/ Language: Русский / Genre:sci_history

Ландо

Луис Ламур


Ламур Луис

Ландо

Луис ЛАМУР

Ландо

Вестерн

/Роман из цикла "Сэкетты"/

Посвящается Теду Макналти - старателю, наезднику, другу

Глава 1

Мы, Сэкетты с гор, привыкли с детства охотиться. Лишь некоторые из нас путешествовали. Но я всегда завидовал Жестянщику Тинкеру. Он появился возле моей хижины неожиданно. Я, заметив его издали, сначала не мог разглядеть, кто идет. На всякий случай взял винтовку, спрятался за поленницей и приготовился стрелять, если меня навестит Хиггинс.

Догадавшись наконец, что мой гость не враг, я снова вернулся на мельницу: у меня как раз кончилась мука, и я здорово проголодался.

В горах Тинкера хорошо знали. У этого удивительного человека были золотые руки. Он ремонтировал часы, точил пилы, правил колеса, подковывал лошадей... По правде говоря, он умел делать решительно все, что только можно вообразить, удивляя жителей гор от Вирджинии до Джорджии своим мастерством. Кроме того, Тинкер занимался торговлей вразнос, и сейчас тащил на плечах такой огромный тюк, что я поразился, как он не растянул до сих пор себе мышцы спины. Подойдя к моей хижине, он швырнул свою ношу на землю и присел на корточки.

- Если думаешь, что я Хиггинс, то лучше выброси это из головы. Твой двоюродный брат Тайрел пристрелил последнего из Хиггинсов несколько месяцев назад. Вы, Сэкетты, покончили с ними.

- Я не из тех Сэкеттов. Мне никогда не приходилось стрелять ни в одного из Хиггинсов, но если на меня нападут, пусть не сомневаются - получат по заслугам.

- Тайрел и Оррин отправились в западные земли. Кажется, ты последний из Сэкеттов в Теннесси.

- Может да, а может и нет, - сказал я, продолжая работать на мельнице. - Мне тоже пора отправиться на Запад, иначе всю жизнь просидишь в горах, так ничего и не увидишь.

Тинкер промолчал, но я почувствовал, что у него есть что-то на уме и он просто обдумывал решение.

- Вот ты, - продолжил я, - изъездил вдоль и поперек все горы и селения. Это жизнь! Сколько интересного!

Мне хотелось уйти с гор еще и потому, что я слишком долго жил здесь и знал каждый извилистый ручеек, каждое дерево, разрушенное молнией. Пока мне доводилось бывать только в молитвенном доме на Кроссинге (прихожане собирались там по субботам), да в школе, куда молодежь сходилась по воскресеньям потанцевать или посмотреть на борьбу. Я давно задумал уехать на Запад, но все ждал благоприятного случая. И вот вернулся Тинкер. Если не теперь, то когда же?

Наполнив мельничный бункер, я сделал пробное вращение и спросил:

- Ты собираешься ехать? - и добавил: - Буду рад составить тебе компанию.

В то время Тинкер был одинок. Выглядел он необычно - высокий, с удлиненным смуглым лицом, странным взглядом желтых глаз он чем-то напоминал индейца. О нем ходили слухи, будто бы пришел он к нам издалека, но лично я ничего не знал об этом, ни о его отношениях с иностранцами, хотя познания Тинкера в разных областях отличались широтой. К тому же он обладал необыкновенной ловкостью и хитростью.

Вечерами, когда мы бывало сидели у костра, его пальцы работали без устали. Он плел удивительные украшения, которые так нравились женщинам. Подобных мне не доводилось видеть.

- Я думал об этом, Ландо, - сказал Тинкер, - но мне привычнее действовать в одиночку, общество меня раздражает.

- Меня тоже. Но я все равно уеду на Запад. Буду обрабатывать землю, может, разбогатею. Ты ловкий, сноровистый, любую вещь сделаешь. У меня тоже есть способности к ремеслу. Вдвоем мы достигли бы гораздо большего, чем в одиночку.

- Да, руки у тебя на месте. Пару раз тебе даже удалось обойти меня.

Пару раз? Всегда! И ему это хорошо известно, но не в моих правилах напоминать об этом!

- Вот только мне, видно, никогда не сделать такой нож, как у тебя.

Тинкер вытащил трубку и собрался закурить. Я понял: наконец он выскажет все, что у него на уме.

- У тебя есть враги. Поэтому ты решил уйти отсюда?

Меня разозлило, что он так думает, но я сдержался и постарался ничем не выдать свой гнев.

- Имеешь в виду Вилли Кэфри и его сына? Это они должны бояться меня, а не я их. Мой отец совершил ошибку, оставив меня у Вилли и поручив ему мое воспитание. Он тогда был вне себя от горя и не мог рассуждать трезво.

- Кэфри тогда пользовался уважением, - заметил Тинкер, - хотя у него крутой нрав и он слишком любит деньги. Разбогатев, Вилли сразу же почувствовал жажду власти.

Все началось с золота, которое досталось ему без всяких усилий с его стороны. Отец оплатил мое образование и содержание. Пришло время, и я решил вернуть свои деньги.

- Ты здорово разукрасил его сына.

- Он сам напросился. Пришел ко мне и стал размахивать кулаками.

Высыпав муку, я укрепил дробилку и снова наполнил бункер. Моя мельница производила только первичную обработку зерна, слегка размалывая его, затем мне приходилось устанавливать дробилку и крутить ее до тех пор, пока мука не станет пригодной для выпечки.

- Все только и болтают о том, как ты встретил Вилли Кэфри в молитвенном доме. И дьякон и прихожане слышали, как ты потребовал, чтобы он вернул деньги твоего отца с процентами. Люди видели, как он разволновался, стал врать и изворачиваться, но всем известно, что пять лет назад ты убежал с его фермы и с тех пор живешь в своей хижине один. Не секрет, что вскоре после того, как твой отец оставил ему золото, он купил скот и ранчо. Но учти, Вилли никогда не простит тебе такого тяжкого обвинения. Он гордец, а ты оскорбил его при всех, в церкви.

- Деньги по праву принадлежат мне, Тинкер. Когда Кэфри понял, что мой отец не вернется, он забрал меня из школы и отправил работать в поле, а своего сына послал учиться вместо меня.

Дробилка снова заработала, шум мешал разговаривать. Наконец я опорожнил бункер и заключил:

- Если у меня и есть враги, то только Кэфри. Других не знаю.

Тинкер бросил на меня пытливый взгляд, который озадачил меня.

- А трое мужчин - высоких, длиннолицых, темноволосых? Трое усачей, похожих друг на друга, как горошины в стручке, по фамилии Курбишоу?

- Это фамилия моей матери.

- Они приехали сюда, чтобы убить тебя.

- Где ты их видел?

- В Черокитауне. По-видимому, собирают о тебе сведения.

- Индейцы - мои друзья, ничего им не скажут.

- Они сидели со старым Мидахом и покупали ему выпивку.

Мидах обожал предаваться воспоминаниям молодости, которые обычно всплывали в его памяти после изрядной дозы спиртного. Он был совершенно безобиден, но выпивка делала его слишком болтливым. Потом он всегда извинялся. Но что от того проку?

- Курбишоу - мои родственники. Возможно, они приехала с другой целью.

- Я слышал, как они говорили: "Мы убили волка, теперь нужно разделаться с его отродьем".

Они убили волка? Если это о моем отце, то я им не верю. У отца, возможно, было много недостатков, но хитрости и проницательности ему не занимать. Став старше, я часто вспоминал, как он поступал дома, на охоте, и теперь понимал, что отец никогда не забывал об опасности, жил в состоянии готовности к ней. И все же он не вернулся... Неужели они в самом деле убили его?

- У меня старое отцовское ружье, - произнес я, - и нет ни желания, ни интереса стрелять в незнакомых людей.

Тинкер хитро посмотрел на меня, и мне очень захотелось узнать, что скрывается за этим взглядом. Действительно ли он мой друг? Научился ли я разбираться в людях? Пришла ли ко мне мудрость вместе с горьким опытом?

- Если они найдут дорогу в Кроссинг, Кэфри будет первым, кто расскажет им, где ты. - Желтые глаза Тинкера смотрели прямо на меня. - Неужели отец не рассказывал тебе, почему он перебрался в столь уединенное место со своей невестой? В долине знают эту историю.

- Когда он женился на маме, возникли неприятности. Ее семья была против их свадьбы...

- Была против - слишком мягко сказано. Настолько против, что шурин нанял человека убить твоего отца. Но твой отец расправился с ганфайтером и ушел в горы. Он не хотел убивать братьев жены и не хотел, чтобы кровная вражда встала между семьями. Так говорят, по крайней мере. Ходили еще слухи об ущемленной фамильной гордости. Из-за этого Курбишоу возненавидели твоего отца до того, как он встретил твою мать.

Мы, Сэкетты, с давних времен жили в здешних местах, а происходили из уэльсцев и ирландцев. Моя семья переселилась в Америку сто пятьдесят лет назад, до того как жители колоний начали борьбу за независимость. Одного из моих родственников убили во время мятежа в Северной Каролине, который власти жестоко подавили.

Мы обосновались на границе. Тогда она проходила вдоль горного хребта Блю-Ридж и Смоки, оттуда расселились по окрестным холмам и лесам. Отец первым спустился в долину и вернулся с невестой.

Курбишоу слишком много воображали о себе и с презрением смотрели на нас, жителей холмов. Сэкетты всегда уважали свою родню, но чрезмерная гордость их не заедала. В тяжелые времена мы делом поддерживали друг друга, а вести кичливые разговоры о предках, о том, какое высокое положение они занимали в обществе, никому и в голову не приходило.

То, что мой отец привлек внимание девушки из долины, никого не удивило. Он был хороший, честный человек с яркой, запоминающейся внешностью. К тому же умел подать себя. Его уважали те, кто знал.

Отец ездил на красивом черном мерине. В его карманах всегда водились деньги, а одевался он с такой элегантностью и вкусом, что ему мог позавидовать любой богач. Ребенком я несколько раз видел у него золотые монеты. Мне нравилось смотреть на них, особенно ночью, когда огонь камина бросал на блестящие кружочки слабые, неясные блики.

Как-то вечером, когда семья собралась за столом, отец сказал:

- Там, где я взял это золото, сынок, его много. Придет время, и мы заберем все - ты и я.

- Оставь его там, где оно лежит, - возразила мать. - Земля - самое подходящее для него место.

На лице отца вспыхнула язвительная улыбка, а в глубине черных глаз загорелся мрачный огонь.

- Я мог бы показать им, где находится золото, но они не очень хорошо обошлись с нами. - И, помолчав, добавил: - Если заберут все золото себе, то заплатят кровью.

Сколько времени прошло с тех пор, как я слышал эту историю? Сколько времени прошло с тех пор, как я видел это золото? Потом отец отдал его Кэфри на мое содержание и образование.

Братья матери надеялись, что она выйдет замуж за человека, имеющего власть и богатство, и, когда она сбежала с отцом, пришли в ярость и бросили ему вызов. Он не принял его, но, сообщая им о своем отказе, в руках держал пару заряженных револьверов.

- Вы хотите бороться со мной? - спросил отец язвительно и подбросил бутылку в воздух. Одним выстрелом он разнес ее вдребезги, а вторым точно попал в падающий осколок Это случилось после того, как Курбишоу наняли убийцу.

Сначала мои родители поселились в долине. Но родственники матери, пользуясь своей властью и богатством, заставили их покинуть сначала Вирджинию, а потом и Каролину. В конце концов они нашли убежище в горной хижине, которую отец построил своими руками.

Наша красивая хижина великолепно смотрелась на фоне покрытых лесом холмов. Рядом был родник, а в ста ярдах текла река, в которой плескалась рыба. Мы жили счастливо, пока не умерла мама.

- Если ты останешься здесь, - в раздумье произнес Тинкер, - они убьют тебя. У тебя только старая винтовка, а их трое вооруженных мужчин, изрядно поднаторевших в убийствах.

- Но они мои родственники!

- Они твои враги. А ты еще не такой, как твой отец. Все трое настоящие бойцы, а ты?

Его слова больно ударили по моему самолюбию, и гнев охватил меня.

- Я тоже умею бороться!

- Ты привык драться с мальчишками или с неповоротливыми и ленивыми недотепами, - раздраженно ответил Тинкер. - Это не борьба. Борьба - прежде всего мастерство, которому надо учиться. Я видел, как* ты сбил с ног троих парней из Линдсея, но любой мужчина, обладающий достаточной сноровкой, разделается с тобой в один момент.

- Те трое и были такими.

Тинкер вытряхнул пепел из трубки.

- Ладно, ты достаточно сильный, даже очень сильный, у тебя быстрая реакция, но ни то ни другое не делает тебя настоящим бойцом. Нужны ловкость, хитрость, надо много тренироваться. До тех пор пока не поймешь, что помимо мускулов неплохо еще иметь и голову на плечах, ты ничего не добьешься.

- Надеюсь, ты овладел этой наукой?

Я задал ему вопрос пренебрежительным тоном; сама мысль о том, что Тинкер - длинный, тощий и не очень сильный - может бороться, казалась мне смешной.

- Да, знаю дюжину способов. Как драться кулаками, открытой ладонью, владею японской борьбой и стилем корнуэльского кулачного боя. Если будем путешествовать вместе, научу тебя.

Учить меня? Я едва сдержался, чтобы не наговорить ему грубостей. Очень задело то, что меня не принимают всерьез. Ведь я единственный, кто поборол Дункана Кэфри. А он на два года старше меня и тяжелее на двадцать фунтов. С тех пор я поборол еще восемь или девять парней и взрослых мужчин. Разве на Клинч-Крик я не первый среди всех? А он еще собирается учить меня!

Открыв сумку, Тинкер достал пакет кофе, - ему нравился настоящий кофе, а не сушеные бобы и цикорий, которые использовали мы, жители гор. Не вставая с места, он протянул руку, достал щепки, кору, ветки и разжег костер.

Тинкер был из тех, кто любил простор и небо над головой, - четыре стены ограничивали его свободу. Болтали, что он когда-то сидел в тюрьме, и потому его тревожило замкнутое пространство. Я не обращал внимания на сплетни.

Пока мой гость возился с костром и наливал в котелок воду, я пошел к туше оленя, висевшей под навесом, отрезал от нее большой кусок мяса, разделил его на толстые ломти, приготовил их для жарки и вернулся К мельнице.

Моя мельница давала скудный доход, к тому же кукуруза была у всех на исходе, и перед отъездом я собирался продать мельницу за любую цену.

Курбишоу действительно разыскивали меня, чтобы убить, а наши горы не так велики и неприступны, чтобы затеряться в них. В конце концов меня бы обнаружили.

Однако сама мысль, что придется оставить родные места, вызывала грусть. Все здесь хранило память о моих родителях и обо мне тоже. Вот дерево, на которое я залез в первый раз. Какими высокими и непроходимыми казались тогда эти обычные кусты. А ручеек, где я впервые набрал ведро воды и гордо нес его, пока не споткнулся и едва не опрокинул на землю...

Нет такого человека, который смог бы без сожаления порвать со своим прошлым. Даже в лишениях, нужде и горе наша семья сумела сохранить доброту и сердечные отношения, мы любили друг друга. Сколько раз я сидел под деревом, восхищенно наблюдая, как ловко отец строил нашу хижину, подгонял бревна, скреплял их. А вот огород. Я копал грядки, сажал с любовью, как учила мать, выращивал каждое растение.

Тинкер наполнил мою тарелку и чашку.

- Поговорим о борьбе в другой раз.

Небрежно брошенная им фраза внезапно оборвала мое безмятежное настроение, и я снова почувствовал, как раздражение захлестывает меня. Кому понравится такое подчеркнутое превосходство? Я был молод, силен и раздувался от гордости за одержанные победы.

- Поговорим об этом сейчас, - воинственно выкрикнул я. - Если ты собираешься учить меня, то зачем откладывать?

- Ну что ты несешь! - попытался он меня урезонить. - Я твой друг. Сомневаюсь, есть ли у тебя еще кто-нибудь. Подожди. Когда тебе понадобится вздуть кого-то, приходи ко мне, и я покажу, как это делается.

Поставив чашку с кофе, я вскочил на ноги.

- Нет уж, покажи, если в самом деле умеешь драться.

С болезненной гримасой на изможденном темном лице, он медленно поднялся на ноги,

- Думаешь, это спасет тебя от поражения, или считаешь, что я ничего не смыслю в борьбе? Давай-ка, иди ко мне, если так настаиваешь!

Тинкер стоял, опустив руки, и вдруг меня осенило: какой же я дурак, если решил драться с другом. Но тут гордость взяла верх, мои пальцы сжались в кулаки, и я бросился на него.

Мне казалось, что я кончу поединок одним ударом и избавлю его от дальнейшей борьбы. Именно так я рассуждал, когда замахнулся. Вдруг длинные пальцы неожиданно схватили меня за запястье, в следующее мгновение я перевернулся в воздухе и с грохотом рухнул на землю. Происшедшее слегка охладило мой пыл и выбило дурь из головы. Я взглянул на Тинкера. Он стоял рядом и холодно смотрел, как я барахтаюсь в траве.

Гнев охватил меня, я вскочил и приготовился не дать ему сделать захват. На сей раз я оказался на земле, ударившись сильнее чем прежде. И тут он нанес мне еще один удар, причем так быстро и сокрушительно, что я даже не понял, как ему удалось достать меня.

Наконец, немного придя в себя, я взглянул на Тинкера и попытался улыбнуться.

- Да, ты действительно знаешь кое-какие хитрости. Ты их хотел мне показать?

- Это и еще кое-что, - ответил он спокойно. - А теперь допивай кофе, а то остынет.

Мой гнев утих, здравый смысл подсказал, что, будь он моим врагом, я, вероятно, стал бы уже покойником или калекой. Пока я беспомощно валялся перед ним, он мог бы ударить меня ногой по ребрам, сломать грудную клетку или проломить череп. Такая борьба не похожа на спортивное состязание или игру. Это серьезный поединок, где часто приз - твоя жизнь.

- Ты слышал когда-нибудь о Джиме Мэйсе? - спросил он.

- Нет.

- Он чемпион мира по борьбе среди цыган и англичан. Победил лучших из них, не обладая огромной силой. Одним из первых он стал использовать ловкость в искусстве кулачного боя. Джим обучил меня боксу, и я много раз боролся с ним. Передвижения в боксе - не просто топтание на месте. Передвигаясь, ты вынуждаешь соперника сменить позицию и лишаешь его возможности нанести тебе сильный удар. Выбрав выгодную позицию для себя, ты должен расправиться с ним мгновенно. Научившись приседать и наносить скользящие удары, овладеешь тактикой ближнего боя, сможешь держать руки свободными для нападения. - Он снова наполнил чашку. - Человек, который путешествует один, вынужден быть осторожным и осмотрительным.

- Но у тебя же есть ножи.

- Да, но при правильном использовании рука не менее опасна, чем нож. Помолчав немного, добавил: - И человека не линчуют за то, что он сделал руками.

Мы оба сидели неподвижно, и пламя костра будоражило наши воспоминания. О чем думал Тинкер, какие мысли могли прийти ему в голову? Что, о чем я не знал, тревожило его Душу? В моей же памяти всплыл тот день, когда отец оставил меня у Вилли Кэфри. Три тяжелых мешка с золотом вручил он тогда Кэфри и сказал:

- Вот мой сын, о котором я тебе говорил. Заботься о нем, и каждая третья монета - твоя.

- Ты уходишь? - спросил я.

- Да, ухожу. Мы были очень счастливы твоей матерью. Мне необходимо забыться. Странствия помогут. - Он положил руку мне на плечо. - Я вернусь, сынок. Будь хорошим мальчиком.

Отец наказал Вилли отдать меня в лучшую школу и хорошо обращаться со мной. Обещал вернуться в назначенный срок.

В первый год ко мне относились сносно, по крайней мере, поначалу я видел хоть какое-то подобие хорошего отношения. Правда, я часто слышал, как миссис Кэфри жаловалась, что я - непосильная обуза для семьи, и сколько денег они сэкономят, если перестанут думать обо мне. А Кэфри вслух размышлял о том, какую пользу принесут деньги моего отца, сколько можно купить земли и скота на такую огромную сумму.

Ее слова тревожили меня гораздо больше, чем его: в ней я чувствовал скрытую злобу. Кэфри же оказался человеком эгоистичным, жадным и самоуверенным. Ее я искренне боялся, думая, что она может убить меня. В том, что у нее есть такое намерение, я нисколько не сомневался.

Кэфри пользовался репутацией честного человека. Увы, многие люди, имеющие ее, просто никогда не подвергались проверке на честность. Для Вилли испытание золотом оказалось непосильным. Спустя год после того, как уехал отец, все переменилось. Школа оказалась не для меня. Из меня сделали бесплатного работника. Мне исполнилось тогда только одиннадцать лет; я не знал, куда пойти и к кому обратиться.

И вот пришел день, когда Дункан ударил меня.

Как и его родители, он с презрением относился ко мне, постоянно издевался и насмехался надо мной. Но когда он поднял на меня руку, я сцепился с ним насмерть.

Это была неравная борьба. Но, поняв, что он намеренно старается бить меня по лицу, я пригнулся и, когда обидчик бросился на меня, со всей силы ударил его в живот.

У него захватило дух. Хрюкнув, он открыл рот, а я с размаху саданул его ногой по подбородку.

Его слабую челюсть могла бы сломать и девушка, что уж говорить обо мне. Я-то был от природы сильным пареньком, привыкшим к тяжелой работе.

Дункан, бледный и перепуганный, свалился на охапку дров, которую я бросил, когда он на меня напал. В ярости я нанес ему последний удар по носу и сломал его; кровь потекла по его губам и подбородку.

Хлопнула дверь, выскочили его родители: Вилли с поднятой тростью, мать, растопырив пальцы, как клешни.

Я бросился бежать. Остановился, только когда убедился, что преследователи окончательно отстали. Меня окружал сосновый лес, и уже наступала ночь. Что делать, я не знал. Большие города пугали, поэтому мне никогда не приходило в голову оставить хорошо знакомые родные горы.

Единственным местом на земле, где я когда-то испытал счастье, была наша опустевшая хижина. К ней я и стал пробираться, отыскивая путь в лесу. Блуждая по скалам и непроходимым дебрям, прошел около тридцати миль. В первый раз в жизни я один провел в лесу три ночи. Совершенно обессиленный, добрался до дома.

Я не знал, пытались ли мои мучители разыскивать меня. Возможно, они приходили, когда я уходил на охоту. Более вероятно, что они просто обрадовались, освободившись от меня, - ведь теперь все золото досталось им.

Я прожил в одиночестве пять лет.

Но это не значит, что я никого не видел все это время. Еще при жизни матери я подружился с мальчишками из племени чероки, охотился с ними, не хуже их умел пользоваться луком и стрелами, ставить силки и ловушки. Мои приятели принадлежали к тем диким чероки, которые захватили горы, когда правительство начало переселять индейцев на запад. Отец хорошо относился к ним, и они любили меня. Я был уверен, что индейцы всегда по-доброму встретят меня и накормят. В тот первый год мне много раз пришлось прибегать к их помощи.

Живя у Кэфри, я научился возделывать огород, и теперь стал покупать или менять семена у чероки. Вскапывал грядки, сажал дыни, картофель, сеял кукурузу. Лес обеспечивал мой стол дичью, ягодами, орехами и корнеплодами.

Было бы неправдой сказать, что я ничего не боялся. По ночам меня охватывал жуткий страх, и я часто плакал, вспоминая маму и желая, чтобы отец поскорее возвратился домой.

В первые годы только мысль об отце, о том, что он скоро вернется, помогала мне выжить. Хотя уже тогда Кэфри был уверен, что отец умер, и не уставал повторять об этом. Понять, откуда в нем такая уверенность, я не мог.

Прошло три года, и я окончательно потерял надежду увидеть отца. И хотя понял это умом, вопреки всему, каждый раз, заслышав стук копыт, выбегал посмотреть, не он ли едет.

Путешествовать в те дни было далеко не безопасно. Везде - на Натчез-Трэйс, Вилднэс-Роуд и Болд-Ноб - путников подстерегали бандиты и убийцы. Покинув свои дома, люди часто исчезали навсегда. И кто мог сказать, что с ними стало?

Некоторые вещи из сундука моей матери мне пришлось обменять на куртку и штаны из оленьей кожи. За шкурки ондатры и рыжей лисы я получал у чероки все, что мне нужно.

Пришел день моего пятнадцатилетия. Мама не испекла мне праздничный пирог. Я сам поджарил яичницу из индюшачьих яиц. Все же день оказался особенным. Именно в этот солнечный день, когда я собирался сесть за стол, на дороге появился Тинкер. Я часто слышал о нем, но видел впервые. Он сел за стол рядом со мной и рассказал все новости. Потом стал иногда заходить ко мне.

Тинкер мало говорил в тот, первый раз, больше осматривался. И я решил показать ему свое хозяйство: хижину, построенную отцом (я очень ею гордился); дорогу, по которой отец ходил к роднику, когда нужно было поливать огород; сосновый лес и речку.

Тинкер подмечал все, но время от времени задавал вопросы, которые приводили меня в замешательство. Особенно насчет золота.

Однажды он спросил, есть ли у меня золотые монеты, заметив, что за золото сможет кое-что достать.

И я рассказал ему, как все наше золото досталось Вилли Кэфри, а Тинкер попросил меня подробнее обрисовать, как выглядели эти монеты.

- Твой отец, - сказал он, - должно быть, много путешествовал.

- Сэкетты не особенно любили путешествовать, - ответил я, - но говорят, что много лет назад, прежде чем поселиться в Колонии, большинство их были моряками.

- Как твой отец?

- Отец? Никогда не слышал ничего подобного.

Тинкер указал на узел, который я завязал на веревке.

- Хороший тугой узел. Отец научил тебя этому?

- Конечно. Называется беседочный узел. Он научил меня завязывать узлы, прежде чем писать. Двойной, беседочный, корабельный - я знаю все виды узлов.

- Морских узлов, - уточнил Тинкер.

- Думаю, что не только моряки умеют завязывать узлы.

Кроме мешка кукурузной муки, старого сундука, где хранились вещи моей матери, отцовской винтовки "баллард", да садовых инструментов, в хижине ничего не было.

В сундуке хранилась небольшая шкатулка - восемь дюймов в длину и четыре в ширину, - сделанная из тикового дерева. В ней мать держала семейные бумаги и кое-какие безделушки, имевшие для нее какую-то ценность.

"Баллард" - старое, никуда негодное ружье, с ним нечего делать на Западе. Поэтому я решил обменять его сразу, как только продам мельницу, или же при первом удобном случае. Если я встречусь с бандитами или дикими индейцами, то мне нужно новое, настоящее ружье.

Сейчас Тинкер сидел у костра и курил. Наконец огонек его трубки погас, и он произнес:

- Мы отправимся на рассвете. Устраивает?

Мне предложение понравилось. Наступил рассвет, и мы спустились с гор в последний раз.

По дороге я остановился и оглянулся. Горные вершины окутывал легкий туман, скрывая от глаз мою хижину. Я знал, что она там, за деревьями, и понял, что никогда больше не увижу ни ее, ни могилу матери, которую отец вырыл под высокой сосной. Какая-то важная часть моей жизни осталась позади. Наверное, и мой отец думал так же, покидая этот край.

Мы миновали последний поворот, и мои горы исчезли из виду. Перед нами лежал Кроссинг, и я бросил последний взгляд на место, где родился.

Глава 2

Накрапывал мелкий дождь, когда мы прибыли в Кроссинг. Там я сторговался с хозяином лавки, уступив ему дробилку для кукурузы за одноглазую, с больными ногами кобылу.

Ни один человек на Западе не сможет разбогатеть, не прикладывая к этому усилий. Я собирался стать богатым и составил план. Каждый, кто хочет преуспеть, рассудил я, должен прежде всего заботиться о приросте. Пусть моя кобыла принесет жеребенка. Но сначала ее надо подкормить. Я огородил место на лугу и выпустил там мою красотку.

Тинкер возмутился моим поступком.

- Хвастался, что умеешь торговать, - негодовал он. - Ну и что ты будешь теперь делать с этой больной, одноглазой клячей?

Что касается меня, то я просто улыбнулся в ответ. Уже давно я мечтал заполучить эту кобылу.

- Ты слышал когда-нибудь о Хайленд Бэй?

- О той легендарной беговой лошади? В горах только о ней и говорили. Но она сломала ногу, и ее пристрелили.

- Семь или восемь лет назад Хайленд Бэй могла обогнать любого коня в наших местах и много раз побеждала на скачках в долине.

- Ну, помню.

- Как-то Хайленд Бэй вырвалась и убежала на соседнее пастбище. Обычный низкорослый конь, учуяв ее, сломал забор и бросился за ней.

- Уж не думаешь ли ты, что твоя, ничего не стоящая кляча и есть ее жеребенок?

- Уверен в этом. Фактически я присутствовал при ее рождении. Старый Хейвуд, владелец Хайленд Бэй, был настолько глуп, что подарил жеребенка своему работнику.

Тинкер задумчиво посмотрел на меня.

- Итак, ты взял эту одноглазую тварь только потому, что считаешь ее жеребенком Хайленд Бэй? И что ты теперь собираешься делать?

- Я слышал, что индейцы и мексиканцы держат сильных лошадей для скачек. У меня будет мул, который по резвости превзойдет любую лошадь.

- И ты надеешься на свою кобылу? - усмехнулся Тинкер.

- На ее потомство, - сказал я. - Если найти хорошего производителя, то можно получить отличного мула.

Мы сидели на берегу, наблюдая за кобылой, пасущейся на зеленом лугу, и, помолчав немного, я добавил:

- Должник обязан так или иначе расплатиться! Не знаешь, где Кэфри держит своего племенного осла?

Мой приятель ничего не ответил и после недолгой паузы произнес:

- Никогда еще мулы не участвовали в скачках.

- Тинкер, если кто-то устраивает скачки, то кто-то другой делает ставки. Например, здесь, в горах, готовы поставить хоть на корову, - учти, многие мулы бегут гораздо быстрее, чем лошадь, хотя мало кто верит в это. Но я сам видел. К тому же те единицы знатоков, которые знают толк в мулах, рассказывали мне.

Осел Кэфри считался производителем самых лучших мулов. Он был настолько силен, что мог убить жеребенка или человека. До наступления темноты мы спрятались в густых зарослях кизила и ивы, как раз напротив пастбища Кэфри.

По пастбищу гулял ветер, и время от времени осел чуял запах кобылы. Не имея возможности приблизиться к ней, он носился, вскидывая голову, озирался по сторонам.

- Хорошо, что мы остановились в этой деревне. Пока все идет по плану. Отправляйся к тропе. Когда кобыла будет готова, мы сможем легко заполучить осла.

