Лао Шэ

Чайная


Пьеса в трех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

<p>ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА</p>

Ван Лифа (Ван) – с виду двадцати с лишним лет. Добр, но себе на уме. Совсем молодым лишился отца, хозяин чайной «Юйтай».

Тан Тецзуй (Тан) – гадает по лицу, курит опиум, лет тридцати.

Сун Эрье (Сун) – труслив, любитель поговорить, лет тридцати.

Чан Сые (Чан) – под тридцать, хорошо сложен; прямой, честный; приятель Сун Эрье; оба – завсегдатаи чайной.

Ли Сань (Ли) – слуга в чайной, тридцати с лишним лет. Услужлив, добр.

Эр Дэцзы (Дэ) – двадцати с лишним лет, мелкий чиновник.

Ma Уе (Ма) – мелкий помещик, тридцати с лишним дет, Севропейским образованием.

Лю Mацзы (Лю) – около тридцати, сводник, характер жестокий.

Kaн Лю (Кан) – крестьянин, бедняк, сорока лет. Из предместья Пекина.

Xуан Панцзы (Хуан) – сорока с лишним лет, бродяга.

Цинь Чжунъи (Цинь) – владелец дома, в котором находится чайная. В первом действии ему за двадцать. Из богатой семьи, впоследствии капиталист, сторонник реформ.

Старик – восьмидесяти лет, одинокий, бездомный бродяга.

Деревенская женщина – лет за тридцать, бедная, продает дочь.

Ее дочь – девочка лет десяти.

Пан Тайцзянь (Пан) – сорок лет, разбогател, ищет невесту.

Сяо Нюэр (Нюэр) – одиннадцати лет, бой Пан Тайцзяня.

Сунь Эньцзы (Сунь) – двадцати с лишним лет, соглядатай.

У Сянцзы (У) – двадцати с лишним лет, соглядатай.

Кан Шуньцзы (Шуньцзы) – дочь Кан Лю; в первом действии ей пятнадцать, продана в жены Пан Тайцзяню.

Ван Шуфэнь (Шуфэнь) – жена Ван Лифа, хозяина чайной, сорока с лишним лет, честнее и справедливее мужа.

Полицейский – двадцати с лишним лет.

Баотун – продавец газет, шестнадцати лет.

Кан Дали (Дали) – двенадцати лет, приемный сын Пан Тайцзяня. Впоследствии связан с Кан Шуньцзы одной судьбой.

Лао Линь (Линь) – тридцати с лишним лет, дезертир.

Лао Чэнь (Чэнь) – тридцати лет, побратим Лао Линя, тоже дезертир.

Цуй Цзюфэнь (Цуй) – сорока с лишним лет, в прошлом – член парламента, впоследствии становится верующим, поселяется в гостинице при чайной.

Офицер – тридцати лет.

Ван Дашуань (Дашуань) – сорока лет, старший сын Ван Лифа, хозяина чайной; честный.

Чжоу Сюхуа (Сюхуа) – сорока лет, жена Ван Дашуаня.

Ван Сяохуа (Сяохуа) – тринадцати лет, дочь Дашуаня.

Динбао – семнадцати лет, смелая, смышленая.

Сяо Лю Мацзы (Сяо Лю) – сын Лю Мацзы, за тридцать. Наследовал дело отца.

Сборщик платы за электричество – сорока с лишним лет.

Сяо Тан Тецзуй (Сяо Тан) – сын Тан Тецзуя, за тридцать, наследовал дело отца, надеется стать настоятелем даосского храма.

Мин Шифу (Мин) – за пятьдесят, шеф-повар.

Цзоу Фуюань (Цзоу) – за пятьдесят, известный рассказчик старинных книг.

Вэй Фуси (Вэй) – рассказчик, затем певец пекинской оперы.

Фан Лю (Фан) – за сорок, музыкант, играет на маленьком барабане; коварный и вероломный.

Чэ Дандан (Дандан) – торговец серебром, тридцати лет.

Госпожа Пансы (Пансы) – жена четвертого племянника Пан Тайцзяня, некрасива, мечтает стать императрицей; сорока лет.

Чуньмэй – прислуга Пансы, девятнадцати лет.

Лао Ян (Ян) – мелкий торговец, тридцати с лишним лет.

Сяо Эр Дэцзы (Сяо Дэ) – сын Эр Дэцзы, забияка, тридцати лет.

Юй Хоучжай (Ю й) – преподаватель начальной школы, учит Ван Сяохуа, за сорок.

Се Юнжэн ь (Се) – коллега Юй Хоучжая, за тридцать.

Сяо Сунь Эньцзы (Сяо Сунь) – сын Сунь Эньцзы, соглядатай, за тридцать.

Сяо У Сянцзы (Сяо У) – мужчина около тридцати, соглядатай, как и его отец.

Сяо Синьянь (Синьянь) – прислуга, девятнадцати лет.

Шэнь – начальник управления штаба жандармерии, сорока лет.

Посетители чайной – мужчины.

Слуги чайной – мужчины.

Беженцы – мужчины, женщины, старые, молодые.

Солдаты.

Постояльцы гостиницы – мужчины.

Офицер и солдаты с высочайшим указом – семь человек, мужчины.

Жандармы – четверо мужчин.

Ша Ян (Глупый Ян или Дурачок Ян) – мужчина, пересчитывающий драгоценности.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

<p>ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ</p> Время действия: 1898 год, начало осени, разгром движения за реформы [1] . Место действия: Пекин, чайная «Юйтай».

Сейчас такие чайные почти перевелись, а еще несколько десятков лет назад в каждом городе непременно была хоть одна. Здесь можно было выпить чаю, перекусить, купить сладостей. Устав за день, сюда приходили отдохнуть и утолить жажду чашкой крепкого чая дрессировщики птиц, которые ублажали посетителей пением своих питомцев; здесь судачили, болтали, сводничали. Стоило начаться потасовке, что случалось довольно часто, как тотчас находился третейский судья и улаживал спор; кончив дело миром, пили чай, ели лапшу с тушеным мясом и расходились добрыми друзьями. Словом, чайная в те времена была излюбленным местом многих, там собирались по делу и без дела, проводили свой досуг Придешь, бывало, и чего только не услышишь! И про то, как огромный паук, приняв диковинный облик, был убит молнией; и про то, что необходимо поставить вдоль берега моря заграждения на случай вторжения иноземных войск. Толковали здесь о новых амплуа артистов Пекинской оперы, о новых способах приготовления опиума. И посмотреть было на что, когда кто-нибудь из посетителей приносил показать редкую драгоценность. Так что чайные и в самом деле играли великую роль, даже с точки зрения познавательной. Сейчас вы как раз видите такую. У самого входа – стойка и плита. Потолок в чайной высокий, места много – столы, стулья, скамейки, табуретки. Все без труда умещаются. Из окна виден двор, во дворе навес, там тоже устраиваются посетители. Во внутреннем помещении и летней пристройке висят клетки с птицами. Куда ни посмотришь – везде надписи «Болтать о государственных делах воспрещается!» В данный момент два посетителя, прикрыв глаза, тихонько поют, покачивая в такт головами. Еще несколько слушают пение сверчков, посаженных в банку. Сунь Эньцзы и У Сянцзы в длинных серых халатах сыщиков вполголоса беседуют

Сегодня дело чуть было не дошло до потасовки, будто бы из-за голубя. Уж тогда наверняка было бы пущено в ход оружие, ибо ссора вспыхнула между гвардейцами императора и солдатами арсенала, а и те и другие любители подраться. Хорошо, что все кончилось миром – кто-то из посетителей предотвратил драку, и сейчас недавние враги, все еще возбужденные, бросая друг на друга злобные взгляды, входят в чайную и направляются прямо во двор. Mа Уев дальнем углу пьет чай. Ван Лифа стоит у стойки. Шлепая сандалиями, входит Тан Тецзуй в длинном грязном халате.


Ван. Погулял бы лучше, Тан Тецзуй!

Тан (мрачно улыбаясь). Осчастливь Тан Тецзуя, хозяин! Пожертвуй чашечку чая, а я тебе погадаю: могу по лицу, могу по руке! И денег не возьму! (Решительно берет руку Вана.) Сейчас усюй – двадцать четвертый год Гуан-сюя [2]. Сколько вам лет, уважаемый…

Ван (отнимает руку). Ну-ну! Ладно! Чаем я тебя и так угощу, а гаданье свое оставь при себе. Оба мы – горемыки, что толку гадать? (Выходит из-за стойки, приглашает Тана сесть.) Если не бросишь курить опиум, бедовать тебе всю жизнь! Это мое предсказание, оно вернее твоего.

Входят Сун Эръе и Чан Сые. Ван Лифа их приветствует. У обоих в руках клетки с птицами. Они вешают клетки на стену и ищут свободное место. У Сун Эръе озабоченный вид. У Чан Сые – беззаботный. К ним быстро подходит Ли Сань, берет чай, который они принесли, заваривает. Сун и Чан занимают столик.

Сун. Прошу вас! Пейте!

Чан. Прошу вас, угощайтесь! (Смотрит во двор.)

Сун. Видно, опять что-то случилось?

Чан. Возможно. Хорошо еще, что до драки не дошло. Раз уж такая охота подраться, нашли бы другое место. К чему заводить ссоры в чайной?

Появляется Эр Дэцзы, один из драчунов, подходит к Чан Сые

Дэ. Ты чем то недоволен?

Чан (вежливо, но без робости). Вы меня спрашиваете? Я сижу и пью чай, за свои кровные. А что, кому-нибудь это мешает?

Сун (оглядывая Эр Дэцзы). Я вижу, вы не из простых. Присаживайтесь, выпьем чаю, мы ведь тоже не лыком шиты.

Дэ. Что тебе от меня нужно?

Чан. Силу свою хочешь показать? Так показал бы ее лучше на иностранцах! Там есть где разгуляться! Они вон императорский дворец сожгли! Но с ними вы что-то не воюете, хоть и на казенных харчах живете!

Дэ. Ладно! Об иностранцах потом, а пока надо бы тебя хорошенько проучить. (Собирается пустить в ход кулаки.)

Посетители, поглощенные своими делами, ничего не замечают. Один Ван Лифа, почуяв неладное, быстро подходит к ним.

Ван. Ну что вы, братцы! Все мы приятели, с одной улицы, неужели нельзя договориться по-хорошему? Дэ, дружище, шел бы ты во двор!

Дэ , не слушая его, смахивает со стола чашку, которая разлетается вдребезги, пытается схватить Чан Сые за горло.

Чан (вскакивает). Ты чего?

Дэ. Чего? Не удалось схватиться с иноземцами, но ты-то от меня не уйдешь!

Ma. Эр Дэцзы! Опять ты за свое?

Дэ (озирается и замечает Ma Уe). Ха, Ma Уе, ты здесь? А я тебя и не приметил. (Подходит, здоровается.)

Ma. Все можно уладить добром. Зачем же сразу кулаки в ход пускать?

Дэ. А ты, пожалуй, прав! Пойду-ка я во двор. Ли Сань! (Указывая на разбитую чашку.) Запиши на мой счет!

Чан (подходит к Ma). Вы человек умный, рассудите нас по справедливости.

Ma (встает). У меня свои дела! Пока! (Уходит.)

Чан (обращаясь к Ван Лифа). Тьфу, чудак какой-то!

Ван. Ты, видно, его не знаешь. Иначе не связывался бы.

Чан, Не везет мне сегодня.

Ван (тихо). Зачем ты тут про иностранцев говорил? Он же кормится за их счет, исповедует их религию, говорит на их языке. Чуть что – сразу начальнику уезда жалуется. Даже чиновники предпочитают с ним не связываться.

Чан (возвращается на свое место). Хм, терпеть не могу этих иностранных прихлебателей!

Ван (кивает головой в сторону Сунь Эньцзы и У Сянцзы, тихо). Ты поосторожнее! (Громко)Ли Сань, еще чашку чая! (Подбирает осколки.)

Сун. Сколько за разбитую чашку? Я плачу! Человек воспитанный не станет вести себя как торговка. Ван. Подожди! Потом рассчитаемся. (Отходит.)

Появляется сводник Лю M ацзы , он ведет Кан Лю. Лю Мацзы здоровается с Сун Эръе и Чан Сые.

Лю. Рано вы сегодня! (Достает трубку, набивает табаком.) Попробуйте-ка! Табачок свеженький, настоящий английский! Чистый, ароматный!

Чан. Надо же! Табак и тот иностранный! Сколько же наших денежек уплывает за границу!

Лю. Ничего! В Китае денег куры не клюют! Ну, вы отдыхайте! А у меня тут дельце есть.

Ли Сань приносит чашку чая.

Лю. Ну как? За десять лянов серебра согласен? Только давай прямо, без канители! У меня нет времени тебя обхаживать.

Кан. Господин Лю! За пятнадцатилетнюю девушку всего десять лянов?

Лю. Отдавай тогда ее в веселый дом! Может, там прибавят лян другой. Только на это ты ведь сам не пойдешь!

Кан. Так она ж мне родная дочь! Разве могу я…

Лю. Дочь-то дочь, но что делать, если кормить нечем! Кого тут винить?

Кан. Кого винить? Это правда, нам, деревенским, хоть в петлю лезь! Но продать дочь, чтобы хоть раз накормить семью, какой же для этого надо быть скотиной!

Лю. Ваши деревенские дела меня мало интересуют. А я ради тебя стараюсь, тебе помочь хочу. Да и дочь твоя будет сыта, одета. Разве этого мало?

Кан. А кому она достанется?

Лю. Ты запрыгаешь от радости, когда узнаешь! Чиновнику из императорского дворца!

Кан. Зачем ему деревенская девчонка!

Лю. А ей что от этого, хуже будет?

Кан. Кому же все-таки вы ее отдадите?

Лю. Пан Тайцзяню! Слыхал о таком? Самой императрице прислуживает. А до чего богат! Уксус и тот в агатовом флаконе держит!

Кан. Господин Лю, как же я в глаза дочери смотреть буду? Совесть замучает, что отдал дочь в жены такому жестокому человеку.

