Лин Эллис

Ночная жара


Пролог

<p>Пролог</p>

Он знал, что найдет ее здесь. Такая у него работа.

Пол Андерсон, опершись о пальму, наблюдал за тем, как Эбби Данкен, бросив на шезлонг солнцезащитные очки и полотенце, подошла к бассейну и грациозно нырнула, почти не подняв брызг.

Пол чувствовал, как у него по спине текут струйки пота. Солнце уже давно поднялось над океаном. А Пол только что закончил ежедневную утреннюю пробежку. Как всегда, ровно четыре мили.

Перед Полом возникло хмурое лицо Карлоса Сезаре, адвоката, нанявшего его на эту работу. Пол понимал, что ему будет трудно объяснить свое поведение. Едва ли в его обязанности входит наблюдение за тем, как Эбби Данкен плавает в бассейне.

Но Карлос может не беспокоиться. Пол даже не прикоснется к Эбби. Он никогда не скажет ей, для чего его нанял Карлос. Пол дал слово. Он должен уберечь эту женщину от таких мужчин, как ее бывший жених, которому были нужны только ее деньги, или – как сказал Карлос – просто от недостойных мужчин. К несчастью, сам Пол относится к последним. А значит, он должен оберегать Эбби и от самого себя. Однажды Пол уже попал в подобную ситуацию, подстроенную женой его бывшего партнера. Пол устоял, но дорого заплатил за это. Он потерял работу, яхту и был вынужден расстаться с мечтой о кругосветном путешествии.

И вот теперь Пол чувствовал те же симптомы. Он понимал, что ему нужно избегать Эбби, но тем не менее каждое утро украдкой приходил к бассейну, чтобы полюбоваться на нее.

Эбби, подтянувшись на руках, уселась на край бассейна. Пол, затаив дыхание, смотрел, как она вытерлась махровым полотенцем и накинула халат. Проводив ее взглядом до дорожки, ведущей к дому, он спустился к причалу и, скинув кроссовки, нырнул в набежавшую волну.

Он справится со своими чувствами!


Глава первая

<p>Глава первая</p>

Катер несся по волнам подобно низко летящему буревестнику. Эбби Данкен повернулась лицом навстречу ветру, наслаждаясь солеными брызгами и ослепительным солнцем.

Она украдкой взглянула на невозмутимого мужчину, мастерски управлявшего катером, доставшимся ей по наследству вместе с несколькими акрами рая, называющегося «Риф Ли». Есть что-то завораживающее в том, как этот мужчина управляет машиной или катером. Наверное, это связано с исходящей от него спокойной уверенностью. Пол превосходно знал свое дело. Он стоял в одних шортах за штурвалом, широко расставив ноги, и Эбби не могла не любоваться его мускулистым телом.

Она несколько раз видела, как он рано утром совершает пробежку, однако у нее почти не было возможности разглядеть его внимательнее, так как Пол, судя по всему, старался держаться подальше от главного здания. Одиночка.

Взревев двигателями, катер описал широкую дугу у буйков. Пол сбросил газ, и катер закачался на волнах, замедляя ход.

– Я высажу вас, а затем заправлюсь, – сказал Пол, когда катер оказался в тени под мостом.

– Хорошо. Что передать Джимми?

– Пусть заготовит наживки. – Уголки губ слегка растянулись, но улыбкой это не назовешь. – Поскольку рыбак из него сейчас никакой, пусть сидит со своим гипсом и нарезает наживку.

Эбби кивнула. Пол сказал ей, что Джимми Риттнер сломал ногу, упав с мотоцикла, и не может управлять своим катером, который он сдавал внаем. К Эбби в пансионат как раз должна была приехать на неделю группа любителей порыбачить, и им требовалось судно для выхода в море. Поэтому Пол предложил Эбби нанять катер, а сам решил встать за штурвал.

Не успел катер коснуться резиновых буферов причала, как один из мальчишек, работавших на берегу, поймал брошенный Полом конец.

– Как дошли? – спросил он, протягивая руку Эбби.

Поблагодарив мальчишку, молодая женщина поднялась на причал. Странно, ее не покидало ощущение, что катер принадлежит не ей, а Полу. Процесс привыкания к тому, что ей, совсем недавно с трудом сводившей концы с концами, теперь принадлежит громадное богатство, оказался гораздо более длительным, чем она думала.

Наследство ее нисколько не изменило – оно повлияло на окружающих. Прежде чем Эбби усвоила этот урок, она едва не вышла замуж за человека, решившего любыми способами избавить ее от состояния.

Ей придется полагаться только на себя.

Семья Эбби, жившая в городе Каллоуи, штат Северная Каролина, была весьма среднего достатка. За четыре года, пока девушка училась в колледже, готовясь стать специалистом по маркетингу, произошли два важных события: умер ее отец и она познакомилась с Ли Эксиллар.

А теперь, поскольку мать Эбби предпочитала горы Северной Каролины раю на побережье Флориды, молодой женщине приходилось обо всем заботиться самой.

Вместо того чтобы наслаждаться жизнью в особняке, Эбби решила устроить в нем пансионат. Слава небесам, в этом начинании ей помог Ворчун, адвокат семьи Эксиллар. Эбби обнаружила, что Карлос Сезаре, упрямый и своенравный мужчина, – единственный человек, которому она может доверять. Единственный, искренне заботящийся о ее благе. Ей даже удалось уговорить старика поддержать ее ложь. Все были уверены, что Эбби – лишь управляющая четырехзвездным пансионатом «Риф Ли».

Взяв большую сумку, молодая женщина поднялась наверх и помахала рукой Полу:

– Я ненадолго.

Окинув взглядом причал, Эбби отметила, что большая часть мест на стоянке катеров свободна, значит, почти все суда уже разобраны. Она направилась к одиноко стоящему в дальней части пирса катеру Джимми.

В тени под навесом двое мужчин оживленно обсуждали результаты последнего матча местной бейсбольной команды. Джимми Риттнер сидел, положив ногу в гипсе на перевернутое ведро. Рядом с ним, прислонясь к стене, стоял невысокий коренастый мужчина в пестрой рубашке.

При приближении молодой женщины разговор резко оборвался. Джимми, быстро окинув взглядом Эбби с головы до ног, нахмурился.

– Здравствуйте, Джимми. – Она протянула руку. – Я Эбби Данкен.

– Да, знаю. Пол говорил мне о вас.

– Вот как?

Это явилось для Эбби неожиданностью. Ей казалось, большую часть времени Пол ее просто не замечает. Она едва не спросила, что именно он рассказал о ней, но передумала. Возможно, лучше ничего не знать.

– Прошу прощения, – извинился Джимми, указав на гипс, – что не могу встать. – Он пододвинул шезлонг. – Садитесь.

Присев на краешек, Эбби достала чековую книжку.

– Я пришла, чтобы выписать вам чек.

При этих словах мужчина, стоявший у стены, выпрямился.

– Можете выписать чек на мое имя. – Джимми бросил на него недобрый взгляд, но мужчина продолжал: – Он мне должен.

У Эбби не было ни малейшего желания впутываться в дела, которые имел с этим человеком Джимми Риттнер. Поэтому она заполнила чек на имя Джимми и протянула его ему.

Коренастый мужчина, ухмыльнувшись, выхватил чек у нее из руки. Эбби застыла, потрясенная его наглостью, но тут у нее за спиной раздался голос:

– Верни чек.

Казалось, при звуках этого голоса океан, машины на шоссе и даже чайки разом притихли. Джимми Риттнер устремил взгляд поверх плеча Эбби, и она обернулась.

Пол. Голос был ей знаком, но этих зловещих ноток она никогда прежде не слышала.

Пол медленно снял темные очки, не отрывая взгляда от наглеца, выхватившего чек. Пораженная холодной бездонной глубиной его глаз, Эбби вдруг поймала себя на мысли, что по-настоящему не знает этого человека. Пол работал у нее уже больше шести месяцев, а она понятия не имела, как он может быть опасен.

– Я сказал: верни чек.

Эбби перевела взгляд на коренастого типа в пестрой рубашке. Тот с полминуты изучал своего противника и, судя по всему, пришел к неутешительным для себя заключениям.

– Послушай, парень, – он протянул чек Эбби, – не кипятись. Дело касается только нас с Джимми.

– Если ты обидишь эту женщину, то будешь иметь дело со мной, – все тем же зловещим тоном произнес Пол.

– Ну хорошо, хорошо. Не будем ссориться.

Одарив Пола недоброй улыбкой и неопределенно махнув рукой, коренастый развязной походкой вернулся к стене и прислонился к ней.

Эбби, поднявшись с места, протянула чек Джимми.

– Значит, катер заберет Пола и гостей рано утром в воскресенье? – как ни в чем не бывало спросила она.

– Да, конечно. – Джимми повернулся к Полу: – Сейчас я все объясню.

Пол кивнул.

– Как-нибудь потом.

Он надел очки. Дело закрыто.

– Мы можем идти? – спросил Пол у Эбби, махнув в сторону стоящего у причала катера.

После случившегося у женщины не было ни малейшего желания оставаться здесь.

Пол, как всегда, даже не подал руку, чтобы помочь ей сесть в катер. Не проронив ни слова, он завел двигатель.

Всю дорогу домой Эбби размышляла о стычке. Она была поражена тем, что этот молчаливый мужчина, казалось, занимавшийся только машинами и катерами, вдруг встал на ее защиту.

Шагнув к Полу, Эбби, улыбнувшись, положила руку на штурвал.

– «Если ты обидишь эту женщину, то будешь иметь дело со мной», – сказала она, довольно неудачно пытаясь подражать суровому голосу Пола. – Вот как? – Не удержавшись, она рассмеялась. – А я и не подозревала, что вам есть до меня хоть какое-то дело.

Несколько мгновений казалось, что он не слышал ее. Наконец Пол повернулся, мельком взглянув на Эбби, и та неуютно поежилась, увидев свое отражение в зеркальных стеклах его очков.

– Это моя обязанность, – сказал Пол, снова переключая внимание на расстилающуюся перед ним водную гладь. – Если бы я знал, что Джимми впутался в историю, то не стал бы иметь с ним дело.

– А он впутался в историю?

Пол пожал плечами.

– Скорее всего, проиграл на скачках. Так или иначе, нас с вами это не касается. Вы заплатили Джимми за катер, и ему решать, как поступить с деньгами.

Катер подошел к «Рифу Ли». Островок, расположенный в трехстах ярдах от Лонг-Ки, был связан с материком узкой насыпью, по которой проходила мощенная щебнем дорога, по обеим сторонам которой росли мангровые деревья. Однако особняк выходил фасадом на океан, так что перед ним была лишь изумрудная лужайка и простиравшаяся до самого горизонта голубая водная гладь. Настоящий рай.

По обеим сторонам бетонного причала, рассчитанного на несколько судов, в том числе на пятидесятидвухфутовую яхту «Бене-то», подобно часовым, стояли пальмы.

Схватив канат, Эбби прыгнула на причал, а Пол заглушил двигатель. Ловко закинув конец на кнехт и закрепив корму катера, подошел к молодой женщине и взял у нее канат.

– Я должна поблагодарить вас, – сказала Эбби, глядя, как загорелые руки Пола быстро завязывают узлы.

Он обернулся, и она, не в силах заглянуть в его глаза, скрытые темными очками, вынуждена была смотреть на сжатые губы. Интересно, он когда-либо улыбается?

Эбби пришла к выводу, что Пол просто не хочет более близких отношений. Впрочем, какое это имеет значение? Ворчун Сезаре нанял его для того, чтобы он обслуживал катера и давал задания садовнику. Пол просто наемный работник. Он даже не живет в особняке. У него собственный домик у самой воды.

Однако сегодня Пол сделал что-то из ряда вон выходящее, встав на ее защиту. В Эбби проснулось любопытство. Может быть, у него для нее есть и другие сюрпризы?

– Не стоит, – небрежно бросил Пол. – Если с Джимми возникнут какие-либо трудности, мы найдем другой катер. – Выпрямившись, он положил руки на бедра. – Я свободен?

Эбби, чувствуя, что от нее просто отмахнулись, пожала плечами. Ладно, все вопросы она прибережет… для более подходящего случая.

– Да. До свидания.

Пол проводил ее взглядом. Ему хотелось дать себе хорошую затрещину. Пусть только Джимми Риттнер попадется ему!

В обязанности Пола входило присматривать за хозяйством «Рифа Ли», в том числе и за молодой управляющей, нравилось той это или нет. И вот сегодня пустяковое происшествие едва не втянуло ее в неприятности.

Проклятие! Уж он-то ученый: не так давно во имя дружбы ему пришлось потерять практически все.

Пол дернул за канат, проверяя, крепко ли завязан узел. Он все еще был в бешенстве от поведения Джимми и этого типа в пестрой рубашке, которому, похоже, нравится пугать женщин. Увидев, как наглец выхватил у Эбби чек, Пол едва сдержался, чтобы не влепить ему затрещину, преподав урок хороших манер. Но у Пола репутация спокойного и рассудительного человека. А репутация – это единственное, что у него осталось.

И вот Эбби начала задавать вопросы.

Полу не нужна ее благодарность. Будет лучше вообще не говорить о случившемся. Их отношения должны оставаться исключительно деловыми. Но сегодня Пол не сдержался.

И, что хуже всего, Эбби это заметила.

Когда в прошлый раз на Пола обратила внимание жена партнера, казалось, у него под ногами разверзся ад. Нельзя допустить, чтобы все повторилось снова. Слишком многое поставлено на карту в договоре с Карлосом Сезаре. Надо взять себя в руки и в течение шести месяцев присматривать за Эбби, и тогда Карлос, воспользовавшись своими связями в Майами, попытается вернуть его яхту.

Пол перевел взгляд на океан. Ничего страшного не произошло. Завтра все забудется.

Обернувшись, он увидел, что Эбби, открывая дверь в особняк, оглянулась.

– Ничего страшного не произошло, – вслух повторил, как заклинание, Пол.


Глава вторая

<p>Глава вторая</p>

– Что вы знаете о Поле? – спросила Эбби Луизу, повара пансионата, когда они нарезали овощи к ужину.

На кухню вошла дочь Луизы Джулия с охапкой чистых полотенец.

– В общем-то ничего, – откликнулась Луиза. – Он помог моему сыну починить машину, когда забарахлил двигатель. Пол прекрасно разбирается в машинах.

Эбби едва не рассмеялась. Катера и машины – это, насколько ей известно, и есть вся жизнь Пола. Читает ли он книги? Есть ли у него девушка?

Прекратив помешивать томатное пюре, Луиза взглянула на Эбби.

– А что? Что-нибудь случилось?

Тут уж Эбби не смогла сдержать смех. Одного невинного вопроса оказалось достаточно, чтобы Луиза встревожилась.

– Нет-нет. Я просто подумала, что почти ничего не знаю о нем, только и всего.

– Вам следует спросить у мистера Сезаре, – предложила Луиза.

– Да, наверное, так я и сделаю.

Эбби знала, что Ворчун, прежде чем нанять Пола на работу, навел о нем справки. Но у нее почему-то возникло ощущение, что Пол будет не в восторге от того, что она начнет расспрашивать о нем. Если ее интересуют какие-то подробности, надо спросить его самого. Однако Эбби, вспомнив выражение лица Пола, когда тот потребовал от типа в пестрой рубашке вернуть чек, решила повременить с расспросами.

– Но только не сейчас. Предстоящая неделя будет очень тяжелой. В воскресенье возвращается Долорес с девочками. Завтра вечером приедут молодожены, собирающиеся провести у нас медовый месяц. – Вытерев руки, Эбби взглянула на часы. – И с минуты на минуту должны прибыть любители рыбалки из Филадельфии.

– Как вы думаете, среди них будут холостяки? – улыбнулась Луиза.

Эбби нахмурилась.

– Надеюсь, что нет: они юристы. Одного юриста в моей жизни – Ворчуна – достаточно, иначе я начну опасаться за свою психику. К тому же, – она шутливо погрозила пальцем, – они приедут сюда ловить рыбу, так пусть и ловят ее с утра до вечера.


«Юристы», с отвращением подумал Пол, открывая бутылку пива и проверяя удочку. Леска болталась совершенно безжизненно – ни намека на клев.

После обеда Пол провел с гостями целый час, показывая им лодки и снаряжение. Он изо всех сил старался держаться с ними вежливо, несмотря на стойкую неприязнь к юристам. После того как его адвокаты, содрав огромные деньги, так и не смогли вернуть ему яхту, Пол больше не желал иметь никаких дел с юристами. И даже то, что Карлос Сезаре, патриарх адвокатов Майами, согласился заняться его делом, не повлияло на предубежденность Пола. Ради того, чтобы вернуть яхту, он пойдет на все, но общение с тремя орлами юриспруденции из Филадельфии действовало ему на нервы.

А затем появилась Эбби.

Взглянув на полумесяц, повисший на безоблачном небе, Пол вздохнул. Начинается отлив. Скоро появятся москиты, и о рыбной ловле придется забыть.

Спать ему не хотелось. После столкновения с наглым дружком Джимми он был сам не свой, но сегодня вечером у него появилась новая причина для беспокойства.

Один из гостей из Филадельфии не сводил глаз с Эбби. Едва увидев молодую женщину, он хищно улыбнулся и стал с ней заигрывать.

Допив пиво, Пол начал скручивать леску. Хорошо бы пошел дождь; возможно, это поможет разрядить внутреннее напряжение. А может быть, стоит пробежать несколько миль или поплавать в бассейне.

Сложив стульчик, Пол подхватил коробку с наживкой и направился по узкой тропинке, петлявшей в мангровых зарослях, к причалу.


Выйдя из дома, Эбби глубоко вздохнула. Вдалеке полыхали зарницы. Воздух застыл, как это нередко бывает перед грозой, и даже вечно шелестящие пальмы притихли. Сойдя на траву, молодая женщина направилась к причалу, к океану.

Приезжие из Филадельфии устроены и отдыхают после долгой дороги. Один из номеров люкс с помощью Джулии превращен в волшебный будуар для новобрачных: атласное постельное белье, дополнительные подушки и ароматизированные свечи удовлетворят самый изысканный вкус.

Так почему же сон не идет к ней? Приняв душ, Эбби улеглась в кровать с книгой, но вскоре поймала себя на том, что смотрит в окно, вспоминая, как собиралась провести собственный медовый месяц. Отчаявшись заснуть, женщина надела шорты и футболку и вышла из дома.

Дело вовсе не в молодоженах. Рик, один из приехавших, напомнил Эбби Ларри, ее бывшего жениха, охотника за наследством. Перед глазами возникла заученная улыбка Ларри, бесследно исчезнувшая в тот день, когда Эбби открыла папку в кабинете своего адвоката и поняла, как сильно заблуждалась.

Разумеется, молодая женщина вовсе не хотела, чтобы ее обманывали – пусть даже очень тонко и ради ее же блага. Ей не хватало мужчины, на которого можно было бы опереться. Выйти за него замуж и зажить нормальной жизнью.

Замедлив шаг, Эбби оглянулась на величественный особняк. Необыкновенный дом, построенный со вкусом и размахом, наполненный всем, что только можно купить.

Эбби понимала, что и ее жизнь не сможет оставаться такой, какой была прежде, после того, как ей в наследство досталось все, о чем только можно мечтать: деньги, дом, полная свобода. Но она надеялась, что ее частная жизнь будет принадлежать ей одной. Увы, она ошиблась.

– И вот, получив жестокий урок от Ларри, Эбби решила отгородиться от окружающих щитом собственной лжи. Она опередит всех, не даст им возможности снова одурачить себя. И научится жить одна.

А теперь рядом с ней снова появился симпатичный адвокат с заученной улыбкой. Рик. Быть может, у него тоже уже есть на нее папка? Возможно, ему известно, что в действительности она не управляющая, а владелица «Рифа Ли», и он собрался вскружить ей голову, чтобы прибрать к рукам ее деньги?

От одной мысли о подобной холодной расчетливости Эбби охватила дрожь. Пусть она никогда не свыкнется с мыслью, что стала легкой добычей, но больше ее никто не обманет.

Выйдя на причал, молодая женщина устремила взор на океанскую даль – обычно это действовало на нее успокаивающе. Но сегодня беспокойство не проходило.

Эбби вывел из задумчивости звук закрывающейся двери лодочной станции. Прищурившись, женщина разглядела в темноте Пола, и сердце учащенно забилось. Он работает у нее, но это не дает ей право спрашивать, чем он занимается в свободное время. И все же Эбби стало любопытно, куда направляется Пол в такой поздний час. Она ожидала, что он идет к себе в домик, поэтому удивилась, когда после недолгого колебания Пол повернул направо.

Куда он идет?

Эбби непроизвольно направилась следом за ним и остановилась только у бассейна. Что на нее нашло? А если Пол заметит ее?

Тишина… Кажется, весь мир умолк. Не в силах сдержаться, она притаилась в тени деревьев.

Эбби оперлась рукой о дерево, боясь пошевельнуться. Судя по всему, Пол намеревался искупаться в бассейне, и вряд ли его обрадуют зрители. Но она не могла оторвать от него глаз.

Пол сбросил майку, шорты и остался голым. Эбби покраснела как рак. Ну вот еще, подглядывать за раздетым мужчиной! Ей нужно как можно скорее уйти, пока ее не заметили. Боже, как он прекрасен!

Наконец Эбби поняла, почему именно она тосковала по сильной мужской руке. Она испытывала элементарное влечение женщины к мужчине. Ей недоставало секса. Ну с чего она взяла, что сможет удовлетвориться только работой, отказавшись от интимных отношений потому, что один из мужчин обманул ее?

И вот самый неподходящий кандидат, Пол, ненавязчиво напомнил ее телу о том, что женщина в ней не умерла.

Пол тем временем вернулся назад и положил руки на край бассейна. В самый последний момент Эбби осознала, что сейчас произойдет. Если она не собирается выяснять все подробности анатомии Пола, ей необходимо уйти – и как можно скорее. Иначе как она будет смотреть ему в глаза?

Эбби постаралась бесшумно выйти на дорожку, но похоже, Пол что-то заметил. Он пристально всматривался в заросли. Неужели увидел?

Развернувшись, Эбби стремительно бросилась к особняку. Если Пол вздумает догнать ее, ему придется бежать за ней нагишом.


Пол мельком увидел Эбби, когда та пересекала лужайку. Он застыл у дорожки, сжимая в руке одежду. Даже если бы он смог догнать Эбби, что сказать ей? Она только что видела его голым.

Пол вытерся футболкой, размышляя о возможных последствиях. Вдруг Эбби решила, что он нудист, и выгонит его с работы? Можно представить, что скажет Карлос. О том, чтобы вернуть яхту, придется забыть.

Судя по поспешному бегству, Эбби увидела гораздо больше, чем ожидала. Интересно, как долго она наблюдала за ним?

Вдруг Пол вспомнил о своих обязанностях. Он должен следить за Эбби. Черт подери, почему она разгуливает так поздно? А может, Эбби искала кого-то и случайно наткнулась на него?

Одевшись, Пол прошел вдоль рощицы и взглянул на окно спальни Эбби. Там зажегся свет и тут же погас. Догадывается ли Эбби, как им обоим повезло, что она сейчас дома, у себя в комнате, в полной безопасности… от него?


Глава третья

<p>Глава третья</p>

Эбби открыла глаза в четыре часа утра. Будить любителей порыбачить надо было лишь через полчаса. Спала она отвратительно. Эбби снилось, что она плавает в теплой спокойной воде. Океан безмятежен. Вдруг он словно вскипает, огромные волны поднимаются до самого неба, и тут ее подхватывают сильные мужские руки…

Эбби проснулась вся в поту, учащенно дыша, изнемогая от желания ощутить прикосновение этих рук.

Откинув смятое одеяло, она уселась в кровати и выглянула в окно. В предрассветной мгле шелестели пальмы, и этот звук подействовал на нее успокаивающе. Она твердо стоит на земле. Ей не нужны эти руки.

Перед глазами Эбби возникла обнаженная спина Пола, и она с наслаждением зажмурилась. Одного воспоминания оказалось достаточно, чтобы по всему телу разлилось тепло. Как она посмотрит ему в глаза после того, как шпионила за ним? После того, как видела его обнаженным?

Закрыв лицо руками, Эбби покачала головой. Слава Богу, Пол не поймал ее за этим занятием. Стыд-то какой! Она не могла ни объяснить, ни оправдать свою внезапную заинтересованность одним из своих рабочих, мужчиной, которого она игнорировала в течение нескольких месяцев.

Соскользнув с кровати, Эбби вышла на балкон. Парк обволакивала непроницаемая тьма. Нельзя даже свалить минутное безумие на полнолуние.

Закрыв дверь на балкон, Эбби зажгла свет. Все, хватит! Она и так видела достаточно. Ей нет никакого дела, как Пол плавает ночью в бассейне.


Спустившись через час в просторную кухню, Эбби первым делом заметила склонившегося над сумкой с продуктами Пола. При виде его мускулистой спины ее сердце забилось чаще. «Веди себя как ни в чем не бывало», – строго приказала себе Эбби, но, взглянув Полу в глаза, она почувствовала, что лишилась дара речи.

Ему известно, что ночью она подглядывала за ним!

– Доброе утро, – наконец произнес Пол. Во рту у Эбби пересохло. Никогда прежде он с ней так не здоровался.

– Доброе утро, – помолчав, выдавила Эбби, фальшиво улыбаясь.

Тут на кухне появилась Джулия, сразу же начавшая возиться с булочками и салатами к завтраку. Обрадованная этим неожиданным вмешательством, Эбби засуетилась, помогая ей.

