Лора Эллиот

Поиграем в любовь


1

<p>1</p>

Звуки страстного любовного шепота коснулись ушей Энди Нилса и заставили на секунду застыть. Не каждый раз услышишь подобные трели в книжном магазине... да еще посреди бела дня. Хотя чему тут удивляться? В этот маленький туристический городок люди приезжают, чтобы провести отпуск или выходные, и конечно же имеют полное право влюбиться. Ну, если не влюбиться, то хотя бы на время увлечься. Что говорить, когда он сам не раз зажимал симпатичных девушек в самых неподходящих для этого местах.

Энди пожал плечами и усмехнулся. Разумеется, он сделает вид, что ничего не слышит и не видит, даже если милующаяся парочка приютилась где-то в соседнем проходе за книжной полкой. Кроме того, ему сейчас совсем не до любовных историй: у него по горло работы, а времени в обрез. Он пришел в этот магазин для того, чтобы добыть нужную информацию и как можно скорее запустить свое дело. И отвлекаться, мечтая о жарких объятиях, совсем не входит в его планы. По крайней мере, сегодня.

Он бегло глянул на свой «ролекс» и, чтобы не помешать парочке, решил вернуться к книге, в которой, как ему показалось, он мог найти что-то полезное для своей работы.

– Линн, ну ты чего?...

Голос мужчины был полон недовольства. Затем книжная полка пошатнулась, и послышался тревожный шепот женщины.

– Послушай, Джон... Не надо... Пожалуйста... Ты мне нравишься, ты хороший человек, но...

Энди невольно насторожился.

Послышался шлепок – с полки свалилась книга. Энди переступил с ноги на ногу и, вертя в руках книгу, прислушался к разговору.

– Линн, я знаю, что нравлюсь тебе. Я нравлюсь всем женщинам. Я хороший человек, Линн, – продолжал мужской голос с некоторым самодовольством и развязностью. – Поэтому твои братья и решили, что из нас получится хорошая пара. В нашем городке полно женщин, которым я нравлюсь. Так что подумай, Линн. Тебе вряд ли еще раз так повезет, если ты откажешься выйти за меня.

Самоуверенность этого болвана вызывала у Энди желание засадить ему кулаком в нос. Но вместо этого он только крепче сжал в руках книгу. В конце концов, он не знает этих людей, и даже если считает, что только полная дура может поддаться на уговоры такого самонадеянного осла, ему, Энди, нет до этого ни малейшего дела. Ему так же нет ни малейшего дела и до того, что у этой женщины совершенно ангельский, шелковый голосок, от которого его душа пытается вырваться из груди, и поэтому нестерпимо хочется обойти полку и убедиться, что эта малышка так же хороша собой, как и ее голосок.

– Извини, Джон, но, по-моему, ты что-то неправильно понял, – продолжал этот дивный голосок. – Не знаю, чего там тебе наговорили мои братья, но я совсем не ищу мужа. Правда. Хотя мне и льстит, что ты сделал мне предложение. Но пойми, я просто не могу согласиться. Это... О нет, Джон, прошу тебя, не делай этого... Нет, Джон...

В шелковом ангельском шепоте послышалась нескрываемая паника, и вся благонамеренность Энди в одно мгновение испарилась. Он швырнул книгу на пол, круто повернулся и, двумя гигантскими шагами обойдя полку, возник в соседнем проходе.

Сцена, которая предстала перед его глазами, заставила его оцепенеть.

Миловидная девушка с рыжевато-каштановыми волосами стояла, прижимаясь спиной к полке, и держала в руках толстый том, которым, казалось, была готова в любую минуту огреть по голове мужчину, стоящего перед ней на коленях, осмелься он хоть еще на сантиметр приблизиться к ней. У мужчины в одной руке был довольно жалкий букетик цветов. Другой рукой он вцепился в подол ее бледно-розовой юбки. Появление Энди заставило мужчину повернуть голову. Глупая ухмылка появилась на его лице.

– Не обращай на нас внимания, приятель, – сказал он. – Я вот здесь пытаюсь сделать девушке предложение. Нам нужно, так сказать, узнать друг друга поближе.

В темно-зеленых глазах девушки вспыхнули серебряные молнии. Она тряхнула головой, и ее длинные распущенные волосы всколыхнулись мягкими волнами.

– Джон, я знаю тебя большую часть своей жизни, – со вздохом сказала она. – Мы всегда были друзьями, и я просто ума не приложу, что это вдруг нашло на тебя. Знаешь, будет лучше, если ты сейчас же покинешь мой магазин. Что подумают мои покупатели, Джон? – Она бросила беглый взгляд на Энди. – Поэтому, прошу тебя, встань и... отпусти мою юбку.

Энди зачарованно смотрел на ее лицо. Ему показалось, что он уже видел эту женщину, знал ее... Возможно, это было в далекой юности, когда он частенько навещал Слоанс Коув. Наверняка когда-то давно они встречались. В ней было что-то очень знакомое и близкое, но что именно он не мог понять.

Хотя, что бы это ни было, а теперь он просто не мог оторвать от нее глаз. Дивные зеленые глаза смотрели на него с мольбой, на щеках выступил нежно-розовый румянец, а тонкие пальчики еще сильнее сжимали бесполезную в этот момент книгу. У Энди появилось ощущение, что ей нестерпимо хочется, чтобы кто-то из них в эту минуту бесследно испарился. Но он вынужден был взглядом сказать ей, что испаряться он не намерен. Неважно, нравится ему это или нет, неважно, что он по уши занят, но он просто не сможет позволить себе спокойно уйти, когда на его глазах какой-то наглый тип загнал женщину в угол.

Энди продолжал смотреть на нее, и под его взглядом ее щеки загорелись еще жарче. Она опустила ресницы, скрывая от него зеленое колдовство своих глаз.

– Джон, надеюсь, ты понимаешь, что тебе пора уйти, – снова заговорила она мягко. – Нам больше не о чем говорить.

– Линн, ты совершаешь ошибку. В твоем возрасте большинство женщин нашего городка уже имеют, по крайней мере, одного ребенка, – ответил ей упрямый поклонник. – Ты знаешь, что у меня двое детишек, уже готовых, и им нужен кто-то, чтобы присмотреть за ними. Уверен, что ты здорово справишься с этим. – Он потянул ее за юбку, и под всколыхнувшейся тканью мелькнули ее белые коленки и то, что было чуть выше их.

Энди невольно оглядел ее точеные ноги, но тут же сделал вид, что ничего не заметил. Хотя, сказать по правде, ноги у этой женщины были просто потрясающими. Они были длинными, мраморно-белыми, гладкими и... голыми. С таких ног хочется поскорее снять босоножки, медленно и нежно провести по этим ножкам рукой, чувствуя под пальцами гладкую кожу. На секунду он умудрился даже посочувствовать самодовольному болвану, которого девушка пыталась отшить. Пыталась изо всех сил, но почему-то ей это плохо удавалось. Мужчина продолжал упорствовать, навязываться даже после того, как она сказала «нет». Такие дела у Энди не проходили.

Он решительно шагнул вперед. Настойчивый воздыхатель заметил это, повернул голову и нахмурился.

– Ты все еще здесь? – удивленно и недовольно пробурчал он. – Послушай, приятель, лучше бы ты чесал своей дорогой и не вмешивался в чужие дела. Тебе здесь нечего делать.

Энди на секунду задумался: а может, он прав? Может, ему действительно нечего здесь делать? Более того, вмешиваться в чужие дела никогда не входило в его привычки. Его жизненным кредо было: наслаждайся жизнью сам и дай возможность другим наслаждаться ею. И это очень помогало ему в его собственных связях с женщинами, которые были кратковременными и не связанными никакими традиционными обязательствами. Если подвергнуть его сексуальную жизнь проверке на моральность, она вряд ли выдержит это, а поэтому, наверное, будет лучше, если он раскланяется и пойдет своей дорогой. Он бы так и поступил, если бы не видел мольбы в зеленых глазах этой миленькой девушки.

– Прости, друг, но мне пока еще рано уходить, – осторожно ответил он и непринужденно шагнул к книжной полке. – За твоей спиной стоит книга, которая мне нужна.

Мужчина недовольно что-то промычал и снова сосредоточился на девушке. Девушка повернула голову к полке, к которой подошел Энди, и увидела, как он взял книгу, прокашлялся, бегло глянул на нее и улыбнулся. Было ясно, что он уходить не намерен.

Сильнее прижавшись к книжной полке, она посмотрела на него. В ее глазах появилась тоска, смешанная с решимостью.

– Я искренне сожалею, Джон, если мои братья ввели тебя в заблуждение, – снова проговорила она. – Я понимаю, что ты беспокоишься о своих детях, которым нужна мать. Но я не могу принять твоего предложения...

Энди краем глаза видел, как она отдернула руку мужчины от своей юбки, но он, отпустив юбку, схватил ее за запястье и с силой потянул к себе.

– Ты можешь еще передумать, Линн. Раньше я умел переубеждать женщин. И если бы захотел, мог бы переубедить и тебя, – сказал он с той же непреклонной самоуверенностью. – Но учти, если ты сейчас отвергнешь меня, я не стану делать тебе предложение еще раз. И запомни, если ты будешь продолжать в том же духе, то скоро ни один мужчина не захочет взять тебя в жены.

И он снова потянул девушку за руку, да так сильно, что она едва удержалась на ногах. В ее глазах на этот раз появился неприкрытый ужас. И Энди не выдержал. Прокашлявшись, он стал нетерпеливо похлопывать книгой по ладони.

– Черт, терпеть не могу вмешиваться в чужие дела, особенно когда ты, приятель, на полную катушку демонстрируешь даме свое обаяние, – проговорил он, нахмурившись. – Но боюсь, мне все-таки придется попросить девушку о помощи. Никак не могу найти нужную книгу. А тебе, приятель, советую в следующий раз выбрать для своих излияний место поинтимнее.

– Этот магазин принадлежит Линн, – заявил мужчина так, будто Энди не слышал, как она всего несколько минут назад сама сказала об этом.

– Приятная новость, – ответил он. – Значит, я не ошибся, она может мне помочь. – Он медленно отошел от полки и приблизился к мужчине. Благо, природа наделила его приличным ростом, широкими плечами и парой сверкающих карих глаз, которые в нужную минуту могли напугать даже дьявола. – Поэтому я думаю, что было бы совсем неплохо, если бы ты как можно скорее отпустил руку девушки, – вежливо продолжал он. – И в следующий раз советую делать ей предложение в более подходящем для этого месте. Ты, похоже, не заметил, что в магазине полно людей...

Мужчина растерянно огляделся. В проходах между полками бродили покупатели, и некоторые из них бросали любопытные взгляды в их сторону. Он отпустил руку девушки и неуклюже встал на ноги.

– Линн – мастерица играть в кошки-мышки, – обиженно пробормотал он.

– Тогда, может, тебе нужно поискать другую мышку, – посоветовал ему Энди. – По крайней мере, такую, которой интересно играть с тобой.

Недовольно кивая головой, мужчина направился к выходу, а Энди огляделся по сторонам, заставляя любопытных зевак вернуться к цели своего визита. Наконец его взгляд снова встретился со взглядом девушки.

– Вы в порядке? – с улыбкой спросил он.

Она кивнула и повела плечом, пытаясь улыбнуться ему в ответ.

– Я знаю, что Джон не хотел меня обидеть. Уверена, что позже ему будет стыдно. Он стал немного странным с тех пор, как от него ушла жена. И это понятно, ведь он остался один с двумя детишками. А мои братья... Ах, это уже не касается дела... – Она тряхнула головой, откинув назад длинную прядь волос. – Я Линн Моррис, хозяйка этого магазина, – сказала она. – А вы, мистер Нилс, кажется, искали какую-то книгу? Какую? Буду рада вам помочь.

Энди не удивился, что она назвала его по имени. Его мать прожила в этом городке много лет и здесь же умерла. Он сам бывал здесь довольно часто и в общей сложности провел немало времени. Их фамилия была хорошо известна. Но и ее имя, Линн Моррис, было не менее хорошо знакомо ему. В его голове внезапно вспыхнул образ робкой девчушки. Конечно, это та малышка Линн Моррис – тихоня и умница, робость которой всегда интриговала его. Этот чудный румянец, которым покрывались ее щечки, когда он говорил ей «привет», очаровывал его. Он внезапно вспомнил, что однажды встретил ее на лужайке в дальнем углу поместья своей матери, где она собирала полевые цветы. Она была до такой степени смущена, так сбивчиво и трогательно извинялась, что, казалось, готова была снова посадить эти цветы в землю.

– Ничего страшного, – попытался он тогда успокоить ее. Но она только сильнее покраснела и сама в тот момент стала похожа на нежный цветок дикой розы.

Ее голос и теперь был спокойным и тихим, хотя в облике появилась профессиональная уверенность. Она стояла перед ним, просунув тоненькие пальчики в петлицы ремня, поддерживающего юбку на ее узкой талии, и Энди казалось, что ей стоит нечеловеческих усилий сохранять профессиональное самообладание, сражаясь со своей природной робостью. Ему внезапно стало интересно узнать, сохранила ли она свою любовь к полевым цветам. Но в ту же секунду он осознал, что, глазея на нее, он заставляет ее беспокоиться.

– Мистер Нилс? Вам нужна книга? Какая? – снова спросила она.

Энди тряхнул головой и усмехнулся.

– Сказать по правде, я только пытался отвлечь вашего кавалера, – признался он. – Показалось, что вам это было необходимо.

– Я... Да... – запинаясь, проговорила она. – Спасибо, мистер Нилс. В общем, если вы уверены, что вам ничего от меня не нужно... – Ее щеки снова залил нежно-розовый румянец. – То я, пожалуй, оставлю вас.

Энди не смог сдержать улыбку. Он хорошо понимал, почему она была так напряжена. Несомненно, тому виной его слава сексуального монстра. Она наверняка слышала, что он способен заглатывать одну за другой местных красавиц. Что ж, если сказать честно, он и сейчас не отказался бы попробовать на вкус эти полные, совсем еще девичьи губы цвета дикой вишни. Но если он попытается сейчас поцеловать Линн Моррис, то окажется ничем не лучше того самодовольного балбеса, который только что торчал перед ней на коленях. А может, еще и хуже, потому что тот, по крайней мере, был ей другом. А кто ей он? Никто. Незнакомец со знакомой внешностью и фамилией. Кроме того, он давно взял себе за правило не иметь дела с такими девушками, как Линн Моррис. Ему ничего не стоило бы соблазнить ее. Но совесть, а точнее то, что от нее осталось, не позволяла ему делать этого. Прежде всего, ему нужно твердо знать, что женщина, с которой он собирается переспать, придерживается тех же взглядов на отношения, что и он, а именно не собирается иметь с ним ничего серьезного и готова считать его просто временным сексуальным партнером.

– Спасибо за предложение, мисс Моррис. Я сам поищу то, что мне нужно, – наконец ответил он мягким голосом, пытаясь помочь ей расслабиться. – У вас очень хороший магазин. Богатая коллекция книг по местной истории.

– Это моя специальность. Моя страсть, по правде говоря, – смущенно проговорила она. – Поэтому я и решила открыть магазин. Это позволяет мне оправдать мою привычку скупать все книги по истории Мэйна. Просто не могу устоять перед искушением.

Энди прищелкнул языком.

– Это порок, мисс Моррис.

Она пожала плечами.

– А кто из нас беспорочен? Мне кажется, мы не были бы людьми, если бы не имели страстей, не так ли?

Ему был ясен ее намек. Прилив краски к ее щекам без слов говорил о том, что слухи о его страстях широко разбрелись по городу.

– Я с вами согласен, – ответил он, отнюдь не пытаясь скрыть насмешку в глазах. – Но спасибо вам, мисс Моррис, за помощь.

Он мягко склонил перед ней голову и собрался уходить. Ее знание истории, однако, заинтересовало его. Она могла бы помочь ему в работе над его проектом. Хотя... Может, это не самое мудрое решение. Если он обратится к ней за помощью, им придется сблизиться, а у него слишком много причин, чтобы не входить в близкий контакт с людьми Слоанс Коув. Что же касается этой милой девушки, то он не вполне уверен, что сможет не нарушить своих неписаных правил. Когда несколько секунд назад она произнесла слово «страсть», у него внутри просто все перевернулось, и откровенное желание услышать в темноте ее исступленный, горячий шепот на миг безрассудно ослепило его. Давненько он не слышал такого шепота, потому что последнее время только работал и работал, почти забыв о развлечениях. А для мужчины, который не привык отказывать себе в удовольствиях, это непростительное упущение. И все же будет лучше, если он не станет подвергать себя испытаниям и избежит частых встреч с женщиной, от одного голоса которой он способен потерять голову. Наверняка здесь найдутся и другие, кто поможет ему разгадать тайну «Морской дали» – виллы его матери.

Подбежавшая к Линн Моррис девушка помогла ему очнуться от размышлений.

– Линн, это правда? – Девушка схватилась за щеки. – Все говорят, что Джон Клакстон сделал тебе предложение. Это правда?

Линн глубоко вздохнула. Потом глянула на Энди и пожала плечами. Он кивком головы деликатно попрощался с нею и медленно пошел к полкам на другой стороне.

– Знаешь, Натали, я устала. Сегодня был трудный день, – услышал он за спиной ангельский голос.

– Как всегда... – разочарованно протянула Натали. – Ты такая скрытная. Он сделал тебе предложение, так ведь? И что ты ему ответила? Джон – третий мужчина, сделавший тебе предложение за последние три недели. Ну расскажи, расскажи, что происходит...

Энди, хотя и оставил девушек за спиной, мог с кем угодно поспорить, что щеки Линн в этот момент были пунцовыми. И ему вдруг стало ужасно любопытно узнать, что с ней будет, если он прикоснется к ней. Что будет, если этот дивный румянец разольется по всему ее телу, охватывая его нежным пламенем, и что испытает мужчина, когда прикоснется к ее пылающему телу?

Энди остановился, чтобы перевести дыхание. Итак, за три недели ей сделали три предложения. Интересно...

– Нечего рассказывать, – отвечала ей Линн. – Ничего не происходит. Все и так ясно. С тех пор, как месяц назад вышла замуж моя сестра, я оказалась единственной одиночкой в семье Моррис. Вот мои братья и решили поскорее выдать меня замуж, чтобы кто-то заботился обо мне. Поэтому они и посылают ко мне мужчин. Хотят, чтобы все было так, как они решили. – Она вздохнула. – А я... Теперь каждый мужчина, входящий в мой магазин, пугает меня.

Энди не удержался и оглянулся. И почти в тот же момент заметил, как ее взгляд оторвался от лица подруги. Она смотрела прямо ему в глаза. Он видел, как ее глаза расширились.

Энди улыбнулся.

– О нет, – проговорила она со смущенной улыбкой. – Я не имела в виду вас. Вы ведь Энди Нилс.

Энди показалось, что в его сердце вонзили что-то острое и медленно повернули. Ему давно пора было привыкнуть к таким комплиментам. Все Нилсы славились своими любовными похождениями. Женщины из хороших семей со строгими нравами и нацеленные на брак были просто игрушками в руках его незабываемых родственников. Попадая в брачную машину Нилсов, они становились женами, с которыми спали, а когда они надоедали, их просто отвергали. Энди в эту игру не играл. Но откуда этой милой малышке знать об этом? Практически он был первым, кто остановил эту брачную машину, позволив себе только один брак, который, конечно же, рухнул.

– Я не обижаюсь, мисс Моррис, – сказал он, кивнув ей. – И вы правы. Я действительно не представляю опасности в этом плане. Уверен, что из вас получилась бы прекрасная жена. Но, похоже, вы не заинтересованы в браке. И если в ближайшие несколько минут в вашем магазине появятся другие потенциальные женихи, не стесняйтесь, свистните мне. Я буду в соседнем проходе. Позовите меня, если вам понадобится моя помощь.

Ее глаза еще больше округлились.

– Спасибо, мистер Нилс. Непременно воспользуюсь вашим предложением. Приятно знать, что есть один мужчина, которого мои братья еще не уговорили сделать мне предложение. Вы уверены, мистер Нилс, что вам не нужна эта книга, которую вы держали в руках?

– Не сейчас. Как-нибудь в другой раз, – ответил он, пытаясь не рассмеяться. – Книга о вышивании кружев на салфетках в данный момент не совсем то, что мне нужно. С вышиванием можно подождать. Меня теперь больше интересует история.

Он повернулся и пошел к концу прохода. Но не успел сделать трех шагов, как снова услышал мягкий, волнующий голос.

– Мистер Нилс...

Энди снова обернулся.

– Спасибо вам еще раз... Это было очень мило с вашей стороны. Спасибо, что защитили меня. Буду очень рада, если смогу быть полезна вам.

Энди на секунду снова впал в опасную мечтательность. Только что женщина мягким голосом предложила ему то, чего он определенно желал. Но он быстро сообразил, что эти зеленые глаза были абсолютно невинными, а пышные губки вряд ли жаждали его поцелуев. Она просто хотела отплатить ему за его доброту, но если сказать правду, то он привык брать от женщин гораздо больше, чем обычно давал им сам.

– Ваш ухажер и сам в свое время покинул бы магазин, – сказал он, пожав плечами.

Внезапно ему показалось, что и ему не помешало бы последовать примеру Джона. Чертовски не помешало бы. А еще ему не помешало бы набраться сил и держаться подальше от Линн Моррис.

– Иди и поищи для забавы какие-нибудь менее невинные губки, Нилс, – пробормотал он себе под нос, оказавшись на улице.

Линн лежала в постели и листала книжный каталог, но ее мысли летали где угодно, только не там, где им следовало быть. Затея ее братьев начинала утомлять ее. Сцена, которую устроил ей Джон в ее магазине, была нелепой и смешной и наверняка вызвала у Энди Нилса насмешку, которую он сумел скрыть, когда приблизился к ним. О господи, ей до сих пор стыдно...

Линн вздохнула, почувствовав, как румянец снова заливает ее щеки. Но не только воспоминание о сцене в магазине заставляло ее краснеть. Она вспомнила, что в присутствии Энди Нилса с ней это случалось всегда. Ей тогда было двенадцать, а ему пятнадцать. Он провел в их городке всего несколько летних сезонов, но все девушки в его присутствии глупо хихикали и кокетничали. Все, кроме нее. Энди с его карими глазами и черными волосами заставлял ее сердце биться быстрее, но она была настолько робкой, что в его присутствии только безмолвно краснела. Однажды он застал ее, когда она мечтательно рассматривала его дом. От стыда она готова была провалиться сквозь землю. После того случая, когда бы они ни встретились, она тут же заливалась краской, но самым ужасным было то, что это, казалось, забавляло его. Он улыбался, глядя на нее, и она терялась, запиналась, становилась неуклюжей... одним словом, вела себя странно.

Энди наверняка и теперь видел ее такой же – спотыкающейся, наталкивающейся на стены, бормочущей что-то глупое, несмотря на то что теперь ей не двенадцать, а двадцать восемь.

Линн усмехнулась и положила каталог на столик. Эх, если бы не эта деятельность, которую развернули теперь ее братья, она жила бы спокойно, как жила раньше, и ей не нужно было бы прятаться от мужчин.

– На что же вы надеетесь, мои дорогие братья? – прошептала она, глядя в потолок.

Как бы там ни было, а она снова попытается поговорить с ними. Они должны понять, что их затея обречена на провал.

Зазвонил телефон, и Линн протянула руку к трубке. Пусть это будет кто угодно, только не Джон Клакстон, мысленно взмолилась она. Не Джон Клакстон и не какой-либо другой мужчина, которому нужна спокойная, покладистая жена.

Неожиданно лицо Энди Нилса проплыло перед ее глазами, но она быстро отогнала всякие мысли о нем. Энди зашел в ее магазин только потому, что ему нужна какая-то книга. Ходят слухи, что Энди собирается отреставрировать виллу матери и превратить ее в один из своих ресторанов, связанных с историей. Ходят также слухи о том, что Энди устраивает оргии, на которые съезжаются женщины, прослышавшие о том, что известный американский богач и холостяк теперь греется на солнышке в Слоанс Коув.

Линн недовольно скривилась. В эти дни в их городке полно женщин, бросающих провоцирующие взгляды на Энди Нилса. Интересно, скольким из них удастся привлечь его внимание? Безусловно, Энди приехал сюда работать, но он не из тех мужчин, которые смогут продержаться долго без женщины в постели.

Телефон продолжал звонить. Придется все же снять трубку, ведь могут звонить не только надоедливые кандидаты в ее женихи.

– Алло, – сказала она сурово, приложив трубку к уху.

В трубке послышался женский смех.

– Уау, Линн. Не волнуйся, я не собираюсь делать тебе предложение. Но если ты таким же тоном сегодня отшивала Джона, то удивляюсь, что парень до сих пор стоит на ногах. Значит, сразила его прямо в сердце?

Линн улыбнулась, узнав голос своей сестры Сандры.

– Ты прекрасно знаешь, Сандра, что сердце Джона не имеет никакого отношения к его предложению, – сказала она. – Ему просто нужна покладистая жена и няня для его детей.

– Если так, то не удивляюсь, что ты вышвырнула его из магазина. Но если честно, я мало в это верю, – продолжала Сандра. – Ты бы видела сегодня свое лицо, Линн. Это выражение на нем... Мечтательное томление в глазах...

Линн щелкнула языком.

– Ну, может, меня и занесло слегка в томление, но, поверь, сестренка, причиной тому был совсем не Джон. Не думаю, что наши братья послали бы ко мне мужчину, способного зажечь хоть искорку страсти во мне. Это не входит в их планы. Им просто хочется, чтобы я вышла замуж. Уверена, что, сватая меня, они упоминают о самых скучных чертах моего характера. Скажу тебе честно, меня это просто бесит.

– Бесит? – переспросила Сандра. – Заставляет выходить из себя, и тебе хочется выкинуть что-то совершенно безрассудное и возмутительное, чтобы доказать им, что ты взрослая и самостоятельная женщина?

– Абсолютно верно. – Линн вздохнула. Она вспомнила, как год назад, когда Сандра узнала, что она беременна, их братья затеяли такую же брачную кампанию. Но, слава богу, это закончилось тем, что Сандра сама нашла себе мужа. – Итак, может, посоветуешь, что сделать, чтобы остановить их?

– Будь сильной. Будь самой собой, Линн, – серьезно сказала сестра. – Мальчики хотят, чтобы ты была счастлива, потому что ты всегда была какой-то...

– Хочешь сказать, бесхребетной, – перебила Линн.

– Нет, хочу сказать, доброй, – возразила сестра. – Ты всегда соглашаешься с другими только для того, чтобы сделать их счастливыми. Но пойми, теперь речь идет о твоей личной жизни, Линн, и только ты знаешь, что хорошо для тебя. Если не хочешь выходить замуж, не позволяй им заставить тебя сделать это.

– Я не позволю. Я хочу однажды выйти замуж, Сандра, – задумчиво ответила Линн. – Но я сама выберу себе мужа, как и ты... Я что-нибудь придумаю, чтобы заставить наших упрямых братьев задуматься.

– Что ты можешь придумать? – удивилась сестра.

– Пока не знаю. Может, даже что-то скандальное, – сказала она и, быстро распростившись с сестрой, повесила трубку.

Перед ее глазами снова невольно повис образ Энди Нилса с его жгуче-черными волосами, насмешливым взглядом и сладко будоражащим голосом. Она хотела, чтобы мужчина любил ее так, как женщины любят Энди Нилса... Чтобы от любви к ней он забывал о еде и сне...

Может, попросить у него совета, подумала Линн, забираясь под одеяло. Конечно, ничего глупее она придумать не могла...


Звуки страстного любовного шепота коснулись ушей Энди Нилса и заставили на секунду застыть. Не каждый раз услышишь подобные трели в книжном магазине... да еще посреди бела дня. Хотя чему тут удивляться? В этот маленький туристический городок люди приезжают, чтобы провести отпуск или выходные, и конечно же имеют полное право влюбиться. Ну, если не влюбиться, то хотя бы на время увлечься. Что говорить, когда он сам не раз зажимал симпатичных девушек в самых неподходящих для этого местах.

Энди пожал плечами и усмехнулся. Разумеется, он сделает вид, что ничего не слышит и не видит, даже если милующаяся парочка приютилась где-то в соседнем проходе за книжной полкой. Кроме того, ему сейчас совсем не до любовных историй: у него по горло работы, а времени в обрез. Он пришел в этот магазин для того, чтобы добыть нужную информацию и как можно скорее запустить свое дело. И отвлекаться, мечтая о жарких объятиях, совсем не входит в его планы. По крайней мере, сегодня.

Он бегло глянул на свой «ролекс» и, чтобы не помешать парочке, решил вернуться к книге, в которой, как ему показалось, он мог найти что-то полезное для своей работы.

– Линн, ну ты чего?...

Голос мужчины был полон недовольства. Затем книжная полка пошатнулась, и послышался тревожный шепот женщины.

– Послушай, Джон... Не надо... Пожалуйста... Ты мне нравишься, ты хороший человек, но...

Энди невольно насторожился.

Послышался шлепок – с полки свалилась книга. Энди переступил с ноги на ногу и, вертя в руках книгу, прислушался к разговору.

– Линн, я знаю, что нравлюсь тебе. Я нравлюсь всем женщинам. Я хороший человек, Линн, – продолжал мужской голос с некоторым самодовольством и развязностью. – Поэтому твои братья и решили, что из нас получится хорошая пара. В нашем городке полно женщин, которым я нравлюсь. Так что подумай, Линн. Тебе вряд ли еще раз так повезет, если ты откажешься выйти за меня.

Самоуверенность этого болвана вызывала у Энди желание засадить ему кулаком в нос. Но вместо этого он только крепче сжал в руках книгу. В конце концов, он не знает этих людей, и даже если считает, что только полная дура может поддаться на уговоры такого самонадеянного осла, ему, Энди, нет до этого ни малейшего дела. Ему так же нет ни малейшего дела и до того, что у этой женщины совершенно ангельский, шелковый голосок, от которого его душа пытается вырваться из груди, и поэтому нестерпимо хочется обойти полку и убедиться, что эта малышка так же хороша собой, как и ее голосок.

– Извини, Джон, но, по-моему, ты что-то неправильно понял, – продолжал этот дивный голосок. – Не знаю, чего там тебе наговорили мои братья, но я совсем не ищу мужа. Правда. Хотя мне и льстит, что ты сделал мне предложение. Но пойми, я просто не могу согласиться. Это... О нет, Джон, прошу тебя, не делай этого... Нет, Джон...

В шелковом ангельском шепоте послышалась нескрываемая паника, и вся благонамеренность Энди в одно мгновение испарилась. Он швырнул книгу на пол, круто повернулся и, двумя гигантскими шагами обойдя полку, возник в соседнем проходе.

Сцена, которая предстала перед его глазами, заставила его оцепенеть.

Миловидная девушка с рыжевато-каштановыми волосами стояла, прижимаясь спиной к полке, и держала в руках толстый том, которым, казалось, была готова в любую минуту огреть по голове мужчину, стоящего перед ней на коленях, осмелься он хоть еще на сантиметр приблизиться к ней. У мужчины в одной руке был довольно жалкий букетик цветов. Другой рукой он вцепился в подол ее бледно-розовой юбки. Появление Энди заставило мужчину повернуть голову. Глупая ухмылка появилась на его лице.

– Не обращай на нас внимания, приятель, – сказал он. – Я вот здесь пытаюсь сделать девушке предложение. Нам нужно, так сказать, узнать друг друга поближе.

В темно-зеленых глазах девушки вспыхнули серебряные молнии. Она тряхнула головой, и ее длинные распущенные волосы всколыхнулись мягкими волнами.

– Джон, я знаю тебя большую часть своей жизни, – со вздохом сказала она. – Мы всегда были друзьями, и я просто ума не приложу, что это вдруг нашло на тебя. Знаешь, будет лучше, если ты сейчас же покинешь мой магазин. Что подумают мои покупатели, Джон? – Она бросила беглый взгляд на Энди. – Поэтому, прошу тебя, встань и... отпусти мою юбку.

Энди зачарованно смотрел на ее лицо. Ему показалось, что он уже видел эту женщину, знал ее... Возможно, это было в далекой юности, когда он частенько навещал Слоанс Коув. Наверняка когда-то давно они встречались. В ней было что-то очень знакомое и близкое, но что именно он не мог понять.

Хотя, что бы это ни было, а теперь он просто не мог оторвать от нее глаз. Дивные зеленые глаза смотрели на него с мольбой, на щеках выступил нежно-розовый румянец, а тонкие пальчики еще сильнее сжимали бесполезную в этот момент книгу. У Энди появилось ощущение, что ей нестерпимо хочется, чтобы кто-то из них в эту минуту бесследно испарился. Но он вынужден был взглядом сказать ей, что испаряться он не намерен. Неважно, нравится ему это или нет, неважно, что он по уши занят, но он просто не сможет позволить себе спокойно уйти, когда на его глазах какой-то наглый тип загнал женщину в угол.

Энди продолжал смотреть на нее, и под его взглядом ее щеки загорелись еще жарче. Она опустила ресницы, скрывая от него зеленое колдовство своих глаз.

– Джон, надеюсь, ты понимаешь, что тебе пора уйти, – снова заговорила она мягко. – Нам больше не о чем говорить.

– Линн, ты совершаешь ошибку. В твоем возрасте большинство женщин нашего городка уже имеют, по крайней мере, одного ребенка, – ответил ей упрямый поклонник. – Ты знаешь, что у меня двое детишек, уже готовых, и им нужен кто-то, чтобы присмотреть за ними. Уверен, что ты здорово справишься с этим. – Он потянул ее за юбку, и под всколыхнувшейся тканью мелькнули ее белые коленки и то, что было чуть выше их.

Энди невольно оглядел ее точеные ноги, но тут же сделал вид, что ничего не заметил. Хотя, сказать по правде, ноги у этой женщины были просто потрясающими. Они были длинными, мраморно-белыми, гладкими и... голыми. С таких ног хочется поскорее снять босоножки, медленно и нежно провести по этим ножкам рукой, чувствуя под пальцами гладкую кожу. На секунду он умудрился даже посочувствовать самодовольному болвану, которого девушка пыталась отшить. Пыталась изо всех сил, но почему-то ей это плохо удавалось. Мужчина продолжал упорствовать, навязываться даже после того, как она сказала «нет». Такие дела у Энди не проходили.

Он решительно шагнул вперед. Настойчивый воздыхатель заметил это, повернул голову и нахмурился.

– Ты все еще здесь? – удивленно и недовольно пробурчал он. – Послушай, приятель, лучше бы ты чесал своей дорогой и не вмешивался в чужие дела. Тебе здесь нечего делать.

Энди на секунду задумался: а может, он прав? Может, ему действительно нечего здесь делать? Более того, вмешиваться в чужие дела никогда не входило в его привычки. Его жизненным кредо было: наслаждайся жизнью сам и дай возможность другим наслаждаться ею. И это очень помогало ему в его собственных связях с женщинами, которые были кратковременными и не связанными никакими традиционными обязательствами. Если подвергнуть его сексуальную жизнь проверке на моральность, она вряд ли выдержит это, а поэтому, наверное, будет лучше, если он раскланяется и пойдет своей дорогой. Он бы так и поступил, если бы не видел мольбы в зеленых глазах этой миленькой девушки.

– Прости, друг, но мне пока еще рано уходить, – осторожно ответил он и непринужденно шагнул к книжной полке. – За твоей спиной стоит книга, которая мне нужна.

Мужчина недовольно что-то промычал и снова сосредоточился на девушке. Девушка повернула голову к полке, к которой подошел Энди, и увидела, как он взял книгу, прокашлялся, бегло глянул на нее и улыбнулся. Было ясно, что он уходить не намерен.

Сильнее прижавшись к книжной полке, она посмотрела на него. В ее глазах появилась тоска, смешанная с решимостью.

– Я искренне сожалею, Джон, если мои братья ввели тебя в заблуждение, – снова проговорила она. – Я понимаю, что ты беспокоишься о своих детях, которым нужна мать. Но я не могу принять твоего предложения...

Энди краем глаза видел, как она отдернула руку мужчины от своей юбки, но он, отпустив юбку, схватил ее за запястье и с силой потянул к себе.

– Ты можешь еще передумать, Линн. Раньше я умел переубеждать женщин. И если бы захотел, мог бы переубедить и тебя, – сказал он с той же непреклонной самоуверенностью. – Но учти, если ты сейчас отвергнешь меня, я не стану делать тебе предложение еще раз. И запомни, если ты будешь продолжать в том же духе, то скоро ни один мужчина не захочет взять тебя в жены.

И он снова потянул девушку за руку, да так сильно, что она едва удержалась на ногах. В ее глазах на этот раз появился неприкрытый ужас. И Энди не выдержал. Прокашлявшись, он стал нетерпеливо похлопывать книгой по ладони.

– Черт, терпеть не могу вмешиваться в чужие дела, особенно когда ты, приятель, на полную катушку демонстрируешь даме свое обаяние, – проговорил он, нахмурившись. – Но боюсь, мне все-таки придется попросить девушку о помощи. Никак не могу найти нужную книгу. А тебе, приятель, советую в следующий раз выбрать для своих излияний место поинтимнее.

– Этот магазин принадлежит Линн, – заявил мужчина так, будто Энди не слышал, как она всего несколько минут назад сама сказала об этом.

– Приятная новость, – ответил он. – Значит, я не ошибся, она может мне помочь. – Он медленно отошел от полки и приблизился к мужчине. Благо, природа наделила его приличным ростом, широкими плечами и парой сверкающих карих глаз, которые в нужную минуту могли напугать даже дьявола. – Поэтому я думаю, что было бы совсем неплохо, если бы ты как можно скорее отпустил руку девушки, – вежливо продолжал он. – И в следующий раз советую делать ей предложение в более подходящем для этого месте. Ты, похоже, не заметил, что в магазине полно людей...

Мужчина растерянно огляделся. В проходах между полками бродили покупатели, и некоторые из них бросали любопытные взгляды в их сторону. Он отпустил руку девушки и неуклюже встал на ноги.

– Линн – мастерица играть в кошки-мышки, – обиженно пробормотал он.

– Тогда, может, тебе нужно поискать другую мышку, – посоветовал ему Энди. – По крайней мере, такую, которой интересно играть с тобой.

Недовольно кивая головой, мужчина направился к выходу, а Энди огляделся по сторонам, заставляя любопытных зевак вернуться к цели своего визита. Наконец его взгляд снова встретился со взглядом девушки.

– Вы в порядке? – с улыбкой спросил он.

Она кивнула и повела плечом, пытаясь улыбнуться ему в ответ.

– Я знаю, что Джон не хотел меня обидеть. Уверена, что позже ему будет стыдно. Он стал немного странным с тех пор, как от него ушла жена. И это понятно, ведь он остался один с двумя детишками. А мои братья... Ах, это уже не касается дела... – Она тряхнула головой, откинув назад длинную прядь волос. – Я Линн Моррис, хозяйка этого магазина, – сказала она. – А вы, мистер Нилс, кажется, искали какую-то книгу? Какую? Буду рада вам помочь.

Энди не удивился, что она назвала его по имени. Его мать прожила в этом городке много лет и здесь же умерла. Он сам бывал здесь довольно часто и в общей сложности провел немало времени. Их фамилия была хорошо известна. Но и ее имя, Линн Моррис, было не менее хорошо знакомо ему. В его голове внезапно вспыхнул образ робкой девчушки. Конечно, это та малышка Линн Моррис – тихоня и умница, робость которой всегда интриговала его. Этот чудный румянец, которым покрывались ее щечки, когда он говорил ей «привет», очаровывал его. Он внезапно вспомнил, что однажды встретил ее на лужайке в дальнем углу поместья своей матери, где она собирала полевые цветы. Она была до такой степени смущена, так сбивчиво и трогательно извинялась, что, казалось, готова была снова посадить эти цветы в землю.

– Ничего страшного, – попытался он тогда успокоить ее. Но она только сильнее покраснела и сама в тот момент стала похожа на нежный цветок дикой розы.

Ее голос и теперь был спокойным и тихим, хотя в облике появилась профессиональная уверенность. Она стояла перед ним, просунув тоненькие пальчики в петлицы ремня, поддерживающего юбку на ее узкой талии, и Энди казалось, что ей стоит нечеловеческих усилий сохранять профессиональное самообладание, сражаясь со своей природной робостью. Ему внезапно стало интересно узнать, сохранила ли она свою любовь к полевым цветам. Но в ту же секунду он осознал, что, глазея на нее, он заставляет ее беспокоиться.

– Мистер Нилс? Вам нужна книга? Какая? – снова спросила она.

Энди тряхнул головой и усмехнулся.

– Сказать по правде, я только пытался отвлечь вашего кавалера, – признался он. – Показалось, что вам это было необходимо.

– Я... Да... – запинаясь, проговорила она. – Спасибо, мистер Нилс. В общем, если вы уверены, что вам ничего от меня не нужно... – Ее щеки снова залил нежно-розовый румянец. – То я, пожалуй, оставлю вас.

Энди не смог сдержать улыбку. Он хорошо понимал, почему она была так напряжена. Несомненно, тому виной его слава сексуального монстра. Она наверняка слышала, что он способен заглатывать одну за другой местных красавиц. Что ж, если сказать честно, он и сейчас не отказался бы попробовать на вкус эти полные, совсем еще девичьи губы цвета дикой вишни. Но если он попытается сейчас поцеловать Линн Моррис, то окажется ничем не лучше того самодовольного балбеса, который только что торчал перед ней на коленях. А может, еще и хуже, потому что тот, по крайней мере, был ей другом. А кто ей он? Никто. Незнакомец со знакомой внешностью и фамилией. Кроме того, он давно взял себе за правило не иметь дела с такими девушками, как Линн Моррис. Ему ничего не стоило бы соблазнить ее. Но совесть, а точнее то, что от нее осталось, не позволяла ему делать этого. Прежде всего, ему нужно твердо знать, что женщина, с которой он собирается переспать, придерживается тех же взглядов на отношения, что и он, а именно не собирается иметь с ним ничего серьезного и готова считать его просто временным сексуальным партнером.

– Спасибо за предложение, мисс Моррис. Я сам поищу то, что мне нужно, – наконец ответил он мягким голосом, пытаясь помочь ей расслабиться. – У вас очень хороший магазин. Богатая коллекция книг по местной истории.

– Это моя специальность. Моя страсть, по правде говоря, – смущенно проговорила она. – Поэтому я и решила открыть магазин. Это позволяет мне оправдать мою привычку скупать все книги по истории Мэйна. Просто не могу устоять перед искушением.

Энди прищелкнул языком.

– Это порок, мисс Моррис.

Она пожала плечами.

– А кто из нас беспорочен? Мне кажется, мы не были бы людьми, если бы не имели страстей, не так ли?

Ему был ясен ее намек. Прилив краски к ее щекам без слов говорил о том, что слухи о его страстях широко разбрелись по городу.

– Я с вами согласен, – ответил он, отнюдь не пытаясь скрыть насмешку в глазах. – Но спасибо вам, мисс Моррис, за помощь.

Он мягко склонил перед ней голову и собрался уходить. Ее знание истории, однако, заинтересовало его. Она могла бы помочь ему в работе над его проектом. Хотя... Может, это не самое мудрое решение. Если он обратится к ней за помощью, им придется сблизиться, а у него слишком много причин, чтобы не входить в близкий контакт с людьми Слоанс Коув. Что же касается этой милой девушки, то он не вполне уверен, что сможет не нарушить своих неписаных правил. Когда несколько секунд назад она произнесла слово «страсть», у него внутри просто все перевернулось, и откровенное желание услышать в темноте ее исступленный, горячий шепот на миг безрассудно ослепило его. Давненько он не слышал такого шепота, потому что последнее время только работал и работал, почти забыв о развлечениях. А для мужчины, который не привык отказывать себе в удовольствиях, это непростительное упущение. И все же будет лучше, если он не станет подвергать себя испытаниям и избежит частых встреч с женщиной, от одного голоса которой он способен потерять голову. Наверняка здесь найдутся и другие, кто поможет ему разгадать тайну «Морской дали» – виллы его матери.

Подбежавшая к Линн Моррис девушка помогла ему очнуться от размышлений.

– Линн, это правда? – Девушка схватилась за щеки. – Все говорят, что Джон Клакстон сделал тебе предложение. Это правда?

Линн глубоко вздохнула. Потом глянула на Энди и пожала плечами. Он кивком головы деликатно попрощался с нею и медленно пошел к полкам на другой стороне.

– Знаешь, Натали, я устала. Сегодня был трудный день, – услышал он за спиной ангельский голос.

– Как всегда... – разочарованно протянула Натали. – Ты такая скрытная. Он сделал тебе предложение, так ведь? И что ты ему ответила? Джон – третий мужчина, сделавший тебе предложение за последние три недели. Ну расскажи, расскажи, что происходит...

Энди, хотя и оставил девушек за спиной, мог с кем угодно поспорить, что щеки Линн в этот момент были пунцовыми. И ему вдруг стало ужасно любопытно узнать, что с ней будет, если он прикоснется к ней. Что будет, если этот дивный румянец разольется по всему ее телу, охватывая его нежным пламенем, и что испытает мужчина, когда прикоснется к ее пылающему телу?

Энди остановился, чтобы перевести дыхание. Итак, за три недели ей сделали три предложения. Интересно...

– Нечего рассказывать, – отвечала ей Линн. – Ничего не происходит. Все и так ясно. С тех пор, как месяц назад вышла замуж моя сестра, я оказалась единственной одиночкой в семье Моррис. Вот мои братья и решили поскорее выдать меня замуж, чтобы кто-то заботился обо мне. Поэтому они и посылают ко мне мужчин. Хотят, чтобы все было так, как они решили. – Она вздохнула. – А я... Теперь каждый мужчина, входящий в мой магазин, пугает меня.

Энди не удержался и оглянулся. И почти в тот же момент заметил, как ее взгляд оторвался от лица подруги. Она смотрела прямо ему в глаза. Он видел, как ее глаза расширились.

Энди улыбнулся.

– О нет, – проговорила она со смущенной улыбкой. – Я не имела в виду вас. Вы ведь Энди Нилс.

Энди показалось, что в его сердце вонзили что-то острое и медленно повернули. Ему давно пора было привыкнуть к таким комплиментам. Все Нилсы славились своими любовными похождениями. Женщины из хороших семей со строгими нравами и нацеленные на брак были просто игрушками в руках его незабываемых родственников. Попадая в брачную машину Нилсов, они становились женами, с которыми спали, а когда они надоедали, их просто отвергали. Энди в эту игру не играл. Но откуда этой милой малышке знать об этом? Практически он был первым, кто остановил эту брачную машину, позволив себе только один брак, который, конечно же, рухнул.

– Я не обижаюсь, мисс Моррис, – сказал он, кивнув ей. – И вы правы. Я действительно не представляю опасности в этом плане. Уверен, что из вас получилась бы прекрасная жена. Но, похоже, вы не заинтересованы в браке. И если в ближайшие несколько минут в вашем магазине появятся другие потенциальные женихи, не стесняйтесь, свистните мне. Я буду в соседнем проходе. Позовите меня, если вам понадобится моя помощь.

Ее глаза еще больше округлились.

– Спасибо, мистер Нилс. Непременно воспользуюсь вашим предложением. Приятно знать, что есть один мужчина, которого мои братья еще не уговорили сделать мне предложение. Вы уверены, мистер Нилс, что вам не нужна эта книга, которую вы держали в руках?

– Не сейчас. Как-нибудь в другой раз, – ответил он, пытаясь не рассмеяться. – Книга о вышивании кружев на салфетках в данный момент не совсем то, что мне нужно. С вышиванием можно подождать. Меня теперь больше интересует история.

Он повернулся и пошел к концу прохода. Но не успел сделать трех шагов, как снова услышал мягкий, волнующий голос.

– Мистер Нилс...

Энди снова обернулся.

– Спасибо вам еще раз... Это было очень мило с вашей стороны. Спасибо, что защитили меня. Буду очень рада, если смогу быть полезна вам.

Энди на секунду снова впал в опасную мечтательность. Только что женщина мягким голосом предложила ему то, чего он определенно желал. Но он быстро сообразил, что эти зеленые глаза были абсолютно невинными, а пышные губки вряд ли жаждали его поцелуев. Она просто хотела отплатить ему за его доброту, но если сказать правду, то он привык брать от женщин гораздо больше, чем обычно давал им сам.

– Ваш ухажер и сам в свое время покинул бы магазин, – сказал он, пожав плечами.

Внезапно ему показалось, что и ему не помешало бы последовать примеру Джона. Чертовски не помешало бы. А еще ему не помешало бы набраться сил и держаться подальше от Линн Моррис.

– Иди и поищи для забавы какие-нибудь менее невинные губки, Нилс, – пробормотал он себе под нос, оказавшись на улице.

Линн лежала в постели и листала книжный каталог, но ее мысли летали где угодно, только не там, где им следовало быть. Затея ее братьев начинала утомлять ее. Сцена, которую устроил ей Джон в ее магазине, была нелепой и смешной и наверняка вызвала у Энди Нилса насмешку, которую он сумел скрыть, когда приблизился к ним. О господи, ей до сих пор стыдно...

Линн вздохнула, почувствовав, как румянец снова заливает ее щеки. Но не только воспоминание о сцене в магазине заставляло ее краснеть. Она вспомнила, что в присутствии Энди Нилса с ней это случалось всегда. Ей тогда было двенадцать, а ему пятнадцать. Он провел в их городке всего несколько летних сезонов, но все девушки в его присутствии глупо хихикали и кокетничали. Все, кроме нее. Энди с его карими глазами и черными волосами заставлял ее сердце биться быстрее, но она была настолько робкой, что в его присутствии только безмолвно краснела. Однажды он застал ее, когда она мечтательно рассматривала его дом. От стыда она готова была провалиться сквозь землю. После того случая, когда бы они ни встретились, она тут же заливалась краской, но самым ужасным было то, что это, казалось, забавляло его. Он улыбался, глядя на нее, и она терялась, запиналась, становилась неуклюжей... одним словом, вела себя странно.

Энди наверняка и теперь видел ее такой же – спотыкающейся, наталкивающейся на стены, бормочущей что-то глупое, несмотря на то что теперь ей не двенадцать, а двадцать восемь.

Линн усмехнулась и положила каталог на столик. Эх, если бы не эта деятельность, которую развернули теперь ее братья, она жила бы спокойно, как жила раньше, и ей не нужно было бы прятаться от мужчин.

– На что же вы надеетесь, мои дорогие братья? – прошептала она, глядя в потолок.

Как бы там ни было, а она снова попытается поговорить с ними. Они должны понять, что их затея обречена на провал.

Зазвонил телефон, и Линн протянула руку к трубке. Пусть это будет кто угодно, только не Джон Клакстон, мысленно взмолилась она. Не Джон Клакстон и не какой-либо другой мужчина, которому нужна спокойная, покладистая жена.

Неожиданно лицо Энди Нилса проплыло перед ее глазами, но она быстро отогнала всякие мысли о нем. Энди зашел в ее магазин только потому, что ему нужна какая-то книга. Ходят слухи, что Энди собирается отреставрировать виллу матери и превратить ее в один из своих ресторанов, связанных с историей. Ходят также слухи о том, что Энди устраивает оргии, на которые съезжаются женщины, прослышавшие о том, что известный американский богач и холостяк теперь греется на солнышке в Слоанс Коув.

Линн недовольно скривилась. В эти дни в их городке полно женщин, бросающих провоцирующие взгляды на Энди Нилса. Интересно, скольким из них удастся привлечь его внимание? Безусловно, Энди приехал сюда работать, но он не из тех мужчин, которые смогут продержаться долго без женщины в постели.

Телефон продолжал звонить. Придется все же снять трубку, ведь могут звонить не только надоедливые кандидаты в ее женихи.

– Алло, – сказала она сурово, приложив трубку к уху.

В трубке послышался женский смех.

– Уау, Линн. Не волнуйся, я не собираюсь делать тебе предложение. Но если ты таким же тоном сегодня отшивала Джона, то удивляюсь, что парень до сих пор стоит на ногах. Значит, сразила его прямо в сердце?

Линн улыбнулась, узнав голос своей сестры Сандры.

– Ты прекрасно знаешь, Сандра, что сердце Джона не имеет никакого отношения к его предложению, – сказала она. – Ему просто нужна покладистая жена и няня для его детей.

– Если так, то не удивляюсь, что ты вышвырнула его из магазина. Но если честно, я мало в это верю, – продолжала Сандра. – Ты бы видела сегодня свое лицо, Линн. Это выражение на нем... Мечтательное томление в глазах...

Линн щелкнула языком.

– Ну, может, меня и занесло слегка в томление, но, поверь, сестренка, причиной тому был совсем не Джон. Не думаю, что наши братья послали бы ко мне мужчину, способного зажечь хоть искорку страсти во мне. Это не входит в их планы. Им просто хочется, чтобы я вышла замуж. Уверена, что, сватая меня, они упоминают о самых скучных чертах моего характера. Скажу тебе честно, меня это просто бесит.

– Бесит? – переспросила Сандра. – Заставляет выходить из себя, и тебе хочется выкинуть что-то совершенно безрассудное и возмутительное, чтобы доказать им, что ты взрослая и самостоятельная женщина?

– Абсолютно верно. – Линн вздохнула. Она вспомнила, как год назад, когда Сандра узнала, что она беременна, их братья затеяли такую же брачную кампанию. Но, слава богу, это закончилось тем, что Сандра сама нашла себе мужа. – Итак, может, посоветуешь, что сделать, чтобы остановить их?

– Будь сильной. Будь самой собой, Линн, – серьезно сказала сестра. – Мальчики хотят, чтобы ты была счастлива, потому что ты всегда была какой-то...

– Хочешь сказать, бесхребетной, – перебила Линн.

– Нет, хочу сказать, доброй, – возразила сестра. – Ты всегда соглашаешься с другими только для того, чтобы сделать их счастливыми. Но пойми, теперь речь идет о твоей личной жизни, Линн, и только ты знаешь, что хорошо для тебя. Если не хочешь выходить замуж, не позволяй им заставить тебя сделать это.

– Я не позволю. Я хочу однажды выйти замуж, Сандра, – задумчиво ответила Линн. – Но я сама выберу себе мужа, как и ты... Я что-нибудь придумаю, чтобы заставить наших упрямых братьев задуматься.

– Что ты можешь придумать? – удивилась сестра.

– Пока не знаю. Может, даже что-то скандальное, – сказала она и, быстро распростившись с сестрой, повесила трубку.

Перед ее глазами снова невольно повис образ Энди Нилса с его жгуче-черными волосами, насмешливым взглядом и сладко будоражащим голосом. Она хотела, чтобы мужчина любил ее так, как женщины любят Энди Нилса... Чтобы от любви к ней он забывал о еде и сне...

Может, попросить у него совета, подумала Линн, забираясь под одеяло. Конечно, ничего глупее она придумать не могла...


2

<p>2</p>

Стоило Линн появиться утром следующего дня в центре города, как перед ее глазами предстала довольно обескураживающая картина. Нет, ничего особо страшного не произошло. Магазины, тянущиеся вдоль улицы, выглядели такими же важными, хоть и слегка поблекшими от погоды. Запах морского воздуха был, как обычно, соленым и слегка приторным. Вот только фигура Кайла Хейворда, стоявшего, прислонившись к столбу напротив ее магазина, нарушала гармонию окружающего мира и вызывала раздражение.

Кайл был приятным и старомодным человеком. Он всегда считал, что сестра Линн Сандра была слишком необузданной и поэтому неженственной... В душу Линн закрались подозрения, что Кайл, не без помощи их заботливых братьев, узрел в ней прямую противоположность Сандре и решил сделать своей верной женой.

Более того. Картину дополняла еще одна сцена. Недалеко от магазина на спинке скамейки сидел Энди Нилс – в белой рубахе с подкатанными по локоть рукавами – и держал в руках открытую книгу. Ветер играл с его черными волосами, то бросая пряди ему на лоб, то отбрасывая их назад. На скамейке рядом с ним сидела Мириам Данворт – обладательница самой выдающейся груди в городе – и преданно смотрела на него. Линн видела, как несколько секунд назад Мириам протянула Энди книгу. Так женщины обычно протягивают мужчине бокал вина... или свои губы.

Линн прекрасно знала, что после того, как Мириам окончила школу, она не заглядывала ни в одну книгу. Но, несмотря на это, она, видимо, решила помочь Энди Нилсу найти нужную ему информацию. В городе все знали, что Энди собирается открыть шикарный ресторан, изобилующий историческими деталями. Линн узнала об этом от Натали. Энди нужна была информация – книги, записки, отчеты. Безусловно, он был бы благодарен любому, кто мог снабдить его этой информацией. Что ж, похоже, Мириам решила не упускать своего, подсунув ему какую-то книжицу.

Линн вдруг увидела, как Энди повернул голову в ее сторону и поймал ее взгляд. В уголках его губ появилась улыбка. Затем он увидел Кайла, торчащего возле ее магазина... Он снова перевел взгляд на Линн и, приподняв брови, слегка закинул назад голову. Линн прочла на его лице вопрос: нужна помощь?

Она почувствовала неловкость, несмотря на то что ей приятно было осознавать, что он готов оставить Мириам, чтобы прийти ей на помощь. Она отрицательно покачала головой и направилась к магазину, готовясь к встрече с Кайлом.

Увидев, что она приближается, Кайл расплылся в улыбке. У него была приятная улыбка.

– Доброе утро, Линн, – сказал он, как только она приблизилась. – Я вот думал, не пообедать ли нам вместе?

Линн удивленно заморгала. Сейчас было только полвосьмого утра. Заметив ее удивление, Кайл добавил:

– Томас сказал, что стоит тебе зайти в свой магазин, тебя невозможно вытащить из него до самого закрытия. Вот я и решил сделать это до того.

О, Томас, с горечью подумала Линн. Томас был ее младшим братом, и в детстве они были союзниками. Но теперь он спелся с Робертом – старшим братом, и они вместе проводили эту глупую операцию сватовства. Конечно, в том, чтобы пообедать с Кайлом, ничего дурного не было. Но тогда ее братья вообразят, что она сдается.

– Спасибо, Кайл, – сказала она с улыбкой. – Но я обычно обедаю в своем офисе.

– Могла бы сегодня для разнообразия пообедать в ресторане. – Кайл на шаг приблизился к ней. Его глаза были полны решимости. – Иногда это полезно.

Линн вспомнила, что Кайл несколько месяцев назад собирался жениться, но что-то случилось, и он расстался со своей девушкой. Теперь он снова был свободным...

– Я... – Линн запнулась, не зная, что говорить.

Ей ужасно не хотелось обижать его. Что плохого в том, чтобы пообедать с этим мужчиной? Может, ему просто нужно поговорить с кем-то? Но она очень хорошо знала, что, прояви она сейчас хоть малейшую слабость, ее мучения только продлятся.

– Я подумал, что нам не помешало бы познакомиться поближе, Линн, – неожиданно заявил он. – Я знаю, что в юности я был безрассуден...

О да, что правда, то правда. Нужно было быть абсолютно безумным, чтобы связаться с грудастой Мириам, вспомнила Линн и сочувственно покачала головой.

– Но теперь я другой, – продолжал он. – Теперь я старше, а когда становишься старше, хочется быть рядом с тихим и спокойным человеком.

Покладистым и покорным, добавила про себя Линн и пристально посмотрела на него.

– Признайся, Кайл, чего там тебе наговорил Томас? – осторожно спросила она.

Уши Кайла мгновенно порозовели.

– Ничего такого, – пролепетал он. – Сказал, что у тебя наконец наладился бизнес и ты задумываешься о будущем.

Линн хорошо знала, чего наговорил Кайлу Томас, и, пока она подыскивала ответ, до ее ушей донесся звонкий женский смех. И Кайл, и она резко повернули головы туда, где Энди Нилс развлекал Мириам. На лице Кайла появилась презрительная усмешка.

– И не стыдно ей вести такую разгульную жизнь! – вырвалось из его груди недовольное ворчание.

Линн глянула на Кайла и заметила, что он был изрядно рассержен. Очень возможно, что за его приглашением на обед стоит и другая причина, подумала она. Возможно, что ко всем его чувствам подмешана еще и ревность. Может, он хотел отомстить Мириам, которая когда-то бросила его.

Линн почувствовала внезапную усталость. Она увидела, что Энди кивком головы распростился с Мириам, встал и направился к ним, на ходу расправляя закатанные рукава рубахи и застегивая запонки. Казалось, с каждым шагом он становился все выше и внушительнее.

– Доброе утро, Линн, – сказал он, остановившись в трех шагах от нее и Кайла. Потом, резко повернув голову к Кайлу, спросил: – Надеюсь, не помешал?

Чувство облегчения охватило Линн. Ей было жаль Кайла, но теперь она чувствовала, что сможет отказать ему.

– Я собираюсь открывать магазин, – ответила она Энди и, обращаясь к Кайлу, добавила: – Спасибо, Кайл, за приглашение. Надеюсь, мы пообедаем как-нибудь в другой раз.

Кайл молча пожал плечами и нерешительно зашагал по улице в сторону парка, где сидела Мириам, наблюдая за ними.

Линн мельком глянула на Энди, который пристально разглядывал ее, и, смутившись, принялась рыться в сумочке. Ее щеки снова залил румянец. Какой ужас, когда твои эмоции становятся заметны любому, думала она, продолжая рыться в сумочке. Хотя, надо заметить, рядом с Кайлом она не краснела. Но это вполне понятно. Чего бы ей краснеть перед Кайлом, если они знают друг друга еще с тех пор, когда ползали по двору в подгузниках.

Наконец она отыскала ключи, но тут же уронила их. Они упали, звякнув об асфальт. Линн наклонилась, чтобы поднять их, и вдруг почувствовала, как ее пальцы переплелись с пальцами Энди. Его рука была большой и теплой, а прикосновение – нежным и приятным. Она оторопела, изо всех сил сражаясь с волной чувств, захлестнувших ее.

Энди осторожно вынул из ее руки ключи.

– Позволь мне, – проговорил он глубоким, низким голосом. – У тебя дрожат руки. Интересно, чего этот парень наговорил тебе, чтобы заставить так разволноваться? Он был похож на головореза, жаждущего кровопролития.

Линн глянула на свои руки. Они слегка подрагивали, и она знала, что причиной тому было прикосновение Энди Нилса. Она растерялась оттого, что он был рядом. О Кайле она напрочь забыла.

