/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Как спасти любовь

Лора Эллиот

Коннор Уоррен богат и хорош собой, удачлив и обаятелен. Многие красавицы пытаются добиться его внимания, но он вот уже десять лет верен своей жене Натали. Так почему же она чувствует себя несчастной и требует развода? Ведь они по-прежнему любят друг друга, и доказательство тому — их неугасающая страсть. Чтобы удержать жену, Коннор пускается на различные уловки. Он не оставляет надежды разгадать эту загадку и вновь и вновь идет на приступ желанной и прекрасной крепости по имени Натали…

ru en Black Jack FB Tools 2006-08-03 http://www.litportal.ru/ OCR: LitPortal 872F821A-F056-43F7-99F2-321604570B05 1.0 Эллиот Л. Как спасти любовь: Роман Панорама М. 2006 5-7024-1995-2

Лора ЭЛЛИОТ

КАК СПАСТИ ЛЮБОВЬ

1

Коннор Уорнер был не в лучшем расположении духа.

Весь день ему пришлось вдалбливать в головы строителей, что он хочет пристроить крыло к отелю «Виндсонг», а не разрушить его.

Но впереди его ждал еще более напряженный вечер: элитное сборище у Филдингов, которое он с удовольствием променял бы даже на компанию строителей.., если бы не пообещал Натали, что будет там.

Ну и глупость же ты спорол, Уорнер, пробормотал он своему отражению в зеркале.

Он нервно намылил лицо и провел острием лезвия по подбородку. Мало того что приходится бриться каждое утро, так теперь еще и вечером он должен возить лезвием по лицу.

Он глянул на золотой «Ролекс», лежащий на краю умывальника. Черт, он безбожно опаздывает. Хотя, может, это не так уж плохо: на час меньше придется торчать на площадке внутреннего дворика особняка Филдингов и корчить довольную мину, потому что только полный идиот может получить удовольствие от благотворительной вечеринки.

Но кого он может в этом винить? Себя и только себя.

Он позволил Натали уговорить себя. Когда она протянула ему приглашение, он сказал, что пропустит вечеринку и пошлет им чек. Но Натали посмотрела на него, и на ее чудном личике было то самое выражение, которое за последние несколько месяцев он видел чаще всего.

— Ты волен поступать, как захочешь, — сказала она сдержанным, прохладным тоном. — Но я работаю с Лиз.

— И что это значит?

— А то, что даже если ты не пойдешь, я должна быть на этой вечеринке, — ответила она и сдержанно улыбнулась.

Ее ответ удивил его. Пусть последнее время между ними происходит что-то странное, но они по-прежнему пара. Или не пара? В какой-то момент он чуть было не спросил ее об этом, но, подумав, сдержался. Что ж, если эта вечеринка так важна для нее, он пойдет.

— Спасибо, — вежливо сказала Натали.

Эта ее дурацкая вежливость последнее время часто вышибала его из равновесия и откровенно бесила. Ему хотелось наброситься на нее и целовать до тех пор, пока она снова не превратится в ту женщину, которую он когда-то безумно любил.

Коннор швырнул в угол полотенце, надел на руку часы и, голый, прошагал в спальню.

Но секс — дорога с двухсторонним движением. В жизни, как и в бизнесе, никогда нельзя совершать действий, если не уверен на все сто в их результате… И кто знает, во что это выльется, если он с помощью секса попытается растопить лед между собой и Натали?

Это может и не сработать. А к такому результату он был еще не готов.

С другой стороны, может, пора прояснить кое-что.

Коннор сурово сжал губы и застыл перед дверцей шкафа.

Он согласился пойти с ней к Филдингам, узнав, что она участвовала в организации вечеринки. Ему даже на миг показалось, что ее вежливая улыбка слегка смягчилась. Может, на этой вечеринке ему удастся снова очаровать Натали и вернуть хоть что-то из того, что между ними было?

Но теперь и эта надежда растаяла в тумане, потому что он шел на вечеринку к Филдингам в одиночестве.

Сюрприз, Уорнер, пробормотал он, открывая дверцу шкафа.

Похоже, ему почти не на что рассчитывать:

Все его планы, исключая разве что стальные договоры и каменные сделки, оказались бессмысленными. Люди непредсказуемы. Чувства приходят и уходят, и если раньше он был настолько глуп, что считал Натали не такой, как все, то теперь начал понимать, что ошибался.

Коннор нахмурился.

Если между ним и Натали все кончено, значит, все кончено. И, возможно, это к лучшему.

Какой смысл поддерживать отношения, где место беседы заняло молчание, а страсть заменило удобство?

— Скажи, что случилось? — спросил он Натали пару недель назад. О боже, чего ему стоило это сказать! Особенно когда он увидел, с каким презрением она посмотрела на него!

— Не знаю, — ответила она тем вежливо-холодным тоном, от которого его бросило в жар. — Может, ты знаешь?

Впервые в жизни Коннор подумал о том, что у мужчины может появиться причина, чтобы ударить женщину. Черт, конечно же, только в том случае, если бы женщина была равна мужчине. Если бы она была такой же высокой, сильной и мускулистой, как он.

Но Натали была хрупкой, нежной и красивой.

Нет, он никогда не сможет причинить ей боль. Никогда. Но что касается ее, то ей, кажется, — глубоко наплевать на то, что она причиняет ему боль. Ну, может, не совсем боль. Как она может причинять ему боль, если его чувства к ней изменились? И все же они могли бы сохранять хотя бы теплые отношения, прожив вместе десять лет. Натали, похоже, и на это наплевать.

Она знала, что я согласился пойти на эту вечеринку только ради нее, бормотал Коннор, доставая из шкафа белую рубаху и надевая ее.

Но даже не соизволила позвонить мне в офис.

Ни звонка, ни объяснений. Когда он вернулся домой, его встретил только мигающий огонек автоответчика, а потом сбивчивый голос Натали промямлил: «Я опаздываю. Ничего не обещаю, но, возможно, встретимся на вечеринке».

Вот так, Уорнер, вот до чего мы дожили, пробурчал он себе под нос, застегивая змейку на брюках. Затем его руки проскользнули в пиджак. И кем ты теперь выглядишь, а?

Полным идиотом, вот кем. Идиотом в смокинге. Он глянул на себя в зеркало, провел растопыренными пальцами по волосам, поправил галстук и попытался улыбнуться. Черт, если он попытается так же улыбнуться людям на вечеринке, они наверняка разбегутся от него, как от чумы.

Ну и вечерок ждет его впереди. Ему придется отстегнуть тысячу баксов за то, чтобы провести вечер в плену проклятого смокинга, жуя безвкусные бутерброды, запивая их дешевым шампанским и бегая глазами по толпе, пытаясь отыскать Натали.

Но должен ли он делать это? Натали — большая девочка и способна позаботиться о себе, как она сама любит напоминать ему…

Коннор на ходу подхватил с туалетного столика ключи от своей машины, подбросил их в воздух, поймал, сунул в карман и направился к двери.

Вереница машин, направляющихся к особняку Филдингов, столпилась на дороге за полквартала до особняка.

— Чудесно. Просто замечательно, — пробурчал Коннор сквозь зубы, резко сбавляя скорость.

Когда вот так застрянешь в хвосте автомобильной пробки, о чем еще можно мечтать, как не о спокойной террасе отеля «Виндсонг» со стаканчиком марочного вина в руке?

Кадиллак впереди него прополз на несколько сантиметров вперед. Коннор вздохнул и двинулся с места.

Бог с ним, с вином. Хотя стаканчик вина неплохо, когда оно к месту и ко времени. Но не теперь. Теперь была бы очень кстати бутылка холодного темного эля. Или пляж. Но только, извините, не в Майями, а где-нибудь на Южном побережье Тихого океана, где огромная бледная луна заливает матовым светом нетронутую гладь песка. О, эта картина просто стоит у него перед глазами. Он сидит в шезлонге, положив руки под голову, и смотрит в ночное небо, видит то здесь, то там мелькающие хвосты падающих звезд, и прибой ласкает пальцы его ног…

Позади раздался автомобильный сигнал. Коннор очнулся, часто заморгал, недовольно нахмурился и увидел перед собой свободный кусочек дороги. Завел машину и продвинулся вперед.

Что это на него нашло сегодня?

Он годами не был на пляже. Годами не занимался идиотским самоанализом…

Нет, так дальше продолжаться не может.

Ладно, он согласен выдержать сборище у Филдингов в течение часа. Нет, и получаса будет достаточно. Потом он незаметно исчезнет, приедет домой и будет ждать возвращения Натали.

Он потребует от нее ответа и наконец покончит со всей этой неразберихой между ними.

Если она захочет, чтобы их отношения продолжались, он подумает над этим. Если захочет порвать с ним, что ж, пусть будет так. Жизнь на этом не закончится, разведутся они или нет…

А если так, то что он делает здесь, ожидая своей очереди, чтобы попасть на вечеринку, на которую ему не хочется идти, ожидая каких-то чувств от женщины, не зная, хочет ли он быть с ней?

Наконец он был честен с собой и, признав правду, почувствовал невероятное облегчение.

К черту! Все к черту! Сейчас он вырулит из ряда, развернется и покатит домой. Приедет домой, стащит с себя этот обезьяний наряд, запрыгнет в удобные шорты…

— Сэр!

Он чувствовал, как узел в его животе затягивается все туже и туже. Ему нужно только немного сдать назад и развернуть машину.

— Сэр? Простите, сэр!

— Что? — Коннор повернул голову к окну и поморщился.

Рядом с машиной стоял мальчик в красном пиджаке, и Коннор сообразил, что это парковщик. Приехали. Как он мог не заметить, что стоит на парковочной площадке перед особняком Филдингов?

Он посмотрел на мальчика в красном пиджаке, на его прыщавое растерянное лицо, вздохнул и скривился, надеясь, что это сойдет за улыбку.

— Ах да, — сказал он и, не зная кого ругать — судьбу или свою нерасторопность, — сделал то, что сделал бы любой, оказавшись в этой ситуации. Он вышел из своего «корвета», отдал мальчику ключи вместе с десятидолларовой бумажкой и стал подниматься по ступенькам туда, где в течение нескольких часов ему придется выносить цивилизованную пытку.

Назвать это пыткой было бы слишком мягко.

Кто, интересно, изобрел вечеринки? И особенно благотворительные. Коннор был уверен, что их изобрел кто угодно, только не мужчина.

Такое могло прийти в голову только женщине.

Только женщина могла заставить людей платить деньги за сомнительное удовольствие торчать в толпе со стаканом кислятины, называющейся вином, в одной руке и чем-то совершенно несъедобным в другой, в то время как струнный квартет пиликает что-то такое же невыносимо скучное и безжизненное, каким оно было сто лет назад, когда его сочинили.

Улыбочка, которую он тренировался изображать у себя в ванной, оказалась вполне к месту. Она помогала ему чувствовать себя в стороне от всей этой смешной компании и, казалось, никого не смущала и не пугала. Хэнк Филдинг пожал ему руку и сказал, что очень рад быть хозяином этой вечеринки, хотя и закатил глаза при этом. Потом подпорхнула его жена Лиз в облаке благоуханий, способных удушить любого, кто находится рядом, поцеловала воздух у обеих его щек и предложила попробовать креветки.

— А где же наша Натали? — спросила она, но ее взгляд уже успел поймать кого-то другого. — Увидимся позже, дорогой, — сказала она, не дождавшись ответа, снова поцеловала воздух в его направлении и упорхнула.

Контору ничего не оставалось, как прошагать через гостиную, размером с футбольное поле, миновать внутренний дворик и вернуться в столовую, где ему пришлось наконец уступить назойливым официантам лишь потому, что он устал говорить им «спасибо, нет», и взять в одну руку стакан с чем-то непригодным для питья, а в другую — кусочек чего-то несъедобного.

В конце концов он нашел относительно тихий уголок, где никто не шастал, потому что там стоял горшок с развесистой пальмой, способной укрыть под своими ветвями целую компанию. Он был уверен, что никто не нарушит его покоя под сенью этой пальмы, потому что одним из побуждений, заставляющих людей посещать вечеринки, было сомнительное удовольствие показать себя и посмотреть на других.

И чем дольше он стоял там, наблюдая за происходящим в зале, тем глупее и смешнее казалось ему все, что он видел. Отвратительная еда и еще более отвратительные напитки. Невыносимая музыка. Женщины, похожие на павлинов; мужчины, напыженные как пингвины.

Коннор усмехнулся. Ему казалось, что он попал на птичий двор. Даже звуки, доносящиеся до его ушей, напоминали кудахтанье, кряканье и кукареканье.

— Привет.

Коннор повернулся. Голос был мягким и страстным и вполне соответствовал лицу и телу, которые, вне всяких сомнений, были прекрасным сочетанием хороших генов с пластической хирургией.

— Привет, — ответил он и улыбнулся.

— Отвратительно, — сказала женщина.

Коннор рассмеялся.

— Абсолютно.

— Вино, угощения… — Она эффектно тряхнула головой и повела плечами, и Коннор быстро догадался, что она провела немало часов перед зеркалом, совершенствуя это движение. Длинная прядь золотистых волос скользнула по плечу, как вода по алебастру, а полные груди задрожали, как желе, под несколькими сантиметрами ткани, которая как бы служила платьем. Она склонила голову набок и посмотрела на него сквозь слегка опущенные ресницы, а потом медленно провела кончиком языка по влажной нижней губе.

— Ох, просто не знаю, чем себя занять, — сказала она и томно улыбнулась.

У Коннора на скуле затанцевала жилка. Он на время растерялся, но нужно быть мертвецом выше шеи и ниже пояса, чтоб не догадаться, что он должен на это ответить.

Зато я знаю, должен ответить он. И тогда роскошная блондинка с невероятными сиськами улыбнется ему снова, потом возьмет под руку, и вскоре они окажутся в постели.

Картинка, мелькнувшая в голове, заставила его напрячься. Давно ему не приходила в голову мысль провести время с другой женщиной.

Но, может быть, это как раз то, что ему сейчас надо: горячая баба и жаркая битва среди прохладных простыней. А потом «трам-тарарам-спасибо-мадам», и утро без раскаяний, без обвинений и обещаний, от которых только раскалывается голова.

— Ну как, да или нет? — сказала мягким голоском блондинка, и ее нежно-голубые глазки посмотрели на Коннора с такой откровенностью, которой он мог только позавидовать.

Он криво улыбнулся.

— К сожалению, я не…

— Никаких проблем. — В ее улыбке тоже проскользнуло сожаление. — Может, как-нибудь в другой раз.

— Непременно, — сказал он, хорошо зная, что врет. Даже если с Натали все кончено и он свободен, он не станет иметь дело с женщинами.

По крайней мере, какое-то время. Мужчина должен быть либо круглым дураком, либо обманщиком, чтобы поклясться, что он полностью отказывается от женщин. Но, глядя вслед уходящей блондинке, Коннор думал, что сейчас ему явно не до них — ни сейчас, ни в ближайшем будущем.

У него нет ни малейшего желания…

И в этот момент он увидел ее.

У него сперло дыхание, мышцы живота сократились, и он вмиг осознал, что все, о чем он думал минуту назад, было ложью.

Нет, он не покончил с женщинами? Ни в этот вечер, ни в ближайшем будущем.

Женщина, стоящая в дверях, была самым прекрасным созданием, которое он когда-либо видел.

Было глупо сравнивать ее с блондинкой, которая только что отошла от него, но контраст был настолько разительным, что Коннор не мог удержаться от сравнений.

Она не была блондинкой. И для Майами-Бич это выглядело слегка необычным, потому что большинство голов среди публики, собравшейся на вечеринке, были золотистого цвета. Не то чтобы они родились с золотистыми головами, нет. Просто обилие солнца вызывало у людей желание выглядеть так, будто солнце их поцеловало.

Но она была другой.

У женщины, медленно спускающейся по лестнице в гостиную, волосы были черными как ночь. Они были аккуратно собраны в низкий, тяжелый узел, и, глядя на них, Коннор мог с уверенностью сказать, что, когда она распускала их — когда он распускал их, — они мягко скользили по пальцам, словно нити черного шелка.

Коннор как завороженный впился глазами в ее лицо с большими, широко открытыми темными глазами, прямым носом, решительным ртом. Потом его взгляд скользнул по ее темно-синему платью, по изящным холмикам грудей, которые — Коннор мог это точно сказать — не побывали под ножом хирурга. Она была тоненькой, хрупкой и при этом необыкновенно женственной, с красивой линией бедер и длинными, великолепными ногами, обтянутыми черными чулками. Рельефную линию ног завершали синие босоножки на высоченном каблуке.

Она была прекрасна, прекраснее всех женщин на свете. И она была одна. Она была одна, но, казалось, искала кого-то глазами.

Коннор быстро сунул в горшок с пальмой свой мерзкий бутерброд и полил его жалким подобием вина. Если она ищет мужчину, то этим мужчиной, несомненно, является он.

Он вышел из своей засады и стал ждать. Сейчас она посмотрит в его сторону и увидит. Каждый удар сердца твердил ему об этом. Каждый нерв.

И наконец она посмотрела.

Их глаза встретились и замерли. Время остановилось, миг превратился в вечность. Коннору казалось, что огонь, который они посылают друг другу глазами, проникает в его вены, заставляя кровь кипеть. Когда рядом с ним стояла соблазнительная блондинка, его тело тоже реагировало, но совсем не так, как теперь.

Чувства, переполнявшие его сейчас, были совершенно другими. Это было то, о чем он всегда мечтал, на что надеялся.

Вдруг он заметил, как по ее очаровательному личику скользнула загадочная тень. Глаза сверкнули. Что это? Предчувствие страсти? Опасение? Коннор сделал шаг вперед и.., увидел на ее лице нечто совершенно неожиданное. В ее глазах была паника. Скорее, даже страх. Черт побери, что происходит? Почему она боится его? Она прекрасно знает, чего он хочет. Он был уверен, что и она хочет того же.

Он сделал еще один шаг вперед и вдруг увидел, как она резко повернулась и нырнула в толпу.

Проклятие, она удирает от него, но не будь он сыном своего отца, если даст ей сбежать. По крайней мере, не сегодня. Не сейчас. Потому что она нужна ему, потому что это та женщина, которую он всегда хотел, сам не зная того.

Коннор бросился за ней, разрезая толпу, непрестанно ища глазами ее бледное лицо и черные блестящие волосы.

Неожиданно он почувствовал, как кто-то сзади схватил его под локоть. Он резко обернулся. Перед ним стояла Лиз Филдинг.

— Коннор, мой милый, вот ты где! Я хочу представить тебе…

— Потом, Лиз… — торопливо сказал он и высвободил руку.

Но тут же на его пути вырос Хэнк, а рядом с ним улыбающийся, тучный мужчина.

— Коннор, дружище, познакомься, это майор…

— Позже, Хэнк, позже… — бросил он, продолжая свой путь.

Он снова окинул тревожным взглядом толпу и.., увидел ее. Еще одно мгновение, и она выскользнет через французскую дверь во внутренний дворик. Он бросился за ней, порой не успевая кого-то обойти, наталкиваясь на чье-то плечо или бедро и торопливо извиняясь.

Оказавшись во дворике, он снова увидел ее.

Она теперь почти бежала, смешно и неуклюже, на своих высоченных, греховно-сексуальных каблуках. Ее фигурка мелькнула мимо струнного квартета, а потом появилась на ступеньках, спускающихся в сад. Она пробежала мимо фонтана, освещенного разноцветными огнями, и сразу же за фонтаном остановилась и оглянулась. Их взгляды снова пересеклись, и страсть, горящая в ее глазах, едва не заставила Коннора завыть.

Но она опять повернулась и бросилась бежать. Коннор ускорил шаг. Теперь ему нет необходимости бежать. Он шел быстрее нее и хорошо знал, что теперь она не ускользнет. Сад окружала высокая стена.

Он так же хорошо знал, что она на самом деле не хочет убегать от него. Он прочел это в ее глазах. Она нуждалась в нем, она горела. Она хотела этого так же, как хотел он.

И наконец он настиг ее. Она стояла в конце сада, в темноте, за ветками деревьев, где все было покрыто серебристым пеплом лунного света.

Коннор остановился в двух шагах от нее.

Она смотрела на него широко распахнутыми глазами. Ее губы были приоткрыты. Она тяжело дышала, и под тонкой тканью платья ее грудь высоко вздымалась. Прядь волос выбилась из пучка и свисала вдоль лица. Коннор уловил в воздухе аромат ее тела — запах жасмина и розы, смешанный с соленым запахом моря, простиравшегося за стеной сада.

Он протянул руку. Но она отпрянула.

— Ты боишься меня? — мягко спросил он.

Она провела языком по губам. Ничего особенного в этом движении не было, но тело Коннора напряглось, превращаясь в скалу.

Он подошел ближе и стоял теперь так близко, что стоило ему наклониться, и его губы коснутся ее губ.

— Я не обижу тебя, — пробормотал он. — И ты хорошо знаешь это!

— Знаю… Ты не хочешь этого… — ответила она низким, хрипловатым голосом. — Но можешь это сделать.

— Нет. — Его «нет» прозвучало решительно, но рука, коснувшаяся ее волос, была нежной и трепетной. — Нет, — повторил он и осторожно заправил выбившуюся прядь ей за ухо. — Я никогда и ни за что не обижу тебя.

— Обидишь, — прошептала она. — Если ты…

И, всхлипнув, она оказалась в его руках.

Коннор нежно поцеловал ее в губы, в глаза, в висок. Он знал, что держит ее слишком крепко, что, возможно, ее хрупкие косточки вот-вот затрещат под его ручищами. Но он не отпустит ее.

Он держится за нее, как утопающий за соломинку. Если он будет держать ее слишком слабо, она может выскользнуть из его рук. Если будет держать слишком крепко, она может не выдержать.

И она помогла ему решить эту проблему. Глубоко вздохнув, она сама обвила руками его шею, зарылась пальцами в волосы, прижалась к нему и, слегка изгибаясь, потянулась к губам. Коннор не успел опомниться, как его горячие губы обволокли ее рот. Потом на миг прервал поцелуй и, задыхаясь, прошептал:

— Малышка.., моя малышка…

И тогда ее руки забрались ему под пиджак, ладони распластались по груди. Она чувствовала под пальцами удары его сердца и знала, что ее сердце бьется в том же ритме.

— Да, Коннор, да…

Она сладко простонала, когда его пальцы скользнули по ее плечам, бережно спуская с них бретельки платья. Грудь под тонким кружевом лифчика засветилась, как свежие сливки в лунном свете. Потом тихонько, как будто удивленно, вскрикнула, когда он коснулся губами ее шеи, запрокинула назад голову и отдала свою грудь в его руки.

Как два спелых яблока, ее груди опустились в чаши его ладоней. Он целовал ее шею, нежно покусывая, а пальцы тем временем пробирались под кружева лифчика, с нетерпением стремясь прикоснуться к плоти, ждущей его.

Ее ответный стон сдул с его ума остаточный налет цивилизованности. Он схватил ее за плечи, потащил в темноту и прижал к стене.

Она прошептала что-то невразумительное, почувствовав, как его руки проникли ей под юбку. Покачивая бедрами, она ждала, когда его пальцы коснутся клочка кружева, прикрывающего ее интимный холмик.

Под хрупкой тканью кружев Коннор чувствовал жар и влагу. Она пылала под его пальцами, как расплавленная лава.

Он простонал и стал срывать с нее кружева.

— Иди ко мне, милая… — прошептал он.

— Нет!

Ее резкий крик пронзил тишину ночи, словно порыв морского ветра. Но Коннор не услышал его. Он был глух и слеп ко всему, что его окружало. Единственное, что он чувствовал, была ее горячая плоть под его пальцами, вкус ее губ, запах ее тела. Как долго он ждал этого!

Как долго!

— Нет. — Она схватила его за руку и повернула голову в сторону. — Прекрати. Сейчас же… — задыхаясь, приказала она.

В ее требовательном голосе слышались нотки гнева и страха, которые заставили Коннора вернуться в реальность. Он застыл и, часто моргая, как человек, который долго смотрел на солнце, уставился на нее.

— Что? — спросил он. — Что случилось?

Она дрожала всем телом и ненавидела себя за это. Она ненавидела себя за то, что поддалась на его ласки и позволила слепой страсти овладеть ею.

— Отпусти меня, — прошептала она.

Опустить ее? Отпустить, когда еще секунду назад она таяла в его руках? Коннор не верил.

— Отпусти, — повторила она холодно и так же холодно посмотрела на него. В ее глазах было презрение.

Коннор вмиг очнулся от сладкого бреда.

Огонь внутри него резко погас. Он отошел от нее на шаг и стал поправлять галстук и приглаживать рубаху. Она одернула юбку и набросила на плечи бретельки платья.

— Ты играешь в опасные игры, девочка, — проговорил он, как только почувствовал, что снова способен говорить.

Ее глаза вспыхнули.

— Это ты играешь в игры, а не я.

— Может, оно и забавно — возбудить мужчину до предела, а потом потребовать, чтобы он вел себя прилично. В каких-то местах ты могла бы за это сорвать бурные овации, но рано или поздно можешь нарваться на мужчину, который плевать хотел на порядки и приличие.

Она обхватила себя руками. Несмотря на то, что ночь была теплой, ей показалось, что морской ветер принес на крыльях прохладу. Но, возможно, ее просто знобило. Как бы там ни было, не это было важным. Важным было то, что она была слишком близка к тому, чтобы снова угодить в ловушку. Опасно близка.

— Мне кажется, ты решил, что это я заманила тебя.

— Заманила?

По голосу она поняла, что он злится. Ну и что? Она тоже злится, злится и чувствует себя обиженной.

— Да. Ты преследовал меня, хотя я ясно дала тебе понять, что хочу от тебя сбежать.

Коннор напряженно рассмеялся.

— Сбежать? Слушай, не надо. Ты хотела, чтобы я преследовал тебя. Я видел, как ты смотрела на меня. Я по глазам прочел, чего ты хочешь.

— Вот и прекрасно. Наконец ты понял, что значит «нет». Иначе…

— Что иначе? — По его губам скользнула улыбка. Он протянул руку и кончиком пальца провел по ее приоткрытым губам. — Будь честной, малышка. Что было бы? А я знаю, что. Если бы я сделал вид, что не слышу твоего «нет», я был бы уже в тебе, и ты бы…

В ночной тишине раздался хлесткий хлопок.

— Негодяй!

Ее голос дрожал. Она ненавидела себя за ту слабость, которая заставила ее оказаться в его руках… И еще за то, что он был прав. Гордо задрав подбородок, Натали Уорнер посмотрела мужу в глаза и проговорила слова, которые, как ей казалось раньше, она никогда не сможет вымолвить, слова, которые вот уже несколько бесконечных месяцев звучали в ее сознании.

— Коннор, — сказала она. — Я хочу развода.

2

Стрекот газонокосилки ворвался в сон Натали и заставил проснуться.

Она открыла глаза, но тут же снова закрыла, их.

Солнечные лучи безжалостно брызнули ей в лицо.

И это было странно. Неужели Коннор забыл задернуть шторы перед тем, как лечь в постель? Он никогда не забывал делать этого для нее. Ему солнце по утрам не мешало, но она не могла переносить яркого света в момент пробуждения.

— О боже! — сорвалось с ее губ и растаяло в воздухе.

Конечно же, Коннор не задернул шторы, потому что это была не их спальня, а спальня для гостей. Они спали эту ночь в разных постелях.

Натали почувствовала комок в горле.

Впервые за годы брака они спали отдельно.

Но нет, это не совсем так. Она медленно села и опустила ноги на ковер у кровати. По правде говоря, они много раз спали врозь. Очень много. Практически почти весь последний год.

А может, и дольше. Коннор часто уезжал, чтобы исследовать новые места для строительства своих курортов, вел крупные переговоры с банкирами, начиная от Бангкока и заканчивая Балтимором, контролировал конкуренцию…

По крайней мере, так он говорил ей.

Натали откинула назад длинную прядь волос, свисавших на лицо, встала и прошла в ванную. Она изо всех сил старалась не смотреть на себя в зеркало, но это оказалось не так легко.

Дизайнер, который проектировал ванную, облепил зеркалами все стены. Она бы никогда не согласилась с таким проектом ванной. Какая женщина, если она в здравом уме, захочет с утра видеть сотни своих отражений, уставившихся на нее со всех сторон? Но Коннор дал дизайнеру полную свободу.

— Делайте все, что хотите, но только с одобрения моей жены, — сказал он, положив руку ей на плечи.

— Конечно, мистер Уорнер, — ответил дизайнер и заискивающе улыбнулся.

— Только прошу не беспокоить ее мелочами, — добавил Коннор с ухмылкой, означавшей «между нами, мужиками». — У моей жены достаточно хлопот-с устройством благотворительных теннисных турниров, не так ли, дорогая?

— Совершенно верно, — ответила она. А что еще ей оставалось ответить, когда ее муж и совершенно незнакомый мужчина пялятся на нее так, будто она заводная кукла?

Натали почистила зубы, прополоскала рот и содрогнулась, увидев вселенную своих лиц, наблюдающих за ней.

— У-у-х, — сказала она, обращаясь к спутанной копне волос на голове и подтеку туши под одним глазом.

Вчера ночью она даже не смыла макияж. А ведь могла: в апартаментах для гостей было все, что необходимо. Дизайнер позаботился о каждой мелочи. Хлопчатобумажные простыни были мягкими, как шелк, в шкафу были пижамы, на полках в ванной лежали пушистые банные халаты, шлепанцы. На туалетном столике стояли пробные баночки с кремом, лежали тюбики с зубной пастой. Здесь была косметика, щетки для волос, расчески, зубные щетки, салфетки… Каждый раз после того, как гости уезжали, служанка Эльза закупала новый комплект всего, что было использовано.

Натали умылась и промокнула капли воды мягким полотенцем. Она не собиралась говорить Коннору о разводе. Эти слова слетели с ее губ самопроизвольно. Но, по правде говоря, она была рада, что произнесла их. Так оно лучше.

Зачем тянуть? Чего ждать? Она давно знала, что между ними все кончено, что их брак рухнул.

Что они с Коннором жили, не понимая друг друга, с тех пор, как она потеряла ребенка… Ребенка, которого, как она поняла, Коннор никогда не хотел… Что он просто не любит ее больше, и она тоже больше не любит его… И что…

— О, Коннор, — прошептала Натали и опустилась на покрытый плиткой пол. — О, Коннор, — повторила она и, зарывшись лицом в ладони, разрыдалась. Она плакала до тех пор, пока не кончились все слезы. Ей казалось, что она никогда больше не сможет плакать…

Но после этого она поплакала еще немного.

Коннор проснулся ровно в шесть.

Просыпаться в такую рань было для него вполне привычно. Он воспитал в себе эту привычку много лет назад, когда впервые покинул Техас.

Тогда ему было всего девятнадцать. Не имея за душой ничего, кроме незаконченного колледжа и молодой жены, он вынужден был превратиться в раннюю птичку, если хотел откусить хоть самый малый кусок от пирога жизни.

Но теперь в этом не было необходимости. Его офис начинал работу в девять. И все же, несмотря на это, каждое утро, будь оно солнечным или дождливым, Коннор вставал с постели в шесть.

Обычно он тихонько бродил по комнате, стараясь не разбудить Натали. Она твердила, что ему не нужно быть таким осторожным, что ее внутренние часы по-прежнему заведены на часы рассвета. Но Коннор поклялся себе еще много лет назад, что ни за что не заставит свою жену снова просыпаться на рассвете. Он поклялся, что никогда больше не увидит Натали спросонья натягивающей на себя одежду и торопливо исчезающей за дверью, чтобы провести весь день в какой-то забегаловке, обслуживая посетителей.