- Ты, оказывается, более ловкий, чем я думал, - сказал Тинкер.

Потом мы сидели молча, били москитов и дожидались полной темноты. В кустах пели сверчки, а в воздухе разливался аромат свежескошенного сена.

Наблюдая за огнями большого белого дома, который Кэфри построил два года назад, я подумал, как должно быть красиво и уютно там внутри, за занавесками. Обзаведусь ли я когда-нибудь таким же домом? Будут ли окружать меня любящие люди? Или же я обречен сидеть в темноте и наблюдать неизвестно за кем?

Кэфри ловко распорядился деньгами отца. Он завладел ими, когда золото поднялось в цене. Потом со свойственной ему хитростью хорошо нажился в послевоенные годы. Теперь он стал одним из самых богатых людей в округе.

Когда в молитвенном доме я требовал, чтобы он вернул деньги, у меня не было надежды получить их, но мне хотелось разоблачить хапугу перед обществом, уличить его в незаконном присвоении денег, доверенных ему моим отцом. И хотя у меня не было ни денег, ни свидетелей, чтобы приступить к решительным действиям, смуту в сердцах людей я посеял. Почти все вокруг стали интересоваться, каким образом Вилли заполучил свое богатство.

Он всюду объявил, что собирается выставить свою кандидатуру на выборах, а мне казалось, что человек, обманувший ребенка, не заслуживает доверия сограждан. Я считал его полным ничтожеством, и мне очень не хотелось, чтобы Кэфри пролез в правительство. Высказав ему все это, я понял, что моя песенка спета и пора сматывать удочки, - он не успокоится, пока не засадит меня в тюрьму или не убьет.

Сейчас я рисковал всем. Если меня схватят, то серьезных неприятностей не избежать.

Прихлопнув москита, я тихо выругался, а Тинкер объяснил:

- Все из-за соли. Им нравится соль в твоей крови. В джунглях речные москиты роем окружают белого человека, прежде чем накинуться на туземцев. В крови белых больше соли.

- Ты был в джунглях?

- Мне рассказывали.

В этом был весь Тинкер. Он никогда не говорил о себе. Возможно, сейчас улыбнулся мне в темноте, но я разглядел только слабый блеск его золотых серег. Тинкер, единственный известный мне мужчина, носил серьги.

Наши отношения немного тревожили меня. Он был чужаком, а местные жители подозрительно относились к чужакам, какими бы достоинствами они не обладали. Тинкера ценили в горах и все же не принимали полностью. Так почему он решил взять меня с собой?

Из дома доносились привычные звуки - звон посуды, шум льющегося молока, хлопанье дверей. Наконец все стихло, и мы подошли к забору. Я отвязал лошадь и выломал две перекладины.

Кобыла пошла на пастбище, будто знала, зачем ее туда привели. Вскоре до нас донеслось фырканье осла и стук его копыт. Он бежал навстречу нашей красавице.

Мы укрылись в зарослях кизила и ждали. Никому из нас и в голову не пришло использовать для своих целей пастбище какого-нибудь другого человека. Так в полудреме просидели около двух часов. Только москиты досаждали нам.

Вдруг Тинкер положил руку мне на плечо.

- Кто-то едет, - шепнул он, и я увидел, как лезвие ножа сверкнуло в его руке.

Мы замерли. Шли лошади. Две, может три. Голос одного из всадников я сразу узнал - он принадлежал Дункану Кэфри.

- Нам пришлось выставить двух хороших лошадей на скачках в западном штате. Бишоп будет недоволен, если потеряет куш. Он очень щепетилен, когда дело касается денег.

Они ехали вдоль зарослей, где мы прятались.

Путники помолчали, потом заговорил другой, видимо, пожилой мужчина.

- Ты говорил, что твой отец получил золото от Фэлкона Сэкетта. Где он сейчас?

- Исчез куда-то. Давно. Отец считает, что умер.

Тинкер приставил руку к моему уху и еле слышно прошептал:

- Давай уйдем отсюда.

Мне самому не терпелось поскорее дать деру. Но моя кобыла паслась на этом пастбище. Как я мог ее оставить? Еще больше взволновал меня случайно подслушанный разговор, и я решил узнать все до конца.

- Иди вперед, - сказал я. - Догоню тебя на перекрестке Томбикби.

Тинкер поднял свою сумку, затем взял и мою. Я даже не мог предположить, что он так быстро исчезнет с такой тяжестью. В тот момент мне в голову не пришло, почему он взял мою сумку, но обрадовался: тащить ее, да еще вести кобылу, конечно, было бы обременительно для меня.

- Ты должен все точно выяснить, - произнес мужчина.

- Какое это имеет значение? - раздраженно спросил Дункан. - Его нет.

- Ты дурак, дружок. Фэлкон - один из самых опасных людей на свете. Слышал, что Бишоп говорил? Он годы потратил, выслеживая Сэкетта ради того, чтобы найти золото.

- Но Фэлкон мертв.

- Ты видел тело? Никому еще не удалось убедить в этом Бишопа. И я не уверен, что он когда-нибудь поверит в такие россказни.

- Ну что, всю ночь собираешься болтать о покойнике? Давай лучше пришпорим лошадей.

Ждать дальше стало бессмысленно. Если и уходить отсюда, то только сейчас. Я выбрался из зарослей и прокрался к забору. При мысли о том, что может произойти, у меня дрожали поджилки. Ослы тогда были в большой цене. Если конюх или хозяин застукают меня посреди пастбища, улизнуть живым и невредимым едва ли удастся.

Темень стояла непроглядная. Я пробирался на ощупь. Один раз мне показалось, что слева раздался стук копыт. Застыв на месте, прислушался. Ничего. И тут зашелестело в кустах, а потом кто-то толкнул меня под локоть. Собрав все мужество, я оглянулся. Возле меня стояла моя кобыла. Не зря я, значит, подкармливал ее морковью и турнепсом. Более чем вероятно, что первый раз в жизни кто-то заботился о ней. Вот она сама и нашла меня.

Взгромоздившись ей на спину, я взял курс к дыре в заборе.

Упомянутый Бишоп, известный аферист, речной пират и еще Бог знает кто, был одним из самых влиятельных личностей в Натчез-андер-Хилл и самый опасный человек на побережье.

- Кто-то забрался на пастбище, и он все еще здесь, - раздался вдруг чей-то голос, и луч света скользнул по земле.

Я совсем не хотел навлекать на себя неприятности и поддал кобыле сапогом по ребрам. Оттолкнувшись от земли, она подпрыгнула как олень; не нуждаясь больше в понуканиях, понеслась вперед и легко перемахнула через забор. Вдруг прямо перед ней вырос из темноты какой-то человек и тут же получил сильный удар в плечо, так что отлетел в кусты. Другой нападающий попытался схватить меня, но я со всего размаху пнул его ногой в живот. У него перехватило дыхание. Застонав, он повернул назад, и мы потеряли его из виду. Поднимая за собой клубы пыли, моя кобыла изо всех сил мчалась по дороге.

Теперь, когда главная опасность была позади, я неожиданно понял, какая глупость эта наша встреча с Тинкером на перекрестке Томбикби. Приняв все меры предосторожности, я приблизился к перекрестку, подобно тому как обманчивый рассвет растекается лимонно-желтыми полосами по серому небу. Тинкер ждал возле дороги, и сумки лежали в траве. Когда я подъехал, мне показалось, что он собирается открыть мою сумку.

- Ты не ту открываешь, - произнес я.

Он резко обернулся, готовый к отпору. Его так увлекло предпринятое им исследование, что он даже не слышал шагов кобылы по мягкой пыли. Увидев меня, Тинкер легко поднялся, продолжая держать в руках мою сумку.

- Я ищу кофе, - сказал он. - Ты положил его к себе в сумку прошлой ночью.

Я не очень-то поверил в то, что он действительно ищет кофе, но мне не хотелось с ним спорить. Наконец я задумался, пытаясь сообразить, что к чему, а это не всегда так легко, как кажется.

- Давай уйдем от дороги. Может, нас уже ищут.

- Вон там, между холмами, - Тинкер указал рукой вперед, - есть тропа. Когда-то я прошел по ней. Правда, пришлось потратить почти день.

Спустя два дня я обменял на двухколесную повозку свой старый "баллард", который только из любезности можно было назвать ружьем, о чем я отлично знал, и поэтому сразу решил показывать его только с лучшей стороны. Остановившись рядом с фермером, на которого сделал ставку в моем бизнесе, я выстрелил в белку, и она тут же упала к его ногам. Увы, я проделал лишь ловкий трюк, многие мальчишки в горах о нем хорошо знают. Белка небольшой зверек, и, чтобы не испортить шкурку, стрелять нужно не прямо в него, а по ветке, где он сидит, или рядом. Бедняга, оглушенная грохотом, падает с дерева. Убить ее могут и разлетевшиеся щепки.

- У тебя хорошее ружье, - заметил фермер. - Не собираешься ли ты продать его?

Мы начали торговаться. Он кипятился, брызгал слюной, но я, с детства приученный к терпению, спокойно дал ему выговориться. Он жаждал совершить сделку, и многие люди на его месте действовали бы точно так же. Его старой, разбитой повозкой уже долгие годы никто не пользовался, но я был уверен, что вместе с Тинкером мы сможем ее починить. А здесь, в долине, повозка может нам очень пригодиться. Мы торговались за ужином, пока ели мамалыгу с мясом, продолжили торг за завтраком и после него. Но к тому времени мне все порядком надоело, и я взялся распаковывать сумку, беседуя еще и с Тинкером. Фермер стал опасаться, что может упустить покупателя, и пошел на уступку.

Наконец к общему удовольствию все кончилось: я отдал ему свой "баллард" и получил повозку, три бушеля отличных яблок, старую косу и пару свежевыделанных шкур. Теперь нам с Тинкером предстояло подтянуть обод, поправить спицы и погрузить наши манатки.

Мы потратили две недели, чтобы добраться до реки, но зато нам удалось совершить неплохую сделку.

Моя кобыла выглядела отлично. Наши короткие ежедневные путешествия не особенно утомляли ее. Мы подкармливали лошадь морковью, турнепсом, арбузами, к тому же вдоль дороги росла сочная трава. На вольных хлебах кобыла поправлялась прямо на глазах.

Никто, похожий на Курбишоу, нам до сих пор не встретился, но мысль о них не выходила у меня из головы.

Все это время я пытался выторговать у Тинкера один из его ножей. Дюжину их он носил в сумке, два затыкал за пояс, третий висел у него на шее, под воротником. Ножи были совершенно одинаковыми и сделаны из очень качественной и прочной стали. Мы оба брились ими, что вполне нас устраивало. В горах дорого дали бы за умение Тинкера делать такие ножи.

По дороге мы не часто болтали друг с другом, и у меня оказалось достаточно времени, чтобы подумать. Мысли все время возвращались к вопросу о золоте, который задал мне Тинкер. Конечно, любого человека интересует золото, но почему его особенно заинтересовало именно это золото? Испанское золото, как говорят. И зачем Тинкеру понадобилось рыться в моей сумке? Нашел ли он, что искал? А может, был уверен, что не встретит меня ни на Томбикби, ни еще где-нибудь? Связано ли это как-то с золотом, из-за которого Курбишоу стали преследовать меня?

Золота у меня не было, и вряд ли кому-нибудь могло прийти в голову, что оно вдруг появится. Что же такое я имел, если вызвал интерес столь разумных людей?

Ничего.

Ничего, если не считать кое-каких вещей в сундуке моей матери. Первое время, оставшись один, я часто перебирал их, но никогда по-настоящему не рассматривал. Для меня они были памятью о ней.

Кроме того, мое наследство включало поношенную одежду, несколько шерстяных одеял и пару отличных рубашек.

Как я уже говорил, путешествие дало мне время пораскинуть мозгами, и я стал сопоставлять некоторые факты" Вспомнил, например, что отец не потратил ни одной монеты из имевшихся у него, а когда Кэфри завладел золотом, то стал его понемногу расходовать. Сначала он пустил в дело малую часть монет, опасаясь, что отец вернется. Потом стал чаще выпускать их из рук. Вот тут-то и появился Тинкер. Не сразу. Должно быть, ему потребовалось время, чтобы выяснить, откуда золото.

Тинкер не отличался общительностью, но все же он мог считаться моим другом, - взял меня с собой, делил со мной тяготы и радости походной жизни, и я верил, что он действительно мой друг. Но теперь я стал думать, что у Тинкера есть свой особый интерес к отцовскому золоту.

Оживленных больших дорог мы старались избегать, и однажды ночью добрались до Миссисипи. Шли тропами, проселками. Владелец парома окинул нас злобным, подозрительным взглядом. Мы стали торговаться с ним, и он наконец согласился переправить всю компанию за бушель яблок. На наши сумки паромщик уставился с таким видом, будто видел, что там внутри; но особенно он пялился на ножи Тинкера. У нас не было никакого другого оружия, если не считать длинной палки, которую я взял, чтобы отбиваться от бродячих собак.

- В городе полно путешественников, - сказал паромщик. - А куда вы направляетесь, парни?

- Туда, где не задают вопросов, - ответил я.

Он смерил меня с ног до головы.

- Вероятно, у вас есть на то причина. У нас много таких, кто не любит отвечать на вопросы.

- Тинкер, ты когда-нибудь управлял паромом?

- И не таким даже.

- Я думаю, нам подворачивается неплохая работенка, а кое-кто пусть пока поплавает с камнем на шее.

Паромщик заткнулся, но когда мы причалили к берегу, на котором теснились убогие лачуги, мне показалось, что он подал знак каким-то парням свирепого вида, слоняющимся по берегу.

- Кажется, у нас неприятности, - шепнул я Тинкеру.

Бородатый мужчина в штанах, подвязанных веревкой, с бутылкой в руках двинулся нам навстречу. Несколько других последовали за ним.

Бородач отличался огромным ростом, за поясом у него торчал револьвер. Другие тоже были вооружены.

Я подумал, если мне понадобится, смогу применить в качестве оружия свою дорожную палку. Уэльсцы, живущие в горах, научили меня искусству рукопашной борьбы, и я внутренне приготовился к ней.

Как только мы сошли с парома, пьяный верзила преградил нам путь. С одного взгляда он понял, что мы безоружны.

Четверо мужчин стояли за его спиной - возбужденные выпивкой, грязные, но вооруженные и самоуверенные. У меня пересохло во рту, и я почувствовал, как похолодело внутри.

- Хотите здесь остановиться? - спросил бородач.

- Нет, пойдем дальше, - ответил я и поудобнее перехватил палку, готовый нанести удар. Палочный боец никогда не размахивает своим оружием в разные стороны, а точно наносит удары в живот, горло, глаза.

- Выпей! - И громила кинул бутылку Тинкеру.

- Я не пью, - спокойно ответил тот.

Двое мужчин двинулись ко мне и подошли настолько близко, насколько я мог им позволить.

- Выпей, и тебе понравится! - громко хохоча, выкрикнул громила и внезапно размахнулся, но... Цепкие пальцы Тинкера схватили его руку и сильно сжали, едва не вывернув. Верзила вскрикнул и отшатнулся назад, по его "лицу текла кровь.

Когда он наклонился, чтобы поднять бутылку, те двое тут же подскочили ко мне. Я чуть не выронил палку, но, взяв себя в руки, концом ее сильно ткнул того, кто стоял ко мне ближе. Удар пришелся ему прямо по горлу; задыхаясь, человек упал навзничь. Не давая передышки налетчикам, я стал наносить удары по сторонам, хотя бил неточно, - другой бандит отскочил назад. Я тотчас схватил палку обеими руками и со всей силы врезал ему по лицу.

Борьба была окончена. Тинкер только глянул на двух других бандитов, и их как ветром сдуло. Затем он неторопливо наклонился и, убирая следы борьбы, швырнул палку в торф около дороги.

Не прошло и двадцати секунд с тех пор, как наглая пятерка остановила нас, теперь трое из них валялись на земле, остальные сбежали. Должно быть, они грабили многих путешественников у переправы и думали, что так же легко справятся с нами.

Дальнейшая их судьба нас не интересовала, и мы двинулись по берегу реки. Остыв немного после драки, я осознал, что громила мертв. Раньше мне приходилось наблюдать за борьбой, но я никогда не видел, чтобы кого-нибудь убивали, хотя такое вполне могло произойти. А теперь тот, кто минуту назад самоуверенно угрожал нам, валялся в придорожной грязи.

Этой ночью мы шли не останавливаясь, стараясь подальше уйти от опасности. Наш путь лежал на Запад, и нам приходилось отмеривать милю за милей, невзирая на дождь и палящее солнце. Тинкер умел торговать, и мы всегда с выгодой получали, продавали и обменивали товары.

Я чувствовал себя в отличной форме, моя кобыла демонстрировала прекрасный аппетит, и мне очень хотелось верить, что она ждала жеребенка.

Добравшись до Техаса, мы остановились в Джеферсоне, чтобы пополнить запасы. Сделав необходимые покупки, покинули город и решили устроить привал где-нибудь у дороги. Не успели еще и расположиться, как до нашего слуха донесся негромкий стук копыт.

Я обернулся, чтобы предупредить Тинкера, но увидел его у костра с ножом в руках. Меня издали уже могли заметить, и мне ничего не осталось, как застыть на своем месте, - пусть думают, что я один.

Всадники подъехали к костру, и один из них, поздоровавшись, негромко спросил:

- Можно к вам присоединиться?

- Если у вас добрые намерения, мы вам рады. Кофе вот-вот закипит.

В то время путники старались не останавливаться ни у случайного костра, ни у кого-либо в доме. Это было небезопасно.

Нашими гостями оказались трое вооруженных до зубов парней. Один примерно моего возраста, двое других немного постарше. На них была потрепанная одежда, как будто все время они жили в лесу. Присмотревшись к незваным гостям, я пришел к выводу, что они достаточно хитры и изворотливы, от их глаз ничего не укроется.

- Присаживайтесь. Мы мирные люди.

Они спешились и сразу увидели Тинкера с ножом в руке.

- У тебя нож? - заметил высокий красивый мужчина с темными всклокоченными, давно не стриженными волосами.

- У вас неприятности?

- Нет, все в порядке. Мы уже все уладили, - произнес он и отступил назад. Его лошадь все еще стояла между ним и костром. - Вы выглядите как путешественники, - миролюбиво продолжил он беседу. - Я тоже когда-то путешествовал, ехал из Теннесси в Техас. - Он жестом указал на своих компаньонов. - Они настоящие техасцы.

Мужчина присел на корточки у костра, и я передал ему кружку кофе. Остальные тоже спешились. Большинство людей обходились одним револьвером. Сколько их было у нашего гостя, я так и не смог сосчитать. Два в кобуре, еще один за поясом, маленький в кармане куртки, остальные просто не бросались в глаза.

Для того чтобы зарядить оружие, требовалось время, поэтому те, кому приходилось часто пользоваться оружием, брали с собой не один револьвер, а несколько. Один преступник из Миссури однажды при налете использовал не меньше шести шестизарядников. Его помощники помогали ему перезаряжать их.

Когда Тинкер подошел поближе к огню, они увидели остальные его ножи.

- У тебя нет револьверов?

- Я действую ножом гораздо быстрее, прежде чем кто-нибудь успевает выстрелить.

Самый молодой из них рассмеялся.

- Это потому, что тебе еще не попадался настоящий противник. Здесь Каллен, а он одинаково хорошо владеет и револьвером и ножом.

Тинкер глянул на высокого мужчину.

- Это ты Каллен Бейкер?

- Да, я. - Он указал на молчаливого парня позади себя: - Боб Ли, а тот - Билл Лонгли.

- Я Тинкер, со мной Орландо Сэкетт.

- У тебя темная кожа, как у индейцев, - сказал Каллен Тинкеру, - но ты не похож на них.

- Я цыган, - сказал Тинкер, чем привел меня в полное замешательство. Мне приходилось слышать о цыганах, но дел с ними никогда не имел. О цыганах говорили, что они хитры, ловки и знакомы со всяческими премудростями. Тинкер полностью соответствовал этому определению.

Каллен Бейкер и его друзья были голодны и к тому же настолько устали, что едва не заснули за едой.

- Хотите спать - располагайтесь, - предложил я. - Мы с Тинкером присмотрим, чтобы ничего не случилось.

- Вы навлекаете на себя неприятности, связываясь с нами, - предупредил Боб Ли. - Мы выступили против закона, этих политических проходимцев, и теперь полиция губернатора Дэвиса преследует нас.

- Мы изгнанники, - добавил Бейкер.

- Сколько я себя помню, мой народ всегда считался изгоем, - заметил Тинкер.

- Насколько мне известно, Сэкетты никогда не преступали закон, но никто из нас никогда не отказывал человеку в пристанище. Так что вы можете спокойно оставаться с нами.

Они расседлали лошадей. Избегая яркого света костра, двое из них отправились спать в густые заросли. Только Каллен сидел с нами, допивая кофе.

- Почему вы решили отправиться на Запад? - спросил он.

Его вопрос повис в воздухе, а я вспомнил свою историю.

Охоту к перемене мест впервые пробудил во мне один проповедник. Он с таким усердием призывал прихожан обратиться к Богу, что я стал сомневаться в правдивости его слов. Мне казалось, что если Бог действительно любит людей, то не должен заставлять их проводить всю жизнь в бесконечной суете. Если человек не готов прийти к Богу, значит, и Бог не готов принять его. Но все это очень лично, - каждый должен сам во всем разобраться, без посредников.

Проповедник очень любил порассуждать о грехе Содома и Гоморры. Я слушал его с большим вниманием, и мне казалось, что он лучше осведомлен о грехах человеческих в далеких мифических местах, чем в Ричмонде или Атланте. Трудно сказать почему, но вдруг наш проповедник ополчился на переселенцев.

"Бог призывает нас жить на своей земле, обрабатывать ее и ходить в церковь по воскресеньям, - вещал он. - Оставляя места свои, вы встаете на неправедный путь".

Он так много говорил о грехе путешествия, что вызвал наконец у меня желание во всем разобраться. Человек должен иметь достаточно опыта, чтобы сделать свой выбор, и мой отец всегда учил меня обдумывать хотя бы два варианта решения проблемы. Проповедник утверждал, что лишь малая часть вернувшихся из странствий в горы смогли вести праведный образ жизни. Остальные же слишком много пьют, дерутся, убивают друг друга, ни во что не ставя жизнь человека. И не домогаются жены соседа только потому, что у того есть оружие и он может употребить его в любой момент.

С особым пылом священник обличал женщин, использующих косметику, хотя мне казалось, что немного румян или черного карандаша вовсе не помешает, чтобы прибавить прелести хорошенькому женскому личику. Он утверждал, что грехи рядятся в шелка, атлас, другие дорогие ткани. "Шелк и атлас способны вскружить голову человеку, привыкшему только к домотканой одежде и миткалю", - гремел проповедник, и мне ужасно захотелось убедиться в этом. Это было последней каплей, переполнившей чашу моего терпения. Мне стало необходимо отправиться путешествовать.

Бейкер сидел, обхватив руками кружку с кофе, думая о чем-то своем. Я попросил его рассказать об искусстве стрельбы, о котором говорили его спутники.

- Учись, пока я жив, на моем примере, - весело сказал Бейкер. - Беда всегда приходит неожиданно. Недаром говорят, что ее надо встречать во всеоружии. Мистер Сэм Кольт изобрел свой знаменитый револьвер и сделал всем Нам огромное одолжение.

Самый лучший способ - просто навести оружие и стрелять. Не нужно целиться. Наводи на цель свое оружие, как если бы ты просто указывал на нее пальцем. Тебе нужна хорошая подготовка. Я сам тренировался восемь или девять месяцев, прежде чем научился стрелять. Чем меньше ты стрелял раньше, тем лучше. Тогда тебе быстро удастся преодолеть привычку целиться. Ты должен понять основное: действуй, будто указываешь пальцем. Тебе, вероятно, приходилось слышать, как какая-нибудь хрупкая женщина в припадке безумия хватала револьвер, который никогда раньше не держала в руках, и начинала стрелять, убивая обидчика наповал.

Бейкер засунул руку за пазуху и вытащил револьвер.

- Я забрал его у одного человека, который досаждал мне. Тебе на Западе пригодится. Дарю. Это "уэлч-нэви" тридцать шестого калибра. Револьвер делает сразу двенадцать выстрелов.

- Двенадцать? А выглядит как шестизарядный.

- У него приблизительно такой же вес. Видишь? Два спусковых крючка, два курка. Оружие отличное, но для меня слишком сложное. Бери.

Ошеломленный таким царским подарком, я молча разглядывал этот маленький шедевр человеческой мысли. Револьвер был примерно двенадцати дюймов в длину, весом около двух фунтов, с рукояткой из орехового дерева. И хотя сделали его в 1859 году, выглядел он как новый.

- Спасибо, мне как раз нужно оружие.

- Больше тренируйся. Старайся не целиться. Просто наводи и стреляй. Он поставил кружку и поднялся. - И еще кое-что. - Каллен сурово посмотрел на меня своими зелеными глазами. - Если носишь с собой револьвер, то будь готов использовать его. Когда человек достает оружие, никому не придет в голову, что он хочет его просто показать.

Наступил рассвет. Парни оседлали лошадей и умчались, а Тинкер и я отправились своей дорогой. По пути я упорно упражнялся в стрельбе, памятуя, что человек никогда не может предугадать, что с ним случится.

А в это время где-то позади нас ехали трое Курбишоу, которые хотели меня убить.

Глава 3

Прошло уже шесть месяцев с тех пор, как мы покинули сосновый лес в Теннесси.

Мне казалось, что мы никогда не оставляли свои места. Здесь, в Техасе, на рыжих глинистых холмах тоже росли сосны и повсюду, куда ни кинешь взгляд, цвели розы.

Расположившись среди деревьев, мы расстелили куртки, и Тинкер принялся чинить сломанный револьвер, который я недавно выменял. Какой-то пожилой человек остановился, наблюдая за нами.

- Какой оружейный мастер появился в наших краях, - сказал он. - Этот человек умеет жить.

- Тинкер может починить что угодно. Даже часы или что-то посложнее.

- В Блонт-Хаус есть отличные старинные часы, но давно сломались...

Тинкер налил в чашку кофе и передал гостю через костер. Старик, присев на корточки, стал рассказывать:

- Сан-Августин 1717 году основали испанцы. Они выполнили свою миссию. Спустя пятьдесят или шестьдесят лет французы захватили его и построили форт. Уверен, Сан-Августин - самый красивый город из всех, которые вы когда-либо видели. Тридцать лет назад только Блонт и Картрайт соперничали с ним. Здесь находился университет, в котором мы учились, пока не началась война между Штатами. Он внимательно оглядел нас, пытаясь сообразить, кто мы такие, потом сказал: - На вашем месте я был бы поосторожней, друзья. За вами, кажется, погоня.

- Трое высоких мужчин, похожих друг на друга?

- Да, они вчера проехали через город. Очень ловкие и опасные люди, от таких жди неприятностей.

- Это его родственнички, - объяснил Тинкер, - и они собираются убить его.

- Нет ничего хуже, чем вражда между родней. - Старик допил кофе и встал. - Я посторонний человек, не знаю, что вам посоветовать. Ясно одно: нужно быть осторожными.

Тинкер оглядел меня.

- Оружие с тобой?

Распахнув куртку, я показал ему "уэлч-нэви".

- Я не очень силен в стрельбе, но если понадобится - справлюсь.

Сан-Августин находился далеко на юге, и я не имел ни малейшего понятия, как до него добраться, но Тинкер хотел, чтобы мы отправились туда.

- Самые большие ранчо располагаются на юге, - настаивал он, - вдоль побережья Галф. Некоторые из них отправляют скот на Запад, где много сочной травы, или в Канзас.

Итак, теперь нам надо ехать на юг, а следом за нами едут Курбишоу, как будто заранее знают, куда мы направимся.

- Не думай, сынок, что тебе удастся убежать от неприятностей, - сказал старик. - Самое лучшее - отыскать их и покончить с ними.

- Они все же моя родня, я никогда не нападал на них. Если же им так хочется неприятностей, то они их получат.

Старик закинул в рот жевательный табак, внимательно посмотрел на плитку, от которой только что отломил кусок, и произнес:

- Тебе придется это сделать. Парни опасны. Они предлагают сотню долларов за твою голову. Ты нужен им мертвый.

Сумма намного превышала годовой доход ковбоя, таких денег хватит, чтобы нанять каких-нибудь негодяев в Техасе и направить по моим следам. Этим Курбишоу явно не хватало родственных чувств. Ну что же, если они так хотят поймать меня, то им придется сжечь лес и просеять пепел, прежде чем найти меня.

Сан-Августин - красивое место, но разве там разбогатеешь? Да и моя кобыла на сносях. Через несколько недель родит жеребеночка. Что нам делать на Юге? Так я думал, сворачивая пожитки. Вдруг Тинкер, чинивший револьвер, спросил:

- Галф недалеко отсюда?

- К югу, вниз по реке.

Отложив револьвер, цыган занялся упряжью, а я отправился за кобылой, и только повернулся, как услышал слова Тинкера:

- Это уединенное место, где человек может укрыться... Большое имение... Хозяин - моряк...

Старик сплюнул и спросил:

- Ты размышляешь или спрашиваешь?

- Если уж зашел разговор, - улыбнулся Тинкер, - то спрашиваю.

Старик указал путь кивком головы.

- Вот дорога. Она ведет к Декроу. Тринадцать или четырнадцать миль отсюда.

Мы забрали кобылу и повозку, на которой теперь красовалась реклама наших товаров: ножи, пилы и тому подобное - словом, все, что мы везли.

Мы шли рядом. Оба в черных шляпах с лихо загнутыми полями. Тинкер - в черной домотканой одежде, с золотыми сережками в ушах, а я - в красной рубашке, куртке из оленьей кожи и черных штанах, заправленных в сапоги. Он со своими ножами, я - с револьвером. Вместе мы представляли весьма колоритную пару.

Позади осталось почти десять миль, когда навстречу нам попалась юная всадница. Мы подошли к ней, вернее, она подъехала к нам. Ей было около четырнадцати, и держалась она вызывающе. Каштановые волосы до плеч и веснушки, рассыпанные по носу и щекам, очень украшали ее миленькую мордашку. Но, как я уже сказал, девица оказалась слишком дерзкой.

Она посмотрела на Тинкера, потом на повозку и наконец взглянула на меня. Ее глаза задержались на мне какое-то время и, по-моему, не увидели ничего особенного.

- Я Марша Декроу, - сказала она. - У нас есть часы, которые нужно починить.

Она произнесла все с таким видом, словно ожидала, что ее имя прозвучит над нашими головами как грохот барабанов, хотя ни о каких Декроу я до сегодняшнего утра и не слышал. Но даже если бы слышал о них раньше, то едва ли обратил на это внимание. Однако когда мы подошли к дому, я подумал: если деньги придают значимость человеку, то такой дом - зримое воплощение благосостояния.

