Лора Энтони

Не муж а мед!




ГЛАВА ПЕРВАЯ

<p>ГЛАВА ПЕРВАЯ</p>

  Кэл Кармоди вернулся. Спустя несколько часов весь Иглтон знал о его приезде. В ресторане, в прачечной, в парикмахерской — его имя повторяли всюду. Кэл Кармоди всегда давал повод посудачить замужним женщинам, а молодым девушкам замирать от волнения. За семь лет его отсутствия ничего не изменилось.

  Кэл вошел в бар на Хайвэй 183, желая немного выпить и съесть дюжину сырых устриц.

  — Не верю своим глазам! — воскликнул Микки Стэндиш. — Кэл Кармоди, разрази меня гром!

  — Привет, Микки. — На лице Кэла появилась улыбка, которая успела пленить тысячи женщин. Стараясь меньше хромать, он взобрался на красный виниловый табурет, снял соломенную шляпу и сердечно пожал руку Микки.

  — Как нога? — осторожно спросил Микки.

  — Заживает...

  Кэл не хотел говорить о несчастном случае и его печальных последствиях. Чем меньше сказано, тем лучше. Но как избежать этой темы здесь, в Иглтоне? К счастью, днем бар был пуст, лишь двое незнакомых парней играли в углу в бильярд.

  — Сможешь снова ездить верхом? — спросил Микки, озабоченно поджав губы.

  — Конечно. — Кэл изобразил на лице уверенность. — Надо побыть дома пару месяцев. Да, кстати. — Кэлу очень хотелось изменить тему разговора. — Как насчет бутылки с длинным горлышком и полдюжины устриц? Изголодался по твоей еде.

  Микки просиял, услышав комплимент, вытащил ледяную, запотевшую бутылку пива, открыл и подвинул ее через стойку Кэлу.

  — Сейчас принесу устриц.

  Потягивая пиво, Кэл обвел взглядом бар. За семь лет мало что изменилось. На занавеске по-прежнему была дырка. Те же плакаты украшали грубо отесанные стены. Ветер с залива поднимал шторы, принося запах моря, песка и давно похороненных воспоминаний.

  Именно из-за воспоминаний Кэл так долго не возвращался в Иглтон. Из-за воспоминаний о Дейзи Хайтауэр.

  Закрыв глаза, он видел ее изящную загорелую фигурку в алом бикини, чувствовал кокосовый запах ее крема для загара, ощущал вкус итальянского мороженого, которое они ели на пляже, разгребая песок пальцами ног.

  Дьявол! Почему он думает об этом упрямом создании? Он порвал с ней несколько лет назад. И то, что он вернулся домой, совсем не означает, что он намерен возобновлять их отношения. Да и Дейзи вряд ли горит желанием его видеть.

  — Вот и я, — сказал Микки, гордо ставя перед Калом большое блюдо. — Держу пари, что после Иглтона ты не ел таких устриц.

  — Ты совершенно прав, — ответил Кэл, забрасывая деликатес в рот.

  — Кстати! — Микки оживился. — В июне я устраиваю у себя дома барбекю, чтобы отпраздновать родео. Приглашаю! Черт побери, ты будешь почетным гостем. Знаешь, ты ведь здесь единственная знаменитость!

  — Уж не такая знаменитость.

  — Не скромничай! — фыркнул Микки. — Кому удавалось выиграть чемпионат родео по скачкам на быках два года подряд? Тебя все знают!

  И кому удавалось при этом получить такую травму, что рухнула вся карьера? — подумал Кэл.

  — Только те, кто следят за родео, — возразил Кэл. — Кроме того, на мою славу не купишь и чашки кофе.

  — Как будто тебе надо беспокоиться о деньгах, — покачал головой Микки. — Ты единственный сын в самой состоятельной семье города. Унаследуешь ранчо в две тысячи акров. В чем же проблема?

  Проблема заключалась в том, что Кэл не знал, что с ним будет, если не заживет нога.

  Ее осматривали с полдюжины докторов, и все они пришли к единому мнению. Вряд ли он когда-нибудь сможет ездить верхом, если не согласится на новую серьезную операцию. И хотя его менеджер Рэнди Ховард настаивал на операции, Кэл колебался. В случае неудачи он никогда не сможет нормально ходить.

  Кэл вздохнул. Что ему делать? Скачки были его жизнью.

  Конечно, Кэл мог бы последовать примеру отца и стать фермером, но он не мог представить себя осевшим надолго в одном месте. Особенно в таком скучном городе, как Иглтон. Именно эта привычка кочевать испортила его многообещающие отношения с Дейзи Хайтауэр.

  Один из играющих в бильярд опустил 25 центов в музыкальный автомат. В комнате зазвучал голос Долли Партон. Довольный, что его отвлекли от тяжелых мыслей, Кэл покончил с устрицами и отодвинул блюдо.

  — И как же обстоят дела в Иглтоне? — спросил Кэл. — Ты ведь знаешь, мои родители теперь почти не бывают в городе и не в курсе местных сплетен.

  — Ну, — ответил Микки, сцепив пальцы замком. — Засуха всех коснулась.

  — Я заметил.

  Он и сам уже увидел сожженные пастбища, тощих коров, пересохшие озера...

  Нет дождей — нет урожая. Кэл беспокоился за ранчо родителей, хотя Кармоди так хорошо поместили средства, что даже несколько неурожайных лет не нанесли бы им существенный урон.

  — Несколько фермеров обанкротились.

  Кэл прищелкнул языком.

  — Жалко.

  — Цены на скот самые низкие за последние шестнадцать лет.

  — Отец говорил мне об этом.

  Кэл знал о проблемах фермеров. Он интересовался жизнью здешних обитателей. В особенности — одного человека.

  — Догадайся, кого я видел вчера? — спросил Микки, как будто читая его мысли.

  Кэл покачал головой и сделал еще глоток пива.

  — Дейзи Хайтауэр.

  — Да?

  — Она такая же хорошенькая, как была в школе. Может быть, даже лучше. — Микки вытер стойку полотенцем.

  — Рад за нее. Она всегда была красивой женщиной.

  — И все-таки жаль...

  — Чего жаль? — Кэл изогнул бровь. Он не мог отрицать, что его раздирает любопытство. Хотелось повидать Дейзи.

  — Девушка не ходит на свидания. Все время дома, работает с пчелами и присматривает за ребенком своей сестры. Превратилась в настоящую отшельницу.

  — У Розы родился ребенок? — Кэл нахмурился.

  Микки кивнул с серьезным видом:

  — Да. Но сама она умерла.

  — Что же случилось?

  — Она бросила мальчика, как только он родился. Оставила его на воспитание Дейзи. Позже мы узнали, что Роза приняла смертельную дозу снотворного в какой-то ночлежке в Новом Орлеане. Темная история.

  У Кэла по спине пробежали мурашки. Новость потрясла его.

  — Ты же помнишь, какая сумасшедшая была Роза. Каждый день с новым парнем. Черт, признаюсь, я сам был с нею пару раз. А кто не был? Дейзи тяжело пришлось, — помолчав, добавил Микки.

  — Могу себе представить, с ребенком на руках, — задумчиво сказал Кэл.

  — Угу. Она официально усыновила Трэвиса.

  — Что ж, Дейзи Хайтауэр никогда не бежала от ответственности. — Кэл содрал наклейку с пивной бутылки, избегая смотреть на Микки.

  — Не собираешься разжечь старую любовь?

  — С этой рыжей лисой? Смеешься? Я уж лучше суну руку в один из ее ульев. Не так больно. -Кэл фыркнул, стараясь казаться безразличным.

  — Хочешь еще пива?

  — Нет. — Кэл покачал головой. — Я, пожалуй, отправлюсь домой. Мама готовит праздничный обед и приглашает всех родственников. — На самом деле он был не в силах продолжать разговор о Дейзи Хайтауэр.

  — Не пропадай, — посоветовал Микки, — как только захочешь поболтать о родео, я всегда к твоим услугам.

  — Спасибо, — вежливо кивнул Кэл.

  Зачем мучить себя? До тех пор, пока он не примет решения, делать ли операцию, он не хочет говорить о скачках.

  Дейзи Хайтауэр и скачки! Две его самые большие привязанности.

  Именно они и причинили ему больше всего неприятностей.

  Кэл надел шляпу и вынул из кармана деньги, но Микки заслонился ладонями в знак протеста.

  — Это за мой счет, дружище.

  — Перестань, Микки, возьми деньги. — Кэл пододвинул к нему двадцатку.

  — Хочешь оскорбить меня?

  — Хорошо, пусть будет по-твоему.

  Кэл засунул деньги обратно в карман. Но он не собирался уступать. Однажды утром его школьный друг Микки проснется и увидит на крыльце новый холодильник для бара. Или что-нибудь еще.

  — Тебе надо повидать ее, — посоветовал Микки, когда Кэл уже шел к двери.

  Кэл повернулся и посмотрел на друга.

  — Кого?

  — Дейзи Хайтауэр. Кто знает? Может быть, она изменила свое отношение к тебе.

  — Мы говорим об одной и той же Дейзи Хайтауэр? Гордой, упрямой красотке Дейзи Хайтауэр?

  — Теперь она — мать.

  — Ничто не может смягчить характер гризли. -Кэл пожал плечами. — Нет уж, спасибо.

  Кэл вышел в томительную жару. Деревья как будто замерли от изнуряющего зноя. Над цветками мяты вились пчелы. Он рассеянно потер больную ногу и по раскаленному асфальту направился к своему пикапу.

  Эти проклятые пчелы навевали массу воспоминаний. Воспоминаний о ясных утренних часах и сладком янтарном меде. Об украденном медовом поцелуе у царственной Дейзи Энн Хайтауэр...

  — Забудь ее, — пробормотал Кэл, разворачивая пикап и выезжая со стоянки. — У тебя достаточно проблем. Что прошло, то прошло. Дейзи Хайтауэр никогда не станет твоей.

  Переключая передачу, он закусил губу. Такого одиночества он еще не испытывал за прошедшие семь лет...



  — Ты видела Кэла Кармоди?

  — Черт возьми, у него такое тело, что умереть можно!

  — А глаза! Таких потрясающих глаз я еще ни у кого не видела.

  — Я разглядывала его спину, поэтому не рассмотрела глаза.

  Слушая разговор кассирш, Дейзи Хайтауэр замерла с банкой перца в руках. О, Боже! Неужели Кэл Кармоди вернулся в Иглтон?

  — Думаешь, он пошел бы со мной? — спросила пухленькая, хорошенькая блондинка, с зачесанными назад волосами. Ей было не больше девятнадцати. Столько же было Дейзи, когда Кэл Кармоди разбил ей сердце.

  — Не будь глупенькой, Диди. Ты слишком молода для него. Кроме того, Кэл Кармоди может выбрать себе любую женщину в Иглтоне— ответила другая девушка, стройная брюнетка.

  Но не меня! — подумала Дейзи. Даже если бы он был единственным мужчиной на земле. Она давно поняла, что привлекательность и веселый нрав — не главное в мужчине. И если ее ничему не научили собственные ошибки, достаточно вспомнить о Розе.

  — И все-таки... — вздохнула та, которую звали Диди. — Слишком уж он хорош. Он напоминает мне Брэда Питта.

  — Тебе все напоминают Брэда Питта, — пошутила подруга.

  — И хромает он совсем немного.

  — Говорят, скачки для него закончились.

  — Думаю, поэтому он и вернулся домой.

  — Надеюсь, он частенько будет заглядывать сюда. На работу ходить станет интереснее.

  Карьера Кэла закончилась?!

  Самой себе Дейзи не могла лгать. Она по-прежнему любила Кэла. Несмотря на все, что произошло.

  Она слишком хорошо знала, что значит для него эта травма.

  Дейзи тряхнула головой и вывезла тележку с продуктами в проход, подальше от кассирш и их болтовни. Почему она должна беспокоиться о его ноге? Так ему и надо!

  Но Кэл вернулся...

  Беспокойные мысли вертелись у нее в голове, как Дейзи ни старалась их отогнать. Почему она не может прекратить думать о нем? Изменился ли он за эти годы? За те самые семь лет, которые она потратила на то, чтобы вырастить Трэвиса. И забыть о существовании Кэла Кармоди...

  «Подумай о бизнесе, Дейзи Хайтауэр, и заканчивай покупки», мысленно отругала она себя.

  Расплатившись, Дейзи выкатила тележку на стоянку и погрузила продукты в старый фургон тети Пиви. Тетя приехала жить на пчеловодческую ферму Хайтауэр после того, как родители Дейзи погибли в автокатастрофе. Им с Розой было по шестнадцать лет. Сестра так и не смирилась с их гибелью. Дейзи твердо верила, что причиной бурного, неуравновешенного поведения сестры и, в конечном итоге, ее трагической гибели была неспособность Розы справиться со своим горем.

  Дейзи вздохнула. Нечего думать о том, чего нельзя изменить. Прошлое ушло, надо думать о будущем, хотя бы о будущем Трэвиса. При мысли о приемном сыне на душе стало теплее. Скоро у него закончатся занятия в школе. Дейзи никогда не опаздывала, чтобы забрать его. Заботясь о племяннике, она сожалела лишь о том, что у нее нет времени ходить на свидания. Если она ни с кем не общается, как же ей найти мужа? А если она не найдет мужа, как сможет завести еще детей?

  Ее охватила тоска. Как она хотела иметь собственного ребенка! Она так любила Трэвиса, как будто сама выносила его, но Дейзи хотелось большего. Хотелось забеременеть, пережить радости и страдания, связанные с появлением на свет ребенка.

  И чтобы рядом был мужчина. Хороший, достойный мужчина.

  Мужчина, который всегда был бы с нею. Мужчина, у которого семья на первом месте. Мужчина, который был бы полной противоположностью Кэлу Кармоди.

  Дейзи вела фургон по Маркет-стрит. Машина застучала, когда Дейзи остановилась на красный свет.

  Ерунда, заверила она себя. Ей сейчас не до проблем с машиной. За ней остановился, поблескивая хромированными деталями, спортивный пикап. Дейзи посмотрела в зеркало заднего вида, любуясь прекрасным автомобилем.. У него было широкое сиденье, как раз чтобы разместить на нем фермерский инвентарь. Прожектора на крыше отливали серебром. Откуда только люди берут такие деньги?

  Наверное, пикап принадлежит какому-нибудь «ковбою из аптеки», который никогда в жизни не был на настоящем ранчо. Она прищурилась, все так и смотря в зеркальце. На водителе была соломенная ковбойская шляпа и темные очки, но тонированные стекла отражали солнечный свет прямо ей в глаза, и она больше ничего не разглядела.

  Зажегся зеленый свет. Дейзи сняла ногу с тормоза и нажала на акселератор. Мотор громко зарычал, но машина не тронулась с места.

  — Только не это! — застонала Дейзи. — Только не коробка передач!

  Босс Мартин из зоомагазина еще месяц назад предупреждал ее о возможной поломке. Она же все откладывала ремонт машины — ведь это минимум шестьсот долларов.

  Что теперь?

  Взывая к божественным силам, Дейзи снова попыталась заставить ехать старую колымагу.

  Безуспешно.

  Она вздохнула и опустила стекло, делая знаки водителю пикапа, чтобы он отъехал. Тот не двигался.

  Дейзи снова подала знак.

  Он стоял прямо за нею.

  — Как хочешь, — пробормотала она. У нее хватало своих забот, чтобы еще беспокоиться об этом парне. Как, например, теперь добраться до начальной школы? Через пять минут она должна быть там.

  Водитель пикапа открыл дверцу.

  Замечательно. Кто-то спешит на помощь.

  — Пусть поможет, — сказала она вслух.

  Она унаследовала скверное упрямство Хайтауэров: ей было трудно принять от кого-нибудь помощь, тем более от незнакомца. Но в данном случае следовало ненадолго позабыть о своей гордости.

  Пригладив волосы, Дейзи вылезла и обернулась, чтобы приветствовать незнакомца. Приветствие застыло у нее на губах.

  Прямо на нее шел Кэл Кармоди.

  Знакомая улыбка приподняла уголки его полных губ. Сдвинутая на затылок соломенная шляпа открывала широкий лоб. Большие ладони свободно лежали на узких бедрах. В зеркальных темных очках и с громадной, сверкающей на солнце золотой пряжкой на ремне для родео, он был великолепен.

  У Дейзи перехватило дыхание. Много раз она представляла себе их случайную встречу. Рисовала себя спокойной, холодной, равнодушной. Представляла, что скажет ему. Планировала разодеться в пух и прах, сделать отличную прическу...

  А что вышло на деле? Старые джинсы, белая футболка и потрепанные тапочки. Волосы стянуты резинкой в конский хвост, никакой косметики. Ногти не ухожены и не накрашены. И, что хуже всего, ее охватило нестерпимое желание броситься к нему в объятия.

  — Привет, Дейзи. — Кэл сказал это мягко и легко, хотя было видно, как он взволнован.

  — Привет, Кэл, — кивнула она, стараясь казаться спокойной, хотя колени ее подгибались.

  — Неужели ты не обнимешь меня после долгой разлуки? — Он протянул к ней руки.

  — Учитывая обстоятельства нашей последней встречи, думаю, ты не заслуживаешь этого.

  — Я думал, что ты уже простила меня.

  — Нет.

  Он опустил руки.

  — Все та же прежняя Дейзи!

  У нее замерло сердце.

  — Здесь, в Иглтоне, ничего не меняется. Я помню, что ты однажды так мне и сказал.

  — Как же я рад тебя видеть!

  Ей показалось, что голос его дрожит.

  Если он расчувствовался, Дейзи Хайтауэр, то это скорее потому, что забежал в бар Микки выпить пива. Вряд ли он испытывает к тебе какие-то чувства.

  — Ты стала еще красивее.

  — Прекрати, Кэл. Я больше не легковерная девятнадцатилетняя девчонка. — Ее сердце так громко стучало, что она боялась, не услышит ли он его биение.

  Кэл поджал губы и ничего не сказал. Солнце нещадно палило. В замешательстве Дейзи переступила с ноги на ногу.

  — Зеленое чудовище тети Пиви портит тебе настроение? — заметил он наконец, кивнув в сторону машины.

  — Коробка передач барахлит.

  Кэл снял очки и раскачивал ими. Дейзи вскинула подбородок. Глаза их встретились.

  Что-то зашевелилось у нее внутри. Тяжелый, холодный ком боли при мысли о предательстве. Она думала, что давно похоронила свою обиду, но, видно, ошибалась.

  Кэл потупил взор.

  — Ездила за продуктами?

  — Да.

  Напомнив себе обо всех страданиях, которые причинил ей Кэл Кармоди, Дейзи сжала губы. Она не должна показывать ему, что он до сих пор ее волнует.

  Мимо них, беспрерывно сигналя, пронесся автомобиль.

  — Нам надо убрать тебя с дороги, — деловито сказал Кэл, пряча темные очки в нагрудный карман своей голубой рубашки. Рубашка была новая, так же как и отлично отглаженные синие джинсы и модные высокие сапоги.

  — Не утруждай себя. Сама справлюсь.

  — Дейзи, не глупи. — Он протянул ей руку. Она уклонилась.

  Хотелось сказать, чтобы он убирался ко всем чертям, но занятия в школе закончились. Трэвис уже ждал ее.

  — Хорошо, — мрачно согласилась она. Широкая улыбка расплылась на лице Кэла.

  Как будто он продержался восемь секунд на спине самого злобного быка в Техасе — Брахмы.

  — Я отодвину тебя в сторону, потом вызовем техпомощь.

  Она кивнула. На техпомощь денег не было, но что ей оставалось делать? Забравшись внутрь фургона, она ждала, пока Кэл дойдет до своей машины. Дейзи заметила, что он изо всех сил старается не хромать, и почувствовала невольную жалость. Она не хотела жалеть Кэла Кармоди. Он сам выбрал свою дорогу в жизни, зная, какими могут быть последствия этих бессмысленных состязаний.

  Дейзи подавила боль и проглотила подступавшие слезы. Прошло столько времени! Почему же ей до сих пор хотелось плакать при мысли о том, чего они оба лишились?

  Кэл двинул свой пикап вперед. Она почувствовала легкий толчок, когда металл коснулся металла.

  Сжав руки в кулаки, она уговаривала себя успокоиться. Кэл снова возвратился к фургону. Не говоря ни слова, он открыл задний откидной борт и взял в руки три сумки с продуктами.

  Его мужской запах — смесь хорошего одеколона, сена и ясного солнечного света! Аромат прошлого... Всплыли воспоминания о длинных солнечных днях и прохладных ночах. Воспоминания о влажных поцелуях и теплых объятиях. Воспоминания о том, как соединялись их уста.

  Довольно! Дейзи яростно мотнула головой, схватила две оставшиеся сумки и проследовала за Кэлом. Прошлое ушло. Возврата нет.

  Кэл взял у нее пакеты и положил их в вытянутый кузов.

  — Куда? — спросил он, усаживаясь за руль*

  — Мне нужно забрать сына из школы.

  Она подумала, что это должно задеть его. Заставить задуматься, откуда у нее ребенок. Но, к ее удивлению, Кэл лишь кивнул.

  — Начальная школа Клинтон?

  — Да.

  — В каком он классе?

  — Заканчивает первый.

  — Трудно поверить, что у тебя такой большой сын.

  Он мог быть и твоим сыном. Дейзи украдкой посмотрела на Кэла.

  Она много раз изучала лицо сына, пытаясь найти сходство с каким-нибудь мужчиной в Иглтоне. Но Трэвис пошел в Хайтауэров, у него были густые рыжеватые волосы и светлая, покрытая веснушками кожа. Теперь она заметила, что сын походит на Кэла карими глазами. А вдруг Кэл Кармоди — действительно отец Трэвиса?

  Даже когда Роза уехала из города, Дейзи ни разу не пришло в голову позвонить Кэлу и попытаться выяснить, не он ли отец ребенка. Зачем? Кэл не годится для этой роли. Он не захотел отказаться от родео ради нее, не откажется и ради ребенка.

  Дейзи задумчиво смотрела на дорогу. Почему именно Кэл Кармоди оказался рядом с ней, когда зеленое чудовище решило сломаться?

  — Что будешь делать с фургоном? — спросил Кэл, въезжая на школьный двор.

  — Не знаю. — Дейзи потерла висок, пытаясь унять головную боль.

  — Тебе нужны деньги отбуксировать его? — спросил он.

  — Нет! — резко ответила Дейзи. Она скорее пойдет просить милостыню, чем примет деньги от Кэла Кармоди!

  Кэл фыркнул и покачал головой.

  — Ты ожидал услышать что-то другое? — Голос Дейзи звучал зло.

  — Ты ничуть не изменилась. Все такая же чертовски упрямая.

  — Мне помощь не нужна!

  — Как желаешь!

  Дейзи вскинула брови, удивляясь, что он так легко сдался. Что-то новенькое. Прежде Кэл настаивал бы до тех пор, пока она не взорвалась бы.

  Пикап остановился около школы. На лужайке резвилась стайка ребятишек. Дейзи поискала глазами Трэвиса и увидела, что ее мальчик сидит один и мечтательно смотрит на небо. Он был такой маленький, такой беззащитный! Как такая необузданная, импульсивная женщина, как Роза, могла произвести на свет тихого, мечтательного ребенка? Интересно, отец Трэвиса так же сосредоточен и замкнут? Если так, то Кэл Кармоди точно не имеет к Трэвису никакого отношения. Этому палец в рот не клади! Опустив стекло, Дейзи помахала рукой.

  — Трэвис, дорогой, сюда!

  — Мама! — Ребенок бросился к пикапу. Дейзи открыла дверь и подвинулась, чтобы дать Трэвису место. Кэл изучающе посмотрел на худенького парнишку.

  — Привет!

  Трэвис опустил голову.

  — Поздоровайся, — подтолкнула сына Дейзи.

  — Здравствуйте, — прошептал он. — Мне нравится ваша машина.

  — Это здорово, малыш. — Кэл протянул мальчику руку, случайно задев плечо Дейзи. От прикосновения его будто обожгло. Интересно, почувствовала ли Дейзи то же самое? — Кстати, меня зовут Кэл.

  Трэвис пожал незнакомцу руку и застенчиво улыбнулся.

  — Приятно познакомиться с вами, мистер Кэл.

  — Просто Кэл. — По-видимому, Дейзи хорошо его воспитывала. А ведь как нелегко было заменить и мать и отца своему племяннику!

  У нас с Дейзи мог быть уже собственный ребенок. Эта мысль промелькнула, как одинокое привидение. Ему стало грустно. Правильный ли путь он избрал в жизни?

  Они ехали молча.

  — Как продвигается твой бизнес с пчелами? — спросил Кэл, нарушив тишину.

  — Нормально.

  — Я полагал, что из-за суровой зимы могли возникнуть осложнения.

  — Мы потеряли много пчел, — торжественно сообщил Трэвис.

  — В самом деле? — Кэл нахмурился. — Грустно это слышать.

  — У нас все хорошо, — заявила Дейзи. Кэл сразу понял, что она врет.

  — Если тебе нужны деньги... — предложил Кэл, хотя и знал, что рискует услышать в ответ.

  Дейзи выразительно посмотрела на него. Только не в присутствии Трэвиса.

  — А что ты намерена делать с фургоном? — спросил он, поворачивая на Маркет-стрит. Дейзи мрачно рассматривала свои руки. Кэл понял, что у нее нет денег ни на буксировку, ни на ремонт машины. Черт побери эту упрямую женщину! Если б она позволила, он позаботился бы обо всем. Но Дейзи всегда неохотно принимала помощь. От него — особенно.

  Трэвис поднял голову и посмотрел на фургон, сиротливо прижавшийся к обочине.

  — Что случилось с нашим уродцем, мама?

  — Полетела коробка скоростей, — пробормотала Дейзи, — но ее починят, не переживай.

  Кэл заглушил мотор.

  — Займемся машиной сейчас или хочешь, чтобы я отвез тебя домой?

  Она потерла пальцами висок.

  — Может быть, отвезешь нас домой? Мне нужно время все обдумать.

  — Как скажешь.

  Кэл знал, какое ей потребовалось усилие, даже для такой простой просьбы. Все равно, он распорядится, чтобы машину отбуксировали и отремонтировали без ее ведома. И будь что будет.

  Он выехал из города и поехал по 183-му шоссе на ответвление 115. Сколько раз они с Дейзи ездили этой дорогой! Тоска полоснула по сердцу. Он украдкой посмотрел на Дейзи. Она глядела в окно, положив руку на плечо Трэвиса и высоко подняв подбородок.

  Как она красива! Длинные рыжие волосы, переливающиеся на солнце, полные трепетные губы... Черт возьми, он хотел бы остановить машину, стащить ее с сиденья и целовать. Целовать до тех пор, пока она не станет умолять его вернуться в ее жизнь. Но Кэл знал, что этого не произойдет. Если она принимала решение, ее невозможно было заставить его изменить. А семь лет назад она решила положить конец их отношениям.

  Все эти семь лет Кэл превозмогал боль, полностью уйдя в скачки на быках. Он жил и дышал жизнью родео. После Дейзи Хайтауэр он никого не подпускал близко к себе, чтобы не обжечься так же, как с Дейзи.

  А потом у него отобрали последнее. Он потерял родео так же безвозвратно, как и Дейзи.

