/ Language: Русский / Genre:child_sf

Аойя

Кузьма Петров-Водкин


Андрюша и Катя

К. С. Петров-Водкин

Аойя

Приключения Андрюши и Кати в воздухе, под землей и на земле

ГЛАВА ПЕРВАЯ,

рассказывающая о неудаче, постигшей отважного путешественника и о том, как маленькое любопытство приводить иногда к большим последствиям

Жили мальчик Андрюша и его подруга Катя. Андрюша много рассказывал Кате о том, что он читал в книгах и что видел сам.

Девочка любила расспрашивать своего друга обо всем, и не было такого вопроса, на который бы она не получила ответа.

Кажется, про все знал Андрюша: и почему зимой холодно, а летом тепло, и как ходит железная дорога, и много всего другого, о чем Катя и спросить не умела.

Тихо и счастливо текли дни и часы их мирной дружбы и полезных бесед. Но неожиданно случилось такое происшествие, которое совершенно изменило жизнь наших друзей.

Об этом происшествии и о том, что за ним последовало, я и хочу рассказать дорогим читателям и читательницам.

В город, где жили Андрюша и Катя, прибыл издалека один отважный путешественник и захотел полететь оттуда на воздушном шаре, чтобы изучать страны и моря земли.

Об этом событии много говорили заранее, но когда шар надули и назначили время отлета, то в этот день не только все горожане, но и жители окрестных сел и деревень сошлись и съехались, чтобы посмотреть на смелого человека, решившегося подняться к небу.

Катя упросила Андрюшу непременно взять и ее на это поразительное зрелище.

То, что увидели дети, превзошло всякие ожидания. На большой площади, запруженной народом, качался в воздухе огромный шар, сдерживаемый канатом. Много других веревок спускалось от шара вниз, а к ним была привязана большая корзина. Над корзиной колыхался флаг, на котором было написано «Путник».

Андрюша и Катя с трудом пробрались в самый перед, где и могли все видеть.

В корзине стоял страшного вида человек в черных очках. На нем была шапка с ушами и шуба, вывернутая мехом наружу. Через оба плеча его свешивались сумочки и ящички, и кругом он был перевязан ремешками и тесемками.

Этот, похожий на водолаза, человек и был отважный путешественник, захотевший полететь к небу.

Он свешивался через борт корзины и руками, одетыми в меховые перчатки, принимал вещи, подаваемые ему с земли.

Кто-то надоумил умаявшегося путешественника снять хотя бы шапку и рукавицы, чтобы не задохнуться от жары, и, благодаря этому, Андрюша и Катя увидели доброго рыженького старичка. Тонким голосом он повторял:

— А еще не забывайте это… а также и то… а также и то…

Наконец, когда все нужное было уложено, и корзина наполнилась почти доверху, старичок снова надел шапку и рукавицы и приготовился лететь, но его вовремя задержали и сообщили ему о начале торжественных проводов.

Представители от города стали говорить речи. Путешественник, судя по капелькам, сверкавшим на носу, да и многие в толпе плакали, когда говорилось об опасностях, предстоящих ему, о той смелости, с которой он подымется за облака, а, может быть, и еще выше.

Голова путешественника все ниже и печальнее опускалась к борту корзины, а в перерыве между речами из-под шапки слышался тихий храп.

Тогда только выяснилось, что виновник торжества глуховат, а так как нельзя было всем говорящим влезть в корзину, чтобы дать себя выслушать, то решили разбудить старичка и попросить его спуститься на землю для окончания проводов.

Это было не легко: перевязанный ремнями и тесемками, путешественник с трудом мог повернуться в корзине, но уж никак не вылезти из нее.

Попробовали снять сумки, но и от этого дело не выиграло, — пришлось снимать и шубу, и шапку, и даже очки, чтоб не оступиться на лесенке. И только после этого старичку удалось спуститься наземь, где публика подхватила его и на руках отнесла в толпу городских представителей слушать окончание напутственных речей.

У Андрюши из любознательности, а у Кати из любопытства явилось нестерпимое искушение рассмотреть поближе огромный, переваливающийся над ними шар.

Они добрались до лесенки, ведущей наверх, потом поднялись на несколько ступенек, потом еще выше и, наконец, проскользнули в самую корзину. Друзья очутились как бы в маленькой комнате, заполненной багажом, настолько высокой, что публика не могла их видеть. Здесь были стул и диванчик. От бортов кверху и книзу шли шнурки и веревки.

Андрюша внимательно начал рассматривать, а Катя каждую вещь трогать. Все вызывало в ней удивление и радость.

— Ах, какая сумочка!.. Какая длинная, длинная веревка! Как здесь хорошо, Андрюша! — вскрикивала девочка.

В это время с земли послышался тонкий голос отважного старичка:

— Милостивые государи! Я имею вас очень благодарить… Если мне возможно будет погибнуть, — я буду погибать, вспоминая ваши многоуважаемые разговоры.

Толпа закричала — ура! Музыка заиграла торжественный марш, и путешественника понесли обратно к корзине.

В это время произошло что-то невероятное, чего никак не могли себе потом объяснить не только присутствующие, но даже и сам путешественник.

Механик, бывший на земле у каната, получив сигнал к подъему, снял фуражку, перекрестился и быстро обрубил главную привязь; но в тот самый момент, когда несущие старичка хотели уже перевалить его за борт корзины, глазам тысячи людей представилось удивительное зрелище: корзина начала быстро подниматься, шар качнулся в воздухе, выпрямился и плавно понесся вверх.

Старичок закричал что-то, чего нельзя было разобрать из-за музыки, ухватился за веревку и к ужасу зрителей стал отделяться от земли; стоявшие вблизи схватили его за ноги, за тех ухватились другие, но шар подымал их, как перышки. И только благодаря тому, что руки старичка не выдержали тяжести и выпустили веревку, все повисшие в воздухе не расстались с землей и кувырком возвратились на площадь родного города.

Путешественник сидел сверху всех, махал руками и кричал что было мочи:

— Мой шар хочет полететь!.. Мой шар хочет непременно полететь!!

Тысячи глаз поднялись к небу, куда удалялся, плавно покачиваясь, воздушный шар.

Вот он сталь уже величиной с бочку; потом с птицу, а потом маленькой мушкой скрылся из глаз толпы.

Тогда оправившийся рыженький старичок топнул ногой и сказал:

— А все-таки наука прежде всего! Если не удалось на шаре, поеду на корабле, чтоб изучить землю!..

ГЛАВА ВТОРАЯ,

рассказывающая о том, как произошло это невероятное событие, что испытали наши герои, очутившись между небом и землей, и какие сделали находки в новом жилище

Мы покинули Андрюшу и Катю осматривавшими корзину шара. Катя, сгорая любопытством, не оставляла ни одной вещи не тронутой. Увидев машинку, напоминающую часы, она и в ней повертела крошечный винтик, отчего стрелка забегала под стеклом, потом постучала в крышку бочонка, подергала за веревки.

В то время, когда снизу раздалась музыка, девочка, поняв, что это конец проводам, соблазнилась самой толстой из веревок — непременно ей надо потянуть и за нее!

И уже Андрюша спешил к своей подруге, чтобы вовремя улепетнуть на землю, когда Катя схватилась обеими руками за эту веревку и дернула, что было сил.

Пол под ними закачался, корзину толкнуло кверху, Андрюша и Катя свалились на ее дно…

После первого испуга мальчик сообразил, в каком положении они очутились.

— Катя, мы полетели! — вскричал он.

Девочка сначала даже обрадовалась этой мысли, но когда она подошла к борту и заглянула вниз, то ее лицо окаменело от страха: все внизу казалось опрокинутым вверх ногами: дома, церкви, сады и огороды. Уже город оставался вдали, а они неслись над рекой, неописуемо быстро удаляясь от земли. У Кати закружилась голова, она опустилась на диванчик и заплакала.

— Бедная мама… — проговорила она сквозь рыдания.

Андрюша отвернулся, чтобы отереть собственные слезы и стал утешать Катю.

— Слезами горю не поможешь… Да и какое же у нас горе? Посмотри, вот мы летим через озеро… Кругом озера горы, а на горах лес растет! Наверное многие позавидовали бы тому, что мы видим, — говорил Андрюша.

Но Катя не отрывалась от своей печали: ей было очень больно подумать, что она не увидит ни своей мамы, ни своей кроватки, что ей не дадут уже сегодня сладкого печенья…

— Ого! — вскричал мальчик, разбираясь в багаже. — Посмотри, сколько здесь всякой всячины! Сушеные фрукты! Сухари! Чай, сахар!

Катя мало-помалу успокоилась: было очень интересно посмотреть, чем наполнены все эти ящики и мешочки.

— Ну, Катя, теперь ты сделаешься настоящей хозяйкой. Теперь время, должно быть, чайное — так вот тебе все нужное для приготовления чая.

— А где самовар? — спросила Катя.

— Посмотри! — отвечал Андрюша, показывая лампу и металлический чайник.

— Да тут целый магазин посуды!

Удивлению Кати не было границ: здесь были и ложечки, и ножи, и вилки, и тарелки разные, кофейник со стаканчиками к нему. Катя с восторгом взяла на себя роль хозяйки, и ее глаза заблестели снова, но уже не слезами, а радостью.

— Андрюша, — сказала она, — а ведь старичок совсем был добрый: он все, все приготовил для нас!

И Катя углубилась в хозяйство.

Мальчик тем временем занялся осмотром остального багажа, невольным хозяином которого он сделался. Он внимательно развертывал и открывал вещи.

Попадались непонятные инструменты, значения которых он не знал, и мальчику делалось досадно. Он напрягал всю свою пытливость, но многие вещи оставались загадочными.

Умей он справиться с каждым замысловатым аппаратом, ведь так просто было бы определить и высоту, на которой они находятся, и даже место, над которым они пролетают! Андрюша с уважением вспомнил старичка, хозяина «Путника», наверно знавшего все это.

Но когда попадались знакомые вещи, Андрюша веселел и наполнялся бодростью. Так он узнал по компасу, что «Путник» несся по направлению к юго-востоку, и увидел, что барометр показывает «ясно».

Эти открытия были большим утешением для него. Очень полезной была также и превосходная подзорная труба.

В других ящиках были найдены топор, пила, гвозди, ну, словом, целая плотничная мастерская. И Андрюша, подобно Кате, мысленно поблагодарил доброго старичка, запасшего столько необходимых вещей, с которыми, как казалось мальчику, и погибнуть было невозможно. Но достаточно было вспомнить Андрюше, что они между небом и землей, и он снова понимал свое полное бессилие.

Хорошо, что он не был таким, чтобы предаваться бесполезному унынию, и даже мог пошутить про себя:

— Пока летим — хорошо, а когда сядем — будет еще лучше…

Но все-таки, увидев парящую внизу большую птицу, Андрюша с грустью позавидовал ей, потому что птица летела, куда ей хочется, а шар мчал их неизвестно куда, не спрашивая их желания.

Эти грустные мысли были прерваны голосом Кати:

— Андрюша, чай готов!

Мальчик обернулся на голос и сразу повеселел.

Катя стояла, улыбаясь, среди своего хозяйства; на лампе журчал парами кипящий чайник; на одном из ящиков был устроен великолепный стол с приборами и закуской, к нему был придвинут диванчик.

— Ах, это было очень трудно сначала, — оживленно говорила девочка, — но теперь я поняла все! О, теперь я все сумею приготовить для нас. Правда, правда, это не труднее, чем для кукол, только здесь все настоящее!..

Друзья присели на диванчик и при виде съедобного почувствовали голод, вспомнив, что с самого утра ничего не ели.

И первый раз в жизни пища показалась им такой вкусной, а чай таким ароматным…

ГЛАВА ТРЕТЬЯ,

рассказывающая о проведенных воздухоплавателями на «Путнике» первом вечере и первой ночи

Когда дети кончили обед и чай, солнце подошло к закату. Облака, подобные гусиным крыльям, протянулись по небу.

Пролетали над равниной, изрезанной зигзагами рек. Вдали, на противоположном солнцу горизонте, блестели какие-то точки.

Андрюша посмотрел в трубу.

— Это снежные вершины гор! — сказал он, передавая трубу Кате.

Солнце скрылось. Стало прохладней. Зажглись одна за другой звезды.

Катя убрала посуду и еду, и усталость стала слипать ее глаза.

— Сейчас мы устроим ночлег, — сказал Андрюша.

На диванчике быстро соорудилась постель для Кати из теплого пледа и подушки. Андрюша огородил диванчик ящиками и мешками, с подветренной стороны перебросил непромокаемый холст, — чтоб было теплее, и когда все было готово, он сказал, что утро вечера мудренее и что пусть Катя спит так же спокойно, как у себя дома, а он, Андрюша, будет бодрствовать, потому что он не устал еще.

Катя помолилась:

— Добрый Господи, Андрюша и я в Твоей воле. Спаси нас, Добрый Господи, и не дай погибнуть, — прошептала она новую молитву и легла в новую кроватку между небом и землей.

Над ней светились звезды и кругом было только небо, и казалось Кате, что это волшебный сон…

— Покойной ночи, Андрюша, — сказала она; закуталась в плед и закрыла глаза…

Вскоре Андрюша услышал ее покойное дыхание, а сам устроился на ящике, облокотился на борт корзины и стал смотреть в темноту наступившей ночи.

Внизу была сплошная тьма и только далеко впереди земля казалась освещенной. По мере движения шара свет становился яснее.

Андрюша прислушался. Сквозь редкий шорох веревок мальчику показалось, что из освещенного на земле места доносится глухое жужжание, похожее на пчелиный улей. Жужжание становилось яснее, и в трубу Андрюша различил приближение большого города. Сердце его учащенно забилось в надежде на спасение.

Вот стали видны освещенные полосы улиц, круги площадей. Видны были проходящие улицами трамваи и черные движущиеся точки людей.

Слух различал уже дребезжание звонков, гул человеческих криков и, наконец, вырвавшись из общего шума над городом, к небу, к Андрюше поплыли звуки колокола.

Каждый удар отчетливо подымался от земли, будто возвещая близкую радость оторванным от нее детям.

— Что надо сделать? — тревожно шептал Андрюша. — Кричать?! Но кто же услышит? А если и услышит — кто же поможет? Да и как помочь?

И мальчику стало тяжело до слез от разбивающейся надежды на спасение.

Звон стал глуше… Он удалялся, словно прощаясь с брошенными на произвол ветра нашими друзьями. Андрюша не выдержал, и слезы сами собой потекли из его глаз.

Когда он устыдился своей слабости и поднял голову, свет уже оставался далеко сзади, и была снова тишина, в которой можно было расслышать тихое дыхание спящей Кати.

— Что я делаю? Как можно предаваться отчаянию? — упрекнул себя Андрюша. — Ведь на мне все надежды более слабого человека… Что же делать Кате, если я паду духом и буду беспомощен, как последний трусишка!

Мальчик по привычке тряхнул головой, и его всегдашняя бодрость вернулась к нему.

Тьма окутала землю и шар.

Андрюша оделся шубой старичка, положил под голову меховую шапку и лег на уставленные вдоль борта ящики.

Как только его тело приятно вытянулось, а голова утонула в мягком меху, — здоровый, крепкий сон на чистом воздухе высот погрузил Андрюшу в покой и тишину…

«Путник», плавно покачиваясь, словно добрая няня, убаюкивал спящих, унося Андрюшу и Катю все дальше и дальше в неведомые страны.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ,

несущая «Путника» через снежное царство, где наши герои знакомятся с обитателями гор и уличают даже одного из них в неудачном воровстве

Андрюша проснулся с восходом солнца. Сон его был настолько глубокий, что в минуту пробуждения мальчик не мог сообразить, где он находится. И он высунулся за борт.