Он помнит тот день, когда заявил ей об этом.

— Что ж, — ответила она тогда, смеясь. — Есть занятия получше, чем бегать с заказами между столиками. — Она повисла у него на шее и соблазнительно улыбнулась. — Поваляться в постели — совсем не плохая идея… Если только ты будешь рядом и не позволишь мне скучать.

— Не позволю тебе скучать? — Он сделал вид, что озадачен, но не смог долго притворяться, потому что Натали прижалась к нему всем телом, а это всегда в две секунды сводило его с ума.

— Да, скучать, — повторила она и, обхватив руками его затылок, потянулась к его губам и поцеловала.

И он почувствовал мед ее поцелуя, ее тепло…

Лицо Коннора сделалось суровым.

Ее поцелуй. Вчера она точно так же поцеловала его, а потом сказала, что хочет развестись.

Он выругался, сбросил с себя ногами верблюжье одеяло и сел.

Ух! Ну и ночку же он провел! Он взялся руками за поясницу и скривился. Хуже, чем спать на деревянной лавке в кабаке.

Нет, диваны явно созданы не для того, чтобы спать на них. Потирая поясницу, Коннор встал на ноги. А эта комната… Огромная, безликая, заставленная всяким барахлом. Скажите, какой дурак захочет провести ночь в обществе бильярдного стола?

Может, и найдется такой, но это точно не он. А Натали сбежала в апартаменты для гостей, уступая их спальню ему.

— Она твоя, — сказала она драматично. — Можешь спать там.

Конечно, он мог бы спать в спальне, но он не захотел. Один в огромной спальне на огромной постели. А в воздухе висит аромат ее духов и тысяча воспоминаний.

— Спасибо, не надо, — пробурчал он, плеснув пригоршню воды на лицо.

Кому захочется ночевать в одиночестве, в окружении предметов, напоминающих о том, что было прежде?

Коннор взял с полки полотенце и стал возить им по лицу. Полотенце. И это называется полотенцем. Он усмехнулся. Эти тонюсенькие лоскутки скорее похожи на салфетки. Но Натали и дизайнеру они понравились. По инициативе того же дизайнера в доме появился этот диван, такой же непригодный для сна, как и для сидения, в чем он за эту ночь успел хорошо убедиться.

Он посмотрел в зеркало. Парень в белой рубашке, съехавшей на бок, и черных мятых брюках, посмотрел на него из зеркала. Черт, он похож на свалку. Волосы дыбом, лицо помято.

Коннор протащился по залу и стал подниматься по извивающейся лестнице, ведущей в их спальню.

Что ж, хоть он и не почувствовал этого сначала, но заявление Натали здорово расстроило его.

Почему расстроило?

Он бросил сердитый взгляд в сторону гостевых комнат, где Натали представляет себе, что спит сном великомученицы.

«Я хочу развода». Это не совсем те слова, которые мужчина ожидает услышать от своей жены, особенно после того, как они набросились друг на друга, словно подростки, ошалевшие от переизбытка гормонов.

Словно подростки, которыми они когда-то были.

Перед глазами всплыли картины. Они с Натали сидят в его машине. Совсем еще юное, удивленное личико Натали раскраснелось от их первого поцелуя…

Коннор проглотил комок, застрявший в горле, захлопнул дверь ванной и стал снимать с себя помятый обезьяний наряд.

Секс. Это все, что между ними было. Секс.

Отец пытался говорить ему об этом. И братья тоже. Слейд изо всех сил пытался взывать к его разуму, а он не слушал брата. Он смеялся над его опасениями и говорил, что тот слишком юн, чтобы понять, что такое любовь, а отец слишком пресытился любовью.

И вот теперь этой любви пришел конец.

Но страсть… Страсть по-прежнему горела в его сердце, и он знал, что она всегда будет гореть.

Натали красивая, безумно сексуальная женщина.

Этого он не сможет скрыть от себя. А он мужчина, у которого на красоту наметан глаз.

Коннор глянул на Отделанные под золото краны, сияющие на фоне мраморного умывальника. Ну, допустим, не на такую красоту. Но Натали это нравилось.

— Все куплено по согласию и вкусу мадам, подобострастно заверил его декоратор интерьера.

И это только лишний раз доказывает, что мы с Натали не подходим друг другу, думал он хмуро, подставляя тело под теплую струю душа.

Наверное, именно поэтому ее заявление вчера вечером не шокировало его. Ну, если честно, он все-таки был слегка потрясен. Ему показалось, что земля ускользает из-под ног, когда она холодно посмотрела на него и сказала:

«Коннор, я хочу развода».

— Развода? — переспросил он, словно, повторив это слово, он сможет придать ему настоящий смысл, превратить его в нечто понятное.

— Да, — сказала она, — развода.

А потом в саду появилась компания гостей Филдинга, шумных и веселых.

И чему это вы так радуетесь? — хотел крикнуть им Коннор. Неужели не видите, что Земля перестала вращаться?

Но он промолчал. Отчасти потому, что его мозг был парализован, и отчасти потому, что Натали резко развернулась и направилась к воротам, ведущим на пляж. Он последовал за ней и увидел, что она идет по тропинке вдоль особняка, к его фасаду.

Было совершенно ясно, что у нее пропало всякое желание приклеивать к лицу улыбку и прощаться с хозяевами и гостями. Равно как и у него.

Она была уже почти на улице, когда он оказался на аллее, рядом с парковкой.

— Мою машину, — сказал он прыщавому мальчишке и сунул ему первую попавшуюся под руку денежную купюру. — Быстро.

Похоже, чаевые оказались довольно внушительными, потому что мальчишка со скоростью ветра метнулся на стоянку и через полминуты уже пригнал его «корвет».

— Спасибо, сэр.

Но Коннор уже сидел за рулем. Через секунду машина сорвалась с места и, визжа шинами, понеслась к воротам. Он притормозил, только когда увидел ее.

— Садись в машину, — сказал он, выглянув из окна.

Она сделала вид, что не услышала.

— Садись в машину, — повторил он.

Видимо, его голос на этот раз прозвучал более убедительно, и Натали догадалась, что ему не до шуток. Она остановилась, открыла дверцу машины и уселась рядом с ним.

— Объясни, что значит «Я хочу развода»? — прорычал он.

— Я сказала это на английском, а не на языке папуасов, Коннор. Уверена, что ты знаешь, что это значит, — ответила она, не глядя на него.

Всю дорогу домой она сидела неподвижно, как статуя. У дома он резко затормозил. Она выскочила из машины, ворвалась в дом и метнулась по лестнице. Коннор бежал за ней по пятам.

— Натали, что происходит? — спросил он.

Бессмысленный вопрос. И она, конечно, не ответила на него.

Она бежала к апартаментам для гостей, а не в их спальню.

— И куда это, интересно, ты направляешься? — крикнул он ей вслед.

Она не ответила и на этот вопрос. И, стоя в конце коридора со сведенными до боли скулами, он видел, как она исчезла за дверью. Дверь за ней шумно захлопнулась, и, словно выстрел из винтовки, по всему дому разнесся звук закрывающейся задвижки.

Он стоял, сжимая кулаки, сурово сдвинув брови, и чувствовал, как его кровь накачивается адреналином. Может, пойти за ней? Потребовать ответа? Может, проломить дверь в гостевую, проломить и…

И что?

Впервые в жизни он чувствовал себя таким бесполезным, уничтоженным и разъяренным.

И если он не сделает сейчас того, о чем позже может пожалеть, то что ему остается делать?

Разве что лечь спать, но только не в их спальне.

Коннор закрыл душ, намотал вокруг пояса полотенце.

Натали хочет развода. Прекрасно. Он тоже хочет развода.

Все, что между ними когда-то было, все, на что он еще надеялся, теперь исчезло. Они постоянно ссорились. По поводу и без повода.

Натали больше не спешила встретить его у двери, когда он возвращался домой. Черт, чаще всего, когда он возвращался, ее просто не было дома. Даже когда он мчался к ней словно окрыленный, как было всего пару недель назад. Он тогда открыл новый курорт на Самоа и спешил поделиться с Натали смешной ситуацией, в которой он оказался.

Но, видимо, времена шуток и смеха давно миновали.

Коннор открыл шкаф и снял с вешалки костюм.

И все же Натали по-прежнему заводила его.

В этом не было сомнений. Но если хорошо подумать, то даже секс был теперь не таким, как раньше. Были ночи, когда ему хотелось притянуть Натали к себе, но почему-то он не делал этого…

Ночью, ворочаясь на диване, он признал, что она просто смогла сказать правду раньше него. Их брак изжил себя. В его семье это было обычной картиной. Стоит только вспомнить старика. Обзавелся молодой женой, пятой по счету. А Тревис? Развелся и божится, что никогда больше не попадется в капкан.

Коннор усмехнулся.

Слейд вообще не женился. Этот слишком любит свою независимость. А Кэтлин слишком умна, чтобы ввязываться в брачные войны.

Коннор просунул ноги в брюки и стал натягивать их.

Итак, сегодня первый день из оставшейся ему жизни. Жизни без жены, которая дала ему понять, что не любит его.

А когда-то любила. Он знал, что любила. И кто знает, может, если бы они не потеряли ребенка…

Если бы…

Его лицо сделалось суровым. Нет, ребенок не имеет к этому никакого отношения. Натали и не хотела ребенка.

— Прекрасно, — сказал он вслух. — Все кончено, и я чертовски рад этому.

— Я тоже, — послышался за спиной голос Натали.

Коннор быстро обернулся.

— Я не это имел в виду…

— Неужели?

От нее веяло таким холодом, что Коннор содрогнулся.

Если бы она не вошла без стука… Если бы не услышала его слов. Но к черту. Он в любом случае прав. Все кончено, и они оба рады этому.

Только.., только ему не следовало произносить это таким самодовольным голосом.

— Натали?

Он подошел к ней. Она удивленно заморгала. Ей стоило только протянуть руку, чтобы прикоснуться к нему…

— Натали, ты в порядке?

— Да. — Она кивнула. — Я должна была постучать, но дверь оказалась открытой…

— Не будь смешной. Ничего ты не должна…

— Если ты занят, я подожду и потом…

— Нет, — выпалил он. — Нет, — добавил он более спокойно и провел рукой по волосам. Я всего лишь одеваюсь.

Она и сама это видит. На нем были только брюки. Змейка была застегнута, но пояс оставался расстегнутым. Она видела, что он только что принял душ. Его волосы были влажными.

Они свисали на лоб, и ей хотелось протянуть руку и убрать их.

Привычка, подумала она и выпрямилась.

И по привычке ее взгляд скользнул по его телу. Широкие плечи. Мускулистые руки и сильная грудь. Узкие бедра…

Она резко подняла глаза и посмотрела ему в лицо.

— Ничего. Я все же подожду, — смущенно пролепетала она.

— Натали. — Он положил руку ей на плечо. — Скажи, тебе что-то нужно?

— Только моя одежда.

— Что ж. А я.., я думал, что ты хочешь поговорить.

— О чем?

— О нас с тобой, — напряженно сказал он. — Я думал, что ты захочешь об этом поговорить.

Она пожала плечами.

— Не думаю, что нам есть что сказать друг другу, — тихо проговорила она. — Мы оба знаем, что наш брак развалился. Мы давно это знали, и вчера вечером я просто выразила это в словах.

— Конечно, — согласился он, но на его скуле дрогнула жилка. — Ты права. Я хорошо подумал об этом и согласен с тобой.

Натали натянуто улыбнулась.

— Просто… Я не знаю, что мы должны делать дальше.

— Я тоже не знаю, — бросил он и подошел к кровати, на которой лежали его рубашка и пиджак. — Полагаю, что нам нужно посоветоваться с адвокатом.

— С адвокатом? — Натали слегка запнулась. — Да, конечно. Нам нужен один адвокат или два?

— Два, — сказал Коннор тем же вежливым тоном. Он натянул рубаху и стал застегивать пуговицы. — Почему бы тебе не позвонить Джиму Разерфорду?

— Я думала, что ты ему позвонишь.

— Ладно. — Коннор покачал головой. — Ты можешь найти кого-то другого… Лендон! Грант Лендон.

— Кто?

Имя из далекого прошлого соскочило с его языка прежде, чем он успел подумать. Но, подумав, он понял, что не зря вспомнил его. Грант был старым другом. Старым настоящим другом, с которым он познакомился, когда стоял на полпути между уходящей юностью и многообещающим будущим.

— Ты встречала его в Нью-Йорке. Он заходил к нам пару раз, когда я еще учился в школе адвокатов. Помнишь?

Помнит ли она? Натали едва не рассмеялась, И не расплакалась в то же время. Как она могла забыть Нью-Йорк? Коннор пропадал целый день в школе, а по ночам сидел, склонившись над учебниками. Она тогда работала в ресторане, где жир на сковородках не отмывался с доисторических времен. Крошечная квартирка на Восьмой улице, где вода всегда урчала в трубах, а тонкие стены транслировали каждый звук из соседней квартиры.

Но они были счастливы. Дни пролетали радостно и легко. Какое было счастье просыпаться и видеть его лицо, знать, что она его жена…

А по ночам засыпать в его объятиях.

— Нат?

Она подняла затуманенные слезами глаза.

Коннор подошел к ней и остановился на расстоянии дыхания. Улыбнулся. Нежно приложил ладонь к ее щеке.

— Нат, ты помнишь Нью-Йорк? — спросил он.

Как он вдруг засветился. Неужели он думает, что так может продолжаться дальше? Теплое слово.

Улыбка. Нежное прикосновение. И она должна сдаться, растаять, оказаться в его руках. И забыть, что она теперь только красивая побрякушка. Украшение. Вот кем она теперь была для него.

А когда-то она была женщиной из плоти и крови. Его женой. Полноценным человеком, с которым он обсуждал свои дела, строил планы.

И он предпочитал проводить время с ней вместо того, чтобы ловить шанс втереться в общество Больших Людей или засняться на открытии очередного курорта под ручку с какой-нибудь молоденькой смазливой мисс Самоа.

Натали отпрянула от него.

— Помню, как же. Вшивая квартирка. Вода, гремящая в трубах. Шум из соседней квартиры и мои немытые, липкие волосы. Как я могла все это забыть?

Глаза Коннора сделались невидящими.

— Понятно. Гонг отбил первый раунд.

— Поясни.

Он натянуто и очень неприятно улыбнулся.

— Первый раунд, где хрупкая, измученная тяжкой жизнью жена предъявляет мужу список своих жертв.

Натали задрала голову.

— Какая прекрасная мысль, — сказала она ласково. — Я обязательно составлю такой список для Джима. — А я не забуду попросить Гранта, чтобы он нашел способ сохранить при мне все ценности.

— Я не сомневаюсь в этом, — процедила она сквозь зубы.

— И правильно делаешь, — тоже процедил он. — А теперь, если это все, что ты хотела, позволь мне одеться в моей собственной спальне.

— В твоей спальне? — Натали взметнула на него ресницы. Потом обвела глазами комнату и снова посмотрела на него. — Твоя спальня, мой дорогой, ждет тебя в твоем клубе. Или в твоем новом отеле. Или в одном из старых, не важно. — Она сверкнула улыбкой. — Она может быть где угодно, только не здесь. Я намерена после развода получить этот дом.

Коннор шлепнул себя по бедрам.

— Ты шутишь.

Натали тоже шлепнула себя по бедрам.

— По-твоему, я похожа на женщину, которая шутит?

Коннор решительно приблизился к ней, взял ее за плечи, приподнял и заставил стать на цыпочки. Потом наклонился к ее лицу, нос к носу.

— А я не намерен покидать этот дом, малышка. Так что, раз мы не можем сговориться, забудь о разводе.

— Но ведь ты говорил… — Натали побледнела.

— Я знаю, что я говорил. — Он отпустил ее, распахнул дверь и позволил ей выйти в холл. — Я прекрасно знаю, что я говорил. — Он захлопнул за ней дверь. — Каждое слово, — продолжал бормотать он, уставившись на дверь.

Он яростно пнул ногой стену и чуть не взвыл от боли.

— Каждое проклятое слово, — процедил он и зарылся головой в ладони.

3

Коннор открыл дверь, ведущую в приемную главного офиса компании «Уорнер резортс», и встретился с солнечной улыбкой Кэрол, появившейся из-за большой чашки кофе.

— Доброе утро, мистер Уорнер.

Коннор сверкнул глазами.

— Уже больше девяти. Тебе положено работать.

Улыбка Кэрол увяла.

— Я работаю. Только мне…

— Захотелось кофе, — закончил он за нее. — Кофе может подождать до перерыва. — Он прошагал мимо ее стойки. — А теперь не помешает заняться делами.

— Да, мистер Уорнер…

Он прошагал через несколько дверей и направился к своему кабинету. Его секретарша вскочила на ноги, когда он несся мимо ее стола.

— Доброе утро, мистер Уорнер. Звонили мистер Фолкнер и мистер Окада. Пришло несколько факсов…

— Никаких звонков, никаких факсов. Меня не беспокоить. Понятно?

Роза подняла брови.

— — Понятно. Ни звонков, ни факсов. Не беспокоить…

— Только в случае пожарной тревоги или вооруженного нападения… Ясно тебе?!

Он захлопнул за собой дверь кабинета, швырнул свой брифкейс на столик…

— Проклятье, — пробормотал он и снова открыл дверь. — Роза?

Роза посмотрела на него из-за компьютера.

— Да, сэр?

Ее тон был вежливым, но щеки горели.

Коннор сделал глубокий вдох и подошел к ней.

— Роза, я прошу прощения. Я не хотел… Просто…

Что просто, Уорнер? Просто твоя жена бросает тебя?

— Просто… Просто я не выспался… — закончил он.

— Понимаю. — Роза улыбнулась.

— Что понимаешь?

— Вечеринка у Филдингов. Судя по сегодняшним газетам, она имела головокружительный успех.

— А-а-а… Ну да, вечеринка была.., чудесная.

— Не волнуйтесь, мистер Уорнер, я возьму все звонки на себя, — с пониманием сказала Роза.

— Спасибо. — Коннор улыбнулся. — Кстати, еще одна просьба. Скажи Кэрол, чтобы она позвонила в магазин Старбака и заказала для себя пару фунтов своего любимого кофе, а счет прислала мне. И еще передай ей, пусть она всегда держит где-нибудь поблизости полный кофейник, если она так любит кофе.

— Сэр?

— Просто передай все, что я сказал, ладно?

Она поймет.

— Ладно. И я позабочусь о том, чтобы вас никто не беспокоил Но.., сегодня утром курьер принес какой-то конверт.

Коннор протянул руку.

— Хорошо. — Он нахмурился, когда Роза вручила ему большой пергаментный конверт. Потом посмотрел на конверт и увидел свое имя и адрес, написанные элегантным почерком.

— Впечатляет. — Он усмехнулся. — Наверняка рекламные хитрости. «Добро пожаловать в мир новых ощущений! Приглашаем вас испытать непередаваемое наслаждение от поездки на нашем супер-пупер, сверхроскошном автомобиле-амфибии!» Наверняка что-то в этом роде.

— Наверное. — Роза рассмеялась. — А я думала, это что-то важное.

Коннор улыбнулся.

— С конвертом я разберусь. Только ты, пожалуйста, возьми все остальные дела на себя.

Мне нужно.., ох, нужно кое о чем подумать…

О приобретении собственности в Пуэрто-Рико.

— Конечно, сэр.

Он изо всех сил пытался удержать на лице улыбку, но, как только закрыл за собой дверь кабинета, его улыбка угасла.

— Очень мило, Уорнер. Прекрасная работа, — пробормотал он себе под нос и бросил пергаментный конверт на рабочий стол. — Сначала ты поснимал головы своим лучшим работницам, а потом пошел просить у них прощения и объяснять, как десятилетний мальчик, почему мячик залетел кому-то в окно. — Он сбросил пиджак и послабил галстук. Потом ногой отодвинул кресло и плюхнулся в него. — Похоже, твоим следующим действием будет звонок в ток-шоу. Ты расхнычешься в трубку и оповестишь о своем горе миллионы сострадающих людей.

О каком горе? Его брак развалился. Ну и что?

Разводы были частью его детства. В его семье к этому привыкли.

Хватит жалеть себя, Уорнер. Хватит распускать сопли. Нужно подумать о чем-то другом.

Сегодня у тебя деловой день, такой же, как множество других. У тебя есть встречи, договоры, возможно, ланч с кем-то.

Деловая и практичная Роза положила открытый блокнот с записями деловых встреч на его стол. Аккуратная стопка факсов лежала слева от блокнота. Справа была стопка памяток с важными сообщениями. Пергаментный конверт, лежащий посреди стола, завершал этот рабочий натюрморт.

Коннор отодвинул в сторону конверт и принялся листать памятки. Слова мелькали перед его глазами бессмысленной каруселью. Он нахмурился, скомкал памятки, бросил в мусорную корзину и принялся за факсы. Но ни на одном из них не смог прочесть больше первого предложения.

— Проклятие, — выругался он и отодвинул их на край стола.

Как он может сосредоточиться на работе? Как он может заниматься делами, когда его ум занят тем, что происходит в его личной жизни?

Он отодвинул стул, встал и поднял жалюзи на окнах. Внизу, на лужайке вокруг бассейна, предаваясь блаженной лени, лежали его курортники — поклонники солнца. Бассейн, сооруженный в виде плавно текущей реки с водопадами и гротами, блистал на солнце. За ним простиралась полоска белого песка, соединяющаяся с изумрудным морем.

Все, ради чего он столько лет надрывался, лежит теперь перед ним, как на ладони. Под его умелым руководством убогий постоялый двор превратился в отель мирового стандарта, в центр Вселенной Уорнера, как называли его воротилы бизнеса.

Он счастливый, преуспевающий мужчина.

По крайней мере, был таковым до вчерашнего вечера.

Коннор снова опустился в кресло, поставил локти на стол и уронил голову в ладони.

Что же делать? Должен же быть какой-то выход из этого! Двое людей не могут просто так взять и перечеркнуть десять лет совместной жизни. Это нелогично, непрактично "бессмысленно и глупо. Что ж, он скажет об этом Натали и даст ей шанс изменить свое решение.

Он что, сошел с ума? Дать ей шанс снова распилить его на кусочки! Ведь он сам хочет развода! Почему он все время забывает об этом?

Он исторгнул из глубины души ругательство — одно из тех изощренных, образных ругательств, которых он нахватался в те времена, когда ему приходилось работать руками, а не головой.

— Нужно занять себя чем-то, — пробормотал он. — И перестать думать.

И тут его взгляд упал на пергаментный конверт. Что ж, вдруг глупая реклама автомобиля хоть как-то отвлечет его.

Он распечатал конверт и извлек открытку.

Его брови от удивления подскочили на лоб, когда он начал читать:

«Вам необходимо явиться на праздничный вечер по случаю восьмидесятипятилетия мистера Джонаса Уорнера. Вечер состоится в субботу и воскресенье 14 и 15 июня на ранчо „Эспада“, Бразос-Спрингс, Техас».

Под идеальной каллиграфией этого сухого заявления была нацарапана приписка:

«Коннор, черт бы тебя побрал, лучше приезжай по-хорошему. Никаких отговорок, слышишь?».

Под грубыми словами стояла внушительная большая буква "К", которую смягчало маленькое сердечко, намалеванное рядом.

По лицу Коннора расплылась улыбка. Кэтлин. Крутая как сталь снаружи, мягкая и нежная внутри. Хотя, попробуй он сказать ей это в лицо, он наверняка схлопочет затрещину.

Улыбка сползла с его лица.

Какое прекрасное у него сегодня утро! Сначала он выяснял отношения с Натали, а теперь получил приказ явиться на боевое построение у отца на ранчо.

Джонасу стукнет восемьдесят пять… Он не виделся с отцом год. А может, и два. Отец казался ему человеком без возраста, с телом таким же крепким, как железное дерево, и взглядом серых глаз, способных повалить замертво орла.

Коннор положил открытку на стол. Восемьдесят пять. Довольно приличная цифра. Что ж, он позвонит на ранчо — когда там? Четырнадцатого июня? Пожелает старику счастливого дня рождения и, конечно, пошлет ему подарок. Хотя… что можно послать в подарок человеку, у которого есть все, что он хочет, и который презирает все, что за пределами его желаний.

Лицо Коннора смягчилось. Потом он отдельно позвонит Кэти и объяснит, что он, к сожалению, не сможет отлучиться от дел и что…

Зазвонил его личный телефон. Звонок заставил его вздрогнуть от неожиданности. Никто не знал его номера, кроме…

. — Малышка, — зашептал он в трубку. — Я люблю тебя, Натали…

— И я люблю тебя, мой драгоценный, — прозвучала из трубки трель, воспроизводимая дрожащим фальцетом. — Только боюсь, что мой муж начал обо всем догадываться…

Коннор выпрямил спину.

— Тревис? Это ты, Трев?

Из трубки послышался глубокий мужской смех.

— Знаю, что ты разочарован, но, к сожалению, это я. Доброе утро.

На губах Коннора появилась слабая улыбка.

— Доброе утро? — Коннор глянул на часы и свистнул. — О, я сражен, Тревис. Сейчас только семь утра в ваших краях. А я думал, что вы, ленивые западники, только выползаете из постели, когда мы, труженики востока, уже идем обедать.

— Я говорил ему то же самое, — послышался другой — ленивый и грубый — мужской голос из трубки.

Улыбка расплылась по лицу Коннора.

— Слейд?

— Он самый, — ответил Слейд Уорнер.

— Черт, не могу поверить! Как это вы, ребята, оказались вместе? Воссоединение на Малибу? Или вы оба в Бостоне?

— Я в Бостоне, — сказал Слейд.

— А я на Малибу, — сказал Тревис. — И этот тройной телефонный звонок — чудо современной техники.

— И могу поклясться, что это первый в истории тройной телефонный звонок, — сказал Слейд и улыбнулся своей секретарше, которая подала ему кофе. — Спасибо, милая.

— Только не надо называть меня «милая», братец, а то мне придется прыгнуть в самолет, прилететь к тебе и хорошенько отмутузить, как бывало в детстве, — возмутился Тревис, принявший эпитет на свой счет.

— Ух, как страшно. И ты, конечно, будешь не один?

— А ты как думал! Я и Кон. — Тревис усмехнулся. — Только тебе придется подождать, пока солнце покажется на горизонте, потому что мои мозги в такую рань совсем не варят.

Братья от души расхохотались. И Коннору показалось, что этот смех разнесся на тысячи миль, добрался до него и заключил в теплые братские объятия.

Как легко они всегда попадали под настроения детства! Стоило двоим из них оказаться в одной комнате — или на одной телефонной линии — и память о детстве, со всеми ее маленькими битвами, ссорами, шутками и играми — затапливала их. А стоило им троим встретиться — и годы исчезали бесследно. Они снова становились детьми и перебрасывались шутками на тягучем, ленивом техасском диалекте своего детства.

Наконец Тревис прочистил горло.

— Ладно, братцы, хорош ржать, — сказал он со вздохом. — Мне до ужаса не хочется прерывать ваше веселье, и я с радостью послал бы к черту тему, заставившую меня позвонить, но пора вернуться к суровой реальности. Все получили приглашения?

— Увы, — сказал Коннор.

— В недобрый час, едва я продрал глаза и… — кисло сказал Слейд.

— И жестокий курьер оторвал тебя от дела? — Тревис рассмеялся.

— Ладно, ладно. Разве человек не может быть занят важным делом в шесть утра? — невинным тоном пробурчал Слейд.

— Да, тяжелая у тебя жизнь, брат, — продолжал подкалывать его Тревис.

— Тяжелая… Мог бы посочувствовать, малыш.

От Кона я сочувствия и не жду. Он давно потерял свою свободу. — Голос Слейда смягчился. — Кстати, как поживает наша малышка? Надеюсь, ты продолжаешь быть хорошим мальчиком и не обижаешь ее? Или она наконец научилась пользоваться своей милой головкой и готова променять тебя на меня?

Улыбка сползла с лица Коннора.

— У нее все в порядке, — натянуто проговорил он.

На другом конце трубки повисла тишина.

— Кон, а ты в порядке? — спросил Слейд.

— Эй, Кон, как ты? — последовал за ним голос Тревиса.

— Я в порядке.

— Ты уверен?

— Слушайте, мальчики, вы можете валять дурака хоть целый день, а мне нужно работать, — еще более натянуто проговорил Коннор.

Со стороны обеих побережий послышалось легкое покашливание.

— Ладно, — сказал Тревис. — Давайте вернемся к делу. Что ты собираешься делать по поводу боевого построения, которое старик назначил на середину месяца?

— Послать его подальше, — ответил Коннор. — У меня их без этого полно…

— Дел, — помог ему закончить Тревис. — Это я уже слышал. И, поверь, мне так же хочется идти на эту репетицию «Короля Лира», как и вам обоим. Но…

— Эй, какой еще «Король Лир»? — удивился Слейд.

— Отдохни, Слейд. Ты знаешь, о чем я. Джонас начинает подозревать, что он не бессмертен.

Слейд усмехнулся.

— Насколько я его знаю, наш родитель твердо намерен прокоптить до сотки.

— А я вот что подозреваю, ребята: старик решил, что настало время делить королевство.

— Знаете что, я не собираюсь гробить выходные на то, чтобы выслушивать его приказы.

Откровенно говоря, мне все это до лампочки. — Коннор встал с кресла, прошел по комнате, открыл дверь и жестами попросил у Розы кофе.

Роза кивнула, встала из-за стола и вышла. Кон нор продолжал:

— Я пошлю Джонасу подарок, потом позвоню на ранчо, пожелаю ему всех благ… А вы оба сможете повеселиться без меня.

Он взял из рук вернувшейся Розы чашку, кивком поблагодарил и скрылся в кабинете.

— Стоп. Давай разберемся. — В голосе Слейда послышалось возмущение. — Я не помню, чтобы говорил, что я туда собираюсь. Мне в выходные нужно быть в Балтиморе.

— А может, в Антарктиде? — лениво спросил Тревис. — Где угодно, только не на милом семейном празднике. Верно?

— Ничего подобного! Я угробил полтора месяца жизни на то, чтобы открыть новый банк в Балтиморе, и, черт побери…

— Полегче, Слейд. Я пошутил.

Слейд шумно вздохнул.

— А я так искренне пытался соврать…

— Потрясающе, — тихо сказал Коннор. — Выходит, что мы, трое взрослых мужчин, спотыкаясь о собственные ноги, пытаемся сбежать как можно дальше от того места, где мы выросли.

Слейд растроганно вздохнул.

— Некоторые люди называют это место домом.

— Не забывай, эти люди — не сыновья Джонаса Уорнера, — пытаясь прозвучать еще растроганнее, ответил Тревис.

— А что, неплохо звучит, «Сыновья Джонаса Уорнера». Хорошее название для фильма, — сказал Коннор растроганнее всех.

— Неплохая идея, — быстро вставил Слейд. — Я буду играть самого себя, а вот на ваши роли придется нанять дублеров. Размажь ваши рожи по большому экрану, и зрители в ужасе разбегутся.

Наконец они снова рассмеялись.

— Но дело в том, — начал Тревис, — что старик, хоть и держится здоровяком, а все же восемьдесят пять — цифра довольно впечатляющая.

— Ну и что? — В голосе Коннора послышалась горечь. — Я не помню, чтобы старика когда-либо впечатляли цифры. Твое восемнадцатилетие, например…

— Или пятилетие твоего брачного союза, — сказал Тревис, и Коннор снова почувствовал пронзительную боль, напомнившую о заявлении Натали. — Но неужели мы не выше этого?

