/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Легенда о любви

Лора Эллиот

Начинающая актриса Джессика, живая, дерзкая, импульсивная, то и дело попадает в опасные ситуации. Сначала в Америке, потом в Индии… По странному стечению обстоятельств именно в эти моменты рядом оказывается художник Кевин, который спасает ее то от самой себя, то от назойливого поклонника, то из бурной реки… Молодых людей неудержимо тянет друг к другу. Но у каждого есть своя дорога. И пока они встречаются только на перекрестках…

ru en Black Jack FB Tools 2006-08-03 OCR: LitPortal BCE659EF-E07A-4231-B1F3-F907B8FA47C2 1.0 Эллиот Л. Легенда о любви: Роман Панорама М. 2006 5-7024-1925-1

Лора ЭЛЛИОТ

ЛЕГЕНДА О ЛЮБВИ

1

Джессика нервно мерила шагами комнату и курила.

На часах было без пяти семь, а это значит, что ровно через пять минут у парадной ее дома остановится ослепительно белый «кадиллак», а через минуту раздастся звонок в дверь ее весьма скромной квартирки на втором этаже. Она откроет и увидит в дверном проеме худощавую фигуру в безупречном костюме, холеное лицо с гладко выбритыми щеками, с которого на нее посмотрят нагловатые, самодовольные, колючие глаза. Потом на этом лице появится оскал полуулыбки и, тряхнув сединой, этот гадкий человек скажет ей «привет, киска», схватит за руки, притянет к себе и покровительственно, по-отцовски, поцелует в лоб.

А потом они покатят, утопая в мягких сиденьях роскошного автомобиля, туда, куда ей совсем не хочется ехать.

Туда, где ей придется бесконечно растягивать губы в дурацкой улыбке, болтать что-то пустое и слегка кокетничать, расслабляя атмосферу, пока Тим Кэпшоу будет заводить важные деловые знакомства. Туда, где ей будут говорить дешевые комплименты, пачкать маслеными глазами ее тело, присасываться к руке и похотливо сопеть в ухо на каждом туре вальса. Туда, где все будут методично напиваться и постепенно забывать о правилах хорошего тона. В разгаре веселья будут сыпаться пошлые шутки, и толстые пальцы в перстнях потянутся к задиристым попкам и крутым бедрам мелькающих повсюду «их женщин». И это все называется «закрытой вечеринкой».

Джессика брезгливо поежилась, погасила сигарету, подошла к окну и отдернула штору.

Ослепительный «кадиллак» только что остановился у входа.

Ровно семь. Он, как всегда, безупречно пунктуален. Болезненно пунктуален. Невыносимо.

Она быстро прошла в спальню, оглядела себя в большом трюмо, слегка подкрасила губы. Темно-зеленое шелковое платье в коричневых разводах, напоминающее кожу змеи, плотно обтягивает ее пикантные формы и только благодаря этому держится на ней. Его последний подарок. Длинные, стройные ноги обуты в узкие туфли на высоком каблуке. Каштановые, мелко завитые волосы чувственно вздрагивают и колышутся при каждом повороте головы. На бледном лице горит вишневый рот.

О да, она дьявольски сексуальна в этом наряде и с этой прической… И, может быть, со временем привыкнет к своей роли красивой светской игрушки.

Звонок в дверь. Долгий, требовательный, упорный.

Джессика тряхнула головой, расправила плечи и бодро направилась к входной двери. Со вздохом открыла.

— Привет, киска.

Сухие, жесткие губы на миг прилепились к ее гладкому лбу.

— Ты умопомрачительно хороша сегодня. Это платье — просто шик. У меня, оказывается, неплохой вкус. — Он стоял теперь в двух шагах от нее, его слегка прищуренные глаза бегали по ее телу. И она чувствовала себя дорогостоящей безделушкой, аксессуаром его богатой, напыщенной, блестящей жизни. Только и всего.

— Что ж, нам пора ехать, — снова сказал он. — Сегодня нам предстоит обработать парочку довольно жирных акул. Я должен заключить с ними контракт. Уверен, что ты будешь умницей и не подведешь. Правда, киска?

Тим нетерпеливо потер ладонь о ладонь, и Джессика заметила в его зелено-карих глазах выражение хищного самодовольства.

Киска. Ее начинало воротить от этой бесконечной «киски». Она попыталась улыбнуться, но вместо улыбки на ее лице появилась кривая усмешка. Может, поговорить сейчас с ним?

Сказать, что она не может больше выносить этот бездушный маскарад? Сказать, что за месяц их знакомства она так и не узнала его… Он говорит, что любит ее и хочет, чтобы она стала его женой. Четвертой по счету. Какая честь! Но как она может стать женой человека, которого совсем не знает, который постоянно ускользает и как будто прячется от нее. Она никогда не знает, что он чувствует. Не знает, когда он говорит правду, а когда лжет. Может, он всегда только лжет ей?

Она решительно посмотрела ему в глаза.

— Тим, нам нужно поговорить.

— Не сейчас, киска. Прошу тебя, не сейчас.

— Нет, я хочу поговорить сейчас. Для меня это очень важно.

— Сейчас мы должны ехать. Ты ведь знаешь, насколько важен для меня этот договор. Мы поговорим позже, обещаю тебе, — отчеканил он жестко и властно.

— Если мы не поговорим, я никуда не поеду.

— Что это на тебя вдруг нашло, киска? О чем ты хочешь поговорить?

Его глаза были такими чужими и равнодушными, что ее окатило холодом.

И все же она скажет…

— Я устала от этих вечеринок и больше не понимаю, что происходит в моей жизни. Я запуталась. Я совсем не знаю тебя, Тим.

Он шагнул к ней и взял за плечи.

— Глупости. Легкий приступ меланхолии. В твоем возрасте это бывает. Это пройдет, киска.

И лучшее лекарство от этого — шумное, веселое общество. Уверяю тебя, среди людей тебе станет легче. А у нас с тобой целая жизнь впереди. После того, как мы поженимся, у нас будет уйма времени на то, чтобы узнать друг друга.

А теперь поехали, нам пора. — И он, держа ее как ребенка за руку, повлек за собой к двери. — Кстати, сегодня на вечеринке будет один интересный режиссер. Тебе не повредит познакомиться с ним.

Да, зря она затеяла этот разговор. До этого человека не достучаться. Но ей всего двадцать один, а ему сорок. У него большой жизненный опыт. Возможно, он прав. Кроме того, она начинающая актриса, и ей нужно учиться держать себя в руках.

Вечеринка началась как обычно, очень чинно и благопристойно. Кавалеры и дамы скользили по розовому мрамору зала, ярко освещенного хрустальными люстрами, обменивались приветствиями и комплиментами, потягивая коктейль или шампанское из хрустальных бокалов. В разных углах зала на мягких диванчиках, обтянутых парчой, сидели, попыхивая дорогими сигарами, отцы нью-йоркского бизнес-мира в окружении актрис, моделей, хорошеньких секретарш… Жен на «закрытые вечеринки» не приглашали.

Тим Кэпшоу увлекал Джессику за собой от одной группы гостей к другой.

— Киска, нам нужны вон те ребята, сидящие в дальнем углу. Ты должна блеснуть, — шепнул он ей на ухо и незаметно кивнул головой.

Трое сбитых, гладких, лоснящихся «тюленей», развалившись на диванчике, отрешенно поглядывали на движение и суету в центре зала.

Курили, лениво перебрасывались короткими фразами.

Джессика сделала милое личико и, косо посмотрев на Тима, процедила:

— Не сомневайся, дорогой. За месяц я хорошо усвоила свою роль.

Они приблизились в диванчику, и лица «тюленей» оживились.

— Рад видеть тебя, Тим, — сказал один из них, протягивая Тиму руку.

— Я тоже, Джефф, — ответил Тим, пожимая широкую ладонь.

— Присоединяйтесь к нам. И познакомься: это Дэниэл Нортон — владелец нефтяной компании в Нью-Джерси, а это Стенли Уотерс — банкир из Оклахомы.

— Привет, Тим.

— Привет. Рад познакомиться.

Последовал обмен рукопожатиями.

— И позвольте представить вам Джессику Роджерс, очаровательную юную актрису, — добавил Тим.

Джессика шагнула вперед, элегантно протянула ручку, и глазки «тюленей» в один миг превратились в кисель. Каждый из них по очереди отпечатал на ее ручке липкий поцелуй.

Потом Джессика и Тим уселись на соседнем диванчике, и между мужчинами завязался разговор, в котором Джессика ровным счетом ничего не понимала. Она сидела и, как механическая кукла, кивала головой то в одну, то в другую сторону, хлопала глазами, бессмысленно улыбалась и отхлебывала из высокого стакана изумрудный мятный коктейль.

Вскоре в соседнем зале заиграла музыка, и гости вечеринки хлынули потоком на ее зов.

— Что-то мы все о делах и совсем забыли, что среди нас находится прекрасная дама. Разреши пригласить ее на танец, Тим, — неожиданно сказал один из «тюленей»: то ли Дэниэл Нортон, то ли Стенли Уотерс. Джессика не потрудилась запомнить, кто из них кто. За последний месяц такое количество разнообразных Нортонов и Уотерсов приглашало ее на танец, что теперь ей было безразлично, как эти люди зовут себя и чем занимаются.

— Только с позволения дамы, — ответил Тим и одарил Джессику самой ласковой улыбкой, на которую только был способен.

— С удовольствием. — Джессика убедительно изобразила радость и встала.

«То ли Нортон, то ли Уотерс» подал ей руку и повел в мерцающий разноцветными огнями полумрак соседнего зала.

Какой же все-таки Тим негодяй. Подлый, низкий, развратный, бесчувственный мерзавец.

Джессика с трудом протискивалась между разгоряченными телами танцующих.

Вечеринка набирала обороты. В удушливой атмосфере висел запах угара и порока.

Как он мог? Как он мог бросить ее, как кусок мяса, на съедение этим бездушным акулам? И сбежать. Он думает, что она не видела, как он хлопал по заднице какую-то рыжую девицу и потом вместе с ней, прячась за чужими спинами, поднялся на второй этаж. Господи, почему она раньше не видела, с кем связалась? Какая же она дура. Наивная, беспросветная дура.

Обида, как кислота, разъедала нутро. Гнев наступал на горло, душил. Слезы, подавленные гневом, просились на волю, но не могли высвободиться. Ей хотелось разрушения. Просто взять и смести с лица земли весь этот продажный, лживый, порочный мир. И в первую очередь Тима Кэпшоу!

Тяжело дыша, она наконец добралась до приоткрытой двери балкона. Выскользнула через нее на свежий воздух и огляделась, ища самый дальний и темный угол. Ночной ветер дохнул ей в лицо. Дружелюбная темнота уютно обступила.

К счастью, на балконе была одна-единственная, с упоением целующаяся парочка. Джессика тихо прошла мимо них до конца балкона, остановилась и тяжело опустила локти на массивные мраморные перила. Музыка грохотала теперь где-то далеко.

Черт, она с удовольствием сбежала бы отсюда, но ее сумочка с деньгами и ключами от квартиры осталась на том проклятом диване, где похотливый «тюлень» пытался… Тьфу, мерзко вспоминать. И потом, эта ненавистная вилла находится довольно далеко от города. Вряд ли в ее потрепанном кошельке найдется достаточно денег на такси, которое, кстати, нужно еще как-то вызвать сюда. Что же делать?

— Хотите шампанского? — раздался низкий мужской голос из темноты за спиной.

Черт, и здесь ее нашли. Никуда от них не спрячешься. Небось, крался следом за ней, как за добычей. Сейчас начнет острить, а потом и охмурять ее. Может, откровенно нагрубить ему?

Ей все равно теперь терять нечего.

— Нет, — резко ответила она, не поворачивая головы.

— А сигарету? — Голос прозвучал слева от нее метрах в двух.

— И сигарету не хочу. А также и остальными желаниями не горю. — Она продолжала напряженно всматриваться в клубящийся призрак сада, скупо освещенного редкими неоновыми фонарями.

— Верю. Вам, похоже, не так весело здесь, как остальным. Мне, признаться, тоже, — довольно искренне проговорил голос. — Но не бойтесь, я не стану доставать вас своей болтовней. Если не хотите говорить, подайте знак, и я тут же замолкну.

Джессика насторожилась. Глубокий, бархатистый и на редкость трезвый голос подействовал на нее как хороший транквилизатор. Стало любопытно взглянуть, кому он принадлежит.

Она медленно повернула голову…

И увидела красивый профиль: высокий, открытый, крутой лоб, большой нос с изящной горбинкой у переносицы, мужественный подбородок.

В тот же миг лицо повернулось к ней, и в уютной темноте блеснули продолговатые глаза.

— Простите, я не понял, это был знак?

Джессика взъерошилась и резко отвернулась.

— Нет. Я еще не успела решить, говорить мне с вами или нет.

— Что ж, я подожду.

И снова на фоне черного, в бурых пятнах неба возник точеный профиль, тускло освещенный садовыми фонарями.

Красивый мерзавец, незаметно поглядывая на него, думала Джессика. Что бы ему такое сказать, чтобы он улетучился?

Но любопытство снова взяло верх. Кто этот мужчина с завораживающим голосом и необыкновенно выразительным лицом? Что он делает на этом кошмарном празднике? — — А вы кто такой и что здесь, собственно, делаете? — спросила она.

Странно, она пытается быть дерзкой, но присутствие этого незнакомца совсем не раздражает ее. Наоборот, с его появлением ее раскалившийся от гнева разум стал быстро остывать.

— Я зарабатываю на жизнь, размазывая краски по холсту. А здесь, как и вы, беру уроки жизни.

Джессика напряглась.

— И что, успели уже что-то усвоить?

— Так, мелкие истины. Например, что не только в кино и книжках существуют богатые негодяи, которые думают, что им все позволено.

Джессика напряглась еще сильнее. Неужели он видел?

— Вы хотите сказать, что видели…

— Да, видел и в ту же секунду почувствовал невыносимый зуд в кулаках. Пытался прийти вам на помощь. Но вы успели увернуться и сбежать. Простите, ради Бога. Я знаю, не мое дело вмешиваться, но я не терплю насилия.

Джессику передернуло. Гнев и обида снова попытались вырваться из-под контроля. Она сверкнула глазами на свидетеля мерзкой сцены, которую пережила всего несколько минут назад.

Мерзавец Тим, подумала она, если бы он сейчас показался ей на глаза, она влепила бы ему смачную пощечину.

— Что ж, спасибо за благородное побуждение. Похоже, вы были единственным, кто заметил, что я оказалась в трудной ситуации.

— Не стоит благодарить, ведь я ничего для вас не сделал. Кстати, меня зовут Кевин Годмен. А вас?

Джессика некоторое время молчала. Недоверие и любопытство продолжали бороться друг с другом внутри нее. Чего ему от нее нужно?

Но какое-то внутреннее чутье подсказывало ей, что он безопасен.

— А меня Джессика Роджерс, — наконец ответила она.

— Очень приятно.

Повисло неловкое молчание.

— Хотите, Джессика, я скажу вам, о чем вы сейчас думаете?

Понятно, парень решил подкатить к ней с темой мистики. Тонкий знаток женских слабостей.

Ах, сферы сверхчувственного, сверхвозможного и запредельного! Но она, слава Богу, не такая уж простушка. На этих вечеринках она успела насмотреться не только на примитивных бизнесменов и распущенных режиссеров. Ей доводилось встречать и задумчивых мистиков, и пылких экстрасенсов, и даже прорицателей и заговорщиков змей.

— Не нужно. Скажите лучше о чем-то приятном.

— Например, о том, как хорошо было бы сейчас сбежать отсюда? Послать все к черту и просто сбежать.

Джессика тряхнула головой.

— Это одно из моих желаний. Вы действительно умеете читать мысли?

— Нет, но мне показалось, что так будет лучше для вас.

— А почему вас это заботит?

— Чтобы ответить на этот вопрос, мне придется вам в чем-то признаться. Вы не будете сердиться? — Он наклонил голову, пытаясь заглянуть ей в глаза.

— Постараюсь.

— Я следил за вами весь вечер и думал: кто эта очаровательная девушка и что привело ее в это дикое место?

Черт побери, неужели он видел, как нелепо она кривлялась, кокетничая с партнерами Тима, и как потом растерянно металась, пытаясь отыскать его, пока не оказалась в лапах того негодяя?

Ей стало неудобно перед этим красивым незнакомцем…

Хотя за несколько минут разговора с ним у нее возникло чувство, что они знакомы.., лет двадцать.

— Я актриса и ищу работу, — коротко ответила она. — И, как вы сами выразились, усваиваю уроки жизни.

— Понятно. Значит, вас пообещали познакомить с хорошим режиссером.

Джессика усмехнулась и снова подумала, что, если бы сейчас перед ней возник Тим Кэпшоу…

— А что вас привело сюда? — спросила она подозрительно. — Точнее, кто?

— Моя наивность и одна ловкая кураторша.

Как водится у дураков, я решил вдруг прикинуться умным.

— И у вас не получилось? — Джессика невольно хихикнула.

— Нет, почему же, очень даже получилось. Вам интересно это знать? — вдруг засомневался он.

— Конечно.

— Что ж, слушайте. Кураторше одной престижной галереи понравилась моя мазня. Она и затащила меня сюда. Сказала, что на такой вечеринке мы сможем найти бизнесменов и банкиров, готовых спонсировать мою выставку. Бизнесмены с банкирами нашлись и даже готовы заплатить мне двадцать пять процентов от стоимости проданных картин. Так что холстами и красками до следующей выставки я обеспечен.

Что еще дураку нужно?

Джессика посмотрела на него и заметила, как в его глазах блеснули насмешливые искорки.

— Можно сказать, что вам повезло. Поздравляю, — сказала она. " — Только интересно, что с вас потребует за это ваша кураторша?

— Я могу поделиться с ней своими двадцатью пятью процентами.

— Не уверена, что ее это удовлетворит.

— Увы, это все, что я могу ей предложить.

Какой скромник и праведник нашелся, подумала Джессика. Праведники не ходят на такие вечеринки.

Снова повисло молчание, и она с испугом осознала, насколько ей приятно быть в обществе этого мужчины.

— Сегодня душная ночь, вам не кажется? — сражаясь со смущением, проговорила она.

— Нет. Но думаю, что вам станет легче дышать, если мы сбежим отсюда.

Странно, почему он так настойчиво пытается уговорить ее сбежать? Что у него на уме?

Наверняка то же, что и у всех мужиков. Хотя…

Может, рискнуть? Только как это сделать?

— Не знаю, как вы это себе представляете, Кевин, но боюсь, что не могу сбежать с вами, потому что моя сумочка с деньгами и ключами осталась на том проклятом диване. — Она произнесла последнюю фразу с нескрываемым отвращением.

— Не беда. Я могу сходить за ней.

Она на секунду представила, что останется одна, и испугалась.

— Нет, не нужно. Ее могли уже подобрать и сдать в гардероб, — быстро и тревожно проговорила она, повернулась к нему, и ее рука, лежащая на перилах, бессознательно потянулась к его руке. — Прошу вас, Кевин, не оставляйте меня.

В ее глазах была паника, откровенная, неподдельная, неприкрытая.

— Черт, все-таки жаль, что я не врезал тому негодяю. Успокойтесь. Я не оставлю вас. К черту сумочку. У меня хватит денег, чтобы оплатить такси до города. Если нам удастся вызвать его. Главное, сбежать отсюда и добраться до города, а там, я надеюсь, у вас есть друзья, у которых вы сможете переночевать. — Он накрыл большой теплой ладонью ее прохладную руку, потом сложил трепещущие пальчики в кулачок, обхватил его и сжал. — Итак, вы готовы к побегу?

Она кивнула.

— Готова, только мне ужасно не хочется проходить через залы и фойе. Там эти… И он…

— А мы можем избежать этого, если перелезем через перила балкона и прыгнем в сад. Из сада доберемся до ворот виллы.

Джессика перегнулась через перила и посмотрела вниз.

— Звучит романтично, но боюсь, что придется расплачиваться за эту романтику переломом ноги. Здесь метров пять высоты. Я не смогу прыгнуть. — Она покачала головой.

— Не бойтесь, я прыгну первым и поймаю вас внизу. Решайтесь. У нас другого выхода нет.

Джессика осторожно, вынула руку из его руки, склонила голову набок и внимательно осмотрела его. Широкие плечи, сильный торс.

Белая рубашка расстегнута на груди. Сильный и чертовски привлекательный мужчина. Похоже, ему можно довериться. Но только на время побега. Пусть он довезет ее до города, а там она сбежит от него.

Она сделала глубокий вдох, прикрыла глаза и с выдохом проговорила:

— Что ж, прыгать так прыгать.

Кевин огляделся по сторонам. На балконе никого, кроме них, не было. Прекрасно. Ловко перемахнув через перила, он в один миг оказался по ту сторону и, развернувшись, посмотрел на нее из-за плеча.

— Делайте как я. Не бойтесь. — И он исчез в Темноте под балконом, а через пару секунд Джессика услышала гулкий удар о землю.

— Вы в порядке? — спросила она, перегнувшись через перила и всматриваясь в темноту, где белела его рубашка.

— В порядке. — Его голос звучал приглушенно. — Я жду вас. Прыгайте.

Джессика сняла туфли и перелезла через перила. Эх, если бы она перед прыжком пропустила бокальчик шампанского… Она сначала бросила вниз туфли, а потом крепко зажмурила глаза.

— Я прыгаю, — заявила она и отпустила перила.

Несколько мгновений полета, и Джессика в его крепких руках. А потом они вместе продолжают лететь…

— С удачным приземлением, — услышала она его шепот.

— Вы.., вы.., не ушиблись? — пробормотала она, задыхаясь.

— Нет, а вы?

— И я, кажется, цела.

— А вы молодец. Прекрасный прыжок. Я боялся, что вы промажете.

— Ваша белая рубашка… Я прыгала на нее.

Нет.., вы, правда, не ушиблись?

И только сейчас она осознала, что лежит на горячем и сильном теле мужчины, в его объятиях. Его теплое, частое дыхание обдает ей щеки.

Продолговатые глаза смотрят на нее в упор. Они оба тяжело, возбужденно дышат…

Джессику сковал страх. Она робко пошевельнулась и в тот же миг почувствовала, как он осторожно и как будто неохотно разжал объятия. Соскользнув с него, она села на траву. Он сел рядом. Оба около минуты молчали. Она опустила голову и принялась нервно поправлять платье, а потом приглаживать волосы. Он резко одернул перекосившийся ворот рубашки.

— У нас получилось, — наконец хрипловатым голосом сказал он. — Теперь осталось выйти за ворота, и мы на свободе.

Джессика нервно захихикала.

— Никогда не думала, что мне придется вот так, по-воровски, сбегать с вечеринки.

— Мне тоже, — ответил он, встал и подал ей руку.

Она поднялась на ноги, еще раз поправила платье, отыскала в траве туфли.

— Но вы пошли на это только из-за меня.

Почему?

— По очень простой причине: вас пытались обидеть.

— И это все?

— А разве этого мало? Пойдемте.

Они миновали густые заросли кустарника и вышли на широкую аллею. Вокруг толпились деревья, их сомкнувшиеся кроны создавали над аллеей арку. От сада веяло прохладой.

Кевин энергично зашагал вперед. Джессика, с трудом поспевая за ним, засеменила следом.

И куда это он так торопится? — слегка раздражаясь, подумала она.

— А вы уверены, что эта аллея выведет нас к воротам? — спросила она, только чтобы заставить его сбавить скорость. Если он будет так нестись, она скоро совсем выбьется из сил.

— Уверен. Не отставайте, — ответил он, не поворачивая головы и продолжая шагать в том же ритме.

— Значит, вы уже были здесь?

— Нет. Но все аллеи куда-то выводят. Это сад, а не лес, здесь трудно заблудиться. А вы что, до сих пор не доверяете мне? — Он резко остановился и обернулся.

— В общем, доверяю, — неуверенно сказала она. — Но вы так быстро идете…

— О, простите, глупая привычка все время куда-то торопиться.

Джессика поймала на себе его взгляд и невольно вздрогнула. Он все еще был взволнован.

Или, скорее, возбужден.

Конечно, он не камень. Он мужчина, и всего пару минут назад она лежала на нем. В его объятиях. И ей это было приятно. Только потом стало страшно. Она тогда испугалась его, а он, похоже, до сих пор боится ее.

Они снова пошли по аллее.

Как этот мужчина не похож на других, продолжала свой внутренний монолог Джессика. Он был готов прийти ей на помощь, он помог ей сбежать с вечеринки. У него была возможность воспользоваться ею, но он не сделал этого. Как странно, она пришла на эту вечеринку со старым негодяем, а сбегает с молодым, красивым, порядочным мужчиной.

Правда, кто его знает? Они все сначала заботливые, внимательные и благородные. Все же не помешает быть начеку.

Они незаметно вышли из сада и вскоре оказались у ворот. Вилла, сверкающая огнями, была теперь далеко позади. За воротами тянулась пустынная дорога.

— У меня есть идея, — сказал Кевин, внезапно остановившись. — Я попробую позвонить из сторожки. Подождите меня здесь.

Через несколько минут он вернулся.

— Порядок, через полчаса за нами приедет такси. — Он посмотрел на нее и заметил, что она дрожит. — Вам холодно?

— Немного.

— Пойдемте в сторожку, подождем такси там.

Ровно через полчаса у ворот виллы остановилось такси. Они живо запрыгнули в машину.

— Куда? — спросил водитель.

— В город, — ответил Кевин и, повернувшись к Джессике, добавил:

— Оттуда мы сможем позвонить вашим друзьям. Надеюсь, кто-нибудь приютит вас до утра.

Джессика пожала плечами.

— У меня всего одна подруга в Нью-Йорке, но она сейчас в отъезде. Мы вместе учились в театральной студии, но она через год бросила и теперь работает курьером, часто разъезжает.

— Выходит, вам некуда пойти? — Кевин взглянул на свою подопечную и осторожно добавил:

— Я мог бы пригласить вас к себе в мастерскую. К сожалению, квартиры в Нью-Йорке у меня нет.

Она быстро сказала:

— Спасибо, Кевин, не стоит волноваться.

Ваша забота — довезти меня до города. Об остальном я позабочусь сама.

— И как, позвольте спросить, вы собираетесь это сделать?

Она подозрительно глянула на него и пожала плечами.

— Пока не знаю, но что-нибудь придумаю.

Он вздохнул.

— Вы решили, что я оставлю вас одну посреди ночного города? Вы просто ребенок, Джессика.

Она вспыхнула.

— Никакой я не ребенок. Я вполне взрослая, самостоятельная женщина и не люблю быть обузой для кого-то.

Кевин усмехнулся. Эта трогательная малышка весь вечер пыталась изображать из себя искушенную даму и теперь снова решила вспомнить об этой роли. Хотя она сегодня чуть не подвела ее… Тот мерзкий лощеный червяк решил не терять времени… Жаль, что не удалось подправить ему наглую физиономию. Но теперь, как бы она ни сопротивлялась, он не оставит ее в беде. Что же придумать? Ночевать у него в мастерской она явно боится. Среди его знакомых и друзей нормальных людей нет — одни художники. А художники по ночам не спят: они либо пьют, либо пишут. Как быть? Сейчас около полуночи. Ладно, главное добраться до города, а там он снова попытается пригласить ее к себе в мастерскую. По крайней мере, там она сможет выспаться.

Заметив, что девушка притихла, Кевин посмотрел на нее. Конечно же, она спит. Безмятежным сном молодости. Ему захотелось, как ребенка, обнять ее и уложить ее головку себе на плечо. Но после того, что она сегодня пережила, лучше этого не делать. Он видел, как этот ребенок царапается и кусается…

Странно, с того момента, как она появилась на этой вечеринке, он не мог оторвать от нее взгляд. Знакомясь и беседуя с людьми, он постоянно искал ее глазами. Ее изящная фигурка периодически исчезала из виду, потом появлялась, снова исчезала и снова появлялась, и он ничего не мог с собой поделать. Она обворожила его с первого взгляда: такая молоденькая и необыкновенно женственная, с дивными, чистыми, умными карими глазами. Он мог сказать себе, что любовался ею, как произведением искусства, ожившей статуэткой, шедевром гения, но это было бы не совсем правдой.

За ее юной хрупкостью скрывалась женщина — страстная, сильная, волевая, уверенная в себе.

Юная львица. И Кевин ощущал это каждой клеткой своего существа.

Трасса становилась оживленнее, а это значило, что они были уже рядом с городом. Кевин постучал в окошко водителю и попросил его подбросить их поближе к Бронксу. Там он снимал мастерскую, Через несколько минут такси остановилось на перекрестке, и Кевин осторожно тронул Джессику за плечо.

Она вздрогнула и моментально открыла глаза.

2

— Ух, черт, я совсем расслабилась. Умудрилась даже заснуть. Где мы?

— Мы в Бронксе. Если вы не решили, где собираетесь ночевать, моя мастерская к вашим услугам.

Она потерла кулачками глаза и сонным голосом пробормотала:

— Давайте сначала выйдем из машины.

Кевин расплатился с водителем, и они выбрались из такси.

Улица была абсолютно пуста, залита разноцветными огнями рекламы. Свежий ночной воздух окончательно привел Джессику в чувства.

— Скажите, Кевин, сколько я должна вам за такси? Я бы хотела позже заплатить… — деловым тоном заявила она.

Независимая, самостоятельная женщина, усмехнувшись про себя, подумал Кевин.

— А что, если я вам не позволю это сделать?

Она резко отвернулась от него.

— Послушай, я не люблю, когда незнакомые мужчины платят за меня. Скажи, сколько ты заплатил за такси, и я верну тебе половину денег. Через пару дней.

Так, малышка начала показывать характер.

И в запале резко перешла с ним на ты. Ему это понравилось. Но все же нужно как-то охладить ее пыл и при этом постараться не обидеть, а то, чего доброго, сейчас фыркнет и сбежит.

Кевин решил назвать ей сумму.

— Джессика, ты должна мне ровно сорок долларов. Можешь заплатить, когда появится возможность.

— Спасибо, — строго сказала она, продолжая смотреть в сторону, и вдруг как бы невзначай добавила:

— Так что ты там говорил насчет своей мастерской?

По губам Кевина скользнула улыбка.

— У меня в мастерской два дивана: один — в одном углу, другой — в противоположном.

Она повернулась к нему и окинула испепеляющим взглядом. Вьющиеся змейками волосы на миг ожили, встрепенулись и тут же опали. В порыве напускной строгости она была очаровательна. Изящная Медуза-горгона. У Кевина дрогнуло сердце.

— Ладно, пойдем. Только обещай…

— Обещаю.

— Нам далеко идти? — продолжая выдерживать позу строгой независимости, спросила она.

— Минут пять.

Они свернули в переулок, прошли несколько домов и вскоре остановились.

— А вот и мой дом. Я живу в мансарде, под самой крышей.

— Я догадывалась.

Они поднялись на верхний этаж в лифте, а потом еще выше, по узкой винтовой лестнице.

Кевин достал из кармана ключи.

— Заранее прошу прощения за беспорядок, — сказал он, вставляя ключ в замочную скважину.

— Не стоит. Я понимаю. Ты ведь художник.

— И холостяк к тому же.

И об этом она догадывалась. Не каждая женщина выйдет замуж за художника, у которого нет ни денег, ни квартиры, даже если он красив и благороден. У художников бывают любовницы, много любовниц, по большей части натурщицы, которых они часто меняют.

Они вошли. Джессика с опаской огляделась.

Огромный зал мастерской служил и жилым помещением, и рабочим. Слева от входа за стойкой находилась кухня, центральная часть была обставлена как гостиная, с диваном, маленьким столиком перед ним, парой кресел и телевизором, а за ней начиналась мастерская, заставленная мольбертами, заваленная холстами.

Воздух был пропитан густым запахом красок.

— Прошу в мою скромную обитель, — вежливо сказал он. — Устраивайся, где тебе удобно, а я займусь приготовлением чего-нибудь съестного. Уверен, что ты не откажешься от чашки горячего чая и еды.

— Сказать по правде, я голодна как зверь, сказала она и плюхнулась на диван.

— У меня есть пицца с баклажанами, помидорами и сыром. Пойдет?