Лю. Раз продаешь, все равно совесть замучает. Не важно кому. Главное, что дочь будет как сыр в масле кататься, в шелках ходить. Разве это не счастье? Ну ладно, говори прямо, согласен?

Кан. Да где ж это видано? Чтобы такой богач и за десять ляпов?

Лю. Да во всей вашей деревне десяти лянов днем с огнем не сыщешь! Ты что, не знаешь, что в деревнях ребят на пять фунтов муки меняют?

Кан. Охо-хо! Пойду-ка поговорю с дочкой!

Лю. Слушай, другого такого случая не будет! Прозеваешь – пеняй на себя! И не мешкай.

Кан. Да-да! Я мигом.

Лю. Я подожду тебя!

Кан. Охо-хо! (Медленно уходит.)

Лю (подходит к Чан Сые и Сун Эръе). До чего же трудно с этой деревенщиной. Никакой радости!

Сун. Дельце, видно, выгодное?

Лю. Не так чтобы очень! Разумеется, кое-что и мне перепадет.

Чая. А в деревне до чего дошли! Детей продают!

Лю. Кто знает, что лучше! Может, пришлось подыхать бы, как бездомной собаке на пекинской улице!

Чан. И все же, господин Лю, не доброе это дело, жестокое!

Лю. Ну нет! Они еще благодарить меня должны, что нашел им покупателя! (Спешит сменить тему разговора.) Сун Эръе, взгляните-ка! (Достает и показывает часы.)

Сун (берет часы). Хороши!

Лю. Вы только послушайте, как идут.

Сун (слушает). Сколько же они стоят?

Лю. Нравятся? Уступлю! Не торгуясь – за пять лянов! Носите, а разонравятся, вернете за те же деньги. Вещь стоящая – фамильная ценность.

Чан. До чего же это противно! Сколько можно навешать на себя всякого заморского барахла! Вы только взгляните на себя, Лю: трубка – заморская, часы – тоже, халат из заморской материи, штаны и те…

Лю. А что? Заграничные вещи и в самом деле хороши! А в нашем, китайском, только деревенщина ходит. Оденься я во все китайское, на меня никто и не глядел бы!

Чан. А по-моему, наши шелка и атласы куда лучше!

Лю (к Сун Эръе). Так берете или не берете? Люди на вас иначе смотреть станут, если вы будете при таких часах. Времена теперь другие. Верно я говорю?

Сун (часы ему нравятся, но кажутся чересчур дорогими). Да я бы…

Лю. Берите, а деньги отдадите потом.

Появляется Хуан Панцзы.

Хуан (плохо видит, не различает посетителей, входит, обращается ко всем). Эй, братцы! Это я, Хуан Панцзы, здороваюсь с вами! Мы – свои люди, ссориться не будем!

Ван. Твои приятели во дворе!

Xуан. О! Я и не разглядел! Хозяин, дай-ка мне чашку лапши с мясом. Раз я здесь – драки не будет!

Д э (входит). А они уже помирились. Давай к нам! (Уходит.)

Слуги то и дело проносят чай во двор. Входит старик с зубочистками, расческами, уховертками и прочей мелочью. Медленно, с низко опущенной головой проходит мимо посетителей – никто ничего не покупает. Он направляется во двор. Ли Сань его останавливает.

Ли (тихо). Шел бы ты отсюда, отец. Там люди мирятся, им не до тебя. Покупателей не найдешь. (Дает ему чашку чаю.)

Сун (тихо). Из-за чего они схватились, Ли Сань?

Ли (тоже тихо). Как будто бы из-за голубя. К кому-то залетел чужой голубь, а тот не хотел возвращать… вот и пошло. Э, лучше не вмешиваться. (Обращается к старику.) Сколько вам лет, почтенный?

Старик (возвращая пустую чашку). Спасибо за чай. Восемьдесят два стукнуло. И никому я не нужен. Время сейчас такое, что о человеке меньше заботятся, чем о голубе. Э, да что говорить! (Медленно уходит.)

Входит Цинь Чжунъи, одет по последней моде, самодовольный.

Ван. А, господин Цинь, выбрали наконец-то время к нам заглянуть. Что же вы один?

Цинь. Пришел посмотреть, как молодой хозяин ведет дела.

Ван. Учимся, господин Цинь, учимся! Иначе нельзя. Отца рано лишился. Хорошо еще, что клиенты – друзья покойного. Если и допущу промашку, делают вид, будто не замечают. В нашем деле ладить надо с людьми. Отец, бывало, поприветствует посетителей, поговорит с ними, старается снискать их доброе расположение. Вот и я так. Потому и обходится без особых неприятностей. Присаживайтесь! Чайку заварить?

Цинь. Спасибо, не надо! Недосуг мне рассиживаться.

Ван. Останьтесь, пожалуйста. Окажите честь!

Цинь. Так и быть! (Садится.) Ты только не очень меня обхаживай.

Ван. Ли Сань, завари-ка самого лучшего чая! Как поживают ваши родные, господин Цинь? Как дела? Все ли в порядке?

Цинь. Да не так уж чтоб очень.

Ван. Неужели? Такая большая торговля! Не то что моя!

Тан (приблизившись). У господина лицо предвещает счастье, высокий лоб, округлый подбородок. Хотя он и не министр, но его ждет такая же удача, как Таочжу [3]!

Цинь. Не приставай! Иди себе с миром!

Ван. Выпил чаю, уважаемый, ну и ступай себе на улицу. (Подталкивает Тан Тецзуя к двери.)

Тан. Ладно, ладно! (Уходит, опустив голову.)

Цинь. Послушай, Ван! А не повысить ли мне немного арендную плату? Ведь того, что платил твой отец, теперь и на чай не хватит!

Ван. Это так, господин Цинь! Только зачем же себя утруждать. Пришлите управляющего, мы с ним договоримся. Если надо, буду больше платить. Я не против. Нет, не против!

Цинь. Ты молодец, похитрее отца будешь! Ладно, не к спеху. Дом мой. И рано или поздно я все равно отберу его.

Ван. Зачем же пугать человека? Я ведь знаю, как вы заботитесь обо мне, как близко принимаете к сердцу мои дела. Не вышвырнете же вы меня с моими чайниками на улицу торговать.

Цинь. Поживем – увидим!

Входит женщина, с виду крестьянка, ведет за руку девочку лет десяти. У девочки в волосах соломка – знак того, что она продается. Ли Сань сначала их не впускает, но потом, сжалившись, разрешает войти. Мать с дочерью медленно направляются во двор. Посетители чайной разом замолкают, смотрят на них.

Девочка (дойдя до середины чайной, останавливается). Мама, я есть хочу.

Женщина тупо смотрит на дочь, потом вдруг падает на пол.

Цинь (Вану). Вышвырни их!

Ван. Да-да! Идите, идите! Нечего вам тут делать!

Женщина. Сжальтесь! Кому нужна девочка? Всего за два ляна!

Чан. Ли Сань, две чашки лапши с мясом, я плачу! Пусть поедят за дверью.

Ли. Да-да! (Подходит к женщине.) Вставай! Подожди за дверью. Сейчас я вынесу вам лапшу.

Ван. Живо!

Мать и дочь выходят Ли Сань выносит им две чашки с лапшой.

Ван (подходит к Чан Сые). Добрая вы душа, господин Чан, но послушайте меня: всем не поможешь! Бедняков слишком много! И никому до них нет дела! (К Цинь Чжунъи.) Верно я говорю, господин Цинь?

Чан. (к Сун Эръе). По-моему, уважаемый Эръе, скоро конец Китаю!

Цинь (все еще раздраженно). Не знаю, конец или не конец, но это вовсе не зависит от благодетелей, готовых кормить похлебкой нищих. Слушай, Ван, а я, пожалуй, и в самом деле отберу у тебя дом.

Ван. Вы не сделаете этого, господин Цинь!

Цинь. Я не только это сделаю. Землю в деревне, магазины в городе – все продам!

Ван. Зачем?

Цинь. Подкоплю деньжат, построю завод!

Ван. Завод?

Цинь. Да, завод! Огромный завод! Вот тогда и беднякам можно будет помочь, и иностранным товарам преградить дорогу, и государство спасти! (Глядя на Чан Сые, обращается к Вану.) Э, да что с тобой толковать. Все равно не поймешь!

Ван. Вы все о других печетесь, а о вас кто позаботится, когда имущество ваше из рук уйдет?

Цинь. Ничего ты не смыслишь! Только так и можно сделать нашу страну богатой и сильной! Ну ладно, мне пора. А дела у тебя идут неплохо. Если не наделаешь глупостей, аренду не повышу.

Ван. Погодите, я рикшу позову.

Цинь. Не надо, пройдусь пешком!

Цинь Чжунъи направляется к двери, Ван идет за ним. Входит Пан Тайцзянь, поддерживаемый боем. У боя в руках кальян.

Пан. А, господин Цинь!

Цинь. А, господин Пан! Успокоились за эти два дня?

Пан. Еще бы! В Поднебесной воцарился порядок: пришел высочайший указ. Тань Сытун [4] приговорен к смертной казни. Скажу тебе так: не сносить головы тому, кто осмелится нарушить порядок, установленный предками!

Цинь. Я давно это знал!

Воцаряется тишина, посетители, затаив дыхание, прислушиваются к разговору.

Пан. Вы – человек умный, господин Цинь. Потому и разбогатели!

Цинь. Какое там богатство! Так, пустяки.

Пан. Скромничаете! Кто в Пекине не знает Цинь Чжунъи. Ни один из чиновников не может с вами тягаться. Да, ходят слухи, будто среди богачей появились сторонники реформ.

Цинь. Что-то не верится. Во всяком случае, до вас мне далеко.

Пан. Спасибо на добром слове! Но я вот что скажу – каждый из нас – мастер своего дела.

Смеются.

Цинь. На днях зайду, потолкуем! Всего хорошего! (Уходит.)

Пан. Да-а! Видно, и в самом деле настали другие времена, раз наш новоиспеченный богач смеет со мной зубоскалить. (К Вану.) Лю Мацзы здесь?

Ван. Подождите минутку, уважаемый, сейчас позову.

Лю Мацзы давно заметил Пан Тайцзяня, но не подходил, боясь помешать его беседе с Цинь Чжунъи.

Первый посетитель. А кто такой Тань Сытун?

Второй посетитель. Слышал я, будто он совершил тяжкое преступление. А иначе за что бы его приговаривать к смертной казни?

Третий посетитель. Месяца два или три назад кое-кто из чиновников и ученых замыслил что-то мудреное. Нам этого не помять.

Четвертый посетитель. Ладно! Как бы там ни было, на казенном содержании не пропадешь. А этот Тань да Кан Ювэй хотели распустить императорскую гвардию, чтобы мы сами добывали себе пропитание! Хорошо придумали! Нечего сказать.

Третий посетитель. А что толку от наших денег, если начальство добрую половину себе загребает?

Четвертый посетитель. Лучше жить прокаженным, чем спокойно умереть. Заставь меня зарабатывать себе на пропитание, так я быстро протяну ноги.

Ван. Господа! Господа! Не надо болтать о государственных делах!

Разговор прекращается.

Пан (усаживается за столик). Двести серебряных за деревенскую девчонку? Не много ли?

Лю (стоит навытяжку). Зато какая девчонка! Ее принарядить да манерам обучить – не стыдно будет и в городе показаться. Хороша! И знает, что к чему! Уж вы поверьте. Я для вас больше, чем для отца родного, стараюсь. Не пожалеете!

Появляется Тан Тецзуй.

Ван. Опять пришел?

Тан. На улице черт знает что творится! Полная неразбериха.

Пан. Уж не единомышленников ли Тань Сытуна ищут? Но тебе, Тан Тецзуй, не о чем беспокоиться. Кому ты нужен?

Тан (хмыкнув). Никому, управляющий, но дайте мне немного опиума, и я совсем успокоюсь.

Некоторые, почуяв, что обстановка накаляется, выскальзывают из чайной.

С у н. Пойдем и мы, Чан. Уже поздно!

Чан. Что ж, пошли!

К ним подходят соглядатаи Сунь Эньцзы и У Сянцзы.

Сунь. Погодите. Чан. В чем дело?

Сунь. Ты здесь болтал, что Китаю скоро конец придет!

Чан. Я люблю свою страну и боюсь, что ей грозит гибель.

У (к Сун Эръе). Слыхал?

Сун. Братцы! Мы каждый день тут пьем чай. И хозяин знает, что мы – люди надежные.

У. Отвечай, слыхал или нет, что он сказал? Я тебя спрашиваю…

Сун. Господа, неужели нельзя по-хорошему договориться? Присаживайтесь к нам!

Сунь. Придержи язык, не то и тебе наденем наручники. Раз он сказал, что Китаю скоро конец, значит, он из одной шайки с Тань Сытуном.

Сун. Я… Я слыхал… Он… сказал…

Сунь (Чану). Пошли!

Чан. Куда? Надо же разобраться!

Сунь. Сопротивляешься власти? Ну, погоди у меня! (Вытаскивает наручники.)

Чан. Ну-ну! Поосторожнее! Я – маньчжур.

У. Маньчжур и предатель? Тем хуже! Протягивай руки!

Чан. Не надо! Я не сбегу!

Сунь. Пожалуй, не сбежишь! (Суну.) Пойдем с нами, расскажешь, как было дело. Не бойся, тебя мы отпустим.

Со двора входят Хуан Панцзы и еще несколько человек.

Хуан. Ну вот, кажется, все и уладили. Напрасно я сюда притащился.

Сун. Господин Хуан! Господин Хуан!

Хуан (протирает глаза). Это кто?

Сун. Это – я, Сун Эръе. Прошу вас, замолвите за меня словечко!

Хуан (разглядев). А-а! Уважаемые господа Сунь Эньцзы и У Сянцзы! Работаете? Давайте, давайте!

Сун. Господин Хуан, помогите! Замолвите словечко!

Хуан. Я вмешиваюсь лишь тогда, когда властям не управиться. А так соваться – неловко. (Обращаясь ко всем.) Верно я говорю?