Ответом были тяжелые вздохи, но Тревис не сдавался.

— Да, мы выше, — сам ответил на свой вопрос Тревис. — Мы молодые, а он старый. Кроме того, у нас есть еще Кэтлин.

— Да, — согласился Слейд. — Не хотелось бы огорчать ее.

— Огорчать Кэти? — удивился Коннор. — Да если мы не приедем, она сама заявится к каждому из нас и запросто поснимает нам головы.

— Иди более важные части тел, — добавил Слейд.

Трое Уорнеров расхохотались. Потом Коннор сделал глубокий вдох.

— Пожалуй, ты прав. Не хотелось бы огорчать Кэти, но, к сожалению, у меня просто нет выбора. Увы, ребята.

— Нет выбора, — сказал Тревис рассудительным голосом, который помог ему стать преуспевающим адвокатом. — Выбор, мой мальчик, всегда есть. Выбор даже в том, что нет выбора.

Хотим мы того или нет, а нам придется появиться на вечеринке.

— Ни за что, — пропели два голоса в унисон.

— Послушайте, — продолжал увещевать их Тревис. — Мы уже не дети, и Джонас не сможет больше доставать нас. Кроме того, мы обязаны устроить ему шоу уважения. И подумайте, как счастлива будет Кэти, когда увидит наши физиономии, поющие «С днем рождения, папа!».

Чего нам это стоит? Всего два дня, которые пролетят незаметно.

— Ничего, — сказал Слейд после небольшой паузы.

Ничего, подумал Коннор. Но до дня рождения оставалось всего десять дней. Успеет ли он за это время наладить отношения с Натали?

Убедить ее в том, что он по-прежнему любит ее? И хочет ее, черт побери!

— Итак, я согласен, — наконец сказал Слейд.

— Отлично, — сказал Тревис. — А ты, Кон?

Коннор прокашлялся.

— Я не могу, — Эй, приятель, черт побери, если я могу и Слейд может…

— А я не могу. Нет времени, много дел…

— Послушай, брат. — Тревис перешел на резкий тон. — Если я нашел время и Слейд нашел время…

— Замечательно, — фыркнул Коннор. — Я горжусь вами. Но я слишком занят. У меня есть тонкие проблемы, которые надо уладить. Вы понимаете, или я должен вывалить все на стол?

Он слышал в собственном голосе гнев и раздражение. В трубке воцарилась тишина, и он почти увидел выражение на лицах своих братьев и молчаливые взгляды, которые они посылали бы друг другу, если бы находились в одной комнате.

— Извините, но я не могу, — тихо добавил он.

— Понятно, — сказал спустя несколько секунд Тревис.

— Ничего не поделаешь, — вздохнул Слейд.

Потом последовали поспешные прощания.

Связь оборвалась. Коннор сидел, уставившись на телефон, и ждал. Когда телефон снова зазвонил, он улыбнулся и снял трубку.

— Послушай, — сказал Тревис. — Если у тебя проблемы…

— Не волнуйся, — перебил его Коннор. — Я сам управлюсь.

— Но если нужна помощь…

— Я позвоню тебе.

— Правильно, — сказал Тревис и повесил трубку.

Как только Коннор положил трубку, телефон снова зазвонил.

— Кон?

— Да, Слейд.

— Слушай, Кон, если я могу чем-то помочь…

— Я позвоню тебе.

— Да. Обязательно, понял?

— Понял.

Коннор медленно положил трубку. Черт, он стал забывать, что значит иметь семью, где тебя любят. Может, Натали тоже забыла об этом? Как ни крути, а они были семьей друг для друга.

Может, просто нужно напомнить ей об этом?

Может, нужно просто сесть рядом с ней и сказать, что он любит ее?

Снова зазвонил телефон. Коннор закатил глаза и снял трубку.

— Послушайте, мужики. Клянусь, у меня все в порядке. Понимаете? Просто у меня нет времени на всю эту сентиментальную показуху.

— Не нужно меня убеждать в этом, Коннор, — ответила ему Натали. — Я знаю, как ты занят.

— Натали? — Коннор вскочил на ноги. — Я не мог представить…

— Не важно. Ты никогда не мог представить. — Ее голос дрожал. — Надеюсь, у тебя найдется минутка, чтобы записать номер телефона.

— Какой номер телефона?

— Мой номер телефона. Я ушла от тебя, Коннор. Я теперь живу на Линкольн-драйв.

— Натали, малышка… — Коннор схватил себя за волосы.

— Я думаю о разводе. Уже звонила Джиму Разерфорду. Думаю, тебе тоже не помешает поговорить со своим адвокатом.

Он закрыл глаза и вспомнил вечера, когда она притворялась, что заснула в гостиной, и он нес ее на руках в спальню. Неужели уже тогда она думала о разводе? А может, она думала об этом, когда лежала рядом с ним? Или когда лежала под ним?

— " Что ж, — сказал он тягучим голосом. — У меня тоже есть для тебя новость, малышка. Я сам об этом думал. Месяцами. Только не знал, как сказать тебе. Но, похоже, я зря волновался.

Натали укусила себя за кулак, чтобы сдержать рыдания и лишить мужчину, которого она любила, удовольствия услышать, что она плачет. Если не умеешь плавать, не прыгай в воду, сказала ей Лиз Филдинг, когда Натали изливала ей душу за бесконечными чашками кофе. О, Натали, ничего не делай в спешке. Подожди. Подумай.

И она ждала. Ждала, что ее муж однажды откроет глаза, вспомнит, что у него есть жена, и, возможно, поймет, что ее существование так же важно, как все его курорты, деловые встречи и деньги.

Но вчера на вечеринке она внезапно поняла, что Коннору от нее нужно одно — то, что она могла дать ему в постели.

Это открытие испепелило ее сердце, но, с другой стороны, дало понять, что она должна изменить свою жизнь.

Итак, она позвонила сначала Джиму Разерфорду, а потом агенту по съемке квартир, потому что на самом деле она вовсе не хотела оставаться в том доме. Она сделала все, что должна была сделать… И все же, все же надеялась, что Коннор наконец поймет, насколько все это серьезно. Поймет, что они потеряют, потеряв друг друга.

Может, наконец он скажет: Натали, прошу тебя, не уходи. Я люблю тебя. Я всегда любил тебя и буду любить.

— По правде говоря, — холодно сказал он, — я рад.

— И я тоже, — прошептала она, смахивая кулачком слезы. — Хорошо, что мы смогли честно сказать друг другу, чего хотим.

— Да. Мы смогли сказать, что хотим развода. — Коннор бросил трубку, но тут же снова снял ее и набрал номер Слейда.

— Слейд, привет. Это я. Слушай, я передумал. Я буду на дне рождения старика. Сделай милость, позвони Треву и дай ему знать. Эх, гульнем! Как в старые добрые…

Как в старые добрые, подумал он, кладя трубку.

Разве этого мало, чтобы ждать будущего?

4

И Коннор ждал будущего. Ждал дня рождения отца.

А что, разве не будет весело встретиться с братьями и с Кэтлин? Встретиться со старыми друзьями? Может, даже неплохо будет встретиться со стариком. Джонас — крутой мужик, и с ним всегда было трудно ладить, но все же он весьма забавный персонаж.

И, наверное, он должен поблагодарить Натали за то, что она помогла ему сделать этот выбор.

Последнее время он ничего о ней не слышал.

Коннор на миг застыл, и на его лице образовалась натянутая улыбка. У них с отцом никогда не было ничего общего, если не считать половины хромосом. Что ж, по крайней мере, теперь это общее появилось. Отец большой специалист по разводам. Джонас опустит вниз свой орлиный нос, просверлит его глазами и скажет: «Я же говорил тебе. Говорил, не женись на этой девочке, малыш».

О да, теперь они смогут поговорить по душам.

Коннор швырнул в чемодан плавки. Плавки пригодятся для бассейна, но не исключено, что братья заставят его вскочить на лошадь, и они, как в детстве, понесутся к реке купаться голышом.

Его улыбка незаметно превратилась в настоящую. А потом они усядутся на красные камни и будут рассказывать друг другу байки и, может, кое-где вставят в свои рассказы немного правды.

И Кэтлин, конечно же, организует все, как надо. Будет барбекю, будет музыка, будут старые друзья… И не будет жены, висящей у него на плече, чтобы все испортить. Не то чтобы за Натали такое водилось. Совсем нет. Но все же чисто мужская компания — эх, в этом что-то есть, черт побери! Исключая, конечно, Кэтлин. Она всегда была с ними заодно. Она была одной из них.

Коннор окинул критическим взглядом содержимое своего чемодана и заменил брюки джинсами. Да, эти выходные, пожалуй, то, что нужно — отдохнуть, расслабиться.

Пожалуй, Натали услужила им обоим. Если бы они не разругались, то кто знает, как долго тянулась бы вся эта тягомотина?

— Вечно, — сказал Коннор, закрывая чемодан.

Вечно, потому что, хоть он и не был счастлив, он не был также и несчастлив и поэтому ничего не предпринимал. Он просто пустил бы все на самотек, и это было бы большой ошибкой. Он все еще молод и многого может достичь. И если Натали не желает делить с ним свою жизнь, так тому и быть.

В мире полно других женщин. Нужно быть мертвецом, чтобы не замечать, как симпатичные дамочки улыбаются тебе при встрече. Он давно перестал удивляться, когда секретарша или стюардесса подсовывала ему клочок бумаги с наспех нацарапанным на нем адресом и номером телефона. И он прекрасно знал, что большинство деловых женщин, протягивающих ему свою визитку, не имели в виду ничего, даже отдаленно напоминающего бизнес.

И если он ни разу не отреагировал на эти жесты, то это не значит, что теперь поздно.

С чемоданом в руке Коннор спустился по лестнице, вышел из дому, открыл дверцу машины и бросил чемодан на заднее сиденье.

Может, даже на этой вечеринке появятся интересные дамочки. Хотя вряд ли он сможет предпринять какие-то действия. Сначала ему придется объявить семье о намечающемся разводе, а к этому он еще не готов. Кроме того, но он не сможет назначить свидание другой женщине, пока не получит свидетельство о разводе. А это значит, что он должен позвонить Гранту.

Коннор уселся за руль и надавил на газ. Как только появится время, он сразу же займется этим. Натали времени не теряла. Вчера позвонил Джим Разерфорд — деловой и краткий — и спросил, кто будет вести его дело. Но он ляпнул, что у него сейчас нет времени обсуждать эти вопросы.

— Слушай, я уезжаю, — сказал он. — Мой адвокат позвонит тебе, когда я вернусь.

Эх, и все же здорово, что он снова будет свободным человеком. Удивительно, что он так быстро успел привыкнуть к этой мысли.

Коннор глянул в боковое зеркало и проскочил на скоростную трассу.

Интересно, последнее время он даже почти не вспоминал Натали. Ну и что, что он плохо спит? Этого следовало ожидать, потому что его жизнь изменилась. Но скоро он к этому привыкнет.

Жаль, что он не сохранил ни одного адресочка с телефоном, но в море и без того всегда полно рыбки. И он, не откладывая, начнет закидывать удочку, как только получит легальный развод.

И Натали, возможно, тоже…

От этой мысли Коннор нахмурился.

Как только они разведутся… Ведь она подождет, не так ли? Не то чтобы его это заботило, но…

— Черт, — пробурчал он.

И, глянув в зеркало, свернул со скоростной трассы.

Квартира Натали находилась в той части города, которую затапливало чаще, чем политикам удавалось замять проблему.

Один взгляд на здание мог заменить краткую экскурсию по всем историческим периодам Майами-Бич.

Когда-то это здание, с его лепными карнизами и мраморными лестницами, возможно, выглядело довольно элегантно, но теперь карнизы были облупленными, а лестницы грязными. Теперь казалось, что дом застрял где-то на полпути между прошлым и будущим.

А будущее, подумал Коннор, входя в вестибюль, никому не известно.

Коннор просмотрел список жильцов, висящий на стене. Список состоял из фамилий, напоминающих состав Объединенных Наций: Ромеро, Смит, Давидович, О'Брайен, Деллаторе, Гринберг. Фамилия Уорнер стояла рядом с номером квартиры 405.

На лестнице витали самые неожиданные запахи: ароматы экзотических специй, смешанные с запахом жареного цыпленка. Нельзя сказать, что эти запахи были неприятными, но все же они были далеки от той смеси специй, которую использовала Натали.

Коннор вспомнил, как однажды вернулся домой — они тогда жили еще в Нью-Йорке, — и увидел Натали сидящей, скрестив ноги, на кровати. В ее руках была корзина, наполненная листьями и зернами.

Когда он наклонился, чтобы поцеловать ее, аромат ударил ему в нос.

— Ммм, чудесный запах, — сказал он. — Никогда не думал, что смесь из специй может возбуждать.

Натали рассмеялась и назвала его глупым, чего он вполне заслуживал, потому что истинным объектом возбуждения была она сама. И он доказал это, когда повалил ее на спину и они занялись любовью прямо посреди рассыпавшихся ароматных листиков и зерен.

— Ну и что? — пробормотал Коннор, добравшись до последней лестничной площадки. Он пришел сюда не для того, чтобы впадать в воспоминания. Он пришел, чтобы…

Чтобы что?

Он остановился перед ее дверью.

Действительно, зачем он сюда пришел? Вместо того чтобы пялиться на дверь своей почти бывшей жены, он должен сидеть в своем самолете и лететь над заливом.

Приблизившись к двери вплотную, он услышал музыку — что-то со скрипками и виолончелями. Натали называла это камерной музыкой. Их дом всегда был полон этих звуков.

Только не последнее время. И Коннор внезапно почувствовал, что ему остро не хватает этой музыки. Что ж, позже он проверит диски, может, она оставила несколько…

Что за странные мысли? Черт, он никогда не любил камерной музыки. Он только ради Натали притворялся, что она нравится ему…

В этот момент дверь распахнулась, и на пороге появилась Натали: на ней были джинсы и рубашка.

— Коннор?

Он нахмурился, прокашлялся и стал панически искать слова.

— Что ты здесь делаешь, Коннор?

— Я… Наверное, я случайно нажал на звонок.

Натали вздохнула и отошла в сторону.

— Что ж, раз пришел, входи, — нетерпеливо сказала она.

Он кивнул и прошел мимо нее в узкий коридор.

— А ты неплохо устроилась, — сказал он, не подумав.

И это была ложь. Даже при недостатке света он заметил потрескавшийся линолеум на полу и облупившуюся краску на стенах. Натали захлопнула дверь и повела его в гостиную, размером с картонную коробку. Коннор торопливо огляделся. Стены были выкрашены в жуткий светло-красный цвет Ковер, если можно его так назвать, был покрыт пятнами. Кроме обшарпанного кресла, уродливого стола и маленького стерео, в комнате ничего не было.

Натали прошагала к стерео и выключила его.

Потом повернулась к Коннору и сложила руки на груди.

— Не помню, чтобы я приглашала тебя.

Коннор попытался улыбнуться.

— Я был неподалеку и решил заглянуть.

— Хотелось бы верить, но не могу.

— Брось, Натали Мы, может, больше и не живем вместе, но это не значит, что мы враги.

Ты согласна?

Прошла вечность, прежде чем она кивнула головой.

— Согласна. Но мог бы сначала позвонить.

— А если бы я позвонил, ты пригласила бы меня к себе?

Натали вздохнула.

— Нет, не пригласила бы.

— Вот видишь? Поэтому мне и пришлось самому пригласить себя. — Коннор одарил ее одной из своих самых обаятельных улыбок.

Натали вздохнула При виде своего почти бывшего мужа, топчущегося у нее на пороге, она почувствовала, что ее сердце внезапно понеслось галопом. Ничего удивительного — уж слишком неожиданно он появился. Только это и ничто другое было причиной ее участившегося сердцебиения.

— Ну же, Нат, свари мне чашечку кофе. Давай посидим, поговорим. Ты не можешь осуждать меня за то, что я хочу узнать, как у тебя дела.

Она задумалась. Возможно, он прав. Вежливость никогда никому не вредила.

— У меня только растворимый. — Она пожала плечами.

— Прекрасно, — быстро согласился он, пока она не успела передумать.

Он последовал за ней на кухню, которая когда-то, по-видимому, была белой, а теперь стала мутно-желтой. Шкафы, стоящие вдоль одной стены, все до единого были без дверей, и не потому, что таков был замысел дизайнера.

Плита и холодильник могли предстать на выставке антиквариата и набрать кучу очков, если существуют ценители облупившейся краски и неровных ножек.

Натали с вызовом глянула на Коннора.

— А что, у тебя.., уютно, — сказал он и мило улыбнулся, но тут же понял, что допустил грубую ошибку.

— Спасибо. Обойдусь и без твоих замечаний, резко бросила она.

— Я не это имел в виду…

— Нет, это. Я сама хорошо знаю, на что похожа эта квартира. — Она повернулась к плите и поставила на огонь кофейник. — Квартира нуждается в ремонте.

Не в ремонте, а в чуде, подумал он, но разумно воздержался произносить это вслух.

— Ты до сих пор любишь черный кофе? — спросила она, слегка повернув голову в его сторону.

Что за вопрос? Разве он мог за неделю изменить свои привычки?

— Да, — кратко ответил он. — А твой хозяин знает, что квартира нуждается в ремонте?

— Это не твое дело. Мне она подходит.

— Она не подходят даже тараканам. Эта квартира…

— Моя. — Натали гордо подняла голову. — И я не нуждаюсь, чтобы мне указывали, что делать.

— Бог ты мой! — На щеке Коннора дрогнула мышца. — Ты прекрасно знаешь, что я никогда не указывал тебе, что делать.

Щеки Натали покраснели.

— Я просто пытаюсь напомнить тебе, что ты больше не мой муж, — спокойно сказала она.

Что-то темное и опасное блеснуло в его глазах.

— Может, ты хочешь, малышка, чтобы я доказал тебе, что это не так?

Сердце Натали яростно забилось, когда Коннор встал, оттолкнул ногой стул и подошел к ней. Боясь посмотреть ему в глаза, она бегло окинула взглядом его широкие плечи в футболке, обтянутые джинсами бедра. По ее жилам медленно растеклось опасное тепло.

— Нет, Коннор, — сказала она. — Не хочу.

Его глаза уставились на ее губы.

— Ты все еще моя жена, Натали.

— Нет. Я больше не…

Она перестала дышать, когда почувствовала на щеке прикосновение его пальцев. Потом он бережно откинул назад прядь ее волос. На его лице появилась ленивая, коварная улыбка соблазнителя.

— Если ты не веришь, — мягко сказал он, я могу показать тебе. — Он наклонился к ее губам и поцеловал.

Она в панике убеждала себя, что это всего лишь поцелуй и она устоит перед этим поцелуем.

Но когда он взял в ладони ее лицо и снова жадно впился в губы, она потерялась. Прижав руки к его груди, она чувствовала, как бьется его сердце, чувствовала сквозь тонкую ткань футболки жар его плоти. Ее руки невольно соскользнули по его спине к бедрам, а потом ниже.

Откинув голову, он застонал, и она уткнулась губами ему в шею.

О, как она соскучилась по нему! Как хотела его, своего мужа, единственного мужчину, которого любила!

Это было чудесно! — держать ее в руках, целовать, вдыхать запах полевых цветов и ее распаляющейся страсти!

Он прошептал ее имя, обхватил ладонями ее ягодицы, приподнял и, покачивая бедрами, позволил ей почувствовать силу и неотложность своего желания. Пусть она вспомнит, как они любили друг друга, как они смогут любить снова…

Пронзительный свист разорвал тишину. Натали вздрогнула, как испуганный заяц, и широко распахнула глаза.

— Это чайник, малышка, — прошептал он и протянул руку к плите. — Успокойся, все в порядке…

— Не уверена. — Натали уперлась ладонями ему в грудь и оттолкнула его. — Ты за этим сюда пришел? — Ее голос дрожал от гнева. — Ты пришел, чтобы соблазнить меня?

Коннор сузил глаза.

— А мне показалось, что мы занимались любовью.

Ей тоже так показалось. Но признаться в этом ему и самой себе будет слишком глупо.

— Это всего лишь сексуальное влечение, — сказала она. — И это произошло случайно, по ошибке. Тебе ясно?

Он сжал губы. Яснее не бывает. Для нее это было сексуальным влечением. Невероятно! Его жена превратилась в чужую женщину. И эту чужую женщину он любить не сможет.

— Но ты не права, малышка, — сказал он. — Я не стал бы соблазнять тебя, даже если бы ты появилась у меня на пороге абсолютно голой!

Натали побледнела.

— Уходи.

— Поверь мне. — Он повернулся и пошел к выходу из кухни. — Я ухожу.

— Вот и прекрасно. — Она проскользнула мимо него и открыла дверь. — И не вздумай больше приходить.

Коннор повернулся к двери и.., увидел на пороге мужчину.

— Натали? — позвал незнакомец.

Коннор отступил. Ну и дела! Мужчина напоминал глыбу с длинными светлыми волосами, толстой, как дерево, шеей и похожими на мощные, скрученные корни руками и бедрами. И по горящему взгляду, которым человек-глыба окинул его, Коннор понял, что очень быстро может превратиться в фарш.

— Ганс? Что ты делаешь здесь? — спросила Натали.

— Я открывал свою дверь и услышал голоса, ответил Ганс, не спуская глаз с Коннора. — Этот панк пристает к тебе?

— Нет, нет, Ганс, ты не так понял…

— Я не панк, а ее муж, — сверкнув глазами, сказал Коннор.

— Бывший муж, — поправил его Ганс. — Натали в разводе.

— Не совсем в разводе, — поправил его Коннор. — Но какое тебе до этого дело?

Глыба придвинулась к Коннору.

— Натали моя подруга. И я готов помочь ей, если нужно.

— Ганс, правда, все в порядке, — сказала Натали.

Коннор почувствовал опасный выброс адреналина в кровь.

Ну и что, что парень на тонну тяжелее его?

Что с того, если он выглядит, как Кинг-Конг?

Коннор чувствовал, что достаточно накачан адреналином, чтобы одолеть его. И даже если он не сможет этого сделать, тоже не беда, потому что пара раундов с Гансом Сторожевым Псом было именно то, чего ему теперь не хватало.

Коннор вышел вперед.

— Ты что, не слышал, что сказала дама? Она в твоей помощи не нуждается. Или ты хочешь, чтобы я повторил для тебя ее слова?

— Прекратите! — Натали стала между мужчинами. — Это смешно!

Ганс сложил ручищи на груди, и они стали похожи на огромный калач.

— Ты только скажи, Натали, и я вышвырну его отсюда.

— Да, малышка, скажи, — усмехнувшись, сказал Коннор и запружинил на носочках. — Скажи, и Ганс окажется у себя дома, даже не затрудняясь открыть дверь.

Натали подняла ладони.

— Ганс, пожалуйста, иди домой. Мой бывший муж…

— Еще не бывший, — вставил Коннор с улыбочкой маньяка.

— Мужчина, с которым я больше не живу, — холодно продолжала Натали. — Он хоть и придурок, но безвредный.

— Ты уверена? — спросил Ганс.

— Да.

Ганс перевел дух.

— Ладно. Но если понадобится моя помощь…

— Я позвоню тебе.

— Хорошо. Кстати, Натали, тот фильм, о котором мы говорили, будет сегодня по телику.

Если хочешь, можем вместе посмотреть.

— Замечательно. Я приготовлю попкорн.

Великан бросил последний взгляд на Коннора, и Коннор в ответ показал ему все свои зубы.

— Ауфидерзейн, дружище, — сказал он, захлопнув перед носом Ганса дверь.

— Твоя шутка не удалась, — сказала ему Натали. — Ганс голландец.

— Пусть он будет хоть марсианином, мне плевать, — ответил Коннор. — Значит, фильм?

Попкорн? Но посмею напомнить тебе, малышка, что ты все еще замужняя женщина.

— Временно. Кроме того, Ганс всего лишь мой друг.

— Друг? Как мило…

— Знаю, что тебе этого не понять. Для тебя отношения между мужчиной и женщиной возможны только на почве секса. Но, поверь, бывает и чистая дружба.

— Хотелось бы поверить, но у твоего Ганса на уме одно — как бы забраться к тебе в трусики.

— Пошляк!

— Не пошляк, а честный человек.

— Как бы там ни было, а это не твое…

— Как раз мое, — сказал он, и его лицо сделалось суровым.

Что ж, с него довольно. Нравится ей это или нет, а он все еще ее муж. И она должна узнать об этом.

— Собирайся, — пророкотал он.

— Ты шутишь?

— Собирай чемодан. И как можно быстрее.

— Ах, как мне это нравится, — сказала Натали, усмехнувшись. — Полагаю, что должна отдать тебе салют, щелкнуть каблуками и рявкнуть: есть, сэр!

— Мой отец, — подавленным голосом сказал Коннор.

Усмешка сползла с ее лица.

— Джонас? Что-то случилось?

— Да, — кивнул он, и на этот раз не лгал.

Что-то случилось. Не часто человеку стукает восемьдесят пять. — Я за этим и пришел к тебе.

Мои братья тоже приедут на «Эспаду».

— О, извини… — Натали прикусила губу.

— Я думал, что мы могли бы поехать вместе на ранчо, чтобы старик мог еще раз увидеть тебя.

И это тоже не было ложью. А почему бы старику еще раз не увидеть ее? Кроме того, даже если все покатится к чертовой бабушке, он не оставит ее здесь. В этой дыре. С Гансом по соседству.

— Но почему ты сразу не сказал об этом?

Коннор встретил подозрительный взгляд жены загадочной улыбкой.

— Нас слегка занесло в другую сторону. Помнишь?

Натали покраснела.

— Коннор, слушай, если ты врешь мне, то клянусь…

Он драматично приложил ладони к груди и промолчал. Натали пристально посмотрела на него, и он почти уже распростился с надеждой, когда она наконец тяжело выдохнула.

— Ладно. Через пять минут буду готова.

Коннор с трудом сдержал усмешку, но, как только Натали вышла из комнаты, его губы расплылись. Он выбросил в воздух кулак и тихонько воскликнул: «Да!».

5

Натали скрылась в спальне и появилась из нее через десять минут. Вместо джинсов и футболки на ней был строгий льняной костюм. В руках она держала небольшой чемодан.

— Я готова.

Коннор взял из ее рук чемодан. По ее костюму не трудно было догадаться, что было в чемодане. Явно что-то подходящее для больничной палаты и, возможно, даже для похорон.

Ох, как она рассвирепеет, когда узнает, что он надул ее.

Может, он должен сказать ей правду? Дать ей возможность решить, ехать на вечеринку или нет?

Никаких «может» и быть не может. Женщина в процессе развода ни за что не согласится поехать на вечеринку со своим почти бывшим мужем. Дай ей возможность выбора, и она наверняка останется там, где есть, с соседом Гансом и тарелкой попкорна.

Всю дорогу в аэропорт Коннор ждал, что она начнет задавать вопросы, но Натали молчала. Либо она злилась на него за его поведение в той дыре, которую она называла квартирой, либо решила, что нормой поведения для разводящейся пары было молчание.

Но Коннора это не заботило. Он только был рад, что она не давила на него вопросами, потому что не знал, что отвечать.

Самолет был готов к полету. Натали забралась в него, надела шлем и пристегнула ремень.

Потом окатила его ледяным взглядом, когда он протянул руку, чтобы проверить ее ремень.

— Я способна сделать это сама, — холодно сказала она.

Ух-ух, это будет тот еще полет. А еще хуже будет, когда они прилетят и она узнает, что он навешал ей на уши лапшу.

Хотя… Он просто упустил несколько мелочей. И для этого у него была веская причина.

Коннор сурово сосредоточился и повел самолет на взлетную полосу.

Каким мерзавцем нужно быть, чтобы позволить женщине жить в такой дыре, как ее квартирка? И каким болваном, чтобы оставить ее на нежное попечение глыбообразного Ганса? И пусть Натали не понимает этого, достаточно того, что он понимает и предпринял действия.

Но, бог ты мой, какой ад ждет его, когда Натали узнает, что единственной болезнью, которой страдал Джонас, был его своевольный характер старого козла, каким он был всегда.

— Коннор? — ясно прозвучал в микрофоне голос Натали.

— Что?

— Что с Джонасом?

Итак, началось.

— Точно не знаю.

— Врачи еще не поставили диагноз?

— Нет.

— Он что, упал в обморок? Что-то вроде сердечного приступа? У них есть подозрения?

— Нет, насколько мне известно. — И это была правда. Врачи ничего не подозревали, потому что нечего было подозревать.

— Но он никогда за всю свою жизнь не болел.

— Что правда, то правда, но Джонас — старик.

— А кто тебе позвонил? Абель? Марта?

Коннор нахмурился.

— Подай мне, пожалуйста, карту… Спасибо.

Он разложил карту на коленях. Сколько он может делать вид, что изучает маршрут? Достаточно времени, чтобы сочинить ответ, хотя он прекрасно знает, что никакой ответ не спасет его. Натали потребует деталей…

— Контор? Ты слышишь меня?

Он сложил карту, сунул ее в ящик и бегло глянул на жену.

Может, сказать ей правду? Они находятся на высоте мили над землей. Что она сможет сделать?

Все, что угодно, начиная с того, что обзовет его придурком, а потом потребует отвезти ее обратно в Майями. Черт, он просто не знает, чего можно ожидать от нее. Он больше не знает свою жену. Куда девалась та милая девушка, на которой он когда-то женился? Что стало с той верной подругой, которая помогала ему советами и уговорила бросить школу адвокатов, зная, что из него получится дрянной адвокат? Куда исчезла та девушка, которая работала вместе с ним день и ночь?

Исчезла, а вместо нее появилась женщина с холодными глазами, которая сидела теперь рядом с ним.

Может, он сделал ошибку, заставив ее лететь с ним? У нее теперь своя жизнь, свои интересы.

Еще не поздно развернуть самолет и сказать ей правду. Сказать, что с Джонасом все в порядке. Сказать, что ничего нет страшного в том, что она не хочет быть с ним. И если она хочет провести вечер в компании Ганса, это ее дело.

И даже если хочет провести с ним ночь…

— Коннор, ответь же, что с Джонасом?

Он посмотрел на нее.

— Что ты сказала?

— Я спрашиваю…

— Черт, что-то с микрофоном. Я не слышу ничего…

— Ты не слышишь меня?

— Не слышу. — Он постучал по своему шлему.

Натали нахмурилась, поправила микрофон и прокричала:

— Я спрашиваю, что с Джонасом?

— Ничего не слышу, — проорал он в ответ. — Ни слова.

Она долгим взглядом посмотрела на него.

— Ты лучше не ври мне, мистер Уорнер, потому что я просто убью тебя.

Коннор невинно улыбнулся.

— К сожалению, ничего не слышу.

Натали нахмурилась, потом откинулась на спинку кресла и уставилась в иллюминатор.

Они уже летели над заливом, а Натали все еще кипела от злости.

Почему она не расспросила его о Джонасе до того, как села в самолет?

Джонас при смерти? Что-то мало верится.

Джонас слишком зловредное существо, чтобы запросто умереть. Кроме того, если Коннор явился к ней для того, чтобы сказать об этом, стал бы он вместо этого загребать когтями землю и доказывать Гансу, что он все еще ее муж?

Вся эта ситуация явно пахнет керосином, в этом Натали не сомневалась. И с Джонасом все наверняка прекрасно, она чувствовала это всеми клетками своего существа.

Итак, она летит в Техас со своим почти бывшим мужем без всякой причины. Видимо, Коннор, увидев, что она умудрилась устроить свою жизнь без него, просто не смог этого перенести..

А что, если она скажет ему: ты мне не нужен больше, мистер Уорнер?

