Лорен Эстелман

Шерлок Холмс и доктор Джекил



Сэру Артуру Конан Дойлу и Роберту Льюису Стивенсону — всего лишь одно приключение в отплату за множество



Если врач сбивается с пути истинного, то он первейший из преступников.

Шерлок Холмс. Из рассказа «Пёстрая лента»


КАК ЭТА РУКОПИСЬ ПОПАЛА К ИЗДАТЕЛЮ

<p>КАК ЭТА РУКОПИСЬ ПОПАЛА К ИЗДАТЕЛЮ</p>

— Это ты тот парень, что написал книжку про Шерлока Холмса?

Как правило, на подобный вопрос я стараюсь ответить с надлежащим сарказмом, однако было в этом посетителе нечто такое, что заставило меня воздержаться от сокрушительного остроумия. Он появился с заднего сиденья чёрного лимузина, такого же длинного, как и подъездная дорожка у моего дома, в сопровождении пары пышущих здоровьем молодых людей с квадратными челюстями и подозрительными выпуклостями в подмышках сшитых на заказ костюмов. Человек, что шёл между ними, обладал невысоким ростом, телосложением вышибалы и чёрной шевелюрой, на которой в свете фонаря на крыльце поблёскивали следы от расчёски. Его гладко выбритую физиономию покрывал ровный загар и венчали чернейшие панорамные солнцезащитные очки, хотя солнце давно уже закатилось. Он выглядел лет на сорок, хотя впоследствии выяснилось, что ему почти шестьдесят. Говорил незнакомец с бруклинским акцентом, и меня так и подмывало передразнить его. Но я не осмелился и спокойно ответил:

— Я редактировал книгу «Шерлок Холмс против Дракулы», если вы это имеете в виду. — Несмотря на его устрашающую внешность, я был полон решимости оставаться хозяином положения. Мне не терпелось возобновить творческий процесс, который прервал визит незнакомца.

Даже не повернув головы, он протянул руку юноше справа, и тот немедленно вложил в неё свёрток в обёрточной бумаге, который незваный гость сунул мне в руки, велев:

— Прочти-ка это.

Я открыл было рот, чтобы запротестовать, но из глаз его спутников внезапно повеяло таким холодом, что я отступил в сторону, пропуская троицу в дом. Оказавшись внутри, человек посередине завладел моим любимым мягким креслом, другие же двое заняли позиции по бокам от него, безмолвные и непоколебимые, словно подставки для дров в камине. Я бросил тоскливый взгляд на телефон, однако мои шансы добраться до него и воззвать о помощи, прежде чем один из спутников громилы продемонстрирует мне, чем же являются выпуклости на их пиджаках, и нашпигует меня свинцом, были не особо обнадёживающими, да и в любом случае, если уж это было ограблением или похищением, совершалось преступление в столь экстравагантной манере, что, как писатель, я решил: пожалуй, стоит потратить время и поучаствовать в нём до самого конца. Под взорами троицы я уселся на диван напротив и распечатал пакет.

Мне стоило титанических усилий удержаться от стона, когда я прочёл заголовок. Со времени издания романа «Шерлок Холмс против Дракулы, или Приключения кровожадного графа», который я редактировал, из разных уголков мира мною было получено по меньшей мере три «подлинных» рукописи доктора Уотсона. Даже неспециалисту было понятно, что ни одна из них не стоила и бумаги, на которой была состряпана. И я совершенно не испытывал необходимости в ещё одной подобной. Однако, поставленный перед столь убедительным доводом в лице трёх здоровяков, устроившихся в моей гостиной, я принялся читать.

Повторный взгляд на почерк заставил мой пульс участиться. Я потратил слишком много времени на расшифровку предыдущей рукописи Уотсона, чтобы не узнать его небрежные каракули, столкнувшись с ними вновь. Они были нанесены на пергамент, со множеством правок на полях — признаками викторианского педантизма, которые обычно утрачивались, когда сэр Артур Конан Дойл, его друг и литературный агент, переписывал труды доктора для издания. Я немедленно убедился в подлинности рукописи. Совершенно позабыв о незваных гостях, я погрузился в чтение и закончил его, даже ни разу не оторвавшись. Когда где-то часа через три я отложил рукопись, то просто сгорал от любопытства, однако сумел напустить на себя непринуждённый вид и спросить громилу в тёмных очках, как к нему попал сей артефакт. Его рассказ достоин внимания.

В 1943 году моему посетителю, представившемуся Джорджем Коллинзом (то был псевдоним: он дал понять, что мне лучше не знать его подлинного имени), который отбывал тогда пятилетнее тюремное заключение за вооружённое ограбление, предложили сократить срок, поступив на службу в американскую армию. Коллинз согласился и через год оказался во Франции, где принял участие в наступлении после высадки союзников в Нормандии.

Однажды немногочисленный разведывательный отряд, в котором он числился, взял приступом разбомблённый замок, «замочив» укрывавшихся там немцев, и принялся обшаривать руины в поисках необходимых припасов. В пространстве между стенами Коллинз обнаружил истрёпанную связку бумаг, покрытых пылью и перевязанных выцветшей чёрной лентой. Прочтя лишь несколько строчек, он понял всю важность находки и, убедившись, что никто из товарищей за ним не наблюдает, спрятал рукопись в вещмешок.

Тайком расспросив местных жителей. Коллинз выяснил, что в замке проводил медицинские исследования доктор Джон Уотсон (впоследствии удостоенный титула сэра), который в Первую мировую войну состоял в качестве гражданского лица на службе в британской армии. Местность подвергалась массированным обстрелам ещё тогда, и, по-видимому, во время одного из них рукопись провалилась в дыру в стене, а потом, в суматохе последних дней войны, о ней благополучно позабыли.

Как известно, история повторяется. Вскоре по возвращении в Соединённые Штаты Джордж Коллинз женился на любви своего детства и забросил мешок с рукописью в чулан, где она и пролежала в забвении среди прочих военных сувениров более тридцати лет. Мой посетитель признался, что она могла бы оставаться там и по сей день, если бы не популярность другого сочинения, которое мне довелось редактировать.

Когда я поинтересовался, почему он пришёл ко мне, Коллинз впервые соизволил улыбнуться. Зубы его оказались поразительно белыми и ровными — несомненно, работа весьма дорогого дантиста.

— Мне внезапно понадобились деньжата, — объяснил он. — Когда я услышал про книжку о Шерлоке Холмсе, которую ты состряпал, то вспомнил о той давней находке и подумал, что ты, быть может, захочешь сделать — ну что ты там делаешь с подобными вещами — и поделиться со мной барышами. Сам-то я ничего не смыслю в редактировании. Знал я одного редактора, но тот взлетел на воздух в своей машине, когда попытался тиснуть статейку о моём приятеле.

Я объяснил ему, что в издательском бизнесе прибыль отнюдь не скорая, и поинтересовался, готов ли он ждать своей доли несколько месяцев. Улыбка на его физиономии угасла.

— Не, времени у меня совсем нет. А сколько ты можешь дать мне прямо сейчас, нынче вечером?

— А сколько вы хотите?

У озвученной им цифры оказалось слишком много нулей. Я внёс контрпредложение. Тут мой хмурый гость принял и вовсе угрожающий вид. Почувствовав его недовольство, парни по бокам навострили уши, словно псы, предвкушающие команду к нападению.

— Гроши, — буркнул он.

Я собрал всё своё мужество и пожал плечами.

— Это почти всё, что у меня есть. Мне же нужно на что-то жить. Можете расценивать это как первоначальный взнос.

Коллинз звучно поскрёб подбородок.

— Ладно, согласен. Но только наличными.

— У меня нет столько при себе. Возьмёте чек? — Я потянулся за чековой книжкой.

— Я имею дело только с наличными.

— Тогда мне придётся идти в банк, а он откроется только в понедельник.

Коллинз скривился и заёрзал в кресле. После чего, наконец изрёк:

— Ладно, уговорил. Выписывай.

Я так и сделал и протянул ему чек.

— Всё без обмана, — заверил я Коллинза, увидев, как внимательно тот разглядывает полученное.

— Я тебе верю. — Он сложил чек и убрал его во внутренний карман. — Ты не похож на тупицу.

Писательское любопытство взяло во мне верх, и я спросил, зачем моему посетителю так срочно понадобились деньги. К моему удивлению, вопрос его нисколько не задел.

— Дорожные расходы. Одни меня ищут, а другие не хотят, чтоб меня нашли. Так что я взял отпуск. А все деньги у меня вложены в… в мой бизнес. — Он поднялся и посмотрел на меня сверху вниз. — Хорошенько поработай над этим. Я скоро снова дам о себе знать.

Он развернулся и вышел, вернее, не совсем так: сначала один из его телохранителей, сунув руку в пиджак, выглянул из дверей, как следует осмотрелся, а затем выпрямился и кивнул шефу, после чего они все вместе и удалились. Мигом позже до меня донеслись урчание двигателя лимузина и хруст гравия: машина двинулась в сторону шоссе и уехала. К этому времени я уже схватился за карандаш и принялся за работу.

Похоже, при редактировании вновь обретённой рукописи мне предстояло столкнуться с теми же самыми трудностями, что я испытывал в процессе работы с первой.

Почерк Уотсона, как я уже упоминал, просто ужасен. Но ещё хуже было другое: невообразимое многословие и огромное количество оксюморонов со всей очевидностью свидетельствовало о том, что это был черновик, а потому до передачи текста в набор его необходимо было подвергнуть значительной переработке — переработке, которую, вероятно из-за войны и последовавшей утраты рукописи, Уотсон так и не смог осуществить. Поэтому я взвалил на себя бремя этих исправлений, которые, уверен, внёс бы и сам любезный доктор, не обернись против него время и обстоятельства. И я готов взять на себя ответственность за сие литературное богохульство с должным осознанием того, что там, где подобное было возможно, я оставлял прозу Уотсона нетронутой, в случае же невозможности этого старался придерживаться его характерного стиля. Книга, можно считать, оригинальна на девяносто процентов.

Повесть содержит два значительных открытия, которые могут положить конец ряду неразрешённых споров среди почитателей Шерлока Холмса, в зависимости от того, как они к ним отнесутся. Во-первых, появление Майкрофта, старшего брата Шерлока Холмса, в 1885 году, по-видимому, указывает на то, что Уотсон, описывая свою первую встречу с ним в «Случае с переводчиком», допустил литературную вольность. Поскольку эта первая встреча в силу необходимости предшествовала нижеизложенным событиям, то Майкрофт, будучи представленным Уотсону, просто не мог сказать: «С тех пор, как вы стали летописцем Шерлока, я слышу о нём повсюду». Как известно каждому посвящённому, первая их этих летописей, «Этюд в багровых тонах», была опубликована лишь в декабре 1887-го, то есть более чем через два года после событий, описанных в настоящем отчёте. Если Майкрофт и произнёс сию фразу, то наверняка сделал это при каких-то более поздних обстоятельствах, что не так уж и трудно допустить, поскольку Уотсон, как известно, порой объединял несколько разговоров в один, для придания своему отчёту большей полноты. Вот вам пример: «В последнем деле Холмса» Уотсон утверждает, будто никогда не слышал о зловещем профессоре Мориарти, однако в действительности, как мы видим в предшествующей упомянутому отчёту «Долине страха», он уже весьма неплохо информирован о предмете разговора. Поскольку «Последнее дело» было издано раньше, любезный доктор, по-видимому, решил включить вводное описание Холмсом нечестивого учёного из более раннего случая, дабы не запутывать читателя, понятия не имеющего о существовании профессора. Подобными же соображениями можно объяснять и слова Майкрофта при знакомстве в «Случае с переводчиком», который, как мы теперь видим, должен был произойти до января 1885 года.

Во-вторых, мы наконец-то поставлены в известность относительно alma mater Уотсона, Эдинбургского университета, где он изучал медицину, прежде чем получить степень в Лондонском университете в 1878 году. Данная тема долго была предметом споров среди образованных почитателей Холмса, которые, основываясь на том факте, что во времена Уотсона сие лондонское заведение являлось не учебным, а лишь классификационным центром по дипломам, потратили множество часов на обсуждение, где же холмсовский Босуэлл[1] всё-таки учился. Возможно, именно там Уотсон и познакомился с Конан Дойлом, перед тем как тот окончил этот же университет в 1881 году, и заложил основу деловых отношений, которым предстояло превратить имя Шерлока Холмса в синоним искусства расследования.

Нижеследующее, за моим незначительным вмешательством, представляет собой летопись, собственными словами Уотсона, событий периода с октября 1883-го по март 1885-го (вплоть до настоящего времени полнейшую шерлокианскую загадку), рассмотренных в совершенно новом ракурсе. События эти связаны со странными отношениями Генри Джекила и Эдварда Хайда. Независимо от того, сумели ли Холмс и Уотсон как-либо повлиять на их итог — как и в случае стычки обоих с графом Дракулой в 1890 году, — летопись эта, вероятно, некоторое время будет оставаться предметом споров среди холмсоведов. По моему же мнению, именно упорство сыщика с Бейкер-стрит вынуждало мистера Хайда жить согласно собственному имени[2].

Что касается Джорджа Коллинза, мне суждено было вновь услышать о нём скорее, нежели оба мы предполагали. Два дня спустя после нашей встречи я прочёл в газете о смерти известного криминального авторитета, расстрелянного вместе с двумя телохранителями тем утром в аэропорту Детройт Метрополитан. Его разыскивало большое жюри — коллегия присяжных, занимавшаяся расследованием загадочного исчезновения знаменитого профсоюзного лидера, и предполагалось, что его заставили замолчать его же дружки-гангстеры. При нём обнаружили билет в Мексику и приличную сумму в специальном поясе для хранения денег. В газете опубликовали фотографию потерпевшего, сделанную два года назад, когда его судили за уклонение от уплаты подоходного налога; на ней мой гость был запечатлён в наручниках, между двумя полицейскими, выглядевшими на его фоне весьма бледно. Хотя имя под фотографией значилось другое, ошибиться было невозможно: та же самая неприятная белоснежная улыбка. Вот разве только очков на этот раз не хватало.

Каковы бы ни были грехи этого человека и сколь бы низменными ни были его мотивы, настоящая книга целиком обязана своим существованием Джорджу Коллинзу, благодаря чему место среди величайших в истории покровителей литературы ему обеспечено. Посему я, рискнув вызвать неодобрение властей, посвящаю данное предисловие его памяти.

Лорен Эстелман Декстер,

штат Мигиган

15 декабря 1978 г.


ПРЕДИСЛОВИЕ

<p>ПРЕДИСЛОВИЕ</p>

На мой взгляд, было бы вполне логично предположить — сейчас, когда мир рушится прямо у нас на глазах, — что интерес к человеку, деятельность которого, за редким исключением, была полностью посвящена искоренению пороков внутри страны, в свете угрозы извне естественным образом пойдёт на убыль. На деле, однако, всё оказалось совершенно иначе. Вот уже долгое время издатели изводят меня просьбами снова заглянуть в тот обшарпанный дипкурьерский жестяной чемоданчик, в который я давным-давно припрятал свои последние записки, повествующие о необычайных загадках, что занимали таланты мистера Шерлока Холмса, и предъявить их страждущей публике. И долгое время я упорно отнекивался — вовсе не из-за нежелания со своей стороны, но из уважения к просьбе моего друга, который, полностью отойдя от дел, неоднократно запрещал мне предпринимать какие-либо действия по расширению его известности, ставшей в последнее время весьма обременительной. Потому читатель может представить, что я почувствовал, когда на прошлой неделе, находясь у себя дома в Кенсингтоне, ответил на телефонный звонок и узнал голос Шерлока Холмса:

— Доброе утро, Уотсон. Надеюсь, вы в добром здравии?

— Холмс!

— Интересно, чей звонок вы ожидали с таким нетерпением, или же это из раздела «совершенно секретно»?

Моё удивление, вызванное тем, что человек, главным средством связи для которого до сих пор оставался телеграф, вышел на связь подобным образом, после этого неожиданного и точного наблюдения выросло ещё больше.

— Но как вы догадались, что я ожидаю телефонного звонка? — недоверчиво поинтересовался я.

— Элементарно, Уотсон. Вы ответили по этому проклятому устройству прежде, чем смолк первый звонок.

— Потрясающе! Но что привело вас в Лондон? Я думал, что вы обосновались в Саут-Даунсе, на этот раз навсегда.

— Подыскиваю специалиста по лечению ревматизма. Боюсь, те два года, что я выслеживал фон Борка[3], не пошли мне на пользу. Скажите, Уотсон, у вас ещё сохранились заметки о том деле в Сохо, с которым мы столкнулись в восемьдесят четвёртом?

Подобная смена темы застала меня врасплох.

— Конечно, сохранились, — ответил я.

— Чудесно. Полагаю, ваши читатели заинтересуются полным отчётом. И, пожалуйста, обращайтесь помягче со Стивенсоном.

— Но насколько правомерно с юридической точки зрения…

— Полагаю, прошло столько времени, что всё это уже неактуально. Сейчас у Уайтхолла есть дела поважнее, нежели стрельба тридцатилетней давности, в особенности в целях самообороны.

Затем Холмс перевёл разговор на ход войны, согласившись со мной, что вступление в конфликт Америки окажется роковым для Гансов, и уже менее чем через три минуты повесил трубку.

Поскольку я никогда не претендовал на какие-либо таланты в области расследований, то даже и пытаться не буду постигнуть мотивы, побудившие моего друга извлечь на свет божий записи о давно уж позабытых событиях, которые покажутся весьма незначительными по сравнению с той кровавой бойней, что творится нынче в Европе. Я неоднократно просил у Холмса разрешения предать гласности факты по этому делу, но всякий раз неизменно получал отказ. Почему же сейчас он вдруг передумал? В любом случае судьба сделала мне подарок, и я совершенно не склонен смотреть в зубы дарёному коню, как выражаются янки. А посему поспешу свериться со своей записной книжкой за 1883–1885 годы и изложу события в порядке их следования. Что же касается умонастроений своего друга, то этим я займусь как-нибудь в другой раз.

Совет Холмса обращаться помягче со Стивенсоном был излишен. Хотя и верно, что отчёт Роберта Льюиса Стивенсона об исключительных обстоятельствах, касающихся убийства сэра Дэнверса Кэрью, содержит множество пробелов, так же верно и другое: сокрыть определённые факты и опубликовать «Странную историю доктора Джекила и мистера Хайда» под видом художественного вымысла его вынудила осмотрительность, а отнюдь не небрежность. Викторианское общество просто не приняло бы её в какой-либо иной форме.

Теперь, по прошествии тридцати двух лет, наконец-то можно поведать эту историю во всей её полноте. Страницы, следующие за данным вступлением, представляют собой вариации на тему, затронутую в достаточно точном, но, увы, неполном отчёте Стивенсона. Как это частенько бывает, когда рассматриваешь что-либо с различных точек зрения, некоторые детали, особенно касающиеся времени, разнятся, хотя и незначительно. Подобное разночтение, несомненно, объясняется тем, что мои записи делались по непосредственным наблюдениям, в то же самое время, когда развёртывались события; заметки же Стивенсона основывались в лучшем случае на сведениях из вторых рук и делались месяцы, а в некоторых случаях и годы спустя. Право же судить, чья версия более точна, я предоставляю читателю.

Сейчас, когда я пишу эти строки, мне вдруг пришло на ум, что история, которую я собираюсь изложить, в действительности весьма своевременна, поскольку наглядно демонстрирует, что порождённое наукой зло может обрушиться на ничего не подозревающее человечество. Культура, которая позволяет дирижаблям поливать наши города смертью и разрушением, а тяжёлым орудиям — стирать цивилизацию обратно в пыль, из которой она и возникла, есть культура, которая всё ещё обязана учиться на собственных ошибках. Поэтому я выражаю надежду, что нижеследующая летопись преподаст миру урок: законы природы незыблемы, а наказание за любую попытку обойти их — стремительно и беспощадно. Разумеется, это имеет смысл лишь при условии, что по прекращении нынешнего катаклизма мир всё ещё будет существовать.

Джон Уотсон,

доктор медицины

Лондон, Англия

6 августа 1917 г.


I. ЗАГАДОЧНЫЙ НАСЛЕДНИК

<p>I. ЗАГАДОЧНЫЙ НАСЛЕДНИК</p>

— Холмс, — сказал я, — нас ждёт экипаж.

Я стоял на пороге наших меблированных комнат на Бейкер-стрит, 221-b. держа руки в карманах пальто и радуясь его теплу: поскольку огонь в камине не горел, а на дворе был уже конец октября, холод постепенно начинал пронизывать гостиную. Мой сожитель, однако, словно и позабыл о холоде, целиком погрузившись в занятия за испещрённым пятнами кислоты сосновым столом в углу. Из-за его высокой и худой спины мне не было видно, чем именно мой друг занят. Рядом, зачарованно наблюдая за действиями сыщика, стоял широкоплечий посыльный в аккуратной форме, соответствующей его профессии.

— Одну минуту, Уотсон, — отозвался Шерлок Холмс и повернулся на стуле в четверть оборота, так что я смог разглядеть, чем же он занимается. С помощью стеклянной пипетки он вытянул из мензурки, кипящей на пламени бунзеновской горелки, голубоватую жидкость и выдавил её в пробирку, которую держал в левой руке. Потом отложил пипетку и взял полоску бумаги с холмиком белого порошка, частично обернув её вокруг большого пальца, чтобы не просыпать содержимое. Его стального цвета глаза горели предвкушением.

— Пурпур — роковой цвет, доктор, — сообщил он мне. — Если жидкость примет этот цвет, когда я всыплю в неё данное вещество, — а я подозреваю, что так оно и будет, — значит, было совершено убийство, и женщина отправится на виселицу. Итак! — Холмс опрокинул порошок в пробирку.

Мы с посыльным одновременно подались вперёд, вперив взоры в пробирку. Опускаясь в жидкости, порошок выводил витиеватые узоры, однако растворился прежде, чем достиг дна. Вместо него вверх устремился поток переливающихся пузырьков, какое-то время остававшихся на поверхности. В ожидании предсказанного результата Холмс забарабанил пальцами по столу.

Жидкость сохранила голубоватый оттенок.

По характеру я отнюдь не завистник, и всё же, пока текли мгновения и не происходило никаких изменений в цвете смеси в пробирке, признаюсь, был вынужден прилагать значительные усилия, дабы сохранять хладнокровие при виде нескрываемого недоумения Холмса. Он вечно оказывался столь непогрешимым, что я едва ли могу описать собственный восторг, который я, простой смертный, испытывал в редчайшие моменты ошибок с его стороны, доказывавших, что и мой великий друг тоже подвержен человеческой слабости. К счастью для наших отношений, необходимость в моих усилиях сдерживать радость отпала, когда он сам разразился смехом.

Так-так, — произнёс Холмс, восстановив своё обычное спокойствие, — значит, она всё-таки невиновна и я остался в дураках. Что ж, это издержки профессии: вечная склонность видеть во всём тёмную сторону. По крайней мере, я усвоил важный урок. — Он поставил пробирку в штатив, взял ручку и клочок бумаги, что-то нацарапал на нём и вместе с монетой вручил записку посыльному. — Передай это инспектору Грегсону, любезный, и скажи, что мистер Уингейт Денис действительно умер естественной смертью — как, несомненно, и покажет вскрытие — и что самое ужасное преступление миссис Денис заключается в том, что она, быть может, слишком щедро сыпала сахар в чай мужа.

А теперь, Уотсон, — обратился он ко мне, когда посыльный ушёл, — мы с вами отправляемся на вокзал Кингс-Кросс, а оттуда — на север Англии на заслуженный отдых. — Холмс поднялся со стула и взял шляпу и пальто.

В первые годы нашего знакомства, до моей женитьбы и ещё даже до того, как я начал вести летопись наших совместных приключений, слава Шерлока Холмса как детектива-консультанта передавалась из уст в уста по всему Лондону, и попавшие в беду обращались к нему за помощью столь массово, что к осени 1883 года я всерьёз озаботился состоянием здоровья своего друга и потребовал, чтобы он взял отпуск. На этот раз, к моему удивлению — ибо я предлагал Холмсу это множество раз и неизменно получал отказ, — он охотно согласился. И вот наконец наши чемоданы были упакованы и погружены, и нам оставалось лишь выйти на улицу да сесть в кэб, чтобы отбыть в Ноттингем, где мы собирались провести целый месяц вдали от пороков большого города. Думаю, читатель может понять, какую я испытал досаду, когда в сложившихся обстоятельствах — а мы уже направлялись к дверям — вдруг вошла наша хозяйка с визиткой на подносе и объявила, что к нам посетитель.

— «Дж. Дж. Аттерсон», — прочёл Холмс, изучив визитку. — Вы объяснили мистеру Аттерсону, что мы уезжаем, миссис Хадсон?

— Да, мистер Холмс, но джентльмен сказал, что его дело не терпит отлагательств.

— Очень хорошо, тогда пускай поднимется. И пожалуйста, будьте так добры, попросите кучера подождать ещё немного. — Холмс печально обратился ко мне: — Мне очень жаль, мой дорогой друг, но, как врач, вы ведь согласитесь, что повернуться спиной к собрату в нужде навряд ли будет достойно ответственного практикующего детектива.

— Как врач, — сухо парировал я, — я лишь хочу предостеречь вас, Холмс, вы навлекаете на себя серьёзную опасность, пренебрегая своим здоровьем.

Он снял пальто и шляпу и повесил их на вешалку.

— Такова цена, которую я плачу за то, что являюсь единственным в своём роде. Прошу вас, доктор, снимите же шляпу и пальто и приготовьтесь занять своё любимое место, ибо, насколько мне говорит обеспокоенная походка нашего посетителя, он будет только рад ещё одному дружелюбно настроенному слушателю.

Некоторое время спустя дверь вновь распахнулась, и в нашем жилище появился джентльмен с траурным выражением лица. На вид посетителю было лет пятьдесят; одет он был совершенно безукоризненно: тёмный костюм и пальто в неброскую клетку. Поверх ботинок — аккуратные щегольские гетры. Однако, поскольку они не отвечали трезвости остального облачения нашего гостя, я заключил, что надел он их скорее ради защиты, нежели следуя моде: весь день Лондон заливал дождь, и лужи были весьма многочисленны. Я уже упомянул его траурный лик, но стоило только нашему посетителю оказаться в свете единственной лампы, которую мы оставили гореть, как схожесть между ним и физиономией профессионального плакальщика усилилась. Вытянутое, строгое, с испещрённым складками озабоченности лбом, лицо это могло бы принадлежать пожилому сыщику, если бы не чёрные усики и седеющие волосы, тщательно причёсанные и напомаженные для сокрытия лысины на макушке. Глаза его также были печальны, излучая ту неподдельную скорбь, каковая могла являться отражением лишь глубочайшего отчаяния. Никогда ещё прежде абсолютно незнакомый человек не вызывал у меня расположения столь быстро, как это случилось с мистером Дж. Дж. Аттерсоном — он даже не успел заговорить.

Посетитель подождал, пока миссис Хадсон удалится, закрыл за ней дверь, а затем стал поочерёдно рассматривать нас, словно сомневаясь, к кому первому следует обратиться.

— Добрый день, мистер Аттерсон! — Мой друг выступил вперёд и протянул гостю руку, которую тот с готовностью пожал. — Я — Шерлок Холмс, а это мой товарищ, доктор Уотсон, которому вы можете доверять в той же мере, что и мне. Не буду предлагать вам снять пальто — здесь всё-таки весьма прохладно без огня, — но вот вам кресло. Полагаю, вы воспользуетесь им, поскольку наверняка изрядно устали, весь день бродя по Лондону.

Наш посетитель как раз усаживался в кресло, предназначенное для потенциальных клиентов, и при последнем замечании Холмса изумлённо замер, а затем рухнул в него, словно сражённый внезапным ударом.

— Откуда вам это известно? — выдавил он из себя. — Вы не ошиблись, но я понятия не имею, как…

— Простая наблюдательность, — прервал его мой друг, предлагая новоприбывшему сигару из коробки, от которой тот отказался. — Ваши брюки обильно забрызганы всевозможной грязью из разных частей города. И грязь эта пристала к ним значительно выше, чем если бы вы передвигались, скажем, в двуколке или карете, — отсюда я делаю заключение, что вы ходили пешком. А то, что вы потратили на это большую часть дня, очевидно мне из многообразия брызг: это свидетельствует, что в своих блужданиях прошли вы немало. Кроме того, на левой стороне тульи вашего цилиндра — высохшая корка грязи, брошенной, скорее всего, каким-нибудь негодяем в Ист-Энде, районе, который — насколько можно судить по качеству вашего одеяния — отнюдь не является привычной для вас средой обитания.

Мистер Аттерсон взглянул на лежавший на коленях головной убор: кромка его и вправду была запачкана с одной стороны.

— Да, на Хаундсдитч грязный маленький трубочист действительно сбил с меня цилиндр пригоршней грязи, но стоило мне замахнуться тростью, как негодяй обратился в бегство. Через мгновение, я полагаю, вы назовёте его имя.

— Вы преувеличиваете мои способности, — отозвался Холмс, однако щёки его залились румянцем от похвалы. Он опустился в своё любимое кресло и протянул длинные ноги к несуществующему огню. — Я хотел бы услышать, в чём заключается ваша проблема, мистер Аттерсон, которая, по словам моей хозяйки, весьма существенна. И прошу изложить мне её так, как если бы вы готовили какое-нибудь дело для судьи. О, пожалуйста, больше никаких похвал, — тут он предостерегающе поднял руку, — эта пачка юридических документов, выглядывающая из вашего внутреннего нагрудного кармана, может принадлежать только адвокату. Кое-где в тексте я заметил предательские фразы на латыни.

При упоминании о своей профессии наш посетитель мгновенно выпрямился, вцепившись в ручки кресла, но когда Холмс объяснил простой ход рассуждений, посредством которого пришёл к данному выводу, расслабился — хотя всё же и не так, как сделал бы это у себя дома в гостиной. По прежнему опыту мне было известно, как выбивает из колеи присутствие человека, для которого жизнь другого — всё равно что раскрытая книга.

— Если не возражаете, сэр, — произнёс Аттерсон, — пожалуй, я воспользуюсь сигарой, которую вы мне ранее любезно предлагали.

Коробка уже находилась вне пределов досягаемости Холмса, так что я взял её и протянул адвокату. Тот выбрал сигару, привередливо отрезал кончик серебряной гильотиной, прикреплённой к цепочке для часов, и, вежливо покачав головой, когда я предложил ему спички, прикурил от своих.

— Вас, мистер Холмс, мне порекомендовал мой кузен, мистер Ричард Энфилд, который воспользовался вашими услугами некоторое время назад, когда у него пропала отданная ему на попечение редкая монета. Он уверил меня, что вам можно полностью доверять.

Холмс поймал мой взгляд и указал пальцем в сторону своего стола. Догадавшись, о чём он меня просит, я отпер и выдвинул ящик, извлёк из него небольшой журнал для записей и передал детективу.

— Благодарю, Уотсон, — сказал он, перелистывая страницы. — Так, Энфилд. Ага, нашёл. — Холмс пробежал записи глазами и закрыл журнал. — Я помню это дело. Гинея тысяча восемьсот тринадцатого года выпуска, по случайности отчеканенная дважды, из-за чего на ней получилось сдвоенное изображение Георга Третьего. Ваш кузен хранил её для друга. Монету вовсе не украли, она просто потерялась. Я обнаружил её за бархатной обивкой шкатулки, в которой она хранилась. — Холмс протянул мне журнал, я убрал его обратно и снова запер ящик. — Если бы все жизненные трудности разрешались так легко, а, мистер Аттерсон?

Тот мрачно кивнул.

— Боюсь, проблема, с которой я пришёл, не относится к этой категории. — Он подался вперёд. — Пожалуйста, не сочтите за оскорбление, но я обязан подчеркнуть важность — нет, необходимость — соблюдения секретности в этом деле. Ничто не должно выйти за пределы этой комнаты.

— Обещаю вам, — заверил его Холмс.

— И я тоже, — присоединился я.

Наш ответ как будто удовлетворил посетителя, ибо он снова кивнул и откинулся на спинку кресла, затянувшись сигарой.

— Мой старейший клиент и дражайший друг, — начал Аттерсон, — человек по имени доктор Генри Джекил. Возможно, вы о нём слышали? Он достаточно известен в кругах как светских, так и научных.

— О да, у него великолепная репутация на научном поприще, — подтвердил я.

— Тогда вы знаете, что сразу несколько наших ведущих медицинских журналов держат Джекила за гения благодаря тем великим успехам, коих он достиг в своих исследованиях. Кроме того, он порядочный человек, для которого дружба — не пустой звук, но священные узы, стоящие самой жизни. Некоторое время назад, однако, он явился ко мне с весьма и весьма тревожащей просьбой, касавшейся его завещания.

— Простите, — прервал его сыщик, — каков возраст доктора Джекила?

— Приближается к полувековой отметке, как и мой.

— Но ведь вполне естественно, что в этом возрасте человек начинает всерьёз задумываться о том, что он смертен?

— Меня расстроило отнюдь не желание Джекила составить завещание, — ответил адвокат, — а те условия, что он продиктовал. Я покажу вам этот документ. — Он полез во внутренний карман пальто, вытащил пачку бумаг и принялся их разворачивать.

— Не нарушите ли вы этим самым конфиденциальность? — поинтересовался мой друг.

— Уж лучше я по неосмотрительности лишусь права заниматься адвокатской деятельностью, чем потеряю такого близкого друга, как Генри Джекил, ибо прежде всего я опасаюсь за его жизнь.

— Тогда, пожалуйста, перескажите условия. Моя латынь давно уже оставляет желать лучшего.

Адвокат надел очки в золотой оправе и погрузился в бумаги, которые держал в руках.

— Вкратце суть сводится к следующему: в случае смерти Генри Джекила, а также его исчезновения или необъяснимого отсутствия в течение более трёх календарных месяцев всё его имущество — около двухсот пятидесяти тысяч фунтов стерлингов — переходит в руки некоего джентльмена по имени Эдвард Хайд. — Он сложил документ и вместе с очками убрал обратно в карман. — Мистер Холмс, вы в своей жизни когда-нибудь встречали подобные условия?

— Они необычны, мягко выражаясь. Кто такой этот Эдвард Хайд?

— Именно эта загадка и привела меня к вам. До того, как Джекил объявил его своим наследником, я никогда не слышал об этом человеке.

— Вы спрашивали о нём Джекила?

— Он ответил лишь, что у него особый интерес к этому молодому человеку. Большего вытянуть мне из него не удалось.

— Это вся информация, которую вы можете предоставить?

— У моей истории есть продолжение. Я уже упомянул своего кузена, Ричарда Энфилда. Он бездельник и любит посплетничать, однако я нахожу его общество весьма живительным после часов уединения за нудной канцелярской работой. И вот во время нашей воскресной прогулки неделю назад он поведал мне подробности одного происшествия, в результате чего все последние одиннадцать ночей я, в сущности, провёл без сна.

Энфилд рассказал мне, что как-то ранним зимним утром он возвращался домой с пирушки и ему случилось стать свидетелем столкновения на перекрёстке двух пешеходов. Один из них — маленького роста мужчина, почти карлик — спешил по улице с одной стороны, а другой — маленькая девочка — на полной скорости нёсся перпендикулярно ему, совершенно не подозревая о его существовании до самого момента столкновения. Заурядный инцидент, обычно заканчивающийся шумными извинениями, если мужчина джентльмен, а ежели нет, то острым словечком — едва ли после подобной неприятности можно ожидать большего. Однако на сей раз всё было иначе: девочка упала, и прежде чем она смогла подняться на ноги, этот мерзавец наступил на неё, совершенно не обращая внимания на плач малышки, после чего преспокойненько двинулся себе дальше, словно девочка была всего лишь кучей мусора, обойти которую у него не было времени. Шокирующая сцена, как описывал её Энфилд.

— Ещё бы! — выпалил я, совершенно не в состоянии сдержать свою реакцию на столь нецивилизованное поведение в эпоху королевы Виктории.

Аттерсон продолжил, оставив без внимания мою реплику:

— Негодяй мог бы скрыться, ибо шёл быстро, однако шаг Энфилда оказался шире, и за углом он схватил его за ворот. К тому времени подоспели родные девочки, они вызвали местного врача, и хотя, благодарение Господу, вреда ребёнку причинено не было, ярость их оказалась столь сильной, что они вполне могли наброситься на обидчика и прямо на месте разорвать его на куски, не удержи их мой кузен силой одного лишь разумения. Не подумайте, что молодой человек испытывал хоть какое-то сочувствие к негодяю: с его стороны это было лишь проявлением уважения к человеческой жизни. Обидчик девочки был, насколько я могу судить, отъявленнейший мерзавец и вызывал необъяснимое отвращение у всех, кто бы ни взглянул на него в свете фонаря, включая и самого Энфилда.

— Дабы сохранить свою жалкую жизнь или, по меньшей мере, избежать судебного преследования, негодяй согласился выплатить семье девочки сумму в размере ста фунтов и лично проводил их до двери обветшалого здания в переулке в одном из деловых кварталов города, после чего попросил свой конвой подождать, а сам достал ключ и вошёл. Несколько минут спустя он вернулся с кошельком, содержавшим десять фунтов золотом, и чеком на остальную сумму, выписанным на счёт человека, хорошо известного Энфилду. Поскольку негодяй, что вполне естественно, не вызывал доверия, было решено — по его же собственному предложению — провести ночь в квартире моего кузена. Этого человека отпустили только утром, когда открылся банк и они смогли обналичить чек, оказавшийся, впрочем, подлинным.

— Скверный случай, — сказал Холмс, — но едва ли что разъясняющий. Как он связан с делом, которое мы обсуждаем?

— Самым странным образом, мистер Холмс. — Аттерсон нервно пожевал кончик сигары. Было очевидно, что ему стоило больших усилий держать себя в руках. — Помнится, когда кузен мне всё это рассказывал, мы стояли как раз через улицу от той самой двери, в которую негодяй вошёл, чтобы вынести деньги и чек. Я заинтересовался, и Энфилд показал мне её. Это оказался боковой вход в дом доктора Генри Джекила, а чек был выписан на его счёт по приказу предъявителя, некоего Эдварда Хайда.

— Бог мой! — вскричал я.

Холмс, до сих пор слушавший повествование Аттерсона в дремлющей позе, которую он неизменно принимал, когда ему излагали факты нового дела, вдруг выпрямился. Его стальные глаза сверкали. Какое-то мгновение он и адвокат молча смотрели друг на друга.

— Отошлите кэб, Уотсон, — наконец произнёс Холмс.


II. ШЕРЛОК ХОЛМС БЕРЁТСЯ ЗА ДЕЛО

<p>II. ШЕРЛОК ХОЛМС БЕРЁТСЯ ЗА ДЕЛО</p>

Протестовать было бессмысленно. Я знал своего друга слишком хорошо, чтобы понапрасну сотрясать воздух, пытаясь увести Холмса с пути, на который направили его естественные склонности. Вместо этого я спустился по лестнице, уговорил дородного извозчика помочь мне занести наши чемоданы обратно в комнаты и спровадил его, наградив полусовереном за труды. К тому времени в камине уже весело пылал огонь, а Аттерсон, освободившись от пальто и цилиндра, пил наш лучший портвейн, стаканчиком которого угостил его Холмс. Однако с тем же успехом мы могли предложить адвокату и низкосортный эль: бедняга, похоже, даже не почувствовал вкус напитка. Сам Холмс, отдав долг гостеприимства, стоял возле камина и с таким усердием набивал табаком трубку из вишнёвого дерева, что можно было подумать, будто сейчас это для него важнее всего на свете.

— Скажите мне, мистер Аттерсон, — начал он, нахмурившись, — сколь далеко вы продвинулись в своём собственном расследовании? Ладно, ладно, не разыгрывайте передо мной невинность. Я ещё не встречал ни одного адвоката, который не был бы в душе детективом — и наоборот, если уж на то пошло. — Холмс оторвал взор от трубки и вперил его в нашего посетителя. Он буквально сверлил его взглядом. От недавней апатичности моего друга теперь не осталось и следа. Холмс сбросил этот кокон и расправил крылья, намереваясь направить все силы на разрешение загадки. В такие моменты воздействие его личности на окружающих было поразительным. Аттерсон заёрзал под его неистовым пронзительным взглядом.

— Вижу, скрывать что-либо от вас бессмысленно, — произнёс он, надевая очки. — Что ж, ладно. Да, я действительно провёл расследование, потому что, как адвокат Генри Джекила, обязан был сделать это, хотя и опасался, что вы обвините меня во вмешательстве. Первым делом я отправился на Кавендиш-сквер, к доктору Гесте Лэньону, нашему общему другу, — осмелюсь сказать, что, помимо меня самого, он является старейшим другом Джекила. Однако я с удивлением узнал, что эти двое не общаются вот уже лет десять, — разрыв между ними произошёл из-за расхождения во взглядах на какую-то научную проблему. Так что Лэньон не смог ничего сообщить мне об Эдварде Хайде.

— Одну минуту, — прервал его Холмс. — Упоминал ли он, в чём именно состояли разногласия, из-за которых они разошлись?

Аттерсон покачал головой:

— Лэньон ничего не сказал об этом, а только осудил теории Джекила как «антинаучный вздор». Одно лишь воспоминание об этом привело его в ярость.

— Интересно. Но продолжайте.

— Рассказывать мне осталось совсем немного — только о встрече с Хайдом.

Холмс, раскуривавший трубку, замер.

— Так вы с ним виделись? Когда? Где?

— Встреча наша была недолгой, но весьма памятной. — Адвокат вздрогнул и торопливо глотнул портвейна. — Именно из-за этой сцены и её последствий я и провёл большую часть сегодняшнего дня в блужданиях по улицам Лондона, как вы сразу догадались. Я должен был решить, что же мне теперь предпринять.

Покинув Лэньона, я пришёл к убеждению, что единственная возможность разгадать сию тайну — добиться встречи с главным действующим лицом загадочной истории. С этой целью я стал дежурить у двери, которую показал Энфилд, ибо знал, что она вела в старую прозекторскую, где Генри Джекил обустроил лабораторию. Это было единственное место, где, как я резонно надеялся, можно было рано или поздно встретить Хайда. Занятие оказалось не из весёлых, и я могу с определённой уверенностью сказать, что подобное ожидание напрочь отбило у меня какое бы то ни было желание становиться сыщиком.

Полагаю, я примелькался прохожим — в особенности одной сомнительной репутации юной леди, которая без устали пыталась навязать мне свои услуги невзирая на то, что я регулярно отклонял её любезные предложения. Как бы то ни было, шёл уже одиннадцатый час — дело было прошлой ночью, которая, если помните, выдалась ясной и холодной, — когда моё терпение наконец-то было вознаграждено и я узрел объект своего внимания.

Сначала до меня донеслись его шаги по улице, и я тотчас понял, что это он, ибо за дни и ночи ожидания уже успел изучить все походки, и ни одна из них не походила на столь необычный пружинящий шаг. Я поспешил отступить в тень. Стоило мне укрыться, как из-за угла появился этот просто одетый человечек и направился по переулку в направлении двери, шаря на ходу в кармане брюк. У входа он вытащил ключ и собирался уже вставить его в замок, когда появился я.

Негодяй перепугался, когда я положил руку ему на плечо, и занёс свою трость наподобие дубинки. Хотя я не мог видеть выражения его лица, которое было скрыто тенью полей засаленного цилиндра, у меня были все основания полагать, что мерзавец не преминет обрушить на меня её тяжесть. Реакция, впрочем, вполне естественная, если учесть, какие люди ходят ночью по лондонским улицам, а потому я от души порадовался, что и сам тоже вооружён тростью. Я поспешно представился, упомянул наше общее знакомство с Генри Джекилом и выразил предположение, что вижу перед собой Эдварда Хайда.

Он подтвердил свою личность, издав какие-то странные сдавленные гортанные звуки, однако лицо своё мне так и не открыл. Я спросил, сможет ли он меня принять. Он ответил, что в этом нет необходимости, поскольку Джекила нет дома. После чего поинтересовался, каким образом я его узнал. Я оставил этот вопрос без внимания и попросил Хайда показать своё лицо. Он некоторое время колебался, но потом вызывающе развернулся, так что свет газового фонаря на углу осветил его черты.

Адвокат снова глотнул вина, словно от воспоминаний его внезапно пробрал холод.