Увиденное им было чудесно: сверкали снежные вершины гор, над которыми «Путник» проносился; черные, бездонные пропасти лесных ущелий расходились от белоснежных вершин во все стороны; чередовались гряды гор, которым не было конца. Андрюше казалось, что они летят ниже, чем вчера, а может быть это обманывала высота гор.

Вот перед ним неприступная алмазная вершина, за которую шар неминуемо должен зацепиться! Но она осталась влево, и какое было дивное зрелище, когда «Путник» очутился ниже этой горы!

Ее верх был сплошной снежный, и только кое-где торчали громады камней. Ниже, вровень с Андрюшей, гигантские ледяные сосульки висели над пропастью, сияя семью цветами радуги. Еще ниже отроги были покрыты темно-зелеными елями до самой глубины ущелья.

Орлы парили близко от Андрюши. Они вероятно никогда еще не видели человека, — так близко подлетали они к шару, удивляясь незнакомому товарищу.

Первый раз Андрюша обратил внимание на мешки, висящие с наружной стороны корзины: он сразу вспомнил о их назначении и обрадовался — конечно, это песок для облегчения тяжести! Он столько раньше читал об этом…

Довольный последней находкой, мальчик заглянул к Кате.

Девочка спала, положив под голову руку. Раскрасневшееся от сна лицо улыбалось игравшим по нему лучам солнца.

Андрюша осторожно передвинул холст, чтобы защитить от горячего света палатку Кати, и начал свой деловой день осмотром страны, где они находились. Его мало интересовало оставшееся позади их невольного странствия.

Он устроился на своем наблюдательном возвышении с подзорной трубой.

Местами мешали зрению вершины гор, но мальчик выбрал перед собой долину, по которой, как в светлую щель, видны были бесконечные дали, тонувшие в солнечном свете.

Там была сверкающая равнина, и Андрюша никак не мог разобрать — что это: было ли это гладкое поле или, может быть, это облака вытянулись вдоль горизонта, но кругом впереди, в прорезах между гор, проходила по одной линии эта сверкающая полоса.

Долго и так напряженно смотрел Андрюша, что у него заболела голова, и он должен был отдохнуть.

Он решил сделать для Кати небольшой сюрприз и занялся приготовлением утреннего чая и завтрака.

Пока он мастерил стол и стулья, раздобывал пищу и посуду, — захлопала крышка чайника на грелке, и кипяток был готов. Настала пора будить Катю.

Это было не так просто. Прежде всего она повернулась на другой бок, проговорив:

— Мамочка, позволь мне еще немножко уснуть…

Потом:

— Одну только минутку… Право же, дорогая, я сейчас встану…

После того как Андрюша тронул ее руку, Катя приподнялась:

— Ты уже пришел, Андрюша… Конечно, надо спешить, чтоб не опоздать… Я очень хочу видеть смелого путешественника!..

Андрюша расхохотался.

— Ты его уже видишь так же, как и я вижу смелую путешественницу!

Катя недоумевающе осмотрелась кругом.

— Догадайся же, где мы?

Девочка стала припоминать:

— Мы… Мы на шаре!?

— Разумеется, ленивая хозяюшка! И уже нас ждет завтрак… А еще ты увидишь ледяные горы, с которых можно на санках кататься.

Катя быстро поднялась и по привычке стала искать умывальник.

— И это можно! — сказал Андрюша, наполняя кружку водой из бочонка.

Девочка подошла к борту. Приятель полил ей воды, чтоб освежить лицо, руки и шею.

Оба они смеялись: непременно внизу подумают, что идет дождь!

После этого друзья пожелали один другому хорошего аппетита, что оказалось довольно таки излишним: стоило только видеть, с каким вкусом уничтожались заготовленные старичком консервы, и как хрустели сухарики на зубах юных скитальцев!

Во время еды случился визит орла. Катя в первую минуту перепугалась, увидев совсем возле себя огромную птицу.

Орел этот был чрезвычайно смел и не обращал никакого внимания на хозяев.

Андрюша замахнулся на него, а тот только едва крыло вздергивал, нехотя отмахиваясь в свою очередь. Его внимание привлекало что-то другое на дне корзины. Затем он медленно поднялся вверх, доставляя детям удовольствие любоваться движеньями его крыльев. Но вдруг, сжав когти на своей груди, он ринулся вниз в корзину; один момент, и когти орла вцепились в меховое пальто и, вероятно, от пальто бы и след простыл, если бы оно не зацепилось за одну из веревок, а Андрюша, схватив первую попавшуюся вещь, с криком не бросился бы на выручку, нанося удары по крыльям вора.

Орел, очевидно, не ожидал такой встречи: он отступил и широким боковым размахом рванулся вниз, в ущелье.

— Ты понимаешь, что ему было надо? — сказал Андрюша. — Ведь он был уверен, что это медвежонок, и он захотел его скушать… Может быть, для него даже новость, что люди из звериных шкур шьют себе шубы.

Это происшествие было скорее забавным, чем страшным, развлечением для наших друзей, но все-таки, чтоб не вводить в ненужный обман горных хищников, злополучная шуба была закрыта.

ГЛАВА ПЯТАЯ,

маленькая, но с очень большими последствиями, ставящая юных аэронавтов в еще более серьезное положение

Во вторую половину дня было замечено, что «Путник» быстро приближался к горам, вершины которых были скрыты облаками.

Андрюше было ясно, что шар не перелетит этих гор. Не желая напугать Катю, он не сказал ей, как велика была бы опасность от столкновения шара с отвесной каменной скалой.

— Катя, — весело сказал он, — нам предстоит поднять повыше к небу наш шарик, тогда мы скорее расстанемся с холодным царством.

— А как мы это сделаем? — спросила Катя.

Андрюша объяснил ей значение боковых мешков с песком.

— Подымемся еще выше, раз это нужно! — сказала девочка.

— Чтобы нас не сильно качнуло, освободим одновременно по мешку с каждой стороны… Ты будешь находиться у этого борта, а я у другого. И когда я скажу: раз — два — три, — вот этим ножом ты перережешь эту завязку, и песок высыпется вниз. Я сделаю то же самое у себя.

Катя поняла Андрюшу, и они заняли свои места. Андрюша выждал некоторое время, чтобы приблизиться к горам, и, когда уже стали совсем хорошо видны острия скал, поросшие соснами, отдельные камни, в беспорядке нагроможденные друг на друга, и когда Катя увидела даже черную козочку, взбиравшуюся по остриям камней, — тогда Андрюша сказал:

— Катя, будь готова!

Через минуту молчания раздалась команда:

— Раз… Два… Три! — и Катя ловко обрезала завязку.

Зашуршал песок, заискрился на солнце, и облегченный шар взвился ввысь, словно его подтолкнули снизу, и очутился в густом тумане. Друзьям казалось, что они попали в горшок с молоком: все стало белым кругом, едва можно было рассмотреть над собой очертания «Путника».

— Мы в облаках! — сказал Андрюша затаившей дыхание девочке.

Но вот показалось красное пятно солнца, затем совсем прояснилось, и шар выбрался к синему небу. Теперь внизу все было непроницаемым: облака очутились под ногами.

— На земле под нами теперь серый день, — сказал Андрюша, — а здесь светит солнце!

В туманном покрове показались очертания горных вершин, а впереди глазам друзей представилась волшебная картина: кончалась последняя гряда гор, за ней простиралась цветущая равнина, а за равниной кругом, куда только хватал глаз, раскинулась светлая, блистающая полоса, сливающаяся с небом.

— Море! Море! — закричал Андрюша. — Это его я не мог рассмотреть утром!..

Катя первый раз в жизни увидела море и не могла оторвать глаз от сияющего зеркала его вод.

— Андрюша, — прошептала девочка, — какое оно огромное… Оно такое же большое, как небо…

Шар покидал последний отрог гор.

Пересекая равнину, плавно и уверенно несся он к сияющей пустыне океана.

ГЛАВА ШЕСТАЯ,

рассказывающая о полете над океаном, о находчивости Андрюши и о Кате, верном товарище

Наши друзья не видели теперь ничего, кроме воды и неба с ходящим по нему солнцем. Океан постоянно менялся: то он был небесного цвета, то темнел, как чернила; ночью то он казался опрокинутым небом, сверкавшим звездами, то был окутан непроницаемой тьмой.

Когда поднимался ветер, волны образовывали водяные холмы и долины.

При солнце вода была прозрачна. Дети часто наблюдали играющих дельфинов: они резвились, обгоняя один другого, перевертываясь к солнцу белыми брюхами; иногда вспугнутые жадно рыскающей акулой они моментально скрывались в глубине, сверкнув серебряной чешуей хвостов, чтоб через минуту снова показаться у поверхности.

Утром, чем свет, Андрюша забирался наверх, обводил по горизонту подзорной трубой, в надежде увидеть землю или хотя бы корабль, но увы, земля не показывалась. Горизонт был чист, ни струйки дыма, ни мачты не было видно.

Смутный страх закрадывался в душу мальчика. Он старался всячески скрывать его от Кати, стараясь быть веселым. Вечером, перед сном, он говорил подруге:

— Завтра, я думаю, мы увидим землю!..

Андрюша замечал опускание шара, но не сбрасывал песок, чтобы сохранить до крайнего случая возможность подняться.

Вторая причина опасения была в том, что питьевая вода их бочонка приходила к концу, и страх перед мучительной неизвестностью беспокоил Андрюшу. В воображении вставали картины одна мрачнее другой: то он видел Катю, умирающую от жажды, то воздушный шар, беспомощно опустившийся в волны, то страшный момент, когда корзина поглощается ими, и раздается последний крик его маленькой подруги…

Андрюша всячески старался отогнать эти мысли, но они, как болотные комары, назойливо влетали в его голову.

Видя спокойное лицо Кати, полной доверия и надежды на старшего друга, Андрюша еще сильнее мучился в одиночестве: если им суждено погибнуть, то зачем же ей, бедненькой, страдать заранее?.. Пусть Катя до конца будет спокойной. А он, Андрюша, перенесет один все эти опасения…

— Ого, — сказал он, поворачивая бочонок, — отощала наша кубышка! Знаешь, Катя, хотя и скоро мы достигнем земли, а все-таки воды у нас маловато, надо ее сохранить до конца…

Эта особенная экономия оказалась излишней после следующего события.

Небосклон оделся тучами, а стрелка барометра показывала «дождь».

Неожиданно Андрюшу осенила блестящая мысль.

— Ты увидишь, как этот дождь будет полезен для нас, Катя!

И мальчик быстро начал делать пока ему одному известные приготовления.

Непромокаемый холст растянут был над всей корзиной.

— Одновременно это будет и нашей защитой, — сказал он Кате, внимательно следящей за работой, — а дальше ты увидишь сама, что из этого выйдет!

Андрюша перекинул холст через три борта, середину вдавил на подобие тарелки, свободную сторону холста сложил желобком и направил в отверстие бочонка.

Стал накрапывать дождь и, едва дети успели расположиться под изобретенным шалашом, он полил, как из ведра. Через минуту вода наполнила впадину холста и по желобку потекла в бочонок.

Катя захлопала в ладоши от радости.

Через полчаса туча прошла. Заиграло солнце, и воздухоплаватели были с полным запасом воды. Таким способом опасность жажды была устранена на долгое время.

Но вторая и главная опасность оставалась по-прежнему висящей над судьбою друзей.

Ночью этого дня Андрюша поднялся от своего беспокойного сна и с тоской и напряжением стал всматриваться в темноту… Опускание шара становилось грозным. Гибель казалась неизбежной.

— Что будет? что будет? — шептал Андрюша.

Страдание было невыносимым, и мальчик разрыдался перед своей полной беспомощностью и бессилием.

В это время возле него очутилась Катя — она также не могла уснуть и услышала рыдание своего друга.

— Милый Андрюша, я уже давно вижу, как тебе тяжело, но я не хотела сказать тебе… Я боялась, что тебе будет еще больнее…

Андрюша схватил ее руку:

— Катя, ты хороший товарищ…

И друзья приникли один к другому, словно защищаясь в своем одиночестве, заброшенные над океаном.

И Андрюша увидел в Кате верного друга и спутника, с которым можно делить не только радости, но и всякое горе, как бы велико оно ни было.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ,

подающая надежду на спасение и рассказывающая о гибели «Путника»

На следующий день, в который столько переживут наши друзья, с утра наступила нестерпимая жара. Океан был прозрачен, тих и недвижен. Шар не шелохнулся, — он казался подвешенным к небу низко, низко над водой. Если бы случилось волнение, корзину могло бы неминуемо зачерпнуть.

Андрюша решил сбросить часть груза, в надежде, что выше будет хоть какой-нибудь ветер. «Путник» поднялся, но и на высоте было также неподвижно. Странным казалось Андрюше, что, в такую тишину и при ясном небе, барометр клонился к большой перемене погоды. Воздух был раскаленным, и трудно было дышать от жары.

Друзья принуждены были соорудить над собой крышу, чтобы укрыться от палящего зноя.

В этот день они впервые увидели птиц над океаном. Ясно же, — обрадовался Андрюша, — что поблизости есть земля!

И вот в полдень дети увидели на горизонте дым, который приняли сначала за дым корабля, но по мере наблюдения за ним, заметили, что это было нечто другое.

В самом деле, если бы это был корабль, то дым из труб стлался бы в сторону, обратную движению корабля — дым отставал бы — этот же шел снизу вверх и был неподвижен, словно свечка.

После тщательного осмотра, Андрюша ясно различил, что дым вырывается клубами снизу. Значить, у него есть какой-то неподвижный источник, — подумал он, и наконец, к своей большой радости, мальчик заметил в поле зрения темную полоску, отделяющую море от неба. Уже не доверяя своим собственным глазам, он сказал Кате:

— Посмотри внимательно и скажи, что ты видишь там, где этот костер!..

— Я вижу, подымаются клубы дыма, а между ними и водой темная полоска… Под самым дымом эта полоска толще… — ответила тотчас же Катя.

— Значить, я не ошибаюсь: перед нами земля!

— Значить, мы будем спасены?! — вскричала девочка.

— Если мы ее достигнем — мы будем спасены, — ответил ее друг.

Андрюша, несмотря на свою радость, не хотел обманывать себя и Катю понапрасну; он уже знал, как часто за время пути надежды были ложными.

До самого вечера они не отрывались от дымящегося горизонта: все-таки там, в этой полоске, была вся их уверенность на спасение.

Между тем небо обволоклось тучами. Океан посерел, будто его полили свинцом.

Чуткий слух Кати уловил далекий громовой раскат, — не было сомнения, что приближается гроза.

Андрюша читал, какие сильные бури бывают в океане, и эта мысль его встревожила:

— Выдержит ли бурю «Путник»? Крепки ли снасти, держащие корзину? Не выбросит ли, наконец, их самих из их убежища?

На всякий случай надо было укрепить на местах содержимое их жилища, что было не трудным при хорошем запасе веревок. Друзья быстро принялись за дело.

Шквал не заставил себя ждать, — едва были укреплены более крупные и необходимые вещи, как он налетел. Еще несколько мгновений, и океан запенился, заревел, подымая горы волн.

Шар накренился, и его понесло бурей…

Трудно рассказать об океанских бурях тому, кто не видел их, кто не видел, как вздымается огромная волна, открывая под собой бездонную пропасть, за ней другая, и потом всюду, куда хватает глаз, океан взрывается огромными гребнями и разбивается брызгами до неба… Ветер срывает вершины волн и крутит их, словно песок, и целые тучи брызг бешено несутся над горами и пропастями воды. Бесстрашный меченосец — рыба — и тот в ужасе опускается до последних глубин и притаивается в тишине наддонных лиан и кораллов, пережидая бурю.

Тому, кто не слышал, как ревет океан, взъерошенный ураганом, трудно рассказать об этом.

И вот над этой бездной, окутанные тучами брызг, очутились наши друзья.