Но как она сможет сказать это, если это ложь?

Он нужен ей, иначе почему она просыпается каждое утро с невыносимой пустотой в сердце?

Со слезами на щеках и его именем на губах?

Привычка. Только и всего. Это как бросить курить, сказала ей Лиз Филдинг во время одной из долгих бесед. Ты знаешь, что бросить курить хорошо, но привычка умирает долго.

Привычка. Невозможно прожить с мужчиной десять лет, а потом за неделю научиться жить без него.

Но постепенно она привыкнет. Уже теперь она видела, сколько новых, приятных мелочей появилось в ее жизни. Например, на дверях ванной больше не висят мокрые полотенца, и, если ей хочется почитать посреди ночи, рядом с ней никто не начинает ворочаться и, накрыв голову подушкой, не говорит: «Все хорошо. Свет мне совсем не мешает».

Более того, ей никого теперь не нужно бессмысленно ждать в конце дня. Странно, зачем она делала это последние пару лет? Зачем было ждать человека, который почти всегда звонил ей в семь вечера, чтобы сказать, что не придет к ужину? Зачем ей вообще нужно было находиться рядом, когда он являлся в девять или десять, посылал ей по воздуху поцелуй и объявлял, что дико устал? Если он вообще приходил домой, а не проводил ночь где-нибудь в Вермонте, или в Калифорнии, или на Бали, но только не в своей постели и со своей женой.

Жгучие слезы застелили глаза Натали. Гневные слезы. Нет, ее чувства к этому мужчине умерли. Ничего, кроме гнева, от ее чувств не осталось. Она злится на него за то, что он вычеркнул ее из своей жизни за исключением тех моментов, когда нуждался в физическом облегчении или когда хотел выставить напоказ элегантно одетую куклу.

Самолет наклонился вправо.

— «Эспада». Прилетели, — сказал Коннор и повернул голову к своему иллюминатору.

Натали тоже посмотрела, но из-за слез ничего не увидела. Но она и без того прекрасно знает это место. Пыльная взлетная полоса, бесконечные акры бурой земли, покатые зеленые холмы, гора, где они с Коннором впервые занимались любовью…

Здесь началась история их любви. Теперь они возвращаются сюда, когда между ними все кончено.

Десять лет назад они вместе сбежали отсюда, потому что безумно любили друг друга…

Нет, она не останется здесь на выходные.

Если Джонас на смертном одре, она нанесет ему прощальный визит, а потом попросит кого-нибудь отвезти ее в аэропорт.

Если только он на смертном одре…

— Это не правда? — резко повернувшись к Коннору, спросила она.

— Что не правда?

— Прекрати! — Она стукнула его кулачком в плечо. — Лучше признайся.

— Нат, ты с ума сошла? Перестань драться.

Ты хочешь, чтобы мы разбились?

— Разбились обо что? Мы на земле, а вокруг на мили — ничего. — Она снова стукнула его в плечо, когда он заглушил мотор. — Ты все мне наврал!

— Натали…

— Не надо песен, Коннор. Или ты решил, что, похитив меня, ты сможешь заставить меня…

— Только послушай, что ты говоришь, — сказал он. — По-твоему, я лжец и похититель. Может, я еще и серийный убийца? И только потому, что мы не смогли разобраться в своей мелкой проблеме?

— Ты называешь развод мелкой проблемой?

— Если сравнить с причиной нашего приезда сюда, то да.

— Какой причиной? — Натали бросила на него гневный взгляд. — Или ты продолжаешь врать, что Джонас при смерти?

Коннор прокашлялся.

— Я, хм.., я этого не говорил…

Натали открыла дверь самолета.

— В таком случае молись, чтобы это оказалось правдой, — бросила она. — Пусть лучше Джонас будет при смерти, иначе…

— Иначе что? И почему тебе так хочется, чтобы я был при смерти? — спросил жесткий голос.

Натали обернулась. Ее свекор стоял рядом с крылом самолета и выглядел таким же неуязвимым, как прежде.

— Джонас… — Натали залилась краской. — Ты меня не так понял…

— Надеюсь. Или, может, ты знаешь то, чего не знаю я? Но, насколько мне известно, я еще далек от того, чтобы испустить дух. — Джонас Уорнер протянул к ней руки. — Сначала я помогу тебе спуститься, а потом ты расскажешь мне, почему решила поскорее отправить меня в могилу.

Но этого она рассказать ему не могла.

Разве могла она сказать: «Джонас, твой сын заманил меня сюда обманом, мы разводимся»?

Разве она могла сказать это, когда за свекром стояли Тревис, Слейд и Кэтлин? Весь клан Уорнеров собрался, чтобы встретить ее, обнять и поцеловать.

И поэтому Натали блеснула улыбкой и принялась лгать. Она сказала Джонасу, что он просто не расслышал ее слов. Она сказала не «при смерти», а «присмотрен», потому что они решили, что теперь вся семья должна заботиться о нем. И чем больше она врала, тем озадаченнее становились лица родственников ее мужа, пока Коннор сам не решил вмешаться. Он сказал, что был в отъезде и оставил на автоответчике послание для Натали, но проклятая машина зажевала пленку.

Джонас нахмурился.

— Ерунда какая-то. Ты получил приглашение, мой мальчик, десять дней назад, как и, твои братья.

— Да, — подтвердил Тревис. — Помнишь? Мы звонили тебе.

— О, ради бога, хватит, — быстро вставила Кэтлин. — Нат, поехали домой. Пусть мужики разбираются хоть до посинения.

Натали бросила ей благодарный взгляд.

— Да хранит тебя Бог, Кэти, — прошептала она, когда они с Кэтлин, обнявшись, шли к ее грузовику.

— Да хранит меня мой язык, — прошептала в ответ Кэтлин, поглядывая на нее из-за выбившегося локона. — И что это за чертова блажь нашла на тебя и на моего пришибленного братца?

— Так, ничего особенного, — ответила Натали и вдруг разразилась слезами.

Коннор понял, что его дела плохи, еще тогда, когда Натали несло по волнам несуразного бреда. И как у нее язык поворачивается так врать? — думал он и ловил на себе подозрительные взгляды братьев.

Потом Джонас отдал команду, они уселись в джип и на дробящей кости скорости помчались к дому, поднимая за собой столько пыли, что ее хватило бы, чтобы засыпать всех Уорнеров с головы до ног. Теперь они собрались в библиотеке, и изо всех сил старались не испачкать кожаные кресла.

Послышался стук в дверь.

— Чего надо? — прорычал Джонас.

Марта, жена номер пять, просунула голову в комнату.

— Я только хотела сказать «привет» Коннору и узнать, не нужно ли чего джентльменам.

Коннор встал и направился к ней. Марте было около шестидесяти, но она выглядела изящной и моложавой и, по мнению Коннора, была лучшей женой папаши. Удивительно, как она продержалась с ним больше года?

— Привет, красавица, — сказал Коннор и, наклонившись, поцеловал ее в щеку. — Все еще здесь, как погляжу?

Марта улыбнулась.

— Как видишь, застряла.

— Блям, блям, блям, — сердито проворчал Джонас. — Марта, пококетничаешь с ним за ланчем, а сейчас у нас серьезные дела.

— Не сомневаюсь, — приятным голосом ответила Марта. Потом потрепала Коннора по щеке и подмигнула братьям.

Затем дверь закрылась. Джонас вытянул перед собой ноги и скрестил их у щиколоток.

— Какое событие! Все мои сыновья собрались под одной крышей. — Джонас лениво улыбнулся. — И мы явно обязаны этим приятному предчувствию, что я стою на пороге могилы.

Коннор закашлял.

— Джонас, Натали не это имела в виду…

— При чем здесь Натали? Вы все здесь. И еще прибудет целая толпа подхалимов. Если бы не мои восемьдесят пять, мог бы я такое ожидать?

— Мы приехали на праздник, — напомнил Тревис.

— Чушь собачья. Если я еще не на краю могилы, то наверняка где-то рядом. Хоть с этим вы можете согласиться?

— Мы собрались здесь, чтобы отметить твой день рождения, а не для того, чтобы ссориться, — предупредил Слейд.

Джонас посмотрел на сыновей, потом потянулся к полке, взял коробку и открыл. В коробке были кубинские сигары.

— Закуривайте, — предложил он. Сыновья вежливо отказались. Старик фыркнул, вынул сигару, откусил кончик и выплюнул в массивную хрустальную пепельницу. — А я думал, что мои мальчики уже достаточно повзрослели, чтобы оценить хорошую сигару.

Сыновья промолчали. Джонас вздохнул, подкурил, запыхтел и на миг исчез за клубами дыма.

— Ничто не сравнится с хорошей сигарой, сказал он. — Разве только красивая женщина.

Коннор посмотрел на Слейда. Слейд в ответ закатил глаза и одними губами проговорил:

«Или глоток коньячку».

— Или глоток коньячку, — сказал Джонас, встал и подошел к комоду. Открыл дверцу и достал бутылку и четыре стакана. — Ну как, мои мальчики уже подросли для этого?

— Вполне, — ответил Тревис. — Но думаю; ты знаешь, что Кон с удовольствием глотнул бы эля, Слейд предпочел бы пиво, а я с радостью подпишусь на стаканчик красного вина.

Джонас щелкнул языком.

— Да, некоторые вещи не меняются.

— Что правда, то правда, — сказал Коннор.

Джонас поднял на него белые кусты бровей.

— А ты, мой мальчик, что-то вспыльчив сегодня. Подозреваю, что твоя красавица-женушка играет у тебя на нервах. Тяжкие времена?

— Нет, — холодно ответил Коннор.

— Ну да, рассказывай. Температура в самолете вряд ли была выше нуля.

— Ты ошибаешься, отец.

Джонас помедитировал, уставившись на кончик своей сигары.

— Я никогда не ошибаюсь.

— Тебе так только кажется.

— Я это знаю. Разве я не говорил тебе, что эта девочка сделает тебя несчастным?

— Говорил. Тысячу раз. Но ты ошибался. И я буду признателен, если ты запомнишь, что эта девочка — моя жена, и зовут ее Натали.

— Я помню, как ее зовут, — мягко проговорил Джонас.

— Поэтому прошу называть ее по имени.

— Кон, — тихо сказал Тревис, в его голосе слышалось предупреждение. — Отец.., давай успокоимся. Попробуем на этот раз продержаться без ссор, ладно?

— Я тоже надеялся на это, когда приглашал вас, — резко сказал Джонас и поднес бутылку коньяка к стаканам. — Ну как, да или нет? Что ж, если вы, мальчики, предпочитаете пить мочу, не стану упрашивать. В баре полно ваших любимых напитков.

Это был вызов. Коннор знал это. И его братья тоже знали.

— Я не против опрокинуть стаканчик коньяку, — сказал он, вызывая в уме образ холодного эля. — Почему бы и нет?

Тревис и Слейд посмотрели на него так, будто с радостью удушили бы, только дай им шанс, и уныло закивали головами.

Джонас налил в стаканы коньяк, капнул сверху воды и поднял свой стакан.

— За династию Уорнеров! За моих сыновей, которым принадлежит будущее!

Братья застыли со стаканами на полпути ко ртам. Что за странные сантименты? Они переглянулись.

— Ты что.., болен? — осторожно спросил Тревис отца.

Джонас фыркнул.

— Я здоров как бык, мой мальчик.

— Что ж, в таком случае… Рад за тебя, отец.

Уверен, что Коннор и Слейд разделяют мою радость.

— Не думай, что я в это поверю.

Коннор посмотрел на братьев, и они пожали плечами.

— Извини, отец? — переспросил он.

— За что, мальчик? — Джонас запыхтел сигарой. — Насколько я знаю, ты ничего не сделал, чтобы просить извинения. Пока, по крайней мере.

— Я только хотел переспросить, потому что не понял, что ты сказал, отец. О твоем будущем, которое принадлежит нам.

— Я не сказал, что вам принадлежит мое будущее. Я сказал, что вам принадлежит будущее.

Человек всю жизнь рвет задницу не для того, чтобы унести все нажитое с собой в могилу.

— Пап, тебе еще далеко до могилы, — протянул Слейд.

— Я тебе не «пап». К тому же не ври. Мне завтра исполнится восемьдесят пять. Как ты думаешь, сколько я еще протяну? — Джонас залпом опрокинул остаток своего коньяка, поставил стакан и утопил в нем окурок сигары. — Дело вот в чем, мальчики, в моих компаниях:

«Уорнер ойл», «Уорнер майнинг», и все остальное. Подумайте над тем, чтобы стать их хозяевами.

— Отец, нам не нужно ни пенни от тебя. Постарайся не забывать об этом, — сказал Коннор с улыбкой.

Джонас рассмеялся.

— Прешь против меня, мальчик? Что ж, неплохо. Может, ты не научился еще курить сигары и справляться с женой, но…

Коннор вскочил на ноги.

— Ты опять за старое?

— Кон, успокойся, — тихо сказал Слейд.

— Какого черта я должен успокаиваться? Я хочу знать, что он имеет в виду.., — Не надрывайся так, мальчик мой. Любой дурак мог бы сказать, что та девочка — прости — твоя Натали будет счастлива скорее в компании гремучей змеи, чем с тобой.

Коннор сверкнул на отца глазами.

— Может, она наконец выяснила, что в моих жилах течет твоя кровь! — отрезал он и вышел из комнаты.

Слейд и Тревис нашли его там, где и предполагали найти, — на сеновале, где они собирались, когда были мальчишками.

— Бог ты мой, — сказал Слейд, погружаясь в сено рядом с Коннором. — Не верится, что мы просто обожали это место.

— Мы были детьми, а дети большим умом не отличаются, — усмехнулся Тревис.

— Подозреваю, что я не очень изменился с тех пор, — угрюмо сказал Коннор. — А теперь скажите, что старику не удалось достать меня сегодня.

Слейд вздохнул.

— Ты хочешь сказать ему это, Трев?

— Если кому-то из нас придется врать, то пусть это будешь ты, Слейд.

— Ладно, я вел себя как придурок. — Коннор сел.

— Так точно, — в унисон ответили братья.

— Что ж, спасибо.

— Пожалуйста, — смеясь, ответил Слейд.

— Поразительно, — сказал Коннор и тоже улыбнулся. — Мне уже двадцать девять, а он до сих пор знает, как меня достать.

— Иначе он не был бы Джбнасом Уорнером, — протянул Тревис.

Братья рассмеялись. Потом на время повисла тишина, и наконец Тревис нарушил ее.

— Хочешь поговорить об этом?

— Нет. — Коннор покачал головой.

— В таком случае… — начал Слейд.

— Она ушла от меня.

— Что? Натали ушла от тебя? — в один голос пропели братья.

— Это что, греческий хор? — Коннор бросил на них сердитый взгляд. — Давайте по очереди, ладно?

Тревис прокашлялся.

— Ладно. Вы с Натали расстались?

— Нет.

— Но ты только что сказал…

— Он сказал, что она ушла от него, — сказал Слейд.

— Знаю, но если она ушла от него, то это значит…

— Черт! — Коннор вскочил. — Если хотите поговорить обо мне, милости просим, только подождите хотя бы, пока я уйду.

Он направился к лестнице.

— Извини, брат, — торопливо сказал Тревис.

— И меня, — вторил ему Слейд. — Коннор, вернись!

Коннор тяжело перевел дыхание, затем посмотрел на братьев.

— Ух, я не собирался набрасываться на вас, — жалобно сказал он. — Просто.., черт, просто…

Он снова погрузился в сено, уперся локтями в колени и сжал в ладонях голову. Тревис положил ему на плечо руку.

— Держись, парень, — сказал он. — Я на своей шкуре испытал это.

— Ой, что ты знаешь, Трев? Ты был женат сколько? Год? А мы с Натали прожили вместе десять лет. И даже больше, если учесть то время, когда мы прятались с ней по закоулкам, чтобы не попасться на глаза ее папаше и нашему предку. Кроме того, это ты бросил Мэг, и очень правильно сделал.

— Знаю, но это мелочи, — сказал Тревис.

— Мелочи, но важные мелочи.

Тревис откинулся на сноп.

— Послушай, — продолжал Коннор. — У нас абсолютно другая ситуация. Здесь никто не выходил замуж ради денег. Никто никому не изменял. Никто никого не разлюбил.

— Тогда почему она ушла? — спросил Слейд.

Коннор резко повернулся к нему.

— Откуда я знаю? — гневно спросил он. — Она вышла за меня не из-за денег…

— Денег? Каких денег? — удивился Слейд.

— В том-то и дело! — рассмеялся Коннор. — Когда мы с Натали сбежали в Вегас, у меня в кармане было пятьдесят баксов. И она не изменяла мне. В этом я уверен.

— Это точно, — сказал Тревис. — Тогда остается последнее: о том, что никто никого не разлюбил.

— Да, и это так, черт побери, — в сердцах подтвердил Коннор. — Последнее время я пытался убедить себя в том, что разлюбил Натали, но.., я люблю ее, и точка.

— Но это не значит «никто никого не разлюбил», — осторожно поправил Слейд.

— О боже, — прошептал Коннор. — Нет, я не могу поверить… Она тоже не могла разлюбить меня…

Повисла долгая тишина.

— Увы, все меняется, — наконец сказал Тревис.

— Нет, — возразил Слейд. — Ты говоришь так, потому что сам обжегся, но у Кона с Нат все по-другому. — Он вздохнул. — Признаться, за всю свою жизнь я не встречал лучшей пары, чем Кон с Натали. У них настоящие отношения.

— Были, — сказал Коннор. — И, убей меня бог, я верну эти отношения. Мне просто нужно выяснить, что нарушило их.

— Кон, — мягко сказал Тревис. — Мужчина, который пытается понять, что на уме у женщины, только наживает головную боль. Женщины прекрасны. Но они слишком сложны, чтобы какой-либо придурок в штанах смог понять их.

— Аминь, — сказал мужской голос со стороны лестницы.

Братья повернулись и в проеме лестницы увидели голову и плечи.

— Извините, — вежливо сказал Слейд. — Но у нас личный разговор.

Коннор встал.

— Грант? — удивился он.

Грант Лендон, в черном костюме, белой накрахмаленной рубахе и при красном шелковом галстуке, улыбнулся.

— Да, это я, — ответил Грант. Он окинул взглядом мужской контингент и снова улыбнулся. — Итак, что здесь происходит? Или для того, чтобы вступить в этот клуб придурков, не способных понять женщин, нужно обязательно быть Уорнером? А, Коннор?

— Ты правильно понял тему повестки дня, — засмеялся Коннор. Он посмотрел на братьев. — За этого парня могу поручиться. Он свой.

— Значит, берем его в команду, — сказал Слейд и протянул Гранту руку. — Ты с нами, приятель.

Тревис тоже пожал Гранту руку, затем оглядел его с ног до головы, и его улыбка превратилась в недовольную гримасу.

— Только тебе придется поменять одежду, — сказал он. — Этот костюмчик, рубашечка и галстучек здесь не прокатят.

— Увы, тогда, похоже, я вступил не в свой клуб, — сказал Грант. — Ты говоришь в точности как моя жена.

Коннор снова рассмеялся. По-настоящему, от души рассмеялся. Он давно уже так не смеялся. И братья вместе с Грантом поддержали его.

Да, приехать домой не совсем плохая идея, подумал он.

6

Кэтлин Маккорд чувствовала себя беспомощной.

Что делать, когда жена твоего сводного брата ревет как корова и, когда ты спрашиваешь ее, в чем дело, она молчит и продолжает реветь. Ты тащишь ее в дом и снова задаешь вопрос, а она ревет, сморкается и говорит, что это аллергия.

Кэтлин не верила. Аллергия не вызывает на лице женщины столько отчаяния. Что ж, если Натали так хочет, чтобы она в это поверила, она сделает вид, что проглотила ее ложь, и подождет того момента, когда сможет поймать Коннора и выяснить, как он умудрился сделать свою жену такой несчастной.

И тогда Кэтлин улыбнулась, согласилась, что аллергия — вещь ужасная, и плавно перевела тему на смешные ситуации, с которыми она столкнулась в процессе подготовки ко дню рождения.

— День рождения? — Натали выглядела ошеломленной.

— Да. А что? — пожала плечами Кэтлин. Хотя, может, ты и права. Это, скорее, двухдневный фестиваль, а не…

— День рождения? — прервала ее Натали, и в ее глазах вспыхнул гнев. — Так вот, значит, что случилось с Джонасом? Он отмечает свой день рождения?

— Да, — удивленно сказала Кэтлин. — Восемьдесят пятый.

Неужели Натали не знала?

— Ох, какая же он свинья, — пробормотала Натали. — Лживый, подлый, ничтожный…

— Абсолютно точная характеристика моего отчима, — сказала Кэтлин, садясь рядом с Натали на кровать. — Но мне кажется, что речь не о нем? — Она неуверенно улыбнулась.

— Коннор, — продолжала бормотать Натали. — Эгоистичный, самонадеянный, жалкий…

— Он не сказал тебе о дне рождения?

— Нет, — тихо ответила Натали, мысленно разрабатывая план убийства своего почти бывшего. — Ни слова.

Кэтлин благоразумно промолчала. Устраивать пляски на минном поле ни к чему.

— И, насколько я догадываюсь, намечается не тихий семейный ужин? — спросила Натали.

— Ты правильно догадываешься, — ответила Кэтлин.

Натали встала и подошла к зеркалу. Из него смотрела на нее женщина в помятом костюме и с красным, как у клоуна, носом.

— Похоже, мне придется появиться на празднике в этом наряде, который выглядит так, будто его жевала корова.

— О, это не проблема, — быстро сказала Кэтлин. — Ты знаешь мой вкус: джинсы, ботинки, футболки. Так вот. Джонас, подозревая, что я могу нарисоваться на вечеринке в одежде ковбоя, заказал для меня кучу коробок от Неймана Маркуса со всякой ерундой. Уверена, что у нас почти один размер.

— Так, Кэти, а теперь расскажи, как все это будет проходить.

Кэтлин вздохнула, скрестила ноги, обутые в ботинки, сложила на груди руки.

— В семь тридцать — коктейль, — сказала она. В девять — ужин, потом танцы на террасе и в полночь — фейерверк.

— Думаю, что фейерверк состоится гораздо раньше. Кто будет среди приглашенных?

О, бедняга Коннор, подумала Кэтлин.

— Будет губернатор с женой, парочка сенаторов, какой-то новый голливудский красавчик, люди с телевидения…

— Эх, и никто из них не подозревает, что станет свидетелем убийства. — Натали коварно улыбнулась, встала и принялась мерить шагами комнату. — Я знаю, он твой брат и ты любишь его, но думаю, что тебе пора узнать, какой он паршивец и негодяй. Знаешь, что он учудил?

— Ну… — Кэтлин развела руками.

— Так вот, слушай. Он возник под дверью моей квартиры без приглашения, без предупреждения…

— Подожди, Натали, — перебила ее Кэтлин. — Я что-то не совсем понимаю. Разве дверь твоей квартиры и его квартиры не одна и та же?

— С некоторых пор нет, — выпалила Натали и тут же увидела, как лицо Кэтлин вытянулось. О, Кэти, прости, я не хотела говорить тебе…

— Вы что, расстались?

— Да. — Натали села рядом с ней.

— Не может быть… — Кэтлин все еще не оправилась от шока. — Вы же так любили… Вы были образцовой парой, не то что моя мать и ее бывшие мужья или Джонас и его жены.

— Ах, Кэти, все меняется. И если он решил, что сможет заставить меня вернуться, похитив на выходные…

— Значит, он все еще любит тебя.

— Любит, — усмехнулась Натали. — Он просто не любит терять.

— Нет, Натали, он любит тебя.

— Мне все равно, потому что я не люблю его. — Голос Натали дрогнул. — Да, я не… — Натали снова расплакалась. — И, конечно же, мы с Коннором не можем ночевать в одной комнате.

— Понятно, — тихо сказала Кэтлин.

— И ты, Кэти, должна найти для меня другую комнату.

Кэтлин вздохнула.

— Я бы с радостью сделала это, но, к сожалению, в доме нет ни одной свободной комнаты.

И Кэтлин не врала. Все гостевые комнаты были заняты, а гости, которым не нашлось места в доме, остановятся в отеле в Остине, и их будут возить туда и обратно в специально нанятых для этого микроавтобусах.

— Но я не могу ночевать с ним! — возмутилась Натали.

— Хорошо понимаю тебя. — Кэтлин встала и сунула руки в карманы своих изрядно поношенных джинсов. — Кто знает, что может случиться, если ты и Коннор окажетесь в одной комнате?

Натали еще гуще покраснела.

— Ничего не случится, — резко бросила она. — Но было бы лучше…

— Я все прекрасно понимаю, — сказала Кэтлин. — Коннор не любит тебя, а ты не любишь его. Но ты женщина, а он мужчина. — Кэтлин подмигнула. — Вас снова может потянуть друг к другу. — Она подошла к кровати и стала взбивать подушки. — Я понимаю, ты не хочешь, чтобы Коннор затащил тебя в постель.

— Затащил меня в постель? Да пусть он хоть умоляет, я не позволю этому случиться.

— Знаю. Но он, конечно, не станет умолять.

— Что значит, он не станет умолять?

— О, ты знаешь мужиков, Натали. — Кэтлин драматично свела брови. — У Коннора такое гигантское эго… Когда он услышит, что ты не хочешь делить с ним комнату, он тут же решит, что ты просто не доверяешь себе.

— О, это просто смешно! — рассмеялась Натали.

— Я знаю, что ты не подпустишь его к себе.

И ты это знаешь. — Кэтлин вздохнула. — Но Коннор разболтает всем, что ты до сих пор без ума от него, что не доверяешь самой себе и поэтому не хочешь ночевать, с ним в одной комнате. К завтрашнему утру это станет общей темой для размышлений. Я уже почти слышу, как Джонас во время завтрака на шестьдесят персон рассказывает…

— Ладно, — перебила ее Натали. — Пусть негодяй ночует здесь. Пусть попробует уместиться на диване в пол человеческого размера, в то время как я буду спать сном праведницы на кровати.

— Ты уверена? — спросила Кэтлин, пытаясь скрыть самодовольную усмешку.

— Абсолютно, — сказала Натали и бросила на кровать свой чемодан. — Итак, ты серьезно предлагала мне выбрать одежду?

— Конечно.

— Вот и прекрасно. — Натали открыла чемодан. — Надеюсь, мне удастся подобрать для себя какое-нибудь бесстыднее платьице. Я устрою этому человеку веселые поминки. Пусть полюбуется, как его жена в одежде грехопадения флиртует со всеми мужчинами на вечеринке. А ночью ему предстоит услышать, чтобы он держал свои ручки подальше.

Кэтлин рассмеялась и взяла ее За руку.

— Пошли подбирать тебе наряд.

— Пошли.

К половине восьмого прибыли почти все гости.

В восемь гостиная, библиотека и трехъярусная терраса были заполнены нарядной толпой.

И Коннор невольно вспомнил вечеринку у Филдингов. Пестрая, возбужденная толпа народа, все толкутся, болтают и ждут…

Он не видел Натали с того момента, как они приехали сюда. Он, его братья и Грант просидели на сеновале до вечера, толкуя о жизни вообще, о женщинах в особенности и о тех удивительных обстоятельствах, которые привели Гранта сюда.

— Один из моих партнеров много лет занимался делами твоего отца, — сказал Грант. — Но он ушел в отставку, и я заменил его.

— Замечательно, что ты появился здесь, — сказал Слейд. — А твоя жена с тобой?

Грант опустил глаза, прокашлялся и сказал, что Криста тоже здесь и что они решили провести выходные вместе. Потом появилась Кэтлин и увела Слейда и Тревиса помогать ей. Оставшись наедине с Грантом, Коннор признался, что собирался звонить ему.

— Но теперь я передумал, — сказал он. — Я не хочу, чтобы Натали уходила. Я не допущу развода. Я люблю ее… Грант, ты слушаешь?

— Конечно, — ответил Грант, вздохнул и поведал ему печальную историю о собственных проблемах с женой. Потом он извлек фотографию двух чудных малышек, сидящих на коленях экзотической брюнетки. — Вот, это моя жена и дочки. Они, как видишь, близняшки. Криста говорит, — продолжал Грант, — что я совсем не понимаю ее.

Тут они оба пришли к выводу, что Криста права, потому что ни один разумный мужчина не способен понять неразумную, чрезмерно эмоциональную и нерациональную женщину.

Вскоре появилась Криста, и Коннор заметил, что она, как и Натали в последние несколько месяцев, говорит с Грантом вежливым, безличным тоном.

— Пора переодеться к ужину, — сказала Криста, и Грант пошел с ней в дом.

Коннор тоже направился в свою спальню. В комнате никого не было, но чемодан Натали был здесь и в воздухе витал слабый аромат ее духов.

Он принял душ, надел смокинг и постарался не придавать особого значения тому, что Натали не выставила его чемодан за дверь и не забаррикадировала ее.

И вот он стоит в холле и опять прячется, но не за пальмой, а за кактусом. Потягивает марочное вино вместо дешевых помоев и пытается выглядеть невозмутимым, в то время как его глаза тревожно шарят повсюду, разыскивая Натали.

Еще одеваясь к вечеринке, он изо всех сил пытался не думать о наряде Натали, которой из-за него нечего будет надеть. Но разве это главное?

Его прекрасная жена все равно прикует все взгляды к себе, даже если появится в этом блистающем нарядами собрании обернутой в дерюгу.

Но.., она вообще может не появиться. Что ж, по крайней мере она не покинула «Эспаду».

Кэтлин заверила его в этом.

А вот и она… Сердце Коннора понеслось бешеным галопом.

Его жена — самая красивая на свете женщина — была в изумрудно-зеленом платье. Оно начиналось низко и заканчивалось высоко, и Коннору отчаянно захотелось снять с себя пиджак, броситься к ней и спрятать ее под пиджаком.

Потому что никому, кроме него, не позволялось видеть такое количество ее красоты. На ее ногах были босоножки на высоченных каблуках, а черные волосы были слегка взъерошены, и казалось, что мужчина провел пальцами по ним после того, как они много часов проплясали в постели.

Коннор крепко сжал в руке ножку фужера с шампанским.

О, как она прекрасна! Но не только прекрасна. Она дико соблазнительна. О, она просто пылает, как раскаленная печь! И это его Натали. Его жена.

— Натали, — нежно прошептал он, наблюдая, как ее взгляд блуждает по толпе. Ему показалось, что время обратилось вспять. Опять вечеринка. Толпа. Одинокая Натали, которая ищет его глазами.

Коннор сунул фужер в горшок с кактусом, сделал глубокий вдох и вышел из засады. Их взгляды встретились и… Натали улыбнулась.

— Натали, — снова прошептал он и стал пробираться к ней сквозь толпу, не замечая ничего и никого вокруг.

— Натали, — сказал он, как только оказался рядом с ней.

— Сенатор, — сказала Натали, проходя мимо него. — Как я рада вас видеть.

Коннор оглянулся и увидел, что его жена широко улыбается симпатичному мужчине с грубыми чертами, чье лицо часто красуется на страницах газет. Парень несколько раз останавливался в «Виндсонге», и Натали всегда была любезна с ним. Но теперь она смотрела на него, как Джульетта на Ромео.

— А, прелестная миссис Уорнер. — Сенатор взял ее ручку и поднес к губам. — Вы выглядите обворожительно. Какой приятный сюрприз видеть вас в доме Джонаса Уорнера.

— И для меня тоже, — сказала она с улыбкой. — Не знала, что вы с моим свекром друзья.

И, прошу вас, зовите меня просто Натали. — Она откинула назад голову, и Коннору показалось, что ему в живот воткнули нож, а потом медленно повернули его.

