/ Language: Русский / Genre:love_history / Series: Очарование

Не просто любовница

Кэролайн Линден

У юной сиротки, выросшей на лондонских улицах, выбор невелик – ей предстоит стать либо «ночной бабочкой», либо воровкой.

2007 ruen И.М.Лопухина546f1a91-b853-102c-a682-dfc644034242love_history Caroline Linden What A Rogue Desires en Roland FB Editor v2.0 02 July 2009 OCR: Dinny; SpellCheck: vesna 6b6a778a-b853-102c-a682-dfc644034242 1.0 Не просто любовница АСТ, АСТ Москва Москва 2009 978-5-17-059377-4, 978-5-403-01174-7

Кэролайн Линден

Не просто любовница

Глава 1

В жизни любого повесы наступает момент, когда приходится платить по счетам: забыть о своих пороках, раскаяться в содеянном и стать почтенным отцом семейства.

Всем известно, что век очарования и красоты юности недолог, не говоря о промотанном, состоянии, которое заканчивается еще быстрее. Дэвид Рис был готов к такому повороту событий. Он и так продержался довольно долго и решил впредь не дразнить госпожу Фортуну.

Но он и предположить не мог, что месть ее окажется столь суровой.

– С Адамсом я договорился, – сказал Маркус. – Он будет готов во всем помогать тебе, так же как мистер Краббит, мой банкир, и мистер Ратбон, мой адвокат.

– Отлично, – сказал Дэвид, а про себя добавил: «Слава Богу».

Весь последний час он только и слушал, на что должен обращать внимание, пока его брат будет находиться за границей и это было первое упоминание хоть о какой-то помощи. Конечно, Маркус знал, что Дэвид один не справится со всеми делами. Да и сам Маркус не позволил бы ему этого. Дэвид рассчитывал на помощь, когда давал согласие заниматься делами Эксетеров. Маркус взглянул на него.

– Да, отлично. Однако… – Он замолчал, приводя в порядок бумаги на письменном столе. – Адамс неплохой секретарь, – произнес он сухо. – Но он молод и неопытен. – Опять молчание. – Ты не должен полагаться на него; он способен выполнять распоряжения, но не отдавать их.

Чертов умник. Дэвид до последнего момента надеялся, что секретарь Маркуса знает, как вести дела, и никаких проблем у него не будет.

– А как насчет помощника отца? – спросил он, вспоминая знающего свое дело господина, который работал на их семью. – Как его звали… Холт?

– Здоровье заставило мистера Коула оставить дела. Если ты сможешь вернуть его на прежнее место, буду тебе до конца жизни признателен, – сказал Маркус.

Дэвид почти отчаялся. Вот это удар. Человек, который знал все дела Эксетеров вдоль и поперек, ушел в отставку.

– Но ведь он, верно, передал свои… э-э… знания этому парню, ну Адамсу?

Но суровый взгляд Маркуса не оставлял надежды.

– Надеяться, конечно, можно, но, к несчастью, все складывается не так, как нам хочется. – Он поднялся. – Вот почему ты мне и нужен, Дэвид. Только тебе я доверяю.

Дэвид кивнул, отчасти в знак подтверждения, отчасти чтобы скрыть свое возрастающее удивление, уж очень все это похоже на правду. Он не помнил, чтобы хоть раз, с тех пор как они были детьми, его брат выражал ему доверие, да еще в таком важном деле. А уж после того, что произошло прошлой весной, чудо было, черт возьми, что брат с ним еще разговаривал. И вдруг он просит его три месяца присматривать за его делами. Сейчас он должен оправдать его доверие.

Решительно поднявшись, он наблюдал, как его брат собирает бумаги в большой кожаный кейс. Он закрыл кейс, затянув ремень, и поставил его на край стола ближе к Дэвиду.

– Это текущие дела, – сказал он, усугубляя подавленность Дэвида. – Остальные будут в Лондоне, в моем кабинете. Полагаю, тебе там будет удобно работать.

Дэвид улыбнулся. Остальные? Сколько их еще?

– Верно. Люблю, чтобы было удобно.

Маркус улыбнулся, обошел стол.

– Какое облегчение знать, что именно ты будешь всем заниматься, – сказал он, похлопывая Дэвида по плечу. – Иначе вряд ли я решился бы уехать на столь длительный срок.

Едва ли прошел месяц, как Маркус женился, и теперь он вез молодую жену в свадебное путешествие. Целых три месяца они будут путешествовать по континенту, развлекаясь и получая все самое лучшее, что только можно получить за деньги, утопая в любви и счастье, в то время как Дэвид скорее всего будет погребен под горой гроссбухов, имея в подручных лишь неумелого секретаря.

Но это справедливо. Дэвид подавил в себе желание отказатьея от предложения брата и кивнул, положив руку нас кейс. Он в долгу у Маркуса, даже более того. Сидеть за столом, прочитывая бумаги, было лучшее из того, что он заслужил, поэтому он постарается сделать все, что от него зависит.

У двери, перед тем как она со скрипом открылась, послышался шум.

– Посмотри, – сказала маленькая девочка, входя в комнату. Она тащила корзину, которая явно была велика для нее. – Посмотри на моих котят. – Она проковыляла через комнату, и поставила корзину у ног Маркуса, потом стянула с нее покрывало, под которым оказались трое чудесных котят явно не аристократического происхождения.

Дэвид увидел, что его брат улыбается, нежно положив руку на светлую кудрявую головку малышки.

– Как мило. А где же их мама, Молли?

– В конюшне, – радостно ответила падчерица, вытаскивая одного из котят. – Это моя любимица. Я назвала ее Мун. Она любит кататься в моей корзине.

Пока она разговаривала, котенок вырывался из ее рук.

– Перестань, Мун, – приказала Молли, прижимая к груди извивающегося котенка.

Дэвид не мог сдержать смех, когда два других котенка, воспользовавшись тем, что она отвлеклась, выпрыгнули из корзины и побежали по комнате: один стал играть с бахромой на ковре, другой – ловить пылинки в солнечном луче, который пробивался через окно.

– Они разбегаются, – сказал Дэвид.

Молли повернулась и с подозрением посмотрела на него.

Дэвид поднял голову и улыбнулся:

– Собрать котят?

Молли увидела, что ее котята разбегаются по комнате и закричала:

– Нет-нет, назад. – Она побежала за ними, схватив серого котенка, который играл бахромой. – Иди сюда, Батер!

Батер, желтоватый котенок, оставив свою забаву с пылинками, карабкался по шторе. Молли с мольбой в голосе обратилась к Маркусу:

– Папа, пожалуйста, поймай их для меня.

Бровь Дэвида от удивления поднялась, когда он увидел, как его рассудительный, серьезный брат снимает котенка со своей чудесной бархатной шторы, осторожно отцепляя его маленькие коготки, потом сажает всех котят в корзину и накрывает ее. Молли захлопала в ладоши.

– Здорово! Теперь они снова могут покататься.

Дверь опять открылась.

– А, Молли… О, Молли! Мы же договорились, что котята останутся в конюшне вместе с их мамой-кошкой. Почему они здесь?

– Я хотела показать их новому папе, – сказала малышка.

Девочка надула губки. Рот ее матери открылся от удивления, она посмотрела на Маркуса. Тот пожал плечами, но Дэвид видел, что тому нравится, что его называют папой.

– И все же ты должна помнить о Бетти. Пожалуйста, отнеси котят назад в конюшню, – сказала мать уже мягче.

– Да, мама.

Молли, опустив голову, направилась к двери. Мать взяла девочку на руки и крепко прижала к себе. Та завизжала от радости.

– Мама, поставь меня на пол, – все еще смеясь, попросила Молли. – Мои котята.

Мать выполнила ее просьбу.

– Ну иди.

Молли вышла, ее голосок зазвенел, когда она заговорила с няней, и дверь за ней закрылась. Дэвид посмотрел на брата:

– Папа?

Маркус оглянулся.

– Она попросила разрешения называть меня так. Я не стал возражать.

Выражение покоя исчезло с его лица, он вопросительно посмотрел на жену. Они обменялись взглядами и поняли друг друга. Напряжение исчезло с лица Маркуса, он даже слегка улыбнулся. Этот взгляд оставил у Дэвида странное ощущение. Маркус был не тем человеком, которого беспокоит, что думают о нем другие. Дэвид не мог припомнить, чтобы Маркус улыбался так часто.

– Думаю, в следующий раз она попросит разрешения называть как-нибудь и вас, Дэвид, – произнесла Ханна.

Дэвид усмехнулся:

– С месяц назад она назвала меня лгуном и с тех пор больше никак не называла.

Его брат и невестка снова обменялись взглядами. Дэвиду это не нравилось. Ему казалось, что они ведут молчаливый разговор о нем.

– Она ребенок, – сказала Ханна.

– При этом очень наблюдательный, – пробормотал Маркус.

Ханна бросила на мужа предостерегающий взгляд.

– Молли забудет, – добавила она добродушно. – Хотите чаю, Дэвид? Вы здесь целую вечность.

Чаю Дэвид не хотел. Даже виски не спасло бы ситуацию. Дэвид испытывал искушение отправиться прямо в ближайший паб и остаться там на месяц.

– Спасибо, нет, – сказал он, похлопывая по кожаному кейсу и пытаясь скрыть свои растущие опасения за личиной почтения и хорошего настроения. – Мне нужно немного поработать, поэтому отправлюсь в Лондон.

– До обеда? – воскликнула она.

Дэвид задумался на минуту, вспомнив отличного повара, который работал здесь, в Эйнсли-Парке, но покачал головой. Чем дольше он здесь оставался, тем больше была вероятность того, что у него просто сдадут нервы и он даст задний ход. Нет, он не отступит. Он сделает это.

– Пожалуй, мне нужно поспешить с отъездом, – сказал он. – Не хочу опростоволоситься.

– Разумеется, – заявила Ханна, – мистер Адамс вам поможет.

– Пока не забыл, – сказал Маркус, возвратившись к своему столу и открывая полку. – Я кое-что сделал для тебя, Дэвид. Это облегчит работу.

Он передал Дэвиду маленькую коробочку для украшений, где лежал дубликат кольца с печатью, которое сам Маркус носил на руке.

Дэвид надел его на палец, невольно уронив при этом руку, не ожидая, что оно окажется столь тяжелым. С таким кольцом он сможет сам быть герцогом Эксетером. Эта мысль встревожила его. Он никогда не завидовал титулу брата. Ему больше подходило быть младшим сыном. Он не рассчитывал на большее, чем производить впечатление экстравагантной персоны. По своей природе он был повесой, так по крайней мере считал сам. Ему нравилось плыть по течению, было удобно, когда Маркус время от времени вмешивался, чтобы изменить его курс.

Но теперь у него на пальце копия печати Эксетеров, ответственность за дела семьи легла на его плечи тяжким бременем. Он улыбнулся, быстренько прочитал про себя молитву, желая, чтобы его невестка вернулась из свадебного путешествия, уже ожидая появления первого из трех, а может, и четырех сыновей, исключая для него малейшую возможность унаследовать титул.

– Ну, в путь, – сказал он. – Желаю вам счастливой и безопасной поездки, Маркус, Ханна.

Маркус пожал ему руку, а Ханна поцеловала в щеку. Улыбаясь. Дэвид поднял кейс и поспешил покинуть комнату, пока никто не заметил его нетерпения и его самого ве прорвало. Про себя он повторял: «Ответственный, непьющий, надежный».

Ханна смотрела, как ее деверь стремительно покидал комнату, плечи расправлены, спина прямая. Он шагал, как человек, который идет навстречу своей судьбе.

– С ним все будет хорошо, – сказала она. Муж кивнул:

– Не сомневаюсь. Но что будет с моими делами?

Она обернулась и внимательно посмотрела на него:

– Ты обещал.

Он улыбнулся, выражение его лица смягчилось.

– Да-да. Он так и останется никчемным человеком, если не буду ему доверять и не дам возможности искупить все грехи. Я давно это понял, уверяю тебя.

Жена подняла бровь:

– Я никогда не говорила, что ты должен возложить на него ответственность за все. Может быть, только за поместье.

В его взгляде появилось что-то плутовское. Он закрыл дверь за братом, привлек жену к себе, и чмокнул в нос.

– Как жаль… Все против меня в заговоре. – Он поцеловал ее в глаз. Ханна обвила руками его шею. – Я не могу надолго оставить все на Адамса. Он через две недели сделает меня банкротом. – Он поцеловал ее в лоб. – Их двое, может, это как раз то, что нужно. А чего я действительно хочу, так это чтобы ты радовалась каждой минуте нашего путешествия.

Он запечатлел на ее губах долгий страстный поцелуй. Ханна загадочно улыбнулась:

– М-м… Ты так думаешь?

Его губы нежно скользили по ее виску и остановились у мочки уха.

– Это главная цель моей жизни.

– У Дэвида все получится, – сказала она, когда он добрался до чувствительной точки за ее ухом.

– Надеюсь, что да, – пробормотал Маркус.

– А ты… О-о… – Она задрожала, когда его губы продолжили свое путешествие. – А у тебя уже получается.

– И мы еще никуда не уезжали, – ответил он.

Глава 2

Дэвид был на полпути к Лондону, когда понял: что-то не так.

Одна из его чудесных новых гнедых стала сбиваться с шага, несмотря на то, что он сбавил ход. Дэвид решил ее осмотреть и свернул в ближайший каретный двор перед гостиницей.

– Нужна помощь, сэр? – спросил молодой конюх, пока Дэвид спускался к нему.

– Моя кобыла. Похоже, она хромает.

Парень подбежал и осмотрел лошадь. Он ловко пробежал пальцами по ее ноге, одновременно разговаривая с ней. Минуту спустя, поднял голову.

– Не хромает, то есть не совсем хромает. У нее в копыте камешек, вот здесь. Немного отдыха и внимания – и она будет в порядке.

Дэвид нахмурился:

– А если убрать камешек, она дойдет до Лондона?

– Скорее всего нет, сэр. Может захромать, это уж точно. За ночь мы обработаем ее копыто, и с ней все будет в порядке.

Если бы даже он уехал рано, до города добрался бы не раньше вечера, особенно на лошади, у которой проблемы с копытом. Эта пара стоила ему хороших денег, и ни к чему было рисковать. Он передал парню поводья, велел отвести лошадей в конюшню и позаботиться о кобыле. Возможно, ему удастся нанять другую пару лошадей, и тогда он потеряет всего час.

Однако, хозяин конюшни покачал головой:

– Нет, сэр. Нет ни одной лошади, даже пары мулов нет.

Сжав перчатки в ладони, Дэвид оглядел стойла с лошадьми. Ни одна лошадь не шла ни в какое сравнение с его лошадьми. А ему нужна всего одна лошадь.

– Да наверняка у вас что-то есть, одна лошадь. Я не могу задерживаться. Я заплачу вам за беспокойство.

Хозяин конюшни бросил на него оценивающий взгляд. Дэзид немного сбавил тон:

– Можете не сомневаться.

Помедлив, хозяин еще раз покачал головой:

– Прошу прощения, милорд. Рад бы вам угодить, но лошадей у меня нет. Этих я вам дать не могу. Они обещаны.

На этот раз Дэвида прорвало. Это было чересчур, чтобы его добрые намерения так быстро и так легко расстроились. Но что он мог поделать, если человек о деньгах и слушать не хотел?

– Тогда, полагаю, мне нужно действовать. Где можно нанять карету? – Ему пришлось повысить голос, чтобы его было слышно из-за стука колес и криков.

Во двор въезжал дилижанс. Работники поспешили подняться, выражая свою готовность действовать.

Хозяин конюшни повернулся, чтобы уйти, и бросил через плечо:

– «Золотой медведь», сэр. Две мили отсюда. Может быть, там вам помогут.

Дэвид молча проводил его взглядом, вскипев от злости. Будь на его месте Маркус, ему бы не отказали. Маркус уехал бы рано, и скорее всего камень в копыто лошади не попал бы. Дэвид был уверен, что у его брата было нечто большее, чем просто везение. Главное – его расчетливая натура.

Ругаясь про себя, Дэвид направился к гостинице, едва не сбив с ног какого-то мальчика. Пассажиры выходили из дилижанса и Дэвид не собирался ждать, пока всех их обслужат раньше его. Он рывком открыл дверь и позвал хозяина.

– Да, сэр. Хотите комнату на ночь? – Человек быстро оглядел его и закивал, вытирая руки о передник. – Самая лучшая комната еще свободна.

Без сомнения, все его лучшие комнаты пока не заняты.

– Раз уж выяснилось, что хозяин конюшни не в состоянии мне услужить, – холодно произнес Дэвид, – одного заявления мне недостаточно. Я должен посмотреть комнату, прежде чем я ее займу.

Человек выдохнул подобострастно:

– Мой хозяин конюшни? Ну, если он вам не угодил, значит, не мог, сэр. Если у него просто нет лошадей, значит – их нет. А комнаты у меня чудесные. Если вы…

– Не сомневаюсь.

Дэвид огляделся, ему показалось, что с этой гостиницей что-то не так. Хотя она ничем не отличалась от других, где Дэвид сотни раз останавливался. И все же ему не хотелось здесь оставаться.

– Но мне не нужна комната. Мне нужна лошадь. Я должен сегодня же вернуться в Лондон. Но из-за хозяина конюшни не могу этого сделать.

– Я с ним поговорю, сэр, не сомневайтесь. Вы получите лошадь при первой же возможности. А пока…

– Мне нужна лошадь, – стоял на своем Дэвид.

– Единственное, что я могу предложить вам, сэр, так это дилижанс до Лондона. Он только что прибыл и скоро отправится.

Дэвид готов был наброситься на хозяина, хотел сказать, что только фермеры ездят на дилижансах, но сдержался, видя, что владелец гостиницы смотрит на него с явным презрением. Тут Дэвид понял, что ведет себя словно капризный ребенок.

Если он поедет на дилижансе, попадет в Лондон сегодня, если останется здесь на ночь, приедет в Лондон завтра. К тому же ему придется воспользоваться неизвестной парой лошадей, и неизвестно, когда он доберется до Лондона, а ему надо договориться о деловых встречах.

Дэвид кивнул:

– Место в дилижансе.

Хозяин гостиницы поклонился:

– Я позабочусь об этом.

Дэвид потянулся за кошельком.

– Будьте любезны, проследите, чтобы погрузили мой багаж. А за лошадьми я пришлю человека через пару дней. Пусть о них позаботятся.

Мужчина взял деньги, которые щедро отсчитал Дэвид, поклонился и поспешил прочь.

Дэвид глубоко вздохнул, расправил плечи и постарался успокоиться. Вообще-то он не возражал бы против задержки. Бар, может, девушка за стойкой или две утешили бы его. Он привык расслабляться в пабах и гостиницах, и искушение сделать это было велико.

Но он дал слово. Было бы неприятно нарушить его по прошествии всего шести часов.

Дэвид отвернулся от бара, выбираясь через низкую дверь на полуденное солнце. Конюхи меняли лошадей, пока слуги сбрасывали чемоданы и сумки с крыши экипажа и охраняли те, которые уже были внизу. Пассажиры, разгоряченные и запыленные, проходили мимо Дэвида: кто в бар, желая выпить чего-нибудь, кто в тень, чтобы размяться. Дэвид смотрел на дилижанс со смирением. Вместо того, чтобы одному катиться в удобном, мягко покачивающемся фаэтоне, он будет сидеть в тесноте еще с полудюжиной людей, покрытый пылью, которая поднимется от копыт шестерки лошадей, раскачиваясь из стороны в сторону при каждом толчке тяжелого экипажа. Он подсчитал время, которое займет дорога до Лондона, и удовлетворенно кивнул. Чтобы быть ответственным, приходилось терпеть лишения.

Он остановил пробегавшего мальчика и дал ему мелочь, чтобы тот принес ему кружку пива. Уж лучше выпить пива здесь, подальше от соблазна, вытянуть ноги, пока есть возможность. Ведь в дилижансе его сдавят со всех сторон. Мальчик принес пиво, Дэвид взял его и отошел в тень, чтобы рассмотреть пассажиров.

На маленьком чемоданчике сидела вдова, вся в черном, капор прятал ее лицо. Высокий мужчина, быстро достав свои сверкающие карманные часы, отдавал распоряжения мальчикам-почтальонам или только пытался.

Супружеская чета средних лет, хорошо одетая, расположилась на траве и трапезничала, доставая из корзинки еду. Дородный господин разместился на лавочке рядом с гостиницей, позевывая и потягиваясь. Дэвид поднес кружку ко рту и подумал, что от этого господина наверняка будет нести луком или он испортит воздух газами, поэтому лучше не садиться с ним рядом.

В дилижансе было душно, пыльно и тесно, как он и предполагал. Настроение у него не улучшилось, когда супружеская чета заняла места первыми, спиной к вдове, которая шла за ними. Сжимая в руках сумочку, женщина осторожно пробиралась вперед. Мальчики-конюхи забрасывали ее чемодан наверх, и она, видимо, беспокоилась о своем багаже!. Вдова дважды останавливалась, чтобы посмотреть, все ли в порядке. На подножке опять остановилась, подобрав подол черной юбки. Женщина была маленького роста, ступенька оказалась высоковатой для нее. Дэвид шагнул вперед и предложил ей руку:

– Позвольте, я помогу вам.

Женщина с улыбкой поблагодарила его. Дэвид ни слова не расслышал. Такого лица Дэвид в жизни не видел. Это было лицо ангела: совершенной формы, кожа цвета фарфора. Глаза небесно-голубые, губы розовые, слегка припухлые, даже нос совершённой формы. Мысли благочестивые и безнравственные, одновременно приходили ему в голову. Потеряв дар речи, Дэвид мог лишь кивать. Он забрался в экипаж следом за ней и занял место напротив, не сводя с нее глаз. Как раз вовремя.

Толстяк плюхнулся рядом с Дэвидом, заняв половину сиденья. Дэвид отодвинулся, но когда последний пассажир забрался внутрь, его опять стеснили.

Вскоре дилижанс отправился в путь, Дэвид посмотрел в окно, но, к своему разочарованию, увидел только облако пыли.

– Лучше закрыть окно, сэр, – сказала пожилая дама. – Мистер Флетчер и я едем от самого Кум-Андервуда, дороги ужасно пыльные. Мы пропылились насквозь.

«А теперь тут можно задохнуться», – мрачно подумал Дэвид, опуская штору.

Мужчина рядом задвигался, поворачиваясь из стороны в сторону, и Дэвид почувствовал запах лука. Он постарался забраться чуть подальше в угол, пытаясь найти положение поудобнее, и вздрогнул, откинувшись назад, когда экипаж ударился о разбитую колею. Сиденье было слишком узкое, он чувствовал, себя как на насесте. Ноги у него были слишком длинными, и он не имел возможности их вытянуть. Ему пришлось поднять колени, чтобы не толкать женщину напротив.

Теперь у этой поездки был только один привлекательный момент. Сжатый между окном и толстяком, весь в пыли, которая летела в щель между шторкой и рамой, не имея возможности двигаться и, тем более, спать, Дэвид воспользовался случаем полюбоваться юной вдовой. Он и раньше видел хорошеньких женщин, и даже красавиц. Женщин в искусно сшитых нарядах, выставляющих напоказ свои фигурки, женщин с косметикой на лице, которая подчеркивала их преимущества и скрывала изъяны, женщин, которые пользовались цветами, драгоценностями, духами, чтобы стать еще красивее. Он не мог вспомнить ни одну, которая была бы одета так убого и выглядела так роскошно.

Может, все дело в глазах, голубых, как летнее небо? Его забавлял собственный поэтический слог. А может, это все нежный розовый цвет ее щечек, который возникал, когда она разговаривала с пожилой дамой, сидевшей рядом с ней? Когда она улыбалась, на щеках появлялись ямочки. Отвратительный капор скрывал ее волосы, но пряди, которые выбивались у висков, были светло-каштановыми. Если бы даже она искупалась в духах, Дэвид не почувствовал бы этого. Из-за соседа, от которого пахло луком.

Он согнулся еще ниже на сиденье, скользя по ней глазами. Дорожная накидка сползла, давая возможность убедиться, что фигура у нее замечательная. Грудь приятной округлой формы, все остальное дорисовывало воображение: мягкую линию талии, округлость бедер, стройность ног.

И изысканный рот. Этот рот давал волю его воображению, уж он бы научил ее, что с ним делать, чтобы поездка прошла гораздо интереснее.

Она поймала на себе его взгляд, их глаза на мгновение встретились прежде, чем он отвернулся. Она не испугалась, но насторожилась. Соблазнить ее непросто. Но перспектива привлекала Дэвида. Он поймал себя на том, что удовлетворенно улыбается, и тут же опомнился.

Господи, да он просто мартовский кот, если может сидеть здесь и представлять себе, как соблазняет женщину, о которой ничего не знает, которую никогда не видел и вряд ли когда-нибудь увидит снова. Совершенно чужие люди, втиснутые вместе с четырьмя другими пассажирами в дилижанс. А он мечтает о том, чтобы раздеть ее.

Что он за человек? Этот вопрос смел остатки улыбки с его лица. Неужели последние несколько месяцев ничему его не научили? Поведение его нельзя назвать достойным. Но он дал себе клятву исправиться. Неужели он один из тех мужчин, которые стареют в одиночестве, лорнируя лодыжки юных кокеток, в то время как те, окруженные толпой поклонников, смеются над старыми распутниками?

Дэвид отодвинулся подальше, оторвав от нее взгляд. Теперь она в безопасности. Куда бы ни завело его воображение.

Дэвиду удавалось помнить о данной себе клятве и не смотреть на хорошенькую вдову, лишь закрыв глаза и притворяясь спящим. Время от времени он бросал взгляд в окно, украдкой поглядывая и на нее, вскользь видя нежный бледный изгиб ее щеки, свет ее улыбки. Против этого он не мог устоять. Он говорил себе, что с таким же успехом может поглядывать и на других женщин, но зачем?

Сквозь стук колес он слышал обрывки разговора женщин. Дама постарше представилась как миссис Флетчер. Казалось, она получала удовольствие, выпытывая что-то у юной вдовы. Ее почти не было слышно, но то, что он мог расслышать, звучало мягко и нежно. Из разговора можно было понять, что она из обедневших мелкопоместных дворян. Муж умер. Должно быть, она едет к родственникам, подумал Дэвид, который был сам не рад тому, что юная вдова не идет у него из головы. Ему стало бы легче, если бы у других мужчин была такая же тяга к рискованным предприятиям. О, если бы он не поклялся себе стать образцом добродетели! Как-то раз он и его приятель Перси держали вожжи, управляя экипажем, и мчались, не разбирая дороги, на бешеной скорости. Им было не до женщин, когда они неслись как сумасшедшие, сидя на козлах. Перси и другие шалопаи, с которыми он водил дружбу, хохотали бы без удержу, видя, как он, втиснутый в экипаж приличный и скучающий господин, сидит напротив такой роскошной женщины и не ударит палец о палец, чтобы соблазнить ее или хотя бы с ней пофлиртовать. Не слишком ли строгое наказание он для себя выбрал? Шум и тряска были невыносимы. Невероятно, но господин сзади него заснул. Голова его склонилась на грудь, рот приоткрылся. Дэвид тоже закрыл глаза, намереваясь хотя бы попытаться заснуть, когда услышал отдаленный резкий звук, очень похожий на ружейный выстрел. Он открыл глаза.

– Что случилось? – дернулся его сосед. – Мы останавливаемся.

– Без сомнения, – сухо ответил Дэвид, отодвинув штору и высунувшись из окна, в то время как карету раскачивало из стороны в сторону и она явно замедляла ход. С его стороны ничего не было видно. Но он слышал крик и еще один выстрел.

– Нас грабят! – закричала пожилая дама напротив. – Господи милостивый!

Просто великолепно: разбой на дороге. Только этого не хватало.

Пока миссис Флетчер продолжала взывать к Богу, Дэвид мысленно добавил кое-что от себя. Мужчины спорили о том, как лучше действовать, а мистер Флетчер высунул голову из окна, вынуждая свою жену вцепиться в него и умолять не подставляться под выстрелы. Юная вдова сидела, не в силах пошевельнуться, широко раскрыв глаза, сжимая в руках сумочку. Она словно окаменела.

Дэвид наклонился вперед.

– Вам плохо? – спросил он.

Его башмаки касались ее, он боялся потревожить женщину. В ее васильковых глазах застыл ужас. Она ничего не ответила.

Дверца экипажа открылась практически сразу после того, как экипаж рывком остановился.

– На выход! – проревел разбойник огромного роста. На нем было длинное черное пальто, темная шляпа надвинута на глаза. Он поднял пистолет. Деревья отбрасывали на дорогу тени, и в сгущающихся сумерках черты его лица рассмотреть было невозможно. Пассажиры молча покинули экипаж. Миссис Флетчер крепко держала за руку мужа. Высокий джентльмен стоял поодаль, бросая яростные взгляды. А тучный парень, казалось, обмочился от страха. Юная вдова побледнела, не сводя глаз с грабителя. Дэвид оставался позади всей группы.

– Багаж! – раздался голос.

Грабителей было трое. Один, исполинского роста, вошел через дверцу дилижанса, разрезал ремни багажа ножом, которым можно было легко прикончить любого. Другой, верхом на лошади, оставался в нескольких ярдах от них. Он оказался предводителем. В руках у него было два пистолета, нацеленных на кучера и верховых, сопровождающих экипаж. Высокий и худой человек, который пробирался впереди своих подельников, начал пинками открывать чемоданы, вытряхивая содержимое.

– Ваши ценности, будьте так любезны, – сказал худой, протягивая мешок. – Драгоценности и деньги.

– Это невыносимо! – рыдая, воскликнула миссис Флетчер. – Вы разбойники, воры.

Ее муж обнял ее и повернул к себе, заставив замолчать. Не говоря ни слова, он достал из жилетного кармана часы и опустил в мешок.

– А драгоценности? – спросил грабитель.

Голос у него совсем юный, подумал Дэвид. Возможно, он ирландец, судя по произношению. Он нацелил пистолет на миссис Флетчер:

– Кольца, матушка?

Она сжала перед собой руки и зарыдала еще громче. Но муж шепнул ей что-то на ухо, и она стянула перчатку и опустила в мешок тоненькое кольцо.

Толстяк добавил серебряную табакерку и кошелек, высокий господин, сжимая в ярости губы, тоже передал кошелек.

– Вы, дорогуша? Прошу, – сказал разбойник вдове. Она замешкалась на мгновение, оглядывая всех. Потом медленно открыла сумочку и достала один шиллинг.

Дрожащей рукой она опустила его в мешок. Дэвид чувствовал прилив ярости и возмущения – у вдовы отняли последнее. Разбойник обратил свой взгляд на него.

– Давай, папаша, – произнес он с угрозой.

Дэвид молча вынул из кармана часы и кошелек, стянул жемчужную заколку с галстука и тоже бросил в мешок. Он не сводил глаз с лица юного разбойника. Двое других грабителей обшаривали всех глазами.

– И кольцо! – последовал приказ.

Дэвид невольно опустил взгляд. Он совсем забыл про кольцо с печатью на руке.

– О нет! Только не кольцо, – прошептала вдова.

Дэвид посмотрел на нее с удивлением. Ее щеки заалели яркими пятнами. Почему именно потеря кольца вызвала у нее такой протест, ведь она сама лишилась единственного шиллинга. Дэвид хотел понять это и не мог. Он не хотел терять кольцо, но смотреть, как она убивается, было невыносимо.

– Давай! – повторил грабитель.

Пистолет дрожал у него в руках, а на верхней губе выступили капли пота.

Дэвид сжал кулак, не сводя глаз с юнца.

– Нет.

Глаза грабителя округлились. Он не ожидал такого ответа.

– Хочешь, чтобы я застрелил тебя?! – воскликнул он. Вдова, казалось, не могла дышать.

– О, прошу вас, не стреляйте в него. Что вам кольцо? Имейте милосердие. – Она с мольбой протянула к нему руки.

Грабитель в смятении дернулся, схватил ее и сильно толкнул назад прямо в грязь. Она ударилась о землю с мягким стуком и лежала, не двигаясь. Непроизвольно Дэвид шагнул к ней.

– Эй, вы! – закричал верховой.

Грабитель отвернулся, кадык на его шее ходил ходуном. Остальные разбойники отступали, все еще держа их под прицелом, выпотрошенный багаж был разбросан по земле. Кучер и его помощники продолжали стоять с поднятыми руками: Дэвид посмотрел на нее еще раз. Женщина вступилась за него, защищая от вооруженных бандитов, а теперь лежала у его ног без чувств. Бандит рядом с Дэвидом снова повернулся.

– Ну ты, урод, – сказал он, подняв ствол. Дэвид отступил, но слишком поздно. Последнее, что он увидел, была несущаяся ему навстречу земля.

Он пришел в себя после того, как ему плеснули в лицо водой. С огромным трудом Дэвид открыл глаза и сквозь прикрытые веки увидел темнеющее небо.

– Очнулись, сэр? – услышал он женский голос.

Он заставил себя сесть, крепко зажмурившись от невыносимой головной боли.

– Да.

– Успокойтесь. Негодяй вас только ударил.

Это была миссис Флетчер. Она обтирала его лицо влажным носовым платком. Дэвид сделал глубокий вдох и слегка тряхнул головой, чтобы окончательно прийти в себя.

– К несчастью, они скрылись, – продолжала она. – Ах, если бы констебли прибыли чуть раньше. Клянусь, их нужно убить. Ударить беззащитную женщину и оставить вас умирать!

– Не говоря уже об ограблении, – пробормотал Дэвид.

– Это неслыханно. Я предупреждала мистера Флетчера, что не надо было с собой в поездку брать ничего ценного. Разве я была не права? Где теперь его карманные часы? Ну что скажете? Я так просила его. Эти дороги все еще опасны. Даже и не представляла себе, что увижу что-нибудь подобное. Подумать только, вор стаскивает кольцо прямо с руки джентльмена.

Дэвид подумал, что в некоторых районах Лондона можно увидеть кое-что и похуже. Но тут он почувствовал острую боль в левой руке и поднес ее к глазам. При слабом освещении было видно, что рука опухла, а по ладони шла царапина. Он сжал пальцы, рука работала. Кольцо, однако, исчезло.

Он сдержал проклятия, поскольку миссис Флетчер все еще хлопотала над ним. Это всего лишь кольцо, говорил он себе. И еще одно будет так же легко изготовить, как то, которое заказал для него Маркус. Он не виноват в том, что кольцо исчезло. У Дэвида было такое ощущение, что кто-то сыграл с ним злую шутку. Прав был Маркус, что все эти годы строго его контролировал. Он и вправду жалкий неудачник, существующий лишь благодаря семейному титулу и деньгам брата. Даже до Лондона не смог добраться без происшествий.

Не обращая внимания на боль в голове и протесты миссис Флетчер, Дэвид поднялся. Нужно во что бы то ни стало вернуть это кольцо. Он заставит негодяя пожалеть о том, что взялся за пистолет.

– Мадам, – вспомнил он, – а как же вдова?

– О, бедняжка так горевала. Когда она пришла в себя и увидела, что вы лежите на земле словно мертвый, а по лицу течет кровь, она разрыдалась и не могла успокоиться до тех пор, пока мистер Флетчер не заверил ее, что вы живы. А когда пришел констебль, она опять расстроилась. Ей дали провожатого, чтобы он отвез ее в ближайший город. Очень мило, что вы поинтересовались. Вы с ней знакомы?

Дэвид покачал головой:

– Нет, я просто хотел убедиться, что с ней все в порядке. Разбойник ударил ее.

Миссис Флетчер горестно закивала:

– Да. Еще и поэтому пришлось ее отправить. Ей нужен покой.

– Спасибо, мадам.

Дэвид направился к группке людей, которые пытались разобраться в произошедшем.

– Кто здесь констебль? – спросил Дэвид.

– Я, – ответил высокий седой мужчина.

– Есть надежда, что грабителей поймают? – спросил Дэвид, переходя к существу вопроса.

Честь констебля была задета.

– Конечно, поймаем, – ответил он недовольно. – Не в первый раз эти бандиты здесь промышляют. Скоро мы их схватим, это точно.

– Не так уж скоро, я думаю, – сказал Дэвид. – Какие меры вы предпринимаете по их поимке?

Констебль и его люди заговорили хором, размахивая руками, указывая в разных направлениях. На то, что грабителей поймают, не было никакой надежды.

– Нам что, стоять посреди дороги и дожидаться, пока вы между собой договоритесь? – обратился к ним Дэвид.

Констебль наконец замолчал.

– Как ваше имя, сэр?

– Лорд Дэвид Рис. Меня ждут завтра в Лондоне по делам моего брата, герцога Эксетера. И у меня нет ни малейшего желания оставаться в этом кишащем ворами графстве, пока вы примете какое-нибудь решение.

Как обычно, упоминание имени Маркуса сработало.

– Да, сэр, – сказал констебль с поклоном. – То есть нет, сэр. Томас! – Он жестом подозвал одного из сопровождающих его мужчин. – Мы начнем расследование прямо отсюда.

Все вернулись в дилижанс. Констебль и его люди ускакали. Пассажиры предоставили Дэвиду чуть больше места, чем раньше. Взгляд Дэвида упал на незанятое место напротив.

– Как, вы сказали, ее зовут? – спросил он.

– Кого? А, вы имеете в виду юную миссис Грей? – спросила миссис Флетчер, которая продолжала проявлять о нем материнскую заботу. – Бедняжка, овдовела такой молодой и осталась совсем одна. Она возвращается домой к своей семье. Не думаю, что ее это очень радует. Мы, знаете ли, довольно долго разговаривали у «Трех петухов». А теперь еще это. Клянусь, она и так настрадалась.

Дэвид перестал ее слушать. Миссис Грей. Интересно, какое у нее имя. Да, похоже, бедное родство, вынужденная необходимость вернуться к семье. Он усмехнулся. У него прямо какая-то слабость к вдовам, особенно хорошеньким.

Голова раскалывалась. Миссис Флетаер продолжала говорить без умолку, как будто пережитое лишило ее необходимости хотя бы изредка делать вдох. Каждое ее слово было будто камень, брошенный в висок. Он приоткрыл глаза, желая вызвать жалость своим видом и заставить ее замолчать. Но она и не думала смотреть на него, продолжая перечислять все моменты разбоя, включая свое собственное ограбление. Дэвид сжал веки, пытаясь переключить мысли на что-нибудь более приятное. Ну, например, на юную вдову и на то, где она может быть в настоящий момент.

После, как казалось, нескончаемой поездки по разбитой дороге они прибыли в небольшую деревню, которая едва ли была больше, чем постоялый двор. Так, по крайней мере, казалось Дэвиду. Экипаж резко остановился. Дэвид спустился во двор и поморщился, наблюдая суматоху. Констебль и его люди уже прибыли. Они стояли, выкрикивая вызывающим тоном какие-то ничего не значащие фразы. Не обращая на них внимания, Дэвид прошел прямо в гостиницу.

– Отдельную комнату, пожалуйста, – сказал он, останавливая хозяина за рукав.

– О да, сэр. Сюда, пожалуйста.

Дзвид прошел за ним в небольшую комнату, к счастью, не выходящую окнами на дорогу, и со стоном опустился на маленький диванчик, устраивая поудобнее голову.

– Желаете что-нибудь еще? – спросил хозяин.

– Уединение, покой.

– Да, сэр.

Мужчина поклонился, вытирая руки о передник, но не уходил.

– Меня ограбили, милейший. Запишите на мой счет.

– Тогда я добавлю это ко всему остальному, сэр?

Дэвид с трудом приоткрыл глаза.

– К чему именно?

– Вашему счету, сэр, – ответил хозяин почтительно, но твердо. – Когда, вы были здесь в последний раз.

Дэвид моргнул. Он что, был здесь раньше? Он никак не мог этого припомнить.

– Два разбитых кувшина, несколько разбитых тарелок, отломанная ножка стула и матрас, который полностью испорчен водой, сэр. Восемнадцать фунтов два шиллинга и девять пенсов, сэр.

Упоминание об отломанной ножке стула пробудило смутные воспоминания. Всплыли в памяти его дружок Перси, несколько бутылок вина и две девушки из бара. Когда это было? В прошлом году? Нет, скорее всего, нынешней весной.

– Ну да, добавьте ко всему остальному счет за комнату.

Хозяин кивнул:

– Хорошо, сэр.

Дверь за ним закрылась, комната наполнилась тишиной. Дэвид отметил про себя, что, как только вернется в Лондон, надо будет переслать деньги на оплату счета и спросить Перси, что там было с ножкой от стула.

Вскоре в дверь постучал констебль, и Дэвид поведал ему свою историю произошедшего. Констебль задал несколько вопросов о ворах, но Дэвид мало что мог сказать.

Он не видел, откуда они появились и куда исчезли. Не мог описать их внешность, потому что напали они в самое подходящее для грабежей время, когда в сгущающихся сумерках грабителей невозможно было разглядеть. Он рассказал все, что помнил о грабеже, и перечислил, что у него украли. Все его вопросы о поимке разбойников и возвращении украденного остались без ответа.

– Вдова, – сказал он. – Разбойник ударил ее, когда она встала на мою защиту. Ее нашли?

– Понятия не имею, милорд. Мы ее ищем, чтобы допросить. Но след ее теряется.

– Я желал бы ее вознаградить, – сказал Дэвид, вспомнив про единственный шиллинг в ее протянутой ладошке, горестно блестевший на изношенном кружеве ее перчатки. Себе он говорил, что им руководят жалость, благородство и честь. Но он знал, что упоминание о деньгах заставит констебля не только искать ее, но и доложить Дэвиду, где она находится, особенно если пара монет перепадет и ему. Несмотря на данную себе клятву, Дэвид все еще интересовался вдовой. Такая очаровательная крошка не должна зависеть от гостеприимства родственников.

– Как только я найду ее, дам вам знать, сэр, это точно, – пообещал констебль, кивая.

После того как мужчина вышел, Дэвид откинулся назад. Голова уже не так болела. Мысль о том, чтобы переночевать в гостинице, его не вдохновляла. Ведь ради того, чтобы прибыть в Лондон сегодня, он и поехал в дилижансе. Он встал, чтобы позвать хозяина гостиницы, пытаясь понять, сможет ли он ехать верхом, но отказался от этой мысли, потому что едва не потерял сознание. Голова еще беспокоила его.

Наконец пришел хозяин гостиницы. Он принес поднос с едой и бутылку на удивление хорошего вина.

– Я помню, вино вам понравилось, – сказал трактирщик, расставляя тарелки.

Дэвид вопросительно посмотрел на него, задавая себе вопрос, как часто он напивался так, чтобы ничего не помнить. Он лишь слегка припоминал эту гостиницу, хотя явно бывал здесь и раньше. Девушка, которая пришла, чтобы помочь сервировать стол, подмигивала ему из-за спины хозяина, призывно изгибая брови. Дэвид старался не обращать на нее внимания, не припоминая, чтобы видел ее раньше, но она не оставила своих ужимок и после того, как хозяин с поклоном вышел.

– Рада снова видеть вас, милорд, – весело произнесла она, облокотившись на стол и разместив прямо перед его лицом свои груди. – Ну и какое приключение на этот раз? Разбой на большой дороге?

– М-м… да. – Он сделал большой глоток вина, стараясь не смотреть на нее. – На меня напали и ограбили.

– Как жестоко! – воскликнула девушка.

Она подвинулась поближе и запустила пальцы в его пряди на виске.

– Может, помочь вам расслабиться, как в прошлый раз?

Дэвид посмотрел на ее смеющееся лицо. Она была хорошенькая, чуть склонная к полноте, очень простенькая. Обыкновенная сельская девушка, которая, очевидно, уже побывала в его постели, но он никак не мог ее припомнить.

– Извини, – произнес он, – я получил сильный удар по голове и едва могу стоять на ногах.

Она захихикала.

– Я помогу тебе встать, – сказала она. – Но не на ноги. Будешь твердо стоять, обещаю, позабавимся, а?

– Не сегодня, – сказал он, убирая ее руку со своих колен, и прежде, чем вернуть ее в карман передника, коснулся поцелуем ее пальцев как истинный джентльмен. – К моему величайшему сожалению.

Ее лицо расплылось в улыбке.

– Бедненький. Нету сил, даже разочек. Ну, ладно. Давай я за тобой поухаживаю.

Она подлила вина в его стакан, разворошила угли в очаге и взбила подушки на кровати.

Когда она наконец-то ушла, продолжая хихикать, в комнате воцарился покой.

Он допил вино и задумчиво смотрел на ожившее в очаге пламя. Господи, как он не напрягал свою память, ни деревенской гостиницы, ни прислуживавшей ему девушки он не припомнит. Должно быть, был здесь два или три месяца назад, когда они с Перси развлекались, катаясь по окрестностям, прячась от Маркуса, фальшивомонетчиков и властного папаши Перси. Они собирались отправиться в Италию, но Перси проиграл половину своих средств на петушиных боях, а у Дэвида, как обычно, ничего не было. Бесконечная вереница гостиниц, постоялых дворов перемешались в его хмельной голове, вскруженной девушками вроде той, которая только что отсюда ушла. Единственное, что Дэвид помнил – это как его избили, когда он вернулся в Лондон. Сломанное ребро все еще давало о себе знать.

Но все это в прошлом. Он определил для себя будущее. Начиная с завтрашнего дня все будет по-другому; он встанет чуть свет и наймет лошадь, чтобы проделать оставшийся ему путь, не обращая внимания на головную боль. Он посвятит себя делам Маркуса, приведет в порядок свои собственные и начнет новую жизнь. Но сейчас главное – вернуть свое кольцо.

Глава 3

– Чертов болван! – Вивьен Бичем была так рассержена на брата, что едва не ударила его. – О чем ты думал своей пустой головой? Ты вообше о чем-нибудь думал? Что-то не похоже на то.

Саймон вжался в угол, в котором сидел.

– Да все не так уж плохо, Вив. Если бы этот малый с печатью не был таким упрямым…

– Ты пырнул бы его ножом и отправил нас всех на виселицу за убийство?

Она подошла к нему.

– Ты знаешь, что не надо было этого делать, черт возьми! – сказала она вне себя от злости.

– Нет, – промямлил он. Нижняя губа его дрожала. – Я думал, это не будет лишним, Вив. Хотел как лучше.

Она кивнула и сжала его голову руками, стараясь успокоить. Хуже всего то, что Саймон говорил правду. Он действительно хотел помочь, не имея в виду ничего плохого. Ну что тут поделаешь! Да и какой из него грабитель.

– Знаю, Сай. – Ее голос смягчился. – Ты ничего не придумывай. Выполняй то, что мы решили. Ну зачем нам это кольцо? Переплавить, чтобы потом продать? Так придется искать человека, который не будет задавать лишних вопросов. Толку от него никакого. Часы, мелкие украшения, а лучше всего деньги – вот что нам нужно. Вещички, которые можно побыстрее продать. Я не желаю быть вздернутой.

– Прости, – прошептал брат, – я просто идиот.

– Да нет, ты не идиот. Но когда мы работаем и я напоминаю тебе, что делать, а ты швыряешь меня на землю, я готова стукнуть тебя кирпичом по голове.

Он неловко подвинулся.

– Я совершил оплошность.

– Наконец-то ты это понял. Посмотри на меня, – скомандовала она.

Саймон с опаской посмотрел на сестру.

– Сай, я стараюсь, правда. Но ты должен слушаться меня, пока мы не найдем что-нибудь получше.

– Нужно глотку тебе порвать, чертов болван!

Вивьен вскочила на ноги.

– Я уже отругала его, Флинн, – сказала она. Великан уставился на нее.

– Ради всего святого. От него одни неприятности. Я не собираюсь ждать, пока ты отправишь нас на эшафот, – набросился он на Саймона.

Но видимо, его больше рассердило то, что таких, как он сам, разбойников вешают, а не то, что они воруют.

– Он знает, – резко сказала Вивьен. Сама она могла согласиться с каждым его словом и лично готова была дать Саймону хорошую взбучку. Но за брата перед Флинном она стояла насмерть. И Саймон сделал бы для нее то же самое. Однако роли уже распределены. К. тому же это Вивьен втянула брата в воровство.

– Везет тебе, парень, – сказал Флинн, – если бы не твоя сестрица, плыл бы ты сейчас по реке брюхом вверх.

Саймон побагровел от ярости. Он уже не ребенок, чтобы слушать и дальше его проклятия, поняла Вивьен. Скоро ее брату семнадцать. Достаточно взрослый, чтобы выйти из себя, и достаточно большой, чтобы считать, что может дать отпор Флинну.

– Что сделано, то сделано. Ты не перережешь ему глотку, а он больше не допустит такой ошибки, – сказала она и тихо добавила: – Я на это надеюсь.

Флинн все еще смотрел на Саймона.

– Как быть с его долей?

Вивьен подняла брови. Она не допустит, чтобы Флинн обвел ее вокруг пальца, когда речь заходит о том, какая от Саймона польза в их предприятии.

– Странный вопрос. Он был с нами и получит свою долю.

– Могли бы взять куш и побольше, если бы он делал, что ему говорят, и не привязывался к этому малому, – сказал Флинн.

Вивьен видела, что в руках он держит злополучное кольцо, перекатывая его пальцами.

– Я избавлюсь от кольца, – сказала она, протягивая руку. – Дай его мне. Мы рядом с Лондоном, там сотни мест, где его можно тихонько сплавить. Я опять наплету что-нибудь, и у нас будет дополнительный навар. Оно стоит кругленькую сумму.

Флинн держал кольцо.

– Не знаю.

Она убрала руку.

– Ну продай его сам. Но приготовься отвечать на вопрос, откуда у тебя это кольцо.

Флинн поежился:

– Ну ладно. Только смотри, не продешеви. – Он еще раз зло посмотрел на Саймона. – Не то я сдеру с него шкуру.

Вивьен дождалась, когда он, громко топая, вышел из комнаты. Сбросила с себя плащ и села на пол рядом с Саймоном.

Заброшенный домик мельника был сырым и полуразвалившимся. Но здесь им не грозила опасность. Она услышала мышиный писк, когда устраивалась поудобнее, и с отвращением отодвинулась в сторону. Она терпеть не могла мышей. Однажды, когда у нее будет собственный дом, она заведет жирного кота, чтобы ловил их.

– Нам надо выбираться отсюда, – произнес Саймон тихо, чтобы его не услышал Флинн и остальные в соседней комнате.

Вивьен кивнула:

– Да, особенно тебе.

– Тебе все это тоже не нужно, Вив, – ответил брат. – Ты, конечно, в большей безопасности во время дела. Но потом-то ты сама должна о себе думать. Сколько еще будет срабатывать твой трюк с обмороком, чтобы ты могла не отвечать на вопросы? Что, если кто-то из констеблей догадается, что ты была в каждом дилижансе, который останавливали?