Взявшись за руки, они прислонились к стене корзины, бросаемой из стороны в сторону, подобно языку колокола…

Там, где человек бессилен, он отдается на волю Божию, он говорит: «Прими меня под Твою защиту… Ты знаешь, как мал и ничтожен я. В Твоей воле моя жизнь и смерть, и потому, Боже, я жду радостно Твоего веления! Ты сделаешь так, как нужно»… И человеку становится легче: он, подобно ребенку, отдается во власть любящего отца, его создавшего.

Андрюша и Катя мысленно молились. И в молчании среди ужаса тьмы и бури они почувствовали прилив бодрости, почувствовали, что среди этой бури, в реве волн, они также участвуют в жизни, и Кто-то, давший бурю, знает также и о них. Везде, как и дома, та же жизнь, то же творение Бога.

— Андрюша, мы у Бога в гостях, Он любить нас, — прошептала Катя.

Мальчик утвердительно пожал ее руку, он также понял это — и страха у них больше не было.

Не знали друзья, много ли прошло времени. Ночь казалась бесконечной, но вот их внимание было привлечено чем-то упавшим в корзину; освещенные вспышкой молнии, дети увидели, что это была птица, искавшая защиты; за ней приютилась другая, третья, и скоро корзина стала наполняться пернатыми: они трепетали крыльями, тревожно вскрикивали, давя одна другую. А в это время поднявшейся волной хлестнуло в корзину так сильно, что, казалось, ее дно задевает уже уровень моря. Конечно, от тяжести птиц «Путник» опустился.

Андрюша быстро вскочил, пробрался к борту, ощупью отыскал веревки мешков и обрезал их — это быль последний песок для облегчения воздушного шара.

Цепляясь за борт, Андрюша стал пробираться к Кате, но вдруг перед ним в темноте урагана мелькнуло ослепительное пламя…

— Огонь! Земля! — радостно вскрикнул мальчик; и опять, проерзывая тучи, показался сноп света.

Одновременно с этим раздался общий пронзительный крик птиц, и они, словно обезумевшие, шарахнулись из корзины.

Что случилось дальше, Андрюша не мог дать себе ясного отчета: корзина под ним закачалась; теряя равновесие, мальчик упал на ее дно, смутно сознавая, что падает вниз. Затем раздался оглушительный толчок, что-то тяжелое, грузное придавило Андрюшу, и он потерял сознание.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ,

рассказывающая о невольной разлуке и о радостной встрече друзей, неожиданно очутившихся на земле

Когда Андрюша пришел в себя, он сразу вспомнил совершившуюся катастрофу. Местами тело его болело, и его давило чем-то тяжелым сверху.

— Где Катя? — была его первая мысль.

С большими усилиями удалось мальчику выбраться из-под давившей его тяжести. Оказалось, что при падении его накрыло остатками материи воздушного шара.

Бедный «Путник»! Кто бы мог узнать в этих беспомощных пластах холста вольный шар, недавно паривший над землей и океаном!

Был светлый солнечный день. Корзина застряла в сучьях гигантского дерева, которое своими ветками и задержало Андрюшу от падения. Мальчик быстро стал разбираться в перевороченном багаже, но Кати здесь не было.

Мысль о ее гибели захолодила его сердце — он точно остолбенел: ясно, как живая, представилась ему Катя. «Значит мы будем спасены?» — вспомнил он ее, полный радости, крик накануне.

Но что такое? Андрюше кажется, что он слышит ее голос, сквозь слезы зовущий друга… Где-то вдали зов повторился. Действительно, это был ее голос, голос Кати! Не помня себя, мальчик бросился к борту, и можно ли описать его радость, когда внизу, совсем близко, под деревом, на котором застряла корзина, он увидел Катю.

— Катя, ура! Катя, мы спасены!! — закричал Андрюша и в одно мгновение с ловкостью кошки спустился вниз к застывшей от восторга и еще со слезами на глазах девочке. Радостные, как во сне, посыпали они друг другу вопросы:

— Не разбилась ли ты?

— А ты, Андрюша? Я только поцарапала ногу…

— Пустяки, кроме маленькой шишки на моем лбу у меня никаких несчастий… Как ты очутилась внизу?

— Когда ты ушел сбросить тюк, — затрещала девочка, — я поднялась к борту и увидела огонь впереди меня… и вполне ясно различила очертания берега. Собралась, было, сказать тебе об этом, но в то же время закричали птицы и бросились через меня. Только что я подняла руки, чтоб закрыть лицо от их крыльев, как раздался толчок — меня словно кто подхватил из корзины, и дальше ничего не помню и не могу рассказать… Но вот, когда я открыла глаза, уже было светло. Лежу я на мягкой траве. Кругом лес, и ни шара, ни тебя нигде нет… Думала, наверно, меня выбросило, а ты полетел дальше… Заплакала я и стала от горя называть твое имя. И даже не подумала посмотреть над собой, на дерево!.. А ты? ты, Андрюша?

— Со мной было гораздо проще, — сказал мальчик. — Отлет птиц мне дал понять, что мы находимся возле берега, и я порадовался, что во время отцепил мешки. Да и птицы помогли облегчению шара…

Андрюша подошел к обрыву, продолжая рассказывать.

— Да, я не ошибся! Один миг замедления, и мы бы наскочили на эти скалы. И вот, как раз подлетая к ним, «Путник» устремился вверх, хотя и царапнул нас о камни, но все-таки поднял сюда наверх. Здесь он был распорот сучьями леса и погиб славной смертью. Спасибо тебе, наш третий товарищ!..

И дети с печалью и благодарностью посмотрели на распластавшегося по деревьям «Путника»; казалось, что созданный человеком шар отдал жизнь свою для спасения человека.

— А теперь за работу, Катя! — бодро сказал Андрюша, по привычке встряхивая головой.

Конец первого дня наши друзья употребили на розыски разбросанных «Путником» по лесу вещей и разгрузку самой корзины. Еще солнце не скрылось, когда они, усталые от пережитых волнений и работы, свернулись на обрывках оболочки шара и уснули, как убитые.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ,

рассказывающая о морском береге, о дымящейся горе, о предположениях Кати и об устройстве жилища

Ранним утром Андрюша проснулся и пошел осмотреть окрестности, чтоб хоть немного ознакомиться с сушей, на которую их забросила судьба.

Из леса был только один выход к морю, кругом же растительность была такой густою, что казалась непроходимой. С обрыва перед мальчиком раскинулось море. Под ногами громоздились скалы и тянулись вдоль изрезанного заливами побережья. Огромные камни высились и торчали в беспорядке. Словно брошенные рукой великана, они усеяли и землю и воду на далекое расстояние от берега. О подножия их разбивались пенистые волны.

По камням Андрюша спустился к морю.

Сказочное зрелище представлял этот берег: светились в песке перламутровые раковины; водоросли опутывали маленькие озерца; в них морские коньки порхали между иглами темно-лиловых ежей, прыгали крошечные рачки, крабы таились в щелях камней, испуганные неожиданным движением щупалец звезды моря. Скалы над водой сплошь усыпаны были раковинами-мулями.

Андрюша снял обувь, опустил ноги в свежую воду озерца и долго любовался на природный аквариум.

— Как хорошо всюду, — думал мальчик, — везде скрывается жизнь…

На душе его было приятно и радостно, что он среди этого мира жизни, что он видит и слышит все это, и его ноги ощущают ласковую прохладу воды.

Вышло из-за моря солнце. Андрюше захотелось петь, кричать, хвалить окружающее, и он полной грудью вдохнул в себя воздух, словно желая вобрать в свою душу вою красоту и сиянье солнечных лучей.

— Как славно будет искупаться! — подумал Андрюша и мигом, сняв с себя одежду, окунулся в прозрачной горько-соленой воде, наделав переполох среди копошащейся там живности.

— Вот будет рада Катя видеть все это! — воскликнул мальчик.

Быстро одевшись, Андрюша взобрался наверх и пошел вдоль леса по обрыву. Его тянуло вперед, чтобы определить местность. Невдалеке высилась голая скала. Вскарабкавшись на ее вершину, мальчик ничего не увидел нового: налево был тот же скалистый берег и море, а направо стеной стоял непроходимый лес.

Солнце было еще не высоко, и Андрюша направился к другой скале, гораздо выше первой. Путь был трудный. Приходилось перескакивать через трещины скал, обходить загромождавшие дорогу камни, взбираться вверх и снова спускаться. Были моменты, когда ему хотелось вернуться, отложив осмотр до следующего раза, но скала казалась совсем близкой — только перейти через последние камни. Однако, лишь после долгих усилий Андрюша достиг ее подножия и, цепляясь за выступы камней, влез на вершину.

То, что он увидел, заставило забыть трудность пути. Перед ним раскинулось лесное ущелье с озером, а далеко над лесом высилась, словно гигантский колпак, дымящаяся вершина вулкана. Она мрачно куталась в облака и парила над сушей.

— Вот откуда было пламя, светившее нам ночью! — вскричал Андрюша.

Он быль чрезвычайно доволен первым открытием и поспешил сейчас же вернуться на место ночлега и сообщить обо всем Кате.

Идти обратно было легко, так как он узнавал свою дорогу: то поломанный кустик, то сдвинутый им же камень быстро привели его к месту стоянки.

Катю мальчик нашел уже занятой приготовлением завтрака. Ей также посчастливилось в находках: прислушиваясь, она различила где-то по близости журчание воды и действительно, идя на плеск, нашла в лесной чаще превосходный родник, прозрачный как слезка, а попутно набрала сочных ягод, которые напомнили вкус сливы и очень ей понравились.

Вскоре после этого друзья закусывали остатками своего провианта, весело беседуя между собой.

Сообщение о вулкане вызвало много Катиных вопросов, и Андрюша рассказал, что огнедышащие горы имеют отверстие в глубину земли и через него выбрасывают пепел, раскаленные камни и жидкую лаву.

— И нас зальет? — спросила Катя.

— Но ведь деревья, посмотри, какие огромные, — значит их не заливает, иначе бы они сгорели!

Катя почему-то сразу решила, что место, где они находятся — остров и непременно необитаемый, и на нем, конечно, людоеды, и потому спросила, точно на каждом острове, как по улицам города, имеются вывески:

— Как он называется? И кто такие людоеды?

Андрюша засмеялся и сказал:

— Вот об этом еще не справился! И даже не знаю, остров это или материк!

И прибавил, что из обитателей он пока знает только себя и ее, Катю.

— Но узнать, где мы, и что это такое — в нашей воле! — уверенно сказал мальчик. — А вот где мы изберем место для нашего жилища?

— А здесь разве не хорошо, Андрюша? — сказала Катя.

— Мне тоже здесь нравится. Как мы назовем это место?

Девочка очень заинтересовалась этим вопросом.

— Подожди… Надо хорошо придумать… Ну вот, вчера мы прилетели…

— Пусть это место и называется «Прилет»! — перебил ее мальчик.

— Да, да, вот это чудесно! Мы будем жить на «Прилете»! — воскликнула Катя.

— Итак «Прилет», по компасу, восточная оконечность… ну, скажем, твоего необитаемого острова. Посмотрим дальше, что нас ожидает в других концах нашего царства.

Впереди было много дела, и времени терять было не к чему. Андрюша с помощью Кати принялся за устройство жилища.

Наконец-то пригодились запасы «Путника»: целый день рубил топор, и свистела пила Андрюши.

При большом количестве прорезиненной материи от оболочки шара, задача устройства облегчалась: на избранном месте были срублены деревья и расчищены кустарники; по углам и в середине нарочно оставленные деревья обращены были в столбы. На сучья их положили перекладины, а образовавшуюся клетку покрыли сверху и с боков, материей. Получился очень просторный холщовый домик.

Внутри были сделаны из той же материи три помещения — одно предназначили для склада вещей и для кухни, а два другие были комнатами Андрюши и Кати.

Затем весь оставшийся багаж был размещен в новом жилище. Из ящиков смастерили кое-какую временную мебель. На все это и потрачен был целый день.

Тяжел быль труд, но за то как приятно было сознавать детям, что ночь проведется под кровом, и что они обзавелись такими удобствами, о которых и не мечтали за весь свой путь до сегодня!

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ,

в которой Андрюша и Катя знакомятся с лесом и расстаются друг с другом

На следующий день, закусив пораньше, друзья отправились на разведки. Решено было идти от моря, через лес, по направлению, как казалось Андрюше, к вулкану.

Пришлось пробираться заросшим стеной лесом. Попадались места, заваленные стволами деревьев, упавших от времени или от бури.

С самого начала пути Андрюша сказал, что надо прокладывать дорогу, — иначе легко заблудиться, и он надрезывал заметки на деревьях. Мальчик посоветовал делать то же самое и Кате, когда ей придется пойти в лес одной и вручил ей маленький складной ножик.

Если в этот день не удалось сделать никакого нового открытая, — так как и после полудня друзья не выбрались из зарослей — то они познакомились с богатой растительностью этой страны и с обитателями леса. Здесь были и разноцветные попугаи, и мелкие колибри, подобные мухам, и бабочки в десять раз крупнее птичек, порхающие по цветам. Здесь попадались мелкие зверьки, похожие на ящерицу, и огненного цвета животные вроде наших кроликов.

Эта мелюзга, привлеченная шумом детей, выныривала из своих гнезд и внимательно устремляла глазки на проходящих. До того она была наивна и доверчива, что когда, например, дети расположились отдохнуть, кролики окружили их совсем вплотную, ворочая мордочками, полными удивления, а один из них взобрался даже на колени к Андрюше и только встрепенулся, когда мальчик его погладил.

Птицы оставались столь же беззаботными совсем вблизи друзей. Из этого Андрюша довольно верно заключил, что человек еще никогда не был в этом лесу.

Самый лес был великолепен своим разнообразием. Огромные стволы, опутанные вьющимися растениями, сменялись кустарником с лаповидными листьями, полянами кактусов. Прошли целую рощу деревьев с гладкими полированными стволами, которые щелкали, ударяясь друг о друга, словно хлопушки. Встретили много фруктов и ягод.

Андрюша предупредил Катю, что фрукты могут быть ядовиты, но тем не менее многие из них были опробованы и найдены очень вкусными. В довершение всего, была открыта большая пальмовая роща. Взобравшись на одну из пальм, Андрюша в пучке, торчащем из вершины, нашел финики. Дети забрали с собой ворох фруктов и решили снова придти сюда и сделать большой запас фиников в своем жилище.

Жуткое впечатление произвело на друзей одно растение, которое они назвали «деревом смерти». Оно напоминало по форме паука с огромными иглами вместо листьев; с конца каждой иглы капала темная жидкость. Ни птиц, ни насекомых не было на его сучьях, и ни одной травки не росло под его тенью. Одуряемые запахом этого дерева, дети очень быстро расстались с этим местом.

Солнце садилось, когда Андрюша и Катя вернулись на Прилет. Вечером, при ясном небе, слышались раскаты грома. Один из ударов был настолько сильный, что земля, казалось, задрожала.

Наши друзья еще не знали, откуда происходил этот гром.

С вечера же Андрюша выработал план следующего дня: он наметил теперь путь для обследования берегом и решил отправиться один.

Было условлено, чтоб Катя не беспокоилась, если он даже не вернется к ночи; — он заночует в дороге и вернется через день…

И вот солнце было еще под океаном, а друзья уже оканчивали утренний завтрак.

Катя проводила Андрюшу до первой скалы, и здесь они распрощались. Девочка долго смотрела вслед уходящему другу.

На последнем гребне Андрюша остановился, чтоб еще раз махнуть фуражкой и крикнуть «до свиданья», и скрылся за скалой.

Кате стало грустно и раньше она, конечно бы, расплакалась; но теперь, наученная скитальческой жизнью, она уже знала, что если Андрюшины поиски необходимы для их же спокойствия, то этому надо подчиниться; к тому же у нее на сегодня было столько работы с внутренним устройством домика, что не только для слез, но даже и для грусти у нее нет времени. Катя спустилась к морскому озерцу, быстро выкупалась и, чувствуя себя бодрой и освежившейся, перескакивая с камня на камень, возвратилась домой и принялась за работу.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ,

в которой Андрюша убеждается, что он на острове, и узнает, какие чудеса на этом острове творятся

Андрюша тем временем упорно пробирался вдоль берега океана. То и дело приходилось карабкаться и спускаться по отвесным скалам. Такой путь привел его к обрыву, отделенному от другого берега полосой воды, вдававшейся далеко в сушу.

