала нечто…

– Что именно?

– Похожее на короткий всхлип… Всего один раз. Тогда я и вскрикнула. Но мне никто не ответил.

– Тебе следовало позвать меня сразу, как только ты заметила что-то странное, – строго проговорил Стефан. – Продолжай…

– Я услышала чьи-то шаги в коридоре… Теперь я знаю, что это были твои шаги… Встала с постели, подошла к двери. А потом ты ударил меня дверью, и я упала, – детально восстановила последовательность загадочных событий София.

– Но то, что ты видела… На что это было похоже? – допытывался Стефан.

– Ни на что конкретно. Просто тень. У меня нет оснований считать, что это был человек. – София задумалась, пристально глядя на Стефана. – Если все же это была человеческая тень, то на голове человека было что-то надето.

– Интересно, тот ли силуэт я видел убегающим через французские окна, когда вышел из своей комнаты, услышав твой крик. Похоже, что тот. Когда я понял, что ты вне опасности, то связался с Роберто и распорядился, чтобы слуги обыскали сад. Но Роберто доложил, что следов вторжения обнаружено не было. Они нашли лишь фонарик, брошенный и разбившийся, и ворота не были заперты. Это и позволило негодяю скрыться.

Страх с новой силой овладел Софией.

– А в Венеции часто совершаются преступления? – робко поинтересовалась девушка.

– Случаются, но достаточно редко. Во всяком случае, этот город считается одним из самых безопасных для ночных прогулок, – констатировал Стефан.

– Но если ворота не были заперты, это могло спровоцировать вторжение?

– Тут есть одна странность. Роберто всегда проверяет все окна, ворота и двери перед тем, как отправиться спать. Он утверждает, что собственноручно закрыл ворота.

– Ты уверен в нем?

– Своим слугам я верю безоговорочно, – строго ответил Стефан. – Более прочих я доверяю Роберто.

– Но как же вор проник в дом? – всплеснула руками напуганная девушка.

– Наш незваный гость вошел тем же самым путем, что и вышел, – через французские окна твоей спальни. Он мог знать, что в здании установлена охранная система. Поэтому решил проникнуть через сад. Вероятно, у него были ключи. Это говорит о том, что он тщательно подготовился…

– Ты полагаешь, что он пробрался в мою комнату еще до нашего возвращения и пробыл в ней все время, пока не посчитал, что я крепко сплю?

– Скорее всего, так и было, поэтому он и позаботился заранее о том, чтобы ты не могла включить свет. Совершенно точно – он искал что-то в твоих вещах, что-то определенное. Если бы его интересовали ценности Палаццо, он бы не задержался в комнате для гостей, а пробрался бы в другие помещения и поживился бы там.

– Но что привлекло его внимание в моем чемодане?

– Вот этого я не знаю, София… – развел руками Стефан. – Ты уверена, что ничего не пропало? Стоит все тщательно осмотреть, когда восстановят освещение в твоей комнате.

– Я тебе уже сказала, что поначалу не смогла найти шкатулку для драгоценностей – подарок отца, с открыткой на мой день рождения. Ты видел ее, кажется… Это единственные по-настоящему ценные для меня вещи. Но потом в свете из коридора я смогла разглядеть ее на столике. Полагаю, что ничего более достойного внимания вор не мог обнаружить в моих вещах…

Только в эту минуту София вспомнила о похожем происшествии в лондонской квартире, имевшем место накануне открытия персональной выставки Питера Джордана, когда ей показалось, что кто-то побывал у нее дома, пока она ужинала со старушкой Калдвелл.

София прошептала:

– Мне непонятно, почему он решил остаться в комнате вместо того, чтобы бежать?

– Может быть, просто не успел проверить все твои вещи и ждал, когда ты крепко уснешь, чтобы возобновить поиски.

– А как он сумел обесточить только мою комнату?

– Я полагаю, он не трогал проводку, а лишь выкрутил лампочки из всех осветительных приборов.

София выслушала разумное объяснение и задумалась.

– Еще бренди? – спросил Стефан.

– Нет, благодарю. Достаточно… Я уже пришла в себя.

– Тогда следует разойтись по спальням, а завтра продолжим разбор на свежую голову. Только дай мне несколько минут, я на всякий случай проверю исправность проводов.

Стефан очень скоро вернулся с бодрым возгласом:

– Порядок! Можешь возвращаться к себе.

А возвращаться к себе ей как раз и не хотелось. Только не после этого пугающего и необъяснимого происшествия.

Девушка очень медленно поднялась с дивана. По всему было заметно ее нежелание идти в спальню.

– Что не так? – хитро поинтересовался Стефан.

– Все нормально, – откликнулась она.

– Ответь честно, София, – настаивал он.

– Все нормально, – тем же тоном повторила она.

– Не верю! Тебя что-то беспокоит.

– Конечно, беспокоит, – прямо ответила София.

– Что именно?

– Ты сам сказал, что у вора, будем так его называть, скорее всего есть ключи от ворот. Что ему помешает вновь воспользоваться ими, если он не смог в этот раз найти то, что его интересовало в моих вещах?

– Я сомневаюсь, что он предпримет новую попытку сегодня же ночью, – попытался успокоить ее Стефан. – Но на этот случай я попросил двоих моих слуг подежурить в саду.

– Это другое дело… Но все же если злоумышленник что-то задумает, ему будет сложно помешать.

– Твое волнение хоть и излишне, но вполне понятно. Конечно, тебе неприятно возвращаться к себе в комнату после всего, что произошло. И ты вряд ли сможешь спокойно заснуть. Поэтому предлагаю поменяться на эту ночь спальнями, а днем мы что-нибудь придумаем, – предложил Стефан.

София в нерешительности замялась.

– Столько беспокойств из-за одной меня…

– Никаких беспокойств…

– Я боюсь, – наконец нехотя призналась София. – Мне продолжает казаться, что этот человек никуда не делся, а продолжает где-то прятаться.

– Ты хочешь, чтобы рядом был телохранитель? – спросил Стефан. – Увы, этого я сделать не могу. Если я останусь с тобой, то вряд ли ты оценишь мое усердие.

– Я не прошу тебя о невозможном, Стефан… – с надеждой посмотрела на него София. – Но боюсь оставаться одна.

– Иными словами, ты желаешь быть со мной этой ночью?

София кивнула в ответ.

С улыбкой победителя Стефан поднял ее на руки, и через пару мгновений София лежала на его постели.

Стефан чуть отошел и попросил:

– Позволь мне полюбоваться тобой.

Испуганная женщина в легкой ночной сорочке лежала на кровати. Ее темные волосы рассыпались по подушке и отливали глянцем. Взволнованные миндалевидные глаза молили о помощи, бледные губы, чуть приоткрытые, напряженно ожидали поцелуев. Гибкая шея, красивые плечи с тонкими бретельками сорочки. Под шелковым лифом проглядывала полуобнаженная грудь.

Стефан присел рядом, склонился к ее лицу и поцеловал Софию.

Тогда она обняла его за шею и не выпускала всю ночь.

А когда утром она проснулась, летнее южное солнце яростно светило в окно. София была в постели одна.

София сонно улыбнулась воспоминаниям, как и тому чувству вины, которое сопутствовало им.

То же чувство вины вспыхивало в ней каждый раз, когда напоенный близостью Стефан отдыхал на своей половине постели после очередного страстного соития…

Уже первый их мимолетный поцелуй на катере рассказал ей о всех намерениях Стефана. Уже тогда ошеломленная его неожиданным поступком София поняла, что они станут близки очень скоро. Бессонная ночь, томительные и тесные объятия, бесконечные поцелуи, долгий самозабвенный экстаз, смертельная усталость, исчезающая после легкого прикосновения, – все это было предсказано задолго, быть может, даже в первую их встречу в длинной магазинной очереди.

Но в эту сладостную ночь любви София не вспомнила о самом важном предвестнике счастья. Она забыла про портрет, висящий над постелью в ее лондонской спальне…

За завтраком девушка узнала от слуг, что синьор Хэвиленд работает в своем кабинете. София постучала и услышала:

– Кто это?

– Это София.

Через пару секунда дверь открылась, и она увидела на пороге усталого человека с темными кругами под глазами.

– Доброе утро, соня, – сипло и медлительно поприветствовал ее Стефан. – Вернее, добрый день. Выглядишь счастливой. – Он поцеловал ее в щеку.

– Не только выгляжу, но и чувствую себя таковой, – улыбнулась в ответ София.

– Я не замучил тебя? – с лукавой ухмылкой поинтересовался Стефан.

– Нисколько.

– Уверена?

– Уверена.

– Терапия сработала, – удовлетворенно заметил Стефан, вернувшись за рабочий стол.

– Какая еще терапия? – насторожилась София.

– Как какая? – удивился он. – Я бы с радостью возобновил лечение, дорогая, но мне предстоит одно неотложное дело. Возвращайся, пожалуйста, в постель, София. Скоро я присоединюсь к тебе.

– Но я не хочу, – простосердечно возразила англичанка. – У меня нет желания напрасно тратить в постели весь день.

– Напрасно? – возмутился Стефан. – Это очень жестокий удар по моему самолюбию, – укорил он ее.

– Я не это имела в виду, – принялась оправдываться София. – Но я ведь приехала сюда по делам.

– Не смеши меня, – улыбнулся Стефан. – Давай перекусим, я сильно проголодался.

– Потерплю до ленча, – сухо сказала София, обиженная таким легкомысленным отношением к ее работе.

– Тогда, может быть, сок, чай или кофе? – настаивал Стефан.

– Не стоит беспокоить твоих слуг из-за такой мелочи. Я сделаю кофе сама.

– Принесешь его в гостиную, – согласился с ее предложением Стефан.

– Хорошо, – покорно кивнула она.

– Итак… Куда мы пойдем сегодня? – задал ей вопрос Стефан, когда кофе был готов и наполнил своим бодрящим ароматом гостиную. – Венеция ждет тебя.

– Я предпочитаю посвящать дневные часы работе, – сдержанно произнесла София.

– А если я, как гостеприимный хозяин и работодатель, буду настаивать на совместной прогулке? Поверь, со мной можно договориться, – подмигнул он своей очаровательной гостье.

– Тогда, наверное, будет так, как ты пожелаешь, – без тени кокетства ответила она.

– Давай отправимся в бар «Гарри». Если с твоей стороны не поступит других предложений, разумеется.

– Сегодня я, пожалуй, не стану возражать. Но уже завтра мне бы хотелось приступить к работе. Ты сам говорил, что времени до аукциона осталось не так уж много.

– Шесть недель… – уточнил Стефан Хэвиленд.

– Для начала мне надо посмотреть на картины, с которыми придется работать эти шесть недель, – требовательно объявила София.