— Супер! — Она подпрыгнула на диване. От ее недавней суровости не осталось и следа. Ее глазки весело поблескивали. Она сбросила туфли и забралась с ногами на диван. — И, пожалуйста, большую чашку крепкого черного кофе без сахара, — повелительным тоном добавила она и принялась осматривать его жилище. — А у тебя здесь уютно. И не очень грязно. Я ожидала увидеть батарею пустых бутылок и забитые окурками пепельницы. А ты оказался чистюлей, и даже еда у тебя есть. Похвально.

— Спасибо за комплимент, — ответил он. — Я уже целую неделю пытаюсь быть хорошим мальчиком. Решил избавляться от дурных привычек. Не курю и почти не пью.

Она тяжело вздохнула.

— Чего не могу сказать о себе. Вот уже месяц я пью почти каждый день, а неделю назад начала курить. Не заметила, как втянулась. Эти проклятые вечеринки… Тебе то и дело предлагают алкоголь и сигареты. — Она скривилась. — Ищу работу, а приобретаю дурные привычки.

— Значит, ты часто бываешь на таких вечеринках?

— За последний месяц это была восьмая.

Кевин промолчал. Значит, тот седовласый тип с неприятными холодными глазами и узкими губами вот уже месяц таскает ее на эти вечеринки, обещая помочь начать театральную карьеру… Скорее всего, он просто дурачит ее, пытаясь затащить в постель. Или, может, уже затащил. И теперь решил подарить ее другим.

От этих мыслей у Кевина до судороги сжались кулаки. Какая мерзость. Сюжет, древний как мир: красивая, молоденькая, беззащитная девушка и немолодой уже, циничный, развратный богач. Но какое ему, Кевину, до этого дело?

Это ее выбор, ее опыт, ее жизнь.

Ожидая, пока в микроволновке разогреется пицца, Кевин краем глаза наблюдал за нею.

Она сидела, поджав ноги, положив одну руку на спинку дивана, и задумчиво рассматривала одну из его абстрактных работ, висевшую на стене.

Черт побери, эта девочка безумно хороша.

Вся такая текучая, мягкая, гармоничная, и кожа у нее как будто светится. А глаза похожи на спелые маслины. И этот буйный клубок живых змей вместо волос… Ему хотелось броситься за карандашом и бумагой и сделать с нее набросок.

Или.., посадить ее к себе на колени и зарыться носом в ее змеевидные волосы.

Эта малышка явно околдовала его. Маленькая очаровательная искусительница. Он чувствовал, как в его крови зарождается опасное брожение. Держи себя в руках, Кевин, крепко держи. Ты обещал. И себе, и ей.

— А ты работаешь только в жанре абстракции? — неожиданно спросила она, повернув к нему голову.

Он тряхнул головой, словно очнулся от сладких сновидений.

— Не только. Я еще пишу портреты. Если хочешь, позже покажу тебе парочку своих последних работ.

— С удовольствием взгляну на них, хотя мне больше нравятся абстракции. По-моему, они честнее, в них меньше личного. Они, как чувство, которое не успело еще оформиться в слова или идеи.

— Ты в чем-то права, — согласился он. — Но вместе с тем они и глубоко концептуальны.

Любая форма есть концепция. От этого никуда не денешься. Человек не способен выразить себя, не пользуясь идеями и обобщениями. Равно как и восприятие любой формы основано на заложенных в нас идеях. Все в этом мире — лишь игра концепций, — заключил он с некоторым сожалением.

— Интересно. Я никогда над этим не задумывалась. Значит, все, что мы чувствуем и видим, — лишь игра идей? — Она смешно заморгала глазами, удивленно оглядывая его. — И мы друг для друга — тоже лишь идеи?

Он в ответ только улыбнулся, и в уголках его рта образовались милые складочки.

Какую-то философскую чушь он несет, подумала Джессика, тайком рассматривая его.

Красивый, великолепно сложенный, смуглый мужчина, со скульптурным носом, большими, продолговатыми глазами, высокими скулами и чувственными впадинками под ними. На подбородке — аккуратная ямочка. Надо признать, очень необычная для американца внешность. Наверняка среди его родни затесались люди с Востока. И он пытается убедить ее, что все это — всего лишь ее собственная идея. Как мужчина с такой чертовски сексуальной внешностью, полный мужского обаяния, может быть идеей?

— И когда будет твоя выставка? — спросила она, стараясь отогнать смущение, начинавшее охватывать ее.

— В середине июля. Точная дата пока неизвестна. — Он направлялся к ней, неся в руках тарелки и блюдо с пиццей. — Наш поздний ужин или ранний завтрак, — сказал он, поставив тарелки и пиццу перед ней на столик. — Сейчас принесу твой ядреный кофе, от которого ты наверняка не сможешь заснуть, а себе налью стаканчик минералки, — безрадостно добавил он.

— Ты что, боишься, что я напьюсь кофе и буду, как школьница, всю ночь носиться по твоему дому и мешать тебе спать? Зря, потому что кофе действует на меня как снотворное.

— Слышал, что так бывает. И знаю теперь, что ты большая девочка и понимаешь, что делаешь, — ответил он с улыбкой.

Джессика метнула на него быстрый косой взгляд, придвинулась к столу и с нетерпением потерла руки.

— Почему после этих вечеринок я всегда чувствую себя такой дико голодной?

— Думаю, это потому, что там царит чудовищная пустота, и, не разобравшись в характере этой пустоты, организм панически пытается заполнить ее пищей, — пояснил он.

— Ты, наверное, прав.

Она покачала головой, мило улыбнулась и с удовольствием принялась за еду. Кусочки пиццы с блюда исчезали молниеносно. Наконец, утолив голод, она снова откинулась на спинку дивана и стала отхлебывать кофе из огромной чашки.

— Хочется сигарету, — сказала она мечтательно.

— У меня в кармане есть незаконченная пачка. Держу для укрепления силы воли, — ответил он, запуская руку в карман.

— Нет, не нужно, — быстро остановила его она. — Ты бросил, и поэтому я тоже воздержусь, чтобы не соблазнять тебя. И вообще я чувствую, что с сегодняшнего дня у меня начнется новая жизнь. Хватит с меня этих омерзительных вечеринок. Тошнит от всего, что я там насмотрелась… И натерпелась. Господи, какая же я дура.

При воспоминании о вечеринке она резко изменилась в лице.

— Ты не дура, Джессика. Ты открытая, доверчивая душа, которая нуждается в помощи и поддержке. И в связях, чтобы начать карьеру.

Мне это понятно. Просто ты не в том месте искала.

— Спасибо за доброе слово, Кевин. Знаешь, я действительно не думала, что он обманывал меня и использовал. А он оказался расчетливым, холодным негодяем. Целый месяц пудрил мне мозги, обещая познакомить с хорошими режиссерами. И знакомил. С такими же подонками, как сам.

Перед ее глазами поплыли картины. Она вспомнила, как режиссеры, с которыми ее знакомил Тим, исходили слюной, обещая ей интересные роли, и при этом лапали ее глазами, откровенно намекая, какую цену она должна будет за это заплатить. Она вспомнила, как ее коробило от отвращения, трясло от гнева, бросало в жар от стыда, но она продолжала глупо моргать глазами и бессмысленно улыбаться. Как она позволила себе так низко пасть?

Ее взгляд, полный горечи, скользнул по его лицу и устремился куда-то в пространство.

— Он даже предлагал мне выйти за него замуж, — продолжала она с выражением печальной брезгливости на лице. — Хотел привязать к себе как собачку, чтобы удобнее было использовать в своих денежных интересах. Но когда я увидела его на этой вечеринке с какой-то рыжей шлюхой, я все поняла. Он просто подставлял меня своим партнерам, а сам в это время развлекался с другими бабами. Подлец. Скотина. Свинья.

Кевин молча слушал ее и чувствовал, как будто подключается к ее душе, переживая все, что переживала она. Да, он сам не иначе назвал бы этого червяка. И теперь был готов выслушивать все, что она говорит, понимая, что ей, по-видимому, очень долго приходилось держать это внутри. Не с кем было поделиться. Теперь же поток негодования и боли рвался наружу. И она не сдерживалась и не стеснялась. Она исповедывалась. Только бы она не сорвалась в истерику, подумал он с опаской.

— Он знает, что мне позарез нужна работа, — продолжала она. — Я всего два месяца назад окончила театральную студию. А незадолго до этого… — Она запнулась, и Кевин заметил, как ее глаза быстро наполнились слезами. — В моей семье случилась беда, — тихо сказала она. — Отец бросил нас, и мать от горя чуть не сошла с ума.

Пыталась покончить с собой. Ее упекли в психушку. Моя семнадцатилетняя сестренка осталась одна. Я — в Нью-Йорке, она — в Шарлотте.

И я не знаю, как ей помочь. — Она закрыла лицо руками, пытаясь сдержать рыдания.

Кевину нестерпимо хотелось подсесть к ней, бережно обнять, утешить. Но что он может ей сказать? Чем помочь? Слова утешают, но не решают проблем. Единственное, на что он чувствовал себя способным в эту минуту, это прижать ее к груди и ласкать до тех пор, пока она не забудет обо всех своих горестях и трудностях, о предательстве того ублюдка, о матери, обезумевшей от горя, и брошенной сестренке.

Почему в этом мире столько зла, жестокости и несправедливости? Почему столько страданий? Есть ли выход из этого круговорота?

— Мне очень жаль, что так случилось с твоей матерью. Но что ты можешь изменить в данный момент? Джессика, ты сильная девушка, и я уверен, что ты преодолеешь эти трудности.

Твоя жизнь будет полна радости и света, — наконец твердо сказал он. — Вот увидишь.

— Хотелось бы верить. А пока что.., я просто устала. Устала от собственной глупости, от лжи вокруг…

— Тебе нужно отдохнуть. Хорошо выспаться для начала. Утром, на свежую голову все будет выглядеть по-другому. Придут новые мысли, новые надежды.

И снова его уверенный, глубокий, теплый голос убедил ее и утешил. Она успокоилась, и, казалось, мысли, осаждавшие ее бедную голову, рассеялись.

— Странно, но почему-то мне совсем не хочется спать, — сказала она. — А тебе?

— И мне тоже.

— Кстати, ты обещал показать свои портреты, — напомнила она.

Кевин искренне обрадовался, что она сумела справиться с эмоциями и тяжелыми мыслями. Ее личико посветлело и разгладилось. Мудрая малышка и, по всему, талантливая актриса, подумал он.

— Что ж, с удовольствием готов выполнить свое обещание, — сказал он. — Пойдем.

Они перешли в мастерскую. Кевин снял с одного из мольбертов недописанную картину, потом достал с полки массивную папку. На мольберте появился портрет старика, написанный цветной пастелью.

Джессика несколько минут молча и вдумчиво рассматривала его. И не заметила, как Кевин подошел к ней сзади и, слегка склонившись к ее уху, тихо спросил:

— Нравится?

Она вздрогнула и замерла, не в силах что-либо ответить. Впервые в жизни близость мужчины заставила ее оцепенеть, лишиться речи.

Ей казалось, что он затапливает ее своим присутствием, вызывая во всем теле тонкое, искрящееся наслаждение.

Портрет. Слова. Она должна собраться с мыслями и что-то сказать.

— Необыкновенно красивый старик, — приглушенным, слабым голосом проговорила она. Каждая морщинка на его лице настолько выразительна, что кажется, будто в ней, как в символе, заключена одна из историй его жизни. Его лицо — символическая повесть.

Как ей удалось совладать с собой, одному Богу известно. Каждая клеточка ее тела продолжала вибрировать, откликаясь на его присутствие, наполняя все ее существо серебристым звоном. И лишь когда портрет старика сменился портретом маленькой девочки, Джессика с досадой осознала, что Кевина за ее спиной больше нет.

Она пересмотрела около десятка его чудесных портретов и заметила, что все они были написаны со стариков и детей.

— Ты пишешь портреты только стариков и детей. Почему? — спросила она.

— Потому что ни старики, ни дети не притворяются. Старикам уже незачем это делать, а дети еще не научились. И те, и другие — естественны, искренни и непосредственны. Меня привлекают эти качества в людях, — ответил он.

— Твои портреты тоже очень искренни и непосредственны. Эти качества наверняка есть и в тебе, — заметила она.

— Спасибо, — сказал он, несмело улыбнулся — ох эти сладкие складочки у губ! — и стал поспешно укладывать листы в папку.

Джессика несколько секунд наблюдала за ним, потом вдруг быстро подошла и выхватила из его рук папку.

— Прости, но мне кажется, что ты показал мне не все портреты. Я хочу посмотреть все, что есть в этой папке, — с торжествующим видом заявила она, а потом, подозрительно прищурившись, бросила на него косой взгляд.

Слегка оторопевший от неожиданности Кевин удивленно проследил, как она с папкой в руках двинулась мимо него к столу, стоявшему у окна.

— Уверяю тебя, ты не найдешь там ничего стоящего внимания, — бросил он ей вслед. — Так, старые наброски. Многие незакончены…

— Не важно. Мне все равно интересно, — сказала она, метнув на него взгляд из-за плеча.

Ее глаза задорно блестели.

Кевин покачал головой и усмехнулся. Эта малышка не остановится, если задумала что-то.

Ну и характер!

Пока она перекладывала уже пересмотренные портреты, Кевин чувствовал, как к его горлу подкатывает комок. Он знал, какой вопрос она задаст ему, добравшись до набросков, которые он не стал ей показывать. Черт, ей совсем незачем это видеть, думал он, напряженно наблюдая за ней.

Наконец она аккуратно отложила в сторону стопку уже знакомых ей работ и, склонив голову набок, застыла. Кевин пытался вычислить по ее лицу, что она думает, но ее лицо ничего не выражало. Она только сосредоточенно изучала содержание листа, потом молча откладывала его в сторону и принималась с такой же тщательностью за другой.

Он ждал ее вопроса.

Проклятие, почему он так разволновался?

Она — всего лишь случайная гостья, залетевшая в раскрытое окно ласточка. Утром она исчезнет, и в его жизни все потечет, как обычно.

" — Ну и что, что за несколько часов она подарила ему массу самых неожиданных и волнующих переживаний? Ее красота вызывала в нем искреннее восхищение. Ее слабость и беззащитность пробуждали сострадание и желание помочь. Ее суровость и строгость вызывали умиление и заставляли украдкой улыбаться. Ее чистый гнев будоражил, обжигал нервы. Неужели эта малышка успела за несколько часов овладеть его сердцем? Неужели он…

— Оказывается, ты пишешь не только стариков и детей и не только портреты, — наконец сказала она, не отрывая глаз от листа бумаги. — И должна заметить, что выходит так же искренне. И очень чувственно.

Сейчас она спросит, вертелось, словно веретено, в его голове.

И она спросила:

— Кто эта женщина?

Кевин знал, что не сможет соврать. Да и не хотел.

— Моя девушка, — ответил он.

— А… Теперь понятно, почему ее так много.

У нее совершенно роскошная внешность. Королевская величавость в каждой позе. К тому же она необыкновенно сексуальна. Ее обнаженное тело похоже на спелый персик. — Она помолчала и вдруг небрежно добавила:

— Хотя это известный факт, что художники идеализируют внешность людей, к которым испытывают особые чувства.

Ее голос прозвучал ровно и сдержанно, но Кевин все же уловил едва заметную горечь, которую она тщательно пыталась скрыть. Актерское дарование — великая вещь, с завистью подумал он и пожалел, что сам этим талантом не обладает, потому что горечь, которая заполонила теперь его сердце, сквозила в его взгляде и выражении лица, стискивала грудь, мешая дышать.

Джессика аккуратно сложила листы в папку и повернулась к нему. Их глаза встретились, и, охваченные каким-то единым вихрем чувств, еще не оформившихся в слова, они долго смотрели друг на друга.

Джессика первая решилась прервать долгое, упругое молчание. Она опустила глаза и слегка дрожащим голосом сказала:

— Знаешь, я очень благодарна тебе, Кевин.

Ты вытащил меня сегодня из грязи, вдохнул в меня жизнь и подарил несколько чудесных часов в обществе своих картин. Я чувствую, как будто исцелилась.

— Пустяки, Джессика, ты не должна благодарить меня. Я просто выполнил свой долг человека и мужчины, — ответил он.

Комнату снова затопила тишина, которую нарушало только равнодушное тиканье часов.

Оба невольно посмотрели на них. Три часа.

— Думаю, нам пора отдыхать. Я постелю тебе в гостиной, а сам лягу в мастерской, — сказал он.

— Ложись, если хочешь, а я пока не хочу спать. Может, почитаю что-нибудь, полистаю альбомы, — ответила она.

— Я тоже еще не хочу спать.

Их глаза снова встретились, и по лицам скользнули смущенные улыбки.

— У меня есть идея, — оживившись, сказал он.

— Какая?

— Если ты не против, я хотел бы сделать с тебя несколько набросков. Эта идея пришла мне в голову, когда ты сидела на диване, рассматривая мою картину. Ты так красиво сидела и настолько была самой собой, что мне ужасно захотелось нарисовать тебя.

Ее на миг охватило приятное, щекочущее волнение. Ее еще никогда никто не рисовал. Но тут же волнение откатило. Конечно же, она для него не более чем интересная модель, и если он следил за ней всю вечеринку, то наверняка видел только то, что представляет ценность для художника: формы, линии, выражение лица, характер. И только тот факт, что она оказалась в беде, заставил его проявить к ней чисто человеческую симпатию и прийти на помощь. Наступит утро.., и они расстанутся. И неизвестно, встретятся ли когда-нибудь снова.

Возможно, никогда.

Но ей терять нечего. И разве не будет она дурой, если откажется побыть в его обществе, в его волнующем мужском присутствии, последний час, отпущенный им судьбой? Разве сможет она отказаться от наслаждения побыть еще немного под пристальным взглядом его дивных продолговатых глаз?

— Не уверена, что смогу повторить ту же позу и войти в то же состояние, но я не против, ответила она.

— Чудесно, — сказал он и всплеснул руками. Только прошу тебя, не пытайся ничего повторить. Мгновения улетают безвозвратно, и на их месте появляются другие. Мы оба за этот час изменились, так что будь такой, какая ты есть в этот момент. Устраивайся удобнее на диване, а я пошел за своими орудиями труда.

Она уселась на диван, а он бросился в мастерскую и через несколько минут появился с маленьким мольбертом под мышкой и горстью карандашей в руке. Его глаза горели.

— Так, прекрасно, — сказал он и медленно, словно тигр по клетке, стал прогуливаться перед ней, рассматривая ее с разных углов. — Замечательно… Постарайся не двигаться. Очень трудно выбрать лучший ракурс, потому что ты удивительно гармонична… Ух, давно я не испытывал такого трепета перед началом работы.

Наконец он сел в кресло, поставил перед собой мольберт и начал рисовать. Джессика заметила, как он резко изменился. Он не был больше ни Кевином, которого она встретила на вечеринке, ни Кевином, который утешал ее и говорил мудрые вещи. Он был художником.

Наблюдательным, сосредоточенным и отстраненным. Он был профессионалом, страстно влюбленным в свое дело.

Джессика с нетерпением ждала, когда он закончит первый набросок, чтобы взглянуть на него, но Кевин продолжал усердно и быстро работать.

— Кевин, — наконец решилась спросить она, — когда будет готов первый набросок?

— Прости, Джессика, но я решил сделать рисунок. Один хороший рисунок. Это не займет много времени. Потерпи еще немного, — торопливо и почти безучастно ответил он.

Время тянулось — для нее и летело — для него. Наступил момент, когда он с удовлетворением откинулся на спинку кресла и, улыбнувшись, сказал:

— Кажется, готово. Можешь взглянуть.

Джессика выпрямила онемевшую руку, лежавшую на спинке дивана, потянулась и встала.

— Я почему-то ужасно волнуюсь, — сказала она и стала медленно приближаться к нему.

— Я тоже, — ответил он и почесал затылок карандашом. Его взгляд все еще был прикован к рисунку. Он выглядел несколько рассеянным, как будто был слегка пьян. — Но, по-моему, получилось.., правдиво.

Наконец, почувствовав, что она не решается подойти, он оторвал взгляд от своего творения, отодвинул мольберт от кресла и встал.

— Смелее, — сказал он, взял ее за руку и легонько притянул к себе. — Смотри, какая ты… красивая.

Джессика глянула на портрет, раскрыла рот и обомлела.

— Ты волшебник, Кевин, — с трудом проговорила она. — Я никогда не видела себя такой красивой.., такой.., такой…

— Женственной, чувственной, обаятельной и.., настоящей? — помог он. — Но ты такая, Джессика. И если бы я не заметил этого в тебе, я не смог бы различить тебя в той безликой толпе.

И снова его близость, словно прибой, окатила ее. Он держал ее, за руку и говорил слова, от которых сердце любой женщины начинает разворачивать лепестки и источать аромат. Но почему ей? Он должен говорить это своей девушке.

Она выдернула свою руку.

— Скоро рассвет. Не мешало бы немного поспать.

— Да. Прости, что заставил тебя так долго мучиться. Не смог отказаться от эгоистического удовольствия. Сейчас принесу тебе постель и белье.

Он направился к шкафу, встроенному в стену, и вскоре вернулся с чистой простыней, легким одеялом и подушкой.

— Прошу, — сказал он, заботливо постелив ей на диване. — И приятного сна. Надеюсь, тебе не нужно рано вставать?

— Нет. Ведь я все еще безработная.

Не мешало бы обменяться с ней телефонами, подумал Кевин. Он обязательно сделает это, когда они проснутся.

Он погасил свет над гостиной и удалился в глубь мастерской.

— Приятного сна, — сказала ему вслед Джессика и сразу же, не раздеваясь, улеглась на диван и накрылась одеялом.

За окнами брезжил бледный рассвет.

Кевин проснулся от того, что полуденное солнце безжалостно брызнуло ему в глаза. Он зевнул, открыл глаза, откинул одеяло и сел.

Интересно, как поживает его гостья? Проснулась ли она?

— Джессика, — тихонько окликнул он.

Она не ответила.

— Джессика! — чуть громче позвал он.

И снова ответом было молчание.

Кевин вскочил на ноги. Неужели она еще спит? Бедняжка, наверное, дико устала. Лучше не будить ее, пусть поспит, подумал он. И все же ему ужасно хотелось взглянуть на нее.

Он натянул брюки и тихо, стараясь не скрипеть половицами, приблизился к гостиной. Увидел пустой диван, скомканное одеяло, примятую подушку. Его сердце сначала замерло, а потом вдруг тревожно заколотилось.

— Джессика! — почти прокричал он.

Но она не откликнулась.

Кевин в отчаянии бросился к двери. Дверь была не заперта. Он еще раз обвел глазами все помещение.

Какая-то убийственная пустота царила вокруг, как будто его дом в один миг стал бездушным, бессмысленным нагромождением мебели и предметов. Кевин бессильно прислонился горячим лбом к холодной стене.

Нет, он не может и не хочет соглашаться с нелепым фактом ее исчезновения. Она не могла уйти, не попрощавшись, не оставив номера телефона… Просто взять и исчезнуть.

Он снова с надеждой огляделся.

Из глубины комнаты на него неподвижно смотрели ее выразительные, живые глаза.

Глаза, которые он вчера нарисовал…

3

Сати: Отец, значит таково твое последнее слово? Если избранник моего сердца для тебя — лишь жалкий нищий и бродяга, если ты не способен видеть, кем он является на самом деле, если тебе не дорого счастье твоей дочери, то пусть я стану пищей этого жертвенного огня, который ты возжег, дабы умилостивить богов!

(Сати гордо вступает в огонь и мгновенно исчезает, охваченная языками пламени. Немая сцена. Свита придворных застывает, уставившись на пламя. Король Дакша в ужасе закрывает лицо руками и падает на колени), Джессика закрыла папку со сценарием и, повернув голову, стала глядеть в иллюминатор.

Лучи рассветного солнца заливали нежным пурпуром громоздящиеся за бортом самолета облака.

Красивая легенда о женской преданности и самоотверженной любви. Сказка. Но сможет ли современная американка понять и разделить эти чувства? Любить и стремиться к одному мужчине на протяжении нескольких жизней, предать свое тело огню, дабы утвердить правоту своей любви, бросить вызов кастовым и социальным порядкам и проучить упрямого, самоуверенного отца, ослепленного соблюдением правил и ритуалов. Возвышенная сказка об идеальной женщине, влюбленной в идеального мужчину. И ей, Джессике Роджерс, одна из голливудских студий предложила сыграть эту роль — ее первую роль в кино.

Она снова вспомнила, как от волнения у нее перехватило дыхание, когда она открыла письмо с приглашением на прослушивание в Голливуд. Она тогда от счастья чуть не рухнула посреди гримерки в обморок. Только благодаря объятиям коллег-актрис она тогда удержалась на ногах. Такой подарок судьбы ей и не грезился. Она не рвалась в кино. Она добросовестно работала в театре сначала на вторых и третьих ролях, и только через два года получила свою первую ведущую роль.

Прослушивание прошло блестяще, а это значит, что с этой роли перед Джессикой откроется мир новых творческих возможностей.

Господи, ей до сих пор трудно в это поверить.

До начала съемок оставалось полтора месяца, и режиссер, Морган Холидей, посоветовал Джессике съездить на месяц в Индию, в древних город Ришикеш, лежащий на берегах священной Ганги. Он сам, когда был молод, бывал в тех краях, вдохновленный движением хиппи, и рассказывал Джессике массу таинственных, совершенно непостижимых умом вещей. Но одно дело — слушать рассказы других, и совсем другое — увидеть все своими глазами и прочувствовать.

И теперь Джессика летит в Индию, чтобы окунуться в атмосферу этой древней страны, которая, по рассказам Моргана, сумела сохранить дух старины и самобытную, уникальную культуру. Джессика должна сыграть свою первую роль в кино блестяще. Не хорошо, а блестяще. Она заставит зрителей сопереживать своей героине, плакать и смеяться вместе с ней, любить и верить.

Самолет плавно входил в гущу клубящихся облаков, но мысли Джессики парили гораздо выше.

От Дели до Ришикеша она добралась на ночном автобусе по тряской, ухабистой дороге.

Наконец ранним утром, сидя в дребезжащем трехколесном фургончике под названием «темпо», везущем ее и еще нескольких человек в знаменитое место паломничества Лакшман Джулу, Джессика увидела справа от дороги несущуюся по равнине между сочными зелеными холмами гладкую, сверкающую на солнце, голубую ленту реки.

А вот и Ганга! Привет тебе, милосердная богиня, обернувшаяся рекой и поклявшаяся очищать грехи человечества до конца мира!

Джессика прикрыла глаза и мысленно с почтением поприветствовала святую реку.

Дорога уходила вверх, петляя и изгибаясь, и перед Джессикой открывались, словно разворачивающиеся картинки из детской книжки, новые виды реки.

Наконец смешное, похожее на гигантское насекомое перевозочное средство под названием «темпо» остановилось, и вместе с остальными пассажирами Джессика покинула его.

«Лакшман Джула» — увидела она знак со стрелкой у дороги и слилась с неторопливым людским потоком, увлекшим ее вниз по переулку. Магазинчики и уличные лавки, торгующие множеством странных безделушек — бусами и ожерельями из полудрагоценных камней и семян какого-то дерева, статуэтками из бронзы, камня и дерева и умиляющими своей наивностью открытками и плакатами с изображением индуистских божеств, — тянулись вдоль переулка, и казалось, им не будет конца. От этого рыночного многообразия, изобилия и пестроты у Джессики начинала кружиться голова.

Вскоре показалась небольшая площадь, окруженная храмами, и поток паломников, вынесший ее сюда, незаметно рассосался.

Джессика пересекла площадь, свернула в переулок, и внезапно перед ее глазами снова возникла Ганга, с королевским достоинством и божественным спокойствием несущая свои воды. Через реку был переброшен изящный, узкий подвесной мост.

Перед мостом, прямо на голой земле, в рядок сидели широко улыбающиеся нищие. Торговцы, продающие что-то с телег, нараспев расхваливали свой товар. В толпе сновали фотографы, предлагающие свои услуги многочисленным индийским семействам. По хрупкому на вид мосту медленно двигались потоки людей, чинно прогуливались коровы. На широких тросах моста повсюду, свесив хвосты, сидели или лежали грязно-желтые обезьяны. Время от времени они стремительно покидали свои высоты, спускались на мост и, опасливо озираясь по сторонам, подбирали лакомства, оставленные для них паломниками. Периодически из толпы раздавался женский визг, слышался смех или суровое мужское гугуканье. И тогда все взгляды устремлялись на тросы, где сидела нахальная воровка и беспощадно потрошила женскую сумочку.

Раскрыв от изумления рот, Джессика наблюдала за забавными и драматичными сценками, как вдруг услышала у самого уха голос:

— Комната?

Она повернула голову и увидела рядом с собой человека, голого по пояс, а ниже пояса обернутого в белую ткань.

Спасибо, что напомнил, подумала Джессика. Это именно то, что ей сейчас нужно после бессонной ночи в автобусе.

Она кивнула.

— Комната в ашраме. Недорого. Чисто. Спокойно. Пойдемте, — сказал незнакомец.

И Джессика покорно последовала за ним. Они прошли метров двадцать по переулку и остановились перед аркой, в глубине которой виднелся уютный дворик, засаженный деревьями и кустами. Мужчина обернулся и кивнул: сюда.

Комнатка была на втором этаже, небольшая и опрятная. У стены стояла кровать с матрасом, подушкой и одеялом, рядом — встроенная в стену полка. Больше никакой мебели в комнате не было.

Узкая дверь вела на балкон, опоясывающий весь второй этаж. Туалет и душевая были общими на три комнаты, находящиеся на этаже.

— Сколько? — спросила Джессика.

— Сто рупий в день, — ответил человек.

Джессика сбросила с плеч рюкзак. Что ж, эта комнатушка ее вполне устраивает, несмотря на свою скромность. Но, наверное, в ашраме и не положено барствовать.

Они спустились в офис ашрама, Джессика заполнила нужные бумаги и вернулась в комнату. Рухнула на жесткую, деревянную кровать.

Сейчас бы принять душ и завалиться спать, подумала она.

Но вместе с этой мыслью в ее уме возник образ: пустынный песчаный берег и гладкая, играющая красками отраженных небес поверхность Ганги. И Джессика поняла, что не сможет ни заняться чем-то; ни заснуть, пока не сходит на поклон к святой реке. Разве можно прийти в чужой дом и не поприветствовать хозяйку?

Джессика энергично вскочила с постели, открыла рюкзак, достала из него длинное, похожее на балахон платье с тонким пояском и легкие сандалии, переоделась, потом сунула в маленькую тряпичную сумочку с ручкой через плечо полотенце.

Уже через несколько минут она весело шагала по мосту, вливаясь то в одну струю народа, то в другую.

Она была на середине моста, когда внезапно, откуда ни возьмись, посреди солнечного утра, на ясном небе появилось маленькое серое облачко. Вскоре несколько крупных, тяжелых капель дождя шлепнулось на непокрытую голову Джессики. Она улыбнулась и посмотрела вверх. Облачко на глазах у нее растаяло. И в этот же момент мост под ее ногами покачнулся.

— О, Ганга! Милосердная мать! Прошу, защити от мирских соблазнов и помоги обрести бесстрастие к этому миру!

Кевин сидел в позе лотоса на огромном белом валуне. Перед ним, перепрыгивая через камни, бежала смеющаяся, озорная река. Солнце недавно вынырнуло из-за вершин и отражалось в кипящих водах осколками разбитого на мелкие кусочки зеркала.

Сидеть бы вот так на этом берегу до конца жизни! Никаких забот и проблем. Ни лжи, ни предательств, ни измен. Безмятежность. Покой.

Благодать. Эх, почему он так поздно это понял? Зачем потратил столько лет на бессмысленную суету? Карьера, слава, деньги. Пустой звон. Вереница образов и видений, тающих как утренний туман. Наконец он понял, что дороже покоя ничего в этом мире нет, и единственное, к чему должен стремиться человек, это Истина. Пусть он понял это поздно, только к тридцати годам, но главное, что понял. И принял решение.

Кевин молитвенно сложил руки перед грудью, поклонился реке и уже собирался закрыть глаза, чтобы погрузиться в медитацию, как вдруг почувствовал чье-то присутствие.

Он повернул голову и увидел фигурку девушки в длинном легком платье. Она шла, лениво волоча ноги, утопающие в песке, и размахивала рукой, в которой держала сандалии.

Еще секунду назад благостное, лицо Кевина недовольно поморщилось. Туристы, черт бы их побрал. И здесь не дают покоя. Чего им всем здесь нужно? Мало, что ли, красивых рек на Земле? Просто нашествие какое-то. А все началось с того, что в шестидесятых здесь побывали «Битлз». Разрекламировали. Теперь все, кому не лень, суются в священную реку. Бездельники. Не дают человеку спокойно помедитировать.