Передо мной возвышался самый большой дом, который мне когда-либо приходилось видеть. Располагался он в стороне от дороги, в окружении старых могучих дубов и вязов. Зеленая лужайка перед ним занимала пять или шесть акров. К дому вела извилистая тенистая аллея, по обеим сторонам которой располагались фруктовые сады, поля и пастбища. Каретный сарай раза в два превосходил здание нашей школы в Клинче.

- Ты мастер? - спросила она.

- Нет, мэм, - ответил я. - Меня зовут Орландо Сэкетт. Я направляюсь в западные земли.

- Да? - Она сморщила нос. - Значит, ты бродяга?

- Да, мэм. Люди иногда путешествуют.

- Перекати-поле не обрастает мхом, - отрезала она, задрав нос.

- Мох густо растет только на мертвых деревьях, - парировал я, - и если вам так нравится повторять чужие мысли, то, может быть, вспомните, что пчела-путешественница добывает мед.

- Путешественники фу-ты ну-ты! - фыркнула она.

- Ваш дом выглядит как старинный замок, - польстил я. - Должно быть, он самый красивый в округе.

- Да, - гордо ответила она. - Наше имение одним из первых возникло в этих местах. Декроу, - добавила она, - выходцы из Вирджинии!

- Путешественники? - спросил я с долей ехидства.

Она гневно сверкнула глазами и не удостоила меня ответом.

- Вход для слуг - с другой стороны, - указала она Тинкеру.

- Вы не за тех нас принимаете, - обиделся я, опередив приятеля. - Мы не слуги, и не собираемся входить в дом с той стороны. Только через переднюю дверь, или ваши часы никто не станет чинить.

Тинкер странно посмотрел на меня, но не возразил Он совсем ничего не сказал. Просто ждал развития событий.

- Я обращаюсь к Тинкеру, - холодно заявила она. - А ты что умеешь делать? Скорее всего, ничего.

Один из слуг подошел к ней, чтобы поддержать стремя, и она спрыгнула с седла.

- Мистер Тинкер, - ласково сказала она, - угодно ли вам пойти со мной? - Затем, не глядя в мою сторону, добавила: - Ты можешь подождать, если хочешь.

Увидев этот грандиозный дом, я заставил себя рассуждать разумно. Ну кто ты есть? Деревенский мужлан в потрепанной куртке из оленьей кожи, домотканых штанах, покрытых пылью множества дорог, и в стоптанных сапогах. Какое ты имел право даже говорить с такой фифой, как эта Марша? Придя к такому выводу, я уселся на валун около дороги, посыпанной гравием, и посмотрел на свою кобылу.

- Поторопись, - сказал я, - и роди жеребенка. Мы им покажем.

Услышав шаги, я поднял голову и увидел высокого мужчину, худощавого, но крепкого и сильного, который шел по дороге прямо ко мне. На загорелом лице резко выделялись седые усы, что делало его похожим на испанца. Никогда раньше мне не приходилось видеть таких живых черных глаз, как у него. Они мешали мне догадаться, сколько ему лет.

Заметив меня, человек нахмурился и остановился, как будто что-то во мне его насторожило.

- Ты ждешь кого-нибудь? - В его голосе звенел металл, как у офицеров.

- Я путешествую с Тинкером, - промямлил я. - Он пришел починить часы. Марша Декроу, она живет здесь, хотела, чтобы я вошел в дом через вход для слуг. Будь я проклят, если сделаю хоть шаг.

Тень улыбки скользнула по его губам, хотя линия рта оставалась жесткой. Он вытащил длинную черную сигару, отрезал конец и сунул ее меж зубов.

- Я Джонас Локлир, дядя Марши. Разделяю твои чувства.

И я назвал ему свое имя, а потом сам, не зная почему, рассказал и о кобыле, и о жеребенке, которого она носит, и немного о своих планах.

- Орландо Сэкетт... Твое имя мне кажется знакомым. - Он задумчиво посмотрел на меня. - Я знал Сэкетта, который женился на девушке из семьи Курбишоу, родом из Каролины...

- Это мой отец, - ответил я.

- Да? А где же он сейчас?

Я поведал ему о том, как моя мать умерла, а отец ушел, оставив меня у Вилли Кэфри, и что с тех пор ничего не слышал о нем.

- Не верю, что он погиб, - заключил я, - или что Курбишоу убили его. Мне кажется, с таким человеком нелегко расправиться.

На лице Джонаса Локлира появилась кривая улыбка.

- Я должен сказать, что ты верно рассуждаешь. Фэлкона Сэкетта на самом деле нелегко убить.

- Вы точно знали его?

Удивлению моему не было конца, но потом до меня кое-что дошло, и я сразу перестал удивляться. Это же плантация Декроу. То самое место, о котором расспрашивал Тинкер! В конце концов он интересовался моряком.

- Я знал его хорошо. - Локлир вытащил сигару изо рта. - Когда-то мы были партнерами, если можно так сказать. - Он направился к двери. - Входите, мистер Сэкетт. Пожалуйста, входите.

- Меня здесь не ждут, - жестко ответил я.

Увидев, как изменилось выражение его лица, я понял, что передо мной человек вспыльчивого темперамента.

- Вы мой гость, - резко сказал он. - И я говорю, что рад вас видеть. Пожалуйста, входите!

Первой, кто попался мне на глаза, как только мы вошли в дом, была Марша Декроу.

- Дядя Джонас, этот мальчик вместе с Тинкером...

- Марша, мистер Сэкетт - мой гость. Не будешь ли ты так любезна сказать Питеру, что он останется с нами обедать? И Тинкер тоже.

Она собиралась что-то возразить, но дядя Джонас не дал ей произнести ни слова.

- Питеру нужно сказать сейчас, Марша.

Всякий, кто когда-либо слышал голос мистера Локлира, не сомневался, что он принадлежал человеку, который привык отдавать приказания и ожидать повиновения.

- Да, дядя.

Чопорно выпрямив спину, девушка послушно пошла Прочь, но негодование сквозило в каждом движении ее хрупкой фигурки. Я едва сдержал улыбку. Мое лицо осталось серьезным.

Локлир знаком предложил мне следовать за ним и повел внутрь дома. В тот момент, когда мы проходили через высокие двери, я подумал, что вошел в дом человека, совершенно не похожего на тех людей, которых я когда-либо встречал.

В маленьком холле, сразу же за дверью, на стене висел странный щит из толстых шкур и двух скрещенных стрел.

- Это щит зулусов из Южной Африки, - объяснил хозяин дома.

Огромная светлая, с высокими потолками комната, в которой мы оказались, была забита книгами. На столе стояла каменная голова, отлично изваянная и отполированная. Локлир заметил мой интерес и сказал:

- Это античная вещь из Ливии. Красиво, не правда ли?

- Да. Мне бы хотелось, чтобы Тинкер увидел это.

- Он любитель красивых вещей?

- Я подумал о мастерстве того, кто сотворил такую вещь. Тинкер своими руками может сделать все что угодно. Видели бы вы его ножи! Мы оба брились ими.

- Хорошая сталь. - Локлир потушил сигару. - Этот твой мастер, откуда он родом?

- Мы вместе жили в горах. Он мастерил разные вещи и торговал.

Умывшись в ванной, я взял щетку, стряхнул пыль с одежды и вернулся в библиотеку. Мистер Локлир сидел, держа в руках морскую карту. При моем появлении он положил ее, и она свернулась в трубочку, так что я ничего не мог увидеть.

Взяв из буфета бутылку, он налил два бокала вина. Один передал мне.

- Мадера, рекомендую. Вино, на котором выросла эта страна. Вашингтон пил мадеру и Джеферсон тоже. Каждый корабль из Африки, по приказу плантаторов, вместе с рабами вез и бочонки с вином.

Потом, когда мы сидели и пили, он спросил:

- Каковы ваши планы, мистер Сэкетт? Вы сказали, что направляетесь на Запад?

- В Калифорнию или еще куда-нибудь...

- Калифорния - прекрасное место. Однажды я хотел провести там время, но странные вещи случаются иногда с человеком, на самом деле странные. - Он кинул на меня пронзительный взгляд. - Итак, вы сын Фэлкона Сэкетта. Не так высок, как он, плечи - любой атлет позавидует. - Он снова отпил вина. - Отец когда-нибудь говорил с вами обо мне?

- Нет, сэр. Мой отец очень редко говорил о себе или о своих делах. Думаю, даже с моей матерью...

- Мудрый, очень мудрый человек. Кто не прожил такую жизнь, не сможет понять его. Твой отец не был покорным, умел противостоять обстоятельствам, и роскошь, располагающая к лени, не соблазнила его. - Джонас закурил еще одну сигару. - Тогда, значит, вам ничего неизвестно о Мексиканской войне? И о человеке, которому он помог скрыться в дюнах Падре-Айлэнда?

- Нет.

- А когда он ушел, оставил ли что-нибудь вам? Я имею в виду, вам лично?

- Ничего. Он сжал мне плечо и дал несколько советов. Боюсь, что след от его руки держался на теле дольше, чем его советы в моей голове.

Локлир улыбнулся, и вдруг где-то в доме тихо прозвенел колокольчик.

- Идемте, мистер Сэкетт, нас приглашают к обеду. - Он поднялся. Считаю своим долгом заранее просить вас не обращать внимание на кажущееся или умышленное пренебрежение. Видите ли, - он помолчал, - вы в моем доме. И плантация моя. Все здесь принадлежит мне, но я долго отсутствовал, а когда вернулся, здоровье оказалось подорвано. Я положился на моего зятя, Франклина Декроу, а он попытался прибрать все к рукам. Он вовсе не обрадовался тому, что я вернулся. - Допив вино, Джонас Локлир поставил бокал. - Мистер Сэкетт, не бойтесь человека с ружьем или шпагой, но остерегайтесь ростовщиков. Они растопчут, уничтожат любого.

Мы остановились перед дверью в столовую. В эту минуту я готов был сквозь землю провалиться или удрать куда-нибудь подальше. Никогда прежде мне не доводилось обедать в такой роскоши. По правде говоря, мама кое-что рассказывала. Но я не мог представить, как красив длинный стол под белоснежной скатертью, убранный столовым серебром и дорогим стеклом. В душе я даже упрекнул мою мать за то, что она не научила меня есть должным образом.

- А Тинкер будет с нами, сэр?

- Не волнуйтесь, он сейчас придет.

В белом платье, похожая на юную принцессу, Марша легко и изящно впорхнула в столовую. Ее волосы были тщательно расчесаны и перевиты лентой, и я могу поклясться, что никогда раньше не видел более красивой и нежной девушки.

Она резко отвернулась от меня, высоко подняв подбородок. Но это не шло в сравнение с той гримасой отвращения, которая появилась на лице ее отца, когда, смерив меня снизу вверх, он разглядывал мою видавшую виды простую одежду.

Небольшого роста, широкоплечий, с тонким носом, мистер Декроу отличался болезненной аккуратностью и чрезвычайной требовательностью к одежде. Злое выражение глаз и жесткая линия рта свидетельствовали о дурном характере, а я понял, что этого человека следует остерегаться.

- Право, Джонас, - сказал он, - мы все привыкли к твоему образу жизни, твоим странствиям, но нельзя же переходить определенные рамки, хотя бы в присутствии твоих сестер и племянницы.

Джонас не обратил на него внимания, просто чуть повернулся ко мне и представил:

- Орландо Сэкетт, мой зять Франклин Декроу. Когда он собирается уничтожить кого-то, то делает это росчерком красных чернил и простым пером, а не шпагой.

Две женщины вошли в комнату, прежде чем Декроу смог ответить. Они были привлекательны и изысканно одеты.

- Мистер Сэкетт, моя сестра Лили Энн Декроу...

- Мое почтение, - сказал я, поклонившись.

Она выглядела удивленной, но все же протянула руку. Это была стройная, грациозная женщина, не старше тридцати лет, с приятным, но довольно грустным лицом.

- И моя вторая сестра Вирджиния Локлир.

Смуглой, яркой брюнетке, наверное, еще не стукнуло двадцати пяти. Ее точеная фигура не нуждалась в корсете, и она отлично это понимала. У нее были тонко очерченные, в меру полные губы, темные глаза и живой умный взгляд. Решительностью характера она напоминала брата.

- Мистер Сэкетт, - обратилась она ко мне, - не согласитесь ли вы сопроводить меня к столу?

Джин, как все называли ее, умела дать почувствовать мужчине его значимость. Было ли это следствием воспитания, которое она получила, или природным свойством души, не знаю. Да и какое это имело значение! Но когда она взяла меня под руку и я повел ее к столу, то испытал истинное счастье.

Затем в дверях появился слуга-негр.

- Мистер Космо Ленгро! - объявил он, и будь я проклят, если перед собравшимися предстал не Тинкер.

Но узнать его я не мог - так разительно отличался чело век, вошедший в столовую от того Тинкера, к которому я привык. На нем был отлично сшитый, тщательно отглаженный (он заплатил за это слуге) черный костюм и белая гофрированная рубашка с черным галстуком, волосы тщательно причесаны, а усы аккуратно подстрижены. Он выглядел франтом и, я бы сказал, этаким романтичным героем.

Я видел реакцию Джонаса Локлира на эту метаморфозу, когда он повернулся и узнал Тинкера. Он застыл, будто пронзенный стрелой, и стоял неподвижно, плотно сжав губы. В какой-то момент мне показалось, что он готов выругаться. Тинкер тоже не сводил глаз с Джонаса. И я знал, когда он так смотрит, то может достать стальной клинок и убить любого, кто стоит перед ним.

Тинкер слегка поклонился.

- Прошло столько лет, капитан!

Вирджиния Локлир бросила быстрый, удивленный взгляд на брата, а лицо Франклина Декроу приняло напряженное выражение. Все они были поражены, но не более меня.

В первый раз я услышал имя Тинкера, если, конечно, оно было его настоящим именем. И мне даже в голову не могло прийти, что у него в сумке лежит черный костюм или что он будет выглядеть таким модником.

Не поворачивая головы, Джонас обратился ко мне:

- Вы тоже принимали в этом участие? Вы знали о том, что он знаком со мной? - В его голосе звучала враждебность, если не сказать больше.

- Я никогда раньше не слышал ни его настоящего имени, ни о тех, кто знал его за пределами гор.

Пока мы садились за стол, я снова обратил внимание на свой вид. Декроу прав, моя охотничья оленья куртка совсем не к месту за таким столом. И тогда я поклялся, что никогда больше не попаду впросак в подобной ситуации.

Меня не особо трогали усмешки Марши, но и ее презрительные взгляды в мою сторону, но Вирджиния тоже все видела и решила сгладить обстановку.

- Называйте меня Джин, - предложила она. - Вирджиния - слишком длинно и чопорно. Мне не подходит, Джонас зовет меня Джин, и мне так больше нравится.

За столом шел разговор о вещах, в которых я ничего не смыслил, к тому же чаще всего беседа велась на иностранном языке, возможно, когда это касалось меня. Я никогда много не болтал в компании, потому что слишком мало знал. И теперь сидел и молча слушал.

Но Джин Локлир повернулась ко мне и стала расспрашивать о жизни в горах, нашей хижине, где я так долго спасался один. И я рассказывал ей о лесах, охоте, о том, как расставить капканы, о ловушках, которые мастерят индейцы.

- Ты помнишь своего отца? - вдруг спросила она. - Расскажи мне о нем.

И тут мне стало стыдно, что я так мало знаю о своем отце.

- Он был высоким мужчиной, - начал я, - на четыре дюйма выше меня, и очень сильным...

Она недоверчиво посмотрела на меня.

- Я и не предполагала, что ты такой высокий.

- Я просто широк в плечах, - сказал я. - И руки у меня не очень длинные. Поэтому кажусь ниже, чем на самом деле. Отец, - продолжал я, владел любым оружием, хорошо знал лошадей, отлично управлялся с топором и другим плотницким инструментом. Я любил его за веселый нрав и доброту...

- Должно быть, он интересный человек, - задумчиво сказала она. - Была бы рада познакомиться с ним.

Ее слова не вызвали во мне ревности. Я вовсе не считал себя каким-то особенным и не мог надеяться, что такая красивая женщина, к тому же старше меня, заинтересуется мною. Во мне, неотесанной деревенщине, не было ничего, что привлекло бы ее.

Неожиданно я почувствовал, что обстановка за столом становится все напряженней. Сначала подумал, что столкнулись между собой Тинкер и Джонас. Но забыл о Франклине Декроу!

После обеда все слуги внезапно удалились. Потом куда-то исчез Декроу, и мистер Локлир пригласил меня и Тинкера в свою комнату.

- Хорошо, Ленгро, - постукивая пальцами по столу, произнес Локлир, - ты пришел сюда, и вовсе не случайно... Так что тебя привело?

- Золото, - просто ответил Тинкер. - Все дело в золоте, мы ждали слишком долго.

- Мы?

- В прежние времена, между нами не сложилось дружеских отношений, спокойно продолжил Тинкер, - но, надеюсь, все это в прошлом. Золото на месте, и мы знаем, где оно. Полагаю, нам следует отбросить старые обиды и объединить усилия.

Джонас указал на меня.

- Что он знает?

- Думаю, почти ничего. Его отец знал все. Он единственный, кто остался в живых.

- А Сэкетт действительно жив?

- Может, у вас больше информации по этому поводу? - осторожно спросил Тинкер.

- Ты хочешь сказать, что я убил его? Нет, я не убивал... Не мог убить его...

- Не понимаю, о чем вы говорите, - насторожился я. - Но уверен, что мой отец жив. Возможно, он где-нибудь скрывается...

- Ты говорил, он обещал вернуться, - сказал Тинкер. - Думаешь, есть серьезные причины, из-за которых он не появляется?

В этот момент я решил, что совсем не знаю своего отца. Суровый, опасный человек по общим отзывам, и вместе с тем любящий отец и нежный муж. Я никогда не слышал, чтобы в гневе он повысил голос дома, не видел никаких проявлений грубости с его стороны.

- Если сможет, - твердо сказал я, - он вернется.

- Тогда он мертв, - холодно заметил Тинкер.

- Или опасается возвращаться, - сухо вставил Джонас, - как и я четыре года назад.

Была уже глубокая ночь, а мы все говорили. Многое из того, что я не понимал раньше, становилось ясным. Теперь я знал, почему Тинкер появился у нас в горах и откуда он родом, понял, что он никогда не собирался идти на Запад дальше Техаса. Однако кое-что еще, о чем волновались и Тинкер и Джонас, оставалось тайной. Война с Мексикой закончилась двадцать лет назад, но именно тогда все и началось.

Капитан Джонас Локлир вел корабль с продовольствием и боеприпасами для армии генерала Закари Тейлора из Нью-Йорка до устья Рио-Гранде. Там груз ожидал речной пароход, который должен был переправить его вверх по реке на расстояние около двухсот миль до Камарго. Тинкер был боцманом на корабле Локлира.

Капитан Джонас держал в строгости команду. Она уважала его, но не любила, и Тинкер не был исключением.

Миновав пролив Святого Джеймса, корабль взял курс на юг к Боса-дель-Рио и к ночи стал на якорь в устье Рио-Гранде.

Команда, за исключением капитана и Тинкера, крепко спала, когда произошли события, оказавшие столь важное влияние на всю их дальнейшую жизнь.

Прежде чем отправиться на покой, Тинкер еще раз обходил корабль, проверяя все Ли на месте.

Капитан медленно прогуливался по палубе, наслаждаясь прохладой ночи после дневной жары. Только музыка, иногда доносившаяся с берега, из поселка контрабандистов на мексиканской стороне реки, нарушала тишину.

Выстрелы они услышали оба. Первый прогремел со стороны берега, который лишь темной полоской виделся вдали. Затем последовали еще. Вспышку одного из них они отчетливо увидели в море, в полумиле от корабля. Стрельба сопровождалась криками, угрозами, звуками борьбы. Затем все стихло, и стали слышны плеск волн и скрип весел приближающейся лодки.

В лодке оказались солдаты и офицер, который обратился к капитану по-испански. Но тогда Джонас не владел этим языком, хотя позже, находясь в тюрьме, где у него было достаточно времени, хорошо его выучил. Переговоры пришлось вести Тинкеру, который немного говорил по-испански.

Прибывшие искали сбежавшего преступника, перебежчика.

Не получив никакой интересной для себя информации, офицер дал команду возвращаться, а когда лодка начала разворачиваться, - крикнул:

- Вы получите награду в пятьсот песо, за живого!

- Кто бы это ни был, - заметил Тинкер, - он очень им нужен, раз они платят так много. И нужен живым. Беглец знает что-то важное, капитан.

- Он знает, - раздался голос из моря.

За тем они увидели, как некто уцепился за якорную цепь, подтянулся и перевалился на палубу.

- Это я, джентльмены, - спокойно сказал высокий мужчина атлетического сложения, обнаженный по пояс. - Я знаю достаточно, чтобы сделать нас всех богатыми.

Беглец стоял на палубе, возле его ног расплывались лужи, а он говорил и был уверен, что привлечет к себе внимание. К своим доводам приложил еще один самый убедительный аргумент - золотую испанскую монету, совсем новую.

К тому времени трое мужчин уже сидели в каюте капитана и пили кофе. Незнакомец бросил монету на стол и указательным пальцем пододвинул ее к хозяевам.

- Взгляните, неплохая вещица, но там, откуда она взялась, миллион таких. Не миллион долларов - миллион монет, каждая из которых стоит много долларов.

Итак, там на бриге, в капитанской каюте за столом сидели Джонас Локлир, Тинкер и Фэлкон Сэкетт, который несколько лет спустя станет моим отцом. Старшим из них был Джонас, ему уже исполнилось двадцать пять лет. Встреча эта круто изменила их жизнь.

Более тридцати лет назад два корабля Джина Лафита, пирата и работорговца, нагруженные сокровищами, шли в северном направлении вдоль побережья Галф. Страшный шторм разметал их в стороны. Лафит считал, что пропавший корабль пристал к Падре-Айлэнд, длинному, узкому острову, который тянется на много миль от побережья Галф до Техаса. Но он ошибся. Корабль прибило к берегу на шестьдесят миль южнее Падре, поэтому след его затерялся.

Только пять моряков из всей команды выбрались на сушу. Один из них умер через несколько часов от ран, полученных во время крушения, второго убили кочующие индейцы каранкава, когда он пытался спрятаться в чаще подальше от берега. Оставшиеся трое, когда добрались до селения, были едва живы. Голодные, измученные, пришедшие из неоткуда, они поспешили в таверну, где напились до бесчувствия, спустив все золото, сохранившееся в их карманах.

Проснулись они в тюрьме.

Комендант деревни оказался жадным и жестоким человеком, а трое пьяных матросов, выбросивших за одну ночь более трехсот долларов, - настоящая удача для него в таком месте и в такое время. По побережью ходили слухи о сокровищах с пропавших кораблей, и местным жителям ничего не стоило сделать вывод, что трое объявившихся у них моряков где-то наткнулись на богатый клад. Оставалось только любыми средствами убедить их показать, где спрятаны сокровища, За это и взялся комендант.

Правда, он не имел представления, с кем имеет дело. Трое же были пиратами, людьми выносливыми, привыкшими к нужде, лишениям, боли и жестокости. К тому же они умели смотреть на вещи реально и понимали, как только раскроют свою тайну, их тут же убьют. А они хотели жить и быть богатыми. И поэтому молчали. Моряки утверждали, что ничего не знают о пиратских сокровищах, а деньги выиграли в карты в Каллао, в Перу.

Будучи уверенным, что они случайно наткнулись на клад, комендант гнул свою линию. И никто даже не подозревал, что чужаки сами привезли золото к берегам Мексики.

Когда один из матросов умер под пыткой, комендант испугался, что не узнает истину, и изменил тактику. Он решил напоить своих пленников, рассчитывая, что под влиянием винных паров, у них развяжутся языки. Но он недооценил их способности и переоценил свои и своих голодных охранников.

В результате напился комендант, напились солдаты, а арестованные сбежали. А прежде чем удалиться, обчистили карманы всех присутствовавших, прихватили казну, свое собственное золото, которое они успели заранее припрятать, и, едва не загнав лошадей, покинули Мексику, благо граница находилась недалеко. Вот так, шлепая по Рио-Гранде, где вплавь, где вброд, двое счастливчиков, знающих, где хранятся несметные богатства и совершенно недоверяющих друг другу, прибыли в Техас.

Шел 1816 год. Беглецы украли лошадей и отправились дальше на северо-восток, в Луизиану.

Они оба намеревались вернуться как можно скорее - вместе или каждый сам по себе; но никто из них не представлял, как это устроить. Одно дело знать, где находятся сокровища, и совсем другое добраться туда и взять их. Найти желающих финансировать такое рискованное предприятие очень трудно. Кроме того, "крыша" имеет право контролировать их действия. И всегда возникает вопрос: кому можно доверять?

Денежные запасы их скоро иссякли. Пришлось искать работу. Они отправились к морю, вскоре нанялись на разные корабли и больше никогда не видели друг друга. Несметные сокровища продолжали лежать в трюме разрушающегося корабля рядом с диким, пустынным берегом, и о них знали не только два моряка, но и жители поселка и тот комендант, ослепленный страстью во что бы то ни стало добыть золото.

Потом наступил 1846 год. Генерал Закари Тейлор вторгся в северную Мексику и одержал победу, но его армия очень нуждалась в провианте. Пароходы, курсирующие по Рио-Гранде, перевозили продовольствие с якорной стоянки на корабли, которые ждали провиант на Боса-дель-Рио. Корабли плавали вдоль берега.

Капитаном одного из таких ожидающих кораблей был Фэлкон Сэкетт.

Война с Мексикой привлекла в эти места всякого рода авантюристов, преступников, бездельников, которые сразу же отправились к устью реки - в Матаморас, Бронсвилл, Багдад, и прибрежные деревни. Двое из таких бродяг преследовали одну цель: под прикрытием беспорядка и замешательства властей, вызванных войной, добраться до золота и исчезнуть вместе с ним.

Один был последним оставшимся в живых матросом с пиратского корабля, другой - сыном его попутчика. Первый, Дюваль, теперь уже старик, нашел дорогу в Боса-дель-Рио, где получил надежную работу кока на корабле Фэлкона Сэкетта. Он был крепким стариком и, к счастью для команды, отлично готовил.

Эрику Стоутену только исполнилось двадцать четыре года, но он уже считался бывалым моряком, несколько лет плавал на грузовых и торговых судах. Чтобы попасть в Мексику, он поступил на военную службу в кавалерию, в подразделение, которым командовал капитан Элам Курбишоу.

Отправив на юг экспедицию за продовольствием, капитан Курбишоу привел своих людей в деревню, где однажды много лет назад остановились матросы, уцелевшие после крушения корабля с сокровищами. В тот вечер, перед заходом солнца, рядовой Стоутен попросил разрешения поговорить с офицером.

Капитан Элам Курбишоу, высокий, хладнокровный и отчаянный человек, умел не только командовать на поле боя, но и всегда был готов выслушать предложение подчиненного. Он пригласил Стоутена к себе.

В течение часа коменданта деревни арестовали, в его доме произвели обыск и нашли старый рапорт допроса заключенных. Там же обнаружили и слиток золота, хранившийся в качестве улики, упомянутой в рапорте. Все всплыло наружу.

Прежний комендант давно умер. Его преемник продолжил поиски сокровищ, охватив побережье на многие мили. Но так ничего и не нашел.

Коменданта освободили, но когда он собрался уходить, Элам Курбишоу выстрелил в него. Он никогда не упускал случая убрать лишнего свидетеля или претендента.

Холодный, мелочный, Элам Курбишоу ужасно гордился своей семьей и ее происхождением, хотя в последнее время удача, сопутствующая ей столько лет, от нее отвернулась. Он и его два брата решили во что бы то ни стало вернуть семье былую славу и богатство. Для достижения цели они не гнушались никакими средствами.

Оставшись один в палатке, Курбишоу вытащил свой ларец и достал карту береговой линии. Военные действия происходили на территориях, удаленных от моря, и его карта побережья была не очень точной. Он долго изучал, пытаясь найти место, указанное рядовым кавалерии, и, наконец, пришел к выводу, что это лагуна Де-Баррил. Но как и Лафит тоже отнес место кораблекрушения слишком далеко на север.

В тот момент Курбишоу еще не знал, что его пуля прошла сквозь тело коменданта, ранив, но не убив его. Благодаря своей выносливости тот выжил.

В тишине кабинета Джонаса Локлира, слушал я, затаив дыхание, как разворачивалась эта драматическая история. Как же все-таки мало мне было известно о моем отце! А что знала о нем мать? Покинул родные горы, но сколько отсутствовал, чем занимался, почему вернулся - ответов на эти вопросы у меня не было. Теперь я узнал, что он отплыл из Чарльстона на паруснике и что какое-то время был офицером на речном пароходе в Мобиле, а затем на Рио-Гранде. Тейлор тогда так нуждался в морских офицерах.

Элам не имел возможности выяснить, где сокровища, рассказывал Джонас, его часть морем отправили к югу на Дженерал-Майлз. Как я понял, рядовой Стоутен частенько вспоминал, с каким хладнокровием Курбишоу застрелил коменданта, снова и снова убеждаясь в его жестокости. Уже жалел о том, что поделился тайной с командиром. Ради собственной безопасности решил сбежать. Но намеревался убить капитана, чтобы тот унес тайну в могилу.

Да и зачем ему нужен Курбишоу? Эрик отлично управлял кораблем, умел плавать, нырять, а боевых действий на воде не велось.

Ночью на подходе к Чапултереки, Стоутен взял нож и проник в палатку, где на кровати спал Курбишоу, замахнулся, чтобы нанести удар, как вдруг чей-то голос остановил его. Стотеун повернул голову и увидел двух совершенно одинаковых Курбишоу, которые пристально смотрели на него. Парень вскрикнул, выронил нож и хотел удрать, но его застрелили.

- Почему вы решили, что они не нашли золото? - спросил я Локлира.

- Они не знали, где искать. Таких лагун как Де-Баррил, а еще бухт и заливов вдоль того побережья множество. Но рядовой рассказал слишком много, упомянул и о старом пирате, который сбежал вместе с его отцом и, вероятно, сейчас находился на одном из пароходов, плавающих по Рио-Гранде. Курбишоу понимали, что им не удастся быстро найти золото, и они решили сделать так, чтобы никто другой не смог до него добраться. Убить старого Дюваля - вот задача, которая встала перед ними. Из-за этого твой отец ввязался в борьбу, и состоялось его первое столкновение с Курбишоу. Мне не известны подробности, но во время покушения на старого Дюваля Фэлкон Сэкетт прикрыл его и ранил одного из нападавших. Тогда Дюваль рассказал Фэлкону свою историю.

