Кэтти Линн Эмерсон

Слияние истерзанных сердец


Пролог

<p>Пролог</p>

Поместье Кэтшолм, 1547 год

В свои семь лет девочка прекрасно понимала, что ее поведение иначе как ослушанием нельзя было назвать. Ей раз и навсегда запрещено выходить из сада, но пруд с рыбками тянул ее к себе словно заколдованный. Ник говорил, что в нем водятся плотва и лещ, и она не могла не посмотреть, как выглядит лещ, когда он еще живой.

От пруда рукой было подать до сарая с сеном и других построек. Оглянувшись в последний раз, чтобы удостовериться, что матери поблизости нет, Томазина Стрэнджейс продолжила запретное путешествие, не обходя своим вниманием ни один укромный уголок, пока, завернув за угол, чуть не налетела на размахивающего крыльями и готового к драке петуха.

Курятник был далеко, но петуху почему-то не понравилась Томазина, и он решил померяться с ней силами. Не придумав ничего лучшего, перепуганная девочка мгновенно оказалась на скирде.

Сердце едва не выпрыгивало у нее из груди, и она помедлила немножко, прежде чем посмотрела вниз. Петуха нигде не было видно. Зато теперь она боялась упасть. Вот так всегда! Не успела избавиться от одной беды – на тебе другую.

Томазина закрыла глаза, мечтая о том, чтобы кто-нибудь ее нашел. Но только, ради Бога, не мама!

Господь услыхал ее молитвы, и когда она вновь открыла глаза, с доброй, как всегда, улыбкой к ней приближался Ник Кэрриер.

Ник был на восемь лет старше Томазины. Почти мужчина. Втайне она думала, что в деревне нет никого красивее его. У Ника были длинноватый прямой нос, светло-голубые глаза и каштановые волосы, отливавшие золотом на утреннем солнце. На щеках у него уже появился пушок, однако до бороды ему было еще очень далеко.

– Томазина, ты что там делаешь?

– За мной гнался петух!

Другой бы мальчишка наверняка рассмеялся, но только не Ник, сочувственно смотревший наверх. Он взобрался на скирду, обхватил девочку за талию и спустился вниз. Всего одно мгновение – и Томазина уже в безопасности рядом с Ником.

Глядя на него с обожанием, она пролепетала:

– Ник, ты мой рыцарь! Когда я вырасту, я выйду за тебя замуж.

Он улыбнулся и тотчас вновь посерьезнел.

– Ты похожа на свою мать, и если ты будешь хотя бы вполовину так хороша, как она, я непременно напомню тебе о твоем обещании. Но только, Томазина, ты из благородной семьи, а я нет, так что придется тебе поискать кого-нибудь с землями и деньгами, когда подрастешь.

Томазина упрямо вздернула подбородок.

– Не хочу никого искать! Я выйду замуж только за тебя!

– Как скажешь, Томазина.

Он подал ей руку и с рыцарской галантностью проводил в сад. Едва они подошли к фонтану, как появилась мать Томазины.

Лавиния Стрэнджейс выглядела много моложе своих лет, тем более что и до старухи ей было еще ой как далеко. С грацией кошки высокая стройная вдова обходила клумбы и кусты, распустив по спине почти черные кудри, падавшие ниже пояса.

Пробормотав что-то насчет работы, Ник торопливо ушел, и Лавиния, сверкая синими глазами, несколько мгновений смотрела ему вслед.

– Какой Ник стал красавец, почти как его отец! – проговорила она наконец.

– Когда я вырасту, то выйду за него замуж, – объявила Томазина.

Лавиния обожгла ее лазурным взглядом.

– Нет, девочка моя, он тебе не подходит, немедленно выкинь это из головы. Кстати, объясни мне, почему ты ушла из сада, я же запретила тебе уходить.


1

<p>1</p>

1561 год. Лондон.

Едва услыхав шорох за пологом кровати, Томазина вскочила, чуть не бегом пересекла комнату, отодвинула тяжелый бархат и, с трудом сдерживая слезы, низко склонилась над матерью. Надежды уже давно никакой не было, но Томазина все равно искала взглядом хотя бы намек на улучшение.

– Ты проснулась!

Лавиния Стрэнджейс взглядом укорила дочь за неуместное замечание. Не в силах выразить свои мысли словами и подчинить себе дергавшиеся губы, она все умела сказать глазами.

Обезножев несколько лет назад, Лавиния очень сдала за последние дни. Теперь каждое движение отдавалось мучительной болью, и сердце колотилось как бешеное. Она едва дышала, но сознание ее еще оставалось ясным. Было видно, что она хочет что-то сказать Томазине, пока не поздно.

– Скоро боль стихнет, – утешила ее Томазина.

Лавиния презрительно молчала. Они обе слишком хорошо знали, что мучения закончатся только со смертью…

Томазина изо всех сил старалась сохранять спокойствие. Это она обязана была сделать для матери – так же как быть с ней до конца. Нет такого человека, который заслуживает смерти в одиночестве, чего бы он ни натворил в своей жизни.

Лавиния запретила дочери посылать за врачом и за священником. Она сама лечила себя, пока не ослабела настолько, что уже не могла готовить порошки. Томазина вздрогнула всем телом от догадки, словно ей стало холодно. Неужели мать сама постепенно лишала себя жизни?

Лавиния невнятно произнесла:

– Помоги.

Томазина уставилась на нее. Голос был совсем чужой, и к тому же Томазине показалось, что мать не видит ее широко раскрытыми глазами.

– Мама! Я здесь! Я помогу тебе.

– Помоги… своей… сестре.

Лавиния произнесла раздельно каждое слово, потратив на это последние силы.

Томазина ничего не поняла. Она взяла руку матери в свои, словно прося ее повторить, объяснить свою странную просьбу, но Лавиния уже потеряла сознание.

Борясь со слезами, Томазина прижалась лбом к спинке кровати. Волосы упали ей на лицо, потому что она забыла убрать их в чепец.

В ту минуту, как Лавиния заговорила, Томазине показалось, что к ней наконец надолго вернулось сознание. Увы, нет.

Вчера она бредила о какой-то собаке, а ведь у них уже девять лет, с тех пор как они переехали в Лондон, нет собаки.

Теперь вот какая-то сестра…

Лавиния лежала на пышной пуховой перине, застеленной полотняной простыней, на высокой подушке и под легким одеялом, которое почти сбросила с себя. Когда-то она была очень красивой, но теперь женщина, лежавшая на кровати, высохшая и изможденная, если и напоминала прежнюю, то не более чем тень напоминает живого человека.

Ее хриплое дыхание наполняло комнату, но вскоре и его не стало слышно.

Томазина еще помедлила, потом осторожно дрожащим пальцем прикоснулась к материнской шее, чтобы наверняка убедиться в том, о чем она уже догадалась. Сердце Лавинии остановилось.

Почти ослепнув от слез, Томазина выскочила из спальни. Она глотала открытым ртом воздух, неловко вытирая ладонями лицо. Однако она уже чувствовала какое-то возбуждение. Боясь испытать облегчение, она заранее винила себя в нем, и ей стало страшно. У нее даже закружилась голова, и она едва успела добежать до открытого окна.

Летом в комнате, где она теперь стояла, дышать было не легче, чем в спальне. Ветерок доносил до Томазины запахи Баклерсбери, заглушавшие все другие городские запахи, даже из аптеки внизу, и изгонявшие из комнаты вонь, которой всегда сопровождаются болезнь и смерть.

Томазина вдохнула их всей грудью. Не меньше дюжины бакалейных лавочек на залитой солнцем улице привлекли в свое время Лавинию Стрэнджейс, вечно собиравшую и сушившую травы, но не желавшую дышать ими.

Стоя у окна, Томазина отлично видела святая святых Лавинии, прежде прятавшуюся за ширмами. Чего только не было у нее на большом дубовом столе! Горшки, горшочки, ступки, пестики, стеклянные пузырьки… И Бог знает сколько травы сушилось повсюду. Кое-какая была знакомой и безвредной, зато отдельные пучки вызывали ужас даже у не посвященной в их тайны Томазины.

Сама не зная, откуда взялись силы, Томазина в несколько шагов пересекла комнату и стала сбрасывать все с полки и со стола на пол. Она с наслаждением топтала травы и готовые настойки, пустые пузырьки и весы, разрушая зло, которое творила ее мать, и чувствуя странный прилив блаженства.


Поместье Кэтшолм располагалось в ста семидесяти милях к северу от Лондона, и первого августа в нем безраздельно царили радость и веселье. Веселились и стар и млад. Ели-пили, пели и плясали до вечера. Утром начиналась двухмесячная страда, от которой многое зависело в жизни деревни до следующего праздника, и в десять часов благоразумные селяне уже спали в своих постелях.

В маленькой комнатке без окон управляющий поместьем Ник Кэрриер допоздна засиделся за работой. Свет от свечи падал на его длинные тонкие пальцы, которыми он как раз выводил последнюю цифру в толстой тетради.

Отодвинувшись на трехногом табурете, он положил голову на стол, чтобы дать отдых шее и плечам. Потом потер глаза и с удовольствием зевнул. Работа закончена. Ник ни минуты не сомневался, что благодаря его стараниям все, что нужно сделать от праздника урожая до дня Святого Михаила, будет сделано.

Посмотрев на свою гигантскую тень, Ник подумал, что от сверстников его отличает, пожалуй, лишь уверенность в себе. Он отлично справлялся с работой и знал это. Что же до уборки урожая, то и тут все продумано и расписано чуть ли не по дням. Крестьяне знали, где и когда они должны быть и что делать.

Он расстраивался совсем по другой причине, увы, неподвластной его воле, и ему пришлось еще раз напомнить себе, что не имеет смысла волноваться из-за того, что он все равно не в силах изменить. Взяв огарок свечи, Ник через кухню вышел во двор.

Было гораздо позднее, чем он предполагал. Ему пришло в голову, что он мог бы переночевать в господском доме, но его собственный дом был всего в четверти мили от Кэтшолма, и Ник предпочел немножко побыть со своими, чем поспать лишний час.

Он никогда не боялся темноты, хотя знал многих, кто клялся и божился, будто с темнотой на землю приходят злые силы. Ярко светила луна, и Ник без труда отыскал тропинку к главным воротам. Однако когда он пересекал двор перед воротами, его остановил раздраженный голос:

– Стой! Кто там еще шатается?

Ричард Лэтам в халате из шелковой парчи стоял на лестнице, держа высоко над головой канделябр и освещая им больше себя, чем того, кто был внизу.

Лэтаму уже стукнуло сорок лет, и у него появились седые волосы, но силы ему было не занимать. Если кто-то не желал его слушаться, несмотря на закон или угрозы, он не задумываясь пускал в ход кулаки.

Ник остановился и назвал себя, горько сожалея, что не ушел раньше. Он не любил Лэтама и не доверял ему, поэтому всегда старался держаться от него подальше.

– В саду свет. Я его видел из окна кабинета, – сказал Лэтам.

«Из окна хозяйского кабинета», – с раздражением подумал Ник. Прошло совсем немного времени, а Лэтам уже захватил себе лучшие комнаты в доме, включая и маленький кабинет, расположенный чуть в стороне от других жилых помещений и предназначенный для серьезных занятий.

– Туда кто-то пролез. – Лэтам едва сдерживал гнев, и Ник старался быть с ним очень осторожным. – Я же приказал запирать там ворота!

– Их заперли. Я сам проверил, когда начало темнеть.

– А теперь они открыты!

Ник сдержался.

– Я запер ворота несколько часов назад, как вы и приказали.

– Надо их осмотреть, и сейчас же! – стоял на своем Лэтам. – Я больше не потерплю воровства!

Он уже несколько дней ходил мрачнее тучи из-за того, что местные мальчишки повадились лазать в господские сады: очень уж им хотелось полакомиться зелеными яблоками, что было совсем не полезно для их желудков; кроме того, они кидались падалицей друг в друга и в проезжавшие по дороге телеги, прячась за живой изгородью, отчего поймать их было не так-то просто. Так всегда делали все деревенские мальчишки, и Ник не видел в этом большой беды.

– Я проверю.

Нику хотелось утихомирить Лэтама, пока тот не перебудил весь дом, хотя он был более чем уверен, что Лэтам придумал про свет в саду. Напраздновавшись на славу, деревенские мальчишки наверняка крепко спали в своих постелях.

Лэтам продолжал сверлить его взглядом:

– Надеюсь.

Ник повернулся, чтобы идти, но успел сделать не больше двух шагов, как Лэтам остановил его снова.

– Завтра я собираюсь проверить твои книги.

Пальцы у Ника сами собой сжались в кулаки, и он помедлил несколько мгновений, не владея своим голосом. Хорошо, что на дворе было темно.

– До дня Святого Михаила там нечего проверять.

– Как я сказал, так и будет!

– Все отчеты всегда представляются в день Святого Михаила, и только миссис Раундли может потребовать у меня отчет раньше этого срока. При всем моем уважении к вам, господин Лэтам, она унаследовала имение после смерти отца, а не вы.

– Ты забываешь, управляющий, что я был адвокатом Джона Блэкберна, а теперь стал адвокатом его вдовой дочери! Она будет делать то, что я ей скажу, и ты тоже. Если завтра утром книги не будут у меня на столе в кабинете, ты со своей семьей останешься без крова, не дожидаясь дня Святого Михаила!

Угроза была не из шуточных. Лэтам совсем распоясался, когда обосновался в господском доме. Ник увидел жестокий огонь в его глазах, не предвещавший ничего хорошего, и медленно разжал кулаки.

– Я с удовольствием представлю отчет миссис Раундли, – так же медленно проговорил Ник.

Лэтам глядел на него, не мигая.

– Будь готов представить мне отчет, кто из арендаторов не платит вовремя.

«Еще не время, – сказал себе Ник. – Не время. Слишком многое поставлено на карту».

– Слушаюсь.

– Прекрасно. А теперь иди.

Ник почти бегом бросился прочь, лишь бы сдержаться и не высказать всего, что было у него на душе. Год был нелегкий для тех из йоменов,[1] у кого было мало земли, и если Лэтам уговорит миссис Фрэнсис Раундли потребовать плату сейчас, не все смогут сохранить за собой дома своих предков.

Как управляющий Ник мог улаживать мелкие неприятности, но теперь решения все чаще принимал Ричард Лэтам. Если он еще и женится на Констанс, дочери миссис Раундли, – тогда совсем хоть беги со службы.

Расстроенный этой перспективой, Ник всей грудью вдохнул напоенный запахом зреющих фруктов воздух. Он ничего не видел вокруг, да и не очень думал о том, зачем его послал в сад Лэтам, пока не приблизился к воротам.

Вопреки всякой логике они были открыты.

Ник сам запирал тяжелые дубовые ворота в каменной стене, чтобы защитить скорее мальчишек от Лэтама, чем яблоки от мальчишек. Снаружи они не открывались. Значит, кто-то, у кого есть ключи, отпер их и ушел.

Ник удивленно смотрел на небольшой луг и за ним Гордичский лес, в котором росли в основном дубы и ясени. Совсем рядом с ним он заметил мигающий огонек и две еле различимые фигуры в плащах с капюшонами. Пока Ник стоял, не в силах пошевелиться, они словно растворились в лесу. Минутой позже появилась еще одна фигура, намного выше других, и тоже исчезла в лесу.

Ник вышел за ворота и прикрыл их за собой, но отправился не в лес, а совсем в другую сторону.

«Зачем, – говорил он себе, шагая по мосту, разделявшему поместье и деревню, – лезть в тайны тех, кто прячется в День урожая в Гордичском лесу?»

Марджори Кэрриер дожидалась сына на кухне. Внучка уже спала, но сама она так и не ложилась. Едва заслышав его шаги, она налила в кружку эль,[2] и когда он вошел, протянула ему. Ник жадно выпил.

С материнской гордостью она смотрела на сына. Он был в кожаной безрукавке, в рубашке с расстегнутым воротом и с завернутыми рукавами, обнажавшими крепкие загорелые руки. Бриджи тоже неплохо сидели на нем, открывая любопытным женским взорам мускулистые икры. Мальчик стал мужчиной, глядя на которого ни одна женщина не должна была остаться равнодушной.

Марджори овдовела не так уж давно, чтобы забыть о некоторых супружеских радостях, да и возраст у нее еще был такой, что она могла по достоинству оценить своего сына. Она очень огорчалась, что Ник не хотел жениться вторично после смерти в родах своей молодой жены, и не оставляла безуспешных попыток изменить положение вещей.

– Я рад, что хоть ты не покинула сегодня свой очаг, – сказал Ник.

Марджори не ответила, представляя, что Ник тоже видел, пока шел из господского дома, как крадется по улице Дороти Джерард, оставив теплую постель, спящего мужа и шестерых ребятишек. Марджори знала, что только храбрецы ходят в Гордичский лес после полуночи.

Ник потер переносицу, и этот привычный жест, хотя сам Ник понятия о нем не имел, означал, что он сердится.

– Гуляют злые силы, – пробормотал он.

