Ливия Элиот

Мечты сбываются в Голливуде


1

<p>1</p>

Дождь бил в ветровое стекло третий час подряд, и Саманте казалось, что так было всегда и так будет всегда, что она попала в какую-то временную ловушку и кружит по бесконечной петле. Часы на панели показывали восьмой час вечера. Не так уж и поздно для апреля, если бы не эта внезапная перемена погоды. Еще в полдень, когда она пересекала границу штата, в небе сияло солнышко, ветерок приятно охлаждал лицо, и ее могучий «вольво» проглатывал мили, как изголодавшийся пес сосиски. Саманта планировала, что к семи доберется до Денвера, снимет номер в мотеле, примет душ, поужинает и завалится спать, чтобы продолжить путь уже завтра, часов в шесть утра. Дорога оптимистов не любит, говаривал ее отец, водитель-дальнобойщик, два года назад сменивший баранку на тихую спокойную, но, к сожалению, низкооплачиваемую работу в офисе.

Саманта вздохнула. Пожалуй, именно тогда, два года назад, их упорядоченная жизнь дала трещину. Семья из шести человек просто не могла существовать на одну зарплату. Сначала мать, вспомнив, что училась когда-то на швею, пошла подрабатывать на местную фабрику.

Потом старший брат Саманты, Грэм, закончив школу, уехал с приятелем во Флориду. В финансовом смысле стало легче, но моральная обстановка изменилась к худшему. Родители приходили с работы усталые и раздражительные, их настроение передавалось трем дочерям, и дом превращался либо в арену бессмысленных ссор, либо в некое подобие общежития, где каждый укрывался в своей комнате. Саманта уже тогда решила, что после окончания школы не останется в доме даже лишнего дня. Задержаться пришлось гораздо дольше по весьма уважительной причине — в путешествие едва ли не через всю Америку с пустым кошельком не отправишься.

Впереди мелькнули огни фар. Саманта сбросила газ и уже через пару секунд увидела стоявший на обочине «форд» и возле него женщину с вытянутой рукой. Вот же не повезло бедняжке — застрять в такую погоду! Она остановилась, выключила двигатель и, схватив лежавший на пассажирском сиденье зонтик, вылезла под дождь.

— Вам помочь? — Саманта посмотрела влево-вправо и, убедившись, что автострада пуста, перебежала через дорогу. — Что случилось?

Женщина — при ближайшем рассмотрении она оказалась довольно привлекательной брюнеткой лет двадцати семи — беспомощно пожала плечами.

— Я не знаю.

Она просто взяла и остановилась.

— Вам куда? — спросила Саманта.

— В Оклахому.

— Далековато. Давайте попробуем вернуть ее к жизни, а если не получится… — Саманта задумалась. — Я могла бы подбросить вас до ближайшей заправки. Вызовете техпомощь, а там уже будет видно. До мотеля, если верить карте, миль восемнадцать-двадцать. Ну, что?

Брюнетка кивнула.

— Других вариантов у меня нет. Сотовый здесь не принимает, так что придется воспользоваться вашим предложением.

— Вот и отлично. Но сначала давайте посмотрим, в чем дело.

— Конечно-конечно, — засуетилась незнакомка. — Только я в этом ничего не понимаю и…

— Ничего. — Саманта направилась к левой передней дверце. — У меня отец работал дальнобойщиком, так что кое-чему он меня научил. Перво-наперво проверим, есть ли бензин. — Она проскользнула на водительское сиденье. Брюнетка, обежав автомобиль спереди, села рядом. — Но сначала давайте познакомимся — меня зовут…

Договорить она не успела, потому что сзади кто-то вдруг схватил ее за плечи, а брюнетка быстрым жестом прижала к лицу смоченный чем-то пахучим носовой платок.

— Эй, что вы делаете?! — вскрикнула Саманта и попыталась задержать дыхание, но легкие требовали воздуха. В последний момент, перед тем, как полететь в черное безмолвие, ей вспомнились слова отца: «В дороге смотри в оба».

В голове закружилось, из глаз брызнули слезы. Она поперхнулась, закашлялась, сделала еще вдох, и хлынувший в легкие густой, насыщенный воздух будто выжег все чувства и ощущения, лишив даже способности рассуждать.

Еще несколько глотков — и накатила эйфория. Закинув голову, она уставилась в небо, где кружило что-то большое и страшное.

Пятно разделилось. Два громадных птеродактиля медленно кружили в небе, высматривая добычу. Саманта понимала, что должна спрятаться, пока ее не заметили, но не могла даже пошевелиться.

Потом чудовища вдруг превратились в воздушные шары с веселыми рождественскими картинками. Куда они летят? Впрочем, ей не было до них никакого дела. Пусть летят или лопаются. Они ей не нужны. Ей вообще никто не нужен, потому что она и сама умеет летать. Сейчас поднимется в небо, догонит шары и помчится с ними наперегонки, туда, где вечное солнце и лето, где сбываются мечты…


В голове все смешалось — звуки и краски вертелись и кружились в хаотичном танце песчаной бури. Потом яркие полосы стали разделяться, распадаться на темные пятна и меркнуть. Голова раскалывалась от тупой, пульсирующей в висках боли. Саманта открыла глаза, но ее окружала полнейшая темнота.

Где я? Что со мной?

Она пошарила вокруг себя руками и наткнулась на что-то, напоминающее рулевое колесо.

Я в машине.

Если есть руль, то есть и приборная доска. Надо включить свет. Саманта прошлась пальцами по панели, нащупала переключатель, щелкнула… Вспыхнувшая под потолком лампочка осветила салон. Но только не ее «вольво», а какой-то другой, незнакомый. Она огляделась, заметила лежавший на соседнем сиденье платок и подняла его. От платка исходил запах эфира.

Эфир! Вот оно что! Ее усыпили!

— О, черт! — прошептала Саманта, вспоминая события минутной давности. Надо же быть такой идиоткой!

Она подняла руку, чтобы посмотреть на часы, но часы исчезли. Те, что на приборной панели, показывали девять.

Девять? Перед тем как остановиться, Саманта смотрела на часы, и тогда было без четверти семь. Неужели она пробыла без сознания почти два часа? Похоже, что да.

Дождь по-прежнему стучал по крыше, но уже не столь настойчиво, как раньше. Ветер стих. Если не считать стука капель, ее окружала полная тишина.

Надежда еще теплилась в сердце, и Саманта, толкнув дверцу, вышла на шоссе. Тьма. Дождь. И ничего больше. Ее автомобиль, разумеется, исчез. Вместе с документами, вещами и, самое главное, восемью тысячами долларов, собранными за счет строжайшей экономии за последний год. Теми самыми восемью тысячами, с которыми она собралась покорять Голливуд.

— Будьте вы прокляты! — с отчаянием прошептала она. Проехать через полстраны, миновать три штата, чтобы вот так, из-за собственной глупости, потерять все. А ведь до Калифорнии оставалось, по ее прикидкам, всего-то два дня пути.

Стихия, похоже, изливала последние запасы влаги, но стоять на пустынной трассе в мокром джемпере и без зонтика удовольствие не из самых больших. Пожалуй, лучше все-таки вернуться в чужой «форд». Может быть, эта развалюха все же заведется и ей удастся доползти если не до ближайшего городка, то хотя до ближайшей заправки. В кармане джинсов осталась сдача с сотенной, которой она расплатилась за обед в придорожной забегаловке. Главное — добраться до телефона и позвонить в полицию.

Саманта раздраженно дернула дверцу и…

Не зря говорят, что беда одна не ходит. Злость сыграла с ней подлую шутку: выходя из «форда», она машинально захлопнула дверцу. Ключа у нее, конечно, не было.

Похоже, подружка, у тебя сегодня плохой день, сказала себе Саманта.

Обход машины убедил ее в том, что все стекла подняты и все дверцы закрыты. Несколько минут Саманта бродила в темноте, пытаясь отыскать какой-нибудь булыжник, чтобы разбить стекло, но и здесь ее ждало разочарование. Камни, которые в обычных обстоятельствах, валяются везде в изобилии, на данном участке местности отсутствовали совершенно. Или же успешно от нее прятались.

Ситуация складывалась совершенно невероятная, непостижимая, идиотская. Случись такое с героиней какого-нибудь фильма, Саманта только бы посмеялась над ней да отпустила парочку язвительных реплик. Но сейчас смеяться не хотелось. Как не хотелось петь и скакать по мокрому асфальту или отпускать шуточки в адрес дурехи из дремучей провинции.

Для полной коллекции только маньяка не хватает, горько усмехнулась она. Или живого мертвеца.

Словно в ответ на это пожелание слева, из-за поворота, донесся звук приближающегося тяжелого автомобиля. Свет мощных фар на мгновение ослепил ее, и Саманта инстинктивно зажмурилась, а когда открыла глаза, контейнеровоз уже пролетел мимо, оставив после себя вихрящийся след из отработанных газов, капель дождя и дорожного мусора.

Она лишь теперь с опозданием заметила, что задние огни у «форда» не горят и автомобиль полностью растворяется в ночной темноте. Ей еще повезло, что она очнулась и вылезла, а не попала под такую вот махину.

За поворотом снова мигнули огоньки, и Саманта, отступив для безопасности на обочину, подняла руку.


Она не знала, сколько прошло времени. Шоссе оказалось каким-то заколдованным — машины проносились, пролетали, пробегали и проползали мимо, но ни одна не остановилась, даже не притормозила. Впрочем, их было не так уж и много. По крайней мере меньше, чем пальцев на двух руках. Саманта промокла до нитки, продрогла и успела несколько раз впасть в отчаяние. Она уже давно не поглядывала с надеждой на восток, откуда обещал прийти новый день. Ей уже ничего не хотелось и ни о чем не мечталось, а душ, сухая одежда и теплая кровать представлялись чем-то нереальным, сказочным.

Когда из-за поворота долетел гул мотора, Саманта решила, что это ее последний шанс. Собрав остатки сил, она вышла на середину шоссе и подняла руки.

— Пожалуйста…

Свет ударил в глаза, и что-то черное прыгнуло ей навстречу. Саманта отшатнулась, потеряла равновесие и грохнулась на асфальт.


Придя в себя, она не сразу поняла, где находится, и некоторое время не открывала глаз. Судя по легкому покачиванию, ее куда-то везли. Саманта осторожно пошевелила руками — свободны. Ноги тоже не были связаны. Мало того, ее даже накрыли чем-то теплым. Она приподняла голову и осмотрелась.

Довольно просторный салон. Упругие сиденья. Один человек за рулем. Рядом с ним никого. Сама же она лежала сзади.

— Очнулись?

Саманта вздрогнула. Голос был низкий, немного хриплый, а тон отнюдь не благожелательный. К тому же незнакомец даже не повернулся.

— Да. — Она хотела ответить твердым, уверенным голосом, но получилось тихо и испуганно.

Незнакомец кивнул и ничего больше не сказал.

— Куда вы меня везете?

— В Дартстоун.

— Это далеко? — Саманта попыталась вспомнить карту. Трюк с машиной устроили где-то милях в пятидесяти от Денвера. Где же они сейчас? Она выглянула в окно. Ночь явно была на исходе, дождь прекратился, и небо уже посветлело.

— Еще восемь миль.

— А сколько сейчас времени?

— Двадцать минут шестого.

Человек за рулем проявлял непонятное, пугающее равнодушие и ни о чем не расспрашивал. Даже не поинтересовался, как она себя чувствует. Странно. Если он такой толстокожий, то почему остановился и подобрал ее?

— Простите, вас, как зовут? — пропищала она. — Меня Саманта.

Незнакомец что-то буркнул себе под нос.

— Извините, не расслышала…

— Неважно.

Не хочет называть себя. Почему? Даже не показывает лицо. А что, если ее нашел маньяк? Дартстоун? Она ни разу не слышала о таком городе. Может, никакого Дартстоуна и нет вовсе. Может, он везет ее в какой-то загородный домишко, где посадит на цепь и будет насиловать, а потом убьет. Или продаст какому-нибудь арабскому шейху, любителю белых женщин. Или ее используют для запрещенных опытов. А может, она пойдет на органы. По крайней мере, все эти предположения выглядели куда убедительнее, чем тот вариант, при котором угрюмый незнакомец оказался бы добрым самаритянином.

— В Дартстоуне есть полицейский участок?

— Есть.

— Вы можете отвезти меня к нему? Дело в том, что…

Он не дал ей договорить.

— Участок откроется не раньше девяти. Остаток пути они проделали молча. К тому времени, когда машина въехала на пустынные, сонные улочки городка, у Саманты созрело некое подобие плана: как только они остановятся, она выскочит из салона и бросится наутек. Преследовать ее он вряд ли решится.

Ждать долго не пришлось. Автомобиль свернул в узкий переулок и остановился возле шестиэтажного кирпичного здания.

— Выходите.

Саманта открыла правую дверцу, бросила взгляд на незнакомца и ступила на мостовую. Теперь все зависит от быстроты ног. Куда бежать? Конечно, к центру города. Она вздохнула и…

Ей даже не удалось набрать скорость — после первых двух шагов Саманта уткнулась ему в грудь. Как он успел ее опередить? Как оказался у нее на пути?

— Не ушиблись? Куда же вы так спешите? — осведомился он, и в его голосе ей послышались издевательские нотки.

— Я…я…

— Идите за мной. — Он взял ее за руку, и Саманта поняла, что шансов ускользнуть у нее уже не осталось. Путешествие мечты заканчивалось в убогом городишке, в квартире маньяка. Сил сопротивляться судьбе у нее уже не оставалось. Опустив голову, она шагнула вслед за ним в темный проем подъезда.


Ее разбудил луч солнца. Саманта сладко потянулась, зевнула и открыла глаза.

Она лежала на широкой кровати в совершенно незнакомой комнате с большим окном, занавешенным зелеными шторами, в щель между которыми и проник разбудивший ее луч света. Кроме кровати, в комнате присутствовала тумбочка с ночной лампой, стул, небольшое зеркало на стене и высокий, но узкий угловой шкаф. На стенах — бледно-лиловые обои, на полу — серый линолеум. Спальня — а в том, что это именно спальня, сомневаться не приходилось — Синей Бороды не отличалась роскошью. Интересно, а где же он сам?

Саманта помнила, как он предложил чашку чаю и, как она согласилась, а потом села к столу в кухне и… Похоже, что там, за столом, ее и сморил сон. Или она все же выпила чаю, а потом уснула? Может, он подсыпал ей чего-то?

В любом случае пора уходить. Как можно незаметнее. Но сначала надо посетить ванную.

Откинув ногами одеяло, Саманта вскочила и… тут же, ойкнув, вернулась в постель.

На ней не было одежды! Она спала голая!

Она совершенно не помнила, как раздевалась, и в таком случае получалось, что раздел ее он. Боже, какой позор! Она была полностью в его власти. Он мог сделать с ней все, что хотел!

А если сделал?

Короткий осмотр не выявил следов насилия, и Саманта, немного успокоившись, завернулась в одеяло и направилась к двери. Соседняя комната, по всей очевидности, служила гостиной. В щелку она увидела плазменный телевизор, кресло и диван, на котором покоилось нечто под клетчатым пледом.

Затаив дыхание, Саманта выскользнула из спальни и на цыпочках пробежала через гостиную. Она уже предвкушала успех, когда наступила на что-то твердое и охнула от боли. То, что лежало на диване, зашевелилось, клетчатый плед сдвинулся, пополз и…

Боже, он тоже спал голый!

Секунду-другую она стояла на месте, замерев от страха и изумления, потом сглотнула и тряхнула головой, отгоняя совершенно неуместные в данной ситуации мысли.

Ты полная дура! — сказала себе Саманта. Сейчас он проснется, порежет тебя на куски, а ты даже не успеешь принять душ!

Незнакомец на диване снова шевельнулся, и она поспешила в ванную.

Через двадцать минут из ванной вышел уже совсем другой человек: не дрожащая от страха провинциальная девчонка, не загнанная судьбой в угол простушка, а суровая и решительная воительница, готовая скрестить оружие, если понадобится, с самим сатаной. Ее темно-каштановые волосы были зачесаны назад и перехвачены в хвостик полоской обнаруженного в шкафчике бинта — ничего более подходящего там не нашлось, — а простыню сменил синий в желтую полоску халат, в который при необходимости завернулись бы три Саманты.

Хозяин квартиры встретил ее недовольным взглядом.

— Эй, с какой это стати вы нацепили мой халат?

— Другого, там не нашлось, — равнодушно ответила она. — Но если вы жизни себе не представляете именно без этого халата, то, пожалуйста, возьмите… — Рука ее скользнула к поясу. — Правда, хочу сразу предупредить, что после этого мне придется вас убить, потому что еще ни один мужчина не видел меня обнаженной.

Он посмотрел на нее немного странно, будто раздумывал, как именно эта девчушка собирается его убивать.

— Между прочим, мы вчера так и не познакомились, — продолжала наступление гостья. — Меня зовут Саманта, а вас?

Он смотрел на нее, словно на умалишенную.

— Хотите сохранить инкогнито? Боитесь, что если я узнаю ваше имя, то смогу провести обряд и забрать вашу силу? Что ж, пусть так. Но в таком случае я дам вам временное имя. Что-нибудь простое, незатейливое и безобидное, хорошо? Вы не против…

— Я — Крис, — перебил ее он. — Вам не надоело кривляться?

— О, великий молчун заговорил! В таком случае у меня к вам несколько вопросов. Но сначала позвольте поблагодарить за спасение на дороге. — Саманта церемонно поклонилась, совершенно забыв, что на ней мужской халат. Полы разошлись в стороны, и она едва успела запахнуться перед тем, как выпрямиться. — А теперь вопросы. Где моя одежда? Где я нахожусь? И где у вас телефон?

Крис вздохнул.

— Ваша одежда сушится. Я ее постирал. Вы находитесь у меня дома, в пригороде Денвера.

— Я хочу…

Он поднял руку.

— Я тоже. Дайте мне пятнадцать минут, чтобы принять душ. А вы пока приготовьте завтрак. Холодильник в вашем распоряжении. Потом поговорим.

Возразить против такого предложения было нечего, и Саманта согласно кивнула.

— Вам кофе или чай?

— Кофе. Черный и без сахара. Двойной крепости. — Уже повернувшись, он бросил через плечо: — И освободите мой халат.


А он не так уж плох, думала Саманта, готовя в кухне сандвичи с сыром и ветчиной и присматривая за кофеваркой. Высокий. Сильный. Наверняка занимался спортом. Возраст? Пожалуй, около тридцати пяти. Брюнет. Это плюсы.

А минусы? Небогат. Бесперспективен. Лишен чувства юмора. И туповат.

Как ни прикидывай, минусы перевешивают. И если с туповатостью еще можно смириться, то бесперспективность простить нельзя. Ну, как можно жить в такой дыре, как Дартстоун? А если человек не смог выстроить карьеру до тридцати, то дальше ему уже ничего не светит.

Саманта твердо верила в то, что успеха нужно добиваться в молодости, а после сорока почивать на лаврах. Рассчитывать на большой успех, живя в убогом Милфорде, не приходилось, вот почему она и решила распрощаться с родным городком.

Верный слову, хозяин квартиры вернулся через пятнадцать минут. За четверть часа он успел не только принять душ, но и одеться, и сейчас на нем были потертые джинсы и черная футболка.

— Кофе и сандвичи готовы, — объявила Саманта. — А вот халат вам придется подождать. Мне еще нужно погладить одежду.

Он пожал плечами.

— Хорошо, только поторопитесь. У меня дела, и через час я ухожу.

— Другими словами, через час я должна выкатиться?

— Понимайте, как хотите. Кстати, если собираетесь в полицию, могу подбросить.

— Спасибо. — Случившееся накануне накатило вдруг черной волной. Саманта опустила голову.

— Что случилось? — В его голосе прозвучали нотки участия. — Кстати, та машина на шоссе была ваша?

— Нет, не моя.

— Расскажете? — Он откусил изрядный кусок сандвича, прожевал и запил кофе. — Если машина не ваша, то, как же вы оказались ночью на шоссе да еще в полном одиночестве?

— Хотите послушать? — горько усмехнулась Саманта.

…Когда она закончила свой короткий, печальный рассказ, Крис еще с минуту молчал, доедая сандвичи и допивая кофе. Потом вытер губы тыльной стороной ладони, посмотрел на часы и перевел взгляд на гостью. Лицо его оставалось бесстрастным, и Саманте стало вдруг стыдно — какого черта распиналась? Перед кем? Да если бы ей сейчас резали горло ножом, он беспокоился бы только о том, как бы кровь не испачкала чертов линолеум!

— Что собираетесь делать? Вернетесь домой?

Она решительно покачала головой.

— Нет, только не это.

— Есть другие варианты?

Саманта вздохнула. Конечно, легче всего было бы позвонить домой, объяснить ситуацию и попросить выслать денег на обратную дорогу. И что дальше? Вернуться в родное захолустье с опущенной головой? Снова пойти работать на бумажную фабрику? Выслушивать бесконечные «тебе же так и говорили» и «не одна ты такая умная»? Просиживать вечера перед телевизором и ходить в кино с Луисом Джадсоном?

— Я должна добраться до Лос-Анджелеса.

— Зачем?

— Чтобы стать актрисой, — ответила она немного удивленно. — У меня уже есть агент. Я посылала ему свои фотографии, видеозаписи сценок. Он сказал, что у меня есть талант. Да, я знаю, что вы думаете. Еще одна глупая девчонка с большим самомнением, которая через пару недель окажется в постели какого-нибудь режиссера, снимется в эпизодической роли — и на этом для нее все закончится. — Саманта покачала головой. — Я вовсе не такая наивная. И знаю, что у меня нет большого таланта. Но зато я умею и хочу работать. Конечно, придется еще многому научиться, но… — Она остановилась, заметив, что ее слушатель зевнул. — Не верите?

— Мое мнение значения не имеет, — уклончиво ответил он. — Хотите ехать в Лос-Анджелес, поезжайте.

Она немного подумала.

— Как вы считаете, полиция сможет найти тех людей. Женщину я запомнила, а вот второго — похоже, это был мужчина — даже не видела.

Крис покачал головой.

— Я бы на вашем месте на это не рассчитывал, но в участок сходить нужно. Напишете заявление, поможете составить фоторобот. Думаю, вы не первая жертва этой парочки.

— Понятно. — Она побарабанила пальцами по столу. — Послушайте, Крис, мне нужны деньги. Где здесь можно заработать пару-тройку сотен баксов?

Он внимательно посмотрел на нее.

— Вы ведь собираетесь стать актрисой, да?

— Да, а что?

— У меня есть для вас работа.


2

<p>2</p>

Саманта уже не помнила, когда в ней проклюнулось желание играть, но хорошо помнила свой первый успех. Последние три года школьной жизни она занималась в театральном кружке, руководила которым учительница-пенсионерка, игравшая в далекой молодости на Бродвее. Первым проектом кружка стала постановка шекспировского «Отелло», в которой Саманте доверили роль Дездемоны.

Готовились долгих четыре или даже пять месяцев, и не всем хватило выдержки пройти путь до премьеры. За десять минут до начала спектакля Саманта выглянула в зал и ахнула — ни одного свободного места. Волнение, однако, улеглось, едва она вышла на сцену.

Окружающие никогда не баловали ее вниманием, но в тот вечер слава обрушилась на Саманту Ниагарским водопадом. Она почувствовала, что такое успех, что такое любовь зрителей, и поняла, что уже не сможет жить без этого. И тем не менее прошло еще три года, прежде чем решение созрело окончательно. В свои планы Саманта посвятила только одного человека, Джессику Рейнхорн, руководительницу школьного театрального кружка.

— Есть два пути, — медленно заговорила мисс Рейнхорн. — Лос-Анджелес и Нью-Йорк. Нью-Йорк любит и принимает только тех, у кого огромный талант, тех, кто готов годами стирать колени, ползая по сцене и полируя каждый жест. В Нью-Йорке карьера артиста движется с черепашьей скоростью. Другое дело Голливуд… — Мисс Рейнхорн помолчала, закурила и продолжила уже другим, мечтательным голосом: — В Голливуде звездой можно стать за одну ночь. Ты можешь лечь спать никем и проснуться знаменитостью. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на ожидание. Я поняла это слишком поздно. Решай сама, что устраивает тебя больше. И помни — никто не даст тебе никаких гарантий. Если ты не чувствуешь уверенности в себе, оставайся дома.

Саманте удалось — через знакомых одного знакомого — выйти на агента, который пообещал наладить контакты с нужными людьми и представить ее тем, кто все решает. На Западном побережье наличие таланта вовсе не является требованием первостепенной важности, и тот факт, что за спиной у нее уже был кое-какой опыт, означал, что ее можно вводить в игру.

Она умна, сообразительна, амбициозна и выглядит как надо. Или почти как надо. А то, чего не хватает, можно купить за деньги.

Саманта вздохнула — теперь ей не хватало и денег.

Но ничего страшного еще не случилось. Нужно лишь выработать новый план, добраться до Лос-Анджелеса, и все будет о'кей. Пусть родители, брат и сестры довольствуются ролями статистов в своем захолустном Милфорде, но у нее иные амбиции. Она оставит след на земле.

Во что бы то ни стало.


Саманта подняла голову и посмотрела в холодные стальные глаза Криса.

— И что же это за работа?

— Я собираюсь порыбачить.

— И?..

— Ты будешь тем самым червяком, что болтается на крючке.

— А если серьезно?

— Я предлагаю тебе роль.

— Неужели? — усмехнулась Саманта. — И кто же ты такой? Продюсер? Режиссер? Или ответственный за кастинг? О, теперь я понимаю, почему ты подобрал меня ночью! Наверное, разглядел мой талант, да?

— Хватит трепаться! — перебил ее он. — Ты нуждаешься в деньгах. Тебе предлагают работу. Соглашайся или отказывайся. Только имей в виду, что в Дартстоуне вариантов трудоустройства не так уж много.

— Ладно. Сколько займет работа?

— Не больше одного дня. Скорее всего, пару часов.

— И сколько я получу?

— Минимум триста баксов. Если все сработает, добавлю еще пару сотен.

Саманта ненадолго задумалась.

— Отсюда далеко до Лос-Анджелеса?

— Два дня пути.

— Хм, звучит заманчиво. — Она уже прикинула, что могла бы добраться до Лос-Анджелеса на попутке, а на пятьсот долларов можно продержаться целый месяц, если не больше. А через месяц она уже будет получать тысячи. В последнем Саманта не сомневалась. — Итак, что я должна сделать, чтобы заработать эти деньги?

— Сыграть роль.

— Это я уже слышала. Какую?

— Шлюхи.

Она прищурилась.

— Если думаешь, что заманишь меня в постель, то выбрось эту мысль из головы.

— Я об этом и не думал.

Ой, ли? Так уж и не думал?

— Мне придется обнажаться?

— Нет.

— Ладно, согласна.

— Но тебе придется сменить гардеробчик. За свой счет.

— Пусть так.

— Я отвезу тебя в одно место, где можно подобрать все необходимое. Как говорится, дешево и сердито.

— Хорошо. Но только после того, как я побываю в полиции.

— Поедем в участок сразу после завтрака.

— Отлично. А теперь расскажи, что это за работа и кто ты такой.

— Таких, как я, называют охотниками за головами. Ты, наверное, знаешь, что арестованных часто выпускают до суда под залог. Некоторые сбегают. Я разыскиваю беглецов и возвращаю за вознаграждение.

— То есть ты на стороне хороших парней?

— Можно и так сказать.

— Так что требуется от меня?

— Есть один парень, Сэмми Гонзалес. Тот еще мерзавец. Неделю назад за него внесли залог в сто тысяч долларов. И он сразу же исчез.

— А кто внес залог?

— Официально его адвокат, неофициально — партнеры по бизнесу. А главный бизнес Гонзалеса — незаконная переброска людей через границу.

— И что мне нужно сделать?

— По моим сведениям, Гонзалес скрывается сейчас в баре своего приятеля, Микки Дебарски. Мне там показываться нельзя. Если меня кто-то узнает, Гонзалес сразу же переберется в другое укрытие. Тебе нужно удостовериться, что он действительно там, и попытаться выманить его из бара.

— То есть привести к тебе? Крис кивнул.

— Да. За это ты и получишь премию.

— А сколько получишь ты? — поинтересовалась Саманта.

— Не твое дело.

Она задумалась. С одной стороны, изображать проститутку, уличную шлюху не самое достойное применение таланта. С другой — если все пройдет удачно, она уже сегодня получит денежки и продолжит путь. Конечно, дело рискованное, но кто не рискует…

— Ты меня прикроешь?

— Да. Если что-то пойдет не так, подашь сигнал и я буду уже через минуту. Но тогда на премию не рассчитывай.

— А как я подам сигнал?

— Я дам тебе мини-передатчик. В случае опасности нужно всего лишь нажать одну кнопку.

Саманта задумалась. Но не о том, принимать или нет предложение Криса. Против самой роли она ничего не имела. Более того, от одной лишь мысли применить талант на практике ее охватывало радостное волнение. Как говорила Джессика Рейнхорн, нет больших или маленьких ролей, есть большие и маленькие артисты. Да и роль шлюхи открывает широкие горизонты для творческой личности. Она будет горячей девчонкой. Сокрушительницей сердец. И она, черт возьми, заставит этого Сэмми Гонзалеса вылезти из логова, даже если для этого придется исполнить танец живота, залезть на шест или снять трусики через голову!

— Ладно. По рукам. Когда отправляемся на дело?

— Сразу после того, как заедем в полицию. А теперь одевайся. — Он достал из сушилки одежду и швырнул ей на колени.

Перед уходом Саманта попросила разрешения сделать один междугородный звонок, пообещав расплатиться позже. Перебрав в уме список родственников, она остановилась на старшей сестре, Венди. Венди отличалась уравновешенностью, не задавала лишних вопросов и ничему не удивлялась. К тому же у нее теперь была своя семья, так что на эмоции и беспокойство у Венди просто недоставало времени и сил.

Услышав голос сестры, Саманта сообщила, что застряла на пару дней в Дартстоуне из-за поломки машины, но во всех прочих отношениях у нее полный порядок.

— Дартстоун? А где это? — равнодушно спросила Венди.

— Недалеко от Калифорнии, — не вдаваясь в детали, ответила Саманта. — Обо мне не волнуйтесь.

Венди восприняла звонок, как нечто само собой разумеющееся и ограничилась тем, что взяла с сестренки обещание позвонить сразу же, как только та доберется до Лос-Анджелеса.

Саманта улыбнулась. Первый пункт плана выполнен — она выиграла немного времени.

Теперь нужно заработать денег, чтобы проделать остаток пути, не обращаясь за финансовой помощью к родственникам.

Еще через минуту они с Крисом спустились в расположенный в подвале гараж, где стояли две машины, сверкающий новенький внедорожник «мерседес» и потертый «шевроле» неопределенного цвета и возраста.

Саманта решительно направилась к внедорожнику.