  Горячее, тяжелое чувство закипало внутри. Сожаление, раскаяние, грусть, огорчение. Направляя пикап к пчеловодческой ферме Хайтауэров, которая граничила с ранчо его родителей, Кэл Кармоди решил поговорить с Дейзи еще раз.

  Он выключил мотор. Воспоминания с новой силой охватили его, когда он оглядел ферму. Дом требовалось покрасить, а изгородь — расширить. Давно пора скосить траву, да и ветки деревьев было бы неплохо подрезать. Здесь не хватало мужских рук.

  Он вспомнил, как сидел с Дейзи на этом самом крыльце. Они целовались, хихикали и обнимали друг друга, когда на крыльцо вышла тетя Пиви с кувшином только что приготовленного лимонада и подносом с шоколадным печеньем.

  Он вспомнил, как помогал Дейзи и тете Пиви на пасеке, собирая семьи, вычищая ульи, отсаживая маток. Вспомнил гул пчел и сладкий, всюду проникающий аромат меда.

  Да. Это место всколыхнуло в нем давно забытые чувства.

  Чувства, которые нельзя пережить снова. Но может быть, Дейзи позволит ему быть ее другом? Он не мог смириться, что навсегда потерял ее.

  — Эй, Трэвис, не хочешь отнести эту сумку в дом? — Кэл протянул мальчику маленькую сумку с продуктами. Трэвис кивнул и пошел к крыльцу.

  Дейзи хотела последовать за ним, но 'Кэл удержал ее, положив руку на плечо.

  — Подожди. Я хочу поговорить с тобой.

  Дейзи заколебалась.

  — О чем?

  Кэл проглотил слюну.

  — На ферме нужно работать, Дейзи.

  — Я стараюсь, — резко ответила она. — Думаешь, это легко? Вести хозяйство и растить семилетнего мальчика?

  — Я не это имел в виду. Я вижу, как ты стараешься.

  — Тогда что ты имеешь в виду? — В зеленых глазах Дейзи мелькнуло раздражение.

  — Тебе мог бы пригодиться здесь мужчина.

  Бровь Дейзи высоко подскочила вверх.

  — Ну уж нет, Кармоди, тебе не удастся снова войти в мою жизнь!

  — Погоди, не горячись. Ну почему ты такая упертая! Я не собираюсь преследовать тебя.

  — Ну-ну! — Дейзи скрестила руки на груди.

  Раздражение Кэла еще более усилилось, когда он припомнил событие, положившее конец их отношениям. Промолчав, Кэл пристально взглянул на молодую женщину.

  Дейзи как ни в чем не бывало вытаскивала из машины сумки с продуктами и ставила их на землю.

  — Я помогу.

  — Уверяю тебя, что могу сама все вытащить.

  Она умела настоять на своем. Но у Кэла еще оставался последний козырь.

  — Я просто хочу помочь. Разреши мне оплатить ремонт зеленого чудовища.

  — Ни в коем случае! Это не твоя забота.

  — Дейзи, я должен... — Он протянул руку, чтобы дотронуться до нее.

  Она отшатнулась.

  — Ты ничего не должен мне, Кэл Кармоди.

  — Я надеялся стать твоим другом, — мягко сказал он. И это была правда. Он согласился бы на что угодно, главное — быть рядом с ней.

  — Мы с тобой не можем быть друзьями, Кэл. — Она резко захлопнула дверцу пикапа, как бы поставив точку в их разговоре.

  — Дейзи...

  — Пожалуйста, — сказала она, — сделай нам обоим одолжение — не лезь в мою жизнь!





ГЛАВА ВТОРАЯ

<p>ГЛАВА ВТОРАЯ</p>

  Прижимая к себе сумки с продуктами, Дейзи вошла в дом. Слезы застилали глаза.

  — Мама? — Трэвис удивленно посмотрел на нее, отрываясь от сэндвича с ореховой пастой и желе.

  — Дейзи? — Тетя Пиви вытерла о фартук пухлые руки, надела очки с толстыми стеклами и тоже уставилась на племянницу.

  — Я в порядке. — К счастью, Кэл уже отъехал, лишь в пыли отпечатался причудливый узор покрышек его пикапа. Кэл Кармоди действительно вернулся домой! У Дейзи задрожала нижняя губа. Не вздумай плакать, Дейзи Хайтауэр! Разве мало слез ты пролила по этому человеку?

  Промокнув платочком влажные глаза, она подхватила оставшиеся сумки.

  — У меня галлюцинация или сюда действительно подъезжал Кэл Кармоди? — спросила тетя Пиви.

  — Да, это был Кэл, — со вздохом подтвердила Дейзи.

  Восторг озарил морщинистое лицо тети.

  — Почему ты не пригласила его войти, дорогая?

  — Тетушка, я не хочу видеть этого человека в нашем доме.

  — После той истории много воды утекло. Не вижу причины, почему бы вам снова не стать друзьями.

  Нет, причина была, и очень даже веская. Было чертовски больно даже сидеть рядом с ним в пикапе. А уж регулярно видеться...

  Дейзи не ответила. Вместо этого она стала раскладывать продукты в кладовой.

  — Думаю, он приехал домой оправиться после травмы, — размышляла вслух тетя Пиви.

  — Думаю, да, — пробормотала Дейзи.

  — У него такая клевая пряжка на ремне, — вставил Трэвис. — Огромная и золотая, и на ней ковбой верхом на быке!

  — Кэл — знаменитый наездник, — объяснила тетя Пиви.

  — В самом деле? — Глаза у Трэвиса расширились. — Здорово!

  Дейзи не понравилось, что лицо сына загорелось от восхищения. Ей было неприятно, что мальчик мог восхищаться Кэлом Кармоди.

  — Да, и он сильно расшибся, стараясь оседлать одного быка, — зло добавила Дейзи.

  — Мне бы хотелось посмотреть на него в деле. — Трэвис дожевывал свой сэндвич.

  — Скачки на быках для Кэла Кармоди закончились, — заявила Дейзи, удивляясь сожалению, которое ощутила. Хотя карьера Кэла и явилась толчком к разрыву их отношений, она знала, как много значит для него участие в родео. Она могла лишь догадываться, как он страдает.

  Проклятье, почему она должна жить по соседству с этим человеком! Дейзи с надеждой подумала, что Кэл не останется в Иглтоне надолго.

  Конечно, его охота к перемене мест скоро возьмет верх. Он уедет. Так же, как семь лет назад.

  — Дейзи?

  Она вздрогнула и посмотрела на тетю Пиви.

  — Извини. Что ты сказала?

  — Что будем делать с зеленым чудовищем?

  — Не знаю.

  Дейзи снова потерла висок. Голова болела невыносимо. Как распутать бесконечный клубок проблем?

  Денег опять остро не хватало. Прошлой зимой она намучилась, борясь с клещом, — болезнь распространилась по всей пасеке. Пчелиные семьи сильно поредели от этого. Кроме того, недавняя засуха погубила множество цветущих растений, и это сильно подпортило качество меда. Никогда еще дела не шли так плохо. Ей потребуется год или больше, чтобы полностью восстановить хозяйство.

  — А как Трэвис доберется завтра до школы? — спросила тетушка Пиви.

  — Ему придется ехать на автобусе, а я попрошу Джесса Карпентера оттащить фургон в гараж Вилли.

  — У меня есть небольшая заначка, — предложила тетя Пиви. — Думаю, на ремонт хватит.

  — Но это же деньги на Рождество, — возразила Дейзи.

  — Сейчас только май. У меня еще уйма времени, чтобы подкопить денег к Рождеству.

  Дейзи задумалась. Она очень не любила брать деньги у тети, но сейчас у нее не было выбора. Автомобиль нужен, и уж лучше одолжить деньги у тетушки Пиви, чем принимать помощь от Кэла Кармоди!



  Чувства, которые испытывал Кэл Кармоди после встречи с Дейзи Хайтауэр, можно было бы назвать одним словом — хандра.

  Было ясно, что семь лет назад он сделал плохой выбор. Предпочел любви скачки на быках, а теперь лишился и того, и другого.

  Кэл сделал еще глоток пива. Ну и что, если только полдень? Его родители устраивали вечеринку в его честь, но ему больше всего хотелось убежать. Или напиться.

  Теперь он вспомнил, почему не вернулся в Иглтон раньше. На протяжении этих лет или он навещал родителей в их владениях в Корпус-Кристи, или они приезжали повидать его. Туда, где проходило родео. До несчастного случая у него не было желания возвращаться домой. Взглянув через плечо на растянувшийся вширь фермерский дом, где он вырос, Кэл тяжело вздохнул.

  Из окон лилась музыка. Около дома было припарковано с десяток машин. В воздухе витал запах барбекю.

  Никто даже не заметил, что он ускользнул с вечеринки, устроенной в его честь по случаю возвращения домой. Ответив на миллион вопросов о травме и испорченной карьере, он пробормотал, что ему хочется на свежий воздух, достал еще пива из холодильника и скрылся на улице.

  Пройдя в сарай, он снял защитный брезент со своего мотоцикла. Он купил этот «харлей» на деньги от своего первого выигрыша на соревнованиях. Машина выглядела такой же свежей и новой, как и в день покупки. Один из работников на ранчо регулярно проверял мотор и проводил необходимое техническое обслуживание.

  Черт! Как ему хотелось покататься на мощном мотоцикле, ощутить твердость металла, ветер, теребящий волосы, вибрацию мотора, отдающуюся во всем теле! Но и этого удовольствия он был лишен!

  Это был не несчастный случай. Он сознательно сел на дикого Брахму.

  Он рисковал здоровьем и будущим ради момента триумфа. Тогда он ни о чем другом не думал.

  Теперь же он никак не мог изменить прошлое, а в эту минуту ему так хотелось прокатиться на «харлее»! Кэл посмотрел на мотоцикл. Разве это может повредить? Подумаешь, пару кругов сделать по пастбищу...

  Нога предательски пульсировала, но он не обращал внимания. Чего ему терять?

  Кэл вывел мотоцикл из сарая. Его руки поглаживали блестящий руль.

  Ноге может стать хуже. Эта мысль пронеслась у него в голове, но он ее отогнал. Разве может быть еще хуже? Черт, надо жить, в конце концов! Он хорошо понял, что жизнь может быть очень короткой.

  Бунтарская натура требовала выхода. Именно она заставила его искать счастья, искушая судьбу. Она заставила его сделать себе имя и доказать миру, что он представляет собой нечто большее, чем просто избалованный сын Чета Кармоди.

  Кэл толчком завел мотоцикл.

  Знакомый трепет охватил его. Трепет, которого он не испытывал с Нового года. Именно тогда Техасский Торнадо втоптал его в грязь арены.

  Кэл газанул и понесся по сухому пастбищу.

  Хотя было еще только начало мая, засуха нанесла лугам суровый урон. Длинные стебли, всегда ярко-зеленые в это время, стали выжженными и желтыми. Из-под шин мотоцикла вылетали кузнечики. Нещадно палило солнце. Ветер с залива нисколько не смягчал жару, а, казалось, только наполнял воздух тяжелой влажностью.

  Пот струился по шее Кэла. Трава била по ногам. Болело левое колено, но он не обращал внимания. Он старался ехать быстро, чтобы все мысли о Дейзи выветрились из головы.

  Увеличив скорость, Кэл проехал вдоль границы, отделявшей их владения от пасеки Дейзи. Запах меда смешался с запахом белого клевера и люцерны.

  Он с ревом проехал по полю люцерны, поднимая на ходу пчел-медоносов.

  Пчелы Дейзи. Кэл быстро закрыл глаза и сглотнул. И в это короткое мгновение он увидел ее. Она стояла рядом с ним, облепленная пчелами. Она улыбалась и держала в руке соты, из которых капал мед. Ей было шестнадцать, а ему восемнадцать, и он был без памяти в нее влюблен.

  Она казалась такой смелой, такой бесстрашной. Такой же, каким был он сам, когда сидел на спине быка.

  Уже позже она научила его секрету, как засунуть руку в улей и не быть ужаленным.

  Он не знал ни одной женщины, похожей на нее. Дейзи Хайтауэр была единственной.

  Смелая, независимая, упрямая, сильная и ослепительно красивая. Она не делала скидок ни себе, ни другим. Когда погибли ее родители, она сама стала управлять фермой. Впряглась в тяжелую работу, как впрягается в плуг лошадь.

  Полная его противоположность. Ответственность всегда казалась Кэлу тюрьмой. Он вспомнил слова, которые Дейзи бросила ему во время их последней ссоры. Она назвала его трусом. Разве это правда? Разве погоня за мечтой — это трусость? Неужели на самом деле он убегал от обязательств? Испугался любви? И использовал скачки на быках в качестве удобного оправдания?

  Прекрати думать о прошлом.

  Кэл дал полный газ, мотор взревел громче, люцерна ослепила его золотым сиянием.

  Солнце обжигало кожу, землю, воздух. Из выхлопной трубы летели искры.

  Оглушительно жужжали потревоженные пчелы. Кэл развернул «харлей» и еще раз промчался по люцерне. Он весь покрылся потом, и наслаждался этим ощущением. Грязь, пот, скорость. Все напоминало ему родео.

  Над полем с кормовой травой поднялось белое облачко. Кэл прищурился, нахмурился. Что за черт? Дым.

  Его ни с чем не спутаешь.

  Облако вздымалось, закручивалось, быстро разбегаясь по высокому сену.

  Паника охватила Кэла. Неужели искра из-под колеса могла вызвать пожар на пастбище? Побелевшими пальцами он впился в ручку тормоза. Пчелы словно обезумели. Несчастные насекомые метались, пытаясь уйти от огня, но дым сбивал их с пути.

  Пчелы Дейзи! Сердце у него упало.

  Оранжевые языки пламени лизали люцерну, поднимаясь все выше.

  Кэл в ужасе смотрел на гибнущих пчел.

  О Господи, что он наделал?



  — Ты чувствуешь запах дыма? — спросила тетя Пиви, поводя носом и принюхиваясь.

  — Нет. — Дейзи изучала гроссбух, лежавший перед ней. Она сидела на заднем крыльце, спрятавшись от солнца под пальмовым деревом. Тетя Пиви развешивала на веревке полотенца.

  Глядя в книгу, Дейзи хмурилась все больше и больше. К сожалению, цифры не лгали. Пчеловодческая ферма Хайтауэр испытывала серьезные финансовые затруднения. Если они будут экономить, то смогут пережить это страшное время. К зиме они смогут собрать деньги, чтобы купить несколько новых пчелиных роев.

  Если только не случится ничего непредвиденного...

  — Я точно чувствую запах, — настаивала тетя Пиви. — Бог не дал мне хорошего зрения, но взамен одарил хорошим обонянием. Как следует принюхайся, Дейзи, и скажи мне, что я ошибаюсь.

  Чтобы угодить тете, Дейзи отложила книгу и глубоко вдохнула.

  — Тетушка, я не... — Она внезапно замолчала. Хм, в воздухе действительно слегка пахло дымом. Неудивительно, если что-нибудь загорелось, учитывая затянувшуюся засуху и безжалостную жару.

  — Думаешь, кто-нибудь сжигает мусор?

  — Конечно, нет. Уже три недели запрещено разводить костры.

  Тетя Пиви помолчала, держа во рту прищепку, а в руке — белье Трэвиса.

  — Где-то близко, — прошептала она. — Очень близко.

  Дейзи уронила гроссбух и вскочила на ноги. Прищурившись, она вгляделась вдаль.

  Там. На юге. Около фермы Кармоди. Столб дыма вздымался к небу. Тетя Пиви права. Пожар был близко. Прямо на поле люцерны Кармоди, которое примыкало к ее пасеке. Пчелы опыляли сладкие кормовые травы. В это время дня они улетали собирать нектар. Только не пчелы!!!

  Пожалуйста, Господи, не дай пчелам пострадать!

  Вдалеке раздался звук сирены. Над полем люцерны беспомощно повис рой пчел.

  «Летите домой, летите домой», мысленно умоляла она, но в душе знала, что было уже поздно. Пчелы находились слишком близко от пекла.

  Дым становился все гуще. Дейзи закашлялась.

  Пчелы петляли и опускались, как будто им было трудно лететь. Ужас все больше охватывал Дейзи. Это не должно произойти! Жалобный вой сирены становился все громче, усугубляя страдания молодой женщины. Она добралась до изгороди, отделяющей ее владения от поместья Кармоди. Дейзи смотрела на огонь, который трещал всего в трехстах метрах от нее. Пламя жадно лизало стебли люцерны, быстро продвигаясь к северу, к ее земле и ее драгоценным пчелам.

  Она беспомощно следила за тем, как они попадали в горячие потоки воздуха и исчезали в плотном облаке дыма.

  Это конец! Дейзи застонала и обхватила голову руками. В носу жгло, горло саднило. Глаза слезились от дыма, и потому Дейзи с трудом различила мужскую фигуру. Мужчина отгонял пламя одеялом.

  Кэл.

  Дейзи перелезла через изгородь и подошла ближе к адскому пеклу. Горячие волны воздуха обжигали ее лицо.

  — Дейзи! — закричал Кэл. — Уходи! — Он отогнал ее. Лицо его было покрыто сажей.

  — Бесполезно. — Она схватила его за рубашку и потащила назад. — Остановись, пока не обгорел.

  Чуть ли не страдание исказило красивое лицо Кэла, и Дейзи едва сдержалась, чтобы не обнять его. Почему у нее возникло идиотское желание его утешать? Кэл ничего не потерял, кроме нескольких пучков люцерны. С его деньгами это была капля в море.

  Он вырвался.

  — Я должен потушить пожар. Иначе все пчелы погибнут.

  — Слишком поздно, Кэл...

  Смешавшись с сажей на лице, пот стекал черными струйками. Кэл зажал в руке потрепанную попону и печально смотрел на бушующий огонь.

  — Прости меня, — прошептал он.

  — Ты не виноват, — утешала она.

  — Кэл! Дейзи!

  К ним бежала толпа людей во главе с родителями Кэла. Дейзи увидела и добровольческую пожарную машину.

  Ветер переменился, и дым повалил в лицо. Дейзи без остановки кашляла.

  — Пошли, возвращаемся. — Кэл взял ее за локоть и подвел к толпе.

  Дейзи задыхалась от горя. Ее пчелы погибли. Точно так же, как ее мать и отец. И Роза.

  Выскользнув из объятий Кэла, она, совершенно обессиленная, упала на колени. Кто-то, утешая, положил ей руку на плечо, но Дейзи была безутешна.

  По полю понеслись пожарные машины. Из них на ходу выпрыгивали люди в комбинезонах и бросались к огню.

  Кэл и его отец присоединились к пожарникам.

  — Деточка, выпей. — Мать Кэла присела около Дейзи. Та взяла предложенный ей стакан и жадно выпила воду.

  Нила Кармоди выглядела так, как будто только что сошла со страниц роскошного каталога: на ней была белая блузка, белые льняные брюки и дорогие итальянские сандалии. Прическа уложена волосок к волоску. Шикарная, нарядная, утонченная женщина!

  — Что случилось? — спросила Нила.

  Вытирая рукавом пот, Дейзи смахнула челку с глаз и пожала плечами.

  — Не знаю. Тетя Пиви почувствовала запах дыма. Я увидела огонь на вашем поле с люцерной. Когда я добежала сюда, Кэл пытался потушить его попоной.

  — Твои пчелы? — ахнула Нила и осеклась. Дейзи обреченно кивнула.

  — Ах, дорогая. Мне так жаль. Я понимаю, какая это для тебя потеря.

  — Спасибо, — хрипло сказала Дейзи.

  Потеря — не то слово. Они были ее жизнью.

  — Если мы с Четом можем чем-нибудь помочь, пожалуйста, не стесняйся и скажи.

  — Спасибо, — кивнула Дейзи, зная, что она никогда этого не сделает.

  — Я хочу сказать, теперь, когда Кэл дома и все... — Нила не договорила, сообразив, что сказала глупость.

  — Между мною и Кэлом все кончено. Уже давно.

  — Я знаю. Я просто подумала... По правде говоря, Дейзи, я беспокоюсь за его рассудок. Знаешь, после травмы он не похож на себя. У него постоянно плохое настроение. Совсем не похож на себя прежнего.

  Во время вчерашней встречи Кэл показался Дейзи абсолютно здоровым. Более чем здоровым. Утонченным. Великолепным. Замечательным.

  — Я подумала, что было бы хорошо, если бы Кэл мог обратиться к старым друзьям за моральной поддержкой.

  Дейзи покачала головой.

  — Это не очень хорошая идея. Уверена, что у Кэла много других друзей в Иглтоне.

  — Наверно, ты права. — Нила вздохнула, поднялась и сквозь дорогие солнечные очки посмотрела на борющихся с пожаром людей.

  Дейзи чувствовала себя неловко, сидя здесь и разговаривая с мамой Кэла. Они были соседями, но виделись весьма редко. Кармоди жили в Корпусе, а ранчо занимался управляющий. Они вращались в разных кругах.

  Избегать родителей Кэла было не трудно. Дейзи была слишком занята, да к тому же и не слишком общительна. Их обычный контакт состоял из сдержанного обмена любезностями при встречах в городе. Кармоди были милыми людьми, и Дейзи было неприятно, что между двумя семьями возникла трещина. Но еще меньше хотелось возобновить с ними личные отношения.

  Дейзи хмуро смотрела, как пожарные метр за метром отвоевывают пространство у огня. По крайней мере, он не перекинулся на ее владения. Но это уже не имело значения. Ее пчел не стало.

  Что ей теперь делать?

  Глядя на землю, Дейзи увидела погибшую пчелу. Наклонившись, она подняла мертвое насекомое и стала качать на ладони. Пытаясь сдержать слезы, Дейзи смотрела на крохотное создание, которое усердно работало, добывая для нее мед.

  Судьба словно ополчилась на нее неизвестно за какие грехи. Она хотела уйти, но не было сил подняться. А чтобы рассказать тете Пиви о пчелах, ей требовалось больше сил, чем у нее было сейчас.

  Начальник пожарных, Кэл и Чет Кармоди подошли к женщинам. Дейзи заметила, что Кэл сильно хромает.

  — Похоже, мы успели, миссис Кармоди. — Пожарник вытер тряпкой красное лицо.

  — Спасибо, Джим. Мы очень признательны, что вы так быстро откликнулись.

  — Стараемся. — Он снял каску.

  — Да. — Кэл пожал руку пожарному. — Спасибо.

  — Что, по вашему, явилось причиной пожара? — Джим посмотрел на Кэла, потом на его отца. — Вы ведь знаете, что костры разводить запрещено?

  — Представления не имеем. — Мистер Кармоди покачал головой. — У нас были гости.

  — Это я виноват. — Кэл нервно теребил в руках остатки попоны.

  Все присутствующие охнули. Дейзи в упор посмотрела на него. Она не ослышалась? Кэл виноват в гибели ее пчел?

  — Я ехал по полю на мотоцикле. Вероятно, искра попала на сухую траву.

  Невероятно! Дрожа, Дейзи поднялась на ноги. Она жалела его, беспокоилась о его больной ноге, о душевном состоянии, а он, как дурак, носился на мотоцикле! Ничему-то его жизнь не научила. Мало ему было падения с быка, так он твердо вознамерился свернуть себе шею каким-нибудь другим способом!

  — Дейзи. — Он умоляюще протянул к ней руки.

  Девушка отшатнулась.

  — Не трогай меня.

  — Я не хотел...

  Она с ненавистью посмотрела на него.

  — Видеть тебя не могу, Кэл Кармоди! Как был недоумком так и остался!

  Она развернулась и пошла через обгоревшее, еще дымящееся поле люцерны, крепко зажав в кулаке мертвую пчелу.





ГЛАВА ТРЕТЬЯ

<p>ГЛАВА ТРЕТЬЯ</p>

  Даже истекая кровью на арене в Лас-Вегасе, когда Техасский Торнадо изуродовал ему ногу, Кэл не испытывал такой горечи. Лицо Дейзи стояло у него перед глазами. Ему не было прощения.

  Кэл сидел на сломанной изгороди и тупо смотрел на пепелище. В воздухе стоял запах выжженной травы. Он чувствовал во рту едкий привкус. Все поле было черным. После пожара прошло несколько часов, но дым еще не рассеялся.

  Дейзи имела полное право обвинять его. Точно так же, как семь лет назад.

  Его жизнь могла бы стать совсем другой, если бы он отказался от скачек на быках ради единственной женщины, которую любил.

  Но ты не сделал этого.

  Он упустил самое лучшее, пока занимался своей карьерой. Карьерой, которая нестабильна, недолговечна, ничего не гарантирует. Карьерой, которая принесла ему тяжелую травму и много, много боли...

  Если бы он тогда остался, теперь они с Дейзи были бы женаты. У них было бы двое или трое детей. Дейзи не пришлось бы беспокоиться о деньгах. Их жизнь была бы полна любви и радости. Так почему же, почему он выбрал одну дорогу вместо другой?

  Кэл хрустнул пальцами и вспомнил, каким он был дерзким, самоуверенным юнцом. Уверенным, что слава и удача — ключи к счастью. Убежденным, что семейная жизнь быстро наскучивает и лишает свободы. Полагавшим, что если он сделает себе имя, то раз и навсегда докажет своему отцу, что его сын чего-то стоит.

  Из-за его безрассудства у родителей пропало поле люцерны, но это ерунда. У них много денег, все застраховано. Его непростительное поведение нанесло тяжелый урон Дейзи Хайтауэр и ее маленькой семье.

  Он должен как-то загладить вину. Но как?

  — Ах, Дейзи, — тихо прошептал он. — Я не хотел...

  Кэл смотрел на мотоцикл, стоящий около изгороди. Дейзи права. Пора повзрослеть и нести ответственность за свои действия. Если бы только она ему позволила! Приняв решение, Кэл соскочил с деревянной изгороди.



  — Мы разорены, — прошептала Дейзи.

  На этот раз тете Пиви было нечего сказать. Она сидела за кухонным столом и была в таком же шоке, как и Дейзи. Ее волосы с проседью, обычно аккуратно уложенные, сейчас были растрепаны. Беспрерывно льющиеся слезы смыли скудную косметику. От тети пахло булочками с корицей, приготовленными в то утро на завтрак, но сладкий аромат не поднимал никому настроения.

  Дейзи сжала зубы. Сама она сумела бы справиться с горем. Но ей было больно смотреть, как несчастье подействовало на ее тетю.

  — Пчеловодческая ферма Хайтауэр уже три поколения была крупнейшей в округе Рефьюджио, — причитала тетя Пиви, вытирая лицо фартуком. — Зачем я дожила до этого дня?

  — Успокойся, тетушка. — Дейзи встала и обняла ее. — Не расстраивайся. Я что-нибудь придумаю.

  — Как? Без пчел нет меда.

  — Значит, достанем еще пчел.

  — На что? У нас ничего нет. — Тетя Пиви заломила руки. — Мы окажемся на улице.

  — Извини, что подвела тебя. — Дейзи чувствовала комок в горле.

  — Господь знает, что ты очень старалась, дорогая. — Тетя Пиви похлопала Дейзи по руке. — Я не виню тебя. Если кто и виноват, так это только негодник Кэл Кармоди.

  Дейзи мрачно кивнула. Этот мужчина представлял собой угрозу. Себе и другим.

  — Слезами горю не поможешь. Что случилось — то случилось. Пчелы погибли, и нам надо все начать сначала.