Марджори в отличие от Ника знала, куда и зачем отправились женщины из деревни и поместья, но ничего не сказала. Он был мужчина, а мужчины слишком твердолобы, чтобы что-нибудь понимать в этом деле.

– Злая сила, – проговорила она твердо, – обитает в господском доме. Ричард Лэтам – вот кто эта злая сила.

Ник со стуком поставил кружку на стол и повернулся к матери.

– Скоро грянет беда. Если он до срока потребует уплату ренты, многим будет не до шуток. Кто-то продаст свиней, не взяв за них настоящей цены, а вот Джерардам придется продать единственную корову.

С каждым словом раздражение Марджори росло, но при упоминании о единственной корове Джерардов она не смогла сдержаться.

– Он не посмеет! Ведь вся семья останется без масла и сыра! Ник, ты должен что-нибудь сделать.

– Что именно? Я ничего не могу изменить. Отец гордился своей честностью и порядком в приходно-расходных книгах. Я тоже этим горжусь.

– А как насчет денег, которые тебе удалось скопить? Может быть, мы поделимся с соседями?

– Ерунда. Впрочем, пока еще не дошло до самого страшного, и раз мы решили купить землю и уехать отсюда, нам надо беречь каждый пенни.

Марджори взяла его кружку и допила остатки эля, думая о золотоволосой девочке, спокойно спящей в комнате наверху.

– Одной земли мало, чтобы у девочки была счастливая жизнь. Иокасте нужна семья.

Ник как стоял, прислонившись к каменной стене, так и остался стоять, не изменившись в лице, однако мать не проведешь. Он был упрям, но она еще упрямее.

– Ник, я уже немолода. Я честно заботилась о твоей дочери с того дня, как умерла ее мать. К сожалению, не могу обещать, что так будет всегда.

– Ах ты, старушенция этакая! – рассмеялся Ник. – Держу пари, что ты здоровее многих вполовину моложе тебя. Лучшей матери, которую подарил ей Бог, Иокаста и пожелать не может!

Но Марджори не так-то просто было остановить, если она что-то задумала.

– Ник, ты должен еще раз жениться! Не только ради Иокасты, но и для самого себя. Это же против природы, что мужчина твоих лет живет без жены!

– Некого брать в жены, мать. Да и все равно я бы еще подумал.

Ник многозначительно посмотрел на маленькое оконце, из которого днем, если стояла хорошая погода, можно было видеть трубы над господским домом и верхушки деревьев Гордичского леса.


Через три дня после смерти Лавинии Стрэнджейс в доме все было убрано и вымыто. Томазина похоронила мать как полагается, исполнив свой последний долг перед ней, и стала думать, как ей жить дальше.

В Лондоне они жили на деньги, которые раз в год откуда-то получала Лавиния и которых не должно быть после ее смерти. Следовательно, Томазине было не по карману содержать их теперешнюю квартиру да еще и покупать еду, а уж о том, чтобы есть в таверне, вообще речи не могло идти. Заплатив по счетам, Томазина осталась почти ни с чем и пожалела, что истратила восемь шиллингов на струны для лютни.

Тогда она решила уехать из Лондона, но сначала продать все, что можно. Первой покинула их квартиру кровать вместе с шерстяными одеялами, простынями и подушками. Потом жена галантерейщика купила буфет. Шкаф и дубовый стол тоже не задержались: они понадобились торговцу-молодожену. В последнюю очередь Томазина продала инвалидное кресло Лавинии и кедровый сундук.

Кроме лютни Томазины и книги, в которую Лавиния записывала рецепты своих снадобий, остались только вещи, горой лежавшие теперь посреди комнаты.

Младшая дочка аптекаря Джоанна, симпатичная, но довольно недалекая двенадцатилетняя девчушка, прибежала наверх и с нескрываемым любопытством наблюдала за сборами Томазины.

– Неужели придется все платья красить в черное? – спросила она Томазину.

– Таков обычай. – Перспектива три года носить траур ее не радовала, тем более что она любила яркие платья и они ей шли. – Она была моей матерью, и я должна все сделать как положено.

Джоанна покопалась в вещах и вытащила лазурно-синее платье, затейливо расшитое серебряной ниткой. Она даже вздохнула от восхищения.

– Под цвет твоих глаз.

– И маминых тоже. – Томазина аккуратно сложила платье, которое Лавиния сшила себе сразу после приезда в Лондон. – Этот цвет называется ляпис-лазурь. Мама говорила, что обыкновенный синий подходит только для служанок, а от такого ни одна барыня не откажется.

Джоанна с задумчивым видом потрогала материю пальцем. Несмотря на юные лета, она знала цену вещам.

– У вас было много денег, когда вы приехали в Лондон?

– Хватало, чтобы ни о чем не заботиться.

…Поначалу все шло лучше некуда. Томазина вспомнила, как они жили, как много у них бывало гостей, кроме лекарей и хирургов, и Лавиния считала, что они должны одеваться по последней моде, хотя уже не могла ходить. Однако она верила, что поправится, и пусть ни один лекарь не мог совершить чуда, они частенько заходили поболтать с веселой Лавинией.

Иногда они приносили подарки, а избранные запирались с Лавинией в кабинете – как считала Томазина, обсудить старые рецепты или придумать новые. В эти дни Томазину отправляли гулять с Дженнет, которую они привезли с собой в Лондон, но Дженнет была уже старая и не пережила королеву Марию.

Пришлось Томазине самой заняться домом. А тут еще Лавиния начала сдавать… Она больше не интересовалась мнением ученых мужей, а полагалась на собственные знания…

– Тебе все мамины платья впору? – спросила Джоанна.

– Наверное. У меня ее рост, да и фигурой я в нее.

– Куда ты поедешь?

– В Йоркшир. Поищу кого-нибудь из маминой родни. Вроде у меня там должен кто-то быть, но я в этом не уверена.

– А они тебя не прогонят?

– Могут.

– И что ты тогда будешь делать?

– Голодать.

Томазина и в самом деле не знала, что будет делать. У женщины без денег и без родни нет выбора.

– Не может быть, чтобы твои родственники тебя прогнали!

Поглаживая бархатный рукав, Томазина ответила не сразу:

– Моя мама долго не зналась со своей родней, – сказала она. – Она из благородных, но убежала с мужчиной ниже ее по положению, и отец лишил ее наследства.

Джоанна молитвенно сложила руки.

– Убежала! Ой, как здорово! Про это поют в песнях.

– Совсем не здорово. Она поступила глупо. Мой отец был солдатом и ушел от нее до того, как я родилась. Больше она его не видела. Если бы нас не приютили мамины друзья, нам бы негде было жить.

– Он ограбил твою мать?

Томазина пожала плечами.

– Он просто больше не вернулся. Война ему нравилась больше, чем мирная жизнь. Он погиб, когда я была еще совсем маленькой.

Джоанна задумалась.

– Родители должны были простить твою мать и принять ее и тебя обратно.

– Она их ни разу не видела после того, как сбежала.

Томазина подумала, что в этом виноваты не только родители ее матери, но и сама мать. Она вспомнила, с какой насмешкой Лавиния говорила о Дарсисах из Либурна. Она их совсем не любила.

– Наверняка они примут тебя с распростертыми объятиями, как отец из притчи про блудного сына. Наверное, они теперь жалеют, что прогнали твою мать.

У Томазины были сомнения на сей счет. Она подняла с пола накидку с меховой отделкой и с силой встряхнула ее, словно вымещая на ней свои чувства. Скорее всего, родня захлопнет дверь перед ее носом. Томазина еще раз встряхнула накидку, и из кармана выпал сложенный листок бумаги.

– Ой, письмо! – воскликнула Джоанна.

Она подняла его и подала Томазине вверх тормашками, потому что не умела читать, но Томазина разглядела на нем имя Лавинии.

– Странно, – пробормотала она.

Томазина не могла вспомнить ни о каком письме, так как письма были большой редкостью и будоражили весь дом. Лавиния умела читать, писать и считать и всему этому обучила свою дочь, что тоже было большой редкостью.

Сначала Томазина взглянула на дату и удивилась еще больше, потому что Лавиния получила письмо всего несколько месяцев назад. Потом она посмотрела на подпись – и у нее глаза полезли на лоб.

– Томазина, ты что?!

– Неужели? – Томазина забыла, что она не одна в комнате. Неужели ее мать не бредила перед смертью? – Фрэнси. Фрэнси Раундли.

– А кто она?

Джоанна дергала Томазину за рукав, стараясь привлечь к себе ее внимание.

Томазина с трудом подбирала слова, рассказывая о том, о чем она и не вспоминала много лет:

– Мама стала ее гувернанткой, когда я была совсем крошкой, а Фрэнси тогда было лет десять, и у нее совсем недавно умерла мать.

Она замолчала и наморщила лоб. Она всегда думала, что миссис Блэкберн по старой дружбе взяла Лавинию к себе, и только теперь до нее дошло, что тогда ее уже не было в живых.

– Мы были там почти членами семьи, – продолжала она, заметив нетерпение девочки. – Даже когда Фрэнси в пятнадцать лет вышла замуж за Филиппа Раундли, мы не уехали из Кэтшолма. Это главное владение семьи Блэкбернов.

Томазине стало на мгновение стыдно, когда она вспомнила подробности этого замужества. Когда-то она мучительно ревновала Лавинию к Фрэнси. Фрэнси не заслуживала плохого отношения. Она потеряла мать, когда была совсем девочкой, потом, не прожив с ней и года, умер ее муж. Она вернулась в Кэтшолм и родила двух девочек, из которых выжила только одна.

– Странное у тебя лицо, Томазина.

– Последнее, что мне сказала мама: «Помоги своей сестре».

– Но у тебя нет сестры!

– Иногда Фрэнси звала меня младшей сестренкой. Наверное, мама имела в виду Фрэнси. Другого я просто не могу ничего придумать. Наверное, она хотела, чтобы я возвратилась в Кэтшолм.

Последние слова Лавинии застряли в мозгу Томазины и мучили ее как разболевшийся зуб. Но почему же теперь-то она не вздохнет с облегчением? Она нашла им вполне разумное объяснение, а сомнения почему-то не исчезали… Томазина развернула письмо и попыталась разгладить его на полу.

– А где Кэтшолм?

– На севере. Графство Ланкастер. – Она не отрывала глаз от письма. – Джон Блэкберн умер в прошлом году. И скоро свадьба Констанс Раундли, дочери Фрэнси, с Ричардом Лэтамом. Она сообщила маме о помолвке.

– Ну, значит, все твои беды позади! Ты поедешь в Ланкастер вместо Йоркшира, и тебе, конечно, будут рады в Кэтшолме. Ты была маленькая, когда уехала оттуда?

Томазина покачала головой.

– Твоих лет.

Она сложила письмо и похлопала им по подбородку, не понимая, почему ей так не хочется возвращаться в родные края.

– Тогда ты должна их всех помнить.

Как раз и нет! У Томазины сохранились очень смутные воспоминания о жизни в Кэтшолме, и к тому же безрадостные. Она даже не могла вспомнить, почему обезножела ее мать.

Имя Ричарда Лэтама показалось ей знакомым, но представить его себе она, как ни старалась, не сумела. На память приходили отдельные фрагменты той жизни, когда она была с Лавинией или с Фрэнси. Все остальные обитатели Кэтшолма оставались в тумане, кроме одного.

– Я помню Ника, – сказала она.

Правильно, Ник Кэрриер, сын управляющего. Он был всегда добр к ней. Если Фрэнси иногда снисходила до роли старшей сестры, то Ник с удовольствием играл роль старшего брата.

Джоанна подалась вперед, ожидая новых подробностей, но Томазина, отвлеченная одним ярким воспоминанием, ничего не замечала: Ник Кэрриер когда-то спас ее от петуха, а она ему сказала, что выйдет за него замуж.

Томазина криво усмехнулась. Через несколько лет, еще до отъезда Лавинии с дочерью в Лондон, разбилась ее детская мечта, потому что Ник женился на местной девушке по имени Элис.

– Ты куда поедешь? В Ланкастер или в Йоркшир? – допытывалась Джоанна.

Томазина постаралась забыть о детской обиде. Если Ник Кэрриер не может быть ее мужем, он будет ее другом. Как раз теперь ей больше всего нужен был совет старшего брата.

– Я еду в Ланкастер, Джоанна, – сказала она. – Вернусь в Кэтшолм и исполню последнее желание матушки.


2

<p>2</p>

Перчатки для жнецов по три пенса за пару! Этого Ричард Лэтам не мог вынести. Он разорвал счет и отослал перчатки обратно.

– Обойдутся и так, – сказал он, когда Ник поинтересовался его решением. – Иначе зачем Господь сотворил мозоли?

– Еще он сотворил волдыри и насекомых, которые сосут кровь.

«Благодаря» Лэтаму трудолюбивые крестьяне будут понапрасну страдать… Однако из собственного опыта ему было известно, что чем дольше он будет его уговаривать, тем меньше добьется толку. За последние три недели все стало еще хуже. Фрэнси Раундли, которая раньше во всем доверялась своему управляющему, теперь лишь повторяла слова будущего зятя. Боясь наговорить лишнего, Ник пошел к двери и услышал за спиной смех Лэтама. От злости Ник чуть не побежал к воротам и вдруг остановился как вкопанный при виде женщины и мальчишки, беседовавших о чем-то с привратником. Он сразу же забыл о Лэтаме.

– Миссис Стрэнджейс…

Он даже сам не понял, что произнес эти два слова вслух, пока женщина не обернулась. Синие глаза Лавинии Стрэнджейс смотрели на него, не отрываясь.

– Ник?

Ник удивился ее вопросу и повнимательнее посмотрел на нее. Длинные черные волосы свободно падали ей на спину из-под шляпы.

– Ник, – повторила она на сей раз утвердительно, и печаль в се голосе произвела на него не меньшее впечатление, чем ласка любимой женщины. – Вы меня помните? Я – Томазина.

Томазина.

«Значит, она не Лавиния, а дочь Лавинии…»

– Зачем ты вернулась?

Его вопрос смутил ее, и она остановилась, хотя уже было двинулась к воротам. Мальчишка тоже остановился. А он стоял и не мог отвести от нее глаз. Предвкушая развлечение, привратник подошел поближе, чтобы ничего не упустить.

Томазина выпрямилась и смело посмотрела в глаза Нику, но ей не понравилось их выражение. Однако она тоже была упрямой и, сверкнув синими глазами, сказала:

– Я выполняю последнюю волю моей матери.

Значит, она умерла.

Ник почувствовал облегчение и досаду одновременно. Даже из могилы Лавиния Стрэнджейс пытается повелевать им: она прислала сюда дочь, чтобы та мучила и искушала его.

– Вы остаетесь, мисс? – спросил мальчишка.

Томазина освободила его от ноши и дала монетку. Лицо мальчишки озарилось счастливой улыбкой. Томазина улыбнулась ему в ответ, но от ее улыбки не осталось и следа, стоило ей повернуться к Нику Кэрриеру.

Она была точной копией своей матери – такая же высокая, стройная и грациозная. И Ник никак не мог избавиться от ощущения, что Лавиния каким-то колдовством вернула себе юность и красоту. Да нет, напомнил себе Ник, она же уехала отсюда беспомощной калекой, когда Томазина была еще совсем девчонкой!

Но Томазина Стрэнджейс уже не ребенок. Запыленная с дороги, одетая в простое траурное платье, она ни в коем случае не должна была обращаться к нему, но она обратилась. Ник окинул взглядом ее высокую грудь и тонкую талию и с иронической улыбкой укорил себя за свои мысли.

Это не Лавиния Стрэнджейс, а дочь Лавинии… Ник знал: ему потребуется много времени, чтобы осознать этот факт.

– Я долго ехала, – сказала Томазина.

– Никто здесь тебя не ждал.

Хотя Томазину больно задела его враждебность, ей не потребовалось много времени, чтобы взять себя в руки. Вздернув подбородок, как это делала ее мать, она спросила:

– Где твой отец? Управляющий Кэтшолма меня не прогонит.

– Мой отец давно умер, и теперь я здесь управляющий.

Сочувствуя ему, Томазина положила руку ему на плечо.

Ее прикосновение обожгло его пламенем, хотя она была в перчатке, а он – в рубашке. Огонь побежал по его жилам, но когда он заговорил, тон у него был ледяной как февральская ночь.

– Томазина, тебе надо было остаться в Лондоне.

Она сняла руку, и пальцы сжала в кулак.

– Разве здесь не следуют обычаю давать кров путешественникам? Даже чужие люди надеются получить кровать.

– Только не бродяги и не цыгане.

– Я – ни то, ни другое.

– Женщина, путешествующая в одиночестве?

Он усмехнулся, как бы договаривая остальное, и смерил ее взглядом, словно оценивая ее женские прелести, унаследованные от Лавинии.

– С какой стати ты меня обижаешь?

Разозлившись, Томазина с гордо поднятой головой зашагала к воротам.

Ник догнал ее.

– Миссис Раундли на верхней веранде, – сказал он, беря у нее саквояжи. – Если ты хочешь с ней поговорить, я тебя провожу.