– Думаю, это касалось твоей крови или крови Мириам, – проговорила она с нервным смешком. – Похоже, он был не очень рад увидеть вас вместе.

Энди удивленно поднял брови.

– Эта женщина... Ты говоришь, что ее зовут Мириам? Она предложила мне почитать одно исследование на тему местной истории. Семейная библия, в которой содержатся кое-какие записи местных рождений и браков.

Линн едва не расхохоталась. Она была более чем уверена, что Мириам собиралась предложить ему и много чего другого, не только исследование.

– А Кайл пригласил меня только пообедать с ним, – сказала она, открывая дверь магазина. – И это не имеет никакого отношения к тому, что ему наговорили мои братья.

Отворив дверь, она ступила в прохладную тьму. Энди последовал за ней. Она чувствовала спиной его близость, его тепло.

– А чего ему наговорили твои братья? – спросил он.

– Что мне пора замуж и из меня получится покорная, верная жена! – ответила она на одном дыхании.

– А как ты думаешь? – снова спросил он.

– Что я думаю? – рассеянно переспросила она.

– Получится ли из тебя верная, покорная жена?

Она пожала плечами.

– Может, когда-нибудь и получится. Кто знает? Я еще никогда ничьей женой не была.

– А хочешь стать?

– Пока нет.

Она отважилась повернуться лицом к нему и обнаружила, что он стоит намного ближе, чем ей казалось.

– По-моему, об этом никто кроме тебя не знает, – сказал он, глядя на нее в упор. – Это было четвертое предложение?

– До этого не дошло, – ответила она, опуская глаза. – Кайл глянул на тебя и...

– И просто отвлекся, – договорил он за нее. – Но он наверняка собирался сделать тебе предложение.

– Не уверена.

В глазах Энди появились насмешливые искорки.

– А я в этом не сомневаюсь. У него был такой вид... Но давай смотреть на вещи прямо. В Слоанс Коув брачный сезон, и ты, Линн, – женщина, которую все хотят.

Линн внезапно показалось, что в магазине стало тесно. А еще она подумала, что сюда в любую минуту может кто-то войти... Ей, конечно, все равно... Но лучше будет, если она войдет в свою социальную роль. Социальные роли хороши тем, что за ними можно спрятать все свои личные чувства. Так безопаснее. Особенно для женщины.

– Они не меня хотят, Энди, – сказала она тоном хозяйки магазина. – Они хотят женщину, которой представляют себе меня.

– И какой женщиной они тебя представляют?

– Не знаю. – Она повела плечом. – По всей вероятности, той женщиной, о которой мечтает каждый мужчина. Женщиной, которая не станет беспокоить их, тихой, покладистой, покорной...

– Такую женщину хотят все мужчины?

– Не думаю, что все. Но большинство мужчин хотят, чтобы их жена была именно такой. Особенно те, кому пришлось хлебнуть из чаши горечи и раздоров с другой женщиной.

Энди кивнул. Он прислонился к стене у входа в магазин.

– А какой женщиной являешься ты на самом деле?

Она гордо подняла голову и с вызовом посмотрела на него.

– Женщиной, которая знает, чего она хочет. И чтобы мужчина выбрал ее, зная ее такой, какой она в действительности является, а не потому, что ему хочется удобной и простой жизни. Я не прочь когда-нибудь выйти замуж, Энди, но хочу встретить подходящего мне мужчину.

– А твои братья знают об этом?

– Мои братья – это мои братья. Они хотят защитить меня, хотят, чтобы моя жизнь была спокойной и безопасной. Они хотят, чтобы я устроила свою личную жизнь и у меня появилось будущее.

– Не сомневаюсь, что из-за тебя у них голова идет кругом.

Он улыбнулся, и она невольно ответила ему улыбкой.

– Похоже, что это так, – согласилась она. – А ты, Энди? Чего хочешь ты? Все говорят, что ты собираешься отреставрировать виллу матери, а потом планируешь уехать отсюда.

– «Морская даль» была домом моей матери, но не моим домом. Думаю, что она не была там очень счастлива. Моя мать, так же как и мужчины, увивающиеся за тобой, искала того, что не существует. Поэтому, как мне кажется, и она, и мой отец так много раз были в браке. Теперь, когда моей матери больше нет и ее дом достался мне, я хочу отреставрировать его и переоборудовать в ресторан. Мой младший сводный брат женится в следующем месяце, и я собираюсь подарить этот ресторан ему. Его будущая жена мечтает жить на побережье моря.

У Линн расширились глаза.

– Ты собираешься сделать всю эту колоссальную работу, чтобы потом просто подарить кому-то?

– Просто это мой стиль работы. Я самый старший из всех Нилсов, но у меня куча сводных братьев и сестер. Когда умер мой отец, его бизнес потерпел кризис. Тогда я и решил открывать рестораны в местах с историческим прошлым, и так наш бизнес снова окреп. С тех пор я и мои сводные братья и сестра разработали систему. Я нахожу подходящее здание и занимаюсь историческими расследованиями, обновлением здания и запускаю все это в работу. После этого я отступаю, и один из моих братьев продолжает дело, а я берусь за новое. Эта система обычно работает безотказно. К сожалению, вилла моей матери – не совсем удачный вариант для таких планов. Большинство записей и сводок было утеряно.

– И поэтому ты так увлекся библией Мириам? – спросила она, едва сдержав усмешку.

– Эта женщина очень настойчиво пыталась мне помочь. Только, к сожалению, ее книга оказалась мало чем полезна.

Линн не сомневалась, что это так. Семья Мириам не отличалась особой добродетельностью, и поэтому вести записи событий не входило в их правила. Но Мириам, безусловно, была полна добрых намерений и обладала множеством ценных качеств, включая ее роскошное тело.

– Тебе нужен опытный исследователь, – не подумав, сболтнула Линн, пытаясь отогнать от себя образ Мириам в объятиях Энди, неожиданно возникший перед ее внутренним взором.

– Обычно я нанимаю исследователя. Но на этот раз решил обойтись без него. Показалось, что сам смогу справиться. Тем более что это мой собственный дом. Наверное, я просто побоялся отрывать семейные скелеты на глазах у незнакомых людей.

Линн кивнула.

– Да. Должно быть, не совсем приятно позволять каждому знать о твоих личных делах.

Энди Нилс около минуты молчал. Казалось, он был чем-то обеспокоен. Он приложил руку к подбородку и задумчиво стал его поглаживать.

– Я не стану рассказывать людям, что Кайл сегодня был на грани того, чтобы сделать тебе предложение, если это то, о чем ты говоришь, – наконец сказал он. – Так что не волнуйся.

Его мягкий тон и чувство глубокого понимания в глазах растрогали Линн. Она хорошо знала, что испытывала Мириам, не сводившая глаз с этого мужчины, и ей стало жаль ее. Потому что Мириам надеялась на то, на что Линн никогда не позволит себе надеяться. Она знала, что Энди не сможет остановиться на одной женщине...

– Энди?

– Что, Линн? – Он посмотрел на нее. – Ты выглядишь взволнованной. Послушай, если тебе нужна помощь, дай мне знать. Если какой-нибудь местный парень вздумает беспокоить тебя, просто найди меня. И будь уверена, я никому не проболтаюсь.

Он приложил палец к губам, и Линн невольно уставилась на его губы. Интересно, скольких женщин погубили эти настойчивые, чувственные губы?

– Я...

Она отвела глаза и посмотрела в окно. На другой стороне дороги она увидела своего младшего брата Томаса, который явно намеревался посетить ее, и по выражению его лица можно было без труда догадаться, что цель его визита была не из приятных. Не вполне осознавая, что делает, она бросилась к двери и защелкнула замок. Потом нервным движением натянула на окно жалюзи.

– Скорее, – взволнованно пробормотала она. – Прячемся в моем офисе.

Схватив Энди за руку, она потащила его в глубь магазина, где находился ее офис. Но Энди Нилса оказалось не так легко сдвинуть с места. Он продолжал стоять, удивленно глядя на нее.

– Линн? Что случилось?

Она отпустила его руку и подняла глаза, стараясь подавить беспокойство, к которому прибавилось смущение.

– Что, еще один мужчина собирается сделать тебе предложение? – спросил Энди.

Она покачала головой.

– Хуже. Мой младший брат.

Энди щелкнул языком.

– Может, позволишь мне избавить тебя от его общества?

Линн нестерпимо хотелось ответить «да».

– Нет, – сказала она. – Потому что он решит, что я его боюсь.

– А ты боишься его? – Его голос был окрашен гневом.

Он резко повернулся к двери, словно готовясь вступить с Томасом в бой. Но она снова в панике схватила его за руку. Он повернул к ней голову. В его глазах застыл вопрос.

– Я не боюсь, – сказала она. – Просто... просто я устала. Они, я имею в виду своих братьев, хотят мне добра. Они беспокоятся обо мне и просто не понимают меня. Они всегда были упрямы, если хотели чего-то добиться. Вот и теперь... Им кажется, что я из тех женщин, которые до старости сидят и ждут своих суженых, и это пугает их. Поэтому они и решили помочь мне.

– Может, я тогда объясню им? – Он снова повернулся к двери.

Но Линн схватила его за рукав и почувствовала, как под тканью рубахи напряжены его мышцы. Он был намерен защитить ее от любого, кто осмелится навязывать ей что-либо.

– Энди?

Он повернулся к ней и уставился в ее зеленые глаза.

– Что?

Она хотела что-то сказать, но растерялась.

– Знаешь, Линн, – проговорил он, не дождавшись ее ответа. – В моей жизни тоже были случаи, когда люди пытались навязать мне свою волю. Со мной такие вещи не проходят.

Его слова и тронули ее и разозлили. Когда-то ему приходилось отстаивать себя, и теперь он готов был постоять за нее. Но для нее это значило также то, что она сама не способна постоять за себя.

– Может, если я постараюсь быть более ответственной за свою жизнь и смогу сама что-то изменить, они оставят меня в покое, – сказала она. – И... и ты мог бы помочь мне.

– Хорошо. Я объясню им это и уверен, что они поймут, – согласился он. – Мне часто приходилось объяснять или доказывать что-то людям. Не беспокойся.

Она улыбнулась.

– Не сомневаюсь, что ты в этом мастер, Энди. Но теперь речь идет о моих братьях. Насколько я знаю их, они не поверят ни во что до тех пор, пока не увидят собственными глазами.

– Надеюсь, ты не хочешь сказать, что мне не мешало бы отпечатать свой кулак на лице твоего брата? – Он сузил глаза в насмешливом недоверии. – Не поверю, что за последние годы ты стала жестокой, Линн.

– Нет, Энди, я не хочу, чтобы бы бил моего брата, – тихо проговорила Линн и тряхнула головой, отбрасывая назад непослушные пряди. – Я хочу, чтобы он поверил, будто ты...

Жар бросился ей в лицо.

– Линн?

Она повернула голову в сторону, почувствовав прикосновение его пальцев к руке.

– Ты хочешь, чтобы он поверил, будто я... Что? – спросил он таким тоном, который заставил бы любую женщину сделать все, что он попросит.

Кровь стучала в ее висках. По телу растекались горячие струи. Ей казалось, что если он сейчас таким же голосом попросит ее снять юбку, она, не задумываясь, сделает это.

– Я хочу, чтобы мой брат... Я хочу, чтобы он поверил, будто ты... интересуешься мною, – наконец выдавила она из себя сбивчивым шепотом и, чтобы избавиться от смущения, прокашлялась. – Главной причиной беспокойства моих братьев является то, что я постоянно сижу в своем магазине и даже не хожу на свидания. Они боятся, что я вот так засижусь и забуду о мужчинах, – горячо продолжала она. – В чем-то они и правы. Но теперь, после всего этого давления, я боюсь даже лишний раз улыбнуться местным неженатым мужчинам, потому что они могут решить, что я готова выйти за кого-то из них замуж. Но ты... Ты другой. И ты знаешь, что я не ищу мужа. Поэтому ты мог бы защитить меня от этого глупого нашествия. Если ты будешь иногда улыбаться мне, может, пригласишь на обед или на прогулку, то это заставит моих братьев отступить. Я так думаю. И, конечно же, я не хочу, чтобы ты делал это для меня просто так. Я бы хотела тоже быть тебе чем-нибудь полезной.

Она увидела усмешку на его лице.

– Ты думаешь, что это глупо? – тревожно спросила она. – Ты думаешь, что никто не поверит, что я тебе нравлюсь? Я знаю, что я не так хорошо сложена, как Мириам, и что я совсем не в твоем вкусе, но...

Он бережно провел пальцами по ее щеке, коснулся губ и заставил ее замолчать. От неожиданности и восторга она онемела. Послышался настойчивый стук в дверь, но она не в силах была отреагировать.

– Мне кажется, что я впервые услышал такую долгую и пылкую речь из уст тихой любительницы книг, – прошептал он, склонившись к ее уху.

Она чувствовала на шее его дыхание, его губы почти касались ее кожи...

Медленная волна дрожи прокатилась по всему ее телу, вызывая неведомое до сих пор волнение. Она была абсолютно неискушенной в этих делах и, глядя в карие проницательные глаза ненасытного искусителя, едва не лишилась чувств. О рассудке и говорить было нечего. Она лишилась его гораздо раньше, еще когда решила предложить ему роль своего защитника. Никогда в жизни она не делала ничего подобного. Никогда не позволяла себе быть такой безрассудной и отчаянной. И кто же, интересно, поверит в этот фарс? Почему, интересно, этот мужчина должен помогать ей?

– Я в долгу не останусь. Я помогу тебе найти любую нужную информацию для того, чтобы ты мог открыть ресторан в срок, – проговорила она дрожащим шепотом.

– Буду очень признателен, – ответил он. – Но об этом поговорим позже. А теперь будет лучше, если ты впустишь своего брата, пока он не решил сломать дверь.

Она кивнула и сделала шаг вперед.

– Линн, подожди, – тихо позвал он.

Она обернулась и посмотрела ему в глаза.

– Если мы задумали играть в любовь, малышка, то давай будем делать это, как полагается, – сказал он.

Одним ловким движением пальцев он расстегнул две верхние пуговицы ее блузки, обнажая нежно-кремовую кожу ее груди. Потом также быстро ослабил узел своего галстука, сдвинул его в сторону и расстегнул несколько пуговиц на своей рубахе.

– Энди...

– Шшш, спокойно, малышка. Я не сделаю тебе ничего плохого, – сказал он, приблизившись к ней.

Она замерла, затаив дыхание, предвкушая поцелуй Энди Нилса, и тут же почувствовала, как он запустил пальцы обеих рук в ее волосы, обхватил затылок и нежно коснулся губами ее губ. Потом медленно, очень медленно стал водить своими губами по ее губам, заставляя ее трепетать и отзываться на его ласку, зажигая и будоража каждый нерв. Восторженный вздох вырвался из ее груди. Какое-то незнакомое чувство поднималось внутри, и ей казалось, что она вот-вот взорвется. Сладкая боль пронизывала каждую клетку тела, и ей хотелось, чтобы так было вечно. Ей хотелось прильнуть к нему, прижаться. Ее руки импульсивно легли ему на плечи, трепетные пальчики заскользили по его шее.

В этот момент стук в дверь повторился. Он был гораздо настойчивее первого, но Линн показалось, что это стучит кровь в ее висках, а когда Энди освободил ее из плена своих объятий, только с недоумением посмотрела в его смеющиеся глаза.

– Твой брат ждет, чтобы ты открыла ему, – сказал он. – Поторопись, милая.

Линн медленно приходила в себя. Она знала, что выглядит ошеломленной, опьяненной, растерянной. Ей казалось, что ее губы стали чужими, будто принадлежат не ей, а какой-то другой женщине. Она осознавала, что помада с них исчезла, а ее волосы неприлично растрепаны. И еще она знала, что под дверью ее магазина стоит Томас и наверняка уже сердится. Что ж, это была ее идея найти себе защитника в Энди Нилсе, и ее вид теперь не заставит брата сомневаться в том, что между ней и Энди происходит что-то романтическое.

– Ну же, милая, – наконец сказал Энди низким, страстным голосом. – Открой своему брату и скажи ему, что если он собирается вечером послать к тебе очередного поклонника, то он напрасно потратит время. Ты сегодня вечером уже приглашена.


Стоило Линн появиться утром следующего дня в центре города, как перед ее глазами предстала довольно обескураживающая картина. Нет, ничего особо страшного не произошло. Магазины, тянущиеся вдоль улицы, выглядели такими же важными, хоть и слегка поблекшими от погоды. Запах морского воздуха был, как обычно, соленым и слегка приторным. Вот только фигура Кайла Хейворда, стоявшего, прислонившись к столбу напротив ее магазина, нарушала гармонию окружающего мира и вызывала раздражение.

Кайл был приятным и старомодным человеком. Он всегда считал, что сестра Линн Сандра была слишком необузданной и поэтому неженственной... В душу Линн закрались подозрения, что Кайл, не без помощи их заботливых братьев, узрел в ней прямую противоположность Сандре и решил сделать своей верной женой.

Более того. Картину дополняла еще одна сцена. Недалеко от магазина на спинке скамейки сидел Энди Нилс – в белой рубахе с подкатанными по локоть рукавами – и держал в руках открытую книгу. Ветер играл с его черными волосами, то бросая пряди ему на лоб, то отбрасывая их назад. На скамейке рядом с ним сидела Мириам Данворт – обладательница самой выдающейся груди в городе – и преданно смотрела на него. Линн видела, как несколько секунд назад Мириам протянула Энди книгу. Так женщины обычно протягивают мужчине бокал вина... или свои губы.

Линн прекрасно знала, что после того, как Мириам окончила школу, она не заглядывала ни в одну книгу. Но, несмотря на это, она, видимо, решила помочь Энди Нилсу найти нужную ему информацию. В городе все знали, что Энди собирается открыть шикарный ресторан, изобилующий историческими деталями. Линн узнала об этом от Натали. Энди нужна была информация – книги, записки, отчеты. Безусловно, он был бы благодарен любому, кто мог снабдить его этой информацией. Что ж, похоже, Мириам решила не упускать своего, подсунув ему какую-то книжицу.

Линн вдруг увидела, как Энди повернул голову в ее сторону и поймал ее взгляд. В уголках его губ появилась улыбка. Затем он увидел Кайла, торчащего возле ее магазина... Он снова перевел взгляд на Линн и, приподняв брови, слегка закинул назад голову. Линн прочла на его лице вопрос: нужна помощь?

Она почувствовала неловкость, несмотря на то что ей приятно было осознавать, что он готов оставить Мириам, чтобы прийти ей на помощь. Она отрицательно покачала головой и направилась к магазину, готовясь к встрече с Кайлом.

Увидев, что она приближается, Кайл расплылся в улыбке. У него была приятная улыбка.

– Доброе утро, Линн, – сказал он, как только она приблизилась. – Я вот думал, не пообедать ли нам вместе?

Линн удивленно заморгала. Сейчас было только полвосьмого утра. Заметив ее удивление, Кайл добавил:

– Томас сказал, что стоит тебе зайти в свой магазин, тебя невозможно вытащить из него до самого закрытия. Вот я и решил сделать это до того.

О, Томас, с горечью подумала Линн. Томас был ее младшим братом, и в детстве они были союзниками. Но теперь он спелся с Робертом – старшим братом, и они вместе проводили эту глупую операцию сватовства. Конечно, в том, чтобы пообедать с Кайлом, ничего дурного не было. Но тогда ее братья вообразят, что она сдается.

– Спасибо, Кайл, – сказала она с улыбкой. – Но я обычно обедаю в своем офисе.

– Могла бы сегодня для разнообразия пообедать в ресторане. – Кайл на шаг приблизился к ней. Его глаза были полны решимости. – Иногда это полезно.

Линн вспомнила, что Кайл несколько месяцев назад собирался жениться, но что-то случилось, и он расстался со своей девушкой. Теперь он снова был свободным...

– Я... – Линн запнулась, не зная, что говорить.

Ей ужасно не хотелось обижать его. Что плохого в том, чтобы пообедать с этим мужчиной? Может, ему просто нужно поговорить с кем-то? Но она очень хорошо знала, что, прояви она сейчас хоть малейшую слабость, ее мучения только продлятся.

– Я подумал, что нам не помешало бы познакомиться поближе, Линн, – неожиданно заявил он. – Я знаю, что в юности я был безрассуден...

О да, что правда, то правда. Нужно было быть абсолютно безумным, чтобы связаться с грудастой Мириам, вспомнила Линн и сочувственно покачала головой.

– Но теперь я другой, – продолжал он. – Теперь я старше, а когда становишься старше, хочется быть рядом с тихим и спокойным человеком.

Покладистым и покорным, добавила про себя Линн и пристально посмотрела на него.

– Признайся, Кайл, чего там тебе наговорил Томас? – осторожно спросила она.

Уши Кайла мгновенно порозовели.

– Ничего такого, – пролепетал он. – Сказал, что у тебя наконец наладился бизнес и ты задумываешься о будущем.

Линн хорошо знала, чего наговорил Кайлу Томас, и, пока она подыскивала ответ, до ее ушей донесся звонкий женский смех. И Кайл, и она резко повернули головы туда, где Энди Нилс развлекал Мириам. На лице Кайла появилась презрительная усмешка.

– И не стыдно ей вести такую разгульную жизнь! – вырвалось из его груди недовольное ворчание.

Линн глянула на Кайла и заметила, что он был изрядно рассержен. Очень возможно, что за его приглашением на обед стоит и другая причина, подумала она. Возможно, что ко всем его чувствам подмешана еще и ревность. Может, он хотел отомстить Мириам, которая когда-то бросила его.

Линн почувствовала внезапную усталость. Она увидела, что Энди кивком головы распростился с Мириам, встал и направился к ним, на ходу расправляя закатанные рукава рубахи и застегивая запонки. Казалось, с каждым шагом он становился все выше и внушительнее.

– Доброе утро, Линн, – сказал он, остановившись в трех шагах от нее и Кайла. Потом, резко повернув голову к Кайлу, спросил: – Надеюсь, не помешал?

Чувство облегчения охватило Линн. Ей было жаль Кайла, но теперь она чувствовала, что сможет отказать ему.

– Я собираюсь открывать магазин, – ответила она Энди и, обращаясь к Кайлу, добавила: – Спасибо, Кайл, за приглашение. Надеюсь, мы пообедаем как-нибудь в другой раз.

Кайл молча пожал плечами и нерешительно зашагал по улице в сторону парка, где сидела Мириам, наблюдая за ними.

Линн мельком глянула на Энди, который пристально разглядывал ее, и, смутившись, принялась рыться в сумочке. Ее щеки снова залил румянец. Какой ужас, когда твои эмоции становятся заметны любому, думала она, продолжая рыться в сумочке. Хотя, надо заметить, рядом с Кайлом она не краснела. Но это вполне понятно. Чего бы ей краснеть перед Кайлом, если они знают друг друга еще с тех пор, когда ползали по двору в подгузниках.

Наконец она отыскала ключи, но тут же уронила их. Они упали, звякнув об асфальт. Линн наклонилась, чтобы поднять их, и вдруг почувствовала, как ее пальцы переплелись с пальцами Энди. Его рука была большой и теплой, а прикосновение – нежным и приятным. Она оторопела, изо всех сил сражаясь с волной чувств, захлестнувших ее.

Энди осторожно вынул из ее руки ключи.

– Позволь мне, – проговорил он глубоким, низким голосом. – У тебя дрожат руки. Интересно, чего этот парень наговорил тебе, чтобы заставить так разволноваться? Он был похож на головореза, жаждущего кровопролития.

Линн глянула на свои руки. Они слегка подрагивали, и она знала, что причиной тому было прикосновение Энди Нилса. Она растерялась оттого, что он был рядом. О Кайле она напрочь забыла.

– Думаю, это касалось твоей крови или крови Мириам, – проговорила она с нервным смешком. – Похоже, он был не очень рад увидеть вас вместе.

Энди удивленно поднял брови.

– Эта женщина... Ты говоришь, что ее зовут Мириам? Она предложила мне почитать одно исследование на тему местной истории. Семейная библия, в которой содержатся кое-какие записи местных рождений и браков.

Линн едва не расхохоталась. Она была более чем уверена, что Мириам собиралась предложить ему и много чего другого, не только исследование.

– А Кайл пригласил меня только пообедать с ним, – сказала она, открывая дверь магазина. – И это не имеет никакого отношения к тому, что ему наговорили мои братья.

Отворив дверь, она ступила в прохладную тьму. Энди последовал за ней. Она чувствовала спиной его близость, его тепло.

– А чего ему наговорили твои братья? – спросил он.

– Что мне пора замуж и из меня получится покорная, верная жена! – ответила она на одном дыхании.

– А как ты думаешь? – снова спросил он.

– Что я думаю? – рассеянно переспросила она.

– Получится ли из тебя верная, покорная жена?

Она пожала плечами.

– Может, когда-нибудь и получится. Кто знает? Я еще никогда ничьей женой не была.

– А хочешь стать?

– Пока нет.

Она отважилась повернуться лицом к нему и обнаружила, что он стоит намного ближе, чем ей казалось.

– По-моему, об этом никто кроме тебя не знает, – сказал он, глядя на нее в упор. – Это было четвертое предложение?

– До этого не дошло, – ответила она, опуская глаза. – Кайл глянул на тебя и...

– И просто отвлекся, – договорил он за нее. – Но он наверняка собирался сделать тебе предложение.

– Не уверена.

В глазах Энди появились насмешливые искорки.

– А я в этом не сомневаюсь. У него был такой вид... Но давай смотреть на вещи прямо. В Слоанс Коув брачный сезон, и ты, Линн, – женщина, которую все хотят.

Линн внезапно показалось, что в магазине стало тесно. А еще она подумала, что сюда в любую минуту может кто-то войти... Ей, конечно, все равно... Но лучше будет, если она войдет в свою социальную роль. Социальные роли хороши тем, что за ними можно спрятать все свои личные чувства. Так безопаснее. Особенно для женщины.

– Они не меня хотят, Энди, – сказала она тоном хозяйки магазина. – Они хотят женщину, которой представляют себе меня.

– И какой женщиной они тебя представляют?

– Не знаю. – Она повела плечом. – По всей вероятности, той женщиной, о которой мечтает каждый мужчина. Женщиной, которая не станет беспокоить их, тихой, покладистой, покорной...

– Такую женщину хотят все мужчины?

– Не думаю, что все. Но большинство мужчин хотят, чтобы их жена была именно такой. Особенно те, кому пришлось хлебнуть из чаши горечи и раздоров с другой женщиной.

Энди кивнул. Он прислонился к стене у входа в магазин.

– А какой женщиной являешься ты на самом деле?

Она гордо подняла голову и с вызовом посмотрела на него.

– Женщиной, которая знает, чего она хочет. И чтобы мужчина выбрал ее, зная ее такой, какой она в действительности является, а не потому, что ему хочется удобной и простой жизни. Я не прочь когда-нибудь выйти замуж, Энди, но хочу встретить подходящего мне мужчину.

– А твои братья знают об этом?

– Мои братья – это мои братья. Они хотят защитить меня, хотят, чтобы моя жизнь была спокойной и безопасной. Они хотят, чтобы я устроила свою личную жизнь и у меня появилось будущее.

– Не сомневаюсь, что из-за тебя у них голова идет кругом.

Он улыбнулся, и она невольно ответила ему улыбкой.

– Похоже, что это так, – согласилась она. – А ты, Энди? Чего хочешь ты? Все говорят, что ты собираешься отреставрировать виллу матери, а потом планируешь уехать отсюда.

– «Морская даль» была домом моей матери, но не моим домом. Думаю, что она не была там очень счастлива. Моя мать, так же как и мужчины, увивающиеся за тобой, искала того, что не существует. Поэтому, как мне кажется, и она, и мой отец так много раз были в браке. Теперь, когда моей матери больше нет и ее дом достался мне, я хочу отреставрировать его и переоборудовать в ресторан. Мой младший сводный брат женится в следующем месяце, и я собираюсь подарить этот ресторан ему. Его будущая жена мечтает жить на побережье моря.

У Линн расширились глаза.

– Ты собираешься сделать всю эту колоссальную работу, чтобы потом просто подарить кому-то?

– Просто это мой стиль работы. Я самый старший из всех Нилсов, но у меня куча сводных братьев и сестер. Когда умер мой отец, его бизнес потерпел кризис. Тогда я и решил открывать рестораны в местах с историческим прошлым, и так наш бизнес снова окреп. С тех пор я и мои сводные братья и сестра разработали систему. Я нахожу подходящее здание и занимаюсь историческими расследованиями, обновлением здания и запускаю все это в работу. После этого я отступаю, и один из моих братьев продолжает дело, а я берусь за новое. Эта система обычно работает безотказно. К сожалению, вилла моей матери – не совсем удачный вариант для таких планов. Большинство записей и сводок было утеряно.

– И поэтому ты так увлекся библией Мириам? – спросила она, едва сдержав усмешку.

– Эта женщина очень настойчиво пыталась мне помочь. Только, к сожалению, ее книга оказалась мало чем полезна.

Линн не сомневалась, что это так. Семья Мириам не отличалась особой добродетельностью, и поэтому вести записи событий не входило в их правила. Но Мириам, безусловно, была полна добрых намерений и обладала множеством ценных качеств, включая ее роскошное тело.

– Тебе нужен опытный исследователь, – не подумав, сболтнула Линн, пытаясь отогнать от себя образ Мириам в объятиях Энди, неожиданно возникший перед ее внутренним взором.

– Обычно я нанимаю исследователя. Но на этот раз решил обойтись без него. Показалось, что сам смогу справиться. Тем более что это мой собственный дом. Наверное, я просто побоялся отрывать семейные скелеты на глазах у незнакомых людей.

Линн кивнула.

– Да. Должно быть, не совсем приятно позволять каждому знать о твоих личных делах.

Энди Нилс около минуты молчал. Казалось, он был чем-то обеспокоен. Он приложил руку к подбородку и задумчиво стал его поглаживать.

– Я не стану рассказывать людям, что Кайл сегодня был на грани того, чтобы сделать тебе предложение, если это то, о чем ты говоришь, – наконец сказал он. – Так что не волнуйся.

Его мягкий тон и чувство глубокого понимания в глазах растрогали Линн. Она хорошо знала, что испытывала Мириам, не сводившая глаз с этого мужчины, и ей стало жаль ее. Потому что Мириам надеялась на то, на что Линн никогда не позволит себе надеяться. Она знала, что Энди не сможет остановиться на одной женщине...

– Энди?

– Что, Линн? – Он посмотрел на нее. – Ты выглядишь взволнованной. Послушай, если тебе нужна помощь, дай мне знать. Если какой-нибудь местный парень вздумает беспокоить тебя, просто найди меня. И будь уверена, я никому не проболтаюсь.

Он приложил палец к губам, и Линн невольно уставилась на его губы. Интересно, скольких женщин погубили эти настойчивые, чувственные губы?

– Я...

Она отвела глаза и посмотрела в окно. На другой стороне дороги она увидела своего младшего брата Томаса, который явно намеревался посетить ее, и по выражению его лица можно было без труда догадаться, что цель его визита была не из приятных. Не вполне осознавая, что делает, она бросилась к двери и защелкнула замок. Потом нервным движением натянула на окно жалюзи.

– Скорее, – взволнованно пробормотала она. – Прячемся в моем офисе.

Схватив Энди за руку, она потащила его в глубь магазина, где находился ее офис. Но Энди Нилса оказалось не так легко сдвинуть с места. Он продолжал стоять, удивленно глядя на нее.

– Линн? Что случилось?

Она отпустила его руку и подняла глаза, стараясь подавить беспокойство, к которому прибавилось смущение.

– Что, еще один мужчина собирается сделать тебе предложение? – спросил Энди.

Она покачала головой.

– Хуже. Мой младший брат.

Энди щелкнул языком.

– Может, позволишь мне избавить тебя от его общества?

Линн нестерпимо хотелось ответить «да».

– Нет, – сказала она. – Потому что он решит, что я его боюсь.

– А ты боишься его? – Его голос был окрашен гневом.

Он резко повернулся к двери, словно готовясь вступить с Томасом в бой. Но она снова в панике схватила его за руку. Он повернул к ней голову. В его глазах застыл вопрос.

– Я не боюсь, – сказала она. – Просто... просто я устала. Они, я имею в виду своих братьев, хотят мне добра. Они беспокоятся обо мне и просто не понимают меня. Они всегда были упрямы, если хотели чего-то добиться. Вот и теперь... Им кажется, что я из тех женщин, которые до старости сидят и ждут своих суженых, и это пугает их. Поэтому они и решили помочь мне.

– Может, я тогда объясню им? – Он снова повернулся к двери.

Но Линн схватила его за рукав и почувствовала, как под тканью рубахи напряжены его мышцы. Он был намерен защитить ее от любого, кто осмелится навязывать ей что-либо.

– Энди?

Он повернулся к ней и уставился в ее зеленые глаза.

– Что?

Она хотела что-то сказать, но растерялась.

– Знаешь, Линн, – проговорил он, не дождавшись ее ответа. – В моей жизни тоже были случаи, когда люди пытались навязать мне свою волю. Со мной такие вещи не проходят.

Его слова и тронули ее и разозлили. Когда-то ему приходилось отстаивать себя, и теперь он готов был постоять за нее. Но для нее это значило также то, что она сама не способна постоять за себя.

– Может, если я постараюсь быть более ответственной за свою жизнь и смогу сама что-то изменить, они оставят меня в покое, – сказала она. – И... и ты мог бы помочь мне.

– Хорошо. Я объясню им это и уверен, что они поймут, – согласился он. – Мне часто приходилось объяснять или доказывать что-то людям. Не беспокойся.

Она улыбнулась.

– Не сомневаюсь, что ты в этом мастер, Энди. Но теперь речь идет о моих братьях. Насколько я знаю их, они не поверят ни во что до тех пор, пока не увидят собственными глазами.

– Надеюсь, ты не хочешь сказать, что мне не мешало бы отпечатать свой кулак на лице твоего брата? – Он сузил глаза в насмешливом недоверии. – Не поверю, что за последние годы ты стала жестокой, Линн.

– Нет, Энди, я не хочу, чтобы бы бил моего брата, – тихо проговорила Линн и тряхнула головой, отбрасывая назад непослушные пряди. – Я хочу, чтобы он поверил, будто ты...

Жар бросился ей в лицо.

– Линн?

Она повернула голову в сторону, почувствовав прикосновение его пальцев к руке.

– Ты хочешь, чтобы он поверил, будто я... Что? – спросил он таким тоном, который заставил бы любую женщину сделать все, что он попросит.

Кровь стучала в ее висках. По телу растекались горячие струи. Ей казалось, что если он сейчас таким же голосом попросит ее снять юбку, она, не задумываясь, сделает это.

– Я хочу, чтобы мой брат... Я хочу, чтобы он поверил, будто ты... интересуешься мною, – наконец выдавила она из себя сбивчивым шепотом и, чтобы избавиться от смущения, прокашлялась. – Главной причиной беспокойства моих братьев является то, что я постоянно сижу в своем магазине и даже не хожу на свидания. Они боятся, что я вот так засижусь и забуду о мужчинах, – горячо продолжала она. – В чем-то они и правы. Но теперь, после всего этого давления, я боюсь даже лишний раз улыбнуться местным неженатым мужчинам, потому что они могут решить, что я готова выйти за кого-то из них замуж. Но ты... Ты другой. И ты знаешь, что я не ищу мужа. Поэтому ты мог бы защитить меня от этого глупого нашествия. Если ты будешь иногда улыбаться мне, может, пригласишь на обед или на прогулку, то это заставит моих братьев отступить. Я так думаю. И, конечно же, я не хочу, чтобы ты делал это для меня просто так. Я бы хотела тоже быть тебе чем-нибудь полезной.

Она увидела усмешку на его лице.

– Ты думаешь, что это глупо? – тревожно спросила она. – Ты думаешь, что никто не поверит, что я тебе нравлюсь? Я знаю, что я не так хорошо сложена, как Мириам, и что я совсем не в твоем вкусе, но...

Он бережно провел пальцами по ее щеке, коснулся губ и заставил ее замолчать. От неожиданности и восторга она онемела. Послышался настойчивый стук в дверь, но она не в силах была отреагировать.

– Мне кажется, что я впервые услышал такую долгую и пылкую речь из уст тихой любительницы книг, – прошептал он, склонившись к ее уху.

Она чувствовала на шее его дыхание, его губы почти касались ее кожи...

Медленная волна дрожи прокатилась по всему ее телу, вызывая неведомое до сих пор волнение. Она была абсолютно неискушенной в этих делах и, глядя в карие проницательные глаза ненасытного искусителя, едва не лишилась чувств. О рассудке и говорить было нечего. Она лишилась его гораздо раньше, еще когда решила предложить ему роль своего защитника. Никогда в жизни она не делала ничего подобного. Никогда не позволяла себе быть такой безрассудной и отчаянной. И кто же, интересно, поверит в этот фарс? Почему, интересно, этот мужчина должен помогать ей?

– Я в долгу не останусь. Я помогу тебе найти любую нужную информацию для того, чтобы ты мог открыть ресторан в срок, – проговорила она дрожащим шепотом.

– Буду очень признателен, – ответил он. – Но об этом поговорим позже. А теперь будет лучше, если ты впустишь своего брата, пока он не решил сломать дверь.

Она кивнула и сделала шаг вперед.

– Линн, подожди, – тихо позвал он.

Она обернулась и посмотрела ему в глаза.

– Если мы задумали играть в любовь, малышка, то давай будем делать это, как полагается, – сказал он.

Одним ловким движением пальцев он расстегнул две верхние пуговицы ее блузки, обнажая нежно-кремовую кожу ее груди. Потом также быстро ослабил узел своего галстука, сдвинул его в сторону и расстегнул несколько пуговиц на своей рубахе.

– Энди...

– Шшш, спокойно, малышка. Я не сделаю тебе ничего плохого, – сказал он, приблизившись к ней.

Она замерла, затаив дыхание, предвкушая поцелуй Энди Нилса, и тут же почувствовала, как он запустил пальцы обеих рук в ее волосы, обхватил затылок и нежно коснулся губами ее губ. Потом медленно, очень медленно стал водить своими губами по ее губам, заставляя ее трепетать и отзываться на его ласку, зажигая и будоража каждый нерв. Восторженный вздох вырвался из ее груди. Какое-то незнакомое чувство поднималось внутри, и ей казалось, что она вот-вот взорвется. Сладкая боль пронизывала каждую клетку тела, и ей хотелось, чтобы так было вечно. Ей хотелось прильнуть к нему, прижаться. Ее руки импульсивно легли ему на плечи, трепетные пальчики заскользили по его шее.

В этот момент стук в дверь повторился. Он был гораздо настойчивее первого, но Линн показалось, что это стучит кровь в ее висках, а когда Энди освободил ее из плена своих объятий, только с недоумением посмотрела в его смеющиеся глаза.

– Твой брат ждет, чтобы ты открыла ему, – сказал он. – Поторопись, милая.

Линн медленно приходила в себя. Она знала, что выглядит ошеломленной, опьяненной, растерянной. Ей казалось, что ее губы стали чужими, будто принадлежат не ей, а какой-то другой женщине. Она осознавала, что помада с них исчезла, а ее волосы неприлично растрепаны. И еще она знала, что под дверью ее магазина стоит Томас и наверняка уже сердится. Что ж, это была ее идея найти себе защитника в Энди Нилсе, и ее вид теперь не заставит брата сомневаться в том, что между ней и Энди происходит что-то романтическое.

– Ну же, милая, – наконец сказал Энди низким, страстным голосом. – Открой своему брату и скажи ему, что если он собирается вечером послать к тебе очередного поклонника, то он напрасно потратит время. Ты сегодня вечером уже приглашена.


3

<p>3</p>

Когда в этот же вечер Линн услышала звонок у входной двери, у нее перехватило дух. Неужели это Энди Нилс? Но, к ее глубокому разочарованию, у дверей стояли ее дорогие, неутомимые и неугомонные братья Роберт и Томас.

Они стояли, сложив на груди мускулистые руки, их симпатичные лица были сурово нахмурены.

– Привет, крошка Линн, – пророкотал Роберт и, поцеловав ее в щеку, быстро вошел в дом. – Мы вот решили заскочить к тебе и пригласить на семейное сборище сегодня вечером в моем доме. Аннет побалует нас своим знаменитым жареным цыпленком.

Линн бегло глянула на Томаса, который выглядел слегка смущенным.

– Это очень мило с твоей стороны, Роберт, – сказала она, закрывая за братьями дверь. – И очень мило со стороны Аннет. Но, боюсь, что не смогу прийти. У меня, к сожалению, уже есть план на сегодняшний вечер. Я думала, что Томас скажет тебе об этом.

– Томас сказал, – согласился Роберт. – Но то, что он сказал, как раз и служит причиной для семейной встречи.

– А Сандра придет? – спросила Линн.

Томас еще больше нахмурился.

– Сандра сказала, что она придет, если придешь ты, – пробурчал он. – Но она очень сомневается в том, что ты придешь.

Линн улыбнулась. Что ж, по крайней мере, сестренка поддерживает ее.

– А давайте лучше перенесем нашу встречу на другой день, – осторожно предложила она.

Роберт фыркнул.

– Боюсь, что будет слишком поздно. Послушай, Линн, тебе нельзя встречаться с этим мужчиной. Он не пара такой женщине, как ты. Тебе следовало бы держаться от него подальше.

Линн напряглась и гордо вскинула голову.

– Правда? И какая же я, по-твоему, женщина, Роберт?

Ее упрямый старший брат насупился, будто столкнулся с преградой, и бросил на нее опасный взгляд, который когда-то, до того как Аннет окончательно и бесповоротно завоевала его сердце, едва не лишал женщин чувств.

– А такая, которой нужен хороший, стабильный мужчина.

Линн скрестила руки на груди.

– Хочешь сказать, такой, как Джон Клакстон? – с вызовом спросила она. – Мужчина, который способен объяснить мне, что я должна быть благодарна ему за то, что он обратил на меня внимание?

Роберт глубоко вздохнул и почесал подбородок.

– Ну, может, Джон Клакстон не совсем подходящий мужчина, – пробурчал он.

– Тогда это, наверное, Кайл, который подыскивает для себя женщину, чтобы заставить Мириам ревновать?

Томас опустил голову и неловко затоптался. Несмотря на свое атлетическое телосложение, он был похож теперь на провинившегося школьника.

– Прости, Линн, но Кайл ничего не сказал нам о Мириам, – попытался оправдаться он.

Роберт снова вздохнул.

– Линн, пойми, мы просто хотим, чтобы ты была счастлива, – проговорил он. – Мы хотим, чтобы у тебя было все, чего ты заслуживаешь. Ты целый день торчишь в своем магазине, а вечером идешь домой только затем, чтобы снова зарыться в книжки. Но женщине этого мало. Любому человеку было бы мало.

Линн хотела открыть рот, чтобы возразить ему, но что можно возразить. Она знала, что братья вмешиваются в ее жизнь, потому что желают ей добра, хотят помочь, беспокоятся. Но...

Она безнадежно вздохнула.

– Конечно, ты прав, – сказала она. – И я очень ценю вашу заботу, ребята. Но я уже взрослая девочка.

– И поэтому в твоем магазине полно сказок. – Роберт обвел глазами ближайшую книжную полку.

– Но это не значит, что я до сих пор верю в них! – выпалила она.

Роберт умильно посмотрел на нее.

– А вот это зря. Может, тебе и следовало бы верить в сказки, потому что ты должна иметь все, что ты хочешь. Мы просто пытаемся тебе помочь. Тебе нужен мужчина, который бы верил, что без тебя не взойдет солнце, который подарил бы тебе детишек и заставил навсегда закрыть книги.

Линн почувствовала, как ее глаза наполняют слезы. Роберт, безусловно, прав. Но как ему объяснить, что она должна добиться этого самостоятельно!

– Ты даже ни с кем не встречаешься, Линн, – с упреком сказал Томас. – Нельзя так закрываться от жизни.

– Встречаюсь, – возразила она. – Иногда.

– И когда же это было в последний раз?

Линн покраснела, заставляя себя вспомнить о своем последнем неудачном свидании. Ей ужасно не хотелось ни вспоминать об этом, ни говорить.

– Я ходила в кино с Сэмом, – сказала она, опустив глаза. – Месяц назад.

Роберт и Томас переглянулись.

– Сэм не стоит тебя, Линн, – заявил Томас.

Она и сама об этом давно догадалась. И хотя их отношения далеко не зашли, Сэм все же умудрился довольно серьезно обидеть ее. Он несколько недель крутился возле ее магазина, делал вид, что интересуется ею, но стоило им один раз вместе сходить в кино, Линн поняла причину его увлеченности ею. Он собирался писать книгу и надеялся, что у нее есть полезные связи.

Нет, она не станет сейчас рассказывать об этом братьям.

– Но я и теперь пытаюсь встречаться, – заявила она.

– С Энди Нилсом? – спросил Роберт. – Ох, Линн, ты ведь знаешь, что он тоже не стоит тебя. Если бы ты слышала, что о нем говорят, ты бы тут же сбежала от него.

– Хватит, Роберт. Прошу тебя, не нужно больше об этом.

Ее братьям совсем незачем знать, что Энди Нилса интересуют исторические исследования, а не она.

В этот момент на улице послышался шум автомобильного мотора, заставивший всех на миг замолчать. Мотор вскоре затих.

Томас сделал шаг вперед.

– Послушай, Линн, может, мы слегка и перестарались, может, и причинили тебе за последние пару недель нежелательные хлопоты, но, поверь, впредь мы будем осторожнее, – мягко проговорил он. – В Слоанс Коув достаточно хороших мужчин, которые могли бы стать верными, заботливыми мужьями. Не отчаивайся и не огорчайся. Продолжай выбирать. Тебе ведь ничего не стоит сходить на свидание с мужчиной, который заинтересован в стабильной связи с тобой.

– И конечно же, речь идет не об Энди Нилсе, если ты вдруг плохо поняла, – добавил Роберт. – Нилсы известны тем, что их связи длятся не дольше минуты, даже если это браки. Энди уже был однажды женат и, похоже, собирается следовать примеру своих предков.

Несмотря на всю свою любовь к брату, несмотря на то, что она знала, что он прав, в ее душе поднялась волна протеста.

– Знаете что, мои дорогие, – жестко заявила она. – Мне кажется, что это не наше дело – вмешиваться в личную жизнь Нилсов. Как вы считаете?

В этот момент Томас глянул в окно, рядом с которым стоял.

– Ничего себе, – присвистнул он. – Вы только посмотрите, парень разъезжает на серебряном «мазератти»...

– «Мазератти»? – удивился Роберт, подходя. – О! – невольно воскликнул он и оттолкнул Томаса от окна.

Линн с трудом сдержала улыбку.

– Мне повезло, – сказала она. – Обязательно расскажу вам, каково на нем прокатиться.

Она направилась к двери.

– Ты собираешься нас покинуть, Линн? – спросил Томас.

Она обернулась.

– Конечно, Том. А вы располагайтесь поудобнее, чувствуйте себя, как дома. В холодильнике есть еда, оставайтесь, сколько хотите. Только не ждите меня.

Она помахала им пальчиками и снова повернулась к двери.

– Неплохой выбор, Линн, – сказал Роберт, прищелкнув языком. – Но все же нам не помешало бы познакомиться с твоим поклонником.

Линн снова обернулась.

– Когда я была маленькой и родители умерли, вы, дорогие мои, были добры и заботливы, заменяя мне и Сандре родителей. Но теперь мне двадцать восемь, я выросла, мой большой брат.

– Ну и что, что тебе двадцать восемь...

Но он не успел договорить, потому что Линн распахнула дверь.

Энди Нилс стоял у двери с поднятой рукой, собираясь, видимо, позвонить. Он сначала посмотрел в глаза Линн, а потом перевел взгляд на ее братьев, стоящих за ее спиной.

Его губы медленно растянулись в улыбке.

– Всем привет! – весело сказал он. – Рад снова видеть тебя, Томас. Ты что, живешь теперь здесь?

Томас неловко затоптался.

– Линн живет здесь одна, – сказал он.

Но в этот момент Роберт локтем больно толкнул его под ребра. Томас закашлялся и смущенно усмехнулся.

– Хотя мы частенько наведываемся к ней, – добавил он.

Энди Нилс покачал головой.

– Очень хорошо. Значит, мне можно не волноваться за нее, когда она не со мной. А то все эти ребята, которые последнее время увиваются за ней, не дают мне спокойно спать.

Он глянул на Линн и аккуратно отбросил с ее плеча прядь волос. У нее перехватило дыхание. Его пальцы так нежно коснулись ее шеи, что она испытала почти непреодолимое желание ответить на его непринужденную ласку, потереться о его ладонь щекой. И этот взгляд, который он бросил на нее. Упрямый, властный. Сколько женских сердец этот взгляд покорил?

– Тебе нет необходимости волноваться за Линн. Это наше дело. – Томас решительно вышел вперед.

– Рад слышать об этом, – сказал Энди. – А вот я теперь появился, чтобы похитить вашу сестру на некоторое время. – Он протянул ей руку. – Ты готова, Линн?

Она несколько секунд стояла в растерянности. Готова ли она? Готова ли устроить спектакль? Готова ли к тому, чтобы этот мужчина снова целовал ее?

Сделав глубокий вдох, она кивнула ему и протянула руку.

Но внезапно между ними возникла фигура Роберта. Он повернулся к Энди, словно пытаясь преградить Линн путь. Энди встретился с его взглядом.

– Роберт... – тихо проговорила Линн.

Энди Нилс решительно тряхнул головой.

– Он твой брат, Линн, и он беспокоится, чтобы с тобой ничего не случилось, – сказал он. – Что касается меня, то со мной проблем нет, Роберт. Но если ты сомневаешься в способности своей сестры постоять за себя или не доверяешь ей, то ты не совсем по адресу. Ты бы видел, как она отшила тех двух последних идиотов. Поэтому, несмотря на то что ты думаешь обо мне, я просто хочу напомнить тебе, что Линн способна постоять за себя.

– Я никогда не сомневался в ней, – пробурчал Роберт, все же не сдавая своих позиций.

– Вот и хорошо. Я рад, что мы сошлись на этом, господа, – снова заговорил Энди. – Не хотелось бы думать, что вы способны обидеть девушку.

Его голос был холодным и внушительным. В нем ясно слышался тон приказа, и Линн подумала, что этот тон наверняка помогает ему успешно выжить в жестоком мире бизнеса.

Потом он снова протянул руку и крепко сжал ее кисть.

– А теперь, если позволите...

Роберт еще несколько секунд потоптался и наконец полностью освободил им путь. А что еще ему оставалось делать?

Она все еще находилась в состоянии легкого шока, когда Энди вывел ее на улицу и посадил в машину. И только когда они отъехали от дома на приличное расстояние, окончательно пришла в себя и заговорила.

– Я прошу прощения, – тихо сказала она.

Он повернул к ней голову. На его губах играла тонкая полуулыбка.

– За что? За то, что твои братья беспокоятся за тебя? Не стоит.

– Наверное, для тебя это все странно... – Она сделала паузу, будто не смогла сразу проговорить то, что хотела. – Я не думаю, что тебе часто приходится сталкиваться с подобной ситуацией, когда ты появляешься в доме какой-нибудь женщины.

Энди широко улыбнулся и кивнул. Что правда, то правда. Такое случается далеко не часто. Обычно, когда он появляется на пороге дома женщины, она встречает его одна, одетая в полупрозрачные одежды. Линн же одета в голубое летнее платье, прикрывающее колени, а поверх платья на ней жакет с короткими рукавами, скрывающий ее нежно-кремовые плечики. Весь ее облик светится невинностью и добропорядочностью. Она совсем не похожа на женщин, с которыми он обычно встречается. Хотя откуда это он взял, что у него с Линн Моррис свидание? Они просто ломают комедию. А если это так, то почему вдруг ему безумно захотелось узнать, что он увидит, если расстегнет пуговицы на ее платье, которые тянутся от горловины до колен?

Не смей даже пытаться, приказал он себе. Нет смысла издеваться над собой, потому что он не позволит себе прикоснуться к этой невинной девушке. Кроме того, его долгое молчание заставляет ее испытывать неловкость. Она сидит рядом и теребит полы своего жакета.

А то, что ему в голову при этом пробираются опасные мысли, только говорит о том, что он полный дурак. Он оторвал от нее взгляд и уставился на дорогу.

– Не волнуйся о том, что произошло в твоем доме, – наконец сказал он. – Встреча с твоими братьями только приободрила меня.

Линн откинула назад прядь волос и засмеялась.

– Не сомневаюсь, что и моих братьев она приободрила. Они не привыкли, чтобы кто-то указывал им. Никому кроме Сандры это не позволено.

– Кроме Сандры? А кто такая Сандра?

– Моя младшая сестра.

– Ах да, теперь я вспомнил. Немного. Это такой вихрь энергии вместе со шквалом слов. Очень освежает.

Когда он снова посмотрел на нее, он заметил на ее щеках ямочки.

– Сандре бы это очень понравилось, – сказала она. – Обычно люди называют ее невыносимой.

– А как они называют тебя?

Линн слегка помрачнела и напряглась.

– Не знаю... Тихой, серьезной. Книжным червяком.

– Звучит довольно угрожающе, – подшутил над ней он.

Она посмотрела на него и наморщила нос.

– А что, непохоже? Но это правда. Я действительно ужасно скучная. Как овсянка без молока и джема.

– Что ж, значит, те ребята, которые крутятся возле тебя, очень любят овсянку без молока и джема.

– Да. Они решили, что я надежная и безопасная.

– А что, ты ненадежная и опасная?

– Ладно, ты поймал меня, Энди. Да, я надежная и безопасная. Спасибо тебе, Энди, за желание помочь. Ты можешь теперь отвезти меня домой. Мои братья уже наверняка вернулись к своим женам.

По идее, ему нужно было так и сделать – отвезти девушку домой. Но он почему-то не был вполне уверен, что ее братья разошлись по домам. Он на минуточку представил себя на месте ее брата. Если бы у него была сестра, похожая на Линн, такая же милая и добропорядочная, что бы он делал, если бы она покинула дом с таким мужчиной, как он? Он отлично знал свои привычки. И если бы он был одним из его братьев, события сегодняшнего вечера мало бы порадовали его. Нет, он не смог бы уехать домой, не дождавшись ее возвращения.

Он с сомнением посмотрел на нее.

– Правда. Я уверена, – сказала она.

Но он в ответ покачал головой.

– А мне показалось, что у нас свидание.

Она повернула к нему голову. Дивные зеленые глаза уставились на него, и ему пришлось перевести взгляд на дорогу.

– Но ведь это не настоящее свидание, – удивилась она. – Это слишком мило с твоей стороны, Энди.

Он не удержался от усмешки. Не многие люди говорили ему, что он мил...

– У тебя есть другие планы на вечер? – спросил он.

– Нет. Не на сегодня.

– Тогда скажи, куда бы ты хотела пойти?

Она на минуту задумалась. Потом неловко заерзала на сиденье.

– К тебе. Но только, чтобы посмотреть на дом, – быстро добавила она. – Ты говорил, что тебе предстоит многое поменять там и переоборудовать его в ресторан. Что ж, может, для меня это единственный шанс взглянуть на дом до того, как он изменится.

– Понятно, значит, тебя интересует только мой дом, мисс Моррис. Признаться, мне вдруг стало казаться, что я ем овсянку без молока и джема.

Она звонко и весело рассмеялась.

– Знаешь, Энди, а тебя трудно назвать скучным, – сказала она. – Можно сказать, что ты таинственный. Не ошибешься, если скажешь, что ты интригующий. Люди шепчутся о тебе с тех пор, как ты здесь появился. Ты вернул нашему городку жизнь. Итак, едем к тебе?

Ее вопрос, резко сменивший тему, застал его врасплох. О да, конечно, подумал он. О нет! Ни в коем случае! – тут же опротестовал он свое безрассудное решение. Оказаться с этой красивой, невинной девушкой наедине в пустом доме просто немыслимо. Он всего лишь человек. А еще он мужчина и далеко не идеальный. Разумнее всего будет просто отстраниться от всей этой ситуации и держаться подальше от искушения. Но тут, как назло, в его памяти воскрес образ девчушки, очарованно глазеющей на его дом. Она была такой робкой, что так никогда и не осмелилась попросить у его чопорных родителей разрешения осмотреть дом.

Энди попытался отогнать непрошеные воспоминания подальше. Он повернул голову к Линн и вдруг увидел глаза той девчушки. Они говорили о большем, чем могли сказать слова.

– Итак, следующая остановка – «Морская даль», – объявил он и свернул на дорогу, ведущую к океану.

– Ты не приезжал сюда много лет, – неожиданно проговорила она. – Неужели не скучал по своему дому?

Он около минуты молчал, пытаясь подыскать наиболее тактичный ответ – такой, который не заставил бы его вспомнить обо всех печальных событиях, связанных с этим домом.

– У меня много домов в разных городах, – сказал он наконец.

– Да, но «Морская даль» тоже один из них. – Она вдруг закачала головой. – Прости, может, это мои предубеждения, просто Мейн всегда был моим единственным домом, и я люблю его. Конечно, ты привык вести более интересную жизнь, полную приключений и разных переживаний. В Слоанс Коув так жить невозможно.

Энди не ответил. Он не знал, хочется ли ему рассказать такой девушке, как Линн, о своей суетливой и пустой жизни, тем более что такая жизнь вполне его устраивала.

– Итак, как ты думаешь, сумели мы убедить твоих братьев в твоей точке зрения? – спросил он, намереваясь сменить тему.

– А как ты думаешь?

Он улыбнулся, глядя в сгущающиеся сумерки.

– А я думаю, что позволить тебе общаться со мной для них немыслимо. Уверен, что они уже обзвонили всех известных им одиноких и достойных особей мужского пола в городе и в округе примерно на сто миль. Так что в ближайшие дни жди очередного нашествия.

– Я знаю, – сказала она. – И все же хорошо, что хоть один вечер я смогу провести по-своему.

Он свернул под арку и медленно повел машину по круговой аллее перед огромной виллой с ее изогнутыми боковыми портиками, центральным фронтоном и аллеями, усаженными ивами.

Тоскливый тон, сквозивший в ее последних словах, взбудоражил все чувства Энди. Ему хотелось обхватить ее руками и сделать все, что можно, только бы вернуть ей радость.

Но он не позволил себе поддаться этому чувству и просто подавил его. Глупо даже допускать подобные мысли, потому что через несколько недель он будет уже далеко отсюда и, возможно, никогда больше не вспомнит о Линн Моррис. Он будет только рад, если ничем не обидит ее. Скорее всего, виной этих странных чувств и побуждений послужила сама ночь с ее темным небом и эта одинокая вилла, которая укрывала за своими стенами много поколений жильцов, но никогда никому не была домом.

– Мне всегда нравилось смотреть на этот дом, – снова заговорила она, когда он помогал ей выйти из машины. – Он похож на прочное убежище. Высокий и крепкий, способный выстоять в любую непогоду. Он похож на заветную гавань для мужчины, вернувшегося с моря, и для женщины, ждущей его. Я всегда представляла себе этот дом таким. Знаю, это выглядит причудой и все же...

– И все же это очень подходящий образ, – согласился он.

Несколько минут они стояли рядом и молча разглядывали виллу. Наконец Линн украдкой посмотрела на него, пытаясь догадаться, о чем он думает. Но нет, этого мужчину нелегко понять или разгадать. Она до сих пор почти не знает его. Он приезжал в их городок крайне редко и проводил здесь всего несколько недель летом. Он никогда не завязывал дружбы с местными, но в ее памяти всплыл один день, когда, как ей тогда казалось, они могли стать друзьями. Это было в середине лета. Они встретились тогда на дороге, и она умудрилась не только без запинки ответить на его приветствие, но и улыбнуться. Он ответил на ее улыбку, и эта улыбка согрела ей сердце. Они пошли вместе по тропинкам вдоль моря, потом карабкались на скалу, пытаясь разглядеть корабли вдалеке. На следующий день он уехал, и с тех пор она не видела его.

Итак, о чем же он думает? Ей до сих пор не верилось, что она смогла сбежать от братьев хотя бы даже на один день. Такая смелость не свойственна ей, но все же она сделала это, потому что ей хотелось хоть на один день переступить через привычные барьеры, выйти за пределы безопасности. Почему бы и нет?

Она усмехнулась своим мыслям. Почему нет? Да потому, что рядом с ней стоит Энди Нилс, а Энди Нилс известен тем, что стоит какой-либо женщине оказаться рядом с ним, она неизбежно становится жертвой его чар, а впоследствии остается одна с разбитым сердцем.

Так случалось со всеми женщинами. Но ей, Линн Моррис, это не грозит, потому что она – пустая овсянка.

– О чем ты думаешь, Энди, когда видишь свой дом? – наконец решилась спросить она.

Он несколько секунд смотрел на нее. Морской ветер теребил его темные волосы. Потом снова перевел взгляд на дом.

– Было время, когда я любил «Морскую даль», – сказал он. – Мне всегда казалось, что этот дом таит в себе множество историй, свидетелем которых он был.

– Это верно. «Морская даль» была свидетельницей сотен человеческих жизней, сотен историй любви. Здесь рождались дети, и из поколения в поколение люди передавали друг другу свою мудрость, а также свою глупость и причуды. Что же случилось?

– С домом?

– Нет, с тобой. Почему ты больше не любишь его?

Он помолчал, потом пожал плечами, будто стряхивая с них что-то, и, когда повернулся к ней, от его серьезности не осталось и следа. На его лице была обычная плутовская усмешка, от которой сердце Линн всегда бешено колотилось.

– Это интересное здание, – сказал он. – Но я вырос, изменился. А истории... Мне до сих пор интересно узнать их. Я хочу узнать историю этого дома, а не только имя того, кто его построил и когда. Истории – это сердце дома, и благодаря им дом сможет вернуться к жизни. Вот этим я и собираюсь заняться.

Его голос был похож на ласку. Ей казалось, что она чувствует его кожей. Он согревал, дразнил, вызывал странные желания.

– Я могу помочь тебе, – неожиданно проговорила она шепотом. – Я знаю людей и места, где можно поспрашивать.

Неожиданно он протянул руку и взял ее за подбородок, заставляя ее посмотреть на него.