  Дейзи не видела смысла подогревать жалость к себе, когда надо делать дело. Единственным способом, с помощью которого она пережила гибель родителей и самоубийство Розы, было взять себя в руки и добиваться своего, шаг за шагом продвигаясь вперед. Потеря всех пчел на свете не могла сравниться с ее личными трагедиями, но она выжила, еще более закалившись.

  — Что ты скажешь Трэвису? — вдруг всполошилась тетя Пиви.

  — Правду.

  — Бедный парнишка, — раздался жалобный всхлип.

  — Трэвис крепкий. Он переживет.

  Дейзи приняла бесстрастный вид, но на душе у нее скреблась целая свора кошек. Что делать? Где взять деньги, чтобы оплатить счета и купить новых пчел?

  В этот момент раздался звонок в дверь.

  — Я открою. А ты пока приведи себя в порядок, — сказала, поднимаясь, Дейзи.

  На крыльце, ссутулившись, стоял Кэл Кармоди. Он опустил голову и рассматривал свои сапоги.

  У Дейзи перехватило дыхание. Что бы ни делал этот мужчина, как бы часто ни причинял ей боль, она все равно не могла унять свое сердце, которое сладостно замирало всякий раз, когда она его видела.

  — Уходи, — резко сказала она, порываясь закрыть дверь.

  Как будто предвидя ее действия, Кэл быстро просунул ногу в щель. Теперь она не могла закрыть дверь, не прищемив ему ногу. А если все же прищемить? Но рассудок взял верх.

  — Убери ногу, — вздохнула она.

  — Дай мне слово сказать!

  — Почему я должна это делать? Пойди лучше покатайся на своем мотоцикле.

  — Черт возьми, Дейзи, я должен возместить убытки!

  — С каких это пор великий Кэл Кармоди стал брать на себя ответственность за свои поступки?

  — С этих пор.

  Его глаза горели незнакомой ей решимостью.

  — Так ты выслушаешь меня? Пожалуйста. — В его голосе уже слышалось раздражение.

  — Хорошо. — Что она потеряет, если выслушает его? — Входи, но не обещаю, что тетя Пиви не линчует тебя.

  Кэл прошел в прихожую. Дейзи закрыла дверь и смотрела, как он шел, прихрамывая, в гостиную. Она указала ему на кушетку и села рядом, правда отгородившись двумя подушками.

  — Я разговаривал с нашим страховым агентом, — начал он.

  — И что?

  — Наша страховка покроет гибель пчел.

  В ее сердце зародилась надежда, но гордость боролась со здравым смыслом. Ей ничего не хотелось брать у этого мужчины. Но надо было подумать о Трэвисе и тете Пиви, не говоря уже о деле всей ее жизни.

  Ее молчание приободрило Кэла, и он горячо продолжил:

  — Я должен тебе гораздо больше. На деньги можно купить пчел, но потребуется много работы, чтобы внедрить новые семьи.

  — И?..

  — Я намерен тебе помогать.

  — Ну, нет, ни в коем случае. Я не хочу, чтобы ты здесь болтался, принося всем горе и неприятности.

  — Это самое малое, что я могу сделать, — настаивал он, подвигаясь к ней.

  Дейзи откинулась на спинку кушетки. Что это за искорка вспыхнула в его глазах?

  — Нет, ни за что.

  — Будь благоразумна. У тебя слишком много забот: занимаешься бизнесом, растишь семилетнего парня, заботишься о старой женщине...

  — Уж не такая я старая, молодой человек! — проворчала тетя Пиви, входя в гостиную. — Но он прав, Дейзи. Ты нуждаешься в помощи. Ты и так встаешь в пять утра и не ложишься почти до полуночи.

  — Тетушка, — резко заговорила Дейзи, — я сама разберусь!

  — Человек хочет загладить вину. Зачем отказывать ему в этом?

  Затем, что когда-то она уже имела глупость поддаться на его уговоры. Дейзи даже мысли не могла вынести, что Кэл Кармоди будет постоянно у нее перед глазами. Бегать без рубашки от улья к улью... Ее передернуло.

  — Послушай, если ты не разрешишь мне помочь, я сойду с ума. По правде говоря, ты окажешь мне услугу, если согласишься, — уговаривал Кэл.

  — Почему, черт возьми, я должна оказывать тебе услугу?

  — Может, все-таки сжалишься? — Он бесхитростно улыбнулся. — Мне совершенно нечего делать. Сижу в доме родителей, жду, пока заживет нога, смотрю кабельное телевидение и обрастаю жирком.

  — Не забудь еще добавить — поджигаю пастбища и поля!

  Господи, как же ей хотелось согласиться! Но разве она могла? Разве на этот раз она сможет уберечь свое сердце?

  Кэл не мог поверить, что она согласилась и разрешила ему помочь ей. Должно быть, у нее более серьезные финансовые затруднения, чем он полагал вначале.

  — Я еще не была на пасеке после пожара. Пошли. Посмотришь, что натворил.

  Воздух был плотный и тяжелый. Кэл забыл, как влажно бывает в округе Рефьюджио. Здесь при девяноста градусах по Фаренгейту кажется жарче, чем при ста двенадцати в Лас-Вегасе.

  Даже ветер с залива был горячим. Пока они дошли до пасеки, его рубашка успела прилипнуть к спине от пота, а нога запульсировала от боли.

  Дейзи резко остановилась, словно наткнулась на невидимую преграду. Тишина. Мертвая тишина. Лишь несколько пчел сиротливо жужжали над головой.

  Дейзи вошла в рабочий сарай и вышла оттуда с двумя сетками и специальным костюмом.

  — Вот, — сказала она, протягивая ему костюм. — Надень это. Они сейчас могут ужалить.

  Кэл нервно натянул поверх одежды белый комбинезон. Ему было интересно, кто его обычно надевал. Слишком уж тот большой для маленькой Дейзи.

  При мысли о мужчине в ее жизни он почувствовал укол ревности. Микки сказал ему, что Дейзи ни с кем не встречалась, но Микки Стэндиш не мог знать все, что происходит в Иглтоне. Возможно, у нее был тайный поклонник.

  — Чей это комбинезон? — спросил он.

  — Тети Пиви. Но она теперь редко помогает с пчелами: у нее испортилось зрение.

  И почему от этих слов у него улучшилось настроение? Непонятно.

  Дейзи вытащила из сарая инструменты. Она несла хитрую штуковину, напоминающую кузнечные мехи, и еще какое-то приспособление. Надев на голову сетку, она чиркнула спичкой, чтобы разжечь дымарь. Пройдя мимо Кэла, она сбоку приблизилась к улью, стараясь не нарушить траекторию полета оставшихся пчел.

  Кэл зачарованно наблюдал за ее точными движениями. Вечернее солнце блестело на ее волосах сверкающей короной.

  Как он сглупил семь лет назад! Променял их любовь на эти дурацкие скачки. Потом, в довершение всех его грехов, ужасный несчастный случай с Розой. Теперь, устроив пожар и убив пчел, он лишил себя всякой возможности возобновить отношения с Дейзи.

  — Послушай, — голос Дейзи вывел его из задумчивости, — если ты искренне предлагаешь мне помощь, то должен знать, что происходит. Я буду проверять каждую матку и смотреть, сколько пчел у меня погибло.

  — Хорошо.

  Пчелы собрались вокруг летка, сердито жужжа. Кэл вздрогнул и замер.

  Зажав в правой руке дымарь, а в левой — стамеску, Дейзи выпустила облачко дыма в середину входа. Взяв инструмент, она аккуратно просунула его внутрь. Она работала медленно, аккуратно, вынимая каждую рамку, а он наблюдал, зачарованный Дейзи, пчелами и всем этим процессом.

  Вздыхая, Дейзи поставила на место рамки, а потом крышку. Когда она повернулась к нему, он увидел слезы в ее глазах.

  — Дейзи! — Его охватила тревога.

  — Улей почти полностью уничтожен. Матка в порядке — это хорошо. Но я потеряла, по крайней мере, десять тысяч рабочих пчел.

  — Прости, — прошептал он.

  — Знаю, что это только пчелы. — У нее задрожала нижняя губа. — Но они много значили для меня, понимаешь?

  — Я... я... — Он не знал, что ответить. Ее слезы доставляли ему страшную боль. Ведь это он виной всему.

  — Я не могу смотреть остальные ульи. Не сейчас. Может быть, позже. — Она отошла от ульев и сняла с лица сетку.

  Он тоже снял сетку и подошел к ней.

  — Дейзи, пойми, я очень раскаиваюсь в том, что сделал. Я не знаю, как выразить это...

  Как бы он желал, чтобы машина времени вернула его в прошлое! Если бы Бог дал ему еще один шанс!

  Солнце освещало ее лицо, выделяя мелкие веснушки на переносице. Ее губы цвета персиковой розы были в опасной близости для поцелуя. Цвет лица был безукоризненным. Дейзи выглядела такой же юной, как семь лет назад. Кэл затаил дыхание.

  Не успев подумать и оценить свои действия, Кэл схватил ее за плечи и нежно прижался ртом к ее губам.

  Прикосновение было просто божественным, слаще самого прекрасного меда. Он хотел ее. Отчаянно. И не только физически. Впервые в жизни Кэл Кармоди хотел чего-то большего.

  Дыхание Дейзи было горячим и неровным. Ее тело напряглось. Губы не ответили на его поцелуй.

  — Что ты делаешь? — закричала она, отскакивая.

  — Я... я просто хотел тебя утешить.

  — Ах, вот что! Это очень помогает! Убери руки, Кармоди, и не смей снова прикасаться ко мне. Я принимаю твою помощь, потому что у меня нет выбора, но наши отношения сугубо деловые. Понятно?

  — Дейзи, пожалуйста. Дай мне объяснить. – Ее ядовитый взгляд задел его за живое. — Я не тот Кэл Кармоди, которого ты знала семь лет назад.

  Она фыркнула:

  — Кого ты пытаешься убедить? Меня или себя?

  — Я много думал после несчастного случая и...

  — В горе и атеист в Бога поверит.

  — Что?

  — Бык раздавил тебе ногу, и это изменило всю твою жизнь. Ты просто почувствовал себя смертным, Кармоди. А на деле ты все такой же самонадеянный бабник, каким был всегда...

  — Никогда я не был бабником! — возмутился он.

  — Назови хоть одну женщину в Иглтоне моложе тридцати пяти, с которой ты не спал. Кроме меня, разумеется.

  — Ты слишком веришь сплетням, Дейзи Энн. Может быть, я и люблю повеселиться, но это не означает, что я — подлец.

  — Верно. И это объясняет, почему ты спал с Розой!

  Кэл замер. Он знал, что рано или поздно им придется обсуждать это, но не думал, что этот момент наступит так быстро.

  — Я пытался тебе объяснить, что произошло в тот вечер, но ты не хотела меня выслушать.

  Дейзи подняла подбородок.

  — Ты рассчитывал, что я поверю тебе, а не сестре?

  — Но это правда.

  Даже сейчас ему обожгло горло, будто кислотой, когда он вспомнил вечер, который безнадежно запутал его жизнь. Он только что занял первое место на родео в Корпус-Кристи. Следующее соревнование должно было состояться в Оклахоме, и Кэл говорил только об этом.

  Он ехал из Корпуса в пикапе, и Дейзи сидела рядом с ним. Он упивался славой, был возбужден и беспрестанно говорил о своей карьере, пока, наконец, не осознал, что Дейзи странно молчит.

  — В чем дело, дорогая? — спросил он и взял ее за руку. — Ты ужасно молчалива.

  — Ты хочешь меня бросить, да? — вырвалось у нее. — Скачки на быках значат для тебя больше, чем я.

  — Совсем нет, — не соглашался он.

  — Как мы можем пожениться, если ты все время ездишь по родео? — Она сложила руки на груди.

  — Замолчи! Я люблю тебя, Дейзи Хайтауэр, но жениться нам немного рановато.

  — Просто ты слишком безответственный, чтобы остепениться! Ты любишь вечеринки, и лесть, и девочек, которые крутятся возле тебя.

  — Так вот в чем дело? — Ему польстила ее ревность. — Ты боишься, что меня кто-нибудь уведет? Дорогая, я люблю тебя, и только тебя. Почему бы тебе не поехать со мной? Мы бы ездили по родео вместе. — Он сжал ее руку.

  Это ее не успокоило.

  — Кэл, я ведь занимаюсь пчелами, у меня ферма, я не могу просто так уехать. Роза и тетя Пиви надеются на меня.

  — Ну тогда, если они для тебя важнее, чем я...

  В итоге между ними разразился настоящий скандал, который закончился ультиматумом Дейзи — прекратить ради нее участвовать в родео. В глубине души Кэл знал, что она лукавила, когда сказала, что больше не хочет его видеть. Он решил дать ей остыть, а на следующий день попытаться уговорить ее быть разумной. Сказать, что однажды, когда закончится его карьера на родео, он будет счастлив назвать ее своей женой.

  Несмотря на ссору, он все еще не терял надежды отпраздновать победу. Высадив Дейзи у дома, отправился в бар, где напился до безобразия.

  То, что случилось потом, было ужасно. Единственным оправданием служило то, что он мечтал о Дейзи и потому позволил себя обмануть. Когда дверь бара отворилась и вошла Роза в одном из платьев Дейзи, он решил, что это и есть Дейзи.

  До конца сыграв свою роль, коварная Роза извинилась за ссору с ним. Она попросила отвезти ее в какое-нибудь уединенное место. Кэл был вне себя от такой удачи. Он много месяцев мечтал о близости с Дейзи, но она откладывала это до замужества. Он уважал ее просьбу, но сейчас она предлагала ему самый драгоценный подарок — свою девственность — и умоляла ее простить. Он был ослеплен любовью и обманут.

  Будь он трезв, никогда бы не принял Розу за Дейзи. Прежде всего, такое поведение было несвойственно его невесте. Но он так хотел помириться с нею, так жаждал ее одобрения, так желал исправить положение, что пошел за Розой, как послушный щенок.

  Даже сейчас лицо Кэла залилось краской стыда при воспоминании об этом. Они с Розой поехали на ранчо. Проскользнули в сарай. Больше он ничего не помнил.

  Потом вдруг в дверях появилась Дейзи. Она была оскорблена, увидев, как ее сестра-близнец и ее возлюбленный занимаются любовью.

  Кэл вздрогнул. Последующая сцена была отвратительной и полной взаимных упреков. Роза сказала Дейзи, что Кэл ее соблазнил. А Кэл старался объяснить Дейзи, что принял Розу за нее.

  Но Дейзи ничего не слушала. Как он мог ее винить? Он нестерпимо больно ранил ее.

  — Мне действительно жаль, что так получилось, — хрипло сказал Кэл, вернувшись от воспоминаний к действительности. — Это изменило всю мою жизнь.

  — И мою тоже. — Дейзи пронзила его взглядом.

  — Ты не знаешь, как я мучился все время, вспоминая о том, что сделал.

  — Бедняжка, — произнесла она с издевкой.

  — Мне было чертовски трудно без тебя. Поэтому я и не возвращался домой.

  — А думаешь, мне было легко? — В ее зеленых глазах блеснула злость. — Одной растить Трэвиса, зная, что он, возможно, твой сын!

  — Что? — Кэл уставился на нее, пытаясь осознать смысл ее слов. — Что ты говоришь? Трэвис не может быть моим сыном.

  — Роза обнаружила, что беременна, через несколько недель после того, как ты... был с ней.

  Кэл раскрыл рот, глядя на Дейзи. Он был в глубоком шоке. Неужели это правда? Неужели в результате той глупой ошибки на свет появился ребенок?

  — Почему ты не сказала мне этого раньше? — прошептал он, сжав кулаки.

  Дейзи смотрела на свои руки.

  — Я не была уверена, что ты — отец ребенка. У Розы было много мужчин. Я и до сих пор не уверена.

  — Это не важно, ты должна была связаться со мной и рассказать о своих подозрениях. Я бы вернулся.

  — Вернулся, Кэл? Правда? Что бы ты сделал? Женился на Розе?

  У Кэла голова пошла кругом от этих вопросов Дейзи. И мог ли Трэвис Хайтауэр действительно быть его сыном?

  — Клянусь тебе, Дейзи, в тот вечер я думал, что со мной была ты.

  — Мне все равно.

  — Неправда. Я знаю, что тогда очень сильно обидел тебя.

  Дейзи подняла ладони вверх.

  — Это не имеет значения. Нет смысла ворошить прошлое. Что сделано, то сделано.

  Кэл провел рукой по подбородку.

  — Ты права. Вопрос в том, что мы будем делать дальше!

  — Прости, не поняла. — Дейзи вскинула бровь. Не страх ли промелькнул на ее лице? — Что ты имеешь в виду, говоря «мы»?

  — Я должен знать, является ли Трэвис моим сыном.

  — Послушай, лучше оставить все как есть. Я одна растила его семь лет. Нет смысла беспокоиться, когда прошло столько времени.

  — Пусть ты очень хорошо растила Трэвиса, но каждый ребенок имеет право знать своего отца.

  — Который снова его бросит, — с горечью заметила Дейзи.

  — Что ты хочешь этим сказать?!

  Кэлом овладела злоба. Он никогда раньше не стремился иметь детей, но теперь...

  — Послушай, Кэл. Ты был прав, что уехал из Иглтона. Мы оба знаем, что ты не из тех людей, которые говорят: «Папа знает лучше». Ты слишком легкомысленный, чтобы быть хорошим отцом.

  — Черт возьми, Дейзи, ты списываешь меня со счетов, не давая возможности показать тебе, что я изменился.

  — Выжженное поле люцерны и сотни тысяч мертвых пчел доказывают, что ты ни капельки не изменился.

  — Прекрасно. Думай что хочешь. Но одно точно: я узнаю, мой ли сын Трэвис. Утром, в понедельник, мы первым делом поедем в Корпус-Кристи и сделаем анализ крови. И не пытайся мне помешать!





ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

<p>ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ</p>

  Пораженная Дейзи смотрела на Кэла Кармоди. Исчезли улыбка, беспечное выражение лица, дразнящий огонек в его карих глазах. Перед ней стоял хмурый незнакомец, настроенный более чем решительно.

  Он был похож на воина. Непоколебимый, стойкий, напряженный и готовый к сражению.

  Встретив вызов во взгляде Кэла, Дейзи почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. Она облизнула губы.

  — Ч-что ты предлагаешь?

  — Ничего. Просто ставлю тебя в известность. Я узнаю правду о Трэвисе.

  Паника охватила ее.

  — А что, если я не разрешу?

  — Тогда я обращусь к адвокату. Ты не сможешь мне в этом помешать, Дейзи.

  Семь лет она с ужасом ждала этого момента. Выражение лица бывшего возлюбленного говорило о его решимости. Если он возьмется за дело так же энергично, как некогда скакал на быках, у нее будут серьезные неприятности. Надо что-то делать.

  — Ты думаешь только о себе. Это эгоизм! — Чем бы сбить его с толку? Как заставить лучше обдумать свои действия?

  — Извини! — Кэл повысил голос. — Называешь меня эгоистом, а сама семь лет прятала от меня сына.

  — Мы еще не знаем, твой ли он сын! — Дейзи отчаянно отбивалась от его обвинений.

  — А чья это вина?

  — Твоя. — Она ответила враждебно, в тон ему. — Это ты убежал, даже не оглянувшись ни на меня, ни на Розу.

  — Я бы никогда не уехал, если бы знал о ребенке.

  — Ага! — Слезы чуть было не потекли по ее щекам, но Дейзи взяла себя в руки. — Тебе легко так сейчас говорить.

  — Вот поэтому я и хочу сдать кровь на анализ. Чтобы все исправить.

  — Исправить? Ты думаешь только о своих желаниях. О своем искуплении вины, а не о том, что лучше для Трэвиса.

  — Нет, подожди... единственное желание — это сделать жизнь своего сына лучше. И я узнаю правду!

  Дейзи покачала головой и сложила руки на груди.

  — Нет. Я этого не позволю. Он слишком мал. Для него это будет травмой.

  — Сдавать кровь на анализ неприятно, но он стерпит боль. А вынесет ли он, что не знает своего отца?

  — Меня беспокоит не укол.

  Кэл изогнул бровь.

  — А что же?

  — А то! Я не собираюсь ему говорить, что его мать была шлюхой, а отец — негодяй.

  Глаза Кэла горели настоящим огнем; руки сжаты в кулаки; на лбу выступили вены. Дейзи никогда не видела его в такой ярости. Странное ощущение охватило ее при виде его гнева. Оно было удивительно сродни... сексуальному влечению?

  — Дейзи Хайтауэр, — сказал он наконец. — Твои слова несправедливы.

  — Зато верны.

  — Ты действительно этому веришь?

  Она медленно кивнула. Как измерить те страдания, которые она перенесла, увидев обожаемого мужчину в объятиях своей сестры?

  — Тогда я думаю, что мы никогда друг друга по-настоящему не знали, так ведь?

  Его голос был грустен и тосклив, как будто ее ответ убил в нем всякую надежду.

  — Думаю, не знали.

  Кэл глубоко вздохнул и окинул взглядом выжженное поле люцерны.

  — Дейзи, я не отступлюсь. Я должен знать, мой ли сын Трэвис, и я не могу ждать, когда ему исполнится восемнадцать. Я и так уже упустил семь лет его жизни.

  Он сбросил комбинезон и повесил его на изгородь.

  — В понедельник я приеду в семь утра. Тебе лучше не пускать Трэвиса в школу и приготовить его к поездке.



  Всю субботу и воскресенье Кэл впадал то в гнев и возмущение, то в грусть и меланхолию. Он скрежетал зубами, думая, как обманула его Дейзи, но тут же напоминал себе, что она всего лишь старалась защитить сына и себя. Ему не хотелось этого признавать, но в двадцать один год он все-таки не смог бы быть хорошим отцом...

  Но, черт побери, она лишила его возможности попробовать. А что теперь? Каким отцом он будет теперь?

  Помимо своей воли он уже испытывал прилив неожиданной любви к рыжеволосому мальчику, так похожему на Дейзи.

  «Остановись, Кармоди, — говорил он себе. — Не давай воли чувствам пока не будешь знать точно».

  Но эти разумные призывы не могли остановить судорожное биение его сердца, когда он пробрался к границе, разделяющей ранчо Кармоди и пчеловодческую ферму Хайтауэр, и стал наблюдать, как мальчик играет на заднем дворе.

  — Мой сын.

  Кэл произнес эти слова вслух. Они были непривычными, но приятными.

  Сидя на корточках в траве и наблюдая за Трэвисом, который повис вниз головой на суку огромного дуба, Кэл испытывал огромное чувство вины. Он бросил Розу, когда она так в нем нуждалась! Может быть, именно это привело ее к самоубийству?

  Черт. Он совершил столько ошибок! Возможно ли их искупить?

  Кэл продолжал наблюдать за Трэвисом. Бедный ребенок выглядел таким одиноким. Таким спокойным. Серьезным и... заброшенным. Ему бы возиться с другими детьми, играть в бейсбол, прятки. В ковбоев и индейцев.

  Смог бы Кэл воспитывать его подобающим образом? Ему хотелось думать, что смог бы. Ничто не может заменить мужского влияния. У Дейзи больше обязанностей, чем она в состоянии выполнить, какой бы хорошей матерью она ни была.

  А он? Правильно ли он поступает, настаивая на анализе крови? А что, если он не отец Трэвиса? Что тогда будет думать о нем мальчик?

  И как он сможет объяснить свое долгое отсутствие?

  Кэл вздохнул. Какая неразбериха! Одинокий мальчик без отца. Женщина, которая трудится не покладая рук, чтобы свести концы с концами. Состоятельный мужчина без цели в жизни. Грустно. Они так разобщены, а им нужно быть вместе.

  Эта мысль засела в голове Кэла, не давая покоя. Им надо быть единым целым, семьей.

  Эта упрямая женщина стремилась к одиночеству, она несла его как священный крест.

  Если бы она была с ним честной, он мог бы помочь ей в трудные времена. Он не понимал, что именно заставляло эту женщину избегать помощи и полагаться только на себя, даже когда такое поведение наносило ущерб ей и ее приемному сыну.

  Сказалась ли потеря родителей в столь юном возрасте? У Дейзи, по сути, не было настоящего детства, смерть родителей слишком рано сделала ее взрослой. Всю свою жизнь она только работала. У нее не было представления о том, что время можно проводить весело.

  Удивительно, что он и Дейзи хоть какое-то время были вместе. Они были полной противоположностью друг другу. Она — целеустремленная, твердая, надежная. Он — мягкий, неустойчивый, непостоянный. Она спокойная. Он непоседа. Она была единственной девушкой, которой ему пришлось добиваться, и он уважал ее за это.

  Кэл с кривой улыбкой вспоминал, сколько усилий пришлось приложить, чтобы только уговорить ее с ним погулять.

  Он всю свою жизнь прожил по соседству с Дейзи Хайтауэр, но долго не воспринимал ее как женщину. До того самого дня. Тогда ей только что исполнилось шестнадцать.

  Вспоминая об этом дне, Кэл облизнул губы. Он проверял стадо, когда увидел Дейзи, работавшую на пасеке. Ее длинные рыжие волосы пылали на утреннем солнце. Она была похожа на сказочную фею: гибкая, легкая и необыкновенно очаровательная. Белый комбинезон не мог скрыть ее потрясающую фигуру.

  У него перехватило дух. Его тело мгновенно откликнулось на ее красоту. Кэл сразу понял, что это была Дейзи. Роза не особенно интересовалась пчелами. Она проводила время верхом на лошади или в погоне за парнями. Нет, это была Дейзи!

  Она что-то тихонько напевала, и Кэл подумал тогда, что она — самое необыкновенное существо, которое он когда-либо видел. Всегда самодовольный и уверенный в себе, он неторопливо подошел к изгороди и обратился к ней:

  — Привет, красавица.

  Она бросила на него такой взгляд, который мог бы высушить виноград, превратив его мгновенно в изюм, и продолжала заниматься своим делом.

  — Может быть, мне следовало сказать «мисс задавака»? — подколол он ее, ожидая хоть какого-нибудь ответа.

  Но Дейзи не обращала на него никакого внимания.

  Он перелез через изгородь.

  — Ты нарушаешь границу, Кармоди, — заметила она, не отрываясь от работы. Вокруг нее жужжали пчелы, а сама она казалась их королевой. Кэла не удивляла преданность насекомых. Она была самым царственным существом из всех, кого он знал. Независимая, уверенная, хладнокровная и невозмутимая.

  — И какое же наказание меня ждет, мисс Хайтауэр? — спросил он, подходя к ней.

  Она подняла голову, и их взгляды встретились.

  — А не хочешь ли ты повозиться с моими пчелами, Кармоди?

  — Ты, верно, шутишь? — И он улыбнулся самой обольстительной из своих улыбок.

  Но она была невозмутима:

  — Отнюдь.

  — Твои пчелы не станут жалить победителя скачек на быках?

  Он с гордостью выпятил грудь. Это не произвело на нее никакого впечатления.

  Дейзи повернулась к нему спиной. Он быстро обошел ее, чтобы снова привлечь внимание девушки.

  — А ты действительно можешь заставить пчел кого-нибудь ужалить?

  — Давай попробуем.

  На это у него не хватило смелости, но с тех пор он не мог забыть Дейзи Хайтауэр. Он постоянно надоедал ей, приглашая на свидания по два-три раза на неделе.