Полу, увидевшему, что она старательно игнорирует его, захотелось хорошенько ее встряхнуть. Но ничего подобного он не сделает. И не потому, что рядом Джулия. Просто Пол знал, что это было бы большой ошибкой. Зачем Эбби пряталась ночью в кустах, подглядывая за ним? Неужели мало того, что он с трудом сдерживает собственные чувства?

Итак, она решила не замечать его. Отлично. Подхватив сумку, Пол направился к двери. Но беспокойство не покидало его. Возможно, рыбалка поможет. Большую часть дня ему предстоит провести в открытом море. Вот и замечательно. Ему не придется стоять у бассейна и смотреть, как плавает Эбби, размышляя, каким было бы его ночное купание, если бы он знал, что она следит за ним. От одной мысли, что они в бассейне вместе, обнаженные, он ощутил небывалое возбуждение.

Пол постарался идти как можно неторопливее. Если Эбби собирается игнорировать его, он отплатит ей той же монетой. Вернувшись на кухню за второй сумкой с продуктами, он обнаружил, что любители рыбалки уже приступили к завтраку. Один из них, тот, что вчера вечером пытался ухаживать за Эбби, и сейчас разговаривал с ней, попивая кофе.

– Почему бы вам не поехать с нами? – предложил мужчина. – Надеюсь, у нас найдется еще одно место? – обратился он к Полу.

Хотя Полу меньше всего хотелось быть на одном катере с Эбби, когда за ней будет ухаживать этот лощеный хлыщ, он, постаравшись сохранить безучастное выражение лица, молча кивнул. Эбби встретилась с ним взглядом, и в ее глазах мелькнула паника.

– Нет-нет! У меня полно дел…

– Ну же! Должен же быть у вас отдых! – настойчиво продолжал Рик. – Вы принесете нам удачу. Правда, Рэй?

Рэй, другой гость, пододвинулся ближе и тоже стал ее уговаривать. Пол отвернулся.

Открыв холодильник, он начал наполнять вторую сумку блюдами, которые приготовила Луиза. Эбби с отчаянием посмотрела на его спину. От него ждать помощи нечего. Похоже, у Пола нет никакого мнения на ее счет, и это почему-то выводило Эбби из себя. Неужели ему все равно, что ночью они едва не встретились? Может быть, он все-таки не видел ее… или ему просто наплевать. Возможно, он постоянно разгуливает ночью голым. Возможно, он уже забыл про бассейн. И про нее.

Но она не забыла. Нечего и думать, чтобы провести с этим мужчиной полдня на одном катере после того, как он…

Ее размышления прервал Рик.

– Неужели вы не любите ловить рыбу? – не унимался он.

– Рыбак из меня неважный, – сказала Эбби в надежде, что это поможет ей отказаться.

– И из меня тоже, – искренне признался Рик. Он схватил Пола за руку. – Но если на борту есть специалист своего дела, рыбу сможет ловить всякий. Не так ли, Пол?

– Точно, – согласился тот, избегая смотреть на Эбби. – Для рыбы неважно, кто ее подцепит. Даже на женскую красоту ей наплевать…

Расхохотавшись, Рик похлопал его по плечу.

Эбби захотелось сорвать со стены самую большую сковороду и хорошенько треснуть ею Пола. Вместо этого она любезно улыбнулась Рику. Раз Пол считает себя вправе острить после того, как купался ночью голым в ее бассейне, она примет вызов.

– Отлично, я еду с вами, – решительно сказала Эбби, со злорадством отметив, что Пол, при этих словах задевший дверной косяк рукой, чуть слышно выругался.


Пол бушевал. Все шло просто прекрасно до тех пор, пока Эбби не поймала большую рыбу-молот.

Катер отошел от «Рифа Ли», когда едва забрезжил рассвет. Эбби надела тот самый купальник, в котором плавала в бассейне, накинув сверху свободную рубашку.

Весь сорокаминутный путь между рифов он умышленно держался как можно дальше от нее, не отходя от штурвала. Но как только катер достиг темных вод Гольфстрима, Пол передал управление Джейсону, двадцатилетнему помощнику Джимми.

Примерно через час после начала ловли, когда рыбаки уже успели поймать трех желтоперых тунцов и одного парусника, леску удочки Эбби дернуло с такой силой, что молодая женщина едва не упала за борт.

К несчастью, именно в этот момент Пол оказался у нее за спиной. Едва его рука обхватила молодую женщину за талию, а другая сомкнулась на ее пальцах, держащих удочку, Пол понял, что попал в беду. Та самая Эбби, на которую он зачарованно смотрел уже несколько месяцев, оказалась в его объятиях.

Рыбина метнулась в сторону, едва не свалив Эбби с ног, и Полу пришлось еще крепче прижать ее к себе. Внезапно осознав, в каком положении они находятся, молодая женщина попыталась отстраниться от него.

– Возьмите удочку. Я не смогу!

– Сможете, – шепнул ей на ухо Пол. – Вы хотели ловить рыбу, и вот вам представилась прекрасная возможность.

Нахмурившись, Эбби начала было возражать, но удочка резко дернулась в ее дрожащих от напряжения руках, и она промолчала.

Пол не хотел спорить. Больше всего на свете он желал оказаться подальше от Эбби, прежде чем кто-либо успеет заметить, как его тело откликнулось на прикосновение к ней. Он стиснул зубы, с трудом сдерживая желание выругаться. Пусть чертова рыбина оборвет леску…

Только через двадцать минут общими усилиями удалось поднять над водой огромную рыбу-молот. К этому времени погода изменилась. Ветер усилился, на горизонте полыхали молнии.

Надвигался шторм.

Настроив радиоприемник на станцию, передающую сводки погоды для моряков, Пол повел катер по вскипающему океану к «Рифу Ли». Обычный южный шторм, надвигающийся с юго-востока, его не очень беспокоил. Большому катеру не страшны ни волны, ни дождь.

– Похоже, нам придется помокнуть, – заметил Джейсон, повышая голос, чтобы перекричать шум ветра и двигателя.

– Спустись вниз и посмотри, не началась ли у кого-нибудь морская болезнь, – приказал Пол Джейсону.

Минуты через три после ухода Джейсона к нему поднялась Эбби.

– Все в порядке? – прокричала она, цепляясь за поручни.

Пол мельком взглянул на нее.

– Ничего страшного.

В следующее мгновение прямо у них над головами вспыхнула ослепительная молния, и молодая женщина испуганно вздрогнула.

– Спускайтесь вниз.

Эбби не двинулась с места.

– Разве представление уже окончилось?

У Пола не было времени острить. Вдалеке он наконец увидел то, что искал, – небольшой островок, поросший мангровыми деревьями.

– Держитесь крепче! – крикнул он и резко повернул штурвал.

– Что вы задумали?

– Пытаюсь спрятаться от молний.

Катер вышел на мелководье, и ветер, казалось, затих. Пол заглушил двигатель только тогда, когда до мангровых зарослей оставалось не больше тридцати футов.

– Джейсон, бросай якорь, – распорядился Пол, когда катер остановился, и повернулся к Эбби. – Спускайтесь вниз, пока дождь еще не начался.

Женщина не двинулась с места, словно завороженная черными грозовыми тучами, затянувшими небо над морем.

– Какое величественное зрелище, – наконец произнесла она.

Знойный влажный воздух неестественно застыл. Вдруг из туч метнулась ослепительная молния, за которой тотчас же последовал оглушительный раскат грома. Казалось, катер содрогнулся всем корпусом.

Молния сверкнула очень близко, и Пол понял, что оставаться на катере – небезопасно. Перегнувшись через поручни, он окликнул Джейсона.

– Проследи, чтобы все немедленно покинули катер!

Схватив Эбби за руку, он увлек ее вниз по трапу. Они спустились на палубу, где уже толпились растерянные пассажиры, которыми распоряжался Джейсон.

– Всем срочно покинуть катер! Если в него попадет молния, нам конец.

– Вы шутите? – спросил Рик.

– В жизни не был таким серьезным. Плывите к деревьям. Живо!

Первым прыгнул в воду Джейсон, после чего, недоуменно переглянувшись, за ним последовали остальные. Убедившись, что все покинули катер, Пол повернулся к Эбби. Он уже не раз имел возможность убедиться, что она хорошо плавает, и у него не было времени объяснять, что молния выбирает самый высокий предмет.

– В воду. Быстро! Я прыгаю за вами. Взглянув на спасительную рощицу, Эбби снова повернулась к Полу, не трогаясь с места.

Отчаявшись добиться чего-либо уговорами, Пол шагнул к молодой женщине, но вдруг застыл, увидев у нее за спиной на высокой мачте голубоватое свечение. Огонь Святого Эльма, предупреждение о предстоящем ударе молнии. Прекрасно наслышанный об этом явлении, Пол тем не менее впервые лицезрел его сам.

Времени больше нет. Нельзя ждать, когда Эбби соберется с духом и прыгнет. Обхватив ее за плечо, Пол перевесился за ограждение, и они оба полетели в воду.

И тут же прогремел гром.

Эбби вынырнула на поверхность, отфыркиваясь, и в этот миг упали первые, тяжелые капли дождя. Тотчас же уверенная сильная рука схватила ее за рубашку.

– За мной! – крикнул Пол, увлекая Эбби за собой.

Словно очнувшись от оцепенения, Эбби поплыла следом. Когда они достигли рощицы, ливень стал таким сильным, что катер практически скрылся из виду. Молнии сверкали уже в стороне, но раскаты грома звучали с оглушительной силой.

Проливной дождь, проникая сквозь листву, падал Эбби на лицо, смешиваясь с соленой водой, которую она ощущала на губах. Казалось, вода заполнила весь мир.

После очередной ослепительной вспышки молнии Пол инстинктивно стиснул руку Эбби, прижимаясь к ней крепче, чтобы защитить ее. Молодая женщина ничего не видела и в трех футах, но ощущала тепло его тела, прикосновение его сильных рук. Смахнув дрожащей рукой мокрые волосы с лица, она посмотрела Полу в глаза.

Он выдержал ее взгляд. Его голубые глаза потемнели, став почти черными, подобно грозовым тучам, что заволокли все небо. Капли дождя, стекавшие по лбу, срывались с бровей и ресниц, струйками огибали рот и падали вниз с подбородка. Вдруг у Эбби перед глазами возникла непрошеная картина: Пол, обнаженный, стоит у бассейна… Она почувствовала, как по всему телу горячей волной разливается желание. Сейчас или никогда! Эбби повернулась, прижимаясь упругой грудью к его телу, переплетая ноги с его ногами. Когда она обхватила свободной рукой плечи Пола и потянулась губами к его рту, он нахмурился.

– Проклятие… – В голосе Пола послышались недовольство и досада, словно меньше всего на свете он хотел целовать ее.

И тотчас же его губы овладели ртом Эбби.


Глава четвертая

<p>Глава четвертая</p>

Страстный поцелуй явился для Эбби предостережением, что ее ждут неприятности… сейчас настанет час расплаты. Она едва могла дышать. Казалось, вода была повсюду: на лице, в глазах, во рту.

Впрочем, ей было все равно.

В крепких объятиях Пола она чувствовала себя в абсолютной безопасности и могла полностью отдаться его испепеляющему поцелую.

Губы Пола страстно и соблазнительно целовали ее рот, а руки, скользнув по спине, опустились до талии и, проникнув под рубашку, начали двигаться вверх. Эбби пронзила сладостная дрожь. Ей хотелось, чтобы Пол продолжал… но он вдруг остановился.

Оторвавшись от ее губ, он посмотрел на нее так, точно видел впервые в жизни. Точно не имел понятия, как она очутилась в его объятиях, и сомневался, хочет ли этого. Затем медленно, продолжая смотреть Эбби прямо в глаза, Пол ладонью накрыл ее грудь.

«Только не останавливайся!» Эбби не знала, как высказать это вслух. Все ее тело изнывало от желания. Она подняла лицо, подставляя губы для поцелуя, и, крепко зажмурившись, прильнула к нему.

Пол застонал. Затаив дыхание, Эбби следила, как его рука, скинув бретельку купальника, обхватила налившуюся грудь.

Эбби вцепилась в плечи Пола, держась за него и привлекая его к себе. Он склонился, отыскивая губами сосок. Грудь Эбби оказалась соленой на вкус – нежная и теплая. Сколько раз он украдкой следил за ней и мечтал, как обнимет ее, – и вот теперь Эбби в его руках. Она пришла к нему в объятия добровольно, она хочет его. Пол сознавал, что дороги назад не будет.

Оттянув купальник, насколько позволяла мокрая рубашка, он полностью освободил груди Эбби. Оставалось только стащить с нее нижнюю часть купальника и…

К действительности Пола вернул чей-то голос, звавший его. Проклятие! В пылу страсти он совершенно забыл о том, что они… не одни.

Дождь стал уже не таким сильным, но видимость оставалась плохой.

– Пол!

Похоже, голос Джейсона. Прищурившись, Пол всматривался туда, откуда доносился голос, но по-прежнему не мог ничего разглядеть. Значит, и Джейсон не видел их.

– Я здесь! – крикнул он. – Где остальные?

Эбби заерзала в его объятиях, пытаясь освободиться, но Пол лишь крепче прижал ее к себе.

– Мы здесь. Где Эбби? Она с вами?

Только теперь Пол узнал голос Рика. Естественно, он ищет Эбби. Пол недовольно поморщился. Из того, что у Рика есть все основания для беспокойства, еще не следует, что Пол должен быть от этого в восторге.

– Она со мной. С ней все в порядке! – прокричал он в ответ.

Пол заметил, что Эбби дрожит. Женщина в смятении смотрела на него, словно ее только что разбудили и она, очнувшись от глубокого сна, не понимает, где находится и что нужно делать. Пол обнял ее, пытаясь успокоить. Он еще не был готов отпустить Эбби. Его руки хранили воспоминание о ее теле – податливом, страстном.

– Пол?

Голос Эбби, прозвучавший у самого уха, показался ему вздохом. У Пола был только один ответ. Поцеловав Эбби в шею, он снова отыскал ее губы. Она растаяла от поцелуя, словно их и не прерывали.

Пол забыл об осторожности. Если она хочет его, ее желание осуществится. Подхватив Эбби под ягодицы, он снова усадил ее на себя и просунул пальцы под резинку трусиков купальника.

По всему телу Эбби пробежала дрожь, но она только еще крепче обхватила Пола за шею, отвечая на его поцелуй. Рука Пола скользнула еще дальше под купальник, но тут опять послышался голос Рика.

Застыв, Пол оторвался от губ Эбби и выругался вполголоса. Им надо немедленно оторваться друг от друга. Вот-вот здесь появится Рик. Пол был вне себя от бешенства.

– Мы еще не закончили, – прошептал он, и даже ему самому эти слова показались неприкрытой угрозой.

Эбби молча взглянула ему в глаза. Струйки дождя стекали по ее лицу. Она выглядела смущенной… и разочарованной. Наконец она подняла руку и провела пальцами по губам Пола, и он едва сдержался, чтобы снова не обнять ее. Затем Эбби облизала губы, словно пытаясь ощутить остатки поцелуя, и кивнула.


Эбби не покидало ощущение, что ее испепеляет лихорадка. Однако это была не болезнь. Пол, прикоснувшись к ней, разжег внутри пожар, который не мог угаснуть сам собой, пока они с Полом не завершат начатое.

Эбби следовало бы испугаться, что она потеряла над собой контроль… но ее не страшили последствия. Ее жизнь складывается так, что она, быть может, навсегда останется одна – с деньгами семейства Эксиллар. Люди уверены, что она может позволить себе все, чего только пожелает. Что ж, она хочет Пола – без каких-либо предварительных условий. И если он настроен так же, нет причин не осуществить их желание.

Рыбаки вернулись в «Риф Ли» насквозь промокшие, но живые и невредимые. Всю обратную дорогу Пол вел себя отчужденно, что как нельзя лучше соответствовало настроению Эбби, ибо стоило лишь ей на него взглянуть, как ее лицо заливала краска смущения. Молодая женщина не переставала напоминать себе, что ей нельзя забывать о своих обязанностях хозяйки.

Встретившая их Луиза сообщила Эбби, что молодожены уже звонили из аэропорта Майами. Значит, они прибудут с минуты на минуту.

Но мысли Эбби были далеко: она стояла на носу рассекающего волны катера, вспоминая грозу, ливень и прикосновение губ Пола к своей груди. По ее телу пробежала сладостная дрожь. Эбби улыбнулась. «Мы еще не закончили».


Пол чистил тунца, размышляя о том, что жизнь кончена. Карлос придет в ярость, когда узнает, что они с Эбби едва не занялись любовью в мангровой роще…

Пеликаны и чайки галдели, налетая на выброшенные в море рыбьи внутренности. Но Пол ничего не видел и не слышал. Он думал об Эбби, и его тело никак не могло расстаться с воспоминанием, как она без колебаний бросилась в его объятия.

Совесть Пола постоянно напоминала ему о том, что он сделал. Для того чтобы справиться с охватившими его чувствами, необходима холодная логика.

Ему следует держаться от Эбби подальше. Она сама скоро все поймет. А он… Ну, ему просто надо забыть о том, что произошло и что могло последовать. Он справится с этим. Нет проблем!

Вечером Эбби спустилась к ужину, стараясь держаться как ни в чем не бывало. Несколько часов, проведенные в хозяйственных хлопотах, не остудили разожженный Полом огонь у нее в груди. Каждый шаг по лестнице, каждое прикосновение свободной юбки к бедрам и коленям напоминали Эбби, что еще ничего не закончено.

Внизу ее встретил Рик, и Эбби ощутила прилив недовольства. Адвокат во всех отношениях был полной противоположностью Полу. Темные, безукоризненно уложенные волосы и легкий загар выдавали в нем человека, проводившего большую часть времени за столом конторы или в зале суда.

Ей необходимо взять себя в руки. Подавив воспоминания о Поле, молодая женщина прошла следом за Риком в гостиную и приняла из его рук бокал белого вина.

– Мы с друзьями как раз обсуждали красоты здешних мест. – Рик поднял бокал, предлагая продолжить разговор. – Так, господа?

– Да, здесь куда лучше, чем в Майами или даже в Ки-Уэсте, – подтвердил Рэй. – И народу мало.

– Рыбалка здесь превосходная, – добавил Чарли. – Пол обещает, к завтрашнему дню погода наладится. Он хочет свозить нас в другое место, подальше к югу.

При упоминании имени Пола у Эбби в груди что-то екнуло. Чтобы скрыть волнение, женщина, поспешно пригубив холодное вино, улыбнулась Чарли.

– В наших краях погода меняется очень быстро – ведь рядом океан. – Она пожала плечами. – А что касается рыбалки – уверена, Пол знает самые лучшие места.

– Давно вы живете здесь? – спросил Рик. Вопрос смутил Эбби. Адвокат сказал «живете», а не «работаете». Кажется, она начинает во всем видеть скрытый смысл. Однако Рик не может знать, что на самом деле пансионат принадлежит ей.

– Чуть больше двух лет.

– Вам повезло, что вы нашли эту работу, – со смехом заметил Чарли. – А где вы проводите отпуск?

Эбби улыбнулась, хотя вопрос всколыхнул воспоминания о последнем отпуске с Ларри, в горах.

– Там, где много снега, – ответила Эбби.

– Вы катаетесь на горных лыжах? – искренне оживился Рик. – Я обожаю горы. И знаю одно местечко в штате Юта – катание там просто невероятное…

– Стоп, – добродушно оборвал его Рэй, – мы приехали сюда, чтобы ловить рыбу. В горы поедем в следующем году.

В зал вошла Луиза.

– Ужин подан, – обратилась она к Эбби. – А для мистера и миссис Камерон мы накрыли в их номере.

– Благодарю вас, Луиза.

Эбби порадовалась за них. Она бы во время свадебного путешествия тоже стремилась к уединению.

Эбби снова вспомнила прикосновение губ Пола к своей груди. Так больше нельзя. Она заставила себя вернуться к реальности.

– Кстати, о рыбе: не пора ли нам продегустировать то, что вы поймали сегодня?

Мужчины послушно направились к столу.

– Кей убьет меня, если я поеду в горы без нее, – заметил Чарли, продолжая разговор о лыжах.

Рик усадил Эбби за стол и подмигнул приятелю. Судя по всему, они частенько подкалывали друг друга.

– Кей катается на лыжах гораздо лучше тебя. Не потому ли ты женился на ней? Ты просто не мог догнать ее на склоне!

– Как остроумно! Да, Рик, раз уж зашла речь о том, кто с кем сравнится… Эбби тебя сегодня обставила. Ее рыбина весила не меньше четырехсот фунтов.

– Новичкам всегда везет, – начала оправдываться Эбби.

– А на лыжах вы хорошо катаетесь? – не унимался Чарли.

– Приблизительно так же, как ловлю рыбу.

В это время появилась Джулия с салатами, и разговор прервался.

После ужина Эбби, распахнув стеклянные двери, ведущие из зала на просторную веранду с видом на океан, вышла в теплую влажную ночь и глубоко вздохнула, непроизвольно отыскивая взглядом знакомую фигуру.

Стыда у нее нет! Почему она так увлеклась Полом? Он ведь работает у нее больше полугода, а теперь она и часа не может вытерпеть без него. Должно быть, это произошло потому, что она видела его великолепное обнаженное тело и он возбудил в ней вожделение. Пол вскружил ей голову словно девчонке, а ведь ей уже двадцать восемь.

Что ж, она взрослая женщина и знает, чего хочет. И не спутает секс с любовью.

Любовь ее не интересует. После случившегося с Ларри Эбби готова была спорить, что это чувство не существует. Если, конечно, не брать в расчет любовь к деньгам. Похоже, большинство людей с трудом находят в сердце место для другого человеческого существа… но для всемогущего доллара оно всегда открыто.

Эбби улыбнулась своим мыслям.

– Что вас развеселило? – раздался голос у нее за спиной.

Обернувшись, Эбби увидела в дверях Рика. Он стоял, засунув руки в карманы, и вид у него был мальчишеский и неуверенный.

– Да так, ничего. – У нее возникло неприятное ощущение, что Рик что-то замыслил. Может быть, он знает ее тайну и его привлекают деньги семейства Эксиллар? Эбби решила дать гостю возможность раскрыть свои карты. – Иногда мне кажется, что все это просто сон.

Рик шагнул на веранду.

– Я вас прекрасно понимаю. Райский уголок. – Он махнул в сторону океана. – Не хотите прогуляться?

Эбби хотела прогуляться – одна, прямо к домику Пола, – но ей не удалось подыскать благовидный предлог, чтобы отказаться от предложения Рика.

– Что ж, пойдемте, – наконец сказала она.

Сойдя с веранды, они направились по дорожке, покрытой галькой. Рик не попытался взять Эбби под руку, хотя шел так близко, что их локти соприкасались.

– Какие здесь у вас развлечения? – нарушил молчание Рик, когда они вышли на лужайку.

«Никаких», – подумала Эбби, едва сдержавшись, чтобы не рассмеяться. Сегодня впервые за долгое время у нее был план на вечер, но об этом она не могла сказать Рику. Эбби решила, что должна вести себя как управляющая пансионатом, рассказывающая гостю о местных достопримечательностях.

– Ну, в Исламораде есть клуб, там по выходным играет танцевальный оркестр. Еще туристы любят посещать бикини-бар. Клиентов пускают туда только в купальниках.

Слева кто-то шел. Эбби повернулась, и ее сердце учащенно забилось.

Пол. Как всегда, уходящий прочь.

Эбби проводила его взглядом, желая только одного: поскорее избавиться от Рика.

Успокойся!

Но Эбби не могла да и не хотела успокаиваться. Давно она не испытывала подобного бесшабашного возбуждения.

– У вас кто-то есть? – внезапно спросил Рик.

Эбби была вынуждена прервать свои эротические мечты. Пол скрылся из виду, и она повернулась к Рику.

– Почему вы об этом спросили?

Тот смутился, нервно засунув руки в карманы.

– Понимаете… я… мм… считаю вас интересной женщиной, – наконец произнес он, глядя ей в лицо. – Если вы одна и я… то я подумал, быть может, нам стоит познакомиться поближе.

Эбби молча выдержала его пристальный взгляд. Вот и началось. Еще никогда прежде гости пансионата не пытались ухаживать за ней. И несмотря на то, что у нее уже были некоторые подозрения по поводу Рика, он удивил ее своей откровенностью. Определенно этот мужчина идет к своей цели кратчайшим путем.

И похоже, в настоящий момент его целью является она… по крайней мере он хочет узнать ее ближе. Внешне Рик весьма привлекателен; судя по всему, он неплохой человек. Если бы она не запуталась в своих отношениях с Полом, возможно, стоило бы приглядеться к Рику внимательнее. Но сейчас Эбби не находила что сказать.

– Ну… я точно не знаю, каковы правила относительно отношений персонала пансионата с гостями. До сих пор мне не приходилось сталкиваться с этим. Но мне почему-то кажется, что владельцы пансионата будут не в восторге.

Рик, казалось, оценил ее ответ.

– Быть может, вам будет проще определиться с решением, если вы узнаете, что я знаком с мистером Сезаре? В случае чего он поручится за меня перед владельцами пансионата.

Уж в этом-то можно не сомневаться. Крючкотворы держатся друг друга. Вероятно, именно Ворчун порекомендовал филадельфийским юристам «Риф Ли».

– Вот как? – наконец произнесла Эбби. – Что ж, мы как-нибудь посидим с вами в баре, раз вы уверяете, что мистер Сезаре не будет возражать.