— Да уж, такое лицо я не хотел бы увидеть ещё раз, мистер Холмс. Прежде я никогда не встречал человека, которого столь невзлюбил бы — нет, что там, просто возненавидел! — буквально с первого взгляда. На него словно бы наложено в качестве проклятья какое-то жуткое уродство, и всё же, если вы спросите у меня, что же именно в этом человеке не так, я не смогу дать вразумительного ответа. Навряд ли мне удастся описать Хайда словами, но я мгновенно узнаю его снова. В общем, меня охватило полнейшее отвращение.

— С позволения сказать, довольно странные слова для адвоката, — заметил Холмс, затягиваясь трубкой.

— Эдвард Хайд и сам очень странный тип, — парировал Аттерсон. — Впрочем, несмотря на отвращение, мне удалось выдавить из себя какую-то бессмысленность: дескать, я весьма признателен за то небольшое одолжение, что он оказал мне, открыв лицо. В ответ на это Хайд — уж не знаю почему — назвал мне свой адрес в Сохо. Мне это не понравилось: похоже, этот человек сообщал мне, где его искать, когда завещание Джекила вступит в силу. Он словно ожидал получить наследство в любой миг. Потом Хайд снова спросил, как я узнал его. Пришлось сказать, что его якобы описал мне Джекил.

Видели бы вы, как этот тип взбесился, услышав подобное объяснение. Он пришёл в ярость и обвинил меня во лжи. Я залепетал было что-то в своё оправдание, но он, не дав мне договорить, отпер замок, юркнул внутрь и захлопнул дверь прямо перед моим носом.

Я постоял минуту-другую в одиночестве на тротуаре, а затем, всё ещё полный решимости постичь глубину этой загадки, свернул за угол и постучался в двери Джекила. Эта часть здания, выходящая на более оживлённую улицу, выглядит намного респектабельнее благодаря содержащейся в порядке наружности, что резко контрастирует со скромным фасадом примыкающего корпуса. Меня впустил дворецкий, Пул, который сообщил, что его хозяин отсутствует. Я сказал ему, что видел, как Хайд входит в дверь старой прозекторской, и спросил, часто ли этот тип сюда наведывается. Пул подтвердил, что часто, и сообщил, что Джекил велел всем слугам подчиняться его распоряжениям. Слуги, добавил он, видят этого человека редко, за исключением случайных встреч в задней части дома. Судя по всему, Хайд обычно там не обедает, да и вообще визиты его не столь продолжительны. Таковы факты, мистер Холмс, которые мне удалось собрать.

— Замечательно! — воскликнул мой друг, по-прежнему стоявший спиной к огню и покуривавший трубку. — Жаль, что вы предпочли адвокатскую профессию, мистер Аттерсон. Из вас получился бы превосходный следователь, в которых столь нуждается Скотленд-Ярд. Вы существенно облегчили мне задачу, избавив от хлопот по сбору информации.

— Значит, вы заинтересовались этим делом? — Аттерсон встал.

— В нём есть кое-какие захватывающие детали, — признал Холмс. — И последний вопрос. Вот вы знакомы с доктором Джекилом не один год. Был ли он замешан в каком-либо серьёзном проступке?

— Я понимаю, к чему вы клоните, — кивнул адвокат, — но, боюсь, мой ответ вас разочарует. За всё то время, что я являюсь доверенным лицом Генри Джекила, все его поступки, насколько мне известно, всегда были поступками джентльмена. Конечно же, я не был знаком с ним в бытность его студентом в Эдинбургском университете и ничего не могу сообщить вам о тогдашнем его поведении. Впрочем, сомневаюсь, что Джекил мог оказаться повинен в каком-то преступлении, настолько серьёзном, чтобы оно могло бы стеснять его по прошествии столь многих лет. В своей профессии он пользуется и всегда пользовался неизменным уважением.

— А как насчёт отношений с женщинами?

Адвокат едва заметно улыбнулся в усы.

— Генри Джекил и я — оба убеждённые холостяки.

— Да уж, трудное дельце, — задумчиво изрёк детектив, поигрывая трубкой.

— Скажите, мистер Холмс, это шантаж?

— Думаю, подобное весьма вероятно.

— Что ж, я переживаю за своего друга и, даже если тут кроется какая-то страшная тайна, не намерен спокойно взирать на то, как он будет сносить дальнейшие унижения от человека, который более напоминает чудовище. Но чтобы освободить Джекила, я должен выведать природу этой тайны, и именно поэтому я здесь. Так вы берётесь за дело?

Холмс отступил от каминной полки и повернулся так, чтобы не встретиться с моим предостерегающим взглядом.

— Я и подумать не могу иначе, кроме как обратить все те ничтожные способности, коими обладаю, на разрешение этой проблемы.

— Одно лишь предостережение, — сказал Аттерсон. — Необходимо, чтобы Джекил не знал о вашем интересе к делу.

— Даю вам слово, что он будет оставаться в неведении, насколько сие окажется в моих силах.

Они пожали друг другу руки. Затем Холмс записал на манжете своей сорочки адреса Джекила, Аттерсона и Хайда (если помните, последний сам сообщил его адвокату) и распрощался с нашим посетителем, подбодрив его и пообещав держать в курсе. Как только тот ушёл, Холмс повернулся ко мне и спросил:

— Уотсон, что говорит ваш «Медицинский справочник» относительно доктора Генри Джекила?

Я был сердит на своего друга, но до поры до времени подавил гнев и взял с полки требуемый том. Полистав страницы, я нашёл искомое место и прочёл:


Джекил, Генри Уильям, доктор медицины, доктор гражданского права, доктор юридического права, член Королевского общества (1856), Лондон. Преподаватель Лондонского университета (1871–1874). Разработал так называемый транквилизатор Джекила — лекарство для буйнопомешанных. Работал вместе с Портером Талером, доктором медицины, бакалавром искусств, магистром гуманитарных наук, членом Королевского хирургического колледжа, когда последний проводил эксперименты по химиотерапии душевнобольных преступников. Отмечен за исследования по возникновению и лечению психических расстройств. Статьи: «Закон и раздвоение личности» (журнал «Ланцет», 1876), «Юридические аспекты умопомешательства» («Вестник психологии», август 1880), «Война между личностями» («Британский медицинский журнал», февраль 1882). Дважды (1881 и 1882) отклонил предложение посвятить его в рыцари.


— «Война между личностями», — задумчиво повторил Холмс. — Интригующий заголовок. Надо бы поинтересоваться содержанием статьи с таким названием.

— Она попадалась мне совсем недавно, когда я копался в подшивках старых журналов, — отозвался я и поменял толстенный справочник на тонкий «Британский медицинский журнал», датированный февралём прошлого года. — «Редакторы отвели немало места этой весьма необычной теории касательно…» А, вот, нашёл! «Война между личностями», Генри Джекил, доктор медицины, доктор гражданского права, доктор юридического права и прочая, и прочая. Хотите послушать?

— Да, если вас не затруднит.

— «Когда умирает великий человек, — начал я, — мы склонны рассуждать о его естестве и перечислять те блистательные достижения, которые естество это свершило за время его жизни. Что мы игнорируем — и слово «игнорировать» здесь уместно, поскольку все мы знаем о его существовании, однако предпочитаем не говорить об этом, — так это его второе естество, эту более низкую и менее выдающуюся личность, которая, в зависимости от степени подавления, угрожает увести своего владельца в русла более низкие, нежели избранные её возвышенным двойником. Ибо человек не един, но двойствен, и обе эти сути пребывают в постоянном конфликте, выясняя, кто же из них станет хозяином. Именно победитель и решает, какое направление примет жизнь человека…» И далее в таком же духе на протяжении шести страниц. — Я закрыл журнал.

— Выразительно, — отозвался Холмс.

— Но упрощённо. Джекил не пишет ничего нового: это уже давно всем известно.

— Возможно, именно потому так важно об этом говорить. Но интересно, что статья опубликована в медицинском журнале. Она скорее отдаёт философией.

— Далее доктор доказывает, что понимание конфликта между двумя личностями человека однажды может привести к излечению психических заболеваний. Притянуто за уши, я бы сказал.

Но Холмс не слушал. Он сунул руку в карман сюртука и уставился на дым, поднимавшийся от его трубки к потолку.

— Два естества: одно возвышенное, другое низкое. Уж не низкое ли естество самого Джекила избрало его своей мишенью? Если только он действительно является мишенью. Вот где самая мучительная проблема.

— Полагаю, её решение стоит опасности вашему здоровью, — отрезал я, более не в силах сдерживать гнев. — Очевидно, Холмс, мои попытки заставить вас понять всю важность отпуска не принесли результатов!

— К чёрту отпуск! — внезапно вскричал он. — Шантажисты — самые худшие из преступников, ибо они выжимают своих жертв досуха и оставляют после себя лишь пустые оболочки. В Хэмпстеде, например, живёт некий человек — и однажды для него настанет день расплаты, — который держит в своих руках судьбы дюжины мужчин и женщин, играя с ними, как ребёнок с бильбоке. Нет, Уотсон, пока один из наших достойнейших граждан корчится под ногтем подобного мерзавца, отпуска не будет. Ноттингем откладывается, и ни слова о нём больше, пока мы не перелистнём последнюю страницу странного дела доктора Джекила и мистера Хайда. — Он схватил с вешалки пальто и шляпу и оделся.

— Куда мы направляемся? — спросил я.

— Нам предстоит славная ночка, Уотсон, — объявил Холмс, протягивая мне моё одеяние. — Как насчёт небольшого путешествия в Сохо?


III. СТОЛКНОВЕНИЕ В СОХО

<p>III. СТОЛКНОВЕНИЕ В СОХО</p>

После нескольких минут езды в кэбе мы оказались в Сохо-сквер, этом бессистемном скоплении грязных улиц и обветшалых зданий, в которых, подобно множеству сортов экзотических растений в теплице, процветает с десяток различных национальностей. Ночь выдалась ясной, и всё же в скудном свете, сочившемся сквозь закопчённые стёкла стоявших на каждом углу газовых фонарей, пейзаж был едва различим. Какой-то вандал запустил булыжником в фонарь, ближайший к искомому нами адресу, и погасил его, поэтому нашему вознице, дабы удостовериться, что он точно привёз нас в нужное место, пришлось слезть с козел и чиркнуть спичкой под кованым номером на двери.

— Это здесь, джентльмены, — бодро возвестил он, отбросив спичку и вернувшись к кэбу. — Хотя мне совершенно непонятно, зачем двум приличным джентльменам вроде вас посещать парня, что живёт в такой дыре, — если только вы сами не объясните.

Оставив без внимания подразумевавшийся вопрос, Холмс вышел и вручил кучеру полкроны со словами:

— Там, откуда эта монета взялась, найдётся и ещё, если ты поставишь кэб за углом и подождёшь нас.

— Вот это да! — воскликнул тот, пряча монету в карман. — Да за полкроны я согласился бы в одиночку похитить русского царя!

— Этого не требуется. Просто подожди за углом. — Когда экипаж с грохотом удалился, мой друг заметил: — Редко кто высказывается столь откровенно, как этот кучер, Уотсон. И он запел бы по-другому, если бы узнал, чьим наследником является человек, проживающий именно здесь, в этой дыре. Между прочим, вы не догадались прихватить свой револьвер?

— Я не думал, что он понадобится.

— Жаль. Что ж, у нас есть трости. — Холмс взял меня под руку. — Не тревожьтесь, старина. Вряд ли дело дойдёт до открытого столкновения. Однако после того, что мы услышали об этом Хайде, лишняя осторожность не помешает. — Сказав это, он направился к низкой деревянной двери приземистого двухэтажного здания и постучал по доскам.

Нам открыла старуха в строгом чёрном платье с белым кружевным воротником и приколотой в центре незатейливой брошью из слоновой кости, которую она и теребила, изучая двух незнакомых мужчин на крыльце. Некогда её туалет был весьма изящен, однако за прошедшие годы чёрный цвет начал выцветать до фиолетового, белый пожелтел, а слоновая кость разболталась в своей оправе из тусклого серебра. Интересно, что лицо над потрёпанным воротником своим цветом и текстурой напоминало эту самую слоновую кость и вкупе с чистым серебром её волос могло бы придавать пожилой женщине вполне благородный облик, если бы не алчный блеск в глазах да выражение явственного лицемерия. Быстро определив её роль в хозяйстве, я возблагодарил судьбу за то, что нашей домовладелицей является миссис Хадсон. Навряд ли я бы доверил ключ от своих комнат созданию, подобному этому.

— Если вы ищете жильё, — сказала старуха, переводя взгляд с меня на Холмса и обратно, — то у меня есть комнаты наверху, окнами во двор. Оплата вперёд — пять фунтов в неделю. И сразу предупреждаю: я не потерплю ни табака, ни собак.

— Мы вовсе не ищем жильё, милочка, а пришли с визитом, — ответил Холмс. — У вас, если я не ошибаюсь, есть жилец по имени Эдвард Хайд. Его-то мы и желаем видеть.

При упоминании этого имени старуха отшатнулась от дверей, словно увидела в руках у Холмса змею.

— Вы его друзья? — Она нервно задёргала брошь, растягивая ткань, к которой та была приколота.

— Не понимаю, какое это имеет значение, — удивился Холмс.

— Хайда нету дома. Он часто так отсутствует, иногда подолгу. Я не видела его несколько дней. Заходите через неделю. — Она начала было закрывать дверь, но Холмс подставил ногу.

— А можно хотя бы осмотреть его комнаты?

На лице старухи отразилось возмущение его поступком и необычной просьбой, однако выражение сие быстро сменилось на алчное, когда Холмс поднёс к её глазам блестящий соверен. Хозяйка потянулась было за ним, однако отдёрнула руку и вновь принялась теребить брошь.

— Я не могу вам позволить этого, — произнесла она. — Джентльмен очень рассердится.

Старуха сказала это вполне спокойно, но черты её исказились страхом. Ненависть и ужас, которые она испытывала к своему жильцу, были едва ли не осязаемыми. Что же за чудовище был этот Эдвард Хайд?

В голосе Холмса зазвучали грубые нотки:

— Очень хорошо, как вам будет угодно. Мы всегда можем получить ордер. Пойдёмте, инспектор. — Он развернулся, и тут женщина схватила его за рукав.

— Что ж вы не сказали, что вы из полиции?

Она распахнула дверь. Холмс украдкой подмигнул мне и прошёл внутрь.

Закрыв дверь, старуха принялась рассеянно вытирать руки о передник, не отрывая глаз от монеты в руке Холмса.

— Сэр, я бедная женщина, — осмелилась она.

Он отдал ей соверен.

— В оплату, естественно, входит и ваше молчание.

Старуха безрадостно хихикнула и бросила монету в карман передника.

— За это не надо платить, сэр. Хайд убьёт меня, если узнает. Значит, у него неприятности? — Её лицо оживилось любопытством. Когда же Холмс не ответил, она пожала плечами, взяла со стола подле двери лампу и связку ключей и, подобрав юбки, повела нас по выцветшему ковру, а затем по узкой и чрезвычайно скрипучей лестнице.

— Что за жилец этот Хайд? — спросил сыщик по пути наверх.

— Спокойный и платит всегда вовремя. Меня это устраивает.

— Однако он, кажется, не особенно хорошо себя зарекомендовал.

— Никто не хочет жить с ним под одной крышей, сэр.

— Вот как? И почему же?

— Если бы вы повстречались с ним хоть раз, то не задавали бы этого вопроса.

Остановившись у первой же двери в коридоре за лестницей, старуха отперла её и толкнула.

— Вот они, сэр, всего две комнаты. Умоляю вас, делайте своё дело быстро и оставьте всё, как нашли. — Она передала Холмсу лампу и спустилась вниз.

— Не противозаконно ли выдавать себя за полицейского? — спросил я своего друга, когда старуха оказалась вне пределов слышимости.

— А я вовсе и не говорил, что мы полицейские. Если хозяйка сама пришла к такому выводу, то с какой стати мне разубеждать её? — Он обратил своё внимание на распахнутую дверь. — Пойдёмте, Уотсон.

Весьма удивительно, но две занимаемые Хайдом комнаты, в противоположность остальному дому, оказались просторными и отделанными с тонким вкусом: пышный ковёр на полу гостиной, совмещённой со спальней; тяжёлые бархатные занавески на единственном окне; изысканная картина маслом на стене; а в ванной — серебряный таз на мраморной подставке. Из мебели здесь были: сервант, уставленный дорогими винами; бюро; столик на одной ножке; два кресла; а рядом с кроватью — высокий шкаф, в котором висело с полдюжины костюмов различной степени дороговизны, от сшитого из грубой шерсти до самого лучшего фасона, что могли предложить на Нью-Бонд-стрит. Одна вешалка была пуста.

— Его фрак, я полагаю, — заметил Холмс, указывая на неё. — Хайда здесь нет, а он, кажется, приобрёл все разновидности одежды, требующиеся для джентльмена нашей расфуфыренной эпохи. Где бы он сейчас ни был, держу пари, это имеет отношение к светскому обществу.

— По тому, что я услышал сегодня об этом человеке, я не стал бы называть его джентльменом, — заявил я.

— Совершенно верно, Уотсон. В наши дни, увы, статус джентльмена, кажется, является более делом внешнего вида, нежели поведения. Порой мне кажется, что даже горилла не вызовет толков на каком-нибудь приёме в Уэст-Энде до тех пор, пока на её манишке не появятся пятна, ну и, разумеется, если она правильно держит чашку.

— Во всяком случае, Хайд как будто человек с достатком.

— А почему бы и нет? Его благотворитель — один из богатейших людей в Лондоне. Однако мы здесь не для того, чтобы подтвердить его финансовую репутацию.

На полу в шкафу стояло в ряд несколько пар обуви. Холмс быстро осмотрел их все, расставил по местам и закрыл дверцу. После этого он взялся за обыск всерьёз. Я отошёл назад, чтобы не мешать сыщику, в то время как он принялся открывать ящики бюро, начиная с верхнего, и осторожно, чтобы ничего не сместилось, ощупывать их содержимое в поисках чего-то мне неизвестного. Изучая второй ящик, мой друг издал довольный возглас и извлёк прямоугольный серый предмет, в котором я признал приходно-расходную книгу с начертанным на обложке названием одного из наших старейших и почтеннейших банковских учреждений. Холмс раскрыл её, провёл пальцем по обнаруженной внутри колонке цифр, присвистнул разок, а затем захлопнул и без всяких комментариев положил на прежнее место. Исследовав все ящики, он обратил своё внимание на комнату в целом.

Холмс ничего не пропустил, даже мусорную корзину в углу, содержимое которой перебрал руками, встав на колени. Он прощупал сверху и снизу подоконник и заглянул под кровать. Наконец достал карманную лупу и прополз вдоль кромки ковра, рассматривая его через стекло. Затем поднялся и убрал прибор в карман.

— Ну что… — начал было я, но Холмс приложил палец к губам.

Он повернулся и с озорным выражением лица прокрался на цыпочках через комнату к двери. Там он театрально замер, взявшись за ручку, а затем резко повернул её и рывком открыл дверь.

В комнату, взметнув юбками, ввалилась старуха хозяйка и растянулась на полу.

— В следующий раз старайтесь подслушивать через замочную скважину, — с улыбкой посоветовал ей Холмс. — Полагаю, вы поднялись по лестнице по самым краям ступенек, где они скрипят не так громко. И подобрали юбки, когда оказались у двери, — ваше приближение напомнило мне закрытие лавки торговца шелками. — Он протянул руку, чтобы помочь ей подняться.

Старуха сказала: «Вот те на!», поднялась, отряхнулась и развернулась, чтобы выйти.

— Одну минутку, — остановил её Холмс.

Она замерла и уставилась на него. На лице женщины читались подозрение и возмущение.

— Что вы можете рассказать нам о перемещениях вашего жильца днём?

Выражение её лица стало упрямым. Холмс вздохнул и протянул хозяйке дома ещё одну монету. Старуха потёрла её о передник и бросила в карман, где она звякнула о другую, полученную от сыщика ранее.

— Днём Хайд никуда не ходит, — сообщила она. — Те несколько раз, что был здесь днём, из комнат никуда не отлучался. Он редко осмеливается выходить до темноты и возвращается почти на рассвете.

— Возможно, он работает по ночам?

Старуха злобно хмыкнула.

— Если только его работа заключается в том, чтобы просиживать всю ночь напролёт в пивной да кутить. Я видела Хайда раз в таверне «У красавчика» на углу, когда ходила туда за порцией рома. Я ведь болею, понимаете ли. — Старуха поднесла руку к горлу и тоненько кашлянула.

— Спасибо. Это всё.

Мой друг взял лампу с бюро, куда поставил её вначале, мы покинули комнату, и хозяйка заперла за нами дверь. У подножия лестницы Холмс отдал ей лампу, пожелал доброй ночи, и мы вместе вышли на морозный воздух улицы.

— Вот угол, а это, полагаю, и есть заведение «У красавчика», — заметил сыщик, указывая на весьма обшарпанный фасад пивной в двух домах от нас. — Не возражаете против глотка виски с содовой, прежде чем вернёмся на Бейкер-стрит?

Я ответил, что не возражаю, и мы двинулись в том направлении.

— Не собираетесь поделиться со мной, Холмс, что вам удалось узнать? — спросил я нетерпеливо, после того как мы молча прошли с полдюжины шагов.

Он потёр руки.

— Достаточно, чтобы захотеть узнать больше. Я выяснил, например, что у Хайда нет иного источника дохода, кроме подношений его знаменитого друга, и что относительно этих поступлений он отнюдь не проявляет бережливости. Далее, его пристрастия касательно женщин распространяются на низшие классы общества и находятся на одном уровне с его предпочтениями в развлечениях — всё это значительно ниже того едва ли не королевского образа жизни в целом, который он ведёт. Теперь физические особенности и привычки: ростом Хайд чуть выше полутора метров, он немного косолап и курит плиточный табак. Всё остальное касательно этого человека по-прежнему остаётся загадкой.

Столь внушительный перечень поразительных фактов, собранных после краткого осмотра имущества Хайда, возбудил во мне любопытство, однако, прежде чем я успел поинтересоваться у своего товарища, каким же образом он пришёл к подобным заключениям, мы переступили порог пивной и настало время попридержать язык.

Первым же моим впечатлением от сего заведения была мысль, что его владелец пытается экономить на газе. Внутри горело так мало ламп, что, пока мои глаза не привыкли к сумраку, я с трудом мог разглядеть собственную ладонь перед глазами. И даже потом, слегка освоившись, я, чтобы добраться до стойки, был вынужден положиться на уникальную способность Холмса видеть в темноте и позволить ему вести меня под руку между столами и стульями. Это был зал с низким потолком, пропахший пивом и опилками и набитый до отказа даже в столь поздний час. Атмосфера заведения представляла собой смешение голосов на множестве языков — одни звенели от веселья, другие пронизывало раздражение, остальные же растворялись в монотонном гуле полнейшей скуки. Возвышавшийся за стойкой здоровяк с массивной подвижной челюстью и копной тёмных волос, начинавших расти, казалось, прямо от бровей и не оставлявших места для лба, прервал разговор с пьяницей, ссутулившимся перед ним, и повернулся к нам.

— Что будем, приятели? — Несмотря на ист-эндовский сленг, по ужасному акценту кельнера было очевидно, что он немец.

— Мне — виски с содовой, и моему другу — то же самое, — ответил Холмс. После того как напитки были поданы, он продолжил: — Что-то нынче вечером я не вижу здесь ещё одного своего друга, хотя слыхал, будто он частенько захаживает в это заведение. Эдвард Хайд не появлялся здесь в последнее время?

Выражение полнейшего отвращения исказило грубые немецкие черты в гротескной карикатуре. Кельнер схватил со стойки не отличавшуюся особой чистотой тряпку и свирепыми движениями огромной ручищи принялся полировать изрядно побитую поверхность.

— Давненько я этого типа не видел, — прорычал он. — А если вы его друзья, то советую вам подкрепиться да убраться отсюда подобру-поздорову. В своей пивной скандалов я не потерплю.

Брови Холмса поднялись:

— Он скандалист?

— Видите это зеркало? — Штюрмер, если только так его звали на самом деле[4], ткнул большим пальцем за плечо. Там за стойкой висело треснувшее зеркало, на котором была наклеена надпись «В кредит не обслуживаем». — В последний раз, когда ваш приятель был здесь, вспыхнула ссора, и, прежде чем я успел вмешаться, какой-то парень запустил в Хайда полной кружкой пива, а тот пригнулся, и вот результат. Я вышвырнул всех бузотёров вон и сказал им, что если увижу кого-нибудь из них здесь ещё раз, то сломаю свой кий о его башку.

— А что, первым начал Хайд?

— Ну, винить его в этом, пожалуй, всё-таки нельзя. Какой-то налакавшийся французик-клерк косо на него взглянул и обозвал словом, которое я не стал бы повторять при своей матушке, которая живёт в Гамбурге. Хайд огрызнулся в ответ — я не слышал, что он сказал, он вечно так тихонько рычит, — и после этого вся заваруха и началась. От этого парня одни неприятности, и я рад, что от него избавился.

Холмс поблагодарил немца и расплатился за выпивку. По его предложению мы взяли стаканы и переместились от стойки за стол в углу, который как раз освободили две пьяные уличные проститутки.

— Судя по услышанному, — изрёк Холмс, когда мы уселись, — Хайду не стоит выставлять свою кандидатуру на выборах. Особой популярностью он похвастаться не может.

— Я сгораю от любопытства, — начал я опять. — Совсем недавно мы с вами видели одни и те же вещи в комнатах Хайда, и всё же, признаюсь, я не смог определить даже малую часть из того, что вы о нём узнали.

Мой друг улыбнулся и глотнул виски.

— Ещё бы, Уотсон. У вас множество талантов, но наблюдательность и склонность к дедукции в их число не входят. Тем не менее все ключи были там, если знать, что искать.

— Тогда, быть может, объясните, как вы догадались, что у Хайда нет иного дохода, кроме предоставляемого Джекилом, и что он не отличается бережливостью?

— Здесь гордиться нечем — этот факт лежал практически на поверхности, и особой дедукции здесь не требовалось. Вы ведь помните, что я нашёл его приходно-расходную книгу?

— Вы даже присвистнули, изучая её.

— У меня были все основания отреагировать подобным образом. Остаток у Хайда отнюдь не маленький, и записи показывают, что он беспорядочно вносил значительные суммы в графу «приход». Их величина и нерегулярность исключают версию, что это жалованье: оклад редко бывает таким высоким и выплачивается на регулярной основе. А из того, что хозяйка рассказала о его отлучках, навряд ли можно сделать вывод, что у этого человека есть какая-то прибыльная работа. То, что эти суммы были получены в результате вложений, также маловероятно, поскольку цифры круглые, без добавочных фунтов, шиллингов или пенсов. Скорее уж денежные подношения. Далее, поскольку все взносы были одинаковы, я сделал вывод, что это подношения от одного и того же человека. Хотя признаюсь, что мой выбор Джекила в качестве дарителя основан лишь на догадке, но при подобных обстоятельствах он представляется самой вероятной кандидатурой.

— А расточительность?

— Одежду Хайд предпочитает дорогую, что, соглашусь, навряд ли является признаком беспечных трат. Однако когда я покопался в его мусорной корзине и обнаружил, что этот тип выкинул две совершенно новые, хотя и запачканные шёлковые сорочки, совершенно не позаботившись отнести их в прачечную, то склонился к мысли, что он порядочный мот.

— Да, это представляется довольно простым. А что насчёт его предпочтений в женщинах и развлечениях, а также королевского образа жизни?

— Что касается женщин, то сорочки, которые Хайд выбросил, были перепачканы двумя разными оттенками помады — оба можно купить в любой из дешёвых лавок для женщин возле порта. Я изучил множество различных типов косметики, используемой прекрасным полом, и даже забавляюсь идейкой написать однажды монографию на эту тему. Пристрастия Хайда в развлечениях я также отнёс к низким после того, как нашёл в корзине не менее девяти корешков билетов в один из наших сомнительных театров-варьете на Бакс-Роу. Человеку, возвращающемуся туда вновь и вновь, должно нравиться то, что он смотрит. Ну и об образе жизни: это очевидно из того, как небрежно относится Хайд к своему гардеробу, а также из того, что он постоянно снимает деньги со счёта в банке, дабы удовлетворить свои потребности.

— Остаются его рост, косолапость и любимый табак.

Холмс улыбнулся.

— Да ладно вам, Уотсон. Вы, несомненно, сообразили, что только низкорослому человеку будет удобно в одежде размера Хайда. И вы не могли не заметить, что подошвы его обуви более остального стёрты по внешним краям мысков, что говорит об отклонении стоп.

Я покраснел от смущения.

— Представьте, Холмс, я этого не заметил, хотя и должен был. Ну а табак?

— Плиточный, или моя монография о распознавании табачных сортов по виду пепла написана впустую. Зеленовато-серые остатки, которые я нашёл под кромкой ковра, могут быть только от него. А это ещё что такое, чёрт побери!

Причиной сего восклицания послужило драматическое появление в пивной одинокой фигуры — очень маленького мужчины, едва ли не карлика, в смокинге вкупе с начищенным цилиндром и накидкой на алой подкладке, которая развевалась сзади, пока он стремительно шёл от двери, а затем обвисла вниз, когда незнакомец остановился посреди зала, сжимая трость и бросая по сторонам яростные взгляды. У него были крупная голова и худое волчье лицо, отмеченное расширенными ноздрями и бровями, воспарявшими над переносицей подобно крыльям летучей мыши и исчезавшими в тени полей шляпы. Помимо этих черт, лицо незнакомца было вполне заурядным — за исключением того, что я по какой-то неведомой причине возненавидел его с первого же взгляда.

Мне нравится думать о себе как о человеке, ни в коем случае не идущем на поводу у собственных эмоций. Но тут, увы, придётся со стыдом признаться: как скорбное лицо Дж. Дж. Аттерсона завоевало мою симпатию ещё даже до того, как адвокат изложил свою проблему, так и вид этого незнакомца возбудил во мне странную ненависть: ничего подобного я не ощущал с тех пор, как три года назад пуля из винтовки гази едва не отняла у меня жизнь в битве при Майванде. То была какая-то первобытная эмоция, не имеющая ни малейшего разумного основания и именно поэтому столь непоколебимая.

— Где преступники? — взревел коротышка.

Несмотря на громкость, голос его звучал как неприятный пронизывающий шёпот, словно по заржавевшей стали водили напильником. Все посетители пивной уставились на него. Его убийственный взгляд прочёсывал зал, пока не упал на Холмса и меня, и блеск его глаз тут же стал ещё более угрожающим.

— Вот они, проклятые негодяи!

В два прыжка незнакомец оказался у нашего стола. Минуту он стоял, напряжённо переводя взгляд с меня на Холмса и с шумом выпуская воздух из изогнутых ноздрей.

— Кто из вас вожак? — с вызовом бросил он.

— Вы, я полагаю, Эдвард Хайд? — сказал Холмс, поднимаясь. Он возвышался над пришельцем едва ли не на полметра.

— А, так это ты! — Карлик осторожно отступил на шаг, поигрывая тростью как дубинкой. У него были короткие руки, мускулистые и покрытые волосами; они напомнили мне, если уж приводить для сравнения ещё одно животное, обезьяньи лапы. — Ты и твой сообщник сегодня ночью заходили в мои комнаты без разрешения, и не пытайся этого отрицать. Я почувствовал запах сгоревшего масла. Когда я поставил свою хозяйку перед фактом, она раскололась и всё рассказала. Старуха подробно описала вас обоих и сказала, что вы ушли в этом направлении.

— Я — Шерлок Холмс, а это мой друг и коллега доктор Джон Уотсон. Мы уже давно жаждем познакомиться с вами, мистер Хайд. Не присоединитесь ли к нам за виски с содовой, пока мы не обсудим всё как джентльмены?

— Как джентльмены? Да вы простые взломщики! Сэр, я требую сатисфакции! — Он поднял трость.

Я вскочил на ноги, готовый встать на защиту своего друга. Холмс покачал головой и махнул мне рукой.

— Спасибо, Уотсон, но я вполне справлюсь сам. — Он принял боксёрскую стойку.

Какую-то мучительную минуту мне казалось, что эти двое действительно сцепятся. Раздался скрежет стульев, это сидевшие рядом посетители стали покидать свои столы. А возле нашего Холмс и Хайд готовы были наброситься друг на друга, словно драчливые бараны. Но прежде чем хоть один из них успел сделать какое-то движение, из-за стойки уверенными шагами подошёл Штюрмер с полуметровым обрезком кия, налитым с одной стороны свинцом, и что есть силы вдарил им по столу между противниками. От взрывоподобного грохота оба так и подскочили на месте.

— Я сказал: никаких драк! И видит бог, я не шучу! — От раскатистого голоса немца даже стаканы задребезжали. Он перехватил мой взгляд. — Забирай своего друга и уходи. Я задержу Хайда, пока вы не скроетесь из виду. Что будет потом, меня не касается. Schnell![5]

Повторять дважды хозяину пивной не пришлось. Мы с Холмсом схватили свои шляпы и трости и устремились к выходу, пока Штюрмер при помощи дубинки удерживал взбешённого Хайда.

— Теперь вы можете оценить мою предусмотрительность, старина, — заметил Холмс, когда мы сели в кэб, поджидавший за углом. — Когда намереваешься совершить преступление, хорошо спланированный побег — уже само по себе вознаграждение.

То была последняя попытка придать нашей ночной деятельности легкомысленный характер. По дороге домой знаменитый сыщик погрузился в глубокую задумчивость.

— Здесь замешаны тёмные силы, Уотсон, — изрёк он, вперив взгляд в окружавший кэб сумрак.

Я не ответил, ибо пытался, применяя методы своего друга, разобраться, чем вызвана моя собственная, прямо скажем, удивительно примитивная реакция на личность Эдварда Хайда. Его наглые угрозы не имели к этому ни малейшего отношения, поскольку моё крайне негативное мнение об этом человеке формировалось прежде, чем я узнал, кто он такой и на кого обращён его гнев. Как я ни старался, мне удалось лишь вспомнить следующий детский стишок, который до этой ночи мне казался полнейшей чушью, но теперь обрёл глубочайший смысл:


Я не люблю вас, доктор Фелл,

Причин чему не усмотрел;

То знаниям моим предел:

Я не люблю вас, доктор Фелл.[6]



IV. ГЛУХИЕ СТЕНЫ И ОРЕХОВАЯ МОРИЛКА

<p>IV. ГЛУХИЕ СТЕНЫ И ОРЕХОВАЯ МОРИЛКА</p>

— Во всяком случае, мы не умрём с голоду, — объявил мой товарищ, стоило нам вернуться домой и зажечь газовую лампу. — Миссис Хадсон — настоящее сокровище среди хозяек.

Причиной его похвалы послужил ужин из холодной птицы, выставленный в наше отсутствие на буфете. Мы принялись за еду, запивая её бургундским вином — это была не та ночь, в которую можно было насладиться более мягким воздействием портвейна, — и какое-то время ужинали молча. Наконец я спросил:

— И что теперь, Холмс?

— Спать, — ответил он. — Нужно как следует выспаться, ибо завтрашний день обещает быть весьма напряжённым для нас обоих. Вы, например, — если мои советы чего-то стоят — нанесёте визит в свой клуб и возобновите старые знакомства. Вы слишком долго там не были, Уотсон.

— А чем займётесь вы?

— А я как только смогу обеспечу работой городских извозчиков и посещу банк, архив, Скотленд-Ярд и прочие места, пытаясь разузнать историю жизни Эдварда Хайда, известного гуляки и наследника состояния Джекила. Как говорится, «знай врага своего», Уотсон, ибо мы, несомненно, нажили в его лице врага.

— Но состояние вашего здоровья… — начал было я.

— …Ничуть не ухудшится от бодрой прогулки по Лондону, — закончил он. — Вы ведь, Уотсон, вечно браните меня за то, что я не делаю физических упражнений. Это пойдёт мне на пользу.

— При условии, что вы не перестараетесь.

— Мой дорогой друг, меня изнуряет именно бездеятельность. — Холмс поднялся из-за стола. — Ну, пора в объятия Морфея, и весьма надеюсь, что ко времени нашего следующего разговора мы уже будем располагать прочным фундаментом сведений, на котором сможем выстроить кое-какие устойчивые заключения.

Однако меня не обмануло его внезапное желание отправиться на боковую. Правда, я тоже удалился к себе, но даже долгое время спустя, лёжа без сна и обдумывая причудливые отношения доктора Джекила и мистера Хайда, я чувствовал запах табака и слышал размеренную поступь Холмса, расхаживавшего туда-сюда в спальне, расположенной этажом ниже моей, со своей неизменной трубкой и размышлявшего над загадкой на интеллектуальном уровне, несомненно, много выше моего собственного. Учитывая состояние здоровья моего друга, подобное времяпрепровождение в столь поздние часы представляло определённую опасность, однако у меня совершенно не было настроения спорить с Холмсом и в очередной раз выслушивать его доводы. Я так и заснул под эти монотонные шаги.

Когда я проснулся следующим утром, Холмс уже позавтракал и ушёл, оставив на буфете записку, в которой напоминал о совете, который дал мне прошлой ночью. Однако, поскольку дождь на улице лил как из ведра, я решил воздержаться от посещения клуба и вместо этого принялся за чтение. Было примерно пять часов, когда дверь открылась и на пороге показался мой друг с мрачным выражением лица. Он вяло кивнул мне в знак приветствия и рухнул в своё плисовое кресло.

— Полагаю, вы вернулись из Банка Англии? — сказал я, пряча, боюсь, проказливую улыбку за книгой, которую читал.

Холмс посмотрел на меня в некотором удивлении. Наконец тоже улыбнулся, несмотря на очевидную усталость, и спросил:

— Что навело вас, Уотсон, на эту мысль?

Я наслаждался его реакцией. Не так-то часто мне удавалось впечатлить знаменитого сыщика, и потому сейчас было особенно приятно, что в кои-то веки я взял верх над ним в его же собственной игре.

— Элементарно, Холмс, — объявил я, закрыв книгу и отложив её в сторону. — Ночью вы упомянули, что одним из мест, которые вы планируете сегодня посетить, является банк. А когда я последний раз проходил мимо Банка Англии, улица перед ним была перекопана и завалена характерной густой красной глиной из-под мостовой, образец которой пристал к подошве вашего левого ботинка. Вы её не обходили, потому что у вас было дело в самом банке.

Пока я говорил. Холмс изучал упомянутую подошву. Потом опустил ногу и в восторге хлопнул ладонью по коленке.

— Великолепно! Послушайте, Уотсон, изучение глубин вашей проницательности — бессмысленное занятие. Кажется, я никогда не доберусь до их дна. Ваши наблюдательные способности всегда были превосходны, но теперь вы научились применять их на практике. С чем и позвольте вас поздравить.

— Значит, я оказался прав? Вы были в Банке Англии?

— Нет, я и близко не подходил к этому учреждению.

Я изумлённо уставился на него.

— Но глина!

— Не глина, краска. Маляры заканчивали вывеску над входом в «Лавку Брэдли», когда я зашёл туда купить табака и имел неосторожность вступить в пятно краски. Но не унывайте, старина. Ваши рассуждения — единственное светлое пятно в сегодняшнем совершенно безрадостном дне. Вы меня порадовали.

Я кивнул, ибо именно этого и добивался, хотя отнюдь не подобным образом.

— Значит, ваши расследования не принесли результатов?

— Напротив, в этом плане они оказались весьма щедры, до некоторой степени. — Холмс извлёк кисет и принялся набивать трубку.

— А дальше?

— Ничего. Я заходил в банк, в котором Хайд держит счёт и название которого вы бы установили, если бы не угодили в распространённую ловушку и не позволили одной улике затмить вашу память. Кассир, которого я расспрашивал, отвечал на мои вопросы неохотно, пока я не дал ему понять, что заключил сделку с Хайдом и хочу удостовериться в платёжеспособности этого джентльмена. Тогда язык у него развязался. Судя по всему, Хайд открыл там счёт год назад. До этого счетов у него не было.

— Нельзя сказать, что это очень необычно.

— Дослушайте сначала. После этого я отправился в архив в Уайтхолле и провёл там за поисками три с половиной часа, но так и не обнаружил упоминания имени Эдварда Хайда ни в одном из документов. Кем бы этот человек ни был, родился он явно не в Англии, равно как и не владеет здесь никакой собственностью под этим именем. Отсутствуют сведения о нём и в картотеке Скотленд-Ярда. Оставалось только одно место, где можно было попытаться что-либо выяснить, и представьте, как мне не хотелось отправляться туда снова после нашего ночного приключения. К счастью, преследуемого нами зверя и сегодня не оказалось дома, но мне стоило немалых денег выудить интересующие меня сведения из его хозяйки. Сегодня она показалась мне до смерти запуганной, Уотсон. Боюсь, жилец поставил перед ней грозный ультиматум, запретив в дальнейшем иметь какие-либо дела со мной. Благодарение небу за образ нашей всемилостивейшей королевы, который в конечном итоге перевесил его аргументы.

Судя по всему, Хайд поселился по этому адресу в Сохо примерно в то же время, когда и открыл вышеупомянутый банковский счёт, и вместо рекомендаций от предыдущего домовладельца он предоставил плату за шесть недель вперёд. Конечно же, этот тип ничего не рассказывал хозяйке о своей прежней жизни. — Холмс покачал головой и раскурил трубку. — Это-то и раздражает более всего. С какой стороны ни подступаешь к этой проблеме, неизменно наталкиваешься на глухую стену: такое чувство, что приблизительно до октября тысяча восемьсот восемьдесят второго года Эдвард Хайд просто не существовал.

— А что, если это не настоящее его имя? — осмелился я выдвинуть предположение.

— Очень может быть, но что толку, если мы не знаем, как зовут этого человека на самом деле? Я подробно описал Хайда нескольким инспекторам в Скотленд-Ярде, но это нисколько не оживило их память.

— А ведь Хайд не из тех, кого легко позабыть. — Я вздрогнул при воспоминании о стычке в пивной прошлой ночью.

Холмс кивнул и пустил к потолку огромное сизое кольцо дыма.

— Этот тип на редкость отвратителен, не так ли? Не думаю, что встречал когда-либо прежде человека, на чьём лице зло запечатлелось бы более явственно, а в Лондоне я видал самых худших представителей рода человеческого. Но это ничего нам не даёт. — Он поднялся и направился в свою спальню.

— Куда вы? — поднялся и я.

— Куда вам не надо, — бросил он через плечо. Дверь за ним закрылась.

Ответ Холмса был столь резок и неожидан, что на миг я совершенно опешил и никак не отреагировал. По зрелом размышлении, однако, я решил не обижаться, поскольку было очевидно, что подобное поведение Холмса объяснялось сильнейшим переутомлением. Напряжённая деятельность на протяжении двух прошедших дней взвалила на его ослабевший организм гораздо большее бремя, нежели я представлял. Охваченный внезапным страхом, я посмотрел на каминную полку, однако с облегчением обнаружил, что его склянка с кокаином и сафьяновый футляр, где мой друг хранил шприц для подкожных инъекций, остались на месте. Его здоровье и без дополнительного пристрастия к наркотику, о котором я уже упоминал в своей летописи, пребывало в опасном состоянии. Рассудив, что на данный момент спальня является для Холмса наилучшим местом, я решил больше к этой теме не возвращаться, а закурил папиросу и уселся, чтобы хорошенько поразмыслить над загадкой, которой мы занимались. Ни до чего путного я, конечно же, так и додумался, а лишь заработал себе кашель. Я бросил в камин окурок уже третьей папиросы, когда дверь спальни Холмса открылась и в комнату вошёл поразительный субъект.

На вид это был матрос-индиец, один из тех туземцев, что трудятся в морях Ост-Индии. Из-под малинового платка с худого и коричневого, словно кора хинного дерева, лица на меня вызывающе уставился единственный здоровый глаз, другой же был скрыт засаленной чёрной повязкой, из-под которой через всю левую щёку к углу зловещего рта рваным полумесяцем шёл ужасный белёсый шрам. Изо рта торчал окурок толстой чёрной сигары, временно потушенный. Одеяние этого странного человека было грубым и перепачканным смолой, а из брезентовых башмаков торчали большие пальцы. Не будь я на сто процентов уверен, что Холмс был в своей комнате один и что попасть в неё можно только через ту самую дверь, в которую он до этого и вошёл, я ни за что не признал бы своего друга в том бродяге, что предстал сейчас предо мной. Всем своим обликом, с головы до пят, он отнюдь не внушал доверия: не хотел бы я, чтобы подобный тип оказался у меня за спиной где-нибудь в переулке Ист-Энда.