— С большой радостью, — ответил сенатор. — Но тогда и вам придется называть меня Джоном.

— Конечно, Джон.

— И где же, скажите на милость, сегодня ваш муж, Натали?

У Коннора отвисла челюсть. Я здесь, черт побери, хотел было сказать он, но Натали опередила его.

— Ох, понятия не имею, — сказала она. — Признаться, я чувствую себя довольно одинокой. Представляете, я даже еще не попробовала шампанского.

— Какой ужас! — воскликнул сенатор шутливо.

— О да, это ужасно! — игриво воскликнула Натали и залилась девичьим смехом.

— Что ж, — сказал сенатор. — Нужно немедленно принять меры.

— Сделайте милость, Джон.

И с этими словами они исчезли в толпе.

Спокойно, сказал себе Коннор. Натали взрослая девочка. Она может говорить, с кем захочет, пить шампанское… И флиртовать.

— Нет, — пробормотал он. — Черт побери, нет.

— Разговариваешь сам с собой, мой мальчик?

Коннор заморгал, увидев рядом с собой Джонаса под руку с Мартой. Марта улыбалась приятно, Джонас самодовольно.

— Отец, Марта, извините, но мне нужно…

— Никогда не бегай за женщиной, мой мальчик. Ты что, до сих пор этому не научился?

— Прости меня, Марта, — сказал Коннор и, сузив глаза, посмотрел на Джонаса. — Но ты, отец, не тот человек, который может давать советы, как вести себя с женщинами.

— Потому что у меня было пять жен? — Джонас усмехнулся. — Но это как раз и подтверждает мой опыт. Не бегай за ней, вот тебе мой совет, Марта подошла и поцеловала Коннора в щеку, когда Джонас уже повернулся и собрался увести ее.

— Я знаю, ты не веришь ему, — шепнула она. Но он прав.

Лицо Коннора сделалось жестким. Как Джонас может быть прав? Ни одна жена надолго не задерживалась с ним.

Черт, но кто он такой, чтобы критиковать старика? Сам-то он не сумел удержать даже одну-единственную жену.

— Шампанского, сэр?

Коннор посмотрел на официанта.

— Почему бы и нет? — ответил он.

А что он потеряет, если последует совету Джонаса? Ясно, что Натали решила поиздеваться над ним. Что ж, пусть флиртует, сколько ей влезет.

Он залпом осушил бокал искрящегося шампанского, поставил его на поднос и взял другой.

Пусть. Зато, когда вечеринка закончится и погаснут огни, когда в доме воцарится тишина и Натали вернется в их спальню…

Вот тогда… О да, тогда он сожмет ее в объятиях и покажет, кому она по-настоящему принадлежит.

Это был великий план, который к полуночи, увы, рухнул.

Наблюдая в течение нескольких часов, как Натали флиртует почти с каждым мужчиной на вечеринке, он в конце концов решил просто наплевать на это. Она предпочитает всех этих кретинов ему? Что ж, замечательно. Пусть развлекается.

И кого он пытается одурачить? Этот брак развалился.

Коннор медленно взбирался по лестнице в свою спальню. У него дико болела голова.

За весь вечер он перебросился с Натали всего лишь одной фразой, когда на пару секунд застал ее одну.

— Где ты будешь сегодня ночевать? — холодно спросил он.

— Ты имеешь в виду, с кем? — спросила она так же холодно. — Могу точно сказать тебе, Коннор, что не с тобой.

Она может спать хоть со всеми мужчинами Техаса, сказал он себе.., но, признаться, совсем не имел это в виду. Черт побери, в мире существуют правила и одно из них гласит, что женщина, которая замужем за одним мужчиной, не имеет права спать с другим. Особенно если эта женщина его жена.

И тогда он отправился за помощью к Кэтлин.

— Кэти, — сказал он. — Ты знаешь, что у нас с Натали проблемы?

— Знаю, — ответила Кэтлин и нежно взяла его за руку.

— И поэтому мы не можем ночевать в одной комнате…

— Дорогой… — Кэтлин чутко улыбнулась и поцеловала его в щеку, — не волнуйся, мы с Натали позаботились об этом.

Вот и хорошо. По крайней мере, теперь он может спокойно спать и не ломать голову над этим.

Он открыл дверь спальни. В комнате было абсолютно темно. Он протянул руку к выключателю, но тут же передумал. В голове грохотала сотня барабанов, и от света грохот только усилится. Спокойно можно обойтись и без света обстановку комнаты он знает как свои пять пальцев.

Он сбросил туфли, стащил смокинг, выполз из брюк, снял трусы и носки и направился в ванную.

Натали хочет свободы? Прекрасно. Флаг ей в руки.

Не бегай за женщиной, часто говорил ему Джонас, и только сегодня он оценил правоту его слов. Не бегай за женщиной, которая не хочет тебя.

Может, пора приглядеть кого-то?

— Неплохая идея, — проговорил он с полным ртом зубной пасты.

Чего же он тогда, как мячик, носится из стороны в сторону? Он закрыл кран и побрел к постели. Он хочет развода, и Натали тоже. Чем раньше это произойдет, тем лучше.

Он улегся в постель, подбил кулаком подушку, повернулся на бок и заснул.

Да, нелегкое дело профлиртовать столько часов подряд.

Натали лениво поднималась по лестнице в спальню.

Она пила шампанское с сенатором, ужинала с похитителем сердец из Голливуда, танцевала с журналистом и восхищалась фейерверком в обществе симпатичного оператора телевидения. И все это время, загадочно улыбаясь, смеясь и играя, она чувствовала на себе взгляд Коннора, скрывающегося по углам.

О господи, у нее отваливались ноги. И немудрено. Босоножки и платье, которые она одолжила у Кэтлин, оказались на размер меньше.

— Ничего, что твои ноги один вечер пострадают, — сказала ей Кэтлин. — А что до платья, то уверена, что каждый мужчина будет ломать голову над тем, как ты в него влезла и как тебя вынуть из него.

Коннор страдал… Он весь был как на иголках, он так надеялся, что она ищет его. И хотя она злилась и ненавидела его, первый взгляд на его высокую фигуру в смокинге едва не заставил ее броситься к нему.

О, Коннор, я все еще.., подумала она и укусила себя за язык.

Никаких «все еще». Что толку в том, что она любит его? Их брак развалился. И чем раньше они покончат с этим, тем лучше.

Она вошла в спальню и закрыла дверь. Полоска лунного света освещала пространство от окна до ванной. Натали протянула руку к выключателю, но тут же опустила ее. В комнате было достаточно светло. Кроме того, у нее раскалывается голова: от шампанского. Будет лучше, если она уляжется, пока он не заявился.

Последний раз она видела его во внутреннем дворике. Он стоял выпрямившись, как будто проглотил шпагу, сложив руки на груди. Его лицо было жестким, как гранит.

Она тут же представила себе его лицо, когда он войдет сюда и узнает, что ему придется всю ночь мучиться на игрушечном диванчике в гардеробной.

Натали прошла в ванную, умылась, почистила зубы. Потом вернулась в комнату и стала стаскивать с себя узкое платье: подтаскивать и стягивать сантиметр за сантиметром.

— Натали?

Вспыхнул свет. Она прикрыла глаза ладонью.

— Натали, — снова сказал Коннор.

Она осторожно убрала руку с глаз и вытаращилась на него.

Он сидел, опираясь на подушки, прикрытый по пояс одеялом. Его подбородок и щеки оттеняла свежая щетина, грудь была обнаженной. Он выглядел так же сексуально, как всегда.

Но какого черта он здесь делает?

— Какого черта ты здесь делаешь? — требовательно спросила она.

Коннор нахмурился.

— Что ты имеешь в виду? Это моя спальня.

— Я знаю, что это твоя спальня. Но ты был во дворике.

Что ж, а теперь он не во дворике. Теперь он здесь. И он голый, потому что всегда спит голым. И она с таким же успехом может быть голой, если снять с нее этот жалкий клочок кружева, называющийся лифчиком, и такой же ничтожный клочок шелка, называющийся трусиками.

— На что это ты так смотришь? — снова спросила Натали.

Коннор выпрямился. Как на что? На свою жену.

На свою безумно сексуальную красавицу жену, которая не стала ночевать в свободной комнате и которая решила не спать с одним из тех слюнтяев, крутившихся вокруг нее всю вечеринку…

Потому что она хотела его.

— Я смотрю на тебя, малышка, — нежно проговорил он, одним движением отшвырнул одеяло, встал и направился к ней.

Сердце Натали на миг замерло.

— Коннор, — сказала она.

Нет, собиралась добавить она, но промолчала. Потому что у нее перехватило дыхание.

Мужчина, приближающийся к ней, был ее мужем, ее привлекательным, сильным мужем, в голубых глазах которого пылала страсть. Он был возбужден и великолепен, Он хотел ее. И она хотела его. Всегда хотела и будет хотеть…

— Натали, — прошептал он страстно, приблизившись к ней.

Она задрожала, когда он взял в ладони ее лицо и поцеловал — нежно, едва касаясь губ. И она сладко ахнула, заставляя его кровь вскипеть.

— Скажи, — сказал он низким голосом, расстегивая ее лифчик, — скажи, я хочу это слышать.

Она запрокинула назад голову, чувствуя, как ее груди погрузились в теплые чаши его ладоней. Он наклонился и поцеловал упругие кремовые холмики, гордо вздернутые клювики и, шепча ее имя, осторожно стащил с ее бедер кружева.

— Скажи мне, — потребовал он, снова поймав ее взгляд, и Натали всхлипнула и обрушилась в объятия мужа.

— Люби меня, Коннор, — прошептала она. — Люби меня. Целуй меня, прикасайся ко мне…

Войди в меня…

Из груди Коннора вырвался восторженный стон. Он подхватил свою жену на руки, уложил на постель и взял все, что всегда принадлежало и всегда будет принадлежать только ему.

7

Натали проснулась под ласками теплого солнца и в горячих объятиях своего мужа.

Ночь, которую они провели вместе, промелькнула как волшебное сновидение. Сновидение, полное страсти, и любви.

Свершилось чудо! Она снова лежит в объятиях Коннора, опьяненная любовью, о которой она почти забыла…

— Доброе утро, жена.

Она улыбнулась.

— Доброе утро, муж.

Он нежно поцеловал ее.

— Знаешь, мне приснился чудесный сон.

— Правда? — спросила Натали, прижимаясь губами к его губам. — Какое удивительное совпадение. Мне тоже приснился чудесный сон.

Руки Коннора скользнули по ее спине, обхватили ягодицы, и он притянул ее еще ближе к себе. Она ощутила знакомый жар и упругость его возбужденной плоти и тихонько простонала от наслаждения.

— Ах, как хорошо, — вздохнула она.

Коннор удовлетворенно усмехнулся.

— Испорченная женщина, — сказал он и прижался к ней.

— Правда, — сказала Натали, пытаясь говорить твердо, но ее голос упрямо превращался в тающий шепот. — Как хорошо, что мы оба видели чудесные сны.

— Ух. — Коннор снова поцеловал ее, просовывая язык между ее приоткрытыми губами. — Мне приснилось, что мы с тобой занимались любовью. Тебе тоже это приснилось?

Она медленно прикрыла глаза.

— Да. О, Коннор, — прошептала она, задержав дыхание. — 0-о-х.

— Нат, малышка, мне так хорошо с тобой… — Он начинал задыхаться. — Это так.., верно, так идеально держать тебя в руках.

Хорошо. Верно. Идеально. Натали зарылась лицом ему в плечо, когда он перевернулся и оказался на ней. Впервые за многие месяцы она чувствовала, что не только ее тело откликается на его ласки, но и ее душа.

Она не помнит, когда в последний раз испытывала с ним нечто подобное тому, что испытала прошлой ночью. Она жаждала его поцелуев, она горела в его руках. У нее не было времени подумать, правильно или не правильно она вела себя, если вдруг на следующий день она пожалеет об этом…

Она открыла глаза.

— Коннор…

— Ммм…

— Подожди.

— Я слишком долго ждал. — Он целовал ее грудь, а его рука уже добралась до ее бедер и проскользнула между ними. — Месяцы… Как давно между нами такого не было…

— Вот и я о том же. — Натали положила руки ему на плечи и оттолкнула. — Мы забыли о предосторожности…

— Что? — Коннор застыл..

— Да. Такого не было с тех пор…

Коннор сполз с ее тела и лег рядом.

— С тех пор, как ты потеряла ребенка.

Натали почувствовала, как в ее сердце пробирается холод и начинает леденить кровь. Не «мы потеряли ребенка», а «ты потеряла». Он говорил так с того самого дня, когда у нее был выкидыш.

— Да.

В один миг она почувствовала себя одинокой, голой и ранимой. Она потянулась за простыней и натянула ее до самого подбородка.

Какая же она дура! Как она могла поверить, что одна ночь любви может все изменить?

Коннор сел и посмотрел на жену. Еще несколько секунд назад она лежала под ним, теплая, обнаженная, ждущая. Теперь же она пряталась под простыней и смотрела на него, как на врага.

Холод сковал ему живот. И опять эта мина вместо лица, эта холодная мина…

— Что ж, — сказал он, — это значит, что ты прошлой ночью позволила себя уложить.

Он знал, что произнес грубые и жестокие слова, и видел, как она содрогнулась. Ну и что? Не она одна вспомнила о том, что они занимались любовью без презерватива. В последний раз он думал об этом на рассвете, когда сжимал ее в объятиях. В какой-то миг он подумал, что они могут зачать ребенка, которого Натали так хотела, и от этой мысли еще слаще было видеть, как она содрогается под ним и задыхается от восторга.

Какой же ты придурок, Уорнер, подумал он холодно и свесил ноги с кровати.

Натали села и еще плотнее закуталась в простыню.

— Как очаровательно ты выразился, — сказала она. — Но не волнуйся, это был не опасный день.

— Как чертовски приятно это слышать, — с издевкой сказал он. — Потому что меньше всего на свете мы хотели бы завести ребенка. Не так ли, Натали?

Натали встала;

— Ты прав, — сказала она и захлопнула за собой дверь ванной.

Тревис сидел за обеденным столом, когда в столовую ворвался Коннор.

— Доброе утро, — сказал Тревис.

Коннор пробурчал что-то, налил себе кофе и плюхнулся на стул.

Тревис поднял на него брови.

— Создается впечатление, что это не совсем так. Я имею в виду «доброе утро».

Коннор бросил на него сердитый взгляд.

— Хочу предупредить тебя, Тревис, мне сейчас не до шуток.

Тревис кивнул.

— Что ж, тогда мне придется сообщить тебе новость. — Он встал, подошел к буфету и положил на свою тарелку еще несколько печений. — Старик отдал приказ на боевое построение через полчаса.

— Старик знает, куда он может засунуть свой приказ.

— Да, — протянул Слейд, входя в столовую. Не думаю, что старику удастся и теперь заставить нас чистить конюшню от навоза, если мы не отдадим салют и не щелкнем каблуками.

— Что-то ты на редкость весел сегодня, — сказал Коннор, поглядев на него из-за чашки кофе.

— Слушай, сделай одолжение, оставь свои остроты для лучшего момента. — Слейд подошел к буфету. — Как печенье? Такое же воздушное?

— Легче воздуха, — сказал Тревис.

— Хорошо, что не все меняется.

Тревис и Коннор переглянулись. На несколько минут все братья увлеклись завтраком, пока Слейд не отодвинул в сторону свою тарелку и не потянулся за чашкой кофе.

— Итак, старик хочет видеть нас. Интересно, зачем? — спросил он.

— «Эспада». На повестке дня — «Эспада», — сказал Грант Лендон, входя в столовую. — Доброе утро, джентльмены.

Слейд поднял брови.

— Откуда ты знаешь?

— Потому что он его адвокат, — сказала Кэтлин, которая размашистым шагом вошла в столовую, на ходу сделала знак рукой, давая мужчинам понять, что им не нужно вставать, и стащила с тарелки Слейда полоску бекона. — Джонас беспокоится о том, что будет с его имуществом, когда он умрет. Я права, Грант?

— Абсолютно. Он хочет, чтобы всем досталось поровну.

— Всем четверым? — спросил Тревис.

— Всем, — ответил Грант. — Он считает Кэтлин своей дочерью.

В комнате воцарилась тишина.

Натали не произнесла ни слова, пока Коннор одевался.

Она стояла, приклеившись спиной к двери ванной, прислушиваясь к каждому звуку, пока не услышала, как хлопнула дверь.

— Придурок, — сказала она и повернулась к зеркалу.

Где были ее мозги вчера вечером? О чем она думала, когда оказалась с ним в постели?

Натали сдула с лица прядь волос. Все дело в том, что она вообще не думала. Иначе не оказалась бы с ним в постели. Черт, они просто впали в секс. По-другому это не назовешь.

Коннор по-прежнему хотел ее. Она по-прежнему заводила его, и это все, что осталось от их отношений. И потеря ребенка, как он сам напомнил, лишь подтверждала это.

О боже, что она пережила в тот день! Сколько боли и отчаяния! Ей так хотелось, чтобы он приласкал и утешил ее! Но он, как обычно, был в отъезде, и она была одна. Она скорчила гримасу своему отражению в зеркале. Одна.., как обычно.

Обернувшись полотенцем, она вернулась в спальню.

Она была одна и во время беременности.

Коннор тогда был занят строительством очередного отеля.

Она хорошо помнит, что он ответил, когда она спросила его о переоборудовании одной из комнат в детскую.

— Ох, Нат, делай все, что хочешь. Можешь посоветоваться с декоратором. На твое усмотрение.

Натали натянула на себя одежду.

В конце концов она поняла, что ему было все равно. Таковы все мужчины, сказала ей Лиз Филдинг. Но что ей до всех мужчин! Коннор был ее мужем. И он должен был стать отцом ее ребенка.

Но этого не произошло.

Однажды утром она проснулась, почувствовала острую боль внизу живота и на этом все закончилось. Она потеряла ребенка. Ее тело и ее сердце опустели.

— Мне так жаль, что ты потеряла ребенка, сказал Коннор.

Жаль. Это все, что он смог сказать, когда ее сердце буквально рвалось на части от отчаяния.

Но он не испытывал ничего подобного, потому что это был ее ребенок, а не их ребенок.

О, как она ненавидела Коннора в тот момент!

Но скрыла это от него и только вежливо поблагодарила за сочувствие. И он снова погрузился в свои дела, как будто ничего не произошло. Он никогда больше не упоминал об этом. И тогда она наконец поняла, что он вообще не хотел ребенка.

Ребенок мог стать помехой в их жизни. Им пришлось бы отказаться от путешествий, вечеринок и полетов вокруг земного шара. Ребенок мог нарушить покой в их шикарном доме с шикарной мебелью и роскошными украшениями.

Натали закрыла свой чемодан.

Итак, их совместная жизнь продолжалась, но с некоторыми изменениями: Натали перестала путешествовать вместе с мужем, говорила, что слишком занята.

И она действительно была занята. Она стала посещать клубы, участвовала в благотворительных акциях, играла в теннис до тех пор, пока не могла больше без отвращения смотреть на ракетку и сетку. И Коннор больше не нуждался в ней.

А много лет назад все было по-другому. Он спешил домой, чтобы увидеть ее.

— Я так соскучился по тебе, — говорил он, подхватывая ее на руки.

А потом он вознесся на гребень успеха. Но все произошло так постепенно, что она заметила это, когда было уже слишком поздно, когда его потребность в ней изменилась. Она превратилась в шикарно одетую куклу — в ходячее и говорящее доказательство материальных достижений своего мужа, в воплощение его мечты, где не было места для детей.

А теперь там не было места и для нее.

Натали взяла в руку чемодан.

— Прощай, Коннор, — сказала она в пустоту комнаты.

На этот раз она уходила из его жизни навсегда.

К сожалению, сбежать оказалось не так просто.

Абель, управляющий ранчо, стащил с себя шляпу, почесал затылок, плюнул в пыль и подтвердил то, в чем она сама уже успела убедиться.

— Не могу предложить ничего, кроме трактора, мисс Натали, — сказал он. — Гости мистера Джонаса укатили на всех имеющихся на ранчо колесах.

Попалась в ловушку, подумала Натали, возвращаясь в дом.

Она поднялась по ступенькам на портик с тыльной стороны дома, осторожно открыла дверь в кухню и с облегчением вздохнула, обнаружив, что там никого нет. В воздухе висел аромат свежевыпеченного хлеба, на стойке в углу стоял кофейник. Натали налила в кружку кофе, вышла на портик и облокотилась на перила. Она чувствовала, как ее гнев рвется наружу, превращаясь в бессилие, от которого хочется плакать.

— Черт, — прошептала она. — Черт, черт, черт.

— Что, кофе настолько отвратителен?

Натали обернулась. На пороге кухни стояла Марта Уорнер с чашкой кофе в руке и улыбкой на лице.

— Нет, — ответила Натали, силясь улыбнуться. — Просто…

— Да ладно, — улыбнулась Марта и отошла в сторону, пропуская другую женщину. Женщина была молодой, темноволосой и необыкновенно красивой. На ней была пестрая юбка и розовая блузка. В ушах поблескивали серебряные серьги-колокольчики. — Я не хотела, чтобы Криста подумала, что я обманщица, когда я расхваливала ей кофе, который готовит Кармен, — сказала Марта с улыбкой.

— Кофе изумительный, — прокашлявшись, сказала Натали. — Просто я думала…

Марта понимающе кивнула.

— Видимо, сегодня какой-то задумчивый день, — сказала она. — Я застала Кристу в библиотеке за тем же занятием.

Женщина с колокольчиками в ушах рассмеялась.

— Миссис Уорнер слишком мягко выразилась, — сказала она. — Она хочет сказать, что застала меня, когда я мрачно бормотала что-то себе под нос.

— Птички одного полета, — сказала Натали, искренне улыбнулась и протянула женщине руку. — Натали Уорнер.

— Криста Лендон. Приятно познакомиться.

Марта глянула на часы.

— К сожалению, я должна покинуть вас. Я слегка сбилась с курса, решив выпить чашку кофе с Кристой, и теперь должна бежать, чтобы пригнать сыновей Джонаса в библиотеку.

Натали усмехнулась.

— А ты, Марта, как я погляжу, успела нахвататься техасского жаргона.

— С кем поведешься… — бросила Марта с улыбкой и исчезла за дверью.

Криста и Натали стояли на портике, облокотившись на перила, и любовались пейзажем.

— Как здесь тихо, — вздохнула Криста.

— Да, необыкновенно, — подтвердила Натали.

— Ради этого я и согласилась приехать сюда с мужем, — сказала Криста и снова вздохнула. — Ax, я надеялась, что мы сможем провести пару дней вдвоем, без детей…

— У вас есть дети?

— Да. Две девчушки-близняшки, — улыбнулась Криста.

— Как это чудесно.

— Да. И все же я думала… Ох, не знаю. Наверное, это была глупая затея. — Криста посмотрела в глаза Натали и покраснела.

— Почему? — спросила Натали.

— Потому что я надеялась, что за эти дни мы с Грантом сможем хоть как-то наладить свои отношения. — Криста смущенно улыбнулась. — Не знаю, зачем я говорю все это тебе. Обычно я не имею привычки вываливать свои проблемы на голову других людей.

— Думаю, что иногда это необходимо, — сказала Натали.

— Мой муж с этим не согласился бы. Он бы сказал, что я слишком доверчива.

— Он в чем-то прав, — заметила Натали. — Доверчивость может привести к печальным последствиям.

— Может, это и так, — вздохнула Криста.

— Не может, а точно. Если бы не моя доверчивость, меня бы здесь сейчас не было.

— Не пойму, о чем ты, — удивилась Криста.

Натали решительно выдохнула.

— Уточняю. Ты приехала сюда по собственной воле, а я нет.

Криста повернулась к Натали и уставилась на нее.

— То есть как?

— Мой муж похитил меня.

— Как романтично…

— Не очень. Он наврал, что его отец болен.

— Зачем ему было это делать?

— Чтобы получить то, чего он хотел. — Натали отхлебнула кофе. — В тот момент он бесился.. от злости.

— Почему? — Криста снова покраснела. — Извини, что расспрашиваю, просто…

— Ничего. Я не хочу больше молчать об этом.

Коннор бесился, потому что видел, что я могу прекрасно жить без него.

Криста тяжело вздохнула.

— Похоже на моего мужа. «Где ты была, Криста? С кем ты была?». Он адвокат, и, клянусь, иногда мне кажется, что я сижу в зале суда на скамье свидетеля.

— Он что, не доверяет тебе?

— Когда-то доверял, но в последнее время… — Криста пожала плечами. — Мы выросли в разной среде, и Гранту порой кажется, что мне с ним скучно.

— И это так?

— Что ты? Мне никогда не было с ним скучно. Но это не значит, что время от времени мне не хочется куда-нибудь пойти. И это огорчает его. Он не может понять, почему я встречаюсь со своими старыми друзьями, слежу за ювелирной модой, хотя давно закрыла свой магазин.

— У тебя был свой магазин?

— Ну да. Я разрабатывала свои собственные модели и продавала их. Но Грант решил, что это отнимает у меня слишком много времени. — Криста рассмеялась. — Нет, ты только посмотри на меня, я стою и рассказываю тебе историю своей жизни. Теперь твоя очередь. Я слышала, что твой муж владеет кучей курортов. Это правда? У тебя, наверное, роскошная жизнь.

Натали опустила глаза в чашку с кофе.

— Я ушла от своего мужа.

— О, Натали…

— Все в порядке. Просто я поняла, что то, что когда-то было между нами, испарилось.

— Мне жаль. — Криста накрыла ладонью руку Натали.

— Мне тоже. Но от правды никуда не скроешься. Между нами все кончено. Я не знаю, что он за человек теперь и какая жизнь ему по душе.

Хотя, если бы у нас был ребенок…

Женщины погрузились в молчание. Наконец Натали решилась нарушить его.

— Итак, когда вы собираетесь возвращаться в Нью-Йорк?

На глаза Кристы упала тень.

— Я никуда не возвращаюсь. Сегодня утром я пыталась сказать об этом Гранту, но он ушел, не дослушав. Дело в том, что мне нужно пожить какое-то время одной, подумать…

— А твои девчушки?

— Я позвонила няне, она прилетит с ними в Палм-Бич.

— Палм Бич? Это же недалеко от того места, где живу я.

— Вот и прекрасно. Может, навестишь нас?

Мой дядя подарил мне дом в Палм-Бич. Это старый дом, слишком огромный для меня и малышек, но он стоит прямо на пляже. Там тихо и много места для того, чтобы развернуть мою любимую деятельность. — Криста улыбнулась. — Я очень люблю возиться с ювелиркой, хотя никогда не могла заработать на этом больше, чем на проживание. Я бездарный бизнесмен.

— Признаюсь, что мои творческие способности не распространяются дальше того, чтобы нарисовать прямую линию, — рассмеялась Натали. — Но зато в бизнесе моя голова варит неплохо. Я бы никогда не узнала об этом, если бы не занялась благотворительностью. Оказалось, что у меня врожденный талант организатора и способность уговорить людей на покупку вещей. — Она поставила пустую кружку на столик позади себя и сунула руки в карманы. — Эх, было бы и мне куда сбежать и выяснить, что творится в моей жизни!

— Тебе что, не нравится твоя квартира?

— Ой, не спрашивай. — Натали рассмеялась. — Коннор назвал ее дырой. Потолок в ванной протекает, стены сделаны из картона, а тараканы таких размеров, что страшно их давить.

Криста погрузилась в раздумья. Потом резко повернулась к Натали и взяла ее за руку.

— Знаешь что, а поехали ко мне?

— К тебе? — Натали вытаращилась на нее.

— Да, в Палм-Бич. Может, ты сможешь мне помочь. :

Натали пожала плечами.

— Не отказывайся, пока не дослушаешь меня.

У тебя будут отдельные апартаменты.

— Да, но…

— Я знаю, мы только что познакомились, но я чувствую в тебе родственную душу. А ты?

Натали прикусила губу.

— Я тоже. Но у меня нет денег…

— Чепуха! Мне не нужны твои деньги, мне нужна твоя дружба. Кроме того, у меня деловая заинтересованность в тебе.

— Но я никогда не имела дела с ювелирными изделиями, — сказала Натали, чувствуя, как внутри нарастает азарт.

— Не беда. Научишься. На Уорт-авеню полно ювелирных лавочек. С твоей внешностью и талантом их хозяева будут у твоих ног. Я не сомневаюсь.

Натали колебалась.

— Это слишком крутой поворот. Я не знаю…

— Почему? Ты сказала, что ушла от мужа, что тебе нужно место, чтобы побыть одной и собрать себя…

— Да, но мы едва знакомы…

— Что ты еще хочешь знать обо мне? У меня две чудные дочки. Только будь готова к тому, что от них можно слегка свихнуться. Они в таком возрасте, когда им хочется дурачиться и искать на свою голову приключений.

— О, они, должно быть, очаровашки!

— Не то слово. А еще у меня есть кот.

— Кот? — Натали улыбнулась.

— И собака. Собака будет лежать у твоих ног, а кот будет проводить большую часть дня на твоих коленях.

Натали улыбнулась шире.

— Похоже на настоящую пытку.

— Так оно и есть. — Криста усмехнулась. Ну как, по рукам?

— Это безумие, — сказала Натали и рассмеялась. — Это чистое безумие. Но знаешь, думаю, что мне это понравится.

— Что понравится? — спросил низкий голос.

Женщины обернулись.

— Итак, что же тебе понравится? — повторил Коннор, подошедший к ним вместе с Грантом.

Натали крепко сжала руку Кристы.

— Я переезжаю в Палм-Бич.

— В Палм-Бич? — Коннор мгновенно побледнел. — Что за чепуху ты несешь, Натали?

— Криста пригласила меня пожить с ней.

Привлекательное лицо Гранта тоже побледнело. Он повернулся к Кристе.

— Какой еще Палм-Бич, Криста?

— Я пыталась утром сказать тебе об этом, — сказала Криста. — Адди вылетает с девочками ко мне. Мне нужно…

— Тебе нужно! — Голос Гранта дрожал от подавленного гнева. — А как насчет того, что нужно мне? И знаешь, я не позволю тебе забрать от меня моих дочерей.

— А я и не собираюсь этого делать, Грант. Я не ухожу от тебя. Просто мне нужно побыть одной и подумать: И всем будет легче, если дети будут со мной.

— Всем будет легче, — процедил Грант и повернулся к Коннору. — Как тебе это нравится, Уорнер? Тебе легче от того, что наши жены собираются устраивать жизнь без нас?

Коннор уставился на Натали. Она с вызовом задрала подбородок. Ее щеки горели. Он никогда раньше не видел ее такой красивой. И такой решительной. Он вспомнил прошлую ночь, вспомнил, как от жара ее страсти плавились его кости, и его охватил незнакомый ему до сих пор ужас.

Он подошел к ней и остановился на расстоянии дыхания.

— Если ты сделаешь это, — тихо проговорил он, — то между нами точно все будет кончено.

В глазах Натали заблестели слезы.

— Между нами уже все кончено.

Коннор отошел. Он это знал. И это ранило еще сильнее.

8

Это будет настоящим приключением.

Так думала Натали, пока Криста собирала свои вещи.

Впервые за всю жизнь она будет жить самостоятельно. Но главное, что переезд и увлечение новым бизнесом, который ей придется изучать с нуля, помогут ей сжечь мосты. С этого момента только она будет нести ответственность за себя.

Натали вернулась в кухню и налила себе еще кофе.

А вот брак Лендонов имел все шансы на выживание. Взять хотя бы реакцию Гранта на Заявление Кристы.