– Поэтому я и представляюсь вдовой. Кому придет в голову допрашивать несчастную, убитую горем юную вдову?

– Ну а что будет через несколько лет? Не век же тебе оставаться юной. А Флинн только и ждет, когда от тебя не будет особого прока, чтобы сорвать с тебя платье, захочешь ты того или нет.

– Пусть только попробует, – сказала Вивьен. – Я убью его.

Саймон покачал головой:

– Флинн – негодяй. Не нравится он мне.

Флинн был далек и от ее идеала. Но, благодаря ему, они сыты. Без поддержки его банды им не прожить.

– В наше время так трудно найти честных грабителей, – сказала Вивьен, желая повеселить Саймона.

Но он прислонился головой к стене и тяжело вздохнул:

– Я ненавижу это. Не воровство, нет, это чтобы не умереть с голоду. Ведь ни один вельможа из тех, которые носят такие кольца, не подаст бедному. В любой момент нас могут схватить и бросить за решетку. И все из-за меня.

Отчасти это было правдой. Саймон не родился вором. Он не умел, как сестра, врать или притворяться. Начинал нервничать, делал ошибки, выдавал себя. Вот сегодня эта его настойчивость с кольцом задержала их и подвергла опасности. Они могли бы вечером сидеть в тюремной клетке, а не в заброшенном домике мельника, в сырости и убожестве, но зато сытые и свободные.

Не говоря ни слова, она обхватила руками его голову, Если бы ей удалось накопить побольше денег. Она всегда хотела, чтобы Саймон попробовал себя в менее опасном деле. А теперь это просто необходимо. Их мать не гордилась бы тем, что Вивьен втянула младшего брата в шайку воров и разбойников.

– Я обо всем позабочусь, – сказала она. – А ты больше помалкивай, не спорь с Флинном: Он, конечно, идиот, но идиот с острым ножом. И если он перережет тебе глотку, никто, кроме меня, и не заметит. Но если он убьет тебя, мне придется убить его, и тогда мы все будем мертвы.

– Я не хочу всю жизнь прятаться за спиной сестры, – произнес он, наконец, печально. – Вив, я – мужчина.

– Молодой мужчина, – твердо поправила она. – Если бы мама не умерла, ты ее слушался бы. Поэтому не заставляй меня отшлепать тебя вместо нее.

Он хохотнул:

– Как же. Нужно же мне вставать на свои ноги.

– Когда-нибудь, – пообещала она, надеясь в душе, что это правда. – Но сначала нам надо поесть. Эй, хватит валяться.

Саймон поднялся, потом помог подняться ей. Вивьен, потрясла подол своего черного платья, чтобы убедиться, что там нет мышей.

– Ты иди. А мне нужно убрать эти лохмотья.

Брат едва улыбнулся ей и вышел, закрыв за собой покоробленную дверь. Вивьен открыла старый саквояж, в котором держала свои вещи. Она сняла потрепанный, повидавший виды наряд вдовы, который был сегодня ее костюмом. Образ вдовы обычно отлично срабатывал. Вот и сегодня. Одна старушка всю дорогу держала ее за руку, со слезами на глазах выражала свое сочувствие несчастной юной вдове. Вивьен с трудом сдержала смех. В ее положении лучше не иметь нежных чувств, если не хочешь умереть с голоду. Джентльмены в дилижансе либо украдкой оглядывали ее грудь, либо принимали вид праведников, если она смотрела в их сторону.

Ну не все. Тот богач не пытался притворяться. Он, не скрывая интереса, разглядывал ее лицо. А он красив, подумала Вивьен, но не очень умен. Умный сразу отдал бы это проклятое кольцо, когда Саймон навел на него пистолет. Спасибо ему за то, что ей пришлось забыть о роли испуганной крошки и вступиться за него, желая упредить Саймона. Однако наградой за это было ее падение в грязь. А в кошельке оказалось лишь несколько гиней. С того самого момента, как он вытащил свой приметный чемодан во двор, Вивьен была уверена, что в нем что-то стоящее. Избалованный франт, бери его голыми руками. Она видела, как он требовал лошадь, будто все обязаны исполнять его желания. А потом как он передавал целую кучу денег за то, чтобы присмотрели за его чудными конями. Она точно знала, что парень богат, поэтому и подала знак Саймону, уронив свой носовой платок. Он уехал, чтобы поднять по тревоге всю шайку, а она села в дилижанс. И вот у этого выродка оказалось лишь несколько гиней. Не хватит даже, чтобы рассчитаться за то, что он всю дорогу глазел на ее грудь. Она обнаружила, что рукав ее черного платья разорван на локте, и выругалась. Теперь придется штопать эти чертовы обноски. Он, конечно, тут ни при чем, думала Вивьен, натягивая просторные брюки и прочную рубашку, в которых обычно спала. Что происходит с Саймоном в последнее время?

Ну, ладно. Что сделано, то сделано. Она затянула тонкий шнурок на поясе брюк и туго завязала. По крайней мере, если Флинн решит схватить ее за задницу, у нее будет время, чтобы достать нож до того, как он стащит с нее штаны. Рот Вивьен скривился, когда она складывала и убирала вдовий наряд. Саймон прав: Флинн дожидается подходящего момента, чтобы к ней примериться. Но он не посмеет ее тронуть, потому что она уйдет из шайки, если раньше не прикончит его. Вивьен хорошо знала, насколько важно ее присутствие. Ведь именно она выбирала цель для нападения, она была приманкой и разыгрывала сцены с обмороком или истерикой, чтобы дать возможность остальным вовремя убраться. Без нее ему придется выбирать жертву наугад, и все знали, что продержаться долго у него не хватит ума.

Но на этом участке дороги они работали слишком долго. Вивьен не могла отделаться от мысли, что пора убираться оттуда. Ошибка, которую совершил Саймон сегодня, убедила Вивьен в ее правоте. Возможно, им придется затаиться на какое-то время, пока уляжется переполох, а потом можно будет выбрать местечко получше. Вивьен считала, что два дела подряд в любом месте – вполне достаточно, а Флинн водил их на четыре в этом уголке Кента. Если бы кто-то узнал ее, игра была бы закончена до того, как они это поняли.

Она убрала остатки своего наряда и пошла вслед за Саймоном в другую комнату, где остальные уже собирались есть. Она положила саквояж в угол и взяла миску с похлебкой, которую ей передала Алиса. Саймон подвинулся, освобождая ей место у очага, и Вивьен села. Никто не промолвил ни слова. Они ели в первый раз за весь день, не считая кусочка овсяной лепешки утром. Вивьен ела с жадностью, хотя похлебка была холодная и состояла в основном из лука, заставляя вспомнить того ужасного человека в дилижансе, который дышал на нее, похотливо рассматривая. Опять кролик, уже третий день подряд, но теперь она вытрясет из Флинна деньги на цыпленка.

Флинн, который сидел в кружке напротив нее, отодвинул миску в сторону и вытащил из кармана кожаный мешочек. Саймон и Крум, муж Алисы, тоже отставили чашки и вытянулись, горя от нетерпения увидеть, что вывалит на пол перед ними Флинн. С хваткой ростовщика Флинн разделил деньги на пять равных кучек. Потом вытащил несколько монет из четырех кучек и добавил к пятой. Это полагалось ему как вожаку. Вивьен гневно стиснула зубы, но не проронила ни слова, когда Флинн сверкнул глазами в ее сторону. Он знал, что Вивьен считает несправедливым такую дележку денег, но он также знал, что на ее стороне только Саймон. Крум помалкивал, потому что Алиса получала свою долю, хотя бедняжка никогда не ходила с ними на дело. Поэтому Вивьен не открывала рта и оставляла себе часть денег от вещей, которые шли на продажу. Если Флинн был силой их группы, то она была ее мозгами.

Добыча оказалась более чем скромной.

– Всего четыре фунта, – угрюмо сказал Флинн.

Он опять глянул на нее так, будто она была виновата в том, что у парня оказалась всего пара гиней. Не будь она уверена в том, что у него тугой кошелек, ни за что не решилась бы на этот грабеж.

– Что еще? – поторопила его Вивьен.

– Обычное золотое кольцо, табакерка, двое карманных часов, один камешек и булавка для галстука с жемчужиной, – недовольно пробормотал он.

– И?..

Он зло посмотрел на нее, но все же вытащил из кармана кольцо с печатью.

– Из хорошего золота, массивное, – добавила Вивьен. – За него можно получить не меньше гинеи.

Неожиданный интерес выразил Крум. Он был молчалив и угрюм, как обычно. Парень крепкий, сильный, но раскочегариться мог лишь в том случае, если Алиса нуждалась в его помощи.

– Не так уж плохо, – сказал он.

– Отлично, – сказала Вивьен, опередив Флинна. – Это лучшая добыча за месяц.

Флинн скривил губы. Он не хотел этого признавать после того, как Саймон допустил промах. Вивьен вздернула подбородок и с достоинством встретила его взгляд.

– Мы еще его не продали, – пробурчал Флинн. – С этим могут быть проблемы.

Он опять покатал кольцо на ладони. Видно было, что оно ему нравится, хотя он взъелся на Саймона за то, что тот его взял. Вивьен стало не по себе. Кто знает, что взбредет ему в голову.

– Завтра возьму его, – сказала она. Лучше поскорее избавиться от этой вещицы. Сяду в Уоллингфорде в экипаж и найду какой-нибудь ломбард. Пойдет как кусок золота.

Она протянула руку, чтобы взять ценности. Сердито посматривая, Флинн собрал их в кучу и протянул ей. Все, кроме кольца. Она не убирала руку. С минуту они смотрели друг на друга, не уступая.

Вивьен сжала пустую руку в кулак, пряча ее в складках рубахи. Если Флинн не отдаст, решила она, это явится для нее сигналом, что пора уходить. Она могла бы продать вещицы, отдать Флинну. Круму и Алисе их долю и уйти с Саймоном. Она даже обрадовалась тому, что Флинн не хочет отдавать кольцо.

Но Флинн бросил ей кольцо. Вивьен поймала его, но уронила все остальное. Флинн хохотнул, когда она снова все собрала. Сейчас она ненавидела Флинна больше, чем когда-либо. Его насмешки, его похотливые взгляды.

– Пора уходить, – сказала она. – На этом отрезке дороги становится слишком опасно.

Флинн перестал смеяться и помрачнел:

– Уйдем, когда я скажу, не раньше. Каждый будет делать свое дело. Ты свое, я свое.

Она не стала возражать и кивнула. Их едва не схватили констебли. Гордость не позволила ему согласиться только потому, что не он первый это предложил. На его месте любой здравомыслящий человек не спорил бы. Вивьен положила ценности к своему вдовьему наряду и взяла одеяло. Все засуетились, разбирая свои. Алиса сгребла в кучу угли на ночь. Вивьен завернулась в одеяло и легла рядом с Саймоном. Его силуэт вырисовывался над ней, и она снова почувствовала беспокойство. Скоро он станет совсем взрослым и так и останется вором. В отблесках огня она видела его горькую усмешку.

– Ничего, Вив, – прошептал он. – Все будет хорошо.

Она заставила себя улыбнуться:

– Я знаю.

И она, черт возьми, сделает для этого все. И начнет завтра же, когда отправится в Лондон продавать краденое. Саймон знал, что она сердится на него, но знал также, что она встала на его защиту сегодня. Но не сможет делать это всегда. Рано или поздно либо она, либо Флинн набросятся друг на друга, если раньше их всех не убьют из-за глупости Флинна. Все давно уснули, не спала только Вивьен, она лежала, глядя в потолок. Рядом с ней спала Алиса. Эта девушка готовила на всех, штопала старые рубашки и носки Крума. Она была милой, но, к несчастью, очень недалекой, и без Крума просто пропала бы.

От Крума ей тоже помощи ждать не приходится. Он человек Флинна. С Алисой Флинн добр и сдержан. Флинн никогда не сказал Алисе и слова поперек, даже когда срывался на Саймона и Вивьен, ругая их за малейшую провинность. Видимо, Флинн и Крум договорились не трогать друг друга. Поэтому во всех неудачах винят этих негодников Бичемов. Все знают, что Бичемам некуда идти и не у кого просить защиты.

Остается только Саймон. А братец чаще бывает ей помехой, чем опорой.

Вивьен вздохнула, подпихивая еще одну складку тоненького одеяла под голову. Она ужасно не любила спать на полу. Когда появлялась возможность снять комнату в гостинице, она обычно ложилась рано и старалась не вставать как можно дольше.

Простыни из грубой материи, не очень чистые, матрас – бугорчатый, иногда набит соломой. И все же это лучше, чем тоненькое одеяло и пол. Когда она будет жить в своем доме, у нее обязательно будет мягкая кровать, даже если для того, чтобы купить ее, ей придется целый год есть одни овсяные лепешки.

В другом углу комнаты Флинн замычал во сне, Крум захрапел еше громче. А спокойное лицо Алисы в лунном свете было как у покойницы. Вивьен закрыла глаза, чтобы ничего этого не видеть. Но как ей выбраться отсюда? Большую часть своей жизни она была воровкой, Саймон тоже. А что могут делать воры? Красть. Больше ничего.

Утром Вивьен отправилась в путь очень рано. В поношенном сером платье с украденными драгоценностями в сумочке. Флинн и Крум еще храпели, но к полудню уже будут сидеть в пабе и пропивать свою долю. Алиса, прежде чем отправиться с ведром к ручью за водой, со скромной улыбкой протянула ей кусок овсяной лепешки. Один Саймон встал и шел с ней часть пути до ближайшего конюшенного двора.

– Будь осторожна, Вив, – сказал он ей, когда они подошли к месту, где их пути расходились. – Этот тип мог назначить вознаграждение.

Она улыбнулась:

– Поэтому мы и продаем все это сегодня. Ни один ростовщик в гороле не знает о том, что было украдено вчера.

Он с сомнением посмотрел на нее:

– Я знаю. В этих делах ты смыслишь больше, чем я. И все таки…

Восходящее солнце, пробиваясь сквозь кроны деревьев, заставляло прищуриться.

– Пора уже мне начинать заботиться о тебе.

Глаза Вивьен округлились.

– Мы заботимся друг о друге и о самих себе, – сказала она решительно. – А теперь иди, трудись.

Саймон будет ухаживать за лошадьми на конном дворе, он всегда этим занимался, когда они не были на деле. А она поедет в пыльном экипаже до Лондона, а потом обратно. Алиса займется готовкой. Флинн и Крум целый день будут сидеть на своих толстых задницах и бездельничать или пойдут в город пропивать деньги, которых могло бы хватить на месяц. Мерзавцы.

Она на прошание сжала руку брата и отправилась в город. Отсчитала монеты за проезд до Лондона снаружи экипажа и приготовилась рассказывать свою простую историю любому, кто спросит. Она – бедная гувернантка, едет в отпуск проведать свою чахоточную мать. Однако никто ее ни о чем не спрашивал, и так, с полузакрытыми глазами и сжатыми губами, вскоре после полудня она прибыла в Лондон. Сошла у гостиницы «Слон и замок» и направилась в город. Пребывание здесь ее раздражало. Толпы народа, шум и грязь в тех районах, которые Вивьен знала. Она здесь выросла, но никогда не скучала по этим местам. Она быстро шла, опустив голову и крепко сжимая сумочку, пока не дошла до Сент-Джайлса. Дома здесь были еше более мрачными и перенаселенными, на улицах полно грязных, одетых в лохмотья детей. Именно в этих районах находились лавки перекупщиков.

Она никогда не заходила в одну и ту же лавку дважды. И всякий раз рассказывала другую историю. Люди в Сент-Джайлсе не задавали много вопросов. Но Вивьен хотела быть твердо уверенной в том, что никто не сопоставит ее визиты. Она понимала, что снова подставляется, и знала, что может произойти, если ее схватят с крадеными вещами. Она шла и шла, пока не стерла ноги. Наконец нашла то, что искала.

Вивьен толкнула дверь. Магазинчик был маленький, но довольно чистый. Сжимая в руке сумочку, Вивьен очень осторожно и неуверенно приблизилась к прилавку, за которым стоял шарообразный лысеющий человек, неопределенного возраста и смотрел на нее ничего не выражающим взглядом, подперев шеку рукой. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что он собой представляет. Настоящий мошенник. Вивьен решила изобразить из себя дурочку.

– Простите, сэр, вы, случайно, не мистер Берддок?

– Ага.

Вивьен судорожно сглотнула и подошла поближе.

– Прошу вас, сэр, я хочу кое-что продать. А мне сказали, что вы даете хорошую цену.

– Ага. Хорошую цену за хорошую вещь.

– У меня, – поспешила она заверить его, – мой муж, то есть мой покойный муж…

Она затрясла головой и стала перебирать пальцами завязки сумочки, словно от волнения и стыда.

– У меня остались его вещи. Хорошие.

– Давайте посмотрим.

Он вздернул подбородок и вытянул руки на прилавке в ожидания. Вивьен медленно достала часы вчерашнего «лукового» господина. Мистер Берддок взял их и бесстрастно осмотрел.

– Так себе вещица, – сказал он со скукой в голосе. Вивьен покраснела, но не от смущения, а от злости.

Часы были хорошими, и он это знал. Пусть только попробует мошенничать.

– И вот еще.

Она достала булавку с жемчугом. Берддок поднес булавку к свету и зевнул.

– Жемчуг настоящий?

– Конечно.

Он скривил губы, положил булавку на прилавок, но спорить с ней не стал.

– Это все?

Она прикусила губу, как бы в нерешительности.

– Да, то есть, нет… Я не знаю.

Позаботившись, чтобы было видно, что ее пальцы дрожат, она опять полезла в сумочку и достала кольцо с печаткой. Оно сверкало даже при тусклом освещении маленького магазинчика.

– Его кольцо, – сказала она мягко, держа его в руке, вместо того чтобы положить к остальным вещам.

Мужчина посмотрел, и в глазах его вспыхнул интерес. Он протянул руку, и Вивьен отдала ему кольцо.

Мистер Берддок покрутил кольцо из стороны в сторону, взвесил на ладони.

– Фамильный герб? – спросил он, взглянув на нее проницательно.

– Да, – сказала она, – он был последним в роду. А теперь нет даже сына, который мог бы унаследовать его.

Она замолчала, кусая губу и опустив глаза. Берддок продолжал вертеть в пальцах кольцо.

– Кажется, вещь хорошая, отличная вещица, уверяю вас. Я бы сказал, она стоит кругленькую сумму.

За секунду его отношение изменилось и стало вполне дружелюбным.

– Правда? О, если бы вы знали, как мне радостно, что дорогой Чарлз оттуда заботится обо мне.

– Оставил вас без средств? – кивнул Берддок, заглядывая ей в лицо.

– Обычная история, – кивнула она, соглашаясь. – Это все, что он мне оставил. О, сэр, вы ведь не обманете бедную вдову? Вы дали мне надежду.

Подобие улыбки появилось на его лице.

– Никогда не говорите, что Таддеус Берддок – мошенник, мадам. Хорошие деньги за хорошие вещи – вот мое кредо.

И он назвал сумму, от которой у Вивьен перехватило дыхание. Это было гораздо больше, чем она рассчитывала. Пусть теперь Флинн попробует сказать, что Саймон напрасно взял кольцо. Со своей долей от него да еще плюс кое-какими сбережениями она сможет определить Саймона к приличному хозяину. А когда пристроит Саймона, подумает, как ей самой бросить воровство. И она живо представила себе небольшой тихий дом, заросший цветами и кустами жимолости, с толстым котом, греющимся на солнце. Но обуздала свое воображение и сосредоточилась на деле. Не надо забегать вперед.

– Сэр, это было бы наиболее приемлемо, – сказала она, едва дыша.

– Я полагаю. Хотя такой суммы на руках у меня нет. Я не смогу заплатить вам сегодня. Но если придете завтра утром, деньги у меня будут.

Разочарование Вивьен было сравнимо с предчувствием той замечательной высокой цены, которую он заплатит.

– Я думаю, что смогу подождать. А другие вещи?

Он еще раз осмотрел часы и булавку.

– Возможно, они лучше, чем я подумал сначала, – сказал он. – Может, договоримся обо всех трех вещицах, но отложим покупку на завтра.

Вивьен согласилась, когда он назначил неожиданно высокую цену за две другие вещи. Она положила их в сумочку.

– Тогда до завтра, мистер Берддок.

– До завтра, – ответил он, – буду вас ждать.

– Спасибо, мистер Берддок, обязательно приду, с самого утра.

– Благодарю вас, мадам, – поклонился Берддок.

Вивьен ушла.

Она старалась сохранять спокойствие, сжимая трясущиеся руки. Она так боялась, что продажа кольца окажется невыполнимой задачей. Конечно, оно стоит дороже, но в ломбарде на Сент-Джайлс берут такие вещи каждый день, не задавая лишних вопросов. И вот, после того как она побоялась искать кого-то, кто мог бы переплавить кольцо, чтобы потом сбыть его как простой кусок золота, такая удача! Пусть даже ей предстоит провести еще одно утро в городе. Вивьен ускорила шаг, дрожа от радостного возбуждения.

Записку принесли перед ужином. После долгого изнурительного дня Дэвид наконец смирился с головной болью, которая еще не прошла после встречи с разбойниками с большой дороги накануне. Он сделал все, что наметил на сегодня, и был горд собой. Но сейчас боль сдавливала виски с такой силой, что казалось, голова лопнет. Он лежал, на маленьком диванчике в гостиной с подушкой на лице, когда в дверь позвонили.

Через минуту позвонили снова, а потом еще раз. Дэвид снял с лица подушку.

– Баннет!

Наконец в прихожей раздались шаркающие шаги. Дверь открылась и закрылась снова. На пороге гостиной появился слуга.

– Вам письмо, сэр.

Дэвид застонал и с трудом сел, то и дело закрывая глаза, чтобы справиться с головокружением. Он открыл конверт, который ему протянул Баннет. С минуту смотрел на него, пока не понял, что это записка. Дэвид пробежал ее глазами и воспрянул духом.

«Приходите завтра утром познакомиться с вашим вором. Ваш Берддок».

Отлично, подумал Дэвид. Наконец-то его сомнительное прошлое становится управляемым. Возвратившись в Лондон, он съездил ко всем скупщикам краденого и ростовщикам, которых знал. А знал он многих, благодаря своей богатой биографии игрока, и все они были рады опять иметь с ним дело. Но на этот раз он пообещал им не мелочь, а крупную награду: двадцать фунтов тому, кто найдет его кольцо с печаткой, и в два раза больше, если они помогут ему задержать вора. Видимо, вор посетил Таддеуса Берддока, который когда-то ссужал ему деньги под залог, его лучшую скаковую лошадь.

– Да благословит тебя Господь, Берддок, – выдохнул он.

Он лежал на диване, поглощенный своими мыслями. Пожалуй, лучше пока не звать блюстителей закона. Дэвид не боялся, что они помешают его планам, но опытный вор мог их сразу заметить и сбежать. Ну уж нет, только не это. Дэвид не забыл, что потерял сознание, когда один из грабителей ударил его по голове, и представил, с каким удовольствием отдубасит ублюдка.

А эти грабители не так уж глупы, стараются избавиться от награбленного как можно скорее. В течение дни объявление о вознаграждении может быть разослано, и жертвы ограбления пустят ищеек по их следу. Но Дэвид очень сомневался, что кто-то мог успеть сделать это, ведь они только сегодня прибыли в Лондон. Если бы план грабителей удался, они уже сегодня продали бы украденные вещи. И шансы поймать их в значительной степени поубавились бы. Дэвид знал, что идея первыми посетить ростовщиков и скупщиков краденого была отличная, хотя из-за этого и пришлось отложить встречу с банкиром Маркуса. Банкир подождет. Дэвид посмеется, когда увидит лица разбойников, когда их схватят. Он передаст их в руки правосудия и посмотрит, как их повесят. Улыбаясь своим мыслям, Дэвид позвонил, чтобы подавали ужин. Головная боль почти прошла.

Глава 4

Утром Дэвид пришел в ломбард задолго до его открытия. Берддок, еще в ночном колпаке, впустил его и провел в маленькую конторку в задней части магазина. От чая Дэвид отказался, и Берддок снова поднялся к себе. К тому времени, когда он, не торопясь, вернулся и открыл входную дверь, Дэвид успел исследовать каждый дюйм его магазина. Теперь оставалось только ждать.

Он устроился в задней комнате и сидел, словно на иголках. Просидел всего час, который показался ему вечностью. Берддок заверил его, что вор придет рано. Дэвид устал ждать в этой пыльной, заваленной задней комнате, которая пропахла пирогами с мясом и прокисшим пивом. Он опять выглянул через занавеску и кашлянул.

– Тише, – сказал Берддок, не оборачиваясь.

– Сколько можно, – раздраженно сказал Дэвид. – Больше ничего не можете предложить?

Берддок обернулся к нему:

– Сядьте, милорд. Воры не самые пунктуальные люди.

Что ж, справедливо. Дэвид смахнул пыль с края скамейки и опустился на нее, с трудом подавив желание барабанить пальцами. Ему хотелось выйти отсюда, но он должен дождаться вора и хорошенько его отдубасить. Выследить вора в трущобах – это безумие. Дэвид знал, что там вор будет в большей безопасности, чем он сам. Но сидеть и ждать было невыносимо. Стены маленькой комнатки, казалось, смыкались над ним. Запах усиливался, и дышать становилось невозможно. Он вскочил и опять посмотрел через штору. Магазин был все еше пуст.

– Я подожду снаружи. Когда он придет, убедись, что кольцо у него, потом проводи. А я прослежу.

– Как вам угодно, сэр, – сказал Берддок.

Дэвид выскочил через заднюю дверь на улицу. Он прокрался к передней части строения, туда, где его ждал экипаж, и стал наблюдать за наводненной людьми улицей, однако не заметил ничего необычного. Поговорил с кучером и снова стал ждать, время от времени меняя положение тела. Дэвид купил горячую булочку у уличного торговца и, прислонившись к фонарному столбу, стал ее есть, не сводя глаз с магазина Берддока.

Несколько человек зашли, потом вышли. Дэвид съел булочку, не торопясь, вытер пальцы носовым платком. Где этот чертов вор? Если Берддок обманул его, то….

Дверь магазина снова открылась, сам Берддок держал ее для вора, который только что продал ему кольцо Дэвида.

Это была женщина, и не просто женщина, а хорошенькая юная вдова из дилижанса. Миссис Грей, кажется, та самая, с лицом ангела, Дэвид заставил свою отвисшую челюсть закрыться. Вовсе не невинная жертва. Он встал на ее защиту и получил удар, который лишил его сознания. Он и подумать не мог, что она заодно с тем грабителем, который его ударил. Она разыграла его, как дурачка. Но больше это не повторится.

Он поднял руку и надвинул пониже шляпу, подав знак кучеру, который кивнул в ответ. Не торопясь, но и не теряя ее из виду, Дэвид влился в поток прохожих. Перехватить ее было несложно. Его шаг был, должно быть, вполовину длиннее, чем ее. Трудно поверить, что такая изысканная молодая женщина оказалась закоренелой преступницей. Что ж, внешность обманчива. Женщина остановилась на углу, дожидаясь, когда громыхающая повозка проедет мимо. Дэвид вступил в игру.

– Вот вы где, – сказал он, крепко схватив ее за локоть. – А я думал, что никогда не найду вас.

Она испуганно посмотрела на него.

– С-сэр, – вымолвила она, задыхаясь, – отпустите меня, пожалуйста. Вы, видимо, обознались.

– Возможно. Но давайте во всем разберемся.

Подъехал экипаж, Дэвид открыл дверцу и попытался втолкнуть ее внутрь. Она схватилась за дверной проем, сопротивляясь, но Дэвид поднялся на подножку, приобнял ее и всем телом впихнул в карету, словно мешок с пшеницей. Карета тронулась раньше, чем он успел захлопнуть за собой дверцу. Его добыча в смятении упала на пол, запутавшись в юбках серого поношенного платья, пытаясь освободиться. Дэвид развлекался, наблюдая, как она вскочила на ноги, сгибаясь в карете. Она тяжело дышала. Глаза были как блюдца. Она посмотрела на него и бросилась к двери. Поставив ногу на противоположное сиденье и вытянув ее, он преградил ей путь. Она кинулась назад, вжимаясь в угол кареты подальше от него.

– Миссис Грей, полагаю, – заговорил он, как ни в чем не бывало, приглашая ее принять участие в беседе. – У меня плохая память на имена. Но когда тебя грабят и бьют по голове, то все отпечатывается в памяти даже у меня.

– Ах да, – сказала она глухим голосом. – Я вас вспомнила. Вы сели в Бромли.

– Только сейчас? Готов поклясться, что вы вспомнили меня сразу, как только увидели.

Она облизнула губы. У нее такой очаровательный ротик, подумал Дэвид. И как здорово она лжет.

– Я не была уверена. Вы застали меня врасплох, сэр. Я не ожидала, что на улице ко мне пристанет кто-нибудь, с кем я едва знакома.

В ее голосе слышалось осуждение, что очень позабавило Дэвида. Да, лгать она мастерица. Но он тоже не промах. Солжет – недорого возьмет. Один лжец легко распознает другого. Два сапога пара.

– Но нас, кажется, связывает нечто большее, не так ли?

Она заморгала. Невинный ангел, да и только.

– Ну да. С тех пор как вы пытались продать Берддоку мое кольцо.

– О нет! Ваше кольцо? Не понимаю, о чем вы. Я всего лишь бедная вдова, сэр. У меня нет других средств к существованию, кроме как деньги, вырученные от продажи вещей моего покойного мужа.

– Грустная история, – согласился он. – Если бы только все это было правдой. Воровство – преступление. Вы знаете этих разбойников?

Ни один мускул не дрогнул на ее лице. Она смотрела на него, не отрывая взгляда. Карета остановилась.

– Отлично. Мы приехали. Может, скажете всю правду? У вас последняя возможность, – добавил он, угрожающе улыбаясь.

– Правду? Но я уже сказала вам…

Ее голос замер, а взгляд устремился в окно. Как было приказано, кучер провез их по аллее к задней двери дома Берддока. Хозяин магазина их уже поджидал.

Ни слова не говоря, Дэвид распахнул дверцу кареты, держа вытянутую ногу в проеме.

Берддок медленно приблизился и сказал, заглянув внутрь:

– Ага, это она. Продала мне вот что.

Он показал жемчужную булавку и часы, украшенные маленькими рубинами.

Дэвид бросил на него холодный взгляд:

– Где кольцо?

Берддок пожал плечами:

– Сегодня она не принесла его.

– О, сэр, – умоляюще вскрикнула вдова, – вы ведь с ним не заодно? Этот грубиян схватил меня на улице и не отпускает. Пожалуйста, помогите мне.

Берддок повернулся к Дэвиду.

– Я купил обе вещицы, как вы и просили, – сказал он.

Дэвид взял их, поднес булавку к свету.

– Хорошая работа. Твое вознаграждение сразу же будет тебе отправлено.

Берддок улыбнулся:

– Очень хорошо. Рад служить вам, сэр.

– А как же кольцо? – настаивал Дэвид.

– Она не принесла его. По крайней мере, так она сказала.

Дэвид посмотрел на него сурово. Берддок попятился и развел руками:

– А что мне было делать? Но полагаю, вы вернете свое кольцо.

Дэвид обернулся на вора, очаровательную белолицую вдову.

– Не сомневаюсь в этом, – сказал Дэвид и постучал кулаком по крыше кареты. – Поехали!

Она смотрела то на драгоценности в его руке, то на его лицо.

– Отпустите меня, – еле слышно произнесла она, – пожалуйста, сэр, умоляю.

– Да уж, – сказал он, разглядывая на свету часы. – Это ведь из ограбленного в Бромли дилижанса? Часы принадлежат тому толстяку, от которого пахло луком. Как его звали?

Дэвид повертел часы из стороны в сторону, притворяясь, будто рассматривает их, и искоса поглядывая на женщину. Она была напряжена, как кошка перед прыжком. Пальцы ее сжимали подушки.

– Не все ли равно, – сказал Дэвид, опустив часы в карман. – Стоит сообщить констеблю, и он подскажет, где его искать.

Она молчала, не сводя с него глаз.

– Думаю, вы с ними заодно, – продолжал Дэвид таким тоном, будто разговор шел о погоде. – Другого объяснения тому, как у вас оказались украденные вещи из дилижанса, нет. Впрочем, меня это не интересует. Все, что мне нужно, – это кольцо. Но поскольку я выследил вас, потрудитесь заодно вернуть и мои часы. И я сразу вас отпущу.

– Но у меня их нет, – сказала женщина.

– Вам придется их достать. Обратитесь к своим сообщникам.

– Не могу.

Дэвид кивнул, все еще улыбаясь. Действительно забавно.

– Ну тогда будете моей гостьей до тех пор, пока сможете.

Она вздрогнула и еще больше побледнела.

– Что?

– Моей гостьей, – повторил он. – Я не могу быть вам признателен за то, что меня ударили дубинкой по голове и оставили умирать. Вы, конечно же, пережили все это, потратили столько нервов. Я наслышан.

– Я… Мне действительно жаль, что вас ударили, – заплакала она.

– Не сомневаюсь. Но когда я, как истинный джентельмен, пытался убедиться, что с вами все в порядке, никто точно не знал, куда вы делись.

Он улыбнулся. Вивьен вскипела от страсти. Он просто играет с ней. Она готова была выцарапать ему глаза.

– Очень мило с вашей стороны, но…

– …совершенно бесполезно, – закончил он за нее. – Долго пришлось догонять своих сообщников?

– Я… но…

Она закрыла лицо руками, пытаясь привести мысли в порядок. Как он догадался обо всех деталях их операции? Нужно немедленно бежать, предупредить остальных, сказать, что их собираются сдать констеблям. Нужно немедленно бежать. Но куда? Может, в Шотландию?

– Не понимаю, о чем вы, – прошептала она.

– Ах, дорогая, – сказал он, – скоро поймете. Берегите нервы.

Вивьен разрыдалась. К этому она прибегала лишь в крайних случаях. Что еще ей оставалось?

– Великолепное представление, – прокомментировал Дэвид спустя некоторое время.

Вивьен старалась не смотреть на него.

– Что мне делать? Вы не верите ни единому моему слову.

– Не верю.

Карета остановилась. Она осторожно выглянула в окно. Если бы она могла выйти, а еще лучше, если бы он ее выпустил, она скрылась бы в мгновение ока. Ее похититель спрыгнул на землю. Его фигура закрыла весь проход.

– Пойдемте, – сказал он. Она прижала сумочку к груди.

– Нет.

Лицо его ничего не выражало. У Вивьен ком стоял в горле.

– Я сказал, пойдемте. Вас что, тащить силой?

Какого черта он задумал? Ужасные видения пронеслись в ее голове. Она постаралась что было мочи упереться носками изношенных ботинок в пол кареты.

– Нет.

Он наклонился к ней, держась руками за дверной проем.

– Пойдемте, – сказал он ласково. Вивьен сжала руку в кулак.

– Ну, если вы настаиваете…

Быстрее, чем она ожидала, он схватил ее запястья, наполовину вытащив из кареты. Вивьен взвизгнула, извиваясь всем телом, пытаясь вырваться, когда он ее вытаскивал. Она ударила его кулаком, компенсируя ту боль, которую он ей причинил, таща за руку. Он рассмеялся. Этот мерзавец смеялся! Она дралась по-настоящему, хоть ей и было неудобно, потому что он крепко держал ее одной рукой за талию, другой – за плечи. Он чуть ослабил хватку, и она смогла достать до пола носками ботинок. Вивьен вцепилась ногтями в его руку, стараясь при этом встать поустойчивее. Его рука опустилась ей на шею. Рука была большая. Пальцы легко охватывали всю шею у самого основания. Вивьен затихла. Сердце ее готово было выпрыгнуть из груди.

– Вы проиграли, – прошептал он ей на ухо. – Я не хочу причинять вам боль, поэтому прекратите драться.

Она еще попробовала размахивать ногами, правда, без особого успеха. Даже если ей удалось бы пнуть его своим потрепанным ботинком, вряд ли это причинило бы ему какой-то вред.

– Отпустите меня, – процедила она сквозь зубы. – Или я буду кричать.

– Соседи не обратят внимания, дорогая.

Покрепче схватив ее за талию, он слегка приподнял ее, подталкивая к ступенькам, которые вели в дом. Выглядел он чрезвычайно угрожающе. Только теперь она поняла, в какую историю попала. Место чудесное. Дорожки чисто подметены, а дома на широких улицах залиты утренним солнцем. Когда он поднялся по ступенькам, не обращая внимания на все ее извивания, дверь открыл человек с ничего не выражающим лицом.

– Помогите, – закричала она, не пряча своего страха. – Убивают!

Но человек даже не посмотрел на нее.

– Добро пожаловать домой, милорд, – сказал человек, наклоняясь, чтобы подобрать шляпу, которая в пылу борьбы свалилась с головы его хозяина.

– А, Баннет. – сказал похититель, опуская ее на ноги, но все еше не отпуская. Он лишь чуть чаще дышал, вот и все. – Приготовьте гостевую комнату для… моей гостьи.

– Я не останусь здесь! – закричала она.

Еще более ужасные мысли пронеслись у нее голове. Господи, ведь это его дом. Он может запереть ее здесь и делать с ней все, что захочет. Вивьен была наслышана о порочном поведении этих джентльменов из высшего сословия. Понимая, что ее собираются держать здесь как пленницу, с которой могут делать все, что угодно, она из последних сил напрягла руки и двинула его локтем в бок. Он присвистнул от боли, отступив на шаг. Вивьен рванулась к двери, но его хватка, хотя и ослабла, была достаточно сильной, чтобы она не смогла вырваться.

– А впрочем, не нужно, Баннет. Посидит и в пыли, – сказал он мрачно, подталкивая ее к лестнице.

– Очень хорошо, сэр, – ответил слуга, Ни единый мускул не дрогнул на его лице с тех пор, как он поднял шляпу, которую все еще держал в руках.

Вивьен поняла, что он ей не поможет, придется спасаться самой. Каждая ступенька делала ее на шаг ближе к тому ужасу, который ее ждет, и она кричала, пока не охрипла.

Когда они поднялись наверх, он повернул налево и поставил ее на ноги. Она попыталась притвориться бесчувственной.

– Бесполезно, – сказал Дэвид, открывая дверь. – Я не в том настроении, чтобы и дальше позволять себя дурачить.

Он втолкнул ее в большую пыльную комнату. Вошел, закрыл за спиной дверь и повернул ключ в замке.

Глядя на него воинственно и тяжело дыша, Вивьен сделала шаг назад, потом еще один. По правде говоря, выглядел он опасно. Его темные волосы, должно быть, были сзади завязаны, а теперь рассыпались по лицу длинными прядями, намного длиннее, чем обычно носят джентльмены. Лицо бледное, но темные глаза, казалось, были освещены каким-то неземным светом, который пугал больше, чем его поза: руки на груди, ноги широко расставлены. Он стоял в дверях как страж, с устрашающим видом. У Вивьен голова закружилась от страха, когда в поле ее зрения попала кровать, стоявшая менее чем в четырех футах от нее.

– Это все мое сломанное ребро, кровожадная моя, – сказал он. – Обещаю не трогать вас, если вы прекратите свои попытки нападать на меня.

Вивьен облизнула губы, чуть откинувшись назад и напряженно думая.

– Я не знала, что оно сломано.

– Не думаю, что это что-нибудь изменило бы.

Вивьен не раскрыла рта. Еще как изменило бы, думала она. Если бы она знала, то ударила бы раньше и сильнее.

– Тем не менее, – продолжал Дэвид, – это не имеет значения. Все, что я хочу, так это вернуть то, что мне принадлежит. Верните мои вещи и можете идти убивать и грабить любого, кого выберете. Договорились?

– Но у меня их нет. Правда нет, – повторила она.

– Тогда вы их для меня достанете.

– Но как? Вы заперли меня здесь.

Его губы искривились в подобии улыбки.

– Это вам решать, верно?

Несмотря на усилия, она не могла больше сдерживать себя.

– Лжец! Как вы смеете заявлять, что хотите, чтобы я принесла вам то, чего у меня нет. А если бы и было, как бы я могла это сделать, когда я взаперти. Я буду с вами драться, пока я здесь, покоя не ждите.

– С меня хватит, – прервал он ее.

Вивьен не двигалась. Она держала дистанцию, но при необходимости была готова к действию в любую минуту. Его глаза были темными, как ночь. И что самое невероятное – Вивьен показалось, что он развлекается. У нее внутри все перевернулось. Для него все это было шуткой!

– Может быть, желаете сказать, у кого мои вещи и где этот человек? Я с удовольствием пошлю за ним кого-нибудь. А вас отпущу. Все очень просто, не правда ли?

– Вы не можете держать меня здесь! – закричала она. – Это похищение!

Он поднял голову. С каким удовольствием она влепила бы ему пощечину, чтобы убрать с его лица эту гадкую улыбку.

– Может, пригласить представителей власти? – спросил Дэвид между делом. – Вы расскажете им свою историю. Не сомневаюсь, они посочувствуют вам, особенно когда объясните, как к вам попали украденные вещи, а заодно расскажете, что вас похитили.

Сердце Вивьен колотилось. Грудь поднималась от волнения. Она думала, но ничего толкового не приходило ей в голову. Оправдания тому, что у нее были его вещи, нет, не говоря уже о том, что она пыталась их продать. Она чуть сдержала дыхание и начала всхлипывать.

– Но я ничего не знаю, – сказала она, закатывая глаза и пытаясь вызвать жалость слезами. – Вот правда: кое-кто дал мне эти вещи для продажи и пообешал заплатить, если у меня все получится. Пожалуйста, сэр, отпустите меня. Я ничего не знаю про кольцо.

– Да вы молодей! Ставлю гинею, что вы прострелили бы мое сердце насквозь, будь у вас пистолет. Ну и сколько вам пообещали?

– Ну… э-э… – Вивьен терла глаза пальцами, собираясь с мыслями. – Пять шиллингов, сэр.

– Пять шиллингов – небольшая награда за продажу краденого. Нужно было просить процент от цены, и в звонкой монете. А почему вы не договорились с ним после вчерашнего разговора с Берддоком?

Он наклонился к ней, и Вивьен вздрогнула.

– Где кольцо? – спросил он тихо.

Темные пряди падали на лицо, которое имело зловещий вид. В первый раз Вивьен задрожала от страха не за честь, а за жизнь. Никто не знает, где она, ее не смогут найти.

– Где кольцо? – снова спросил он. – Буду говорить понятно. Я хочу вернуть это кольцо и верну, не важно, с вашей помощью или без нее.

– Вы не получите его, если не отпустите меня. – Слова помимо воли сорвались с ее губ.

– Тогда вы будете моей гостьей до тех пор, пока не станете сговорчивее, – сказал он, упираясь руками в стену и как бы беря ее в капкан.

Ее ярость взяла верх над страхом, и она толкнула его в грудь. Он не пошевелился.

– Если не отпустите меня, горько пожалеете об этом.

Единственным ответом была усмешка, которая только подтверждала все им сказанное.

Она сжала руки за спиной. Еще одна попытка.

– Вы совершили ошибку. У меня нет вашего кольца. И я не могу достать его, пока я здесь с вами болтаю. Отпустите меня, а через денек или два нанесите еще один визит вашему скупщику. Клянусь, оно будет у него. И все мы будем счастливы.

Тут она ткнула его в бок своим маленьким лезвием. Он посмотрел вниз.

– Вы прятали его в рукаве. Какая неосторожность с моей стороны.

– Пустите!

Дэвид качал головой, разглядывая лезвие.

– Все верно.

Он отошел назад, и Вивьен выбралась оттуда, где была прижата к стене, все еще направляя на него нож.

– Да, нужно было быть внимательнее, – продолжал он.

Вивьен бросилась к двери, чуть поскользнувшись на краешке ковра. Он двигался за ней на расстоянии вытянутой руки, медленно, но верно ускоряя шаг. Она добежала до двери, покрутила ручку, пытаясь открыть. Слишком поздно она вспомнила, что дверь заперта.

– Дайте ключ! – потребовала она.

Он, раскачиваясь на каблуках, достал из кармана ключ.

.– Этот? Возьмите.

Теперь его очередь посмеяться. Он подбросил ключ и поймал его другой рукой, покручивая на кончиках пальцев.

Черт его побери! Черт побери ее, ведь она забыла про ключ. Надо было пырнуть его в самом начале. Впрочем вряд ли это лезвие могло причинить ему вред.

Его улыбка становилась все более язвительной.

– Ну вот, наши противоречия стали неразрешимыми, – сказал он, внимательно рассматривая ключ, прежде чем снова опустить его в карман.

Она посмотрела на карман и сжала нож. Если бы она метнула нож и ранила его, то можно было достать ключ и скрыться. Но опять же это была бы попытка убийства. Ее точно повесили бы, даже если она чуть поцарапала такого господина. Она опустила нож и сердито посмотрела на него.

– Как я уже говорил, я отпустил бы вас. Но у меня пропало кое-что очень важное для меня. И также, как вы, моя дорогая, я достаточно упрям, чтобы не отступать от своего, несмотря на логику и обстоятельства. Но в отличие от вас я получу то, что хочу.

Вивьен бросила нож. К ее ужасу, он поймал его, просто поймал. Прямо в воздухе, лишь слегка наклонившись. Посылая проклятия, она бросилась к окну, предпочитая разбиться, нежели отдаться ему на милость. Но вновь была крепко схвачена за руку и плотно прижата спиной к стене. Она еще кричала и пиналась, пока он достаточно грубо пробежал по ее телу руками, отыскивая второй нож, который был у нее в чулке. Он достал его и поднес к глазам поближе, чтобы рассмотреть.

– Нужно быть повнимательнее. Ну, теперь все?

Она зарычала от злости. Дэвид рассмеялся и отпустил ее. Вивьен ненавидела его за то, что он запер ее здесь и держит, как бродячую собаку. Она подобрала сумочку с пола, заглянула в нее и бросила на кровать.

– Не переживайте. Я же пообещал, что не трону вас, если, разумеется, вы воздержитесь от попыток меня убить.

Он направил на нее нож, который только что достал из ее чулка.

– Отвратительная работа, – сказал он и, помолчав, добавил: – Как ваше настоящее имя, миссис Грей? Впрочем, это не важно. Вы знаете мои условия. Когда захотите говорить, я выслушаю вас. Ну а пока… Добро пожаловать в мой дом.

Он слегка поклонился и ушел, унеся с собой оба ножа и ключ.

* * *

В холле Дэвид еще раз осмотрел ножи. Дешевая работа: тонкое лезвие, о рукоятке и говорить нечего. Зато вполне эффективно. Он достал носовой платок, обмотал порез на пальцах, сделанный первым ножом. Но вины ее в этом почти не было. Ну откуда она могла знать, что он схватит лезвие в кулак, как в цирке. Он видел, что это повергло ее в шок, и ухмыльнулся, вспоминая выражение ее лица. О да, ему нравилась загадочная миссис Грей. И это еще раз подтверждало, что он круглый дурак.

Что теперь с ней делать? Он ожидал, что это будет грабитель моложе или старше, что он расколется под угрозой быть выданным властям. Он не особенно хотел прибегать к помощи суда, но своему пленнику никогда не признался бы в этом. Он отлично понимал, что его собственные действия в последнее время не добавляли ему кредита доверия, и предпочитал держаться на почтительном расстоянии от любого, кто обладал властью, достаточной, чтобы арестовать его за ошибки прошлого, настоящего или будущего. Другое дело, когда он намеревался вернуть то, что ему принадлежит, и передать вора судейским. Хотя не был уверен, что они одобрили бы его методы. А проницательная миссис Грей сразу разгадала его блеф. И теперь она заперта в его доме.

Ну, он может подержать ее немного, возможно, она сломается, и тогда он получит свое кольцо. Дэвид знал, что может уговорить любого, особенно если этот любой – женщина. И если придется вытаскивать ее из этого мешковатого платья лишь ради того, чтобы решить вопрос, он пожертвует собой. Но это в последнюю очередь.

Он оглянулся «а дверь. Не осталось ли там чего-нибудь такого, что можно было бы использовать как оружие или приспособление для побега? Нет, конечно. В комнате почти ничего не было. Когда он приобрел дом, мачеха предприняла кое-какие усилия, чтобы обустроить его. Но это было давно, и с тех пор никто об этом не беспокоился. Ведь гостей он не принимал. Но теперь… Придется поставить кого-нибудь снаружи, чтобы она не сбежала или чего доброго, не спалила дом в его отсутствие. Как бы в подтверждение этой мысли по лестнице поднялся его слуга Баннет, довольно ленивый малый. Но он был один из тех немногих слуг, которые не ушли от Дэвида в трудное для него время. Теперь все будет иначе благодаря клятве чести, которую Дэвид дал, ну и, конечно, своевременной оплате. Хотя он уже наткнулся в расходниках Маркуса на запись об оплате его слуг дважды в текущем году. Уж не это ли заставило их хранить верность хозяину, не обращая внимания на тяжелые времена?

– Баннет, проследите, чтобы миссис Грей принесли еду в комнату, без ножей. И посмотрите, что еще ей нужно. Она не должна выходить из комнаты.

Он отдал ключ Баннету, который взял его без малейшего намека на удивление или возмущение, что его хозяин собирается держать взаперти женщину. Дэвид оценивающе посмотрел на него. Ему было интересно, где Баннет работал раньше.

Слуга невозмутимо смотрел на него.

– Да, сэр. Что ей подать?

Испытывая искушение ответить, что только хлеб и воду, Дэвид сдержался. Наверняка она этого и ждала.

– Она моя гостья, Баннет, – сказал он. – Подайте ей все, что подали бы другим гостям.

– Слушаюсь, сэр, – сказал Баннет растерянно. – Право, ума не приложу… Кухарка оставила записку и отбыла сегодня утром.

Дэвид едва не выругался. Почему кухарка уезжает именно сегодня, когда он вернулся в город и преисполнен благими намерениями?

– Как! – воскликнул он сердито. – Почему мне никто не сказал?

Баннет заморгал.

– Она отдала записку после того, как вы уехали, – объяснил он. – Мне. А я сказал вам об этом, как только вы вернулись домой.

Дэвид закрыл глаза. Вот умник, черт возьми.

– Хорошо. Я найму другую кухарку. Вообще-то я намерен нанять новых слуг. Немедленно.

Баннет кивнул. Дэвид собрался уже уходить, но что-то вспомнил и вернулся.

– Ну, а пока съездите в Эксетер-Хаус. Пусть тамошняя кухарка приготовит корзину с едой на день. И посмотрите, нет ли у нее способных помощников, которые могли бы занять вакантное место здесь.

– Слушаюсь, сэр.