Все. Верно! Верно!

Сунь Эньцзы и У Сянцзы уводят Чан Сые и Сун Эръе.

Сун (к Вану). Присмотри за нашими птицами! Ван. Будьте спокойны! Пришлю их вам домой.

Шпики и задержанные уходят.

Хуан (заметив Пан Тайцзяня). А, старина, и ты здесь? Собираешься, говорят, жениться? Прими мои поздравления!

Пан. Надеешься выпить свадебного вина?

Хуан. Если окажешь честь приглашением.

Входит женщина с пустыми чашками, ставит их на стойку. За ней идет девочка.

Девочка. Мама! Я еще хочу есть!

Ван. Идите, идите!

Женщина. Пойдем, детка.

Девочка. Мама, ты меня не продашь? Не продашь, а, мам?

Женщина. Девочка моя! (Плачет, уводит дочь.)

Появляется Кан Лю с дочерью Кан Шуньцзы. Останавливается у стойки.

Кан. Доченька! Шуньцзы! Не человек я – зверь! Но что делать? Не пристрою тебя – умрешь с голоду. И вся семья тоже умрет, если я не раздобуду несколько лянов серебра. Смирись, Шуньцзы, с судьбой. Сделай доброе дело!

Шуньцзы. Я… Я…

Лю (подбегая). Она согласилась? Вот и прекрасно! Подойди к господину управляющему! Поклонись ему! Шуньцзы. Я… (Теряет сознание.)

Кан (поддерживает ее). Шуньцзы! Шуньцзы! Лю. Что такое?

Кан. Голодная она, да еще расстроилась. Вот голова и закружилась. Шуньцзы! Шуньцзы!

Пан. Зачем мне такая дохлятина?!


Занавес

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

<p>ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ</p> Время действия: десять с лишним лет спустя. После смерти Юань Шикая [5] империалисты подбивают китайских милитаристов осуществить раздел страны, в любой момент может вспыхнуть междоусобная война. Начало лета. Утро. Место действия: Пекин, чайная «Юйтай».

Все чайные в Пекине к этому времени закрылись. Только «Юйтай» по-прежнему принимала своих посетителей. Но все там было теперь по-другому, все было подчинено одной цели – как-нибудь выжить. Как и прежде, в передней комнате подавали чай, задние комнаты были превращены в гостиницу. В чайной не только торговали чаем, но и тыквенными семечками, лапша же с тушеным мясом ушла в область предания. Кухню переместили в задний дворик, специально для обслуживания постояльцев гостиницы. Мебель тоже стала совсем иной: маленькие столики, покрытые светло-зелеными скатертями, да плетеные стулья. Со стен убрали картины с изображением «восьми хмельных даосских святых», исчез не только сам бог богатства Цайшэнь, но и ниша, куда его ставили, его место заняли модные красотки – реклама иностранной табачной фирмы. По-прежнему украшали стены надписи «Болтать о государственных делах запрещается», только иероглифы стали крупнее. Ван Лифа настоящую сметку. Его чайная не только не погибла, напротив, она теперь процветает. На несколько дней ее закрыли из-за ремонта фасада и завтра должны открыть. Ван Шуфэнь и Ли Сань расставляют столы и стулья, передвигают их и так и эдак.

Ван Шуфэнь уже сделала современную прическу, а Ли Сань никак не может расстаться с косичкой. Входят несколько студентов, здороваются и уходят.


Шуфэнь (увидев, что косичка мешает Ли Саню). Послушай, Ли Сань, в нашей чайной все изменилось к лучшему, не мешало бы и тебе расстаться с косичкой.

Ли. К лучшему, к лучшему. Уж так хорошо, что дальше ехать некуда!

Шуфэнь. Не скажи, старина! Слышала я, что все чайные позакрывались: и «Дэтай» у Западных ворот, и «Гуантай» у Северного моста, и «Тяньтай» у башни Гулоу. А наша нет. Почему? Да потому, что отец Шуаньцзы [6] знает толк в переменах к лучшему!

Ли. Чего уж там. Не стало императора – казалось бы, большей перемены и быть не может. А пришел Юань Шикай и тоже захотел стать императором. Черт знает что творится в Поднебесной: сегодня палят из пушек, завтра – закрывают городские ворота! Перемены к лучшему, говоришь? Это мы еще посмотрим. А косичку я пока оставлю. Вдруг снова вернутся старые времена?

Шуфэнь. Не упрямься, Санье! Благодаря переменам у нас теперь республика. Можем ли мы не идти в ногу со временем? Ты только посмотри, какой у нас тут порядок, какая чистота! Не то что прежде. Красиво! Обслуживаем только людей культурных. Честь какая! А ты носишься со своей косичкой. Куда это годится? Даже смотреть не- -приятно!

Ли. Госпожа, тебе одно не нравится, мне – другое.

Шуфэнь. Другое? Что же именно?

Ли. А то, что и чайная и гостиница на хозяине да на мне. Вдвоем, как бы там ни было, трудно управляться.

Шуфэнь. Верно! Чайная – на хозяине, но в гостинице я ведь тебе помогаю!

Ли. Ну, помогаешь. Но надо же убрать больше двадцати номеров, накормить больше двадцати человек! То за покупками сбегать, то на почту – письма отправить! Сама посуди, легко это?

Шуфэнь. Ты прав, нелегко! Но в это смутное время всевышнего надо благодарить, что есть хоть такая работа. И терпеть.

Ли. Я не железный. Совсем из сил выбился. Сплю пять часов в сутки, а то и еще меньше.

Шуфэнь. Послушай, Санье, кому сейчас хорошо? Вот пройдут каникулы, а там, глядишь, старший закончит начальную школу, подрастет младший, начнут помогать, нам и полегчает. Ты ведь еще при старике Ване, отце Ван Лифа, служил, ты старый наш друг, верный помощник.

С важным видом входит Ван Лифа.

Ли. Верный помощник? Двадцать лет прослужил, пора бы жалованье прибавить. Везде перемены, а заработок прежний.

Ван. Зачем так говорить, старина?! Если дела пойдут лучше, будешь получать больше. Завтра открываем чайную, и да сопутствует нам удача! Только не сердись, ладно?

Ли. Не прибавишь – работать не буду!

Слышен голос.

Голос. Ли Сань, Ли Сань!

Ван. Поспеши, господин зовет! Потом поговорим, на досуге.

Ли. Да! Гм!

Шуфэнь. Вчера закрыли городские ворота, не знаю, открыли их или нет. Хозяин тут сам управится, а ты, Санье, сходи за овощами. Главное – солений купи хоть немного.

Снова слышен голос.

Голос. Ли Сань, Ли Сань!

Ли. Вот-вот! Там зовут, тут в лавку гонят, хоть разорвись! (Возмущенный, уходит.)

Ван. Мать Шуаньцзы, стар Ли Сань стал, ты должна…

Шуфэнь. Санье давно недоволен. И не напрасно. Ему я не могу сказать, а тебе скажу, что думаю: надо искать еще одного человека.

Ван. Еще одного? А где взять средства ему на жалованье? Доход у нас и так мизерный. Можно бы, конечно, заняться чем-нибудь другим. Но чайная досталась мне по наследству,- и я не могу ее бросить!

Издалека доносятся пушечные выстрелы… 636

Ван. Слышишь? Опять палят, черт бы их побрал! А ты все шумишь, шумишь! Счастье, если завтра можно будет открыть чайную. Что ты на это скажешь?

Шуфэнь. Умный человек глупости не скажет! Из-за моих разговоров, что ли, палят?

Ван. Хватит молоть чепуху! Лучше делом займись!

Шуфэнь. Не свалишься от усталости, так пристрелят! Все ясно как дважды два! (Медленно уходит.)

Ван (уже не так резко). Мать Шуаньцзы, не бойся! Не первый день палят – а не убили! Пекин – благословенное место!

Шуфэнь. Благословенное! Как же! Сердце колотится так, что вот-вот выскочит. Пойду дам Санье денег на овощи.

У входа беженцы, мужчины и женщины, просят о помощи.

Беженец. Сжалься над нами, хозяин! Войди в наше положение!

Ван. Идите! Идите! Нечем мне вам помочь, и чайная еще закрыта.

Беженцы (хором). Да пожалей ты нас! Мы ведь беженцы!

Ван. Некогда мне разговаривать с вами! Я сам себе не могу помочь!

Появляется полицейский.

Полицейский. Идите, идите! Убирайтесь!

Беженцы уходят.

Ван. Ну что? Близко идут бои?

Полицейский. Совсем рядом! Потому и беженцев столько. Меня прислало начальство, тебе велено сдать восемьдесят цзиней лепешек – к двенадцати часам. Солдаты не уйдут из города, пока не получат сухой паек.

Ван. Всевышний спаси и помилуй! Вы же умный человек! Мне бы постояльцев накормить, ведь чайная не работает! Мне и один цзинь взять неоткуда, не то что восемьдесят.

Полицейский. Понимаю, но у меня приказ. Сам смотри! (Хочет уйти.)

Ван. Погодите! Истинная правда, чайная не работает, вы же знаете. Откроем, так вы с нами хлопот не оберетесь! Ну ладно, вот вам на чашку чаю. (Дает деньги.) Замолвите за меня словечко, век не забуду!

Полицейский (принимая деньги). Замолвить можно, не знаю только, будет ли от этого толк.

Врываются солдаты в изодранной форме с винтовками наперевес.

Полицейский. Служивые, я тут как раз проверяю прописку, чайная не работает!

Солдат. Мать твою!

Полицейский. Хозяин, дай солдатам на чай, пусть попьют в другом месте.

Ван. Не обессудьте! Чайная еще закрыта! А то с удовольствием напоил бы вас чаем (вручает деньги полицейскому).

Полицейский (передает деньги солдатам). Ну ладно, служивые, вы уж не обижайтесь, он и в самом деле не может вас обслужить.

Солдат. Кому нужны эти бумажки? Серебро гони!

Ван. А где мне его взять, служивые?

Солдат. Дай ему пинка в зад!

Полицейский (Вану). Добавь еще немною!

Ван (достает деньги). Если найдете еще хоть юань, сожгите мой дом! (Передает деньги.)

Солдат забирает деньги и уходит.

Полицейский. Пронесло! Мне скажи спасибо! Крышка бы тебе, если бы не я. Ни одной чашки не осталось бы!

Ван. Вовек не забуду твоей доброты!

Полицейский. А ты не думаешь, что с тебя причитается?

Ван. Конечно! Но обыщите меня, медяка не найдете, верно говорю. (Поднимает халат.) Обыщите! Сделайте милость!

Полицейский. Тебя не перехитришь! До завтра! А что будет завтра, один бог знает! (Уходит.)

Ван. Погодите! (Видя, что полицейский ушел, топает ногами). Черт бы их побрал! Воюют! Воюют! Сегодня воюют! Завтра воюют! Только и делают, что воюют! А какого черта воюют?

Входит Тан Тецзуй, по-прежнему худой, неопрятный, но в шелковом халате.

Ван (сердито). А, это ты, господин Тан? Я больше задаром чаем не пою! (Оглядывает Тана, улыбается.) А ты, видно, хорошо живешь! В шелках ходишь!

Тан. Чуть получше прежнего. Время мне благоприятствует.

Ван. Благоприятствует? Просто не верится.

Тан. Чем хуже времена, тем лучше у меня идут дела. Каждый хочет знать, суждено ему выжить или умереть. Вот и идут ко мне гадать.

Ван. Пожалуй, что так.

Тан. Слышал, ты гостиницу открыл, сдай мне комнату.

Ван. Господин Тан, боюсь, с твоим пристрастием у меня тут…

Тан. А я бросил курить опиум.

Ван. Правда? Ты что, в самом деле разбогател?

Тан. Я курю теперь героин. (Указывая на рекламу, висящую на стене.) Видишь, сигареты марки Хадэмэнь, длинные, не очень туго набитые (вытаскивает сигарету и показывает), высыпешь из нее табачок, набьешь героином, и хорошо. Сигареты великой Британской империи, героин – из Японии, две великие могучие державы – и обе у меня на службе! Ну не счастье ли это?

Ван. Счастье, да еще какое! Только у меня все номера заняты. Освободится какой-нибудь, непременно сдам тебе!

Тан. Нет у тебя ко мне уважения! Боишься, что мне нечем будет платить за постой?!

Ван. Ну что ты! Мы же давнишние соседи. Как же можно без уважения?

Тан. Ты за словом в карман не лезешь!

Ван. Не в этом дело! Я говорю от чистого сердца! Посчитай, сколько за десять с лишним лет ты выпил бесплатно моего чая? Сейчас тебе лучше живется, вот и вернул бы долг!

Тан. Завтра верну. Все сполна! Да и много ли там набралось? (Сконфуженный, уходит.)

С улицы доносится крик торговца газетами: «Новости о боях на Чансиньдяне! Покупайте газеты! Читайте о боях на Чансиньдяне!» Торговец заглядывает в чайную.

Торговец. Хозяин, новые сведения о боях на Чансиньдяне! Купите газету, почитайте!

Ван. А о чем-нибудь другом там есть? Торговец. Может, и есть. Прочитайте.

Ван. Не надо! Иди!

Торговец. Читай не читай, хозяин, они все равно будут воевать! (Тан Тецзую.) Господин! А вы интересуетесь?

Тан. Я не он (указывает на Ван Лифа). Дела государства- меня волнуют больше всего. (Берет газету и, не расплатившись, уходит.)

Торговец бежит за ним.

Ван. Чансиньдянь! Чансиньдянь! Совсем близко отсюда. (Кричит.) Эй, Санье, завтра утром пораньше купи овощей. Скоро наверняка закроют городские ворота. И останемся мы ни с чем. Слышишь? (Ему никто не отвечает. Возмущенный, убегает.)

Входит Чан Сые со связкой редьки и двумя курицами.

Чан. Хозяин!

Ван. Кто там? А, это ты, Сые! Чем занимаешься?