Стараясь не шевелиться, Кевин краем глаза наблюдал, как девушка подошла к реке, тронула пальчиками ноги воду, огляделась и тут же, ослепленная солнцем, прищурилась.

Слава Богу, не заметила, снова подумал он.

И как вообще она нашла этот пляж? Он с обеих сторон защищен скалами, а со стороны дороги — крутым обрывом. Значит, героически переползла через скалы, как обычно это делает он. Не поленилась. Но Бог с ней. Лучше представить себе, что ее здесь нет.

И Кевин снова перевел взгляд на реку.

— О, мать Ганга! Молю, помоги обрести покой и чистую радость, которую дарует только познание Истины! — прошептал он, снова собираясь закрыть глаза.

Но глаза не хотели слушаться, они наотрез отказались закрываться и упрямо косились на фигурку девушки, которая теперь стояла перед ним на огромном камне и медленно расстегивала пуговицы платья. Кевин набрал полные легкие воздуха и усилием воли зажмурил глаза. Но через секунду они снова распахнулись.

И уставились на девушку.

Проклятье! Она стояла на камне и была теперь абсолютно обнаженной! Ослепительно обнаженной! Стройная, удивительно гармонично сложенная, длинноногая, с роскошной копной длинных, вьющихся змейками по плечам и спине волос. Идеальная, как скульптура Родена.

В былые времена он не устоял бы перед такой красотой. Не смог бы преодолеть желание нарисовать ее, одновременно борясь с огромным количеством других желаний.

Но не теперь. Теперь он знает, что такое красота, и особенно женская. Он знает, что эта коварная красота способна сделать с невинным человеком. Великая богиня Майя. Но он не попадется больше в сети ее иллюзий. Теперь единственная женщина, которой он готов отдать свое сердце, — это божественная мать, Шакти, наполняющая собой вселенную, ведущая к освобождению.

Кевин, скосив глаза, свирепо сосредоточился на кончике носа.

Он теперь не какой-нибудь светский художник, опьяненный самолюбованием и признанием толпы, шатающийся по вечеринкам, волочащийся за каждой юбкой… Точнее за тем, что под ней. Теперь он другой. Теперь он йог и скоро станет настоящим саньясином. И сколько бы эта девушка ни крутилась перед ним голая, пусть не надеется — мимолетные наслаждения этого мира его больше не привлекают.

Его духовные размышления прервал вызывающий, беспардонный всплеск воды, раздавшийся, как ему показалось, прямо перед самым его носом.

Девушка с камня исчезла. По воде разошлись круги.

Как все мимолетно в этом мире! Вот она была, а вот ее уже нет, подумал Кевин с тайной надеждой, что она уже никогда больше не появится перед ним.

Он торжественно закрыл глаза и стал погружаться…

— Помоги-и-и-те!.. Кто нибу-у-удь!.. По-моо-о…

Кевин встрепенулся. Глянул на Гангу и тут же как ужаленный вскочил на ноги.

Почти на середине реки, цепляясь за торчащую из-под воды верхушку скалы, болталось тело отчаянной купальщицы. Кипящий в том месте поток грозил в любую секунду сорвать его и увлечь за собой.

Черт бы побрал эту туристочку! Она, похоже, задумала утонуть!

Кевин бросился к реке.

Чтобы добраться до девушки, ему нужно войти в воду хотя бы метров на десять выше по течению и плыть по диагонали, против течения. Да и то шансов доплыть до нее мало.

И как ей вообще пришла в голову идея поплавать в Ганге? Даже в самых спокойных местах течение на середине реки такое быстрое, что уносит и хорошо натренированных, сильных пловцов-мужчин. А через пару дней где-то в районе Харидвара находят тело… Эта подружка явно не в своем уме. Хотя какого ума можно ожидать от женщины?

И все-таки он поскакал по камням вдоль берега и во все горло прокричал:

— Держитесь! Я помогу вам! Главное, не бойтесь! Я уже иду!

Потом, не снимая штанов, бросился в воду и уже через полминуты был рядом с девушкой.

На него смотрели карие блестящие глаза, похожие на маслины. В них была паника. И какая-то необъяснимо знакомая дерзость.

— Только без паники, прошу вас, — задыхаясь, сказал он и, подплыв к ней почти вплотную, тоже уцепился за скалу. — Успокойтесь.

Я вас спасу.

Она продолжала бессмысленно таращиться на него.

— Успокойтесь, — продолжал он, — иначе мы оба отправимся в дальнее путешествие. Вот, для начала возьмитесь за мое плечо… — Он не смог договорить, потому что чуть не вскрикнул от боли. Маленькая, изящная ручка как клешня сжала его плечо.

— В-вытащите меня от-тсюда, — пробормотали посиневшие, дрожащие губы.

— Я затем сюда и приплыл. Я сейчас вас спасу.

Только вы должны строго следовать всем моим инструкциям. Понятно?

— П-понятно.

— Итак, первое: когда мы будем плыть, не цепляйтесь за меня, а старайтесь помогать мне грести.

Она, стуча от холода зубами, кивнула.

— Второе: обещайте, что не будете паниковать.

— Н-не буду.

— Вот и хорошо. А теперь медленно отпускаем скалу…

— Аааа! — Его оглушил пронзительный визг.

И они поплыли.

Кевин яростно сражался с непокорным течением реки и больше всего боялся, что их засосет в водоворот. Но, на счастье, этого не случилось, и желанный берег был уже совсем близко. Вскоре Кевин осторожно нащупал пальцами ног нежную плоть песка на дне. Здесь уже можно встать.

Слава Богу. Битва окончена. Они спасены.

Он резко встал на ноги.

— Сумасшедший! — услышал он удивительно окрепший за время плавания голосок недавней утопающей. Ее нежная ручка, впивавшаяся ногтями в его плечо, соскользнула с него, и теперь девушка барахталась рядом. Глядя на нее, Кевин с трудом сдержал усмешку.

— Не буду спорить, потому что хочу вас поздравить: мы приплыли, — объявил он.

— Это ты приплыл, потому что твои ноги длиннее моих! Предупреждать надо, когда собираешься бросать женщину!

Кевин тут же пожалел, что не сбросил ее раньше. Неблагодарная, как быстро она забыла, что всего несколько минут назад от страха едва шевелила губами. Но чуть ожила и давай дерзить. Поразительная метаморфоза. Нет, не зря он уже второй год пытается порвать с женщинами.

Девица проплыла еще метра три и встала по пояс в воде. Потом резко повернула к нему голову.

— Не бойся, выходи! Я не хищница, а всего лишь голая женщина! Кстати, спасибо за увлекательное плавание!

Вода уже не скрывала ее полные, круглые груди. Она все еще тяжело дышала. И была головокружительно хороша…

Несколько секунд они молча смотрели друг на друга.

— Джессика… — наконец беззвучно пробормотали его губы. — Не может быть…

— Кевин?! — потрясенно спросила она.

Кто же еще. Разве природа способна одарить еще кого-то такой исключительной внешностью? Таким же роскошным носом и продолговатыми восточными глазами? Она долго не могла забыть это лицо. И голос. Глубокий, низкий, грудной, от которого ее пробирала дрожь.

— Джессика, это ты? — Он наморщил лоб, вглядываясь в ее черты.

— Я.

Конечно же, эти глаза он узнал еще там, на середине Ганги. Они тогда молили о помощи. А теперь издеваются и дразнят…

В порыве безотчетной радости Кевин бросился ей навстречу, рассекая грудью воду, и вмиг оказался рядом.

— Ты настоящая? Или только снишься мне? — спросил он, будто обращаясь к самому себе.

— Настоящая, из плоти и крови. Ты сомневаешься? Посмотри, что я сделала с твоим плечом.

Она стояла подбоченясь, совершенно игнорируя собственную ошеломляющую наготу.

Кевин равнодушно глянул на свое расцарапанное до крови плечо и снова как заколдованный уставился на нее.

— Ерунда. Главное, мы живы, — пробормотал он. — Нет, это невозможно. Джессика, откуда ты здесь взялась?

— Из Ганги. — Она театрально развела руками и рассмеялась. — И не окажись тебя на берегу, я уже утонула бы.

— Нет, Джессика, ты не из тех людей, которые тонут.

На его радость или на беду?

Они вышли на берег. Она — в чем мать родила, он — в мокрых, прилипших к телу тонких хлопчатобумажных штанах. До того камня, где лежала ее одежда, было метров двадцать по пляжу. Кевин сурово потупил взгляд.

— И ты снова спас меня, Кевин, — радостно щебетала она. — Появился в тот момент, когда я была уже готова отпустить скалу. В самый последний момент — твое плечо. Нет, это безумно романтично! — Они медленно пошли по берегу. Скажи, тебя что, боги специально посылают, чтобы спасать меня? Как ты здесь оказался?

— Похоже, я сидел здесь и ждал, когда же наконец появишься ты и станешь тонуть. — Он с улыбкой покосился на нее.

Они дошли до ее вещей, и она стала натягивать на мокрое тело платье. Он сел на камень и уставился в песок.

— Вот, теперь можешь смело взглянуть на меня — Она оделась и стала напротив него. — Ну здравствуй, Кевин, мой ангел-хранитель.

Давай, что ли, обнимемся, как полагается знакомым при встрече?

Кевин встал и неловко затоптался.

— Я мокрый, — пробурчал он.

— Не беда, я тоже.

И она, обхватив его шею руками, крепко прижалась к нему, звонко чмокнула в щеку, а потом быстро отстранилась. Он на миг оцепенел.

— Здравствуй, Джессика.

Они опустились на песок напротив друг друга.

— Итак, кто первый начнет рассказывать свою историю? Давай, это будешь ты, Кевин.

Итак, что занесло тебя в Индию? Что ты здесь делаешь? Пишешь портреты мудрых отшельников или перешел на экзотические пейзажи?

Кевин глубокомысленно вздохнул.

— Живопись — глупейшее занятие на свете.

Нет, Джессика, я почти забросил живопись.

— И специализируешься на спасении утопающих?

— Пока только одного утопающего. Самого себя.

— Ой, как интересно! Мне еще не приходилось встречать человека, который был бы в одном лице и утопающим, и спасателем. Как тебе это удается? — Она рассмеялась.

Смейся, смейся, глупое, невежественное создание, чье имя — женщина. Придет час, и красота твоя увянет, взор потускнеет, а нежная, светящаяся кожа покроется уродливыми морщинами. Вот тогда ты и задумаешься об истинном спасении.

— Нет, и вправду, Кевин, — сквозь смех продолжала она, — что ты делаешь в Индии? Путешествуешь или.., заболел духовной болезнью?

Он задумчиво посмотрел на Гангу, потом окинул Джессику снисходительным взглядом, прочистил горло и сказал:

— Тебе будет трудно это понять, Джессика.

Лучше расскажи о себе. Как ты оказалась здесь?

— Не расскажу, пока не услышу твою историю! — Она дерзко блеснула на него глазами. — Я заинтригована! В первый день приезда на Гангу встретить здесь художника, который пять лет назад помог мне сбежать с одной мерзкой вечеринки, приютил на ночлег и ублажал мой взор демонстрацией своих шедевров!

— И от которого ты сбежала, не оставив ни записки, ни телефона.

Он не ожидал, что упрекнет ее в этом, и от неловкости прикусил губу.

— По-моему, это вполне понятно: у тебя своя жизнь, у меня своя. Знаю, я поступила невежливо, но, согласись, вполне логично.

— Кевин никогда не мог понять кудрявой женской логики. Но теперь ему до этого нет дела.

Какие могут быть претензии к прекрасному видению, посетившему его одной далекой июньской ночью?

Только зачем это видение возникло снова?

— Ладно, я скажу тебе, почему я здесь, — начал он, выдержав внушительную паузу. — Я уже больше двух лет приезжаю сюда к своему гуру. Надеюсь, ты знаешь, кто такой гуру?

Перед отъездом в Индию Джессика успела нахвататься кое-каких поверхностных знаний: немножко из религии, немножко из истории и культуры. Ей нравились благозвучные санскритские слова.

— Духовный учитель, который учит тебя медитации, левитации и всему такому. И ты постепенно углубляешься в себя, погружаешься в самадхи и забываешь о мире… — Она закрыла глаза и изобразила блаженное отрешение.

— Да, и это то, что ты чуть раньше назвала «духовной болезнью». Надеюсь, сама ты здесь не только затем, чтобы попытаться утонуть в Ганге?

Она вдруг как-то вся засветилась.

— Кевин, ты не поверишь! — воскликнула она, слегка подскочив. — Я тоже до сих пор не верю! Меня пригласили в Голливуд! Я буду играть индийскую принцессу Сати. Представляешь? Ты наверняка знаешь эту историю женщины, которая только через несколько перерождений смогла стать женой Шивы. А я почти ничего не знаю об Индии, о ее культуре. Поэтому я здесь. Мне нужно почувствовать Индию, прикоснуться к ее духу понаблюдать за манерами индийских женщин, побывать в храмах, послушать легенды…

— Значит, ты все-таки стала актрисой? Я знал, что ты не сломаешься, что добьешься того, чего хочешь. Замечательно. Поздравляю и желаю удачи. Уверен, что ты создашь многогранный образ, — проговорил он.

Она еще больше оживилась и вдруг, резко придвинувшись к нему, заговорила загадочным тоном:

— Послушай, Кевин, теперь я понимаю, почему ты, а не кто другой, снял меня с той ужасной скалы.

Потому что никого другого, на его, другого, счастье, в тот момент на берегу не было, с тоской подумал Кевин.

— Представляю, как я глупо выглядела… Но нет, Кевин, это случилось не зря. Я вдруг поняла: ты послан, чтобы мне помочь. Я уверена, что ты знаешь массу интереснейших историй, которые помогут мне раскрыть образ Сати.

Кевин неестественно рассмеялся, стараясь сохранять скептически отрешенный вид.

— А я наивно полагал, что отделаюсь, как и в прошлый раз, спасением.

Она проигнорировала его реплику.

— Правда, Кевин. Меня вдруг как будто осенило. Я должна сыграть Сати живой и настоящей. И ты поможешь мне в этом.

Нет, женщины — народ невыносимый.

Сколько их ни спасай, им все мало. Неужели она думает, что ему здесь нечем больше заниматься? Кстати, ей, как актрисе, не потянуть эту роль. Как она сможет понять женщину, которая ради мужа вошла в огонь? Будь осторожен, Кевин, здесь может быть ловушка.

— Вынужден огорчить тебя, Джессика, но у меня вряд ли найдется для этого время.

— Найдется, Кевин. Вместо того чтобы сидеть и изображать из себя статую, ты можешь принести пользу и мне, и всему скучающему человечеству. У меня всего месяц времени. Я должна узнать о Сати все.

Она разгорячилась, и Кевин увидел в ее глазах тот страстный блеск, который отличал ее на той вечеринке от всех остальных женщин. Это была та Джессика, которую он не мог забыть.

Зачем эта женщина снова появилась в его жизни? Он так старательно пытался забыть ее, так тщательно прятал от самого себя ее портрет. Он не хотел помнить эти блестящие глаза.

Эти дерзкие маслины на фоне бледной луны, окруженной клубком живых змей.

Кевин встревожился. Он должен обрубить эту странную привязанность из прошлого.

— Джессика, постарайся меня понять. Я живу в других ритмах, в других вибрациях, и у меня достаточно внутренних проблем, которые я должен решить. Я не смогу тебе помочь. Извини.

Она потускнела и встала.

— Что ж, приятно было встретиться снова и спасибо за спасение. Извини за настойчивость и за то, что отняла у тебя столько драгоценного времени. Удачи на пути к себе, Кевин.

Она подцепила сумочку, забросила ручку на плечо и пошла по пляжу прочь. Через десять шагов обернулась.

— Это была очень оригинальная встреча! Гораздо оригинальнее первой! — прокричала она и продолжила свой путь.

Смущенный Кевин провожал ее взглядом до самой скалы и, только когда она, задрав платье до ушей, стала карабкаться на скалу, перевел взгляд на Гангу.

Но на фоне Ганги перед ним возникло ее лицо.

4

Гуру Симха Махарадж полулежал на кушетке, подперев одной рукой седую голову. Перед ним на коврике сидел Кевин и напряженно смотрел ему в глаза.

— Говори, Кевин. Я тебя слушаю.

Мягкая улыбка скользнула по губам старика, едва заметным среди обильных зарослей на его красивом лице.

— Махараджи, последнее время.., последнее время, — начал Кевин и тут же запнулся.

Гуру терпеливо ждал.

— Последнее время я чувствую, — продолжал Кевин, набрав полные легкие воздуха, — что мои связи с миром стали совсем хрупкими и вот-вот готовы оборваться…

Гуру понимающе кивнул.

— Махараджи, — снова заговорил Кевин. — Я понял.., понял… — И снова мысли разбежались, как шайка воров. Мысли, к которым за последние три месяца в Америке он успел, как ему казалось, так хорошо привыкнуть. Крепкие, твердые, решительные, серьезные мысли.

Гуру снова грациозно кивнул, как будто хотел помочь Кевину вспомнить нужные слова. И Кевин вспомнил.

— Махараджи, я понял, что готов принять саньясу.

Пылкая фраза, казалось, на миг повисла в неподвижном воздухе. Махараджи молчал, и Кевин снова уставился в его бездонные глаза.

— Готов принять саньясу, — наконец, словно подхватив обрывок еще не улетевшей фразы, повторил Махараджи, — Очень хорошо. А ты чувствуешь любовь?

Такого вопроса Кевин не ожидал. Почему гуру заговорил о любви? При чем здесь любовь?

И какую любовь он имеет в виду? Любовь к женщинам? Или к Истине? Кевин растерялся.

— Не знаю.

— Хорошо. Не важно. Приходи завтра.

Кевин затрясся от волнения и рухнул лбом в пол.

— Завтра, — повторил гуру и похлопал его по макушке. — А теперь иди.

— Спасибо, Махараджи, спасибо, — пролепетал Кевин, пятясь к двери.

Наконец, оказавшись за дверью, он глубоко вздохнул, гордо выпрямил спину, расправил плечи. Важно огляделся.

Завтра. Завтра он станет саньясином. Невероятно. Всего лишь за каких-то несчастных два года он сделал такой гигантский духовный прыжок. Но это только благодаря своему великому гуру. Этот удивительно добрый, мудрый старик помог ему за два года расправиться с чудовищем по имени мир. Кевин чувствовал себя победителем.

Джессика сидела в ресторане под названием «Ганга вью», который располагался на просторной крытой террасе, подвешенной к склону над самой рекой.

Она только что доела свой ланч и теперь потягивала крепкий кофе, любуясь завораживающим бегом реки.

Индия. Ганга. Кевин. Какое необычное сочетание образов! На фоне скользящей реки перед ее глазами периодически всплывало его лицо.

Почему она так странно повела себя с ним?

Почему вспылила и резко ушла от него? Обиделась из-за того, что он не согласился помогать ей? Но разве он обязан это делать? У человека, в конце концов, своя жизнь, свои интересы и увлечения. Но какое ей до этого дело?

Черт, она должна завтра же найти его и извиниться. Только где его искать? В Ришикеше, как она читала, сотни ашрамов. Может, он опять придет на тот берег?

И вообще, если разобраться, она обязана этому человеку жизнью. Он чудом вытащил ее из реки, которая поглотила бы ее, не окажись он рядом в последний момент. А она, вместо того чтобы бесконечно благодарить его, топнула ножкой, нахмурилась и слиняла. Еще не стала «звездой», а уже позволяет себе капризничать. И хамить безобидным людям.

" И все-таки, какая это была необычная встреча! Загадочная вещь — судьба. Еще тогда, пять лет назад, проснувшись утром в его мастерской и решив незаметно сбежать, она внутренним чутьем знала, что они встретятся снова. Она тогда решила полностью доверить ситуацию судьбе: если им суждено встретиться снова, они встретятся. И вот они встретились через пять лет, и не где-нибудь на вечеринке в Нью-Йорке, а в Индии, на середине кипящей Ганги.

Кевин. После той бессонной ночи в его мастерской она долго не могла его забыть: в ее ушах звучал его голос, а по ночам, лежа в постели, она отчетливо видела перед собой его лицо: смуглое, красивое, мужественное. Его появление в ее жизни казалось ей тогда каким-то рубежом, вехой, обозначившей для нее начало новой эпохи. Он явился тогда, чтобы все в ее жизни изменить. И перемены начались уже тем утром, когда, покинув его мастерскую, она позвонила Тиму, встретилась с ним, коротко, без лишних слов объяснилась, влепила ему звонкую пощечину, о которой так мечтала накануне, забрала сумочку и ушла.

Тим был в недоумении. Он не сдавался и продолжал звонить ей, умолял простить его и вернуться, внушал что-то про ее меланхолию и болезненное восприятие вещей и событий, как обычно много врал и обещал. Но она была неумолимой.

Через неделю она тайком сменила жилье, нашла работу официантки в одном кафе на Бродвее и полностью исчезла из его жизни. А еще через три месяца наконец попала в театр и, работая в театре, продолжала подрабатывать в кафе. Только так она могла время от времени посылать деньги сестренке. Спустя полгода здоровье матери значительно улучшилось, и ее выписали из больницы. Но мать еще некоторое время не могла работать, и Джессике приходилось поддерживать и ее, и сестру.

Откуда у нее тогда взялось столько сил? Как одна ночь в обществе случайного знакомого смогла перевернуть всю ее жизнь?

Джессика вспоминала его: первые годы часто, потом все реже и реже. Вспоминала с благодарностью и печалью и часто думала, что если бы у него тогда не было девушки… Ах, если бы.

— Вы не против, если мы подсядем за ваш столик?

Джессика повернула голову и увидела у своего столика симпатичную пару европейцев: женщину и мужчину лет тридцати.

— Нисколько. Прошу вас, присоединяйтесь, — ответила она. — Я здесь только зря занимаю место — праздно глазею на реку.

— А мы с этой же целью попросились за ваш столик. Он крайний, и отсюда Ганга необыкновенно красива. Спасибо, — сказала женщина с улыбкой, и пара уселась напротив Джессики.

Они заказали себе по чашке кофе, и уже через несколько минут между ними и Джессикой завязалась оживленная беседа.

— Значит, вы только сегодня утром приехали и уже успели чуть не утонуть в Ганге? Подозреваю, что это какое-то особое благословение, сказал мужчина, и громко рассмеялся. — И как же зовут человека, который спас вам жизнь?

— Кевин. Кевин Годмен, — ответила Джессика.

— Кевин? Наш героический Кевин! — воскликнула женщина.

— Вы знакомы? — удивилась Джессика.

— Вот уже больше двух лет.

— Значит, вы тоже приезжаете сюда к своему гуру? — догадалась Джессика.

— Да, — ответил мужчина. — Но с Кевином у нас особая связь. Мы познакомились в Париже, на его выставке. Он потрясающий художник.

— Был, — печально поправила женщина, а теперь пытается стать кем-то другим.

Джессика промолчала. Она решила утаить от своих новых знакомых, что впервые встретилась с Кевином пять лет назад. Не хотелось ворошить чувств, которые она вряд ли смогла бы скрыть.

— Я думаю, что он еще вернется к живописи, — сказал мужчина, поглядев на свою спутницу.

— И к жизни, — добавила она.

Значит, не зря еще там, у реки, Джессике показалось, что у Кевина как-то странно поблескивают глаза. Она подозревала, что с ним что-то не совсем в порядке. Наверняка он болен тем, что она называла «духовной» болезнью.

Но как интересно: ученики одного и того же гуру, а такие разные. Эти люди, ее новые знакомые, выглядят вполне нормальными, если только исключить их чрезмерную веселость.

— А что, он сначала бросил живопись, а следом собирается оставить и жизнь? — спросила недоумевающая Джессика.

Мужчина и женщина дружно рассмеялись.

— Надеемся, что до этого не дойдет, — сказал мужчина. — Если он еще способен спасти человека…

— Женщину, — снова поправила его спутница, и они перемигнулись.

— .То это здоровый знак, — закончил он. — Вообще Кевин славный парень. Хороший друг, сильная натура. И сегодня совершил поистине героический поступок.

— Ох, — вздохнула Джессика, — не знаю, что со мной было бы, не окажись поблизости Кевина. Представить трудно, как можно отблагодарить человека за то, что он спас тебе жизнь.

— Не волнуйтесь, может, в какой-то из прошлых жизней вы спасли ему жизнь, — сказал мужчина, улыбнувшись. — Такие вещи происходят не случайно.

Джессика задумчиво кивнула и вдруг вспомнила, что они болтают уже около получаса, но еще даже не представились друг другу.

— Извините, если не секрет, откуда вы? — спросила Джессика. — И как вас зовут?

Женщина снова рассмеялась.

— Простите, — сказала она. — В Индии так часто в ресторане или кафе беседуешь с новыми людьми, что легко забываешь о такой мелочи, как формальное знакомство. Здесь люди иногда проводят за беседой много часов: откровенничают, делятся друг с другом своими судьбами, открывают секреты и.., часто не знают имен своих собеседников. Это кажется не самым главным. Мы из Голландии. Меня зовут Ума.

— А меня Шанкар, — поспешил представиться ее друг.

— А я Джессика Роджерс, американка. И должна заметить, что у вас очень необычные имена.

— Эти имена мы получили от своего гуру.

Шанкаром и Умой в Индии называют бога Шиву и его супругу Парвати. Когда мы три года назад поженились, гуру благословил нас новыми именами.

По-моему, это то, что мне нужно, подумала Джессика, насторожившись. Ее любопытство разгоралось. Хоть она и скептично относилась к увлечениям восточными религиями, пара милых, жизнерадостных голландцев заинтриговала ее.

— А можно ли встретиться с вашим гуру? — неожиданно спросила она.

— Конечно. Каждое утро в девять часов он выходит во дворик ашрама на встречу с людьми, и все, желающие увидеться с ним, собираются там. Это называется даршан.

Еще одно забавное санскритское словечко.

Надо запомнить, подумала Джессика.

— А как найти этот ашрам? — спросила она.

— Очень просто, — ответил Шанкар. — Он находится на другой стороне реки. Если свернете в улочку налево от моста, она приведет вас к большим воротам. Это и есть Вималананда ашрам. А зовут нашего гуру Симха Махарадж.

Приходите. Это место найти нетрудно.

— Спасибо. Значит, этот ашрам открыт даже для непосвященных? — уточнила Джессика.

Парочка переглянулась и снова прыснула.

— Джессика, для святого человека не существует понятий «посвященные» и «непосвященные». Мы все — его дети, — мягко пояснила Ума.

Джессика слушала и мотала все на ус. Похоже, ей крупно повезло: она встретит настоящего индийского гуру и сможет пообщаться с людьми в ашраме. Послушать, посмотреть, почувствовать, спросить. И наверняка эти люди не откажут ей в помощи, как это сделал Кевин.

Кевин. Значит, завтра она сможет снова увидеть его. Как все удивительно удачно складывается: новые знакомые, гуру, ашрам… Кевин.

Не много ли для одного дня, а точнее, для его половины, потому что часы на стене ресторана показывали только два часа пополудни?

А сна у нее ни в одном глазу!

Ума как будто поймала на лету ее последнюю мысль и сказала:

— Джессика, вам не мешало бы отдохнуть, поспать, ведь вы всю ночь тряслись в автобусе, и наверняка индийские дороги не дали вам ни на минуту сомкнуть глаз.

— Да, конечно. Пожалуй, я теперь пойду к себе и попробую заснуть.

Они расплатились, вышли из ресторана и тепло распрощались. Джессика направилась к мосту.

Когда приступ окрыленное™ прошел, Кевин вдруг почувствовал, что не может найти себе места. Он отказался от обеда и сначала пытался расслабиться, лежа на кровати в своей, похожей на келью, комнатушке в ашраме.

Но не смог. Потом пытался медитировать, и тоже безуспешно: стоило ему закрыть глаза, как .поток его мыслей становился еще интенсивнее.

Расстроенный, он покинул ашрам, прогулялся по базару, а потом засел в чайной и за стаканом чая принялся наблюдать за толпами паломников на площади, умудрявшихся совмещать духовный поиск с выгодными покупками.

Но людская суета только наводила на него тоску: их проблемы не волновали его. У него была своя проблема: как дожить до завтрашнего утра? Ему казалось, что он находится на грани двух эпох в своей жизни, когда одна уже закончилась, а другая еще не началась.

Завтра. Завтра гуру посвятит его в саньясу, и у него начнется новая жизнь: дисциплинированная, строго духовная. Никаких светских развлечений. Никаких женщин.

С развлечениями он покончил вскоре после того, как познакомился в Париже на своей выставке с Умой и Шанкаром. Они тогда провели несколько вечеров вместе, и веселые голландцы рассказали ему о своем гуру. Через несколько месяцев Кевин впервые приехал в Индию и буквально после первой встречи с Симхой Махараджем понял, что этот человек в корне изменит его жизнь. Он полюбил этого мягкого, доброго, проницательного старика с красивым благородным лицом и всем сердцем привязался к нему. После этого Кевин стал мечтать о чистой духовной жизни, постепенно выметая из своего бытия светский сор.

Покончить с развлечениями было не трудно: вечеринки и посещения салонов уже успели к тому времени изрядно утомить его. Сложнее оказалось оборвать привязанность к женщинам. Эти коварные существа как-то незаметно овладевали его сознанием, подчиняли, соблазняли… И все же за последние два года он побил личный рекорд целомудрия: у него было только две любовницы — мимолетные бабочки, легкомысленные странницы вечеринок. С последней он расстался почти год назад, после чего поклялся держать свои страсти под жестким контролем.

Но как можно порвать с женщинами, если ты художник? Эти две вещи настолько взаимосвязаны, что одна постоянно подогревает другую. Муза стимулирует творчество, творчество рождает музу.

Он вспомнил свою роковую связь с Дианой — богатой, избалованной и гордой аристократкой.

Два года он был ослеплен любовью к ней и не понимал, что любит не ее, а идеал, который он воплотил в ее портретах. Диана была его первой настоящей музой. И хотя уже в первые недели знакомства ему стало ясно, что в ее семье его никогда не примут, что он никогда не станет одним из них, он продолжал тянуться к Диане, нуждаясь в ней, как в музе, дарующей вдохновение. А у холодной, расчетливой Дианы были свои планы на будущее, в которые не входил брак с безродным художником. Произведение искусства — лишь выгодный вклад денег, так думали в семье Дианы.

К концу второго года связь с Дианой разваливалась буквально на глазах, но Кевин не мог найти в себе сил окончательно оборвать ее. Он был растерян, неуверен, одинок. Первое прозрение, которое ускорило разрыв с Дианой, случилось с ним в тот июньский полдень, когда, проснувшись в своей мастерской, он с душераздирающим отчаянием обнаружил, что его ночная гостья, прелестная молодая актриса Джессика Роджерс таинственно исчезла. У него тогда будто в один миг раскрылись глаза: он с ошеломляющей ясностью увидел, что его любовь к Диане мертва, а вместо нее в душе теплится робкая надежда — а вдруг милая ночная гостья снова появится на пороге его мастерской?

Он ждал. Но она не появлялась.

После встречи с Джессикой и расставания с Дианой были два года угрюмого саморазрушения. Он как будто с цепи сорвался. Каким-то блудным ветром его два года носило по вечеринкам, салонам и коктейлям. Как он тогда втянулся в это богемное месиво? Может, подсознательно продолжал искать Джессику? Может, пытался забыть ее, увлекаясь другими женщинами? Абсурд.

Но как бы там ни было, а теперь все это в прошлом, и он сделал из этого один мудрый вывод: женщины никогда ничего хорошего в его жизнь не приносили. Они были игрой его воображения, стимулом для творчества, но связи с ними всегда заканчивались очередным крушением идеала. Сколько же можно дурачить себя?

Все, что касалось прошлого, казалось ему ясным как день. Вот только одно в данный момент оставалось непонятным: почему, когда он решил окончательно помахать ручкой всему этому театру абсурда, романтичное и дерзкое видение той далекой июньской ноги словно возникло перед ним? И какая же она… Необыкновенно живая, дико соблазнительная, опьяненная жизнью и творчеством…

Пять лет назад он надеялся увидеть ее на пороге своей мастерской, два года он скитался по вечеринкам в поисках ее, но никак не ожидал, что в самый решительный день своей жизни выловит ее из кипящей Ганги.