– Ты женщина с принципами? – насмешливо произнес Стефан.

– Это кажется тебе противоестественным? – холодно поинтересовалась она.

– Видимо, всю жизнь я имел дело не с теми женщинами, поэтому так удивлен, – продолжал подтрунивать над своей гостьей Стефан.

– Твои замечания звучат несколько оскорбительно, – вынуждена была признать София.

– Не хотел тебя обидеть, но я уже давно не питаю иллюзий в отношении людей вообще и женщин в частности… Выпей еще кофе.

– Благодарю, больше не хочется, – сказала София, вставая.

– Будь по-твоему, – согласился Стефан. – Я отведу тебя в галерею, чтобы ты смогла ознакомиться с полотнами. Заодно покажу тебе старинные семейные портреты.

Выйдя из гостиной, Стефан и София столкнулись с Розой.

– Приготовить обед и ужин, синьор Стефано? – поинтересовалась экономка.

– Я планирую пообедать в городе, но к ужину мы вернемся. Я хочу показать синьорине Софии Венецию.

– Надеюсь, вам уже успел полюбиться наш город, синьорина Джордан? – спросила у гостьи Роза.

– Без сомнения. Это волшебный город, – улыбнулась София. – Я влюбилась в него с первого взгляда.

– А иначе и не бывает, – поддержала ее Роза. – Помню, то же самое сказал и ваш о… – Тут она осеклась, а Стефан, немедленно заметив ее оплошность, обратился к Софии:

– Идем, дорогая. Если тебя охватило такое горячее желание ознакомится с картинами, нам не следует откладывать… А вы, Роза, не могли бы предупредить Анджело, что ужин будет в восемь?

– Конечно, синьор Стефано. – И Роза поспешила ретироваться.

– Если я срочно понадоблюсь, вы сможете найти меня в галерее, – бросил ей вслед Стефан и повел Софию в самую старинную часть дома.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Фамильная галерея производила на всех посетителей удивительное по силе впечатление. Длинный коридор с мозаичным мраморным полом и стенами, сплошь увешанными старинными картинами в тяжелых багетных рамах… Причудливые светильники, свисающие с потолка. Солнечный свет проникал сюда через огромные окна.

Стефан сообщил, что коллекции картин уже не менее шести веков.

– На сегодняшний день это одно из самых примечательных собраний старинной живописи… Начало ему положил мой предок Джованни Фортуна, венецианский дож, в конце четырнадцатого века… Вот портрет Джованни кисти его великого современника, имя которого ты без труда установишь, будучи хорошим экспертом, в чем я нисколько не сомневаюсь, – хитро посмотрел на Софию гордый обладатель бесценных произведений средневекового искусства. – А эта солидная дама с жемчужным ожерельем – давняя прародительница моей тетушки Франчески.

– Восхитительный жемчуг, – оценила София.

– Да. Это и есть знаменитый Жемчуг Падуи. Легендарное и потому бесценное ожерелье, которым грезил завладеть Паоло, женившись на моей тете…

– А это, безо всякого сомнения, Фоскари! – воскликнула восхищенная София, указав на одно из полотен. – Узнаю его манеру.

Стефан одобрительно кивнул в ответ на ее догадку.

– Расскажи об этой картине, – остановилась София у одного из портретов, на котором была изображена темноволосая девушка утонченной красоты, одетая в манере тридцатых годов двадцатого столетия.

– Автор этой картины неизвестен, – с сожалением констатировал Стефан. – Но изображена на портрете дальняя родственница семейства Фортуна, жившая в Вероне…

Они подошли к следующему портрету, на котором были запечатлены две девушки, удивительно похожие друг на друга.

– Сестры-близнецы? – спросила София.

– Совершенно верно, – подтвердил Стефан.

– Как их зовут?

– Сильвия и Франческа. Сильвия – она справа – моя мама. Ну а Франческа – тетушка, о которой я тебе много рассказывал, – гордо произнес Стефан. – Они всегда были очень близки.

– Твоя мама жива?

– Более чем. И все еще очень красива. Никто не дает ей ее лет, – добавил Стефан.

– Здесь есть другие ее портреты? – заинтересовалась София.

– К сожалению, нет. Этот портрет сестер-близнецов – самый последний повремени, на котором запечатлены лица членов нашей семьи.

– Внешне ты нисколько не похож на свою маму, – заметила девушка.

– Лицом и характером я пошел в отца, – согласился Стефан.

– А он?..

– Он в полном здравии, хоть и давно на пенсии. Когда мои родители не путешествуют по странам и континентам, они просто наслаждаются обществом друг друга. Моей маме больше повезло со спутником жизни, чем тетушке Франческе. Родители женаты больше тридцати лет, но любовь их не остыла. И они до сих пор не наскучили друг другу… Ну, так что ты можешь сказать о семейных портретах?

– Коллекция прекрасна, – признала София. – Не понимаю, как ты можешь расстаться даже с одним из этих полотен!

– Думаешь, не стоит? – испытующе посмотрел на девушку Стефан.

– Да, но я руководствуюсь эмоциями, – уточнила София. – Видно, у тебя есть все основания, чтобы решиться на это.

– Джина уверена в обратном. Она считает, что нужно поскорее избавиться от всего этого хлама. Именно она связалась с дилерами и заинтересовала их покупкой старинных картин по сходной цене, – рассмеялся Стефан.

– Я понимаю, что для содержания Палаццо дель Фортуна нужны большие деньги, но…

– …но мне не следует жертвовать для этого другой частью семейного достояния? – закончил фразу Стефан.

– Да, таково мое мнение. И есть вполне прозаические причины. Распродавая коллекцию по частям, ты лишаешь ее исконной ценности. Поскольку только все вместе картины являются олицетворением семейного древа, а порознь – это не более чем портреты неизвестных широкой публике людей, которые хорошо иллюстрируют традиции живописи конкретной эпохи и принадлежность определенной школе. Конечно, ценность большинства полотен весьма высока, так как они вышли из-под кисти величайших мастеров своего времени, но вокруг этих работ никогда не возникнет того ажиотажа, который мог бы поднять их стоимость на высоту, оправдывающую расставание с семейной реликвией. Таково, во всяком случае, мое мнение. Ты можешь думать иначе.

– Нет. Я склонен согласиться с тобой. Тетушка Франческа подумывала несколько раз об этом, но так и не решилась продать ни один из семейных портретов.

– Тогда что заставляет тебя пойти на это теперь, когда Палаццо уже отреставрирован?

– Ты не совсем верно меня поняла, София. Я лишь хотел знать твое мнение относительно фамильной галереи. А теперь я покажу тебе те полотна, которые тетушка Франческа все-таки отложила для продажи.

Стефан проводил Софию в то крыло дворца, в котором ей не приходилось еще бывать.

– Это были ее личные апартаменты, – прокомментировал любящий племянник. – Она почти никого сюда не пускала. Здесь тетушка делала свои дневниковые записи, читала, слушала музыку. А вот ее гостиная, здесь она любила принимать своих гостей.

– Очень красивая и уютная комната, – с удовольствием отметила София.

– Я рад, что тебе здесь нравится, – ответил гордый Стефан.

– И все-таки… – замялась София.

– Что ты хочешь сказать?

– Могла я видеть изображение этого интерьера в каком-нибудь журнале? – уточнила девушка.

– Уверен, что нет, – твердо произнес Стефан.

– Тогда почему все мне кажется таким знакомым? У меня такое ощущение, что я бывала в этой комнате прежде и что испытывала здесь большое счастье.

Стефан пожал плечами.

София внимательно огляделась. Словно наваждение, перед ее мысленным взором начали оживать картинки из призрачного прошлого. Девушке показалось, что она снова ребенок – маленькая девочка, сидящая на коленях у женщины, которая ей радушно улыбается. Она видит красивый бриллиант на руке у этой ласковой женщины. Затем женщина снимает кольцо и острой гранью бриллианта выводит на стеклянной поверхности слово «София»…

Все это представилось Софии Джордан с пугающей ясностью…

– Что с тобой, София? – окликнул Стефан, опешив от ее остановившегося взгляда.

– Ничего… – через мгновение коротко ответила девушка.

– Ты выглядела так, словно находилась в трансе.

– Я что-то вспомнила или просто грезила наяву, – растерянно произнесла она.

– Расскажи мне, о чем ты грезила? – рассмеялся Стефан, но его смех прозвучал принужденно.

– Это как цветные картинки в голове, – сказала София.

– Опиши их, – серьезным тоном попросил он.

– Женщина… И я, еще маленькая, сижу у нее на коленях. Возле окна… Она гранью бриллианта пишет на стекле мое имя, медленно проговаривая его вслух.

– На окне?

– Да…

– На каком окне?

София безотчетно повернула голову в сторону одного из окон. Она медленно подошла к нему и склонилась. В самом углу, над подоконником, было нацарапано: «София».

– Так, так, так, – озадаченно пробормотал Стефан себе под нос.

– Не понимаю… – произнесла девушка. – Я сознаю, что никогда не была здесь прежде, и в то же самое время не могу отделаться от постоянного ощущения, что мне все знакомо.

– Возможно, надпись к тебе не относится, – сухо заметил Стефан. – Полное имя тети было Франческа София…

– Понятно, – с необъяснимым облегчением вздохнула София.

– Ничего не понятно, – раздраженно одернул ее Стефан. – Как ты могла знать, что это имя написано на этом окне?

– Может быть, совпадение?

– Совпадение?! О чем ты говоришь? Таких совпадений не бывает!

– Тогда мистика, – предположила девушка.

– У всего должно быть рациональное объяснение, – решительно отмел ее версию Стефан. – Ладно, – махнул он рукой. – Забудем. Пойдем посмотрим те картины, которые хотела продать тетя Франческа.

– Она хранила их прямо здесь? – согласилась со сменой темы София.

– В целях сбережения фамильных реликвий в этом крыле здания была установлена специальная система безопасности. Для того чтобы отключить сигнализацию, необходимо ввести шестизначный код, – сказал Стефан и набрал этот код на глазах у Софии, чем немало ее удивил. – Прежде эти полотна висели в комнатах этажом выше, но потом, перебравшись на первый этаж, тетушка Франческа взяла их с собой и заперла в сейфе.

– Она больше не вывешивала их? – удивилась София.

– Большинство из этих картин – бесспорные шедевры, но их особенный колорит может прийтись по душе далеко не каждому. Ты сейчас сможешь убедиться в этом. Сцены убийства и смерти… Мрачные религиозные сюжеты… – комментировал Стефан, разворачивая перед Софией бессмертные холсты. – Это определенно не то, что нормальному человеку хотелось бы созерцать изо дня вдень… – сказал он.

В дверь постучали.