Чан. Торгую овощами! Добываю хлеб собственным трудом! В поте лица своего. Сегодня за городом беспорядки, ничего не купишь. Бегал-бегал, удалось добыть эти две курицы да несколько цзиней редьки. Слышал, что ты завтра открываешь чайную, вот и принес, может, пригодятся.

Ван. Спасибо! А я уж и не знал, что делать.

Чан (оглядывая чайную). Хорошо! Очень хорошо! Просто прекрасно! Все крупные чайные позакрывались, один ты благодаря своему уму смог приспособиться к новым временам.

Ван. Ну что ты! Какой там ум! Я просто сил своих не щажу, вот и весь секрет. Тревожно только, что в Поднебесной такие беспорядки!

Чан. Таким, как я, теперь, пожалуй, и места не найдется в чайной.

Входит Сун Эръе, одет бедно, в руках клетка с певчими птицами.

Сун. Услыхал, что ты завтра открываешь чайную, и пришел поздравить. (Увидев Чан Сые.) А ты, Сые, совсем про меня забыл!

Чан. Здравствуй, брат!

Ван. Присаживайтесь!

Сун. Здравствуй, хозяин! Здорова ли жена, дети? Как идут дела?

Ван (бодро). Все благополучно! (Берет кур и соленья.) Сые, сколько за это?

Чан. Сколько дашь!

Ван. Сейчас я вас чаем угощу. (Уносит покупки.)

Сун. Как живешь, Сые?

Чан. Торгую овощами. Работы лишился, вот и приходится как-то добывать на пропитание. А ты как?…

Сун. Я? Слезы, а не жизнь – видишь, во что одет, на кого похож?

Чан. Ты, брат, горемычный, неужто не найдешь какого-нибудь дела?

Сун. Думаешь, не искал? Но кто согласится сейчас взять на службу маньчжура? И при Цинах было не очень хорошо, но сейчас я просто с голоду помираю.

Ван (приносит чайник, протягивает Чан Сые деньги). Вот возьми. Хватит?

Чан (берет деньги, не считая, прячет за пазуху). Ладно!

Ван Эръе (указывает на клетку). Канарейка?

Сун. Да-да! Она самая. Голодаю, а птицу кормлю. (Воодушевившись.) Погляди, до чего хороша! (Открывает крышку.) Глянешь на нее – и умирать не хочется!

Ван. Ну что вы все о смерти! Погодите, и вам повезет.

Чан. Пойдем, браток! Выпьем где-нибудь рюмку-другую. Развеем тоску. Хозяин, вас я не приглашаю, денег не хватит.

Ван. Да я все равно не могу составить вам компанию. Занят.

Чан Сые и Суя Эръе направляются к выходу, входят Сунь Эньцзы и У Сянцзы. Они, как и прежде, в серых халатах, только с узкими рукавами, поверх халатов – серые куртки.

Сун (делает шаг вперед, кланяется). А-а! Это вы, господа!

Ван Лифа тоже кланяется. Вошедшие в растерянности

Сунь. В чем дело? Вот уже несколько лет республика, а вы кланяетесь, как при маньчжурах! Разучились приветствовать по-китайски?

Сун. Это потому, что вы в серых халатах. Сразу вспомнилось прошлое.

Ван. И мне тоже. И потом, прежние поклоны куда красивее.

У (хохочет). Я вижу, Сун Эръе, ты не у дел, а наши серые халаты сослужили нам добрую службу. (Увидев Чан Сые.) Уж не Чан Сые ли это?

Чан. Да-да! Глаз у тебя верный! В год усюй я здесь сказал, что Великому Цинскому государству скоро конец, так вы схватили меня и упекли на год в тюрьму! Сунь. Хорошая у тебя память! Как поживаешь? Чан. Вашими заботами! Вышел из тюрьмы, а тут как раз наступил год гэньцзы [7], началось движение в поддержку Цинов против иностранцев. Я присоединился к ихэтуаням [8], воевал против иностранцев. Воевали, воевали, а Цины все равно погибли! Туда им и дорога! Я хоть и маньчжур, но люблю справедливость! А что сейчас? Каждый день с трех часов ночи до десяти утра хожу с коромыслом по городу, пока не распродам овощи. Трудом своим зарабатываю на жизнь и чувствую, что сил прибавилось. И если чужеземцы снова двинут против нас войска, я, Чан, в любую минуту готов сразиться с ними. Я – маньчжур, а маньчжур – тот же китаец! Что вы скажете на это?

У. Живем как живется! Был император – служили императору, пришел Юань Шикай – служили ему, а теперь… Что скажешь, Сунь Эньцзы?

Сунь. Кто кормит, тому и служим!

Чан. И чужеземцам готовы служить, если накормят?

Сун. Пойдем-ка отсюда!

У. Я так скажу тебе, Чан Сые. Иностранцы – великая сила! Пушки – заморские. Ружья – тоже. А без них не повоюешь.

Сун. Да, это верно! Ну, Сые, пошли!

Чан. До свиданья, господа! Желаю вам повышения по службе и богатства! (Уходит вместе с Сун Эръе.)

Сунь. Ну и стервец!

Ван (наливает чай). Чан Сые всегда такой, упрямый, несговорчивый! Не обращайте внимания. Выпейте лучше чайку, только что заварил.

Сунь. А кто твои постояльцы?

Ван. Студенты по большей части да еще и несколько знакомых. У меня есть регистрационная книга, в любую минуту могу доложить в департамент полиции. Показать?

У. Нам людей надо смотреть, а не книгу.

Ван. Стоит ли! Гарантирую, что все это – люди надежные!

Сунь. А почему ты предпочитаешь студентов? Они что, такие уж честные?

Ван. Они – самые надежные. Ежемесячно вносят плату. У кого денег нет, тот в институт не пойдет. А чиновника сегодня повысят, завтра понизят, торговец – сегодня открыл лавку, завтра закрыл. Видите, какой у меня расчет!

Сунь. А верно ты рассуждаешь! Сейчас даже нам приходится добывать на пропитание!

У. Да, именно потому мы и стараемся кого-нибудь взять, чтоб хоть немного подработать.

Сунь. Разумеется, того, кто провинился, прочих отпускаем. Ну, давай посмотрим, кто там у тебя?

Ван. Господа! Господа! Не беспокойтесь! У меня народ надежный!

Сунь. Пойми ты! Должны же мы как-нибудь жить!

У. Раз хозяин желает сохранить свое доброе имя, пусть и о нас позаботится.

Ван. Да… я…

Сунь. Вот что я думаю. Первого числа каждого месяца ты нам немножко… того… а?

У. В знак признательности, а?…

Сунь. Именно! В знак признательности подкинешь нам… Так и тебе удобно, и нам проще.

Ван. И сколько же вам в знак признательности?

У. Ну-у! У нас с тобой давняя дружба. Сам смотри! Ты человек умный! Не станешь же ты ставить себя в неловкое положение!

Ли (входит с корзиной). А-а! Господа! (Кланяется по-маньчжурски.) Сегодня опять, должно быть, закроют городские ворота. (Не дожидаясь ответа, идет к выходу.)

Вбегают несколько студентов.

Студент. Санье, не выходите на улицу, там хватают мужчин.

Уходят во двор.

Ли (направляется к выходу). Ну и пусть схватят! Не все ли равно, где быть кули..

С испуганным видом вбегает Лю Maцзы, наскакивает на Ли Саня.

Ли. Ты что, ошалел?

Лю (запыхавшись). Не… Не… не выходи! Меня чуть не схватили!

Ван. Подожди, Санье!

Ли. А как же обед? Чем кормить будем?

Ван. В обед солеными овощами, в ужин – курятиной.

Ли. Ладно. (Возвращается.) Лю. Мать честная, насмерть перепугался!

Сунь. Главное, что остался жив! Побольше продашь девиц, и все.

Лю. Один продает, другой покупает, а я всего лишь посредник. Что же вы меня попрекаете? (Выпивает подряд три чашки чаю.)

У. Мы, полицейские, еще при маньчжурах создали партию гэминдан и не любим вмешиваться во всякие грязные дела. Но раз уж ты нам попался, пеняй на себя. Таких, как ты, надо сажать в бочку с навозом.

Лю. Господа! Ну зачем вы так говорите! Я и без того скоро подохну с голоду! Сами судите. Прежде я был вхож в дома почтеннейших господ маньчжур, во дворец к евнухам. А эта революций мне боком вышла. Сейчас, куда ни глянь, все министры да замминистры, командиры да разные начальники, им наложниц подавай изысканных: то актрисочку, чтобы и петь умела, то театральную знаменитость. Зараз выкладывают че-тыре-пять тысяч серебра! А я – кручусь, верчусь – и никакого толку! Дело пустяковое, яйца выеденного не стоит!

Сунь. Ты плохо кончишь! Сидеть тебе в бочке с навозом, не иначе!

Лю. Ладно, сегодня я не могу преподнести вам ничего путного, но в другой раз в грязь лицом не ударю!

У. Сегодня у тебя, видно, дело! Не стал бы ты иначе выходить в такое тревожное время!

Лю. Какое там дело!

Сунь. Лучше не ври, себе же во вред! Ладно, хозяин, мы пошли, зайдем первого числа. Не забудь!

Ван. Скорее забуду, как меня звать!

У. Заметано? (Уходит вместе с Сунь Энъцзы.)

Ван. Господин Лю! Чаю попил? А теперь иди. Своим ремеслом занимайся где-нибудь в другом месте!

Лю. Не беспокойся, делай, что тебе надо, а я подожду здесь своих приятелей.

Ван. Ты не темни! Сказали тебе, своими делами занимайся в другом месте. Тут у нас сейчас все по-новому, культурно!

Во дворе появляется Кан Шуньцзысо свертком, ведет Кан Дали. Заглядывает в чайную.

Дали. Сюда?

Шуньцзы. Да, да! О, теперь тут все по-другому! (Входит, оглядывается, увидев Лю Мацзы,) Кан Дали, входи! Мы пришли куда надо!

Дали. Мам, а ты не ошиблась?

Шуньцзы. Нет, не ошиблась! Раз он здесь, значит, все верно.

Ван. Вам кого?

Шуньцзы (подбегает к Лю Мацзы). Узнаешь меня? (Хочет ударить, но не может, дрожит рука.) Ах ты, ты… (Хочет выругаться, но робеет.)

Лю. И что это ты ни с того ни с сего накинулась на меня?

Шуньцзы отчаянии). Ни с того ни с сего? Ты что, не узнаешь меня? А еще мужчиной себя считаешь! Чем занимаешься? Чем хлеб добываешь?! Нет, у тебя ничего святого! (Плюет.)

Ван. Послушай, почтенная! Расскажи по-хорошему!

Шуньцзы. Ты ведь хозяин? Да? Так ты должен помнить, как десять с лишним лет назад Тайцзянь нашел себе тут жену!

Ван. А-а-а! Вы – та самая, которую Тайцзянь взял в…

Шуньцзы. А все он, благодетель. (Указывает на Лю Мацзы.) Сейчас я с ним рассчитаюсь! (Хочет ударить.)

Лю (уклоняется от удара). Да как ты смеешь! Как смеешь! Я настоящий мужчина, я женщин не бью. (Пятится.) Я свидетеля приведу! (Убегает.)

Ван (к Кан Шуньцзы). Сестрица, присядь, расскажи, как было дело. Где Пан Тайцзянь?

Шуньцзы (садится переводя дух). Умер. Племяннички голодом его уморили. Когда установилась республика, у него еще водились деньги, но власть свою он потерял, тогда племяннички и осмелели, стали его донимать. Он не выдержал и умер. А нас выставили из дома в чем мать родила.

Ван. Это… это?…

Шуньцзы. Мой сын!

Ван. Твой?

Шуньцзы. Его тоже продали Пан Тайцзяню, когда он сына захотел.

Дали. Ma! Твой отец тебя здесь продал, да?

Шуньзцы, Да, сынок, здесь. Я тогда упала без памяти. Сколько жить буду, не забуду этого места.

Дали. А я так и не помню, где меня отец продал.

Шуньцзы. Тебе, почитай, годок был в ту пору. Я тебе мать заменила, ты и прикипел ко мне сердцем.

Дали. Помню, как он, старый негодник, царапал тебя, щипал, кусал, а меня все трубкой тыкал. А родни у него сколько было! Разве могли мы с ними со всеми справиться? Если бы не ты, убили бы они меня!

Шуньцзы, Да-да! Их было много, а мы – безответные. Встретила Лю Мацзы, думала, разорву на части, а даже пощечину дать не смогла, рука не поднялась.

Дали. Подожди, мам, вырасту, мы вместе их побьем! Я не знал родной матери, а теперь знаю – ты мне родная мать!

Шуньцзы. Хорошо, хорошо! Мы никогда с тобой не расстанемся. Я буду работать, а ты – учиться. (После паузы.) Хозяин, меня в твоей чайной продали, так что нас, можно сказать, связала судьба. Не поможешь ли мне подыскать какую-нибудь работу? Я не боюсь с голоду помереть, мальчонку жалко.

Появляется Ван Шуфэнь, слышит их разговор.

Ван. А что ты умеешь делать?

Шуньзцы. Все. Стирать, шить и штопать, стряпать умею. Я деревенская, работы не боюсь. Только бы снова не попасть в лапы к такому, как Тайцзянь, а остальное горе – не горе.

Ван. Сколько же тебе платить за труды?

Шуньцзы. Чтобы хватило на еду, на жилье да чтоб сын ходил в школу. Больше ничего мне не нужно.

Ван. Ладно, поспрошаю. Десять лет с лишним прошло, а я помню все, будто вчера это было. Да, страшное это дело!

Шуньцзы. Ну а пока куда мне деваться с сыном?

Ван. Возвращайся в деревню к отцу.

Шуньцзы. К отцу? А жив ли он? Я не знаю. Если и жив, все равно не вернусь! Не отец он мне больше!

Ван. Так ведь работу сразу не найдешь!

Шуфэнь (подходит). Она все умеет: и стирать и готовить – и совсем немного за это хочет. Возьму-ка ее к себе!

Ван. Ты?

Шуфэнь. А я, что, не хозяйка? Мы с Ли Санем и так надорвались от работы!