Погрузившись в свои мысли, Кевин не заметил, что солнце близится к закату и что он умудрился выпить четыре стакана приторно-сладкого молочного чая.

Всю ночь Кевин ворочался в постели с боку на бок и заснул лишь под утро, да и то не надолго. В шесть часов его как ветром сдуло с постели, и, приняв холодный душ, он надел чистый, нарядный индийский костюм, состоящий из просторной длинной рубахи и широких брюк, затягивающихся на веревочку, покинул свою комнату и уселся прямо на пол цементного портика перед дверью гуру. Он решил ждать, пока Махараджи позовет его.

От голода, волнения и недостатка сна у него дрожали руки, кружилась голова, мысли были путаными, разорванными.

Прошел час, потом другой, но дверь комнаты гуру оставалась закрытой. Постепенно смятение в душе Кевина сменилось на безразличие.

Он сидел, свесив голову на грудь, и безмятежно дремал.

В ашрамовском храме начался утренний киртан — распевание мантр, положенных на музыку, и простых, трогательных песен преданности, — и все ученики Симхи Махараджа собрались в храме. Через час, когда киртан закончится, гуру выйдет из своей комнаты, чтобы благословить их.

Сквозь сон Кевин почувствовал, как что-то теплое опустилось на его голову. Он вздрогнул и в панике замахал руками. Потом его глаза испуганно распахнулись, и он увидел стоящего перед ним Махараджи. Гуру держал руку на его голове, заглядывал ему в глаза и приветливо улыбался. Кевин вскочил.

— Махараджи, я… — залепетал он. — Я ждал и.., кажется, заснул. Извините.

Гуру усмехнулся.

— Очень хорошо.

Кевин не понял, что хорошо: то, что он ждал, или то, что заснул.

— Посвящение? — робко спросил он.

— Скоро, — коротко ответил гуру.

— Когда? — Глаза Кевина округлились.

— Сначала тебе не помешает уединиться на неделю в джунглях, — ответил Махараджи. — И она придет.

— Кто она, Махараджи? — спросил Кевин.

Гуру загадочно улыбнулся.

— Медитация.

Понятно. Махараджи хочет, чтобы он прошел последнее испытание, прежде чем принять саньясу. Как всегда, мудрость гуру потрясла Кевина. Он сложил руки у груди и с благоговением поклонился.

— Отправляйся в Нилькант, — серьезным, внушительным голосом продолжал Махараджи. — За Нилькантом в джунглях найдешь пещеру. Недалеко от пещеры будет родник. Там в медитациях и молитвах проведешь неделю. А теперь иди, собери нужные вещи и не забудь одеяло. На кухне тебе выдадут запас риса, дала и муки. Иди, и чтобы через полчаса тебя в ашраме не было.

С моими благословениями.

Махараджи жестом руки благословил его и в следующую секунду уже смотрел куда-то в сторону, будто забыв о его существовании.

Кевин поклонился и покорно удалился.

Джессика стояла на портике между Умой и Шанкаром и, с нетерпением потирая руки, ждала появления Махараджи. Портик и ступеньки перед ним были заполнены людьми самых разных национальностей: индийцами, европейцами, американцами. К удивлению Джессики, желающих увидеть святого оказалось довольно много. Но Кевина среди них почему-то не было.

Джессика время от времени искала его глазами, надеясь увидеть где-то в гуще толпы его лицо. Но тщетно.

Наконец дверь комнаты гуру медленно открылась и, в сопровождении одного из учеников, в дверном проеме появился сам святой: высокий, худощавый, облаченный в белые с кремовым оттенком ткани: одна на бедрах, другая на плечах. Люди расступились и, словно по команде, выстроились в две линии, создавая коридор для него.

Он шел медленно, слегка опираясь на руку своего помощника, и внимательно оглядывал собравшихся. Казалось, ни одно лицо не оставалось без его внимания — он видел всех. Порой он останавливался и заговаривал с кем-то, задавал вопрос, отпускал короткое замечание или шутку. То здесь, то там слышались взрывы смеха, но строгое, благородное лицо Махараджи оставалось невозмутимым и светилось спокойствием.

Наконец Махараджи приблизился к тому месту, где стояли Джессика и ее новые друзья.

Остановился, бегло глянул на Джессику и, обращаясь к Уме, спросил:

— Откуда эта девушка?

— Я из Нью-Йорка, — задорно, как школьница, выпалила Джессика.

— А как тебя зовут? — Махараджи перевел на нее взгляд и одарил улыбкой.

— Джессика Роджерс.

— Очень хорошо.

И на какой-то миг Джессика как будто отключилась: поток ослепительного, ласкового света затопил ее. Словно во сне она видела, как Махараджи о чем-то переговорил с Шанкаром.

Ее состояние как нельзя более точно соответствовало выражению «не помнить себя от счастья». Такого она никогда еще не переживала.

Когда встреча закончилась и Махараджи вернулся в свою комнату, Шанкар подошел к Джессике и сказал:

— Махараджи просил передать тебе, что ты можешь зайти к нему для личной беседы, когда люди разойдутся.

— Невероятно! — обрадовалась она. — А я как раз хотела у тебя спросить, можно ли увидеться с ним с глазу на глаз.

Когда на портике остались только они втроем, Джессика, волнуясь, постучала в дверь комнаты гуру.

— Войдите! — послышался его громкий голос.

И Джессика, обменявшись взглядом с Умой и Шанкаром, открыла дверь и вошла.

Махараджи сидел на кровати в позе лотоса и, увидев, что она растерянно остановилась у двери, жестом пригасил ее сесть на коврик напротив него. Она прошла и села.

— Голливуд, — загадочно усмехнувшись, проговорил Махараджи.

Джессика была потрясена: откуда он знает?

— Сати, — непроизвольно сорвалось с ее языка, но она тут же опомнилась: наверное, нет необходимости объяснять ему, зачем она здесь.

Он и без ее комментариев все знает. Лучше подождать, что он посоветует ей. И она обратилась в терпение и внимание.

Махараджи с минуту помолчал, а потом, словно насквозь просвечивая ее взглядом, сказал:

— Сати — идеал, который живет в каждой женщине в скрытой, не проявленной форме. Его нужно пробудить, освободить. Для того чтобы сыграть Сати, нужно стать ею. А чтобы стать Сати, необходимо благословение ее возлюбленного мужа, бога Шивы. — Махараджи сделал паузу. Джессика терпеливо ждала продолжения его слов.

— Недалеко от Ришикеша находится святое место под названием Нилькант, — продолжал Махараджи. — В окрестностях Нильканта, в джунглях растет дерево вильва. Ты должна отправиться туда, отыскать это дерево и принести мне его плод. Он похож на большое зеленое яблоко. Я совершу ритуал с подношением плода вильва богу Шиве, и так ты получишь его благословение.

Такого поворота событий Джессика никак не ожидала. Ей казалось, что она попала в сказку. Гуру посылает ее в лес на поиски какого-то сакрального плода, необходимого для совершения ритуала богу Шиве. Не зря режиссер Морган Холидей предупреждал ее, что Индия — это страна, где реальность переплетается с мифом, где сказка становится былью. Она только второй день в этой стране и уже имеет возможность в этом убедиться. Интересно, что будет дальше? Ей не терпелось поскорее приступить к действиям.

— Значит, я сегодня могу туда отправиться? — спросила она.

— Да. Пообедай в ашраме и ступай с моими благословениями.

— Спасибо, — тихо сказала она и встала.

Махараджи поднял руку и благословил ее.

Она попятилась к двери и вышла.

За обедом Ума и Шанкар объяснили Джессике, что до Нильканта она сможет доехать на джипе. Стоянка джипов находится на другой стороне реки, за храмом, и они регулярно возят туда паломников. На поездку у нее уйдет всего полчаса, и, прибыв в Нилькант, она без труда найдет тропу, ведущую в джунгли.

Они рассказали ей, что Нилькант — это легендарное место паломничества, где, по преданию, Шива провел в глубокой медитации тысячу лет. С его названием связана легенда о добыче амриты — напитка бессмертия;

Когда боги пахтали океан, в надежде добыть из него амриту, на поверхности океана сперва появился яд, грозящий уничтожить все живое.

Растерянные боги не знали, что делать, и тогда им на помощь явился Шива — всемогущий йог и аскет. В благородном порыве спасти жизнь на Земле, Шива, не раздумывая, собрал яд в сосуд и выпил его. Завидев это, его жена Парвати бросилась к возлюбленному мужу и крепко перехватила руками его горло, не давая яду проникнуть внутрь тела. Яд застрял в горле Шивы, в результате чего его лицо и шея посинели. После этого Шива и Парвати отправились на Гангу, и священные воды реки помогли Шиве очиститься от отравления. Шива не хотел сразу покидать эти края. Он поднялся чуть выше в горы, нашел укромную, узкую лощину среди джунглей и на тысячу лет погрузился в божественный транс. Покинутой Парвати пришлось выстроить себе хижину в джунглях неподалеку от мужа и провести целую вечность в ожидании. Так на месте, освященном присутствием великого йога, появился храм, а само место получило название Нилькант, что на санскрите означает «Синяя Шея».

Джессика, раскрыв рот, выслушала легенду.

— Мне не понятно только одно, — сказала она задумчиво, — как Шива мог погрузиться в божественный транс, совершенно не заботясь о том, что будет с его преданной супругой? Как он мог так безжалостно бросить ее?

Ума и Шанкар переглянулись и рассмеялись.

— Милая Джессика, этот суровый аскет проделывал подобные штуки неоднократно, — сказала Ума. — Шива всегда изображен с закрытыми глазами. Он поручал своей жене заботиться о сотворенном мире, а сам возносился к вершинам духа. Но дело в том, что Парвати, она же Сати и Ума, является частью его самого, его творческим проявлением. Кому, если не ей, он мог поручить заботу о мире?

— И все-таки я считаю, что супруги должны вместе заботиться о своем детище. А то что же получается? Он создал мир, а она должна беречь и поддерживать его? Это нечестно. Я бы не стала ждать, пока он выйдет из очередного тысячелетнего транса. Я нашла бы способ вернуть его к ответственности, — горячо возмутилась Джессика.

— Парвати тоже неоднократно это делала.

Иногда ей это удавалось, иногда нет. Но она была необыкновенно изобретательна, — с усмешкой сказал Шанкар. — Томясь от страсти по возлюбленному, она однажды даже послала к нему бога любви Каму, который вторгся в сознание Шивы видениями плотской любви. И знаешь, что Шива с ним, сделал? Он испепелил его пламенем своего третьего глаза!

— Бедная Парвати, — с откровенным сочувствием сказала Джессика. — Это так несправедливо.

— Однажды она даже хотела разрушить мир, потому что человечество в ту эпоху необратимо погрязло в грехах и пороках. Вооружившись топором, она стала безжалостно рубить головы грешников. В этом проявлении она известна как Кали. В исступлении Кали чуть было не прикончила своего собственного любимого супруга. Она наступила ногой на его грудь, готовясь снести ему голову, но поток сострадания, хлынувший из сердца Шивы, заставил ее пробудиться и прекратить резню. Так она снова вернулась к своим обязанностям терпеливой, сострадательной, любящей матери мира.

— Подозреваю, что она до сих пор продолжает пытаться вытащить Шиву из транса, — сказала Джессика и тяжело вздохнула. — Черт, ну и мужчину она выбрала себе в мужья! И стоило стремиться к нему столько жизней?

Шанкар и Ума снова переглянулись.

— По сути, в своем первичном проявлении божественная мать, или Шакти, — это энергия, спящая в основании позвоночника, — пояснил Шанкар. — Пробуждаясь, она начинает двигаться вверх и постепенно очищает нас от всего, что мы накопили за множество предыдущих жизней: впечатлений, идей, предубеждений. Она стремится вверх, потому что хочет встретиться с Шивой, соединиться с ним. Шива — это вселенское сознание, а Шакти — его проводник, контакт с миром.

Джессика закусила губу.

— Теперь понятно, почему Махараджи сказал, что Сати живет в каждой женщине, но только в большинстве из нас она спит.

— Сати живет не только в женщине, но и в мужчине. Шива и Шакти — не мужчина и женщина, они — силы вселенной, ее составная суть.

Но для удобства нашего восприятия мудрецы древности наделили их полом и облекли в образы, доступные нам. Вот почему в индуизме такой богатый и разнообразный пантеон божеств.

— Ну, ребята, честно говоря, я не ожидала, что получу такую глубокую, исчерпывающую информацию. Огромное вам спасибо. Мне теперь осталось переварить все это как следует в своей голове, — сказала Джессика и тут же неожиданно добавила:

— Кстати, а почему сегодня не было видно Кевина? Неужели он тоже застрял в божественном трансе и не захотел оттуда выбираться даже для того, чтобы встретиться со своим гуру?

— Я думаю, что и ему нужна Парвати, которая привела бы его в чувства, — ответила, рассмеявшись, Ума.

Но Джессике было не смешно.

После обеда она попрощалась со своими друзьями и поспешила в ашрам, где снимала комнату, чтобы переодеться и взять кое-какие вещи, которые могут понадобиться ей в походе.

Усевшись на кровать в своей комнате, она достала из рюкзака маленький перочинный ножик и теплую шерстяную шаль, которую купила в Дели, пробежавшись по торговому центру на Коннот-плейс. Потом взяла с полки зубную щетку, пасту и мыло, сняла с крючка небольшое полотенце. Пожалуй, все это пригодится ей на тот случай, если ей вдруг придется заночевать в Нильканте. Поиски плода вельва могут затянуться до завтра. Ума и Шанкар сказали, что в Нильканте есть нечто вроде постоялого двора для паломников, где она сможет при необходимости остановиться на ночь.

Джессика уложила вещи в свою тряпичную сумку, потом сняла платье и надела джинсы и футболку. Надела на голову широкополую шляпу, сунула в кармашек сумки очки. Нужно еще купить бутылку минералки, вспомнила она в последнюю минуту. Не забыть бы…

5

Дорога до Нильканта тянулась сначала вдоль Ганги, а потом свернула и, изгибаясь между холмами, пошла вверх. Вместе с Джессикой в джипе тряслось около десятка индийских паломников — женщин, мужчин, детей. Мужчины и дети, выпучив глаза и раскрыв рты, глазели на ее, как на новую монету. Женщины поглядывали робко и тепло улыбались. Некий смельчак даже попытался завести с ней беседу на плохом английском.

— Из какая страна? — важно спросил он.

— Из Америка, — ответила Джессика.

Смельчак окинул гордым взглядом остальных пассажиров, и по джипу прокатился благоговейный шепот. Рты раскрылись еще шире, и Джессика, глядя на них, едва не расхохоталась.

— Как зовут? — продолжал смельчак, снова вперившись в нее глазами.

— Джессика.

— Хорошее имя, — одобрил он и покачал головой.

Пассажиры дружно переглянулись, и каждый на свой лад повторил ее имя.

— А как зовут вас? — спросила Джессика.

— Субхаш.

— Тоже хорошее имя. — Джессика улыбнулась.

— Вам нравится Индия? — снова спросил он, еще больше расхрабрившись.

— Очень.

Головы остальных попутчиков, внимательно слушавших диалог, удовлетворенно закачались.

— Замужем? — Он кокетливо сверкнул на нее черными глазами.

Тут женщины, сидевшие в джипе, насторожились, посылая Джессике самые загадочные улыбки.

— Нет, — ответила она, пожав плечами.

— Хм. — Субхаш почесал затылок.

На этом диалог резко оборвался. Похоже, тема замужества была последним, что интересовало ее собеседника. А может, и первым. Оглядевшись по сторонам, Джессика заметила в глазах индийских женщин выражение трогательно искреннего сочувствия.

Интересный народ — эти индийцы, подумала она. Они без всякого стеснения задают тебе довольно интимные вопросы и так искренне и простодушно реагируют на твои ответы.

Как будто ты их родственница или самый близкий друг.

Незаметно путешествие закончилось. Пассажиры покинули джип и сразу же забыли о Джессике.

Посетив храм Нильканта, Джессика поднималась по тропинке в гору. Как ей объяснили торговцы, продающие у храма сладости для подношения, джунгли начинаются сразу же за холмом. Джессика решила хранить в строгой тайне цель своего похода в джунгли — о таких сакральных вещах не болтают — и поэтому только по описаниям Махараджи и Шанкара знала, как выглядит плод вельва. Шанкар ей также нарисовал форму листа этого дерева и заверил, что найти его будет совсем несложно.

Наконец, преодолев крутой подъем, она по узкой тропинке углубилась в лес. Ее окружали деревья, которые могло создать только самое буйное воображение. Такого многообразия форм стволов, листьев, цветов и плодов Джессика никогда не видела. У нее от восхищения перехватывало дух. Джунгли, раскинувшиеся на покатых холмах, казалось, вскипали пеной зелени и других красок, опьяняли ароматами, манили. Она продолжала углубляться в них, любуясь сказочной индийской флорой.

Но нужного дерева среди всего этого буйства не было.

После часовой прогулки она почувствовала жажду и вспомнила, что собиралась, но забыла купить бутылку минеральной воды. Наверняка где-то среди этих зарослей должны быть источники, подумала она. Шива и Парвати прожили здесь целое тысячелетие. Не могли же они все это время сидеть без воды. Может, Шива, пребывая в своем духовном трансе, и мог, но Парвати вряд ли согласилась бы на подобное самоистязание. Здесь должна быть вода.

Джессика не заметила, как вышла на небольшую лужайку. Остановилась, огляделась, прислушалась. Ей показалось, что она услышала журчание родника. Снова прислушалась и тут же решительно направилась к огромному валуну, лежащему на склоне за лужайкой.

Из-под валуна по камешкам струился прозрачный ручей.

Джессика присела, чтобы напиться, как вдруг почувствовала, что на нее кто-то смотрит.

Она резко подняла голову.

По другую сторону валуна стоял Кевин.

— Привет, Кевин, — сказала она тоном, которым обычно приветствуют друзей где-нибудь на улицах Нью-Йорка. — Если ты здесь для того, чтобы спасти меня, то явился рановато. Я еще не успела заблудиться или оказаться в лапах хищника. — Она захихикала.

Но лицо Кевина оставалось неподвижным.

Он как-то странно разглядывал ее и наконец спросил:

— Ты настоящая, Джессика, или только снишься мне?

Опять тот же вопрос, который он задал ей у Ганги. Похоже, у приятеля галлюцинации. Он стал путать реальность со сновидениями. Ему бы вместо того, чтобы прятаться в лесу, посетить хорошего американского психиатра. Еще в Америке ей встречались шизики с подкатанными глазами, исступленно бормочущие себе под нос что-то невразумительное. Бедняга, неужели это действительно «духовная болезнь»?

Неужели он безнадежен?

— Хочешь потрогать? — спросила она, протягивая к нему руки. — Там, у Ганги, у тебя тоже появилось сомнение. Не бойся, прикоснись. Если ты будешь продолжать так смотреть на меня, то я сама начну сомневаться в собственной реальности. Ну же, Кевин…

Он осторожно подошел к ней и взял за руку.

От прикосновения его теплой руки Джессика почувствовала трепетную волну, прокатившуюся по всему телу.

— Трудно поверить, но, похоже, ты настоящая, — усмехнулся он.. — И что же ты здесь делаешь? Репетируешь роль Сати?

— А что ты здесь делаешь? Занимаешься медитацией?

— Да. И живу здесь.

— Как интересно. И с каких пор?

— С сегодняшнего утра. Мой гуру отправил меня в уединение.

— И где же ты живешь? В хижине из веток?

— Нет. У меня есть славная пещерка.

— И как долго продлится твое уединение?

— Неделю.

— А потом ты вернешься в ашрам?

— Не знаю.

Все это становится очень забавным, подумала Джессика. Как будто кто-то специально подстраивает им такие неожиданные встречи.

Поживешь так еще немного и, не исключено, тоже начнешь спрашивать у людей, реальные они или нет. Ей тоже теперь все чаще кажется, что все происходящее ей только снится.

Почему этот мужчина снова появился в ее жизни? И почему в его присутствии ее снова охватывает волнение? Смуглое лицо стало еще мужественнее. Из-под расстегнутой на груди рубашки видна сильная грудь с мелкими завитушками темных волос. Мужская сила просто переполняет его. Черт, он смертельно соблазнителен! И этот мужчина пытается стать святошей! Абсурд. Нет, либо природа совершила ошибку, либо парень настолько отлетел от реальности, что не способен осознать, каким бесценным даром наделен.

— Кстати, Кевин, я хотела попросить прощения за свою резкость, — сказала она, опустив глаза. — Я была груба и бестактна. Прости.

— Нет, Джессика, это я должен просить у тебя прощения. Я был груб и бестактен, отказав тебе в помощи.

Они открыто улыбнулись друг другу.

Похоже на проблеск здравого смысла, промелькнуло в голове у Джессики. Он не совсем безнадежен.

— Даже не знаю, стоит ли говорить тебе, почему я оказалась в этих джунглях, — осторожно начала она.

— Говори, конечно. Может, я смогу чем-нибудь помочь.

Она помолчала, всматриваясь в его глаза, и наконец решилась рассказать ему о встрече с Умой и Шанкаром, о беседе с Махараджи и о подношении плода вельва.

— Что ж, поздравляю. Я знал, что тебя ничто не остановит на пути к своей цели. Ты нашла лучшего помощника, чем я. Если Махараджи обещал помочь тебе, то не сомневайся — образ Сати явится тебе как откровение. И раз уж мы встретились в этих джунглях, то я готов помочь тебе в твоих поисках.

— Правда? — обрадовалась Джессика. — Ты не шутишь? А как же твое уединение и медитация?

— Не проблема. Уверен, что на поиски у нас уйдет не больше пятнадцати минут. Этих деревьев вельва в здешних джунглях море.

Жажда, которая привела Джессику к ручью, снова напомнила о себе. Склонившись к воде, она принялась жадно пить.

Кевин невольно следил за движениями ее тела и не смог не заметить, что в этой девушке появилось еще больше грации и очарования. Как он когда-то и предполагал, она превратилась в сильную, уверенную в своей красоте женщину.

И старое, давно подавленное желание как молния пронзило все его существо.

Проклятье, выругался он про себя, я почти год не прикасался к женщине и почти год не испытывал желания сделать это. Почему это ненавистное желание проснулось во мне снова?

— Я готова продолжать поиски, — заявила она, вытирая влажные губы рукавом футболки.

Это испытание, пытался он успокоить себя.

И я должен выдержать его. Ничего, мы сейчас поскорее отыщем для нее плод вельва, и она исчезнет.

Но он не ожидал, что его обещание найти дерево вельва за пятнадцать минут окажется опрометчивым. Они уже более получаса блуждали по джунглям, но коварное дерево так и не появилось.

— А что будет, если мы не сможем сегодня его найти? — рискнула спросить Джессика, заметив, что он начинает нервничать.

— Мы найдем его, — сурово ответил он.

— Боюсь, у нас осталось не так много времени. Еще немного, и солнце спрячется за холмами, и тогда я не смогу вернуться в Нилькант, где собиралась переночевать в случае, если придется продолжить поиски утром.

— Мы найдем его, — упрямо твердил он. — Дерево вельва не иголка, и оно растет в этих джунглях.

Они шли по краю оврага: он впереди, она — следом за ним. Как только солнце закатилось за .холмы, в джунглях стало быстро темнеть.

— Кевин, мне становится страшно, — проговорила она тревожно. — Ума и Шанкар сказали, что здесь водятся леопарды, змеи и полно скорпионов. Давай вернемся.

— Нет. Мы должны найти его сегодня, и мы найдем. Удивляюсь только, почему Ума и Шанкар не рассказали тебе, что дикие животные в этих джунглях абсолютно безопасны. Это святое место, и здешние хищники никогда не нападают на людей, а яд змей и скорпионов обезврежен еще с тех времен, когда здесь медитировал Шива.

— Ты веришь в это?

— Свято.

Какой упрямый, подумала Джессика. И суеверный.

Внезапно Кевин остановился, повернулся к ней и с сияющим от радости лицом вдруг стал подпрыгивать и выкрикивать во весь голос, распугивая готовившихся к ночлегу птиц:

— Джей Махараджи! Джей Махараджи!

Опять на него нашло! — испугалась Джессики. Очередной приступ духовности. Она решила терпеливо подождать, пока это пройдет.

— Джессика! Мы нашли ее! Смотри! — Он подбежал к высокому дереву с толстым стволом и обнял его. — Это вельва!

Джессика приблизилась к дереву и подняла голову. Среди густой листвы скрывались большие, овальные, светло-зеленые плоды, похожие на яблоки.

— И правда! — воскликнула она. — Ура! Мы нашли ее!

Она вскинула руки к небу и как ребенок стала танцевать вокруг дерева. Кевин тем временем ловко забрался на дерево.

— Лови! — крикнул он, сбрасывая на землю два крупных плода.

Джессика подставила руки, один за другим поймала их и аккуратно положила в сумку.

Сумерки сгущались очень быстро, джунгли вот-вот должны были погрузиться во тьму.

— Кевин, уже совсем стемнело, — сказала она, когда он спускался с дерева.

— Не проблема.

— Может, для тебя и не проблема, а мне еще нужно дойти до Нильканта.

Он спрыгнул на землю и встал перед ней. В его глазах было столько огня, что в какой-то миг Джессике показалось, что он сейчас сожмет ее в объятиях. Она вспомнила, как пять лет назад в его мастерской млела и задыхалась, стоя рядом с ним. Это чувство вернулось, но во сто крат сильнее.

— Мы вернемся в мою пещеру, я возьму фонарик и провожу тебя, — тихим, низким голосом проговорил он. Таким же теплым и бархатистым, как в ту далекую ночь!

Джессика с усилием вздохнула.

Они еще несколько секунд простояли молча, не в силах двинуться с места. Наконец он сказал:

— Пора идти.

И они медленно пошли по тропинке через темные джунгли.

Когда Кевин объявил, что через две-три минуты они будут у его пещеры, она не поверила. Обратный путь показался ей намного короче. Может, он повел ее другой дорогой? Как бы там ни было, а через несколько минут они остановились перед смутно маячившими в темноте очертаниями скалы. Джессика с трудом разглядела вход в пещеру.

— Значит, это и есть твоя лесная обитель? — спросила она.

— Да.

Кевин пригнулся и исчез в проеме между двумя скалами.

— Подожди, я зажгу свечу, — послышался его приглушенный голос из глубины пещеры. — Ты ведь не откажешься минут десять отдохнуть у меня?

— Ни за что не откажусь.

Из пещеры брызнул теплый оранжевый свет, и Джессика, пригнувшись, вошла.

Пещера была довольно просторной: метра три в глубину и около двух метров в ширину. А в середине можно было даже встать во весь рост.

Пол был устлан плотным ковриком. В углу лежало свернутое одеяло, и ничего больше в пещере не было. Кевин сидел на коврике у стены.

— Прошу, — пригласил он. — Садись.

Джессика села.

— А у тебя здесь уютно. Никогда не думала, что ты когда-нибудь сменишь свою мастерскую в Нью-Йорке на голую пещеру в джунглях. Ты ведь был хорошим художником, Кевин.

— Тот художник теперь мертв, — сухо ответил он.

— Кстати, а что случилось с моим портретом? Ты сохранил его?

Он помрачнел и нахмурился.

— Не помню.

Но по его глазам Джессика поняла, что он все прекрасно помнит. Он сидел, опустив глаза и крепко сжав губы, как будто пытался заглушить воскресшую память.

Почему он боится этих воспоминаний?

— Извини, если тебе неприятно вспоминать об этом, я больше не затрону эту тему, — сказала она и тут же добавила:

— Признаться, я уже отдохнула и чувствую, что готова продолжить путь.

Он молчал и, казалось, над чем-то размышлял.

— Спасибо, что помог мне найти плоды вельва, — продолжала она. — Как ни странно, но ты уже третий раз появляешься в моей жизни, когда я нахожусь в подвешенном состоянии и не знаю, что меня ждет в следующую минуту.

Непонятно, как это происходит.

Неожиданно он поднял на нее глаза.

— Послушай, Джессика, у меня есть предложение, — сказал он. — Вместо того чтобы тащиться сейчас через джунгли в Нилькант, ты можешь переночевать в моей пещере. Я уступлю тебе свою постель, а сам лягу неподалеку от пещеры. Как ты на это смотришь?

— Спасибо за гостеприимство. Но, по-моему, в твоей пещере не будет тесно и двоим, — ответила она.

— Согласен, но так будет безопаснее.

— Безопаснее? Ты хочешь сказать, что леопарды со змеями и скорпионами представляют для тебя меньшую опасность, чем я? Спасибо, Кевин, за комплимент.

Он улыбнулся.

— Это не комплимент, а правило, которое я должен соблюдать, находясь в уединении. Уединение есть уединение.

— Но ведь ты уже нарушил его. Ты ведь теперь не один.

— Это небольшое и вполне позволительное временное отклонение, вызванное обстоятельствами.

Она не стала больше возражать. В конце концов, он здесь в аскезе. Может, ему и полезно помучиться.

— Надеюсь, у тебя здесь водится какая-нибудь еда? — спросила она.

— Только рис и чечевица. Я могу приготовить особое блюдо — кичори. Это смесь этих двух продуктов. Очень питательная.

— Идет.

Он зажег еще одну свечу и направился к выходу.

— Отдыхай, а я займусь костром и ужином.

Нет, он совсем не безнадежен.

— Моя помощь нужна? — спросила она, провожая его взглядом.

— Нет, спасибо. У меня все заготовлено заранее.

Через полчаса тарелка чего-то похожего на кашу дымилась перед голодной Джессикой.

— Выглядит не очень привлекательно, но пахнет довольно аппетитно, — прокомментировала она.

— К сожалению, это все, что я могу предложить. После будет еще черный чай с сахаром.

Если бы я знал, что ты будешь у меня в гостях, то непременно припас бы банку кофе. Ты ведь наверняка не изменила своей привычке пить безумный черный кофе по ночам.

— Нет, я теперь часто стараюсь обходиться без него. Говорят, пить много кофе вредно.

Они замолчали и принялись за еду. Через несколько минут их тарелки были уже пустыми.

Потом Кевин заварил чай прямо в металлических стаканах.

— Сколько ты собираешься пробыть в Индии? — спросил он.

— Месяц. В начале декабря у нас начнутся репетиции и подготовка к съемкам. Я дико волнуюсь, но здесь события разворачиваются с такой скоростью, что, похоже, я успею за месяц найти образ Сати.

— Я в этом не сомневаюсь. Ты за два дня успела больше, чем можно представить. Хочешь еще чаю? — спросил он, потянувшись за кастрюлей с кипятком.

— Не откажусь.

Наливая кипяток в стакан, он слегка наклонился, и под его расстегнутой на груди рубашкой Джессика заметила что-то блестящее.

— А что там поблескивает у тебя под рубашкой?

— Фамильный амулет с портретом матери.

— Можно посмотреть?

— Ничего особенного. Обычный амулет, который вешают на шею детям. — Он достал из-за пазухи маленькую золотую подвеску в виде сердечка и, держа ее на ладони, наклонился к ней.

Джессика посмотрела на амулет, потом на Кевина и снова на амулет.

— Мне кажется, что я уже однажды видела такой же у кого-то, — задумчиво протянула она. — Только не помню у кого.

— Подобных амулетов тысячи. Хочешь посмотреть, как выглядела моя мать, когда была молодой?

— Конечно.

Он щелкнул замочком, и сердечко раскрылось.

Чтобы при тусклом свете свечи рассмотреть портрет, Джессике пришлось сесть рядом с Кевином. Она склонила голову к амулету и стала внимательно разглядывать лицо женщины на крошечной фотографии.

— Удивительно красивая женщина, — сказала она. Потом бегло окинула взглядом Кевина. — Только должна заметить, что ты поразительно не похож на нее. Она светлая, а ты смуглый и темноволосый.

— Я похож на отца. Мой отец — индиец.

— Вот как! — воскликнула она. — Теперь понятно, что потянуло тебя в Индию. Генетическая память. Только почему у тебя не индийская фамилия?

— Чтобы меня в школе не дразнили индусом, мой отец поменял мне фамилию. Так Кевин Чоудхари стал Кевином Годменом. — Кевин пожал плечами, захлопнул половинки амулета, спрятал его на груди и отвел взгляд в сторону.