Дэвид отправился заниматься делами. Сегодня миссис Грей поймет, что он имел в виду, когда говорил, что она скажет ему, где кольцо. А после этого пусть возвращается к своим воровским делам, мечет ножи и делает все, что ей заблагорассудится. Его это не касается. Он благопристойный господин.

Глава 5

Дверь за ним закрылась. Вивьен услышала, как ключ повернулся в замке. Обеими руками она схватила подсвечник и замахнулась, собираясь запустить им в дверь. Подсвечник был тяжелый, но недостаточно массивный, чтобы выбить ее. Если бы даже она и пробила дверь, это не помогло бы ей освободиться, а ее похититель тотчас вернулся бы. Снова видеть его Вивьен не хотела.

Она поставила подсвечник и осторожно обошла комнату. Большая, на полу ковер. Два окна выходят на неухоженный садик. Высоко, футов двадцать, и ничего подходящего, на чем можно спуститься вниз. Она прижала пальцы к стеклу. Может, использовать простыни? Вивьен откинула с кровати покрывало, но простыней на кровати не оказалось. Зато был замечательный матрас. Она стряхнула с краешка пыль и присела. Матрас был необычайно удобным. Проклятый богач, раздраженно подумала она. Осмотрела покрывало, надеясь, что его можно порвать на полосы, но оно было толстым и тяжелым. Будь у нее ножи, она разрезала бы его, однако ножи у нее отобрали. Все здесь было слишком добротным, чтобы помочь ее побегу.

Скрестив руки на груди и прикусив нижнюю губу, Вивьен мысленно перебирала все возможные варианты выхода из сложившейся ситуации. Он сказал, что не отпустит ее, пока у него не будет кольца, а кольца у нее нет. Где его искать, Вивьен не знает. Флинн сразу скрылся бы и не объявился больше. А потом, она не сомневалась, ее похититель отправился бы за кольцом с целой бригадой констеблей, которые сразу же арестовали бы Саймона и остальных. Может, уговорить его позволить ей передать Флинну записку? Но Флинн, хитрая лиса, не сунет носа в Лондон и уж тем более не отдаст драгоценности только для того, чтобы спасти ее шею.

Не то, чтобы она желала прямо сейчас передать ему это кольцо. Вот когда он схватил ее на улице, то, будь оно у нее, она швырнула бы в него это кольцо и убежала. Но теперь пусть не надеется вернуть кольцо. Конечно, это осложнит ее положение, но кольцо она сможет достать лишь в том случае, если будет свободна.

Надо все просчитать. И зачем только ему это колъцо, злилась она. Такой богач может себе позволить еще одно, и еще одно, и еще. На каждый палец руки, а может, и ноги, если пожелает. А этот Берддок! Уж она бы о нем всем рассказала. И не видать ему новых вещичек, это точно. Конечно, она ничего не сможет сделать, пока не выберется отсюда. Вивьен подошла к окну и внимательно осмотрела его. Крепкое, стекла целы. Зимой не пропускает ветра, судя по тому, как тепло сейчас в комнате. Она попробовала открыть его, рама легко подалась, но лишь на несколько дюймов, а потом встала намертво. Вивьен толкала ее, тянула, но все тщетно. Вивьен опустилась на колени и осмотрела раму снизу. Нет, из окна не вылезешь, решила она.

Саймон будет сходить с ума. Флинну-то все равно, ему только будет жаль вырученных от продажи краденого денег. Тут Вивьен вспомнила, что похититель не отобрал у нее сумочку. Она вытряхнула содержимое на кровать. Монеты, полученные от Берддока, покатились. Она подхватила их, предусмотрительно посмотрев на дверь. Она не хотела, чтобы он вошел и забрал их. Вивьен держала монеты в кулаке, придумывая, куда их спрятать. Хранить их на себе, после того как он прошелся по ней руками, было небезопасно. Она до сих пор чувствовала дрожь, ощущая на себе его пальцы, когда они пробирались под резинку чулка, чтобы достать маленький нож. Слава Богу, что она не засунула его в корсет. Поэтому от мысли спрятать деньги под одеждой она отказалась. Чтобы он совал туда руки? Наконец она решила их спрятать за подбоем платья. Зубами оторвала часть наметки ровно настолько, чтобы просунуть туда монеты, а потом аккуратно опустила их туда одну за другой. Но вот она встала, оглядывая подол платья. Он стал тяжелее, складки чуть опустились. Довольная своей первой маленькой победой, Вивьен подбоченилась и огляделась по сторонам. Что же ей делать, черт побери?

В. комнате не было ничего, что могло бы ей помочь сбежать. Решетка в камине была холодной и пахла так, будто ее долго не использовали. Вивьен открыла шкаф, но он оказался пустым. Стала ощупывать стены по всей длине, надеясь найти что-нибудь под плинтусом, но не нашла и в полном изнеможении опустилась на единственный стул. Она могла бы разбить окно, но как спуститься вниз?

Он сказал, что не сделает ей ничего плохого, и вел себя как джентльмен. Деньги у него водятся, наверное, он – важный господин. Что-то всплыло в ее памяти. А когда она сказала, что позовет на помощь, его это нисколько не обеспокоило. Никто не обратит внимания, сказал он. Вивьен судорожно сглотнула. А что, если он делал это каждый день: таскал женщин в дом и из дома, а они кричали, не жалея легких. Он был намного больше и сильнее ее. Вивьен знала, что не сможет долго защищаться.

Но… если бы он действительно был джентльменом, он покормил бы ее, и тогда ему пришлось бы открыть дверь.

Она даже подскочила, когда дверь действительно открылась, и приготовилась к самому худшему. Но это был слуга. Он ввалился в комнату, неся прикрытый поднос.

– Ваш завтрак, мадам, – проговорил он, ставя поднос на маленький столик.

Вивьен рванулась. Он был между ней и столом. Она выбежала через открытую дверь. В суматохе она бежала по холлу, слыша за спиной призывы о помощи. За углом оказалась лестница, и, подхватив юбки, Вивьен помчалась, перепрыгивая через ступеньки, и едва не упала, когда словно из-под земли перед ней выросла знакомая фигура.

Вивьен бежала, что было сил.

– Уходите? – спросил он, схватив ее, как охотник добычу. – Я еще не готов попрощаться с вами.

– Идите к черту! – прорычала Вивьен.

Он улыбнулся своей дьявольской улыбкой пирата:

– Надеюсь, вы не тронули Баннета. На данный момент это мой единственный слуга, и мне было бы неприятно узнать, что он недееспособен.

– Пришлось с ним поссориться.

Она смотрела на дверь. Смотрела долго и пристально, пока он не обнаружил это и не повернулся влево. Он чуть отвлекся, и Вивьен рванулась в противоположном направлении. Он чертыхнулся, но потерял равновесие и упал на колено. Последовавшее за этим проклятие покоробило даже Вивьен. Он схватил ее за подол платья. Вспомнив про его сломанное ребро и изловчившись, она замахнулась ногой. Дэвид схватил ее за лодыжку и повалил на пол.

Она почувствовала, как он пытается удерживать ее руки и ноги, а потом так навалился на нее, что она едва не потеряла сознание.

– Да вы просто грубиянка, – сказал он разочарованно. – Придется принять более строгие меры.

Он потащил ее вверх по лестнице и буквально швырнул на кровать.

– Спасибо, Баннет, – поблагодарил он слугу, который все еще стоял у двери с подносом в руках. – Я сам позабочусь о миссис Грей.

Тот кивнул, пробурчал что-то и вышел.

– Провалиться мне на месте. Вы просто дьявол. Вы…

– Возможно, – сказал он. И, прислонившись плечом к двери, стал внимательно разглядывать Вивьен.

Вивьен удалось сесть на краешек кровати, опираясь на нее обеими руками. Каждый вдох причиняя боль.

– Ну, теперь вы полностью в моей власти, мадам.

Она бросила на него взгляд, полный ненависти, но ничего не сказала.

Он взял стул, прошел с ним через всю комнату, поставил прямо перед ней и сел на него.

– Умная девочка, – сказал наконец он. – Надеюсь, вы понимаете, что победа будет за мной? Все логично. Окажись вы в руках правосудия, виселицы вам не избежать.

Вивьен буквально кипела от ярости.

– Все, что вы предпринимаете, лишь добавляет вам мучений, – сказал он с симпатией в голосе. – Пока вы не скажете, где мое кольцо, у меня не будет выбора и вам придется терпеть мое присутствие. С этого самого момента вы не увидите никого, кроме меня, ни с кем другим не будете разговаривать. Мне нужно кольцо. Скажите, где оно, и я отпущу вас.

Он помолчал, глядя на нее в ожидании ответа. Но Вивьен не проронила ни слова.

– Баннет принес вам завтрак. Можете поесть. – Он остановился у маленького столика, разглядывая тарелки. – Не волнуйтесь, не отравлено, – добавил он, насмешливо посмотрев на нее. – И пока вы не вернули того, что мне принадлежит, не могли бы вы укоротить свои ноги?

Вивьен проголодалась. А от тарелок на подносе так пахло, что слюнки потекли.

– Я вернусь за подносом. Предлагаю вам подумать о том, что повлечет за собой отказ от моего предложения.

Она сделала рукой неприличный жест. Он вышел со смехом из комнаты. Она слышала, после того как он повернул ключ и запер ее, как он смеялся еще некоторое время. Она ненавидела его.

Вивьен соскользнула с кровати и пробралась к столу. Там была чашка с супом, несколько булочек и небольшой стакан с вином. Во рту пересохло, а в животе урчало. Она была так голодна, что съела бы все, даже если бы предполагала, что еда отравлена. Вивьен схватила ложку и до последней крошки уничтожила все, что было на подносе. Настоящая еда, а не какие-то там жалкие кусочки кролика. Она провела пальцем по дну тарелки и сунула его в рот, слизывая остатки супа. Говоря по правде, это сделало ее заключение более приятным. Она в жизни не ела ничего подобного. Еда смягчила ее страдания. Взгляд упал на тарелку из-под хлеба. Фарфор. А еще стакан из-под вина. Можно все это разбить и использовать вместо ножа.

Положение было безвыходным. Она, кажется, застряла здесь. Возможности послать отсюда записку Саймону и остальным не было. Своему тюремщику она не смела сказать, куда посылать записку. Она ему не доверяла. Ои всех их отправит на виселицу.

По крайней мере, он не морит ее голодом. Она еще раз облизала ложку и положила на поднос. Пожалуй, она подождет, пока появится возможность бежать.

Вскоре он пришел за подносом. Вивьен чувствовала на себе его взгляд, хотя демонстративно сидела к нему спиной, разглядывая стену.

Дэвид чуть не рассмеялся от одного ее вида; маленький носик вздернут, руки сложены на груди, спина прямая. Благородное негодование, да и только. И у кого? У нее, которая только что метнула в него нож, пинала под ребра и ругала на чем свет стоит.

– Я восхищен вашим мужеством, мадам. Проку от этого вам никакого, но все равно очень, очень благородно. Я только что разговаривал с судейскими, – продолжал он, с удовлетворением заметив, что она насторожилась.

Ничего такого он, конечно, не делал. Но пусть подумает.

– Человек, с которым я говорил, предложил свою помошь, чтобы получить от вас признание, но он большой плут. Жестоко позволять такому человеку убеждать вас. Я сам могу это сделать.

Через плечо она выразительно на него посмотрела. Дэвид улыбнулся:

– С дамами мне это всегда удавалось.

Он заметил, что она стала нервничать, и обрадовался.

– Но как убедить вас наилучшим образом? – продолжал он, поглаживая пальцем подбородок. – Вижу, с вами будет нелегко. Могут потребоваться особые меры.

Ни слова, ни жеста с ее стороны. Лишь грудь опускалась и поднималась. Дэвиду казалось, что если она повернется, он увидит, как из ее ноздрей валит дым. Ага, миссис Грей злится. Что ж, это обнадеживает.

– Нужно будет подумать об этом, – произнес он, понизив голос. – До вечера, дорогая.

Он забрал поднос и вышел.

Глава 6

Через два дня Вивьен поняла, что побег невозможен. Слуга казался неподкупным. Дверь он больше не открывал. Она придумала вполне правдоподобную душещипательную историю, которая должна была его растрогать, но он принес чистое постельное белье и больше не появлялся. Комната, как она и думала с самого начала, была надежной камерой для нее. Единственный человек, которого она видела, был этот ненавистный ей господин, который ее здесь запер. Он приходил, чтобы принести завтрак и обед. И хотя ей совсем не хотелось разговаривать с ним, особенно о кольце, ей становилось не по себе от того, что нечего было делать и не с кем поговорить.

Расстроенная и скучающая, она расхаживала по комнате. Чем ей целый день заниматься? Он что, собирается ввести ее в состояние ступора, заперев в четырех стенах? Она подтащила стул к окну и взобралась на него, с тоской выглянув наружу. День выдался чудесный. Как ей хотелось выйти и вдохнуть воздух свободы!

Она смогла бы вернуться к Саймону. Вивьен соскучилась по брату и очень беспокоилась за него. Что, если они с Флинном подрались после ее исчезновения? Флинн теперь злится не только из-за того, что она пропала и не участвует в деле, но и из-за того, что вместе с ней исчез его доход от последнего их дела. Без сомнения, он потребует, чтобы Саймон отдал ему свою долю, возместил потерю того, что сейчас у нее за подбоем юбки. И ее бедный брат не сможет ему противостоять.

Конечно, возвращаясь к Саймону, она вернулась бы к Флинну. И, хотя она злилась на своего похитителя, не могла не признать, что он лучше Флинна. Он кормил ее хорошей едой, предоставил ей чудесную мягкую постель и ни разу не попытался схватить ее за задницу. Все могло быть намного хуже, Вивьен знала это. Когда ее гнев поостыл, она даже начала ценить преимущества быть запертой здесь. Она не могла помочь Саймону, зато была в безопасности. У нее было время, чтобы подумать о будущем. Что она будет делать, когда вырвется отсюда на волю?

Каверзный вопрос. Теперь, когда она вкусила прелесть комфорта, еще тяжелее было возвращаться к тому, чтобы спать на полу, есть овсяные лепешки и пустую похлебку и постоянно перемещаться, чтобы не быть схваченными. Так приятно было не беспокоиться о том, что ее брат может совершить ошибку, что Флинн напьется и навлечет на них неприятности. Она всегда хотела найти работу. Где только она не жила. В грязных, обветшалых местах, даже отдаленно не напоминавших комнату, в которой она сейчас находилась. Она научилась держать все свои веши собранными наготове, на случай, если ищейки нападут на их воровской след. Она еще раз посмотрела на шкаф в углу комнаты, очень основательный и удобный, чтобы держать все вещи в одном месте. Тому, кто. спал здесь, не приходилось вскакивать посреди ночи в страхе быть схваченным и отправленным в тюрьму.

Сколько Вивьен себя помнила, она хотела этой безопасности и осознания того, что у нее есть уютное местечко, куда можно вернуться на ночь. Она хотела не мерзнуть ночью и не голодать днем. А главное, находиться в безопасности.

Вивьен закрыла глаза и представила себе дом, маленький каменный дом с розами вокруг него и дымком, который валит из трубы. Окна открыты, рыжий кот свернулся калачиком на подоконнике и лениво шевелит хвостом.

Такой дом Вивьен видела всего раз, в Эссексе, когда они с Саймоном шли по дороге по направлению к Колчестеру, промокшие после ночлега под деревом, замерзшие без костра и ужасно голодные. Саймон проснулся в слезах от болей в животе. И тогда тот маленький домик был единственным, чего она хотела в жизни. Четыре прочные стены, основательная крыша, горящий очаг и горшок с едой над ним. Ей нужно было это для Саймона, но больше всего для себя.

Она прижалась лицом к окну. За стеклом далеко внизу маленькая птичка искала червячков. Она быстро двигалась, появляясь то здесь, то там, что позволяло ей охватить весь этот маленький грустный садик внизу. Лапки ее утопали в грязи, маленькая коричневая головка бодро двигалась, когда она обследовала каждый квадратный дюйм участка. Но червячков в садике было ничуть не больше, чем цветов. Взмахнув крыльями, птичка вспорхнула и улетела в поисках более плодородных пастбищ.

Губы Вивьен скривились. Если бы она тоже могла улететь туда, где жизнь легче. Но она не птичка. Она застряла на своем пути прочно. День проходил за днем в ожидании какого-то чуда, которое все не появлялось. А теперь это чудо прислуживает ей два раза в день и не на что жаловаться. Томила только неволя. Впервые в жизни Вивьен так долго находилась в помещении.

Кто-то тихонько постучал в дверь. Вивьен встревоженно приподнялась.

– Кто там? – спросила она, вскочив на ноги.

– Баннет, мэм.

– Кто? – спросила она удивленно. Почему он стучится в дверь сейчас, ведь прошло уже два дня?

– Я подумал, что вы захотите почитать, – ответил он. – Господин говорит, что вы пока останетесь здесь.

Так, это уже кое-что.

– Вы выпустите меня? – спросила Вивьен.

– Нет, мэм, не могу. Господин не велел.

– Но он запер меня. Я как в тюрьме.

– Но он не сделал вам ничего плохого, – возразил Баннет невозмутимым тоном. – Я не потерпел бы этого. Он джентльмен, а вы его гостья.

– Не хочу быть гостьей! – крикнула Вивьен.

– Господин не может весь день находиться дома. Поэтому я сам выбрал книгу для вас. Надеюсь, она вам понравится. – Под дверь скользнул тонкий томик. – Трудно было найти что-нибудь стоящее, – добавил он рассудительно. – У хозяина в библиотеке беспорядок, он ею почти не пользуется. Я видел постановку этой пьесы в Плимуте. Думаю, вам будет интересно ее прочесть.

Вивьен подняла книжку с пола и прочла на обложке название: «Школа злословия». Книжка ее не заинтересована, но это был жест доброй воли со стороны слуги. Может, удастся поработать с ним. Она подошла к двери.

– О, благодарю вас. Книга замечательная. Но в чем я действительно больше всего нуждаюсь, так это в глотке свежего воздуха. А окно не открывается. Нельзя ли мне выйти в сад?

– Нет, мэм.

– Но день такой чудесный, – продолжала она умолять самым нежным голосом. – Хотя бы на чуть-чуть.

– Нет, мэм, – повторил он. – Хозяин запретил выходить не только в сад, но и в гостиную, и вообще покидать комнату.

– Но, – Вивьен прислонила ладони к двери, одной рукой прижимая книгу, и говорила прямо в шель между дверью и косяком, – если бы он приказал сделать со мной что-нибудь ужасное, вы бы не подчинились, правда?

– Нет, мэм, но он никогда ни о чем ужасном не говорил.

– Но он приказал держать меня взаперти, как какого-то зверя. – Она тяжело вздохнула и всхлипнула.

– Что ж, мэм, у хозяина на то есть причины. Но он не сделает вам ничего плохого.

– Он заставляет меня страдать! Держит меня здесь против моей воли.

– Но, мадам, – в его голосе прозвучали нотки сочувствия, – я потеряю место, если выпущу вас.

– Я помогу вам найти другое, – пообещала Вивьен.

– Но мне это подходит. Сердечно благодарю, мэм. Надеюсь, книга понравится вам.

– Подождите, – закричала она. – Подождите! Не уходите, пожалуйста.

Она прижалась ухом к двери, но услышала лишь звук удаляющихся шагов. В негодовании она хлопнула ладонями по двери.

С ней всегда все именно так и происходило: кто-то принимал решение, а ей оставалось лишь его выполнять. Она проклинала всех, начиная с отца, который ушел на войну, оставив мать без средств к существованию, и кончая похитителем, который держит ее взаперти только потому, что ему так хочется. Вивьен злилась, что у нее никогда не было возможности выбирать свой путь самой, пусть даже она стояла бы перед не очень приятным выбором.

Взгляд ее упал на книгу, которая валялась на полу. Книга про школу. Вивьен округлила глаза в недоумении, но книгу подняла. Когда-то давно мать научила ее читать. Но своих книг у нее никогда не было. Вивьен пролистала ее больше от нечего делать, чем из интереса, и принялась читать.

Глава 7

Намерения Дэвида нанять полный штат прислуги для дома очень скоро натолкнулись на препятствия. Он отдал распоряжение Адамсу послать в агентство запрос на дворецкого, кухарку, двух горничных и двух лакеев. Ответ пришел очень скоро.

– Это из агентства, – сказал Адамс, читая письмо. Он как раз сортировал почту, пришедшую на адрес Эксетер-Хауса, в то время как Дэвид пытался справиться с ежедневным объемом работы Маркуса.

– Да-да, – сказал Дэвид рассеянно, листая последний отчет. Там было несколько вопросов, на которые следовало ответить сразу. – Скажите им, чтобы немедленно приступили к работе.

Адамс прокашлялся.

– Сэр, здесь небольшая проблема.

Дэвид нетерпеливо посмотрел на него:

– Что?

Нервничая, Адамс показал письмо.

– Миссис Уайт, сэр. Она говорит… Но я сегодня же отошлю запрос в другое агентство, которое сможет лучше… – Он замолчал, перекладывая письмо с места на место.

– Что? – повторил Дэвид. – Что сказала миссис Уайт?

– Она не может дать людей, – продолжал секретарь.

– Почему?

– Потому что ее люди наслышаны о тех трудностях, которые вы испытывали, сэр. Это касается выплаты жалованья.

– Вы шутите. – Взгляд Дэвида потемнел. Адамс покачал головой.

– Нет, сэр, – ответил он, убирая письмо. – Может, вы…

– Нет-нет, – отмахнулся Дэвид, – пошлите запрос в другое агентство. Баннет не может один справляться со всем.

– Нет, сэр, то есть да, сэр. – Адамс засунул письмо под кипу бумаг. – Я немедленно об этом позабочусь.

Ответы на запросы приходили быстро и были неутешительными.

Ни одно приличное агентство в Лондоне не желало с ним сотрудничать. Более того, одно из них пошло даже дальше и сообщило, что Дэвид нанимал практически всех их людей и ни один из них не желает к нему вернуться. Вначале Дэвид смеялся, потом посылал проклятия, наконец умолк и сидел с оскорбленным видом, пока Адамс передавал ему очередное отказное письмо, не поднимая на него глаз. Никогда еше он не чувствовал себя таким беспомощным: в агентствах по найму его считали неплатежеспособным. «Да, Рис, ты дошел до ручки».

– Мистер Адамс, мне нужна прислуга. Позаботьтесь об этом немедленно.

– Да, сэр, немедленно, сэр. – сказал Адамс, судорожно сглотнув.

Дэвид слегка кивнул:

– Очень хорошо. А теперь за работу.

Он еше раз кивнул, и они вернулись к поистине сизифову труду, разбирая корреспонденцию Маркуса.

Дэвид дождался, пока Адамс уберется, чтобы продолжить свою работу в маленьком кабинете в конце коридора, и запустил кофейной чашкой в камин. Она со звоном разбилась. Кипевшему от ярости Дэвиду было все равно. Как они смеют! Это нестерпимо!

Он разжал пальцы рук и, пытаясь себя контролировать, прошел через комнату. Так же неторопливо достал из буфета стакан, открыл графин и точно на два пальца налил себе виски, осторожно поднял стакан и залпом выпил. Дэвид посмотрел в окно. Кто насмехается? Лакеи. Он налил еше столько же и так же быстро выпил. Так он им нехорош, он не платит. Он налил еще, уже не заботясь о точности, и глотнул, вытерев рот тыльной стороной ладони. Все еще с графином и стаканом в руках, он повернулся и пошел к своему столу. Поставил стакан, налил еще и упал в кресло.

С Маркусом этого не произошло бы, думал он мрачно, поднося стакан к губам. Маркус так изложил бы свою просьбу, что ему не посмели бы отказать. Маркусу никто и ни в чем не мог отказать.

Взгляд Дэвида упал на стол. Графин стоял на гроссбухе со счетами из Блессинг-Хилла, что в Эссексе, где Маркус занимался выведением новых пород скота. Дэвиду не нужно было ее открывать, чтобы наверняка знать, что там колонки цифр, которые с точностью до пенса указывают, сколько и когда заплатили работникам из Блессинг-Хилла. Он знал, что если бы заглянул в расчетную книгу по Лондону, увидел бы то же самое по каждому слуге из Эксетер-Хауса, не говоря уже о записях, касающихся оплаты его собственных вероломных слуг.

Такое не происходило с Маркусом, потому что он с самого начала держал все под контролем. Он платил слугам щедро и вовремя. Не делал ставок на петушиных боях и конных скачках под залог своего хозяйства. Не водил шашней с замужними женщинами и не должен был потом уезжать из города, чтобы не встретиться с их разгневанными мужьями. Он просто не делал из своей жизни бедлама. Дэвид наполнил стакан до краев и выпил.

Спустя некоторое время в дверь осторожно постучали, потом еще раз.

– Что? – прорычал Дэвид.

В дверях появился Харпер, лакей Эксетеров.

– К вам какие-то господа.

– Кто?

– Мистер Энтони Хэмилтон, мистер Эдвард Перси и лорд Роберт Уолленхем, сэр.

Дэвид вжался в кресло.

– Меня нет.

– Ах, негодяй, какого черта ты нам говоришь, что тебя нет дома?

Его приятели не стали дожидаться в гостиной, пока их пригласят, и вслед за лакеем проследовали в кабинет. А теперь они ввалились в комнату, не обращая внимания на недовольный вид Харпера. Лакей ждал дальнейших распоряжений Дэвида, как и подобает преданному слуге. Дэвид кивком отпустил его. Не мог же он приказать Харперу выпроводить их.

– Говорю же, – сказал Перси, нервно оглядываясь и усаживаясь в кресло, – странно видеть тебя здесь. Меня в этой комнате аж дрожь пробирает.

Дэвид пожал плечами.

– Я занимаюсь делами брата, пока его нет.

Раздался взрыв хохота.

– Тогда странно вдвойне. Как это получилось?

– Он меня попросил, – ответил Дэвид. Хэмилтон задвигал бровями. Перси изобразил на лице ужас.

– Вы сомневаетесь в моих способностях?

– При чем тут твои способности? Мы боимся за твой рассудок. Он что, угрожал тебе чем-нибудь?

– Нет, – ответил Дэвид, хмурясь.

– Ага, тогда это план для того, чтобы рассчитаться с долгами. С нами всеми это случается время от времени, пока мы не унаследовали своих состояний, – обратился Хэмилтон к Уолленхему. – В обмен на деньги родственники требуют всю эту чертовщину.

– Не рассказывай мне про долги, щенок. – Уолленхем посмотрел на Хзмилтона. – Я про них все знаю. У меня самого их полно. Только у меня нет богатого старшего брата, который бы их за меня выплачивал.

– Долг перед ним, – объяснил Дэвид, – а не то, что он может за меня заплатить. Вот что заставило меня это сделать.

– Ну, хватит про долги, – сказал Перси. – Неприятная тема. А я тебя не видел уже две недели, Рис. Хэмилтон боялся, что тебя держат в тюрьме, где-нибудь за городом. Хорошо, что ты опять в Лондоне, хотя нам потребовалась чертова уйма времени, чтобы найти тебя. Пообедаешь с нами в «Уайтсе»?

– Отличная идея, – вскочил на ноги Уолленхем. Дэвид уже открыл рот, чтобы согласиться. Вечер с друзьями: выпивка, игра по маленькой, возможно, женщины – все это, конечно, исправило бы его настроение. Не поход в салон мадам Луизы или в игорный дом, а обычное его времяпрепровождение в Лондоне. Господи, ему действительно нужна передышка от всех этих бухгалтерских отчетов. Но он вспомнил про миссис Грей, запертую в гостевой комнате. Исполнительный Баннет, без сомнения, не войдет туда, но если Дэвид не придет домой, она останется без ужина и, скорее всего, без завтрака. Вечер с друзьями в городе обычно затягивался и редко заканчивался до рассвета. Сил после этого ни на что уже не оставалось. А ему нужно не только вернуться к ней, но и быть с утра за столом в кабинете. Он откинулся в кресле.

– Только не сегодня.

Друзья в изумлении замолчали.

– Ты заболел? – спросил Перси.

Дэвид покачал головой:

– Мне нужно кое о чем позаботиться. Может, в другой раз?

Гости переглянулись.

– Ладно, в другой раз, – сказал Уолленхем. Дэвид кивнул им вслед. И вдруг с удивлением понял, что ему не хотелось идти, и почувствовал облегчение, когда дверь за ними закрылась, а он остался в кабинете один, в тишине и покое.

Он посмотрел на письменный стол и поставил стакан. Довольно виски. И хватит работать. Ему нужно хорошенько выспаться, и к завтрашнему дню проблема с прислугой решится, голова станет ясной, а он будет готов ко всему.

Дэвид поднялся и поморщился от боли. Проклятая нога опять беспокоит, после того как он посидел за столом. Он вышел из кабинета, изо всех сил стараясь не хромать. Тут словно из-под земли перед ним появился Харпер.

– Передайте Адамсу, что продолжим завтра, – сказал Дэвид. Лакей понимающе кивнул. – И проследите, пожалуйста, чтобы завтра ко мне в дом послали корзину с продуктами. На неделю. – Если бы не миссис Грей, Дэвиду было бы удобнее на какое-то время поселиться в Эксетер-Хаусе.

– Слушаюсь, милорд. – Харпер деликатно прокашлялся. – Позвольте мне предложить вам помощь в найме прислуги.

Дэвид остановился.

– Мистер Адамс сказал, что вы собираетесь нанять полный штат прислуги, – продолжал Харпер. – Я знаю человека, которому скоро потребуется место.

– Да-да, конечно, – ответил Дэвид. – Скажите о нем Адамсу, он будет заниматься этим вопросом.

– Хорошо, сэр, – кивнул Харпер. – Послать за лошадью?

Дэвид надавил костяшками пальцев на напряженные мышцы бедра. Нижняя часть ноги беспокоила.

– Нет, я пройдусь. – Он заставил себя улыбнуться. – Свежий воздух, знаете ли.

– Да, сэр. – Харпер выступил вперед, передавая ему перчатки и шляпу. – Приятного вечера, сэр.

– Спокойной ночи, Харпер, – кивнул Дэвид.

На улице стало еще пасмурней. Видимо, будет дождь. Каждый шаг был для Дэвида испытанием. До дома рукой подать, но к тому времени, когда он наконец добрался, боль стала нестерпимой. Прихрамывая, он поднялся по ступенькам и вошел в дом.

Баннет появился, когда Дэвид уже снимая шляпу и перчатки.

– Я приготовил поднос для миссис Грей, как вы велели.

Как Дэвид и просил, поднос стоял на столе в холле. Дэвид не знал, радоваться ему, что слуга так четко следует его указаниям, или горевать, что тот не мог сам отнести этот чертов поднос и избавить его от лишней заботы. Дэвид обреченно посмотрел на лестницу. Он вовсе не горел желанием нести этот поднос по ступенькам.

– Молодец, Баннет.

Не мог же он лишиться последнего слуги. Дэвид передал Баннету шляпу и перчатки, и тот важно удалился, оставив Дэвида одного в холле. Он поднял поднос, уже сожалея о том, что проявил гордость и не попросил Баннета отнести его миссис Грей. Стиснув зубы, он ноднимался по лестнице, пробираясь к комнате своей пленницы. Взял ключ с притолоки и два раза постучал в дверь костяшками пальцев, прежде чем повернул его в замочной скважине. Он услышал какие-то шорохи изнутри, но к тому времени, как открыл дверь, она уже сидела на стуле, уставясь в окно. Он запер за собой дверь, прошел через комнату и поставил поднос на маленький столик.

– Ваш обед, мадам.

Она даже не взглянула на него. Икроножная мышца пульсировала. Дэвид стиснул зубы от боли. Нужно сказать Баннету, чтобы приготовил горячую ванну. Это единственное, что помогало снять боль. А теперь мышцу сводило. Он не мог больше терпеть. Не дожидаясь обморока, да еще перед женщиной, он доковылял до кровати и упал на нее, надеясь, что она не заметила вздоха облегчения, который невольно вырвался из его груди. Какое это было блаженство – не стоять на ногах.

Миссис Грей бросила на него нервный взгляд. Обычно Дэвид не задерживался в ее комнате. Притворяясь, что он намерен так и далее себя вести, он облокотился на подушки и положил обе ноги на кровать. Она округлила глаза.

Неожиданно настроение у него улучшилось. Нога стала потихоньку отпускать. Дэвид скрестил на груди руки и стал наблюдать за ней. Она здесь уже четыре дня, но он от нее слова не слышал. Он уже начал уставать от этого противостояния и решил немного ослабить оковы.

– Простите, если я не уделял вам достаточно внимания. Знаю, это непростительно для хозяина дома. Но надеюсь, что еда вполне сносная. – Говоря это, Дэвид указал на поднос. – Да и разместились вы вроде бы неплохо. Надеюсь, вам здесь удобно.

Она не отвечала. А кровать действительно была чертовски удобная. Дэвид не был уверен, что вообще сможет встать и снова наступить на ногу. Хотя, лежи он на каменной плите, вставать пришлось бы все равно, хотя бы через силу.

– У нас совсем не было времени, чтобы познакомиться получше, – продолжал он, как если бы они просто болтали. – Уж извините. У меня было много дел в последнее время, но я никак не хотел обижать вас.

Она украдкой бросила голодный взгляд на поднос, и Дэвид постарался спрятать удовлетворение.

– Но теперь обещаю исправиться и стать хорошим хозяином. Что вы на это скажете?

Она сердито посмотрела на него.

На этот раз он не счел нужным скрывать свою радость. А она – злючка. И даже если она и контролировала свой буйный нрав, то при достаточном давлении с его стороны она раскололась бы и рассказала все, что ему нужно.

– Что ж, придется мне самому вести беседу.

Он остановился. О чем можно разговаривать с женщиной? С любой, ну кроме женщин особого сорта, конечно. Он не представлял себе этого.

Да и не все ли равно? О чем бы он с ней ни говорил, это останется строго между ними, хотя бы потому, что ей некому это рассказывать. Он очень сомневался, что ее можно чем-то шокировать, даже если бы и попробовал. Дэвид откинулся назад, устроился поудобнее и, не сводя с нее глаз, заговорил.

Вивьен трясло от злости. Как он смеет говорить, говорить без конца, когда комнату уже заполнил запах какого-то изумительного блюда? Он что, не сходит с ума от голода, как она? Ее рот наполнился слюной при одной мысли о том, какое оно нежное и сочное на вкус, скорее всего приправленное травками и в меру соленое. Кто бы ни готовил его, это был ангел с небес для изголодавшейся Вивьен. В прошлый раз была ветчина и пирог с патокой, а до этого – пудинг. Она раньше не пробовала таких сладостей, обычно ее десертом был простой леденец. Не представляя, что там может быть на этот раз, Вивьен с огромным трудом сдерживала желание побежать через комнату, сорвать с подноса салфетку и съесть все до последней крошки.

А он сидел на кровати и без умолку болтал бог знает о чем. И хотя тон его был вполне дружелюбный, она ощущала на себе его пытливый взгляд, будто ожидающий, когда она выйдет из себя. Но Вивьен не слабовольная курица. Она не будет обращать на него внимания, пусть сидит и болтает.

И все же… Запах еды сводил ее с ума. Она даже сжала губы, чтобы не облизывать их в предвкушении. Она все еще всей душой ненавидела его. Но вынуждена была признать, что кормит он ее хорошо. Очень хорошо. Если бы он ушел, она съела бы обед, а потом продолжала его дальше ненавидеть.

Но он все говорил и говорил, про лошадей и всякую ерунду, она почти не слушала его. Ее обед остывал, черт побери! Она попробовала притвориться, что не обращает на него внимания. Никакого эффекта. Потом она закрыла глаза, как бы делая попытку заснуть. Тоже самое. Потом она стала сердито на него поглядывать. Но он ответил ей таким бесстыдным взглядом, что она отвернулась.

– В жизни не видел женщин, которые так сопротивлялись бы хорошей беседе, – заметил он с усмешкой. – Вы задеваете мое мужское самолюбие.

Вивьен взглянула на него, но ничего не сказала. Может, его язык наконец устанет. Господи, да он как базарная торговка. Он сел прямо и опустил ноги на пол. И ее сердце и желудок, конечно, от радости перевернулись.

– Какая жалость, обед пропадает, – сказал он, глядя на все еще прикрытый поднос. – У брата отличная кухарка. Должен признаться, я и сам немного голоден. 3апах дразнящий. – Он приподнял крышку, чтобы проверить, что на тарелке. – Бог мой, кажется, говядина.

И тут, к ужасу Вивьен, он взял кусок и откусил от него. Она вскочила на ноги.

– Вы что, решили уморить меня голодом? Разлеглись тут! Сначала запираете меня здесь и отказываетесь слушать, что я вам говорю, а теперь едите мой обед.

– Итак, – с удовлетворением сказал он, – она может разговаривать.

– Убирайтесь, или я выброшусь в окно! – закричала она. – Уж лучше разбиться о мостовую, чем слушать вашу болтовню.

Он засмеялся, поднялся на ноги и вернул крышку на место.

– Не бойтесь, дорогая моя. Разве я могу обидеть такую прелесть! Я удаляюсь. – Он слегка поклонился ей. Глаза его все еще весело блестели. – Мое счастье теперь полное. Ведь я вновь услышал ваш голос. Желаю приятно провести вечер.

Он направился к двери и вышел. Она слышала, как он насвистывал, когда запирал дверь.

Но теперь Вивьен было все равно. Она протащила стул через комнату и поставила на него поднос, склоняясь и вдыхая дразнящий запах. Это было какое-то жаркое: мясо с овощами. Пахло оно неправдоподобно вкусно. Он взял только один кусочек, она вонзила зубы в другой. Даже хлеб был вкусный, нежный и мягкий, как облачко, не то что тот, черствый, к которому она привыкла. Она положила в рот кусочек мяса и замычала от удовольствия. Оно было сочное. Без сомнения, холоднее, чем следовало бы, но ей было все равно.

Она быстро отправила в рот остатки жаркого. И ее мысли вернулись к нему. Он решил сломить ее волю, поняла Вивьен. За последние несколько дней он задал ей лишь несколько вопросов, когда приносил еду. До сих пор она не обращала на него внимания. Теперь все будет по-другому, особенно если он намерен брать в залог ее обед.

Ей хотелось хоть что-то знать о нем. Слуга называет его «милорд», значит, он благородного происхождения. У него сломано ребро, интересно, при каких обстоятельствах. А сегодня она заметила, что у него что-то с ногой. Она с удовольствием сломала бы ему еще что-нибудь, лучше всего шею.

Несправедливо, что этот хлыщ – такой красавчик. Он так ей улыбнулся. Это заставило ее кое-что вспомнить. Да то, что он умеет уговаривать дам. Скорее всего, он умеет уговаривать их задирать юбки. Ну уж ее бы он не уговорил поднять и палец. Вивьен отлично знала, что случается с теми девушками, которые пускают господ под свои юбки за одну улыбку. Многие говорили ей, что она со своим лицом может заработать целое состояние, но на спине. Но даже у воров есть представление о чести. Никто не мог заставить Вивьен пойти на убийство и заниматься проституцией.

И если этот повеса попытается изменить ее отношение к проституции, тогда она пересмотрит свое отношение к убийству. Никто не заставит ее сделать что-то против ее воли. С минуту она сидела, перебирая в уме слабые точки своего похитителя: больная нога, сломанное ребро и какая-никакая честь, о которой он упоминал. Но потом ей пришлось вспомнить и его сильные стороны: грубая сила, это большое преимущество, хорошая реакция и выносливость, а еще эта его улыбка. И лицо. И разворот плеч. Вивьен, проклиная себя, вскочила на ноги. Она знала, что не нужно поддаваться чарам улыбки или приятного лица. И она сама, которая использовала свое личико, когда ей было нужно, не должна поддаваться его попыткам очаровать ее. Никаким.

Глава 8

Нога болела всю ночь, даже после того, как он целых полчаса держал ее в горячей воде. Допоздна не мог уснуть, впрочем, причиной этого была не только тупая боль, но грозовые разряды снаружи.

Утром нога все еще беспокоила его. Он ощущал себя стариком, тихонько перемещаясь по дому. Доктора Крэддока, их семейного врача, ждали сегодня утром. Он должен был осмотреть его сломанное ребро, чтобы убедиться, что он полностью поправился. Дэвид был рад, что визит доктора уже запланирован.

Его волновало, что нога все еще его беспокоит. Он дважды ломал руку, и оба раза потребовалось лишь несколько недель, чтобы прийти в норму. А однажды он выиграл у Перси сотню фунтов, когда управлял парой строптивых гнедых со сломанной рукой. И ногу он тоже ломал, еще в детстве. Ему пришлось две недели проваляться в постели и переводить главы из латыни в наказание за то, что пытался пройти по карнизу конюшни. Но в конце месяца он уже как ни в чем не бывало бегал, плавал и скакал верхом. И вот пожалуйста, прошло три месяца после того, как он сломал ногу в дорожном происшествии. Для человека, который по определению считает себя здоровым, это был тревожный сигнат.

Доктор приехал вскоре после того, как Дэвид закончил завтрак. Он внимательно обследовал его ребра и объявил, что с ними все в порядке.

– Хотя я вижу здесь небольшой синяк, – заметил он, указывая на нижнюю часть грудной клетки Дэвида. – Вы правильно лечились? Нельзя повторно травмироваться.

Миссис Грей оставила на нем свою метку. Дэвид стянул рубашку через голову.

– Да небольшая стычка. И говорить об этом нечего. Почти не беспокоит.

– Нучто ж, очень хорошо, – сказал доктор, распрямляясь и улыбаясь Дэвиду. – Похоже, вы поправились. Так что мне нечего здесь делать.

Дэвид набрал воздуха, чтобы начать говорить, и остановился. Но внимательный взгляд врача, должно быть заметил это, потому что он спросил:

– Что-нибудь еще, милорд?

Дэвид замешкался, но все же кивнул.

– Нога, – ответил он. Брови доктора поползли вверх.

– Но с ней все в порядке, я уверен. Я осматривал ее в прошлый раз, когда был здесь. – Доктор добродушно погрозил пальцем. – Вы стали очень требовательным пациентом, сэр.

– Насколько я помню, всегда таким был, – усмехнулся Дэвид.

Доктор Крэддок жил в Эйнсли-Парке с незапамятных времен, когда Дэвид был еще мальчиком. Сколько раз ему приходилось заниматься его сломанными конечностями после падений с деревьев, лошадей, а однажды даже из окна; его царапинами и синяками, включая замечательный фингал под глазом, который он получил от Маркуса за мошенничество в картах; всеми его многочисленными простудами и лихорадками, после того как плавал в ледяной воде, убегал от учителей под дождем. Ну и как забыть про ту выходку с ночным колпаком его отца на шпиле местной церкви на Рождество!

Добрый доктор должен был все это помнить. Он покачал головой:

– Мальчики… Так что с ногой?

– Да все еще болит.

– Ну давайте посмотрим. – Взгляд доктора стал серьезным.

Дэвид присел на кушетку, вытягивая ногу, чтобы доктор мог ее осмотреть. Он слепо уставился на потолок, стараясь не обращать внимания, на все его пощипывания и постукивания.

– Я не вижу признаков заражения или какой-либо другой болезни, – сказал наконец доктор. – Вы повзрослели, милорд и теперь, чтобы выздороветь, вам нужно больше времени.

– Но три месяца?

Доктор Крэддок скривил губы.

– Вы можете нормально ходить? Я не заметил хромоты, когда приехал.

– Ходить я могу. Нога не всегда болит, – сказал Дэвид.

– А только вечером, когда устанете? Тогда, скорее всего, просто мускулатура ослабла. Нужно время, чтобы нога окрепла. Тут уж я ничего не могу сделать.

Дэвид расстроился.

– Милорд, повреждение было достаточно серьезным, – продолжал доктор, оправдываясь, – я не в состоянии это изменить.

– Да-да, так боль и не должна была пройти?

Доктор закончил укладывать свои инструменты в сумку, прежде чем ответил на раздраженный вопрос Дэвида.

– Она прошла, милорд. Кость здорова. Но я не знаю, как вы лечились, – сказал он, строго глядя на Дэвида, будто подозревая его в том, что какие-то обстоятельства заставили его забыть о болезни и необходимости лечения. – С ногой все в порядке, но какая-то боль всегда будет.

– Всегда?! – воскликнул Дэвид. Машинально он хлопнул по тому месту, где нога больше всего беспокоила. – Вы уверены?

– Нет, вовсе нет. – Доктор наклонился и еше раз тщательно осмотрел ногу. – Кость хорошо составлена, лечение правильное. Вам везет в этом, милорд. Все было сделано вовремя. Вы сильный, здоровый мужчина, у вас есть отличный шанс поправиться полностью. Время лечит.

Время, время. Всегда нужно время. Для того чтобы создать хаос, проблем со временем не было, но если он брался за что-нибудь правильное, требовалась целая вечность.

– Возможно, тросточка поможет, – добавил доктор. – Это ослабит давление на конечность.

Дэвид сжал губы и затряс головой. Он не станет, как старик, ходить с тросточкой, даже если нога будет болеть целый год. Он поблагодарил врача, и тот откланялся.

Никогда неудачи не приходили к Дэвиду в такой физически болезненной форме. Ему всегда удавалось выйти из передряг с небольшим для себя ущербом, а с ногой это, похоже, надолго. Боль казалась каким-то личным наказанием. Он мог нормально ходить, окружающие ни о чем не догадывались. Только он знал, когда острая боль неожиданно пронзала его икру, как копьем, и она с каждым шагом усугублялась.

Он поднялся на ноги и начал делать то, что стало его каждодневным ритуалом, – размеренно и твердо шагать по комнате. Он напрягал ногу каждый раз, когда ставил ее на пол, чувствуя небольшую боль и не обращая на нее внимания. Если он разработает мускулатуру, нога наверняка перестанет болеть.

Пять кругов по комнате, десять, двадцать. Он ходил по кругу, ставя ногу так, чтобы работал каждый мускул, даже когда она начинала болеть. Когда дыхание стало тяжелым, а нога будто налилась свинцом, Дэвид остановился. Он хотел помочь себе, но чувствовал только боль. Он побрел бездумно, сам не зная куда, вышел из комнаты, шел, пока не остановился у дверей комнаты миссис Грей.

Почему-то ему снова хотелось войти и поговорить с ней. Он вовсе не рассчитывал на то, что она будет разговаривать с ним. Не собирался сегодня добиваться от нее чего-то угрозами. Он просто хотел сегодня с кем-нибудь поговорить, а она была единственным человеком в пределах досягаемости. Как он уже решил накануне, доверять ей было безопасно. Она не знала никого из его окружения и не могла никому передать то, что он говорил. Он услышал шаги, появился Баннет с подносом.

– Она что, еще не завтракала? – спросил Дэвид, понимая, что, конечно, нет, раз он еще не относил ей завтрак.

– Нет, сэр, – сказал Баннет. – вы были заняты с доктором.

Дэвид взял поднос, ничего не говоря, и потянулся за ключом. Он с любопытством посмотрел на Баннета, обратив внимание на тяжесть его ноши.

– Не слишком ли много еды для одной маленькой женщины?

– У нее прекрасный аппетит, – ответил Баннет. – Тарелки всегда вылизаны дочиста, сколько бы еды в них ни было. Видимо, она наголодалась, бедняжка, – добавил он, как всегда, бесстрастно.

Дэвид об этом не подумал. Он снова посмотрел на поднос, открыл дверь и вошел. Его пленница поднялась с постели, путаясь в юбках и простынях. Волосы рассыпались по плечам, к груди она прижимала край одеяла. Она посмотрела на него смущенно, но очень скоро выражение сменилось на обычное.

– Доброе утро, – сказал Дэвид, ставя поднос. Нога еще немного беспокоила, но боль притупилась.

Он практически привык к ней, но на стул тем не менее сел очень осторожно.

– Извините, что задержался сегодня.

Она фыркнула. Судя по ее быстрым движениям, она поправляла платье на груди. Через минуту она обернулась. Посмотрела на него, потом прошла через комнату и исследовала поднос. Вивьен взяла кусочек тоста и откусила. Глаза ее сузились, и она посмотрела на Дэвида, нет, на стул. Ее нежные голубые глаза прошили его взглядом, как кинжалы. Потом она снова повернулась к подносу. Он видел, как она набросилась на еду. Он ни разу раньше не видел, чтобы женщины так ели. Как будто она ела впервые за много дней, хотя он отлично знал, что вот уже почти неделю еду в достаточном количестве ей приносят два раза в день.

– Я рад, что завтрак вам нравится, – заметил он. Она снова фыркнула, придвигая тарелку с ветчиной.

– Надеюсь, у меня скоро появится новая кухарка, – продолжал он. – Будет нормальная горячая пища вместо этих корзин для пикника, которые приносят от кухарки моего брата.

Ее глаза вновь распахнулись, горя недоверием. Конечно, еду она находила вкусной, судя по тому, как она опустошала тарелку за тарелкой.

– Я восхищен вашей терпимостью, – продолжал он, стараясь как-то задеть ее, чтобы она хоть что-нибудь сказала. Его начинало раздражать, что она все время молчит. – Я нахожу это несъедобным.

Она сжалась, будто от ужаса. На самом деле еда была великолепной. И Дэвид не был таким уж гурманом, чтобы привередничать. Ему было достаточно, чтобы пища была горячей, качественно приготовленной и обильной.

Вивьен посмотрела на него с недоверием.

– Глупость какая, – пробормотала она, запустив ложку в чашку с кашей.

– Как только появится новая кухарка, клянусь, пища станет много лучше. Не такой… – добавил он, поморщившись. – Каша. Хм-м. Совсем другое дело свиная отбивная. Копченый лосось. Хорошо приготовленные яйца. Нежные маленькие булочки, которые так любят дамы, с повидлом наверху. Моя сестра их обожает, хотя мне дали понять, что они могут навредить фигуре. Я далек от того, чтобы заботиться о дамских фигурах, должен признаться, но я просто счастлив, когда ем их, зная, что хоть как-то могу помочь дамам.

При упоминании о булочках она прекратила жевать и очень серьезно посмотрела на него. Он спрятал усмешку и склонился над подносом. Кажется, она любит сладости.

– Как, здесь нет шоколада! – воскликнул Дэвид возмущенно. – Мои мать и сестра за завтраком непременно пьют шоколад. На мой вкус, слишком сладко. Но зачем вообще нужен повар, если дамам не подают шоколада. Увы, здесь его нет, – добавил он скорбно. – Но мы это исправим в самое ближайшее время. Вы – редкая женщина. Так стойко и без слова жалобы переносите отсутствие шоколада.