— Холмс, — произнёс я, — на этот раз вы и вправду превзошли самого себя. Я буду удивлён, если в таком виде вас не арестуют, как только вы появитесь на улице.

Он хихикнул.

— Благодарю вас, Уотсон. Я всегда могу рассчитывать на вашу объективную оценку. Вам не кажется, что я немного перестарался?

— В зависимости от того, куда вы собираетесь. Например, я не порекомендовал бы вам в таком виде посещать театр.

— И всё же именно туда я и направляюсь.

— Дорогой Холмс!

Он снова издал смешок.

— Успокойтесь, Уотсон. Уверяю вас, среди того сброда, что околачивается в данном заведении, я совершенно не привлеку к себе внимания. Вы наверняка помните про корешки билетов, которые я обнаружил в комнате Хайда. Именно этот театр я и планирую посетить.

— Могу я спросить зачем?

— Небезызвестная вам квартирная хозяйка, демонстрируя практичность своей натуры — что, впрочем, едва ли добавляет ей чести, — сообщила мне, что, собираясь отправить сегодня утром в чистку пальто квартиранта, она обнаружила в его кармане билет на вечернее представление. А стало быть, мои шансы обнаружить его там нынче вечером повышаются.

— И что вы надеетесь узнать?

Холмс пожал плечами:

— Кто знает? Может, и ничего. А может, и всё. В любом случае, непосредственно наблюдая за его привычками, я узнаю больше, чем тратя время на изучение бюрократических источников. Нет-нет, мой дорогой друг, оставайтесь дома, этим вечером вы мне не понадобитесь.

— Ну уж нет, так просто вы от меня не отделаетесь. — Я встал. — Я понимаю всю тщетность попыток отговорить вас, а потому даже и пытаться не стану. Однако категорически настаиваю на том, что должен вас сопровождать, дабы не позволить вам переутомиться. И не спорьте, Холмс. Вы непревзойдённый мастер расследования, но слишком легкомысленно относитесь к собственному здоровью.

Я ожидал гнева, даже насмешек, однако Холмс в ответ удостоил меня искренней улыбкой, положил руку мне на плечо и тепло произнёс:

— Дорогой друг, я даже и не подозревал, что вы настолько озабочены состоянием моего здоровья. Конечно же я не буду с вами спорить. Полагаю, вы хорошо отдохнули, поскольку сухость вашего пальто и истощение обильных утренних запасов угля демонстрируют, что вы пренебрегли моим советом и остались сегодня дома. Скажите, Уотсон, приходилось вам когда-нибудь играть на сцене?

Удивлённый столь неожиданной сменой темы, я замешкался с ответом, но наконец сообщил:

— Да, приходилось. Когда в пятом классе мы ставили «Сон в летнюю ночь», я изображал дуб!

Мой ответ его озадачил:

— Но вроде бы в этой пьесе дубы не разговаривают?

— Совершенно верно.

Холмс рассмеялся:

— Что ж, тогда и сегодня вечером вам не надо будет говорить. Пойдёмте.

Он повёл меня в свою спальню, где на умывальнике рядом с кроватью стоял таз, наполненный какой-то тёмной жидкостью. Сама кровать, как я заметил, была завалена некими принадлежностями, которые я даже не берусь идентифицировать. По указанию Холмса я сел на край матраса, после чего он велел мне снять воротник и омыть упомянутой жидкостью руки и лицо. Я подчинился, а затем мой друг сам погрузил руки в таз и закончил работу, втирая жидкость ловкими и сильными пальцами вокруг ушей и на затылке. Потом Холмс склонился надо мной и, поочерёдно беря с кровати различные предметы, начал орудовать ими на моём лице: подбривая, подгоняя, массируя и расчёсывая — и так на протяжении получаса, пока наконец триумфально не отбросил инструменты на кровать. Он тщательно вытер руки, отступил назад и объявил:

— Готово! Над бюро есть зеркало. Пожалуй, вам стоит взглянуть на себя, прежде чем мы приступим к финальной стадии перевоплощения Джона Уотсона, доктора медицины.

Именно так я и поступил, и увиденное меня потрясло. Из глубин зеркала на меня уставился полукровка-азиат чрезвычайно мерзкого вида. На фоне тёмно-жёлтой кожи, по обеим сторонам от бесформенной шишки носа, выглядевшей так, словно его разбивали далеко не в единственной драке на берегу, злобно сверкали раскосые узкие глаза, а под отвислыми чёрными усами поблёскивал ряд окрашенных опиумом зубов. Ниже линии волос метаморфоза была совершенной. Меня совершенно потряс реализм сей гротескной маски: ничего более чуждого тому лицу, что я привык брить по утрам, просто и быть не могло. Как и во множестве вещей, когда дело касалось искусства маскировки, Холмс показал себя настоящим волшебником.

Я так и сказал ему. Но он отмахнулся от комплимента, сказав:

— Сейчас-то вы меня хвалите, но позже, когда вы попытаетесь свести эту ореховую морилку, ваши речи, вероятно, наполнятся злостью. Ну ладно, примерьте-ка эти вещички, Уотсон. Думаю, они вполне будут сочетаться с вашим новым обликом.

Холмс распахнул чемодан и извлёк из его недр сандалии, грязный бушлат, хлопчатобумажные штаны и помятый котелок, а я быстро надел всё это на себя. Окончательный осмотр в зеркале не оставлял сомнений: меня не признала бы даже родная мать, будь она ещё жива.

— Помните, что теперь вы глухонемой, и если придётся говорить, то это буду делать я, — сделал последнее наставление Холмс. — И вот что, Уотсон, суньте револьвер в карман, просто на всякий случай.

Я взял оружие и уже решил было, что приготовления полностью закончены, но тут знаменитый сыщик велел мне подставить ладони и высыпал туда две пригоршни монет достоинством в пенни и полпенни.

— А это ещё зачем? — спросил я.

Его единственный видимый глаз вспыхнул удивлением.

— Чтобы кидать девочкам, Уотсон. Чтобы кидать девочкам.

Да уж, объяснение хоть куда. Но, поскольку Холмс был уже в дверях, я решил пока удовлетвориться им, высыпал монеты в карманы штанов и последовал за товарищем.


V. ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЗЛАЧНЫМ МЕСТАМ

<p>V. ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЗЛАЧНЫМ МЕСТАМ</p>

Осмелюсь сказать, что, покидая дом, мы вызвали у миссис Хадсон некоторое нервное потрясение, но, будучи женщиной весьма терпеливой, она приняла путаные объяснения Холмса относительно нашего внешнего вида без видимых возражений и позволила нам выйти через боковую дверь. Тут мы столкнулись с очередной проблемой. Трижды Холмс пытался поймать кэб, и трижды его едва не сбивали, поскольку извозчики, всерьёз озабоченные собственной безопасностью, лишь подхлёстывали лошадей, едва увидев нас. На четвёртый раз Холмсу всё же удалось поймать не столь привередливого кучера, который согласился доставить нас к месту назначения; правда, ему пришлось предварительно продемонстрировать золотой.

Сохо был ещё достаточно респектабельным районом по сравнению с ужасающими условиями на Бакс-Роу, где грязные улочки — столь узкие, что два экипажа едва ли могли разъехаться на них, не задев друг друга колёсами, — просто кишели притонами да публичными домами и где у каждой двери стояли либо пьяницы, либо, используя изящный оборот Аттерсона, «сомнительной репутации леди». Газовые фонари там были немногочисленны и редки, равно как и полисмены, и поэтому неудивительно, что, едва доставив нас по указанному Холмсом адресу и получив плату, возница сразу же хлестнул лошадь кнутом и погнал её бодрой рысью, дабы убраться из этого района как можно скорее.

Здание, перед которым мы оказались, было по меньшей мере полувековой давности: его прокопчённый фасад начинал разрушаться, а окна на верхних этажах давно уже заколотили досками. Над входом раскачивалась подвешенная на цепях к надёжной кованой стойке деревянная вывеска, на которой можно было разобрать выцветшие буквы алого цвета — надпись «Красная гусыня». Изнутри доносилось бренчание расстроенного пианино, время от времени прерываемое взрывами пьяного хохота.

— Мы опоздали, Уотсон, — пробормотал Шерлок. — Занавес уже подняли.

Представление действительно началось. По скрипящим доскам сцены скакала шеренга весьма скудно одетых женщин, в то время как аудитория, состоявшая в основном из мужчин — подёнщиков, портового сброда да случайных декадентского вида франтов в цилиндрах, — аплодировала, топала ногами и свистела под аккомпанемент маниакальной фортепьянной музыки. Пока мы стояли в дверях, ища во множестве лиц преследуемого зверя, я с удивлением и растерянностью признал в последней группе зрителей нескольких своих коллег, получив таким образом представление, что в нашу просвещённую эпоху в тихом омуте водится гораздо больше чертей, чем я даже допускал.

Мой друг издал краткий возглас разочарования.

— Никаких признаков Хайда, — сообщил он. — Быть может, мы вынудили его… Ага, вот и он.

Пока Холмс говорил, мимо нас вниз по проходу проскочил Хайд собственной персоной, с тростью в руке и в развевающейся мантии. Сделав несколько шагов, он остановился и дерзко осмотрел зал, как и прошлой ночью у Штюрмера. На этот раз, впрочем, не разгневанно, а скорее высокомерно, словно считал себя повелителем всего, что попадалось ему на глаза. Я подавил в себе порыв отвернуться, когда его взгляд двинулся в нашем направлении, на мгновение задержался на нас, а затем перешёл дальше. Наша маскировка, судя по всему, выдержала главное испытание. И всё же меня снова терзала лютая и беспричинная ненависть к этому человеку и всему, что он собой олицетворял. Я испытывал досаду на самого себя, поскольку оказался столь слабым; но, бросив украдкой взгляд на своего спутника, понял, что в подобном чувстве отнюдь не одинок. Под шедевром грима, под бесстрастной маской Холмса, я, знавший его достаточно хорошо, разглядел признаки отвращения. Быть может, это проявилось лишь в том, что его единственный видимый глаз заблестел чуть ярче, или же он едва заметно поджал свои тонкие губы — определённо, не больше. Но всё-таки признаки отвращения были, хотя и различить их мог только я. Хайд вызывал одну и ту же, весьма примитивную реакцию у всех, кто его встречал.

Вновь пришедший снял цилиндр и мантию и, поскольку принять их у него было некому, понёс с собой на место в третьем ряду. Без шляпы голова Хайда — копна чёрных волос, зачёсанная в обезьянью гриву от выпяченного лба назад, — завершала его сходство с тварью из первобытного леса. Также я заметил, что он ходил слегка развернув носки стоп внутрь, как Холмс вычислил ещё даже до того, как оба они увидали друг друга. Могло ли это, задался я вопросом, послужить основанием для испытываемого мною ощущения некой смутной уродливости в его облике? Но этот вопрос так и остался без ответа, поскольку Хайд занял своё место и исчез из виду среди окружавших его более высоких зрителей.

— Нам лучше тоже поискать, куда сесть, — прошептал Холмс.

Мы прошли вниз по проходу к четвёртому ряду, и фортуне было угодно, чтобы там оказалось два свободных места почти прямо за Хайдом, куда мы и втиснулись, между разносчиком в лохмотьях и мускулистым торговцем рыбой, источавшим вонь в соответствии со своей профессией. Мы откинулись в креслах, чтобы по мере возможности получить удовольствие от представления.

Не хочу смущать читателя подробностями данной постановки, лишь выражу сожаление по поводу тех вещей, что определённая категория женщин готова проделывать, лишь бы услышать звон монет, падающих у их ног. Дабы не привлекать к себе внимания воздержанностью, я по настоянию Холмса присоединился к нему и принялся кидать пенни и полпенни на сцену и свистеть в манере, более чем неподобающей нашему социальному статусу. В душе я воздал хвалу небесам за мастерство своего друга в искусстве маскировки. ибо, узнай меня в этот момент какой-нибудь уэст-эндовский знакомый, я наверняка был бы вынужден полностью удалиться от общества.

Хайд же, сидевший перед нами, непродолжительное время смотрел представление совершенно молча. Затем встал, запустил руки в карманы и обрушил на сцену серебряный поток шиллингов. Более материальные звуки, издаваемые данного номинала монетами при ударах о доски, не остались без внимания танцовщиц, которые тут же завизжали и бросились на колени, чтобы собрать плоды столь неожиданной щедрости, совершенно игнорируя протесты тех клиентов, что требовали продолжения выступления. Смех Хайда, наблюдавшего за погоней девушек за монетами, был отвратителен. Недовольство же сброда вокруг нас приняло угрожающий характер, когда определился источник их разочарования. Потемневшие от гнева лица обернулись к низкорослому созданию в третьем ряду.

— Грядёт заварушка, Уотсон, — уведомил меня мой товарищ. — С вашей стороны было бы разумно держать револьвер наготове.

Я понимающе кивнул и, сунув руку в правый карман бушлата, сжал рукоятку средства, благодаря которому мы невредимыми выбирались из множества опасных передряг.

— Вот этот тип, из-за которого шоу прекратилось! — взревел моряк-кокни в дальнем углу, указывая на Хайда.

Последний встретил его взгляд с хищной ухмылкой.

— Хватай его! — раздался пьяный рёв позади нас.

Головорез с квадратной физиономией, сидевший рядом с Хайдом, вскочил на ноги и метнул свой кулак размером с окорок в голову соседа. Хайд резко пригнулся и со звучным хрустом обрушил тяжёлую рукоятку своей трости на череп потерявшего равновесие противника. Тот рухнул как подкошенный.

После этого зал взорвался. Всевозможнейшие мерзавцы принялись перескакивать через кресла и пробивать себе дорогу сквозь сгущавшуюся толпу, чтобы добраться до Хайда. Повсеместно вспыхнули потасовки, и воздух наполнился свистом тростей и палок и глухими звуками ударов кулаков по незащищённой плоти; ругательства же носились повсюду, что сено на ветру. Торговец рыбой, рядом с которым я сидел, прыгнул на меня, но я увернулся и оттолкнул его ладонью в клубок сцепившихся тел, после чего больше его не видел. Меж тем жилистый грузчик из заднего ряда бросился вперёд, пытаясь ухватить Холмса за воротник, но промахнулся и взвыл, когда его намечавшаяся жертва ребром руки, словно обрушившимся топором, ударила его по запястью. Затем сыщик нанёс точный удар правой в челюсть напавшего. Тот отлетел назад и приземлился, растянувшись в полный рост, среди беспорядочной кучи обломков кресла. Насколько я видел, он больше так и не поднялся.

Во время свалки Хайд исчез. Пока я высматривал его, на моём левом предплечье — как раз в это место я был ранен в Афганистане — подобно стальным тискам сомкнулась чья-то рука. Я развернулся и занёс было правый кулак для удара, но в последнее мгновение остановился, признав индусскую физиономию Холмса.

— Хайд удрал, пока вы разбирались с рыботорговцем, — сообщил он. — Предлагаю последовать его примеру.

Мы пробились в проход зала и выбежали на улицу, где Холмс остановился и огляделся по сторонам.

— Там! — Он указал на двуколку, с громыханием тронувшуюся с места. Свет газового фонаря на углу на мгновение вспыхнул на шёлковом цилиндре пассажира коляски.

Мимо проезжал четырёхколёсный экипаж. На этот раз Холмс не стал рисковать и поднял правую руку с блестящей монетой. Пролётка остановилась.

— Получишь полсоверена, если не упустишь из виду вон ту двуколку, — кинул он извозчику и забрался внутрь. Я уселся рядом. Мы тронулись как раз в тот момент, когда позади раздались первые свистки полисменов.

— А он ловкий малый, этот мистер Хайд. — Холмс сидел, сложив руки на костлявых коленях, возбуждённо сжимая и разжимая пальцы. Его глаз вспыхнул сталью в свете газового фонаря, мимо которого мы проезжали.

— С чего это вы взяли? — не понял я. — Толпа едва не разорвала его на куски.

— Драка была ширмой, Уотсон, чтобы прикрыть бегство. Хайд понял, что за ним следят.

— Но наша маскировка…

— Он её разгадал. И виноват в этом только я. Я недооценил противника, иначе догадался бы прикрыть наши уши.

— Наши уши?!

— Ну да, Уотсон, именно так. Да будет вам известно, что очертания ушных раковин у каждого человека уникальны, в целом мире нет двух одинаковых. И пока уши остаются на виду, опытный наблюдатель различит любую маскировку. Я полагал, что являюсь единственным человеком в этой части света, который обладает способностью запоминать подобные вещи, но теперь вижу, что ошибался. Так, и только так. Других объяснений просто быть не может.

— Лично мне это представляется слишком фантастическим.

— Ну что же, вполне естественная реакция глупца на то, чего он не понимает.

Подобный язвительный ответ сразил меня, словно пощёчина. Я замолчал.

Двуколка прогромыхала ещё метров пятьдесят, и Холмс положил свою тёплую руку мне на плечо.

— Мой дорогой друг, я снова прошу у вас прощения, — сказал он мягко. — Вы правы: мне действительно необходим отпуск. Вот покончим с этим делом, и тогда сама королева не сможет удержать меня в Лондоне.

— В извинениях нет необходимости, Холмс.

— Старый добрый Уотсон! — Он хлопнул меня по руке.

Если Хайд и подозревал, что мы всё ещё следим за ним, то виду не подавал. Его кэб ехал всё так же размеренно, ни ускоряя, ни замедляя темпа. Он словно бы задался целью облегчить нам задачу, полностью отказавшись от первоначальных планов оторваться от преследователей, и решил вместо этого выставить подробности своей жизни на наше обозрение.

До чего же омерзительной оказалась его жизнь! Мы неотступно следовали за этой тварью через опиумные притоны и публичные дома, по зловонным причалам и узким переулкам, сквозь дьявольские лабиринты, которые не являлись в кошмарах даже самому Данте. И не существовало порока, которого бы Хайд не ведал, не было ни одного отвратительного зрелища, которым бы он не наслаждался. Самые тёмные закоулки Лондона были не достаточно темны, чтобы утаивать его запретные пристрастия, хотя отсутствие света в них и отвращало самых отчаянных искателей приключений. Однако, где бы этот тип ни появлялся и вне зависимости от того, сколь низки были те личности, с которыми он общался ради получения своих мерзостных удовольствий, реакция их на него была абсолютно одинаковой: деньги его всюду были желанны, сам же он — категорически нет. Подобно мне и Холмсу, они распознавали в Хайде тот общий знаменатель зла, что превращал его в изгоя во всех сферах общества, в которые он пытался проникнуть.

Раз, когда преследуемый нами зверь спешил по тротуару в один из своих мрачных притонов, к нему обратился облачённый в остатки солдатской формы одноногий нищий, опиравшийся лишь на один костыль, поскольку протягивал в руке оловянную кружку, в которой позвякивало несколько монеток. Не остановившись и даже не замедлив своей ковыляющей походки, Хайд рубанул несчастного своей увесистой тростью, нанеся ему косой удар по правому плечу. Калека пошатнулся и наверняка бы упал, не поддержи его кирпичная стена близкого здания. А так он наткнулся на неё, и ему пришлось вцепиться в единственный костыль, на который он опирался, дабы тот не опрокинулся в сторону. Его же противник продолжил свой путь, даже не удосужившись обернуться. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы не помчаться вперёд и не схватить мерзавца за ворот, и, быть может, я так бы и поступил, если бы не Холмс, который, следуя вместе со мной на безопасном расстоянии позади, предупреждающе взял меня за плечо.

Мы удовлетворились тем, что сделали солидное пожертвование в дрожащую кружку нищего, когда минутой позже проходили мимо.

Над портом уже начал заниматься рассвет, когда Хайд покинул последний притон и, усевшись в поджидавший его кэб, вновь повернул на запад. Холмс, карауливший вместе со мной внутри экипажа через улицу, мягко стукнул в крышу, и мы снова тронулись вслед за ним. Несколько сотен метров мы удерживали Хайда в поле зрения, а затем он свернул за угол и исчез за старинным кирпичным строением. К тому времени, когда мы повернули, улица была пуста.

— Поживей, извозчик, — свистнул Холмс. — Он мог свернуть на перекрёстке.

Но нет. Мы проехали до конца проезда, где, как ни высматривали, не обнаружили на поперечной улице никаких признаков преследуемого кэба. Наконец Холмс вздохнул и велел вознице отвезти нас на Бейкер-стрит.

Весь обратный путь мой друг сидел молча, насупившись и поджав губы. Решив, что подобное умонастроение ему лишь во вред, я попытался как-то утешить Холмса. Но едва лишь я начал говорить, как он внезапно вскрикнул и хлопнул ладонью по коленке и закричал:

— Ах я дурак! Нет, ну какой же он шарлатан!

Я уставился на Холмса, гадая, неужели это мои слова вызвали такую вспышку гнева. Но он, совершенно не обращая на меня внимания, высунулся в окошко и резким тоном отдал извозчику новое распоряжение. Тут же раздался щелчок кнута, двуколка поехала быстрее и круто развернулись, заехав двумя колёсами на тротуар, из-за чего нас обоих бросило в угол.

Глаза Холмса (а он уже сорвал чёрную повязку) горели, когда он пристально вглядывался в улицу впереди.

— Каким же идиотом я был, Уотсон! Надеюсь, в том отчёте, который вы всё грозитесь написать о скверном деле в Лористон-Гарденс[7], я буду представлен тем самым дураком, коим и являюсь.

— Боюсь, я не оправдаю ваших ожиданий. — Мне пришлось повысить голос, чтобы перекричать стук копыт о мостовую, и схватиться за котелок, который норовил сорвать ветер. Мимо с головокружительной скоростью проносились газовые фонари, озаряя своими вспышками салон экипажа.

— Но ведь ничего проще и быть не может, — продолжал Холмс. — После своей проделки в «Красной гусыне» Хайд совершенно не заботился о том, чтобы отделаться от нас, вплоть до нескольких минут назад. Этот тип и не пытался скрыть от нас свои отвратительные наклонности — мало того, он выставлял их напоказ. Зачем же ему тогда понадобилось ускользать от нас подобным образом? Отбросив всё невероятное, мы получаем лишь одно место, куда Хайд может направляться, место, связь с которым он не желает показывать нам никоим образом.

— Дом доктора Джекила!

— Именно! Загадочная связь между дурной репутации молодым гедонистом и уважаемым доктором — единственное, чем он не захотел нас дразнить. Хайд наверняка в курсе, что нам известно об этой связи, однако предпочитает, чтобы мы забыли о ней. Но вот мы и на месте, а вот и то свидетельство, которое мы ищем. Кучер, останови здесь!

Мы остановились возле ряда унылых домов, выходивших фасадами на узкую улочку в двух шагах от одного из оживлённейших районов Лондона, как раз вовремя, чтобы увидеть отъезжающий кэб и низкорослую фигуру в цилиндре и мантии, ныряющую в приземистую дверь.

Это, если только мы не ошиблись, вход в прозекторскую доктора Генри Джекила, — заметил Холмс. — Здесь-то и кроется загадка, Уотсон. Что привело Хайда сюда в этот час? Нужда в деньгах или, быть может, стремление злорадно посмаковать ночные похождения в присутствии своего уважаемого благодетеля? — Губы его плотно сжались под гротескным гримом. — Здесь затевается зло, доктор, что очевидно так же, как и этот туман, клубящийся с востока. Но большего мы здесь не добьёмся, во всяком случае в данный момент. Давайте-ка направим наши стопы на Бейкер-стрит, пока этот констебль, который чересчур пристально разглядывает нас из-за угла, не надумал арестовать нас за подозрительный вид.



— Боюсь, это выше моего понимания, — начал я, когда мы оказались в своих комнатах, скудно озаряемых восходящим солнцем, чьи лучи с трудом пробивались через наползавший туман за окном. — С какой стати Хайду держать в тайне свои отношения с доктором Джекилом, если он столь бесстыдно демонстрирует самые низкопробные своих увлечения?

Холмс закурил папиросу и сейчас грел руки над камином.

— Вот этот вопрос, Уотсон, весьма уместен в данном расследовании, и, думаю, не будет преувеличением сказать, что ответ на него значительно облегчит разрешение нашей маленькой проблемы. Головоломка почти собрана, не хватает лишь одного кусочка. Теперь, когда Хайд открыто продемонстрировал свою враждебность, во всём Лондоне есть только один человек, который в состоянии предоставить нам необходимые сведения.

— Кажется, я знаю, кого вы имеете в виду. Однако не будет ли это нарушением обещания, которое вы дали Аттерсону?

— Ни в коей мере. Вспомните, что я обещал нашему другу адвокату: некий джентльмен будет оставаться в неведении настолько, насколько сие окажется в моих силах. Положение же нынче таково, что я более не могу избегать того образа действия, каковой с самого начала являлся, вне всяких сомнений, единственно целесообразным. — Холмс вытянул руку и бросил окурок в огонь. — А теперь, Уотсон, я предписываю вам усердное применение мыла и воды, а затем — постель. Ночь для нас обоих выдалась долгой, а мы должны быть бодры и бдительны завтра днём, когда нанесём визит человеку, чьё состояние оценивается в четверть миллиона фунтов стерлингов.


VI. АТТЕРСОН МЕНЯЕТ РЕШЕНИЕ

<p>VI. АТТЕРСОН МЕНЯЕТ РЕШЕНИЕ</p>

Контраст между величественным домом, в котором Генри Джекил жил и практиковал, и обветшалым строением за углом, где этим утром на наших глазах скрылся Хайд, был поразителен. Здание отделялось от улицы полосой травы, ровной и зелёной, словно сукно бильярдного стола, с высаженными на ней конической формы кустами: как видно, искусный садовник потратил не один год на совершенствование своего мастерства. Довершал атмосферу симпатичного сельского дома, столь неуместного в лоне грязного города, плющ, увивавший красные кирпичные стены и затенявший большие, с блестящими стёклами окна. С трудом можно было поверить, что сие уникальное произведение архитектуры могло являть миру две столь несходные наружности, и всё же достаточно было пройти несколько шагов, чтобы убедиться в его двуличности.

Дворецкий, ответивший на звонок Шерлока Холмса, полностью соответствовал той части здания, перед которой мы стояли. Высокий, представительный, с шевелюрой белоснежных волос и крайне бледным худощавым лицом, державшийся необычайно прямо, имевший вид одновременно горделивый и смиренный — словом, человек, привычный к услужению и исполняющий свои обязанности с достоинством и знанием дела. Он взял двумя пальцами визитку, предложенную Холмсом, осторожно поднёс её на расстояние дюйма к своим слезящимся голубым глазам и продержал так значительно дольше, нежели требовало прочтение единственного нанесённого на неё имени. Наконец поклонился, на удивление бодрым голосом предложил нам войти и подождать, взял наши шляпы, пальто и трости, развернулся и бесшумно двинулся по выложенному плиткой залу к филёнчатым дверям. Он затворил их за собой со звуком не громче вдоха.

Зал, в котором мы ожидали, был не особо вместителен, однако отсутствие размаха здесь с лихвой компенсировалось роскошью отделки. Изящные занавеси приглушали проникавший через окна свет. Справа от нас, в углу, за четырьмя добротными на вид деревянными и обитыми сатином стульями, которые выстроились в ряд закруглёнными спинками к стене, скромно стоял на тумбе превосходный бюст Гёте из красивейшего мрамора. Упомянутая стена и противоположная ей были увешаны равным количеством масляных холстов в подобающих позолоченных рамах, и картины эти показались мне знакомыми. Некоторое время я разглядывал их, пока наконец не понял, что они выполнены в той же манере, что и полотно, виденное нами в комнатах Хайда. Быть может, то был дар его покровителя?

— Когда речь идёт о лучших полотнах Дега[8], слова «впечатляюще», пожалуй, будет недостаточно, — изрёк Холмс, словно откликаясь (я уже давно не удивлялся невероятной проницательности моего друга) на то самое слово, что в этот миг как раз пришло мне в голову. — А вот эти стулья принадлежат эпохе Людовика Четырнадцатого. По крайней мере, три из них. Четвёртый — копия, хотя и очень хорошая. Должен заметить, что любезный доктор — жизнелюб, в натуре которого неустанно ведут борьбу колоссальная ответственность, присущая его профессии, социальный статус и некоторая тяга к запретному. Людовик Четырнадцатый представляет стабильность и респектабельность, а Дега олицетворяет авантюризм и склонность к риску. При подобном сочетании он — сущая находка для шантажиста.

Холмс собирался сказать ещё что-то, однако двери плавно открылись, и вошёл дворецкий.

— Доктор Джекил примет вас сию минуту, джентльмены.

Он провёл нас через короткий коридор с огромными окнами и негромко постучал в простую дверь, которой этот коридор заканчивался. Приглушённый голос пригласил его войти. Дворецкий вошёл, однако оставался там ровно столько времени, чтобы доложить о прибытии гостей, после чего отступил в сторону и впустил нас. Затем он удалился, закрыв за собой дверь.

Мы оказались в кабинете, три стены которого, за исключением двери, от пола до потолка были заставлены различной толщины книгами в красивых переплётах; судя по изрядно потрёпанным корешкам, ими и вправду постоянно пользовались, а не держали, как это случается, для интерьера. Названия книг в основном были медицинскими и научными, кое-какие относились к области закона, однако на полке рядом с дверью я заметил и собрание сочинений Гёте в оригинале, подтверждавшее явный интерес хозяина к творчеству великого поэта. Большую часть единственной стены, не уставленной книгами, — напротив двери — занимали два французских окна. Они выходили на небольшой дворик, выложенный плиткой и засаженный кустами роз. И если бы не серая громада каменного здания, призрачно вздымавшаяся из тумана на расстоянии метров десяти, вполне можно было бы подумать, что мы оказались в загородном поместье в нескольких милях от Лондона.

— Шерлок Холмс, — задумчиво произнёс человек, вышедший, чтобы поприветствовать нас, из-за стоявшего перед окнами огромного письменного стола эпохи империи Наполеона I. — Не думаю, что мне знакомо ваше имя. — Они с Холмсом обменялись рукопожатием.

— Зато я определённо слышал о вас, доктор Джекил, — отозвался мой друг. — Позвольте представить вам доктора Уотсона, вашего коллегу.

Я ответил на твёрдое рукопожатие хозяина. Он был высок, почти так же, как и Холмс, и для пятидесятилетнего мужчины сохранил на удивление хорошую фигуру. Черты его лица были точёными, глаза — голубыми и твёрдыми (в противоположность того же цвета слезящимся глазам у его слуги), а вьющиеся каштановые волосы подёрнуты серебром на висках именно так, как желали бы большинство мужчин на пороге старости, хотя везёт в этом лишь немногим. Гладко выбритое лицо Джекила было широким, но не грубым; особенно обращали на себя внимание высокие скулы, правильный нос и большой, словно вылепленный рот. Если и можно выглядеть на четверть миллиона фунтов стерлингов, то Генри Джекилу это удавалось в полной мере, вплоть до последнего двухпенсовика. Однако, с удивлением отметил я, хозяин дома всё ещё был в халате, хотя время уже близилось к двум часам дня. Впрочем, как учёный, он, наверное, подобно Холмсу, привык работать в предрассветные часы, ставя химические эксперименты, а потому вставал поздно, — так что больше к этому вопросу я не возвращался. Под глазами у Джекила действительно были мешки, да и вид у него в целом был изнурённый, что как будто свидетельствовало о правильности моей гипотезы.

— Чем обязан вашему визиту? — спросил он у Холмса.

— Насколько я понимаю, вы знакомы с человеком, который называет себя Эдвардом Хайдом, — начал Холмс. Его манера говорить неожиданно сменилась с вежливой на холодную. Вдобавок в тоне моего друга зазвучала также и некоторая официальность, весьма схожая с той, что напускают на себя хорохорящиеся детективы Скотленд-Ярда, с коими он сам частенько конфликтовал.

— Могу я узнать, почему вас это интересует?

При всей видимой прямоте и искренности Джекила поза его всё же казалась напряжённой, словно он знал наперёд вопрос, который собирался задать мой друг. С другой стороны, этот человек лишь недавно проснулся и, возможно, ещё не обрёл должную ясность восприятия. Рассудив подобным образом, я успокоился.

— Хайд проявил интерес к небольшому имению под Лондоном, — спокойно объяснил мой друг. — Он назвал вас в качестве поручителя. Продавец нанял нас, дабы выяснить, способен ли этот человек заплатить требуемую сумму.

— Понимаю. — Доктор отвернулся и уставился в окно. — Странно, что в данном случае решили привлечь третью сторону. Согласитесь, что в конторе по продаже недвижимости вполне могли бы с тем же успехом проделать это самостоятельно.

— Речь идёт о весьма значительной сумме. Наш клиент не желает рисковать и прибег к услугам специалиста. Когда у вас течёт крыша, для ремонта нанимают плотника.

Джекил не возразил.

— Так вы знакомы с упомянутым джентльменом? — повторил вопрос Холмс.

— Да.

— Могу я узнать, в каком качестве?

— Мы друзья.

— А давно ли вы знаете друг друга?

— Думаю, год. Может, дольше.

— Как вы познакомились?

— Нас представил общий приятель.

— Могу я узнать имя этого приятеля?

— Нет, не можете.

— Очень хорошо. — Сыщик неохотно кивнул. — А когда вы с Хайдом виделись в последний раз?

— Думаю, я ответил на достаточное количество вопросов. — Джекил повернулся к нам. Его голубые глаза были холодны как лёд. — Сэр, вы презренный лжец! — воскликнул он. — Ваш клиент вовсе не тот, за кого вы его пытаетесь выдать! А Хайд в жизни не собирался покупать никакого имения под Лондоном! Не знаю, чего вы надеялись добиться этим фарсом, но я определённо не намерен помогать вам! Пул! — Он дёрнул шнур звонка над столом.

В следующий миг появился старый дворецкий.

— Да, сэр?

— Пул, проводи джентльменов до дверей. Нам больше нечего обсуждать.

— Да, сэр. — Пул поклонился и, подняв брови, повернулся к нам.

— Мне жаль вас, доктор Джекил, — холодно произнёс Холмс. — Несчастен тот человек, кто не узнаёт друга, когда видит его. Пойдёмте, Уотсон. — Он развернулся и пошёл перед почтенным слугой.



— Ну, доктор? — начал мой товарищ, когда мы уже направлялись домой в кэбе. — Что скажете о нашем последнем достижении?

Подобный поворот дела удивил меня:

— Лично мне не показалось, что мы чего-то достигли.

— И тем не менее это именно так! А каким образом, по-вашему, Джекил распознал обман?

— Полагаю, Хайд рассказал ему о нашей встрече.

— Вполне возможно. Но почему Джекил был столь уверен, что его друг не интересуется недвижимостью под Лондоном?

— Видимо, и это ему известно со слов Хайда.

— Если доктор и впрямь осведомлён обо всех подробностях жизни Хайда, то эти двое друг другу ближе, чем родные братья. Подобная близость, как мне кажется, опровергает теорию шантажа: вряд ли с человеком, который вымогает у вас деньги, возможны доверительные отношения. Хорошо, пусть так. Но тогда возникает вопрос: почему Джекил разоблачил нашу маленькую ложь не сразу? Чем вы это объясните?

— Ничем, — признался я.

— Ему нужна была информация, Уотсон! Приняв наши условия игры, доктор надеялся выяснить, что именно нам известно: в противном случае разоблачение последовало бы немедленно! Теперь ясно, зачем Хайд нанёс ему визит нынче утром. Он предвидел, что мы навестим доктора, и велел тому выяснить, насколько мы опасны. — Холмс потёр руки. — У этого дела появляется больше граней, чем у бриллианта. Возможно, оно самое захватывающее из всех, в каких я участвовал. Однако у нас посетитель.

Мы как раз остановились перед домом 221-b, и внимание Холмса сосредоточилось на окне нашей гостиной, в котором горел свет. За опущенными занавесками туда-сюда нервно расхаживала угловатая тень.

— Аттерсон! — поздоровался Холмс, когда мы поднялись по лестнице и вошли в комнату. — Я ещё с улицы узнал вас по характерной сутулой осанке. Чем можем служить?

Едва лишь мы успели снять пальто, как взволнованный адвокат устремился к нам. Глаза его сверкали, а худые щёки, обычно бледные, пылали, словно железнодорожный красный фонарь. Наш посетитель явно был на кого-то очень сердит. Первые его слова, однако, показались мне загадочными.

— Мой кузен жестоко ошибся! — выпалил Аттерсон.

Холмс с любопытством поднял брови.

— Он поклялся мне, что вы человек, на которого можно положиться, — продолжил Аттерсон. — И вы сами дали мне обещание хранить тайну вот в этой самой комнате. Однако стоило лишь мне повернуться к вам спиной, как вы побежали прямиком к Джекилу и всё ему разболтали. Вам не стыдно?

— Ваши слова граничат с оскорблением, — предупредил его Холмс.

— Хотите сказать, что всё было не так?

— Я хотел бы узнать больше, прежде чем ответить на вашу тираду.

— Я только что от Джекила. Ему известно о вашем участии в деле, и он поставил мне ультиматум: либо я отказываюсь от ваших услуг, либо теряю в его лице клиента. И от кого, спрашивается, Джекилу всё стало известно, если не от вас самого.

— Я и сам хотел бы это узнать, — спокойно парировал Холмс.

Гнев на лице Аттерсона сменился недоверчивостью.

— Вы утверждаете, что не нарушали нашего соглашения?

— Позвольте напомнить, что я обещал вам хранить тайну лишь на определённых условиях. И тем не менее Джекил узнал о нашем соглашении не от меня.

— Тогда от кого же?

— Я отнюдь не ясновидящий, пускай даже вы и слышали обратное. Догадаться, однако, не так сложно, поскольку менее сорока восьми часов назад я познакомился с Эдвардом Хайдом.

— И вы сказали ему, что я вас нанял?

— Не имел такой возможности, хотя я не сделал бы этого в любом случае. Несомненно, Хайд сам пришёл к такому заключению. При всей его омерзительности, он весьма сообразительный молодой человек. Не стоит в данном случае искать виноватого, мистер Аттерсон. Вы прекрасно понимали, когда ещё только нанимали меня, что Джекил вполне может обо всём узнать.

Аттерсон смущённо кивнул. Логика моего друга погасила его ярость, как ведро воды, вылитое на пламя.

— Я был ужасно несправедлив к вам, мистер Холмс. Пожалуйста, примите мои извинения.

Холмс отмахнулся:

— Возможно, ваше обвинение было не таким уж и необоснованным. Мы с Уотсоном как раз только что вернулись от Джекила, где правда обнаружилась столь же верно, как если бы я сам всё ему выложил. Другого выхода у меня просто не было.

Вошла миссис Хадсон с кофе. Когда наша хозяйка покинула гостиную, Холмс усадил адвоката в кресло для посетителей.

— Вы говорите, что приехали сюда прямо от Джекила, — заметил сыщик, занимая своё обычное место напротив. — Когда это было?

— Мы расстались с ним в половине второго.

— А мы прибыли туда в два. Мы, должно быть, разминулись по дороге. Как Джекил выглядел?

— Он был рассержен на меня, но обошлось без скандала. Доктор заявил, что знает о моей затее, и предъявил ультиматум, о котором я уже вам рассказывал.

— И это всё?

Аттерсон покачал головой и нахмурился, держа чашку кофе в руке.

— Я объяснил Джекилу, почему обратился к вам за помощью. Он не проявил понимания и потребовал, чтобы я оставил всё как есть. Потом вновь упомянул о своём особом интересе к Хайду, но не стал вдаваться в подробности. Напоследок доктор заверил меня, что ничего не должен этому парню и может избавиться от него в любой момент.

— И что вы ответили?

— Будучи другом, я мог лишь согласиться на его требования. Но то была не единственная причина. Мистер Холмс, у Генри Джекила есть свои секреты — в свете недавних событий было бы глупо это отрицать, — но этот человек никогда не лжёт. И если уж он сказал, что может избавиться от этого создания, то это наверняка правда. Вопреки всем нашим подозрениям, история эта хоть и кажется странной, однако не представляет никакой опасности. И лишь я один виновен в неправильных выводах. Естественно, я компенсирую то время и усилия, что вы потратили. — Он полез во внутренний карман пиджака.

Холмс поднял руку:

— Оставьте вашу чековую книжку, мистер Аттерсон. Я ничего не возьму с вас. Но прежде чем уйти, выслушайте, пожалуйста, совет.

Адвокат уже поднялся. Теперь он остановился и выжидающе посмотрел на сидевшего сыщика.

— Я верю вам, когда вы говорите, что слова вашего Друга есть бесспорная истина. Однако, каковы бы ни были его затруднения, по-моему, доктор Джекил просто не понимает, сколь глубоко он запутался. Дело это крайне тёмное и зловещее, и, боюсь, прежде чем оно закончится, может быть погублена не одна жизнь. Я лишь смиренный частный детектив, и вы имеете полное право отвергнуть мои услуги. Но поверьте, из того, что я узнал об Эдварде Хайде, следует, что от этого человека невозможно отделаться так же легко. И недалёк тот день, когда вы пожалеете, что подчинились воле друга. И когда этот день настанет, я прошу вас вспомнить обо мне.

— Непременно, — пообещал Аттерсон. — Если только этот день вообще когда-нибудь настанет. — Он кивнул нам обоим и вышел.

Холмс вздохнул.

— Боюсь, слова эти были потрачены впустую. Я надеялся, что мне всё же удастся переубедить адвоката.

— Вы действительно думаете, что Джекил навлекает на себя несчастье? — спросил я.

— Я уже говорил сегодня, что отнюдь не являюсь ясновидящим. Но Аттерсон заблуждался, когда утверждал, будто его друг никогда не лжёт. Точно так же он может ошибаться и в другом. — Холмс поднёс спичку к папиросе.

— Где же доктор сказал неправду?

— Здороваясь с нами, он упомянул, будто имя Шерлок Холмс ему незнакомо. Но всего за полчаса до этого он заявил Аттерсону, что знает о моём участии в деле. А затем Джекил разыгрывал полнейшее неведение относительно нашего интереса к Хайду. Паук, который прядёт столь изощрённую сеть, неизбежно попадётся в неё сам. Да, Уотсон, беда уже на пути к дому Джекила. Не так уж и важно, нагрянет она сегодня, завтра или через год. Она неминуема.

Холмс умолк и какое-то время сидел, попыхивая папиросой и глядя на пылавший в камине огонь. Наконец тень покинула его чело, и он снова обратился ко мне.

— Что ж, мой дорогой друг, — начал он. — Пора вспомнить о том, что я обещал вам отпуск. Будьте так добры, посмотрите в «Брадшо»[9] на этот месяц, когда будет следующий поезд до Ноттингема, и передайте мне скрипку. У меня возникли затруднения с третьей частью в том маленьком концерте Чайковского, и если я разберусь с ней сегодня, то буду считать, что день прошёл не впустую.

Несмотря на напускную весёлость Холмса, стоило лишь ему взяться за инструмент Страдивари, как его подлинные чувства вышли наружу: когда мой друг начал играть, это оказался вовсе не упомянутый концерт Чайковского, а «Похоронный марш» Шопена.


VII. УБИЙСТВО КЭРЬЮ

<p>VII. УБИЙСТВО КЭРЬЮ</p>

Из более чем двадцати лет, на протяжении которых я имел честь называться партнёром Шерлока Холмса, год 1884-й остаётся в моей памяти как главнейший в карьере человека, коего я считаю самой выдающейся личностью XIX века. Пока я был занят тем, что шлифовал отчёт о нашем первом совместном деле — я опубликовал его под несколько причудливым названием «Этюд в багровых тонах», — сыщик, бывший центральным персонажем этой повести, упрочивал свою репутацию, помогая множеству клиентов, и начинал уже приобретать в некотором роде статус знаменитости. То, что Холмс питал отвращение к славе и всем налагаемым ею обязательствам, к делу совершенно не относилось, ибо личность, наделённая подобными замечательными способностями и даром к их использованию, едва ли может избежать шумихи в обществе.

Но мы даже не догадывались, насколько распространилась слава Шерлока Холмса, пока однажды поздней осенью, возвращаясь с допроса уборщицы-кокни в связи с похищением на Манчестер-сквер, не заглянули в паб, дабы распить бутылочку портвейна и сопоставить записи. Это происходило вскорости после того, как Холмс разоблачил полковника Мортимера Эпвуда[10], в своё время служившего в Индии, как виновного в неудачном нападении в 1879 году на главную контору «Капитал энд Каунтиз Бэнк», в результате которого был убит старший кассир. Редкая газета не публиковала тогда отчёт о роли частного детектива в распутывании этого дела. Мы не просидели и пяти минут, как рядом за столом разместилась группа пьяных подёнщиков, понятия не имевших, кто был их соседями, и тут же принялась распевать песенку, которую я попытаюсь воспроизвести здесь, насколько мы её расслышали:


Когда не знаешь, кто злодей иль кости где лежат.