Томазина старалась одолеть страх, следуя за Ником через огромный холл и вверх по винтовой лестнице. Она никак не ожидала от него такой встречи, отчего ее страх лишь усилился. Еще не начиная своего путешествия, она знала, что в ее воспоминаниях много провалов, а теперь ей пришло в голову, что они имеют какой-нибудь ужасный смысл.

Она и ее мать были счастливы в Кэтшолме. Разве нет?

На верхней веранде сидели в кружок четыре женщины: две благородные дамы за вышиванием и две, по-видимому, служанки – юная утомленная девица в простеньком платье и старуха в черном. Все они молчали.

Фрэнси Раундли была все такой же маленькой и толстой, какой запомнила ее Томазина, разве лишь ссутулилась, чего не было девять лет назад. Она наклонилась над какой-то тонкой работой, размышляя над рисунком из черного шелка и золота по кремовому полотну, и ничего не замечала вокруг.

Справа от нее сидела молодая женщина – судя по всему, ее дочь-невеста. Констанс была еще совсем маленькой, когда Томазину увезли в Лондон, а теперь она стала высокой и стройной женщиной, гораздо более красивой, чем ее мать. Она со скучающим видом подняла голову еще до того, как Томазина подошла к двери.

Зная, что плохо выглядит, проведя восемнадцать дней в седле, Томазина чувствовала себя неловко, хотя старалась не показать этого в первую очередь Констанс, которая смерила ее оценивающим взглядом. Ее черные глаза ничего не упустили. Не произнеся ни слова, Констанс вынесла ей приговор и вернулась к своему вышиванию.

В это время одна из служанок, подрубавших платки, закончила свою работу и увидела входящего Ника. Старуха была очень худой, если не истощенной, и маленькими острыми глазками впилась сначала в Ника, потом в Томазину.

Томазина помнила ее и была уверена, что стоит ей поднапрячься, как в памяти всплывет и ее имя. Ну конечно же! Вербурга Клейтон.

Выражение на костлявом лице Вербурги изменилось. Сомнение уступило место откровенному любопытству. Платок выпал у нее из рук, и она закрыла ладонями рот, но прежде успела сказать:

– Лавиния Стрэнджейс!

– Это Томазина, – поправил ее Ник. – Дочь Лавинии.

Устав после долгого путешествия и разозлившись на Ника, Томазина с трудом сдерживала раздражение. Она всегда знала, что похожа на мать, но ни один человек в Лондоне так не мучил ее этим.

– Матушка умерла три недели назад, – объявила она. – Последней она подумала о тебе, Фрэнси, и завещала мне разыскать тебя.

Фрэнсис Раундли побелела как мел. Томазина даже испугалась за нее и подошла поближе на всякий случай. Но еще больше ее изумило выражение глаз Фрэнси. В них не было печали по умершей подруге.

В них был страх.

Юная служанка тоже бросила работу, вскочила со стула и первой подбежала к Фрэнси. Она подозрительно смотрела то на Ника, то на Томазину, а потом спросила Фрэнси:

– Вам плохо, миссис Раундли? Позвать господина Лэтама?

– Нет, Агнес. – Фрэнси схватила служанку за руку. – Ничего не надо.

Томазина сделала еще шаг и остановилась в нерешительности. Агнес смотрела на нее во все глаза, но Фрэнси не поднимала головы.

Констанс не обращала внимания на мать, зато в ней вновь проснулся интерес к Томазине. Она отдала ночную рубашку, которую вышивала, Вербурге, и встала, оправляя платье. Ростом она была почти с Томазину и такая же стройная, только недовольная гримаса, к которой она, видимо, привыкла, очень ее портила.

– Зачем она послала тебя сюда? Что тебе надо?

Онемев от подозрительности Констанс и странной реакции Фрэнси на сообщение о смерти подруги, Томазина совсем растерялась. То, что в Лондоне было просто и легко, здесь оказалось совсем другим.

– Ну, отвечай же, Томазина! – сказал Ник, глядя на вишневые и яблоневые сады.

– Матушка думала, что я смогу быть полезной Фрэнси, – выпалила она. – Ведь было письмо!

Томазина могла бы и еще что-нибудь сказать, если бы ее не остановил какой-то шум за спиной. Фрэнси вновь изменилась в лице, и Томазина неловко обернулась. Она не понимала, почему у Фрэнси такой виноватый взгляд, да и не узнала ни одного из вошедших мужчин. Тот, который был с седеющими волосами и высокомерным выражением лица, прищурился, поймав ее взгляд. На сей раз Томазина даже не удивилась, когда он произнес имя ее матери.

– Нет, – сразу же поправился он. – Не может быть… Ты – ее дочь, Томазина! Какая неожиданная радость, мисс Стрэнджейс! А я – Ричард Лэтам.

Она не помнила, виделась ли с ним раньше: ни его лицо, ни его голос не показались ей знакомыми, – тем не менее когда он прикоснулся губами к ее руке в перчатке, она вздрогнула. Потом она посмотрела на Ника. Он не сводил глаз с Ричарда Лэтама, но лицо его совершенно ничего не выражало.

– Управляющий, у тебя что, нет работы? – ехидно спросил Лэтам. – Займись своими делами и предоставь мне заниматься дамой.

Внешне Ник никак не показал своего отношения к его словам, однако все в комнате почувствовали возникшее между ними напряжение. Томазина вздохнула, а Ник, не обращая на нее внимания, насмешливо поклонился Ричарду Лэтаму и, не произнеся ни слова, удалился.

Томазина посмотрела ему вслед, а потом взглянула на Ричарда Лэтама, как раз когда он бросил предостерегающий взгляд на Фрэнси, которая тотчас склонилась над своим вышиванием.

– Редих, ты мне тоже больше не нужен.

Молодой человек с узким лицом и срезанным подбородком удалился. Томазина не помнила, жил ли он в Кэтшолме, когда она была маленькой. А Агнес? Господи, ну почему она так мало помнит?! Ричард Лэтам вновь перевел на нее взгляд, и улыбка появилась на его привлекательном лице. Он был обаятелен, но что-то подсказывало Томазине: не верь ему, он лжет. Она сама себя не понимала, однако первое впечатление никогда еще ее не обманывало.

– Удивительное сходство, – заметил Лэтам.

– Кажется, я начинаю жалеть, что так похожа на свою мать, – пробормотала Томазина.

Четыре пары глаз буравили ее со всех сторон, но она сосредоточила свое внимание на Лэтаме. Вне всяких сомнений, он теперь правил в Кэтшолме.

– Ты должна присутствовать на моей свадьбе, – сказал он. – Осталось чуть больше недели. В последний день месяца мы обвенчаемся.

Никто больше не проронил ни слова, никто не подтвердил приглашения, никто не попросил задержаться подольше. Томазина хотела сказать, что утром едет в Йоркшир, но, вспомнив о слове, данном матери, промолчала.

Лэтам и не думал спрашивать ее согласия.

– Ты будешь жить в комнате своей матери, – сказал он. – Агнес, отнеси туда саквояжи.

Томазина поймала недовольный взгляд Фрэнси и вызывающий взгляд Констанс прежде, чем Лэтам повел се показать ей комнату. Пока они шли по дому, Томазина вспоминала расположение комнат. Оказывается, она не все забыла: коридор кончался залой, в которой вся семья собиралась во время обеда, когда в доме не было гостей. Открылась дверь. За ней была лестница, которая вела вниз, а другая лестница вела на верхние этажи в южном крыле.

Комнатка оказалась небольшой и неуютной, потому что в ней давно никто не жил, однако окно выходило на залитый солнцем двор, и в ней было много воздуха и света.

Томазина нахмурилась. Лэтам сказал, что Лавиния жила тут, но Томазина не помнила эту комнату. «Странно», – подумала она. Только самые почетные гости получали в доме отдельную спальню. Обычно две или даже три незамужние дамы делили одну кровать.

Она искоса взглянула на господина Лэтама. Почему он держит себя так, словно считает ее важной гостьей, когда все остальные явно недовольны ее появлением?

– Агнес, оставь нас одних, – приказал Лэтам, едва служанка поставила саквояжи на пол. Он подождал, пока стихли ее шаги на лестнице. – Ты помнишь эту комнату?

Томазина огляделась. С лица Лэтама не сходила чарующая улыбка, но Томазина с каждой минутой все меньше верила ему.

– Не знаю… Я ведь давно уехала.

– У Лавинии была еще одна, смежная комната, но повар Джеймс недавно вытребовал ее для себя. Фрэнси портит своих слуг.

И тут она вспомнила! Здесь и вправду жила ее мать, а Томазина спала в соседней комнате, которую делила с другими барышнями, когда в доме были гости.

Она ходила по комнате, все рассматривая и трогая, пока не увидела сундук с железными обручами. Она коснулась его, и что-то на мгновение всплыло в ее памяти.

Лэтам не сводил с нее глаз.

– Томазина, ты меня совсем не помнишь?

– А я что, должна? – Она смущенно рассмеялась. – Знаете, у меня не осталось почти никаких воспоминаний о здешней жизни.

Взгляд Лэтама неожиданно стал хищным, как у кота, когда он смотрит на особенно аппетитную мышь.

– Надеюсь, твое пребывание здесь не будет скучным… – пробормотал он. И тотчас голос его окреп. – Я пришлю к тебе слуг. Пусть принесут горячей воды. Наверняка ты не прочь вымыться после долгой дороги.

Конечно же, Томазине хотелось отмыться от дорожной грязи, но ее тревожил взгляд Лэтама. Он не сделал ни одного неверного движения и не высказал ни единой угрозы, но она была уверена, что он представляет себе, как она нежится, голая и беззащитная, в корыте…

– Не беспокойтесь обо мне.

– Я предпочитаю чистых женщин.

Прежде чем Томазина придумала достойный ответ, Ричард Лэтам ушел, оставив ее теряться в догадках о том, что с ней будет в Кэтшолме.

Лэтам нашел слуг и распорядился насчет горячей воды, ни на мгновение не переставая размышлять о недалеком будущем. Он не ожидал такого развития событий, но и не боялся его. Слишком уж велико было искушение удержать в доме дочь Лавинии Стрэнджейс – по крайней мере, до тех пор, пока он с ней переспит, – и страх, что она может помешать его планам, отступал перед этим.

Если она сказала правду и в самом деле мало что помнит о Кэтшолме, тогда нет никакого смысла немедленно от нее избавляться. Почему бы себя не порадовать?

Лавиния ничего не сказала ей о том, что сейчас имело значение. Это яснее ясного. Томазина Стрэнджейс не настолько умна, чтобы так ловко притворяться. Хотя кто их, женщин, поймет? Все равно Лэтам не мог допустить, что она знает правду. Она упомянула о каком-то письме. Наверное, о том, которое Фрэнси послала ей, ведь ответ он сумел перехватить.

Сначала он хотел его сжечь, а потом надежно спрятал, ибо оно имело для него свою ценность. Не только ему оно могло причинить вред…

Теперь надо было подумать о Фрэнси. Она не знает о письме Лавинии, но разве не может она подозревать правду, недаром же писала своей бывшей гувернантке!

Есть только один способ заставить Фрэнси молчать… Когда слуги понесли воду для Томазины Стрэнджейс, Лэтам отправился в спальню Фрэнси, которая была напротив его собственной. В задуманном им деле самое слабое звено Фрэнси – по крайней мере, до свадьбы. Значит, надо напомнить ей, что для нее лучше всего не мешать ему.

– Агнес, впусти его, – прошептала Фрэнси.

Она знала, что в дверь стучится Ричард Лэтам, потому что ждала его после того, как он ушел с Томазиной Стрэнджейс.

Фрэнси нервно перебирала бисеринки на своем траурном платье. Она слышала, как дверь захлопнулась, и знала, что Агнес ушла.

Никто не придет, даже если она будет звать на помощь. Она затрепетала всем телом от страха, но это было даже приятно.

– Ну, Фрэнси?

Она не знала, в каком он настроении, и робко улыбнулась.

– Чего ты хочешь, Ричард?

– Ответов. Ты приглашала Лавинию и ее дочь?

– Нет. – Она говорила смелее, чем он ожидал от нее. – Это ты пригласил Томазину на свадьбу.

– Ты писала Лавинии. Только не лги.

– Если Томазина показала тебе мое письмо, то, значит, ты знаешь, что я лишь сообщила Лавинии о помолвке Констанс. Я привыкла изредка писать Лавинии. – Фрэнси считала для себя более безопасным мешать ложь с правдой. – Когда-то я очень любила Лавинию Стрэнджейс.

– А Томазину?

Фрэнси лишь махнула рукой, унизанной сверкающими кольцами.

– Она была беспокойным ребенком. Я не очень-то привечала ее тогда и не собираюсь привечать теперь.

Тогда Лэтам ехидно спросил:

– Ты разве не хочешь подружиться с дочерью своей гувернантки?

– А зачем? Кто она мне?

– Я буду очень недоволен, если ты с ней не сойдешься. Очень недоволен.

Она-то знала, чем ей грозит его недовольство. Это знали все жители Кэтшолма. Только Ник, казалось, был безразличен ко всему, что исходило от него, да еще до последнего времени брат Ричарда – Майлс.

Прежде, пока он еще не собирался очаровывать Констанс, она тоже не желала иметь с ним ничего общего. Когда он приезжал, она старалась не попадаться ему на глаза.

При мысли о том, как недовольна собой Констанс, обрученная с Ричардом Лэтамом, у Фрэнси стало горько и противно на душе. Ричард выбрал Констанс в невесты, когда все ждали, и Фрэнси тоже, что он попросит руки ее матери.

В том, как он объявил о своем предложении, была намеренная жестокость. Однажды он сел на постель к Фрэнси после того, как совсем недавно лежал в ней, и сказал, что поскольку он попечитель Констанс и должен позаботиться о ее замужестве, то решил сам жениться на ней и таким образом не выпустить из поля зрения ее состояние.

С тех пор он ни разу не прикоснулся к Фрэнси, и вот, надо же, нежно обнял ее за плечи. Несмотря на все, что Фрэнси о нем знала, она мгновенно откликнулась на его ласку. И хотя теперешний любовник вполне удовлетворял все ее желания, ей вновь захотелось уложить Ричарда рядом с собой на кровать.

Его пальцы больно впивались ей в плечи, когда он неласково поцеловал ее в губы, но Фрэнси опять была готова на все. Ничего удивительного, что он манипулировал ее страстью в своих интересах… Даже когда Фрэнси клялась себе не поддаваться ему, у нее ничего не получалось. Но едва она сдалась, как Ричард оттолкнул ее.

– Какая ты скучная!

Фрэнси отпрянула, словно ее ударили. Ведь не всегда же он скучал с ней! Когда-то он соловьем разливался, до небес вознося ее пылкость и необыкновенную искусность в постели. Когда-то он обещал, что непременно женится на ней после смерти ее отца…

– Думаешь, дочь Лавинии тебе больше подойдет?

Он пристально посмотрел на нее, и она не совсем поняла, что у него на уме.

– Ревнуешь! – рассмеялся он. – Не смеши меня. Разве ты можешь с ней сравниться?

Фрэнси пришла в ярость и бросилась на него, царапая ему лицо и разрывая дорогие кружева на дублете.[3]

Он схватил ее за руки и сорвал с головы чепец, после чего накрутил на руку рассыпавшиеся волосы и безжалостным поцелуем впился ей в губы.

Фрэнси не осталась к нему равнодушной.

Они оба тяжело дышали, когда повалились на кровать, не разжимая объятий.

Страсть сверкнула в его черных глазах и ответным огнем вспыхнула в ее голубых. Они даже не дали себе труда раздеться. Фрэнси была как голодная крестьянка, которой протягивали кусок хлеба…


– Томазина Стрэнджейс вернулась в Кэтшолм, – объявил Ник матери.

Марджори оторвалась от горшка, в котором помешивала еду, и посмотрела на сына.

– Лавиния тоже?

– Она умерла.

Марджори призадумалась. Томазина, верно, уже вошла в возраст, а Нику нужна жена. Чего еще желать матери?

– Томазина очень на нее похожа.

Марджори сдержала улыбку.

– Ничего удивительного. Дочери часто повторяют своих матерей, хотя Иокаста вроде пошла в тебя. – Она помешала в своем лучшем медном горшке. – Томазина, наверное, красавица, если похожа на мать.

– Лавиния была порочной, корыстной, бессердечной волчицей, и Томазина наверняка такая же.

Марджори удивилась его горячности, однако она никогда не позволяла настроениям сына мешать ее планам. Разве мужчина знает, что ему нужно? Искоса поглядывая на сына, она добавила в горшок перца и монашеского ревеня. Потом облизала деревянную ложку и помахала ею, предостерегая сына от поспешных выводов.

– Ты впервые видишь Томазину, а ведь прошло много лет, и, как я понимаю, ты еще не успел к ней присмотреться. Если мне не изменяет память, Лавиния Стрэнджейс не занималась своей дочерью. Девочка почти все время была у меня, когда они жили в Кэтшолме, и она была милой, заботливой, честной…

– Образец совершенства! Жалко, что дети вырастают.