- После той памятной встречи на моем корабле, - продолжал капитан, - мы только и мечтали, как добудем сокровища, но ждали подходящего момента, чтобы проскользнуть на берег и осмотреться. А доставалось нам здорово. Река здесь была мелководной, и образовывала много песчаных отмелей, менявших положение после каждого сильного ветра. Дважды мы садились на мель, несколько раз подвергались обстрелу. Словом, подойти поближе к сокровищам мы никак не могли. Потом война кончилась. Зная о том, что на побережье спрятаны ценности, местные власти взяли его под охрану и подозревали каждого, кто пытался проникнуть в лабиринт островов. Твой отец, человек необычайно энергичный, с огромным самообладанием, решил отправиться на разведку в одиночку и действительно нашел место крушения. Забрав часть золота с собой, он ушел. И он пытался найти нас.

Тинкер усмехнулся.

- Что касается меня, то вряд ли я стал бы кого-нибудь искать, но это был Фэлкон Сэкетт, у него свои принципы и представления о чести и достоинстве.

Когда исчез мой отец, Тинкер и Джонас долго пытались напасть на его след, но никому из них это не удавалось, пока наконец Вилли Кэфри не начал тратить золото моего отца. Тогда Тинкер проследил путь испанских монет из Чарльстона в горы.

Курбишоу тоже охотились за золотом и решили убить меня как потенциального претендента на него.

Этим же вечером мы разработали план наших дальнейших действий. Джонас Локлир отправлялся на побережье Галф, где владел ранчо. Мы выезжали вместе с ним, а затем следовали в Мексику, чтобы купить скот и переправить его в Канзас на ранчо. В таком случае мы могли незаметно для посторонних сделать несколько поездок туда и обратно.

Джонасу и Тинкеру появляться в Мексике не стоило. Узнай их кто - все пропало. Поэтому покупать скот должен был я. Мне предстояло получить письменное разрешение властей на то, чтобы собрать стадо. Покончив с формальностями, я приобретал скот и гнал его на север, вдоль побережья. Джонас и Тинкер присоединялись ко мне в качестве ковбоев. Пригнав скот туда, где по нашим предположениям находятся сокровища, разбиваем лагерь и отыскиваем их.

План был предельно прост, и нам казалось, в нем нет недостатков. Перегон скота - отличное прикрытие! Мы надеялись, что никому не придет В голову подозревать скотовода в том, что он ищет золото. Маршрут тоже не мог вызвать возражений - на побережье росло много сочной травы, попадались и солоноватые озера.

- Ты уверен, - еще раз спросил меня Тинкер, - что твой отец не оставил тебе ничего, что помогло бы тебе найти корабль? Ни карты? Ни координат?

- Нет, ничего. Но даже, если карта и была, то он наверняка взял ее с собой.

Джонас поднялся.

- Мой шурин, возможно, спросит тебя... Ты нанялся работать ко мне на ранчо, и все.

- Итак, решено? - спросил Тинкер. - В Мексику?

- Ну как, Сэкетт?

- Согласен, - сказал я. - Мне никогда не приходилось видеть золота, но я представлял, как это выглядит. Думаю, счастливый случай свел нас. - Я пожал им руки. И добавил: - Хочется надеяться, что я хоть наполовину такой, каким был мой отец.

Глава 4

На закате дня мы добрались до ранчо. Мне никогда до этого не приходилось так долго ездить верхом и выполнять к тому же настоящую деревенскую работу, и я совсем вымотался.

На ранчо практически не было построек, если не считать пещеры в холме, которую Локлир сам выдолбил и укрепил толстыми бревнами, да рядом с ней землянки с узкими нарами.

Как только мы спешились возле землянки, дверь ее внезапно отворилась и оттуда вышел какой-то человек с ружьем через плечо.

Он был не выше меня, но выглядел мрачным и угрюмым. Весь его вид свидетельствовал о том, что перед нами настоящий бандит. Мне приходилось видеть нескольких ганфайтеров, и каждый из них носил ружье по-своему.

- Я Локлир. Владелец участка, - представился Джонас. - Кто вы?

Мужчина окинул его тяжелым взглядом, и тут появился второй. Первый повернулся к нему и сказал:

- Говорит, что он владелец этих мест. Давай быстренько объясним ему все?

- Наверное так лучше.

- Хорошо.

Он перевел взгляд с Локлира на Тинкера и отрезал:

- Вы больше здесь не хозяин, мистер Локлир. Мы нашли эту заброшенную землянку и вселились сюда. Земля - наша. Даем вам время до наступления темноты покинуть ранчо Граница его отсюда в десяти милях, отправляйтесь сейчас.

Странное чувство овладело мной при виде этого человека, я не мог избавиться от него и, не дожидаясь, что предпримет Джонас, решительно произнес:

- Вы слышали, что сказал капитан Локлир? Это ранчо действительно является собственностью и закрыто для незаконного вторжения. Вы даете нам срок до наступления темноты? Ну, а мы не собираемся давать вам столько времени. У вас есть две минуты, чтобы убраться отсюда. - Бродяга вскинул ружье. Должен признаться, сделал он это очень быстро. - Хорошо реагируешь, ответил я. - Но ты все еще собираешься стрелять. Учти, прежде чем ты убьешь меня, я успею начинить тебя свинцом и продырявить в нескольких местах, поверь мне. Теперь я буду действовать, как Каллен. Когда он учил меня, то говорил...

- Кто? Кто ты сказал?

- Каллен, - я был совершенно спокоен, - Каллен Бейкер. Итак, когда он учил меня стрелять, то говорил...

- Каллен Бейкер учил тебя стрелять? - мой противник осторожно огляделся. - Он что, приехал вместе с вами?

- Он останавливался с нами, - сказал я. - Он, Лонгли и Ли. Они объездили всю страну. Полиция губернатора Дэвиса разыскивает его. Он сказал мне: "Юг - это единственное надежное место. Мы отправляемся на юг".

Угрюмый мужчина посмотрел на меня, потом на Тинкера и забормотал:

- Я не знал, что вы водите дружбу с Калленом Бейкером, и не хочу иметь неприятности ни с ним, ни с кем-либо из его людей.

- У тебя есть шанс, - продолжал я гнуть свое, - Браунсвилл или Корпус-Кристи. Когда остальные прибудут сюда, я намереваюсь выпить с ними кофе. Каллену очень нравится свежесваренный черный кофе.

Когда бродяги убрались, Тинкер посмотрел на Джонаса и, кивнув в мою сторону, спросил:

- Видел ли ты что-нибудь подобное? Смотрит прямо в дуло ружья и велит им убираться!

- А что? - отреагировал я. - Каллен разве не останавливался с нами? И нет никаких сомнений, что ему понравился наш кофе.

До полуночи мы убирались и наводили порядок в землянке, а потом улеглись спать.

Восход солнца встретили, рыская по пастбищу. Казалось, тут была только одна трава и никакого скота. Но потом мы обнаружили нескольких коров и быков, голов двадцать пять или тридцать. Животные лежали, греясь в утренних лучах солнца, их никто не пас, не загонял в стойло. Не важно, возразите вы, все равно они собственность владельца. Но коровы и быки, гулявшие на воле, этого не знали, и их вовсе не заботили такие пустяки.

Рога у скота нечто важное. Если человек разбирается в скотоводстве, то прежде всего обратит внимание на рога. В период роста рогов, скот разбредался по прериям Техаса, становясь диким, и жил там сам по себе, не лучше и не хуже других животных. В найденном стаде было несколько быков, которые весили тысячу шестьсот фунтов, а то и больше, и когда они поднимали головы, становились выше наших лошадей. Они были готовы броситься на любого, кто их потревожит, и растерзать. Пешему возле них не стоило появляться. И поверьте, не ради бахвальства ковбои носили с собой шестизарядные револьверы. Порой только оружие спасало от нападения огромного разъяренного быка.

В прежние времена скот в Техасе стоил очень дешево - два доллара за голову. Но это было до тех пор, пока не начали перегонять стада из Шауни-Трейл в Канзас. Покупая животных по пять или шесть долларов за голову, перегонщик мог получить в Канзасе от восемнадцати до тридцати долларов. Если человек умел организовать дело, то перегон скота становился для него прибыльной денежной операцией.

- Тинкер, - сказал я, - если мы хотим разбогатеть в этих западных землях, то нам нужно собрать скот и отправиться в Канзас.

Он только хмуро посмотрел на меня. Мысли о сокровищах всецело поглотили его. Он думал только о золоте, сверкающих камнях, слоновой кости и тому подобном. Я не мог утверждать, что сокровища ничего не значили для меня, но я был практичным человеком, и для меня обычное мясо на копытах, особенно в жареном виде оставалось более существенным.

Мы приехали в маленькую деревню, и остановились возле мексиканской хижины. Рядом с ней - загон для скота и сад, окруженный изгородью. Когда спешились, я заметил дуло винтовки, направленное на нас из окна. Потом в дверях появился хозяин с револьвером за поясом. Высокого, крепкого мексиканца можно было бы назвать красивым, если бы не шрам на подбородке. Увидев Локлира, он расплылся в улыбке.

- Сеньор! Хуана, сеньор вернулся!

Винтовка мгновенно исчезла, и очень хорошенькая женщина подошла к двери, смущенно глядя на нас.

- Тинкер, Сэкетт, это Мигель, - сказал Локлир. - Мы с ним старые друзья.

Они обменялись рукопожатием. Потом Мигель протянул руку мне, пожимая ее, я взглянул ему в глаза и подумал, что будет хорошо, если Мигель поедет с нами. В нем чувствовалось мужество и уверенность в себе. Что-то подсказывало мне, если придет беда, этот человек не бросит нас. Что касается меня, то уверенности в себе мне пока не хватало. Каждый человек надеется, что сможет противостоять неприятностям, и все же никто ничего не знает наверняка пока что-нибудь не случится.

На речной переправе на нас напали бандиты, но со мной был Тинкер, и я легко преодолел опасность. Все произошло так быстро, что я даже не успел испугаться. А что, если бы я оказался один?

Джонас и Тинкер поразились моему самообладанию, когда мне удалось запугать бродяг, захвативших землянку, но я не строил никаких иллюзий на свой счет. Болтать легко, а что бы я стал делать, если бы он выстрелил? Смог бы я на самом деле отразить его нападение?

Моя неуверенность возрастала по мере того, как я ближе узнавал этих сильных, выносливых, бывалых мужчин, которые, должно быть, много раз смотрели в лицо опасности. В отличие от меня они были готовы к любым превратностям судьбы и знали, как с ними справиться.

Смогу ли я преодолеть трудности? Буду ли бороться, или оцепенею и ничего не сделаю? Мне приходилось слышать, с каким презрением говорили о тех несчастных, с которыми такое случалось. И это заставляло меня не бояться опасности.

Еще одна мысль не давала мне покоя, когда я ложился спать или оставался совершенно один.

После встречи с бродягами на ранчо я узнал, что не могу быстро стрелять, по крайней мере, достаточно быстро. Несмотря на все мои тренировки, я дошел до уровня, который вряд ли сумею перешагнуть. Об открытии, поразившем меня, я помалкивал. Но когда мы верхом отправились на юг, в Матаморас, старался не думать об этом.

Для себя решил, что тренировки в стрельбе нужно продолжать и забыть о первых неудачах.

Прошло утро, день и ночь, а мы все ехали на юг. Ехали по Шауни-Трейл и при свете луны, и под лучами солнца. На протяжении всего пути видели стада и в несколько сот, и в несколько тысяч голов в клубах пыли, двигавшиеся на север, в Канзас. Слышали крики ковбоев, шум ветра, а ночью из прерий доносился вой волков.

Мы вдыхали аромат лугов, терпели терпкий запах, исходящий от животных, и часто ночью останавливались и разговаривали с ковбоями, сидели с ними у костра, делились едой, обмениваясь новостями или услышанными историями.

Там встречались команды ковбоев с грузовыми упряжками, которые тянулись впереди стада, перевозя груз из Мексики и обратно.

Иногда попадались и вольные наездники. Сильные, выносливые мужчины, вооруженные и готовые в любой момент встретить опасность. Команды ковбоев, возвращающиеся домой из Канзаса, банды преступников, которые остались после войны, случайные воры и грабители - кого только не встретишь на этих дорогах!

Поверьте, поездка в Техас дала мне гораздо больше знаний о Западе, чем все поездки в фургоне и перегоны скота. Люди, живущие там, умели находить выгоду во всем, как законным путем, так и нелегальным, и некоторые из них с легкостью обходили закон, управляя им в своих интересах. Сев на него верхом, они одной ногой стояли на стороне закона, а другой опирались на вопиющее беззаконие, и тянули деньги обеими руками со всех сторон. Дела такого рода рано или поздно приводили к перестрелке.

Мы ехали на юг по направлению к границе. На второй день пути догнали красивый экипаж, запряженный шестеркой первоклассных лошадей, с шестью верховыми, сильными парнями в сомбреро и винчестерами, готовыми стрелять в любой момент.

- Только у одного человека может быть такой экипаж, - сказал Джонас. Это капитан Ричард Кинг, владелец ранчо на Санта-Гертрудис.

Один верховой узнал Джонаса и окликнул его. Кинг тоже увидел капитана и велел остановить экипаж. Стояло жаркое утро, воздух был неподвижен. Серое облако, висевшее над дорогой, остановилось и осыпало все вокруг нас горячей пылью.

- Джонас, - представил Кинг, - моя жена Генриетта. Генриетта, это Джонас Локлир.

Ричард Кинг был широкоплеч и крепко сложен. Его решительное лицо говорило о том, что у этого человека нет сомнений. Я позавидовал ему.

- Кинг - капитан корабля на Рио-Гранде, - шепотом объяснил мне Тинкер. - После войны скупил земли у мексиканцев, которые перебрались жить к югу от границы.

Позже Тинкер рассказал мне больше. Кинг приобрел землю у тех, кто не видел никакой пользы от участков, поросших травой, где нашли убежище индейцы и беглецы вне закона. Один из них площадью в пятнадцать тысяч акров, достался ему практически даром - по два цента за акр.

Он мог просто поселиться на пустующей земле, как это делали многие другие, но Кинг решил, что лучше уплатить пошлины за документы, дающие право собственности на каждый участок земли, который он купил. Но даже приобретение земли за деньги, там, на Западе, еще ничего не решало. Надо было бороться за все, на что вы претендуете, и многие люди не хотели рисковать.

Пока наш маленький отряд быстро продвигался к мексиканской границе, я имел возможность обо всем поразмышлять. И должен был себе признаться, что попал в дурацкую историю. Все, кто имели хоть какое-то отношение к пиратскому золоту, потерпели неудачу.

Однако я все равно продолжал путь. Отец имел на сокровища больше прав, чем кто-либо, и я стремился доказать это. А пока я ехал, готовый в любой момент к неприятностям.

В Браунсвилле нам предстояло разделиться. В то время в городе насчитывалось около трех тысяч жителей, и когда люди выходили на улицы, он становился оживленным. Отсюда у нас с Мигелем начинался свой маршрут.

Сначала я купил новый черный костюм и шляпу, потом одежду для верховой езды. Я выбрал ковбойские штаны с бахромой и темно-синюю куртку. Потом запасся патронами для винтовки. Сама винтовка стоила мне сорок три доллара, и я еще заплатил за патроны сорок четвертого калибра двадцать один доллар. В той же лавке приобрел коробку патронов тридцать шестого калибра для револьвера, по доллару и двадцать центов за сотню.

Винтовка мне очень нравилась. Я был уверен, что она отлично стреляет. Мужчины клялись, что она бьет без промаха на расстоянии тысячи ярдов, и я верил им. Ее магазин вмещал восемнадцать патронов.

Свою кобылу я оставил у Мигеля. Ей предстояло скоро стать матерью, она нуждалась в заботе. Жена Мигеля имела опыт в таких делах, и моя крошка оказалась в надежных руках.

Около полудня мы с Мигелем попрощались с Тинкером и Джонасом, переправились через реку и отправились в Матаморас.

Подо мной была серо-коричневая лошадь, выносливая, крепкая, хорошо ориентирующаяся на дороге. Мигель ехал на гнедой и еще одну вьючную гнедую с белым пятном на голове, вели в поводу. Прибыв в город, мы оставили лошадей в платной конюшне, и я отправился на улицу, условившись с Мигелем о встрече в таверне, недалеко от конюшни.

Я никак не мог найти подходящий нож, который можно было бы носить за поясом. Тинкер же вовсе не собирался расставаться даже с одним из своих прекрасных ножей. Я вошел в лавку, стал рассматривать товары и наконец увидал то, что искал. Хотя нож, который понравился мне, и в подметки не годился тем, что делал Тинкер.

Я оплатил покупку и стал прицеплять ножны к поясу, на минуту задержавшись у входной двери. И именно эта задержка спасла меня от беды.

На обочине дороги, менее чем в десяти шагах от меня, стоял Дункан Кэфри!

Он стоял ко мне спиной, и я мог видеть только его профиль. Но я не скоро забуду этот нос. И хорошо помню, как тогда подправил его.

Заметив Дункана, я сразу обратил внимание на его собеседника, и почувствовал, холодок на спине. Даже на расстоянии было видно, как сверкают злые, жестокие черные глаза на узком лице с глубокими морщинами.

На мужчине был черный костюм и цилиндр, грязная белая рубашка и черный засаленный галстук.

Отступив назад, я медленно пошел в противоположном направлении, чувствуя себя не в своей тарелке, по коже бегали мурашки, казалось, что те двое смотрят мне вслед. Дойдя до угла, оглянулся. Пара продолжала разговаривать, не обращая на меня внимания.

Никогда раньше я не встречал этого человека в цилиндре, но я догадался, кто это.

Бишоп.

Конечно, он. Мне не раз описывали его, и Кэфри упоминал о нем той ночью, когда мы с Тинкером сидели в кустах и слышали их.

И пусть никто не говорит, что это случайность или совпадение. Я не мог ошибиться, увидев Дункана и Бишопа в Матаморасе. Их привело сюда что-то связанное со мной. В этом я был совершенно уверен, и ничто не могло поколебать моей уверенности.

Мне пришла в голову мысль, что надо бы вернуться в Браунсвилл и рассказать обо всем Тинкеру и Джонасу. А что, если они подумают, будто я преувеличиваю опасность или испугался, или еще что-нибудь такое?

Вернувшись в таверну, я рухнул на стул, стоявший у стола, за которым сидел Мигель, и сказал:

- Наслаждайся пока своей выпивкой, потому что сегодня ночью нам необходимо убраться отсюда.

- Сегодня ночью?

- Как можно скорее, и не привлекая к себе внимание.

Выпив стакан пива, я объяснил ему причину. Даже сюда доходили слухи о Бишопе, и Мигель был вполне готов к тому, чтобы уехать.

- Одно условие, - сказал он, - нам придется быть очень осторожными. Прошел слух, что сбежал какой-то заключенный и отправился на юг. Полиция думает, что он собирается добраться до границы. Солдаты его ищут.

Было за полночь, когда мы прошли через лимонно-желтый круг света, который отбрасывал фонарь на конюшне. Конюх в серапе, накинутом на плечи, спал сидя, прислонившись к стене. Из таверны слышалась музыка, а в воздухе носились запахи свежего сена, навоза, кожаной сбруи и лошадиного пота.

Когда мы выводили лошадей из конюшни, я наклонился вперед и кинул песо конюху на колени. Проезжая мимо таверны, оглянулся и увидел, как в темной двери дома рядом с таверной мелькнула тень человека, принадлежавшая очень высокому мужчине в сапогах и шляпе. А может, мне показалось.

Мы быстро выбрались из города. Ночь была тихой, и только сверчки своим пением нарушали тишину. Длинная дорога лежала перед нами. Как мы выяснили, скот имелся на ранчо к юго-западу от Санта-Терезы, а золото лежало где-то на побережье, которое нам предстояло отыскать.

Насколько нам известно, отец единственный точно знал, где находится затонувший корабль. Курбишоу убили человека, рассказавшего им об этом, думая, что смогут найти сокровища по описанию. Но карта капитана Элама Курбишоу оказалась неточной, на всем протяжении побережья на ней обозначался только один залив, хотя на самом деле их имелось несколько. А если кораблю удалось пройти между длинной песчаной отмелью и побережьем, вдоль которого она тянулась, то он попадал в такой сложный лабиринт заливов, каналов и бухт, что искать его там то же, что определять мычащую корову среди стада в пять тысяч голов.

- Солдаты могут остановить нас, - предупредил Мигель. - Хорошо бы не доставить им такого удовольствия. Солдаты порой хуже бандитов.

Пока мы ехали, мысли мои вернулись к Джин Локлир и этой надменной девчонке Марше.

Ей четырнадцать. Года через два выйдет замуж. Мне жаль того, кому она достанется. Джин, иное дело. Как здорово она умеет привлечь к себе мужчину, поговорить с ним, понять его. Не удивительно, что Джонас так высоко ценит ее.

Уже почти рассвело, когда мы свернули с дороги в чащу. Через полмили наткнулись на лощину, где росла трава и бил родник. Здесь расседлали лошадей и устроились спать. Мигель сразу отключился, а ко мне долго не шел сон. Мысли крутились у меня в голове, не давая заснуть. Я думая об отце, вспоминал, как он учил меня. Возможно, он что-то рассказывал мне о золоте, а я не понимал?

От этих воспоминаний я совсем загрустил, тоска нахлынула на меня.

Мама умерла. Отец? Кто знал хоть что-нибудь о нем? В те времена было очень опасно путешествовать, и только отважные люди отправлялись в другие земли. Может, он попал в засаду?

Но я никогда не поверю, чтобы Курбишоу смогли его одолеть.

Глава 5

Прошло несколько дней. Следов Бишопа или Курбишоу на дороге не появилось.

Санта-Тереза оказалась тихой милой деревушкой, по улицам которой разгуливали куры. Здесь пекли самые вкусные маисовые лепешки, какие я когда-либо ел раньше.

Гасиенда, где я заключил сделку, была еще одним великолепным местом. Когда мы собрались перегонять стадо в триста голов, которое я купил, хозяева дали мне в помощь трех ковбоев, пока мои друзья не присоединятся к нам. Мы договорились встретиться в лагере к северу от Санта-Тереза.

Пастбище, где мы покупали скот, было скудным, и коровы выглядели истощенными, но когда мы подошли к побережью, они тут же проявили интерес к сочной траве и морской соли. Четыре дня мы добирались до места, где должен был находиться лагерь, но когда, наконец, прибыли, там никого не оказалось.

Здесь ковбои прощались с нами, и мы должны были сами пасти скот, пока не придет помощь. Пятеро мужчин в состоянии управиться со стадом в триста голов, когда скот сыт, и вечно голодные коровьи животы каждый день набиты свежей травой. Но у нас все было гораздо сложнее.

Едва мы разбили лагерь, разожгли костер, как услышали ржанье лошадей и увидели, что окружены солдатами, и их ружья направлены на нас.

Офицер выглядел взбешенным. Он объехал вокруг стада, осматривая тавро, потом остановился у костра.

- Кто здесь главный? - спросил по-испански.

Мигель жестом указал на меня.

- Этот американец. Он купил скот у сеньора Аллойя. Перегоняем его в Техас.

- Ты лжешь!

К счастью, ковбои не успели еще покинуть лагерь, и один из них сказал:

- Нет, сеньор. Я с гасиенды Аллойя. Хозяин поручил нам сопровождать покупателя до этого места, где его должны встретить друзья. Все правда, сеньор.

Офицер посмотрел на меня, его взгляд был холодным и враждебным.

- Твое имя?

- Орландо Сэкетт, сеньор. - Мне показалось, что он когда-то слышал мое имя.

Еще раз хмуро оглядев меня, он спросил:

- Ты знаешь сеньора Кинга?

- Мы говорили с ним на днях. Он ехал в Браунсвилл вместе с сеньорой.

Кинга уважали по обе стороны границы, и то, что я был с ним знаком, сослужило мне хорошую службу.

Офицер немного поразмыслил над ситуацией, потом сказал:

- Видите ли, сеньор. Сбежал заключенный. Мы ищем его. Если вдруг он попадется вам, схватите его и отправьте верхового ко мне. Тот, кто окажет ему помощь, будет застрелен.

Не говоря больше ни слова, он пришпорил лошадь и умчался прочь вместе со своим отрядом.

Когда солдаты уехали, наш защитник сообщил:

- Сеньор, это был Антонио Херрара - очень плохой человек. Старайтесь избегать его.

Ковбои стали готовиться к отъезду, казалось, что им не терпелось поскорее покинуть нас, и я не мог упрекать их за поспешность. В конце концов это не их трудности. Теперь нам ничего не оставалось делать, как собрать скот в стадо и ждать.

Почему человек совершает дурацкие поступки? Бросить свою кобылу и отправиться за сокровищами! Разве я думал, чем все может кончиться? Сейчас у меня было такое чувство, что я совершил самый глупый поступок в своей жизни. Я бы наверняка солгал, если бы сказал, что не испугался. Херрара выглядел отъявленным негодяем, а мы находились в его стране, где закон - на его стороне.

Я почти ничего не знал о том, как обращаться со скотом. Если бы человек, хорошо разбирающийся в выращивании бычков, поговорил со мной в течение нескольких минут, то обнаружил бы, что я полный профан в животноводстве.

Мигель сделал первый круг, сгоняя животных. На мой взгляд бычки достаточно отдохнули и набили брюхо свежей травой. С возрастающим нетерпением я смотрел на дорогу, ожидая появления всадников.

Что, если Херрара схватил ничего не подозревающих Джонаса и Тинкера как сбежавших заключенных? Надо принимать решение.

- Мигель, - окликнул я мексиканца, - с наступлением рассвета мы двинемся в путь, несмотря на то, приедут они или нет. Мы должны добраться до границы.

Он кивнул с серьезным видом.

- Ты правильно решил, друг. От Херрары можно ждать чего угодно.

Мы находились милях в четырех-пяти от Санта-Терезы и совсем рядом с морем. Вокруг простирались болота, поросшие кустарником.

- Сбежавший заключенный, - начал рассказывать Мигель, - не из тех, кого можно легко поймать. Говорят, - мексиканец многозначительно помолчал, - что он знает что-то о сокровищах, поэтому его схватили и долго пытали, а он убил тюремную охрану. И был таков.

- О каких сокровищах? - спокойно спросил я.

- Да о сокровищах пирата Лафита. Лет тридцать, а может и больше, их ищут вдоль побережья к северу. Вот и Антонио Херрара, и его отец, комендант деревни, одержимы страстью кладоискательства.

Ну что тут скажешь? Сообщение еще больше подстегнуло мое желание быстрее перегнать скот.

- Знаешь, пожалуй, за час до рассвета мы должны уже двинуться в путь. Нам предстоит пройти двадцать миль завтра.

- Многовато, сеньор, - сказал Мигель с сомнением.

- Двадцать миль - не меньше.

Вскоре взошла луна. Животные расположились вокруг на траве. Где-то вдалеке раздался вой койотов. В наступившей тишине я отчетливо уловил шум прибоя и плеск воды в лагуне Мадре совсем близко от нас. Море находилось милях в двадцати пяти отсюда.

Мигель выпил кофе и отправился спать. Сев на гнедую, я объехал вокруг стада, тихо напевая, чтобы успокоить животных. Но их явно что-то тревожило. Что - я не мог объяснить, и решил не придавать этому значения.

С первым лучом солнца я разбудил Мигеля.

Он сел, надел шляпу, натянул сапоги и потянулся к большому закопченному котелку. Удивленно встряхнув его, заметил:

- Вы выпили много кофе, сеньор.

- Одну чашку. Боялся заснуть. Что-то беспокоило животных.

Он вылил себе остатки кофе, и весь в сомнениях еще раз заглянул в котелок.

- Того, что оставалось вчера, хватило бы, по крайней мере, на пять чашек, приятель. Не меньше, уверен. Я сам готовил кофе, и знаю сколько мы выпили. Посудина рассчитана на десять человек.

- Собирайся, - поторопил я. - Пора идти.

Скот легко поднялся. Старый чалый бык встал впереди и повел за собой стадо, как он это делал на всем пути с гасиенды.

Первые три часа мы не подгоняли животных, и они шли медленно, пощипывая траву. Потом решили увеличить темп, чтобы поскорее покинуть опасные места.

Готовый в любой момент схватиться за оружие, я испытывал странное напряжение. Время от времени брал в руки "уэлч-нэви". Прикосновение к рукоятке прибавляло мне уверенности. Ничто не может избавить от мандража лучше, чем хороший револьвер.

Мы продолжали всматриваться вперед, надеясь увидеть наших друзей. К счастью для нас, животные, казалось, тоже хотели как можно скорее покинуть эти места.

По дороге нам не встретилось ни одного дерева, зато зеленые луга с сочной травой, иногда тянулись на несколько миль. Густой непроходимый лес рос где-то у самого моря. Пересыхающие болота и огромные лужи напоминали о недавних грозных событиях. В прошлом году здесь бушевал великий ураган. Возможно, такой же, как в 1844 году, который все запомнили надолго.

Животные двигались монотонно. Жар, исходивший от их тел, был удушающим, как и пыль. Для двух ковбоев скота оказалось слишком много. Наши измученные лошади скоро станут ни на что не годны.

В одном месте дорога совсем близко подходила к берегу. Никогда раньше я не видел океан и испытал странное чувство, представив себе, что на тысячи миль отсюда, на восток лежит земля, скрытая под водой. Потом мы повернули в глубь материка, и я долго оглядывался, чтобы еще раз взглянуть на бескрайний таинственный простор.

А где-то у берега лежит разбитый корабль, который день за днем лижут синие волны. И трюмы его по-прежнему наполнены золотом, серебром, драгоценными камнями... Отец нашел его и принес испанские монеты. Должно быть, он снова вернулся туда. Это похоже на него, сделать вид, что отправляешься за шкурами, а самому двинуться на юг, к своим сокровищам. Зачем охотиться за зверьем, если выручка в золоте от продажи тысячи самых дорогих шкур лежит и ждет тебя на побережье?

Любой человек сгорит от нетерпения, мечтая о таком богатстве. И я впервые задумался по-настоящему о сокровищах. В конце концов не за сотнями костлявых мексиканских быков мы отправились сюда!

Мне стало интересно, сколько времени займет у Херрары сообразить это?

Не то чтобы люди не хотели покупать мексиканский скот. Просто цены, которые предлагались за него в городах - конечных пунктах железных дорог были недостаточно высоки и не сулили большой прибыли, а дальние дороги трудны и опасны.

Но вернемся к золоту. Лафит был не только пиратом и работорговцем, он также имел кузницу в Новом Орлеане, в которой трудились рабы... А как я узнал об этом?

Упомянул Тинкер? Или Джонас? Возможно Джонас, когда мы болтали в его кабинете. Нет, еще раньше. Но не прежде чем мы встретили Джонаса.

Я начал раскручивать назад ленту моей памяти. Получалось, что о пирате Лафите я и понятия не имел до тех пор, пока мы не покинули Сан-Августин.