Рик улыбнулся так, словно она пообещала ему луну, и бесцеремонно коснулся ее плеча, предлагая идти дальше.

– Замечательно.


Когда Пол увидел, как Рик дотронулся до Эбби, его охватил гнев. Глупо, но после того, что произошло сегодня, ему казалось, что Эбби принадлежит ему и Рик не имеет права к ней прикасаться.

Впрочем, как и он сам.

Пол понимал, что надо уйти. Укрыться в своем домике, посмотреть по телевизору футбольный матч и выпить пива. Вместо того он остановился и стал наблюдать за Эбби.

Когда за ней и Риком закрылась дверь особняка, Пол, проведя рукой по лицу, вышел из тени. Ему нужно отойти в сторону и не мешать им. Возможно, это вмешательство свыше: сама судьба предостерегает его, не позволяя совершить роковую ошибку.

Пол хотел вернуть яхту и воплотить в жизнь свою мечту, совершив кругосветное путешествие. Но ему нужна и Эбби.

Повинуясь привычке, Пол машинально подошел к бассейну, к тому месту, откуда было видно окно спальни Эбби на втором этаже. Свет, струившийся сквозь стеклянные двери, заливал балкон и темный пурпур цветов бугенвиллей, вьющихся по ограде.

Он обнимал Эбби, вкусил ее поцелуи. Его мечты отчасти осуществлены. Надо удовлетвориться этим и забыть.

«Забудь о ней, – повторил себе Пол. – Тебе просто необходим секс». Он вспомнил, что было у них с Келли, женщиной, работавшей в туристической фирме в Майами. Оба были слишком заняты для серьезных отношений, но время от времени они встречались. Поступив на работу в «Риф Ли», Пол оказался далеко от Майами, к тому же у него почти не оставалось свободного времени, поэтому отношения с Келли сами собой прекратились. Возможно, если съездить в Майами и встретиться с Келли, ему удастся избежать катастрофы.

Но как только в окне погас свет, Пол представил себе Эбби в объятиях Рика и понял, что не станет звонить Келли. Ему вдруг стало интересно, что знает Карлос о Рике. Пол едва сдержал улыбку. Самое малое, что он может сделать для Эбби, – позвонить Карлосу и все выяснить. Однако придется подождать до утра, значит, сейчас ему нужно уйти.

Бросив последний взгляд наверх, Пол собрал всю силу воли и направился к своему домику.


Глава пятая

<p>Глава пятая</p>

Эбби еще раз постучала в дверь домика Пола и прислушалась, но ее окружали лишь звуки тропической ночи: шелест пальмовых листьев и отдаленный шепот волн, накатывающихся на берег.

Пол обязан быть дома. Полчаса назад она видела, как он направился к себе. Неужели он уже лег спать?

– Пол? – негромко окликнула она.

Тишина.

Эбби разочарованно вздохнула. Должно быть, Пол крепко спит. Но как он может спать, когда она просто не находит себе места?

Делать нечего. Не колотить же ей в дверь кулаками. Эбби понуро побрела назад. Ей нисколько не хотелось возвращаться в спальню – о сне не стоит даже мечтать. Уж лучше побродить под звездами.

Проходя мимо дорожки, ведущей к бассейну, Эбби, повинуясь внезапному порыву, повернула направо. Возвращаться в дом не хотелось, а у бассейна она сможет собраться с мыслями. Перед глазами возникло обнаженное тело Пола. Теперь, когда она прикоснулась к нему, ощутила его объятия, ей хотелось большего.

Услышав всплеск воды, Эбби замерла. Чувствуя, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди, она подошла к краю бассейна.

Пол, увидев Эбби, растерялся. Что это с ним? Разве он не знал наверняка, что она придет к нему? Несмотря на Рика, несмотря ни на что. После того, что произошло во время грозы в мангровой роще, Пол не сомневался, что Эбби обязательно захочет довести до конца начатое.

Но как быть ему?

Вытерев глаза, Пол направился к краю бассейна, остановившись там, где вода была ему по пояс. Он поднял взгляд на Эбби, ища какой-нибудь выход. Который спасет их обоих.

Но когда Пол наконец собрался заговорить, Эбби опередила его. Медленно сняв через голову блузку, она бросила ее к ногам. Затем стянула юбку и скинула сандалии.

Пол, лишившись дара речи, завороженно смотрел, как Эбби сняла трусики и решительно шагнула в воду навстречу ему.

Внезапно и вода, и даже воздух наполнились горячими и нежными ароматами, которых он до сих пор не замечал. Пол задрожал, чувствуя, как откликается его тело.

– Эбби… – сдавленно промолвил он. Она улыбнулась.

Пол вытянул руку, останавливая Эбби на некотором расстоянии от себя, чтобы не дотронуться до нее.

– Эбби, не надо, – задыхаясь, выдавил он.

Необходимо остановить ее. Однажды он уже лишился из-за женщины будущего. Теперь у него только одна цель в жизни – вернуть свою яхту. Надо положить конец тому, что он имел глупость начать…

Пол смахнул с лица мокрые волосы, стоически не замечая обнаженной груди Эбби, освещенной лунным светом.

Улыбка женщины поблекла, но она продолжала стоять на месте.

– Почему?

Хороший вопрос. Пол не мог сказать Эбби правду, и не потому, что она выгонит его с работы, а потому, что это причинит ей боль. Эбби не нужно знать, что ему известна ее тайна, что Карлос направил его сюда оберегать ее… от самой себя и от мужчин, которым она может опрометчиво довериться.

Проклятие! Он не в силах признаться ей. Надо попробовать что-то другое. Можно взять всю вину на себя; ему уже приходилось так поступать.

– Э… сегодня на меня что-то нашло. Я не имел права прикасаться к вам.

Лицо Эбби озарила загадочная улыбка.

– Почему? Я хотела, чтобы ты ко мне прикасался. – Она шагнула вперед, и Полу пришлось отступить от края бассейна. Он изнывал от желания дотронуться до нее. – Тебя тревожит, что мы работаем вместе?

Эбби продолжала медленно двигаться вперед, и теперь вода уже доходила ей до груди.

– Да, – тихо произнес он. Пусть она думает, что хочет, лишь бы остановилась.

Казалось, Эбби смутилась – впервые после того, как вошла в бассейн. Она медленно провела рукой по воде. Ее лицо стало серьезным. Пол понял, что ему не понравится то, что сейчас последует.

– Скажи, что ты не хочешь меня… и я уйду.

Вздохнув, Пол покачал головой. «Ну скажи же!» – требовал его разум.

– Я… проклятие!

Может быть, если бы он не смотрел в ее широко раскрытые глаза, ему удалось бы убедительно солгать.

Но сейчас было уже поздно.

– Я хочу тебя, – признался он. – Но это не означает, что у меня есть право так поступить. Эбби, пожалуйста, возвращайся домой.

– Я хочу тебя. И не намерена возвращаться домой, пока мы не совершим то, что начали, – возмутилась Эбби. Пол молчал, и она продолжала: – Послушай, у меня нет ни перед кем никаких обязательств. Я уже достаточно взрослая и знаю, что это не любовь. И не жду от тебя ничего, только выполни свое обещание.

– Обещание?

– Да. Ты сказал: «Мы еще не закончили». И я рассчитываю, что ты сдержишь слово.

Оттолкнувшись от дна, Эбби положила руку Полу на плечо.

– Проклятие, – выругался он, подхватывая ее так, словно делал это всю жизнь.

Она подняла лицо, ища его губы.

Эбби не доставала ногами до дна, поэтому ей пришлось ухватиться за Пола. Она почему-то чувствовала, что, если прикоснется к нему, его решительность исчезнет. Никогда в жизни Эбби еще не вела себя так бесстыдно, но сейчас она ничего не могла с собой поделать. Все колебания закончились, как только Пол прикоснулся к ее губам; ей захотелось, чтобы он потерял голову, как обезумела она от его поцелуя. Пол привлек ее к себе, и обнаженная грудь прильнула к его телу. Эбби приглушенно вскрикнула.

Пол закрыл ей рот поцелуем. Горячая волна страсти затуманила рассудок Эбби. Она наслаждалась уже ставшим привычным вкусом губ Пола, вдыхая соленый запах океана.

Руки Пола скользнули по талии Эбби, и он отстранил ее от себя. Она изо всех сил старалась удержать его, но в конце концов вынуждена была отпустить. Пол приподнял ее из воды, открывая плечи и грудь ночному воздуху и своему рту.

Почувствовав обжигающее прикосновение его языка к своему соску, Эбби выгнула спину. Ноги сами собой обвили бедра Пола, и она ощутила его налившееся силой естество.

Пол оторвался от ее груди, и их взгляды встретились.

– Эбби, ты уверена, что хочешь…

Он дает ей последний шанс остановиться, отступить назад. Странно. Эбби казалось, что Пол никогда не колеблется.

Она собрала всю свою волю, чтобы раздеться и спуститься в бассейн. Обратной дороги нет. Эбби провела мокрыми пальцами по его губам и подбородку.

– Да, уверена…

Прижимая ее к себе, Пол двинулся к краю бассейна. Вода, казалось, вот-вот закипит от испепелявшего их жара страсти. Откинув голову назад, Пол пристально всмотрелся в лицо Эбби. Именно этого он хотел, лелея свою мечту в течение долгих месяцев. Наконец он мог прикасаться к ней, вкушать пылающие губы, слышать, как ее уста шепчут его имя. Но он не должен спешить. Пусть Эбби достигнет той последней стадии безумства, на которой уже находится он сам.

Пол нежно провел рукой по треугольнику волос между бедрами Эбби, и она откликнулась на это прикосновение дрожью, открываясь перед ним. Устоять было невозможно.

Эбби прижалась лицом к его плечу, и он ощутил ее неровное дыхание. Вцепившись ему в волосы, она прошептала его имя. Пол почувствовал, что не в силах больше сдерживаться, и проник в нее. Эбби тихо вскрикнула, начиная двигаться, и он поспешил ответить ей, забыв о том, что не хотел торопиться.

Стоило Полу остановиться на какое-то мгновение, как Эбби настойчиво впилась пальцами в его плечи. Он снова подался вперед, проникая все глубже. Вода вокруг бурлила маленькими водоворотами.

– Тише, – прошептал Пол.

Впрочем, ему было все равно, слышит ли их кто-нибудь. Его движения стали чаще, резче… и наконец они слились в сладостном экстазе…

Пол держал ее в своих объятиях, вслушиваясь в шелест деревьев над головой. Вода в бассейне успокоилась, но чувства в его душе лишь все больше разгорались. Казалось, он только что сделал совершенно неожиданное фантастическое открытие. Нырнул с рифа и обнаружил затонувший испанский галеон, наполненный золотом.

Он нашел сокровище.

Эбби шевельнулась в его объятиях. Пол поцеловал ее в висок.

– Тебе хорошо? – спросил он, хотя в действительности хотел услышать совсем другой ответ.

– Да, я…

Откинувшись назад, Эбби взглянула ему в лицо и удовлетворенно улыбнулась. У Пола учащенно забилось сердце.

– Мне стало гораздо лучше. Рассмеявшись, она поцеловала его в губы. Между деревьями сверкнул свет фар, и они оба застыли. Зашуршал гравий, к особняку подъехала машина. Пол обвил Эбби, стараясь прикрыть руками. Нельзя допустить, чтобы кто-то увидел ее обнаженной в бассейне. Он двинулся к лестнице, спускавшейся в воду.

– Ума не приложу, кто бы мог приехать в такой поздний час! – встревоженно проговорила Эбби.

– Надо поскорее одеться, – ответил Пол.

Если их застанут здесь, он не сможет объяснить Карлосу, что произошло.

Едва они поднялись из бассейна, над лужайкой разнеслось гулкое эхо от звука хлопнувшей дверцы автомобиля. Быстро одевшись, они побежали через лужайку к стеклянным дверям, выходившим на веранду. Эбби вошла в особняк, где уже слышались шаги и голоса.

Обернувшись, Эбби посмотрела на Пола, словно пытаясь что-то сказать ему. Но он знал, что им не нужны слова.

Не успев осознать, что он делает, Пол привлек Эбби к себе и страстно поцеловал в губы, будто прощаясь навсегда, и скрылся в темноте.


– Долорес!

Эбби прижала руку к груди, так как опасалась, что бешено колотящееся сердце вот-вот выпрыгнет. Ей требовалось какое-то время, чтобы прийти в себя. На пороге стояла Долорес Дельгадо с дочерью Шеннон и ее лучшей подругой Кайлой, окруженная чемоданами и сумками. Все трое, казалось, едва держались на ногах от усталости. Стоявший за ними водитель лимузина учтиво снял шляпу, здороваясь с Эбби.

– Извини, что так поздно, – начала Долорес, обнимая Эбби. – Но я больше не могла вынести этот морской круиз. У тебя найдется для нас комната?

– Ну конечно же, дорогая. Проходите. Рядом с водителем появился Пол. Он уже успел надеть рубашку и зачесать назад влажные волосы.

Мельком взглянув на Эбби, Пол обратился к водителю:

– Позвольте вам помочь с багажом.

При звуках его голоса сердце Эбби испуганно екнуло. Всего несколько минут назад она была в его объятиях, а сейчас они разыгрывают комедию, притворяясь чужими людьми. В этом было что-то не так, но Эбби не видела выхода. Она решила воспользоваться подсказкой Пола. Посторонним не обязательно знать о ее интимной жизни.

Усталые путешественницы прошли в восточное крыло особняка. Они уже не раз гостили в «Рифе Ли», и им не нужно было показывать дорогу.

Наконец чемоданы были распределены по комнатам – вещи Долорес в одной, девушек в другой, – Ди вручила водителю деньги, и он и Пол собрались уходить.

– Пол, – непроизвольно окликнула Эбби. Он обернулся. Эбби не имела понятия, что она должна ему сказать, знала только, что не хочет с ним расставаться, и в то же время не находила предлога задержать его.

Пол молча смотрел на нее, и она буквально ощущала нежное прикосновение его взгляда.

Из соседней комнаты донесся голос Кайлы:

– Шеннон! Я не могу найти свою ночную рубашку. Может быть, она попала в твой чемодан?

– Я запру ворота, – сказал Пол и, прежде чем Эбби успела что-либо произнести, добавил: – Спокойной ночи.


Глава шестая

<p>Глава шестая</p>

Эбби спала сном праведницы. Точнее, сном удовлетворенной женщины.

Плавая на следующее утро в бассейне, она размышляла, когда в последний раз испытывала такое полное удовлетворение. Несомненно, хорошо жить в раю и иметь достаточно денег, но все-таки ей всегда чего-то не хватало.

Видимо, секса. Эбби была решительно настроена жить в одиночестве, но нельзя полностью забыть о требованиях природы.

Рассекая воду под ласковыми лучами солнца, Эбби наслаждалась чувством невероятной легкости и радости, наполнившим все тело.

Интересно, что думает Пол о их ночном купании? Вчера поговорить им не дали Долорес и девочки. А сегодня утром мужчины отправились спозаранку на рыбалку. При мысли о том, что ей предстоит увидеться с Полом при свете дня, Эбби залилась краской.

Неужели случившееся было минутным порывом? Как можно назвать то, что произошло ночью в бассейне?

Эбби улыбнулась. Чем бы это ни было, она наслаждалась этим чувством.

Вдруг на нее упала чья-то тень, и Эбби вздрогнула. Прищурившись, она подняла глаза, надеясь увидеть Пола, но перед ней стоял Рик, в плавках и с полотенцем на шее.

– Не возражаете, если я присоединюсь к вам?

– Пожалуйста.

Бросив полотенце на шезлонг, Рик прыгнул в воду. Вынырнув недалеко от Эбби, он отбросил назад мокрые волосы и улыбнулся.

– А я думала, вы отправились ловить рыбу, – сказала Эбби.

– Да, мы поймали несколько крупных тунцов. Пол привез нас в замечательное место.

При упоминании его имени Эбби снова захлестнули воспоминания о ночном купании, и она почему-то почувствовала себя неуютно, находясь сейчас в той же воде с Риком.

– Клев был отличный, но вы вернулись рано, – заметила Эбби, поднимаясь из воды. – Странно.

– Ну… Чарли замучила морская болезнь. А может быть, дело в том, что вчера он слишком много выпил. Так или иначе, почти все время Чарли простоял у борта, перевесившись через ограждение. – Заметив, что Эбби выходит из бассейна, он подплыл к лестнице. – Эй, не уходите. Мне может потребоваться спасатель.

Его улыбка говорила, что он готов тонуть, лишь бы привлечь внимание Эбби.

– Плавайте, – Эбби не смогла сдержать ответной улыбки. – А я посмотрю за вами с берега. Я уже накупалась и теперь хочу немного позагорать.


Пол, затаив дыхание, смотрел, как Эбби поднимается из воды. Увидев в бассейне Рика, он едва не лишился самообладания. И без того он с трудом сдержался, чтобы не присоединиться к Эбби… а тут появился этот проклятый Рик.

Пол потер рукой затылок, жалея, что бросил курить. Похоже, сигарета была единственным средством, способным унять клокочущие в нем чувства.

То, что произошло вчера ночью, было ошибкой – Пол все понял, едва прикоснувшись к Эбби. Но еще более страшной ошибкой будет, если он вообразит, что для нее случившееся имеет какое-то значение.

Эбби, вытеревшись, удобно устроилась в шезлонге. Пол жадно всматривался в ее тело, вспоминая, как прижимался к нему ночью. Как Эбби обвивала его бедра ногами, крепко сжимала его плечи. Вчера между ними возникла какая-то связь, и Пола не покидало ощущение, что, даже если они расстанутся, эта связь никогда не разорвется.

Рик, переплыв пару раз бассейн, вылез и уселся рядом с Эбби, и Пол поспешил уйти, сознавая, что в противном случае сделает что-нибудь такое, о чем придется жалеть. Он направился к себе в домик, намереваясь позвонить Карлосу. А потом можно уже будет с чистой совестью избавиться от Рика.


– Эбби! Вас просит к телефону мистер Сезаре, – окликнула с веранды Луиза.

– Иду! – ответила Эбби. Она поспешила в дом. После яркого солнца воздух в помещении показался ей прохладным, и она накинула поверх мокрого купальника свободную рубашку. – Луиза, я буду говорить из своего кабинета.

Эбби прошла через кухню в небольшую комнату, выходящую окнами на ухоженный садик и строгий фонтан в испанском стиле. Подложив полотенце, она опустилась в кожаное кресло, скинула сандалии и сняла трубку.

– Добрый день, Эбби, – донесся голос Карлоса с отчетливым кубинским акцентом. – Как идут дела?

– Отлично. Вчера поздно вечером приехали Долорес с Шеннон и Кайлой. Еще у нас молодожены, совершающие свадебное путешествие, и, разумеется, ваши знакомые из Филадельфии.

– Да-да. Как вы нашли моего друга Ричарда?

– Вашего друга? Я не знала…

– Ну, делового партнера.

– Он… довольно милый. Надеюсь, им у нас понравится – рыбалка замечательная.

– Да-да, рыбалка. – Карлос неуверенно кашлянул. – Кстати, о Ричарде. Я хочу просить вас об одолжении.

– Разумеется.

– Я хочу пригласить его на ужин сюда, в Майами. К тому же мне нужно ознакомить вас кое с какими бумагами. Если вы не возражаете, я пришлю за вами машину.

Так. Это означает долгую дорогу в Майами и назад вдвоем с Риком и чопорный ужин с адвокатом и его женой. Неизвестно, сможет ли она вынести такое даже ради человека, от которого во многом зависит. Всего месяц назад у Эбби не было бы никаких возражений против того, чтобы провести вечер в Майами. Но сейчас, после ночи с Полом, ей не хотелось никуда уезжать. Откинувшись на спинку кресла, Эбби недовольно насупилась.

– Хорошо, попробую выкроить время. Когда вы нас ждете?

– Я рассчитывал на вторник. Вы ничего не имеете против? Машина заедет за вами в пять.

В кабинет кто-то вошел, и Эбби, подняв глаза, увидела стоящего перед ней Пола. Ее сердце учащенно забилось.

– Да, вторник меня устроит, – сказала она, не отрывая взгляда от лица Пола. – В пять часов. Благодарю вас. До свидания.

Пол смотрел на Эбби, разговаривавшую по телефону, гадая, что же, черт побери, ей сказать. Ему не нужно беспокоиться, что Рик и Эбби сблизятся, заявил Карлос, наоборот, он не должен им мешать. Другими словами, адвокат хотел, чтобы Рик ухаживал за Эбби.

Выслушав Карлоса, человека, в чьих руках была надежда на возвращение яхты, Пол едва сдержался, чтобы не послать его куда подальше, посоветовав не совать нос в жизнь Эбби. Дать ей возможность сделать выбор самой.

– Заходи.

Другого приглашения ему не требовалось. Закрыв за собой дверь, Пол вошел в кабинет. Эбби, встав из-за стола, молча кинулась к нему на шею.

Быстро прижав ее к груди, Пол обхватил лицо женщины руками. Заглянув в широко раскрытые светло-карие глаза, почувствовал, что вот уже в который раз делает прямо противоположное тому, что собирался. Ему нужно было сказать Эбби, что им не следует встречаться, целовать друг друга…

– Кажется, вчера у меня не было возможности поцеловать тебя как следует.

Эбби вскрикнула, когда он скользнул языком по губам, покусывая их, и откликнулась страстным горячим поцелуем. О Боже, какие же у нее волшебные губы! Нежные, податливые…

Наконец Пол оторвался от Эбби, чувствуя, что уже начисто забыл, о чем хотел с ней говорить.

– Я никак не могла придумать, что тебе сказать, – мечтательно улыбнулась Эбби. – Но это лучше любых слов.

Пол убрал волосы с ее лба, намереваясь поцеловать Эбби еще раз, но тут раздался стук в дверь.

– Эбби?

Пол поспешно отпрянул. Дверь открылась.

– Извини, я, кажется, помешала, – сказала Долорес Дельгадо, заглянув в кабинет и обнаружив, что Эбби не одна.

– Нет-нет, – заверила та, хватаясь за спинку кресла. – Пол просто…

– Мы обсуждали прогулку на парусной яхте в пятницу.

– Да-да, – подтвердила Эбби, торопливо опускаясь в кресло, пододвигаясь к письменному столу и перебирая бумаги.

Пол внимательно пригляделся к женщине, вошедшей в кабинет, пытаясь понять, не возникло ли у нее каких-либо подозрений, но Долорес, похоже, не обратила на закрытую дверь никакого внимания.

– Я на минутку. – Мельком взглянув на Пола, она снова повернулась к Эбби. – Мы только что говорили с Луизой относительно завтрашнего ужина. Так вот, у меня к тебе просьба: закажи в каком-нибудь ресторане черепаховый суп. Я так по нему соскучилась! – Долорес улыбнулась. – Надеюсь, не слишком тебя обременяю?

– Ну что ты, Ди, – улыбнулась ей в ответ Эбби. – Суп обязательно будет.

– Замечательно. В общем-то, это все, о чем я хотела поговорить. Спасибо. – Она улыбнулась Полу. – Извините, что помешала.

– Ничего страшного.

Случайно или умышленно, но Долорес оставила дверь широко распахнутой, и Пол не стал закрывать ее, намекая, что не собирается продолжить то, на чем их прервали. Он не должен был приходить сюда. Ничего хорошего свидание в кабинете ни ему, ни Эбби не принесет. Пол не хотел испуганно вздрагивать при каждом звуке. Ему был нужен целый вечер наедине с Эбби.

Но вряд ли стоит надеяться, что такое возможно.

Пол шагнул к двери.

– Думаю, мне лучше вернуться на причал. Я…

– Пол!

– Да?

Эбби встала.

– Мы с тобой еще увидимся?

При взгляде на ее просторную рубашку на Пола нахлынули воспоминания о грозе, о том, как они обнимались под проливным дождем в роще…

– Э… ну да. Ты знаешь, где я живу. – Он хотел пошутить, но его слова прозвучали как откровенное приглашение. – Я хотел сказать… – Кашлянув, Пол выпалил: – Ты ведь знаешь, что я рад видеть тебя… в любое время.

Щеки Эбби запылали, и ему пришлось приложить все силы, чтобы снова не поцеловать ее.

Зазвонил телефон, но Эбби не обратила на него внимания.

– Ты поужинаешь сегодня с нами?

От удивления Пол не поверил своим ушам.

– Здесь?

– А почему нет? У нас девять человек. С тобой будет четное число.

– Но я же наемный рабочий, – начал отнекиваться Пол.

Женщина вскинула голову.

– Я тоже здесь работаю. И хочу, чтобы ты поужинал с нами – если, конечно, ничего не имеешь против. Ты сможешь поговорить с гостями о рыбной ловле.

Пол шагнул к ней.

– Эбби, как ты себе представляешь – я ужинаю с гостями? Что ты им скажешь?

– Не бойся, я не собираюсь объявлять им о нашей помолвке. – Она нервно усмехнулась. – Просто приходи на ужин. Если у нас ничего не получится, повторять мы не станем.

Полу казалось, он провалился в зыбучие пески. Любой другой женщине он без колебаний ответил бы категорическим отказом, но Эбби… она уже всецело завладела его мыслями. Упустить возможность побыть с ней рядом? Но разве лучше весь вечер сидеть с ней за одним столом и делать вид, что они едва знакомы?

– Эбби, не надо рисковать… – предостерег он.