Когда концы усов лишь щиплют Грегсон, Лестрейд, Джонс,

И в Скотленд-Ярде полисмены, словно мухи, спят,

Иди тогда на Бейкер-стрит, живёт там Шерлок Холмс!


В песне было ещё несколько куплетов, но при упоминании своего имени Холмс вспыхнул, вскочил на ноги и, швырнув на стол горсть монеток, бросился к дверям. Мне пришлось бежать за ним следом.

На улице при виде убитого выражения на лице моего друга я не смог сдержаться и так и покатился со смеху. Поначалу он лишь хмуро косился на меня, но спустя некоторое время весь юмор ситуации дошёл и до него, и он позволил себе печально улыбнуться.

— Цена за славу утомительна, Уотсон, — сказал он. — Эта песенка, возможно, циркулирует по всем пивным Лондона. Если она достигнет ушей Скотленд-Ярда, не слыхать мне вовеки её окончания.

— Это крест, который вам предстоит научиться носить, — отозвался я, утирая слёзы. — Вы же не надеялись сохранять анонимность вечно.

— Должен признаться, что тешил себя подобной надеждой. Однако всё это ещё может обернуться во благо, если приведёт к новым приключениям. Всеми фибрами души ненавижу праздность.

— Будьте осторожнее, — предостерёг я его, — со времени вашего последнего отпуска прошёл уже почти год.

— Хоть бы и следующий столько же не начинался! — воскликнул он. — Действительно, Уотсон, Ноттингем оказался наихудшим местом отдыха для человека деятельного темперамента.

— Напротив, это было отличное место. Вы уже и забыли, что были на грани нервного истощения, когда мы уезжали?

— А вы забыли, насколько перед возвращением из отпуска я был близок к тому, чтобы лезть на стены нашего старомодного коттеджа? Когда же вы усвоите, что мой единственный отдых заключается в работе? Эге, да тут какое-то убийство!

Словно почуявшая след охотничья собака, Холмс навострил уши при виде мальчишки на углу, размахивавшего газетой и кричавшего:

— Убийство в Вестминстере! Рассказ свидетеля об убийстве прошлой ночью сэра Дэнверса Кэрью! Убийца опознан! Спасибо, сэр. — Мальчик убрал в карман полученную от Холмса монету и вручил ему экземпляр газеты.

— Послушайте-ка это, Уотсон! — объявил Холмс, когда юнец с зазывными криками побежал дальше. И прочёл следующее:


ШОКИРУЮЩЕЕ УБИЙСТВО ЧЛЕНА ПАРЛАМЕНТА

Лондонское общество потрясено внезапной и жестокой смертью сэра Дэнверса Кэрью, члена парламента, видного филантропа и приближённого к Букингемскому дворцу, во время прогулки прошлой ночью по левому берегу Темзы в Вестминстере. Полиция была вызвана на место происшествия в два часа ночи мисс Эвелин Уиллборо, служанкой мистера Джеффри Макфаддена с набережной Миллбанк, которая заявила, что из окна своей спальни видела, как совершилось преступление. Полиция обнаружила на дорожке изуродованное тело сэра Дэнверса, подвергшегося тяжким побоям, рядом с расколотой половиной трости, по заявлению служанки, и послужившей орудием убийства.

При допросе мисс Уиллборо — девушка, судя по всему, романтического склада — заявила, что около одиннадцати часов вечера перед отходом ко сну она сидела у окна и созерцала залитую лунным светом дорожку внизу, когда увидела случайную встречу сэра Дэнверса и другого мужчины, малорослого и неприятного на вид. Сэр Дэнверс, по её словам, поклонился и спокойно заговорил, судя по жестам, спрашивая о дороге, после чего другой мужчина, в котором она узнала мистера Хайда, в прошлом ведшего какие-то дела с её хозяином, без малейшего повода впал в ярость и нанёс сэру Дэнверсу ужасный удар тростью. Старый джентльмен упал, и прежде чем он смог подняться, упомянутый мистер Хайд наступил на него ногой и обрушил на него удары тяжёлой рукоятки своей трости. При виде этого служанка, согласно её словам, упала в обморок и не приходила в себя до двух часов ноги, когда, увидев, что сэр Дэнверс лежит неподвижно, а нападавший исчез, она вызвала полицию.

Хайда свидетельница описывает как низкорослого мужчину, почти карлика, с большой головой и грубыми чертами лица.


— Бог мой! — вскричал я. — Холмс, не думаете ли вы, что этот мистер Хайд и есть тот самый, который…

— Это может быть только он, — перебил меня детектив. В глазах его появился столь знакомый мне суровый блеск. — Описание весьма специфично. Я знал, что подобное произойдёт, Уотсон. Разве я не предупреждал Аттерсона, что, если он отстранит меня от дела, может быть загублена не одна жизнь? Меня удивляет лишь одно: что Хайду потребовалось столько времени, дабы раскрыть свою сущность. Подождите здесь, Уотсон.

Мы как раз стояли перед нашим домом. Холмс сунул мне в руки газету, нырнул внутрь и буквально несколько мгновений спустя вернулся, сжимая что-то в руке.

— Уберите в карман, — велел он, протягивая мой револьвер. — Возможно, он вам пригодится. Свой я тоже взял.

— Куда мы направляемся? — спросил я, пряча оружие.

— В самое логово убийцы. Кэб! — Он взметнул свою длинную руку, призывая проезжавший мимо экипаж, и тот остановился в нескольких метрах от нас. — Сохо-сквер, извозчик, и поспеши! — рявкнул сыщик, когда мы залезали. Кэб тронулся прежде, чем я успел оторвать ногу от земли.

— Отчёт написан весьма осторожно, — сказал Холмс, указывая на газету у меня на коленях. — Полиции известно больше, чем они говорят.

— С чего вы взяли?

— Ниже в колонке приводятся слова детектива, которому поручили это дело, — инспектора Ньюкомена, — и он избегает обычных банальностей, на которые обычно не скупятся полицейские Скотленд-Ярда, когда пребывают в полной растерянности. Уж поверьте мне, более всего сдержанны они бывают в преддверии ареста подозреваемого. Вот когда наши доблестные полицейские в тупике, тогда они просто соловьями разливаются. Не удивлюсь, если мы окажемся не первыми сегодняшними посетителями Хайда.

Холмс как в воду глядел, ибо у парадной дома, где этот человек снимал жильё, стоял тощий молодой констебль. Он отказался нас пропустить, и Холмс спорил с ним, пока на пороге не появился дородный шотландец, облачённый в начищенный котелок и серое суконное пальто до лодыжек. У него были рыжеватые усы, подстриженные на армейский манер, и близко посаженные холодные глаза, которыми он по очереди сурово нас оглядел.

— В чём дело, Трамбл? — вяло спросил шотландец у констебля. — Кто это такие?

Холмс представил нас. При упоминании имени частного детектива здоровяк напустил на себя высокомерный вид.

— Шерлок Холмс, — повторил он, морщась. — Мне известна ваша репутация. Газеты только и превозносят ваши успехи за счёт Скотленд-Ярда. Ещё есть застольная песня, в которой…

— Песню сочинил не я, — прервал его Холмс. — Будь оно так, от моего вмешательства её метрика и ритмика только выиграли бы. А так они никуда не годятся. Вы, я полагаю, инспектор Ньюкомен, которому поручено расследовать убийство Кэрью?

— Да, так и есть, и меня интересует, откуда вам это известно и как вы меня здесь обнаружили. Ведь даже в Скотленд-Ярде не знали, что я сюда направился.

Во время его речи дверь вновь открылась, и из дома вышел угрюмый Дж. Дж. Аттерсон. При виде Холмса и меня глаза его расширились.

— А, мистер Аттерсон, — поприветствовал его мой товарищ. — Не удивлён встрече с вами здесь, хотя подозреваю, что сами вы и не были готовы увидать меня. Вот и ответ на ваш вопрос, инспектор: у нас с мистером Аттерсоном было совместное дело, и тогда-то мне и стало известно о его эпизодическом знакомстве с мистером Хайдом. Я подумал, что этот джентльмен явится к вам, как только услышит о трагедии, произошедшей прошлой ночью в Вестминстере.

— Это не совсем так, — возразил адвокат. На его лице застыла тревога, словно он опасался, что эта встреча, которой он предпочёл бы избежать, может иметь какие-то нежелательные последствия. — Сэр Дэнверс был моим клиентом, и этим утром полиция нашла среди его имущества письмо ко мне. Большую часть дня я отсутствовал, но полчаса назад вернулся и обнаружил поджидавшего меня инспектора, и как только он рассказал о происшествии, я, естественно, отвёз его по этому адресу, который предоставил мне Хайд. Я… Я рассказал полиции, что мы встречались с Хайдом всего один-два раза, случайно. — Он умоляюще посмотрел на Холмса, словно заклиная того не разглашать его причастность к делу Генри Джекила.

Мой товарищ понял намёк.

— А когда вы прибыли сюда, то обнаружили, конечно же, что пташка уже упорхнула из клетки.

— Думаю, это не ваше дело, — процедил инспектор.

— Наблюдать за торжеством правосудия — дело каждого человека, — парировал Холмс. — Инспектор, я знаком с этим типом, Хайдом. Человек он умный и жестокий — довольно опасное сочетание, — и крайне маловероятно, что он будет оставаться в своих комнатах, раз его связь с этим тёмным делом стала известной. Вы обнаружили, несомненно, что он собрал вещи и сжёг бумаги?

Ньюкомен дёрнулся, но быстро взял себя в руки. Однако сделал он это не достаточно быстро, чтобы скрыть подтверждение, что догадка Холмса оказалась верна.

— Вы вмешиваетесь в официальное полицейское расследование, — заявил он. — Я вынужден попросить вас покинуть это место. Если вы не уйдёте, то Трамбл проследит, чтобы вас удалили силой. Ну так как?

— Вы отвергаете моё предложение помощи? — спросил Холмс.

Инспектор смерил его надменным взглядом.

— Я не сомневаюсь, что найдутся такие детективы, которые приняли бы вашу помощь, но я не из их числа. Дело открыто и будет успешно доведено до конца. Никто не исчезает, не оставляя следов. В течение двух недель я посажу Хайда за решётку, и благодарить за это буду лишь себя самого. До свидания, джентльмены.

— Я могу быть свободен, инспектор? — спросил Аттерсон.

— Да, если вы сообщили мне всё, что знаете о Хайде, — ответил Ньюкомен.

— Уверяю вас, всё.

— Тогда я больше не смею вас задерживать, благодарю за оказанную помощь. Если вам угодно, Трамбл подзовёт кэб.

— Нет, спасибо. Если мистер Холмс и доктор Уотсон не возражают, я поеду с ними.

Ньюкомен открыл было рот, но затем, по-видимому, передумал и захлопнул его. Он развернулся и распахнул дверь:

— Трамбл, следуйте за мной. Нам надо закончить обыск. — Дверь с шумом закрылась за ними.

— Теперь, после того как вы сделали из меня соучастника по сокрытию сведений от закона, — обратился Холмс к Аттерсону, когда мы все сели в экипаж и адвокат назвал свой адрес, — я надеюсь, что вы сообщите мне что-то действительно важное.

— Думаю, вы поймёте, почему я так поступил, когда увидите, что у меня есть, — ответил тот, уставившись в окно.

Старый холостяк Аттерсон владел в городе домом, в котором жил и практиковал. Он провёл нас по лестнице в свой кабинет, аскетичную комнату, заставленную от пола до потолка стеллажами с юридической литературой. Из прочей мебели там были лишь полированный стол, два кресла с высокими спинками, обитые кожей с пуговицами, да чёрный металлический сейф, стоявший на стальных колёсиках в затенённом углу. Адвокат зажёг лампу, согнулся перед сейфом и отпер его ключом, пристёгнутым к цепочке для часов. Он достал из ниши сложенный лист бумаги и, выпрямившись, протянул его Холмсу.

— Я солгал Ньюкомену, когда сказал ему, что узнал об убийстве лишь от него самого, — произнёс он. — По дороге в клуб этим утром я случайно подслушал разговор двух рабочих на перекрёстке. Один из них оказался на месте преступления вскорости после прибытия полиции, его допросили и отпустили. Он упомянул Хайда. Я прямиком отправился к Джекилу и предупредил о возможном разоблачении. Он вручил мне это письмо.

Холмс развернул лист бумаги. Я взглянул на него через его плечо. Письмо было написано неровным почерком без наклона и усеяно множеством клякс, словно писавший его пребывал в страшной спешке. Вот что там говорилось.


Мой дорогой доктор Джекил!

Вам, кому я долго столь недостойно отшагивал за множество щедрот, не стоит утруждать себя беспокойством о моей безопасности, поскольку я обладаю достаточными средствами для бегства, в котором испытываю острую необходимость.

Ваш покорный слуга

Эдвард Хайд


— И когда доктор, по его словам, получил его? — спросил Холмс, отрываясь от письма.

— Этим утром, через посыльного, — ответил Аттерсон.

— Конверт был?

— Я спрашивал у Джекила. Он сказал, что машинально сжёг его.

Какое-то время Холмс молча изучал бумагу на свет.

— Фулскап, — объявил он наконец, опустив письмо. — Довольно распространённый формат, хотя и отнюдь не дешёвый. Верхнюю половину отрезали несколькими движениями очень тупых ножниц — обратите внимание на смятый край. Наверняка там был фирменный бланк. Почерк отражает решительность и некоторую образованность, несмотря на явные старания скрыть её.

— Но с какой стати Хайду скрывать, что он образованный человек? — удивился адвокат.

— Ещё один вопрос из множества других, которыми изобилует это дело. Могу я оставить это у себя? — Он сложил письмо и уже хотел было убрать в карман.

Аттерсон смутился.

— Пожалуйста, не поймите меня превратно… — начал он.

— Что ж, очень хорошо, раз уж за всё это время я не заслужил вашего доверия. — Холмс сунул письмо адвокату.

— Дело не в этом. Джекил отдал мне письмо, позволив воспользоваться им по собственному усмотрению, но я не думаю, что обнародование его отношений с бесчеловечным Хайдом как-то поможет официальному расследованию убийства Кэрью. Это лишь очернит имя уважаемого человека и ни к чему более не приведёт. Мне будет гораздо спокойнее, если сей документ будет храниться здесь. — Он взял письмо и вновь запер его в сейфе.

— Боюсь, уже слишком поздно, — раздражённо отозвался детектив. — Или вы ещё не заметили, что некий уважаемый человек уже замешан в омерзительнейшем убийстве? Как Джекил выглядел, когда вы с ним встречались?

— Доктор явно мучился угрызениями совести. Он сказал, что узнал о трагедии из криков газетчиков на соседней площади. До этого, вероятно, письмо представлялось ему крайне загадочным. — Аттерсон нахмурился. — Было одно странное обстоятельство, но, полагаю, оно объясняется расстроенным состоянием Джекила.

— Какое же? — ухватился Холмс.

— Ну, как я уже отметил, он сообщил, что письмо доставил посыльный. Однако, покидая доктора, я попросил его дворецкого, Пула, описать этого посыльного, и тот заявил, будто никто подобный не приходил. Вы можете это объяснить, мистер Холмс?

— Это довольно странно, — задумчиво проговорил сыщик.

— И всё-таки письмо существует, а значит, кто-то должен был его доставить.

Холмс никак на это не отреагировал.

— Оставим Джекила на время, — сказал он. — Вам известно, что этот… что инспектор Ньюкомен обнаружил в комнатах Хайда?

Аттерсон предложил нам сигары из антикварного ящика на столе. Мы отказались. Пожав плечами, он взял одну, обрезал её кончик гильотиной, снял стекло настольной лампы и склонился прикурить.

— Вот это действительно странно, — ответил адвокат, выпуская дым. — Самой убийственной уликой оказалась, конечно же, другая половина трости, которой было совершено убийство; трость эту, с прискорбием вынужден признаться, я лично подарил Генри Джекилу по случаю его сорокадвухлетия. В остальном, боюсь, ничего существенного. Хайд, как вы догадались, собрал свои вещи и весьма поспешно скрылся, не оставив ничего, что могло бы навести нас на его теперешнее местонахождение. В этом, конечно же, нет ничего удивительного. Однако Ньюкомен был весьма озадачен, обнаружив, что мерзавец сжёг свою чековую книжку.

— Чековую книжку?

— В камине нашли обугленный корешок среди изрядного количества пепла. Хайд, должно быть, потратил большую часть ночи на одно только сжигание бумаг. Он наверняка сошёл с ума, иначе зачем ему уничтожать средства, столь необходимые для бегства?

— Действительно, зачем? — отозвался сыщик. — В этом деле опять появился новый поворот. Я бы охотно занялся расследованием, если бы только вы уполномочили меня.

Аттерсон мрачно покачал головой:

— Я не могу этого сделать, мистер Холмс. Джекил более не связан с Хайдом, а потому не имеет личного интереса в этом деле. А поимка преступника всё равно не вернёт сэра Дэнверса. Вы можете поступать, как вам будет угодно, но не рассчитывайте на мою помощь.

— Я уже говорил вам, что свершение правосудия — в интересах каждого человека, — холодно ответил Холмс. — Кому как не вам, адвокату, знать это. Мне вас жаль, Аттерсон, но не более. Человек — это не остров, защищённый от штормов злобного моря.

— Думаю, вам лучше уйти. — Лицо Аттерсона потемнело.

— Совершенно согласен. В этой комнате душно. До свидания.

Неужели мы сдадимся? — спросил я своего товарища по дороге домой.

— А что нам ещё остаётся? — огрызнулся Холмс. Его профиль на фоне окна экипажа был напряжён от гнева и разочарования. — Джекил — лжец, Уотсон. Он замешан в этом деле больше, чем Аттерсон подозревает.

— Откуда вы знаете?

— Он сказал своему другу, что узнал об убийстве сэра Дэнверса утром из выкриков мальчишек-газетчиков. Но в утренних газетах о происшествии нет ни слова — мне это известно, потому что я прочёл их перед завтраком. Джекил знал об убийстве ещё до того, как новость о нём стала достоянием широкой публики. — Взор сыщика был устремлён на серый пейзаж, проплывавший за окном. — Вглядитесь в этот лабиринт, Уотсон. Где-то там затаился убийца, и он будет оставаться на свободе, пока мы с вами связаны нежеланием сотрудничать — как причастных к делу чиновников, так и главных действующих лиц. Злоумышленник не по зубам Скотленд-Ярду, ибо слишком хитёр. Но, с другой стороны, он слишком импульсивен, чтобы долго не конфликтовать с законом. Зверь, вкусивший крови, захочет попробовать её снова. Нет, чёрт возьми! — Холмс ударил кулаком по борту экипажа. — Видит бог, мы не сдадимся! — Он повернулся, устремлённые на меня глаза сверкали, словно стальные клинки. — С этого момента, доктор, мы устанавливаем постоянное дежурство. Пусть у нас заболят уши от подслушивания чужих разговоров и глаза нальются кровью от изучения всех лондонских газет, но мы не оставим поиски.

— И что же мы будем искать?

— Не узнаем, пока не найдём. Но в подписи Хайда ошибиться нельзя. — Взор сыщика затуманился, и он мрачно усмехнулся. — Так вот какая у вас игра, мистер Хайд? Залечь на дно и выжидать, пока блюстители порядка не ослабят хватку? Что ж, в эту игру умеете играть не только вы. Итак, начинаем игру в прятки, с вашего позволения[11]. — И с этими словами он разразился безрадостным смехом, пробравшим меня до глубины души.


VIII. ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЙ КЛИЕНТ

<p>VIII. ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЙ КЛИЕНТ</p>

— Ученики третьего класса музыкальной школы и то исполняют на концертах скрипичные соло лучше, — горько посетовал Шерлок Холмс, когда как-то вечером в начале 1885 года мы преодолевали на лестнице семнадцать ступенек до наших комнат.

Я предвидел подобную реакцию, поскольку мой товарищ, которому лишь весьма немногие вещи доставляли такое же истинное наслаждение, как мастерское вождение смычка по четырём струнам скрипки, просидел всё музыкальное представление, откуда мы как раз и возвращались, с каменным выражением лица и всю обратную дорогу хранил молчание. Сам будучи превосходным музыкантом, Холмс не постыдился бы прийти в восторг от по-настоящему замечательного концерта, но когда исполнитель не оправдывал ожиданий, никакая критическая речь не могла выразить его неодобрение больше, нежели практически полное отсутствие комментариев. Это опечалило меня — не из-за исполнения, которое и вправду оказалось ужасным; просто я от души надеялся, что этот вечерний концерт поможет Холмсу отвлечься от дела, занимавшего каждый миг его бодрствования вот уже почти три месяца, — от дела убийцы Эдварда Хайда. За всё это время о мерзавце не было никаких вестей. Он словно исчез с лица земли, вызвав этим самым застой, отнюдь не благоприятно сказывавшийся на характере моего друга, с которым мы жили под одной крышей. Он стал раздражителен более обычного, и в таком настроении проклятая игла приобретала для него особо притягательный блеск.

Пока я строил различные планы, как бы направить мысли Холмса в менее опасное русло, он открыл дверь в гостиную, воспламенил газовый рожок и тут же заметил трость, прислонённую к очагу.

— Ага! — воскликнул сыщик, хватая её. — У нас посетитель. Миссис Хадсон рано отошла ко сну, в противном случае она предупредила бы нас.

— Кто бы это мог быть, как вы думаете? — спросил я, снимая пальто и шляпу и вешая их на крючок. Внутренне я возликовал, ибо определение личности владельца вещи и оказалось той самой задачей, которая должна была занять деятельный ум Холмса вместо кокаина.

— Несомненно, человек высокого роста, — сказал он, взяв трость за рукоятку и поставив на пол. — Как видите, я могу опереться на неё не сгибаясь. Трость довольно тяжела, но хорошо сбалансирована — стало быть, она не налита свинцом, но изготовлена для поддержки, в случае необходимости, значительного веса. Отсюда следует вывод о грузном телосложении её владельца. — Холмс перевернул трость и, держа её таким образом, извлёк из кармана лупу и изучил при свете рожка медный наконечник. — Интересно. Металл выглядит новым, а рукоять от частого применения натёрта до блеска.

— Возможно, наконечник заменили, — предположил я.

— Подозреваю, что нет. Человек, который столь заботится о трости, должен был побеспокоиться отделать и вот это место возле наконечника, где из-за удара о какой-то низкий предмет — вероятно, о перекладину стула — откололась эмаль. Я бы осмелился сказать, что владелец чаще держится за неё не при ходьбе. То есть много сидит. И, несомненно, он склонен надолго погружаться в раздумья.

— А это из чего следует?

— Элементарно, Уотсон. Если человек мало двигается, но при этом постоянно сплетает пальцы на рукояти трости, то он, скорее всего, постоянно обдумывает ту или иную проблему. Мои заключения забавляют вас, доктор?

Я и впрямь начал было улыбаться, но при виде его недовольства осёкся.

— Простите, — сказал я. — Если отбросить грузное телосложение, то описание это очень подходит к вам самому.

Холмс ничего не ответил, но снова взглянул на трость, и на его лице отразилось удивление. Внезапно он взмахнул ею и стукнул о пол с таким грохотом, что миссис Хадсон, мирно почивавшая у себя в спальне, наверняка так и подскочила в постели.

— Давай, выходи, Майкрофт! — торжествующе закричал мой друг в сторону своей комнаты. — Я знаю, что это ты.

Прежде чем до меня дошёл смысл его слов, дверь в спальню отворилась и появился Майкрофт Холмс, старший брат Шерлока Холмса.

Читатель, знакомый с двумя отчётами, в которых старший Холмс играет одну из главных ролей, — опубликованные мною рассказы под названиями «Случай с переводчиком» и «Чертежи Брюса-Партингтона», — вспомнит, что Майкрофт много крупнее своего брата (а говоря по правде, попросту толстый), однако лицо его, вопреки полноте, обладает теми же ястребиными чертами, что и у более знаменитого младшего брата. Но никогда ещё физическое сходство между ними не было выражено сильнее, чем в тот момент, когда наш посетитель оказался в круге света и встал перед братом, протягивая ему свою толстую ручищу: в профиль оба они напоминали пару хищных птиц, изготовившихся к драке за добычу. Затем Майкрофт заговорил, и неподдельная привязанность, звучавшая в его мягко рокочущем голосе, рассеяла какую-то ни было иллюзию соперничества.

— Самое время, Шерлок, — сказал он, в то время как костлявая рука моего друга исчезла в его лапище. — Когда я оставлял здесь трость, чтобы она попалась тебе на глаза, то думал, что ты догадаешься с первого же взгляда. Мне и в голову не пришло, что тебе придётся положиться на природную интуицию доктора Уотсона. Я чуть не замёрз до смерти, ожидая в том неотапливаемом бардаке, который ты, несомненно, называешь спальней. — Освободив руку брата, Майкрофт повернулся и в той же манере пожал мою. Мы обменялись приветствиями.

Шерлок чуть улыбнулся добродушным насмешкам гостя.

— Возможно, я и правда порой излишне полагаюсь на прирождённые каталитические способности доктора, — признался он. — Боюсь, твоя собственная бездеятельность — наследственная черта.

— Туше! — взревел Майкрофт, со смехом вскидывая руки в притворной капитуляции. — Надеюсь, ты простишь мне маленькое потакание собственным слабостям. Когда я зашёл и узнал, что вас нет, то не мог не попросить вашу хозяйку впустить меня и не сообщать вам о моём приходе. Отважная леди. Сумма, которую вы ей платите, явно недостаточна, учитывая, сколько бедняжке приходится терпеть от вас. Многочисленные выбоины от пуль в стенах, прошу заметить, да ещё каминная полка вся исполосована складным ножом! Почему бы не вскрывать почту, как все люди? Но я снова прошу прощения. Коли покидаешь своё окружение, по-моему, весьма естественно находить изъяны везде, где только ни оказываешься. Сожалею, Шерлок, что тебе не доставил удовольствия вечерний концерт.

— Это ещё мягко сказано, — уверил его Холмс. — Ручаюсь, твой ужин с премьер-министром оказался более приятным.

— Он носил сугубо деловой характер. Однако вам повезло поймать кэб сразу по выходу из концертного зала.

— Досадно, что и тебе в этом вопросе не сопутствовала удача.

— Эй, хватит! — взмолился я, поражённый и до некоторой степени утомлённый подобным спектаклем. — Ладно ещё, когда меня ввергает в трепет один человек, к этому я привык. Но, оказавшись в меньшинстве, я начинаю ощущать себя идиотом.

Братья Холмс рассмеялись, — в веселье они были так же схожи, как и в проявлении своих интеллектуальных способностей.

— Прошу прощения, доктор, — искренне произнёс Майкрофт. — Я совсем забыл о вас и подозреваю, что и Шерлок повинен в подобной неучтивости. Миссис Хадсон сообщила мне, что вы отправились на концерт, но когда вы вернулись, ни в манерах, ни на лице вашего спутника не было и следа того внутреннего спокойствия, которое является, как я уже давно понял, непосредственным результатом вечера изысканной музыки. Его отсутствие послужило достаточным признаком того, что сегодняшнее исполнение не отвечало запросам Шерлока.

— То, что Майкрофт ужинал с премьер-министром, также очевидно, если взглянуть на его смокинг, — продолжил объяснения младший брат. — Вы должны помнить, что мы выросли вместе и что по сути он всё тот же лентяй — прости меня, Майкрофт, но ты прекрасно знаешь, что так оно и есть! — которому противна сама мысль наряжаться и выходить из дому. Зная это, а также учитывая, сколь ответственный пост занимает мой брат в правительстве, мне не составило труда возложить вину за его вечерний туалет на приглашение на ужин от особы, которой нельзя ответить отказом. А в случае Майкрофта это может быть только премьер-министр.

— И уж конечно не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сделать вывод: если два элегантных джентльмена едут через заснеженный город и возвращаются домой лишь в слегка припорошённых шляпах и пальто, не говоря уж о сухой обуви, кэб оказался у них под рукой.

— А что до того, что мой брат оказался в этом отношении менее удачливым, — закончил младший Холмс, — ты можешь раскатать штанины, Майкрофт, они уже совсем сухие.

Я только в изумлении качал головой:

— Где уж мне тягаться с вами.

Они рассмеялись. Когда мой товарищ снял пальто и шляпу и повесил их рядом с моими, после чего мы расселись перед разведённым огнём со стаканами бренди на подлокотниках, Холмс устремил на нашего гостя пристальный взгляд.

— И что же тебя привело сюда? — спросил он. — Может, за один вечер сгорели обе твои квартиры и клуб «Диоген» в придачу, что вынудило тебя искать приют в другом месте? Или, может, русские высадились на Корнуолле?

Холмс, разумеется, шутил, но лишь отчасти, ибо хорошо знал: Майкрофт крайне редко отступает от заведённого порядка и появляется где-либо, кроме собственной квартиры на Пэлл-Мэлл, а также эксцентричного и мизантропического клуба «Диоген» и его конторы в Уайтхолле; там старший Холмс якобы занимал всего лишь скромную должность ревизора в каких-то правительственных учреждениях, на деле же всё обстояло значительно сложнее. Помимо этих, другие прибежища ему были неведомы, — и даже поговаривали, что, будь на то его воля, он сократил бы и это число. И если уж брат Шерлока решился усложнить своё существование, дотащившись до дома 221-b по Бейкер-стрит, значит, в воздухе витало нечто важное.

Майкрофт посерьёзнел и склонился вперёд, насколько позволяло его телосложение. Он явно колебался.

— Не хочу показаться грубым, тем более, доктор, что вы у себя дома, — обратился он ко мне, — но меня уполномочили говорить только с Шерлоком.

— Понимаю, — ответил я, кладя руки на подлокотники кресла и собираясь встать.

— Оставайтесь на месте, Уотсон. — Сыщик раздражённо махнул рукой в мою сторону, не отрывая взгляда от брата. — Доктор Уотсон — благоразумный человек. Ты можешь свободно говорить в его присутствии.

— Но у меня предписание. Ходят слухи, будто для публикации готовится отчёт об убийстве… А поскольку уже… ранее…

— Если ты про дело Дреббера[12], то оно уже закрыто. — Тон Холмса был резок. — Я дал Уотсону разрешение записывать подробности расследования и поступать с ними по своему усмотрению. Если ты заставишь доктора поклясться хранить тайну по любому другому делу, он не расскажет её, хоть бы ему грозила геенна огненная. То, что неприемлемо для его ушей, неприемлемо и для моих.

Майкрофт кивнул, внезапно придя к решению.

— Очень хорошо. До меня дошла информация, что ты интересовался делом Кэрью, когда его открыли около трёх месяцев назад.

Холмс подался вперёд — глаза его загорелись, черты лица выжидающе напряглись.

— Ну и что? — спросил он.

— Ничего. В этом-то вся проблема. Сначала это дело казалось заурядным, однако за три месяца полиции так и не удалось сдвинуться с мёртвой точки. Ни малейшей зацепки, где искать преступника. Тебе, конечно же, известно, что сэр Дэнверс был вхож в Букингемский дворец.

— Кое-что слышал.

— Его смерть и последующая неспособность Скотленд-Ярда поймать убийцу навлекли угрозы высшего света предпринять решительные меры, если вскорости ничего не изменится. На кону множество важных постов.

— Включая и твой? — в лоб спросил Холмс.

Его брат снисходительно улыбнулся.

— Ну, это вряд ли. Я не льщу себя надеждой, что незаменим, однако в данном случае хаос, последующий за моим внезапным уходом, окажется недопустимым. Тем не менее свой интерес у меня есть. Твоё имя известно Уайтхоллу, в особенности после дела Комински, имевшего место в прошлом году в ведомстве премьер-министра. Мне велено нанять тебя, чтобы выследить Эдварда Хайда. Именно это мы и обсуждали с премьер-министром за ужином сегодня вечером. Предписание получено из высших источников. — Майкрофт извлёк из кармана и протянул брату продолговатый конверт, скреплённый витиеватой печатью на красном воске. У меня не было возможности изучить герб, поскольку Холмс немедленно сломал печать и развернул послание. Он быстро прочёл его и поднял глаза на гостя.

— Это подтверждение твоих полномочий, — пояснил тот. — Если какой-нибудь чиновник вздумает тебе мешать, надо будет всего лишь показать этот документ, и препятствий как не бывало.

Холмс сложил письмо, достал бумажник и убрал его к прочим документам, которые носил с собой. После чего поинтересовался:

— А что, с инспектором Ньюкоменом консультировались относительно данного шага?

— Думаю, нет. Мне сказали, что решение было принято только сегодня днём.

Знаменитый сыщик улыбнулся — как мне показалось, немного злобно.

— Хорошо.

— Так ты берёшься за дело?

— Мой клиент очарователен. Как джентльмен, я едва ли могу отказать.

Майкрофт поднялся. Он явно испытывал облегчение.

— Тогда я передам премьер-министру, что дело в надёжных руках. — Он печально покачал головой. — Это интереснейшая загадка. Не будь я столь занят… — Он развёл руками, не закончив фразу.

— Ты хочешь сказать, не будь ты столь инертным. — возразил младший Холмс, тоже поднимаясь и пожимая брату руку. — Передо мной можешь не задирать нос, Майкрофт. Для этого мы слишком хорошо знаем друг друга.

Наш посетитель пожал медвежьими плечами, выражая этим дружелюбное согласие, и прошёл в смежную комнату, откуда в следующий миг вернулся со своими цилиндром и пальто.

— Если вдруг столкнёшься с чем-то выше собственного понимания, — заявил он, натягивая пальто, — то меня можно найти в клубе ежедневно с без четверти пять до без двадцати восемь. Но не жди, что я буду сопровождать тебя повсюду.

— Одно только одолжение, — окликнул его Шерлок.

Уже взявшийся за дверную ручку Майкрофт замер и удивлённо оглянулся.

Холмс достал свою трубку из вишнёвого дерева и принялся набивать её табаком.

— Буду весьма признателен, если ты позволишь мне лично уведомить инспектора Ньюкомена. Нам будет о чём поговорить.

Когда Майкрофт ушёл, согласившись исполнить просьбу младшего брата, я спросил своего друга, кто же обратился к нему за помощью.

— Самый очаровательный клиент, Уотсон, — ответил он, прикуривая трубку. — Или, вернее, клиентка, отказать которой немыслимо ни при каком раскладе.

При этих словах он склонил голову перед северной стеной нашего жилища, которую несколько лет назад украсил выбоинами от пуль, образующими инициалы нашей милостивой королевы.


IX. АДВОКАТ ВНОВЬ ПРОСИТ НАС О ПОМОЩИ

<p>IX. АДВОКАТ ВНОВЬ ПРОСИТ НАС О ПОМОЩИ</p>

— Да это же мои старые друзья Шерлок Холмс и доктор Уотсон! Пришли, несомненно, чтобы предложить свои услуги по делу о взрыве на Флит-стрит? Ну, на этот раз вы приехали зря, ибо оно уже раскрыто — меньше чем через двадцать четыре часа после совершения преступления! И это показывает, что, умело и сплочённо работая, детективы-практики способны добиться несравненно больших успехов, чем если бы они сидели дома и придумывали всякие хитроумные теории.

На следующее утро после нашего разговора с Майкрофтом Холмс, стоя среди шума и суеты лабиринта коридоров Скотленд-Ярда, терпеливо выждал, когда наш старый приятель инспектор Лестрейд закончит бахвалиться, и только потом заговорил.

— Доброе утро, инспектор, — произнёс он благосклонно. — Значит, вы раскрыли это дело? Мои поздравления.

Человечек с хитрым выражением лица в полнейшем самодовольстве покачивался на пятках, сунув руки в карманы брюк.

— В эту самую минуту преступник уже за решёткой. Надеюсь, всё рассказанное этим типом в присутствии стенографиста подтвердится: тогда ему и его дружкам светит виселица. Признайте же теперь, что ваш метод разглядывания табачного пепла и прочего, а затем сведения всего этого к какой-нибудь теории в некоторых случаях имеет свои преимущества, но есть и ситуации, когда фантазии совершенно излишни и цель достигается лишь усердием!

Полагаю, преступник в данном случае О'Брайен, не так ли?

Аэростат с лопнувшей оболочкой, кажется, рухнул бы не так быстро, как улетучилось самодовольство Лестрейда при этом простом вопросе Холмса. Он перестал покачиваться и уставился на моего товарища, как если бы тот взмахнул волшебной палочкой и превратил мрачное здание, где мы находились, в тыкву. Что, по сути, он и сделал.

— Кто вам рассказал? — вскипел наконец детектив. — Грегсон? Он пойдёт на всё, лишь бы… — Лицо его потемнело.

Холмс мягко рассмеялся:

— Вы двое, как я вижу, так и не поладили после дела в Лористон-Гарденс. Вынужден вас разочаровать, инспектор, я не видел Грегсона вот уже несколько недель. Моё мнение о взрыве сложилось ещё вчера, когда я прочёл о нём в «Таймс». О'Брайен был единственным из всех замешанных в нём, у кого имелись средства, мотив и возможность уничтожить здание, в котором располагается одна из самых влиятельных газет города. Его связи с ирландскими бунтовщиками хорошо известны в преступном мире Лондона. Но вовсе не это привело нас сюда сегодня.

— Что же тогда? — сердито спросил Лестрейд. Визит частного сыщика явно испортил ему настроение.

— У меня дело к инспектору Ньюкомену. Если вы будете столь любезны указать нам его кабинет…

— За углом, вторая дверь направо, — прервал его инспектор, слегка воспрянув духом. — Думаю, Ньюкомен будет весьма рад видеть вас: ведь сколько времени уже бедняга топчется на месте, пытаясь расследовать вестминстерское убийство. Не хотел бы я оказаться на его месте.

— Сомневаюсь, что меня ожидает радушный приём, — отозвался Холмс и, кивнув маленькому инспектору, пошёл по коридору. Я последовал за ним.

Дверь в кабинет Ньюкомена оказалась открытой, так что мы вошли и едва не столкнулись с выбегавшим оттуда констеблем в форме. Его бледное лицо и невнятные извинения на ходу ясно дали мне понять: начальник только что устроил ему головомойку.

Первый же взгляд на толстого инспектора подтвердил данное впечатление. Склонившись над заваленным бумагами столом напротив двери и вцепившись мясистыми руками в его край, он весь так и кипел. Его близко посаженные глаза блестели под насупленными густыми бровями, словно металлические бусины, а рыжеватые усы ощетинились. Волосы на голове торчали во все стороны, словно он рвал их на себе. Воротник съехал набок, лицо приобрело свекольный цвет. Наш приход не способствовал улучшению его мрачного настроения.

— Кто вам позволил войти? — прогремел Ньюкомен. — Ей-богу, я усею этот пол значками, если хоть ещё один констебль не выполнит прямой приказ начальства!

— Успокойтесь, инспектор, — холодно произнёс Холмс. — Здесь, в Скотленд-Ярде, у меня есть друзья. Я пришёл снова предложить свою помощь по делу об убийстве Кэрью.

— Убирайтесь! Я уже сказал вам, что не потерплю вмешательства частного сыщика в официальное полицейское расследование. Пускай кое-кто из моих коллег и считает, что не может обойтись без вас, но я не из их числа!

— Есть и те, кто с вами не согласен.

— Трамбл!

В ответ на его крик едва ли не мгновенно появился долговязый молодой констебль, которого мы видели в прошлый раз у жилища Хайда в Сохо.

— Вызывали, сэр?

— Проследи, чтобы этих джентльменов выпроводили из здания… И без церемоний!

Трамбл кивнул и ринулся было вперёд, чтобы взять Холмса под руку. Однако мой друг ловким движением уклонился, залез во внутренний карман, извлёк вручённое ему Майкрофтом письмо и одним взмахом раскрыл его перед самым носом инспектора.

Все краски исчезли с лица Ньюкомена, когда его взгляд упал на герб внизу документа.

— Отставить, Трамбл, — произнёс он подавленно. — Выйди и закрой за собой дверь.

— Как прикажете, сэр. — Молодой полицейский явно был сбит с толку, но развернулся и послушно удалился, захлопнув дверь.

Инспектор указал на два простых деревянных стула перед столом, и мы сели. Он рухнул в своё кресло, словно ноги его уже не держали.

— Я недооценил вас, — признал он тихо.

— Как и многие другие, — отозвался мой товарищ. Он убрал письмо в карман. — Я не особо стремлюсь изменить подобное отношение, поскольку оно даёт мне определённые преимущества. Итак, инспектор, что вам удалось выяснить о нашем друге Хайде?

— Очень мало, иначе вас бы сейчас здесь не было. — Примирившись с создавшимся положением, детектив живо вводил нас в курс дела: — Этот человек — чудовище. И это очевидно не только из той жестокости, с которой было совершено преступление. Мы разыскали всех каких только можно его дружков и хорошенько допросили. То, что я услышал о нём, омерзительно. Хайд, кажется, водил знакомство с самыми закоренелыми подонками, и всё же среди них не нашлось ни одного, кто бы не ужасался его поведению: этот тип ни в чём не знает меры. Совестливость ему неведома, жестокость — образ его жизни. Говорю вам, я выслушал истории, от которых у вас волосы встали бы дыбом. Однако мне так и не удалось выяснить хоть что-либо о его нынешнем местонахождении. Представьте, ни один человек ничего об этом не знает!

— Возможно, друзья просто не выдают его, — предположил я.

Ньюкомен покачал головой.

— У него нет друзей. Все, с кем я разговаривал, — это более чем подозрительный сброд, и, разумеется, многие из них имеют основания не доверять полиции. Но у меня создалось впечатление, что, знай они об убежище Хайда, они бы его выдали. — Инспектор щёлкнул пальцами. — И дело не только в награде, которую мы объявили за поимку преступника. Вокруг этого человека сложилась такая атмосфера жестокости и ненависти, что его избегают абсолютно все, включая и тех, кого можно отнести к лондонскому дну. Однако, пускай хоть весь мир против этого негодяя, он всё же должен где-то объявиться.

— Орудие убийства у вас здесь? — спросил Холмс.

Ньюкомен пошарил среди кучи бумаг на столе и вытащил крепкий деревянный цилиндр длиной, быть может, чуть менее полуметра, с железным наконечником на одном конце. Другой конец был расколот. Холмс взял улику и внимательно её изучил.

— Узнаёте, Уотсон? — обратился он ко мне.

— Определённо похоже на трость, которой Хайд угрожал нам у Штюрмера.

— Это она и есть. Несомненно, она раскололась в результате яростного удара. Думаю, мы можем безошибочно считать её орудием преступления, повлекшего за собой безвременную смерть сэра Дэнверса Кэрью. — Он вернул обломок инспектору.

— А вы в этом сомневались? — спросил тот.

— Я ни в чём не сомневаюсь, пока не увижу улику. Однако довольно легко сделать ошибочные выводы, когда сталкиваешься со столь тяжёлым преступлением, как убийство. Обычно газетные отчёты не стоит воспринимать всерьёз.

Инспектор заёрзал под пристальным взглядом Холмса.

— Согласен. Что ж, я предоставил вам всё, что нам известно. Кроме, конечно же, обугленной чековой книжки, о которой вы, несомненно, уже знаете. Надеюсь, вы не забудете о нас, если у вас что-нибудь появится. Хотя я не думаю, что подобное произойдёт.

— Представьте, кое-что у меня уже появилось.

— Уже? — Выражение на осунувшемся лице шотландца было не столь благодарным, каким при сложившихся обстоятельствах ему следовало бы быть. — И что же?

— Система. Разве вы не видите её? Убийство сэра Дэнверса, вопиющий случай с маленькой девочкой, нападение на безногого нищего — напомните как-нибудь рассказать вам о последнем, весьма пренеприятная история, — мотивом каждого из известных преступлений Хайда являлось не что иное, как злоба. Отнюдь не жажда наживы и даже не месть. Насколько я могу судить, исходя из своих обширных знаний истории преступлений, случай беспрецедентный. Разве был бы возможен ужасающий разгул Бёрка и Хэра[13], если бы непомерно ограниченные медицинские практики того времени не выплачивали вознаграждение за необходимые им трупы, которые злоумышленники и доставляли. Бетси Фрэнсис и Мэри Тиррелл могли бы сегодня жить, если бы страхи молодого Джорджа Херси не сподвигли его накачать их слабые организмы огромными дозами стрихнина. Стремление выжить подтолкнуло переселенцев из отряда Доннера к убийствам и каннибализму… — Холмс методично загибал пальцы, приводя примеры из своих всесторонних исследований тёмной стороны человеческой природы. От этого зловещего перечня могла дрогнуть даже самая закалённая и ожесточённая душа вроде ньюкоменовской. Поняв, что сказал достаточно, мой друг завершил свою тираду следующим образом: — Дело в том, инспектор, что мы столкнулись с воплощённым злом. Распространённое объяснение, будто Хайд безумен, в данном случае просто не подойдёт. Я встречался с этим человеком и уверяю вас: более здравомыслящего найти сложно.