– Надеюсь, ты не чувствуешь, что должна мне что-то за сегодняшний вечер, Линн? – спросил он низким голосом. – Пойми, я делаю только то, что хочу. И сегодня я сам хотел побыть с тобой.

Она с трудом проглотила слюну, панически пытаясь отыскать собственный голос. Не дай бог, она сейчас снова начнет пищать и запинаться.

– Спасибо, – наконец умудрилась сказать она. – И, пожалуйста, не думай, что я предлагаю тебе помощь из чувства долга. Мне было бы приятно помочь тебе раскопать истории, связанные с «Морской далью». Признаться, я ужасно люблю историю и люблю что-нибудь откапывать из недр прошлого...

– Ты очень добрая, Линн, но я не могу просто так принять твое предложение. Это отнимет у тебя много времени, а ты порядком занята в своем магазине. Я, конечно, буду признателен за любую помощь с твоей стороны, но мне хотелось бы как-нибудь отплатить тебе за нее.

Линн нахмурилась.

– Мне не нужны деньги.

– А что же тебе нужно, Линн?

Его вопрос прозвучал мягко, но от взгляда карих глаз, казалось, спрятаться было негде. И почему этот мужчина – его взгляд, близость, прикосновение – вызывает в ее душе ураганы? Что ему ответить? Что ей нужно?

Она приподняла подбородок, и его пальцы нежно скользнули по ее шее. Чего она хочет? В эту минуту, когда его пальцы касаются ее плоти, ей хочется, чтобы Энди Нилс всегда вот так прикасался к ней. И смотрел... Она не помнит, чтобы другие мужчины смотрели на нее так же. Чувства, которые пробуждаются в ее душе от одного его взгляда, заставляют ее трепетать.

Но ей нужно больше. Больше, чем прикосновение или огненный взгляд, который зажигает в ней желание и заставляет впадать в панику. В своих мечтах она хотела встретить мужчину, который любил бы ее такой, как она есть и снаружи и внутри, где живет скрытая Линн, смелая, чувственная и сильная. Но Энди спрашивал ее не об этом. Энди Нилс – ее временный друг, человек, который не способен дать ей то, чего она хочет. И потому, что он никогда не станет ее мужем, его можно считать безопасным, хотя это и звучит довольно странно по отношению к этому мужчине.

– Чего я хочу? – спросила она, пытаясь зацепиться мыслью за что-нибудь легкое, отвлеченное и нейтральное. – Прежде всего, мне хотелось бы иметь возможность исследовать историю этого дома. И хотелось бы найти для этого время. А это значит, что я не должна тратить время на брачные игры, которые затеяли мои братья. Мне нужна причина, которая помогла бы мне отказаться от переговоров с выслушиванием брачных предложений. И с этим ты можешь помочь мне. Я хочу показать своим братьям, что способна жить по своим правилам и, конечно же, способна сама найти себе мужа.

Энди медленно провел пальцами по ее шее. Его пальцы скользнули по ее плечу и спустились по руке.

– Хочешь назначить мне еще одно свидание?

Она растерялась.

– Я... я не знаю. Я не думала об этом. Может быть. Неужели я только что пыталась назначить тебе свидание?

Она заметила, что он пытается скрыть усмешку.

– Ну, наверное, не совсем. Хотя то, что ты предложила, явно говорит о том, что нам придется много времени проводить вместе. Ты думаешь, что это мудро, Линн? У тебя может появиться больше проблем с твоими родственниками.

– И у тебя, – сказала она.

Он снова уставился на нее своим проницательным, испытующим взглядом, и она готова была поклясться, что он борется с самим собой.

– Боюсь, что я уже нажил себе проблему, – наконец сказал он. – Проблему, на которую трудно не обращать внимания. Дело в том, что я искренне верю, что каждый человек имеет право следовать своим мечтам. Мне ужасно не нравится, когда кто-то пытается навязать другому свою волю и помешать идти своим путем. Меня всегда это приводило в негодование.

Он нахмурился, и Линн заметила, как в его глазах появилась боль. Но он умудрился быстро замаскировать ее.

– Я... прошу прощения, – пролепетала она. – Мне, наверное, не стоило просить тебя помогать мне в моих собственных битвах. Я вдруг увидела, насколько это эгоистично с моей стороны. И глупо.

Он усмехнулся.

– Совсем не глупо, потому что я далеко не равнодушен к битвам. Особенно к битвам за справедливость. Кроме того, ты предложила мне услугу с твоей стороны, и я могу ею воспользоваться.

Она улыбнулась.

– Что ж, хорошо. Мне только что сказали, что я могу быть полезной.

Он коротко рассмеялся, но смех застрял в его горле.

– Похоже, за твою жизнь тебе много чего наговорили, – сказал он. – Надеюсь, ты не обидишься, если я скажу тебе, что весь сегодняшний вечер ты... далеко не тихоня.

Он проговорил это низким, дразнящим шепотом, и Линн испытала отчаянное желание обнять его и поцеловать. Но в этом желании не было ничего оригинального. Какая женщина не хотела бы обнять и поцеловать Энди Нилса?

– Далеко не тихоня? – переспросила она. – Мне это нравится.

Она стояла, глядя ему в глаза, когда с моря налетел ветер и заставил ее съежиться. Энди тут же положил руку ей на плечи и повел к дому.

– А какой бы ты хотела быть, Линн?

Она чувствовала тепло его тела, окутывающее ее, чувствовала, как их бедра во время ходьбы соприкасаются. Его сильная рука обхватывала ее плечи. А еще она чувствовала, что ведет себя безрассудно, как никогда в жизни.

– Я хочу, чтобы со мной считались. Я хочу, чтобы мужчины заметили, что у меня есть свои мечты, убеждения и желания. Я хочу быть немного... как бы это сказать... немного опасной.

Она удивлялась, что в обществе Энди Нилса у нее так развязался язык. Внезапно он остановился и взял в ладони ее лицо. Улыбка, медленно расцветавшая на его лице, окутанном полумраком, делала его опасно привлекательным.

– Что ж, Линн, будем вместе идти к нашим целям. Ты поможешь мне вернуть к жизни виллу матери, а я помогу тебе расправиться с армией женихов, досаждающих тебе своими предложениями, чтобы ты могла сама выбрать своего мужчину. А еще мы вместе постараемся проявить в тебе опасные черты твоей природы.

– И как мы это сделаем?

Несколько секунд он, не отрывая глаз, смотрел на нее.

– Мы откопаем истории, скрывающиеся внутри тебя.

Он наклонился и нежно обхватил губами ее губы. Желание в один миг пронзило все ее существо. Груди налились, глаза затянул туман. Когда он прервал поцелуй и, снова взяв ее за руку, повел в дом, она вдруг поняла, что совершила тактическую ошибку.

Энди Нилс – мужчина и довольно опасный, и ей, наверное, не мешало бы прямо сейчас отказаться от своей затеи. Но это значит, что ее братья будут продолжать посылать к ней мужчин, которые не любят ее.

Она перевела дыхание и следом за Энди Нилсом вошла в дом.


Когда в этот же вечер Линн услышала звонок у входной двери, у нее перехватило дух. Неужели это Энди Нилс? Но, к ее глубокому разочарованию, у дверей стояли ее дорогие, неутомимые и неугомонные братья Роберт и Томас.

Они стояли, сложив на груди мускулистые руки, их симпатичные лица были сурово нахмурены.

– Привет, крошка Линн, – пророкотал Роберт и, поцеловав ее в щеку, быстро вошел в дом. – Мы вот решили заскочить к тебе и пригласить на семейное сборище сегодня вечером в моем доме. Аннет побалует нас своим знаменитым жареным цыпленком.

Линн бегло глянула на Томаса, который выглядел слегка смущенным.

– Это очень мило с твоей стороны, Роберт, – сказала она, закрывая за братьями дверь. – И очень мило со стороны Аннет. Но, боюсь, что не смогу прийти. У меня, к сожалению, уже есть план на сегодняшний вечер. Я думала, что Томас скажет тебе об этом.

– Томас сказал, – согласился Роберт. – Но то, что он сказал, как раз и служит причиной для семейной встречи.

– А Сандра придет? – спросила Линн.

Томас еще больше нахмурился.

– Сандра сказала, что она придет, если придешь ты, – пробурчал он. – Но она очень сомневается в том, что ты придешь.

Линн улыбнулась. Что ж, по крайней мере, сестренка поддерживает ее.

– А давайте лучше перенесем нашу встречу на другой день, – осторожно предложила она.

Роберт фыркнул.

– Боюсь, что будет слишком поздно. Послушай, Линн, тебе нельзя встречаться с этим мужчиной. Он не пара такой женщине, как ты. Тебе следовало бы держаться от него подальше.

Линн напряглась и гордо вскинула голову.

– Правда? И какая же я, по-твоему, женщина, Роберт?

Ее упрямый старший брат насупился, будто столкнулся с преградой, и бросил на нее опасный взгляд, который когда-то, до того как Аннет окончательно и бесповоротно завоевала его сердце, едва не лишал женщин чувств.

– А такая, которой нужен хороший, стабильный мужчина.

Линн скрестила руки на груди.

– Хочешь сказать, такой, как Джон Клакстон? – с вызовом спросила она. – Мужчина, который способен объяснить мне, что я должна быть благодарна ему за то, что он обратил на меня внимание?

Роберт глубоко вздохнул и почесал подбородок.

– Ну, может, Джон Клакстон не совсем подходящий мужчина, – пробурчал он.

– Тогда это, наверное, Кайл, который подыскивает для себя женщину, чтобы заставить Мириам ревновать?

Томас опустил голову и неловко затоптался. Несмотря на свое атлетическое телосложение, он был похож теперь на провинившегося школьника.

– Прости, Линн, но Кайл ничего не сказал нам о Мириам, – попытался оправдаться он.

Роберт снова вздохнул.

– Линн, пойми, мы просто хотим, чтобы ты была счастлива, – проговорил он. – Мы хотим, чтобы у тебя было все, чего ты заслуживаешь. Ты целый день торчишь в своем магазине, а вечером идешь домой только затем, чтобы снова зарыться в книжки. Но женщине этого мало. Любому человеку было бы мало.

Линн хотела открыть рот, чтобы возразить ему, но что можно возразить. Она знала, что братья вмешиваются в ее жизнь, потому что желают ей добра, хотят помочь, беспокоятся. Но...

Она безнадежно вздохнула.

– Конечно, ты прав, – сказала она. – И я очень ценю вашу заботу, ребята. Но я уже взрослая девочка.

– И поэтому в твоем магазине полно сказок. – Роберт обвел глазами ближайшую книжную полку.

– Но это не значит, что я до сих пор верю в них! – выпалила она.

Роберт умильно посмотрел на нее.

– А вот это зря. Может, тебе и следовало бы верить в сказки, потому что ты должна иметь все, что ты хочешь. Мы просто пытаемся тебе помочь. Тебе нужен мужчина, который бы верил, что без тебя не взойдет солнце, который подарил бы тебе детишек и заставил навсегда закрыть книги.

Линн почувствовала, как ее глаза наполняют слезы. Роберт, безусловно, прав. Но как ему объяснить, что она должна добиться этого самостоятельно!

– Ты даже ни с кем не встречаешься, Линн, – с упреком сказал Томас. – Нельзя так закрываться от жизни.

– Встречаюсь, – возразила она. – Иногда.

– И когда же это было в последний раз?

Линн покраснела, заставляя себя вспомнить о своем последнем неудачном свидании. Ей ужасно не хотелось ни вспоминать об этом, ни говорить.

– Я ходила в кино с Сэмом, – сказала она, опустив глаза. – Месяц назад.

Роберт и Томас переглянулись.

– Сэм не стоит тебя, Линн, – заявил Томас.

Она и сама об этом давно догадалась. И хотя их отношения далеко не зашли, Сэм все же умудрился довольно серьезно обидеть ее. Он несколько недель крутился возле ее магазина, делал вид, что интересуется ею, но стоило им один раз вместе сходить в кино, Линн поняла причину его увлеченности ею. Он собирался писать книгу и надеялся, что у нее есть полезные связи.

Нет, она не станет сейчас рассказывать об этом братьям.

– Но я и теперь пытаюсь встречаться, – заявила она.

– С Энди Нилсом? – спросил Роберт. – Ох, Линн, ты ведь знаешь, что он тоже не стоит тебя. Если бы ты слышала, что о нем говорят, ты бы тут же сбежала от него.

– Хватит, Роберт. Прошу тебя, не нужно больше об этом.

Ее братьям совсем незачем знать, что Энди Нилса интересуют исторические исследования, а не она.

В этот момент на улице послышался шум автомобильного мотора, заставивший всех на миг замолчать. Мотор вскоре затих.

Томас сделал шаг вперед.

– Послушай, Линн, может, мы слегка и перестарались, может, и причинили тебе за последние пару недель нежелательные хлопоты, но, поверь, впредь мы будем осторожнее, – мягко проговорил он. – В Слоанс Коув достаточно хороших мужчин, которые могли бы стать верными, заботливыми мужьями. Не отчаивайся и не огорчайся. Продолжай выбирать. Тебе ведь ничего не стоит сходить на свидание с мужчиной, который заинтересован в стабильной связи с тобой.

– И конечно же, речь идет не об Энди Нилсе, если ты вдруг плохо поняла, – добавил Роберт. – Нилсы известны тем, что их связи длятся не дольше минуты, даже если это браки. Энди уже был однажды женат и, похоже, собирается следовать примеру своих предков.

Несмотря на всю свою любовь к брату, несмотря на то, что она знала, что он прав, в ее душе поднялась волна протеста.

– Знаете что, мои дорогие, – жестко заявила она. – Мне кажется, что это не наше дело – вмешиваться в личную жизнь Нилсов. Как вы считаете?

В этот момент Томас глянул в окно, рядом с которым стоял.

– Ничего себе, – присвистнул он. – Вы только посмотрите, парень разъезжает на серебряном «мазератти»...

– «Мазератти»? – удивился Роберт, подходя. – О! – невольно воскликнул он и оттолкнул Томаса от окна.

Линн с трудом сдержала улыбку.

– Мне повезло, – сказала она. – Обязательно расскажу вам, каково на нем прокатиться.

Она направилась к двери.

– Ты собираешься нас покинуть, Линн? – спросил Томас.

Она обернулась.

– Конечно, Том. А вы располагайтесь поудобнее, чувствуйте себя, как дома. В холодильнике есть еда, оставайтесь, сколько хотите. Только не ждите меня.

Она помахала им пальчиками и снова повернулась к двери.

– Неплохой выбор, Линн, – сказал Роберт, прищелкнув языком. – Но все же нам не помешало бы познакомиться с твоим поклонником.

Линн снова обернулась.

– Когда я была маленькой и родители умерли, вы, дорогие мои, были добры и заботливы, заменяя мне и Сандре родителей. Но теперь мне двадцать восемь, я выросла, мой большой брат.

– Ну и что, что тебе двадцать восемь...

Но он не успел договорить, потому что Линн распахнула дверь.

Энди Нилс стоял у двери с поднятой рукой, собираясь, видимо, позвонить. Он сначала посмотрел в глаза Линн, а потом перевел взгляд на ее братьев, стоящих за ее спиной.

Его губы медленно растянулись в улыбке.

– Всем привет! – весело сказал он. – Рад снова видеть тебя, Томас. Ты что, живешь теперь здесь?

Томас неловко затоптался.

– Линн живет здесь одна, – сказал он.

Но в этот момент Роберт локтем больно толкнул его под ребра. Томас закашлялся и смущенно усмехнулся.

– Хотя мы частенько наведываемся к ней, – добавил он.

Энди Нилс покачал головой.

– Очень хорошо. Значит, мне можно не волноваться за нее, когда она не со мной. А то все эти ребята, которые последнее время увиваются за ней, не дают мне спокойно спать.

Он глянул на Линн и аккуратно отбросил с ее плеча прядь волос. У нее перехватило дыхание. Его пальцы так нежно коснулись ее шеи, что она испытала почти непреодолимое желание ответить на его непринужденную ласку, потереться о его ладонь щекой. И этот взгляд, который он бросил на нее. Упрямый, властный. Сколько женских сердец этот взгляд покорил?

– Тебе нет необходимости волноваться за Линн. Это наше дело. – Томас решительно вышел вперед.

– Рад слышать об этом, – сказал Энди. – А вот я теперь появился, чтобы похитить вашу сестру на некоторое время. – Он протянул ей руку. – Ты готова, Линн?

Она несколько секунд стояла в растерянности. Готова ли она? Готова ли устроить спектакль? Готова ли к тому, чтобы этот мужчина снова целовал ее?

Сделав глубокий вдох, она кивнула ему и протянула руку.

Но внезапно между ними возникла фигура Роберта. Он повернулся к Энди, словно пытаясь преградить Линн путь. Энди встретился с его взглядом.

– Роберт... – тихо проговорила Линн.

Энди Нилс решительно тряхнул головой.

– Он твой брат, Линн, и он беспокоится, чтобы с тобой ничего не случилось, – сказал он. – Что касается меня, то со мной проблем нет, Роберт. Но если ты сомневаешься в способности своей сестры постоять за себя или не доверяешь ей, то ты не совсем по адресу. Ты бы видел, как она отшила тех двух последних идиотов. Поэтому, несмотря на то что ты думаешь обо мне, я просто хочу напомнить тебе, что Линн способна постоять за себя.

– Я никогда не сомневался в ней, – пробурчал Роберт, все же не сдавая своих позиций.

– Вот и хорошо. Я рад, что мы сошлись на этом, господа, – снова заговорил Энди. – Не хотелось бы думать, что вы способны обидеть девушку.

Его голос был холодным и внушительным. В нем ясно слышался тон приказа, и Линн подумала, что этот тон наверняка помогает ему успешно выжить в жестоком мире бизнеса.

Потом он снова протянул руку и крепко сжал ее кисть.

– А теперь, если позволите...

Роберт еще несколько секунд потоптался и наконец полностью освободил им путь. А что еще ему оставалось делать?

Она все еще находилась в состоянии легкого шока, когда Энди вывел ее на улицу и посадил в машину. И только когда они отъехали от дома на приличное расстояние, окончательно пришла в себя и заговорила.

– Я прошу прощения, – тихо сказала она.

Он повернул к ней голову. На его губах играла тонкая полуулыбка.

– За что? За то, что твои братья беспокоятся за тебя? Не стоит.

– Наверное, для тебя это все странно... – Она сделала паузу, будто не смогла сразу проговорить то, что хотела. – Я не думаю, что тебе часто приходится сталкиваться с подобной ситуацией, когда ты появляешься в доме какой-нибудь женщины.

Энди широко улыбнулся и кивнул. Что правда, то правда. Такое случается далеко не часто. Обычно, когда он появляется на пороге дома женщины, она встречает его одна, одетая в полупрозрачные одежды. Линн же одета в голубое летнее платье, прикрывающее колени, а поверх платья на ней жакет с короткими рукавами, скрывающий ее нежно-кремовые плечики. Весь ее облик светится невинностью и добропорядочностью. Она совсем не похожа на женщин, с которыми он обычно встречается. Хотя откуда это он взял, что у него с Линн Моррис свидание? Они просто ломают комедию. А если это так, то почему вдруг ему безумно захотелось узнать, что он увидит, если расстегнет пуговицы на ее платье, которые тянутся от горловины до колен?

Не смей даже пытаться, приказал он себе. Нет смысла издеваться над собой, потому что он не позволит себе прикоснуться к этой невинной девушке. Кроме того, его долгое молчание заставляет ее испытывать неловкость. Она сидит рядом и теребит полы своего жакета.

А то, что ему в голову при этом пробираются опасные мысли, только говорит о том, что он полный дурак. Он оторвал от нее взгляд и уставился на дорогу.

– Не волнуйся о том, что произошло в твоем доме, – наконец сказал он. – Встреча с твоими братьями только приободрила меня.

Линн откинула назад прядь волос и засмеялась.

– Не сомневаюсь, что и моих братьев она приободрила. Они не привыкли, чтобы кто-то указывал им. Никому кроме Сандры это не позволено.

– Кроме Сандры? А кто такая Сандра?

– Моя младшая сестра.

– Ах да, теперь я вспомнил. Немного. Это такой вихрь энергии вместе со шквалом слов. Очень освежает.

Когда он снова посмотрел на нее, он заметил на ее щеках ямочки.

– Сандре бы это очень понравилось, – сказала она. – Обычно люди называют ее невыносимой.

– А как они называют тебя?

Линн слегка помрачнела и напряглась.

– Не знаю... Тихой, серьезной. Книжным червяком.

– Звучит довольно угрожающе, – подшутил над ней он.

Она посмотрела на него и наморщила нос.

– А что, непохоже? Но это правда. Я действительно ужасно скучная. Как овсянка без молока и джема.

– Что ж, значит, те ребята, которые крутятся возле тебя, очень любят овсянку без молока и джема.

– Да. Они решили, что я надежная и безопасная.

– А что, ты ненадежная и опасная?

– Ладно, ты поймал меня, Энди. Да, я надежная и безопасная. Спасибо тебе, Энди, за желание помочь. Ты можешь теперь отвезти меня домой. Мои братья уже наверняка вернулись к своим женам.

По идее, ему нужно было так и сделать – отвезти девушку домой. Но он почему-то не был вполне уверен, что ее братья разошлись по домам. Он на минуточку представил себя на месте ее брата. Если бы у него была сестра, похожая на Линн, такая же милая и добропорядочная, что бы он делал, если бы она покинула дом с таким мужчиной, как он? Он отлично знал свои привычки. И если бы он был одним из его братьев, события сегодняшнего вечера мало бы порадовали его. Нет, он не смог бы уехать домой, не дождавшись ее возвращения.

Он с сомнением посмотрел на нее.

– Правда. Я уверена, – сказала она.

Но он в ответ покачал головой.

– А мне показалось, что у нас свидание.

Она повернула к нему голову. Дивные зеленые глаза уставились на него, и ему пришлось перевести взгляд на дорогу.

– Но ведь это не настоящее свидание, – удивилась она. – Это слишком мило с твоей стороны, Энди.

Он не удержался от усмешки. Не многие люди говорили ему, что он мил...

– У тебя есть другие планы на вечер? – спросил он.

– Нет. Не на сегодня.

– Тогда скажи, куда бы ты хотела пойти?

Она на минуту задумалась. Потом неловко заерзала на сиденье.

– К тебе. Но только, чтобы посмотреть на дом, – быстро добавила она. – Ты говорил, что тебе предстоит многое поменять там и переоборудовать его в ресторан. Что ж, может, для меня это единственный шанс взглянуть на дом до того, как он изменится.

– Понятно, значит, тебя интересует только мой дом, мисс Моррис. Признаться, мне вдруг стало казаться, что я ем овсянку без молока и джема.

Она звонко и весело рассмеялась.

– Знаешь, Энди, а тебя трудно назвать скучным, – сказала она. – Можно сказать, что ты таинственный. Не ошибешься, если скажешь, что ты интригующий. Люди шепчутся о тебе с тех пор, как ты здесь появился. Ты вернул нашему городку жизнь. Итак, едем к тебе?

Ее вопрос, резко сменивший тему, застал его врасплох. О да, конечно, подумал он. О нет! Ни в коем случае! – тут же опротестовал он свое безрассудное решение. Оказаться с этой красивой, невинной девушкой наедине в пустом доме просто немыслимо. Он всего лишь человек. А еще он мужчина и далеко не идеальный. Разумнее всего будет просто отстраниться от всей этой ситуации и держаться подальше от искушения. Но тут, как назло, в его памяти воскрес образ девчушки, очарованно глазеющей на его дом. Она была такой робкой, что так никогда и не осмелилась попросить у его чопорных родителей разрешения осмотреть дом.

Энди попытался отогнать непрошеные воспоминания подальше. Он повернул голову к Линн и вдруг увидел глаза той девчушки. Они говорили о большем, чем могли сказать слова.

– Итак, следующая остановка – «Морская даль», – объявил он и свернул на дорогу, ведущую к океану.

– Ты не приезжал сюда много лет, – неожиданно проговорила она. – Неужели не скучал по своему дому?

Он около минуты молчал, пытаясь подыскать наиболее тактичный ответ – такой, который не заставил бы его вспомнить обо всех печальных событиях, связанных с этим домом.

– У меня много домов в разных городах, – сказал он наконец.

– Да, но «Морская даль» тоже один из них. – Она вдруг закачала головой. – Прости, может, это мои предубеждения, просто Мейн всегда был моим единственным домом, и я люблю его. Конечно, ты привык вести более интересную жизнь, полную приключений и разных переживаний. В Слоанс Коув так жить невозможно.

Энди не ответил. Он не знал, хочется ли ему рассказать такой девушке, как Линн, о своей суетливой и пустой жизни, тем более что такая жизнь вполне его устраивала.

– Итак, как ты думаешь, сумели мы убедить твоих братьев в твоей точке зрения? – спросил он, намереваясь сменить тему.

– А как ты думаешь?

Он улыбнулся, глядя в сгущающиеся сумерки.

– А я думаю, что позволить тебе общаться со мной для них немыслимо. Уверен, что они уже обзвонили всех известных им одиноких и достойных особей мужского пола в городе и в округе примерно на сто миль. Так что в ближайшие дни жди очередного нашествия.

– Я знаю, – сказала она. – И все же хорошо, что хоть один вечер я смогу провести по-своему.

Он свернул под арку и медленно повел машину по круговой аллее перед огромной виллой с ее изогнутыми боковыми портиками, центральным фронтоном и аллеями, усаженными ивами.

Тоскливый тон, сквозивший в ее последних словах, взбудоражил все чувства Энди. Ему хотелось обхватить ее руками и сделать все, что можно, только бы вернуть ей радость.

Но он не позволил себе поддаться этому чувству и просто подавил его. Глупо даже допускать подобные мысли, потому что через несколько недель он будет уже далеко отсюда и, возможно, никогда больше не вспомнит о Линн Моррис. Он будет только рад, если ничем не обидит ее. Скорее всего, виной этих странных чувств и побуждений послужила сама ночь с ее темным небом и эта одинокая вилла, которая укрывала за своими стенами много поколений жильцов, но никогда никому не была домом.

– Мне всегда нравилось смотреть на этот дом, – снова заговорила она, когда он помогал ей выйти из машины. – Он похож на прочное убежище. Высокий и крепкий, способный выстоять в любую непогоду. Он похож на заветную гавань для мужчины, вернувшегося с моря, и для женщины, ждущей его. Я всегда представляла себе этот дом таким. Знаю, это выглядит причудой и все же...

– И все же это очень подходящий образ, – согласился он.

Несколько минут они стояли рядом и молча разглядывали виллу. Наконец Линн украдкой посмотрела на него, пытаясь догадаться, о чем он думает. Но нет, этого мужчину нелегко понять или разгадать. Она до сих пор почти не знает его. Он приезжал в их городок крайне редко и проводил здесь всего несколько недель летом. Он никогда не завязывал дружбы с местными, но в ее памяти всплыл один день, когда, как ей тогда казалось, они могли стать друзьями. Это было в середине лета. Они встретились тогда на дороге, и она умудрилась не только без запинки ответить на его приветствие, но и улыбнуться. Он ответил на ее улыбку, и эта улыбка согрела ей сердце. Они пошли вместе по тропинкам вдоль моря, потом карабкались на скалу, пытаясь разглядеть корабли вдалеке. На следующий день он уехал, и с тех пор она не видела его.

Итак, о чем же он думает? Ей до сих пор не верилось, что она смогла сбежать от братьев хотя бы даже на один день. Такая смелость не свойственна ей, но все же она сделала это, потому что ей хотелось хоть на один день переступить через привычные барьеры, выйти за пределы безопасности. Почему бы и нет?

Она усмехнулась своим мыслям. Почему нет? Да потому, что рядом с ней стоит Энди Нилс, а Энди Нилс известен тем, что стоит какой-либо женщине оказаться рядом с ним, она неизбежно становится жертвой его чар, а впоследствии остается одна с разбитым сердцем.

Так случалось со всеми женщинами. Но ей, Линн Моррис, это не грозит, потому что она – пустая овсянка.

– О чем ты думаешь, Энди, когда видишь свой дом? – наконец решилась спросить она.

Он несколько секунд смотрел на нее. Морской ветер теребил его темные волосы. Потом снова перевел взгляд на дом.

– Было время, когда я любил «Морскую даль», – сказал он. – Мне всегда казалось, что этот дом таит в себе множество историй, свидетелем которых он был.

– Это верно. «Морская даль» была свидетельницей сотен человеческих жизней, сотен историй любви. Здесь рождались дети, и из поколения в поколение люди передавали друг другу свою мудрость, а также свою глупость и причуды. Что же случилось?

– С домом?

– Нет, с тобой. Почему ты больше не любишь его?

Он помолчал, потом пожал плечами, будто стряхивая с них что-то, и, когда повернулся к ней, от его серьезности не осталось и следа. На его лице была обычная плутовская усмешка, от которой сердце Линн всегда бешено колотилось.

– Это интересное здание, – сказал он. – Но я вырос, изменился. А истории... Мне до сих пор интересно узнать их. Я хочу узнать историю этого дома, а не только имя того, кто его построил и когда. Истории – это сердце дома, и благодаря им дом сможет вернуться к жизни. Вот этим я и собираюсь заняться.

Его голос был похож на ласку. Ей казалось, что она чувствует его кожей. Он согревал, дразнил, вызывал странные желания.

– Я могу помочь тебе, – неожиданно проговорила она шепотом. – Я знаю людей и места, где можно поспрашивать.

Неожиданно он протянул руку и взял ее за подбородок, заставляя ее посмотреть на него.

– Надеюсь, ты не чувствуешь, что должна мне что-то за сегодняшний вечер, Линн? – спросил он низким голосом. – Пойми, я делаю только то, что хочу. И сегодня я сам хотел побыть с тобой.

Она с трудом проглотила слюну, панически пытаясь отыскать собственный голос. Не дай бог, она сейчас снова начнет пищать и запинаться.

– Спасибо, – наконец умудрилась сказать она. – И, пожалуйста, не думай, что я предлагаю тебе помощь из чувства долга. Мне было бы приятно помочь тебе раскопать истории, связанные с «Морской далью». Признаться, я ужасно люблю историю и люблю что-нибудь откапывать из недр прошлого...

– Ты очень добрая, Линн, но я не могу просто так принять твое предложение. Это отнимет у тебя много времени, а ты порядком занята в своем магазине. Я, конечно, буду признателен за любую помощь с твоей стороны, но мне хотелось бы как-нибудь отплатить тебе за нее.

Линн нахмурилась.

– Мне не нужны деньги.

– А что же тебе нужно, Линн?

Его вопрос прозвучал мягко, но от взгляда карих глаз, казалось, спрятаться было негде. И почему этот мужчина – его взгляд, близость, прикосновение – вызывает в ее душе ураганы? Что ему ответить? Что ей нужно?

Она приподняла подбородок, и его пальцы нежно скользнули по ее шее. Чего она хочет? В эту минуту, когда его пальцы касаются ее плоти, ей хочется, чтобы Энди Нилс всегда вот так прикасался к ней. И смотрел... Она не помнит, чтобы другие мужчины смотрели на нее так же. Чувства, которые пробуждаются в ее душе от одного его взгляда, заставляют ее трепетать.

Но ей нужно больше. Больше, чем прикосновение или огненный взгляд, который зажигает в ней желание и заставляет впадать в панику. В своих мечтах она хотела встретить мужчину, который любил бы ее такой, как она есть и снаружи и внутри, где живет скрытая Линн, смелая, чувственная и сильная. Но Энди спрашивал ее не об этом. Энди Нилс – ее временный друг, человек, который не способен дать ей то, чего она хочет. И потому, что он никогда не станет ее мужем, его можно считать безопасным, хотя это и звучит довольно странно по отношению к этому мужчине.

– Чего я хочу? – спросила она, пытаясь зацепиться мыслью за что-нибудь легкое, отвлеченное и нейтральное. – Прежде всего, мне хотелось бы иметь возможность исследовать историю этого дома. И хотелось бы найти для этого время. А это значит, что я не должна тратить время на брачные игры, которые затеяли мои братья. Мне нужна причина, которая помогла бы мне отказаться от переговоров с выслушиванием брачных предложений. И с этим ты можешь помочь мне. Я хочу показать своим братьям, что способна жить по своим правилам и, конечно же, способна сама найти себе мужа.

Энди медленно провел пальцами по ее шее. Его пальцы скользнули по ее плечу и спустились по руке.

– Хочешь назначить мне еще одно свидание?

Она растерялась.

– Я... я не знаю. Я не думала об этом. Может быть. Неужели я только что пыталась назначить тебе свидание?

Она заметила, что он пытается скрыть усмешку.

– Ну, наверное, не совсем. Хотя то, что ты предложила, явно говорит о том, что нам придется много времени проводить вместе. Ты думаешь, что это мудро, Линн? У тебя может появиться больше проблем с твоими родственниками.

– И у тебя, – сказала она.

Он снова уставился на нее своим проницательным, испытующим взглядом, и она готова была поклясться, что он борется с самим собой.

– Боюсь, что я уже нажил себе проблему, – наконец сказал он. – Проблему, на которую трудно не обращать внимания. Дело в том, что я искренне верю, что каждый человек имеет право следовать своим мечтам. Мне ужасно не нравится, когда кто-то пытается навязать другому свою волю и помешать идти своим путем. Меня всегда это приводило в негодование.

Он нахмурился, и Линн заметила, как в его глазах появилась боль. Но он умудрился быстро замаскировать ее.

– Я... прошу прощения, – пролепетала она. – Мне, наверное, не стоило просить тебя помогать мне в моих собственных битвах. Я вдруг увидела, насколько это эгоистично с моей стороны. И глупо.

Он усмехнулся.

– Совсем не глупо, потому что я далеко не равнодушен к битвам. Особенно к битвам за справедливость. Кроме того, ты предложила мне услугу с твоей стороны, и я могу ею воспользоваться.

Она улыбнулась.

– Что ж, хорошо. Мне только что сказали, что я могу быть полезной.

Он коротко рассмеялся, но смех застрял в его горле.

– Похоже, за твою жизнь тебе много чего наговорили, – сказал он. – Надеюсь, ты не обидишься, если я скажу тебе, что весь сегодняшний вечер ты... далеко не тихоня.

Он проговорил это низким, дразнящим шепотом, и Линн испытала отчаянное желание обнять его и поцеловать. Но в этом желании не было ничего оригинального. Какая женщина не хотела бы обнять и поцеловать Энди Нилса?

– Далеко не тихоня? – переспросила она. – Мне это нравится.

Она стояла, глядя ему в глаза, когда с моря налетел ветер и заставил ее съежиться. Энди тут же положил руку ей на плечи и повел к дому.

– А какой бы ты хотела быть, Линн?

Она чувствовала тепло его тела, окутывающее ее, чувствовала, как их бедра во время ходьбы соприкасаются. Его сильная рука обхватывала ее плечи. А еще она чувствовала, что ведет себя безрассудно, как никогда в жизни.

– Я хочу, чтобы со мной считались. Я хочу, чтобы мужчины заметили, что у меня есть свои мечты, убеждения и желания. Я хочу быть немного... как бы это сказать... немного опасной.

Она удивлялась, что в обществе Энди Нилса у нее так развязался язык. Внезапно он остановился и взял в ладони ее лицо. Улыбка, медленно расцветавшая на его лице, окутанном полумраком, делала его опасно привлекательным.

– Что ж, Линн, будем вместе идти к нашим целям. Ты поможешь мне вернуть к жизни виллу матери, а я помогу тебе расправиться с армией женихов, досаждающих тебе своими предложениями, чтобы ты могла сама выбрать своего мужчину. А еще мы вместе постараемся проявить в тебе опасные черты твоей природы.

– И как мы это сделаем?

Несколько секунд он, не отрывая глаз, смотрел на нее.

– Мы откопаем истории, скрывающиеся внутри тебя.

Он наклонился и нежно обхватил губами ее губы. Желание в один миг пронзило все ее существо. Груди налились, глаза затянул туман. Когда он прервал поцелуй и, снова взяв ее за руку, повел в дом, она вдруг поняла, что совершила тактическую ошибку.

Энди Нилс – мужчина и довольно опасный, и ей, наверное, не мешало бы прямо сейчас отказаться от своей затеи. Но это значит, что ее братья будут продолжать посылать к ней мужчин, которые не любят ее.

Она перевела дыхание и следом за Энди Нилсом вошла в дом.


4

<p>4</p>

Пожалуй, это не самый мудрый поступок в моей жизни, думал Энди Нилс, останавливая машину напротив дома Линн Моррис, на виду у всех соседей в полдень следующего дня. Притворяться любовником женщины, с которой он никогда не сможет оказаться в постели, выглядит явным искушением судьбы. Их вчерашнее свидание было недолгим. Они обошли пустынный дом, и вскоре он вынужден был отвезти ее домой. Но сегодняшнее свидание будет дольше, сегодня он снова будет улыбаться ей, прикасаться к ней...

– Черт побери, Энди Нилс, меньше всего тебе следовало бы думать об этом, – пробормотал он себе под нос, увидев изящную фигурку Линн в окне.

На ней было белое платье, и он на миг представил себе, как в этом белом платье он несет ее на руках к кровати, как медленно опускает ее, а потом нетерпеливыми руками помогает ей избавиться от этой девственной белизны.

– Только не это, – снова пробормотал он.

Наконец она заметила его и улыбнулась. Он улыбнулся в ответ и быстро взлетел по ступенькам, ведущим к солидной деревянной двери ее дома, пытаясь напомнить себе, что он здесь не для того, чтобы соблазнить ее. Они заключили сделку. Вот и все. А страсть они должны изображать для других.

– Привет, заходи, – сказала она, открыв дверь, и отошла в сторону, пропуская его. – Надеюсь, ты весь мой сегодня?

Он непонимающе уставился на нее.

– Прости?

Она неловко усмехнулась.

– Ты забыл, что сегодня мы собирались разработать план наших действий? – спросила она. – Мы ведь вчера договаривались.

– Конечно... Я помню. – Он улыбнулся ей. – Что ж, давай начнем с того, что задернем занавеси.

Заметив, что она удивленно заморгала, он нежно взял ее за подбородок.

– Моя машина стоит у твоего дома, и я собираюсь пробыть у тебя несколько часов. Если мы не задернем занавеси, все твои соседи или прохожие подумают, что мы просто разговариваем, – пояснил он. – Если же мы задернем занавеси...

– Люди подумают, что мы целуемся, – договорила она.

– Как минимум.

Румянец мгновенно залил ее щеки.

– Конечно, ты прав. Я как-то не подумала об этом...

Именно поэтому ему и нельзя к ней прикасаться. Ей даже в голову не пришло, что мужчина, оказавшись наедине с ней, может испытать желание обладать ею. Она даже не подумала о том, что мужчине непременно захочется закрыть за собой дверь, задернуть шторы, снять с этого чудесного гибкого тела одежду... Линн Моррис была все той же робкой девчушкой, которой он когда-то восхищался. И тот факт, что она превратилась в хорошенькую, соблазнительную женщину, к которой ни один мужчина не способен остаться равнодушным, по-видимому, до сих пор скрыт от нее.

Почему? Что ж, он попытается это узнать, а заодно поможет ей понять, что в ней скрывается сила, о которой она даже не подозревает.

Какое божественное наслаждение – прикасаться к ней!

И какая мука!

Вздохнув, Энди решил для начала помочь ей освободиться от неловкости. Он улыбнулся.

– Ты хочешь выглядеть немного опасной, не так ли?

Она сделала глубокий вдох и подняла на него глаза. В ее зеленых глазах появилась решимость.

– Да, – ответила она. – Итак, начнем с занавесей?

Она подошла к одному из окон и задернула тюлевую занавеску. Он сделал то же самое с другим окном. Лучи солнца, пробиваясь сквозь кружево, отбрасывали на деревянный пол причудливые узоры.

Она, по-прежнему испытывая неловкость, посмотрела на него и улыбнулась.

– Не уверена, что, задернув тюль, мы сможем создать в комнате интимную атмосферу, которая должна натолкнуть на определенные мысли моих соседей, – сказала она.

Энди пожал плечами.

– Это все же помешает твоим соседям заглянуть в окна.

– Ты думаешь, что они станут заглядывать в окна?

Он усмехнулся.

– Вполне возможно. Холостяк пришел навестить хорошенькую одинокую женщину, которую братцы мечтают выдать замуж... Ты думаешь, что народ устоит перед искушением узнать, чем мы здесь с тобой занимаемся?

– Не думаю, – рассмеялась она. – Но среди моих соседей есть такие, кто будет только рад, если замысел моих братьев рухнет.

– Например?

– Например, Эльма Райс. Она живет через два дома от меня. Мы с ней хорошие друзья. Она тоже владеет магазином и хорошо разбирается в мужчинах.

Энди поднял брови.

– Ну, она знает, каким должен быть настоящий мужчина, – смущенно пояснила она. – Уверена, что Эльма положительно оценит твой визит ко мне. Она считает, что мои братья ведут себя, как суетливые наседки.

Энди подошел к ней.

– Итак, ты говоришь, что Эльма одобрит мое появление в твоем доме?

Линн улыбнулась.

– Я думаю, что единственное, что она одобрила бы больше, это если бы ты скрывался за занавесками в ее доме.

– Приятно иметь таких союзников, – усмехнулся он.

– И план действий. Я вот думала, что мне, наверное, не помешает и выглядеть как-то подобающе.

– То есть?

Она отвела взгляд в сторону.

– Ну... так, как обычно выглядят твои женщины.

«Твои женщины». Определение спорхнуло с ее невинных розовых губок и прозвучало для Энди укором.

– Мои женщины? – переспросил он.

Она невинно кивнула.

– Да. Я имею в виду, как женщины, с которыми ты обычно встречаешься. Как... – Она бросила взгляд на столик, где лежала стопка журналов. – Сейчас покажу.

Метнувшись к столику, она уселась перед ним и стала перебирать журналы.

– Ага, нашла, – сказала она и стала быстро листать один из них.

На страницах этого нью-йоркского журнала была фотография Энди с Джилиан Сандерс. Фотография была сделана на одной из вечеринок. Джилиан была моделью, с которой у Энди пару лет назад был короткий роман. На этой вечеринке известная модель появилась почти без одежды.

– Посмотри, – сказала Линн, подойдя с журналом к Энди. – Может, мне нужно изменить прическу? – Она сунула журнал ему в руку и обеими руками подняла свои светло-каштановые пряди к макушке. – Мне кажется, что так я буду выглядеть экзотичнее.

Энди окинул ее взглядом. Она стояла перед ним с поднятыми руками, отчего ее высокая грудь соблазнительно выделялась и казалась еще выше. Энди пронзил огонь желания. Он почувствовал жар и напряжение. Проклятие, этого еще не хватало, подумал он.

Она удивленно уставилась на него, когда он неожиданно поймал ее руки и медленно опустил их. Ее волосы обрушились каскадом на хрупкие плечи.

– Это неправда, Линн. Ты не хочешь быть экзотичной, – сказал он странным хрипловатым голосом.

Она обеспокоенно заморгала.

– Ты прав. Я не хочу полностью изменить свою внешность. Просто я хочу, чтобы люди поверили, что мужчина, который не ищет тихой и покорной жены, проявляет ко мне интерес.

– Они и так поверят, – прошептал он. – И тебе для этого ничего не нужно менять в себе. Ты и без того необыкновенно хорошенькая.

Она быстро отняла у него свои руки и скрестила их на груди.

– Я не напрашивалась на комплименты.

– И все же кому-то следовало бы почаще делать их тебе. Похоже, ты не очень привыкла к комплиментам.

– Наверное, ты прав. Мне нравится большую часть своего времени проводить в молчании, и поэтому у большинства мужчин складывается мнение, что я глупа и замкнута. Я не отношусь к тому разряду женщин, с которыми им хотелось бы поиграть.

Энди усмехнулся.

– Ясно. Ты относишься к разряду женщин, на которых они хотят жениться.

Она вздохнула.

– Да. И я не могу счесть это за комплимент. Какой же это комплимент, когда тебя воспринимают как заземленную, скучную глупышку. Если мужчина выбирает одну женщину для того, чтобы развлекаться, а другую, чтобы она выносила его детей, не думаю, что такой мужчина соответствует моим требованиям.

Она гордо посмотрела ему в глаза, и Энди внезапно осознал, что он относится к разряду тех мужчин, которые выбирают женщин только для развлечений. Он никогда не смог бы выбрать женщину для того, чтобы она выносила его потомство.

– Ты красивая женщина, Линн, – сказал он. – И если мужчины не способны видеть твоей истинной красоты, что ж, они много теряют.

– А ты подскажешь мне, как проявить то, что скрывается внутри меня?

– Мы непременно займемся этим.

Несколько секунд она молча смотрела на него. Наконец вздохнула.

– Ты действительно думаешь, что наш план сработает?

Его губы насмешливо изогнулись.

– А ты хочешь сказать, что отказываешься помочь мне найти нужную историческую информацию о вилле матери?

В очаровательных зеленых глазах вспыхнул огонь возмущения. Бледные щеки вмиг порозовели.

– У меня и в мыслях этого не было! – выпалила она. – И уверяю тебя, ты вряд ли найдешь кого-то, кто мог бы провести это исследование лучше меня.

Энди не смог удержаться от усмешки.

– Линн, готов поспорить, что то, что скрывается внутри тебя, уже начинает проявляться.

Она невольно захихикала.

– Так ты нарочно меня завел?

– Возможно. По крайней мере, сейчас ты была женщиной с огоньком.

Она вздохнула.

– Да, но ты ведь не станешь все время злить меня?

– Не стану. Только вот что скажу тебе: ты знаешь, как провести исследование для моего проекта, а я знаю, как обращаться с женщинами.

– Ты и вправду уверен, что сможешь превратить меня из Златовласки в Женщину в Красном?

– Готов поспорить!

– А чем ты будешь расплачиваться, если проиграешь?

– Твой выбор.

Она задумалась, покусывая полные аппетитные губки. Наконец ее осенило.

– Что ж, если нам удастся осуществить наш план, в течение недели тебе будет предоставлено все лучшее, что есть в нашем городке. Если же не сможешь выполнить все, что обещал, тебе придется в течение недели отрабатывать на самых неприятных работах городской коммуны.

– Хорошо, – сказал он со вздохом и встал. Потом взял ее за плечи и притянул к себе. – Начнем, не откладывая.

– Не откладывая? – испуганно переспросила она.

Он провел пальцами по ее щеке.

– Уже отступаешь?

Она гордо подняла подбородок.

– Ничего подобного. Я готова.

– Вот и хорошо, – сказал он, взял ее за руку и повел к двери. – Очень хорошо. – У двери они остановились, и он посмотрел на нее. – А теперь смотри на меня так, будто ты влюблена в меня.

Он широко распахнул дверь и прижал ее к себе. Потом склонился к ее лицу, и его губы нежно обхватили ее рот.

Линн почувствовала невыносимую слабость в коленях. Ей казалось, что от неожиданности и волнения она сейчас просто рухнет в его объятия. Он прижимал ее к своему горячему телу. Опасное пламя в один миг охватило ее. Она чувствовала, как его язык ласкает ее губы, раздвигая их.

Наконец он осторожно прервал поцелуй и разжал объятия.

– Жди меня сегодня в семь часов, – сказал он и подмигнул ей. – Я подарю тебе незабываемый вечер.

Потом он улыбнулся и оставил ее. Она долго стояла, ошарашенная. Наконец, когда ее голова остыла и прояснилась, она увидела на тропинке у своего дома группу людей. Среди них была лукаво улыбающаяся Эльма.

– Ты на верном пути, подружка, – сказала она. – Поздравляю. Но так как ты сейчас слегка опьянена и у тебя осталось не так много времени до следующей встречи, то я не стану сейчас расспрашивать тебя о подробностях. Но не надейся, что завтра утром я не обрушусь на тебя с вопросами с самого утра.

Линн улыбнулась и, окинув взглядом собравшихся, поняла, что не только Эльма жаждет узнать, что произойдет сегодня вечером.

Она пожала плечами и вошла в дом. Закрыв за собой дверь, она прислонилась к ней спиной, бессильно сползла на пол и вынуждена была признаться себе, что ей тоже хочется знать, что же произойдет сегодня вечером.

Телефонный звонок заставил ее окончательно прийти в себя. Но если обычно она всегда отвечала на звонки, когда была дома, то теперь вдруг решила не снимать трубку. Если ей сейчас придется разговаривать с одним из братьев, ее решимость может пошатнуться. Поэтому она включила автоответчик.

Впервые за многие годы ей казалось, что в ее жизни вот-вот должно произойти что-то необыкновенное, чудесное и волнующее. Это не значило, что до этого ее жизнь была скучной и однообразной. Линн любила свою жизнь. И все же теперь ей придется жить по-другому, теперь она будет играть совершенно другую роль. Разве это не чудо?

Послышался щелчок, и автоответчик заработал.

– Линн, ты понимаешь, что ты делаешь? – проорал голос Роберта. – Ты играешь с динамитом! Ты не знаешь, что собой представляют такие ребята, как Энди Нилс. Ты и понятия не имеешь, на что этот парень способен!

– Ты абсолютно прав, братец, – прошептала Линн, услышав, как Роберт бросил трубку. – Но ты не представляешь себе, на что я способна.

Она подошла к шкафу и сняла с вешалки желтое облегающее платье. Натянув его, она повертелась перед зеркалом, а потом взяла в руку щетку для волос и стала укладывать волосы.

Она все еще возилась с прической, подкалывая длинные пряди на макушке, когда услышала в автоответчике голос Томаса.

– Не делай этого, сестренка, – тревожно говорил он. – Ради бога. И если ты все же намерена встретиться с ним, то, по крайней мере, прихвати с собой флакон со слезоточивым газом и сотовый телефон. Позвонишь нам, если тебе понадобится помощь.

Линн усмехнулась, услышав в трубке голос Женевьевы, жены Томаса.

– Оставь девушку в покое, Том. Пусть она немного повеселится...

На этом связь внезапно оборвалась. Линн на секунду застыла со шпилькой в зубах и задумалась. Возможно, ее братья в чем-то и правы. Но тут же в памяти всплыл самоуверенный голос Джона Клакстона, который пытался объяснить, как ей повезло, что он предложил ей выйти за него замуж.

– Эх, была не была, – пробормотала она, продолжая подкалывать волосы. – Если мне суждено погибнуть во владении Энди Нилса, то, по крайней мере, моя смерть не будет скучной.

Покончив с прической, она села на диван и стала ждать Энди. Интересно, что будет, если он вдруг передумает и не придет сегодня вечером? Эльма и другие соседки слышали, как он назначил ей свидание, и теперь, если он вдруг не придет, ее просто засмеют. Одно дело, когда мужчина смотрит на нее без всякого интереса и страсти. И совсем другое, когда мужчина притворяется, что безумно желает ее, и вдруг решает, что не стоит с ней иметь дело.

Когда часы показывали без пяти семь, Линн была до такой степени напряжена, что, казалось, ее нервы готовы лопнуть, как струны.

Ровно в семь послышался звонок в дверь, и с бешено колотящимся сердцем она бросилась открывать. Но по пути заставила себя успокоиться. Сделав глубокий вдох, она провела руками по ткани платья, приглаживая ее, и спокойно открыла дверь.

Энди стоял на пороге с улыбкой на губах. Его карие глаза поблескивали. Линн тут же забыла о соседях.

Он протянул к ней руки и провел длинными, чувствительными пальцами сверху вниз по ее голым рукам. У нее перехватило дыхание. А желтое, довольно консервативное платье внезапно показалось слишком открытым.

– Привет. Ты выглядишь великолепно, – сказал он.

Она попыталась перевести дыхание и успокоиться.

– Я ужасно боюсь, – пролепетала она.

– Не нужно бояться, – спокойно проговорил он, покачав головой. – Здесь только ты и я. И я знаю тебя еще с тех пор, как приезжал в этот городок долговязым нескладным мальчишкой.

Она не помнила его таким.

– И местным девушкам это только нравилось, – сказала она тихо. – Помню, как Линда Барнс вздыхала, глядя на тебя, и писала твое имя на каждом клочке бумаги, попадавшемся ей под руку. А еще она представляла себе, что целует тебя, припечатываясь губами к зеркалу.

Он коротко рассмеялся.

– Я польщен. Надеюсь, я вел себя как джентльмен, когда встречал твою подругу.

– Ты однажды сказал ей «привет», и она три дня ни с кем из нас не разговаривала. Говорила, что хочет запомнить твой голос. Пять лет назад она вышла замуж и переехала в Пенсильванию. Мы иногда пишем друг дружке, и она рассказывает, что, когда ее муж плохо ведет себя, она говорит ему, что Энди Нилс был от нее без ума, когда ей было четырнадцать.

Энди задумчиво обвел глазами ее чистенькое, светящееся личико, и ему захотелось сказать ей, что единственной девушкой, от которой он в то время был без ума, была она, Линн Моррис. К сожалению, тогда она была слишком молода для него, на целых три года младше. Более того, его мать догадалась об этом и решила, что будет лучше, если он в летние каникулы начнет изучать бизнес вместо того, чтобы увиваться за одной из сестер Моррис. Конечно же, его мать была права. Он бы только причинил Линн боль. Теперь все было иначе. Теперь он был зрелым мужчиной, способным нести ответственность за свои поступки. Мужчина, который не может предложить женщине стабильные отношения, не имеет права связываться с девушкой, которая ищет хорошего человека, чтобы связать с ним свою жизнь.

– Итак, ты готова потрясти мужскую часть населения Слоанс Коув? – спросил он, протягивая ей руку.

Она вложила свою руку в его ладонь, и он обхватил ее длинными пальцами.

– Помоги мне быть опасной, Энди, – прошептала она, улыбнувшись.

Энди мог смело заявить, что она уже довольно опасна. Если другие мужчины не чувствуют этого, то с ними что-то не в порядке.

Он повел ее вниз по ступенькам, а когда они оказались на тротуаре и прошли мимо его машины, она вопросительно заглянула ему в глаза.

– Линн, нам нужно, чтобы люди видели нас вместе. Поэтому будет лучше, если мы прогуляемся пешком, – пояснил он. – Кроме того, чтобы подкрепить иллюзию, я собираюсь тебя обнять.

Он обвил рукой ее талию, и от неожиданности она вздрогнула и коротко ахнула. Было видно, что для нее это непривычно. Но, по правде говоря, ему тоже было непривычно испытать то, что он сейчас испытал. Прикосновение к теплому изгибу ее бедра вызвало в нем необычное возбуждение. Ему нелегко было взять себя в руки.

– У тебя это хорошо получается, – сказала она тихо. – Наверняка было много опыта.

Больше, чем ему хотелось бы помнить сейчас.

– Я думал, что было бы неплохо пообедать где-нибудь в открытом кафе, – сказал он.

– Чтобы нас увидело как можно больше людей?

– Да, – кивнул он, хотя ему хотелось прямо противоположного. Оказаться с ней наедине.

– Чтобы они видели, как мы едим? – снова спросила она.

В ее голосе послышалось недоверие, и он решил, что это оттого, что он сам не смог как следует скрыть своих чувств. Он посмотрел на нее и заметил тревожную складочку между ее бровей.

– Ты не любишь кушать? – спросил он.

– Люблю. Но в этом нет ничего опасного.

Он не сдержался и громко рассмеялся.

– Линн, поверь, – проговорил он, растягивая слова, – даже поговорить с тобой по телефону может быть опасным. Хочешь увидеть? Что ж, смотри...

Он повел ее к открытому кафе, и они уселись за столик.

– Смотри на меня, – прошептал он, облокотившись на столик. – Не оглядывайся по сторонам. Не обращай внимания ни на людей на тротуаре, ни на официанта. Смотри только на меня.

Она уставилась на него. Невинные зеленые глазки поблескивали и смотрели с таким доверием и нежностью, что Энди тут же захотелось прикоснуться губами к ее векам, а потом сделать то, что он поклялся себе никогда не делать с ней. Заняться с ней любовью.

Когда к их столику подошел официант, Энди, не сводя глаз с Линн, заказал красное вино и креветки.

– Откуда ты знаешь, что я люблю креветки? – удивленно спросила она, как только официант отошел от их столика.

Он чертовски обаятельно улыбнулся, продолжая смотреть на нее.

– До этого момента не знал. Но ведь мы в Мейне, и поэтому не нужно смотреть в меню, чтобы знать, что здесь всегда есть. – Он взял ее за руку и стал поглаживать большим пальцем кисть. – Линн... – Он склонился к ее руке и поцеловал пальчики. Потом повернул ее кисть ладонью вверх и поцеловал запястье, как раз туда, где бешено пульсировала ее кровь. Линн замерла, чувствуя, как по телу прокатилась дрожь.

Ему стоило немалых усилий оторваться от ее руки. Пережить этот опасный момент оказалось не так просто, как он предполагал. Похоже, он начал слегка переигрывать.

Наконец на их столике появилось вино. Энди взял стакан и поднес к ее губам. Она сделала небольшой глоток.

– Подбодрись немного, – сказал он мягко, не зная, кому были адресованы его слова: ей или ему самому.

Затем он перегнулся через столик, потянулся к ее губам, собираясь нежно сцеловать с них вино. Но его губы невольно прикипели к ее губам, и, не ожидая этого от самого себя, Энди отчаянно впился в них. Ее губы были мягкими и податливыми, как будто ждали его поцелуя. Страсть мгновенно охватила все его существо. Он был возбужден и хотел только одного: прижать ее к груди, стащить с нее одежду...

Тихий стон сорвался с ее губ, и они приоткрылись. Энди знал, что, будь он настойчивей, он мог бы получить все, чего хотел. Она доверяла ему и позволяла наслаждаться поцелуем. Он чувствовал, что теряет самообладание.

Несколько секунд он боролся с желанием взять ее за плечи и притянуть к себе. Он был уже готов проиграть битву, но в последний момент опомнился и прервал поцелуй.

Темными, опасными, помутневшими от страсти глазами он несколько секунд смотрел на нее. Потом встал, запустил руку в карман и вынул из него несколько банкнот, которые не только сполна покрыли их счет, но и щедро одарили официанта.

– Пойдем отсюда, милая, – хриплым, низким голосом проговорил он.

Она покорно встала, и они быстро пошли по улице к ее дому. Наконец, снова оказавшись в ее гостиной, Энди глубоко вздохнул и заботливо посмотрел на нее. На ее лбу были две напряженные складочки.

– Ты в порядке? – спросил он.

Она медленно закивала, как будто сомневалась. Ее глаза были полны тревоги. Энди хотелось провести пальцем по этим складочкам на ее лбу и разгладить их, но он не решался снова прикоснуться к ней.

– Как ты думаешь, что подумали люди? – спросила она.

Люди подумали, что он собирался овладеть ею прямо там, в ресторане, мелькнуло в его голове. Но он, конечно, не скажет ей об этом.

– А что думаешь ты?

Она пожала плечами.

– Не думаю, что люди поверят, будто ты так сильно хотел оказаться со мной наедине дома, что даже не прикоснулся к еде, которую заказал.

– Но факт есть факт: мы у тебя дома, и я не ел.

На ее губах заиграла невольная улыбка.

– Ты прав. Мы не поели, а теперь оказались в ловушке в моем доме. Что будем делать?

Все, что угодно, только не целовать ее и не прикасаться к ней, подумал он с тоской.

– А давай поедим, – предложил он. – И заодно продумаем наше следующее действие.

– Что ж, давай поедим. У меня в холодильнике достаточно продуктов, – сказала она. – А что касается нашего следующего действия, то мне кажется, что в нем нет необходимости. Похоже, что мы своей цели добились. Как ты думаешь? Уверена, что после того, что мы устроили в ресторане, мнение местных мужчин обо мне резко изменится. Я ведь только хотела встряхнуть их немного.

Она, безусловно, была права. Если им удалось сегодня показать всем местным парням, что она женщина, а не хорошо воспитанный робот для производства потомства, то им не нужно продолжать играть в любовь.

– Конечно, я пока не выполнила свою часть уговора, – продолжала она. – Но мы можем начать работать над этим. Я сейчас принесу что-нибудь поесть, и ты расскажешь мне все, что тебе уже известно о доме твоей матери. А завтра посмотрим, что нужно сделать.

– Согласен, – осторожно проговорил он. – Завтра мы снова появимся в городе и посмотрим, какой эффект произвели на местное население. Пусть слухи разойдутся.


Пожалуй, это не самый мудрый поступок в моей жизни, думал Энди Нилс, останавливая машину напротив дома Линн Моррис, на виду у всех соседей в полдень следующего дня. Притворяться любовником женщины, с которой он никогда не сможет оказаться в постели, выглядит явным искушением судьбы. Их вчерашнее свидание было недолгим. Они обошли пустынный дом, и вскоре он вынужден был отвезти ее домой. Но сегодняшнее свидание будет дольше, сегодня он снова будет улыбаться ей, прикасаться к ней...

– Черт побери, Энди Нилс, меньше всего тебе следовало бы думать об этом, – пробормотал он себе под нос, увидев изящную фигурку Линн в окне.

На ней было белое платье, и он на миг представил себе, как в этом белом платье он несет ее на руках к кровати, как медленно опускает ее, а потом нетерпеливыми руками помогает ей избавиться от этой девственной белизны.

– Только не это, – снова пробормотал он.

Наконец она заметила его и улыбнулась. Он улыбнулся в ответ и быстро взлетел по ступенькам, ведущим к солидной деревянной двери ее дома, пытаясь напомнить себе, что он здесь не для того, чтобы соблазнить ее. Они заключили сделку. Вот и все. А страсть они должны изображать для других.

– Привет, заходи, – сказала она, открыв дверь, и отошла в сторону, пропуская его. – Надеюсь, ты весь мой сегодня?

Он непонимающе уставился на нее.

– Прости?

Она неловко усмехнулась.

– Ты забыл, что сегодня мы собирались разработать план наших действий? – спросила она. – Мы ведь вчера договаривались.

– Конечно... Я помню. – Он улыбнулся ей. – Что ж, давай начнем с того, что задернем занавеси.

Заметив, что она удивленно заморгала, он нежно взял ее за подбородок.

– Моя машина стоит у твоего дома, и я собираюсь пробыть у тебя несколько часов. Если мы не задернем занавеси, все твои соседи или прохожие подумают, что мы просто разговариваем, – пояснил он. – Если же мы задернем занавеси...

– Люди подумают, что мы целуемся, – договорила она.

– Как минимум.

Румянец мгновенно залил ее щеки.