Она сидела так близко, что ему становилось не по себе. Он чувствовал дразнящий запах ее тела, его тепло. В какой-то миг сама пещера показалась ему утробой, укрывшей в себе двух беспомощных младенцев. Мать-земля. Наверное, он должен научиться видеть в каждой женщине мать, богиню. Так ему будет легче укротить свое сексуальное желание.

— Насколько я помню, ты говорил, что твои родители живут где-то под Нью-Йорком, — сказала она. — Они счастливы вместе?

Продолжая смотреть в сторону, он тихо ответил:

— Там живет мой отец со своей новой женой.

— Твои родители развелись?

— Нет. Моя мать умерла, когда мне было десять лет.

— Прости, Кевин… Мне очень жаль.

— Ничего. Это было так давно, что я успел с этим смириться. — Выдержав паузу и догадавшись, что она ждет, он продолжил:

— Мой отец — редкий человек. После смерти матери он полностью заменил ее мне: любил, заботился, помог получить образование и встать на ноги. Только после того, как я стал самостоятельно зарабатывать, он снова женился. И я понимаю его, хотя хорошо знаю, что он никого так не сможет любить, как любил мою мать.

— Такое самопожертвование — редкое качество для мужчины, — заметила Джессика. — Тебе повезло.

— А как поживают твои мать и сестренка? — спросил он.

— Мама сумела справиться с кризисом и теперь вполне здорова. И даже вернулась на работу в школу. А сестренка оканчивает университет в Шарлотте. После той встречи с тобой… — Джессика осеклась: стоит ли говорить, что после встречи с ним она порвала с Тимом и стала самостоятельно пробивать себе дорогу в жизнь?

Та ночь как будто отрезвила, окрылила, вдохновила ее… Но интересно ли ему знать об этом?

— И что же? — спросил он, и его голос странно дрогнул.

Джессика перевела дыхание.

— В моей жизни все стало удивительно удачно складываться. Сначала я устроилась на работу официанткой, потом меня взяли в театр. Работая на двух работах, я смогла помогать сестренке и матери, и у них тоже все со временем наладилось. Вот.

— Я очень рад. А твой отец так и не вернулся?

— Нет. И слава Богу, что он не сделал этого.

Мать никогда не смогла бы ему поверить снова, и его появление лишь заново расстроило бы ее. Он обзавелся новой семьей, а о нас просто забыл. Тебе повезло с отцом, — добавила она после короткого молчания. — И ему тоже повезло, что ты единственный ребенок в семье.

Были бы у тебя брат или сестра, твоему отцу пришлось бы намного труднее.

Кевин криво усмехнулся.

— У меня есть брат, которого я никогда не видел.

Джессика удивленно подняла на него глаза.

— Ничего удивительного, — продолжал он. — Моя мать была замужем дважды. Первый раз она вышла замуж, когда ей было восемнадцать. У нее родился сын, но брак с первым мужем длился всего пару лет. Муж бросил ее.

Мать снова вышла замуж только через тринадцать лет после развода с первым мужем, и тогда на свет появился я. Мой брат, которому тогда было шестнадцать, возненавидел моего отца.

За что, трудно понять. Может, за цвет кожи, а может, из ревности. Это обычная реакция ребенка по отношению к отчиму. В общем, почти сразу после моего рождения брат заявил матери, что больше не нуждается в ней, и сбежал из дому.

Джессика слушала, широко раскрыв рот.

— Родители разыскивали его, пытались уговорить вернуться, но он однажды заявил, что, если они будут продолжать беспокоить его, он подаст на них в суд, обвиняя в том, что они издеваются над ним. Ты ведь знакома с американским законодательством и знаешь, что ребенок всегда прав. После этого они решили оставить его в покое.

— И с тех пор он не возвращался?

— Нет. До нас доходили слухи, что он связался с мафией и возил кокаин из Латинской Америки. Позже мы узнали, что он разбогател и сменил вид бизнеса. Мать умерла от рака крови, когда ей было сорок пять, и перед смертью в бреду безутешно шептала: «Прости меня, сынок». Но это не ей, а ему следовало бы до последних дней его жизни просить у нее прощения.

Джессика возмущенно покачала головой.

— Какой беспримерный эгоизм и нечеловеческая жестокость. Извини, Кевин, что заставила тебя вспомнить об этом.

— Я сам часто вспоминаю об этом и, признаться, никогда не жалею, что не видел этого бессердечного мерзавца, который принес матери столько страданий.

В пещере повисла тревожная тишина. История семьи Кевина настолько растрогала Джессику, что ей захотелось узнать о нем больше.

Почему, например, он не женат? Или, может, он был женат и разведен? Ей хотелось также выяснить причину его бегства от жизни. Она подозревала, что за его духовной устремленностью скрывается какая-то серьезная причина, приведшая его в отчаяние. Как он жил эти пять лет после их первой встречи? Из рассказа Умы и Шанкара она могла предположить, что он был преуспевающим художником. Почему же он решил отказаться от карьеры, славы и денег? И, судя по всему, от женщин тоже.

Свеча на камне в глубине пещеры, потрескивая, догорала.

— Думаю, нам пора ложиться спать, — сказал наконец Кевин.

— Да, ты прав. Ты наверняка рано встаешь.

Но не волнуйся, утром я исчезну, и ты сможешь продолжать свой духовный подвиг. Еще раз спасибо за помощь и за откровенную беседу.

Он махнул рукой и принялся молча стелить на полу пещеры свое единственное одеяло.

— Твоя постель готова, только, к сожалению, укрыться тебе будет нечем. Если замерзнешь, можешь накинуть на себя половину одеяла.

Джессика вспомнила о своей шали, полезла в сумку и достала ее.

— Я прихватила с собой шаль. Только позволь поинтересоваться, на чем собираешься спать ты?

— На траве.

— Понятно, на сырой и холодной траве.

— Нет, на мягкой, густой и шелковистой.

— Нет, Кевин, так дело не пойдет, — запротестовала она. — Возьми хотя бы мою шаль.

— Шалью ты сама можешь накрыться. Спокойной ночи. — И он, пригнувшись, направился к выходу.

— Знаешь, Кевин, это уже слишком. — В ее голосе послышались нотки раздражения. — Я вторглась в твое уединение, отняла у тебя постель и жилище. Но я не хочу, чтобы ты до утра стучал от холода зубами, ночуя под открытым небом. Ты должен взять мою шаль.

Он вернулся и нехотя взял из ее рук шаль.

— Спасибо. Спокойной ночи.

— Сладких сновидений, — с легкой издевкой ответила она.

Кевин лежал, постелив на траву ее шаль, и считал звезды.

Сто двадцать пять, сто двадцать шесть…

Черт, ему явно не удастся сегодня заснуть.

Но как приятно было снова встретить эту девушку с глазами, похожими на маслины, и как приятно было сидеть с ней в пещере и разговаривать! С ней можно было бы проговорить вечность. Она может быть такой разной: вспыльчивой и дерзкой, насмешливой и суровой, внимательной и нежно-чуткой. Она так не похожа на тех девиц, с которыми он раньше имел дело.

Но она не только душевный собеседник, она женщина. А женщины… От них лучше держаться подальше. Эх, как бы так перевоспитать себя, чтобы научиться видеть в них одно только божественное? Как бы заставить себя не видеть этих округлых форм, полных грудей, этих манящих губ, этого томного покачивания бедер?

Черт, как он собирается принять саньясу, если его до сих пор пробирает под взглядом этих откровенных, дерзких глаз?

Сто двадцать семь, сто двадцать восемь…

Она и здесь, в лесу, его нашла. Но завтра утром она уйдет. А через неделю Махараджи посвятит его в саньясу и тогда… Может, тогда хоть что-нибудь изменится?

Сто тридцать…

Кевин сел. Хватит считать звезды и думать о своих слабостях. Лучше использовать это время для медитации. Обернувшись в ее шаль, он принял позу лотоса и закрыл глаза.

И вскоре почувствовал, что начинает погружаться…

Что за чертовщина, почему, как только он садится в лотос, его начинает уволакивать в сон?

Должно быть все наоборот. Эта поза призвана пробуждать, а не усыплять. Проклятие, когда же наконец он постигнет великое таинство медитации? Когда наконец проснется и освободится? Когда? Когда…

Уронив голову на грудь, Кевин спал.

6

А в это время чистое небо над священными джунглями Нильканта быстро заволокли тучи. В вышине пророкотал гром: сначала как ворчливый, вечно недовольный чем-то старик, а потом как угрожающий нападением леопард.

Кевин вздрогнул и проснулся. На его макушку шлепнулось несколько тяжелых капель. Очередное благословение, лениво проплыла в его голове мысль. Похоже, сейчас припустит. Что делать? В его пещере спит очаровательная гостья, и он не позволит себе нарушить ее сон.

Обильный ливень хлынул так внезапно, что, пока Кевин добежал до ближайшего дерева, он успел до нитки промокнуть.

Ни сна, ни медитации. Проклятье.

Он сидел под деревом на корточках, кутаясь в промокшую шаль, а в почерневшем небе продолжало сурово грохотать.

— Кевин! Кевин, где ты? — послышался сквозь шум дождя крик Джессики.

В темноте замаячила ее фигурка.

Проснулась. Проклятая гроза разбудила и ее.

— Кевин! Кевин! — продолжала выкрикивать она, бегая по лужайке перед пещерой.

— Я здесь! — отозвался он и встал.

— Кевин! — Она подбежала к нему и схватила за руку. — Скорее в пещеру! Ты с ума сошел!

Ты ведь насквозь промок!

— Ты тоже, как я погляжу, успела промокнуть. Зачем ты выбежала?

— Чтобы затащить тебя в пещеру! Вот зачем! Крепко держа его за руку, она побежала к пещере и потянула его за собой. — Я не хочу, чтобы из-за меня ты простудился, заболел и умер.

Не хочу портить свою карму.

— Это мой выбор, и ты здесь ни при чем.

— Этот выбор ты вынужден был сделать из-за меня. — Они остановились у входа, и Джессика, подталкивая его в спину, заставила войти внутрь. Затем вошла сама.

— Ух, ну и ночка. Откуда взялся этот дождь? — бормотала она в темноте. — Где тут у тебя спички?

— Там, у дальней стены, где горела свеча.

Они вместе на ощупь стали продвигаться в глубь пещеры. И вдруг столкнулись. Ее рука схватила его за плечо, его рука коснулась ее шеи.

Оба на миг замерли.

Нежная, гладкая, теплая, влажная от дождя, самовольно констатировал его ум.

Сильное, упругое, мускулистое и такое горячее, что даже под мокрой рубашкой обжигает, проскакало в ее уме.

И в следующую секунду они, словно ошпаренные, отскочили друг от друга.

— Спички, — прошептала она не своим голосом.

— Да, проклятые спички, — тяжело выдохнул он.

Наконец коробок спичек затрещал в его руке, и по тому, как долго он пытался извлечь из него спичку и чиркнуть ею, Джессика догадалась, что его руки трясутся.

Кевин все же умудрился зажечь свечу, и свет вернул к жизни все, что до этого было поглощено темнотой: шероховатые стены пещеры, загадочные очертания их тел, тени. Они сели друг против друга.

— Мы здорово промокли. Что будем делать? — спросила она, потирая руками плечи.

— Можешь раздеться и закутаться в одеяло, — предложил он.

— А как ты?

— А я буду сидеть и ждать, пока просохну.

На теле одежда сохнет быстро.

Верю, подумала она, на таком горячем теле можно было бы заодно просушить и мою одежду.

— Кстати, можешь, закутавшись в одеяло, с успехом продолжить спать, — добавил он.

— А как ты?

— А я буду сушить свою одежду и сторожить тебя.

У Джессики не было сил ни возражать, ни предлагать или советовать ему что-либо. Она молча отвернулась к стене и стала стягивать с себя прилипшую к телу футболку. Пока она раздевалась, он тупо рассматривал рельеф на стенах пещеры.

— Подай мне, пожалуйста, одеяло, — тихо попросила она, продолжая стоять к нему спиной.

Ему пришлось встать, взять с пола одеяло…

И посмотреть на нее: ослепительную, соблазнительную.., желанную.

Нет! — истерически завопил его рассудок. Он не имеет права хотеть ее, он не имеет права допускать и мысли о том, чтобы касаться ее, обнимать, ласкать, целовать.., любить. Нет!

Но вместо того, чтобы прислушаться к голосу рассудка, Кевин подошел к ней и, накинув на нее одеяло, медленно и бережно провел руками по ее плечам.

Она повернулась к нему и открыто посмотрела в глаза.

— Спасибо, Кевин.

Он опустил голову и хрипло пробормотал:

— Не за что. Спокойной ночи.

— И тебе. Хотя о какой спокойной ночи может идти речь, если ты все равно не собираешься спать?

Она метнула на него насмешливый взгляд, потом опустилась на пол, уютно запахнула на себе одеяло и улеглась.

Кевин задул свечу.

Джессика проснулась, почувствовав, как солнечный луч, заглянувший в пещеру, нежно гладит ее по щеке. Она открыла глаза, но не сразу вспомнила, где находится. Только через несколько мгновений ее память лениво восстановила события прошлого дня.

Джунгли. Кевин. Плоды вельва. Пещера. Ночь.

Дождь.

Она приподняла голову и огляделась. Кевина в пещере не было. Выбравшись из-под одеяла, она принялась искать свою промокшую под ночным ливнем одежду. Одежды нигде не было.

Черт, куда она могла подеваться? Джессика обмотала одеяло вокруг тела и вышла.

Яркое утреннее солнце ослепило ее и заставило блаженно зажмуриться.

— Доброе утро, женщина пещеры! Как спалось?

Ослепленная солнцем, Джессика часто заморгала и, только прикрыв ладонью глаза, смогла наконец разглядеть его. Он стоял посреди лужайки с охапкой сухих веток в руках и выглядел свежим, бодрым, полным энергии, и только слегка запавшие глаза на смуглом, красивом лице, оттененном темной порослью щетины, свидетельствовали о бессонной ночи.

Джессика с трудом проглотила слюну. Он так чертовски сексуален, прострелило ее мозг, и в один миг она с волнением осознала свою едва прикрытую одеялом наготу.

— Ищешь свою одежду? Я разложил ее на камне у пещеры, чтобы она просохла.

Он бросил охапку дров на траву.

— Привет, лесной человек! — весело ответила она, стараясь справиться с приливом чувственности. — И спасибо за заботу о моей одежде.

Обернувшись, она увидела на стенах пещеры распятие из своих джинсов и футболки. Подошла и пощупала их.

— Еще не совсем просохли.

— Тогда не торопись одеваться. Можешь это сделать после завтрака, — посоветовал он и лукаво подмигнул. — Должен заметить, что тебе идет этот наряд пещерной женщины.

Он был на удивление игрив и весел. Она не ожидала увидеть его таким.

— Спасибо за комплимент. Значит, ты собираешься кормить меня завтраком?

— Конечно. Я не смогу отпустить свою гостью голодной. Хотя, признаться, завтрак будет скромным: чай и лепешки.

— Об этом мог бы не упоминать. Я еще вчера усвоила, что меня здесь не будут баловать кулинарными изысками. Уверена также, что мое участие в приготовлении завтрака не потребуется.

— Верно. Так что можешь отдыхать, греться на солнышке, а я схожу к роднику за водой.

Он подхватил небольшое металлическое ведерко и энергично зашагал по тропинке, уводящей в чащу.

Как удивительно приятно заботиться об этой женщине, думал он, углубляясь в джунгли. Как приятно готовить и подавать ей еду. Как приятно быть рядом с ней, видеть ее, чувствовать.

Намного приятнее, чем все то, чем он занимался здесь до нее. Она появилась и как будто осветила мир вокруг него, вдохнула жизнь, принесла радость. Он проснулся сегодня на заре и в светящемся голубом полумраке долго, не отрываясь, смотрел на нее спящую: на ее спокойное лицо, на разметавшиеся волнистые волосы, на слегка приоткрытые полные губы. Его переполняла необыкновенная нежность. Что происходит? Несомненно, эта женщина появилась, чтобы помочь ему трансформировать сексуальное влечение в истинную любовь. Уже сегодня на рассвете он смог увидеть в ней воплощение божественной матери. Потрясающее достижение! Если ему удастся удержать это чувство, то он сможет мирно медитировать до конца своих земных дней.

Он склонился к роднику, наполнил ведерко водой, как вдруг услышал за спиной тихий треск веток. — Очередной гость, подумал он и обернулся.

По другую сторону валуна, на том же месте, где он вчера встретил Джессику, стоял огромный, рыжий, гривастый лев и в упор смотрел на него.

Черт, чего только с недосыпу не привидится!

Кевин крепко зажмурил глаза и яростно тряхнул головой. Прочь, прочь порождение спящего разума! Кто-кто, а львы ему в видениях еще не являлись. Спокойно, Кевин, утешал он себя, сейчас ты откроешь глаза, и его больше не будет. Спокойно.

С полной уверенностью, что видение исчезло, Кевин смело распахнул глаза. Но видение не только не исчезло, оно, не спуская с Кевина глаз, рухнуло на траву возле валуна и вальяжно растянулось.

Кевин закрыл глаза руками, несколько раз глубоко вздохнул и прошептал мантру, разрушающую чары:

— Асатома, сат гамайя…

Но когда отвел руки от глаз, то увидел, что лев, продолжая смотреть на него, сначала медленно склонил голову в одну сторону, а потом в другую, как будто оценивал, насколько сытна его добыча.

Кевин похолодел от ужаса. Это не видение.

Это смертельная реальность. Что делать? Бежать?

Бессмысленно. Лев одним прыжком настигнет его.

Его мозг начал судорожно искать спасения и внезапно напомнил ему поверие о том, что хищники и ядовитые существа, обитающие в джунглях Нильканта, благодаря силе благословения, ниспосланного Шивой, навеки утратили свои дикие привычки и желание причинять вред людям. Если это так, то почему этот лев пялится на него так же, как он сам обычно пялится на сладкий рисовый пудинг с орехами и изюмом, который подают в ашраме по особым праздникам? А может, этот симпатичный зверь просто ищет с ним общения и, не зная, как завязать беседу, лишь разглядывает его?

Кевин много читал об индийских святых отшельниках, которые заводили друзей среди диких обитателей леса.

Мысли неслись через его голову, как табун диких мустангов по прерии. Ах, как ему в эту минуту хотелось верить всему тому, чему, как ему раньше казалось, он так искренне верил!

— Эй, приятель! — тихонько окликнул он льва. — Не знаю, как ты, а я сюда пришел за водой. Если у тебя есть какое-то дело ко мне, будь добр, изъяснись поскорее. Меня в пещере ждет девушка. Я обещал накормить ее завтраком, так что, прости, у меня не так много времени.

Лев в ответ только тряхнул гривой и сладко зевнул. — Что ж, если это все, что ты хотел сказать, то, надеюсь, аудиенция окончена. Приятно было познакомиться. Кстати, хочу напомнить тебе, что, если ты будешь хорошо себя вести, в следующей жизни переродишься человеком. Удачи. Я пошел.

Не отрывая глаз от хищника, Кевин сделал попытку поднять свое ведерко: наклонился и протянул к нему руку. И в этой позе, как фрагмент скульптурной группы, застыл.

Лев вздрогнул всем своим могучим телом, тряхнул гривой и стал медленно подниматься.

— Понятно, — одними губами пролепетал Кевин. — Ты тоже решил пойти своей дорогой.

Мудрое решение, достойное короля джунглей.

Он продолжил движение к ведру, но стоило ему прикоснуться к ручке, как из пасти хищника вырвалось свирепое, недовольное рычание. Кевин содрогнулся, по его коже пробежали мурашки, волосы на голове стали дыбом.

Сделав глубокий вдох, он бессильно опустился на камень.

— Спокойно, я понял. Ты не хочешь, чтобы я так быстро уходил. Что ж, я охотно посижу здесь с тобой еще немного. Полюбуемся друг на друга. Признаться, я никогда раньше не встречался со львом в естественной для него среде обитания. Это очень редкий шанс. Я ценю твое доверие, дружище. И должен признать, что ты выглядишь великолепно: здоровый, упитанный, настоящий царь зверей и совсем не похож на тех жалких замухрышек, которые мечутся по — клеткам в зоопарках. Какое унижение! — Кевин сочувственно покачал головой. — Но ты должен понять, что в пещере меня ждет голодная девушка. Я обещал накормить ее завтраком. Ты-то сам, надеюсь, успел позавтракать? Если нет, то желаю удачной охоты.

О Господи, что он такое несет с перепугу!

Если хищник задумал его съесть, то вместо того, чтобы молоть чепуху, лучше помолиться.

Итак, будь что будет. Он сложил ладони, склонил к ним голову, закрыл глаза и принялся бормотать:

— О, божественная мать! Прошу, помоги мне с достоинством принять свою судьбу. Если мне суждено стать добычей этого хищника.., этого благородного хищника, — торопливо поправил себя он, — то пусть он насладится моей бренной плотью и больше никогда не причиняет вреда живым существам. Пусть в его сознании произойдет коренная трансформация, мощный сдвиг и он.., и он.., и пусть он отныне станет вегетарианцем! — горячо закончил он.

Перестав бормотать, Кевин почувствовал, как ужас начинает парализовать его. Он замер, напряженно ожидая нападения.

С минуту он просидел не двигаясь, а потом отважился открыть глаза.

Трава на том месте, где лежал зверь, была примята, но сам он таинственно исчез. Вот так сюрприз! Кевин опасливо огляделся. Сбежал.

Неужели испугался, что ему придется стать вегетарианцем? Велика сила молитвы!

Кевин еще раз внимательно оглядел окрестные кусты. Льва нет, как и не было. Свершилось чудо. Подхватив ведро, Кевин медленно пошел к пещере, продолжая ежесекундно озираться.

Черт, а может, он все-таки засел где-нибудь в кустах и хочет выследить его путь к пещере, чтобы полакомиться Джессикой? Кевин прибавил ходу. Нет, Джессику он ему не отдаст.

До лужайки перед пещерой оставалось метров десять, когда вдруг за его спиной послышался уже знакомый ему хруст ломающихся веток. Кевин резко остановился и обернулся.

Рыжий гигант стоял на тропинке в нескольких метрах от него. Подлое, коварное животное следило за ним!

— Нет! — громко крикнул он. — Нет! Ты не тронешь ее! Ты не посмеешь!

И он бросился бежать, расплескивая воду.

— Джессика! Джессика! Быстро в пещеру!

Прячься, Джессика! — проорал он во все горло, как только заметил ее мелькнувшую между деревьями фигурку.

Увидев, что Кевин вихрем несется прямо на нее, Джессика остановилась посреди лужайки.

— Кевин, что случилось? В чем дело? — с недоумением спросила она.

Он подбежал к ней, схватил за руку и потащил за собой.

— Скорее в пещеру! Прячься! Меня преследует лев!

— Кевин, ты спятил? Какой лев? Отпусти меня сейчас же! — Она на ходу попыталась выдернуть свою руку. — Куда ты меня тащишь, сумасшедший?, Но он не слушал. Слава Богу, они были уже возле пещеры. Кевин силой затолкал ее вовнутрь, а сам, широко расставив руки и ноги, стал у входа.

— Ну же, где ты там?! — с вызовом прокричал он. — Выходи! Надеюсь, тебе на завтрак будет достаточно меня одного?! Смелее! Я готов! Только знай, девушку я тебе не отдам!

Грациозно и величаво ступая, лев вышел на лужайку.

Зверь и человек, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза. Лев медленно приближался. Кевин стоял как вкопанный.

Он все-таки серьезно болен. Похоже на очередной приступ. Домедитировался, подумала Джессика, сидя в пещере, и решила тайком из-за его спины выглянуть и узнать, с кем он там сражается.

Но тут же шарахнулась в глубь пещеры. Метрах в трех от пещеры сидел огромный лев. Настоящий.

Обхватив себя руками и трясясь от страха, Джессика пыталась прийти в чувство. Либо мы оба свихнулись и у нас одинаковые галлюцинации, либо действительно пора готовиться к смерти. Нет, только не смерть, пожалуйста, не сегодня. Не сейчас. Можно через год, но не теперь, когда она готовит роль Сати. Если ее съест лев, то кто будет играть Сати вместо нее? Истеричка Хэлли Бэрри? Кривляка Джулия Ормонд? Или выскочка Дженнифер Лав-Хьюит?

Это ужасно. Они явно провалят фильм.

А Кевин? Если его проглотит это рыжее чудовище, что она будет делать без него? Как она сможет жить, если его в этом мире не будет?

При этой мысли ее охватило убийственное, лишающее ее жизнь смысла, чувство одиночество. Неужели они встретились снова только затем, чтобы она стала свидетелем его жуткой смерти? Кевин!

С оглушительной ясностью она в один миг поняла, что любит этого великолепного, слегка сумасшедшего, но такого отважного мужчину. Да, она любит его, хочет его, она жаждет его любви.

Она ждала его много долгих лет. Неужели судьба так безжалостна, что сможет отнять его?

Нет, пусть лучше они погибнут вместе. А Сати она сыграет в другой жизни.

— Кевин, я с тобой! — решительно заявила она, шагнув к нему. — Пусть этот монстр сожрет нас обоих, потому что без тебя.., без тебя…

— Джессика, не смей ко мне подходить! — грозно скомандовал он. — Назад, Джессика!

Забейся в угол и сиди как мышь, понятно?

— Нет! — гордо выкрикнула она. — Ты не имеешь права погибнуть без меня! Я не допущу этого, потому что я.., я… — Ее голос сорвался.

Она была готова разрыдаться.

О, как ей хотелось в эту отчаянную минуту обвить его тело руками, прижаться к нему крепко, слиться с ним в одно целое! Навеки.

Она была уже готова это сделать, как вдруг с лужайки послышался протяжный, рвущий на части воздух львиный рев. Она закрыла глаза и замерла с протянутыми перед собой руками. А через секунду, сама не понимая как, оказалась в крепких объятиях Кевина.

— Спокойно, малышка, мы победили, — возбужденно прошептал он ей на ухо. — Хищник сдался. Сбежал.

Трепещущая, резко ослабевшая, она медленно открыла глаза. На лице, груди и шее Кевина поблескивали капельки пота. Он все еще тяжело дышал, и она чувствовала, как вздымается его сильная грудь.

— Правда? — дрожащим голосом спросила она, положив голову ему на грудь.

— Правда.

Это снится мне или происходит наяву? — задал он себе привычный идиотский вопрос.

Он держит ее в своих руках. Он обнимает женщину, и она льнет к его груди и вся дрожит.

От страха? Или…

Он хотел всего лишь утешить ее. Ничего, она сейчас успокоится и он отпустит ее. Но хочет ли он выпускать ее из своих объятий?

Джессика Роджерс. Роковое видение. Очаровательное наваждение. Сладкий морок.

Конечно, после того потрясения, которое они только что пережили, нужно быть камнем, чтобы не захотеть прижать ее к себе. Они едва не угодили в пасть зверя.

Кевин вспомнил, как всего несколько минут назад она, стоя за его спиной, выкрикивала: «Я с тобой! Потому что без тебя…». Она не договорила. Но что бы там ни было, а он здесь не для того, чтобы выяснять это, и явно не для того, чтобы пожирать глазами ее голые плечи, сознавая, что под грубым одеялом, которым она обернута от груди, нет никакой одежды. Запах ее тела начинает будоражить его, ее волосы щекочут ему шею, губы так близко…

Держись, Кевин, и держи под контролем того льва, который начинает подозрительно шевелиться под тонкой тканью твоих брюк. Ты смог одолеть дикого льва джунглей, неужели не сможешь укротить зверя в собственных штанах? Думай о божественном, Кевин. Это все, что у тебя осталось, приятель.

Он бережно провел рукой по ее пружинистым волосам.

— Все позади, Джессика. Судя по всему, этот рыжий симпатяга хотел только немного попугать нас и вовсе не собирался отправлять в свой желудок. Поверье о том, что нилькантские хищники не питаются человечиной, подтвердилось.

— О да, можешь догнать его и поблагодарить за это, — тихо пробормотала она. — А ты все-таки вел себя как герой, Кевин. Ты настоящий мужчина. Позавчера ты спас меня от гибели в воде, сегодня — от смерти в лапах хищника. А пять лет назад спас от падения в пропасть. Неужели мы встречаемся только для того, чтобы ты спасал меня? — Она откинула голову назад и посмотрела ему в глаза. — Если это так, то я готова встречаться с опасностью каждый день.

О! В ее голосе звучат опасные нотки страсти!

Кевин осторожно разжал объятия и натянуто улыбнулся.

— Похоже, пришло время спасать тебя от голода. Извини за задержку с завтраком.

— Я не голодна, — сердито обронила она и резко отошла от него.

Чего это она разозлилась? Хотя гнев богини — это тоже благословение, утешил себя Кевин и вышел из пещеры.

После завтрака Джессика надела свою просохшую одежду, повесила на плечо сумку с драгоценной ношей, и они вместе весело зашагали через джунгли, оглашаемые самыми разнообразными звуками птичьих голосов.

В Нильканте Кевин посадил ее в джип.

— Удачи в раскрытии образа Сати, — пожелал он ей на прощание.

— А тебе удачи в постижении глубин медитации, доступных Шиве.

Они обменялись дружескими рукопожатиями и улыбками, и, глядя вслед исчезающему в клубах пыли джипу, Кевин грустно вздохнул.

К обеду Джессика была уже в Лакшман Джуле. Она решила не тянуть с подношениями. Приняв душ в ашраме, она переоделась, потом пообедала в «Ганга вью». К сожалению. Умы и Шанкара там не было, но после визита к Махараджи она обязательно найдет их и расскажет о своих приключениях.

Поднимаясь на портик, она увидела, что дверь комнаты Махараджи открыта, и стоило ей приблизиться, как из комнаты послышался его теплый голос:

— Входи, Сати.

Она вошла, поклонилась ему и без смущения села на коврик у его кушетки.

— Добрый день, Махараджи. Я принесла плоды…

Махараджи махнул рукой.

— Положи их на столик. Завтра в девять утра начнется ритуал. Тебе не обязательно присутствовать на нем, но будет хорошо, если ты в это время будешь сидеть в уединенном, тихом месте и читать свой сценарий. А теперь иди, отдыхай. В пещере никогда хорошо не выспишься.

Коротко и ясно. Он как всегда все знает: и про Кевина, и про пещеру, и про льва.

Джессика улыбнулась и встала.

— Спасибо, Махараджи, — сказала она, с уважением поклонилась и вышла.

С Махараджи не посплетничаешь, подумала она, стоя на портике. Нужно срочно найти Уму и Шанкара, иначе меня разорвет от эмоций и желания поделиться.

С парой веселых, неразлучных голландцев она встретилась на мосту. Глядя на ее расплывающееся от счастья лицо и возбужденно горящие глаза, Ума заключила ее в объятия.

— Пошли скорее в какое-нибудь кафе общаться, — сказала она. — Вижу по твоим глазам, тебе есть что рассказать.

Они пересекли мост и уселись под зонтиками ближайшего от моста открытого кафе, уютно расположившегося над Гангой.

— Не сомневаюсь, что поход за добычей плодов увенчался успехом, — сказал Шанкар.

— Конечно. И вы не поверите, если я скажу вам, кто мне помог их найти.

— Кевин? — в один голос спросили голландцы.

— Он самый. Мы встретились в джунглях у родника, представляете?

И Джессика взахлеб рассказала им обо всем, что случилось с ней в походе.

— И ты своими глазами видела этого льва? — спросил удивленный Шанкар.

— Да. На расстоянии трех метров. Он был рыжий, с роскошной гривой и очень выразительными глазами.

Шанкар подозрительно покосился на нее.

— Странно. Я никогда не слышал, чтобы в этих краях водились львы. В здешних джунглях обитают леопарды и слоны. Индийцы называют леопардов тиграми. Они как дети испуганно шепчут: «Не ходи в тот лес, там живет тигр».

Но львов здесь никто раньше не встречал. — Шанкар поднял бровь и посмотрел на Уму. — А что ты думаешь по этому поводу, моя мудрая жена?

— Я ничего не думаю, — ответила Ума. — Если Джессика и Кевин видели льва, значит, это был лев. Сомневаюсь, что они могли перепутать льва с леопардом. Рыжих леопардов не бывает. Но, возможно, это был мистический лев, — добавила она, загадочно улыбнувшись.

— Видение? — Шанкар скептически усмехнулся. — Если бы его видел только Кевин, то я не стал бы удивляться. Кевину часто видятся мифические существа: якшини, дакини, апсары. Необузданное воображение художника, ничего не поделаешь. Но мне трудно поверить, что и Джессика попалась на эту удочку.