– Жаль, что приходится побеспокоить вас, – извинилась, входя в комнату тетушки Франчески, Роза. – Синьор Стефано, пришла маркиза д'Орсини. Желает говорить с вами.

– Вы сказали ей, что я занят? – недовольным тоном уточнил Стефан.

– Конечно, синьор, – поспешила ответить экономка. – Но маркиза утверждает, что дело не терпит отлагательства…

– Спасибо, Роза. Скажите ей, что я сейчас буду.

Когда экономка удалилась, он обратился к Софии со словами:

– Пожалуй, мне следует пойти к Джине, узнать, в чем там дело. Если хочешь, то можешь остаться здесь. Вернусь сразу, как только это будет возможно, – и, остановившись в дверях, добавил: – Да, кстати, в правом ящичке секретера тетушки Франчески рукописный каталог этих картин. Просмотри его, информация может быть тебе полезной.

Сказав это, Стефан послал Софии воздушный поцелуй и исчез.

Оставшись в одиночестве, София принялась за свою привычную работу. Она достала из секретера каталог, аккуратно составленный рукой тетушки Стефана, и принялась изучать характеристики ценных полотен. Она не знала, сколько времени провела за этим занятием, когда двери комнаты отворились и София увидела на пороге маркизу д'Орсини, которая по-хозяйски вошла в комнату своей покойной мачехи и плотно закрыла за собой двери.

Маркиза выглядела, как всегда, блистательно: Природную красоту этой женщины подчеркивал безупречный макияж, гладко зачесанные черные волосы магически отливали глянцем, чувственные губы сияли кармином. Она была одета в облегающий строгий костюм, вышагивала на поразительно тонких и высоких шпильках. Джина смотрелась одновременно элегантно и беззастенчиво провокационно.

Маркиза снисходительно улыбнулась, встретившись взглядом с Софией.

– Вижу, вы поглощены работой, синьорина Джордан… Надеюсь, справляетесь? – дерзко поинтересовалась она.

– Как сказать… – неуверенно отозвалась озадаченная София. – Пока только совершаю беглый осмотр.

– Вы очень долго раскачиваетесь, милочка. Прилетели вчера днем, а к работе приступили всего несколько минут назад, как мне успел сообщить Стефано, – высказала свою претензию маркиза. – Вероятно, всему виной ваш незваный ночной гость… Стефано упомянул мне об этом неприятном происшествии. Представляю, как это могло подействовать на такую впечатлительную девушку, как вы, – двусмысленно произнесла Джина.

– Я это пережила, – сдержанно возразила София.

– Но вас это напугало?

– Это напугало бы кого угодно.

– Я бы не стала тревожиться, зная, что за стеной Стефано, который всегда спасет… Вы справитесь со своей работой к сроку? – резко закрыла опасную тему маркиза д'Орсини.

– Я не могу дать определенный ответ сейчас, когда не проведена полная диагностика состояния полотен.

– Тогда, может быть, вам стоило бы урезать ваш экскурсионный план? В интересах дела, разумеется.

– Экскурсионный план разрабатываю не я, – намекнула София на желание Стефана.

– Вы, как разумная девушка, должны ограничивать его инициативы. Стефано перестает мыслить рационально, когда имеет дело с молоденькими созданиями, вроде вас. А потом… воздух Венеции. Он навевает особые настроения, провоцирует на поступки, которые никогда не совершишь в любом другом городе. И если в Лондоне вы застрахованы собственным благоразумием, то, увы, в Венеции можете оказаться в настоящей опасности из-за неспособности противостоять романтическим флюидам, которые струятся повсюду, в особенности на традиционных туристических маршрутах…

– Но меня заверили, что Венеция – один из самых безопасных городов мира.

– Безусловно, – охотно согласилась маркиза д'Орсини. – Шанс расстаться со своим кошельком здесь значительно ниже, чем где-либо. Но деньги и драгоценности – не самое ценное, чем стоит дорожить порядочной девушке. Вы еще не поняли это?

– Полагаю, милую светскую беседу можно считать оконченной, – сурово произнесла молодая англичанка. – Вы вторгаетесь в сферы, которые вас совершенно не касаются. Прошу меня извинить, – сказала София и вернулась к работе.

В глазах маркизы д'Орсини вспыхнул огонь ярости.

– Ну, вот тут вы ошибаетесь, моя дорогая, – высокомерно произнесла Джина и подошла вплотную к Софии. – Меня касается все, что касается Стефано. Вы всего лишь гостья в этом доме и временный человек в его жизни. Иное дело – я. Я долгое время жила здесь, мы очень давно знаем друг друга, переживаем друг за друга. Поэтому у меня есть все основания печься о моем Стефано…

– Уверена, вы по-сестрински заботитесь о нем, – равнодушно проговорила София.

– Вы еще девчонка и не смеете мне дерзить! – сорвалась Джина.

– Я рада, что вы понимаете – нас разделяют годы, – наслаждалась своей победой София.

– Не в возрасте дело, дорогая моя, – попыталась вернуть самообладание маркиза д'Орсини. – Мой статус говорит сам за себя. И я никому не позволю разговаривать со мной таким тоном. И запомни, маленькая плутовка, тебе здесь делать нечего. Я не позволю тебе женить на себе моего кузена. Такой безродной иностранке, как ты, нечего делать в Палаццо дель Фортуна. Выполни свою работу и убирайся назад, в Лондон. Не путайся у меня под ногами. Ты мне не соперница, что бы ты о себе ни возомнила, – прошипела Джина, склонившись над ухом Софии Джордан.

– Тогда и волноваться не стоит, – бесстрастно резюмировала девушка, видя, как ее холодность нервирует надменную маркизу.

– Я вижу, ты не вполне ясно понимаешь, с кем разговариваешь. Ты думаешь, его приглашение пожить в Палаццо может что-то значить? Увы, дорогуша. Всем известно, что девушки и женщины млеют при виде Стефано. Он красив, богат, обходителен. Многие хотели бы оказаться в его постели. И он не считает нужным разочаровывать молоденьких девочек, вроде тебя. Он привлекательный мужчина и пользуется этим. Поверь, я знаю, о чем говорю. И считай, что я делаю тебе огромное одолжение, предупреждая о возможных последствиях этой романтической историйки. А последствия таковы: Стефано воспользуется тобой, а женится на мне. Потому что я ему ровня, а ты – нет. Мы уже давно вместе. А ты здесь проездом. И не забывай об этом… Стефано мой! – закончила свою тираду маркиза д'Орсини.

– Боюсь, он не согласится с такой постановкой вопроса. Насколько я успела понять, мистер Хэвиленд предпочитает принадлежать себе, и только себе, – парировала София.

– О! Ты говоришь, как преданная женщина. Значит, вы уже переспали? Быстро ты позволила себя уговорить, маленькая распутница, – злобно ухмыльнулась Джина. – Но не обольщайся на свой счет. Это в нем говорил спортивный дух. Я не возражаю. Пусть наиграется до свадьбы. Потому что, когда мы поженимся, эта отдушина будет для него закрыта, – заявила маркиза д'Орсини. – Я всегда добиваюсь своего, дорогуша. Поэтому, оставаясь здесь, ты подвергаешь опасности себя, но не сможешь навредить моим планам. Понятно?

– Не очень, – продолжала нервировать ее София.

– Тогда я поясню. Собирай-ка вещи, голубушка, и возвращайся в свой пыльный Лондон. Это добрый совет, других не даю, – ядовито произнесла итальянка.

В дверь постучали. Джина раздраженно выкрикнула:

– Кто это?! Заглянула Роза.

– Что тебе нужно? – презрительно обратилась к ней маркиза д'Орсини.

– Я бы не побеспокоила вас, но позвонил синьор Лонджени. Он хочет поговорить. И попросил вам передать, что намерен для этого заехать за вами в Палаццо.

– Скажите ему, что я буду его ждать…

Когда двери за экономкой Стефана закрылись, Джина вновь смерила неподатливую Софию усталым взглядом и лениво произнесла:

– Не забывай о моих предостережениях. Я заставлю тебя сильно сожалеть, если ты не послушаешься моего совета… Предлагаю безболезненное решение назревающей проблемы. Сегодня же скажи Стефано, что не способна выполнять эту работу, собери вещи и вылетай первым же рейсом. Если ты хоть словом обмолвишься о нашем разговоре, то очень быстро узнаешь, с кем связалась, – на ходу предостерегла девушку маркиза д'Орсини и удалилась, гневно захлопнув за собой дверь.

И вновь София осталась наедине со старинными шедеврами, но они больше не привлекали ее внимания. Она не была склонна считать угрозы Джины пустым звуком. Девушка знала от Стефана ее историю и разумно предполагала, что тщеславная женщина, потерпевшая фиаско в предыдущем браке, пойдет на что угодно, лишь бы устроить свое будущее с богатым кузеном.

У Софии не было оснований думать, что Стефан поверит безоговорочно ей и усомнится в доводах Джины, если та соберется оспаривать слова англичанки. Кроме того, София ничего не знала о планах самого Стефана. Нельзя исключать того, что он не меньше маркизы д'Орсини заинтересован в этом браке.

Судя по словам Стефана, он не заблуждался в отношении человеческих качеств своей кузины, но, тем не менее, был преисполнен к ней искреннего сочувствия. И как знать, может быть, он не возражает против свадьбы с этой красивой и гордой женщиной…

– Как дела? – с ласковой улыбкой спросил Стефан Софию, вернувшись после длительного отсутствия. – Далеко продвинулась?

– Осмотрела все, – коротко отчиталась София.

– Прости, что оставил тебя так надолго…

Джина подкинула кучу срочных дел. У нее проблемы. Я не мог ей отказать, – оправдывался он. София озадаченно выслушала его.

– Каков вердикт? – вновь обратился к ней Стефан.

– В смысле? – не поняла его София.

– Картины… как они тебе? – с улыбкой уточнил он.

– Некоторые нуждаются в тщательной очистке, после чего можно будет говорить о возможной реставрации. Но большинство полотен в отличном состоянии. Требуется лишь незначительная доработка.

– Означает ли это, что ты уложишься в срок?

– Не берусь ничего утверждать.

– Мне показалось, ты заверила меня в том, что работы немного?!

– Это только на первый взгляд. И касается это состояния картин. Но, я так поняла, ты, как и покупатели, заинтересованы в установлении подлинности полотен. А экспертиза может занять много времени, – в общих словах объяснила София.

– Тебя именно это так озадачило?

– Не понимаю, о чем ты?

– Я застал тебя в крайней задумчивости, когда вошел.

– Да, меня это не может не беспокоить, – путано ответила девушка.

– Означает ли это, что ты берешься за работу?