— Какой красавчик, а? — Она провела рукой по гладкому бамперу. — Я проникаюсь к тебе все большим уважением.

— Руки прочь. Поедем на «шеви».

— На этой развалюхе? — Она удивленно покачала головой. — Зачем?

— Мы едем в весьма неприятный район, так что лучше не выделяться.

— Представляю, что ты предложишь мне надеть, — поморщилась Саманта.

Еще через десять минут она сидела в крохотной комнатушке за облезлым столом и отвечала на вопросы пожилого детектива, выглядевшего так, словно он и ночью вел борьбу с темными силами. Однотонный галстук с вечным узлом украшало кофейное пятно, а зачесанные на лоб волосы не скрывали ничего, кроме самомнения. Судя по выражению лица детектива, надежд на возвращение украденной машины было не больше, чем на встречу с метеоритом. В комнате для допросов полицейского участка Дартстоуна она провела минут пятнадцать. Одна-единственная лампа дневного света освещала крохотное, без окон, помещение с черным виниловым покрытием на полу, выкрашенными сияющей кремовой краской стенами и массивным обогревателем, который, то ли не работал, то ли не был включен. Поверхность тяжелого деревянного стола была изуродована чернильными пятнами, царапинами и сигаретными ожогами, а зеленый пластиковый стул помнил, должно быть, времена Великой депрессии. Установленный высоко над дверью вентилятор неутомимо жужжал, мелко дребезжа каждые шесть секунд.

Тем не менее, Саманта заставила себя не поддаваться отчаянию и, заполнив бланк заявления, с улыбкой передала его сержанту. В конце концов, что значит, потеря машины и восьми тысяч долларов по сравнению с шансом сыграть роль шлюхи!

Еще через десять минут Крис припарковал «шевроле» на грязной стоянке напротив книжного магазина с давно не мытыми окнами и лавчонкой видеопроката, между которыми втиснулось заведение неопределенного профиля.

Они вошли. Пахло примерно так же, как на чердаке, куда на протяжении нескольких поколений сваливали ненужный хлам. Стеллажи у одной стены занимала разнокалиберная посуда всех эпох и народов. Другую стену отдали тому, что с натяжкой можно было назвать бытовой техникой.

Крис подтолкнул Саманту к третьей.

Впечатление было такое, словно все женщины штата притащили сюда все скопившееся дома за последние пятьдесят лет тряпье.

Откуда-то из задней двери вышла продавщица, девица лет двадцати с небольшим в брюках-капри фиолетового цвета и облегающем джемпере, который, казалось, лопнет, если его владелица сделает глубокий вдох. Волосы ее выглядели так, будто их каждую неделю окрашивают в другой цвет.

— Чем могу помочь, красавчик? — спросила она, пожирая Криса глазами и плотоядно улыбаясь. — Требуется что-нибудь оригинальное? Или предпочитаем классику? «Армани» или «Брук Бразерс»?

— Одежда нужна ей. — Крис кивком указал на Саманту. — Что-нибудь поярче и подешевле.

Продавщица лишь теперь посмотрела на его спутницу.

— Найдем. — Она наклонилась и извлекла из-под прилавка огромных размеров тюк, битком набитый чем-то пестрым, блестящим и стопроцентно синтетическим. — Смотрите. На все вкусы.

Крис, покопавшись в хламе, выудил мини-юбку тигровой расцветки. Саманта покачала головой.

— Извините, не пойдет. Я, правда, не состою в Обществе защиты диких животных, но носить такое не согласна.

— Тебе надо изобразить уличную потаскушку, а не высокооплачиваемую девочку по вызову.

Саманта осторожно взяла клочок ткани и повертела с сомнением в руках.

— Она же мне и задницу не прикроет.

— Вот именно.

Крис вытащил из кучи черный топ с золотыми звездочками.

— Ну… — с сомнением протянула Саманта, пытаясь растянуть тряпицу. — А еще, что тут есть?

— Примерь и посмотрим. Какой у тебя размер обуви?

— Пятый.

Продавщица кивком указала на корзину, в которой вперемешку лежали сандалии, туфли, полусапожки и даже кроссовки. Несколько секунд Крис с видом знатока изучал эту гору мусора, потом одном движением вытащил пару чудовищ на толстенной платформе и с высоченными каблуками.

— Примерочная вон там. — Девица за прилавком сочувственно покачала головой и, заметив, что Крис отвернулся, шепотом добавила: — И где ты только подцепила такого урода?

Саманта ответила ослепительной улыбкой.

— На шоссе, дорогуша.

В примерочной она вылезла из джинсов и влезла в юбчонку. Потом стащила блузку и бюстгальтер и натянула через голову топ. Оставалось только оценить общий эффект. Саманта повернулась к зеркалу и застыла.

Юбка оказалась не просто коротка, а коротка донельзя, туфли превратили ее в сестру Гулливера. Появись она в таком виде на улицах родного Милфорда, половина населения городка заклеймила бы ее блудницей и растлительницей и потребовала бы вымазать в дегте, обвалять в перьях и изгнать на вечные времена.

Зато другая половина наверняка бы зашлась от восторга.

Саманта всегда любила переодеваться и была полностью согласна с Джессикой Рейнхорн, которая утверждала, что репетиции должны проходить только в костюмах. Избавляясь от своей одежды, она готовилась к трансформации в другой образ, другой характер.

Прежняя Саманта исчезла, и в примерочной стояла горячая девчонка, патрульная ночных улиц, дикая кошка. Она лениво подмигнула своему отражению в зеркале, призывно-кокетливо опустила ресницы, разгладила невидимые складки на бедре и, вскинув руки, разметала волосы, превратив скромную прическу примерной девочки в нечто беспорядочно-чувственное.

— Неплохо, — прошептала Саманта и вдруг заметила, что ее образу недостает убедительности в одной существенной детали. Ну, нет, так не пойдет. Высунув из-за желтой занавески голову, она поймала взгляд продавщицы. — На минутку… У вас найдется что-нибудь для макияжа?

— Мм… Да, конечно.

Саманта не любила пользоваться чужой косметикой, но, как говорится, искусство требует жертв. Да и вряд ли стоит привередничать человеку, с ног до головы вырядившемуся в чужие обноски.

Через пять минут из зеркала на нее смотрела жрица продажной любви с неимоверно черными бровями, ярко-красными, словно у только что отведавшего крови вампира, губами и подрумяненными щечками.

Да! — поняла она. Это то, что надо! Гонзалес будет ронять слюни.

Саманта вышла из примерочной в полной уверенности, что Крис если и не упадет замертво, то, во всяком случае промычит что-нибудь одобрительное.

Надежды ее разбились, как волны о камень.

Он смерил ее оценивающим взглядом, и она мгновенно поняла, что зацепила его, пробудила дремлющее желание, заставила сердце перейти, по крайней мере на вторую передачу. Разумеется, о такой красотке мечтает каждый мужчина, в жилах которого течет кровь, а не подкрашенная клюквенным сиропом водичка.

Его взгляд прополз выше и остановился на ее груди. Лоб прочертили две вертикальные морщины. Крис нахмурился и разочарованно покачал головой.

Она моментально скисла и опустила руки.

— Что?

Он шагнул к ящику с нижним бельем и, выхватив из кучи жуткий красный бюстгальтер, швырнул его Саманте. Видеть столько лайкры и кружев в одном месте ей еще не приходилось. Проблемы с заполнением свободного пространства возникли бы даже у Памелы Андерсон и Анны Николь Смит.

Крис повернулся к продавщице.

— Пачка салфеток найдется? Та покачала головой.

— Боюсь, что…

— А туалетная бумага?

Она кивнула и уже через полминуты, сбегав в туалетную комнату, вернулась с рулоном розовой туалетной бумаги.

— Вот…

Крис бросил рулон Саманте.

— Приступай.

— Шутишь?

— Я похож на шутника?

Нет, на шутника он не походил. Улыбка скорее посетила бы каменные лица президентов на горе Рашмор, чем эту застывшую физиономию.

Она снова скрылась в примерочной и приступила к делу. Бумаги едва хватило. Представив бывшую владелицу бюстгальтера, Саманта поежилась. Воображение рисовало нечто невероятное. Нормальная женщина не могла иметь таких грудей. Может быть, сестра Годзиллы…

Она повертелась перед зеркалом, проверяя, все ли в порядке. Покачала головой. И с оптимистичной улыбкой выступила из-за шторы.

— Ну, что думаешь? Тебе нравится? Только не вздумай стряхивать пепел мне за пазуху.

Крис отвернулся.

— Пойдет.

Он уже достал бумажник, когда Саманта вдруг поняла, что в таком наряде покроется гусиной кожей, как только переступит порог.

— Эй, стой! Я же замерзну!

— Так купи себе пальто.

— Пальто? — Молчавшая последние две или три минуты продавщица мгновенно оживилась. — О! У меня есть чудесная курточка! Вам только ее и не хватает! Минутку!

Она промчалась по проходу между ящиками, тюками и узлами и вернулась с курточкой, сшитой из кусочков лиловой кожи.

Угадать, какое именно животное могло иметь такой окрас, было невозможно.

— Клево, да? — с придыханием спросила продавщица. — Я и сама на нее глаз положила, но эта прелесть тянет на восемь баксов, а мне надо еще дожить до пятницы. К тому же, если честно, на тебе она будет смотреться лучше.

Комплимент прозвучал довольно двусмысленно. Саманта подергала себя за мочку уха. Восемь баксов? В данный момент эта сумма представлялась ей эквивалентной восьми тысячам. С другой стороны, за такую потрясную вещь можно было бы отдать и больше.

Она повернулась к Крису.

— За куртку платишь ты.

— То есть?

— Обеспечение работника спецодеждой — обязанность работодателя.

— Но ты же потом оставишь ее себе!

— Надеюсь, что оставлю. Или ты претендуешь на то, чтобы добавить ее к своему гардеробу?

— Из нее мог бы получиться неплохой коврик, — шепнул Крис ей на ухо.

— Соседи сочли бы тебя за извращенца, — так же шепотом ответила Саманта.

Он обжег ее суровым взглядом, тяжко вздохнул и повернулся к продавщице.

— Ладно. Я беру эту чертову куртку. Девица просияла.

— Я, пожалуй, уже не буду переодеваться, — сказала Саманта. — У вас найдется мешок для моей старой одежды?

— Секундочку.

Саманта сняла куртку с вешалки, просунула руки в рукава и отошла к зеркалу.

— Красота! Упасть не встать. — Она посмотрела через плечо на Криса. — Тебе нравится, милый? Прелесть, правда?

— Да, — пробормотал он. — Правда. Саманта покачала головой.

— Ты такой мрачный. Ну, что еще сделать девушке, чтобы услышать доброе слово?

— Мы идем работать, а не на свидание.

— Уверена, ты уже забыл, когда в последний раз приглашал кого-то на свидание.

— Тебя это не касается.

— Ты бы попробовал хотя бы раз улыбнуться. Сделай одолжение, а? Этот день войдет в американскую историю.

— Пустое.

— Ты всегда такой ершистый?

Крис достал из бумажника и бросил на прилавок двадцатку. На Саманту он даже не смотрел.

— Плохой день? Молчание.

— Проигрался в Лас-Вегасе? Ни слова.

— Послушай, нет такой проблемы, которую нельзя было бы решить. Уверена, дело не в системном сбое. Если бы ты…

Он схватил ее за локоть и оттащил в сторону.

— Тебе нужна работа или нет? Саманта удивленно заморгала.

— Конечно, нужна.

— Так вот. В этой работе нужно уметь заткнуться, когда требуется. А потребуется скоро — как только мы выйдем отсюда. Ясно? Справишься?

Она удивленно вскинула брови.

— Хочешь, чтобы я сыграла молчаливую соблазнительницу?

— Вот именно.

Саманта хитро усмехнулась.

— А если потребуется сказать что-нибудь этакое? Выругаться, например?

Он промолчал. Вернувшаяся из подсобки продавщица протянула мешок. Крис схватил его, затолкал туда вещи Саманты и потащил ее к выходу.


3

<p>3</p>

Крис нервничал, что удивляло его и даже немного пугало. Размышляя о причинах столь необычного состояния, он пришел к выводу, что виной всему сидящая рядом женщина. Нет, выглядела она именно так, как ему и требовалось. Никаких претензий к одежде, макияжу и всему прочему он предъявить не мог. Поглядывая на нее краем глаза, Крис снова и снова убеждался, что не ошибся, предложив ей рискованную роль. Если Гонзалес в баре, он обязательно обратит внимание на такую красотку.

Тогда откуда нервозность?

Наверное, дело было в том, что ему не нравились ситуации с сомнительным исходом. А сейчас ситуация складывалась именно таким образом.

Впрочем, с чего ему волноваться? Задача у нее простая: выманить Гонзалеса на улицу. Вот и все. Судя по тому, что рассказывали об этом типе, он потащился бы за первой попавшей на глаза юбкой, а у Саманты хватало и других достоинств.

Остановившись на красный свет у переезда, Крис открыл бардачок, достал блокнот, вынул из него фотографию и передал Саманте.

— Посмотри хорошенько и запомни. Это и есть Сэмми Гонзалес.

Она внимательно всмотрелась в грубоватое лицо с глазами слегка навыкате и щеголеватыми черными усиками.

— А ты уверен, что он в баре? Что ему там делать в такую рань?

— У меня есть информатор. По его словам, Гонзалес должен быть здесь именно с утра. Во-первых, у него назначена встреча с одним старым приятелем, а во-вторых, он большой любитель бильярда. Так что можете не сомневаться, наш клиент будет там.

— Тогда почему его не ловят полицейские? Им ведь это было бы легче, чем тебе?

— Ты же видела нашу полицию. К тому же нарушителей много, а у полицейских и других дел хватает. Им удобнее, что подобными делами занимаются такие, как я.

— Но если Гонзалес нарушил закон, если знает, что его ищут, то почему ведет себя так неосторожно? Почему не отсиживается где-то, а разгуливает по барам?

— Такой уж это народ. Меняют работу, меняют одежду, меняют подружек, но привычек не меняют никогда. Если кто-то любит покатать шары, ищи его в боулинг-клубе. Если любитель пиццы, загляни в пиццерию.

— Довольно глупо, тебе не кажется?

— А почему ты думаешь, что преступники отличаются большим умом? Мне, например, среди грабителей банков профессора не попадались.

— Тогда почему ты сам не зайдешь в этот бар и не арестуешь его на месте?

Крис вздохнул — попадаются же такие непонятливые.

— Потому что бар — это его территория. Меня здесь знают, приходилось брать кое-кого раньше. Если я туда сунусь, меня обязательно узнают и тогда всякое может случиться.

— Ну, не знаю, — с сомнением заметила Саманта. — Я бы с тобой связываться не стала.

— А они станут. Их ведь кулаком не испугаешь. Придется драться, а то и стрелять, а я этого не люблю. Мне по душе порядок и тишина. Чтобы без лишнего шума.

Она улыбнулась.

— Звучит не очень заманчиво. В кино парни вроде тебя только и делают, что крушат челюсти и палят из револьвера.

— Мне это ни к чему. Поймать пулю — дело нехитрое, а мне валяться в больнице не хочется. Да и дорого.

— Но если кто-то все же достанет оружие? Что ты будешь делать? У тебя ведь даже ножичка нет.

— Почему ты так думаешь?

Она окинула его пристальным взглядом, прошлась по куртке, джинсам, сапогам.

— Не вижу.

— Вот и хорошо.

— Так, где же ты его прячешь?

— Не твое дело.

Она пожала плечами.

— Не хочешь говорить, не говори. Мне просто интересно.

Крис свернул в узкий переулок. Дома здесь были обшарпанные, под стать «шевроле», их обитатели успешно прятались от чужаков, и единственными признаками жизни служили две дворняжки, не проявлявшие к гостям ни малейшего интереса.

— Послушай, — сказал он. — Я вооружен всегда. Всегда. Но за все годы работы, а это без малого одиннадцать лет, мне ни разу не пришлось применять оружие. И в меня, между прочим, тоже не стреляли ни разу. А знаешь почему?

— Почему?

— Потому, что я не рискую. И тебе рисковать не позволю. Сейчас ты зайдешь в бар, удостоверишься, что Гонзалес там, пообещаешь ему рай на земле за сотню баксов и выведешь на улицу. Дальше в игру вступаю я. И никакой самодеятельности, понятно?

— Понятно. — Саманта поджала губы. — Только вот насчет сотни баксов…

— Что? — Судя по тону, ему с трудом удавалось сохранять спокойствие.

— Не слишком ли мало? Неужели я стою всего лишь жалких сто долларов?

Он усмехнулся.

— Не знаю. А ты считаешь, что можешь потребовать больше?

Она наклонилась к нему, приоткрыла губы и нежно проворковала:

— Даже не сомневайся, малыш. Я бесценна. У него вдруг пересохло во рту, а сердце, замерев на мгновение, запрыгало, как у мчащегося через поле зайца. Черт, девчонка действительно умеет подать себя! Он ощутил острый приступ желания и…

По ушам ударил пронзительный гудок.

Крис оглянулся — сигналили сзади. Переулок был узкий, и «шевроле», остановившись посередине проезжей части, блокировал движение. Он принял в сторону, прижавшись к тротуару.

Саманта одарила его победной улыбкой.

— Ну как? Получилось?

— Что получилось? — Ему понадобилось сделать над собой усилие, чтобы не выдать нахлынувших не ко времени чувств.

— Гожусь на роль?

О да, черт возьми, она годится на эту роль! И не только на эту.

— Но не думай, что все будет так просто. Гонзалес не больно умен, но и не дурак и подставу за милю чует.

— Не беспокойся. — Она посмотрела на себя в зеркало. — Я приведу его к тебе, как бычка на веревке.

— У тебя не больше четверти часа. — Крис опустил руку в карман и вытащил нечто похожее на пуговицу. — Держи.

— Что это? — удивилась Саманта.

— Беспроводной приемник. Вставь в ухо. Заметить его трудно, а я буду постоянно на связи. И еще вот это. — Он протянул ей передатчик размером в половину авторучки. — Засунь в бюстгальтер. Я буду слышать все, что ты говоришь.

Впервые за все время она нахмурилась и озабоченно посмотрела на него.

— По-твоему, мне может угрожать опасность?

— До тех пор пока ты на связи, бояться нечего. Если ситуация обострится, если что-то пойдет не по плану, я войду и вытащу тебя оттуда. Мне понадобится не больше десяти секунд. Ясно?

Саманта кивнула.

— Но это крайний случай. Будешь действовать по плану — и ничего не случится. Все, что тебе нужно, это вытащить его за дверь. Я надеваю на него браслеты и засовываю в машину. Конец игры.

— Я его вытащу. Можешь не сомневаться.

— И вот еще что. Босс в этом деле я. Если я скажу, что надо уходить, уходи. Даже если тебе кажется, что все в порядке. Сражу же. Без вопросов.

Она кивнула.

— Но если нам что-то помешает, я получу свои денежки?

— Если сделаешь все так, как я скажу, то да. Без премиальных, но получишь.

— Отлично. И не волнуйся, Крис. Ты еще будешь рассказывать своим внукам, как взял Сэмми Гонзалеса. — Она вышла из машины и направилась к бару «Зуб акулы», покачивая бедрами так, как, по ее представлению, и должны ходить представительницы древнейшей профессии.

Провожая ее взглядом, Крис вдруг подумал, что, пожалуй, перебрал с маскарадом. Наверное, юбку можно было выбрать подлиннее, а топ посвободнее. Кроме Гонзалеса в баре будут и другие парни, и отхватить такой лакомый кусочек захочется каждому. Если с ней что-то случится…

Он едва удержался от того, чтобы выскочить из машины, догнать ее, схватить за руку и вернуть.

Саманта уже подходила к бару, когда оттуда вышли двое. Вышли и тут же остановились, разглядывая ее с нескрываемым интересом. Один что-то сказал другому, и оба мерзко расхохотались.

— Не останавливайся, — прошептал Крис. — И даже не смотри на них.

— Но они же смотрят на меня, — прошептала в ответ Саманта. — Я их зацепила, да?

— Черт, не вздумай подрабатывать на стороне! — зашипел он. — Иди в бар. Твоя цель — Гонзалес.

— Да, босс.

К счастью, потенциально опасная ситуация разрешилась сама собой. Уже порядком поднабравшаяся парочка, по-видимому, удовлетворилась созерцанием прошествовавшей мимо красотки, а Крис, облегченно вздохнув, повернул к стоянке. Колеса завертелись, и ему оставалось лишь надеяться, что игра и дальше пойдет по его правилам.


Интерьер бара вполне соответствовал тому впечатлению, которое сложилось у Саманты при первом взгляде на это мрачное заведение. Просторное, но плохо освещенное помещение занимали небольшая стойка, с полдюжины замызганных бильярдных столов, кучка сомнительного вида личностей и стелющиеся слои сизого дыма.

Гонзалеса она заметила сразу — он играл за угловым столом под неоновой вывеской с рекламой пива. Среднего роста, невзрачный, в черной рубашке, черных брюках и синих кроссовках.

В ухе затрещало.

— Что там? — послышался непривычно тонкий голос Криса.

— Порядок. Объект здесь. Как ты и говорил.

Гонзалес, похоже, только что выиграл партию, потому что его противник с унылым видом отсчитывал бумажки. Не успел победитель положить деньги в карман, как из дальнего угла бара выплыла высокая блондинка с копной растрепанных волос. Другими составляющими образа были ярко-красный свитер с короткими рукавами и кожаные брюки с заплатками в форме сердечек на коленях. Подойдя к Гонзалесу, она шепнула что-то ему на ухо. Он кивнул и шагнул к бару.

Пора, решила Саманта. Занавес поднят. Мой выход.

Не успел Гонзалес забраться на стул, как она уже заняла соседний и, скрестив ноги, повернулась к нему.

— Удачный денек, а, красавчик?

Прежде чем ответить, он окинул ее оценивающим взглядом. Потом достал из заднего кармана пачку сигарет, выбил одну щелчком и ловко забросил в рот.

— Удачный? А с чего ты так решила?

— Ну, ты же в выигрыше. — Она улыбнулась, демонстрируя желание порадоваться удаче вместе с ним.

Гонзалес прикурил и глубоко затянулся.

— Удача здесь ни при чем.

— Богатые парни обычно щедрые. Не хочешь угостить девушку стаканчиком? — Саманта распахнула куртку. Прием сработал — взгляд моментально устремился к цели.

— Почему бы и нет, малышка. — Он сделал знак бармену. — Что будешь?

— Джин с тоником, — бросила она через плечо. — А ты здорово играешь.

Гонзалес равнодушно пожал плечами. Разговор не клеился.

— Давно этим развлекаешься? — спросила Саманта.

— С детства.

— А… — Она помолчала, отчаянно придумывая, как перейти к сути дела. В ухе опять затрещало.

— Хватит болтать, — прошипел Крис. — Тащи его на улицу.

Саманта подалась вперед и, протянув руку, погладила Гонзалеса по запястью.

— А как насчет повеселиться в другом месте? Я знаю тут рядом премиленькое местечко…

— Я не против. — Он потушил сигарету. — Только сначала скажи, во сколько мне это обойдется.

Ответить Саманта не успела, потому что блондинка в кожаных брюках, почувствовав угрозу своим интересам, поспешила к месту торга и взгромоздилась на стул по другую сторону от Гонзалеса.

— Эй, мы же вроде бы договорились, что ты угощаешь меня? — обиженно протянула она, бросая на соперницу сердитый взгляд. — Заблудился?

Гонзалес широко улыбнулся.

— Конечно нет, крошка. Просто сделал остановку в пути. — Он еще раз кивнул бармену. — Еще один джин с тоником.

— Саманта? — прошептал Крис. — Что происходит?

Она отвернулась.

— Похоже, твой приятель пользуется здесь большим спросом. У меня конкурентка, так что придется побороться.

— Только не затягивай.

Надо пускать в ход тяжелую артиллерию, решила Саманта и пробежала пальчиками по плечу Гонзалеса.

— Ты слушаешь меня, малыш? Я как раз собиралась познакомить тебя со всем меню. Обещаю, скучно не будет. Ты же любишь острое, да?

Прежде чем он успел ответить, блондинка поймала взгляд Саманты и покачала головой.

— Двигай-ка отсюда, девочка. Я пришла первой.

— Извините? — непонимающе нахмурилась Саманта. — Не понимаю, о чем вы говорите.

— Сейчас поймешь, — пообещала блондинка и тут же подкрепила свои угрозы действием: схватила конкурентку за руку, стащила со стула и подтолкнула к выходу. — Я обхаживаю парня уже полчаса, жду, а ты приходишь и думаешь, что здесь все твое. Проваливай и забудь сюда дорогу!

Саманта сложила руки на груди и покачала головой.

— Ну, уж нет. У нас страна свободной конкуренции, так что пусть решает клиент.

— Он уже все решил! — безапелляционно заявила блондинка и выжидательно посмотрела на Гонзалеса, с любопытством наблюдавшего за происходящим.

Еще несколько личностей, явно превысивших свой срок пребывания на свободе, отвлеклись от бильярда, чтобы понаблюдать за необычным поединком.

— Эй, Сэмми, а ты, оказывается, малый не промах! — крикнул кто-то. — Подцепил сразу двоих!

— На что ты их взял, Сэмми? — поинтересовался другой.

— Так что, малыш? Идем ко мне? — с надеждой спросила блондинка. — Не пожалеешь.

— Саманта! — зашипел в ухе голос Криса. — Будь осторожна. Веди себя благоразумно! Не связывайся с ней. Отступи!

Отступить? Никогда в жизни Саманта ни перед чем и ни перед кем не отступала, а уж тем более, перед какой-то крашеной шлюхой.

— Так ты идешь? — В голосе конкурентки уже звучали нетерпеливые нотки.

— Он идет, но не с тобой, а со мной, — возразила Саманта.

Блондинка помахала пальцем у нее перед носом.

— Здесь тебе ничего не светит, ясно? И вообще, это моя территория. Ты здесь в первый раз, а я уже третий месяц. Слышала о профессиональной этике?

— Что еще за этика? — усмехнулась Саманта. — В любви, как и на войне, все средства хороши.

— Вот как?! — взвизгнула блондинка. — На войне? Так тебе войны захотелось? Ладно!

О том, что произошло бы дальше и кто взял бы верх, в схватке двух жриц любви, остается только гадать, поскольку вышедший из-за стойки хозяин встал между соперницами, как рефери на ринге.

— Эй, хватит! Хотите подраться — на улицу! Вас только мне не хватало. — Он повернулся к Гонзалесу. — Сэмми, решай сам, а то эти две кошки передерутся чего доброго, а нам, как понимаешь, неприятности ни к чему.

— Ты прав, Джонни, — с важным видом согласился Гонзалес, похоже впервые ставший объектом внимания сразу двух женщин. — Вот что, девочки, кончайте препираться. Как насчет того, чтобы повеселиться втроем, а? Никому не обидно, и все довольны.

— А, черт! — прошептал Крис. — Уходи оттуда. Сейчас же!

Умом Саманта понимала, что ситуация действительно развивается по непредсказуемому сценарию и что ей лучше отступить, но гордость отказывалась принимать такой вариант. Во-первых, у нее есть работа. Во-вторых, она хорошая актриса и просто обязана переиграть зарвавшуюся шлюшку.

— Третий в таких делах лишний. Поверь мне, она нам только помешает. — Она посмотрела на Гонзалеса своим особенным взглядом, безотказно действовавшим на парней в далеком Милфорде.

— Не слушай ее, — вмешалась блондинка. — Со мной вторая тебе просто не понадобится. Да и платить придется только одной. Подумай об экономии.

Гонзалес заметно оживился. Похоже, мысль о деньгах только сейчас пришла ему в голову. Он выжидательно посмотрел на Саманту.

Мяч был на ее стороне, и спасти ее мог только быстрый ответ. Откуда он пришел, она и сама не знала, но описанная ею в следующие несколько секунд любовная прелюдия произвела на слушателей сильное впечатление. Только вот Крису это совсем не понравилось.

— Что ты такое говоришь?! Замолчи и проваливай! Не провоцируй его!

Глазки у Гонзалеса разгорелись. В эту минуту он напоминал голодного кота, перед которым поставили два блюдца со сметаной.

Однако блондинка лишь пренебрежительно махнула рукой и ответила столь внушительной презентацией своих умений, что в зале послышались аплодисменты.

Гонзалес плотоядно облизался.

— Ах, так! — воскликнула Саманта и подбоченясь встала перед ним. — И ты готова сделать это за шестьдесят баксов?

У ее соперницы брови поползли на лоб.

— За шестьдесят баксов? Шутишь?! А кто будет оплачивать мои счета?

— Уходи немедленно! — повысил голос Крис. — Это дело добром не кончится!

На лице блондинки отразилась тяжелая работа мысли.

— Хорошо, я возьму с тебя полсотни, — объявила она Гонзалесу.

— Сорок! — ответила Саманта.

— Тридцать! — бросила на весы блондинка. Гонзалес рассмеялся — аукцион на понижение доставлял ему истинное удовольствие.

— Итак? — Он посмотрел на Саманту. — Слово за тобой, детка. Что скажешь? Кажется, я слышу двадцать?

Она вздохнула, решительно вскинула голову и сделала шаг вперед.

— Я не возьму с тебя денег. Крис застонал.

— Что ты такое говоришь?! Никто не делает это бесплатно! Ты навлечешь на себя подозрение!

— Ты не возьмешь с меня денег? — изумленно повторил Гонзалес. — Я ничего не перепутал?

— Не перепутал, — произнесла Саманта. — Сегодня такой день. День бесплатной любви. Почему бы и нет?

— Нет! — крикнул Крис. — Уходи! Немедленно!

Чего он не понимал, требуя от нее уйти, так это магической силы слов «бесплатная любовь». Теперь ее просто не отпустили бы.

Гонзалес развел руками и с сожалением повернулся к блондинке.

— Прости, милая, но сегодня не твой день. Разве что ты готова доплатить мне, а?

— Я? Доплатить тебе? — Блондинка покачала головой и сочувственно посмотрела на Саманту. — Извини, сестренка, но ты, похоже, спятила. Помяни мое слово, в этом городе тебе уже никогда никто не заплатит. — Она повернулась и отошла к барной стойке.

В первую секунду Саманта испытала небывалый восторг. Она победила в настоящей жизненной схватке! Взяла верх над профессионалкой. А какой хитрый ход! Какое тонкое понимание психологии! Ведь больше всего на свете людям нравится получать что-то бесплатно. Ха-ха! Дешевая блондинка оказалась недостаточно дешевой!

— Эй, парни! — Гонзалес повернулся к завсегдатаям заведения. — У нас сегодня праздник! Эта милашка предлагает себя задаром.

— Задаром? — переспросил кто-то. — Да она никак спятила!

— Может, и спятила, — согласился Гонзалес. — Но нам-то что за дело?

Нам? Саманта замерла. Такого поворота она не предвидела.

Между тем из темных углов бара уже выползали, как тараканы на свет, мрачные типы с похотливыми ухмылками и горящими глазами.