– Конечно, ты прав. Я как-то не подумала об этом...

Именно поэтому ему и нельзя к ней прикасаться. Ей даже в голову не пришло, что мужчина, оказавшись наедине с ней, может испытать желание обладать ею. Она даже не подумала о том, что мужчине непременно захочется закрыть за собой дверь, задернуть шторы, снять с этого чудесного гибкого тела одежду... Линн Моррис была все той же робкой девчушкой, которой он когда-то восхищался. И тот факт, что она превратилась в хорошенькую, соблазнительную женщину, к которой ни один мужчина не способен остаться равнодушным, по-видимому, до сих пор скрыт от нее.

Почему? Что ж, он попытается это узнать, а заодно поможет ей понять, что в ней скрывается сила, о которой она даже не подозревает.

Какое божественное наслаждение – прикасаться к ней!

И какая мука!

Вздохнув, Энди решил для начала помочь ей освободиться от неловкости. Он улыбнулся.

– Ты хочешь выглядеть немного опасной, не так ли?

Она сделала глубокий вдох и подняла на него глаза. В ее зеленых глазах появилась решимость.

– Да, – ответила она. – Итак, начнем с занавесей?

Она подошла к одному из окон и задернула тюлевую занавеску. Он сделал то же самое с другим окном. Лучи солнца, пробиваясь сквозь кружево, отбрасывали на деревянный пол причудливые узоры.

Она, по-прежнему испытывая неловкость, посмотрела на него и улыбнулась.

– Не уверена, что, задернув тюль, мы сможем создать в комнате интимную атмосферу, которая должна натолкнуть на определенные мысли моих соседей, – сказала она.

Энди пожал плечами.

– Это все же помешает твоим соседям заглянуть в окна.

– Ты думаешь, что они станут заглядывать в окна?

Он усмехнулся.

– Вполне возможно. Холостяк пришел навестить хорошенькую одинокую женщину, которую братцы мечтают выдать замуж... Ты думаешь, что народ устоит перед искушением узнать, чем мы здесь с тобой занимаемся?

– Не думаю, – рассмеялась она. – Но среди моих соседей есть такие, кто будет только рад, если замысел моих братьев рухнет.

– Например?

– Например, Эльма Райс. Она живет через два дома от меня. Мы с ней хорошие друзья. Она тоже владеет магазином и хорошо разбирается в мужчинах.

Энди поднял брови.

– Ну, она знает, каким должен быть настоящий мужчина, – смущенно пояснила она. – Уверена, что Эльма положительно оценит твой визит ко мне. Она считает, что мои братья ведут себя, как суетливые наседки.

Энди подошел к ней.

– Итак, ты говоришь, что Эльма одобрит мое появление в твоем доме?

Линн улыбнулась.

– Я думаю, что единственное, что она одобрила бы больше, это если бы ты скрывался за занавесками в ее доме.

– Приятно иметь таких союзников, – усмехнулся он.

– И план действий. Я вот думала, что мне, наверное, не помешает и выглядеть как-то подобающе.

– То есть?

Она отвела взгляд в сторону.

– Ну... так, как обычно выглядят твои женщины.

«Твои женщины». Определение спорхнуло с ее невинных розовых губок и прозвучало для Энди укором.

– Мои женщины? – переспросил он.

Она невинно кивнула.

– Да. Я имею в виду, как женщины, с которыми ты обычно встречаешься. Как... – Она бросила взгляд на столик, где лежала стопка журналов. – Сейчас покажу.

Метнувшись к столику, она уселась перед ним и стала перебирать журналы.

– Ага, нашла, – сказала она и стала быстро листать один из них.

На страницах этого нью-йоркского журнала была фотография Энди с Джилиан Сандерс. Фотография была сделана на одной из вечеринок. Джилиан была моделью, с которой у Энди пару лет назад был короткий роман. На этой вечеринке известная модель появилась почти без одежды.

– Посмотри, – сказала Линн, подойдя с журналом к Энди. – Может, мне нужно изменить прическу? – Она сунула журнал ему в руку и обеими руками подняла свои светло-каштановые пряди к макушке. – Мне кажется, что так я буду выглядеть экзотичнее.

Энди окинул ее взглядом. Она стояла перед ним с поднятыми руками, отчего ее высокая грудь соблазнительно выделялась и казалась еще выше. Энди пронзил огонь желания. Он почувствовал жар и напряжение. Проклятие, этого еще не хватало, подумал он.

Она удивленно уставилась на него, когда он неожиданно поймал ее руки и медленно опустил их. Ее волосы обрушились каскадом на хрупкие плечи.

– Это неправда, Линн. Ты не хочешь быть экзотичной, – сказал он странным хрипловатым голосом.

Она обеспокоенно заморгала.

– Ты прав. Я не хочу полностью изменить свою внешность. Просто я хочу, чтобы люди поверили, что мужчина, который не ищет тихой и покорной жены, проявляет ко мне интерес.

– Они и так поверят, – прошептал он. – И тебе для этого ничего не нужно менять в себе. Ты и без того необыкновенно хорошенькая.

Она быстро отняла у него свои руки и скрестила их на груди.

– Я не напрашивалась на комплименты.

– И все же кому-то следовало бы почаще делать их тебе. Похоже, ты не очень привыкла к комплиментам.

– Наверное, ты прав. Мне нравится большую часть своего времени проводить в молчании, и поэтому у большинства мужчин складывается мнение, что я глупа и замкнута. Я не отношусь к тому разряду женщин, с которыми им хотелось бы поиграть.

Энди усмехнулся.

– Ясно. Ты относишься к разряду женщин, на которых они хотят жениться.

Она вздохнула.

– Да. И я не могу счесть это за комплимент. Какой же это комплимент, когда тебя воспринимают как заземленную, скучную глупышку. Если мужчина выбирает одну женщину для того, чтобы развлекаться, а другую, чтобы она выносила его детей, не думаю, что такой мужчина соответствует моим требованиям.

Она гордо посмотрела ему в глаза, и Энди внезапно осознал, что он относится к разряду тех мужчин, которые выбирают женщин только для развлечений. Он никогда не смог бы выбрать женщину для того, чтобы она выносила его потомство.

– Ты красивая женщина, Линн, – сказал он. – И если мужчины не способны видеть твоей истинной красоты, что ж, они много теряют.

– А ты подскажешь мне, как проявить то, что скрывается внутри меня?

– Мы непременно займемся этим.

Несколько секунд она молча смотрела на него. Наконец вздохнула.

– Ты действительно думаешь, что наш план сработает?

Его губы насмешливо изогнулись.

– А ты хочешь сказать, что отказываешься помочь мне найти нужную историческую информацию о вилле матери?

В очаровательных зеленых глазах вспыхнул огонь возмущения. Бледные щеки вмиг порозовели.

– У меня и в мыслях этого не было! – выпалила она. – И уверяю тебя, ты вряд ли найдешь кого-то, кто мог бы провести это исследование лучше меня.

Энди не смог удержаться от усмешки.

– Линн, готов поспорить, что то, что скрывается внутри тебя, уже начинает проявляться.

Она невольно захихикала.

– Так ты нарочно меня завел?

– Возможно. По крайней мере, сейчас ты была женщиной с огоньком.

Она вздохнула.

– Да, но ты ведь не станешь все время злить меня?

– Не стану. Только вот что скажу тебе: ты знаешь, как провести исследование для моего проекта, а я знаю, как обращаться с женщинами.

– Ты и вправду уверен, что сможешь превратить меня из Златовласки в Женщину в Красном?

– Готов поспорить!

– А чем ты будешь расплачиваться, если проиграешь?

– Твой выбор.

Она задумалась, покусывая полные аппетитные губки. Наконец ее осенило.

– Что ж, если нам удастся осуществить наш план, в течение недели тебе будет предоставлено все лучшее, что есть в нашем городке. Если же не сможешь выполнить все, что обещал, тебе придется в течение недели отрабатывать на самых неприятных работах городской коммуны.

– Хорошо, – сказал он со вздохом и встал. Потом взял ее за плечи и притянул к себе. – Начнем, не откладывая.

– Не откладывая? – испуганно переспросила она.

Он провел пальцами по ее щеке.

– Уже отступаешь?

Она гордо подняла подбородок.

– Ничего подобного. Я готова.

– Вот и хорошо, – сказал он, взял ее за руку и повел к двери. – Очень хорошо. – У двери они остановились, и он посмотрел на нее. – А теперь смотри на меня так, будто ты влюблена в меня.

Он широко распахнул дверь и прижал ее к себе. Потом склонился к ее лицу, и его губы нежно обхватили ее рот.

Линн почувствовала невыносимую слабость в коленях. Ей казалось, что от неожиданности и волнения она сейчас просто рухнет в его объятия. Он прижимал ее к своему горячему телу. Опасное пламя в один миг охватило ее. Она чувствовала, как его язык ласкает ее губы, раздвигая их.

Наконец он осторожно прервал поцелуй и разжал объятия.

– Жди меня сегодня в семь часов, – сказал он и подмигнул ей. – Я подарю тебе незабываемый вечер.

Потом он улыбнулся и оставил ее. Она долго стояла, ошарашенная. Наконец, когда ее голова остыла и прояснилась, она увидела на тропинке у своего дома группу людей. Среди них была лукаво улыбающаяся Эльма.

– Ты на верном пути, подружка, – сказала она. – Поздравляю. Но так как ты сейчас слегка опьянена и у тебя осталось не так много времени до следующей встречи, то я не стану сейчас расспрашивать тебя о подробностях. Но не надейся, что завтра утром я не обрушусь на тебя с вопросами с самого утра.

Линн улыбнулась и, окинув взглядом собравшихся, поняла, что не только Эльма жаждет узнать, что произойдет сегодня вечером.

Она пожала плечами и вошла в дом. Закрыв за собой дверь, она прислонилась к ней спиной, бессильно сползла на пол и вынуждена была признаться себе, что ей тоже хочется знать, что же произойдет сегодня вечером.

Телефонный звонок заставил ее окончательно прийти в себя. Но если обычно она всегда отвечала на звонки, когда была дома, то теперь вдруг решила не снимать трубку. Если ей сейчас придется разговаривать с одним из братьев, ее решимость может пошатнуться. Поэтому она включила автоответчик.

Впервые за многие годы ей казалось, что в ее жизни вот-вот должно произойти что-то необыкновенное, чудесное и волнующее. Это не значило, что до этого ее жизнь была скучной и однообразной. Линн любила свою жизнь. И все же теперь ей придется жить по-другому, теперь она будет играть совершенно другую роль. Разве это не чудо?

Послышался щелчок, и автоответчик заработал.

– Линн, ты понимаешь, что ты делаешь? – проорал голос Роберта. – Ты играешь с динамитом! Ты не знаешь, что собой представляют такие ребята, как Энди Нилс. Ты и понятия не имеешь, на что этот парень способен!

– Ты абсолютно прав, братец, – прошептала Линн, услышав, как Роберт бросил трубку. – Но ты не представляешь себе, на что я способна.

Она подошла к шкафу и сняла с вешалки желтое облегающее платье. Натянув его, она повертелась перед зеркалом, а потом взяла в руку щетку для волос и стала укладывать волосы.

Она все еще возилась с прической, подкалывая длинные пряди на макушке, когда услышала в автоответчике голос Томаса.

– Не делай этого, сестренка, – тревожно говорил он. – Ради бога. И если ты все же намерена встретиться с ним, то, по крайней мере, прихвати с собой флакон со слезоточивым газом и сотовый телефон. Позвонишь нам, если тебе понадобится помощь.

Линн усмехнулась, услышав в трубке голос Женевьевы, жены Томаса.

– Оставь девушку в покое, Том. Пусть она немного повеселится...

На этом связь внезапно оборвалась. Линн на секунду застыла со шпилькой в зубах и задумалась. Возможно, ее братья в чем-то и правы. Но тут же в памяти всплыл самоуверенный голос Джона Клакстона, который пытался объяснить, как ей повезло, что он предложил ей выйти за него замуж.

– Эх, была не была, – пробормотала она, продолжая подкалывать волосы. – Если мне суждено погибнуть во владении Энди Нилса, то, по крайней мере, моя смерть не будет скучной.

Покончив с прической, она села на диван и стала ждать Энди. Интересно, что будет, если он вдруг передумает и не придет сегодня вечером? Эльма и другие соседки слышали, как он назначил ей свидание, и теперь, если он вдруг не придет, ее просто засмеют. Одно дело, когда мужчина смотрит на нее без всякого интереса и страсти. И совсем другое, когда мужчина притворяется, что безумно желает ее, и вдруг решает, что не стоит с ней иметь дело.

Когда часы показывали без пяти семь, Линн была до такой степени напряжена, что, казалось, ее нервы готовы лопнуть, как струны.

Ровно в семь послышался звонок в дверь, и с бешено колотящимся сердцем она бросилась открывать. Но по пути заставила себя успокоиться. Сделав глубокий вдох, она провела руками по ткани платья, приглаживая ее, и спокойно открыла дверь.

Энди стоял на пороге с улыбкой на губах. Его карие глаза поблескивали. Линн тут же забыла о соседях.

Он протянул к ней руки и провел длинными, чувствительными пальцами сверху вниз по ее голым рукам. У нее перехватило дыхание. А желтое, довольно консервативное платье внезапно показалось слишком открытым.

– Привет. Ты выглядишь великолепно, – сказал он.

Она попыталась перевести дыхание и успокоиться.

– Я ужасно боюсь, – пролепетала она.

– Не нужно бояться, – спокойно проговорил он, покачав головой. – Здесь только ты и я. И я знаю тебя еще с тех пор, как приезжал в этот городок долговязым нескладным мальчишкой.

Она не помнила его таким.

– И местным девушкам это только нравилось, – сказала она тихо. – Помню, как Линда Барнс вздыхала, глядя на тебя, и писала твое имя на каждом клочке бумаги, попадавшемся ей под руку. А еще она представляла себе, что целует тебя, припечатываясь губами к зеркалу.

Он коротко рассмеялся.

– Я польщен. Надеюсь, я вел себя как джентльмен, когда встречал твою подругу.

– Ты однажды сказал ей «привет», и она три дня ни с кем из нас не разговаривала. Говорила, что хочет запомнить твой голос. Пять лет назад она вышла замуж и переехала в Пенсильванию. Мы иногда пишем друг дружке, и она рассказывает, что, когда ее муж плохо ведет себя, она говорит ему, что Энди Нилс был от нее без ума, когда ей было четырнадцать.

Энди задумчиво обвел глазами ее чистенькое, светящееся личико, и ему захотелось сказать ей, что единственной девушкой, от которой он в то время был без ума, была она, Линн Моррис. К сожалению, тогда она была слишком молода для него, на целых три года младше. Более того, его мать догадалась об этом и решила, что будет лучше, если он в летние каникулы начнет изучать бизнес вместо того, чтобы увиваться за одной из сестер Моррис. Конечно же, его мать была права. Он бы только причинил Линн боль. Теперь все было иначе. Теперь он был зрелым мужчиной, способным нести ответственность за свои поступки. Мужчина, который не может предложить женщине стабильные отношения, не имеет права связываться с девушкой, которая ищет хорошего человека, чтобы связать с ним свою жизнь.

– Итак, ты готова потрясти мужскую часть населения Слоанс Коув? – спросил он, протягивая ей руку.

Она вложила свою руку в его ладонь, и он обхватил ее длинными пальцами.

– Помоги мне быть опасной, Энди, – прошептала она, улыбнувшись.

Энди мог смело заявить, что она уже довольно опасна. Если другие мужчины не чувствуют этого, то с ними что-то не в порядке.

Он повел ее вниз по ступенькам, а когда они оказались на тротуаре и прошли мимо его машины, она вопросительно заглянула ему в глаза.

– Линн, нам нужно, чтобы люди видели нас вместе. Поэтому будет лучше, если мы прогуляемся пешком, – пояснил он. – Кроме того, чтобы подкрепить иллюзию, я собираюсь тебя обнять.

Он обвил рукой ее талию, и от неожиданности она вздрогнула и коротко ахнула. Было видно, что для нее это непривычно. Но, по правде говоря, ему тоже было непривычно испытать то, что он сейчас испытал. Прикосновение к теплому изгибу ее бедра вызвало в нем необычное возбуждение. Ему нелегко было взять себя в руки.

– У тебя это хорошо получается, – сказала она тихо. – Наверняка было много опыта.

Больше, чем ему хотелось бы помнить сейчас.

– Я думал, что было бы неплохо пообедать где-нибудь в открытом кафе, – сказал он.

– Чтобы нас увидело как можно больше людей?

– Да, – кивнул он, хотя ему хотелось прямо противоположного. Оказаться с ней наедине.

– Чтобы они видели, как мы едим? – снова спросила она.

В ее голосе послышалось недоверие, и он решил, что это оттого, что он сам не смог как следует скрыть своих чувств. Он посмотрел на нее и заметил тревожную складочку между ее бровей.

– Ты не любишь кушать? – спросил он.

– Люблю. Но в этом нет ничего опасного.

Он не сдержался и громко рассмеялся.

– Линн, поверь, – проговорил он, растягивая слова, – даже поговорить с тобой по телефону может быть опасным. Хочешь увидеть? Что ж, смотри...

Он повел ее к открытому кафе, и они уселись за столик.

– Смотри на меня, – прошептал он, облокотившись на столик. – Не оглядывайся по сторонам. Не обращай внимания ни на людей на тротуаре, ни на официанта. Смотри только на меня.

Она уставилась на него. Невинные зеленые глазки поблескивали и смотрели с таким доверием и нежностью, что Энди тут же захотелось прикоснуться губами к ее векам, а потом сделать то, что он поклялся себе никогда не делать с ней. Заняться с ней любовью.

Когда к их столику подошел официант, Энди, не сводя глаз с Линн, заказал красное вино и креветки.

– Откуда ты знаешь, что я люблю креветки? – удивленно спросила она, как только официант отошел от их столика.

Он чертовски обаятельно улыбнулся, продолжая смотреть на нее.

– До этого момента не знал. Но ведь мы в Мейне, и поэтому не нужно смотреть в меню, чтобы знать, что здесь всегда есть. – Он взял ее за руку и стал поглаживать большим пальцем кисть. – Линн... – Он склонился к ее руке и поцеловал пальчики. Потом повернул ее кисть ладонью вверх и поцеловал запястье, как раз туда, где бешено пульсировала ее кровь. Линн замерла, чувствуя, как по телу прокатилась дрожь.

Ему стоило немалых усилий оторваться от ее руки. Пережить этот опасный момент оказалось не так просто, как он предполагал. Похоже, он начал слегка переигрывать.

Наконец на их столике появилось вино. Энди взял стакан и поднес к ее губам. Она сделала небольшой глоток.

– Подбодрись немного, – сказал он мягко, не зная, кому были адресованы его слова: ей или ему самому.

Затем он перегнулся через столик, потянулся к ее губам, собираясь нежно сцеловать с них вино. Но его губы невольно прикипели к ее губам, и, не ожидая этого от самого себя, Энди отчаянно впился в них. Ее губы были мягкими и податливыми, как будто ждали его поцелуя. Страсть мгновенно охватила все его существо. Он был возбужден и хотел только одного: прижать ее к груди, стащить с нее одежду...

Тихий стон сорвался с ее губ, и они приоткрылись. Энди знал, что, будь он настойчивей, он мог бы получить все, чего хотел. Она доверяла ему и позволяла наслаждаться поцелуем. Он чувствовал, что теряет самообладание.

Несколько секунд он боролся с желанием взять ее за плечи и притянуть к себе. Он был уже готов проиграть битву, но в последний момент опомнился и прервал поцелуй.

Темными, опасными, помутневшими от страсти глазами он несколько секунд смотрел на нее. Потом встал, запустил руку в карман и вынул из него несколько банкнот, которые не только сполна покрыли их счет, но и щедро одарили официанта.

– Пойдем отсюда, милая, – хриплым, низким голосом проговорил он.

Она покорно встала, и они быстро пошли по улице к ее дому. Наконец, снова оказавшись в ее гостиной, Энди глубоко вздохнул и заботливо посмотрел на нее. На ее лбу были две напряженные складочки.

– Ты в порядке? – спросил он.

Она медленно закивала, как будто сомневалась. Ее глаза были полны тревоги. Энди хотелось провести пальцем по этим складочкам на ее лбу и разгладить их, но он не решался снова прикоснуться к ней.

– Как ты думаешь, что подумали люди? – спросила она.

Люди подумали, что он собирался овладеть ею прямо там, в ресторане, мелькнуло в его голове. Но он, конечно, не скажет ей об этом.

– А что думаешь ты?

Она пожала плечами.

– Не думаю, что люди поверят, будто ты так сильно хотел оказаться со мной наедине дома, что даже не прикоснулся к еде, которую заказал.

– Но факт есть факт: мы у тебя дома, и я не ел.

На ее губах заиграла невольная улыбка.

– Ты прав. Мы не поели, а теперь оказались в ловушке в моем доме. Что будем делать?

Все, что угодно, только не целовать ее и не прикасаться к ней, подумал он с тоской.

– А давай поедим, – предложил он. – И заодно продумаем наше следующее действие.

– Что ж, давай поедим. У меня в холодильнике достаточно продуктов, – сказала она. – А что касается нашего следующего действия, то мне кажется, что в нем нет необходимости. Похоже, что мы своей цели добились. Как ты думаешь? Уверена, что после того, что мы устроили в ресторане, мнение местных мужчин обо мне резко изменится. Я ведь только хотела встряхнуть их немного.

Она, безусловно, была права. Если им удалось сегодня показать всем местным парням, что она женщина, а не хорошо воспитанный робот для производства потомства, то им не нужно продолжать играть в любовь.

– Конечно, я пока не выполнила свою часть уговора, – продолжала она. – Но мы можем начать работать над этим. Я сейчас принесу что-нибудь поесть, и ты расскажешь мне все, что тебе уже известно о доме твоей матери. А завтра посмотрим, что нужно сделать.

– Согласен, – осторожно проговорил он. – Завтра мы снова появимся в городе и посмотрим, какой эффект произвели на местное население. Пусть слухи разойдутся.


5

<p>5</p>

– Линн, у этого мужчины такой взгляд, что женщине хочется сбросить с себя одежду и отдаться ему прямо в центре города на главной площади. Не могу понять, как ты умудрилась дышать, когда он вчера в ресторане целовал твои пальчики? Я сидела в своей лавке и все видела. – Эльма захихикала. – Признаться, я так разволновалась, что выдавила сок из двух помидоров, которые я собиралась положить в сумку миссис Эннис.

Эльма проскользнула в книжный магазин и, таинственно шепча, потащила Линн за собой в подсобку.

– Эльма, что ты делаешь? Я не могу сидеть и сплетничать об Энди, – возмутилась Линн. – Меня ждут покупатели.

– Ха, покупатели... – фыркнула Эльма. – Может, двое или трое из них пришли сюда, чтобы купить книгу. Остальные просто ждут, когда здесь появится Энди Нилс и снова смачно поцелует тебя. Вы вчера хорошенько встряхнули наш городок. Только туристы не ведают, что здесь происходит, хотя некоторые из них, возможно, и почуяли, что может произойти сегодня в книжном магазине.

Линн усмехнулась и покачала головой.

– Эльма, у тебя буйно разгулялось воображение. Не стану отрицать, что у местной публики повышенный интерес к тому, как Энди Нилс проводит свое свободное время в нашем городе, но мне трудно поверить, что люди торчат в моем магазине только для того, чтобы дождаться, когда он появится здесь и поцелует меня.

– Ты права. Некоторые из них здесь – я имею в виду мужчин – потому, что хотят убедиться, не упускают ли они чего, – сказала Эльма, усмехнувшись. – Ты только посмотри: Джоу Роллинс пытается читать книгу вверх тормашками...

Линн встревожило это сообщение. Джоу Роллинс был известен своими любовными похождениями. Он никогда не смотрел на женщину дважды, если был уверен, что у него с ней ничего не выйдет.

– А может, он ищет что-нибудь интересное почитать, – попыталась возразить Линн.

Эльма рассмеялась.

– Не пытайся обмануть себя, Линн. Этот парень открыто хвастается, что никогда не читает книгу, если в ней нет картинок с обнаженными женщинами.

Линн через щель в приоткрытой двери посмотрела на Джоу и заметила, что он держит в руках биографию Рубенса. Но ей почему-то совсем не хотелось задумываться, почему он рассматривает картины с обнаженными женщинами вверх тормашками.

Она также заметила, что в это утро в магазине было гораздо больше мужчин, чем обычно. Она попыталась проскользнуть за дверь и вернуться в магазин, но Эльма поймала ее за руку.

– Итак?

Линн обернулась и увидела в глазах Эльмы вопрос.

– Что?

– Итак, что между вами было? И как? – спросила Эльма. – Полагаю, что это было потрясающе. Только вот по тебе не скажешь, что ты готова распахнуть крылья и взлететь. С тобой все в порядке, дорогая? Ты ведь знаешь, как он обычно обходится с женщинами.

Впервые после вчерашнего вечера Линн позволила себе определить свои чувства. Вчера вечером она просто попала под чары Энди Нилса. У этого мужчины были поистине волшебные пальцы, необыкновенно жаркие губы и чарующий голос, который мог заставить женщину сделать все, что бы он ни попросил. Когда он вчера целовал ее пальцы, ей казалось, что от блаженства она теряет сознание. А когда он целовал ее влажные от вина губы, придерживая рукой ее затылок, она воспламенилась и почти готова была отдаться ему. Потом, когда они вернулись к ней домой, она вспомнила, что они просто разыгрывают спектакль, притворяются, и ей почему-то стало грустно. Конечно, расстраиваться и грустить в этой ситуации глупо. Она знала, чего она хочет, и Энди Нилс был тут ни при чем. Ей нужен мужчина, но совсем не такой, как Энди. Ей нужен обычный хороший мужчина, который принадлежал бы только ей одной и для которого она была бы единственной и желанной. Она хотела, чтобы этот мужчина по-настоящему узнал ее и ценил. На этом, в принципе, и был основан их план. Энди Нилс должен был показать мужчинам, что Линн Моррис на самом деле представляет. Он должен был заставить мужчин увидеть в Линн женщину – страстную, независимую, интересную.

Что ж, судя по публике, крутящейся в магазине и возле него, их замысел удался.

– Я очень благодарна Энди, – сказала она, не подумав.

Эльма удивленно посмотрела на нее.

– С ним было хорошо, не так ли?

Линн не удержалась и рассмеялась.

– До того, о чем ты думаешь, у нас не дошло, – сказала она. – Но мы очень долго говорили. Он удивительный человек. – Заметив на лице Эльмы лукавую усмешку, она добавила: – Нет, я не имела в виду его поцелуи.

Эльма бросила на нее недоверчивый взгляд.

– Хотя, что говорить, целоваться он умеет и делает это очень хорошо, – продолжила Линн, пытаясь забыть прикосновение его жарких, нетерпеливых губ. – Но я говорю о его личности. У него много братьев и сестер, которых он обожает, и все они заняты одним бизнесом – открывают рестораны. У каждого своя миссия. Энди занимается исследованиями и реставрацией. Его ресторан в Сент-Луисе когда-то был школой, и Энди сохранил много деталей интерьера, оставшихся от старины. Он изучил историю этой школы и добыл множество фотографий и смешных историй, происходивших в школе. Официантка в этом ресторане ведет себя так, будто она учительница. Столы похожи на школьные парты. Энди любит свою работу. Об этом можно судить по тому, как он говорит о ней. По его глазам...

Только тут Линн заметила, что Эльма молчит, а говорит все время она и все ее разговоры об Энди.

– Да, он действительно любит свое дело, – резко добавила она. – И теперь он собирается отреставрировать дом своей матери. Уже набрал рабочих. Так что нам было о чем говорить всю ночь.

– Вы всю ночь проговорили? – изумилась Эльма.

Ее громкий голос заставил нескольких посетителей обернуться и глянуть в их сторону.

Линн почувствовала, как на ее щеках выступает румянец. Ей ничего не стоило разыгрывать с Энди любовный спектакль, но врать было гораздо труднее.

– А чем, ты думаешь, мы занимались? – спросила она подругу.

Эльма улыбнулась.

– Я думаю, что любая женщина, которая провела с Энди Нилсом половину ночи и пытается уверять, что они только беседовали, вряд ли сможет кого-то убедить в этом. Ты думаешь, что ей поверят? – спросила она.

Хотя по ее глазам Линн видела, что Эльма поверила ей. Они были старыми подругами, и Линн умела читать ее мысли.

– Что ж, похоже, тебе пора вернуться к покупателям, – сказала Эльма. – Тем более что и твой молодой человек уже появился.

Линн бросила взгляд на входную дверь и увидела, что Энди только что вошел в магазин. Он остановился у входа и стал смотреть по сторонам. Линн пошла ему навстречу. Но стоило ей пройти несколько шагов, как перед ней появился Джон Клакстон.

– Он забавляется с тобой, Линн, – сказал он. – Он только пробует хлеб, но вовсе не собирается покупать его. Подумай об этом, пока не наделала глупостей.

– А ты, Клакстон, подумай, как ты разговариваешь с женщиной, – послышался слева от нее голос Энди. – Линн очень славная женщина, у которой здесь много друзей. Ее все здесь уважают, поэтому кому-то может не понравиться, как ты с ней разговариваешь.

Джон Клакстон густо покраснел и забормотал извинения.

– Я не хотел обидеть Линн, – закончил он.

Линн глубоко вздохнула, отвела глаза в сторону и увидела Даррела Хойна – робкого, но очень приятного мужчину, который, делая вид, что читает журнал, время от времени поглядывал на нее. В другом конце магазина стоял Джоу Роллинс и многозначительно улыбался. Наконец он поставил книгу на полку и подошел к ней.

– Возможно, Джон не способен оценить всю тонкость твоей натуры, Линн, – сказал он. – Но есть мужчины, которые на это способны.

Линн почувствовала, как Энди, стоящий за ее спиной, напрягся. Ей почему-то стало невыносимо смешно. Джоу Роллинс никогда раньше не смотрел на нее.

– Спасибо тебе, Джоу, но думаю, что Джон просто пытался позаботиться о моем благополучии. Доброе утро, Даррел. – Она перевела взгляд на мужчину, пытающегося скрыться за обложкой журнала. – Скажи, если тебе нужна моя помощь в выборе книги.

Линн сама не заметила, как вошла в свою обычную роль деловой женщины – хозяйки магазина.

– Мистер Ренсом, надеюсь, вы нашли, что искали? – обратилась она к пожилому мужчине, просматривающему бестселлеры.

– Спасибо, Линн. В твоем магазине я всегда нахожу то, что интересует меня, – ответил он. – Только не позволяй этим парням устроить здесь драку из-за тебя. Если им хочется подправить друг другу лица, пусть займутся этим в парке. Просто страшно подумать, что они могут перевернуть здесь все вверх дном, перепортить столько книг.

По магазину пронесся шорох. Мужчины замялись, почувствовав себя виноватыми.

– Я позвоню тебе, детка, – бросил ей Джоу Роллинс и направился к двери.

Даррел последовал за ним и на прощание только кивнул ей. Джон Клакстон успел выскочить из магазина, когда она разговаривала с мистером Ренсомом. Наконец, когда магазин почти опустел, Энди Нилс подошел к ней ближе.

– Все в порядке? – спросил он, внимательно оглядывая ее.

– Да, – ответила она и кивнула.

И это была правда. Хотя нельзя сказать, что их вчерашний эксперимент принес желанный результат. Сегодня на нее обрушился мужчина, который продолжал искать мать для своих детей, мужчина, который, по-видимому, хотел бы заняться с ней чем-нибудь, где потребовалось бы освободиться от одежды. Но среди них был Даррел – довольно симпатичный и милый человек. Линн подумала, что ей следовало бы радоваться, но почему-то особой радости она не испытывала. Вот только ее сердце странно колотилось. И это было оттого, что рядом стоял Энди Нилс.

Он наклонился к ней и нежно поцеловал ее за ушком.

– Ммм, ты так приятно пахнешь, – сказал он так громко, что стоявшая неподалеку женщина выронила из рук книгу. – И нам нужно поговорить, – шепотом добавил он.

Она глянула на него и заметила беспокойство в его глазах.

– Но у меня все хорошо, – пролепетала она. – Хотя... ты прав. Нам не помешает поговорить. Я закрою магазин в пять и пойду домой. Дома есть немного работы. Потом я вернусь сюда. Если сможешь, приходи сюда в шесть. У меня есть кое-что интересное, и я хочу показать это тебе.

В магазине воцарилась кладбищенская тишина. Казалось, все находящиеся там уши с любопытством прислушивались к ее словам. Потом множество завистливых глаз устремилось на Энди. Линн Моррис только что пригласила его встретиться с ней в темном, пустом магазине, чтобы показать ему что-то интересное.

Энди улыбнулся, обнажая ряд ровных белых зубов. Потом коснулся пальцем ее носика и снова наклонился к ней.

– У тебя очень хорошо получилось, – прошептал он. – Поздравляю.

Потом он повернулся и направился к выходу.

– Итак, увидимся в шесть, Линн! И, пожалуйста, оденься полегче! Тебя ждет очень теплый вечер! – объявил он на весь магазин и скрылся за дверью.

– Это потрясающе! – воскликнул Энди, разглядывая фотографии. – Откуда они у тебя?

Линн пожала плечами.

– Это мое хобби. Люблю собирать мелочи, связанные со стариной. Пару лет назад во время нашего ежегодного летнего фестиваля я обошла почти все местные дома и попросила хозяев порыться в старых вещах на чердаках. Вот так у меня и появились эти фотографии. Только вчера ночью, когда ты ушел, я вспомнила о них. Так выглядел дом твоей матери сто лет назад. Он был без колонн. Их пристроили гораздо позже, и я попытаюсь узнать когда. Кроме того, я знаю, у кого могут быть сведения о прежних жильцах дома. Может, даже сохранился дневник.

– Ты умудрилась добыть столько информации за пару дней! Невероятно. Линн, ты просто гений раскопок. Чего стоят одни только фотографии! – Энди посмотрел на нее широко раскрытыми от восхищения глазами. – Только я не хочу, чтобы ты изнуряла себя, занимаясь моим исследованием. У тебя и без того много работы и забот с магазином, и...

– И ты уже третий вечер своей жизни даришь мне, – мягко перебила она. – Так что пусть все будет по справедливости. Кроме того, моя работа приносит мне радость.

Энди гордо запрокинул голову.

– А ты не думаешь, что мне это тоже может приносить радость?

Она притворилась, что рассматривает фотографии.

– Ну не знаю... Ты мог бы в эти вечера по-настоящему встречаться с женщиной, а не притворяться, что встречаешься.

Он усмехнулся.

– О да, я ужасно тяжело работаю, целуя тебя.

В ее зеленых глазах блеснули серебряные искорки.

– Я не настолько наивна, Энди. Я знаю, что это не то, что спотыкаться о камень или натыкаться на стену, но...

– Шшш. – Он нежно прикрыл ей рот ладонью, наклонился и поцеловал ее. – Я хочу, чтобы ты знала, что мне стоит немалых усилий устоять перед твоей привлекательностью. Может, ты и права – тебе выпала задача легче моей, потому что – не знаю, заметила ты это или нет – ты необыкновенно привлекательная женщина, Линн, и я... Черт бы меня побрал... Я испытываю безумное влечение к тебе. – Он шумно вздохнул. – Но и ты, и я прекрасно знаем, что между нами есть границы. И хотя никто нам не сказал, что их нельзя переступать, все же я знаю, что не имею права доводить то, что между нами происходит, до естественного завершения. Поэтому ты должна быть бдительной и не позволять мне делать то, что может поставить тебя в неловкое положение. Но, прошу тебя, не думай, что то, что происходит, я считаю «работой»...

– Что ж, и ты не думай, что мне легко выстоять...

Энди тяжело вздохнул. Ее мягкий, теплый голос вызвал у него короткое головокружение.

– И поскольку мы сейчас абсолютно откровенны, – продолжала она, – хочу признаться тебе, что когда-то я была без ума от тебя.

Он улыбнулся и убрал волосы с ее лица.

– Я тоже.

– Но ты никогда не говорил мне об этом! – Ее глаза расширились от удивления или, скорее всего, от недоверия.

– Мне было семнадцать, а тебе – четырнадцать. Ты тогда была слишком юной, и меня... – Он пожал плечами. – Меня отправили учиться бизнесу. Мои родители всегда придерживались очень жестких правил относительно жизни. Моя мать однажды открыто заявила мне, что вышла замуж только ради положения. Она сказала, что родила меня только для того, чтобы я выполнил свой долг, был предан имени и делу Нилсов. И если я зря шатаюсь по Слоанс Коув и бездельничаю, значит, у меня слишком много времени. Поэтому мои родители решили, что мне пора научиться править фамильной империей.

Линн заметно погрустнела.

– Значит, ты был тогда несчастен?

Он улыбнулся и провел пальцем по ее щеке.

– Это было очень давно. Для меня это в прошлом.

– А теперь ты счастлив?

Он снова улыбнулся.

– Мне давно уже никто не отдает приказов. Все, что я делаю, я делаю по собственной воле. Я живу так, как мне удобно.

– Я знаю. Мы очень разные с тобой, – быстро проговорила она. – Ты создан для того, чтобы править империей и ослеплять сотню женщин в месяц. А мне суждено сидеть в одном месте с одним мужчиной до конца жизни.

Он кивнул.

– Да, Линн, мы разные. На всю жизнь – это не с Нилсами. В нас нет ни грамма постоянства. Не очень приятно в этом сознаться, но правда есть правда.

– У тебя интересный бизнес. Твои рестораны приносят людям радость. А еще я уверена, что за год ты делаешь счастливыми многих женщин. Это не так уж плохо.

Он улыбнулся.

– Сейчас дело совсем не во мне. Давай поговорим о тебе и вспомним, что мы еще не добились того, к чему стремились. Судя по тому, что происходило сегодня утром в твоем магазине, трудно сказать, что мы добились успеха. Кстати, кто этот Джоу?

Линн рассмеялась.

– Джоу Роллинс? Один парень, который хочет увидеть меня обнаженной.

Его глаза на миг вспыхнули, а потом резко похолодели. Линн видела, что он пытается взять себя в руки. Он отошел на шаг назад.

– Все мужчины хотят увидеть тебя обнаженной, Линн, – сказал он. – Но, надеюсь, Джоу тебе не нравится?

– Нет. – Она покачала головой. – И все же приятно, что кто-то открыто выразил свой сексуальный интерес ко мне. Я никогда еще не была объектом сексуального интереса.

Он снова бросил на нее убийственный взгляд.

– А кто тот второй мужчина?

– Даррел, – задумчиво ответила она. – Умный, стабильный и немного стеснительный. Не мешало бы подумать о нем.

– Только смотри, не ошибись. Может оказаться, что он на том же пути, что и Джоу Роллинс.

Она коротко рассмеялась.

– Ты говоришь, как мои братья.

Он вздохнул.

– Признаться, я начинаю их понимать. И все же думаю, что вчера мы допустили тактическую ошибку. Мы хотим, чтобы мужчины увидели, что ты способна быть непредсказуемой, опасной, но также и романтичной, не так ли?

– Мне кажется, что мы сделали все, – быстро ответила она.

– А мне так не кажется. Ведь ты еще не встретила своего мужчину?

– Нет.

– Значит, мы сделали не все.

Она не могла отвести глаз от его губ и боялась, что сейчас просто прильнет к нему и попросит его поцеловать ее. Но для этого не было никакого повода – кроме них в магазине никого не было.

Наконец она глубоко вздохнула и кивнула.

В дверь постучали. Пожав плечами, Линн направилась к двери. Но Энди быстро схватил ее за руку и остановил.

– Магазин уже закрыт, – сказал он. – Или ты ждешь кого-то?

Она отрицательно покачала головой, и тогда он за три огромных шага приблизился к двери и открыл ее.

На пороге стояла девушка, ужасно похожая на Линн. Только глаза у нее были серо-голубые, и сложена она была поплотнее.

Глядя на Энди, девушка удивленно подняла брови.

– Мистер Нилс? Добрый вечер. Вот уж не ожидала встретить вас здесь, – проговорила она вежливо. – Я заходила к Линн домой, но ее там не оказалось, вот я и решила, что она может быть в магазине.

Интересно. Похоже, у людей сложилось мнение о Линн, как о человеке, чья жизнь строго расписана...

Энди тоже поднял брови и заставил девушку рассмеяться.

– Ладно, скажу больше, – наконец проговорила она. – По правде говоря, я сама редко выбираюсь из дому: муж, маленький ребенок, работа над книгой рецептов... Но это скорее родственное чутье. Я откуда-то знала, что она может быть здесь.

– Рад видеть вас, Сандра, – сказал Энди и, отойдя в сторону, позволил ей войти. – Линн, твоя сестра пришла. – Он повернулся к ней, скрывающейся за его спиной, взял ее за плечи и, как ароматный букет, выставил перед Сандрой.

– Я и без тебя могла открыть дверь, – недовольно пробурчала она.

– Я только хотел убедиться, что это не Джоу Роллинс...

Сандра присвистнула.

– Джоу Роллинс. Весь город говорит о том, что сегодня произошло в книжном магазине, и особенно о том, как Джоу любовался картинками с обнаженными девушками, держа книгу вверх тормашками.

– Это были репродукции с картин Рубенса, – пояснила Линн.

– Не важно, потому что всем известно, что Джоу Роллинс разглядывал их совсем не потому, что стал интересоваться фламандской живописью. Наверняка он представлял тебя, Линн, на их месте.

– Он просто болван, – сказал Энди.

– И довольно безобидный, – добавила Линн. – Тебе не стоит так беспокоиться за меня, Сандра. Ты ведь знаешь, что я и близко не подпущу к себе Джоу.

– Не сомневаюсь, – усмехнулась Сандра. – Джоу бояться нечего. Но есть кое-кто другой. Двое других...

Линн застонала.

– Братцы задумали что-то ужасное? Решили прибегнуть к крутым мерам?

– Ты имеешь в виду что-то типа ампутации у Энди некоторых жизненно важных частей тела? – рассмеялась Сандра. – Нет, не настолько крутые. Похоже, они теперь ломают головы, пытаясь подослать к тебе более подходящих мужчин.

Глядя в тревожные глаза Линн, Энди не удержался и погладил ее по щеке.

– Похоже, я проиграл, – сказал он.

– Проиграл? – Сандра удивленно уставилась на него.

Энди улыбнулся ей.

– Мне хотелось, чтобы к Линн относились так, как она этого заслуживает, – пояснил он, с дразнящей улыбкой заглядывая ей в глаза. – Итак, Линн, ты говорила, что мне придется отрабатывать на благо общества. Я готов.

Линн пожала плечами.

– Что ж, не знаю точно, куда тебя пошлют. Может, тебе придется сажать деревья, может, делать покупки для старичков и старушек. А может, подметать тротуары? Или помогать одиноким хозяйкам магазинов?

– А что я получу, если выиграю? – спросил он, рассмеявшись.

Линн на несколько секунд задумалась.

– Прогулку на катере при полной луне. Домашний ужин, приготовленный лучшим поваром города, – сказала она, кивнув в сторону сестры. – А еще, возможно, рассвет на горе Кадиллак. Наблюдение за китами...

Энди почесал затылок.

– Заманчиво. Тогда я лучше подумаю над другим планом действий, – сказал он.

Но он прекрасно знал, что его желание помочь Линн меньше всего касается делового уговора между ними...

Позже этим вечером, когда он, распростившись с Линн у ее дома, садился в машину, он заставил себя очнуться.

– Не пытайся одурачить себя, Энди Нилс, – пробурчал он себе под нос. – Не воображай из себя великого альтруиста. Да, ты хочешь помочь Линн, но не притворяйся, что тебе это не нравится, потому что помогать ей – значит прикасаться к ней, целовать ее...

Он сел в машину и откинулся на спинку сиденья.

О черт, он только что расстался с ней, но уже успел соскучиться. Сможет ли он дождаться того момента, когда она снова будет рядом и он снова будет чувствовать вкус ее губ, запах ее тела, нежность ее кожи?

Спустя три дня в магазине Линн снова появился Даррел. А еще здесь был Эвери Мансон, банкир Линн. Линн помогала покупателю выбрать книгу и, случайно подняв глаза, поймала на себе пронзительный взгляд Эвери. Тот всегда был очень дружелюбен с ней и часто помогал. И это было все. Он никогда раньше не смотрел на нее как на женщину, которую он хочет. Теперь он смотрел на нее именно так.

Как только их глаза встретились, Эвери мило улыбнулся. Она ответила на его улыбку, но ее сердце при этом не дрогнуло.

Что ж, подумала она, может, это произойдет позже. Эвери – приятный мужчина. И Даррел тоже.

Наконец Даррел закрыл книгу по истории американского запада, которую держал в руках, и подошел к кассе.

– Надеюсь, ты получишь удовольствие от этой книги, – сказала ему Линн. – Она вышла совсем недавно.

Уши Даррела густо покраснели.

– Меня всегда интересовала история западного переселения, – сказал он.

Линн об этом слышала впервые. Она вообще мало знала о Дарреле. Ей стало немного стыдно.

– Когда прочтешь, расскажи, что тебе понравилось больше всего, – сказала она.

Но было похоже, что запас слов на беседу с ней у Даррела резко истощился. Он молча схватил книгу и сбежал.

Чуть позже Эвери подошел к ней, чтобы заплатить за журнал «Финансовые заметки».

– Кажется, нам пора назначить нашу следующую деловую встречу, Линн, – сказал он и нервно улыбнулся. – Кстати, почему бы нам не обговорить твои дела за ланчем?

– С удовольствием, – с улыбкой ответила Линн.

Может, как раз пришло время, чтобы они с Эвери получше узнали друг друга, как люди, а не как деловые партнеры.

И все же... Нет, она не могла представить себя и Эвери в одной постели... И дело совсем не в том, что прошлой ночью ей приснилось, будто Энди несет ее на руках к кровати...

Она ожесточенно задвинула ящик кассы.

– Похоже, ты боишься, Линн, что мужчины сейчас начнут выпрыгивать из кассового ящика, – услышала она голос мистера Уэстлейка – пожилого, уважаемого в городе человека, и подняла глаза.

– Простите, – тихо сказала она и улыбнулась ему. – Знаете, мистер Уэстлейк, вы единственный мужчина, за которого я готова выйти замуж хоть завтра.

– Пропали наши парни, – сказал он и подмигнул ей. – Но если честно, я тебе не верю. Мне кажется, что у Энди Нилса есть самый крошечный шанс. По крайней мере, он знает, что девушку нужно целовать, а не предлагать ей просмотреть ее банковскую книжку.

Его замечание заставило покупателей рассмеяться. Но Линн в этот момент было не смешно. Она вдруг поняла, что люди воспринимали их игры в любовь всерьез. Они ведь могут предположить, что Энди просто бросил ее, когда он закончит свои дела и покинет город...

Линн тяжело вздохнула и вдруг поймала на себе взгляд Натали, своей помощницы.

– Послушай, Натали, – попросила она. – Ты сможешь поработать около часу одна? Мне нужно встретиться кое с кем.

– Никаких проблем, Линн, – ответила Натали.


– Линн, у этого мужчины такой взгляд, что женщине хочется сбросить с себя одежду и отдаться ему прямо в центре города на главной площади. Не могу понять, как ты умудрилась дышать, когда он вчера в ресторане целовал твои пальчики? Я сидела в своей лавке и все видела. – Эльма захихикала. – Признаться, я так разволновалась, что выдавила сок из двух помидоров, которые я собиралась положить в сумку миссис Эннис.

Эльма проскользнула в книжный магазин и, таинственно шепча, потащила Линн за собой в подсобку.

– Эльма, что ты делаешь? Я не могу сидеть и сплетничать об Энди, – возмутилась Линн. – Меня ждут покупатели.

– Ха, покупатели... – фыркнула Эльма. – Может, двое или трое из них пришли сюда, чтобы купить книгу. Остальные просто ждут, когда здесь появится Энди Нилс и снова смачно поцелует тебя. Вы вчера хорошенько встряхнули наш городок. Только туристы не ведают, что здесь происходит, хотя некоторые из них, возможно, и почуяли, что может произойти сегодня в книжном магазине.

Линн усмехнулась и покачала головой.

– Эльма, у тебя буйно разгулялось воображение. Не стану отрицать, что у местной публики повышенный интерес к тому, как Энди Нилс проводит свое свободное время в нашем городе, но мне трудно поверить, что люди торчат в моем магазине только для того, чтобы дождаться, когда он появится здесь и поцелует меня.

– Ты права. Некоторые из них здесь – я имею в виду мужчин – потому, что хотят убедиться, не упускают ли они чего, – сказала Эльма, усмехнувшись. – Ты только посмотри: Джоу Роллинс пытается читать книгу вверх тормашками...

Линн встревожило это сообщение. Джоу Роллинс был известен своими любовными похождениями. Он никогда не смотрел на женщину дважды, если был уверен, что у него с ней ничего не выйдет.

– А может, он ищет что-нибудь интересное почитать, – попыталась возразить Линн.

Эльма рассмеялась.

– Не пытайся обмануть себя, Линн. Этот парень открыто хвастается, что никогда не читает книгу, если в ней нет картинок с обнаженными женщинами.

Линн через щель в приоткрытой двери посмотрела на Джоу и заметила, что он держит в руках биографию Рубенса. Но ей почему-то совсем не хотелось задумываться, почему он рассматривает картины с обнаженными женщинами вверх тормашками.

Она также заметила, что в это утро в магазине было гораздо больше мужчин, чем обычно. Она попыталась проскользнуть за дверь и вернуться в магазин, но Эльма поймала ее за руку.

– Итак?

Линн обернулась и увидела в глазах Эльмы вопрос.

– Что?

– Итак, что между вами было? И как? – спросила Эльма. – Полагаю, что это было потрясающе. Только вот по тебе не скажешь, что ты готова распахнуть крылья и взлететь. С тобой все в порядке, дорогая? Ты ведь знаешь, как он обычно обходится с женщинами.

Впервые после вчерашнего вечера Линн позволила себе определить свои чувства. Вчера вечером она просто попала под чары Энди Нилса. У этого мужчины были поистине волшебные пальцы, необыкновенно жаркие губы и чарующий голос, который мог заставить женщину сделать все, что бы он ни попросил. Когда он вчера целовал ее пальцы, ей казалось, что от блаженства она теряет сознание. А когда он целовал ее влажные от вина губы, придерживая рукой ее затылок, она воспламенилась и почти готова была отдаться ему. Потом, когда они вернулись к ней домой, она вспомнила, что они просто разыгрывают спектакль, притворяются, и ей почему-то стало грустно. Конечно, расстраиваться и грустить в этой ситуации глупо. Она знала, чего она хочет, и Энди Нилс был тут ни при чем. Ей нужен мужчина, но совсем не такой, как Энди. Ей нужен обычный хороший мужчина, который принадлежал бы только ей одной и для которого она была бы единственной и желанной. Она хотела, чтобы этот мужчина по-настоящему узнал ее и ценил. На этом, в принципе, и был основан их план. Энди Нилс должен был показать мужчинам, что Линн Моррис на самом деле представляет. Он должен был заставить мужчин увидеть в Линн женщину – страстную, независимую, интересную.

Что ж, судя по публике, крутящейся в магазине и возле него, их замысел удался.

– Я очень благодарна Энди, – сказала она, не подумав.

Эльма удивленно посмотрела на нее.

– С ним было хорошо, не так ли?

Линн не удержалась и рассмеялась.

– До того, о чем ты думаешь, у нас не дошло, – сказала она. – Но мы очень долго говорили. Он удивительный человек. – Заметив на лице Эльмы лукавую усмешку, она добавила: – Нет, я не имела в виду его поцелуи.

Эльма бросила на нее недоверчивый взгляд.

– Хотя, что говорить, целоваться он умеет и делает это очень хорошо, – продолжила Линн, пытаясь забыть прикосновение его жарких, нетерпеливых губ. – Но я говорю о его личности. У него много братьев и сестер, которых он обожает, и все они заняты одним бизнесом – открывают рестораны. У каждого своя миссия. Энди занимается исследованиями и реставрацией. Его ресторан в Сент-Луисе когда-то был школой, и Энди сохранил много деталей интерьера, оставшихся от старины. Он изучил историю этой школы и добыл множество фотографий и смешных историй, происходивших в школе. Официантка в этом ресторане ведет себя так, будто она учительница. Столы похожи на школьные парты. Энди любит свою работу. Об этом можно судить по тому, как он говорит о ней. По его глазам...

Только тут Линн заметила, что Эльма молчит, а говорит все время она и все ее разговоры об Энди.

– Да, он действительно любит свое дело, – резко добавила она. – И теперь он собирается отреставрировать дом своей матери. Уже набрал рабочих. Так что нам было о чем говорить всю ночь.

– Вы всю ночь проговорили? – изумилась Эльма.

Ее громкий голос заставил нескольких посетителей обернуться и глянуть в их сторону.

Линн почувствовала, как на ее щеках выступает румянец. Ей ничего не стоило разыгрывать с Энди любовный спектакль, но врать было гораздо труднее.

– А чем, ты думаешь, мы занимались? – спросила она подругу.

Эльма улыбнулась.

– Я думаю, что любая женщина, которая провела с Энди Нилсом половину ночи и пытается уверять, что они только беседовали, вряд ли сможет кого-то убедить в этом. Ты думаешь, что ей поверят? – спросила она.

Хотя по ее глазам Линн видела, что Эльма поверила ей. Они были старыми подругами, и Линн умела читать ее мысли.

– Что ж, похоже, тебе пора вернуться к покупателям, – сказала Эльма. – Тем более что и твой молодой человек уже появился.

Линн бросила взгляд на входную дверь и увидела, что Энди только что вошел в магазин. Он остановился у входа и стал смотреть по сторонам. Линн пошла ему навстречу. Но стоило ей пройти несколько шагов, как перед ней появился Джон Клакстон.

– Он забавляется с тобой, Линн, – сказал он. – Он только пробует хлеб, но вовсе не собирается покупать его. Подумай об этом, пока не наделала глупостей.

– А ты, Клакстон, подумай, как ты разговариваешь с женщиной, – послышался слева от нее голос Энди. – Линн очень славная женщина, у которой здесь много друзей. Ее все здесь уважают, поэтому кому-то может не понравиться, как ты с ней разговариваешь.

Джон Клакстон густо покраснел и забормотал извинения.

– Я не хотел обидеть Линн, – закончил он.

Линн глубоко вздохнула, отвела глаза в сторону и увидела Даррела Хойна – робкого, но очень приятного мужчину, который, делая вид, что читает журнал, время от времени поглядывал на нее. В другом конце магазина стоял Джоу Роллинс и многозначительно улыбался. Наконец он поставил книгу на полку и подошел к ней.

– Возможно, Джон не способен оценить всю тонкость твоей натуры, Линн, – сказал он. – Но есть мужчины, которые на это способны.

Линн почувствовала, как Энди, стоящий за ее спиной, напрягся. Ей почему-то стало невыносимо смешно. Джоу Роллинс никогда раньше не смотрел на нее.

– Спасибо тебе, Джоу, но думаю, что Джон просто пытался позаботиться о моем благополучии. Доброе утро, Даррел. – Она перевела взгляд на мужчину, пытающегося скрыться за обложкой журнала. – Скажи, если тебе нужна моя помощь в выборе книги.

Линн сама не заметила, как вошла в свою обычную роль деловой женщины – хозяйки магазина.

– Мистер Ренсом, надеюсь, вы нашли, что искали? – обратилась она к пожилому мужчине, просматривающему бестселлеры.

– Спасибо, Линн. В твоем магазине я всегда нахожу то, что интересует меня, – ответил он. – Только не позволяй этим парням устроить здесь драку из-за тебя. Если им хочется подправить друг другу лица, пусть займутся этим в парке. Просто страшно подумать, что они могут перевернуть здесь все вверх дном, перепортить столько книг.

По магазину пронесся шорох. Мужчины замялись, почувствовав себя виноватыми.

– Я позвоню тебе, детка, – бросил ей Джоу Роллинс и направился к двери.

Даррел последовал за ним и на прощание только кивнул ей. Джон Клакстон успел выскочить из магазина, когда она разговаривала с мистером Ренсомом. Наконец, когда магазин почти опустел, Энди Нилс подошел к ней ближе.

– Все в порядке? – спросил он, внимательно оглядывая ее.

– Да, – ответила она и кивнула.

И это была правда. Хотя нельзя сказать, что их вчерашний эксперимент принес желанный результат. Сегодня на нее обрушился мужчина, который продолжал искать мать для своих детей, мужчина, который, по-видимому, хотел бы заняться с ней чем-нибудь, где потребовалось бы освободиться от одежды. Но среди них был Даррел – довольно симпатичный и милый человек. Линн подумала, что ей следовало бы радоваться, но почему-то особой радости она не испытывала. Вот только ее сердце странно колотилось. И это было оттого, что рядом стоял Энди Нилс.

Он наклонился к ней и нежно поцеловал ее за ушком.

– Ммм, ты так приятно пахнешь, – сказал он так громко, что стоявшая неподалеку женщина выронила из рук книгу. – И нам нужно поговорить, – шепотом добавил он.

Она глянула на него и заметила беспокойство в его глазах.

– Но у меня все хорошо, – пролепетала она. – Хотя... ты прав. Нам не помешает поговорить. Я закрою магазин в пять и пойду домой. Дома есть немного работы. Потом я вернусь сюда. Если сможешь, приходи сюда в шесть. У меня есть кое-что интересное, и я хочу показать это тебе.

В магазине воцарилась кладбищенская тишина. Казалось, все находящиеся там уши с любопытством прислушивались к ее словам. Потом множество завистливых глаз устремилось на Энди. Линн Моррис только что пригласила его встретиться с ней в темном, пустом магазине, чтобы показать ему что-то интересное.

Энди улыбнулся, обнажая ряд ровных белых зубов. Потом коснулся пальцем ее носика и снова наклонился к ней.

– У тебя очень хорошо получилось, – прошептал он. – Поздравляю.

Потом он повернулся и направился к выходу.

– Итак, увидимся в шесть, Линн! И, пожалуйста, оденься полегче! Тебя ждет очень теплый вечер! – объявил он на весь магазин и скрылся за дверью.

– Это потрясающе! – воскликнул Энди, разглядывая фотографии. – Откуда они у тебя?

Линн пожала плечами.

– Это мое хобби. Люблю собирать мелочи, связанные со стариной. Пару лет назад во время нашего ежегодного летнего фестиваля я обошла почти все местные дома и попросила хозяев порыться в старых вещах на чердаках. Вот так у меня и появились эти фотографии. Только вчера ночью, когда ты ушел, я вспомнила о них. Так выглядел дом твоей матери сто лет назад. Он был без колонн. Их пристроили гораздо позже, и я попытаюсь узнать когда. Кроме того, я знаю, у кого могут быть сведения о прежних жильцах дома. Может, даже сохранился дневник.

– Ты умудрилась добыть столько информации за пару дней! Невероятно. Линн, ты просто гений раскопок. Чего стоят одни только фотографии! – Энди посмотрел на нее широко раскрытыми от восхищения глазами. – Только я не хочу, чтобы ты изнуряла себя, занимаясь моим исследованием. У тебя и без того много работы и забот с магазином, и...

– И ты уже третий вечер своей жизни даришь мне, – мягко перебила она. – Так что пусть все будет по справедливости. Кроме того, моя работа приносит мне радость.

Энди гордо запрокинул голову.

– А ты не думаешь, что мне это тоже может приносить радость?

Она притворилась, что рассматривает фотографии.

– Ну не знаю... Ты мог бы в эти вечера по-настоящему встречаться с женщиной, а не притворяться, что встречаешься.

Он усмехнулся.

– О да, я ужасно тяжело работаю, целуя тебя.

В ее зеленых глазах блеснули серебряные искорки.

– Я не настолько наивна, Энди. Я знаю, что это не то, что спотыкаться о камень или натыкаться на стену, но...

– Шшш. – Он нежно прикрыл ей рот ладонью, наклонился и поцеловал ее. – Я хочу, чтобы ты знала, что мне стоит немалых усилий устоять перед твоей привлекательностью. Может, ты и права – тебе выпала задача легче моей, потому что – не знаю, заметила ты это или нет – ты необыкновенно привлекательная женщина, Линн, и я... Черт бы меня побрал... Я испытываю безумное влечение к тебе. – Он шумно вздохнул. – Но и ты, и я прекрасно знаем, что между нами есть границы. И хотя никто нам не сказал, что их нельзя переступать, все же я знаю, что не имею права доводить то, что между нами происходит, до естественного завершения. Поэтому ты должна быть бдительной и не позволять мне делать то, что может поставить тебя в неловкое положение. Но, прошу тебя, не думай, что то, что происходит, я считаю «работой»...

– Что ж, и ты не думай, что мне легко выстоять...

Энди тяжело вздохнул. Ее мягкий, теплый голос вызвал у него короткое головокружение.

– И поскольку мы сейчас абсолютно откровенны, – продолжала она, – хочу признаться тебе, что когда-то я была без ума от тебя.

Он улыбнулся и убрал волосы с ее лица.

– Я тоже.

– Но ты никогда не говорил мне об этом! – Ее глаза расширились от удивления или, скорее всего, от недоверия.

– Мне было семнадцать, а тебе – четырнадцать. Ты тогда была слишком юной, и меня... – Он пожал плечами. – Меня отправили учиться бизнесу. Мои родители всегда придерживались очень жестких правил относительно жизни. Моя мать однажды открыто заявила мне, что вышла замуж только ради положения. Она сказала, что родила меня только для того, чтобы я выполнил свой долг, был предан имени и делу Нилсов. И если я зря шатаюсь по Слоанс Коув и бездельничаю, значит, у меня слишком много времени. Поэтому мои родители решили, что мне пора научиться править фамильной империей.

Линн заметно погрустнела.

– Значит, ты был тогда несчастен?

Он улыбнулся и провел пальцем по ее щеке.

– Это было очень давно. Для меня это в прошлом.

– А теперь ты счастлив?

Он снова улыбнулся.

– Мне давно уже никто не отдает приказов. Все, что я делаю, я делаю по собственной воле. Я живу так, как мне удобно.

– Я знаю. Мы очень разные с тобой, – быстро проговорила она. – Ты создан для того, чтобы править империей и ослеплять сотню женщин в месяц. А мне суждено сидеть в одном месте с одним мужчиной до конца жизни.