Ума ничего не ответила. Она перевела взгляд на Гангу и, казалось, отвлеклась, любуясь изумрудно-лазурной гладью реки. Шанкар сосредоточенно отхлебнул кофе.

— Лев на санскрите — «симха». Так зовут нашего гуру, — задумчиво проговорила Ума, не поворачивая головы. — Больше я ничего сказать не могу.

Джессика и Шанкар изумленно переглянулись и пожали плечами.

— Я всего третий день в Ришикеше, — начала Джессика, — но за эти дни со мной произошло столько непонятного и мистического, что у меня начинает идти кругом голова, если я пытаюсь что-либо понять. Уж не знаю, кто здесь нормальный, а кто сумасшедший. Похоже, здесь все с какими-то причудами, и я в том числе, хотя раньше ничего подобного за собой не замечала. Ох уж эта Индия. — Она глубоко вздохнула и вдруг рассмеялась.

Ума и Шанкар уставились на нее. Их лица стали медленно растягиваться в улыбках, и уже через секунду они хохотали вместе с Джессикой.

— Но несмотря ни на что, ты выглядишь необыкновенно счастливой. Разве не это главное? — спросила, сдерживая смех, Ума.

— Догадываюсь, что это, пожалуй, единственное, к чему стремится каждый человек, ответила Джессика. — И начинаю понимать, почему я так счастлива.

— Почему, если не секрет?

— Потому что я влюблена, — ответила она со вздохом, подняла глаза к небу и развела руками.

— В кого? — с лукавой улыбкой спросил Шанкар. — В Гангу? В Махараджи?

Ума подтолкнула его локтем в бок.

— Не валяй дурака, Шанкар. Ясно в кого, в Кевина.

И Джессика наконец решилась рассказать им о своей первой встрече с Кевином. Они внимательно выслушали.

— Не пойму только одного: почему мы пять лет не могли встретиться в Штатах, а встретились лишь в Индии, на Ганге? — закончила свою исповедь Джессика.

— Могу объяснить, — вызвалась Ума, заметив в глазах Джессики характерную для влюбленной женщины светлую грусть, смешанную с мечтательной нежностью. — Только если ты готова принять очередную дозу мистики. — Ума игриво подмигнула ей.

— Готова, — сказала Джессика. — И начинаю подозревать, что теперь жизнь без мистики будет казаться мне скучной, безвкусной и механистичной.

— Ты попалась, Джессика. Вот так люди влюбляются в Индию, — сказал Шанкар, радостно всплеснув руками. — Жизнь сама по себе чудо, но в наших странах мы этого не замечаем, потому что наши умы постоянно заняты внешним, мирским, и нам некогда заглянуть в глубину своих сердец. Индия, наоборот, живет сердцем, чувствами, и поэтому здесь так быстро проявляется то, что долгие годы скрывалось внутри.

Индийский ум интровертен, его мало интересует внешний мир. Поэтому Индия и выглядит такой нищей и убогой. Но зато каждый индиец знает, что истинное богатство и счастье — в его сердце, и даже лишения и бедность не способны отнять у него способность радоваться и любить. Вот тебе и вся мистика, дорогая Джессика.

— Как всегда, мой мудрый супруг прав, — сказала Ума. — Перед тобой, Джессика, две счастливые жертвы подобной ситуации. Мы с Шанкаром два года работали в одном издательстве и были влюблены друг в друга, но узнали об этом, лишь когда приехали в Индию. Она, — Ума кивнула в сторону Ганга, — проявила в нас эту любовь.

— Кто она? — удивленно спросила Джессика.

— Ганга, кто еще. Вы с Кевином тоже все эти годы искали друг друга, но суета и проблемы уводили вас от встречи, отвлекали. Ваши умы забывали друг друга, но сердца помнили. Вы умудрялись скрывать свои чувства от себя и от других. Но их невозможно скрыть от Ганги. Она знает все потаенные желания наших сердец.

И, как ни странно, исполняет их.

Джессика на минуту задумалась.

— Ты хочешь сказать, что и Кевин думал и помнил обо мне все эти годы? — взволнованно спросила она.

— Конечно. В своем сердце.

— Но почему все-таки мы не встретились раньше?

Ума рассмеялась.

— А ты думаешь, что Ганге не понадобилось время, чтобы создать ситуацию для твоего приезда в Индию?

Джессика опять задумалась.

— Но как тогда объяснить желание Кевина отречься от мира?

— А как он мог жить в миру без тебя? — вопросом ответил ей Шанкар.

— Все так запутано, — протянула Джессика. — Слишком много мистики. У меня опять начинает кружиться голова.

— Расслабься, дорогая. — Ума взяла ее за руку. — Ты в колыбели ее милости, ты ее дитя, и она сама обо всем позаботится.

Глаза Джессики наполнились слезами.

Ума и Шанкар рассказали ей очередную сказку, но в этой сказке было слишком много правды. Той правды, которая жила в ее сердце. Она полюбила Кевина еще в ту далекую июньскую ночь, и с тех пор, сколько ни пыталась, не могла полюбить другого мужчину. Поклонники и обожатели вились вокруг нее, она иногда увлекалась кем-то из них, но за все эти годы у нее не было ни единой серьезной связи с мужчиной.

Чаще всего ее увлечения заканчивались несколькими походами в ресторан, в театр, в кино или прогулкой. Двумя-тремя поцелуями. До постели дело никогда не доходило. Сексуальное желание как будто заснуло в ней, и ни один из ухажеров не мог его разбудить. Она тогда решила, что ей просто не суждено кого-либо полюбить, и сосредоточилась на работе и карьере.

А теперь пламя страсти вспыхнуло в ней так неожиданно и с такой силой, что ей временами казалось, что она не сможет себя контролировать. И только холод и отстраненность Кевина заставляли ее держать себя в руках. Но это было не только желание испытать с ним восторг плотской страсти. Сегодня в джунглях она поняла, что Кевин ее мужчина, мужчина, с которым она готова связать свою жизнь навсегда.

Но как узнать, любит ли он ее? Она знала только о своих чувствах и не могла легко поверить в то, что говорили ей симпатичные голландцы, с которыми она за пару дней успела так близко подружиться, что теперь выкладывала им самые сокровенные тайны своей души.

Ума заметила слезы в ее глазах.

— Давай прогуляемся по Лакшман Джуле, мы покажем тебе несколько старинных храмов, — предложила она.

Они встали из-за столика, за стойкой расплатились за кофе и вышли из кафе.

Они шли по мосту.

— Кстати, знаешь, что означает «джула»? — спросил Джессику Шанкар.

— Нет.

— «Джула» — это колыбель или качели. Правда, красивое название? В индуистских храмах часто видишь фигурку младенца бога Рамы или Кришны в колыбельке. Индуизм обожествляет детство — невинность, открытость, доверчивость, простодушие, спонтанность. Мы все — дети Бога, и нам остается только жить и помнить, кто качает нашу колыбель.

На середине моста все трое остановились и, почувствовав, как мост под ними покачнулся, засмеялись.

— Колыбель качается… — сказала со вздохом Джессика.

7

— Шива: О, возлюбленная Сати! Ты прекрасно знаешь, что я не могу отправиться с тобой в дом твоего отца. Для твоей семьи я навсегда останусь ничтожным и высокомерным бродягой, неспособным подчиниться порядкам общества. Не надейся, что твой отец внезапно изменит свое мнение обо мне. Мы поженились, преступив его волю. Зачем лишний раз вызывать его гнев?

Сати: О, мой единственный навеки супруг! Меня не пугает ни гнев моего отца, ни презрение родственников и знати. Если ты не желаешь отправиться со мной, то я поеду туда одна. Такова моя воля.

Шива: Нет, любимая, как твой муж и повелитель, я запрещаю тебе ехать во дворец Дакши. Я не желаю, чтобы ты выслушивала все те оскорбления и проклятия, которые обрушатся на меня из уст твоего отца. Я запрещаю тебе покидать эту хижину, в которой мы так счастливы вдвоем. Прислушайся к голосу разума, возлюбленная!

(В глазах Сати вспыхивает огонь возмущения).

Сати: О, мой возлюбленный супруг и повелитель! Я предана тебе всем сердцем, но это не значит, что я не имею права принимать собственные решения. Я поступлю так, как считаю нужным, и даже ты не заставишь меня изменить свои намерения!

(Разгневанная Сати предстает перед Шивой во всех своих шести воплощениях — от нежной и женственной Гаури до свирепой и воинственной Кали. Объятый ужасом Шива преклоняется перед ней).

Шива: Поступай, как ты решила, моя божественная жена. Я не в силах изменить твоей воли.

Джессика сидела на берегу Ганги, разложив на песке листки со сценарием. Шаловливый, легкий ветерок пробегал по гладкой поверхности реки, заставлял ее морщиться, теребил волосы Джессики. От реки веяло прохладой.

Следуя совету Махараджи, она пришла на этот уединенный пляж без десяти девять, омылась в ледяной воде и углубилась в чтение сценария.

Непокорная, своенравная, независимая Сати.

Ни отец король Дакша, ни даже возлюбленный супруг не могли воспрепятствовать ее решениям. Интересно, она знала, что идет на смерть?

Наверняка. Но что для нее смерть, если она бессмертный дух? Смерть только на время разлучит ее с возлюбленным. Она знала, что придет в этот мир снова, чтобы искать его, ждать, молиться, звать. Она знала, что снова завоюет его сердце.

Если ты знаешь, что ты бессмертный дух, способный перерождаться из жизни в жизнь, меняя тела, как одежду, то тебе не трудно ждать.

Но пока ты не знаешь этого, ожидание становится пыткой.

Лукавая усмешка скользнула по губам Джессики. В голову пришла шальная и отчаянная идея.

Сати стремилась к своему возлюбленному несколько жизней. Она, Джессика Роджерс, ждала своего пять лет… И, черт побери, не собирается ждать ни дня больше.

Джессика торопливо сложила листки в папку, решительно встала.

Эх, Махараджи, мы вытащим этого аскета-неудачника из леса и вернем его к жизни!

Колыбель качается…

Лучшее место, откуда можно понаблюдать за индийскими женщинами, — кафе на пригорке у моста. Перед мостом обычно создается небольшая толчея: семьи фотографируются, покупают пакетики с орешками для обезьян, безделушки. Она посидит там часок, а потом пойдет на рынок и купит одежду, цветы, гирлянды, украшения и даже меч и трезубец на случай, если ей придется гневаться. Уж если играть богиню, то при полном параде. А вечером она закроется у себя в комнате и будет репетировать: отрабатывать осанку, походку, жесты, голос…

Кевин только что пообедал и теперь лежал на траве, заложив руки за голову, глядя в бледно-голубое пространство неба.

Сейчас он отдохнет немного и снова усядется в лотос.

Черт, только почему ему уже второй день совсем не хочется этого делать? Почему, как только он закрывает глаза, перед его внутренним взором настойчиво возникает лицо Джессики Роджерс? Эта женщина… Почему она не выходит у него из головы? Почему ее образ преследует его?

Почему ему хочется, чтобы она была рядом?

Он вспомнил, как когда-то давно впервые обнимал ее. Это были невольные объятия. Они лежали на траве в саду, возле той распроклятой виллы. Она обрушилась на него с пятиметровой высоты, сбила с ног, и они вместе упали в траву. И все же ему тогда показалось, что она была почти невесомой.

Вчера он обнимал ее снова, и она прижималась к нему, искала защиты и утешения.

Может, он влюблен в нее?

Временами он видит в ней богиню, временами — земную женщину. Его идеал.., и объект его желания. Не слишком ли это много?

Он чувствовал себя на краю гибели. В душе нарастало смятение.

Он резко встал.

Зачем он забился в этот лес? Чтобы думать о женщине? Нет, Джессика Роджерс, тебе не опутать его, не околдовать.

Он подстелил под себя ее шаль, которую она второпях забыла, сел, выпрямил спину. Глубоко вздохнул и начал концентрироваться.

Ему бы сидеть не на женской шали, а на тигровой шкуре. Может, тогда она и придет.

Медитация.

Вдруг послышался хорошо знакомый хруст веток.

Лев? Или женщина? — спросил себя настороженно Кевин, не поднимая глаз. Или они оба?

С кем бы он хотел встретиться больше? Кто из них менее опасен?

Кевин медленно поднял глаза. На краю лужайки между редкими деревьями мелькнула фигурка женщины в нежно-розовом сари. Она шла к нему, ступая медленно, уверенно и грациозно, слегка покачивая бедрами, и как бы парила над землей. По мере того, как она приближалась, Кевин сумел разглядеть, что в обеих руках у нее по цветку лотоса, на шее ослепительно сверкает массивное ожерелье, на запястьях — широкие золотые браслеты. В ушах покачиваются тяжелые многоярусные серьги.

Волнистые каштановые волосы, выбиваясь из-под короны, усеянной сияющими звездами, струятся по плечам. Детская, невинная улыбка светится на лице.

Кевин вскочил на ноги, продолжая внимательно разглядывать ее.

Как такая нарядно одетая, увешанная дорогими украшениями женщина могла одна оказаться в лесу? К тому же она совсем молодая.

Молодые индийские женщины в одиночку по джунглям не разгуливают. Кто эта красавица и что она здесь делает?

Женщина постепенно приблизилась и остановилась метрах в пяти от Кевина.

— Извините за беспокойство, — проговорила она голосом, напоминающим журчание родника, — но я, похоже, заблудилась. Вы не подскажете, как мне выбраться из этого леса?

— Конечно, подскажу. До Нильканта отсюда всего час ходьбы, — торопливо пробубнил он, не в силах оторвать от нее восхищенных глаз. — Я могу проводить вас туда.

— Нет, спасибо, вы только покажите мне дорогу, и я сама дойду. — Она взглянула на него, и его словно пронзило током.

— Извините за нескромный вопрос, — сказал он взволнованно, — но почему вы ходите по лесу одна? Вам не страшно?

— Нет. Я всегда одна, и мне нечего бояться.

Ни человек, ни зверь не способны причинить мне вреда. — Она загадочно улыбнулась.

Очарованный Кевин остолбенел. У него перехватило дух.

— Матаджи, — беззвучно прошептали его губы. Он привычно сложил ладони у груди и склонил к ним голову.

Богиня явилась ему и явно решила разыграть его. От волнения у него начинала кружиться голова. Он растерялся.

— И все же я чувствую, что должен проводить вас, — пролепетал он и на шаг приблизился к ней.

— Нет, — повелительным тоном сказала она и подняла руку, унизанную кольцами, ладонью к нему, ловко зажав стебель лотоса между пальцами. — Спасибо, я не нуждаюсь в проводнике. Лучше ответьте на мой вопрос: что вы делаете один в джунглях?

— Я.., я здесь в уединении. Мой гуру отправил меня сюда. Я собираюсь принять саньясу. Я здесь.., пытаюсь медитировать. — Кевин густо покраснел. По ее глазам он ясно видел, что она знает о нем все.

— Тогда простите за беспокойство, — сказала она. — Надеюсь, посетители вроде меня не часто вторгаются в ваше уединение?

— Нет.., то есть да. Бывает. Но это мелочи.

— Я вижу, что вы очень искренний и добрый человек и всегда готовы прийти на помощь тому, кто в ней нуждается. Скажите, чего вы хотите больше всего, и я исполню ваше желание.

Она стояла, теребя в руках цветы. Ее украшения сияли так ярко, что, казалось, она была окутана светом. Глазам было больно на нее смотреть.

Кевин растерялся еще больше. Чего он больше всего хочет? Стать саньясином и посвятить свою жизнь духовным практикам? Или…

Перед его глазами проплыл образ Джессики.

Он знал, что не сможет солгать богине., богине солгать невозможно, она умеет читать мысли.

Кевин смущенно потупил взгляд.

— Я не знаю, — тихо проговорил он. — Всего несколько дней назад я был уверен, что хочу только одного — отречься от мира. Но внезапно в моей жизни появилась женщина. Мы познакомились пять лет назад и только теперь встретились снова. Здесь, на Ганге. И я понял… — Он с трудом перевел дыхание. — Я понял, что все эти годы искал ее. Не пойму, что со мной происходит, но я думаю теперь только о ней.

— Значит, вы любите эту женщину? — сурово спросила богиня.

— Я пытался видеть в ней только божественное, — лепетал Кевин. — Но.., но она такая разная, такая живая, влюбленная в жизнь, отчаянная, смелая, чуткая, дерзкая. Красивая. Желанная.

— Скажите, вы любите ее? — еще настойчивее спросила богиня.

Кевин обреченно вздохнул.

— Да.

— Что ж, тогда смотрите, не упустите ее снова. Если вы сейчас упустите ее, то вам придется ждать несколько жизней, прежде чем вы сможете снова встретиться с ней. Ваша карма дает вам возможность сделать выбор: теперь или через несколько жизней. Выбирайте.

Богиня грозно посмотрела ему прямо в глаза.

— Я исполняю только искренние и самые сокровенные желания смертных, — добавила она, и цветки лотосов в ее руках заколыхались. — Подумайте хорошо, Кевин, послушайте свое сердце.

Кевин содрогнулся. Она назвала его по имени. О божественная, она поистине — всезнающий разум, всевидящее око. Он с благоговением склонил голову.

— Не отвлекайтесь, думайте только над тем, что для вас важно теперь, — твердо напомнила она.

Кевин напряженно задумался. Если он выберет Джессику, то ему придется оставить саньясу. Как после этого он сможет смотреть в глаза Махараджи? Он укрылся в джунглях для того, чтобы окрепнуть духом, а не для того, чтобы размазаться в чувствах к женщине. Что делать?

— Я в затруднении, — пробормотал он. — Мой гуру обещал посвятить меня в саньясу после этого ретрита в джунглях. Как я смогу сказать ему о том, что изменил свое решение?

— Честно, — ответила богиня. — Честность — одно из самых благородных качеств человека. — Она ослепительно улыбнулась.

Кевин опустил голову.

— Нет, я не уверен. Я не знаю, чего хочу.

— Тогда я вам скажу! — грозно воскликнула она, резко переменившись в лице. В ее глазах сверкнули молнии. — Вы хотите сидеть на берегу Ганги или прятаться в джунглях и ждать, пока ваше сердце не очерствеет, а глаза не смогут видеть дальше вашего собственного носа! Вы боитесь жизни и любви, потому что жизнь и любовь могут разрушить вашу красивую трусость, которую вы называете отречением! Проснитесь, Кевин! Я пришла, чтобы помочь вам разрушить иллюзии!

Кевин в ужасе поднял голову и увидел, что она стоит, подняв руки над головой, и у нее в руках вместо лотосов сверкают кривой нож и трезубец. Он закрыл лицо руками и опустился на колени.

— Я знаю, что слаб и труслив, и в моем сердце нет веры.

— Это не правда, Кевин. Слабые и трусливые не бросаются в бурлящие воды спасать утопающих и не швыряют вызов львам, готовым проглотить их. Слабые и трусливые не способны любить!

Кевину стало трудно дышать. Богиня как будто срывала с него одежду, смотрела в душу, на самое ее дно, и душа Кевина металась. Он должен сделать выбор.

— Но что важнее, любовь или отречение? — наконец осмелился спросить он.

Богиня помолчала, потом, медленно опустив руки, выронила из них свои грозные атрибуты, и у нее в руках снова закачались лотосы.

— Они равны. Любовь — это тоже отречение, — ответила она спокойным, но сильным голосом. — Любя другого, мы теряем себя, мы отрекаемся от себя, чтобы слиться с тем, кого мы любим. Человек, не способный отречься от себя, не способен любить другого. Также, не отрекшись от себя, невозможно отречься от мира. Истинное отречение — это отречение от собственного эго.

Кевин был потрясен. Он услышал слова высшей мудрости из уст самой богини! Не смея пошевельнуться, он сидел сам не свой и, может, впервые в жизни испытывал истинное состояние медитации. Или что-то очень близкое к нему. Не важно. Важно то, что ему не хотелось спать! Ему хотелось жить!

Когда, через несколько минут, он вдруг пришел в себя и решился поднять глаза, на лужайке никого не было. Он поискал богиню глазами и с удивлением осознал, что ее нигде нет.

Джессика сидела на траве, подобрав под себя многометровое сари, прислонившись к огромному камню. Рядом с камнем лежала ее корона, валялись фальшивые лотосы, покоилась горка дешевых украшений.

Ей хотелось и плакать, и смеяться одновременно. Сердце продолжало колотиться и пытаться выпрыгнуть из груди.

Уф, хорошо, что он не пялился на нее и она смогла красиво уйти. Таинственно исчезнуть, как и полагается богине. Спасибо всем этим роскошным бриллиантам, которые она купила за гроши вчера на базаре. Они сверкают лучше настоящих.

А что, если бы он продолжил задавать вопросы? Хорошо, что она успела запомнить текст Шивы, его пламенное учение о любви и отречении. Практически в этой сцене Шива отвечает на вопросы своей любознательной и мудрой супруги, которая таким образом выведывает у него знания и истины, чтобы потом подарить их миру.

И все же она выдержала испытание. Она была настоящей, и Кевин поверил. Невероятно, она сыграла богиню. Но, может, только Кевин был способен в это поверить, потому что очень желал этой встречи?

Как бы там ни было, а он признался ей в любви. Не ей, правда, а богине. Но разве это не все равно?

И как он говорил о ней: живая, влюбленная в жизнь, отчаянная, чуткая… Красивая. Желанная. Интересно, в каких словах он будет выражать свою любовь земной женщине?

Джессика усмехнулась, достала из сумки большое зеркало и посмотрела на себя. Грим получился настолько убедительным, что он совсем не узнал ее. И голос тоже не выдал ее. Как она умудрилась говорить не своим голосом? О, тайны лицедейства!

Но пора уходить из этого леса. А то, если вдруг из чащи появится лев, ей придется бежать за помощью к Кевину, бесславно волоча за собой хвост растрепавшегося сари и придерживая рукой сползающую корону.

Признается ли она ему когда-нибудь, что разыграла его? Сможет ли снова разрушить его иллюзию, лишить мечты?

Время покажет. А пока ей пора переодеваться в нормальную, человеческую одежду, смывать божественный грим и возвращаться в Ришикеш.

Ждать очередного сюрприза судьбы? Ждать Кевина.

Колыбель качается…

Был солнечный полдень. После часовой прогулки вдоль Ганги Джессика забрела в соседнюю с Лакшман Джулой Рам Джулу и решила пообедать в ресторанчике под названием «Чоти Вала», который ей в два голоса расхваливали Ума и Шанкар. Они говорили, что там можно отведать блюда южно-индийской кухни и выпить настоящего индийского кофе с молоком.

Джессика сидела на крыше ресторана, доедала хрустящую масала-досу, праздно разглядывала ветки и широкие, как ладони, листья огромного дерева, растущего рядом с крышей и заботливо окутывающего ее тенью.

— Джессика Роджерс? — услышала она голос, похожий на скрежет металла по стеклу. До отвращения знакомый и холодный.

О, только не это! Неужели репортер какой-то нью-йоркской газеты? Выследил ее, вынюхал и собирается наделать много шума и много денег на ее, Джессики Роджерс, имени.

Сказать ему, что это не я? — подумала Джессика. Черт, он все равно не отстанет. Он ее узнал.

Она повернула голову, подняла глаза и от неожиданности слегка поперхнулась.

Рядом с ее столиком стоял Тим Кэпшоу.

Худой, высокий, гладко выбритый. Его холеное лицо слегка осунулось, седины в волосах прибавилось.., и наглости в глазах тоже.

— Киска, неужели это ты? Я глазам своим не верю.

Тим продолжал разглядывать ее лицо.

— И правильно делаешь, Тим. А лучше, чтобы они не лгали, держи их закрытыми, — резко сказала она и уткнулась носом в тарелку.

Черт, такого сюрприза судьбы она не ожидала. Откуда он здесь взялся? Джессика могла поклясться, что потаенного желания встретить Тима Кэпшоу она не испытывала. Видимо, Ганга тоже иногда совершает ошибки.

— Киска, мы не виделись столько лет, но ты, как я вижу, совсем не рада встрече. Подумать только, встретиться в чужой, экзотической стране, на крыше милого ресторанчика! не унимался Тим. — Это похоже на сказку.

Я, например, сгораю от желания узнать, как ты жила все эти годы, как оказалась в Индии.

Я слышал, что ты стала хорошей актрисой. Поздравляю. Надеюсь, разрешишь мне присесть за твой столик?

Она нехотя кивнула. Он сел напротив нее, положил локти на стол и уперся подбородком в ладони.

— А ты расцвела, стала настоящей женщиной, красавицей. Ты замужем?

— Нет, Тим, знакомство с тобой надолго отбило у меня желание выходить замуж, — сухо ответила она, не поднимая головы. — Я не рада видеть тебя и не склонна затевать разговор. Прости. Все, что я хотела тебе сказать, я сказала еще тогда, пять лет назад.

— Ты до сих пор злишься на меня, киска. Я вижу. Прошло столько лет, а ты все еще не можешь меня простить. Но ты так ничего и не поняла. Увы. — Он помолчал, продолжая разглядывать ее лицо. — А ведь я любил тебя, киска, и долго потом не мог забыть.

— Но это не помешало тебе через два месяца после того, как мы расстались, жениться на длинноногой и эффектной модели. Очередная жертва твоих хитроумных расчетов. Извини, Тим, но у меня совсем не романтическое настроение, и я не испытываю желания выслушивать твои признания.

Доесть последний кусочек масала-досы Джессика не смогла. Ей хотелось поскорее получить свой счет, расплатиться и уйти.

Она огляделась по сторонам и, увидев официанта, жестом попросила его принести ей счет.

— Ты ведь пришел сюда, чтобы поесть, Тим, не правда ли? — спросила она и впервые за все время подняла на него глаза.

— Да, но, увидев тебя, я почему-то забыл об этом.

— Сейчас я уйду, и ты снова вспомнишь.

Приятного ланча.

Официант принес ей счет. Она молча расплатилась и встала.

— Будете что-то заказывать, сэр? — спросил официант Тима.

— Да, — рассеянно ответил Тим, взяв из рук официанта меню. — Киска, я вижу, ты совсем не терпишь моего общества. Но я все же надеюсь, что мы увидимся снова.

Джессика не ответила. Повесив на плечо сумочку, она развернулась и направилась к выходу.

Черт побери, что происходит? Кого-кого, но Тима Кэпшоу она встретить не ожидала. Не только в Индии, но никогда и нигде. Что он здесь делает? Неужели только прохлаждается? Нет, это невозможно. Тим Кэпшоу никогда не теряет время зря. Он не станет сидеть у Ганги и ждать просветления. Где бы он ни был, он делает деньги. Он делает деньги, даже когда развлекается.

Может, он решил мыть на Ганге золото? Или открыть компанию по сбору и упаковке напитка бессмертия — амриты?

Хочется верить, что это была короткая, мимолетная встреча, маленький экскурс в прошлое, в ту его область, куда Джессика не хотела больше заглядывать. Ей казалось, что она давно забыла Тима, вычеркнула его из памяти, похоронила вместе с обломками своих разочарований и обид.

Но он воскрес и не дал ей доесть хрустящую масала-досу.

Ничего не поделаешь, жизнь состоит из приятных воспоминаний и неприятных. Она как-нибудь справится с неприятными.

Хотя чему она удивляется? Ее жизнь — сказка, даже Тим это заметил. А разве бывает сказка без злодея? В сказке должен быть хоть один мерзавец.

Джессика усмехнулась, спускаясь с крыши ресторана по крутой винтовой лестнице.

Колыбель качается… — вспомнила она.

Потрясенный явлением богини и беседой с ней Кевин решил рассказать об этом только одному человеку — своему гуру Симхе Махараджу.

Похоже, его ссылка в джунгли окончена. Завтра утром он вернется в Ришикеш, явится к Махараджи и обо всем ему расскажет.

Он расскажет, что не выдержал уединения, потому что.., влюблен в женщину. И хочет на ней жениться.

Черт, меньше всего в жизни он думал когда-либо о женитьбе. С его профессией художника и душой аскета, разве мог он допустить мысль о семейной жизни? Откуда эта мысль пришла?

И что такое семейная жизнь? Колесо хлопот и проблем, постоянная забота о том, кто рядом, зависимость, рабство.

Но без этого рабства не могут расти дети, без этого рабства невозможно продолжение жизни.

А может, это вовсе и не рабство? Может, это служение? Как она сказала… Любить может только тот, кто способен отречься от себя. Отречься от себя и служить другому.

Кевину впервые за долгое время захотелось рисовать. Эх, было бы чем, он на прощание с радостью расписал бы стены этой чудесной пещеры, которая вытолкнула его в жизнь.

На следующее утро в десять Кевин уже топтался перед закрытой дверью комнаты гуру. На даршан он опоздал и теперь никак не мог решиться постучать. Промаршировав около получаса взад и вперед по портику, он наконец отважился.

— Я давно жду тебя!

Кевин стукнул себя ладошкой по лбу: эх, какой же я глупец Как всегда сомневаюсь, мнусь и заставляю своего гуру ждать.

Он вошел, приблизился к Махараджи, сидящему на своей кушетке, прикоснулся к его ногам и сел на коврик.

— Махараджи… — начал было он, но гуру жестом заставил его замолчать.

— Знаю, знаю, Кевин. Хоть ты и не завершил ретрита в джунглях, я считаю, что ты вполне готов принять саньясу. Завтра утром после даршана я дам тебе посвящение.

У Кевина на несколько секунд остановилось сердце. Он остолбенел.

— Но, Махараджи…

— Не беда, — снова перебил его святой. — Твои сомнения со временем рассеются. Я уверен, что из тебя получится хороший саньясинбрахмачарья. Ведь ты собираешься принять весь комплекс обетов саньясина, не так ли?

На лице Кевина сначала появилось выражение ужаса, а потом муки.

Неужели Махараджи ничего не понял?

Муку сменило состояние паники. Если он сейчас не скажет Махараджи открыто, что передумал, завтра ему побреют голову и нарядят в белое дхоти — лоскуток, который саньясинывайшнавы, как юбку, носят на бедрах. И тогда он пропал.

— Махараджи, но ведь она сказала, что любовь и отречение — одно и то же! — горячо выпалил он.

Святой покачал головой.

— Нет, Кевин, любовь больше отречения. Она как огонь одинокой свечи, от которой можно зажечь сотни других. Ты чувствуешь любовь, Кевин?

— Да, — твердо ответил он.

— Тогда иди и найди ее. А когда найдешь, приходите ко мне вместе.

Больше часа Кевин колесил по Лакшман Джуле, заглядывая во все рестораны, кафе и магазины. Но Джессики нигде не было. Он надеялся также, что хоть где-нибудь столкнется с Умой и Шанкаром. Голландцы наверняка знают, где она живет. Он три раза заходил в гостиницу рядом с Вималананда ашрамом, где они снимали комнату, но их комната была заперта.

Куда, черт возьми, все запропастились? Как будто канули в Гангу.

Кевин обошел все ближайшие пляжи на берегу Ганги и даже осмотрел со скалы тот укромный уголок, который послужил им с Джессикой местом первой после долгих лет встречи.

Нигде. И никто из хозяев ресторанов и кафе не видел ее сегодня.

Может, Махараджи теперь ее отправил в уединение?

Не чувствуя под собой ног, разочарованный Кевин вернулся в свою комнату, рухнул на кровать и незаметно заснул.

8

Тим Кэпшоу мрачно, без малейшего удовольствия пообедал в ресторане и вернулся в свой номер в гостинице «Грин плаза» — лучшей гостинице в Рам Джуле, которая находилась у подножия холма посреди старого леса.

Пять дней назад, покончив со скупкой огромной партии антиквариата в Дели, он поручил отправку товара своему помощнику Ричарду, а сам решил недельку отдохнуть на природе. Может, возраст дает о себе знать, может, многолетняя усталость, но идея устроить себе короткий отпуск пришла ему в голову так неожиданно и так плотно засела в ней, что Тим впервые за всю жизнь почувствовал, что действительно нуждается в отдыхе, что он заслужил его и должен осуществить эту идею. Почему бы нет? Индия — страна дешевая, здесь можно роскошно отдохнуть неделю, потратив жалкие триста — пятьсот долларов.