Через заднюю дверь они видели садик, в котором играла Иокаста, укачивая деревянную куклу, вырезанную Ником.

– Томазина была тогда не старше Иокасты, – заметила Марджори. – Ты ее спас от… не помню уж… от козла? Или от быка?

– От злого петуха.

Марджори, довольная, затихла, а Иокаста, завидев отца, бросилась к нему и повисла у него на шее. Внимательно слушая, как много она совершила за день замечательного, он унес ее в сад и устроился на скамье под ивой. Марджори улыбнулась. Если ее упрямый сын помнит, что это был петух, значит, он в силах отличить дочь от матери.

Завтра она сама заглянет к Томазине Стрэнджейс и посмотрит, что из нее стало.


Неужели она совершила ошибку, возвратившись в Кэтшолм?

Несмотря на усталость, Томазине долго не спалось в эту ночь. После того как слуги принесли ей воды, она больше никого не видела, разве лишь они же унесли холодную воду и подали ей холодный ужин. Если на нее тут смотрят как на прокаженную – значит, надо уезжать.

Чего так испугалась Фрэнси? Томазина совершенно не понимала, чем ее приезд мог угрожать хозяйке Кэтшолма. Она попыталась убедить себя, что Фрэнси просто расстроилась, услышав о смерти подруги, но это ей не удалось. Точно так же ей не удалось убедить себя, что Ричард Лэтам радушный хозяин.

Он еще не муж Констанс Раундли, а ведет себя так, будто он здесь господин. Что-то не то. Как Томазина ни старалась, она не могла вспомнить, видела ли его раньше, однако должна же у нее быть причина для неприязненного отношения к нему!

Больше всего она почему-то опасалась его прикосновений.

Ворочаясь в кровати, Томазина старалась устроиться поудобнее, однако ее одолевали тревожные мысли и провалы в памяти, не очень беспокоившие в Лондоне, а здесь превратившиеся в бездонные ямы, куда она могла с легкостью провалиться, стоило ей сделать один неверный шаг.

«Здесь у меня больше нет друзей, – думала она. – На сей раз никто не придет мне на помощь.»

Томазине не давало покоя странное поведение Ника. Интересно, за что он ее ненавидит? Напрасно она рассчитывала на его дружбу, а ведь она никого так не хотела видеть, как его.

Она вспомнила его большого и доброго отца и худенькую мать, за хрупкой наружностью которой скрывалась железная воля. Девять лет назад жена Ника ждала ребенка, и у него, наверное, их уже несколько. Ник Кэрриер – настоящий мужчина.

Смущенная собственными мыслями, Томазина села в постели. Ник женат, напомнила она себе, однако логикой никому еще не удавалось унять воображение. Она представила, как целует его, и не усомнилась, что это будет очень приятно. После еще нескольких безуспешных попыток заснуть она поняла, что если в самом деле заснет, то ей приснится что-нибудь недозволенное, поэтому она откинула одеяло и стала одеваться. Сквозь щели в ставнях в комнату проникало достаточно света, чтобы она могла разобраться в своей одежде, не зажигая свечи. В спешке она не захотела возиться с чулками и с чепчиком. Сунув босые ноги в башмаки и накинув на плечи темный платок, она быстро открыла дверь.

Ей надо было погулять, чтобы ненужные мысли не лезли в голову. Если пара кругов по двору не успокоят ее, она пройдет в сад, а может быть, и до самых ворот.

С этими воспоминаниями о знакомых местах Томазина вышла в ночь. Дверь тихо затворилась за ней, и в это мгновение отодвинулась одна панель на противоположной стене.

Фигура, закутанная в плащ с капюшоном, обошла комнату, обследовала смятую постель и вновь вернулась в узкий коридор в каменной стене.

Панель вернулась на свое место и почти неслышно щелкнул замок.


3

<p>3</p>

Майлс Лэтам стоял на пороге комнаты управляющего.

– Даже до меня дошли рассказы о ее матери, – говорил он Нику. – Думаете, дочь начнет там, где кончила мать?

Ник не отрывал глаз от приходно-расходной книги, однако пальцы у него дрожали. Он отложил перо и подумал, что брат Лэтама явился совсем не вовремя. Сейчас даже простая учтивость давалась ему с трудом.

– Спросите лучше у своего брата, если вас интересует новая гостья.

Ник уже знал, как Лэтам проводил Томазину в ее комнату, в которой когда-то жила Лавиния, и как лично распорядился нагреть для нее воды.

Майлс, однако, не уходил. Сначала он оглядел комнату, потом поиграл своими кружевными манжетами.

– Вы хотите еще что-нибудь спросить?

– Ричард уехал в Манчестер по делам. – Майлс многозначительно улыбнулся. – Он пробудет там несколько дней.

Ник ждал. Он уже знал об отъезде Лэтама и был весьма удивлен, однако не мог не признаться, что очень этому рад.

– Он забыл мне кое-что оставить, – продолжал Майлс. – Мне надо заплатить должок. Ерунда, как вы понимаете, но неудобно будет, если я не сдержу слова.

Если Ник и ощутил вначале что-то вроде приязни к Майлсу, то она мгновенно и бесследно испарилась, уступив место отвращению. Ему и так нелегко было видеть все время Ричарда Лэтама, а уж Майлс давно бы мог сложить свои саквояжи и исчезнуть! Он уже полностью оправился от болезни, которую подхватил во время путешествия в Европу, отчего отец Фрэнси не мог не предоставить ему кров.

– Скачите следом за Ричардом Лэтамом в Манчестер, если не хотите просрочить с платежами, – посоветовал ему Ник. – Он наверняка остановится в доме Блэкбернов.

Майлс скривился. Незнакомому человеку могло показаться, что братья в отличных отношениях, но Ник-то давно понял, что они не в ладах. Ему стало интересно, какая кошка пробежала между ними, но он вовремя придержал язык. Нику уже опостылели все дела, которые имели хоть какое-то отношение к Ричарду Лэтаму.

– Жить было легче, когда Ричард занимался своей адвокатской практикой, – пожаловался Майлс.

Ник молча с ним согласился. Объявив о помолвке с Констанс, он забросил адвокатские дела, чтобы всего себя посвятить семейству Раундли.

– А вот и единственная радость в это унылое утро!

Майлс посмотрел на кухонный двор и через мгновение исчез из поля зрения Ника.

– Доброе утро, мисс. Я – Майлс, брат Ричарда Лэтама.

Женский голос пробормотал нечто нечленораздельное.

Ник даже не повернулся. Он и так знал, что это голос мисс Стрэнджейс.

…Она шла из дома, элегантно одетая, и глаза ее сверкали как сапфиры, когда она вошла в комнату Ника. Он работал допоздна. Было темно, горели свечи. Она призывно улыбнулась ему и пальчиками погасила крошечные огоньки.

– Ник, ты слишком много работаешь, – прошептала она.

И вот она уже у него на коленях, что-то шепчет ему на ухо, обещает исполнить все, что он пожелает…

Ник сжал кулаки и стукнул ими по столу. Боль была не вымышленной, а реальной.

Теперь не ночь, а день, и ему не двадцать лет, так что он никому не позволит играть собой! До сих пор он вроде не замечал за собой снов наяву…

Ни один разумный мужчина не позволит себе подпасть под чары красивой и бездушной женщины, и он решил не испытывать судьбу. Может быть, у нее и лицо ангела, но свою душу она уже давно продала дьяволу.

Несмотря на всю свою решимость, он почувствовал неистовый прилив желания, стоило только Томазине рассмеяться. Ему захотелось избить Майлса Лэтама за то, что он посмел приблизиться к ней.

Ник с хмурым видом подошел к двери. Томазина была воплощением его самых дерзких грез. Иронизируя над собой, он подумал, что у него только два пути. Он не хотел желать ее, но понимал, что стоит ей задержаться в Кэтшолме – и ему не устоять. Он уступит искушению, ублажит свое тело, которое не желало подчиняться голове, – и будь он проклят!

В кухне стояли восхитительные запахи. Повара и поварята были заняты делом. Джеймс зычно отдавал приказания.

Томазина пришла узнать, не нужна ли ее помощь, ведь кормить, кроме обитателей господского дома, надо было еще шестьдесят наемных жнецов, ибо каждому из них полагалось по галлону эля и две кормежки в день. Арендаторы приходили сами с тарелками и кружками и получали хлеб, сыр, суп, два вида мяса. Несколько деревенских женщин носили еду на поле. Все бросали на Томазину любопытные взгляды, но никто ничего не говорил.

Она огляделась в поисках знакомого лица и узнала одно, да и то лишь потому, что у него были нос Ника, глаза Ника, губы Ника.

Вернувшись после гулянья, Томазина заснула, но спала плохо. Прогулка успокоила ее и немного утомила, но все равно ее измучили сны. Мысли, которые она гнала от себя наяву, мстили ей, когда она была беззащитна. Она говорила себе, что Ник Кэрриер – женатый человек, но даже не будь он женат, он все равно мог быть для нее только братом, к тому же он совсем к ней переменился. Однако ночью это не имело значения. Он стал возлюбленным ее снов. Нежно целовал ее и шептал, что только ее ждал всю жизнь.

Женщина, которая совершенно очевидно была матерью Ника Кэрриера, заговорила с Томазиной, едва улучила удобную минуту.

– Здравствуй, девочка, – сказала Марджори. – Это хорошо, что ты возвратилась домой.

У Томазины даже слезы навернулись на глаза.

– Вы – единственная, кто мне это сказал, – торопливо вытирая глаза передником, проговорила она. – Если не считать Ричарда Лэтама.

Марджори ничего не ответила. Она видела, да и Томазина тоже, что у всех в кухне ушки на макушке.

– Пойдем в сад. Здесь все в порядке. Наша помощь не нужна. Ник так хорошо все организовал, что страда в этом году отличная.

Кухня, пивоварня и пекарня выходили в крошечный крытый дворик, в котором в горшках выращивали разные полезные растения. Узкая лестница снаружи вела в просторную комнату наверху, но здесь не было двери в большую залу на первом этаже. Деревянный забор держал на расстоянии домашних животных.

Марджори уселась на каменную скамейку у стены и вздохнула.

– Глупо сидеть днем в августе на кухне.

– Страда! – улыбнулась Томазина. – Когда я была маленькой, я всегда ждала это время. Сюда приходило много интересных людей, а потом устраивали большой праздник.

– Почему бы тебе не остаться на праздник? Хлопот будет много и после свадьбы мисс Констанс. Два дня придется кормить триста человек. В день Святого Михаила мы на славу отпразднуем окончание работ.

Томазина покачала головой.

– После свадьбы я поеду к родне моей матери в Йоркшир.

Марджори похлопала ладонью по скамье рядом с собой.

– Сядь. Томазина Стрэнджейс, сядь рядом и расскажи, почему ты не хочешь тут оставаться.

Томазина неохотно села.

– Не хочу быть там, где мне не рады.

Не сговариваясь, они обе говорили тихо, хотя поблизости вроде бы никого не было.

– Дарсисам ты не нужна, – сказала Марджори. – Ты слишком похожа на Лавинию.

– Тогда не знаю, что мне делать. У меня нет ни денег, ни работы.

«Может быть, Ник был прав, когда назвал меня бродяжкой.»

Похлопав Томазину по руке, Марджори задумалась. Они молчали, и Томазина наслаждалась запахом трав, но из блаженного состояния ее вывели слова Марджори:

– Здесь поговаривали, что вам с матерью ни за что не добраться до Лондона живыми.

– Ей было так плохо?

– А ты не знаешь?

Томазина взглянула на забор, за которыми росли фруктовые деревья.

– Я гораздо меньше помню, чем мне хотелось бы.

Марджори не сразу заговорила.

– Ты болела, когда твоя мама упала. Это не была простуда. Какая-то болячка напала на вас за год до этого. Ты вся горела. Тебе было плохо до несчастного случая и опять стало плохо после него. Ты была совсем слабенькая, когда Джон Блэкберн отослал вас в Лондон.

– Мама никогда мне ничего не рассказывала. Она вообще редко вспоминала Кэтшолм.

– А старая Дженнет Шэттакс? Она поехала с вами, а ведь здесь у нее осталась семья. Сейчас уже все умерли. Она тебе ничего не рассказывала?

– Дженнет умерла несколько лет назад, но я не помню, чтобы она говорила о Кэтшолме или о деревне Гордич.

Желая выказать благодарность, Томазина старалась вспомнить что-нибудь хорошее о Дженнет, которая все последние годы жила с ними в Лондоне, но Дженнет была не из тех, кто умеет вызывать к себе любовь. Она с радостью служила Лавинии, а Томазина была крестом, который ей приходилось нести, чтобы выказать преданность своей госпоже.

Марджори вновь похлопала Томазину по руке.

– Я представляю, какие чувства Дженнет могла вызвать у ребенка. Ну, ты была счастлива в Лондоне? У тебя были друзья? Друг?

– Нет. Никого не было. Я думала, что найду здесь старых друзей.

– Найдешь. Только дай нам время. Знаешь, когда видишь тебя в первый раз, кажется, что Лавиния воскресла из мертвых.

Томазина подумала и решила, что она права. Помолчав, она сказала:

– Мне очень жаль, что ваш муж умер. Он был хорошим человеком.

– Это точно. И я очень по нему тоскую, как Ник по Элис. Однако жизнь не стоит на месте.

У Томазины перехватило дыхание.

– Жена Ника..? Ник овдовел?..

– А ты разве не знала? Да, Томазина. Мой мальчик уже давно живет один. Правда, у него есть прелестная дочурка. Ты любишь детей? Иокаста – добрая девочка.

– Мне мало доводилось с ними бывать. Правда, в Лондоне была одна двенадцатилетняя девочка.

Томазина сама удивилась, ощутив, что соскучилась по Джоанне. Обожание, которым она ее постоянно одаривала, теперь с тоской вспоминалось Томазине, неприветливо встреченной в Кэтшолме.

– Странно, что никто не сказал тебе об Элис.

Марджори сорвала травинку и бездумно высыпала семена на пол.

– Миссис Раундли все время в своей комнате, а Констанс меня не замечает, Вербурга, на которую я очень рассчитывала, – ведь она помогала моей матери, – как-то странно смотрит на меня и побыстрее убегает.

– А Ник?

Томазина не знала, что и сказать. Марджори набрала полный кулак семян фенхеля и стала по одному брать их в рот.

– Девочка, не позволяй ему отпихивать тебя. У Ника доброе сердце и он хороший работник, но сейчас он что-то не то забрал себе в голову. Впрочем, если встаешь в четыре…

– Накормить скотину, вычистить конюшню и позаботиться об упряжи?

Марджори фыркнула.

– И это было. Он часто вспоминает о том времени с печалью. Он родился йоменом, а из него сделали джентльмена.

Томазина опять не знала, что сказать. Она не видела причин смотреть сверху вниз на йомена. Деревенские, если не работали в Кэтшолме, трудились на своих полях с семи часов до обеда, а потом до ужина. В восемь часов ложились спать – часа на два раньше джентри.[4] Неужели после тяжелой работы им не хотелось помечтать? Томазина даже позавидовала им.

– Пойду, – сказала она и посмотрела на дверь в кухню.

– Не надо. Ты здесь гостья, а там хватает рук.

– Не могу бездельничать. Кому-то ведь нужна помощь.

Неожиданно до них донесся голос Ника Кэрриера:

– Болтовня – еще не работа.

Томазина посмотрела на него, ничуть не обиженная его словами.

– Цитируешь Сенеку? – Она была рада, что мать учила ее, вот и пригодилось. – «Ничего нет определеннее того, что зла, коим чревато безделье, можно избежать благодаря упорному труду».

– Если тебе нужна тяжелая работа, могу предложить место вязальщицы снопов.

– Я не умею этого делать.

– Ничего сложного. Идешь за жнецом и вяжешь колосья в снопы. Одна вязальщица у нас обслуживает четырех жнецов. Лучшие убирают до двух акров[5] в день.

Марджори сердито запыхтела и поднялась со скамьи.

– Не шути над девчонкой, Ник Кэрриер. Она всего лишь хотела быть полезной. – Улыбнувшись Томазине, она махнула рукой. – Думаю, тебе найдется дело и в кладовой. Миссис Раундли что-то не видно.

– Я не разбираюсь в травах, – сказала Томазина.

Она вскочила со скамьи, но не подошла к Нику и его матери, которые смотрели на нее, не веря своим ушам, а направилась к изгороди, правда, почти сразу остановилась, вдохнув аромат трав, с помощью которых можно бороться с любым ядом.

– Но Лавиния…

Марджори смутилась, и в то же время ее глаза зажглись любопытством.

– Я не разбираюсь в травах, – повторила Томазина, с отвращением глядя на цветы, которые даже она знала, как применить. Куст был высоким, почти до пояса, и белел на фоне темной изгороди. Она медленно повернулась, чтобы увидеть сомнение в глазах Ника. – Не путайте меня с моей матерью. Я совсем не такая.