Вивьен проглотила кашу. Из головы не шли деликатесы, которые она могла видеть только в витрине. Булочки, шоколад. Он думал, что она привыкла к таким вещам, и пообещал, что в ближайшем будущем все это будет у нее. Да для нее тарелка горячей каши утром была деликатесом. Шоколад! Она чувствовала его запах, когда шла за джентльменом по Сент-Джеймс-стрит с намерением стянуть кошелек. Запах из кофейни, куда он вошел, остановил ее, и она забыла обо всем, стояла, вдыхая теплый, насыщенный аромат.

– Оставьте при себе вашу болтовню. Но если пришли сообщить мне, что я свободна, можете говорить.

– Да я был бы счастлив навсегда проводить вас из своего дома, – сказал он, глаза его при этом горели дьявольским блеском. – Скажите мне то, что я должен знать, и дело сделано.

Она снова усмехнулась. Да она не могла сказать ему ничего толкового, даже если хотела бы. Флинна, если он что-то соображает, наверняка уже и след простыл. Ей пришлось бы приложить усилия, чтобы разыскать свою шайку. Даже если она сказала бы, где они, чтобы этот богач смог найти свое чертово кольцо, то думала бы о том, что могло произойти, если бы этот богач узнал в Саймоне того, кто ударил его по голове.

Кроме того, ей здесь неплохо. Она больше не боится, что ее обвинят в грабеже или убийстве. Рано или поздно она выберется отсюда. А сейчас что проку отвечать на его вопросы.

По выражению ее лица Дэвид понял, что из нее больше не вытянешь ни слова. Он откинулся на стуле, не скрывая своего разочарования.

Он вытянул больную ногу.

– О Господи! Опять вы молчите. Ну почему? Я, видимо, сказал что-то не то, или забыл сказать что-то важное, или не сказал того, что должен был сказать.

Дэвид уловил какое-то движение с ее стороны.

– Видимо, так. Я уже привык к тому, что женщины меня не понимают. Я не умею обращаться с ними. Очень бы хотелось научиться.

Все было съедено. И хотя она еще стучала ложкой по тарелкам и чашкам, он был уверен, что она слушает его.

– Вы бросили мне вызов, – продолжал Дэвид. – Мне нетрудно втянуть даму в беседу. Но вы, моя дорогая, какая-то бесчувственная. Не улыбаетесь, не смеетесь, все время молчите.

– Идите вы…

– Зачем же грубить? Женщина должны быть вежливой. Что мне делать?

Ее лицо пылало, но она не поднимала глаз от подноса.

– А что, если держать вас на хлебе и воде, пока вы не назовете свое имя?

Она взглянула на него встревоженно и испытующе. Тут Дэвид понял, что именно на хлебе и воде она прежде и жила. Это ей не понравится, но и не сломит ее.

– Нет, это неподходящий способ обращаться с леди, – сказал он, не меняя тона. – Может, если я соблазню вас… – Он улыбнулся. – Я люблю искушать дам. Надо будет об этом подумать. – Он наклонился вперед, поставил локти на край стола и улыбнулся ей. – Поговорите со мной, миссис Грей, – тихо произнес он. – Так или иначе, я заставлю вас.

Она посмотрела на него, прищурившись. В ее взгляде были гордость и непокорность. Она бросила ему вызов, он бросил вызов ей, только в более вежливой форме. Между ними шел поединок. Она не шевельнулась, только проводила его взглядом, когда он поднялся и покинул комнату.

Дэвид машинально запер дверь, в мыслях перебирая все возможные способы заставить даму думать по-своему – это, возможно, был его единственный талант. Если он не сможет с ней справиться до конца недели, то неделю не будет пить.

Вивьен села в кресло. Ее колени дрожали. Все менялось к худшему. Нужно было догадаться, что он не будет ее так кормить и ждать целую вечность. В нем энергии хоть отбавляй. Чудо, что он не трогал ее почти неделю.

Соблазнит… Чго он имел в виду? Она отлично знала, о чем он думает. Она и раньше видела такой взгляд у мужчин. Ну не совсем такой. Таких мужчин она раньше не встречала. И боялась того, что может произойти, если он попытается ее соблазнить.

Вивьен нервно погладила ладонями плечи, еще раз оглядев комнату. Ничего здесь не изменилось. Она все еще заперта за толстой дверью в комнате с прочно вставленным окном и двумя этажами внизу. Из окна Вивьен выпрыгнет лишь в том случае, если придется вступить в схватку с похитителем. Но откладывать побег просто неразумно. Он сказал, чго она бросила вызов. Для него это просто игра, для нее – вопрос жизни и смерти. В любой момент он может передать ее властям; если она признается в том, что украла его вещи, ее наверняка повесят.

Конечно, он уже давно мог это сделать. Вивьен нахмурилась, подумав об этом. Он сказал, что отпустит ее сразу, как только получит обратно это проклятое кольцо. Но как это можно сделать? Надо попробовать как-то убедить его.

Но угроза соблазнения ее напугала.

Глава 9

Дэвид не уставал поражаться широте интересов брата. Он всегда знал, что Маркус умнее, каждый учитель и профессор говорили об этом. И конечно, отец прояснил ситуацию окончательно, объявив, что когда придет время сменить его, то Маркус будет наследником. Дэвид принял это как данность. Никто не ждал, что он в состоянии что-то сделать. До сегодняшнего момента. А теперь он сам изо дня в день видел доказательства того, что в своей жизни он немногого достиг, в то время как Маркус авторитетен практически во всем. Каждый день что-нибудь новое и неожиданное появлялось на широком красно-коричневом столе в Эксетер-Хаусе. И Дэвид, казалось, не знал, как справиться и с половиной дел.

– А это что, черт побери? – спросил он, глядя на исписанный убористым почерком документ, который ему протягивал через стол Адамс. Они уже разобрались с большей частью корреспонденции и неотложными делами, и Дэвид подумывал об ужине.

– Это билль, – сказал мистер Адамс. – Запрос о восстановлении конвертируемости валюты.

Дэвид уронил документ от неожиданности.

– Валюты?

– Да, сэр.

Адамс объяснил ему, что спонсоры хотели настоять на том, чтобы банки меняли банкноты на золотые слитки по требованию – право, которое было приостановлено из-за войны с Наполеоном.

– Но у меня нет голоса в парламенте, – сказал Дэвид. – Я не могу принимать решения.

– Его светлость передали право голосовать за него в палате лордов герцогу Роксбури, – ответил Адамс. – Лорд Роксбури интересуется, как распорядиться голосом его светлости.

Первым импульсом Дэвида было проголосовать в пользу вопроса, чтобы ограничить хождение бумажных денег. Ему нравилось, когда в кошельке лежали золотые монеты. Но возможно, это неправильно. Не поспешат ли люди менять купюры на монеты и не опустошат ли при этом банковские золотые запасы? Откуда ему знать, как поступить? Просто сказать лорду Роксбури, чтобы проголосовал, как считает нужным? А если тот примет неверное решение, думал Дэвид, не станет ли оно причиной краха банковской системы?

– У вас не бывает ощущения, что вы делаете что-нибудь неправильно просто потому, что не знаете, как правильно, мистер Адамс?

– Это ощущение меня не покидает, – с жаром ответил тот.

Дэвид посмотрел на него с сожалением:

– Неудивительно. Ведь вы работаете на моего брата.

Мистер Адамс сначала покраснел, потом побледнел.

– О нет, сэр, я только хотел сказать, что его светлость – образец хозяина.

– Да вы просто болван, если считаете его идеальным работодателем, – сказал Дэвид. – Его требовательность не знает границ.

– Э-э… – Мистер Адамс выглядел так, будто пираты собирались повесить его на рее. – Да, милорд. Но он справедлив. Надеюсь, что многому научусь, прежде чем меня уволят.

– Вы этого ожидаете? – воскликнул Дэвид. Секретарь вспыхнул. В этот момент он выглядел совсем юным.

– О да, сэр. Практически каждый день, сэр. Я вижу, как его раздражают мои ошибки. Он никогда не взял бы меня на место моего дядюшки, мистера Коула, если бы дядюшка не дал мне рекомендательное письмо. Не сомневаюсь, что в письме много неправды, должно быть дядюшка знал, что иначе я не получу места.

– Но почему? – спросил Дэвид.

Мистер Адамс снова покраснел, но промолчал. Дэвид оперся руками о стол и опустил голову, расслабляя напряжение в шее и спине.

– И слава Богу, что он вас еще не уволил. Один я бы точно не справился. Может, получим расчет вместе? – пошутил он.

– О нет, сэр, – испуганно запротестовал секретарь. – У вас все получается. У его светлости нет причины быть вами недовольным. Это я делаю ошибку за ошибкой. Неудивительно, что его светлость недоволен мною.

– Недоволен вами? – засмеялся Дэвид. – Да вы просто не знаете, каков мой братец, когда недоволен.

Адамс открыл рот, чтобы возразить, потом закрыл, понимая, что ему нечего сказать в ответ. Дэвид кивнул, указывая на документ, который лежал перед ним на столе.

– Понятия не имею, что сказать Роксбури. – Он положил бумагу на край стола. – Позже разберусь.

Адамс кивнул, продолжая писать. Дэвид поднялся.

– До завтра, Адамс.

– Да, милорд.

Адамс вскочил со стула. Он поклоном проводил Дэвида, когда тот обходил стол. У двери Дэвид оглянулся.

– Идите домой, мистер Адамс. Сегодня вечером вы свободны.

– Благодарю вас, сэр. – В голосе секретаря прозвучали радостные нотки.

Дэвид улыбнулся. В коридоре его уже ждал Харпер.

– Прислуге что, дали лишний выходной в отсутствие всей семьи? – спросил Дэвид, забирая у него свои вещи.

– Да, сэр, – ответил Харпер. – Его светлость всегда отдает такое распоряжение, когда надолго уезжает.

– И как часто такое бывает? – спросил Дэвид, надвинув шляпу.

– Нечасто, сэр.

– Я тоже так думаю. Ему следует почаще уезжать. До свидания, Харпер.

– До свидания, милорд.

Слуга проводил Дэвида поклоном, и тот вышел в дверь, которую держал для него швейцар.

Был уже вечер. Дэвид натянул перчатки и вдохнул теплый воздух. Хватит думать про парламентские билли, про контракты и текущие дела. Он свободен, по крайней мере, этим вечером и намерен заставить миссис Грей раскрыть свой очаровательный ротик и поговорить с ним.

Нога сегодня не очень беспокоила Дэвида. Он практически не прихрамывал, когда преодолевал расстояние до дома. Это давало ему надежду. Возможно, доктор прав, требуется чуть больше времени, чем обычно, чтобы нога пришла в норму. С легким сердцем он поднялся по ступенькам и вошел в дом.

– Баннет, – обратился он к слуге, – у нас есть шоколад?

– Шоколад? Возможно, сэр. Посмотреть?

– Да. Если нет, немедленно купите.

– Слушаюсь, сэр, – выдохнул Баннет.

Дэвид стал подниматься по лестнице, мысленно улыбаясь.

К тому времени как Баннет принес провизию, Дэвид снял сюртук и переоделся в домашний халат. У двери в комнату миссис Грей его уже ждали два подноса. Исполнительный Баннет стоял на страже.

– Я собрал все, что может понадобиться, сэр, – сказал слуга, пока Дэвид забирал второй поднос. На первом был ее ужин, и пахло от него замечательно. Дэвид сам еще не ужинал. На втором стояли маленький серебряный кувшинчик для шоколада, слегка потускневший, чайник с кипятком, две маленькие чашечки и шоколад.

– Отличная работа, Баннет, – одобрительно кивнул Дэвид, доставая ключ. Он открыл дверь и пропустил Баннета с обедом. Когда слуга вышел, Дэвид внес полнос с шоколадом и поставил на покрывало.

Миссис Грей стояла в углу комнаты, далеко от него. Она смотрела то на поднос, то на Дэвида. Он представить себе не мог, о чем она думает.

– Обед, мадам, и еще кое-что, – сказал он с улыбкой. Вивьен смотрела на него враждебно. О чем это он? У него был еше один поднос с чайником и серебряным кувшинчиком, за который любой перекупщик в Лондоне дал бы целую гинею.

– Прошу вас. – Он указал на знакомый поднос – Я здесь не для того, чтобы испортить вам обед.

Он повернулся к ней спиной, когда наливал воду из чайника в кувшинчик, потом взял с подноса что-то темное и тоже отправил в кувшинчик. Она видела на его лице довольную улыбку, когда он это делал. Потом он положил сверху крышку и стал крутить ручку, которая выходила из крышки. Аромат, необычный, но замечательный, пошел из кувшинчика. Она облизнула губы и только теперь догадалась: он готовил шоколад.

Забыв о подносе с ужином, Вивьен вытягивала шею, стараясь увидеть, что он делает, не приближаясь. Он с легкостью и изяществом крутил между ладоней ручку. Потом поставил на стол чашечку и налил в нее темную густую жидкость.

– Готово, – сказал он, обхватив чашку пальцами и не сводя с нее глаз. – Не хотите шоколада?

Не это ли он имел в виду, говоря об искушении? Вивьен боролась с собой. Она так давно хотела попробовать шоколад. Но как бы потом не пожалеть об этом!

– Нет? – спросил он, подняв брови, так и не дождавшись ответа. Он понюхал содержимое чашки и поднес ее к губам. – По мне, так вполне приличный, – сказал он, потом налил еще немного. – Вы уверены, что не хотите?

– Что я должна буду за это сделать? – спросила она недоверчиво.

– Назвать свое имя. Чашка шоколада за имя.

Вивьен не понимала, зачем ему ее имя, а из чашки шел такой божественный аромат.

– Вивьен. Меня зовут Вивьен.

– Чудесное имя, – сказал он, протягивая ей чашку. Вивьен с опаской взяла ее, поднесла к губам и сделала глоток.

О, Господь всемогущий! Шоколад был горячий, сладкий. Ничего подобного Вивьен в жизни не пробовала. Она сделала еще глоток, потом еще. Чашечка была слишком мала.

– Хотите еще? – спросил Дэвид. Пока она пила, он поставил стул к столу и теперь смотрел на нее снизу вверх. Он выглядел совершенно безобидно, а рядом с его локтем стоял целый кувшинчик шоколада. Вивьен кивнула и поставила чашку на стол.

– Откуда вы, мисс Вивьен? – Он наполнил чашку и протянул ей.

– Ниоткуда, – ответила она, но, когда захотела взять чашку, он отодвинул руку.

– Ниоткуда, – протянул он разочарованно. – Уточните, пожалуйста. Ниоткуда – место большое.

– Это значит здесь, там, везде, нигде. – Она пожала плечами.

Он внимательно посмотрел на нее:

– Вы воровали всю жизнь?

Оскорбленная, Вивьен выпрямилась.

– В основном, да. Голод, знаете ли, не тетка.

Теперь он не двинулся с места, когда она потянулась за чашкой. Вивьен выпила все до последней капли.

– Вы голодали? – спросил он.

Вивьен вздрогнула от неожиданности. Она совсем про него забыла. Поеживаясь, поставила чашку на стол.

– Немного, – ответила она вызывающе. – А вы, ваше богатомогушество?

Он расхохотался:

– Испытывал ли я голод? Да, и не однажды, но не совсем обычный.

Лукаво улыбаясь, он налил еще шоколада в чашку.

– А другое имя у вас есть, мисс Вивьен? А может, миссис?

– Теперь вы передадите меня судейским?

– Но ведь не передал до сих пор?

Она смотрела на него. У его локтя стояла крошечная чашечка с шоколадом. От чашки шел горячий аромат, от которого некуда было деться.

– Почему? – спросила она, сердясь, что пропадает чудесный напиток. – Вы же сказали, что сдадите меня властям, если я не отдам вам это чертово кольцо. Как видите, я не отдала. Зовите своих ищеек, наглый лжец.

Он откинулся на стуле. Все, что Вивьен говорила, забавляло его.

– Но они заберут вас, моя милая. А мы только что с вами познакомились.

Вивьен фыркнула и подошла с другой стороны стола, изучая содержимое второго подноса. Это могло бы ее соблазнить, если бы не запах невыпитой чашки шоколада. Если бы не шоколад, жареный цыпленок привлек бы ее внимание, но сегодня она только взглянула на него краем глаза.

– Я, к примеру, только что узнал, ваше настоящее имя, – продолжал он. – Все это время я думал о вас как о миссис Грей. Это так формально. Но теперь, кажется, у вас нет намерения покидать меня, а я и мысли допустить не могу, что вас кто-то заберет. Я буду называть вас Вивьен.

В том, как он произнес ее имя, было что-то неправильное. Он округлил первую его часть, будто пробуя языком на вкус, а вторую произнес еле слышно. Никто его так не произносил, и Вивьен пока не знала, нравится ли ей это. Что-то непонятное было в том, как он произносит ее имя, как смотрит на нее. Саймон называл ее Вив, Флинн – мисс В, а чаще просто девчонкой. Она взяла кусочек цыпленка и шагнула назад.

– А я буду звать вас, как и раньше, мошенником.

Он усмехнулся:

– Меня называли и похуже. А то, как вы произносите это, просто очаровательно. Мне нравится.

Она смотрела на него с недоверием. Сумасшедший какой-то. Он играет с ней. С ней!

– На случай, если вам это надоест, мое настоящее имя Дэвид. Дэвид Рис, к вашим услугам, мадам.

– Вы – никудышный хозяин, мистер Рис, – сказала она, презрительно скривив губы.

– Почему?

Она бросила на тарелку куриную кость.

– Вы взяли себе единственный стул, вот почему. Разве джентльмены так поступают? Да я особо и не рассчитывала, что такой лжец, мошенник, в конце концов, похититель людей, окажется достойным такого имени.

Он грозно посмотрел на нее, потом ударил ладонями по столу, заставив ее вздрогнуть.

– Ей-богу, вы правы. – С этими словами он вскочил и оказался радом с Вивьен. – Позвольте, мадам.

Он взял ее за руки, подвел к стулу и буквально пихнул, усаживая. Руки у него были большие и сильные. Вивьен еще раз поняла, как легко он может ее поднять и справиться с ней. Хотя… Держал он ее крепко, но не грубо, Ничего плохого он ей не сделал и вряд ли сделает. Она была почти уверена в этом, сама не зная почему. Ведь порой она провоцировала его. А теперь сидела на стуле, а он возвышался над ней. Когда он опустился перед ней на колени, держась руками за ручки стула, Вивьен слегка встревожилась.

– Так лучше? – спросил он, весело глядя на нее. – Могу я еще что-нибудь сделать для вас? Может, еще шоколада?

Он наклонился к ней. Вивьен, задыхаясь, старалась отодвинуться от него, упираясь носками ботинок в пол.

– Назовите мне ваше имя, – мягко произнес он. Его лицо было на одном уровне с ее лицом.

– Зачем это вам?

Он поднял голову и прищурился.

– Вы мне нравитесь, Вивьен. – сказал он. – Хотите – верьте, хотите – нет.

– Я не игрушка, чтобы держать меня здесь только потому, что я вам нравлюсь!

Он усмехнулся. Его взгляд стал ленивым, изучающим, искушающим.

– Да нет же, Боже мой, нет, – произнес он тихо. Она вспыхнула и посмотрела на дверь.

– Ну, раз уж вы повели себя как джентльмен, тогда уйдите и оставьте меня в покое.

– Но вы еще не выпили шоколад.

Он вернулся к столу и взял чашечку, от которой уже не поднимался пар, но запах по-прежнему был чудесный.

– Вивьен, я хочу знать ваше полное имя, ничего больше, – упрашивал Дэвид.

Вивьен задыхалась. Она чувствовала его близость. От него пахло как-то по-мужски особенно. Она видела пульсирующую жилку на его шее, где галстук был ослаблен, и это заставляло ее сердце биться сильнее. Да он просто дьявольски красив, этот бессердечный мерзавец. Она не встречала таких красавцев раньше, думала она в бессильной ярости.

– Бичем, – наконец сказала она, ненавидя себя за то, что голос ее дрогнул. Еще подумает, что она с ума по нему сходит. – Вивьен Бичем. Заберите ваш шоколад и оставьте меня в покое.

Она старалась не смотреть на него, но он не шелохнулся. Потеряв терпение, она взглянула на него и с издевкой спросила:

– И что теперь?

Краска сошла с его лица. Он взял ее руку и вложил в нее чашку с шоколадом.

– Очень приятно с вами познакомиться, мисс Бичем, – сказал он и вышел из комнаты, изобразив подобие поклона у двери.

Вивьен задумалась. Что она натворила? А он? Мистер Рис, она помнила, как он себя назвал: Дэвид Рис. Дэвид. Она подняла чашку и отпила немного. Потом взгляд ее упал на кувшинчик на столе. Когда она его подняла, чтобы налить еще, то обнаружила, что он почти полный. Но шоколад уже остыл и больше не пенился. Она отставила чашку в сторону и еще раз посмотрела на оба подноса. Шоколад для грабителя с большой дороги, который ничего из краденого не вернул.

В первый раз с тех пор, как ее заперли здесь, Вивьен больше не хотела есть.

Пока Дэвид ждал свой ужин, он был в каком-то приподнятом настроении. Он заставил миссис Грей разговаривать. Она сказала то, что он и ожидал услышать. Но теперь он точно знает, как ее зовут: Вивьен Бичем. Необычное имя для простой воровки, но оно ей очень подходит. Да и лицо у нее необычное.

Очень выразительное лицо. Он видел презрение в ее голубых глазах, когда спросил, не голодала ли она. Можно было, не спрашивая, догадаться об этом. Просто глядя на нее. У этой малышки не было округлостей, как у тех дам, которые хорошо питаются. Но одно дело догадаться, а другое – услышать от нее самой, да еще с таким вызовом, будто в этом была его вина. Возможно, она голодала и в тот день в дилижансе. Возможно, продав это кольцо с печаткой, она могла бы целый месяц не голодать. Что еще было делать бедняжке, чтобы хоть как-то прокормиться? Она слишком хорошенькая, чтобы ее взяли прислугой в приличный дом. У нее есть талант для театра, но, может, не тот темперамент. Что остается? Наняться швеей или рыночной торговкой? Или продавать себя? Эта мысль Дэвиду не нравилась, да он и не верил в это. Уж слишком неуютно она чувствовала себя, когда он к ней приблизился.

Он пообедал и уселся поближе к огню, держа бокал с вином в руке. Осенние вечера становились прохладнее. Он подумал, что нужно в ее комнате затопить камин.

Она была для Дэвида загадкой. Да, она воровка, и он должен был давно сдать ее властям. Весьма сомнительно, что он снова увидит свое кольцо. Скорее всего, его давно уже продали и переплавили. Зачем он держит ее здесь? Будь он поумнее, уже давно отпустил бы ее.

Но Дэвид никогда не был практичным и признался ей в том, что она ему нравится. Его забавляла смена ее настроений от возмущения до удовлетворения, забавляло, что ей удалось одержать над ним верх, когда он принес ей шоколад.

Он вылил остатки вина в стакан. Пока он не готов ее отпустить. Только не теперь, когда ему удалось разговорить ее. Завтра он заставит ее улыбаться, послезавтра – смеяться. Он так хотел увидеть, как она смеется: глаза блестят, голова откинута назад, на шеках румянец. Дэвид представил себе, как она придерживает платье на груди, а он губами прижимается к пульсирующей жилке на ее шее Он уселся поглубже в кресло, улыбаясь своим мечтам. Нет, он пока явно не готов еще отпустить мисс Вивьен Бичем.

Глава 10

Он стал бывать у нее чаще. Каждый вечер он приходил к ней и часами разговаривал. Порой дразнил ее, тогда Вивьен начинала кричать и бросать в него чем попало, что бесконечно развлекало его. Иногда он спрашивал ее о вещах, которые, казалось, не должны интересовать мужчину, и выслушивал ее мнение с огромным вниманием. Несколько вечеров подряд он рассказывал ей о своем детстве, о семье. Она не сдерживала смех, когда он рассказал ей, как срезал все розы в саду, а разгневанный садовник загнал его в озеро. Она хохотала до упаду, когда услышала рассказ о том, как младшая сестра, тогда совсем еще маленькая, разрисовала его лицо румянами матери в отместку за то, что он съел последнюю булочку.

– Я понятия не имел, что булочка предназначалась сестре. Мне просто очень хотелось есть, – пытался объяснить Дэвид, когда Вивьен покатывалась со смеху.

– Ну и проказник! – говорила она, представляя его разрисованное красными полосами лицо.

– Моя дорогая, если вы это считаете хулиганством, я больше не стану рассказывать о своей жизни.

– Конечно, озорник. Подумать только – съесть чужую булочку. Я думаю, то, что происходило в вашей жизни дальше, просто милая безделица в сравнении с этим.

– Если бы дома меня так понимали, – вздохнул Дэвид. – Селия простила мне эту булочку лишь после того, как я извинился, стоя перед ней на коленях, и пообещал в обед отдать ей свой пирог.

Вивьен смеялась вместе с ним, удивляясь, что не сердится на него больше. Ну да, он запер ее здесь, но ее в жизни так не баловали. Дело не только в еде и постели. Горячая ванна, шоколад, приятные разговоры, она так быстро к этому привыкла. Она не знала, догадывается ли он, что его слуга таскает ей книги из его библиотеки. Ему, скорее всего, это безразлично. Он больше не расспрашивал ее о кольце, и временами Вивьен забывала, зачем она в этом доме. Она не совсем понимала, почему он носит ей сладости и развлекает ее. Но ей это не надоедало. Ей начинал нравиться этот повеса, черт его побери.

Но мыслей о побеге Вивьен не оставила. Саймон не шел у нее из головы. Она никому здесь не доверяла, не считая этого красавчика Дэвида Риса. Но о побеге думала реже, чем о Дэвиде. Понимала, что с ее стороны это слабость и отступничество, но ничего не могла с собой поделать. И больше не питала ненависти к нему. Дэвид действительно был добр к ней.

Он все время ее смешил. Она понимала, что он старается развлечь ее, но вначале не хотела на это поддаваться. Ей было невдомек, зачем он это делает. Но с другой стороны, глупо ненавидеть человека, который так хорошо к ней относится. И чем больше старалась она устоять перед его шутками, тем искрометней становился его юмор. Она хохотала безудержно. Жизнь ее до встречи с ним была такой суровой, беспросветной, и теперь она с нетерпением ждала его прихода.

– Поздравьте меня, – сказал он однажды вечером, ворвавшись в комнату и широко раскинув руки. – Я сегодня сделал одну замечательную вещь.

И, не ожидая ответа, он элегантно наклонился, поймал ее руку, торжественно поднес к губам и поцеловал.

– Пусть кто-нибудь посмеет сказать, что я не гений Я сегодня это доказал.

Он пробежал через комнату, распахнул дверь и приказал слуге принести еще один стул. Потом вернулся к ней.

– Надеюсь, вы не будете возражать, если я поужинаю с вами.

Вивьен смущенно прижала руку, которую он поцеловал, к груди и наблюдала, как старый слуга принес стул и поставил его к столу. Гений? О чем это он? Слуга внес в комнату поднос, сгибаясь от тяжести, Дэвид взял его.

– Ну все, Баннет, можете идти. Сходите куда-нибудь вечером и пропустите стаканчик-другой.

– Да, сэр.

Лакей поклонился и вышел. Дэвид снова повернулся к ней и, широко улыбаясь, достал бутылку вина.

– Отпразднуем, – сказал он, откупоривая бутылку и разливая вино по бокалам. – Это какое-то чудо, я поражен. Тут нужен тост. – Он поднял бокал.

– Что же вы натворили? – спросила Вивьен, тоже подняв бокал.

– Что за подозрительность! – Он осуждающе покачал головой.

– Почему я не должна быть подозрительной? Может, у вас здесь еще одна женщина заперта?

Он опустил бокал.

– Нет. Конечно, нет. С вами был особый случай. – Он прокашлялся. – Нет, на самом деле это кое-что получше. Я купил Дансера.

Он опять раскинул руки и поклонился, как актер после удачного выступления. Вивьен ждала объяснений.

– Какого еще Дансера?

– Какого? Единственного и неповторимого Дансера. Самого замечательного коня, которого когда-либо выставляли на скачках в Аскоте. Он уступил лошади, которая ниже по уровню, только из-за неопытности наездника. Но в жилах этого коня кровь чемпионов. Мой брат гонялся за ним целый год, но старый Кэмден не хотел его продавать. А теперь продал мне.

– Так вы радуетесь потому, что купили коня, – произнесла Вивьен.

– Это на самом деле поразительно, – сказал он раздраженно. – Нужно было догадаться, что женщина не поймет величия момента.

Вивьен закивала:

– Достался по дешевке?

– Ну уж нет, – засмеялся он.

– Раз нет, я точно не понимаю величия момента.

– Мой брат давно хотел этого коня, – объяснил он. – Очень давно. Он дважды делал выгодные предложения, но оба были отклонены. А моему брату мало кто отказывает. Но теперь мне удалось то, что не удавалось ему. Такого еще не бывало.

– Здорово! – сказала Вивьен, – Поздравляю.

Он задержал на ней взгляд, а потом рассмеялся.

– Но я действительно очень рад этому. Ну ладно, давайте поужинаем.

– Я не хотела обидеть вас, – сказала Вивьен, пока он устраивался за столом.

– Я думаю, это ничто по сравнению с теми выкрутасами, которые предлагает нам жизнь. – Он криво усмехнулся. – Сомнительное достижение, конечно. Наконец-то я в чем-то превзошел своего брата. Мы, знаете ли, близнецы. Он – хороший, а я – плохой.

Близнец. Господи, помоги женщине, у которой таких двое.

– Значит, он очень хороший, а вы – нет?

Она произнесла это с усмешкой, собираясь подразнить его. Но он кивнул, соглашаясь:

– Полагаю, большинство людей думает именно так.

– Ну не может в человеке быть только хорошее.

– Ну а то, что может быть только плохое, не обсуждается. Прошу вас, присядьте.

О Боже! Он держал для нее стул! Вивьен обошла стол и скромно присела, пораженная его жестом. Он тоже сел и подлил еще вина, хотя она только чуть-чуть отпила из бокала. Вивьен украдкой наблюдала, как он расставляет все на столе. И неплохо с этим справлялся, хотя и был благородного звания. Вивьен всегда считала, что такие, как он, люди не могут о себе позаботиться сами, в их распоряжении всегда толпа слуг, готовых выполнить любой их каприз. Однако Дэвид ухаживал за ней как жених за невестой.

Эта шальная мысль заставила ее сердце бешено колотиться. Господи, что за идиотская идея? О чем только она думает. Это все вино, да и еще то, что он поцеловал ей руку. Но эта полуинтимная обстановка вовсе не повод для таких мыслей. Она отлично понимала, какие отношения могут быть у человека его положения с такой девушкой, как она.

– Я думаю, что можно быть только плохим, – сказала Вивьен. – Труднее быть только хорошим.

– Вы полагаете? Не знаю. Но, по крайней мере, быть плохим веселее.

– Вы просто завидуете брату, – заявила она. Рука Дэвида с бокалом замерла в воздухе.

– Может быть, – произнес он задумчиво. – Иногда.

– Завидуете. Радуетесь, что получили то, что ему не удалось.

– Я отлично обхожусь без всего того, что ему принадлежит. Наши интересы очень редко совпадают. Это как раз один из немногих случаев. А потом, я думаю, что для братьев это нормально – стараться одержать верх друг над другом.

– Ага, – рассуждала Вивьен, – теперь у вас есть этот конь. Что же вы собираетесь с ним делать?

– Предложу брату купить его у меня, разумеется, за бешеные деньги.

– Эх, бродяжья ваша душа, – сказала она с улыбкой. – Не родись вы богачом, наверняка стали бы пиратом.

– Вовсе нет, – возразил он.

– Да, – настаивала она. – Я представляю вас себе с кинжалом в одной руке и пистолетом в другой на корабле, загруженном ромом и украденными драгоценностями. Вы скрываетесь от преследования.

Дэвид рассмеялся, но мысленно согласился. Этот образ очень приглянулся ему, хотя вслух он признаться в этом он не решился.

– Ром – да. А вот украденные драгоценности вряд ли.

– А откуда бы вы тогда взяли ром? – спросила Вивьен.

– У симпатичной хозяйки таверны.

– Они симпатизируют только тем, у кого есть денежки, – рассмеялась Вивьен.

Дэвид улыбнулся, пытаясь припомнить, сколько раз его и его друзей вышвыривали из таверн.

– Не всегда.

– Всегда, – сказала она. – Те, у кого есть денежки, пьют, пока не свалятся и не захрапят так, что разбудят мертвого, или затеют драку, не давая остальным покоя, или будут приставать к служанкам, требуя лучшие комнаты. А те, у кого денег нет, счастливы присесть за стол в общей комнате и получить миску с холодной похлебкой до того, как им укажут на дверь.

– Видимо, вам приходилось иметь дело с жалкими хозяевами таверн, – сказал Дэвид, пристально глядя на нее.

– С самыми ужасными, – согласилась она, брезгливо улыбаясь.

Дэвиду хотелось узнать, как она жила прежде. Он впервые встретил женщину, которая называла его пиратом и имела печальный опыт общения с хозяевами таверн. Было бы нелепо обсуждать подобные вещи с любой другой женщиной, но не с Вивьен. Почему не побеседовать с молодой дамой? Он не выдержал бы и пятнадцати минут, общаясь с рафинированной особой из высшего общества. И добрая половина этого времени ушла бы на обсуждение погоды. А потом ему ничего бы не оставалось, как выдать что-нибудь этакое, что либо шокировало, либо рассердило ее. Ему пришлось бы опустить подробности из большей части своей жизни. А с Вивьен ему легко общаться, потому что не нужно думать, стоит или не стоит обсуждать подобные вещи. Он не боялся смутить или шокировать ее, сказав не то. Скорее она могла заставить ужаснуться обстоятельствам ее жизни. Интересно, насколько бессердечными были с ней эти хозяева таверн?

На следующее утро Дэвид все еще радовался своему достижению. Еще бы, уговорить Кэмдена продать Дансера – редкая удача. Дэвид до сих пор не понимал, как это ему удалось. За бутылкой портвейна в «Уайтсе» он сделал предложение, и, к величайшему его удивлению, оно было принято. Возможно, это был знак, что удача вновь повернулась к нему лицом, или принесли свои плоды его благие намерения измениться. К сожалению, у него не было конюшни, достойной Дансера. Конь был староват, чтобы участвовать в скачках. Но Дэвид не сомневался, что он чемпионских кровей. Он знал, что и Маркус так считает. Маркус мог бы сразу использовать его для улучшения породы. Дэвид лишь чуть преувеличил, сказав, что собирается продать ему коня. Ценой должно было стать многочисленное потомство Дансера, чтобы Дэвид мог создать собственную конюшню. Единственная склонность Дэвида, достойная уважения, – это хорошие лошади, их разведение и выездка.

Прибыв в Эксетер-Хаус, он сразу начал искать книгу по разведению из Блессинг-Хилла, рассчитывая на возможности улучшения породы, которую можно было бы предложить Маркусу. Но книги не оказалось на месте. Дэвид огорчился. В Блессинт-Хилле должна быть копия, но Дэвид не собирался дожидаться, пока ее привезут. Он попросил Адамса, чтобы тот посмотрел у себя, а сам вернулся в свой кабинет. Может быть, Маркус убрал ее вместе с остальными личными бумагами, когда освобождал для него свой рабочий стол? Дэвид открывал многочисленные дверцы и ящички, пока не нашел тонкую книгу в кожаном переплете, очень похожую на ту, что он искал.

– Ага, вот она, – пробормотал он, вытаскивая ее и листая страницы.

Целая стопа бумаг соскользнула на пол. Дэвид начал собирать их, и кое-что привлекло его внимание: имя человека, который пытался убить Маркуса и представить Дэвида как подозреваемого в убийстве. С минуту Дэвид просто держал бумагу в руках, будто был застигнут врасплох. Вот уже несколько дней он и думать забыл об этом. Может и читать не нужно… Но потом, испытывая одновременно и робость, и интерес, забыв про книгу, которую искал, начал читать.

Это был доклад мистера Джона Стаффорда на имя Маркуса, датированный двумя месяцами раньше. Начинался он словами благодарности герцогу за его неоценимую помощь, потом речь шла о признании, вырванном у мистера Бентли Риса после его ареста. Бентли признавался в том, что изготовлял фальшивые банкноты, но не распространял их. В этом, как деликатно выражался мистер Стаффорд, Бентли обвинял других, неизвестных розыскному отделу Боу-стрит личностей. Дэвид просто оторопел. Ведь это именно он и был той самой личностью. Скорее всего, Бентли назвал его имя. И то, что мистер Стаффорд не упомянул его, свидетельствовало о том, что Маркус убедил его не делать этого.

Дэвид читал дальше, и растущий гнев странным образом сочетался с чувством неловкости и ненависти. Бентли признавался, что шпионил за герцогом Эксетером с помощью девушки из домашней прислуги. Стаффорд выяснил, что служанка передавала сведения через помощника портного по имени Слоукум, который, в свою очередь, работал на ирландца Фергала Рурка, вора в законе. Рурк был мертв. Дэвид знал это, потому что видел, как Маркус его застрелил. Но некоторые его подельники были арестованы вместе с Бентли. Их признательные показания в чем только не обвиняли Бентли: начиная от мелких краж и заканчивая убийством, сознательным использованием в преступных целях титула Маркуса.

Дэвид не заметил, как бумаги выскользнули у него из рук. Значит, Бентли подстроил все так, чтобы Дэвида арестовали как фальшивомонетчика, а сам он готовил убийство Маркуса.

Дэвид догадывался, что так оно и было, но с Маркусом они об этом не говорили. Казалось, Маркус пустил все на самотек, после того как они покинули тот домик-развалюху в гавани, где Бентли пытался убить их обоих. Дэвид залечивал раны, а Маркус готовился к длительному свадебному путешествию с молодой женой.

Господи, какой же он дурак! Дэвид обхватил голову руками. Мало ему было попасть на крючок фальшивомонетчикам, так он еще стал марионеткой в руках своего кузена, который отлично знал все его слабости и использовал их против него же самого. Конечно, Бентли мошенник. Но сам Дэвид оказался такой легкой добычей! Оказывается, Бентли все эти годы ждал подходящего момента, чтобы поставить свой капкан, в который он и угодил.

Он поднялся и застыл перед столом, опершись на него руками. Перед глазами плясали буквы, складываясь в слова: заговор с целью убийства, шпионы, фальшивомонетчики и еще какие-то неизвестные полиции люди.

Проклиная все на свете, Дэвид засунул бумаги в черную книгу и поставил ее обратно на полку. Что толку читать дальше? Он повернулся кругом, не думая больше о доме Маркуса, его кабинете, его способности выйти из тупиковой ситуации и строить счастливую жизнь с молодой женой. Что бы Маркус ни делал, его совесть была чиста. Что же до Дэвида, то все было беспросветным.

Он вышел из дома, даже не взяв перчатки и шляпу. Вначале брел бесцельно, надеясь, что прогулка снимет головную боль. Он не знал, как убежать от своих грехов и почему они стали для него тяжким бременем в последнее время. Будто накапливались годами, чтобы теперь свинцовой тяжестью навалиться на него. Это было невыносимо.

Через некоторое время он оказался рядом с клубом «Уайтс». Пока он шел, сумерки сгустились. Без всякой надежды смотрел он на залитые светом окна. Забыться, хотя бы на один вечер. Он поднялся по ступенькам и вошел с единственной мыслью: найти тихий уголок, чтобы напиться до бесчувствия. Он велел слуге принести бутылку вина, а сам пошел искать уединенное местечко. Клуб был переполнен, и он уже отчаялся устроиться, как вдруг увидел подходящее место. На его пути собралась группка мужчин. Когда Дэвид приблизился, один из них заметил его. А когда подошел ближе, на их лицах появились изумленные улыбки.

– Добрый вечер, – сказал Дэвид, кивнув. Он заметил нескольких знакомых.

– Добрый вечер, – протянул один из них, отступая в сторону. – Пришли узнать, какие ставки?

Дэвид замялся, он уже собирался сказать «нет». Он хотел напиться. Он не был расположен играть на деньги. Но что-то было не так. Казалось, все смотрели на него с нескрываемым интересом. Он собрался с духом и подошел к книге, куда записывались ставки. Страница была заполнена цифрами, которые датировались тремя неделями раньше. Когда он стал листать книгу, глаза то и дело натыкались на собственное имя. Снова и снова, практически на каждой странице.

Капитан Эванс ставит пятьдесят фунтов против двадцати мистера Мелвилла, что лорд Д.Р. будет взят под стражу раньше чем через месяц. Господин Г. Т. ставит сто фунтов против пятидесяти, что Д.Р. проиграет состояние Эксетеров в карты, двадцать фунтов против десяти, что господин В.А. вызовет Д.Р., пятьсот против двухсот, что к тому времени, как герцог Э. вернется из-за границы, он будет разорен.

Дэвид медленно перелистывал страницы. Уши его горели, за спиной не умолкал злобный шепот. Он притворился, будто читает, хотя почти ничего не видел. Над ним смеются. И кто? Те, у кого грехов не меньше, а скорее больше, чем у него. Он – объект насмешек для тех, с кем шел по жизни рядом и кто с удовольствием позволял ему платить за себя. Нужно было порвать с ними раньше. Дэвид повернулся, чтобы уйти.

– Нечего добавить, Рис? – спросил один из них, Генри Тревенхем, неумело пряча усмешку. Дэвид готов был убить его, ведь Трев когда-то был его другом. За игорными столиками они вместе выигрывали и снова теряли целые состояния. Совесть его была нисколько не чище.

Дэвид задержал на нем взгляд, пока рот его не закрылся, а сам он слегка выпрямился.

– Нет, – сказал Дэвид. – А что, нужно было?

– Да тут много на что можно рискнуть и поставить, – сказал он, по рядам прошел смешок.

Дэвид заставил себя улыбнуться.

– Да? Верно, я пропустил что-то интересное, – сказал он, нарочито еще раз перелистывая страницы – А, вот. Герцог Э. Верно, это старый Элкингтон?

– Да нет, – сказал Трев, холодно улыбаясь. – Я считаю, что это твой брат, Эксетер. Ведь он уехал и оставил тебе бразды правления.

Это было скорее обвинение, чем вопрос. Дэвид с трудом сдерживался, чтобы не разбить ему физиономию. Он поставил локоть на край подиума и постарался принять равнодушный вид.

– Да.

Его равнодушие только раззадорило Трева, как, впрочем, и остальных.

– Я, верно, просмотрел это, – сказал, выступая вперед, Джордж Эванс. – Я хочу сделать ставку. – Он стал делать запись, что ставит на то, что герцог Э. будет разорен. А потом добавил: – Ты пришел, чтобы рассказать, как идут дела по опустошению состояния?

– Там до опустошения далеко. Джентльмены, если ставки относятся к моему брату, я должен предупредить вас, что вы потеряете деньги.

– Эта потеря будет стоить того, чтобы покончить с тобой, – сказал один из них с горечью. – Из-за тебя всех нас подозревают как фальшивомонетчиков. Никто из нас не примет тебя у себя. Никто не сядет с тобой за один стол и не примет твои ставки. С тобой кончено. Ты опозорил наши добрые имена, поставил под удар репутацию каждого из нас.

Дэвид распрямился во весь рост, чтобы воспользоваться преимуществом в несколько дюймов и посмотреть на своего обвинителя сверху вниз.

– А я-то думал, что твое доброе имя было опозорено, когда ты навязал старому Мелчестеру своего бастарда. Леди Мелчестер в своем будуаре так неразборчива.

У его обвинителя отвисла челюсть от удивления. А Дэвид лишь улыбался. Он не спал с леди Мелчестер. Хотя она не раз пыталась затащить его в постель. Спать с чужой женой, да еще беременной от другого мужчины, было слишком даже для Дэвида. Он слегка повысил голос, чтобы каждый ханжа его услышал.

– Если кто-то обвиняет меня в своих проблемах, то пусть помнит: не все мои знакомые под подозрением. Почему выбрали вас? А не могли они составить список самых неблагонадежных игроков в Лондоне? Может, знакомство со мной тут ни при чем? Уж я-то никого не обвинял в изготовлении фальшивых денег.

– Эксетер бросил на всех нас тень, – сквозь зубы процедил Трев. – Он играл, как…

– Как ты? – холодно спросил Дэвид. – А может, я неправильно понял? Может, вы имели в виду, что Маркус обвиняет вас в чем-то?

Все перешептывались, но никто не обвинил Маркуса.

– Тогда желаю всем приятного вечера. – Дэвид пошел было прочь, но остановился и обернулся. – Господи, чуть не забыл сделать свою ставку. – С этими словами он подписал имя под последней ставкой, принимая вызов Эванса и ставя против него один фунт. – Для меня это все равно, как поставить на выпивку. Говорите, будет разорен? Ну-ну…

Покачивая головой, он прошел мимо своих бывших приятелей, прочь от их праведного гнева, их лжи и, что хуже всего, от их правды. Его тело будто действовало само по себе, отдельно от рассудка. Он собрал в кулак всю свою волю, чтобы идти медленно, лениво, хотя на самом деле готов был рвать и метать.

Когда он шел, чья-то рука легла ему на плечо, но он сбросил ее, видя перед собой только дверь. Только бы выйти отсюда, не теряя самообладания. Он переживет как-нибудь. Он выберется. Но как ему справиться со всем этим, Дэвид не знал. В дверях его догнал слуга.

– Ваше вино, сэр, – сказал он, задыхаясь, подавая вино, которое Дэвид заказал.

Дэвид поднял стакан и одним глотком осушил его. Потом взял бутылку, надвинул шляпу и вышел из клуба. Он шел, ничего не видя перед собой, время от времени отпивая из бутылки.

Через два часа бутылка опустела. Шаги его стали нетвердыми. Дэвид понимал, что прихрамывает. Его рассудок затуманился, боль ушла. Никакой злости на родственника по крови, который предал его, на тех прощелыг, которым было безразлично, чем он занят, пока они не увидели в его действиях угрозу своему положению в обществе, он не чувствовал. Он забыл обо всем. Вино – отличное средство, чтобы забыть обо всех неприятностях. Он направился домой, держа бутылку за горлышко.

Баннет встретил его у дверей.

– Добрый вечер, сэр, – сказал он, забирая у Дэвида шляпу, будто его хозяин каждый вечер приходил домой пьяный, да еще хромая. А может, он слишком глуп, чтобы заметить это, подумал Дэвид.

– Вот. – Дэвид отдал слуге пустую бутылку и стянул перчатки, выворачивая их при этом наизнанку и уронив. – Принесите еше вина.

– Да, сэр. – Баннет взял пустую бутылку из его рук. – Вы понесете мадам ее ужин?

Мадам. Дэвид покачивался, вспоминая. Нужно было сказать Баннету, чтобы он отнес Вивьен ее ужин. Сегодня он неподходящая для нее компания.

– Хорошо, – пробормотал он, поднимаясь по ступенькам.

Вивьен услышала скрип в замочной скважине и засунула книжку со стихами под матрас. Наконец пришел Дэвид. Она проголодалась. Но ждала не только ужин, но и его. Настроение у нее поднялось. Она встала, но дверь не распахнулась, как обычно. Вместо этого раздались проклятия, потом опять скрип ключа, а потом металлический грохот.

Она отступила назад. Эти звуки были ей знакомы. Он был пьян, и Вивьен не знала, чего ожидать. По опыту общения с Флинном – ничего хорошего эта встреча не сулила.

Дверь распахнулась так сильно, что ударилась о стену. Дэвид стоял, неуверенно держа в руках поднос. Глазами он искал ее.

– Ваш ужин, мадам, – пробормотал он и вошел в комнату. Ногой толкнул дверь, Вивьен даже вздрогнула от хлопка. Хромая, он прошел через комнату и с грохотом поставил поднос.

– Ешьте, – сказал он ей и упал на стул с гримасой боли на лице.

Она не двинулась с места.

– Напились.

Он достал из кармана пальто, которое так и не снял, бутылку.

– Да, – сказал он, выкручивая пробку. – И еше выпью, моя милая.

Выглядел он вполне безобидно, не то что Флинн, когда напивался. Даже немного печально: голова свесилась на грудь, когда он наливал вино в бокал.

– Но почему?

– Потому что я – полное ничтожество, – ответил он, пролив вино мимо стакана. – Ешьте-ешьте. Еще ко всем моим грехам вдобавок не хватало уморить вас голодом.

– Зачем вы пьете еще? – спросила Вивьен, игнорируя его приглашение к столу.

– Предпочитаю быть пьяным, а не трезвым.

Вивьен с подозрением посмотрела на него. Поскольку раньше она его пьяным не видела, на правду это было непохоже.

– Но почему?

Он вертел стакан, расплескивая вино.

– Чтобы забыть, моя дорогая.

– Что именно? – Она удивленно подняла брови.

– Вы ничего не поймете, – пожал он плечами. – Не затрудняйтесь.

Вивьен пристально посмотрела на него. Нужно дать ему переварить все, что бы там с ним ни произошло. У нее не было причины его жалеть. Правда не было. Просто любопытно было знать, почему он здесь сидит пьяный до бесчувствия, глядя на огонь, без всяких признаков присущей ему энергии и его очарования. Он выглядел… опустошенным.

– Это все потому, что вы настоящий джентльмен и такие, как я, не в состоянии даже вообразить, какие у вас могут быть неприятности? Разве что повар сжег ваш обед, или портной заузил штаны.

Он посмотрел на нее из-под спутанных волос.

– Хотите, чтобы я излил вам душу? Я не хотел задевать ваши тонкие чувства, но если вы настаиваете…

Он оперся ногой о ножку стола и распрямился.

– Этой весной я позволил себе стать игрушкой в руках преступников. Ужасно, правда? Я знаю, вы не поверите. Я, образец нравственности и утонченности, оступился. Но это правда. И теперь я мишень для насмешек в обществе. Люди, которых я знаю с детства, делают ставки на то, что еще много постыдного для моей семьи я могу совершить, – продолжал он. – Я круглый дурак.

Вивьен ничего не сказала. Она чувствовала, что тут нечто большее, чем насмешки, но не знала, что именно. Насколько она понимала, он далеко не подходящий объект для насмешек. Она всегда видела его уверенным и не представляла себе, что чье-то мнение может вывести его из равновесия. Конечно, нет. Он только смеялся, когда она старалась оскорбить его, называя самыми ужасными словами, какие только знала. А теперь его расстроили сплетни? Конечно, такое никому бы не понравилось, но жизнь на этом не заканчивалась. Она не верила, что он действительно мог совершить что-то ужасное, по крайней мере, по отношению к ней. Она пнула его под сломанное ребро, а он не поднял на нее руку. Флинн за это избил бы ее до бесчувствия. Похоже, сегодня вечером Дэвид намерен жалеть себя. Вивьен это совсем не нравилось. Да и видимых оснований для этого у него не было. Она посмотрела на его ногу, которую он осторожно вытянул перед собой.