Волей-неволей пришлось свернуть в глубину леса, наметив себе направление к вулкану.

Отмечая деревья, Андрюша стал подыматься лесною чащей.

Солнце стояло высоко. Усталость начала сказываться, и Андрюша, устроив первый привал, подкрепился пищей.

После отдыха он пошел снова.

Вскоре до его слуха донесся непонятный шум. Был ли это шум леса? Нет, потому что деревья вокруг не шелохнулись. Андрюша прибавил шагу. Дорога шла в гору. Лес начал редеть. Наконец мальчик вышел на открытое место к обрыву и вскрикнул от поразившей его картины. Перед ним была огромная котловина, окруженная стенами скал.

Направо с высоты в нее вливался сверкающей водопад: казалось, сверху опрокинули целое озеро; вода рвалась и ревела, узкой щелью падая в пропасть. Со дна пропасти торчали пики скал, а внизу чернели, подобные корридорам, трещины.

Горы, окружавшие котловину, шли вокруг нее грядами, образуя замкнутое кольцо, а над ними и над чудовищной ямой царила вершина вулкана, выбрасывающая из своего жерла клубы дыма.

Долго не мог шевельнуться Андрюша, очарованный величием происходящего: казалось, перед ним все ожило и говорило.

Придя в себя и вспомнив о целях разведки, он сделал важное открытие: кругом по горизонту виден был океан, и следовательно, эта суша была островом.

Вслед за этим открытием мальчик невольно задал себе вопрос: обитаем ли этот остров? Ведь невероятно, чтоб целая вулканическая страна была неизвестна мореплавателям, а раз она известна, то еще более невероятно, чтоб при таком богатстве почвы и леса, люди не поселились здесь.

И Андрюша внимательно стал рассматривать развернувшиеся перед ним дали; но всюду, куда достигало зрение, было дико и неприступно, и не заметно было ни одного признака присутствия человека.

Надо было много ловкости для спуска вниз, чтоб не поскользнуться и не полететь в пропасть, — к счастью, Андрюша был ловок и на «Путнике» привык не бояться головокружения.

Много раз мальчику казалось, что дальше спуститься немыслимо и что еще не поздно вернуться наверх, но природная настойчивость и необходимость поисков брали верх над осторожностью, и шаг за шагом он достиг дна.

Андрюше показалось, что он попал в гигантский колодезь, куда и солнце, вероятно, не заглядывало. Кругом были бесконечные лабиринты трещин, образованных скалами. Попадались провалы, в которых слышались подземные потоки.

Напрягая все свое внимание, мальчик пробирался узкими щелями, ощупывая перед собой путь, и наконец очутился на ровном песчаном поле.

Ноги чувствовали горячую почву, которая, казалось, колебалась от всякого шага.

Тут и там возвышались небольшие конусы, из них выбивали крошечные фонтаны, распространяющие запах серы.

Очевидно, это был один из побочных кратеров большого вулкана.

Пройдя его, Андрюша натолкнулся на вытекающий из грота горячий ключ, за ним следовало второе песчаное поле, окутанное парами; казалось Андрюше, что он очутился в бане. За полем пошли скалы, покрытые густой растительностью. С трудом пробираясь зарослями, мальчик, несмотря на усталость, поражен был невиданным еще никогда им зрелищем.

— Должно быть, таков быль сад в раю, — думал он, глядя на свесившиеся вокруг него ярко-красные фрукты, величиною с тыкву. Пахучие цветы исполинскими лепестками закрывали мальчика, когда он проходил под ними. Часто, задевая за один из них, он вздрагивал от неожиданности, так как цветок вспархивал и оказывался огромной бабочкой.

Аромат был настолько сильный, что Андрюша почувствовал головокружение. Приятная усталость охватила его руки и ноги, и он, не будучи в силах побороть утомление, опустился на землю. Его веки сомкнулись сами собой, и он заснул, едва заметив, что наступает вечер.

Андрюше снилось, будто возле него Катя рассказывает что-то веселое, и ее голос звенит, как колокольчик… Она повернулась к нему спиной, и Андрюша видит, как у нее сейчас же вырастают белые, пушистые крылья.

— Посмотри, и у тебя такие же, — говорить девочка.

Андрюша оглядывается и — действительно — за его плечами выделяются блестящие перья, упругие и мягкие… Удивленный, он выпускает ее руку и видит, что Катя быстро улетает от него, а ее крылья сияют. Андрюша тоже пробует полететь, но у него уже нет крыльев, подняться он не может, а Катя покидает его…

От волнения он вздрогнул и открыл глаза. Но что такое? Спит ли он еще, или это наяву? Андрюша старался во всю открыть глаза.

Лес был залит светом, проникавшим всюду. Казалось, каждый лист освещался насквозь, и только наверху, где небо, там была темнота.

Не в силах что либо понять, Андрюша совсем уже растерялся, когда освещенные деревья зашевелились, и из лесной глубины вышла человеческая фигура и, неслышно ступая, медленно прошла лесом.

При этом была такая тишина, что мальчик слышал, как стучало его собственное сердце.

Он сознавал смутно, что ему надо подняться, идти следом, но вновь нахлынувшая волна аромата цветов закружила ему голову; глаза закрылись сами собой, и Андрюша погрузился в глубокий сон.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ,

рассказывающая о маленькой находке и большой потере, о поисках и о страшной ночи переворота

Утром первой мыслью Андрюши было — ночное видение: возможно ли, чтоб это было правдой?

— Ну, да, конечно, — говорил он самому себе, — вот здесь появился человек… Из этой чащи он прошел туда… А вот и тропинка!

Действительно, примятая трава обозначала узкую дорожку.

Андрюша пошел по ней. Сердце его билось нетерпением поскорее узнать всю правду. Ветви царапали лицо, но он этого не замечал, настойчиво пробираясь чащей. Дорожка вывела его из леса, и мальчик очутился перед утесами, с узкой щелью между ними, вроде коридора.

Сделав несколько поворотов в этом лабиринте, Андрюша заметил на камнях неизвестный ему предмет. Это была тонкая золотая пластинка, правильной четырехугольной формы с двумя прорезами, с продетой в них прозрачной ниткой — словно вылитой из мягкого стекла. На пластинке были вырезаны узоры самой причудливой формы. Что они означали, Андрюша не знал, но не было сомнения в том, что эта вещь сделана рукою человека, — значит тот, кто ее сделал или кто ее потерял — должен быть здесь, на этом острове.

— Значит, остров обитаем! — воскликнул неутомимый разведчик и, припрятав в карман драгоценную находку, пошел дальше.

Коридор превратился в туннель, освещенный далеко впереди. Идя им, Андрюша очутился в огромной зале, если можно так назвать пещеру из прозрачного камня с бегавшими по стенам и полу радужными световыми зайчиками. Но что поставило Андрюшу в тупик — это обилие выходов. И все они были точно такие же, как и приведший сюда.

Было над чем подумать, чтобы избрать один из них! Пришлось идти наугад.

Проход в свою очередь имел много разветвлений в обе стороны. В одних слышался шум воды подземных источников, в других раскаты, подобные грому, — словно где-то перекатывали камни. Дальше проход расширялся, посредине его было круглое озеро, из которого бил фонтан горячей воды. Долго, без остановки, шел Андрюша, покуда не показался впереди свет. Он ускорил шаг и достиг выхода. Каково же было его изумление, когда он очутился на берегу моря.

Солнце уже близилось к западу, и только теперь мальчик заметил, как долго блуждал он, и почувствовал усталость и голод. Но отдыхать было некогда: скоро ли он доберется отсюда до Прилета, где его ждет, беспокоясь, Катя?

Наскоро уничтожив остатки пищи, Андрюша отправился в новый путь. Как кошка, карабкался он на утесы, перепрыгивал трещины, избрав намеченную точку.

Ноги его были изранены остриями камней, но он не обращал на это внимания: одно замечал Андрюша, что солнце все ниже и ниже опускается к горизонту, и что времени остается мало. А ночью дороги он не найдет, это было ясно.

Быстрота и усталость захватывали дух, но мальчик не замедлял хода. Наконец солнце скрылось. В отчаянии Андрюша побежал почти бегом, спотыкаясь на деревья и путаясь в кустарниках. Он уже потерял дорогу. Ночь спустилась быстро; потеряв последние силы, мальчик упал на траву…

Глухим, непробудным сном спал Андрюша эти несколько часов и, еще не рассеялась ночная мгла, как он уже вскочил, словно его толкнули.

— Скорее к Кате!

Как обрадован был мальчик, когда с рассветом увидел свои же заметки на деревьях и узнал место, где находится. Теперь он летел на крыльях.

Сейчас будет роща бамбуков… За ней поляна, где они отдыхали с Катей… Вот упавший ствол… Сейчас поворот в гору, а там и Прилет… Вот уже видны светлые ткани «Путника» и палатка…

— Катя, конечно, еще спит, — подумал Андрюша.

Раздвинул занавес входа и окликнул Катю.

Ответа не было.

Андрюша заглянул в жилище и увидел, что постель была нетронута и пуста. Кати в палатке не было.

Страшная мысль мелькнула у Андрюши.

Он бросился наружу с криком во весь голос:

— Ка-тя!!! Катя!!!

Ответа не было.

Андрюша, как подкошенный, свалился наземь и заплакал, как маленький ребенок…

Мысль, что Катя, может быть, заблудилась по близости, вывела из отчаяния Андрюшу; надо было действовать.

Мальчик начал с палатки.

Он тщательно стал осматривать находящееся в жилище. Первое, на что он обратил внимание, был флаг «Путника», который еще позавчера лежал сложенный в углу. Теперь он был разрезан на простыни для постелей; ножичек лежал на ящике, на остатках материи.

Такой пустяк дал Андрюше мысль, что Катя не могла уйти далеко, не захватив с собой ножа для заметок на деревьях.

Он заглянул в «кухню». Здесь на ящике-столе была приготовлена посуда для завтрака, но пища была нетронута, и по ее количеству мальчик убедился, что в его отсутствие Катя не приступала к еде. Все озабоченнее становились его мысли.

Присматриваясь к вещам, Андрюша без труда заметил отсутствие чайника. Чайник был гордостью всего их хозяйства, и его не хватало.

— Катя пошла за водой! — крикнул мальчик и с замиранием сердца побежал к роднику.

На опушке возле журчащей воды он увидел валяющийся чайник и следы на примятой траве.

Подобно охотничьей собаке, он стал внимательно обслеживать опушку и недалеко от чайника, в траве, он нашел несколько сорванных цветов. Это были цветы, усыпившие его в котловине в ночь видения. Они были уже завядшие.

Не веря себе, он обошел кругом родника — сомнения не оставалось — таких цветов поблизости не росло, значит… Значить, «кто-то», опять «кто-то», участвовал в исчезновении Кати!

Но он, Андрюша, обшарит каждый камень, каждую заросль острова, каждую пещеру, чтоб найти своего друга…

Поздно вечером, после безрезультатных исканий вернулся Андрюша на Прилет в свое горькое одиночество. Жилище было по-прежнему пусто, и только равномерный плеск прибоя, бившего о берег, нарушал тишину.

Убитый усталостью и горем, мальчик лег на пороге своего домика. Тяжелые мысли не давали покоя. Он уже перебрал все планы розысков, и у него все меньше оставалось надежды на то, что Катя жива…

С этими мыслями он погрузился в забытье…

Андрюшу разбудил неожиданный толчок.

Раздался страшный гул, и яркий свет, словно от большого пожара, осветил лес и палатку.

Мальчик поднялся, но не мог устоять и упал; почва под ним тряслась; слышался грохот скал, падающих в море.

Не в силах подняться на ноги, Андрюша почти ползком выбрался на открытое место.

Все небо пылало, прорезываясь сверкающими языками. Море кипело, из его глубин вырывались клубы паров, а с берега, ущельем, полз поток огня.

Земля потеряла свою неподвижность и, казалось, вот-вот рассыпется и погрузится в волны огня и воды.

После первого ужаса Андрюша сообразил, что происходит извержение вулкана.

Он видел, как пылали костры леса вдоль огненного потока; отделялись от берега скалы и рушились; далеко в море выскакивали столбы огня.

Подземные толчки прекратились так же неожиданно, как и начались, но поднялся ураган такой силы, что мальчик едва удерживался за корни растений.

Ураган перешел в грозу. Полил дождь, смешанный с пеплом. А над всем происходящим царило пламя вулкана, сыплющего искры, и раскаленные камни…

Мысль о Кате пересиливала страх за себя. Все равно, бедствие было слишком большое, да и некуда было от него скрыться: на острове хозяйничал Вулкан, и вся суша была в его воле.

До мальчика доносился отчаянный переполох лесных обитателей: клекот птиц, визг животных, ищущих спасенья.

И в эти минуты Андрюша словно набрался сил от бушевавших стихий: придя в какое-то опьянение, он вскричал:

— Если Катя жива, — я найду ее?

И захваченный притоком силы и надежды, он властно закричал в сторону вулкана, как кому-то живому:

— Слышишь! Я найду ее в твоих владениях!!

И странно, едва стих его звонкий голос, как с вулкана в наступившем затишье Андрюша ясно услышал далекий голос, похожий на звук трубы: — О, го, го!!

Андрюша насторожился, не веря слуху, но совершенно ясно оттуда, издали, еще раз послышалось: — О, го, го!! Без всякого сомнения это быль человеческий голос, мощный, как труба.

Усталости и отчаяния как не бывало. Силы мальчика удесятерились: там кто-то есть!

И возвратившись в жилище, он ощупью разыскал необходимые для дороги вещи, чтобы сейчас же, не откладывая, идти на голос неведомого существа.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ,

благодаря которой читатель немного успокаивается за судьбу героини

Проводив Андрюшу и вернувшись после купания на Прилет, Катя принялась за приведение в порядок хозяйства.

Только на то, чтоб разобраться в обширном багаже, требовалось немало времени, а еще надо было распределить его: более нужное разместить в первой половине, а остальное в «складе» или в «кухне», как назвали друзья заднюю часть палатки.

Работа кипела под руками, домик приобретал жилой вид, получались хорошие комнатки.

Из флага «Путника», который лежал без всякого применения, Катя придумала нарезать белья для постелей, и эта работа пошла быстро: складной ножичек вполне заменил ножницы, которых не было в их хозяйстве.

Солнце было уже за полдень, когда девочка окончила эту работу и вспомнила, что голодна, и что надо подумать о еде.

Приготовив посуду для завтрака, она взяла чайник и направилась к ручью.

День был, как обычно в этой стране, чудесный. В тени леса была прохлада. Щебетали птицы, порхающие в листве, и жужжали пчелки.

Над журчащим прозрачным ручьем Катя задумалась. Забыв цель своего прихода, она не могла оторваться от сверкающих переливов родника, от его трелей, сливающихся с нежным шелестом листьев и с птичьими голосами.

Лучи солнца, пробиваясь сквозь листву, играли по земле и травам.

Мысли Кати были неопределенны и полны тихой радости.

Никогда раньше девочка не была так близка природе с ее особенной жизнью. За время их странствия она много увидела и узнала многое, о чем не думала раньше, чего и не представляла себе.

Она впервые увидела жизнь земли, омываемой океаном, одетой роскошными лесами и цветами.

Она уже знала, что под каждой травкой копошатся золотые жучки, и бабочки с легкими крылышками, и муравьи. Не раз замирали они с Андрюшей над ними, любуясь их крошечной жизнью, а солнце одинаково грело и их, и Катю, и темно-зеленые пальмы, всех одинаково ласкало своим светом.