Он опустил голову.

– Не мое дело искать тебе работу, – сказал ей Ник, – разве только миссис Раундли решит, что ты здесь не гостья, а служанка.

Томазина выпалила, не подумав:

– Она здесь хозяйка, да? По правде говоря, я этого не заметила!

– Тебе требуются доказательства?

– Должна же она иногда показываться людям! Она что, следит за тем, как пекут хлеб или варят пиво? Может быть, присматривает, как делают свечи?

– Ты позволяешь себе резкие замечания…

– Я не слепая и не глухая! Всем занимается Ник Кэрриер… если в его дела не вмешивается господин Ричард Лэтам.

Томазина совсем забыла о Марджори и смотрела прямо в глаза Ника. Он тоже не сводил с нее глаз.

Томазина почувствовала, как румянец заливает ей щеки, и отвернулась. Что бы это значило? Ник очень красив, но ясно, как день, что он ее терпеть не может.

Ник же сделал вид, что ему наплевать на Томазину.

– Я слышал, матушка, что вы закончили. Пообедаете со мной?

– Если хочешь, и если с нами пообедает Томазина.

– Если мисс Стрэнджейс гостья, а я должен признать это, то она будет обедать с хозяевами.

Марджори тяжело вздохнула и повернулась спиной к сыну.

– Я его таким грубым не воспитывала. Прости его, Томазина, ради меня.

– Не стоит вам из-за меня ссориться.

Марджори спрятала улыбку.

– Когда Фрэнсис Раундли и ее дочь, а также Ричард Лэтам с братом обедают в большой зале, а Ник и юный Генри Редих, секретарь Ричарда Лэтама, занимают гостиную. Все остальные – служанки, конюхи, садовники – едят в кухне.

– Я тоже пообедаю в кухне.

– Твоя мать садилась за стол вместе с хозяевами, – сказал Ник.

– Почему? Она ведь была всего-навсего гувернанткой.

– Иди в залу, Томазина. По крайней мере сегодня твое место там. Майлс Лэтам с удовольствием тебя проводит.

Ник как-то странно произнес последнюю фразу, и даже выражение его лица изменилось. Томазина нахмурилась.

– Я уже видела брата господина Лэтама. Какой-то шут гороховый. Я предпочитаю беседовать с миссис Марджори.

Ник ничего не успел сказать.

– Тогда пойдем ко мне, я тебя приглашаю, – заявила Марджори. – Тебе нравилось бывать в моем доме, когда ты была маленькой. Я тебя познакомлю…

– Матушка!

– Хочешь, чтобы мы обе присоединились к тебе в гостиной? Как скажешь, сынок. – Покончив на этом со спорами, Марджори Кэрриер заговорила с Томазиной и повела ее из сада. – А ты уже познакомилась с господином Редихом? Он – младший сын джентльмена, и о нем очень хорошо отзываются…


В воскресенье был день Святого Варфоломея. Марджори Кэрриер с особой тщательностью одела внучку и расчесала ее длинные золотистые волосы, после чего наказала ей вести себя в церкви смирно.

– Почему?

– Потому что я хочу тобой гордиться, Иокаста.

– Почему?

«Потому что я хочу, чтобы мисс Томазина Стрэнджейс полюбила хорошую, послушную девочку».

Марджори не произнесла это вслух, боясь, как бы малышка не повторила ее слов во всеуслышание. Тем не менее Марджори Кэрриер уже начала мечтать о свадьбе. Совершенно очевидно, что они любят друг друга. А иначе зачем им чуть ли не вцепляться друг другу в горло?

– Почему?

– Неважно. Просто будь сама собой.

Через четверть часа Марджори с Иокастой вышли из дома и сделали это как раз вовремя, ибо столкнулись на мосту с прихожанами из господского дома.

– Доброе утро, мисс Констанс, – поздоровалась Марджори. – Как здоровье вашей матушки?

– Она не встает с постели. Говорит, что больна.

Одетая в богатое платье, Констанс почти бегом бросилась вперед, чтобы Марджори не спросила ее об остальных отсутствующих. Господин Майлс Лэтам куда-то исчез после отъезда его брата. Генри Редих тоже куда-то подевался. Свита последовала за Констанс, и только Томазина задержалась возле Марджори.

– Доброе утро, миссис Марджори. А это, верно, дочка Ника?

– Иокаста, – проговорила Марджори и подтолкнула девочку, – Иокаста, милочка, это моя хорошая знакомая. Поздоровайся с мисс Томазиной Стрэнджейс.

Даже если бы Иокаста выучила наизусть все, что нужно сказать и сделать, у нее все равно не получилось бы лучше. Она присела в реверансе, потом улыбнулась. Девочка, которой вот-вот должно было исполниться девять, двигалась грациозно и с достоинством.

– Добро пожаловать в Гордич, мисс Стрэнджейс. Надеюсь, вы поживете с нами подольше, потому что вы очень красивая.

– Ну, не красивее тебя, Иокаста. Я всегда мечтала о таких золотистых волосах.

Эта дружелюбная встреча еще больше убедила Марджори, что ей необходимо вмешаться в жизнь сына. Ей хотелось устроить его счастье и заиметь еще несколько внуков.

Они вместе пошли в церковь. Томазина спрашивала Иокасту о некоторых прихожанах, но ни разу не спросила о Нике. Наверное, она знала, что он уехал на один день.

– На этом берегу реки дома побольше, – похвасталась Иокаста.

– Я помню.

Томазина внимательно осматривала каждый дом и сад. В конце улицы стояла маленькая каменная церковь, и еще меньше был дом, в котором жил господин Фейн. Между ними располагалось кладбище.

– Через неделю, – громко сказала Иокаста, – мисс Констанс обвенчается здесь, и мы все станем свидетелями.

Услыхав это, Констанс обернулась и сердито посмотрела на девочку, которая тотчас прикусила язычок, а через минуту убежала к своим сверстникам.

– Хорошо, что нет ее отца. Он бы не потерпел такого неуважения к мисс Констанс. – Томазина промолчала, но Марджори на этом не остановилась. – У Раундли обсуждают, сколько выделить приданого и денег на свадьбу. Помнишь дом Раундли? Миссис Фрэнси жила там недолго, пока бедняжка господин Филипп не заболел и не умер.

– Это милях в десяти отсюда, – медленно проговорила Томазина. – Матушка туда ездила, но меня она с собой не брала.

– Правильно. Не близко, но и не так, чтобы уж очень далеко. Ник служит управляющим у Раундли, но тянет на себе все владения и Блэкбернов и Раундли. Конечно, он не может там бывать каждый день, но в серьезных случаях приходится, – с гордостью проговорила Марджори. – У него ужасная ответственность. И обязанностей не счесть, ведь он за все отвечает один.

Томазина улыбнулась, но чувствовала себя неловко.

– Что с тобой, дорогая?

Томазина кивнула на стоявших кружком деревенских женщин.

– Почему они на меня так смотрят?

Марджори прищурилась. Вскоре она поняла, что одни смотрели на Томазину с обычным любопытством, как всегда смотрят на чужачек, зато другие видели в ней дочь Лавинии.

– Ты кого-нибудь узнаешь?

Марджори назвала несколько имен.

– По правде сказать, я никого не помню, кроме вас, Ника и Фрэнси.

Марджори уже приготовилась вздохнуть с облегчением.

– И Вербурги.

Марджори нахмурилась. Старуха стояла рядом с Констанс, что было вполне естественно, потому что с самого рождения она растила барышню, но Вербурга нарочито не глядела на деревенских, зато украдкой посматривала на Томазину. Она сильно забеспокоилась, когда заметила, что Марджори следит за ней.

– Не обращай внимания на бормотание Вербурги, – предупредила мать Ника Томазину. – Она Бог знает что несет.

Едва в понедельник днем Томазина вошла в Гордичский лес, как у нее на душе стало легко. Давно пора было сбежать сюда из душного господского дома.

Ричард Лэтам возвратился в воскресенье поздно вечером, однако Томазина заранее ощутила, как дом заполняется подавляемой ненавистью.

Она ничего не слышала, кроме шума ветра и шороха травы под ногами. Девочкой она часто тут гуляла. Лес занимал не больше десяти акров, и Томазина не боялась заблудиться, потому что со всех сторон его окружали поля и изгороди.

Как же приятно не чувствовать на себе подозрительных взглядов! Она не понимала, почему на нее так смотрят, но куда бы она ни пошла, за ней постоянно кто-нибудь следил. Ладно, она как две капли воды похожа на свою мать. Но поудивлялись – и хватит. Так нет же! Третий день она в Кэтшолме – и никаких перемен.

…Даже хуже стало. Ночью она проснулась оттого, что кто-то был в ее комнате и смотрел на нее. Она спросила, кто тут, а потом, чувствуя себя дура дурой, встала и зажгла свечу. Она осмотрела все углы, а толку никакого.

Наверное, ночной соглядатай был персонажем из ее снов, но Томазина знала, что не спала, когда ловила на себе взгляды окружающих. Они все время смотрели на нее, но стоило ей перехватить чей-нибудь взгляд, как люди старались побыстрее от нее отвернуться. Никто с ней не разговаривал. Никто не отвечал на ее расспросы. Даже Марджори Кэрриер, хотя ей и нравилась Томазина, старалась перевести разговор на другую тему, – главным образом, на таланты ее сына – стоило Томазине заговорить о чем-нибудь неподходящем.

«Надо уезжать, – сказала себе Томазина. – Фрэнси не нужна моя помощь.»

Если Фрэнсис Раундли и знала, зачем Лавиния прислала свою дочь в Кэтшолм, она об этом молчала. Она даже пряталась от Томазины, чтобы не разговаривать с ней.

Ричард Лэтам вел себя совсем по-другому, однако Томазину пугали его знаки внимания. Он старался коснуться ее при каждом удобном случае, и Томазина радовалась, что у нее на окне прочная решетка. Кстати, ей все время казалось, что она должна вспомнить что-то, касающееся этого человека.

И девушка старалась изо всех сил, но почти безуспешно. Она даже не понимала, где прошлое и где настоящее, где реальность и где сны.

О чем-то ей напоминал и сундук из комнаты Лавинии. Томазина открыла его, думая что-нибудь найти в нем, но он был пуст. Впрочем, она и сама не знала, что хотела найти…

Минут десять она шла, пока не набрела на ручеек. Его-то она и искала. Рядом лежал большой плоский камень. Томазина рассмеялась, подбежала к нему и уселась на его середине.

Она вспомнила, как играла тут. Иногда воображала себя на корабле далеко в море. Иногда на острове. «Я ведь никогда не видела океан», – подумала Томазина и грустно улыбнулась. Только съездила в Лондон и обратно. Самая большая река в ее жизни – Темза, но она и ее не переплывала хотя бы на лодке.

Томазина неподвижно сидела на камне, и вскоре снова запели птицы. Неприятный запах гниющих листьев пощекотал ей нос, под руками у нее был мох. Томазина провела по нему ладонью. Она была вся в мыслях о прошлом и радовалась, что никто ее не видит. Значит, можно размышлять. Надо же что-то делать, чтобы исполнить предсмертную волю матери до конца.

Она еще раз обдумала свое решение приехать в Кэтшолм и все, что требовало ее присутствия здесь. Ей стало спокойнее. Если Фрэнси не попросит ее остаться, она сразу же после свадьбы покинет Кэтшолм.

Томазина уже собиралась встать с камня, как в лесу наступила тревожная тишина. Замолчали птицы. Даже листья перестали шелестеть. Томазина огляделась и сразу же поняла, в чем дело. Темная тень скользила между деревьями. От нее не было никакого шума, но Томазина знала, что это не призрак. Она еще не разобрала, мужчина это или женщина, однако сердце у нее забилось сильнее. Вряд ли возможно такое совпадение. Значит, за ней все-таки следили.

Томазина разозлилась. Неужели она ни минуты не может побыть в одиночестве? Она встала, готовая лицом к лицу встретиться с нежданным нарушителем ее покоя, и тут тень бегом бросилась в ее сторону. Томазина испугалась и тоже побежала. Чего хорошего ждать от человека, который в августовский день нарядился в плащ с капюшоном?

Она нашла свою тропинку и помчалась что было сил. Она не остановилась и на лугу, выскочив из леса, мечтая как можно быстрее оказаться под защитой каменных стен Кэтшолма. Дорога шла вверх, и Томазина скоро выдохлась. Вот она уже в яблоневом саду…

Кровь стучала у нее в висках, на лбу выступил пот, и Томазина дрожащей рукой потянулась стереть его. Еще несколько шагов – и она без сил прислонилась к дереву.

Она была уверена, что не устоит на ногах, если оно ее не поддержит. Прошло несколько минут, и дыхание ее восстановилось. Страх потихоньку отступил. Она прислушалась. Нигде ни звука.

Кто следил за ней в лесу? Кому она понадобилась и зачем? Томазине теперь казалось, что человек смотрел на нее с плохо скрытой угрозой.

Ее вновь охватил страх. А вдруг он не отстал от нее? Вдруг пока она пыталась отдышаться, он продолжал бежать?

Она выглянула из-за дерева. Возле ворот никого не было. Но он мог прятаться где угодно! Например, за деревом, как и она сама. Неужели он только и ждет, чтобы она высунулась?

Томазина уже ничего не соображала от страха. Подхватив юбки, она бросилась к дому. На полпути она оглянулась, и хотя была уверена, что преследователь не отстал от нее, никого не увидела.

Мгновением позже она со всей силы налетела на что-то. Она хотела закричать, когда поняла, что столкнулась с мужчиной, но лишь тихонько всхлипнула.

Оба они не удержались на ногах и упали в траву. Томазина оказалась сверху, но он быстро перекатился, и вот уже Томазина не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Чепчик куда-то делся, и волосы упали ей на лицо, мешая разглядеть лицо мужчины. Когда он провел ладонями по ее плечам, она была уверена, что он тянется к ее горлу. Наверняка хочет задушить…

Томазина открыла рот, чтобы закричать.


4

<p>4</p>

Крик замер у нее на губах. Она узнала Ника Кэрриера и почувствовала облегчение, когда он нежно убрал волосы с ее лица. Ведь не желает же он ей зла… Томазина даже расслабилась, словно крепкие руки должны были ее защитить от всех невзгод.

И вдруг в мгновение ока все переменилось.

Ей грозила беда. Томазина прочла это в его глазах. Вновь страх охватил ее, когда Ник медленно приблизил губы к ее губам.

Проклиная себя за слабость, Ник поддался искушению. Ему было приятно чувствовать ее под собой. И он очень хотел ее поцеловать, даже если бы это могло стоить ему жизни. Едва он коснулся ее губ, как в нем вспыхнуло неодолимое желание.

Томазина умело поцеловала его в ответ, и Ник как зачарованный целовал и целовал ее, не в силах оторваться от ее губ и требуя, чтобы она подчинилась ему.

Как ни странно, Ник все видел и слышал вокруг. Пчелы с жужжанием летали над цветами, и он слышал их, несмотря на стук своего сердца. Рядом полз муравей, тащивший на спине зернышко пшеницы.

Дом был совсем близко, но высокая трава скрывала их от любопытных глаз. Над ними на ветках зрели яблоки. В стороне росли кусты крыжовника, отделяя яблоневый сад от грушевого. Деревья укрывали их своей сенью от жаркого полуденного солнца.

Ветерок нес им аромат свежескошенной травы, смешанный с запахом горящего торфа и только что испеченного хлеба.

Еще несколько мгновений – и он забыл обо всем на свете, кроме Томазины. Она словно бы заколебалась поначалу, удивилась, но потом стала отвечать ему со страстью, отчего он пришел в полный восторг. Она гладила его грудь, пока не сомкнула пальцы у него на затылке, и еще крепче прижалась к нему.

Воротник его полотняной рубашки был расстегнут, она касалась пальчиками его обнаженной шеи – и он сразу забыл все доводы, которыми старался удержать себя подальше от Томазины Стрэнджейс. Ничего больше не существовало, кроме теплой нежной женской плоти в его объятиях. Она вздыхала, шуршала юбками, трогала его лицо – и Ник горел как в огне.

– Ник…

Он услышал свое имя и, взглянув ей в лицо, увидел в ее глазах пламя страсти – и отбросил все сомнения. Она подставляла ему свое лицо в ожидании все новых и новых поцелуев.

Томазина опустила руку, чтобы погладить его грудь, но Ник перехватил ее и потянул ее дрожащие пальчики ниже… еще ниже, пока сам не задрожал от охватившего его блаженства.

Томазина разрумянилась. Она хотела было что-то сказать, но он закрыл ей рот поцелуем. Таких сладких губ он еще не знал в своей жизни.

Когда он коснулся губами ее уха, Томазина что-то пролепетала от удовольствия и призывно выгнулась под ним.

Искушение было слишком велико. Даже если бы понадобилось запродать душу дьяволу, он не отказался бы сейчас от ее тела.