— И каково ваше заключение?

— Пока у меня его нет. Но я убеждён, что где-то в этой гипотезе и кроется ключ ко всему делу. Быть может, если мы оба будем работать над ним с противоположных сторон…

— Я попросил бы вас не объяснять мне, в чём заключается моя работа, мистер Холмс. — Тон инспектора снова был холоден. — Однако я ценю ваши усилия, даже столь безрезультатные. Если же вы по случайности наткнётесь на нечто важное, то, уверен, вам достанет здравого смысла заглянуть в мой кабинет.

— Вы будете первым, кто это узнает. — Холмс поднялся. — До свидания, инспектор, и благодарю вас за сотрудничество.

— Ну и чего вы добились этим визитом? — спросил я своего товарища, когда мы вышли из мрачного помещения Скотленд-Ярда на тусклый утренний свет. Снег теперь валил вовсю.

— По крайней мере, самоудовлетворения, — ответил он, остановившись раскурить трубку под козырьком подъезда. — Воспоминание о том, как внезапно изменилось выражение лица Ньюкомена, когда он увидел, кто предоставил мне полномочия, будет согревать меня в холодные ночи, когда я впаду в старческий маразм. С практической же стороны, я поставил в известность о своём участии в деле тех, у кого больше всего возможностей помешать моему расследованию, что впоследствии избавит нас от некоторых трудностей.

— Если говорить о последствиях, — заметил я, — то действия Аттерсона могут привести к весьма печальному результату.

Я отпустил это замечание, увидев, что на противоположной стороне улицы резко остановился кэб и из него выскочила высокая и худая фигура адвоката. Он едва ли остановился, чтобы расплатиться с извозчиком, а затем со всех ног кинулся в нашем направлении, уклоняясь от трясущихся экипажей и лавируя между: движение в этом оживлённом квартале было соответствующим. Когда Аттерсон приблизился, по его тяжёлому дыханию и пунцовому лицу я догадался, что сегодняшнее утро выдалось для него весьма напряжённым. Он вот-вот мог оказаться под копытами лошади или под колёсами повозки, доверху нагруженной бочонками с виски для какой-нибудь пивной, когда мы с Холмсом бросились вперёд и вытащили его на обочину — лошади пронеслись мимо. Мы помогли адвокату пересечь тротуар и добраться до здания, которое только что покинули, где он прислонился к стене, хрипя и вытирая мокрым льняным платком пот со лба.

— Аттерсон, вы в порядке? — спросил у него Холмс.

Адвокат кивнул, всё ещё задыхаясь.

Я взял его запястье и, сверяясь с секундной стрелкой своих часов, измерил пульс.

— К счастью, пульс замедляется, — сообщил я сыщику через некоторое время, убирая хронометр в карман жилета.

— Он чуть не остановился совсем, — озабоченно проговорил Холмс. — Что случилось, Аттерсон? Джекил?

Тот снова кивнул.

— Ваша хозяйка сказала мне, куда вы отправились. — Слова вылетали из него между судорожными вдохами. — Я боялся, что потеряю вас. — Вытащив смятый обрезок бумаги из кармана пальто, Аттерсон протянул его Холмсу. Тот взял его и, едва взглянув на написанное, поднял нетерпеливый взгляд на адвоката.

— Я это уже видел: записка Хайда Джекилу, которую вы мне показывали три месяца назад. В чём дело?

— Есть ещё. — Дыхание Аттерсона уже значительно успокоилось, а цвет лица был близок к обычному. Он снова сунул руку в карман, из которого достал записку, и, ничего там не обнаружив, принялся по очереди обшаривать все остальные, пока наконец не извлёк ещё один листок, покрупнее первого, и снова протянул его Холмсу. Тот бросился на него, словно гончая, почуявшая добычу.

— После обеда в тот день, когда я показал вам записку Хайда, — начал объяснять адвокат, — я сидел в рабочем кабинете вместе со своим клерком, мистером Гестом, и тут посыльный принёс подписанное Генри Джекилом приглашение на ужин, которое я вам только что вручил. Гест неплохо разбирается в почерках, и я из любопытства дал ему ознакомиться с оригиналом послания Хайда — посмотреть, что он в нём поймёт. Когда он увидел приглашение Джекила, то попросил изучить и его. Я дал, и после сравнения он сказал…

— …Что оба текста написаны одной рукой, — закончил сыщик и, быстро просмотрев листки, вернул их адвокату. — Этот ваш Гест совершенно прав. Я сказал вам тогда, что почерк пытались замаскировать, причём довольно топорно. И поскольку, если верить дворецкому, никакого письма в тот день не приносили, из этого естественным образом следовало, что Джекил сам подделал его. Вы, однако, были совершенно не расположены принимать подобную гипотезу, поэтому я оставил её при себе. Вы поставили меня в шаткое положение, мистер Аттерсон. Из уважения к вам и вашему клиенту я совершил уголовное преступление, утаив от полиции улику. Почему вы не пришли ко мне с этой информацией три месяца назад? Теперь вам за многое предстоит ответить, — закончил он сурово.

Аттерсон с пристыженным видом повернулся к нему. Холмс поднял руку, останавливая его объяснения:

— Ни слова. Вы покрывали своего друга. Я больше не буду тратить время, указывая на глупость такого поведения, раз подобные лекции в отношении вас оказались бесполезными. Теперь следующий вопрос: что же произвело столь внезапный переворот в ваших чувствах?

Адвокат с беспокойством огляделся по сторонам: мимо непрерывным потоком шли пешеходы.

— Мы можем поговорить где-нибудь в более спокойном месте?

— Тут рядом есть заведение «У Симпсона», — предложил Холмс. — Если для вас не слишком рано, Аттерсон, думаю, мы могли бы обговорить всё за стаканчиком-другим хереса.

Наш бывший клиент не возражал, и когда мы расселились в упомянутом ресторане за стол, водрузив в центр его бутылку восстанавливающего силы напитка и наполнив им стаканы, Аттерсон приступил к своему повествованию.

— Моя задержка относительно предъявления этой убийственной улики, возможно, покажется более оправданной, когда я объясню все обстоятельства, — начал адвокат, угрюмо уставившись в свой стакан. — Во-первых, конечно же, мне было тяжело думать, что человек, которого, как я считал, я понимаю более кого бы то ни было, подвергает опасности свою карьеру, покрывая убийцу До этого я опасался, что причиной является шантаж, однако теперь начал испытывать серьёзные сомнения в здравомыслии Джекила, но, памятуя о постыдном состоянии наших ведущих психиатрических учреждений, избегал рассказывать о том, что узнал, дабы не обрекать своего дражайшего друга на жалкое существование.

Однако шло время, призрак Эдварда Хайда постепенно исчезал из нашей жизни, и я начал замечать в Джекиле определённую перемену к лучшему. Он словно заново родился со всем нерастраченным идеализмом молодости. Джекил перестал быть затворником и возобновил все свои старые знакомства, возвратился к медицинской практике (а, да будет вам известно, он частенько лечил неимущих, не требуя взамен ни малейшего вознаграждения) и даже стал регулярно посещать церковь, чего прежде никогда не делал. Его дух воспарил выше, чем я когда-либо знал, словно доктор наконец-то изгнал из себя того демона, что грозил низвергнуть беднягу в глубочайшие бездны ада, и примирился со своими неугомонными устремлениями. В свете этого, быть может, вы поймёте, почему я счёл за лучшее предать забвению всю историю с Хайдом — его исчезновение, так сказать, в некоторой степени послужило возмещением убийства сэра Дэнверса. Ну а потом…

Это началось утром двенадцатого января. В тот день впервые после убийства двери Джекила оказались закрытыми для меня. Его дворецкий объяснил, что хозяин испытывает недомогание и никого не принимает. Тогда это меня не обеспокоило, ибо не далее как четыре вечера назад я ужинал у Джекила в небольшом обществе, среди приглашённых был и Гесте Лэньон, и это была весёлая товарищеская вечеринка, обещавшая впереди лишь светлые дни, и ничего более. И вправду казалось, что два доктора смогут навести мост через расселину, разделявшую их более десятилетия. Я вернулся четырнадцатого, а потом ещё раз пятнадцатого, но Джекил так и не принял меня. Подобное внезапное возвращение к его былому затворничеству встревожило меня, и, как следует поразмыслив, семнадцатого, то есть прошлым вечером, я отправился навестить Лэньона.

Похоже, здесь самообладание покинуло адвоката, и он быстро глотнул из стакана тёмной жидкости. Затем продолжил с многозначительной интонацией:

— Мистер Холмс, я никогда прежде не видел столь быстрой перемены в человеке, какую заметил в докторе Лэньоне прошлым вечером. Всего лишь каких-то девять дней назад он был самим воплощением здоровья, теперь же я оказался перед человеком на грани смерти, а таковых я немало перевидал на своём веку. Прежнего здорового и цветущего цвета лица как не бывало, он был бледен, как привидение, и ужасно изнурён, а плоть его обвисла на костях, словно пожелтевшее бельё на вешалке. Голос Лэньона дрожал, и когда он, впустив меня, двинулся в комнаты, то шаркал как человек, конец которого близок. Я весьма опасаюсь, что бедняга не дотянет до весны.

Он объяснил, что пережил потрясение, от которого ему уже не оправиться, и впереди его ждёт только могила. Но что ещё хуже, как я заключил из слов доктора, он только рад этому. Когда же я упомянул Джекила, на его землистых щеках появились красные пятна и он запретил мне произносить это имя впредь. Потом Лэньон вдруг заявил, что для него Генри Джекил уже мёртв. Вот так нынче обстоит дело, и, полагаю, нет особой нужды добавлять, что я провёл бессонную ночь, прежде чем решился прийти к вам. — Адвокат вздрогнул и посмотрел на моего товарища глазами, в которых словно заключалось все страдание мира. — Мистер Холмс, неужто вы ничего не сможете поделать, чтобы остановить этот поток несчастий?

— Не могу ничего обещать, — ответил тот, чей стакан так и остался нетронутым. — Возможно, уже слишком поздно.

— Я знаю, что не имею права просить вас о помощи. — Голос Аттерсона теперь был лишь слабым шёпотом. — Но я прожил на земле вот уже пятьдесят лет, и друзей вроде Джекила или Лэньона у меня больше не появится. И я не хочу провести остаток своего существования в одиночестве.

Не получив никакого ответа, адвокат встал и, пробормотав слова прощания, повернулся взять свои шляпу и пальто. Холмс подался вперёд и схватил Аттерсона за рукав. Тот обернулся. Их взгляды встретились.

— Я сделаю всё, что смогу, мистер Аттерсон, — сказал сыщик. — Большего обещать не могу.

— Благослови вас Господь, мистер Холмс. — Глаза Аттерсона заблестели от слёз. Затем он покинул ресторан.

— Уотсон, не хотите попробовать себя в роли детектива? — спросил мой товарищ, когда мы выходили.

— Каким бы умением я ни обладал в этой области, мне в любом случае далеко до вас, — ответил я, охваченный любопытством после столь необычной просьбы.

— Вы не можете знать, пока не попробуете.

— И чего же вы хотите от меня?

— Можете провести перекрёстный допрос?

Мною овладела самоуверенность. В продолжение довольно краткой карьеры в качестве военного хирурга в Афганистане мне весьма часто доводилось наблюдать за полковыми медиками, которые посредством продуманных вопросов и ответов выясняли, действительно ли предполагаемый пациент болен или же попросту симулирует, и порой я даже принимал участие в этих беседах. Я вообразил себя мастером в искусстве перекрёстного допроса, который во многих отношениях столь же важен для медика, как и для судебного адвоката. Наконец-то нашлась область, где я мог заслужить восхищение человека, которым сам всегда восхищался более остальных.

— И кого я должен допросить?

— Доктора Гесте Лэньона с Кавендиш-сквер.

— Это потребует величайшей деликатности, — нахмурился я. — Если Аттерсон сказал правду, этот человек находится при смерти, и мне бы не хотелось послужить непосредственной её причиной.

— Совершенно верно. — Холмс снова набивал трубку. — Именно поэтому я и доверяю это дело вам, человеку наиболее тактичному и чувствительному из всех, кого я знаю. Разговорите его, Уотсон. Узнайте, что замышляет Джекил. Нас явно больше не впустят к нему в дом, и всё же я испытываю уверенность, что именно со стороны милейшего доктора и надо искать разгадку.

— А вы чем займётесь?

Холмс раскурил трубку, сделал глубокую затяжку и, выпустив дым, озорно улыбнулся:

— Ах, вот об этом-то вы пока не должны меня спрашивать. Позвольте мне действовать согласно собственным приёмам. А вот и кэб. Помните адрес Лэньона? Превосходно. У вас замечательная память во всём, что касается мелочей, и это одна из тех вещей, которые я более всего ценю в вас. Что ж, прекрасно. Садитесь, поезжайте к Лэньону и постарайтесь добиться успеха. Встретимся на Бейкер-стрит за обедом.


X. ЧЕЛОВЕК В КЭБЕ

<p>X. ЧЕЛОВЕК В КЭБЕ</p>

Доктор Гесте Лэньон жил в изящном старом доме на пересечении Уигмор и Харли-стрит, в самом центре медицинского квартала. Четырёхэтажное кирпичное здание возвышалось над большинством соседних домов и, судя по его виду, было возведено во времена Якова I. Каменные ступени, ведшие вверх к входной двери, за долгие годы истёрлись бесчисленными ногами до ям. Едва лишь я потянул латунную ручку звонка, как заделанная железом дубовая дверь словно на стержне повернулась внутрь, и передо мной предстал слуга с непроницаемым выражением лица, рубцы шрамов на котором навели меня на подозрение, что по совместительству он исполняет и обязанности телохранителя. Я отложил данную информацию в памяти, чтобы позже сообщить её Холмсу.

— Да? — Его голос напомнил мне звук наждака, которым неторопливо обрабатывают твёрдую древесину.

— Меня зовут доктор Уотсон, — представился я, протягивая свою визитку. — Я хотел бы поговорить с доктором Лэньоном.

Парень даже не шелохнулся, чтобы взять её.

— Доктор Лэньон очень болен. Он никого не принимает. — Дверь начала закрываться. Подражая Холмсу, я поставил ногу на порог. Тяжеленная дверь едва не раздавила её. Я прикусил губу, чтобы не вскрикнуть.

— Думаю, он всё-таки примет меня. — Каким-то образом мне удалось произнести это спокойно. — Мне необходимо поговорить с вашим хозяином о докторе Джекиле. Точнее, о докторе Джекиле и мистере Хайде.

Какое-то время слуга раздумывал.

— Подождите здесь, пожалуйста. — Он снова начал закрывать дверь, остановился и выразительно посмотрел вниз. Я убрал ногу. Дверь с раскатистым грохотом скользнула в косяк.

Воспользовавшись возникшей паузой, я уселся на верхнюю ступеньку и принялся массировать ушибленную ступню. За этим занятием меня и застало новое появление слуги. Я поднялся на ноги.

Лицо его было таким же невыразительным, как и прежде.

— Доктор Лэньон примет вас. — Он отступил в сторону.

По короткому коридору, стены которого были несколько неуместно, на мой взгляд, увешаны довольно недурной современной акварелью — несомненно, с целью избавить пациентов от страхов, что методы лечения данного эскулапа не поспевают за временем, — меня провели в весьма удобный смотровой кабинет. Здесь присутствовала медицина в различных её проявлениях: книжные полки, битком набитые медицинскими журналами в кожаных переплётах, ненавязчиво выставленный на столике подле двери микроскоп в окружении предметных стёкол и в конце комнаты дубовый шкаф с ящиками, маркированными в алфавитном порядке. Верхний ящик был открыт, и его содержимое — примерно с десяток светло-коричневых папок, распухших от бумаг, — штабелем возвышалось на небольшом столе перед шкафом. Особых подробностей, однако, мне разглядеть не удалось, поскольку тут не горело ни одной лампы и комната освещалась, помимо пламени в огромном старинном камине с другой стороны, лишь светом, просачивавшимся через плотно занавешенное окно, из-за чего углы помещения были погружены во мрак.

Человек, сидевший в старомодном кожаном кресле в одном из этих углов, при моём появлении поднялся и стоял, покачиваясь. Он не предпринял попытки обменяться рукопожатием, так что я тоже не стал протягивать ему руку. В сумраке черты лица его были неразличимы.

— Мы с вами где-нибудь встречались, доктор Уотсон? — спросил он рассеянно. В его голосе слышалась едва заметная дрожь, каковая порой свойственна старикам на пороге смерти.

— Не думаю, — ответил я. — Мы вращаемся в разных кругах.

— И всё же у нас как будто есть общий знакомый, Генри Джекил.

Последние два слова хозяин дома словно выплюнул. Теперь мне открылось его затаённое чувство горечи, как будто единственное, что ещё придавало ему силы. Он прошаркал к середине комнаты, где на его лицо упала полоса бледного света из окна.

Опытный врач вроде меня едва ли может столкнуться с чем-то новым в смерти, и всё же мне подумалось, что никогда ещё я не находился в присутствии человека, на котором она запечатлелась бы более явственно, чем на Гесте Лэньоне. Я увидел залысины, но они явно были следствием некоей внезапной болезни, нежели систематического разрушительного воздействия возраста — среди седых волос на черепе местами проглядывали крупные участки розовой кожи. Его светло-карие глаза помутнели и запали, цвет лица был болезненно-бледным, а широкие челюсти — возможно, некогда ангельские, лишь в последние годы приобретшие бульдожью крепость, указывающую на сварливую старость, — теперь одрябли и крайне нездорово поблёскивали. Багровые круги под глазами говорили о слишком многих ночах, проведённых без сна, а впалые щёки — о слишком многих днях, когда организм его не получал достаточного питания. Аттерсон не сильно ошибался, предсказывая, что его старый друг не переживёт зиму, хотя, на мой опытный глаз, он вполне мог протянуть до марта.

— Я знаю, о чём вы сейчас думаете, — сказал он, разглядывая меня из глубоких впадин глазниц. — Я не питаю иллюзий на этот счёт, мне осталось от силы недели две. И сейчас я как раз обновляю истории болезни своих пациентов, дабы передать их врачам, которым оставляю свою практику. — Лэньон кивнул на кипу папок на столе. — Поэтому времени у меня только на то, чтобы выслушать ваше дело без всяких обиняков.

— Может, мы сядем?

Ему было слишком тяжело стоять, чтобы вступать в спор. Он махнул рукой на изогнутое кресло возле своего кожаного, вернулся на своё место и буквально свалился в него, словно затраченное на эти несколько шагов усилие было для него чрезмерным.

— Я представляю Шерлока Холмса, знаменитого частного сыщика, — начал я. — Он был нанят властями для расследования убийства сэра Дэнверса Кэрью, последовавшего три месяца назад. Едва ли имеет значение, каким образом мы вышли на доктора Джекила, достаточно отметить лишь сам факт. Насколько я понимаю, вы с Джекилом старые друзья?

В этот момент бледные щёки хозяина приобрели почти нормальный цвет, хотя, возможно, мне это лишь показалось: уж очень темно было в том углу, где он сидел, не утруждал себя тем, чтобы зажечь лампу.

— Наши отношения с Генри Джекилом, которые можно было бы назвать дружбой, полностью исчерпаны. Я считаю его мёртвым.

— Могу я спросить почему?

— Спросить можете, но ответа вы не получите.

Я зашёл с другой стороны:

— Тогда, может, расскажете о былой дружбе? Когда вы познакомились?

— Слишком давно, чтобы иметь желание или силы вспомнить. Мы закончили Эдинбургский университет в одном и том же году. О, чёрный то был год, выпустивший Генри Джекила в мир! — Голос Лэньона дрожал от ярости и слабости. Я встревожился за его жизнь.

— Успокойтесь, — сказал я. — Насколько я понимаю, около десяти лет назад между вами и Джекилом возникли разногласия. Что вызвало разрыв отношений?

Он колебался, прежде чем ответить. Наконец заговорил небрежным тоном:

— Ах, ерунда: несовпадение мнений по некоему научному вопросу, знаете ли. Я даже сейчас толком и не помню, в чём он заключался. Полагаю, коли вы сам медик, то понимаете, как ревниво каждый из нас держится своих любимых теорий.

— Кажется, из-за этого вы избегали общества друг друга целых десять лет?

Он не ответил. Я не сдавался:

— Как Джекил относится к вам?

— Не знаю и знать не желаю.

— Мне известно, что вы были на ужине у Джекила совсем недавно, восьмого числа. Что произошло с тех пор, что ваши чувства к нему столь охладели?

На мгновение глаза Лэньона расширились от удивления. Но затем он снова напустил на себя безразличие.

— Аттерсон, конечно же. Он был там. Разумеется, это он рассказал вам, что мы вместе ужинали. Поначалу мне показалось, что вы обладаете некими выдающимися способностями.

— Вы не ответили на мой вопрос.

— Доктор, разве вы не видите, что я не желаю говорить об этом мертвеце?

— Зачем же тогда вы согласились встретиться со мной?

— Я подумал, что вы, быть может, решили вопрос отношений Генри Джекила и Эдварда Хайда, в коем случае я охотно помог бы вам покончить с этим делом, предоставив всю информацию, которой обладаю. Теперь я вижу, что вам известно даже меньше, чем мне.

Я подался вперёд, сердце моё заколотилось.

— То есть вы знаете что-то, чего не знаем мы?

Выражение лица Лэньона говорило, что он жалеет о сказанном. Он стиснул зубы.

— То был лишь оборот речи. Мне неизвестно ничего, чем я мог бы вам помочь.

— Я вам не верю, — заявил я. — Откуда вам известно об Эдварде Хайде?

— Но вы же сами сообщили цель своего визита.

— Действительно, я сказал вашему слуге, что пришёл поговорить с вами о докторе Джекиле и мистере Хайде. Но я не упоминал имени последнего. — Я уставился на Лэньона, стараясь повторить пронизывающий взгляд моего друга.

Он едва заметно холодно улыбнулся.

— Нельзя поймать в ловушку честного человека, доктор. Имя Эдварда Хайда в связи с убийством Кэрью вот уже несколько месяцев на все лады склоняется прессой. Кроме того, я, кажется, припоминаю, что Аттерсон спрашивал меня об этом человеке приблизительно год назад.

— Вашей замечательной памяти можно только позавидовать.

Он не ответил.

— Вы знаете гораздо больше, чем говорите, — гнул своё я. — Обязан предупредить вас, доктор: вам придётся туго, если позже выяснится, что вы были причастны к этому делу и не захотели поспособствовать его раскрытию.

— Вот уж что меня совершенно не пугает: к середине февраля я буду трупом. И что тогда сделают блюстители закона — выкопают меня и посадят на скамью подсудимых? — Он умолк. Его худое лицо смягчилось. — Вы ищете истину, доктор Уотсон, и в этом я вам симпатизирую. Могу лишь сказать, что существуют законы, по которым человек должен жить, чтобы не низвергнуться в мир, где ложь есть истина, а зло есть добро, в тот безумный мир, куда человеку невозможно проникнуть, продолжая называться человеком. Джекил нарушил эти законы. Он проник в сей запретный мир. Не пытайтесь следовать за ним. В противном случае вы тоже себя погубите.

Какое-то время мы молча сидели, не сводя глаз друг с друга. Слышно было лишь, как потрескивают дрова в камине да тикают часы на каминной полке. Наконец я положил руки на подлокотники кресла.

— Это всё, что вы можете сказать относительно данного дела?

Он кивнул — немощное движение было едва заметно в сумерках. Я встал.

— Позвоните слуге, — проговорил Лэньон, указывая на шнур над столом. — Он проводит вас.

— В этом нет необходимости. Впрочем, раз уж вы сами упомянули об этом человеке, позвольте заметить, что для человека вашего положения он представляет собой весьма странный тип слуги.

— Он больше чем мой слуга. Он мой телохранитель.

— Я так и думал. Опасаетесь за свою жизнь в самом конце игры?

— Ничего подобного. Просто есть один посетитель, которого я не хотел бы принимать в своём доме. Грегори — так зовут слугу — следит за этим.

— Хайд?

Лэньон поднял на меня взгляд. На краткий миг глаза его прояснились, в зрачках вспыхнул огонь.

— До свидания, доктор, — только и ответил он.

Я чопорно поклонился и оставил его одного умирать.

Бредя потом по Харли-стрит, я едва ли замечал, что снова пошёл снег, а усилившийся ветер бросает мне в лицо острые льдинки: настолько был я погружён в размышления о недавнем разговоре. Скудная информация, полученная от Лэньона, выглядела весьма загадочно, и обнаружить в ней какой-то смысл было за пределами моих способностей. Что он имел в виду, говоря, что Джекил проник в «безумный мир, куда человеку невозможно проникнуть, продолжая называться человеком»? Не был ли то намёк, что Джекил сошёл с ума? Если да, то почему Лэньон сразу же так и не сказал? И почему он повернулся спиной к своему старому другу в то самое время, когда, судя по всему, Джекил нуждался в нём более всего? Наконец, что это было за страшное потрясение, которое, как он сказал Аттерсону, и послужило причиной его стремительного угасания? Но я так ни до чего и не додумался, словно мой мозг оцепенел от мороза, подобно рукам и лицу. Я столь погрузился в задумчивость, что сошёл с тротуара и едва не угодил под кэб, когда тот промчался лишь в десятке сантиметров от моего левого плеча, сбив ветром с меня шляпу.

Я в испуге поднял глаза, и передо мной предстало лицо единственного пассажира, высунувшего голову, чтобы посмотреть, что это за болван едва не расстался с жизнью по собственной неуклюжести. И при виде узких волчьих черт, скученных в центре огромной головы под полями котелка пассажира, у меня по спине пробежала дрожь. Мигом позже он исчез, отпрянув назад так же резко, как черепаха втягивает голову под защитный панцирь. Лошадь сразу же прибавила ходу, и кэб растворился в бурлящей пелене снега. Однако произошло это не настолько быстро, чтобы меня не охватил внезапный приступ отвращения в тот самый момент, когда наши глаза встретились. Во всей Англии был лишь один человек, способный вызвать подобную необъяснимую реакцию, и о нём не было никаких вестей с той самой ночи, когда он зверски убил сэра Дэнверса Кэрью.


XI. Я ПРЕСЛЕДУЮ УБИЙЦУ

<p>XI. Я ПРЕСЛЕДУЮ УБИЙЦУ</p>

Не знаю, сколь долго после отъезда кэба с его зловещим пассажиром я стоял, уставившись на опустившийся за ним снежный занавес. Дерзость этого человека превосходила все мыслимые рамки: преследуемый буквально на каждом клочке суши, он средь бела дня раскатывал по самому оживлённому району Лондона, как будто и не было никакого убийства. Я-то воображал, что Хайд трясётся в какой-нибудь промозглой лачуге, из страха перед виселицей даже не помышляя покидать её. Нечто непристойное заключалось в его самонадеянности, словно выражавшей затаённое презрение к установленному порядку. Я стоял, ошеломлённый его наглостью.

В конце концов, однако, я стряхнул с себя ступор и дико огляделся по сторонам в поисках средства преследования. На удачу, как раз в этот момент приближался другой кэб. Я бросился на тротуар и отчаянно замахал ему.

Передо мной мелькнуло раскрасневшееся лицо возницы, обрамлённое массивными белыми бровями.

Я запрыгнул внутрь, заклиная его не упускать кэб впереди.

— Сделаем, начальник, — отозвался он, и мы тронулись.

Мы заметили кэб убийцы, как раз когда он поворачивал на запад на Куин-Энн-стрит, и последовали за ним. Очевидно, Хайд не догадывался о погоне, так как его транспортное средство двигалось по скользкой мостовой, придерживаясь обычной скорости. Вокруг кружили снежные хлопья — то редко, то густо, затмевая порой кэб впереди, — но он неизменно снова оказывался на виду, распознаваемый благодаря характерному красному перу в ленте на шляпе извозчика. Мы держались на благоразумном расстоянии. На Уэллбек-стрит экипаж повернул на юг. Осторожно выждав несколько секунд, мы повернули за ним.

Здесь Хайд наверняка стал что-то подозревать, поскольку на Уигмор-стрит его кэб взял на восток, описав полный круг, если считать с того места, где я его обнаружил на Харли-стрит. Я высунулся и приказал вознице проехать Уигмор и остановиться у тротуара за перекрёстком.

Мои рассуждения оказались правильными, поскольку несколько мгновений спустя кэб Хайда пересёк дорогу перед нами, направляясь на запад в сторону Марилебон-лейн. То, что мы не повернули за ним на Уигмор-стрит, вероятно, убедило злоумышленника в беспочвенности его опасений. Я выждал несколько секунд и, стукнув тростью в крышу, велел своему извозчику двигаться дальше. На следующем перекрёстке мы повернули направо и вновь возобновили преследование.

С чавкающими звуками, вылетавшими из-под колёс, мы катились по жиже, то и дело замедляя скорость, чтобы не наехать на перебегавших через улицу пешеходов: спасаясь от холода и сырости, они все как один передвигались, подняв воротники и опустив головы. При таких обстоятельствах не упускать экипаж Хайта из виду было весьма затруднительно, но мы всё же не сдавались. К счастью, мой возница оказался непревзойдённым мастером в подобного рода деле, поскольку вопреки множеству препятствий расстояние между двумя кэбами не увеличивалось и не уменьшалось.

Однако все наши ухищрения оказались напрасны, поскольку на Марилебон я заметил звероподобный профиль убийцы, который высунулся из окна и оглянулся в нашу сторону. Он тут же исчез, раздался щелчок кнута, и преследуемый кэб с брызгами снега из-под колёс рванул вперёд. На Оксфорд-стрит он повернул на одном колесе на запад и скрылся за углом здания. Я стукнул в крышу, подгоняя возницу, и тут же был отброшен на сиденье назад: это наша лошадь пустилась во весь опор.

Повернув, мы уже не обнаружили кэб Хайда, однако вид зеваки, свирепо очищавшего брюки от грязи на юго-восточном углу Дьюк-стрит, подсказал нам, в каком направлении он движется. На Дьюк мы снова его заметили — фалды кучера развевались в такт яростным взмахам кнута, грязь и вода летели на пешеходов, разбегавшихся во все стороны, чтобы не оказаться под копытами лошади. Вслед неслись проклятия и потрясания кулаками. Я почти не обращал на них внимания, так же как и на те, что были обращены в наш адрес, когда мы в погоне за Хайдом обрызгивали горемык по новой.

Мы прогромыхали по Брук-стрит на Гросвенор-сквер, и тут нас заметил констебль. Он бросился к нам, со всей мочи дуя в свисток и жестами приказывая остановиться. Поняв, что мы не собираемся подчиняться, он поспешил отскочить с нашего пути. Пронесшись мимо, мы окатили полисмена грязью от шлема до ботинок. Свисток тут же умолк, а самого констебля отбросило назад, и он, отчаянно размахивая руками, со звучным всплеском растянулся посреди огромной лужи.

Меня охватило чувство вины, но у нас просто не было времени останавливаться и помогать полисмену, поскольку кэб Хайда стремительно отрывался от нас. Я сделал себе зарубку в памяти: при первой же возможности внести пожертвование в фонд вдов полицейских — и тут же позабыл о досадном происшествии.

Впереди от тротуара у отеля «Клариджез» как раз отходил полный пассажиров омнибус, и в этот момент с ним поравнялся кэб Хайда. Он едва увернулся от громоздкого омнибуса, когда тот понесло вправо и затем влево, дико бросая из стороны в сторону по скользкой мостовой. К тому времени, когда подлетели мы, в промежуток между омнибусом и встречным потоком втиснуться было уже невозможно, и мой кучер без малейших колебаний подхлестнул кнутом лошадь и направил её на тротуар слева, вызвав совершеннейший переполох среди пешеходов. Тут наш кэб так тряхануло, что от одного из моих зубов откололся кусок, после чего мы выскочили назад на дорогу и помчались дальше. Я высунулся в окно, желая посмотреть назад: лошади из упряжки омнибуса ржали и били копытами воздух, а сам неустойчивый транспорт опасно накренился из-за сместившегося веса запаниковавших пассажиров на втором этаже. Я спешно вознёс краткую молитву об их безопасности, после чего снова обратил всё своё внимание на дорогу впереди.

Двигаясь по Нью-Бонд-стрит, столь любимой портными и франтами, мы выбрасывали из-под колёс мощные каскады грязи на множество дорогостоящих костюмов и пальто, чем, осмелюсь сказать, чуть не вызвали остановку сердца у их владельцев. Впрочем, выражения, доносившиеся до нас, пока мы мчались по кварталу, были более уместны для облачённых в лохмотья обитателей Ист-Энда.

Переходивший Кондуит-стрит продавец жареных каштанов, увидев несущегося прямо на него Хайда, бросил свою тележку посреди улицы и отпрыгнул назад. Кэб промчался между ними. Бедный парень только-только успел подхватить свою тележку обратно, как на дороге появились мы. Пытаясь избежать столкновения, возница взял вправо и левым колесом зацепил край этого, с позволения сказать, транспортного средства, тем самым опрокинув его и усыпав всю улицу дымящимися горячими каштанами. Торговец же исполнил безукоризненный кульбит и приземлился среди кучи своего товара в канаве у левой обочины. Прежде чем он успел подняться, на сцене появилась орава беспризорников, которые моментально расхватали все каштаны и незамедлительно удрали со своей добычей. Оглянувшись напоследок, я увидел разгневанную фигуру, подпрыгивающую посреди улицы, издающую бессвязные вопли и потрясающую костлявыми кулаками над головой.

К тому времени пассажиры обеих двуколок уже привыкли к причитаниям полицейских свистков со всех сторон, потому возница Хайда совершенно не обратил внимания на констебля, регулировавшего движение на перекрёстке Берлингтон-Гарденс, когда тот засвистел на него и поднял руки. Кэб достиг самого центра перекрёстка, и тут слева от него возникла гружённая брёвнами гигантская повозка, запряжённая четвёркой лошадей. Столкновение было неизбежно. Наш кэб, едва не опрокинувшийся на коварной поверхности улицы, занесло по дуге метров на пятьдесят, после чего мы остановились. Возница грузовой повозки, обнажив зубы в решительной гримасе, вскочил и что есть силы натянул вожжи, да так, что под его изношенным пальто даже взбугрились мышцы. Лошади встали на дыбы, однако инерция повозки оказалась для них слишком велика, и её развернуло в сторону, ударив о газовый фонарь на углу, который рухнул на её заднюю часть. Затем повозка встала на два колеса, замерев подобным образом на, казалось бы, невероятный промежуток времени, и наконец всё-таки перевернулась, в щепки разбившись о мостовую. Груз её высыпался, что сопровождалось серией оглушительных ударов. Кучер же за мгновение до удара нырнул с места головой вперёд и растянулся по улице. Мигом позже он вскочил, потрясённый, но явно не получивший повреждений физического характера. К тому времени кэб Хайда, который даже не притормозил, был на полпути к Пиккадилли.

Улица начала заполняться людьми, совершенно игнорировавшими попытки измождённого констебля привнести в хаос хоть какой-то порядок. Мы осторожно объехали следы крушения и медленно продвигались, пока не миновали толпу, после чего вновь перешли на галоп.

Хайд повернул на восток к Пиккадилли и в совершенно безрассудном для столь оживлённой улицы темпе продолжал движение. Мудростью тот день не полнился, и мы бросились за ним с той же скоростью. Снег теперь обильно валил крупными мокрыми хлопьями, превращавшими и без того опасную мостовую в сущее стекло. Остальное движение большей частью замедлилось и едва ли не полностью остановилось. Транспорт Хайда лавировал между кэбами, четырёхколёсными экипажами и грузовыми повозками, словно иголка в пяльцах. Мы делали то же самое, как обычно не обращая внимания на крики и проклятия кучеров и пассажиров, сопровождавшие нас всю дорогу. Раз, когда мы проезжали мимо роскошного вида кареты, её возница, и без того взбешённый наглостью удиравшего от нас кэба, перегнулся, чтобы хлестнуть кнутом моего кучера, — но сумел лишь рассечь воздух, когда тот резко отпрянул влево. Инерция взмаха скинула незадачливого возницу с козлов на мостовую, где другой экипаж, попытавшийся увернуться от наезда на него, начало заносить и в итоге бросило на левый тротуар. Это вызвало цепную реакцию по всей улице. Сырой зимний воздух наполнили вопли, скрип и звуки ударов. Полицейские свистки в отдалении зазвучали более настойчиво.

Ситуация на Пиккадилли-Серкус была много хуже. Там, где сходились семь главных улиц Лондона, сердце империи билось явно, и синяя униформа была скорее правилом, нежели исключением. Кэб Хайда даже не подумал сбавить скорость. Проскочив между омнибусом и трамвайным вагоном, двигавшимися в одном ряду, он взял перпендикулярно на юг к Риджент-стрит, при повороте резко накренившись на скользкой мостовой и лишь на волосок избежав столкновения с газовым фонарём на углу. Одно его колесо заскочило на тротуар и высекло искры об основание фонаря, лязгнув по нему стальной ступицей. Далее кэб не встретил никаких препятствий.

Мы же оказались не столь удачливы.

Трамвайный вагон, который Хайд подрезал, остановился, и его кучер принялся успокаивать разволновавшуюся упряжку. Воспользовавшись этим, мой возница промчался мимо него и попытался повторить крутой поворот Хайда, однако на полпути кэб начало заносить влево.

— Держись, начальник! — последовал вопль кучера.

Повторять мне не пришлось. Я отчаянно вцепился в стенки кэба, когда пейзаж словно на целую вечность завертелся в головокружительном калейдоскопе зданий, транспорта и лиц. На меня обрушилось тошнотворное ощущение подвешенности. Затем с оглушающим треском всё прекратилось. Мир опрокинулся, и следующее, что я осознал, было то, что я лежу сжавшись в углу кэба и смотрю через противоположное окно на небо и спицы вращающегося колеса.

Вокруг меня гудели возбуждённые голоса. Однако под этим гулом звучало и ещё кое-что: вероломный шипящий звук, поначалу слабый, но словно всё более усиливающийся, по мере того как я его узнавал. Мне с отвращением припомнился звук, который издавала болотная гадюка, пёстрая лента, спускавшаяся по шнуру от звонка, дабы выполнить гнусное приказание доктора Гримсби Ройлотта из Сток-Морона в приключении, описанном мною ранее. Я принюхался. Пахло газом.

И действительно, кэб был заполнен им, как я заметил, оглядевшись, потому что всё вокруг плыло у меня перед глазами. Путаясь в мыслях, я всё-таки сообразил, в чём дело: во время удара мы повалили газовый фонарь, и теперь его содержимое вытекало наружу.

В обычных обстоятельствах меня, несомненно, это встревожило бы, однако в тот момент я испытывал ощущение невероятного благополучия, словно всё происходившее со мной было лишь дурным сном, от которого я непременно скоро очнусь. Одной частью разума я, конечно же, осознавал, что это галлюцинация, вызванная вдыханием смертоносных паров, но при этом другая часть, убеждавшая меня, что всё идёт как надо, оказалась сильнее. Убаюкиваемый этим ощущением, я погрузился в милосердную бессознательность.

Я с трудом очнулся и узрел сантиметрах в десяти от себя румяную физиономию моего кучера. Его сильные руки трясли меня за плечи, вцепившись в них столь крепко, что я ощутил вспышку острой боли в старой ране. Однако в том полубессознательном состоянии я едва ли отдавал себе в этом отчёт, равно как и не был в состоянии разобрать настойчивые слова, которые он шептал напряжённым от беспокойства голосом. Наконец возница оставил попытки что-либо мне объяснить и, забросив мою руку себе на плечи, поднял меня на ноги и потащил в сторону от кэба.

Воздух снаружи оказался свежее, несмотря как на толпу, напиравшую со всех сторон, так и на усилившийся запах газа, когда мы прошли мимо поваленного фонаря, который ударом опрокинувшегося кэба был буквально срезан на уровне тротуара. Я смутно осознавал, что на дальнем конце толпы появился какой-то человек в синей форме, дувший в свисток и пробивавшийся к центру. Мы повернули в противоположном направлении и как можно быстрее поковыляли прочь, насколько только это удавалось моему спасителю, поддерживавшему моё тело. Толпа нехотя расступалась перед нами.

Постепенно я пришёл в чувство и смог двигаться уже самостоятельно, хотя и не без дополнительной поддержки жилистых плечей моего товарища. Мы шли всё быстрее, подгоняемые визгом полицейских свистков позади.

Мы миновали театр «Хеймаркет» и уверенно двинулись в сторону Пэлл-Мэлл, когда мне пришло на ум, что кучер только что спас мне жизнь. Я бессвязно залепетал недостаточные слова благодарности.

— Позже, Уотсон, позже, — ответил Шерлок Холмс, чуть заметно улыбнувшись мне под красным гримом.


XII. МЫ ПОПАДАЕМ В ЗАТРУДНИТЕЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

<p>XII. МЫ ПОПАДАЕМ В ЗАТРУДНИТЕЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ</p>

— Нам удалось ввести в заблуждение «Ивнинг стандард», Уотсон.

Мы находились дома уже несколько часов, когда Холмс, отпустив сие замечание, издал сухой смешок и, сложив только что полученную вечернюю газету, зачитал статью, опубликованную на второй странице:


В нашу редакцию поступило сообщение, хотя ещё и неподтверждённое, относительно неистовой погони двух кэбов по улицам Уэст-Энда сегодня днём. Судя по всему, в результате никто не пострадал, однако сообщается, что было разрушено три транспортных средства. Констебль, по его собственному утверждению оказавшийся свидетелем происшествия, полагает, что это ещё один инцидент из тела тех, каковые неизбежно происходят, когда буйству юности позволяют сочетаться с алкогольными напитками, и заверяет в своей поддержке тех, кто мог бы ужесточить законы. запрещающие продажу подобных стимуляторов несовершеннолетним.


— Никогда не переставал удивляться тому, что пресса способна сотворить с чем-то столь обыденным, как правда, — заметил он, откладывая газету и прикуривая новую сигару.

Если он думал развеселить меня этой шуткой, то не достиг цели. Я сверкнул на Холмса глазами, оторвавшись от романа о мореплавателях, которым без особого успеха пытался развлечься после нашего возвращения, и потребовал:

— Объясните же, наконец, зачем вы следили за мной сегодня!

— Мой дорогой друг, я вовсе не собирался следить за вами. Хотя в это и трудно поверить, но то, что наши пути пересеклись, было лишь простым совпадением, а уж то, что мы оказались в одном кэбе, — и вовсе чудом.

Я покачал головой и захлопнул книгу, даже не потрудившись положить в неё закладку.

— Боюсь, мне нужны дальнейшие объяснения. Лучше расскажите, что вы там делали и как так вышло, что вы следили за Хайдом, когда я вас остановил?

Холмс снова хихикнул. Над его головой клубился сизый табачный дым, заволакивая худощавые черты его лица.

— Это, Уотсон, как раз один из тех причудливых поворотов судьбы, что в жизни встречаются гораздо чаще, нежели можно предположить. Все мы наверняка поспешили бы раскритиковать автора, если бы он вставил нечто подобное в художественное произведение. Как вы помните, я попросил вас поговорить с доктором Лэньоном, сам же занялся другим делом. Когда мы расстались, я вернулся прямо в наше жилище и облачился в это одеяние: судя по тому, что вы ничего не заподозрили, маскировка оказалась превосходной. Далее я направился к своему старому знакомому кучеру; сейчас он на пенсии, однако после ухода из компании из сентиментальности выкупил кэб, который водил целых десять лет. По счастью для меня, вскорости он собирается переехать в жильё поменьше и потому как раз пребывал в растерянности, что же ему делать со столь громоздким имуществом. Я предложил своему знакомому продать кэб, и он согласился. Потом в другом месте я взял напрокат лошадь, и таким образом подготовка была завершена.