Шуньцзы. Хозяин, вы испытайте меня. Увидите, как я буду работать! Не подойду, прогоните прочь!

Шуфэнь. Пойдем-ка со мной, сестрица!

Шуньцзы. Когда-то меня тут продали, а теперь пришла сюда, как в родительский дом! Идем, сынок!.

Дали. Хозяин, если вы не будете меня бить, я буду помогать маме (уходит вместе с Вам Шуфэнь и Кан Шуньцзы).

Ван. Черт побери! Сразу два рта прибавилось. Тайцзянь подох, а его выводок, значит, мне!

Л и (закрывая собой появившегося Лю Мацзы). Давай скорей! (Уходит.)

Ван. Шел бы ты отсюда! Не то схлопочешь!

Лю. Сказал же тебе, что дожидаюсь приятелей!

Ван. Тебе чего надо?

Лю. Эх! Сытый голодного и, правда, не разумеет! Ты вот всю жизнь будешь держать чайную, а я – своим ремеслом заниматься.

Входят веселые Лао Линь и Лао Чэнь. Вошедшие моложе Лю, но он называет их братьями.

Лю. Брат Линь, брат Чэнь! (Видя, что Ван недоволен, засуетился.) Хозяин, никого нет, сделай милость, больше это не повторится.

Ван. Она (указывает на дворик) все еще здесь!

Лю. Неважно! Она все равно не сможет ударить. А если попробует, приятели мне помогут.

Ван. Ну» и гусь же ты! Да-а! (Уходит.)

Лю. Присаживайтесь! Поговорим!

Линь. Говори ты, брат!

Чэнь. Да нет, лучше ты!

Лю. Не все ли равно, кто будет говорить?

Чэнь. Ты говори, ты – старший!

Линь. Видите ли, мы – названые братья.

Чэнь. Да-да! Мы – побратимы. Нас водой не разольешь.

Линь. У него есть несколько юаней серебром.

Чэнь. И у него тоже.

Лю. Д сколько всего? Назовите сумму!

Линь. Не время еще.

Чэнь. Сладим дело, тогда и скажем.

Лю. Если есть серебро, любое дело можно обтяпать.

Линь, Чэнь (вместе). В самом деле?

Лю. Сволочь буду, если вру!

Линь. Тогда говори, брат.

Чэнь. Лучше ты говори!

Линь. Видишь, нас двое?

Лю. Вижу!

Чэнь. Нас водой не разольешь.

Лю. Так, так.

Линь. Ведь если двое дружат, над ними никто не смеется?

Лю. Никто.

Чэнь. А если трое? Смешно?

Лю. Трое? А кто они?

Линь. Мы двое и еще одна женщина.

Лю. Так, так, так. Понял! Только таких дел я еще никогда не улаживал. Трудновато, пожалуй, будет. Пара – это обычно двое, муж и жена, но чтобы трое – отродясь не слыхал.

Линь. Трудновато, говоришь, уладить?

Лю. Еще бы!

Линь (Лао Чэню). Вот видишь!

Чэнь. Чего тогда попусту толковать?

Линь. Как же так попусту? Десять лет с лишним провоевали, и чтобы полбабы в жены не получить!

Лю. Не попусту! Не попусту, не попусту! Что-нибудь придумаем! Сколько у вас серебра?

Не спеша входят Ван Лифа и Цуй Цзюфэнь. Разговор прекращается.

Ван. Господин Цуй, вчера господин Цинь присылал за вами, просил зайти. Отчего же вы не идете? Такой образованный, такой эрудированный человек! Чего только вы не знаете! И членом парламента были, а теперь вот живете здесь у меня, все дни молитесь. Что бы вам не заняться каким-нибудь делом. Такие, как вы, должны служить' отечеству. И тогда народ будет жить спокойно.

Цуй. Мне до сих пор стыдно, что я был членом парламента. Ведь это грех! Тяжкий грех! Что проку от революции? Сам заблуждался, других вводил в заблуждение – вот и все. Да что говорить? Сейчас остается лишь каяться да о душе думать.

Ван. А вот господин Цинь построил завод и теперь собирается открыть банк.

Цуй. Завод, банк! Он говорит, что так можно спасти Китай. А спасает самого себя! С каждым днем становится все богаче! Но стоит какому-нибудь иностранцу пальцем пошевелить, и от всей его затеи ничего не останется.

Ван. Не надо так говорить! Неужели у нас больше нет никакой надежды?

Цуй. Трудно сказать! Очень трудно! Сам посуди, сегодня этот главнокомандующий бьет того, завтра тот бьет этого. А кто заставляет их воевать?

Ван. В самом деле, кто? Кто эти мерзавцы?

Цуй. Иностранцы!

Ван. Иностранцы? Ничего не понимаю.

Цуй. Постепенно поймешь. Настанет день, когда все мы станем рабами оккупантов! Я делал революцию и знаю, что говорю.

Ван. И вы ничего не предпримете, чтобы воспрепятствовать этому?

Цуй. В молодости я считал своим делом служить Поднебесной. Честное слово. А теперь понял: Китай обречен на гибель.

Ван. Но управлять страной все равно надо.

Цуй. Управлять? Пустая затея! Китай не спасти! Он обречен. Ну ладно, пойду-ка я в храм Хунцзисы, а если господин Цинь снова пришлет за мной, скажи, что сейчас я могу лишь молиться, ни на что другое не годен. (Уходит.)

Возвращаются Сунь Эньцзы и У Сянцзы.

Ван. Господа, есть новости?

Сунь Эньцзы и У Сянцзы молча садятся у двери, смотрят на Лю Мацзы и его собеседников. Лю Мацзы растерян, опустив голову, направляется к двери. Лао Чэнь и Лао Линь тоже смущены, молча смотрят друг на друга.

Чэнь. Пошли, брат?

Линь. Пошли.

Сунь. Погодите! (Преграждает им путь к выходу.)

Чэнь. В чем дело?

У (встает). А ты не знаешь?

Все четверо смотрят друг на друга в упор.

Сунь. Идите за нами. Без шума.

Линь. Куда?

У. Ведь вы дезертиры? Припрятали серебришко и решили укрыться в Пекине? А когда денег не станет, в бандиты податься?

Чэнь. А тебе что за дело? Да я один с восемью такими, как ты, справлюсь.

Сунь. Ты? Так ведь ты ружье продал, верно? А безоружному вооруженного не одолеть. (Похлопывает по пистолету.) Это я один справлюсь с восемью такими, как ты!

Линь. Ни к чему это! Все мы – братья! У. Верно! Давайте потолкуем. Вам что дороже – жизнь или деньги?

Чэнь. Деньги нам дорого достались! Кто кормил, за того и воевали. И немало повоевать пришлось!

Сунь. Вы – дезертиры! Сами отлично это знаете.

Линь. Давайте поговорим! Вы, кажется, назвали нас братьями?

У. Кажется, да. Давай поговорим!

Ван (у двери). Господа! Идут с высочайшим указом.

Чэнь и Линь в панике, хотят убежать.

Сунь. Ни с места! Слово благородного человека: отдадите половину серебра – и безопасность вам гарантирована. Мы свои люди!

Линь, Чэнь (вместе). Согласны!

Входят с высочайшим указом: двое с мечами, обернутыми в красную материю, с винтовками через плечо, Один с пикой, к которой прикреплен высочайший указ, четверо с разноцветными древками (черными и красными), позади офицер, конвоирующий задержанных.

У, Сунь, Линь и Чэнь стоят по стойке «смирно», потом вынимают из-за шапок значки, удостоверяющие личность, показывают офицеру.

У. Разрешите доложить! Мы как раз допросили и обыскали одного дезертира.

Офицер. Он?

У (указывает на Лю Мацзы.) Да-да!

Офицер. Связать!

Лю (кричит). Господа! Нет-нет! Я не дезертир!

Офицер. Связать!


Занавес

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

<p>ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ</p>

Теперь в чайной не так красиво, как прежде. Вместо плетеных стульев табуретки и длинные скамьи. Помещение мрачное, мебель тоже. Только надписи прежние: «Болтать о государственных делах воспрещается!» Правда, теперь они гораздо большего размера и написаны более крупными иероглифами. Рядом висит еще одна надпись: «Плата за чай взимается вперед». Раннее утро. Окна закрыты ставнями. Ван Дашуань, сын Ван Лифа, с печальным видом убирает помещение. Входит Чжоу Сюхуа, жена Ван Дашуаня, с дочерью Ван Сяохуа.


Сяохуа. Мам, свари мне лапши на обед. Я давно ее не ела.

Сюхуа. Знаю, дорогая. Но удастся ли купить муки? Если она даже и есть в лавке, то где взять на нее денег?

Сяохуа. Надеюсь, что она есть и что деньги найдутся.

Сюхуа. Хорошо бы! Но это не так-то просто! Иди, Сяохуа, но будь осторожна, остерегайся джипов!

Дашуань. Сяохуа, подожди!

Сяохуа. Что еще, па?

Дашуань. Вчера вечером…

Сюхуа. Я с ней поговорила, она все поняла.

Дашуань. Смотри, никому ни слова о делах дядюшки Дали! Никому! Проговоришься – всем нам конец! Поняла?

Сяохуа. Не скажу! Ни за что не скажу! Меня уже спрашивали, вернулся ли дядюшка Дали, а я сказала, что он уехал несколько лет назад и мы ничего о нем не знаем.

Появляется Кан Шуньцзы. Она немного сутулится, но все еще бодрая.

Шуньцзы. Сяохуа! Сяохуа! Ты не ушла еще?

Сяохуа. Что, тетушка?

Шуньцзы. Сяохуа, дорогая, дай мне еще разок взглянуть на тебя! (Гладит ее по головке.) Красавица! Тебе поесть бы досыта, стала бы еще краше!.Сяохуа. Тетушка, вы уходите?

Шуньцзы. Да-да! Ухожу, чтобы вам было легче! Дали так велит. Разве могу я его ослушаться? Когда мы пришли с ним сюда, он меньше тебя был.

Сяохуа. А теперь вон какой вырос! И такой сильный!

Шуньцзы. Д-да! Он был здесь всего минутку, а я помолодела на несколько лет. Я словно бы сокровище нашла. Да, я пойду за ним. С радостью разделю с ним все трудности и невзгоды. Какие у него руки, какие ноги! Настоящий богатырь!

Сяохуа. Тетушка! И я пойду с вами!

Шуньцзы. Иди, детка, в школу! Я еще приду повидать тебя!

Сяохуа. Тетушка! Подождите, пока я не вернусь из школы!

Шуньцзы. Ну-ну! Беги, дорогая, беги!

Ван Сяохуа уходит.

Дашуань. Тетушка! Это отец вам велит уходить?

Шуньцзы. Он еще не решил. А я боюсь, как бы кто не узнал о том, что Дали сюда приходил. Да и я своим уходом могу навлечь на вас неприятности. В наше время то и дело кого-нибудь хватают. А я не хочу, чтобы из-за меня пострадали!

Сюхуа. Тетушка, сами решайте. В живых останется тот, кто укроется. Время сейчас такое.

Дашуань. Да, это верно!

IIIаньцзы. Мать Сяохуа, давай хорошенько подумаем! И ты, Дашуань, подумай как следует! (Уходит вместе с Чжоу Сюхуа.)

Входит Динбао.

Динбао. Эй, хозяин, я пришла!

Дашуань. Кто ты такая?

Динбао. Я – Крошка Динбао. Меня послал сюда Сяо Лю. Сказал, что хозяину нужна служанка.

Дашуань. Служанка? Да ты посмотри, какая у нас захудалая чайная! Мы с отцом совсем обеднели, не знаем, что делать.

Медленно входит Ван Лифа. Одет небрежно, но вид бодрый.

Ван. Ты что это, сын, вздумал за моей спиной судачить? Кто обеднел? Открой-ка ставни! Время позднее, а чайная все закрыта.

Ван Дашуань открывает ставни. Динбао. Как самочувствие, хозяин? Ван. О! Мне бы чашки три лапши с мясной подливой, не отказался бы! Увы, нету. Сколько тебе лет, красавица? Динбао. Семнадцать! Ван. Всего?

Динбао. Да! Мы с мамой вдвоем живем, отца нет. После победы власти отняли у нас дом, который оставил отец, сказали, что это «имущество предателя». Мама умерла с горя, а мне пришлось идти в служанки. До сих пор никак не пойму, что значит «имущество предателя». А вы понимаете?

Ван. Будь осторожнее, девушка! Слово скажешь не так – и свалится на тебя беда! Видишь склады господина Циня позади дома? Кому-то они помешали, их тоже объявили имуществом предателя. Вот как!

Динбао. Вы правы, хозяин, меня тоже можно причислить к имуществу предателя. У кого рука покрепче, тому и служи! Черт бы все побрал! Мне только семнадцать, а я часто думаю, что лучше бы умереть, пока не сгнила заживо, чем заниматься таким ремеслом.

Дашуань. Отец, тебе в самом деле нужна служанка?

Ван. Да это мы просто так с Сяо Лю говорили. Я всю жизнь люблю перемены, а вообще-то дела наши плохи! И это меня беспокоит!

Дашуань. Не только вас, меня тоже! Но вы, видно, забыли о старой марке чайной «Юйтай»! Целых шестьдесят лет чайная существует! И вдруг служанка!

Динбао. Что хорошего в старой марке? Ведь чем старее, тем ей цена меньше! Будь мне сейчас двадцать восемь, на меня никто бы глядеть не стал, как ни назови, хоть Крошкой Динбао, хоть Маленьким Сокровищем.

В чайную входят двое.

Ван. Доброе утро, ранние гости! Заварку принесли? Сын, сбегай за кипятком!

Дашуань уходит.

Господа, извините! Плата вперед.

Первый посетитель. Впервые такое слышу!

Ван. Я раньше тоже не слышал, хотя не один десяток лет держу чайную. Но вы люди умные, должны понимать: чай, уголь – все денег стоит, сейчас одна цена, а через минуту, пока вы чай пьете, глядишь, уже подскочила. Не проще ли вперед заплатить? Как по-вашему?