– Поверь, никакого риска нет. Наоборот, для отдыхающих чем больше компания, тем веселее.

Пол тряхнул головой. Он старается спасти их, а Эбби тянет на дно.

– Ну хорошо, согласен, – сдался он. – Но я буду говорить только о рыбной ловле.

Эбби лучезарно улыбнулась, и Пол вдруг подумал, что ему приятно уступать ей. Жаль, что он может предложить ей так мало.

– Расскажи гостям о прогулке при свете луны под парусами.

– Свет луны… – Пол мечтательно присвистнул. – Я скажу, что лучше всего наслаждаться им около полуночи, в бассейне.

Эбби проглотила комок в горле, но тотчас же уголки ее губ соблазнительно приподнялись.

Пол поспешно отступил назад, чтобы снова не обрушиться на нее с поцелуями.

– Мне пора. До встречи.


Глава седьмая

<p>Глава седьмая</p>

Проведя помадой по губам, Эбби нахмурилась, разглядывая свое отражение в зеркале. Она потратила на макияж втрое больше времени, чем обычно, и, перемерив почти все туалеты в своем гардеробе, остановилась на кораллово-красном платье с глубоким вырезом. Главный вопрос: зачем это?

Впрочем, ответ очевиден: Пол. Зачем она пригласила его на ужин? При воспоминании о том, как он колебался, когда она спустилась к нему в бассейн, Эбби ощутила, что краска стыда заливает лицо и шею. Как бы отнесся Пол к ее поведению, если бы знал, что на самом деле она является владелицей пансионата? Быть может, он колебался бы не так долго?

Эбби отвернулась от зеркала.

Ложь была призвана отделить истинных друзей от охотников за ее состоянием. Но какими бы справедливыми ни были цели, Эбби чувствовала себя бесчестным человеком.

Очень возможно, сегодняшний вечер окончится катастрофой, но в то же время она не могла и думать о том, чтобы пойти на попятную. Даже теперь, после того, как она узнала о нем много интимных подробностей, Пол по-прежнему оставался для нее практически совершенно чужим человеком.

А Эбби хотела знать о нем все. Она боялась признаться в этом даже себе самой. Ведь еще совсем недавно она была одинока и находила это совершенно нормальным. В последний раз увлечение мужчиной едва не привело к огромной ошибке. Но если забыть о том факте, что Ларри оказался лжецом, он был гораздо более подходящей кандидатурой для брака, чем Пол, водитель катера.

Печально усмехнувшись, Эбби уселась на кровать и стала надевать туфли.

У нее уже так давно никого не было, что она забыла, как получать от подобных отношений удовольствие. После Ларри жизнь заполняла только работа.

– Что ж, Ларри больше нет, – произнесла Эбби вслух.

И она смогла перенести это. Теперь настала пора вспомнить о себе. С Полом или кем-то другим – неважно. Хорошо, что врач после того, как они с Ларри расстались, посоветовал ей продолжать принимать противозачаточные средства. В конце концов, мало ли что может случиться с одинокой женщиной.

Поднявшись с кровати, Эбби оделась и направилась вниз.

Стол в зале был накрыт на десять персон. В центре его среди россыпи белых орхидей и фиолетовых бугенвиллей мерцали свечи.

– Все просто великолепно, Джулия, – заметила Эбби, обходя стол.

– Мы начнем подавать в семь, – ответила та. – Гости уже на веранде. Я отнесла молодоженам в номер шампанское. Они сказали, что спустятся прямо к ужину.

Эбби подошла к стеклянным дверям. Долорес оживленно болтала с Риком и Рэем. Пола, девушек и третьего адвоката, Чарли, еще не было. Впрочем, времени только четверть седьмого.

– Если у тебя появится свободная минутка, принеси мне, пожалуйста, бокал шардоннэ, – попросила Эбби Джулию.

Распахнув двери, она вышла на веранду.

Небо над океаном все еще оставалось светлым, но дневной зной уже спадал. Свежий ветерок коснулся ее лица. Теплый воздух казался ласковым после прохлады помещения. При появлении Эбби Рик и Рэй встали.

– Добрый вечер, – поздоровалась она с гостями.

Ответив на приветствие, Рик предложил ей сесть рядом. Эбби отказалась, чувствуя, что не сможет долго оставаться на месте. Вспомнив о том, что она здесь играет роль хозяйки, молодая женщина завела разговор с Долорес, упомянувшей утром о том, что девушки собираются съездить в магазин за купальниками.

– Ну, купили они что-нибудь интересное? Долорес в притворном испуге закатила глаза.

– Даже слишком интересное. Подожди, ты сама увидишь. – Она покачала головой. – И что только носит нынешняя молодежь!

– А я отношусь к этому спокойно, – улыбнулся Рик. – Разумеется, как профессиональный юрист, я смотрю только на тех, кому уже исполнилось восемнадцать.

– Вот уж точно, – рассмеялся Рэй.

– Где девочки? – спросила Эбби.

– О, Пол повел их к океану. Он хотел что-то им показать. Кайла сказала, что никогда не видела песчаного краба.

Взглянув в сторону причала, Эбби увидела Пола и девушек, что-то разглядывавших в воде. Ей еще никогда не приходилось видеть на нем так много одежды. В свободных парусиновых брюках и кремовой рубашке в клетку, Пол, казалось, только что вышел из провинциального клуба. И, судя по всему, он и девушки без труда нашли общий язык.

У Эбби внезапно возникло ощущение, что она лишняя. Оказывается, Пол может оживленно болтать с двумя молоденькими девушками, а ее он не замечал несколько месяцев. Естественно, ее не нужно было развлекать…

Чувствуя, что подобные размышления не принесут ничего хорошего, Эбби решила переменить тему разговора.

– А где Чарли?

– Надеюсь, к ужину спустится, – ответил Рэй. – Он немного приболел, так что сегодня почти весь день провалялся в постели. Но обещал быть.

Вдруг послышались пронзительные женские крики.

Взглянув в ту сторону, Эбби увидела, что девушки неистово размахивают руками, а Пол смотрит куда-то в переплетения мангровых корней.

Все заспешили к берегу.

– Проклятие! – выругался Пол. Нахмурившись, он направился к лодочной станции.

От того, что Эбби увидела, ее едва не стошнило. На одном из корней висел вверх ногами запутавшийся в леске пеликан – судя по всему, мертвый.

– Мам, он еще жив, – воскликнула расстроенная Шеннон. Пеликан в подтверждение слабо захлопал крыльями. – Мы должны его спасти.

Все беспомощно смотрели на несчастную птицу, не зная, что делать. Тут из здания лодочной станции появился Пол с набором инструментов и резиновыми тапочками. Молча раскрыв коробку, он достал нож и пассатижи.

Ему не потребовалось много времени, чтобы освободить птицу, отчасти потому, что она была слишком измучена и почти не сопротивлялась. Перерезав леску, Пол, надежно зажав пеликана под мышкой, направился к берегу.

Эбби заспешила навстречу. Опустившись на колени, она приняла из рук Пола трепещущую птицу.

– Ну-ка, дай на тебя посмотреть, – начал Пол, словно пеликан мог его понять.

Его руки на мгновение прикоснулись к рукам Эбби, и молодая женщина ощутила что-то подобное шоку. Пол же, похоже, ничего не заметил.

Шеннон и Кайла подошли ближе, а Пол умело ощупал шею и крылья пеликана.

– Он еще совсем молодой, – заметил он. – Видите желтые и белые перья у него на шее? Когда он повзрослеет, они потемнеют. – Внимательно осмотрев птицу, Пол покачал головой. – Кажется, ничего серьезного.

– Может быть, его нужно покормить? – спросила Кайла, неуверенно погладив пеликана.

Пол задумался.

– Лучше всего отпустить его на свободу. Но наш пленник совсем обессилел; боюсь, далеко он не улетит. Думаю, его следует отнести на лодочную станцию, а потом я позвоню в ветлечебницу и спрошу, как быть дальше.

Девушки оживленно закивали. Пол встал, судя по всему только теперь заметив, что вокруг него столпились люди.

Он смущенно взглянул на Эбби, затем осмотрел перепачканные илом брюки и пожал плечами.

– Похоже, я опоздаю на ужин.


– Мам, Пол сказал, что завтра он отвезет нас на песчаную отмель, – объявила Долорес дочь.

Девочки провели вместе с ним полчаса, устраивая пеликана, и теперь, судя по всему, они стали лучшими друзьями.

Пол поднял руки вверх, показывая, что сдается.

– Правда, кому-то нужно будет за ними присматривать. Я же буду вести катер.

– Мам, поехали с нами, – взмолилась Шеннон, подбегая к матери.

Долорес, вопросительно взглянув на Пола, повернулась к дочери.

– Если вы будете в новых купальниках, мне обязательно придется поехать.

Пол повернулся к Эбби.

– Прошу прощения за опоздание.

– Ничего страшного. – Она выдержала пристальный взгляд Пола, пытаясь прочесть его мысли. Он успел принять душ и переодеться, но все еще чувствовал себя не в своей тарелке. – Как пеликан?

– Ветеринар велел подержать его здесь, а утром, если не улетит, привезти в лечебницу.

Эбби, поборов желание крепко обнять Пола, слегка прикоснулась к его руке.

– Прошу всех к столу.

Ужин прошел весьма удачно. Пол оживленно беседовал с девушками, отвечая на бесконечные вопросы Шеннон и Кайлы. Поскольку после спасения пеликана он стал героем вечера, девушки настояли на том, чтобы сесть рядом с ним, так что Эбби оказалась на противоположном конце стола. Справа от нее сел Рик. Но по крайней мере Пол мог видеть и слышать ее.

– «Риф Ли» был построен в семидесятые годы и до недавнего времени оставался частным владением, – ответила Эбби на вопрос миссис Камерон, только что спустившейся к столу.

Пол впервые видел молодоженов. До сих пор они большую часть времени проводили в своей комнате. Вспоминая о ночи в бассейне с Эбби, Пол понимал их стремление оставаться вдвоем.

Взглянув на Долорес, Эбби продолжала:

– Владелец особняка умер, и здесь снова устроили пансионат.

– Снова?

– Да, в тридцатые годы тут была гостиница. Добраться можно было только по морю. Сюда приезжали богачи и знаменитости.

– Идеальное место для медового месяца, – многозначительно улыбнулась мужу молодая женщина. – А что произошло с гостиницей?

– Смыло.

– Как это – смыло?

– Ураганом тысяча девятьсот тридцать пятого года. Имена ураганам стали давать только в пятидесятые. Может быть, вы знаете, что сделал с Хоумстедом и Майами несколько лет назад ураган «Эндрю». Так вот, ураган тридцать пятого года был посильнее «Эндрю» раза в четыре. Он уничтожил железную дорогу до Ки-Уэста и десятиэтажное здание гостиницы на острове.

Эбби, несколько раз встречавшаяся взглядом с Полом, теперь повернулась к нему.

– А вы, Пол? Вам доводилось пережить ураган?

Пол постарался казаться равнодушным.

– Когда налетел «Эндрю», я был в Майами.

Он пересказал все истории про ураганы, которые знал, тщательно избегая упоминания о своей яхте. Ураганы – прекрасная тема для разговора, особенно если они не бушуют у тебя над головой.

Слушая Пола, Эбби не отрывала от него взгляда, словно желая отплатить за то, что он весь вечер непрерывно смотрел на нее.

Эбби казалось, что ужин чересчур затянулся. Разумеется, рассказы Пола сделали его оживленным и интересным, но молодая женщина в окружении гостей не находила себе места. После десерта девушки стали строить планы на вечер. Они собирались посмотреть новый фильм по видео и хотели, чтобы Пол присоединился к ним.

Джулия убрала со стола посуду, и гости начали расходиться. Эбби, выслушав комплименты по поводу ужина, пообещала на следующий вечер порадовать гостей блюдами кубинской кухни. Вскоре она осталась вдвоем с Риком, а Пол терпеливо объяснял Шеннон и Кайле, почему он не может посмотреть с ними фильм.

Наконец Долорес окликнула дочь:

– Шеннон, оставь Пола в покое. Он обещал отвезти вас на отмель, чем вам и придется довольствоваться.

Разочарованные девушки отправились смотреть видео вдвоем.

Все ушли. Эбби оказалась в гостиной с Риком и Полом. После затянувшейся паузы первым заговорил Пол.

– Ну, мне пора, – сказал он, и Эбби фраза показалась двусмысленной. – Благодарю за ужин.

Кивнув Рику, он направился к двери.

– Пол! – окликнула его Эбби, не сознавая, что делает.

– Да?

Пол остановился, но не обернулся, словно не хотел смотреть на нее.

Эбби с мучительной болью понимала, что Рик наблюдает за ней, ожидая, когда она закончит разговор с Полом. Она была готова скрежетать зубами от бессильной ярости. Похоже, ей не суждено поговорить с Полом наедине.

– Яхта готова к отплытию в пятницу?

Он окинул ее долгим вопросительным взглядом.

– Да. «Бенето» готова к выходу в море. Нам нужно только загрузить продовольствие и воду.

– Замечательно, – едва слышно выдохнула Эбби. – В таком случае до свидания.

Пол мельком взглянул на Рика.

– Спокойной ночи.

Оставшись вдвоем с Риком, Эбби попыталась скрыть свое разочарование. Что с ней? Почему каждый раз, когда Пол выходит из комнаты или просто поворачивается к ней спиной, ей хочется его окликнуть?

Что ж, она ведь не молоденькая девчонка. Эбби одарила Рика улыбкой, в который раз гадая, почему не испытывает никакого восторга по поводу предстоящей прогулки с ним. Рик – замечательный парень, и, похоже, он собирается ухаживать за ней. В отличие от Пола.

– Сегодня я говорила по телефону с мистером Сезаре.

Прислонившись плечом к дверному проему, Рик снисходительно улыбнулся. Его глаза потеплели.

– Он пригласил нас на ужин к себе домой. Вас и меня, во вторник. Карлос пришлет за нами машину…

Она умолкла. У нее возникло впечатление, что Рик собирается прикоснуться к ней, и она не знала, как тогда быть.

– Я с удовольствием принимаю его приглашение. А вы?

Эбби едва не выпалила правду: ей надо подписать кое-какие бумаги и именно потому она и согласилась. Но Рик не заслужил такого обращения.

– И я тоже. Правда, ехать далековато.

– Меня это нисколько не беспокоит. У меня отпуск.


Только через два часа Эбби смогла освободиться. С молодоженами все было просто: они снова исчезли в своем номере. Сбежать от Долорес, Рика и Рэя оказалось посложнее. Они хотели выпить с ней после ужина по бокалу коктейля. Последние два дня Эбби не раз задумывалась, почему решила устроить в «Рифе Ли» пансионат. Она всегда любила знакомиться с людьми, проникаясь их интересами и заботами, но теперь впервые за долгое время ей захотелось подумать и о себе. Кроме того, Эбби решила объяснить Полу, почему она едет в Майами с Риком, пока тот не узнал об этом от кого-то другого. Хотя она ни в чем не обязана перед ним отчитываться. Но просто так будет лучше.

Итак, воспользовавшись предлогом, что ей необходимо сделать кое-какие распоряжения, она ушла к себе. Эбби надела шорты, накинула шелковую блузку-безрукавку и вышла в парк. Она была на полпути к домику Пола, когда чья-то рука схватила ее.

Пол закрыл ей уста поцелуем, заглушая готовый сорваться крик.

– Уедем отсюда, – сказал он, не выпуская ее руки.

Не проронив ни слова, Эбби последовала за ним к джипу, и уже через несколько мгновений они неслись по неровной дороге, мощенной гравием и ракушками.

«Ничего глупее нельзя было придумать», – ругал себя Пол, сворачивая на шоссе. Ему не надо было целовать Эбби, но после того, как он весь вечер смотрел на ее губы, его охватило непреодолимое желание ощутить их вкус.

Еще вечером, за ужином, Пол решил, что, если Эбби придет к нему сама, он увезет ее из «Рифа Ли» куда-нибудь, где их никто не знает и где никому нет дела до того, чем они занимаются.

– Куда мы едем? – задыхаясь, спросила Эбби.

– Понятия не имею. Она радостно кивнула.

Через несколько миль Пол по привычке свернул к бару «Пеликан».

– Не возражаешь? Посидим на улице. Народу там мало.

– Отлично.

Сделав заказ, они снова остались одни, и вдруг Пол понял, что не знает, о чем говорить. Он собирался сказать Эбби, что им нужно прекратить встречаться, что ему все о ней известно, но он не имел понятия, с чего начать.

– А это не катер ли Джимми Риттнера? – наконец нарушила молчание Эбби.

Взглянув в ту сторону, Пол увидел у причала катер Джимми в ряду других судов.

– Да.

– Ты давно дружишь с Джимми?

Вопрос был очень простой, но Пол настолько привык скрывать о себе все, что не сразу нашелся что ответить. В конце концов он решил сказать правду.

– Да мы, в общем-то, просто знакомые. Впервые встретились пару месяцев назад, разговорились.

– А…

Похоже, Эбби этот ответ не удовлетворил.

– А что?

– Я о тебе почти ничего не знаю. И мне показалось, лучше всего начать разговор с твоих друзей.

Узнав поближе, ты, скорее всего, меня возненавидишь. Ты нужна мне для того, чтобы вернуть яхту.

– Да на самом деле рассказывать нечего. Если я свободен, то сижу в своем домике.

– И давно ты живешь в Ки-Уэсте?

– Ну… с тех пор, как работаю на тебя… я хотел сказать, в пансионате.

Эбби смотрела на него, ожидая продолжения.

– Предыдущие двенадцать лет я жил в Майами.

– И чем ты занимался?

Пора менять тему разговора.

– Мы проводим собеседование при приеме на работу?

Говоря это, Пол улыбнулся, но все же Эбби вспыхнула.

– Извини, я…

– Ничего страшного.

У него стало мерзко на душе. Он гнусно использует вежливость и воспитанность Эбби. В дверях появилась официантка с пивом.

– Знаешь, спроси меня снова после того, как я выпью пару кружек.

Официантка, обслужив их, ушла. Пол, отхлебнув пива, решил нанести ответный удар:

– А что тебе нравится в «Рифе Ли» помимо бассейна?

Эбби поперхнулась от смущения, и ему стало стыдно.

– Я должен извиниться.

– За что? – удивилась Эбби.

– За то, что втянул тебя в это. – Пол погладил ее пальцы.

Эбби заморгала.

– Во что?

– Ну… что произошло между нами в бассейне, – сказал он, глядя ей прямо в глаза.

– Почему ты просишь прощения? Я хотела того же не меньше тебя. – Она на мгновение отвела взгляд, но тотчас же снова посмотрела на него. – Может быть, даже больше.

Услышав такое искреннее признание, Пол уставился на их сплетенные пальцы, набираясь храбрости.

– Сомневаюсь. Но в любом случае я виноват. Мы… то, что произошло прошлой ночью… просто невероятно, – решительно вымолвил он.

Эбби слегка раздула ноздри, линия губ смягчилась. Казалось, ей хотелось, чтобы он ее поцеловал. Прямо здесь и сейчас.

Пол опустил взгляд.

– Но это не должно повториться. Мы не можем…

Деревянный пол заскрипел. Послышалось громкое недовольное восклицание:

– Пол!

Увидев ковыляющего на костылях злосчастного Джимми Риттнера, Пол едва не выругался. Беспомощно посмотрев на Эбби, он пожал плечами.

Пододвинув к их столику стул, Джимми, не дожидаясь приглашения, плюхнулся на него и кинул костыли на пол.

– Пол, у меня забирают катер!


Глава восьмая

<p>Глава восьмая</p>

Уронив локти на стол, Джимми огляделся вокруг, будто не понимая, где находится. Вдруг, опомнившись, он кивнул Эбби. – Добрый вечер.

– Добрый вечер, – недовольно ответила та, словно не желая участвовать в разговоре.

Пол не обратил на них внимания, охваченный неприятным предчувствием. Тот ночной разговор, когда он поведал Джимми о своей яхте и борьбе за нее, был в его памяти затянут пеленой тумана. Разговор состоялся несколько месяцев назад. У него в тот вечер было отвратительное настроение, и он, перебрав текилы, захотел кому-нибудь выговориться. И вот теперь, похоже, настала пора расплаты за минутную слабость.

– Меня вызывают в суд.

Джимми и Эбби смотрели на Пола, ожидая ответа.

– И много ты задолжал? – не придумав ничего лучшего, спросил он.

– Не так много, чтобы отбирать катер, – сердито воскликнул Джимми. – Скажи мне фамилию адвоката из Майами. Того, который занимается твоей яхтой.

У Пола мелькнула мысль стукнуть хорошенько Джимми и поскорее бежать с Эбби из бара. Но нет, он только собьет Джимми, а ведь главное – заставить его замолчать.

– Я знаю одного адвоката, – Эбби неуверенно взглянула на Пола. – В Майами. Я могла бы попросить его…

– Подожди, – оборвал ее Пол, многозначительно сверкая глазами на Джимми. – Твой адвокат ему не поможет. И давайте не будем говорить об этом сейчас. Я с радостью дам Джимми моего адвоката. Но потом.

– Замечательно, – с облегчением воскликнул Джимми. Но он, похоже, не понял намека и продолжал расспросы: – Мне бы только потянуть время, и я добуду деньги. Ведь у тебя случилось то же самое, да?

– В какой-то степени.

От пристального взгляда Эбби у него внутри все перевернулось. Она перестала расспрашивать о его прошлом, но немые вопросы витали в воздухе словно дым.

– Пол, ведь у нас в «Рифе Ли» сейчас отдыхают трое хороших юристов. Можно попросить одного из них, – предложила Эбби. – Разве есть закон, запрещающий мешать человеку зарабатывать на жизнь?

Увы, с горечью подумал Пол, если бы это было так, у него бы осталась половина закладной на яхту. А при мысли, что Эбби втянет сюда Рика, выпитое пиво показалось ему едкой щелочью.

Отхлебнув пива, Пол заговорил так, словно всесторонне обдумал предложение Эбби.

– Эти парни ведь не из нашего штата. Боюсь, они не знают законов Флориды.

Проклятие! Эбби опять выжидательно смотрит на него. Надо переменить тему разговора. Заметив проходившую мимо официантку, Пол знаком подозвал ее.

– Дружище, думаю, пиво тебе не помешает.

Джимми кивнул.


Когда они вышли из бара, Джимми проводил их до стоянки и неохотно распрощался, как будто ему не хотелось оставаться одному.

Эбби, прожив два года в «Рифе Ли», где у нее не было возможности поговорить с кем-нибудь по душам, прекрасно его понимала. Однако сегодня вечером она хотела остаться вдвоем с Полом, а Джимми нарушил их уединение. И вот настала пора возвращаться, а ее не покидало чувство, что ничего не выяснено.

Пол, заведя двигатель джипа, громко включил радио. И затем всю дорогу он смотрел куда угодно, но только не на Эбби. Когда до пансионата оставалось не больше пяти минут, она не выдержала:

– Пожалуйста, остановись.

Пол свернул на обочину, но двигатель не заглушил.

– Тебе нездоровится? В чем дело? Вместо того чтобы выдернуть ключ из замка зажигания, как она сперва намеревалась сделать, Эбби открыла дверцу и вышла из машины. Освещенная ярким светом фар, она стала ждать, глядя на океан. Через мгновение двигатель заглох, и фары погасли. Послышались медленные шаги Пола по гальке.

– Эбби!

Она обернулась.

– Ты в самом деле считаешь, что случившееся вчера ночью было ошибкой?

Он отвел взгляд в сторону. В темноте Эбби не могла видеть его глаза, но, судя по всему, Пол был чем-то рассержен.

Скрестив руки на груди, он утвердительно кивнул.

– Да.

– Но почему? Ты же говорил… Пол поднял руку, останавливая ее.

– Эбби… я… ты мне нравишься. О… проклятие! – Он потер шею, словно снимая головную боль, затем заговорил снова: – Мы были близки, но это не может продолжаться. Ты понимаешь, что я хочу сказать?

– Нет.

Шагнув вперед, Пол схватил ее за плечи, будто собираясь встряхнуть.

– Послушай, не пытайся превратить случившееся в нечто большее, чем есть на самом деле.

От одного прикосновения его теплых ладоней к ее обнаженным плечам у Эбби внутри все перевернулось. Она в готовности устремила на него взгляд, страстно желая, чтобы он… обнял ее. Но Пол тотчас же ее отпустил.

– Ты только посмотри на себя, – сказал он, окидывая ее взглядом с головы до ног. – Дорогой шелк, великолепный портной… – Пол нетерпеливо махнул рукой. – Живешь в огромном роскошном особняке. А я? – Он обреченно уронил руку. – Заведую лодками и вывожу богачей на рыбалку.

На мгновение Эбби показалось, что она задыхается, словно ей не хватает воздуха. Женщине хотелось возразить, что он не такой, каким хочет себя представить, – в глубине души она была в этом уверена. Но его отчужденность остановила ее. Пол боится прикоснуться к ней, не хочет быть рядом.

Тут Эбби вспомнила Ларри, лишь притворявшегося, что она интересует его, а в действительности охотившегося только за ее деньгами. Он нанес страшный удар по ее самолюбию, и ей потребовалось два года, чтобы оправиться от этого удара. По крайней мере можно не беспокоиться, что тот сценарий повторится, потому что с тех пор она научилась притворяться. Пол не знает, что она богата. И все же он сказал, что не хочет иметь с ней никаких отношений, потому что он простой моряк, а она – управляющая пансионатом. Одной этой фразы достаточно, чтобы не оставить от него и мокрого места.