— Я не позволю тебе сделать этого, — сказал Грант.

— Ты не сможешь меня остановить, — ответила ему Криста и метнулась в дом.

— И не рассчитывай, — сказал он и бросился в дом за ней.

Натали вышла на портик и поднесла кружку к губам.

Грант любит свою жену, он не хочет терять ее. А Коннор…

Рука с кружкой дрогнула. Натали поставила кружку на перила, обхватила плечи руками и уставилась вдаль.

Коннор невозмутимо посмотрел на нее, изрек свое холодное предупреждение, развернулся и пошел прочь. В какой-то момент она сама готова была броситься за ним. Черт побери, Коннор, хотела она сказать ему, неужели ты сможешь так просто дать мне уйти из твоей жизни?

Но разум остановил ее. И слава богу. Не хватало еще, чтобы она как дурочка побежала за ним. Коннор не захотел останавливать ее. Что ж, их брак развалился и развод будет логическим завершением этого развала.

Слезы застелили ей глаза. Ох, а ведь ей так хотелось, чтобы он сказал хоть что-то!

— Готова?

Натали обернулась. Криста стояла на пороге с чемоданом в руке. На ее щеках горел румянец, глаза поблескивали, как будто она плакала. Грант стоял позади нее, сложив руки на груди.

Он был напряжен и чуть ли не дрожал, подавляя ярость.

— Да, — ответила Натали. — Готова. Только забыла тебе сказать, что на ранчо нет ни одной свободной машины.

Криста улыбнулась.

— Я вызвала такси.

Такси. Как просто. Какой идиоткой нужно быть, чтобы не догадаться вызвать такси…

Идиоткой, которая на самом деле не хочет уходить от своего мужа.

— Натали, ты идешь? Такси ждет у главного входа.

— Иду. — Натали глубоко вздохнула, взяла в руку чемодан и, не оборачиваясь, последовала за Кристой.

Коннор вышел из-за куста, как только такси отъехало.

— Давай, — бормотал он. — Мотай куда хочешь. Ты решила бросить меня? Прекрасно. А мне на это…

Грубое слово застряло у него в горле. Он резко обернулся и.., чуть не наткнулся на своего отца.

— Доброе утро, — сказал Джонас. — Славный денек, не так ли?

Коннор кивнул и продолжал идти. Джонас пошел рядом.

— Итак, ты отказываешься от «Эспады»? спросил Джонас. — Я правильно тебя понял, сынок?

— Мы говорили об этом полчаса назад, отец.

И я сказал тебе, что…

— Что уже устроил свою жизнь. — Джонас захихикал.

Коннор ускорил шаг. Джонас тоже.

— Направляешься в конюшню?

Направляюсь в ад, подумал Коннор.

— Нет, просто гуляю.

Джонас покачал головой, засунул руки в карманы и глянул на сына.

— Она ушла от тебя, сынок?

Коннор резко остановился и повернулся к старику.

— Это не твое дело. Когда я был мальчишкой, ты мог совать свой нос в мои дела и говорить, что Натали мне не пара, но теперь…

— Ох-хо-хо, это было десять лет назад. — Джонас воздел руки к небу.

— Слушай, отец, то, что происходит между мною и моей женой, не предмет для обсуждений. Оставим это, ладно?

— Ладно.

Коннор пошел еще быстрее, но Джонас не отставал.

— Знаешь, сынок, я хочу сказать, что был не прав.

Коннор повернулся к нему.

— Что? — Он рассмеялся. — Это что-то новое.

Или ты после восьмидесяти пяти решил начать новую жизнь?

Джонас засунул руки в карманы и покачался на каблуках.

— Я думал, что Натали тогда просто хотела сбежать отсюда. Не секрет, что ее отец — самодур и сукин сын. А тут подвернулся ты и денежки Уорнеров.

— Ты прекрасно знаешь, что я ни копейки не попросил у тебя и сам нажил свои капиталы.

— Знаю, мой мальчик. — На обветренном лице Джонаса появилась улыбка.

— О-о, мало того что Джонас Уорнер признал свою ошибку, он еще и выдал в мой адрес нечто похожее на похвалу. Сегодня что, день признаний?

— Натали оказалась хорошей женщиной.

Коннор стукнул себя ладошкой по лбу.

— О господи! Может, хватит об этом?

— И ты любишь ее, — спокойно продолжал Джонас.

— Что ты знаешь обо мне? — Коннор скривился. — Хорошо. Да, я люблю ее. Что дальше, пап?

Джонас промолчал, повернулся и пошел к конюшне. Но через минуту Коннор догнал его и пошел рядом.

— Я тоже когда-то любил одну женщину, тихо проговорил Джонас. — Это было очень, очень давно.

Коннор удивленно посмотрел на него.

— Правда?

— Она была моим сердцем и моей душой, сынок.

— Это была.., моя мать? Моя, Тревиса и Слейда?

Старик вздохнул.

— Ваша мать была очень хорошей женщиной.

Замечательной женщиной. И я любил ее. — Он опустил глаза, пнул носком ботинка комок земли. — Но женщина, о которой я говорю, была всем, чего я когда-либо желал от жизни.

Коннор ждал, что Джонас скажет что-то еще, но Джонас молчал. Они пришли к конюшне, где их ждал один из конюхов, державший за уздечку породистого жеребца. Джонас взял из рук конюха уздечку и жестом показал ему, что он свободен.

— И? — спросил Коннор, когда они снова остались вдвоем.

Джонас тяжело вздохнул.

— Я дал ей все, все… — тихо сказал он. — Я выстроил для нее «Эспаду», мальчик. Все это для нее… Но она хотела большего.

— И чего же? Чего большего?

Старик посмотрел на сына, и его глаза помрачнели.

— Я так и не узнал чего, — сказал он. — Она не сказала, а я.., я был слишком горд, чтобы спросить.

Джонас вскочил в седло, пришпорил жеребца и ускакал.

Дом оказался в точности таким, каким его описывала Криста.

Он был огромным, стоял на берегу океана, был старым и нуждался в ремонте. И Натали влюбилась в него с первого взгляда.

— Я чувствую себя здесь, как дома, — сказала она, когда они с Кристой шагали из одной комнаты в другую.

— Я же говорила, что мы родственные души, — ответила Криста. — А теперь пошли наверх. Тебе придется выбрать для себя спальню.

Они поднялись по скрипучей деревянной лестнице на второй этаж.

— Мне подойдет любая, — сказала Натали.

— Не спеши. — Криста взяла ее за руку и повела от одной двери к другой. — Ну как? Тебе больше нравится та, где ковер с розами, или где стены в водяных разводах?

Натали рассмеялась.

— А есть здесь комната с обычными белыми стенами?

— Конечно, но там течет потолок.

— Ты смеешься?

— Ничуть. — Криста натянуто улыбнулась. Грант починил крышу, когда мы только поженились. Но починишь в одном месте, начинает протекать в другом.

— Что ж, пожалуй, я выберу с ковром из роз.

— Хороший выбор. Тогда я поселюсь среди водяных разводов. Малышки будут жить в комнате рядом с моей, а няня — рядом с ними. — Криста взяла Натали за руку и лукаво улыбнулась. — Повеселимся.

— Не сомневаюсь, — ответила Натали и подмигнула.

Прошло полтора месяца.

Натали только что вышла из одного из ювелирных магазинов на Уорт-авеню и торопливо пошла к машине.

— Добрый день, миссис Уорнер.

Она посмотрела на мужчину, который поприветствовал ее, и удивилась, что вице-президент одного из крупнейших банков в Палм-Бич назвал ее по имени.

Раньше такие люди знали ее в Майами только как жену Коннора. Но здесь, в Палм-Бич, она была Натали Уорнер, которую знали как торгового представителя фирмы «Модели Кристы».

Их с Кристой замысел успешно претворялся в жизнь. Они даже умудрились с первого дохода оплатить первый взнос за машину. Натали улыбнулась, подошла к машине и открыла ее.

Что ж, похоже, предсказания Кристы сбываются. Хозяин магазина, который она только что посетила, продал все украшения Кристы и сделал очередной крупный заказ. А это значит, что их бизнес процветает.

Натали села в машину, бросила свой брифкейс на сиденье рядом с собой, сняла шелковый жакет и положила его на брифкейс.

Как приятно осознавать, что ты на что-то способна. Она чувствовала себя нужной. И совсем перестала скучать по Коннору, и…

Улыбка на ее лице слегка искривилась.

Ничего не поделаешь. Да, она все еще вспоминала его, думала о нем, чувствовала…

Натали вздохнула, завела машину и отъехала от обочины.

Вернуться в старый, огромный, прохладный дом после нескольких часов, проведенных под жарким солнцем Флориды, было истинным блаженством.

— Я дома! — провозгласила она, ступая в просторное фойе.

Черная с желтыми пятнами собака появилась из-за угла и, виляя хвостом, бросилась к ней. За собакой появился серый важный кот.

— Привет, друзья, — сказала Натали, присела и принялась ласкать своих любимцев. — А где остальная команда?

— На-та! — послышались голоса Джессамин и Дженнифер, которые с улыбками на милых личиках неуверенно зашагали к ней.

Натали распахнула им объятия.

— Совершенно верно, — сказала она. — Это тетя Нат. Вернулась с соляных приисков. И ужасно соскучилась по своим милым ангелочкам.

— Скорее, маленьким чертятам, — сказала Криста, появляясь вслед за ними.

Малышки, увидев маму, протянули к ней ручки. Криста взяла девочек из рук Натали, сладко поцеловала каждую в щечку и передала их в руки няни, которая, глянув на них, сквозь улыбку нахмурилась.

— А ну, марш в ванную, — сказала няня. — Посмотрите, на кого вы похожи.

Близняшки беззаботно залепетали и принялись дергать няню за волосы. Няня вздохнула, пробормотала что-то, прижала малышек к груди и унесла.

— С соляных приисков, говоришь? — сказала Криста. — Что, невезучий день?

— Конечно, а ты как думала? — ответила Натали, подавляя улыбку. — Правда, я продала все, что взяла с собой.

— Ты шутишь?

— Я серьезна.

— Невероятно! А я думала, что мои последние поделки — барахло. Невероятно!

— Никаких «невероятно», Криста. Твои изделия — потрясающи.

— А ты — лучшая в мире торговая посредница.

Натали покрутила головой.

— Да уж. Кстати, ты работаешь с бриллиантами?

— Думаю, что могла бы, если бы они не были такими дорогими. Здесь нужно быть уверенной, что продашь их.

— Нам заплатили задаток.

— Задаток?

— Да. И знаешь кто? — Натали шепнула ей на ухо имя.

Криста раскрыла рот.

— Не может быть.

— Может, — сказала твердо Натали и направилась в кухню, открыла холодильник и достала апельсин. — Может, теперь как раз время распространить наш бизнес и в Майами-Бич.

Криста заглянула Натали в глаза, когда та сосредоточенно чистила апельсин.

— Нет, Натали. Забудь Майами.

— Это почему же? Ведь мы растем!

Криста отломила дольку от ее апельсина и взяла ее за руку.

— Нет, Натали, — повторила она. — Там слишком много воспоминаний. Или.., он звонил?

— Кто, Коннор? — спросила Натали. — Нет, не звонил. С чего бы это ему звонить мне? Он сказал, что мой переезд сюда будет концом нашей истории, И я согласилась с ним.

Криста прислонилась к стойке.

— Может, он все еще любит тебя. Так же, как и ты его.

Натали нервно рассмеялась.

— Ты неизлечимо романтична, Криста. Коннор не любит меня, давно уже не любит, — А ты? Ты ведь по-прежнему любишь его?

Женщины несколько секунд смотрели друг дружке в глаза, но Натали быстро отвела взгляд, повернулась к раковине для посуды и открыла кран.

— Если бы я любила его, разве ушла бы?

Разве жила бы в другом городе? Я даже не вспоминаю о нем больше.

— Но он снится тебе, — сказала Криста. — Я иногда слышу, как ты плачешь во сне.

Натали часто заморгала. Просыпаться со слезами на глазах — одно. Расплакаться сейчас, среди бела дня, — совсем другое.

— Это не правда. Я не плачу во сне.

— Плачешь. Я слышала, когда возвращалась из детской к себе.

— Скорее всего, ты слышала шум океана. Или шум ветра в верхушках пальм.

— Я вот что скажу тебе, Нат, — осторожно заговорила Криста после короткой паузы. — Вам с Коннором нужно встретиться, сесть и поговорить.

— Нам не о чем больше говорить, — ответила Натали, вытирая руки о полотенце.

— А я уверена, что есть. Можно пойти друг другу навстречу. Обойти те вещи, которые разделяют вас.

— Он хочет владеть миром, — тихо, сказала Натали. — А.я.., я просто хочу быть его миром.

Завести детей, чтобы этот мир стал полнее. Нет, эти разногласия обойти невозможно.

— А ты говорила с ним об этом?

— Бесполезно. Коннор ясно дал мне понять, что доволен своей жизнью.., такой, как она есть. — Голос Натали дрогнул.

Криста покачала головой и вздохнула.

— Любовь так просто не уходит.

— Ах, теперь я понимаю, — со смехом сказала Натали. — Кажется, у вас с Грантом все налаживается.

Щеки Кристы вмиг залились краской.

— Мы пытаемся. Последние несколько раз, когда он прилетал сюда… — Послышался звонок в дверь, и глаза Кристы вспыхнули. — Это он. Он сегодня утром звонил, сказал, что отменил все встречи и приедет ко мне. Как я выгляжу?

— Ты выглядишь великолепно, — тихо сказала Натали.

И это была правда. Криста сияла…

Звонок повторился. Криста нетерпеливо глянула в фойе.

— Мне пора идти, — прошептала она. — Но обещаю тебе, Нат, даже если у нас с Грантом все наладится и я должна буду вернуться в Нью-Йорк, ты сможешь жить в этом доме сколько захочешь.

— Спасибо. — Натали кивнула и закрыла свое сердце от боли, которая стучалась в него при мысли о том, что она никогда не будет лететь к .двери, как Криста, чтобы броситься на шею мужу, мужу, которого она всегда любила и будет любить.

Коннор сидел в своем офисе за рабочим столом и хмурился, просматривая книгу со списком важных встреч.

Когда же он должен быть на Таити? На этой неделе или на следующей? А в Куала-Лумпуре?

В конце этой недели?

Он со вздохом отодвинул книгу в сторону и протер глаза.

Хорошо, что он по крайней мере знал, где находится сейчас. В своем офисе. Но откуда он прилетел вчера? С Бали? Кажется, с Бали.

— Черт, — пробормотал он и откинулся на спинку кресла.

Стюардессы трансатлантической линии узнавали его с одного взгляда.

Добрый день, мистер Уорнер. Что вам принести, мистер Уорнер?

Жизнь, часто хотел ответить он. Мою жизнь.

Он развернул кресло и уставился в окно. В бассейне беззаботно плескались курортники. Некоторые лежали в шезлонгах и жарились на солнце.

Казалось, что у них тоже не было жизни, но Коннор знал, что это только кажется. У каждого из них была своя, личная, реальная жизнь. И кто-то, к кому они возвращаются домой по вечерам.

Кто-то, кого они могут обнять. Кто-то, с кем можно поспорить, посмеяться…

И у него когда-то все это было.

У него была Натали.

Она была центром его вселенной, как он был центром ее вселенной. Так он, по крайней мере, думал. Он думал, что их любовь будет жить вечно.

Он даже представлял, как они вместе стареют.

Он отвернулся от окна.

— Ты превращаешься в слезливого, сентиментального болвана, Уорнер, — пробормотал он.

Что с ним происходит? Его жизни мог бы позавидовать любой мужчина. У него есть власть, деньги и положение в обществе. Женщины всегда вились вокруг него, как пчелки вокруг улья.

У него есть все.

Коннор встал. Кого он пытается обмануть?

Все, что у него есть, это дом, где грохочет тишина.

И еще пустота, которая обнимает его каждый раз, когда он ложится в постель. Пустота при мысли о том, что Натали ушла от него.

Но пришло время отпустить это в прошлое.

Нельзя сказать, что он все еще любит ее. Что в ней такого, что можно любить? Когда-то он знал ее нежной, теплой, заботливой. А потом не успел сообразить, что происходит, как она превратилась в полную противоположность той девушке, на которой он женился. Чуткая, любящая малышка обернулась холодной женщиной, безразличной к нему.

Она к тому же не хотела иметь от него ребенка, и это почти убивало его.

— Почему? — спросил он у стен офиса со всеми их дипломами в рамках и декоративными настенными тарелками.

Но ответа не последовало. И это не важно.

Все, что было, прошло. Все закончилось…

Коннор резко протянул руку к телефону и снял трубку. Набрал номер в Палм-Бич, который уже знал наизусть, потому что набирал не меньше сотни раз. Гудок.., второй.., третий…

Может, это знак, что ему не нужно этого делать? Может, нужно повесить трубку?

— Алло?

Коннор услышал голос Натали и онемел.

— Алло? — спросила она снова.

— Нат?

— Коннор. — Натали схватилась за спинку стула. Спокойно, сказала она себе. — Какой.., сюрприз…

Коннор прокашлялся.

— Да. Я.., я думал о тебе.

— Я тоже думала о тебе.

— Правда? — Коннор крепко сжал трубку в руке. — И что ты думала?

Что я не хочу скучать по тебе, но ничего не могу поделать с собой, подумала она.

— Нат? Что ты думала?

— Я.., я думала, что.., что ты давно не звонил по поводу нашей ситуации.

Контор приложил руку к виску. Черт, какой же он идиот. Она думала о разводе. Вообще-то и ему следовало бы…

— Конечно, — вежливо сказал он. — Это то, что нас объединяет. Я… Я как раз просматривал календарь и решил узнать, как продвигаются наши дела.

На глаза Натали навернулись слезы.

— Джим пока ничего точно не сказал, — так же вежливо ответила она.

— Ох уж эти адвокаты. — Коннор натянуто рассмеялся. — Им бы тянуть и тянуть. Знаешь, я проверю, как идут дела на моей стороне.

Натали сморгнула слезы с ресниц.

— Хорошо. Ведь мы оба не хотим, чтобы это затягивалось, правда?

— Правда, — хриплым голосом сказал он. — Что ж, надеюсь, это все.

— Надеюсь.

— Береги себя, Натали.

— Ты тоже.

Коннор ждал с трубкой в руке. Скажи, скажи же что-нибудь, малышка. Скажи, что этот дурной сон прошел…

Но все, что он услышал, был щелчок, когда она повесила трубку.

Он стоял еще несколько секунд с трубкой в руке. Потом положил трубку, откинулся на спинку кресла и почесал подбородок.

Натали хочет развестись. Что ж, он тоже этого хочет, разве не так?

Он встал и прошелся по кабинету, потом запустил пальцы в волосы и взъерошил их.

А может, она нашла другого? В мире полно мужчин, как тот гигант — как его? — Ганс. Ганс и миллиарды ему подобных, готовых подцепить такую красивую женщину, как Натали.

Коннор взвыл от злости, схватил телефон и швырнул его в стену.

О чем он, дурак, думал все это время? Его жена сказала, что бросает его, а он ничего ей не ответил!

Он схватил пиджак, распахнул дверь и наткнулся на Розу, которая стояла под дверью.

— Мне показалось, что я слышала, как что-то разбилось, мистер Уорнер, — взволнованно проговорила она.

— Пока ничего не разбилось, — бросил он. — Но очень близко к тому. Какой сегодня день?

— Четверг. А что?

— Отмени все мои встречи на сегодня, И на завтра.

— У вас на завтра нет встреч.

Коннор прошел мимо нее, будто не расслышал.

— Мистер Уорнер, у вас на завтра нет встреч, — повторила Роза. — Потому что завтра вы должны лететь на Таити.

— Позвони Биллу Нельсону. Скажи, что он полетит вместо меня.

— Но, мистер Уорнер…

Дверь захлопнулась.

Натали стояла, тупо глядя на телефон. По ее щекам струились слезы.

Правду говорят, будь осторожна с желаниями. Она хотела, чтобы Коннор позвонил, и он позвонил…

Он хочет развода, и как можно скорее. Что ж, и для нее так будет лучше. Чем дольше все это тянется, тем сложнее ей понять, что творится в ее сердце…

— Нат? — долетел до нее голос Кристы. — Я дома.

Натали поспешно утерла слезы.

— Я сейчас…

Но Криста уже ворвалась в комнату и заключила ее в объятия.

— Нат, у меня новость. Мы с Грантом помирились!

— Как здорово, — ответила Натали и печально, и радостно одновременно.

— Я не ожидала, что так быстро приму решение. Но мы высказали друг другу все, и я поняла, что не смогу прожить без него ни минуты дольше. Более того, Грант просто ошарашил меня своими планами. Представляешь, поездка в Париж!

— Как чудесно…

— Мы сегодня улетаем чартером в Нью-Йорк… Нат? Ты плачешь?

— Конечно. — Натали сквозь слезы улыбнулась. — Я самая великая плакса в мире. Скажи мне что-то радостное, и я тут же превращусь в Ниагарский водопад В комнату вошел Грант.

— Ты еще не собралась, любимая?

Криста с улыбкой бросилась в его объятия.

Они с такой любовью смотрели друг на друга, что Натали почувствовала себя лишней. Она пошла к двери, пытаясь подавить слезы.

— Помогу Адди собрать вещи малышек…

— Натали! — Криста высвободилась из объятий мужа и подошла к ней. — Прости. Я такая эгоистка. Лепечу о своем счастье, когда ты…

" — Когда я думаю, что делать с «Моделями Кристы». — Натали улыбнулась. — И еще.., я буду скучать по тебе и по малышкам. И по четвероногой компании тоже. Итак, скажи, я что, уволена?

— Конечно нет, — сказал Грант. — Криста рассказала мне о вашем бизнесе, и я понимаю, как это важно для вас обоих.

— Я буду работать в Нью-Йорке и посылать тебе свои изделия, а ты орудуй здесь, в Палм-Бич.

— Я думаю о расширении. Может, захвачу рынок в Ки-Уэст.., и в Майами-Бич.

Криста взяла Натали за руку.

— Нат, обещай, что поговоришь с Коннором.

Скажи ему все, что хочешь сказать. Обещаешь?

— Обещаю.

В коридоре послышались возбужденные визги, и вскоре на пороге появилась Адди с двойняшками на руках.

— Мы готовы, — сказала Адди. — Осталось только найти медвежонка Джессамин. Иначе она не успокоится.

— Иди к папе, Джесс, — сказал Грант и взял заплаканную малышку на руки.

— Я займусь поисками ее медвежонка, а заодно найду поводок Симы и корзину Макса, — сказала Криста.

— Лучше я займусь этим, — сказала Натали, потому что не могла стоять на месте и ощущать, как земной шар ускользает у нее из-под ног.

Потом были поцелуи, объятия, немного слез.., и Натали осталась одна.

9

Огромный дом опустел. Тяжелая тишина навалилась на него.

Натали стояла в гостиной у окна и смотрела, как черные грозовые тучи собираются над океаном. Потом поднялся ветер, и поверхность океана покрылась белыми барашками. Горизонт озарила вспышка молнии, за ней последовал глухой раскат грома. Сгущающиеся сумерки, казалось, предвещали беду.

Натали содрогнулась, задернула шторы и включила настольные лампы. Состояние природы в точности соответствовало состоянию ее души.

От грозы, конечно, не убежишь, но нет необходимости впадать в отчаяние. Для этого просто нет причины. Да, Юриста с малышками уехала, но так и должно было случиться. Лендоны снова были вместе, за них можно только порадоваться.

— И нечего хандрить, — сказала себе Натали и прислонилась к стене.

Но кого она пытается обмануть? Она чувствовала себя одинокой и несчастной. И все из-за него.

Столько времени молчал и вдруг позвонил.

И этот несчастный телефонный звонок выбил ее из колеи. У нее все было так хорошо до этого звонка, а теперь равнодушный голос Коннора настойчиво продолжал звучать в ее ушах.

Он не давал ей покоя с тех пор, как она простилась с Лендонами.

Натали вздохнула.

Она была рада за Кристу. Просто ей трудно было не сравнивать. У Кристы был муж. У нее не было. У Кристы были дети. У нее не было. У Кристы были дом, семья и даже собака с кошкой.

А что было у нее?

— Карьера агента по продаже ювелирных изделий, — сказала она в пустоту. — И муж, который ждет развода.

Натали нахмурилась. Ну и что? Она хотела развода. Она сама подала ему эту идею.

И нечего сравнивать свою ситуацию с ситуацией Кристы. Лендоны пытались исправить погрешности в своих отношениях. А в их браке с Коннором исправлять нечего. Этот брак мертв.

И поэтому она ушла от него. Чего же она так боится остаться одна?

Натали вошла в кухню и зажгла свет.

Но одиночество может быть прекрасным. Она может слушать музыку, которая ей нравится, делать то, что ей хочется. Она может сколько захочет лежать в ванне, полной ароматной пены, может читать книгу за ужином…

Она может жить, как в раю.

— Что же мне делать? — прошептала она и закрыла лицо руками.

О господи, она до сих пор любит своего мужа.

Она распахнула дверь и побежала по пляжу к морю. Зигзаги молний рассекали небо, гром рокотал над разбушевавшимся морем.

Нет, она ни о чем не жалеет.

— Никаких сожалений! — выкрикнула она в бурю, но ветер подхватил ее слова и швырнул обратно в лицо.

Воздух был горячим и плотным и, казалось, таил в себе опасность и надежду.

Пора начинать новую жизнь — это заманчиво и волнующе. Она еще молода. Может встретить другого мужчину.

Коннор тоже может найти другую женщину.

В ее горле застрял комок.

Может. Очень даже может. Черт, он непременно найдет другую. Он красивый мужчина, сексуальный и преуспевающий. Женщины всегда крутились вокруг него. А самые смелые даже флиртовали с ним у нее на глазах, хотя он никогда не поддавался.

Но он поддастся, как только станет свободным.

Или, может, он уже…

Они больше не вместе. Они на грани развода.

И она всегда при случае напоминала ему об этом.

Натали вздрогнула под порывом ветра и обхватила себя руками.

Может, поэтому Коннор и спешит поскорее развестись с ней? Может, другая женщина ждет, чтобы занять ее место?

Нет, пожалуйста, не сейчас. Она еще не готова узнать, что Коннор обнимает другую женщину.

Натали, прошептал ветер, окутывая ее, заключая в бесплотные объятия.

— Натали…

Ее сердце на миг остановилось. Это ветер назвал ее имя?

И тут она почувствовала, как ей на плечи легли его руки — такие знакомые, сильные и теплые. Он снова произнес ее имя, повернул к себе, и, когда она увидела его, ее сердце забилось еще быстрее. Она думала о нем, жаждала увидеть, и вот он стоит перед ней. Он пришел, чтобы сказать, что любит ее.

— Черт побери, — сказал Коннор. — Что это ты делаешь?

Несмелая улыбка соскользнула с ее губ. Почему он так разозлился? И какое он имеет право трясти ее, как тряпичную куклу?

— Ты что, не видишь, что приближается гроза? Ты хочешь, чтобы тебя ударила молния? Или ждешь, пока смоет волной? — Его пальцы вонзились ей в плечи. — Ты что, совсем потеряла голову?

Но это она смотрела на него так, будто он потерял голову. И он не обижался на нее за это.

Он совсем не собирался говорить ей все это. Он вообще не знал, что скажет ей. Он только хотел ее видеть. Но, увидев, что она стоит у кромки воды и разбушевавшиеся волны бросаются ей под ноги, он испугался.

— Ответь же, в конце концов! — Он снова потряс ее за плечи и еще, сильнее прежнего.

Почему она молчит?

— Ты… — наконец, задыхаясь, проговорила она. — Ты решил, что я стою здесь, убитая горем, потому что… — Ее рука сжалась в кулак, и она ударила его в грудь. — Потому что ты самовлюбленный эгоист!

— Быстро в дом!

— Я не собираюсь подчиняться тебе!

— А как насчет того, чтобы прислушаться к элементарному здравому смыслу?. Последний раз говорю тебе, марш в дом!

— Кто ты такой и что это ты себе позволяешь?

Коннор посмотрел в лицо жены, в ее глаза, которые когда-то затуманивала страсть и из которых теперь сыпались искры гнева и презрения. И совсем потерял власть над собой.

— Я скажу тебе, кто я, — грубо сказал он. Я твой муж. И буду твоим мужем, пока смерть нас не разлучит.

Он обхватил ее руками. Она попыталась вырваться, но он был намного сильнее, и ее беспомощное сопротивление лишь еще больше распалило его гнев и желание обладать ею.

— Будь ты проклят, — обессилев, бросила она.

— Пусть мы оба будем прокляты, — сказал он, обхватил рукой ее затылок и потянулся к губам.

И как только он прикоснулся к ее губам, она забыла обо всем на свете. Она знала только, что этот мужчина ее муж, что она жаждет его любви, жаждет познать его гнев, жар его плоти… Она жаждет познать его всего.

Обхватив руками его шею, она отдалась моменту. Ее губы приоткрылись, позволяя его властному языку ворваться в ее рот. Не прерывая поцелуя, они опустились на песок. Его руки проскользнули ей под футболку и стали ласкать грудь. Она застонала и прижала ладони к его груди.

— Я хочу… — прошептала она. — Я хочу больше…

Он отпрянул от нее и посмотрел в глаза.

— Чего?

— Тебя, только тебя.

Он подхватил ее на руки и понес по пляжу туда, где за горкой песка толпились пальмы, защищавшие пляж от ветра.

Молнии разрывали ночной мрак на части.

Он осторожно положил ее на песок и склонился над ней.

— Как долго… О боже, как долго я хотел этого, — прошептал он над ее губами. — Я так истосковался по тебе, малышка. По вкусу твоих губ, запаху твоего тела…

Он пытался сдерживать себя, но буря, свирепствующая в крови, уносила их обоих все дальше и дальше от берегов рассудка. Натали прогнулась в его руках и приложила ладошку к самой напряженной и горячей части его плоти.

— Сейчас, — прошептала она. — Пожалуйста, Коннор, любимый, я хочу этого сейчас…

Против этой мольбы он устоять не мог. Ни сладкий, пьянящий вкус ее губ, ни шелковый огонь кожи, ни даже прикосновение ее руки к его жаждущей плоти не смогли завести его так, как этот взволнованный, требовательный шепот…

В верхушках пальм послышались стоны ветра, и Коннор окончательно лишился рассудка.

Одежда Натали с невероятной скоростью стала покидать ее тело. Потом, когда она лежала перед ним обнаженная и была похожа на драгоценное, светящееся подношение божествам ночи, он стащил одежду с себя. Она потянулась к нему, но он поймал ее руки, нежно распял и медленно вошел в нее. Она обхватила ногами его бедра и потянулась ему навстречу…

И в то время как над их головами бушевала гроза, они сливались, плавились и взрывались в раскаленном горниле страсти.

Натали шевельнулась под ним.

— Гроза прошла, — тихо сказала она.

Коннор усмехнулся.

— Она еще вернется.

— Я о грозе в природе. — Она тоже усмехнулась.

— А-а-а. И та гроза вернется.

— У меня в волосах полно песка.

— И не только в волосах.

Она вздохнула, прижалась к нему плотнее и нежно поцеловала в грудь.

— А что, если кто-то увидит нас здесь? спросила она.

— Это частный пляж, — ответил он. — И ты можешь воплощать здесь любые свои сексуальные идеи.

— Это была твоя идея — заняться любовью на песке. Если честно, мистер Уорнер, в твоем возрасте пора быть поосторожнее.