Он кивнул.

– Да, Линн, мы разные. На всю жизнь – это не с Нилсами. В нас нет ни грамма постоянства. Не очень приятно в этом сознаться, но правда есть правда.

– У тебя интересный бизнес. Твои рестораны приносят людям радость. А еще я уверена, что за год ты делаешь счастливыми многих женщин. Это не так уж плохо.

Он улыбнулся.

– Сейчас дело совсем не во мне. Давай поговорим о тебе и вспомним, что мы еще не добились того, к чему стремились. Судя по тому, что происходило сегодня утром в твоем магазине, трудно сказать, что мы добились успеха. Кстати, кто этот Джоу?

Линн рассмеялась.

– Джоу Роллинс? Один парень, который хочет увидеть меня обнаженной.

Его глаза на миг вспыхнули, а потом резко похолодели. Линн видела, что он пытается взять себя в руки. Он отошел на шаг назад.

– Все мужчины хотят увидеть тебя обнаженной, Линн, – сказал он. – Но, надеюсь, Джоу тебе не нравится?

– Нет. – Она покачала головой. – И все же приятно, что кто-то открыто выразил свой сексуальный интерес ко мне. Я никогда еще не была объектом сексуального интереса.

Он снова бросил на нее убийственный взгляд.

– А кто тот второй мужчина?

– Даррел, – задумчиво ответила она. – Умный, стабильный и немного стеснительный. Не мешало бы подумать о нем.

– Только смотри, не ошибись. Может оказаться, что он на том же пути, что и Джоу Роллинс.

Она коротко рассмеялась.

– Ты говоришь, как мои братья.

Он вздохнул.

– Признаться, я начинаю их понимать. И все же думаю, что вчера мы допустили тактическую ошибку. Мы хотим, чтобы мужчины увидели, что ты способна быть непредсказуемой, опасной, но также и романтичной, не так ли?

– Мне кажется, что мы сделали все, – быстро ответила она.

– А мне так не кажется. Ведь ты еще не встретила своего мужчину?

– Нет.

– Значит, мы сделали не все.

Она не могла отвести глаз от его губ и боялась, что сейчас просто прильнет к нему и попросит его поцеловать ее. Но для этого не было никакого повода – кроме них в магазине никого не было.

Наконец она глубоко вздохнула и кивнула.

В дверь постучали. Пожав плечами, Линн направилась к двери. Но Энди быстро схватил ее за руку и остановил.

– Магазин уже закрыт, – сказал он. – Или ты ждешь кого-то?

Она отрицательно покачала головой, и тогда он за три огромных шага приблизился к двери и открыл ее.

На пороге стояла девушка, ужасно похожая на Линн. Только глаза у нее были серо-голубые, и сложена она была поплотнее.

Глядя на Энди, девушка удивленно подняла брови.

– Мистер Нилс? Добрый вечер. Вот уж не ожидала встретить вас здесь, – проговорила она вежливо. – Я заходила к Линн домой, но ее там не оказалось, вот я и решила, что она может быть в магазине.

Интересно. Похоже, у людей сложилось мнение о Линн, как о человеке, чья жизнь строго расписана...

Энди тоже поднял брови и заставил девушку рассмеяться.

– Ладно, скажу больше, – наконец проговорила она. – По правде говоря, я сама редко выбираюсь из дому: муж, маленький ребенок, работа над книгой рецептов... Но это скорее родственное чутье. Я откуда-то знала, что она может быть здесь.

– Рад видеть вас, Сандра, – сказал Энди и, отойдя в сторону, позволил ей войти. – Линн, твоя сестра пришла. – Он повернулся к ней, скрывающейся за его спиной, взял ее за плечи и, как ароматный букет, выставил перед Сандрой.

– Я и без тебя могла открыть дверь, – недовольно пробурчала она.

– Я только хотел убедиться, что это не Джоу Роллинс...

Сандра присвистнула.

– Джоу Роллинс. Весь город говорит о том, что сегодня произошло в книжном магазине, и особенно о том, как Джоу любовался картинками с обнаженными девушками, держа книгу вверх тормашками.

– Это были репродукции с картин Рубенса, – пояснила Линн.

– Не важно, потому что всем известно, что Джоу Роллинс разглядывал их совсем не потому, что стал интересоваться фламандской живописью. Наверняка он представлял тебя, Линн, на их месте.

– Он просто болван, – сказал Энди.

– И довольно безобидный, – добавила Линн. – Тебе не стоит так беспокоиться за меня, Сандра. Ты ведь знаешь, что я и близко не подпущу к себе Джоу.

– Не сомневаюсь, – усмехнулась Сандра. – Джоу бояться нечего. Но есть кое-кто другой. Двое других...

Линн застонала.

– Братцы задумали что-то ужасное? Решили прибегнуть к крутым мерам?

– Ты имеешь в виду что-то типа ампутации у Энди некоторых жизненно важных частей тела? – рассмеялась Сандра. – Нет, не настолько крутые. Похоже, они теперь ломают головы, пытаясь подослать к тебе более подходящих мужчин.

Глядя в тревожные глаза Линн, Энди не удержался и погладил ее по щеке.

– Похоже, я проиграл, – сказал он.

– Проиграл? – Сандра удивленно уставилась на него.

Энди улыбнулся ей.

– Мне хотелось, чтобы к Линн относились так, как она этого заслуживает, – пояснил он, с дразнящей улыбкой заглядывая ей в глаза. – Итак, Линн, ты говорила, что мне придется отрабатывать на благо общества. Я готов.

Линн пожала плечами.

– Что ж, не знаю точно, куда тебя пошлют. Может, тебе придется сажать деревья, может, делать покупки для старичков и старушек. А может, подметать тротуары? Или помогать одиноким хозяйкам магазинов?

– А что я получу, если выиграю? – спросил он, рассмеявшись.

Линн на несколько секунд задумалась.

– Прогулку на катере при полной луне. Домашний ужин, приготовленный лучшим поваром города, – сказала она, кивнув в сторону сестры. – А еще, возможно, рассвет на горе Кадиллак. Наблюдение за китами...

Энди почесал затылок.

– Заманчиво. Тогда я лучше подумаю над другим планом действий, – сказал он.

Но он прекрасно знал, что его желание помочь Линн меньше всего касается делового уговора между ними...

Позже этим вечером, когда он, распростившись с Линн у ее дома, садился в машину, он заставил себя очнуться.

– Не пытайся одурачить себя, Энди Нилс, – пробурчал он себе под нос. – Не воображай из себя великого альтруиста. Да, ты хочешь помочь Линн, но не притворяйся, что тебе это не нравится, потому что помогать ей – значит прикасаться к ней, целовать ее...

Он сел в машину и откинулся на спинку сиденья.

О черт, он только что расстался с ней, но уже успел соскучиться. Сможет ли он дождаться того момента, когда она снова будет рядом и он снова будет чувствовать вкус ее губ, запах ее тела, нежность ее кожи?

Спустя три дня в магазине Линн снова появился Даррел. А еще здесь был Эвери Мансон, банкир Линн. Линн помогала покупателю выбрать книгу и, случайно подняв глаза, поймала на себе пронзительный взгляд Эвери. Тот всегда был очень дружелюбен с ней и часто помогал. И это было все. Он никогда раньше не смотрел на нее как на женщину, которую он хочет. Теперь он смотрел на нее именно так.

Как только их глаза встретились, Эвери мило улыбнулся. Она ответила на его улыбку, но ее сердце при этом не дрогнуло.

Что ж, подумала она, может, это произойдет позже. Эвери – приятный мужчина. И Даррел тоже.

Наконец Даррел закрыл книгу по истории американского запада, которую держал в руках, и подошел к кассе.

– Надеюсь, ты получишь удовольствие от этой книги, – сказала ему Линн. – Она вышла совсем недавно.

Уши Даррела густо покраснели.

– Меня всегда интересовала история западного переселения, – сказал он.

Линн об этом слышала впервые. Она вообще мало знала о Дарреле. Ей стало немного стыдно.

– Когда прочтешь, расскажи, что тебе понравилось больше всего, – сказала она.

Но было похоже, что запас слов на беседу с ней у Даррела резко истощился. Он молча схватил книгу и сбежал.

Чуть позже Эвери подошел к ней, чтобы заплатить за журнал «Финансовые заметки».

– Кажется, нам пора назначить нашу следующую деловую встречу, Линн, – сказал он и нервно улыбнулся. – Кстати, почему бы нам не обговорить твои дела за ланчем?

– С удовольствием, – с улыбкой ответила Линн.

Может, как раз пришло время, чтобы они с Эвери получше узнали друг друга, как люди, а не как деловые партнеры.

И все же... Нет, она не могла представить себя и Эвери в одной постели... И дело совсем не в том, что прошлой ночью ей приснилось, будто Энди несет ее на руках к кровати...

Она ожесточенно задвинула ящик кассы.

– Похоже, ты боишься, Линн, что мужчины сейчас начнут выпрыгивать из кассового ящика, – услышала она голос мистера Уэстлейка – пожилого, уважаемого в городе человека, и подняла глаза.

– Простите, – тихо сказала она и улыбнулась ему. – Знаете, мистер Уэстлейк, вы единственный мужчина, за которого я готова выйти замуж хоть завтра.

– Пропали наши парни, – сказал он и подмигнул ей. – Но если честно, я тебе не верю. Мне кажется, что у Энди Нилса есть самый крошечный шанс. По крайней мере, он знает, что девушку нужно целовать, а не предлагать ей просмотреть ее банковскую книжку.

Его замечание заставило покупателей рассмеяться. Но Линн в этот момент было не смешно. Она вдруг поняла, что люди воспринимали их игры в любовь всерьез. Они ведь могут предположить, что Энди просто бросил ее, когда он закончит свои дела и покинет город...

Линн тяжело вздохнула и вдруг поймала на себе взгляд Натали, своей помощницы.

– Послушай, Натали, – попросила она. – Ты сможешь поработать около часу одна? Мне нужно встретиться кое с кем.

– Никаких проблем, Линн, – ответила Натали.


6

<p>6</p>

Энди Нилс стоял рядом с инженером-реставратором, разглядывая образцы черепицы для покрытия крыши, и вдруг поднял глаза. Прекрасное видение в голубых и белых тонах решительно направлялось к нему.

– Извини, – сказал он реставратору. – Мне кажется, что мы выяснили все, что нужно. Если у тебя будут вопросы, ты знаешь, где меня найти.

Реставратор рассмеялся.

– Похоже, мы слегка разволновались, да, мистер Нилс? Ты выглядишь так, будто увидел мираж. Но не волнуйся, потому что если это Линн Моррис направляется сюда, то это действительно мираж. Линн никогда не покидает свой магазин в рабочие часы. Должно быть, случилось что-то сногсшибательно важное, что заставило ее появиться здесь в этот час.

Именно этого Энди и опасался. Когда Линн приблизилась, он заметил, что ее щеки пылают.

Он направился ей навстречу. Будет лучше, если они встретятся подальше от дома, чтобы никто не мог услышать их разговор.

– С тобой все в порядке? – спросил он, взяв ее за обе руки.

– Да, в полном.

– Что ж, я рад. Похоже, ты собираешься рассказать мне последнюю новость. Что случилось? – Он заглянул ей в глаза.

Она встряхнула плечами.

– Эвери Мансон пригласил меня на ланч.

Он невольно сжал ее пальцы.

– Эвери Мансон? Кто такой этот Эвери Мансон?

– Один знакомый мужчина.

– Правда? И что он за человек?

– Человек, который пришел без помощи моих братьев, – ответила она.

– Значит, он пригласил тебя на ланч? И ты рада этому? – Он не понимал, почему не может выпустить ее руки.

На ее щеках выступил румянец. Она опустила глаза.

– Сказать по правде, я не особенно рада этому, и поэтому мне немного стыдно за себя. Просто Эвери – мой банкир, и я никогда не воспринимала его в другом качестве. Он сказал, что хочет поговорить о делах, но за пять лет знакомства он впервые пригласил меня на ланч, чтобы обсудить дела. Это может что-то значить.

Энди хотел сказать ей, что это значит только то, что ее банкир Эвери – полный идиот, если впервые за пять лет догадался пригласить ее на ланч.

– Мне кажется, что Эвери наконец решился сделать то, на что у него раньше не хватало смелости, милая, – сказал он, понимая, что это вполне похоже на правду.

Она осторожно отняла у него свои руки и сложила их на груди.

– Не знаю. Мне все это кажется очень странным. Но одно я знаю довольно хорошо: теперь тебе нет необходимости встречаться со мной. Мы можем покончить с этими играми прямо сейчас.

Он хотел что-то сказать, но, прежде чем успел открыть рот, она продолжила:

– Только не подумай, что я отказываюсь выполнить свою часть уговора.

У него в мыслях ничего подобного не было. Первым, что мелькнуло в его голове, было «еще рано». Но за этой мыслью, безусловно, стоял обычный мужской инстинкт. Если хорошо подумать, то она права. Будет лучше, если они прекратят разыгрывать этот маскарад, из-за которого он потерял покой.

– Кстати, у меня есть и более волнующая новость, – заметно оживившись, сказала она. – Я нашла человека, который коллекционирует исторические документы. Он мой хороший друг. У него есть информация о ком-то из твоих предков.

Энди, на удивление, прежде всего заинтересовала только одна часть ее сообщения.

– Хороший друг? – переспросил он.

Линн улыбнулась, смешно наморщив нос.

– Не в том смысле. Ему не грозит стать моим женихом, – пояснила она.

Она смотрела на него, и на ее губах играла та робкая улыбка, от которой ему становилось трудно дышать.

– Когда мы пойдем к нему? – спросила она.

– Мы? – насмешливо переспросил он. – Мне кажется, что свое дело ты сделала: ты нашла информацию. Теперь мы в расчете.

– Энди... – по-детски протянула она. – Пожалуйста...

От этой невинной просьбы у Энди закружилась голова. Ему хотелось впиться поцелуем в полные розовые губки Линн.

Но вместо этого он глубоко вздохнул, пытаясь совладать с собой.

– Ты пытаешься сказать, что хочешь пойти со мной? – спросил он, зная, что будет разумнее, если он откажет ей.

Она легонько ударила его пальчиками в грудь.

– Ты спрашиваешь, хочу ли я пойти с тобой? Ты шутишь? Конечно, хочу. Неужели ты думаешь, что я способна устоять перед охотой за сокровищами?

– Ах да... – вздохнул он, заглядывая в ее блестящие глаза.

Он хорошо понимал ее. Он сам любил охоту. Но теперь дело было не только в охоте за скрытыми историческими сокровищами. Энди вдруг понял, что ему просто необыкновенно хорошо, когда она рядом.

Уже просто ни о чем не думая, он взял ее за руку и повел за собой.

Они подошли к фасаду дома, где на лестнице стоял парень в футболке и пыльных продырявленных джинсах и соскребал со стены штукатурку.

– Денни, мне нужно на некоторое время отлучиться, – сказал Энди, обращаясь к парню.

Парень обернулся и, увидев Линн, присвистнул.

– Никаких проблем, Энди. Можешь идти и развлекаться. Я позабочусь о работе. Не волнуйся, – ответил он.

Линн в этот момент была необыкновенно хорошенькой. Ее глаза были широко распахнуты, а губы слегка приоткрыты.

Энди усмехнулся.

– Линн, познакомься, это Денни Смит. Денни, это Линн Моррис, – сказал Энди. – Не обращай внимания, Линн, на его начальственный тон. Это одна из самых очаровательных черт его характера. Более того, он знает, что без него мне никак не обойтись. Он – моя правая рука, – пояснил он.

– Благодарная правая рука, – добавил Денни и перевел взгляд на Линн. – Энди нашел меня, когда я подбирал из мусорки жестяные банки. Мне тогда было шестнадцать, я был просто отбросом общества и не мог найти нормальную работу. Энди предложил мне работу на условии, что я вернусь в школу. С тех пор я всегда с ним. Я никогда не предам этого человека. – Денни лукаво заглянул Линн в глаза. – Хотя... За эти чудные зеленые глаза я мог бы... – Цепляясь одной рукой за лестницу, он почесал затылок и с шутливой досадой добавил: – Эх, если бы только я не был женат.

Энди рассмеялся.

– Вот какова твоя верность. И по отношению ко мне, и по отношению к Розалин.

– Она знает, что я обожаю ее, – засмеялся Денни.

– А она обожает тебя. Ну как, справишься здесь без меня?

Парень кивнул.

– Конечно. Сегодня мы делаем подготовительные работы. Вполне управимся без тебя. Так что вперед, наслаждайся чудесными зелеными глазами мисс Моррис. Приятно было познакомиться, мисс.

– Мне тоже. Зови меня просто Линн, – сказала она. – Энди ведь твой друг. Он и мой друг тоже.

Денни улыбнулся.

– Что ж, выходит, у нас есть что-то общее, – сказал он. – Только ты, Линн, не стесняйся иногда подколоть Энди. Ему это полезно. С его деньгами и репутацией он кажется людям кем-то очень важным. Это его угнетает.

Энди рассмеялся.

– Денни посещает курсы психологии. Они сейчас проходят тему отношений между людьми, так что все мы служим для него объектами психологического анализа. Будет лучше, Линн, если мы с тобой поскорее исчезнем отсюда, пока он не начал анализировать каждое наше слово.

– Эй, боишься согласиться с тем, что я говорю правду? – Денни пожал плечами и подмигнул Линн. – Линн, прошу тебя, не стесняйся говорить ему правду.

Линн с улыбкой кивнула ему, но тут Энди взял ее за руку и повел к машине.

– Не принимай его серьезно, – сказал Энди, открывая для нее дверцу. – В душе он – невинное дитя.

Усадив ее в машину, он сел рядом и только тогда вдруг осознал, что она не ответила на его замечание.

– О чем ты думаешь? – спросил он.

Она посмотрела прямо ему в глаза.

– Я вдруг поняла, что почти не знаю тебя. Мы виделись только в те летние сезоны, когда ты приезжал в наш городок, но мы никогда по-настоящему не общались. У меня в памяти остался твой образ. Но этот образ состоит из моих собственных фантазий – наивных девичьих фантазий о симпатичном парне. Фактически я почти ничего о тебе не знаю.

Он рассмеялся.

– Признаться, ничего особенного я рассказать о себе не смогу. Я проводил зимы в Балтиморе, на лето приезжал в Слоанс Коув. Я жил периодически то с матерью, то с отцом, ходил в школу. Потом освоил семейный бизнес, начал работать. Женился и развелся, следуя семейным традициям. А теперь решил сосредоточиться на том, что у меня получается лучше всего, чем я теперь и занимаюсь, – сказал он, указав на величественное здание виллы.

– Похоже, радости в твоей жизни было мало, – сказала она.

Он рассмеялся.

– Линн, неужели ты не слышала? Я – король развлечений. Когда я не работаю, я развлекаюсь. Это традиция семьи Нилс, и я в этом преуспеваю.

Она хорошо знала о репутации Энди. Она знала также, что он любит шутить, смеяться и развлекаться, и много слышала о его женщинах. И, конечно же, она хорошо знала о склонности всей его семьи заключать браки и разводиться. Но еще она узнала, что Энди способен помочь кому-то. Кроме того, он любит историю и любит свою работу. И все же Линн казалось, что это далеко не все. В нем была какая-то глубина, которую он тщательно пытался скрыть от всех. Ей хотелось знать почему.

Но между ними стоит стена. Он принадлежит одному миру, она – другому, и эти миры могли пересекаться друг с другом только на короткое время...

– Что-то беспокоит тебя? – мягко спросил он.

Она отрицательно покачала головой, пытаясь скрыть беспокойство.

– Просто я вдруг представила, что сама сижу за рулем «мазератти», – сказала она по возможности непринужденно.

– Уверен, что, сидя за рулем этой развалюшки, когда ветер развевает твои волосы, ты будешь выглядеть хищной и опасно страстной.

– А я и так уже выгляжу хищной и опасно страстной, – проговорила она дразнящим низким голосом. – Разве ты не слышал?

– Слышал. Мужчины начинают понимать это. Только если кто-то попытается нарушить очередь, мне придется сбить его машиной.

– А мне казалось, что мы и хотим построить их в очередь.

– Именно об этом я и говорю. Поэтому они должны хорошо себя вести, если хотят назначить тебе свидание.

Она рассмеялась.

– Ты, случайно, не разговаривал с Робертом?

– Разговаривал, но только в воображении. Итак, ты уверена, что этот Эвери будет хорошо себя вести?

– Эвери безопасен.

Энди покосился на нее.

– А может, не безопасен. Может, теперь, когда он видит тебя как желанную женщину, он потеряет голову.

Линн заметила тревожную складку у него на лбу.

– Спасибо, Энди, – со смехом проговорила она.

– За что?

– За твою веру в то, что мужчина способен потерять из-за меня голову. Ты единственный, если не считать моих братьев, кто думает, что я могу повлиять на личность мужчины.

– Не думаю, что личность мужчины способна измениться. Возможно, он всегда замечал что-то особенное в тебе, но теперь понимает, что у него появились конкуренты. Это пробуждает его животный инстинкт.

Линн задумалась. Его слова прозвучали как предупреждение.

– Но если личность мужчины не может измениться, я спокойна, – наконец сказала она. – Эвери всегда был джентльменом, им и останется.

Она проговорила эти слова с таким чувством, что Энди невольно нажал на тормоза. Машина резко сбавила скорость и наконец медленно остановилась посреди пустынной дороги.

– Он – мужчина, Линн, – сказал он низким, раздраженным голосом. – И этот мужчина почувствовал в тебе женщину. Женщину, которую он хочет. Так что будь осторожна, милая.

– Ты злишься? Чувствуешь себя виноватым в этом? – удивленно спросила она.

– Когда мы все это затеяли, мне казалось, что это хорошая идея. Мне не нравилось, что твои братья пытались сами выбрать тебе мужа. Но мне также не хочется, чтобы мужчины решили, что ты – легкая добыча, – серьезно сказал он.

Линн не смогла сдержать улыбку. Она невольно протянула руку и нежно обхватила пальцами его руку, сжимающую руль.

– Не волнуйся, Энди. Я уже большая девочка и знаю все синонимы слова «нет». Кроме того, я прочла несколько книг по самозащите и знаю, как вести себя, если окажусь в опасной ситуации. К тому же Эвери не из тех мужчин, которые прибегают к силе в отношениях с женщиной.

Энди покачал головой.

– Мне это не нравится, но, по крайней мере, ты объяснилась со мной. Что ж, в целом я рад, что ты добилась своего, – сказал он, медленно отпуская педаль тормоза.

– Тогда наша сделка окончена, – сказала она. – И, похоже, я проиграла спор.

Дом Грега Бисби был огромной постройкой смешанных стилей, где каждая эпоха попыталась оставить свой след. Седоволосый хозяин встретил Линн и Энди, стоя на ступеньках портика.

– Проходите в дом, – вежливо и торжественно сказал он. – Документы внутри.

Они последовали за ним в дом, и Энди заметил, что Линн вела себя так, будто бывала здесь часто. Из холла они прошли в огромную полутемную гостиную, куда сквозь плотно задернутые шторы едва просачивался тусклый солнечный свет.

– Я не открываю шторы, чтобы не повредить документы и фотографии, – пояснил мистер Бисби, обращаясь к Энди. – Они такие хрупкие и редкие.

– Похоже, вы человек, который очень ценит историю, – сказал Энди, проникаясь чувством уважения к мистеру Бисби.

– Я коллекционирую исторические документы и тщательно изучаю их. Поэтому мне не составило труда найти сведения о «Морской дали», когда Линн попросила меня об этом.

Он протянул Энди слегка потрепанный, наполовину утративший цвет голубоватый дневник. В другой руке он держал стопку вырезок из газет, а также несколько фотографий и что-то очень похожее на бухгалтерскую книгу.

– Регистрация рождений и смертей. Записи из церкви, которую давно снесли. Вы можете сесть и просмотреть все это, – сказал он.

Он провел Линн и Энди к единственному окну с незадернутыми шторами, где стояло несколько массивных кресел.

Энди улыбнулся.

– Я, конечно же, помещу эти документы под стекло, когда выставлю их в своем ресторане, – сказал он.

Линн захихикала.

– Для начала тебе нужно заполучить их. А я посмотрю, как это у тебя получится, – прошептала она ему на ухо. – И тогда увидишь, как утонченный джентльмен превращается в упрямого осла. Я однажды пыталась уговорить Грега расстаться с некоторыми из его сокровищ. Бесполезно.

Грег, однако, услышал ее слова и ничуть не смутился.

– Может, если ты будешь хорошо себя вести и не наделаешь глупостей, я оставлю тебе кое-что из своих ценностей в завещании, – сказал он ей в ответ, но при этом почему-то посмотрел на Энди.

Было ясно, что он имел в виду под «не наделаешь глупостей». Он слышал истории о том, как Линн целовалась с Энди в центре города.

– Мне кажется, что вы очень мудрый человек, – сказал Энди. – И спасибо вам за то, что позволили мне просмотреть документы.

– Готов согласиться с тобой, Энди, если только просмотр – это все, чего ты хочешь, – ответил мистер Бисби. – Есть вещи, которые слишком хрупки.

– Абсолютно с вами согласен. Некоторые вещи требуют к себе заботливого отношения, – ответил ему Энди.

– Некоторых людей приятнее видеть, чем слышать, что они говорят, – вмешалась в разговор Линн. – Особенно если эти люди вмешиваются в чужую жизнь.

Она гордо подняла голову и окинула мужчин королевским взглядом. Энди рассмеялся. Грег по-товарищески шлепнул его по спине.

– Эта девушка умеет за себя постоять, – сказал Грег. – За нее можно не волноваться. А теперь я оставлю вас, чтобы вы могли почитать все, что известно о прошлом семьи Нилс и «Морской дали».

Линн и Энди углубились в чтение. Через час они молча обменялись документами, а еще через час наконец подняли друг на друга усталые глаза, ошеломленные прочитанным.

– Теперь я вижу, что мои предки почти ничем не отличались от горсточки теперешних Нилсов, – с кривой усмешкой на лице сказал Энди. – Моя прабабушка бросила мужа и вернулась в Южную Калифорнию, где снова вышла замуж. У моего прадеда было три жены и бесчисленное количество любовниц.

– А еще у него был очень прибыльный бизнес – кораблестроение, – сказала Линн. – Теперь понятно, откуда у тебя такой талант к реставрации старых зданий.

Энди пожал плечами. Он знал, что их семейный бизнес начался когда-то с кораблестроения. Он также знал о любовных похождениях и бесчисленных браках предков, но, вычитав об этом из дневника, чувствовал, что эти сведения приобрели более реальные формы.

– Ну а ты узнала что-то новенькое о кораблях? – спросил он.

– Совсем немного. – В ее глазах появился знакомый ему романтический блеск. – Но это бесконечно интересно.

Энди погладил пальцами подбородок.

– Не знаю... Никогда не занимался обновлением катеров. Но, возможно, в этом что-то есть, – задумчиво проговорил он.

– Мы в Мейне, Энди. Не сомневаюсь, что ты мог бы осуществить интересный проект, связанный с катерами и лодками. Это ведь так романтично, – протянула она. – Как ты думаешь? Что-то вроде возвращения семейного бизнеса к своим истокам. Это может послужить потрясающей историей для ресторана.

Он улыбнулся.

– Я подумаю об этом. После того, как закончу работу над «Морской далью».

– Не сомневаюсь, что «Морская даль» станет местным чудом. Особенно после того, что мы сегодня откопали. По-моему, история о том, как твой дед эскортировал часы из Швейцарии, вполне достойна того, чтобы войти в историю. Как ты думаешь, нам удастся напасть на след тех часов? Грег говорил, что наиболее ценные предметы и мебель были вывезены из дома.

– Эти часы находятся в моей квартире в Нью-Йорке, – медленно проговорил он, с наслаждением наблюдая, как вспыхнули ее глаза.

– О, как мне хотелось бы увидеть их! – взволнованно воскликнула она. – Ты ведь повесишь их в своем ресторане, правда?

Энди вспомнил, как однажды хотел пригласить эту милую девчушку к себе домой, но не решился, потому что его мать была дома. А его мать была мастерицей причинять людям неприятности. Она часто это делала, чтобы кому-то что-то доказать, и это ей всегда удавалось...

Глаза Линн по-прежнему были подернуты туманом. Слава богу, еще никому не удалось омрачить эту невинную способность мечтать. И Энди до боли не хотелось, чтобы кто-нибудь когда-нибудь сделал это.

– А как тебе, интересно, жилось летом в «Морской дали»? – неожиданно спросила она.

Она внимательно разглядывала фотографию его прабабушки. По всей вероятности, прабабушка вызвала фотографа, чтобы запечатлеть и увековечить комнаты и интерьеры дома.

– Чудесно. Там было прохладно, но слишком тихо, – медленно проговорил он. – Мои братья и сестры появились от браков моего отца с другими женщинами, так что я был единственным, кто приезжал сюда летом с матерью. Моя мать поклонялась этому дому и всему имуществу, находящемуся в нем. Каждый год, когда мы с ней приезжали сюда, она в первый же день обходила со мной дом, напоминая мне о моем родовом долге.

– А ты... – Линн осеклась.

– Что я? Спрашивай.

– Нет. Я знаю, что это не мое дело и я не должна вмешиваться. Я не имею права требовать, чтобы ты удовлетворял мое любопытство, – смущенно сказала она.

– Зато я имею право решить, делать мне это или нет.

Она перевела дыхание и наконец решилась.

– А ты... женился тоже из чувства долга?

На его лице появилась мрачная усмешка.

– Нет. Я взбунтовался и пошел против воли семьи. Джулия была доброй и простой девушкой. Но через год я стал таким же, как все Нилсы: я с головой окунулся в дела бизнеса. Все остальное перестало интересовать меня. Я женился на Джулии, чтобы бросить вызов семейной истории, но закончил тем, что только продолжил ее. Джулия вскоре снова вышла замуж, и я рад, что она счастлива с другим мужчиной.

Линн вздохнула.

– Людям свойственно совершать ошибки, Энди. А ты любил ее? – осторожно спросила она.

– Она мне очень нравилась, – ответил он.

Он знал, что этого было недостаточно, чтобы жениться на Джулии. Мужчина должен относиться к женщине так, будто она самая необыкновенная женщина в мире. Особенно если этот мужчина хочет сделать эту женщину своей женой.

– Хотелось бы узнать, что стало с коллекцией стеганых одеял твоей бабушки. В дневнике она упоминает о том, что подарила несколько одеял разным организациям. Интересно, сохранилась ли парочка тех одеял, – озабоченно проговорила она.

– А мне хотелось бы узнать, удалось ли нам побудить Эвери к совершению правильного поступка, – неожиданно сказал он.

На лице Линн появилось беспокойство.

– Но ведь он всего лишь пригласил меня на ланч...

– Да, чтобы поговорить о делах, – добавил он.

Линн опустила глаза.

– Конечно. Но ведь это Эвери, который вечно по уши в делах.

Энди хорошо знал мужчин, которые ставили бизнес прежде всего остального. Неужели он только что не предупредил ее о таких мужчинах? Если мужчина не способен подарить ей немного романтики, то этот мужчина просто не достоин ее. Вот и все.

– Тогда, может, не помешает дать ему небольшой урок?

– Не думаю... – неуверенно сказала она.

– А я уверен, что урок не помешает. Он должен знать, как нужно относиться к такой женщине, как ты. Завтра вечером мы с тобой...

– Послушай, Энди, – перебила она. – Ты и так уже много сделал для меня. Теперь мы в расчете.

Энди медленно закачал головой.

– Я ничего существенного пока для тебя не сделал. А вот ты... – Он показал на документы. – Мне на поиски всех этих материалов понадобилась бы пара месяцев.

Она бросила на него по-детски недоверчивый взгляд, который заставил его рассмеяться.

– А как быть с одеялами? Мне показалось, что это был твой проект, – напомнил он.

– А ты что, снова пытаешься защищать меня, Энди Нилс?

Он склонил голову набок и насмешливо нахмурился.

– Возможно. Самую малость. – Его голос внезапно стал хрипловатым и опасно волнующим. – Поэтому позволь мне выполнить свою миссию до конца, Линн. Сделай милость. Я буду лучше себя чувствовать, если смогу по-настоящему помочь тебе.

Она смущенно отвела глаза в сторону.

– Я ведь уже говорила тебе, что Эвери опасности не представляет. Он просто друг и очень симпатичный человек.

– Значит, именно такого мужчину ты ищешь?

Она кивнула.

– Что ж, мне остается только пожелать вам всего хорошего, – проговорил он слегка насмешливым тоном. – Только не говори, что я уже выиграл спор. Ты еще не добилась своей цели. И мне, возможно, еще придется рассаживать по горшкам розы.

Он взял ее за обе руки и помог встать.

– Или опустошать мусорные баки после летнего фестиваля, – сказала она и, откинув назад голову, внезапно рассмеялась. – Нам обычно не хватает рабочих для таких предприятий. Это ужасно.

– Согласен. И чтобы этого не произошло, ты должна согласиться провести со мной завтрашний вечер.

Линн перестала смеяться.

– Признаться, мне ужасно не хочется, чтобы ты проиграл спор. А поэтому придется нам завтра встретиться, – согласилась она.

Держа за руку, Энди повел ее к выходу. В холле Линн позвала Грега. Поблагодарив его и тепло распрощавшись, они вышли из дома. Как только они сели в машину, Линн повернулась к Энди.

– Итак, какой урок мы должны дать завтра Эвери? – спросила она.

Он неожиданно всем телом повернулся к ней и, обхватив рукой ее талию, притянул к себе. Потом склонился к ее лицу и нежно поцеловал в уголок губ.

– Мы должны показать ему, как следует относиться к женщине, которую он хочет. Только глупец станет обсуждать за ланчем с женщиной своей мечты банковские операции.

Затаив дыхание, Линн кивнула.

– А чем именно должен заниматься мужчина с женщиной своей мечты? – спросила она, хорошо зная, что вопрос излишен.

Энди усмехнулся.

– Завтра увидишь. Урок второй. Надеюсь, до Эвери тоже дойдет. – Он обвел взглядом ее лицо. – Если мужчина хочет тебя, то пусть, черт побери, заслужит твою благосклонность.


Энди Нилс стоял рядом с инженером-реставратором, разглядывая образцы черепицы для покрытия крыши, и вдруг поднял глаза. Прекрасное видение в голубых и белых тонах решительно направлялось к нему.

– Извини, – сказал он реставратору. – Мне кажется, что мы выяснили все, что нужно. Если у тебя будут вопросы, ты знаешь, где меня найти.

Реставратор рассмеялся.

– Похоже, мы слегка разволновались, да, мистер Нилс? Ты выглядишь так, будто увидел мираж. Но не волнуйся, потому что если это Линн Моррис направляется сюда, то это действительно мираж. Линн никогда не покидает свой магазин в рабочие часы. Должно быть, случилось что-то сногсшибательно важное, что заставило ее появиться здесь в этот час.

Именно этого Энди и опасался. Когда Линн приблизилась, он заметил, что ее щеки пылают.

Он направился ей навстречу. Будет лучше, если они встретятся подальше от дома, чтобы никто не мог услышать их разговор.

– С тобой все в порядке? – спросил он, взяв ее за обе руки.

– Да, в полном.

– Что ж, я рад. Похоже, ты собираешься рассказать мне последнюю новость. Что случилось? – Он заглянул ей в глаза.

Она встряхнула плечами.

– Эвери Мансон пригласил меня на ланч.

Он невольно сжал ее пальцы.

– Эвери Мансон? Кто такой этот Эвери Мансон?

– Один знакомый мужчина.

– Правда? И что он за человек?

– Человек, который пришел без помощи моих братьев, – ответила она.

– Значит, он пригласил тебя на ланч? И ты рада этому? – Он не понимал, почему не может выпустить ее руки.

На ее щеках выступил румянец. Она опустила глаза.

– Сказать по правде, я не особенно рада этому, и поэтому мне немного стыдно за себя. Просто Эвери – мой банкир, и я никогда не воспринимала его в другом качестве. Он сказал, что хочет поговорить о делах, но за пять лет знакомства он впервые пригласил меня на ланч, чтобы обсудить дела. Это может что-то значить.

Энди хотел сказать ей, что это значит только то, что ее банкир Эвери – полный идиот, если впервые за пять лет догадался пригласить ее на ланч.

– Мне кажется, что Эвери наконец решился сделать то, на что у него раньше не хватало смелости, милая, – сказал он, понимая, что это вполне похоже на правду.

Она осторожно отняла у него свои руки и сложила их на груди.

– Не знаю. Мне все это кажется очень странным. Но одно я знаю довольно хорошо: теперь тебе нет необходимости встречаться со мной. Мы можем покончить с этими играми прямо сейчас.

Он хотел что-то сказать, но, прежде чем успел открыть рот, она продолжила:

– Только не подумай, что я отказываюсь выполнить свою часть уговора.

У него в мыслях ничего подобного не было. Первым, что мелькнуло в его голове, было «еще рано». Но за этой мыслью, безусловно, стоял обычный мужской инстинкт. Если хорошо подумать, то она права. Будет лучше, если они прекратят разыгрывать этот маскарад, из-за которого он потерял покой.

– Кстати, у меня есть и более волнующая новость, – заметно оживившись, сказала она. – Я нашла человека, который коллекционирует исторические документы. Он мой хороший друг. У него есть информация о ком-то из твоих предков.

Энди, на удивление, прежде всего заинтересовала только одна часть ее сообщения.

– Хороший друг? – переспросил он.

Линн улыбнулась, смешно наморщив нос.

– Не в том смысле. Ему не грозит стать моим женихом, – пояснила она.

Она смотрела на него, и на ее губах играла та робкая улыбка, от которой ему становилось трудно дышать.

– Когда мы пойдем к нему? – спросила она.

– Мы? – насмешливо переспросил он. – Мне кажется, что свое дело ты сделала: ты нашла информацию. Теперь мы в расчете.

– Энди... – по-детски протянула она. – Пожалуйста...

От этой невинной просьбы у Энди закружилась голова. Ему хотелось впиться поцелуем в полные розовые губки Линн.

Но вместо этого он глубоко вздохнул, пытаясь совладать с собой.

– Ты пытаешься сказать, что хочешь пойти со мной? – спросил он, зная, что будет разумнее, если он откажет ей.

Она легонько ударила его пальчиками в грудь.

– Ты спрашиваешь, хочу ли я пойти с тобой? Ты шутишь? Конечно, хочу. Неужели ты думаешь, что я способна устоять перед охотой за сокровищами?

– Ах да... – вздохнул он, заглядывая в ее блестящие глаза.

Он хорошо понимал ее. Он сам любил охоту. Но теперь дело было не только в охоте за скрытыми историческими сокровищами. Энди вдруг понял, что ему просто необыкновенно хорошо, когда она рядом.

Уже просто ни о чем не думая, он взял ее за руку и повел за собой.

Они подошли к фасаду дома, где на лестнице стоял парень в футболке и пыльных продырявленных джинсах и соскребал со стены штукатурку.

– Денни, мне нужно на некоторое время отлучиться, – сказал Энди, обращаясь к парню.

Парень обернулся и, увидев Линн, присвистнул.

– Никаких проблем, Энди. Можешь идти и развлекаться. Я позабочусь о работе. Не волнуйся, – ответил он.

Линн в этот момент была необыкновенно хорошенькой. Ее глаза были широко распахнуты, а губы слегка приоткрыты.

Энди усмехнулся.

– Линн, познакомься, это Денни Смит. Денни, это Линн Моррис, – сказал Энди. – Не обращай внимания, Линн, на его начальственный тон. Это одна из самых очаровательных черт его характера. Более того, он знает, что без него мне никак не обойтись. Он – моя правая рука, – пояснил он.

– Благодарная правая рука, – добавил Денни и перевел взгляд на Линн. – Энди нашел меня, когда я подбирал из мусорки жестяные банки. Мне тогда было шестнадцать, я был просто отбросом общества и не мог найти нормальную работу. Энди предложил мне работу на условии, что я вернусь в школу. С тех пор я всегда с ним. Я никогда не предам этого человека. – Денни лукаво заглянул Линн в глаза. – Хотя... За эти чудные зеленые глаза я мог бы... – Цепляясь одной рукой за лестницу, он почесал затылок и с шутливой досадой добавил: – Эх, если бы только я не был женат.

Энди рассмеялся.

– Вот какова твоя верность. И по отношению ко мне, и по отношению к Розалин.

– Она знает, что я обожаю ее, – засмеялся Денни.

– А она обожает тебя. Ну как, справишься здесь без меня?

Парень кивнул.

– Конечно. Сегодня мы делаем подготовительные работы. Вполне управимся без тебя. Так что вперед, наслаждайся чудесными зелеными глазами мисс Моррис. Приятно было познакомиться, мисс.

– Мне тоже. Зови меня просто Линн, – сказала она. – Энди ведь твой друг. Он и мой друг тоже.

Денни улыбнулся.

– Что ж, выходит, у нас есть что-то общее, – сказал он. – Только ты, Линн, не стесняйся иногда подколоть Энди. Ему это полезно. С его деньгами и репутацией он кажется людям кем-то очень важным. Это его угнетает.

Энди рассмеялся.

– Денни посещает курсы психологии. Они сейчас проходят тему отношений между людьми, так что все мы служим для него объектами психологического анализа. Будет лучше, Линн, если мы с тобой поскорее исчезнем отсюда, пока он не начал анализировать каждое наше слово.

– Эй, боишься согласиться с тем, что я говорю правду? – Денни пожал плечами и подмигнул Линн. – Линн, прошу тебя, не стесняйся говорить ему правду.

Линн с улыбкой кивнула ему, но тут Энди взял ее за руку и повел к машине.

– Не принимай его серьезно, – сказал Энди, открывая для нее дверцу. – В душе он – невинное дитя.

Усадив ее в машину, он сел рядом и только тогда вдруг осознал, что она не ответила на его замечание.

– О чем ты думаешь? – спросил он.

Она посмотрела прямо ему в глаза.

– Я вдруг поняла, что почти не знаю тебя. Мы виделись только в те летние сезоны, когда ты приезжал в наш городок, но мы никогда по-настоящему не общались. У меня в памяти остался твой образ. Но этот образ состоит из моих собственных фантазий – наивных девичьих фантазий о симпатичном парне. Фактически я почти ничего о тебе не знаю.

Он рассмеялся.

– Признаться, ничего особенного я рассказать о себе не смогу. Я проводил зимы в Балтиморе, на лето приезжал в Слоанс Коув. Я жил периодически то с матерью, то с отцом, ходил в школу. Потом освоил семейный бизнес, начал работать. Женился и развелся, следуя семейным традициям. А теперь решил сосредоточиться на том, что у меня получается лучше всего, чем я теперь и занимаюсь, – сказал он, указав на величественное здание виллы.

– Похоже, радости в твоей жизни было мало, – сказала она.

Он рассмеялся.

– Линн, неужели ты не слышала? Я – король развлечений. Когда я не работаю, я развлекаюсь. Это традиция семьи Нилс, и я в этом преуспеваю.

Она хорошо знала о репутации Энди. Она знала также, что он любит шутить, смеяться и развлекаться, и много слышала о его женщинах. И, конечно же, она хорошо знала о склонности всей его семьи заключать браки и разводиться. Но еще она узнала, что Энди способен помочь кому-то. Кроме того, он любит историю и любит свою работу. И все же Линн казалось, что это далеко не все. В нем была какая-то глубина, которую он тщательно пытался скрыть от всех. Ей хотелось знать почему.

Но между ними стоит стена. Он принадлежит одному миру, она – другому, и эти миры могли пересекаться друг с другом только на короткое время...

– Что-то беспокоит тебя? – мягко спросил он.

Она отрицательно покачала головой, пытаясь скрыть беспокойство.

– Просто я вдруг представила, что сама сижу за рулем «мазератти», – сказала она по возможности непринужденно.

– Уверен, что, сидя за рулем этой развалюшки, когда ветер развевает твои волосы, ты будешь выглядеть хищной и опасно страстной.

– А я и так уже выгляжу хищной и опасно страстной, – проговорила она дразнящим низким голосом. – Разве ты не слышал?

– Слышал. Мужчины начинают понимать это. Только если кто-то попытается нарушить очередь, мне придется сбить его машиной.

– А мне казалось, что мы и хотим построить их в очередь.

– Именно об этом я и говорю. Поэтому они должны хорошо себя вести, если хотят назначить тебе свидание.

Она рассмеялась.

– Ты, случайно, не разговаривал с Робертом?

– Разговаривал, но только в воображении. Итак, ты уверена, что этот Эвери будет хорошо себя вести?

– Эвери безопасен.

Энди покосился на нее.

– А может, не безопасен. Может, теперь, когда он видит тебя как желанную женщину, он потеряет голову.

Линн заметила тревожную складку у него на лбу.

– Спасибо, Энди, – со смехом проговорила она.

– За что?

– За твою веру в то, что мужчина способен потерять из-за меня голову. Ты единственный, если не считать моих братьев, кто думает, что я могу повлиять на личность мужчины.

– Не думаю, что личность мужчины способна измениться. Возможно, он всегда замечал что-то особенное в тебе, но теперь понимает, что у него появились конкуренты. Это пробуждает его животный инстинкт.

Линн задумалась. Его слова прозвучали как предупреждение.

– Но если личность мужчины не может измениться, я спокойна, – наконец сказала она. – Эвери всегда был джентльменом, им и останется.

Она проговорила эти слова с таким чувством, что Энди невольно нажал на тормоза. Машина резко сбавила скорость и наконец медленно остановилась посреди пустынной дороги.

– Он – мужчина, Линн, – сказал он низким, раздраженным голосом. – И этот мужчина почувствовал в тебе женщину. Женщину, которую он хочет. Так что будь осторожна, милая.

– Ты злишься? Чувствуешь себя виноватым в этом? – удивленно спросила она.

– Когда мы все это затеяли, мне казалось, что это хорошая идея. Мне не нравилось, что твои братья пытались сами выбрать тебе мужа. Но мне также не хочется, чтобы мужчины решили, что ты – легкая добыча, – серьезно сказал он.

Линн не смогла сдержать улыбку. Она невольно протянула руку и нежно обхватила пальцами его руку, сжимающую руль.

– Не волнуйся, Энди. Я уже большая девочка и знаю все синонимы слова «нет». Кроме того, я прочла несколько книг по самозащите и знаю, как вести себя, если окажусь в опасной ситуации. К тому же Эвери не из тех мужчин, которые прибегают к силе в отношениях с женщиной.

Энди покачал головой.

– Мне это не нравится, но, по крайней мере, ты объяснилась со мной. Что ж, в целом я рад, что ты добилась своего, – сказал он, медленно отпуская педаль тормоза.

– Тогда наша сделка окончена, – сказала она. – И, похоже, я проиграла спор.

Дом Грега Бисби был огромной постройкой смешанных стилей, где каждая эпоха попыталась оставить свой след. Седоволосый хозяин встретил Линн и Энди, стоя на ступеньках портика.

– Проходите в дом, – вежливо и торжественно сказал он. – Документы внутри.

Они последовали за ним в дом, и Энди заметил, что Линн вела себя так, будто бывала здесь часто. Из холла они прошли в огромную полутемную гостиную, куда сквозь плотно задернутые шторы едва просачивался тусклый солнечный свет.

– Я не открываю шторы, чтобы не повредить документы и фотографии, – пояснил мистер Бисби, обращаясь к Энди. – Они такие хрупкие и редкие.

– Похоже, вы человек, который очень ценит историю, – сказал Энди, проникаясь чувством уважения к мистеру Бисби.

– Я коллекционирую исторические документы и тщательно изучаю их. Поэтому мне не составило труда найти сведения о «Морской дали», когда Линн попросила меня об этом.

Он протянул Энди слегка потрепанный, наполовину утративший цвет голубоватый дневник. В другой руке он держал стопку вырезок из газет, а также несколько фотографий и что-то очень похожее на бухгалтерскую книгу.

– Регистрация рождений и смертей. Записи из церкви, которую давно снесли. Вы можете сесть и просмотреть все это, – сказал он.

Он провел Линн и Энди к единственному окну с незадернутыми шторами, где стояло несколько массивных кресел.

Энди улыбнулся.

– Я, конечно же, помещу эти документы под стекло, когда выставлю их в своем ресторане, – сказал он.

Линн захихикала.

– Для начала тебе нужно заполучить их. А я посмотрю, как это у тебя получится, – прошептала она ему на ухо. – И тогда увидишь, как утонченный джентльмен превращается в упрямого осла. Я однажды пыталась уговорить Грега расстаться с некоторыми из его сокровищ. Бесполезно.

Грег, однако, услышал ее слова и ничуть не смутился.

– Может, если ты будешь хорошо себя вести и не наделаешь глупостей, я оставлю тебе кое-что из своих ценностей в завещании, – сказал он ей в ответ, но при этом почему-то посмотрел на Энди.

Было ясно, что он имел в виду под «не наделаешь глупостей». Он слышал истории о том, как Линн целовалась с Энди в центре города.

– Мне кажется, что вы очень мудрый человек, – сказал Энди. – И спасибо вам за то, что позволили мне просмотреть документы.

– Готов согласиться с тобой, Энди, если только просмотр – это все, чего ты хочешь, – ответил мистер Бисби. – Есть вещи, которые слишком хрупки.

– Абсолютно с вами согласен. Некоторые вещи требуют к себе заботливого отношения, – ответил ему Энди.

– Некоторых людей приятнее видеть, чем слышать, что они говорят, – вмешалась в разговор Линн. – Особенно если эти люди вмешиваются в чужую жизнь.

Она гордо подняла голову и окинула мужчин королевским взглядом. Энди рассмеялся. Грег по-товарищески шлепнул его по спине.

– Эта девушка умеет за себя постоять, – сказал Грег. – За нее можно не волноваться. А теперь я оставлю вас, чтобы вы могли почитать все, что известно о прошлом семьи Нилс и «Морской дали».

Линн и Энди углубились в чтение. Через час они молча обменялись документами, а еще через час наконец подняли друг на друга усталые глаза, ошеломленные прочитанным.

– Теперь я вижу, что мои предки почти ничем не отличались от горсточки теперешних Нилсов, – с кривой усмешкой на лице сказал Энди. – Моя прабабушка бросила мужа и вернулась в Южную Калифорнию, где снова вышла замуж. У моего прадеда было три жены и бесчисленное количество любовниц.

– А еще у него был очень прибыльный бизнес – кораблестроение, – сказала Линн. – Теперь понятно, откуда у тебя такой талант к реставрации старых зданий.

Энди пожал плечами. Он знал, что их семейный бизнес начался когда-то с кораблестроения. Он также знал о любовных похождениях и бесчисленных браках предков, но, вычитав об этом из дневника, чувствовал, что эти сведения приобрели более реальные формы.

– Ну а ты узнала что-то новенькое о кораблях? – спросил он.

– Совсем немного. – В ее глазах появился знакомый ему романтический блеск. – Но это бесконечно интересно.

Энди погладил пальцами подбородок.

– Не знаю... Никогда не занимался обновлением катеров. Но, возможно, в этом что-то есть, – задумчиво проговорил он.

– Мы в Мейне, Энди. Не сомневаюсь, что ты мог бы осуществить интересный проект, связанный с катерами и лодками. Это ведь так романтично, – протянула она. – Как ты думаешь? Что-то вроде возвращения семейного бизнеса к своим истокам. Это может послужить потрясающей историей для ресторана.

Он улыбнулся.

– Я подумаю об этом. После того, как закончу работу над «Морской далью».

– Не сомневаюсь, что «Морская даль» станет местным чудом. Особенно после того, что мы сегодня откопали. По-моему, история о том, как твой дед эскортировал часы из Швейцарии, вполне достойна того, чтобы войти в историю. Как ты думаешь, нам удастся напасть на след тех часов? Грег говорил, что наиболее ценные предметы и мебель были вывезены из дома.

– Эти часы находятся в моей квартире в Нью-Йорке, – медленно проговорил он, с наслаждением наблюдая, как вспыхнули ее глаза.

– О, как мне хотелось бы увидеть их! – взволнованно воскликнула она. – Ты ведь повесишь их в своем ресторане, правда?

Энди вспомнил, как однажды хотел пригласить эту милую девчушку к себе домой, но не решился, потому что его мать была дома. А его мать была мастерицей причинять людям неприятности. Она часто это делала, чтобы кому-то что-то доказать, и это ей всегда удавалось...

Глаза Линн по-прежнему были подернуты туманом. Слава богу, еще никому не удалось омрачить эту невинную способность мечтать. И Энди до боли не хотелось, чтобы кто-нибудь когда-нибудь сделал это.

– А как тебе, интересно, жилось летом в «Морской дали»? – неожиданно спросила она.

Она внимательно разглядывала фотографию его прабабушки. По всей вероятности, прабабушка вызвала фотографа, чтобы запечатлеть и увековечить комнаты и интерьеры дома.

– Чудесно. Там было прохладно, но слишком тихо, – медленно проговорил он. – Мои братья и сестры появились от браков моего отца с другими женщинами, так что я был единственным, кто приезжал сюда летом с матерью. Моя мать поклонялась этому дому и всему имуществу, находящемуся в нем. Каждый год, когда мы с ней приезжали сюда, она в первый же день обходила со мной дом, напоминая мне о моем родовом долге.

– А ты... – Линн осеклась.

– Что я? Спрашивай.

– Нет. Я знаю, что это не мое дело и я не должна вмешиваться. Я не имею права требовать, чтобы ты удовлетворял мое любопытство, – смущенно сказала она.

– Зато я имею право решить, делать мне это или нет.

Она перевела дыхание и наконец решилась.

– А ты... женился тоже из чувства долга?

На его лице появилась мрачная усмешка.

– Нет. Я взбунтовался и пошел против воли семьи. Джулия была доброй и простой девушкой. Но через год я стал таким же, как все Нилсы: я с головой окунулся в дела бизнеса. Все остальное перестало интересовать меня. Я женился на Джулии, чтобы бросить вызов семейной истории, но закончил тем, что только продолжил ее. Джулия вскоре снова вышла замуж, и я рад, что она счастлива с другим мужчиной.

Линн вздохнула.

– Людям свойственно совершать ошибки, Энди. А ты любил ее? – осторожно спросила она.

– Она мне очень нравилась, – ответил он.

Он знал, что этого было недостаточно, чтобы жениться на Джулии. Мужчина должен относиться к женщине так, будто она самая необыкновенная женщина в мире. Особенно если этот мужчина хочет сделать эту женщину своей женой.

– Хотелось бы узнать, что стало с коллекцией стеганых одеял твоей бабушки. В дневнике она упоминает о том, что подарила несколько одеял разным организациям. Интересно, сохранилась ли парочка тех одеял, – озабоченно проговорила она.

– А мне хотелось бы узнать, удалось ли нам побудить Эвери к совершению правильного поступка, – неожиданно сказал он.

На лице Линн появилось беспокойство.

– Но ведь он всего лишь пригласил меня на ланч...

– Да, чтобы поговорить о делах, – добавил он.

Линн опустила глаза.

– Конечно. Но ведь это Эвери, который вечно по уши в делах.

Энди хорошо знал мужчин, которые ставили бизнес прежде всего остального. Неужели он только что не предупредил ее о таких мужчинах? Если мужчина не способен подарить ей немного романтики, то этот мужчина просто не достоин ее. Вот и все.

– Тогда, может, не помешает дать ему небольшой урок?

– Не думаю... – неуверенно сказала она.

– А я уверен, что урок не помешает. Он должен знать, как нужно относиться к такой женщине, как ты. Завтра вечером мы с тобой...

– Послушай, Энди, – перебила она. – Ты и так уже много сделал для меня. Теперь мы в расчете.

Энди медленно закачал головой.

– Я ничего существенного пока для тебя не сделал. А вот ты... – Он показал на документы. – Мне на поиски всех этих материалов понадобилась бы пара месяцев.

Она бросила на него по-детски недоверчивый взгляд, который заставил его рассмеяться.

– А как быть с одеялами? Мне показалось, что это был твой проект, – напомнил он.

– А ты что, снова пытаешься защищать меня, Энди Нилс?

Он склонил голову набок и насмешливо нахмурился.

– Возможно. Самую малость. – Его голос внезапно стал хрипловатым и опасно волнующим. – Поэтому позволь мне выполнить свою миссию до конца, Линн. Сделай милость. Я буду лучше себя чувствовать, если смогу по-настоящему помочь тебе.

Она смущенно отвела глаза в сторону.

– Я ведь уже говорила тебе, что Эвери опасности не представляет. Он просто друг и очень симпатичный человек.

– Значит, именно такого мужчину ты ищешь?

Она кивнула.

– Что ж, мне остается только пожелать вам всего хорошего, – проговорил он слегка насмешливым тоном. – Только не говори, что я уже выиграл спор. Ты еще не добилась своей цели. И мне, возможно, еще придется рассаживать по горшкам розы.

Он взял ее за обе руки и помог встать.

– Или опустошать мусорные баки после летнего фестиваля, – сказала она и, откинув назад голову, внезапно рассмеялась. – Нам обычно не хватает рабочих для таких предприятий. Это ужасно.

– Согласен. И чтобы этого не произошло, ты должна согласиться провести со мной завтрашний вечер.

Линн перестала смеяться.

– Признаться, мне ужасно не хочется, чтобы ты проиграл спор. А поэтому придется нам завтра встретиться, – согласилась она.

Держа за руку, Энди повел ее к выходу. В холле Линн позвала Грега. Поблагодарив его и тепло распрощавшись, они вышли из дома. Как только они сели в машину, Линн повернулась к Энди.

– Итак, какой урок мы должны дать завтра Эвери? – спросила она.

Он неожиданно всем телом повернулся к ней и, обхватив рукой ее талию, притянул к себе. Потом склонился к ее лицу и нежно поцеловал в уголок губ.

– Мы должны показать ему, как следует относиться к женщине, которую он хочет. Только глупец станет обсуждать за ланчем с женщиной своей мечты банковские операции.

Затаив дыхание, Линн кивнула.

– А чем именно должен заниматься мужчина с женщиной своей мечты? – спросила она, хорошо зная, что вопрос излишен.

Энди усмехнулся.

– Завтра увидишь. Урок второй. Надеюсь, до Эвери тоже дойдет. – Он обвел взглядом ее лицо. – Если мужчина хочет тебя, то пусть, черт побери, заслужит твою благосклонность.


7

<p>7</p>

Когда Энди Нилс на следующий день вечером привез Линн на причал и подвел к роскошной яхте, у нее от волнения закружилась голова. Ей показалось, что от счастья она сейчас рухнет в обморок. И только одна мысль помогла ей опомниться: Энди живет в другом мире, и у нее ничего общего с его миром нет.

Она была мечтательной девушкой, которая при виде него от смущения то и дело наталкивалась на стены. А он был уверенным в себе, гордым потомком Нилсов, который сводил женщин с ума, как рок-звезда сводит с ума своих поклонниц. Несколько таких женщин, явно приезжих, крутилось теперь на пирсе, с неприкрытой ненавистью поглядывая на Линн. Возможно, они хотели, чтобы она поскорее уступила им свое место.

Может, ей так и следовало сделать?

Но когда Энди протянул ей руку, помогая взойти на трап, она посмотрела на него и увидела, что он просто сияет от счастья, как будто это был один из самых волнующих моментов его жизни.

Преодолев смущение, она улыбнулась ему. В конце концов, почему она должна отказывать себе в удовольствии? Такой вечер – просто подарок судьбы и наверняка никогда больше не повторится.

– Что все это значит? – спросила она, ступив на палубу яхты.

– Немного романтики. Маленькое чудо.

Это она и сама видела. Плавное покачивание палубы под ногами, легкий ветерок с моря, ласкающий щеки, солнце, клонящееся к горизонту, и... великолепный мужчина, властно глядящий на нее. Не много ли для скромной мечтательницы?

– Ты сегодня необыкновенно красивая, – сказал он тем хрипловатым и низким голосом, который проникал в нее, будоражил, заставлял желать его ласк.

Она сделала глубокий вдох.

– Ты тоже, – пробормотала она.

Энди обаятельно усмехнулся.

– Спасибо...

Он стоял перед ней в расстегнутой на груди белоснежной рубашке и распахнутом черном пиджаке, заслоняя широкими плечами половину закатного неба, и был не просто красив. Он был великолепен. И Линн поймала себя на мысли, что ей хочется просунуть руки под развевающиеся полы его пиджака, расстегнуть остальные пуговицы на рубашке и приложить ладони к его груди.

– Я однажды каталась на подобной яхте, – сказала она. – Конечно, она была поменьше. Итак, куда мы направляемся?

Он взял ее за руку и повел на нос яхты, где стоял стол, покрытый белой скатертью, а на нем – два хрустальных бокала, бутылка вина в корзинке, серебряные подсвечники и тарелки из китайского фарфора.

– Не так уж далеко, – ответил он. – Но и не совсем близко. Пусть нас будет видно с берега, но пусть никто не слышит, о чем мы говорим.

В этот момент послышался голос капитана, объявивший о том, что они отчаливают. В тот же миг откуда-то появились официанты. Бокалы наполнились вином. Стол быстро оказался заставленным тарелками с салатами и французским хлебом.

Энди поднял свой бокал.

– Давай выпьем за то, чтобы ты была счастлива, Линн, – сказал он. – Пусть случится все, чего ты хочешь, и пусть в твоей жизни появится все, чего ты заслуживаешь.

Он легонько коснулся бокалом края ее бокала.

– Спасибо, – ответила она с улыбкой, поднесла свой бокал ко рту и сделала небольшой глоток.

Плавно покачиваясь, яхта отдалялась от берега. Поставив локти на стол, Линн посмотрела в глаза Энди.

– Скажи, Энди, чего ты хочешь от жизни? – вдруг спросила она.

На его губах появилась мягкая улыбка.

– А вы с Денни чем-то похожи, – сказал он. – Он тоже часто задает мне этот вопрос.

– И что ты ему отвечаешь?

Он пожал плечами и снова пригубил вина. Затем откинулся на спинку стула, не сводя с нее глаз.

– То, что я отвечаю, не всегда удовлетворяет его.

– А я не прошу, чтобы ты удовлетворял меня.

– Тогда о чем ты просишь?

– Говори со мной. Мне просто хочется, чтобы ты говорил со мной.