Ник потянул за шнурок на ее корсаже и заглянул ей в лицо, на котором блуждала довольная улыбка. И тут вдруг прошлое вошло в настоящее, и у Ника помутилось в голове. Ее лицо, ее тело, даже ее улыбка были в точности, как у Лавинии. Ему показалось, что Томазина смеется над ним, наслаждаясь своей скорой победой.

Его охватила ярость. Страсти как не бывало, словно его облили холодной водой. Он лег на спину рядом с ней, все еще желая ее, но уже вернув себе способность рассуждать.

Он потерял над собой контроль. Это ее вина. Это она лишила его разума.

Томазина села и недоуменно воззрилась на него.

– Ник?

– Ты меня хочешь, да, Томазина?

Она словно не слышала, каким холодным тоном он задал ей этот вопрос. Глаза ее сияли, когда она протянула руки к его лицу. Ее прикосновение было легким, как прикосновение бабочки, а слова звучали нежно, как шорох весеннего ветерка.

– Да, хочу, потому что я все эти годы любила тебя. Я даже сама этого не знала до сих пор.

«Опять какой-то трюк, – сказал он себе. – Она хочет, чтобы я стал слабым, и тогда она мной завладеет.»

– Ты всем своим любовникам это говоришь? Это что – часть игры? Они тебе больше платят, если ты шепчешь им нежные словечки?

Ник встал на четвереньки и посмотрел ей прямо в лицо. Губы у него скривились в злой усмешке.

Она ничего не поняла и не сразу ответила.

– Я не шлюха, продающая себя в канаве.

– А в саду? Я чуть было не взял тебя и не услышал ни одного протестующего возгласа. Ты стонала от удовольствия и с готовностью задирала ноги.

– О Господи!

Она попыталась подняться, но он обхватил ее за талию и привлек к себе, хотя знал, что не нужно этого делать. Стоило ему ее коснуться, как все началось сначала.

Ник старался держать себя в руках, но ему это не удавалось и, прижимаясь к ней, он прошептал:

– Мой приятель требует, чтобы я не отказывался от того, что мне предлагают.

Томазина молчала и отчаянно сопротивлялась, но не могла вырваться из цепких рук. Испугавшись, что он возьмет ее силой, она заплакала.

– Что это значит, Томазина Стрэнджейс? Разве ты сама не хотела?

Ненавидя ее за эти слезы и еще больше презирая себя, Ник оттолкнул Томазину и встал. Она лежала на спине и рыдала, спрятав в ладони распухшие губы.

Ник хотел уйти, просто повернуться к ней спиной и отправиться по своим делам, но понял, что связан с ней невидимой ниточкой, и остался стоять на месте.

Томазина тоже сделала над собой усилие и поднялась, шатаясь, на ноги. Он думал, что она сразу же бросится бежать от него, но, видимо, ее тоже что-то держало. Она побледнела, а в ее огромных глазах полыхали страх и ярость.

– Ник, я должна знать. Это ты преследовал меня в лесу?

Он, удивившись ее вопросу, сказал себе, что она не заслуживает разговора.

– Ник, это был ты? Ты бежал за мной?

– Еще чего не хватало! Думаешь, у меня других дел нет, как поджидать тебя в саду?

Он поискал ее чепец, нашел и с насмешливым поклоном вручил ей.

Губы у нее дрожали, когда она пыталась привести в порядок волосы и надеть чепец, а Ник не отрывал глаз от нежной кожи, которой он только что касался губами. Он все еще желал ее.

– Не в саду, – проговорила она так тихо, что он с трудом разобрал ее слова.

Томазина изо всех сил старалась взять себя в руки. И вдруг ее осенило; на Нике не было плаща!

Неужели он шел ей навстречу из дома? Значит, там был кто-то другой?

Это уж слишком! Томазина заставила себя сосредоточиться. Преследовал ее не Ник. Однако в этом мало утешительного.

Она посмотрела на открытые ворота. Но кто-то же был в лесу! И он или она все еще, верно, прячется и высматривает. От мысли, что кто-то видел и слышал все, что было между нею и Ником Кэрриером, Томазина пришла в ужас.

Но, похоже, из леса никто не выходил. На лугу царили мир и покой. От этого благолепия Томазине стало еще страшнее.

– За мной в лесу следили, – сказала она, повернувшись к Нику, который насмешливо улыбнулся ей.

– А ты что там делала? Если у человека есть голова на плечах, он не забирается в Гордичский лес даже в ясный полдень.

Томазина вздернула подбородок.

– Когда я была маленькой, я часто бывала там и не помню, чтобы меня кто-нибудь обидел. Почему нельзя туда ходить? Там водятся разбойники? Или дикие звери?

– Ты лучше меня должна знать, что иногда поднимается в человеке.

Не в силах выдержать его холодный взгляд, который только что горел огнем, Томазина опустила глаза.

– Я пошла на одно место, которое мне хорошо знакомо, – дрожащим голосом произнесла она. – Мне хотелось побыть одной. Посидеть и подумать, чтобы никто из Кэтшолма меня не видел.

Она неожиданно вздрогнула, но подавила в себе желание прильнуть к нему. Неужели ничего-ничего не осталось от того мальчишки, который когда-то был ее другом и защитником?

– Продолжайте, мисс Стрэнджейс. Что вы делали на том потайном месте?

Он как-то странно произнес эти слова. Томазина поняла, что он нетерпеливо ждет ответа, но было и еще что-то темное и пугающее в его голосе. Томазина сама не знала, зачем отвечает ему, ведь он закрыл для нее свое сердце и свою душу.

– Ничего я не делала. Кто-то в плаще появился из-за деревьев, ну, я испугалась и убежала.

Ник недоверчиво фыркнул, и Томазина вновь подняла на него глаза, уязвленная даже больше, чем если бы он ее ударил.

– Почему ты мне не веришь?

– Я верю, что тебя преследовали. Я только не понимаю, чему ты удивляешься. Ты всем расставляешь ловушки, и какой-то дурак попался.

Томазина даже отпрянула, и слезы выступили у нее на глазах. Как он мог так мерзко думать о ней? Как он мог предположить, что она кого-то заманивала в лес?

– Я вовсе не расставляю ловушки.

– Нет?

– Нет.

– Некоторым женщинам нравится, когда к ним липнут незнакомцы и… старые друзья.

– Я не из их числа.

Он долго смотрел на ее губы, молча напоминая ей о ее недавнем поведении. У Томазины вспыхнули щеки, но она не отвернулась. Должна же она убедить его, что он неправильно о ней думает!

– Хватит притворяться, Томазина! Не строй из себя невинную девицу. Ты – дочь Лавинии Стрэнджейс и приехала сюда из Лондона. И ты умеешь разжечь мужчину.

Он потянулся было к ней, но она отпрянула от него.

– Как ты смеешь такое говорить? Как ты можешь нежно целовать, а потом грубить?

– Я и есть грубиян.

Он схватил ее за руки и повернул к себе.

– Не надо, Ник.

– Почему? Я еще не получил того, что ты мне сулила.

– Ничего я тебе не сулила.

– Так ли, Томазина? Ты мне обещала все до конца. – Он придушенно рассмеялся. – Да и зачем мне верить твоим словам, когда ты у меня в руках как натянутая тетива! И ты еще хочешь уверить, что не разжигала меня своими поцелуями?

Томазина растерянно молчала.

Неловкое молчание прервалось, когда к их ногам упало с ветки яблоко. Они оба опустили головы, чтобы взглянуть на него, и Томазина поняла, что близка к истерике. Сейчас она закричит. Но не от страха, а от безнадежности.

– Ева искушала Адама яблоком в раю, но здесь ты сыграл роль искусителя, – с трудом проговорила она.

Сгорая от стыда, Томазина горько сожалела, что так быстро поддалась Нику. Она не лгала ему, когда говорила о своей любви. Теперь она точно знала, что любила его ребенком и никогда не переставала любить. Она поняла это, когда он в первый раз поцеловал ее, и теперь уже ничто не могло этого изменить… Ведь невозможно остановить движение звезд.

Сумятица ее чувств отражалась на ее лице. Он, кажется, начал понимать, что с ней творится, но упрямо все переиначил, унизив любовь до простого чувственного влечения.

– Ты все еще меня хочешь.

«Я все еще люблю тебя, – молча поправила она его. – Я только что это поняла и ничего не могу изменить.» Она любила Ника. Всегда любила его одного.

– Я не хочу отдавать себя мужчине, который так плохо думает обо мне.

Он рассмеялся.

– Сколько ты берешь за свою любовь? Сколько стоят шлюхи в Лондоне?

– Я этого не знаю.

– Томазина, Томазина, только не говори, что ты девица!

Томазина почувствовала, как горячий румянец заливает ей щеки. Почему-то он считает ее доступной женщиной. А она еще целовала его…

Ее охватило отчаяние, и она стала молча ждать следующего удара.

– Не надо было тебе приезжать в Кэтшолм.

– Ну так радуйся, потому что я решила уехать. Я не останусь здесь, где я никому не нужна.

На нее навалилась такая усталость, какой она еще не знала, но Ник лишь улыбнулся.

– Нужна – не то слово.

– Утро тебя устроит? Или мне уйти на ночь глядя?

Она испугалась, что опять расплачется, поэтому оттолкнула его и быстро зашагала к дому.

– Значит, завтра.

Она сама не поняла, то ли холодный тон Ника, то ли ее собственные чувства толкали ее бежать обратно и молить Ника, чтобы он объяснил, почему так хочет от нее избавиться.

Добравшись до своей комнаты, она бросилась на кровать, свернулась в комочек и дала волю слезам.

Она еще помнила, как Ник прижимался к ней всем телом, как пахла его кожаная безрукавка, какой вкус был у его губ.

Мало-помалу она перестала плакать, но все так же злилась и все так же ничего не понимала. Что бы она ни чувствовала по отношению к Нику, он ее не любит. Значит, выбора у нее нет. Надо уезжать. Томазина сказала себе, что не желает оставаться, если он принимает ее за шлюху.

Прошло больше часа, прежде чем Томазина встала с кровати, вытерла глаза и высморкалась. Есть ей не хотелось, и она решила вместо ужина собрать свои вещи. Рано утром она отправится в Манчестер. Ничего, дойдет как-нибудь. А там придется отдать себя на милость материнской родни.

Она направилась к комоду, в который сложила почти все вещи, и только тут поняла, что кто-то побывал в ее комнате, пока она выясняла отношения с Ником. Книга с записями ее матери лежала открытая на скамье возле окна, хотя она точно помнила, что спрятала ее в сундук.

Вытерев вспотевшие руки о юбку, Томазина долго не могла сдвинуться с места. Что же искали в ее вещах? И кто искал?

Она медленно огляделась, но все остальное лежало как прежде. Томазина посмотрела на книгу, потом приблизилась к ней, и тут ей в голову пришла другая мысль. А вдруг искали ее, а не тайны Лавинии?

Томазина легонько провела ладонью по странице, на которой ее мать своей рукой описала цветок, ею же засушенный и приклеенный к странице слева. Если заварить сухие листья, читала Томазина, то можно лечить кашель, эпилепсию, воспаленные гланды. Растертые в порошок листья можно добавлять к другим, чей вкус не изменится.

Она не забыла написать, что будет, если дать слишком много листьев, но запись была сделана другими чернилами, словно Лавиния сама ставила опыты и занималась этим довольно долго. Неискушенная Томазина не поняла, что особенного именно в этой записи, чего искал в ней тайный посетитель и зачем вообще врываться к ней без спросу, если никто даже словом не обмолвился об этой книге до сих пор?

Со вздохом она закрыла ее и положила на пол возле сундука, потому что одной рукой никак не могла поднять крышку. Остальные вещи оставались нетронутыми, разве лишь зимняя накидка, в которую была завернута книга.

Томазина постаралась убедить себя, что произошло лишь недоразумение и не стоит из-за этого расстраиваться, после чего взялась за вещи. И все-таки руки у нее дрожали… Она дотронулась до лютни, захотела вытащить ее, но едва не уронила на пол, а потом крепко прижала к груди. Ткань, которой был обит сундук изнутри, разорвалась в одном месте, и Томазина неожиданно вспомнила.

Мать хранила в нем свои вещи. Томазина закрыла глаза и увидела мать на коленях возле сундука. Она потянулась к задней стенке, где был тайник.

Волнуясь все сильнее, Томазина отодвинула сундук от стены и в точности повторила движения матери. Раздался щелчок. Тайник оказался в передней стенке сундука – щель между железным ободом и желтой кожаной обивкой.

Щель была узкой. Томазина просунула в нее палец и с трудом вытащила ящичек.

Томазина закрыла глаза, не зная, что лучше: не найти ничего или разгадать хотя бы одну из тайн матери? Тяжело вздохнув, она подняла веки.

В ящичке были бумаги. Томазина вытащила один листок. На нем оказался рисунок, и Томазина тотчас узнала руку Лавинии, хотя на рисунке не было ни травинки, ни цветка. На Томазину смотрела Фрэнси Раундли восемнадцати лет.

Она стала вытаскивать другие листы и вспомнила, что Лавиния любила зимой, когда делать было нечего, рисовать. Она и дочь этому научила, и рисование стало одним из немногих их общих занятий, когда они жили в Кэтшолме. Переехав в Лондон, Лавиния потеряла интерес к рисованию: за девять лет она ни разу не взяла в руки карандаш. Даже все цветы были нарисованы ею до падения с лестницы.

Рассматривая один рисунок за другим, Томазина понемногу вспоминала. Вот Констанс. Совсем малышка. Или это ее сестричка, которая умерла? Теперь уж не узнаешь. В отличие от остальных портрет не был подписан. Ни имени, ни даты.

А вот и Ник, когда ему исполнилось шестнадцать. Томазина торопливо убрала рисунок. Она не хотела думать о Нике ни сейчас, ни вообще. Не задержался у нее в руках и портрет его отца. Зато она долго вглядывалась в Джона Блэкберна. В сорок лет он сохранил густые волосы. Глаза у него умные, и нижняя губа полнее верхней, что придавало его улыбке чувственный оттенок. Вряд ли Томазина часто виделась с хозяином поместья, но теперь она вспомнила, что он был высокий, длинноногий и, кажется, голубоглазый – как Фрэнси.

Рисунки навеяли на нее грусть, тем более что она собиралась навсегда распрощаться с Кэтшолмом. Она возьмет их с собой. Они будут напоминать ей о здешних местах. Одного она не понимала: почему матушка спрятала их здесь, а не забрала с собой в Лондон.

В ящичке оставались три листка, и она достала их, не подозревая об их будущем значении в ее жизни. На первом был Рэндалл Кэрриер. На втором – нелицеприятный портрет Ричарда Лэтама, которого Лавиния изобразила презрительно усмехающимся. А на последнем была сама Томазина. Улыбаясь, Томазина стала разглаживать лист бумаги, едва взглянув на надпись, потому что заранее знала, что там должно быть написано. Однако, смутившись тем, что заметила две строчки, а не одну, Томазина прочла их – и не поверила собственным глазам.

Лавиния аккуратно вывела каждую букву, так то ошибиться было невозможно:

Томазина в возрасте десяти лет. Моя старшая дочь.


5

<p>5</p>

– Старшая… – прошептала Томазина.

Она была неприятно поражена, однако уже нельзя было сделать вид, что она не видела этого слова.

Чуть позже она стала смотреть на него с удовольствием. Оно значило, что у нее есть семья. Сестра. И не просто сестра, а родная сестра! Лавиния Стрэнджейс произвела на свет еще одну дочь. И если Томазина – старшая, значит, она должна быть младшей.

Она… Кто?

Томазина зажала рот тыльной стороной ладони. Вот ужас-то. Как ее найти? Лавиния Стрэнджейс жила в Кэтшолме без мужа, следовательно, любая девочка младше Томазины могла быть ее незаконнорожденной сестрой.

Рождение такого ребенка всегда окружено строжайшей тайной. Наверное, девочку отдали кому-нибудь, и требование Лавинии помочь ей теперь уже невыполнимо…

Томазина все еще размышляла над своим открытием, когда в дверь постучали. Она было решила не откликаться, но вспомнила, что дверь не заперта.

– Сейчас! – отозвалась она, поспешно пряча свои находки и материнскую книгу в потайной ящик.

Вербурга Клейтон ждать не пожелала. Едва Томазина поднялась, чтобы открыть дверь, как она вошла в комнату. Прижав палец к губам, она посмотрела в окно на фасад господского дома, закрыла ставни и зажгла свечу.

Комнату заполнило тихое бормотание вперемежку со старческим шарканьем. Она потирала руки и заглядывала во все углы с любопытством, граничившим с наглостью.

Томазина не знала, что ей делать со старухой, и чувствовала себя неважно наедине с ней. Вербурга была подругой Лавинии. Из всех обитателей Кэтшолма, похоже, только она могла знать о судьбе младшей сестры Томазины.

– Рада тебя видеть, Вербурга. Я с самого начала хотела с тобой поговорить без чужих ушей.

– А?

Бормотание стихло. Когда же Томазина заглянула в ее блестящие глаза, она усомнилась в безумии старухи.

– Вербурга, я хочу с тобой поговорить.