Причина для маскировки очевидна, поскольку я уже говорил, что со стороны Генри Джекила ни один из нас более не может рассчитывать на радушный приём. Понимаете, Уотсон, какое-то время я подозревал, что Джекил является ключом к местонахождению Эдварда Хайда. Он единственный живой человек, которого Хайд может считать своим другом, а исходя из собственного опыта я знаю, что никто не может долго находиться в бегах без чьей-либо помощи.

Я не только толком не представлял, что же именно ищу, но даже не был уверен, узнаю ли искомое, если вдруг его найду. Однако у каждого человека есть свой определённый режим дня, своего рода рельсы, по которым он движется так же верно, как и любой поезд. Я решил дежурить у дома Джекила ежедневно на протяжении месяца, если потребуется, пока его распорядок не укажет мне определённое направление. Именно пустяки, Уотсон, и выдают нас, и вы уже должны знать, что наблюдение за мелочами есть мой конёк, на который я и рассчитывал.

Вообразите же себе моё ликование, когда, стоило мне лишь подъехать, от парадной дома Джекила отъехал кэб и направился в сторону Кавендиш-сквер. Возможно, именно это я и искал, а посему немедленно бросился в погоню.

— Вас не заметили?

Вопрос, кажется, задел Холмса.

— Слушайте, Уотсон, я полагал, что вы более высокого мнения о моих способностях. Я следовал за Джекилом какое-то время, когда кэб повернул на перекрёстке и в просвете мелькнул силуэт пассажира. И тут-то я едва не выронил вожжи от изумления. То был Хайд!

Подозреваю, ход моих мыслей после сего события оказался идентичен вашему. Действительно, да что же это за человек такой, коли он рискует быть узнанным, в то время как каждый констебль города готов схватить преступника и отволочь его на виселицу? Я даже и не припомню, чтобы когда-либо сталкивался с преступником столь отчаянным или же столь глупым. Я всё ещё пытался как-то разобраться в происходящем, когда на сцене появились вы. Остальное вам известно.

— Не совсем! — возразил я. — К чему вся эта секретность? Почему вы сразу же не посвятили меня в свой замысел?

— Насколько мне помнится, когда я в последний раз предлагал разделиться, вы выступили против, заявив, что мне необходим постоянный медицинский надзор, и потребовали взять вас с собой. Сейчас же это было исключено. Думаю, вы согласитесь, что при благоприятных обстоятельствах одному человеку ещё может повезти наблюдать за домом, не привлекая внимания; двоих же наверняка ждёт неудача. И я не стал терять время на объяснения, решив, что мы потратим его с большей пользой, если я оставлю вас в неведении до тех пор, пока мы не освободимся.

— Может, и так, но что же удержало вас от объяснений, когда я вас остановил? Это и вправду было нечестно, Холмс!

Он посмотрел на меня с теплотой, а потом подался из кресла вперёд и похлопал меня по колену.

— Эх, Уотсон, Уотсон, — произнёс он искренне. — Я прошу прощения, что у вас сложилось такое впечатление. Я никогда бы не осмелился поступить нечестно с тем, от чьей дружбы и преданности теперь столь завишу. Если бы я раскрылся перед вами, вы бы засыпали меня вопросами, которые задаёте сейчас, а Хайд тем временем оторвался бы от нас на пол-Лондона. Ну же, скажите честно, как бы вы сами поступили на моём месте? — В его серых глазах вспыхнул огонёк.

— Наверное, я поступил бы в точности как вы, — признался я некоторое время спустя.

— Ну конечно же! — Холмс откинулся назад и затянулся сигарой. — Эмоции — крест, который все мы обязаны нести, но ведь их всегда можно избежать, если они причиняют особое беспокойство. Не то чтобы нам это помогло в данном случае: увы, я оказался никудышным кучером и упустил добычу. — В его голосе звучала горечь.

— Вы не должны винить себя, — запротестовал я. — Если бы удача улыбнулась нам, а не Хайду, то это он бы разбился на том углу на Пиккадилли. Вы безупречно управляли кэбом.

Он равнодушно отмахнулся от похвалы, однако слабая улыбка дала мне понять, что хорошее настроение возвращается к моему другу.

— Моим учителем был самый лучший кэбмен на свете. Как-нибудь потом напомните мне, чтобы я рассказал об извозчике Фёдоре и том необычном приключении, что мы пережили вместе с ним, — весьма занимательная история. Если бы кнут сегодня держал он, Хайд сейчас бы сидел в тюрьме.

— Жаль, что нам не пришло в голову запомнить номер его кэба.

— Уотсон, в самом деле, ваши замечания весь сегодняшний вечер — пренеприятнейшая смесь лести и желчности, — огрызнулся Холмс. — Номер кэба — пять тысяч триста двенадцать. Неужто вы всерьёз считаете, что я способен упустить столь существенную информацию?

Я выпрямился в кресле.

— Вы хотите сказать, что всё это время знали номер, но ничего не предприняли?

— Напротив, возницу кэба, о котором идёт речь, уже разыскивают.

— Но как это возможно? Ведь с Пиккадилли мы отправились прямо домой.

— Мы сделали одну остановку, если вы припомните.

Я задумался.

— Да, вы остановились поговорить с гурьбой оборванцев-беспризорников. Я решил, что вы проверяете свою маскировку.

— Да зачем же мне было проверять её, раз она уже выполнила своё предназначение? Ну а что касается «оборванцев-беспризорников», что-то вы слишком быстро забыли Нерегулярную армию Бейкер-стрит!

— Я прекрасно помню, как ваши помощники пригодились в деле убийства Дреббера. Но вы ведь, надеюсь, не поручили им отыскать этот самый кэб? Поимка убийцы — это дело Скотленд-Ярда.

Он так громко расхохотался, что это даже показалось мне неприличным.

— Я обращаюсь к Скотленд-Ярду только в тех редких случаях, когда полицейские наталкиваются на какую-то информацию, которой у меня нет. А если мне надо заполучить свидетеля или улику, которые находятся в этом огромном городе, я всегда доверяюсь Виггинсу и его компании. Ваше неверие в их способности разделяет множество людей, и как раз в этом и заключается главное преимущество моих помощников. Сыщику, которого никто не воспринимает всерьёз, намного проще работать. Кэб Джефферсона Хоупа[14] Виггинс и его друзья нашли быстро, и я не сомневаюсь, что скоро они повторят свой успех и с кэбом номер пять тысяч триста двенадцать. А вот и они, держу пари.

На нижнем этаже нетерпеливо зазвенел звонок. Холмс поднялся из кресла и подошёл к эркеру, где какое-то время стоял, держа руки в карманах своего старого синего халата, и смотрел на пыльную улицу внизу.

— Старый знакомый, так что всё в порядке, — объявил он. — Ах ты моя лапушка, стоит себе смирно, никому не мешает! Я имею в виду кэб, Уотсон. Дамы, слава богу, в этом деле не замешаны.

Пока мой друг произносил эту речь, у подножия лестницы разразилась небольшая перебранка. Я распознал картавый шотландский выговор миссис Хадсон (наша хозяйка была явно чем-то возмущена и беседовала на повышенных тонах) и тонкий голосок кокни, принадлежавший Виггинсу — мальчику, поставленному Холмсом во главе отряда босоногих беспризорников (тот пытался успокоить пожилую леди). Хозяйка, судя по всему, была не в восторге от присутствия подозрительного вида юнца в её аккуратном доме. Однако, привыкшая к тому, что к Холмсу постоянно ходят всевозможные посетители (я уж не говорю о милой привычке моего друга палить прямо в комнатах по мишеням), она наконец сдалась и не стала противиться очередному вторжению. Вскоре на лестнице раздались отчётливые шаги двух пар ног. Я открыл дверь, едва лишь в неё постучали.

Виггинс, круглое лицо которого, вопреки очищающему воздействию снега на улице, было, как всегда, чумазым, стоял с улыбкой от уха до уха подле крупного сутуловатого мужчины с нависшими бровями и массивным выступающим подбородком, усеянным кружочками лейкопластыря. Незнакомец был одет по погоде: тёплый шарф и поношенное чёрное пальто, доходившее едва ли не до задников его разбитых ботинок. Через дырки перчаток из коричневой пряжи торчали пальцы, вцепившиеся в тулью потрёпанного цилиндра, который он держал перед собой, словно прося подаяния. Из-под ленты означенного головного убора свисало намокшее красное перо.

— Отличная работа, Виггинс! — вскричал Холмс. — Вот шиллинг тебе и остальным. А теперь беги. — Когда мальчик исчез, схватив вручённую сыщиком пригоршню монет, Холмс обратил своё внимание на посетителя. — Так это вы тот кучер, который так мастерски ушёл от нас сегодня на Пиккадилли? Прошу вас, проходите и садитесь. Меня зовут Шерлок Холмс, а это доктор Уотсон, который будет вести записи во время нашего разговора.

При упоминании о недавних событиях на лице верзилы-кучера промелькнуло опасение, однако после радушного приглашения Холмса он несколько расслабился и занял предложенное место. Гость нервно затеребил поля своего головного убора.

— Альберт Хорн меня зовут, сэр, и рад видеть вас обоих, не сомневайтесь, — осмелился он произнести наконец. — Могу я узнать, кто из вас сегодня правил?

Холмс чуть склонил голову.

Хорн кивнул и восторженно произнёс:

— Прошу прощения, сэр, но я так и подумал. В вас есть нечто властное, говорящее, что вы прирождённый укротитель лошадей. Я вожу кэб в этом городе вот уже много лет, но ещё не видел, чтобы кто-то гонял так, как вы сегодня. Был, правда, один человек, который несколько лет назад научил меня самому главному — русский джентльмен…

— Ха! — Холмс хлопнул себя по колену. — Я должен был догадаться. Совпадения, Уотсон, — в жизни они на каждом углу. Что ж, мистер Хорн, вот вам полсоверена сверх вашей обычной платы за поездку сюда, если вы расскажете, где высадили своего пассажира после того, как мы расстались.

Попутно он предложил извозчику сигару из коробки. Хорн взял две — одну спрятал в карман пальто, а у второй откусил кончик. Очевидно решив, что избавиться от него обычным элегантным способом здесь будет не очень уместно, он вытащил кончик сигары изо рта и убрал в карман. Потом прикурил от предложенной мною спички. Несколько секунд он смаковал дым и наконец произнёс:

— Простите, сэр, но я не могу ответить на этот вопрос.

— Не можете — или не хотите? — взорвался Холмс. Глаза его сверкали.

— Я бы ответил, если бы мог, поверьте. Полсоверена в наши дни так просто не заработаешь. Этот тип назвал мне адрес, но когда я доехал до указанного дома и слез, чтобы получить плату, в кэбе никого не было!

— Не было, говорите? Но разве он мог незаметно покинуть экипаж?

— Должно быть, выпрыгнул, когда я сбавил скорость на каком-нибудь перекрёстке и следил за движением навстречу. Я уже сталкивался с такими случаями, но никак не ожидал подвоха от этого пассажира: он показался мне джентльменом. И это после того, как он обещал мне соверен, если я оторвусь от вашего кэба. Ну и взбесился же я, скажу я вам!

— Почему вы решили, что он джентльмен? По его одежде?

— Ну, и по одежде, что была на нём, тоже, но не это главное. Джентльмен до мозга костей, так я думал о нём, пока он не оставил меня С носом. Представительный такой мужчина, высокий, держится с достоинством, говорит вполголоса…

— Боже мой! — вскричал я, отрываясь от записей. — Но это описание совершенно не подходит Хайду!

— Скорее уж Джекилу, — задумчиво изрёк Холмс, разглядывая свой окурок. Потом он отбросил его и поинтересовался: — Вы уверены, что хорошо рассмотрели своего пассажира? Ничего не перепутали?

— Я был так же близко от него, как сейчас от вас, — возмутился возница. — Уж я-то признаю джентльмена, если увижу его. Он, знаете ли, вышел из парадной гордой такой поступью, что сиятельный лорд, и остановил меня взмахом трости. В наши дни извозчик должен глядеть в оба, так что я тщательно присмотрелся к нему, прежде чем взял. Я не вожу всяких негодяев.

— Никто не сомневается в ваших словах, — уверил его Холмс. — Но это любопытно.

Он принялся расхаживать, неосознанно сунув руку в карман халата за своей «думательной» трубкой. Набив её и прикурив, мой друг заговорил снова:

— Куда джентльмен попросил довезти его?

— Угол Уигмор и Харли.

Холмс резко повернулся.

— Это же адрес Лэньона! — воскликнул я.

— Но вы по какой-то причине проехали мимо, — подстегнул Хорна сыщик. Тот кивнул.

— Нам оставался всего один поворот, когда этот пассажир вдруг стукнул тростью в крышу и велел возвращаться туда, где я его подобрал.

— Вам это не показалось странным?

— Мистер Холмс, я вожу кэб вот уже много лет и повидал всяких пассажиров. Меня мало что может удивить.

— Скажите-ка мне, а вы заметили в тот момент что-нибудь необычное в его голосе?

Хорн нахмурился.

— Да, голос и впрямь здорово изменился.

— Как изменился?

— Он стал каким-то неприятным. Похожим на скрипучий шёпот. Помню, я ещё подумал, что у бедняги, наверно, начался приступ какой-нибудь болезни и поэтому он раздумал ехать.

— Навряд ли. Зачем же в таком случае ему было покидать квартал врачей, где медицинскую помощь можно получить на каждом углу? Но это к делу не относится. Продолжайте, пожалуйста.

Извозчик пожал плечами:

— Да рассказывать больше и нечего. Довольно скоро он стукнул опять и пообещал мне соверен, если я оторвусь от преследующего нас кэба. Остальное вы и сами видели.

— Благодарю вас, мистер Хорн. Вот обещанные мною полсоверена и ещё немного в качестве оплаты. Вы нам здорово помогли.

Когда извозчик с благодарностями удалился, Холмс повернулся ко мне:

— Ну, Уотсон? Что вы об этом думаете?

— Я в полнейшей растерянности, — отозвался я.

— Да ладно вам. У вас наверняка уже появилась какая-нибудь теория, объясняющая все известные нам факты.

— Могу лишь предложить очевидное: где-то в пути Джекил и Хайд поменялись местами.

— Ну что же, звучит правдоподобно. Шёл густой снегопад, и из-за него я вполне мог и не заметить, в какой момент это произошло. Но зачем? Скажите же мне.

— Понятия не имею.

— Разумеется, не имеете, равно как и я — и даже пытаться не буду понять. Воображение становится бесполезным, когда его загоняют в область фантазий. Нам просто недостаёт фактов. Давайте подойдём к делу с другой стороны. Что вы узнали из разговора с Лэньоном?

Я выдал Холмсу подробный отчёт о беседе, добавив и собственное заключение, что врач знает больше, нежели пожелал разгласить. Он угрюмо слушал меня, не прерывая, лишь дым лениво поднимался от его трубки. Когда я закончил, Холмс подошёл к камину и вытряхнул в него её содержимое.

— Судя по всему, — произнёс он, — на ужин у нас фазан. Несколько раньше я почувствовал запах опалённых перьев, а теперь из кухни миссис Хадсон доносится восхитительнейший знакомый аромат.

— И это всё, что вы можете сказать? — Его неуместное замечание разозлило меня. — Какое отношение имеет ужин к решению этой загадки?

— Самое непосредственное, — ответил мой друг с улыбкой. — Двигатель не может работать без топлива. Как у вас нынче с памятью, Уотсон? Надеюсь, всё так же хорошо?

— Надеюсь. А что?

Она нам понадобится, чтобы завтра найти дорогу. Мне не хотелось бы, чтобы повсюду только и разговоров было, что Шерлок Холмс заблудился на территории вашей старой alma mater. Эдинбургского университета. Быть может, чёткость британского академического мышления укажет нам, как выбраться из того весьма затруднительного положения, в котором мы, увы, оказались.


XIII. ВИЗИТ В ХРАМ НАУКИ

<p>XIII. ВИЗИТ В ХРАМ НАУКИ</p>

Поездка из Лондона в Эдинбург на поезде хоть и воодушевляла (в моём случае) пейзажами, которые я не видел вот уже более десятка лет, всё же оказалась крайне утомительной, по причине чего на протяжении двух дней после приезда ни один из нас даже не помышлял о том, чтобы покинуть номер гостиницы. Холмс проводил время, добавляя завершающие штрихи к монографии, где систематизировал сведения о, если не ошибаюсь, шестидесяти семи распространённых смертельных ядах, присовокупив и краткие описания различных методов, посредством коих все они применялись в губительных целях некоторыми нашими согражданами. Как ни странно, он ни разу даже не упомянул о приведшей нас сюда миссии, лишь однажды в ответ на мой настойчивый вопрос заявил, что о дальнейшем продвижении не может быть и речи, пока не появится больше информации. Вдохновлённый литературной атмосферой, я принялся было вновь сводить свои заметки о деле Дреббера в ту летопись, которой в конечном итоге будет суждено познакомить мир с замечательными способностями Шерлока Холмса, однако обнаружил, что слишком увлечён текущим развитием событий, чтобы по достоинству оценить тот запутанный клубок, и в конце концов отложил свои материалы и вновь уселся за чтение того, что написали другие. Был пасмурный январский день, когда, наконец восстановив свои силы, мы вступили на территорию одного из самых лучших учреждений высшего образования, какие может предложить западный мир.

— Самым разумным для нас было бы найти человека, который знал Генри Джекила, когда он учился здесь, — рассуждал Холмс, пока мы пробирались по весьма оживлённой дорожке через сутолоку студентов, спешивших в обе стороны с охапками книг. — Если мы не преуспеем в этом, нам придётся обратиться в университетский архив. Как, Уотсон, можете вспомнить кого-нибудь, кто помог бы нам в данном случае?

— Есть старый профессор Армбрустер, — ответил я после некоторых размышлений. — Он был далеко не молод, даже когда я закончил обучение. Ходила шутка, будто университет построили вокруг него. Мой последний Медицинский справочник всё ещё упоминает его в числе живых, однако, сами понимаете, в преклонном возрасте этот статус может измениться в любой момент.

— Это довольно легко выяснить.

Холмс взял под руку обходившего нас в этот момент юного студента, нагруженного несколькими увесистыми изданиями. Тот остановился и весьма неприязненно уставился на сыщика.

— Прошу прощения, — обратился к нему Холмс, — где мы можем найти профессора Армбрустера?

— Старого Бруста? — В тоне молодого человека прозвучали одновременно нежность и непочтительность. — Ясное дело, в медицинской библиотеке. Где же ещё ему быть? Он практически живёт там. — Юноша кивнул в сторону огромного серого здания шагах в пятидесяти слева от нас. Его высокие окна были увиты плющом, увядшим в это время года, так что под ним виднелся камень в пятнах лишайника.

— Благодарю вас. Надеюсь, вы не опоздаете из-за нас на экзамен по анатомии.

— У меня ещё есть время.

Студент прошёл несколько шагов, но вдруг остановился и изумлённо обернулся: меня позабавило то откровенное замешательство, что отразилось на его лице. Однако Холмс к тому времени уже шёл по дорожке, которая вела к медицинской библиотеке. Я пожал плечами и последовал за ним, оставив молодого человека стоять в полнейшей растерянности.

— Не потрудитесь ли объяснить, как вы догадались, что этот юноша идёт на экзамен по анатомии? — поинтересовался я у своего товарища, нагнав его.

— Когда слышишь, что спешащий мимо студент шёпотом бормочет один за другим термины вроде «эктодерма», «нервная трубка», «хорда» и «мезенхима», место его назначения навряд ли остаётся загадкой. А теперь тихо, Уотсон, ибо университетские библиотеки священны.

Мы прошли через огромные двойные двери и далее по небольшому коридору в обширное хранилище, чьи стены от тёмного дубового паркета до подоконников далёких окон под потолком сплошь были заставлены книгами. Через упомянутые окошки вниз сочился бледный свет, освещавший запылённые корешки бесчисленных томов и сутулящиеся фигурки погруженных в науку студентов, примостившихся за широкими столами. Однако масштаб зала уменьшал их до ничтожности и создавал причудливую атмосферу опустения. В дальнем конце помещения на вершине высокой лестницы сидел, склонившись над книгой, раскрытой на его костлявых коленях, измождённый старик. Его голова, казавшаяся слишком большой и тяжёлой, чтобы удерживаться морщинистой старой шеей, венчалась клочьями непослушных седых волос, торчащих во все стороны, подобно жёсткой щетине. На его клювообразном носу было водружено пенсне с толстыми стёклами в простой золотой оправе. Сам он был одет в старый поношенный сюртук, некогда чёрный, но давно уже выцветший до неравномерного серого цвета. Я готов был поклясться, что это был тот самый сюртук, что он носил и в бытность мою студентом. Собственно говоря, и сам человек, сидевший на лестнице, как будто и не изменился с тех безмятежных дней, за исключением, пожалуй, плеч, которые словно ещё больше скруглились от вечных штудий. При виде этого утёса, отказывавшегося сдаваться бурлящему вокруг него потоку современной истории, меня охватила ностальгия.

— Профессор Армбрустер? — обратился к нему Холмс, когда мы приблизились под гулкое эхо шагов, терявшееся среди балок метрах в шести над нашими головами.

— Убирайтесь! Вы что, не видите, что я занят важным делом? — отозвался он, даже не потрудившись оторвать глаза от книги. Голос профессора представлял собой нечто среднее между вороньим карканьем и скрипом ржавой петли.

— Как и мы, — парировал сыщик. — Мы хотели бы поговорить с вами. Пожалуйста, уделите нам всего несколько минут, мы вас долго не задержим.

— Я не привык понапрасну разбрасываться драгоценным временем. Убирайтесь!

— Профессор… — начал было я.

— Вы не слышите? Вы так же глухи, как и глупы? — Он впервые взглянул на нас со своей высоты. Его тускло-серые глаза сверкали под толстыми линзами пенсне.

— Меня зовут Джон Уотсон, — продолжил я. — Я четыре года изучал у вас хирургию. Вы меня помните?

Он поправил пенсне, вперил в меня взгляд и через миг вопросил:

— Это вы тот молодой человек, который в семьдесят третьем году поднял моё пальто на флагштоке?

— Ну что вы! Конечно же, нет!

— Очень жаль. Тот паренёк обещал стать прекрасным хирургом. Тогда кто же вы?

— Я учился у вас с семидесятого по семьдесят четвёртый год. А по ночам работал в лаборатории, чтобы оплатить обучение.

— Если действительно были столь серьёзным молодым человеком, то должны были понять, что нельзя поднимать моё пальто на флагштоке. Мне стоило целого состояния починить потом подкладку.

Я снова заявил о своей невиновности.

— Профессор, — вмешался Холмс, — я хотел бы поговорить с вами о Генри Джекиле, вашем бывшем студенте.

При упоминании этого имени глаза старика вспыхнули узнаванием.

— Джекил! Блестящий молодой человек! — Он наконец-то закрыл книгу, которую читал. — Что же вы хотите узнать?

Холмс оглянулся на студентов в зале — кое-кто из них при звуках голосов оторвался от чтения и из чистой скуки принялся слушать. Он понизил голос:

— Можно ли здесь где-нибудь поговорить наедине?

— Ну ладно, если уж вам так необходимо отвлекать меня от дела. — Профессор с досадой поставил книгу на место на полке и спустился по лестнице. Я подошёл, чтобы помочь ему преодолеть последние несколько ступенек, но он увернулся и возмущённо воскликнул:

— Я не инвалид, чёрт возьми! И руки прочь от моего пальто! Я не забыл, что вы сделали с ним в последний раз! — Прежде чем я успел притронуться к поношенному чёрному одеянию, накинутому на последнюю ступеньку, профессор схватил его и просунул костлявые руки в вытертые рукава.

Чуть ли не вприпрыжку, напоминая возбуждённого краба, старик повёл нас прочь из библиотеки и далее через заснеженный двор к соседнему строению. Там мы последовали за ним по узкой скрипучей лестнице на второй этаж и миновали древний коридор, остановившись в конце концов у двери, обшитой панелями из благородной ореховой древесины. Тут я решил, что сейчас Армбрустер достанет ключ, и, признаться, был порядком изумлён, когда вместо этого он дважды пнул в правый нижний угол преграды и хлопнул ладонью по панели перед собой. Словно по волшебству, дверь распахнулась.

Вслед за этим профессор зажёг спичку и воспламенил газовый рожок, находившийся сразу же за дверью, после чего отступил в сторону, пропуская нас.

Прожив четыре года под одной крышей с Шерлоком Холмсом, чьё упрямое нежелание избавляться от всего, что может оказаться хоть сколько-нибудь полезным, привело к неизбежному результату, я полагал, что жить среди большего беспорядка, чем выпавший на мою долю, просто невозможно. Однако кабинет (во всяком случае, именно так я сразу же определил предназначение помещения) профессора Армбрустера оказался бесспорным победителем в этом сомнительного рода соперничестве. Как и следовало ожидать, каждый доступный клочок стен крошечной комнаты был отведён под хранение книг — одни стояли вертикально, другие были втиснуты горизонтально, и в целом набиты столь плотно, что изъятие одной неминуемо повлекло бы за собой подлинную лавину. Однако подобная бессистемность не ограничивалась одними лишь полками. Документы всевозможного сорта — переплетённые, свёрнутые в свитки и просто нагромождённые друг на друга, начиная при этом закручиваться по краям, — усеивали пол и покрывали всю мебель в комнате, включая и обветшалый старый стол с убирающейся крышкой, за которым стояло древнее кресло с высокой спинкой, чьё сиденье прогнулось под множеством выполненных с законченным совершенством рисунков тушью человеческого тела на различных стадиях вскрытия. Всё было пропитано запахом плесени, и невозможно было сделать и шага в любом направлении комнаты, чтобы не услышать хруст пергамента под ногой.

Для профессора оказалось делом нескольких секунд расчистить для Холмса и меня пару прямых деревянных стульев, равно как и собственное место за столом, после чего, набивая короткую глиняную трубку табаком из банки, хранившейся в самом нижнем ящике, он нахмурился и произнёс:

— Для начала потрудитесь объяснить, кто вы такой и почему интересуетесь Генри Джекилом.

— Меня зовут Шерлок Холмс, — ответил мой товарищ, который занял место рядом со мной и последовал примеру профессора, достав свою собственную прокопчённую вересковую трубку и кисет. — Я частный детектив, и меня наняли в качестве консультанта, дабы помочь Скотленд-Ярду в расследовании дела о насильственной смерти сэра Дэнверса Кэрью, последовавшей в прошлом году в Лондоне.

Две спички вспыхнули одновременно. Профессор принялся энергично раскуривать трубку, а затем встряхнул спичкой и положил её, всё ещё тлеющую, на бумаги на своём столе. Я содрогнулся, гадая, всегда ли Армбрустер столь небрежен с огнём.

— А кто такой сэр Дэнверс Кэрью? — поинтересовался старик.

Холмс глазел на него, пока спичка не опалила ему пальцы. Он поспешно затушил её и зажёг вторую. Этой удалось исполнить своё предназначение, и Холмс, избавившись от неё более осмотрительно, нежели наш хозяин, затянулся.

— Вы не следите за газетами?

— Ещё одно убийство в Лондоне едва ли кого удивит в моём кругу, — ответил Армбрустер. Я заметил, что его шотландская картавость, до этого незначительная, стала более явственной, словно подчёркивая тем самым его отсутствие интереса к творящимся в Англии делам. — Злодейств у них там и без того хватает.

— Неважно. Начну с того, что Джекил хоть и не вовлечён в преступление напрямую, но всё же порядком замешан. И если вы расскажете нам о его юности, это, вполне возможно, поможет нам изобличить убийцу и предать его правосудию.

— Вы имеете в виду, если сможете найти злоумышленника, если тот не избежит ареста и если суд признает его виновным, — едко изрёк наш хозяин. — Как видите, мне очень хорошо известна ваша английская система правосудия. Что ж, спрашивайте, а я уж решу, заслуживают ли ваши вопросы ответов.

— Каким студентом был Джекил?

— Самым смышлёным из всех, кого я когда-либо учил. Буквально всё в нём указывало на блестящее будущее в качестве учёного.

— Но не в практической медицине?

Профессор покачал головой:

— Джекил стал бы в лучшем случае посредственным врачом. Совершенно никаких способностей в диагностике. Но вот в лаборатории он был гением.

— В какой именно области?

— Во всех областях, но особенно в химии. В первом семестре Джекил полностью знал наизусть периодическую систему, а во втором уже создавал соединения, за которые я не взялся бы, не сверившись сначала со справочником. За два года он не допустил ни одной ошибки.

— Можете что-нибудь сказать о других его склонностях?

— Мы часто общались прямо в этом кабинете. Гражданское право занимало у него почти столько же времени, сколько и наука. Также он интересовался литературой, его восхищала философия. Джекил без устали обсуждал Гёте и Шопенгауэра. Ненасытность желаний и существование бок о бок добра и зла в человеческой натуре были его излюбленными темами — пожалуй, его даже можно было в этом плане назвать одержимым. С другой стороны, студенты редко славятся своей умеренностью.

— Кажется, от подобного рода одержимости Джекил так и не избавился, — заметил Холмс. — Вы читали его «Войну между личностями»?

— Натолкнулся некоторое время назад. Мне статья показалась интересной, хотя и немного банальной.

— По крайней мере, в этом вопросе вы с Уотсоном как будто родственные души. Нетрудно заметить, что он ваш ученик. Но вернёмся к Джекилу. Скажите, во время учёбы здесь он участвовал в общественной жизни?

Профессор нахмурился, затягиваясь трубкой.

— Это, сэр, едва ли в моей компетенции. Чем занимается студент вне стен аудитории, касается только его одного.

— Бросьте, профессор. Университеты — рассадники сплетен. Вы наверняка что-то да слышали.

— Не думаю, что мне нравится оборот, который принимает наш разговор. — Армбрустер положил руки на подлокотники кресла. Холмс подался вперёд и сжал его руку.

— Я не журналист, — начал он. — Согласен, мои вопросы не всегда безобидны. Однако ваш прекрасный студент попал во власть подлейшего создания, и поскольку его жизнь после окончания Эдинбургского университета представляется безупречной, я убеждён. что какой бы опрометчивый поступок Джекил ни совершил, из-за чего и угодил в лапы вышеупомянутого чудовища, деяние это имело место во время его обучения здесь. Его лучший друг и пальцем не пошевелит, чтобы ему помочь. Вы единственный из ныне живущих, кто может помочь мне вызволить беднягу из вихря, в который он угодил. Если вы не захотите с нами сотрудничать, Джекил обречён.

Речь сыщика подействовала на старого преподавателя, который несколько успокоился и какое-то время молча изучал свою трубку. Холмс освободил его руку, но так и остался сидеть склонившись вперёд. Его худощавый профиль являл собой маску напряжённого ожидания.

— А вы никому не расскажете? — спросил наконец профессор.

— Никому, — эхом отозвался мой друг. Я согласно кивнул.

Последовала ещё одна продолжительная пауза, во время которой обе трубки клубились дымом, наполняя комнату без окон удушающей мутью. Мне защипало глаза, и я даже затосковал по лондонскому смогу, казавшемуся мне относительно свежим по сравнению с атмосферой этой комнаты.

— Это произошло в начале пятьдесят пятого, — начал профессор Армбрустер голосом едва ли громче шёпота. — Вечером накануне выпускных экзаменов Джекил и несколько его друзей отправились в Эдинбург, чтобы немного снять напряжение: они ведь готовились дни и ночи напролёт. Во время посиделок в пивной Джекил покинул своих приятелей. Когда час спустя он не вернулся, остальные решили, что Генри отправился к себе, чтобы отдохнуть перед экзаменами, и через какое-то время последовали, как они думали, его примеру. Джекил проживал в комнате один, и потому той ночью никто не заметил его отсутствия.

На следующее утро, когда уже вовсю шли занятия, он появился, пьяный в стельку, в вестибюле дома, где снимал комнаты. Само по себе это не было бы таким шокирующим, не поддерживай его уличная проститутка. Она ничего не объяснила, а когда в голове у Джекила прояснилось, у него не осталось никаких воспоминаний относительно предыдущей ночи. Поэтому загадка пропавших часов перешла в область грязных сплетен. И что за сплетни это были! Все, в том числе и я, были уверены, что от него потребуют оставить университет.

К счастью для Джекила, декан оказался понимающим человеком, и хотя вопрос о том, чтобы позволить молодому человеку сдавать экзамены, даже не ставился, ему предоставили возможность остаться на дополнительный год и сдать их в следующий раз, когда они будут проводиться. Он согласился, больше никаких происшествий не случалось, и когда Джекил наконец окончил учёбу, то оказался первым на курсе.

Это был незначительный проступок, мистер Холмс, и его вполне можно извинить, особенно учитывая, сколь выдающиеся достижения осуществил этот человек на стезе науки. Не думаю, что сей малоприятный инцидент способен нанести Джекилу существенный вред столько времени спустя.

— Напротив, профессор, — возразил Холмс, — так сказать, в ретроспективе, принимая во внимание угнетённый климат эпохи, в которую мы живём, подобная история вполне могла бы погубить человека положения Джекила. Вы нам действительно очень помогли. Потребую ли я слишком многого от сопутствующей мне сегодня удачи, если спрошу у вас имя молодой леди, что сопровождала Джекила в то достопамятное утро?

Профессор впервые за всё время улыбнулся, несмотря на явную двусмысленность ситуации.

— Прошло тридцать лет, но я не настолько одряхлел, чтобы забыть имя Фанни Флэнаган и адрес её всё ещё процветающего заведения на Мактавиш-плейс, номер триста тридцать три.

— Спасибо, профессор Армбрустер. — Холмс поднялся и обменялся с ним рукопожатием. Я тоже протянул старику руку, но вместо того, чтобы пожать её, он лишь злобно на меня взглянул и пробурчал:

— Я бы посоветовал вам впредь не прикасаться к чужим пальто. — Он вновь обратил своё внимание на Холмса, державшегося за дверную ручку: — Поаккуратнее с дверью. Её заклинивает.

— Я так и понял.

Мы спускались по лестнице, как вдруг Холмс остановился на площадке.

— Уотсон, — сказал он, — я кое-что забыл. Вы меня извините, если я поговорю с профессором ещё немного? Вот и хорошо! — Он повернулся и живо пошёл назад по коридору.

Я уселся на верхней ступеньке, закурил сигару и уже успел выкурить две её трети, когда Холмс вернулся с выражением лица, которое я могу описать только как самодовольное. Пока мы спускались и шли по университетской территории, он не произнёс ни слова. Возле медицинской библиотеки он подозвал кэб и, когда мы сели, велел:

— Дом триста тридцать три по Мактавиш-плейс, кучер, и поторопись. Этим леди ещё нужно выспаться.


XIV. В ДОМЕ 333 ПО МАКТАВИШ-ПЛЕЙС

<p>XIV. В ДОМЕ 333 ПО МАКТАВИШ-ПЛЕЙС</p>

Наш возница, судя по всему, неплохо знакомый с местностью, не теряя времени, доставил нас в соседний неприглядный район, затерявшийся в лабиринте древних и современных строений, олицетворявших шотландскую столицу. Здесь, где в монотонной последовательности мелькали серые здания, каждое из которых будто было загорожено от проникновения дневного света ещё более предыдущего, в том, что происходило за их запертыми дверьми, когда садилось солнце и загорались газовые фонари, не возникало ни малейших сомнений. За некоторыми из домов то и дело показывались верёвки, увешанные свежевыстиранным исподним, словно нарочито развевавшимся на холодном ветру, бесстыдно оповещая всех об ожидающих внутри удовольствиях. Наконец мы остановились перед возвышающимся готическим зданием, некогда служившим изящным частным жилищем, но давно уже обветшавшим до состояния хибары, более соответствующей окружению. Над его сводчатым дверным проёмом в побитом непогодой камне был высечен номер 333.

— Немного рановато, а, парни? — спросил сидевший на кучерском месте здоровенный шотландец, косо поглядывая на нас, пока Холмс расплачивался. — Они открываются только в восемь.

— Ну раз уж вам столь многое известно, быть может, вы окажете нам любезность и представите нас обитателям? — вежливо ответил сыщик.

Возница прорычал нечто невразумительное, дёрнул поводья и покатил по улице.

Очевидно, появление кэба в этом районе в подобный час было достаточно необычным, чтобы вызвать переполох, — я заметил, как там и сям по обеим сторонам улицы стали отдёргиваться шторы. Когда мы направились к парадному входу дома номер 333, я сдвинул цилиндр на глаза и поднял воротник пальто. Холмс тихо рассмеялся.

— Вам не стоит беспокоиться, что вас узнают так далеко от дома, Уотсон, — заметил он. — Да и в любом случае вашим знакомым будет весьма затруднительно объяснить, что за дело привело их самих в этот квартал. Кроме того, вы привлекаете к себе гораздо больше внимания, действуя скрытно. — Он постучал в дверь медным кольцом, болтавшимся по центру.

Последовало долгое ожидание, затем раздались приближающиеся шаги, и дверь приоткрылась на щёлку, явившую не многим более красивого карего глаза. Глаз этот оглядел каждого из нас с ног до головы, и только потом хрипловатый женский голос сообщил, что заведение закрыто.

Холмс снял шляпу и, к моему ужасу, представил нас обоих.

— Мы хотели бы поговорить с мисс Фанни Флэнаган, — продолжил он. — Леди всё ещё проживает здесь?

Какое-то время царило молчание, в течение которого единственный явленный нам глаз поблёскивал подозрением. Наконец раздалось:

— Здесь нет таких. — И дверь начала закрываться.

— Это связано с делом Генри Джекила, мисс Флэнаган, — поспешно вставил Холмс.

Дверь замерла. На этот раз глаз засветился любопытством.

— Как вы догадались? — поинтересовался голос.

— Диалекты — моя специальность, мисс Флэнаган. За три десятка лет, проведённых в Шотландии, вам так и не удалось искоренить стойкий ирландский акцент.

— Вы из полиции?

— Нет, мы с доктором Уотсоном действуем от имени клиента.

— Генри Джекила?

— Всё довольно сложно. Можем мы войти?

Последовала ещё одна пауза. Наконец дверь открылась, и мы переступили через порог. Я снял шляпу и в изумлении воззрился на обстановку.

После нарочитой простоты фасада я оказался совершенно не готов к роскоши внутри здания. Пол застилал роскошный ковёр — достаточно густой, чтобы щекотать лодыжки, — в то время как стены были наполовину обшиты очень старым дубом и увешаны прекрасными картинами маслом в замысловатых позолоченных рамках. Сии детали, однако, лишь служили усилению воздействия, оказываемого шикарными кожаными и бархатными креслами с окрылёнными спинками, загадочно переливающимися столиками на изогнутых ножках да застеклёнными шкафчиками с фарфором и изысканными предметами искусства, коими была обставлена комната. В задней её части вела на второй этаж изящная старая лестница, устланная густым пурпуром и сверкающая позолотой, а стену на противоположной стороне покрывали цветные гобелены, потемневшие от времени. То был дом, достойный если не короля, то по меньшей мере премьер-министра.

Однако законченность этой картине роскоши и изящества придавала всё-таки наша хозяйка. Отнюдь не увядшая в пороке неряха, каковую я ожидал увидеть, Фанни Флэнаган оказалась статной женщиной, облачённой в ниспадающий халат из тёмно-синего материала, переливавшегося на ней, пока она закрывала дверь и поворачивалась к нам, мельком открыв нашим взорам из-под каймы халата крошечную ступню, обутую в светло-голубой атлас. И хотя, основываясь на сведениях о её прошлом, я заключил, что дама сия уже достигла зрелого возраста, ничто в изящной линии её шеи или безукоризненно вылепленного овала лица не предполагало степенности матроны. И вправду, если бы не единственная серебряная прядь, блестевшая среди локонов её красновато-коричневых волос, свободно падавших на плечи, я бы не дал ей больше тридцати пяти. Помимо этого, годы оставили на мисс Флэнаган свой отпечаток лишь в весьма обаятельных морщинках, появившихся в уголках её глаз, когда она одарила нас хозяйской улыбкой. Если, подобно другим представительницам её профессии, она и имела привычку пользоваться косметикой, то это не было столь очевидно.

Приняв у нас шляпы и пальто и повесив их рядом с дверью, грациозным жестом тонкой руки мисс Флэнаган предложила нам сесть в те самые шикарные кресла.

— Налить вам по стаканчику бренди? — Она подошла к столику, на котором стояли богато украшенный графин и несколько бокалов.

— Благодарю, но для нас несколько рановато, — отказался Холмс. Я последовал его примеру.

Хозяйка рассмеялась, гортанный смех её звучал очаровательным колокольчиком.

— Конечно же. Простите. Это я по привычке. — Она бросила взгляд наверх. — Идите назад в постели, девочки. Всё в порядке.

Признаться, вот уже некоторое время я испытывал неловкость, ибо с лестничной площадки за нами наблюдала стайка красивых девушек, одетых лишь в тонкие ночные рубашки. Одна, миниатюрная блондинка, как будто проявила ко мне мимолётный интерес. После благожелательного, но твёрдого приказа хозяйки девушки захихикали и исчезли в коридоре второго этажа, шлёпая обнажёнными ступнями по голому дереву. Через какое-то время, однако, большинство из них прокрались назад, в особенности упомянутая блондинка, которая теперь уж точно изучала меня из-за перил. Я заёрзал в кресле и пожалел, что столь поспешно отказался от предложенного мисс Флэнаган бренди.

— У вас красивый дом, — заметил Холмс.

— Спасибо. Он был бы значительно скромнее, если бы не университет. Многие студенты находят моих девушек приятной заменой лекциям и учёбе. Однако вы пришли не затем, чтобы обсуждать мою обстановку. — Она грациозно села в кресло с прямой спинкой, за которым располагалось яркое окно — как я знал, распространённый приём среди женщин, неуверенных насчёт своей внешности. В её же случае в данном манёвре не было необходимости.

Холмс вкратце пересказал мисс Флэнаган события, приведшие нас в её салон, начав с убийства Кэрью и закончив рассказом профессора Армбрустера. При упоминании последнего она улыбнулась.

— Старый Бруст, — задумчиво произнесла она. — Студенты любят его.

— И не без оснований, — согласился Холмс. — Хотя временами здравый смысл изменяет старику, то есть при условии, конечно, что Уотсон, как он это утверждает, и вправду не водружал в семьдесят третьем году на флагшток пальто старого джентльмена. — Здесь сыщик с хитрецой взглянул в мою сторону. — Тем не менее, когда мы спросили профессора, не отклонялся ли его бывший студент от пути истинного, его совершенно не затруднило вспомнить инцидент, стоивший Джекилу года наказания.

— И вы уверены, что этот рассказ и объясняет нынешние трудности Генри?

— Я ни в чём не уверен и ничем не пренебрегаю, пока не собраны все факты. Но то ведь основополагающий принцип ботаники: внезапное изменение в росте дерева может корениться в его раннем развитии.

— Но ведь это был сущий пустяк. Я сама с трудом припоминаю тот случай.

— Событие, которое никто не помнит, очень легко исказить. Всё же, мисс Флэнаган, напрягите свою память. Что произошло той ночью?

Она восхитительно повела одним плечиком.

— Да ладно вам, мистер Холмс. Вы представляетесь мне человеком, знающим жизнь. Как вы сами полагаете, что тогда произошло?

— Что полагаю я, это, мадам, к делу совершенно не относится. Я хотел бы услышать подробности именно от вас. — Его серые глаза вспыхнули.

Резкий ответ, быстрый, словно выпад рапирой, застал нашу хозяйку врасплох. Она заёрзала под взором Холмса, опустила глаза. Затем с вызовом ответила на его взгляд. Всё-таки эта женщина обладала поразительной силой воли.

— В ту ночь ничего не произошло, мистер Холмс, — твёрдо ответила она.

— То есть как ничего? — Настала очередь сыщика изумиться.

— Да вот так, совсем ничего. — Она отмахнулась едва заметным жестом. — Мальчик был пьян. В ту ночь я работала в пивной, — тогда мы должны были выходить и сами искать клиентов, а не ждать, когда они нас найдут. За нами присматривала миссис Макгрегор, старая карга. В общем, я поймала взгляд Генри, когда он пил со своими друзьями, и он, пошатываясь, двинулся ко мне. Видели бы вы меня тогда, мистер Холмс. Мне едва исполнилось шестнадцать, и я была такой красоткой. А он не был настолько пьян, чтобы не заметить этого. Он сделал мне известного рода предложение, и я приняла его. Клэрис!