— Уходи! — прокричал ей в ухо Крис. — Сейчас же!

— Не могу, — прошептала она. — Они взяли меня в кольцо.

— Слушай, Сэмми, — подал голос один из любителей дармовой любви, — а зачем тащиться на холод? У Монка есть комнатушка наверху. С кроватью.

Монком, судя по всему, звали хозяина заведения, потому что на новое предложение откликнулся именно он.

— Ну, я-то еще не спятил, — усмехнулся он. — Желающие пусть сбросятся по десятке.

— Так и быть. Я согласен. — Верзила с физиономией Шрека бросил на стойку десять долларов. — Буду за тобой, Сэмми.

Ой-ой! Саманта отступила к стене.

— Крис, — прошептала она. — Меня сейчас потащат наверх. Что делать?

— Держись, милая. Я уже иду!


4

<p>4</p>

Схватив Саманту за руку, Гонзалес потянул ее к лестнице у дальнего конца барной стойки. Судя по всему, бесплатное угощение сваливалось на него нечасто, и теперь он спешил получить свое, пока спятившая незнакомка не передумала и не пошла на попятный.

Впервые с начала операции под прикрытием, до Саманты дошло, что она ввязалась в серьезную игру и что здесь нельзя, как на репетиции, просто сказать «Стоп!» и переиграть сцену сначала. Впервые ей стало по-настоящему страшно.

Она уже собиралась заявить объятому похотью Гонзалесу, что страдает нехорошей болезнью или предпочитает мужчинам женщин, когда дверь распахнулась и в проеме на фоне яркого дня возникла могучая фигура спасителя.

Крис не произнес еще ни слова, но его поза и взгляд уже возымели на посетителей «Зуба акулы» отрезвляющее действие. Двое или трое молча отступили в полумрак, из которого их выманило опрометчивое заявление Саманты. Еще двое расступились, как только новый гость сделал шаг в их сторону.

— Эй! — крикнул кто-то из угла, обращаясь к Гонзалесу. — Я его знаю! Это подстава!

Расстояние между мужчинами уже сократилось до двух-трех ярдов, когда Гонзалес выхватил из-под куртки револьвер. В следующий момент Крис сжал его руку и резко вывернул в сторону. Выстрел в закрытом помещении прогремел с такой силой, что у Саманты заложило уши. Пуля ударилась в стену под потолком, обрушив на пол пласт штукатурки. Пронзительно вскрикнула блондинка. Бармен исчез за стойкой. Пара смельчаков, рванулись было к Крису, но тот обжег их коротким взглядом и они отступили.

В следующий момент револьвер Гонзалеса вывалился из пальцев и грохнулся на пол, а в руке Криса оказался неизвестно откуда возникший пистолет.

— К стене! Ноги расставить! Руки за спину!

Гонзалес, рассыпая проклятья, подчинился, и через секунду у него на запястьях защелкнулись наручники.

— Саманта, уходим!

Крис уже тащил арестованного к двери, когда Саманта опомнилась и побежала за ним.

— В машину! Живей!

Она молча кивнула, толкнула плечом дверь и, выскочив из прокуренного бара, устремилась к «шевроле». Крис рывком открыл дверцу и запихнул упиравшегося Гонзалеса на заднее сиденье. Двигатель взревел, шины протестующе взвизгнули, и машина вырвалась со стоянки.

Прошло секунд пятнадцать, прежде чем Саманта искоса взглянула на Криса.

— Послушай, я…

— Помолчи.

— Я только хотела сказать…

— Не надо.

— Если бы ты…

— Заткнись!

Саманта посмотрела в зеркальце, увидела перекошенное злостью лицо, не предвещавшие ничего хорошего глаза и проступившие на скулах желваки и решила, что сейчас самое лучшее последовать этому совету.

Похоже, над ней сгущались тучи.

«Шевроле» несся по улицам Дартстоуна с такой скоростью, какой от него вряд ли кто-то ожидал. Крис вцепился в руль побелевшими от напряжения пальцами. Жаль, что в запасе только одна пара наручников — ему доставило бы огромное удовольствие украсить стальными браслетами еще и руки Саманты. Да и ножные кандалы были бы не лишними. В крайнем случае, пригодилась бы и смирительная рубашка.

Впрочем, нет. У него есть кое-что получше. Старый добрый скотч. Залепить ей рот, и жизнь уже стала бы намного легче.

Благословенное молчание не продлилось и двух минут. Саманта постучала его по колену.

— Ну? Так и будешь дуться?

— Дуться?! — вскипел он. — Думаешь, я на тебя дуюсь? Да ты еще не видела, каким я бываю, когда начинаю дуться. А уж если меня кто разозлит…

— Ладно, перестань. Я всего лишь хотела…

— Слушать не желаю! Я приказал тебе уходить. Ты не послушалась. В результате мы оба едва не поплатились головой. Ты хоть представляешь, что случилось бы, если бы те парни оказались чуть посмелее? Да нас просто растерзали бы на месте.

— Но важен ведь результат, разве нет? А результат налицо: ты взял Гонзалеса. — Она посмотрела в зеркало — арестованный с хмурым видом сидел сзади, с тоской поглядывая в окно.

Крис вдавил в пол педаль тормоза и одновременно бросил руль вправо. «Шевроле» влетел на стоянку возле какого-то магазинчика и замер.

— Я не люблю пускать в ход оружие. И не люблю, когда в меня стреляют. Это тебе понятно?

— Но ты же носишь пистолет.

— Это ничего не значит. Я не ковбой, который сначала палит из кольта, а потом смотрит, кого он там продырявил.

— А я не пойму, с чего ты так завелся. Все закончилось хорошо. Ты герой. Гонзалес отправится за решетку.

Крис глубоко вздохнул и попытался сосчитать до десяти.

— Ты непредсказуема. Ты порождаешь хаос. Я люблю порядок и не терплю хаоса. Где ты видела, чтобы молодая красивая женщина предлагала себя бесплатно такому негодяю, как Гонзалес? Я много чего повидал в этом бизнесе, но такое наблюдал впервые. Она улыбнулась.

— Так я, по-твоему, красивая?

Крис недоверчиво взглянул на нее. Впору завыть от отчаяния. Неужели ее ничем не прошибешь? Неужели она не понимает, что ей угрожало?

— Знаешь, я уже начинаю жалеть, что поспешил и помешал тем парням получить то, что ты им обещала.

— Перестань. — Саманта беззаботно махнула рукой. — Ты прекрасно понимаешь, что не позволил бы себе равнодушно наблюдать со стороны, как кто-то измывается над девушкой.

— Неужели? Ты так в этом уверена?

— Ты же обещал. Сказал, что, если я буду исполнять все твои инструкции, ничего плохого мо мной не случится. Я тебе поверила. И не ошиблась.

Она посмотрела на него своими большими карими глазами. Такими доверчивыми и невинными. Надо признать, это действовало безотказно. Он никогда не считал себя простаком, который тает от одного лишь женского взгляда, но сейчас…

Черт!

— Извини и не обижайся. Мне действительно очень жаль, что тебе пришлось вмешаться. Я виновата. Я отступила от плана.

Крис вздохнул.

— Послушай…

— Нет. Ты имеешь все основания сердиться. Хочешь наорать на меня, наори. Знаю, что заслужила. Давай.

Ну, что с ней делать?! Он бы накричал, но какое удовольствие ругаться, если ругаешься как будто по разрешению? Она снова взяла верх и повернула ситуацию в свою пользу. Крис лишь скрипнул зубами.

— И я очень тебе благодарна. Ты снова меня спас. Уже во второй раз за последние два дня. Знаешь, Крис, ты настоящий герой.

Он даже заморгал от изумления. Герой? Она назвала его героем?! Нет. Это очередной подвох. Хитрая девчонка пытается манипулировать им, но он не поддастся на сладкие слова и сохранит за собой право злиться тогда, когда ему захочется, и орать, не спрашивая ни у кого разрешения.

И все же, надо отдать ей должное, действует она ловко. Перехватила инициативу, признала вину, выставила себя попавшей в беду невинной, доверчивой дамочкой, а его рыцарем в сияющих доспехах. Да вот только умолчала о том, что в беду попала по собственной инициативе и вполне заслужила не спасения, а вечного заключения в темницу.

Саманта взглянула на него умоляюще.

— Ты еще злишься?

— Да.

Она улыбнулась.

— А вот и не злишься. Я же вижу. Голос сердитый, а лицо совсем не злое.

Крис насупился.

— Нет-нет, меня не проведешь. Когда человек злится по-настоящему, у него другое выражение.

— Эй, голубки, — подал голос Гонзалес, — почему бы вам не обняться и не поцеловаться, а? У меня от вашей болтовни уже уши вянут.

— Заткнись, — бросил через плечо Крис.

Гонзалес мерзко рассмеялся и начал причмокивать и издавать прочие мерзкие звуки. В другой ситуации Крис остановил бы машину и врезал негодяю по зубам, но сейчас позволить себе такое не мог. В его работе многое зависит от созданного и ежедневно подкрепляемого имиджа сурового парня, который знает, что делает, и не тратит время на пустые пререкания, но со щебечущей без перерыва Самантой, он вряд ли смог бы внушить уважение даже сопливому подростку. И вообще…

Ладно, хватит. До конца дня он избавится от нее, вычеркнет из памяти эти трогательные карие глаза и забудет ее навсегда.


Здание окружного суда располагалось на крохотной площади в центре городка. Отогнав машину на стоянку, Крис вытащил из салона притихшего Гонзалеса и, не говоря ни слова, повел его за собой.

— Куда теперь? — спросила Саманта.

— К поручителю.

Ага. Он собирается сдать арестованного и забрать свои деньги. А она получит свое. Отлично.

— Я могу рассчитывать, что получу свои триста баксов уже сегодня? За одежду можешь вычесть. Только не выписывай чек, ладно? Меня больше устроят наличные.

— А почему ты считаешь, что я вообще собираюсь тебе заплатить?

Такого поворота Саманта не ожидала и даже остановилась на ступеньках.

— Что ты такое говоришь?! — спросила она, чувствуя, как похолодело в груди, и изо всех сил стараясь не поддаться панике. — Мы ведь договаривались, что…

— Мы договаривались, что ты будешь действовать по инструкции, исполнять мои приказания. Я сказал тебе уходить — ты осталась. Твоя задача состояла в том, чтобы выманить его из бара, а не соблазнять там. Если бы я собирался брать «Зуб акулы» штурмом, то сделал бы это раньше и без посторонних. Ты не выполнила работу, для которой тебя наняли, следовательно, и на деньги претендовать не можешь.

Саманта открыла было рот, чтобы заявить протест, но тут же его закрыла. Как ни крути, он прав. Крис, если подумать, вошел в бар не по своей воле, а только для того, чтобы спасти ее. Она подвергла опасности не только себя, но и его. За что же ему ей платить?

— А что делать с этим? — Саманта оглядела себя. — Если я не получу денег, то не смогу рассчитаться с тобой за одежду.

Он пожал плечами.

— У меня такого барахла хватает, так что можешь оставить себе.

Какое благородство! Жаль, что до Хеллоуина далековато, а то можно было бы попугать публику. Шутки шутками, но без обещанных денег положение ее было близко к катастрофическому. Что же делать дальше?

Они прошли по пустынному коридору, поднялись на второй этаж и остановились перед обшарпанной дверью.

— Побудь здесь, — бросил Крис. — Я скоро.

Саманта рассеянно кивнула. Внимание ее привлекла доска объявлений с относительно чистым листком и написанным от руки объявлением: «Приглашаем на работу».

Она ощутила знакомое волнение. Судьба не раз поворачивалась к ней лицом, подбрасывая шанс на спасение тогда, когда угасала последняя надежда. Колесики в голове закрутились, и на месте еще дымящихся руин уже вставало здание нового предприятия. Она ненадолго останется в Дартстоуне. Заработает денег на развалюшку. Купит кое-что самое необходимое. И продолжит путь в Лос-Анджелес. Все, что нужно сейчас, это небольшая сумма на первое время.

Дверь вдруг открылась, и в коридор вышла темноволосая женщина лет тридцати пяти с папкой в руке и усталым выражением на миловидном, но осунувшемся лице с неумело и наспех наложенной косметикой.

Из другой двери появился Крис. Гонзалеса с ним уже не было.

Увидев Криса, женщина остановилась.

— Привет, Доннел.

— Привет, Марина. Привел Гонзалеса.

— Хорошо. Надеюсь, на этот раз его упрячут подальше и не отпустят за жалкие сто тысяч.

— Примешь?

— Да. Только подожди минут пять, ладно. — Она помахала папкой. — Надо занести судье Домингесу. Кстати, что у тебя с Джо Парчиано?

— Кое-какие данные имеются. Если получится, притащу завтра.

— Отлично. То-то будет праздник. Проходи в кабинет. — Марина перевела взгляд на стоявшую чуть в стороне Саманту. — А это кто?

— Я ваша новая… э-э… — Кто? Какое место у них свободно? — Я ваша новая служащая.

Марина взглянула на Криса.

— С тобой?

— В данный момент — да. Но ненадолго. — Саманта решила, что ей пора вступить в разговор.

— О чем она?

— Не знаю. — Крис в свою очередь посмотрел на Саманту. — Что ты имеешь в виду?

— У вас есть вакансии, а мне хочется поработать. Готова пройти собеседование.

— Ты же вроде бы собиралась в Калифорнию. — Он изумленно посмотрел на нее. — Или я чего-то не понял?

— Собиралась и собираюсь, но, пока нет денег, об этом нечего и мечтать. — Она повернулась к Марине. — Что за работа?

Та пожала плечами.

— Обычная конторская работа. Отвечать на звонки. Раскладывать бумажки. Следить за перепиской.

— С этим я справлюсь.

Марина смерила ее оценивающим взглядом и покачала головой.

— Извините, но, боюсь, вы нам не подойдете. Как-никак официальное учреждение, а ваши вкусы в одежде… не вполне соответствуют нашим требованиям.

— Нет-нет! Этот наряд… это временное. Обычно я одеваюсь вполне традиционно.

— Следует ли мне понимать это так, что ночного заработка не хватает и вы ищете дневной работы?

Саманта энергично потрясла головой.

— Вы все неверно истолковали. Я — актриса и еду в Лос-Анджелес, где хочу поступить в школу актерского мастерства. Вчера ночью меня ограбили на шоссе. Я потеряла все — деньги, машину, документы. Не знаю, что бы я делала, если бы не Крис. Он меня подобрал, отвез к себе домой, а сегодня предложил работу шлюхи. Я должна была выманить Гонзалеса из бара…

— И облажалась, — сказал Крис. — У нее…

— Речь не об этом, — резко перебила его Саманта. — Я же не устраиваюсь на работу в бордель.

Марина сняла очки и потерла переносицу.

— Опыт работы есть?

— Вообще-то нет, — призналась Саманта. — Я однажды исполняла роль секретарши, но спектакль успеха не имел, так что…

— То есть вы не настоящая секретарша.

— Именно.

— Знаете, работа не такая уж простая, как может показаться. Симпатичной мордашкой здесь не отделаться. Приходится иметь дело с людьми, причем не только хорошими.

— Я легко приспосабливаюсь и быстро учусь.

Марина немного помолчала.

— Вы замужем?

— Нет.

— Дети есть?

— Нет.

— Беременны?

— Нет. Между прочим, не думаю, что у вас есть право задавать такие вопросы. Это вмешательство в частную жизнь. Что еще вас интересует?

Марина пожала плечами.

— Можете не отвечать, если не хотите. Вы курите?

— Нет.

— Употребляете наркотики?

— Нет.

— Вы никому ничего не должны, никому ничего не обещали, у вас нет психически больных знакомых, разгуливающих с оружием, вам никто не угрожает и…

Саманта улыбнулась.

— Похоже, у вас были проблемы с прежними работниками, не так ли?

— Всего и не перечислить.

— А сколько вы платите?

Марина назвала сумму. Саманте доводилось зарабатывать и больше, но, с другой стороны, случалось и меньше.

— Ладно, меня устраивает. Но сразу предупреждаю, что долго я у вас не задержусь. Подзаработаю немного — и в Калифорнию.

— Дело ваше. Когда можете начать?

— Как насчет завтра?

— Отлично. Считайте, что с завтрашнего дня вы у нас в штате.

Договаривающиеся стороны улыбнулись и пожали друг другу руки.

— Саманта Крайтон. Надеюсь, мы сработаемся.

— Марина Дельгадо. Я буду только рада.

И только Крис не обрадовался достигнутому соглашению.

— И это все? — недоверчиво спросил он, качая головой. — Все собеседование? Ты принимаешь на работу человека, которого видишь впервые в жизни и у которого нет даже документов?

— А ты хотел бы, чтобы я устраивала допрос каждому, кто претендует на это место? Вакансия открыта уже две недели, и за это время у нас было два соискателя — многодетная мать, которая притащила сюда троих детишек, и мужчина, требовавший выдать ему оружие, потому что за ним гонятся инопланетяне.

— Я вас покину, — сказала Саманта и повернулась к Крису. — Подожду на стоянке, ладно?

Он молча кивнул, думая, что еще никогда не встречал людей, умеющих так ловко войти в любую ситуацию и выжать из нее максимум пользы.

Когда Саманта ушла Марина с добродушной усмешкой заметила:

— Вот уж не знала, Крис что ты на такое способен.

— Что ты имеешь в виду? — недовольно пробурчал он.

— Только то, что раньше ты всегда работал в одиночку, а теперь подбираешь на шоссе юных дамочек и заставляешь их обряжаться проститутками.

Крис не стал отвечать, но счел своим долгом предупредить:

— Ты не знаешь, кого приняла на работу. Вот увидишь, она уже завтра притащит с собой кучу проблем.

— А на мой взгляд, девчонка толковая. Думаю, с работой она справится, а все остальное меня не касается.

— Согласен, ума и сообразительности ей не занимать, да и трепаться умеет, как никто другой. Проблема в том, что Саманта непредсказуема. Она просто не способна действовать по инструкции. Ты еще пожалеешь, что связалась с ней.

Марина усмехнулась.

— А может, у меня просто мягкое сердце, а? И не у меня одной. Ты ведь тоже раньше благородством не отличался, а вот подобрал же на дороге бедняжку.

— По-твоему, я должен был оставить ее на шоссе? Одну? Ночью? И не смотри на меня так! — взорвался он, заметив, что Марина улыбается. — У нас ничего не было! Да, она у меня переночевала, но это все.

— Вот как? А где она будет спать сегодня?

— Какое мне дело? — Крис почесал затылок. — Ну, отвезу ее в женский приют.

— Что?! — Его собеседница даже вздрогнула. — Ты разве не знаешь, что там за публика?

— А что, по-твоему, мне с ней делать? Снять для нее номер в отеле? Так в нашем городишке и отеля нет. Не в Денвер же ее тащить.

Марина вздохнула и покачала головой.

— Смотрю я на тебя и удивляюсь. Ты что, ослеп? Или просто отупел от одинокой жизни? Судьба подбрасывает тебе такую девочку, а ты не знаешь, что с ней делать?

— Вот что, не надо мне твоих наставлений. Я живу, как хочу, и ничего менять не собираюсь.

— Ну и дурак.

— Пожалуйста, не лезь в мою личную жизнь.

— Да нет у тебя никакой личной жизни. Возразить было нечего. Марина знала о нем почти столько же, сколько он сам. И, конечно, понимала, что такие, как Саманта, раздражают его, бесят и сводят с ума. И тем не менее она продолжала смотреть на него с сожалением и даже тревогой.

— Послушай меня, Крис. Может быть, эта девчонка твой последний шанс. Видит бог, в наш городок редко кто попадает по своей воле. Прошло уже три года, пора бы снова стать нормальным человеком.

Он хмыкнул.

— Спасибо, но с Самантой у нас несовместимость. Она же… — Не найдя подходящего слова, Крис развел руками. — Это же ходячее несчастье. Ее надо держать на цепи. И рот не закрывается.

— А может, тебе именно такая и нужна? Кстати, кое-что еще тебе тоже не помешает.

— Спасибо, но если ты имеешь в виду мою сексуальную жизнь, то пусть все остается как есть. Потребуется совет, обещаю — позвоню тебе первой.

Несколько секунд Марина молча смотрела на него, потом вздохнула и перевела взгляд на часы.

— Ты безнадежен. Ладно. Я сейчас вернусь и выпишу чек, так что деньги успеешь получить еще сегодня.

— Спасибо.

— Подожди пару минут, хорошо? И подумай над моим советом. Эта девчонка может вернуть тебя к жизни.

Крис заткнул уши.


5

<p>5</p>

К тому времени, когда Крис с полученным от Марины чеком вернулся к машине, Саманта уже была там. Более того, она успела переодеться и даже избавиться от салфеток в бюстгальтере. Считается, что мужчин привлекают большие размеры, но Крис превыше всего ставил совершенство, а самое лучшее, как известно, пакуется обычно небольшими количествами.

— Поехали, — сказал он, делая вид, что не заметил произошедших перемен.

— И куда именно мы отправляемся? — с легким беспокойством осведомилась она.

Ее большие карие глаза смотрели на него немного настороженно, и Крису, чтобы ответить, пришлось собрать волю в кулак. То, что он собирался сделать, вряд ли давало повод гордиться собой, но альтернатива представлялась куда более худшим вариантом, чем падение рейтинга самооценки на пару баллов. Да и кто, скажите на милость, согласится добровольно перевернуть свою жизнь с ног на голову? — Я отвезу тебя в женский приют. Она побледнела.

— В женский приют?

Голос ее дрогнул, и Крис стиснул зубы, чтобы не поддаться жалости.

— Нет. Нет. Ты не поступишь со мной так. Пожалуйста, Крис. Не отвози меня туда. Я тебя очень прошу. Позволь мне пожить у тебя еще немного.

— Нет. Я привык жить один и не собираюсь менять свои привычки.

— Ради бога, Крис. Я не задержусь у тебя надолго. Все, что мне нужно, это один месяц. Я заработаю немного денег, встану на ноги, куплю машину и сразу же уеду. Обещаю.

— Нет. И не проси.

— Я буду убирать у тебя в квартире.

— У меня и так чисто.

— Буду стирать.

— Спасибо, не надо.

— Мыть твои машины.

— Я никого не подпускаю к своим машинам.

— Даже к «шевроле»?

— Ее я специально не мою.

— Да перестань, Крис. Неужели я не могу сделать для тебя что-то в обмен на право тихонько пожить в твоей прихожей?

Он покачал головой.

— Я не нуждаюсь в посторонней помощи.

— Я буду готовить. Тебе понравится. Ты будешь есть настоящую пищу, а не глотать концентраты. Ты отведаешь блюда, о которых и не слышал. Ты будешь рассказывать внукам, какие…

— У меня нет и не будет внуков! — взревел Крис. Боже, за что судьба уготовила ему такое испытание! Неужели эта женщина не понимает, что такое «нет»?!

— Дома я всегда готовила по праздникам. Подожди, пока попробуешь моего цыпленка с соусом терияки.

— Меня такое не интересует.

— А утка с апельсинами?

— Ерунда.

— Лобстер по-ньюбергски?

Его желудок привык к простой пище. Все эти кулинарные изыски ведут лишь к тому, что у человека повышается уровень холестерина и происходит закупорка сосудов. Ему это все ни к чему. Хотя, конечно, цыпленок с соусом терияки звучит не так уж и плохо.

— Минутку, я поняла, в чем здесь проблема. Ты просто не любишь то, что плавает или кудахчет. — Она приняла задумчивый вид. — А как насчет бифштекса «веллингтон»?

Красное мясо?

— Бифштекс «веллингтон», — мечтательно повторила Саманта. — Свежая картошечка. Брокколи в чесночно-сливочном соусе. Французский торт на десерт. И, может быть, бутылочку австралийского мерло. Ну, как?

В морозилке у Криса лежали три «телеужина» и две замороженные пасты с цыпленком. Он рассчитывал продержаться на них еще пару дней.

— И настоящий, обмазанный паштетом из гусиной печенки бифштекс.

Неужели она думает, что сумеет его купить?

— Ладно, можешь приготовить ужин и остаться на ночь.

— Две недели?

— Я сказал, на одну ночь!

Она беспомощно заморгала и бессовестно добавила умоляющих ноток.

— Десять дней?

Он обжег ее сердитым взглядом.

— Можешь остаться на уик-энд.

— А если на неделю? Крис фыркнул.

— Ты такая зануда. Саманта улыбнулась.

— Договорились, на неделю.

— Ты остаешься на одну ночь, — резко перебил ее он. — А там посмотрим.

— Там? Ты не мог бы уточнить?

— Сначала я хочу посмотреть, какая из тебя кухарка.

— Ну, если твое решение зависит только от этого, то готовься к тому, что я останусь очень надолго.

Он знал, что совершает ошибку. Чувствовал, что зашел слишком далеко. Но что-то в ее глазах, голосе, лице вызывало в нем странное, незнакомое чувство. Ему вдруг вспомнились слова Марины: «Эта девчонка может вернуть тебя к жизни».


По дороге они заехали в универсам, где Саманта нагрузила целую тележку продуктами, которых вполне хватило бы на ужин для небольшой малоразвитой страны третьего мира. По возвращении в квартиру она вытеснила Криса из кухни под тем предлогом, что мастера творят шедевры в одиночестве. Он попытался сопротивляться, доказывая, что имеет полное право находиться у себя дома там, где ему удобно, но, в конце концов благоразумно отступил. Пожалуй, так оно и правильно. Лучше побыть одному и спокойно дождаться ужина, чем доходить до белого каления в ее присутствии.

Однако по прошествии часа, в течение которого Саманта не подавала ни малейших признаков жизни, на душе у Криса стало тревожно. Так ли уж разумно он поступил, предоставив свою кухню в распоряжение сумасшедшей? Там ведь и газ, и огонь…

Не беспокойся. Каждый хорош в чем-то. У нее кулинарный талант. Она знает…

Что это за запах? Крис принюхался.

Дым! Чертовка подожгла его квартиру!

Он влетел в кухню как раз в тот момент, когда Саманта пыталась вытащить из духовки что-то, отдаленно напоминающее большой резиновый каблук.

— Что, черт возьми, здесь происходит?! — взревел Крис.

Она вздрогнула, словно от удара плетью, повернулась к нему с несчастным видом и молча пожала плечами.

— Что это? — Он указал на обуглившийся предмет.

— Бифштекс, — старательно отводя глаза, объяснила Саманта и поставила тарелку на стол. — Боюсь, немного пригорел, но, если отскрести верхний слой, думаю…

— Чушь! Как можно было спалить мясо?!

— Я ошиблась с температурой. Установила на пятьдесят градусов больше и немного отвлеклась, чтобы приготовить картошку, а когда…

— Отвлеклась?! Ты же все время была в кухне? И почему ты установила температуру… — Крис не успел сформулировать вопрос, потому что ответ вдруг пришел сам собой с поразительной ясностью. Как же он не догадался сразу! — Ты не умеешь готовить!

— Я умею готовить! — запротестовала она. — Просто у тебя здесь нет того, что есть у меня дома. Да, я не знаю, как пользоваться такой духовкой, потому что у меня микроволновка. И вообще…

— Подожди, — перебил ее он. — Где картошка? Где твой хваленый соус? Где хоть что-нибудь? Ты провела на кухне почти час, покажи мне результат и не говори, что мои часы идут быстрее, чем твои.

Саманта опустила голову.

— Ладно-ладно, только не кричи. Да, я не шеф-повар. Да, я не умею готовить сложные блюда. Да, я немного присочинила. Но это вовсе не означает, что я вообще не умею готовить. Потерпи еще немного и…

Он решительно поднял руку.

— Черт возьми! Ты же рассказывала, что росла в большой семье! Неужели так и не научилась готовить? И если нет, то зачем ты солгала мне?

— Во-первых, я не люблю готовить. Во-вторых, по пути я слушала по радио передачу на кулинарную тему, где как раз рассказывали, как приготовить бифштекс. У меня хорошая память, вот я и подумала, что смогу без особого труда поджарить кусок мяса. — Она виновато шмыгнула носом. — Наверное, я что-то забыла или перепутала. Но, уверяю тебя, голодным ты не останешься. Дай мне еще четверть часа…

— Ну, уж нет! Я не позволю тебе переводить продукты.

— Послушай, мне действительно очень жаль, что так получилось, но я еще исправлюсь. Сделаю омлет. Приготовлю греческий салат…

Он покачал головой.

— Нет. Наверное, у нас с тобой ничего не получится.

— Что ты имеешь в виду? — Саманта испуганно взглянула на него. — Что не получится?

— Я имею в виду нашу договоренность. Тебе не стоит здесь оставаться.

— Господи… — Она побледнела и едва не выронила тарелку с безнадежно испорченным бифштексом. — Только не говори, что ты меня прогоняешь.

— Не прогоняю. Но тебе лучше уйти. Мы заключили договор. Ты не выполнила свое обязательство. Я отвезу тебя куда-нибудь.

Несколько секунд она просто стояла перед ним, не двигаясь, даже не шевелясь, потом судорожно сглотнула, моргнула, и Крис понял — сейчас начнется самое страшное.

Глаза ее блеснули, подбородок мелко задрожал, и на ресницы выкатилась крупная, как жемчужина, слезинка. Мгновение-другое капля висела, потом медленно покатилась вниз, оставляя после себя влажный след.

Он пошарил рукой за спиной, нащупал полотенце, сорвал его с крючка и протянул ей.

— Перестань… Не плачь…

Она кивнула, но слезы уже лились обильным потоком.

— Может быть, тебе стоит позвонить домой и попросить помощи, — предложил, глядя в сторону, Крис. — Объяснишь ситуацию, попросишь прислать немного денег и вернешься.

Саманта прерывисто вздохнула.

— Не могу. Я не могу так поступить с ними. Они целый год во всем себе отказывали, чтобы собрать мне денег на поездку в Лос-Анджелес. — Она вытерла глаза. — Мне, конечно, не следовало так с тобой поступать. Я имею в виду, напрашиваться к тебе домой. Ты и без того много для меня сделал. А я еще наврала насчет своих кулинарных способностей…

Крис развел руками.

— Послушай, я не понимаю. Ты не хочешь обращаться за помощью к родным, потому что обманула их ожидания. Но почему тебе важно остаться здесь, в этой квартире? Я не самый приятный человек в этом штате. И место это не самое лучшее. Да и городок наш… — Он махнул рукой. — Поверь, в женском приюте не так уж плохо.

— Нет. — Саманта помолчала, сосредоточенно рассматривая что-то у себя под ногами. — Я не поеду в женский приют. Понимаешь, после всего, что со мной случилось, мне страшно оставаться одной. — Голос ее прервался, и последние слова прозвучали едва слышным шепотом. — С тобой я чувствую себя в безопасности.

Что? В безопасности? С ним? Что она такое говорит? Ей должно быть страшно с ним. Она должна бояться его. Как и весь остальной мир. Именно к этому он привык. И вдруг услышать такое.