Она запищала, когда Коннор схватил ее в охапку, перевернул на спину и повис над ней.

— Хочу заверить тебя, миссис Уорнер, что я в отличной форме. — Он наклонился, и поцеловал ее в кончик носа. — Это ты теперь уже не та девушка весом с перышко, какой была когда-то.

— Надеюсь.

— И не та малышка, с которой мы устраивали все эти игры на заднем сиденье моей машины.

— Ничего подобного мы не устраивали, — строго сказала она. — Мы целовались, и все. Хотя ты и пытался уговорить меня избавиться от одежды.

— Очень может быть, — с усмешкой сказал он. — И, насколько я помню, мне не пришлось тебя долго уговаривать.

Натали с притворной обидой нахмурилась.

— Но мне нравится, какой ты стала теперь.

Женственной, зрелой. — Его рука скользнула по ее телу вниз. Он обхватил ее грудь, потом погладил живот. Потом его рука спустилась ниже. — О да, зрелой и чертовски сексуальной.

— Давай-давай. Заговаривай мне зубы. Посмотрим, что из этого получится. Но, уверяю, ты ничего не получишь, пока не попросишь у меня прощения за то, что намекнул на мою полноту. — Она тихонько застонала, когда его пальцы принялись ласкать ее. — Я.., я… Ох, я люблю, когда ты делаешь это.

— Что? — прошептал он, продолжая ласкать ее. — Это?

Натали обвила руками его шею.

— Да.., да…

Коннор раздвинул ее бедра и медленно вошел в нее.

Она вскрикнула, запустила пальцы ему в волосы, притянула его голову к себе и впилась в губы.

И снова они провалились в блаженный мрак.

Натали проснулась, открыла глаза и тут же зажмурилась от ярких лучей солнца. Она была в постели одна. Увы, то, что произошло ночью, не помогло им решить своей проблемы.

Она села, подложив под спину подушку.

Криста дала ей хороший совет: поговорить с Коннором, высказать ему все. Но она просто упала в его объятия и обо всем забыла.

— Черт, — прошептала она, положив лоб на колени.

Ее память услужливо воспроизвела картинки прошлой ночи. Они еще долго кувыркались в песке, потом мылись под ледяным душем во дворе рядом с домом. Потом Коннор завернул ее в полотенце, отнес в постель и, уставшие, они мигом заснули. На этом все закончилось.

Они снова оказались под властью необузданной, дикой страсти. Но секс никогда не был проблемой в их отношениях. По крайней мере, до того, как она потеряла ребенка.

Натали откинула одеяло и потянулась за халатом.

Потом их сексуальные отношения изменились. Когда она тянулась к нему, Коннор вежливо отстранялся. Позже она поняла, что он боится, что она снова забеременеет. Он стал использовать презервативы. Но холод и отстраненность возрастали. Секс превратился в нечто такое, что он совершал, а она позволяла.

Натали приняла душ, надела джинсы и футболку.

Что ж, возможно, потому что они так долго были в разлуке, им вчера было так хорошо.

Хорошо? Натали посмотрела в зеркало и усмехнулась. Не то слово. Это было фантастично.

Но на сексе брак не сможет удержаться. Нужна еще любовь, нужны общие идеи и мечты.

Она взяла со столика щетку для волос и принялась расчесываться Нужна крепкая связь. А крепкую связь может обеспечить только ребенок.

Слезы затуманили ее глаза.

Криста посоветовала ей сказать Коннору о своих чувствах. Но что она может ему сказать?

Что брак — это не только страсть? Он не раз давал ей понять, что ему нужно от жизни, когда оставлял ее одну, когда тянулся в ящик тумбочки за очередным презервативом.

И поэтому она ушла от него. Поэтому не могла вернуться.

А прошлой ночью она совершила ошибку.

Она совершила ошибку и готова признать ее.

Сейчас она спустится, найдет Коннора и скажет ему, что ночь, проведенная вместе, не решила их проблем, скажет, что она хочет развода.

Бум! Бум! Бум!

Что за странный звук?

Натали посмотрела на потолок. Удары исходили сверху, с крыши. И были похожи на шаги.

Значит, кто-то ходит по крыше. Кровь застыла в ее жилах.

Но как кто-то мог забраться на крышу?

Бум! Бум! Трам!

Ритм шагов на крыше совпал с ударами ее сердца.

— Помогите, — тихо проговорила она. — Коннор, помоги.

Но как он сможет ее услышать, если он где-то на пляже или, возможно, в своей машине на полпути в Майами.

Трясущейся рукой она потянулась к телефону. Сейчас она наберет номер полиции…

— Ч-ч-ч-е-орт! — послышалось за окном проклятие, и Натали увидела, как мимо окна пронеслось тело.

Она уронила трубку и бросилась к окну. Открыла его и выглянула. Коннор лежал, распростертый на песке, и не двигался.

Какой-то момент у нее перед глазами все поплыло. Но, быстро опомнившись, она выбежала из комнаты и пустилась бежать по лестнице вниз. Выскочила из дома, упала рядом с ним на колени и склонилась к нему.

— Коннор, любимый…

Он не двигался. На лбу была рана, и из нее сочилась кровь.

— Скажи же что-нибудь, Коннор! — отчаянно выкрикнула она. — Пожалуйста! Не молчи…

О нет! Неужели она потеряла его? Этого мужчину, которого так любит? Судьба не может быть такой жестокой!

Она тревожно огляделась, ища помощи, и увидела только бесконечную полосу песка и необъятный простор моря. Вскочив на ноги, она бросилась в дом, схватила телефон и набрала номер «Скорой помощи».

— Да… Срочный вызов, — задыхаясь, проговорила она в трубку и дала свой адрес.

В этот момент она услышала, как Коннор застонал. Бросив трубку, она снова выскочила из дома, упала рядом с ним на колени.

— Любимый, — прошептала она. — О, Коннор…

Он с трудом открыл глаза, посмотрел на нее, а потом протянул к ней руку.

— Нат…

Натали схватила его руку и прижала к губам.

Слезы брызнули из ее глаз.

— Слава богу, — прошептала она, целуя его руку.

— Нат, что случилось? — слабым голосом проговорил он. — Я был на крыше, а потом… потом…

— Потом ты упал, — сказала она строгим голосом, зная, что у нее это плохо получилось.

Она осторожно убрала волосы с его лба и увидела рану. Страх снова сковал ее. Она глубоко вздохнула, борясь со страхом. — Лежи спокойно, не двигайся. Я вызвала врача.

— Не нужно. Я в порядке. Только помоги мне встать.

Он попытался встать, опираясь на руку, и, глядя на него, Натали поняла, что у нее нет выбора. Она наклонилась, обхватила его вокруг пояса и помогла сесть.

— Чертова крыша, — сказал он и с усилием рассмеялся. Но его смех перешел в шипение и закончился стоном.

Натали побледнела.

— Коннор, прошу тебя, не двигайся. Тебе нужно сделать рентген.

— Я ничего не сломал. Смотри… — Он пошевелил ногами. — Ноги целы. Только что-то с моей левой рукой. И с головой. Но это не значит, что я не могу самостоятельно добраться до больницы. Помоги мне встать, малышка.

— Нет, Коннор… Что ты делаешь?

— Я.., встаю…

И снова ей пришлось обвить его руками и помочь встать.

— Так-то оно лучше, — сказал он.

Но Натали не видела в этом ничего хорошего. Не нужно быть медиком, чтобы понять, что человеку, который только что упал с крыши, не стоит пытаться ходить.

Но Коннор упрямо пытался. Отчаянно выдохнув, она подставила плечо под его руку, и вместе они поплелись к дому.

— Ты не понимаешь, что тебе нельзя двигаться? — сердито сказала она. — Ты должен лежать и ждать «скорой».

Только где же эта проклятая «скорая»?

— Нет. Ты только помоги мне добраться до дома, а потом до машины. Ух, черт… — простонал он и опустился на верхнюю ступеньку.

— Что верно, то верно, — сказала Натали, пытаясь сделать все, что угодно, только бы удержать его на месте. — И какого черта тебя занесло на эту крышу? Вообразил, что тебе все еще двадцать один?

— Двадцать один. — Коннор сквозь боль улыбнулся. — Ты помнишь то лето, Нат?

— Конечно, помню. Мы жили в славной маленькой квартирке в Нью-Йорке…

— Ты имеешь в виду тараканье царство?

— Да. И ты тогда работал в бригаде по ремонту крыш.

— Да. Я помню все, что было в то лето. Каждое утро ты провожала меня на работу, целовала и смотрела мне вслед так, будто можешь больше не увидеть.

— Я всегда боялась, что ты свалишься с крыши.

— Но я не сваливался. До сегодняшнего дня. — Он посмотрел на нее и попытался улыбнуться. — А еще я помню, как ты приезжала ко мне по пятницам и мы устраивали пикник на пляже.

Ты делала чудесные сандвичи с ветчиной. Что случилось с сандвичами, Нат? Почему ты больше не готовишь их?

Сандвичи? — подумала она. На той расфуфыренной кухне в Майами? И кто стал бы их есть, если Коннора вечно не было дома?

— Не знаю, — сказала она и прислушалась.

Кажется, это была сирена. Скоро они подъедут. — Я забыла, как их готовить.

— Мы уходили на дальний пляж, где никогда никого не было, — продолжал Коннор, и его слова начинали сливаться. — Расстилали одеяло, ужинали, пили вино, а потом.., ты оказывалась в моих объятиях…

— Коннор! — громко сказала она. — Не засыпай, Коннор! Пожалуйста, милый, не засыпай!

Он медленно открыл глаза и пытался сосредоточиться на ее лице.

— Помнишь, как мы занимались любовью под пение ветра? Как прошлой ночью… Как когда-то еще в Техасе. — Он протянул руку и обхватил ее шею. — Что же случилось, малышка?

Вой сирены резко огласил округу и смолк.

Натали услышала, как хлопнули двери машины.

— Сюда! Скорее! — крикнула она.

— Что? «Скорая»? — пробормотал Коннор и, закатив глаза, уронил голову.

10

Дорога до больницы тянулась мучительно долго.

Натали сидела в салоне «скорой помощи», склонившись над Коннором.

— Держись, любимый, умоляю, держись, — шептала она, касаясь губами его щеки.

Где-то на полпути он открыл глаза и застонал.

— Нат?

— Шшш. Лежи спокойно. Все будет хорошо.

— Зачем я, дурак, полез на крышу?

— Ничего. Все будет хорошо. Только продолжай смотреть на меня.

— Я.., полный идиот, — пробормотал он и снова стал теряться.

— Коннор, смотри на меня. Рассказывай мне что-нибудь. Например, о своем последнем курорте.

Коннор вздохнул.

— Тебе.., это не…

— Мне очень интересно. Он красивый? Сколько там номеров?

— Нат, извини.., я упал… — Его глаза медленно закрылись.

— Говори со мной, прошу! — По щекам Натали катились слезы.

— Нат?

Она утерла нос рукавом.

— Что, любимый?

— Я скучал по тебе, малышка.

Он снова закрыл глаза и провалился в сон.

Натали мерила шагами приемную в больнице.

Время от времени она подходила к кофейному автомату, бросала в него четверть доллара и заставляла себя выпить стакан черной, похожей на грязь жижи. Потом садилась, листала старые журналы, снова вставала, ходила по приемной или заглядывала в кабинет медсестер. Ей отвечали, что он еще на рентгене.

Наконец, когда она решила, что ей лгут, что с ним случилось что-то ужасное, дверь кабинета открылась.

— Миссис Уорнер?

— Да! — Натали вскочила на ноги.

— Можете повидаться со своим мужем.

— Как он? Что с ним?

— Ничего страшного, если учесть, что он упал с крыши. На теле много синяков, растянуты мышцы запястья и небольшое сотрясение мозга. Пришлось сделать несколько швов.

— О господи! Он жив! — воскликнула Натали и чуть было не бросилась целовать медсестру.

— Конечно, милая. — Медсестра улыбнулась. — Идите к нему. Он в палате 216. Доктор вам все объяснит.

Еще в коридоре Натали услышала голос Коннора. Упрямый, решительный и требовательный.

— Доктор, я не вижу смысла оставаться на ночь в больнице, — говорил он. — И почему, черт побери, у меня отняли мою одежду? Я не десятилетний ребенок.

— Конечно нет, — сказала Натали, входя в палату. — Просто, доктор, он ведет себя как десятилетний ребенок.

Она посмотрела на Коннора. На его лбу виднелось несколько свежих швов, запястье было перебинтовано.

— Миссис Уорнер, как хорошо, что вы здесь, — сказал доктор и подошел к ней. — Я доктор Фортас. Я только что пытался объяснить вашему мужу, что ему нужно остаться в больнице до утра. Нам нужно убедиться, что у него не слишком серьезное сотрясение.

— У меня нет никакого сотрясения. У меня просто болит голова, — пробурчал Коннор. — А от головной боли не умирают. Ну и что, что я потерял сознание? Любой бы потерял, если бы навернулся с крыши.

— Конечно. И я уверена, что с тобой все в порядке, — сказала Натали и, повернувшись к доктору, добавила:

— Не волнуйтесь, доктор, он останется здесь до утра.

— Вот и хорошо, — сказал доктор. — Можете забрать его из больницы завтра после утреннего обхода. — Он глянул на часы и направился к двери. — Скажем, в девять. Хорошо?

— Хорошо, — ответила Натали.

Как только дверь за доктором закрылась, Коннор метнул на Натали гневный взгляд.

— Черт знает что, Нат! Может, у меня и сотрясение мозга, но это не значит, что я не способен принимать решений!

— Тогда прими разумное решение. Останься здесь на ночь, а утром я приду и заберу тебя отсюда.

Коннор снова посмотрел на жену. Она произнесла эти слова довольно резко, но при этом в ее глазах сквозила нежность.

Он злился оттого, что, как назло, навернулся с крыши в тот момент, когда их отношения с Натали стали налаживаться.

Воспоминания прошлой ночи были так свежи, так ощутимы, так реальны и прекрасны.

Но как быть со всем, что произошло после его падения с крыши? Насколько те воспоминания реальны? Он помнит, что Натали поцеловала его, помнит, что шептала ему нежные слова любви, плакала над ним. Было ли все это наяву или пригрезилось?

Ему ужасно хотелось спросить ее об этом, но он панически боялся ответов. А вдруг это все только привиделось ему? Если так, то лучше не знать правды. По крайней мере, не сейчас.

Сейчас, пусть на какое-то время, ему хотелось обмануть себя, представить, что их с Натали мир вернулся к ним. Об этом он думал, когда проснулся рядом со своей любимой женой сегодня утром, когда потом полез на крышу, чтобы проверить, почему та протекает.

Он продолжал думать об этом, когда поскользнулся, упал и покатился по крыше, а потом сорвался вниз…

— Коннор?

Он поднял глаза и посмотрел на нее.

— Пожалуйста, останься здесь до утра, — проговорила Натали нежным, заботливым голосом. — Пусть они убедятся, что с тобой все в порядке.

А завтра я заберу тебя.., домой.

Он вздохнул и обмяк, опираясь на подушки.

Когда она просит таким голосом, он готов сделать все, что угодно.

— Хорошо, — с улыбкой ответил он. — Честно говоря, я не ел больничной еды с тех пор, как мне в детстве вырезали гланды. Как я могу отказаться от такого редкого удовольствия?

Натали тоже улыбнулась. Хотя это было не так просто. У нее сердце разрывалось на части при виде того, как ее муж, сильный, взрослый мужчина, сидит в больничной постели с бледным лицом и выглядит беспомощным. Подумать страшно, что она едва не потеряла его.

Натали почувствовала, как в груди накипают слезы. Не плачь! Не вздумай разрыдаться! — приказала она себе. Все, что угодно, только не слезы! И поэтому она часто заморгала, вздохнула и выдавила из себя улыбку.

— Вот и замечательно, — сказала она торопливо. — Я скажу медсестре. И.., увидимся завтра утром.

Коннор приподнялся на подушках, борясь с болью в теле и ноющей пульсацией в висках.

— Натали… Не уходи. Прошу тебя, малышка, подожди…

Но она уже была за дверью.

День тянулся безнадежно долго, и Коннор от всей души поприветствовал наступление сумерек, надеясь, что ночь принесет ему желанный покой.

Но каждый раз, стоило ему вздремнуть, как в палату врывалась медсестра и спрашивала, как он себя чувствует.

— Чувствовал бы лучше, если бы вы дали мне немного поспать, — сердито отвечал Коннор.

Из-за ее беспрерывных визитов ночь тянулась бесконечно, и каждая минута бодрствования была наполнена мыслями о Натали.

Почему она ушла, не поцеловав его?

Может, она жалеет, что провела с ним ночь?

Может, и вправду он бредил, когда слышал ее ласковый, тревожный шепот над ухом, чувствовал ее поцелуи?

На рассвете он даже стал сомневаться, приедет ли Натали за ним в больницу.

В восемь часов снова пришла медсестра и нашла Коннора сидящим на краю кровати и полностью одетым.

— Доктор скоро придет, — сказала она.

И доктор вошел. Поглядел на Коннора и нахмурился.

— Кажется, нам сегодня намного лучше, — сказал он.

— Не знаю, как вам, а мне кажется, будто по мне проехал трактор. Но меня не тошнит, и голова у меня не кружится. Так что сделайте нам обоим одолжение, док, подпишите мою карточку на выписку.

— Ваша жена еще не приехала, мистер Уорнер.

— Она приедет, — сказал Коннор, хотя сам в это мало верил.

Но тут открылась дверь и на пороге появилась Натали.

— Привет, — сказала она сдержанно.

— Привет, — ответил он, не в силах удержать улыбку.

— Готов?

— Более чем.

Коннору хотелось побыстрее сбежать из больницы и добраться туда, где он сможет быть наедине с Натали.

Они спустились в фойе госпиталя и вышли на улицу.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она, как только он заполз в машину.

Как он себя чувствует? Ужасно. Но он не скажет ей об этом. Он вспомнил, как вез ее из больницы, когда она потеряла ребенка. С того момента и начались все эти игры с холодной вежливостью. Он не смог отвезти ее в больницу, потому что был в это время то ли на Таиланде, то ли на Того, то ли у черта на рогах, но только не дома, когда она так нуждалась в нем.

— Нормально, — ответил он. — Совершенно нормально.

Натали кивнула и завела машину. По его виду нельзя сказать, что нормально: лицо землистого цвета, губы сжаты и видно, что он пытается подавить боль. Совершенно случайно она вспомнила, как Коннор забирал ее из больницы, когда она потеряла ребенка. Как бережно он перенес ее из коляски в машину, застегнул на ней ремень безопасности и нежно поцеловал.

— Как ты, малышка? — спрашивал он всю дорогу, а она, опустошенная и разбитая, холодно и подчеркнуто вежливо отвечала, что нормально. Она винила его в том, что его не было рядом, когда она потеряла ребенка.

— Нат? — Коннор посмотрел на нее.

— Что?

Куда мы едем? — хотел он спросить, но не смог.

— Ты в порядке?

— В порядке ли я? — Она натянуто рассмеялась. — Конечно, ведь я не падала с крыши.

— Я тоже не падал. Я поскользнулся, — сказал он с достоинством.

Натали удивленно подняла брови.

— Разве это не одно и то же?

Он криво усмехнулся.

— Если человек падает, значит, он сделал неверный шаг. Если человек поскользнулся…

— То что?

Коннор пожал плечами.

— Это просто случайность.

Натали улыбнулась.

— Одним словом, ты поскользнулся и упал.

А я все эти годы жила в неведении и не знала, какой у меня неуклюжий муж. — Она вдруг перестала смеяться, нахмурилась, прокашлялась и серьезно добавила:

— Ой, чуть не забыла. Доктор дал мне рецепт на твои лекарства.

Она свернула с дороги и остановила машину у тротуара.

— Нат? — Коннор протянул к ней руку, но она уже выскочила из машины.

— Я вернусь через пару минут, — сказала она коротко и захлопнула за собой дверцу.

Она вернулась с лекарствами через десять минут.

— Ну, — бросила она, снова садясь за руль. — Ты так и не рассказал мне, что делал на той крыше.

Коннор помрачнел. Она, похоже, не хочет говорить о том, что по-настоящему важно.

— Меня разбудил какой-то шум наверху, — сказал он. — И я вспомнил, что Грант говорил о протекающей крыше.

Натали кивнула, пытаясь скрыть волнение.

Коннор заботился о ней. Пусть он не звонил ей, но он звонил Гранту, чтобы узнать о ней.

— Я подумал, что гроза могла сорвать несколько черепиц. — Его голос звучал хрипловато. — Ты ведь помнишь, что ночью была гроза?

Она покраснела и резко сменила тему.

— Почему бы тебе не откинуть голову на спинку сиденья и не расслабиться?

— Хорошая идея, — ответил он с горечью, откинул голову и закрыл глаза.

Натали притормозила на перекрестке и посмотрела на него. Сегодня он выглядит немного лучше, только губы слегка пересохли. У него наверняка высокая температура. Медсестра пыталась дать ему лекарство, но он отказался. Он всегда был упрямым. Ей приходилось воевать с ним, чтобы заставить принять таблетку аспирина. Невозможный.

Но она не лучше. Она приняла решение отвезти его к себе и даже не спросила, хочет ли он этого.

Но как она может бросить его в таком состоянии?

Она поживет с ним, пока не затянутся швы на его лбу. И ни секунды дольше.

Она подъехала к дому, остановила машину и вышла. Обошла машину и посмотрела на лицо спящего мужа. Вокруг глаз — темные круги, у рта — несколько тонких линий, А щеки и подбородок покрыты густой щетиной. Сексуальной стерней, как она называла ее, когда просила, чтобы он не брился перед выходными. Когда он спрашивал ее, почему, она наклонялась к его уху и шепотом рассказывала, что она чувствует, когда эта сексуальная стерня ласкает ее грудь, живот, бедра.

— Бесстыжая девчонка, — отвечал Коннор с провоцирующей усмешкой. — Но я знаю, что делать с такой развратницей, как ты.

А потом.., потом…

Натали тряхнула головой, прогоняя опасные воспоминания. Она никогда больше не ляжет с ним в постель.

Она осторожно тронула его за плечо.

— Коннор?

— Ммм.

— Проснись. Мы дома.

Он медленно открыл глаза, полные недоумения.

— Дома? — Он выпрямился и потер ладонями лицо. — Кажется, я спал.

— Давай я помогу тебе.

Он кивнул и стал медленно выбираться из машины. Она привезла его в этот огромный дом на берегу океана.

— Вот так, хорошо, держись за меня, — сказала она и, наклонившись, подставила ему плечо.

— Ты привезла меня к себе домой, — с удивлением сказал он. — И ты будешь в этом доме со мной.

Щеки Натали вспыхнули.

— Да. Я думала, что так будет лучше, потому что…

Она не смогла договорить, потому что Коннор закрыл ей рот поцелуем.

11

Поцелуй длился вечно.

И Коннор, и Натали просто растворились в нем. Она не заметила, как оказалась в его объятиях, прижалась к нему, расслабилась… Пока не услышала его подавленный стон.

— Ой, прости… — Натали резко отпрянула от него. — Я сделала тебе больно.

— Ерунда, — ответил он и широко улыбнулся.

Но кого он пытается обмануть? Он чувствует свое тело одним сплошным синяком. И только на миг губы Натали помогли ему забыть об этом.

— Пойдем, я помогу тебе подняться по ступенькам. — Она обхватила рукой его талию. — Ты как?

— Отлично.

Он снова соврал, и она знала об этом. Они медленно вошли в фойе.

— Еще немного и доберемся до комнаты, сказала она.

— Не проблема, — ответил он и мужественно выжал улыбку.

Наконец они добрались до комнаты. Натали усадила его на диван, а сама бросилась к окнам и раздернула шторы. Солнечный свет ворвался в комнату вместе с шумом моря. Коннор зажмурился.

— Что, слишком много света? — спросила она, заметив, как он поморщился.

— Желательно чуть поменьше.

— Прости. — Она снова подошла к окнам и наполовину задернула шторы. — Так лучше?

— Да, — ответил он и подумал, что лучше всего была бы полная темнота и Натали в его руках. Но она была занята другими вещами.

— Что ж, пойду принесу тебе одеяло и подушку, — сказала она и направилась к двери.

— Нат, зачем?

— Потому что тебе нужно лежать. Все доктора советуют это.

— Только в плохих фильмах. Поверь мне, Нат, я в полном порядке. — Он сел и попытался встать на ноги.

Черт, в один миг перед его глазами все потемнело. Он снова опустился на диван. Натали бросилась к нему.

— Положи голову на спинку, — приказала она.

И он повиновался, потому что знал, что спорить бесполезно. Кроме того, ее прохладная, нежная рука уже поддерживала его затылок. Она опустилась у дивана на колени.

— Лучше?

— Да. Спасибо.

— Ты никогда не плакал, даже когда был маленьким, и до сих пор ни разу не терял сознания, — сказала она с улыбкой.

— Откуда ты знаешь? — удивился он.

— Ты сам говорил мне когда-то давно. — Ее улыбка слегка искривилась. — Это было в те дни, когда нам было о чем поговорить.

Ее слова потрясли его.

— Что ты имеешь в виду? Что значит, когда нам было о чем…

— Пойду принесу постель, — сказала она, резко встала и вышла из комнаты.

Что это она отколола? Им всегда было о чем поговорить. Может, только времени не хватало последнее время. Она была занята своими благотворительными акциями и посещением клубов, а у него был бизнес. Разве он виноват в этом?

Он лег на диван, зевнул. Черт, как он устал.

И уже через минуту сон окончательно одолел его.

Он проснулся, когда лучи полуденного солнца весело бегали по стенам, окрашивая все в золотистый цвет. Осторожно опираясь на здоровую руку, он приподнялся.

— Ух, черт, — прошептал он.

— Что случилось?

Голос Натали… Он огляделся и увидел, что она встала с кресла и направляется к нему.

— Коннор? Тебе больно?

— Нет, — ответил он и на этот раз сказал почти правду. Маньяк, барабанивший по кастрюлям в его голове, наконец унялся.

— Врунишка, — ласково сказала она, протянула ему стакан воды и горсть таблеток.

Он молча выбрал одну таблетку, проглотил ее и запил водой. Потом вернул ей стакан и уловил в воздухе запах ее духов. Она пахла полевыми цветами, и он обожал этот запах. Она пользовалась этими духами с тех пор, как…

— Я купил их для тебя, — сказал он.

— Что?

— Эти духи. — Он понюхал воздух. — Чудесный запах.

— Да. — Она опустилась у дивана на колени и приложила руку к его лбу. — Как ты?

Он накрыл ее руку своей.

— Ax, как приятно. Прохладно.

Натали попыталась выдернуть руку, но он зажал ее пальцами.

— Я принесу тебе лед, если хочешь, — сказала она.

— Не нужно, — мягко ответил он. — Я почти забыл… Эти духи… Это был мой первый подарок тебе. Тебе тогда было семнадцать.

— Восемнадцать.

— Мы поехали тогда на Суперстишн Бутт. На то место у холма. Ты была в белом платье с мелкими розовыми цветочками.

— Голубыми, — снова мягко поправила она. — И как только мы приехали, ты вытащил из кармана пакетик, обернутый в золотую бумагу.

— Да-а-а, — протянул он. — И я никогда не рассказывал тебе, как у меня в тот вечер тряслись коленки. — Он посмотрел ей в глаза. — В тот вечер я впервые прикоснулся к твоей груди.

Помнишь, малышка?

Конечно, она помнит. Такое не забывается.

Она помнит, как его пальцы нерешительно скользнули по ее груди, помнит первое прикосновение его щеки к ее нежной плоти, его горячее дыхание, его губы…

— Конечно, помню, — тихо сказала она. — С того вечера все и началось.

— Мы часто приезжали туда, — продолжал он слегка огрубевшим голосом. — Но обычно сидели в машине. А в тот день я прихватил одеяло и расстелил его на траве…

— Коннор, тебе нужен отдых, — перебила она и проглотила комок, застрявший в горле. — Ты только что из больницы.

— И тогда ты открыла флакончик с духами и надушилась. — Он протянул руку и прикоснулся к ее щеке.

— Коннор, не нужно, — прошептала она. Пожалуйста.

— А потом я взял флакончик из твоих рук, капнул себе на пальцы и провел по твоей шее…

Натали прикрыла глаза.

— Не нужно… Нет…

Она говорила это потому, что так было нужно, а совсем не потому, что хотела этого. Она жаждала его прикосновений, она хотела чувствовать тепло его дыхания на своей шее…

Он взял в ладонь ее грудь, и она, прикрыв глаза, застонала.

— Натали, — прошептал он. — Любимая, желанная…

— Нет. — Она отпрянула от него и встала. Нет.

Коннор почувствовал, как от желания у него свело в животе.

— Почему? Ты ведь моя жена. — — Была, — ответила она и выбежала из комнаты.

Когда он снова проснулся, в комнате было темно, и только в углу горела одинокая лампа.

Он сел, глубоко вздохнул, с усилием встал на ноги и медленно побрел через холл к ванной.

— О господи, на кого я похож, — тихо сказал он, глянув на себя в зеркало.

Под глазами — черные круги. На лбу — швы.

Левая рука перебинтована. Хорошо, что головная боль слегка утихла…

Он вымыл руки и плеснул несколько пригоршней воды на лицо. Потом побрел через холл в сторону кухни, где горел свет.

Натали сидела на высоком табурете возле стойки и крошила морковь. На ней были белые шорты и футболка. Босые ноги изящно лежали на перекладине табурета.

Она была очаровательна и невероятно сексуальна.

Но в этот момент сексуального желания Коннор не испытывал. Его душу волновало другое чувство — глубокое, сильное, нежное. Несколько секунд ему трудно было дышать.

Эта женщина — его жена. Когда-то она была центром его жизни. А потом, непонятно почему, он едва не потерял ее. Он думал, что она разлюбила его, но это оказалось не так. Она по-прежнему любит его, но только почему-то не может согласиться с этой любовью.

Что ж, ему нужно выяснить почему.

Судьба снова соединила их. На день или на неделю… Но теперь он не станет терять времени. Он должен вернуть Натали.

— Привет, — сказал он.

Натали повернулась к нему. На ее щеках вспыхнул румянец.

— Привет. Я думала, ты спишь.

— Я спал. — Он подошел к ней и остановился, опираясь на стойку. — Похоже, я продрых весь день.

— Немудрено, ведь ты не спал всю ночь. Каждый раз, когда я звонила… — Она осеклась, затем отвернулась от него, взяла большую деревянную ложку и стала помешивать ею в кастрюле. — Я готовлю ужин. Ты можешь снова лечь в постель. Когда еда будет готова, я принесу тебе в комнату.

— Значит, ты звонила ночью в больницу?

— Да. Пару раз. — А точнее, раз двадцать. Каждые полчаса, пока медсестра не призналась, что она ее достала. — Просто я не хотела ехать в больницу зря, не зная, выпишут тебя или нет.

— Значит, ты беспокоилась обо мне. А мне казалось, что тебе наплевать.

Натали резко повернулась к нему.

— Я всегда беспокоилась о тебе, — горячо выпалила она. — Это тебе было…

— Что мне было?

Она метнула на него сердитый взгляд.

— Забудь. Лучше садись к столу.

Коннор кивнул. Он отодвинул ногой стул и сел, пытаясь найти безопасную тему.

— Кстати, как дела у Лендонов?

— Прекрасно. Они помирились и укатили в Париж. — Натали шумно захлопнула дверцу духовки.

— Они милые люди.

— Да.

— Черт, это так бестолково, когда люди, которые любят друг друга, вдруг начинают теряться, — осторожно сказал он.