Незаметно от хозяйки маленькая блондинка прокралась вниз, встала за моим креслом и потихоньку тронула меня за плечо. При окрике мисс Флэнаган она в страхе и раскаянии отдёрнула руку и пулей бросилась обратно по лестнице. Через миг я услышал, как на верхнем этаже хлопнула дверь.

— Приношу извинения за невоспитанность Клэрис, доктор, — сказала наша хозяйка, натянуто улыбнувшись. — Она слишком юна. чтобы воображать, будто при своей профессии может влюбиться и при этом не испытать боли. Ей ещё предстоит многому научиться.

Однако у меня всё же возникло впечатление, что гнев мисс Флэнаган был направлен вовсе не на Клэрис, а на меня — точнее, на тот пол, к которому я принадлежу. Я ответил, что извинений не требуется.

— Продолжайте же, мисс Флэнаган, — нетерпеливо сказал Холмс.

— На чём я остановилась?

— Джекил сделал вам известного рода предложение, и вы его приняли.

— Ах да, конечно. Вы должны понимать, что в пивной он появился отнюдь не в первый раз и всюду только и разговоров было что о богатстве его семьи. Да ещё Генри был вдобавок очень красив и отличался безукоризненными манерами, даже в таком неустойчивом состоянии. У нас тут развернулось нечто вроде соревнования, чтобы подцепить его. Словами не передать, как мне польстило, что Генри выбрал именно меня из всех находившихся в пивной девушек. По обыкновению, я получила деньги вперёд — в те дни это составляло пять шиллингов, — и он прошёл со мной через улицу в этот дом. — Она умолкла.

— А потом? — поторопил её сыщик.

Она снова пожала плечами:

— Ничего. Когда он оказался в моей комнате, то сразу же уснул.

Воцарилась тишина, пока мы с Холмсом осмысляли это невероятное разоблачение. Ну надо же! А ведь по иронии судьбы ситуация эта обернулась грязным скандалом. Мы так и покатились со смеху.

— Сейчас-то вам смешно, но, уверяю вас, тогда мне было совсем не до смеха, — сказала мисс Флэнаган с некоторым раздражением. — Я была молода, неопытна и до смерти боялась миссис Макгрегор. Не желая подвергнуться её насмешкам, я скрыла правду и всю ночь просидела в кресле, потому что этот храпящий хлыщ занял всю мою кровать. На следующее утро, пока все ещё спали, мне удалось поднять Генри — он всё ещё с трудом держался на ногах. Затем я помогла ему спуститься и сесть в кэб. Я уж было решила, что на этом всё и закончится, но кучер, мерзкий тип, заявил, что и пальцем не пошевелит, чтобы довести юношу до его комнат, если только я сама не буду сопровождать его. Делать нечего, пришлось проводить его. Кэб туда и обратно обошёлся мне в четыре шиллинга. — Она покачала головой. — Нет, мистер Холмс и доктор Уотсон, повторяю, мне тогда было не до смеха.

— И больше вы его не видели?

— Насколько мне известно, после этого он больше не показывался в нашем квартале.

— И всё же, когда мы пришли к вам, вы сразу вспомнили этого человека, назвав его по имени.

Мисс Флэнаган слабо улыбнулась, её дурное настроение несколько развеялось.

— Навряд ли я когда-нибудь забуду то своё давнее фиаско. Думаю, вы согласитесь, что при данных обстоятельствах «доктор Джекил» прозвучало бы несколько неестественно.

— Не могу не согласиться. Значит, это всё, что вы можете вспомнить об том случае?

— Д-д-да, — ответила она, но не очень уверенно, и Холмс тут же за это ухватился:

— Ещё что-нибудь?

— Ну, сущий пустяк.

— Всё великое складывается из пустяков. Продолжайте.

— Генри в ту ночь бормотал во сне. Его слова были странными, но, думаю, я могу их вспомнить. — Мисс Флэнаган провела тонкой белой рукой по лбу, словно рассеивая туман прошедших лет. — «Джекил-созидатель и Джекил-кутила. Если бы я только мог разделить их, что за миры открылись бы передо мной!» Так он говорил. Он повторял это снова и снова. Слова менялись, но смысл, если только он был вообще, оставался тем же. Вам это хоть что-нибудь даёт?

— Кажется, это было его излюбленной темой, — ответил Холмс. Какое-то время он сидел, погрузившись в размышления, затем поднялся. — Что ж, весьма вам благодарен, мисс Флэнаган. Если я могу каким-то образом оказать вам ответную услугу…

— Можете. — Она тоже встала. — Подождите, пожалуйста. — Она подобрала подол и, шурша атласом, поспешила в соседнюю комнату, оставив нас в приёмной одних. Девушки наверху лестницы воспользовались отсутствием хозяйки и принялись оживлённо перешёптываться, то и дело хихикая. Я притворился, что заинтересовался деталями пасторального пейзажа. висевшего на противоположной стене, и старался не подслушивать. Холмс как будто совершенно ушёл в себя.

Вскоре вернулась владелица заведения, сжимая что-то в кулачке. Подойдя к Холмсу, она сунула это ему в руку.

— Буду весьма признательна, если отдадите Генри Джекилу, когда увидите его, — сказала она. — Я не люблю быть кому-то должной.

Сыщик посмотрел на блестящий новый шиллинг на своей ладони и улыбнулся.

— Будет сделано, мадам, — ответил он.


XV. КРИК О ПОМОЩИ?

<p>XV. КРИК О ПОМОЩИ?</p>

Мы пересекли три улицы после ухода из борделя Фанни Флэнаган, прежде чем до меня дошло, что мы движемся по кругу. Я хотел было обратить на это внимание моего товарища, но тот оборвал меня на полуслове, приложив палец к губам.

— Как я и думал, — заметил он шёпотом через несколько шагов. — Не оборачивайтесь, но за нами следят. Не оборачивайтесь, я сказал!

Я невольно повернул было голову, чтобы взглянуть через плечо, но при строгом приказе осёкся. До меня донеслись крадущиеся шаги, огибающие угол.

— Кто это? — прошептал я.

— Я мельком взглянул на него, когда останавливался прикурить трубку. Никогда не видел этого человека прежде. Идёмте дальше.

Мы дошли до следующего угла, и тут на большой скорости появился одинокий кэб — очевидно, его кучер спешил покинуть эту местность, спустив здесь выручку с предыдущего вечера. Холмс махнул ему.

— Наш преследователь приближается, — предупредил сыщик, когда мы уже готовы были сесть. — Будьте готовы ко всему, Уотсон.

— Эй, парни, это мой кэб.

Холмс и я оглянулись. Внешность подошедшего, равно как и тон его заявления, побудили меня сжать рукоятку револьвера в правом кармане. Это был мускулистый шотландец из низов, облачённый в поношенное длинное пальто, из потрёпанных рукавов которого не выглядывало даже намёка на манжеты. На его левый налитый кровью глаз была натянута перепачканная лёгкая кепка, чей помятый козырёк и без того почти полностью скрывал черты небритой физиономии. Одна его рука угрожающе скрывалась за отворотом пальто.

— Прошу прощения? — сказал Холмс.

— Не проси того, чего нет, приятель. Я первым увидел этот кэб, и он мой. Если только не хочешь уладить этот вопрос по-мужски. — Здесь он оскалился, продемонстрировав два ряда прокуренных, с многочисленными пробелами зубов.

Холмс притворился, что не обращает на него внимания, и вновь повернулся к кэбу. Шотландец резко дёрнулся, и в его руке, которую он доселе прятал в кармане, что-то блеснуло.

— Холмс! Берегитесь! — Я стал вытаскивать револьвер из кармана, однако его дуло, зацепившись за ткань, прорвало её.

Но знаменитый сыщик оказался готов к нападению. Не успел шотландец сделать выпад ножом, как Холмс обеими руками схватил его за вытянутое запястье, пригнулся и ловко перебросил нападавшего через спину, так что тот с нестройным шлепком приземлился в канаву почти под самыми копытами лошади. Животное заржало и попыталось сдать назад, однако его хозяин крепко держал поводья. Воспользовавшись ситуацией, кучер объехал растянувшегося вдоль улицы человека, щёлкнул кнутом и живо был таков.

Стоило шотландцу оказаться на земле, как Холмс, всё ещё удерживая его запястье, перешагнул через негодяя и упёрся каблуком подле его затылка. Затем подался вперёд, выворачивая шотландцу руку. О мостовую лязгнул нож. Холмс, однако, продолжал выкручивать руку. Человек на земле издал стон.

— Пришло время прояснить ситуацию, друг мой, — объявил Холмс. — Кто ты такой и почему хотел убить меня?

Ответа не последовало. Холмс надавил на руку. Шотландец судорожно глотнул воздух.

— Я не хотел никого убивать! — выдавил он.

— В таком случае, дружище, тебе придётся научиться знакомиться с людьми. Отвечай на вопрос! — Он ещё сильнее нажал на руку шотландца. Тот выругался сквозь зубы.

— Бог свидетель, мне не нужна была твоя жизнь! — выпалил он за один выдох.

— Что же тогда? — Холмс немного ослабил нажим.

— Это должно было послужить тебе предупреждением. Всего лишь предупреждением, не больше.

— От кого?

— Не знаю. — Холмс нажал. Человек на земле дёрнулся. — Клянусь, он не называл своего имени. — Хватка вновь ослабла. Шотландец вздохнул. — Сжалься, дружище, — взмолился он. — В подобном положении человеку трудно собраться с мыслями.

Холмс неохотно отпустил его руку и шагнул назад, позволив ему сесть. Движения негодяя были замедленными. Усевшись, он с гримасами боли принялся потирать повреждённую руку.

— Меня зовут Иэн Мактиг, — начал он, — и вам было бы известно это имя, если бы вы почаще заглядывали в театры в Глазго или Абердине одиннадцать лет назад. Я метатель ножей, которому нет равных во всём королевстве. По крайней мере, был таковым, пока девушка, с которой я работал, не сделала неверного движения. Но всё это отражено в судебных записях, если вам угодно проверить. После освобождения я зарабатывал на жизнь во всех пабах, отсюда и до границы с Англией, пронзая за шиллинг носовые платки или игральные карты с расстояния в шесть метров.

Я познакомился с этим человеком прошлым вечером в пабе «У волынщика». Коротышка, даже на цыпочках едва достанет мне до плеча. Голова большая, лицо узкое, а взгляд — злой, какого я отродясь не видывал. Аж мороз по коже, а я человек бывалый. Я тогда только-только заработал на ужин, попав прямёхонько в центр трефового туза. Он отвёл меня в уголок и предложил двадцать фунтов, если я кое-что для него сделаю. Признаться, я сильно удивился.

«Двадцать фунтов? — говорю. — И кого же надо покалечить?» — «Калечить никого не надо, — отвечает он. — По крайней мере, не так сильно, как ты думаешь. Это должно быть предупреждением». — «Какого рода?» — «Ну, мне потребуется от тебя резная работа». — «Что ещё за резная работа?». — «Этакая симпатичная заглавная буква X, какую только художник вроде тебя сможет изобразить ножичком на щеке другого человека» — во как он мне тогда сказал.

— Боже мой! — воскликнул я.

— И как долго ты следил за нами? — спросил Холмс.

— С самого утра. Сейчас выдалась первая возможность напасть на вас без свидетелей.

— А какие указания были насчёт Уотсона?

— Этот тип сказал, чтобы я о твоём дружке не беспокоился: дескать, он просто шут, которого ты таскаешь с собой для развлечения.

Холмс фыркнул:

— Не стоит быть слишком доверчивым. Этот «шут», как ты его назвал, чуть не вышиб тебе мозги.

С этими словами Холмс мотнул подбородком в сторону моего револьвера, который я наконец-то сумел извлечь, правда принеся в жертву подкладку кармана. Впрочем, похвала мне отнюдь не польстила, потому как я отлично знал: если бы всё зависело только от моей расторопности, знаменитый сыщик лежал бы сейчас в канаве вместо Иэна Мактига, с кровавым инициалом на щеке.

— Этот парень упомянул, где остановился? — спросил Холмс шотландца.

Мактиг назвал отель, который был мне хорошо известен.

— Я должен был пойти туда и получить дополнительное вознаграждение, если управлюсь до наступления вечера, — пояснил он и немного помолчал. — Полагаю, теперь вы сдадите меня в полицию.

— А есть, на твой взгляд, какие-либо причины, по которым стоит не делать этого?

Злоумышленник не ответил. Холмс вздохнул:

— Вероятно, я совершаю серьёзную ошибку.

Он махнул шотландцу, чтобы тот поднимался. Мактиг неловко подчинился, бросив тоскливый взгляд на нож на мостовой.

— Э, нет, мой друг. — Наступив пяткой на устрашающего вида лезвие, сыщик нагнулся, взялся за рукоятку и резким рывком отломал её от клинка. Затем бросил обе половинки в придорожную грязь. — Если ты обладаешь здравым смыслом, который почти всегда уступает притязаниям прирождённого актёра, — сказал он удручённому метателю ножей, — то поймёшь, почему я это сделал и даже не подумаю возмещать утрату. Человек в нашем мире может выбиться в люди и посредством иных, достойных уважения средств — при условии, что задача ему по силам. Уотсон, нам надо спешить.

Отель, в который мы направились, некогда обслуживал самую изысканную клиентуру, однако ход времени и непостоянство вкусов неблагоприятно сказались как на его убранстве, так и на постояльцах, так что изящные старые медные подвески в вестибюле покрылись неприглядным зелёным налётом, а ворс выцветшего бордового ковра был испещрён потёртостями. Впрочем, отель всё-таки сохранил кое-что от былого достоинства, это проявилось в чопорных манерах элегантно одетого старика за стойкой, когда Холмс спросил его о постояльце по имени Эдвард Хайд.

— В нашем отеле под таким именем никто не останавливался, — заявил тот, заглянув в книгу записей постояльцев.

Худой едва ли не до прозрачности, своим сложением он как бы говорил о множестве блюд, принесённых в жертву возможности облачиться в изящную одежду, что была на нём. Высоко на его тонком синеватом носу были водружены очки без оправы, посредством линз которых он умудрился создать впечатление, будто смотрит на моего товарища сверху вниз, хотя и был по меньшей мере сантиметров на пять ниже частного сыщика.

— Он и не мог зарегистрироваться под этим именем, — объяснил Холмс и начал подробно описывать преследуемого нами человека. В бесцветных глазах клерка мелькнуло узнавание.

— Его зовут Эмиль Кэш, — перебил он, не дав Холмсу закончить. — Этот постоялец отбыл два часа назад.

— Можем мы осмотреть его номер?

Если пожелаете, но после его отъезда комнату убрали.

— Он снова сумел это сделать, Уотсон, — сказал Холмс, когда мы вышли на улицу. — Осторожно подкрался и ускользнул прямо из-под носа. Да вдобавок ещё и посмеялся над нами.

— Почему вы так решили?

— Ну как же, он сказал в отеле, что его фамилия Кэш. A «cache» по-французски означает «тайник». Если мерзавец таким способом не ткнул нас носом, то даже не знаю, что ещё это может означать. Сообразительная он тварь, не могу не признать. Требуются отнюдь не заурядные способности, чтобы проскользнуть мимо всех чиновников, под пристальным осмотром которых приходится пересекать границу. Мне это известно, потому как сам проделывал это.

— Куда, как вы думаете, он направился?

— Назад в Лондон, несомненно. Даже такое хитрое создание, как он, не может надеяться выбраться за пределы острова, находясь в розыске, и всякий зверь возвращается на территорию, которую знает лучше всего. Он бросился в свою нору, как только убедился, что его послание будет доставлено.

Я вздрогнул при воспоминании о том, что рассказал нам Мактиг.

— Да в нём нет ничего человеческого! Это надо же — додуматься заклеймить вас, как американцы поступают со скотом! Он наверняка очень боится, что мы узнаем его страшную тайну, в чём бы она ни заключалась.

— Боится? Едва ли. Только не Хайд.

— Тогда чего же он хотел добиться, обезобразив вас?

— Если судить поверхностно — триумфа. То, что нам известно о его характере, определённо не исключает и склонности к садизму. Если же копнуть поглубже… — Холмс вдруг умолк, задумчиво нахмурившись.

— Что? — спросил я.

— Я не уверен. — Нечто в выражении лица собеседника говорило мне, что эти слова были не просто образным выражением. На сегодняшний день я могу пересчитать по пальцам одной лишь руки, сколько раз Шерлок Холмс сомневался в собственной правоте, но сейчас как раз был подобный случай. — Возможно ли, — произнёс он наконец, — что по прошествии всего этого времени мы до сих пор не знаем Хайда? Возможно ли, что под этой порочной наружностью, сколь бы глубокой она ни была, таится отчаявшаяся душа, взывающая о помощи? Хотел бы я знать. — И с этими словами он погрузился в то угрюмое молчание, вывести из которого его не мог никто на свете.


XVI. В ДЕЛЕ ПОЯВЛЯЕТСЯ НОВЫЙ СЛЕД

<p>XVI. В ДЕЛЕ ПОЯВЛЯЕТСЯ НОВЫЙ СЛЕД</p>

— По крайней мере, мы разрешили одну загадку, — сказал я, когда несколькими днями позже мы ехали домой с вокзала Кингс-Кросс. За окошком нашего кэба громыхала привычная лондонская серость.

То была последняя из серии моих нерешительных попыток вывести Холмса из мрачной задумчивости, в которую он погрузился после того, как мы покинули отель в Эдинбурге. На протяжении всех этих дней его речь ограничивалась лишь односложными словами — если только мой друг удосуживался заговаривать вообще, что происходило весьма редко и лишь тогда, когда отмалчиваться было неудобно. Пакеты, лежавшие нераспечатанными на сиденье между нами, в данном случае также свидетельствовали о глубине его размышлений. Обычно всеядный читатель с ненасытным аппетитом до знаний, он даже не потрудился взглянуть на многочисленные книги, приобретённые им в ходе наших визитов в эдинбургские книжные магазины. На протяжении всей поездки через остров Холмс вообще почти ничего не делал, разве что снова и снова набивал и закуривал свою вересковую трубку.

— Вот как, доктор? — произнёс он, впервые за последний час вытаскивая черенок трубки изо рта. — И что же за тайну мы, по-вашему, разгадали?

— Ну как же, мы установили причину той власти, которую Эдвард Хайд имеет над доктором Джекилом. Негодяй шантажирует его, угрожая предать гласности тот тридцатилетней давности эпизод, когда будущий доктор неосмотрительно посетил заведение Фанни Флэнаган.

— Откровенно говоря, Уотсон, я в этом очень сомневаюсь.

— Почему?

— Я уже говорил, что университеты — рассадники сплетен. Кроме того, профессор поведал нам, что опрометчивый поступок Джекила стал широко известен буквально за считаные часы. Даже сегодня наверняка наберётся по меньшей мере с десяток людей, которые помнят об этом происшествии. Но выгода — равно как и опасность — шантажа определяются тем обстоятельством, что шантажист единственный, кому известно о компрометирующих подробностях. С какой стати Джекилу склоняться перед волей Хайда, если есть и другие, также способные погубить его? Стоит ему заплатить, и возникнет постоянная угроза, что этому примеру последуют и остальные. Уж лучше сделать произошедшее достоянием гласности и мужественно встретить последствия. То есть если вообще предположить, что происшествие сие достаточно ужасающее, дабы свести на нет результат множества благородных деяний, осуществлённых доктором на благо общества за всю его жизнь. Кроме того, у Хайда нет доказательств, чтобы подкрепить ими свои требования. Нет. Уотсон, данная теория больше не выдерживает критики: Фанни Флэнаган здесь ни при чём.

— За что же тогда шантажируют Генри Джекила?

— Ни за что.

— Не понимаю. Как можно шантажировать ни за что?

— Ясное дело, никак.

Сделав столь загадочное заявление, Холмс высунулся из окошка и назвал вознице адрес, который я не расслышал. Затем он со вздохом облегчения уселся обратно.

— Надеюсь, вы не слишком устали, Уотсон? Я велел кучеру сделать остановку у дома Джекила.

— Холмс, пожалуйста, не запутывайте меня ещё больше. — Мне так надоели вечные загадки без отгадок, что я уже готов был задушить Холмса, однако нечеловеческим усилием воли сдержался и сумел сохранить спокойствие. — Объясните же, каким образом Хайду удаётся заставлять Джекила плясать под свою дудку, если у него нет никакого компромата?

— Трудное уравнение, не так ли? И всё же оно становится гораздо проще, если мы откажемся от теории шантажа.

— Окончательно откажемся?

— Поверьте мне, шантажом тут и не пахнет. Вам не приходило в голову, Уотсон, что у человека могут оказаться и другие причины рисковать собственной карьерой и репутацией, защищая знакомого?

— Признаться, мне ни одна не приходит в голову.

— А вы подумайте хорошенько. Вот, например, представьте такую ситуацию: открываете вы завтра «Таймс» и читаете, что ваш друг Шерлок Холмс разыскивается за убийство. Какие действия вы предпримете?

— Конечно же, я приложу все силы, чтобы очистить вас от обвинений. Но какое отношение…

— Да самое прямое! И я сделал бы то же самое ради вас, если бы вы вдруг оказались в столь невероятной ситуации. А теперь скажите, каким мотивом вы или я руководствовались бы, действуя подобным образом?

— Долг каждого человека — оправдать невиновного.

— Это само собой. Но неужели в данном случае у нас с вами не было бы других причин? Чего-нибудь более личного или конкретного?

— Дружеские чувства, конечно же!

— Браво! — Он бесшумно зааплодировал.

— Но как можно сравнивать! — запротестовал я. — Я и представить себе не могу, чтобы Генри Джекил водил дружбу с Эдвардом Хайдом: эти двое настолько разные! Ну просто как день и ночь.

— Кто способен объяснить, почему люди сходятся? Осмелюсь предположить, что скажи вам кто-нибудь пять лет назад, что вы, военный хирург в отставке, не только поселитесь под одной крышей, но и подружитесь с человеком, который упражняется в искусстве стрельбы в собственной гостиной и колотит в прозекторской дубинкой по трупам, желая установить, до какой степени тело может быть повреждено после смерти, вы бы объявили его безумцем. Противоположности притягиваются, Уотсон, вы должны были усвоить ещё в школе. Но вот мы и на месте. Советую вам прямо сейчас напустить на себя грозный вид и предоставить говорить мне.

Времени выяснять, что именно мой друг имеет в виду, у меня не было, потому как он тут же соскочил на тротуар перед особняком Джекила, велев кучеру подождать, и зашагал по выложенной плиткой дорожке к парадной двери.

Пул, старый слуга, ответил на его стук немедленно.

— Мы хотели бы встретиться с твоим хозяином по делу чрезвычайной важности, — с места в карьер заявил Холмс тоном, не терпящим возражений.

— Сожалею, сэр, но это невозможно, — холодно ответил дворецкий. Он, судя по всему, узнал нас, хотя со времени нашей единственной встречи прошло уже более года. — Доктор Джекил нездоров и никого не принимает. Быть может, вы оставите сообщение?

— Сейчас не время изображать почтительного слугу, Пул. У меня есть все основания полагать, что Эдвард Хайд, вестминстерский убийца, скрывается под этой крышей. Если ты не дашь нам войти, я вызову полицию и к наступлению ночи они явятся сюда с ордером на обыск дома. Ну так как?

Какое-то время они сверлили друг друга взглядами: выцветшие голубые глаза слуги против стального серого блеска в очах моего товарища. Пул дрогнул и уже, кажется, готов был сдаться, как вдруг глаза его сфокусировались на чём-то за плечом Холмса, и в изнурённых чертах слуги появилось облегчение.

— Полагаю, джентльмены уходят, Брадшо, — произнёс он. — Можешь проводить их до кэба.

Мы обернулись. Брадшо оказался настоящим великаном, лакейская ливрея едва сдерживала его вздувавшиеся мышцы на руках и груди. Из безукоризненного белого воротника произрастали шея и голова наподобие бычьих, с широким пустым лицом и распахнутыми невинными глазами под песочно-светлыми волосами, подстриженными чёлкой надо лбом. Брадшо был выше Холмса по меньшей мере на десяток сантиметров. Отзываясь на приказ слуги, он шагнул вперёд, чтобы выпроводить нас способом, вероятно, единственно ему известным — с согнутыми руками, подобно наступающему на противника борцу.

Холмс принял боксёрскую стойку и нанёс звучный удар правой в челюсть верзилы. Голова Брадшо откинулась на какое-то микроскопическое расстояние. При подобном свидетельстве собственного бессилия глаза сыщика слегка расширились.

— Бежим, Уотсон! — крикнул он, хватая меня за запястье и ныряя под вытянутой левой рукой лакея.

Когда мы снова оказались в кэбе, я оглянулся на ступеньки, где стояли и смотрели нам вслед Пул и здоровяк Брадшо. Мне пришло в голову, что пейзаж не типичен для светского Уэст-Энда: уж больно зловещий вид был у обоих слуг.

— Сверни за угол, — шепнул Холмс извозчику. Мы поехали, как было указано, под пристальным наблюдением двух человек у парадного входа. Скрывшись из виду, мой друг подал кучеру знак остановиться.

— Когда во всём остальном терпишь неудачу, отправляйся прямо к истоку, — заявил Холмс, когда мы сошли перед унылым фасадом той части дома Джекила, что выходила в переулок.

Вознице снова было велено ожидать нас, и когда мы спустились по нескольким ступенькам, что вели с улицы к двери, Холмс извлёк из кармана пальто тонкий кожаный футляр, который я тут же узнал. Затем он достал из него инструмент из блестящего металла, заканчивавшийся сплющенным щупом.

— Скажите, Уотсон, — произнёс он голосом едва громче шёпота, — как по-вашему, может ли благородная цель служить оправданием незаконной деятельности?

— Полагаю, всё зависит от цели, во имя которой совершаются действия, — ответил я.

— Торжество правосудия вас устроит?

— Бесспорно.

— Тогда, будьте так добры, постойте на страже, пока я изучу возможности этого замка.

Я занял позицию на вершине ступенек, а Холмс вставил приспособление в скважину древнего дверного замка. Механизм оказался упрямым, и пока Холмс возился с ним, до меня не единожды долетали его сдавленные проклятия. Но вот раздался металлический щелчок, сыщик издал тихий победный возглас, и дверь открылась вовнутрь.

По узкому коридору мы прошли в большую операционную, сумрачно освещавшуюся через грязную застеклённую крышу, где обнаружили лабораторные приборы и множество вскрытых упаковочных ящиков, вперемешку с соломой нагромождённых на плитке. Справа от нас короткий лестничный пролёт вёл к обитой красным сукном двери, а слева располагался ряд планчатых дверей, за которыми, по-видимому, скрывались кладовые. Холмс избрал наиболее обещающее направление, и мы поднялись по лестнице к красной двери. Здесь он взялся обеими руками за простую ручку, осторожно повернул её и надавил. Дверь сдвинулась на долю сантиметра и замерла.

— Закрыто на засов. — Какое-то время Холмс колебался, затем решительно постучал.

— Убирайся, Пул! — раздался раздражённый голос изнутри. — Я же отдал особое распоряжение не беспокоить меня.

— Это Шерлок Холмс, — сурово произнёс мой товарищ. — Если поговорите со мной сейчас, то сможете впоследствии избежать визита полиции.

Последовала долгая тишина. Наконец послышалась приближающаяся тяжёлая поступь доктора, затем загремел отодвигаемый засов. Дверь отворилась, и перед нами предстал Генри Джекил в белом халате.

Он мало изменился за пятнадцать месяцев, прошедших с нашей последней и единственной встречи, но всё-таки изменился. Вокруг его твёрдых голубых глаз, где раньше была гладкая кожа, появились морщинки. Сами глаза беспокойно сновали туда-сюда, словно хозяин дома откуда-то ожидал опасности, но не знал, когда именно она нагрянет и какую примет форму. От ноздрей к уголкам широкого рта пролегли озабоченные складки. Серебро на висках распространилось и на треугольник волос на лбу, который сам изрядно поредел. Возможно, эти перемены были незаметны даже ближайшим друзьям Джекила, однако для опытного медицинского глаза буквально всё в этом человеке: его внешний вид, нервная манерность, отражённая в его позе обеспокоенность — представляло картину общего распада. Было очевидно, что какое-то время он работал с большим напряжением.

В правой руке доктор держал металлические щипцы — вроде тех, которыми Холмс, как я замечал, множество раз снимал с бунзеновской горелки пробирки с дымящейся жидкостью, — и ими-то он и размахивал разгневанно, обращаясь к нам.

— Что означает это вторжение? — бушевал он. — Объяснитесь, или, чёрт возьми, полицию вызову я!

При всей ярости Джекила было заметно, что он героически старается держать себя в руках. Вот только зачем он это делает, я не знал. Тем не менее его всего аж трясло от усилий.

Холмс же внешне был совершенно спокоен.

— Весьма сомневаюсь, что вы так поступите, доктор Джекил. Кобра не приглашает в свою нору стаю мангустов.

— И что сие должно означать?

— Что ж, так и быть, поясню, раз вы намерены довести эту шараду до конца. Я говорю об Эдварде Хайде, которого обвиняют в убийстве сэра Дэнверса Кэрью и которого вы укрываете в своём доме.

Быть может, общая напряжённость момента в сочетании с усталостью, которую я испытывал после длительного путешествия из Шотландии, послужили причиной того, что моё воображение воспарило до нелепых высот, ибо мне показалось, что после выдвинутого Холмсом обвинения на лице доктора промелькнуло выражение невероятного облегчения. Что бы это ни означало, впрочем, в следующий же миг оно исчезло, уступив место негодованию.

— Весьма серьёзное обвинение, — заявил он предостерегающе. — Если бы вы осмелились повторить его перед свидетелями, то к завтрашнему утру предстали бы перед судом.

— Избавьте меня от вашей риторики, — парировал Холмс. — Позволите ли вы нам осмотреть дом?

— Решительно нет!

— Это ваш дом, и вы имеете полное право отказать мне. Но не полиции, когда она нагрянет с ордером на обыск.

Гнев Джекила явственно сменился оцепенением от страха. С потухшим взором он ушёл в себя, и я едва ли не воочию мог наблюдать работу его великолепного мозга. Некоторое время спустя доктор отступил и распахнул дверь.

— Я занятой человек, — объявил он. — И не могу позволить себе оставить работу, пока батальон неотёсанных мужланов в униформе будет совать свой нос повсюду в моём доме, пачкая уникальные препараты и опрокидывая оборудование. Проводите свой обыск, и покончим с этим.



Это был бы самый обычный кабинет, если бы не множество принадлежностей научного характера. Среди них были и застеклённые серванты с ретортами и колбами, в том числе и наполненными химикатами различной окраски и густоты, и мощный микроскоп, под которым было зажато предметное стекло с каким-то белым порошком. В центре помещения располагался сосновый стол, где на голубом пламени бунзеновской горелки стоял стеклянный сосуд. Пара высоких книжных шкафов вдоль левой стены была забита замусоленными томами в кожаных переплётах с названиями химического характера, другие фолианты неустойчивыми штабелями громоздились на столах. Некоторые для удобства пользования были подпёрты в раскрытом виде. В углу стояло совершенно неуместное в подобном окружении псише, неизвестно с какой целью зеркалом обращённое к потолку. В дальнем конце комнаты, перед камином, в котором потрескивал огонь, располагалось потёртое. но на вид удобное кресло. На его подлокотнике стояла тарелка с остатками еды. Три решётчатых окна выходили во внутренний дворик, на противоположной стороне которого маячил изящный старый дом Джекила.

Холмс живо обошёл комнату и вернулся к нашему хозяину.

— Благодарю вас. Думаю, мы увидели достаточно. — Внезапно он пристально посмотрел на учёного: — Доктор Джекил, вам плохо?

От лица хозяина словно разом отхлынула вся кровь, оно побледнело, цветом едва ли не сравнявшись с его белоснежным халатом.

— Матерь Божья! — воскликнул он сдавленным голосом. — Слишком скоро! Слишком скоро после последнего раза!

Холмс более настойчиво повторил свой вопрос. Джекил огрызнулся:

— Я в полном порядке. Пожалуйста, уходите. — То было и требование, и мольба одновременно. Его всего заметно трясло.

— Мой друг Уотсон — врач. Быть может…

— Я же сказал, я в полном порядке! — Теперь Джекил кричал. Он схватил нас за плечи и с силой безумца принялся толкать к открытой двери. — Убирайтесь! — Доктор выставил нас из комнаты и захлопнул дверь. Мгновением позже раздался грохот задвигаемого засова.

Какое-то время мы стояли, совершенно не зная, что предпринять. Вдруг изнутри донеслись звуки неистовых конвульсий, прерываемые звоном разбившегося стекла. Затем наступила тишина. Холмс осторожно постучал в дверь:

— Доктор Джекил?

— Кто там? — Отвечавший голос ошарашил моего товарища, ибо был резким и неприятным, не громче скрежещущего шёпота.

— Это я, Шерлок Холмс. Вы в порядке?

— Убирайтесь! Всё хорошо.

— Вы уверены?

— Прочь, я сказал! — сотряс дверь рёв.

Мы неохотно подчинились.

— Как вы думаете, что всё это значит? — спросил я своего компаньона, когда мы снова оказались в кэбе.

— Не знаю. — Он погрузился в размышления.

— Вы и вправду думали, что он укрывает Хайда?

— Ни минуты. Я всего лишь хотел взглянуть на лабораторию Джекила и подтвердить свои подозрения. Я преуспел и в том. и в другом.

— И?

— Вам, конечно же, интересно, что побудило меня вернуться в кабинет профессора Армбрустера в Эдинбургском университете. — сказал он.

Я согласно кивнул, хотя это замечание показалось мне в данном случае абсолютно неуместным.

— Я полагал, что вы расскажете, когда сочтёте нужным.

— Ваше терпение достойно похвалы, Уотсон. Какое-то время я был убеждён, что корни нынешнего загадочного поведения Джекила следует искать в университете. Когда теория шантажа отпала, я решил сосредоточиться на его научных исследованиях. Интересы человека могут многое о нём рассказать. Поэтому я спросил у профессора, какие книги Джекил читал в студенческие годы. Как я уже говорил, относительно некоторых сфер старый учёный сохранил поразительно ясную память. Армбрустер незамедлительно предоставил мне полный список наименований трудов, занимавших большую часть времени молодого человека. Многие работы с тех пор не переиздавались, и я потратил чёртову уйму времени, разыскивая их. Но всё-таки разыскал, и вот вам результаты. — Он похлопал по свёрткам, лежавшим на сиденье рядом с ним.

— Пока не понимаю, к чему вы клоните, — признался я.

— Многие из сочинений относятся к химии и естественным наукам, хотя, если верить Армбрустеру, ни одно из них не требовалось для того курса обучения, что проходил Джекил. Беглое знакомство с лабораторией выдающегося учёного — настоящей химической сокровищницей, подобной которой я мечтаю однажды обзавестись, — подтвердило моё убеждение: Джекил всё ещё занимается химическими исследованиями. Теперь я уверен, что нахожусь на верном пути.

— На пути к чему?

— Если бы я знал, Уотсон, то избавил бы себя от многих недель работы. — Холмс взглянул на меня, его глаза сверкали словно два солнца. — Я намерен полностью посвятить себя изучению этих книг, что направили Генри Джекила на нынешний путь разрушения. Таким образом я пройду по следу, оставленному блестящим умом, в точности как если бы я шёл по следам ботинок преступника. Задача эта почти невыполнима, поскольку предполагает, что за несколько недель я смогу прийти к тем же заключениям, что и Джекил за тридцать лет. Но другого выхода нет. Все остальные версии неизбежно заканчиваются тупиком.

— А тем временем…

— Да, Уотсон, тем временем убийца будет свободно разгуливать по улицам. Нам остаётся лишь молиться, чтобы его стремление к разрушению оставалось под контролем, пока мы не добьёмся результатов, которые могли бы гарантировать, что больше разгуливать ему не придётся.

После этого заявления Холмс сорвал упаковку с одного из свёртков — увесистого тома под заглавием «Основы химии, сочинение Уилтона» — и принялся за чтение, пока наш кэб громыхал по булыжнику, направляясь на Бейкер-стрит.


XVII. ЧЕЛОВЕК В ЛАБОРАТОРИИ

<p>XVII. ЧЕЛОВЕК В ЛАБОРАТОРИИ</p>

Как это типично для Лондона, в 1885 году о весне возвестили дни холода и бурь, бывшие во всех отношениях столь же суровыми, что и остальные дары долгой зимы. Ледяные ветра завывали среди опустевших улиц, стенали вокруг дымоходов и под карнизами, с грохотом швыряли о заиндевевшие окна пригоршни снега и замёрзшего дождя. Клочья грязнокоричневого тумана цеплялись за газовые фонари, словно сопротивляясь стремлению безжалостного ветра разорвать их на части. Сами же улицы сверкали льдом, и немногочисленный транспорт продвигался по скользким мостовым со скоростью улитки. Как и почти все остальные в осаждённом городе, мы с Холмсом, пока за окном бушевала стихия, довольствовались заключением в собственном доме, посвятив себя сидячим занятиям да нежась перед нашим маленьким камином. Впрочем, погода особого значения не имела, поскольку за последние два месяца мой товарищ едва ли выбирался из своего кресла перед очагом, кроме как пообедать да пополнить запасы табака, полностью погрузившись в изучение массивной груды печатной продукции, что он привёз из Эдинбурга. Читал Холмс быстро, в среднем книгу за день, откладывая её затем в сторону и принимаясь за следующую из кипы. Довольно скоро пол вокруг него оказался заваленным отвергнутыми сочинениями, хотя к некоторым из них он время от времени возвращался, чтобы либо вспомнить какие-либо сведения, либо подтвердить только что прочитанное. К началу марта наша гостиная начала напоминать захламлённый кабинет профессора Армбрустера.

О том, насколько глубоко погрузился Холмс в изучение научной литературы, может свидетельствовать и то обстоятельство, что он едва удостоил вниманием некролог доктора Гесте Лэньона, появившийся во всех газетах менее чем через две недели после нашего возвращения из Шотландии. Его смерть объяснялась «перенапряжением и ослаблением организма». Таким образом, собственное предсказание Лэньона относительно оставшегося ему срока сбылось с точностью едва ли не до дня. Для Холмса, однако, он перестал существовать в тот миг, когда перестал играть важную роль в расследуемом нами деле.

Получив таким образом возможность сосредоточиться, я весьма преуспел в составлении более или менее удовлетворительного чернового варианта отчёта о событиях, приведших к разрешению загадки Лористон-Гарденс, и даже приступил к утомительному процессу его перевода на приемлемый английский. На этой стадии работы я извёл несколько пузырьков чернил и превеликое множество бумаги, к вящему неудовольствию миссис Хадсон, в обязанности которой входила очистка наших мусорных корзин дважды в день. Признаюсь, мы с Холмсом были слишком заняты, чтобы уделять внимание её жалобам.

Временами, впрочем, — как, например, на мартовские иды — неподвижность моего компаньона начинала тревожить даже столь оседлую личность, как я, и тогда я требовал, чтобы он хотя бы на часок вышел подышать свежим воздухом. Однако в то утро Холмс внезапно внял моим увещеваниям: он выбрался из-за горы книг и, несмотря на непогоду, мужественно вышел за порог, пробормотав что-то насчёт посещения своих любимых аптек. Большую часть дня я его не видел, а когда перед самым ужином он вернулся со свёртками новых приобретений под мышкой, то пребывал в столь заметном добром расположении духа, что я невольно поздравил себя с тем, что дал своему другу мудрый совет. Вскоре Холмс поведал мне о причине столь хорошего настроения.

— Вам, Уотсон, известно моё мнение о безрассудном человеческом обыкновении пытаться обосновывать что-либо не располагая достаточной информацией, — сказал он, снимая головной убор и пальто. — Потому я ставлю себя в неловкое положение, предлагая вам догадаться, кого же я сегодня повстречал в аптеке «Мо и сыновья».

— Даже представить себе не могу, — отозвался я.

— Нашего приятеля Пула.

— Слугу Джекила! И что же ему надо было в аптеке?

— Что-то для хозяина, несомненно. Бедняге не повезло, поскольку Мо недвусмысленно дал ему понять, что Джекил лично снял с полки последнее необходимое ему снадобье ещё несколько месяцев назад. Я услышал это, едва войдя. Пул выглядел весьма обеспокоенным, когда покидал аптеку, и прошёл бы мимо меня, не окликни я его. Он не сказал мне, что ищет. Ручаюсь, следуя приказу своего хозяина, хотя у меня создалось впечатление, что верный слуга и сам знает об этом не более моего. Когда он ушёл, я попытался прояснить ситуацию у Мо, но сей достойный джентльмен не разглашает информацию о клиентах. Впрочем, это не имеет значения.

— Что вы имеете в виду?

— Ах, Уотсон, пока что не спрашивайте меня об этом. — Он развернул свёртки — в них оказался обычный набор бутылок, пузырьков и пакетиков, содержимое которых находилось за пределами моего понимания, — и расставил всё по полкам над своим лабораторным столом. — Довольствуйтесь тем, что данное событие произошло словно на заказ под теорию, которую я разрабатываю. Мне остаётся лишь убедиться, что подобное возможно. — С этими словами Холмс вернулся к своим штудиям.

Во время своего добровольного затворничества мы не оставались без посетителей. Как я установил, сверившись с записной книжкой, мы были осчастливлены по меньшей мере семью визитами инспектора Ньюкомена из Скотленд-Ярда, и каждый раз он удалялся в ещё более худшем настроении, чем приходил. Инспектор вбил себе в голову, что Холмс не предпринимает ничего, чтобы отработать какую бы то ни было плату, запрошенную им у Британской империи за помощь в деле Хайда (хотя справедливости ради надо сказать, что мой друг был согласен работать на безвозмездной основе), и при каждом новом посещении, обнаруживая частного сыщика свернувшимся в кресле с книгой на коленях, естественно, лишь утверждался в собственных подозрениях. Поскольку скандал в этом случае был неминуем, я страшился визитов Ньюкомена, словно какой-нибудь неплатёжеспособный квартиросъёмщик, трепещущий при приближающихся шагах домовладельца.

В тот самый вечер, когда мой товарищ вернулся из аптеки «Мо и сыновья», инспектор явился в наш дом довольно поздно: миссис Хадсон как раз готовилась отойти ко сну. Она проводила гостя в наши комнаты и, попросив запереть входную дверь после его ухода, удалилась в свои апартаменты. Незадолго перед этим Холмс отбросил научный трактат, который закончил читать, и принялся за изучение «Фауста» в оригинале, издания полувековой давности.

Протягивая мне котелок и намокший плащ, Ньюкомен сверлил сыщика презрительным взглядом.

— Даже от вашего брата Майкрофта я ожидал бы большей деятельности, — усмехнулся он. — Полагаю, сейчас вы скажете мне, будто чтение древней поэмы предоставит вам некий ключ к местонахождению Эдварда Хайда.

— Не скажу, если вы этого не хотите, — парировал Холмс не отрывая глаз от книги.

Инспектор сгорбился, усевшись в кресло напротив него.

— Ладно, поведайте же мне, что вы обнаружили.

— О, вот весьма интересное место. В «Прологе», когда Господь беседует с Мефистофелем. Я попытаюсь перевести: «Добрый человек всё же влеком неким смутным стремленьем к единственно верному пути».

— Очаровательно. — Ньюкомен прикурил сигару и свирепо затушил спичку. — Теперь скажите мне, что сие означает.

— Проще говоря, это выражение незыблемого благородства человека.

— Замечательная предпосылка, но каким образом это связано с поимкой нашего убийцы?

Холмс пожал плечами:

— Кто знает? Может, и никак. А может, и самым тесным образом. Но, полагаю, Уотсон согласится со мной, что это утверждение очень подходит к человеку, которого оба мы знаем.

— Нет. вы только послушайте! — Инспектор вскочил на ноги и. сунув руки в карманы, принялся с высокомерным видом расхаживать по комнате. — Беззащитный Лондон повержен к стопам безумца, а вы тут продолжаете изобретать загадки, на которые нельзя ответить. Вы не единожды упоминали этого человека, но когда я спрашиваю вас. кто это, вы отказываетесь говорить. Если вы утаиваете улику в этом деле, я посажу вас на скамью подсудимых, сколь высоки ни были бы ваши полномочия.

— Теории человека принадлежат только ему, инспектор. Я не раскрыл свою лишь потому, что она ещё не проверена. Будьте уверены, когда она принесёт плоды, вы узнаете об этом первым.