Кипевшая в нем злость превратилась вдруг в пар и растворилась в воздухе, все еще хранившем неприятный запах сгоревшего мяса. Она обезоружила его одним предложением. Еще несколько секунд назад Саманта была для него одной из миллионов и вот теперь стала странно близкой. Крис чувствовал, что просто не может отвезти ее в женский приют или какое-то другое заведение, где она будет всего лишь регистрационным номером, лицом в толпе, неудачницей, о которой некому позаботиться и до которой никому нет дела. Ну и ну. Вот так чудеса.

Крис неловко откашлялся.

— Ладно. Перестань. Ты можешь остаться.

Слезы остановились мгновенно, будто кто-то где-то повернул кран.

— Что? Что ты сказал?

— Я сказал, что ты можешь остаться.

Она недоверчиво покачала головой.

— Ты сказал это только для того, чтобы я не плакала, да? А потом…

— Нет. Я серьезно. Ты можешь остаться.

— Мужчины не любят, когда женщины плачут, и готовы пообещать все, что угодно, только бы они успокоились.

— Послушай, я не бросаюсь пустыми обещаниями. А почему передумал, это уже не важно.

— Я просто не хочу, чтобы ты думал, будто я специально расхныкалась. Просто так получилось. И не думай…

— Саманта…

— Не думай, что я всегда так себя веду. Обычно меня не так-то легко довести до слез. Но в последние дни столько всего навалилось… Но это не имеет значения. Если ты разрешил мне остаться только потому, что не вынес моих слез…

— Перестань! Она утерла глаза.

— Послушай меня, — медленно заговорил он. — Ты можешь остаться здесь на некоторое время. Понятно? Я говорю это серьезно и не собираюсь повторять.

— Правда? Ты действительно меня не прогонишь? — Саманта попыталась улыбнуться. — Не дашь коленкой под зад?

— Не дам.

— Сколько я могу у тебя побыть?

— Не знаю. Несколько дней. Пока ты не подыщешь что-нибудь другое. Посмотрим. А пока давай попробуем спасти то, что еще можно спасти, и придумаем что-нибудь на ужин.

Улыбка стала смелее. Саманта вытерла щеки посудным полотенцем, огляделась и кивнула.

— Конечно. И придумывать ничего не надо. Не могла же я полностью испортить такой кусище мяса. Сейчас поскребу ножом, очищу от угольков — и все будет прекрасно.

Она взялась за нож и уже через минуту полностью успокоилась, даже начав что-то напевать себе под нос. Звук этот должен был бы свести его с ума, но Крис ощутил странную умиротворенность, словно рядом с ним звенел горный ручей или ветер гулял в кронах деревьев, шевеля сухую и звонкую осеннюю листву.

Остановившись у окна и прикрывшись газетой, он незаметно наблюдал за ней.

Невероятно, но она не просто успокоилась, но и выглядела довольной и даже счастливой.

Почему?

Потому что чувствовала себя в безопасности?

Или потому что избежала женского приюта, где пришлось бы делить комнатку с теми, к кому фортуна так и не повернулась лицом?

А может быть, потому, что рядом он?

«С тобой я чувствую себя в безопасности».

Чепуха. Очередной трюк. О какой безопасности может идти речь? Его квартира вовсе не неприступная крепость. Его дверь можно легко разнести выстрелом из базуки. У него нет металлической сетки на окнах и пулемета в прихожей. Скорее всего, ей просто не улыбается принимать душ с еще парой дюжин женщин.

Ладно, он позволит ей остаться дней на семь-десять. Максимум — на две недели. Пусть встанет на ноги, пусть что-то заработает. А потом они попрощаются. Саманта либо уедет в Калифорнию, либо вернется домой, в Милфорд. Здесь ей нечего делать. Дартстоун не место для молодой и красивой женщины. А уж если ей и взбредет в голову задержаться, пусть подыскивает другое жилье. Слезами ей больше его не пронять. Он и впрямь сделал для нее больше, чем для многих других.


К немалому удивлению, как Криса, так и самой Саманты, ей удалось соорудить неплохой ужин. Возможно, в ресторане их накормили бы лучше, но, с другой стороны, как признал сам хозяин, в его жизни были ужины и похуже. Потом она отослала Криса в гостиную, настояв на том, что уберет со стола и помоет посуду сама. Пусть не получилось с готовкой, с уборкой такого конфуза не будет.

Минут пять он сидел на диване перед телевизором, перескакивая с канала на канал, потом развернул газету, пробежал взглядом заголовки и перешел к спортивному разделу.

Еще минут через пять Саманта закончила с делами на кухне и вплыла в гостиную с подносом, на котором стояла бутылка мерло и два бокала. Поставив поднос на столик, она уже приготовилась сесть, как вдруг увидела свернувшегося рядом с Крисом кота.

— О! У тебя есть котик! А как его зовут?

— Том.

— Том? А где же Джерри?

— Джерри здесь больше не живет. Саманта протянула руку, чтобы погладить домашнего любимца, но полосатый хищник вдруг подпрыгнул, скатился с дивана и уселся у стены, настороженно и откровенно недружелюбно посматривая на нее желтыми глазами.

Она огорченно развела руками.

— Ну вот. Знакомство не удалось. Похоже, я ему не очень понравилась.

Крис отложил газету.

— Не обращай внимания. Ему никто не нравится.

— Кроме тебя. Вы же с ним уживаетесь, верно?

— Передо мной он просто заискивает. Боится, что я его выгоню. Может, я и не самый лучший хозяин, но голодом его не морю.

Саманта покачала головой. Ерунда. Заискивают и подлизываются собаки, но никак не кошки. Кот скорее умрет с голоду, чем согласится жить бок о бок с человеком, который ему неприятен.

— И ты все время держишь его в квартире? — спросила она.

— Да. Район здесь не самый хороший.

— Я бы не назвала Тома образцовым котом. Наверняка тот еще проказник.

— Нет. Том тихоня и домосед.

— Что-то не верится.

— Точно. Я ведь его не запираю. При желании он мог бы разгуливать сейчас по крыше.

— Пожалуй. А откуда он у тебя взялся?

— В прошлом году забежал в подъезд, спасаясь от овчарки. Потом увязался за мной. Трое суток ночевал на площадке, пока я не впустил его в квартиру.

— Ты поступил благородно.

— А что мне еще оставалось? Слушать, как он орет ночью на площадке?

— Ты мог бы выбросить его на улицу, но не сделал этого. Тому повезло, как и мне.

Крис неловко заворочался, сложил газету, посмотрел на кота.

— Э, послушай… Ты, может быть, хочешь спать? Я только…

— Нет! Конечно нет! Еще и восьми нет. Ты же не ложишься спать в такую рань?

Крис помолчал, потом пожал плечами.

— Вообще-то нет, но, если хочешь, я могу пойти в спальню. Почитать или…

— Нет, Крис! У нас еще есть полбутылки вина. Давай посмотрим что-нибудь по телевизору, ладно? Может, футбол или теннис?

Меньше всего ему хотелось бы быть изгнанным из собственной гостиной в восемь часов вечера. С минуту Крис терпеливо наблюдал за мелькавшими на экране картинками. Не найдя ничего по вкусу, Саманта покачала головой.

— Да что ж это за день такой! Даже посмотреть нечего! Фэшн-шоу… новости… животный мир… А это что такое? О, новая телеигра. Три пары отправляются на необитаемый остров в Карибском море, и им разрешается взять с собой не больше одного чемодана вещей!

— Подожди, дай-ка мне. — Он забрал у нее пульт и переключился на полицейский сериал. — Вот так. Здесь, по крайней мере есть сюжет.

— Да уж, — протянула Саманта, но спорить не стала и разлила по бокалам остатки вина. — Хотя… Почему бы и нет? Я еще не употребила свою обязательную порцию насилия.

— И, пожалуйста, запомни, — сказал Крис, кладя пульт на диван между ними и поднимая бокал, — отныне за пульт отвечаю я. Ясно?

Он произнес это таким серьезным тоном и с таким важным видом, что Саманта едва не рассмеялась. Впрочем, разве мужчины не все такие? Каждый хочет быть начальником, кем-то командовать, чем-то распоряжаться.

Она подобрала под себя ноги и откинулась на подушечку, посматривая то на экран, то на Криса, наблюдавшего за телевизионной драмой с нескрываемым интересом и вниманием. Через какое-то время и Том, пересилив природную неприязнь к женскому полу, вспрыгнул на диван и разлегся рядом с хозяином.

По мере того, как неизбежная схватка добра со злом приближалась к очередной развязке, взгляд Саманты все чаще останавливался на Крисе. Она вспоминала свое чудесное спасение на дороге, долгую поездку в Дартстоун, первоначальный страх перед незнакомцем и, наконец, настоящее приключение в баре. Понемногу ощущение безопасности, покоя и уюта окутывало ее словно теплым одеялом.

Впрочем, кроме этого чувства просыпались и другие. А вот с ними Саманта повела настоящую, бескомпромиссную борьбу. А все дело в том, что теперь, когда проблема разрешилась — пусть даже временно — и они с Крисом уже не кричали друг на друга, а мирно располагались на одном диване, эти чувства не сулили ничего хорошего.

Странно, откуда они вообще появились. Крис вовсе не был хорош собой в классическом смысле этого слова, и лицо его казалось высеченным из куска гранита не слишком умелым мастером. А если добавить, словно приклеенное выражение угрюмости и напряжения и взгляд исподлобья…

Да, надо признать, лицо сексуальностью не отличается. Но зато тело! Ни одна нормальная женщина просто не могла не обратить на него внимания.

Нет, это тоже не объяснение. Идеальных мужских тел хватает в любом тренажерном зале.

Должно быть, виновато вино.

Саманта остановила себя. Кого ты пытаешься обмануть? Разумеется, вино ни при чем. Однажды на дне рождения у подруги она выпила едва ли не полбутылки текилы и танцевала почти до утра. От пары бокалов ее лишь слегка потянуло в сон, но не более того.

Между тем полицейский сериал закончился и Крис переключился на боевик, а после боевика на детектив. В десять он повернулся к Саманте.

— Уже поздно.

Она с трудом сдержала зевок.

— Ага.

Он выключил телевизор, достал из кармана бумажник, вытащил несколько банкнот и бросил на столик.

— Что это?

— Твои сто долларов.

Она удивленно посмотрела на него.

— Но ты же сказал, что не собираешься мне платить.

— Я и не собираюсь. Даю в долг. Надеюсь, что вернешь.

— Конечно. У меня же теперь есть работа, так что я смогу с тобой расплатиться.

— А ты подумала, как доберешься туда завтра утром?

— Куда?

— На работу.

Саманта пожала плечами. К столь мелким деталям ее мысли пока не обращались.

— Общественный транспорт?

— Одна попытка была пару лет назад. Пустили два автобуса, но через месяц их сожгли.

— Понятно. Про такси в таком случае лучше, наверное, и не спрашивать?

Крис бросил на столик ключ от автомобиля. Она вопросительно посмотрела на него.

— Хочешь сказать, что я могу воспользоваться твоей машиной?

— Мне она завтра не нужна.

— «Шевроле»?

— Да.

— Я бы, конечно, предпочла что-нибудь более представительное… — Саманта вздохнула и тут же предостерегающе подняла руку. — Но спасибо и за это.

Крис пробормотал что-то насчет спальных принадлежностей, вышел из комнаты и через пару минут вернулся с выстиранной и выглаженной футболкой, парой тапочек и будильником.

— Спокойной ночи. — Он положил вещи на столик и повернулся, чтобы уйти.

— Крис.

— Да?

Она встала с дивана и шагнула к нему.

— Я многое сегодня испортила. Главное, едва не подставила тебя под пули. Ты снова меня вытащил. Спасибо.

Он ухмыльнулся.

— Чего уж там. Саманта улыбнулась.

— Ты спас мне жизнь, дал в долг сто долларов, позволил воспользоваться машиной. Я даже не представляю, как смогу тебя отблагодарить.

Крис промолчал. Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза, потом она сделала еще два шага, преодолев разделявшее их расстояние, привстала на цыпочках и поцеловала его в щеку.

— Спасибо за все.

Простой жест благодарности. Никаких далеко идущих планов. Ничего такого.

Но все переменилось в тот миг, когда ее губы коснулись его колючей щеки. Она почувствовала запах его тела. Услышала стук его сердца. Ощутила пульсирующее в нем желание.

Ошибки быть не могло.

Он хотел ее так же сильно, как и она его.


6

<p>6</p>

Внезапно все полуосознанные мысли, навещавшие ее в течение вечера, смутные желания и влечения, которые она анализировала и от которых отмахивалась, соединились в мощный сексуальный порыв, как происходит с разрозненными ручейками, сливающимися в каком-то одном месте в единый поток. Пространство между ними наполнилось энергией, ощутить которую можно было, наверное, даже на ощупь.

Саманта подняла полову и посмотрела на него.

О боже. Волна возбуждения прокатилась по ней, оставив после себя миллионы покалывающих кожу иголочек. Она медленно опустила лежавшую у него на плече руку, облизала пересохшие губы и застыла в ожидании.

— Я… мне завтра рано вставать. — Голос, хриплый и неуверенный, донесся как будто из другого мира. — Постараюсь тебя не разбудить.

Ее словно обдало холодным душем, и мысли, фантазии, ожидания схлынули вдруг, как уходящая в слив вода.

— Э… — Ее собственный голос нашелся не сразу. Все в ней протестовало против такого поворота событий. — Я… обо мне не беспокойся.

Его взгляд задержался на ней еще на мгновение, потом он кивнул, повернулся и вышел из гостиной, оставив ее в грохочущей тишине одиночества.

В полном отчаянии Саманта опустилась на диван.

Какая неудача! Нет, более того, настоящая катастрофа! Она опробовала на нем безотказное средство — умоляющий о поцелуе взгляд — и что же? А ничего. Никакой реакции.

Нет, стоп, реакция, конечно, была. Но не такая, какой она ожидала. Крис будто почувствовал близость огня и поспешил ретироваться.

Почему? Переждав первые минуты разочарования, Саманта заставила себя взглянуть на вещи с точки зрения логики. А почему он должен был поступить иначе? В конце концов, не она ли с первого момента встречи была для него источником проблем и неприятностей?

Пора взглянуть в глаза фактам. Крис Доннел просто терпит ее присутствие. Не более того. Он и остаться-то ей позволил лишь потому, что она пустила слезу. Любой мужчина поступил бы на его месте точно так же, и Крис всего лишь сделал то, что требовала от него ситуация: приютил бездомную, попавшую в беду девушку. Теперь он, конечно, будет считать дни, пока она не уберется из его жизни насовсем. А ей следует благодарить его и свою удачу, а не предаваться мечтам. Другими словами, нужно быть реалистом. Главное, у нее есть крыша над головой, деньги в кармане и машина. И все благодаря Крису. Чего еще желать?

Простой вопрос. И ответ на него такой же простой: хотя бы поцелуя. Неспешного, чувственного, не обжигающего, а согревающего и дающего надежду.

Перестань. Даже не думай. Тебе же ясно дали понять.

Саманта вздохнула. Наверное, так даже лучше. Теперь у нее все будет хорошо, а временное убежище ей сейчас важнее, чем внимание малознакомого мужчины. Зная себя, она не сомневалась, что рано или поздно здравый смысл победит влечение. Отныне ей следует держать себя в руках, не заниматься провокациями и заботиться о сохранении синицы в руках.


Закрыв за собой дверь спальни, Крис остановился и перевел дыхание. Сердце стучало, как будто он только что пробежал целую милю. Еще пара таких вечеров в компании Саманты определенно сведут его с ума.

Спроси кто-нибудь, что он смотрел по телевизору последние два часа, ему и ответить было бы нечего. Нормальный человек просто не может выдержать такого напряжения. Все его внимание было полностью поглощено сидевшей рядом женщиной. Ни на что другое его сознание не реагировало. Согласившись оставить Саманту, Крис думал, что обрек себя на муку. Мало того, что в течение одного дня она чуть не подставила его под пули и сожгла его ужин, так у нее еще и рот ни на минуту не закрывался. Опасения оправдались. Только совсем в другом смысле.

Он уже забыл, когда приближался к женщине с иной целью, кроме как схватить ее за шиворот и оттащить в тюрьму. Теперь в его гостиной обосновалась самая красивая из всех девушек, что встречались ему в последние годы, и Крис понятия не имел, что с ней делать.

Впрочем, нет. Он прекрасно знал, что хотел бы с ней сделать. Но первый же шаг в этом направлении привел бы к тому, что она убежала бы от него куда глаза глядят. А бежать ей некуда.

Он прошел в ванную и посмотрел на себя в зеркало. Чуда не произошло. Ничего не изменилось. Тот же стальной холод в глазах. Те же нахмуренные брови. Тот же подбородок, о который можно тесать камни. Крис знал, какое впечатление производит на людей, а поскольку имел дело по большей части с мошенниками, бандитами и шлюхами, то и менять в своем имидже ничего не собирался.

Он открыл и закрыл рот, прищурился и попытался улыбнуться. Получилось не очень хорошо — наверное, так же почувствовала бы себя старая, не открывавшаяся лет сто дверь, если бы ее толкнули плечом. В конце концов, ему удалось приподнять уголки губ, но дальше этого дело не пошло — остальная часть лица осталась неподвижной маской.

Еще несколько минут безуспешных попыток придать себе другое, более жизнерадостное выражение убедили его в том, что старания напрасны. Что ж, с этим надо смириться. Какой есть, такой и есть. Да и зачем ему меняться? И не стоит обманывать себя — она всего лишь чмокнула его в щеку. Знак благодарности, за которым ничего не стоит.

Но, черт возьми, как она смотрела на него!

В какой-то момент он видел перед собой только ее губы, полные сочные, и глаза, прекрасные карие глаза, влекущие и манящие, как зов сирены. Ему даже показалось…

Разумеется, только показалось. С какой стати такой девушке, как Саманта, ждать от него ответного жеста?


Не желая опаздывать на работу в первый же день, Саманта встала пораньше. Крис, тем не менее уже уехал, так что завтракать пришлось в одиночестве, и она ограничилась чашкой кофе и холодным бутербродом с ветчиной.

Марина была уже на месте и, быстро введя новенькую в курс дела, познакомила ее с двумя коллегами, Заком и Барни. Оба встретили Саманту добродушными улыбками, а Зак даже попытался взять над ней шефство, что было немедленно пресечено Мариной.

Настоящей работы пришлось ждать около часа. Позвонила женщина, сына которой задержали по обвинению в продаже наркотиков. Вежливо поздоровавшись и выслушав пространный монолог, Саманта направила ее к Заку и вопросительно взглянула на Марину.

— Ну как? Пойдет или нужно что-то подправить?

— Ты слишком мягко с ней разговаривала. Добавь серьезности и строгости. Сюда звонят те, чьи родные и близкие преступили закон, и они ждут внимания и компетентности. Ты же не собираешься баловать их рассказами о пришельцах и последних тенденциях гей-моды.

— Попробую.

На следующий звонок она ответила суховато и сдержанно, что вполне удовлетворило Марину.

— Вот так держать.

К полудню Саманта освоила деловитый тон и так вошла в роль, что Зак только качал головой.

— Ты настоящая артистка, — заметил он.

— Надеюсь, я ею стану.

Марина разрешила ей сделать несколько звонков, и Саманта позвонила на автоответчик сестре, оставив для связи номер телефона Криса, и своему агенту в Голливуд, который не обрадовался ее задержке, но пообещал сделать все возможное, чтобы сохранить за ней место в школе актерского мастерства.

— Кстати, как у тебя с Крисом? — поинтересовалась Марина, когда Саманта положила трубку. — Чем ты его подкупила?

— Подкупила?

— Да. Он ведь собирался отвезти тебя в женский приют, а вместо этого позволил пользоваться своей машиной. — Она кивнула в сторону окна, из которого открывался вид на стоянку.

— Ну, я пообещала угостить его классным ужином. — Саманта отвела глаза. — Боюсь, получилось не совсем удачно. Бифштекс немного пригорел…

— И все же он разрешил тебе остаться?

— Да. Наверное, я выглядела такой несчастной, что ему просто стало жаль меня.

— То есть проблема жилья на какое-то время решена?

Саманта кивнула.

— Крис сказал, что я могу пожить у него, но сроки мы не обговаривали. Я, конечно, не собираюсь задерживаться здесь, но, боюсь, раньше чем через месяц из Дартстоуна не выберусь.

— Не все в жизни складывается так, как нам бы хотелось, но никогда не знаешь, что найдешь за следующим поворотом.

Саманта рассмеялась.

— Мне повезло найти Криса. Марина кивнула.

— Да. Но, может быть, кому-то повезло еще больше.

Что она хотела этим сказать? Саманта уже поняла, что ее босс не из тех, кто выкладывает все сразу.

Около часа, когда пришло время ланча, она села в «шевроле» и махнула в тот самый магазинчик подержанной одежды, где они с Крисом побывали накануне. Продавщица узнала ее сразу и начала предлагать вещи, появление в которых, несомненно, добавило бы Саманте популярности у Зака, но вряд ли пришлось бы по вкусу Марине. Она выбрала джинсы, пару джемперов, юбку и сапожки, а потом забежала в расположенный неподалеку универмаг, где купила две смены нижнего белья. Этого должно было хватить, по крайней мере на ближайший месяц. Из магазина Саманта вышла довольная собой. Жизнь понемногу налаживалась, и дальнейшие перспективы уже не выглядели столь мрачными, как сутки назад.

Марина попросила купить бургеров для всех, так что на обратном пути она заскочила в «Макдоналдс» и в офис вошла с двумя большими бумажными пакетами.

Спокойно перекусить, однако, не удалось из-за довольно странного посетителя. Это был мужчина лет тридцати в камуфляжных брюках, высоких черных сапогах и черном свитере. Высокий, светловолосый, широкоплечий, голубоглазый, он как будто сошел с экрана, где только что освобождал заложников, вступал в схватку с пришельцами, разбирался с мафиози и вообще бросал вызов всем темным силам как этого, так и прочих миров.

На мгновение Саманта замерла с открытым ртом, и незнакомец, словно уловив волны ее восхищения, замер в эффектной позе, задрав подбородок, расправив плечи и выпятив грудь.

Позволив полюбоваться собой, посетитель направился к столу, за которым сидела Марина, но, сделав несколько шагов, заметил Саманту и тут же, как обнаружившая новую цель самонаводящаяся ракета, сменил курс.

— О, смотрите-ка! — воскликнул он. — Вижу, пейзаж изменился к лучшему. Марина, ты меня представишь?

— Конечно. Саманта Крайтон, наша новая сотрудница. Саманта, это Гарри Нортон. Ты по делам, Гарри, или просто соскучился?

— Соскучился? Что за чушь, — фыркнул Нортон, складывая руки на груди, и посмотрел на Саманту сверху вниз. — Я охотник за головами. Да, крошка, я охочусь за людьми. Надо же как-то жить.

Шутник? Клоун? За кого он ее принимает?

— Как насчет ланча? Я знаю тут неподалеку одно милое местечко.

Два глаза на месте, а вот гамбургера, чипсов и колы у нее на столе вроде бы и не заметил.

— Спасибо, но мне хватит и того, что есть.

— Чепуха. Я приглашаю.

— Извините. — Саманта потянулась за пакетиком кетчупа. — У меня еще много работы.

— Ладно, работай, но обед за мной. Она покачала головой.

— Не смогу. Есть планы.

План ее сводился к ужину перед телевизором с Крисом. А если не будет Криса, перекусить можно и с Томом, компания которого при всех его недостатках предпочтительнее общества этого фигляра.

— Тогда завтра, — не отставал Нортон.

— На завтра у меня тоже свои планы.

— Вот как? — Он присел на край ее стола и понизив голос, продолжил: — Ты, наверное, еще не в курсе, малышка. Я охотник. Очень опасный человек. Тебе ведь нравятся опасные мужчины?

Саманта никак не могла понять, с кем имеет дело. Неужели кто-то еще покупается на такую чушь? Она взглянула на Марину, и та в ответ закатила глаза.

Нет, похоже, зрителей в театре Гарри Нортона уже не осталось. Но почему он этого не видит?

Дверь открылась, и в комнату вошел Крис. Саманта выпрямилась и подняла голову. Он посмотрел на нее, едва заметно кивнул, и она почувствовала, как по телу прокатилась горячая волна.

Что-то определенно изменилось со вчерашнего вечера. Что-то, что Саманта пыталась сбросить со счетов как обычную реакцию на проявленное им великодушие. Разумеется, она испытывает благодарность, ведь он спас ее, приютил, помог в тот момент, когда ее жизнь катилась под уклон. Все так, но откуда тогда это необъяснимое волнение? Ощущение было такое, словно с его приходом температура ее тела поднялась сразу на несколько градусов.

Сомнений не было только в одном: его тело притягивает ее, как магнит иголку, а этот рассевшийся на ее столе красавчик, мешает им любоваться.

Впрочем, взглянув на Нортона, Саманта поняла, что и его появление не оставило Криса равнодушным. Гарри раздулся еще сильнее, выпятил подбородок и насупился, став похожим на самодовольного петуха, встревоженного возможным посягательством чужака на его владения.

Интересно. Развитие ситуации неизбежно ведет к конфликту, исход которого совершенно очевиден.

Крис, однако, и бровью не повел. Подойдя к столу Марины, он протянул ей папку.

— Взял Пануччи.

— Отлично. Парень уже две недели в бегах. Надеюсь, все прошло тихо?

— Да перестаньте, — презрительно проворчал Нортон. — Пануччи сущий ягненок. Его бы и моя бабушка взяла. Если бы я был в городе, парень уже три дня назад сидел бы за решеткой.

Саманта нисколько бы не удивилась, если бы Крис пересек комнату, взял наглеца за шиворот и спустил по ступенькам. Однако ничего подобного не произошло. Реплика Нортона осталась незамеченной.

— Слышал, ты взял Гонзалеса, — насмешливо продолжил Гарри. — Избавил общество от врага номер один. Пример для подражания. Это же почти так же опасно, — как перевести старушку через улицу в нашем тихом Дартстоуне.

Саманта затаила дыхание. Иногда в людях просыпается жажда смерти, но зачем выбирать такой мучительный путь? Неужели Нортон не понимает, что Крис прихлопнет его, как букашку? У боксера-любителя и то больше шансов против профессионала, чем у Гарри против Криса.

— У меня тут еще кое-что есть. — Марина немного смущенно взглянула на Доннела и достала из ящика стола большой плотный конверт. — Только тебе это вряд ли понравится. Вот…

Крис взял конверт, вытряхнул из него фотографию и помрачнел.

— Джек Симмонс? Боже мой, Марина…

— Знаю-знаю. Можешь не говорить. — Она тяжело вздохнула и развела руками. — Мне очень жаль, но так получилось. Ты же знаешь его мамочку…

— Да. Озеро слез и полные карманы наличных.

— Понимаю. — Крис потер подбородок. — Копы его, конечно, найдут. Через пару месяцев. Да вот только брать придется со спецназом. Ладно, давай не будем спешить. Если у полицейских в ближайшие недели ничего не получится, тогда и посмотрим, что можно сделать.

— А, перестань, — презрительно скривился Нортон, забирая из рук Марины конверт. — Ты же у нас крутой, а Джек Симмонс всего лишь маменькин сынок. Покажи, чего стоишь, Доннел.

Перчатка была брошена, и глаза всех присутствующих обратились к Крису. Но продолжения не последовало, вызов остался без ответа. Крис, как ни в чем не бывало разговаривал с Мариной, а Нортон, не дождавшись ответа, вернулся к столу Саманты.

— Посмотри, детка, с кем приходится иметь дело. — Он достал из конверта смазанную фотографию мужчины лет сорока с безвольным подбородком, невыразительными чертами и в очках. Больше всего Симмонс походил, пожалуй, на средней руки чиновника из налоговой службы, который мог бы напугать разве что злостного неплательщика налогов. — Вот оно, лицо зла. Страшно, а? На совести этого парня похищение ребенка.

Саманта пожала плечами, не зная, что сказать.

— Да, — продолжал Нортон, — работа у нас опасная, но я его возьму, можешь не сомневаться. А когда Джек опять окажется за решеткой, ты ведь не откажешься отпраздновать со мной это событие?

Лишь теперь Крис повернулся и пристально, слегка прищурившись, посмотрел на конкурента.

— Саманта.

Она ответила ему улыбкой.

— Да?

— Насчет обеда не беспокойся. Я куплю что-нибудь на обратном пути.

— Отлично.

— Пепперони устроит?

— Чудесно.

Крис поднялся, прихватил полученные от Марины папки и, кивнув Заку и Барни, вышел из офиса.

Нортон проводил его долгим растерянным взглядом, а когда дверь захлопнулась, с изумлением уставился на Саманту.

— Так это с ним ты собираешься провести вечер? У вас свидание?

— Не совсем.

— Ну, слава богу.

— Я с ним живу.

Челюсть у Нортона отвисла едва ли не до пола. Наверное, примерно того же эффекта она добилась бы, если бы сообщила, что работает на Бен Ладена и собирается взорвать себя вместе с музеем «Метрополитен».

Зак и Барни отвернулись, чтобы не рассмеяться.

— Шутишь?

— Нет. А почему ты так думаешь?

— Не может быть. — Нортон нервно хохотнул. — Чтобы такая женщина… с ним… Нет, это же противно всем законам природы. Извини, но у меня такое в голове не укладывается.

— Может, стоит расширить ее возможности?

Он посмотрел на нее с сожалением, потом покачал головой и убрал фотографию в конверт.

— Вот что я тебе скажу, малышка. Надоест сидеть на ладони у Кинг Конга, позвони мне. Поверь, я знаю, что требуется такой девушке, как ты.

Перебросившись несколькими словами с Мариной и подмигнув Саманте, Нортон поспешно удалился.

— Черт! — Зак хлопнул ладонью по столу. — Я уже не сомневался, что это случится сегодня!

— Не дождешься, — рассмеялся Барни. — Его не прошибешь.

— Похоже на то. Ситуация как по заказу. И Гарри, и Крис, и Саманта… И порох, и спички, все в наличии, только искры недоставало.

Барни покачал головой.

— Ты должен мне еще пятерку. Если так пойдет и дальше, я смогу через пару лет купить себе домик в Пасадене.

— Но ведь предел терпения есть у каждого. Нет, я верю, рано или поздно Гарри откроет рот слишком широко и Крис не выдержит и отправит его к дантисту. — Зак откинулся на спинку стула. — Надеюсь, это случится на моих глазах.

Саманта вопросительно взглянула на Марину.

— Мальчики заключили пари. Зак каждую неделю ставит пятерку на то, что Крис не выдержит хамства Гарри и устроит ему взбучку, а Барни уверен, что этого не случится. Честно говоря, я и сама с удовольствием посмотрела бы на это.

— Другими словами, ты не слишком высокого мнения о Нортоне, — заключила Саманта.

— Точно.

— Но если он тебе не нравится, почему ты его терпишь? Почему с ним работаешь?