– Хорошо. Давай говорить. Признаться, у меня нет больших амбиций, если это то, о чем ты спрашиваешь, – спокойно сказал он. – Я люблю свою работу и хочу добросовестно выполнять ее. Я хочу, чтобы мои братья и сестры хорошо зарабатывали и жили в любви. А еще я хочу, чтобы у меня было время поглазеть на звезды.

Линн невольно подняла глаза на темнеющее небо, но звезды еще не успели появиться.

– Звезды немного меняют свое положение на небосклоне, – продолжал он. – Но все же они постоянны. Они всегда есть, когда человек ночью хочет увидеть их.

– Стабильность – это хорошо, – согласилась она.

Она улыбнулась, давая ему понять, что не переступит границ, если он сам не хочет этого. Все, что он сказал сейчас о себе, она уже знала, и его ответ только лишний раз дал ей понять, что он не хочет, чтобы она заглядывала ему в душу.

– Ну а ты что любишь? – спросил он.

Она опустила глаза на скатерть.

– Книги. Историю. Мейн. Семью.

– Ты хочешь иметь детей?

Она удивленно посмотрела на него.

– Конечно.

По его глазам ей было ясно, что у него на этот счет другое мнение. Он не собирается жениться и, естественно, не собирается заводить детей. Ему удобно жить в одиночку.

– Ты должна быть очень осторожной при выборе мужа, Линн, – сказал он внушительным тоном. – Не каждый мужчина способен стать хорошим мужем и отцом. Даже если мужчина влюблен в тебя, это не значит, что с ним можно заводить семью.

– Выбор мужа для меня очень серьезное дело, Энди. Если бы это было не так, нам не нужно было бы теперь заниматься всем этим.

– А чем именно мы занимаемся? – с улыбкой спросил он.

– Кажется, едим, – со смехом ответила она.

Он тоже рассмеялся, заметив, что салаты по-прежнему стоят нетронутыми.

– Будет лучше, если мы действительно займемся этим, – сказала она. – А то твой повар обидится, решив, что нам не понравилась его еда.

– Не беда. Пол все поймет. Ему самому приходилось пару раз обедать с женщиной. Он женщинам нравится.

– А его ты тоже нашел на улице? – неожиданно спросила она.

Он неопределенно пожал плечами, и Линн поняла, что он не хочет говорить об этом, чтобы не ставить своего друга в неловкое положение.

– Давай есть, – сказал он. – Хотя то, что мы долго не прикасались к еде, наверняка сослужило нам добрую службу. Публика на берегу ломает головы, пытаясь догадаться, что мы так долго обсуждали, забыв о еде.

Они принялись за салаты. Наконец, заметив, что она насытилась, он снова наполнил ее бокал. Заиграла музыка – медленный, чувственный, интимный джаз. Не успела Линн допить свое вино, как Энди оказался рядом с ней.

– Потанцуем?

Он притянул ее к себе, обхватив руками ее талию. Его тело было горячим и упругим. Линн почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

– Я не умею танцевать, – прошептала она.

– Не беда. Моя мать говорила, что я должен уметь танцевать с любой женщиной, независимо от ее способностей. Нилсы не имеют права опозориться на танцевальной площадке, – проговорил он назидательным тоном, имитируя голос своей матери.

Линн вспомнила, что однажды слышала, как его мать давала ему наставления, поясняя, как мужчине следует помогать женщине, когда она садится в машину. Это было на улице в центре города. Энди стоял тогда, крепко сжав губы и гордо задрав подбородок, с явным пренебрежением слушая слова матери.

И все же он чертовски хорошо усвоил ее уроки.

– И в чем же секрет? – спросила она.

Он усмехнулся и наклонился к ее уху. Она опустила голову, и прядь волос свесилась вдоль ее щеки. Нежными пальцами он отбросил ее волосы назад.

– Мужчина должен крепко держать женщину в руках и приблизиться к ней настолько, чтобы не дать ей споткнуться, – прошептал он ей на ухо. – Но в то же время он не должен слишком приближаться к ней, чтобы у нее не возникло ощущения, будто он намерен сделать что-то лишнее.

Она чувствовала его горячие, сильные пальцы на талии. Он продемонстрировал ей, на каком расстоянии должны находиться друг от друга танцующие в паре мужчина и женщина.

– И все же... – добавил он, не договорив.

– Что? – спросила она, заглянув ему в глаза.

– Мы с тобой сейчас не на уроке танцев, – сказал он. – Мы должны дать другой урок. – Он кивнул в сторону берега. – И поэтому мне нужно держать тебя ближе.

Он притянул ее к себе. Ее груди почти касались его груди. Слабость и тепло разлились по ее телу. Она невольно прикрыла глаза, но тут же напомнила себе, что это всего лишь шоу. И все же его уютная и волнующая близость заставила ее представить себе, что Энди будет держать ее вот так в своих руках всегда, потому что она – его женщина, единственная на всю жизнь. Она знала, что этого никогда не будет, потому что он никогда не сможет остановить свой выбор на одной женщине, и стоит ей открыть глаза, как она убедится в этом. Но ей так не хотелось открывать глаз. Она просто захлебывалась от счастья, чувствуя, как Энди властно держит ее в руках, прижимая к сердцу. Ей казалось, что она летает.

Музыка смолкла, и Энди осторожно выпустил ее из своих рук.

– Спасибо, – сказал он низким, слегка дрогнувшим голосом.

Она подняла на него затуманенные глаза. Интересно, о чем он думал, пока они танцевали? Но тут же вспомнила, что он здесь ради нее и это его следует благодарить.

– Ты благодаришь меня? – рассмеялась она. – Это, наверное, за то, что я не наступала тебе на ноги? Но это я должна тебя благодарить, потому что впервые в жизни во время танца мне казалось, что я летаю. – Она сделала короткий реверанс. – Спасибо, мистер Нилс, за ваше танцевальное мастерство. Вообще, я сегодня многое переживаю впервые, – продолжала она. – Я впервые катаюсь на такой большой яхте, впервые ужинаю на палубе, впервые танцую с наслаждением, не наступая партнеру на ноги и не считая шаги.

Неожиданно она сделала шаг к нему, обвила руками его шею и поцеловала в губы.

– Спасибо.

Не ожидавшая от себя такой смелости, она смущенно застыла и вдруг почувствовала, как его рука плотно обвила ее талию. Легкий поцелуй коснулся ее губ. Потом еще один. И еще один. Наконец, поддерживая одной рукой ее затылок, он горячо впился в ее губы.

Линн закрыла глаза, и ей снова казалось, что она летает. Когда он прервал поцелуй, она медленно открыла глаза.

– Это было убедительно, – прошептала она, тяжело дыша.

– Да, – хрипловатым голосом ответил он. – Но этого мало.

Она молча согласилась с ним, хотя знала, что он имел в виду романтическое шоу для других. Ей же, если признаться, хотелось, чтобы он дарил ей больше таких блаженных минут.

– Покажи мне звезды, – попросила она и, чтобы скрыть смущение, задрала голову к небу. – Их так много сейчас.

Он кивнул. Затем снял с себя пиджак и набросил ей на плечи.

– Смотри, – сказал он, указывая на группу звезд в вышине. – Вот это Геркулес. Он воин, охотник. В ночном небе ему есть за кем поохотиться: Лев, Гидра, Дракон. – Он по очереди показал ей созвездия.

– Он – хороший охотник? – спросила она.

– Да. Он всегда получает то, что хочет.

Как и Энди Нилс, подумала она. Стоит ему захотеть женщину, и она его. Но он сам должен захотеть ее. И тогда женщине остается только согласиться с тем, что он будет с ней пару недель, или пару дней, или всего пару часов.

Линн вернулась домой в полночь и долго не могла заснуть. Удалось ли их очередное шоу? По крайней мере, все было ужасно романтично. Но разве должна она испытывать романтические чувства к Энди Нилсу?

Наутро Эльма ворвалась в магазин и, поставив локти на стойку, уставилась на нее.

– Меня бросало то в жар, то в холод, когда я вчера наблюдала за вами, – заявила она, качая головой. – Это было что-то!

Линн удивленно посмотрела на подругу.

– Ты что, торчала на пирсе и следила за нами?

– Конечно! Ты садишься на яхту с самым неотразимым мужчиной на Западном побережье и хочешь, чтобы я не волновалась? Или не следила за тобой? И представь себе, я была не одна. Почти все, кто находится теперь в твоем магазине, вчера либо стояли на пирсе, либо проходили мимо. Знаешь, телевидение отдыхает по сравнению с тем, что мы видели вчера с пирса.

Линн не смогла сдержать улыбку.

– Что ж, я рада, что развлекала вчера весь Слоанс Коув.

– Ну... я не сказала бы, что всем было очень весело, – сказала Эльма. – Твои братья, например, собирались вызывать береговую охрану. А кроме того, там было много женщин, которые выглядели так, будто за ужином наглотались гвоздей. – Эльма опасливо огляделась и приглушенным голосом добавила: – Советую тебе быть осторожной. Некоторые из них могут быть теперь в твоем магазине.

Линн кивнула.

– Постараюсь. Спасибо, Эльма.

Эльма продолжала пытливо смотреть на нее.

– Ну так скажи, ты получила удовольствие? – наконец решилась спросить она.

Линн вздохнула.

– Да.

Внезапно и магазин, и все его покупатели исчезли. Линн вспомнила, как Энди кружил ее по палубе, прижимая к себе, как у нее горели губы от его поцелуя, как он нежно обхватывал ее плечи, показывая ей звезды... Но стоило ей моргнуть, как чарующие картины прошлой ночи растворились и Линн поймала на себе взгляды множества горящих от любопытства глаз. Лица большинства покупателей застыли в нетерпеливом ожидании, и, глядя на них, Линн вдруг почувствовала, что не хочет рассказывать им, что пережила прошлым вечером. Даже несмотря на то, что это противоречило ее интересам.

Ее вчерашний вечер с Энди был слишком интимным.

– Все было довольно мило, – наконец сказала она.

Эльма недовольно усмехнулась.

– Знаешь, милой может быть вечерняя прогулка с собакой, – сказала она. – Или время, проведенное у телевизора, когда показывают твое любимое шоу. Но вряд ли этим словом можно назвать жаркие поцелуи Энди Нилса. И если это действительно было всего лишь мило, значит, он просто не умеет этим заниматься.

Линн внезапно охватило желание защитить его.

– Энди Нилс умеет этим заниматься и делает это великолепно, – сказала она, и ее голос гулко прокатился по всему магазину.

В тот же миг длинноногая красавица с длинными рыжими волосами бросила на Линн свирепый взгляд и пулей выскочила из магазина. Потом Линн поймала на себе оценивающий взгляд миловидной блондинки, которая вслед за рыжей тоже поторопилась к выходу. Линн поражалась, что женщины так заинтересованы Энди Нилсом. Не трудно было догадаться, что они все готовы выстроиться в шеренгу и ждать своей очереди.

– Что ж, дорогуша, тебе только остается быть осторожной, – сказала Эльма, покосившись на оставшуюся в магазине публику. – К сожалению, мне пора идти в свою лавку, а то мой рабочий подметет всю малину и нечего будет предложить покупателям.

Как только Эльма ушла, Линн внезапно почувствовала себя абсолютно беззащитной. Все продолжали таращиться на нее. От смущения она не знала, куда деваться. Ее самоуверенность хозяйки магазина внезапно предала ее.

Возьми себя в руки, мысленно приказала она себе. Думай о книгах. Это твой магазин, твой дом, твое убежище.

Постепенно ее ум перестал бежать куда-то, и она снова почувствовала себя королевой, влюбленной в свое королевство. Она любила и знала своих покупателей, и теперь с мягкой улыбкой на губах направлялась к одному из них, которому, похоже, нужна была ее помощь.

– Линн? – послышался голос, что-то между скрипом двери и шепотом.

Она повернула голову и увидела густо покрасневшего Даррела. Как ей знакома была такая робость!

– Тебе нужна помощь, Даррел? – с улыбкой спросила она.

– Да... То есть нет. – Он сначала кивнул, но тут же отрицательно закачал головой. – Можно тебя на минутку?

– Конечно. – Она подошла к нему. – Тебе нужна книга?

Он слегка наклонился к ней.

– Можно поговорить с тобой? Наедине, – прошептал он.

Даррел выглядел так, будто сказал сейчас что-то ужасное и чувствует себя виноватым. Сердце Линн затопило сочувствие.

– Конечно, – мягко кивнув, сказала она. – Пойдем в мой офис.

Он последовал за ней в офис, и, как только они вошли, Линн хотела тут же спросить его, что он хочет. Ей хотелось помочь ему расслабиться. Но Даррел ее опередил.

– Линн, может, в пятницу сходим вместе в кино? Но ничего страшного, если ты не хочешь! – протараторил он.

Линн посмотрела на этого болезненно тихого и робкого парня, которого она знала всю свою жизнь, и вдруг поняла, сколько мужества ему понадобилось на то, чтобы задать ей сейчас этот простой вопрос. Даррел всегда был славным парнем. И, скорее всего, именно такого она искала. Но...

Нет, Энди Нилс здесь совсем ни при чем. Он нереален, потому что недоступен. Он похож на одну из тех далеких звезд – очарователен и недосягаем. Ему здесь просто немного скучно, вот он и решил поразвлечься, а заодно и оказать добрую услугу. В этом нет ничего плохого, кроме того, что ей хотелось бы...

Линн тряхнула головой, прервав мысль.

– Значит, ты не хочешь идти со мной в кино. Что ж, извини. – Даррел собрался открыть дверь. – Извини, что побеспокоил.

Но черт подери, разве она не говорила Энди, что ей нужен такой мужчина, как Даррел? Почему же теперь, когда он стоит перед ней, она пасует? Энди подарил ей эту возможность. Благодаря его талантам Даррел обратил на нее внимание.

– Подожди, Даррел. Я пойду с тобой в кино, – быстро проговорила она.

Он повернул голову и посмотрел на нее, как на сумасшедшую.

– Прекрасно. – На его лице появилась робкая улыбка. – Я заеду за тобой в пятницу в семь вечера.

Он вышел, и вскоре Линн услышала, как по магазину прокатился приглушенный гул голосов. Она широко распахнула дверь и остановилась на пороге. В магазине вмиг воцарилась тишина. Линн набрала полные легкие воздуха.

– Да, мои дорогие! Даррел пригласил меня в кино! – объявила она.

Послышались бурные аплодисменты.

– Это замечательно, Линн! – воскликнула миссис Сивер. – Но мы уже десять минут ждем тебя, чтобы начать наши литературные чтения. Мы все очень рады, что ты пользуешься таким успехом у мужчин, но не стоит забывать о книгах.

Энди Нилс открыл дверь книжного магазина и застыл на пороге. Что происходит? Никто не бродит между полками. Не слышно шороха переворачиваемых страниц. Не слышно слов признаний...

А слышен только мелодичный, теплый, выразительный голос Линн Моррис, которая сидит на стуле с книгой в руках. Вокруг нее сидят женщины и молча слушают ее.

Звон дверного колокольчика заставил ее поднять глаза. Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза. Наконец она улыбнулась и кивнула.

– Линн, что же там было дальше? – спросила одна из женщин.

– Надеюсь, ты дочитаешь нам эту главу, Линн? – нетерпеливо спросила другая и, обернувшись, увидела Энди. – А, к нам пожаловал мистер Нилс. Присаживайся, Энди. Линн читает нам потрясающий любовный роман.

Внезапно Линн засмущалась и покраснела.

– Не знаю, Энди... Но, думаю, что я скоро освобожусь. Подожди немного. Я только дочитаю главу.

– Я с удовольствием послушаю, – сказал он, садясь на стул. – Пожалуйста, Линн, продолжай. Извините, что заставил прерваться.

Ее зеленые глаза на миг вспыхнули, но, почувствовав на себе сосредоточенно ждущие взгляды, Линн покорно опустила глаза на книгу, лежащую у нее на коленях.

«Ветер полоскал подол ее длинного платья, и каждое прикосновение нежного шелка к ногам вызывало у Эмми дрожь. Она впервые была в длинном вечернем платье, впервые танцевала с мужчиной, впервые мужчина держал ее в своих объятиях. Чарующие звуки музыки заставляли ее сердце таять...»

Это была история о запретной первой любви, и голос Линн, читающей строки романа, был полон страсти. В ее голосе слышалась откровенная мука, когда она читала о том, что героиня никогда не сможет быть со своим возлюбленным. Строки о том, что герой потерял свою любовь и никогда не сможет вернуть ее, звучали отчаянным, исступленным шепотом.

Энди видел, как глубоко она переживает все, о чем читает. Он ловил каждую эмоцию на ее лице, каждое движение. Она была одухотворена и необыкновенно прекрасна. Ее длинные тонкие пальцы переворачивали страницу за страницей, пока она наконец не дочитала главу.

В магазине повисло молчание. Послышались шумные вздохи. Линн сидела, не поднимая головы, все еще оставаясь под властью сильных чувств.

– Линн, – тихонько позвал он. – Ты в порядке?

– Не беспокойся, Энди, – тихо сказала ему одна из женщин. – Сейчас она вернется к реальности. Она слишком близко берет все к сердцу, поэтому и способна с чувством передать каждое написанное слово. Мы обожаем, когда она читает нам что-нибудь.

Наконец Линн глубоко вздохнула и подняла на него глаза.

– Ну вот я и вернулась в реальность, – сказала она, коротко рассмеявшись. – Извини, Энди, но я действительно устраиваю из этих чтений спектакль.

Он улыбнулся и покачал головой.

– Тебе не мешало бы попробовать делать это на сцене.

Ее глаза испуганно округлились.

– О нет! Сцена не для меня. Я могу делать это только для друзей и соседей. И, конечно, самое главное – это книга, которую читаешь.

Он готов был поспорить, но не стал, потому что знал, что она будет возражать. При всем ее смирении в ней было немного упрямства. И еще было немного отчаяния и смелости. Об этом говорил ее вчерашний поцелуй. Воспоминание о том, как ее нежные, словно лепестки, губы коснулись его губ, до сих пор вызывало в его теле опасное возбуждение. И этот теплый, страстный голос, которым она только что читала книгу, просто сводил его с ума.

Энди подавил стон и умудрился улыбнуться.

– У меня на этот счет другое мнение, – сказал он. – По-моему, книга – не самое главное.

Среди публики началось перешептывание.

– Линн, ты можешь отлучиться, чтобы пообедать со мной? – спросил Энди и, подойдя, протянул ей руку.

Она уставилась на его руку, словно боялась прикоснуться к ней. Затем улыбнулась и подняла голову.

– Я – хозяйка этого магазина и могу делать все, что хочу, – ответила она и осторожно подала ему руку.

Откуда-то снова послышался шепот, и Энди показалось, что здесь происходит что-то еще, чего ему понять не дано.

– Натали? – обратилась Линн к помощнице.

– Никаких проблем, Линн, – ответила та с улыбкой. – Вперед. Ты ведь знаешь, что я вполне справляюсь с работой без тебя.

Держа Линн за руку, Энди повел ее из магазина. Они вышли на улицу, и он по-прежнему не выпускал ее руки. Он даже боялся пошевельнуть пальцем, чтобы не нарушить это блаженство прикосновения к ней.

– Сегодня у тебя было спокойное утро? – беззаботно спросил он.

Она усмехнулась.

– Не совсем. Надеюсь, ты слышал перешептывания и заметил взгляды посетителей магазина.

– Твои братья заглядывали?

– Нет. Но, уверена, что они скоро появятся.

– Тогда что было причиной всех этих таинственных шепотов? – снова спросил он.

Она вздохнула и бросила на него беглый взгляд.

– Сначала они шептались о том, чем мы с тобой занимались вчера вечером. Обсуждали каждое прикосновение твоих рук ко мне и, конечно, думали, что я ничего не слышу, – ответила она.

– Конечно, – сказал он и, склонившись, поцеловал ее в мочку уха.

Она судорожно перевела дыхание.

– Послушай, Энди, мне кажется, что тебе не нужно больше делать этого.

Острая боль разочарования внезапно пронзила его.

– Правда? – неуверенно спросил он.

– Правда. В пятницу у меня свидание.

Нет, это было не просто разочарование. Боль, сковавшая его грудь, не давала ему продохнуть.

– С Эвери? – спросил он, пытаясь скрыть дрожь в голосе.

Он надеялся, что его вопрос прозвучал одобрительно. Иначе и быть не могло, потому что Эвери был способен предложить этой милой женщине то, чего ни один из Нилсов предложить не мог. Стабильность и связь на всю жизнь.

Линн отрицательно покачала головой.

– Нет, не Эвери. Даррел пригласил меня в кино.

– Понятно, – сказал он, надеясь, что его улыбка выглядит искренней.

Кино. Звучит довольно банально. Подростки ходят в кино, потому что в темноте кинозала парень может наклониться к девушке и поцеловать ее.

– Что ж, очень хорошо, – продолжал он. – Даррел – хороший человек, насколько я помню из твоих слов.

– Да. – Она кивнула. – Он очень хороший. И в нем есть какая-то глубина, о которой я раньше не знала.

Энди внезапно почувствовал, как из глубины его собственной души готов вырваться отчаянный стон. Но он хорошо умел укрощать свои эмоции, не давая самым глубоким чувствам выйти наружу. И теперь эта способность, которую он приобрел еще в детстве, должна была прийти ему на помощь. Но теперь он делал это не для того, чтобы защитить себя. Теперь ему нужно было защитить ее, и это казалось в тысячу раз важнее.

– Я рад за тебя, Линн, – сказал он.

И это было правдой, потому что его собственное счастье теперь не интересовало его. Он ничего не может ей предложить, ничего не может дать.

Она остановилась и робко улыбнулась, глядя ему в глаза.

– Знаешь, у меня никогда не было таких странных отношений с мужчиной, – сказала она.

– Я буду счастлив, если ты найдешь мужчину, которого ищешь, – мягко проговорил он. – Итак, где мы будем обедать? У океана?

– Прекрасная идея, – ответила она. – А за едой ты расскажешь мне, как продвигаются работы в твоем доме.

– А ты расскажешь, что представляет собой этот парень, с которым ты собираешься в пятницу в кино.

Линн подкатила глаза.

– Ты опять решил играть роль моих братьев?

– Линн, я всего лишь защищаю свои интересы, – сказал он. – Ты думаешь, что мне очень хочется ковыряться в мусорных баках на Главной улице?

Он почти не соврал. Он защищал свои интересы, потому что ее счастье стало теперь его счастьем.


Когда Энди Нилс на следующий день вечером привез Линн на причал и подвел к роскошной яхте, у нее от волнения закружилась голова. Ей показалось, что от счастья она сейчас рухнет в обморок. И только одна мысль помогла ей опомниться: Энди живет в другом мире, и у нее ничего общего с его миром нет.

Она была мечтательной девушкой, которая при виде него от смущения то и дело наталкивалась на стены. А он был уверенным в себе, гордым потомком Нилсов, который сводил женщин с ума, как рок-звезда сводит с ума своих поклонниц. Несколько таких женщин, явно приезжих, крутилось теперь на пирсе, с неприкрытой ненавистью поглядывая на Линн. Возможно, они хотели, чтобы она поскорее уступила им свое место.

Может, ей так и следовало сделать?

Но когда Энди протянул ей руку, помогая взойти на трап, она посмотрела на него и увидела, что он просто сияет от счастья, как будто это был один из самых волнующих моментов его жизни.

Преодолев смущение, она улыбнулась ему. В конце концов, почему она должна отказывать себе в удовольствии? Такой вечер – просто подарок судьбы и наверняка никогда больше не повторится.

– Что все это значит? – спросила она, ступив на палубу яхты.

– Немного романтики. Маленькое чудо.

Это она и сама видела. Плавное покачивание палубы под ногами, легкий ветерок с моря, ласкающий щеки, солнце, клонящееся к горизонту, и... великолепный мужчина, властно глядящий на нее. Не много ли для скромной мечтательницы?

– Ты сегодня необыкновенно красивая, – сказал он тем хрипловатым и низким голосом, который проникал в нее, будоражил, заставлял желать его ласк.

Она сделала глубокий вдох.

– Ты тоже, – пробормотала она.

Энди обаятельно усмехнулся.

– Спасибо...

Он стоял перед ней в расстегнутой на груди белоснежной рубашке и распахнутом черном пиджаке, заслоняя широкими плечами половину закатного неба, и был не просто красив. Он был великолепен. И Линн поймала себя на мысли, что ей хочется просунуть руки под развевающиеся полы его пиджака, расстегнуть остальные пуговицы на рубашке и приложить ладони к его груди.

– Я однажды каталась на подобной яхте, – сказала она. – Конечно, она была поменьше. Итак, куда мы направляемся?

Он взял ее за руку и повел на нос яхты, где стоял стол, покрытый белой скатертью, а на нем – два хрустальных бокала, бутылка вина в корзинке, серебряные подсвечники и тарелки из китайского фарфора.

– Не так уж далеко, – ответил он. – Но и не совсем близко. Пусть нас будет видно с берега, но пусть никто не слышит, о чем мы говорим.

В этот момент послышался голос капитана, объявивший о том, что они отчаливают. В тот же миг откуда-то появились официанты. Бокалы наполнились вином. Стол быстро оказался заставленным тарелками с салатами и французским хлебом.

Энди поднял свой бокал.

– Давай выпьем за то, чтобы ты была счастлива, Линн, – сказал он. – Пусть случится все, чего ты хочешь, и пусть в твоей жизни появится все, чего ты заслуживаешь.

Он легонько коснулся бокалом края ее бокала.

– Спасибо, – ответила она с улыбкой, поднесла свой бокал ко рту и сделала небольшой глоток.

Плавно покачиваясь, яхта отдалялась от берега. Поставив локти на стол, Линн посмотрела в глаза Энди.

– Скажи, Энди, чего ты хочешь от жизни? – вдруг спросила она.

На его губах появилась мягкая улыбка.

– А вы с Денни чем-то похожи, – сказал он. – Он тоже часто задает мне этот вопрос.

– И что ты ему отвечаешь?

Он пожал плечами и снова пригубил вина. Затем откинулся на спинку стула, не сводя с нее глаз.

– То, что я отвечаю, не всегда удовлетворяет его.

– А я не прошу, чтобы ты удовлетворял меня.

– Тогда о чем ты просишь?

– Говори со мной. Мне просто хочется, чтобы ты говорил со мной.

– Хорошо. Давай говорить. Признаться, у меня нет больших амбиций, если это то, о чем ты спрашиваешь, – спокойно сказал он. – Я люблю свою работу и хочу добросовестно выполнять ее. Я хочу, чтобы мои братья и сестры хорошо зарабатывали и жили в любви. А еще я хочу, чтобы у меня было время поглазеть на звезды.

Линн невольно подняла глаза на темнеющее небо, но звезды еще не успели появиться.

– Звезды немного меняют свое положение на небосклоне, – продолжал он. – Но все же они постоянны. Они всегда есть, когда человек ночью хочет увидеть их.

– Стабильность – это хорошо, – согласилась она.

Она улыбнулась, давая ему понять, что не переступит границ, если он сам не хочет этого. Все, что он сказал сейчас о себе, она уже знала, и его ответ только лишний раз дал ей понять, что он не хочет, чтобы она заглядывала ему в душу.

– Ну а ты что любишь? – спросил он.

Она опустила глаза на скатерть.

– Книги. Историю. Мейн. Семью.

– Ты хочешь иметь детей?

Она удивленно посмотрела на него.

– Конечно.

По его глазам ей было ясно, что у него на этот счет другое мнение. Он не собирается жениться и, естественно, не собирается заводить детей. Ему удобно жить в одиночку.

– Ты должна быть очень осторожной при выборе мужа, Линн, – сказал он внушительным тоном. – Не каждый мужчина способен стать хорошим мужем и отцом. Даже если мужчина влюблен в тебя, это не значит, что с ним можно заводить семью.

– Выбор мужа для меня очень серьезное дело, Энди. Если бы это было не так, нам не нужно было бы теперь заниматься всем этим.

– А чем именно мы занимаемся? – с улыбкой спросил он.

– Кажется, едим, – со смехом ответила она.

Он тоже рассмеялся, заметив, что салаты по-прежнему стоят нетронутыми.

– Будет лучше, если мы действительно займемся этим, – сказала она. – А то твой повар обидится, решив, что нам не понравилась его еда.

– Не беда. Пол все поймет. Ему самому приходилось пару раз обедать с женщиной. Он женщинам нравится.

– А его ты тоже нашел на улице? – неожиданно спросила она.

Он неопределенно пожал плечами, и Линн поняла, что он не хочет говорить об этом, чтобы не ставить своего друга в неловкое положение.

– Давай есть, – сказал он. – Хотя то, что мы долго не прикасались к еде, наверняка сослужило нам добрую службу. Публика на берегу ломает головы, пытаясь догадаться, что мы так долго обсуждали, забыв о еде.

Они принялись за салаты. Наконец, заметив, что она насытилась, он снова наполнил ее бокал. Заиграла музыка – медленный, чувственный, интимный джаз. Не успела Линн допить свое вино, как Энди оказался рядом с ней.

– Потанцуем?

Он притянул ее к себе, обхватив руками ее талию. Его тело было горячим и упругим. Линн почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

– Я не умею танцевать, – прошептала она.

– Не беда. Моя мать говорила, что я должен уметь танцевать с любой женщиной, независимо от ее способностей. Нилсы не имеют права опозориться на танцевальной площадке, – проговорил он назидательным тоном, имитируя голос своей матери.

Линн вспомнила, что однажды слышала, как его мать давала ему наставления, поясняя, как мужчине следует помогать женщине, когда она садится в машину. Это было на улице в центре города. Энди стоял тогда, крепко сжав губы и гордо задрав подбородок, с явным пренебрежением слушая слова матери.

И все же он чертовски хорошо усвоил ее уроки.

– И в чем же секрет? – спросила она.

Он усмехнулся и наклонился к ее уху. Она опустила голову, и прядь волос свесилась вдоль ее щеки. Нежными пальцами он отбросил ее волосы назад.

– Мужчина должен крепко держать женщину в руках и приблизиться к ней настолько, чтобы не дать ей споткнуться, – прошептал он ей на ухо. – Но в то же время он не должен слишком приближаться к ней, чтобы у нее не возникло ощущения, будто он намерен сделать что-то лишнее.

Она чувствовала его горячие, сильные пальцы на талии. Он продемонстрировал ей, на каком расстоянии должны находиться друг от друга танцующие в паре мужчина и женщина.

– И все же... – добавил он, не договорив.

– Что? – спросила она, заглянув ему в глаза.

– Мы с тобой сейчас не на уроке танцев, – сказал он. – Мы должны дать другой урок. – Он кивнул в сторону берега. – И поэтому мне нужно держать тебя ближе.

Он притянул ее к себе. Ее груди почти касались его груди. Слабость и тепло разлились по ее телу. Она невольно прикрыла глаза, но тут же напомнила себе, что это всего лишь шоу. И все же его уютная и волнующая близость заставила ее представить себе, что Энди будет держать ее вот так в своих руках всегда, потому что она – его женщина, единственная на всю жизнь. Она знала, что этого никогда не будет, потому что он никогда не сможет остановить свой выбор на одной женщине, и стоит ей открыть глаза, как она убедится в этом. Но ей так не хотелось открывать глаз. Она просто захлебывалась от счастья, чувствуя, как Энди властно держит ее в руках, прижимая к сердцу. Ей казалось, что она летает.

Музыка смолкла, и Энди осторожно выпустил ее из своих рук.

– Спасибо, – сказал он низким, слегка дрогнувшим голосом.

Она подняла на него затуманенные глаза. Интересно, о чем он думал, пока они танцевали? Но тут же вспомнила, что он здесь ради нее и это его следует благодарить.

– Ты благодаришь меня? – рассмеялась она. – Это, наверное, за то, что я не наступала тебе на ноги? Но это я должна тебя благодарить, потому что впервые в жизни во время танца мне казалось, что я летаю. – Она сделала короткий реверанс. – Спасибо, мистер Нилс, за ваше танцевальное мастерство. Вообще, я сегодня многое переживаю впервые, – продолжала она. – Я впервые катаюсь на такой большой яхте, впервые ужинаю на палубе, впервые танцую с наслаждением, не наступая партнеру на ноги и не считая шаги.

Неожиданно она сделала шаг к нему, обвила руками его шею и поцеловала в губы.

– Спасибо.

Не ожидавшая от себя такой смелости, она смущенно застыла и вдруг почувствовала, как его рука плотно обвила ее талию. Легкий поцелуй коснулся ее губ. Потом еще один. И еще один. Наконец, поддерживая одной рукой ее затылок, он горячо впился в ее губы.

Линн закрыла глаза, и ей снова казалось, что она летает. Когда он прервал поцелуй, она медленно открыла глаза.

– Это было убедительно, – прошептала она, тяжело дыша.

– Да, – хрипловатым голосом ответил он. – Но этого мало.

Она молча согласилась с ним, хотя знала, что он имел в виду романтическое шоу для других. Ей же, если признаться, хотелось, чтобы он дарил ей больше таких блаженных минут.

– Покажи мне звезды, – попросила она и, чтобы скрыть смущение, задрала голову к небу. – Их так много сейчас.

Он кивнул. Затем снял с себя пиджак и набросил ей на плечи.

– Смотри, – сказал он, указывая на группу звезд в вышине. – Вот это Геркулес. Он воин, охотник. В ночном небе ему есть за кем поохотиться: Лев, Гидра, Дракон. – Он по очереди показал ей созвездия.

– Он – хороший охотник? – спросила она.

– Да. Он всегда получает то, что хочет.

Как и Энди Нилс, подумала она. Стоит ему захотеть женщину, и она его. Но он сам должен захотеть ее. И тогда женщине остается только согласиться с тем, что он будет с ней пару недель, или пару дней, или всего пару часов.

Линн вернулась домой в полночь и долго не могла заснуть. Удалось ли их очередное шоу? По крайней мере, все было ужасно романтично. Но разве должна она испытывать романтические чувства к Энди Нилсу?

Наутро Эльма ворвалась в магазин и, поставив локти на стойку, уставилась на нее.

– Меня бросало то в жар, то в холод, когда я вчера наблюдала за вами, – заявила она, качая головой. – Это было что-то!

Линн удивленно посмотрела на подругу.

– Ты что, торчала на пирсе и следила за нами?

– Конечно! Ты садишься на яхту с самым неотразимым мужчиной на Западном побережье и хочешь, чтобы я не волновалась? Или не следила за тобой? И представь себе, я была не одна. Почти все, кто находится теперь в твоем магазине, вчера либо стояли на пирсе, либо проходили мимо. Знаешь, телевидение отдыхает по сравнению с тем, что мы видели вчера с пирса.

Линн не смогла сдержать улыбку.

– Что ж, я рада, что развлекала вчера весь Слоанс Коув.

– Ну... я не сказала бы, что всем было очень весело, – сказала Эльма. – Твои братья, например, собирались вызывать береговую охрану. А кроме того, там было много женщин, которые выглядели так, будто за ужином наглотались гвоздей. – Эльма опасливо огляделась и приглушенным голосом добавила: – Советую тебе быть осторожной. Некоторые из них могут быть теперь в твоем магазине.

Линн кивнула.

– Постараюсь. Спасибо, Эльма.

Эльма продолжала пытливо смотреть на нее.

– Ну так скажи, ты получила удовольствие? – наконец решилась спросить она.

Линн вздохнула.

– Да.

Внезапно и магазин, и все его покупатели исчезли. Линн вспомнила, как Энди кружил ее по палубе, прижимая к себе, как у нее горели губы от его поцелуя, как он нежно обхватывал ее плечи, показывая ей звезды... Но стоило ей моргнуть, как чарующие картины прошлой ночи растворились и Линн поймала на себе взгляды множества горящих от любопытства глаз. Лица большинства покупателей застыли в нетерпеливом ожидании, и, глядя на них, Линн вдруг почувствовала, что не хочет рассказывать им, что пережила прошлым вечером. Даже несмотря на то, что это противоречило ее интересам.

Ее вчерашний вечер с Энди был слишком интимным.

– Все было довольно мило, – наконец сказала она.

Эльма недовольно усмехнулась.

– Знаешь, милой может быть вечерняя прогулка с собакой, – сказала она. – Или время, проведенное у телевизора, когда показывают твое любимое шоу. Но вряд ли этим словом можно назвать жаркие поцелуи Энди Нилса. И если это действительно было всего лишь мило, значит, он просто не умеет этим заниматься.

Линн внезапно охватило желание защитить его.

– Энди Нилс умеет этим заниматься и делает это великолепно, – сказала она, и ее голос гулко прокатился по всему магазину.

В тот же миг длинноногая красавица с длинными рыжими волосами бросила на Линн свирепый взгляд и пулей выскочила из магазина. Потом Линн поймала на себе оценивающий взгляд миловидной блондинки, которая вслед за рыжей тоже поторопилась к выходу. Линн поражалась, что женщины так заинтересованы Энди Нилсом. Не трудно было догадаться, что они все готовы выстроиться в шеренгу и ждать своей очереди.

– Что ж, дорогуша, тебе только остается быть осторожной, – сказала Эльма, покосившись на оставшуюся в магазине публику. – К сожалению, мне пора идти в свою лавку, а то мой рабочий подметет всю малину и нечего будет предложить покупателям.

Как только Эльма ушла, Линн внезапно почувствовала себя абсолютно беззащитной. Все продолжали таращиться на нее. От смущения она не знала, куда деваться. Ее самоуверенность хозяйки магазина внезапно предала ее.

Возьми себя в руки, мысленно приказала она себе. Думай о книгах. Это твой магазин, твой дом, твое убежище.

Постепенно ее ум перестал бежать куда-то, и она снова почувствовала себя королевой, влюбленной в свое королевство. Она любила и знала своих покупателей, и теперь с мягкой улыбкой на губах направлялась к одному из них, которому, похоже, нужна была ее помощь.

– Линн? – послышался голос, что-то между скрипом двери и шепотом.

Она повернула голову и увидела густо покрасневшего Даррела. Как ей знакома была такая робость!

– Тебе нужна помощь, Даррел? – с улыбкой спросила она.

– Да... То есть нет. – Он сначала кивнул, но тут же отрицательно закачал головой. – Можно тебя на минутку?

– Конечно. – Она подошла к нему. – Тебе нужна книга?

Он слегка наклонился к ней.

– Можно поговорить с тобой? Наедине, – прошептал он.

Даррел выглядел так, будто сказал сейчас что-то ужасное и чувствует себя виноватым. Сердце Линн затопило сочувствие.

– Конечно, – мягко кивнув, сказала она. – Пойдем в мой офис.

Он последовал за ней в офис, и, как только они вошли, Линн хотела тут же спросить его, что он хочет. Ей хотелось помочь ему расслабиться. Но Даррел ее опередил.

– Линн, может, в пятницу сходим вместе в кино? Но ничего страшного, если ты не хочешь! – протараторил он.

Линн посмотрела на этого болезненно тихого и робкого парня, которого она знала всю свою жизнь, и вдруг поняла, сколько мужества ему понадобилось на то, чтобы задать ей сейчас этот простой вопрос. Даррел всегда был славным парнем. И, скорее всего, именно такого она искала. Но...

Нет, Энди Нилс здесь совсем ни при чем. Он нереален, потому что недоступен. Он похож на одну из тех далеких звезд – очарователен и недосягаем. Ему здесь просто немного скучно, вот он и решил поразвлечься, а заодно и оказать добрую услугу. В этом нет ничего плохого, кроме того, что ей хотелось бы...

Линн тряхнула головой, прервав мысль.

– Значит, ты не хочешь идти со мной в кино. Что ж, извини. – Даррел собрался открыть дверь. – Извини, что побеспокоил.

Но черт подери, разве она не говорила Энди, что ей нужен такой мужчина, как Даррел? Почему же теперь, когда он стоит перед ней, она пасует? Энди подарил ей эту возможность. Благодаря его талантам Даррел обратил на нее внимание.

– Подожди, Даррел. Я пойду с тобой в кино, – быстро проговорила она.

Он повернул голову и посмотрел на нее, как на сумасшедшую.

– Прекрасно. – На его лице появилась робкая улыбка. – Я заеду за тобой в пятницу в семь вечера.

Он вышел, и вскоре Линн услышала, как по магазину прокатился приглушенный гул голосов. Она широко распахнула дверь и остановилась на пороге. В магазине вмиг воцарилась тишина. Линн набрала полные легкие воздуха.

– Да, мои дорогие! Даррел пригласил меня в кино! – объявила она.

Послышались бурные аплодисменты.

– Это замечательно, Линн! – воскликнула миссис Сивер. – Но мы уже десять минут ждем тебя, чтобы начать наши литературные чтения. Мы все очень рады, что ты пользуешься таким успехом у мужчин, но не стоит забывать о книгах.

Энди Нилс открыл дверь книжного магазина и застыл на пороге. Что происходит? Никто не бродит между полками. Не слышно шороха переворачиваемых страниц. Не слышно слов признаний...

А слышен только мелодичный, теплый, выразительный голос Линн Моррис, которая сидит на стуле с книгой в руках. Вокруг нее сидят женщины и молча слушают ее.

Звон дверного колокольчика заставил ее поднять глаза. Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза. Наконец она улыбнулась и кивнула.

– Линн, что же там было дальше? – спросила одна из женщин.

– Надеюсь, ты дочитаешь нам эту главу, Линн? – нетерпеливо спросила другая и, обернувшись, увидела Энди. – А, к нам пожаловал мистер Нилс. Присаживайся, Энди. Линн читает нам потрясающий любовный роман.

Внезапно Линн засмущалась и покраснела.

– Не знаю, Энди... Но, думаю, что я скоро освобожусь. Подожди немного. Я только дочитаю главу.

– Я с удовольствием послушаю, – сказал он, садясь на стул. – Пожалуйста, Линн, продолжай. Извините, что заставил прерваться.

Ее зеленые глаза на миг вспыхнули, но, почувствовав на себе сосредоточенно ждущие взгляды, Линн покорно опустила глаза на книгу, лежащую у нее на коленях.

«Ветер полоскал подол ее длинного платья, и каждое прикосновение нежного шелка к ногам вызывало у Эмми дрожь. Она впервые была в длинном вечернем платье, впервые танцевала с мужчиной, впервые мужчина держал ее в своих объятиях. Чарующие звуки музыки заставляли ее сердце таять...»

Это была история о запретной первой любви, и голос Линн, читающей строки романа, был полон страсти. В ее голосе слышалась откровенная мука, когда она читала о том, что героиня никогда не сможет быть со своим возлюбленным. Строки о том, что герой потерял свою любовь и никогда не сможет вернуть ее, звучали отчаянным, исступленным шепотом.

Энди видел, как глубоко она переживает все, о чем читает. Он ловил каждую эмоцию на ее лице, каждое движение. Она была одухотворена и необыкновенно прекрасна. Ее длинные тонкие пальцы переворачивали страницу за страницей, пока она наконец не дочитала главу.

В магазине повисло молчание. Послышались шумные вздохи. Линн сидела, не поднимая головы, все еще оставаясь под властью сильных чувств.

– Линн, – тихонько позвал он. – Ты в порядке?

– Не беспокойся, Энди, – тихо сказала ему одна из женщин. – Сейчас она вернется к реальности. Она слишком близко берет все к сердцу, поэтому и способна с чувством передать каждое написанное слово. Мы обожаем, когда она читает нам что-нибудь.

Наконец Линн глубоко вздохнула и подняла на него глаза.

– Ну вот я и вернулась в реальность, – сказала она, коротко рассмеявшись. – Извини, Энди, но я действительно устраиваю из этих чтений спектакль.

Он улыбнулся и покачал головой.

– Тебе не мешало бы попробовать делать это на сцене.

Ее глаза испуганно округлились.

– О нет! Сцена не для меня. Я могу делать это только для друзей и соседей. И, конечно, самое главное – это книга, которую читаешь.

Он готов был поспорить, но не стал, потому что знал, что она будет возражать. При всем ее смирении в ней было немного упрямства. И еще было немного отчаяния и смелости. Об этом говорил ее вчерашний поцелуй. Воспоминание о том, как ее нежные, словно лепестки, губы коснулись его губ, до сих пор вызывало в его теле опасное возбуждение. И этот теплый, страстный голос, которым она только что читала книгу, просто сводил его с ума.

Энди подавил стон и умудрился улыбнуться.

– У меня на этот счет другое мнение, – сказал он. – По-моему, книга – не самое главное.

Среди публики началось перешептывание.

– Линн, ты можешь отлучиться, чтобы пообедать со мной? – спросил Энди и, подойдя, протянул ей руку.

Она уставилась на его руку, словно боялась прикоснуться к ней. Затем улыбнулась и подняла голову.

– Я – хозяйка этого магазина и могу делать все, что хочу, – ответила она и осторожно подала ему руку.

Откуда-то снова послышался шепот, и Энди показалось, что здесь происходит что-то еще, чего ему понять не дано.

– Натали? – обратилась Линн к помощнице.

– Никаких проблем, Линн, – ответила та с улыбкой. – Вперед. Ты ведь знаешь, что я вполне справляюсь с работой без тебя.

Держа Линн за руку, Энди повел ее из магазина. Они вышли на улицу, и он по-прежнему не выпускал ее руки. Он даже боялся пошевельнуть пальцем, чтобы не нарушить это блаженство прикосновения к ней.

– Сегодня у тебя было спокойное утро? – беззаботно спросил он.

Она усмехнулась.

– Не совсем. Надеюсь, ты слышал перешептывания и заметил взгляды посетителей магазина.

– Твои братья заглядывали?

– Нет. Но, уверена, что они скоро появятся.

– Тогда что было причиной всех этих таинственных шепотов? – снова спросил он.

Она вздохнула и бросила на него беглый взгляд.

– Сначала они шептались о том, чем мы с тобой занимались вчера вечером. Обсуждали каждое прикосновение твоих рук ко мне и, конечно, думали, что я ничего не слышу, – ответила она.

– Конечно, – сказал он и, склонившись, поцеловал ее в мочку уха.

Она судорожно перевела дыхание.

– Послушай, Энди, мне кажется, что тебе не нужно больше делать этого.

Острая боль разочарования внезапно пронзила его.

– Правда? – неуверенно спросил он.

– Правда. В пятницу у меня свидание.

Нет, это было не просто разочарование. Боль, сковавшая его грудь, не давала ему продохнуть.

– С Эвери? – спросил он, пытаясь скрыть дрожь в голосе.

Он надеялся, что его вопрос прозвучал одобрительно. Иначе и быть не могло, потому что Эвери был способен предложить этой милой женщине то, чего ни один из Нилсов предложить не мог. Стабильность и связь на всю жизнь.

Линн отрицательно покачала головой.

– Нет, не Эвери. Даррел пригласил меня в кино.

– Понятно, – сказал он, надеясь, что его улыбка выглядит искренней.

Кино. Звучит довольно банально. Подростки ходят в кино, потому что в темноте кинозала парень может наклониться к девушке и поцеловать ее.

– Что ж, очень хорошо, – продолжал он. – Даррел – хороший человек, насколько я помню из твоих слов.

– Да. – Она кивнула. – Он очень хороший. И в нем есть какая-то глубина, о которой я раньше не знала.

Энди внезапно почувствовал, как из глубины его собственной души готов вырваться отчаянный стон. Но он хорошо умел укрощать свои эмоции, не давая самым глубоким чувствам выйти наружу. И теперь эта способность, которую он приобрел еще в детстве, должна была прийти ему на помощь. Но теперь он делал это не для того, чтобы защитить себя. Теперь ему нужно было защитить ее, и это казалось в тысячу раз важнее.

– Я рад за тебя, Линн, – сказал он.

И это было правдой, потому что его собственное счастье теперь не интересовало его. Он ничего не может ей предложить, ничего не может дать.

Она остановилась и робко улыбнулась, глядя ему в глаза.

– Знаешь, у меня никогда не было таких странных отношений с мужчиной, – сказала она.

– Я буду счастлив, если ты найдешь мужчину, которого ищешь, – мягко проговорил он. – Итак, где мы будем обедать? У океана?

– Прекрасная идея, – ответила она. – А за едой ты расскажешь мне, как продвигаются работы в твоем доме.

– А ты расскажешь, что представляет собой этот парень, с которым ты собираешься в пятницу в кино.

Линн подкатила глаза.

– Ты опять решил играть роль моих братьев?

– Линн, я всего лишь защищаю свои интересы, – сказал он. – Ты думаешь, что мне очень хочется ковыряться в мусорных баках на Главной улице?

Он почти не соврал. Он защищал свои интересы, потому что ее счастье стало теперь его счастьем.


8

<p>8</p>

Линн с трудом сдерживала нетерпение, направляясь к дому Энди Нилса. Последние два дня она провела, перерывая груды исторических заметок, связанных с их городом, пока наконец не нашла что-то интересное. Желание поделиться этим с Энди вызывало у нее головокружительное волнение.

Два дня он не появлялся ни в магазине, ни у нее дома. Когда-то еще четырнадцатилетней девчонкой она часто сидела на ступеньках своего дома и ждала, что он случайно будет проходить мимо. Она могла сидеть вот так часами и ждать его...

Теперь она просто не смогла больше ждать и наверняка выглядела еще глупее, чем тогда.

– Нет, – пробормотала она себе под нос. – Я всего лишь хочу помочь ему с его проектом. Теперь все по-другому. Я больше не мечтательная школьница и хорошо понимаю, что мы с ним из разных миров. Кроме того, сегодня у меня свидание с Даррелом.

Наконец она остановилась перед виллой и от удивления раскрыла рот. «Морская даль» преобразилась до неузнаваемости. С восхищением озираясь по сторонам, она медленно вошла в холл. Здесь пахло свежей краской и деревом. Несколько рабочих стояли на лестницах и клеили кремово-голубые в цветах обои. Блестела лакированная отделка из красного дерева.

– Извините, – обратилась Линн к одному из рабочих. – Мистер Нилс дома?

Он окинул ее с ног до головы взглядом и криво усмехнулся. Потом рупором сложил у рта ладони и прокричал:

– Энди! Ты где?! Тут к тебе пришла очень красивая девушка! Ты готов выслушать ее или мне этим заняться?! – Он снова глянул на нее и подмигнул.

Линн растерялась. Сверху послышался смех, и на балконе появился Энди – высокий, стройный, сильный – и стал легко спускаться по лестнице.

– Держись подальше от моей женщины, Дон! Не то будешь уволен! – ответил он с шутливой суровостью.

– Не обращайте внимания, мисс, – со смехом сказал рабочий. – Это наша старая шутка. Для нас все женщины мира делятся на два лагеря: «его женщины» и «мои женщины». Это игра, в которую мы с Энди играем с момента нашей первой встречи. Мне тогда было шестнадцать, и я пытался защитить женщину на двадцать лет старше меня от банды грабителей, заявляя, что она «моя женщина». Спасибо Энди, а вернее, его кулаку, который помог тогда и мне, и женщине. А еще его деньгам, потому что мне после драки срочно потребовалось подправить нос. Так что не обижайтесь, мисс, если это показалось вам грубостью.

Линн не удержалась и расхохоталась.

– Не слушай его, Линн. Все это сказки, – игриво нахмурившись, сказал Энди. – Я бы ни за что не взял этого парня на работу, если бы он не знал толка в плотническом деле. Познакомьтесь: Линн Моррис, Доннел Квинт.

Парень живо спустился и протянул Линн руку.

– Очень приятно. Значит, вы и есть та Линн Моррис из книжного магазина, которая разбивает сердца?

Линн улыбнулась. Наверняка этот парень был весельчаком и сочинителем сказок, но его история о встрече с Энди прозвучала поразительно правдоподобно.

– Мне тоже очень приятно познакомиться, – сказала она, подавая ему руку. – Только вот я не помню, чтобы разбила чье-то сердце. Я пришла сюда, чтобы поговорить с Энди о его доме.

Парень драматично приложил руку к сердцу.

– Вы не правы, мисс Моррис, – сказал он печально. – Вы только что разбили мое сердце, и, думаю, именно за этим вы сюда и пришли.

Энди подошел к нему и похлопал по спине.

– Прости, но мне придется украсть у тебя даму твоего сердца, потому что она моя. Пойдем, милая.

Карие глаза смотрели на нее с такой решимостью, что она в тот же миг забыла об очаровательном Доннеле, подала ему руку и покорно последовала за ним на второй этаж.

Они вошли в кабинет, и Линн огляделась.

– Как ты успел за неделю сделать столько работы? – удивилась она, рассматривая изысканную мебель и блестящую от свежего лака деревянную отделку кабинета.

– Люди. Много хороших рабочих. Надеюсь, скоро закончу. – Он отодвинул от письменного стола кресло, предлагая ей сесть.

– И потом тебе нужно будет ехать в другое место?

В ее голосе послышалось сожаление, которое она не успела скрыть. Он импульсивно шагнул к ней. Но тут же отступил.

– Я обещал своему брату закончить реставрацию как можно скорее. Он и его жена с нетерпением ждут, чтобы вселиться сюда, – сказал он.

Конечно же, он приехал сюда не для того, чтобы развлекаться. Она не хочет больше отнимать у него время. А кроме того, чем больше времени она проводит с ним, тем труднее ей контролировать свои чувства. Последние две ночи он снился ей, и теперь она начинает всех мужчин сравнивать с ним. Все это бесконечно глупо и непрактично.

– Желаю тебе поскорее закончить работу, – тихо сказала она, садясь в кресло. – Между прочим, я откопала кое-что интересное для тебя. – Она достала из сумочки маленькую красную книжицу и протянула ему. – Просмотри. Нужная страница заложена закладкой.

Он быстро пробежал глазами по отмеченной странице и с улыбкой поднял на нее глаза.

– Откуда это у тебя? – спросил он.

– Так. Нашла у знакомой дневник ее бабушки. – Линн улыбнулась и пожала плечами. – Эта женщина решила однажды ублажить твою прабабушку шоколадным пудингом с грецкими орехами и кокосом. Твоей прабабушке он очень понравился. С тех пор в этой семье берегут рецепт этого пудинга. Я выпросила его у них.

– Ты – сокровище, Линн, – горячо проговорил он. – Не знаю даже, как отблагодарить тебя.

– Ты тоже очень много сделал для меня. Я только рада, что могу помочь тебе. – Она достала из сумочки клочок бумаги с рецептом пудинга. – Мне показалось, что это пригодится для твоего ресторана. А поскольку мы больше не сможем видеться, я решила отдать тебе все это сегодня.

Они долго смотрели друг другу в глаза, и Линн отчаянно боролась с желанием поцеловать его. Желание было пугающе искренним, и ей пришлось опустить глаза.

– Линн, – нежно, словно лаская ее голосом, проговорил он и взял ее за подбородок. – Спасибо.

Она замерла, чувствуя, как неистово колотится ее сердце. Она жаждала его поцелуя, она нуждалась в нем, как в воздухе.

Наконец он склонился и нежно коснулся губами ее приоткрытых губ.

– Спасибо тебе, – снова сказал он, и ей показалось, что он благодарит ее за поцелуй.

Но в этом она, конечно, ошибалась. Энди Нилс перецеловал сотни женщин, и наверняка женщины испытывали благодарность к нему, а не наоборот.

– Я... Мне пора идти, – сказала она, пытаясь скрыть беспокойство.

– Да, конечно. Сегодня ведь пятница, и у тебя свидание. Что ты собираешься надеть? – спросил он.

– Что-нибудь, – сказала она, пожав плечами.

– Что ж, я буду у тебя в шесть. Поверь, я неплохо разбираюсь в женской одежде.

Он снова поцеловал ее, провел пальцами по ее щеке...

Она шла на свидание с Даррелом, и Энди Нилс собирался помочь ей одеться. В этом было что-то очень странное...

Когда Линн в бледно-розовом платье появилась из спальни, у Энди перехватило дыхание. Она была обворожительна – слишком прекрасна для любого мужчины, не говоря уж о таком «хорошем» мужчине, как Даррел. Узкая юбка, чуть ниже колен, подчеркивала красивые линии ее ног. Рыжевато-каштановые пряди лежали на плечах, окутывая длинную стройную шею.

– Ну как? – торопливо спросила она, поправляя широкий пояс, стягивающий талию.

Энди кивнул.

– Превосходно. Ты выглядишь... изысканно. – От восхищения слова застревали у него в горле. – Только нужна небольшая поправка.

Она посмотрела на него теми дивными, круглыми глазами, под взглядом которых сердце Энди таяло.

– Что-то не так?

– Все замечательно. Не хватает только...

Он подошел к ней и аккуратно застегнул верхнюю пуговицу платья на груди. Затем обхватил ладонью ее подбородок и провел большим пальцем по губам, снимая с них тонкий слой розовой помады, как будто пытаясь сделать их менее привлекательными.

– Он ведь не станет меня соблазнять, Энди, – сказала она удивленно.

– Пусть только попробует. Вряд ли он тогда доживет до рассвета.

Она рассмеялась. Но он не шутил. Он готов был вступить в ряды братьев Моррис, если Даррел посмеет переступить границу дозволенного.

Он отошел назад и оглядел ее, пытаясь представить себя на месте мужчины, назначившего ей первое свидание. Ее изумрудные глаза сияли, губы были соблазнительно приоткрыты. Ах, если бы он был на месте Даррела, он бы непременно позаботился о том, чтобы в этих глазах вспыхнул огонек страсти. И, черт побери, он очень хорошо знал, что для этого нужно сделать. Он бы приник к этим губам, а потом нежно языком раздвинул их...

Глубоко вздохнув, он провел пальцами по волосам и заметил, что она вдруг растерялась, будто прочла по его лицу, о чем он думал. Неужели он слишком долго пялился на ее губы? Похоже, он начинает вести себя, как влюбленный школьник.

– Мне пора, – наконец сказал он.

– Конечно, – кивнула она. – А то, если Даррел увидит тебя, он может растеряться. Он очень робкий.

Энди умудрился улыбнуться. Робость – это хорошо. Безопасно.

– Приятного тебе вечера, милая, – сказал он и направился к двери.

– Спасибо.

Полтора часа спустя Энди, сидя в гостиной с книгой в руках, вдруг обнаружил, что уже пятнадцать минут таращится на одну страницу. Похоже, ему сейчас совсем не до истории Мейна. Его ум категорически отказывается отправляться в прошлое и вместо этого зачем-то уносится в кинотеатр, где теперь сидит Линн со своим новым поклонником. Энди очень надеется, что парень держит свои руки там, где полагается, то есть в коробке с попкорном.

– Черт побери, Энди Нилс, это не твоя забота, чем она сейчас занимается с Даррелом!

Он снова посмотрел на часы и наконец уронил книгу на пол. Потом резко встал, выбежал из комнаты и уже через минуту катил в своей машине к ее дому.

Остановив машину за полквартала от ее дома, он принялся ждать. Кино закончилось еще полчаса назад. Они должны вот-вот появиться.

Он ждал, и ждал, и ждал... Проклятье. Где же их носят черти? А может... Нет, Энди не хотел думать, что может случиться с ними после кино.

Прошло еще десять минут, и наконец он услышал шум автомобильного мотора. Вскоре у ее дома остановилась небольшая спортивная машина. Прошло еще несколько секунд. Потом еще несколько. Затем Линн вышла из машины и перед тем, как подняться на крыльцо, обернулась и помахала рукой отъезжающему Даррелу.

Энди охватила ярость. Жгучая, нестерпимая.

– Свинья! Этот Даррел – большая свинья, – процедил он. – Как он мог уехать, не дождавшись, пока она войдет в дом?

Он видел, как Линн достала из сумочки ключи и вскоре исчезла за дверью. Потом в окне ее гостиной вспыхнул свет. Он глубоко вздохнул и впервые за весь вечер испытал чувство облегчения. Хотя он хорошо знал, что это облегчение временное. Даррел... Черт, Даррел, как и многие другие, просто недостоин ее.

Тронув машину с места, он медленно покатил по улице и вдруг увидел проезжающего мимо Роберта Морриса. Брат Линн в упор посмотрел на него и мягко улыбнулся.

Итак, похоже, его застукали, что он шпионит за Линн. А это значит, что он ничем не лучше ее братьев. Но самое странное то, что ему ничуть не стыдно за себя.

Хотя... что в этом странного? Линн Моррис откровенно сводит мужчин с ума, и они начинают выкидывать самые неожиданные штуки. Вот и все. Но завтра он скажет ей об этом, потому что завтра он придет к ней, чтобы поговорить о Дарреле. Он пообещал ей помочь выбрать подходящего мужчину и скорее готов провалиться в ад, чем отдать ее недостойному.

Линн пробралась к подсобке магазина и быстро скрылась за дверью. Ей ужасно хотелось хоть пару минут побыть в одиночестве. Вот уже несколько часов она ловила на себе многозначительные взгляды и улыбки, как будто все только и ждали, что она сейчас начнет рассказывать в деталях о своем свидании с Даррелом.

По правде говоря, ей скрывать было нечего. Даррел был славным человеком, и вечер прошел довольно мило. Они посмотрели хороший фильм, и на этом все закончилось. Ничего особенно волнующего. И было бы бесконечно глупо спрашивать, почему у нее от близости Даррела не колотилось сердце, почему под его взглядом не перехватывало дыхание. Линн хорошо знала, что такие вещи происходят только на страницах романов.

Хотя нет, не только. В ее жизни совсем недавно был такой опыт. Один мужчина вызывал в ней все эти чувства.

– Но это не тот мужчина, который тебе нужен, – сурово напомнила она себе.

И теперь даже вспоминать об этом ни к чему. Энди Нилс скоро исчезнет из ее жизни, потому что он не из ее реальности. Ее реальность – это мужчины, подобные Даррелу.

Линн глубоко вздохнула и вышла из подсобки.

– Линн, я здесь нашел у тебя забавную книжицу! – окликнул ее Джоу Роллинс, листая историю гаремов. – Как ты смотришь на то, чтобы обсудить эту книгу вместе?

Она в ответ только лениво улыбнулась ему и пошла дальше.

– Линн, а как насчет ланча со мной? – спросил, выглянув из-за соседней полки, Эвери. – Нам пора обсудить твои финансовые дела. Я знаю одно местечко, где есть отдельные кабинки. – Он достал из папки блокнот и полистал его. – Четверг. Как насчет того, чтобы встретиться в следующий четверг? Я прихвачу с собой бутылочку вина. А ты принеси только свою красоту.

Линн вздохнула.

– Звучит неплохо, Эвери, – выдавила она из себя.

В этот момент высокая блондинка появилась в проходе и подмигнула Эвери. Он растерянно заморгал и выронил из рук папку. Блондинка пошла Линн навстречу.