– Почему вы хромаете? – спросила она.

На мгновение его лицо напряглось. Он сжал пальцы в кулак, вдавливая его в лодыжку, будто стараясь преодолеть боль.

– Я сломал ногу в дорожном происшествии, – объяснил он. – Мчались вместе с приятелем. Экипаж попал в яму на дороге. Я пролетел футов тридцать в воздухе, упал и скатился прямо в кусты. Если бы не был пьян, не знаю, что сломал бы еще себе. – В его голосе звучала горечь. – Прошли месяцы, а я все хромаю, как старуха.

Теперь Вивьен, понимала. Хромота действительно могла испортить жизнь. Хотя его хромота была не так уж заметна.

– Простите, – сказала она. Он махнул рукой:

– Но тут уж ничего не поделаешь.

– Что, нельзя выразить сожаление по поводу вашей хромоты?

Он поднял руку, показывая свое безразличие, глядя при этом в стакан. Вивьен подошла к нему.

– Уж вы-то будете себя жалеть целую вечность, не так ли? – сказала она. – Странный вы какой-то. Мало вам, что у вас есть теплый дом, слуга, который чистит вашу обувь, что вы сыты. У вас полно одежды, собственный экипаж. Действительно дурак! Полно людей, которые на коленях бы благодарили, получив малую толику всего, что вы имеете. Подумаешь, поговорили о нем, походка не та стала. Нечего унывать! Вы просто капризный, испорченный ребенок!

– Вы правы. Думаете, я сам этого не знаю? – Он сделал большой глоток, и пятна от разлитого вина появились на его галстуке. То ли он не заметил, то ли не придал этому значения. – Это грустная история всей моей жизни, – пробормотал он. – Бедный Дэвид. Без имени и семьи он был бы никем. Обидел кого-то Дэвид? Брат извинится. Проигрался в карты? Брат заплатит. Не воспринимайте Дэвида серьезно, он – испорченный ребенок. – Он сорвался на крик.

– Ну да, испорченный, – строго сказала Вивьен. – У вас есть семья, которая о вас заботится. Вы просто везунчик.

Дэвид уронил голову на спинку сгула. Он знал, что ему везет. Не об этом он горевал. А о том, что впустую пролетела жизнь, а он только сейчас это понял. Еще вчера он был всесилен, был готов принять любой вызов. А сегодня ему хотелось, чтобы брат поскорее вернулся из Италии и освободил его от бесплодных стараний вести его дела, потому что джентльмены делают ставки, насколько плохо все будет, когда брат вернется. На минуту Дэвид даже хотел поддаться соблазну бросить все и уехать. А что? Собрать чемодан и утром уехать либо в охотничий домик, либо в отдаленное поместье Эксетеров, где никто ничего с него не спросит. Ему до смерти надоело быть ответственным и честным. К черту все!

– Ну что же, единственное, что вам остается, – это бросить все, – сказала Вивьен, прервав его размышления. – Неужели вы уедете, скроетесь от всех этих дураков, и им останется найти для насмешек кого-нибудь другого? Давайте, они не станут смеяться. Даже бровью не поведут, скажут, что вы поджали хвост. Да нет же! Вы покажете им, из чего сделаны!

– Спасибо за доброе и мудрое участие. Остатки моей гордости у ваших ног.

Она округлила глаза и быстро заговорила.

– А чего вы ждали? Жалости? Ах, бедняжка, он так натерпелся. Вы слишком много выпили, если надеялись, что я стану вас жалеть.

Дэвид снова наполнил бокал.

– А я и не просил, чтобы вы меня жалели, – сказал он, глотнув вина. Он слишком много выпил. Но это не помогло. Настроение у него не поднялось. – Жалости я не ждал. Ни от вас, ни от кого-либо другого.

Он с трудом поднялся, стараясь не упасть, поднес бутылку к губам и из горлышка допил вино. Пусть все видят, что он напился в стельку. Он имеет право. К черту добрые намерения.

Не проронив ни слова, Дэвид направился к двери. Манипуляции с дверной ручкой показались ему забавными. Он никак не мог ее повернуть. Набрал в легкие побольше воздуха, выдохнул, сосредоточился, дверь наконец открылась.

– Мне не жаль вас, – вдруг сказала Вивьен. – Хотя я не считаю, что они справедливо обошлись с вами. Разумеется, с их стороны это было жестоко. Но многим еще не такое приходится терпеть. Не жалейте себя, и вам будет безразлично, что делают другие.

– А вы не думаете, что я сам во всем виноват и не заслуживаю жалости? – бросил он в сердцах. – Что я раскаиваюсь, страдаю от последствий моих поступков?

– Я думаю, никто из нас и не рассчитывает надолго скрыться от последствий наших поступков, но это не значит, что все они заслуживают наказания. Наказание не всегда соразмерно преступлению, разве нет?

Он посмотрел на нее. Прожженная воровка с лицом ангела.

– Согласен, – произнес он тихо – Но именно такого наказания я и заслуживаю.

Она промолчала. Дэвид покинул комнату.

Глава 11

Утром хмель выветрился, а вместе с ним и меланхолия. Вновь и вновь Дэвид прокручивал в голове слова Вивьен, сказанные накануне. Никто не должен его жалеть. Он не заслуживает жалости, так он для себя решил. Если бы он бросил все и уехал в какое-нибудь дальнее имение, то тем самым признал бы свое поражение и все нападки на него обоснованными. Возможно, раньше так все и было бы, но не теперь. И он это докажет. И хотя Дэвиду было безразлично мнение его лицемерных друзей, ему не хотелось, чтобы они решили, будто он струсил и сбежал из города. Он останется хотя бы для того, чтобы доказать им, что они ошибаются, и забрать все их ставки, до последней. Он вернет прибыль Маркусу. Он уже приобрел Дансера, а это было несомненной удачей. Он покажет им, как отвечает на вызов Дэвид Рис. И наконец, он пойдет сегодня развлечься и возьмет с собой Вивьен.

К черту всех Тревенхемов, Грантемов и иже с ними. В Вивьен больше доброты и сочувствия, чем в любом из них.

А когда она наденет хорошее платье и драгоценности, любой из этих джентльменов будет есть из ее рук. А знай они истину, разговаривать бы с ней не стали.

Эта маленькая, острая на язык злючка завоевала его уважение. Он привык заходить к ней по вечерам. Ему нравилось провоцировать ее и видеть, как она каждый раз загорается праведным гневом и негодованием. Ему нравилось дразнить ее до тех пор, пока она не начинала смеяться. Если бы он встретил ее при других обстоятельствах… Если бы…

Дэвид из-за женщин частенько выставлял себя дурачком. Был неразумным, неосмотрительным, но головы никогда не терял. Будь Вивьен Бичем одного с ним сословия, опасность потерять из-за нее голову была бы реальной.

Конечно, тогда это уже была бы не она, а настоящая леди, не та Вивьен, с которой он разговаривал, которой было интересно разговаривать с ним. Наверняка она была бы уже замужем за кем-нибудь поприличнее, чем Дэвид. Он никак не мог решить, отпустить ее или оставить здесь навсегда.

Что, если соблазнить ее роскошью? Может, это сработает, как шоколад, которым он ее вчера угостил? Надо попробовать. Попытка – не пытка. Интересно, каким было бы у нее выражение лица, если бы он стал натягивать ей на ноги шелковые чулки.

Но в его характере было думать, как снять чулки с женских ножек. Конечно, вполне допустимо заниматься любовью с женщиной, если она в чулках. Дэвил желал бы этого, если бы знал наверняка, что Вивьен тоже этого хочет. Но если даже хочет, позволит ли соблазнить ее? Дэвид желал этого и не мог думать ни о чем другом. Не держи он ее под замком – дело другое. Но пока она его пленница, как-то неловко овладеть ею против ее воли.

Эта мысль заставила его улыбнуться. Против ее воли! Он не знал ни одной женщины, которая вела бы себя так стойко. Она могла быть ледышкой, как герцогиня, и разъяренной фурией, как какая-нибудь торговка. Но больше всего его поразило ее вчерашнее поведение. Ему действительно нужен человек, который бы мог быть честным с ним. Из женщин, с которыми он близко общался, он мог бы назвать мачеху, сестру и жену брата. Первая объявила бы войну таким, как Эванс, Тревенхем, чтобы показать все их лицемерие и защитить доброе имя семьи. Вторая постаралась бы успокоить и объявила, что не будет общаться ни с одним из них, а также с их семьями. Последняя посоветовала бы ему не слушать всех сплетников. И только Вивьен сказала, чтобы он перестал жаловаться на жизнь, потому что все могло быть гораздо хуже. А главное, нужно доказать клеветникам, что они лгут.

Это в ней Дэвиду нравилось.

Скрипнула дверь, прерывая его размышления.

– Сэр, к вам посетители, – доложил Баннет.

– Кто именно? – удивился Дэвид.

– Мистер Перси, сэр, и с ним еще двое.

– Просите, – сказал Дэвид и поднялся.

Баннет поклонился и вышел из комнаты. Но не успел пройти и двух шагов, как друзья Дэвида ворвались в комнату.

– Более того, я приму твой вызов. – на ходу говорил Эдвард Перси, смеясь. – Я так люблю выигрывать твои денежки, Брикстон.

– Они когда-то были твоими, – раздраженно ответил Холл Брикстон. – Больше никогда не отвечу на твою ставку. А-а, Рис!

– Всем доброе утро, – сказал Дэвид. – Что привело вас сюда в такую рань?

– Преданность, – ответил Энтони Хэмилтон.

– Нашей дружбе двадцать лет, – сказал Перси.

– К тому же ты мне должен сто двадцать фунтов, – объяснил Брикстон.

– Надеюсь, ты не потребуешь их прямо сейчас? – спросил Дэвид.

– Конечно, нет, – ответил Хэмилтон. – Мы здесь, чтобы поддержать тебя, старина. Брикстон переживет.

– Смелое заявление, – проворчал Брикстон, прежде чем поймал на себе строгий взгляд Хэмилтона. – Конечно, переживу. Не думай об этом, Рис.

Дэвид переводил взгляд с одного на другого.

– Я полагаю, вы видели записи в книжке по ставкам в «Уайтсе».

– Грязные подонки, – сказал Перси.

– Лицемерные недоумки, – добавил Хэмилтон.

– Мы-то их видели пару недель назад, а вот ты увидел вчера вечером, как я слышал, – сказал Брикстон.

Дэвид махнул рукой:

– Не обращайте внимания. Пусть рискнут своими деньгами. Надеюсь, вы все ответили на ставку Эванса, что я разорю Маркуса. Легко возьмете деньги.

– Ты не злишься? – воскликнул Брикстон, – А мы то пришли пораньше, чтобы не позволить тебе встретиться с Тревенхемом.

– Вызови я Трева или он меня, все уже было бы кончено, – сухо произнес Дэвид. – Если вы действительно хотели предотвратить дуэль, нужно было встать пораньше.

Хэмилтон прокашлялся.

– Никто не думал, что до этого дойдет, Брикстон болтает лишнее. Мы здесь для того, чтобы ты знал, что мы не участвуем ни в этих разговорах, ни в этих ставках.

– Каких разговорах? – спросил Дэвид, откинувшись на стуле. – Я давно не выходил и ничего не знаю.

– Да ничего особенного, – пробормотал Хэмилтон. – Обычная болтовня.

– Говорят, ты продал Эксетер-Хаус, – без обиняков заявил Перси. – Говорят, что твоя семья, чтобы избежать скандала, уехала из Лондона, говорят, что тебя могут арестовать в любой момент и заключить под стражу за воровство, изготовление фальшивых денег и государственную измену.

– Измену? – рассмеялся Дэвид. – В чем же меня обвиняют? В том, что я продал американцам последние разработки моделей галстуков? Кстати, изменников вешают, – продолжал Дэвид. – А меня собираются отправить в тюрьму. Повезло.

– Черт возьми, да тебя это не волнует! – сказал Брикстон. – Хэмилтон вытащил нас из постелей, кричал с пеной у рта, что ты обезумел от горя.

– Да, хорош друг, – обратился к нему Хэмилтон, – для него лучше поваляться в кровати, чем постоять за старого друга!

– Но мне не нужен телохранитель, – сказал Дэвид. – Трев не в себе. Ну и пусть себе он и все остальные, кто сделает ставки, из-за глупых сплетен теряют свои деньги.

Эти слова поубавили пыла. Друзья Дэвида переглянулись.

– Это лишает нашу миссию благородства, – сказал Перси. – Если ты не распродаешь по дешевке имущество Эксетеров, Рис тогда чем ты занимаешься? Непохоже, что ты избегаешь общества.

Дэвид развел руками:

– Я уже говорил, что принял на себя управление делами Эксетеров. А это занимает уйму времени.

– О-о, – произнес Переи, окончательно разочарованный. – Ясно.

Друзья Дэвида некоторое время молчали, пытаясь осознать, как это можно все время трудиться, не находя времени для выхода в свет.

– Слушай, – сказат Перси, – а ты, случаем, не превратишься в него, твоего брата?

– Господи, да нет, конечно. – Лицо Дэвида вытянулось. – Как только он вернется, я снова стану бездельником. – Говоря это, Дэвид не был уверен, что не обманывает приятелей.

– На душе полегчало, – сказал Хэмилтон. – Бездельничать в хорошей компании намного лучше.

Все рассмеялись. Дэвид еле расслышал легкий стук в дверь.

– Да, Баннет, в чем дело? – все еще улыбаясь, спросил Дэвид слугу, который выглядывал из-за двери.

– Мадам просит другую книжку. Могу я ей отнести?

Хэмилтон навострил уши. Брикстон присвистнул.

– Мадам? – воскликнул Перси удивленно. – Ты что, наверху прячешь женщину?

– Да нет, ничего интересного. – Дэвид выдавил из себя улыбку. Он поднялся, подошел к двери и буквально вытолкал Баннета за дверь.

– Ничего интересного? – засмеялся Перси. – Мне как раз интересно. Рассказывай, Дэвид.

– Да-да, – добавил Брикстон. – Кто она? Теперь понятно, почему ты никуда не ходишь по вечерам.

Баннет задержался на полпути:

– А книга, сэр?

– Да, конечно, – тихо сказал Дэвид, оглядываясь. – Берите любую.

Он закрыл дверь и повернулся к друзьям, которые заметно оживились.

– Познакомь нас с ней, – попросил Хэмилтон. – Пригласи леди сюда.

– Нет.

– Да ладно тебе. В чем проблема? Обещаем, что не украдем ее, – усмехнулся Брикстон.

– Нет, – повторил Дэвид. Друзья переглянулись.

– Рис, собака, этот номер у тебя не пройдет, – сказал Перси. – Ты здорово устроился. У тебя наверху женщина, тебя ожидают удовольствия в собственном доме, никаких кандалов и скандалов не предвидится. Ты просто гений! Празднуй победу. Твои поборники у твоих ног!

– Бред какой-то, о чем это ты? – сказал Дэвид. – Не понимаю.

– Это не мать семейства, – размышлял Хэмилтон. – Определенно не девица из тех, которые совратят кого угодно. Мы не слышали, что у тебя связь с актрисой, оперной певицей, ну с дамой полусвета. Так кто же там у тебя?

– Дальняя родственница, – ответил Дэвид, – Очень дальняя. Вы не слышали о ней.

– А, родственница, – разочарованно протянул Перси.

– Старая? – спросил Хэмилтон, пытливый, как и любой адвокат.

Дэвид покачивал головой, как бы раздумывая.

– Молодая? Хорошенькая? – поинтересовался Хэмилтон.

– Подведем черту, – сказал Брикстон. – Хэмилтон хочет знать, богата ли она.

Все рассмеялись, а Дэвид прошел к своему месту. Господи, о чем только думал Баннет, когда объявил о ней его друзьям. Это все равно, что объявить о ней всему миру. Да, ему действительно нужна приличная прислуга.

– Она небогата, скорее бедна, Хэмилтон, должен заранее предупредить тебя. Но если ты настаиваешь, я пошлю за ней. Но знай, что я несу за нее ответственность. И если ты не так на нее посмотришь, тебе придется предстать либо перед священником, либо перед дулом моего пистолета. Звонить? – Колокольчик на мгновение замер в его руке.

– Ради Бога, не нужно, – сказал Перси испуганно. – Ужас какой-то. Ты отвечаешь за целомудренность дамы.

– Куда катится мир? – рассмеялся Брикстон. – Скоро разбойников с большой дороги поставят отвечать за безопасность Королевской почтовой службы.

При упоминании разбойников с большой дороги улыбка примерзла к губам Дэвида.

– На самом деле, – сказал он, пряча свою реакцию, – мне нужно торопиться. Дела Эксетеров не будут ждать никого, даже меня. Желаю всем доброго дня.

– Да-да. – Брикстон и Перси, выходя из комнаты, все еще продолжали шутить о том, что произойдет, если пустить козла в огород, кота к сметане, а волка в овчарню. Хэмилтон задержался у дверей, дождавшись Дэвида.

– Кто она на самом деле? – спросил он тихо, пристально глядя на него. – Нет у тебя никаких родственниц на милю вокруг. Так кто же она?

– Ты ее не знаешь. Она не знатная особа.

– Правда? – пробормотал Хзмилтон после минутного молчания. – Интересно.

Он отправился следом за друзьями. А Дэвид размышлял, следует ли ему беспокоиться обо всем этом.

Друзья любопытны. Но что они сделают, если даже узнают, кто она и почему находится здесь? Ничего. Дэвид был уверен, что друзья не вызовут в его дом полицию. Даже у мерзавцев есть понятия о чести, чтобы уводить чужую возлюбленную. Конечно, Вивьен не его возлюбленная, но пусть думают, что это так. Для ее же безопасности. Вовсе не потому, что он желал, чтобы так оно и было.

Баннет вернулся с тремя томиками, при виде которых у Вивьен загорелись глаза.

– Хозяин сказал, что можете брать из библиотеки все, что пожелаете, – сказал ей слуга через дверь, после того как просунул под нее книги, каждую из которых Вивьен нетерпеливо хватала с радостным восклицанием.

– Я старался подобрать что-нибудь подходящее для леди, – радостно произнес слуга.

– О, благодарю! Спасибо вам, Баннет. Я посмотрю.

– Обязательно дайте мне знать, если вам потребуется помощь, – напомнил Баннет.

– Конечно, – улыбнулась Вивьен. – Вы сама доброта, Баннет.

– Спасибо мадам. – Голос Баннета заметно смягчился. – Вы очень добры.

Вивьен оперлась рукой на дверь, наклонилась к ней ближе, чтобы прошептать:

– То, что вы сделали для меня, иначе не назовешь.

С другой стороны двери было тихо. Потом она услышала шарканье удаляющихся шагов, Вивьен улыбнулась про себя, думая о Баннете. Если бы он не приносил ей книги и время от времени не разговаривал с ней, оставаясь за дверью, она сошла бы с ума, дожидаясь, когда придет Дэвид.

Прижимая книги к груди, она промчалась к окну и устроилась там. Она и не думала раньше, что так любит читать, хотя порой ей было трудновато. Оказалось, что она равнодушна к поэзии, любит романы, хотя и не все, и обожает пьесы. По какой-то причине у Дэвида в библиотеке было огромное количество пьес, и Вивьен наслаждалась чтением. Пьесы открыли Вивьен мир наслаждения, мир, который так отличался от того, в котором она раньше жила.

Этот мир так захватил ее, что она не сразу услышала скрип открывающегося замка. На секунду даже нахмурилась, так ей не хотелось откладывать книгу в сторону. Раньше он не приходил посреди дня. Что случилось?

Дэвид вошел с улыбкой. В руках у него был сверток. Он заметил, как она захлопнула книгу, но ничего не сказал. Ну да, ведь Баннет сказал, что хозяин разрешает брать все, что она пожелает. В этом не было запрета, но не было и интереса. Но в его взгляде она увидела вопрос. Вивьен положила книгу на стол и убрала руки за спину.

– Я пришел извиниться, – сказал он, стоя перед ней, как кающийся перед священником. – Как вы могли заметить, прошлой ночью я был пьян. Я не должен был появляться перед вами в таком виде.

Вивьен пожала плечами. Он пальцем ее не тронул. Ей приходилось терпеть кое-что и похуже, в основном от людей, которые и не думали извиняться.

– Сегодня вечером я хочу реабилитироваться, – продолжал он.

Тут Вивьен напряглась. Она выпрямилась, внутри у нее все сжалось.

– Вы не обязаны.

– Но я сам этого хочу, – сказал он, озорно блеснув глазами. – Возможно, вам понравится.

Он протянул руку и взял одну из книг, которые только что принес Баннет.

– Сколько книг вы прочитали?

– Несколько, – пробормотала Вивьен. Господи, да она их с дюжину уже прочитала. Неужели теперь у нее неприятности?

– Ага. – С минуту он стоял, склонившись над книжкой. – Это побольше, чем прочитал я из своей библиотеки. Наконец-то нашлось им достойное применение.

Он положил книгу.

– Это вам, – сказал Дэвид, протягивая ей сверток Вивьен взяла его, настороженно глядя. – Разверните. Это не обидит вас.

Вивьен развязала сверток, и ей в руки складками упала ткань, голубая, как небо, мягкая, как волосы ребенка. А когда она расправила ее, оказалось, что это платье, чудное, модное платье, с отделанным кружевами воротом, с серебряной лентой вместо пояса и маленьким букетиком шелковых цветов по центру. На юбке были шелковые полосы, собранные по краям, шелком того же цвета были отделаны рукава. Она повернулась к нему, приоткрыв от изумления рот.

– Что это? – спросила она растерянно.

– Платье, – ответил Дэвид. – Я подумал, что вам захочется чего-то другого после вашего унылого серого наряда. Сегодня вечером у нас выход в общество.

– Куда? Зачем? – спросила она.

Он закрыл глаза, слегка приподняв брови.

– Секрет.

– Нет, – заявила она. – Я должна знать. Иначе не пойду.

Он перевел взгляд с книг на нее.

– В театр. Я подумал, что, возможно, вы захотите посмотреть пьесу.

Ничего лучшего он не мог предложить, чтобы захватить ее воображение.

– Такую, как здесь? – Ее взгляд остановился на книгах.

– Боже мой, надеюсь, что лучше, – засмеялся Дэвид и вдруг посерьезнел. – Чего вы боитесь?

«Быть схваченной констеблями», – подумала Вивьен. Она понимала, что все это ушло в прошлое. Она давно не была в той части Лондона, где продавала краденое, так что вряд ли кто-то узнает в ней того заморыша.

– Ничего, – ответила она на вопрос Дэвида немного агрессивно, сама не понимая почему. – Зачем вы хотите повести меня в театр?

Дэвид пристально посмотрел на нее, и ей снова стало не по себе.

– Неужели никто не хотел доставить вам удовольствие?

– Думаю, вашего желания было бы вполне достаточно, чтобы меня повесили на ближайшем дереве, поэтому ничего хорошего для себя и не жду.

– Я имел в виду нечто другое. Ваша мать? Отец? Кто-то другой?

Она пожала плечами, опустив глаза на платье, которое держала в руках. Вивьен считала, что просто держать такое платье было счастьем. Ей хотелось потереться о него щекой. Да, кто-то делал ей много хорошего, и этот кто-то был Дэвид. Но сказать ему об этом она не могла.

– Моя мать заплетала мне косы. – Вивьен вспомнила, как руки матери быстро двигались по ее волосам, завязывая в узлы полоски старой материи на концах, чтобы не распадались, но у нее не всегда хватало для Вивьен времени. Вивьен снова посмотрела на Дэвида и добавила – Это было очень давно.

– А-а…

В его голосе звучала печаль. Вивьен кипела от ярости. Ей не нужна жалость.

– Это хорошая пьеса, – продолжал Дэвид. – Я с удовольствием ее посмотрю. Надеюсь, вы окажете мне честь и согласитесь со мной пойти.

Вивьен сжимала в руках материю и размышляла. Посмотреть пьесу ей очень хотелось. Она видела выступления артистов на ярмарках. Но это были коротенькие сценки. Совсем другое дело пойти в настоящий театр в нарядном платье, да еще с таким красавцем!

Вивьен украдкой посмотрела на Дэвида. Он все еще ждал ее ответа, склонив голову набок и глядя на нее.

– Хорошо, я согласна, – сказала наконец Вивьен, не в силах отказать Дэвиду.

– Отлично, – улыбнулся он. – Я за вами зайду в семь часов.

Глава 12

Вивьен и раньше видела театр «Друри-Лейн». Перед его парадным входом она украла не один кошелек. Но внутри ни разу не была. А теперь она, не скрывая, наслаждалась поездкой в закрытой коляске, которая подвезла их к театру.

– Нервничаете? – спросил Дэвид.

Она посмотрела на него, слегка отодвинувшись назад с края сиденья, где устроилась, прильнув к окну.

– Да нет, а стоило бы. Ведь я никогда не была в настоящем театре.

Она улыбалась под его пристальным взглядом. Вивьен чувствовала какое-то особенное удовольствие, никак не связанное с посещением театра. Не относилось оно ни к замечательной горячей ванне, которую приготовил для нее Баннет, ни к чудесному наряду. Просто Вивьен знала, что она выглядит сегодня великолепно в шелковом платье с белым цветком в волосах и украшенных бусинами туфельках. Но только отчасти. Она приписывала свое приподнятое настроение тому, что Дэвид смотрел на нее так, будто в целом мире нет других женщин.

Сам он был просто великолепен в вечернем костюме.

Никогда в жизни Вивьен не видела мужчины красивее, чем Дэвид Рис. Даже когда он выглядел как настоящий джентльмен, в нем угадывалось что-то опасно непредсказуемое. Что заставило его додуматься до этой безумной идеи: повести ее в театр? Хотя, что греха таить, ей все это нравилось, и это отличало его от других мужчин. Было такое чувство, что с него нельзя спускать глаз, потому что бог знает что он может натворить без всякого предупреждения.

Вивьен сама часто пользовалась непредсказуемостью людей. Но то, что она не знала, чего ждать от Дэвида, делало его привлекательным.

Он определенно шокировал ее сегодня вечером. Стоило ей начать беспокоиться о том, как она будет выглядеть, как на помощь ей пришла девушка от портного, которая внесла некоторые поправки в ее наряд и помогла ей приколоть в волосы цветы. В изумлении смотрела Вивьен на свое отражение в зеркале, почти не веря, что эта красавица – она. Благодаря Дэвиду она буквально преобразилась.

Открылась дверца, и слуга опустил ступеньку. Дэвид соскочил и подал ей руку. Ощущая себя принцессой из сказки, Вивьен спустилась, ничего не видя перед собой, кроме великолепного, в несколько этажей, фасада «Друри-Лейн». Газовые фонари освещали его стены из белого камня и мерцающие окна. Казалось, представители всех слоев общества пришли в театр. Начиная от среднего класса и кончая шлюхами и бродягами. Улыбка озарила лидо Вивьен.

– Так-то лучше, – прошептал ей Дэвид на ухо. – Признаться, я не был уверен, что вы пойдете.

– Не были уверены? Да вы с ума сошли, – прошептала она. – Я ничего подобного в жизни не видела.

Он тихо рассмеялся, заставил ее взять его под руку и прижал к себе, когда они влились в поток людей, движущийся к двойным входным дверям.

Внутри народу было еще больше. Прогуливались молодые щеголи, частенько с кричаще одетыми и ярко накрашенными женщинами, которые буквально висли на них. Это могли быть только шлюхи. Дэвид остановил ее.

– Нам не туда. У нас ложа брата.

Вивьен округлила глаза. Ложа в Королевском театре. Люди в ложах – это те, о ком пишут газеты. Ложи есть у королевской семьи. У герцогов и графов. Она взглянула на Дэвида, но он никак не отреагировал. Конечно, если это ложа его брата, он бывал здесь и раньше, и ничего нового для него здесь не было. Наверное, она глупо выглядит с вытаращенными глазами и открытым от изумления ртом. Вивьен кивнула и пошла за ним.

У подножия лестницы их остановили двое джентльменов.

– Рис, – позвал один из них, высокий молодой человек с пепельными волосами, который быт в стельку пьян. – Храни меня Господь! Уж я и не чаял увидеть тебя в обществе. Слава Богу, ты закончил с делами Эксетеров и вернулся в нормальную жизнь.

Он пытался сказать что-то еще, но ему пришлось опереться на плечо спутника, чтобы не качаться. Тот, не очень высокий, с густыми каштановыми волосами и карими глазами, обернулся, поприветствовал Дэвида и остановил взгляд на Вивьен.

– Друзья, – сказал Дэвид ей на ухо. – Надеюсь, вы не возражаете?

Вивьен покачала головой. Почему она должна возражать? Он может разговаривать с приятелями, а она пока все осмотрит.

– Послушай, кто твоя очаровательная спутница? – спросил шатен, когда они подошли ближе. Он не сводил с нее глаз.

– Позвольте вам представить миссис Вивьен Бичем, – сказал Дэвид. Он произнес ее фамилию как-то по-особенному, на французский манер. – Миссис Бичем не из Лондона, поэтому я взял на себя смелость показать ей все лучшее в нашем городе.

– Правильно сделал. – Оба кивнули. Шатен взял ее руку и провел губами по костяшкам, пальцев. Вивьен вдруг подумала о том, какое у него было бы выражение лица, узнай он, что целует руку воровке, наполовину ирландке. Она едва сдержала смех.

Дэвид думал про себя, знает ли она, насколько она обворожительна. Он заметил блеск в ее глазах и как изогнулись ее губы, будто за ее светской улыбкой пряталась усмешка. Он догадывался, о чем она думает, и ему тоже было смешно.

– Миссис Бичем, могу я представить вам скандально известных повес и в некотором роде моих друзей: мистер Эдвард Перси и мистер Энтони Хэмилтон.

– В некотором роде? Чушь, – сказал мистер Хэмилтон. – Мы самые близкие друзья, почти братья.

– Не совсем, если он прячет от нас даму, – воскликнул мистер Перси. – Рис, собака, ты…

– Но разве можно его в этом винить? – воскликнул мистер Хэмилтон. – Как долго вы намерены пробыть в Лондоне, миссис Бичем?

– Пока не решила, – ответила Вивьен.

– Мы должны уговорить вас остаться подольше. Вы все видели?

– Э-э… нет. – Она посмотрела на Дэвида, который был невозмутимо спокоен.

– Я с удовольствием сопровождал бы вас, – предложил мистер Хэмилтон и тоже посмотрел на Дэвида. – У Риса столько дел.

– Когда это дела мешали Рису уделять внимание дамам? – выкрикнул Перси. Глаза у него были красные. Он поднес к губам фляжку, как только это выпалил. Вивьен прикинула, как скоро он отключится и уснет дня на полтора.

– Перси, ты пьян, – сказал мистер Хэмилтон.

– Скорее всего, – икнув, сказал Перси. – А ты, Хэм… Рис, эта жен…

– Мы не хотим пропустить начало пьесы, – сказал Дэвид. – Проспитесь. Перси, Хэмилтон.

– Доброго вам вечера, миссис Бичем, – произнес мистер Хэмилтон и бросил взгляд на Дэвида, прежде чем снова обратиться к Вивьен. – Рис.

– Я не пьян, – сказал мистер Перси. – Не так уж пьян. Просто любопытно. Не каждый день Рис приводит жен…

– Сюда, дорогая, – сказал Дэвид, ведя ее мимо друзей. Вивьен было интересно, что мог сказать мистер Перси, чего Дэвид не хотел, чтобы она услышала. Видимо, его друзья решили, что она его возлюбленная. Она сомневалась, что люди его происхождения водят в театр шлюх и устраивают их в ложах.

– У вас есть возлюбленная? – спросила Вивьен Дэвида, когда они поднимались по лестнице. Дэвид так резко остановился, что пожилой джентльмен сзади едва не упал.

– Возлюбленная?

– Возлюбленная, – повторила она едва слышно. – Ваши друзья очень удивились, когда увидели вас с незнакомой им женщиной. Вы обычно бываете здесь с другой женщиной?

Он как-то странно посмотрел на нее. Вивьен поняла, что задает слишком много вопросов.

– Ладно, меня это не касается, – пробормотала она.

– Да нет, – сказал он. – Я никогда не вожу женщин в театр. Вот почему они так удивились. А теперь сгорают от любопытства.

Вивьен невольно оглянулась назад, надеясь, что это неправда. Она увидела, что мистер Хэмилтон смотрит на нее снизу. Их глаза встретились. В его взгляде была какая-то догадка. Он кивнул ей. Вивьен опять отвернулась. Сердце ее забилось чаще. Вначале ей казалось забавным, как он кланяется и целует ей руку. Но теперь, когда он задавал вопросы, на которые не было ответов, она так не думала. Он мог и не оценить шутку Дэвида.

– Вам не нужно их бояться, – продолжал Дэвид. – Перси так пьян, что не узнает вас, когда увидит снова.

– Второй узнает, – сказала она.

– Хэмилтон вас не обидит, – улыбнулся Дэвид.

– Вы… вы сказали им? – спросила она воинственно. – Правду.

Он снова остановился, огорченно покачав головой:

– Вы расстраиваете меня.

Она повернулась к нему, едва не падая на него под натиском толпы. Он взял ее под локоть, поддерживая и одновременно прижимая теснее к себе.

– Да будь вы хоть наследницей российского престола, этим людям все равно. А мои друзья вас не обидят, потому что вы моя гостья. Может, посмотрим спектакль?

Пристыженная, Вивьен кивнула. Почему она его расспрашивает о каждой мелочи? Ведь он привел ее в театр. Он говорит, что хочет сделать ей приятное. Ей следует быть любезнее, а не подозревать его в том, что он может над ней посмеяться. Они продолжали свой путь, теперь уже медленнее. Публика наверху была более приличная. Здесь, подальше от крикливой толпы, элегантные завсегдатаи театра желали показать себя и посмотреть на других и не спешили занять места. Вивьен понимала, что она ничто рядом с леди, сверкающими драгоценностями в струящихся шелковых платьях.

На них смотрели. Вивьен видела, как взгляды скользили по ней, будто ее самой и не было вовсе – недостаточно элегантна – потом удивленно останавливались на Дзвиде и вновь возвращались к ней. Вначале это заставляло ее нервничать. Но она видела, как спокоен Дэвид. Казалось, ему даже нравилось подниматься навстречу заинтересованным взглядам. Заставив себя улыбаться, она шла за ним. Если бы она знала, что он сделает. Его приветствовали то слева, то справа: кто-то радостно, кто-то – безразлично, некоторые с большим интересом. Но все с любопытством разглядывали ее. К удивлению Вивьен, Дзвид представлял ее каждый раз по-другому: то она была мадам Бошан, только что приехавшая в Англию, то опять миссис Бичем, состоятельная особа, которая только что вернулась в Англию из-за границы, потом мисс Бичем, дальняя родственница. Один раз он даже как-то связал ее имя с королевской датской семьей. Она остолбенела от такой наглой лжи.

– Дания? – только и смогла она пискнуть, когда они отошли от сияющей от счастья пары, которая считала ее едва ли не принцессой. – Вы с ума сошли?

– Нет, – улыбнулся он. – Леди Уинтерс никогда не была в Дании, вы могли бы представиться королевой, и она не догадалась бы.

– Но я не из Дании. Я даже точно не знаю, где она находится.

– Дания, Ирландия… Какая разница, – сказал он. – Дания на севере. Нет, на востоке. Да, точно. Это совсем близко, не правда ли?

– Не совсем, – сказала она, стараясь не смеяться над тем, какую чушь он нес, зато как уверенно, нисколько не смущаясь.

– Думаю, леди Уинтерс тоже точно не знает, где находится Дания.

– Вы просто шарлатан, – сказала она. У нее дух захватывало от того, что он плел людям.

А он лишь улыбался плутовской, но очень довольной улыбкой. Он наслаждался. Неожиданно до нее дошло, зачем он это делал. Кому-то едва упоминал ее имя, другим рассказывал историю с подробностями, заставляя чуть ли не молиться на нее. Он высмеивал тех, кто шептался у него за спиной, и радовался их неудачам. Он унижал их, заставляя заискивать перед воровкой, которая могла стащить их кошельки, когда они наклонялись, чтобы поцеловать ей руку. Называя ее разными именами и рассказывая каждый раз по-новому историю ее жизни, он подстраховывался, чтобы ее не могли найти.

Он шутил с ними, при этом оберегая ее от всякой опасности.

Странно, но Вивьен хотелось смеяться. Сколько раз ей хотелось доказать этим важным господам, что они ничего особенного собой не представляют. У Дэвида это получилось. Конечно, дураки не поймут. Но Дэвид-то понимает, и этого вполне достаточно.

Он провел ее в ложу, откуда сцена была видна великолепно. Вивьен казалось, что она увидит даже капельки пота на бровях актеров. Было чудесно, и она подвинула стул ближе к краю, чтобы ничего не пропустить.

– Не такой уж я шарлатан, – сказал Дэвид, устраиваясь рядом с ней. – Они никогда бы мне не поверили, если бы не ваши прекрасные манеры и милая речь.

– Хотите знать, где я научилась копировать знатных особ? – усмехнулась она.

– Нет. Какие знатные особы? Здесь нет никого, кто мог бы сравниться с вами.

Она посмотрела на него, вскинув брови:

– Что вы сказали?

Она искала хоть малейший намек на то, что он подшучивает над ней. Она была в этом уверена, хотя никаких оснований для этого не было. Посмотрев на Дэвида с подозрением, она повернулась к нему спиной.

– Лжец, – выпалила она.

– Напрасно вы так думаете.

– Так ведь ясно же. Все эти люди шикарно одеты.

– Элегантность – заслуга шляпника, портного и прислуги. Этого легко добиться, если у вас есть деньги. И не ваша вина, что вы не элегантны так, как они. Но вы элегантны по-своему. – Он склонил голову набок, рассматривая ее.

Вивьен смотрела на него, не говоря ни слова. Он улыбнулся, его взгляд задержался на ее лице.

– Вы действительно обезумели, – сказала она наконец. Она чувствовата, как тепло разливается по всему телу. Это была неправда. Какая там элегантность. Но все равно ей было приятно это слышать от него.

– Мне просто легко даются языки, а манеры я схватываю на лету, – сказала она и перешла к более безопасной теме: – Я не раз подражала леди, и это умение мне пригодилось.

– Сомневаться не приходится, – сказал он и заговорил обиженным тоном: – Тем более обидно, зная, что вы можете вести себя как леди, слышать от вас одни грубости.

– Все потому, что вы обманщик, – ответила она спокойно. – И вам это нравится.

– Вы меня подловили, – засмеялся Дэвид.

Она смеялась вместе с ним. Но вот загорелись огни на сцене, заиграли музыканты. Ее, внимание сразу переключилось на пьесу, она даже не заметила, как долго и задумчиво смотрел на нее Дэвид.

Он не смотрел на сцену, он смотрел на нее. Захваченная действием, она не замечала этого. Ее лицо выражало то страдание, то разочарование, то озарялось улыбкой. Ее смех заставлял Дэвида улыбаться, хотя он не имел ни малейшего представления о том, чему она смеется. Он подумал, что впервые видит ее такой, без тени притворства, будто и не было этих тяжелых лет, когда она страдала. Она сидела, повернувшись к нему спиной, в гробовом молчании изо дня в день. Словно изваяние. А сейчас была захвачена пьесой.

Дэвид представить себе не мог, что ему придется столько времени провести в ее обществе. Он запер ее, подчиняясь импульсу, но удерживать ее так долго было просто упрямством. Будь она обычной воровкой, давно рассказала бы ему все, что он хотел знать, и он отпустил бы ее. Он так и не заметил бы, как она прикусывает краешек губы, когда волнуется. Никогда не узнал бы, что она любит маленькие удовольствия: горячую ванну, удобный матрас, кусочек лимонного пирога – так, как другие женщины любят драгоценности. Он ни за что не догадался бы, что такие простые вещи, как театральная постановка, могут заставить ее глаза сиять, как звезды, в то время как все вокруг больше интересовались тем, кто сидит по соседству, а не спектаклем.

Вместо того, чтобы потерять к ней всякий интерес, Дэвид хотел узнать о ней все. Его влекло к ней не потому, что он просто хотел затащить ее в постель. Ему хотелось заставить ее смеяться не меньше, чем заниматься с ней любовью. Ни одна женщина не сумела заинтриговать его так сильно, а ведь она ругала его на чем свет стоит, не стесняясь в выражениях. Это не только не отталкивало его, наоборот, притягивало еще больше. Ему нравилось быть самим собой, даже когда его высмеивали как лжеца. Он понимал, что Вивьен заставляла его быть честным.

Это чувство приносило и некоторое неудобство. Всю жизнь окружающие указывали ему на все его промахи. Ему было проще посмеяться над критикой, представить как шутку каждое происшествие, переносить всё так, будто ему не было до этого никакого дела. Он не помнил, чтобы его не опекали и не бросались к нему с обвинениями или нравоучениями по каждому поводу. Но Вивьен, казалось, нисколько не заботила его беспечность. Она не позволяла ему раздражаться из-за проблем. Странно, но она оказывала на него благотворное влияние.

В конце представления она долго аплодировала, прежде чем повернуться к нему. Глаза ее блестели.

– Ну разве не прелесть?

– Безусловно, – подтвердил он с улыбкой.

– Вы когда-нибудь видели что-нибудь подобное? – смеялась она. – Я не встречала таких умниц, как мисс Хардкасл.

– В самом деле, – сказал Дэвид. – Нужно признаться: мы, джентльмены, просто идиоты, когда дело касается женщин.

– Последних слов могли бы и не добавлять, – сказала она. – Можно было остановиться на идиотах.

– Вполне возможно, – улыбнулся Дэвид. – Не хотите вина?

Его мягкие манеры опять рассмешили Вивьен.

– Ага, – сказала она, а потом поправилась: – Благодарю вас. Было бы чудесно.

На этот раз рассмеялся он.

– Я принесу. А вы, мадам, позаботьтесь, чтобы сюда не ворвались ваши обожатели.

– Обожатели, – усмехнулась она. – Не смейтесь надо мной.

Дэвид покачал головой и вышел, осторожно закрыв за собой дверь.

Он быстро зашагал по коридору. Он забавлялся, когда представлял всем Вивьен, а сейчас торопился вернуться к ней. Он надеялся, что у Хэмилтона хватит ума не посещать ее в ложе.

– Рис, – прошептал сзади нежный голос.

Не думая, Дэвид оглянулся, жалея, что не притворился, будто не слышит. Но было поздно.

Джослин, леди Барлоу, уже приближалась к нему, улыбаясь. Она была его последней любовницей. Он не видел ее уже месяц с той ночи, когда Маркус спас его от гнева ее мужа.

– Это ты там дремал в ложе Эксетеров? Где ты пропадал, милый? – Ее пальцы коснулись его руки.

Дэвид высвободил руку. В коридоре были люди.

– Меня не было в городе, Джослин. Разве ты не помнишь, что мне пришлось неожиданно уехать?

Она капризно выпятила нижнюю губу.

– Что за переполох! Барлоу забыл об этом почти сразу.

– Возможно, потому что я покинул сцену так быстро, – пробормотал Дэвид.

– Но теперь ты вернулся. – Она улыбалась так мило, что он уже потянулся к ней.

– Да, – сказал он, вновь отодвигаясь, когда ее рука скользнула по борту его сюртука. – Нравится пьеса?

– Пьеса? – засмеялась она. – О да, ведь мы в театре. Дорогой, ты же знаешь, я не люблю театр… пока не вижу, что в ложе затевается кое-что очень личное.

– Очень забавное представление, – продолжал он, не обращая внимания на ее попытки флиртовать с ним и уклоняясь от ее касаний.

Джослин округлила глаза.

– Какое это имеет значение, – сказала она, подвигаясь к нему ближе и заглядывая в глаза. – Может, найдем тихое местечко и устроим собственное представление?

Он посмотрел на нее. Когда-то он сходил по ней с ума. Вопреки здравому смыслу, позволяя использовать себя как наказание мужу за безразличие к ней, он бегал за ней, пока лорд Барлоу не прекратил все это. Дэвид знал, что Барлоу был близок к тому, чтобы вызвать его на дуэль, но вмешался Маркус и отослал его подальше. Дэвид не был таким дураком, чтобы еще раз испытывать терпение ее оскорбленного супруга, даже если ему бы очень захотелось.

– Нет.

– Нет? – захлопала глазами Джослин. – Но почему?

– Все кончено, дорогая, – вздохнул Дэвид.

– Так не должно быть, – начала она.

– Так нужно.

Она хотела возразить, потом остановилась.

– Наверное, действительно нужно. Полагаю, дело в молодой особе.

– Вовсе нет, – ответил он.

– Я в этом уверена. Женщина всегда это чувствует.

– Зачем же ты подошла ко мне?

– Всегда на что-то надеешься. Ты был такой милый. – Она погладила его плечо. – Ну что ж, иди к ней.

– Это совсем не то, что ты думаешь, – попытался он возразить.

– Пока, – погрозила она пальцем. – Но ты желаешь этого.

Он и вправду желал. Он не мог признаться в этом, но и отрицать не мог. Дэвид улыбнулся, провел губами по костяшкам ее пальцев.

– Приятного вечера, Джослин.

– И тебе, Дэвид, – сказала она.

Он поклонился и ушел, не оглядываясь. Вивьен будет беспокоиться, куда он пропал. Он не хотел заставлять ее ждать.

Представление уже началось, когда он сел рядом с Вивьен. Она только мельком улыбнулась ему, но не сделала ни одного движения, чтобы коснуться его или броситься к нему. Женщина знает, сказала Джослин. Джослин увидела, как он ее хочет. Вопрос в одном: хочет ли Вивьен? А если да, то какая у нее будет реакция? Он наблюдал за ней краем глаза. Вместо того чтобы уговаривать ее с обычной настойчивостью, он выжидал. Его и раньше отвергали. Порой он даже радовался этому, как удаче. Было нелепо беспокоиться о том, что он может как-то обидеть воровку, но очень переживал. Он боялся обидеть ее больше, чем возможного отказа.

Но теперь, когда ему сказали об этом, Дэвид понимал, что у него нет выбора, потому что он действительно хотел Вивьен, очень сильно хотел.

Глава 13

Вивьен все еще говорила про пьесу, когда они поздно вечером приехали домой. Обнаружив поразительную память, она в карете пересказывала длинные отрывки диалогов так живо, что Дэвид не мог удержаться от хохота. Подражая Кейт Хардкасл, она размахивала перед ним юбкой, когда танцевала на ступеньках, и он не мог не идти за ней следом, так же как Марлоу. Смеясь, она направилась в свою комнату.

– Господи, такое невозможно себе представить! Моя мечта сбылась!

– Вам и правда понравилось?

Он довольно улыбнулся после того, как она кивнула.

– В жизни не видела ничего лучшего. Водевиль, а потом мелодрама, как раз то, что мне нравится. О, когда Марлоу понял свою ошибку, а когда Тони все время посылал карету… – Она расхохоталась.

У Дэвида в груди защемило. Была ли она так счастлива в своей жизни? Всего-то и нужно было пойти в театр посмотреть постановку. Видеть радость на ее лице было и приятно, и немного грустно. И когда она перестала вальсировать перед ним и подняла на него свой сияющий улыбкой взгляд, он поцеловал ее.

Это был невинный поцелуй. Он едва коснулся ее губ и быстро поднял голову, пока она не опомнилась. Но когда Дэвид остановил на ней полный страстного желания взгляд, Вивьен обвила руками его шею и страстно поцеловала. Он взял ее лицо в ладони и с жадностью ответил на поцелуй. Три шага, и он прижал ее спиной к стене, держа в объятиях. Его ладонь скользнула вниз по шее и обхватила ее грудь. Вивьен застонала, когда его пальцы сдавили ее сосок и он затвердел. Платья на ней будто и не было, она чувствовала каждое прикосновение его пальцев через тонкий шелк. Спина ее выгнулась. Ей нравилось это гораздо больше, чем она сама ожидала.

Дэвид прижал ее тело к себе. Он касался легкими поцелуями ее лба, а когда она приоткрыла рот, чтобы издать радостный возглас, он снова захватил ее губы, пользуясь возможностью проникнуть языком в ее рот. Она почувствовала вкус бургундского. Он обхватил ее бедра и привлек к себе.

Вивьен задыхалась, сердце едва не выпрыгнуло из груди. Господи, какие у него руки… Он крепко держал ее, потом чуть ослабил объятие, чтобы легкими касаниями пробежать по всей линии ее бедер и ягодиц. Колени ее тряслись. Он как будто почувствовал это и обхватил ее бедро, поднимая кверху, пальцами опускаясь под колено. Даже через платье это было ни с чем не сравнимое ощущение.

Она прильнула к нему, страстно целуя его и стягивая с него одежду. Он помогал. Пиджак упал на пол, за ним жилетка. Ей удалось развязать галстук, но вот снять его с шеи было сложно, пока он целовал ее лицо, покусывая мочку уха. Его руки скользили по ее телу, пока она не начала терять равновесие. Она схватилась за его рубашку, потянула ее к себе, после чего добралась до ширинки.

Наконец-то Дэвид сумел прорваться сквозь застилающий его рассудок туман. Стоп, сказал он себе, нужно немного подождать. Вивьен осталось расстегнуть несколько пуговиц, ее пальцы опускались все ниже. Дэвид схватил ее за руку.

– Вивьен, – сказал он. Она изогнулась, грудь ее вздымалась, губы порозовели, в глазах было желание. Она наклонилась к нему, и Дэвид чуть не кончил, когда она прижалась к его возбужденной плоти. – Остановись. – Он учащенно дышал, отстраняя ее от себя. – Не нужно торопиться.

– Так все делают, – сказала она смущенно.

Да, и сам Дэвид так частенько делал, по-деловому срывая лишь часть одежды, чтобы получить необходимую анатомическую доступность партнера, не утруждая себя самого раздеванием более, чем это было необходимо. Но все эти встречи обычно происходили в спешке и тайно: на балу, либо в карете, а однажды в гримерке в опере. Им двигало осознание того, что нужно торопиться, иначе их застанут. Порой это даже возбуждало, но сегодня у него не было ни причины, ни желания торопиться.

Никто не ворвется к ним, никто не станет их искать, если они до утра останутся в этой комнате. Ему нравилась мысль о том, чтобы провести целую ночь, занимаясь любовью с Вивьен. Он очень сомневался, что кто-либо правильно любил ее, доставляя ей удовольствие, и решил стать первым.

– Не сегодня, – сказал он, – сегодня я хочу насладиться тобой.

Что такое? Вивьен чуть нахмурилась, но он отвлек ее, легко касаясь ее обнаженных плеч и рук, что заставило ее трепетать.