— Потому что время от времени у него кое-что получается, а охотников за головами у нас не так уж много. Конечно, парень он безбашенный, лихач, сам ищет неприятностей на собственную голову и рано или поздно их получит, но это уже не моя проблема. Делает дело — я плачу, а если по недомыслию схватит пулю, горевать не стану. Все просто.

— А этот Джек Симмонс, он действительно опасен?

— Да.

— И Нортон хочет его взять?

— Пусть попробует. Не думаю, что у него что-то получится. По крайней мере, я на него не рассчитываю.

— Но он сказал…

— Да уж, готов наболтать с три короба. Гарри просто хотел произвести впечатление. Он, конечно, не прочь заработать деньжат, но главное для него покрасоваться, представить себя в образе героя. У Криса другая цель — убирать за решетку плохих парней, очищать наши улицы.

— Значит, если у Гарри с Симмонсом ничего не выйдет…

— То Крис найдет его и возьмет.

— Ты так говоришь, как будто нисколько в этом не сомневаешься.

— Я знаю, что говорю. Крис не разбрасывается, работает методично и дает результат. Гарри шумит, хватается за все, что подвернется под руку, и часто промахивается.

Мнение Марины только укрепило уже сложившее у Саманты впечатление о Крисе.

— И все-таки я чего-то не понимаю, — пробормотала она. — С какой стати Крис терпит все эти выходки Гарри?

— Поймешь, когда узнаешь его получше, — сказала Марина. — Если, конечно, узнаешь.


Вернувшись вечером домой, Саманта обнаружила Криса на диване с книжкой в руке. Книг у него было много, и они уже не помещались в шкафу. Пробежав взглядом по корешкам, она удивилась — рядом с ужастиками и триллерами стояли биографии, мемуары, труды по истории и архитектуре. Читал он их или просто собирал, повинуясь импульсу библиофила, сказать трудно, но в данный момент все его внимание занимал только что вышедший роман Саймона Керника.

— Любишь читать? — поинтересовалась она, закрывая за собой дверь.

— Помогает коротать время.

Саманта взглянула на тяжелую латунную люстру с пятью запыленными рожками. Пробиваясь через толстое стекло, свет терял, по меньшей мере половину сил, и в комнате никогда не было по-настоящему светло.

— Это же вредно для глаз, — заметила она. — Почему бы не купить пару ламп для чтения?

Крис равнодушно пожал плечами.

— Меня устраивает то, что есть. — Он сел, бросил книжку на кофейный столик и потянулся. — Пицца в кухне.

— Отлично. Я жутко проголодалась.

— С «шевроле» проблем не было?

— Нет. А что?

— Трансмиссия барахлит, но, думаю, какое-то время еще продержится.

— То есть завтра ты ее в ремонт не отдашь?

— Нет, конечно. Тебе же надо как-то добираться на работу.

Саманта улыбнулась про себя, приятно тронутая таким проявлением заботы, но ничего не сказала.

Крис направился в кухню, но на полпути остановился.

— Кстати, чуть не забыл. Звонила твоя мать. Сообщение на автоответчике. Какая-то Венди уже сообщила ей о твоих проблемах, но она хочет лично убедиться, что с тобой все в порядке.

— Так и думала, что она позвонит. Ладно, спасибо. Перезвоню попозже. — Она неуверенно посмотрела на него. — Я могу сказать ей, что пробуду здесь еще какое-то время?

— Конечно. Между прочим, на какой срок ты сама рассчитываешь?

— Пока не знаю, — осторожно ответила Саманта. — Может быть, три-четыре месяца. С пустыми руками в Лос-Анджелесе делать нечего. Нужно снять жилье, заплатить за курсы, купить кое-что из одежды…

— Ну, тогда ты просто скажи ей, что в случае чего звонила пока сюда, а если положение изменится, ты ей сообщишь.

Прекрасно. Он не дал ей никаких гарантий, не обозначил сроков, но и не взвился, услышав о трех-четырех месяцах. Это уже кое-что.

Через пять минут они уже сидели за столом перед блюдом с разрезанной на куски и распространяющей соблазнительный аромат пиццей.

— Мм, — простонала Саманта, пережевывая первый кусок. — Тому, кто это придумал, надо бы дать Нобелевскую премию. В жизни не едала ничего вкуснее.

Крис молча кивнул.

— Как прошел день? Чем ты занимался? У тебя такая интересная работа.

— Да уж, интересная. Работа как работа. Не хуже и не лучше других. Чтение документов. Проверка адресов. Приходится много звонить и ездить, навещать родственников и друзей. И не везде тебе рады. Чаще всего информация приходит от тех, кому твой подопечный успел изрядно насолить или кто элементарно хочет подзаработать. Не всегда эта информация верная, так что много времени и сил тратится впустую. Да, кому-то это может показаться интересным.

— Ну, мне в этом смысле тоже не очень повезло, но жаловаться не приходится. К тому же мне нравится Марина.

— Да, Марина человек хороший.

— Ты давно ее знаешь?

— Давно. Лет двенадцать.

— А работаешь только на нее или на других поручителей тоже?

— На других тоже. Кто предлагает работу, на того и работаю. Но Марина у меня на первом месте. Ей я не отказываю никогда, и ее заказы выполняю в первую очередь.

— Почему она выбрала именно этот бизнес? По-моему, не совсем женское дело. Я обеими руками за равноправие, но все же…

— Залоговое агентство досталось ей по наследству, от отца.

— И давно она этим занимается?

— Двенадцать лет. Когда умер ее отец, Марине было двадцать два.

Саманта удивленно посмотрела на него через стол.

— Шутишь?

— Нисколько. У нее есть старший брат, Питер, но он еще раньше уехал в Вашингтон и работает там адвокатом. К тому же город у нас небольшой, и если бизнес на ходу, его просто так не бросишь, а продать дорого не получается. Конечно, поначалу ей пришлось нелегко, но она справилась.

— А Зак и Барни давно появились?

— Эти двое работали еще у ее отца.

— И как они отнеслись к тому, что ими стала командовать двадцатидвухлетняя женщина?

Крис усмехнулся, отпил сока и, не замечая разложенных на столе салфеток, вытер губы тыльной стороной ладони.

— Не очень хорошо. Но парни быстро сообразили, что она свое дело знает, так что сейчас никаких проблем. Оба готовы ради нее на все.

Они молча доели пиццу, но никто не встал из-за стола. Саманта разлила чай.

— Расскажи о Нортоне. Крис мгновенно помрачнел.

— Держись от него подальше.

Точно таким же тоном разговаривал отец, когда видел ее в сомнительной, с его точки зрения, компании. Саманта опустила глаза.

— Вот как? Держаться подальше? А почему?

— Потому что он не тот, с кем стоит водиться приличной девушке.

— Неужели? — невинно спросила Саманта. — А знаешь, Гарри показался мне симпатичным.

Крис со злостью поставил на стол чашку.

— Так для тебя это главное в мужчине? Смазливая физиономия? И все прочее уже не важно, да?

— Важно, конечно. Но Гарри ведь не только красавчик. Он ловит преступников, а значит…

— Ничего это не значит. Нортон авантюрист и показушник, а не профессионал. И к женщинам относится, как к… — Крис оборвал себя, удержавшись, по-видимому, от грубого слова. — Короче, парень ненадежный. Таким был, таким и останется.

Саманта изобразила удивление и картинно похлопала ресницами.

— Правда?

— Черт возьми! Где твои глаза? Неужели ты сама не видишь, что это за тип?!

Она задумчиво кивнула.

— Вообще-то, что он за тип, я поняла сразу, как только его увидела. Знаю таких. Был у меня один случай…

— Что за случай? — уже спокойнее спросил Крис.

— Мы были на реке, и я шла босиком через высокую траву, когда по моей ноге проползла змея. Такая милая, симпатичная, но все равно змея.

Он кивнул.

— Да, именно так. Нортон — змея. Поэтому держись от него подальше. — С этими словами Крис решительно допил чай, как бы давая понять, что дело закрыто и больше он к этой теме возвращаться не намерен.

Саманта мило улыбнулась.

— Спасибо.

— За что?

— За то, что заботишься обо мне.

На мгновение он смутился и даже, как показалось, немного покраснел, но уже в следующую секунду досадливо поморщился.

— Кому-то же надо.

Некоторое время она наблюдала за ним краем глаза, делая вид, что рассматривает узоры на старенькой скатерти, и анализируя случай в офисе. Сначала ей показалось, что он даже не замечает Нортона, но потом ситуация изменилась. И изменилась она после того, как Нортон завел разговор насчет того, чтобы вместе с ней отпраздновать его успех в поимке Симмонса. Да-да, именно тогда Крис и вмешался, напомнив ей об ужине с пиццей. Теперь все стало ясно. Не обращаясь к Нортону напрямую, он подал ему недвусмысленный сигнал: мол, отступи, приятель, потому что она со мной.

— Между прочим, такие, как Гарри, совсем не в моем вкусе. Может быть, если бы я увидела его фотографию в журнале, он и произвел бы на меня какое-то впечатление. Но стоило ему открыть рот… — Саманта сморщила нос. — Вся эта похвальба, заносчивость… С точки зрения психологии такое поведение указывает на стремление компенсировать что-то. Вот только что? Как ты думаешь?

Крис, слушавший ее с явным интересом, пожал плечами.

— Не представляю.

— Хм… — Она задумчиво потянула за мочку уха. — Может быть, у него слишком маленький…

Договорить Саманта не успела, потому что с лицом Криса случилось невероятное: его губы дрогнули и расползлись в улыбке. За все время их знакомства он улыбался впервые, и ее поразило, как изменилось его лицо: оно словно озарилось солнечным лучом.

— Ты улыбаешься. Уверен, что можешь позволить себе растратить столько энергии?

— Извини, — усмехнулся Крис. — Представил Нортона… Не сдержался. — Он попытался прикрыться рукой, но улыбка уже растеклась по щекам, разбежалась мелкими морщинками у глаз.

— Знаешь, тебе надо почаще это делать.

— Делать — что?

— Улыбаться.

Крис молча посмотрел на нее, и Саманте вдруг показалось, что ее сердце вот-вот выскочит из груди. Потом он отвел глаза и медленно потер подбородок.

— Что случилось? Потянул мышцу?

Он хмыкнул.

— Не беспокойся, — утешила его Саманта. — Просто тренируйся каждый день. Хотя бы по вечерам.

Крис устало вздохнул.

— Вот же привязалась. Ты ведь уже не отстанешь, да?

— Не отстану. Второй сеанс проведем завтра. Может, Нортон зайдет в офис и подбросит еще материала.

Крис снова улыбнулся, и Саманта едва не растаяла. В этот момент она поняла: никакие тормоза здравого смысла уже не помогут — стрела выпущена из лука и летит к цели.


7

<p>7</p>

На следующее утро Крис снова вышел из квартиры рано утром, когда Саманта еще спала. Впереди был целый день, и день этот с каждым часом приносил все новые и новые неприятности.

Все началось не так уж плохо. Он задержал подростка, обворовавшего три дня назад уличного торговца и проигнорировавшего вызов в суд. Сэм взял его в салоне игровых автоматов, где незадачливый юнец весело проводил время в компании трех приятелей и так испугался, когда на нем защелкнулись наручники, что обмочил штаны.

Потом, потратив несколько часов на поиски нужной информации, он узнал, что наркодилер Даг Шорн покинул пределы Соединенных Штатов, предпочтя им Мексику.

Его следующей клиенткой стала женщина, обвиненная в регулярном избиении супруга. Посчитав посещение суда пустой затеей, она забаррикадировалась в квартире, а когда Крис все же добрался до нее, орала так, что на крики сбежался, чуть ли не весь квартал. Вдобавок, пока он тащил ее к машине, эта ведьма дважды пнула его в голень.

Да, день выдался не самый удачный. Пожалуй, даже худший за последний год. Но зато впервые за долгое время он видел свет в конце туннеля.

Потому что впереди его ждал вечер с Самантой.

Позволив ей остаться, Крис нисколько не сомневался, что гостья перевернет его жизнь вверх дном. Так и случилось. Жизнь перевернулась. Она не только нарушила покой и одиночество. Не только сожгла ужин. Не только заняла половину дивана в гостиной и забрызгала ванную. Изменилось кое-что еще. В квартире появилась красивая молодая женщина, которая расхаживала по комнатам, болтала без остановки, смеялась и шутила и даже втягивала его в разговор. Пустота вдруг заполнилась. В течение дня Крис то и дело ловил себя на том, что думает о ней. Он прекрасно понимал, насколько это опасно. Все последнее десятилетие Крис строил и доводил до совершенства систему существования в полном одиночестве, но стоило появиться Саманте, как система пошатнулась и дала трещины.

Успокойся. Это не навсегда. Рано или поздно она уйдет. Это обязательно случится, и тогда все станет на место.

«Шевроле» уже был на стоянке. Значит, она дома.

Саманта ждет. И ужин тоже. Разве это плохо?

Он поднялся по лестнице, ощущая непривычное и приятное возбуждение. Открыл дверь. Вошел в гостиную. И застыл в изумлении.

Саманта сидела с книжкой на диване. Неподалеку мирно дремал Том. Картина радовала глаз, но ничего необычного в ней не было. Необычно выглядел пол. Серый линолеум скрылся под пушистым бежевым с зеленым ковриком. А на тумбочке горела шикарная лампа под радужным абажуром.

— Ну? Нравится?

Он не нашелся, что ответить. Гостиная изменилась, как будто наполнившись теплом, светом и чем-то еще — мягким, нежным… домашним.

— Давай. Попробуй. — Саманта вскочила с дивана, подбежала к нему, стащила с него куртку и, взяв за руку, подвела к дивану. — Садись. Возьми книгу.

Он безропотно подчинился.

— Читай. Правда, видно лучше?

Крис посмотрел на страницу. Строчки разбегались, скрывая заключенный в них смысл, но сама бумага и буквы на ней выглядели по-другому.

— Посмотри на кота. В этом свете даже проказник Том смотрится иначе.

Кот, словно поняв, что речь идет о нем, поднял голову и потянулся.

— Где ты все это взяла?

— Подарки принимают, не спрашивая, откуда они взялись.

— Ты же собиралась откладывать деньги на поездку.

Она уселась рядом и подобрала под себя ноги.

— Я и откладываю. Но Марина выдала аванс, и я решила, что с этими вещами комната будет выглядеть лучше. Уютнее.

— Но ведь это, должно быть, стоит кучу денег.

— Только не в той лавке чудес, которую ты мне показал. Ничего, что они не совсем новые?

— Я не против. — Сами по себе покупки значения не имели, дело было в другом.

В Саманте.

Она вдруг вскочила, отодвинула в сторону кофейный столик, уселась, скрестив ноги, на коврик, погладила ласково мягкий ворс и закрыла глаза. Потом, к немалому его изумлению, сбросила тапочки и стащила носки.

— Какое удовольствие! Хочешь попробовать?

— Нет уж, спасибо.

— Перестань, не упрямься. — Саманта схватила его за ногу и начала стягивать сапог. — Разуйся.

— Что ты делаешь?! — Первый сапог полетел в сторону. За ним носок. Крис поспешно отступил. — Хватит!

Но ее было уже не остановить.

— Стой спокойно, ладно? — Избавляя его от второго сапога, она заметила синяки. — Ого! А это еще что такое?

— Одна леди оставила на память.

— Больно? Ах, ты бедняжка. Надеюсь, прошедший день оставил не только плохие воспоминания?

— Я бы предпочел их забыть.

— Понятно. Тем более нужно расслабиться. — Стащив второй носок, Саманта покачала головой. — Ну и ножищи!

— А ты ожидала чего-то другого?

— Логично. — Она поднялась на колени, взяла его за руку и потянула.

Сопротивляться было бесполезно, и Крис с тяжким вздохом опустился.

— Глупости, — проворчал он.

— А вот и нет. Попробуй, тебе понравится. Пошевели пальцами.

Боже! Увидели бы его сейчас уголовники… Да, с карьерой можно было бы попрощаться.

— Ну? Мягко, да?

Он угрюмо посмотрел на нее.

— Да. Мягко.

Ковер действительно был мягкий, приятный на ощупь, но Крис почти его не чувствовал. Он прислонился спиной к дивану. Саманта сделала то же самое, Тепло под ногами. Тепло от лампы. До сего момента он даже не представлял, что в комнате было так холодно и неуютно.

— Что еще интересного случилось за день? — спросила Саманта. — Кроме того, что женщина наставила тебе синяков.

— Хорошего мало. Наркодилер, за которым я охотился несколько недель, улизнул, по слухам, за границу, а паренек, подозреваемый в ограблении, обмочился, когда я надевал на него наручники.

— Шутишь?

— Если бы. В общем, такой день, что хуже и не придумаешь.

Она сочувственно улыбнулась.

— Ничего. Завтра будет лучше.

— Я бы на это не рассчитывал. Те, с кем мы имеем дело, приятных сюрпризов не готовят.

— Да, интересная профессия. А как ты в нее попал? Как стал охотником?

Он пожал плечами.

— Марина предложила работу, и я согласился. Мне было тогда восемнадцать.

— И с тех пор ты только этим и занимаешься?

— Да. А ты? Откуда у тебя желание стать актрисой?

— Как тебе сказать. Прежде всего, я хотела вырваться из Милфорда. Унылый городишко. Из него все уезжают, а кто остается, чувствует себя обреченным.

— Что же в нем такого плохого?

— Объяснить трудно. Наверное, ничего, если ты не против, до конца дней проработать на бумажной фабрике. Там работала моя мать, туда же пошли мои брат и сестры. Я и сама отдала ей два года. А потом решила, что больше так не могу. По-моему, если бы я осталась там еще на один день, то сошла бы с ума.

— В наше время многие рады иметь хоть какую-то работу.

— Только не я. Представь, изо дня в день одно и то же. Полнейшее однообразие. Ужасно. Невыносимо.

— И ты решила стать актрисой?

— Да. Началось это, конечно, раньше, еще в школе. У нас был театральный кружок. Я сходила туда два раза, и мне понравилось. Потом Джессика, руководительница кружка, сказала, что у меня есть способности, и посоветовала попробовать силы на Бродвее. В общем, в один прекрасный день я собрала свои сбережения, сложила вещи и отправилась в Нью-Йорк.

— Но тогда у тебя не получилось?

— Как я уже говорила, в Нью-Йорке свои законы. Там можно довольно быстро пробиться на театральную сцену, но в кино попасть неизмеримо труднее. Целый год я билась лбом о стену, пока не сказала сама себе: Эй, что ты тут делаешь? Твое место в Голливуде.

— И ты пустилась в путь на автомобиле чуть ли не через всю Америку. Удивительно, что тебе удалось добраться до Дартстоуна.

Саманта улыбнулась.

— Ничего страшного не случилось. И от своей цели я определенно не отказываюсь. — Она вздохнула. — Ты только не думай, что я не понимаю, какие впереди трудности. Да, сразу, конечно, ничего не получится. Большие роли просто так не раздают. Сначала придется довольствоваться второстепенными, но, помяни мое слово, уже через пару лет ты увидишь меня на обложке «Пипл» или «Энтертейнмент уикли». Вот тогда я сама пойму, что кое-чего достигла.

— Я в тебе не сомневаюсь.

— Я тоже. У меня такой принцип: все или ничего.

— Ничего — это вернуться домой?

— Да. Но, думаю, до этого не дойдет. Я неплохая актриса и выгляжу как надо. По крайней мере, почти. У меня есть обаяние, я фотогенична. Если еще подправить кое-что в фигуре и перекрасить волосы…

— Перекрасить волосы? Зачем? Тебе и с темными хорошо. И фигура, на мой взгляд…

Саманта усмехнулась.

— Это на твой взгляд. Но есть еще голливудская формула. Стройная блондинка с большим бюстом. Волосы, конечно, не проблема, да и бюст тоже. Были бы деньги. Салоны на то и существуют, чтобы поправлять недосмотр природы.

Интересно, подумал Крис, где это она обнаружила у себя недосмотры природы. При мысли о том, что эти роскошные волнистые волосы подвергнутся атаке химикалий, его бросило в дрожь.

— Но ведь в кино снимаются не только блондинки, — попробовал протестовать он.

— Конечно. Я могу сниматься и со своими волосами, но у блондинки больше шансов.

— У тебя же темные глаза. Со светлыми волосами будет выглядеть странно.

— Нисколько. Если ты блондинка, на глаза никто уже внимания не обращает, будь они хоть фиолетовые. К тому же в случае необходимости цвет всегда можно исправить с помощью линз.

Взгляд Криса сам собой скользнул ниже, на то, что Саманта считала вторым недосмотром природы. Она заметила это и закатила глаза.

— Эх вы, мужчины. Думаете, мы ничего не видим. И ответ на ваш вопрос — пластическая операция.

— Боже, ты это всерьез?

— Конечно. Девушка ложится на операционный стол, претерпевает некоторые, муки и встает уже совсем другой. Цена невелика — выигрыш очевиден. Впрочем, насчет цены я, наверное, погорячилась.

И тут он понял.

— Так эти деньги… те, что были у тебя с собой… они предназначались для операции?

— Да.

Крис недоверчиво уставился на нее, потом покачал головой.

— Тебе повезло, что их украли. Ты и без операции хороша.

Она презрительно фыркнула.

— Вы все так говорите. Милая, тебе не нужно ничего менять. А стоит на горизонте показаться красотке с бюстом четвертого размера…

— Тебе не нужен никакой четвертый размер.

— Неужели? А вот представь, что перед тобой две женщины. Брюнетка с плоской, как Атлантический океан, грудью и блондинка с шарами, как футбольный мяч. Которая привлечет к себе большее внимание?

Он ненадолго задумался.

— Они обе голые?

Саманта всплеснула руками.

— Ну вот! Видишь?

— Знаешь, ты можешь провести опрос и получить какой-то результат, но для меня это не важно. По-моему, каждый должен довольствоваться тем, что дает природа.

— Но ты сам позавчера предлагал мне затолкать в бюстгальтер салфеток!

— Так было нужно. Ты же собиралась исполнить роль проститутки!

— Вот именно! Большинство мужчин привлекает большая грудь, а те, кто утверждает, что им все равно, просто лгуны.

— Я говорил только о себе! Она улыбнулась.

— Значит, ты принадлежишь к лживому меньшинству.

Крис поднял руки.

— Ладно! Пусть так. Ты права. Признаю. Я соврал. Да. Мне нравятся пышные блондинки, и я считаю, что они должны разгуливать топлес по улицам только ради того, чтобы доставить мне удовольствие. Ты довольна? Ты таким меня представляешь?

Саманта рассмеялась.

— Ух, ты! Какой сарказм! Не знала, что в тебе это есть.

— Сама напросилась.

— Я спровоцировала тебя на сарказм?

— И не только.

— Расскажи. — Она посмотрела на него большими мягкими глазами. — На что еще я тебя провоцирую?

Крис не знал, что ответить. Да, с ее появлением он на многое стал смотреть по-другому. На себя. На свою жизнь. На свою квартиру. Он вдруг понял, что был одинок и что уже не хочет возвращения к одиночеству.

В какой-то момент Крис представил, каково бы это было — жить вместе с ней, проводить с ней вот такие вечера, заниматься любовью… Им овладело вдруг необоримое желание прикоснуться к ней, ощутить упругую плоть, почувствовать тепло и нежность кожи.

Он поднял голову — она смотрела на него.

— У тебя шрам. — Саманта протянула руку и провела пальцем по бледной полоске у него на щеке. — Что случилось?

— Подрался. — Ее прикосновение было приятным, но Крис все же отстранился. — Давно.

— Ты был в уличной банде?

— Нет. Но кое-кто хотел, чтобы я в ней был.

— Почему?

— В пятнадцать лет я уже был довольно здоровым парнем, а мускулы нужны всем. Мне предложили вступить в одну шайку, пообещали наркотики, девочек. Я отказался.

— И?..

— Однажды они подловили меня, когда я возвращался из школы. Сказали, что дают последний шанс. И получили тот же ответ. Ну и…

— Похоже, ты еще легко отделался, а?

— Да, они вполне могли оставить меня в том дворе с ножом в спине или избитым до полусмерти.

— И что потом? Больше тебя уже не трогали?

Он вздохнул. Вспоминать то время было не очень приятно. Проблема заключалась не в выборе между плохими парнями и хорошими, а в том, чтобы остаться в стороне от плохих, потому что хороших там просто не было.

— Пытались. Но у них ничего не получилось.

— А как же учителя, родители? Неужели они ничего не могли сделать?

— Отец умер, когда мне исполнилось двенадцать. Мать постоянно работала, так что мы с братом были предоставлены сами себе. А учителя… Они просто боялись.

— У тебя есть брат?

— Да. Он младше меня на два года.

— А где он сейчас? Чем занимается?

— Роберт закончил колледж и живет сейчас в Денвере. Работает юридическим советником в коммерческой фирме.

— То есть вы пошли разными дорожками.

— Он хорошо учился, у него светлая голова. А у меня только сила. С природой не поспоришь.

— Ты с ним видишься?

— Конечно. Наша мать живет неподалеку, и мы с братом дважды в год, на Рождество и День благодарения, собираемся у нее. У него уже своя семья, прекрасная жена, скоро будет ребенок.

— А ты что же не женился?

— Зачем?

— Я же вижу, что ты хотел бы жить так же, как брат. Что тебе мешает?

— Не знаю, — медленно сказал Крис. Да, он и сам нередко думал об этом. Особенно после встреч с Робертом и Шейлой. Конечно, ему хотелось бы того же, но он знал, что ни одна красивая женщина, рисуя себе будущего мужа, не представляет такого, как он. — Как-то не случилось.

— Но в принципе ты такую возможность не исключаешь?

— Не исключаю. Может быть, когда-нибудь… Крис опустил голову. Какое-то время они сидели молча, потом он вдруг ощутил на лице теплое дыхание. В следующее мгновение ее губы коснулись его губ.

Прежний черно-белый мир словно взорвался и разлетелся миллионами красочных фрагментов. Он поднял глаза, протянул руку и провел ладонью по ее шелковистым волосам, плечу, шее. В пустоте его мира она сияла бриллиантом непревзойденной чистоты.

— Ты такая мягкая, — прошептал Крис и, подавшись к Саманте, поцеловал ее в губы.


8

<p>8</p>

Несколько секунд он только смотрел на нее молча, и даже воздух между ними, казалось, дрожал от напряжения. В какой-то момент Саманта даже решила, что совершила ошибку, поцеловав его, но потом Крис ответил тем же и все сомнения мгновенно испарились. Почувствовав его настойчивость, она ответила с желанием, удивившим ее саму, но объяснимым хотя бы уж тем, что все ее мысли в последние дни были заняты им.

Обняв Саманту одной рукой, он продолжал целовать ее, и его губы перелетали с мочки уха на шею, с шеи на подбородок, с подбородка на ключицу… Каждый поцелуй оставлял после себя маленький пожар, и десятки их грозили вот-вот соединиться в один ревущий костер, грозящий поглотить ее целиком.

В какой-то миг одних только поцелуев стало вдруг мало, и Саманта, выскользнув из его объятий, села ему на колени. Крис остановился от удивления, но она быстро наклонилась и поцеловала его.

Он обхватил ее своими огромными руками, и Саманта задрожала. Ухватившись за его свитер, она подалась вперед и прошептала ему на ухо:

— Почему бы тебе не раздеться?

Если он и удивился, то не подал виду, и через секунду свитер уже полетел на пол. В свою очередь и Крис потянул ее рубашку из джинсов. Холодные пальцы дотронулись до ее спины, и Саманта вздрогнула и рассмеялась. Он пробормотал извинение.

— Мм, да у тебя ничего под ней нет.

— А ты только сейчас заметил?

Его руки скользнули под рубашку и накрыли ее груди. Последние не отличались большой массой, а на ладонях Криса выглядели и вовсе небольшими, но он потер пальцами соски, и она почувствовала, как они вырастают и крепнут. Преодолев смущение, Саманта подалась к нему, и Крис, словно прочтя ее мысли, расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке.

Пальцы его не отличались проворством, и она пришла на помощь, двинувшись навстречу ему снизу вверх. Они встретились на середине, и она опустила руки, отдав последнюю пуговицу ему.

Крис медленно развел полы рубашки и остановился. Он ничего не делал, ничего не говорил, и ей стало немного не по себе. Саманта попыталась запахнуться, но Крис покачал головой.

— Не надо, милая. Не надо.

— Просто я не уверена, что тебе нравится…

— Не беспокойся. Мне очень нравится. Все еще рассматривая ее груди, словно они представляли для него некий познавательный интерес, он покачал головой.

— И не позволяй никому менять это. Никогда.

— Извини, но обещать не могу.

— А вот я обещаю, что надеру задницу любому хирургу, который посмеет протянуть к ним свои лапы.

Он зажал соски между пальцами и осторожно потер их. Саманта зажмурилась и с шипением втянула воздух.

— Знаешь, еще немного — и я начну тебе верить.

— Я всегда говорю что думаю. — Наклонившись вперед, Крис приник губами к ложбинке между грудей, а потом провел языком сначала по одному набухшему соску, потом по другому. Ее словно ударило током. Боясь потерять сознание, она схватилась за его плечи.

И как будто наткнулась на пульсирующую скалу. Крис глухо застонал, а Саманта, подчиняясь нарастающему желанию, зашевелилась, задвигалась в такт скачущему сердцу.

Внезапно он схватил ее за талию и заставил остановиться.

— Полегче, милая. Ты играешь с огнем.

— Я не играю. — В следующий момент она, даже не заметив, как это случилось, оказалась на спине, а он навис над ней, пристально глядя в глаза. — И что дальше?

— Хочу увидеть тебя на этом коврике без одежды.

Рокочущий звук его голоса проник в нее, тронул какие-то струны, и они задрожали, завибрировали, пробуждая в ней еще большее желание.

Саманта улыбнулась.

— Другими словами, ты уже не жалеешь, что разрешил мне остаться.

Что-то в его лице дрогнуло.

— Конечно нет.

— Но ты не сказал этого позавчера, когда я сожгла твой ужин. — Она рассмеялась. — Но не беспокойся. Думаю, в спальне я понравлюсь тебе больше, чем в кухне.

Он замер.

— Что ты сказала?

Саманта попыталась объяснить, что хотела сказать, и вдруг увидела в его глазах холодок недоверия.

— Что ты собираешься делать? — резко спросил он.

Смущенная, она привстала и пересела на ковер. Потом протянула руку. Однако он отстранился и тут же встал.

— Крис?

Он поднял свой свитер.

— Я ведь уже разрешил тебе остаться. Ты вовсе не обязана расплачиваться со мной сексом.

Она замерла, еще не вполне уверенная, что расслышала его правильно.

— Ты это о чем?

Крис повязал свитер на поясе.

— Ты не должна платить за еду или за проживание. Этого коврика и той лампы вполне достаточно. Мне больше ничего от тебя не надо.

У нее даже рот открылся от удивления.