– Послушай, милочка, ты случайно не знаешь, появится ли Энди Нилс сегодня в городе? – спросила она.

Линн почувствовала, как вокруг нее стала собираться толпа. Обычно ей нравилось, когда в магазине было многолюдно. Но теперь ее это почему-то раздражало. Теперь люди толпились в магазине совсем не для того, чтобы купить книгу.

– Извините, но я понятия не имею, будет Энди Нилс сегодня в городе или нет, – ответила она и увидела на лице женщины довольную улыбку.

– Не проблема. Я найду его, – сказала блондинка. – Просто хотела проверить.

Конечно, подумала Линн. Теперь женщины снова станут охотиться за ним, и это их право.

– Линн... – услышала она голос со стороны и повернула голову.

Фил Эдисон быстро подошел к ней.

– Привет, Фил, – ответила она. – Тебе нужна моя помощь?

Он усмехнулся.

– Ты выглядишь утомленной, Линн, но уверен, что в этом не твоя вина. Мужчины утомили? Но их тоже нельзя винить. – Он склонился к ее уху и тихо продолжил: – Ты всегда казалась романтичной и недоступной, Линн, слишком возвышенной и нереальной. А тут вдруг оказалось, что ты состоишь из плоти и крови. А мужчины, как ты знаешь, большие охотники до живого тела. И я не исключение.

Линн пожала плечами, пытаясь найти ответ. Когда ей было восемь лет, Фил часто дергал ее за косички. А еще он был первым, кто научил ее ругательствам, и из-за этого ей серьезно влетело от родителей, потому что она невольно нагрубила кому-то из стариков.

– Не волнуйся, – сказал он со смехом, заметив, что она растеряна. – Я подожду, пока страсти улягутся, и потом назначу тебе свидание. Может, научу тебя еще парочке ругательств. Может, опять захочешь вспомнить детство. А еще могу научить тебя кое-каким пикантным вещам, которым не успел научить тебя Нилс.

У Линн округлились глаза, когда она сообразила, что предлагает ей Фил Эдисон. Нелепость этого предложения заставила ее рассмеяться.

– Как тебе не стыдно, Фил, – протянула она. – Учти, если ты будешь и дальше так вести себя, я расскажу твоей маме, что это ты научил меня ругаться. И твоя мама хорошенько отшлепает тебя.

Он усмехнулся.

– И все же я советую тебе, Линн, подумать лучше, – настаивал он. – Ты уверена, что не хочешь оказаться голенькой в моей постели?

В магазине воцарилась гробовая тишина. Казалось, все притаились и ждали, что будет дальше.

И тут эту гробовую тишину нарушил звон входного колокольчика. В дверях появился Энди Нилс. За ним, едва не наступая ему на пятки, вошла блондинка. Как только он вошел, хорошенькая брюнетка вышла ему навстречу.

– Ну, Энди, ты как всегда вовремя. И как всегда не упустил удовольствия, – кокетливо пролепетала она. – Вот этот парень... – Она ткнула пальцем в Фила. – Этот парень только что предложил твоей подружке оказаться голенькой в его постели. Ты не находишь, что это безумно мило?

Толпа дружно ахнула. Фил поперхнулся собственным смехом. Линн подкатила к небу глаза. Брюнетка и блондинка обменялись надменными взглядами.

Энди Нилса это, однако, ничуть не позабавило. На его губах играла легкая улыбка, а в глазах... В глазах блистали молнии.

– Линн, можно с тобой поговорить? – непринужденно спросил он. – Это по поводу моего дома. Боюсь, что ты единственная, кто может помочь мне.

Он протянул ей руку, и ей пришлось подать ему свою. С вопросом в глазах она глянула на Натали, и та с пониманием кивнула.

Однако прикосновение к руке Энди Нилса вызвало уже знакомое волнение и трепет. Ей, конечно, не следовало прикасаться к его руке. Он все больше становится похожим на ее братьев. Он заботится о ее благополучии, как будто она ребенок.

– Может, мне действительно стоит подумать о предложении Фила? – небрежно бросила она в толпу и последовала за Энди к двери.

Они вышли, и он молча усадил ее в свою машину. Наконец, когда они выехали за город, он остановил машину на пустом шоссе и повернулся к ней. Но она тут же подняла руку, словно защищаясь.

– Только, пожалуйста, не нужно читать мне морали по поводу Фила. Его предложение не стоит принимать всерьез. Я хорошо знаю его. Возможно, сейчас он делает такое же предложение другой женщине. Это ничего не значит. Фил абсолютно безвреден.

Энди в упор смотрел ей в глаза.

– Как это понимать? Ты хочешь сказать, что готова принять его предложение?

Он продолжал напряженно смотреть ей в глаза, и она видела, что он не верит ее словам. Но почему, собственно, он так беспокоится? По идее он должен радоваться, что мужчины стали предлагать ей что-то более волнующее, чем роль домохозяйки.

– А что? Может, стоит над этим подумать, – ответила она, ожидая, что он улыбнется. – Фил – симпатичный парень.

Но Энди продолжал напряженно смотреть на нее. Его глаза только еще больше потемнели и сузились.

– А что, если бы он предложил тебе что-то большее, чем разделить с ним постель? – спросил он. – Мне показалось, что парень просто без ума от тебя.

Линн усмехнулась.

– Я знаю Фила всю свою жизнь.

– Теперь он увидел тебя в новом свете, – настаивал он.

Она кивнула.

– Об этом стоило бы лучше подумать. Насколько я знаю Фила, он славный парень, хотя и слегка грубоват. Но мне кажется, что из него может получиться хороший муж.

Энди вздохнул и взял ее за руку.

– И все же, Линн, я не советую тебе иметь с ним дело. Я хорошо знаю таких мужчин, как Фил. Я сам такой. И вообще мне кажется, что наша с тобой затея – глупость.

Дыхание застряло у нее в горле.

– Ты жалеешь о том, что помог мне? – спросила она.

– Нет, Линн. Если бы я помог тебе, я не жалел бы, – ответил он. – Но мне не хочется причинять тебе боли. Я в жизни делал много ошибок, особенно в отношениях с женщинами. Моя жена говорила мне об этом и оказалась права. Я ничего не знаю о сердечных делах и боюсь, что могу ошибиться и обидеть тебя.

– Но до сих пор ты не обижал меня.

– Даррел вчера даже не проводил тебя до дома, – неожиданно сказал он.

Ее глаза стали круглыми от удивления.

– Не удивляйся, – продолжал он. – Просто кому-то нужно было убедиться, что ты благополучно добралась домой.

Эти слова заставили ее улыбнуться.

– Даррел не сделал мне ничего плохого, – сказала она.

– И все же ему следовало быть джентльменом.

– Он был джентльменом.

– Нет, – ответил он. – Джентльмен должен проводить даму до двери ее дома.

В его голосе послышались интонации голоса его матери.

– Мы живем в Слоанс Коув. Что могло со мной случиться? – спросила она.

Он глубоко и шумно вздохнул. Затем, словно не удержавшись, провел большим пальцем по ее губам.

– Ты так наивна, Линн.

– Я совсем не наивна. Я – реалистка.

– Ты снова собираешься на свидание с Даррелом? – Его слова прозвучали на редкость жестко и резко.

– Не думаю. Мы с ним всего лишь друзья. Но следующее свидание у меня с Эвери.

– С банкиром?

– Да. Он наконец нашел время в своем расписании и пригласил меня на ланч.

– Ты заслуживаешь большего.

Она пожала плечами.

– Не волнуйся, Энди. Эвери...

– Эвери – хороший человек. Я это знаю.

– Да, он хороший.

– Согласен, что он хороший. Но ты заслуживаешь лучшего.

Она невольно рассмеялась. Мечтательность всегда была ее пороком, но, похоже, и Энди Нилс не лишен его. Ей совсем не нужен кто-то лучший. Ей просто нужен хороший мужчина, который любил бы ее и которого любила бы она. В данный момент она не испытывала такого чувства ни к Даррелу, ни к Эвери, ни к Филу. Но со временем, возможно, это чувство появится.

И будет лучше, если она присмотрит себе мужа до того, как Энди Нилс покинет городок. Судя по тому, как продвигается его работа, это может произойти очень скоро. И она не хочет скучать по нему. А поэтому она должна найти себе жениха как можно скорее.

– Неужели ты не видишь, что ни один из этих мужчин не подходит ей?

Энди заглянул в глаза женщине, необыкновенно похожей на Линн и в то же время необыкновенно непохожей на нее.

– Скажу тебе честно, я получаю море удовольствия, выслушивая эти истории от разных людей, – сказала Сандра с усмешкой. – Ты не первый, кто рассказывает мне о том, что происходит в магазине моей сестры. Похоже, сестрица навела шороху в городе.

– Да, но я не хочу, чтобы Линн ошиблась в выборе мужчины. – Энди прошагал к окну и снова повернулся к Сандре.

Сандра рассмеялась.

– Что в этом смешного? – удивленно спросил он.

– Так, ничего особенного. Просто интересно, что мужчина, который известен своими любовными похождениями, заботится о том, чтобы моя сестра нашла себе достойного мужа, – ответила Сандра.

– Может, это потому, что я очень хорошо знаю таких мужчин.

– Может.

– Ты поможешь мне, Сандра? – спросил он. – Я уже сказал Линн, что ни Эвери, ни Фил не подходят ей в мужья, но она продолжает твердить, что они хорошие друзья.

– Это так. Линн не врет.

– Я знаю, что она не врет. Она честная, искренняя и, возможно, слишком доверчивая. Она может иметь любого мужчину, который ей нравится. Но это должен быть достойный ее мужчина, – сказал он жестким, чеканным голосом.

Этим голосом он обычно говорил, когда решал проблемы бизнеса. Этот голос мог напугать или подчинить, и Энди внезапно стало неловко оттого, что он заговорил таким голосом с сестрой Линн. Но ситуация казалась ему даже более серьезной, чем сделка. Он хотел, чтобы Сандра это знала.

– Итак, ты согласна помочь? – спросил он еще раз. – Ты поговоришь с ней?

– Конечно, я могу поговорить с ней, – ответила она мягко. – Но сомневаюсь, что это поможет. Мы с Линн выросли вместе и были очень крепко привязаны друг к другу. Когда мы повзрослели, нам пришлось научиться быть независимыми, чтобы дать друг другу свободу принимать свои собственные решения. Линн очень мягкий человек. Ее легко обидеть. Но она может быть очень упрямой. Обычно она долго думает перед тем, как принять решение, но, если она решила что-то, ее трудно переубедить. Она становится просто непоколебимой. Поэтому, если она решит, что кто-то из этих «хороших мужчин» заслуживает ее, она будет верна своему решению и посвятит этому мужчине свою жизнь.

– И все же я думаю, что она заслуживает большего, – настаивал он.

– Согласна с тобой, но, возможно, она не знает, что значит это «большее». – Сандра вздохнула. – Энди, мы живем в маленьком городке. Люди знают друг друга, и о каждом из жителей сложилось привычное мнение. Если ты хочешь, чтобы Линн нашла себе подходящего мужчину, мне кажется, что будет неплохо, если ты покажешь ей, каким должен быть этот мужчина.

Энди горько усмехнулся.

– Последний раз, когда я пытался кому-то что-то показать, мы с Линн притворялись любовниками. И все это закончилось тем, что теперь вокруг Линн появились все эти «хорошие ребята».

– Тогда покажи им что-то другое. Я на твоей стороне, Энди. Я хочу, чтобы моя сестра сделала правильный выбор и была счастлива. И я согласна с тобой. Фил сделает Линн несчастной. Мы не должны допустить этого.

Энди пристально посмотрел в глаза Сандры и понял, что у него появился надежный союзник. Он сделал глубокий вдох.

– Похоже, мне придется показать Линн, какого мужчину она должна искать для себя. А для этого мне придется изменить себя. На некоторое время. Мне придется некоторое время побыть идеальным поклонником.


Линн с трудом сдерживала нетерпение, направляясь к дому Энди Нилса. Последние два дня она провела, перерывая груды исторических заметок, связанных с их городом, пока наконец не нашла что-то интересное. Желание поделиться этим с Энди вызывало у нее головокружительное волнение.

Два дня он не появлялся ни в магазине, ни у нее дома. Когда-то еще четырнадцатилетней девчонкой она часто сидела на ступеньках своего дома и ждала, что он случайно будет проходить мимо. Она могла сидеть вот так часами и ждать его...

Теперь она просто не смогла больше ждать и наверняка выглядела еще глупее, чем тогда.

– Нет, – пробормотала она себе под нос. – Я всего лишь хочу помочь ему с его проектом. Теперь все по-другому. Я больше не мечтательная школьница и хорошо понимаю, что мы с ним из разных миров. Кроме того, сегодня у меня свидание с Даррелом.

Наконец она остановилась перед виллой и от удивления раскрыла рот. «Морская даль» преобразилась до неузнаваемости. С восхищением озираясь по сторонам, она медленно вошла в холл. Здесь пахло свежей краской и деревом. Несколько рабочих стояли на лестницах и клеили кремово-голубые в цветах обои. Блестела лакированная отделка из красного дерева.

– Извините, – обратилась Линн к одному из рабочих. – Мистер Нилс дома?

Он окинул ее с ног до головы взглядом и криво усмехнулся. Потом рупором сложил у рта ладони и прокричал:

– Энди! Ты где?! Тут к тебе пришла очень красивая девушка! Ты готов выслушать ее или мне этим заняться?! – Он снова глянул на нее и подмигнул.

Линн растерялась. Сверху послышался смех, и на балконе появился Энди – высокий, стройный, сильный – и стал легко спускаться по лестнице.

– Держись подальше от моей женщины, Дон! Не то будешь уволен! – ответил он с шутливой суровостью.

– Не обращайте внимания, мисс, – со смехом сказал рабочий. – Это наша старая шутка. Для нас все женщины мира делятся на два лагеря: «его женщины» и «мои женщины». Это игра, в которую мы с Энди играем с момента нашей первой встречи. Мне тогда было шестнадцать, и я пытался защитить женщину на двадцать лет старше меня от банды грабителей, заявляя, что она «моя женщина». Спасибо Энди, а вернее, его кулаку, который помог тогда и мне, и женщине. А еще его деньгам, потому что мне после драки срочно потребовалось подправить нос. Так что не обижайтесь, мисс, если это показалось вам грубостью.

Линн не удержалась и расхохоталась.

– Не слушай его, Линн. Все это сказки, – игриво нахмурившись, сказал Энди. – Я бы ни за что не взял этого парня на работу, если бы он не знал толка в плотническом деле. Познакомьтесь: Линн Моррис, Доннел Квинт.

Парень живо спустился и протянул Линн руку.

– Очень приятно. Значит, вы и есть та Линн Моррис из книжного магазина, которая разбивает сердца?

Линн улыбнулась. Наверняка этот парень был весельчаком и сочинителем сказок, но его история о встрече с Энди прозвучала поразительно правдоподобно.

– Мне тоже очень приятно познакомиться, – сказала она, подавая ему руку. – Только вот я не помню, чтобы разбила чье-то сердце. Я пришла сюда, чтобы поговорить с Энди о его доме.

Парень драматично приложил руку к сердцу.

– Вы не правы, мисс Моррис, – сказал он печально. – Вы только что разбили мое сердце, и, думаю, именно за этим вы сюда и пришли.

Энди подошел к нему и похлопал по спине.

– Прости, но мне придется украсть у тебя даму твоего сердца, потому что она моя. Пойдем, милая.

Карие глаза смотрели на нее с такой решимостью, что она в тот же миг забыла об очаровательном Доннеле, подала ему руку и покорно последовала за ним на второй этаж.

Они вошли в кабинет, и Линн огляделась.

– Как ты успел за неделю сделать столько работы? – удивилась она, рассматривая изысканную мебель и блестящую от свежего лака деревянную отделку кабинета.

– Люди. Много хороших рабочих. Надеюсь, скоро закончу. – Он отодвинул от письменного стола кресло, предлагая ей сесть.

– И потом тебе нужно будет ехать в другое место?

В ее голосе послышалось сожаление, которое она не успела скрыть. Он импульсивно шагнул к ней. Но тут же отступил.

– Я обещал своему брату закончить реставрацию как можно скорее. Он и его жена с нетерпением ждут, чтобы вселиться сюда, – сказал он.

Конечно же, он приехал сюда не для того, чтобы развлекаться. Она не хочет больше отнимать у него время. А кроме того, чем больше времени она проводит с ним, тем труднее ей контролировать свои чувства. Последние две ночи он снился ей, и теперь она начинает всех мужчин сравнивать с ним. Все это бесконечно глупо и непрактично.

– Желаю тебе поскорее закончить работу, – тихо сказала она, садясь в кресло. – Между прочим, я откопала кое-что интересное для тебя. – Она достала из сумочки маленькую красную книжицу и протянула ему. – Просмотри. Нужная страница заложена закладкой.

Он быстро пробежал глазами по отмеченной странице и с улыбкой поднял на нее глаза.

– Откуда это у тебя? – спросил он.

– Так. Нашла у знакомой дневник ее бабушки. – Линн улыбнулась и пожала плечами. – Эта женщина решила однажды ублажить твою прабабушку шоколадным пудингом с грецкими орехами и кокосом. Твоей прабабушке он очень понравился. С тех пор в этой семье берегут рецепт этого пудинга. Я выпросила его у них.

– Ты – сокровище, Линн, – горячо проговорил он. – Не знаю даже, как отблагодарить тебя.

– Ты тоже очень много сделал для меня. Я только рада, что могу помочь тебе. – Она достала из сумочки клочок бумаги с рецептом пудинга. – Мне показалось, что это пригодится для твоего ресторана. А поскольку мы больше не сможем видеться, я решила отдать тебе все это сегодня.

Они долго смотрели друг другу в глаза, и Линн отчаянно боролась с желанием поцеловать его. Желание было пугающе искренним, и ей пришлось опустить глаза.

– Линн, – нежно, словно лаская ее голосом, проговорил он и взял ее за подбородок. – Спасибо.

Она замерла, чувствуя, как неистово колотится ее сердце. Она жаждала его поцелуя, она нуждалась в нем, как в воздухе.

Наконец он склонился и нежно коснулся губами ее приоткрытых губ.

– Спасибо тебе, – снова сказал он, и ей показалось, что он благодарит ее за поцелуй.

Но в этом она, конечно, ошибалась. Энди Нилс перецеловал сотни женщин, и наверняка женщины испытывали благодарность к нему, а не наоборот.

– Я... Мне пора идти, – сказала она, пытаясь скрыть беспокойство.

– Да, конечно. Сегодня ведь пятница, и у тебя свидание. Что ты собираешься надеть? – спросил он.

– Что-нибудь, – сказала она, пожав плечами.

– Что ж, я буду у тебя в шесть. Поверь, я неплохо разбираюсь в женской одежде.

Он снова поцеловал ее, провел пальцами по ее щеке...

Она шла на свидание с Даррелом, и Энди Нилс собирался помочь ей одеться. В этом было что-то очень странное...

Когда Линн в бледно-розовом платье появилась из спальни, у Энди перехватило дыхание. Она была обворожительна – слишком прекрасна для любого мужчины, не говоря уж о таком «хорошем» мужчине, как Даррел. Узкая юбка, чуть ниже колен, подчеркивала красивые линии ее ног. Рыжевато-каштановые пряди лежали на плечах, окутывая длинную стройную шею.

– Ну как? – торопливо спросила она, поправляя широкий пояс, стягивающий талию.

Энди кивнул.

– Превосходно. Ты выглядишь... изысканно. – От восхищения слова застревали у него в горле. – Только нужна небольшая поправка.

Она посмотрела на него теми дивными, круглыми глазами, под взглядом которых сердце Энди таяло.

– Что-то не так?

– Все замечательно. Не хватает только...

Он подошел к ней и аккуратно застегнул верхнюю пуговицу платья на груди. Затем обхватил ладонью ее подбородок и провел большим пальцем по губам, снимая с них тонкий слой розовой помады, как будто пытаясь сделать их менее привлекательными.

– Он ведь не станет меня соблазнять, Энди, – сказала она удивленно.

– Пусть только попробует. Вряд ли он тогда доживет до рассвета.

Она рассмеялась. Но он не шутил. Он готов был вступить в ряды братьев Моррис, если Даррел посмеет переступить границу дозволенного.

Он отошел назад и оглядел ее, пытаясь представить себя на месте мужчины, назначившего ей первое свидание. Ее изумрудные глаза сияли, губы были соблазнительно приоткрыты. Ах, если бы он был на месте Даррела, он бы непременно позаботился о том, чтобы в этих глазах вспыхнул огонек страсти. И, черт побери, он очень хорошо знал, что для этого нужно сделать. Он бы приник к этим губам, а потом нежно языком раздвинул их...

Глубоко вздохнув, он провел пальцами по волосам и заметил, что она вдруг растерялась, будто прочла по его лицу, о чем он думал. Неужели он слишком долго пялился на ее губы? Похоже, он начинает вести себя, как влюбленный школьник.

– Мне пора, – наконец сказал он.

– Конечно, – кивнула она. – А то, если Даррел увидит тебя, он может растеряться. Он очень робкий.

Энди умудрился улыбнуться. Робость – это хорошо. Безопасно.

– Приятного тебе вечера, милая, – сказал он и направился к двери.

– Спасибо.

Полтора часа спустя Энди, сидя в гостиной с книгой в руках, вдруг обнаружил, что уже пятнадцать минут таращится на одну страницу. Похоже, ему сейчас совсем не до истории Мейна. Его ум категорически отказывается отправляться в прошлое и вместо этого зачем-то уносится в кинотеатр, где теперь сидит Линн со своим новым поклонником. Энди очень надеется, что парень держит свои руки там, где полагается, то есть в коробке с попкорном.

– Черт побери, Энди Нилс, это не твоя забота, чем она сейчас занимается с Даррелом!

Он снова посмотрел на часы и наконец уронил книгу на пол. Потом резко встал, выбежал из комнаты и уже через минуту катил в своей машине к ее дому.

Остановив машину за полквартала от ее дома, он принялся ждать. Кино закончилось еще полчаса назад. Они должны вот-вот появиться.

Он ждал, и ждал, и ждал... Проклятье. Где же их носят черти? А может... Нет, Энди не хотел думать, что может случиться с ними после кино.

Прошло еще десять минут, и наконец он услышал шум автомобильного мотора. Вскоре у ее дома остановилась небольшая спортивная машина. Прошло еще несколько секунд. Потом еще несколько. Затем Линн вышла из машины и перед тем, как подняться на крыльцо, обернулась и помахала рукой отъезжающему Даррелу.

Энди охватила ярость. Жгучая, нестерпимая.

– Свинья! Этот Даррел – большая свинья, – процедил он. – Как он мог уехать, не дождавшись, пока она войдет в дом?

Он видел, как Линн достала из сумочки ключи и вскоре исчезла за дверью. Потом в окне ее гостиной вспыхнул свет. Он глубоко вздохнул и впервые за весь вечер испытал чувство облегчения. Хотя он хорошо знал, что это облегчение временное. Даррел... Черт, Даррел, как и многие другие, просто недостоин ее.

Тронув машину с места, он медленно покатил по улице и вдруг увидел проезжающего мимо Роберта Морриса. Брат Линн в упор посмотрел на него и мягко улыбнулся.

Итак, похоже, его застукали, что он шпионит за Линн. А это значит, что он ничем не лучше ее братьев. Но самое странное то, что ему ничуть не стыдно за себя.

Хотя... что в этом странного? Линн Моррис откровенно сводит мужчин с ума, и они начинают выкидывать самые неожиданные штуки. Вот и все. Но завтра он скажет ей об этом, потому что завтра он придет к ней, чтобы поговорить о Дарреле. Он пообещал ей помочь выбрать подходящего мужчину и скорее готов провалиться в ад, чем отдать ее недостойному.

Линн пробралась к подсобке магазина и быстро скрылась за дверью. Ей ужасно хотелось хоть пару минут побыть в одиночестве. Вот уже несколько часов она ловила на себе многозначительные взгляды и улыбки, как будто все только и ждали, что она сейчас начнет рассказывать в деталях о своем свидании с Даррелом.

По правде говоря, ей скрывать было нечего. Даррел был славным человеком, и вечер прошел довольно мило. Они посмотрели хороший фильм, и на этом все закончилось. Ничего особенно волнующего. И было бы бесконечно глупо спрашивать, почему у нее от близости Даррела не колотилось сердце, почему под его взглядом не перехватывало дыхание. Линн хорошо знала, что такие вещи происходят только на страницах романов.

Хотя нет, не только. В ее жизни совсем недавно был такой опыт. Один мужчина вызывал в ней все эти чувства.

– Но это не тот мужчина, который тебе нужен, – сурово напомнила она себе.

И теперь даже вспоминать об этом ни к чему. Энди Нилс скоро исчезнет из ее жизни, потому что он не из ее реальности. Ее реальность – это мужчины, подобные Даррелу.

Линн глубоко вздохнула и вышла из подсобки.

– Линн, я здесь нашел у тебя забавную книжицу! – окликнул ее Джоу Роллинс, листая историю гаремов. – Как ты смотришь на то, чтобы обсудить эту книгу вместе?

Она в ответ только лениво улыбнулась ему и пошла дальше.

– Линн, а как насчет ланча со мной? – спросил, выглянув из-за соседней полки, Эвери. – Нам пора обсудить твои финансовые дела. Я знаю одно местечко, где есть отдельные кабинки. – Он достал из папки блокнот и полистал его. – Четверг. Как насчет того, чтобы встретиться в следующий четверг? Я прихвачу с собой бутылочку вина. А ты принеси только свою красоту.

Линн вздохнула.

– Звучит неплохо, Эвери, – выдавила она из себя.

В этот момент высокая блондинка появилась в проходе и подмигнула Эвери. Он растерянно заморгал и выронил из рук папку. Блондинка пошла Линн навстречу.

– Послушай, милочка, ты случайно не знаешь, появится ли Энди Нилс сегодня в городе? – спросила она.

Линн почувствовала, как вокруг нее стала собираться толпа. Обычно ей нравилось, когда в магазине было многолюдно. Но теперь ее это почему-то раздражало. Теперь люди толпились в магазине совсем не для того, чтобы купить книгу.

– Извините, но я понятия не имею, будет Энди Нилс сегодня в городе или нет, – ответила она и увидела на лице женщины довольную улыбку.

– Не проблема. Я найду его, – сказала блондинка. – Просто хотела проверить.

Конечно, подумала Линн. Теперь женщины снова станут охотиться за ним, и это их право.

– Линн... – услышала она голос со стороны и повернула голову.

Фил Эдисон быстро подошел к ней.

– Привет, Фил, – ответила она. – Тебе нужна моя помощь?

Он усмехнулся.

– Ты выглядишь утомленной, Линн, но уверен, что в этом не твоя вина. Мужчины утомили? Но их тоже нельзя винить. – Он склонился к ее уху и тихо продолжил: – Ты всегда казалась романтичной и недоступной, Линн, слишком возвышенной и нереальной. А тут вдруг оказалось, что ты состоишь из плоти и крови. А мужчины, как ты знаешь, большие охотники до живого тела. И я не исключение.

Линн пожала плечами, пытаясь найти ответ. Когда ей было восемь лет, Фил часто дергал ее за косички. А еще он был первым, кто научил ее ругательствам, и из-за этого ей серьезно влетело от родителей, потому что она невольно нагрубила кому-то из стариков.

– Не волнуйся, – сказал он со смехом, заметив, что она растеряна. – Я подожду, пока страсти улягутся, и потом назначу тебе свидание. Может, научу тебя еще парочке ругательств. Может, опять захочешь вспомнить детство. А еще могу научить тебя кое-каким пикантным вещам, которым не успел научить тебя Нилс.

У Линн округлились глаза, когда она сообразила, что предлагает ей Фил Эдисон. Нелепость этого предложения заставила ее рассмеяться.

– Как тебе не стыдно, Фил, – протянула она. – Учти, если ты будешь и дальше так вести себя, я расскажу твоей маме, что это ты научил меня ругаться. И твоя мама хорошенько отшлепает тебя.

Он усмехнулся.

– И все же я советую тебе, Линн, подумать лучше, – настаивал он. – Ты уверена, что не хочешь оказаться голенькой в моей постели?

В магазине воцарилась гробовая тишина. Казалось, все притаились и ждали, что будет дальше.

И тут эту гробовую тишину нарушил звон входного колокольчика. В дверях появился Энди Нилс. За ним, едва не наступая ему на пятки, вошла блондинка. Как только он вошел, хорошенькая брюнетка вышла ему навстречу.

– Ну, Энди, ты как всегда вовремя. И как всегда не упустил удовольствия, – кокетливо пролепетала она. – Вот этот парень... – Она ткнула пальцем в Фила. – Этот парень только что предложил твоей подружке оказаться голенькой в его постели. Ты не находишь, что это безумно мило?

Толпа дружно ахнула. Фил поперхнулся собственным смехом. Линн подкатила к небу глаза. Брюнетка и блондинка обменялись надменными взглядами.

Энди Нилса это, однако, ничуть не позабавило. На его губах играла легкая улыбка, а в глазах... В глазах блистали молнии.

– Линн, можно с тобой поговорить? – непринужденно спросил он. – Это по поводу моего дома. Боюсь, что ты единственная, кто может помочь мне.

Он протянул ей руку, и ей пришлось подать ему свою. С вопросом в глазах она глянула на Натали, и та с пониманием кивнула.

Однако прикосновение к руке Энди Нилса вызвало уже знакомое волнение и трепет. Ей, конечно, не следовало прикасаться к его руке. Он все больше становится похожим на ее братьев. Он заботится о ее благополучии, как будто она ребенок.

– Может, мне действительно стоит подумать о предложении Фила? – небрежно бросила она в толпу и последовала за Энди к двери.

Они вышли, и он молча усадил ее в свою машину. Наконец, когда они выехали за город, он остановил машину на пустом шоссе и повернулся к ней. Но она тут же подняла руку, словно защищаясь.

– Только, пожалуйста, не нужно читать мне морали по поводу Фила. Его предложение не стоит принимать всерьез. Я хорошо знаю его. Возможно, сейчас он делает такое же предложение другой женщине. Это ничего не значит. Фил абсолютно безвреден.

Энди в упор смотрел ей в глаза.

– Как это понимать? Ты хочешь сказать, что готова принять его предложение?

Он продолжал напряженно смотреть ей в глаза, и она видела, что он не верит ее словам. Но почему, собственно, он так беспокоится? По идее он должен радоваться, что мужчины стали предлагать ей что-то более волнующее, чем роль домохозяйки.

– А что? Может, стоит над этим подумать, – ответила она, ожидая, что он улыбнется. – Фил – симпатичный парень.

Но Энди продолжал напряженно смотреть на нее. Его глаза только еще больше потемнели и сузились.

– А что, если бы он предложил тебе что-то большее, чем разделить с ним постель? – спросил он. – Мне показалось, что парень просто без ума от тебя.

Линн усмехнулась.

– Я знаю Фила всю свою жизнь.

– Теперь он увидел тебя в новом свете, – настаивал он.

Она кивнула.

– Об этом стоило бы лучше подумать. Насколько я знаю Фила, он славный парень, хотя и слегка грубоват. Но мне кажется, что из него может получиться хороший муж.

Энди вздохнул и взял ее за руку.

– И все же, Линн, я не советую тебе иметь с ним дело. Я хорошо знаю таких мужчин, как Фил. Я сам такой. И вообще мне кажется, что наша с тобой затея – глупость.

Дыхание застряло у нее в горле.

– Ты жалеешь о том, что помог мне? – спросила она.

– Нет, Линн. Если бы я помог тебе, я не жалел бы, – ответил он. – Но мне не хочется причинять тебе боли. Я в жизни делал много ошибок, особенно в отношениях с женщинами. Моя жена говорила мне об этом и оказалась права. Я ничего не знаю о сердечных делах и боюсь, что могу ошибиться и обидеть тебя.

– Но до сих пор ты не обижал меня.

– Даррел вчера даже не проводил тебя до дома, – неожиданно сказал он.

Ее глаза стали круглыми от удивления.

– Не удивляйся, – продолжал он. – Просто кому-то нужно было убедиться, что ты благополучно добралась домой.

Эти слова заставили ее улыбнуться.

– Даррел не сделал мне ничего плохого, – сказала она.

– И все же ему следовало быть джентльменом.

– Он был джентльменом.

– Нет, – ответил он. – Джентльмен должен проводить даму до двери ее дома.

В его голосе послышались интонации голоса его матери.

– Мы живем в Слоанс Коув. Что могло со мной случиться? – спросила она.

Он глубоко и шумно вздохнул. Затем, словно не удержавшись, провел большим пальцем по ее губам.

– Ты так наивна, Линн.

– Я совсем не наивна. Я – реалистка.

– Ты снова собираешься на свидание с Даррелом? – Его слова прозвучали на редкость жестко и резко.

– Не думаю. Мы с ним всего лишь друзья. Но следующее свидание у меня с Эвери.

– С банкиром?

– Да. Он наконец нашел время в своем расписании и пригласил меня на ланч.

– Ты заслуживаешь большего.

Она пожала плечами.

– Не волнуйся, Энди. Эвери...

– Эвери – хороший человек. Я это знаю.

– Да, он хороший.

– Согласен, что он хороший. Но ты заслуживаешь лучшего.

Она невольно рассмеялась. Мечтательность всегда была ее пороком, но, похоже, и Энди Нилс не лишен его. Ей совсем не нужен кто-то лучший. Ей просто нужен хороший мужчина, который любил бы ее и которого любила бы она. В данный момент она не испытывала такого чувства ни к Даррелу, ни к Эвери, ни к Филу. Но со временем, возможно, это чувство появится.

И будет лучше, если она присмотрит себе мужа до того, как Энди Нилс покинет городок. Судя по тому, как продвигается его работа, это может произойти очень скоро. И она не хочет скучать по нему. А поэтому она должна найти себе жениха как можно скорее.

– Неужели ты не видишь, что ни один из этих мужчин не подходит ей?

Энди заглянул в глаза женщине, необыкновенно похожей на Линн и в то же время необыкновенно непохожей на нее.

– Скажу тебе честно, я получаю море удовольствия, выслушивая эти истории от разных людей, – сказала Сандра с усмешкой. – Ты не первый, кто рассказывает мне о том, что происходит в магазине моей сестры. Похоже, сестрица навела шороху в городе.

– Да, но я не хочу, чтобы Линн ошиблась в выборе мужчины. – Энди прошагал к окну и снова повернулся к Сандре.

Сандра рассмеялась.

– Что в этом смешного? – удивленно спросил он.

– Так, ничего особенного. Просто интересно, что мужчина, который известен своими любовными похождениями, заботится о том, чтобы моя сестра нашла себе достойного мужа, – ответила Сандра.

– Может, это потому, что я очень хорошо знаю таких мужчин.

– Может.

– Ты поможешь мне, Сандра? – спросил он. – Я уже сказал Линн, что ни Эвери, ни Фил не подходят ей в мужья, но она продолжает твердить, что они хорошие друзья.

– Это так. Линн не врет.

– Я знаю, что она не врет. Она честная, искренняя и, возможно, слишком доверчивая. Она может иметь любого мужчину, который ей нравится. Но это должен быть достойный ее мужчина, – сказал он жестким, чеканным голосом.

Этим голосом он обычно говорил, когда решал проблемы бизнеса. Этот голос мог напугать или подчинить, и Энди внезапно стало неловко оттого, что он заговорил таким голосом с сестрой Линн. Но ситуация казалась ему даже более серьезной, чем сделка. Он хотел, чтобы Сандра это знала.

– Итак, ты согласна помочь? – спросил он еще раз. – Ты поговоришь с ней?

– Конечно, я могу поговорить с ней, – ответила она мягко. – Но сомневаюсь, что это поможет. Мы с Линн выросли вместе и были очень крепко привязаны друг к другу. Когда мы повзрослели, нам пришлось научиться быть независимыми, чтобы дать друг другу свободу принимать свои собственные решения. Линн очень мягкий человек. Ее легко обидеть. Но она может быть очень упрямой. Обычно она долго думает перед тем, как принять решение, но, если она решила что-то, ее трудно переубедить. Она становится просто непоколебимой. Поэтому, если она решит, что кто-то из этих «хороших мужчин» заслуживает ее, она будет верна своему решению и посвятит этому мужчине свою жизнь.

– И все же я думаю, что она заслуживает большего, – настаивал он.

– Согласна с тобой, но, возможно, она не знает, что значит это «большее». – Сандра вздохнула. – Энди, мы живем в маленьком городке. Люди знают друг друга, и о каждом из жителей сложилось привычное мнение. Если ты хочешь, чтобы Линн нашла себе подходящего мужчину, мне кажется, что будет неплохо, если ты покажешь ей, каким должен быть этот мужчина.

Энди горько усмехнулся.

– Последний раз, когда я пытался кому-то что-то показать, мы с Линн притворялись любовниками. И все это закончилось тем, что теперь вокруг Линн появились все эти «хорошие ребята».

– Тогда покажи им что-то другое. Я на твоей стороне, Энди. Я хочу, чтобы моя сестра сделала правильный выбор и была счастлива. И я согласна с тобой. Фил сделает Линн несчастной. Мы не должны допустить этого.

Энди пристально посмотрел в глаза Сандры и понял, что у него появился надежный союзник. Он сделал глубокий вдох.

– Похоже, мне придется показать Линн, какого мужчину она должна искать для себя. А для этого мне придется изменить себя. На некоторое время. Мне придется некоторое время побыть идеальным поклонником.


9

<p>9</p>

На следующий день, едва Линн переступила порог своего дома, как раздался звонок в дверь. Она открыла и увидела Энди Нилса. У него в руках был букетик роз, на губах играла мягкая, дружеская улыбка.

Что– то случилось, подумала она с подозрением. Когда Энди Нилс смотрит на женщину, то этой женщине редко приходит на ум мысль о дружбе. Его карие глаза могут быть насмешливыми, они могут смотреть с интересом, в них может полыхать гнев, но они всегда напоминают женщине о страсти. Сегодня же, на удивление, в этих глазах была только искренняя радость видеть ее. Такую радость испытывают при встрече старые друзья.

– Я подумал, что было бы неплохо пригласить тебя сегодня на ужин, если ты только свободна. Как ты смотришь на это? – спросил он, протягивая ей букет. – Сочту за честь, если ты согласишься.

Она взяла из его руки букет. Покрутила, понюхала.

– Спасибо за цветы. Что ж, я не против поужинать вместе.

– А еще я хочу попросить тебя почитать мне что-нибудь. У тебя такой чудесный голос... Мне кажется, тот, кто однажды слышал твое чтение, уже никогда не забудет, – сказал он.

Линн смущенно посмотрела на него.

– Энди, с тобой все в порядке? – спросила она.

– А тебе кажется странным, что я похвалил твой голос?

Она смущенно пожала плечами.

– Нет. Спасибо тебе. Просто мне кажется, что ты какой-то сегодня немного необычный. Другой.

– Не знаю. Может, это оттого, что мне захотелось выразить тебе дружеские чувства? Мы оба были последнее время очень заняты, и я вдруг подумал, что это не совсем правильно, что мы больше не видимся.

– Наверное, ты прав. Что ж, я пойду переоденусь, – сказала она.

– Пожалуйста, не нужно переодеваться, – протянул он с незнакомой ей до сих пор искренней мольбой. – Тебе очень хорошо в этом платье.

Он протянул руку и взял ее под локоть. И снова от его прикосновения ее охватил уже знакомый трепет.

– Тогда я прихвачу какую-нибудь книгу, – смущенно сказала она, подавляя волнение.

– И о книге я позаботился. – Он вынул из кармана пиджака небольшой томик, показал ей и снова спрятал. – Почитаем после ужина.

Она улыбнулась и подала ему руку. Что ж, теперь, когда их шоу уже позади, они стали просто друзьями. Теперь они как друзья вместе поужинают, и она почитает ему книгу. Теперь она в его обществе сможет расслабиться.

Но два часа спустя она поняла, что поторопилась с выводом. Расслабление в обществе Энди Нилса было чем-то из области невозможного. Энди вел себя необыкновенно галантно и сдержанно. Никаких страстных взглядов, никаких прикосновений. Его пальцы ни разу не коснулись ее щеки, его губы ни разу не приблизились к ее губам. И все же Линн казалось, будто она пережила крушение.

– Прочти еще один абзац. Пожалуйста, – попросил он, заметив, что она собралась закрыть книгу. – Мне так нравится слушать твой голос.

Линн подняла на него глаза. Он сидел, откинувшись на спинку стула, и играл соломинкой в стакане с вином. Внезапно она вспомнила, как он, изображая ее любовника, слизывал вино с ее губ. Память заставила ее снова испытать блаженный трепет, пронзивший все ее существо. Глубоко вздохнув, она опустила глаза на страницу и продолжила читать.

– Ее красоте и нежности завидовали даже цветы. Тюльпаны и нарциссы, глядя на нее, склоняли головки. Они были милы и прекрасны, но ни один из них не мог сравниться с ней красотой. – Внезапно она прервала чтение и нахмурилась. – Ты уверен, что это та книга, которая тебе интересна, Энди?

– А зачем бы я тогда просил тебя читать ее мне?

Линн пожала плечами.

– Ну просто я много времени провожу в обществе книг и людей, – сказала она с улыбкой. – И успела изучить, какие книги читают те или иные люди. Я хорошо знаю читателей, которые предпочитают такого рода романы. Но ты к ним не относишься.

Его губы медленно растянулись в улыбке.

– А какие книги, по-твоему, должны интересовать меня? Что бы ты, как знаток, посоветовала мне читать?

В его голосе послышались хорошо знакомые ей волнующие нотки. Глаза на миг потемнели... Но он моргнул, и чувственность мгновенно слетела с его лица. Он смотрел на нее с обычным любопытством.

– Ну, например, что-нибудь, связанное с историей, – ответила она. – А если это вымысел, то тебе должны нравиться морские приключения, написанные в юмористическом стиле.

Он кивнул.

– Ты права. Ты хорошо знаешь своих покупателей, Линн. Это важное качество в твоем деле. Скажу тебе честно, я выбрал этот роман потому, что образ героини напоминает мне тебя. А еще потому, что он очень соответствует романтической атмосфере этого ресторана, особенно когда его читаешь ты своим дивным, мелодичным, выразительным голосом. Только пойми меня правильно, Линн. Я так хотел выразить тебе свое уважение.

Она улыбнулась.

– Спасибо.

– Что ж, а теперь мне пора отвезти тебя домой, – сказал он. – Ты последнее время много работала, тебе нужен отдых.

Внезапно охватившее ее чувство разочарования было настолько сильным, что она едва не выпалила: нет! Но как она может требовать от этого мужчины чего-то большего? Он появился сегодня с цветами и книгой, предложил по-дружески поужинать. Разве она не должна быть ему за это благодарной?

Она испытывала благодарность, но ей хотелось чего-то большего. Ей хотелось приникнуть к его губам, ощутить вкус его поцелуя. Она снова хотела видеть и чувствовать в нем того сексуального, страстного мужчину.

Но игры страсти между ними закончились. Всего несколько дней Линн Моррис имела возможность побыть необузданной, горячей женщиной. Теперь она снова должна стать собой. А Энди Нилс останется для нее просто другом.

Пройдет еще немного времени, и она найдет себе спокойного, простого мужчину, который полюбит ее такой, какая она есть. Вместе они создадут свое незамысловатое будущее, в котором не будет ничего провоцирующего и опасного.

И она будет счастлива. В этом нет никаких сомнений...

Все оказалось гораздо сложнее, чем Энди себе представлял. Он думал, что сможет с легкостью сыграть роль идеального поклонника. По сути, ему никогда раньше в этой роли выступать не приходилось. И даже милая, спокойная Линн Моррис не смогла заставить его быть просто вежливым, заботливым и галантным. Наоборот, она вызывала в нем ураган страсти, готовый смести его благоразумие и все самые чистые намерения. Но все же он должен довести начатое дело до конца. Сегодня он снова проведет вечер с Линн Моррис и сделает все, чтобы его роль удалась.

Итак, он должен показать Линн и всем мужчинам городка, какого мужа достойна эта женщина. А потом... Потом он может планировать свой отъезд. Работы над виллой осталось совсем немного. В крайнем случае, если ему будет слишком трудно оставаться здесь до конца работы, он может попросить одного из своих братьев закончить работу за него, хотя никогда раньше этого не делал. Но он и никогда раньше так не вел себя с женщиной, как делает это с Линн. Ничего, скоро он вернется к привычной жизни и выбросит Линн из головы. А она... Она будет жить своей жизнью.

Мысль о том, что она найдет себе мужчину, выйдет замуж и родит детей, на несколько секунд перекрыла ему дыхание. Ему пришлось резко сбавить скорость и отдышаться...

– А что будет, если я уеду и Эвери уговорит ее выйти за него замуж? – с ужасом прошептал он.

Но нет, этого не случится. К концу сегодняшнего вечера она будет четко знать, какими качествами должен обладать достойный ее мужчина. Он должен уважать ее, обожать ее, восхищаться ею и испытывать сдержанную страсть к ней. Слава богу, что ему всего один вечер придется притворяться таким мужчиной. Если все эти игры затянутся, то он не уверен, что сможет вести себя лучше, чем Фил Эдисон, который не скрывает, что хочет затащить ее в постель.

Желание пронзило его с такой яростью, что он вздрогнул. Перед глазами поплыли красные и белые круги. Резко нажав на тормоза, он свернул на стоянку напротив ее дома, выскочил из машины, взлетел по лестнице к ее двери и нажал на звонок.

Линн появилась на пороге в бледно-голубом платье, и он невольно смерил взглядом ее фигурку. Затем снова заставил себя посмотреть ей в глаза.

– Привет, голубка, – сказал он. – Готова к сюрпризу?

На ее лице сияла улыбка.

– Ты почти закончил работу над домом?

– Почти. Но теперь дело не в доме.

– Тогда, полагаю, ты нашел какой-нибудь исторический магазинчик, который собираешься превратить во что-то другое?

Он щелкнул языком.

– Не угадала.

– Тогда в чем твой сюрприз? – Она смотрела на него круглыми удивленными глазами.

– Ничего особенного. Просто вечер для тебя. – Он протянул ей шарфик. – Я решил, что не мешало бы посвятить вечер тебе. Это будет загадочный вечер...

Она уставилась на шарфик.

– А этот шарфик?...

– Это символ твоего доверия ко мне, – сказал он.

Она поняла, кивнула и подошла к нему. Она стояла так близко, что он едва не чертыхнулся. Неужели она не чувствует, что ему приходится изо всех сил сдерживать себя, чтобы не сказать ей, как он хочет ее?

– Я верю тебе, – сказала она, решительно глядя на него своими смертельными зелеными глазами.

И он осторожно закрыл их шарфиком.

– Сегодня твой вечер, – напомнил он ей, взял под руку и повел к двери.

Заботливо усадив ее в машину, он вырулил со стоянки и направился к «Морской дали». У виллы он остановился, помог ей выйти и повел в сад, где под деревьями стоял накрытый стол. Издалека доносился тихий шепот волн, с моря дул легкий ветерок.

– Мы у океана, – тихо сказала она. – Ветер пахнет солью, и волны ласкают берег. – Она улыбнулась. – А еще я слышу отдаленный стук молотка. Думаю, что мы совсем близко от «Морской дали».

– Абсолютно верно, – усмехнулся он. – Потрясающе. Только мы не так уж близко от «Морской дали». Удивляюсь, как ты умудрилась расслышать стук молотка?

Она рассмеялась.

– Я много времени провожу в своей подсобке, прислушиваясь к голосам покупателей в магазине. Кроме того, я живу одна, и порой скрип половиц – единственный звук, который я слышу.

Но, по правде говоря, она слышала теперь не только отдаленный стук молотка. В ее голове барабанили сомнения. Почему Энди Нилс продолжает оказывать ей столько внимания? Их сделка давно завершена. Теперь у ее дверей толпятся мужчины, которых она интересует. Энди осуществил свою миссию, и теперь ему незачем приглашать ее на ужины. Теперь он мог бы спокойно развлекаться с женщинами, которые до сих пор обивают порог ее магазина, разыскивая его. От этой мысли она нахмурилась.

Энди заметил, что она пытается стащить с глаз шарфик.

– Подожди. Еще рано, – сказал он.

Она опустила руку и вдруг подумала, что еще совсем недавно он остановил бы ее движение прикосновением, а не словами. Но теперь эти времена миновали. Теперь они просто друзья, а не заговорщики, опаленные безумной страстью. И скоро он уедет отсюда. Он уедет, как уезжал в конце каждого лета. Она снова вспомнила высокого, стройного юношу с убийственной улыбкой, вспомнила его галантность и вежливость даже в те минуты, когда его мать отчитывала его. В те дни ей казалось, что он был ужасно одинок, и, может, из-за этого ее так тянуло к нему. Ее и теперь тянет к нему...

Внезапно она осознала, что ее мысли движутся в неверном направлении. Энди Нилс теперь совсем не одинок. Он живет в окружении женщин. Он преуспевает в бизнесе. Он доволен своей жизнью. Наверняка из-за своей романтичности она вообразила, что когда-то его душа тянулась к ней...

Эта мысль, как вспышка, озарила ее разум. Если она на пути, чтобы влюбиться в него, то еще не поздно остановиться. Она должна выйти замуж за кого-то из местных мужчин, а он должен вернуться к той жизни, которую выбрал для себя.

– Что-то не так? – услышала она его мягкий голос.

– Ничего. Просто я... принюхиваюсь, – ответила она, пытаясь улыбнуться. – Ты ведь собираешься кормить меня, не так ли?

– Линн, неужели ты думаешь, что я смогу оставить тебя голодной? – протянул он. – Это невозможно. Не забывай, что Нилсы занимаются ресторанным бизнесом. Кроме того, я нашел нового шеф-повара. Так что расслабься и приготовься, милая мисс Моррис.

Линн откинулась на спинку стула. Конечно, она теперь просто милая мисс Моррис, подумала она, но тут же заставила себя прервать эти разрушительные мысли.

В следующий момент она услышала щелчок, и откуда-то полилась чарующая музыка Пахельбеля, сливаясь с шепотом волн, шелестом ветра и одинокими криками чаек. Потом чиркнула спичка, и вскоре Линн вдохнула сладкую струю ванильных благовоний.

– Отдыхай, – снова проговорил мягкий низкий голос Энди Нилса. – Тебе нужен хороший отдых. У тебя была долгая и напряженная рабочая неделя. Теперь отдыхай. Это самое важное для тебя теперь, Линн.

Его голос был таким теплым, что ей захотелось, чтобы он приблизился к ней. Но он не сделал этого. Вскоре она услышала приглушенный шорох шагов по траве, за которым последовал звон китайского фарфора. Аромат базилика и тимьяна донесся до нее.

Она услышала, как Энди поблагодарил человека, принесшего им еду.

– Как ты смотришь на то, чтобы я покормил тебя? – спросил Энди.

Она почувствовала ком в горле.

– Я... я думаю, что это неплохая идея, – пробормотала она.

– Похоже, ты не доверяешь мне, – усмехнулся он. – Доверься.

Она кивнула и улыбнулась. А через несколько секунд почувствовала, как кусочек чего-то ароматного, наколотого на вилку, коснулся ее губ. Она приоткрыла губы и осторожно укусила. Ей показалось, что в этот момент дыхание Энди, сидящего рядом с ней, стало глубже и чаще. Но тут она услышала его абсолютно спокойный голос.

– Я тебя не смущаю?

Она прожевала кусочек сочного цыпленка, приготовленного в ароматной подливке, и проглотила. Если бы рядом с ней был сейчас другой мужчина, она наверняка была бы смущена. А еще ее наверняка не терзало бы это странное чувство неудовлетворенности, с которым она никак не может справиться. Она наслаждается запахами, звуками и вкусом и... лишена только одного – его прикосновений...

Внезапно острое чувство отчаяния пронзило ее. Она жаждала его прикосновений. Ей до безумия хотелось, чтобы он целовал ее, гладил пальцами ее щеку, прижимал к своему горячему телу...

– Линн? – снова услышала она его слегка взволнованный голос. – Я смущаю тебя?

– Нет, – ответила она, пытаясь подавить горечь. – Мне всегда было легко с тобой, если не вспоминать первых встреч. Кстати, хочу заметить, что для человека, который не часто кого-то кормит, у тебя это получается довольно хорошо. Из тебя могла бы получиться хорошая мама, – со смехом добавила она.

– Возьму это на заметку и добавлю к своему резюме, – рассмеялся он в ответ.

– Энди?

– Да?

– Ты скоро уезжаешь?

Вопрос, казалось, ошарашил его. Повисло долгое молчание.

– Да, – наконец ответил он. – А почему ты спросила об этом?

– Потому что этот вечер похож на прощальный.

– Нет. У нас есть время, чтобы встретиться еще несколько раз.

Снова повисло молчание. И только торжественные звуки музыки и шелест волн нарушали тишину.

Внезапно она почувствовала, как он взял ее под локоть и потянул, заставляя встать. Как только она встала, он отпустил ее и, просунув ее руку себе под локоть, куда-то повел.

Она следовала за ним слепо и доверчиво, как никогда ни за кем в жизни не следовала.

Они продолжали идти по тропинке, и, наконец, глубоко вдохнув, она почувствовала запах диких роз.

– Сад закончился, – взволнованно сказала она. – Ты закончил прокладывать новые тропинки в саду.

– Да, – ответил он. – Скоро все закончится...

Фраза прозвучала роковым приговором. Сердце Линн снова заполонила грусть. Скоро он закончит работы, и с ними закончится это странное, волнующее приключение между нею и Энди Нилсом.

Наконец они остановились и, отпустив ее руку, он осторожно развязал узелок шарфика у нее на затылке. Шарфик сполз с лица, и Линн на несколько секунд ослепла от лучей заходящего солнца. Часто моргая, она стояла и ждала, пока мир снова появится перед ее глазами. Наконец вдали показались горы, потом – играющая волнами поверхность океана, затем она увидела буйные заросли диких роз и мужчину, стоящего рядом с ней.

Энди не смотрел на нее. Он смотрел вдаль. Потом его взгляд упал на кусты роз и, сорвав одну из них, он принялся тщательно отламывать от стебля колючки.

Она наблюдала за его длинными, гибкими пальцами. Наконец он повернулся к ней, слегка поклонился, а потом, аккуратно отбросив назад прядь ее волос, вложил цветок ей за ухо. Линн заметила на его лице грустную улыбку.

– А теперь, моя милая леди, поехали кататься, – сказал он и отошел в сторону.

Линн подняла глаза и увидела у ограды сада легкий открытый экипаж, в который была запряжена белая лошадь. Энди подал ей руку, и, потрясенная, она позволила ему подвести себя к экипажу и усадить в него.

– Куда мы едем? – спросила она, когда он сел рядом с ней.

На его губах играла мягкая улыбка, а в глазах была темная, загадочная глубина.

– Прокатиться по городу и его окрестностям. Но обещаю доставить тебя домой, как только ты почувствуешь усталость, – сказал он.

Он сидел на небольшом расстоянии от нее и был воплощением галантности и вежливости. Крикнув извозчику «Поехали!», он спросил, удобно ли она сидит, а потом откинулся на спинку сиденья. Экипаж тронулся, и Линн, обводя взглядом поля, задумалась о том, что скоро Энди Нилс уедет отсюда. Это будет в августе, когда поля будут золотиться от клевера, а в горах поспеет брусника. Ей хотелось, чтобы он остался здесь до того времени, когда прилив нанесет песка между островами и можно будет добраться пешком до острова Бар.

Но она знала, что это невозможно.

Ее внимание снова вернулось к нему, и она стала рассказывать все, что знала о местах, мимо которых они проезжали. Он слушал ее, но при этом оставался сдержанным и отстраненным. Ни страстных опаляющих взглядов, ни прикосновений. Он продолжал сидеть на расстоянии от нее, и был просто искренним собеседником.

Когда они въехали в город, он с улыбкой сказал:

– Знаешь, Линн, ты живешь в такой удивительной гармонии с этими краями. Тебе подходит жить здесь. Ты сама похожа на тихую, милую бухту, которая только изредка становится бурной и непредсказуемой. Я очень надеюсь на то, что люди Слоанс Коув по-настоящему оценят тебя. Ты спокойная, очень внимательная и проницательная. Ты заботливо относишься к людям, готова помочь им. Ты заслуживаешь, чтобы тебя почитали, как королеву.

Она усмехнулась.

– Я такая хорошая? – спросила она с легкой насмешкой.

– Да, – твердо ответил он.

Он смотрел ей прямо в глаза, но его взгляд по-прежнему был только мягким и добрым. Впервые за все их появления на публике он ни разу не прикоснулся к ней, хотя прикасаться к женщине для Энди Нилса было так же естественно, как улыбаться.

Подозрение закралось в ее ум. Она вспомнила, что ее братья с самого первого появления Энди в ее магазине пытались заставить ее порвать с ним. Может, Энди виделся с ее братьями? Иначе как объяснить его странное, несвойственное ему поведение? Может, спросить его об этом? Но нет, наверняка он не скажет ей правду. Чтобы выяснить это, она может завтра посетить своих братьев.

А сегодня ей хочется думать только об Энди Нилсе, как бы глупо и безнадежно это ни было. Он с таким вниманием порой осматривал ее, что ей казалось, будто он хочет запомнить каждое движение, каждый жест...

Наконец экипаж остановился перед цветочным магазином, и Линн удивленно посмотрела на него. Магазины в городе были уже закрыты, и только в этом цветочном магазине еще горел свет.

– Подожди, – сказал Энди, выскочив из экипажа.

В этот момент дверь магазина открылась, и навстречу Энди вышел мистер Трентон с роскошным букетом в руке.

– Твой молодой человек, Линн, очень хорошо знает твой вкус, – сказал он, протягивая ему букет. – Это редкость в наше время.

Линн улыбнулась и приняла из рук Энди цветы. Белые садовые розы очень гармонично сочетались с дикими алыми розами, которые она так любила собирать в юности. Среди роз скромно приютились желтые ирисы и бросались в глаза темно-лиловые фиалки.

– Откуда ты знаешь, что это мои любимые цветы? – спросила Линн, с трудом оторвав взгляд от букета.

– Если мужчина хочет подарить женщине цветы, он должен выбрать те, которые ей могут понравиться, – ответил он, глянув сначала на нее, а потом на мистера Трентона.

– Да, Линн, такой мужчина знает, как уважать женщину и как доставить ей радость, – провозгласил мистер Трентон и направился обратно в магазин.

Энди сделал знак извозчику и снова сел рядом с ней. Экипаж двинулся по улице. Лошади весело отстукивали подковами по асфальту дороги. Прохожие с любопытством разглядывали экипаж и сидящих в нем Энди и Линн. Жители городка, услышав стук подков, выглядывали из окон или появлялись на балконах.

На углу Центральной улицы и улицы Берч экипаж снова остановился. Когда Энди подал ей руку и помог выйти, она увидела, что перед рестораном «Горный вид» стоит столик. В эту же минуту из ресторана появился официант, неся на подносе две чашки.

– Кофе и горячий шоколад, – сказал он и поставил чашки на столик.

Линн снова подозрительно покосилась на Энди. Откуда он знает, что она любит горячий шоколад?

– Ты разговаривал с кем-то из моих близких? – спросила она, садясь на отодвинутый Энди стул.

Он промолчал. Ее подозрения подтвердились, когда из ресторана появился Джереми Флинч – лучший в городе скрипач – и стал играть ее любимую сонату Баха. Линн обожала скрипичную музыку. Когда-то в юности она брала уроки скрипки у Джереми, но это был ее личный секрет...

Энди уклончиво улыбнулся.

– Это не важно, – ответил он. – Главное, чтобы ты получила удовольствие. Наслаждайся, Линн. Ты должна наслаждаться жизнью. И человек, который хочет разделить жизнь с тобой, должен хорошо знать, что приносит тебе радость и наслаждение.

Конечно, подумала она, отпивая шоколад. Именно такого мужчину она надеется встретить. Но она хотела, чтобы ее мужчина был не только вежлив, заботлив и внимателен. Она хотела, чтобы он был таким же страстным и необузданным, каким был Энди Нилс во время их первых встреч. Его низкий, глубокий голос снова взбудоражил ее чувственность. Она мучительно хотела его прикосновений. Неужели он сегодня не поцелует ее?

Допив шоколад, она снова посмотрела на него.

– Спасибо. Спасибо за такой чудесный вечер, – тихо сказала она, надеясь, что он сейчас встанет, подойдет к ней и, подняв ее со стула, проведет пальцами по ее щеке и губам, поцелует ее...

Но он только заботливо посмотрел на нее.

– Уже поздно, милая, – сказал он. – Тебе пора домой. Джентльмену не стоит допоздна удерживать леди, зная, что ей нужно утром рано вставать на работу.

И все же раньше он делал это, с горечью подумала она. Но раньше для этого была причина. Раньше они демонстрировали страсть, а теперь они просто друзья, и теперь он не хочет больше целовать ее. Вот и все. Теперь между ними снова пропасть, а по ее краям еще выросли высокие стены.

Линн на миг закрыла глаза, а потом медленно и глубоко вздохнула, пытаясь подавить горечь. Он не должен видеть, что ей больно, не должен знать, чего ей стоило провести с ним этот вечер.

Когда они приехали к ее дому и он проводил ее к двери, он неожиданно наклонился и поцеловал ее в щеку. Она вспыхнула, чувствуя, как к горлу подкатил комок.

– Я хочу, чтобы ты была счастлива, Линн, – сказал он взволнованным, проникновенным голосом. – Я хочу знать, что ты счастлива, перед тем как уеду отсюда.

Она онемела, растерялась и, неуклюже держа в руке букет, принялась другой рукой рыться в сумочке. Отчаяние душило ее с такой силой, что ей хотелось просто исчезнуть. Наконец, когда она нашла ключ, он взял его из ее дрожащей руки, открыл дверь и только после того, как она вошла, повернулся и направился к машине.

Она захлопнула дверь и прижалась к ней спиной, бессильно уронив руки. Потом вспомнила о букете, как механическая кукла прошла в гостиную, взяла с полки вазу и направилась в кухню. Наполнив вазу водой, она поставила в нее цветы и вдруг очнулась. Запах роз, смешанный с запахом ирисов и фиалок, вскружил ей голову. Она склонилась к цветам и, глубоко вдохнув их аромат, нежно потерлась о них щекой. Ее глаза затуманили слезы.