– Доверься мне. – Его бархатный голос завораживал Вивьен. Два парня, с которыми она переспала, были такими же юными и неопытными, как она. Ничего ужасного в обоих случаях не произошло, но не было и возбуждения, которое заставляло ее задыхаться.

– Я не знаю, о чем ты, – сказала она нервно. – Я… я не знаю, что делать.

– Я знаю, – коварно улыбнулся он. Уверенными, неторопливыми движениями он ослабил платье. Вивьен прислонилась спиной к стене, прикрыв глаза, пока он шептал ей что-то на ухо, обещая то, о чем она только слышала или не имела ни малейшего понятия. От его слов ей становилось жарко, легко и одновременно тревожно. Он ослабил лиф ее платья, касаясь пальцами нежной кожи груди и плеч. Вивьен задрожала, когда ткань соскользнула, открывая ее прохладе и его обжигающему взгляду. С мягким шуршанием платье упало на пол. Он потянул за шнурок, и корсет последовал за платьем. Когда его пальцы добрались до сорочки, сердце ее замерло. Она прерывисто вздохнула. Он будет заниматься с ней любовью. У нее было мгновение, чтобы понять это, но ни малейшего желания, чтобы это прекратить.

– Открой глаза! – приказал он шепотом. – Посмотри на меня.

Она открыла глаза. Он склонился над ней.

– Не прячься от меня, – прошептал Дэвид, сняв с нее сорочку. Она стояла перед ним в чулках и туфельках. Хотела снять их, но он ее остановил.

– Еще не время.

Он положил ее на кровать, а сам возвышался над ней, большой и сильный. Под его весом Вивьен вдавилась в матрас. Что он собирается с ней делать? Ее знания о плотских утехах были весьма ограниченны. Свет в его глазах и его голос обещали греховные удовольствия, о которых она не знала. Неужели он заставит ее кричать от удовольствия? Вивьен кричала только от страха или для острастки. Он снова и снова будет доводить ее до исступления, пока она не забудет свое имя? Такого с Вивьен еще не бывало. А он пообещал, что так будет всю ночь.

– Я не девственница, – выпалила она, когда Дэвид прикасался губами к ее виску. – На Сент-Джайлсе еще никому не удавалось достичь двадцати, четырех лет и остаться девушкой.

– Я тоже не девственник…

– Но от мужчины этого никто и не ждет. – Вивьен покраснела.

– А это было… было по желанию?

Вивьен почувствовала неловкость. Если бы это было по желанию, она была бы проституткой.

– Более или менее, – ответила она холодно.

– Но ведь тебя никто не заставлял? – Дэвид чуть качнул головой.

Она открыла было рот, потом, закрыла. Он говорил не осуждающе, а заинтересованно. Хотел знать, не принуждал ли кто ее.

– Нет, – ответила Вивьен.

– Сейчас тебя тоже никто не принуждает, – спокойно произнес он.

Вивьен снова залилась румянцем. Он ждет ее ответа. Может, она откажется. Он ведь может оставить ее с ребенком в животе, и она закончит, как ее бедная мамочка. Но ее будет смаковать он!

– Я знаю. – Вивьен облизнула сухие губы. – Тебя тоже никто не заставляет.

Дэвид пристально посмотрел на нее, плечи его сотрясались от беззвучного смеха.

– Вивьен, – сказал он, прижимаясь лбом к ее лбу. – Вивьен, – вздохнул он, все еще улыбаясь. – Неужели ты не понимаешь, любовь моя, что сейчас целая упряжка лошадей не сможет оттащить меня от тебя. – Он поцеловал ее. – Если, конечно, ты им не прикажешь.

– Ну уж нет, – вспыхнула она еще больше. Она представить себе не могла, что перед сексом можно так много разговаривать. В тесных трущобах спаривание означало немного пошарить под одеждой, немного постонать, и все. Другого она просто не знала. Но то, что происходило сейчас, походило на действо.

– Ну что же. – На лице Дэвида опять появилась ленивая довольная улыбка. – Приятно слышать. – Он провел пальцами по ее щеке, вниз по шее, потом его рука скользнула к животу. Он повторил это еще раз. Соски у нее затвердели, будто только и ждали его прикосновений. – Говори мне, что тебе нравится, – попросил он.

– Не знаю. – Она задохнулась, когда его палец вновь проделывал этот путь, но на этот раз с остановкой для круговых движений вокруг сосков.

– Говори «да», если тебе нравится, и «нет», если не нравится, – сказал Дэвид.

– Да, – прошептала Вивьен.

Он погладил грудь, замедлив движение на животе, эти неторопливые круговые движения заставили ее приподнять бедра.

– Тебе нравится? – шептал он.

– Да, – говорила она. – Да. – Она хотела, чтобы он опустился ниже, между ног, к самому чувствительному местечку.

– Нет, – сказал он с улыбкой. Подвинул ладонь чуть ниже и держал ее так до тех пор, пока Вивьен не опустилась на постель. – Мы доберемся и туда, дорогая. Не торопи меня.

Вивьен ничего не говорила, кроме «да», пока его палец лениво и чувственно обследовал каждый дюйм ее тела. Она подскочила, когда Дэвид костяшками пальцев коснулся ее груди, и издала звук, похожий на писк, когда палец прошелся по затвердевшим соскам. Дэвид рассмеялся. Он просто дьявол, но ей так хорошо с ним, что она даже не в силах послать ему проклятия.

За всю свою долгую скандальную жизнь Дэвид не видел женщины более эротичной, чем Вивьен Бичем. Воровка из трущоб, грабительница с большой дороги лежит перед ним на кровати голая, задыхаясь от наслаждения. Ее ноги в чулках упираются ему в грудь. Дэвид наклонился, чтобы поцеловать ее под коленом. Даже сквозь чулки он ощущал, что ее ноги пылают. Он сбросил с нее туфли, стянул чулки и бросил их на пол. Он лег на нее, опираясь всем весом на левую руку. Боже правый, как она прекрасна, думал он, не отрывая взгляда от ее голубых глаз, которые горели желанием. Его рука скользнула вниз, кончиком языка он коснулся ее соска, и в тот же момент его пальцы скользнули между ее ног. Ее испуганные вздохи переросли в стон. Легчайшими круговыми движениями Дэвид ласкал маленький бугорок, спрятанный в мягких каштановых завитках.

– О да, – шептала она. – Да… Что ты со мной делаешь? – Одной ногой она обхватила Дэвида, привлекая его к себе.

– Удовлетворяю тебя. – Он поменял положение, отодвинулся от нее, опускаясь на пятки.

Сердце в груди колотилось, дыхание было прерывистым. Она вся пылала. Он провел кончиками пальцев по внутренней стороне ее бедер. Она простонала «да», и Дэвид понял, что больше не в силах сдерживаться.

– Ласкай себя, – сказал он, положив руку Вивьен между ее грудями. – Делай так, как делал я.

Вивьен стала сжимать грудь ладонями. Мышцы на шее Дэвида напряглись. Он лизнул большой палец и снова стал тереть ее чувствительный бугорок.

Вивьен ощущала его как часть себя самой, все это было не похоже на то, чего она ожидала. Он продолжал ласкать ее там, в той самой точке, которая, казалось, была соединена с каждым ее нервом. И палец, нет, теперь уже два усиливали ощущения. Она сгребла ладонями простыни под собой, выгибаясь на кровати от немыслимого наслаждения.

– О, – стонала она, – не могу больше.

– Можешь, – сказал он, сбрасывая о себя остатки одежды.

Вивьен с трудом соображала, что он делает. Он снова лег на нее, теперь уже полностью обнаженный. Прикосновение его тела заставило ее вновь содрогнуться. Он прекрасен, черт возьми, думала Вивьен.

Дэвид поцеловал ее в губы, пока его пальцы раскрывали ее лоно.

– Пора. Позволь мне доставить тебе наслаждение.

Он вошел в нее и тут же вышел. Снова вошел и снова вышел. Его пальцы касались ее там, где он входил в нее, потом вернулись к бугорку. Пока он ласкал ее там, он сделал толчок вперед. Вивьен ничего не видела. Со сводящей с ума медлительностью он продвигался все глубже, продолжая ее ласкать. Вивьен казалось, что если он немедленно не придет к финишу, она умрет. Вивьен вцепилась ему в плечи и металась в безмолвной мольбе двигаться быстрее.

– Не мешай мне, – сказал он низким голосом. – Господи, Вивьен, дай я покажу тебе, как нужно.

– Я не могу! – кричала она. Он вошел в нее и остановился в этом положении. Она чувствовала его в себе, она была наполнена им. Она извивалась от переполнявшего ее желания, сладостная агония заставляла ее хныкать.

Он убрал с ее лица волосы и поцеловал в нос.

– Ты можешь, – тихо сказал он и снова стал двигаться в ее лоне.

О-о… Дэвид входил в нее медленно, уверенно, в том же ритме двигались и его пальцы на чувствительной точке. Вивьен была близка к оргазму. Она задыхалась. Потом почувствовала, как Дэвид упал, коснувшись губами ее шеи.

– Дьявольщина, – едва слышно прошептала она. Дэвид не сдержал смех. Вивьен гладила его по спине. – Мне очень понравилось, – сказала она.

– Вот и хорошо, – сказал Дэвид и снова вошел в нее. – Давай повторим.

Ее глаза округлились, когда он стал двигаться в ней энергичнее, чем прежде. В первый раз он довел ее до оргазма легко и не торопясь. Теперь же он делал это мощно и неумолимо. Рука, на которую он опирался, стала дрожать. Она слышала, как кто-то кричит снова и снова, но потом поняла, что это она.

Потом закричал Дэвид. Он вошел в нее и рывком вышел. А пальцы его надавливали, рисовали круги, пощипывали. Вивьен просто умирала, кричала и билась в конвульсиях.

– Черт побери, – сказал Дэвид, уткнувшись в ее плечо. Он прерывисто дышал, пока она двигалась под ним, потом он перевернулся на бок, увлекая ее с собой.

Дэвид будто растворился, он не чувствовал тела. Давно занятия любовью не приносили ему такой радости. Выражение лица Вивьен пробуждало нежность в его душе. Она повозилась в его объятиях, устраиваясь удобнее. Не выпуская ее из объятий, Дэвид осторожно опустился, натягивая на них покрывало. Она повернулась к нему, прижимая губы к его лицу, перебирая пальцами его волосы. Дэвид только вздохнул, он почти не мог двигаться, чувство удовлетворения переполняло его.

Господи, он не хотел отпускать ее. Сам не зная почему, он испытывал почти непреодолимое желание обладать этой женщиной. В своей обычной жизни и он сам, и его любовницы торопились насладиться друг другом и идти дальше, каждый своим путем. Единственное, что объединяло их на какое-то время, – это секс. Но Вивьен… Он не хотел, чтобы с Вивьен было так же. Дэвид понимал, что начал с ней плохо. Очень плохо. Держать женщину как пленницу не самый лучший способ завоевать ее сердце. Да и завоевал ли он его? Она улыбалась и смеялась в театре, когда они вернулись домой, поцеловала его. Но он-то думал о ней как об одинокой испуганной вдовушке. Как же он ошибался!

И все тепло и расслабленность растворились в холодном ужасе мыслей. А что, если она позволила любить себя, потому что у нее не было выбора? Или в знак благодарности? Или любопытство толкнуло ее на этот шаг: ведь раньше никто не занимался с ней любовью так, как нужно. Может, все это было для нее не больше чем физическое расслабление?

В первый раз за несколько дней Дэвиду хотелось, чтобы это значило для нее что-то. Когда он открыл для себя секс и понял, что такой красивый парень с деньгами всегда может найти женщин, он тщеславно желал быть для них самым лучшим любовником. Он изучал женское тело. Он учился, как довести женщину до экстаза, чтобы она кричала, и как получить удовольствие самому. Но это была сделка с женщиной: она получала удовлетворение, а он – право самому выбирать способ для того, чтобы удовлетворить ее. Его любовниц это устраивало. Почти все уходили, не оглядываясь. Так же поступал и Дэвид.

Неужели Вивьен тоже уйдет? Откуда ему знать, хочет она уйти или остаться, если он держит ее взаперти? Нравятся ей его ласки или она притворяется, если он не дал ей возможности отказаться? Но он не хотел, чтобы она уходила. И очень боялся, что это случится, если он предоставит ей такую возможность. Дэвид никогда не гордился своими нравственными качествами. Но эту дилемму он не мог игнорировать: рискнуть и предложить ей уйти или держать ее взаперти и сомневаться. Он хотел это знать. Но боялся ответа.

Вивьен лежала некоторое время без сна, теплая, расслабленная и пресыщенная. Она следила за пляшущими тенями на потолке и перебирала пряди его волос. Они были такие мягкие, чистые, длинные. Все это походило на сон: мягкая постель, объятия красивого мужчины, ветер не дует сквозь рамы, мыши по углам не скребутся, в комнате тихо, только потрескивают поленья. Представить только, огонь разведен специально для нее в разгар лета, только потому что идет дождь.

Вивьен закрыла глаза. Нет, это было лучше, чем сон. Сон бы закончился сразу, стоило ей проснуться.

Она старалась не думать о том, к чему это может привести. Много чего в своей жизни Вивьен делала, чтобы выжить. Она никогда не была шлюхой. Чем отдаваться за деньги, считала она уж лучше воровать. По крайней мере это давало ей возможность получать деньги, не отдавая себя на милость мужчин.

Но что это было? Дэвид зашевелился в ее объятиях, обнял ее, и Вивьен теснее прижалась к нему. Он ровно дышал во сне. Вивьен прижалась губами к его щеке. Шлюхи так не делают, подумала она. О деньгах у нее и мысли не было. Она позволила ему любить себя только потому, что сама этого захотела.

И все же он был джентльменом, а она – воровкой. Вивьен отлично понимала, что великолепие сегодняшней ночи – временное явление. Она повернула голову, и ее взгляд упал на дверь. В ней оставался ключ. Сейчас ночь, она может бежать.

Вивьен неотрывно смотрела на ключ. Ее свобода. Она может выбраться из постели, одеться и будет далеко, прежде чем ее хватятся. Она найдет Саймона, Флинна и остальных, расскажет им, что произошло. Они могут оказаться в любом графстве Англии или на пути в Шотландию или Ирландию через пару дней. Дэвид никогда ее не найдет.

Сердце ее гулко стучало. Огонь потрескивал. И когда поленья трескались, на них вспыхивали искры. Этот огонь был для нее. Для нее была и мягкая перина. Шелковое платье. Страстный поцелуй. Все для нее. И ключ в двери.

Для пробы Вивьен сдвинула одну ногу на край матраса. Дэвид не шевельнулся. Она перебралась на свою сторону. Рука Дэвида безвольно соскользнула с ее талии. Еще несколько осторожных движений, и она полностью освободилась от его объятий. Ее движения не разбудили его. Он спал. На его лицо падали пряди темных волос, ресницы казались неправдоподобно черными. Ей оставалось только выскользнуть из-под покрывала, и она свободна.

Она пыталась заставить себя начать действовать. Саймон, скорее всего, сойдет с ума, когда узнает, что с ней произошло. Наверняка Флинн обращается с ним как с прислугой и обвиняет в том, что Вивьен исчезла. А кроме нее никто в целом мире о нем не заботился. И уж если у нее есть перед кем-то обязательства, так это перед Саймоном. Он жизнь готов был отдать за нее. Все, что ей нужно сделать – это встать, уйти отсюда и вернуться к брату.

Она сжала руками простыни, зажмурилась и прижалась к мягкой подушке. Ей мягко. Она думает только о себе. А Саймон, может, спит в каком-нибудь холодном и сыром сарае вообще без подушки, а по его ногам бегают мыши. Она открыла глаза и украдкой посмотрела на Дэвида. Он крепко спал. Как бы она хотела, чтобы он проснулся. Если бы он потянулся к ней или даже просто посмотрел на нее, ей все было бы ясно. Она уговорила бы себя, что не ушла, потому что он не позволил.

Она высунула одну ногу из-под покрывала и коснулась пола. После теплой постели пол был холодный, несмотря на огонь в камине. Вивьен дрожала.

Она вытащила вторую ногу и встала на ковер, голая и дрожащая. Ее праздничное платье валялось на полу, куда его бросил Дэвид. Теперь можно его надеть, осторожно спуститься по ступеням в заброшенный садик и раствориться в аллеях. Платье стоит денег, не говоря уже о том, что это самое лучшее платье в ее жизни. Как ей не хотелось его оставлять. Она уговаривала себя, что сможет оставить его, а носить старое серое платье. А это голубое хранить, как напоминание о великолепной ночи, когда она наконец-то поняла, что значит заниматься любовью.

Она обняла себя за плечи, чтобы хоть как-то укрыться от холода. Она проклинала себя за нерешительность.

Что с ней? Она так долго ждала возможности убежать. И вот теперь, когда такая возможность появилась, она как дура застыла над платьем. Она еще раз посмотрела на Дэвида и заставила себя отвернуться. Почему ему нужно было это сделать именно с ней? Все казалось таким простым, когда она могла ненавидеть его и думать о нем как о грубом, самоуверенном щеголе. Зачем он подарил ей это чудесное платье? Зачем повел ее в театр? Зачем занимался с ней любовью так, будто любил ее? И почему она хотела, чтобы все это длилось вечно?

Вивьен водила ногой по пушистому ковру. Если она хочет бежать, то момент подходящий. Откладывать означало не только упустить возможность, но и совершить ошибку, позволив Дэвиду стать для нее опасным. Если он будет с ней так же обращаться, так же целовать ее, заниматься с ней любовью, то это будет для нее значить больше, чем потерянная свобода.

Кроме того, Вивьен знала, что для него это не будет означать так много, как для нее. Этого не могло быть. Что с того, что он сегодня вел себя так галантно и говорил ей ласковые слова? Не станет же он держать ее здесь год? В его объятиях будут другие женщины, а с нее хватит того, что цела ее шея. Уж слишком все это похоже на сказку. Так не бывает!

И все же… Она поежилась. По телу побежали мурашки. «Ну хватит, девочка. Ты идешь или нет?» – спрашивала она себя.

Ей казалось, что она стоит в нерешительности. Вивьен снова посмотрела на дверь, потом на кровать. Полено в камине треснуло. Она вздрогнула. Дрожа от холода. Вивьен приподняла покрывало, нырнула в постель, вздохнула и затихла.

Дэвид приоткрыл глаза. Некоторое время он смотрел на нее, потом закрыл глаза и снова заснул.

Глава 14

Слуги, которых нанял Адамс, приступили к работе на следующее утро. Когда Дэвид спустился, новый дворецкий уже ждал его во главе небольшой группы лакеев, горничных и кухарок. Хоббс имел внушительный вид благодаря своему высокому росту и прямой спине, и возраст у него был подходящий. Выглядел он для дворецкого идеально. И поскольку последние несколько месяцев домом никто не занимался, Дэвиду самому пришлось давать указания, что и где делать. А делать нужно было все. Но какое это было облегчение – после всего инструктировать кого-то, да еще иметь несколько человек для выполнения этих инструкций.

Звуки скребков и метел наполнили дом. После тишины, царившей в пустом доме, Дэвид испытал непреодолимое желание куда-нибудь уехать. До него доносились споры о том, как лучше чистить перила. Повар прибегал из кухни уже три раза с жалобами на то, что Баннет запустил всю посуду. А на третий раз он увидел и самого Баннета, который стоял в конце коридора с тряпкой в руке и получал нагоняй. Он еще больше ссутулился, а его плоское круглое лицо было печальнее обычного. Дэвид посторонился, чтобы пропустить лакея, который нес выбивать ковер, и подошел к старому слуге.

– Баннет, позвольте вам что-то сказать.

Баннет кивнул и засопел, обходя взбешенного повара и следуя за Дэвидом. Дэвид повернулся к нему, единственному слуге, который не оставил его в дни испытаний.

– Какая-то неразбериха, да?

– Да, сэр, – согласился Баннет.

– Я подумал, что у меня нет камердинера, – продолжал Дэвид. – Может, займете это место?

– Я уже немолод, сэр и ничего не смыслю в моде, – сказал Баннет.

– Это отказ? – спросил Дэвид, пожав плечами. Баннет молчал. – Я высоко ценю, что все эти месяцы, когда обстоятельства были, ну, скажем, далеко не идеальными, вы были добры ко мне. Я хочу отплатить вам той же монетой. Уборкой займутся горничные, готовить вам больше не надо. Если вы согласны занять эту должность, дайте мне знать сегодня вечером.

– Я согласен, благодарю вас, милорд.

– Спасибо, – ответил Дэвид. – Я знаю, что вы были очень добры к миссис Бичем.

– Да, сэр, – ответил Баннет, опустив голову.

– Благодарю вас и за это, – сказал Дэвид. – Можете идти.

– Спасибо, сэр.

Дэвид кивнул и вернулся в кабинет. Его предложение Баннету было сделано в порыве чувств, он понимал, что модным не станет, пока Баннет будет об этом заботиться. Но Баннет ухаживал за ним уже несколько недель, и состоянием своего белья Дэвид был вполне доволен. Зачем ему нанимать другого камердинера?

В кабинете он пристально оглядел свой стол. На кипе бумаг появилась пыль. Он был слишком скандальной фигурой, чтобы, как Маркус, охапками получать приглашения. Политических или финансовых интересов, требовавших активной переписки, у него не было. В основном Дэвид получал счета. Какое-то время они шли прямиком в Эксетер-Хаус, пока он не предупредил Адамса, чтобы их направляли сюда. Дэвид решил привести в порядок свои собственные дела. Их он еще не касался. Исполненный решимости, он подошел к столу и начал разбираться в кипе бумаг.

Вскоре в дверях появился дворецкий.

– Слушаю вас, – сказал Дэвид, не отрываясь от бумаг.

Хоббс подошел к столу.

– У вас гостья, сэр.

– Да, – сказал Дэвид, рассеянно слушая, потому что перелистывал целую кипу счетов от портного. Он не мог вспомнить, когда потратил столько денег. Неужели он действительно заказал столько жилетов?

– Милорд, – начал Хоббс мрачным тоном. – Баннет говорит, что ваша гостья юная дама. Молодая женщина, сэр, которую уже некоторое время держат взаперти в вашем доме.

– Что такое, Хоббс? – поднял на него глаза Дэвид. Дворецкий не скрывал благородного негодования.

– Сэр, я не могу у вас служить, – заявил он. – Это неслыханно, джентльмены так не поступают.

Дэвид внимательно на него посмотрел.

– Мне говорили о вас, как о человеке понимающем и благоразумном.

– Так и есть, сэр, – ответил Хоббс. Глаза его при этом смотрели куда-то выше головы Дэвида. Дэвид тяжело вздохнул, обреченно закрыв ладонью лицо. Господи, он никак не объяснил дворецкому присутствие в доме Вивьен. Но он не мог позволить, чтобы человек, который проработал у него всего шесть часов, уволился. Тем более что во всем Лондоне не было дворецкого, готового занять место Хоббса.

– Тогда вы поймете, как важно в данном случае проявить благоразумие. Моя гостья – девушка с непростой историей, – сказал он. – Она была… Достаточно сказать, что она не вела добропорядочный образ жизни. Но я стараюсь ее спасти, Хоббс. Ее дверь была заперта, чтобы не дать ей вернуться на скользкий путь. Вы понимаете, о чем я говорю?

Помолчав, дворецкий бросил на него неуверенный взгляд:

– Вы хотите сказать, сэр…

Дэвид кивнул, стараясь не выдавать своих истинных чувств. Почему именно ему достался такой высоконравственный дворецкий? Разве не должны дворецкие принимать, а если нужно, то прикрывать грехи господ?

– Да, Хоббс, это для ее же пользы. Грош мне была бы цена, если бы я позволил ей вернуться к ее сообщникам.

Дворецкий выглядел озабоченным.

– Э-э…

– Да ее повесят, – продолжал Дэвид, видя, что Хоббс колеблется. – Она была близка к этому, когда я ее нашел. И мой христианский долг спасти ее, разве не так?

– Разумеется, сэр, – сказал Хоббс, покраснев.

– Но если узнают, что она живет у меня, это не пойдет ей на пользу. Есть жестокие сердца, которые сомневаются в благородстве моих действий. И здесь я полностью полагаюсь на ваше благоразумие, так же как и в управлении домом, Хоббс. У вас отличные рекомендации, я верю, что вы справитесь.

– Да, сэр, – сказал дворецкий, и прокашлялся. – А леди, сэр, ее не обижают?

– Как вы смеете! – сказал Дэвид оскорблено. – Поговорите с Баннетом, если хотите.

– Тогда хорошо, – снова прокашлялся Хоббс. – Очень хорошо, сэр.

– Отлично, я рад, что вы меня поняли. Надеюсь, у нас больше не возникнет непонимания?

– Нет, сэр, – быстро ответил дворецкий. – Никогда.

– Я рад! Тогда пошлите за моей каретой.

Хоббс поклонился и почти выбежал из комнаты. Дэвид еще раз посмотрел на счета, покачал головой и вышел из комнаты. В зале еще вовсю кипела работа: горничные выбивали и терли, лакей чистил мебель. Дэвид кивнул, когда девушки приветствовали его реверансом, и помчался через две ступеньки. Он не привык к такому количеству людей в доме и не мог дольше бороться с желанием поскорее убраться и не видеть их. Он подошел к двери Вивьен и постучал.

Она оторвалась от большой коробки, когда он вошел. Помня об осуждении Хоббса, он оставил дверь открытой и облокотился плечом о косяк.

– Все подошло?

В ответ Вивьен достала шляпу из коробки, переведя с нее взгляд на Дэвида.

– Это мне? – спросила она растерянно.

– Кому же еще, – рассмеялся он. – Тебе нравится?

Вивьен благоговейно посмотрела на шляпку. Такой чудесной шляпки у нее никогда не было. Когда горничная принесла утром в ее комнату коробки, казалось, ее больше ничто не может удивить, пока она не открыла их. Там были два милых ситцевых платья, шаль, полный набор нижнего белья и эта шляпка, милая соломенная шляпка, драпированная шелком и лентами. Она не знала, что сказать.

– Да, – прошептала она, вспомнив вопрос.

– Выбрось это свое унылое серое платье, а еще лучше сожги его, – сказал он, отходя от стены. – Я намереваюсь прокатиться. Сегодня убирают весь дом. Я не могу работать, когда пахнет полировкой. Не хочешь со мной?

Она скромно кивнула. Он ушел от нее, когда она еще спала. Завтрак принес ей Баннет. Он же поведал ей, что в доме теперь новые слуги. Она слышала их голоса. Ключ из двери исчез. Вивьен открыла дверь и вышла в зал. Она свободна!

Она постояла с минуту, справляясь с нервами, прежде чем вернулась в комнату. Теперь она может уйти, но не хочет. Пока. Ей казалось, что все должно измениться после прошлой ночи.

К тому времени как она переоделась и спустилась вниз, проходя мимо горничных, которые присели, с любопытством поглядывая на Вивьен, Дэвид уже стоял у дверей. Он просто стоял, наблюдая, как слуги суетятся, но Вивьен чувствовала, что он не может больше оставаться в доме. Торопясь, она преодолела последние ступеньки и увидела, какой нежностью наполнился его взгляд.

– Ты хорошо выглядишь, – сказал он. – Поедем?

Она кивнула и позволила проводить себя к высокой коляске, которая ждала их снаружи. Пара замечательных гнедых была запряжена в нее. Он помог ей подняться, а потом запрыгнул сам.

– Я думал, не вырвусь оттуда, – проговорил он. Потом щелкнул кнутом, трогая лошадей. Вивьен никогда не каталась в таких элегантных колясках, никто раньше не вез ее так быстро, поэтому она крепко держалась, чувствуя солнечное тепло спиной.

Он правил безрассудно, лавируя между другими экипажами. Вначале она сжималась и закрывала глаза, боясь столкновения, но на третий раз поняла, что он это делает нарочно, и засмеялась. Дэвид улыбнулся. Он ехал на запад, стараясь вырваться за пределы Лондона. Он не думал о том, куда едет, – думал только о Вивьен. В платье и шляпке она нисколько не походила на воровку, скорее на божественную фею в голубом муслине с радостной улыбкой на губах, когда подставляла лицо солнцу. Он был счастлив, очарован, расстроен. Счастлив, потому что она так обрадовалась его подаркам, очарован, потому что в жизни не видел никого прекрасней, расстроен, потому что он происходил из одного из самых старинных и благородных семейств Англии. Вся его жизнь изначально была милостью, привилегией. Единственное, чего от него ждали, – это достойной женитьбы на девушке из приличной семьи. Дэвид привык жить, не считаясь с тем, чего хотят от него близкие. Но эта тема даже не обсуждалась, и сам он в этом не сомневался. Он и представить себе не мог, что влюбится не в ту девушку. Если бы Дэвид не видел, как его суровый и непреклонный брат потерял от любви голову, он готов был поклясться, что невозможно влюбиться в женщину и с ней же обрести счастье. И он уже начинал бояться, что влюбляется в Вивьен. И, черт возьми, он с ней счастлив.

– Нужно было тебя раньше вывезти из Лондона, – сказал он, когда они съехали с основной дороги на маленькую, менее оживленную.

– Угу, – пробормотала она.

– Не стоило так долго ждать, чтобы прокатиться.

Дэвид свернул с дороги и остановил лошадей возле маленького пруда. Он помолчал, а потом, стараясь подбирать слова, сказал то, о чем думал еще отъезжая от Лондона.

– Тебе не нужно возвращаться со мной, если ты этого не хочешь.

Она вжалась в сиденье, отодвинувшись от него.

– Я бы попробовала найти кольцо.

– Нет, – засмеялся Дэвид. – Его давно уже нет. Не волнуйся. Какое это теперь имеет значение?

– Мне очень жаль. Правда. Все не так-то просто.

– Вивьен! – Он взял ее руку. Он совсем забыл о перчатках для нее. Стянул свои дорожные перчатки и вновь взял ее за руку. Он даже закрыл глаза, почувствовав ее нежную кожу. – Я слышать больше не хочу про кольцо. Я о нем не думаю с прошлой ночи. А сегодня даже не вспомнил.

Она промолчала.

– Мой дворецкий верит, что я спасаю тебя от преступной жизни.

– Что ж, так оно и есть. – Голос ее дрогнул.

– Ты жалеешь? – спросил он и криво улыбнулся. Вивьен поняла, о чем он спрашивает. Жалеет ли она, что была с ним той ночью. Он этого боялся, поэтому не смотрел на нее. Все внимание он сосредоточил на ее руке, опустив голову и так лаская ее взглядом, что у Вивьен все внутри переворачивалось.

– Нет.

– В моем окружении не принято, чтобы женщина останавливалась в доме холостяка.

Ничего удивительного. Мать кое-чему учила Вивьен. На Сент-Джайлсе обычным делом было, когда мужчина и женщина жили вместе, не повенчавшись. Это были женщины легкого поведения и плохие мужчины, но не всегда.

– В нескольких милях есть гостиница, где можно сесть в дилижанс, – сказал он. – Мы сможем добраться туда за час.

– За час, – повторила она, словно эхо.

– Ты сможешь уехать оттуда, куда захочешь, – вздохнул Дэвид. – Предлагаю отвезти тебя туда. Имея пятьдесят фунтов, ты сможешь поехать в Шотландию, потом в Ирландию или в любое место в Англии.

– Пятьдесят фунтов?

– Они у меня в кармане.

– Какой же ты бестолковый! – сказала Вивьен. – С такими суммами не путешествуют. Разбойники с большой дороги отнимут их у тебя, – улыбнулась Вивьен, хотя сердце ее едва не выпрыгнуло из груди. – Отвези эти деньги домой и спрячь под половицей. Тебе ведь придется платить новым слугам.

Дэвид рассмеялся, покачивая головой:

– Вивьен, ты свободна. Если ты сама этого хочешь. Я… я был не прав, удерживая тебя.

– Я знаю. – Она теребила складки своего чудесного нового платья. – Это прощальный подарок или плата за вчерашнюю ночь?

– Нет! – воскликнул он. – Это не плата. Я думаю, прошлой ночью… мне не следовало бы…

– Все отлично. Мне не нужно платы.

Оба замолчали.

– Так куда же, мадам? – нежно спросил Дэвид.

Вивьен раздумывала. Она должна ехать. Он предложил подвезти ее до гостиницы и дать пятьдесят фунтов! Но прежняя жизнь казалась такой далекой, никогда прежде не приходилось ей вот так сидеть на солнышке рука в руке…

– Я полагаю, в Лондон, – сказала она.

Он повернулся к ней. Вивьен встретила его взгляд. Какая же она глупая! Он смешил ее, обращался с ней как с леди, занимался с ней любовью так, будто испытывает к ней серьезные чувства. На какое-то мгновение она вспомнила его руки на своем теле и вспыхнула.

Он медленно наклонился к ней, не сводя с нее глаз. Его поцелуй был нежным, долгим, страстным.

– Ты больше не моя пленница, – прошептал он, мягко касаясь ее губ, – но я тебя хочу.

– Здесь и сейчас?

Она была почти согласна, нахлынули воспоминания о прошлой ночи. Да здесь и не было никого возле пруда в стороне от дороги.

Он улыбнулся:

– Но мне не понравятся пятна от травы на твоем чудесном новом платье.

Вивьен залилась румянцем, улыбаясь ему, когда он, щелкнув кнутом, направил коляску обратно в Лондон. Она все еще чувствовала себя его пленницей. Эта поездка ничего не изменила. Просто некоторые вещи стали для них понятнее, а другие – наоборот. Единственное, что Вивьен знала наверняка, так это то, что она пока не готова покинуть его.

Глава 15

Следующие несколько дней Дэвид провел самым замечательным образом. Он был счастлив. Он не мог вспомнить, когда еще все шло так гладко. Наконец-то он, казалось, справился со всеми делами Маркуса. Ему немного помогло то, что закончились слушания в парламенте, сезон завершался. Работы стало меньше, а та, которая оставалась, была Дэвиду по плечу. Управление домом наладилось. Еду подавали вовремя. Все было чисто, а главное – слуги больше не попадались на каждом шагу.

После того как Хоббс высказал свои опасения, никто не возмущался присутствием Вивьен. Дом начинал выглядеть пристойно. И Дэвиду это очень нравилось. Он вдруг понял, что собственный дом намного уютнее, чем ему прежде казалось.

И еще Вивьен. Сама мысль о ней могла заставить его улыбаться. Он вел себя с ней как влюбленный мальчишка. Впервые в жизни Дэвид влюбился по-настоящему – безумно, страстно. Это было настоящее чудо. Весь день он работал в Эксетер-Хаусе, потом возвращался к себе и ужинал с ней. Она обычно ждала его в гостиной, улыбаясь, готовая броситься ему в объятия, как только захлопывалась дверь и они оставались одни. Они ужинали, весь вечер проводили вместе. Потом Дэвид нес ее в постель, их ждала ночь истинного блаженства. Даже то, что приходилось это делать украдкой от дворецкого, не смущало Дэвида. Каждый день он вынужден был придумывать нелепые объяснения, почему он и мисс Бичем должны оставаться наверху, пока все слуги разойдутся. У Хоббса возникли кое-какие подозрения, но он предлочитал верить тому, что они читают рукописи и занимаются риторикой.

Дэвид думал, что ему никогда не надоест любоваться Вивьен. Столько чувств могла она передать одним взглядом, легким движением губ или бровей. Ему нравилось поддразнивать ее, смешить, смотреть, как забавно она морщит нос, когда смеется. Ему нравилось, когда она закрывала глаза и стонала от удовольствия. Он смотрел, как она сосредоточенно изучает книги из его библиотеки, закусив губу и сдвинув брови. А когда он ей что-то дарил, она мило улыбалась, даже если это был просто цветок из сада. Дэвид любил Вивьен.

Но любит ли она его? Вряд ли она притворяется. Она была вольна уйти из дома в любое время и не возвращаться. Однажды он вернулся рано и увидел, что гостиная пуста. Он стоял в растерянности, полагая, что Вивьен его бросила, пока Хоббс не сообщил, что она сидит в садике. Облегчение, которое Дэвид почувствовалл, было сродни эйфории.

Вивьен восхищала его. Она приходила в восторг от того, что он воспринимал как должное, и не придавала значения тому, что его шокировало. Он не знал, поймет ли ее когда-нибудь, но очень этого хотел. Ему хотелось знать о ней все.

– Почему ты стала воровкой? – спросил он ее однажды ночью.

Вивьен округлила глаза. Она растянулась на софе, а Дэвид сидел на полу, опираясь спиной на софу и вытянув ноги к огню. Было уже поздно, холодно и шел дождь.

– Я хотела есть, а денег на еду не было. Зачем еще крадут?

– Некоторые делают это, потому что не хотят работать, – пожал плечами Дэвид.

– Некоторые, – согласилась она. – Но некоторые не хотят работать потому, что единственная работа, которую они могут получить, убьет их, а денег все равно не хватит, чтобы прокормить детей.

Дэвид чистил апельсин, разделяя его на дольки. Она клала их в рот, жмурясь от удовольствия. Дэвид купил целую корзину апельсинов, когда узнал, что она их никогда не пробовала. Он баловал ее, это доставляло ему огромное удовольствие.

– Сколько лет тебе было?

– Когда я начала воровать? – спросила она, слизывая с пальцев капли апельсинового сока.

– Да.

– Около десяти. После смерти мамы.

– Ты тогда жила на Сент-Джайлсе?

– Угу. Она была честная, моя мама. Работала так, что стирала пальцы до кости. Она была прачкой. Ее отец был фермером, не помню где, кажется, в Дербишире. Она поехала в Лондон за возлюбленным. Она говорила, что он был офицером. Его отослали, и он больше не вернулся. Я не помню его, хотя должна была видеть его и…

Неожиданно она остановилась и часто заморгала. Дэвиду было любопытно, что она хотела сказать.

– Твой отец?

– Он женился на ней, я знаю. Но не оставил ей денег. Ей пришлось искать квартиру, это было очень непросто с маленьким ребенком. Она так и не окрепла после этого и умерла. После ее смерти мне оставался только работный дом или что похуже. Я была маленькой плутовкой с быстрыми пальчиками и могла легко протискиваться через толпу. И мамаша Тейт взяла меня к себе. Она была скупщицей краденого и держала магазин. Продавала ленты и кружева, а я крала, чтобы она снова могла их продать. Она одевала меня в хорошенькие платьица, никому в голову не приходило меня подозревать. Я должна была изображать девочку из богатой семьи, которая потеряла няньку. Многие жалели меня и за руку водили в поисках няни. Когда они это делали, я легко могла вытащить носовой платок или кошелек. Мамаше Тейт это нравилось.

Помолчав, Вивьен продолжала:

– А потом я стала велика для малышки, которая потеряла няню, и мамаша Тейт передала меня в банду, потому что я ей больше была не нужна. Прошло несколько лет. Большинство воров недолго оставались в Лондоне. Однажды меня схватили и отправили в исправительный дом, где нас били. Я сбежала и не останавливалась, пока Лондон не остался где-то далеко.

Дэвид почувствовал жалость и одновременно гнев.

Она так спокойно сказала, что ее отдали, словно человека можно отдать, будто башмаки. Но она убежала, когда ее стали бить.

– И оказалась на большой дороге, – закончил он за нее.

– О да, – засмеялась она. – Скорее так: дорога подобрала меня. Какое-то время я брела, воруя кошельки то тут, то там, надеясь достать пропитание для себя и…

Она вовремя прикусила язык, едва не сказав «и для Саймона». Кстати, уже не первый раз, когда рассказывала о своей жизни. Она ведь и работала на мамашу Тейт только потому, что та согласилась взять на себя заботу о Саймоне, ведь он был совсем крошкой, когда умерла их мать. И в банду она пошла потому, что мамаша Тейт согласилась в обмен на то, что она будет отдавать ей часть своей доли, оставить у себя Саймона. И из исправительного дома она сбежала не потому, что били, а потому, что десятилетнего Саймона хотели отправить в работный дом.

– Однажды я украла кошелек у человека но имени Флинн, и он поймал меня. Я не успела опомниться, как он схватил меня за руку. Он сказал, что передаст меня тамошнему констеблю, или я должна войти в его дело.

– Флинн – разбойник с большой дороги, – сказал Дэвид. – Понятно.

– Флинн – обычный вор, – сказала Вивьен. – Стремления у него были, но ума не хватало. Ему нужна была помощь, и он это понимал. Мы заключили сделку. Это было лучше, чем голодать.

– Ему нужна была помошь карманницы? – спросил Дэвид, нахмурившись.

Вивьен улыбнулась, вспоминая, как Флинн старался заставить ее работать на него, пугая, что сделает ее своей девкой. Вивьен пырнула его ножом, и с тех пор ом держался от нее на расстоянии.

– Он думал, что это выгодное дело, – сказала она просто. – Ему нужен был человек, который мог все организовать. Нетрудно найти того, у кого крепкие нервы. Но найти умного, который не попадется, задача не из легких.

– Ведь это ты планировала все ваши разбои? – с некоторым раздражением сказал Дэвид.

– Ну да, – рассмеялась она, – ты был идеальной мишенью. Отличная одежда, сытые лошади, деньги бросал налево и направо. Откуда я могла знать, что у тебя с собой лишь пара гиней? Расчет простой, – объяснила она, – найти пассажира со средствами. Мы забирали ценности и деньги, поэтому лучше всего было найти человека и с тем и с другим.

– Сожалею, что оказался неподходящим, – произнес он холодно.

– На первый раз прощаю тебя, – сказала Вивьен. Дэвид посмотрел на нее, запрокинул голову и расхохотался. Вивьен улыбнулась.

– Негодная девчонка. – Он покачал головой. – Значит, это ты прощаешь меня?

– А если захочешь вымолить у меня прощение, что держал меня взаперти, я тоже прощу.

– Вымолить? – Он потянул ее за локоть. Вивьен вырвалась и снова легла на софу. – Я буду умолять тебя. Иди сюда.

– Нет. – Смеясь, она пыталась вырваться от него, но Дэвид крепко держал ее за локти. Потом упал на спину, увлекая ее за собой на пол. Она была прекрасна, когда смеялась. Сердиться на нее было невозможно.

– А ты ловко шарила по карманам? – спросил он, когда она привела в порядок свою одежду.

– Более чем, – ответила Вивьен без тени смущения.

– Покажи как, – попросил Дэвид. Вивьен покачала головой. Он повернулся, чтобы лучше ее видеть, поглаживая пальцами по локтю, который она только что освободила.

– Вивьен, покажи! – упрашивал он. Она засмеялась:

– Зачем тебе это?

– Может, я хочу, чтобы ты меня касалась. Хотя вполне могу удовольствоваться тем, что сам буду касаться тебя.

Она вскочила, избегая его рук.

– Так ты хочешь, чтобы твои карманы почистили? Тогда на ноги, сэр. Я не могу этого сделать, пока вы валяетесь на полу.

Дэвид поднялся.

– А какие вещи ты брала?

– Любые. – Вивьен изучала его. – Все, что может быть с собой у человека. На все есть спрос и предложение. Боюсь, я потеряла сноровку.

Дэвид пошарил по карманам и достал батистовый носовой платок:

– Это пойдет?

– Да, за него можно получить несколько пенни. Отличная ткань.

– Всего несколько пенни? – воскликнул он, вспоминая счет за дюжину таких платков. – Да он стоит не меньше фунта.

– Только не на Сент-Джайлсе. На несколько пенни можно купить хлеба, чтобы день прокормиться.

Дзвид сунул платок в карман. Он знал, что она голодала, и знал, что воровала. Она крала, чтобы не умереть с голоду. На ее месте он поступил бы так же.

– Пройдись по комнате, – сказала Вивьен, прервав его размышления. – Засунь платок поглубже в карман.

– А ты уверена, что сможешь достать? – спросил он.

– Посмотрим, – усмехнулась Вивьен. – Теперь иди.

– А почему нужно идти?

– Если будешь стоять, я не смогу ничего сделать, – объяснила она. – Во-первых, когда ты идешь, то не чувствуешь толкотни. А в приоткрытый карман забраться легче.

– Как скажешь.

Дэвид пошел по комнате. Вивьен посмотрела на него, прошла мимо. Их плечи соприкоснулись. На улице он этого не заметил бы. Она не взглянула на него, смотрела прямо перед собой, шла быстро, но не очень. Дэвид дошел до конца комнаты и остановился, уверенный в том, что она никак не могла вытащить платок из кармана. Он бы почувствовал. Дэвид сунул руку в карман, но платка там не было.

– Он у тебя, – сказал Дэвид недоверчиво. Вивьен обернулась и скромно опустила глаза.

– Разве?

– Его нет. – Дэвид снова сунул руку в карман.

– Неужели ты не почувствовал? – Она смотрела на него с ликованием. – А я-то думала, такой большой мальчик знает все трюки.

– Ты только чуть меня коснулась, я бы и не заподозрил. Где он?

В руках у нее ничего не было.

– Что именно? – спросила она удивленно.

Дэвид помнил, как долго обманывал его этот взгляд. Кто мог усомниться в ее невиновности, глядя на такое ангельское лицо? Кто мог обвинить ее, совсем юную?

– Маленькая чертовка!

Она захохотала, выражение невинности исчезло. Перед Дэвидом была женщина, ликующая, радующаяся победе. Дэвид подошел к ней.

– У меня его уже давно бы не было, – объяснила она. – Я передала бы его кому-то, кто стоял неподалеку, чтобы меня не схватили.

– Но я знаю, что он у тебя. – Он всю ее ощупал взглядом, она даже слегка порозовела. – Единственный вопрос: где?

– Ты сказал, что хочешь посмотреть, как это делается. Зачем тебе знать? – сказала она, уклоняясь от его рук.

– Но я хочу вернуть платок. – На этот раз он схватил ее, обняв за талию и прижав к себе. – Посмотрим. Я должен проверить твои карманы. – Его рука скользнула по платью, ощупывая бедро. – Хм-м, здесь нет. – Он тщательно проверил и второй карман.

Потом его взгляд упал на грудь.

– Вы не посмеете, – сказала Вивьен.

– Не посмею? Еще как посмею, – сказал он нежно, пока его пальцы поднимались по ее телу, скользя по ее груди. – Меня ограбили, моя дорогая.

– По вашей просьбе, – сказала Вивьен. У нее перехватило дыхание, когда его палец углубился между ее грудей.

– В. общем-то, да, – прошептал он, поглаживая ее кожу кончиками пальцев. Вивьен дрожала, изгибая спину и прижимаясь к нему.

– И думать не могу, о чем еще вы попросите, – сказала она, когда он расслабил лиф ее платья, чтобы засунуть туда руку. – Вы многого хотите.

– Ты даже и представить не можешь. – Он засмеялся. Лиф открылся, он расстегнул его спереди и теперь раздвигал, открывая белье. – Развяжи, – тихо и вкрадчиво произнес он.

Ее пальцы дрожали. Вивьен развязала лиф. Открылся корсет. И тогда стало видно, что платок засунут глубоко между грудей.

– Тц-тц-тц, – поцокал он языком. – Мадам, я поймал вас на месте преступления.

– Думаю, вы захотите его вернуть, – вспыхнув, сказала Вивьен.

Его глаза потемнели, пока он изучал свой платок и место, где он находился.

– Да нет. Слишком хорошо он сейчас лежит.

Ленивыми движениями он стянул с нее платье, позволяя ему упасть пышным кругом возле ее ног, ослабил корсет так, чтобы грудь освободилась, и наконец достал свой платок. Вивьен трепетала, когда чувствовала кожей касание его чудесного белья.

– Воров ждет возмездие, – сказал он, соединяя платком ее запястья и завязывая его узлом у ее больших пальцев. – Посмотрим, чем вы сможете расплатиться за мой платок.

– Но он у вас в руках! – воскликнула Вивьен.

– Посмотрим. – Он угрожающе улыбнулся. Потом поднял ее руки и просунул между ними голову так, чтобы они обхватывали его шею как раз тем местом, где был завязан платок. Он был намного выше, Вивьен пришлось подняться на цыпочки. – Ты собираешься висеть на мне? – спросил он, задыхаясь. Когда Вивьен ощутила его дыхание на обнаженной груди, у нее мурашки побежали по телу.

– Ну что ж, повешу тебя себе на шею, – усмехнулся Дэвид.

Вивьен не могла удержаться от смеха. Сердце гулко стучало. Она потянула руками платок, но потеряла равновесие и едва не упала.

– М-м, попробуй сделать это еще раз, – сказал он, разглядывая ее грудь, пока она извивалась.

– Развяжи меня, – сказала Вивьен.

– Еще не время. Неужели ты думаешь, что я добровольно освобожу тебя? Я очень хорошо завязываю узлы.

– Да? И часто ты этим занимался?

– Да нет, не очень.

– Понятно. Рассчитывать приходится только на твою милость.

Теперь она понимала, что его искушающая дьявольская улыбка могла бы заставить любую женщину отбросить все сомнения и предаться удовольствиям. Что бы он ни предлагал. Вот стоит же она в корсете, нижней юбке, со связанными руками, а сердце колотится от нетерпения узнать, что он будет делать дальше.

– Для начала тебя высекут. – Он стянул нижнюю юбку, обнажая ягодицы, и слегка похлопал ее одной рукой, потом другой. Было не больно, но это заставило ее трепетать. – Раскаиваешься?

– Ты сам попросил меня сделать это, о-о, – закричала она, когда он опять ее шлепнул. – Прекрати!

– Раскайся, несчастная грешница, – смеялся он, слегка задыхаясь. – Или тебя распнут и четвертуют.

Он пальцем провел по всей линии ее позвоночника, начиная от ягодиц и кончая основанием шеи, а потом поперек спины. Вивьен дрожала. Это тоже было не больно, но будто током пронзило все тело.

– Ни за что, – прошептала она. – Я нисколько не раскаиваюсь.

– Нет? – Теперь его рука была на ее бедре между ног. Он чуть толкнул ее, она расслабила колени, помогая ему. – Раскаиваешься? – спросил он, работая кончиками пальцев.

– Разумеется, нет, – ответила она.

– Испорченная девчонка, – выдохнул Дэвид, коснувшись ее губ, прежде чем прижаться к ним.

Его поцелуй был сплошное наслаждение. Вивьен отодвинулась, бесстыдно позволяя ему ласкать живот и ягодицы. Он был ее лорд Байрон. Когда он так ее держал, так касался, она не была собой. Под его ласками переставала быть тревожной, осторожной, подозрительной. Вивьен знала по опыту, что, если девушка переставала быть начеку, ничего хорошего из этого не выходило. Но когда Дэвид целовал ее, весь мир мог рушиться, и она не заметила бы этого.