И тут к реальной жизни меня вернула мышастая лошадь. Она остановилась. Бедное животное взмокло и совершенно выбилось из сил. Нет, мы не прошли двадцати миль. Никак нет!

Ко мне подъехал Мигель. Его лошадь выглядела еще хуже, чем моя.

- Сеньор, - сказал он, - необходимо сделать остановку.

- Ну, хорошо, - согласился я, - но не на ночлег. Мы отдохнем немного и двинемся дальше.

Он взглянул на меня и пожал плечами. Я понял, о чем он подумал. Если мы будем продолжать в том же духе, нам придется гнать скот пешком. Этого мы не могли позволить.

Мы согнали стадо в круг на лугу, через который медленно струился небольшой ручеек. Извиваясь по равнине он убегал к дюнам на краю лагуны. Нашли немного хвороста и развели огонь, чтобы вскипятить воду для кофе. Мигель молчал. Мы оба смертельно устали. Но я заметил кое-что: как и я, он вычистил свое оружие и проверил работу механизма.

- Вовсе не жажду очутиться в тюремной камере, - произнес я. - А Херрара, видно, хотел бы, отправить меня туда, но ому трудновато придется, если вздумает заполучить меня.

- У нас нет выбора, - усмехнулся Мигель.

- Будем сражаться?

- Будем удирать. Постараемся уйти от преследования. Когда не сможем скрыться, придется отстреливаться. - Поглядев на меня он широко улыбнулся. И неожиданно кофе показался мне гораздо вкуснее.

За последнее время я столько наслушался об ужасах здешних тюрем, что мгновенная смерть мне показалась лучшим исходом. Кроме того, мне не нравился этот Херрара, а он мог появиться в любой момент. Приобретенное оружие мне ни разу даже не пришлось опробовать.

Мы остановились часа на четыре, хорошо почистили лошадей, напоили их и дали пощипать прекрасной сочной травы. Потом снова оседлали их и стали поднимать стадо.

Но быки явно не хотели трогаться с места. Они уже достаточно прошли за день и не проявляли ни малейшего желания двигаться дальше. Нам пришлось долго хлестать их хлыстами, пока наконец они поскакали, задрав хвосты в сторону Техаса.

Нет большей глупости, чем гнать стадо в спешке. Ни жди добра, если оно обратится в паническое бегство. Восемь-десять миль или чуть больше - хорошо для одного дня. Мы вышли в путь в четыре часа утра, а сейчас было больше четырех часов дня. Время потеряли утром, когда кормили стадо по дороге. Я хотел его наверстать и уйти как можно дальше от места нашей встречи с Херрарой. Если мы доберемся до намеченной мной точки, то окажемся милях в двадцати пяти от границы. Тогда при возникновении осложнений, я смог бы добраться туда и пешком, оставив позади довольно много людей, стреляющих мне в спину. Так или иначе, я был готов спасать свою шкуру, потому что не имел никакого желания осмотреть одну из камер тюрьмы мистера Херрары изнутри.

Я любитель, а не боец и не должен притязать на это. Так успокаивая себя, я подводил итог всем рассуждениям о моих интересах.

Потом мысли мои вновь вернулись к Джин Локлир. Вот это женщина! Я не стал бы презирать мужчин, имевших виды на нее. Хотя, по моему мнению, чтобы накинуть на нее лассо, необходимо проявить такую твердость и несгибаемость!

А Марша... Конечно, она еще подросток, и много о себе воображает, но пройдет время, и она станет такой же прекрасной, как Джин. Иметь перед собой такой пример для подражания, что может быть лучше для девушки!

Около полуночи мы остановились возле соленого водоема, который был окружен высокими зарослями кустарника. Не более чем в четырех милях отсюда находилась крошечная деревушка Гуадалупа. До Североамериканских Штатов на побережье Мексиканского залива было уже рукой подать.

- Разобьем лагерь здесь, - сказал я. - Возле холма есть родник с чистой, прозрачной пресной водой.

Мигель удивленно посмотрел на меня.

- Откуда вы знаете об этом, сеньор? - спросил он. - Сеньор Локлир говорил, что вы никогда раньше не бывали в Мексике.

Мне не пришло в голову, что ему ответить. Я действительно никогда не бывал здесь. И что же мог знать? Но все же знал. Или нет? Может, слышал от Локлира?

Источник оказался на месте, и Локлир ничего не говорил о нем. Но я знал, что, когда спущусь к роднику, там в лесу, на огромном старом дереве найду вырезанные инициалы. И вырезаны они точно так, как на могучей сосне возле нашей хижины в горах Теннесси:

ФСкт

И я отчетливо вспомнил тот день, когда отец вырезал их.

Он был здесь!

Мигель не заметил инициалов, а если заметил, то не обратил на них внимания. И уж, конечно, не связал их с именем Фэлкона Сэкетта. Знал он о нашей экспедиции только то, что ему сказали. Но не все.

Можете мне поверить, наши быки едва держались на ногах. Мы согнали их близко друг к другу, чтобы потом легче было поднимать, а они едва щипнув по пучку травы, поджали под себя ноги и погрузились в сон, жуя жвачку.

Мигель был в таком же состоянии.

- Ложись спать, - сказал я ему. - Посторожу.

Он не стал спорить, поскольку смертельно устал. Я же был возбужден и знал, почему. Отец рассказывал мне об этом месте, а я забыл. Но что-то все еще хранилось в закоулках моей памяти, и возможно, я пришел сюда интуитивно, совершенно не думая, как найти дорогу.

Теперь было необходимо вспомнить, что именно говорил отец. Конечно же, он не мог раскрыть мне часть тайны, не обрисовав ее всю целиком.

Когда же состоялся этот разговор?

Думаю, довольно давно. Должно быть, когда мне еще не было десяти лет. Один я остался в одиннадцать. Мама заболела еще раньше. Ее болезнь страшно расстраивала отца, он стал нелюдим, даже со мной редко разговаривал, хотя прежде постоянно рассказывал всякие небылицы, интересные истории. Возможно, он нарочно выделял некоторые детали, повторял их снова и снова, чтобы заставить меня запомнить. Теперь я был в этом абсолютно уверен.

Тогда я еще мало что понимал и должно быть просто ужасно устал от повторяющихся фактов, они, возможно, показались мне не стоящими внимания, и я сразу выбросил их из головы. К счастью, они все же там где-то застряли, и вот выдали первый точный сигнал. Отец сказал мне, где находятся сокровища, и все, что я должен сделать, это позволить своей памяти привести меня туда.

Предположим, не все детали всплывут сразу. Я должен найти тому объяснение. Быстрая скачка, которую мы предприняли, давала мне время, чтобы раскрыть секрет.

Итак, я догадался, как пригнать скот к роднику. Это многое решало. Теперь надо было заставить мою память заработать. Беда в том, что память очень капризна. Когда ты изводишься, чтобы вспомнить какое-нибудь имя или деталь, она будто забивается в самый темный угол, и мысль ускользает.

Собрав немного хвороста и сучьев, я развел огонь и поставил кофейник.

Внезапно, уловив легкое движение, взглянул на коня. Он поднял голову и насторожился. Ноздри его раздувались, ловя незнакомый запах.

Старый "уэлч-нэви" был заткнут у меня за поясом, и я ослабил ремень, чтобы в первый момент легко выхватить оружие.

Там что-то было.

Что касается меня, я никогда не верил в привидения. Нет, лучше скажем: не слишком верил. Правда, проходя по кладбищу, старался ускорить шаг, потому что мне иногда казалось, будто кто-то есть рядом.

Нет, определенно, я не верю в привидения. Но здесь, невдалеке, на берегу лежат останки стольких погибших людей! Экипаж судна, на котором везли золото, насчитывал около полусотни человек. Почти все они погибли.

Там, в темноте, действительно что-то происходило. Это знал конь, и я тоже. Он лучше меня чувствовал, что там, но не мог рассказать. Чтобы ни скрывалось в темноте, ему оно не нравилось, а уж мне тем более.

Может, разбудить Мигеля? Только он подумает, что я испугался. И знаете, что? Так оно и было.

Мы находились в диком, пустынном месте, где люди не ходят погулять по ночам. Им просто нечего тут делать.

Я вынул свой "уэлч-нэви", и крепко зажал его в руке. На его стволе плясали отблески огня. Могу держать пари, что я почувствовал себя лучше.

В стороне от костра внезапно раздалось похрустывание песка. Знаете, как песок поскрипывает под ногами? Звук повторился совершенно явственно. Я поднял оружие и стал ждать.

Прошло некоторое время, и вдруг конь, который было принялся щипать траву, вновь вытянул шею. Только теперь он смотрел в сторону дороги, ведущей на север. На сей раз он всматривался в темноту, будто видел сквозь нее что-то интересное. Словом, не так, как раньше. И вдруг заржал, а ему ответили. Откуда-то донеслось ржание другой лошади. Потом я и Мигель, который поднялся, услышали топот копыт.

Мы оба стояли и слушали, как два идиота. И никому из нас и в голову не пришло отступить в темноту от костра, как это сделал Тинкер в ту ночь, когда Бейкер, Ли и Лонгли нанесли нам визит. Он и в других случаях поступал также.

Больше того, мы позволили путнику, не зная друг он или враг, скакать прямо на свет нашего костра. Что уж вовсе не простительно в той ситуации, в которой мы оказались.

Когда тонконогая лошадь с длинным телом показалась в круге света, мы с Мигелем просто ошалели и не могли поверить в реальность происходящего. Если бы мы увидели призрак, как я ожидал, едва ли больше удивились.

Перед нами была Джин Локлир.

Глава 6

Она примчалась верхом в дамском седле. Конечно же ее юбка ниспадала прелестными складками, а затянутые в перчатки руки держали поводья с таким изяществом, будто бы она не проскакала многие мили через наводненную бандитами страну, а только что вернулась с прогулки. Она выглядела столь же очаровательно, как и во время нашей последней встречи.

У меня перехватило дыхание, и я не мог выговорить и слова. Выехать на нас так неожиданно, прямо из ночи! Только она способна на такое. Я был смущен и совершенно растерян.

Наконец догадался, что надо помочь ей спешиться, подошел и протянул руку. Когда она оказалась на земле, я заметил темные тени, залегшие у нее под глазами, и следы усталости на лице.

- Мигель, - попросил я, - позаботься о лошади. Сейчас сварю свежий кофе. - Опорожнив кофейник, ополоснул его, потом наполнил чистой водой из родника и поставил на огонь.

- Мне пришлось выстрелить в человека, - сообщила Джин.

Взгляд ее огромных глаз поразил меня, когда я посмотрел на нее.

- Вы его убили?

- Не думаю.

Мигель повернулся в нашу сторону.

- Лучше бы он умер. Теперь станет болтать в каждой таверне о прекрасной сеньоре, которая скакала одна в южном направлении, и другие последуют за ней.

- С ним было еще двое, - сказала она, - но этот схватил мою лошадь под уздцы и приказал мне спешиться. Они были пьяны и орали, не стесняясь, о том, что собираются делать. Оружие они у меня не заметили и не ожидали, что я буду стрелять, но я выстрелила в того, кто держал лошадь, и ускакала. Один из них схватился за седло и пытался стащить меня. Я оттолкнула его, наверное, он упал.

- Где это случилось?

- Недалеко от Матамороса. В нескольких милях.

Потом она сказала:

- Я здесь, чтобы помочь. Джонас и Тинкер арестованы. По крайней мере, Джонас точно. На него скорее всего донесли.

- Донесли? Но кто?

- Они приехали за ним, будто точно знали, где искать.

Я сразу подумал о Франклине Декроу. Он больше всех выигрывает от ареста Джонаса. Конечно, его мог увидеть и еще кто-нибудь, кто помнил, что он сидел в тюрьме. Но из того, что мне удалось разузнать, я понял, Декроу ловко поживился на доверии Джонаса. Он привел плантацию к разорению и сделал это умышленно. Позднее решил выкупить закладные и стать законным ее владельцем. Если все так, он мог послать всадника на быстром коне в Матаморос.

- Вам не следовало приезжать, - заметил я, - это неподходящее место для женщины.

- Женщине подходит любое место, где ей необходимо быть, - ответила Джин, улыбнувшись мне. - Я езжу верхом не хуже любого мужчины, и у меня прекрасная лошадь. К тому же, почти всю жизнь провела на ранчо.

- Вы никого не видели по дороге?

Она взглянула на меня с любопытством.

- Никого на протяжении многих миль. Мне никогда не доводилось видеть такой безлюдной дороги. Не заметь я ваш костер - проехала бы мимо.

- Вы не объезжали лагерь кругом?

- Нет.

Мигель подошел к нам, держа в руках винтовку, и произнес шепотом:

- Вокруг лагеря кто-то бродит. Кто-то или что-то. - Он тревожно уставился в черноту ночи, со всех сторон обступавшую костер. Никому из нас не нравилось, что там притаился кто-то невидимый. - Может, нам сняться и уйти, сеньор?

- Нет, мы останемся здесь и дадим стаду отдохнуть. - Мой план состоял именно в том, чтобы заставить отдохнувших животных двигаться очень быстро, но прибытие Джин могло помешать его выполнению. Если, охотясь за ней, бандиты прискачут, у нас будет предостаточно неприятностей. - С рассветом погоним скот.

- Куда, сеньор?

- Вперед. А потом подыщем место, где сможем пасти скот. Какое-то время. Тинкер большой хитрец. Если он заранее разнюхал об опасности, представителям закона никогда не удастся его поймать.

Джин устроилась на моей постели, я раздул огонь, прикончил кофе, который мы втроем не допили, и съел пару холодных маисовых лепешек.

На заре подул ветер с востока, и мы почувствовали ту необычайную свежесть, которую несет только ветер с моря.

Лежа без сна, я размышлял об инициалах, вырезанных моим отцом на сосне. Он оставил этот знак для себя или для меня? Отец любил все планировать, умел все предвидеть. Думаю, он не зря тратил время, чтобы объяснить мне, где находится золото. Но я вырос и забыл.

Кое-что все же с трудом припомнилось. Он научил меня отмечать тропу так, как это делают индейцы. Предположим, если он отметил здесь дорогу, то сделал это, конечно, по-особому. Я решил осмотреть окрестности. Не найду никаких знаков, - отгоню скот дальше, в ту сторону, куда, как мне казалось, нам надо идти. Может, забытые образы всплывут в моей памяти, и я найду тот путь, о котором говорил отец?

Я обошел вокруг лагеря и не обнаружил ничего, ни одной метки, зарубки, оставленных отцом или кем-то еще. Однако я нашел знаки другого рода. Увидел на земле огромные как обеденные тарелки, следы волка и почувствовал, как по спине побежали мурашки, а волосы встали дыбом. Такие отпечатки мог оставить только гигантский зверь.

Я остановился возле них, двое моих друзей тоже подошли посмотреть. Лицо Мигеля стало серым, когда он увидел следы, и даже Джин взяла меня за руку. Все мы слышали рассказы об оборотнях.

Я стал рыскать вокруг лагеря в поисках других следов. Получалось, будто это существо или нечто, Бог знает что, бродило возле нас на самом деле, передвигалось невероятно большими скачками. Следы кружили возле небольшого углубления, наполненного водой из ручья. Тот, кто их оставил, пытался добраться до воды. Но воду освещал свет костра. К тому же один из нас обязательно был настороже.

Неожиданно я увидел такое, что заставило меня забыть об оборотнях, духах и всякой другой нечистой силе. Потому что мне ни разу не приходилось слышать об испытывающих жажду привидениях.

На дальней стороне водоемчика в кустах я нашел то, что не должно было там находиться. Тоненькая тростинка, лежала на ветке мескитового дерева. Взяв ее в руки, я обнаружил, что она состоит из нескольких кусочков тростника, вставленных один в другой. Ее длина составляла восемь-девять футов. С помощью такого простого устройства, сделанного, безусловно, человеком, легко дотянуться до родниковой воды, не выходя из кустов.

- Что это? - спросила Джин.

- Кто-то очень хотел пить. Взял тростинки, сломав их так, чтобы не было соединительных узлов, вставил отрезки один в другой, и сделал трубочку. Он, должно быть, втягивал воду прямо из родника в то время, как я сидел у костра.

Никто не проронил ни слова. Я стал еще разнюхивать вокруг, изучая кустарник, и наконец нашел место, где человек стоял на коленях. Рядом были и следы волка.

- Этот волк о двух ногах, - определил я с большой уверенностью. - Он носит джинсы или штаны из грубой ткани. Видите? Вот где он встал на колени, когда пил воду. - Мы двинулись по следам, ведущим из кустов. И я добавил: Он очень большой, обратите внимание, какой широкий у него шаг. Больше, чем мой, если идти, а не бежать. - Я снова осмотрел тростинку. - Ловко. Такое мог сделать Тинкер.

- Давайте уедем отсюда, - предложила Джин.

- Нет, - ответил я, - только после того, как получим то, за чем пришли. Отступать поздно, риск все равно уже очень велик, и на карту поставлены жизни.

- Но как ты найдешь это, если не знаешь, где искать?

- Иногда мне кажется, знаю. Очень давно отец что-то говорил. Кое-какие приметы всплывают в памяти...

С утра дул сильный холодный ветер. Небо затянули серые низкие тучи. Быки небольшими группами, отделившись от стада, ходили на водопой, затем, возвращались на пастбище. Они не выражали беспокойства и, казалось, были вполне довольны тем, что, находятся в низине и защищены от ветра.

Срезав ножом дерн, я соорудил небольшую стенку, чтобы прикрыть наш костер от резких порывов, и добавил в него побольше сушняка, чтобы получить угли. Мигель выглядел встревоженным. Джин тоже нервничала. Я пытался проанализировать ситуацию.

Джонас находился в тюрьме, возможно, и Тинкер тоже. Значит, придется все делать самому. Меня беспокоила Джин. И зачем только она примчалась сюда? В стране беспорядки, на дорогах полно бандитов всех мастей, а где-то рядом приманка - корабль, полный золота. Она представляет интересы брата, который, безусловно, хотел получить свою долю, чтобы заплатить по закладным, Тинкер надеялся на свою часть, я тоже не стану брыкаться и противиться, если кто-то вручит немного золота и мне.

За завтраком Мигель рассказал нам о Херраре. Тот был одним из лейтенантов генерала Хуана Непомучено Кортины, в просторечье Чено. В зависимости от того, кто стоял у власти в Мексике, генерал становился то солдатом с законным рангом, то бандитом. Но часто его статус зависел от того, в каком расположении духа находился он в данный момент.

Выходец из хорошей семьи, Кортина стал ренегатом, но таким, за которым многие шли. Искусный боец, он рисковал в бою только в расчете на победу, в противном случае быстро уносил ноги. Человек достаточно сильный и опасный, Хуан умел управляться со стаей волков, следующих за ним. Отряды Чено совершали бандитские налеты на города и фермы в Техасе, перегоняя в Мексику тысячи голов захваченного скота. Однако среди последователей генерала попадались и неплохие люди, потому что при случае он сам мог быть и храбрым, и великодушным. Вообще, Кортина был человеком, с которым не следовало вступать в вооруженный конфликт.

Что же касается Херрары, то он принадлежал к волчьей стае, свирепый, как апач, и, по словам всех, кто его знал, очень коварный.

Оставив Мигеля, присматривать за скотом, мы с Джин поскакали через кустарник к берегу и вскоре оказались у небольшой бухты, глубоко врезавшейся в материк. На песке белел голый остов старой лодки, чересчур маленькой по сравнению с тем, что мы искали. К тому же, по общему мнению, корабль с золотом лежал на дне под водой.

Мой "генри" торчал из чехла, притороченного к седлу. Наготове я держал "уэлч-нэви", и мне нравилось чувствовать этот револьвер в руке. Джин тоже достала оружие.

Сколько мы ни скакали, пейзаж перед нами не менялся - только пологий берег, поросший серо-зеленой травой, серая водная гладь, похожая на лист стали, тростник, колышущийся под порывами ветра, да, кружащие в вышине чайки. Правда, на волнах в какой-то момент появились белые барашки.

Казалось, здесь никогда не ступала нога человека. Никаких следов: ни золы от старых костров, ни построек. Окостеневший остов старой лодки только усиливал это впечатление. И все же, бесплодная, необитаемая земля отличалась какой-то своеобразной мрачной красотой, на севере, в сторону Штатов, расположенных на берегу Мексиканского залива, тянулись песчаные дюны, нанесенные ветром и волнами, за ними тянулась длинная отмель.

- Холодно, - произнесла Джин. - Повернем назад. - Она выглядела измученной и встревоженной.

Мы повернули и поскакали вдоль берега. Под сильным порывом ветра кусты и тростник тоскливо зашумели. Несколько холодных капель дождя упали мне на лицо.

Место, куда мы пригнали скот, было своеобразным тупиком, длинные руки моря обнимали мыс с трех сторон. Порой вода заливала низко расположенный берег или подмывала его.

Трава здесь была высокой и сочной, и скот не страдал от сильного ветра под прикрытием густого кустарника. Большая часть стада паслась вдоль берега, они привыкли к морю и были хорошими пловцами.

- Мне нравится этот Богом забытый угол, - сказал я вдруг и оглянулся. Линия берега, которую я мог охватить взглядом, показалось мне странно знакомой. Я испытал волнение и попытался напрячь память, но ничего не припомнил. - Должно быть, отец что-то рассказывал мне... - сказал я. - Я чувствую, золото где-то рядом.

- Ты хорошо помнишь отца?

Я постарался представить его облик.

- Огромный, смуглый, стройный человек. Никогда-никогда не спешил. Двигался легко, а если нужно и тихо, как змея. Теперь я понимаю, он не мог успокоиться, зная, что золото просто валяется на берегу, и вернулся за ним. Мама не хотела, чтобы он возвращался. - Еще до встречи моих родителей у отца были какие-то неприятности с ее братьями - Гидеоном, Илайей и Эламом Курбишоу - по поводу этого золота. Предводительствовал у них капитан Элам. Что уж там между ними случилось - не знаю, но дома шли разговоры об этом. Курбишоу охотились за золотом одновременно с моим отцом и старались его опередить. А отец, как я понял, никогда не торопился. Но все же проник на затонувший корабль и с добытым золотом отправился в Чарльстон. Там произвел фурор и познакомился с мамой. Они сразу полюбили друг друга. Когда она пригласила его в свой дом, отец встретился с ее братьями лицом к лицу и узнал, кто они.

- Драматическая история!

- Что уж говорить! Отец всегда оставался самим собой, а Курбишоу ненавидели его за это. Я мало что понимал тогда. Беседы с Тинкером и Джонасом пролили свет на некоторые детали. Обрывочные сведения, почерпнутые в детстве, стали складываться в конкретные картины...

Мы медленно ехали вдоль залива, и тут мне пришла в голову мысль, что здесь, по этому самому берегу не раз ходил мой отец, разыскивая затонувший корабль, и странные чувства нахлынули на меня.

Удивительно, но факт, прежде я никогда не задумывался о личности отца. Возможно, дети редко рассматривают родителей под таким углом зрения. Они принимают их любовь, заботу, защиту, но не осознают, что у отца и матери есть свои надежды, мечты, амбиции, желания и привязанности. Теперь день ото дня отец становился для меня более реальным, чем раньше. Очень интересовало, испытывал ли он когда-нибудь неуверенность в себе, как это бывало со мной, чувствовал ли порой свою неполноценность в сравнении с собственным идеалом, стремился ли он к чему-то, чего не мог выразить словами?

- Уверен, вам бы понравился отец, - неожиданно сказал я. - Чем больше я размышляю о нем, тем больше он мне самому нравится. Не только как отец, как человек. С ним можно отправиться в дальнюю дорогу. Полагаю, что это высочайшая похвала, которую можно заслужить от мужчины.

Прямо передо мной лежала метка - небольшой пучок травы в верхней части перехватывали стебли травы другого вида и завязывались узлом. Индейцы используют такие вехи на дорогах, они не выглядят сделанными специально и ни о чем не скажут чужому. Мне был известен только один человек, который пользовался подобными ориентировочными знаками и который знал, что я могу обнаружить их.

Натянув поводья, я почувствовал, как у меня перехватило дыхание. Джин проехала, вперед, но, оглянувшись, увидела выражение моего лица и остановилась.

- Орландо, что случилось?

- Джин, - прошептал я, не в силах говорить громко, - мой отец был здесь.

Она взглянула на меня, и ее брови слегка поднялись.

- Разумеется, когда нашел золото.

- Нет... Совсем недавно. Два или три дня тому назад.

Спешившись и не выпуская из рук поводья, я присел на корточки, чтобы рассмотреть метку вблизи. Ее сделали пару дней назад, потому что трава, перевязывающая пучок еще не успела завянуть.

Поднявшись, я не спеша осмотрелся. Тот, кто оставил метку, хотел, чтобы ее было видно, но не каждому. На нее мог обратить внимание только тот, кто вырос в горах Теннесси.

Метка оказалась только одна. Ни в траве, ни на кустах, никаких знаков я больше не нашел. Значит, метка указывает на то, что находится в непосредственной близости от меня, в поле моего зрения. И только от меня зависит, смогу ли я это обнаружить. Еще раз я пристально оглядел все вокруг. Ничего особенного: затянутое облаками небо, серые волны с белыми барашками, зеленая трава, доходящая почти до колен, растущий повсюду кустарник и тростник вдоль берега...

Тростник!

Приближаясь к нему, я вытащил винтовку.

- Оставайтесь на стреме, Джин, и следите, чтобы не появился кто-нибудь посторонний, - крикнул я и спешился.

Две или три минуты стоял, не двигаясь, возле лошади и внимательно смотрел на тростниковые заросли. Я мысленно поделил их на небольшие участки, которые последовательно изучал один за другим. Затем стал осторожно пробираться сквозь заросли, отыскивая в них открытое пространство. Стараясь не ломать тростник и потому двигаясь с величайшей осторожностью, я выбрался на полянку, где стоял шалаш, напоминающий улей. Вверху тростинки были связаны вместе, а затем, переплетены между собой другими тростинками. Шалаш имел восемь футов в длину и около пяти - в ширину. Чтобы спать, там места хватало.

- Я пришел как друг, - сказал я довольно громко, - и не ищу неприятностей.

Мне никто не ответил.

Обнаружив вход, я встал на колени и еще раз произнес те же слова и снова не получил ответа. Тогда я сунул голову внутрь.

Шалаш был пуст.

Из-за близости к воде земля была сырой, поэтому пол покрывали наспех сплетенные циновки из тростника, засыпанные сеном.

Я вылез наружу и поднялся.

Отец учил меня строить на случай опасности надежные убежища из тростника, камыша или молодых тонких деревьев. Тогда мне было шесть лет, и я многое забыл.

Теперь я не сомневался - отец здесь. Он привлек мое внимание привычным для нас способом, а не для того, чтобы указать тропу... и теперь вот это.

Покинув тростник, я сел на лошадь и подъехал к Джин, которая с нетерпением ожидала, когда расскажу ей о том, что увидел.

- Отец где-то рядом. Возможно, это как раз тот сбежавший заключенный, которого разыскивает Херрара.

Тогда я рассказал ей обо всем, что увидел и кое-что объяснил.

Если он недалеко, думал я, то найдет меня. А вдруг он лежит где-нибудь раненый? Пусть так. Он все равно найдет меня или даст о себе знать.

Мы развернули лошадей и поскакали к стаду. Теперь мы торопились добраться до места.

Я был так взволнован, что забыл о всякой осторожности. Объехав кустарник, мы оказались перед пятнадцатью или двадцатью всадниками, среди которых стоял Мигель.

Лицо его заливала кровь. Толстый мексиканец склонился над ним с плетью в руке. Неподалеку стоял Херрара.

Нас спасло только то, что все были слишком заняты и не слышали топота копыт, приглушенного дерном.

К счастью, я держал винтовку наготове и взвел курок.

Этот звук они услышали.

Все головы повернулись, будто их дернули за веревочку. Тот, кого я взял на мушку, был Херрара собственной персоной.

- Прикажи своему человеку отойти, - крикнул я, - или я убью тебя.

Херрара увидел меня. Взгляд его черных глаз был тверд. Он не выказал ни тени трусости, смотрел прямо в ствол винтовки.

- Выстрелите в меня, сеньор, но следующая пуля - ваша.

Что до меня, то в этот день я не шутил. Я взглянул на него поверх ствола и произнес:

- Все же я умру вторым. Когда упаду, вы уже будете лежать на траве, так что мне будет легче.

Мы не отводили глаз, и он все правильно понял: что бы ни случилось, я убью его.

- А как же девушка? Что станет с ней, если мы умрем?

- Полагаю, она сама о себе позаботится, - успокоил я его, - но, если с ней что-то случится, не думаю, чтобы это понравилось Чено.

- Что тебе известно о Чено?

- Мне? Да почти ничего, но семья сеньориты в дружеских отношениях с семьей Чено. Подумайте, если это не так, как бы могла одинокая женщина прискакать в Мексику?

Он выслушал меня и скорее всего поверил. Конечно же я лгал. Ее семья может знала семью Кортина, а может и нет. Но я сказал так, чтобы избавить леди от неприятностей и спасти свою собственную шкуру.

Херраре мое заявление пришлось не по вкусу, имя Кортины связывало руки, а оставлять нас в покое не хотелось.

- Почему вы остановились именно здесь?

- Черт, - тотчас же отозвался я, - вы ведь лучше разбираетесь в скоте, чем я. Мы совершенно загнали этих быков, добираясь сюда. Другие ковбои тай и не появились, и нам пришлось трудно. Мы чуть не загнали своих лошадей. Нам нужен отдых.

Конечно, это было правдой, и моя речь звучала вполне убедительно.

- К вам в лагерь больше никто не приезжал, кроме сеньориты? - спросил он.

- Если кто и приезжал, то мы не видели. И очень надеемся, что кто-нибудь проедет мимо и продаст нам что-нибудь из продуктов. У нас мало жратвы.

Он задал еще несколько вопросов. Потом они ускакали, но у меня было подозрение, что Херрара оставит наблюдателей и не уедет далеко.

Мигеля несколько раз ударили по лицу плетью и один раз кнутовищем. Глаза его заплыли, щеки и нос распухли, из раны сочилась кровь.

Он умылся и посмотрел на меня.

- Будь осторожен, друг. Этот человек не забудет, что ты угрожал ему оружием и заставил отступить.

- До границы двадцать пять миль, - сказал я. - Сможем ли мы преодолеть такое расстояние за один перегон? Даже если потеряем часть скота?

- Если сопутствует удача, человек может сделать все, что угодно, пожал плечами Мигель.

Поразмыслив, я пришел к выводу: если что-то должно произойти, то случится очень скоро. Завтрашней ночью или послезавтра мы погоним стадо к границе. И заберем золото с собой.

Но сейчас золото меня мало волновало. Я думал об отце. Мой отец, которого я не видел так долго, был где-то рядом, в темноте.