Индийский партнер Тима, хитрый и проворный кашмирец Хусейн Али Кхан посоветовал ему поехать на неделю в Ришикеш. У Хусейна когда-то был маленький магазинчик в Рам Джуле, и он успешно разбогател на страсти туристов к поделкам старых кашмирских мастеров. Позже он открыл фирму в Дели и теперь имел дело только с крупными оптовыми покупателями. Тим последовал его совету, по телефону забронировал номер в «Грин плазе» и уже на следующий день прибыл в Рам Джулу.

Но почему-то ни зрелище пышной природы, ни чистый воздух, ни великолепие Ганги не приносили ему покоя. Буквально в первый по приезде день его охватило странное, необъяснимое беспокойство.

Он бродил вдоль Ганги, сидел на камнях у самой воды, но спокойствие и благодать, окружающие его, казалось, только усиливали его внутреннее беспокойство. Стоило ему остаться наедине с самим собой, как перед его глазами непроизвольно всплывали образы далекого и близкого прошлого: важные физиономии партнеров по бизнесу, вызывающе хохочущие лица многочисленных любовниц, искаженные истерикой, ненавистью или презрением лица его молодых и глупых жен. Порой образы выстраивались вереницей, и каждый на свой лад либо выкрикивал слова обвинения, либо уличал его во лжи и предательстве, либо, словно камнями, забрасывал его упреками и гневно требовал возмещения материального или морального ущерба. Ни одного счастливого или любящего лица среди них не было. И виной тому был он сам, Тим Кэпшоу.

Временами все эти орущие, вопящие, требующие голоса становились настолько невыносимыми, что Тим бежал в свой номер, запирался там, судорожно доставал из чемодана бутылку «Скотча» и отчаянно присасывался к ней. Спасибо Хусейну за то, что он посоветовал ему запастись алкоголем, потому что в Ришикеше, как и во всех святых местах Индии, запрещена продажа алкоголя. Но алкоголь, на удивление, только слегка притуплял его взбунтовавшуюся память и совершенно был бессилен унять смятение в душе. Единственным средством, которое помогало Тиму погрузиться в забытье, была таблетка валиума перед сном.

Каждое утро Тим просыпался с надеждой, что этот ад как-нибудь сам по себе выветрится из его головы, но сегодня в полдень, встретив в ресторане Джессику Роджерс, он с ужасом осознал, что образы прошлого не только не собираются оставить его в покое, но к тому же склонны к материализации.

Что будет, если они все, один за другим, начнут появляться в его жизни и требовать мести? Встреча с Джессикой только показала ему, что она не забыла и не простила его, а она была одним из самых светлых образов его прошлого.

Тим сидел на диване, курил сигару и частенько отхлебывал из бутылки, на дне которой все еще что-то плескалось. Проклятие, сегодня ему пришлось прибегнуть к ее бесполезной помощи сразу после обеда.

Вот тебе и заслуженный отдых, черт бы его побрал. Осталось три дня, и, если сегодня это безумие не прекратится, он позвонит своему помощнику в Дели, попросит его перебронировать билеты на самолет и опять с головой погрузится в привычный водоворот бизнеса и разврата. Может, это единственное место, где ему может быть комфортно.

Джессика Роджерс.

Тим незаметно охмелел и невольно вспомнил, как пять лет назад познакомился с ней в кафе рядом со зданием театральной студии, которую она тогда только окончила. Он сразу заметил это красивое и почему-то очень грустное юное создание. Она выглядела беспомощной, растерянной и одинокой. У Тима всегда хорошо был развит нюх на человеческое несчастье. Людей, переживающих жизненный кризис, легко подчинить и заставить работать на себя. Они разговорились. Девушка была в отчаянии и, не задумываясь, рассказала ему о тяжелом положении в ее семье и о своей страстной любви к актерскому ремеслу. Они встречались в этом кафе несколько вечеров подряд, пока Тим наконец не решился пригласить ее на вечеринку. Она согласилась, и уже в первый вечер, благодаря ее обаянию и актерскому дарованию, Тиму удалось заключить один очень выгодный контракт и завести пару деловых знакомств. Ему это" понравилось, и он быстро сообразил, что эту девочку нужно прибрать к рукам: с ее помощью он быстро станет миллионером. Вскоре он сделал ей предложение, хорошо зная, что брак ни к чему не обяжет его: он сможет спокойно за спиной жены развлекаться с другими женщинами. Но эта девочка разоблачила его и сбежала, и Тим, успевший изучить ее характер, понял, что ему не удастся ее вернуть. Он немного погоревал и забыл о ней. Правда, не сразу, потому что еще некоторое время с досадой и сожалением подумывал о том, что за два месяца их знакомства он так и не успел насладиться ее телом. Они жарко целовались, и она доверчиво льнула к нему, но в свою постель не пускала. Вскоре он подобрал другую, такую же одинокую, молодую, нуждающуюся в помощи.

Наглая и самодовольная усмешка исказила тонкие губы Тима.

Может, он здесь сходит с ума потому, что рядом с ним нет женщины? Он неделю проторчал в Дели, подписывая бумаги, делая телефонные звонки, встречаясь с толстыми индийскими богачами, и совсем забыл о женщинах.

Может, ему удастся наконец соблазнить Джессику Роджерс? Она так аппетитно округлилась за эти годы, так призывно вильнула попкой, уходя из ресторана…

Тим облизал губы, призадумался, потом протянул руку, снял трубку телефона и набрал номер, — Рич, привет, это Тим. Надеюсь, с отправкой товара все в порядке?

— Да, Тим, — послышался в трубке хриплый голос его помощника. — Еще вчера отправил последнюю партию. А как у тебя дела? Веселишься? Очищаешься в святых водах?

Тим недовольно фыркнул.

— Не издевайся, Рич. Я здесь схожу с ума от скуки. Одна радость — надраться вечером виски.

Слушай, Рич, мне срочно нужна твоя помощь.

Бери такси и кати ко мне. Я напоследок планирую неплохо поразвлечься.

— Слушаюсь, босс, — со смехом ответил хриплый голос Рича. — Уверен, что пара бутылок «Скотча» тоже не помешают, а?

— Ты дико сообразителен, Рич. Адрес ты знаешь. Пока. Жду.

Тим повесил трубку. Примерно через пять часов Ричард будет в Рам Джуле. Он найдет эту маленькую дерзкую актрисочку, и на этот раз Тим Кэпшоу не упустит своего шанса.

После встречи с Тимом Кэпшоу Джессика пешком вернулась в Лакшман Джулу и решила провести остаток дня в своей комнате. Появление этого человека оставило неприятный осадок в ее душе. Ей не хотелось ни говорить об этом с кем-то, ни думать.

Прибыв в Лакшман Джулу, она прямиком направилась в свой ашрам, приняла душ и улеглась на кровать со сценарием в руках. Но не успела прочесть и двух страниц, как задремала.

Ее разбудил стук в дверь. Лениво потянувшись и зевнув, она нехотя встала и открыла дверь.

На пороге стоял управляющий ашрамом мистер Рамеш Гупта.

— Мисс Роджерс, простите за беспокойство, но я посчитал необходимым сообщить вам, что всего несколько минут назад какой-то мужчина интересовался вами. Своего имени он не назвал. Он только спросил, живет ли в нашем ашраме мисс Джессика Роджерс. Я предложил ему подняться в вашу комнату, но он отказался. Сказал, что зайдет как-нибудь в другой раз.

Кевин. Сердце Джессики радостно подпрыгнуло.

Может, выбежать и догнать его? Он наверняка не успел далеко уйти…

— Спасибо, мистер Гупта, — тающим голосом сказала она и бегло глянула на будильник.

Было без десяти восемь. За окном едва стемнело.

— Не за что, мисс Роджерс. Это мой долг, — ответил управляющий и скромно удалился, закрыв за собой дверь.

Странно, почему Кевин не захотел зайти к ней, ведь еще не поздно?

Кевин. Милый, сумасшедший Кевин. Как ей хотелось, чтобы он сейчас постучал в ее дверь, вошел.., нет, лучше ворвался, подхватил ее на руки и, покрывая ее лицо поцелуями, прошептал: «Я люблю тебя».

Почему он до сих пор не сделал этого? Богине он признался, а с ней все еще боится объясниться.

О, ей совсем не нужны его объяснения и признания! Ей будет достаточно увидеть его, и она сама бросится в его объятия! Любимый, долгожданный, желанный Кевин…

Нет, она не сможет ждать до завтра. Она должна найти его сейчас.

Подойдя к полке, где лежала ее сложенная в стопку одежда, она вытащила темно-синюю длинную юбку и белую блузку с полукруглым вырезом на груди и спине. Потом быстро сбросила с себя помятые брюки и футболку, в которых провалялась полдня в постели, и, оставшись в одном нижнем белье, вдруг опустила глаза и стала разглядывать свое тело.

О Господи, ей стукнуло двадцать шесть, она зрелая, сексуальная, красивая женщина. Но к этому телу вот уже сколько лет по-настоящему не прикасался ни один мужчина!

Ее первым мужчиной был молодой режиссер Ник Купер, который преподавал в их театральной студии актерское мастерство. Она влюбилась в него девятнадцатилетней девчонкой, влюбилась по-юношески безрассудно и открыто. Он был на шесть лет старше ее и долго делал вид, что не замечает ее откровенных влюбленных взглядов, ее кокетливых улыбок и провоцирующих насмешек. Эти едва заметные игры между ними длились три месяца, пока однажды на студийной вечеринке Джессика, танцуя с ним, не призналась ему в любви. Они оба были слегка пьяны, и Ник, наклонившись к ее уху, страстно прошептал: «Я знаю. И тоже люблю тебя». После вечеринки он, отвозя ее в своей машине домой, часто останавливался, и они, как школьники, целовались. Потом они стали встречаться и проводить все свободное время вместе. Ник учил ее не только тонкостям актерского ремесла, но так же бережно и заботливо посвящал в тайны искусства любви. Через полгода его пригласили на работу в новый театр в Чикаго, и им пришлось расстаться. Первые несколько месяцев они часто писали друг другу, потом стали писать реже, и вскоре переписка оборвалась. Спустя какое-то время он прислал ей открытку, в которой просил простить его за долгое молчание и по-дружески сообщил, что собирается жениться. К тому времени Джессика уже смирилась с утратой близкого и любимого человека и послала ему ответную открытку с искренними и наилучшими пожеланиями. Позже она поняла, что любовь к Нику была лишь ее собственной внутренней потребностью познать и открыть саму себя. Она вспоминала о Нике как о светлом гении, который передал ей свою страсть к театру, открыл в ней женщину и помог найти путь в жизни. В ее памяти он навсегда остался талантливым, тонким учителем. И она была благодарна ему.

Ник Купер был первым мужчиной, который прикасался к ее телу, любил это тело, заставлял его отвечать на любовь.

И только теперь, спустя много лет, это тело, так долго не знавшее любовных ласк, снова оттаяло, ожило и потянулось к мужчине.

Джессика вздохнула и стала медленно надевать юбку, когда снова послышался стук в дверь.

— Одну минутку! Я сейчас! — крикнула она, чувствуя, как от волнения у нее задрожали руки.

Судорожно застегнув юбку и натянув блузку, она бросилась к двери и открыла.

И в ту же секунду ей захотелось провалиться сквозь землю.

В дверном проеме высилась худая фигура Тима Кэпшоу.

Оторопевшая Джессика невольно попятилась, но тут же взяла себя в руки.

— Что тебе здесь нужно, Тим? — низким голосом проговорила она.

— Ты. — Его колючий, пронизывающий взгляд впился в нее.

— Нет, Тим, между нами давно все кончено.

Уходи.

— Ты ошибаешься, киска, я так не думаю.

Мы с тобой так и не успели по-настоящему сблизиться. Ты ведь когда-то хотела узнать меня получше, не правда ли? Вот этот момент и наступил.

— Это желание давно прошло, Тим. Прошу тебя, оставь меня в покое и уходи.

— Нет, Джессика, я уйду только после того, как ты станешь моей.

Он закрыл за собой дверь и стал приближаться к ней. Она снова отступила и, наткнувшись на кровать, едва удержалась на ногах.

— Киска, тебя ведь просто тянет к постели, проскрипел он, нагло рассмеявшись. — И ты пытаешься сказать, что не хочешь узнать настоящего мужчину? Не поверю. Посмотри, ты ведь вся трепещешь от желания, твое тело жаждет мужских прикосновений.

Продолжая гипнотизировать Джессику словами и взглядом, он быстро оказался рядом с ней и попытался обхватить руками. Она отбила его руки, вывернулась и отскочила на середину комнаты.

— Только не твоих, Тим, — прошипела она сквозь стиснутые зубы. — Уходи, уходи по-хорошему. Иначе я подниму шум.

— Ты ведь знаешь, киска, что я ничего не боюсь. Сотня долларов заткнет рот любому индусу. А ты, надо признаться, так сексуальна в гневе. Трудно устоять. Сколько страсти, ну и женщина! И ты думаешь, что я упущу такую женщину, как ты? Тим Кэпшоу не будет самим собой, если это случится. Давай лучше не будем ссориться. Иди ко мне сама. — Он протянул к ней руки, мерзко и похотливо улыбаясь.

Джессику трясло от гнева. Ее щеки горели, на лбу выступили капельки пота. Она стояла посреди комнаты, сложив руки на груди, и часто, прерывисто дышала.

Тим ехидно усмехнулся.

— Думаешь, нормальному мужчине легко смотреть, как вздымается твоя пышная грудь, готовая разорвать жалкие лоскутки, сдавившие ее, и вырваться на свободу? Ты что, думаешь, что я камень, киска?

— Нет! Ты зверь! — свирепо выкрикнула она. — И тебе не место среди людей! Убирайся! Вон!

Она бросилась к двери, широко распахнула ее и стала рядом, снова сложив руки на груди.

— Вон! — повторила она, готовая испепелить его взглядом, ожидая его ухода.

Но Тим не торопился уходить. Он совершенно невозмутимо обвел глазами ее комнату.

— Судя по этому жилищу, в твоей жизни мало что изменилось, киска. Ты могла бы жить лучше. С твоей внешностью и талантом…

— Вон! — перебила она.

Тим медленно направился к двери и, поравнявшись с ней, на миг остановился.

— Уверен, что мы еще увидимся. И не только увидимся, — небрежно уронил он и вышел.

Как только он оказался за дверью, Джессика обеими руками шумно захлопнула ее и закрыла на задвижку.

Проклятие! Дьявол! Как этот мерзавец умудрился так быстро найти ее?

Ее продолжало трясти, и, чтобы успокоиться, она стала ходить по комнате. В воздухе все еще висел ненавистный запах его дорогого лосьона, который преследовал ее, перехватывал горло, вызывал удушье. Она подошла к двери балкона и широко распахнула ее.

Свежий ветер ворвался в комнату, всколыхнул занавеску, ласково коснулся ее пылающих щек.

Господи! Джессика упала на кровать и разрыдалась.

Господи! Почему? Почему этот грязный подлец явился к ней сегодня? Почему он, а не Кевин? Где ее Кевин? Почему он не пришел, чтобы спасти ее от этого зверя в человеческом облике?

Горячие, соленые слезы текли ручьями по ее щекам. Она утирала их кулачками, продолжая безутешно всхлипывать.

Каждый вечер между восьмым и девятым часом, когда угомонившаяся и притихшая Лакшман Джула, скупо освещенная редкими фонарями, медленно погружается в сон, откуда-то со стороны Гималаев поднимается сильный, порывистый ветер. Он со свистом несется по ущелью вдоль Ганги, обрушивается на дома, теребя оконные рамы, раскачивает и ерошит буйные кроны огромных вековых деревьев, растущих на склонах холмов, которые когда-то, еще в самом начале мира, почтительно расступились, освобождая путь для стремительно бегущей богини-реки.

Кевин стоял на мосту, подставляя лицо под яростные порывы ветра. Мост под ним раскачивался и содрогался. Тросы визжали и тряслись. Река, похожая на огромную черную змею, извиваясь всем телом, ползла мимо.

Джессика. Он проспал почти весь день, и только к вечеру, снова отправившись на ее поиски, встретил Уму и Шанкара и узнал, где она остановилась. Он, не раздумывая, побежал в ее ашрам, но у входа его встретил управляющий и спросил, к кому он идет.

— К Джессике Роджерс, в комнату номер пятнадцать, — ответил Кевин.

— Извините, но к ней сейчас нельзя. У нее гость, и он попросил не беспокоить их.

Кевин пожал плечами и покинул ашрам.

Гость. Интересно, что это за гость, с которым она закрывается в комнате в этот час? Неужели за каких-то несчастных два дня, пока он, как дурак, торчал в джунглях и косился на кончик носа, девушка успела завести любовника? Конечно, с ее внешностью и обаянием ей это ничего не стоит. От мужиков небось отбоя нет.

Джессика. Милая, любимая Джессика… Неужели судьба снова жестоко посмеялась над ним? Разбудила в нем любовь и тут же отняла любимую?

Ждать, пока гость не покинет ее, чтобы появиться на ее пороге?

А может, это деловая встреча? Может, кто-то просто помогает ей в работе над ролью Сати?

Душа Кевина рвалась на части от сомнений и догадок.

Почему он не признался ей в любви еще в джунглях?

Ему снова казалось, что он повис между завершившейся и еще не начавшейся эпохами своей жизни, как теперь, стоя на мосту между двумя берегами реки. Неизвестность угнетала, изводила, терзала. Найдет ли он свой берег? Выберется ли наконец из неопределенности?

Желанный берег любви, казалось, снова отдалился, маня и вместе с тем скрываясь за туманами.

После утреннего киртана двор Вималананда ашрама внезапно затопила невидалая до сих пор толпа народа. Откуда ни возьмись нахлынули десятки паломников, бродячих аскетов и любопытствующих иностранных туристов. Пестрое людское море волновалось и гудело в ожидании даршана святого.

Джессика стояла в толпе, тревожно оглядываясь по сторонам. Она надеялась увидеть Кевина. Он должен был уже вернуться. Он не сможет оставаться в джунглях после своего пламенного признания богине.

А может, с ним что-то случилось? Может, он ранен или заболел и поэтому не может выбраться из леса?

Кевин, покажись. Я хочу знать, что с тобой все в порядке, что тебя не укусила обезвреженная миллион лет назад нилькантская змея, что ты не ушиб ногу или руку, ломая сухие ветки для костра, что у тебя не разразилась малярия.

Кевин, где ты?

Появились бы хотя бы Ума с Шанкаром — ее проводники и друзья. Но даже их, сколько она ни искала глазами, в толпе было не видать.

Наконец на пороге своей комнаты появился Махараджи и медленно стал обходить ряды народа. Он, как обычно, временами останавливался, заговаривал с кем-то, задавал вопрос. Проходя мимо Джессики, он тоже остановился.

— Где он? — спросил святой, заглядывая ей в глаза.

— Не знаю, — смущенно ответила она, догадавшись, о ком идет речь.

— Не знаю, — словно передразнивая ее, повторил Махараджи и продолжил свой путь.

Глаза Джессики наполнились слезами.

Кевин стоял в самом хвосте ряда, мучительно ожидая приближения Махараджи.

Судя по всему, она просто не пришла сегодня на даршан. Может, проспала, засидевшись допоздна со своим интимным гостем? Может, до сих пор нежится в его объятиях? От этих мыслей Кевину хотелось громко завыть. Или побежать на мост и броситься в Гангу. Он теперь жалел, что не сделал этого вчера вечером.

Неужели кто-то украл у него его любовь?

Неужели все обманули его? И Махараджи, и богиня? Если это так, то его жизнь окончена.

Кевин сурово посмотрел в глаза приближающегося Махараджи. Глаза святого, как всегда, светились покоем и добротой. И сердце Кевина вмиг оттаяло.

Махараджи остановился напротив него, тепло улыбнулся.

— Где она? — спросил он лукаво.

Кевин обреченно покачал головой.

— Не знаю.

— Не знаю, не знаю, — пробормотал Махараджи себе в бороду и пошел дальше.

После даршана, продвигаясь медленно с потоком народа, Джессика наконец оказалась за воротами ашрама.

«Ганга вью» и чашка ядреного черного кофе, мелькнуло в ее голове. Может, после даршана туда придут и Ума с Шанкаром, и она сможет поболтать с ними, развеяться, поделиться событиями последних дней. Ей так сейчас не хватает компании этих веселых и мудрых голландцев.

Вопрос Махараджи до сих пор звучал в ее ушах: «Где он?»

Ах, как ей самой хотелось это знать!

Она была на сто процентов уверена, что явление богини заставит Кевина прервать уединение и выбраться из джунглей. Она также была уверена, что идея разыграть его и выведать о его чувствах к ней была подсказана ей свыше.

Эта затея не могла закончиться провалом. Кевин был искренен, в его словах было столько чувств!

Но как бы там ни было, если даже он решил досидеть до конца срока уединения, она будет ждать его. Ведь остался всего один несчастный день!

После вчерашнего визита Тима Кэпшоу Джессика попросила управляющего Рамеша Гупту больше не пускать в ашрам этого человека и теперь только опасалась, что он будет рыскать по всей Лакшман Джуле и искать ее. Нет, она не боялась его. Она хорошо знала, что он не посмеет осуществить свои угрозы. Тим Кэпшоу был подлецом, но не насильником. Тем лучше для его и без того тяжелой и дурной кармы. С его деньгами это было бы просто нелогично: у Тима никогда не было необходимости прибегать к насилию.

Женщины определенного рода всегда крутятся вокруг таких, как Тим, так что сексуальный голод не мог быть причиной, пробудившей в нем желание переспать с ней. Тогда что? Уязвленное самолюбие самца? Или дикая прихоть развращенного богача? Неизвестно, сколько новых пороков он успел нажить за эти пять лет.

Бедняга Тим. Он прожил большую часть своей жизни, так и не испытав чувство естественной для каждого человека привязанности к кому-либо, не говоря уже о любви. Интересно, в какой семье он вырос? Кто его родители?

Джессике казалось, что такого человека, как Тим, не могла родить женщина. Он мог появиться на свет из сырости и темноты, из болотной топи или.., из чрева ада. Может, он просто посланник темных сил?

Джессика вошла в ресторан и огляделась, ища свободный столик. Посетителей было немного, и, к ее радости, один из столиков на краю террасы был свободен. Она прошла к нему, и, как только села, у столика появился мальчик-официант.

— Черный кофе? — с улыбкой спросил он.

Джессика улыбнулась ему в ответ и кивнула.

Приятно знать, что всего за несколько дней персонал этого милого ресторана успел запомнить ее и предпочитаемый ею напиток.

Через несколько минут чашка дымящегося, ароматного кофе стояла перед ней, и, поблагодарив официанта, она склонила голову и осторожно отхлебнула.

— Доброе утро, киска.

Джессика вздрогнула всем телом и едва не выронила из рук чашку.

— Можно мне подсесть за твой столик?

Она не ответила, а только отвела взгляд и стала смотреть на Гангу.

— Я знаю, что задал глупый вопрос. Конечно, ты не хочешь, чтобы я сидел напротив. Но я все-таки сяду, потому что объясняться стоя очень неудобно. — Он отодвинул стул и сел. — Я пришел, чтобы попросить у тебя прощения за вчерашнее.., даже не знаю, как это назвать… умопомрачение. Прости. Я был вчера слегка пьян и вел себя как… — Тим снова запнулся, ища подходящее слово.

— Как подонок, — помогла ему Джессика, продолжая смотреть на Гангу.

— Да, ты права, как подонок. И сегодня, когда я вспомнил об этом и представил себе, что ты пережила, меня охватил ужас. Я понял, что не смогу спокойно жить, пока не попрошу у тебя прощения. Я искренне раскаиваюсь, киска, и прошу меня простить.

Джессика молчала.

— Прошу тебя, киска, не молчи. Скажи, ты можешь меня простить?

— Не уверена, — сухо ответила она.

— Хочешь, я встану перед тобой на колени? — Тим сделал движение, собираясь встать со стула.

Джессика повернулась к нему и жестом остановила.

— Не нужно театра, Тим. Я ничего от тебя не хочу. Лучше просто уйди. Исчезни из моей жизни навсегда. Это и будет признаком твоего неизвестно насколько искреннего раскаяния.

— Киска, попытайся понять меня и простить. Я старею, у меня появляются странности. Я иногда совершаю поступки, в которых не способен дать себе отчета. Мой психолог говорит, что это вызвано кризисом среднего возраста. Я успел многого добиться в жизни, но до сих пор не знаю, любил ли я кого-то когда-либо. Сегодня утром, анализируя свое вчерашнее поведение, я понял, что ты была единственной женщиной в моей жизни, которую я не смог забыть. Я понял, что до сих пор таю в душе обиду на тебя за то, что ты бросила меня.

— Это ты меня бросил, Тим. Бросил как наживку в пасть акул. А вчера только лишний раз доказал, что в тебе не осталось ни капли человечности.

Он положил локти на стол и обхватил голову руками.

— Я глубоко раскаиваюсь в том, что причинил тебе, столько боли. И в прошлом, и вчера.

Может, мое раскаяние и есть проявление остатка человечности во мне?

Джессика пристально посмотрела на него.

Она впервые видела Тима Кэпшоу таким жалким и умоляющим. Может, он и вправду раскаивается? Если это так, то только великое сострадание Ганги могло заставить его раскаяться. Да, Ганга непростая река, если даже такой негодяй, как Тим Кэпшоу, окунувшись в ее святые воды, вдруг обернулся человеком.

— Что ж, Тим, я могу обещать тебе, что со временем прощу тебя. Простить тебя сейчас, в эту минуту, я не способна. Но я буду помнить о твоем раскаянии и когда-нибудь прощу. Очень надеюсь, что ты не лжешь как обычно, и в обмен на свое обещание попрошу тебя только об одном: оставь меня в покое. — Джессика посмотрела ему в глаза. Ох, как ей хотелось верить, что он не лжет.

Тим покорно склонил голову.

— Обещаю. Если нам придется еще когда-либо встретиться, то самое большее, что я сделаю, это поприветствую тебя и поцелую твою руку. Можно мне сделать это прямо сейчас в закрепление нашего договора?

Джессика вздохнула и протянула ему руку.

Он привстал, взял ее руку в свою и приложился к ней губами. Закрыл глаза и замер.

Ресторан незаметно заполнился посетителями. Сквозь общий гул разговоров откуда-то со стороны доносился звонкий женский смех. Какой-то восторженный американец за спиной Джессики ежесекундно выкрикивал громкое «Уау!». В проходе мелькнула хрупкая фигурка мальчика-официанта с огромным, заставленным тарелками и стаканами подносом. За перилами террасы медленно катила свои воды покрытая золотыми искрами Ганга.

Казалось, все было на своих местах, каждый был занят своим делом и никто не обращал внимания на застывшего у входа, ошеломленного, потрясенного и растерянного Кевина.

9

Джессика и Тим просидели в «Ганга вью» еще около пятнадцати минут. Она рассказала ему с какой целью приехала в Индию, и он искренне порадовался взлету ее карьеры, осыпал поздравлениями и пожеланиями успехов.

Потом в свою очередь поведал ей о своем новом бизнесе, который привел его в эту страну.

Тим сначала увлекся сбором коллекции старинных индийских статуэток, а потом решил заняться продажей индийского антиквариата и открыл несколько элитных магазинов в Нью-Йорке и в Сан-Франциско.

Они никогда раньше так тепло и по-дружески не беседовали.

Выйдя из ресторана, они дошли вместе до миниатюрной площади перед мостом, посреди которой лицом к Ганге была установлена статуя сидящего в лотосе Шивы. Его тело было выкрашено в ядовитый синий цвет, а из каштановых локонов, завязанных узлом на макушке, била струйка воды и стекала по блаженному лику. Характерным жестом правой руки он благословлял всех и каждого, кто являлся перед ним.

Джессика и Тим на несколько секунд остановились перед статуей, сдержанно попрощались и разошлись. Он направился в Рам Джулу, она пошла к мосту.

— Харе Ом! — радостно поприветствовали Джессику сидящие на парапетах перед мостом религиозные аскеты — садху.

— Харе Ом! — весело ответила она и, обойдя лениво бредущую корову, ступила на мост.

Перед ней шла молодая, пышнотелая индианка в дорогом сари вишневого цвета и держала за руку вертлявого сынишку. Чуть впереди нее шел ее муж. У него на руках уютно устроился второй кучерявый малыш, а третий, по-видимому самый старший, шел сбоку от отца и без конца лепетал. Отец время от времени наклонялся к нему, объяснял что-то и показывал куда-то пальцем.

Воплощение семейной идиллии, шествующее впереди, растрогало Джессику чуть ли не до слез. Семья, дети. Она никогда раньше не задумывалась о том, чтобы завести семью. Почему? Не встречала подходящего мужчину? Нет, не подходящего, а любимого, с которым ей хотелось бы создать семью.

Кевин. Если они будут вместе… Если Кевин сделает ей предложение… Джессика тяжело вздохнула, и ей захотелось обогнать целомудренное семейство: слишком сладко и мучительно было глядеть на них.

Она сделала несколько попыток обойти их, но встречный поток прохожих упорно преграждал ей путь. Что ж, придется терпеливо плестись за ними. А, кстати, почему бы ей не использовать эту ситуацию в качестве актерского тренинга? И Джессика, следуя за индианкой, принялась старательно копировать ее походку, движения головы, жесты. Она настолько увлеклась своей игрой, что не заметила, как оказалась на середине моста, и, когда случайно бросила взгляд в сторону, не сразу поверила своим глазам.

Навстречу ей шел Кевин.

Джессика оторопела. На миг перед ее глазами все смешалось: небеса опрокинулись в Гангу, а Ганга взмыла к небесам. Содрогающийся и покачивающийся мост изогнулся и превратился в бешено вращающуюся карусель. Неторопливые потоки людей на мосту, висящие над головой на тросах обезьяны, окружающие реку холмы и рассеянные по берегам постройки слились в единое пестрое месиво.

Джессика остановилась. Ее сердце бешено колотилось.

Кевин шел, низко опустив голову, и, когда они поравнялись, она набрала полные легкие воздуха и, преодолевая головокружительное волнение, окликнула его:

— Кевин!

Он остановился, поднял на нее глаза и тут же снова опустил их. Его взгляд был пустым и чужим, как будто он не узнал ее.

— Кевин! — снова позвала Джессика и шагнула ему навстречу. — Кевин, привет! — Она улыбнулась.

— Привет, Джессика, — безрадостно ответил он. — Рад видеть тебя.

— Судя по твоему тону, Кевин, трудно поверить, что это правда. — Джессика протянула ему руку, и он словно робот вложил в нее свою. Кевин, что с тобой? У тебя что-то случилось?

Он отрицательно покачал головой.

— Ничего.

Они стояли в центре моста, преграждая движение людским потокам, но люди, не говоря ни слова, терпеливо и безропотно с обеих сторон обходили их.

— Кевин, скажи мне, что случилось? Я ведь вижу, что что-то не так. Ты не рад видеть меня? продолжала допытываться она.

— Извини, Джессика, я слегка не в себе.

Его вид вызывал тревогу. Домедитировался.

Так усиленно искал себя, что вместо того, чтобы найти, потерял.

О, милый Кевин, почему ты не хочешь понять, что жизнь можно прожить в любви? Почему ты все время куда-то бежишь и создаешь ненужные проблемы? Ведь мы любим друг друга, Кевин, говорила она ему одними глазами.

Но он не слышал.

— Кевин, — не унималась она. — Может, мы поговорим? Если у тебя какая-то проблема, возможно, я смогу помочь?

Он болезненно усмехнулся и покачал головой.

— Нет, спасибо, Джессика. У меня нет проблем. Пожалуйста, не беспокойся.

— Но ты выглядишь бледным, Кевин. Ты не болен?

— Нет. — Он несколько секунд помолчал, как будто собираясь с мыслями, и затем добавил:

— Джессика, я очень благодарен тебе. Ты помогла мне многое понять о себе и о жизни. Спасибо. — Он обхватил обеими руками ее кулачок и крепко сжал. — Я собирался сказать тебе и многое другое, но теперь в этом нет смысла.

О Господи, что на него опять нашло? «Собирался, но теперь нет смысла». Джессика готова была выйти из себя.

— Я желаю тебе блестяще сыграть роль Сати, — продолжал он, пытаясь улыбнуться, и в его тоне слышались нотки прощания. — Надеюсь, в личной жизни ты счастлива. Ведь вы с ним наверняка поженились?

— С кем? — едва не прорычала она, выпучив глаза.

— С тем симпатичным седовласым джентльменом. Насколько я помню, это тот же мужчина, с которым ты пришла пять лет назад на вечеринку и которого позже в сердцах обозвала мерзавцем. Это прекрасно, что ты все ему смогла простить.