— Сколько ещё прикажете ждать? Репортёры уже открыто требуют, чтобы у меня отняли значок, и наш комиссар, похоже, начинает к ним прислушиваться. Если вскорости мы не обнаружим что-то серьёзное, мне придётся снова, облачившись в форму констебля, патрулировать самые тёмные улицы Ист-Энда. Умоляю вас, мистер Холмс, дайте мне хоть какую-нибудь зацепку, чтобы сдвинуться с места. — Меня удивила метаморфоза: грозный служитель закона исчез. место его занял проситель. Обычно холодные серые глаза Ньюкомена блестели отчаянием.

Холмс впервые за всё время взглянул на него. На лице его отразилось сочувствие.

— Это выше моих сил. инспектор, — ответил он. Надежда на лице Ньюкомена погасла. — Однако я могу дать вам честное слово, что к концу этого месяца разрешу загадку. Если нам повезёт, то вскорости после этого разыскиваемый вами человек окажется в руках правосудия. Более я ничего не могу обещать.

— Это весьма неопределённое обещание, — произнёс инспектор. Однако в его голосе вновь зазвучала надежда.

— Согласен, но лишь потому, что я не могу предсказать грядущие события. Как вы уже слышали, я создал теорию, которая удовлетворяет всем фактам. И без помощи этих книг подобное мне бы не удалось. Но это весьма причудливая теория, и я опасаюсь, что она покажется вам безумной. Сначала мне нужно убедиться самому. Однако если я прав, то разгадка выходит далеко за пределы простого бытового преступления, и мы с вами с некоторой самонадеянностью можем ожидать, что какой-нибудь честолюбивый историк ещё при нашей жизни вставит наши имена в свой труд. Похоже, мы столкнулись со злодейством такого масштаба, что у меня просто дух захватывает.

Ньюкомен посмотрел на него с любопытством:

— Если бы я не слышал о ваших выдающихся способностях от людей, чьё мнение я уважаю, то обвинил бы вас в злоупотреблении праздной напыщенностью.

— Я не лишён недостатков — доктору Уотсону это известно, как никому другому, — но праздность не входит в их число. Я не трачу попусту ни слов, ни действий.

— В последнем я не сомневаюсь. — Инспектор снял с вешалки свои шляпу и плащ и оделся. — Значит, к концу месяца, — сказал он, берясь за ручку. — Ловлю вас на слове.

Хлопнув дверью, Ньюкомен вышел. Я услышал, как его плащ шуршит по ступенькам, а затем грохнула входная дверь. Холмс бросил взгляд на часы на каминной полке, зевнул и наклонился, чтобы вытряхнуть трубку в камин.

— Время ложиться спать, Уотсон, — объявил он, откладывая «Фауста». — Будьте так добры, спуститесь вниз и заприте дверь, а я пока посвящу хоть несколько минут детищу Страдивари. Иначе мне всю ночь будет сниться гётевский ад. — Он протянул руку и достал скрипку и смычок из футляра.

Мелодии Листа сопровождали меня, пока я запирал дом на ночь, и продолжались, когда я поднялся наверх и затем прошёл в свою спальню. Однако, когда я оказался под одеялом, возвышенные ноты венгерского композитора сменились какой-то сверхъестественно прекрасной музыкой, навеявшей мне образы цыган у костра на залитой лунным светом уединённой поляне. Я не мог узнать эту мелодию, что могло означать — хотя вряд ли, — что Холмс исполнял произведение собственного сочинения. Я так и заснул под чудесные звуки.

Не знаю, сколь долго я спал, пока, внезапно проснувшись, не обнаружил стоящую надо мной худую фигуру моего друга, — однако слишком много времени пройти не могло, потому что было ещё темно, а лунный луч, падавший на Холмса из окна, после моего отхода ко сну переместился лишь незначительно. Мой компаньон был одет в плащ с капюшоном и шапку с наушниками. Я тут же встревожился, поскольку подобное напряжённое лицо и сверкающие глаза могли означать только одно. Я сел, щурясь ото сна.

— Холмс, в чём дело?

— Нет времени объяснять, Уотсон, — ответил он. Голос его звучал резко: один из признаков, наряду с вулканической активностью его мозга и тела, приближающейся развязки. — Вставайте и одевайтесь, если желаете сопровождать меня, пока я ловлю кэб. Если я прав, то нельзя терять ни секунды. — Холмс развернулся, не дожидаясь ответа. — И возьмите револьвер! — прокричал он с лестницы.

Пятью минутами позже мы с головокружительной скоростью неслись в кэбе на восток по вероломной мостовой, мотаясь из стороны в сторону на поворотах.

— И куда мы на этот раз? — Мне пришлось кричать, чтобы пробиться через стук копыт. При этом я одной рукой придерживал шляпу, а другой был вынужден вцепиться в стенку кэба. Стоял пронизывающий холод.

— В дом Джекила! — выкрикнул мой товарищ. Во вспышках света проносящихся мимо газовых фонарей я видел лишь не очень чёткий силуэт. Шнурок на его худой шее выдавался, словно рояльная проволока. — Этим вечером я был законченным дураком, каких ещё поискать надо. Молю Бога, чтобы мы не опоздали!

Поворачивая в страшной спешке на улицу, где жил Джекил, мы едва не столкнулись с другим кэбом, нёсшимся в противоположном направлении с такой же ужасной скоростью. Когда он прогрохотал мимо, свет газового фонаря на углу упал на бледные искажённые черты престарелого пассажира, на чьём озабоченном выражении запечатлелась такая устремлённость, что он, думаю, даже не обратил внимания на то, что нам чудом удалось избежать аварии.

— Холмс! — прокричал я, когда кэбы разъехались. — Там был Пул, слуга Джекила!

Он отрывисто кивнул, но ничего не ответил. Выражение его лица было мрачным, как никогда.

В доме Джекила горели все огни, когда мы обогнули угол и резко остановились на обочине переулка. Холмс выпрыгнул из кэба.

— Мои опасения подтвердились, Уотсон. Худшее произошло. — Он пробежал через тротуар и ринулся вниз по ступенькам к двери, которая вела в прозекторскую. Рывок за ручку подтвердил, что она заперта. Холмс чертыхнулся. — Я не взял свои инструменты для взлома! Потребуется ваше крепкое плечо, Уотсон!

Мы встали перед дверью.

— На счёт «три»! — велел Холмс. — Раз, два, три!

Мы одновременно навалились. Меня пронзила боль. Дверь затрещала в косяке, но не более.

— Попробуем снова. Раз, два, три!

Теперь отскочили планки и раздался звук, напоминающий пистолетный выстрел. Обследование при свете фонаря показало, что дерево вокруг проржавевшего замка раскололось крупной полукруглой трещиной.

— Продолжаем, Уотсон. Раз. два, три!

Брызнув щепой, дверь с треском распахнулась, и мы ввалились в прозекторскую. Стараясь удержаться на ногах, по инерции мы оба вбежали в коридор, где я различил в сумерках неясные очертания серой фигуры, стоявшей в операционной. При нашем появлении она издала сдавленный крик, развернулась и по-обезьяньи помчалась по лестнице к обитой красным сукном двери, что вела в лабораторию доктора.

— За ним! — крикнул Холмс.

Когда я играл в регби за «Блэкниф», то своей скоростью вызывал восхищение у остальных игроков команды, однако сейчас Холмс оказался на несколько шагов впереди меня, перепрыгивая в азарте погони за преследуемым зверем через две ступеньки одновременно, и успел как раз в тот момент, когда дверь готова была захлопнуться. С величайшим усилием ему удалось протиснуть плечо внутрь. Я влетел мигом позже, на ходу доставая револьвер из кармана.

И искренне обрадовался, что сделал это, ибо в свете газового рожка я оказался лицом к лицу с Эдвардом Хайдом.


XVIII. ВОТ ЭТО ДА!

<p>XVIII. ВОТ ЭТО ДА!</p>

Пускай читатель обвинит меня в легковесности, но должен признаться: вопреки всему, что я знал об этом человеке, и независимо от того невыразимого отвращения, которое вызывало одно только его присутствие, в тот момент его внешность показалась мне нелепо комичной. По какой-то причине злоумышленник счёл нужным облачиться в одежду своего благодетеля, и вид его съёжившегося тельца, завёрнутого в объёмистый белый халат Джекила, докторский воротник, свободно болтавшийся на его тощей шее, и ботинки, выглядывавшие из-под складок брюк на несколько размеров больше его собственных, выглядели столь смехотворно — как на ребёнке, нарядившемся в гардероб своего отца, — что в тогдашнем своём перевозбуждённом состоянии я наверняка бы рассмеялся, кабы не свирепое выражение на волчьем лице Хайда.

Глаза под вздымающимися бровями горели бешенством, орлиные ноздри раздувались. Белые зубы сверкали в угрожающем оскале, а его заострённые черты, резкость которых на фоне массивной головы ещё более усиливалась, искажались воистину каиновской ненавистью. Он шипел, словно загнанный зверь.

Хайд схватил с рабочего стола у себя за спиной мензурку, где бурлила и дымилась какая-то зловещая на вид жидкость желтоватого цвета, и теперь стоял, держа её перед собой, словно это было оружие, которым он надеялся нас сдержать.

— Назойливые идиоты! — В его резком хрипящем шёпоте я внезапно узнал тот самый голос, что велел нам убираться во время нашего последнего визита в лабораторию. Но это представлялось невозможным, ибо тогда мы тщательно обыскали кабинет и не обнаружили никаких следов присутствия чудовища. Перед его злобной силой даже трудно было собраться с мыслями. — Какое вы имеете право мешать моей работе?

На пламени бунзеновской горелки на столе стояла пустая реторта. Очевидно, он перелил её содержимое в ту самую мензурку в его руке, когда наша возня у двери вынудила его прерваться.

— Право честных граждан схватить грязного убийцу! — вскричал я, поднимая револьвер.

Миг он молчал, затем его злобное выражение необъяснимым образом сменилось похабной ухмылкой.

— Грязного убийцу, — повторил он. — Любопытное название для того, кто раскрыл тайну тысячи поколений. Какое значение имеет одна-единственная жизнь, когда человечество балансирует на грани великого открытия: оно раз и навсегда изменит образ мира, в котором мы живём!

— Не пытайся запутать нас, мерзавец! — рявкнул я. — Мы преследовали тебя слишком долго, чтобы теперь позволить уйти!

— Пусть говорит, Уотсон, — произнёс Холмс.

Я взглянул на своего товарища и только тут заметил, что, хотя он и достал револьвер, направлено оружие было не на Хайда, а скорее на пол под его ногами.

— Но Холмс!

Хайд рассмеялся — столь глумливо, что у меня кровь в жилах застыла.

— Слушайся своего друга. Он речёт мудрость. — Чудовище усмехнулось. — Честь, мужество — всё это пустые слова. Лицемерие! Уж меня-то самого, по крайней мере, в этом преступлении обвинить нельзя. Моя сущность достаточно проста, чтобы её разглядеть.

— Зло!

— Зло — по твоим меркам. Но ты, как и большинство людей, скрываешь свои истинные намерения. Я же именно то, что ты видишь, — не больше и не меньше. Эдвард Хайд, которого ты считаешь недостойным своего доверия. Ну, доктор, кто теперь из нас более честен?

— Ты говоришь загадками! Что ты сделал с Джекилом?

Хайд пропустил мимо ушей мой вопрос и обратился к Холмсу:

— Полагаю, это не простое совпадение, что ты появился здесь в самую решающую ночь? Ты подозреваешь истину, не так ли?

— Я заподозрил это почти два месяца назад, когда услышал твой голос за этой дверью, — ответил Холмс. — Однако до сегодняшней ночи я не был в этом уверен.

Реакция Хайда представляла собой смесь изумления и зачарованности. После некоторой паузы он проговорил:

— Я полагал, что Джекил — единственный человек, способный постичь сию идею. Причём подобное ему удалось лишь после трёх десятилетий исследований. Это он настолько туп или ты гениален?

— Ни то, ни другое. Пионер берёт на себя весь риск и прокладывает за собой дорогу для последователей. Исследования Джекила и события последних месяцев как раз и привели меня к подобному заключению.

— Ты несправедлив к себе.

— Возможно, зато от твоих действий более всего пострадал ты сам.

Хайд задумался над словами сыщика. Наконец кивнул, опустив свою огромную голову и затем подняв её снова на манер гигантской рептилии. В глазах этого человека я уловил безмерную скорбь, которая едва ли сочеталась с его обликом.

— Уверен, Джекил согласился бы.

— Стойте! — вскричал я. — Вы можете считать меня скудоумным невеждой, но весь этот разговор выше моего понимания. Где Джекил?

Хайд не отрывал глаз от Холмса.

— Он не знает?

Мой друг покачал головой.

— Хороший вопрос, доктор. — Убийца обратил свой взор на меня, и теперь в нём читалось одно лишь омерзительное высокомерие. По телу у меня побежали мурашки, и мне приходилось сдерживаться изо всех сил, чтобы не нажать на спусковой крючок револьвера и не стереть это порождение зла с лица земли. — Ответ на этот вопрос потребовал бы слишком много слов и ценного времени — времени, которого у меня больше нет. Как у тебя со здоровьем, Уотсон?

Вопрос застал меня врасплох.

— Хорошо, — ляпнул я не подумав. — Превосходно.

— Ради твоего же блага надеюсь, что ты говоришь правду. То, что ты вот-вот увидишь, отправило Гесте Лэньона в могилу раньше срока. Смотри! — Хайд поднял дымящуюся мензурку к губам и одним глотком выпил желчную жидкость.

Эффект оказался мгновенным и потрясающим. Мензурка разбилась у его ног. Он пошатнулся назад, ухватившись за край стола, чтобы не упасть. Потом побагровел лицом, скрючился пополам и захрипел, задыхаясь.

— Он отравился! — вскричал я и подался вперёд. Холмс железной хваткой стиснул мне правую руку, и я остановился.

Хайд согнулся так, что лицо его оказалось всего лишь в десятке сантиметров от паркета. Руками он схватился за бока, словно обнимая себя. Он продолжал задыхаться. Всё его лицо заливал пот, капая с подбородка на пол. Черты исказились. По-видимому, он переживал смертельную агонию.

А затем начало происходить нечто поразительное.

Хайд медленно стал выпрямляться, и по мере этого тело его словно раздувалось, а черты разглаживались. Словно впадины наполняемой газом оболочки аэростата, складки и морщины на его несоразмерном одеянии распрямлялись и выравнивались. Обезьянья грива Хайда опала на лоб и невероятным образом начала смягчаться и светлеть: прямо у меня на глазах она сменила цвет воронова крыла на каштановый с прожилками седины. Черты лица раздвинулись, сморщенное тело сравнялось в пропорциях с огромной головой. Постепенно дыхание его восстановилось.

И вот на том самом месте, где несколькими секундами ранее стоял Эдвард Хайд, уже спокойно поднял голову и твёрдым взглядом голубых глаз встретил наши изумлённые взоры загадочно исчезнувший Генри Джекил.


XIX. ДОКТОР ДЖЕКИЛ И МИСТЕР ХАЙД

<p>XIX. ДОКТОР ДЖЕКИЛ И МИСТЕР ХАЙД</p>

Я почувствовал, как у меня от лица отхлынула кровь, словно где-то в моей кровеносной системе внезапно открыли кран. Колени подкосились, и я ухватился за дверь. Револьвер с глухим стуком ударился о пол, но я даже не попытался его поднять.

Краем глаза я увидел бледного и потрясённого Шерлока Холмса, получив таким образом некоторое представление о том, как в этот момент выгляжу сам. Мой друг несомненно знал, что должно было произойти, однако, как оказалось, увидеть это воочию — совершенно иное дело. Челюсть у Холмса слегка отвисла, и он вытаращил глаза; при его невероятной сдержанности и невозмутимости это было равносильно истерическому припадку у обычного человека.

Генри Джекил пригладил дрожащей рукой взъерошенные волосы. Его немного покачивало, однако за исключением этих внешних признаков он не выказывал никаких симптомов вредного воздействия зелья, приведшего к столь шокирующему результату. Доктор слабо и безрадостно улыбнулся.

— Буду весьма признателен, если вы запрёте на засов дверь изнутри, — сказал он измождёно. — Мой слуга сбежал, и я опасаюсь, что вернётся он не один. — Когда, повинуясь кивку Холмса, я выполнил просьбу, учёный развернулся и нетвёрдо направился к камину, где весело потрескивал огонь. Там он рухнул в своё потёртое кресло, словно у него вдруг отказали ноги.

— Пожалуйста, садитесь. Полагаю, что должен объясниться перед вами, но, подозреваю, времени у меня немного. Вскоре Генри Джекил исчезнет с лица земли, и никакие силы небес или ада не смогут вернуть его обратно.

По обеим сторонам камина стояли деревянные стулья с прямыми спинками. Я выбрал один и опустился на него. Холмс остался стоять, повернувшись к огню спиной. Машинально он вытащил из кармана жилета почерневшую вересковую трубку, набил её и прикурил от уголька из камина. Великий сыщик восстановил своё обычное спокойствие, по крайней мере внешне.

— Начинайте с самого начала, доктор.

Джекил отмахнулся:

— В этом нет необходимости. Несомненно, вы знакомы с моими замечаниями относительно того несовершенного вида, что именуется человеческой расой. Во время обучения в университете я стал одержим идеей, что в каждом из нас бок о бок сосуществуют два человека, один — возвышенный, а другой — низменный. Я пришёл к убеждению, что моё подлинное призвание заключается в том, дабы посвятить всю свою жизнь искоренению более незрелого «я», которое и губит столь многих достойных людей. И для осуществления этого прежде всего необходимо было разделить эти две составляющие. К окончанию университета я уже установил, что подобное разделение возможно осуществить химическим путём, и мне оставалось лишь определить требуемые компоненты. Поскольку число сочетаний было практически бесконечным, я всецело осознавал, что могу умереть задолго до того, как достигну своей цели. Однако к тому времени я надеялся найти преемника, который захотел бы продолжать работу после меня. С этой целью я постарался заручиться поддержкой моего друга Лэньона, но, познакомив его со своими теориями, добился лишь осуждения их как «антинаучного вздора». Этим-то моментом и датируется разлад между нами, которым вы ранее интересовались в ходе своего расследования.

Чтобы вы не приняли меня за какого-то там мученика, я должен признаться, что мотивы мои были отнюдь не всецело альтруистическими. Я родился в богатой и уважаемой семье, и всю жизнь меня изводили предостережениями, что существуют определённые вещи, которых не должен делать ни один Джекил, рискуя в противном случае бросить тень на честь семьи. Вследствие этого, являясь тем самым несовершенным сочетанием противоположных устремлений, я стремился изведать запретные для меня удовольствия. Первый шаг — отделение возвышенной личности от низменной — мог бы высвободить моё другое «я», чтобы без всякого риска испытать сии развлечения. Скандал, в который я из-за этого стремления оказался замешанным в студенческие годы, отнюдь не остудил мой пыл, но, наоборот, укрепил меня в решимости продолжать и достичь этой первой цели. Затем, пообещал я самому себе, я буду изо всех сил стараться, пока не выполню более достойную работу. Как же мы глупы в юности!

Прорыв был достигнут приблизительно два года назад. Некий белый порошок — он останется неназванным, — будучи смешанным с раствором, верность которого я определил уже давно, оказал искомый мною каталитический эффект. Я выпил его, достигнув результатов, свидетелями которых вы только что были, правда в обратном порядке. Я подробно описал свои первые впечатления под воздействием препарата, адресовав сию исповедь Аттерсону. Она, кстати, так и лежит незаконченной вон на том столе. Жаль, что я не могу передать словами хотя бы часть той свободы, что испытал в своём новом «я». Создание, которое мне суждено было наречь Эдвардом Хайдом, оказалось молодым и совершенно не обременённым оковами совести. В отличие от всех нас, Хайд был совершенным существом, в том смысле, что порочность его была чистой и неподдельной. Лицемерие было неведомо этому человеку, ибо самые омерзительные мысли явственно читались на его лице. Этим-то и объяснялось абсолютно безосновательное, казалось бы, отвращение, охватывавшее каждого, кто с ним встречался.

Мне тягостно признаваться, что на этом мои эксперименты и остановились. Искушение обратить эту свободу себе на пользу было слишком велико, и вот однажды — после постыдного эпизода, когда Джекил был вынужден выплатить компенсацию родным девочки за причинённый ей Хайдом вред и я наделил его независимостью посредством личного банковского счёта и жилья в Сохо, — я предал своё тело и душу двойной жизни. Днём Генри Джекил посвящал себя улучшению человечества, а ночью Эдвард Хайд делал всё возможное, чтобы это добро уничтожить. Какое-то время мы уравновешивали друг друга.

Первый тревожный сигнал я получил несколько месяцев спустя, когда моё другое «я» вдруг появилось без всякой помощи препарата. Я заснул как Генри Джекил, а проснулся как Эдвард Хайд. Чтобы вернуться в нормальное состояние, мне тогда понадобилась двойная порция порошка.

Подобное развитие событий было пугающим, ибо означало, что личность Хайда начинает доминировать над личностью Джекила. Если пустить всё на самотёк, рассудил я, то лишь вопрос времени, когда Хайд превратится в естественную личность, низведя Джекила до отклонения. Теоретически могло дойти и до того, что пожилой и уважаемый доктор и вовсе перестанет существовать. Я подготовился к худшему и составил завещание — которое привело Аттерсона в такой ужас и в конечном счёте вовлекло и вас в это дело, — специально оговорив, что в случае смерти или исчезновения доктора Джекила вся его собственность переходит в руки его доброго друга мистера Хайда. Это лишь свидетельство моего эгоизма, ведь я опасался бросить своё второе «я» на произвол судьбы, без средств и крыши над головой.

Одновременно я предпринял меры, чтобы худшее всё-таки не произошло, на протяжении двух месяцев воздерживаясь от употребления своего дьявольского зелья. Будь я сильнее, я уничтожил бы все свои записи, выбросил химикаты и сегодня был бы счастливейшим человеком в мире. Однако я оказался достаточно глуп и достаточно слаб, чтобы полагать, будто шестидесяти дней воздержания окажется достаточно для искоренения ползучего эффекта, и вновь поддался искушению.

Тут Джекила пробила неистовая дрожь, и он спрятал лицо в руках. Было мучительно очевидно, что он дошёл до предела своих сил. Впрочем, через некоторое время доктор с видимым усилием придал себе решимости и опустил руки. Он смотрел на пламя, и оно отбрасывало на его истощённые черты мерцающее красное зарево.

— Эдвард Хайд, вновь появившийся после двухмесячного заключения, оказался вовсе не тем же самым испорченным, но любящим повеселиться парнем, каковым был до того, — продолжил Джекил. — Он сделался диким, совершенно необузданным. И если прежде он терпел Джекила как укрытие и место отдыха, куда мог удалиться после фривольной ночи, то теперь его переполняла ненависть к человеку, которого он считал своим тюремщиком, а также ко всему слою общества, что тот олицетворял. Единственной целью Хайда стала месть. Физически он не мог причинить вред Джекилу, не навредив при этом и себе, но он мог нанести ответный удар иным способом. Если слабость Хайда заключалась в потворстве собственным слабостям, то для Джекила средоточием была совесть. Хайд знал, что его собственная невоздержанность была источником великого беспокойства для его другого «я». И можно ли было дать волю своей мести лучше, нежели совершить деяние столь омерзительное, что доктор уже никогда не сможет держаться прямо? Понимаете, мне известны его мотивы, потому что, хотя Джекил и Хайд и были двумя явственно разными личностями, они всё же разделяли одну память.

Когда сэр Дэнверс Кэрью, для которого Эдвард Хайд был полнейшим незнакомцем, случайно повстречал его на прогулке, приподнял шляпу и вежливо спросил, как ему пройти в какой-то ресторан, моё другое «я» увидело в этом благоприятную возможность для себя и тут же ухватилось за неё. В ту роковую ночь любой заговоривший с Хайдом был обречён — столь велик оказался его гнев на всё человечество, — однако один лишь вид этого пожилого интеллигентного джентльмена и та вежливость, с которой он изъяснялся, словно бы и не замечая убожества своего случайного знакомого, возбудили ярость Хайда до крайней степени. Он впал в безумство, — однако я избавлю вас от подробностей, поскольку они и без того слишком живо были описаны в газетах на следующий день. Достаточно сказать, что у сэра Дэнверса не имелось ни малейшего шанса и что жизнь его была словно солома под ногами безумца.

Что же испытывал Хайд после совершения преступления? Естественно, отнюдь не угрызения совести. Его охватила страшная паника. Он огляделся по сторонам и, убедившись, что на дорожке никого, кроме него и мертвеца, нет, поспешно ретировался в Сохо, где сжёг все документы, связывавшие его с Джекилом, и оттуда бросился по этому адресу, дабы скрыться в теле того, кто был выше подозрений.

Его месть была абсолютной, хотя и самоубийственной, ибо Джекил после первого же приступа вины отказался от двойной жизни. Я символично сломал каблуком ключ, с помощью которого Хайд имел обыкновение входить в лабораторную секцию дома, а затем сообщил Аттерсону — после того, как передал ему прощальную записку, подделав на ней почерк Хайда, — что меня уже ничего более не связывает с этим типом. Сразу после этого я начал активно действовать, чтобы хоть отчасти компенсировать тёмное существование Хайда. Впервые за несколько лет я вновь вернулся к врачебной практике, в основном занимаясь лечением на благотворительных началах. Я анонимно пожертвовал тысячи фунтов на реконструкцию трёх крупнейших лондонских больниц. Кроме того, я постарался возродить связи личного характера, и в первую очередь старую дружбу с Гесте Лэньоном, покончив тем самым с долгой ссорой, которая десять лет назад достигла такой степени, что мы даже перестали разговаривать. Каждый миг моего бодрствования был посвящён улучшению моего собственного клочка мира — падение, признаю, после всех этих юношеских идеалов о поднятии человечества на новый уровень, но всё же путь более реалистичный и с более осязаемыми результатами. Это было всё, что я мог делать, чтобы искупить преступление, за которое, как теперь знаю, искупления не существует. На протяжении трёх месяцев я был вполне доволен собой.

Увы, именно эта удовлетворённость и привела меня к краху. Ловушка, которой стоит остерегаться, надев власяницу и посыпав голову пеплом, заключается во впадении в тщеславие из-за собственного благородства, что противоположно самому его смыслу. Я начал воспринимать себя как человека вполне благочестивого и впервые за множество недель утратил бдительность. Я почувствовал, что конец наказания, которое я сам возложил на себя самого, уже близок. Одна нечистая мысль — вот и всё, что требовалось. Я прогуливался по Риджентс-парку после целого дня самопожертвования, когда — без всякого предупреждения и за время меньшее, чем требуется на рассказ об этом, — внезапно произошло превращение. Генри Джекил, врач и некогда учёный, вызывавший уважение и восхищение у всех, кто его знал, исчез. На его месте стоял Эдвард Хайд, убийца, чья голова могла принести тысячи тому, кто окажется достаточно удачливым, чтобы арестовать его.

Ужас, охвативший меня, когда я внезапно оказался в облике, который надеялся никогда больше не принимать, исчез в миг перевоплощения. Его место заняла слепая паника. Хайд находился в нескольких километрах от безопасной лаборатории, посреди города, кишащего констеблями. Его описание было известно всему Лондону. Каким же образом вернуться? Как отведать той смеси, что была его единственным спасением? Через мгновение ответ пришёл: Лэньон! Окончательное восстановление дружеских отношений между ним и Джекилом произошло накануне вечером за ужином. Человека, который отказался помочь безумному учёному тремя десятилетиями ранее, ещё можно склонить на свою сторону. Окольными путями Хайд добрался до укрытия и написал записку от имени Джекила: дескать, необходимо срочно доставить в дом Лэньона из лаборатории Джекила указанный ящик с химикатами и выдать его по требованию. Лэньону не следует никому об этом рассказывать, и даже слуги не должны находиться в доме в полночь, когда прибудет посыльный. Записка была проникнута таким отчаянием, что ни один истинный христианин не смог бы отказать содержащейся в ней просьбе. Хайд отправил письмо и принялся нетерпеливо ожидать полуночи. В назначенный срок…

— Думаю, вы рассказали достаточно, доктор, — прервал его Холмс. — Ухудшение здоровья Лэньона, повлекшее за собой его преждевременную смерть, началось именно с той ночи, когда на его глазах произошло перевоплощение.

Джекил мрачно кивнул:

— Искушение раскрыть тайну самому ярому оппоненту было слишком велико. Джекил отличался скрытностью, Хайд же только и жаждал, что продемонстрировать свой триумф. Полагаю, смерть Лэньона — ещё одно убийство, которое можно мне предъявить.

— Отсюда вполне естественным образом следует, что изоляция Джекила возобновилась, поскольку тот и сам толком не знал, когда и где может произойти перемена.

— В этом-то весь ужас, мистер Холмс. В порошке содержалась некая примесь, придававшая снадобью его чудесную силу, — примесь, воссоздать которую невозможно. Я знаю, потому что обошёл буквально все аптеки в Лондоне. Без неё я обречён, ибо мне удаётся оставаться в данном состоянии лишь посредством предельной концентрации. Сколь быстро может разыграться трагедия, вы могли убедиться в свой прошлый визит, когда я едва успел выставить вас из комнаты, прежде чем произошло перевоплощение. Совершенно не навредив самому Хайду, преступления этого человека наделили его господством над прежним хозяином. И в то же самое время они окончательно решили нашу судьбу. Возможно, моих слуг и встревожило то отчаяние, в котором я пребывал после этого открытия.

— А вы не пытались исследовать порошок, чтобы определить характер примеси? — спросил я.

— Пытался и потерпел неудачу, доктор! — вскричал Джекил. — Несомненно, будучи медиком по образованию, вы знаете, что на нашей планете существует бесконечное количество веществ, так что все попытки за одну лишь человеческую жизнь выявить то случайное вещество, чьи свойства не соответствуют свойствам любых других, совершенно безнадёжны.

Холмс кивнул:

— Доктор совершенно прав, Уотсон. Но даже если бы наперекор всем законам природы ему всё-таки повезло натолкнуться на ключ к загадке, его шансы на повторение точного соотношения примеси и основания, необходимого для достижения требуемого эффекта, астрономически малы. Пожалуй, соотношение один к двадцати триллионам не будет в данной ситуации надуманным. Я сам в некотором роде поклонник химической науки, доктор Джекил, — добавил он скромно.

Я хлопнул себя по лбу:

— Чёрт возьми, ну конечно же! Я совсем забыл! Холмс! Вы же химик. Там, где знания одного человека потерпели неудачу, другой может добиться успеха. Что скажете, доктор? Позволите Шерлоку Холмсу исследовать примесь?

Он снова задрожал:

— У меня оставалась лишь одна, последняя, порция изначального порошка. И я только что её принял. Вот что я имел в виду, когда сказал, что вскоре Джекил навсегда прекратит своё существование. Даже сейчас мне кажется, что я слышу жуткий смех Хайда, эхом отдающийся в моём черепе. Его триумф будет концом для нас обоих.

И пока он говорил, я вообразил, будто уже различаю в чертах Джекила признаки той ужасающей бледности, что мы наблюдали накануне его перевоплощения во время нашего прошлого визита. Я поднялся, решив уйти, прежде чем произойдёт новая трансформация.

Холмс, однако, не пошевелился, всё так же продолжая стоять перед камином. Он изучал нашего хозяина с холодным, чисто академическим интересом, словно находился в лаборатории.

— Осталось объяснить ещё одну загадку, — произнёс он. — Два месяца назад Хайд вдруг объявился средь бела дня возле дома Лэньона. Мне доподлинно известно, что он покидал дом как Джекил. Почему вы пошли на такой риск?

Учёный кивнул:

— Так это вы преследовали Хайда в тот день! Он так и подозревал, хотя едва ли вас узнал. — Доктор устало пожал плечами. — То было безумие отчаяния. Меня вдруг захватила идея, что при содействии выдающегося Лэньона мне всё-таки удастся как-нибудь воссоздать изначальный порошок. Перевоплощение в пути привело меня — или, скорее, Хайда — в чувство, и безумная надежда была оставлена. Повторное появление убийцы на пороге дома Лэньона могло закончиться вызовом полиции. Хайд велел кучеру вернуться к дому Джекила — точнее, остановиться за углом, где он мог войти, не попавшись на глаза слугам. Однако решение было принято слишком поздно, к тому времени Хайда уже опознали. — Он помолчал, а затем с интересом взглянул на моего товарища. — Что же привело вас сюда в этот роковой день? Возможно ли, что за столь короткое время вы смогли прийти к той же истине, к которой я шёл всю жизнь?

Холмс махнул рукой:

— Просто охотничий инстинкт, а может, интуиция. Что-то из прочитанного ранее днём вдруг вспомнилось, когда я играл на скрипке. Это и ещё кое-что, что я увидел, не разглядев поначалу последнего акта отчаяния.

Последовала тишина, не менее долгая и тягостная, чем гнетущая траурная атмосфера, которая воцаряется после ухода последнего посетителя в комнате, где выставлен для прощания гроб с покойником. Где-то в отдалении размеренными и бесстрастными ударами часы отсчитывали оставшиеся мгновения Генри Джекила.

Нечто сродни сочувствию мелькнуло в обычно холодных глазах сыщика.

— Ну и каковы же теперь ваши планы?

— На рабочем столе у меня стоит склянка с кураре. Джекилу не хватает мужества принять яд, а у Хайда нет желания это делать. Молю, чтобы он воспользовался верёвкой, которая, несомненно, и суждена ему, если его схватят. Другой возможности скрыться для нас просто нет.

Холмс неодобрительно покачал головой:

— Хайд никогда не совершит самоубийство. Его мерзкое себялюбие потребует найти способ избежать виселицы.

— Тогда остаётся только одно.

Под нашими взорами Джекил с усилием поднялся из кресла и взял кочергу, стоявшую возле камина. Поигрывая ею, он уставился на сыщика.

— Что вы делаете? — спросил Холмс, нащупывая в кармане револьвер.

— То, что должен делать человек, не имеющий желания жить и смелости умереть, — ответил доктор, неуклюже надвигаясь на него.

— Не дурите, Джекил! — Мой товарищ отступил на шаг и достал револьвер.

Я поднял с пола свой.

— Берегитесь, Холмс! — закричал я. — Он сошёл с ума!

Джекил издал тихий и безрадостный смешок, убедивший меня, что его разум и вправду повредился, не выдержав ужасной личной трагедии.

— Нет, доктор, — произнёс он, не останавливаясь и не отрывая глаз от намеченной жертвы. — Я действительно считаю, что впервые за многие, многие месяцы мыслю ясно.

Холмс упёрся спиной в дверь: ему больше некуда было отступать. Джекил занёс кочергу над головой и изготовился к удару. А тем временем его мощное тело, словно восковая фигурка, поставленная слишком близко к открытому очагу, начало как бы съёживаться, пока не стало напоминать дряблые формы Хайда. Холмс в упор выстрелил ему в грудь — раз, другой.

Какое-то время — мне показалось, что прошла целая вечность, — его противник стоял, словно парализованный, занеся, но не опуская для смертельного удара металлический прут. Я сжимал револьвер, твёрдо вознамерившись стрелять. Затем Джекил — вернее, уже Хайд — покачнулся и начал оседать, выпустив кочергу, которая со звоном упала на пол. В следующий миг он растянулся поверх неё. Потом дёрнулся и затих.

Я бросился к нему и поискал пульс. Через миг я поднял глаза на своего друга, который всё так же стоял, прислонившись к двери, с дымящимся в руке оружием, и мрачно покачал головой.

— Да смилостивится Господь над его душой, — пробормотал Холмс.

Раздался неистовый стук в дверь.

— Джекил! — Это был голос Аттерсона, звенящий от тревоги. Загремела дверная ручка. — Чёрт возьми, Джекил, если вы в порядке, ответьте! Пул, выламывай дверь!

Дверь содрогнулась в косяке, как от сильного удара плечом. Это в буквальном смысле подтолкнуло Холмса к действиям.

— Уотсон, сюда! — рявкнул он. — Живо! Держите дверь!

Подняв револьвер, я подчинился. Лишь только я упёрся плечом в дверь, как Холмс бросился к рабочему столу Джекила. Тот был завален бумагами, испещрёнными убористыми заметками и химическими символами. Мой друг быстро просмотрел их, затем сгрёб и свалил в железный таз поблизости. Потом схватил бутылку с этикеткой «Спирт», открыл её, понюхал, чтобы убедиться в содержимом, и перевернул над бумагами, тщательно поливая их жидкостью.

— Скорее, Холмс! — взмолился я.

С той стороны к Аттерсону и Пулу присоединился ещё кто-то, и противостояние совместным усилиям этой троицы истощало как мои силы, так и крепость замка.

Знаменитый сыщик отступил назад, чиркнул спичкой и бросил её в таз. Бумаги немедленно вспыхнули мощным пламенем, взметнувшимся едва ли не до потолка.

— И вместе с заметками Джекила исчезают и шансы, что кто-нибудь однажды повторит его дьявольские эксперименты, — произнёс Холмс, наблюдая за огнём, поглощающим надежды и мечты этого заблудшего горемыки, Генри Джекила. — Можете теперь отойти от двери, Уотсон.

Его последние слова едва не потонули в грохоте от удара топора, расколовшего тяжёлую дверь.


XX. СОВЕТ МИСТЕРУ СТИВЕНСОНУ

<p>XX. СОВЕТ МИСТЕРУ СТИВЕНСОНУ</p>

Однажды, это было уже в конце весны, проведя утро за игрой в бильярд в своём клубе, я вернулся на Бейкер-стрит и обнаружил Шерлока Холмса оживлённо беседующим с каким-то человеком, черты которого мне не удалось разглядеть, поскольку он сидел спиной к двери. Я извинился и развернулся было, чтобы не мешать им, но Холмс окликнул меня и взмахом руки позвал обратно.

— Возможно, вы захотите познакомиться с нашим посетителем, Уотсон, — сказал он, поднимаясь. — Как коллегам-писателям, вам есть о чём поговорить. Мистер Роберт Льюис Стивенсон, позвольте мне представить доктора Уотсона.

Я с интересом посмотрел на гостя, который поднялся и повернулся ко мне, протягивая руку. На вид я бы дал ему лет сорок, хотя в действительности он оказался несколько моложе. Он был худощавого телосложения и носил длинные чёрные волосы, зачёсанные на пробор, и щеголеватые висячие усы, скрывавшие уголки бесцветных губ. Глаза у нашего посетителя были запавшие, с меланхоличным выражением, а лицо такое же худое, как и у Холмса, и почти такое же бледное. Вид у этого человека был какой-то болезненный, и, несмотря на крепкое рукопожатие, у меня создалось впечатление, что здоровьем наш гость похвастаться не может. Чёрный сюртук лишь усиливал траурный эффект его наружности.

— Вы наверняка слышали о мистере Стивенсоне, — заметил Холмс, и в глазах у него мелькнул озорной огонёк. — Это он написал ту историю про пиратов и пиастры, из которой вы несколько месяцев назад с таким восхищением зачитывали мне вслух отрывки.

— «Остров Сокровищ»! — вскричал я и принялся с таким энтузиазмом трясти руку нашего изумлённого посетителя, что его землистые щёки вспыхнули от смущения. — Ну конечно же, Роберт Льюис Стивенсон! Прекрасное сочинение, воистину прекрасное! Мои поздравления! Ах, до чего же мне понравилось то место, где Джим Хокинс встречает Бена Ганна, и…

— Хватит, Уотсон, хватит! — засмеялся Холмс. — Вы определённо ставите нашего гостя в неловкое положение. Он пришёл не для того, чтобы поговорить о прошлых успехах, но с целью заложить фундамент для своего нового литературного произведения. Я как раз пересказывал мистеру Стивенсону подробности нашего недавнего приключения, связанного с покойным Генри Джекилом и его недоброй памяти товарищем Эдвардом Хайдом.

— Так и есть, — подтвердил наш гость. Мне показалось, что в речи этого, бесспорно, хорошо образованного человека присутствовал американский акцент. Он указал на лежавшую открытой на подлокотнике его кресла записную книжку, страницы которой были исписаны убористым почерком. — Мне стоило немалых трудов уговорить мистера Холмса рассказать мне обо всех подробностях этого дела. Видите ли, я надеюсь издать отчёт об этом происшествии в художественной форме.

Я с упрёком посмотрел на Холмса. Он пожал плечами:

— Мой дорогой друг, не унывайте. Я не выдал ни одной тайны, которая уже не была бы выдана. Слишком многие в Уайтхолле оказались посвящены в произошедшее. Рано или поздно утечка информации всё равно бы произошла. Мне так и не удалось убедить мистера Стивенсона, что до встречи со мной он знал о деле ничуть не меньше меня самого.

— Относительно фактов да, — согласился тот. — Но меня интересовала личная точка зрения непосредственного участника этой истории. Мистер Холмс оказался столь любезен, что предоставил мне сей важнейший ингредиент. Теперь я вполне могу приступить к написанию повести.

— Совершенно невероятный случай, — отозвался я, стараясь не содрогнуться при воспоминании о недавних событиях. Газеты только-только перестали публиковать панегирики покойному Генри Джекилу, которого в конце марта скромно похоронили в закрытом гробу. Поговаривали, что те, кто нёс гроб по ступеньками церкви, обратили внимание на его необычную лёгкость.

— Всецело с вами согласен. Версия мистера Холмса оказалась удивительно содержательной. Ваш друг — поразительный человек. Только представьте, он без всякой подсказки с моей стороны догадался, что я провёл много времени на американском Западе, в частности в районе Сан-Франциско. Говорит, что меня якобы выдаёт произношение. Думаю, будет справедливо сделать Шерлока Холмса одним из главных героев моей повести.

Холмс протестующе поднял руку:

— Боюсь, не могу позволить вам этого, мистер Стивенсон. Нет, нет, сначала выслушайте меня. Видите ли, слишком высока вероятность того, что в случае обнародования какого бы то ни было моего участия в этом деле закон — в частности, некий знакомый мне инспектор Скотленд-Ярда — обвинит меня в укрывательстве улик. Далее, имел место факт убийства мною человека, пусть даже и в порядке самообороны, — я всё равно на данный момент слишком занят, чтобы тратить драгоценное время на обмен пустыми шуточками с каким-нибудь адвокатом на судебном разбирательстве. Ньюкомен и без того рассвирепел, когда я не выполнил своего обещания предоставить ему разгадку к концу марта. Так что я предпочёл бы не сыпать соль на ещё не зажившие раны. Кроме того, вы пользуетесь заслуженной репутацией человека, мастерски сочиняющего приключенческие романы. Боюсь, даже если вы заявите, что в основу очередного вашего произведения положен отчёт о событии, имевшем место в действительности, всё равно неизбежно начнутся кривотолки. Поверьте, вы избавите себя от лишней головной боли, если издадите отчёт о преступлении в форме художественного вымысла, ни словом не упомянув о нас с Уотсоном. Повесть сама по себе получится достаточно занимательной, чтобы оставить в литературе немалый след, но в качестве документального произведения она покажется читателям чересчур фантастичной и, возможно, даже вызовет насмешки в ваш адрес. Я настоятельно рекомендую вам, сэр, написать приключенческую повесть, которая, вне всякого сомнения, очарует мир, но прошлое при этом предоставить прошлому. Тем самым вы сделаете и себе, и миру величайшее одолжение.

На протяжении данного монолога выражение лица Стивенсона несколько раз менялось: сначала с недоуменного на протестующее, затем с протестующего на испуганное, и, наконец, когда весомость аргументов Шерлока Холмса стала очевидной, на нём отразилось согласие, хотя и несколько вынужденное.

— Но как же мне сделать это? — развёл он руками. — Я могу изменить некоторые факты, написав, например, что Джекил якобы осуществил своё намерение и отравился, но это всего лишь одна проблема из множества. Что я скажу читателям, когда они спросят, чем я вдохновился?

Сыщик улыбнулся, и вновь в его серых глазах заплясал озорной огонёк.

— Вы же писатель, призовите на помощь воображение. Скажите читателям, что всё придумали.

Роберт Льюис Стивенсон рассеянно улыбнулся в ответ на эту шутку, однако по его задумчивому взгляду было ясно: творческий мозг писателя уже занят работой. И когда несколько месяцев спустя его отчёт, выполненный в виде художественного произведения, вызвал фурор среди читающей публики и настало время предоставить любопытствующему миру объяснения, где же автор почерпнул столь увлекательный сюжет, я не слишком удивился, узнав, что мистер Стивенсон не забыл совет, данный ему Шерлоком Холмсом.


Loren D. Estelman

Dr. Jekyll and Mr. Holmes

1979