  У нее всегда была наготове масса отговорок. Большинство из них были уважительными: все свободное время она помогает на ферме; она — отличница и должна сохранять высокий средний балл, чтобы поступить в колледж по своему выбору; у нее старомодные родители, и они не разрешают дочери ходить на свидания, пока ей не исполнится семнадцать.

  Но Кэл продолжал осаждать ее, пока Дейзи не сказала правду: она не желает связываться с глупцом, который попусту рискует головой, участвуя в родео.

  Впервые в жизни Кэл Кармоди получил отпор.

  Вскоре родители Дейзи погибли в автомобильной катастрофе.

  В последующие несколько недель он старался не попадаться ей на глаза, пока время не сгладит остроту горя. Лишь месяца через два он появился у нее на пороге, предлагая помощь на пчелиной ферме.

  Как он и предполагал, Дейзи отказалась. Но Роза и тетя Пиви приняли его помощь с благодарностью.

  Как давно это было! Кэл задумчиво улыбнулся. Он все еще смотрел на ребенка, который мог быть его сыном. Мальчик взбирался вверх по ветвям старого дуба.

  Вскоре во дворик вышла Дейзи и позвала Трэвиса ужинать. Кэл затаился в своем укрытии.

  Господи, до чего же она была красива — рыжие волосы схвачены в конский хвост, на худеньком теле — обтягивающие голубые джинсы и выцветшая ковбойка. Ни косметики, ни украшений, но Дейзи в этом и не нуждалась. Ее красота была естественной. Эта женщина не боялась испачкать руки, сломать ноготь, вспотеть...

  Дейзи оглядывала пасеку. Кэл увидел ее лицо. В глазах читалось беспокойство, а губы были плотно сжаты.

  Он отдал бы что угодно, чтобы снова услышать ее смех. У них было столько возможностей! Есть ли надежда, что они когда-нибудь преодолеют пропасть, которая их разделяет?

  Дейзи снова позвала Трэвиса.

  Нет. Нельзя исправить то зло. Их разделяли семь лет и его неумышленное предательство. Прошлое не изменить. Самое большее, что он мог сделать, — это стать отцом своему ребенку.

  Дейзи и Трэвис исчезли в доме. Кэл вздохнул и поднялся на ноги. В воздухе стоял запах выжженной травы. Он отряхнул руки.

  Может быть, ему стоит просто уехать? Кэл отогнал эту мысль. Он и так совершил достаточно ошибок! Нравится это Дейзи Хайтауэр или нет, он должен знать, является ли Трэвис его сыном.



  * * *

  Дейзи всячески откладывала разговор с Трэвисом об анализе крови. В воскресенье вечером она наконец решилась.

  Тетя Пиви дремала на кушетке, тихо бубнил телевизор. На серванте лежала гора неоплаченных счетов.

  — Садись, я должна тебе кое-что сказать. — Дейзи кивком указала на стул.

  — Я в чем-то провинился? — заволновался Трэвис.

  Почему он такой беспокойный? — подумала Дейзи.

  — Нет, дорогой, просто мне надо с тобой поговорить.

  — О деньгах?

  Дейзи глубоко вздохнула.

  — Милый, ты не должен беспокоиться о деньгах. Я об этом позабочусь.

  Трэвис ничего не сказал, только удобнее устроился в кресле и уставился на свои руки. Дейзи откашлялась. Она не знала, с чего начать.

  — Завтра ты не пойдешь в школу, — сказала она наконец.

  Мальчик поднял голову.

  — Почему?

  — Я повезу тебя в Корпус, к доктору.

  Лицо Трэвиса побледнело.

  — А что случилось?

  — Тебе надо сдать кровь на анализ.

  — Я же не болен.

  В глазах сына появилась паника, и Дейзи поняла, что сказала не то. Трэвис был слишком сообразителен: его не так легко обмануть. А для правды — слишком мал.

  — Нет, ты не болен. Это совсем другой анализ.

  Трэвис нахмурился.

  — А это нужно?

  Дейзи проглотила слюну.

  «Черт тебя возьми, Кэл Кармоди», — мысленно выругалась она. Единственная цель ее жизни — заботиться о Трэвисе. Заставлять малыша мучиться, чтобы удовлетворить любопытство Кэла? Это неправильно.

  — Думаю, да.

  — Но зачем?

  — Ну... Твой учитель беспокоится о тебе. — Это было правдой. Уже несколько раз учитель Трэвиса выражал озабоченность по поводу его чрезмерной замкнутости.

  Сын нахмурил брови.

  — Беспокоится обо мне? Почему?

  — Ты такой грустный в последнее время и почти не играешь с другими ребятами. Надо убедиться, что с тобой все в порядке.

  Трэвис опустил голову.

  — Хочешь знать, почему я грустный?

   У Дейзи болезненно сжалось сердце.

  — Да, милый. Я хочу все знать о тебе.

  — Потому, что у меня нет папы.

  Дейзи прижала его к груди. Она была как громом поражена. Как давно эта проблема беспокоит Трэвиса? Бедный ребенок! Может быть, будет не так уж плохо, если Кэл окажется его отцом?

  — Возможно, когда-нибудь у тебя будет папа. — Вдруг я однажды выйду замуж? — продолжала Дейзи.

  — Правда?

  Дейзи улыбнулась.

  — А почему бы и нет? А пока тебе все-таки надо провериться у доктора и убедиться, что все в порядке. Хорошо?

  Трэвис кивнул.

  — Пошли, — сказала она. — Пора ложиться спать.

  Она выпроводила сына из кухни и погрузилась в размышления. Мальчик, конечно, имеет право знать своего отца. Но что сделает Кэл, если узнает, что Трэвис — действительно его отпрыск? Он — богатый человек, привыкший, что все делается по его желанию. А что, если он захочет контролировать воспитание мальчика? Или, что еще хуже, постарается забрать у нее опекунство? При этой мысли у Дейзи сжались кулаки. Ею овладело темное и назойливое беспокойство.

  На первый взгляд Кэл неспособен на такие коварные поступки. Но он уже обманул ее доверие семь лет назад. Кто знает, на что он способен теперь?

  Ясно одно: если Трэвис его сын, придется разрешить ему видеть мальчика. Она не могла не признать: Трэвису нужно мужское влияние. А если Кэл вновь войдет в ее жизнь, неужели она окажется такой глупой, что снова влюбится в него? Этот недавний поцелуй на пасеке...

  Нет! Она не может позволить себе во второй раз угодить в ту же ловушку.

  Ее раздирали противоречивые чувства. Она хотела, чтобы Трэвис узнал своего отца, а с другой стороны, не желала ни с кем делить ребенка. Особенно с таким человеком, как бесцеремонный, самоуверенный Кэл Кармоди.

  Оставалось только одно: молиться, чтобы Кэл Кармоди не оказался отцом мальчика.





ГЛАВА ПЯТАЯ

<p>ГЛАВА ПЯТАЯ</p>

  На этот раз хладнокровие изменило Кэлу. Он мог, не раздумывая, оседлать дикого быка, но при мысли, что он почти отец, отважный наездник дрожал от волнения. Всего через несколько часов вся его жизнь может полностью измениться.

  На траве еще блестела утренняя роса, когда он подъехал к дому Дейзи. Женщина и мальчик ждали его на парадном крыльце. Глядя на их серьезные лица и «официальную» одежду, можно было подумать, что они собрались на похороны. На Трэвисе были накрахмаленные синие джинсы и свежая белая рубашка, а на Дейзи — черное платье. Ее пышные волосы были стянуты в строгий пучок. Увидев ее, Кэл затаил дыхание.

  — Привет, — сказал Кэл, вылезая из машины. В его голосе чувствовалась неловкость.

  — Доброе утро, — натянуто ответила Дейзи. Трэвис что-то пробормотал. Все трое не поднимали глаз.

  — Спасибо, что отвезете нас к доктору, мистер Кармоди, — сказала Дейзи.

  Кэл искоса посмотрел на нее. Мистер Кармоди? Что это, намек на то, как вести себя с Трэвисом? Что именно она ему сказала о визите к доктору?

  — Без проблем.

  Трэвис рассматривал Кэла, сощурившись от бьющих в глаза солнечных лучей.

  — Мне нужно сдать кровь на анализ, — сказал он.

  — Я уже слышал, — кивнул Кэл. Он взглянул в лицо Дейзи, ожидая от нее знака, но она избегала смотреть на него.

  — Чтобы убедиться, что я не болен, — продолжил Трэвис.

  — Очень правильно. — Кэл нервно сжал руки. — Ну, как, ребята, вы готовы отправиться в путь?

  Не ожидая ответа, он открыл дверцу салона и усадил их. Господи, тридцатимильная поездка в Корпус-Кристи становилась похожей на долгое путешествие! Он влез в машину и завел мотор, отчаянно ломая голову, о чем бы заговорить.

  Дейзи смотрела прямо вперед. Она сидела, прижавшись к дверце, как будто собиралась выскочить в любой момент. Левую руку она положила Трэвису на плечо.

  Мальчик прижался к Дейзи. Не успели они немного проехать, как он крепко заснул.

  — Парнишка вымотался, — прокомментировал Кэл.

  — Я рада, что он спит. Ему будет нелегко.

  — Это надо сделать, Дейзи.

  — Зачем? Чтобы удовлетворить твое любопытство?

  — Мы оба имеем право знать правду, — заявил он.

  — Что даст тебе это знание? Ты все равно не останешься здесь ради него.

  Кэл сдержал себя, чтобы не ответить грубо. Нет смысла дальше разжигать ее неприязнь. Он помолчал с минуту, потом тихо ответил:

  — Я стал другим, Дейзи.

  Она фыркнула:

  — С каких это пор?

  — Думаю, после травмы. Чтобы изменить свою жизнь, нет ничего лучше, чем раздробить колено.

  — А поджог поля люцерны — это действие зрелого мужчины?

  — Это получилось неумышленно.

  — А Розу в сарай ты тоже неумышленно затащил?

  — Дейзи, — предупреждающе произнес он. — Не надо об этом.

  — А что ты хочешь от меня, Кэл Кармоди? Я не собираюсь стелить перед тобой ковровую дорожку, впуская тебя в жизнь моего сына. Семь лет от тебя не было ни слуху ни духу, а теперь вдруг объявился папочка?

  В ее глазах вспыхнул гнев, отчего она стала еще привлекательнее. Черт побери, Дейзи Хайтауэр даже не понимала, какую власть имеет над ним.

  — Ты говорила, что больше не хочешь меня видеть. Помнишь? — мягко сказал он. — И что же я должен был делать?

  Дейзи передернула плечами. Ее подбородок задрожал. Неужели она может заплакать? Неуступчивая Дейзи?

  Он хотел протянуть к ней руку, но она уклонилась. Кэл вздохнул. Он не мог одержать над ней верх.

  — Обещаю, что не стану забирать у тебя Трэвиса, если ты об этом беспокоишься. Я только хочу знать, мой это сын или нет.

  Вскоре они въехали в Корпус-Кристи. Вдалеке Кэл увидел океан, который поблескивал на солнце сине-зеленым цветом.

  — Помнишь, как мы ходили на Северный пляж купаться нагишом? — Кэл улыбнулся.

  — Нет, — резко ответила Дейзи.

  — Конечно, помнишь. Это было после...

  — Предпочитаю не говорить о прошлом, — перебила она. — О нем слишком больно вспоминать, а изменить его невозможно.

  — Дейзи, прости меня за все.

  — Извиняться легко. Тяжело иметь дело с последствиями. — И она выразительно взглянула на спящего ребенка.

  Его волосы были темнее, чем у матери, цвета ржавчины, а не пламени. Щеки и нос обсыпаны веснушками, как у Дейзи. Так же, как и у нее, длинные и светлые ресницы. Он казался таким маленьким, таким хрупким! У Кэла защемило сердце.

  — Не могу поверить, что ты так долго скрывала от меня свои подозрения, — в голосе Кэла звучала неподдельная горечь.

  — Тс-с, — прошептала Дейзи, приложив указательный палец к губам, когда Трэвис зашевелился во сне.



  Прошло два дня. Дейзи ожидала результаты анализов, и каждая минута казалась ей вечностью. Она старалась проводить как можно больше времени за работой, перестраивая ульи и планируя внедрение новых семей.

  Несмотря на заверения Кэла, что он не заберет у нее Трэвиса, Дейзи не слишком ему верила. Кэл богат. Он мог нанять лучших адвокатов. Если он захочет бороться с нею... У нее заболело сердце. Нет. Сына она не отдаст. И неважно, как она это сделает.

  — Дейзи!

  Тетя Пиви жестом подзывала ее с заднего двора. Сбросив сетку от пчел, Дейзи пошла к дому.

  — Тебя к телефону, — сообщила тетя Пиви, прижимая к уху воображаемую трубку. — Из лаборатории.

  Вот оно. Этого момента она боялась с рождения Трэвиса. Где-то в глубине души она всегда знала правду. Кэл и Роза действительно зачали этого ребенка.

  Тетя Пиви схватила ее за руку.

  — Что бы ни случилось, Дейзи, все образуется.

  — Хотелось бы в это верить.

  — Ты сильный человек. Ты все перенесешь!

  Дейзи кивнула и выпрямила плечи. Разве у нее был выбор? Стряхнув пыль с туфель, она вошла в дом и дрожащей рукой подняла трубку.

  — Алло...

  Голова ее закружилась.

  — Мадам Дейзи Хайтауэр?

  — Да, это я. — Дейзи уперлась ладонью в стол.

  — Это Джина из лаборатории Келон в Корпус-Кристи.

  — Слушаю.

  — У нас готовы результаты анализов на установление отцовства в отношении Трэвиса.

  — Говорите...

  — Анализ подтверждает, что Кэл Кармоди — отец ребенка.



  Кэл положил трубку. Оставалось только одно. Он будет просить руки Дейзи.

  Он — отец Трэвиса, который так нужен мальчику. Дейзи испытывает серьезные финансовые затруднения, а у него есть деньги, чтобы ее обеспечить. Но самое главное — он все еще любит Дейзи. И неважно, если она больше не любит его или не может простить измену.

  Он испытывал доселе незнакомую отцовскую гордость и в то же время знал, что пока совершенно не подготовлен к этой роли. Что это такое — быть родителем? Впервые кто-то будет зависеть от него, и это пугало Кэла больше, чем десять дюжин свирепых быков.

  Он — отец.

  Сколько упущено времени!

  Его сыну уже семь лет! Его обманули. Лишили возможности быть свидетелем самых драгоценных моментов младенчества и раннего детства. Он уже не будет вставать среди ночи и баюкать новорожденного сына. Он никогда не увидит первых шагов Трэвиса, не услышит его первых слов, не даст ему бутылочку молока...

  Сожаление, острое как лезвие ножа, укололо его прямо в сердце. Дейзи и Роза поступили неправильно, что не связались с ним за эти годы и не сказали, что он — отец ребенка. Неправильно. Неправильно. Плохо.

  Кэл выскочил из дома, прыгнул в пикап и завел мотор. Его гнев был так велик, что дрожали руки, а нога не могла нащупать педаль сцепления. Автомобиль рванулся с места.

  Первая улыбка, первый младенческий зуб, первый торт на день рождения. Первое Рождество, первая разбитая коленка, первый день в школе.

  Кэл ударил кулаком по рулю и случайно задел сигнал. Фермер, медленно ехавший по краю дороги на тракторе, въехал в канаву, чтобы не мешать шикарному пикапу. Кэл был так расстроен, что даже не заметил, как заставил человека съехать с дороги.

  Прямо сейчас увидеть Дейзи Хайтауэр! Пока у него были сомнения по поводу отцовства Трэвиса, Кэл еще мог оставаться спокойным. Теперь же — нет!

  Колеса взвизгнули, когда пикап затормозил и остановился около дома Дейзи. Кэл выскочил из машины и бросился на крыльцо, не обращая внимания на боль в ноге. На его громкий стук в парадную дверь вышла тетя Пиви. Ее брови были нахмурены.

  — Где Дейзи? — спросил он чуть ли не грубо.

  — Послушай, Кэл Кармоди, — рассердилась пожилая дама и погрозила ему пальцем. — Веди себя достойно. Дейзи так же взволнована, как и ты.

  — Где она? — повторил Кэл. Он был в таком состоянии, что его нельзя было остановить.

  Тетя Пиви, должно быть, поняла, что сейчас с Кэлом лучше не связываться. Она открыла дверь и отошла в сторону.

  — Дейзи наверху, в своей комнате. Но, клянусь, если ты ее огорчишь, я приду и отлуплю тебя ручкой от метлы.

  — Я? Ее огорчу? А что, по-вашему, я должен чувствовать, когда вдруг у меня появляется семилетний сын?

  Тетя Пиви фыркнула и посмотрела на него поверх толстых стекол очков.

  — Если бы ты хоть раз за последние семь лет приехал домой! Я удивляюсь, что Дейзи вообще с тобой разговаривает.

  Слова старой женщины несколько отрезвили Кэла.

  — Извините меня, тетя Пиви. Нам с Дейзи надо многое обсудить.

  — Только последи за своим языком, когда будешь с нею разговаривать, — посоветовала тетя Пиви. — Я старый человек, она и Трэвис — это все, что у меня осталось.

  Кивнув, Кэл направился к лестнице. Когда-то Дейзи и Роза занимали спальню слева. Кэл задержался у двери. Ему вдруг стало трудно дышать. Он должен был переступить порог в мир взрослых, в мир ответственности. Туда, куда он так долго сопротивлялся входить. Кэл знал, что если сделает Дейзи предложение, то уничтожит свой прежний мир.

  Он повернул ручку и открыл дверь. Комната изменилась с тех пор, как Кэл был здесь последний раз. Тогда в спальне стояли одинаковые кровати и стереосистема с модными записями. Туалетный столик был заставлен всякими безделушками.

  Сегодня комната отражала вкус только одного человека — Дейзи. Не стало плакатов кинозвезд и рок-певцов. Исчезло электронное оборудование, а также старая мебель.

  Все было просто, удобно и практично. Ни оборочек, ни рюшечек, никаких излишеств. Стены выкрашены в белый цвет, на них — фотографии Трэвиса, тети Пиви и родителей Дейзи. Маленький книжный шкаф забит книгами по пчеловодству и ремонту ферм. И никаких романов, никакого развлекательного чтива.

  Но его внимание мигом переключилось на Дейзи. Она сидела, скрестив ноги, на большой кровати, закрыв лицо руками. Волосы были собраны в хвост. На ней были красная футболка и обрезанные джинсы, открывавшие длинные, стройные ноги. Рядом с ней стояла пустая коробка бумажных салфеток.

  — Дейзи. — Он произнес ее имя, и вся его злость испарилась, когда он понял, что она плачет. Он никогда не видел ее плачущей. Даже когда погибли ее родители. Он стоял ошеломленный.

  Дейзи перестала шмыгать носом и подняла голову. Ее глаза были влажными, а нос — красным, но она гордо выпрямила плечи.

  — Кэл?

  — Мне звонили из лаборатории. — Он помялся у двери, все еще держась за ручку.

  — Знаю.

  Их взгляды встретились.

  Сердце Дейзи часто забилось. Наступил момент правды. Подтвердились ее самые худшие опасения. Человек, которого она любила, действительно был отцом ребенка ее сестры.

  — Можно войти? — спросил он, удивив ее своим вопросом.

  Она слышала, как он гневно препирался с тетей Пиви. Кэл не тот человек, которого можно унять, и Дейзи ожидала, что он вне себя от ярости ворвется к ней в комнату, требуя совместного опекунства над ее сыном. А вместо этого он сам был похож на потерянного маленького мальчика.

  Дейзи почувствовала, что ее переполняют эмоции. Она заставила себя успокоиться. Сейчас не время терять бдительность.

  — Входи, — ответила она, и он закрыл за собой дверь.

  Крошечная комната словно еще больше уменьшилась от его присутствия. Дейзи нервно теребила истрепанную салфетку.

  — Нам надо поговорить, Дейзи.

  Она указала ему рукой на кресло. Кэл не сел, а подошел ближе к кровати. Он слегка прихрамывал, и Дейзи было больно это видеть. Когда-то она сама решила прекратить их отношения. Она не хотела связываться с человеком, который развлекается получением призов на соревнованиях. Такой человек должен быть отчаянным, надменным и самонадеянным, а такое сочетание означало опасность. Зачем лишние неприятности, когда жизнь и так принесла много горя?

  Но, вопреки здравому смыслу, он ее привлекал. Вот как сейчас. В Кэле Кармоди было что-то неотразимое. Он отодвинул в сторону подушки и уселся на кровать рядом с нею. Исходящий от него приятный аромат, словно состоящий из жара и солнечного света, расшевелил давно уснувшие воспоминания. И что-то еще...

  Дейзи перестала всхлипывать. Она тщетно сопротивлялась силе, которую Кэл Кармоди имел над нею. Семь лет она боролась с этой силой, надеясь, что одержала верх. Она ошибалась.

  — Прости меня, — попросил он. — За всю боль, которую я причинил тебе, Трэвису и Розе.

  Дейзи ошеломленно молчала. Она ожидала увидеть его гнев, а вместо этого он просил прощения.

  — Не знаю, с чего начать, — сказал Кэл, — чтобы как-то искупить свою вину.

  — Мы должны делать то, что лучше для Трэвиса, — отозвалась Дейзи.

  — Согласен. — Он нежно взял ее за руку.

  Его прикосновение как будто разорвало ее на тысячу горячих кусочков. Дейзи втянула воздух сквозь сжатые зубы и отодвинулась.

  Но было слишком поздно. Он поставил на нее свое клеймо: теперь она — женщина Кэла Кармоди.

  — И поэтому ты выйдешь за меня замуж, — продолжал он.

  — Прости, что? — Дейзи повернулась, чтобы посмотреть ему в глаза. Она правильно поняла? Он сказал, что она выйдет за него замуж?

  Он встретил ее взгляд не моргнув. Его карие глаза, такие же, как у Трэвиса, смотрели на нее ясно и пристально.

  Да, это был тот самый надменный, самодовольный сукин сын, каким она его помнила. Он всегда старался подчинить себе ее волю. Но она этого не потерпит. У Дейзи Хайтауэр тоже твердый характер! Ей не нужен мужчина, который будет указывать, что ей делать. Она пережила трагическую гибель родителей и сохранила ферму. Она пережила предательство Кэла и неожиданное появление Трэвиса. Она продолжала идти своим путем.

  — Так будет лучше для всех, — пояснил он.

  — Это ты так считаешь.

  — Я тебе нужен.

  — Черта с два.

  — Ты можешь потерять ферму.

  — Только потому, что ты убил моих пчел!

  — Разреши мне быть с тобой рядом. Разреши быть отцом моему сыну. Разреши помочь тебе перестраивать пчелиную ферму.

  — Тебя здесь не было, когда ты действительно был нужен.

  Кэл ударил кулаком по изголовью.

  — Но я здесь сейчас! Разве это не идет в счет?

  — Нет. Ты здесь только потому, что потерял все остальное. — Она показала на его больную ногу.

  Кэл резко выдохнул.

  — Я от тебя не убегал, — настойчиво заявил он, раздувая ноздри.

  Дейзи соскочила с кровати.

  — Кого ты пытаешься одурачить? Меня или себя?

  — Я собирался жениться на тебе, расставшись с родео.

  — Это было до или после того, как ты затащил в постель мою сестру?

  — Черт возьми, Дейзи. — Кэл вскочил и наклонился к ней. — Клянусь, я думал, что Роза — это ты.

  — Теперь, когда Розы уже нет, можно говорить что угодно.

  — Твоя сестра специально соблазнила меня. Не понимаешь? Откуда Роза узнала, что я в баре Микки?

  — А где же еще ты мог быть, празднуя свою победу?

  Дейзи не могла заставить себя посмотреть в лицо правде. Правда состояла в том, что ее родная сестра специально все подстроила. И только затем, чтобы сделать ей больно. Потому что она говорила с Розой в тот вечер. Она рассказала ей о ссоре с Кэлом. Розе было легко притвориться ею. В детстве они часто менялись ролями.

  — Объясни, почему Роза надела твою одежду и забрала волосы в хвост? Она знала, что делает, — не отступал Кэл.

  — Прекрасно, продолжай. Вали все на женщину, которой нет.

  — Ты знаешь, что Роза несколько лет бегала за мной. Задолго до того, как мы с тобой стали встречаться.

  Даже если сестра и соблазнила его, думала Дэйзи, это ни в какой степени не освобождает Кэла от ответственности. А если вместо Розы забеременела бы она сама? Вернулся бы он и женился на ней? Дейзи в этом сомневалась. Кроме того, она не хотела, чтобы мужчина обручился с нею только из-за ребенка. Она хотела, чтобы ее любили.

  — Дейзи, это ты выдвинула ультиматум: женись — или все кончено. Что ж, я хочу жениться на тебе.

  — Ты хочешь другого. Ты хочешь властвовать над моей жизнью. И над жизнью Трэвиса. Хочешь стать эдаким замечательным папочкой! Так не получится, приятель. Быть отцом — тяжкий труд, и потребуется время, чтобы завоевать доверие Трэвиса! — почти крикнула она.

  — Я это знаю! — крикнул Кэл в ответ.

  Он склонился к ней, но Дейзи не отодвинулась, хотя все ее тело обдало жаром. Почему он так ее волновал? Она же зла на него! Физическое влечение не поддавалось разуму. Достаточно было взглянуть в его карие глаза, и по всему телу разлилось неутолимое желание.

  Должно быть, Кэл испытывал то же самое, потому что в следующую секунду он страстно обнял ее.

  И поцеловал, смело и властно.

  ...Раньше он ее так никогда не целовал. В прошлом их поцелуи были ласковыми, дразнящими, игривыми. То были поцелуи шаловливого мальчика. Этот же поцелуй исходил от настоящего мужчины и пугал Дейзи.

  Она откинула голову назад и издала низкий горловой звук, который должен был быть предупреждением. А вместо этого, приглушенный его влажными властными губами, он стал похож на тихий стон желания.

  Вся дрожа от страсти, Дейзи закрыла глаза и больше не сопротивлялась. Она наслаждалась тем, как его руки обнимают ее, упивалась вкусом его губ и его мужским запахом.

  Наконец она открыла глаза и увидела, что он пристально смотрит на нее.

  — Прекрати, — закричала она, опомнившись. — Что ты делаешь?

  — Хочу, чтобы ты почувствовала, каким будет наш брак. — Его волосы растрепались. Дыхание было неровным, а затуманенные глаза полны страсти.

  — Забудь об этом. Я никогда не выйду за тебя замуж.

  — Даже ради сына?

  Это охладило ее пыл. Дейзи нахмурилась и потерла лоб.

  — Если я и соглашусь выйти за тебя, это будет фиктивный брак.

  — Почему? Потому что боишься страсти, которая таится в тебе? Потому что ты знаешь, что, вкусив плотской любви, можешь стать неуправляемой, как твоя сестра Роза?

  — Это ложь! — взвизгнула Дейзи, но его слова попали в цель.

  — Ты самая закомплексованная женщина, какую я когда-либо встречал.

  Его слова больно резанули ее. Если она и была такой, то это его вина. Дейзи размахнулась и звонко ударила его по лицу. Глаза Кэла вспыхнули огнем. Он потер щеку.

  — Полагаю, я это заслужил, Дейзи Хайтауэр, но попомни мои слова, ты будешь моей женой, даже если мне придется свернуть горы. Мы — ты, я и Трэвис — будем настоящей семьей.