Второй посетите ль. По-нашему? Проще совсем не пить (уходят.)

Дашуань (несет кипяток.) Что такое? Ушли?

Ван. Теперь тебе ясно?

Динбао. А если бы я подошла и сказала: «Пришли, мальчики?» Они наверняка выложили бы серебряный!

Ван. А ты, сын, упрямей осла!

Дашуань (ставит чайншк.) Ладно, пойду прогуляюсь. Тошно мне тут сидеть!

Ван. И мне тошно!

Входит Лю Ma цзы – младший в европейском костюме с портфелем под мышкой.

Сяо Лю. Крошка Динбао! Ты здесь?

Динбао. Ты же велел, я и пришла!

Сяо Лю. Хозяин, ты посмотри, какое маленькое сокровище я тебе отыскал! Собой хороша, молода, прекрасно одета, с опытом – все при ней!

Ван. Боюсь только, не по карману!

Сяо Лю. Ей не надо платить! Верно, Динбао?

Ван. Как не надо?

Сяо Лю. Не беспокойся, старик! Положись на меня! У нас с Динбао свои планы! Так я говорю, Крошка?

Динбао. Еще бы! Без этих планов не процветала бы нечестность!

Сяо Лю. Нечестность? А ты, пожалуй, права! В свое время моего отца уволокли отсюда связанным. Не веришь? Спроси хозяина. Так я говорю, хозяин?

Ван. Собственными глазами видел!

Сяо Лю. Я правду говорю! Связали, выволокли на дорогу и копьем проткнули! Так я говорю, хозяин?

Ван. Не видел, но слышал, что так оно и было.

Сяо Лю. Я никогда не лгу, Крошка Динбао! Но мой отец занимался никудышным делом. И прожил свою жизнь кое-как. Я же должен показать, на что способен. Мне надо отличиться! (Открывает портфель, достает записную книжку.) Взгляни, Малютка, на мои планы!

Динбао. У меня нет времени! Пора возвращаться домой. Отдохну денек, а завтра примусь за работу!

Ван. Динбао, мне еще надо подумать.

Сяо Лю. А я за тебя подумал, хозяин! Не веришь? Сам убедишься. Утром Крошка Динбао встанет у двери, склонит набок головку. И сразу повалят посетители! Слышишь, Крошка? Это тебя касается!

Динбао. Лучше бы это меня не касалось! Сяо Лю. Нельзя быть такой пассивной, Крошка! Слушай…

Входит сборщик денег за электричество.

Сборщик. Хозяин, плати за электричество!

Ван. За сколько месяцев?

Сборщик. За три!

Ван. Еще три месяца подожди, и будет ровно полгода. Только я все равно не смогу заплатить.

Сборщик. Что ты мелешь?

Сяо Лю. Он говорит истинную правду! Мы в подчинении у начальника управления Шэня! Знаешь такого? Он – член горкома гоминьдана, начальник управления штаба жандармерии. Не хочешь ли с него получить за электричество? Что скажешь на это?

Сборщик. Конечно, не хочу! Извините! Дверью ошибся!

Сяо Лю. Ну что, хозяин? Слышал? Нравится? Методы времен Гуансюя давно устарели!

Ван. Век живи – век учись! Я многого еще не знаю!

Сяо Лю. Вот именно!

Входит Тан Тецзуй-младший, в шелковом халате на подкладке, в атласных туфлях.

Сяо Лю. Ой-ой! Да никак это ты, Тецзуй, сукин сын!

Сяо Тан. О! А это ты, Сяо Лю, черт бы тебя подрал! Подойди-ка, дай на тебя поглядеть! А ты,, стервец, ничего! Разоделся как! Со спины поглядеть, еще больше на иностранца похож, чем сам иностранец! Хозяин, я ночью наблюдал за небесными светилами и увидел, как засверкала фиолетовая звезда Цзывэй, это знак, что скоро появится настоящий император. Вот я и хочу с Сяо Лю и с этой…

Сяо Лю… С Крошкой Динбао. До чего же хороша, все при ней – и красота и таланты. Положимся на волю судьбы. Хорошо мы сейчас живем, как рыба в воде. Хозяин, повернись, дай-ка я погляжу. Отлично! Отлично! Доброе знамение! Тебе еще повезет! Дай-ка мне чашку чая!

Ван. Тан Тецзуй-младший!

Сяо Тан. Не называй меня так! Я теперь духовный наставник!

Сяо Лю. Кто же пожаловал тебе такой титул?

Сяо Тан. Через денек-другой узнаешь.

Ван. Наставник, ты только не забудь, что твой отец всю жизнь пил у меня задаром чай! Но по наследству это не передается!

Сяо Тан. Хозяин, ты еще пожалеешь о том, что сказал, когда я надену святое одеяние!

Сяо Лю. Сяо Тан, постой, я приглашаю тебя на чашку кофе, и Малютка Динбао пойдет с нами. Но тут у меня серьезная затея, послушай сначала.

Сяо Тан. Ты, хозяин, не подумал о том, что сегодня наставник выпьет чашку-другую твоего чая, а завтра даст тебе должность начальника уезда! Ну ладно, рассказывай, Сяо Лю.

Сяо Лю. Я только что говорил тут с Крошкой Динбао. У меня грандиозные планы!

Сяо Тан. Я весь внимание!

Сяо Лю. Хочу организовать «трест». Это американское слово, если не понимаешь, поясню, в переводе на пекинский значит «скупить полностью»!

Сяо Тан. Понятно! Не иначе как ты собрался прибрать к рукам всех девиц!

Сяо Лю. А ты неплохо соображаешь! Слушай, Малютка! Это имеет к тебе прямое отношение, и к хозяину чайной – тоже!

Ван. Я слушаю!

Сяо Лю. Я собираюсь объединить всех танцовщиц, всех веселых женщин, и явных и тайных, джиповых девочек и служанок и создать «трест».

Сяо Тан (прикрыв глаза). А власти что скажут?

Сяо Лю. Власти? Начальника управления Шэня сделаем председателем, меня управляющим.

Сяо Тан. А меня?

Сяо Лю. Найдешь подходящее название для треста – будешь советником, если пожелаешь!

Сяо Тан. Только проездные чтобы платили не в фаби [9].

Сяо Лю. Нет, ежемесячно несколько американских банкнотов!

Сяо Тан. Дальше?

Сяо Лю. Дело включает куплю-продажу, транспортировку, обучение и снабжение. Одни покупают девиц, другие – продают. Из Шанхая перевозим в Тяньцзинь, из Ханькоу – в Чунцин, готовим джиповых девочек, служанок, поставляем американским солдатам и офицерам. И всем этим будет заправлять «трест». Что ты скажешь на это?

Сяо Тан. Великолепно! Великолепно! Во-первых, это предусматривает единый контроль, во вторых – обеспечивает нужды американских солдат, что, несомненно, пойдет на пользу государству.

Сяо Лю. Ладно, ты только придумай для «треста» название получше да поизысканнее, что-нибудь вроде «брови – листочек ивы, глаза – косточки абрикоса, губы – вишни». Что-нибудь эдакое, поэтичное.

Сяо Тан. Хм… «Трест», «трест»… Нет, нет! Само слово «трест» исключает изысканность. Ты посмотри, какими оно иероглифами пишется: «похищать людей с целью выкупа» или «убивать заложника» [10]. Не годится! Не изысканно!

Сяо Лю. Да! Не очень изысканно! Но слово-то американское и пользуется популярностью!

Сяо Тан. И все же «Объединенная фирма» куда красивее!

Сяо Лю. Допустим. И как бы ты назвал эту «Объединенную фирму»?

Динбао. Самое подходящее название – «Грязная фирма»!

Сяо Лю. Не болтай. Крошка. Разговор серьезный! Будешь стараться, сделаем тебя над всеми девочками начальницей!

Сяо Тан. Может быть, «Хуа хуа» – «Не скупись на цветы». Красивая девочка все равно что цветок! Нравится цветочек – не скупись, выкладывай денежки, вот тебе и название. Как поется в пекинской опере: «Горы синие, вода зеленая, прекрасен и порочен этот мир!» Что скажешь?

Сяо Лю. Спасибо тебе, Сяо Тан. Спасибо! (Жмет руку.) Пойду к Шэню, провентилирую этот вопрос. Если он одобрит, считай себя советником. (Убирает бумаги в портфель, хочет уйти.)

Ван. Как мне быть с Динбао?

Сяо Лю. Я же сказал, не твоя забота. Это забота «треста». Просто я хочу провести эксперимент в твоей чайной.

Динбао. Ты обещал напоить меня кофе.

Сяо Лю. Сяо Тан, пойдешь с нами?

Сяо Тан. Идите! А я должен подождать здесь одного человека.

Сяо Лю. Пошли, Крошка!

Динбао. До завтра, хозяин! До встречи, наставник! (Уходит вместе с Сяо Лю.)

Сяо Тан. Хозяин, дай почитать газету!

Ван. Сейчас поищу. Где-то здесь валялось несколько штук двухлетней давности!

Сяо Тан. Да ты что!

Входят Мин Шифу, Цзоу Фуюань и Вэй Фуси.

Мин Шифу садится отдельно, Цзоу Фуюань и Вэй Фуси – вместе. Ван Лифа раскланивается с ним.

Ван. Прошу простить, уважаемые, деньги вперед.

Мин. Все в порядке, брат!

Ван. Ох! Жгут губы слова эти проклятые: «Деньги вперед!» (Быстро заваривает чай.)

Цзоу. Ну как, хозяин, будем вечером давать представление?

Ван. Уже пробовали, никакого толку! Только попусту жечь электричество. Этим посетителей не заманишь!

Цзоу. И то верно. Третьего дня я выступал в Хойсянь-гуане, читал отрывки из разных пьес. Рассказывал о странствующих рыцарях и борцах за справедливость, о злодеях и о героях, о почтенных старцах и о молодых… И сколько, вы думаете, пришло народу?

Ван. Сколько же? Ведь вы мастер рассказывать эти пьесы! Как вы, никто не умеет.

Цзоу. Если я мастер, как вы говорите, тогда почему пришло всего пять человек, да еще два безбилетника?

Вэй. И все же, брат, у тебя дела идут лучше, чем у меня. Я уже больше месяца совсем без дела.

Цзоу. А кто велел тебе идти в певцы?

Вэй. Так ведь голос у меня есть и гримироваться я умею.

Цзоу. Но на сцене ты не очень-то стараешься.

Вэй. Пою-пою, черт возьми, и хоть бы на лепешку с лапшой заработал! Что же я рехнулся, чтобы еще стат раться?

Цзоу. Да, Сифу, задушили нас модные песни. Но я так думаю: искусство наше нам дороже жизни. О нем болит душа. Еще несколько лет, и все его забудут. Мы виноваты перед нашими учителями. Пословица гласит: «Злу никогда не одолеть добра». Но сейчас зло восторжествовало. Все хорошее, все справедливое гибнет на корню.

Ван (к Мин Шифу.) Давненько я вас не видел.

Мин. Никак не мог выбраться. Я ведь теперь кормлю заключенных.

Ван. Шеф-повар банкетов, который обслуживал сто, а то и двести человек, теперь печет кукурузные лепешки?

Мин. Что поделаешь? В наши дни больше всего людей именно в тюрьмах. Какие там банкеты? Я даже утварь всю продал.

Входит Фан Лю со свитками картин.

Мин. Уважаемый Лю! Как там моя кухонная утварь? Мне деньги нужны.

Фан. Мин Шифу, купи лучше картину!

Мин. Зачем она мне?

Фан. Да ты посмотри, что за картина! «Шесть великих отшельников». Дун Жомэй рисовал.

Мин. Небо хорошо нарисовано, только голод им не утолишь!

Фан. Он плакал, когда отдавал мне картину!

Mин. Я тоже плакал, когда отдавал тебе свою кухонную утварь. х

Фан. Кто плачет, тот ест тушеное мясо! Иначе зачем бы мне хлопотать? Поставь себя на мое место. Думаешь, можно прокормиться игрой на барабане?

Мин. Уважаемый Лю, должна же быть совесть у человека, как можно так со старым приятелем?

Фан. Стоит ли говорить о паре каких-то побрякушек! Не вспоминай больше об этом. Иначе подумаю, что ты ничего не смыслишь в дружбе.

Входит Чэ Дандан, позвякивая двумя серебряными юанями.

Дандан. Кто купит два юаня? Наставник, не желаете ли?

Сяо Тан молчит. Входят Пансы и Чуньмэй. Пансы богато одета, вся в драгоценностях. Следом за ней идет Лао Ян, торговец всякой всячиной.

Сяо Тан. Государыня! Фан Лю. Государыня! Пансы. Наставник!

Сяо Тан. Як вашим услугам, государыня! (Усаживает Пансы, наливает ей чаю.)

Пансы (увидев, что Чэ Дандан направляется к двери). Дандан! Подожди минутку!

Дандан. Да, государыня.

Лао Ян (раскрывает короб с товарами). Государыня, взгляните!

Пансы. Спой-ка мне свою песенку, уж очень она мне нравится!

Лао Ян. Американские иголочки и ниточки, таблеточки! Помада, крем, чулочки из нейлона. Хоть мал мой короб, есть в нем все, что для души угодно! Вот только бомбы атомной с собой не прихватил!

Пансы. Ха-ха-ха! (Берет пару чулок.) Чуньмэй, держи! Дандан, рассчитайся с Лао Яном.

Дандан. Государыня! Помилуйте!

Пансы. А кто ссудил тебе деньги? Проценты идут? Сколько ты мне задолжал! Наставник, проверь-ка!

Сяо Тан. Сейчас!

Дандан. Не затрудняй себя, наставник, я рассчитаюсь с Лао Яном.

Лао Ян. Государыня, пожалейте. Ведь он не отдаст.

Пансы. Не посмеет! Я не позволю!

Лао Ян. Угу! (Обращаясь ко всем.) Кому еще что нужно? (Поет.) Американские иголочки…

Пансы. Хватит! Иди!