Кто бы стал ее за это винить? Во всей стране не было женщины, которая не потеряла бы голову, когда его руки были там, двигаясь по животу, бедрам, ягодицам, между ног. Он пробежал пальцами по внутренней части ее бедра и подтянул колено к себе на пояс, полностью раскрыв ее.

– Раскаиваешься? – пробормотал он, медленно вводя в нее свой палец.

– Да, – сказала она, задыхаясь. – Нет! Ничуть… еще нет…

Он тихо засмеялся, вталкивая в нее еще один палец, большим лаская ту самую чувствительную точку, пока она не открыла рот, хватая воздух.

– Ты раскаешься. Клади ноги мне на пояс! – скомандовал он, отпуская ее и расстегивая брюки. Вивьен подняла сначала одну ногу, потом вторую. Он подхватил их под коленями, подталкивая кверху, пока она, обхватив его за талию, не оказалась выше его.

Он медленно опустил ее одной рукой поддерживая под зад, другой – помогая своей возбужденной плоти войти в нее.

– Вот так, держись за меня, – сказал он, продвигаясь в ней. Вивьен застонала. – Езди на мне, как тебе нравится.

– Я не знаю как, – только и могла она сказать. Он снова тихо засмеялся. Подхватил ее, повторяя ладонями изгибы ее тела, и поднял. Потом сделал несколько шагов и Вивьен спиной почувствовала стену.

– Ты научишься, – сказал он, – вот так… – Его руки скользнули под ее бедра, и, поддерживая ее таким образом, он уперся в стену. Вивьен крепко обхватила его шею и согнула ноги, стараясь не упасть. Ей удалось немного приподняться. – А теперь расслабься, – сказал он ей на ухо, и Вивьен поняла, что он имеет в виду.

Она принялась делать движения, сначала медленно, а потом активно, вверх-вниз, снова и снова, а он шептал ей на ухо непристойности. Он говорил ей, что она прекрасна. Он говорил ей, что она сводит его с ума. Просил ее двигаться то быстрее, то медленнее. Просил ее отвечать ему и говорить, чего она хочет. Вивьен понятия не имела, делает ли она то, что он просит. Все, что она знала, – это был он, сильный, большой, красивый, и то, как ей хорошо в его объятиях.

Неожиданно он обхватил ее талию, оторвал от себя, приподнял и поставил на ноги.

– Повернись! – Его голос звучал резко. Он едва мог дышать. Он освободился от ее рук и сорвал с ее запястий носовой платок. – Повернись!

Вивьен, позволила ему повернуть себя и прижать к стене. Дэвид просунул колено между ее ног и держал за талию высоко перед собой. Он быстро вошел в нее, на этот раз по-другому: резко и глубоко, так что у нее сжался желудок. Он раздвинул ее ноги еще шире, придерживая за бедра руками, и начал двигаться в ней длинными и резкими толчками, которые поднимали ее на носки пальцев и заставляли забыть обо всем на свете. Вивьен оперлась ладонями о стену и, отталкиваясь от нее, сама двигалась на нем.

– Потрогай, – шепнул он ей на ухо, касаясь языком ушной раковины. Рукой он обхватил ее запястье и потянул ее руку к низу живота. – Ты меня. Потрогай. – Он прижал ее пальцы к месту, где входил в нее. Вивьен ощутила, как что-то горячее и твердое скользнуло в нее, она раскрыла ладонь, чтобы его член проходил между ее пальцев. Дэвид стонал ей в ухо, не прекращая своих движений. Он входил в нее, двигаясь все жестче и быстрее, все глубже и глубже, пока Вивьен не почувствовала, что у нее по щекам текут слезы, а сама она всхлипывает. Каждая ее косточка, казалось, вибрировала от удовольствия. Только бы не лишиться чувств, думала она. Он убрал ее руку, заменив своей. Его пальцы четко нашли ту идеальную точку. Он отправлял ее за границу реального, туда, где она слышала только стук своего сердца, стонала, кричала и плакала. Это были слезы облегчения. Впервые он вошел в нее так глубоко, буквально пригвоздив ее своим весом к стене и не останавливаясь.

Вивьен не понимала, как ему удавалось сделать с ней такое. Она не была девицей легкого поведения. Годами отшивала парней и мужчин. А теперь один его взгляд обезоруживал ее. Этот джентльмен, казалось, знал все потаенные секреты ее тела.

Вивьен была счастлива. Так божественно, безмятежно и чудесно счастлива, как не была ни разу в жизни.

– Боже мой, – выдохнула она, – я и думать не могла, что нечто подобное может произойти с карманницей.

Дэвид рассмеялся, и его смех наполнил Вивьен теплом. Его руки еще держали ее: одна – за бедро, другая лежала на груди, повторяя пальцами все ее линии. Она прижалась щекой к стене и блаженно улыбалась, когда он сзади щекотал ее шею. Никогда в жизни ей не было так легко.

Рассудок у Дэвида прояснился. Его тело было опустошенным. На душе стало легко. А сердце…

А сердце больше ему не принадлежало. Эта маленькая сообразительная воровка похитила его прямо из груди. Она понимает его, и у них намного больше общего, чем Дэвид мог предположить. Дэвид не знал, что могло бы с ним случиться, будь он на ее месте. А уж она точно была бы гораздо благороднее, чем он, окажись на его месте.

Глава 16

Конец всей этой идиллии наступил неожиданно, без всякого предупреждения.

– Милорд, к вам герцог Уэр. – Дэвид нахмурился, когда Хоббс протянул ему серебряный поднос с визитной карточкой герцога. Уэр? Когда-то они были друзьями, но уже много лет не виделись. Возможно, у него какие-то дела с Маркусом. – С ним какие-то люди, сэр, – добавил дворецкий. Голос его звучал предостерегающе, и у Дэвида появилось недоброе предчувствие. Дворецкий не мог так сказать о банкирах или адвокатах, которых пригласили для переговоров по ведению дел. Так обычно говорят о бандитах, должниках или представителях закона.

– Проводите их, – сказал Дэвид настороженно. Хоббс кивнул и вышел. Дэвид поднялся. Что это за люди? Он прошел в кабинет и достал бутылку виски, которую принес из Эксетер-Хауса, налил хорошую порцию и выпил одним глотком. Он подвигал плечами и потянул шею, ощущая готовность оказать сопротивление. Это напомнило ему, как его приводили в отцовский кабинет, но впервые в жизни он понятия не имел, что сделал не так. Он не мошенничал, не был никому должен, не водил шашни с чужими женами. Но было что-то недоброе в их визите, чего он не мог выразить словами.

– Герцог Уэр, милорд, – объявил Хоббс и уже тише добавил: – И еще какие-то джентльмены.

Судя по его тону, это не были джентльмены. Дэвид и сам это видел. Он готов был поклясться, что это судейские.

– Уэр, – поклонился он, и Уэр в ответ наклонил голову. Его лицо ничего не выражало.

– Рис. Надеюсь, с вашим братом все в порядке.

– Да, – улыбнулся Дэвид, – я ни разу не видел его более счастливым.

– Ни один человек в Лондоне, не заслуживает этого больше, чем он, – снова кивнул Уэр.

– Совершенно верно, – согласился Дэвид. Он краем глаза видел тех, других. Он старался не смотреть на них, но сейчас бросил взгляд в их сторону. Да, скорее всего представители судебных властей, похоже, суровые. Он готовил себя к грядущим испытаниям без всякого намека, что его может ждать. – Не желаете присесть.

Уэр занял место поближе к столу, а те двое сели на маленький диванчик сзади.

– Может, хотите чего-нибудь выпить? – спросил Дэвид как ни в чем не бывало. Один из незнакомцев открыл было рот, но Уэр опередил его жестом.

– Спасибо, нет. – Человек позади него закрыл рот с явным недовольством. Уэр не обратил на это внимания. – Я здесь по очень деликатному делу. Есть некоторые вопросы, – он остановился, – неприятные вопросы, – уточнил он, намекая на людей позади себя. – Я предложил свою помощь, чтобы прояснить их.

Тот, которому хотелось выпить, вскочил на ноги.

– Милорд, – начал он уважительно, но напористо, – мы занимаемся расследованиями тяжелых преступлений.

– Неужели? – вскинул брови Дэвид.

– Да, сэр, – продолжал тот. – Сейчас в сфере нашего внимания нападения на дилижансы с целью ограбления пассажиров.

– Грабители совершают разбойные нападения, подумать только.

– Милорд, мы говорим о серьезном деле, – продолжал господин. – Один из этих грабителей, главарь шайки, особый парень. Он носит большую шляпу с пером и золотое кольцо. И называет себя Черным Герцогом.

И хотя при упоминании о кольце сердце Дэвида екнуло, лицо его оставалось невозмутимым. Он дождался, пока судейский подойдет к нему ближе, понимая, что они только и ждут, чтобы приступить к обличениям.

– И? – протянул он, копируя Маркуса. – Вы хотите, чтобы я принял участие в его поимке?

– Нет, милорд, – ответил господин, поджав губы. – Мы пришли сообщить вам, что нам известно о его преступлениях. За грабеж на большой дороге отправляют на виселицу.

– Хотелось бы надеяться, – ответил Дэвид.

– Нам также известно, что на кольце, которое он носит, изображен ваш фамильный герб. Его описали трое свидетелей. – Он вздернул подбородок.

Дэвид ждал. По опыту он знал, что если долго смотреть на человека, он теряет самообладание. Хотя обычно это на него смотрели неодобрительно. И его взгляд не произвел на судейских никакого впечатления.

– Забавно. Вы что же, обвиняете меня?

– Эта тема интересует суд, милорд. Хотелось бы знать, что вы можете сообщить по существу вопроса.

– Конечно, у вас должны быть какие-то основания, – сказал Уэр. – Иначе разве может суд обвинить в чем-либо брата герцога Эксетера?

– У нас много оснований, ваша милость, – засомневался человечек. – У нас есть несколько свидетелей, все они видели разбойника и его кольцо. Их описания кольца схожи. Мы знаем, милорд, что вы недавно были ограблены подобным образом. Мы также знаем, что ваше финансовое положение нестабильно. Вы не бываете в городе по вечерам, как прежде.

– Другими словами, ничего конкретного. – Дэвид откинулся на стуле. – Мое кольцо с изображением фамильного герба было украдено при упомянутых вами событиях. Возможно, способы одинаковы, потому что задачи у грабителей одни и те же.

– Поэтому мы пришли, сэр, – сказал второй человек, прерывая молчание. – Учитывая ваши деяния за последнее время, наш долг – расспросить вас, – добавил он уважительно, но твердо. – У нас убедительные доказательства. Было бы справедливо арестовать такого человека сразу. Но мы пришли к вам. Этот негодяй носит ваше семейное кольцо. Не прошло незамеченным ваше отсутствие в некоторых местах. Общеизвестный факт, что состояние ваших финансов, весьма плачевное, в последнее время заметно поправилось. В свете всех этих фактов я не свободен в своем выборе. Мы обязаны вести расследование.

– Я был здесь: у себя дома, в Эксетер-Хаусе, – сказал Дэвид.

– Кто-нибудь может это подтвердить?

– Прислуга, – ответил Дэвид и, в свою очередь, спросил: – Как ваше имя?

– Коллинз, сэр, – ответил тот равнодушно. – Помощник судьи мистера Джона Стаффорда с Боу-стрит, сэр.

– Коллинз, – сказал Дэвид, – я был бы самым глупым человеком в Англии, если бы грабил экипажи на почтовой дороге, да еще с кольцом, по которому меня так легко опознать. Либо вы держите меня за дурака, либо вам просто не терпится заковать кого-нибудь в кандалы по обвинению, которое любой уважающий себя судья порвет на кусочки. Так что это?

– Ни то ни другое, милорд. Мы просто ведем расследование.

– Я ответил на ваши вопросы. – Дэвид позвонил в колокольчик и поднялся. – Всего хорошего.

Коллинз и его товарищ раскланялись и вышли в сопровождении Хоббса. Медленно, как марионетка под управлением кукольника, опустился Дэвид на свое место. Господи, суд его обвиняет в грабежах на большой дороге. Даже для него это было что-то новое.

– Надеюсь, теперь ты выпьешь, Уэр, мне то точно это нужно.

– Спасибо, с удовольствием.

Дэвид поднялся, наполнил два стакана. Один он передал герцогу и снова сел. Представители суда в его доме. У Дэвида все это не укладывалось в голове. Он выпил.

– Кто-то на них давит, – сказал Уэр. – Вряд ли весь этот сыр-бор из-за Черного Герцога. Смею полагать, что едва ли один из десяти человек в Лондоне знает его имя.

– Тревенхем, – сказал Дэвид. Уэр склонил голову набок.

– Не похоже на то. Такие люди не приглашают полицейских для обыска, будь то личное дело или публичное. Если бы я взял на себя смелость сделать предположение, основанное только на догадках, я назвал бы старого Перси.

Дэвид оторопел. Отец его лучшего друга? Впрочем, оснований для этого достаточно. Сэр Джеймс Перси всегда считал, что Дэвид плохо влияет на его сына. Начиная с того момента, когда они познакомились в школе, сэр Джеймс всегда советовал Перси избегать общения с такими бездельниками и разгильдяями, как Дэвид. Перси вслух читал друзьям письма, им казалось забавным, что Дэвида считают худшим из всех. Его никогда не приглашали в поместье Перси на каникулы, когда они учились в университете, а Перси не позволялось принимать приглашения в Эйнсли-Парк. До сих пор сэр Джеймс упрекал Перси в том, что тот дружит с Дэвидом.

– Он открыто выступает в защиту тюремных реформ, – продолжал Уэр – Очень интересуется работой суда. Он постоянно вносит для них какие-то поправки, учреждает фонды. И разбойник в личине благородного человека способен вызвать его интерес.

Дэвид не сомневался в том, что Уэр знает, почему еще Перси может надавить на представителей суда, чтобы они поинтересовались делами Дэвида, и был ему благодарен за то, что он не сказал об этом. Без сомнения, сплетни, распускаемые Тревенхемом и другими, дошли до сэра Джеймса, а сын его был полностью на стороне Дэвида.

– Надеюсь, суд будет действовать на более серьезных основаниях, чем обеспокоенность одного человека.

– Без сомнения. Это было лишь вежливое приглашение к раскаянию. Будь у них доказательства, все было бы не так, – сказал Уэр, рассматривая пустой стакан.

– Но они не за того взялись, – сказал Дэвид раздраженно. Неужели никто не верит в его невиновность? И в чем его обвиняют? В разбое на большой дороге. Боже праведный!

– Конечно, – сразу согласился Уэр. – Такие, как Коллинз, могут доставить… массу неприятностей. Их так трудно переубедить. Думаю, за тобой следят.

Это было похоже на правду. Интересно, что они видели. В первый раз ему пришло в голову, что не только он подвергается опасности. Если они обнаружат Вивьен и каким-то образом свяжут ее с грабежами, в которых она действительно участвовала, ее повесят. А он не сможет ей помочь, если сам оказался под подозрением. И вновь его переполнило чувство горечи. Такие, как Маркус или Уэр, могут контролировать события и даже предотвращать их одним словом или взглядом, а он…

Дэвид тяжело вздохнул. Его подозревают в том, что он не оставил своих прежних привычек. Возможно, и он мог иметь влияние, если бы не растрачивал свою жизнь на пирушки, игры, женщин и тому подобное, что было на грани законности. В сложившейся ситуации он мог винить только себя. Обращаться за помощью не к кому. Маркус еще целый месяц будет в Италии. Придется самому справляться.

– Уэр, – сказал он, – я не Черный Герцог.

– Я так и не думал, – ответил Уэр. Голос его не изменился, но взгляд стал тверже.

– Я хочу, чтобы ты знал, – наклонился к нему Дэвид, – я не Черный Герцог. Кольцо у меня украли несколько недель назад. Я искал его у перекупщиков по всему Лондону, но так и не нашел.

– Ясно, – пробормотал Уэр.

– Я несколько недель не уезжал из города, – продолжал Дэвид. – Занимался делами Маркуса и своими собственными. Мои слуги и слуги Маркуса могут присягнуть, что я с утра до вечера находился в Эксетер-Хаусе. Я хочу, чтобы ты знал это на случай, если события повернутся так, что мне придется защищаться. Слово чести, я никогда не опозорил бы так семью.

– Не сомневаюсь. – Уэр поднялся. – Подумаю, что можно сделать.

– Благодарю. – Дэвид тоже поднялся.

Герцог откланялся и вышел. Дэвид смотрел на закрывшуюся за ним дверь. Все верно. Уэр сделает все, что в его силах, чтобы направить суд в верное русло. Он человек влиятельный. Остальным займется он сам.

Дэвид пошел искать Вивьен. Нашел ее у окна, где она сидела с книгой в руках. Когда он вошел, радостная улыбка осветила ее лицо.

– Ты читал это? – спросила она. – Как замечательно. Я и подумать не могла, что о любви можно так написать. Слушай! «О, женщины! Создания слабые и коварные! Всякое живое существо не может идти наперекор своему инстинкту, неужели же твой инстинкт велит тебе обманывать?» Ты можешь себе представить, чтобы мужчина говорил такое? – рассмеялась она.

Он ничего не сказал. Видя радость на ее лице в то время, когда она читала, он едва мог дышать, не то что говорить. Немного внимания, ухода и любви, и этот сорняк превратился в чудесный цветок. Видеть улыбку на ее лице, обрамленном прядями распущенных волос, ее босые ноги, выглядывавшие из-под юбок, – все это стоило гораздо больше, чем кольцо.

Молчание затянулось, и улыбка Вивьен исчезла.

– Что случилось? – спросила она, прижав книжку к груди. – Что-то не так?

Дэвид взял стул и сел, положив руки на колени.

– Вивьен, у меня неприятности. – Дэвид произнес это таким тоном, что у нее мурашки побежали по телу. – Похоже, кто-то… Кто-то грабит дилижансы на дороге от Бромли. – Он внимательно посмотрел на нее. – Называет себя Черным Герцогом и носит кольцо с печаткой, удивительно похожее на то, которое у меня пропало.

– Флинн, – только и смогла проговорить Вивьен. Дэвид кивнул, становясь еще мрачнее. – Негодяй.

– Сомнения нет. Он сам когда-нибудь продавал краденое?

Она покачала головой:

– Нет, только я.

– Видимо, он не продал кольцо. Оно должно быть у него.

– Да, – сказала она, злясь еще больше. Как смеет этот идиот так бездарно, глупо действовать? А Саймон? Ее сердце сжалось от страха. Саймону придется во всем этом участвовать, ведь ее там нет и защитить его некому. Она опустила ноги на пол. – Этот крысятник давно заигрывает с веревкой, – сказала Вивьен.

– Вивьен, проблема не в этом.

– Не в этом?

– Нет. Они считают, что этим занимаюсь я.

– Что за чушь!

– К несчастью, это правда.

– Это все из-за ленивых ищеек с Боу-стрит! – взорвалась Вивьен. – Ведь ты больше месяца не уезжал из Лондона!

– Я сказал им об этом, хотя никаких доказательств у меня нет.

– Я могу доказать это, – заявила она. – Разве я не видела тебя здесь каждый день?

– Да, но, – вздохнул он, – вряд ли тебе следует заявиться туда и общаться с ними. В лучшем случае они решат, что ты – моя возлюбленная и доверять тебе не стоит. В худшем – заинтересуются, кто ты на самом деле.

Это заставило Вивьен замолчать. Господи, вот проблема! Вряд ли Дэвиду будет польза от того, что станет известно, кого он прячет у себя в доме. Тем более ей.

– Я не позволю тебе так рисковать! – добавил он – Без сомнения, они следят за домом даже теперь, чтобы знать, выхожу ли я.

– В этом как раз нет проблемы, – возразила она. – Можно выйти незаметно.

– Где ты была в пору моей юности? – Он покачал головой. – Вопрос не в том, чтобы уйти из дома. Прежде чем арестовать меня, они постараются найти как можно больше доказательств. У меня есть друзья. Будь Маркус здесь, он обратился бы в правительство. Они ничего не предпримут, пока не будут абсолютно уверены.

– Но тебя ведь не повесят, – сказала Вивьен. – У тебя есть средства. Все знают, что если у тебя есть сотня фунтов, тебя не повесят.

– Уж лучше пусть повесили бы, чем жить до конца дней под подозрением в грабежах на большой дороге. Общество не благосклонно к тем, кто у него забирает. Я хочу доказать именно в этот раз, что я невиновен. И я намерен найти этого Черного Герцога.

Вивьен скривила губы и ничего не сказала.

– Ты поможешь мне? – спросил он, сжимая ее руку.

– Ты уверен, что этого хочешь? – спросила она, отнимая руку. – Не думаю, что Флинн пойдет с тобой в магистрат, чтобы покаяться.

Дэвид засмеялся:

– Нет? А я на это рассчитывал. – Вивьен округлила глаза, и он перестал смеяться. – Конечно, нет. Но если я поймаю его в деле, да еще с кольцом… – Он с изумлением остановился, потому что рот Вивьен открылся в ужасе.

– Ты что, с ума сошел?! – взорвалась Вивьен. – Да он застрелит тебя, как только увидит, что ты навел на его след констеблей.

– Я переоденусь крестьянином. Ты говоришь, он не очень умный, поэтому не догадается.

– Нужно быть идиотом, чтобы думать, будто он ничего не видит, – возразила Вивьен. – Он уже давно был бы в кандалах, если бы не держал ухо востро, по крайней мере, в деле.

– Но как еще я могу доказать свою невиновность?

Помолчав, Вивьен сказала:

– Но ведь должны же они искать его, Черного Герцога. Нужно подождать. Рано или поздно его схватят. Тогда все и узнают, что это не ты.

– Ждать! Ждать, пока они уверятся в том, что я невиновен. Ждать и надеяться, что констебли на лондонских окраинах стали внимательнее, заинтересованнее. И еще молить Бога, чтобы Флинн оказался полным идиотом и промышлял в одном месте и под одной личиной. А если завтра он решит перебраться в Йорк или Уэллс, они не схватят его никогда, и я навечно останусь подозреваемым, если, конечно, меня не арестуют и не предъявят обвинение.

– Если Флинн уйдет, грабежи прекратятся, – заметила Вивьен. – Как же они тебя тогда арестуют?

– Будет лучше, если я направлю их по следам Флинна или, еще лучше, приведу его к ним. Меня в любое время могут отправить в тюрьму. Из тюремных застенок гораздо сложнее убедить людей в своей невиновности.

– Глупая затея! – настаивала Вивьен.

– Ты ведь не любишь Флинна. – сказал он, – разве ты не хочешь, чтобы он оказался в тюрьме?

Вивьен перебирала пальцами книжный переплет, стараясь не смотреть на Дэвида.

– Все очень запутано.

– Как? – Он пальцами приподнял ее подбородок, чтобы она смотрела ему в глаза.

Она не хотела говорить ему. Она так сжилась с этим секретом, что физически не могла открыть рот, объяснить, что ее брат с Флинном и что она скорее умрет, чем сделает что-то, что может грозить ему тюрьмой. Флинн может отправляться туда хоть на сто лет, но не Саймон.

– Там не только Флинн, – вымолвила она. – Я не всех ненавижу.

– Ну да. – сказал Дэвид, – еще здоровяк и мальчик.

Последнее слово заставило ее вздрогнуть, но она лишь кивнула.

– Тем более мы сами должны их найти, – сказал Дэвид. – Я только хочу вернуть кольцо и покончить с Черным Герцогом. Я бы не очень возражал против того, чтобы Флинна отправили на виселицу только за то, что ои сделал с тобой. Но если он отдаст кольцо и прекратит называть себя герцогом, я буду удовлетворен.

Вивьен прикрыла веки. За то, что он сделал с ней… Саймон был единственным, кто заступился бы за нее, но он слишком молод.

– Флинн… Он не отдаст кольцо. Он упертый, взрывной, и он… он все свалит на мальчика.

Через минуту выражение озадаченности исчезло с лица Дэвида. Его сменило сочувствие.

– Кто этот мальчик, Вивьен?

– Мой брат, – прошептала она, глядя на него со страхом в глазах. – Мой младший брат, Саймон.

– Теперь понимаю, – кивнул Дэвид медленно, закрыв глаза. – Все это время ты защищала его.

– Я не собираюсь помогать ищейкам его ловить. Можешь выдать меня, если хочешь, но оставь Саймона в…

– Еще одна причина поехать самим, – продолжал Дэвид. – Мы получим кольцо и выручим твоего брата.

Вивьен запнулась на полуслове. Она смотрела на Дэвида, пораженная. А он продолжал:

– Если Саймон захочет уйти с нами, я ничего не имею против него.

– Может, ты забыл, что именно Саймон ударил тебя по голове?

Дэвид отмахнулся:

– Какая разница! Может, он подумал, что я собираюсь воспользоваться твоим бессознательным состоянием.

Вивьен это предположение заставило рассмеяться. Но она тут же посерьезнела. Может, его безумный план и сработает. То, что предлагал Дэвид, было безумием, но весьма заманчивым. Ждать, пока Флинна схватят с этим проклятым кольцом, значит оставить и Саймона на откуп констеблям.

А Флинн любил грабить на одном участке дороги, иначе как еще он так прославился бы? Вивьен, готова была поклясться, что он посещал все пивнушки, не упуская случая похвастаться своими подвигами, возможно, добавляя от себя кое-что. Рано или поздно его все равно поймают.

– Ты поможешь мне их найти? – спросил Дэвид.

– Обещаешь, что не передашь Саймона констеблям? Я не хочу, чтобы моего брата отправили в тюрьму.

– Я не стал бы тебя об этом просить, – тихо произнес Дэвид. – Клянусь сделать все, что в моих силах, чтобы уберечь Саймона от тюрьмы.

Вивьен пристально смотрела на него. Сердце ее учащенно билось. Она считала своей обязанностью оберегать его. Теперь ее нет, и его судьба в руках человека, который, который… Ей удалось выдавить из себя улыбку. Но теперь она во всем призналась. Дело сделано.

– Я помогу тебе их найти.

Глава 17

Следующие два дня Дэвид провел, строя тайные планы. Он по-прежнему занимался своими обычными делами: каждое утро ходил в Эксетер-Хаус, стараясь увидеть, следит ли кто-нибудь за ним. Однажды он решил, что за ним шпионит один парень. Это был человек в коричневом пальто, который выглядел слишком праздным даже для Лондона. Дэвид с превеликим удовольствием останавливался перед витринами дорогих магазинов, заходил туда, где его преследователь не мог остаться незамеченным. Свое посещение такого количества магазинов он мог оправдать тем, что покупал подарки для Вивьен – ленты и кружева, чудесную шаль, два шелковых зонтика и книги. Он был безумно счастлив, видя выражение ее лица, когда она распаковывала покупки.

В Эксетер-Хаусе он в спешке делал всю необходимую работу и отсылал Адамса завершать все остальное. И как обычно это бывает, когда дело касается чего-то нового и неотложного, а главное – тайного. Дэвид думал лишь о том, как поймать Черного Герцога. Вивьен была уверена, что это Флинн, Дэвид тоже в этом не сомневался. Она хорошо знала Флинна и утверждала, что он проявлял явный интерес к кольцу и ни за что не продал бы его другому вору, который мог бы представляться Черным Герцогом. Флинн, по словам Вивьен, тщеславный и хвастливый. Его самолюбию льстило выдавать себя за герцога. Дэвид не хотел, чтобы на Боу-стрит знали об их намерениях и следили за ними. Ему не нравилось, что его обвиняют в том, чего он на самом деле не делал, и не хотел, чтобы слишком рьяные полицейские разрушили его планы. Дэвид совсем не доверял им. Их излишняя подозрительность могла все погубить.

Не потребовалось много времени, чтобы решить, что лучше всего искать Черного Герцога там, где его видели в последний раз: по дороге в Лондон, рядом с остановкой дилижансов. Вивьен сможет точно определить, какие дилижансы Флинн может выбрать. Они просто купят билеты и, возможно, их дорожки пересекутся. Преследовать Флинна и остальных будет простым делом. Дэвид получит обратно свое кольцо, купит свободу Саймону и покончит с Черным Герцогом.

Сроки стали поджимать после еще одного визита герцога Уэра. Предположение Уэра о том, что за визитом в суд стоит фигура сэра Джеймса Перси, оказалось верным. После тщательного расследования Уэр выяснил, что Перси на одном из слушаний возмущался ростом разбойных нападений на дорогах, выделяя Черного Герцога, как особо заслуживающего сурового наказания. И дело тут было не только в разбое, Перси заявил, что недопустимо использовать в грязных целях благородный титул. Перси выступал за немедленный арест.

– Не думаю, что я заслуживаю такое, – промолвил Дэвид.

Уэр улыбнулся очень озорно, что напомнило Дэвиду те далекие годы, когда они с Уэром были в одной компании.

– Я слышал, его сын в этом году проиграл небольшое состояние.

– Не мне.

– Но Перси считает, что большую часть денег он проиграл с твоим участием.

Это было похоже на правду. Дэвид откинулся на стуле и нахмурился:

– Значит, я должен ожидать, что представители суда снова придут сюда.

– Ничего удивительного, – согласился Уэр. – Мне не удалось разузнать, есть ли у них какие-нибудь дополнительные свидетельства. Но если они планируют арест, пусть даже домашний, об этом будут писать газеты. У людей появится новый интерес к этому делу. Стоит чуть-чуть запятнать чье-то имя, как грязь потечет рекой.

Дэвид выругался про себя. На него набросятся, если просочится информация, что его хотят арестовать за грабежи на большой дороге. И что еще хуже, будет запятнано честное имя его семьи. Что тут хорошего, когда в клубе «Уайтс» уже делают ставки на то, до чего он может докатиться в своем бесчестье, и называют его между собой фальшивомонетчиком. Тревенхем и другие с ликованием набросятся на него, если Боу-стрит предпримет действия и это будет означать конец тем остаткам кредита доверия, которые еще были у Дэвида.

– Конечно, Перси не может открыто настаивать на твоем аресте, у него нет информации, которая позволила бы назвать тебя виновным, – добавил Уэр.

– Какое это имеет значение для слухов?

– Это правда, – кивнул, соглашаясь, Уэр. – Ты уже разработал план?

– План? – с опаской посмотрел на него Дэвид.

– Да ладно. – Эта почти забытая улыбка вновь появилась на его лице. – Ни за что не поверю, что ты намерен сидеть и ждать, пока в суде выяснят это недоразумение.

– Э-э… возможно, – уклончиво ответил Дэвид. Впрочем, Уэр и сам обо всем догадался.

– Я знаю, ты не разочаруешь. – Он поднялся. – Надеюсь, ты когда-нибудь напишешь мемуары. Не сомневаюсь, это будет захватывающее чтение.

– Хочешь сказать, волнующее чтение. – Дэвид пригладил волосы. – Я предстану как ужасный пример для молодого поколения. Это убьет мою мачеху.

– Не сомневаюсь. Но все равно я с удовольствием прочту, – хмыкнул Уэр.

Он ушел, а Дэвид вернулся к своим планам.

Из Лондона они уезжали под моросящим дождем. Им помогал Энтони Хэмилтон. Дэвид выбрал его из всех своих друзей как единственного, который сумеет держать в секрете их отъезд. Он не был до конца уверен, что за ним следят, но лучше не рисковать. Хэмилтон отвезет их до почтовой станции на окраине Лондона, где они наймут карету и начнут поиски.

Дэвид видел, с каким интересом Хэмилтон смотрит на Вивьен, хотя разговор шел о погоде и она почти все время молчала. У гостиницы он спрыгнул и помог ей выйти из кареты Хэмилтона и сразу пересесть в другую, которая их уже ждала. Хэмилтон стоял позади него, пока его кучер перекладывал их багаж.

Его друг не сводил с нее глаз.

– Когда-то ты сказал, что для меня это закончится встречей либо с дулом пистолета, либо со священником.

– Священник отпадает, – сказат Дэвид. – По крайней мере, с ней.

– Ага. – На лице его друга появилось что-то вроде ухмылки.

– Спасибо за помощь, – кивнул Дэвид.

– Не стоит благодарности, – весело ответил Хэмилтон.

Дэвид передавал чемоданы с вещами Вивьен и своими. Он остановился только для того, чтобы пожать руку Хэмилтона.

– Удачи, – сказал его друг.

– Спасибо, – улыбнулся Дэвид, садясь в нанятый экипаж.

Дэвид захлопнул дверцу и буквально упал на сиденье, когда экипаж тронулся. Вивьен вопросительно посмотрела на него, он улыбнулся ей. Он так рассчитывал на удачу.

Вивьен отметила четыре дороги как наиболее подходящие места, где можно найти Флинна. Местность эта была незнакома Дэвиду. Он проезжал здесь по пути либо в Лондон, либо из Лондона, или его везли сонного после очередной пирушки. Вивьен знала здешние места лучше, но, как она сама призналась, недостаточно хорошо.

– Мы всегда ходили кругами, – объясняла она ему за ужином в гостинице в первый вечер. – Трудно узнать местность. Бродягам и ворам не разрешается собираться в общественных заведениях, иначе те будут лишены лицензии. Хозяева таверн вызвали бы констеблей очень быстро, как, впрочем, и другие.

– Но на этой дороге вы грабили не один раз, – сказал Дэвид.

– Да, глупость какая-то. – Она нахмурилась. – Флинн отказывался перебраться на другое место только потому, что это предлагала я. Когда больше раза идешь на дело на одном участке, народ начинает поговаривать. А сейчас уже каждый сторож и фонарщик ищут Черного Герцога. Флинн просто мог разослать объявление, что желает быть повешенным.

– Меня это никак не коснется, если мы найдем их первыми, – пожал плечами Дэвид.

Вивьен кивнула, не переставая думать о Саймоне. Ей тоже было все равно, повесят Флинна или нет, но он мог потащить за собой Саймона. Куда только денутся его показные благородство и отвага, когда станет ясно, что он обречен. Они просто должны найти их первыми.

– Расскажи мне про Саймона, – попросил Дэвид, будто читая ее мысли. – Что он за парень?

– Ему шестнадцать, – сказала Вивьен, взяв ложку и возвращаясь к ужину. Ее жаркое остывало, пока она сидела тут и хандрила. – Хороший мальчик. Он всегда был хорошим. Ты не должен думать о нем плохо. Это я занималась воровством, не Саймон. Он всегда это ненавидел.

– Понятно. А какая у него роль в схеме?

– Он в основном на подхвате у Флинна, – ответила Вивьен виноватым тоном. – Он заботится о лошадях. Он украл одну или две. Он ходит со мной, чтобы потом передать весточку Флинну или Круму. Крум – это тот здоровяк. У Саймона доброе сердце. Эта я виновата, что он оказался в этом дерьме, – вздохнула она.

– Как это произошло? – спросил Дэвид, облокачиваясь о стол и внимательно глядя на нее. Вивьен вспыхнула:

– Он был совсем маленьким, когда умерла мама. Я хотела, чтобы он оставался со мной, и это был единственный способ. Мамаша Тейт согласилась взять Саймона и держать его, пока я ворую для нее. Какой у него мог быть выбор, если он рос у скупщицы краденого и воровки?

– Ты жалеешь, что оставила его с собой? – спросил Дэвид. – Ты когда-нибудь хотела передать его в приют?

– Нет, – сказала она, – никогда.

– Тогда нечего себя винить. Это единственное, что ты могла сделать.

Она покачала головой и кивнула. Она знала, что поступала так просто потому, что другого пути не было.

– К счастью, я оказалась хорошей карманницей. Уверена, что мамаша Тейт не держала бы его так долго, если бы не мои быстрые пальцы. С самого начала было ясно, что Саймон не подходит для этих дел. Она и его посылала на дело, но он не мог. Не один раз я помогала ему выбрасывать украденные вещи в реку или на дорогу и удирать. Мне приходилось чуть ли не ходить с ним и красть за него. – Понимая, что она слишком много рассказала о себе и брате, Вивьен подняла глаза. – Ты дал слово не выдавать его ищейкам.

Дэвид улыбнулся, но взгляд его оставался серьезным.

– Думаешь, я забыл?

– Нет. – Она будто уверяла себя в том, что так оно и было.

– Я буду рад познакомиться с твоим братом, – сказал он так, будто они с Саймоном завтра будут пить чай. – Я никогда не встречал неумелого вора.

– Ты встретил меня, – возразила она.

– Ты, любовь моя, самая умелая из всех, – засмеялся он.

– Тогда будем надеяться, что мне удастся их найти.

– Конечно, мы их найдем, – сказал он. – Я верю в тебя.

Эта его уверенность растревожила ее. Что-то было не так. Он, благородный джентльмен, разыскивал воров. Ему нужно вернуться в Лондон и ходить по театрам, а не помогать карманнице идти по следу своего брата-вора.

– Нужно поработать над твоим акцентом, – сказала она, чтобы сменить тему разговора. – Ты говоришь слишком правильно.

Дэвид откинулся на стуле и положил ногу в ботинке на колено другой ноги.

– Ерунда какая! Я буду мычать и бормотать.

– А что, если потребуется говорить? Одно слово, и все поймут, что ты джентльмен.

– Ну давай, – сказал он без особого интереса. – Это трудно? Мне годами внушали, что я не умею разговаривать как джентльмен.

– Но ты не говоришь и как фермер. – Вивьен сдвинулась на край стула, одновременно подбирая по краям деревянной миски кусочком хлеба остатки жаркого. – Вот тебе еще одна забава.

Дэвид рассмеялся:

– Беспокоишься обо мне? Очень мило.

Вивьен пожала плечами.

– Тогда иди сюда, моя скиталица! – сказал он, обвивая ногу вокруг ножки ее стула. Одним ловким движением он повернул ее лицом к себе, схватился за ручки и придвинул стул ближе к себе. – Научи меня.

– Хорошо, научу, – сказала она, строго глядя на него. – Как ты хочешь разговаривать?

– Да как самый обычный мужлан.

– Это важный момент, – сказала она колко. – Хочешь быть ирландцем? – И она стала округлять гласные по-ирландски напевно. – Или шотландцем? Или фермером из Корнуолла? Перегонщиком скота из Кента? – Перечисляя, она говорила с тем акцентом, который упоминала. – От акцента зависит, как с тобой будут обращаться, поэтому делай правильный выбор.

– Ну и ну, – сказал он восхищенно. – Полезная штука!

Вивьен усмехнулась:

– Правда? Это единственная польза, которую я получила на Сент-Джайлсе. – Воры приезжали отовсюду. Вивьен не составляло труда слушать и запоминать многочисленные акценты притонов, чтобы потом их использовать. Ирландская девушка могла красть яблоки, но когда разгневанный хозяин хватал ее, перед ним была уже крестьянка из Дербишира, которая, пришла на рынок, чтобы продавать собственные яблоки.

– Я вижу, передо мной настоящий мастер. – Он наклонился вперед, сцепив ладони и поставив локти на колени. Его лицо было лишь в нескольких дюймах от ее лица. – Учи меня!

Волнуясь, Вивьен ерзала на стуле. Трудно было думать, когда его глаза были так близко и он так пристально на нее смотрел.

– Скажи «та».

– Та-а.

– Нет, короче, – покачала она головой.

– Та-а.

– Ты что, не слышишь разницы? – Вивьен вздохнула. – Звук должен быть короче. – Она говорила теперь на сильном йоркширском диалекте.

– Ты говоришь, будто совсем другой человек, – пробормотал Дэвид, не сводя глаз с ее губ.

– Вот так, любовь моя. Во та-ак, любовь мойа.

Он замолчал на какое-то время.

– У меня практически нет шансов, да?

– Есть, конечно, – сказала она. – Слушай и повторяй! Один билет до Лондона, пожалуйста.

– Адин блет да Лондона, пажалста.

Она вздрогнула.

– Люди подумают, что говорит какой-то идиот…

– Хм-м… – Он не сводил глаз с ее губ.

Вивьен старалась не обращать внимания на этот взгляд, заниматься делом, чтобы, хоть как-то помочь ему замаскироваться. Если бы она научила его произносить слова. Люди бы не поняли его диалект, но хотя бы не приняли за лондонского щеголя.

– Попробуй, когда говоришь, проглатывать часть слова, – говорила она, положив пальцы на его горло, чтобы показать, как это делать.

– Поцелуй меня, – пробормотал он, еще ближе наклоняясь к ней, – если можешь.

– Неподходящее время для поцелуев, – засмеялась она.

– Подходящее, – прошептал он, водя губами по ее губам. – Для поцелуев всегда подходящее время. – И он поцеловал ее, не давая ей возможности возразить.

Вивьен сдалась, позволяя своим сомнениям раствориться в поцелуях. Кто знает, сколько еще им осталось? И хотя она старалась об этом не думать, вопрос оставался открытым. Завтра, а может, послезавтра или через несколько дней они настигнут Флинна. Дэвид получит свое кольцо, положит конец всей этой глупой истории с Черным Герцогом. А что будет с ней?

Даже если Дэвид захочет взять ее с собой обратно в Лондон, там нет для нее будущего. Что остается? Чтобы получить кольцо, ей придется поторговаться с Флинном. Вивьен знала, что Флинн легко не сдастся. Он потребует хорошую цену, особенно после того как ее не было в шайке несколько недель. Это была не ее вина, по крайней мере сначала, но Флинну-то все равно. Вивьен вообще сомневалась, что он согласится отдать кольцо даже за увесистый кошелек. Он наверняка захочет, чтобы она вернулась к прежней жизни, где приходилось красть, обманывать и прятаться. После того чудесного времени, когда все это оставалось далеко, возвращение казалось жестокой неизбежностью.

Но что она могла сделать? Зачем ей жить, если Дэвид попадет на виселицу за преступления Флинна, Саймона и, что хуже всего, за ее собственные? Да лучше она сама накинет петлю себе на шею, чем будет жить с мыслью, что вместо нее пострадал невиновный, а главное, любимый человек. Воровство, вот что! Она сделает это в последний раз. Она достанет это проклятое кольцо и спасет Дэвида от всех этих подозрений, а уж потом будет страдать от обстоятельств, которые сама на себя навлекла.

Она позволила Дэвиду целовать себя и, когда он посадил ее на колени, качая, как ребенка, прижалась к нему. Она засунула руки под его пиджак из грубой шерсти и гладила его, стараясь запомнить ощущение теплого сильного тела. Она молча признавалась ему в любви. Он мягко водил рукой по ее шеке, плечам, спине, заставляя повернуться к нему лицом. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы ослабить ее закрытое рабочее платье и снять его. Вивьен вздохнула, запрокинув голову, пока он покрывал ее поцелуями, спускаясь по шее, проходя по нежной коже, которая открылась над корсажем, до ложбинки между грудями. Он творил чудеса своими волшебными поцелуями.

– А как же твои уроки? – вздохнула она.

– Я учусь, – прошептал он, – и это лучший урок в моей жизни.

– Я не это имела в виду, когда собиралась тебя обучать, – засмеялась она, обнимая его за шею.

Его пальцы справились с завязками, и корсаж соскользнул, освобождая путь для его легких, как перышко, губ. Вивьен задрожала.

– Я уже смирился с тем, что я трудный ученик, – сказал он деловым тоном. – Мои учителя меня пороли каждую неделю.

– Наверное, это были не очень хорошие учителя.

– Совсем не такие, как ты, – сказал он, продолжая стягивать корсаж. Потом его пальцы потянули завязки корсета.

– Ты безнадежен, – произнесла она, подвигаясь ближе.

Он обхватил ее за бедра, тесно прижимая ее живот к своему. Она чувствовала, как под ней крепнет его плоть. Она еще подвинулась, чтобы видеть, как темнеют его глаза.

– Я безнадежен? – спросил он. – А кто сидит обнаженный в объятиях мужчины, пытает его, проверяя на прочность? – Говорил он, одновременно проводя руками по ее бедрам и собирая в складки остатки одежды. Вивьен улыбалась, сердце ее учащенно билось.

– Я не голая.

– Сейчас мы это проверим. – Он стянул с нее через голову нижнюю юбку, оставив в одних чулках. – Скажи «поцелуй меня, Дэвид» с этим твоим акцентом, – пробормотал он.

– С каким?

– А все равно, с корнуэльским, уэльским.

– Поцелуй меня, Дэвид, – прошептала она и он поцеловал. – Поцелуй меня еще. И еше.

– Требовательная девчонка, – сказал он. – Что делать дальше?

– Занимайся со мной любовью, – она спрятала лицо в ладонях, – пожалуйста.

Веселье сошло с его лица. Он взял ее руки в свои, целуя каждый пальчик.

– Тебе никогда не придется просить об этом.

Он отнес ее в постель и делал все, о чем она просила. И даже то, о чем она никогда бы не догадалась попросить. Он заставил ее тело петь от удовольствия. Вивьен думала только об одном: «Целуй меня, Дэвид. Я так тебя люблю».

Они лежали утомленные, завернувшись в простыни. Совесть Дэвида, до этого немая и покорная, вдруг проснулась с неожиданной силой. Вивьен отдыхала в его объятиях, он гладил ее спину.

– Завтра ты останешься здесь, – прошептал он.

– Не дури, – сонно ответила она.

– Это небезопасно для тебя. – Он сжал ее крепче. – Не думай, что я не понимаю, чем это тебе грозит.

Она освободила руку из простыни, отыскивая его руку. Их пальцы переплелись. Дэвид закрыл глаза от нахлынувших чувств. Он не мог ее потерять.

– Тебе потребуется помощь, – сказала она тем же расслабленным голосом. – Уж не думаешь ли ты, что Флинн так легко расстанется с кольцом?

Дэвид молчал. Он боялся, что Флинн заберет ее с собой и, разозленный ее долгим отсутствием, застрелит. Он боялся всего, что могло представлять хоть малейшую опасность для Вивьен. Он знал, как выглядит Флинн, и был уверен, что сможет выследить его, после того как заметит. За себя он не боялся. Только за Вивьен.

– Мне будет лучше, если ты останешься здесь.

– Дэвид, – она повернулась так, чтобы видеть его лицо, – ты сам не знаешь, что делаешь. Ты торопишься. Флинн будет просто счастлив приставить пистолет к твоему виску. Он потребует выкуп или до смерти напугает тебя. – Она подперла щеку ладонью и сонно ему улыбнулась. – У нас есть план, давай будем ему следовать, а?

– Я боюсь за тебя, – сказал он очень серьезно. Что-то на секунду мелькнуло в ее взгляде, но потом она широко улыбнулась:

– За меня? Ты боишься за меня? О чем ты думал, когда запирая меня в своем доме?

– Поклянись мне, – он закрыл глаза и уперся лбом в ее лоб, – что будешь очень осторожна. Я просто хочу найти их, не вступать с ними в схватку прямо на дороге.

– О, Дэвид, – она коснулась его губ кончиком пальца, – я все это знаю. Ты помнишь, я делала так и раньше?

Он заметил, что в ее речь вернулся ирландский акцент, правда, совсем чуть-чуть. Он заметил, что она становится спокойнее и беззаботнее, когда он начинает высказывать сожаления по поводу их плана. То, что в его лондонском доме казалось таким оправданным и допустимо опасным, здесь, в маленькой гостинице, начинало выглядеть глупо и опасно. О чем он думал, когда из-за дурацкого кольца втянул в такое опасное предприятие женшину, которую разыскивают?

Он всегда был бесшабашным: никакая опасность его не отпугивала, ни одно приключение не казалось ему рискованным. Он многократно рисковал и своей головой, и своим состоянием, и своей репутацией – особенно репутацией. Тут ему нечего было терять. Для него иногда было развлечением сделать что-то запретное, хулиганское, это заводило его. Непередаваемое ощущение подъема энергии и возбуждения появлялось у него, когда ему удавалось избежать наказания, будь это такая мелочь, как последний кусок пирога, который он не должен был брать.

Теперь он понимал: все это подкреплялось уверенностью, что наказания удастся избежать. Его фамилия – Рис. Его отец и брат – герцоги Эксетеры. Само имя защищало его от многих обстоятельств. Что бы он ни проделывал, ему все сходило с рук. Он, без сомнения, мог погубить себя своими шальными выходками, но даже тогда ему не пришлось бы страдать из-за последствий, связанных с собственной гибелью. Благодаря великодушным вливаниям брата он всегда вернет себе состояние. Даже последние недели показали, как легко он смог восстановить свою репутацию, стоило ему этого пожелать. Дэвид знал, что от него не потребуется больших усилий, чтобы обрести положение в обществе, даже будучи дебоширом и смутьяном.

У Вивьен ничего такого не было. Если бы ее арестовали за грабеж на большой дороге, ни одно влиятельное семейство не вступилось бы за нее. Дэвид мог бы, конечно это сделать, но ненависть к ворам была так велика, а правосудие так сурово, что пользы от этого не было бы. Единственный правильный путь обеспечить ей безопасность – это не позволить, чтобы ее арестовали. А для этого ему нужно садиться в дилижанс одному.

– Пожалуйста, Вивьен, – прошептал он.

– Спи, – ответила она.

Глава 18

Первые пять дней они колесили по окрестностям в дилижансах. Дэвид, к огромному облегчению Вивьен, усвоил кое-что из того, о чем она ему говорила. Изменил голос и манеры, сделав их грубее. Он не выглядел совсем уж неотесанным, его можно было принять за мелкопоместного дворянина или торговца. По крайней мере он ни у кого не вызывал подозрений, и, главное, ни Дэвид, ни Вивьен не заметили, чтобы за их экипажами следили констебли.

На протяжении всего пути они представляли себя: Дэвид – как человек со скромными средствами, а Вивьен – небогатая благородная особа, едущая либо в Лондон, либо из Лондона. Когда они доезжали до конечного пункта, Дэвид нанимал повозку, они ехали, стараясь держаться подальше от лондонских окраин, пока не добирались до очередной станции, которая была в списке Вивьен. Он высаживал ее раньше, чтобы они прибывали по отдельности. Ночью он тайком пробирался в ее комнату, и они занимались любовью. Утром он уходил до рассвета, чтобы никто не догадался, что они знакомы.

Для Вивьен все это стало нормой. Каждый день она просыпалась одна, потом как бы знакомилась с Дэвидом, позволяла быть с ней вежливым и внимательным, пока в конечном итоге он не оказывался в ее постели. Днем она, конечно, уставала. В экипаже не заснуть было практически невозможно, несмотря на всю тряску. Еще сложнее было не терять самообладания, когда Дэвид, который сидел напротив, посылал ей взгляды, как бы напоминая о тем, что он делал с ней накануне ночью.

Шестой день ничем не отличался от других. Она зевала, прикрывая рот ладонью, когда раздался выстрел и экипаж съехал на обочину. И хотя Вивьен не просто ждала – она надеялась на это, сердце ее екнуло. Это был обычный сигнал для нее начинать свою игру. Но сегодня все было по-особенному значительно.