ГЛАВА ШЕСТАЯ

<p>ГЛАВА ШЕСТАЯ</p>

Она ни за что не выйдет замуж за Кэла Кармоди!

  Тяжело дыша, Дейзи смотрела на упрямого мужчину, возвышающегося над нею. Он был самоуверенным, надменным, невероятно самодовольным. Она не доверяла ему.

  — Я отдаю себе отчет в том, что говорю, — предупредил Кэл, загораживая ей доступ к двери. — Мы поженимся, так что свыкнись с этой мыслью.

  Дейзи неподвижно стояла, сжав руки в кулаки. В голове был сумбур. Каковы ее шансы?

  Если она не разрешит ему видеться с Трэвисом, Кэл тут же вызовет ее в суд. Хотя она и сомневалась, что судья заберет у нее Трэвиса, Кармоди сможет получить совместное опекунство. Особенно если станет известно ее скверное материальное положение.

  — Что скажешь?

  — Нет, даже если бы ты был единственным мужчиной на свете!

  Она вздернула подбородок и заставила себя посмотреть на него.

  — Не глупи, Дейзи Энн, Трэвис подрастает, брак — самый логичный выход.

  Она глотнула воздуха. Вот, значит, как! Кэл хочет, чтобы она вышла за него только потому, что это логично. Он не любит ее.

  Неважно, что когда-то она бы все отдала, лишь бы стать его женой. Это время давно прошло. Она не собиралась бросаться к нему с распростертыми объятиями, как бы ярко ни горело внутри старое пламя. Лучше умереть, чем допустить, чтобы Кэл Кармоди узнал, что она действительно чувствует.

  А как же Трэвис?

  В самом деле, а как быть с ребенком? Мальчик имел право знать своего отца, а Кэл, в свою очередь, имел право проявить себя. Не перед нею, а перед собственным сыном.

  — Нам не нужно вступать в брак ради Трэвиса, — заявила Дейзи. — Ты живешь рядом. Этого вполне достаточно.

  Кэл дотронулся до ее волос. Дейзи опустила глаза.

  — Может быть, мне нужно больше, чем просто быть отцом.

  — Что ты хочешь сказать?

  — Я соскучился по тебе, Дейзи. — Голос у него стал хриплым.

  — Не говори мне, что во время поездок по родео за тобой не гонялись поклонницы. Уж я-то тебя знаю, Кэл Кармоди. — Она бросила первое, что пришло ей на ум, лишь бы вновь начать ссору и не дать пройти злости.

  — Ты никогда не простишь мне моих ошибок, верно?

  — А почему я должна прощать?

  — Ради Трэвиса. Ради меня. — Он помолчал немного. — Ради себя самой.

  — Ты забываешь об одном, — резко заметила Дейзи.

  — О чем же?

  — Брак должен основываться на любви.

  — Мы ведь любили друг друга когда-то. Помнишь? — Его руки все еще лежали у нее на плечах. — Могли бы начать все сначала.

  — Вот тут ты ошибаешься, Кэл Кармоди. Я никогда не любила тебя.

  Кэл едва сдержался, чтобы не улыбнуться. Дейзи совсем не умела лгать. Но как заставить ее понять, что они предназначены друг для друга? Скрепя сердце, Кэл решил разыграть козырную карту.

  — Когда я предложил тебе помочь в переустройстве пчелиной фермы, я еще не знал о Трэвисе, — начал он.

  Взгляд Дейзи стал испуганным.

  — Что ты хочешь этим сказать?

  — Я бы хотел внести некоторые дополнения к этому предложению. Выходи за меня, или сделка не состоится. Никаких денег по страховке. Никакой помощи в текущей работе. Вообще никакой помощи.

  — Я не верю. — Дейзи потерла висок. — Это шантаж.

  — Видишь, Дейзи, каково это, когда тебе предъявляют ультиматум. Не смешно, верно?

  — Я презираю тебя!

  — Решать тебе, Дейзи. Выходи за меня, или пчеловодческой ферме — конец!

  — Зачем тебе жениться на мне? Ведь я не хочу за тебя замуж! — проговорила она с раздражением.

  — Потому что Трэвис теперь и твой сын.

  — Ты заставишь страдать Трэвиса, чтобы отомстить мне? Если ферма обанкротится, мы потеряем все.

  — Ну, нет! Трэвис не будет ни в чем нуждаться. Я буду кормить его, одевать, покупать ему игрушки. Я только не буду спасать твою ферму.

  — Черт тебя возьми, Кэл Кармоди, — возмутилась она. — Я проклинаю тот день, когда впервые увидела твою самодовольную рожу!

  — Вот что я скажу, Дейзи. Даю тебе неделю, чтобы принять решение. А пока я хочу, чтобы ты представила меня моему сыну.

  Дейзи закрыла рот рукой.

  — Нельзя еще немного подождать? Трэвис должен привыкнуть...

  — Я так не думаю, — оборвал он ее. — Ты заставила меня ждать семь лет. Большой срок!

  — Не вздумай действовать за моей спиной, Кэл Кармоди! — Она погрозила ему пальцем.

  Как ему хотелось хорошенько отшлепать эту гордячку!

  — Хорошо. Я ничего не скажу Трэвису сам. Но помни — неделя!

  Кэл выпятил грудь, важничая больше, чем ему хотелось на самом деле. До чего же все-таки упряма эта женщина!

  — Ты изменился, — тихо произнесла Дейзи. — Я была не права. К сожалению, перемена не в лучшую сторону.

  Кэл пожал плечами.

  — Человек делает то, что должен делать. — С этими словами он повернулся и вышел из комнаты, изо всех сил стараясь не хромать.



  — Плохие новости? — тетя Пиви посмотрела на Дейзи сквозь толстые очки.

  Прошло три дня, как Кэл Кармоди предъявил свой ультиматум. Три дня Дейзи находилась в жутком состоянии.

  Молодая женщина положила телефонную трубку и села за кухонный стол.

  — Вилли сказал, что ремонт машины обойдется в три тысячи долларов, тогда как она не стоит и пятисот.

  — О Боже, нет. — Тетя Пиви вздохнула и приложила руку к груди. — Только этого нам не хватало! Что будем делать?

  Дейзи подавила в себе желание уронить голову на стол и разрыдаться. Она слишком долго была сильной.

  — Может быть, тебе лучше позвонить Кэлу и сказать, что выйдешь за него? — осторожно предложила тетя.

  — Тетя Пиви!

  — А у тебя есть идея получше?

  — Я поищу работу.

  — Какую? В Иглтоне не предлагают работу на каждом шагу.

  — Знаю. — Дейзи провела руками по волосам. — Я хотела поискать ее в Корпусе.

  — А кто же присмотрит за фермой, когда тебя целый день не будет дома?

  — Не знаю! — огрызнулась Дейзи. Тетя Пиви притихла.

  Дейзи встала, подошла к старушке и похлопала ее по руке.

  — Послушай, извини. Эта история с Кэлом вымотала мне все нервы.

  — Ничего. Просто я беспокоюсь.

  — Я знаю, тетя. — Дейзи обняла ее. — Не волнуйся. Я обо всем позабочусь... как всегда.

  Как всегда.

  На этот раз ей хотелось бы взвалить груз на чьи-то другие плечи. Если бы только кто-нибудь забрал у нее бразды правления! Кто-нибудь, похожий на Кэла Кармоди.

  Глупая! Неужели она так ничему и не научилась? Разве этот мужчина не достаточно причинил ей горьких разочарований? Она просто мазохистка, если принимает его в расчет. И никакие финансовые неприятности не должны затмить подлинную опасность этого человека.

  Хлопнула входная дверь, и Дейзи очнулась от своих грез. Перед ней стоял заплаканный Трэвис.

  Она мигом вскочила со стула и склонилась над сыном.

  — Что случилось, дорогой?

  — Они ска... ска... — Трэвиса душили рыдания, — сказали, что мне нельзя пойти на пикник бойскаутов-волчат, потому что у меня нет папы...

  Дейзи заключила его в объятия. У нее разрывалось сердце.

  — Ну, хватит, хватит... — Она погладила его по спине. — Успокойся.

  Трэвис вытер рукой глаза.

  — Тебе лучше?

  Он кивнул, но несчастное выражение лица сына подсказывало Дейзи, что ему лучше не стало.

  — Кто сказал, что ты не можешь пойти на пикник?

  — Скотт Стэндиш и Томми Мартин. Они говорят, что могут пойти только мальчики с папами.

  Дейзи сжала зубы, едва сдерживая злость. Уже не в первый раз ребята издевались над Трэвисом.

  — Почему у всех есть папы, а у меня нет?

  Трэвис поднял свои карие глаза и обвиняюще посмотрел на мать.

  Но у тебя есть папа, есть.

  Может быть, она все-таки не права, скрывая от Трэвиса правду?

  — А что, если с тобой на пикник пойду я? — спросила Дейзи, так и не ответив ему.

  Трэвис отчаянно замотал головой.

  — Нет, — настаивал он, — это должен быть папа.

  Действительно, пикник устраивался для отцов и сыновей. Неужели те, кто организует такие мероприятия, не понимают, как они травмируют детей без отцов?

  — Может быть, Кэл отведет тебя.

  Трэвис с сомнением посмотрел на нее.

  — Он же не мой папа.

  У нее упало сердце. Было ясно, как день, что Трэвису нужен отец.

  — Он будет им, если твоя мама выйдет за него замуж, — некстати вмешалась тетя Пиви.

  Трэвис оживился.

  — Ты собираешься за Кэла замуж?

  Дейзи с укором посмотрела на тетю.

  — Дорогой...

  — Мамочка, пожалуйста, ну, пожалуйста. — Он соединил ладони, как на молитве. — Кэл такой замечательный, а мне действительно нужен папа, очень нужен.

  Его полная надежды просьба заставила Дейзи увидеть все в другом свете. Как могла она даже подумать о том, чтобы лишить его отца?

  Ей стало стыдно. Она обвиняла Кэла в эгоизме, а в действительности сама была эгоисткой. Каждый ребенок заслуживает иметь мать и отца.

  Но разве не заслуживает он иметь мать и отца, которые любят друг друга? Она испытывает к Кэлу страстную любовь, которая никогда не умрет, но он-то ничего не говорил о любви, когда просил ее выйти за него замуж. Если принять во внимание его действия семилетней давности, он просто не знал значения этого слова. Нужен ли сыну ее брак, построенный лишь на холодном расчете?

  — Мамочка? — Трэвис положил ей руку на плечо, вглядываясь в лицо. — Что с тобой?

  Дейзи с любовью посмотрела на ребенка.

  Она вдруг поняла, что ей надо делать, даже если это означало унизиться и поступиться самолюбием. Нужно пойти к Кэлу Кармоди и сказать, что она изменила свое решение.



  — Могу я поговорить с тобой?

  Кэл точил в сарае кухонные ножи. Теперь он оторвался от работы и с удивлением смотрел на вошедшую Дейзи.

  — Конечно, — ответил он, отодвигая в сторону точильный камень. — Заходи.

  Она немного помешкала, топчась в дверях. Даже на таком расстоянии он почувствовал идущий от нее аромат меда — густого, янтарного, сладкого. Синие джинсы обтягивали ее узкие бедра. Простенькая серая футболка подчеркивала грудь. У Кэла перехватило дыхание. Как она хороша! С каждым днем эта женщина все больше искушала его.

  Она положила руки за спину, стараясь не смотреть ему в лицо.

  — Мне это нелегко.

  — Что нелегко?

  Он изучал ее. Особенно бросалась в глаза неестественная бледность молодой женщины.

  — Сказать тебе то, что я должна.

  Нервно сжав пальцы, она раскачивалась с пятки на носок. Он ждал.

  — Я передумала.

  Он замер, не вполне уверенный, что правильно услышал. Она откашлялась.

  — Что — передумала? — спросил он осторожно.

  — Ты знаешь.

  — Скажи, Дейзи.

  Она засунула руки в карманы и стала усиленно рассматривать стену сарая.

  — Твое предложение. Я передумала.

  — О каком предложении ты говоришь? — С его стороны это было жестоко, но он не мог удержаться, чтобы не подразнить ее. Что же произошло, что так повернуло ход событий?

  — Почему ты так все осложняешь, Кэл?

  — Не часто увидишь, как унижается гордая мисс Дейзи Хайтауэр, и должен заметить, мне это очень нравится. — Кэл сложил руки на груди и ухмыльнулся.

  — Забудь об этом. Мне следовало помнить, что ты подонок!

  Дейзи повернулась на каблуках.

  — Постой! — Кэл вскочил и кинулся за нею. — Прости, — извинился он. — Начнем сначала? — Он боялся, что его озорство все испортит. — Ты пришла, чтобы принять мое предложение о замужестве?

  Она кивнула, но вид у нее не стал счастливее.

  — Да, но хочу, чтобы ты понимал, что это — брак строго по расчету. Я иду на него только ради Трэвиса. И потому, что мне очень нужны деньги.

  Он изучал ее лицо, надеясь разглядеть хоть малейший намек на чувства к нему. Но Дейзи слишком много лет сдерживала свои эмоции. Кэл не смог ничего увидеть.

  — Полагаю, мне надо быть признательным за твое решение.

  — Как знаешь. Я выхожу за тебя из-за денег и из-за сына.

  — Ты уже говорила. — Кэл прищурился. Он не думал, что Дейзи может быть такой.

  — Удивительно, что ты не возражаешь, Кэл Кармоди.

  — Я хочу, чтобы у нас была семья. Это самое главное.

  Дейзи наморщила нос.

  — Ты понимаешь, что брак будет лишь на бумаге?

  — На что ты намекаешь? — Он подошел ближе, и она отступила назад.

  — Брачные клятвы не будут выполняться.

  — Хочешь сказать, что мы не будем близки?

  — Совершенно верно. — Она высоко подняла голову, выпрямила плечи и плотно сжала губы. Но от Кэла не ускользнуло замешательство Дейзи.

  Кэл еле сдержал улыбку. Этой женщине потребовалось большое усилие, чтобы прийти к нему. Он точно знал: ей пришлось бороться со своей гордостью, и недоумевал, что именно заставило ее внезапно изменить свое решение.

  — Ну? — спросила она. — Договорились?

  — Брак только на бумаге? — Кэл потрогал подбородок. — Ты многого требуешь от здорового мужчины. Хочешь, чтобы я прожил оставшуюся жизнь эдаким евнухом?

  Легкий румянец на ее лице стал темно-багровым.

  — Я... я... — пробормотала она.

  Ее нерешительность подсказала ему, что она не слишком задумывалась об этой стороне дела. И тут Кэл отчетливо понял, что Дейзи — еще девственница. Эта мысль растрогала его. Она берегла себя для него.

  Им овладело непреодолимое желание заключить ее в объятия, зарыться лицом в ее волосы и сказать ей, как сильно он ее любит. Но Кэл боялся спугнуть ее.

  — Так что? — Он изогнул бровь.

  — Можешь иметь свою собственную... личную жизнь.

  — Разрешаешь мне спать с другими женщинами? — Кэл не мог опять не подразнить ее.

  — Поскольку наш брак не будет настоящим, ты волен поступать, как тебе заблагорассудится.

  Дыхание Дейзи было неровным, а зрачки расширились. Он хотел сказать ей, что ни одна женщина на свете не сможет заставить его нарушить данный ей брачный обет, но почему-то придержал язык. Из-за того случая с Розой Дейзи пока не доверяла ему. Что бы он ни говорил, он сможет оправдать себя только по прошествии времени.

  — Согласен?

  — Да.

  — Замечательно. — Дейзи кивнула, но вид у нее был не слишком довольный.

  — Пусть будет так, если ты хочешь. — Кэл пожал плечами. Он согласился на ее условие, хотя и не имел ни малейшего намерения соблюдать его. Он должен был заставить Дейзи выйти за него замуж, чего бы это ни стоило. А как только они действительно поженятся... Все равно она будет его женой. Во всех отношениях.

  — Остается еще одно условие, Кэл.

  — Готов слушать тебя.

  — Мы не скажем Трэвису, что ты — его настоящий отец.

  — А вот с этим я не согласен!

  — Пожалуйста, дай мне договорить. — Дейзи нахмурилась. — Мы не скажем ему пока.

  Кэл покачал головой.

  — Нет. Мне это не нравится. Зачем ждать?

  — Думаю, он должен привыкнуть к тому, что в доме есть мужчина.

  — Почему этот мужчина не может быть отцом?

  — Ты — чужой.

  — Я им буду не долго.

  — Ему только семь лет, — возразила Дейзи. — Он не поймет сложностей, связанных с его зачатием. Я даже не сказала ему о Розе.

  — Этого и не надо говорить.

  — А что ты ответишь, когда он спросит, где ты был семь лет?

  Кэл молчал, обдумывая ее слова.

  — А когда мы откроемся ему? — наконец произнес он.

  — Когда придет время.

  Кэл размышлял над ее предложением. Он не видел смысла в промедлении, но Дейзи знает Трэвиса лучше, чем он. И все-таки будет очень трудно скрывать от сына правду.

  — Кроме того... — начала Дейзи, тяжело вздохнув.

  — Кроме того — что?

  — Как знать, на сколько тебя хватит? А если тебе все надоест? Если нападет стремление к перемене мест? Трэвису будет легче смириться с твоим отъездом, если он не будет знать, что ты его настоящий отец.

  — Ты действительно считаешь, что я могу бросить тебя?

  — Ты уже делал это.

  — Не говори глупостей. Тогда мы не были связаны друг с другом. А сейчас все по-другому. Жаль, что ты сомневаешься в серьезности моих намерений. Впрочем, скоро ты станешь моей женой.





ГЛАВА СЕДЬМАЯ

<p>ГЛАВА СЕДЬМАЯ</p>

  Три дня спустя Дейзи и Кэл стояли перед мировым судьей в здании суда округа Рефьюджио, а Трэвис и тетя Пиви были их свидетелями. Родители Кэла уехали по делам в Нью-Йорк и не смогли присутствовать на церемонии. Оно и к лучшему, решила Дейзи. Она страшно нервничала по поводу приготовлений. Впрочем, никакой пышности и не планировалось.

  Кэл подарил ей букет из алых роз, красных гвоздик и каких-то белых, нежных цветов. Несмотря на то что брак был фиктивным, Дейзи видела в поведении Кэла ранее незнакомую ей серьезность.

  Но что будет потом? Что будет, когда месяцы превратятся в годы, а годы в десятилетия? Останется ли Кэл рядом с нею или ему надоест Иглтон? А если каким-то чудом он и останется, что будет через девять или десять лет, когда Трэвис уйдет из дома и у них не будет больше надобности оставаться женатыми?

  Дейзи отогнала эти беспокойные мысли.

  Много лет назад она представляла себе свою свадьбу совсем иначе. Как и любая другая девушка, она рисовала в своем воображении потрясающее платье из кружев и атласа с длинным шлейфом и прозрачной вуалью. Представляла себе обряд в церкви, а затем званый обед со множеством гостей и свадебных подарков.

  Ничего этого не было. Не получила она и самого важного — любви.

  У нее задрожали губы, а к глазам подступили слезы. Теперь ей надо довольствоваться тем, что есть, и надеяться, что когда-нибудь Кэл Кармоди станет так же сильно любить ее, как она его. А если этого не произойдет, она будет утешать себя тем, что у ее сына есть отец.

  — Дейзи? — Голос судьи Криншоу возвратил ее к действительности.

  Она вздрогнула.

  — Да?

  — Повторяй за мной.

  Она монотонно повторяла за судьей слова брачного обета. Кэл крепко сжал ее руку, но она не осмеливалась смотреть на него, боясь расплакаться.

  — Берешь ли ты, Дейзи Энн Хайтауэр, Кэла Кармоди в законные мужья?

  — Беру, — вымолвила она робко.

  — А ты, Кэл Якоб Кармоди, берешь ли ты Дейзи Энн Хайтауэр в законные жены?

  — Беру. — Его голос прозвучал громко и искренне.

  — Властью, возложенной на меня штатом Техас, объявляю вас мужем и женой.

  Вот и все. Их поженили за семь минут. Теперь они — единое целое. Пока смерть не разлучит их. Или пока Кэлу не надоест роль мужа и отца.

  — Можете поцеловать невесту.

  Дейзи храбро повернула к нему лицо. Букет задрожал у нее в руках.  Кэл положил руки ей на плечи и пристально посмотрел в глаза. Она почувствовала, что теряет над собой власть. Ее сердце лихорадочно билось, когда он наклонился и нежно поцеловал ее.

  Тетя Пиви захлопала в ладоши.

  Судья Криншоу поздравил их.

  Трэвис улыбался во весь рот.

  — У меня появился папа, — гордо заявил он, выпячивая грудь.

  — Да, появился, и я счастлив, что у меня такой чудесный маленький сынок, — отозвался Кэл.

  Глаза у него ярко заблестели, он чуть не плакал. Глядя то на новоиспеченного мужа, то на ребенка, Дейзи поняла, что приняла правильное решение. Счастье Трэвиса для нее важнее, чем ее собственное.

  — Теперь мы можем пойти на пикник бойскаутов-волчат!

  — И это лишь начало. — Кэл взъерошил мальчику волосы. — Мы еще пойдем и на рыбалку, и в поход.

  — Здорово!

  Судья Криншоу улыбнулся и поднялся со скамьи.

  — Желаю вам, друзья, счастья. Уверен, у вас будет чудесная семья. — И он пожал им руки.

  Дейзи почувствовала угрызения совести. Старый судья полагал, что они искренне любят друг друга и действительно планируют совместную жизнь!

  — Дейзи. — Кэл протянул ей руку. Она нерешительно взяла ее. Его пожатие было теплым, сильным и ободряющим.

  Они вышли из комнаты, Трэвис и тетя Пиви следовали за ними. Тетя размахивала в воздухе руками, как беспокойная птица крыльями, и болтала без умолку.

  Уже на улице тетя Пиви достала из кошелька пачку двадцаток.

  — Послушайте! — торжественно сказала тетя. — Я хочу сделать вам подарок. Что, если я закажу вам свадебный номер в шикарной гостинице Корпус-Кристи?

  — Нет! — вырвалось у Дейзи.

  Кэл и тетя Пиви уставились на нее.

  — О Господи, девочка, позволь мне хоть раз сделать что-нибудь приятное для тебя, — уговаривала тетя Пиви.

  Дейзи затрясла головой.

  — Никакого медового месяца не будет.

  На добром лице тети появилось разочарование.

  — Никакого медового месяца? Но, дорогая...

  Кэл вскинул бровь.

  — Дейзи, невежливо отказываться от подарка.

  А ведь это было некогда ее мечтой — ночь наедине с Кэлом Кармоди. Теперь же она не допустит этого. У них соглашение: брак лишь на бумаге.

  — На ферме много работы. У меня нет времени для таких глупостей, как медовый месяц. — И, не дав тете Пиви возможности настоять на своем, Дейзи взяла за руку Трэвиса и пошла к машине.

  — Продолжай в том же духе, мисс Гордячка, — услышала она позади себя голос Кэла. — Будь настороже. Не позволяй никому заботиться о тебе.

  Вне себя от негодования, Дейзи остановилась посреди улицы, не обращая внимания на оживленное движение машин.

  — Однажды я пыталась довериться кому-то. Помнишь? — Она выразительно посмотрела на сына. — Мы оба знаем, что из этого получилось.

  — Дейзи! — воскликнул Кэл, схватив ее за локоть. — Уйди с проезжей части!

  Громко засигналил автомобиль, и водитель погрозил им кулаком.

  — Ну и ну! — причитала тетя Пиви в сторонке. — Еще не хватало, чтобы кого-нибудь задавили!

  — Мам, — начал Трэвис, озабоченно нахмурив брови. — Вы что, уже ссоритесь?

  — Нет, Трэвис, мы не ссоримся, — ответил Кэл и повел Дейзи и Трэвиса к тротуару.

  Дейзи поняла, что перегнула палку. Ей нужно контролировать свои отношения с Кэлом Кармоди. Особенно в присутствии Трэвиса.

  Трэвис и тетя Пиви все время болтали по дороге домой, освободив Дейзи от необходимости общаться с Кэлом. Она была им благодарна за это. Но как ей было грустно! Ведь это ее свадьба! Она должна быть безумно счастлива. Но впереди маячит мрачное и неопределенное будущее. Сколько продлится их брак? Когда Кэлу надоест изображать мужа и отца и он решит сбежать? И сколько времени понадобится Кэлу, чтобы забраться в ее постель?

  Думая об этом, Дейзи покусывала пальцы. Она быстро взглянула на Кэла и увидела, что тот наклонился и внимательно слушает, что ему рассказывает Трэвис о пикнике бойскаутов-волчат.

  Отец и сын. Наконец, после семи лет разлуки, они соединились. Дейзи поняла, что завидует той близости, которую они быстро обрели. Трэвис так изголодался по мужскому вниманию, что немедленно принял Кэла. А Кэл? Она и предположить не могла, что он умеет так хорошо общаться с детьми.

  — Дейзи?

  Она вздрогнула. Кэл крутил на пальце ключи от машины. Его тон был нежным и тронул ее больше, чем она осмеливалась себе признаться.

  — Да?

  — Приехали.

  Тетя Пиви и Трэвис уже шли к дому. Они остались одни. Вместе. Она и Кэл. Мистер и миссис Кармоди.

  — Давай пройдемся, — предложил Кэл. — Нам надо поговорить.

  В его глазах была мольба, которой она никогда не видела раньше.

  — Хорошо, — согласилась она и не сопротивлялась, когда он помог ей вылезти из машины. Опять это прикосновение... Он взял ее под руку и повел по дорожке к пасеке.

  — Ты все еще злишься на меня, — констатировал он, прервав затянувшееся молчание.

  Запах его одеколона смешался с ароматом жимолости, растущей вдоль изгороди, и щекотал ей ноздри.

  — Не думаю, что «злость» подходящее слово...

  — Ты так и не простила мне того, что случилось?

  — А почему я должна прощать? — спросила она, и ее пронзила старая, знакомая боль.

  — Потому что это было давно. Потому что я очень раскаиваюсь, что причинил тебе столько страданий. Прости, Дейзи...

  — Ты просишь очень многого.

  — Нельзя таить злобу всю оставшуюся жизнь, Дейзи Хайтауэр Кармоди.

  Дейзи Кармоди. Звучит красиво. Даже слишком красиво.

  — В конечном счете ты делаешь хуже себе. — Кэл мягко дотронулся до ее плеча.

  — Это почему же?

  — Ты кажешься неприятной и злой женщиной. Разве на самом деле ты такая?

  Его слова больно задели ее. Неужели он прав? Дейзи потупила взор и уставилась на сухую, пожелтевшую траву.

  — Разве я недостаточно заплатил за свои грехи? Я потерял семь лет жизни моего сына, — продолжал Кэл.

  — Я же согласилась выйти за тебя замуж. Это ведь начало, не так ли?

  Он остановился и взял ее руку в свои.

  — Пусть это будет настоящий брак, Дейзи. Давай попробуем. Ради нашего сына. Ему-то нужна настоящая семья, а не этот омерзительный расчет!

  — Что ты имеешь в виду под «настоящей семьей»? — Она смело встретила его взгляд.

  — Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду.

  — Мне жаль, Кэл, но думаю, я не смогу дать тебе того, о чем ты просишь.

  — Почему? Ты боишься быть любимой?