– Значит, ты беспокоишься за свое место. – Эбби не спрашивала, а скорее утверждала.

Пол обреченно вздохнул.

– Послушай, я переехал сюда, чтобы упростить себе жизнь. А когда я думаю о наших с тобой отношениях, то вижу сплошные осложнения.

Эбби вынуждена была согласиться. Он прав. Всего за один день она прекрасно это поняла. И все же Пол, сказав так, сделал ей больно.

– Понимаю, – произнесла Эбби, пытаясь улыбнуться. – Мне просто хотелось, чтобы между нами не осталось никаких недомолвок. Во вторник вечером я еду в Майами с Риком и не знала, как ты к этому отнесешься. Что ж, теперь все ясно.

Небрежно, как она надеялась, пожав плечами, Эбби пошла к машине. Ей нужно было время, чтобы прийти в себя. Вечер сложился совсем не так, как она рассчитывала, и ей хотелось плакать.

Забравшись в джип, Эбби закрыла за собой дверь и уставилась на дорогу. Пол некоторое время стоял, тупо глядя себе под ноги, затем, тряхнув головой, направился к машине. Сев за руль, он завел двигатель, и джип, разбрасывая гравий, рванул к шоссе.


Эбби проснулась от вспышек молнии и раскатов грома. Значит, после нескольких часов беспокойного метания ей удалось задремать. Она взглянула на светящиеся в темноте цифры часов: половина третьего. Пол привез ее в «Риф Ли» около полуночи. Приняв душ и надев ночную рубашку, Эбби еще около часа слонялась по комнате, не в силах заснуть, а потом, измученная, упала на кровать.

Ветер усилился, и ветви деревьев стучали в окна. Еще одна вспышка осветила небо, и о стекла забарабанили первые капли дождя.

Погода как нельзя лучше соответствовала настроению молодой женщины. Но Эбби не желала давать волю слезам. Мало ли что произошло у них с Полом – жизнь на этом не кончилась. Слава Богу, она не успела влюбиться… ведь так?

Положив руку на лоб, Эбби подняла взгляд к вращающемуся на потолке вентилятору, чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы. Да, этот мужчина разбудил в ней любопытство, но и только. Она его совсем не знает. Вытерев глаза, Эбби стиснула зубы, чтобы не разрыдаться в подушку. Пол просто сделал ей больно. А она…

Сквозь шум дождя послышался стук в балконную дверь. Эбби оглянулась на звук, и за окном вспыхнула ослепительная молния. Эбби застыла. На балконе стоял Пол.


Глава девятая

<p>Глава девятая</p>

Ворвавшийся вслед за Полом дождь оставил лужицы на ковре.

Эбби, выбравшись из-под скомканного одеяла, бросилась к своему ночному гостю, и тот попятился назад. – Пол!

Сверкнувшая за окном молния залила комнату ослепительно белым сиянием, и Эбби смогла отчетливо его разглядеть. В одних мокрых от дождя шортах, Пол выглядел так же, как в ту ночь, когда купался обнаженный в бассейне. Но лицо его было другим. В жестких складках вокруг губ сквозила опасность. Незнакомец, стоящий перед ней, напугал Эбби.

Но это не незнакомец. Эбби хотелось обнять его и прижаться к нему. Рассеять его гнев. И Пол, словно очнувшись, шагнул в комнату, закрывая за собой двери.

В тишине его дыхание с шумом вырывалось из груди, и уже через мгновение Пол заключил Эбби в объятия. Его рот накрыл ее губы.

Жесткий поцелуй причинял боль, но Эбби не возражала. Она почувствовала, что Пол запустил пальцы ей в волосы, словно опасаясь, что она ускользнет от него.

Но Эбби не собиралась никуда бежать. Чтобы доказать это, она обняла его мокрое обнаженное тело. Пол, оторвавшись на мгновение, тяжело вздохнул и снова прильнул к ее губам.

Эбби не смогла устоять. Один испепеляющий поцелуй сменялся другим, и по всему ее телу разливался жар, от которого наливалась сладостной болью грудь и подкашивались колени. Она услышала приглушенный чувственный стон и вдруг осознала, что он доносится из глубины ее души.

Пол чувствовал то же желание, прикасаясь к пылающей жаром коже Эбби, осыпая поцелуями ее горячий влажный рот. Пробираясь к ней в комнату, он ждал, что его вышвырнут вон. И по заслугам. У него нет права находиться здесь!

Пол снова приник к Эбби, дразня ее языком. Интересно, почувствовала ли она запах текилы с лаймом. Из попытки напиться ничего не вышло. Алкоголь лишь придал ему храбрости. А теперь он погиб.

Они оба погибли.

Эбби поежилась, прижимаясь грудью к нему, и сквозь тонкий шелк ночной рубашки Пол ощутил затвердевшие соски.

Не отрываясь от ее губ, он уселся на край кровати. Эбби осталась стоять, и он, раздвинув колени, привлек ее к себе, покрывая поцелуями сквозь влажный шелк ее живот, вбирая аромат теплой кожи. Вот так можно провести всю ночь…

Пол скользнул языком по тонкой ткани, скрывавшей ее сосок, затем прильнул к нему губами.

Эбби сдавленно вскрикнула и откинула голову, предлагая себя. Он дразнил, ласкал ее грудь, и Эбби забилась в его руках, отдаваясь сладостной неге. Стащив с нее трусики, Пол упал на кровать, увлекая ее за собой.

Пол начал с легких мимолетных поцелуев внутренней части ее бедер. Его язык проникал в самые сокровенные места, лаская нежную кожу. Когда ей уже начало казаться, что она больше не выдержит, Пол остановился. Он снова стал целовать Эбби бедра и живот, дразня и лаская ее. Но ей, только что побывавшей на краю бездонной пропасти, теперь этого было мало. Она хотела, чтобы Пол оказался внутри ее и они оба погрузились бы в пучину страсти.

Эбби отпрянула назад, но Пол одним внезапным резким движением переменил позу. Она оказалась лежащей навзничь, а он, поднявшись на колени, встал над ней, впервые проявляя переполняющее его нетерпение.

– Долой все преграды! – пробормотал он, стаскивая с нее рубашку.

Эбби не могла больше ждать. Нетерпеливыми руками она привлекла его к себе. Пол задержался было, чтобы поцеловать ей грудь, и Эбби не сдержалась.

– Пол, ну пожалуйста!..

Но он не слышал ее. Заключенная в объятия его могучих рук, Эбби была на взводе. Возбужденно обвив ногами бедра Пола, она почувствовала, как в ответ задрожали его руки.

– Скажи, что хочешь меня, – сдавленно прохрипел он. – Только меня!

– Да, – выдохнула Эбби, выгибая спину. – Хочу… тебя… Пожалуйста.

Сдерживаться он больше уже не мог. Услышав высказанное вслух признание Эбби, он вошел в нее, погружаясь в нежные жаркие глубины.

Женщина застонала с мольбой, и он потерял способность рассуждать. Его движения стали чаще, резче.

– Эбби… какое блаженство!

Пол не знал, услышала ли она его, – ему пришлось приложить все силы, чтобы произнести эти слова. Эбби вскрикнула, потонув в мучительной неге волшебных движений. Еще немного – и она сорвалась в пропасть, прижимаясь к нему и увлекая его за собой.

Когда к Полу вернулась способность двигаться, он нежно погладил Эбби по плечу. Повернувшись, она уткнулась лицом ему в грудь. Оба молчали. За последние полчаса они ответили на все вопросы, заданные этой ночью. Остальное может подождать.

Теперь Пол наконец узнал, как выглядит спальня Эбби. Некоторое время он слушал шум дождя, стучавшего в стекло балконной двери, наслаждаясь тем, что он находится здесь. Эбби лежала совершенно неподвижно, и он решил, что она заснула. Но стоило ему пошевелиться, женщина заговорила:

– Ты уходишь?

– Нет. Сейчас вернусь.

Соскочив с кровати, Пол направился к двери, которая, как он предполагал, ведет в ванную.

Эбби с трудом удавалось держать глаза открытыми. Но ей хотелось еще раз вспомнить о том, что произошло. Секс, горячий и страстный. Ничего подобного ей прежде не доводилось испытывать. Но было еще что-то помимо секса. Она мечтала о том, чтобы Пол остался с ней, спал рядом. Чтобы они отдали друг другу не только свои тела. И она боялась, что если заснет, то проснется уже одна.

Послышался шум воды, потом свет под дверью погас. Вернувшись из ванной, Пол поцеловал Эбби в щеку и стал вытирать ее тело теплым мокрым полотенцем.

Молодую женщину захлестнула волна смущения. Не в силах вымолвить ни слова, она лежала, подчиняясь нежным рукам Пола. Наконец он накрыл Эбби одеялом и сам лег рядом.

Она почти ничего о нем не знает. Он исследовал самые сокровенные тайны ее тела и при этом остался совершенно незнакомым человеком. Но Эбби не могла решиться расспросить его. Однажды Пол ее уже одернул. Он сказал, что не собирается усложнять свою жизнь, не хочет лишиться работы. Однако вот он, в ее кровати. Зевнув, она прильнула к нему, прижимаясь губами к его уху.

– Ты уволен.

Пол застыл, но Эбби не смогла дольше притворяться и рассмеялась. Проворчав что-то, он стиснул ее в объятиях так, что она взмолилась о пощаде.

– Спи! – повелительным тоном приказал Пол. – А завтра утром, если у тебя будет настроение, можешь меня уволить.

С улыбкой на лице Эбби послушно закрыла глаза.

Пол смотрел, как Эбби заснула сном праведницы, словно у нее нет никаких проблем. То, что Пол однажды уступил зову желания, можно было списать на минутное помрачение рассудка. Теперь, когда соитие произошло уже во второй раз, не остается сомнений, что он одержим страстью. И Эбби знает это.

Приподнявшись на локте, Пол посмотрел на нее. Вот она доверчиво спит в объятиях человека, который должен оберегать ее от мужчин, стремящихся использовать Эбби в своих корыстных целях. Он, призванный оберегать ее от боли, отныне будет каждым своим действием причинять ей невыносимую боль. Потому что он не может сказать правду.

Карлос говорил, что несостоявшийся жених лгал Эбби. Пол вспомнил о том, как однажды имя Ларри всплыло в разговоре Эбби с одним из гостей. Сам Пол не участвовал в этом разговоре, но видел, как исказилось болью ее лицо.

И он ничуть не лучше Ларри – а может быть, даже хуже. Ему нужно как можно скорее уйти от нее, пока он не причинил еще большего вреда.

Но едва только Пол скинул одеяло, собираясь неслышно выскользнуть из кровати, Эбби заворочалась во сне, словно услышав его мысли. Закинув руку ему на грудь, она обвила его ногами. Она была такой умиротворенной, что Пол не решился нарушать ее покой. К тому же, сознавая, что ему самому придется дорого заплатить за собственное чувство удовлетворения, он хотел как можно дольше растянуть удовольствие. Откинувшись на подушку, Пол привлек Эбби к себе. Некоторое время он еще побудет с ней.


Проснувшись, Эбби обнаружила, что лежит в кровати одна.

Открыв глаза, она повернулась на бок. Постель рядом с ней была смята, белая кружевная подушка сброшена на пол. И она сама лежит голая. Значит, Пол был здесь. Это не сладостный сон. Зевнув, Эбби провела рукой по соседней подушке. Последнее, что она запомнила, были слова Пола, прижавшего ее к груди: «Спокойной ночи».

А теперь его нет. Должно быть, он ушел через балкон. Эбби до сих пор чувствовала прикосновение его сильных рук. Она улыбнулась. А что, если просто остаться лежать вот так до тех пор, пока он не вернется?

Взглянув на часы, Эбби испуганно вскочила с кровати. Половина десятого. Завтрак уже в полном разгаре. Интересно, что подумают о ее отсутствии? Впрочем, какое ей дело!

Приняв душ и одевшись, Эбби спустилась вниз. Дом, казалось, вымер. Решив выпить кофе, молодая женщина увидела на кухне болтающую с Луизой Долорес. Остальные гости, судя по всему, уже разошлись.

– Доброе утро, – приветствовала ее Долорес. – Как ты себя чувствуешь?

– Бесподобно, – ответила Эбби, наливая кофе. – Как прошел завтрак? – спросила она, обращаясь к Луизе. – Чем занимаются наши гости?

– Молодожены завтракали у себя в номере, – просветила ее Луиза. – Адвокаты играют в теннис. А молодые дамы, кажется, пошли в бассейн.

– Утром Пол и девочки выпустили пеликана на свободу, и он улетел, – добавила Долорес. – Полагаю, он оправился от случившегося.

– Замечательно. Похоже, здесь и без меня полный порядок.

Эбби было приятно услышать, что пеликан улетел, но при упоминании имени Пола ее сердце учащенно забилось. Она еще не оправилась от того, что было ночью. Чтобы скрыть волнение, Эбби подошла к холодильнику.

– Я умираю от голода, – сказала она, доставая коробку с яйцами.

– Подождите, – остановила ее Луиза, забирая коробку. – У меня все готово для омлета. Обождите пару минут.

Эбби решила не спорить с кухаркой в ее епархии.

– Благодарю.

– А крепкий сон пошел тебе на пользу, – заметила Долорес. – Ты выглядишь отдохнувшей.

Жадно набросившись на кофе, Эбби едва не сожгла язык. На самом деле она спала меньше обычного. Из-за Пола.

– Почему бы вам не выйти на веранду? – предложила Луиза. – Погода замечательная. Когда все будет готово, я принесу.

Благодарная за смену темы разговора, Эбби улыбнулась и направилась к двери.

Они с Долорес устроились на веранде друг против друга. Эбби, вдыхая свежий воздух, повернулась в сторону океана. С теннисной площадки доносились звуки упругих ударов мяча и торжествующие крики игроков.

– Какое чудесное утро! Вчера ночью я испугалась, что начавшаяся гроза будет предвестником урагана. Но сейчас на небе ни облачка.

Ночная гроза, шквалистый ветер, ливень и молнии разрушили какой-то невидимый барьер между ней и Полом. Бессмысленно притворяться, что ничего не произошло. Она знает, что он хочет близости с ней. И она, бесспорно, желает того же самого.

Ее губы непроизвольно изогнулись в счастливой улыбке. Эбби вдруг захотелось праздничной атмосферы.

– Знаешь, мне пришло в голову, что следует оживить наше сонное царство, – сказала она. – Почему бы нам не устроить вечеринку? Что-нибудь веселое – с музыкой, вкусной едой на свежем воздухе. Как ты к этому относишься?


Глава десятая

<p>Глава десятая</p>

Не найдя Эбби в особняке, Пол отправился к бассейну. Она действительно была там. И он тайком наблюдал за ней из-за деревьев, как уже делал столько раз. Притаившись в пропитанной полуденным зноем рощице, Пол следил взглядом за каждым движением Эбби, когда она, выйдя из воды, неторопливо вытиралась полотенцем.

Воспоминания о том, какой она была вчера в его объятиях, как отвечала на поцелуи, обжигающей волной захлестнули его с головы до ног, и Пол снова захотел слиться с ней в порыве страсти. Теперь, когда осуществились самые безумные его мечты, эти муки стали совершенно невыносимы. Но выбора у него нет. У противоположного края бассейна в шезлонгах сидели с книгами девочки. Эбби улыбнулась какому-то замечанию Шеннон, которое Пол не смог разобрать, у него снова разболелась голова от выпитой вчера текилы.

Ему необходимо как можно скорее уйти. Хорошая пробежка в быстром темпе выведет с потом все последствия алкоголя и, кроме того, отвлечет от мыслей об Эбби – до тех пор, пока он не сможет заключить ее в объятия. Пол вышел из тени деревьев и столкнулся лицом к лицу с Долорес.

– Я… прошу прощения, – выдавил он. Опешившая от неожиданности, миссис Дельгадо не могла вымолвить ни слова. Она внимательно оглядела Пола с головы до ног. Полу стало не по себе. Если она начнет расспрашивать, он не сможет ей ничего объяснить.

– Доброе утро, – наконец сказала миссис Дельгадо, но простое приветствие прозвучало как вопрос.

Пол улыбнулся. Его мысли были заняты Эбби, и он забыл обо всем на свете.

– Доброе утро, – ответил он, предоставив миссис Дельгадо строить догадки.


– Мам, Пол говорит, если мы хотим попасть на отмель, нам нужно отплыть через полчаса. Начинается отлив, – сказала Шеннон.

Эбби, обедавшая на веранде в обществе гостей, наблюдала, как Пол возится с катером. За все утро она так и не успела обмолвиться с ним ни словом. Вчерашний вечер прошел в буре страстей, но, проведя ночь в его объятиях, Эбби наконец почувствовала себя увереннее. Она знала, что они с Полом снова будут вместе, одни, и спокойно ждала. Главное – пережить вторник, вечер с Карлосом и Риком.

– Эбби? – нарушила ее размышления Долорес. – Расскажи мне подробнее об отмели.

Она была не на шутку встревожена, что удивило Эбби.

– Она обнажается во время отлива, образуя прекрасный песчаный пляж. Туда приходят на лодках отдыхающие, чтобы покупаться, позагорать, послушать музыку и весело провести время. С катеров подают прохладительные напитки и закуски. – Эбби улыбнулась, глядя на Шеннон и Кайлу в новых купальниках. – Там всегда много молодых людей.

– Мам, поехали вместе с нами. Надевай купальник!

– Ну хорошо. – Долорес повернулась к Эбби. – Поехали с ними.

Она была чем-то так смущена, что Эбби безропотно согласилась. По утреннему разговору она понимала, что Долорес постоянно требуется чье-то общество, даже если речь идет о созерцании лежащих на песке загорелых тел.

– Тогда пошли переодеваться, – сказала Эбби.

Как только они вошли в дом, Долорес остановила ее.

– Эбби, что ты знаешь о Поле? – спросила она, убедившись, что они одни.

Изумленная этим неожиданным вопросом, Эбби рассмеялась. То же самое она спросила несколько дней назад у Луизы.

– Что ты имеешь в виду?

– Ну… с ним все в порядке?

– Не понимаю, о чем ты.

– Видишь ли… я наткнулась на него сегодня утром, когда шла к бассейну.

Эбби вспомнила, что Долорес приносила девочкам крем от загара.

– И?..

– Так вот… Пол… по-моему, он… в общем, подглядывал за девочками, и у него была эрекция.

– Подглядывал за девочками?

– Да, и за тобой. Он прятался за деревьями и не заметил меня.

– И что он сказал?

– Ничего. То есть он просто поздоровался и улыбнулся. – Долорес, судя по всему, чувствовала себя весьма неуютно. – Вот почему я хочу, чтобы ты поехала с нами.

Эбби беззаботно рассмеялась, вспомнив, как сама пряталась, подглядывая за Полом. Едва ли он шпионил за девочками – после прошедшей ночи Эбби была в этом уверена и все же решила поговорить с ним.

– Я за него ручаюсь.

Все так просто. Она за него ручается. Они все друг другу доказали. Жаль, что нельзя сказать то же самое всем, но Эбби помнила, что Пол говорил о возможных последствиях.

– С ним все в порядке, – добавила она.


Пол возился с катером, когда к нему подошел Рик с Шеннон и Кайлой.

– Привет, – окликнул его Рик. – Не возражаете, если я отправлюсь вместе с вами? Девочки меня пригласили.

Пол перевел взгляд на девушек, едва прикрытых крошечными бикини, потом снова посмотрел на Рика. На отмели адвокату будет на кого взглянуть, и он, возможно, на время забудет про Эбби, поскольку та с ними не едет…

– Пожалуйста, – великодушно ответил Пол. – Вы поможете разгрузить катер.

– Это нечестно! – запричитали девочки.

Пол начал было смеяться, но тут появились Эбби с Долорес, направляющиеся к причалу, и от прекрасного настроения, в котором Пол пребывал с самого утра, не осталось и следа. Вместо того чтобы, забыв на миг о действительности, насладиться временем, проведенным с Эбби, он в течение нескольких часов вынужден будет помнить, что занимает всего лишь скромное место наемного работника, в чьи обязанности входит обслуживание гостей пансионата… и Эбби. Стиснув зубы, Пол завел двигатель.


– Ну и жара! – вздохнула Долорес, обмахиваясь веером.

Несмотря на то что Пол натянул тент, палящее солнце накалило металл катера. Слабый ветерок совсем затих, и обжигающий воздух, наполненный звуками лодочных моторов и доносящейся сразу из множества магнитофонов музыкой, завис над отмелью.

– Это напоминает мне общежитие нашего колледжа в субботу после футбольного матча, – заметила Эбби. Мимо пронеслись на водных мотоциклах два парня, и катер закачался на поднятых ими волнах. – Только вместо машин лодки и катера.

Прикрыв козырьком глаза, Долорес окинула взглядом заполнивших отмель отдыхающих.

– А где наши девочки?

– Я за ними присматриваю, – отозвался Пол, лениво потягиваясь. – Они рядом с лодкой, на которой самая громкая музыка.

Долорес многозначительно посмотрела на Эбби, и та едва сдержалась, чтобы не рассмеяться. Пол, скинув майку, неторопливо направился на корму катера.

Он нагнулся, закрепляя подошедшую надувную лодку, и Эбби почувствовала, как у нее учащается сердцебиение. Вид его напрягшейся загорелой спины, на которой заиграли упругие мышцы, был слишком соблазнительным. Эбби неудержимо захотелось крепко обнять Пола. Вдруг она ощутила желание прикоснуться к нему.

Ее размышления нарушил голос Рика.

– А здесь действительно очень хорошо, – с восхищением произнес он.

Эбби посмотрела в ту сторону, куда был устремлен его взгляд. На борту большой яхты пять женщин в бикини танцевали под громкие звуки музыки, приглашая всех желающих присоединиться к ним. Тем временем Пол, надежно закрепив надувную лодку, выпрямился и нырнул с борта катера.

Рик открыл переносной холодильник.

– Не хотите пива или содовой? – предложил он Эбби.

Та, сгорая от желания нырнуть вслед за Полом, нетерпеливо схватила бутылку газированной воды, краем глаза наблюдая за ним. Пол, закрыв глаза, с блаженным видом покачивался на волнах. Похоже, он прекрасно без нее обходится. Эбби захотелось вылить холодную воду из бутылки себе на голову.

Пол почувствовал, что ему необходимо освежиться, и палящее солнце было лишь частью проблемы. Он пытался не обращать внимания на Эбби, но у него ничего не получалось. Пол несколько раз украдкой смотрел на нее, однако Долорес, ловившая эти взгляды, мрачно хмурилась. Должно быть, она вообразила невесть что, застав его утром у бассейна.

Когда Эбби у него на глазах стала натирать тело кремом для загара, Пол едва сдержался. Он вспомнил, как она откликалась на его ласки прошлой ночью, и ему захотелось выругаться. К черту осторожность! Вот сейчас он обнимет ее прямо на глазах у Долорес и Рика! Пол буквально ощутил прикосновение к ее коже. Нет, определенно ему необходимо остыть и успокоиться.

Покачиваясь на волнах, Пол заставлял себя думать о своей яхте, о том, что будет, когда он вернет ее. Море было его страстью, смыслом его жизни. Он снова должен поднять парус на своей яхте. И устремиться навстречу будущему. Пол несколько успокоился, представляя, как вновь отправится к островам, свободный от обязательств, вольный поступать, как ему вздумается. Единственными его заботами будут ветер и океан. И он будет далеко от Эбби.

Его окатил фонтан брызг. Послышался девичий смех.

Он заморгал, вытирая глаза, а Шеннон с Кайлой с визгом и хохотом набросились на него, пытаясь утащить под воду. С борта катера за ними следили три пары глаз. Но в то время, как Рик и Эбби улыбались, Долорес, казалось, была готова к самым решительным действиям.

Энергично оторвав от себя руки Кайлы, Пол подплыл к мелководью и встал.

– Девочки, а вы умеете играть в баскетбол? – спросил он, оказавшись от них на безопасном расстоянии. Услышав утвердительный ответ, он повернулся к катеру: – Рик, подайте мне, пожалуйста, плавающий обруч. Он в переднем отсеке.

У него в голове созрел план. Главное – затащить всех в воду.

Рик, держа в руке банку пива, перевесился через борт, протягивая ему обруч. Именно то, что хотел Пол. Оттолкнувшись от дна, он отплыл чуть дальше от катера, так, что Рику пришлось перевеситься еще сильнее. Он мог бы бросить обруч, но, слава Богу, это не пришло ему в голову. Дождавшись подходящего момента, когда катер поднялся на волне от другого судна, Пол что есть силы дернул за обруч. Рик, не догадавшись разжать руку, полетел в воду.

– Эй, я пролил пиво! – воскликнул он, выныривая рядом с Полом и пытаясь подхватить быстро погружающуюся банку.

Шеннон и Кайла одобрительно завизжали, и Рик, отфыркиваясь, вылил из банки соленую воду и бросил ее на борт катера.

– Раз уж вы здесь, – сказал Пол, изо всех сил стараясь сдержать довольную улыбку, – закрепите обруч. – Не дожидаясь ответа, он сунул Рику обруч и подплыл к катеру. – Эбби, пожалуйста, бросьте мяч.

Эбби, покачав головой, улыбнулась и пошла искать мяч.

– И вы тоже спускайтесь, – крикнул Пол, приглашая женщин присоединиться. – Рик, давайте сыграем: мужчины против женщин.

– Я предпочитаю быть зрителем, – ответила Долорес, а Эбби послушно скользнула в воду.