Дэвид, который сидел сзади, тайком под складками одежды сжал ее руку. Она хотела отдернуть ее, но он вовремя убрал свою. Она провела языком по пересохшим губам, старательно отводя от него взгляд. Она должна помнить, что они незнакомы. Ей нужна ясная голова.

– Что случилось? – спросил кто-то недовольно.

– Грабители!

– Грабители? – повторил Дэвид, – Не может быть.

– Уж поверьте мне, – ответил мужчина, который высунулся в окно. – Едут прямо за нами.

Экипаж вильнул и стал трястись еще больше, набирая скорость. Мужчина напротив почти выпрыгнул со своего места, едва удержавшись за перекладину. Экипаж наполнился криками о помощи, проклятиями и воплями. Дэвид вытянул перед ней руку, чтобы она не упала на пол.

– Что происходит? – проревел один пассажир.

– Этот чертов кучер хочет нас опрокинуть, – закричат другой, снова высунувшись из окна и рискуя жизнью.

Вивьен упала всей тяжестью на руку Дэвида, инстинктивно отпрянула, привычно приняв позу несчастной вдовы. Она столько времени не занималась этим, и грабеж для нее был как-то по-новому ужасен. Теперь она поняла, как страшно, когда тебя по-настоящему грабят.

Дэвид вел себя прекрасно. Конечно, в этот раз он приготовился. Но Вивьен не видела разницы между его реакцией сегодня и в прошлый раз. Рот его был сжат в прямую линию, глаза сузились. Он внимательно за всем наблюдал, слегка недовольный неудобствами от всего этого. Невольно Вивьен вспомнила снова, как он безвольно лежал в грязи, кровь стекала по лицу, после того как Саймон его ударил. Она судорожно сглотнула и убрала его руку.

Снова раздался выстрел, судя по звуку, он прогремел прямо над экипажем. Мужчина, который высунул в окно голову, быстро вернулся на место и стал сыпать проклятиями. Дилижанс замедлил ход.

– Почему мы останавливаемся? – спросил кто-то из пассажиров.

– Потому что нас поймали, – ответил тот, который высовывался из окна. – Какой смысл мчаться к смерти? Они уже совсем близко.

– Мы будем с ними драться, – сказал молодой человек в углу. – Я не хочу, чтобы меня грабили. Я…

– Ну хорошо, – сказал Дэвид. – Доставайте пистолеты, молодой человек. Их несколько. – Он говорил с акцентом, как она его и учила, и Вивьен почувствовала что-то вроде гордости и одновременно внутреннее волнение, вспоминая, как он отвлекал ее во время занятий. Его резкий ответ охладил пыл молодого человека. Все пассажиры затихли, когда экипаж остановился.

Вивьен сжала перед собой руки, ладони ее в перчатках покрылись испариной. Дверь распахнулась. Крум, как обычно, навел на них пистолет.

– На выход, – скомандовал он.

Вивьен была сбита с толку. Все зависело от следующих нескольких минут.

Как обычно, Крум вошел в дилижанс и начал выбрасывать наружу вещи. Саймон, как всегда, вышел вперед со своим мешком. Позади него Вивьен увидела Флинна. Как обычно, он был верхом. Но на этот раз на нем была большая широкополая шляпа, белое перо ярко выделялось в темноте. Вот проклятый идиот, подумала она, устроил представление. Когда пассажиры начали бросать в мешок свои ценности, он тронул поводья и подъехал ближе.

– Добрый вечер, господа, – сказал он хриплым голосом, снимая свою нелепую шляпу. Кольцо с печаткой сверкало на его руке. – И дама, конечно, – добавил он. Вивьен не поднимала лица. Она хотела сначала поговорить о Саймоном, пока Флинн или Крум не узнали ее. – Спасибо за ваш вклад в казну Черного Герцога.

– Разбойник, – проговорил молодой человек сзади нее. Флинн услышал, но лишь усмехнулся.

– Да, и более того. – Он направил лошадь вокруг экипажа к его передней части, без сомнения, намереваясь вовлечь в представление и кучера с его помощниками.

Саймон забрал у молодого человека часы и кошелек и повернулся к ней:

– Драгоценности, мадам? – спросил он.

Вивьен наконец подняла лицо и мрачно посмотрела на него. Пока она открывала свою сумочку и клала в мешок несколько монет, Саймон взглянул на нее, потом еще раз. Глаза его округлились. Она сжала губы и не произнесла ни слова, хотя очень хотела сказать. Он поморгал и через мгновение улыбка осветила его лицо. Она пристально смотрела на него. Он прокашлялся, отступил назад и повернулся к Дэвиду.

– Ценности, папаша! – рявкнул он, не глядя на него. Вивьен облегченно вздохнула. Ну вот! Она подала ему знак. Он скажет Флинну, и она сможет позже с ними встретиться. Если повезет, она уговорит Флинна вернуть это проклятое кольцо и передаст его Дэвиду сегодня же вечером. Он сможет доказать свою невиновность, а она – уговорить Саймона уйти от Флинна. Так или иначе, с этой жизнью нужно заканчивать. А потом…

– Стоять! – раздался в тишине незнакомый голос.

Саймон обернулся, чуть приоткрыв рот. Флинн дернул головой. Крум прекратил потрошить чемоданы, перебирая вещи своими грязными руками. Сердце Вивьен оборвалось. К ним подъезжали несколько вооруженных мужчин верхом на лошадях с пистолетами в руках. Полицейский патруль с Боу-стрит. Наконец-то они поймали Черного Герцога.

Несколько минут творилась неразбериха. Флинн пальнул из обоих пистолетов и заорал во всю глотку. Но один из верховых полицейских положил этому конец, выстрелив в лошадь Флинна. Животное упало, Флинн соскочил и попытался бежать, но был схвачен. Остальные бросились к Саймону и Круму. После первого выстрела Флинна Крум бросился бежать с такой скоростью, которую Вивьен никак не могла от него ожидать. За ним поскакали шестеро. Саймон не делал никаких попыток скрыться. Он снова повернулся к Вивьен. На лице его читалось поражение. Он опустил голову, а когда к нему приблизились констебли, он безвольно выпустил из пальцев пистолет. Он сдался без сопротивления, и его увели через дорогу туда, где на Флинна уже надевали наручники. Саймой даже не оглянулся.

Спасенные пассажиры принялись оживленно обсуждать произошедшее. Дэвид воспользовался неразберихой, чтобы обратиться к Вивьен.

– Ты в порядке? – спросил он шепотом. Вивьен почти незаметно кивнула. Он облегченно вздохнул. – Не совсем то, что мы планировали, – сказал он чуть слышно. – Что теперь?

Вивьен ничего не говорила, она не знала, что делать дальше. Один человек отделился от группы констеблей и всадников и подошел к ним, подняв руки, требуя тишины. Все быстро успокоились в ожидании объяснений.

– Джентльмены, мадам, – объявил он торжественно. – Мы поймали Черного Герцога.

По толпе прошел шепот. Стоя на цыпочках, Вивьен смотрела на арестованных. Она видела Флинна и Саймона со связанными за спиной руками. Кто-то толкнул Саймона, и тот упал на колени прямо в грязь. Он наклонился вперед, закрыв лицо руками. От обиды за брата у нее стоял ком в горле. Она готова была всадить пулю в черное сердце Флинна за то, что он втянул мальчика в грязное и опасное дело. Потом ее взгляд остановился на констеблях. Они стояли в сторонке и разговаривали с худым высоким человеком, который ехал в дилижансе. Мужчина размахивал руками, указывая на пассажиров. И Вивьен вдруг поняла, что он говорит о них.

Она схватила Дэвида за рукав. Может, это последняя возможность поговорить с ним. Зажатый толпой, он смотрел по сторонам. Когда она второй раз коснулась его руки, он наклонился к ней.

– Спасибо, – ласково сказала она.

– Не беспокойся, – произнес он растерянно. – Я поговорю с констеблями насчет твоего брата.

Вивьен покачала головой. Он подумал, что она беспокоится о брате и хочет попытаться спасти его. Дэвид не понимает, о чем она говорит.

– Я не об этом, – сказала она.

Краем глаза она заметила, что констебли осматривают всех пассажиров. А их подсадной человек продолжает говорить, указывая прямо на нее.

– Я о другом… Спасибо за лучшие недели в моей жизни.

– Это тебе спасибо, – сказал он удивленно. – Но может, лучше поговорим об этом позже?

– Может быть. – Смех застрял у нее в горле. – Надеюсь. – Но констебли уже шли прямо к ним. Она снова потянула Дэвида за рукав: – А если нет, помни, пожалуйста, что это значило для меня очень много.

– Я никогда этого не забуду, – сказал он обескураженно. – Но позволь…

– Прощай, – прошептала она.

– Мисс, – сказал самый большой констебль, пробравшись через плотную толпу и грубо схватив ее за руку, – мистер Спайкс имеет слово.

– Эй! – запротестовал Дэвид, когда тот потащил Вивьен. – Что вы делаете?

Констебль не останавливался.

– Мистер Спайкс имеет слово, – повторял он. Остальные пассажиры расступились, и Вивьен позволила провести себя через толпу без сопротивления. Дэвид шагнул следом, но второй констебль преградил ему путь.

– Пропустите меня, – сказал Дэвид.

– Не могу, – ответил тот, который выглядел хоть и глуповато, зато внушительно. – Мистер Спайкс будет говорить.

Дэвид сжал губы и наблюдал, не имея намерения бросать ее. К его удивлению, слово мистера Спайкса заключалось в том, что на ее руках оказались кандалы.

– Отойдите, – сказал он сурово констеблю. Но тот навел на него дуло пистолета. Все констебли были возбуждены проведенной операцией. Дэвид понял, что восторг от поимки Черного Герцога ослепил их.

– Стойте на месте, здесь приказывает мистер Спайкс.

Дэвид пришел в ярость. Мистер Спайкс поплатится за это. Вести женщину в кандалах! И тут он вспомнил, что Вивьен была в числе пассажиров. Они не могли предполагать, что она была среди грабителей. Дэвиду было ясно как день, что брат узнал Вивьен. Может быть, кто-то еще в дилижансе заметил это? Он не должен допустить, чтобы ее забрали.

– Кто этот Спайкс? Разве можно вести женщину в кандалах? – спрашивал он, стараясь сдержать свой гнев. – Что у вас за констебли? Смотрите, ей и ноги заковывают в кандалы. Разве можно терпеть, когда с женщиной так жестоко обращаются?!

Но тот даже не взглянул на Дэвида.

– Мистер Спайкс всегда говорит, что будет делать по-своему, и так оно и будет. И если он плохо обращается с женщиной, то у него есть на то основания. Потерпите немного, все будет хорошо.

Дэвид хмурился, наблюдая, как Вивьен сажают в фургон. Схваченные грабители уже лежали на полу связанные. Вивьен обернулась, и Дэвид чуть не оттолкнул идиота, который загораживал ему путь. Она выглядела испуганной. В первый раз он видел на ее лице страх. Неужели она знала? Конечно, знала, поэтому и прощалась.

– Я намерен обратиться в местный магистрат, – сказал он громко. – Вы не имеете права заковывать в кандалы женщину!

– Она из банды, – сказал человек, который объявил о поимке Черного Герцога. Его распирала гордость. Он выпятил грудь, когда пассажиры вновь повернулись к нему. – Мы сделали это, мы поймали Черного Герцога и двух его сообщников.

– Но леди была пассажиркой, – возразил Дэвид. – Так же, как и мы.

Остальные пассажиры зашептались за его спиной, но он не обращал внимания.

– Она была соучастницей и мы взяли ее, – резко ответил констебль. – Наш человек находился в дилижансе и видел, как она подавала знак преступникам. Нас не проведешь хорошеньким личиком, сэр.

Дэвид в смятении замолчал, зато остальные пассажиры хором заговорили. Констебль продолжал ликовать. Господи! Что же ему делать? Своими словами он может только усугубить ее положение. Ничего не говорить и смотреть, как ее увозят? Будь здесь Маркус… Может, Уэр как-то посодействует? Хотя это не его владения.

Казалось, их держали целую вечность. В сгущающихся сумерках при свете фонарей констебли записывали их имена. Дэвид весь кипел от ярости, когда дошли до него.

– То, что вы сделали с несчастной женщиной, ужасно, – заявил он.

– Без сомнения, – подтвердил констебль. Он поднял глаза, и его землистое лицо смягчилось. – Понравилась, да? Мне сказали, что вы на нее пялились.

– Как вы смеете! – воскликнул Дэвид. – Такая спокойная дама. Уверен, она ничего такого не делала.

– Хорошо. Ваше имя, сэр.

– Джон Палмер. – Дэвид назвал имя, под которым путешествовал.

– Куда направляетесь?

– В Кент, рядом с Мейдстоном.

– По какому делу?

– А почему вы спрашиваете? Меня что, подозревают?

– Нет. – Констебль оторвался от записей. – А что, есть для этого основания?

– Конечно, нет! – по-настоящему разозлился Дэвид. – Меня ограбили! Шестнадцать шиллингов забрал у меня этот озверевший бандит.

– Теперь – все! – сказал констебль довольно. – Теперь с ним покончено. Так, по какому делу?

– Я здесь по поручению хозяина, герцога Эксетера. – Дэвид сказал первое, что пришло ему в голову.

– Герцога Эксетера? – повторил констебль. Карандаш повис в воздухе.

– Да, придется рассказать ему обо всем.

– Да, сэр. Можете быть свободны.

– Смею надеяться. Что же теперь с ней будет?

В его глазах мелькнуло волнение. Но констебль ответил буднично:

– Ее отправят вместе с остальными в Ньюгейтскую тюрьму. С ними быстро разберутся. Сэр, вы свободны.

Вот и все! Он ничего не может сделать. Дэвид низко опустил голову и пошел прочь.

Глава 19

Дэвид поскакал в Лондон, прямиком в Эксетер-Хаус. Во время путешествия он пытался спокойно обдумать, как спасти Вивьен, и так ни до чего и не додумался. Он понимал, что ему нужно хорошенько выпить, чтобы притупить боль в груди и привести в порядок одолевавшие его раздумья. А винный погреб Маркуса подходил для этого как нельзя лучше. Он передал поводья слуге, чтобы тот отвел лошадь в конюшню, и вошел в дом, едва переставляя ноги. Это он во всем виноват! Опять он все испортил, только на этот раз не сам попал в переделку, а вовлек в нее Вивьен. Он один знал о ее шатком положении и все же толкнул ее на этот ложный путь. Хуже, чем сейчас, Дэвид в жизни себя не чувствовал. Если бы он мог поменяться с ней местами и сунуть голову в петлю, он сделал бы это.

Он остановился на нижней ступеньке. В доме было оживленнее, чем обычно в это время суток.

– Что такое, Харпер? – обратился он к дворецкому, который в нерешительности топтался на ступеньку ниже.

– Ее светлость, вдовствующая герцогиня, вернулись в город, милорд, – низко поклонился Харпер.

Дэвид едва не застонал. Только этого не хватало. Его мачеха здесь. Зачем она явилась? Она должна быть с Селией в Эйнсли-Парке. Розалинду он желал бы видеть здесь в последнюю очередь.

Он пробрался в кабинет Маркуса в надежде, что там она его не найдет. Наверное, следовало сказать Харперу, чтобы тот не рассекречивал факт его прибытия. Он поставил на стол графин с виски и стакан, надеясь, что выпивка как-то приведет в порядок его мозги, а если нет, то хотя бы поможет забыться. На последнее надежды больше, подумал он угрюмо, наполнив стакан до краев.

Он вздрогнул от стука в дверь, и, раньше чем он успел что-нибудь сказать, вошла его мачеха.

– Дэвид, ну наконец-то! – воскликнула она. Поднявшись на ноги, он попытался изобразить улыбку. – Нужно было сообщить, что я еду, но я не могла ждать, – продолжала Розалинда после того, как расцеловала его. – Леди Уинтерс написала мне и сообщила приятную новость, и я не удержалась.

Дэвид не совсем понимал, о чем она говорит, и очень хотел, чтобы она ушла. Ему хотелось побыть в одиночестве.

– Да? – рассеянно сказал он.

– Ты что же, не расскажешь мне ничего? – радостно улыбнулась она. – Я думала, вы с братом заставите ждать меня целую вечность, а вы, будто договорились, в один год. О, Дэвид, я так счастлива за тебя!

Дэвид взял стакан с виски и смотрел на нее, ничего не понимая.

– Ну хорошо, – она уселась на диванчик напротив стола, – расскажешь мне о ней за чаем?

– О ней? – переспросил он.

– О женщине, с которой ты был в театре десять дней назад, – ответила Розалинда, смеясь. – В театре! Если бы я знала, давно бы уговорила Маркуса отдать тебе эту ложу. О, Дэвид, я просто уверена, что женитьба для тебя – спасение. Должна признаться, что с тех пор, как умер твой отец, были моменты, когда я переживала за тебя. Конечно, молодым людям нужно время, чтобы перебеситься. Но порой, особенно в этом году, я уже и не надеялась, что ты угомонишься.

В дверь постучал слуга, и Розалинда надолго замолчала, пока горничная подавала чай. У Дэвида было чувство, будто он уже выпил целую бутылку виски, и он тряхнул головой, чтобы прояснить мысли. Слуга вышел, и Розалинда позвала его:

– Ну, иди, расскажи мне все.

– Клянусь, я не знаю, о чем рассказывать. – Он подошел к ней, все еще держа в руках стакан и графин.

– Как ее зовут? – намекнула Розалинда, наливая себе чай. – Леди Уинтерс не знает ее.

– Нет, не знает, – горько усмехнулся Дэвид и сделал большой глоток.

– Ну и как же ее зовут? – снова спросила Розалинда.

– Ее зовут Вивьен. – Дэвид уставился в свой стакан.

– Чудесное имя. А ее семья?

Банда преступников, подумал он про себя. Но вслух сказал:

– У нее есть брат.

– Понятно. Вряд ли мне доводилось с кем-то из них встречаться, – улыбнулась она. – А что, тебя грабили на дороге?

– Не думаю, – только и сказал он.

– Дэвид, ты несносный. Расскажи мне о ней все. Я хочу знать.

– Да рассказывать особо нечего, – сказал он, пытаясь уйти от ответа. – Я удивлен, что ты приехала в Лондон только потому, что я был в театре с женщиной. Дорого же обходится сплетня, если она интересует леди Уинтерс.

– Да. Лукреция Уинтерс любит немножко посплетничать, но из мухи слона не делает. – Розалинда шутливо погрозила Дэвиду пальцем. – Не пытайтесь скрыть от меня. Вы были там, молодой человек!

– Ты права. – Дэвид отпил еше виски. – Я действительно был в театре с женщиной.

С женщиной, откопавшей в его библиотеке, которой он практически не пользовался, эту пьесу и перечитывавшей ее снова и снова, потому что ей было интересно.

– Уверена, ты чего-то недоговариваешь, – сказала Розалинда. – Стала бы я проделывать такой путь в Лондон, чтобы услышать, что ты просто сопровождал даму в театр. В этом нет ничего особенного. Но леди Уинтерс сказала, что это не было обычным… – Она остановилась, деликатно не упоминая, что водил он в театр либо куртизанок, либо замужних дам. – Я приехала специально, чтобы выяснить, почему ты не сводил с нее глаз.

«Не мог, – подумал Дэвид. – А теперь не увижу ее больше».

– Ты не встречалась с ней, Розалинда. – Он допил виски. – И не могла встречаться. Она не леди.

– Ну, это не проблема, – сказала его мачеха. – Ханна родилась в простой семье, а герцогиня из нее вышла прекрасная.

– Нет, Розалинда, – вздохнул Дэвид, – ты не совсем правильно меня поняла. Ее мать была деревенской девушкой, а отец – капитаном, который не вернулся из Испании. Брат – это вся ее семья. А сейчас он в тюрьме за ограбление дилижансов на дороге. Кстати, и Вивьен там же благодаря моему участию. И если я ничего не предприму, их обоих повесят, потому что познакомился с ней, когда она помогала ему грабить дилижанс, в котором я ехал в Лондон.

Розалинда молча смотрела на него какое-то время. Потом поставила чашку на стол, взяла графин и добавила в чай изрядную порцию виски.

– Понятно. – Ее голос прозвучал как-то неестественно бодро. – Как… необычно.

– Не правда ли? – криво усмехнулся Дэвид. Потом в молчании Розалинда пила свой наикрепчайший чай, а Дэвид допивал остатки виски.

– Боже мой! – Розалинда наконец поставила чашку. – Я не ожидала. Подумать только… – Ее голос дрогнул. – Дэвид, что же произошло?

– Я не нарочно, – инстинктивно ответил он.

– Я не спрашиваю почему, – махнула она рукой. – Я спрашиваю что.

– Одна из моих гнедых, – вздохнул он, – захромала по пути из Эйнсли-Парка в Лондон. И чтобы добраться вовремя до города, купил место в дилижансе.

– Вовремя для чего?

– Маркус договорился для меня о встрече со своим банкиром и адвокатами по его делам, – сказал Дэвид. – Он что, не говорил тебе?

– Да-да, – сказала его мачеха несколько удивленно. – Ты воспользовался дилижансом. Подумать только. А потом?

– А потом на него напали. – Дэвид остановился. Это было не совсем потом. – Я думал, что она обычная пассажирка. Она была очаровательна. А когда грабители стали собирать ценности, у нее оказался всего один шиллинг. Один из них толкнул меня, и я… – Он поднял руку и уронил. – Они забрали кольцо с печаткой, которое дал мне Маркус, и я намеревался вернуть его. Я пошел к перекупщикам, которых знал…

– Сколько их?

– Не менее двух дюжин, – сказал он, слегка смущенно.

– Так много! Но каким образом? – воскликнула она.

– Время от времени я нуждался в средствах.

– Маркус… – начала было она, но он покачал головой.

– Я бы скорее нанялся на флот, чем попросил денег у Маркуса. – Мачеха выглядела так, будто он ее ударил. Дэвид знал, что мачеха питала к нему слабость. Она всегда вступалась за него и верила в него. – Меня всегда справедливо упрекали в моих грехах. Почему Бентли выбрал именно меня для своего заговора, как ты думаешь?

– Даже не упоминай при мне это имя, – строго сказала она. – Он больше не член семьи.

– Он совсем не дурак, – продолжал Дэвид, устраиваясь на диване. – Он правильно выбрал. Я играл и много проигрывал. Я важничал и старался настоять на своем. Я заслужил то, что он со мной сделал.

Розалинда, ошеломленная, смотрела на него с немым вопросом.

– Я намеревался вернуть кольцо. Мне было стыдно отплатить Маркусу тем, что я не смогу справиться с обычными обязанностями вовремя. Один перекупщик известил меня, что видел мое кольцо, и пообещал мне не только вернуть мои вещи, но и задержать вора, который пытался их продать, и я отправился, рассчитывая не только решить свою проблему, но и помочь в борьбе с общественным злом. Но это была Вивьен. Именно она пыталась продать кольцо. Я притащил ее в свой дом и запер наверху.

– Дэвид! – воскликнула Розалинда. Но он лишь кивнул.

– Я думал, она до смерти напугается и отдаст кольцо. – Он улыбнулся, вспоминая, как ошибался. – Но кольца у нее не оказалось. Она отказалась принести его, а я отказался отпускать ее. Вот так.

– Я не понимаю. – Розалинда сжала виски пальцами.

– Она замечательная, – нежно сказал он. – Она красивая. И умная. В ней столько шарма.

– О Господи! – Она налила себе еще чаю, на этот раз без виски. – Обычная… воровка.

– В ней нет ничего обычного, – возразил Дэвид. Она вздохнула, качая головой, и некоторое время пила чай.

– Тогда скажи, ради Бога, почему она опять в тюрьме?

– Ко мне пришли из суда, – продолжал Дэвид. – Кто-то, кто носил золотое кольцо с печаткой и называл себя Черным Герцогом, грабил дилижансы. Они собирались арестовать меня.

– Это невообразимо. – Ее глаза сузились.

– Да нет, – он поморщился, – они не повесили бы меня. Но в тюрьму я не собирался. На Боу-стрит думали, что грабитель – я, другого они особо и не искали. Поэтому я решил сам схватить разбойника, по крайней мере вернуть свое кольцо. Грабежи прекратятся, и арестовывать меня будет не за что. Мне нравился этот план.

– О, Дэвид, – сказала она со вздохом.

– Я уговорил Вивьен помочь мне найти их. Подозревая, что Черным Герцогом называет себя человек, который вместе с ней участвовал в ограблении и взял мое кольцо. И я, идиот, потащил ее искать этого преступника.

– Но перекупщики…

– Кольца больше никто не видел. Я смирился с пропажей и почти забыл о нем. – Он умолк. Как ему хотелось все вернуть обратно! Если бы он не стал искать это проклятое кольцо, ничего не произошло бы. – Мы отправились за ним. Но не только мы нашли Черного Герцога. Люди с Боу-стрит тоже. Они забрали Вивьен с остальными, среди которых был и ее брат. Их везут в тюрьму и скорее всего скоро повесят. И все это результат моей последней шалости.

– О, Дэвид, – произнесла она. Он жестом остановил ее:

– Я виноват. Я и больше никто. Я подтолкнул женщину к ее гибели. Я должен был им позволить арестовать себя. Так было бы лучше. – Он закрыл глаза. – А в театр я повел ее, потому что она там никогда не была. В тот вечер она была очаровательна, так радовалась всему.

Он запрокинул голову, глядя невидящими глазами в потолок. Розалинда пробормотала что-то и оставила его. Даже у нее он больше не вызывал сочувствия. Дэвид был доволен.

Некоторое время он просто сидел. Сердце болело. В голове будто колотили в барабан, призывая его к чему-то. Он должен что-то делать. Но что?

Он соскочил с софы, зашагал по залу к двери, поднялся по ступенькам своего дома, вновь ощущая боль в ноге, и буквально наткнулся на Энтони Хэмилтона, который уже уходил.

– Рис, – кивнул Хэмилтон. Взглядом он оценил потрепанный вид Дэвида. – Я зашел узнать, как закончилось ваше путешествие.

– Пока не закончилось. – Дэвид вошел в дом, Хэмилтон последовал за ним. Хоббс снова взял у гостя перчатки и шляпу, а у Дэвида шляпу, не говоря ни слова. Слегка прихрамывая, Дэвид прошел в гостиную и сел к огню.

– Что же осталось? – спросил Хэмилтон, наливая себе в стакан бренди, который еще стоял на подносе на столике. – Ты сказал, что экскурсия еще не закончена.

– Мы нашли Черного Герцога.

– Отличная работа! – удивленно вскинул брови Хэмилтон. – Я рассматривал вероятность этого как один к трем.

– Но конный патруль с Боу-стрит тоже нашел их одновременно с нами.

– А-а, кто бы мог лодумать. – Хэмилтон.

– Отвратительная ситуация. Хуже не придумаешь. И вдобавок ко всему они забрали Вивьен вместе с остальными грабителями.

– С остальными грабителями, – повторил Хэмилтон, делая ударение на втором слове. – Теперь понимаю.

– Да. Да, она воровка, – нетерпеливо сказал Дэвид. – Была. А как еще ей было выжить? Если скажешь – проституцией, я перережу тебе горло. – Хэмилтон покачал головой. – А теперь ее повезли в Ньюгейтскую тюрьму или повезут утром. И я должен придумать, как ее освободить.

– Воспользуйся именем брата. Эксетер может освободить преступника из тюрьмы.

– Нет, – решительно сказал Дэвид.

– Почему? – удивился Хэмилтон. – Это легко сделать.

– Многие знают, что Маркус сейчас на континенте. – Дэвид придвинулся к огню. А у Вивьен не будет сегодня ни огня, ни мягкой перины, которую она так любила. – И потом, мне не нравится эта идея.

– А что еще прикажешь делать? – Хэмилтон налил себе еще бренди. – Так нужна тебе девушка или нет?

Еще как нужна. Ничего дороже в жизни у него нет. Он был для нее единственной возможностью спастись. Но он больше не хочет выступать в роли своего брата. Он сделал это всего раз и едва не погубил его. Больше он не позволит ничего подобного, даже ради спасения Вивьен. А он ее единственная надежда.

– Придется придумать что-нибудь другое, – сказал он. Энтони Хэмилтон откинулся в кресле, вытянув ноги поближе к камину.

– Взятка? Обман? Захват тюрьмы? Какой у тебя выбор?

– Все должно быть на законных основаниях, – ответил Дэвид. – Если я заберу ее тайком, они начнут искать ее по всему Лондону и мы оба окажемся в тюрьме. И как ты справедливо заметил, Маркус далеко и не сможет спасти меня.

– Ты прав, – сказал Хэмилтон. – Пойди туда и попроси ее отпустить.

Дэвид с трудом сдержался, чтобы не выругаться, но поразмыслив, решил, что все очень просто. У него нет времени придумать что-нибудь получше. Но на этот раз он должен действовать разумно.

Глава 20

Вивьен сидела на полу, вжавшись в угол камеры. Она, Саймон и Флинн были заперты в грязной местной тюрьме скорее всего на одну ночь. Констебли и конная полиция, громко поздравляя друг друга, наверняка отправились в местную пивнушку. Больше всего Вивьен боялась, что их сразу отправят в Ньюгейтскую тюрьму и на рассвете повесят. В местной тюрьме, где они сейчас находились, пол был мокрый, где-то совсем рядом скреблись мыши. Видимо, в куче соломы, покрытой тонким одеялом, служившей им постелью. Куче соломы Вивьен предпочла пол.

Интересно, где сейчас Дэвид? Что делает? Когда ее заковали в кандалы, после чего втолкнули в фургон, как скотину, которую собираются везти на рынок, она даже не оглянулась, испытывая перед ним стыд, но теперь жалела об этом. Может, она видела Дэвида в последний раз. Вивьен закрыла глаза и вспомнила прошлую ночь, когда была в тепле, безопасности, а главное – любима.

– Вив, – позвал ее Саймон. Вивьен пробралась к стене, которая разделяла их камеры, и пробежала по ней пальцами в поисках отверстия. – Ты здесь? – Его голос дрогнул. – Не спишь?

– Я здесь, – ответила она шепотом, нащупав стык, где цемент между кирпичами раскрошился. – Ты в порядке?

– По сравнению с тем, что нас ждет. – Его вздох был слышен даже сквозь стену. Вивьен вздрогнула. Послышались какие-то звуки с той стороны. – Вив, – спросил он уже чуть громче, – что они с нами сделают?

Она сжала зубы, думая, что ответить. Сердце ее разрывалось на части. Саймон старался не показывать своего страха. Вивьен чувствовала себя виноватой. Это она привела Саймона в банду Флинна, когда он был совсем еще мальчишкой. А если бы ей удалось сбежать из дома Дэвида раньше, она смогла бы предупредить его об опасности и увести.

– Не знаю, Сай, – наконец сказала она, ненавидя себя за то, что сказать больше было нечего. Если только Дэвид… Но нет. Что он может сделать?

Саймон немного помолчал.

– Где ты была, Вив? – наконец спросил он. Она закрыла глаза и прислонилась лбом к стене. Камень был шершавый и холодный. – Этот парень, Вив, он ведь был в другом деле, – продолжал Саймон. Она молчала. – Это тот, кого я ударил. В тот раз, когда я тебя толкнул. – Голос его дрогнул, но теперь от злости. – Он что, поймал тебя?

– Ну да, – вздохнула Вивьен. – Он хороший, – добавила она, желая успокоить Саймона. – Он не сделал мне ничего плохого.

– Прости, Вив, – прошептал он. – Если бы я не был таким болваном, не взял бы это кольцо. Ты права, не нужно было этого делать. Вив, это я во всем виноват.

– Саймон, это была ошибка, ты ни в чем не виноват. – Вивьен старалась не говорить о том, что будет утром. – То, что ты взял кольцо, теперь уже не имеет никакого значения. Ведь его забрал Флинн. Что произошло после того, как я ушла?

– Флинн взял кольцо. Ты же заметила, что оно ему понравилось? Он стал его носить. Ты всегда говорила, что ему не хватает ума. Он врал, что является незаконным сыном герцога, что он настоящий джентльмен. Круму было все равно, потому что Флинн платил за выпивку, когда на нем было это кольцо.

– А что он делал с тобой?

– Ничего особенного, – ответил Саймон, уклонившись от ответа. – Теперь это не имеет значения. Я переживал за тебя. Думал, что на тебя напал маньяк или бандиты тебя убили. Флинн не разрешал мне отправиться на поиски и Крума не посылал. Он сказал, что ты сбежала с нашими денежками и хорошо, что мы избавились от тебя. – Вивьен неожиданно для себя злорадно улыбнулась. Ее и Саймона, возможно, повесят, но Флинну тоже не избежать эшафота. Слабое утешение для ее жаждущего отмщения сердца. Голос Саймона дрогнул. – Я скучал по тебе, Вив.

– Я тоже по тебе скучала, – ответила Вивьен, стараясь не думать о театре, о днях, проведенных в библиотеке Дэвида, о ночах в его постели. Ее переполняло чувство вины.

– Ты говоришь, он не обижал тебя. Что же вы делали? – спросил Саймон.

В этот момент Вивьен услышала шуршание крошечных лапок, вскочила на ноги и, прежде чем подойти к стене снова, тщательно протрясла юбки.

– Он поймал меня, когда я пыталась продать вещи, и сказал, что не отпустит, пока я не верну кольцо. – Но потом он отпустил ее. Последние две недели она твердо знала, что может уйти из дома в любое время. Он не остановил бы ее, по крайней мере, кольцо уже не служило препятствием для этого.

– А почему ты была с ним в дилижансе? – спросил Саймон.

– Тут все очень сложно, – вздохнула Вивьен.

– Ты спала с ним.

– Не смей так со мной разговаривать! – взорвалась Вивьен. – Попридержи язык!

– Но ведь это правда, когда на тебя надевали кандалы, он спорил с ищейками. Зачем ему это было нужно?

– Его здесь нет, и это не твое дело, – сказала она, радуясь в душе, что Дэвид пытался ей помочь. Конечно, он ничего не может сделать.

– Нам бы не помешала его помощь, – пробормотал Саймон. – У такого богатея уж точно есть денежки, чтобы нас выкупить.

– С какой стати? Чтобы ты опять его ударил?

– Я и пальцем не тронул бы его, если бы он вытащил нас отсюда, – сказал Саймон. – Знаешь, я не боюсь, я просто нервничаю…

– А я боюсь, – усмехнулась Вивьен.

– Правда?

– Так боюсь, что хоть плачь, – призналась она. – Сай, ты здесь из-за меня. Мама велела мне смотреть за тобой, и вот куда я тебя затянула. В банду негодяев, у которых ума не хватает, чтобы ограбить дилижанс. А теперь… Что ж, плана у меня нет, и я пока не знаю, что делать. Флинн дошел надело, чтобы убедиться, что они успеют затянуть петлю на его шее. Я пока не придумала, как избежать этого. – Она вздохнула. – Поэтому я боюсь.

Наступило молчание. Вивьен устало прислонилась к стене. Разве могла она утешить Саймона, говоря, что не видит выхода из положения? В каких бы ситуациях они ни оказывались, Вивьен не поддавалась отчаянию и панике. Это могло только приблизить печальный финал. Она всегда оставалась спокойной и думала, что шанс на спасение всегда есть. До сегодняшнего дня. Она устала. Сознание ее было затуманено. Она расслабилась, привыкла спать на мягкой постели и сейчас чувствовала себя несчастной. Что-то пробежало по носку ее ботинка, она стряхнула это брезгливо. Пусть эти чертовы мыши подождут, пока она умрет, а потом станут грызть ее.

– А где Флинн? – прошептала она, не слыша из-за стены ни звука. – Сай? – Молчание. – Саймон!

– Он в другой камере, – ответил брат. Она услышала сопение. – Он гордится, с ним обращаются как с настоящим герцогом. – Вивьен сдержала смех. – Он поговорил со мной через стену, а теперь спит, – продолжал Саймон. – Я слышу его храп.

– А что Крум?

– Не знаю. Он ускакал, как кролик. Ты же видела. – Саймон засмеялся. – Наверное, побежал к Алисе.

Вивьен было приятно это слышать. Она не была против, если констебли не найдут Крума. По крайней мере, не все будут страдать из-за этого идиота Флинна.

– Постарайся заснуть, Сай, – сказала она ласково.

– Зачем? – Он снова хлюпнул носом. Ее сердце сжалось, он плакал. – Завтра отоспимся, послезавтра, впереди у нас целая вечность.

Еще одна правда, против которой возразить нечего. Вивьен прижалась к стене и, когда мышь пробежала рядом, даже не шелохнулась.

Никакой надежды. Она хоть перед концом почувствовала себя как на небесах. Но не ее несчастный брат.

– Прости, Саймон, – прошептала она. – Прости меня.

– И ты меня, Вив. – Послышались всхлипывания. А потом чуть громче и тверже: – И ты меня…

Глава 21

Дэвид нашел тюрьму в Моршеме без особого труда.

Он поднял лошадь на дыбы. Харрис, кучер Эксетеров, остановил городской экипаж Эксетеров во всем его великолепии. Дэвид расценивал это как неотъемлемую часть спектакля, который он намеревался разыграть. Он осмотрел здание, в котором содержалась Вивьен. Это было старое, давно не ремонтированное каменное здание с маленькими окошками. Внутри наверняка сыро и темно. Дэвид спешился, передал поводья одному из лакеев, который стоял на запятках кареты. Он внимательно посмотрел на человека, который выходил из кареты:

– Вы помните, о чем мы говорили?

– Да, сэр, – закивал мистер Адамс. – Все до единого слова.

– Отлично. – Дэвид, сделал глубокий вдох. – Тогда пойдемте.

Он ненадолго задержался у кареты, вытаскивая перчатки. Адамс передал ему тросточку. Дэвид поднялся к двери суда и изо всех сил стал колотить в дверь.

Через несколько минут дверь открыл толстый зевающий констебль, почесывающий брюшко.

– Какого черта вам нужно? – спросил он. Его глаза были налиты кровью, от него пахло пивом. Дэвид понял, что этой ночью они праздновали успех.

– Вы констебль, полагаю. – Дэвид элегантно опирался на тросточку.

– Да, сэр, – заморгал человечек. – Я констебль Чоули.

Дэвид не пытался торопить события, стараясь всем своим видом произвести впечатление. Когда констебль увидел карету, лакеев в ливреях и Адамса, стоявшего рядом в почтительной позе, глаза его округлились. Дэвид заметил, что чуть дольше его взгляд остановился на карете. Без сомнения, его заинтересовал фамильный герб на двери. Констебль почтительно поклонился.

– Чем могу служить, сэр?

Дэвид вскинул бровь:

– Я что, должен это обсуждать на пороге?

– Да, то есть нет, – подскочил Чоули. – Направо, сэр.

Он придержал дверь, чтобы Дэвид и Адамс могли войти. Чоули трусил перед ними, попутно подтягивая брюки, и привел их в маленькую конторку.

Дэвид сел, не дожидаясь приглашения.

– Чем могу быть полезен, сэр? – спросил констебль. Лицо его покрылось красными пятнами.

– Полагаю, у вас есть кое-что, что принадлежит мне.

– Не уверен, сэр, – в замешательстве произнес он, ловя ртом воздух.

– Кольцо, – сказал Дэвид. – Золотое, с фамильным гербом. Его украли у меня несколько недель назад по дороге из Бромли, больше я его не видел. Вернее, не видел его с тех пор. Люди с Боу-стрит поставили меня в известность, что преступник… – Он замолчал.

– Черный Герцог, сэр, – подсказал констебль.

– Совершенно верно. Этот… человек носил мое кольцо, называл себя этим громким именем, а потом грабил дилижансы. – Он брезгливо поморщился. – Я хотел бы получить его обратно.

– А-а, да, сэр. – Краска сошла с его изрытых оспой щек. – Конечно, сэр. Не могли бы вы описать герб?

Адамс выступил вперед, доставая из папки бумажный лист.

– Герб его милости герцога Эксетера, – забубнил секретарь.

Глаза констебля Чоули тревожно округлились. Он посмотрел в сторону Дэвида:

– А вы, то есть… Прошу прощения, сэр…

– Нет, я не Эксетер, – сказал Дэвид. – Я его брат.

Констебль быстро перевел взгляд на Адамса, который учтиво опустил голову в знак подтверждения.

– Понятно. – Чоули снова обернулся. От его пальцев на бумаге остались мокрые пятна. Рот был сжат от напряжения. Дэвид ждал. Где-то открылась дверь, и послышался какой-то непонятный гул. – Господи помилуй, это мистер Спайкс, – произнес констебль с явным облегчением. – Уж он-то знает, что к чему, сэр. – Чоули торопливо вышел из комнаты.

Дэвид сел на стул и прислушался. Гул сразу прекратился, послышался шепот. Кто-то прошагал по направлению к выходу, потом опять раздался громкий шепот. Кто-то прошел к кабинету, где они ждали, и дверь открылась.

– Доброе утро, сэр, – раздался вкрадчивый голос. Дэвид обернулся, чтобы рассмотреть вошедшего. Это был кривоногий господин, который важничал в свете факелов накануне вечером, объявляя о поимке Черного Герцога. Должно быть, это и был мистер Спайкс, человек, который приказал заковать Вивьен в кандалы. – Позвольте поприветствовать вас в нашем городе.

– Да. – Дэвид оглядел его с ног до головы.

– Я мистер Сэмюел Спайкс, сэр, – торопливо продолжал тот после паузы. – Местный шериф.

– Прекрасно, – сказал Дэвид. – Тогда мое кольцо с печаткой у вас.

– Кольцо у меня есть, сэр, но вы понимаете, что я не могу просто передать его первому джентльмену, который приходит и спрашивает… – голос его слабел, пока Дэвид поднимался, глядя на него, – о нем, – закончил он еле слышно.

– Конечно, – сказал Дэвид. – Какое доказательство вам нужно?

– Э-э… – К этому Спайкс оказался не готов. – Доказательство?

Дэвид закатил глаза и вздохнул. Адамс поспешил вновь предъявить бумаги.

– А вы кто такой? – прошипел Спайкс.

– Личный секретарь его светлости герцога Эксетера, – сказал Адамс. – Помогаю его светлости в отсутствие его светлости.

– Отсутствие? – Спайкс нахмурился.

– Лорд Дэвид Рис. – проговорил Дэвид. – Его светлость, мой брат, занят сейчас вопросами недвижимости.

– Понятно. – Спайкс продолжал смотреть неодобрительно.

– Эйнсли-Парк, – выпалил констебль с затуманенным взглядом. – Мой кузен там работает помощником садовника.

– Эйнсли-Парк в Кенте, а также множество других владений в Англии и Шотландии, – сказал Адамс. – Вам повезло, что его светлость приехал лично. Он постоянно занят, у него совершенно нет времени.

Дэвид просто стоял и наблюдал за ними: пузатеньким шерифом с кислой миной и упитанным пьяненьким констеблем. Он играючи должен убедить этих двух неотесанных мужланов отдать ему то, что он хотел. Он не мог позволить себе проиграть, это дорого бы ему обошлось.

Мистер Спайкс переглянулся с констеблем и склонился над бумагами, которые принес Адамс. Просмотрев их тщательнейшим образом и пролистав несколько раз, Спайкс сунул их обратно Адамсу.

– Хм-м, что ж, все правильно. Сейчас схожу и принесу. – Он так резко повернулся к Чоули, что тот от неожиданности вздрогнул и вышел из комнаты следом за шерифом.

– Благодарю вас. – Дэвид дождался, пока за ними закроется дверь, и повернулся к Адамсу. – Хорошая работа.

– Спасибо, сэр, – Глаза секретаря радостно сверкали.

– Они принесут его, – говорил Дэвид как бы сам с собой. – И будут решать: передать вещицу в суд или действовать в своих интересах. Какая удача, что кузен констебля помощник садовника.

– Еще важнее, сэр, что они не хотят неприятностей.

– Что ж, я предоставлю им возможность их избежать, – улыбнулся Дэвид.

Спайкс в сопровождении констебля вернулся через несколько минут. Вел он себя уже сдержаннее, в руках держал грязный мешочек.

– Надеюсь, это то, что вы ищете, милорд, – неуклюже поклонился он.

Дэвид взял мешочек и открыл. Оттуда выкатилось тяжелое золотое кольцо с печаткой, которое Маркус дал ему несколько недель назад. Он отбросил мешочек и надел кольцо на руку. Приятно холодя палец, кольцо делало руку внушительной и какой-то чужой. Он с облегчением вздохнул. Первая часть плана была выполнена.

– Да, мистер Адамс, проследите, чтобы вознаграждение было сразу же выслано.

– Да, милорд. – Адамс открыл свою папку и сделал пометку.

Мистер Спайкс не мог скрыть свою радость.

– Благодарю вас, сэр. Это совсем не обязательно. Наш долг защищать добрых людей и…

– Да, – прервал его Дэвид, – еще кое-что.

Шериф закрыл рот, неуверенно глядя на Адамса.

– Чем еще могу служить, сэр?

– Я кое-кого ищу, – сказал Дэвид, – женщину.

Спайкс не двигался. На его лице появилось выражение удивления.

– Каштановые волосы, голубые глаза, – продолжал Дэвид. – Вот такого роста, – показал он рукой. – Вы видели ее?

Спайкс долго не хотел говорить.

– Кто она? – спросил он наконец. Дэвид вскинул бровь. Шериф вспыхнул. – Прошу прощения, милорд, но я не вправе передавать арестантов каждому, кто об этом попросит.

– Так вы видели ее? – Лицо Дэвида прояснилось. – Отлично! – Потом он опять нахмурился. – Арестантка?

– А кто же еще может находиться в тюрьме? – побагровел Спайкс.

– Понимаю, – позволил себе быть нетерпеливым Дэвид. – Будьте добры, приведите ее немедленно.

– Я должен знать, кого вы ищете, – сурово произнес Спайкс. – У меня здесь заключенные, которых схватили во время ограбления дилижанса. Я не собираюсь просто так без веской причины никого отпускать.

– Женщина замешана в грабеже на большой дороге?

– Она была с ними, – побагровел Спайкс. – Скорее всего, одна шайка.

– Женщина, которую я разыскиваю – всего лишь пассажирка. Может, мы говорим о разных женщинах?

– Кто она? – прорычал Спайкс.

– Не думаю, что вас это касается, – мягко возразил Дэвид, опираясь на тросточку и пристально глядя на шерифа.

Они долго смотрели друг на друга, как бы в немом противоборстве. Дэвид не двигался, мистер Спайкс тоже стоял молча, сжимая кулаки.

– Разрешите мне прояснить ситуацию, – сказал наконец Дэвид. – Мне будет неприятно узнать, что вы арестовали леди по подозрению. Единственное, что может смягчить мое неудовольствие, это если ее приведут немедленно. Молитесь, чтобы с ней было все в порядке. Вы понимаете?

– Ее имя, – сквозь зубы спросил Спайкс.

Дэвид слегка наклонил голову в сторону Адамса, не говоря ни слова.

– Грей, – сказал Адамс. – Миссис Грей.

– Немедленно, – повторил Дэвид.

– А почему вы думаете, что эта женщина здесь? – возразил шериф.

– Человек… – Дэвид опять посмотрел на Адамса.

– Мистер Джон Палмер, – подсказал тот.

– Да. Мистер Джон Палмер работает на моего брата. Так вот, именно так он описал женщину, которая вчера ехала с ним в одном дилижансе.

– Очень хорошо, – пробормотал Спайкс. Он выглядел так, будто проглотил что-то горькое. – Я посмотрю. – И он вразвалку вышел из комнаты.

День у Сэмюела Спайкса не задался. Начался-то хорошо. Он проснулся с мыслью, что именно он задержал самого опасного бандита во всем герцогстве, Черного Герцога, и всю его банду. Конный патруль с Боу-стрит похвалил его. Он ждал вызова от управляющего внутренними делами. Мистер Спайкс за свой счет угостил всех прошлой ночью.

Сегодня должен был быть один из лучших дней его жизни. А этот парень все испортил. Плохо, что он заявил о кольце Черного Герцога. Спайкс подозревал, что это настоящее кольцо, украденное, конечно, которое придется вернуть. Но он рассчитывал предъявить его людям с Боу-стрит, когда они сегодня приедут за арестованными, чтобы отвезти их в Ньюгейтскую тюрьму. Теперь ему пришлось отдать его джентльмену, который ждет в его собственном кабинете. И торжественная процедура предъявления кольца магистрату отменяется.

Уже это было плохо. Но теперь лорд хотел одну из его заключенных. Стискивая зубы, Спайкс спустился в зал, где его ждал Чоули, который с глупым видом чесал живот.

– Как ее зовут? Ну, ту девушку, – потребовал он.

– Э-э… – уставился на него Чоули.

– Иди, проверь. – Спайкс злился, пока тот проверял свои записи.

– Грей, сэр. Мэри Грей.

– Так. Чоули? – гаркнул Спайкс. – Гаттерсон был точно уверен насчет нее? Он вчера не был пьян? – Эймос Гаттерсон, человек, который сказал, что один из грабителей узнал пассажирку, был хорошо известен своим пристрастием к пиву. Но в тот момент мистер Спайкс был так рад, что схватили Черного Герцога и его помощников, что приказал забрать и женщину. Надо же допустить такой промах.

– Ну, если немного, – засомневался Чоули.

– Черт! – Мистер Спайкс оглянулся и заговорил тише: – Тот джентльмен говорит, что она ему нужна. Не сказал почему и что дает ему право требовать освобождения заключенного. Но он брат герцога, и я не знаю, как ему отказать, не имея ничего, кроме свидетельства Эймоса. – Он махнул рукой. – Иди, приведи ее. Но ей ни слова, почему ее уводят. Я не собираюсь просто так терять заключенных. Она – сообразительная, может понять, что это для нее лазейка.

Чоули кивнул и поспешил прочь.

Мистер Спайкс в это время рассуждал про себя. Что общего может быть у благородного джентльмена с молодой женщиной, которую задержали как воровку? Если бы у него было время, чтобы послать кого-нибудь в Лондон на Боу-стрит и разузнать, что к чему. Предупреждения, разосланные всем шерифам, в деталях описывали Черного Герцога, косвенно упоминая членов его банды. О женщине не говорилось ни слова.

Если этот господин будет настаивать, то перед Спайксом будет очень непростой выбор: отказать ему, зная о возможных последствиях – у таких ребят всегда есть друзья в парламенте и министерстве внутренних дел, которые легко могут убрать его с поста, – или отдать арестанта, не имеющего особой ценности.

Имея перед собой выбор между плохим и худшим, Спайкс отправился обратно к своему неожиданному и нежеланному посетителю.

Лязг замка разбудил Вивьен. Сонно моргая, она приподнялась с того места у стены, где заснула, и увидела, как коренастый констебль, который накануне запер ее здес