  — С каких это пор ты так хорошо разбираешься в моих чувствах? — Голос Дейзи дрожал.

  — С тех пор, как поцеловал тебя в первый раз.

   — Ха!

  — Смейся, если хочешь, но ты ведь не станешь отрицать, что сдерживаешь свои истинные чувства. Ты боишься жизни, Дейзи.

  — Я? Боюсь жизни? А кто, как не я, остался здесь и взял на себя заботу о твоем сыне? А кто сбежал, чтобы поиграть в ковбоя?

  — Прекрати строить из себя мученицу, Дейзи. В действительности ты набросилась на тяжелую работу, чтобы уйти от правды. Ты осталась потому, что была слишком напугана, боялась приняться за что-либо другое. Ты даже боялась заняться со мной любовью. Вот поэтому ты и отталкивала меня. Не потому, что злилась, а потому, что ужасно боялась.

  — Какой вздор! — горячо возмутилась она.

  — В самом деле? Тогда объясни, почему ты все еще девственница?

  Ее лицо запылало. Откуда он знает? Дейзи попыталась вырваться, но Кэл крепче сжал ее руку.

  — Нет, мадам, — резко сказал он, — вам не убежать. Вы останетесь, пока мы все не обсудим.

  — Отпусти меня, — чуть не плача, просила она.

  Кэл сбавил тон:

  — Дейзи, бояться — нормально. Тебе только нужно признаться в этом. Тебе не надо ничего скрывать от меня, любимая.

  — Не называй меня так. — В ее голосе слышалась паника.

  — Почему нет? Ты — моя жена. — Он погладил ее руку, отчего у нее побежали мурашки по спине. — Мужчина должен говорить приятное своей жене.

  Жене.

  Нет! Она не была готова к этой новой роли, которую он навязывал ей.

  — Пожалуйста, — слабо попросила она, — перестань.

  Дейзи вырвалась и побежала. На этот раз Кэл отпустил ее.

  Ей показалось, что позади раздался его грубый и безжалостный смех.



  Со дня свадьбы прошло несколько недель. Почти все свободное время Кэл проводил с Трэвисом. Они были на пикнике бойскаутов-волчат. Они лазали вместе по деревьям, бросали камешки у скалистого пруда и скакали на лошадях. Они играли в мяч на заднем дворе, ходили в кино на утренние сеансы по субботам, а в воскресные дни — в церковь.

  Кэл был сам удивлен, насколько отцовство пришлось ему по душе. Ни разу он не почувствовал себя обремененным или стесненным. Отчаянно желая наверстать упущенное, он ежеминутно испытывал огромную радость, находясь с сыном.

  Трэвис задавал множество вопросов о родео. Хотя Кэл с увлечением рассказывал любознательному ребенку о своих приключениях, у него не было ни малейшего желания вернуться к прежней жизни.

  Почему он так долго не хотел осесть? Зачем искал любовь и признание в соревнованиях, когда они ожидали его в Иглтоне? То удовольствие, что приносили ему скачки на быках, меркло в сравнении с огромной радостью, какую он испытывал, общаясь со своим сыном. Его жизнь никогда еще не была такой полной и богатой.

  Лишь отношения с Дейзи оставляли желать лучшего...

  В течение дня они работали бок о бок на пасеке, но почти не разговаривали. Когда он пытался завести разговор, она отвечала ему односложно, если отвечала вообще. В конце концов он прекратил бесплодные попытки, сосредоточив все свое внимание на Трэвисе.

  «Она одумается», — уверял он себя, но в глубине души уже сомневался в этом.

  Его начала изводить бессонница. Постоянно думая о Дейзи, он ворочался в своей все еще холостяцкой кровати. Сон бежал от него. В конце концов, он здоровый, женатый мужчина.

  Дейзи не уступала. Он перепробовал все: добрые слова, тщательно продуманные подарки, благородные жесты. Он приготовил ей ванну перед сном — она даже не поблагодарила. Сделал завтрак — она не сказала ни слова. Помыл посуду — она даже не заметила.

  Кэл ломал голову, думая, как растопить эту ненавистную ледяную стену? Наконец он решил просто не замечать Дейзи.

  — Нам надо заселить восемь ульев, — объявила Дейзи однажды утром в субботу, когда Кэл и Трэвис еще в пижамах сидели на кушетке и смотрели мультики. — Звонил Босс Мартин и сказал, что прибыли новые матки. Я еду в магазин, чтобы забрать их.

  С завистью в глазах она посмотрела на отца с сыном. Ревнует, подумал Кэл.

  — Вернусь через полчаса и рассчитываю, что вы оба оденетесь и слезете с дивана.

  Она покрутила на пальце ключи от машины.

  — Ну, мама, — жалобно протянул Трэвис.

  — Не возражай! — Она нахмурила брови. — А то выключу телевизор.

  — Дейзи, не будь такой ворчуньей, — улыбнулся Кэл. — Расслабься, сегодня суббота.

  — Пчелы не различают дни недели. У меня много работы. И я не могу смотреть мультики, как это делают некоторые. — Она сделала особое ударение на последнем слове.

  Грустная, одинокая женщина... Сердце Кэл а сжалось. О, Дейзи, смягчись, и ты тоже будешь вместе с нами!

  Не оглянувшись, она схватила сумку и вышла из комнаты.

  Можно ли вылечить сердце Дейзи? — думал Кэл. Не уничтожил ли он в ней дух любви, переспав с Розой?

  Дейзи, Дейзи, Дейзи, как мне достучаться до тебя?

  К нему пришел ответ, простой и правильный.

  Скажи, что любишь ее.

  Он до сих пор не говорил ей этого. Но поверит ли она словам? Для Дейзи слов недостаточно. Ей надо осознать, что он никогда не уйдет.

  — Пошли, приятель. — Кэл с любовью потрепал Трэвиса по волосам. — Давай порадуем маму и приберемся в доме. — Он выключил телевизор.

  — Хорошо. — Трэвис слез с кушетки. — Но, может быть, мы сначала запустим моего нового змея? Пока мама не вернулась домой...

  Кэл выглянул в окно.

  — Не знаю, хороший ли ветер.

  — Пожалуйста! — Трэвис умоляюще посмотрел на Кэла, отчего тот мгновенно растаял.

  — Ладно, чемпион, давай запустим. — И Кэл хлопнул в ладоши.



  Возвращаясь из магазина, Дейзи мысленно ругала себя за суровое поведение. Ведь ей хотелось не этого, а напротив — смеяться, улыбаться, хорошо проводить время. Но она боялась.

  Боялась, что, если не будет начеку, Кэл Кармоди пленит ее. Как он сделал это семь лет назад. А потом — бросит. Нет, еще одного предательства она не вынесет.

  Она не сомневалась, что он опять бросит ее. В конце концов ему надоест выполнять семейные обязанности и его непоседливость возьмет свое.

  Игра в доброго папочку продлится недолго. Пикники, игры в мяч, поездки верхом резко прекратятся, как только исчезнет новизна обретенного отцовства и наступит реальная жизнь. Когда Кэл узнает, что такое выхаживать всю ночь больного ребенка, или получить вызов к директору школы, или долгими часами заниматься домашними делами, ему станет скучно. И все вернется на круги своя.

  В чем дело, Дейзи, ты ревнуешь?

  Эта мысль, как удар молнии, пронзила ее мозг.

  — Это же смешно, — пробормотала вполголоса Дейзи. — Я не ревную сына к Кэлу Кармоди.

  Но ей пришлось согласиться, что ее раздражала та легкость, с какой он нашел путь к сердцу Трэвиса. Дейзи чувствовала себя злюкой, когда ей приходилось отсылать Трэвиса в кровать или лишать сладкого, которое привозил Кэл. А Кэлу было просто. Он был героем.

  Только подожди, мрачно предвещал внутренний голос. Только подожди, когда на следующей неделе в город приедет родео. Тогда ты узнаешь, действительно ли Кэл может устоять перед искушением.

  Вздыхая, Дейзи заглушила мотор, вылезла из машины и вошла в дом. Тетя Пиви на кухне возилась с обедом.

  — Привет, — поздоровалась с нею Дейзи. — Как прошла репетиция хора?

  — Неплохо. Хотя кто-то должен сказать Миртл Хиггинс, что она не умеет петь. Конечно, преподобный отец Макминн не хочет огорчать бедняжку.

  Дейзи сдержала улыбку. Три четверти дам в церковном хоре, включая тетю Пиви, пели фальшиво.

  — А где Кэл и Трэвис? — спросила Дейзи. — Надеюсь, они не у телевизора?

  Тетя Пиви пожала плечами.

  — Не знаю. Их не было, когда меня привезла Дженни Луиза.

  — Прекрасно. Их нет как раз тогда, когда они мне нужны.

  — Дженни Луиза вернется за мной около шести. Мы будем допоздна репетировать, так что я переночую у нее. Ты не против?

  — Нет, — ответила Дейзи, увидев прикрепленную магнитом к холодильнику записку.

  Она прочла на клочке бумажки: «Дейзи, мы пошли на пруд. К. и Т.».

  — Гм-м. — Дейзи надеялась, что Кэл и Трэвис не станут пытаться сами, без нее, заниматься пчелами. Кэл почти ничего не соображал в пчеловодстве, а Трэвис, хотя и знаком с основными операциями, еще ребенок. Нахмурившись, она стала теребить обручальное кольцо. Она еще не привыкла к тяжести на пальце. Точно так же, как не привыкла делить с кем-то свою жизнь и жизнь сына.

  В очередной раз она почувствовала раздражение, но спокойный, мирный внутренний голос прошептал ей:

  Не надо так реагировать, Дейзи.

  Немного успокоившись, Дейзи снова вышла на улицу и, усевшись в пикап, поехала через поле. Автомобиль подпрыгивал и трясся на неровной, грязной дороге, ведущей к пруду.

  Что-то привлекло ее внимание в небе, и она подняла глаза. Красно-черный змей в форме летучей мыши парил в облаках. Она испытала облегчение. Кэл и Трэвис занимались не пчелами — они запускали змея.

  Она обогнула несколько дубов, слева обрамляющих пруд. Справа находилось восемь ульев, которые она поставила около цветов, растущих в верхней части пруда. В это время года оставались только подсолнухи, а синие шляпки, черноглазые «сюзанны» и индейские кисточки уже давно отцвели.

  Подъезжая к ульям, она увидела быстро бегущего Трэвиса, пытающегося поднять змея еще выше. Кэл стоял в нескольких ярдах от него и, улыбаясь, смотрел на сына.

  Их сына.

  Они соединились в браке, чтобы заботиться о нем, хотя Дейзи и не верила, что их брак продлится долго.

  Трэвис бежал, запрокинув голову...

  Голос Кэла раздался в тот момент, когда Дейзи поняла, что надвигается беда.

  — Трэвис! Стой! — закричал Кэл.

  Но было слишком поздно: мальчик уже налетел прямо на улей.

  Пчелиный домик опасно зашатался, потом перевернулся, и вот уже недовольные пчелы закружились вокруг мальчика сердитым роем.

  — О Боже! — вскрикнула Дейзи. Она заметалась в поисках дымаря, который затерялся где-то в машине.

  Но Кэл был ближе и действовал быстрее. К тому времени, когда она выскочила из машины, он уже мчался к Трэвису и, подхватив его на руки, побежал к пруду. Плотный рой черных пчел настигал их.

  У Дейзи громко застучало сердце. Во рту у нее пересохло, одновременно ладони покрылись потом. Ее мутило от страха.

  — Беги! Беги! — кричала она, ища в кармане спичку и пытаясь ее зажечь.

  Кэл крепко прижал Трэвиса к груди, стараясь прикрыть его своим телом от разъяренных пчел.

  Спасительная вода находилась на расстоянии нескольких шагов, но пчелы были уже совсем рядом. Дейзи слышала их злобный гул.

  Ей пришлось остановиться, чтобы разжечь дымарь. Непослушные пальцы ломали спичку за спичкой, в то время как взгляд был прикован к ужасной сцене.

  Кэл зацепился ногой за выступающий древесный корень.

  А пчелы атаковали.

  Дейзи вскрикнула.

  Кэл с силой бросил мальчика в пруд и тут же упал. Больная нога подвела его.

  Теперь пчелы целиком сосредоточились на мужчине.

  Он прикрыл голову руками, но насекомые были безжалостны. В злобной атаке они облепили его.

  Дымарь наконец зажегся, и Дейзи побежала. Ноги едва слушались ее.

  — Кэл, Кэл, Кэл, — приговаривала Дейзи. Она почти чувствовала ту боль, которую он сейчас испытывал.

  Прошла целая вечность, прежде чем она добежала до Кэла и принялась окуривать его дымом.

  Глядя на распростертого на земле Кэла, она почувствовала, как к глазам подступили слезы. И не дым был причиной этих слез.

  — Кэл!

  Он застонал.

  Его руки, все еще крепко прижатые к голове, покрылись красными рубцами. Одна сторона лица тоже. Она была ярко-красной и быстро распухала.

  Дымарь работал не переставая.

  Сбитые с толку пчелы утратили желание мстить и постепенно слетались к перевернутому улью.

  — Можешь идти? — спросила Дейзи, убирая с лица прядь волос.

  Кэл снова застонал и попытался сесть.

  — Мое колено...

  — Давай, обопрись на меня. — Она села рядом с ним на корточки и подставила плечо.

  Он придвинулся и обхватил ее руками за шею.

  Дейзи отвела взгляд, чтобы не видеть, что сделали пчелы с его лицом. Глаза у него опухли, щеку перекосило, распухшие губы выпятились.

  Они поднялись. При этом Кэл постанывал от боли и старался щадить больное колено.

  — Ничего страшного. Неприятно, конечно, но опухоли быстро спадут, — деловито сказала Дейзи, отряхивая его. Однако, стоя рядом с мужчиной, который пожертвовал собой ради ребенка, она испытывала что угодно, но только не деловитость.

  Кэл смотрел на нее через узкие щелочки глаз.

  — Где Трэвис? Что с ним?

  Дейзи повернула голову и увидела позади них вымокшего и дрожащего Трэвиса.

  — Мама? — нерешительно прошептал он.

  — Ты в порядке, малыш?

  Он кивнул.

  — Ни одного укуса, благодаря папе.

  Она еще ни разу не слышала, чтобы Трэвис называл Кэла папой. Неужели Кэл не послушался ее и рассказал Трэвису правду? Она закусила губу. Теперь было не время расспрашивать его.

  Кэл сумел улыбнуться сыну.

  — Всегда рад помочь, дружище.

  Глаза Трэвиса наполнились слезами.

  — Извини, что перевернул улей.

  — Такое могло случиться с каждым, — ответил Кэл.

  — Конечно, — утешала Дейзи, нежно похлопывая сына по плечу. — И с Кэлом все будет в порядке. А теперь нам надо спешить. Ты можешь идти? — в голосе Дейзи звучала забота.

  — Да, — хрипло промолвил Кэл.

  Дейзи осторожно повела Кэла к машине.





ГЛАВА ВОСЬМАЯ

<p>ГЛАВА ВОСЬМАЯ</p>

  Дейзи уложила Кэла в постель, напичкав его лекарствами. Сделала ему холодный компресс и положила лед на изуродованное колено.

  — Как приятно, — пробормотал Кэл, откинувшись на подушки.

  Она боролась с желанием протянуть руку и погладить его раздувшиеся губы. Нежность, которую она так давно сдерживала, распускалась внутри нее, как молодой, зеленый росток, жадно тянущийся к солнцу. Как ни странно, беспомощность Кэла разожгла в ней страсть, задев в ее душе ту струнку, которая так давно не звучала.

  — Тебе надо поспать, — объявила Дейзи, выходя из комнаты.

  Кэл едва кивнул: лекарства оказывали снотворное действие.

  Дейзи тихонько закрыла за собой дверь спальни.

  Тетя Пиви с озабоченным видом стояла в дверях холла.

  — Ну, как он?

  — Распух, но через несколько часов ему станет лучше. Слава Богу, у него нет аллергии на пчелиный яд.

  Тетя Пиви шумно вздохнула.

  — Выглядел он ужасно, когда ты притащила его сюда.

  — Я насчитала пятьдесят два укуса. — Дейзи покачала головой.

  — Дейзи, пойди и поговори с Трэвисом. Он очень переживает. Думает, что он во всем виноват. Даже отказался от шоколадного печенья.

  — Я поговорю с ним.

  Дейзи прошла в кухню, где, понурившись, сидел Трэвис. Он закрыл руками лицо и опустил голову.

  — Дорогой. — Дейзи села рядом с сыном и нежно погладила его по волосам. Он был все еще мокрый после вынужденного купания в пруду. — Кэл поправится. Трэвис поднял голову.

  — Это я все наделал, — проговорил он, запинаясь. — Я во всем виноват. Кэл говорил, чтобы я держался подальше от ульев, но я не послушался... — И Трэвис зарыдал.

  — Ну, будет... — Она наклонилась и прижала его к груди. — Все в порядке. Кэл не винит тебя. Это же произошло случайно.

  Трэвис вытер глаза.

  — Правда?

  — Конечно. А теперь поцелуй меня.

  Мальчик проглотил слезы и поцеловал мать в щеку.

  — Вот и хорошо. — Она улыбнулась. — А теперь сними мокрую одежду и прими ванну. А я должна пойти и заняться тем злосчастным ульем.

  — Хорошо, мама. — Он слабо улыбнулся. — И спасибо.

  — За что?

  — За то, что не сердишься.

  — Дорогой, а почему я должна сердиться?

  Трэвис пожал плечами и отвел глаза в сторону.

  — Не знаю. С тех пор как ты вышла замуж, ты стала какой-то другой, все время сердишься...

  Его точное наблюдение испугало Дейзи. Неужели брак с Кэлом так испортил ее характер? Надо что-то пересмотреть в отношениях со своим мужем.

  — Извини, сынок. Я действительно в последнее время сама не своя. Слишком беспокоюсь о пчелах. Ты простишь меня?

  — Конечно. — Он снова улыбнулся. Как он похож на Кэла, когда улыбается!

  — Ну, беги. — Она обняла его и поцеловала в макушку.

  Остаток дня Дейзи провела, восстанавливая перевернутый улей. Слова Трэвиса не выходили у нее из головы.

  Ты все время сердишься с тех пор, как вышла замуж!

  От чуткого ребенка не укрылись ее терзания. Дальше так продолжаться не может. Единственный выход — еще раз откровенно поговорить с Кэлом. Приняв это решение, Дейзи почувствовала облегчение.

  — Пчелы на месте? — спросила тетя Пиви.

  — Да-а. — Дейзи зевнула и потянулась. — А где Трэвис?

  — Миссис Кармоди пригласила его на лимонад и печенье.

  — Кармоди вернулись?

  Дейзи не видела родителей Кэла с момента пожара. Сообщение тети почему-то взволновало ее.

  — Они возвратились из Нью-Йорка сегодня днем. Нила позвонила и сказала, что хочет видеть Трэвиса. Я и подумала, что можно его отпустить к дедушке и бабушке.

   Дейзи оцепенела.

  — Надеюсь, они не собираются говорить Трэвису, что они его дедушка и бабушка?

  — О нет. Нила и Чет думают, что вы с Кэлом сами сообщите об этом Трэвису.

  — Так странно, что Кармоди стали моими родственниками.

  — Подумай, каково им, — заметила тетя Пиви. — Так долго жили всего в нескольких ярдах от своего единственного внука и не знали об этом.

  Тяжело вздохнув, Дейзи уселась на стул рядом с тетей.

  — С самого начала вся эта история была неудачной. Роза испортила всем жизнь.

  Тетя Пиви серьезно посмотрела на Дейзи.

  — Роза умерла.

  — Разве я не знаю об этом? Она была моей сестрой. — Волна старой враждебности накатила на Дейзи. — После гибели папы и мамы я только и слышала «Бедная Роза, она едва держится» или «Вы должны простить Розу, она тяжело перенесла смерть родителей». А как же я, тетя? Кто-нибудь подумал обо мне?

  — Родная, ты всегда была такой сильной. О тебе не надо было так беспокоиться.

  — Не надо? Я превратилась в одинокую, злобную мегеру, которая спряталась на этой пчелиной ферме и посвятила себя сыну своей сестры. Ребенку, которого она родила, украв у меня возлюбленного! — выкрикнула Дейзи.

  Впервые за десять лет она позволила себе дать выход долго сдерживаемой обиде.

  — У Розы было много проблем, дорогая.

  — А ты думаешь, у меня не было? Я не робот, черт побери! Я устала быть надежной, принимать решения, отказываться от развлечений ради долга. Если бы кто-нибудь заставил Розу принять на себя часть моих тягот, думаю, она была бы сегодня жива!

  Могучим потоком из Дейзи хлынуло горе, которое она таила долгие годы.

  Тетя Пиви встала со стула, подошла к Дейзи и обняла ее.

  — Прости меня, деточка. У меня никогда не было своих детей, и я не знала, как вести себя с шестнадцатилетними девочками.

  — Я не обвиняю тебя, — рыдала Дейзи. — Я обвиняю себя и Розу. Даже маму и папу — за то, что они умерли.

  — Поплачь, родная, тебе станет легче.

  И Дейзи плакала, выплескивая удушающее горе, которое уже несколько лет распирало ее. Тетя Пиви нежно покачивала племянницу.

  — Теперь все хорошо, детка. Кэл вернулся.

  Кэл вернулся.

  — Вы получили в подарок ребенка и возможность все исправить, — продолжала тетя Пиви. — Не бросайся этим. И прости свою сестру.

  — Что ты хочешь сказать?

  — Я вижу, как ты обращаешься с Кэлом. Все еще наказываешь его за ошибку, которую он совершил семь лет назад. А ведь он с нетерпением ждет твоего прощения, Дейзи.

  — Ха!

  — Не будь такой недоверчивой. Он много лет любит тебя.

  — Он никогда не говорил мне об этом.

  — Некоторым мужчинам трудно подобрать правильные слова. — Тетя Пиви вытащила из кармана салфетку и протянула ее Дейзи.

  — А некоторые мужчины не произносят их, потому что ничего не чувствуют, — парировала Дейзи.

  — Поступки говорят громче, чем слова.

  — Это верно. А кто сбежал семь лет назад?

  — Сбежал мальчик. А вернулся мужчина, который хочет наконец показать, кем он стал. Но ты не видишь его усилий. Кэл добровольно принял на себя ответственность, как только узнал, что Трэвис его сын. Он женился на тебе, Дейзи. Тебе это ни о чем не говорит?

  — И все-таки это не означает, что он любит меня. — Дейзи промокнула лицо салфеткой. — И нет никакой уверенности в том, что он снова не сбежит. Я в ужасе, что на следующей неделе он снова вдохнет запах родео.

  — В жизни ни в чем нельзя быть уверенной до конца.

  Дейзи задумалась над словами тети. Верно, жизнь полна риска. Если бы только она могла поверить Кэлу!

  — Тебе лучше, детка?

  Дейзи кивнула.

  — Извини, что выплеснула на тебя всю гадость.

  — Глупости. А для чего же тогда тетя?

  — Ты — самая лучшая, — прошептала Дейзи, крепко обнимая ее.

  — Ну, вот и умница. Пойду собирать сумку. Дженни Луиза приедет за мной в шесть. — Тетя Пиви поднялась и пошла к лестнице.

  В этот момент зазвонил телефон. Дейзи сняла трубку.

  — Алло.

  — Дейзи?

  — Миссис Кармоди? — Дейзи узнала спокойный и приятный голос матери Кэла.

  — Будь добра, называй меня Нилой.

  — Нила... — поправилась Дейзи.

  — Так гораздо лучше. Мы же все-таки родня.

  — Да, — согласилась Дейзи. На сердце у нее неожиданно потеплело.

  — Послушай, дорогая, Трэвис и Чет так разыгрались в компьютер, что я подумала, может быть, Трэвис переночует у нас?

  Дейзи была в нерешительности.

  — Да и вы с Кэлом наконец побудете наедине. А завтра, после церкви, мы привезем Трэвиса домой.

  — Ну...

  — Пожалуйста, Дейзи! Мы так долго о нем не знали. — У нее задрожал голос, и Дейзи поняла, что эта хладнокровная женщина едва сдерживает слезы.

  — А пижама... — запинаясь, произнесла она, разрываясь между желанием оставить сына у дедушки с бабушкой и привычкой видеть его всегда рядом. Семь лет Трэвис принадлежал ей одной. И вдруг она вынуждена делить его не только с Кэлом, но и с его родителями.

  — Если не возражаешь, Трэвис наденет детскую пижаму Кэла. Я ее сохранила.

  — Конечно, — невольно ответила Дейзи.

  — Большое спасибо. — В голосе Нилы звучала искренняя благодарность.

  Дейзи попрощалась и повесила трубку. Повернувшись, она увидела, как тетя Пиви спускается по лестнице, держа под мышкой сумку.

  — Это была Дженни Луиза?

  — Нет. Нила. Она хочет, чтобы Трэвис заночевал у них.

  — Очень хорошо, — сказала тетя Пиви, и в ее глазах зажегся огонек. — Вы с Кэлом останетесь одни.

  Хорошо, что он, искусанный, лежит в кровати, подумала Дейзи. Несмотря на все старания не поддаваться его обаянию, она не могла не признать, что Кэл Кармоди основательно «зацепил» ее. Все труднее стало находиться рядом с ним и бороться со своими желаниями.

  — Знаешь, последствия пчелиных укусов длятся всего несколько часов. — Тетя Пиви подмигнула, как будто угадав ее мысли. — Кэл будет в полном порядке, когда проспится.

  Об этом-то я и беспокоюсь, подумала Дейзи. На улице засигналил автомобиль.

  — Должно быть, это Дженни Луиза, — предположила тетя Пиви. — Увидимся завтра, родная. — Она махнула рукой и исчезла за дверью.

  В доме тут же наступила тишина, лишь в холле громко тикали дедушкины часы.

  Не раскисай, корила себя Дейзи, но она не могла избавиться от чувства непонятного ожидания.

  Дейзи стала машинально приводить комнату в порядок. Взбила подушки, которые и так были взбиты, сложила в стопку журналы, смахнула несуществующие пушинки с обивки. Пока наконец не остановилась около лестницы.

  Она стала медленно подниматься. Под ногами скрипели половицы. Кровь прилила к голове. Руки дрожали.

  Ты просто хочешь проверить, в порядке ли Кэл. Вот и все. Ничего не выдумывай, подсказывал ей разум.

  Кэл спал. Одеяла были сбиты, лед, который она положила ему на ногу, соскочил. Луч заходящего солнца упал ему на лицо, и она увидела, что опухоль и краснота почти совсем исчезли.

  Дверь громко заскрипела, но Кэл не пошевелился. Дейзи подошла к кровати, быстро и неровно дыша, затем очень-очень осторожно присела на край.

  Кэл зашевелился и что-то пробормотал. Дейзи разглядывала его, спящего.

  На лоб упала прядь волос, придавая ему мальчишеский вид. Пухлые губы слегка раскрылись. Квадратный подбородок, прямой нос...

  А его обнаженная грудь! Живот у него был плоским, а грудь — мощной и мускулистой.

  Это было тело атлета. Крепкое. Сильное. Мужественное.

  Какой мужчина! Такой красивый. Такой мужественный. Такой желанный.

  И он принадлежал ей. После стольких лет надежд, молитв, желаний и мечтаний Кэл, наконец, стал ее мужем. И она имела право на удовольствия, которые предлагал брак.