Земля любить всех детей своих, а солнце любит землю.

Андрюша разузнает все, он найдет дорогу, и они вернутся домой, когда захотят…

Так неопределенно плавали мысли Кати среди радости и счастья природы, и ей казалось, что все на свете хорошо и дружно между собой.

Бедная девочка еще не знала о подземной жизни, которая клокотала под ее ногами, она забыла о вулкане, кудрявой шапкой царившем над островом.

Убаюканная ручьем, Катя заснула, склонив голову к пушистой траве и выпустив из рук приготовленный для воды чайник…

Что случилось с девочкой, она не знала, но проснувшись от своих грез, она долго не могла понять, во сне ли еще она, и что это за обстановка, куда ее точно перенесла сказочная волшебница.

Катя была в пещере, залитой голубым сиянием; стены и верх ее были как бы из стекла.

Тихий вздох прервал недоумение Кати.

Обернувшись, Катя даже вскрикнуть не могла, так велико было ее изумление.

Пред ней стояла стройная девушка в красном плаще с золотыми украшениями на голове, и улыбалась: — «Не бойся меня», — казалось, говорила эта улыбка.

Девушка была такая прекрасная, и улыбка ее была такая ласковая, что Катя совсем не испугалась.

— Пойдем со мной, — сказала девушка и нежно взяла Катю за руку. Они направились коридором в глубину грота.

Катя доверчиво следовала за неизвестной…

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

рассказывает об удивительной отважности и настойчивости героя на пути к цели и о его встрече с живыми существами

Пользуясь светом извержения, Андрюша вначале довольно быстро двигался вперед.

Окрестности были неузнаваемы: нагромоздились новые камни, стволы поваленных деревьев преграждали путь.

В довершение всего предстала новая преграда: идти дальше было некуда, впереди была вода.

Там, где раньше была долина зарослей с «деревом смерти», теперь появился пролив шириною с хорошую горную речку, и вода волновалась и бурлила в этой, образованной землетрясением, трещине.

Андрюша почувствовал, что на сегодня у него нет больше сил двигаться: запах серы и гари сдавливал дыхание, да и мрак, одевший остров, мешал выбрать новую дорогу. Надо было ждать дня.

На обломке расщепленного ствола Андрюша заснул, забыв все напасти…

На утро… но что это было за утро! Первый раз в этой стране мальчик увидел серо-желтое небо без солнца и окутанные мглой предметы.

Все переменилось, всюду было опустошение.

Уцелевшие деревья покрыты были чахлой листвой; вывернутые стволы лесных гигантов беспомощно торчали оголенными корнями, а на месте долины мчались волны потока. Осмотревшись, Андрюша решил, что эта трещина расколола пополам всю сушу. Подтверждалось это еще тем, что вода нового пролива была морская — горько-соленая.

Чтоб достигнуть вулкана, Андрюше надо было перебраться на другой берег.

Блестящая мысль пришла ему в голову: выбрав один из обломков дерева, Андрюша спустил его в воду. Затем, раздевшись, сложил на него одежду и бывшие с ним вещи и поплыл, подталкивая дерево вперед.

Таким способом он совершил переправу на другой берег.

Здесь оделся, внимательно, по компасу, осмотрел местность на случай возврата и направился дальше, к новому, как казалось Андрюше — самому важному открытию.

Наконец, он добрался до обрыва над Котловиной и здесь ахнул над происшедшим этой ночью переворотом: вершина вулкана, еще вчера царившая над островом, расползлась, осела, зияя щелями, точно ее срезали пилой; из кратера рвались клубы дыма и вспыхивали время от времени огненными языками. Каждая вспышка сопровождалась уханьем будто скрытого под горой чудовища.

Водопад исчез, а снизу, из хаоса перевернутых скал, достигая высоты обрыва, бил огромный шипящий парами фонтан. Предстояло добраться до подножия горы.

Путь через «котловину» был немыслим. Надо было идти обрывом и достигнуть подножия с другой стороны.

Красный шар проглянувшего, наконец, солнца был уже над океаном, а дорога предстояла еще более трудная, чем пройденная…

Но глаза страшат, а ноги ходят! Еще не успело солнце последним краем скрыться за горизонтом, а уже Андрюша был у подножия и усиленно взбирался к кратеру, откуда неслись вздохи. На мальчика сыпался пепел, подобный черному снегу, ноги вязли и скользили, но близость цели придавала достаточно силы, чтоб забыть такие пустяшные неудобства.

Стемнело.

Завернув за выступ камня, Андрюша увидел, как какие-то существа, которых он принял за животных, юркнули в отверстие грота.

Мальчик остановился, ожидая, что будет дальше. Из щели начали высовываться мордочки: покажутся и сейчас же скроются.

Наконец обладатели мордочек очевидно осмелели, и два человечка, ростом по пояс Андрюше, вышли наружу. Когда мальчик направился к ним — те опять скрылись.

Андрюша пошел за ними.

Щель была узкая, пришлось карабкаться в нее, но вот она образовала коридор, и здесь Андрюша увидел штук двадцать красных человечков, которые пятились от него в глубину.

Андрюша остановился и сказал:

— Здравствуйте! Зла я никому не хочу, пусть и мне его не делают.

Человечки все вместе ухнули, словно вздохнули.

Андрюша продолжал:

— Судьба забросила нас в эту страну и разлучила меня с другом! А ваши мордочки такие хитрые, что вы наверно все знаете!

Покуда он говорил, человечки с изумлением подходили к нему, и нашлись смельчаки, которые даже потрогали его ноги.

Потом вся ватага завизжала тонкими голосами, запрыгала возле Андрюши.

— Это человек! Это с земли! — кричали они на разные лады.

Затем, когда порыв радости миновал, они забросали пришельца вопросами:

— Так ли на земле жарко, как здесь?..

— А много ли на земле таких, как он?

— И почему он белый, когда они красные?

— Поведемте его к дедушке! — раздался голос в толпе, и визгливые уродцы ухватили мальчика, кто за что мог, и повели вниз.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

приводит Андрюшу и всех, интересующихся его судьбой, во внутренние покои Вулкана и его дочери Лавы и кончается радостью

После долгих переходов, подъемов и спусков, человечки привели Андрюшу в большую пещеру. Здесь на золотом сиденье он увидел старика огромного роста с лицом, заросшим бородой.

Старик сидел неподвижно, облокотясь мощными руками на гигантский молот, и казался вылитым из меди. Возле него полулежала одетая в сверкающий огнями плащ девушка с прекрасным, улыбающимся лицом.

При входе ватага остановилась, и человечки все сразу заговорили, завизжали, стараясь каждый первым сообщить новость о пришельце.

Старик поднял голову.

— Пошли на работу! — гневно сказал он.

Это было сказано не громко, но мальчику показалось, что задрожали каменные своды пещеры от этого голоса, и он узнал в нем «О, го, го!», услышанное в ночь извержения.

В один миг от приведших Андрюшу не осталось и следа, — только вдали послышалось туканье молоточков, словно множество часов в недрах земли были пущены в ход.

Старик долго смотрел на Андрюшу из-под нависших бровей, а девушка приподнялась, сверкая одеждой и в свою очередь с любопытством разглядывая пришельца.

Андрюша, смотря в стариковы глаза, сказал как и прежде:

— Я никому не хочу зла, пусть и мне его не делают!

— Он умеет прямо смотреть в глаза… Это мне любо, — проворчал старик про себя, а потом обратился к мальчику:

— Сядь здесь и расскажи, как ты очутился на моем острове? Что привело тебя под своды земли — нашей матери?

Андрюша в немногих словах передал всю историю путешествия вплоть до извержения на острове. Когда он заговорил о последней страшной ночи, старик сложил на груди могучие руки и, казалось, не пропустил ни одного слова рассказчика, повторяя иногда:

— Да, да… было так… Это было так!

Когда с печалью в сердце мальчик поведал о разлуке с Катей, девушка вздохнула и тронула незаметно от старика руку Андрюши, точно желая его утешить.

После окончания рассказа старик долго молчал. Наконец он задумчиво проговорил:

— На земле есть такие же смелые существа, как и под землей… Мне это любо! Знаешь, сын человека, — он положил руку на голову мальчика. — Знаешь ли, еще ни один смертный не возвращался из недр земли! Всякий, кто попадет сюда, делается подземным, и никогда уже ему не увидеть солнца. Ты видел малышей, которые тебя привели ко мне, так вот их кожа была такою же белой, как и твое лицо, но огонь сделал их красными, а металлы и камни придавили их рост, и они стали маленькими!.. Теперь ты можешь отдохнуть, а потом и за работу!

— Лава, дочь моя, — обратился он к девушке, — проводи юношу в базальтовый грот.

— Хорошо, отец, — отвечала девушка и направилась к выходу. Андрюша пошел следом за ней.

Едва они вступили в коридор, как сзади в пещере исчез свет, и раздался грохот, словно с горы в пропасть сбросили глыбу камней.

Андрюше казалось, что невероятная сказка снится ему, но его ноги ясно чувствовали острия уступов, по которым он следовал за своей спутницей. Невольный страх начал западать в мысли, когда он вспомнил слова старика…

— Как в могиле, — подумал мальчик, прислушиваясь к раздававшимся глухо шагам.

Его утешал только вид идущей впереди девушки. Освещенная отблесками подземных огней, шла она легко и плавно.

С первого взгляда ее улыбка внушила мальчику доверие.

Андрюша только что хотел заговорить с девушкой, как та сама начала разговор:

— Ты опечален всем тем, что услышал от моего отца, но сейчас печаль твоя пройдет… Следуй за мной сюда!

Они вошли в грот, освещенный нежным голубым светом, с фонтаном, журчащим, как колокольчик.

Девушка взяла Андрюшу за руку и подвела его к углублению в стене.

Андрюша вскрикнул и едва не обезумел от радости.

— Тише, ты ее разбудишь! — шепотом проговорила Лава.

Перед ним была Катя. Положив под голову руку, она спала сладким сном.

Лава продолжала:

— Она столько грустила о разлуке с тобой, что ей надо хорошо отдохнуть… Да и тебе также. Пойдем в базальты, я тебе укажу твое новое жилище, где ты отдохнешь и соберешься с силами и обдумаешь вашу судьбу, а может быть и найдешь спасение.

Андрюша напрасно старался запомнить дорогу до своей пещеры: он чувствовал прилив радости; сказывалась и усталость от его сегодняшнего пути.

Голова кружилась. Мысли путались. Полусознательно вошел он в грот, где было предназначено место для него, не лег, а скорее свалился на первый попавшийся выступ и забыл все.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ,

рассказывающая о письма от Кати, и о том, как была выполнена первая работа для Вулкана

Открыв глаза, Андрюша увидел перед собой красного человечка.

— Долго же ты спал, белый! — сказал уродец. — Я жду тебя, чтоб идти на работу… Вот это тетя Лава тебе прислала.

На каменном блюде были всевозможные фрукты, которые Андрюша раньше встречал на острове. Мальчик с аппетитом принялся за них.

На шкурке одного из них он увидел какие-то черточки: оказалось, это были нацарапанные слова:

— Знаю… Рада… Лава за нас… Катя.

Мальчик обрадовался вести и, захватив в карманы фиников, бодро сказал:

— Ну, пойдем, приятель, я готов!

В большой низкой пещере, куда привел Андрюшу уродец, работа кипела во всю: стучали молотки, вспыхивали огни, дробились камни, и плавились металлы.

Здесь нашего друга снабдили молотом, у которого один конец был плоский, а другой острый.

Заведывающий работами сказал, что белого велено отвести к дедушке, тот сам назначит работу. Спутник Андрюши повел его дальше.

Острием молота мальчик отмечал на стенах каждый поворот.

На вопрос человечка: не хочет ли белый разломать все своды их царства? — Андрюша сказал:

— Приятель, разве не видишь, я оттачиваю молоток!

Уродец похвалил его и очень удивился, как это белый мог так выдумать, когда они, здешние, всякий иступившийся молоток бросают и куют новый.

Вулкана они нашли в золотых сводах на берегу черного, как смола, озера. Старик был в глубоком раздумье и был рад, увидев мальчика, посоветоваться со свежим человеком.

Надо было осушить озеро, а стока для него не было.

— Видишь ли, юноша, стены эти плотны и непроницаемы. Если ты их взорвешь, то сделаешь так много, что моим малышам и во сто смен не сделать!

— Это можно сделать! — бодро сказал Андрюша, так как в его голове уже явился план работы.

— Хоть ты и смелый, но не хвастайся! — сказал Вулкан, недоверчиво улыбаясь.

— В этом можно убедиться, что это не трудно, — ответил Андрюша и стал излагать способ:

— Надо впустить сюда огонь, чтоб испарить озеро. А что касается до взрыва, то за одно этот же пар сделает нам услугу.

— Верно! — сказал Вулкан. — Вот тебе и работа для начала. Бери подручных, сколько хочешь, и валяй! Ей, народу сюда!!

Мгновенно изо всех щелей запрыгали и засуетились красные человечки.

— Вот тебе команда! — сказал Вулкан Андрюше и, приподняв на плечо свой огромный молот, ушел.

Покуда Андрюша обдумывал, человечки то и дело приставали к нему:

— Что делать?.. Белый, а теперь что делать?

— Прежде всего заделайте все дыры и щели, какие здесь есть! — скомандовал мальчик.

Застучали молотки; началась чеканка золотых стен; клались камни, прослаивались золотом, замуравливались отверстия.

Рабочие были изумительны! Что только выделывали они своими крошечными молоточками. Словно по волшебству плющился металл, обделывались камни, пригонялись вплотную один к другому.

Кто-то запищал и все подхватили песню:

Горы строятся над нами,
Море плещет над горами.
В облака взовьется пар,
По лесам пройдет пожар…
Слава Лаве! Деду любо
Под землею делать чудо…

Когда остался один только выход, Андрюша отыскал ближайший очаг, чтоб начать нагревание пещеры.

Огненные языки пламени были проведены к одной из наружных стен. Предстояло выйти из пещеры и заделать наглухо вход.

Когда пришел сгорающий нетерпением Вулкан, заканчивалась последняя закупорка, и дело было готово. Оставалось ждать результата.

Старик пригласил Андрюшу в сталактитовую пещеру, где не переставая спрашивать: скоро ли?

— А может быть, не случится?

Мальчик, сам волнующийся от мысли, оправдается ли его труд, сказал:

— Взрыва, может, и не будет, но от озера ничего не останется!

— И за это тебя отблагодарю, — отвечал старик.

Андрюша еще ничего не слышал, когда Вулкан приложил палец к губам и насторожился:

— Гудит… Слышишь, гудит в золотой пещере?..

Едва он окончил последнее слово, как дрогнули своды, и загремел подземный гром.

Андрюша, оглушенный, присел у ног старика, а тот, потрясая молотом, кричал торжествующе:

— Дальше! Выше! Пробивайся насквозь! Лава, дочь моя, залей море! Зажги землю!!

Вулкан казался безумным от радости.

Перемежаясь с его криками, по пещерам неслись пронзительные голоса красных человечков: визгом праздновали они событие.

Андрюша почувствовал неожиданную свежесть.

В это время толпа уродцев ворвалась к ним, крича:

— Ветер! Дедушка, Ветер идет к нам!.. — и в страхе бросились клубочками к ногам Вулкана.

По коридорам несся протяжный свист, и словно на его крыльях, в пещере явился гневный, прекрасный юноша с бьющимся, как крылья, плащом.

Андрюша вздохнул полной грудью: казалось, юноша принес с собой запах леса, свежесть ручьев.

— Здравствуй, Ветер! — обратился Вулкан к пришедшему: — Расскажи, расскажи мне, что понаделалось на земле и в море от нашей работы? Много ли деревьев ты вырвал с корнем? Много ли кораблей выбросил на берег?