– Трое против двоих, – Пол покачал головой в притворном испуге. – У них явное преимущество.

Игра началась.

Когда мяч попадал к Эбби, Пол обязательно оказывался рядом и, делая вид, что защищает обруч, выполнявший роль корзины, исподтишка хватал Эбби, прижимаясь к ее телу. С первого вбрасывания мяча Пол словно прилип к ней, предоставив Рику разбираться с девочками.

Первый период окончился со счетом четырнадцать – восемь. Женщины воспрянули духом – мужчинам не удалось разгромить их. Вокруг стали собираться зрители, преимущественно молодые парни, привлеченные зрелищем выпрыгивающих из воды Шеннон и Кайлы, одетых в соблазнительные бикини. Даже Долорес повеселела, громко радуясь каждому удачному броску девушек.

Вторая половина игры проходила более серьезно. Женщины разработали план: всякий раз, когда мяч оказывался у них, они передавали его Шеннон, а поскольку Рику было трудно присматривать сразу за обеими девушками, разрыв в счете стал сокращаться.

И хотя мужчинам удалось выиграть матч с минимальным перевесом, девушки остались довольны, ведь игра была равной.


Когда впереди показался причал «Рифа Ли», Пол оглянулся на пассажиров. Все были утомлены. Обгоревшие девушки дремали. Долорес перестала подозрительно смотреть на Пола, и он, не зная причины перемены, все же счел это добрым знаком. Рик утешался пивом, а Эбби сидела напротив, откинув голову назад и закрыв глаза. Пол понимал, что она еле жива от усталости… особенно если учесть, что он полночи не давал ей спать. Быть может, Эбби все же откажется от поездки в Майами?

Скрывая улыбку, Пол снова устремил взгляд вперед, на приближающийся берег.


Глава одиннадцатая

<p>Глава одиннадцатая</p>

К ужину Эбби оделась очень тщательно. Она хотела выглядеть по-деловому строгой, в соответствии с жизненными принципами Карлоса Сезаре. Поэтому она остановилась на черном бархатном платье, добавив нитку крупного жемчуга.

После целого дня, проведенного с Полом, Эбби смогла выкроить лишь минутку, чтобы побыть с ним наедине. Они договорились встретиться у фонтана в половине пятого.

Эбби печально усмехнулась. Столько времени она была совсем одна, а теперь у нее сразу два поклонника.

Выскользнув в парк, она поежилась, несмотря на зной. Платье, облегавшее ее тело, казалось, холодило, лаская ноги подобно морской волне… У фонтана ее ждет Пол.

Водяные брызги, падавшие на разноцветные плитки, сверкали и искрились в лучах яркого солнца. В парке никого не было. Замедлив шаг, Эбби огляделась.

Вдруг сильные руки подхватили ее, прижимая к жаркому мускулистому телу. Эбби вздрогнула от неожиданности, но тотчас же успокоилась, узнав прикосновение этих рук. Ее пронзила сладостная молния возбуждения.

Прикоснувшись губами к ее шее, Пол тихо прошептал:

– Привет!

Глубоко вздохнув, Эбби прижалась к нему и счастливо улыбнулась.

Пол осматривал ее пытливым взглядом с головы до ног, а потом отдернул руки, словно опасаясь помять платье.

– Ты выглядишь… бесподобно, – заговорил он, тщательно подбирая слова.

Эбби захотелось броситься ему на шею.

– Спасибо. И ты тоже.

Пол успел принять душ и побриться. Он был в льняных шортах и теннисной рубашке. У нее возникло неудержимое желание его поцеловать…

И она хотела, чтобы и ее целовали. Проведя ладонями по хлопчатобумажной ткани, скрывавшей широкую мускулистую грудь, Эбби шагнула к нему. На высоких каблуках она без труда дотянулась до его губ.

Пол сдерживался лишь мгновение. Он обнял ее за плечи, и их губы встретились в страстном поцелуе.

– Я испорчу твой макияж, – выдохнул Пол, наконец оторвавшись от нее.

– Мне все равно. Потом подкрашусь, – спокойно отозвалась Эбби. – Я по тебе соскучилась, хотя мы и провели вместе почти целый день.

– Я тебя понимаю, – согласился Пол, снова прильнув к ее губам поцелуем. Но как только Эбби потребовала большего, он отстранился, нахмурившись. – Сегодняшний вечер…

Эбби ждала. Пол вздохнул, собираясь с силами.

– Проклятие! – воскликнул он, отводя взгляд в сторону. – Мне не нравится, когда Рик флиртует с тобой.

Пол был настолько серьезен, что Эбби не удержалась от желания подшутить над ним.

– А ты? До меня дошли слухи, что ты сегодня все утро пялился на девчонок, купавшихся в бассейне.

– Пялился на девчонок?! – Он нисколько не развеселился. – Если бы не они, мы бы с тобой снова оказались в бассейне, но только до плавания дело бы не дошло. Я смотрю лишь на тебя, – добавил Пол, и она не смогла оторваться от пристального взгляда его голубых глаз. – Разве ты не чувствуешь?

Эбби с трудом проглотила комок в горле.

– А я каждый раз, когда смотрю на тебя, вижу твою спину. Ты всегда уходишь от меня прочь.

– Так было прежде, но больше это не повторится.

– Вот и хорошо. Мне нравится, как ты на меня смотришь.

Пол заглянул в широко раскрытые светло-карие глаза Эбби, и ему показалось, что его ударили в грудь. Внезапно ему стало трудно дышать. Он понял, что любит ее. Им владела не похоть, не страсть, не желание защитить, а настоящая любовь. Что произошло? Как Эбби проникла ему в сердце? Это случилось тогда, когда она впервые отдалась ему в бассейне? Или когда доверчиво заснула в его объятиях?

Любовь. Пол узнал настоящее чувство, которое может означать только катастрофу для них обоих. Потому что ему придется расстаться с Эбби, и очень скоро.

Карлос хочет, чтобы она была с Риком. Он желает ей добра.

А Пол думает только о себе. Рик для Эбби гораздо лучшая пара, чем он. Вероятно, у него хватит денег, чтобы купить Пола со всеми потрохами. Ну а у Эбби уж точно денег куры не клюют. Но чего хочет она сама? Если бы мир, в котором они жили, был совершенным, Пол предложил бы ей свою любовь и совместное будущее. На самом деле он не может предложить ей ничего, кроме того, что было между ними прошлой ночью. Ничего, кроме испепеляющего сумасшедшего секса.

Этим можно удержать Эбби в течение некоторого времени, но в конечном счете такая женщина, как она, потребует большего. Нельзя допустить, чтобы ей пришлось выбирать между любовью и будущим – она заслужила и то и другое. А он не сможет ей ничего дать.

Он уйдет. Как только получит назад свою яхту. Поднимет паруса и отправится осуществлять мечту всей своей жизни – и навсегда уйдет из жизни Эбби. Перед ним будут открыты все дороги мира. Но внезапно мысль о том, что он расстанется с этой женщиной, показалась ему невыносимой. А что, если он не сможет покинуть ее?

Как будто у него есть выбор. Когда Эбби обнаружит, что он лгал ей, она, скорее всего, выставит его.

И все же Пол не мог покорно подтолкнуть ее в объятия Рика, как того хотел Карлос.

– Помни… никакого Рика, – прошептал Пол, прижимаясь к губам Эбби, чтобы убедить ее в серьезности своих слов.


Эбби открыла дверь особняка. Они расстались лишь мгновение назад. Оглянувшись с тоской, молодая женщина вошла в дом. Пол остался в парке, возле фонтана, провожая ее взглядом.

Ей не хотелось уходить от него. Более того, она буквально заставила себя оторваться от него и вернуться в дом. Ну почему у нее не хватает духу позвонить Карлосу и сказать, что она чувствует себя неважно и Рик приедет один?

Закрыв за собой дверь, Эбби столкнулась с поджидавшей ее Долорес.

– А я-то думала, что Пол подсматривал за девочками! На самом деле он ведь подглядывал за тобой, да? – спросила та, хотя ответ, судя по всему, был ей уже известен.

Очевидно, Долорес увидела их с Полом у фонтана. Эбби залилась краской смущения, но тут поняла, что ей нечего стыдиться. Она не подросток, а Долорес ей не мать. Раз она хочет целоваться с Полом, своим работником, ничто не может ей помешать.

Переполненная бунтарскими мыслями, Эбби смело подняла взгляд на свою подругу, но решимость тотчас же покинула ее.

– Я… э… мы… как бы сказать…

– Он тебя любит, – оборвала ее бессвязный лепет Долорес.

– Что? – Если бы Эбби не была потрясена, она бы расхохоталась. – Нет. Да, у нас с ним кое-что было, но любовь – об этом не может быть и речи.

– Он тебя любит. Ты ведь не знаешь, как он на тебя смотрит…

– Быть не может. Мы… – Эбби осеклась, увидев уверенное лицо Долорес, – мы с ним знакомы меньше недели.


– Не желаете чего-нибудь выпить? – спросил Рик, изучая содержимое бара лимузина.

Эбби, растерянно потеребив сумочку, в конце концов согласилась, бокал чего-нибудь крепкого ей не повредит.

– Да.

– Виски, текила, водка, шампанское…

– Я выпью то же, что и вы, – пробормотала Эбби, не в силах сделать выбор.

– Тогда, пожалуй, шампанского, – сказал Рик, доставая запотевшую бутылку «Вдовы Клико» и открывая ее с видом человека, привыкшего пить шампанское в лимузине.

Вручив Эбби два хрустальных бокала, он наполнил их шампанским. Эбби сделала большой глоток шипучего вина, надеясь, что оно ее успокоит, охладит или хотя бы просто на миг затуманит голову, заставив забыть о Поле.

«Он тебя любит».

Слова Долорес не выходили у нее из головы. Хотя Эбби едва не рассмеялась подруге в лицо, та осталась непоколебимой в своей убежденности. «Как он на тебя смотрит…» Эбби хотела объяснить, что жаркие взгляды Пола означают не любовь, а страсть. Последние несколько дней они с ним изнывают от потребности постоянно прикасаться друг к другу. Но Долорес, судя по всему, уже составила свое мнение.

– Как шампанское? – спросил Рик, возвращая Эбби к действительности.

– Восхитительное, – ответила та, делая еще один большой глоток.

Рик внимательно и в то же время спокойно наблюдал за ней. По-видимому, он чувствовал себя в своей стихии. Возможно, он полагает, Эбби волнуется, что ей предстоит провести рядом с ним в салоне лимузина два часа.

– Как проходит ваш отпуск? – наконец заговорила она, не в силах больше вынести молчание.

– Замечательно. – Рик выглянул из окна, любуясь дорогой, проходящей по узкой дамбе через пролив. – Здесь так красиво. Мне даже захотелось переехать сюда из Филадельфии и не вспоминать о ней.

Он не подвинулся ближе, не улыбнулся – только сказал:

– Нужно пожить здесь подольше, чтобы лучше познакомиться с вами.

– Да? – Допив шампанское, Эбби протянула Рику бокал, чтобы он его снова наполнил. – Ну, вы уже успели узнать, в чем заключается моя работа. А больше и рассказывать-то не о чем.

Рик снисходительно улыбнулся и откинулся на спинку сиденья.

– Как вы относитесь к анекдотам? – вдруг спросил он.

Прежде чем Эбби успела собраться с мыслями, чтобы ответить на этот неожиданный вопрос, Рик задал новый:

– С кем из знаменитостей вам бы хотелось встретиться?

Когда лимузин проезжал по мосту через пролив Кард-Саунд, Эбби от души хохотала.

Конечно, помогло и шампанское, но остроумие Рика било фонтаном. Эбби ни за что бы не заподозрила такой талант в этом строгом с виду человеке. В конце концов, решила она, один вечер с ним можно провести без особых мучений.

И даже Ворчун Сезаре удивил Эбби своим необычно веселым настроением. Он встретил Рика как старого друга, хотя и продолжал настойчиво звать его Ричардом. Вирджиния, супруга Карлоса, суетилась вокруг Рика и Эбби, словно они были ближайшими родственниками.

Ужин выдался на славу: традиционные блюда вперемежку с новыми. Эбби, наслаждаясь едой, слушала разговор Карлоса и Рика, обсуждавших самые разные темы: от погоды до фондового рынка. К концу вечера она так наелась, что едва смогла встать из-за стола.

Тут Карлос попросил ее уделить ему несколько минут. Извинившись перед Вирджинией и Риком, они прошли в кабинет.

– Вот бумаги, которые я приготовил для вас, – начал Карлос, протягивая Эбби папку.

Взяв ручку, молодая женщина раскрыла папку, а пожилой адвокат, обойдя письменный стол, уселся напротив нее, скрестив руки на груди.

Пробежав взглядом документы, Эбби, не говоря ни слова, подписала их. Она полностью доверяет Карлосу. Адвокат был самым близким другом покойного отца Ли, и Эбби знала, что такие люди, как Карлос Сезаре, никогда не предадут дружбу. Закрыв папку, она подняла на него взгляд.

Адвокат пристально изучал ее, и Эбби неуютно заерзала в кресле, гадая, не растрепались ли у нее волосы.

– Что-нибудь еще? – наконец не выдержала она.

Карлос опустил руки на колени.

– Я хочу вас кое о чем попросить.

– Слушаю вас.

Эбби всегда следовала советам адвоката, даже когда это причиняло ей боль. Как, например, тогда, когда Карлос посоветовал ей не выходить замуж за Ларри, подкрепив свои слова фактами.

– Я хочу, чтобы вы выслушали одно предложение.

– Предложение? Какое? – с облегчением спросила Эбби, представляя себе встречу с инвестиционной компанией или покупку какой-нибудь недвижимости.

Карлос снова окинул ее пристальным взглядом, словно оценивая, как много можно сказать, и Эбби опять забеспокоилась. До сих пор адвокат всегда был с ней откровенен.

– Я отдаю себе отчет, что мы принадлежим к разным поколениям, к различным культурам, – наконец заговорил он. – Но прошу обдумать то, что вы услышите, сознавая, что я желаю вам только добра. Покойный Джордж Эксиллар относился к вам как к своей дочери и завещал мне то же самое.

Изумленная Эбби молчала, не находясь что ответить.

Карлос поднялся и торжественно предложил ей руку:

– Пройдемте со мной.

У Эбби перед глазами возникла картина: Ворчун идет с ней к алтарю и отдает будущему мужу. Она улыбнулась. Карлос вел все ее дела, и, если она когда-нибудь будет выходить замуж, он обязательно должен быть рядом.

Они вернулись в гостиную – Рика и Вирджинии там не было. Карлос, нисколько не удивленный, уверенно провел Эбби по густым персидским коврам к стеклянным дверям, выходящим на балкон. Открыв двери, он остановился, пропуская молодую женщину вперед, и молча затворил их за ней.

С балкона открывался чарующий вид вечернего города, раскинувшегося на берегу залива. Легкий ветерок, наполненный слабым ароматом жасмина, ласково гладил белые цветы бугенвиллей, взбиравшихся по кованой решетке.

Рик, стоявший у перил, поспешно обернулся, услышав звук закрывающейся двери, и взволнованно шагнул к ней.

Внезапно Эбби все поняла, увидев серьезное и торжественное выражение лица Рика.

– Не желаете присесть? – спросил Рик, указывая на стул у небольшого столика.

– Нет, благодарю вас. Я и так сидела весь вечер. – Она посмотрела на открывающуюся с балкона панораму города. – Как красиво!

– Да, – согласился Рик, взглянув на отражающиеся в воде разноцветные огни. – Может, присядете?

– Ну хорошо, – уступила Эбби, опускаясь на краешек стула.

Пододвинув другой стул, Рик сел – так близко, что их колени соприкоснулись. Сделав глубокий вдох, он медленно вымолвил:

– Эбби, я…

Куда делись обаяние и остроумие, которым он блистал весь вечер? Рик был в таком смущении, что Эбби решила прийти ему на помощь, хотя вряд ли ей будет приятно услышать то, что он собирается сказать.

– Да?

– Не знаю, с чего начать, поэтому начну с самого главного. Итак… – Рик посмотрел ей в глаза, – я знаю, кто вы.

– Простите?

Собравшись с духом, он произнес так, будто бросился в воду:

– Я знаю, что вам принадлежат «Риф Ли» и несколько…

– Что? – Эбби показалось, она падает с огромной высоты. Пол заходил ходуном у нее под ногами. Словно она снова вернулась на два года назад и встретилась лицом к лицу с Ларри. – Откуда вы знаете?

– Пожалуйста, выслушайте меня сначала, – сказал Рик, накрывая ее руки ладонью.

Эбби не сопротивлялась. Ей нужно ухватиться за что-то, чтобы унять дрожь в руках. Ладонь Рика оказалась влажной и теплой, следовательно, ее руки должны были быть ледяными.

– Мистер Сезаре в разговоре со мной…

– Это Карлос рассказал вам обо мне? Она не хотела прерывать его, – но как разобраться в своих мыслях, ничего не выяснив? Вдалеке опять замаячила тень Ларри.

Вздохнув, Рик откинулся на спинку стула, не выпуская ее рук.

– Да, мы говорили с ним о вас, и он считает, у нас с вами много общего.

Эбби кивнула, решив дать ему высказаться.

Рик, сочтя ее молчание добрым знаком, немного успокоился.

– Позвольте мне быть с вами совершенно откровенным. Я знаю, что у вас в прошлом были большие неприятности. Мне тоже довелось пережить нечто подобное. Помните, я говорил вам, что свободен и хочу познакомиться с вами ближе?

– Да.

– И это действительно так. Но я не договорил. Вторая часть не менее важна. Мне не нужны ваши деньги. У меня своих предостаточно. Моя фамилия – Херрингтон, и наша семья живет в Филадельфии.

Эбби знала, что он говорит правду. Карлос ни за что не пригласил бы их к себе домой, предварительно не проверив финансовое благосостояние Рика. Особенно после истории с Ларри.

– Значит, Карлос занялся сводничеством? – заметила Эбби, разрываясь между желаниями обнять Ворчуна и проломить ему голову.

– Можно сказать так. Мы встретились на одной конференции, и мистер Сезаре предложил мне провести отпуск во Флориде.

Эбби буквально услышала голос Карлоса, произносящего эти слова.

– И вот что я предлагаю, – продолжал Рик, пододвигаясь ближе. – Вы мне очень нравитесь. Я считаю, мы будем прекрасной парой. – Смущенно улыбнувшись, он пожал плечами, словно понимая, что говорит банальности, и Эбби поймала себя на том, что улыбается ему в ответ. – Обещаю: во-первых, всегда говорить вам правду, во-вторых, не касаться ваших денег, они меня совершенно не интересуют. – Он снова глуповато улыбнулся. – Извините, у меня получилось не слишком романтично, да?

– Вы правы, но о романтике я забыла много лет назад, – ответила Эбби, снова вспоминая Ларри.

От теплого ветерка ласково шелестели деревья под балконом. Эбби полной грудью вдохнула экзотический аромат жасмина, и на мгновение у нее перед глазами возникла картина расставания с Полом в парке. Она вспомнила слова Долорес: «Он любит тебя». Выслушав признание Рика, она должна срочно решить, что она хочет от Пола. Эбби заставила себя вернуться к действительности.

– Не знаю, что вам ответить, Рик. Я… Он поднял руку, останавливая ее.

– Не принимайте поспешных решений. Я хочу, чтобы вы спокойно все обдумали. Предлагаю познакомиться поближе, узнать друг друга. Буду откровенен. Моя главная цель – жениться и завести детей. Если вы захотите узнать, сможем ли мы осуществить это вместе, сообщите перед тем, как я уеду.

Крепко пожав ее руки, он тотчас же отпустил их.

– Я всегда смогу продлить свой отпуск.


Увидев подъезжающий к особняку лимузин, Пол взглянул на часы: половина первого. За последние два часа он несколько раз переплыл бассейн, принял душ, переоделся, бесцельно послонялся по парку и наконец заставил себя сесть на скамейку и ждать.

Борьба за яхту стоила ему нескольких седых волос, но то, что происходит у них с Эбби, доконает его окончательно.

Водитель лимузина вышел из машины и открыл заднюю дверь. Рик помог Эбби выйти, и они под руку направились в дом, улыбаясь друг другу.

Идиллия из романтической мелодрамы. Океан, отделяющий жизнь Эбби от его жизни, еще никогда не казался Полу таким бескрайним и бездонным!

Но Пол продолжал смотреть на Эбби – как всегда смотрел на нее. Она вернулась в «Риф Ли», то есть снова оказалась на его попечении. Но только теперь он совсем забыл о своих обязанностях.

Входная дверь закрылась, и Пол провел рукой по лицу. Что теперь? С глаз-то долой, но уж точно не вон из сердца.

Эбби не отшатнулась от Рика, когда он прикоснулся губами к ее щеке, желая спокойной ночи. Она не могла сказать, что его присутствие ей неприятно. Рик ее просто очаровал. Весь вечер он вел себя вежливо и учтиво, показывая, каким прекрасным мужем и отцом он станет. И был с ней искренним. Эбби боялась, что, став богатой, навсегда лишилась привилегии слышать правду.

Поднявшись к себе в спальню, она закрыла дверь и бросила сумочку на кровать. Эбби провела по покрывалу ладонью, вспоминая, как они с Полом, переплетясь друг с другом, лежали здесь, а за окном бушевала гроза. Она никогда не задумывалась о том, каким мужем и отцом будет Пол, – он просто казался ей не тем мужчиной.

Любит ли он ее? Или же у Долорес чересчур разыгралось воображение?

Нет сомнения, Пол ее хочет. И он не знает о том, что она богата. Рик тоже хочет ее, но ему все известно. Эбби сознавала, что у нее появилась возможность жить нормальной жизнью. Рик предлагает ей выйти замуж без риска снова оказаться обманутой. Пол же навсегда останется для нее чужим. Она не имеет понятия, что можно ждать от него в будущем. Так что же ей делать?

Скинув туфли на высоких каблуках, Эбби распахнула двери на балкон. Прислонившись к перилам, она окинула взглядом парк. Пол. Эбби представила себе его лицо, прикосновения рук, губы, наполняющие ее наслаждением.

Словно привлеченный ее мыслями, как зовом сирен, Пол вышел из тени деревьев на дорожку. Некоторое время они с Эбби молча смотрели друг на друга.

Наконец Пол протянул руку, приглашая Эбби к себе.

– Спускайся.

Эбби показалось, ее ударило электрическим током. Она забыла о Рике, о том, что надо сделать выбор. Чем бы ни было обусловлено волшебство, объединяющее их с Полом, оно снова заявило о себе. Медленно, не отрываясь взглядом от его глаз, Эбби расстегнула молнию. Мягкий материал соскользнул с плеч и упал к ногам.

Она покачала головой:

– Нет, ты поднимайся ко мне.


Глава двенадцатая

<p>Глава двенадцатая</p>

– Должно быть, ты половину жизни проводишь на воде, – сказала Эбби, а Пол обнял ее, прижимая к себе.

На океане царил полный штиль, над горизонтом поднимался раскаленный желтый диск солнца. Едва первые проблески зари осветили небо, Эбби с Полом выскользнули из дома и теперь на катере направлялись в ресторан «Лодочник», где, по словам Пола, ранним утром обслуживают не туристов, а рыбаков. На лодке можно подъехать чуть ли не к самому столику.

– Я бы хотел всю жизнь провести на яхте. Я люблю море, – ответил Пол.

Эбби взглянула на него, пытаясь прочесть его мысли. Ее так и подмывало спросить Пола, что еще он любит. Любил ли он когда-либо? Если бы они, прежде чем стать любовниками, были друзьями, она знала бы о нем гораздо больше. Эбби вспомнила слова Долорес: «Он тебя любит».

После этой ночи Эбби почти поверила подруге. Прикосновения Пола были такими нежными; он остался, дожидаясь, когда она проснется. А потом уговорил ее на эту авантюру с завтраком, словно не мог вынести мысли о расставании.

И сейчас, когда катер рассекал спокойную гладь моря, а Пол стоял рядом, обняв ее, и ветер теребил ее волосы, Эбби смогла на мгновение представить их совместную жизнь, длящуюся больше чем одна ночь. Внезапно рай приобрел новые очертания.

Ей стало интересно, а думает ли об их совместном будущем Пол. Или хотя бы о своем будущем. Собирается ли и дальше работать в пансионате? Надеется ли он на то, что все будет просто продолжаться так, как оно есть? Эбби понимала, что вряд ли удастся сохранить в тайне их отношения. Долорес уже обо всем догадалась. А что будет, когда об этом узнают все?

Еще в самую первую ночь, в бассейне, Пол предупредил, что последствия будут самые нехорошие. Ну и куда они зашли? После вчерашнего предложения Рика она должна знать наверняка, поэтому надо обязательно поговорить с Полом.

В «Лодочнике» уже было полно посетителей. Больше половины мест на лодочной стоянке было занято вставшими спозаранку любителями рыбной ловли.

Пол мастерски втиснул катер на свободное место и помог Эбби сойти на причал.

Они сели за столик с видом на море. В течение всего завтрака Эбби собиралась с духом, чтобы задать вопрос, не оставляющий ее в покое, но разговор шел о лодках, рыбе, поваре, делавшем из каждого блюда произведение искусства, – только не о них самих. Эбби решила начать издалека.

– Расскажи мне о своей яхте, – попросила она.

– О какой яхте?

Полу показалось, съеденный завтрак перевернулся в желудке. Он не хотел говорить ни о себе, ни о «Локоне».