— Так ты думаешь, что я хотела с тобой расплатиться?! За то, что ты разрешил мне остаться?!

— Ты же сама так сказала. Думаю, в спальне я понравлюсь тебе больше, чем в кухне. Все еще пытаешься мной манипулировать?

Что он такое говорит? Саманта просто не могла поверить, что слышит эту чушь.

— Ты совершенно неправильно меня понял.

— Неужели?

Он смотрел на нее с презрительной усмешкой, как человек, разгадавший коварные замыслы неприятеля. Да, она так сказала, но сказала в шутку, чтобы поддразнить его. Ну, как можно быть таким непонятливым?!

Саманта моргнула, сдерживая накатившие вдруг слезы.

Крис покачал головой.

— Перестань. Дважды я на одну и ту же уловку не попадусь.

— Господи, ты все извращаешь!

— А по-моему, я вижу все таким, какое оно и есть. — Он прошел мимо нее и направился к спальне.

Саманта схватила его за руку.

— Пожалуйста, не уходи. И не говори так.

Он покачал головой.

— Знаешь что? Я сам виноват. Мог бы и раньше догадаться. Ты очень красивая, а красивые женщины не западают на таких, как я.

Она не нашлась, что сказать.

Дверь захлопнулась.

С минуту Саманта стояла неподвижно посреди комнаты, глядя в пустую стену. Как он мог так обойтись с ней?! Как мог предположить такое?!

Она вдруг снова почувствовала себя одинокой, брошенной и глубоко несчастной, как в ту ночь, когда осталась одна на пустынном, продуваемом ветром шоссе. Только теперь все было еще хуже, потому что она уже успела привыкнуть к другому — к теплу и покою. Вместе с болью обиды в ней поднималась злость.

Саманта опустилась на диван и закрыла лицо руками.

За что ей это?! Чем она заслужила такое оскорбление?! Ответа не было.


Крис бросил на столик свитер, прошелся несколько раз по комнате и сел на кровать.

Его трясло.

Уж не заболел ли?

Он горько усмехнулся — в последний раз болезнь посещала его лет десять назад.

Нет, дело не в болезни, а в ней. Чувство унижения и злости кипели в нем. Боль в животе вязала тугие узлы. Жизнь преподала ему несколько суровых уроков, и он должен был с первого же взгляда понять ее истинные намерения. Конечно, она испугалась, что может оказаться на улице, и решила подстраховаться, предложив ему, то единственное, что могла дать. Свое тело. Бесплатный секс.

Думаю, в спальне я понравлюсь тебе больше, чем в кухне.

А ведь он едва не поверил ей. Какая глупость!

Да, ему встречалось много красивых женщин. Таких, какими он любовался и восхищался. Но он никогда не приближался к ним, потому что видел, как они отворачиваются, не желая смотреть на него, чувствуя в нем холод камня. Их взгляды как будто говорили: скорее в аду ляжет снег, чем я позволю ему дотронуться до меня.

Он понял это давным-давно и не приближался к ним.

А потом появилась Саманта. Она заглядывала ему в глаза и не отворачивалась. Она улыбалась, смеялась и шутила. Ему даже показалось, что она хочет его. Она дала ему надежду, и на какой-то миг он позволил себе поверить ей, поддаться иллюзии.

Да, теперь он знает правду. Она и впрямь хорошая актриса, что и доказала сегодняшним представлением. Такая может стать звездой. Перекрасит волосы, увеличит груди и сделает с собой что-нибудь еще. Что-нибудь такое, чего никогда не позволит приличная, уважающая себя женщина.

Он злился, чувствуя, что им попользовались и едва не обвели вокруг пальца.

А может быть, ему и не стоило ее отталкивать?

Он цинично усмехнулся. В конце концов, если ей так хочется с ним переспать, то, какое ему дело до ее мотивов? Надо было поблагодарить за подарки и принять остальное. Насладиться ее телом там, на мягком пушистом ковре, под теплым светом лампы. Таков уж этот мир, в котором все имеет свою цену, все продается и покупается. Ты получила крышу над головой, я получу бесплатный секс. Чего-чего, а этого в его жизни хватало, и ничего плохого в таком обмене нет.

Разве Саманта чем-то отличается от других?

Он опустил голову и застонал от отчаяния, потому что знал ответ на свой вопрос.

От нее он ждал большего.


Проснувшись на следующее утро, Саманта не сразу вспомнила события прошлого вечера, а когда вспомнила, то первым делом посмотрела на часы. Почти семь. И что же ей теперь делать?

У нее еще оставалось немного денег от аванса, и можно было бы снять номер в каком-нибудь дешевом отеле. На три-четыре дня. Если очень постараться и ограничить себя в питании, то удастся продержаться и до конца недели. Но, как ездить на работу? А главное, что делать потом, когда деньги кончатся?

Саманта села и огляделась. Крис, наверное, уже ушел, избавив их обоих от неприятной встречи. Можно не спешить. Принять душ.

Позавтракать. Выпить кофе. И подумать, как быть дальше.

По пути на кухню она с удивлением обнаружила в прихожей его сапоги и куртку, а в кухне увидела лежащие на столе ключи.

Черт! Значит, он еще здесь. Нужно убираться поскорее.

Саманта не стала утруждать себя завтраком и душем и, проглотив бутерброд и чашку растворимого кофе, вернулась в гостиную и торопливо оделась.

Все, пора уходить. И все-таки странно, почему Крис еще не встал. Более того, даже не появился. Не подал ни единого признака жизни. А если с ним что-то случилось? Да и в любом случае уходить не попрощавшись неприлично.

Она осторожно подошла к двери в спальню и тихонько постучала.

— Крис?

Молчание. Потом:

— Уходи…

Голос его прозвучал странно хрипло и раздраженно.

— Ты в порядке?

Ответа не было.

— Крис?

— Уходи, — повторил он через некоторое время.

Ну, уж нет! С ним определенно что-то случилось, и Саманта не собиралась оставлять его одного. В конце концов, он много для нее сделал, да и вообще…

— Я вхожу, — предупредила она.

— Нет!

Не обращая внимания на протест, Саманта толкнула дверь и переступила порог. И с первого же взгляда поняла, что с ним не все в порядке.

Крис лежал на спине, укрывшись до подбородка одеялом. Лицо его раскраснелось, на лбу проступил пот, глаза лихорадочно блестели.

— Я же сказал, чтобы ты не входила, — пробурчал он.

— Конечно. Ушла бы, а потом всю жизнь чувствовала бы себя виноватой. — Она подошла ближе. — По-моему, у тебя жар. Надо измерить температуру. Где градусник?

— У меня нет градусника.

Действительно, зачем ему градусник? Камни ведь не болеют!

— Ладно. — Саманта шагнула к кровати и приложила ладонь ко лбу. Температура была, причем высокая. — Похоже на грипп.

Крис досадливо поморщился.

— Да, у меня грипп. И что теперь? — Он помолчал, потом со вздохом добавил: — А теперь, пожалуйста, ступай и позволь мне спокойно умереть.

— Даже не мечтай. Больного нельзя оставлять одного в таком состоянии.

— Справлюсь, не впервой.

— У тебя есть какие-нибудь лекарства?

— Не знаю…

— Что бы ты съел?

— Ничего. Меня тошнит от одной только мысли о еде.

— Подумай, от чего тебя не стошнит.

— Мм…

— Я схожу в магазин и приготовлю что-нибудь легкое.

— Нет! Мне ничего не нужно!

Его крик мог бы отпугнуть голодного льва, но Саманта не дрогнула и ответила твердым взглядом.

— Вот что, Крис, несмотря на то, что ты поступил вчера по-свински, я все же многим тебе обязана, а потому останусь рядом, пока тебе не станет легче.

— Ради бога…

— Выздоравливай, а потом поговорим. Сейчас мы не в равном положении, и я не хочу пинать лежачего. — Уже дойдя до двери, она повернулась и ткнула в него пальцем. — А если думаешь, что я делаю это только для того, чтобы остаться у тебя, то сильно ошибаешься.

Крис не ответил. Ну и ладно, подумала Саманта. Она вернулась в гостиную, захватила ключи от «шевроле», предупредила больного через дверь, что вернется через полчаса, и вышла.


Крис не любил болеть. В последний раз это случилось довольно давно, но он помнил, что провалялся в постели три дня и жутко проголодался, потому что в холодильнике было пусто, а выйти на улицу не хватало сил. Но и сохранившаяся в памяти картина меркла по сравнению с тем, что он испытывал теперь. Вот почему к тому времени, когда Саманта вернулась из магазина с куриным супом, бананами, рисом, соком и лекарствами, больной уже подумывал о том, чтобы покончить с мучениями выстрелом из револьвера.

— А как же с работой? — спросил он, когда она вошла в комнату.

— Я позвонила Марине и сказала, что ты заболел. Она ответила, что и сама едва держится на ногах и что ты, наверное, заразился от нее.

— Марина все болезни переносит на ногах.

— Да. Зак уже говорил, что она переболела всем, чем только можно, кроме разве что сибирской язвы.

— Но ты ведь тоже можешь заболеть, так что тебе бы лучше держаться от меня подальше.

— Сильно сомневаюсь. Не забывай, что я выросла в большой семье и перенесла столько инфекций, что меня теперь никакое бактериологическое оружие не возьмет.

Она присела на краешек кровати, приложила ладонь к его щеке, нахмурилась, дала попить, после чего положила на лоб смоченное в холодной воде полотенце.

— Послушай, ты не обязана…

— Вот что, Крис, ты бы лучше помолчал. Побереги силы, они еще тебе пригодятся.

Он закрыл глаза и примирился со своей участью. Что ни говори, а болеть в одиночестве хуже. Саманта суетилась поблизости, но, по крайней мере не донимала расспросами, и Крис решил потерпеть.

За следующие несколько часов она раз пятьдесят сменила полотенце, чтобы оно постоянно оставалось прохладным, накормила его куриным супом, тостами и бананами, приговаривая, что это даже ей не по силам испортить, и залила в него невероятное количество слабого чая. Потом она включила маленький переносной телевизор и подала ему пульт.

Снова и снова Крис убеждал себя, что она делает все это только для того, чтобы задержаться в его квартире, но с каждым часом эти заклинания звучали все менее убедительно.

Он, то закрывал глаза и проваливался в полудрему, то просыпался от звука голосов и успокаивался только тогда, когда Саманта давала лекарство или приносила поесть. К вечеру сон все же сморил его по-настоящему, и, когда он проснулся, в комнате было уже темно. Саманта, наверное, уже легла, выключив предварительно телевизор и погасив свет.

Крис приподнялся, чтобы посмотреть на часы — они показывали половину третьего, — и тут же рухнул на подушку. Дверь приоткрылась, и в комнату заглянула Саманта. На ней была его рубашка, которая доставала ей до коленей.

— Я тебя разбудила?

— Нет. Сам проснулся.

— Вечером у тебя был жар, вот я и решила проверить, все ли в порядке.

Подойдя к кровати, она опустилась на край матраса и положила ему на лоб прохладную ладонь. Он закрыл глаза от удовольствия — все-таки даже в болезни есть приятные моменты.

— Температура еще держится. Принесу лекарство.

Она вернулась через минуту с аспирином и стаканом воды.

— Что-нибудь еще?

Тебя, подумал он. Ничего больше мне не надо. Вот тогда я бы сразу вылечился.

— Нет. Ничего.

Саманта поднялась и направилась к двери. Свет из соседней комнаты на мгновение окружил ее теплым ореолом.

— Если что, позови.

Дверь за ней закрылась, и он снова остался наедине с темнотой.


На следующее утро Крис сообщил Саманте, что чувствует себя лучше. Улучшение самочувствия, однако, еще не означало, что болезнь миновала и постельный режим уже можно отменить. Когда он пожаловался, что от телевизора болит голова, а дневные ток-шоу наводят тоску, она предложила книгу, а заметив, что и чтение дается ему с трудом, взялась почитать вслух. Он попытался было протестовать, но быстро сдался, тем более, что Саманта выбрала детектив Патриции Корнуэлл. Актриса проснулась в ней уже после первых строчек — похоже, чтение доставляло ей не меньшее, а, может быть, даже большее удовольствие, чем слушателю. Персонажи говорили у нее разными голосами, и, хотя Крис не всегда успевал следить за развитием сюжета, получилось совсем даже неплохо, а могло бы быть и еще лучше, если бы она не вставляла собственные комментарии, не давала оценки поступкам героев и не сыпала предположениями относительно личности главного злодея. Так или иначе, полтора часа пролетели незаметно к взаимному удовольствию обеих сторон.

По мере того, как день клонился к вечеру, Крис все чаще задумывался о тех обвинениях, что бросил ей недавно. Сомнения крепли, а за ними приходило чувство стыда. В ее глазах, когда она смотрела на него, не было ни холодного расчета, ни равнодушия профессиональной сиделки, а только искренняя озабоченность. А что, если Саманта говорила правду? Что, если она и впрямь хотела заняться с ним любовью? И если это так, то тогда все сказанное им…

Скажи, что ошибся. Извинись. Попроси прощения.

Не раз и не два он открывал рот и… молчал. Не будь глупцом, говорил другой голос. Не поддавайся. Этого не может быть. Не выставляй себя дураком. Жизненный опыт призывал к осторожности и бдительности, а получать новые синяки не хотелось.

После ланча Крис уснул и проспал почти до вечера. В шесть Саманта принесла обед. Он поел, и она унесла посуду, но потом вернулась и спросила, не нужно ли чего еще.

— Нет.

Она повернулась к двери.

— Подожди!

— Да?

— Сейчас почти семь. Начинается одно из тех ток-шоу, которые тебе так нравятся.

— И что?

— Не хочешь посмотреть? Здесь?

Предложение удивило ее.

— Ты же их ненавидишь.

Он пожал плечами.

— Надеюсь, хуже не станет. Но… ты все же останься, ладно? Если, конечно, хочешь.

Подкрепляя слова жестом, Крис подтянул подушку. Саманта нерешительно подошла и забралась на кровать. Он подал ей пульт, и она посмотрела на него, как на инопланетянина.

— Пульт? Мне? Чем я заслужила? Или ты слишком слаб, чтобы нажимать на кнопки?

— Пользуйся, пока есть возможность.

Саманта сразу переключилась на ток-шоу, оправдавшее худшие предположения Криса: глупая, бессодержательная болтовня, переходящая временами в перепалку. Единственным положительным моментом были язвительные комментарии Саманты и ее остроумные характеристики участникам. Когда шоу закончилось, она переключилась на полицейский сериал. В рекламной паузе Саманта приглушила звук.

— Как ты себя чувствуешь? Что-нибудь принести?

— Нет, ничего не надо. Мне уже лучше. Кстати, ты случайно сиделкой не работала?

— В большой семье всему научишься. Кто-нибудь всегда болеет. Да, готовить я не научилась, но с обязанностями сиделки справлялась.

— Разделение труда?

— Только так и справлялись. Каждый делал свое дело.

— Значит, в большой семье свои плюсы.

— Да, кое-что есть. В большой семье, как в толпе, легко потеряться. Иногда я чувствовала себя невидимкой.

— Невидимкой?

— Да. — Она помолчала. — Такое странное ощущение. Иногда, когда мы все садились за обеденный стол, я думала, что если однажды не приду, то остальные моего отсутствия и не заметят и хватятся разве что через пару часов. Удивительно, да? Вокруг столько народу, а ты чувствуешь себя одиноким. Но со мной такое было.

Она смотрела перед собой, и его поразило непривычное для нее мрачное выражение. Впервые Крис почувствовал, каким она была ребенком — окруженным многочисленными родственниками, но при этом одиноким. Чужой среди своих.

Саманта улыбнулась.

— Но потом, уже в старших классах, многое изменилась. Я стала играть. — Она откинулась на подушку и мечтательно вздохнула. — Занавес поднимается, и несколько часов все слушают тебя, смотрят на тебя, ловят каждое твое слово. В газетах были мои фотографии. Друзья и знакомые присылали цветы. Незнакомые люди останавливали меня на улице и говорили комплименты. Мне это нравилось. Вот тогда все знали, что я есть, что я существую. — Саманта повернулась к нему. — Глупо, да?

— Нет, — совершенно искренне ответил он. — Не глупо.

— Неужели? Удивительно. Мне самой иногда кажется, что глупо. Да, чудесное было время. Но очень быстро кончилось. После школы отец отвел меня на фабрику, и я проработала там год. Это был ад. Я думала, что умру. Там я снова почувствовала себя невидимкой. Маленькой единичкой из целой тысячи. Я как будто растворялась в них, почти исчезала. Самый большой страх в моей жизни.

— Страх?

Она повернулась к нему.

— Да. Больше всего на свете я боюсь, что умру, не оставив после себя ничего, никакого следа. И даже надгробие мое будет пустым. Ни одна душа не будет знать, что я жила. Как будто и не жила. А если прославлюсь, если стану знаменитой, меня узнает весь мир. И похороны будут большие. Соберется много народу, придут даже незнакомые, и все будут говорить обо мне. Вот это что-то.

Крис покачал головой.

— Может, не надо о похоронах, а? Она усмехнулась.

— Только так и узнаешь, чего ты стоишь. Когда умрешь.

— Логика сомнительная, но спорить не стану — я сейчас не в лучшей форме.

— Это я так, к слову. Но я хочу стать знаменитой и обязательно стану. Придет день — и мое имя узнает весь мир. Попомни мое слово.

Она произнесла это с такой силой, уверенностью и надеждой, что Крис вдруг сделал для себя поразительное открытие.

Саманта одинока.

За фасадом энергичной, красивой, уверенной женщины скрывается маленькая девочка, жаждущая внимания, жаждущая быть замеченной, выделенной из толпы. Впервые она испытала это чувство на сцене и с тех пор стремится к тому, что пережила тогда. Проблема только в том, будет ли она счастлива, когда получит желаемое.

Они вместе досмотрели полицейский сериал, но к концу его Крис заметил, что веки ее понемногу тяжелеют. На экране палили из револьверов, выли сирены, орали маньяки, но все это уже не трогало Саманту — она спала. Воротник рубашки съехал на плечо, обнажив ключицу, волосы рассыпались по шее, подчеркивая белизну кожу. Боже, она прекрасна.

Несколько минут Крис лежал, любуясь ею, наблюдая за ритмично поднимающейся и опускающейся грудью, подрагивающими веками, потом наклонился, вытащил из ее пальцев пульт и выключил телевизор.

Саманта открыла глаза, встрепенулась, заморгала.

— Извини. Вроде бы всего лишь закрыла глаза на минутку. И, наверное, уснула. Пора на диван.

Она начала подниматься, но Крис взял ее за руку.

— Послушай, здесь ведь удобнее, чем на диване?

— Слово «удобный» к нему вообще вряд ли применимо.

— Так останься здесь. Места хватит. — Он смотрел ей в глаза, давая понять, что приглашение идет от сердца.

Она не ответила, а просто повернулась, выключила лампу и опустилась на подушку. Крис лег рядом.

Через некоторое время ее рука коснулась его локтя.

— Послушай…

— Да?

— Той ночью… — пробормотала Саманта сонным голосом.

Он замер.

— Что?

— Я хотела быть с тобой. Это единственная причина. Мне невыносимо думать, что ты считаешь иначе.

Крис уже открыл рот, чтобы ответить, но веки ее опустились, а еще через несколько секунд тихое, размеренное дыхание подсказало ему, что она уснула.

— Знаю, милая. Знаю, — прошептал он, убирая с ее щеки темную прядь. — Спи и ни о чем не беспокойся.


9

<p>9</p>

Проснувшись на следующее утро, Саманта с удивлением обнаружила, что рядом никого нет. Из ванной доносились приглушенные звуки.

Наверное, ей бы следовало злиться на него. После всего услышанного самим правильным было бы уйти сразу, как ему стало легче. Заявить, что ноги ее больше здесь не будет, и хлопнуть дверью. Но, странное дело, злость рассосалась, а данное накануне обещание устроить разборку выглядело не более чем шуткой.

Шум воды стих, и минуту спустя Крис вошел в комнату, успев натянуть лишь джинсы.

Волосы его были аккуратно зачесаны назад, а на чисто выбритом лице впервые за последние дни проступил румянец. Она улыбнулась.

— Сразу видно, что тебе уже лучше.

— Я и чувствую себя лучше.

Он подошел и сел на кровать. Она потрогала его лоб, щеку — жар прошел.

— Похоже, выздоровел.

Она не сразу убрала руку и по тому, как напряглись лицевые мышцы, поняла — сей факт не остался незамеченным. Но, что он думает? Остался ли при прежнем мнении относительно ее мотивов? Может быть, сейчас, когда необходимость в сиделке отпала, он прикажет ей убираться? Мысль эта вызвала у нее беспокойство — идти некуда, да и денег почти не осталось. В любом случае наверняка она знала только то, что хотела бы остаться здесь.

Прежде чем Крис успел что-то сказать, — а вернее, произнести слова, слышать которые ей не хотелось, — Саманта выскользнула из постели, объявив, что теперь ее очередь принимать душ. По пути в ванную она остановилась перед зеркалом и по привычке сняла браслеты, а потом откинула волосы, чтобы расстегнуть застежку ожерелья.

Бросив взгляд в зеркало, Саманта увидела, как Крис встает с кровати и идет к ней. Остановившись за ее спиной, он отвел ее руки, сам справился с замочком и, поймав скользнувшее вниз ожерелье в ладонь, положил его на туалетный столик.

Саманта не двигалась, ожидая продолжения. И оно последовало. Обняв ее крепко обеими руками, Крис наклонился и прошептал на ухо:

— Спасибо, что позаботилась обо мне.

Сердце запрыгало как сумасшедшее. Такого жеста она никак не ожидала и теперь совершенно не представляла, что говорить и что делать.

— Ну, я просто не могла допустить, чтобы ты остался один. После всего, что ты для меня сделал…

Его губы коснулись ее шеи.

— Это единственная причина? Ты ничего от меня не скрываешь?

В ней как будто открылся фонтан радости.

— Была еще одна, — ответила она, закрывая глаза от наслаждения — за первым прикосновением последовало второе. — Я хотела остаться здесь. С тобой.

Кольцо объятий сместилось ниже.

— Ты первая, от кого я слышу такие слова, — прошептал он ей в ухо. — Другие, они смотрели на меня иначе. Или не смотрели совсем. Они все хотели от меня чего-то, но не хотели меня самого. А потом появилась ты. Такая красивая. Такая яркая. Такая искренняя. О такой женщине мужчина может только мечтать. Вот почему я не сразу понял, какого же черта тебе от меня надо.

Саманта вспомнила сцену в магазине, когда продавщица в магазине посмотрела на него, как на грабителя. И так всегда и везде. Привыкнуть к такому, смириться с всеобщим недоверием и подозрительностью невозможно. Ну почему люди такие жестокие?!

А разве она сама повела себя иначе, когда Крис подобрал ее на дороге? Разве она сама не приняла его за грабителя, насильника, маньяка? Как он себя чувствовал? Другой на его месте просто оставил бы ее на шоссе.

Она почувствовала, что краснеет от стыда.

«Ты очень красивая, а красивые женщины не западают на таких, как я».

Крис сказал это два дня назад, но лишь теперь Саманта поняла, что крылось за этими словами. Тогда она не слышала его, потому что была слишком занята своей болью, своей обидой. Как можно быть такой слепой и глухой!

Он сжал ее крепче, касаясь губами мочки уха.

— То, что сказал тогда… Я был не прав, Саманта. Прости. Я просто не поверил тебе. Не мог поверить…

Она повернулась и посмотрела ему в глаза.

— А теперь? Теперь веришь?

Приподнявшись на цыпочки, она обняла его за шею и поцеловала в губы. А потом, слегка отстранившись, снова посмотрела в глаза. Он вздохнул.

— Ты даже не представляешь, как я хочу тебя.

— Может быть, докажешь?

В следующий момент Крис притянул ее к себе и поцеловал с такой настойчивостью, с такой страстью и одновременно нежностью, что у нее перехватило дыхание. Еще пять минут назад она ни в чем не была уверена, но сейчас все сомнения догорали в пламени его желания. Она чувствовала себя хрупкой игрушкой в руках великана и вместе с тем была совершенно уверена, что с ним ей ничто не грозит, что он всегда будет рядом, чтобы защищать от всех бед и опасностей. Чувство это было совершенно новым для нее и настолько восхитительным, что каждая клеточка ее тела запела от счастья.

Одним легким движением Крис подхватил ее на руки, но понес не к кровати, как она ожидала, а к двери в гостиную.

— Эй, куда ты меня тащишь?

— Хочу проверить, как ты будешь смотреться на своем подарке.

— Без одежды?

— Какая ты догадливая!

Он бережно опустил ее на мягкий ковер и принялся стягивать футболку. Саманта подняла руки. С трусиками Крис провозился чуть дольше, но зато продемонстрировал завидное терпение.

Она лежала неподвижно, ожидая продолжения, чувствуя, как внизу живота свивается в тугое кольцо гибкая пружина желания.

Несколько секунд Крис смотрел на нее сверху вниз, скользя взглядам по плечам, груди, животу… Потом опустился на пол рядом с ней и медленно провел пальцем по шее, от уха до ключицы. Саманта поежилась, словно от щекотки.

— Крис…

— Ты прекрасна, — прошептал он и, подавшись к ней, прильнул губами к розовому соску. Его ладонь накрыла другую грудь, пальцы сжали второй сосок, и она напряглась. Желание уже пульсировало в ней, рассылая по телу теплые волны.

— Ты прекрасна, — повторил Крис, уводя руку ниже. — Не забывай об этом.

Она раздвинула ноги, приглашая его к более активным действиям, но он не спешил, покрывая поцелуями ее груди, плечи, живот. Ласки нарастали, становились все настойчивее, жарче, и Саманта потянулась к его джинсам.

Он остановил ее руку.

— Не спеши, милая. У нас впереди целый день.

— Отлично. У нас будет впереди целый день, но только в том случае, если ты тоже разденешься.

Крис ответил улыбкой и, перекатившись на спину, стащил джинсы. Больше на нем ничего не было.

Когда он вновь навис над ней, у Саманты округлились глаза.

— Ого, — только и смогла прошептать она и облизала пересохшие вдруг губы. — Впрочем, ничего другого я и не ожидала.

— Надеюсь, ты не разочарована?

— Нисколько. Точнее, я очарована. — Она толкнула его в грудь, и он подчинился и откинулся на спину. — Теперь моя очередь. — Посмотрим, надолго ли тебя хватит.

Крис усмехнулся и закрыл глаза.

— Ты сдашься первая.

— Пари?

— О'кей.

Ее пальчики пробежали по широкой, покрытой жесткими черными волосками груди, покружили на животе и устремились ниже. Она почувствовала, как он напрягся.

— Что, уже сдаешься?

— Не дождешься, — пробормотал он, сжимая кулаки. — Это все, на что ты способна?

— О нет, я еще и не начинала. — Саманта подалась ниже, прошлась языком по черной дорожке упругих волосков и коснулась губами напрягшейся подрагивающей плоти. — Ну, держись.

Он продержался не более трех минут. Дыхание его учащалось с каждой секундой, пальцы впились в ковер, а когда с приоткрывшихся губ слетел короткий стон, она поняла, что победила.

Но торжествовать он ей не позволил.

Крис вдруг приподнялся, схватил ее и легко как перышко оторвал от пола. В следующий момент Саманта уже лежала на спине, а он нависал над ней, как великан над Дюймовочкой.

— Ты готова, милая? — хрипло спросил он, раздвигая коленом ее ноги.

В ее жизни хватало секса, и многие мужчины смотрели ей в глаза, но никто так, как он. В его потемневших, расширившихся зрачках она видела себя, видела испепеляющую страсть, жажду обладания и безграничную нежность.

— Да, — прошептала она, и он вошел в нее одним мягким и в то же время мощным движением. Внутри у нее, как будто взорвалось что-то, и Саманта зажмурилась, ожидая боли, но ощутила не боль, а наслаждение, столь острое, пронзительное, нестерпимое, что душа ее исторгла крик.

Он замер.

— Я сделал тебе больно?

— Нет… продолжай… только не останавливайся…

Крис, казалось, только и ждал этого. Движения его становились все быстрее, проникновения все глубже, и она, поймав их ритм, задвигалась сама, вскидываясь навстречу, сжимая его бедра ногами, впиваясь пальцами в его спину.

— Да… да… да… — шептала она, уже предчувствуя надвигающийся шквал.

Шквал пришел и подхватил их обоих, и они вжались друг в друга, как будто только вместе могли либо спастись в этом могучем водовороте, либо погибнуть.


Саманта поднялась рано. Приняла душ и, вернувшись в спальню, разбудила Криса нежным поцелуем. Он несколько раз моргнул, взглянул на часы и нахмурился.

— Эй, куда это ты собралась?

— Пора возвращаться на работу, а то Марина даст мне пинка и будет права. Как ты?

— В порядке. По крайней мере, раздеть тебя сил хватит.

— Извини, не получится. На работу голыми не ходят. — Он взял ее за руку, притянул к себе, и ей понадобилась вся сила воли, чтобы не поддаться желанию. — Какие планы на сегодня?

— Думаю, побуду еще денек дома. Надо позвонить кое-куда, поработать на компьютере.

— То есть вечером будешь здесь?

— Да. Возвращайся поскорее.

— Постараюсь.

Она поцеловала его, поднялась и уже открывала дверь, когда Крис окликнул ее:

— Ключи от внедорожника на кухонном столе.

Саманта обернулась и недоверчиво посмотрела на него.

— Я могу взять «мерседес»?

— Да. В «шевроле» непорядок с трансмиссией. Не хватало только, чтобы ты застряла где-нибудь по пути домой.

— А ты разве никуда не поедешь?

— Нет.

Она покачала головой.

— Ну и ну! Да, что это с тобой? Я начинаю думать, что болезнь дала осложнение. Раньше ты и дотронуться до него не позволял. Будут какие-то особые инструкции?

Он пожал плечами и откинулся на подушку.

— Разобьешь — задушу.

Она улыбнулась и выскользнула за дверь.

Утро выдалось необычайно теплое для февраля, и Саманта, прежде чем сесть за руль «мерседеса», бросила свою шикарную куртку на заднее сиденье. Улицы выглядели пустынными, но она все же не давала себе воли, останавливалась перед каждым перекрестком и вежливо пропускала редких пешеходов, норовивших перебежать дорогу перед самым ее носом. С лица ее не сходила улыбка — роскошная девчонка в крутой тачке!

К черту тачку! Дело не в ней, а в крутом парне, который ждет ее возвращения!

В офисе никого еще не было, и Саманта решила приготовить кофе. Беспричинная радость переполняла ее, рвалась наружу, и она поймала себя на том, что мурлычет под нос любимую мелодию.

— Жизнь прекрасна!

Последний куплет она исполнила уже в полный голос, а потому и не услышала, как открылась дверь.

— О! «Влюбленная женщина»! Чудесная песня. Жаль, у меня нет твоего таланта.

Саманта резко обернулась — Марина с улыбкой качала головой.