Но знает ли он, что я здесь?

Глава 7

Мигель разбудил меня через час после полуночи. Я поднялся, поежился от холода и сырости. Угли в костре пылали жарко, и кофейник уже кипел. Мой конь был оседлан и ждал меня. Джин спала, ее голова покоилась на седле.

- Тихо, черт побери, - сказал Мигель, - подозрительно тихо.

Он очень плохо выглядел. Лицо совсем раздулось, из открытой резаной раны сочилась кровь.

- Утром попробуем сделать рывок к границе. Ложись, поспи, - посоветовал я.

Сказать по правде, меня пугала роль первого лица в нашем маленьком отряде, которую и Джин, и Мигель с радостью уступили мне. Я никогда не участвовал в перестрелках. Ответственность за судьбу друзей давила мне на плечи, а сомнения в правильности решений грызли душу.

Мигель устал как собака и, завернувшись в одеяло, уснул раньше, чем я успел допить кофе. Мне вспомнилась его жена, оставшаяся в Техасе. Что бы ни случилось, он должен к ней вернуться. Но я знал - этот парень отправится туда только вместе со мной. Мигель оказался на редкость верным человеком.

Стадо спокойно отдыхало. Травы и воды вокруг было достаточно, и бычки даже начали нагуливать жирок. А может, накапливали силы для того, что им предстояло.

В кустах завывал ветер. Закончив пить кофе, я отставил в сторону чашку, взял ружье и поскакал к стаду, тихо напевая. Волны шумели, набегая на берег бухты, о чем-то беспрерывно шептал тростник. Время от времени принимался накрапывать мелкий дождик.

В такую ночь хорошо удирать от погони, - подумал я. - Херрара, конечно, оставил наблюдателей, но в холодную ненастную ночь у беглецов всегда есть шанс.

Стараясь держаться осторожно, с оружием наготове я дважды объехал стадо, пытаясь сориентироваться. Но ничего не увидел и не услышал.

Мало-помалу в голове моей возник очень четкий план окружающей местности. Морской залив на востоке и два более широких на севере и юге. Нечто подобное однажды набросал отец на полу у задней двери нашей хижины... На самой восточной точке суши он поставил крест. Вот оно то место! Теперь я точно знал, куда надо идти утром.

Забрезжил рассвет, когда я повернул к лагерю. Скот уже поднялся и мирно пощипывал траву. Если то, о чем я думал, правда, мы ночью покинем эту страну. Поверьте, мне очень хотелось покончить с золотой эпопеей.

Когда я подъехал к костру, Джин и, как мне показалось сначала, Мигель пили кофе. Как ей удалось на таком ветру причесать волосы и замечательно выглядеть? - подумал я и тут же остолбенел от неожиданности. Тут я понял, что у костра спиной ко мне, завернувшись в одеяло сидел вовсе не Мигель. Человек обернулся.

Это был мой отец.

Он держал обеими руками чашку кофе. Таким больным и тощим я его никогда не видел. Лицо осунулось, спина сгорбилась.

Наши глаза встретились, и минуту не меньше мы глазели друг на друга, как два дурака.

- Папа, - выдавил я из себя наконец.

Он поднялся, одеяло упало на землю, и мне показалось, что отец стал еще выше ростом. Да, Фэлкон Сэкетт оказался тем самым сбежавшим узником, которого разыскивал Херрара.

- Сынок? - с трудом заговорил он. - Орландо?

- Я так тебя ждал, папа!

Слова не шли у меня с языка, казалось, и у отца дело обстояло ничуть не лучше. Он оставил меня ребенком, а нашел взрослым мужчиной. Спешившись, я шагнул ему навстречу. Мы обнялись, и я почувствовал, что от него остались лишь кожа да кости.

- Ну и здоров ты, - улыбался отец. - Слава Богу, ты всегда был сильным.

- Вы поели?

- Кофе... Пили только кофе и болтали с Джин.

С Джин? Вот как! Он не терял времени даром.

- Ты бы лучше подкрепился, - настаивал я. - На заре мы отправляемся на тот мыс.

- О! - Отец был доволен. - Значит, ты вспомнил?

- На это ушло некоторое время, но как видишь, память не подвела.

- Джин сказала, что ты узнал метки и нашел шалаш...

- Сядьте и завернитесь в одеяло, - строго прервала нашу беседу Джин. Вы нездоровы, мистер Сэкетт.

Он смущенно улыбнулся и послушался, а она укутала его в одеяло. Я почувствовал, как мое сердце заныло от малюсенькой занозы ревности. Если отец побреется и приведет себя в порядок, они с Джин - красивая пара.

Я достал сковородку и замесил тесто, слушая их голоса, с трудом, постепенно привыкая к тому, что отец здесь и он жив.

Меня никогда не покидала надежда увидеть его, но встреча слишком ошеломила. И он не сводил с меня глаз, пока жарились лепешки, и, полагаю, гадал, в какого человека я превратился.

- Ландо, ты учился в школе? - спросил он.

- Спроси лучше об этом у Кэфри, - ответил я. - Он присвоил твои деньги и пустил их в оборот. Мне же пришлось заботиться о себе самому. С двенадцати лет я жил один в нашей хижине. Мне помогали только чероки.

- Я не совсем доверял Кэфри, - покачал головой отец, - но слишком поторопился уехать. Ладно, разберемся с этим потом. А сейчас надо убираться отсюда. Если солдаты обнаружат меня с вами, всех перестреляют.

- Хорошо, но мы зашли слишком далеко ради золота и не можем отказаться от него.

- Немного золота, готового для вывоза есть, - сказал отец, - я сам доставал его. А остальное возьмем в другой раз.

Джин взглянула на меня:

- Орландо, думаю, он прав. Твой отец болен, и, судя по тому, как дышит, у него скорее всего воспаление легких.

Название болезни испугало меня. Джин, возможно, высказала правильную догадку. Поэтому отец так плохо выглядит.

Мигель спал, но мне пришло в голову, что лучше немного отогнать скот, будто на новые пастбища, и подготовить стадо к быстрому марш-броску, когда спустится темнота.

- Твое золото легко взять? - спросил я.

- Да.

- Мы перегоним туда скот и устроимся там как бы на ночлег. Около полуночи совершим побег.

Мы тронулись в путь, а отец скрылся в кустарнике. Он был без куртки, в изношенной рубашке, драных штанах и худых сапогах - мне стало до боли его жалко.

Скот Отошел с прежнего пастбища не больше чем на милю и целый день жировал на лугу. К вечеру мы развели новый костер и стали демонстративно устраиваться спать.

В любом стаде, как и среди людей, всегда есть несколько животных, сильных, спокойных с уравновешенным характером. Среди наших быков имелись несколько таких. Эти дикари отличались мирным нравом и дружелюбием. Я давно мечтал иметь пару подобных им и, пользуясь случаем, подкармливал своих приятелей травой и листьями.

Теперь настало время, когда им предстояло сослужить нам важную службу. Я заранее привел их в лагерь. Кроме того, нам очень нужны были лошади. И я решился на риск.

Мигель не отдыхал ни минуты. Он не отходил от лошади и сам себя накручивал, пока не взвинтился окончательно, как последний болван. Он нервно наблюдал за кустарником, постоянно прислушиваясь, боялся, что операция сорвется, все пойдет наперекосяк и мы не сможем удрать.

- Поеду в Гуадалупу, - объявил я моим друзьям, - чтобы добраться до границы, придется менять лошадей, наши не выдержат.

Никто не мог ничего возразить. Ведь у нас не было лошади и для отца.

Мигель, который весь день хлопотал без отдыху и страшно нервничал, пожал плечами. Он очень хотел поскорее убраться отсюда, опасаясь очередного визита незваных гостей.

- Раз надо, поезжай, каждый здравомыслящий человек поймет для чего нам нужны лошади, - рассуждал он.

Джин дала мне сто долларов, и я оседлал коня. Перед отъездом подошел к отцу. Джин сидела рядом с ним. Вне всякого сомнения он плохо выглядел.

- Не беспокойся, - сказал я, обнимая его, - куплю лошадей и вернусь.

- А ты подумал, как повезем золото?

- Вьючных лошадей покупать нельзя. Это вызовет любопытство мексиканцев. Быки - другое дело. Никто не обратит на них внимания.

- Но тюки на быках будут заметны.

- Конечно, но когда скот движется, он поднимает клубы пыли, думаю, у нас есть шанс.

До Гуадалупы было не больше четырех миль. Деревушка состояла из дюжины строений, в основном глинобитных хижин. На центральной площади - таверна, магазин, склад, контора судьи, а за ней тюрьма. Другие дома разбросаны в беспорядке.

В загоне для скота стояло несколько лошадей, но хозяин отсутствовал. Дул пронизывающий ветер, обещавший дождь. У коновязи возле таверны тоже топтались лошади, три из которых мне понравились. Я привязал коня и вошел в зал.

В темной комнате с низким потолком я разглядел столики, у стойки бара трех посетителей. Двое из них, беседуя за бутылкой, стояли ко мне спиной. Широкоплечий мексиканец с сомбреро, болтающемся на шнурке, и перекрещенными патронташами на груди, "уговаривал" свою бутылку. Мне показалось, что этот человек из отряда Херрары и двое других его очень интересовали.

Подойдя к стойке, я облокотился о нее и заказал пиво.

Бармен принял деньги и улыбнулся, но в его глазах я прочел предостережение, уловив почти незаметный жест в сторону мексиканца из отряда Херрары, если он действительно принадлежал к этому отряду.

- Мы остановили стадо здесь неподалеку, - объявил я громко. - Нам нужны лошади. Не подскажете, где купить пару недорого?

С минуту никто не подавал вида, что слышал мои слова. Потом человек, стоявший ко мне спиной, произнес:

- У меня есть три лошади, и я готов их продать, но не дешево.

Я узнал голос Тинкера.

Не поворачивая головы, я взял бутылку, вылил пиво в стакан и заказал еще одну.

- Я видел их у коновязи. Этих кляч только дурак возьмет.

- Отличные скакуны, - запротестовал Тинкер. - Я не собирался расставаться с ними. Только ради того, чтобы выручить вас... Жеребца видели? Зверь, а не конь.

- Восемь долларов, - предложил я и попробовал на вкус пиво.

В течение четверти часа мы торговались до искр в глазах. Наконец я уступил:

- Двадцать долларов за жеребца, пятнадцать за вторую, а третья мне и даром не нужна.

Тинкер и его молчаливый приятель, на которого я не смел взглянуть из страха привлечь к нему внимание, казалось, напивались сильнее и сильнее. Наконец цыган схватил меня за плечо.

- Ты отличный парень, - орал он пьяным голосом, - замечательный парень. Тебе нужны лошади? Хорошо! Бери всех за сорок долларов и хорошую закуску... Это мое последнее слово.

Я пожал плечами:

- Ладно, но за закуской тебе придется прокатиться к нам в лагерь. У меня при себе только сорок долларов.

Тут же за стойкой бара я выложил ему нужную сумму испанскими песо, и мы вышли на улицу. Тинкер пытался меня обнять, лез целоваться и чуть не упал на пороге. Человек из отряда Херрары сверлил мою спину взглядом.

- Он следит за нами, - шепнул Тинкер, когда я остановился, чтобы осмотреть лошадей.

Выпрямляясь, я успел взглянуть в лицо второго мужчины. Передо мною стоял Джонас Локлир.

- Кортина освободил меня с условием, что я немедленно уберусь из страны, - произнес капитан. - Он не хотел, чтобы Херрара узнал об этом теперь.

Вскочив на коней, мы помчались из города и без приключений достигли лагеря, когда солнце уже садилось. Отец чувствовал себя немного лучше. Мигель отдал ему винтовку из нашего имущества, и отец смотрел на закат.

- Единственное место, откуда они могут следить за нами, - те дюны. Они более семидесяти футов в высоту, для этого района - настоящие горы вдоль берега. С них просматривается вся местность. Если мы подождем десять пятнадцать минут, то солнце будет светить прямо в глаза тому, кто наблюдает оттуда. Тогда мы поедем за золотом.

Теперь у нас имелось шесть ружей, и мы были уже силой, так как даже Джин умела стрелять или сказала мне, что умеет, а я поверил.

Мы приготовили постели, развели огонь, поставили варить кофе. Мигель готовил еду.

Когда солнце наполовину скрылось, отец, Тинкер и я взяли заранее приготовленные полотняные мешки, и с двумя быками, которые хорошо слушались команды, направились в заросли кустарника. Одного из быков, видимо, прежде использовали как тягловую силу, и управлять им оказалось совсем легко.

Пока мы шли, отец рассказывал:

- Корабль давно затонул, и его здорово засосало в песок. Ныряя, мне пришлось вести настоящие раскопки на дне. Основная часть трюма осталась нетронутой, она забита золотом. Я успел переправить достаточно. Мы возьмем что есть и уедем, подождем, пока все утрясется, и вернемся за остальным.

Затем отец познакомил нас немного с тем, как обстоят дела в Мексике. Как раз к этому времени Кортина собрал большие силы, но он зависел от некоторых своих лейтенантов, одним из которых и был Херрара. Ситуация постоянно быстро менялась. Политическая нестабильность как действующий вулкан сотрясала страну последние тридцать лет. Частая смена власти приводила к неразберихе в отношениях с Соединенными Штатами.

Не так давно мексиканский отряд кавалерии пересек границу, чтобы защитить Браунсвилл от мексиканских бандитов. Факт, известный американцам.

В северных провинциях Мексики многие сочувствовали Соединенным Штатам. Случалось, что граждане мексиканского происхождения сражались против Мексики на стороне Техаса. Бесконечным стычкам никому не удавалось подвести черту, процесс борьбы за власть шел постоянно.

Мы шли так, чтобы кустарник прикрывал нас от дюн, где по предположению отца находился наблюдательный пост. Выйдя на берёг бухты, остановились как раз там, куда я планировал наведаться.

- Корабль здесь, - указал отец, - под водой на глубине пяти морских саженей.

Взглянув через плечо на солнце, он наклонился, взялся за два пучка травы и потянул их на себя. На наших глазах большой кусок дерна отделился и поднялся как дверь, открыв выдолбленную яму, в которой стояли жестяные ведерки и консервные банки, наполненные золотом.

Нельзя было терять ни минуты. Солнце вот-вот зайдет и нас тут же засекут на мысе. Работая молча и быстро, мы переложили золото в мешки, связали их по два и навьючили на спины быков. Закрыв яму дерном, двинулись обратно, как будто ведя двух потерявшихся быков.

Когда стало темно, все собрались вокруг костра на ужин. Мигель и Джонас закончили еду первыми, вскочили в седла и объехали вокруг стада. Все остальные сделали вид, что ложатся спать. Один за другим они исчезали в темноте, но мы с Джин все еще сидели у костра, стараясь поднять пламя выше.

- Он настоящий мужчина, - задумчиво сказала она.

- Отец?

- Да, впервые встречаю такого.

Мне было нечего сказать. Я недостаточно знал о своем собственном отце, да и для разговоров не оставалось времени. Подходил назначенный срок. Мы оба начали волноваться.

Когда стадо устраивается на ночь, быки сначала жуют жвачку и дремлют, но примерно в полночь или около того, все они просыпаются, встают и отправляются щипать траву, прежде чем улечься окончательно. Это - самый подходящий момент, чтобы двинуться в путь. Надо застать скот на ногах, чтобы меньше его беспокоить.

Наш костер полыхал вовсю. Я добавил побольше топлива, сверху навалил несколько кустов, срубленных вблизи, чтобы они упали в огонь, когда прогорят другие дрова. Наблюдатель должен подумать, что кто-то время от времени поддерживает огонь.

Подойдя в темноте к коню, я подтянул подпругу и потрепал его по гриве.

- Все зависит от тебя, дружок, сможем мы сбежать или нет. Хорошо бы у нас получилось.

Мы ждали... ждали. А эти глупые быки лежали, жевали жвачку, продолжая спать. Потом вдруг поднялась старая корова, через минуту уже дюжина животных была на ногах, дальше - больше.

Стараясь двигаться легко, Мигель и Джонас стали подгонять их с двух сторон, направляя на север.

Очень тихо, без понукания, только подталкивая палками, заставили несколько быков выйти на дорогу. Животные неохотно пошли вперед. За ними потянулись другие. Так медленно, без напряжения миновали около мили. Потом заставили быков двигаться немного быстрее, отшагали еще около трех миль. Потом стали прибавлять.

Для ковбоев это была дикая скачка. Джин вместе с нами выполнявшая всю работу погонщика, выбивалась из сил. Но тем не менее успевала следить и за моим отцом, что меня немножечко раздражало, хотя я не хотел в этом признаться даже себе. Кто-то же должен его опекать, он же болен, уговаривал я себя, но ревность где-то глубоко, подспудно грызла меня. Во мне просыпалась мужская сущность... я видел перед собой красивую женщину и мне льстило ее внимание. То внимание, которым до сих пор Джин одаривала меня. Пусть она гораздо старше меня, но и намного моложе отца.

Выровняв стадо, мы гнали его почти бегом. Однако через некоторое время пришлось слегка сбавить темп, чтобы дать скоту передохнуть. Затем снова увеличили скорость.

Нам удавалось не выпускать из вида быков, несущих золото. Оно было хорошо упаковано и крепко привязано. Так что потерять его мы мало рисковали, но все же кто-нибудь из нас обязательно следил за вьючными животными. Оставив позади десять миль, добрались до водопоя и позволили стаду напиться.

Ночь тянулась медленно. Вдруг ко мне подъехал Тинкер и тихо произнес:

- Нам с тобой надо отстать. Сзади отряд.

Что стоило свободно скачущим всадникам догнать нас?

Небо слегка посерело. Стадо преодолело уже больше половины пути. Но впереди - еще мили и мили. Мы повели скот шагом, стараясь не производить шума больше, чем нужно. Быки бы рассвирепели, если бы не так сильно устали.

Отец выглядел ужасно. Его усталое лицо стало бледным, глаза ввалились, но он продолжал скакать, как любой из нас.

Южнее Матамороса проходила граница. До нее уже оставалось совсем немного. Повернув скот, мы погнали его по берегу озера.

Около полудня, когда до границы оставалось миль пять или шесть, преследователи стали нас нагонять.

Посоветовавшись с Тинкером, я поскакал к Джин.

- Послушайте и не возражайте. Вместе с отцом берите быков и гоните их вперед. По всей видимости предстоит принять бой, и будет лучше, если вы окажетесь в безопасности и нам не придется тревожиться за вас.

- Я могу сражаться, - заявил подъезжая к нам отец, хотя выглядел ужасно. На лбу его выступил пот, мертвенно бледные щеки ввалились, он еле держался в седле.

- Сделайте, как вас просят, - продолжал настаивать я, - вы должны перейти границу. Мы вас прикроем. С этим золотом вы сможете нам помочь, если нас схватят.

- Если вы не будете убиты, - ответил отец.

- Нет, мне лень умирать, - улыбнулся я. - Я еще хочу вернуться в Теннесси, чтобы разобраться с Кэфри. Мы оба, ты и я.

Джин убедила его покинуть нас и, взяв двух быков с поклажей, погнала их перед стадом, дальше к границе.

Не прошло и нескольких минут, как мы увидели облако пыли, приближающееся к нам по дороге. Я только переглянулся с Тинкером. Не в моих правилах стрелять в людей, не узнав, каковы их намерения. Взяв старую винтовку крепко и удобно, я ждал появления первых всадников. Когда они подскакали так близко, что их можно было разглядеть, у меня уже не осталось сомнений по поводу их планов. Первым выстрелом я выбил из седла одного из них. По крайней мере, я думал, что это был мой выстрел. Но стреляли мы оба.

Повернув коней, Тинкер и я начали огибать стадо, как это сделали уже Мигель и Джонас.

Через несколько минут мы развернули быков так, что они оказались между нами и нашими преследователями. Нас бы вполне устроило, если бы стадо в панике помчалось на этих парней, но фокус не удался. Лишь немногие быки рванули вперед, остальные застыли в полной растерянности.

Мы долго отстреливались. Но в конце концов нападавшие отрезали нас от стада с двух сторон. Наши лошади совсем выдохлись. Тогда мы приняли бой прямо на месте. Мигель упал первым.

Соскочив с коня, я поставил его так, чтобы стрелять из-за седла и принялся за дело. Вокруг меня свистели пули, и не было времени, чтобы испугаться. Вдруг Тинкер крикнул:

- Ландо! В седло! Пора уходить!

Я уже был на лошади, когда увидел человека в черном костюме, отделившегося от группы. Он мчался к Джонасу и, приблизившись, выпалил в него из двух стволов.

Не нужно было звать врача, чтобы установить, что Джонас мертв. Мои выстрелы вслед не причинили вреда всаднику в черном. Он ускакал. Но я успел разглядеть его. Это был Франклин Декроу. Тинкер тоже узнал его.

Погоня висела у нас на хвосте, и мы летели что было сил. Вдруг я почувствовал, как лошадь обмякла подо мной, и в ту же секунду, перелетев через ее голову, распластался на песке. Последнее, что увидел, широко открытые, темные глаза Тинкера.

По выражению его лица я понял, что он считает меня убитым.

Придя в себя, я схватил винтовку, которую уронил при падении. Чей-то сапог тут же придавил пальцы. Сверху вниз на меня смотрел Антонио Херрара. И я понял, что нарвался на большие неприятности.

Сколько же времени пройдет, прежде чем я снова увижу Техас?

Глава 8

Медленно тянулись тяжелые дни. Недели складывались в месяцы, месяцы - в годы. Годы проходили, а я все еще оставался в заключении. Работал как раб, ел как скотина, а ночи коротал на грязном тюфяке, набитом соломой. Мне снился один сон - я выхожу на свободу. Пробуждаться после него было особенно мучительно.

В ограниченном высоким забором мире, в котором я жил, работая до седьмого пота в страшную жару, я страдал не только от одиночества, но и от сознания, что никто не знал о том, что я жив. Мне не с кем было даже перекинуться словечком, не говоря уж о том, чтобы как-то послать весточку друзьям.

Рядом со мной работали индейцы, привезенные из Соноры, люди замкнутые, необщительные, не доверявшие никому вне своего узкого круга, они сторонились меня.

Тысячу раз я планировал побег, и тысячу раз мои планы проваливались. Двери, которые, казалось, вот-вот распахнутся, оказывались запертыми, охранники, проявившие слабость, сменялись.

Мои руки не разгибались от постоянной работы мотыгой, киркой или лопатой. Но плечи стали мощнее, мускулы увеличились и стали твердыми как железо. Природная моя сила возрастала день ото дня, когда я трудился на строительстве дорог, в шахтах, или чистил дворы, вымощенные мескитовым деревом.

Иногда в одиночестве моей, подобно нерушимому утесу, камеры я возвращался мыслями к первым дням заточения, когда в квадратной комнате с кирпичными стенами меня допрашивал и пытал Херрара. Притаскивали туда меня с крепко связанными руками.

Он стоял слегка расставив ноги, с сомбреро, болтавшемся за спиной. Его черные глаза сверлили меня, рот улыбался, сверкая белыми зубами. Ни один мускул не дрогнул на его красивом холеном лице, когда со всего размаху он ударил меня плетью по голове.

Это было только началом мучений.

- Скажи, где золото, - начинал он каждый раз пытку, - и будешь освобожден.

Херрара лгал. У него и в мыслях не было отпускать меня. Он наслаждался моими страданиями. А я твердил:

- Золота больше нет. Они увезли его с собой.

- Не ври, - повторял он и снова небрежно бил плетью, стараясь попасть по лицу. Почувствовав на губах вкус собственной крови, я узнал, что такое ненависть.

Мысли о существовании тайника с золотом доводили Херрару до исступления. Он много лет охотился за сокровищами, которые все время уплывали сквозь пальцы. За годы слухов и пересудов какое-то золото, предположительно спрятанное на берегу, превратилось в неисчислимые золотые россыпи. Их искал Херрара, подогреваемый своим дядей, комендантом города.

Сказать ему правду, значило умереть, а я жил, чтобы убить его, терпел мучения и молчал.

После каждого дознания меня снова бросали в темницу. Не раз казалось, что вот-вот душа покинет мое бренное тело, но проходили дни, и страдания только укрепляли мою ненависть, о существовании которой я прежде и не подозревал.

В моих тюремных кошмарах я часто вспоминал человека, который выдал нас и убил своего родственника Джонаса. Я говорю о Франклине Декроу. Жить стоило только ради того, чтобы вывести этого мерзавца на чистую воду.

И я верил, что выживу. Несомненно выживу.

Я не мог рассчитывать на помощь извне, все считали меня мертвым. Джонас погиб на моих глазах. Что стало с Мигелем? Может быть, он как-нибудь спасся? Они заставили меня вырыть для Джонаса могилу, но тела Мигеля никто не нашел. Тинкер видел, как я падал, и наверняка решил, что я мертв.

Однажды ночью в мою камеру явилась стража, меня растолкали, поставили на ноги и вывели во двор. Пока меня гнали куда-то по темной дороге, Херрара скакал рядом.

- Не надейся, - зло рассмеялся он мне в лицо, когда мы достигли цели путешествия. - Теперь посидишь там, где никакие могущественные друзья никогда не найдут тебя.

Не могу передать, какую радость испытал я от этих слов. Значит, меня все же ищут, и у меня есть друзья! Такое не могло не вселить надежду.

Меня пригнали на ранчо, принадлежащее одному бандиту по имени Флорес. Он совершал налеты на техасские приграничные районы и грабил тамошние ранчо. Власти провинции просто не обращали на это внимания.

Обязанности призвали Херрару на юг, так что избиения прекратились. Работал я теперь вместе с индейскими рабами, что было предпочтительнее сидению в камере. Нас кормили дешевой, но вполне съедобной пищей кукурузой, хорошей говядиной. Хозяин нуждался в сильных, здоровых работниках.

Дюжину раз я пытался передать весточку через границу. Дважды мои записки обнаружили, и меня жестоко избили.

- Ответь мне, - кричал Херрара, иногда появляясь на ранчо, - ответь мне, где золото, и ты получишь свободу и коня в придачу.

Но я молчал.

Херрара приобретал все большую власть. Его поддерживали защищаемые им бандиты, с доходов которых от налетов в Техасе он получал определенную мзду. Каждую ночь с ранчо Флореса через границу отправлялись вооруженные шайки, возвращавшиеся со скотом, лошадьми и женщинами.

Никакие другие мексиканцы не посещали ранчо. Из этого я заключил, что законопослушные соседи боятся и ненавидят бандитов, однако сделать с ними ничего не могут.

Мои руки были покрыты мозолями и ссадинами, но стали могучи. Мощные бицепсы играли под кожей, занятый бесконечными наблюдениями и планированием, я стал хитрым и упорным, как бывают хитры и упорны животные.

Не проходило и дня, чтобы я не вынашивал плана побега, ни одна возможность не проходила для меня незамеченной. Все мои чувства всегда были в боевой готовности, и я ждал подходящего момента.

И вот как-то вечером Херрара приехал в очередной раз. Тяжелые дубовые двери распахнулись, и он вошел, держа в одной руке револьвер, а в другой тяжелую плеть "кошку" о девяти хвостах, которую используют на кораблях. Позади него на пороге появились двое с винтовками.

- Ну все, конец, - произнес он спокойно. - Я не собираюсь больше ждать. Сегодня ты скажешь мне, где золото, иначе, - он потряс плетью, - лишишься глаз.

Твердыми как дерево руками Херрара поигрывал "кошкой", на концах девяти ее ремней подрагивали проволочные узлы. Этой плетью можно было снять с человека кожу, вырвать глаза, и превратить голову в кровавое месиво.

Я понял, что ждать больше нечего, - или я, или он. Сегодня кто-то из нас расстанется с жизнью.

Херрара направился ко мне, а я остался на своем месте в углу, внутренне готовый броситься на него. Подобно загнанному животному, в которое меня превратили, я наблюдал за ним.

Я находился на меньшем ранчо, расположенном в полумиле от городка Лас-Куэвас, где размещался штаб Флореса. Было девятнадцатое ноября 1875 года. Эту дату я никогда не забуду.

Случайная ошибка сыграла в моей жизни решающую роль. Это была одна из тех судьбоносных ошибок, из-за которых проигрывают сражения, гибнут режимы, умирают или спасаются люди. Все началось за границей Мексики, далеко от стен моего заточения. В тот день всадники пересекли границу и поскакали по дорогам, окаймленным кактусами.

Херрара не зря взял с собой револьвер и держал его наготове. Человек далеко не глупый, он понимал, что могло быть у меня на уме. Плеть взметнулась для удара, но оказалось, что меня нелегко изуродовать сразу угол служил мне частичной защитой.

Я облизал губы. Внутри меня закипала холодная ярость, ничто теперь не имело значения, кроме моих рук на его горле. Он будет бить меня. Его пули пронзят мою плоть, возможно и пули тех двух других на пороге, но сегодня я доберусь до его горла. Этими руками я только пару дней назад разогнул и скрутил подкову. Конечно, меня убьют, но сначала я должен убить его.

Херрара вновь занес плеть, чтобы ударить сверху вниз. Обмотанные проволокой ремни опустились на мои голову и плечи. Я не шевельнулся. И тут его гнев и ненависть ко мне прорвались наружу. Я стал для него врагом номер один, потому что не желал открыть ему путь к богатству, положению в обществе и еще потому, что так долго противостоял ему.

Его губы злобно скривились, и плетка хлестнула меня по лицу. Моим врагом руководила только ненависть, и я прочел это на его лице.

Внезапно снаружи раздались выстрелы, топот копыт и пронзительный техасский клич.

Стражники покинули свой пост в дверях и выбежали во двор. Застигнутый врасплох Херрара повернулся, его рука замерла в замахе. В этот момент я бросился на него. Левой рукой схватился за его револьвер, а правой вцепился в горло, смертельной хваткой - за адамово яблоко.

Его револьвер выстрелил в потолок, а шум потонул в грохоте выстрелов во дворе. Со всей силы я ударил его о каменную стену. Ни на долю секунды не отпуская горло, старался оторвать его пальцы от рукоятки револьвера.

Со звериной жестокостью я бил его головой о камень, пока он не перестал бороться. Только тогда я ослабил хватку и отступил назад. Он слабо ударил меня плетью, а я, расставив ноги, дважды нанес ему сокрушительные удары. Один из них Сломал ему ребра, второй пришелся по лицу.

Его глаза остекленели, и он стал валиться на меня. Еще один удар, и он рухнул замертво. Я быстро отстегнул ремень, подобрал с пола револьвер и выскочил за дверь. Пробежав пустой коридор, повернул в другой и оказался в жилой части дома.