– Я уже за нее взялась. И рассчитываю на твое понимание и поддержку. Полагаю, ты догадываешься, что результат отразится на моей репутации эксперта не меньше, чем на твоей репутации коллекционера. Поэтому необходимо проделать огромный объем работы с максимальной отдачей…

– Замолчи, София, – прервал ее Стефан. – Я уже знаю, что ты скажешь в следующем предложении. Я не должен мешать тебе выполнять твою работу, даже если ты будешь сидеть за ней далеко за полночь. Я прав? Объясни, что произошло?

– Ничего!

– Ты меня обманываешь, София. Я это вижу.

– Что ты видишь? – вызывающе посмотрела на него девушка.

Стефан улыбнулся, подошел к Софии и обнял ее за талию. Он заглянул ей в глаза и зловеще произнес:

– Я вижу все! Ты ничего не сможешь скрыть от меня! – Он поцеловал ее и полюбовался раскрасневшимся лицом Софии. – Пора обедать. Ты проголодалась?

– Немного, – кивнула гостья.

– Что скажешь насчет настоящих итальянских спагетти?

– Всегда мечтала.

София вдруг почувствовала необыкновенное облегчение.

– Смотри внимательно, как следует включать сигнализацию, – сказал он, возвращая бережно свернутые полотна в сейф. – Это не сложно. Просто необходимо запомнить шифр.

– Мы будем обедать с маркизой д'Орсини? – осторожно поинтересовалась София.

– Нет. Она несколько минут назад уехала. Ее пригласил Джованни Лонджени. Она обедает с ним… Старый друг, только что вернулся из Штатов. Милый. Старомодный, удачливый, богатый…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

– Я еще должна захватить свою сумочку, – предупредила Стефана София.

– Поскорее, – поторопил он ее. – Я страшно голоден… Не забудь надеть солнцезащитные очки. Сегодня палит нещадно! – крикнул ей вдогонку Стефан.

– Обязательно захвачу, – отозвалась она.

– Прелесть, какая послушная, – довольным тоном заметил он.

Она вернулась очень быстро с сумочкой в руках и в элегантных солнцезащитных очках. На очаровательной головке красовалась соломенная шляпка.

– Очень благоразумно, – оценил ее поступок Стефан. – Теперь скажи, дорогая, мы пойдем пешком по этой жаре или прокатимся с ветерком на моторной лодке?

– Мы пойдем пешком, потому что я надела очень удобные сандалии, – обосновала свое решение благоразумная англичанка.

– Исключительная женщина! – продолжал восхищаться Стефан.

– Только не говори, что ты никогда не встречал женщин, приветствующих пешие прогулки.

– Догадливая, ко всему прочему… Но это правда. Джина, например, даже от магазина к магазину передвигается в лимузине.

Такое незначительное упоминание о кузине разрушило для, Софии все волшебство последних минут. Она молчала всю дорогу до Сан-Марко. И лишь на площади спросила у Стефана, почему здесь непривычно безлюдно.

– В такую жару умные люди предпочитают оставаться дома. На закате площадь вновь заполнят горожане и приезжие.

– Далеко еще идти до бара «Гарри»? – через некоторое время поинтересовалась София, утомленная жарой.

– Еще несколько минут. Потерпи немного, – сочувственно произнес Стефан. – Бар находится недалеко от набережной… Обрати внимание – это знаменитый отель «Киприани». Он окружен великолепным садом, а еще это единственный отель в Венеции с плавательным бассейном. А вот и бар «Гарри».

– Должно быть, папа частенько здесь бывал! – воскликнула София, увидев знакомую по карандашным наброскам панораму.

– Судя по его картинам, которые мне довелось посмотреть на выставке, твой отец очень хорошо знал Венецию и, что самое главное, любил ее, проникся ее незаурядным духом.

– Ты прав. Папа трепетно относился к воспоминаниям о Венеции. Он почти не распространялся на эту тему, но даже по редким откровениям можно было судить, что у него много памятных минут связано с этим местом, – с грустной нежностью проговорила девушка. – Часто, отправляясь сюда, он обещал, что в следующий раз возьмет меня с собой. Но этому «следующему разу» не суждено было случиться.

– А откуда родом твоя мама?

– Из Местре.

– Расскажи мне о своей матери. Какой она была? – тихо попросил Стефан, когда они расположились за столиком в баре.

– Очень горько это говорить, но я плохо помню свою маму. Мне исполнилось только семь лет, когда ее не стало. Я знаю то, что мне рассказывал о ней папа.

– Тогда изложи с его слов, – настаивал Стефан.

На что София кивнула.

– Ее звали Мария. Она была миниатюрной брюнеткой с красивыми черными глазами. Папа говорил, что фарфоровый оттенок кожи делал ее похожей на старинную куклу. Уже в молодости мама страдала от приступов ревматической лихорадки. Со временем ее состояние только ухудшилось.

– Где познакомились твои родители?

– Впервые они встретились в Риме. Там папа оказался с дипломатической миссией. Отец моей мамы – мой дедушка – был фабрикантом, а в старости купил квартиру в пригороде Рима и переехал туда с женой и дочерью. Папа познакомился с ним еще в период активной деятельности деда, на одном из светских мероприятий, проводимых британским посольством. Моя мама очень любила Местре, Венецию. Она так и не смогла прижиться в Риме. Поэтому после помолвки отец и мама использовали любую возможность, чтобы приехать сюда. Она всегда считала именно Венецию своим домом. И это несмотря на то, что вместе с моим отцом она побывала во стольких великих городах мира! Она всегда повторяла старую истину о том, что дом там, где сердце… Но она любила папу, – быстро добавила София.

Официант принес заказанные спагетти и кьянти.

– Расскажи о своей маме и тете, – обратилась она к Стефану. – Наверняка с ними, как с любыми близнецами, связано много интересных историй. Ты говорил, они были очень близки?

– Эта близость касалась только их взаимоотношений. В остальном не было ни намека на сходство.

– Значит, в своих различиях они взаимно дополняли друг друга, – предположила София.

– Они были удивительно похожи внешне, но на свет появились с разницей в двенадцать часов, – прочувствованно произнес Стефан. – И этот промежуток ощущался все больше с каждым днем их жизни… София, ты помнишь портрет нашей дальней родственницы из Вероны, который я показывал тебе в галерее?

– Портрет кисти неизвестного автора тридцатых годов прошлого столетия? – уточнила София.

– Совершенно верно, – подтвердил Стефан.

– Очень красивая девушка. Я хорошо запомнила это.

– Ее звали Лючия. Она принадлежала к дальней ветви семейства Фортуна, но кроме этого она еще и моя бабушка. В прежние времена ее образ жизни называли бы порочащим честное имя семьи. Она забеременела, когда ей было шестнадцать… Маргарита и Энрико Фортуна, которых я с гордостью называю бабушкой и дедушкой, тогда ждали своего первенца в тревоге. Они предчувствовали, что их первый ребенок станет и последним. По иронии судьбы, Лючия забеременела в то же самое время, что и Маргарита. Поэтому Маргарита решила принять ее ребенка в свою семью и воспитать как собственное дитя. Между двумя ветвями нашего рода было заключено молчаливое соглашение. Лючия переехала в Палаццо дель Фортуна сразу, как только стало известно о ее беременности. Маргарита сделала все, чтобы репутация ее дальней родственницы не пострадала. А когда родились Сильвия и Франческа, Маргарита выдала новорожденных за сестер-близнецов. Девочки были удивительно похожи друг на друга и на каждого из представителей династии Фортуна. Поэтому никому и в голову не приходило усомниться в том, что они двойняшки. После родов Лючия смогла вернуться в свою семью. А ее дочь Сильвия осталась в Палаццо дель Фортуна… Так уж случилось, что моя тетя Франческа только номинально может считаться таковой.

– А что стало с твоей настоящей бабушкой?

– Она удачно вышла замуж и стала герцогиней.

– Какая необычная история! – воскликнула София.

– Когда и бабушки Маргариты и дедушки Энрико не стало, мама рассказала мне эту историю.

После полудня венецианская жара несколько спала, и София со Стефаном в свое удовольствие смогли погулять по городу, прежде чем вернуться в Палаццо к ужину.

Когда София решила подняться к себе, чтобы переодеться, Стефан невзначай заметил:

– Я распорядился перенести твои вещи в спальню, смежную с моей.

– О! – воскликнула она от неожиданности.

– Я посчитал это разумным решением после того, что произошло вчера ночью. Роза тоже так думает… Но если у тебя есть какие-то возражения…

София застыла на месте, не зная, возразить ли ей или согласиться.

– Уверен, что тебе понравится в бывшей спальне тетушки Франчески, – подкупил девушку обезоруживающей улыбкой Стефан.

– Она скончалась в этой самой комнате? – осторожно поинтересовалась София.

– Да. А тебя это тревожит?

– Нисколько… Просто хотелось знать.

– Я был уверен, что ты не суеверная, поэтому и распорядился отнести твои вещи именно в эту прекрасную комнату. Роза все сохранила в ней так, как это было при тетушке Франческе. Она была очень привязана к своей хозяйке. Ты непременно ощутишь удивительную атмосферу комнаты – это настоящий будуар дамы из высшего света.

– В таком случае мне, безо всяких сомнений, это понравится, – согласилась София.

Стефан подошел к девушке сзади и, склонившись над ее ухом, прошептал:

– Очень соблазнительно! Такая благоразумная девушка – и будет спать в такой близости от меня… В старинном будуаре покойной тетушки. Другая на твоем месте категорически воспротивилась бы.

– И я могу воспротивиться, если по какой-то причине не смогу выспаться этой ночью.

– А если этой причиной буду я? Ты же не думаешь, что я удовольствуюсь одним сознанием, что красивая девушка спит в соседней спальне? Я настаиваю на том, чтобы ты разделила со мной мою постель, – нашептывал ей на ушко Стефан. – Пойдем, я тебя провожу, – сказал он, взяв девушку под руку.

Открыв перед гостьей старинные двустворчатые двери, Стефан произнес, указав рукой на замаскированные под стенные панели изящные дверцы:

– Эти двери ведут в мою спальню. А за этими скрывается ванная комната. Пройдя же сюда, ты оказываешься в просторной гардеробной комнате моей тетушки.

София восхищенно глядела по сторонам. Особое внимание девушки привлекла гардеробная тети Франчески, в которой наряды разных эпох и стилей, заботливо сохраняемые в чехлах, поражало ли даже самое смелое воображение. На туалетном столике были расставлены шкатулки, полные драгоценных украшений, флаконы уникальных духов, композиции которых были составлены специально для знатной ценительницы.

– Как тебе это нравится? – лукаво поинтересовался Стефан.

– Очень нравится, – честно призналась София.