— Что это с тобой?

— Ничего. — Саманта улыбнулась в ответ. — Просто хорошее настроение, вот и потянуло попеть.

— Понятно. — Марина сбросила с плеч тяжелое пальто. — У меня галлюцинации или на стоянке действительно «мерседес» Криса?

— Его. Хорош, да?

— И ты еще пытаешься убедить меня, что ничего не случилось! Перестань, все равно не поверю. Ну?

Саманта вздохнула. Нет, не отвертеться, да и в любом случае ее выдавала расплывшаяся на все лицо глуповатая счастливая улыбка.

Брови у Марины поползли вверх.

— О боже…

— Что?

— Да ты же вся сияешь!

— Сияю?

— Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду.

Саманта попыталась убрать с лица дурацкую ухмылку, но получилось плохо.

— Ладно, пусть будет по-твоему. Итак, я сияю.

— И это означает, что вы с Крисом…

— Ну, уж нет, Марина, большего ты от меня не услышишь. Да и рассказывать в общем-то нечего.

Марина подошла к столу и решительно выдвинула стул.

— Садись.

Саманта закатила глаза, потом разлила по чашкам кофе и отнесла их к столу.

— Итак, позавчера ты позвонила и сказала, что Крис болен. Судя по твоему сияющему виду, бедняга не умер.

— Нет, не умер. — Саманта не удержалась и улыбнулась. — Ему полегчало. Заметно полегчало.

— Вот как? — Марина опустилась на стул и с удовольствием отхлебнула горячего кофе. — Рада слышать. А то я уже начала винить себя, что заразила лучшего во всем штате охотника.

Пауза затягивалась. Марина выжидательно смотрела на Саманту, явно ожидая продолжения.

— Знаешь, Крис пытается выглядеть крутым, но на самом деле он совсем не такой. То есть… я хочу сказать, что да, он, конечно, крутой, но есть в нем и другая сторона.

— Верно. Но не все женщины это видят. — Может быть, им просто не хватает терпения? Или желания заглянуть поглубже.

— Да. А если бы заглянули, то нашли бы для себя много интересного и удивительного. — Марина задумчиво постучала пальцем по чашке. — Крис пришел сюда, когда я только-только взялась за этот бизнес после смерти отца. Знаешь, как это случилось?

— Нет. Он не рассказывал, а я не спрашивала. Упомянул только, что ему было восемнадцать, когда ты предложила ему первую работу.

— Что ж, история довольно интересная. — Марина поставила чашку на стол и посмотрела на часы. — Хочешь послушать?

— Да, конечно.

— Ладно. Район, в котором жила его семья, считался в те времена довольно благополучным. Но потом положение изменилось. Думаю, это произошло, когда сюда пришли наркотики. Вот тогда и появилось все остальное: наркодилеры, бандиты, проститутки…

— Крис говорил, что его пытались заставить вступить в банду, но он отказался, а когда они стали нажимать, дал отпор.

— Да уж, это он умеет. Думаю, кое-кто получил хороший урок.

— Что ты имеешь в виду?

— Однажды у дома, где жили Доннелы, произошла крупная драка. Сошлись человек пятьдесят. Брат Криса случайно проходил мимо, и кто-то, приняв Роберта за Криса, ударил его ножом.

— Это тот самый Роберт, который живет сейчас в Денвере?

— Он самый. Парень попал в больницу. Провалялся две недели, перенес тяжелую операцию, но выкарабкался. Крис знал, кто его ударил, и рассказал полиции. Время шло, но никто ничего не предпринимал. В конце концов, Крис не выдержал. Выследил того парня, поймал на улице, притащил в участок и бросил сержанту на стол.

Саманта слушала рассказ с открытым ртом.

— Шутишь?

— Ты же знаешь Криса. Думаешь, это не в его стиле?

— Ты права.

— Ну, так вот, — продолжала Марина. — Слухами, как известно, земля полнится. Об этом стали говорить. Мол, вот есть парень, который делает за копов их работу. Я, когда услышала, решила с ним поговорить. Ему было тогда восемнадцать, но он больше походил на боксера тяжелого веса, чем на вчерашнего школьника. Признаюсь, мне даже стало немного не по себе, когда он появился здесь в первый раз. Мы потолковали. Он рассказал о брате, объяснил, что случилось, и я поняла: это тот, кто мне нужен. С тех пор мы работаем вместе.

Потрясенная услышанным, Саманта не нашлась, что сказать. Немного найдется среди обычных граждан людей, готовых сделать то, на что не хватает духу у полицейских.

— Друзей и близких у него немного, но эти немногие могут рассчитывать на него всегда и во всем. И если он взялся за что-то, то идет до конца.

— Как в случае с братом?

— Да.

— А ты? Ты можешь на него рассчитывать?

Марина сдержанно улыбнулась.

— В общем-то да. Знаешь, в первые месяцы, когда я только входила в бизнес, мне пришлось нелегко. Но Крис уже тогда, хотя его и взрослым назвать было трудно, помогал всем, чем только мог. Он, пожалуй, единственный, кому я полностью доверяю и на кого могу положиться во всем.

— И вы с ним никогда… Ну, ты понимаешь… Марина покачала головой.

— Нет. Ничего такого между нами не было.

— А ты думала об этом?

— Думала ли я? Да, конечно. Но, понимаешь ли, некоторым людям суждено всю жизнь оставаться друзьями. Он мне очень дорог. Очень. Крис сильный человек, но я боюсь, что он так и просидит всю жизнь в своей квартирке, а потом однажды обернется и спросит себя, а куда же ушла жизнь. Жаль, если так случится. Он достоин лучшего. — Она помолчала. — Впрочем, это ты и без меня знаешь, не так ли?

Саманта кивнула. Да, она знает. И внезапно, неожиданно для себя, почувствовала, как шевельнулось в ней нечто такое, о чем прежде и не думалось. Нечто более глубокое и значительное, чем приятное волнение последних двадцати четырех часов. Нечто, сочетающее в себе уважение, восхищение и влечение к человеку, при мысли о котором сердце начинало колотиться от желания увидеть его снова.

Марина встала из-за стола.

— Мне надо быть в суде, так что тебе с парнями придется пока держать оборону.

Зак и Барни уже сидели на своих местах, и Саманте ничего не оставалось, как вернуться к работе, хотя мечты уносили ее совсем в другое место.

Впрочем, и работе, и мечтам помешал стук двери.

Нортон, поприветствовав кивком Зака и Барни, пересек комнату, опустился на стул и небрежно закинул ногу за ногу. Под глазом у него красовался внушительный лиловый синяк, и Саманта уже собиралась поинтересоваться, где это так неприветливо относятся к лучшему в штате охотнику за головами, но потом решила, что ей нет до этого никакого дела.

— Привет, малышка.

— Привет, — пробурчала она, всем видом показывая, что занята делами и ей не до досужей болтовни.

— А ты сегодня хорошо выглядишь, — продолжил он, как ни в чем не бывало и поводил носом. — Хм, а что за аромат?

— Дезодорант от надоедливых насекомых. — Она достала из стола пару папок, открыла одну из них и положила перед собой.

Нортон откинулся на спинку стула и наблюдал за ней, скрестив руки на груди.

— Разыгрываешь недотрогу?

— А ты еще не понял?

— Я не привык слышать «нет».

— Может, проблемы со слухом? — Саманта хмуро посмотрела на него. — Послушай, ты по делам или просто потрепаться? Если второе, то поищи кого-нибудь другого.

— Вообще-то по делам. — Он лениво потянулся. — Где Марина?

— Зачем она тебе?

Нортон самодовольно ухмыльнулся.

— Как и обещал, детка, я взял Джека Симмонса.

Саманта вскинула голову. Теперь понятно, откуда синяк под глазом и почему этот хлыщ такой довольный.

— Шутишь?

— Нет.

— Фонарь тебе Симмонс засветил?

— Я уже говорил, это опасный бизнес. Не всегда все проходит гладко. Но, как говорят, шрамы мужчину украшают.

— Шрамы — да, но так ведь и пулю поймать недолго. А дырка в голове никого не красит.

— Это не про меня, детка. У меня всегда все под контролем. — Он откинул полу плаща, демонстрируя плечевую кобуру. — Я всегда наготове. Так, где же Марина?

— Ушла в суд. Вернется нескоро, так что придется подождать. Приходи часа через два.

— Как скажешь. — Нортон подался вперед. — Как насчет отпраздновать? Ты и я, а? Сегодня вечером. Бутылка шампанского и мягкий матрас. Что скажешь?

— Спасибо, у меня другие планы.

— Эй, крошка, ты не представляешь, от чего отказываешься. Многие знают, что нужно женщине, но не многие способны дать ей то, что надо. Я могу. Соглашайся — не пожалеешь.

— Извини, Нортон, но я занята.

Он презрительно фыркнул.

— Перестань, Саманта. Не ломайся. И не говори, что ты по-прежнему с тем Тарзаном.

Злость вскипела в ней мутной волной, но в последний момент, когда она уже взяла на мушку второй глаз наглеца, в голове прозвучал голос благоразумия: остановись, он того не стоит.

— Не понимаю, — продолжал Нортон, — что ты в нем нашла?

— Я бы зачитала весь список, но, извини, нет времени. Но в следующий раз, когда у меня будет часок свободного времени, обязательно позвоню.

— В следующий раз, когда у тебя будет часок свободного времени, я покажу тебе рай.

— В таком случае предпочитаю ад.

Зак и Берни захихикали. Нортон пожал плечами, как бы говоря: что ж, я сделал все, что мог, медленно поднялся и запахнул куртку.

— Придет день, малышка, и тебе понадобится настоящий мужчина. И вот тогда ты прибежишь ко мне. Молись, чтобы я оказался где-то рядом. Передай Марине, что я вернусь через пару часов.

Он повернулся, и Саманта испытала сильнейшее желание дать ему хорошего пинка под зад.

— Нортрну повезло, что он не нарвался сегодня на Криса, — сказал Зак. — Но дни его сочтены. Готовь деньги, Берни.

— С удовольствием приготовлю, приятель. Ты только доживи до этого дня.


10

<p>10</p>

Дни шли, и Крис уже с трудом вспоминал, какой была жизнь до появления Саманты. Она ждала его возвращения вечером, и они вместе ужинали, смотрели телевизор, читали или просто разговаривали.

А потом отправлялись в спальню. Саманта была везде и во всем, проникла во все уголки его сознания, заполнила собой ту пустоту, о существовании которой он и не догадывался прежде, заставила ощутить полноту бытия и почти стерла воспоминания о былом одиночестве.

Дни складывались в недели, и постепенно Саманта начала помогать ему в работе. В свободное время она просматривала папки Марины, отыскивала то, в чем могла, как ей казалось, оказать содействие: отслеживала места, где могли появиться его клиенты, находила нужную информацию.

Стоило ей снять трубку телефона, как в ней проступала актриса, готовая сыграть любую роль и вытянуть из собеседника сведения, добыть которые Крис не мог и мечтать. Саманта даже забиралась в его компьютер и раскапывала порой малозначительные на первый взгляд детали, позволявшие, однако, увидеть ситуацию в новом свете и прийти к неожиданным выводам.

Отправляясь однажды утром по делам, Крис сказал, что вечером ему придется уйти, чтобы понаблюдать за одним домом, где мог появиться сбежавший две недели назад из-под залога скупщик краденого. Она расстроилась, но виду старалась не подать — в конце концов, такова специфика работы. Видя ее огорчение, он почти отказался от затеи, но Саманта, подумав, заявила, что пойдет с ним.

— Со мной? На всю ночь? Зачем?

— Чтобы составить тебе компанию. Чтобы тебе не было скучно.

— Поверь мне, ничего интересного в этом нет. Тебе не понравится.

— Почему?

— Потому что на свете нет ничего скучнее, чем вести наблюдение. Мне удалось узнать, где живет одна из его подружек, и весь расчет строится на том, что ему стукнет в голову наведаться к ней. Не исключено, что я просто просижу впустую несколько часов.

— Со мной тебе будет не так скучно. Приготовлю кофе и бутерброды. Прихвачу яблок, шоколад, сырные крекеры. Не забудь бинокль и наручники.

— Послушай, ты, похоже, не понимаешь…

Она запечатала его губы таким горячим поцелуем, что все аргументы вылетели у него из головы.

— Ладно, не забудь захватить воды.

— Слушаюсь, сэр.

— И пообещай, что будешь выполнять все мои инструкции и приказы.

— Обещаю, — торжественно произнесла она, еще не зная, чем это все обернется.


Стэн Лоренс был едва ли не самым большим неудачником преступного мира. Скупщиком краденого он прослыл по недоразумению, после того как приобрел у знакомого, автомобильного вора, новенькую магнитолу для своего «форда». Полиция сработала оперативно, задержав обоих, и, как Стэн ни пытался доказать свою невиновность, его освободили только под залог. Второй шанс оправдаться Лоренс упустил, когда не явился на суд, потому что перебрал лишнего в одном из баров и просто-напросто проспал. После этого его и объявили в розыск.

Крис припарковал машину в полусотне ярдов от дома, где, по его сведениям, жила некая Лу Парсонс, и выключил двигатель.

— И что мы будем теперь делать? — поинтересовалась Саманта.

— Вести наблюдение. — Крис достал из футляра бинокль и направил его на одно из окон. — Мой источник сообщил, что у Стэна и Лу большая любовь.

— Позволь мне. — Она выхватила у него бинокль и направила в сторону дома. Удивительно, но Крис не только не воспротивился такому посягательству на его статус босса, но даже, как ей показалось, уступил с подозрительной легкостью.

Причина такой уступчивости прояснилась через минуту, когда она почувствовала, как его пальцы проползают под ее джемпер.

— Эй, что такое?

— Приказываю продолжать наблюдение и не отвлекаться, — прошептал он, целуя ее в шею.

— Есть, сэр, — послушно отозвалась Саманта. Интересно, что будет дальше.

Дальше было то, что она лишилась сначала джемпера, который Крис стащил с нее довольно бесцеремонно, а потом и бюстгальтера, сопротивлявшегося его неуклюжим пальцам несколько дольше.

— Мы так не договаривались, — попыталась протестовать она. — Ты мешаешь мне вести наблюдение.

— Сама напросилась. На твоем месте могла бы быть другая.

— Ах ты… — Она попыталась ударить его локтем, но промахнулась и едва не выронила бинокль.

— Смотри за домом. Я взял тебя только потому, что ты обещала подчиняться.

— Так вот как ты зарабатываешь на жизнь, да?! Щупаешь девушек в машине!

— В каждом деле надо находить удовольствие. — Его ладонь опустилась ниже, подол юбки пополз вверх.

— Крис! — вскрикнула Саманта.

— Что?

— Это он! Стэн Лоренс! Я его вижу!

— Мм?

— Я не шучу! Он входит в дом. И я вижу женщину!

— Неужели? — Ладонь уже заползла ей под трусики и не собиралась останавливаться.

Саманта попыталась обернуться.

— Разве ты не собираешься его брать?

— Кого?

— Лоренса, конечно. Кого же еще?

— Забудь о Лоренсе. Я возьму его завтра.

— Но разве…

— Послушай, этот парень не представляет никакой угрозы для общества. Пусть погуляет еще на свободе. Я не хочу портить ему эту ночь. И, кстати, себе тоже.

Она рассмеялась и откинулась на спинку сиденья, чем Крис незамедлительно воспользовался. Еще через минуту она уже стонала под его ласками.

— Поедем домой?

— Зачем? У меня отличное заднее сиденье. Все американцы хоть раз в жизни делают это в машине. Не стоит нарушать традицию.

— Ты извращенец, — прошептала Саманта. Сиденье и впрямь оказалось удобным, так что ночная смена растянулась еще на добрый час.

Вернувшись после полуночи домой, они распили бутылку вина и продолжили в спальне.

Потом, когда она уснула в его объятиях, горячая и влажная после трехчасового марафона, Крис еще долго лежал с открытыми глазами, вслушиваясь в ее ровное дыхание, любуясь мягкими чертами лица и плавными изгибами тела.

Ни одна женщина не отдавалась ему с такой страстью, не предлагала себя всю, полностью. И ни одна, кроме Саманты, не пленяла его сердце.


11

<p>11</p>

Фильм оказался очень даже неплохой. По крайней мере то, что они увидели. К счастью, зал был заполнен едва ли наполовину и они получили задний ряд в свое полное распоряжение. К тому времени, когда по экрану побежали титры, Саманта чувствовала себя так, словно вернулась в последний класс школы.

Ладно, пропущенные сцены можно посмотреть по видео.

Перед тем как выйти из кинотеатра, она заскочила в туалетную комнату и, подойдя к зеркалу, увидела, что большая часть помады переместилась с губ на шею, щеки и даже уши. Погружение в ретро пришлось ей по вкусу, особенно любовь на заднем сиденье внедорожника. Надо бы повторить.

Саманта вышла в фойе. Крис сидел на скамеечке, прислонившись спиной к стене и сложив руки на груди. Стандартное бесстрастно-суровое выражение на лице делало его похожим на стража врат ада. Она улыбнулась про себя, подумав, что было забавно подкрасться к нему сзади и пощекотать: мало кто видел, как улыбается камень!

Рядом с ним стояли две женщины, одна из которых держала за руку девочку лет пяти-шести. Женщины оживленно о чем-то разговаривали, а ребенок откровенно скучал и вертел головой в поисках занятия поинтереснее. В какой-то момент взгляды Криса и девочки встретились, и оба вдруг улыбнулись друг другу.

Наблюдая за Крисом, Саманта подумала, что он, пожалуй, был бы замечательным отцом. Добрым. Заботливым. Любящим. Преданным детям и семье.

Ей вспомнились слова Марины: на такого можно положиться.

Странное чувство овладело Самантой. Перед ее мысленным взором встала вдруг яркая картина возможного будущего. Она и Крис. Вместе. В одном доме. С детьми. Все счастливы.

И в этот момент Саманта поняла простую истину: никогда прежде с ней не происходило ничего подобного. Никогда прежде она не мечтала о таком будущем. Потому что никогда прежде она никого не любила так, как…

Нет, не верно. Никогда прежде она не любила.

Любовь? Неужели она влюбилась в Криса?

Колени стали вдруг ватными, ноги задрожали, и ей пришлось опереться о стену, чтобы не упасть.

Не может быть. Они знакомы всего лишь несколько недель. Разве можно полюбить человека за такое короткое время? Разве можно узнать его настолько, чтобы быть готовой остаться с ним на всю жизнь?

Да, Крис удивительный человек, за внешней суровостью которого скрывается нежная и благородная натура. Ей посчастливилось приоткрыть дверь в его душу, но это вовсе не значит…

Кто-то тронул ее за плечо, и Саманта вздрогнула.

— Ты готова? — спросил Крис. — О чем думала? У тебя было такое растерянное лицо.

— Так, ни о чем, — пробормотала Саманта, ошеломленная собственным открытием.

По пути домой она по большей части молчала, односложно отвечая на вопросы, чем вызывала недоуменные взгляды Криса. Чувства, проклюнувшиеся в фойе кинотеатра, росли и крепли, и уже потом, лежа в его объятиях на кровати, Саманта поймала себя на том, что не хочет расставаться с ним, не хочет покидать Дартстоун и даже избегает думать о приближающемся отъезде. Голливуд представлялся теперь чем-то далеким и туманным, а прежняя цель стать звездой — неосуществимой мечтой, недостижимой высотой, покорять которую пытались тысячи, но которая уступила лишь единицам.

Этого ли она на самом деле хочет?

Да, этого. Сама мысль о том, чтобы отказаться от того, к чему стремилась столько лет, была кощунственной. Никто и ничто не собьет ее с пути.

Но как же все непросто!

Еще два часа назад жизнь виделась ей черно-белой картиной, все решения были приняты. Теперь жизнь походила на уравнение, в котором появилась неизвестная величина.

Мысли кружили и кружили, и в конце концов Саманта приказала себе уснуть. Спешить некуда, у нее впереди еще две-три недели, от которых нужно брать все. Будущее решит все само. И что бы ни случилось, она никогда не забудет это свое дорожное приключение и человека, научившего ее быть счастливой.


Большую часть понедельника Крис гонялся за бывшим бухгалтером одной местной строительной компании, который, как выяснилось, раздобыл чужие документы и, покинув родные места, устроился на работу в соседнем городке. Проехав около семидесяти миль, Крис терпеливо дождался окончания рабочего дня и преспокойно взял беглого бухгалтера на выходе из здания новой фирмы.

Вернувшись в Дартстоун, он отвез бухгалтера в суд, а потом решил заглянуть в агентство.

Марина листала какие-то бумаги и, увидев Криса, кивнула в сторону задней комнаты.

— Она там. Расчищает архив.

Крис хмуро посмотрел на нее.

— А разве я спрашивал?

— О, извини. Ошиблась. Думала, ты ищешь тут некую брюнетку, — пожала плечами Марина.

Неужели она знает? Неужели их отношения с Самантой уже ни для кого не тайна? Впрочем, какая разница. Пусть знают. Он подсел к столу.

— Что-нибудь новенькое?

Марина кивнула и положила перед ним папку.

— Рик Уайлдер. Саманта выудила для тебя кое-какую информацию. Его сосед рассказал, что Рик, похоже, скрывается у своего брата. Из дому не выходит, но днем остается там один. Сможешь выманить, он твой. Премия большая. Но будь осторожен — Уайлдер опасен и, несомненно, вооружен.

— Знаю. Его обвиняют в незаконной торговле оружием, и, если признают виновным, парню грозит отправиться за решетку навсегда.

— Будем надеяться, рано или поздно он туда попадет.

— Чем раньше, тем лучше. — Крис поднялся. — Я сам им займусь, так что не волнуйся.

Дверь задней комнаты приоткрылась, и из-за нее высунулась голова Саманты.

— Крис, привет! Услышала твой голос. Не поможешь? Здесь коробка из-под факса с какими-то бумажками, и мне надо ее передвинуть.

— Конечно.

Едва он переступил порог кладовки, как Саманта схватила его за ворот рубашки, рванула на себя, откинулась на ту самую коробку из-под факса и обхватила его ногами. Ее губы оказались совсем близко, ее бедра обжигали, и Крис понял, что у него нет ни единого шанса отступить с честью и достоинством.

— Сумасшедшая, — прошептал он. — Ты совсем спятила!

— Знаю. Ты когда-нибудь занимался любовью в кладовке?

— Марина вызовет полицию, и нас арестуют за непристойное поведение.

— Ну и пусть. Только бы посадили в одну камеру.

Господи, эта женщина сводит его с ума. Разговорами, прикосновениями… всем. С ней он чувствовал себя так, как никогда раньше, словно и не жил до нее, а прозябал. А когда начал подумывать, что, может быть, ящик из-под ксерокса не такой уж и плохой заменитель кровати, то понял — его затягивает в омут.

Дверь распахнулась.

Крис выпрямился. Саманта попыталась встать.

— Любопытно, — бесстрастно проговорила Марина. — Я, кажется, послала кого-то рассортировать бумаги.

— Послушай, почему бы тебе не заняться чем-нибудь еще, а? — с улыбкой повернулся к ней Крис. — У нас с Самантой кое-какие дела.

Марина поджала губы.

— Если я правильно понимаю, вы тут надолго. Будем считать это ланчем.

В офисе зазвонил телефон, и она выразительно посмотрела на Саманту.

— Кто у нас берет трубку?

— Я отвечу, босс. — Саманта вскочила с коробки и выскользнула за дверь.

Крис двинулся вслед за ней, но Марина удержала его, положив руку на плечо.

— Подожди, дружок. Мне нужно с тобой поговорить. — Она закрыла дверь и пристально посмотрела на него.

— Ну ладно, я виноват. — Он со вздохом поднял руки. — Что дальше? Собираешься прочитать мне лекцию? Вызовешь полицию нравов?

— Черт возьми, конечно нет! Я рада, что ты наконец-то понял кое-что в жизни. Оказывается, гоняться за уголовниками не самое приятное занятие?

Крис закатил глаза. Марина шагнула к нему.

— Может быть, теперь подумаешь и о том, как удержать ее около себя?

Он уже думал. Думал каждый день, каждый час, каждую минуту. И не находил выхода.

— Саманта уедет в Лос-Анджелес, как только отложит немного денег. Это решено, и вопрос только во времени.

— Не передумает?

— Нет. Она не просто хочет стать актрисой, это мечта всей ее жизни. Ты даже не представляешь, что это для нее значит.

— А что ты значишь для нее?

Он опустил голову — ответа не было.

— Не знаю.

— А она для тебя?

Ну и вопросы! Один труднее другого.

— Может быть, стоит сказать, что ты ее любишь?

Крис вскинул голову.

— Эй, с чего ты решила, что я… Марина потрепала его по щеке.

— С чего решила? Ты бы посмотрел на себя со стороны — никаких слов не надо.

Конечно, Марина права. Да, он любит Саманту, и это убивает его. Любовь. Слово не из его лексикона. Что-то далекое, непонятное и пугающее. Но надо смотреть правде в лицо — любовь пришла к нему, связав по рукам и ногам. Она проникла в него, как вирус, изменила его жизнь, встряхнула ее, как ничто другое. И дело не только в том, что ему приятна ее компания, общение с ней или даже секс. В Саманте воплотилось все, о чем он только мог мечтать.

— Может быть, если она узнает о твоих чувствах к ней…

— Нет. Не узнает. Да и что толку? Голливуд для нее все. Я только выставлю себя полным идиотом, если попытаюсь заговорить о чувствах.

— А вот я так не думаю. Тебе нужно поговорить с ней.

— Не могу.

— Должен.

— Я никому ничего не должен.

В ее глазах полыхнула злость.

— Не смей так говорить. — Марина ткнула пальцем ему в грудь. — Лучше нее у тебя в жизни ничего не было. И, может быть, не будет. Не упусти свой шанс. Черт возьми, ты должен ее удержать!

— Перестань! Неужели ты думаешь, что я этого не хочу? Неужели… — Он отвернулся, чувствуя, что вот-вот потеряет контроль над собой. Раньше, до Саманты, ничто не могло вывести его из равновесия. Но разве раньше кто-то мог заставить его раскрыться? Это случилось с ним впервые, и он не знал, что делать с лавиной обрушившихся чувств. — Я с самого начала знал, что это ненадолго. И она ни разу не намекнула на что-то другое. Почему ты думаешь, что Саманта захочет остаться?

— Потому что она любит тебя.

Крис замер, недоверчиво глядя на женщину, которой верил беспрекословно.

— Это она тебе сказала?

— Ну, не напрямую. Не словами. Но я вижу.

Он перевел дыхание. Что бы ни говорила Марина, на этот раз интуиция ее подвела. Он просто не мог заставить себя поверить ей.

— Запомни мои слова, — продолжала она. — Потеряешь ее сейчас, никогда себе этого не простишь и жалеть будешь всю жизнь. Кстати, и я тоже.

Крис промолчал.

— Поговори с ней, — настаивала Марина. Может быть. Может быть, уже вечером, когда они сядут перед телевизором, он найдет в себе силы и верные слова, чтобы выразить свои чувства.

Но что будет, если в ответ Саманта посмотрит на него своими огромными карими глазами, улыбнется своей роскошной улыбкой и все закончится так, как и заканчивалось всегда в его воображении?

— Крис! — донеслось из-за двери. — Господи, Крис!

Прозвучавшая в ее голосе настойчивость заставила его поторопиться.

— Что случилось?

Сидевшая за столом Саманта повернулась к нему сияющим лицом.

— Никогда не отгадаешь, что случилось!

Она вскочила со стула, подбежала к нему и обняла за шею.

— И что же?

— Только что звонил мой агент из Лос-Анджелеса. Пол Гаскейн. Помнишь, я тебе рассказывала?

— Да, — неуверенно сказал Крис, чувствуя внутри неприятный холодок. — И что?

— Одна телекомпания собирается запустить новый проект, детективный сериал. Главная героиня — частный сыщик. Ведущие роли они планируют отдать неизвестным актерам.

Мир как будто потемнел, утратив свежесть ярких весенних красок.

— И?.. — Голос дрогнул, и он ограничился одним словом, чтобы не рисковать.

— Пол отправил им мои фотографии и резюме, и директор по кастингу сказал, что я их устраиваю — именно этот типаж им и нужен! Представляешь?

— Да.

— Пробы на следующей неделе!

— У тебя пробы? В Голливуде?

— Да! Это мой шанс! То, чего я ждала! Остался последний шаг. Боже, как я счастлива!

Саманта снова обняла его, а Крис повернул голову и посмотрел на Марину. В это мгновение он хотел умереть.

Сердце прыгало от волнения, радость перехлестывала через край. Ей хотелось кружиться и петь. Главная роль в новом сериале! Верный путь к славе! О пробах Саманта даже не думала — конечно, она их пройдет!

Крис отстранился и взял ее за плечи.

— Отлично. Это ведь то, о чем ты мечтала. Но готова ли ты ехать в Лос-Анджелес? Когда тебе нужно там быть?

— Съемки планируется начать через шесть недель, но, разумеется, на кастинг надо приехать раньше. Чем скорее, тем лучше. Я ведь еще не совсем готова для съемок.

— То есть?

— Темные волосы — это то, что им требуется, но есть проблемы с прочим, понимаешь? — Она шагнула к зеркалу. — Скажем так, мужчины смотрят такие сериалы не только из-за их художественной ценности.

Крис нахмурился.

— Пообещай, что не согласишься лечь под нож. И вообще, что тебе в себе самой не нравится?

— Мне в себе все нравится. Если бы не карьера, я бы ни о чем таком и не думала. Но тот мир, куда я стремлюсь, требует от людей жертв.

Крис со вздохом отвернулся.

— Послушай, я знаю твое мнение. Ты считаешь, что мне это не нужно, но мой агент настаивает. От этого зависит все, потому что мне придется выдерживать конкуренцию с женщинами, у которых прекрасные, идеальные тела. Мне же, как ты сам понимаешь, до совершенства далеко.

— У тебя великолепное тело.

— В данном случае твое мнение не совпадает с мнением миллионов американцев. Так что мне нужно поспешить. А еще надо достать где-то денег… — Она прошлась по офису. — Ладно. Не так уж все и страшно. Кое-что я уже отложила, осталось только… — Саманта остановилась и приставила палец ко лбу. — Да, всего лишь четыре тысячи долларов. — Она горько усмехнулась. — Или целых четыре тысячи.

Черт. Ну почему этого не случилось несколькими месяцами раньше! Если бы не тот случай на шоссе, она уже давно была в Лос-Анджелесе и могла приступить к съемкам хоть завтра. Нет, такой шанс упускать нельзя. Это только почтальон всегда звонит дважды, а в Голливуде второго раза не бывает.

Только вот где взять деньги?

Саманта обвела взглядом офис, потом подошла к столу Марины, порылась в стопке папок и, вытащив одну, торжественно потрясла ею.

— Деньги здесь! Их надо только взять. — Она повернулась к Крису. — Ты мне поможешь?

— В чем?