В комнате было пусто. Я кинулся к шкафу, в котором хранилось оружие. Одной рукой поднял стул, размахнулся и ударил по стеклу, взял ружье и наполнил карманы патронами. Здесь же оказалось ружье "генри". Я прихватил его, а также два патронташа с патронами, висевшие на стуле. И вдруг мне бросился в глаза знакомый предмет. В самом углу шкафа висел мой старый "уэлч-нэви" тридцать шестого калибра с инициалами "К. Б. ", выгравированными на рукоятке. Я быстро засунул его за пояс.

Дверь из комнаты оставалась открытой с того момента, как охрана выбежала, привлеченная выстрелами, и я проскочил через нее на веранду, где отступил в тень.

По двору беспорядочно скакали всадники, красные вспышки оружейного огня прорезали темноту.

Техасский клич оборвался, пуля достала мексиканца на балконе. Он упал оттуда вниз головой недалеко от места, где стоял я. Всадник развернул лошадь и в это мгновение увидел меня. Его револьвер уставился мне в грудь, и я закричал изо всех сил:

- Нет, я американец!

Держа меня под прицелом, он спросил:

- Кто вы такой? - Голос его звучал властно.

- Пленный. Они мучили меня здесь шесть лет.

- Шесть лет?!

Возле изгороди стояла привязанная лошадь. Перестрелка усилилась.

- Садись. Быстрее!

Мы выехали со двора и сразу увидели группу техасцев, собравшихся под прикрытием стен и о чем-то споривших. Завидев нас, кто-то крикнул:

- Мы ошиблись, капитан! Основное ранчо Флореса находится в полумиле отсюда по дороге.

- Там же две сотни бандитов! - воскликнул я.

Человек, взявший меня с собой, скомандовал:

- Поехали! - и возглавил отряд.

Полярная звезда указывала нам дорогу. Для расспросов не было времени.

Мы быстро скакали к Рио-Гранде, все дальше и дальше на север. Мое израненное лицо обвевал свежий ветер. Когда миновали каменные утесы, я ощущал тепло, которое они еще сохраняли после жаркого дня. Теперь отряд ехал шагом, и человек, спасший меня, повернулся в седле и спросил:

- Вы сказали, шесть лет?

В двух словах я объяснил ему, не упоминая о золоте, что Херрара хотел выведать секрет, который знал только я. При упоминании о Херраре, мой собеседник помрачнел.

- С ним бы я хотел рассчитаться лично.

- Не теряйте времени даром и выбросьте эту мысль из головы. Он решил испробовать на мне девятихвостую "кошку", а тут вы так вовремя появились и начали стрелять во дворе. Его люди выбежали, и я не упустил момент.

- Вы думаете, он мертв?

- Без сомнения, он мертв.

- Меня зовут Мак-Нелли, - представился всадник, - а это техасские рейнджеры.

Отряд рейнджеров пересек реку, чтобы нанести удар по бандитам, которые постоянно совершали набеги на техасские ранчо и крали скот.

Лас-Куэвас был долгое время средоточием бандитов. Именно на него рейнджеры намеревались напасть, но ошиблись. Их занесло не на то ранчо Флореса. Но их ошибка спасла мою жизнь.

На Рио-Гранде всадники по команде развернулись. Бандиты уже догоняли нас.

- Переправляйтесь через границу, Сэкетт, - распорядился Мак-Нелли. - Не стоит испытывать судьбу. Для вас все кончено!

- Извините, капитан, - возразил я, - мне есть с кем посчитаться из ваших преследователей. Кроме того, я унес их оружие и патроны. Будет справедливо возвратить им часть груза.

Здесь на реке холодный воздух пах сыростью. Для меня это был воздух свободы. Первый раз за столько лет я вдыхал его с наслаждением.

Бандиты примчались в спешке, они не сомневались, что застанут рейнджеров на границе и не дадут им переправиться через реку. Но их встретил шквал оружейного огня. Потеряв одного, бандиты повернули, скрылись в зарослях мескитовых деревьев и больше не возвращались.

Немного подождав, рейнджеры поскакали к телу, чтобы взглянуть на него, я следовал за Мак-Нелли.

- Что ж, - сказал я, - если вы решили убить только одного, то сделали исключительно правильный выбор. Это Флорес - собственной персоной. Потеряв главаря, бандиты ретировались.

Мы переплыли реку и оказались в Техасе. Лагерь рейнджеров располагался в нескольких милях от устья Рио-Гранде.

Полагаю, я представлял редкое зрелище. Моя рубашка истлела до лохмотьев, штаны мне дали из старья, когда я окончательно износил мои собственные, о башмаках даже забыл думать. В таком виде я стоял перед моими новыми знакомыми, нагруженный оружием и патронами.

- Вам необходима одежда, - заметил Мак-Нелли. - В таком виде вы не можете идти.

Они оказались отличными ребятами, эти рейнджеры, и полностью меня экипировали. Затем, чтобы выручить немного денег, я продал им один из своих револьверов (убегая, я прихватил с собой три) за шесть долларов, и также ружье - за двенадцать долларов самому Мак-Нелли. Капитан забрал револьвер, инкрустированный золотом и серебром, принадлежавший Флоресу. Это было редкое и дорогое оружие несравненной красоты.

Надо сказать, что мне досталась хорошо сложенная резвая лошадь.

- Всех, кто будет спрашивать у вас расписку на покупку этой лошади, посоветовал Мак-Нелли, - отправляйте ко мне.

Расставшись с новыми друзьями я первым делом отправился к реке, хорошенько вымылся, переоделся, и сразу почувствовал себя другим человеком.

Теперь предстояло решить, что делать дальше. Во-первых, я не знал, куда мне податься. Мак-Нелли ничего не слышал о моем отце и Помнил лишь то, что несколько лет назад поговаривали о гибели Джонаса Локлира.

Итак, я был свободным человеком, без пристанища, но вполне законно рассчитывающим на положенную мне по справедливости часть золота, которое, конечно, уже могло быть потрачено. Но кое-чем я все-таки обладал! Если бы я смог их разыскать: мою старую кобылу и жеребенка-мула!

Я появился в Браунсвилле, одетый в рубашку и джинсы, которые были мне маловаты, в сапогах, натиравших ноги, и в поношенном мексиканском сомбреро. На загорелой груди у меня перекрещивались патронташи, так что я выглядел как мексиканец.

Войдя в таверну, я встал у стойки бара, но бармен явно проигнорировал мое появление. Тогда я вытащил револьвер и положил его рядом с собой.

- Я хочу выпить виски. Ты собираешься мне его подать или мне самому взять после того, как прострелю тебе башку?

Бармен взглянул на меня, потом на револьвер и поставил на стойку бутылку.

- Мы не обслуживаем мексиканцев, - произнес он медленно.

- Ты ошибся - я не мексиканец, но знал некоторых из них. Среди них есть всякие люди - и хорошие, и не очень.

- Извините, - пробормотал он, - я думал, что вы мексиканец.

- Налей мне выпить, - приказал я, - потом иди отсюда и помалкивай.

Он наполнил стакан и отошел. Двое ковбоев бандитского вида оценивающе наблюдали за мной, раздумывая, какое сопротивление я могу оказать в случае драки. Но я не был заинтересован в скандале. Так что просто не обратил на них внимания. Я прислушивался к разговору за столиком позади меня.

- Он умен, - говорил один из посетителей, - не поселился в наших местах самовольно, как многие другие. Капитан Кинг выясняет права на каждый участок, который он покупает. Там спор насчет прав. Декроу имеет претензии, но его сестра оспаривает их.

- Между Декроу и мужем сестры Локлира кровная вражда. Дело скоро дойдет до стрельбы.

- Если только Декроу не выстрелит ему в спину, - вмешался я в разговор, - именно так он убил Джонаса Локлира и ускакал с мексиканцами.

Ну вот, влип, подумал я, ведь не собирался пока никуда влезать. Головы всех собравшихся в зале повернулись в мою сторону.

- Вы плохо кончите. Декроу уважаемый человек в Техасе, - произнес один из тех, кто сидел за столом.

- Он не первый пользуется незаслуженным уважением, - возразил я. Увидите его, передайте мои слова. Повторяю: он предатель и стреляет в спину. Джонас Локлир убит им выстрелом в спину. Сделал это Декроу. Я - свидетель.

В кабачке не было ни одного дружелюбного лица.

- А вы кто такой? - тихо спросил другой человек, сидящий за столом. Мы хотели бы сообщить ему, кто выступает против него.

- Мое имя Орландо Сэкетт, и я буду выступать против него каждый раз, когда мне представится такая возможность. Джонас, - добавил я, - был моим другом.

- Орландо Сэкетт, - задумчиво повторил незнакомец. - Единственный из Сэкеттов, которого я знал, кроме Фэлкона, был убит в Мексике пять или шесть лет назад.

- То, что вы слышали, неправда. Представьте, жив.

Допив виски, я повернулся, покинул кабачок и пошел к ресторану через улицу. Спустя несколько минут туда вошел стройный голубоглазый человек и сел недалеко от меня. Он совсем не смотрел в мою сторону, и это показалось мне странным, поскольку все хотя бы однажды взглядывали на меня.

В Рио-Гранде-Сити я подстригся и сбрил бороду, оставив усы, как большинство мужчин в то время, но старательно подровнял их. За шесть лет неволи я прибавил в весе, в то время как рост мой оставался пять футов десять дюймов. Весил я теперь двести десять фунтов. Мои плечи и грудная клетка стали мощнее. Народ глазел на меня.

Пока я ел, все поглядывал на голубоглазого мужчину с тонким лицом. Он был молод и носил ружье на ремне. Вскоре к нему присоединился приятель и сел спиной ко мне. Когда он обернулся, я узнал в нем Дункана Кэфри.

Лицо его осталось прежним, но сам он стал огромным и, казалось, очень сильным. Его взгляд обрел жестокость. Когда он положил руку на спинку стула, я заметил, что костяшки пальцев обезображены шрамами и следами от переломов. Значит, он много дрался. Это напомнило мне о том, что рассказывал Тинкер о руках Джима Мэйса, чемпиона по боксу, тренировавшего его.

Кэфри жестко посмотрел на меня, нахмурился и отвел взгляд. Внезапно до меня дошло, что у него нет полной уверенности, что перед ним я.

Когда, заплатив за ужин, я поднялся, то увидел в зеркале, что меня изменило - усы, а еще больше шрамы. Я забыл о шрамах, их было три, два вдоль щек, а один на подбородке. Плеть, как ножом порезала кожу, а швы никто не наложил.

Когда я вышел на улицу, мне в голову пришла неприятная мысль. Если этот голубоглазый - убийца и Кэфри указал ему на меня, то мне лучше смыться. С руками у меня было все в порядке, но я не упражнялся в стрельбе шесть лет.

Покинув город, я направился на восток, затем, описав круг, поехал по северной дороге. Спустя несколько дней сделал остановку у хижины, где я оставил кобылу.

Женщина подошла к дверям и, заслонив глаза от солнца, посмотрела на меня. Выглядела она жалкой и усталой. Возле нее стоял мальчик с широко открытыми глазами. Оба они были напуганы.

- Вы не помните меня, сеньора? Я ускакал отсюда много лет назад вместе с Мигелем и сеньором Локлиром.

Мне показалось, что она узнала меня, но женщина произнесла только одно:

- Уезжайте, Мигель мертв.

- Мертв, сеньора?

- Да, - она быстро огляделась вокруг, будто боялась, что за нами наблюдают. - Он возвратился из Мексики, но однажды не вернулся домой. Его убили в прериях бандиты.

Теперь меня вдвойне заинтересовали эти бандиты и Франклин Декроу. Я переменил тему разговора.

- Несколько лет назад я оставил здесь кобылу. Она должна была ожеребиться. Вы обещали присмотреть за ней и малышом.

Ее взгляд потеплел.

- Помню, сеньор.

- Жеребенок... здесь?

Мальчик хотел вмешаться, но она быстро сказала ему что-то по-испански. Теперь я хорошо говорил на этом языке, но они стояли слишком далеко от меня, так что я не разобрал слов.

- Он здесь, сеньор. Мануэль приведет его.

- Подожди, - я взглянул на мальчика. - Ты объездил жеребенка?

- Мула, сеньор. Я езжу на нем верхом. - Он смотрел на меня враждебно. Ему было лет одиннадцать - двенадцать, но он выглядел слишком маленьким и хрупким для своего возраста.

- Теперь, он скачет быстро как ветер?

Его глаза заблестели от волнения, и он с энтузиазмом заговорил:

- Да, сеньор. Он может участвовать в скачках.

Хуана шагнула за порог хижины.

- Он привязался к мулу, - улыбнулась она. - Боюсь, что даже слишком. Я всегда говорила ему, что вы вернетесь за ним.

- Вы говорили, что я вернусь?

- Да, сеньор. Мигель не верил в то, что вы погибли. Он никогда этому не верил. Но од был единственным, кто так думал. Хотя сеньора... сеньора Сэкетт, она тоже считала, что вы живы.

- Сеньора Сэкетт?

- Жена вашего отца, сеньор. Сестра сеньора Локлира.

Значит, Джин вышла замуж за моего отца. Теперь она моя мачеха. Что ж, ничего удивительного. Между ними с самого начала что-то было.

Когда мальчик ушел, Хуана подошла ко мне.

- Случилось много бед, - сказала она. - Сеньор Декроу позволил нам остаться здесь жить, но предупредил, чтобы мы никогда не разговаривали с незнакомцами. И приказал, если вы когда-нибудь вернетесь, сразу же послать Мануэля предупредить его.

Моя лошадь вдруг подняла голову, я оглянулся, неподалеку стоял мул.

Никакого сомнения не вызывало, что это был мул - высокий, с длинными тонкими ногами, почти такой же масти, как и его отец или любой другой мул. Он спокойно следовал за мальчиком, видно, между ними установилось хорошее взаимопонимание. Но когда я приблизился, он повернул морду ко мне.

- А кобыла?

- Волки, сеньор. Он был еще маленьким. Если бы я не подоспел тогда, он погиб бы.

Поглаживая мула по шее, я размышлял над сложившейся ситуацией. Я чувствовал себя в долгу перед Мигелем и не доверял Декроу.

- Мануэль, - решил я наконец, - вы с Хуаной должны уехать отсюда. Вам надо перебраться в Сан-Антонио или еще куда-нибудь. Тебе пора ходить в школу.

- Как? У нас нет денег. Нам некуда идти. Козы, да несколько кур кормят нас.

- У вас есть лошади?

- Нет, лошади принадлежат сеньору Декроу.

- Поедете на них, - я помолчал. - Если Декроу узнает о том, что вы встретились со мной, не миновать беды. А мне нужен парень, который может скакать на муле, участвовать в скачках. Ты ведь готов, Мануэль?

Его глаза заблестели, но он серьезно ответил:

- Да, сеньор. Видели бы вы его на дороге - несется быстрее ветра.

- Он для этого и предназначен, - сказал я. - Отправляемся сегодня вечером.

- А что делать с козами?

- Оставьте их. Проживут сами.

Мы не теряли времени даром. Хуана собрала пожитки. Оказалось, что им практически нечего взять с собой. Мануэль воспользовался моей лошадью и поймал пару пони. Он очень ловко управлялся с лассо, у меня такой сноровки не было. Позже, я начал сомневаться, смогу ли управиться хоть с чем-нибудь, хотя по дороге в Браунсвилл начал тренировки по стрельбе из "уэлч-нэви". Это оружие я предпочитал всем остальным.

Дорога, которую мы выбрали, служила для перегона скота.

- Думаешь, мул перегонит мою лошадь? - спросил я Мануэля.

- Ясное дело, - холодно ответил тот. - Видишь впереди тот старый тополь? Давай наперегонки!

По сигналу мы пустились вскачь.

Моя резвая мексиканская лошадка была приучена стартовать с места. Более того, она принадлежала бандиту, который не мог позволить иметь просто хорошую лошадь. Он выбирал лучшую из тех, какими завладевал. Чалая сразу взяла с места в карьер, и уже через пятьдесят ярдов лидировала на два корпуса, продолжая наращивать разрыв. Мы преодолели полпути, когда мул наконец сообразил, что участвует в состязании, и стал постепенно прибавлять. Уже скоро мы шли голова к голове, а потом он оставил лошадь позади.

Свою игру я решил начать в Оаквилле. Этот маленький городишко, славившийся вздорностью своих жителей, соответствовал размеру моего кошелька.

При ближайшем рассмотрении, Оаквилл с большой натяжкой именовался городом. В нем насчитывалось меньше сотни жителей. Но за десять лет после окончания войны между Штатами здесь убили сорок человек. Много скота из Канзаса прогоняли через него.

В тот день, когда мы прибыли, в городе стояла тишина. Пара быков дремала на улице, да пять стреноженных лошадей стояли у коновязи. Я поручил Мануэлю и его матери найти ночлег и дал им доллар, а сам зашел в бар. Единственный посетитель, высокий худощавый мужчина с рыжеватыми усами и насмешливым выражением глаз, стоял в стороне от стойки.

Оценив ситуацию, я предложил:

- Разрешите вас угостить.

Он задумчиво поглядел на меня.

- А что, если я соглашусь? - потом спросил: - Вы проездом?

- В общем да, - ответил я. - Но хотел узнать, где проводятся скачки. Я должен позаботиться о мексиканской женщине и ее сынишке. - Он взглянул на меня, а я сказал: - Ее муж сражался на моей стороне в битве на границе.

- Убит?

- Угу. У них есть друзья в Сан-Антонио.

Он отхлебнул виски из стакана и промолчал. Допив стакан, заказал еще выпивку себе и мне.

- Могу одолжить двадцать долларов, - предложил он, - отдадите при встрече когда-нибудь.

- Мне надо попасть на скачки, - я понизил голос. - У меня есть очень быстрый мул. Держу пари, что, поставив на него, удвою свои десять долларов.

Он подошел к двери и, выглянув, осмотрел мула, стоявшего рядом с моей чалой. Потом вернулся назад, облокотился о стойку и стал пить виски маленькими глотками.

- У одного человека в восточной части города есть быстрая лошадь. Приходите вечером - попробуем. Вы не будете возражать, если я тоже заключу пари?

- Я приветствую это. Вы здешний?

- Из Бивилла. Приезжаю сюда по делам время от времени. Занимаюсь скупкой скота.

Лошадь оказалась действительно быстрой. На прямой она развивала большую скорость. Но мой мул оставил ее далеко позади, хотя я посоветовал Мануэлю слегка придержать скакуна, чтобы не раскрывать сразу все его возможности.

Таким образом десять долларов превратились в двадцать, и скупщик скота одолжил мне еще двадцать.

- Не беспокойтесь, - заверил я его, - мы приумножим их.

Он опять задумчиво посмотрел на меня.

- Вы не бывали в Бивилле? Деньги там так и витают вокруг. Скачки устраиваются по субботам. Не хотите отправиться туда? Если что-то вас не устраивает, считайте, разговора не было.

- Не возражаю. Мне нужны деньги.

- У нас случаются боксерские бои на приз. Большинство населения Бивилла - выходцы из Ирландии. Город основан ирландскими иммигрантами в 1830 году. А вы атлетически сложены, - продолжал он. - У вас мощные плечи. Вы никогда не участвовали в боксерских поединках?

- Нет. Но на это не рассчитывайте. Я должен разыскать двоих людей.

- Местные игроки, - объяснил он, - привезли недавно одного боксера, который чуть не убил нашу доморощенную гордость. Они жаждут нового поединка, чтобы вернуть проигранные деньги.

- Я не боксирую, пока меня к тому не вынуждают.

- Очень жаль. У вас такие данные. Скачки, конечно, здорово, но если бы вы вздули этого Кэфри, вы могли бы...

- Вы имеете в виду Дуна Кэфри? Это меняет дело.

- Да, да! Его зовут Дун Кэфри. Он хороший боец и не допускает ошибок. Его опекает Бишоп.

Я сразу вспомнил покрытые шрамами костяшки пальцев. Но кто бы мог подумать, что Дун Кэфри станет боксером-призером! Конечно, он всегда был силен и поддерживал себя в хорошей форме. Очень давно, когда я поколотил его, мне, наверное, просто повезло.

В те времена в салун ходили не только для того, чтобы выпить. Это был своеобразный клуб, где люди встречались, заключали сделки, держали пари и обменивались новостями. Если люди хотели узнать, что творится на дороге, где объявились индейцы, или кто продает скот, то приходили в салун.

- Вы можете заключать пари на поединок, - согласился я, - но не называйте имен. Скажите, что боец проездом из Оаквилла или лучше из Мексики.

Скупщика скота звали Док Халоран. Теперь он изучал меня с хитрым видом.

- Дун Кэфри выиграл шесть боев в Техасе и еще больше в Луизиане и Миссисипи. Он боксер-профессионал и не дурак. Настоящий боец.

- Все так, но, если вы меня поддержите, я выиграю у него.

- А вы в хорошей форме?

- Шесть лет тяжелейшего труда в мексиканской тюрьме. Да, я в форме.

Мы въехали в Бивилл не по центральной улице, а задворками. Хуану и Мануэля тоже взяли с собой. Док Халоран привел нас в свой дом и сразу ушел. Ему предстояло заключить пари на скачки и договориться насчет поединка. Мануэль отправился побродить по городу. Он вернулся на закате и выглядел очень серьезным.

- Случилась беда, сеньор, - сказал он. - За нами, наверное, следили всю дорогу. Я видел сеньора Декроу в коляске с сеньоритой, в окружении других всадников.

Сев на край кровати и глядя на свои тяжелые, натруженные руки, я задумался. Едва ли они нас преследовали. Декроу не взял бы с собой сеньориту. Скорее всего Мануэль видел Маршу. Ей теперь около двадцати. Почти старая дева. Девушки выходят замуж в шестнадцать - семнадцать лет.

- Не думаю, что они гонятся за нами, друг мой, возможно едут в Сан-Антонио. Всадников взяли из предосторожности. Говорят, на дороге много воров и бандитов.

Сидя на краешке кровати, я продолжал размышлять о том, как складывается ситуация. Может, мы близки к развязке? Дун Кэфри здесь, Декроу... Сколько еще других?

Док Халоран появился около полуночи и тоже очень озабоченный. Он остановился, глядя на меня сверху вниз.

- Ну вот, бой назначен, все оговорено. Мул включен в скачки. Но мне кажется, что мы откусили больше, чем сможем прожевать.

- Что случилось?

Он нервно облизал губы.

- Я поставил пять тысяч на мула, но они всячески подначивали меня и добились своего - каюсь, я прыгнул выше головы: поставил двадцать пять тысяч долларов на то, что вы вздуете Дуна Кэфри. - Он был так возбужден, что казалось, сошел с ума, повторял: - Двадцать пять тысяч! Двадцать пять тысяч! Просто немыслимо! - В конце концов, немного успокоившись, Док продолжил сбивчивый рассказ. - Они были готовы накинуться на меня и не хотели верить, что у меня есть боксер, что кто-то выстоит против Кэфри. Они много чего болтали, и я держался, но когда мне предложили засунуть мои деньги себе в глотку, - согласился.

- Док, за такие деньжищи они убьют пятьдесят таких, как мы. Я не буду драться. Скажите им, что пари отменяются.

- Не могу... Они заставят меня сожрать деньги или убьют.

Все стало очевидно. Если я начну лидировать, Бишоп даст сигнал, и орущая, беснующаяся толпа снесет ограждения, ворвется на ринг и расправится с нами. Халоран нервно метался по комнате.

- Ничего - это еще бабушка надвое сказала, кому придется засунуть деньги в глотку. Не паникуй! - остановил его я.

- Сэкетт, если проиграю пари, то буду вынужден снова пасти коров. Я вложил все, что заработал за сорок пять лет. Мне больше не встать на ноги. Как я мог так глупо поступить!

Я встал.

- Пусть это не тревожит тебя. Мы победим. Но необходимо найти кого-то охранять сейф в салуне, где хранятся деньги. Если не будет другого пути, они попытаются ограбить его.

- Точно. У Бишопа есть люди в городе, способные на все. Сэкетт, все кончено. Нас обокрадут!

Вдруг раздался стук в дверь. Я выхватил из-за пояса "уэлч-нэви" и приказал Хуане:

- Открой и отойди в сторону.

Дверь распахнулась, и через порог шагнул мужчина, высокий, худой, с желтыми глазами и золотыми серьгами в ушах.

- Ландо, неужели ты?

Это был Тинкер.

Глава 9

Он вошел и осторожно прикрыл за собой дверь. В полутемной комнате, освещенной лишь слабым светом свечи да огнем очага, я почти не видел его лица - различая лишь мерцание глаз и блеск золотых серег. Жизненный опыт не сделал меня доверчивым человеком, а разлука наша длилась очень долго, но он был и остался моим другом, я почувствовал сразу. И именно сейчас я нуждался в нем.

- Когда мне сказали о человеке, у которого есть скаковой мул, я понял, что это ты.

Он шагнул ко мне и протянул руки. От волнения у меня перехватило горло. Я не из тех, у кого много друзей, но Тинкер один из них, и это так меня обрадовало.

- Ну и здоров же ты стал, - говорил Тинкер, обнимая меня. - А как возмужал!

Я представил его, мы сели.

- Мул получился замечательным, - сказал я, - настоящий беговой.

- Ему придется показать себя! - Тинкер внимательно посмотрел на меня. Знаешь, кто поставил деньги против тебя? Бишоп и Кэфри. Кэфри не только боксер, он еще и игрок, и ведет большую игру. Они с Бишопом партнеры.

- Тебе известно о поединке?

- Вокруг только о нем и говорят. Это ирландский город, а ирландцы, ты знаешь, любят кулачные бои.

- Я хочу победить его, но еще хочу нанести ему удар по карману. Для Кэфри это хуже всего.

Тинкер задумался. В комнате стало тихо, только поленья потрескивали в камине, да булькало в кофейнике.

- Декроу в городе, - наконец произнес Тинкер, оглянувшись на Хуану. Он ищет вас.

- Его дочь с ним?

- Да, они едут в Сан-Антонио. Судятся из-за наследства. - Он взглянул на меня. - Твой отец приедет завтра. Твой отец и его жена.

- Он женился на Джин?

- Любовь с первого взгляда. Сейчас он в хорошей форме, отлично выглядит. Джин красива как всегда. Но Франклин Декроу претендует на наследство Джонаса через свою жену. Требует, чтобы ему разрешили выкупить закладные. Я плохо разбираюсь в судебных тонкостях, но дело так обстоит. Все должно разъясниться в Сан-Антонио или в Остине.

- Мне нужно быть там, - сказал я, - у меня есть свидетельские показания, которые я могу представить.

Хуана посмотрела на меня, и в ее глазах появился ужас:

- Он знает? Сеньор Декроу знает?

- Конечно... Мы узнали друг друга в том бою. В ту ночь Декроу был вместе с Херрарой и людьми Кортины. Он донес им, что мы собираемся в Мексику за золотом, потому они искали и преследовали нас. И Джонаса он убил выстрелом в спину.

- Декроу убьет тебя. У него нет другого выхода.

Посмотрев на свои огромные руки, я ответил:

- Пусть попытается.

Всю ночь я лежал без сна, глядя на краснеющие угли, и думал о своей жизни. Много лет назад я собирался разбогатеть в западных землях, но экспедиция за золотом Лафита, затеянная Тинкером, привела меня к краху. И к тому же завязалось столько узлов! Вот разрублю их все и пойду дальше... Говорят, в Нью-Мексико, рядом с городом Мора есть другие Сэкетты. Отправлюсь туда.

Отец женился на Джин, создал семью и правильно сделал. Я немножко ревновал Джин, такая женщина, как она, не оставит любого мужчину равнодушным. Но мне еще предстоит встретить мою любовь. Уверен, моя избранница окажется похожей на Джин. А они с отцом просто созданы друг для друга.

В этом городе у меня нет сторонников. Для всех я - никто. Сильный человек без имени и состояния. Практически нищий. У меня была лошадь, взятая у конокрада, и мул, появившийся на свет вследствие не очень честных действий. Чем я мог гордиться? Мне не пришлось учиться, и в свои двадцать с небольшим ничего не удалось создать.

Завтра будут скачки, потом поединок. Если мне повезет, я выиграю. Стоит жить, чтобы насладиться победой. Но скачки и бокс не то, чему можно посвятить жизнь.

Завтра я встречусь с Дунканом Кэфри на ринге. Он опытный боец. За мной лишь медвежья сила и никакой подготовки. Если я вздую Кэфри, у меня будет кое-что. Если удастся отплатить за все Декроу и выжить, отправлюсь на Запад и начну все сначала. Как когда-то мечтал.

За годы заточения я выучил испанский. Возможно, в будущем это пригодится.

Наконец я уснул, а когда проснулся, уже наступил день. Угли погасли. Комната была пуста.

Сев за стол и подперев голову руками, я пытался продумать план этого трудного дня. Не многое сегодня зависело от меня. Если удастся, я воздам Кэфри по заслугам. Но может статься, сам получу страшную трепку. Но поражение - все же не самое страшное. Беда - победа. Проиграю - меня побьют, а выиграю - все шансы за то, что меня убьют.

Тинкер и Халоран вошли вместе.

- Скачки назначены на десять часов, - предупредил Халоран. - Лошади пробегут полмили от старта.

- Хорошо.

- Поединок будет в час. Ринг - восемнадцать футов. Зрители разместятся в загоне для скота, те, кому не хватит места, устроятся на заборе.

- Сколько лошадей участвует в скачках?

- Пять, включая мула. Никто не верит, что он может состязаться с лошадьми в скорости, кроме тех, кто приехал из Оаквилла. Сейчас пари заключаются семь к одному против мула.

Из кармана рубашки я достал все мое состояние - сорок долларов.

- На тех или примерно тех условиях поставьте на мула, - распорядился я. - Если победим, то весь выигрыш поставьте на поединок. А мне надо прогуляться по городу.

В то время Бивилл представлял собой большую деревню без какой-либо архитектурной планировки. Дома стояли, как вздумалось их хозяевам, образуя кривые улицы. Многие участки пустовали.

Положение города на дороге, по которой перегоняли скот, определяло его быт. На центральной улице красовались салуны и игорные дома, которые не испытывали недостатка в посетителях. Фермеры, жившие на окраине, выращивали скот. Остальные крали его. Оба эти промысла процветали, и у горожан водились деньжата. Не так уж много, чтобы пустить их в оборот, но достаточно для игры и выпивки. В окрестностях было несколько богатых ранчо. Эда Синглтона считали самым удачливым скотоводом.

Уже давно воры и владельцы ранчо, хорошо знающие друг друга, разделили город на сферы влияния. И те и другие всегда были готовы надуть друг друга, и между ними происходили кровавые разборки.

В тот день город бурлил. Улицы заполнила живописная толпа болельщиков. Люди заключали пари и на скачки и на поединок, кое-кто даже ставил на меня, вслепую. Многие сомневались, пытались выяснить, у кого шансов больше.

Съезжались гости из Оаквилла, Хелены. Хелена - старая остановка на дороге Чихуахуа, как и Бивилл она пользовалась репутацией дикого бандитского города, жители ее отличались грубостью и напористостью.