Энди Нилс был очарователен сегодня. Он был изысканно галантен и обходителен. Но он был другим. Он щедро одарил ее сегодня и оставил одну. Сегодня он был великолепен, как никогда прежде, и вместе с тем он был хуже всех мужчин, которых она когда-либо знала. Он оставил ее. Он не горел и не ласкал ее, и теперь ей казалось, что даже скучный, пресный Даррел был гораздо лучше его. Энди весь вечер ублажал ее, развлекал, осыпал комплиментами, но в его глазах не было больше огня.

Что ж, это, наверное, потому, что он уезжает. И он решил расстаться с ней вежливо и красиво, как того хотели ее братья. Наверняка это благодаря им Энди вынужден был устроить ей такой пышный и отчужденный вечер. Иначе как мог исчезнуть смеющийся, соблазнительный и страстный Энди Нилс?

С вазой в руках она направилась в спальню, поставила цветы на тумбочку у кровати и легла.

Он просто не любит ее. Но она всегда это знала. Она знала, что он не сможет полюбить ее. Но сегодня он не был тем Энди Нилсом, которого полюбила она.

Полюбила... Истина восстала в ее душе, обнаружив себя во всей своей силе. Полюбила. И теперь это было не только романтическим увлечением робкой девочки-подростка. Теперь это было мучительным томлением зрелой женщины, желанием разделить с этим мужчиной огонь страсти. Связать с ним свою жизнь. И на этот раз убежать от этой правды невозможно. Она не сможет больше притворяться, что не любит его.

Ей хотелось знать, насколько другие могли видеть, что она переживает. Насколько об этом могли догадаться ее братья. И если они догадались и сказали ему об этом, то Энди теперь, возможно, чувствует себя виноватым. Может, поэтому он и решил красиво отстраниться от нее, вежливо и заботливо бросить?

С этим она согласиться не сможет. Она должна что-то предпринять. Она не сможет ждать, прятаться и держать все в себе.

Вскочив с постели, Линн бросилась в гостиную и набрала номер телефона Роберта.

– Роберт, привет! Я хочу поговорить с тобой и Томасом. Да, сейчас, – отчеканила она. – Через пару минут приеду. Ждите.

Она положила трубку, схватила со стола ключи и вскоре захлопнула за собой дверь.


На следующий день, едва Линн переступила порог своего дома, как раздался звонок в дверь. Она открыла и увидела Энди Нилса. У него в руках был букетик роз, на губах играла мягкая, дружеская улыбка.

Что– то случилось, подумала она с подозрением. Когда Энди Нилс смотрит на женщину, то этой женщине редко приходит на ум мысль о дружбе. Его карие глаза могут быть насмешливыми, они могут смотреть с интересом, в них может полыхать гнев, но они всегда напоминают женщине о страсти. Сегодня же, на удивление, в этих глазах была только искренняя радость видеть ее. Такую радость испытывают при встрече старые друзья.

– Я подумал, что было бы неплохо пригласить тебя сегодня на ужин, если ты только свободна. Как ты смотришь на это? – спросил он, протягивая ей букет. – Сочту за честь, если ты согласишься.

Она взяла из его руки букет. Покрутила, понюхала.

– Спасибо за цветы. Что ж, я не против поужинать вместе.

– А еще я хочу попросить тебя почитать мне что-нибудь. У тебя такой чудесный голос... Мне кажется, тот, кто однажды слышал твое чтение, уже никогда не забудет, – сказал он.

Линн смущенно посмотрела на него.

– Энди, с тобой все в порядке? – спросила она.

– А тебе кажется странным, что я похвалил твой голос?

Она смущенно пожала плечами.

– Нет. Спасибо тебе. Просто мне кажется, что ты какой-то сегодня немного необычный. Другой.

– Не знаю. Может, это оттого, что мне захотелось выразить тебе дружеские чувства? Мы оба были последнее время очень заняты, и я вдруг подумал, что это не совсем правильно, что мы больше не видимся.

– Наверное, ты прав. Что ж, я пойду переоденусь, – сказала она.

– Пожалуйста, не нужно переодеваться, – протянул он с незнакомой ей до сих пор искренней мольбой. – Тебе очень хорошо в этом платье.

Он протянул руку и взял ее под локоть. И снова от его прикосновения ее охватил уже знакомый трепет.

– Тогда я прихвачу какую-нибудь книгу, – смущенно сказала она, подавляя волнение.

– И о книге я позаботился. – Он вынул из кармана пиджака небольшой томик, показал ей и снова спрятал. – Почитаем после ужина.

Она улыбнулась и подала ему руку. Что ж, теперь, когда их шоу уже позади, они стали просто друзьями. Теперь они как друзья вместе поужинают, и она почитает ему книгу. Теперь она в его обществе сможет расслабиться.

Но два часа спустя она поняла, что поторопилась с выводом. Расслабление в обществе Энди Нилса было чем-то из области невозможного. Энди вел себя необыкновенно галантно и сдержанно. Никаких страстных взглядов, никаких прикосновений. Его пальцы ни разу не коснулись ее щеки, его губы ни разу не приблизились к ее губам. И все же Линн казалось, будто она пережила крушение.

– Прочти еще один абзац. Пожалуйста, – попросил он, заметив, что она собралась закрыть книгу. – Мне так нравится слушать твой голос.

Линн подняла на него глаза. Он сидел, откинувшись на спинку стула, и играл соломинкой в стакане с вином. Внезапно она вспомнила, как он, изображая ее любовника, слизывал вино с ее губ. Память заставила ее снова испытать блаженный трепет, пронзивший все ее существо. Глубоко вздохнув, она опустила глаза на страницу и продолжила читать.

– Ее красоте и нежности завидовали даже цветы. Тюльпаны и нарциссы, глядя на нее, склоняли головки. Они были милы и прекрасны, но ни один из них не мог сравниться с ней красотой. – Внезапно она прервала чтение и нахмурилась. – Ты уверен, что это та книга, которая тебе интересна, Энди?

– А зачем бы я тогда просил тебя читать ее мне?

Линн пожала плечами.

– Ну просто я много времени провожу в обществе книг и людей, – сказала она с улыбкой. – И успела изучить, какие книги читают те или иные люди. Я хорошо знаю читателей, которые предпочитают такого рода романы. Но ты к ним не относишься.

Его губы медленно растянулись в улыбке.

– А какие книги, по-твоему, должны интересовать меня? Что бы ты, как знаток, посоветовала мне читать?

В его голосе послышались хорошо знакомые ей волнующие нотки. Глаза на миг потемнели... Но он моргнул, и чувственность мгновенно слетела с его лица. Он смотрел на нее с обычным любопытством.

– Ну, например, что-нибудь, связанное с историей, – ответила она. – А если это вымысел, то тебе должны нравиться морские приключения, написанные в юмористическом стиле.

Он кивнул.

– Ты права. Ты хорошо знаешь своих покупателей, Линн. Это важное качество в твоем деле. Скажу тебе честно, я выбрал этот роман потому, что образ героини напоминает мне тебя. А еще потому, что он очень соответствует романтической атмосфере этого ресторана, особенно когда его читаешь ты своим дивным, мелодичным, выразительным голосом. Только пойми меня правильно, Линн. Я так хотел выразить тебе свое уважение.

Она улыбнулась.

– Спасибо.

– Что ж, а теперь мне пора отвезти тебя домой, – сказал он. – Ты последнее время много работала, тебе нужен отдых.

Внезапно охватившее ее чувство разочарования было настолько сильным, что она едва не выпалила: нет! Но как она может требовать от этого мужчины чего-то большего? Он появился сегодня с цветами и книгой, предложил по-дружески поужинать. Разве она не должна быть ему за это благодарной?

Она испытывала благодарность, но ей хотелось чего-то большего. Ей хотелось приникнуть к его губам, ощутить вкус его поцелуя. Она снова хотела видеть и чувствовать в нем того сексуального, страстного мужчину.

Но игры страсти между ними закончились. Всего несколько дней Линн Моррис имела возможность побыть необузданной, горячей женщиной. Теперь она снова должна стать собой. А Энди Нилс останется для нее просто другом.

Пройдет еще немного времени, и она найдет себе спокойного, простого мужчину, который полюбит ее такой, какая она есть. Вместе они создадут свое незамысловатое будущее, в котором не будет ничего провоцирующего и опасного.

И она будет счастлива. В этом нет никаких сомнений...

Все оказалось гораздо сложнее, чем Энди себе представлял. Он думал, что сможет с легкостью сыграть роль идеального поклонника. По сути, ему никогда раньше в этой роли выступать не приходилось. И даже милая, спокойная Линн Моррис не смогла заставить его быть просто вежливым, заботливым и галантным. Наоборот, она вызывала в нем ураган страсти, готовый смести его благоразумие и все самые чистые намерения. Но все же он должен довести начатое дело до конца. Сегодня он снова проведет вечер с Линн Моррис и сделает все, чтобы его роль удалась.

Итак, он должен показать Линн и всем мужчинам городка, какого мужа достойна эта женщина. А потом... Потом он может планировать свой отъезд. Работы над виллой осталось совсем немного. В крайнем случае, если ему будет слишком трудно оставаться здесь до конца работы, он может попросить одного из своих братьев закончить работу за него, хотя никогда раньше этого не делал. Но он и никогда раньше так не вел себя с женщиной, как делает это с Линн. Ничего, скоро он вернется к привычной жизни и выбросит Линн из головы. А она... Она будет жить своей жизнью.

Мысль о том, что она найдет себе мужчину, выйдет замуж и родит детей, на несколько секунд перекрыла ему дыхание. Ему пришлось резко сбавить скорость и отдышаться...

– А что будет, если я уеду и Эвери уговорит ее выйти за него замуж? – с ужасом прошептал он.

Но нет, этого не случится. К концу сегодняшнего вечера она будет четко знать, какими качествами должен обладать достойный ее мужчина. Он должен уважать ее, обожать ее, восхищаться ею и испытывать сдержанную страсть к ней. Слава богу, что ему всего один вечер придется притворяться таким мужчиной. Если все эти игры затянутся, то он не уверен, что сможет вести себя лучше, чем Фил Эдисон, который не скрывает, что хочет затащить ее в постель.

Желание пронзило его с такой яростью, что он вздрогнул. Перед глазами поплыли красные и белые круги. Резко нажав на тормоза, он свернул на стоянку напротив ее дома, выскочил из машины, взлетел по лестнице к ее двери и нажал на звонок.

Линн появилась на пороге в бледно-голубом платье, и он невольно смерил взглядом ее фигурку. Затем снова заставил себя посмотреть ей в глаза.

– Привет, голубка, – сказал он. – Готова к сюрпризу?

На ее лице сияла улыбка.

– Ты почти закончил работу над домом?

– Почти. Но теперь дело не в доме.

– Тогда, полагаю, ты нашел какой-нибудь исторический магазинчик, который собираешься превратить во что-то другое?

Он щелкнул языком.

– Не угадала.

– Тогда в чем твой сюрприз? – Она смотрела на него круглыми удивленными глазами.

– Ничего особенного. Просто вечер для тебя. – Он протянул ей шарфик. – Я решил, что не мешало бы посвятить вечер тебе. Это будет загадочный вечер...

Она уставилась на шарфик.

– А этот шарфик?...

– Это символ твоего доверия ко мне, – сказал он.

Она поняла, кивнула и подошла к нему. Она стояла так близко, что он едва не чертыхнулся. Неужели она не чувствует, что ему приходится изо всех сил сдерживать себя, чтобы не сказать ей, как он хочет ее?

– Я верю тебе, – сказала она, решительно глядя на него своими смертельными зелеными глазами.

И он осторожно закрыл их шарфиком.

– Сегодня твой вечер, – напомнил он ей, взял под руку и повел к двери.

Заботливо усадив ее в машину, он вырулил со стоянки и направился к «Морской дали». У виллы он остановился, помог ей выйти и повел в сад, где под деревьями стоял накрытый стол. Издалека доносился тихий шепот волн, с моря дул легкий ветерок.

– Мы у океана, – тихо сказала она. – Ветер пахнет солью, и волны ласкают берег. – Она улыбнулась. – А еще я слышу отдаленный стук молотка. Думаю, что мы совсем близко от «Морской дали».

– Абсолютно верно, – усмехнулся он. – Потрясающе. Только мы не так уж близко от «Морской дали». Удивляюсь, как ты умудрилась расслышать стук молотка?

Она рассмеялась.

– Я много времени провожу в своей подсобке, прислушиваясь к голосам покупателей в магазине. Кроме того, я живу одна, и порой скрип половиц – единственный звук, который я слышу.

Но, по правде говоря, она слышала теперь не только отдаленный стук молотка. В ее голове барабанили сомнения. Почему Энди Нилс продолжает оказывать ей столько внимания? Их сделка давно завершена. Теперь у ее дверей толпятся мужчины, которых она интересует. Энди осуществил свою миссию, и теперь ему незачем приглашать ее на ужины. Теперь он мог бы спокойно развлекаться с женщинами, которые до сих пор обивают порог ее магазина, разыскивая его. От этой мысли она нахмурилась.

Энди заметил, что она пытается стащить с глаз шарфик.

– Подожди. Еще рано, – сказал он.

Она опустила руку и вдруг подумала, что еще совсем недавно он остановил бы ее движение прикосновением, а не словами. Но теперь эти времена миновали. Теперь они просто друзья, а не заговорщики, опаленные безумной страстью. И скоро он уедет отсюда. Он уедет, как уезжал в конце каждого лета. Она снова вспомнила высокого, стройного юношу с убийственной улыбкой, вспомнила его галантность и вежливость даже в те минуты, когда его мать отчитывала его. В те дни ей казалось, что он был ужасно одинок, и, может, из-за этого ее так тянуло к нему. Ее и теперь тянет к нему...

Внезапно она осознала, что ее мысли движутся в неверном направлении. Энди Нилс теперь совсем не одинок. Он живет в окружении женщин. Он преуспевает в бизнесе. Он доволен своей жизнью. Наверняка из-за своей романтичности она вообразила, что когда-то его душа тянулась к ней...

Эта мысль, как вспышка, озарила ее разум. Если она на пути, чтобы влюбиться в него, то еще не поздно остановиться. Она должна выйти замуж за кого-то из местных мужчин, а он должен вернуться к той жизни, которую выбрал для себя.

– Что-то не так? – услышала она его мягкий голос.

– Ничего. Просто я... принюхиваюсь, – ответила она, пытаясь улыбнуться. – Ты ведь собираешься кормить меня, не так ли?

– Линн, неужели ты думаешь, что я смогу оставить тебя голодной? – протянул он. – Это невозможно. Не забывай, что Нилсы занимаются ресторанным бизнесом. Кроме того, я нашел нового шеф-повара. Так что расслабься и приготовься, милая мисс Моррис.

Линн откинулась на спинку стула. Конечно, она теперь просто милая мисс Моррис, подумала она, но тут же заставила себя прервать эти разрушительные мысли.

В следующий момент она услышала щелчок, и откуда-то полилась чарующая музыка Пахельбеля, сливаясь с шепотом волн, шелестом ветра и одинокими криками чаек. Потом чиркнула спичка, и вскоре Линн вдохнула сладкую струю ванильных благовоний.

– Отдыхай, – снова проговорил мягкий низкий голос Энди Нилса. – Тебе нужен хороший отдых. У тебя была долгая и напряженная рабочая неделя. Теперь отдыхай. Это самое важное для тебя теперь, Линн.

Его голос был таким теплым, что ей захотелось, чтобы он приблизился к ней. Но он не сделал этого. Вскоре она услышала приглушенный шорох шагов по траве, за которым последовал звон китайского фарфора. Аромат базилика и тимьяна донесся до нее.

Она услышала, как Энди поблагодарил человека, принесшего им еду.

– Как ты смотришь на то, чтобы я покормил тебя? – спросил Энди.

Она почувствовала ком в горле.

– Я... я думаю, что это неплохая идея, – пробормотала она.

– Похоже, ты не доверяешь мне, – усмехнулся он. – Доверься.

Она кивнула и улыбнулась. А через несколько секунд почувствовала, как кусочек чего-то ароматного, наколотого на вилку, коснулся ее губ. Она приоткрыла губы и осторожно укусила. Ей показалось, что в этот момент дыхание Энди, сидящего рядом с ней, стало глубже и чаще. Но тут она услышала его абсолютно спокойный голос.

– Я тебя не смущаю?

Она прожевала кусочек сочного цыпленка, приготовленного в ароматной подливке, и проглотила. Если бы рядом с ней был сейчас другой мужчина, она наверняка была бы смущена. А еще ее наверняка не терзало бы это странное чувство неудовлетворенности, с которым она никак не может справиться. Она наслаждается запахами, звуками и вкусом и... лишена только одного – его прикосновений...

Внезапно острое чувство отчаяния пронзило ее. Она жаждала его прикосновений. Ей до безумия хотелось, чтобы он целовал ее, гладил пальцами ее щеку, прижимал к своему горячему телу...

– Линн? – снова услышала она его слегка взволнованный голос. – Я смущаю тебя?

– Нет, – ответила она, пытаясь подавить горечь. – Мне всегда было легко с тобой, если не вспоминать первых встреч. Кстати, хочу заметить, что для человека, который не часто кого-то кормит, у тебя это получается довольно хорошо. Из тебя могла бы получиться хорошая мама, – со смехом добавила она.

– Возьму это на заметку и добавлю к своему резюме, – рассмеялся он в ответ.

– Энди?

– Да?

– Ты скоро уезжаешь?

Вопрос, казалось, ошарашил его. Повисло долгое молчание.

– Да, – наконец ответил он. – А почему ты спросила об этом?

– Потому что этот вечер похож на прощальный.

– Нет. У нас есть время, чтобы встретиться еще несколько раз.

Снова повисло молчание. И только торжественные звуки музыки и шелест волн нарушали тишину.

Внезапно она почувствовала, как он взял ее под локоть и потянул, заставляя встать. Как только она встала, он отпустил ее и, просунув ее руку себе под локоть, куда-то повел.

Она следовала за ним слепо и доверчиво, как никогда ни за кем в жизни не следовала.

Они продолжали идти по тропинке, и, наконец, глубоко вдохнув, она почувствовала запах диких роз.

– Сад закончился, – взволнованно сказала она. – Ты закончил прокладывать новые тропинки в саду.

– Да, – ответил он. – Скоро все закончится...

Фраза прозвучала роковым приговором. Сердце Линн снова заполонила грусть. Скоро он закончит работы, и с ними закончится это странное, волнующее приключение между нею и Энди Нилсом.

Наконец они остановились и, отпустив ее руку, он осторожно развязал узелок шарфика у нее на затылке. Шарфик сполз с лица, и Линн на несколько секунд ослепла от лучей заходящего солнца. Часто моргая, она стояла и ждала, пока мир снова появится перед ее глазами. Наконец вдали показались горы, потом – играющая волнами поверхность океана, затем она увидела буйные заросли диких роз и мужчину, стоящего рядом с ней.

Энди не смотрел на нее. Он смотрел вдаль. Потом его взгляд упал на кусты роз и, сорвав одну из них, он принялся тщательно отламывать от стебля колючки.

Она наблюдала за его длинными, гибкими пальцами. Наконец он повернулся к ней, слегка поклонился, а потом, аккуратно отбросив назад прядь ее волос, вложил цветок ей за ухо. Линн заметила на его лице грустную улыбку.

– А теперь, моя милая леди, поехали кататься, – сказал он и отошел в сторону.

Линн подняла глаза и увидела у ограды сада легкий открытый экипаж, в который была запряжена белая лошадь. Энди подал ей руку, и, потрясенная, она позволила ему подвести себя к экипажу и усадить в него.

– Куда мы едем? – спросила она, когда он сел рядом с ней.

На его губах играла мягкая улыбка, а в глазах была темная, загадочная глубина.

– Прокатиться по городу и его окрестностям. Но обещаю доставить тебя домой, как только ты почувствуешь усталость, – сказал он.

Он сидел на небольшом расстоянии от нее и был воплощением галантности и вежливости. Крикнув извозчику «Поехали!», он спросил, удобно ли она сидит, а потом откинулся на спинку сиденья. Экипаж тронулся, и Линн, обводя взглядом поля, задумалась о том, что скоро Энди Нилс уедет отсюда. Это будет в августе, когда поля будут золотиться от клевера, а в горах поспеет брусника. Ей хотелось, чтобы он остался здесь до того времени, когда прилив нанесет песка между островами и можно будет добраться пешком до острова Бар.

Но она знала, что это невозможно.

Ее внимание снова вернулось к нему, и она стала рассказывать все, что знала о местах, мимо которых они проезжали. Он слушал ее, но при этом оставался сдержанным и отстраненным. Ни страстных опаляющих взглядов, ни прикосновений. Он продолжал сидеть на расстоянии от нее, и был просто искренним собеседником.

Когда они въехали в город, он с улыбкой сказал:

– Знаешь, Линн, ты живешь в такой удивительной гармонии с этими краями. Тебе подходит жить здесь. Ты сама похожа на тихую, милую бухту, которая только изредка становится бурной и непредсказуемой. Я очень надеюсь на то, что люди Слоанс Коув по-настоящему оценят тебя. Ты спокойная, очень внимательная и проницательная. Ты заботливо относишься к людям, готова помочь им. Ты заслуживаешь, чтобы тебя почитали, как королеву.

Она усмехнулась.

– Я такая хорошая? – спросила она с легкой насмешкой.

– Да, – твердо ответил он.

Он смотрел ей прямо в глаза, но его взгляд по-прежнему был только мягким и добрым. Впервые за все их появления на публике он ни разу не прикоснулся к ней, хотя прикасаться к женщине для Энди Нилса было так же естественно, как улыбаться.

Подозрение закралось в ее ум. Она вспомнила, что ее братья с самого первого появления Энди в ее магазине пытались заставить ее порвать с ним. Может, Энди виделся с ее братьями? Иначе как объяснить его странное, несвойственное ему поведение? Может, спросить его об этом? Но нет, наверняка он не скажет ей правду. Чтобы выяснить это, она может завтра посетить своих братьев.

А сегодня ей хочется думать только об Энди Нилсе, как бы глупо и безнадежно это ни было. Он с таким вниманием порой осматривал ее, что ей казалось, будто он хочет запомнить каждое движение, каждый жест...

Наконец экипаж остановился перед цветочным магазином, и Линн удивленно посмотрела на него. Магазины в городе были уже закрыты, и только в этом цветочном магазине еще горел свет.

– Подожди, – сказал Энди, выскочив из экипажа.

В этот момент дверь магазина открылась, и навстречу Энди вышел мистер Трентон с роскошным букетом в руке.

– Твой молодой человек, Линн, очень хорошо знает твой вкус, – сказал он, протягивая ему букет. – Это редкость в наше время.

Линн улыбнулась и приняла из рук Энди цветы. Белые садовые розы очень гармонично сочетались с дикими алыми розами, которые она так любила собирать в юности. Среди роз скромно приютились желтые ирисы и бросались в глаза темно-лиловые фиалки.

– Откуда ты знаешь, что это мои любимые цветы? – спросила Линн, с трудом оторвав взгляд от букета.

– Если мужчина хочет подарить женщине цветы, он должен выбрать те, которые ей могут понравиться, – ответил он, глянув сначала на нее, а потом на мистера Трентона.

– Да, Линн, такой мужчина знает, как уважать женщину и как доставить ей радость, – провозгласил мистер Трентон и направился обратно в магазин.

Энди сделал знак извозчику и снова сел рядом с ней. Экипаж двинулся по улице. Лошади весело отстукивали подковами по асфальту дороги. Прохожие с любопытством разглядывали экипаж и сидящих в нем Энди и Линн. Жители городка, услышав стук подков, выглядывали из окон или появлялись на балконах.

На углу Центральной улицы и улицы Берч экипаж снова остановился. Когда Энди подал ей руку и помог выйти, она увидела, что перед рестораном «Горный вид» стоит столик. В эту же минуту из ресторана появился официант, неся на подносе две чашки.

– Кофе и горячий шоколад, – сказал он и поставил чашки на столик.

Линн снова подозрительно покосилась на Энди. Откуда он знает, что она любит горячий шоколад?

– Ты разговаривал с кем-то из моих близких? – спросила она, садясь на отодвинутый Энди стул.

Он промолчал. Ее подозрения подтвердились, когда из ресторана появился Джереми Флинч – лучший в городе скрипач – и стал играть ее любимую сонату Баха. Линн обожала скрипичную музыку. Когда-то в юности она брала уроки скрипки у Джереми, но это был ее личный секрет...

Энди уклончиво улыбнулся.

– Это не важно, – ответил он. – Главное, чтобы ты получила удовольствие. Наслаждайся, Линн. Ты должна наслаждаться жизнью. И человек, который хочет разделить жизнь с тобой, должен хорошо знать, что приносит тебе радость и наслаждение.

Конечно, подумала она, отпивая шоколад. Именно такого мужчину она надеется встретить. Но она хотела, чтобы ее мужчина был не только вежлив, заботлив и внимателен. Она хотела, чтобы он был таким же страстным и необузданным, каким был Энди Нилс во время их первых встреч. Его низкий, глубокий голос снова взбудоражил ее чувственность. Она мучительно хотела его прикосновений. Неужели он сегодня не поцелует ее?

Допив шоколад, она снова посмотрела на него.

– Спасибо. Спасибо за такой чудесный вечер, – тихо сказала она, надеясь, что он сейчас встанет, подойдет к ней и, подняв ее со стула, проведет пальцами по ее щеке и губам, поцелует ее...

Но он только заботливо посмотрел на нее.

– Уже поздно, милая, – сказал он. – Тебе пора домой. Джентльмену не стоит допоздна удерживать леди, зная, что ей нужно утром рано вставать на работу.

И все же раньше он делал это, с горечью подумала она. Но раньше для этого была причина. Раньше они демонстрировали страсть, а теперь они просто друзья, и теперь он не хочет больше целовать ее. Вот и все. Теперь между ними снова пропасть, а по ее краям еще выросли высокие стены.

Линн на миг закрыла глаза, а потом медленно и глубоко вздохнула, пытаясь подавить горечь. Он не должен видеть, что ей больно, не должен знать, чего ей стоило провести с ним этот вечер.

Когда они приехали к ее дому и он проводил ее к двери, он неожиданно наклонился и поцеловал ее в щеку. Она вспыхнула, чувствуя, как к горлу подкатил комок.

– Я хочу, чтобы ты была счастлива, Линн, – сказал он взволнованным, проникновенным голосом. – Я хочу знать, что ты счастлива, перед тем как уеду отсюда.

Она онемела, растерялась и, неуклюже держа в руке букет, принялась другой рукой рыться в сумочке. Отчаяние душило ее с такой силой, что ей хотелось просто исчезнуть. Наконец, когда она нашла ключ, он взял его из ее дрожащей руки, открыл дверь и только после того, как она вошла, повернулся и направился к машине.

Она захлопнула дверь и прижалась к ней спиной, бессильно уронив руки. Потом вспомнила о букете, как механическая кукла прошла в гостиную, взяла с полки вазу и направилась в кухню. Наполнив вазу водой, она поставила в нее цветы и вдруг очнулась. Запах роз, смешанный с запахом ирисов и фиалок, вскружил ей голову. Она склонилась к цветам и, глубоко вдохнув их аромат, нежно потерлась о них щекой. Ее глаза затуманили слезы.

Энди Нилс был очарователен сегодня. Он был изысканно галантен и обходителен. Но он был другим. Он щедро одарил ее сегодня и оставил одну. Сегодня он был великолепен, как никогда прежде, и вместе с тем он был хуже всех мужчин, которых она когда-либо знала. Он оставил ее. Он не горел и не ласкал ее, и теперь ей казалось, что даже скучный, пресный Даррел был гораздо лучше его. Энди весь вечер ублажал ее, развлекал, осыпал комплиментами, но в его глазах не было больше огня.

Что ж, это, наверное, потому, что он уезжает. И он решил расстаться с ней вежливо и красиво, как того хотели ее братья. Наверняка это благодаря им Энди вынужден был устроить ей такой пышный и отчужденный вечер. Иначе как мог исчезнуть смеющийся, соблазнительный и страстный Энди Нилс?

С вазой в руках она направилась в спальню, поставила цветы на тумбочку у кровати и легла.

Он просто не любит ее. Но она всегда это знала. Она знала, что он не сможет полюбить ее. Но сегодня он не был тем Энди Нилсом, которого полюбила она.

Полюбила... Истина восстала в ее душе, обнаружив себя во всей своей силе. Полюбила. И теперь это было не только романтическим увлечением робкой девочки-подростка. Теперь это было мучительным томлением зрелой женщины, желанием разделить с этим мужчиной огонь страсти. Связать с ним свою жизнь. И на этот раз убежать от этой правды невозможно. Она не сможет больше притворяться, что не любит его.

Ей хотелось знать, насколько другие могли видеть, что она переживает. Насколько об этом могли догадаться ее братья. И если они догадались и сказали ему об этом, то Энди теперь, возможно, чувствует себя виноватым. Может, поэтому он и решил красиво отстраниться от нее, вежливо и заботливо бросить?

С этим она согласиться не сможет. Она должна что-то предпринять. Она не сможет ждать, прятаться и держать все в себе.

Вскочив с постели, Линн бросилась в гостиную и набрала номер телефона Роберта.

– Роберт, привет! Я хочу поговорить с тобой и Томасом. Да, сейчас, – отчеканила она. – Через пару минут приеду. Ждите.

Она положила трубку, схватила со стола ключи и вскоре захлопнула за собой дверь.


10

<p>10</p>

Ее братья жили в квартале друг от друга, и к тому времени, когда Линн приехала, уже ждали ее в гостиной.

– Линн, ты ведь приехала с хорошими новостями, правда? – спросил Роберт, пытливо заглядывая ей в глаза. – Учти, дурных новостей в этот час я выслушивать не готов.

– Это я приехала сюда за новостями, Роберт, – ответила она. – Так что сама надеюсь, что они будут приятными.

Братья удивленно переглянулись.

– Итак, что же ты хочешь услышать? – спросил снова Роберт, жестом предлагая ей сесть в кресло.

Она окинула их взглядом и села. Братья сели напротив нее.

– Я хочу знать, чего вы наговорили Энди Нилсу, – решительно сказала она.

Томас нахмурил брови.

– А я бы хотел для начала узнать, чего наговорил тебе он, чтобы заставить тебя примчаться к нам.

Она отрицательно покачала головой.

– Ничего. О вас ничего.

– Я слышал, что твой Энди сегодня устроил очередное грандиозное шоу, – сказал Томас. – Тебе оно не понравилось?

– О, конечно, этот чудесный вечер понравился мне, – сказала она. – Все было великолепно, на высоте. Только... только я почему-то не чувствовала себя женщиной. – Она горько усмехнулась. – Энди Нилс ни разу за весь вечер не прикоснулся ко мне...

На лице Томаса появилась усмешка.

– Итак, ты злишься, что Энди Нилс не прикоснулся к тебе сегодня, и винишь в этом нас? – спросил он.

Она вздохнула, пытаясь успокоиться.

– Я просто хочу знать, что вы рассказали ему обо мне. Мне кажется, что вы чем-то напугали его, рассказали ему что-то такое обо мне, что заставило его вести себя, как...

– Как, сестренка? – мягко подтолкнул ее Роберт.

– Он обращался со мной как с королевой, – обиженно проговорила она.

Братья переглянулись и усмехнулись.

– Полагаю, что это ужасно... – протянул Томас.

– Да, это ужасно, – согласилась она, не заметив иронии в словах брата. – Энди всегда относился ко мне с уважением. Что правда, то правда. Но сегодня... Сегодня все было чудесно, но чего-то не хватало. Мне показалось, что это был не интимный вечер с мужчиной, а урок. Может, вы знаете, что происходит?

Братья задумчиво молчали. Линн с выжиданием уставилась на них, но они продолжали молчать.

– Не знаю, важно это или нет, но я хочу сказать вам, что люблю Энди Нилса, – мужественно заявила она.

Роберт тихо выругался. Томас закусил губу и закачал головой.

– Но это безответная любовь, – продолжала она. – Энди не любит меня, и в этом не его вина, что я полюбила его. Я даже не хотела, чтобы он знал об этом. Но мне показалось, что вы об этом догадались и сказали ему. Он очень чуткий, и это могло заставить его беспокоиться обо мне. Итак, что вы рассказали ему?

Томас наклонился вперед, упираясь локтями в колени.

– Линн, мы ничего ему не говорили. Клянусь, – сказал он. – Но мы знаем, что он виделся с Сандрой. Он пришел к ней за советом, потому что решил, что мужчины, которым ты нравишься, недооценивают тебя и не относятся к тебе так, как ты этого заслуживаешь. Мне кажется, что он решил показать им на собственном примере, как они должны относиться к тебе.

Глаза Линн застелили слезы. Но она не понимала, почему плачет. Страдать оттого, что мужчина желает ей добра, глупо. Более того, они с Энди пытались повлиять на мужчин городка, подсказать им что-то и научить еще с самого начала. Но тогда они обо всем договаривались. Теперь же он действовал один, не посоветовавшись с ней. Это очень похоже на то, что пытались делать ее братья.

Выходит, их вечер сегодня тоже был спектаклем, но теперь не для других, а для нее. Что ж, теперь ясно, что он просто вознес ее на пьедестал, чтобы показать другим, что им следует преклоняться перед ее идеальными качествами. Но она не хочет быть идеалом, тем более для Энди Нилса. Она хочет быть реальной для него.

Но это, конечно, тщетные мечты. Она не может надеяться на то, что он полюбит ее. Но при этом он потратил на нее кучу времени. Он столько дал ей...

А что дала ему она? Ничего. Ровным счетом ничего. И это нечестно. Неужели он не заслуживает получить то, от чего отказывался в последнее время? Вокруг него крутились женщины, но он отвергал их, потому что хотел помочь ей.

Что ж, если Энди Нилс мог решить, что хорошо для нее, и сделал все возможное, чтобы помочь ей получить это, то почему она не может сделать то же самое для него?

Линн подняла голову и расправила плечи. Она приняла решение.

– Спасибо за то, что помогли мне прийти в себя, – сказала она спокойно.

Роберт заглянул ей в глаза.

– Что-то мне не нравится блеск в твоих глазах, – заметил он.

– Это твое дело, – ответила она. – Но прошу, не вмешивайтесь в мои дела.

Покинув своих остолбеневших от недоумения братьев, Линн села в машину и направилась домой.

Энди Нилс – мастер устраивать шоу, подумала она. И ей нужно сыграть свою роль не хуже...

– Нужно подыскать себе что-нибудь красное и обтягивающее, – пробормотала она. – И короткую кожаную юбку.

Утром следующего дня, вскочив с постели чуть свет, она позвонила Сандре, и сестра с радостью позволила ей порыться в своем гардеробе.

Когда в девять часов утра зазвонил телефон, Энди уже не спал, но продолжал валяться в постели. Он думал о Линн Моррис и о том, что скоро ему придется расстаться с ней...

С губ Энди сорвалось проклятие, и, резко откинув одеяло, он свесил с кровати ноги.

Ему ужасно не хотелось отвечать на звонок. И только мысль о том, что может звонить его брат, который собирается приехать, чтобы посмотреть, как идут дела, заставила его снять трубку.

– Алло! Энди? – послышался в трубке милый, волнующий, соблазнительный голос Линн Моррис.

– Да. Что-то случилось? – спросил он с тревогой.

На несколько секунд в трубке повисло молчание.

– Не совсем, – наконец ответила она. – Но мне нужно увидеться с тобой. Я буду ждать тебя у входа в свой магазин.

– Милая, – начал было он, но связь уже оборвалась. – Черт, похоже, опять кто-то из этих болванов беспокоит ее, – пробурчал он. – Если она даже не может войти в магазин.

А что будет, когда он уедет? Кто будет помогать ей в таких случаях? Об этом он просто не хотел сейчас думать. Сейчас ему нужно как можно скорее прийти ей на помощь.

Через пару минут он уже мчался по городку, игнорируя огни перекрестков, лихо сворачивая с улицы на улицу и благодаря небеса, что в такую рань на улицах мало народу и совсем нет полиции. Наконец он выехал на Главную улицу и издалека увидел, что перед магазином Линн стоит толпа.

Припарковав машину, он выпрыгнул из нее и врезался в толпу.

– Линн! – выкрикнул он.

Толпа расступилась, давая ему дорогу.

– Я здесь, Энди! – ответила она и помахала ему рукой.

Он увидел ее на площадке у магазина и обомлел. Это была не та Линн, которую он знал. От той прежней Линн остался только мягкий голос и зеленые чарующие глаза. Все остальное было незнакомым.

Он с усилием вздохнул, пытаясь побороть волнение при виде стройной фигурки, на которой была коротенькая красная блузка без шлеек, держащаяся только на соблазнительной груди. Кремовые обнаженные плечи, руки и живот соблазнительно выделялись на кровавом фоне блузки. Взгляд Энди невольно опустился на короткую кожаную юбку, едва прикрывающую длинные гладкие бедра. На ее ногах были босоножки, а точнее, пара тоненьких полосок красной кожи с высоченными шпильками, которые прибавляли как минимум четыре дюйма к ее росту...

– Ты можешь объяснить мне, что здесь происходит? – спросил он, обводя глазами стоящих вокруг людей и одновременно снимая пиджак.

– Что ты делаешь? – спросила она.

Встряхнув пиджак, он набросил его ей на плечи.

– Мне кажется, что ты продрогла, – прошептал он, склонившись к ее уху.

– Я не продрогла, Энди, – сказала она, гордо вскинув голову. – С чего это ты взял, что мне холодно?

В толпе захихикали. Энди сурово огляделся и на несколько секунд приковал убийственный взгляд к Джоу Роллинсу, который с нескрываемым интересом рассматривал обнаженные ноги Линн.

Энди снова перевел взгляд на Линн.

Ее глаза сверкали как два зеленых солнца, алые накрашенные губы блестели и казались влажными, и, пока он глазел на них, она нежно провела языком по верхней губе.

У него перехватило дух, а потом из груди вырвался тихий стон. Джоу Роллинс рассмеялся. Энди метнул на него предупреждающий взгляд. Но Джоу не отреагировал. И Энди понял, почему. Линн была свободной женщиной. И теперь, после всего, что здесь происходит, желающих присвоить ее значительно прибавится.

– Может, зайдем в магазин, – сказал он.

Она тряхнула головой.

– Нет, я хочу поговорить с тобой, но хочу, чтобы и другие это слышали.

Он не имел представления, о чем она хочет поговорить, но предчувствовал, что это будет что-то не очень приятное.

– Что ж, тогда говори, – сказал он.

Она с вызовом посмотрела на него.

– Последние два раза, когда мы встречались, ты разыгрывал шоу и заставлял себя быть не таким, какой ты есть, – начала она.

Он понимал, что ему нечего возразить.

– Я знаю, Энди, что ты делал это ради меня, – продолжала она. – Ты хотел помочь мне. – Она повернула голову к толпе. – Вы все знаете, что мои братья хотели найти мне мужа, но я хочу найти его сама. Я устала оттого, что мужчины принимают меня за тихую, скромную, покладистую и удобную женщину. Так вот, Энди помог мне выглядеть... интересной и привлекательной.

Энди улыбнулся и провел пальцами по ее щеке.

– Милая Линн, ты и без меня всегда выглядела интересной и привлекательной. Ты самая привлекательная женщина, которую я когда-либо встречал, – сказал он, нежно глядя на нее.

Она наморщила нос.

– Правда, – добавил он. – Я не обманываю и не льщу тебе.

Она вздохнула и скрестила руки на груди.

– Я знаю, что не должна была просить тебя о помощи, – снова заговорила она. – Но мы проиграли свою пьесу, а потом ты решил продолжить ее и показать, какого мужчину мне следует выбрать. Тебе пришлось изменить себя, вести себя необычно и непривычно для себя. Ты сделал это для меня. Я хочу ответить тебе тем же. Если ты мог изменить себя ради того, чтобы помочь мне, то и я могу изменить себя ради тебя.

Глядя на ее едва прикрытое одеждой соблазнительное тело, слушая ее теплый, страстный голос, Энди чувствовал, что теряет самообладание и благоразумие. Ему хотелось обхватить ее руками и прижать к себе, ему хотелось наброситься на этот алый искушающий рот. Но не только ее изысканный, сексуальный вид сводил его с ума. Это был еще огонь в ее глазах и этот гордо вздернутый, упрямый подбородок. И еще то, как она на него смотрела. Казалось, она никого больше не видела, несмотря на то что вокруг была толпа.

– Итак, к чему ты ведешь, милая? – спросил он.

Она улыбнулась, но это была грустная улыбка.

– А вот к чему. Ты решил, что знаешь, какой мужчина нужен мне, и постарался показать это мне и другим. – Она на миг отвела взгляд в сторону, закусила губу, а потом снова резко повернула голову к нему. Ее глаза снова были полны огня и решимости. – Я тоже знаю, Энди, какие женщины нравятся тебе. Я знаю, чем ты пожертвовал ради меня этим летом. Вместо того чтобы развлекаться с эффектными красавицами, ты отдавал свое время мне, тихой, незаметной хозяйке книжного магазина. Ради меня ты поменял свои планы. Ты пожертвовал многим ради меня, Энди.

Энди открыл рот, чтобы что-то сказать, но она нежно приложила к его губам пальчики.

– Подожди, – сказала она. – Сначала я должна вернуть тебе твою жизнь. У тебя есть еще время, чтобы хорошо провести его здесь. Ты можешь развлечься и повеселиться после долгих трудов. И тебе нужна не я, а вот такая женщина. – Она опустила глаза на свое тело, а потом обвела взглядом толпу. – И все эти женщины, которые хотят тебя, сейчас здесь, ждут тебя. Ты свободен.

Линн сделала свое заявление. В толпе слышались разговоры. Люди наверняка обсуждали его с Линн игры. Теперь она положила этим играм конец.

Но в одном она ошибалась. Она не знала, что все, что он когда-либо хотел, было теперь здесь, рядом с ним, в этой милой, стройной, мягкой и обаятельной женщине из книжного магазина, которая только что публично освободила его и отказалась от него.

Он с самого начала знал, какой мужчина ей нужен и что он этим мужчиной не является. И теперь она высказала это – ясно и прямо...

– Пойдем со мной? – попросил он, протянув ей руку.

Она кивнула и повела его в магазин. Войдя, она закрыла дверь и повернулась к нему.

– Значит, ты решила раскрыть все наши секреты? Почему именно сейчас, Линн? – спросил он слегка дрогнувшим голосом.

Она смотрела на него, и в ее глазах была боль.

– Последнее время ты ради меня не был самим собой. Но мне этого не нужно, Энди. Я хочу, чтобы ты был таким, как ты есть. Всегда. Ты нравишься мне таким, как есть.

Ее губы задрожали, глаза наполнились слезами. Энди не выдержал и, обхватив ее руками, притянул к себе.

– Я нравлюсь тебе... – повторил он.

Она кивнула, не поднимая головы, и обвила руками его талию.

– Нравлюсь... – снова проговорил он шепотом.

Она настороженно подняла голову. Ее губы были рядом... Энди нежно приник к ним, но она осторожно отвела назад голову.

– Линн...

– Прости меня, Энди, – прошептала она. – Я не хотела влюбляться в тебя. Но это произошло. И поэтому мы больше не можем быть друзьями.

Он почувствовал невероятное облегчение.

– Боюсь, что это так, – сказал он.

Его сердце одновременно и рвалось на части, и было переполнено радостью. Он снова наклонил голову и впился в ее губы. Томительное, сладкое, пронзительное наслаждение охватило его. Он брал то, что так давно и неудержимо хотел. То, что ему так нужно было.

– А теперь ты поцелуй меня, – попросил он, с трудом отрываясь от нее.

Она потянулась к его губам и жарко поцеловала его. Потом отстранилась, но он тут же снова притянул ее к себе.

– Что ты делаешь, Энди? – спросила она. – Я думала...

Он усмехнулся.

– Линн, любимая малышка. Я целую тебя, вот что я делаю, и я делаю это, потому что я теперь такой, какой я есть. И целовать тебя – это именно то, что я хочу делать.

– Я не знала этого, – сказала она и взяла в ладони его лицо. – Мы ведь только играли в любовь...

Он прижал ее к себе сильнее и нежно поцеловал.

– Это была замечательная игра. Она помогла мне понять, чего я хочу. И чего не хочу тоже... – прошептал он у самых ее губ. – Я не хочу, чтобы какой-нибудь другой мужчина целовал тебя, прикасался к тебе, занимался с тобой любовью. Я хочу быть единственным, кому позволено любить тебя, мужчиной, которого ты выберешь себе в мужья и от которого родишь ребенка...

– Ох, ты думаешь, это правда? Может, я просто спровоцировала тебя... Я не этого хотела, – проговорила она испуганно и виновато.

– Знаю, – хрипловатым голосом ответил он, просунув одну руку ей под блузку, а второй поглаживая ее стройное бедро. – Ты хотела сегодня свести всех мужчин города с ума.

– Энди...

– Скажи еще раз, что любишь меня.

– Я люблю тебя, Энди Нилс. Безумно люблю. Я полюбила тебя, когда впервые увидела...

Она снова поцеловала его. Прижав ее к себе, он медленно вдоль стены опустился на пол и усадил ее к себе на колени.

– Это так необыкновенно, – выдохнул он. – Это такое счастье – держать тебя на руках, милая Линн. Но мне кажется, что я все же проиграл наш спор и должен отработать на благо коммуны, потому что не нашел тебе идеального мужчину, как обещал. Я ведь далеко не идеален, Линн, но никто не может любить тебя больше, чем я...

Она коснулась губами его подбородка.

– Нет, Энди, это я проиграла спор, потому что ты помог найти мне мужчину, которого я хочу, – ответила она.

– Но это не одно и то же, любимая. И я все же с радостью отработаю на благо коммуны. Только не сейчас. Позже. Сейчас я буду очень-очень занят...


Ее братья жили в квартале друг от друга, и к тому времени, когда Линн приехала, уже ждали ее в гостиной.

– Линн, ты ведь приехала с хорошими новостями, правда? – спросил Роберт, пытливо заглядывая ей в глаза. – Учти, дурных новостей в этот час я выслушивать не готов.

– Это я приехала сюда за новостями, Роберт, – ответила она. – Так что сама надеюсь, что они будут приятными.

Братья удивленно переглянулись.

– Итак, что же ты хочешь услышать? – спросил снова Роберт, жестом предлагая ей сесть в кресло.

Она окинула их взглядом и села. Братья сели напротив нее.

– Я хочу знать, чего вы наговорили Энди Нилсу, – решительно сказала она.

Томас нахмурил брови.

– А я бы хотел для начала узнать, чего наговорил тебе он, чтобы заставить тебя примчаться к нам.

Она отрицательно покачала головой.

– Ничего. О вас ничего.

– Я слышал, что твой Энди сегодня устроил очередное грандиозное шоу, – сказал Томас. – Тебе оно не понравилось?

– О, конечно, этот чудесный вечер понравился мне, – сказала она. – Все было великолепно, на высоте. Только... только я почему-то не чувствовала себя женщиной. – Она горько усмехнулась. – Энди Нилс ни разу за весь вечер не прикоснулся ко мне...

На лице Томаса появилась усмешка.

– Итак, ты злишься, что Энди Нилс не прикоснулся к тебе сегодня, и винишь в этом нас? – спросил он.

Она вздохнула, пытаясь успокоиться.

– Я просто хочу знать, что вы рассказали ему обо мне. Мне кажется, что вы чем-то напугали его, рассказали ему что-то такое обо мне, что заставило его вести себя, как...

– Как, сестренка? – мягко подтолкнул ее Роберт.

– Он обращался со мной как с королевой, – обиженно проговорила она.

Братья переглянулись и усмехнулись.

– Полагаю, что это ужасно... – протянул Томас.

– Да, это ужасно, – согласилась она, не заметив иронии в словах брата. – Энди всегда относился ко мне с уважением. Что правда, то правда. Но сегодня... Сегодня все было чудесно, но чего-то не хватало. Мне показалось, что это был не интимный вечер с мужчиной, а урок. Может, вы знаете, что происходит?

Братья задумчиво молчали. Линн с выжиданием уставилась на них, но они продолжали молчать.

– Не знаю, важно это или нет, но я хочу сказать вам, что люблю Энди Нилса, – мужественно заявила она.

Роберт тихо выругался. Томас закусил губу и закачал головой.

– Но это безответная любовь, – продолжала она. – Энди не любит меня, и в этом не его вина, что я полюбила его. Я даже не хотела, чтобы он знал об этом. Но мне показалось, что вы об этом догадались и сказали ему. Он очень чуткий, и это могло заставить его беспокоиться обо мне. Итак, что вы рассказали ему?

Томас наклонился вперед, упираясь локтями в колени.

– Линн, мы ничего ему не говорили. Клянусь, – сказал он. – Но мы знаем, что он виделся с Сандрой. Он пришел к ней за советом, потому что решил, что мужчины, которым ты нравишься, недооценивают тебя и не относятся к тебе так, как ты этого заслуживаешь. Мне кажется, что он решил показать им на собственном примере, как они должны относиться к тебе.

Глаза Линн застелили слезы. Но она не понимала, почему плачет. Страдать оттого, что мужчина желает ей добра, глупо. Более того, они с Энди пытались повлиять на мужчин городка, подсказать им что-то и научить еще с самого начала. Но тогда они обо всем договаривались. Теперь же он действовал один, не посоветовавшись с ней. Это очень похоже на то, что пытались делать ее братья.

Выходит, их вечер сегодня тоже был спектаклем, но теперь не для других, а для нее. Что ж, теперь ясно, что он просто вознес ее на пьедестал, чтобы показать другим, что им следует преклоняться перед ее идеальными качествами. Но она не хочет быть идеалом, тем более для Энди Нилса. Она хочет быть реальной для него.

Но это, конечно, тщетные мечты. Она не может надеяться на то, что он полюбит ее. Но при этом он потратил на нее кучу времени. Он столько дал ей...

А что дала ему она? Ничего. Ровным счетом ничего. И это нечестно. Неужели он не заслуживает получить то, от чего отказывался в последнее время? Вокруг него крутились женщины, но он отвергал их, потому что хотел помочь ей.

Что ж, если Энди Нилс мог решить, что хорошо для нее, и сделал все возможное, чтобы помочь ей получить это, то почему она не может сделать то же самое для него?

Линн подняла голову и расправила плечи. Она приняла решение.

– Спасибо за то, что помогли мне прийти в себя, – сказала она спокойно.

Роберт заглянул ей в глаза.

– Что-то мне не нравится блеск в твоих глазах, – заметил он.

– Это твое дело, – ответила она. – Но прошу, не вмешивайтесь в мои дела.

Покинув своих остолбеневших от недоумения братьев, Линн села в машину и направилась домой.

Энди Нилс – мастер устраивать шоу, подумала она. И ей нужно сыграть свою роль не хуже...

– Нужно подыскать себе что-нибудь красное и обтягивающее, – пробормотала она. – И короткую кожаную юбку.

Утром следующего дня, вскочив с постели чуть свет, она позвонила Сандре, и сестра с радостью позволила ей порыться в своем гардеробе.

Когда в девять часов утра зазвонил телефон, Энди уже не спал, но продолжал валяться в постели. Он думал о Линн Моррис и о том, что скоро ему придется расстаться с ней...

С губ Энди сорвалось проклятие, и, резко откинув одеяло, он свесил с кровати ноги.

Ему ужасно не хотелось отвечать на звонок. И только мысль о том, что может звонить его брат, который собирается приехать, чтобы посмотреть, как идут дела, заставила его снять трубку.

– Алло! Энди? – послышался в трубке милый, волнующий, соблазнительный голос Линн Моррис.

– Да. Что-то случилось? – спросил он с тревогой.

На несколько секунд в трубке повисло молчание.

– Не совсем, – наконец ответила она. – Но мне нужно увидеться с тобой. Я буду ждать тебя у входа в свой магазин.

– Милая, – начал было он, но связь уже оборвалась. – Черт, похоже, опять кто-то из этих болванов беспокоит ее, – пробурчал он. – Если она даже не может войти в магазин.

А что будет, когда он уедет? Кто будет помогать ей в таких случаях? Об этом он просто не хотел сейчас думать. Сейчас ему нужно как можно скорее прийти ей на помощь.

Через пару минут он уже мчался по городку, игнорируя огни перекрестков, лихо сворачивая с улицы на улицу и благодаря небеса, что в такую рань на улицах мало народу и совсем нет полиции. Наконец он выехал на Главную улицу и издалека увидел, что перед магазином Линн стоит толпа.

Припарковав машину, он выпрыгнул из нее и врезался в толпу.

– Линн! – выкрикнул он.

Толпа расступилась, давая ему дорогу.

– Я здесь, Энди! – ответила она и помахала ему рукой.

Он увидел ее на площадке у магазина и обомлел. Это была не та Линн, которую он знал. От той прежней Линн остался только мягкий голос и зеленые чарующие глаза. Все остальное было незнакомым.

Он с усилием вздохнул, пытаясь побороть волнение при виде стройной фигурки, на которой была коротенькая красная блузка без шлеек, держащаяся только на соблазнительной груди. Кремовые обнаженные плечи, руки и живот соблазнительно выделялись на кровавом фоне блузки. Взгляд Энди невольно опустился на короткую кожаную юбку, едва прикрывающую длинные гладкие бедра. На ее ногах были босоножки, а точнее, пара тоненьких полосок красной кожи с высоченными шпильками, которые прибавляли как минимум четыре дюйма к ее росту...

– Ты можешь объяснить мне, что здесь происходит? – спросил он, обводя глазами стоящих вокруг людей и одновременно снимая пиджак.

– Что ты делаешь? – спросила она.

Встряхнув пиджак, он набросил его ей на плечи.

– Мне кажется, что ты продрогла, – прошептал он, склонившись к ее уху.

– Я не продрогла, Энди, – сказала она, гордо вскинув голову. – С чего это ты взял, что мне холодно?

В толпе захихикали. Энди сурово огляделся и на несколько секунд приковал убийственный взгляд к Джоу Роллинсу, который с нескрываемым интересом рассматривал обнаженные ноги Линн.

Энди снова перевел взгляд на Линн.

Ее глаза сверкали как два зеленых солнца, алые накрашенные губы блестели и казались влажными, и, пока он глазел на них, она нежно провела языком по верхней губе.

У него перехватило дух, а потом из груди вырвался тихий стон. Джоу Роллинс рассмеялся. Энди метнул на него предупреждающий взгляд. Но Джоу не отреагировал. И Энди понял, почему. Линн была свободной женщиной. И теперь, после всего, что здесь происходит, желающих присвоить ее значительно прибавится.

– Может, зайдем в магазин, – сказал он.

Она тряхнула головой.

– Нет, я хочу поговорить с тобой, но хочу, чтобы и другие это слышали.

Он не имел представления, о чем она хочет поговорить, но предчувствовал, что это будет что-то не очень приятное.

– Что ж, тогда говори, – сказал он.

Она с вызовом посмотрела на него.

– Последние два раза, когда мы встречались, ты разыгрывал шоу и заставлял себя быть не таким, какой ты есть, – начала она.

Он понимал, что ему нечего возразить.

– Я знаю, Энди, что ты делал это ради меня, – продолжала она. – Ты хотел помочь мне. – Она повернула голову к толпе. – Вы все знаете, что мои братья хотели найти мне мужа, но я хочу найти его сама. Я устала оттого, что мужчины принимают меня за тихую, скромную, покладистую и удобную женщину. Так вот, Энди помог мне выглядеть... интересной и привлекательной.

Энди улыбнулся и провел пальцами по ее щеке.

– Милая Линн, ты и без меня всегда выглядела интересной и привлекательной. Ты самая привлекательная женщина, которую я когда-либо встречал, – сказал он, нежно глядя на нее.

Она наморщила нос.

– Правда, – добавил он. – Я не обманываю и не льщу тебе.

Она вздохнула и скрестила руки на груди.

– Я знаю, что не должна была просить тебя о помощи, – снова заговорила она. – Но мы проиграли свою пьесу, а потом ты решил продолжить ее и показать, какого мужчину мне следует выбрать. Тебе пришлось изменить себя, вести себя необычно и непривычно для себя. Ты сделал это для меня. Я хочу ответить тебе тем же. Если ты мог изменить себя ради того, чтобы помочь мне, то и я могу изменить себя ради тебя.

Глядя на ее едва прикрытое одеждой соблазнительное тело, слушая ее теплый, страстный голос, Энди чувствовал, что теряет самообладание и благоразумие. Ему хотелось обхватить ее руками и прижать к себе, ему хотелось наброситься на этот алый искушающий рот. Но не только ее изысканный, сексуальный вид сводил его с ума. Это был еще огонь в ее глазах и этот гордо вздернутый, упрямый подбородок. И еще то, как она на него смотрела. Казалось, она никого больше не видела, несмотря на то что вокруг была толпа.

– Итак, к чему ты ведешь, милая? – спросил он.

Она улыбнулась, но это была грустная улыбка.

– А вот к чему. Ты решил, что знаешь, какой мужчина нужен мне, и постарался показать это мне и другим. – Она на миг отвела взгляд в сторону, закусила губу, а потом снова резко повернула голову к нему. Ее глаза снова были полны огня и решимости. – Я тоже знаю, Энди, какие женщины нравятся тебе. Я знаю, чем ты пожертвовал ради меня этим летом. Вместо того чтобы развлекаться с эффектными красавицами, ты отдавал свое время мне, тихой, незаметной хозяйке книжного магазина. Ради меня ты поменял свои планы. Ты пожертвовал многим ради меня, Энди.

Энди открыл рот, чтобы что-то сказать, но она нежно приложила к его губам пальчики.

– Подожди, – сказала она. – Сначала я должна вернуть тебе твою жизнь. У тебя есть еще время, чтобы хорошо провести его здесь. Ты можешь развлечься и повеселиться после долгих трудов. И тебе нужна не я, а вот такая женщина. – Она опустила глаза на свое тело, а потом обвела взглядом толпу. – И все эти женщины, которые хотят тебя, сейчас здесь, ждут тебя. Ты свободен.

Линн сделала свое заявление. В толпе слышались разговоры. Люди наверняка обсуждали его с Линн игры. Теперь она положила этим играм конец.

Но в одном она ошибалась. Она не знала, что все, что он когда-либо хотел, было теперь здесь, рядом с ним, в этой милой, стройной, мягкой и обаятельной женщине из книжного магазина, которая только что публично освободила его и отказалась от него.

Он с самого начала знал, какой мужчина ей нужен и что он этим мужчиной не является. И теперь она высказала это – ясно и прямо...

– Пойдем со мной? – попросил он, протянув ей руку.

Она кивнула и повела его в магазин. Войдя, она закрыла дверь и повернулась к нему.

– Значит, ты решила раскрыть все наши секреты? Почему именно сейчас, Линн? – спросил он слегка дрогнувшим голосом.

Она смотрела на него, и в ее глазах была боль.

– Последнее время ты ради меня не был самим собой. Но мне этого не нужно, Энди. Я хочу, чтобы ты был таким, как ты есть. Всегда. Ты нравишься мне таким, как есть.

Ее губы задрожали, глаза наполнились слезами. Энди не выдержал и, обхватив ее руками, притянул к себе.

– Я нравлюсь тебе... – повторил он.

Она кивнула, не поднимая головы, и обвила руками его талию.

– Нравлюсь... – снова проговорил он шепотом.

Она настороженно подняла голову. Ее губы были рядом... Энди нежно приник к ним, но она осторожно отвела назад голову.

– Линн...

– Прости меня, Энди, – прошептала она. – Я не хотела влюбляться в тебя. Но это произошло. И поэтому мы больше не можем быть друзьями.

Он почувствовал невероятное облегчение.

– Боюсь, что это так, – сказал он.

Его сердце одновременно и рвалось на части, и было переполнено радостью. Он снова наклонил голову и впился в ее губы. Томительное, сладкое, пронзительное наслаждение охватило его. Он брал то, что так давно и неудержимо хотел. То, что ему так нужно было.

– А теперь ты поцелуй меня, – попросил он, с трудом отрываясь от нее.

Она потянулась к его губам и жарко поцеловала его. Потом отстранилась, но он тут же снова притянул ее к себе.

– Что ты делаешь, Энди? – спросила она. – Я думала...

Он усмехнулся.

– Линн, любимая малышка. Я целую тебя, вот что я делаю, и я делаю это, потому что я теперь такой, какой я есть. И целовать тебя – это именно то, что я хочу делать.

– Я не знала этого, – сказала она и взяла в ладони его лицо. – Мы ведь только играли в любовь...

Он прижал ее к себе сильнее и нежно поцеловал.

– Это была замечательная игра. Она помогла мне понять, чего я хочу. И чего не хочу тоже... – прошептал он у самых ее губ. – Я не хочу, чтобы какой-нибудь другой мужчина целовал тебя, прикасался к тебе, занимался с тобой любовью. Я хочу быть единственным, кому позволено любить тебя, мужчиной, которого ты выберешь себе в мужья и от которого родишь ребенка...

– Ох, ты думаешь, это правда? Может, я просто спровоцировала тебя... Я не этого хотела, – проговорила она испуганно и виновато.

– Знаю, – хрипловатым голосом ответил он, просунув одну руку ей под блузку, а второй поглаживая ее стройное бедро. – Ты хотела сегодня свести всех мужчин города с ума.

– Энди...

– Скажи еще раз, что любишь меня.

– Я люблю тебя, Энди Нилс. Безумно люблю. Я полюбила тебя, когда впервые увидела...

Она снова поцеловала его. Прижав ее к себе, он медленно вдоль стены опустился на пол и усадил ее к себе на колени.

– Это так необыкновенно, – выдохнул он. – Это такое счастье – держать тебя на руках, милая Линн. Но мне кажется, что я все же проиграл наш спор и должен отработать на благо коммуны, потому что не нашел тебе идеального мужчину, как обещал. Я ведь далеко не идеален, Линн, но никто не может любить тебя больше, чем я...

Она коснулась губами его подбородка.

– Нет, Энди, это я проиграла спор, потому что ты помог найти мне мужчину, которого я хочу, – ответила она.

– Но это не одно и то же, любимая. И я все же с радостью отработаю на благо коммуны. Только не сейчас. Позже. Сейчас я буду очень-очень занят...