  Ей надо было только протянуть руку...

  Она робко наклонилась, чтобы еще лучше рассмотреть его. С ее плеча упала прядь волос, коснувшись его щеки. Дейзи затаила дыхание. Только бы не проснулся!

  Уверившись, что он все еще спит, она откинула волосы назад и продолжала пристально рассматривать его.

  Она заметила сеточку шрамов на его скульптурном теле. Шрамов, полученных во время скачек на быках. Шрамов, приобретенных в отчаянной погоне за славой. Шрамов, собранных как трофеи.

  Дейзи стиснула зубы. С одной стороны, эти шрамы возмущали ее. Он намеренно подвергал себя опасности на родео, вместо того чтобы остаться с нею. Но, с другой стороны, то были символы бесстрашия мужчины.

  Она даже завидовала ему. Он приобрел эти отметины, ведя бурную, интересную жизнь, а она в это время сидела дома, взвалив на себя непосильную работу.

  Дейзи нерешительно и нежно потрогала шрам на плече Кэла.

  Кэл. Она любила его почти всю свою жизнь. Может быть, тетя Пиви права? Может быть, Кэл Кармоди тоже любит ее? Если так, почему он до сих пор не сказал этих слов? Даже когда убеждал ее выйти за него замуж...

  Но, заговорил тоненький внутренний голос, разве он не показывал, что любит тебя?

  Он помогал ей с пчелами и по дому. Иногда приносил ей простые подарки: розочку из сада, конфеты из бакалейного магазина. Мелочи, которые имели какой-то особый смысл. Они говорили больше, чем все слова на свете. Он выполнил ее пожелание, чтобы они спали в разных комнатах.

  А сегодня он проявил себя настоящим героем. Пожертвовал собой, чтобы защитить Трэвиса от укусов. Семь лет назад он вряд ли был способен на такой поступок. Но отцовство изменило его. Так изменило, что это приводило Дейзи в смятение.

  А что, если... Ее мысли путались. Еще в шестнадцать лет она видела Кэла Кармоди отцом своих детей. У них будет ее трудолюбие и его бесстрашие. Его обаяние и ее преданность семье. Его карие глаза и ее золотистые волосы.

  И теперь он ее муж.

  А что, если у них будет ребенок?

  Ее тело кричало: да, да, да! Но разум упорствовал. Дейзи еще не была уверена в Кэле. Он уже бросил ее однажды.

  А что, если он действительно изменился?

  Только время покажет, по-настоящему ли изменился Кэл.

  Вдруг его рука сжала ее запястье. Его глаза, горячие и полные страсти, смотрели на нее.

  — Что ты, черт побери, делаешь?

  Дейзи попыталась соскочить с кровати, но он обхватил ее за талию.

  — Отпусти меня, — закричала она, вырываясь.

  — Это хорошо, Дейзи, что тебе нравится мое тело. Но когда ты дотрагиваешься до меня, будь готова отвечать за последствия. — И он прижал ее к себе еще сильнее.

  — Я... я...

  — Не дразни меня. — Его взгляд был совершенно серьезным. — Я не шучу!

  — Пожалуйста... — умоляюще прошептала она. Ее колотила мелкая дрожь.

  — Пожалуйста — что?

  Она не могла вымолвить ни слова, как и не могла оторвать взгляда от его карих глаз.

  — Хочешь, чтобы я занялся с тобой любовью, Дейзи?

  Да! Но еще сильнее ей хотелось услышать одно-единственное слово — «люблю».

  — Как твои укусы? — быстро спросила она, желая его отвлечь.

  — Они не помешают мне в постели.

  — Я не поэтому спрашивала.

  — Тогда почему ты краснеешь?

  — Послушай, Кэл Кармоди... — начала она, откинув назад голову.

  Ее волосы, как яркое пламя, легли ему на грудь.

  — Нет, ты послушай меня, Дейзи Хайтауэр. Ты забралась в мою постель, ты ласкала меня. Все начала ты — готова ли ты закончить?

  — Не знаю... Мне страшно.

  — Догадываюсь. — Он нежно погладил ее обнаженную руку.

  Она вздрогнула.

  — Кэл, я...

  — Не надо ничего объяснять. Как Трэвис? У него есть укусы?

  — Нет, ты спас его. Он ночует у твоих родителей.

  — Вот как? — удивился Кэл. Его глаза блестели. — А где тетя Пиви?

  — У своей приятельницы.

  — Так мы одни?

  Дейзи кивнула.

  — Только ты и я? Всю ночь?

  — Да, Кэл, но я правда не могу.

  — Все в порядке, любимая, я понимаю. — Он откинул ей волосы с лица, слегка касаясь мозолистыми пальцами щеки. — Тебе нужно немного времени.

  Нет, подумала Дейзи, мне нужно, чтобы ты сказал мне, что любишь.

  — Тебе нужно подготовиться, — продолжал он. — Ты все еще сдерживаешь себя. Все еще опасаешься, не предам ли я тебя снова.

  — Кэл...

  — Тс-с. — Он приложил к ее губам указательный палец. — Давай я пока просто обниму тебя.

  Ее ресницы увлажнились слезами, и она не понимала, почему. Она устроилась рядом с Кэлом и вдыхала его божественный запах, слышала, как бьется его сердце.

  Они лежали именно так, как она миллион раз представляла себе за прошедшие годы.

  — Ты не представляешь, как я мечтал об этой минуте, — прошептал Кэл, как будто угадывая ее мысли. Его теплое дыхание щекотало ей шею. — Я и ты, прижавшись друг к другу, как муж и жена.

  Муж и жена.

  Кэл все теснее прижимал ее к себе. Она устала сопротивляться своему влечению. Она любила Кэла Кармоди. И он был ее мужем.

  — Только мечта о тебе поддерживала меня в моих скитаниях. — Его голос звенел. — Мне было очень одиноко.

  — Тогда почему ты не вернулся домой?

  Кэл немного помолчал. Потом вздохнул.

  — Думаю, хотел что-то доказать.

  — Что? — Она никогда не могла понять, почему он выбрал поездки по родео, а не жизнь с нею. Возможно, теперь, когда они стали старше, Кэл сможет объяснить это.

  — Думаю, я искал цель жизни.

  — Разве не достаточно просто быть Кэлом Кармоди? — тихо спросила Дейзи, все еще недоумевая, почему ему понадобилось бросить ее, чтобы найти себя. — Я никогда не могла взять в толк, зачем рисковать жизнью ради удовольствия продержаться восемь секунд на спине брыкающегося быка.

  — Это потому, Дейзи, что у тебя всегда была цель. Сначала — ферма, потом забота о тете Пиви и Розе. Теперь — забота о сыне. — Он тяжело вздохнул. — Ты взвалила на себя ответственность за всех. Ты знала, что делать, и делала это. — Кэл умолк.

  — Продолжай, — отозвалась Дейзи.

  — А у меня не было ничего, чтобы показать, что я — мужчина. Вырос в роскоши, родители — богачи. Мне не надо было работать. У меня не было ни братьев, ни сестер, которые соперничали бы со мной. У меня было все на серебряном подносе, Дейзи. Кроме тебя...

  — И я тоже могла бы быть твоей.

  — Но не на таких условиях. Ты хотела, чтобы я отказался от единственной вещи, которая делала меня личностью, а не продолжением своего богатого отца.

  — Я не знала этого. — Она сжала его руку.

  — Больше всего на свете я хотел жениться на тебе. Но, пока я не создал себе имя, я чувствовал свою никчемность. Я увлекся родео не потому, что не любил тебя.

  — Ты любишь меня? — прошептала она. Теплая волна поднималась к ее горлу.

  — Дейзи, я люблю тебя с шестнадцати лет. Разве ты еще не поняла этого?

  Она пошевелилась в его объятиях и дрожащими пальцами дотронулась до его губ.

  — Это правда?

  — Правда, Дейзи.

  Сердце ее готово было выпрыгнуть из груди. Она верила ему!

  — О, Кэл, почему же ты так долго ждал, чтобы сказать мне это?

  — После того случая с Розой я боялся, что ты мне не поверишь.

  Кэл заглянул ей в глаза.

  — Прости меня за то, что тебе пришлось пережить.

  — Ты действительно принял Розу за меня?

  — Конечно. Я бы никогда не стал обманывать тебя. Особенно с твоей собственной сестрой. — Глаза Кэла заблестели от подступивших слез. — Понимаю ту обиду, что ты носишь в себе, Дейзи, но поверь, что я отрубил бы правую руку, если бы это могло что-нибудь изменить.

  Дейзи приложила палец к его губам.

  — Тс-с. Сегодня я много думала, Кэл. В последние несколько недель ты очень старался. Ты стал хорошим отцом. Сегодня, когда ты спас Трэвиса от пчел, я поняла, что твои намерения серьезны.

  — Очень серьезны, Дейзи. Я хочу, чтобы мы были настоящей семьей. Ты поможешь мне в этом?

  Дейзи чувствовала, как оттаивает ее сердце. Исчезла злость. Взаимные обвинения и упреки ушли в прошлое. Ей предстояло сделать выбор: простить или навсегда остаться со своим горем.

  Дейзи послушалась голоса сердца. Она еще теснее прижалась к Кэлу и нерешительно коснулась его губами.

  Его реакция была мгновенной. Кэл страстно целовал Дейзи, жадно вдыхал ее аромат, утопая в россыпях ее пламенных волос.

  Откинув назад голову, Дейзи застонала, удивляя даже себя таким восторженным откликом. Запустив пальцы в его волосы, она притягивала его все ближе, ближе...

  Она хотела Кэла Кармоди. Здесь. Сейчас. Сию минуту.

  — Кэл, Кэл, Кэл, — повторяла она, дрожа от нетерпения.

  — Любимая, — шептал он, осыпая поцелуями ее закрытые глаза. — Мы так давно ждали этого. Не хочу торопить тебя...

  Она ответила новым поцелуем, потом посмотрела ему прямо в глаза.

  «Я твоя, Кэл», — говорил ее взгляд.





ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

<p>ГЛАВА ДЕВЯТАЯ</p>

  Кэл проснулся. Дейзи мирно спала на его плече. Ее озаренные солнцем волосы рассыпались по подушке. Кэл с нежностью смотрел на жену, и его сердце наполнялось восторгом.

  Вчера вечером они впервые любили друг друга, и она раскрылась для него, как цветок, который тянется к солнцу.

  Теперь она действительно была его женой.

  Оставалось лишь одно: сообщить Трэвису, что он его отец. Иначе они не смогут стать настоящей семьей.

  Дейзи открыла глаза.

  — Доброе утро, — приветствовал ее Кэл, широко улыбаясь. Он приподнялся на локте и внимательно изучал ее. Радостный поток света, проникающий сквозь шторы, еще больше подчеркивал веснушки у нее на переносице.

  Дейзи натянула на себя простыню, чтобы прикрыть обнаженную грудь.

  — Как себя чувствуешь? — заботливо спросил Кэл.

  Она опустила глаза.

  — Очень хорошо.

  — Очень хорошо? — Он изобразил негодование. — И только?

  — Ладно, скажу по-другому, — смягчилась она, слегка поджав губы. — Я чувствую себя изумительно. Это была замечательная ночь. — Она зевнула и потянулась, с кошачьей грацией выгнув спину.

  Глядя на нее, Кэл вновь ощутил горячее желание.

  — Не жалеешь? — осторожно спросил он.

  Дейзи помолчала. Это молчание задело его за живое. Может быть, она сожалеет о случившемся? Или нервничает и смущается, как, впрочем, и он?

  — Нисколько, — наконец заверила его Дейзи.

  — Если тебя что-то беспокоит, лучше скажи об этом. — Кэл закусил губу и с нетерпением ждал ее ответа.

  Семь лет назад корнем всех их проблем были упрямство, гордость и нежелание все обсудить.

  И теперь он не допустит, чтобы высокомерие и неискренность снова разлучили их.

  Она покачала головой.

  — Все в порядке.

  — Тебя что-то беспокоит. Я вижу это по твоему лицу.

  — Просто я думаю о Трэвисе.

  — Я тоже. — Кэл нахмурился. — Я готов сообщить ему, что я его отец.

  — Подожди минуту. — Дейзи протестующе подняла ладони. — Ты очень торопишься. Нам надо все обдумать. Может быть, подождем еще немного?

  Кэл глубоко вздохнул. Возможно, она права, но ему необходимо, наконец, занять законное место в жизни своего сына.

  — Хорошо, — уступил он. — Сколько?

  — Не знаю.

  Кэл, досадуя, провел рукой по волосам.

  — Ты мне все еще не доверяешь... — зло сказал он.

  — Я не это имею в виду, — поспешила возразить Дейзи, но они оба знали, что она говорит неправду. Причина была именно в этом.

  — Ты хочешь сказать, что прошлая ночь ничего не значит? — Он вопросительно посмотрел на нее.

  — Нет.

  — Я думал, мы положили начало и принялись возвращать утраченное.

  — Мы и правда положили начало. Но только лишь начало. Между нами семь лет разлуки.

  Неужели он возлагал слишком большие надежды на их близость? Прошлую ночь Кэл расценил как прощение. Очевидно, он заблуждался.

  Кэл стиснул зубы и заставил себя успокоиться.

  — Хорошо. Пусть будет по-твоему. Ты дашь знать, когда мне можно будет сказать правду моему сыну. Надеюсь, что это произойдет не на пятидесятую годовщину нашей свадьбы!

  Дейзи посмотрела на раздраженного Кэла. Его гнев возбуждал ее. Покрывало было обернуто вокруг его узкой талии. Красные рубцы на лице полностью исчезли.

  Прошлая ночь, страстная и порывистая, напомнила о себе вереницей красочных картин, захвативших ее сознание. Лучшая ночь ее жизни... Она никогда не думала, что сможет отдаться мужчине в таком диком порыве.

  И если он теперь ее бросит, она погибнет. Дейзи закрыла глаза, почувствовав боль в груди. Может быть, она глупо поступила вчера. Горячая страсть и годы ожидания ослабили ее решимость. Она поддалась Кэлу. Хуже того, именно она все начала.

  Но что сделано, то сделано. И она не могла заставить себя сожалеть о той божественной ночи.

  Но ее долг — уберечь Трэвиса от душевной травмы. Дейзи не могла допустить, чтобы мальчик узнал правду, пока она не будет уверена, что Кэл вернулся навсегда.

  Предстоящее родео будет испытанием для Кэла. Почитатели Кэла, которых он непременно встретит, станут уговаривать его сделать операцию на колене и вернуться обратно на арену.

  Сможет ли Кэл устоять против такого соблазна? Сможет ли выбрать любовь и семью, а не скачки на быках и утверждение своего мужского начала? Если он выдержит это испытание, Дейзи позволит ему сказать Трэвису всю правду.

  — Дейзи?

  Она очнулась от своих мыслей. Кэл серьезно смотрел на нее. Его глаза излучали бесконечную любовь.

  — Не тревожься, любимая, — сказал он низким голосом. — Я не подведу тебя снова. Клянусь.

  Но приближение родео все же волновало Кэла. Охватившее город возбуждение не прошло мимо него. Однако Кэл считал, что опасения Дейзи излишни.

  Кэл был уже не тот, что семь лет назад. Теперь он должен был думать о семье и не мог позволять себе принимать решения только в зависимости от своих желаний. Теперь для Кэла появились более важные вещи, чем слава, риск, приключения и утверждение мужского начала. И ему необыкновенно понравилась его новая жизнь, жизнь семейного человека.

  Настоящее испытание для мужчины — стать мужем и отцом, а не продержаться восемь секунд на спине злобного, хрипящего животного. Окружить своего ребенка нежной заботой, дать жене любовь и привязанность, которых она была лишена, делить с ними обоими радость и счастье семейной жизни — теперь его цель состояла в этом.

  Конечно, ажиотаж в Иглтоне по поводу родео вызывал в нем ностальгию, но он не хотел возвращаться в прошлое. Он уже был звездой представления, золотым мальчиком. Купался в лучах славы. Теперь надо подумать о будущем. А «бразды правления» передать ребятам, которым еще нужно что-то доказывать.

  — Поторопитесь! — умолял Трэвис, подпрыгивая то на одной, то на другой ноге. Кэл и Дейзи едва поспевали за ним.

  В новом ковбойском костюмчике мальчик выглядел уменьшенной копией своего отца. Накануне вечером все трое специально ездили в Корпус, чтобы купить Трэвису ковбойское снаряжение, и Кэл считал, что его сын чертовски здорово выглядит.

  — Когда мы придем, все хорошие места уже будут заняты, — жаловался Трэвис.

  Они подошли к проходу, где проверяли билеты.

  — Копуши, — ворчал Трэвис.

  — Он очень изменился, — заметила Дейзи, нежно глядя на ребенка.

  — Стал более открытым, — согласился Кэл. — Уже не такой застенчивый, как раньше.

  — Я слишком долго держала его в изоляции.

  — Ты старалась, как могла, — утешал Кэл.

  — Твое влияние полезно ему, теперь я вижу.

  — Спасибо за теплые слова, — ответил Кэл, обхватив ее за талию.

  Всю прошлую неделю их отношения были натянутыми. Он знал о страхах Дейзи, связанных с родео, и не собирался нарушить данное ей обещание. Никакое искушение не могло сравниться с радостью, которую он обрел в отцовстве. Когда он смотрел на сына, его переполняла гордость. И это чувство он не променяет никогда на сомнительные острые ощущения.

  Трэвис пришел в восторг, когда несколько ковбоев встретили Кэла радостными и удивленными возгласами.

  — Здорово! — воскликнул пораженный Трэвис. — Ты здесь многих знаешь.

  Кэл положил руку на плечо сына.

  — Как-никак я семь лет участвовал в родео.

  — Я тоже буду наездником, когда вырасту! — объявил Трэвис.

  Заявление сына вызвало у Кэла смешанные чувства. С одной стороны, он был чертовски горд, что его сын хочет продолжить традицию, но впервые он посмотрел на это опасное занятие с другой стороны. Неужели он захочет, чтобы его ребенок рисковал жизнью?

  Бросив взгляд на Дейзи, он увидел, что она тоже взволнована заявлением сына.

  — Выбрось эти глупости из головы, — приказала Дейзи, отодвигаясь от Кэла и глядя на него осуждающе.

  — Ну, мама. — Трэвис поддел носком сапога кусок глины. — Ты никогда ничего не разрешаешь.

  Дейзи была в замешательстве. Кэл взял ее за локоть и прошептал:

  — Не волнуйся. Он забудет об этом. На следующей неделе он захочет стать пожарным.

  — Просто не поддерживай его, — прошептала она в ответ. — Ты знаешь мое отношение к этим скачкам.

  — Успокойся! — Он погладил ее по волосам. — Пошли, я вижу хорошие места впереди.

  Кэл усадил семью около загона для быков, откуда хорошо обозревалась вся арена.

  — Порядок. — Кэл достал кошелек. — Принимаю заказы. Кто хочет чего-нибудь выпить?

  — Я, пожалуй, выпью имбирного пива. — Дейзи настороженно посмотрела на мужа. Ей не хотелось отпускать его от себя.

  — Шипучку! — заказал Трэвис. — И сладкую вату.

  — Сию минуту!

  Насвистывая, Кэл направился к буфету. Приятно снова очутиться на скачках, пусть даже зрителем. Как бы сильно ему ни нравилась его новая жизнь, он не мог отрицать притягательной силы этого праздничного действа.

  Крепкий запах опилок, кожи и навоза щекотал ноздри Кэла и вызывал ностальгические воспоминания. Если бы не больная нога, если бы не Дейзи и Трэвис, он был бы сейчас на арене-

  «Оставь это, Кармоди», — посоветовал он себе. Он встал в очередь за напитками, продолжая смотреть на ковбоев, столпившихся возле ворот.

  Вдруг на его плечо легла чья-то тяжелая рука.

  — Посмотрите, кто к нам пришел!

  Кэл обернулся и увидел своего бывшего менеджера Рэнди Ховарда.

  Рэнди был высоким плотным мужчиной лет пятидесяти. Пожимая руку Кэлу, он широко улыбался.

  — Привет, старина! — Кэл сердечно ответил на рукопожатие. — Как поживаешь?

  — Я-то хорошо... — протянул Рэнди, оглядывая Кэла с ног до головы. — А женитьба пошла тебе на пользу.

  Кэл взглянул в сторону трибуны, где сидела Дейзи.

  — Да. Это самое лучшее из всего, что я пока сделал.

  — Должно быть, трудно такому свободолюбивому ковбою, как ты, принять готовую семью. Скажи правду, ты ведь скучаешь по скачкам? — Рэнди обвел рукой вокруг.

  — Видишь ли, я ушел с арены не только из-за семейной жизни, — заметил Кэл, дотрагиваясь до колена.

  — Колено не должно останавливать тебя, — констатировал Рэнди. — Знаешь, в прошлом месяце вернулся Таг Дженнингс. Он сделал-таки операцию. Улавливаешь?

  Кэл не ожидал, что эта новость так поразит его. Его главный соперник Таг Дженнингс получил такую же травму колена тремя годами раньше. То, что Таг снова участвует в состязаниях, неприятно задело Кэла.

  — Если решишь сделать операцию, только скажи, — предложил Рэнди. — Я бы очень хотел, чтобы ты вернулся.

  — Этого не случится, — немного грустно улыбнулся Кэл.

  — Чем же ты теперь занимаешься?

  — Пчеловодством.

  — Пчело... чем?

  — Помогаю Дейзи на пасеке.

  Рэнди присвистнул.

  — Никогда бы не подумал, что такой бродяга, как ты, станет пчеловодом. Восхищаюсь тобой, приятель. Я никогда не смог бы заняться чем-нибудь земным.

  — Занятие как занятие, не хуже других, — сказал, обороняясь, Кэл. Хотя Рэнди откровенно дразнил старого приятеля, мир в душе Кэла не был нарушен. Кэл Кармоди сделал свой выбор и знал, что он правильный.

  — Что ж, ладно, мне надо идти. Сегодня здесь выступают два моих ковбоя. К слову сказать, ни один из них тебе и в подметки не годится. Ты был великолепен, Кэл!

  Был...

  Люди говорили о нем уже в прошедшем времени.

  — Удачи тебе в пчеловодстве. Может быть, пришлешь медку к Рождеству? — Усмехаясь, Рэнди скрылся в толпе.

  Кэл надвинул ковбойскую шляпу на глаза. Он подавил раздражение, вспыхнувшее в нем из-за насмешки Рэнди. Думай о Дейзи, уговаривал он себя. И о Трэвисе. Ты ведь знаешь, что они стоят этой жертвы. Что осталось у Рэнди Ховарда от его личной жизни? Три бывших жены и двое детей, которые даже не знали его.

  Купив напитки, он отправился к трибунам.

  Встреча с бывшим менеджером слегка выбила его из колеи.

  После родео, нагруженные сувенирами, они все трое поехали на вечеринку к Микки Стэндишу. По дороге Трэвис без умолку болтал, делясь переполняющими его впечатлениями. Дейзи тревожно смотрела на мужа. Он был необычно молчалив и, казалось, чем-то угнетен.

  — Что-нибудь случилось? — спросила она его.

  — А? — Кэл дернул головой и непонимающе посмотрел на нее. — Что ты сказала?

  У Дейзи задрожали губы. Все было так, как она и ожидала. Родео захватило его. Неужели Кэл действительно не устоит?

  — Я видела, как ты смотрел на наездников. Ты бы хотел быть с ними, верно?

  — Пожалуйста, Дейзи, не будем об этом сейчас. — Он поморщился. — Мы, кстати, подъезжаем.

  Она сжала губы. Из глаз вот-вот брызнут слезы.

  Кэл протянул руку и похлопал ее по колену. Она закрыла глаза.

  Не буду плакать, не буду плакать, не буду плакать, мысленно уговаривала она себя.

  Кэл въехал во двор, заставленный машинами. Из дома выбежали гости во главе с Микки Стэндишем.

  — Что за оживление? — спросил Кэл, вылезая из машины.

  — Сюрприз! — закричали все.

  — Это же твоя прощальная вечеринка, приятель! — Микки игриво ударил его по руке. — Мы рады, что ты сегодня с нами.

  Кэл искоса взглянул на Дейзи. Она неподвижно сидела на переднем сиденье.

  — Подожди минуту, — Решительно выпрямив плечи, он обошел машину и открыл дверцу, приглашая Дейзи выйти.

  Их глаза встретились. Несмотря на внутреннюю боль, Дейзи поняла, что больше всего на свете хочет быть рядом с ним. Всегда.

  — Мои друзья устроили мне прощальную вечеринку. На тему «Ты не будешь больше скакать на быках, Кэл». Ты окажешь мне честь, если будешь со мной, Дейзи Хайтауэр Кармоди.

  Он протянул руку, и Дейзи, отбросив все сомнения и страхи, оперлась на нее.

  Микки ввел гостей в свой просторный дом. Жена Микки, Пэм, радушно приветствовала Дейзи, и той удалось улыбнуться и пробормотать что-то в ответ. Она всегда нервничала в компании незнакомых людей.

  Ветерок доносил запах барбекю, визг и смех играющих детей. Дейзи прижалась к Кэлу. Она не привыкла к шумным сборищам и с трудом сдерживала себя, чтобы не сбежать.

  Все говорили разом, задавая Кэлу миллион вопросов. Почитателей прославленного наездника интересовало все: от состояния его колена до планов на будущее.

  У Дейзи упало сердце. Ему это нравится, подумала она. Нравится восхищение, лесть. Даже если он действительно изгнал демонов, подстрекающих вернуться к скачкам на быках, как может такой мужчина, как Кэл, довольствоваться обыденной жизнью? С ее стороны глупо и эгоистично ожидать этого от него.

  Общительный и уверенный в себе, он привык быть среди людей. Она же всегда была застенчивой и робкой. Они такие разные! Как черное и белое, день и ночь, горькое и сладкое. И как только, черт возьми, она могла подумать, что их брак будет удачным?

  Но, общаясь с поклонниками, Кэл ни на секунду не забывал о Дейзи. Его сильная рука не отпускала ее талии.

  — Прошу в гостиную, — пригласил Микки, вводя Кэла, Дейзи и Трэвиса в переполненную людьми большую комнату. — Мы приготовили видеокассету о твоей карьере на родео.

  — Что? — Кэл был потрясен. Он неотрывно смотрел на экран большого телевизора в углу.

  Кэл появился на экране в костюме наездника: на нем были ковбойские кожаные штаны, перчатки, шляпа и сапоги. Он прижимался к спине брыкающегося Брахмы, держа в руке веревку.

  Дейзи украдкой посмотрела на мужа и увидела, как он зачарован.

  — Садись, — скомандовал Микки, усаживая Кэла на кожаный диван, — и наслаждайся.

  Кэл посадил Трэвиса на колени и, склонив к нему голову, подробно объяснял все, что происходило на экране.

  Мне не надо было выходить за него замуж, подумала Дейзи, отойдя в сторону. Это то же самое, что посадить дикую птицу в клетку.

  Прошло тридцать минут. Фильм закончился. К счастью, Микки не включил клип с последним выступлением Кэла, когда на него наступил Техасский Торнадо. Дейзи подумала, что не вынесла бы этого зрелища.