Юноша блеснул очами и сказал:

— Старший из Вулканов, ты знаешь, я отвечаю на каждый твой вздох! Каждое движение твоих недр разношу я по земле, в небеса и на море! Скоро ли за труды мои твоя дочь, прекрасная огненная Лава будет моею?

Вулкан засмеялся.

— Безумный ты, юноша, ты еще так молод, чтобы думать об этом. Дай вот пройдут еще тысячи лет — земля охладится, ты станешь спокойнее, буйство твое уляжется, тогда придешь ко мне, и Лава будет твоей, а теперь уходи на землю, бросай волны, переноси облака туда, где нужен дождь, и распевай свои песенки…

Юноша омрачился, закрыл лицо и с рыданиями покинул пещеру.

— Закройте входы! — приказал старик, и кругом под землей затрещали, застукали молоточки.

— Хорошо ты мне угодил, — обратился он к Андрюше. — За это скоро отправлю тебя к царю подземному, чтоб принял он тебя в мою семью. А вернешься оттуда, без моей указки работу находить будешь. Теперь ступай, отдохни для далекой дороги.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ,

рассказывающая о встрече друзей, о девушке Лаве и о значении золотой пластинки

В одном из коридоров Лава встретила Андрюшу и провела его к Кате.

Трудно описать радость их встречи.

Оба и плакали и смеялись.

— Мы снова вместе, Андрюша! Мы никогда, никогда больше не расстанемся… — повторяла Катя, видя своего друга живым и здоровым.

Не выпуская руки один другого, они стали делиться впечатлениями со времени разлуки.

Девочка рассказала, как она уснула у родника и проснулась в гроте.

Лава стояла в стороне и с улыбкой смотрела на их радость.

— Но как же ты перенеслась сюда? — спросил Андрюша.

— А в этом виновата Лавушка! — воскликнула Катя и бросилась к девушке. Лава нежно приняла ее в свои объятия, и видно было, что они стали большими друзьями.

— Лавушка, милая, расскажи Андрюше все с самого начала! Сядем все вместе втроем, и ты расскажешь!

Рассказ девушки был недлинен.

Накануне извержения, зная заранее, какие произойдут перемены, Лава пошла осмотреть свой любимый остров, где каждая скала и каждый кустик были ей знакомы. Она знала жизнь каждого дерева с тех пор, как, занесенное еще семечком с материка, упало оно на рыхлую почву острова, и до того времени, когда семечко превратилось в могучее растение. И каждого зверька и каждую птицу, обитавших на ее острове, Лава знала. И она пошла попрощаться со многими, которые не выдержат и погибнут.

Так она захватила на память букет пахучих цветов, которыми потом и усыпила Катю.

Разговаривая с птицами, зверями и деревьями, девушка незаметно дошла до родника, где увидела существо, доселе ей незнакомое.

Лаве стало очень жаль спящую девочку, которая могла бы погибнуть, и она взяла ее сюда.

На этом девушка и остановилась.

— Совсем как в сказке, не правда ли, Андрюша? — сказала Катя.

Андрюша согласился.

— Почему же, милые друзья, вам это кажется невероятным? — спросила удивленная девушка.

— Потому что вы живете особенной жизнью, чем люди на земле, — сказал мальчик.

— Но ведь и дерево и каждая травка живут по-своему, и все это существует и не считается сказкой…

На этом разговор, к сожалению, и прекратился, потому что с девушкой что-то произошло.

Она вздрогнула, прислушалась и сказала, что ей надо спешить. Ее одежды заискрились, и она быстро направилась к выходу.

Катя бросилась было к ней, чтоб поцеловать на прощанье, но Лава испуганно сказала:

— Не подходи! Не подходи, милая, тебе будет больно…

И ушла.

Наши друзья сейчас же занялись вопросом о возвращении на землю, на материк, а оттуда на родину.

Не взирая на доброту Лавы и успех Андрюши у Вулкана, эту мысль они считали главной, и с ней мальчик засыпал и просыпался.

Андрюша одно мог сообщить утешительное, что он изучает подземный мир с его ходами, чтобы открыть путь, ведущий под морским дном на материк, и что ему уже много удалось сделать для этого.

С этими словами он вынул из кармана своей курточки найденную им золотую пластинку.

— Посмотри на эту дорогую вещицу!

Катя очень внимательно рассмотрела исчерченную дощечку, но не могла понять, какое отношение она имеет к их спасению.

Андрюша рассказал секрет этой вещи, — как он нашел ее и припрятал, как доказательство, что на острове есть человеческое существо.

Вначале и для него самого не было понятно ее значение, но теперь, изучая подземные ходы и очаги огня, он очень был доволен находкой.

— Видишь, Катя, вот эти перекрещивающиеся линии, это не что иное, как план владений Вулкана — эта дощечка и помогла мне очень подробно разузнать здешние улицы и закоулки!

— Понимаешь, как все это просто, — и он начал объяснять другу: — Я узнал по острову страны света, когда я был в «котловине», а теперь с моим компасом мы и здесь не потеряемся! Вот, например, смотри, сейчас мы находимся как раз под «Прилетом»!

Катя встрепенулась радостно:

— Ах, милый Прилет! Как там было хорошо, Андрюша: солнце и зелень, и берег, усыпанный раковинами… А наш домик!..

У нее на глазах показались слезы.

— Там было бы очень удобно жить… Мы бы устроили большую лодку и добрались бы до земли…

— Андрюша! — с засветившимися глазами воскликнула Катя. — Что может быть лучше земли!.. Когда светить солнышко и поют птицы!..

Слезы полились градом по ее лицу.

Андрюша пожал руку Кати, и ему стало грустно. Он так ясно представил себе зеленеющую землю, залитую лучами солнца…

Под землей раздалось сотрясение, послышался гул. Катя испуганно прижалась к другу. После этого по коридорам понеслись крики человечков.

— Готово!.. Готово!.. Заделывай дыры… Спешите наверх!!

Опять раздался гул, и наши друзья испытали такое ощущение, точно они спускаются на подъемной машине.

Андрюша поймал одного из уродцев.

— Что случилось? — спросил он.

— Дело сделано! — радостно ответил красный. — Снизу расковырялась дырища огромная, и мы теперь сажень на сто в нее ухнули!

— А остров? — вскричал Андрюша.

— Какой остров? — сказал уродец, взмахивая ручонкой. — И шапка-то дедова в воду ушла, едва-едва жерло заткнули…

Проговорив это, человечек побежал дальше.

— Поблагодарим Бога, Катя, что мы не на «Прилете», — сказал Андрюша, вернувшись к подруге.

И действительно, теперешнее их положение было куда лучше, чем если бы друзья были еще на острове.

— Теперь вся надежда на путешествие к подземному царю, — сказал Андрюша, прощаясь с Катей и желая ей спокойной ночи…

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ,

рассказывающая о новой разлуке и об удобствах и неудобствах путешествия к Царю подземному

После описанного выше происшествия, во владениях Вулкана настал некоторый отдых. Катя грустила еще сильнее, и она созналась другу, что ей нездоровится. И правда, ее лицо осунулось, глаза впали. Она жаловалась на боль в груди, от которой трудно было дышать.

Ясно, что отсутствие свежего воздуха и солнца давали себя знать. Постоянное красное освещение от огня утомило зрение. Андрюша чувствовал это на самом себе, но будучи более крепким, чем Катя, и занятый физическим трудом, он легче переносил условия новой жизни, — да к тому же бодрился перед подругой.

В один прекрасный подземный день Вулкан позвал Андрюшу и сообщил ему, что теперь он отправит его на поклон к царю. И чем скорее мальчик вступить настоящим членом в семью подземного мира, тем лучше.

— А теперь, — прибавил старик, — ступай отдохни и подкрепись для далекой дороги.

Идя к Кате, Андрюша волновался и радовался предстоящему путешествию, потому что вся надежда была на него.

— Ну, дорогой мой друг, судьба наша решается, — сказал он девочке. — Мне предстоит очень важная дорога, от которой зависит наше спасение: или я упрошу подземного владыку дать нам свободу, или мы убежим отсюда и так или иначе увидим солнце!

— Мы опять расстанемся? — воскликнула Катя.

— Я тебе обещаю, что это будет в последний раз! Все равно, если нам будет суждено умереть — мы и умрем вместе! — горячо сказал Андрюша, обнимая Катю.

На этом наши друзья распрощались…

__________

Оставшись один в своем гроте, Андрюша принялся за приготовления к дороге — они были не велики: в один карман он положил пригоршню фиников, а в другой — компас, складной ножик и золотую пластинку…

Едва он успел вздремнуть, как его разбудил красный человечек:

— Пора в дорогу! — завизжал он над ухом. — Уже приятели молоточками застучали, а ты все еще спишь!.. Вот тебе и одежда для дороги.

Андрюша удивленно посмотрел на дорожный костюм: это был скорее стеклянный чехол какой-то, а не одежда, но человечек быстро облачил мальчика в стеклянные доспехи, на голову пристроил такой же колпак вроде того, каким у нас сыры покрывают, а на ноги надел что-то, похожее на бутылки.

Несмотря на такую несуразность, Андрюша сразу почувствовал себя очень удобно: было легче дышать и свободнее двигаться.

— А как тебя зовут? — спросил Андрюша своего провожатого.

— Куда? — спросил в свою очередь человечек.

— Не куда, а как? Имя твое какое?

— Имя?! А я не знаю… — грустно сморщив рожицу, сказал уродец.

— Ах ты, чудной, право… Пойми, вот, например, ты пошел отсюда, а мне надо, чтоб ты вернулся…

— А-а!.. — сообразил наконец-то красный. — Так ты и кричи — гей!!

Так Андрюше и пришлось назвать Геем своего спутника, с которым они направились в середину земли.

Довольно скоро по золотой дощечке Андрюша узнал, что здесь план обрывался, и они вступили в новые области.

Гей, казалось, не обращал на это внимания.

Первый отдых их был в гроте, одна стена которого была из горного хрусталя. Сквозь эту стену лился зеленый свет и отражался зайчиками на сводах.

— Вот оно — океаново дно, — сказал Гей, усаживаясь на камень.

Только после этого замечания Андрюша рассмотрел за хрусталем движущиеся тени: то были рыбы и морские чудовища. На Андрюшу уставились глаза спрута-осьминога, за ним проплыл меченосец, стукнулся в прозрачную стену хрусталя и стрелой помчался кверху. Кораллы и растения-животные образовали подводный лес, в корнях которого ютились морские гады и огромные раковины.

— Вот та необъятная пустыня воды, над которой мы летели… — думал Андрюша.

— А вдруг хрусталь не выдержать, и в эту воронку хлынет океан?!

— Ого, — сказал на это Гей, — у хрусталя большая толщина и крепость! Он только чистый такой, что все насквозь видно…

По вычислению мальчика они находились к востоку от вулкана.

— А что здесь над нами? — спросил он спутника.

— Здесь отвесный берег наружной земли… Говорят, очень большой кусок! — ответил Гей.

Теперь они спускались мрачным коридором, которому, казалось, нет конца.

После долгого пути Гей остановился.

— Слышишь, гудит там?

— Что это? — спросил Андрюша.

— А это племянник нашего деда. У него дочь совсем еще маленькая — наружу не выходит, — ну, и приходится под землей пары перегонять… А это, видишь, дыра, — это, говорят, на самый верх ведет… А мы теперь ударимся вниз, — говорил Гей.

Едва Андрюша успел отметить на другой стороне золотой дощечки указанный путь наверх, как они очутились перед темною щелью.

— Тут есть и другая дорога, — сказал Гей, — но мы напрямик пойдем, гораздо короче будет. Делай то же, что и я!

Человечек лег на бок у края щели и чуть успел крикнуть: — «Закрой глаза и за мной!» — как покатился в темноту щели.

Андрюша призадумался. Потом крикнул в отверстие.

— Э-ге!! — отозвалось глубоко на дне.

— Мне, право, как-то не хочется сломать себе шею! — крикнул мальчик опять.

— Вот, смешной! Ведь на тебе колпак надет, — пищал Гей снизу, — разве в колпаке разобьешься?!

Несмотря на успокоение, Андрюша все-таки попробовал спуститься по-человечески, но его нога поскользнулась, дыхание на миг занялось, и он полетел вниз.

Показалось даже приятным это падение: он чувствовал себя легким, как резиновый мячик; только слегка позванивала его стеклянная оболочка, ударяясь о выступы.

Очутившись на полу, он сразу поднялся на ноги и весело сказал:

— Вот так чехол! Летать у вас здесь не умеют, а падать очень приятно в этом халате!

— Летать нам не приходится, — серьезно отвечал Гей, — ведь летают кверху, а у нас везде потолки — еще разобьешься.

Некогда было размышлять о только что испытанном, — предстояло еще более необычайное для Андрюши путешествие.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ,

продолжающая знакомить читателей с путешествием Андрюши в середину земли

Дорогу путникам преградил нефтяной поток, с ревом падавший вниз и крутившийся воронкой.

— Теперь уже близко, — сказал Гей. — Проделай то же, что и я, и мы здорово подвинемся.

При этих словах человечек собрался было нырнуть в воронку.

— Да! — спохватился он. — Не забудь, белый, нос закрыть, а то нефти нахлебаешься, отрыжка потом будет! — И проговорив это наставление, исчез в нефтевороте, только и видно было, как сверкнули его крошечные ножки.

Андрюша поморщился, предвкушая керосиновую ванну, но делать было нечего, и он нырнул за приятелем.

Впечатление было такое же, как если бы мальчика бросили с горы закупоренным в горшки с жидким тестом. Это бултыханье было очень долгим; казалось, Андрюша успел выспаться за это время.

Открыв глаза, он увидел, что Гей чистит ногтями свои щетинистые волосы, в которые забралась маслянистая нефть.

— Правда, хорошо прокатились? — окликнул его Гей, продолжая, как скребницей, царапать свою шерсть.

— Да, — согласился Андрюша. — Хороший костюм выдумали здесь.

— Плох ли! У нас здесь все хорошо! — с гордостью сказал Гей. — Вот если бы ты снял с твоих ног эти бутылки и попробовал пройтись по этим камням, так от подошв твоих одни бы угольки остались. Смотри ка!

Гей плюнул на камень: слюна зашипела, как масло на плите, обращаясь в пар.

Андрюша убедился, какая страшная жара царила на этой глубине земли — его золотая пластинка гнулась, как воск — и только стекловидная одежда спасала его тело.

— Да, — сказал снова человечек. — У нас здесь очень, очень хорошо! — и нежно вздохнул, лаская рукой раскаленные камни.

— И металлы у нас крепкие, и огонь горячий, и вся земля-мать под руками, — каждый вздох ее слышен.

По глазам человечка Андрюша увидел, как тот глубоко любит свою мрачную родину, гордится и радуется ей.

Меченосец-рыба, наверно, также любит глубины вод, как Гей свои подземелья, как Андрюша и Катя любят зеленеющие поля и леса, небо и солнце их надземной родины.

— Мы теперь совсем близко, — прервал его размышления Гей, — пойдем!..

Стали попадаться драгоценные камни — они сияли из грунта своими гранями. Изумруды, рубины и много других неизвестных мальчику камней казались цветами волшебного сада.

В это время пронесся протяжный звон, будто великим постом к обедне зазвонили.

— Ну вот, — сказал Гей. — Царь за обед садится. Придется обождать. Отдохнем покуда.

Сидели довольно долго…

— Гей, дружок! — крикнул кому-то вверх человечек и поманил пальцем.

Подняв лицо, Андрюша увидел на сводах человечка, шедшего головой книзу, как муха на потолке.

На зов Гея человечек, который был ему под пару, быстро спустился по стене к сидящим.

— Дедушка прислал к хозяину жителя наружного на поклон, — сказал Гей. — Скоро ли можно туда?

— Царю-хозяину губы вытирают! — скороговоркой выпалил человечек и тем же путем исчез, головой вниз пробежав над сидящими.