— Я сделала несколько звонков сегодня и узнала, что этот парень отсиживается в доме сестры. Днем она уходит на работу и он остается совсем один. Все, что нам нужно, это подойти незаметно…

Крис поднял руку.

— Стоп, дальше не надо.

Она удивленно уставилась на него.

— Что?

— Никаких «нам» или «мы» в этом деле не будет.

— Почему? Я его выследила и, если понадобится, выманю его из дому. По-моему, если поделим потом премию пополам, это будет справедливо. Деньги за него обещаны немалые, и половины мне как раз хватит…

Крис упрямо покачал головой.

— Нет-нет, ты к этому парню и на сто ярдов не приблизишься.

Саманта подняла руку.

— Подожди. Я знаю, почему ты так говоришь. Из-за Гонзалеса, да? Но тебе не о чем беспокоиться. Я умею извлекать уроки из своих ошибок. Обещаю, никаких проблем из-за меня у тебя не будет, так что можешь не беспокоиться. Я не подведу, Крис.

— Тот случай здесь ни при чем.

— Тогда в чем дело?

— А ты еще не поняла? Этот парень не какой-нибудь воришка и даже не грабитель. Он торговец оружием, и с собой у него, возможно, такой арсенал, которого хватит, чтобы вооружить целую роту.

— Не важно.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Только то, что ты будешь рядом. Как и в прошлый раз. Если что-то пойдет не так…

— Если что-то пойдет не так с этим парнем, — резко оборвал он ее, — ты и моргнуть не успеешь, как получишь пулю в лоб. Я слишком тобою дорожу, чтобы позволить идти на такой риск.

И я слишком тобой дорожу…

Саманта замерла, пораженная этими словами. Неужели он любит ее? А почему бы и нет? Иначе, почему бы терпел столько времени в своей квартире, оберегал, помогал? Иначе, почему бы принял ее в свою постель, а по утрам смотрел на нее, как на восходящее солнце?

И тут же перед ней встал другой образ — бумажная фабрика. Серые стены. Станки. Постоянный неумолчный шум. Пыль в воздухе. Унылые лица. Ее спасала только мечта. Стремление вырваться из тесного, удушающего мирка. Три месяца назад, вырвавшись из Милфорда, она дала себе слово, что никогда не вернется домой, если не станет звездой.

— Крис, послушай. Речь идет о телевизионном сериале, который пойдет в прайм-тайм. Ты хоть представляешь, насколько малы шансы попасть в такой проект? И что же, отказаться только потому, что у меня нет каких-то четырех тысяч долларов?

— Но для чего они тебе? Чтобы изуродовать свое тело ради возможности когда-нибудь увидеть свое лицо на обложке журнала? Неужели ты не понимаешь, как это глупо?

Глупо?

Она вздрогнула, словно получила пощечину, и сжалась, будто в ожидании следующего удара.

— Вот оно что… Так, значит, это глупо, да? По-твоему, моя мечта глупость? По-твоему, быть актрисой глупость? Признайся, ты ведь всегда так считал. Поэтому и не хочешь помогать мне, верно?

— Я считаю, никакая цель не стоит того, чтобы ради нее уродовать свое тело.

— Стоит! Я мечтала об этом с семнадцати лет!

— Ты действительно так считаешь? Отлично. Тогда отправляйся в Голливуд и ложись под нож. Забудь, кто ты есть. Становись кем-то другим. Но, что ты будешь делать, когда съемки закончатся? Что ты будешь делать, когда тебе предложат другую роль и потребуют, чтобы ты снова изменила внешность?

— Я сделаю все! Все, что понадобится.

— Господи, Саманта! Послушай, что ты говоришь. Неужели не понимаешь? Это же бег по кругу. Этому не будет конца. И что с того, что миллионы зрителей будут обожать тебя? Это же только работа. Но когда ты возвращаешься домой…

Она посмотрела на него с легкой усмешкой.

— Ты говоришь так только потому, что всегда возвращаешься домой один, и там тебя никто не ждет.

Он на мгновение отвел глаза.

— Я живу так, как живу, и мне нравится такая жизнь. Менять ее я не собираюсь.

— Отлично. Можешь растрачивать ее впустую, раз тебе так нравится, но не ожидай того же от меня.

Злой ответ уже был готов слететь с губ, но Крис сдержался. Несколько мгновений он смотрел на нее и видел в ее глазах то же, что чувствовал сам: они снова стали чужими.

— Что ж, надеюсь, ты получишь то, чего хочешь. Будь счастлива. — Он повернулся, вышел из комнаты и с силой, так, что задрожали стены, захлопнул за собой дверь.

Эхо затихло, и офис наполнила тишина. Саманта опустила голову. Злость прошла, и к глазам вдруг подступили слезы. Меньше всего она хотела ссориться с Крисом.

— К твоему сведению, — заговорила Марина, — он отлично понимает, насколько важна для тебя актерская карьера.

Саманта повернулась к ней.

— Думаешь?

— Уверена. — Марина немного помолчала. — Как понимает и то, что карьера для тебя важнее его самого.

— Пожалуйста, Марина, не надо так. — Она скривилась от боли. — Не выставляй меня виноватой. Крис мне не чужой человек, и ты сама это знаешь. Но сейчас мне выпал шанс, какой бывает раз в жизни. Если я упущу его, то, может быть, так и умру, гадая, как бы все могло быть, если бы… Я не могу поступить иначе. Не могу.

Ответить Марина не успела — дверь распахнулась, и в комнату вошел Нортон. Саманта вздохнула, только его здесь не хватало.

— Привет, дамы. — Он огляделся и, обнаружив свободный стул, подсел к столу. — Только что встретил Криса Доннела. Давненько его таким не видел. Даже не поздоровался. Что-то случилось, а?

Марина бросила на него раздраженный взгляд.

— Ты бы зашел попозже, а? Нам сейчас не до тебя.

Нортон удивленно посмотрел на Марину, потом на Саманту, и на лице его появилась хитроватая усмешка.

— О-хо-хо. Похоже, здесь что-то случилось. Проблемы в раю, а?

Интересно, подумала Саманта, будет ли считаться преступлением, если задушить того, кто этого заслуживает? И где только разводят таких самонадеянных, уверенных в своей неотразимости, отвратительных придурков? Прилетел, как муха на…

Она не довела мысль до конца, потому что в голову ей пришла другая: а ведь Нортон тоже охотник!

Да, пусть он не так хорош, как Крис, но ведь тоже кое-что умеет. В конце концов, разве не Гарри взял Джека Симмонса! А что еще ей остается?

— Послушай, Гарри, — сказала она неожиданно для себя, — мне нужна твоя помощь.

Марина вскинула голову.

— Не смей даже думать об этом, — строго предупредила она. — Ты не понимаешь…

— Подожди, — остановил ее Нортон. — У крошки ко мне интерес, дай ей сказать. — Он повернулся к Саманте. — Рассказывай.

— Мне нужны четыре тысячи долларов, и я знаю, как их заработать. Вот. — Она бросила на стол папку. — Торговец оружием. Я знаю, где он скрывается. Я его выманиваю. Остальное делаешь ты. Деньги за него дают хорошие, и мы делим их пополам, пятьдесят на пятьдесят. По-моему, честная сделка. Что скажешь?

Нортон недоверчиво посмотрел на нее.

— А почему ты не обращаешься к Крису?

— Не твое дело. Так ты согласен или нет?

— Минутку, Саманта, — вмешалась Марина. — Ты, кажется, забыла, что этим бизнесом управляю я. Я решаю, кого куда отправить, и Рика Уайлдера вам не отдам. Даже если вы его возьмете, денег все равно не получите. Понятно?

— Перестань, Марина. — Саманта досадливо махнула рукой. — Это же и в твоих интересах. Если Уайддер уйдет, ты ведь тоже немало потеряешь.

— Ничего я не потеряю. Если говорить о Рике, то время еще есть. В крайнем случае, его возьмет Крис. Вот в нем я не сомневаюсь.

Марина была права, и Саманта прекрасно это понимала. Но, что ей тогда делать?

— Не волнуйся, малышка, — подал голос Нортон, слушавший их перепалку с самодовольной ухмылкой. — Проблем не будет. Я тебе помогу.

— Что ты имеешь в виду?

— В Денвере есть и другие залоговые агентства.

Марина прищурившись посмотрела на него.

— Эй, о чем это ты здесь толкуешь? Нортон объяснил, но не ей, а Саманте.

— Забудь про Уайлдера. У меня есть наводка на парня, Дика Грейди, которого обвиняют в отмывании денег мафии. Премия за него даже побольше. Мой информатор узнал, что он прячется сейчас в баре «Красная перчатка». Единственная проблема в том, что Грейди нигде не появляется без двух телохранителей.

Похоже, выход все же есть. Саманта с надеждой посмотрела на Нортона.

— Другими словами, если я вытащу Грейди из бара, ты обеспечиваешь остальное?

— Гарантирую. И мы сдаем его в Денвере.

— Ваш план?

— В половине восьмого начнется трансляция хоккейного матча НХЛ, а Грейди хоккеем не увлекается. Лучшего момента не придумаешь. Охранники останутся перед телевизором, а он будет только рад получить пару часиков свободы.

— Не слушай его, — предупредила Марина. — Это слишком опасно.

Саманта схватила со стола сумочку. Надо еще купить кое-какую одежду, чтобы уже не возвращаться в квартиру Криса. Она посмотрела на часы, потом повернулась к Нортону.

— Знаешь магазинчик на Уилмор-роуд?

— Конечно.

— Заедем туда, мне нужно купить пару тряпок, чтобы выглядеть поярче.

У двери дорогу ей преградила Марина.

— Если уйдешь сейчас с ним, я позвоню Крису и все ему расскажу.

Саманта остановилась. Если Марина приведет свою угрозу в исполнение, что сделает Крис? Ответа она не знала, но не сомневалась, что сидеть сложа руки он определенно не станет. Крис ведь сам сказал, что дорожит ею. Может быть, даже любит.

С другой стороны, разве любовь не подразумевает помощь друг другу? Поддержку? Понимание? Она не может отказаться от мечты, и если он не способен понять, насколько это для нее важно, то никакого общего будущего у них нет.

— Поторопись, детка, времени у нас не так уж много, — сказал Нортон. — Ты со мной или как?

— С тобой.

Не слушая протесты Марины, Саманта вышла из офиса вслед за новым напарником. Судьба подбрасывала шанс, и она не могла от него отказаться. Сейчас они с Нортоном все сделают, а с Крисом можно поговорить потом. Он должен понять.


12

<p>12</p>

Выехав со стоянки, Крис свернул на улицу, добавил газу, и «мерседес» рванулся вперед. Куда дальше? Домой? Нет. Домой — это значит сидеть на диване у телевизора в одиночестве и застывшем молчании. В четырех стенах. Как в тюрьме. В компании кота. Сидеть, смотреть на ковер под ногами и вспоминать.

И Крис нажал на газ.

Я живу, как хочу, и ничего менять не собираюсь.

Ложь! Вранье! Как он только смог произнести эти слова. Теперь, отведав другой жизни, поняв, какой прекрасной она может быть, он был готов почти на все, чтобы только удержать ее, но…

Без Саманты не будет уже ничего.

Он почему-то уверил себя, что если будет любить ее, то она никогда не ляжет под нож хирурга по прихоти какого-то мерзкого режиссера, которому есть дело только до ее тела и ни до чего больше. Но стоило кому-то лишь поманить ее пальцем, как она все забыла и уже готова пожертвовать их счастьем ради призрачного шанса стать звездой.

Забыла обо всем. В том числе и о нем.

Нет, опять ложь. Она не забыла. Она хотела, чтобы он помог ей заработать деньги. Вместе. Она никогда не говорила, что останется в Дартстоуне. Никогда не пыталась его обмануть. Это он сам все придумал, сам себя обманул. Вбил себе в голову, что ради него Саманта забудет свои честолюбивые амбиции, откажется от мечты и останется с ним навсегда.

Да, чудес не бывает. Их любовь была глупой фантазией, рассыпавшейся в прах при первом столкновении с действительностью. Саманта ушла и даже не оглянулась.

В кармане зазвонил мобильник. Крис попытался не обращать внимания, но телефон звонил и звонил, раздражающе упрямо, дергая за нервы. Он вытащил и посмотрел на дисплей. Марина.

Нет. Сейчас не до нее. Ему не нужны слова сочувствия и утешения, советы и наставления. Ему нужно побыть одному. Крис нажал пару кнопок, отключил телефон и швырнул его на заднее сиденье.

Оставьте меня в покое!


Машина остановилась ярдах в пятидесяти от приземистого строения с отпадающей кусками штукатуркой и покосившейся вывеской с изображением перчатки, оригинальный цвет которой можно было установить разве что с помощью химического анализа.

Нортон достал из папки черно-белую фотографию.

— Смотри, вот он, Грейди, твой клиент. Денег у него хватает, так что на дешевку он не клюнет. Женщин покупает традиционным способом: выпивка, обед, подарки. Тебе нужно зацепить его на крючок, но сделать это осторожно, не навязываясь.

— Понятно. — Саманта подвела губы помадой, глядясь в зеркальце над панелью, обтянула свитерок на высокой груди — создать необходимый эффект помог испытанный фокус с салфетками — и вопросительно посмотрела на Нортона. — Как я выгляжу?

— Отлично, детка. — Нортон достал пачку «Мальборо», щелчком выбросил сигарету и щелкнул шикарной зажигалкой «зиппо». — Ступай. Повертись перед ним, привлеки внимание, пообещай рассказать сказку из тысячи второй ночи Шахерезады и вытащи из этого клоповника.

— А как мы будем поддерживать связь? — поинтересовалась Саманта.

— Что?

— Поддерживать связь. Переговариваться. Чтобы ты был в курсе того, что там происходит.

Нортон отмахнулся.

— Нам это ни к чему. Твое дело не вызвать подозрений. Будешь вести себя осторожно, и с тобой ничего не случится.

Ей стало немного не по себе. Она помнила, как готовил ее Крис, какое значение он придавал постоянной связи, как обещал, что при первом же осложнении ситуации придет на помощь. И пришел. Если бы не он…

— А если что-то пойдет не так?

— Что?

— Ну, не знаю…

— Не выходи из роли, и все будет в порядке. — Он нетерпеливо посмотрел на часы. — Ладно, иди. Вытащи его хотя бы на минуту, а все остальное сделаю я сам.


Пригнувшись, чтобы не врезаться в дверную перемычку, она толкнула скрипучую дверь и оказалась в баре, полностью соответствовавшем ее ожиданиям: с почерневшими от копоти балками, глиняными стенами и тусклым освещением. Помещение заполняли громкие голоса и смех. Два или три человека посторонились, пропуская гостью к самому бару, где она и остановилась, слегка пригнувшись, дабы избежать столкновения с медной утварью, расставленной на дубовой перекладине.

Распрощавшись с посетителями у дальнего конца бара, бармен, краснощекий тип с седеющими волосами вокруг сияющей лысины, взглянул на Саманту.

— Любишь хоккей?

— Вообще-то нет. Ищу с кем бы провести приятный вечерок. — Она огляделась. — Кого порекомендуете?

Он ухмыльнулся.

— А ты сообразительная девочка. Что будешь?

— Джин с тоником. — Получив стакан, Саманта повернулась к залу. Минуты через три она обнаружила объект за угловым столом в компании трех крепких парней. Грейди мало напоминал киношного бухгалтера и скорее походил на хорька, но, с другой стороны, «Красная перчатка» тоже не походила на кинотеатр.

Ладно, цель обнаружена. Пора переходить в наступление. Она ощутила уже знакомое волнение. Большая игра началась.

Саманта уставилась на Грейди, и через пару минут он, случайно подняв голову, натолкнулся на ее взгляд. Он отвел глаза, но почти сразу же снова посмотрел на нее. Она улыбнулась. Ты уже на крючке, приятель, хотя еще не знаешь этого. Тебе не уйти, дело лишь во времени.


Сколько ни тяни, рано или поздно приходится возвращаться. Можно было бы, конечно, напиться, но Крис не одобрял такого способа борьбы с проблемами. Толку никакого, а мучиться утром от головной боли удовольствие не самое большое.

«Шевроле» на месте не оказалось, чего и следовало ожидать. После их столкновения у Марины она, разумеется, уже не вернется. Может быть, останется на ночь у Марины. Так оно, наверное, и лучше. О чем им теперь говорить? Как смотреть в глаза друг другу?

Покормив жалобно мяукавшего Тома, Крис направился в кухню, но остановился — красный глаз автоответчика настойчиво приглашал прослушать сообщение. Он нажал на кнопку и услышал взволнованный голос Марины:

— Крис, это Дельгадо. У нас проблема. Срочно позвони в офис.

Он снял трубку и набрал номер. Марина ответила после первого же гудка.

— Это я. Что случилось?

— Саманта…

Крис ощутил неприятный холодок в груди.

— Саманта? Что с ней?

— После того, как ты ушел, к нам заявился Гарри Нортон. Саманта предложила взять Рика Уайлдера, но я воспротивилась, и тогда Нортон сказал, что у него есть другой кандидат.

— Кто?

— Дик Грейди.

— Черт! — Крис читал досье на Грейди и понимал, что такой человек никогда не остается без надежного прикрытия. К тому же человек, отмывающий деньги мафии, во стократ осторожнее, умнее и предусмотрительнее какого-нибудь Гонзалеса.

— Они договорились, что Саманта выманит парня из бара, а Гарри скрутит его на улице. Но… — Марина помолчала и продолжила уже другим тоном: — Ты не хуже меня знаешь, насколько опасен этот тип. К тому же и Нортон не из тех, на кого можно положиться. Если запахнет жареным, он может запросто бросить девочку в беде и удрать.

Крис скрипнул зубами. Холодок тревоги грозился превратиться в ледник.

— Они давно ушли?

— С полчаса назад. Я пыталась ее остановить, но ты же сам видел… — Марина вздохнула. — Будет очень жаль, если…

Он не хотел ее слушать, не хотел, чтобы она даже произносила эти слова. Крис привык жить в мире, где беда всегда кроется за углом и только того и ждет, чтобы ее позвали.

— Куда они поехали?

— Не уверена, но, по-моему, речь шла о каком-то баре. Кажется, «Красная перчатка». Знаешь такой?

— Слышал. Это уже в самом Денвере. Что еще?

— Ничего. Ты сейчас где?

— Дома, но через три минуты выезжаю. Ты мне поможешь?

— О чем разговор. Что делать?

— Выясни, в каком районе этот бар, и позвони в полицейский участок. Предупреди, чтобы послали к «Красной перчатке» пару патрульных машин. Я буду там через полчаса. Оставайся на связи.

— Хорошо.

Он бросил трубку, забежал в комнату, выдвинул из-под кровати тяжелый стальной ящик и откинул крышку. Револьвер, патроны, нож… Может быть, надеть бронежилет? Нет, времени и без того мало.

Через две минуты Крис уже сидел за рулем внедорожника. Черт возьми, он должен помочь ей. Надо было дать ей денег, тогда бы ничего не случилось. Он отказал, и она обратилась к Нортону, к тому, кто никогда не прикроет собой другого. Он просто использует Саманту как наживку. И это в лучшем случае, а в худшем…

Нет, не думать. Он должен успеть.

Если с Самантой что-то случится, он никогда не простит этого себе.

Следующие четверть часа Саманта старательно демонстрировала любовь к хоккею, не забывая держать под наблюдением и Грейди, который все чаще и чаще посматривал в ее сторону. Когда их взгляды встречались, она не сразу отводила глаза, и с каждым разом зрительный контакт продолжался чуточку дольше. Как только в игре наступил перерыв, Грейди наклонился к одному из телохранителей, что-то сказал ему на ухо и, поднявшись с кружкой пива в руке, вышел из-за столика.

Есть! Готов! Сердце запрыгало от восторга, и Саманте пришлось напомнить себе об осторожности.

Грейди не без труда забрался на высокий барный стул — похоже, ему мешали фунтов двадцать лишнего веса — и прошелся по Саманте взыскательным взглядом.

— Вы у нас впервые? Что-то я вас раньше не видел.

— Может, просто не замечали? — Она кокетливо улыбнулась.

— Такую бы заметил, — галантно возразил Грейди. — Женщин я ставлю выше хоккея.

— И как игра? — Саманта повернулась к экрану, успев бросить взгляд на угловой столик. Спутники Грейди, удостоверившись, что их подопечному ничто не угрожает, горячо обсуждали перипетии схватки «Чикаго» с «Монреалем». — Чьи шансы выше?

Он отмахнулся.

— Не спрашивайте. Я даже счет не знаю.

— Так, может, стоит подумать о другом способе времяпрепровождения?

— У вас есть конкретные предложения? — Грейди приложился к кружке, но его серые глаза как будто впились в Саманту. Лишний вес был не единственным недостатком бухгалтера мафии, список могли бы продолжить чересчур тонкие губы, торчащие уши и крючковатый, хищный нос.

— Есть. Мы могли бы найти местечко потише. — Она вскинула бровь. — Например, у меня.

Некоторое время он молча и внимательно смотрел на нее, потом едва заметно усмехнулся.

— Вы всегда так прямолинейны? Саманта равнодушно пожала плечами.

— Ну, если хотите романтики, давайте посидим здесь еще час, поболтаем о Джеймсе Джойсе или Эмили Дикинсон, вы угостите меня джином с тоником, досмотрим хоккей, а уж потом пойдем ко мне. — Она помолчала. — Или обойдемся без бантиков.

— Без бантиков? — Грейди покачал головой. — А вы не очень-то похожи на обычных посетительниц этого заведения.

— Вы тоже.

Он вдруг хлопнул себя по колену.

— Ладно, обойдемся без бантиков! Подождите минутку. Скажу пару слов друзьям.

Грейди сполз со стула и направился к угловому столику. Саманта перевела дух — игра вышла на финишную прямую. От волнения пересохло во рту. Она проглотила остатки джина с тоником, повернулась к бармену и полезла в сумочку за деньгами, чтобы расплатиться за выпивку.

— Вы готовы? — вежливо осведомился Грейди, останавливаясь у нее за спиной.

— Да, сейчас. — Саманта вытащила из кошелька десятку и протянула через стойку. Вместе с десяткой выскользнула и кружась опустилась на пол еще какая-то бумажка. Она наклонилась, но Грейди ее опередил.

— Позвольте… — Он поднял бумажку, и Саманта застыла от страха — в руке Грейди держал визитную карточку Марины. Его взгляд упал на розовый листок, на лбу пролегла морщинка. Он вскинул голову. — Что это? Откуда у вас эта карточка?

Саманта растерянно молчала, и удивление в глазах Грейди сменилось сначала сомнением, потом гневом.

— Что это?! — Маска джентльмена исчезла, и под ней обнаружился лик хищника. — Отвечай, дрянь!

Саманта открыла рот, но не смогла произнести ни слова — ее сковал страх.

— Это что, подстава?

— Подстава? — пробормотала она.

— Не строй из себя дурочку. — Грейди огляделся и вдруг схватил ее за руку. — Идем, малышка, нам нужно кое о чем потолковать. И ни слова. Держи рот на замке, иначе я сделаю так, что разговаривать тебе придется уже на кладбище.

Саманта попыталась вырвать руку, но его пальцы сжали ее запястье стальными тисками. Грейди протащил ее через бар, распахнул какую-то дверь, за которой оказался узкий полутемный коридор, и потянул за собой к туалетной комнате.

— А теперь рассказывай. — Он толкнул ее на стену. — Кто с тобой?

Саманта попыталась ответить, но ей мешал подступивший к горлу комок. Грейди нервно оглянулся через плечо.

— Я задал вопрос. Кто с тобой?

— Никого, — выдавила она. — Я просто зашла выпить. Вот и все.

Грейди подался вперед, схватил ее за волосы и заставил поднять голову.

— Я заставлю тебя говорить. И ты расскажешь мне всю правду.


Крис резко вывернул руль и тут же вдавил в пол педаль тормоза. Шины жалобно взвизгнули, и «мерседес» выпрыгнул на тротуар и замер.

Он выскочил из машины, захлопнул дверцу и огляделся. «Ауди» Нортона стоял на открытой парковке, ярдах в пятидесяти от неприметного заведения, в котором и помещался бар «Красная перчатка». Судя по отсутствию прохожих, квартал пользовался дурной репутацией.

Крис направился к «ауди». Нортон сидел за рулем, нетерпеливо посматривая на часы. Когда Крис ударил по дверце, он вздрогнул, нервно вскинул голову и лишь потом опустил стекло.

— Что в баре? Где Саманта?

— А ты что здесь делаешь?

— Отвечай!

— Не знаю.

— Что значит «не знаю»?

— Она еще там.

— А ты разве не слушаешь?

— Зачем? Черт возьми, к чему такие сложности?! Дело простое, а из-за этих микрофонов всегда проблемы. Представь, что было бы, если бы Грейди нашел на ней передатчик. Так что…

— Ах ты… — Крис скрипнул зубами и врезал кулаком по крыше. Потом наклонился и медленно произнес: — Если с ее головы упадет хоть один волосок, ты пожалеешь, что занялся этим бизнесом.

Нортон съежился.

Не говоря больше ни слова, Крис повернулся и зашагал к бару.

— Эй, ты куда?! — крикнул ему вслед Нортон. — Не разыгрывай из себя героя, Доннел!

Крис не ответил.

Войдя в бар, он остановился у стойки и оглядел зал. Посетителей было много, и каждый мог в любую секунду превратиться во врага. Некоторые уже настороженно посматривали в его сторону.

Где же Саманта?

Слева от стойки он заметил неплотно прикрытую дверь. Что там? Скорее всего, коридор с платными телефонами, туалеты и подсобные помещения.

Он толкнул дверь. Бармен, словно почувствовав исходящую от незнакомца опасность, протянул руку.

— Эй, парень…

Крис даже не посмотрел в его сторону. Прикрыв за собой дверь, он двинулся по сумрачному коридору.

Где же она?

Из-за приоткрытой двери мужского туалета донесся похожий на всхлип звук.

Саманта?!

Услышав шаги, Грейди полуобернулся. Рука его скользнула под полу пиджака, но достать оружие он не успел. Крис в три шага преодолел разделявшее их расстояние и, не говоря ни слова, ударил врага в челюсть. Для Майка Тайсона дело, возможно, закончилось бы всего лишь нокдауном, но Дик Грейди не был Майком Тайсоном. Голова его резко откинулась назад, и последним, что он услышал, был хруст сломанной кости. После этого его приняла в свои мягкие объятия тьма.

Саманта сидела на полу у стены, съежившись и дрожа. На щеках ее застыли слезы, но глаза, когда она подняла голову, сияли радостью.

— Крис…

Он опустился рядом с ней на колени.

— Ты в порядке, милая?

— Да, все… хорошо. — Она утерлась рукавом и снова посмотрела на него, мужчину, способного защитить любимую и всегда готового встать между ней и бедой. Слезы опять навернулись на глаза, но то были уже слезы облегчения и счастья. — Ты здесь. Ты пришел. Ты снова спас меня. Господи, я уже и не надеялась.

Крис протянул ей руку, помог подняться, и Саманта ту же прильнула к нему. Он чувствовал, как она дрожит, как колотится ее сердце.

— Успокойся. Все позади. Сейчас я уведу тебя отсюда. — Крис достал из кармана мобильник и набрал номер Марины. — Я в «Красной перчатке». Саманта со мной. И Уайлдер тоже. Ты вызвала полицию? — Он выслушал ответ, бросил короткое «да» и убрал телефон. — Полицейские уже здесь.

Из коридора донеслись громкие голоса, топот шагов, кто-то вскрикнул.

— Идем. — Он обнял ее за плечи. — Я отвезу тебя…

— Да, Крис, пожалуйста. Отвези меня домой.


Крис встал пораньше и, приняв душ, отправился в кухню готовить завтрак. Там через полчаса и нашла его Саманта. На столе уже стояли тарелки с омлетом, в чашках дымился кофе. Она опустилась на стул и, потянувшись за стаканом с соком, увидела тонкий голубой конверт.

— Что это?

— Это тебе, — бросил он через плечо. Она открыла конверт и вытряхнула небольшой листок. Чек. На восемь тысяч долларов.

— Господи… Крис?

— Да, милая? — Он выключил газ и опустился на стул по другую сторону стола.

— Зачем?..

— Ты уезжаешь сегодня. Без денег в Лос-Анджелесе делать нечего. К тому же у тебя будут расходы.

— Но…

— Ты мечтала об этом всю жизнь, и я хочу помочь тебе. — Крис помолчал, сосредоточенно рассматривая тарелку, потом поднял глаза. — И знай, что ты — это лучшее, что со мной случалось. Я люблю тебя и никогда не забуду.

Она почувствовала, как защипало в глазах.

— Спасибо. Но я никуда не поеду. Я не хочу потерять тебя.

Сердце его дрогнуло от прикосновения надежды, но он заставил себя покачать головой.

— Ты должна туда поехать. Такой шанс нельзя упускать. Это важно для тебя. Без этого ты не будешь счастлива. Ни здесь, ни где-либо еще. Ни со мной, ни с другим. И… я буду скучать по тебе.

Она молчала, наверное, целую минуту, а потом резко вскинула голову.

— Нет, ты не будешь по мне скучать.

— Что?

— Ты поедешь со мной.

Крис удивленно заморгал. Его поразил ее тон. Решительный и твердый. Не терпящий возражений.

— В Лос-Анджелес?

— Да.

— Но я не могу. У меня здесь все, квартира, работа…

— Работы хватает и там. А квартиру мы снимем вместе.

— Но… — Он замолчал, осознав вдруг, что ему нечем возразить. Что держит его здесь? Абсолютно ничего. Что он теряет? Ничего. Без Саманты жизнь превратится в кошмар. Ему больше не вынести одиночества. Она показала, что такое настоящая жизнь. Годами он прятался от нее, скрывал чувства, душил их, отгораживался от людей. Что он строил? Башню, в которой нет ни тепла, ни света, ни надежды, ни будущего. Теперь перед ним открывается другая дорога. Дорога в Голливуд. Туда, куда устремляются за мечтой.

— Я ничего не обещаю, — продолжила Саманта. — Лос-Анджелес сумасшедший город. И прекрасный. Жизнь там чертовски дорогая, и я даже не представляю, как мы будем со всем справляться и все успевать…

— Ты сказала «мы»?

— Я сказала «мы».

Он ненадолго задумался.

— Когда нам нужно там быть?

Ее лицо озарилось улыбкой.

— Ты сказал «нам»?

— Да, я сказал «нам».

Через минуту, забыв о завтраке, они уже сидели на диване, обсуждая планы.

— Я нисколько не сомневаюсь, что ты найдешь работу, — сказала Саманта и вздохнула… — Но вот что будет, если я однажды не удержусь на вершине и упаду?

Он рассмеялся. Какая же она самонадеянная, уже видит себя на вершине. А может, просто уверенная? Нельзя подняться, если все время смотришь только вниз.

— Ничего страшного. Если упадешь, тебя всегда есть, кому подхватить.