  Трэвис сиял, гордясь отцом. Люди хлопали Кэла по спине, говоря, что он принес славу Иглтону. И тут Дейзи поняла, что она не нужна Кэлу и никогда не была нужна. Именно в этом причина их проблем. С самого детства она всегда была кому-то нужна. Сначала родителям, потом Розе и тете Пиви, а позже Трэвису. Кэлу Кармоди никто никогда не был нужен...

  Дейзи прижала руку ко лбу. Ей было жарко и стало нечем дышать.

  Толпа поглотила Кэла, оттесняя Дейзи все дальше и дальше от мужа.

  — Мама?

  Перед ней стоял Трэвис.

  — Да, сынок.

  — Можно мне пойти и посмотреть телят с другими ребятами?

  Она хотела, как всегда, запретить, но поймала себя на мысли, что Кэл преподал ей ценный урок в отношении Трэвиса. Мальчику надо больше общаться со сверстниками. Она не должна всегда держать его около себя.

  — Иди, дорогой. — Она потрепала Трэвиса по спине. Сын убежал.

  Все бросают меня, подумала она. Мама и папа, Роза и Кэл... И однажды это будет Трэвис.

  — Вот ты где!

  Она и не заметила, как Кэл тихонько подошел к ней. Он обнял ее, его глаза излучали любовь. Она заставила себя улыбнуться.

  — Я уж забеспокоился, куда ты делась.

  — Не волнуйся обо мне. Иди и веселись со своими друзьями.

  — Дейзи, я не могу веселиться, когда тебя нет рядом.

  Его тон был серьезным.

  — Это правда?

  — Пусть меня разразит гром, если я вру! — Кэл взял ее за руку. — Пошли.

  Как ребенок, который ищет утешения, она вложила свою руку в его и позволила увести себя в гостиную. Веселье там было в самом разгаре.

  — За нашего почетного гостя, — провозгласил Микки, поднимая бокал. — За лучшего наездника на быках. Счастья тебе в новой жизни, Кэл Кармоди!

  Гости стали чокаться и кричать «ура».

  — Речь! — выкрикнул кто-то. — Пусть Кэл скажет речь!

  Толпа одобрительно загудела.

  Покраснев от смущения, Кэл занял место Микки у камина и поблагодарил всех за прекрасную вечеринку. Наблюдая за мужем и его поклонниками, Дейзи испытала прилив гордости.

  Легко полюбить красивого и мужественного Кэла Кармоди! Он мог бы выбрать любую женщину в этой комнате. Однако он выбрал ее. Почему? С нею было не просто. Она очень требовательна к семье, к друзьям, к себе...

  Снова всплыли сомнения и страхи. Зачем она ему?

  — Хотя одна глава моей жизни и закончилась, -говорил Кэл, — передо мной открывается целая книга, которая будет написана вместе с моей женой Дейзи и сыном Трэвисом!

  Кэл с любовью посмотрел на Дейзи. Она не смогла выдержать его взгляд. Может быть, он и сам верит, что готов остепениться. Но она-то лучше знала, что ему нужно. Кэлу следует сделать операцию и вернуться к скачкам на быках. Для него это дороже всего. Родео определило его характер. Без риска и свободы он был совсем другим человеком. И разве не эта вольная необузданность Кэла всегда привлекала ее?

  Следом за Кэлом она переживала все его приключения, сама ничем не рискуя. Он был прав, когда оставил ее семь лет назад. Черепаха и заяц не могут ужиться вместе...

  Дейзи опустила голову.

  Внезапно с улицы донесся громкий крик.

  — Это кто-то из детей! — охнула Пэм Стэндиш.

  Через секунду с полдюжины взрослых выскочили во двор. Дейзи и Кэл бежали следом.

  — Что происходит? — спросила она, объятая страхом.

  Кэл был взволнован не меньше.

  — Где Трэвис?! — вскричал он.

  — Дети были в загоне для быков, — сказал какой-то мужчина.

  Стайка ребятишек с криками вбежала в дом. Жена Микки схватила свою дочь за руку.

  — Что произошло? — спросила женщина.

  — Тот маленький рыжеволосый мальчик, — испуганно лепетала девочка, — он хотел проехать верхом на Фердинанде. Сказал, что будет наездником на быках, как его папа.

  У Дейзи замерло сердце. Звон в ушах становился все громче и громче.

  Нет! Этого не может быть! Трэвис, ее тихоня Трэвис захотел скакать верхом на быке?

  Кэл побежал к загону. Дейзи попыталась бежать за ним, но ноги ее не слушались.

  Через несколько минут Кэл вернулся, прижимая к груди Трэвиса. Он сильно хромал, а по щекам струились слезы.

  Пэм Стэндиш положила руку на плечо Дейзи, стараясь как-то ее утешить. Дейзи не заметила этого.

  На руках Кэла лежал обмякший, как тряпичная кукла, Трэвис. Его лицо было белым, как мел. Голова беспомощно откинулась.

  — Что случилось? — Дейзи казалось, что она наблюдает эту сцену со стороны, что все-таки беда случилась не с ее сыном.

  — Ребята говорят, что он взобрался на быка. — Голос Кэла дрожал. — Он вообразил себя мною. Фердинанд сбросил его, как пушинку. Он ударился головой.

  Его плечи затряслись, когда он опустился на колени, все еще крепко прижимая к себе Трэвиса.

  — О Господи, — убивался Кэл. — Это из-за меня. Я виноват во всем.

  — Я вызову «скорую», — вызвался Микки Стэндиш.

  — Вот его шляпа, мэм. — Сын Микки, Скотт, светловолосый мальчик на несколько лет старше Трэвиса, протянул Дейзи соломенную ковбойскую шляпу.

  Она оцепенело взяла шляпу и погладила шершавую соломку.

  — Папа любит тебя, Трэвис, — шептал Кэл на ухо мальчику. Он был вне себя от горя. — Прости меня, прости...

  Спокойно, не обращая внимания на страдания Кэла, Дейзи протянула руку и погладила Трэвиса по щеке.

  — Милый, — прошептала она. — Это мама. Давай-ка просыпайся!

  Как она хотела, чтобы он открыл глаза, обнял ее своими тонкими ручками' Но сын не шелохнулся.

  — Если бы только я не брал его на родео. Если бы только не позволил ему смотреть видеофильм. Если бы только я не говорил ему, что однажды он сможет стать наездником на быках, -бормотал Кэл.

  — Трэвис! — строго сказала Дейзи. — Прекрати дразнить нас. Ты должен открыть глаза.

  — Дейзи, — Кэл посмотрел на нее, — Трэвис без сознания.

  — Нет, — возразила она. — Он в сознании. Он просто дурачится. — Она потрясла бесчувственную руку мальчика. — Трэвис, сейчас же прекрати, слышишь?

  Господи, только не кома! Она вдруг вспомнила, как на крыльце стоял полицейский и, скорбно склонив голову, сообщал ей и тете Пиви о смерти ее родителей. Вспомнила отчаянный телефонный звонок среди ночи из Нового Орлеана. То был очередной приятель Розы. Он обнаружил ее мертвой на полу спальни, а рядом — пустой флакон из-под лекарства.

  Дейзи впилась ногтями в ладони. Она не вынесет, если потеряет еще одного любимого человека. Только не Трэвиса! Только не такого маленького!

  — Кэл Кармоди! — закричала она. Ее душевная мука выплеснулась наружу, как река из берегов. — Что ты сделал с моим сыном?!






ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

<p>ГЛАВА ДЕСЯТАЯ</p>

  Белоснежный и бесконечный больничный коридор протянулся между приемным покоем и отделением скорой помощи, куда санитары забрали Трэвиса. Над головой гудели и мерцали лампы дневного света. Пациенты и их родственники сидели на пластиковых скамейках, ожидая своей очереди. Время от времени оживал громкоговоритель, и бесстрастный голос направлял сотрудников больницы то в одно, то в другое отделение. Кэл взирал на все тупо и безучастно. Воздух, наполненный резким запахом антисептика, вызвал у него воспоминания о той ночи, когда его самого, истекающего кровью, вкатили в такую же больницу.

  Кэл машинально потер ноющее колено. Уж он-то знал, каково сейчас Трэвису!

  Его сыну больно, и во всем виноват он.

  Кэл закрыл лицо руками. Он поощрил интерес Трэвиса к скачкам на быках. Втайне ему было приятно видеть, как говорят в сыне его гены. Движимый мужским тщеславием, он радовался изменениям, которые вызвал в ребенке. Под его влиянием Трэвис из неуверенного и робкого превратился в смелого и энергичного мальчугана. Но в результате случилась беда.

  Беда, которой он не предвидел.

  Воспитание ребенка сопряжено с большей опасностью, чем он предполагал. Он ошибался, сосредоточившись мыслями лишь на предстоящих удовольствиях от своего отцовства. Роль родителя оказалась куда серьезнее.

  Дейзи была права. Он действительно безответственный, и эта безответственность может стоить жизни его сыну.

  Ему не следовало приезжать в Иглтон. Дейзи и Трэвис прекрасно обходились без него. Теперь он испортил всем жизнь, убедив Дейзи выйти за него замуж.

  Дейзи.

  Сейчас она была с Трэвисом. Доктор сказал, что родители могут зайти в палату по одному. Дейзи настояла пойти первой.

  Микки Стэндиш и остальные друзья ушли несколько часов назад. Кэл расставался с ними со смешанным чувством облегчения и отчаяния. Можно дать свободный выход своему горю, но, с другой стороны, не хотелось оставаться одному.

  — Мистер Кармоди? Кэл поднял голову.

  Перед ним стояла молодая медсестра.

  Кэл затаил дыхание. Он внимательно смотрел на сестру. Глаза ее были настороженными, выражение лица — хмурым. Его сковал страх.

  — Да?

  Она наградила его легкой улыбкой. Тепло облегчения разлилось в нем.

  — Ваш сын пришел в сознание. Чувствует себя хорошо, но на всякий случай доктор хочет оставить его здесь на ночь. Вы можете подняться к нему в палату.

  — Спасибо, — ответил Кэл, благодарно пожимая ей руку. — Спасибо за все.

  — Пожалуйста, — снова улыбнулась сестра и исчезла за дверью.

  Кэл помедлил с минуту, качаясь, как дерево на ветру. Стоит ли ему остаться? Или надо уйти? Что будет лучше для Трэвиса и Дейзи?

  Он любил их обоих с неистовой силой. Больше всего на свете он хотел быть с ними. Здесь, в Иглтоне, он наконец нашел свое счастье.

  Тем не менее он понимал, что должен действовать не только в своих интересах. Ничто не имело значения, кроме Трэвиса и Дейзи: ни его карьера, ни мнение родных, ни даже то, чего он хотел от жизни. Прежде всего муж и отец. Семья на первом месте. Сейчас и всегда.

  И им будет лучше без него.

  Кэл понял, что принял решение еще несколько часов назад, сидя в приемной. Он оказывал дурное влияние на сына, и его действиям нет оправдания. И он не будет просить прощения у Дейзи. Он его не заслуживает.

  Завтра он уедет. Но сначала переведет деньги на банковский счет Дейзи. Потом пойдет к адвокату оформить бумаги для развода. Рэнди Ховарду он скажет, что согласен на операцию. Разве теперь имеет значение, что он рискует остаться калекой? Без Дейзи от жизни нечего ждать. А если операция пройдет удачно, он, по крайней мере, похоронит свое горе в последнем утешении — в скачках.

  Повернувшись на каблуках, Кэл побрел к пневматическим дверям. Они открылись перед ним, выпустив его в беззвездную ночь. Он радовался, что Трэвис так и не узнал тайну своего происхождения. Дейзи была прозорливее его. Или она знала его лучше, чем он сам.

  Совсем упав духом, Кэл тяжело вздохнул и направился к пикапу.

  Не оборачивайся, приказал он себе.

  Он влез в автомобиль и завел мотор. Слезы слепили его.

  — Все к лучшему, Кармоди, — произнес он вслух. — Все знают, что тебе никогда не стать хорошим мужем и отцом.



  — Вы не видели моего мужа? — спросила Дейзи медсестру.

  Та покачала головой.

  — После того, как я сказала ему, что здоровье Трэвиса вне опасности, я его больше не видела, миссис Кармоди. Это было, — медсестра посмотрела на часы, — около сорока минут назад.

  Миссис Кармоди. Дейзи понравилось, как это прозвучало.

  — Посмотрите, пожалуйста, нет ли его в приемной? — попросила она сестру. — Я знаю, что он хотел бы быть с нами.

  — Конечно, — кивнула сестра. — Сейчас вернусь. — Она исчезла за дверью.

  — Как себя чувствуешь, ковбой? — с улыбкой спросила Дейзи, подойдя к кровати Трэвиса.

  — Голова немного болит. — Трэвис осторожно потрогал затылок.

  — Тебе придется теперь быть подальше от бычьих спин! — журила она сына, поправляя ему одеяло и целуя в щеку.

  — Это оказалось труднее, чем я думал, — заметил Трэвис. — Наверное, поэтому папа и запретил садиться на быка, пока мне не исполнится двенадцать.

  — Кэл так говорил тебе? — Дейзи была поражена.

  — Угу.

  — Почему же ты не послушался его? — строго спросила она.

  — Другие ребята меня уговорили...

  Дейзи прищелкнула языком.

  — Трэвис Хайтауэр, не такой уж ты глупый, чтобы так вести себя.

  — Да, — улыбнулся он ей. Она так обрадовалась, что ее сын здоров, что крепко-крепко обняла его.

В дверь легонько постучали, и сестра просунула голову.

  — Вашего мужа нет в приемной. Может быть, он пошел в кафетерий выпить чашку кофе.

  — Может быть. Спасибо вам.

  Дейзи закусила нижнюю губу. Куда делся Кэл? Ей надо поговорить с ним. Эти последние напряженные часы, проведенные в палате неотложной помощи, заставили ее многое передумать.

  Если она будет продолжать упрямиться, то потеряет Кэла навсегда. Он соглашался на все, потакая ее несправедливым выходкам. Она наказывала его слишком долго. Что бы ни случилось между ним и Розой, с тех пор прошли годы. Он уже поплатился за это. И если Трэвис ушибся, изображая наездника на быках, разве может она обвинять в этом только Кэла? В конце концов, именно под влиянием Кэла Трэвис расцвел, стал уверен в себе. А она сама? Она наконец-то почувствовала себя женщиной. Любимой женщиной...

  Да, Кэл совершал ошибки, но и она тоже. Ради их сына, ради их брака пора ей забыть все обиды.

  Она простила Розу и простила Кэла, но, главное, Дейзи простила себя. Ведь именно она больше всех страдала от своей упрямой гордости.

  Дейзи посмотрела на часы. Было только одиннадцать тридцать. Казалось, не четыре часа, а целая вечность прошла со времени падения Трэвиса. Как много произошло за этот короткий промежуток времени! Ей удалось изменить себя. Она вздохнула и вытерла набежавшие слезы.

  На этот раз Кэл был рядом. Он был ее мужем, другом, а теперь и любовником. Она обнимет его и скажет ему об этом. О, как же сильно она любит этого человека! Она любит его с шестнадцати лет...

  Но где же Кэл? Почему он не идет? Ей надо так много сказать ему! И пусть Трэвис, наконец, узнает, что Кэл — его настоящий отец.

  Трэвис задремал. Дейзи позвала оператора и попросила его вызвать Кэла. Вызов повторили три раза.

  Прошло десять минут.

  Потом пятнадцать, потом двадцать. Если Кэл в больнице, он бы уже откликнулся.

  Устал? Может, поехал домой?

  Он не мог уехать, не повидав Трэвиса.

  Дейзи взяла телефон, вынесла его в ванную и закрыла дверь, чтобы не беспокоить спящего Трэвиса. Ее охватывали самые дурные предчувствия, когда она дрожащей рукой набирала номер.

  Тетя Пиви ответила не сразу.

  — Алло? — пробормотала она. Было ясно, что тетя спала.

  — Тетушка, это я, Дейзи.

  — Где ты, дорогая?

  — В больнице. Ты слышала, что случилось с Трэвисом?

  — Да. Кэл сказал мне. Как он?

  — Нормально. Сейчас спит. Утром мы будем дома.

  — Слава Богу!

  Но голос тети был озабоченным. У Дейзи побежали мурашки по спине.

  — Тетушка, Кэл не приезжал домой?

  Тетя Пиви молчала.

  — Что случилось? — спросила Дейзи, повысив голос.

  — Дорогая, боюсь, у меня плохие новости.

  Дейзи присела на край ванны. Ее сердце отчаянно билось. Неужели что-то случилось еще и с Кэлом?

  — Что такое? — прошептала она.

  — Кэл уехал.

  — Кэл пришел, рассказал мне, что случилось, и заявил, что в падении Трэвиса виноват только он. Сказал, что вам будет лучше без него.

  Дейзи пыталась осмыслить услышанное.

  — Где он сейчас?!

  — Забрал свои вещи и уехал. Говорит, что даст тебе развод, сделает операцию на колене и вернется к скачкам.

  Потрясенная, Дейзи положила трубку. Она чувствовала в груди леденящую пустоту.

  Но потом в голове ясно зазвучал сильный и резкий голос, который помогал ей в стольких передрягах.

  Что ж, прекрасно. Если он захотел уехать, скатертью дорога.

  Было глупо рассчитывать на то, что Кэл Кармоди долго продержится в роли мужа и отца.

  Все будет хорошо, уговаривала она себя. Ты и Трэвис жили без него семь лет. Проживете и семьдесят. Кому вообще нужен такой, как Кэл Кармоди?

  Мне, вот кому.

  Как раз тогда, когда у них появился шанс построить вместе настоящую семью, он снова бросил ее.

  Слезы душили Дейзи. Она положила голову на прохладный фаянс раковины. Ее мутило. Она чувствовала тошноту, слабость и полное одиночество.

  — Кэл, — рыдала она. — Почему? Почему?

  Кэл ехал по пустынной ночной дороге. Когда добрался до Оклахома-Сити, слегка забрезжил рассвет. Рэнди Ховард дал ему адрес хирурга, оперировавшего Тага Дженнингса в Канзас-Сити, и у Кэла была только одна цель — доехать туда.

  Он вел машину уже семнадцать часов. И все это время думал о Дейзи. Красивая, упрямая Дейзи. Его жена.

  Он не заслуживает ее. Никогда не заслуживал. И поэтому лучше ее забыть.

  Легко сказать — забыть! Она такая сильная, такая страстная! Когда он уже подумал, что не сможет справиться с нею, она отбросила свою осторожность и начала верить ему. Так верить, что позволила любить себя...

  Ах, Дейзи! Слезы навернулись на глаза Кэла.

  Он остановился чтобы купить себе поесть, но так и не вылез из машины. Невидящим взором смотрел сквозь толстое стекло придорожного магазинчика на официантку, которая наливала кофе двум полицейским. Вокруг соблазнительно пахло сдобой, но это не пробудило в нем аппетита. Ему казалось, что теперь он никогда не сможет есть.

  Глубоко вздохнув, Кэл положил лоб на руль и посмотрел на свою больную ногу. Под джинсами она выглядела вполне нормальной. Он осторожно пощупал колено.

  Действительно ли он хотел прооперироваться? Выздороветь и так окрепнуть, чтобы снова взбираться на быков? Что он докажет, если выиграет соревнование еще на одном родео? Свою мужественность?

  Кэл фыркнул. Скачки всегда служили утверждением его мужественности. Он считал, что, если может усмирить одного из этих зверюг, значит, может все. Он ошибался. Сильно ошибался. Скачки лишь доказывали, что он был очень глуп...

  Все задуманное им вдруг показалось подлостью. На самом деле ему не нужна эта операция. Он должен вернуться в больницу и быть вместе с Дейзи и Трэвисом.

  Кэл поднял голову и посмотрел на себя в зеркало заднего вида.

  — Это твоя жизнь, Кэл Кармоди. Какой она будет? Станешь бежать и прятаться или пойдешь ей навстречу?

  На него смотрели карие глаза. Точно такие же, как у его сына. И в этот момент он принял окончательное решение.

  Кэл завел мотор и повернул назад.

  — Посмотри, мама. — Трэвис показал пальцем на дорогу. — Машина едет.

  Дейзи занималась ульями, находя утешение в том единственном, что было в ее жизни всегда, — в пчелах. Новые семьи, состоящие из надежных, трудолюбивых созданий, прижились. Хотя в этом году уже поздно качать мед, следующий сбор обещает быть хорошим. Благодаря вмешательству Кэла и деньгам, которые он ей оставил.

  Трэвис присоединился к ней, как раз когда она заканчивала дневную работу, и попросил дать ему пожевать соты. Дейзи вытащила кусочек сладкого воскового лакомства и тоже попробовала. Вкус свежего меда был, как всегда, восхитителен.

  Накануне доктор отпустил Трэвиса из больницы. Падение обошлось без последствий. Мальчик все время спрашивал о Кэле, но у Дейзи пока не хватало духа сказать сыну, что отец не вернется. Она объяснила, что Кэл уехал делать операцию на колене. И это было правдой. Но что она скажет ему через неделю? Через две?

  Через год? Дейзи и сама не оправилась от шока. Хотя и предвидела такой поворот. Она действительно начала верить, что он изменился, стал ответственным и взрослым.

  — Похоже на пикап. — Трэвис взобрался на пролет деревянной ограды, чтобы лучше видеть.

  — Осторожно, — предупредила Дейзи, поддерживая его рукой. — Не упади снова.

  — Мама, — проворчал, вздыхая, Трэвис. — Ты всегда теперь будешь обращаться со мной, как с маленьким...

  Сделав над собой усилие, она отошла от сына.

  — Это папа! — воскликнул Трэвис. Его глаза засверкали.

  — Ты ошибся. — Дейзи покачала головой.

  — Да! Да!

  — Дорогой, Кэл в Канзас-Сити делает операцию.

  — Нет, не делает, — перебил Трэвис. — Он въезжает на нашу дорожку. — Трэвис спрыгнул с ограды и бросился бежать во весь дух через поле.

  Дейзи словно приросла к земле.

  Этого не может быть.

  Хлопнула дверца машины, и вылез Кэл. Он схватил Трэвиса на руки и высоко подбросил. Лица отца и сына сияли от радости.

  Кэл усадил Трэвиса себе на плечи. Счастливый смех мальчика возродил надежду в сердце Дейзи. Она ждала.

  Ветер гнал по полю запах сена и меда. Все так же, с Трэвисом на плечах, Кэл подошел к ней.

  — Дейзи, — сказал он тихо.

  — Кэл...

  Они молча вглядывались друг в друга, каждый боялся сделать первый шаг.

  Кэл взял Трэвиса под мышки и поставил на землю. Потом присел около него на корточки.

  — Я должен сказать тебе кое-что, — начал он. Трэвис выжидательно посмотрел на отца.

  — Решил не делать операцию?

  — Верно. Я решил, что больше не буду наездником. Падать совсем не интересно.

  — Правда! — Трэвис потрогал затылок. — У меня все еще болит голова после того, как я упал с Фердинанда.

  — В следующий раз подумай, прежде чем сделать такую глупость, — проворчал Кэл, улыбаясь.

  — Так точно, сэр, — кивнул Трэвис.

  — Вот и молодец. А теперь послушай меня.

  Кэл стал серьезен. Он откашлялся.

  — Я твой настоящий отец, Трэвис, — наконец сказал Кэл.

  — Знаю. — Трэвис сиял.

  — Откуда ты знаешь? — Кэл нахмурился и посмотрел на Дейзи. Неужели она сказала ему? Дейзи пожала плечами.

  — Просто знаю.

  — Прости, что меня не было рядом, когда ты был маленьким.

  — Ничего. — Трэвис одарил его улыбкой. — Теперь ты всегда будешь дома.

  — Ты ведь дома, верно? — холодно спросила Дейзи.

  Кэл встретил ее твердый взгляд.

  — Да, Дейзи.

  — Трэвис, — сказала Дейзи. — Пойди и умойся к ужину. А мы с папой побудем здесь минутку.

  — Зачем? — хотел захныкать Трэвис.

  — Слышал, что сказала мама? — произнес Кэл, не отрывая взгляда от лица Дейзи. — Иди и умойся.

  Мальчик пулей помчался к дому.

  — Почему ты уехал? — спросила Дейзи, когда они остались одни.

  Его глаза затуманились от слез.

  — Прости, я не хотел опять причинять тебе боль. Я решил, что вам с Трэвисом будет лучше без меня.

  — С чего ты это взял, Кэл Кармоди?

  — Если бы меня здесь не было, Трэвис никогда бы не осмелился взобраться на того быка. Это я подтолкнул его на такой поступок. Под моим влиянием твой спокойный сын стал неуправляемым сорванцом.

  — Под твоим влиянием, Кэл Кармоди, наш сын выбрался из своей скорлупы. Он разговаривает, смеется, дружит с ребятами. Теперь он счастлив, чего не было раньше.

  — Что ты говоришь, Дейзи?

  — Я говорю, что ты нужен ему. Или ты не заметил этого?

  В душе Кэла разлилась теплота. Правильно ли он понял? Неужели она прощает его?

  Кэл снял свою ковбойскую шляпу, повесил ее на кол изгороди и пригладил волосы. Ему надо было так много сказать ей.

  — Ты все время была права. Я вел себя как последний идиот. Из-за меня пострадал наш сын. Дейзи, это могло быть куда серьезнее.

  — Слава Богу, все обошлось.

  — Он мог покалечить себя на всю жизнь, как его папаша. — Кэл удрученно провел рукой по колену.

  — И ты не придумал ничего другого, как собраться и уехать?

  — Да, вначале я решил так, — признался Кэл. — Я испугался, что, если останусь, случайно наврежу тебе и Трэвису еще как-нибудь. Но, подъезжая к Оклахома-Сити, я понял, что не смогу с вами расстаться. Я люблю тебя и Трэвиса.

  — Достаточно ли ты любишь нас, чтобы пережить вместе не только хорошие времена, но и плохие? Не собираешься ли ты, Кэл, снова надолго уехать, если все тебе надоест? Можешь ли бросить скачки и осесть раз и навсегда?

  Он приблизился к ней и нежно взял ее за руку. Затем долго смотрел ей в глаза.

  — Да, могу. Когда я познакомился со своим сыном и снова влюбился в тебя, мне стало ясно, что нет большей радости, чем иметь семью и воспитывать ребенка.

  — Почему я должна верить тебе?

  Как бы она хотела верить ему! Знать, что на него можно рассчитывать и теперь, и всегда. Знать, что он будет с ней, что бы ни случилось. Просыпаться каждое утро в этих сильных руках и каждую ночь засыпать, объятой жаром его любви. Любви, которая осталась неизменной, несмотря на семь лет разлуки.

  — Я купил ранчо у отца, — объявил Кэл. — Принимаю на себя руководство делом. А это — для тебя.

  Он полез в карман, вытащил маленькую черную коробочку и подал ей. Дейзи дрожащими пальцами взяла подарок. Она робко открыла коробочку, и у нее перехватило дыхание.

  Роскошный бриллиант поблескивал на солнце. Кэл взял ее руку и надел кольцо ей на палец.

  — Выйдешь ли ты снова за меня замуж, Дейзи Хайтауэр? Не потому, что тебе нужны деньги, а Трэвису нужен отец, а потому что я люблю тебя и хочу быть с тобою всегда. В радости и в горести, в болезни и в здравии всю мою земную жизнь. — Его карие глаза молили, и переполненная чувствами Дейзи просто кивнула в знак согласия.

  Кэл обнял ее и поцеловал. Бережно, нежно, с надеждой...