– Надо было остаться на поляне.

– Это ты бежала за мной по лесу?!

Вербурга, не отвечая, вновь забормотала на одном ей известном языке. Она осмотрела вещи, которые Томазина достала из сундука.

– Лавиния, ты не можешь нас покинуть.

– Томазина. Я – Томазина.

Изобразив удивление, Вербурга огляделась.

– Это спальня Лавинии Стрэнджейс.

Томазина вздохнула. Зачем Вербурге надо было обряжаться в плащ и бежать за ней в лес? Даже если спросить, ответа она все равно не дождется. Вербурга говорит только то, что хочет.

– Теперь я очень жалею, что убежала, но я тебя тогда не узнала.

Вербурга не обращала на нее внимания.

«Но если бы я не убежала, – подумала Томазина, – я бы не наскочила на Ника в саду. Если бы мы с ним не поцеловались и не поругались, я бы не побежала укладываться и не нашла бы рисунки. И не знала бы, что у меня есть младшая сестра.»

Томазина опять вздохнула. Сегодняшний день заставил ее усомниться в том, что человек – хозяин своей судьбы.

Старуха молча стояла посреди комнаты. Потом подняла правую руку и ткнула в Томазину пальцем.

– Ты не должна уезжать. Ты не зря тут. Что тебе рассказала мать?

Отпрянув от нее, Томазина все же заметила, как хитро сверкнули ее глаза, и сердце у нее забилось сильнее.

– Она послала меня помочь моей сестре.

Вербурга одобрительно кивнула. Неожиданно она превратилась в совершенно разумную женщину, способную разговаривать как все нормальные люди.

– Ты ее знаешь, Вербурга? Как ее зовут? Кто ее отец?

Морщинистое лицо Вербурги преисполнилось важности, когда она уселась на сундук и, старая, как здешние горы, вновь принялась молча осматривать комнату. Томазина чуть не закричала от отчаяния.

– Моя родная сестра, Вербурга, я хочу ей помочь!

Старуха улыбнулась в ответ. Это была улыбка сумасшедшей. Никакой хитрости уже и в помине не было. Наконец она пробормотала два слова:

– Сестра-монахиня.[6]

– Нет. Моя сестра. Родная сестра!

– Сестра-монахиня, – повторила Вербурга. И расхохоталась, словно услышала добрую шутку. – Женских монастырей в Англии больше нет. – И опять она забормотала что-то несусветное о монашенках, священниках и Бог знает о чем еще. – Но есть те, кто блюдет старые обычаи. Ты это знаешь, Лавиния.

Томазина опять поправила ее. Неудивительно, что миссис Марджори не доверяет Вербурге. Старуха не совсем в своем уме. Иногда, правда, разум к ней возвращается, но ненадолго. Стоило Томазине прийти к такому выводу, как старуха спросила ее:

– Где ее книга?

– Чья? Мамина?

– Она одна. Мамина?

Томазина хотела было спросить, не она ли побывала у нее в комнате и оставила книгу открытой, но побоялась вернуть ее опять в сумеречное состояние души. У нее есть дела поважнее, чем книга Лавинии: она должна узнать, где ее сестра.

– Лавиния Стрэнджейс была большой искусницей, – сказала Вербурга.

Томазина была уверена, что она все соображает, пока старуха вновь не рассмеялась каркающим смехом.

– Пожалуйста, Вербурга, скажи, что сталось с моей сестрой!

– Никто лучше Лавинии не может готовить зелья. Большая искусница. Большая искусница, а?

Старуха постучала ногами по сундуку и вопросительно сверкнула глазами на Томазину.

– Да, матушка была большой искусницей, – ответила она.

Признание вышло горьким. Лавиния знала, как утишить боль в ногах, но чего ей это стоило? Она все время должна была увеличивать дозы. Ей требовалось все больше ее зелий, и Томазина не сомневалась, что в конце концов она сама себя ими убила.

– Где книга Лавинии?

Томазина заглянула в хитрые старые глаза и задумалась. В их разговоре подразумевалось гораздо больше, чем она догадывалась, и книга Лавинии тоже играла тут свою роль. Хорошо, что она успела ее спрятать.

– Она в надежном месте. Я не могу взять ее сейчас.

Вербурга завыла.

– Ты больна?

Вой становился все громче. Томазина поняла, что Вербурга думает, будто книга потеряна, – значит, это не она читала ее. Томазина не знала, что подумать, но она искренне сожалела, что расстроила беднягу.

– Я ее принесу.

Вой стих. Вербурга с сомнением уставилась на Томазину.

– Я тебе ее потом покажу, если ты ответишь на мои вопросы.

Вербурга ждала. Тщательно подбирая слова, Томазина сказала:

– У мамы был любовник после смерти батюшки. Я знаю, что она родила незаконную дочь, мою единоутробную сестру.

– Стыдно рожать ублюдков.

– Вот-вот! Матушка, верно, спрятала ребенка. Она ведь была умницей. И у нее были друзья. Она куда-то отослала девочку, да? Вербурга, моя сестра в деревне? Ее считают дочкой йомена?

Вербурга все еще сидела на сундуке, выбивая дробь на передней стенке.

– Лавиния умница. Ни один мужчина с ней не сравнится.

– Пожалуйста, Вербурга, помоги мне! Я зря сюда приехала? А куда тогда?

– Томазина, ты не должна уезжать.

– Значит, она здесь?

– Нам нужна книга.

– Хочешь получить ее в награду за ответы? Или ты меня не понимаешь?

Вербурга расплылась в улыбке, предоставляя Томазине выбирать тот ответ, который ей больше по вкусу.

– Я не уеду, Вербурга. Кто-то в Кэтшолме или в Гордиче должен был помочь Лавинии. Если девочка не умерла, она наверняка тут или в одном из других поместий Блэкбернов. – Томазина не сводила глаз с Вербурги, не понимая, в своем она уме или нет. – Джон Блэкберн – отец ребенка?

Вербурга снова что-то забормотала, не обращая внимания на вопрос Томазины.

Томазина вспомнила портрет Джона Блэкберна. Красивый, властный. Лавиния наградила его улыбкой, при виде которой женщины задумываются о темных спальнях. Разве не Блэкберн платил ей все эти годы? Не похоже на вознаграждение гувернантки.

Пытаясь пробиться к разуму старухи, Томазина стала размышлять вслух:

– Сестра младше меня. Наверное, она родилась до падения матушки. Значит, сейчас ей может быть от десяти до двадцати. Иокаста Кэрриер не в счет, но кандидаток все равно хоть отбавляй. Может быть, Агнес?

Вербурга насторожилась.

– Ты меня слышишь, Вербурга?

– Она идет.

Констанс Раундли ворвалась в комнату, даже не подумав постучать. Она не обратила никакого внимания на Томазину и направилась прямо к Вербурге.

– Вот ты где, старая карга! Сколько раз я тебе говорила не болтаться по дому?

– Она мне не мешала.

Констанс удостоила Томазину быстрым взглядом.

– Не выгораживайте ее, а то она Бог знает что еще натворит.

Вербурга переводила взгляд с одной на другую и хмурилась в растерянности.

– Лавиния! Где Лавиния? Она оставила вместо себя дочь.

– Оставила, оставила. – Констанс схватила старуху за руку и потащила ее вон из комнаты. – Мы уходим, Вербурга. Попрощайся с мисс Стрэнджейс.

– Всего доброго. Доброй ночи. Доброе утро.

Дверь за ними захлопнулась, и Томазина вновь осталась одна в бывшей спальне своей матери. Она еще долго слышала бормотание Вербурги, постепенно стихавшее в коридорах господского дома.


Марджори не нравилось, что ее сын нервничает. Она не сомневалась, что страда идет как надо, а то и лучше, чем когда управляющим был ее муж. Даже погода помогала Нику.

Он пришел, когда она уже легла в постель, но еще долго мерил шагами комнату. И вдруг ударил кулаком по оконной раме. Окно с треском открылось, и наступила тишина. Ей легко было представить, как он стоит в лунном свете, жадно глотая ночной воздух. Потом он наверняка поднял голову и стал смотреть в сторону Кэтшолма.

У нее даже мысли не возникло вылезти из теплой кровати, как ее ни одолевало любопытство. Пусть мужчина побудет один, если ему так хочется. Было время, когда ей хотелось понять, но она не понимала его отца.

Иокаста зашевелилась в постели и встала. Потом ее шаги зазвучали на лестнице. Обрадовавшись, что видит отца, она бросилась ему на шею.

– Ты не пришел к ужину. А мы тебя ждали!

– Я сказал, что постараюсь. Но не получилось.

Медленно, чтобы поменьше шуметь, Марджори подвинулась к краю кровати, которую делила с внучкой, и потянулась за шалью. Она хорошо слышала, о чем говорили внизу.

– Я скучала по тебе! Мы все ждали и ждали тебя, пока у меня в животе не забурчало так, что соседи, наверное, услышали. Бабушка заставила меня поесть.

– А иначе ты бы голодала?

– Голодала.

Марджори спустилась вниз и увидела улыбающегося сына, который, обхватив дочь за талию, поднимал ее вверх и заглядывал ей в глаза. Сделав вид, что Иокаста слишком тяжела для него, он как будто чуть не уронил ее и, усадив благополучно на скамью, надавил ей пальцем на кончик носа.

– Вот так-то, мисс. Быстро в постель! Уже поздно.

– Ты тоже давай в постель!

– И я тоже, только немного попозже.

– Ник, послушайся совета дочери!

– Сейчас, мама. Вы обе идите. Жаль, что я вас разбудил.

– Беги наверх, Иокаста.

– Я совсем не хочу спать! – Иокаста прикрыла рот ладошкой, чтобы Ник не видел, как она зевает. На бабушку она не обращала внимания. – Ты ужинал с мисс Стрэнджейс?

Ник потемнел лицом, но ненадолго, так что даже Марджори не поняла, показалось ей это или нет.

– Ты знакома с мисс Стрэнджейс?!

– Она такая красивая!

– Откуда ты знаешь? – спросил он, заглядывая ей в лицо, а потом внимательно посмотрев на мать.

– Мы вчера были вместе в церкви. Она сидела рядом с нами. Она мне очень понравилась. Если ты ужинал с мисс Стрэнджейс, тогда я на тебя не в обиде.

Ник поцеловал дочь в лоб и, тихонько шлепнув, подтолкнул к лестнице.

– Иди в постель. Завтра я буду ужинать с тобой. Даю слово.

Он подождал, пока девочка скрылась из глаз, и сразу на щеках его вспыхнул горячечный румянец. Марджори, повернувшись к нему спиной, подошла к окну и закрыла его. Она помедлила, не зная, закрывать ли ставни. Луна светила ярко, посылая на землю свои колдовские лучи.

– Ты очень поздно сегодня.

– Лучше расскажи, как вышло, что Томазина Стрэнджейс очаровала мою дочь?

– Мы встретились случайно. По дороге в церковь. Ты против?

– Я не хочу, чтобы она даже приближалась к моей дочери! К счастью, она скоро уедет. А пока я не потерплю… случайные встречи.

– Почему ты так расстроился?

– Ты знаешь, кем была ее мать.

Марджори открыла рот, но ничего не сказала.

Она многое знала о Лавинии Стрэнджейс, и подумала, что Ник вспоминает то же самое; но не могла ни о чем спросить его, не выдав себя гораздо больше, чем ей хотелось бы.

– Ну, мадам?

Марджори раздраженно сказала:

– Я тебе уже говорила, что Томазина только внешне похожа на мать!

– Я не хочу рисковать своей дочерью! Не хочу, чтобы Иокаста встречалась с Томазиной Стрэнджейс. Мама, ты меня слышишь? Оставь свои мечты. Томазина никогда не будет твоей невесткой!

Марджори вздохнула, глядя, как Ник идет по лестнице наверх в свою спальню. Не имело смысла ему что-нибудь втолковывать – по крайней мере, когда он так упрямо выпячивает подбородок.

Спать ей не хотелось. Она достала кружку, налила себе эля и взяла хлеба. Ник заронил ей в душу сомнение.

В том, что Лавиния Стрэнджейс начала делать в Гордичском лесу, не было ничего дурного. Даже Марджори с удовольствием участвовала в тогдашних сборищах, но потом благоразумие все-таки взяло в ней верх. То одно менялось, то другое, потом Элис… А вскоре и сама Лавиния чуть не погибла и уехала.

Она опять вздохнула и присела к очагу. Она всегда знала, что ничто не кончится с отъездом Лавинии в Лондон. Стоит только чему-нибудь начаться, потом попробуй останови… Ей даже не хотелось думать о том, что сейчас творится в Гордичском лесу.

А в Кэтшолме муки Томазины вылились в ночной кошмар. Не зная, что в изножии стоит и наблюдает за ней темная фигура, она крутилась и вертелась, бормоча что-то в испуге, как это было много лет назад в соседней комнате.

…Девочка проснулась от приглушенных голосов. Кто-то ссорился. Она была больна, и горячка еще изводила ее, но ей вдруг стало так страшно, что она вскочила с кровати и открыла дверь.

На балконе, не подозревая о ее присутствии, два человека угрожали друг другу. Томазина не разбирала слов, но в одной из фигур узнала свою мать и поняла, что говорившие не испытывают друг к другу добрых чувств.

Больше никто не жил в южном крыле, и некому было помочь матери, когда собеседник взмахнул рукой и столкнул ее вниз.

Лавиния закричала.

Томазина тоже.

Во сне она видела, как подбежала к перилам и посмотрела во двор. Мать лежала неподвижно, и девочка подумала, что она умерла. Ноги у нее были неестественно подвернуты, и по камням растекалась кровь.

Не в силах сделать ни шагу, Томазина посмотрела на того, кто столкнул ее мать. Он вышел из тени, приблизился к ней, и она сквозь слезы смотрела туда, где должно было быть его лицо.

Вместо него она увидела маску Смерти…

Сдержав крик, Томазина проснулась вся в поту. На мгновение ей показалось, что Смерть преследует ее наяву.

В изножье ее кровати кто-то шевельнулся и пересек узкую полосу лунного света, льющегося в открытое окно.

Тень исчезла, словно ее не было.

«Мне все привиделось, – убеждала себя Томазина. – Никого не было. И никто еще не умирал от ночных кошмаров».

Однако легче ей не стало, тем более что она вспомнила, что закрыла окно, прежде чем лечь в постель.


Ричард Лэтам рвал и метал, когда по его приглашению на другой день Фрэнси Раундли вошла большую залу.

– Почему ты не начала украшать дом?!

– Еще много времени.

– Всего пять дней! А я хочу, чтобы были гирлянды, цветы, свежие половики.

Фрэнси промолчала. Она устала от его придирок. Лэтам подошел к ней и ухватил ее двумя пальцами за подбородок – так, что она поморщилась от боли.

– Ревнуешь, милочка? Неужели ты такая дура, что думала, будто я женюсь на тебе? Вместе с Констанс я получу все владения Раундли и Блэкбернов.

– Пока я жива, ты не получишь ничего из владений Блэкбернов. И не получишь мою вдовью треть владений Раундли.

– Правильно. Подумай об этом, Фрэнси. И веди себя хорошо.

– Ты меня убьешь, Ричард?

– Зачем? Я вполне справлюсь с тобой в постели.

Он прищурился и еще сильнее сжал пальцы, прежде чем отпустить ее.

– Я отдалась тебе по любви.

– А своему новому любовнику? Почему ты легла с ним?

Она отпрянула, изумившись и не зная, что ответить.

Поняв, что она ничего не отрицает, он разозлился еще больше.

– С кем ты меня обманываешь, Фрэнси? С моим братом? Или с занудой Ником Кэрриером? Или нашла себе какого-нибудь крестьянина?

– Ни с кем, Ричард. Никого у меня нет, кроме тебя.

Она хотела прижаться к нему, но он оттолкнул ее.

– С кем, Фрэнси? Клянусь, это управляющий! Ты всю жизнь знаешь Ника Кэрриера и ведешь себя с ним как с равным. Ты даже разрешила ему звать тебя по имени! Вполне логично думать, что ты зашла и дальше.

– Говорю тебе, только ты один имеешь право на мою постель!

Горделиво выпрямившись, она выдержала его взгляд, и он подумал: «Чем черт не шутит, может, эта дура и не обманывает». Он улыбнулся и крепко прижал ее к себе.

– Не бойся. Когда я женюсь, я тебя не оставлю. Но ты должна устроить самую пышную свадьбу, какой еще не было в нашем графстве. Ты меня понимаешь?

– О да! Отлично понимаю.

Уверившись, что она все сделает как надо, лишь бы он бывал иногда в ее постели и даровал ей долгую жизнь, он улыбнулся: «Придется потерпеть несколько месяцев, а потом… несчастный случай».

– Пойдем в кроватку, радость моя.

Возбужденный неожиданно пришедшей ему на ум идеей убийства, он повел Фрэнси из большой залы, жалея о том, что не сможет одновременно заняться и Констанс. С ней не разделаешься раньше, чем года через два.