– Помнишь, в баре Джимми Риттнер упомянул, что ты пытаешься вернуть свою яхту?

– Ах, да! Я… мм… у меня тоже возникли кое-какие денежные трудности, и мою яхту взяли в заложники.

Он попытался обратить все в шутку, отмахнуться от этой темы, но ему не удалось.

– В деле была замешана женщина? Жена? Пол горько рассмеялся, отводя взгляд в сторону. Прошлое водоворотом утягивало его под воду.

– Да, ты права. Жена, только не моя. У меня был партнер. И это он разводился, а я попал в самую стремнину – точнее, «Локон» попал. – Пол пожал плечами. – Долгая и скучная история.

Это должно ее удовлетворить.

– А какая была яхта?

Похоже, он ошибся. Эбби решила узнать все.

– Сорокафутовое судно, называвшееся «Локон».

Эбби была удивлена. Судя по всему, она не ожидала услышать о чем-то настолько солидном. Пол с любовью описывал тиковую палубу, изготовленную на заказ оснастку, корпус, следя за выражением ее лица.

– И что ты сделаешь, вернув яхту?

Пол обратил внимание: она не спросила, как это произойдет и произойдет ли вообще, словно не могло быть и речи о том, что он лишится чего-то столь дорогого и важного.

Пол замялся, не отрываясь от золотисто-янтарных глаз, зажегшихся озабоченностью. Он не знал, как отнесется Эбби к его ответу, но по крайней мере в данном случае может сказать ей правду.

– Я всегда мечтал совершить кругосветное плавание.

Ну вот, он ей все сказал, и что дальше? Ему удалось пройти самый опасный риф. Эбби так и не узнала, что его яхтой занимается Карлос Сезаре. Пол солгал ей, почему работает в пансионате, скрыв, что ему известно истинное положение вещей: Эбби – владелица «Рифа Ли». Но не смог солгать, когда она спросила, чего он хочет от жизни. К несчастью, Пол не представлял себе, как сказать, что теперь в его мечте появилось существенное изменение: он желает, чтобы Эбби отправилась вместе с ним.

Ему хотелось показать ей самые красивые места Карибского моря: остров Купера и пролив Горда, где в кристально прозрачной воде под килем яхты видны, словно в гигантском аквариуме, морские черепахи и тропические рыбы. Ему хотелось познать с ней любовь за сотни миль от ближайшей земли, под синим небом, сливающимся на горизонте с бескрайним океаном. Ему хотелось побывать во всех морях земного шара – вместе с Эбби.

– Возможно, я смогла бы помочь тебе вернуть яхту, – предложила Эбби. – Понимаешь… здесь, в пансионате, я познакомилась с влиятельными и богатыми людьми. Может быть, кто-то из них одолжит…

– Нет, я… Моим делом уже занимается один человек.

Карлос. Пол не мог произнести имени адвоката. Эбби предлагает помочь ему, хотя уже давно помогает, не догадываясь об этом. Они оба стали пленниками собственной лжи. «Скажи ей всю правду!» – требовала его совесть. Но сердце жаждало насладиться хотя бы часом общения с ней.

– Мне бы хотелось как-нибудь поднять паруса «Локона» вместе с тобой.

Эбби слабо улыбнулась.

– И мне бы хотелось.

Что ж, вот, пожалуй, все и сказано. Он не мог ничего обещать. Возможно, ему так никогда и не удастся вернуть «Локон», особенно после того, как он обманул доверие Карлоса. Ведь ему было поручено защищать Эбби от недостойных ухажеров – таких, как он сам. Внезапно Пол вспомнил о Рике.

– Кстати, как прошел вчерашний вечер? – спросил он, попытавшись изобразить безразличие, но не очень преуспев в этом.

Отодвинув тарелку, Эбби сплела руки перед собой.

– Рик очень хороший человек.

– Хороший? – Пол внимательно вгляделся в ее лицо, но оно было непроницаемым, словно у игрока в покер. – Что ты хочешь сказать?

– Он воспитанный и благородный человек. Мы поужинали у мистера Сезаре, а потом вернулись в «Риф Ли».

Стиснув зубы, Пол нахмурился.

– И все?

Он почувствовал, что к горлу подступает комок. Эбби растерянно заморгала. Пол ощутил, как в напряженном ожидании застыло все его тело.

Нет, не все.

– В воскресенье он уезжает, – наконец сказала Эбби, словно это был ответ на вопрос.

«Я хочу знать все!» – захотелось крикнуть Полу. Но какое он имеет право спрашивать о таких вещах? К тому же, вероятно, он и не хотел услышать правдивый ответ. Пол молча смотрел на Эбби.

– А когда ты уезжаешь?

– Я? Куда?

– Ну ты ведь надеешься вернуть «Локон».

Пол пожал плечами. Эбби как бы мимоходом спросила о его планах, словно ее это нисколько не касалось.

– Не знаю. Еще не думал, – трусливо ответил он.

Черт побери, а что он может сказать? Подошедшая официантка помогла Полу закончить неприятный разговор.

– Пойдем отсюда, – сказал он, поднимаясь из-за стола и протягивая руку Эбби.


– Знаю, что сую нос не в свое дело, – начала Долорес, и Эбби приготовилась к тому, что сейчас услышит. – Но я мать, а матери вечно беспокоятся.

Они сидели в кабинете Эбби друг против друга у большого окна, выходящего на фонтан в парке, где Долорес вчера видела их с Полом целующимися.

А сегодня утром Долорес сидела на веранде и видела, как они вернулись с завтрака в «Лодочнике».

Эбби улыбнулась:

– Готова поспорить, ты и до того, как стать матерью, находила повод для беспокойства.

Долорес пожала плечами:

– Скажем так: до рождения Шеннон меня беспокоили совершенно другие вещи. А теперь все мои заботы сосредоточились на ней. Меня беспокоит здоровье Шеннон, ее будущее… сердечные дела.

– Ну, по-моему, у Шеннон нет проблем, – заметила Эбби. – Ты замечательно справляешься со своими материнскими обязанностями.

– Спасибо. Но сейчас я хочу поговорить о тебе, – не сдавалась Долорес. – Понимаю, что я всего лишь гость. Но мы с тобой так давно знакомы, к тому же, мне кажется, тебе надо выговориться. Ты мне очень помогла, когда умер Томас.

Эбби понимала, что Долорес искренне хочет помочь, и ей действительно необходимо было излить душу. Но она никак не могла подобрать нужные слова. С тех пор как умерла ее лучшая подруга Ли, Эбби привыкла ни с кем не делиться своими тайнами.

Как объяснить Долорес, что происходит у них с Полом, если сама не можешь разобраться? На первый взгляд это обыкновенный флирт, но Эбби сознавала, что на самом деле все гораздо серьезнее. Просто она еще не успела понять собственные чувства.

– Давай договоримся так, – наконец сказала Эбби. – Как только я сама пойму, что происходит, сразу же дам тебе знать.

Долорес сжала губы, но промолчала.

– Знаешь, о чем я подумала… – проговорила Эбби. – Давай подробнее обсудим праздник, который наметили на субботу. Сегодня после захода солнца мы выйдем в море на паруснике, а в воскресенье большинство гостей уезжает. – Она запнулась. Рик просил к этому времени дать ответ. Но Эбби не хотела загадывать настолько далеко. Сначала нужно устроить праздник. – Мне бы хотелось, чтобы было весело. Может быть, нам удастся уговорить наших молодоженов покинуть свой номер.

Лицо Долорес просветлело, и Эбби ухватилась за эту возможность переменить тему разговора. Поставив кофе на стол, она взяла блокнот.

– Во-первых, думаю, нам нужно пригласить оркестр, – начала она, делая пометки в блокноте. – Лучше всего джазовый. Что ты об этом думаешь?


К обеду план праздника был практически готов. Луиза и Долорес занялись составлением меню. Через агентство в Майами Эбби разыскала джаз-оркестр. Поддавшись минутной слабости, она позвонила Карлосу Сезаре и пригласила его с супругой.

– У меня интересная новость, – встретила ее Луиза, когда Эбби зашла на кухню.

– Насчет праздничного вечера?

– Не совсем. Джулия разговаривала с молодоженами и упомянула о ночной прогулке на яхте, и те изъявили желание присоединиться.

– Вот как? – Эбби не могла поверить своим ушам. – Я их не узнаю. Вот уже несколько дней они не выходили из номера.

– Ах, молодость, любовь… – улыбнулась Луиза, качая головой.

– Если они не умерят свой пыл, им грозит преждевременная старость, – заметила Долорес.

– Узнаю заботливую мать, – улыбнулась Эбби.


Джейсон отвязал главный парус, и Пол удовлетворенно посмотрел на пенистый след, который оставляла яхта в темно-синей воде. В двадцати милях от берега наконец подул попутный свежий ветер, и только теперь Пол успокоился. Здесь, вдали от пансионата, вдали от всех своих бед и забот, он смог вздохнуть полной грудью.

Как-то на вечеринке одна женщина спросила его, не чувствует ли он себя одиноко в открытом море, когда единственными собеседниками являются волны и ветер. Тогда Пол, решив, что она все равно ничего не поймет, ответил какой-то шуткой. Теперь его ответ был бы другим. Для полного счастья ему не хватает Эбби.

Он украдкой бросил на нее взгляд. Эбби стояла на носу яхты вместе с Долорес, девочками и Риком, радостным смехом встречая обдававшие их брызги. Чарли и Рэй играли в каюте в карты. Чарли плохо переносил качку, даже несмотря на то, что Эбби снабдила его специальными таблетками.

При виде молодоженов, прильнувших друг к другу на скамейке под тентом, у Пола заныло сердце. Любовь… медовый месяц. Он уже не мог вспомнить, когда сам был таким молодым, и, уж конечно, никогда не любил так сильно. По крайней мере до сих пор.

Шеннон и Кайла, заметившие стаю дельфинов, стали загадывать желания, словно эти умные животные могли принести удачу.

Оглянувшись на Пола, Эбби тоже загадала желание. Она хотела понять, что ей делать дальше.


Глава тринадцатая

<p>Глава тринадцатая</p>

– Как вы вчера спали? – спросил у Эбби Рик.

Они сидели на носу яхты, любуясь восхитительным зрелищем заката. Оранжевое ослепительное солнце, раскрасив облака, пронзило их толщу и коснулось воды, оставив на ней огненную дорожку. Наслаждаясь сказочным видом, Эбби пыталась заглянуть в свое будущее. Вопрос Рика застал ее врасплох. Да, она спала хорошо – вместе с Полом.

– Спасибо, хорошо, – наконец ответила Эбби.

– Рад слышать, что вы не лишились сна после нашего разговора.

Эбби повернулась к нему. Губы Рика тронула улыбка, в глазах горели веселые искорки. Не удержавшись, она рассмеялась.

Ветер растрепал волосы Эбби, и, прежде чем она успела что-либо понять, Рик смахнул с ее лица выбившуюся прядь.

– Почему бы нам с вами не поужинать вместе в субботу вечером? Вдвоем, где-нибудь неподалеку?

– Не могу. Мы с Долорес наметили на субботу праздничный ужин. Для всех гостей пансионата. – Эбби была рада, что может говорить правду. Ей нравился Рик, и она никогда не умела находить отговорки. – Потом будут танцы.

Рик задумчиво посмотрел на нее.

– В таком случае за вами танец. Он просит не так уж много.

– Договорились, – улыбнулась Эбби.

– Осторожно! – крикнул Пол.

Яхта накренилась. Возможно, для всех его голос показался нормальным, но Эбби вспомнила, как Пол разговаривал с дружком Джимми, выхватившим чек у нее из руки. Обернувшись, она встретилась взглядом с Долорес. Та, судя по всему, была чем-то встревожена.

– Пожалуй, я спущусь в каюту и что-нибудь выпью, – сказала Эбби, осторожно поднимаясь с места и держась за поручни.

Как-то в одной книге она прочла, что выбирать из двух достойных мужчин – мечта каждой женщины. Но сейчас она буквально сходила с ума, видя, какими глазами смотрит на нее Пол, когда она с Риком, и наоборот.

– Я пойду с вами, – тотчас же откликнулся Рик.

Ну что ей, броситься за борт? Они с Риком начали спускаться вниз. Эбби оглянулась на Пола, но тот не обратил на нее внимания.

Эбби вспомнила, каким Пол был замкнутым, как избегал ее, держась в стороне от всего, не связанного с лодками. Но у нее были и другие воспоминания. Жаркие, страстные. В темноте в ее объятиях Пол становился совсем иным. Он занял место в ее жизни, в ее сердце.

Эбби дала себе слово сразу же после отъезда Рика поговорить с Полом. Только тогда она узнает ответ на свой вопрос. Ей нельзя принимать предложение Рика. Она любит Пола. И теперь ей предстоит решить, что делать дальше.


Вечером Пол позвонил Карлосу.

Яхта благополучно возвратилась назад. Рик помог Эбби сойти на причал и проводил ее до дома.

А Пол был готов собрать свои пожитки и немедленно покинуть «Риф Ли». После истории с женой его партнера он никогда так не выходил из себя. У него оставалась последняя надежда: вернуть «Локон». Но теперь и она рушилась, потому что ему придется расстаться с Эбби.

Пол не мог больше ждать. Он знал, что в выходные дни контора Карлоса закрыта, и все же не выдержал и оставил на автоответчике номер своего сотового телефона. Ему нужно было как можно скорее увидеться с Карлосом. С яхтой или без, с Эбби или без – как угодно, но он должен начать свою жизнь заново.

Приняв душ, Пол оделся и поехал в Майами.


Уже давно минула полночь, но Эбби все еще ждала Пола. Она видела, что он сел в джип и куда-то уехал, и ее охватила необъяснимая тоска. Но какими бы ни были ее чувства, ей необходимо смириться с тем, что Пол когда-нибудь исчезнет из ее жизни – так же внезапно, как и появился.

Эбби ждала долго. Наконец оставив надежду, она забралась под одеяло и выключила свет. В общем-то, нет ничего удивительного, что Пол сегодня не пришел. После еще одного дня, в течение которого они притворялись чужими людьми, Эбби чувствовала себя на грани эмоционального истощения. Она твердо знала только одно: она любит Пола. Неизвестно, что случится, когда она скажет ему об этом. Но Эбби намеревалась откровенно поговорить с ним, как только у них появится возможность остаться вдвоем. Нельзя забывать и о Рике. Ему надо дать ответ. Он был с ней искренним и заслужил того же. А потом ей предстоит разговор с Карлосом.

Вздохнув, Эбби взбила подушку. Ворчун будет, мягко говоря, разочарован. Но он ей не отец, а всего лишь поверенный в делах. Нельзя превращать любовь в сделку, даже очень выгодную.

По крайней мере одно точно: Пола не интересуют ее деньги. Проблема заключалась в том, что Эбби не знала его намерений относительно нее. И единственный способ узнать – это признаться в своих чувствах.

Как отнесется Пол к тому, что она очень богата? Сможет ли он смириться, что ей принадлежит «Риф Ли» и многое другое?

* * *

Сотовый телефон Пола зазвонил в половине девятого.

– Какие-то трудности? – без обиняков начал Карлос.

– Нет. Но мне необходимо встретиться с вами. Я в Майами.

Пол не спал всю ночь, добираясь из Лонг-Ки в Майами. Позавтракав рано утром в круглосуточно открытом ресторане, он встретил восход солнца на пляже. Паломничество к причалу, где стояла его яхта, он решил совершить после разговора с Карлосом.

– Боюсь, я не могу вас порадовать. В трубке затрещало.

– Плохие новости? Или просто никаких?

– Я собирался звонить вам в понедельник. Бумаги доставили только вчера вечером.

Опять треск. Карлос молчал, и Пол даже испугался, что связь оборвалась.

– Алло, вы меня слышите?

– Да. Вы сможете через полчаса быть у меня в конторе?

– Смогу, но что случилось?

– Суд вынес решение не в вашу пользу. – Голос Карлоса приобрел строгие официальные нотки. – Оспариваемое имущество выставляется на аукцион двадцать первого. Вырученные деньги пойдут на оплату долгов, а оставшиеся средства будут разделены между сторонами.

– На следующей неделе, – тупо произнес Пол. Он задыхался, словно погрузился на очень большую глубину и ему не хватало воздуха. – Значит, это все?

– Не совсем. Яхта должна быть продана, но, может быть, вас заинтересует одно предложение. Приезжайте, и мы поговорим.

Отключив телефон, Пол уставился на расстилавшийся перед ним пляж. Поднявшееся над горизонтом солнце уже согрело воздух, но песок еще хранил ночную прохладу. Пола охватило чувство нереальности происходящего.

Яхта должна быть продана. Разве он этого не знал? Зачем же тогда пытался обмануть себя? Шесть месяцев жизни потрачены впустую. Все, чего он хотел, так и осталось недостижимым.

Правда, не совсем. Он хотел Эбби – и получил ее, лишился своей яхты, но нашел то, о чем даже не мечтал. Любовь. Вот главная причина, по которой они должны расстаться. Дело вовсе не в том, что Карлос может узнать об их отношениях. Надо взглянуть правде в глаза. Он потеряет и Эбби.

Однако всему свой черед. Сначала надо встретиться с Карлосом и завершить дела с яхтой.

Встав с песка, Пол направился к джипу.

* * *

– Кто-нибудь видел Пола? – обратилась Эбби к женщинам, занятым на кухне подготовкой к праздничному ужину.

Луиза вытерла руки о полотенце.

– Нет. Его джипа не было на стоянке.

Пол уехал из пансионата больше суток назад, и все это время Эбби с беспокойством думала о нем. Наверное, что-то случилось.

Однако она решила не показывать окружающим своей тревоги. Долорес, надев фартук поверх шелкового брючного костюма и заколов волосы, чуть посеребренные сединой, раскладывала на подносе закуски.

Эбби вышла на крыльцо как раз в тот момент, когда к особняку подкатил лимузин. Вышедший водитель открыл заднюю дверь, и появился Карлос Сезаре, который помог выйти жене.

– Добрый вечер, – поспешила к ним Эбби. – Добро пожаловать в «Риф Ли».

– Как здесь прекрасно, – произнесла Вирджиния, оглядываясь вокруг.

– Погода нам благоприятствует, – сказала Эбби. – Проходите и знакомьтесь.

Вокруг столов, уставленных хрусталем и фарфором, уже собрались гости. Адвокаты из Филадельфии – Рик, Рэй и Чарли – стояли у бара, устроенного на веранде. Шеннон и Кайла прогуливались вдоль причала с двумя молодыми людьми, с которыми они познакомились на пляже. Молодожены сидели за столом и пили шампанское под звуки музыки.

Эбби, поглощенная обязанностями хозяйки, вынуждена была смириться с отсутствием Пола, хотя он и не выходил у нее из головы. Она сотню раз мысленно переживала вчерашний день, жалея, что не может повернуть время вспять и изменить многое из того, что произошло.

К концу ужина Эбби встревожилась не на шутку. Где Пол?

– Вы чем-то обеспокоены? – спросил Рик, приглашая ее на обещанный танец.

По просьбе молодоженов оркестр заиграл медленную любовную балладу. У Эбби сжалось сердце. Идеальные условия для танца: звездное небо, теплая тропическая ночь, негромкая лирическая музыка – но только она в объятиях другого мужчины.

– День выдался суматошный, – уклончиво ответила Эбби.

Рик пожал ей руку.

– Так почему бы вам не расслабиться? – наконец сказал он. – Ужин удался на славу. Даже подросткам нравится – а это о многом говорит.

Эбби промолчала, и Рик склонился к ней.

– Ну же. Пять минут танца – и никаких черных мыслей.

Закрыв глаза, Эбби прижалась к нему и, кружась под медленную мелодию, пыталась не думать о Поле. Она даже расстроилась, когда музыка закончилась. Рик остановился, но не отпустил ее. Эбби открыла глаза и вздрогнула от изумления. На веранде стоял Пол рядом с Джимми Риттнером и Карлосом.

Она отпрянула от Рика, осознавая, что не может броситься к Полу на виду у всех и спросить его, где он пропадал столько времени. Рик вопросительно посмотрел на нее.

– Жаль, что танец закончился так быстро, но, похоже, мне придется довольствоваться этим.

Оркестр заиграл другую мелодию, и Рик повел Эбби к столу.

Пол обернулся к Карлосу, обратившемуся к нему. Несмотря на то что он вернулся в «Риф Ли» только затем, чтобы собрать свои вещи и попрощаться, расставание не было чем-то реальным до тех пор, пока он не увидел Эбби в объятиях Рика.

Хорошо это или плохо, но он так и не успел сказать ей о своей любви. А теперь у него больше не будет такой возможности.

Он не имел никаких прав на Эбби. Просто однажды, потеряв голову, отдал ей свое сердце. О счастливом конце нечего и думать.

Карлос закончил разговор с Джимми, вручив ему свою тисненную золотом визитную карточку. Джимми пожал руку адвоката так, словно тот спас ему жизнь. Пол направился к джипу, и приятель заковылял следом.

– Не знаю, как и благодарить тебя, – сказал Джимми, засовывая костыли в кабину.

– Да подожди с благодарностями, – предостерег его Пол. – Быть может, через несколько месяцев тебе покажется, что ты продал душу дьяволу. С Карлосом шутки плохи.

– Я готов на все, лишь бы вернуть катер! – с жаром воскликнул Джимми.

Пол завел двигатель и стал разворачиваться.

– Мне это знакомо.

Он сам получил то, что хотел, – частично. Днем Карлос рассказал ему о плане спасения «Локона». Яхта будет продана компании, сдающей суда внаем, и Полу придется поработать на ней, осуществляя чартерные рейсы. Уже на следующей неделе после аукциона ему предстоит отправиться на своей яхте на Бермудские острова.

– Будь осторожен, давая обещания.


Пол отвез Джимми домой и вернулся в пансионат. Праздник, судя по всему, был в полном разгаре. Музыка стала быстрее, смех громче. Поставив джип на стоянку, Пол обошел особняк и остановился у веранды.

Его взгляд машинально отыскал Эбби. В вечернем платье, вспыхивающем в лучах прожектора ярким багрянцем, она была просто прекрасна. Молодая женщина еще не заметила его, поэтому Пол мог украдкой наблюдать за ней, как делал это все шесть месяцев. Увидев Эбби в роскошном платье, рядом с Риком, мужчиной, выбранным для нее Карлосом Сезаре, он понял, что никогда не признается ей в своих чувствах. Это было бы слишком глупо и эгоистично. Он и так уже получил то, на что не имел права.

Эбби останется для него такой же недосягаемой, как сверкающие над головой звезды. О ней надо забыть, как и о мечте обойти вокруг света на «Локоне».

Карлос схватил Рика и Эбби за руки, увлекая присоединиться к танцу, и Пол отвернулся. У него достаточно проблем и без Эбби.

Эбби, следившая за движениями Карлоса и Вирджинии, пытавшихся обучить ее сальсе, вдруг увидела удаляющегося Пола. Время повернуло вспять – он опять уходит от нее прочь. Она должна видеть его глаза, когда скажет, что любит его. Ей необходимо знать, что он чувствует.

Через некоторое время Эбби незаметно ускользнула с вечеринки. Она побежала по дорожке к домику на берегу.

Постучав в дверь, она стала ждать. Тишина. Эбби повернула ручку, и дверь отворилась.

Она окликнула Пола, но ответа не последовало. Издалека доносились звуки музыки. Оставив дверь распахнутой настежь, Эбби пошла на пробивающийся из-под двери спальни свет. У кровати стояла большая сумка. Пол уезжает! Эбби поняла это в тот самый миг, когда он вышел из ванной. С мокрой головой, обмотанный полотенцем.

– Ты собирался уехать, не попрощавшись?


Глава четырнадцатая

<p>Глава четырнадцатая</p>

Окинув Эбби долгим взглядом, Пол бросил на кровать пакет с туалетными принадлежностями.

– Я собирался поговорить с тобой. Наедине, – тихо произнес он. Подхватив с кровати джинсы, Пол направился в ванную. – Подожди.

Он закрыл за собой дверь, и сердце Эбби замерло. Всё, начиная с недоброго тона Пола и кончая резкими жестами, предвещало беду. Он выглядел усталым. И непоколебимым. В душе у Эбби все оборвалось.

Внезапно она поймала себя на том, что не может стоять здесь и видеть, как он собирает вещи. Обхватив себя руками, Эбби вернулась в крошечную гостиную. В открытую дверь сквозь деревья были видны огни особняка.

До всего, что ей дорого, рукой подать. Все и так принадлежит ей… кроме Пола.

Пол, запершись в ванной, натянул джинсы и, облокотившись о раковину, посмотрел на свое отражение в зеркале. Вздохнув, он провел рукой по мокрым волосам. Надо совершить мужественный честный поступок, сказать Эбби правду. Это ускорит отъезд, сделает его неотвратимым. Пришла пора совершить то, от чего он так долго бежал.

Эбби была в гостиной. От ее фигуры буквально исходило напряженное ожидание, и Пол едва сдержался, чтобы не заключить ее в объятия. Но он остановился.

– Нам нужно поговорить.

Эбби, выпрямившись, обернулась. Пол на мгновение встретился взглядом с ее печальными глазами, но она тотчас опустила голову. Только тут он подумал, что следовало бы надеть рубашку, и скрестил руки на груди.

– Куда ты уезжаешь? – спросила Эбби, тяжело вздохнув.

– Сначала в Майами – ненадолго.

– Тебе удалось вернуть свою яхту?

– Отчасти. – Пол чувствовал себя загнанным в ловушку. – «Локон» продан одному агентству. По условиям договора я перехожу к ним на работу.