Я прогуливался по улице, стараясь держаться в стороне от спорящих людей. Мне хотелось взглянуть на ринг. Он выглядел достаточно большим и одновременно маленьким.

Человек, стоящий неподалеку от меня, тоже заглядывал через изгородь. Он пристально, изучающе посмотрел на меня и протянул руку.

- Вальтон. Я шериф. Вы много боксировали?

- Только когда был вынужден. И никогда по плану, как на сей раз.

- Ваш соперник боец и очень жестокий. Я видел, как он дрался. - Вальтон помолчал. - Вы должны верить в то, что побьете его.

- Когда мы были детьми, я разбил ему нос и челюсть. Потому что терпеть его не мог в тот момент. Может быть, снова смогу.

- Ваш поединок - сведение старых счетов?

- Конечно. Иначе вы и не увидели бы его. Старший Кэфри часто бил меня и в конце концов ограбил. А этот запугивал и задирал. Он, безусловно, опытнее меня, но в нем душа койота. Ее довольно трудно отыскать, но я собираюсь охотиться за ней.

Вальтон выпрямился.

- Здесь в городе на сотню - пятьдесят головорезов. Их крепко держит в руках Бишоп. Без согласования с ним ничего не делается. Чем смогу - помогу, но ничего не обещаю.

- В этой стране человек сам седлает полудикую лошадь и решает свои проблемы, - ответил я.

Вальтон зашагал прочь, а я через некоторое время вернулся к дому. Подходило время скачек.

Мануэль вывел мула,

- Они спрашивают его кличку, - сказал он.

- Как ты назвал его?

Мануэль пожал плечами.

- Ну хорошо, назови его Буонапарте, и будем надеяться, что эти бега не окажутся для него битвой при Ватерлоо.

Тинкер и Док Халоран сели на лошадей. К нам подъехал здоровенный ирландец с двустволкой за плечом.

- Я знаток мулов, - заявил он, - и поставил на него. Мне встречались быстрые мулы, а этот отлично прошел дистанцию в Оаквилле.

Бишоп и Кэфри уже были на скачках. По крайней мере две лошади из пяти, участвующих в забеге, принадлежали им.

- Мануэль, - спросил я, - насколько нечестным ты можешь быть?

Он взглянул на меня большими темными глазами.

- Не знаю, сеньор, - сказал он. - Я никогда не подличал.

- Тогда у тебя есть только один шанс. Заставь этого мула сразу же выйти вперед и пусть он скачет изо всех сил. Вон на тех двух лошадях сидят бандиты. Один из них или оба постараются блокировать тебя, если увидят, что твоя победа близка. Так что будь внимателен.

- Я могу только скакать на Буонапарте, - ответил мальчик. - Но не зря же у него такое гордое имя.

Соперники стали выстраиваться к старту. Буонапарте еле-еле плелся, будто собирался уснуть на ходу. Обеих лошадей Бишопа поставили с двух сторон от мула.

Тогда на глазах у всех я пошел к Бишопу и громко, чтобы было слышно, предупредил:

- Если твои бандиты обидят этого мальчишку, я убью тебя.

Он решил, что намечается крупный скандал, и сделал знак головой. Двое здоровенных парней двинулись ко мне.

- Тебя убьет Кэфри, - ответил Бишоп очень низким голосом, какого я никогда не слышал, - но для начала поколотят эти парни.

Один из них тут же подскочил ко мне и размахнулся, чтобы нанести удар. Но тренировки Тинкера не прошли даром, и я интуитивно схватил его за запястье и перекинул через себя, он с шумом упал в пыль. Сделав стойку, второй тоже пытался атаковать, но я увидел, как у него на руке блеснул кастет из меди. Я схватил его за ворот рубашки спереди, скрутил и слегка придушил. Другой рукой я сдавливал его руку, и, когда он разжал пальцы, все, стоявшие рядом, увидели кастет. Применив еще один хитрый силовой прием, я добился того, что кастет упал на землю. И тогда я сжал его руку со всей силы. Он приглушенно вскрикнул. Нажав большим пальцем на ладонь, а остальными на запястье, резко согнул его руку. Люди, стоящие рядом, слышали, как затрещали кости.

Я повернулся к Мануэлю.

- Скачи спокойно, малыш, - сказал я ему так громко, чтобы все слышали. - Если хоть один из этих наездников поведет нечестную игру, он получит то, что получили те двое.

Толпа одобрительно загудела. И тут раздался выстрел из стартового пистолета.

Лошади понеслись вперед. Мой мул остался позади. Но Мануэль все правильно рассчитал. Он придержал мула, уверенный, что те два наездника столкнуться. Они оказались между двух огней. С одной стороны жестокий, злопамятный Бишоп, с другой - я, темная лошадка. Если бы Мануэль не поступил так разумно, его бы сильно ранили.

Потом все услышали, как мальчишка издал пронзительный вопль, и Буонапарте бросился вперед как на пожар. В этот момент он отставал от лидера на два корпуса. Я даже не подозревал, что у него такие длинные ноги. Он легко обошел лошадей и возглавил гонку.

Финиша ни я, ни другие зрители видеть не могли. Наконец на белой лошади прискакал один из судей.

- Проклятый мул! - крикнул он. - Мул выиграл, вырвавшись вперед на полкорпуса.

Получив выигрыш, мы с Халораном сложились и дали Мануэлю его долю. Два забега принесли ему и Хуане больше денег, чем они видели с тех пор, как погиб Мигель.

Я растянулся на кровати, отдыхая перед поединком. Мой пустой желудок ныл, и я решил, что это страх. Да, я вздул Кэфри. Но тогда он не был боксером. Всего лишь большой, неуклюжий мальчишка. И мне повезло. Теперь же он попробовал себя в поединках с известными бойцами, выигрывал, часто встречался с опытными боксерами на тренировках и был готов к любой манере ведения боя, предложенной профессионалом. Но я подумал о Джиме Мэйсе, который учил Тинкера. Вот настоящий боксер, истинный чемпион мира, один из величайших мастеров! Его вес никогда не превышал ста шестидесяти фунтов, и он наносил поражение соперникам, которые были тяжелее его более, чем на шестьдесят фунтов.

Размышляя об этом, я задремал и спал, пока Тинкер не растолкал меня.

- Разомнись, - посоветовал он, - прогони сон, заставь кровь циркулировать быстрее.

О'Флахерти, ирландец, который ставил на моего мула, пришел к нам в дом.

- Я никогда не видел вас на ринге, - сказал он, - но человек, у которого достаточно здравого смысла, чтобы поставить на мула, должно быть, очень хитер. Так что я поставил весь свой выигрыш на вас.

Тинкер взял револьвер, что делал крайне редко, ирландец осмотрел свое ружье, куртка Дока Халорана воинственно топорщилась, это означало, что он прихватил два шестизарядника, и я тоже сунул оружие за пояс.

Мы вскочили на коней, чтобы отправиться к рингу. Но не успел я тронуться с места, как услышал, что кто-то зовет меня, а когда обернулся, увидел очаровательную девушку в красивой коляске. Это была Марша Декроу. Она просто расцвела. Я даже не мог себе представить, что она станет такой красавицей.

Сняв шляпу, я поклонился и спросил:

- Все еще черным ходом?

Она улыбнулась, и ямочки заиграли на ее щеках.

- Тогда я была ребенком, Орландо. Слишком много о себе воображала.

- Уж точно.

- Как вы суровы, - рассмеялась она. - Сожалею, вас ведь долго держали в тюрьме. Отец рассказывал о вас.

- Мне нужно ехать, - сказал я, хотя, по правде, мне этого ужасно не хотелось.

- Вы идете драться с этим амбалом? Мой отец не позволил мне пойти, хотя я даже обещала не выходить из коляски и не подъезжать близко. Но я все равно найду окно и посмотрю ваш бой.

- Может не стоит. Борьба предстоит жестокая. Не исключено, что он побьет меня.

- Я увижу вас после боя, Орландо? В конце концов мы кузены. Разве не так? Или что-то в этом роде. Ваш отец женился на моей тете.

- Вы с ней часто видитесь?

- Увы, это невозможно, если учесть те чувства, которые питает ваш отец к моему. И сейчас вот мы едем в Остин из-за каких-то имущественных споров.

Я подобрал поводья. Тинкер и Док нетерпеливо ждали. Время поединка приближалось.

- Передайте своему отцу, чтобы он оставил все притязания. У него нет прав на наследство Джонаса.

Ее лицо омрачилось.

- Значит, вы теперь мой враг?

- Я не враг. Но мне известно о предательстве и убийстве. Я видел, как он совершил это.

- Оставим это, Орландо. - Взгляд ее на мгновение стал напряженным, но потом она улыбнулась. - Так после поединка? Выиграете или проиграете - вы придете? Папа не одобрил бы нашей встречи, но вы же захотите увидеться со мной... Я остановилась у Эрлтонов, в самом конце улицы. У них не нашлось комнаты еще и для папы, так что его там не будет. Пожалуйста, приходите.

- Ну что ж, - она была очень хорошенькой девушкой, - посмотрим.

При виде огромной толпы возле загона у меня опять схватило желудок. На заборе по всей длине которого были прибиты доски, чтобы покупатели могли осмотреть продающийся скот, ни одно место не пустовало. Кое-кто сидел и стоял на телегах, всадники оставались в седлах.

На смоченной заранее площадке - яблоку негде упасть.

Я спешился, и толпа вдруг разразилась приветственными криками. Такой прием она оказывала Дункану Кэфри, вылезавшему из коляски. Сняв полосатый свитер, он поднял в приветствии руки, поигрывая мощными бицепсами.

Темно-голубое трико и красивые спортивные туфли Кэфри, очевидно, приобрел специально для поединка. Для меня же Тинкер с трудом раздобыл черное трико и мокасины.

- У них есть перчатки, - сказал Док Халоран, - они согласны драться в них или без них.

- Возьми перчатки, - посоветовал Тинкер, - спасешь руки, удары станут сильнее. В них драться лучше, чем на кулаках. Они компактны, больше ударная поверхность и меньше опасность пораниться.

Я принял предложение, и мне принесли пару перчаток на три унции. Засунув руку внутрь, я сжал кулак, он стал тяжелым и могучим.

- Мы сражаемся по правилам, принятым в соревновании на Лондонский приз, - объяснил Док. - Вы деретесь до тех пор, пока один из бойцов не упадет. Отдых - одна минута. Выходя на каждый раунд, ногой нужно дотронуться до отметки.

- Он знает, - кивнул Тинкер. И взглянул на меня. - Надеюсь, ты не забыл, чему я учил тебя во время нашего путешествия? Можешь использовать против него бросок через бедро. При ближнем бое осыпай его ударами, пока тебя не остановят.

Всех так привлекал Кэфри, что, когда я снял свитер, никто даже не посмотрел в мою сторону. На юге я загорел как индеец, спину и плечи мои "украшали" шрамы от ударов плетью.

Разница в весе меня не пугала, я видел, что лучше накачан, плечи мои шире, а грудная клетка мощнее.

Шериф Вальтон вышел на ринг, поднял руку и выстрелил, чтобы призвать зрителей к порядку. Дождавшись тишины, объявил, что пристрелит всякого, кто приблизится к веревкам или повалит столб.

Вокруг ринга собрались сторонники Кэфри, оттеснив моих немногочисленных друзей на задний план.

Предположим, подумал я, вся толпа двинется на ринг. Что тогда делать Вальтону?

Судья объявил первый раунд, и как только мой носок коснулся отметки, Кэфри тотчас же нанес мне прямой удар левой в лицо, это было ощутимо. Я прыгнул на него, работая обеими руками, а он стал двигаться вокруг меня, как бочар вокруг бочки. Трижды он достал меня в лицо, а мне ни разу не удалось ответить.

Толпа неистовствовала, Дун подскочил ко мне снова, но на сей раз я ушел от него, нагнув голову, и провел два коротких в живот, прежде чем он применил ко мне бросок через спину с захватом спины и шеи. Моим падением на колени закончился раунд.

Когда я вернулся в свой угол и сел на колено Халорана, мои губы вздулись, а на скуле затвердела шишка.

- Такую же поставлю! - горячился я.

- Держись ближе к нему, - прошептал Тинкер, - подними руки выше, а локти сведи вместе. Все время старайся наносить удары по корпусу.

Начало второго раунда ознаменовалось тем, что Кэфри обрушил на меня серию ударов двумя руками. Некоторые из них оказались достаточно чувствительными, и я опять набычился и сильно стукнул его в живот. Он пытался оторваться от меня, но я быстро настучал и опрокинул его. Тем раунд и завершился.

Дальше поединок развивался так, что ни один из нас не имел перевеса. Дункан был быстрым, в хорошей форме и отлично двигался. Шесть раундов прошли за четверть часа, но седьмой тянулся целых пять минут. И тут появилась первая кровь. Он сильно ударил меня по голове, и я зубами прикусил губу. Алая струйка потекла по подбородку. Ставки выросли до трех к одному. Число сторонников Кэфри возрастало.

Во втором этаже дома напротив ринга были открыты окна. Две женщины наблюдали за поединком возле одного из них, у второго никто не появлялся.

Начался восьмой раунд, и я быстро пошел в наступление. Избежав удара левой по голове, я дал ему под ребра. У него захватило дух. Это было мое первое серьезное нападение во время поединка. Думаю, оно его удивило. Дун отступил, изучая меня, а я его подловил. Сделал неловкое движение, будто бы открыв правую руку, он приблизился, нанося удар правой, а я согнул руку в локте, поставил кулак на уровне плеча, а локоть над бедром, развернул левое плечо и сделал бросок почти через центральную линию, держа кулак поднятым вверх, как он и был. Когда Кэфри перелетел через меня, я развернулся и, приложив всю силу плечей и массу тела, нанес ему сокрушительный удар.

Он пришелся в скулу. Дун отлетел через весь ринг к веревочным заграждениям. Услужливые руки толкнули его обратно, но я продолжал наступать и опять нанес удар левой. Однако слишком напряг правую руку и сделал ошибку. Мой противник не прозевал ее. Он захватил меня и опрокинул на землю, упал на меня и лягнул коленом в пах.

Сбросив его, я вскочил на ноги, обезумев от боли. Он приготовился к бою, но Вальтон выступил вперед и завершил раунд.

Дважды после этого Дун отбрасывал меня к веревкам, а один раз я получил сильный удар по почке из-за веревочных заграждений. Я обернулся, чтобы высказать жалобу, а Дункан нанес мне сокрушительный удар... чистый нокдаун.

Толпа просто обезумела. Вокруг все спорили и орали, около ринга завязалось несколько драк. Однажды, войдя в клинч, я заметил движение в пустом окне и решил поговорить об этом с Доком.

Поединок становился все ожесточеннее. Мне удалось несколько раз достать правой его ненавистную физиономию. Из его губ потекла кровь.

В клинче он хрипло прошептал:

- Я убью тебя, Сэкетт. Прямо здесь на ринге.

- Я переломал тебе однажды кости, - ответил я, - и сделаю это снова.

И поймав левую руку врага вывел его из равновесия и дважды нанес удары в живот, прежде чем отпустить. Оба мы двигались по рингу, боксируя обеими руками, а по другую сторону заграждения в толпе кричали и дрались. Рев стоял оглушительный. Я безустанно молотил его по корпусу, но он держался как скала. Саданув меня по опухшему глазу, Дун отбросил меня к веревкам, и опять кто-то сильно ударил меня по затылку чем-то похожим на кувшин для пива или ведерко. Я почувствовал, что теряю сознание. Тинкер и Док оттащили меня в угол. Но когда колокольчик зазвенел, я снова стоял на ногах, после удара по голове, мне никак не удавалось собраться, и Кэфри обрушивался на меня почти беспрепятственно. И тут я почувствовал, как волна гнева заливает меня. Подойдя вплотную к Дуну, я поднял его в воздух и швырнул на землю с такой силой, что, казалось, дух его расстанется с телом.

- Обрати внимание на того в шляпе, - прошептал Док. - Он ударил тебя. Возле ринга стоял человек с широким грубым лицом.

Кэфри теперь стал осторожнее. Мы кружили по рингу, и я медленно поворачивал его к тому человеку в шляпе. Его правая рука как-то странно пряталась под полой пальто. Загнав Дуна к ограждению, я сделал ложное движение и, нанеся удар правой под сердце, толкнул его на веревки. Люди, столпившиеся с этой стороны, отпрянули. Я сделал вид, что нацелился в его голову, Кэфри уклонился, но моя рука со всего размаху обрушилась на человека в шляпе. Удар пришелся ему по носу, толстому и красному, из которого хлынул поток крови. Незнакомец рухнул на землю.

Теперь мы сражались в середине ринга. Сражались жестоко, не разговаривая, а только нанося удары. Я удачно применял на практике все советы Тинкера. Дав Кэфри по губам левой, я тут же добавлял правой в подбородок. Войдя в клинч, поймал его правый локоть своей левой, а правой обхватил тело, повернулся к нему бедром и опрокинул его на землю.

После такого кульбита он медленно поднимался. Внезапно я почувствовал прилив сил. Вместо глаза у меня была щелка, губы разбиты, но ко мне пришло второе дыхание. И вся старая моя ненависть к Кэфри снова поднялась в душе. Они ограбили меня, совсем маленького мальчишку, заставляли работать как раба, жестоко со мной обращались. Ну теперь держитесь! Такие мысли бушевали у меня в голове.

По звонку я быстро вышел вперед, сделал ложный выпад и ударил его твердой правой по челюсти. Его колени подогнулись, но я подоспел и, не дав ему упасть, бросил на веревки. Если бы он упал, то мог бы отдохнуть и прийти в себя. Его приятели пытались оттолкнуть его обратно, рассчитывая на то, что он упадет и раунд закончится, но я подхватил его и влепил оплеуху со всей силы, на которую был способен. И опять, не дав ему упасть, нанес удар! И вот тогда он рухнул.

Я собрался вернуться в свой угол, но в этот момент заметил, как солнечный луч отразился от какой-то зеркальной поверхности. Непроизвольно я даже нагнулся, но ничего не произошло. Окно на втором этаже оставалось пустым.

Болельщики сильно напирали на веревки, и шериф Вальтон беспрестанно требовал, чтобы все отошли, но они двигались массой, так что не было возможности выделить кого-нибудь одного. А шериф Вальтон не из тех, кто слепо палит по толпе.

Когда мы снова вышли в центр ринга, я сказал:

- Дун Кэфри, ты и твоя семья ограбили меня, и вы всегда будете жалеть о том, что не расправились со мной вовремя.

Толпа дико кричала, лица сторонников Дуна покраснели от выпитого вина и злости на меня. Они не ожидали, что я продержусь так долго. И боялись, что побью их кумира.

Пот попал мне в глаз, и, моментально ослепнув от боли, я не смог блокировать его правую и оказался на веревках. Теперь он удерживал меня там, и несколько человек из-за ограждения осыпали тумаками мою голову и спину. Если бы они поручили кому-то доконать меня, то мне грозило как минимум серьезное ранение. Но они все хотели лично приложить руку и только мешали друг другу.

Опустив голову на грудь, я сконцентрировался, собрав все силы, оторвался от заграждения и снова занял позицию в центре ринга.

Когда мы разошлись, готовые для наступления, у меня перед глазами снова сверкнул луч, отраженный стволом винтовки. Человек прицеливался в меня из того самого окна.

Сделав финт, я набросился на Кэфри, нарочно проскочил вперед и, потеряв равновесие, упал на землю, и как раз вовремя. Пуля, пущенная в меня, угодила туда, где я только что стоял. Потом я поднялся на четвереньки. Вокруг воцарилась тишина.

И я увидел, как толпа отпрянула назад. Возле столба все еще стоял человек с круглой голубой дырой над глазом, его затылок снесло. И тут на сцене появился Бишоп. Он пролез на ринг и, размахивая часами, стал кричать, что я лежал в нокауте десять секунд, а значит проиграл.

- Покиньте ринг! - закричал Вальтон и вытащил винтовку, - Бой продолжается. Пусть победит сильнейший!

Головорезы Кэфри снова сгрудились вокруг ринга, яростно вопя, что бой завершен, но прежде, чем они снесли ограждение, возле него появился всадник с винтовкой в руке.

- Прочь от веревок! - его зычный командирский голос покрыл вой толпы. Мы не потерпим произвола!

От такого предупреждения многие головы протрезвели. Ошалев, бандиты молча смотрели на капитана Мак-Нелли и сопровождавших его рейнджеров, уже расчехливших оружие.

- Посоветую вам хорошо подумать и поберечь собственную шкуру. Я, Мак-Нелли, и мои друзья проследим за тем, чтобы поединок завершился по справедливости, и не допустим насилия вне ринга. - Я видел лица своих противников, казалось, они отказывались Верить в то, что произошло, но тридцать вооруженных всадников выглядели вполне убедительно. А я, признаюсь, очень обрадовался им. - Шериф Вальтон, - тихо обратился Мак-Нелли к судье, командуйте дальше.

Справедливости ради надо сказать, что Дункан Кэфри был кем угодно, только не трусом.

Он старался причинить мне боль, наносил короткие, очень ощутимые прямые удары по корпусу, ставил подножки. Но надо отдать ему должное, Кэфри был настоящий боец и умел драться. Его мужество заслуживало уважения. За несколько минут он восстановил силы и подошел к отметке свежий, каким бывает мастер, который знает, как заставить соперника выкладываться, а самому сохранять силы. Теперь Кэфри приготовился задать мне трепку.

Хотя я и новичок в боксе, но меня тренировал Тинкер и научил разным хитростям, которые мне удавалось с успехом применять. Длинный и жестокий поединок, как ни странно, не вымотал меня окончательно.

Напротив, я почувствовал ни с чем не сравнимую свободу. Скованность исчезла, разогретое тело стало легким, пластичным, я вошел в ритм борьбы и действовал хладнокровно и четко.

Кэфри стукнул меня левой по лицу, на секунду открывшись, и тут же получил правой в сердце. Левой я нанес ему удар под ребра, потом хук правой в левую часть головы. От сильного потрясения Дун моргнул. А я, не давая ему опомниться, тузил его правой и левой. Долгую минуту мы сыпали удары друг на друга. От его железных тумаков у меня шумело в голове, кровоточила рана на губе. В какой-то момент мне удалось оттолкнуть его разящий кулак и провести удар правой в подбородок. Он отшатнулся и затряс головой. Увы, он был кем угодно, только не думающим боксером. Медленно ворочая мозгами, он покачнулся, а я со всей силой рубанул двумя руками.

Зрители ахнули. Потом начался такой немыслимый гвалт, что все от него оглохли. Накал страстей был так велик, что кое-кто плакал от ярости и драматичности ситуации.

Но Дун все же собрался и ударил меня слева, и я почувствовал, что это совсем не тот удар. Проведя разведку боем, стал следить за тем, когда он сделает нужное мне движение, и Кэфри не заставил меня долго ждать, он снова слишком открылся, и теперь я его поймал. Мой кулак, как топор по бревну, влепился в его подбородок, и он полетел лицом на ринг.

Одно мгновение я стоял и смотрел на него, пытаясь возбудить в себе чувство ненависти. Но его не было. Исчезли злость и обиды, так долго терзавшие меня. Я уходил с тропы войны.

Наклонившись, я помог ему встать и дойти до угла, где почему-то никого не оказалось, чтобы принять его. Он открыл глаза и огляделся. А я протянул ему руку в перчатке.

- Спасибо, Дун. Отличный поединок. Ты прекрасно боксируешь.

Он моргнул и опять посмотрел на меня в сомнении, но все же протянул руку. Так мы и стояли, окруженные ревущей толпой, удивленно глядя друг на друга.

Со мной явно было не все в порядке. Я оказался очень слабым ненавистником. От победы я испытывал удовлетворение, но чувствовал бы себя еще лучше, если бы не было потерпевшего поражение. Вот так со мной всегда. Мне кажется, я принадлежу к тому типу людей, которые в трудной ситуации восстают, посылают противника в нокаут, выбивают ему зубы, а потом помогают подобрать их, и даже готовы заплатить по счету, чтобы их вставить. Хотя это уж слишком.

А потом я покинул ринг и обнял свою чалую, которую кто-то привел для меня. Тинкер протянул мне свитер и поторопил:

- Одевайся, тебе надо приложить лед.

- Потом, - возразил я. - Мне нужно увидеть одного человека.

- Того, кто собрался тебя убить? Он ускакал.

- Нет.

Мы с Тинкером двинулись по пыльной улице, позади ехали Док Халоран, капитан Мак-Нелли и шериф Вальтон.

Впереди на дороге появилось растущее облако пыли.

Марша сидела в коляске рядом со своим отцом, который правил лошадьми. Ни слуг, ни друзей. Мне пришла мысль, что они всегда были одиноки.

Лицо Декроу как обычно ничего не выражало. Притормозив коляску, он смотрел на меня холодно и изучающе.

- Вы убили вашего родственника Джонаса Локлира, - произнес я, - и сообщили Херраре о цели нашей поездки в Мексику.

- Не имею ни малейшего представления, о чем вы говорите, - пожал плечами Декроу, глядя мне в глаза. - Меня последним можно обвинять в смерти моего родственника.

- Я видел, как вы его застрелили, - продолжал я настаивать, - и Мигель тоже видел, за что и поплатился. Поэтому вы пытались убить и меня сегодня.

- Вам должно быть стыдно говорить всякие небылицы о моем отце, вступилась Марша.

- Учтите, вся собственность, ранчо и дом Джонаса, - продолжал я, принадлежат Джин и вашей жене, хотя в завещании говорится по-другому. У вас нет ни юридического, ни морального права претендовать на наследство, - я нарочно говорил громко, чтобы не дать ему перебить меня. - Вам пора серьезно подумать над своим положением, а вы пытаетесь кого-то убить. Я дам клятву здесь, сейчас, и в суде, что вы предали и убили вашего родственника. Более того, - пришлось солгать мне, - я могу привести мексиканцев, которые подтвердят, что они видели вас в том бою. Для вас будет лучше, если согласитесь с претензиями Джин и вашей жены...

- Жена оставила меня, - пробормотал он.

- Повторяю, вы откажетесь от всех притязаний в пользу Джин и вашей жены, или я привлеку вас к суду за убийство. И не пытайтесь скрыться найду!

Он молча сидел в коляске и исходил ненавистью ко мне. И мне, как последнему идиоту, стало жаль его. Он был мелким, ничтожным человеком, способным строить несостоятельные планы и проекты. Всю жизнь Декроу страстно жаждал денег, хотя Джонас, который все делал неправильно, всегда их имел. Как и кучу друзей. Марша скоро во всем разберется, и тогда до конца дней он обречен на одиночество. Но этот путь он выбрал сам.

Неправильно полагать, что такие люди страдают в душе, что их мучают угрызения совести. Они сожалеют только о том, что пойманы с поличным и никогда не признают своей вины. Сотни причин, тысячи обстоятельств, фатальное невезение... Преступник сожалеет не о содеянном преступлении, а о том, что его козни потерпели крах. Горечь поражения способна уничтожить человека с такой язвой в душе.

Дома меня ждали отец и Джин. Отец выглядел замечательно. Они были очень красивой парой. Но я никогда не смогу называть ее матерью, пришло мне в голову.

- Кто же задал тебе такую трепку? - обнимая меня, спросил отец.

- Ты ошибся. Я участвовал в поединке чести.

- Поедешь с нами теперь? Я храню твою долю золота. Оно ждет твоего возвращения.

- Купи что-нибудь на мое имя. В один прекрасный день я приду, чтобы забрать подарок или пришлю своего сына.

- Ты собираешься обратно?

- Когда я уезжал из Теннесси на Запад, у меня была мечта разбогатеть торговлей, а не ныряя за золотом мертвеца. Я отправлюсь на Запад.

- Не возражаешь, если я пойду с тобой? - спросил Тинкер.

- Мы ушли из Теннесси вместе. Ты, я и старая кобыла. Вполне подходящая компания. Будем придерживаться взятого курса. Тинкер, давай заключим пари на один из твоих ножей...

- Отойди в сторону, Джин, - перебил меня отец. - К нам гости.

Я повернулся и встал рядом с отцом. Вместе с нами встал и Тинкер.

К нам приближались три брата Курбишоу, трое высоких усачей, похожих друг на друга как монеты одного достоинства - Элам, Гидеон, Илай.

Отец заговорил первым:

- Вы проделали долгий путь из Чарльстона, Элам... Слишком долгий.

- Мы пришли за тобой.

- Большая часть золота - в трюме корабля. Сможете - доставайте, холодно произнес отец. - Мы свое получили.

- Золото тут ни при чем, - сказал Гидеон. - Есть нечто большее.

- Полагаю, да, - ответил отец. - Вы не давали покоя своей сестре, довели ее до смерти. Вы охотились за моим сыном.

- Вот мы и добрались до него, - зло процедил Элам, - и до тебя тоже!

Отец не хотел стычки, я видел. Он пытался выпутаться, остановить их, но они ничего не хотели слышать. Странные люди! Но мне часто встречались такие в толпах, чинящих самосуд. Они умели то, чего не давалось мне, они знали, как ненавидеть.

- Что ж, защищайтесь! - Отец выхватил револьвер: - Нас теперь двое.

- Трое, - поправил Тинкер.

Гидеон смотрел на меня, стараясь поудобнее взять винтовку, когда отец подвел черту разговору. Я не стал дожидаться пули и, не глядя на винчестер, выстрелил. Пуля вошла в Гидеона сквозь ремень, и я снова нажал на спусковой крючок. Гидеон высоко вскинул руку с винчестером, сделал шаг в сторону как в каком-то необычайном танце и попытался прицелиться. Я чуть-чуть изменил позицию и опять поразил его. Мне показалось, что пуля разворотила Гидеону ключицу и повредила горло.

Перестрелка длилась пару минут, и вдруг внезапно наступила тишина, резкий запах пороха смешался с запахом пыли. Мы втроем стояли, глядя на них, лежащих на земле. Элай был еще жив. Он пытался дотянуться до ножа Тинкера, который глубоко вонзился ему в грудь.

- Если это единственный способ получить один из твоих замечательных ножей, - съязвил я, - то лучше я подожду.

Глядя на наших старых противников, я думал о превратностях судьбы. Странный путь выбрали в жизни эти трое, ослепленные ненавистью. И вот печальный финал - смерть в пыли на улице. Никто о них не пожалеет, никто не вспомнит, разве что посплетничают равнодушно завсегдатаи салуна.

Мне всегда казалось, что на Диком Западе меня ждет что-то очень хорошее. Богатство, земля, а, может быть, женщина. Я верил, что найду ее и сразу узнаю. Ведь она обязательно будет похожа на Джин. Моложе, конечно, но такая, как она. Женщина, которой хватит ума влюбиться в парня из Теннесси, не имеющего ничего, кроме пары рук и скакового мула.