– Тогда оставайся и готовься к ужину… Хотя нет, я тебя так не оставлю, – остановился на пороге тетушкиного будуара Стефан. – Пойдем в душ, красавица.

Стефан взял ее за руку и повлек на свою половину, в свою ванную комнату. Когда одежда оказалась на глянцевом мозаичном полу, а влюбленные – под бурными струями теплой воды, все показалось Софии таким легким и естественным. И невозможно было подумать, что еще несколько часов назад она, смущенная грубыми угрозами Джины, всерьез намеревалась пресечь со Стефаном все отношения, кроме деловых.

После свежего душа и горячих объятий Стефан отпустил ее одеться. Нагая, она последовала на свою половину и облачилась в темно-синее шелковое платье.

Некоторое время спустя Стефан уже ждал ее в гостиной. В элегантном костюме и тщательно выбритый, он благоухал свежим парфюмом. София безропотно прильнула к нему и наградила томным поцелуем.

Ее тонкое платье не скрывало ни единого движения молодого тела, а зеленоватые глаза обжигали огнем, отражающим золотистое пламя свечей.

Мужчина поцеловал ее безупречную шею и признал:

– Ты похожа на мечту.

Он проводил ее за стол, накрытый только для двоих. Налил вино в хрустальные бокалы и пристально посмотрел на свою гостью.

– Букет невероятно красив! И вся сервировка тоже… – отметила София.

– Роза – мастер своего дела. Даже когда я завтракаю один, она с помощью самых обыденных столовых приборов создает восхитительную сервировку. Это заряжает отличным настроением на весь день… Однако у меня складывается ощущение, что новый хозяин Палаццо дель Фортуна разочаровывает преданных слуг… – (София улыбнулась в ответ на это кокетливое замечание.) – У тебя божественная улыбка. От нее все лицо осеняется небесной красотой.

От его пышных фраз лицо Софии заливал румянец смущения. Она никак не могла привыкнуть к южному обхождению и преувеличенным похвалам.

– А! Роза! Синьорина Джордан только что отметила великолепие сервировки. Особенно ее поразила искусно выполненная композиция из цветов! – воскликнул Стефан, обернувшись к вошедшей в столовую экономке.

– Хозяйка любила, когда я ставила к обеду и ужину на стол цветы… В память о синьоре Франческе я распорядилась приготовить сегодня ее любимые блюда. Вы не возражаете, синьор Стефан?

– Всячески приветствую. У тетушки был отменный гастрономический вкус, – согласился с решением Розы Стефан.

– Анджело не устает отмечать это, – заметила Роза.

– После ужина вы подадите нам кофе в гостиную, Роза?

– Как скажете, синьор, – с достоинством отозвалась экономка, прежде чем оставить их наедине.

– Вы – настоящее сокровище, Роза, – послал ей вслед комплимент молодой хозяин.

По окончании ужина, который прошел в чинной тишине и доставил обоим огромное удовольствие, Стефан вновь ввел свою гостью в роскошную гостиную. И до того, как выпить кофе, налил себе и Софии немного бренди.

– У Розы особое отношение к покойной хозяйке, – заметила она.

– В последние годы они сделались близкими подругами, – подтвердил Стефан. – А потом, нужно признать, Розе наскучило отсутствие женщины в доме. Теперь она лелеет мечту о том, что молодой хозяин в скором времени женится.

– Странно, что ты до сих пор этого не сделал, – вспомнила свой недавний разговор с маркизой д'Орсини София.

– Дважды я был очень близок к этому, – откровенно признался он. – Я тогда был очень молод. И каждый раз не сомневался, что нашел ту самую девушку, которую искал. Оба они были красивы… Очень красивы. Но одной красоты оказалось недостаточно. Роуз понятия не имела о верности. Я только потом сумел осознать, что этой девушкой руководил холодный расчет. Что касается другой моей невесты, Хелен, она, в отличие от Роуз, была чрезвычайно страстной натурой. Страстной до одержимости. Но ее страстность тоже подогревалась моим состоянием. Грустно признавать это, но Стефана Хэвиленда никто не любит, – подытожил Стефан. София только и смогла, что рассмеяться. – Я понял, что брак – это сделка. Заурядная, прозаическая сделка. Но и монахом становиться я не собираюсь. У меня периодически возникают очень приятные взаимоотношения, в которые я не кидаюсь очертя голову. Предпочитаю сосредоточиваться на интересной работе. Теперь, спустя десятилетие, я полностью доволен как своей личной жизнью, так и финансовым положением. И если пожелаю изменить стиль жизни и семейный статус, то сделаю это на своих условиях. В сложившейся ситуации работа уже не занимает меня так, как прежде. Я считаю себя обязанным поддерживать экономическое положение холдинга на прежнем уровне, не позволяя компании снизить планку. Основной же прорыв я хочу совершить в своей личной жизни. Я хочу чистого наслаждения. Без тревог и сомнений.

– А как же дети?

– Без детей нельзя. Я хочу иметь детей, – заверил ее Стефан. – Им достанется и этот дворец, и все многовековое достояние семьи Фортуна, и достижения Хэвилендов. Но я женюсь тогда, когда захочу, на той, которую захочу, и все будет только так, как я того захочу, – категорически подытожил Стефан.

– Я это уже поняла, – кивнула София. – Есть кто-то на примете? – поинтересовалась она легкомысленным тоном.

– Есть… – заинтриговал ее Стефан. – И тянуть с этим нет желания.

София надеялась узнать о его планах больше, но Стефан прервал свои откровения. Она же посчитала недопустимым допытываться относительно его отношений с маркизой.

– Что приуныла? – спросил он гостью после нескольких минут напряженного молчания.

– Я устала, – решила солгать София.

– Значит, пора отдохнуть, – резюмировал Стефан. – Длительные прогулки на летнем зное должны вызывать приятную усталость, от которой следует избавиться на мягких перинах… Пойдем в постель.

– Я пойду, но не с тобой, – отказалась от приглашения София.

– Нет причин для волнения. Я умею обращаться с усталыми женщинами.

– Я буду ночевать в спальне твоей тети и отправлюсь туда тогда, когда захочу, – вызывающе резко парировала София.

Их вновь побеспокоили.

– Открыто! – отозвался Стефан на стук в дверь.

– Сожалею, что приходится вас потревожить, синьор Стефано, но Роберто хотел бы переговорить с вами по одному важному делу, – обеспокоено проговорила Роза.

– А это нельзя отложить до завтра? – с очевидным раздражением спросил Стефан.

– К сожалению, это срочно, синьор Стефано, – настойчиво произнесла экономка.

– Хорошо. Скоро буду, – пообещал Стефан, и Роза удалилась.

Тогда Стефан присел возле Софии и, ласково обняв девушку, сказал:

– Не знаю, что на тебя так подействовало, любимая, но обязательно выясню это, когда вернусь.

Он закрепил свое намерение поцелуем и вышел.

София четко расслышала заветное слово «любимая», но у нее не было причин считать это признанием в любви. Она знала, что если полностью доверится этому мужчине в такую минуту, то разочарование может стать слишком болезненным.

Девушке еще не приходилось испытывать мук любви и страдать от мужского вероломства, но она не сомневалась, что должна всячески избегать этого, чтобы не утратить веру в свое женское предназначение.

Она не хотела возвращаться в Лондон, как того требовала Джина. Подобное бегство лишило бы Софию уважения к самой себе. Оставаться же в Палаццо в странном качестве временной любовницы хозяина она тоже не желала. Значит, надо найти подходящий отель и переехать туда при первой же возможности.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

София посмотрела в окно гостиной, и план сложился сам собой. Она уже знала многие пешеходные маршруты и чувствовала непреодолимое желание покинуть пленившие ее стены.

За окном было тихо и спокойно. Казалось, что сейчас на безлюдных улицах прекрасного города безопаснее, чем в Палаццо дель Фортуна. София знала только одного своего недоброжелателя в Венеции – маркизу д'Орсини. Оставаясь в Палаццо, она накликала на себя гнев этой решительной женщины.

Софии стало зябко от одного воспоминания о Джине и разговоре с ней. Девушка не была пугливой в отношениях с людьми и всегда могла постоять за себя, но отчаянное поведение красивой итальянки заставило ее задуматься, есть ли ей место в доме Стефана Хэвиленда, в его сердце, в его судьбе.

София покинула Палаццо через южный выход, пошла по знакомым мостовым. Она была еще далека от принятия решений. Ей нужно было вздохнуть полной грудью, побыть наедине с собой, ощутить свежее дуновение Адриатики.

София пересекла несколько горбатых мостов с ажурными перилами, она перестала следить за дорогой, по наитию петляя улочками и переулками вдоль темных вод с трепещущими звездными ликами. Она брела по городу, пока ее не остановила усталость.

Осмотревшись, девушка поняла, что не знает, где находится. Легкая паника овладела ею. Она велела себе сохранять спокойствие, посеянная бессилием тревога нарастала. В этот миг она подумала, что заблудилась между Лондоном и Венецией точно так же, как между наскучившей жизнью и неизвестностью, между желанием быть счастливой и непредсказуемой любовью…

И в эту минуту темной неясности она счастлива была ощутить на своих плечах горячие руки любимого, почувствовать его аромат, уловить его дыхание. Она закрыла глаза, наслаждаясь звуками сочного голоса.

– София… София… – нежно твердил он.

Она обняла Стефана и прижалась лицом к его шее. Он накинул на ее озябшие плечи свой пиджак, и она сказала ему:

– Спасибо…

– Что с тобой? – Он вложил в свой вопрос всю тревогу, что владела им во время поисков.

– Теперь все в порядке, – попрощалась со своим волнением девушка.

– Тогда вернемся домой?

– Хорошо, – согласилась она.

В саду Палаццо их встретил Роберто, который волновался не меньше Стефана.

– Синьорина Джордан, я очень рад, что вы невредимы. Своим неожиданным исчезновением вы заставили нас всех понервничать, – мягко укорил он ее.

– Я этого не хотела, – по-детски ответила София.

– Спасибо за помощь, Роберто, – поблагодарил старого слугу Стефан. – Известите всех, что синьорина Джордан нашлась. С вами мы еще поговорим утром. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, синьор Стефано, – чуть склонил перед хозяином голову статный старик.

Дойдя до спальни, София остановилась, не открывая двери, и, обращаясь к Стефану, попросила:

– Ты не мог бы оставить меня одну? Сейчас мне это чрезвычайно необходимо.

– Я уже оставлял тебя одну, после чего пришлось обегать полгорода. Я буду с тобой, – решительно объявил Стефан.

Он отвел ее в ванную. София дрожала. Он пустил струю воды в ванну и взбил ароматную пену, затем снял с девушки всю одежду. Она послушно легла в белоснежную купальню. Стефан вспенил шампунь и заботливо вымыл ей волосы. Нежной губкой обтер все ее тело, обмыл чистой водой и, завернув в пушистое полотенце, отнес в свою спальню. На свою постель.