— Кевин! — Глаза Джессики округлились и из маслин превратились в два горящих уголька. — У меня с этим мужчиной нет ничего общего.

Я не виделась с ним пять лет и не знаю, какой злой рок заставил нас встретиться теперь здесь.

Мы никогда не любили друг друга и никогда, сказать по правде, не были вместе, — горячо проговорила она.

Кевин пристально посмотрел ей в глаза.

Зачем она лжет? В ресторане, когда этот мужчина целовал ей ручку, она, закатив глазки, млела и таяла. Почему она не хочет сказать ему правду? Впрочем, это ее дело. Она не обязана оправдываться перед ним. И кто он такой, чтобы допрашивать ее? Так, случайный знакомый, которому посчастливилось несколько раз прийти ей на помощь.

— Извини, Джессика, я не имею права вмешиваться в твою личную жизнь, — сказал наконец он и выпустил из рук ее кулачок.

Джессика начала раздражаться.

— Кевин, похоже, уединение в джунглях только сильнее расстроило твое воображение.

Когда мы были там вместе, мне на какое-то время показалось, что мы стали друзьями и теперь имеем право расспрашивать друг друга обо всем. Мне, например, интересно узнать, как ты провел последние дни в джунглях. Но ты выглядишь таким мрачным и говоришь такие странные вещи, что я начинаю опасаться, не укусила ли тебя какая-то ядовитая тропическая муха, которую Шива не успел обезвредить? Что с тобой, Кевин?

Глупый вопрос. Понятно, что: он ревнует. Он видел ее с Тимом в ресторане. Он опять растерян.

Ох, почему женщина должна всегда отвоевывать своего мужчину у его собственных фантазий? Почему мужчины часто пытаются жить где-то в других мирах и не хотят видеть мира, который маячит у них перед носом? Таким был первородный мужчина, таковы до сих пор все мужчины, и эти качества присутствуют даже в божественном Шиве, который постоянно улетал в свои трансы, поручая Парвати заботиться о мироздании.

Мудрость подсказывала Джессике, что сейчас лучше дать ему возможность во всем разобраться самому. Она оставит его в покое, ничего не доказывая и не оправдываясь. Она знает, что он любит ее.

Или, может, признаться ему в своих чувствах прямо здесь и сейчас?

Но, посмотрев в его замутненные ревностью глаза, она не решилась и только искренне сказала:

— Знаешь, Кевин, а ведь я ждала твоего возвращения из джунглей. Правда. Мне очень хотелось увидеть тебя.

— И, между тем, не теряла времени.

Все ясно. Джессика безнадежно уронила руки.

— Мне пора, Кевин, — подавленно сказала она.

— Мне тоже.

— До встречи.

— Возможно.

Они разошлись каждый в свою сторону, увлекаемые потоком народа.

Джессика провела весь полдень, обходя храмы Лакшман Джулы: и те, в которых она уже побывала в компании Умы и Шанкара, и те, в которых раньше не бывала. В этот раз она обратила внимание на то, что все индуистские божества были при супруге. У бога Рамы была Сита, у Кришны — Радха, у Шивы — Парвати.

Почему только земные мужчины бывают так упрямы и не хотят следовать божественному примеру?

После ланча Джессика вернулась в свою комнату, улеглась на кровать и в течение нескольких часов рассеянно листала сценарий. В промежутках вспоминала две встречи, которые произошли утром.

Образы Тима и Кевина попеременно появлялись перед ее глазами, и она интуитивно чувствовала, что между этими двумя мужчинами, совершенно разными по характеру и внутреннему складу, существует какая-то сильная связь.

Она не могла объяснить себе, что именно могло их связывать, но чувство было настолько сильным, что порой в ее сознании эти два образа сливались в один.

Она никогда раньше не видела Тима таким, каким увидела сегодня утром. Раскаивающегося Тима Кэпшоу даже представить себе было бы трудно. У него всегда, на любой случай жизни было готово оправдание. Тим, какой бы он поступок ни совершил, умел только оправдываться. Он никогда ни о чем не сожалел и ни в чем не раскаивался. Но этому другому Тиму, который, очевидно, скрывался внутри него и до сих пор не показывался, Джессика была способна простить и былые обиды, и вчерашнюю.

А Кевин? У нее сердце разрывалось на части при воспоминании о его растерянности. Они еще не успели признаться друг другу в любви, а он уже откровенно ревновал ее, и она так же откровенно оправдывалась. Они вели себя, как любовники в сцене ревности, и за его сдержанностью и официальностью она видела океан скрытой страсти и обожания. Но он любит ее, и в глубине сердца она знала, что любовь, как в сказке, победит.

Расставшись с Джессикой, Кевин просидел несколько часов на берегу Ганги, на том заветном пляже, где они спустя пять лет встретились. Он сидел на камне и наблюдал, как солнце медленно катится по небу и как в течение дня меняются краски на поверхности реки. Когда солнце приблизилось к вершинам холмов на западе, он вдруг понял, что для утешения души ему сейчас нужны только карандаш и бумага.

Пока еще не поздно, он может отправиться в Ришикеш на рынок и купить их. А потом усядется у себя в комнате и будет рисовать ее лицо таким, каким оно отпечаталось в его памяти.

Раскрасневшийся Тим Кэпшоу, окруженный клубами пара, вышел из ванной и, запахивая на ходу темно-синий шелковый японский халат в золотых драконах, остановился перед зеркалом. На его лице сияла обычная самодовольная улыбка.

А ты, Тим, неплохой актер, сказал он своему отражению. Маленькая, спесивая глупышка поверила. Что ж, прекрасно. Теперь остается найти момент, чтобы воспользоваться ее доверием.

Он похотливо оскалился. Нет, не зря он притащился в этот городок на Ганге. Жуткие видения, преследовавшие его в первые дни, сами по себе рассеялись. Теперь ум Тима был привычно сосредоточен на цели.

Он отошел от зеркала и прошел к дивану.

Опустился на него, снял трубку телефона, стоящего на круглом столике перед диваном. Набрал номер и закурил сигару.

— Алло, Рич! Привет. Как дела?

— Какие дела, босс? Я что-то не припомню, чтобы ты на сегодня давал мне какое-то задание. С тобой все в порядке, босс?

— В полном. И если ты так скучаешь по заданиям, то у меня появилось одно для тебя.

— Валяй, босс.

— Мне нужно, чтобы ты завтра с утра проследил за этой крошкой. Я хочу знать места, где она бывает одна. В ашрам меня теперь не пускают, так что придется поохотиться за ней.

Во время слежки звони мне как можно чаще.

— Ну, босс, ты, как я погляжу, решил сделать из меня шпиона. — Рич раскатисто загоготал в трубку. — Кстати, ты не забыл, что мы через два дня улетаем из Дели?

— Перебронируй билеты, Рич. Я хочу остаться здесь еще на три дня.

Снова из трубки послышалось раскатистое ржанье.

— А тебе, босс, похоже, начинает здесь нравиться. Смотри, не останься здесь навсегда. Мне в этом месте, признаться, как-то тревожно.

Незаметно начинаешь забывать, откуда ты пришел и куда собирался идти. Не нравится мне это святое место. Странное оно, опасное. Если бы не твоя причуда с девчонкой, я бы смылся отсюда сегодня же.

— Не философствуй, Рич. Я не за это тебе плачу. Расслабься, завтра тебе предстоит забавная прогулка. Подышать свежим воздухом гималайского предгорья куда полезнее, чем нюхать выхлопы Нью-Йорка.

— Ну, босс, ты мудреешь на глазах. Не зря Ришикеш в переводе с санскрита означает «город мудрецов».

— А у тебя, Рич, откуда такие познания?

— Мне об этом поведал сегодня в ресторане один индиец-массажист. Сначала он предлагал мне массаж тела, но, быстро сообразив, что я к этому не готов, принялся массажировать мои уши всякими духовными бреднями. — Рич снова загоготал. — Если тебе интересно, при встрече поделюсь.

— Спасибо, не надо. Во мне еще, слава Богу, не проснулась жажда к духовным познаниям.

Мои желания примитивны и просты, и одно из них я собираюсь осуществить не позже, чем завтра или послезавтра.

— Ладно, босс. Последую твоему совету и схожу завтра на прогулку. Пока.

— Буду ждать твоих звонков.

Тим положил трубку, пыхнул сигарой и потянулся к бутылке «Скотча».

За неделю в Ришикеше Джессика успела полюбить утренние встречи с гуру Симхой Махараджи. Ее тянуло на эти встречи как магнитом. Она чувствовала непрестанный поток радости, света и любви, исходящий от святого, и несколько раз неожиданно для себя подумывала о том, что могла бы остаться рядом с ним навсегда.

Любовь — это единственное, чего по-настоящему хочет каждая женщина, и присутствие святого дарило ей это переживание любви, переполняло сердце. Женщины ищут эту любовь, ждут ее от мужчин, но, оказывается, она живет внутри них самих, и для того, чтобы ее зажечь, нужна только искра извне.

В приподнятом настроении и слегка волнуясь, Джессика подошла к воротам ашрама, когда услышала за спиной голос Умы.

— Привет, Сати!

Она обернулась. Ума и Шанкар с неизменными улыбками на лицах приближались к ней.

— Привет, друзья. Давно не виделись.

Она поочередно обняла их.

— Ну рассказывай о своих похождениях. Уверена, что эти дни тебе не приходилось скучать, — сказала Ума и шепотом заговорщицы добавила:

— Ты видела его?

Джессика вздохнула и пожала плечами.

— Видела. И не одного, а двоих.

— То есть как двоих? — удивился Шанкар. У него что, при встрече с тобой произошло раздвоение личности?

Джессика и Ума рассмеялись.

— Подозреваю, что у него их гораздо больше, чем две, — сквозь смех проговорила Джессика, — но они, слава Богу, пока еще держатся вместе. Нет. Здесь появился еще один человек из моего прошлого, с которым я не виделась пять лет.

И она рассказала им о встрече с Тимом и о сцене ревности, которую Кевин устроил ей на мосту.

— Я пыталась все ему объяснить, но он не поверил. Как глупо…

Они вошли в ашрам.

— А ты знаешь, что он вернулся из джунглей на два дня раньше и разыскивал тебя еще позавчера? — спросила Ума. — Мы отправили его в твой ашрам, но, видимо, он не решился зайти к тебе вечером. Непонятно, что случилось с ним за время этого уединения, но это был нормальный Кевин. Таким мы не видели его очень давно. Он был необыкновенно взволнован и весь как будто сиял.

— А теперь снова померк, — уныло добавила Джессика.

— Это не надолго, — утешил ее Шанкар.

Они поднялись на портик и присоединились к группе людей, уже стоявших там. Ума и Шанкар огляделись, поприветствовали своих друзей. Джессика тоже обвела собрание глазами.

В конце портика между двумя саньясинами стоял Кевин. Его лицо было спокойным, сосредоточенным и бесстрастным. Но как только их взгляды встретились, по его лицу скользнула робкая, неуверенная улыбка, а глаза радостно вспыхнули. Их взгляды, словно уцепившись друг за друга, сплелись, смешались, растворились, стали одним.

Милый Кевин, говорила она ему глазами.

Я люблю тебя и знаю, что ты мой единственный в этом мире мужчина. Ты подарен мне судьбой, и я не собираюсь терять тебя. Я не имею права терять тебя. Ты мой, Кевин. Слышишь?

Джессика, моя долгожданная возлюбленная, говорили его глаза. Моя мечта, моя муза, моя страсть, моя жизнь. Я люблю тебя. Но почему ты не со мной?

В этот момент из комнаты появился Махараджи, и все взгляды в тот же миг устремились на него. Проходя мимо Джессики, святой только молча посмотрел на нее и покачал головой.

Джессика слегка встревожилась, но тут же успокоилась. Ей показалось, что Махараджи пытается предупредить ее о чем-то, но в то же время дает ей понять, что все будет хорошо. Она в ответ только с благодарностью склонила голову.

— Вы все еще здесь, — сказал Махараджи Уме и Шанкару. — Когда собираетесь домой?

— Через две недели, — ответила Ума.

— Хорошо, — сказал Махараджи. — Очень хорошо.

Когда святой отошел от них, любопытная Джессика шепотом спросила Уму:

— Почему он поинтересовался, когда вы уезжаете?

Ума грустно вздохнула.

— Потому что он не любит, когда люди засиживаются в ашраме и забывают о своих мирских обязанностях. Только нескольким саньясинам позволено быть рядом с ним постоянно.

Он знает, что хорошо для каждого из нас. Дольше двух-трех месяцев здесь никто не задерживается. И все уезжают со слезами и с надеждой вернуться.

Джессика усмехнулась.

— А я тоже грешным делом стала подумывать о том, чтобы остаться здесь навсегда.

— А как же Голливуд, Джессика? — иронично спросил Шанкар. — Карьера актрисы, слава, деньги, поклонники?

Джессика снова усмехнулась.

— Последнее время мне стало казаться, что все это не так важно. В жизни есть другие ценности. Например, любовь Махараджи. Ради нее можно оставить все. Я теперь понимаю Кевина, — ответила она задумчиво.

— А твоя любовь к Кевину? — снова спросил Шанкар. — Ты готова бросить и его?

— Не знаю. С мужчинами все так сложно и Запутанно, — уныло ответила она.

— Подожди, это только начало вашей истории. Впереди будет много другого, — сказала ей Ума. — Мы все, хотим мы того или нет, должны честно отыграть свои роли в этом мире. Представление должно продолжаться. А любовь Махараджи теперь никогда не покинет тебя, где бы ты ни была. — И Ума, поглядев на Шанкара, улыбнулась.

Переговариваясь со своими мудрыми друзьями и наставниками, Джессика тайком поглядывала на Кевина. Она видела, как Махараджи подошел к нему и они о чем-то переговорили.

Ей ужасно хотелось знать, о чем.

После даршана Джессика надеялась, что сможет поговорить с Кевином, но его лицо снова стало чужим и непроницаемым. Коротко кивнув ей, Уме и Шанкару, он поторопился к выходу из ашрама. Она удивилась, увидев, что под мышкой он держал папку с рисовальной бумагой, а в руке — пенал с карандашами. Неужели он снова начал рисовать?

— Похоже, наш художник возвращается к жизни, — заметила Ума. — Его наверняка посетила муза. — Она с улыбкой покосилась на Джессику, но та в ответ только тяжело вздохнула.

— Пойдем в «Ганга вью» пить кофе, — предложил ей Шанкар. — Тебе сейчас лучше не оставаться одной.

— Спасибо, — ответила она. — Но мне, наоборот, хочется теперь побыть одной. Пойду, окунусь в Ганге и посижу на берегу.

Они вместе перешли мост и возле ресторана расстались.

Джессика бодро зашагала по дороге.

Стоило ей метров на сто удалиться от суетливой Лакшман Джулы, как она оказалась на пустынной дороге. Справа от дороги — крутой, густо поросший лесом склон холма, слева — менее крутой склон, местами скалистый, местами покрытый деревьями и кустарником, который спускается к Ганге. Отсюда Джессика могла видеть извивающуюся, сверкающую на солнце ленту реки, прокладывающую свой путь между тесными холмами, и небольшие, уединенные песчаные пляжи, заваленные белыми, гладко отшлифованными валунами. Стайки пугливых и деликатных обезьян-лангуров, с седой шерстью, черными мордочками и длинными хвостами, либо торопливо перебегали ей дорогу, либо, сидя на деревьях и наслаждаясь какими-то плодами, провожали грустными глазами.

Все было почти так же, как в первый день ее приезда, когда она шла по этой дороге, пытаясь высмотреть укромный пляж, и от восхищения забывала дышать. Только теперь она понимала, что на тот пляж, где она встретилась с Кевином, ее привела сама судьба. Ведь не каждому по собственной воле захочется карабкаться по скалам сначала вверх, а потом вниз только лишь для того, чтобы посидеть у Ганги.

Увидев с дороги заветный пляж, Джессика невольно свернула и безропотно принялась преодолевать скалистую преграду к желанному уединенному берегу. Месту их встречи.

Оказавшись на пляже, она огляделась. Как она, придя сюда впервые, не заметила сидящего где-то неподалеку Кевина? Чему удивляться, она тогда словно завороженная смотрела на Гангу. Интересно, видел ли он ее?

Джессика подошла к воде, смочила ноги и стала медленно раздеваться, сбрасывая легкие брюки, футболку, а затем и нижнее белье на камень.

Может, он и теперь здесь, но она, как и в тот раз, просто не видит его? Может, для того, чтобы он появился, ей опять нужно совершить какой-то сумасбродный и отчаянный поступок?

Джессика вошла по колено в воду, постояла немного, плеснула несколько пригоршней воды на лицо и плечи. Вздрогнула, почувствовав, как по всему телу пробежали мурашки, и вдруг разбежалась и плюхнулась всем телом в обжигающе ледяные объятия реки.

Нет, отплывать далеко от берега она не станет. Она может поплавать вверх и вниз по течению в спокойных прибрежных водах.

Чудесная вода Ганги вмиг словно отрезвила и пробудила ее. Мысли, кружившие в голове, рассеялись. Джессика наслаждалась плаванием и ни о чем не думала, а когда продрогла, быстро выскочила на берег.

Выскочила и тут же захотела прыгнуть обратно.

На камне, где лежала ее одежда, сидел Тим Кэпшоу — в джинсах и футболке — и, самодовольно улыбаясь, мутными глазами смотрел на нее. Джессика оторопела и невольно скрестила на груди руки.

— Тим, как ты здесь оказался? — пробормотала она.

— Спустился на "берег, как и ты, чтобы полюбоваться рекой и поплавать.

Джессика робко приблизилась к нему и потянулась за футболкой. Но Тим перехватил ее руку и крепко зажал в своей.

— Не торопись, киска. Похоже, мне придется немного изменить свою программу. Любоваться обнаженным телом молодой женщины гораздо приятнее, чем смотреть на реку. Да и поплавать в горячих объятиях куда заманчивее и слаще, чем в ледяной жидкости.

Он нагло смотрел на ее грудь, покрытую капельками воды, на вздрагивающий от холода живот и темный, кучерявый холмик внизу живота.

— Тим, ты в своем уме? Или ты с утра успел напиться? Тим? А как же твое раскаяние и обещание? — отчаянно выкрикнула она. — Ты не посмеешь, Тим. Скажи лучше, что ты пошутил, и позволь мне одеться.

— Нет, киска. Я трезв как стеклышко. И пошутил я тогда в ресторане, а теперь вполне серьезен.

Джессика вскипела и яростно дернула руку, пытаясь освободиться от его захвата, но он так крепко вцепился в нее, что движение только причинило ей боль. Она вскрикнула, сморщилась от боли и закусила губу.

— Отпусти меня, Тим, — низким, гневным голосом проговорила она. — Зачем я тебе? Неужели тебе не хватает тех шлюх, которые вьются вокруг тебя и твоих денег?

— Я совсем недавно понял, что мне не хватает только одной шлюхи — тебя, Джессика. — Он попытался притянуть ее к себе.

Она слегка подалась, но, приблизившись к нему, замахнулась и ударила его свободной рукой по лицу.

— Ты ведь знаешь, что не получишь того, чего хочешь, — прошипела она, сузив глаза и ожидая очередного нападения от него.

Тим покраснел от ярости.

— Сейчас увидим, — процедил он сквозь зубы и набросился на нее.

Они повалились на песок. Она колотила его ногами и руками, пыталась укусить за плечо, но он поймал ее руки и крепко прижал к земле.

— Спокойно, сучка… — задыхаясь, пробормотал он. — Ты теперь никуда от меня не денешься.

— Помогите! — прокричала она, извиваясь под его телом. Она продолжала со всей силы бить его ногами, пытаясь попасть между ног.

Но он не сдавался. Наклонившись к ее искаженному от боли и борьбы лицу, он хрипло прошептал:

— Ничего, я подожду, пока ты устанешь…

— Не дождешься, — бросила она и плюнула ему в лицо.

Тим на миг опешил и отпрянул, но в ту же секунду почувствовал сильный удар в плечо. Он взвыл от боли и скатился на бок.

Джессика подняла испуганные глаза и увидела Кевина. Он стоял над ней с обезумевшими, горящими глазами, крепко сжимая кулаки. Не говоря ни слова, он подал ей руку и помог встать.

И тут же снова бросился к Тиму, схватил его за футболку у горла и слегка приподнял.

— Мерзкий ублюдок, скажи, что мне с тобой сделать?

Почти бездыханный Тим мгновенно побледнел.

— Она.., она сама этого хотела, — прохрипел он. — Сама разделась и…

Кевин не смог дослушать. Дрожа от ярости, он поднял его за ворот футболки и ударил по лицу. Тим снова повалился на песок, а в сжатом кулаке Кевина что-то больно врезалось ему в ладонь.

Он разжал кулак и увидел амулет. Точно такой же амулет в форме сердечка, который висел у него на груди. С презрением посмотрев на скорчившегося Тима, он покрутил амулет на ладони, не зная, что с ним делать, но тут же заметил, что половинки сердечка раскололись. Он хотел вернуть амулет Тиму и попросить прощения за то, что сломал его, но почему-то задержался, покрутил его в ладони. Половинки распались, и Кевин увидел внутри амулета фотографию. Он нахмурился, присмотрелся к фотографии, потом слегка покачнулся и мгновенно побледнел.

Увидев свой амулет в руках Кевина, Тим сел и тупо вытаращился на него.

Джессика стояла на камне и поспешно натягивала на покрытое колючим песком тело одежду. Ее грудь судорожно вздрагивала, а по лицу в два ручья струились беззвучные слезы.

Кевин. Ее ангел-хранитель. Он снова появился в нужный момент, чтобы вытащить ее из лап этого подонка. О, Кевин!

— Тим Кэпшоу? — наконец, с трудом выговаривая его имя, спросил Кевин.

Тим безвольно кивнул.

— А я — Кевин Чоудхари. Тебе о чем-то говорит это имя?

Тим вцепился руками в песок и напрягся. Из его разбитой губы сочилась кровь.

— Брат, — пробормотал он испуганно.

Кевин презрительно усмехнулся.

— Нет, не брат. Я не могу быть братом подлому, бездушному негодяю, даже если он сын моей матери. — Кевин наклонился и положил в дрожащую руку Тима амулет. — Я никогда тебя раньше не видел, и было бы лучше, если бы не увидел и теперь. — Кевин стиснул зубы, будто пытался подавить боль, гнев и презрение, готовые вырваться наружу. Наконец сквозь стиснутые зубы добавил:

— Уходи. Убирайся. Прочь.

Долой с моих глаз.

Джессика перестала плакать и, затаив дыхание, наблюдала за происходящим.

Амулет. Так вот у кого она видела этот амулет впервые. Ее предчувствия оправдались: Тим и Кевин оказались братьями. О, загадочные хитросплетения судьбы!

— Убирайся, Тим, — мрачно повторил Кевин.

Тим, низко опустив голову, нерешительно встал, сунул амулет в карман и поплелся по пляжу к скале. Несколько раз из-за плеча опасливо оглянулся.

— Нет, я не могу поверить, — бормотал Кевин, тряся головой. — Подонок, который пытался тебя изнасиловать, — мой брат. Я, впервые встретив своего брата, заехал ему кулаком в лицо. Вот так встреча! И как он смеет носить у сердца амулет с фотографией матери, которую он предал и которой причинил столько боли?

Как он посмел протянуть свои грязные лапы к женщине, которую я… — Он не смог договорить. Подошел к Джессике, обхватил ладонями ее плечи.

— Прости, Джессика. Прости за то, что я допустил весь этот кошмар, — добавил он.

Его теплые, большие ладони, лежащие у нее на плечах, как будто утверждали, что с этого момента и до конца жизни она будет в безопасности, она будет под его защитой.

— Кевин, в том, что случилось, нет твоей вины. Все, что происходит, имеет свои причины. Так должно было случиться. И ты, как всегда, появился вовремя. Ты снова спас меня, Кевин, и я воспринимаю это как чудо. Очередное чудо. — Она заглянула ему в глаза. — Я только сожалею о том, что Тим Кэпшоу оказался твоим братом. Но я уверена, что он появился здесь не зря. Здесь, у Ганги, люди зря не появляются.

Кевин помолчал, как будто размышляя над чем-то.

— Да, этот подонок когда-нибудь заплатит за все свои грехи, — сказал он. — Только не пойму, как он оказался на этом пляже. Вы что, пришли сюда вместе?

— Нет. Я пришла сюда одна, чтобы искупаться, а когда вышла из воды, он уже сидел на берегу.

Я не могла поверить, что он способен на это.

— Но ведь он приехал в Ришикеш к тебе?

— Нет, Кевин. Я не знаю, почему он сюда приехал. Он просто возник пару дней назад и почему-то решил, что я ему что-то должна. Видимо, решил наверстать упущенное, ведь между нами никогда ничего не было. Я порвала с ним в то утро, когда ушла из твоей мастерской.

И с тех пор мы не виделись. Ты мне веришь, Кевин? — горячо проговорила она.

Он неожиданно притянул ее к себе.

— Верю.

Они стояли теперь так близко друг к другу, что его подбородок почти касался ее лба. В этом его «верю» Джессика услышала все, что ей хотелось от него услышать.

— Верю, — повторил он. — И мне так много нужно тебе сказать, Джессика. — Его глубокий грудной голос слегка дрогнул. Он осторожно провел рукой по ее всклокоченным, пересыпанным песком волосам.

Она подняла голову.

— Не нужно, — прошептала она. — Я сама все знаю. Я.., тоже.., люблю тебя…

Его руки крепко сжали ее плечи, и она почувствовала, как у нее подкашиваются коленки.

Пронзительная сладкая дрожь окатила ее с головы до ног. Дыхание застыло в груди. Призывно откинув назад голову, она замерла. Туман страсти застелил и без того уже ничего не видящие глаза, и отяжелевшие веки самовольно прикрылись. Полные, приоткрытые губы ждали поцелуя.

Кевин еще несколько секунд помедлил, любуясь ее бледным от страсти, светящимся лицом, потом наклонился и, словно ветерок, нежно коснулся ее губ.

Она вздрогнула, вздохнула, обвила руками его шею и обхватила ладонями затылок.

— Любимая, — сорвалось с его губ, и он жадно припал к ее алому рту.

Поцелуй был долгим, как вечность, глубоким, как бездна, обжигающим, как сотня индийских солнц. Джессике казалось, что губы Кевина навеки приплавились к ее губам, и она готова была отдать ему свое дыхание, свое тело, свою жизнь.

Наконец Кевин с усилием прервал поцелуй, взял в ладони ее лицо и стал нежно водить по нему пальцами.

— Я так долго искал тебя, Джессика, — хрипло проговорил он. — Почему мы по-настоящему встретились только сейчас? Почему только сейчас я понял, что ты для меня все, что мне нужно от жизни?

Она счастливо улыбнулась и осторожно приложила пальчик к его губам.

— Целуй меня, Кевин. Слова нам теперь не нужны. Все равно никто из нас не поймет, откуда приходит любовь. Целуй меня. — Она снова откинула голову и потянулась к его губам.

10

Задыхающийся Тим Кэпшоу вышел на пустынную дорогу, отряхнул джинсы, одернул футболку, потрогал пальцами треснувшую губу и выругался.

Проклятье! Собирался побаловаться с девчонкой, а нарвался на кулак братца. Да, Рич был прав: странное место этот святой город Ришикеш. Нужно как можно скорее уносить отсюда ноги.

Он перешел дорогу и огляделся, ища глазами арендованный мотоцикл, на котором примчался сюда, как только дождался звонка Рича.

Он оставил его под деревом за кустами, метрах в трех от дороги.

Злая усмешка перекосила его рот. Картинка, которую он рисовал себе по дороге сюда, была гораздо приятнее той, которая предстала перед его глазами. Джессика Роджерс оказалась не подарком и, как положено будущей звезде Голливуда, успела завести телохранителя. Или любовника. Что ж, он, Тим Кэпшоу, на этот раз проиграл. В жизни бывают и промахи. Но если он все-таки захочет ее достать, он достанет ее.

Не здесь, так в Штатах. Он еще на эту тему подумает.

Тим продолжал шарить глазами по кустам, но мотоцикла нигде не было. Черт, неужели кто-то умудрился угнать его? Он похлопал себя по карману. Ключи на месте. А вместе с ключами и расколовшийся амулет. Нет, угнать мотоцикл без ключей, да еще спрятанный за кустами… это не так просто. Он должен быть где-то здесь.

Тим блуждал по окрестным зарослям, присматриваясь к каждому дереву. Мотоцикла нигде не было. Он снова многоэтажно выругался.

Может, он поставил его глубже в лесу?

Склон горы начинался метрах в десяти от дороги. Возможно, что он в конспираторском ажиотаже поставил его у самого склона.

Тим углублялся в лес, который с каждым шагом становился все гуще и непроходимее.

Нет, нужно быть полным идиотом, чтобы засунуть мотоцикл так далеко от дороги. Тим Кэпшоу не был полным идиотом. По крайней мере, до сих пор. Поиски мотоцикла, который продолжал скрываться, начинали его изводить.

Может, к чертовой матери бросить этот проклятый мотоцикл и вернуться в Рам Джулу пешком? Если его украли, Тим заплатит за него, и дело с концом. Невелика потеря.

Он собирался уже повернуться, чтобы выйти из лесу, как услышал за спиной настойчивый треск ломающихся веток. Тим резко обернулся.

В трех метрах от него стоял огромный рыжий лев с роскошной гривой.

Тим затрясся. Его лоб вмиг покрылся испариной. Немигающим взглядом он уставился на льва.

Уходи, животное. Если ты — моя горячечная галлюцинация, то ты знаешь, что я пил всего неделю и не так много. Лучше исчезни.

— Изыди, — бормотал он, едва шевеля побледневшими губами.

Но лев не исчез, а, напротив, стал медленно приближаться к нему.

О черт, что делать? Вокруг — густые заросли, бежать некуда. Но Тиму очень хотелось жить, и он сломя голову бросился бежать через кусты.

Ветки трещали под ним и хлестали по лицу, шипы сквозь одежду впивались в тело, он застревал между стволами деревьев, падал, снова поднимался и продолжал в панике бежать, боясь оглянуться назад. Порой ему приходилось бросаться на кусты всем телом и потом кубарем катиться по земле, но он снова вставал и продолжал бежать, не чувствуя ног под собой и боли от царапин и ссадин. Наконец, обессилевший и почти бездыханный, он упал на землю и с ужасом оглянулся.

Никого. Тим уронил голову на землю и несколько секунд пролежал, не шевелясь, пытаясь отдышаться. Потом снова с опаской оглянулся, напряженно вслушиваясь в шорохи леса.

Тишина. Никого. Лев исчез. Тим вздохнул и собрался встать на ноги.

— Нет! — вырвался душераздирающий вопль из его груди.

Из-за кустов медленно выходил рыжий преследователь.

Тим вскочил на ноги и бросился в противоположную сторону, но, сделав несколько шагов, споткнулся и упал. За спиной раздался страшный хруст веток.

Нет… Тим побелел и беспомощно перевернулся с живота на спину.

Лев стоял над ним и, вертя головой, рассматривал его. Тим зажмурил глаза и в тот же миг перед ним понеслись картины из его озабоченной и распутной жизни. Видения мелькали с фантастической скоростью, и после каждого горечь и сожаление возникали в душе Тима, пока он, закрыв лицо руками, не разразился слезами.

Что ж, если это конец его жизни, то другой смерти он, наверное, не заслужил. Он сам в свое время сожрал не одного конкурента. Теперь настал его черед.

Ни живой ни мертвый, Тим убрал руки от лица.

Глядя ему прямо в глаза, лев потряс гривой и вдруг, широко разинув пасть, издал оглушительный рев. Тим сжался в комок и снова зажмурился.

— Нет, я не хочу умирать. Я хочу жить, но по-другому, — зашептал он скороговоркой. — Если ты сейчас сожрешь меня, у меня не будет шанса изменить свою жизнь. Дай мне шанс. Я знаю, что за мои грехи меня нужно было бы сожрать раз пятьдесят. Но я могу исправиться.

Только дай мне шанс. — По щекам Тима текли горькие, жгучие слезы.

Лев терпеливо выслушал его лепет, снова потряс гривой, потом торжественно поднял лапу и занес ее над теряющим сознание человеком. Тим почувствовал тяжелое прикосновение мягкой, когтистой ступни к своей груди и потерял сознание…