— Как это он ходит? — спросил Андрюша.

— Ты, белый, словно из деревни приехал! — воскликнул Гей. — Ходит он, как и мы с тобой!

— Головой-то вниз?!

Человечек, видимо, даже рассердился на последний вопрос.

— Чудак ты большой, какой же тебе тут низ, раз мы в середке земли находимся!

И взяв его за руку, Гей прогулялся с мальчиком по стенам и по сводам.

Когда они были на сводах, место, где они сидели перед этим, оказалось потолком, когда они шли по стене — стена оказалась полом.

Пробежал второй человечек и объявил, что царю руки моют.

Наконец, раздался звон, будто забарабанили в разбитые чугуны…

— Теперь пойдем! — сказал Гей.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ,

о чудесной жизни Земли, о мудрости доброго Царя, дающего свободу друзьям нашим

Едва приятели завернули за выступ, как перед Андрюшей развернулось невиданное до сей поры зрелище.

Он очутился в огромном алмазном гроте, сияющем всеми цветами, от голубого, небесного цвета до желтого, подобного чистому липовому меду.

В глубине грота на таком же алмазном троне сидел подземный царь и держал в руках драгоценный шар, сверкающий, как солнце.

Когда зрение привыкло к сиянию, Андрюша поражен был чудесами, которые происходили снаружи и внутри этого шара.

Это была сама Земля! На поверхности зеленели леса и поля, текли реки в песчаных отмелях и впадали в моря; горы и долины бороздили лицо Земли; в океанах отражались проходящие облака и звезды. Пробегающая по шару тень была сменою дня и ночи. Внутри шар прорезывался каналами, в которые то врывались потоки воды, то струи огня сменяли их, выбрасываясь на поверхность. Каналы направлялись вовнутрь шара к его середине, где было сердце Земли, которое билось и трепетало, как птичка.

К удивлению своему Андрюша заметил, что его собственное сердце билось одновременно с земным.

Царя окружали подземные мудрецы и неустанно следили за переменами, происходящими снаружи и внутри драгоценного шара, и делали отметки в золотых книгах, сравнивая то, что уже было, с наступившим.

В этом алмазном доме было тихо, и только время от времени раздавались замечания ученых, плохо понятные Андрюше:

— На солнце упала комета…

— Каналы работают усиленней…

— Это действует на сердце Земли…

Наконец царю доложили об Андрюше; он велел подвести его к себе и обратился к нему:

— Слышал о тебе любезные вещи от нашего верного слуги — дедушки Вулкана Первого. Скажи мне, сынок, доброй ли волей проник ты в наше царство и знаешь ли, что отсюда не выйдешь?

— Добрый царь, — отвечал Андрюша, — зла я никому не хочу, пусть и мне его не делают! Я счастлив от всего того, что здесь увидел, оно помогло мне переносить печальную судьбу, лишившую солнечного дня меня и моего друга — Катю. Увидев твои владения, я еще больше полюбил Землю. Хорошо, я останусь здесь, но кто же расскажет другим детям о том, что я нашел здесь, чтоб и они все полюбили мать-Землю?

— Надо любить Землю, — словно про себя проговорили мудрецы в один голос.

— А еще, добрый царь, — продолжал Андрюша, — хорошо, ты исполнишь твой мудрый закон, мое тело станет красным от огня и маленьким от давления металлов, я буду ковать моим молотком, как и все твои верные работники, я забуду как светит солнце, как шумит лес, но, добрый царь, что станет с моей подругой? Уже и теперь ее лицо побледнело, и погас блеск ее глаз, а скоро подземная жизнь и совсем сломит ее силы! Ведь ей надо дышать свежим воздухом и резвиться на солнышке, потому что она моложе и слабее меня… Позволь тогда спасти ее, отвести на поверхность, а я возвращусь сюда, чтобы исполнить твою волю!».

Андрюша смолк от волнения.

Царь задумался, и ученые опустили седые головы.

Потом царь обратился к ним:

— Были ль в нашей истории подобные случаи?

— Да, царь, — отвечали мудрецы. — Например, Данте Алигьери спускался к нам, чтобы рассказать для своих братьев «Божественную комедию», и мы отпустили его…

Подземный царь задумался снова.

Андрюша замер, ожидая решения судьбы.

Ученые также молчали, и в тишине только слышался трепет драгоценного шара.

Царь оторвался от размышления и сказал, обращаясь к мудрецам:

— Кажется ли вам, что юноша прав?

— Да, царь, — отвечал самый старый из них. — Потом, когда он станет взрослым, он вспомнит и поймет все виденное здесь и будет хорошим сыном Земли-матери и не будет печалить ее дурными поступками.

— Пусть будет так! — сказал царь.

— Ты свободен, мальчик, — обратился он к Андрюше. — Подземная стража тебя не задержит… Но знай, что при выходе от нас никто не вправе оказать тебе помощь — делай все сам…

От радости Андрюша не мог сказать ни одного слова. От мысли, что он и Катя свободны, у него потемнело в глазах.

И только теперь он увидел возе себя старейшего из окружающих царя.

Мудрец поднял руки над головой мальчика и сказал:

— Земля, великая мать всех живущих на тебе и внутри тебя! Великая мать огня, воды, металла, камня, растений, животных и человека, твоего любимого сына! Разреши этому мальчику и его подруге снова вернуться на твою поверхность и сними с них подземные чары!

Проговорив это, мудрец подвел Андрюшу к драгоценному шару.

— Теперь посмотри в последний раз на самое чудесное, что ты увидел здесь, мальчик!..

Андрюша устремил взор на земное сердце, В тот момент в шаре сверкнула молния, своды алмазного грота затряслись, и мальчик потерял сознание.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ,

рассказывающая о перемене под землей, о тяжелых минутах, пережитых друзьями, и о спасении их

Очнувшись, Андрюша увидел себя лежащим на берегу подземного озера. Дышалось тяжело. Вода капала сверху и со стен.

Думая найти возле себя Гея, он окликнул его.

Раздалось гулкое эхо его же голоса.

Мальчик быль один в этой тюрьме. Напал страх. Сунувшись в одно из отверстий, Андрюша почувствовал оттуда веяние одуряющего газа.

После многих бросаний ему удалось очутиться в широком проходе, где легче дышалось. Надо ли говорить о радости мальчика, когда каким-то чутьем он достиг пещеры из горного хрусталя на морском дне! Радость была тем сильнее, что нефтяная река осталась сзади, он ее обошел и теперь мог руководиться планом на золотой пластинке.

Двигаясь уже значительно быстрее, мальчик, наконец, вступил в хорошо знакомые ему владения Вулкана.

Его поразила тьма и тишина этих мест, которые он покинул такими оживленными. Приходилось двигаться почти ощупью: ярко освещенные когда-то пещеры окутаны были непроницаемой тьмой и безмолвием.

Вот он в коридоре, ведущем к пещере Кати. Еще не дойдя до входа, мальчик услышал тихие стоны. Страшное предчувствие толкало его вперед, и когда он ворвался в темноту и напряг все свое зрение, он увидел ужасную картину.

Катя, заброшенная, одна, лежала на голых камнях этой тюрьмы. В затхлом воздухе, на покрытом плесенью полу, она казалась совсем умирающей, она была в бреду и еле слышно стонала. Некогда было ни предаваться отчаянию, ни думать о чем другом, как только о спасении бедной Кати.

Андрюша бережно взял своего друга на руки и не пошел, а скорее побежал с дорогой ношей знакомыми ходами подземного мира.

Он знал одно место возле золотого грота, где был родник, падающий сверху, возле которого дышалось легче.

Здесь он смочил лицо Кати и влил в запекшиеся губы девочки несколько капель воды. Она не приходила в себя, но ее стоны прекратились, и дыхание стало более ровным.

Снова подняв ее на руки, Андрюша направился бесконечными лабиринтами подземелий, то и дело справляясь по золотой пластинке, избирая путь к выходу, о котором ему говорил Гей.

Он чувствовал, как ноги его деревенеют, немеют руки, и он прилагал все усилия, чтоб не свалиться и не умереть возле своей подруги, расставшись навсегда и со свежим воздухом, и с солнцем.

Но судьба не желала погибели наших друзей.

Как пчела, закрытая в темноте, устремляется в оставленную хотя бы самую крошечную щелку света, так и Андрюша почувствовал дыханием тонкую струю воздуха и, внимая этой чудесной вести, он все радостнее и радостнее предвидел выход, и его грудь шире и глубже вдыхала целительный аромат надземного мира.

О, радость! Впереди засияло отверстие! Уже можно было различить цвет неба. Мальчик задыхался от восторга. Еще ближе!

И вот, наконец, между высоких отвесов, как в колодце, над ним раскинулся шатер звездного неба. И после тьмы подземелий оно казалось светлым как днем.

Андрюша бережно опустил на землю теперь уже спящую глубоким сном Катю, и первое, что вырвалось из его сердца — была молитва. Слезы сами собой потекли из его глаз — слезы радости и восторга.

Укрыв Катю своей, почти в клочья истрепавшейся курточкой, Андрюша едва только сам коснулся земли, как сейчас же заснул, — в первый раз за долгое время надземным сном с полной грудью небесного воздуха.

Жизнь, полная забот и лишений, приучила Андрюшу вставать рано. Еще только заалело небо, он был на ногах, радостный и спокойный.

Катя еще спала, на ее лице, освещенном высокой зарей, начался легкий румянец; прошла и у Андрюши усталость от тяжелого мытарства накануне, тайные подземелья оставались сзади. Здесь, в благодатном колодце, росла кое-где трава. Сверху по камням струился ручеек, и Андрюша жадно припал к воде.

Тем временем Катя открыла глаза.

Она долго лежала, устремив их к небу, где догорали предрассветные звезды. Девочке казалось, что это сон, и она боялась пошевельнуться, чтоб не отогнать отрадное видение и не проснуться снова в сырой тьме подземного грота… Даже казалось, что дышится легко в этом прекрасном сне.

Утолив жажду, Андрюша тихо подошел и заглянул в лицо спящей.

Увидев его, Катя вскрикнула, быстро поднялась и бросилась к другу, словно спасаясь от кого-то и прося защиты.

— Катя, мы спасены! Посмотри — там небо, настоящее небо!

Чтоб успокоить, Андрюша подвел ее к роднику и смочил ее лицо водой, и девочка пришла в себя.

— Андрюша, неужели это не сон? Мы спасены? Это настоящая травка?! — и Катя упала на колени и стала целовать траву, ласкать каждый ее листочек, смеялась и плакала от радости.

Андрюша молчал, внимая восторгу подруги, и в его душе была такая же светлая радость, которую только и можно было выразить слезами… В его кармане нашелся еще с десяток фиников, и друзья уселись к роднику позавтракать, и казалось это им пиром, праздником и ликованием.

Катя рассказала, что с ней было за эту последнюю разлуку.

После ухода Андрюши к ее нездоровью прибавилось еще беспокойство за его судьбу. Казалось, что он больше не вернется, или что она его не дождется. Катя чувствовала, как ее силы уходят, и дышать становится все труднее.

Добрая Лава почти неотлучно была с ней. Всячески утешая девочку, она приносила ей самые красивые камушки, рассказывала про свою жизнь, но Кате становилось все тяжелее и печальнее.

Однажды ей показалось, что своды ее пещеры рушатся, что вот-вот они готовы раздавить ее и схоронить навеки… Послышался оглушительный грохот, в страхе девочка бросилась к Лаве, под ее защиту, и прижалась к ней. И в это время произошло самое страшное: добрая Лава, которая всегда была такая ласковая, застыла, ее глаза помутились, неподвижно уставясь в одну точку, ее руки стали твердыми, и Катя увидела себя прижавшейся не к девушке Лаве, а к холодному красному камню. Одновременно с этим погас свет. Полная ужаса, девочка почувствовала, что она задыхается, умирает в этой страшной тьме… И вот только здесь она пришла в себя.

Андрюша рассказал о своем, пережитом за это время.

— А теперь, вот все наше богатство, — закончил он, вынимая из кармана складной ножик, компас и пластинку с планами.

— Но вот, Катя, где наше бесконечное богатство! — радостно произнес он, показывая кверху.

Катя схватила Андрюшу за руки, закричала с восторгом:

— Небушко! Небушко! Синее небушко!! — и друзья завертелись волчком, как самые последние отчаянные ребятишки, повторяя одно и то же:

— Синее небушко! Синее небушко!..

И таким беспокойным манером, припрыгивая и распевая «Небушко!», они направились отыскивать место, где было бы не так круто подняться наверх.

Им было решительно все равно, что их ожидает на земле, и в какой стране они вылезут на свет Божий.

И вот наконец-то их звонкие клики огласили раскинувшуюся под ногами широкую равнину и лес, и сияющее море. Вся земля залита была восходящим солнцем, встречала и приветствовала, словно вновь родившихся, Андрюшу и Катю.

Дети готовы уже были броситься на пушистую траву, резвиться, валяться в ней, подобно молодым козлятам, если бы сейчас же не подкараулило их новое приключение.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ,

в которой мы узнаем, что не только природа, но и люди встречают наших друзей, и что людоедство — не обязательное занятие для чернокожих

На второй площадке от выхода, дети увидели украшенного перьями черного человека, который что-то забормотал, поднял руки к небу и склонился почти до земли. Затем он начал кричать кому-то вниз.

Через миг оттуда поднялись еще несколько таких же людей.

Все они заговорили, заахали, зачмокали губами и, также подняв руки, склонились перед пришедшими и так повторили несколько раз.

Затем некоторые из чернокожих приблизились к детям и стали трогать и гладить их ноги.

Когда Катя сделала испуганное движение, черные осклабили белые, как снег, зубы, показывая всеми знаками свое расположение.

— Не бойся, Катя, — сказал Андрюша, — видишь, эти добрые ребята никогда не встречали белых…

— Здравствуйте! — обратился к ним мальчик. — Из всего видно, что вы пришли приветствовать наше возвращение — это очень похвально с вашей стороны! Мы ваши гости!

Пока он говорил, чернокожие закрыли лица руками и шептали что-то про себя. Затем все они, кроме старшего, быстро спустились с холма и направились в ближайший лес. Старший стал говорить, усиленно жестикулируя и показывая на пещеру, откуда наши друзья пришли.

— Вот оно что! — вскричал Андрюша, обращая внимание Кати на убранство входа в пещеру, украшенного зеленью, ожерельями из морских раковин и перьями птиц. — Если не ошибаюсь, они нас приняли за выходцев с того света!

— Мне тоже кажется, что они здесь кого-то ждали, — сказала Катя, а потом тихо и неуверенно спросила:

— А не скушают они нас?

Андрюша засмеялся.

— Много ли в нас толку! — сказал он. — Посмотри, как мы отощали!

Девочку это не успокоило:

— Но они нас накормят!

— Хоть и откормят, а не съедят. Посмотри, ни в пещере, ни на самих чернокожих нет ни одной косточки.

— Но как же, — не унималась Катя, — если они чернокожие и не едят людей, так чем же они занимаются?..

В это время дикари вернулись с носилками, наскоро сделанными из бамбука и покрытыми пальмовыми листьями. Они знаками пригласили на них Андрюшу и Катю.

Когда дети уселись господами на мягкие сиденья, четверо черных, из более рослых, подняли носилки и, сопровождаемые остальными, стали спускаться в долину.

Несколько человек шли впереди, плясали и пели что-то, совсем уже непохожее на песню: это было скорее завывание молодых щенков, хотя поющие и делали при этом самые нежные гримасы и добродушно скалили блестящие зубы.

Процессия вступила в лес. Здесь навстречу ей вышла целая толпа чернокожих с возгласами и трескотней. Ребятишки кувыркались вокруг носилок, крича и захлебываясь от восторга.