– Ты вся дрожишь. Я налью тебе бренди… Не волнуйся. Сегодня я не буду ничего выяснять. Но завтра утром мы должны поговорить со всей серьезностью.

Невзирая на первоначальное нежелание пить бренди, София быстро осушила бокал. Разогревшись после душа и спиртного, она ощутила сладостную слабость во всем теле и легкую дымку в голове. Сквозь эту дымку она видела сильного Стефана, который озадаченно смотрел на нее. Он был сейчас так близко, а пугающая маркиза д'Орсини была очень далеко, за гранью всякого понимания. Он цепко смотрел на нее, а она отводила глаза, чтобы не видеть его желания.

– Я пойду к себе, – попробовала подняться она.

Стефан задержал ее.

– Ты должна остаться, – твердо произнес он.

– Нет, я уйду.

– Ты будешь спать здесь, – продолжал силой удерживать ее Стефан.

– Но ты не понимаешь, Стефан. Я нуждаюсь в уединении именно теперь.

– Не этой ночью. Я требую, чтобы ты осталась со мной.

– Почему?

– Есть причины.

– Такие причины должны быть у обоих. Ты не должен принуждать меня к тому, чего я не хочу, – возмутилась девушка.

– Я не претендую на близость, я хочу, чтобы ты оставалась этой ночью в моей комнате.

– А я не хочу.

– Ты капризничаешь, София. Но я потерплю. Тебе не стоит поступать опрометчиво после того вторжения, которое произошло вчера. Мы не знаем, что это был за преступник и на что он еще может быть способен.

– Но ты говорил, что Венеция – безопасный город.

– Да, если не поступать опрометчиво… София, прекрати упрямиться. Ты даже представить себе не можешь, что пережили мы все, разыскивая тебя на темных улицах.

– Прости, я не хотела никого тревожить. Мне нужно было пройтись и подумать.

– Какие только опасения не лезли в мою голову все это время, – посетовал Стефан.

– Я и не предполагала, что ты станешь так волноваться, – бесхитростно произнесла София.

– Считаешь, я мог принять как должное твое внезапное исчезновение? Мыслимо ли это?! Хватит болтать, – смутился от своей пылкости Стефан. – В постель и спать! – скомандовал он. – Утром обо всем поговорим…

София быстро заснула и, казалось, крепко. Но вскоре она встрепенулась и открыла глаза, разбудив Стефана. В спальне еще не был потушен ночник, и мужчина видел, сколь встревожено ее сонное личико.

– Дурные сны? Что приснилось?

София лишь молча покачала головой, пытаясь прийти в себя.

– Принести тебе чего-нибудь? Горячего шоколада, молока?

– Не… беспокойся, – отказалась она. – Почему ты не хочешь оставить меня в покое, Стефан? Почему для тебя так важно сторожить меня?

– Сторожить? Ты ошибаешься. У меня есть причины беспокоиться о твоей безопасности, и я не хочу совершить оплошность, о которой потом придется пожалеть. И тебе не советую, дорогая, – сказал он нежно.

– Стефан… – растерянно произнесла София.

– Что, дорогая?

– Почему ты не хочешь прикоснуться ко мне?

– Я думал, что ты рассердишься, если я это сделаю, – недоумевая, посмотрел он на женщину.

– А ты такой послушный? – улыбнулась она. – Вот уж не думала…

– Порой я тебя не понимаю, – признался, прижавшись к ней, Стефан.

– Сама себя не пойму, – пожала плечами София, уютно устроившись в его крепких объятиях.

– Сначала гонишь, потом льнешь… Что с тобой? Или, может быть, это твои женские игры? Проверяешь на мне силу своего обаяния? Я бы тебе не советовал, – отодвинулся от нее Стефан.

– Как ты мог такое обо мне подумать? – возмутилась София, сев на постели.

– А что еще может прийти мне в голову? – сделал то же самое Стефан. – Может быть, ты просто неуравновешенный человек? Скажи, если так?

– Я сомневаюсь не меньше тебя, Стефан. Ты подозреваешь меня в женских играх. Откуда мне знать, что это не твои мужские игры? Может, ты просто забавляешься со мной или используешь…

– Использую? Для чего?

– Ну, например, чтобы Джина приревновала.

– А при чем тут Джина? – искренне удивился Стефан.

– Я говорила сегодня с ней. Она была не слишком любезна со мной. Старалась угрозами и предостережениями выпроводить меня из дворца. Заверила, что однажды вы станете супругами… – Сказав это, София задумалась на миг, а затем спросила: – Разве не об этом ты говорил мне за ужином?

– И из-за этого ты сбежала, на ночь глядя? – рассмеялся Стефан.

– Считаешь, это не повод? – возмутилась девушка.

– Повод, но, согласись, глупый.

– Я так не думаю. Я приняла слова Джины всерьез. Мне нечего противопоставить этой женщине. Она маркиза, блистательная и великолепная, она давно знает тебя. А кто я в сравнении с ней?

– Ты – София Джордан. Разве этого тебе недостаточно?

– Я решила вернуться в Лондон. И на прощание мы бы могли быть ближе друг к другу сегодня ночью, – предложила ему себя София.

– Прощальная близость? – усмехнулся Стефан.

– Да, – кивнула она.

– Я к твоим услугам, – холодно ответил он. – Если это прогонит твои дурные сны…

– Стефан… Я надеялась, что ты меня поймешь, – легла возле него София.

Но она не выдержала этого прощания и расплакалась от первых же поцелуев.

Стефан крепко сжал ее в своих объятиях и, утешая, нашептывал, проторяя путь в ее чувствительную плоть:

– Не плачь, моя любовь… Не нужно плакать… Пожалуйста… Прости, если был груб.

Его нежность ранила ее, словно остро заточенное лезвие. Она уже не в силах была оторваться от этого мужчины.

Уязвленный ее необъяснимыми слезами, Стефан сказал:

– Если тебе так плохо со мной, то обещаю, что не прикоснусь к тебе вновь.

Она прильнула к нему и сквозь слезы созналась, зная, что поступает неверно:

– Как ты не понимаешь, Стефан? Мне еще никогда не было так хорошо. Хотелось бы мне, чтоб это длилось вечно.

– Ты говоришь это не просто так? – усомнился он в словах возлюбленной.

– Я так чувствую, любимый…

Сумев проснуться только к одиннадцати, София знала, что запомнит эту ночь навсегда, что бы ей ни преподнес новый день.

Она и помыслить не могла прежде, что станет другим человеком за одну ночь…

В своей жизни Софии приходилось претерпевать потрясения. Оставшись без материнской любви и заботы в раннем возрасте, лишившись отца совсем недавно, она, безусловно, менялась, закалялась, делалась сильнее.

Но только страстные ласки любимого мужчины смогли подарить ей невыразимое чувство внутренней свободы, пьянящее и безграничное. Жгучую гордость за себя, за свою юную красоту, за чуткое и соблазнительное тело, каждая клеточка которого отзывалась на прикосновение Стефана.

Понежившись в постели, София нагая прошла в ванную, насладилась прохладой утреннего душа и, глянцевая от влаги, отправилась в старинную гардеробную тети Франчески. Она оставила дверь открытой, и солнце, стремящееся к зениту, беспрепятственно освещало вешалки со старомодными платьями и молодую женщину, любующуюся ими.

Разбирая наряды, София заметила в маленьком простенке дверцу, открыв которую, увидела уютную комнатку с камином, над которым висел огромный портрет в прекрасной раме. Не может быть!..

Это был «Портрет венецианки» кисти ее отца. То самое платье, две нитки Жемчуга Падуи и карнавальная маска в руках молодой женщины.

Уменьшенную копию этой картины хотела вытребовать у нее маркиза д'Орсини. И теперь понятно, почему… Непонятно другое, подумала София.

Стефан тоже видел этот портрет, знал об огромном желании кузины приобрести его, знал причину этого желания и не счел нужным сказать об этом Софии. Было ли это случайностью? Или, быть может, Стефан сознательно что-то скрывает от нее?

– Ах! Вот ты где! А я тебя обыскался! – (София увидела отражение Стефана в зеркале гардеробной комнаты.) – Как ты себя чувствуешь?

– Благодарю, превосходно, – официально ответила она.

Стефан изумленно поднял брови. Либо это касалось ее наружности, либо ее тона. Но София не дала ему опомниться и в лоб спросила:

– Ты видел на выставке «Портрет венецианки» – работу моего отца, которую загорелась приобрести Джина. Почему ты не сказал, с кого написан этот портрет?

– Я не знал доподлинно, существует ли это полотно. А когда увидел его и экзальтацию Джины, то просто не стал подливать масла в огонь.

– Если ты не знал о портрете, то зачем пришел в галерею?

– Встретиться с тобой, дорогая.

– Брось, – махнула рукой София.

– Но это действительно так, – заверил ее Стефан.

– Объясни мне, зачем Джине понадобилось торговаться из-за маленькой копии, когда здесь висит замечательный оригинал? – допытывалась София.

– Потому что Джине ничего не известно о том, что оригинал находится в Палаццо. Паоло невзлюбил этот портрет, и тетушка Франческа предпочла убрать его в потаенную комнатку, которой иногда пользовалась для уединения. А когда муж спросил, куда подевался портрет, тетушка сказала, что продала его.

– Очень странно, – недоверчиво произнесла девушка.

– Что тут странного?

– Удивительно, что можно возненавидеть старинный портрет.

– Он не старинный… Если ты посмотришь на него глазами эксперта, то поймешь, что он был выполнен практически тогда же, когда и маленький портрет. Пусть тебя не смущает фасон платья. Это не более чем карнавальный костюм.

– Ты хочешь сказать, что этот портрет – тоже кисти моего отца?

– Ты еще сомневаешься?

– Просто это представляется мне невероятным. Как это полотно могло очутиться здесь?

– Оно писалось здесь, в Палаццо дель Фортуна, в дни карнавала. Когда тетушка Франческа была молода. Именно ее ты видишь на этой картине…

– И все это время ты знал, что твоя тетя и мой отец были знакомы, и притом давно?

– Должен признать это, – кивнул Стефан.

– И ты подстроил наше с тобой знакомство?

– Нет.

– Думаешь, после всего я поверю, что оно было случайным?

– Случайным оно тоже не было.

– Очень загадочно… Ты выследил меня?

– Да.

– Но зачем?! – воскликнула София, не понимая, что происходит.

– Не волнуйся. Я бы тебе все объяснил еще до твоего возвращения в Лондон. Ты не вовремя нашла этот портрет. Сознаю, что у тебя есть причины сердиться. Но, может быть, мы сначала позавтракаем, а потом я тебе расскажу кое-что?