Эбби, казалось, всесторонне обдумывала его слова.

– Значит, все кончено? – В ее глазах блеснули слезы. Она стиснула руки так, словно от этого зависела ее жизнь.

Пол не мог больше этого выносить. Ему нужно прикоснуться к Эбби хотя бы на мгновение. Шагнув к ней, он провел ладонями по ее обнаженным плечам и повернул так, чтобы смотреть ей в глаза.

– Я должен ехать. Договор уже подписан, и я не могу что-либо изменить.

– А хотел бы, если бы мог?

– Что ты имеешь в виду?

Казалось, Эбби удерживает его своим магнетическим взглядом.

– Ты бы остался, если бы мог?

– В идеальном мире я остался бы где угодно, лишь бы быть рядом с тобой, – искренне ответил Пол, хотя от искры надежды, вспыхнувшей в глазах Эбби, у него защемило сердце. – Но наш мир несовершенен, и есть вещи, которые я не в силах изменить.

– А если бы я смогла их изменить?

– Эбби…

Пол прижал ее к груди, и она обвила руками его шею. Теперь, когда Эбби оказалась в его объятиях, сказать то, что он собирался, стало еще тяжелее. О Господи, неужели он сможет пережить разлуку с ней? Уткнувшись лицом в ее волосы, Пол закрыл глаза и предпринял последнюю попытку:

– Я должен ехать и не могу позволить тебе…

– Что здесь происходит?

Эбби вздрогнула, услышав этот раздраженный голос, и Пол инстинктивно крепче прижал ее к себе. В дверях стоял Карлос Сезаре. И у него за спиной был Рик.

Пол отпустил Эбби, дав ей возможность обернуться.

Разъяренный Карлос вошел в дом.

– Я задал вам вопрос. По-вашему, вы достойно себя ведете?

У Пола не было на этот вопрос ответа, который устроил бы адвоката. Он стоит полуодетый, сжимая в объятиях Эбби. Что бы он ни сказал, положение стало бы только хуже.

– Ричард! – воскликнул Карлос, не отрывая взгляда от Пола. – Будьте добры, проводите Эбби домой.

Рик шагнул было вперед, но Эбби прижалась к Полу.

– Я никуда не пойду. Объясните, что случилось?

Карлос повернулся к ней, и жесткие складки его лица чуть разгладились.

– Эбби, вы знаете, что я желаю вам только добра. Доверьтесь мне, как доверяли в прошлом.

Он смотрел ей прямо в глаза, точно мог заставить ее повиноваться силой своего взгляда.

Эбби, выслушав своего поверенного, покачала головой.

Выражение лица Карлоса снова стало безжалостным.

– Ну что ж, отлично. – Он повернулся к Полу. – Я требую, чтобы вы немедленно покинули «Риф Ли»…

– Подождите! – вмешалась Эбби. – Вы ничего не поняли и не имеете права винить Пола.

Карлос поднял руку, останавливая ее.

– Боюсь, понимаю все слишком хорошо. Именно я виноват в том, что вам будет больно. Но я доверял этому человеку и нанял его. Мне отвечать за его поступки. Позвольте же исправить собственную ошибку. А теперь, пожалуйста, возвращайтесь в дом вместе с Ричардом. Я все объясню вам позже.

– Нет, я останусь здесь!

Впервые Пол вынужден был согласиться с Карлосом. Эбби в смятении подняла на него затуманенный слезами взгляд, но он, на прощание прижав к груди, подтолкнул ее к Рику.

– Иди. Карлос прав. – Увидев, что Эбби колеблется, он добавил: – Мне пора ехать. Я зайду попрощаться. Обещаю.

Пол лгал и надеялся, она не поймет этого.

Наконец свершилось то, чего он уж точно не хотел видеть: Эбби навсегда уходит из его жизни вместе с другим мужчиной.


Пол не сдержал обещание. Он не зашел попрощаться. Эта мысль снова и снова возвращалась к ней, словно игла прыгала на заезженной пластинке.

Взглянув из окна лимузина на знакомые солончаки, тянущиеся вдоль шоссе, Эбби вздохнула. Убедившись, что Пол не придет, она до изнеможения рыдала в подушку, а затем забылась тяжелым сном. Теперь она наконец узнает, что же произошло, когда ее увели от Пола вчера вечером. Карлос, попросив ее приехать в Майами, прислал за ней машину.

Эбби должна все знать, и, поскольку Пол промолчал, придется положиться на объяснения Карлоса. Она была рада, что сегодня рядом с ней Долорес, и была признательна подруге за молчание. От предчувствия надвигающейся беды в горле Эбби стоял комок, и она вряд ли смогла бы произнести хоть слово.

Лимузин подъехал к административному зданию, и охранник открыл входную дверь. Поднявшись на лифте, женщины прошли по изысканно убранному холлу к резной дубовой двери. Карлос встретил их в приемной.

– Как вы себя чувствуете? – Он отечески поцеловал Эбби в щеку.

– Вы хотели меня видеть? Адвокат потрепал ее по плечу.

– Да, проходите в кабинет. Миссис Дельгадо, устраивайтесь поудобнее.

Эбби, словно в кошмарном сне, повторяющемся заново, села напротив Карлоса, и он протянул ей папку.

* * *

Хлопнув дверцей джипа, Пол подошел к решетке сухого дока. Заборам его не остановить. Не раздумывая, он перемахнул через решетку и прошел мимо трейлеров с мелкими катерами к воде, где стояли крупные суда. Терять ему нечего.

«Локон» выглядел заброшенным и одиноким, как и большинство судов, покинувших родную стихию. Но яхта была в хорошем состоянии. Немного смазки – и она снова оживет. На аукционе за нее можно будет выручить хорошие деньги.

Пол нахмурился. Все в прошлом. Последняя надежда вернуть «Локон» – договор с Карлосом – исчезла вчера вечером. В тот момент, когда Карлос увидел Эбби в его объятиях.

Он вздрогнул при воспоминании об этом. Однако, если бы ему представилась возможность пережить все заново, он снова выбрал бы Эбби, пусть даже на краткий миг. Несмотря на то, что лишился своего последнего шанса.

Достав сотовый телефон, Пол набрал номер Чака Эванса, человека, к которому испытывал глубокую неприязнь.

Ему ответил сам Чак. Пол представился.

– О, Пол, дружище! До меня дошли слухи, что ты умер.

– Они сильно преувеличены.

– Ты ищешь работу? Я всегда говорил тебе: брось этого безмозглого кретина Шиа и перейди ко мне.

Полу очень захотелось посоветовать Чаку попридержать язык, но он промолчал.

– Ты забыл, что я не работал на Шиа. Мы были партнерами.

– Да, и потерпели крах, – съязвил Чак.

– Я позвонил не для того, чтобы вдаваться в исторические экскурсы. Хочу оказать тебе одну услугу, – забросил удочку Пол.

– Услугу… вот как? С нетерпением слушаю.

– Помнишь «Локон»?

– Конечно, помню. И что?

– Яхта выставлена на продажу. Аукцион на следующей неделе в пятницу.

– Ты продаешь «Локон»? – в голосе Чака прозвучало изумление. – Что с ней случилось? Налетела на рифы?

– Нет, с ней все в порядке. Она в сухом доке. Кое-что смазать да подкрасить – и только.

– Почему ты говоришь об этом мне? – Изумление уступило место недоверию. – Между нами никогда не существовало особой любви.

У Пола не было настроения вдаваться в подробности.

– Но и в горло мы друг другу не вцеплялись. Яхта продается, а ты, насколько мне известно, знаешь свое дело.

– И ты не будешь принимать участие в торгах?

– Да. Позвони на аукцион «Майклсон», и там тебе все скажут.

– Непременно.

Пол буквально увидел довольную ухмылку Чака.

Бросив последний взгляд на яхту, на свои самые сокровенные мечты, он почувствовал облегчение. Если бы можно было несколькими звонками вернуть Эбби, жизнь стала бы… сказочной.


– Но Пол не стремился получить от меня деньги! – воскликнула Эбби, когда Карлос изложил ей суть дела: Пол якобы пытался соблазнить ее, чтобы вернуть свою яхту.

Она была ошеломлена. Пол не такой, как Ларри.

– Я предложила ему помощь, но он отказался.

– Так и должен был поступить настоящий мошенник. Если бы он согласился, у вас возникли бы подозрения. Мне тоже не хотелось верить до тех пор, пока не увидел, как он вас обнимает. Я положился на этого человека, доверил ему оберегать вас…

Умолкнув, Карлос устало провел рукой по лицу.

– Но он меня обманул. Вероятно, соблазн был слишком велик. Одна женщина уничтожила Пола. Должно быть, он считал, что, выудив деньги у вас, восстановит справедливость.

Прочитав досье Пола, Эбби многое поняла. Женщина, причинившая ему боль. Неприятностей с законом не имел. Однако интуиция ее не подвела. Пол не простой моряк, перебивающийся случайными заработками. Он был одним из совладельцев преуспевающей фирмы, занимавшейся сдачей внаем судов, но дела пошли плохо, когда его партнер Робин Шиа поссорился с женой.

Пол израсходовал на судебный процесс весь свой капитал, но не смог выиграть дело. Тогда-то он и обратился за помощью к Сезаре. Именно с Карлосом они и задумали оберегать Эбби так, чтобы та об этом не догадывалась. Но Пол солгал ей. Он ухаживал за ней, они занимались сексом, хотя с самого начала он знал, что пансионат принадлежит ей. Значит, ему от нее было что-то нужно.

– Уверен, он не успел запустить руку в ваши деньги только потому, что я вмешался, – сказал Карлос.

Эбби вынуждена была согласиться. Она вспомнила, как хитро действовал Ларри, вспомнила его лицемерные улыбки, исчезнувшие после вмешательства Карлоса, открывшего ей правду.

Но Пол был совершенно другим. Он всегда старался держаться в стороне. Эбби вспомнила его предупреждение в бассейне: они совершают страшную ошибку. Неужели он все время лгал ей?

Эбби устало потерла лоб, не в силах больше думать о Поле. Он ушел не попрощавшись – чего еще ей нужно?

– Пожалуй, вы правы…

Эбби словно лунатик спустилась вниз и только в машине снова расплакалась.


Когда лимузин подкатил к особняку, Рик сидел на веранде. На нем был галстук, пиджак висел на спинке стула. При появлении Эбби Рик встал.

– Ну как? – спросил он, прикасаясь легким поцелуем к ее щеке.

Эбби, увидев выражение искреннего сочувствия у него на лице, пожалела, что не познакомилась с Риком до того, как безнадежно влюбилась в Пола.

– Все в порядке, – солгала она.

– Садись, – вмешалась Долорес, подталкивая Эбби к стулу, предложенному Риком. – Я попрошу Луизу принести чаю со льдом.

– Спасибо, Ди.

Опустившись на стул, Эбби залюбовалась океаном. «Риф Ли» был прекрасен как никогда, но она не могла найти успокоения в красоте природы. Пол ушел, и она вряд ли сможет забыть, что он был здесь, был в ее сердце.

Вдруг она обратила внимание на подозрительное отсутствие остальных отдыхающих. Впрочем, сегодня почти все уезжают, так что, наверное, они собирают вещи.

– Я должна перед вами извиниться, – начала Эбби, не отрывая взгляда от моря. Если она посмотрит на Рика, то, скорее всего, снова разревется.

– Ну что вы, – печально заметил он. – Никому вы ничего не должны.

Эбби повернулась к нему.

– Я вела себя с вами нечестно. Мне следовало рассказать все, но я не хотела…

Рик поднял руку, останавливая ее.

– Я просто выбрал неудачное время. К тому же мы не вольны выбирать, кого любить.

Наступила тягостная пауза. Неужели все с самого начала видели, что происходит у них с Полом? Тут распахнулась дверь, и появилась Луиза с подносом. Поставив на столик стаканы, служанка ушла, и они снова остались одни.

– Итак, насколько я понимаю, вы не принимаете мое предложение?

Как всегда, Рик задавал слишком сложные вопросы. Он улыбался, но глаза были полны печали.

– Думаю, вы заслуживаете женщину, которая полюбит вас с первого взгляда. Любовью, не имеющей никакого отношения к старинным родовым фамилиям, выгодным сделкам и деньгам.

Рик как ни в чем не бывало пожал плечами.

– А что вы будете делать?

– Не знаю, – вздохнула Эбби. – Мне бы хотелось добиться определенности, но для этого я должна найти Пола. А Карлос разорвал с ним все отношения, так как решил, что он охотится за моим состоянием. – Она нахмурилась, однако продолжила: – Как мне ни больно, но я считаю, Карлос прав.

Рик задумался.

– Не знаю, что сказать. По-моему, Пол не из тех людей. Слишком резкий и откровенный. Мошенники действуют тонко, вкрадчиво. – Он улыбнулся. – Как я.

Эбби понравилась шутка.

– Что, по-вашему, мне нужно делать? Откинувшись на спинку стула, Рик взял стакан.

– Ну, когда нечто подобное произошло со мной и я не знал, что нужно Селии – я или мои деньги, – то предложил ей особняк на Западном побережье. Втайне надеясь, что Селия откажется от предложения и останется со мной. – Печально усмехнувшись, он поставил стакан на стол. – Это было три года назад. Селия предпочла особняк.

Эбби молчала, не зная, что сказать. Рик, улыбнувшись, снова пожал плечами.

– Довольно дорогой тест, – наконец заметила она.

– Вы правы. Но все же гораздо дешевле, чем жениться на Селии и только потом обнаружить, что совершил большую ошибку. – Рик помолчал, глядя на безбрежный океан. – Знаете, я настолько любил Селию, что был готов дать ей все, что она попросит. И мог себе это позволить. Я сделал ее счастливой и вычеркнул из своей жизни.

Пол уже вычеркнут из ее жизни, но не из сердца. Эбби поняла, что в ее силах дать ему то, что он хочет. «Локон».

– Полу были нужны деньги, чтобы вернуть свою яхту, – сказала она, глядя на Рика.

– А почему бы вам не дать ему яхту и посмотреть, что он сделает?


Глава пятнадцатая

<p>Глава пятнадцатая</p>

Пол не хотел ехать на аукцион, но не мог усидеть дома. Присутствовать при продаже «Локона» было все равно что участвовать в собственных похоронах – похоронах своей мечты. И все же он должен быть там.

После долгих поисков свободного места на стоянке Пол наконец втиснул свой видавший виды джип среди «мерседесов», «ягуаров» и «кадиллаков». Присутствие на аукционе станет заключительным актом его пребывания во Флориде. В понедельник ему предстоит лететь на Багамы, где он начнет новую жизнь в агентстве по сдаче катеров внаем. В Майами оставаться нельзя – это слишком близко к Лонг-Ки, к «Рифу Ли».

А Пол понимал, что не сможет долго держаться. За неделю, прошедшую после расставания с Эбби, он уже дважды побывал в баре «Пеликан». Он ушел, не объяснившись с ней, не сказав, что любит ее и сожалеет обо всем. Если он останется здесь, рано или поздно он помчится в Лонг-Ки, и тогда Карлос обратится в полицию.

Пусть их с Эбби разделяет целое море. Если Багамы не помогут, можно уехать на Западное побережье.

Он получил по заслугам, лишившись и яхты, и Эбби. Теперь осталось только попрощаться с «Локоном».

Открыв дверь, Пол вошел в приятную прохладу оборудованного кондиционерами зала. Почти все места были заняты, и торги – в самом разгаре.

Пол остался стоять у стены в конце зала. Пока что на продажу выставлялись только мелкие суда. Заметив Чака, человека, которому он звонил по поводу яхты, Пол кивком поздоровался с ним.

И тут он увидел Эбби.

Казалось, его сердце разорвется от боли. Должно быть, это просто наваждение. Какого черта она здесь делает? Пол заморгал, но Эбби не исчезла. Она сидела в первом ряду, разговаривая с соседом. Присмотревшись, Пол узнал Рика. И тут Эбби, обведя взглядом переполненный зал, заметила его.

Она не улыбнулась.

При виде ее, одетой в строгий деловой костюм, Пол начал задыхаться, жадно вглядываясь в черты ее лица, словно человек, увидевший привидение.

Зачем Эбби пришла сюда?

– Выставляется лот номер двадцать три, – объявил распорядитель аукциона. – «Локон», сорокафутовая яхта.

Пол отрешенно слушал предложения. О том, что Эбби участвует в торгах, он понял, только когда она подняла табличку с номером.

– Сто двадцать пять тысяч от номера сорок четыре. Сто пятьдесят тысяч?

Это был Чак, взявший на себя роль Немезиды.

Когда молоток наконец опустился в третий раз, закрепляя продажу «Локона» за двести пятьдесят тысяч долларов, распорядитель улыбнулся.

– Продано прекрасной даме в первом ряду.

Пока Пол пробирался через зал, Эбби успела выписать чек.

Ее рука дрожала – и не потому, что она только что отдала четверть миллиона долларов, а потому, что сейчас произойдет то, чего она так хотела: встреча с Полом.

– Черт побери, что ты сделала? – воскликнул он, видя, что Эбби принимает у секретаря аукциона необходимые документы.

При звуках его голоса у нее подкосились колени, но Эбби нашла в себе силы обернуться.

– Я купила яхту, – как можно небрежнее постаралась произнести она.

И тут же совершила ошибку, взглянув в небесно-голубые глаза. Сердце ее бешено заколотилось, угрожая вырваться наружу.

– Мою яхту.

– Да, – едва слышно произнесла она. – Покажешь мне ее?

В это время к ним протиснулся мужчина. Эбби узнала в нем человека, также активно участвовавшего в торгах. Натянуто улыбнувшись, мужчина протянул ей визитную карточку.

– Если передумаете, позвоните мне.

Чак бросил на Пола недобрый взгляд, но тот не обратил на него никакого внимания, для него существовала лишь Эбби.

К столу подошли другие покупатели, чтобы оформить сделки, и Пол, схватив Эбби за руку, потянул ее к двери. Дорогу им преградил Рик.

– Я жду в машине, – многозначительно произнес он.

Эбби с трудом сдержала улыбку, но спектакль нужно сыграть до конца.

– Я сейчас, – ответила она, потрепав Рика по руке.

Выйдя на улицу, Пол, казалось, потерял всякий интерес к разговору. Крепко сжимая руку Эбби, он провел ее вдоль стоявших у причала судов. Когда они остановились перед одной из яхт, Эбби прочла на корме название: «Локон».

Пол повернул Эбби к себе лицом.

– Черт побери, что ты сделала? – прорычал он.

Эбби с трудом обуздала свое волнение, собираясь с силами, чтобы завершить начатое.

– Я знаю, как много значит для тебя эта яхта, поэтому и купила ее.

Пол потер шею рукой, отводя взгляд.

– Зачем? У тебя уже есть одна яхта.

– Что сделано, то сделано. – Эбби смахнула с рукава невидимую пылинку, чувствуя, что если не займет чем-нибудь руки, то бросится Полу на шею. – Можешь не беспокоиться, я могу себе это позволить.

Покачав головой, Пол вздохнул.

– Извини, что лгал тебе. Эбби пожала плечами.

– И я лгала тебе. Полагаю, мы квиты.

Наступило молчание, которое нарушил автомобильный гудок. Послышался голос Рика, окликнувшего Эбби.

Она вручила документы Полу.

– Вот бумаги, со всеми подписями и печатями.

Казалось, Пол удивился бы меньше, если бы она дала ему пощечину.

– О чем ты?

– Яхта твоя.

Эбби сделала шаг в сторону, но он поймал ее за руку. К ним приближался Рик.

– Я не могу принять это. – Схватив Эбби за плечи, он привлек ее к себе. – Чего ты добиваешься?

Эбби затрепетала всем телом, откликаясь на его прикосновение, на близость губ, терзавших ее в снах. Переполненное отчаянием, сердце молило, чтобы Пол поцеловал и сказал, что любит ее, а не эту проклятую яхту, но разум требовал довести до конца начатое.

От волнения у нее во рту пересохло, и Эбби облизала губы.

– Я купила яхту, так как хочу подарить ее тебе.

– Проклятие, она мне не нужна! Всмотревшись в прозрачную голубизну его глаз, Эбби попыталась улыбнуться, хотя губы у нее дрожали.

– Нужна, – прошептала она.

– Эбби? – голос Рика прозвучал совсем близко.

Вот и все. Спектакль закончен. Она сделала, что задумала. Настала пора расставаться.

Оторвавшись от Пола, Эбби повернулась к нему спиной.

– Прощай, – не оглядываясь, бросила она, направляясь вслед за Риком.


Почти через три часа Эбби вернулась в «Риф Ли». Сначала она отвезла Рика в аэропорт Майами. Прощание получилось грустным, хотя Рик и пытался развеселить ее. Пожелав всего хорошего, он чмокнул ее в щеку, и у Эбби выступили слезы.

Домой она приехала совершенно измученная, на грани нервного срыва. Луиза и Долорес засуетились, но Эбби взмолилась, прося оставить ее в покое.

После захода солнца она вышла пройтись. Небо, все еще светлое на западе, над океаном уже затянулось непроницаемой синевой. На небосклоне засверкали первые звезды. Эбби спустилась к причалу, затем прошла к бассейну. Все было как прежде – красота окружающей природы, манящая гладь бассейна. Но для Эбби краски мира померкли. Любовь к Полу изменила ее отношение к жизни, и будущее без него казалось бесцветным.

Внезапно Эбби застыла, не в силах пошевелиться. Пол, казалось, целую вечность молча смотрел на нее, затем наконец двинулся вдоль бассейна. С трудом поднявшись на ноги, Эбби пошла ему навстречу.

Пол не имел понятия, что сказать, но знал, что надо сделать. Молча обняв Эбби, он начал целовать ее, и она ответила ему. Пол вкушал ее губы, исходящий от нее жар, убеждаясь в том, что Эбби тоже хочет этого.

– Я по тебе соскучился, – наконец прошептал он, прижимаясь губами к ее волосам.

Эбби молчала, крепко прижавшись к нему.

– Я тебя люблю.

Она медленно, неохотно оторвалась от него и посмотрела ему в глаза, чувствуя, что ее взор застилают слезы.

– Что? – едва слышно выдохнула она.

– Я тебя люблю, – повторил Пол уже громче, испытывая огромное облегчение. – Извини, что не сказал об этом раньше. Я так запутался в своих отношениях с Карлосом, в борьбе за яхту… Но теперь хочу, чтобы ты знала. – Он обхватил руками ее лицо. – Любовь моя, я не должен был прикасаться к тебе, но не смог устоять.

Эбби проглотила комок в горле, по щекам у нее текли слезы.

– Не беспокойся, мне от тебя ничего не нужно. Просто я не смог уехать, не попрощавшись и не вернув вот это.

Пол достал из нагрудного кармана чек на двести пятьдесят тысяч долларов, выписанный Чаком, и вложил его в руку Эбби.

– Это за «Локон».

Эбби недоуменно посмотрела на чек, потом снова на Пола.

– Но я думала…

Он знаком остановил ее.

– Я тоже думал, что мне нужно именно это. Но так было до того, как я встретил тебя. – Не устояв, он вытер слезы с ее щек. – Жаль, что нельзя начать все сначала. Возможно, у нас получилось бы.

– Но почему нельзя?

– Потому что никто не поверит, что мне не нужны твои деньги. Карлос, скорее всего…

– Мне наплевать, что подумает Карлос, – оборвала его Эбби. – И кто бы то ни был еще, раз уж об этом зашла речь. Если только ты любишь меня…

– Люблю.

Эбби застенчиво улыбнулась.

– Значит, поверить должна одна я.

Пол снова поцеловал ее – просто чтобы ощутить в своих объятиях после столь долгой разлуки. Когда он наконец оторвался от Эбби, слезы у нее на глазах высохли.

– Как по-твоему, сможешь ли ты полюбить мужчину, не имеющего ни гроша за душой?

Пол постарался произнести эти слова как можно небрежнее, но он никогда в жизни еще не был так серьезен.

Ответом ему стала ослепительная улыбка, от которой у него захватило дух.

– Я его уже люблю!


Эпилог

<p>Эпилог</p>

Эбби нырнула с борта, и палуба яхты, которую они назвали «Голубой рай», едва качнулась. Пол невольно залюбовался ее обнаженным телом.

Вот уже целую неделю яхта стояла у острова, где, кроме них, не было ни единой души. Пола это устраивало как нельзя лучше. Именно таким и должен быть медовый месяц.

У него перед глазами возникло серьезное лицо Карлоса Сезаре, и Пол улыбнулся. Вместе с благословением он получил от адвоката целый ворох каких-то документов и выслушал несколько строгих наставлений. Но ему было все равно. Он получил то, что хотел, – Эбби. А когда он вернется в Лонг-Ки, у него снова будет дело. Они с Джимми Риттнером станут силой, с которой придется считаться всем чартерным судовладельцам Флориды.

Эбби вынырнула и, убрав с лица мокрые волосы, улыбнулась.

– Давай наперегонки! Кто быстрее доплывет до острова.

Она уверенным кролем направилась к пустынному белому берегу. Не отрывая от нее взгляда, Пол неторопливо сбросил тапочки и снял шорты. Эбби не успеет доплыть до берега. Он догонит ее раньше. И они займутся любовью в этой чистой воде, настолько синей, что невозможно определить, где кончается океан и начинаются небеса.

Пол свой рай уже нашел. Теперь его задача состоит в том, чтобы заботиться об Эбби, любить ее. И он справится с этим. Без труда.