Лао Ян. Да-да! Американские иголочки и ниточки, болваном буду, если не уйду! Пошли, Дандан! (Уходит вместе с Данданом.)

Фан (подходит). Госпожа, мне удалось раздобыть жертвенную утварь с голубой эмалью, вещь старинная, но недорогая. На алтаре будет, выглядеть очень красиво! Хотите взглянуть?

Пансы. Покажи императору!

Фан. Слушаюсь! Его величество скоро взойдет на престол! Заранее вас поздравляю! Я мигом сбегаю за жертвенной утварью и отнесу ее в храм. Государыня! Замолвите за меня словечко, вовек не забуду.

Мин. Уважаемый Лю, а как с моим делом?

Фан. Пригляди-ка пока за моими картинами! (Уходит.)

Мин. Стой! Надул меня, денег за утварь не отдаешь, но у меня еще остался кухонный нож! (Убегает.)

Пансы. Хозяин, матушка Кан здесь? Попроси ее выйти!

Сяо Тан. Сейчас сбегаю. Матушка Кан, выйдите на минутку.

Ван. Что случилось?

Сяо Тан. Произошли важные события в императорском дворце!

Появляется Кан Шуньцзы.

Шyньцзы. Зачем пожаловала?

Пансы (идет навстречу). Матушка, я жена вашего четвертого племянника, пришла повидать вас. Присаживайтесь. (Усаживает Кан Шуньцзы.) s

Шуньцзы. Жена четвертого племянника?

Пансы. Да! Когда вы ушли из дома Пана, я не была еще его женой.

Шуньцзы. Яс Панами не знаюсь! Зачем я вам понадобилась?

Пансы. Ваш четвертый племянник Хайшунь – главный настоятель храма трех императоров. Он – двоюродный брат начальника управления Шэня, занимает важный пост в партии гоминьдан и скоро будет императором. Вы не рады?

Шуньцзы. Императором?

Пайсы. Да! Императорское одеяние уже готово. Он взойдет на престол в Сишане.

Шуньцзы. Вы хотите поднять мятеж?

Сяо Тан. Госпожа Кан, район Сишань занимает Восьмая армия. Пан Хайшунь взойдет на престол и уничтожит ее. Разве в Нанкине будут против?

Пансы. С Хайшунем все в порядке; правда, последнее время он начал попивать да волочиться за бабами. Уже сменил несколько жен.

Сяо Тан. Государыня, во дворцовых покоях проживало семьдесят две наложницы! Это можно проверить по книгам.

Пансы. Был бы ты государыней, понял бы мои обиды! Я вот что думаю: будь вы со мной заодно, почтенная госпожа, я звала бы вас матушкой-государыней, и вдвоем мы справились бы с ним. Хорошо я придумала? Верно? Пойдемте со мной, почтенная госпожа, у вас будет все, что пожелаете!

Шуньцзы. А если я не пойду с тобой?

Пансы. Не пойдете?

Сяо Тан. Пусть почтенная госпожа подумает, пусть подумает!

Шуньцзы. И думать не стану! Нечего мне водиться с Панами. Пусть четвертая невестка будет императрицей, а я так и останусь простой старухой, горе до конца дней своих мыкать! Что глаза на меня таращишь? Застращать хочешь? Не застращаешь! Уж сколько лет, как я ушла от вас, – посмелела! Сама могу на кого хочешь таращиться. (Поднимается, идет.)

Сяо Тан. Почтенная госпожа! Почтенная госпожа!

Шуньцзы (останавливается, поворачивается к Сяо Тану). А ты, парень, оставь эту затею! Не гни спину! Попробуй честным трудом зарабатывать. (Уходит.)

Пансы (срывает зло на Ван Лифа). Хозяин, подойди-ка ко мне! Попробуй уговорить старуху! Уговоришь – получишь мешок белой муки, не уговоришь – разнесу к чертовой матери всю твою чайную. Наставник, пошли!

Сяо Тан. Хозяин, я вечером зайду узнать, согласилась старуха или не согласилась.

Ван. А если я умру до вечера?

Пансы. Тьфу! Туда тебе и дорога! (Уходит вместе с Сяо Таном и Чуньмзй.)

Ван. Ну и дела!

Цзоу. Скажи, брат, что это за пьеса?

Вэй. У меня в памяти их более двухсот, а этой что-то не припомню. Не знаешь, откуда она родом, эта баба?

Цзоу. Как не знать! Ведь это дочь Дун Батяня, она в свое время неизвестно от кого родила… впрочем, ладно, неблагородно вдаваться в подробности.

Возвращается Ван Дашуань.

Ван. Побудь здесь, сын, а я отлучусь. Мне надо по ^одному делу посоветоваться.

Сяо Дэ (громко кричит). Открывай! (Входит.) Дашуань, завари чаю покрепче. Я при деньгах! (Вынимает четыре серебряных юаня, раскладывает). Посчитаем! Один истратил, четыре осталось; пять мао за одного, скольких я отлупил?

Дашуань. Десятерых!

Сяо Д э (считает по пальцам). Правильно! Позавчера четырех, вчера шестерых, ровно десять! Дашуань, брат, возьми! Нет денег – задаром пью чай, есть – плачу! Бери! (Дует на один юань, потом прикладывает к уху, слушает.) Этот хорош, один двух стоит, держи!

Дашуань (не берет). За что же это тебе платят? Да еще серебром! Его теперь и не увидишь! Сяо Д э. А я подался учиться!

Дашуань. Учиться? Ты ведь в грамоте ничего не смыслишь! Чему же ты учишься?

Сяо Д э (берет чайник со стола, пьет прямо из носика и тихо говорит). Горком гоминьдана послал меня в Институт государства и права. Вот это, скажу тебе, работенка. Никогда такой не было. Одно удовольствие! Куда лучше, чем на Тяньцяо! За каждого студента – пять мао серебром! Скольких я вчера отлупил?

Дашуань. Шестерых!

Сяо Д э. Точно! И среди них двух девиц. Пересчитал я им ребрышки! Ты потрогай, какие у меня мускулы! (Протягивает руку.) Прямо железные. Вот и говорю, молотить эту братию такими руками – одно удовольствие.

Дашуань. И что, совсем смирные?. Ты их бьешь, а они терпят?

Сяо Д э. А я только смирных бью. Я не дурак!

Дашуань. Послушай, Сяо Дэ! Нехорошо бить людей.

Сяо Д э. Ну, это как сказать! Я хоть кулаками работаю! А учитель, который преподает историю гоминьдана, как приходит на занятия, сразу кладет на стол пистолет.

Дашуань. Это не учитель! Подонок какой-то!

Сяо Д э. Правильно! Подонок! Нет, неправильно! Тогда выходит, что я – тоже подонок. Что это ты, брат, так меня честишь? Дождешься, я и тебе кости пересчитаю.

Дашуань. Меня хоть убей, я подлаживаться к тебе не стану. Ни за какие блага!

Сяо Д э. Складно ты говоришь! Тебе бы с твоими талантами историю гоминьдана в институте преподавать. Ну ладно! Сегодня я больше не буду бить студентов.

Дашуань. Хорошо бы никогда их не бить!

Сяо Д э. Да нет, просто сегодня мне дали другую работенку.

Дашуань. Какую же?

Сяо Д э. Бить учителей!

Дашуань. Почему сегодня учителей, а не студентов?

Сяо Д э. А это как прикажет начальство. Говорят, учителя решили бастовать. Бастовать нечестно! Значит, надо бить! Мне велено дожидаться их тут.

Цзоу. Идемте, мой друг!

Вэй. Пойдемте! (Уходит вместе с Цзоу Фуюанем.)

Сяо Д э. Дашуань, бери деньги!

Дашуань. Не нужны мне твои деньги! Ты получил их за то, что избивал студенток.

Сяо Д э (берет другой юань). Обменяем! Этот я получил за избиение студентов. Годится?

Дашуань отказывается.

Ну давай так договоримся. Ты побудь тут, а я пойду куплю чего-нибудь вкусненького. Разве не ради того мы живем, чтоб поесть, выпить да состариться? (Собирает деньги, уходит.)

Появляется Кан Шуньцзы со свертком в руке, за ней идут Ван Лифа и Чжоу Сюхуа.

Шуньцзы. Хозяин, может, я останусь, а?

Ван. Я…

Сюхуа. Не обязательно же она разнесет чайную!

Ван. Кто знает! В храме трех императоров легко выходят из себя.

Шуньцзы. Я очень тревожусь за Дали. Уйду – раскрою тайну, и всему конец! Это еще хуже, чем если разнесут чайную.

Дашуань. Тетушка, я провожу вас. Можно, отец? Ван. Что?

Сюхуа. Сколько горя она тут перенесла, сколько нам помогала. А теперь, выходит, даже проводить ее нельзя?

Ван. Я не сказал, что нельзя. Проводите! Проводите! Дашуань. Подождите, тетушка, я оденусь. (Уходит.)

Сюхуа. Отец, что с вами?

Ван. Оставь меня в покое. Ты и представить не можешь, что творится у меня на душе! Вы пока идите с тетушкой, а сын вас догонит. Если по дороге что-нибудь случится, возвращайтесь!

Сюхуа. Тетушка Кан, здесь ваш дом! Мы вас никогда не забудем!

Шуньцзы. Я тоже вас не забуду! Бодрости тебе, хозяин. (Уходит вместе с Чжоу Сюхуа.) Ван. Бодрости? А для чего она мне?

Входят Се Юнжэнь и Юй Хоучжай.

Се (смотрит на надпись, достает деньги, кладет на стол). Отец, завари-ка чаю!

Ван (берет деньги). Сейчас!

Юй. Боюсь, Юнжэнь, что мы в последний раз сидим в этой чайной!

Се. А я думаю, что буду чаще сюда заглядывать. После того, как сменю профессию и стану велорикшей.

Юй. Крутить колеса, пожалуй, лучше, чем быть учителем начальной школы!

Се. А я как нарочно преподаю физкультуру. Сам голодный, дети голодные, а тут еще занимайся спортом. Не смешно ли?

Вбегает Ван Сяохуа.

Ван. Сяохуа, ты что так рано из школы?

Сяохуа. Учителя забастовали! (Увидев Юй Хоу-чжая и Се Юнжэня.) Учитель Юй! Учитель Се! Вы не хотите нас больше учить? Мы ждали, ждали вас, не дождались и стали плакать. Потом устроили собрание и решили соблюдать дисциплину и не сердить вас больше.

Юй. Мы хотим вас учить, но не можем. Нам нечего есть. И нашим детям тоже. Не волнуйся, попей чайку, а мы пойдем посоветуемся – может, что-нибудь да придумаем.

Се. Сяохуа, повтори уроки, не бегай попусту!

Появляется Вая Дашуань со свертком под мышкой.

Сяохуа. Пап, это мой учитель.

Дашуань. Уходите, уважаемые, быстрее, они устроили засаду, собираются вас бить.

Ван. Кто они?

Дашуань. Сяо Дэ и компания. Он только что отсюда ушел, скоро вернется.

Ван. Господа, возьмите обратно ваши деньги (отдает). Пожалуйста! Поспешите!

Дашуань. Идите за мной!

Появляется Сяо Д э.

Сяо Д э. На улице демонстрация, черт бы их всех побрал! Ничего не купишь! Дашуань, ты куда! Кто эти двое?

Дашуань. Да вот зашли чайку попить. (Уходит вместе с Юй Хоучжаем и Се Юнжэнем.)

Сяо Д э. Стойте!

Те продолжают идти.

Сначала я посчитаю вам ребра, а потом потолкуем.

Ван. Сяо Дэ!

Сяо Д э. (Пускает в ход кулаки.) Отведайте-ка!

Се (бьет по лицу, пинает ногой). Отведай сам!

Сяо Д э. Ой-ой! (Валится на пол.)

Сяохуа. Так тебе и надо!

Се. Вставай! Еще добавлю!

Сяо Дэ (встает, закрывает лицо). Ой-ой! (Пятится назад.) Ой!

Дашуань. Уходите поскорее! (Уводит обоих.)

Сяо Д э. Ну погоди, хозяин! Ты их отпустил, а мы с тобой посчитаемся! С ними не справился, думаешь, и тебя не одолею, старая развалина?

Сяохуа. Дедушка! Сяо Дэ побежал догонять учителей, что будем делать?-

Ван. Он их не тронет! Повидал я таких на своем веку. Слабых обижают, а сильных боятся!

Сяохуа. А если он придет тебя бить?

Ван. Меня? Я знаю, что ему сказать.

Сяохуа. А папа куда пошел?

Ван. Вышел на минутку! Не волнуйся! Иди занимайся, дорогая.

Сяохуа. Как бы учителя не пострадали! Я очень

беспокоюсь. (Уходит.)

Вбегает Динбао.

Динбао. Хозяин! Хозяин, я должна вам что-то сказать!

Ван. Говори, девушка!

Динбао. Сяо Лю недоброе замыслил. Он хочет отнять у вас чайную.

Ван. Отнять? Эту рухлядь? Кому она нужна?

Динбао. Они скоро будут здесь, сейчас нет времени все рассказать подробно. Придумайте что-нибудь!

Ван. Спасибо, девочка!

Динбао. Я пришла к вам с добром, вы уж не выдавайте меня!

Ван. Я пока еще в своем уме, девочка! Успокойся!

Динбао. До скорой встречи!

Возвращается Чжоу Сюхуа.

Сюхуа. Они ушли, отец.

Ван. Вот и хорошо.

Сюхуа. Отец Сяохуа сказал, чтоб вы не тревожились. Он проводит до места тетушку Шуньцзы и вернется.

Ван. Вернется не вернется, как хочет!

Сюхуа. Отец, что с вами? Чем вы так расстроены?

Ван. Ничем! Иди к Сяохуа. Она хотела горячей лапши. Сделай ей чашечку, если найдешь немного муки. Бедные дети, нечем их покормить!

Сюхуа. Белой – ни крошки! Сварю ей суп с клецками из темной муки. (Уходит.)

Возвращается Сяо Тан.

Сяо Тан. Хозяин, договорились?