Словом, такой был шум, что им заинтересовались и лесные жители: целое стадо обезьян сопровождало по сучьям деревьев идущих, они свешивались на хвостах, корчили сквозь листву забавные мордочки, бросали вниз листья и всячески старались выразить какое-то деятельное участие, как и люди…

Но вот среди леса начали попадаться домики из плетеного тростника, словно игрушки, расставленные по дороге. Из каждого такого шалашика выходила чернокожая хозяйка и кланялась.

Наконец, на берегу лесного озера показалась и самая деревня, утопающая в зелени, отражающаяся в воде тростниковыми домиками.

На берегу сушились сети, а легкие, как скорлупки, лодки колыхались между прибрежными камышами.

— Как здесь хорошо! — воскликнула Катя.

— Здесь как в раю! — снова воскликнула девочка, показывая на стаю черных лебедей, плывших озером. Другая стая охорашивалась на берегу, расправляя клювами упругие крылья.

Носилки остановились перед самой большой хижиной из разноцветного тростника.

Один из старших отдернул циновку у входа и пригласил Андрюшу и Катю следовать за ним.

Здесь он показал знаками нашим друзьям, что домик и все, что в нем находится, это для них, и удалился.

Первое, к чему приступили Андрюша и Катя, была еда, так как заботливые руки приготовили здесь целое пиршество: тут были всевозможные фрукты, сушеная рыба, кокосовое молоко и тонкие лепешки из хлебной пальмы и — всего не перечесть.

— Признаться, этого даже я не ожидал! — весело воскликнул Андрюша, принимаясь за кушанья.

— А я так ожидала совсем другого! — созналась Катя и последовала примеру друга.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ,

о жизни островитян, об изучении языка, об истории острова Аойи и о многом другом, не менее интересном

На утро, с началом восхода солнца раздался гогот лебедей; это было словно сигналом для начала дня: селение проснулось. Пошли за водой чернокожие девушки с глиняными кувшинами. Юноши складывали в лодки сети, и гуськом направились тростниковые скорлупки к взморью. Лебедки выходили из своих гнезд и шумно слетались к озеру.

Девушка принесла нашим друзьям воды, свежих лепешек и фруктов. Следом за ней в хижину вошел старейший племени и приветствовал Андрюшу и Катю. Начался рабочий день и для них.

Одна мать принесла едва начавшего ходить ребенка, страдавшего от глубокой занозы в пятке. Андрюше пришлось стать доктором и, при помощи ножика, ему удалось извлечь острие.

Другой повел его спросить совета на счет новой лодки — выдержит ли она волны.

К Кате в свою очередь пришли девушки и дети и повели ее к своим работам: к плетениям из тростника, к деланию ожерельев из раковин, к собиранию плодов и фруктов.

Только возле полудня Андрюша освободился от обязанностей и вместе со старейшиной отправился на осмотр страны.

Страна оказалась сравнительно небольшим островом, заброшенным среди океана. Средство к возвращению отсюда на материк оставалось одно — это постройка парусного судна.

Надо было изучить язык окружающих, чтоб воспользоваться их советом и помощью.

Андрюша немедленно приступил к этому.

Взяв камень, он спросил старейшину знаками, как называется камень, потом показал на море, и так далее.

Возвращаясь домой, Андрюша уже знал, что его спутника зовут Та-ха, остров называется Аойя.

Катя рассказала о том как плетут здесь сети и добывают нити из моченой коры.

— Вот так и мы сделаем парус для нашего будущего корабля! — вскричал Андрюша.

__________

С каждым днем Аойцы все более привязывались к нашим друзьям и, наоборот, дети все больше узнавали о том, какие добрые, ласковые люди их окружали, и в свою очередь полюбили их, особенно теперь, когда Андрюша начал понимать их язык.

В одну из прогулок Та-ха рассказал мальчику историю острова Аойи.

— Когда-то земли было больше, чем моря. Жил тогда на большой земле счастливый народ, всем на земле пользовавшийся, кроме огня. Но захотелось народу воспользоваться и этой силой. Тогда явился человек Аойя, отправился в пещеру богов, — откуда вышли Андрюша и Катя, — и принес оттуда зажженную палку.

Все стали брать этот огонь и увидели, что он был необходим для всего народа: на огне стали варить пищу, обжигать горшки, и для многого он стал необходим и полезен.

И огня развелось так много, что народ перестал его чтить и перестал беречься его.

И случилось так, что от неосторожности зажглись леса, и вся большая земля объята была пламенем. Погибла зеленые рощи с поющими птицами, пересохла в ручьях вода. Боги рассердились за это на людей, и вот тогда вся большая земля затряслась, из нее вырвался огонь богов, который вскипятил море, и большая земля потонула в море, и остался только этот остров, а на нем только Аойя, его жена и дети.

Тогда Боги сказали: ты Аойя — это значит «последний», и твоя земля также Аойя — также «последняя», и ты, и страна твоя погибнете от огня.

Наступить это тогда, когда в страну твою явятся живые боги, — много богов.

Андрюша вспомнил судьбу их первого вулканического острова, и ему стало жаль добрых, доверчивых, как дети, Аойцев.

— Надо выстроить много больших лодок, — сказал он, — на которых весь народ мог бы спастись, в случае извержения, и добраться до другой земли.

Та-ха на это печально покачал головой:

— Другой земли нет, о, священный дух пещеры! — сказал он.

Андрюша улыбнулся над его неведением и над тем, что их продолжали еще считать выходцами с другого света…

На острове началось тропическое лето. Ребятишки со всей деревни не вылезали из воды по целым дням, а невдалеке от них молодые и старые обезьяны такого же цвета, как люди, бултыхались в озере, подражая детям.

Андрюша и Катя купались в море, к чему приучили юношей и девушек Аойских.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ,

рассказывающая о невероятной «рыбе», приплывшей к острову Аойи, и о том, кого эта «рыба» привезла с собой

Однажды среди глубокой ночи Андрюшу разбудили взволнованные голоса снаружи.

Мальчик прислушался и разобрал среди шума крики:

— Огонь идет!!

Решив, что на острове пожар, он быстро поднялся к выходу. Здесь Андрюша столкнулся с Та-ха, который, запинаясь от волнения, сказал:

— О, дух пещеры!.. Мы погибаем… С моря на Аойю идет огонь! Много огней! Пойдем с нами и ты увидишь, что ожидает нашу страну.

Когда Андрюша, окруженный толпою смятенных островитян, шепчущих заклинания, и плачущих женщин, пришел на берег океана, он вскрикнул, пораженный увиденным.

Не давая никаких объяснений, он крикнул, что сейчас же надо устроить на берегу большой костер, и сам первый бросился на поиски сушняка.

Аойцы, молодые и старые, все принялись за работу, и мигом была натаскана огромная куча хворосту.

Андрюша сам принялся высекать огонь. Другие юноши в свою очередь стали тереть куски сухого дерева для добычи огня.

Вскоре запылало большое пламя костра, осветившего остров.

Андрюша побежал в хижину к Кате, чтобы разбудить ее и сообщить поразительную новость.

— Мы спасены, Катя! — вскричал он. — Пойдем к морю!

Девочка, привыкшая не расспрашивать, а следовать за другом, быстро присоединилась к нему.

Как только они достигли открытого места, где виден был океан, Андрюша указал на горизонт.

— Корабль! — вскричала Катя.

Они оба быстро спустились к костру, где уже были все жители.

Видя скорее радость, чем испуг, на лицах пещерных духов, Аойцы также успокоились, и их страх сменился любопытством.

Чтоб сделать огненный сигнал яснее, Андрюша придумал сплести из бамбука и листьев нечто вроде заслонки. И этим щитом стали открывать и закрывать свет пламени по тому направленно океана, где виднелись далекие, ровные светлячки корабля.

После этих сигналов вдали над светлячками вспыхнул яркий луч прожектора, осветил полосу неба и упал на остров.

Было ясно, что сигналы замечены.

Наши друзья чувствовали, как нетерпеливо бьются их сердца.

Зоркие глаза островитян рассмотрели движение огней, а когда наступило утро, общий крик Аойцев огласил остров.

— Рыба плывет к нам!! Небывалая рыба!!

И Аойцы не знали, радоваться им или страшиться ее приближения.

Андрюше стоило большого труда объяснить этим большим добрым младенцам, что это такое приближается к острову, но когда они узнали, что на этой большой лодке, или рыбе, много таких же, как Андрюша и Катя, островитяне всячески стали выражать удовольствие тому, что все пещерные духи полюбили страну Аойи: ребятишки закувыркались колесами по берегу, а взрослые захлопали в ладоши…

Когда взошло солнце, от корабля отделилась шлюпка и направилась к острову.

По мере ее приближения, наши друзья разглядели в ней шестерых гребцов, рулевого и господина с подзорной трубой в руках. На шлюпке развивался белый флаг, говоривший о мирных намерениях пассажиров.

Когда шлюпка подъехала ближе, господин отнял от глаз подзорную трубу.

— Катя, Катя! — вскричал вне себя от удивления Андрюша. — Посмотри на этого господина, Катя!

Девочка растерялась:

— Андрюша! Да разве это может быть!? Неужели это он?! Он самый?! — залепетала Катя…

Хотите верить или не верить, дорогие читатели, но это был действительно он, самый настоящий, рыженький старичок, хозяин «Путника», которому когда-то не посчастливилось с полетом, но который все-таки осуществил свою поездку для изучения стран и морей.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ,

заключительная, рассказывающая о судьбе острова Аойя и о пути на родину наших друзей

На этом можно было бы и кончить наш рассказ об удивительных приключениях Андрюши и Кати: конечно, их с радостью примут на корабль и, конечно, благополучно довезут до дома, — если бы нас не интересовала судьба милых Аойцев, давших такой сердечный приют нашим друзьям.

— Удивительно!.. Это удивительно, невозможно! — ворчал ученый, наш старый знакомый, стоя с Андрюшей на площадке «пещеры богов». — Это прямо невозможно: остров в 40 миль окружности, единственный по его вулканическим заслугам, и этого острова — нет! Ну да, в науке его нет! Разверните любую карту — и вы не найдете и следа этого острова. Вам, молодой человек, принадлежит огромная заслуга — это вы открыли его! Ваше имя будет записано во всех учебниках. Ваша отважность…

— Дедушка, в этом ваша главная заслуга! — перебил ученого Андрюша.

— Что? — закричал старичок. — Я, старый ротозей, упустил из-под носа мой шар, моего «Путника»! На «Путнике Втором» я бы также прозевал Аойю, если бы не ваша, молодой человек, находчивость с костром!

— Если бы ваш «Путник» не стал нашим милым «Путником», тогда наверно мы бы с вами не встретились здесь, — сказал мальчик.

— Что? Я ничего не понимаю!

И после этого Андрюша рассказал, как невольно они с Катей сделались похитителями воздушного шара, и что за этим последовало.

Он решил лучше навлечь на себя гнев ученого, чем скрыть правду.

Во время рассказа лицо ученого менялось, выражало то удивление, то радость. Наконец, Андрюша кончил свою многострадальную повесть прибытием его и Кати на остров Аойю и замолчал.

Старичок просветлел весь, кажется, даже припрыгнул и схватил мальчика в объятия.

— Боже! — воскликнул он с восторгом. — Не я, так этот ребенок стал избранником, чтоб увидеть чудеса земли! — Потом он заспешил:

— Пойдем к ней! К твоему верному другу — я должен обнять и ее!..

Так состоялось объяснение Андрюши со всемирно известным ученым, господином профессором землеведения.

Два дня, после прибытия корабля «Путника Второго», целиком были посвящены изучению острова, снятию планов и главным образом исследованию древнего кратера.

К вечеру второго дня Андрюша заметил, что лицо «дедушки», — так они с Катей уж называли ученого в глаза, — становилось все больше и больше озабоченным: он не расставался со своей записной книжкой, делая вычисления, ворчал и задумывался. Наконец дедушка объявил, что этой ночью «Путник Второй» снимется с якоря. И стал торопить Андрюшу и Катю на корабль.

И рады были отъезду домой наши друзья, и грустны от разлуки со ставшими им уже дорогими Аойцами. Они обошли все селение, приласкали всех детей и распрощались со всеми.

Та-ха, этот милый Та-ха, он безотлучно ходил за ними, глубоко вздыхая.

— Грустишь, Та-ха? — бодрясь сказал ему Андрюша, сжимая его руку.

— О, духи пещеры, что станется с нами, когда вас не будет…

И старик заплакал.

Мальчик обняла его и сам расплакался, а вместе с ним и Катя.

Ученый отвернулся в сторону, чтоб не показывать всем, что и его глаза мокры.

— Милые детки, пора на корабль! — сказал он, с любовью взяв за руки Андрюшу и Катю и направляясь в ожидавшую их шлюпку.

На «Путнике Втором» заскрипели цепи, и зашумели машины.

— Мы еще увидимся, Та-ха! — крикнул Андрюша с лодки. — Когда я выросту, я приеду к вам!

— И я! и я! — крикнула Катя, заливаясь слезами.

Та-ха печально качнул головой:

— Не приедете! — донесся его грустный голос.

Берег был усеян Аойцами. Все они были печальны и тихи: совсем по-другому праздновали они встречу наших друзей, чем их отъезд.

— Дедушка, когда мы станем взрослыми, мы с Катей непременно приедем на остров Аойю!

— Хорошо, милый мальчик, хорошо, дорогой мой — ответил ученый и отвернулся, будто бы сделать какое-то распоряжение гребцам.

Стемнело. На острове зажгли прощальный костер.

На корабле раздалась команда. «Путник Второй» вздрогнул всем корпусом и тронулся в путь, грудью врезаясь в океанские волны.

Андрюша и Катя, сколько ни звал их к обеду дедушка, не отходили от борта.

— Костер становился все туманнее, меньше. Аойя тонула в тропической ночи. Ученый был взволнован и все время взглядывал на часы.

— Ай!! — одновременно вскрикнули Андрюша и Катя.

Дедушка быстро наклонился к ним, обнимая обоих:

— Не пугайтесь, дорогие, милые, не пугайтесь… — проговорил он.

— Самый полный вперед! — послышалась команда капитана.

— Боже, что я вижу? Та-ха говорил правду! Он знал правду! — закричал мальчик, в ужасе закрывая лицо.

На Аойе заработал вулкан. Казалось, море треснуло и в нем, и над ним забушевали огненные волны. Поднялся невероятный столб огня… Над океаном разнесся гул, и огонь исчез. Сплошная тьма воцарилась на том месте, где была Аойя, — что значило на языке Та-ха «последний».

— Милые деточки, родные мои, — говорил ученый. — Это законы земли, перед которыми человек бессилен.

— Они все, все погибли… — рыдали дети.

— Вы расскажете людям, какие они были хорошие, и это сделает их смерть славной! — утешал их ученый. — Вы их полюбили, и они будут жить в вашей памяти! Хорошее на земле не умирает…

И дедушка ласково обнял Андрюшу и Катю, повел их вниз в каюту и долго еще говорил им о любви к земле и людям, покуда не пришел главный утешитель — тихий сон и еще ласковее, чем дедушка, обнял их. Андрюша и Катя заснули.

Ученый бережно поцеловал детей, укрыл пледами и вернулся наверх, на мостик.

— Старина, мы пережили великую вулканическую катастрофу! — сказал он капитану.

— Да, господин профессор, за мою долгую жизнь я это видел впервые… Но что еще чудеснее, так это все то, что пережили молодые герои!

— Я горжусь, что они на моем корабле. Более драгоценного груза я еще не возил!..

И старый, поседевший на ветрах и в бурях моряк, чтоб скрыть свое волнение, нарочно резко крикнула команду:

— Норд-ост!!!

— Есть! — послышалось в ответ.

— Волна от извержения прошла, господин профессор. Мы ее взяли счастливо…

— Теперь с Богом, прямо в Европу! — сказал ученый.

— Слушаю… — ответил капитан, и они крепко пожали друг другу руки…

«Путник Второй» резал волны экваториального моря, возвращая на родину Андрюшу и Катю.