– Ты обещаешь мне это?

– Обещаю…

– Даже не знаю, с чего начать… – озадаченно произнес Стефан после завтрака.

– Начни с причины, по которой маркизе д'Орсини так хочется обладать этим портретом. Ведь она с детских лет ненавидит женщину, позировавшую папе.

– Из-за изображенной на картине реликвии. Жемчужное ожерелье на шее тетушки Франчески – это знаменитый Жемчуг Падуи, который исчез почти сразу после того, как был написан портрет. Мои родители хотели положить его на хранение в банковский сейф, зная, что Паоло зарится на него, но увы… Они опоздали… С тех пор Жемчуг Падуи никто не видел… Незадолго перед смертью тетушка Франческа связалась со своим поверенным, чтобы сделать последние распоряжения относительно дальнейшей судьбы своего состояния, согласно которым после ее кончины что-то отходило Розе и Роберто, а Палаццо дель Фортуна и все имущество – мне. Все, кроме Жемчуга Падуи, который она завещала своей Дочери… Разумеется, это стало шоком для всей семьи, поскольку показалось крайне противоестественным. Тетушка Франческа и Джина никогда не ладили. Да и как можно завещать ожерелье, которого нет?

София внимательно следила за повествованием Стефана.

– Роза и Роберто, – продолжал он, – двое людей, которые были по-настоящему близки с тетушкой Франческой, сговорились ничего не рассказывать Джине о пропавшем ожерелье. И у нее есть единственное доказательство существования легендарного Жемчуга Падуи – этот портрет. Вернее, та уменьшенная копия, которую она увидела на персональной выставке твоего отца. Мои же родители уверены, что если кто и украл ожерелье, то именно Паоло. А сделать это он мог только для того, чтобы им владела Джина. Однако Джина в открытую подозревает в похищении жемчуга Розу и Роберто. Согласись, это не может не озадачивать.

– Надо искать, – коротко ответила София.

– Этим я и занялся. Первой находкой стал этот портрет в потаенной комнате. Но Палаццо дель Фортуна – огромный дворец…

– Меня больше интересует участие во всей этой истории моего отца, – перебила его София.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– У тетушки Франчески долгое время была очень близкая подруга, Мария Кальдони…

– Так звали мою маму! – воскликнула София.

– Когда семейство Кальдони перебралось в Рим, они стали встречаться реже, но их отношения не сделались от этого менее доверительными. А после помолвки твои родители несколько раз приезжали погостить в Палаццо дель Фортуна по приглашению тетушки Франчески. Тогда мои родители тоже жили здесь. Мне было лет пять, пять с половиной. Многого я не помню, но все же… В это самое время тетушка Франческа вышла замуж за Паоло и довольно скоро поняла, какую ошибку совершила. Она сознательно стала скрывать ото всех истинные причины интереса Паоло к ней и его намерения. А через год твоя мама вместе с твоим отцом приехала в Палаццо в дни карнавала. Тогда тетушка Франческа и заказала Питеру Джордану свой портрет. Одновременно он начал работать над портретом моего отца…

– И это тот самый портрет, который висит в моей спальне? Портрет мужчины, удивительно похожего на тебя? – догадалась София.

– Совершенно верно. Он так и остался у Питера Джордана, потому что мы всей семьей переехали в Штаты.

– Невероятные перипетии!

– Конечно, с годами мой отец сильно изменился. Но по фотографиям времен его молодости я знаю, насколько похожу на него внешне. С единственной разницей – я несколько выше своего отца, – заметил Стефан.

– Однако мне по-прежнему непонятны причины этой таинственности, Стефан. Если ты с самого начала знал, кто изображен на том портрете, который я тебе показала в вечер нашего знакомства, что мешало тебе сказать об этом? Зачем понадобилось все скрывать от меня до сегодняшнего дня?

– По той же самой причине, по которой я молчал о происхождении «Портрета венецианки»… Это весьма запутанная история, которая до сих пор до конца не понятна мне. Прежде чем рассказывать обо всем, необходимо удостовериться в истинности моих предположений. Так, по крайней мере я до недавнего времени полагал. А потом мне необходимо было выяснить, насколько осведомлена ты… В минувший уикенд я нашел дневник тетушки Франчески и перечитал сделанные ею записи. Некоторые неясности заставили меня обратиться к Розе. Она-то все и разъяснила… – Стефан поймал на себе хмурый взгляд Софии. – Я знаю, что читать чужие дневники – не самое благое занятие. Однако проблема требовала разрешения, а интимные записи тетушки Франчески прямо вели к разгадке тайны. Я бы никогда не открыл ее дневник, если бы своим последним завещанием она не вверила его мне вместе со всем достоянием семейства Фортуна… Уверен, тетушка Франческа желала, чтобы кто-то из любящих родственников узнал после ее кончины обо всех ее мечтах, надеждах, разочарованиях и трудностях…

– Но стоит ли говорить со мной о ее сокровенных тайнах? Не думаю, что твоя тетя хотела этого… – остановила его София.

– Хотела, – с улыбкой заверил ее Стефан. – И ты сама скоро в этом убедишься, если позволишь мне продолжить рассказ.

– Разумеется, – кивнула София. – Прости, что перебила.

– И вот после того самого карнавала, на котором присутствовали твои родители, Паоло как-то раз напился и без обиняков объявил тетушке Франческе, что именно заставило его на ней жениться. Моей тете было очень больно выслушивать откровения своего мужа. Ведь она видела совершенно иное, наблюдая за проявлениями искренней и бескорыстной любви твоих родителей. Это было тем более трудно, потому что тетю больно ранил выбор твоей матери…

– Она влюбилась в моего отца! – мгновенно догадалась София.

– Верно. Родители твоей матери ненадолго уехали в Южную Африку и взяли дочь с собой. У Питера с моей тетей завязался роман. Это произошло в то самое время, когда Паоло и Джина покинули Палаццо в знак недовольства Паоло бескомпромиссностью жены, – подтвердил Стефан. – Впоследствии Паоло узнал об их отношениях. Именно по этой причине он и невзлюбил потрет, написанный твоим отцом. Но родители твоей мамы готовили пышную свадьбу с огромным числом приглашенных. Для Питера все было решено задолго до встречи с Франческой. И они оказались на распутье. Но тетушка рассудила, что не может предать доверие своей подруги и не может развестись с Паоло. Будучи истовой католичкой, она не принимала разводы. Она знала, что не сможет быть счастлива с Питером, если ради этого придется причинить боль близким людям. И она отпустила твоего отца, несмотря на их взаимное чувство. Она заверила Питера, что будет до конца своих дней любить его, и благословила на брак с Марией. После этого твои родители поженились. Однако спустя некоторое время тетушка Франческа выяснила, что беременна…

– От моего отца?

– Именно… Паоло тогда после длительного отсутствия вновь обустроился в Палаццо вместе со своей дочерью. Тетушка Франческа чувствовала себя виноватой перед ним и безропотно приняла его обратно. Но когда Паоло узнал о ее беременности, он сделал жизнь тетушки невыносимой. Франческа перестала покидать Палаццо, никто в Венеции, кроме Розы и Роберто, не ведал о ее положении… Были еще два человека, кому она сказала об этом.

– Мои родители?

– Да. Питер и Мария знали обо всем – с той лишь разницей, что Мария думала, будто это дитя Паоло, а Питер догадывался, кто настоящий отец. В ту пору твои родители были женаты уже три месяца и Мария тоже носила ребенка от Питера. Но хроническая болезнь Марии стала причиной выкидыша. Доктора сказали ей, что, учитывая плохое состояние ее здоровья, она не сможет выносить ребенка и погибнет сама. И, невзирая на все просьбы жены, Питер был категорически против ее новой беременности. Он не позволил ей вновь зачать ребенка. Мария была в отчаянии. Горе сломило ее. Она погрузилась в тяжелую депрессию, которая не могла не беспокоить Питера и Франческу. Тетя была в курсе их дел. И тогда Франческа поняла, как ей следует поступить, когда родится ребенок Питера. Она готовилась к родам, сохраняя полную секретность. Пригласила твоих родителей за неделю до ожидаемого события. Юристы собрали всю необходимую документацию. И когда шестого марта родился ребенок…

– Шестого марта родилась я… – прошептала София.

– …Когда шестого марта родилась девочка, она официально стала дочерью Питера и Марии Джордан. Тетушка Франческа отдала ребенка отцу. Питер хотел назвать девочку в ее честь Франческой, но она попросила дать тебе имя София…

– И она больше никогда не видела меня?

– Твоя приемная мать часто болела. Тетушка не хотела отрывать тебя от нее. Но когда тебе было четыре года, Мария привезла тебя в Палаццо. Несколько дней ты провела со своими настоящей и приемной матерями. В дневнике Франческа пишет, что это были самые счастливые дни ее жизни. В этих же записях говорится о том, как она вычертила гранью бриллианта твое имя на оконном стекле. Это был последний раз, когда она видела тебя. Но она не переставала думать о своей дочери. Ее мечтой было подарить тебе Жемчуг Падуи на твой двадцать пятый день рождения. Об этом она пишет на последних страницах дневника. К этому времени не стало ни Марии, ни Паоло, которых мог бы задеть этот поступок. Но прежде, чем тебе исполнилось двадцать пять, скончались и она, и твой отец. Единственными, кто знал правду о твоем рождении, были Роза и Роберто. Им с самого начала было известно все… Когда Джина выяснила, что тетушка Франческа никогда не собиралась завещать ей Жемчуг Падуи, она пришла в бешенство. Ведь официально дочерью Франчески являлась она, а о существовании другой дочери ей ничего не было известно, равно как и о местонахождении жемчужного ожерелья. Она кинулась искать старинную шкатулку для драгоценностей, в которой тетя хранила свои самые памятные вещи. Разумеется, Джине не удалось ее найти, поскольку незадолго до смерти Франчески Роберто отвез шкатулку в Лондон и передал Питеру Джордану.

– Точно! – воскликнула девушка.

– Ты знала об этом? – нахмурился Стефан.

– Не совсем, – покачала она головой. – Но миссис Калдвелл рассказывала мне, что приезжал некий итальянец, по ее описанию, очень похожий на Роберто, и разыскивал моего отца, чтобы передать ему какой-то сверток. Но отец не сказал мне ничего об этом. А после его смерти я нашла эту шкатулку в бюро с запиской для меня.

– Странность в том, что в этой шкатулке должно было находиться ожерелье, – озадаченно произнес Стефан.

– Когда я нашла шкатулку, никакого ожерелья в нем не обнаружила, – сообщила София.