Ван. Вечером! Вечером я непременно дам тебе ответ.

Сяо Тан. Хозяин, ты говорил, что мой отец пил у тебя всю жизнь задаром чай. Так вот, несколько слов, которые ты услышишь сейчас, с лихвой возместят этот долг. Они спасут тебе жизнь. Храм трех императоров пострашнее японцев. Им разнести твою чайную ничего не стоит! Будь осторожен.

Ван. Знаю. А ты и нашим, и вашим. И передо мной заискиваешь, и перед госпожой? Верно я говорю?

Входят Сунь Эньцзы-младший и У Сянцзы-младший в синих европейских костюмах.

Сяо Тан. Господа! Вам сегодня досталось!

Сяо Сунь. Да уж! С ног сбились! Учителя бунтуют!

Ван. А что, господа, забастовка теперь называется «бунтом»?

Сяо Тан. Ну Как дела?

Сяо У. Больше сотни схватили, человек семьдесят избили, а им все нипочем. Ну, теперь пусть побунтуют!

Сяо Сунь. Добром с ними нельзя! Из-за них не получишь от американцев ни риса, ни белой муки!

Сяо Тан. Именно! Господа! Получите рис и муку, про меня не забудьте! А я позабочусь, чтобы вам уютно было на кладбище! Ладно! Занимайтесь своими делами, господа!

Сяо У. Ты говорил, хозяин, что забастовка теперь называется «бунтом»?

Ван. Стар я стал, не все понимаю, вот и спросил. Сяо Сунь. Хм, ты с ними одного поля ягода! Ван. Я? Высоко меня ставишь! Сяо У. Некогда нам тут с тобой лясы точить! Говори прямо!

Ван. Что говорить?

Сяо Сунь. Кто главный у учителей?

Ван. А я почем знаю?

Сяо У. Кто заходил к тебе вчера вечером?

Ван. Кан Дали!

Сяо Сунь. Он и есть главный! Ты сдал его властям?

Ван. Будь он и в самом деле главным, я все равно его не выдал бы! Пойми ты! Я долгие годы водил дружбу с вашими отцами.

Сяо У. Нечего мне зубы заговаривать! При чем тут дружба! Говори как есть!

Ван. Выдать человека? За деньги? Этого ты добиваешься?

Сяо Сунь. Сразу видно, ты с моим отцом дружил! Его выучка! Только запомни! Не скажешь правду, прикроем твою чайную! Другие давно позакрывались, а твоя все держится. Не иначе как ты секрет какой-то знаешь.

Влетает Эр Дэцзым ладший.

Сяо Дэ. Пошли скорей! Там людей не хватает! Сяо У. А ты, поганка, чем занимался? Сяо Д э. Не видишь, все лицо распухло? Я не прохлаждался!

Сяо У. Хозяин, мы скоро вернемся! А ты подумай!

Ван. Не боитесь, что сбегу?

Сяо У. Еще зубоскалит, старый чурбан! На тот свет убежишь – и там достанем! (Бьет Ван Лифа, уходит вместе с Сунь Эньцзы-младшим и Эр Дэцзы-младшим.)

Ван (обернувшись). Сяохуа! Мать Сяохуа!

Вбегает Сюхуа и Сяохуа.

Сюхуа. Я все слышала. Что делать?

Ван. Уходите быстрее! Догоняйте матушку Кан! Живо!

Сяохуа. Я возьму сумку с книгами. (Уходит.) Сюхуа. Захвати что-нибудь из одежды, Сяохуа! Отец! Как же мы вас тут одного оставим?

Ван. Я жил в этой чайной, здесь и умру!

Вбегает Сяохуа с сумкой и вещами.

Сюхуа. Отец!

Сяохуа. Дедушка!

Ван. Ладно! Идите! (Вынимает из-за пазухи деньги и старую фотографию.) Бери деньги, сноха. А ты, Сяохуа, возьми фотографию чайной, какой она была тридцать лет назад, отдашь отцу. Идите!

Возвращаются Лю M ацзы-младший и Дивбао.

Сяо Лю. Сяохуа, учителя бастуют, а ты с мамой к бабушке собралась?"

Сяохуа. К бабушке!

Ван (нарочно). Сноха, возвращайся скорее!

Сюхуа. Да, отец! Поживем там денек-другой и вернемся. (Уходит вместе с Сяохуа.)

Сяо Лю. Хозяин! Добрые вести. Начальник управления Шэнь одобрил наш план.

Ван. Какая радость! Какая радость!

Сяо Лю. И для ваСесть кое-что приятное! Начальник Шэнь разрешил отремонтировать чайную. Он выслушал меня и сказал «хорошо».

Ван. Что все это значит?

Сяо Лю. Я избавляю тебя от лишних хлопот! Отныне распоряжаться всем буду я. А ты переберешься в другое место! Договорились? Чтоб не морочил мне потом голову!

Ван. Ну что ты! Как можно! Кстати, я и сам решил перебраться в другое место!

Динбао. Ты бы о хозяине подумал, Сяо Лю, ведь он прожил тут всю-жизнь.

Сяо Лю. Видишь ли, я всегда великодушен. Сейчас сбегаю за начальником Шэнем, пусть придет и посмотрит. А ты, хозяин, приведи все в порядок. Надо здесь побрызгать духами, а то пахнет дурно. Ты уж постарайся, Крошка! Ну, я пошел. (Уходит вместе с Динбао.)

Входит Чан Сые с корзинкой, в ней бумажные деньги и земляные орехи, ему за семьдесят, но держится прямо.

Чан. Чем ты так огорчен, друг?

Ван. Ой, брат Чансы, как ты кстати пришел! Сейчас я заварю чай, самый лучший! Выпьем по чашечке! (Уходит.)

Входит Цинь.

Цинь. Хозяин Ван дома?

Чан. Дома! А вы кто?…

Цинь. А я – Цинь.

Чан. Господин Цинь?

Ван. Кто? Господин Цинь? (Вносит чай.) Как раз собирался сказать вам, здесь ожидаются большие перемены. Присаживайтесь! Присаживайтесь!

Чан. У меня тут земляные орешки (достает), очень хороши к чаю!

Цинь. Только нам они не по зубам.

Ван. Какая досада! Есть орехи, да не по зубам! Смешно! Как поживаете, господин Цинь?

Цинь. Никому дела до меня нет. Пришел, хозяин, с тобой поговорить. Ездил в Тяньцзинь на свой завод посмотреть!

Ван. А его разве не отобрали? Или опять вернули хозяину? Вот счастье-то!

Цинь. Снесли мой завод!

Чан, Ван (вместе). Как снесли?!

Цинь. Снесли! Сорок лет жизни я ему отдал! Стерли с лица земли! Никто не знает, а ты, хозяин, все знаешь! С двадцати лет я ратовал за развитие промышленности, чтобы спасти страну! А сейчас… все прахом пошло! Пусть влияние мое ничтожно, и мне их не одолеть, но надо же все делать по-человечески. Ведь это народное достояние! А что они сделали? Все разгромили, машины на лом продали! Ну скажите вы мне, есть ли на свете второе такое правительство?! Есть или нет? Я тебя спрашиваю, Ван!

Ван. Я ведь тоже открыл поначалу хорошую гостиницу, но вам непременно надо было рядом построить склады! И что теперь? Склады опечатали, все, что там было, растащили. А ведь я вам советовал не выпускать имущества из рук, но вам во что бы то ни стало понадобилось все распродать и открыть завод!

Чан. Вспомните, что вы сказали, когда я уплатил за тарелку лапши для матери и девочки, которую мать от нужды продавала?

Цинь. Теперь-то я понимаю! Хозяин, у меня к тебе просьба. (Достает несколько деталей машин и корпус авторучки.) Завод сровняли с землей! А это я там подобрал, среди обломков. На этой ручке моя фамилия. Уж кому-кому, а ей хорошо известно, сколько чеков я подписал! Сколько сочинил планов! Оставляю это тебе! На досуге повеселишь посетителей. Скажешь им: был когда-то такой чудак Цинь Чжунъи, не понимал, что хорошо, что плохо, очень любил свой завод. Не один десяток лет отдал ему, и вот все, что осталось! Посоветуй им кутить, проигрывать деньги! Пусть делают все, что хотят! И никаких добрых дел! Скажи им, что был такой глупец по имени Цинь Чжунъи, что дожил он до семидесяти с лишним лет, и только тогда понял это!

Ван. Ручку оставь себе! Я ведь перебираюсь в другое место!

Чан. Куда же?

Ван. Не все ли равно! У меня все не так, как у вас обоих. У вас было большое состояние, настоящее дело, сильная воля! А большое дерево валится в бурю! Ты, Сые, всегда был смелым, заступался за обиженных. Я же был всю жизнь покорным, только и делал, что кланялся всякому-каждому. Думал только о том, чтобы вырастить детей, чтобы они жили в тепле и сытости, чтобы были здоровы. Но пришли японцы, младший сын сбежал, жена не перенесла горя и померла. Ушли японцы, казалось, можно передохнуть, но кто знал… (Горько смеется.) Ха-ха… ха-ха… ха-ха!

Чан. И мне не лучше! Всю жизнь я добывал себе на пропитание тяжелым трудом! Всегда жил по совести! И ничего не добился! Мне за семьдесят, а я дошел до того, что торгую орехами! О чем я мечтал? О том лишь, чтобы страна моя не терпела унижения от иностранцев. Но… Ха-ха-ха!

Цинь. Когда здесь были японцы, все говорили о каком-то сотрудничестве. Но вернулось наше правительство, и завод объявили имуществом предателя! А сколько товаров было на складах! (Указывает за чайную.) Ничего не осталось! Был еще банк. Меня заставили стать пайщиком. Паи приняли, а меня вышибли! Ха-ха!

Ван. Перемены к лучшему! Я о них никогда не забуду! Ведь не хотелось быть хуже других. Торговля чаем не приносила никакого дохода, и я открыл гостиницу, потом закрыл гостиницу и пригласил рассказчиков. Но посетителей все равно не прибавилось! Я нанял служанку! Надо же мне как-то выжить. Даже взятки давал. Только злых, черных дел никогда не творил. Не нарушал законов, предписанных небом! Почему же они не дают мне жить? В чем я провинился? Перед кем? Император, императрица и вся их свора живут в свое удовольствие! А у меня на кукурузную лепешку не хватает! Это кто ж такое придумал!

Чан. Я все надеялся, что люди будут жить по справедливости, что никто никого обижать не будет. А что получилось? Все мои старые друзья гибнут один за другим – кто с голоду умирает, кого убивают! Слез не хватает оплакать всех! Сун Эръе, такого хорошего человека, голод унес. На гроб для него пришлось выпрашивать у людей, сколотили четыре доски, и все. Но у него хоть был такой верный друг, как я. А меня что ждет? Посмотри! (Достает из корзины бумажные деньги.) Это на похороны. Савана нет, гроба тоже. Одни жалкие бумажки! Ха-ха!

Цинь. Сые, давайте устроим себе отпевание! Разбросаем бумажные деньги, справим тризну по трем старикам!

Ван. Верно! Давай, Сые, устроим похороны по всем правилам, как в былые времена, да-да!

Чан (встает, кричит). Родственники умершего, давайте наградные сто двадцать чохов [11]. (Разбрасывает бумажные деньги [12].)

Цинь, Ван (вместе). Сто двадцать чохов!

Цинь (берет одну монету). Я все сказал, больше нечего. До свиданья! (Уходит.)

Ван. Всего доброго!

Чан. Еще чашечку! (Допил.) До встречи!

Ван. Желаю счастья!

Входят Динбао и Синьянь.

Динбао. Они уже едут, дедушка! (Опрыскивает комнату духами.)

Ван. Ну и пусть! А я уйду. (Собирает бумажные деньги, уходит.)

Динбао. Дедушка, а почему бумажные деньги? Ван. Кто знает? (Уходит.)

Входит Лю M ацзы-младший .

Сяо Лю. Идите сюда! Встаньте у дверей.

Динбао и Синьянь становятся у двери, одна слева, другая справа. У входа в чайную останавливается машина, появляются два жандарма, за ними начальник управления Шэнь в военной форме, в сапогах, сбоку шашка, в руках плетка. За ним еще два жандарма.

Шэнь (осматривает помещение, переводит взгляд на девиц - Динбао и Синьянь). Хорошо!

Динбао пододвигает ему стул.

Сяо Лю. Разрешите доложить, начальник Шэнь, что чайная «Юйтай» была открыта шестьдесят лет тому назад. Стоит в хорошем месте, имеет добрую славу. Лучшего для нашей опорной базы и желать нечего. Успех обеспечен! Динбао и Синьянь будут разносить чай. Сюда приходит много разного народа, так что информация будет исчерпывающая.

Шэнь. Хорошо!

Динбао берет у жандарма сигареты марки «Кэмел», предлагает Шэню закурить, Синьянь подбегает с зажигалкой.

Сяо Лю. За чайной прежде были склады, теперь они пустые, товарами вы распорядились. Их надо подремонтировать, сделать там танцевальный зал и спальни. На досуге зайдете поразвлечься, поиграть в карты, выпить кофейку. А если захотите, проведете здесь ночь. Это, так сказать, будет ваш личный маленький клуб. Меня назначьте заведующим. Здесь наверняка будет куда вольготней и веселей, чем в гостинице, ну и конечно, удобнее!

Шэнь. Хорошо!

Динбао. Начальник, можно обратиться к вам с просьбой?

Шэнь. Хорошо!

Динбао. Очень жаль хозяина этой чайной. (Нельзя ли выдать ему форменную одежду, и пусть он будет швей царом, будет приветствовать посетителей, встречать и провожать машины. Его все хорошо знают. Он прожил здесь всю жизнь и будет как бы маркой для чайной.

Шэнь. Хорошо! Действуй!

Сяо Лю. Есть! (Спешит во дворик.) Хозяин Ван! Друг моего отца! Дед! (Уходит. Через минуту снова вбе гает.) Начальник, он повесился! Повесился!

Шэнь. Хорошо! Хорошо!


Занавес
ПРИМЕЧАНИЯ