Натали открыла шкафчик и достала оттуда горсть серебряных приборов.

— Согласна.

— Но иногда такое случается.

— Ничего не случается просто так, — сказала она мягко и посмотрела на него.

— Думаю, что ты права. — Коннор прокашлялся. — И как же им удалось наладить отношения?

— Кристе и Гранту? — Натали пожала плечами. — Полагаю, что они обсудили проблемы, которые мешали им быть вместе.

— Например?

Натали расставила тарелки и приборы на столе.

— Не знаю. У всех свои проблемы.

— А что, если люди не знают, что им мешает? Я имею в виду, если мужчина не знает, что беспокоит его жену?

Натали напряглась.

— Что ж, тогда это настоящая проблема. Если мужчина не имеет понятия о том, что беспокоит его жену, то это само уже говорит многое об их отношениях.

— Но почему она не скажет ему?

— Может, она пыталась, а он не услышал.

Может, проблема зашла слишком далеко.

— И что же ему делать в таком случае? Спросить у нее, что случилось? Почему их отношения испортились?

В кухне повисла тишина. Потом Натали заговорила дрожащим и очень тихим голосом.

— Бывает.., бывает, что уже.., слишком поздно для этого. Оба понимают, что все кончено.

Коннор схватил ее за руку.

— Нет, не кончено, — отчаянно проговорил он. — Не кончено, малышка. По крайней мере, для меня. Я люблю тебя. И ни на миг не переставал любить. Может, ты разлюбила меня?

Его сердце колотилось, как кастаньеты испанской танцовщицы. Он напряженно ждал, когда она повернет голову, чтобы прочесть ответ в ее глазах. Наконец она повернулась и посмотрела на него. В ее глазах блестели слезы.

— Нат, скажи, ты больше не любишь меня? наконец не выдержал он.

Она знала, что настал момент. Ей оставалось только посмотреть ему в глаза и сказать, что она не любит его больше. Сказать, что их браку пришел конец. И тогда он никогда больше не прикоснется к ней. Тогда она будет свободна от него.

— Нет, — сказала она тихо. — Я люблю тебя и всегда буду любить.

Он вскочил, обхватил ее руками и впился в губы.

Она обвила руками его шею, откинула назад голову и приоткрыла губы, ожидая его поцелуя. Разум, логика и здравый смысл растворились в сладости его поцелуя. Она не хотела знать ничего, кроме его объятий, вкуса его губ, силы его любви.

Он просунул руку ей под футболку, и она всхлипнула, почувствовав нежное скольжение его пальцев по спине, животу, груди.

— Твое запястье, — почти бездыханно прошептала она.

— Ерунда. Сними с себя все эти тряпки, пробормотал он, помогая ей снять футболку, шорты и лифчик.

— И ты тоже, — прошептала она и дрожащими пальцами принялась расстегивать змейку на его джинсах.

Коннор прошептал ее имя и запустил пальцы в ее волосы.

— Сейчас, — бормотал он, целуя ее грудь. — Сейчас, малышка. Я не могу ждать…

— Не нужно ждать… — прошептала она и прогнулась в его руках.

Его тело напряглось, он затаил дыхание, простонал и вдруг зарылся носом в ее волосы.

— Коннор? — Натали взяла в ладони его лицо и заставила его посмотреть ей в глаза. — Скажи, я сделала тебе больно? О, я знала, что нельзя этого делать.

Он ничего не сказал, а только нежно прикрыл пальцами ее рот, продолжая дышать ей в ухо.

— Коннор, в чем дело?

— У меня нет с собой… — наконец подавленно проговорил он.

— Чего?

— У меня нет презерватива. — Он глубоко вздохнул. — Прости, милая. Придется подождать.

Он видел, как взлетела ее рука, и почувствовал острую, режущую боль на щеке.

— Ты прав, — с горечью сказала она.

— Малышка! — отчаянно сорвалось с его губ.

Но было поздно. Она уже ушла.

Коннор ходил по комнате из угла в угол.

Почему? Почему все так непонятно? Что происходит?

Но стены молчали И тогда он распахнул дверь во внутренний дворик и зашагал по пляжу к морю. Но ни волны, ни серебряный свет луны не знали ответов на его вопросы.

Проклятье. Ему нужно получить ответы.

Либо он сумасшедший, либо Натали.

Через некоторое время он вернулся в дом.

Наверху горел свет. Пусть сидит там одна и дуется. Или ломает голову. Пусть делает, что хочет, потому что ему теперь все равно.

Все. Хватит. Довольно.

В комнате, в баре, он нашел бутылку коньяка. Взял с полки стакан, налил в него коньяк и поднес стакан к носу.

— Уф! — сказал он, закрыл глаза, содрогнулся и одним махом опрокинул полстакана себе в рот.

Потом уселся на диван и стал листать журналы. Слова и картинки плясали у него перед глазами, но он продолжал угрюмо пялиться на них с твердым намерением отвлечься и не думать о Натали. Бесполезно. И как раз в этот момент Натали вошла в комнату. Как только он увидел ее, он понял, что все это время ждал ее, прислушивался к звуку шагов.

— Прости, что ударила тебя, — сказала она ледяным голосом. — Если учесть твое состояние.

— Какое состояние? — Коннор растянул губы в улыбке. — Я в отличной форме инвалида. В любом случае, я наверняка заслужил эту пощечину. — Он взял в руку стакан и поднял его в насмешливом тосте. — Знать бы только за что.

— Ты не поймешь, — сказала Натали еще холоднее.

— Может, возьмешь на себя труд объяснить?

— Я пришла не для того, чтобы объяснять тебе это. Просто я подумала, что тебе было бы интересно узнать, какой ужин ты потерял.

Он посмотрел на нее. Она стояла, держа руки на бедрах.

— Сандвичи с мясом. — Она злобно усмехнулась. — И догадайся, что было на десерт.

— Шоколадный торт?

— Да! И все это угодило в мусорную корзину.

С этими словами она повернулась и вышла из комнаты.

Коннор продолжал сидеть, пытаясь понять, что все это значит. Наконец он встал и направился в кухню. Натали стояла над раковиной и скребла сковороду.

— Послушай, — сказал он и осторожно, словно канатоходец, собирающийся совершить прогулку над пропастью, сделал к ней шаг. — Я всего лишь хочу понять, что происходит. Но у меня ничего не получается. Я просто ничего не понимаю.

— Знаю, — сказала она, бросив на него беглый взгляд. — В этом вся беда.

— Натали, милая…

— Не нужно песен, Коннор! — выкрикнула она и швырнула сковороду в стену. Затем расплакалась и выбежала из кухни.

А Коннор… Коннору оставалось признать, что канат слишком тонкий, а пропасть слишком глубока.

Он вернулся к себе в комнату, прихватив телефон. Сел в кресло и набрал номер.

— Трев? Это Коннор. Я хочу задать тебе один вопрос.

— Ты в порядке, Кон? У тебя голос…

— Просто я говорю тихо, чтобы Натали не услышала.

— Понятно. Так в чем же дело?

Коннор прокашлялся.

— Слушай, если один из супругов хочет развода, а другой нет… Тот, кто не хочет, может опротестовать развод? Что делать мужу, если жена говорит, что любит его, но делает все, чтобы показать, что не любит. — Коннор перевел дыхание. — Я понимаю, это похоже на бред.

Извини, Трев, но все так запутано.

— Ты хочешь знать, можно ли заставить Натали отказаться от развода? Нет. Если она хочет развестись, вас разведут.

Коннор тяжело вздохнул.

— Я понял. Спасибо.

— Кон, слушай, не давай ей уйти. Даже если тебе придется грызть железо.

— Я уже грызу железо, — сказал Коннор, но в трубке уже загудело.

Несколько минут он сидел в кресле, не зная, что делать дальше, как вдруг раздался телефонный звонок.

— Алло?

— Кон?

— Слейд, ты? — Коннор нахмурился. — Как ты узнал…

— Тревис позвонил мне и дал твой номер.

— Но я не давал ему своего номера.

— Добро пожаловать в век техники, — сухо проговорил Слейд. — У него на дисплее высветился твой номер. Где ты?

— В Палм-Бич. И больше ничего не спрашивай. Это долгая история.

— Ладно. Я позвонил, чтобы сказать тебе, что Тревис прав.

— Насчет чего?

— Насчет того, чтобы не дать Натали уйти.

Коннор рассмеялся.

— Я слышу это от человека, на глазах у которого целый легион женщин растворился в лучах рассвета.

— Легион ничего не значит, брат. — Слейд тоже попытался рассмеяться. — Значит только одна-единственная женщина. Если мужчина нашел ее, то, прежде чем дать ей уйти, ему нужно хорошо проверить, все ли у него в порядке с мозгами. Это тебе ясно?

— Кто бы говорил, — рассмеялся Коннор, но в трубке уже послышался гудок.

Коннор тупо уставился на стену. Черт, по их словам все выглядит так просто. Когда-то все действительно было просто, когда они с Натали встретились впервые.

Впервые.

Спустя полчаса он, поднявшись по ступеням, ведущим на второй этаж, остановился перед открытой дверью ее комнаты. Натали стояла у окна и смотрела на море. Услышав, ;что он позвал ее, она обернулась.

— Коннор, как ты…

— Собирайся, — сказал он тоном, не оставляющим места для вопроса. — Надень джинсы, прихвати легкую куртку.

— Зачем?

— А затем, что мы уезжаем.

— Ты спятил?

— Нет, — сказал он, направляясь к двери. — А может, и спятил. Помнишь, что ты сказала о том, как между нами все началось?

Натали подняла брови.

— Не пойму, о чем ты. Ты говоришь о Суперстишн Бутт?

— Совершенно верно, малышка. И мы едем именно туда. Туда, где все началось.

12

— Суперстишн Бутт? — переспросила Натали и рассмеялась.

Но Коннор не шутил. Он даже не смог улыбнуться.

— Да. — Он глянул на часы. — И будет лучше, если ты поторопишься. У нас мало времени.

Натали уставилась на него, и улыбка стала медленно сползать с ее лица. Она поняла, что он говорит серьезно.

— Ты с ума сошел? Мы никуда не едем. На дворе ночь…

— У нас десять минут на сборы, — сказал он спокойно, твердо и решительно.

Натали забеспокоилась. Похоже, у него серьезная мозговая травма. Чего ждать дальше?

Галлюцинаций? Комы?

Возможно, он сходит с ума. Он принял решение отправиться посреди ночи на «Эспаду».

Но когда она принялась напоминать ему о том, что он весь в синяках, со свежим швом на лбу и перевязанным запястьем, он посмотрел на нее так, будто это она была сумасшедшей.

И тогда Натали попробовала другой подход.

— Коннор, — начала она спокойным, внушительным тоном, каким обычно говорят с людьми, потерявшими чувство реальности. — Может, тебе и приспичило поехать на «Эспаду», но мне этого совсем не хочется.

— Нет, малышка, мы едем туда вдвоем, — сказал он металлическим голосом. — Ну как, ты собираешься наконец снять с себя шорты и надеть джинсы? Или помочь тебе?

Она натянуто рассмеялась и хотела сказать ему, что человек, у которого на теле почти не осталось живого места, не может представлять из себя угрозу. Но воздержалась. Он был изрядно помят, но не побежден. И он будет упрямо стоять на своем, даже если его упрямство будет стоить ему жизни.

Итак, чтобы успокоить его, она переоделась, взяла куртку и последовала за ним на первый этаж.

— Я сяду за руль, — сказала она так, будто ничего особенного не происходило.

— В этом нет необходимости, — ответил он и открыл дверь.

Перед домом стояло такси. Они сели в него, и Коннор попросил водителя отвезти их в аэропорт. В аэропорту их ждал небольшой чартерный самолет. Садясь в самолете рядом с Коннором, Натали подумала, что теперь непонятно, кто из них более сумасшедший: он, организовавший эту поездку, или она, так легко подписавшаяся под его планами.

— Так мы точно летим на «Эспаду»? — спросила она, когда самолет понесся по взлетной полосе.

— Абсолютно.

— Но почему посреди ночи?

— Сейчас только девять.

— Но зачем мы туда летим? Какой смысл, если нас там никто не ждет?

— Во-первых, мы летим не на «Эспаду», а на Суперстишн Бутт. Во-вторых, пока мы летим, я надеюсь пару часов поспать. В-третьих, нас встретит Абель.

— Абель? Ты позвонил ему?

— Да. Он будет ждать нас с машиной. А в-четвертых, если ты не против, то я вернусь к пункту два. — Он откинул кресло и удобно устроился в нем.

— Но… Но ведь… — пыталась вставить Натали.

Бесполезно. Он закрыл глаза и улетел в сон.

Натали тоже откинула сиденье и попыталась последовать его примеру. Безуспешно.

Она посмотрела в иллюминатор. На небе ярко сияли звезды. Серебряный диск луны плыл в вышине.

Такую ночь грех проводить не в объятиях любимого.

Но она больше никогда не будет в его объятиях. Никогда. Одной любви друг к другу недостаточно. Нужно, чтобы любящих связывало что-то еще.

А их с Коннором больше ничего не связывало. Они по-разному смотрели на жизнь. Он хотел одного, она — другого. И из-за этого они никогда не смогут быть вместе.

Натали закрыла глаза.

Но когда-то все было по-другому. Когда они поженились, единственное, чего они хотели, это быть вместе. Создать свою жизнь и наслаждаться ею.

Когда же все изменилось?

Она вспомнила, как гордилась его первыми успехами, когда он начал строить свои отели.

Она научилась соображать ужин на двадцать человек в течение получаса, научилась держать наготове собранный чемодан на случай, если он позвонит и пригласит ее лететь с ним куда-то на край света. Она любила ту роскошь, которой он окружил ее: ей нравилось чувствовать себя принцессой. А когда она обнаружила, что забеременела, ее счастье перевалило за край.

Колючие слезы наполнили ее глаза.

Но у этой сказки был печальный конец. Сначала она потеряла ребенка, а потом потеряла мужа.

У меня нет презерватива, сказал он, и эти слова положили конец их отношениям, лишили ее всякой надежды на будущее с этим мужчиной. Она знала, что, оставшись с ним, она будет слышать эти слова каждый раз, когда они будут заниматься любовью, и в конце концов ее любовь к нему умрет.

Поэтому лучше жить и помнить о любви, чем жить и видеть, как любовь умирает.

Слезы выкатывались из-под ее ресниц и обжигали щеки. Повернув голову к окну, она безучастно смотрела в темноту.

Коннор проснулся, когда самолет шел на снижение.

Натали, свернувшись калачиком в кресле, спала.

— Натали, — тихонько позвал он, но она не шелохнулась. — Малышка, — позвал он чуть громче и склонился над ней.

Ее запах — смесь его любимых духов с бархатистым, теплым ароматом ее тела — пробудил в нем головокружительное волнение и тонкую нежность. Ему захотелось обхватить ее руками и разбудить поцелуями, но интуиция подсказывала, что лучше не делать этого сейчас.

— Нат, проснись. Мы приземляемся.

Натали пробормотала что-то сквозь сон, повернулась к нему и положила руку ему на грудь. Он наклонился к ее лицу и провел губами по щеке. От его прежней решимости не осталось и следа.

— Коннор, — со вздохом сказала она, и ее рука, лежавшая у него на груди, обвила его шею.

От ее нежного прикосновения Коннора охватило пламя. Он притянул ее поближе к себе и крепко поцеловал. Ее податливые, мягкие губы раскрылись, и.., она проснулась.

Когда она открыла глаза, на короткий миг Коннор увидел в их глубине океан любви и огонь желания. Но затем она быстро освободилась от его объятий, села и посмотрела на него так, будто он был чужим, незнакомым человеком.

— Прости, — сказала она отстранение. — Мне что-то снилось.

Может, она видела во сне его? Или ему только хотелось бы этого? Есть ли у него хоть малейший шанс вернуть ее?

Самолет коснулся земли, и Коннор стал расстегивать ремень безопасности. Натали любит его. Она сама призналась ему, и он должен помнить об этом.

И теперь ему оставалось только найти способ, чтобы узнать у нее, почему одной любви недостаточно.

Снаружи было жарко. Казалось, что пропитанный влагой, горячий воздух прилипает к телу.

— Я забыла, что такое середина лета в Техасе, — сказала Натали, когда они вышли из самолета в темную, душную ночь.

— На Суперстишн Бутт будет прохладнее.

Рядом со взлетной полосой, опираясь на свой порядком побитый пикап, стоял Абель.

— Мистер Коннор, миссис Натали, — сказал он, слегка приподнимая шляпу. Но, поглядев на Коннора, Абель нахмурился. — О-о, ты что, пытался объездить дикого быка?

Коннор ухмыльнулся.

— Уверен, что после поездки на диком быке я выглядел бы намного лучше. Ты пригнал машину?

Абель указал рукой в сторону.

— Боб пригнал ее. Она стоит вон там.

Коннор пожал руки Абелю и Бобу, выступившему из темноты. Потом взял под руку Натали и повел к машине. Через десять шагов Натали резко остановилась.

— О господи, не могу поверить. Неужели это твоя «старушка»?

— Она самая.

— Но я думала, что ты давно сдал ее на металлолом.

— Признаться, не смог. Поставил ее в гараж и попросил Абеля периодически заводить ее. И вот сегодня она к нашим услугам. — Коннор открыл дверцу машины. — Давай, малышка, забирайся.

Натали не могла решиться. С этой машиной было связано столько воспоминаний…

— Ты что, боишься? — спросил Коннор с усмешкой. — Уверен, что моя старушка выдержит поездку на Суперстишн Бутт и обратно.

Натали посмотрела на машину. Машина, возможно, и выдержит, но выдержит ли она сама?

— Нат?

Она посмотрела на мужа. На его губах играла мягкая, многообещающая улыбка, такая же, как тогда, когда он заезжал за ней больше десяти лет назад.

— Хочешь прокатиться?

Его хрипловатый голос вызвал в ее сердце волну самых заманчивых предчувствий.

Она знала, что должна ответить «нет». Но в воздухе витало что-то загадочное и манящее, ночь была полна предчувствий, и нужно быть полной дурой, чтобы попытаться все это испортить.

Казалось, старый «шевроле» сам знал, куда их везти.

Дорога была такой же, как много лет назад: пыльная полоса, вьющаяся между холмами и заканчивающаяся на вершине, у красной скалы, где только звезды и луна могут составить тебе компанию.

У красной скалы Коннор остановил машину и заглушил мотор.

Чарующую тишину ночи нарушали только вздохи ветра и уханье совы, сидящей где-то на ближайшем дереве.

Коннор сделал глубокий вдох и повернулся к Натали.

— Помнишь, мы говорили о том, что это очень печально, когда двое любящих вдруг начинают терять друг друга?

Натали кивнула и уставилась на свои руки, лежащие на коленях. Волосы скользнули по щекам и свесились, скрывая лицо.

— Да. Но иногда… Иногда все это намного сложнее.

Коннор осторожно откинул ее волосы назад, чтобы увидеть ее лицо.

— Да, ты права. Но не пойму, почему все стало таким сложным. Когда мы начали встречаться, все было очень просто.

— Знаю. — Натали вздохнула.

— Помнишь, как мы приезжали сюда? — Помнишь все наши ночи? Помнишь тот безумный полдень, малышка?

— Помню, но не думаю, что это поможет нам…

— Мы были явно помешанными. Притащиться сюда посреди бела дня и заняться любовью на старом одеяле под палящим солнцем, — проговорил он протяжно.

Натали не хотела улыбаться, но не смогла удержаться.

— О, ковбой, как быстро ты подцепил свой старый акцент.

— Какой акцент? Никакого акцента, — снова протянул он с улыбкой. Его сердце радостно дрогнуло, когда Натали в ответ улыбнулась ему.

Потом он прокашлялся. — Но, по правде говоря, я привез тебя не для того, чтобы вспоминать, что было когда-то.

— Надеюсь.

Коннор заерзал на сиденье, затем положил руку ей на плечи и заглянул в глаза.

— Нат, ответь мне на один вопрос.

— Ладно. Но только на один.

Он посмотрел на нее, и она почувствовала его взгляд в своем сердце.

— Несколько часов назад я спросил, любишь ли ты меня, и ты ответила «да». Скажи, это правда?

— Да. — Натали тяжело вздохнула. — Должна признаться…

Он наклонился и нежно поцеловал ее.

— Я тоже люблю тебя, — прошептал он.

Натали закрыла глаза, полные слез.

— Знаю. Но одной любви…

Он снова поцеловал ее. И на этот раз она не удержалась, провела рукой по его щеке, а потом бессильно уронила ее на колени.

— Одной любви мало, — договорила она дрожащим голосом.

— Любовь — это все. Остальное не стоит и ломаного гроша, — горячо сказал он.

— Это не так. Есть еще мечта, Коннор.

— Моей мечтой всегда была ты.

— Вначале. Но потом.., потом ты захотел другого. Но я не виню тебя. Мужчине нужно оставить свой след в мире, и твои отели — твой след. Ты можешь ими гордиться.

— Так вот что ты думаешь о моих отелях, Нат! Ты считаешь их монументом моему эго?

— Нет, но…

— Я построил их ради нас с тобой. Или ты считаешь, что я должен был лишить себя удовольствия создать для тебя жизнь, которой ты заслуживаешь?

— Я была бы счастлива, если бы мы жили, как прежде.

Коннор ухмыльнулся.

— В тараканьем царстве, ты имеешь в виду?

— В нашем царстве. В нашем доме.

— О да, это тоже был своего рода дом. Ковер мы купили в «секонд-хенд», мебель подобрали на свалке.

— Но, по крайней мере, мы сами выбирали вещи для своего дома, а не какие-то мыльные декораторы делали это за нас.

— Мыльные декораторы? — Коннор удивленно заморгал.

— Может, тебе нравится все это барахло, которым завален дом? Крошечные стулья, на которых невозможно сидеть, диваны, с которых люди сползают. Все эти ужасные зеркала…

Коннор рассмеялся.

— О, малышка, если бы ты знала, как я ненавижу все это барахло. Хотя в зеркалах не вижу ничего дурного. Наоборот, мне приятно видеть свою жену в трех изображениях, когда она выходит из ванны.

— Я терпеть не могу эти зеркала.

— Хорошо. Значит, зеркала — на свалку. Что еще?

— О, Коннор, это бесполезно. Ведь ты не станешь менять мебель во всем доме.

— А как насчет кухни? — спросил он потухающим голосом. — Со всеми ее хитроумными приспособлениями?

— Этими хитроумными приспособлениями пользуется Эльза.

— Эй, малышка, неужели и Эльза тебе не нравится?

— Эльза — замечательная. — Натали с вызовом задрала подбородок. — Но ты думаешь, что я предпочитаю посещать благотворительные тусовки вместо того, чтобы готовить жаркое? Теперь это не важно. Ведь мы.., разводимся. Но когда-то я очень любила вести домашнее хозяйство, правда. И мне не нравилось, когда за меня это делала Эльза.

Коннор шумно перевел дыхание.

— Итак, ты ненавидишь наш дом. Тебе не нравится, когда Эльза делает за тебя домашнюю работу. Тебя тошнит от благотворительных обедов. В общем, ты не в экстазе от той жизни, которой я тебя окружил.

— Я не говорила, что…

— Но ты до сих пор молчала. — Он нахмурился. — Итак, что еще ты скрывала от меня, Натали?

— Я?

— А кто же еще. Потому что я скрывал от тебя только две вещи. Первое — что я сам ненавижу барахло, которым забит наш дом. Второе — что я не хочу терять тебя, Нат…

— У меня нет больше секретов.

— Это не правда. Есть. Может быть, только один, но есть. И из-за него ты собираешься уйти, хотя и любишь меня.

Натали уронила голову.

— Слишком поздно, — прошептала она.

— Черт побери! — Коннор взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. — Скажи, чем ты обижена, и мы попробуем это исправить.

— Это невозможно. — Ее голос дрогнул. — Потому что мы не знаем, как поговорить об этом.

Хотя оба знаем, о чем речь.

— Проклятье, я не знаю!

— Никакие разговоры не помогут нам, Коннор. Поэтому мое сердце ноет. Поэтому мы не можем сохранить наш брак.

Она резко отвернулась от него, распахнула дверцу машины и вышла. Коннор выругался, открыл дверцу со своей стороны и тоже вышел.

— И все же давай поговорим об этом! — прорычал он, схватил ее за плечо и развернул к себе. — Пойми, Нат, я растерян. Скажи, о чем ты мечтаешь? Чего я не смог тебе дать? — — Ребенка! — Слова вырвались из ее груди и растаяли в жаркой тишине ночи. — Нашего ребенка, Коннор!

Не веря ушам своим, Коннор уставился на нее.

— Ребенка? — переспросил он в недоумении. — Нашего ребенка?

Натали закрыла лицо руками и расплакалась.

Он видел, как она всхлипывает, содрогаясь всем телом…

Натали хотела ребенка от него. Она собирается уйти от него, потому что он не смог исполнить ее желания. Но разве не об этом мечтал и он?

Ему хотелось взять ее за плечи и хорошенько потрясти. Хотелось заорать на нее и спросить, почему она так долго молчала. Хотелось швырнуть обвинения в небо за месяцы и годы, прошедшие в мучительном неведении. Но больше всего ему хотелось заключить ее в объятия и поцеловать. Сказать, что у них одна мечта и что его сердце разрывается от счастья.

— Нат, — тихо проговорил он. — Нат, ты ошибаешься. Мы можем поговорить об этом. Мы должны поговорить.

Натали подняла голову. Слезы струились по ее щекам. Он вынул из кармана носовой платок и стал утирать ей слезы.

— Не говори ничего, о чем позже будешь жалеть, — низким голосом сказала она. — Не делай ничего ради меня. Поэтому я так долго молчала. Я знала, что, если скажу тебе, как безумно хочу ребенка, ты скажешь: «Ладно, давай заведем ребенка». Но я не хочу, чтобы ты сделал это только ради того, чтобы ублажить меня, как ты сделал это в первый раз.

— Что? Что ты говоришь? — Гнев сковал ему горло. Он схватил ее за руку, забыв о растянутом запястье, и чуть не завыл от резкой боли. — Ты думаешь, что я не хотел ребенка?

— Да. Я знаю, как нелегко тебе было пойти на это. Нам пришлось бы изменить стиль жизни…

— Черт побери, Натали! Откуда тебе в голову пришла такая дурацкая мысль? Да я ходил по воздуху, когда узнал, что у нас будет ребенок. Черт, я был вне себя от счастья! Однажды я вскочил посреди собрания и объявил: «У меня будет ребенок!». А Джонни Миллер не выдержал и отпустил шутку: «А ты сказал об этом своей жене?».

— Он прав. Ты не сказал.

— Я не думал, что это было необходимо.

— Честно говоря, я сама думала, что ты рад ребенку, пока.., пока не потеряла его.

Чувство вины поднялось из глубин его сердца.

— Прости, я не был рядом с тобой в тот момент. Я очень долго не мог простить себе этого.

Я не хотел тогда оставлять тебя, но решил, что будет лучше, если я совершу все свои поездки до появления ребенка…

— Это правда?

— Да. Я не хотел быть таким отцом, как Джонас. Я хотел быть настоящим отцом: ходить на школьные спектакли и соревнования, читать ему перед сном сказки. Не знаю, может, это безумие, но я готов был смести все со своего пути, только бы быть рядом со своим ребенком от первой минуты его появления на свет и до…

Натали, милая, не плачь!

— О, Коннор…

— И знаешь, для меня это было хуже смерти, когда я узнал, что ты не хочешь попробовать еще раз.

— Я хотела, Коннор, но думала, что ты не хочешь. Вначале я говорила себе, что я смогу смириться и жить с тобой без ребенка. И, возможно, смирилась бы, если бы.., если бы мы не стали отдаляться друг от друга. Ты стал больше ездить…

— Потому что мне больно было от того, что ты держишь меня на расстоянии.

— Постепенно я стала ненавидеть тебя за то, что ты предпочитаешь бизнес семье…

Коннор наклонился к ней и поцеловал.

— Я люблю тебя. Понимаешь?

Она рассмеялась, и слезинки, как звезды, заблестели в ее глазах. Коннор склонил ее голову к своему плечу.

— Помнишь, чем мы обычно занимались здесь?

Она подняла голову и посмотрела на него.

— Ты имеешь в виду пикники? — Ее глаза смеялись.

— Да. И кое-что другое.

— Что-то не припомню, — лукаво сказала она. — Но надеюсь, что ты напомнишь мне.

Коннор снова поцеловал ее. Натали сладко всхлипнула и обвила руками его шею.

— Теперь начинаю вспоминать.

Он нежно провел губами по ее шее, поцеловал в ушко.

— Давай посмотрим, может, ты еще что-то вспомнишь.

Он пристально посмотрел ей в глаза и стал медленно расстегивать блузку. Блузка соскользнула с ее плеч и упала на траву. За блузкой последовала и вся остальная одежда.

Коннор с восхищением смотрел на свою прекрасную обнаженную жену. У него перехватило дыхание.

— Натали, любимая, я ужасно соскучился по тебе.

— Прикоснись ко мне, — прошептала она. — Пожалуйста, Коннор…

Он взял в ладони ее груди, наклонился, нежно поцеловал розовые бутончики сосков и, покрывая мелкими легкими поцелуями ее живот, опустился перед ней на колени. Натали откинула назад голову и восторженно вскрикнула, посылая молчаливым далеким звездам свой экстаз, когда почувствовала прикосновение его губ к влажному цветку своей женственности.

Коннор поднялся на ноги и поцеловал ее в губы.

— Раздень меня, — тихо попросил он.

Натали расстегнула пуговицы на его рубахе, провела ладонями по мускулистой груди. Потом расстегнула ремень и верхнюю пуговицу брюк и вдруг застыла в нерешительности.

— Ты уверен, что хочешь? — шепотом спросила она.

Коннор поймал ее руку и приложил к упругому холму внизу своего живота.

— Скажи мне об этом сама, любимая.

Она судорожно вздохнула и помогла ему избавиться от остальной одежды.

— Если мне не изменяет память, наше старенькое одеяльце должно быть в багажнике, — сказал он, взял ее за руку и поцеловал ладошку.

Когда они вместе расстелили одеяло на траве, залитой лунным светом, Натали посмотрела на мужа и улыбнулась.

— Ох, Коннор Уорнер! — проговорила она. — Похоже, ты намерен втянуть нас обоих в совершенно безумную авантюру.

Она повторила слова, которые прошептала ему когда-то много-много лет назад. И так же, как тогда, он поцеловал ее и увлек за собой на импровизированную постель.

— Если хочешь, я могу не делать этого, — прошептал он ей на ухо так же, как в далеком прошлом.

Натали обвила руками его шею и притянула к себе.

— Нет, милый, ты не имеешь права не делать этого, потому что я люблю тебя.., люблю и хочу…

Он жадно впился в ее губы. Его рука скользнула вниз по ее телу и вдруг замерла.

— Малышка, — проговорил он хриплым от страсти голосом. — Я так надеюсь, что этой ночью мы сможем осуществить нашу мечту. Я хочу подарить тебе малыша. Нашего малыша.

Натали счастливо рассмеялась и, изнемогая от нетерпения, прижалась к нему.

— Да, любимый, да…

И Коннор властно и бережно вошел в нее.

Она пробормотала его имя и отдалась во власть любви.

В кронах деревьев над ними вздохнул ветерок. Луна ускользнула с небосклона. Сова на бесшумных крыльях упорхнула в темноту ночи.

И в тот момент, когда Натали упоительно и сладко стонала в объятиях мужа, черное небо Техаса, словно стрела с огненным наконечником, пересекла падающая звезда.