– Вероятно, твой отец, зная его истинную ценность, положил Жемчуг Падуи в банк на хранение, – предположил Стефан.

– Либо ожерелье было украдено… Я не говорила тебе, но в тот вечер, когда я ужинала с миссис Калдвелл после встречи с тобой, кто-то побывал в моей квартире и рылся в моих вещах. Стефан широко улыбнулся, выслушав ее.

– Ах! Это был ты?! – возмутилась девушка, однако с некоторым облегчением. – Это ты обыскивал квартиру, воспользовавшись моим отсутствием?

– Да, это был я, – признался Стефан.

– Ты приехал в Лондон, чтобы вернуть себе Жемчуг Падуи?

– Я не собирался отбирать у тебя ожерелье. Я лишь хотел удостовериться, что воля тетушки Франчески выполнена. А Джина навязалась ехать со мной. Она заподозрила, что это не обычный деловой визит, и решила проверить. Чтобы успокоить Джину, я согласился взять ее с собой. Но и с тобой у меня не было причин быть совершенно откровенным. Я не знал о тебе ничего, кроме того, что твое имя София Джордан и ты работаешь в лондонской галерее. В пятницу вечером я ненадолго зашел в галерею, чтобы выяснить, как ты выглядишь. А потом проследил за тобой и оставался незамеченным до самой нашей встречи в том магазинчике. Увидев тебя, я больше не сомневался, что ты – дочь моей тетушки. Но у меня оставались сомнения, стала ли ты обладательницей семейной реликвии. Это я и попытался выяснить, познакомившись с тобой лично.

– И ты посчитал, что обыскивать чужую квартиру позволительно? – укорила его София.

– Прости меня, дорогая. Я не горжусь своим поступком.

– Тебе удалось найти Жемчуг Падуи?

– К сожалению, нет. Но я убедился, что шкатулка у тебя, и решил продолжить свое расследование. Однако оставаться в Лондоне не было никакой возможности. Дела холдинга заставили меня вернуться в Венецию. Поэтому я изобрел историю про попавшего в аварию эксперта, которого необходимо срочно заменить. С прежним экспертом действительно произошел несчастный случай, но большого вреда ему не причинил. К счастью, Джина ни о чем не догадалась, в противном случае она быстро вывела бы меня на чистую воду… Она знала, что есть ряд полотен, которые тетя Франческа намеревалась продать. Таким образом, я смог заманить тебя в Палаццо дель Фортуна. Моя кузина до сих пор понятия не имеет, кем ты приходишься прежней владелице дворца. Она просто ревнует меня. Уж очень ей льстит мысль, что я могу стать ее мужем номер два… Вернувшись в Венецию после знакомства с тобой, я имел возможность лучше ознакомиться с дневниковыми записями тети, собрать недостающую информацию и сделать так, чтобы ты остановилась не в отеле, а в Палаццо дель Фортуна. Джина, узнав о моих планах, впала в ярость в очередной раз. Видимо, поддавшись гневу, она и совершила эту глупость.

– Ты хочешь сказать, что маркиза д'Орсини проникла в мою комнату, пока мы ужинали в городе, выкрутила все лампочки и убежала через сад, напугав меня среди ночи? – усомнилась София.

– Не совсем так, хотя она еще и не на такое способна. Тем более, что у нее был ключ от садовой ограды, и она, как никто другой, знает планировку этого здания. Поэтому она и наняла человека, который обыскал твою комнату.

– Зачем ей это понадобилось?

– В поисках ожерелья, разумеется.

– Но ты сказал, что ей ничего неизвестно.

– Видимо, Джина начала догадываться. Она слишком хорошо знает высший свет и его интриги. У нее выработался нюх на всякого рода тайны… Но меня пугало другое. Я опасался, как бы она не вздумала причинить тебе физический вред. Потому и настаивал на том, чтобы мы ночевали вместе… Узнав о моем расследовании, Роза недавно сообщила мне, что к шкатулке, отправленной с Роберто в Лондон твоему отцу, прилагалось письмо. Это было сделано потому, что Роберто владеет английским не в том объеме, чтобы на словах передать Питеру Джордану последнюю волю тетушки Франчески. Но прежде, чем рассказать все до самого конца, хочу успокоить тебя. Дело в том, что под давлением обстоятельств Джина вынуждена была признаться, что наняла человека, который пробрался в твою комнату, следуя ее инструкциям.

– Как ты добился этого? – удивилась София.

– Я сказал ей, что лучше признаться в малом, чем быть обвиненной в покушении на твою жизнь, пригрозил заявлением в полицию, неминуемым расследованием и судом. Она вняла моим доводам. Мы договорились решить этот вопрос, не доводя его до суда. И тогда она сможет принять предложение руки и сердца своего старого друга Джованни Лонджени и отправиться вместе с ним в Калифорнию без каких-либо последствий для своей репутации. Джованни любит Джину в течение многих лет, но она все это время была настолько одержима охотой на меня, что оказалась не в состоянии оценить его преданность и терпение. Теперь у нее появится шанс для достойной жизни, если она вновь не сглупит и не напортачит. Но это уже не наша забота. Я с легким сердцем передаю ее на попечение весьма разумного мужчины и могу сосредоточиться на своей личной жизни. Еще в молодые годы Джованни хотел жениться на Джине. Но его отец и мать были категорически против. Джина любила Джованни не меньше, однако опасалась, что не благословленный родителями брак лишит его большого наследства. Теперь, по прошествии стольких лет, Джованни больше не зависит от великодушия своих богатых родителей. Он стал весьма успешным бизнесменом. Его состояние неуклонно растет. Поэтому для Джины этот союз должен стать идеальным.

– Ты так легко об этом говоришь.

– Дорогая София, в чем бы тебя ни убеждала моя кузина, я никогда не собирался жениться на ней. Я хорошо сознаю, что она одна из самых красивейших и соблазнительных женщин, но жить с ней не пожелал бы и врагу. Уж прости мне эту откровенность… Я рад, что в конечном итоге все так благополучно устроилось.

– Но из твоих же слов я поняла, что ты намерен жениться. На ком, если не секрет?

– На ком, как не на тебе?

– И ты говоришь об этом всерьез?!

– Нам ничто не может помешать, дорогая. Мы очень дальние родственники, кроме того, об этом мало кому известно. Наш брак предначертан судьбой… Что уж тут лукавить?

София выслушала Стефана и задумалась.

Все, от первого до последнего слова этой истории, казалось ей невероятным, несмотря на многочисленные доказательства…

То, что раньше представлялось Софии совпадением, на поверку стало причудливым сочетанием причин и следствий. Сложно было осознать, что все двадцать пять лет тихой и безмятежной жизни под родительским крылом ее судьба тесно переплеталась с судьбами неизвестных ей людей. Что та, которую она беззаветно любила и почитала за собственную мать, оказалась заботливой опекуншей, отчаявшейся иметь собственных детей. Что женщина, которую она видела только раз в далеком детстве, невзирая на страстное желание стать матерью, отдала собственное дитя на воспитание любимому мужчине и старинной подруге.

Но сложнее всего было представить, что, если бы не исчезновение легендарного Жемчуга Падуи, она бы так и не узнала тайну своего рождения, не встретила бы свою единственную любовь, не обрела бы надежду на счастье…

– И когда ты намерен жениться на мне? – прижалась к своему избраннику София.

– А когда бы ты хотела? – радостно поинтересовался Стефан и поцеловал свою суженую.

– Как жалко, что папа не дожил… Он был бы счастлив за нас… А ты как думаешь?

– Думаю, дорогая тетушка Франческа, твоя мама, была бы счастлива не меньше. Вот только как найти это ожерелье до свадьбы? Уверен, оно придется тебе к лицу, любимая…

– Жаль, мы не знаем, что было в том письме, которое Франческа передала моему отцу. Но, быть может, оно еще цело и мы прочитаем его, – рассуждала вслух София. – Постой! Как ты думаешь, не лежит ли это письмо в отцовском бюро, где я обнаружила шкатулку? Если оно там, то нам ничто не мешает узнать его содержание! – осенило девушку.

– Каким образом? – поинтересовался Стефан.

– У миссис Калдвелл есть ключи от моей квартиры. Я могла бы позвонить ей и попросить поискать письмо в отцовских бумагах.

– Тогда чего мы ждем, дорогая? – воспрянул духом Стефан.

Уже через минуту София услышала в телефонной трубке знакомый голос миссис Калдвелл:

– Рада тебя слышать, дорогая!

София вкратце передала соседке свою необычную просьбу – найти в отцовском бюро письмо, которое предположительно может лежать в конверте с именем Питера Джордана. Или быть подписанным именем Франчески. Старая леди с пониманием отнеслась к мольбе девушки и обещала перезвонить, как только закончит поиски.

Через некоторое время раздался международный звонок и София с радостью услышала возбужденный голос своей соседки:

– Дорогая моя София, мне, кажется, удалось найти то письмо, которое тебя интересует. Как ты и говорила, на конверте проставлено имя твоего отца без указания адреса. Хочешь, чтобы я выслала его тебе по почте?

– А не могли бы вы его прочесть прямо сейчас, миссис Калдвелл? – поспешила выяснить содержание послания София.

– Если ты настаиваешь, дорогая… – Слышно было, как старая леди разворачивает письмо. – Оно довольно короткое. Слушай.

Моему дражайшему.

После всех этих лет, что мы были с тобою в разлуке, многое можно сказать друг другу, но все это – пустое.

Все, кроме одного. Я разрешаю тебе, мой милый, рассказать нашей дочери Софии правду о нашей любви и о ее рождении. Прошу тебя сделать это в день ее двадцатипятилетия. Передай ей в знак моей материнской любви эту шкатулку с Жемчугом Падуи.

В шкатулке есть секрет, как и в нашей с тобой судьбе. Там, где узорные морские коньки соприкасаются головами, а их изогнутые хвосты направлены в разные стороны, нужно лишь потянуть слегка за выступающие кончики, и ты увидишь его – ожерелье, что было на мне в дни нашей любви.

Я любила тебя всегда и не перестану любить до последнего дня. Мне осталось недолго на этой земле, я это чувствую. И знаю, что мы непременно встретимся вновь там, где любовь не умирает.

Твоя Франческа.

Сдерживая слезы, София выслушала трогательное письмо и поблагодарила миссис Калдвелл, которая проявила недюжинную деликатность и не стала ни о чем расспрашивать девушку.

После этого она вместе со Стефаном отправилась в спальню и, следуя указаниям, вскрыла потайное отделение старинной шкатулки. Жемчуг Падуи действительно таился в нем.

– Он прекрасен, – прошептала София, достав дрожащими руками легендарное сокровище.

– Жемчуг Падуи достоин твоей красоты, любимая, – признался Стефан.