Томазина вся дрожала, глядя, как они идут вместе, а им и в голову не приходило, что кто-то слышал, как они ссорились.

Она сидела на подушке, брошенной на пол в галерее музыкантов, куда пришла взглянуть на коллекцию книг по музыке, собранную в Кэтшолме. Она любила бывать здесь, когда была ребенком, – пожалуй, лишь чуть-чуть меньше, чем в лесу.

Длинная, узкая, плохо освещенная комната располагалась над входом в залу, и через балюстраду она могла видеть все, что происходило внизу, как с высоты птичьего полета. Отсюда Томазина видела много пиров, которые задавал еще Джон Блэкберн.

Как-то раз здесь были даже актеры. Они представляли комедию, а в перерывах всех развлекал фокусник. Томазина вспомнила, что труппа называлась «Актеры лорда Саффорда». Они до сих пор давали представления в Англии.

На сей раз Томазина вовсе не собиралась подсматривать и подслушивать. И не собиралась использовать то, что узнала. Она решила пойти к себе, но тут заметила, что внизу есть кто-то еще, и замерла на месте.

Из своего укрытия появилась Констанс Раундли. Она пряталась за висевшим на стене гобеленом. Сжав кулаки, она смотрела вслед жениху и матери. Томазине стало ясно, что Констанс тоже все слышала.

Застонав от жалости к ней, Томазина поняла, что выдала себя, потому что, оглядевшись, Констанс посмотрела прямо на галерею музыкантов. Правда, через несколько минут она успокоилась и ушла.

Томазина осталась на месте. У нее не было желания никого видеть, пока не разберется в том, что услышала сегодня, не говоря уж о вчерашнем.

Чтобы прояснить голову, она попыталась сначала настроить лютню, которую захватила с собой. Потом уселась поудобнее…

В голове у нее была полная сумятица с тех пор, как она нечаянно налетела на Ника Кэрриера и он ее поцеловал. Но теперь многое переменилось. Даже слишком многое.

Ричард Лэтам и Фрэнси Раундли – любовники. Томазина с трудом заставила себя в это поверить.

Она стала в раздумье перебирать струны, пытаясь распутать клубок взаимоотношений в Кэтшолме.

Неужели Лэтам прав и Ник – любовник Фрэнси? Сфальшивив, Томазина сердито ударила по струнам.

Какая разница, с кем спит Ник, сказала она себе. Но она знала, что обманывает себя. Разница была. Томазина прилежно настраивала лютню и перетягивала струны… Она обещала умирающей матери, что поможет своей сестре. Сейчас это единственное, что должно иметь для нее значение! То, что она начинала ненавидеть свою мать за это непосильное поручение, лишь подстегивало ее. Она исполнит последнюю волю Лавинии Стрэнджейс, чего бы ей это ни стоило!

Одна струна никак не поддавалась: сколько она ни возилась с ней, все было напрасно. В конце концов она натянула ее как могла, надеясь, что струна не порвется. Результат оказался неплохим, и Томазина обрадовалась этой первой удаче за сегодняшний день.

Она принялась наигрывать мелодию песенки, которую узнала в Кэтшолме.

– Уйди от моего окна, – тихо пропела она и смолкла.

Кто открыл ночью ее окно?

Ночной кошмар не давал ей покоя. Раньше она не сомневалась в том, что с матерью произошел несчастный случай. Теперь она уже не была в этом уверена. Неужели это был не простой сон? Может быть, воспоминание?

Она думала, что лютня успокоит ее душу, но этого не случилось. Стало даже хуже. К тому же Томазина вдруг почувствовала, что она не одна в галерее. У двери стоял и смотрел на нее Ник Кэрриер.

Сердце у нее ушло в пятки при виде его. Неужели это она решила больше никогда его не видеть? Сейчас он был ей нужен как воздух.

– Томазина, держись подальше от моей дочери.

Она аккуратно положила рядом с собой лютню, но не встала с подушки. Бежать ей было некуда, даже если бы она хотела этого.

– Я не сделала ей ничего плохого.

– Держись от нее подальше! Я не хочу, чтобы ты испортила ее.

– Даю слово, я не искала с ней встречи, но ты не можешь винить меня в том, что ей хочется со мной дружить.

Утром Иокаста нашла ее в садике, где выращивали травы. Девочка весело щебетала о жизни в деревне и о своем отце. Она боготворила его, и Томазина вспомнила, как сама боготворила Ника в ее возрасте. Вспоминать об этом было больно, и Томазина решила в будущем избегать Иокасту. Ника она тоже не собиралась больше видеть.

Он недоверчиво нахмурил брови.

– Как можно тебе верить? Только вчера ты дала мне слово, что утром уедешь, а сама все еще здесь!

Она не знала, имеет ли смысл что-то объяснять Нику, который думал о ней лишь самое плохое. Тем не менее она сказала:

– Ник, я не собиралась нарушать своего слова. Но я ведь еще раньше поклялась исполнить последнюю волю моей матери. Я не могу уехать – даже чтобы доставить тебе радость.

Он прищурился.

– Дала клятву Лавинии?

Томазина кивнула, не понимая, почему он всегда так подозрителен, едва речь заходит о ее матери. Она хотела рассказать ему о своей неведомой сестре, но не посмела.

– Зачем она прислала тебя сюда? Что еще за беда нам грозит?

– Это не имеет к тебе никакого отношения.

– Все, что происходит в Кэтшолме, имеет ко мне отношение.

– Все?

Она не смогла удержаться, чтобы не поддразнить его. Ник подошел к ней и встал рядом так близко, что Томазине даже пришлось задрать голову, чтобы заглянуть ему в глаза. Не в силах ничего прочитать в них, она все-таки решила довериться своему чутью, которое, впрочем, изменяло ей, когда дело касалось Ника. Тем не менее… Она не скажет ему о сестре, потому что он вряд ли что-нибудь знает о чьих-то младенцах, законных или незаконных. Можно, конечно, обойтись и без Ника, но почему бы не воспользоваться его помощью?

– Скажи, Ник, – тихо спросила она, – если ты действительно все знаешь в Кэтшолме: кто хотел убить мою мать девять лет назад?


6

<p>6</p>

Ник не шевельнулся, не отвел глаза. Он понял, о чем его спросила Томазина. Она думала, что кто-то столкнул ее мать с лестницы. Если ей нужны имена тех, кто хотел бы убить Лавинию девять лет назад, он назовет их. И первым назовет себя.

В глазах Томазины он читал решимость. Неужели она вправду не знает, какой стервой была ее мать?

Он растерялся. Вчера в саду он тоже было засомневался. На мгновение он даже поверил, что она, возможно, девушка и чиста настолько же, насколько ее мать порочна. Но своим поведением она избавила его от иллюзий. Где она научилась так целоваться? И то, что она ходила в Гордичский лес, тоже не возвышало ее в его глазах.

Ник взял себя в руки, чтобы вновь не поддаться ни жалости, ни страсти. Надо держаться от нее подальше, ведь она солгала ему, что уедет утром. Ему было больно от ее лжи и еще больнее от того, что он сознавал это.

Когда Иокаста пришла к нему утром и рассказала о встрече с Томазиной, он всерьез разозлился. Мисс Стрэнджейс прогуливается с его дочерью в саду! Слава Богу, что хоть не в Гордичском лесу.

Он понял, что после этого у него нет выбора. Если даже он еще раз прикажет Иокасте держаться подальше от Томазины, это ничего не даст. Он должен поговорить с самой Томазиной.

Теперь, сказав все, что хотел сказать, он должен был бы уйти, но ее вопрос и упрямое выражение ее лица вновь повергли его в смятение. Придется выслушать, что ей стало известно.

Ник сел на пол рядом с подушкой и прислонился спиной к балюстраде. Томазина тотчас устроилась так, чтобы видеть его лицо, однако на галерее было достаточно темно, чтобы Ник не боялся выдать себя случайной улыбкой.

– Ты, однако, долго ждала, чтобы спросить об этом, – заметил он.

– Я просто долго ничего не помнила.

И она принялась, стараясь быть спокойной, пересказывать ему свой ночной кошмар. Вскоре и Нику стало не по себе. Он понял, что Томазина напугана не только сном, но и тем, что случилось девять лет назад. Ему не хотелось вспоминать ту маленькую девочку, но он не мог не признать, что когда Томазина жила в Кэтшолме, она была такой же чистой и простодушной, какая сейчас Иокаста. Матушка права. Маленькая Томазина не имела ничего общего со своей матерью.

– Я не знаю, кто был этот мужчина, но я уверена, что он был. И даже больше того. Я могу вспомнить еще кое-какие подробности той ночи. Три голоса мешали мне спать. Мама ссорилась не с одним, а с двумя мужчинами.

Неожиданно Томазина схватила Ника за руку, напугав его так, что он едва не отпрянул от нее. Глаза ее, черные в полутьме, сверкали. Он видел в них слезы. Ему вдруг захотелось обнять ее и прижать к себе, но он устоял перед этим порывом.

– Один из них пытался ее убить, – хрипло произнесла Томазина. – Пожалуйста, Ник, расскажи мне, что было той ночью!

– Меня тогда не было в Кэтшолме.

Разочарованная Томазина торопливо выпустила его руку. Она, казалось, была смущена своей смелостью и старательно избегала его взгляда.

– Томазина, это был несчастный случай.

– Откуда ты знаешь? Ты же только что сказал, что уезжал!

Вспоминая тот день, Ник не знал, то ли радоваться ему, то ли печалиться. В то же время он готов был уехать куда угодно, лишь бы подальше от скандалов с женой. Он не находил общего языка ни с ней, ни с отцом, да и между его родителями то и дело пробегала черная кошка.

– За неделю до того дня я уехал в Драйтвич за солью. Оттуда мне надо было в Уорикшир – договориться насчет угля. Я ничего не знал о том, что случилось с Лавинией, а когда возвратился, вас уже не было.

– Но тебе ведь что-то рассказывали! Пожалуйста, Ник! Вспомни хоть что-нибудь!

Не желая помогать дочери Лавинии, Ник долго молчал. Как она волнуется… и как будто искренне. Вновь он подумал, что, быть может, ошибся на ее счет.

– Не помню я ничего… Говорили, что она вроде бы поскользнулась, упала с лестницы на камни и переломала себе ноги.

– Не то, это все не то! – стояла на своем Томазина. – Это не был несчастный случай.

– Томазина, ты видела сон. Если на твою мать покушались, почему она никому ничего не сказала? Лавиния Стрэнджейс была не из молчаливых.

– А у нее был любовник?

Глаза Томазины горели непонятным Нику огнем. Он промолчал. О некоторых вещах лучше не говорить.

– Ник, там было двое мужчин! Ты должен знать мужчин в Кэтшолме, которые могли спорить из-за нее или с ней!

– Зачем ворошить старое? Не стоит ковырять зажившие раны.

– Ник, тот, кто столкнул ее, хотел убить и меня! Я думаю, он убил бы нас обеих, если бы смог. Но ему помешали. Может быть, мама закричала и кого-то разбудила.

– Ну, ты уж придумаешь! Лавинию нашел мой отец, и рядом никого не было.

Ник отмел подозрение, что у его отца тоже была причина покончить с Лавинией. Он стоял на своем: если бы на Лавинию было совершено покушение, она бы обязательно об этом рассказала. Она бы все сделала, чтобы этого человека повесили за преднамеренное убийство… если только она видела, кто ее столкнул.

Нику стало неловко, что он столько значения придает сну, ведь это всего лишь игра воображения.

– Я ничего не помню после того, как он подошел ко мне…

Томазина в отчаянии закрыла лицо руками. Она поникла. Куда только делась ее горделивая осанка?

Нику опять стало ее жалко, но он не позволил себе расслабиться. Правда, пока он смотрел, как она рыдает, в его душе опять началась борьба. А что, если он неправ? Если она такая, какая есть? Могла же она не знать о вероломной натуре своей матери…

Жалея ее, он все же не доверял ей и не позволял себе коснуться ее, но не сомневался, что она убеждена в правдивости своего сна. Возможно, она и права… Кто-то в самом деле мог пытаться убить ее мать. Но у Ника не было никакого желания искать убийцу. Какая теперь-то уж разница? Чем это поможет мертвой Лавинии… или ее дочери?

Наконец Томазина перестала плакать и убежденно заявила:

– Я не могу уехать из Кэтшолма – по крайней мере, пока не узнаю правду.

– А вдруг тебе не понравится то, что ты узнаешь?

Она дернула головой.

– Не хочу я никаких тайн! Матушка умерла, ей теперь все равно.

– А тебе разве нет? Зачем тебе ворошить ее темное прошлое?

Ник подумал, что ему тоже, возможно, не все равно. Но некоторые тайны лучше не трогать.

– Что это ты вдруг так заботишься обо мне?

– Неплохой вопрос, – усмехнулся Ник. – Мне все-таки не хочется, чтобы ты сама накликала на себя беду.

– Я все узнаю! – упрямо заявила она. – С твоей помощью или без, но я все узнаю!

Ник понял, что не может защитить ее от разочарования. Ну что ж, пусть тогда узнает, что ей суждено знать.

– Твоя мать была любовницей Джона Блэкберна! – вдруг выпалил Ник. – Она стала ею вскоре после твоего рождения. В Кэтшолме все об этом знали.

– Я не знала.

– Ты была маленькой.

– Ты тоже.

– Я на восемь лет тебя старше. И я – мужчина.

– Это уж точно.

Он был рад, что она не видит его в темноте. Вглядываясь в ее лицо, он понял, что она довольно спокойно восприняла это событие. Или она все-таки врала ему, что ничего не знала о любовной связи своей матери?

Ник обозвал себя дураком. Вечно он дает слабину в присутствии женщин по фамилии Стрэнджейс! Но он не мог обидеть Томазину. А вот она разобьет его сердце, если только он ей позволит!

– У нее были еще любовники? – настойчиво допрашивала его Томазина. – Кто еще мог ссориться с ней в ту ночь?

Костяшками пальцев Ник потер переносицу. Они вступали на опасную почву, но не отвечать он не мог. Если его слова огорчат её – что ж, так тому и быть. Она сама напрашивалась па это.

– Все, у кого были на месте глаза и мозги, знали, что твоя мать не из однолюбок.

Томазина стоически перенесла этот удар по ее самолюбию.

– Ник, кто мог быть вторым мужчиной в ту ночь? Я должна знать.

– Если кто-то в самом деле ссорился и если с ней действительно были двое до того, как она упала, то это, верно, Джон Блэкберн и Ричард Лэтам.

– Ой!

– Может быть, твой сон всего лишь сон? Подумай, Томазина, и хорошенько подумай, прежде чем кого-нибудь обвинять! Я не сомневаюсь, что Лэтам способен на все, но если он добивался смерти твоей матери, он бы довел дело до конца.

– Кто-то ему помешал убить нас обеих.

– Тогда кто?

– Не помню. Ты сказал, что твой отец нашел маму. Может быть, он…

– Он тебя не видел.

Ник выпрямился и отодвинулся от балюстрады. Слишком долго он тут сидит. Он уже почти поверил, что она права, но в этом-то как раз и заключалась опасность. Некоторые тайны, еще раз напомнил он себе, нельзя трогать.

– Томазина, ты видела сон. Все остальное – плод твоей фантазии.

– Подожди, Ник! – шепнула она, и он подался к ней, несмотря на решение не слушать ее больше. – В Кэтшолме что-то не так. Это не просто мое воображение.

– Да. Здесь поселилось зло, и поэтому ты должна как можно скорее уехать.

– Но ты же остаешься.

– У меня есть обязательства. Я… я, скажем, храню верность.

«Почему я ей отвечаю? – спрашивал он себя. – Мне надо уйти. И уйти поскорее, пока я опять не поверил в ее невинность.»

– Верность Фрэнси? – спросила Томазина, глядя на свои руки, лежавшие на коленях.

Она опять чуть не плакала.

– В это трудно поверить? Кэрриеры несколько столетий верно служили Блэкбернам из Кэтшолма. Мой отец погиб, пытаясь вытащить отца Фрэнси из огня. – Она вскрикнула, и Ник понял, что она понятия не имеет об обстоятельствах смерти его отца. Он постарался говорить помягче. – Томазина, я ответил на твои вопросы, и тебе больше незачем тут оставаться. Я могу дать тебе конюха, чтобы он проводил тебя в Манчестер.

Она стояла перед ним вновь величественная как королева.

– Ник, я пока не уезжаю, а если и уеду, то не в Манчестер. Я поеду к родне моей матери.

Он скептически поднял бровь, но добился лишь того, что ее голос зазвучал тверже:

– Я останусь до свадьбы.

– Зачем?

С насмешливой улыбкой она повторила его же слова:

– Храню верность. Своему слову.

На другое утро, едва рассвело, начались приготовления к свадьбе. Фрэнси Раундли распоряжалась слугами не хуже генерала, командующего армией. Ей хотелось угодить Ричарду Лэтаму, но еще больше ей хотелось загрузить себя делами и ни о чем не думать.

Назначить свадьбу на время уборки урожая было, конечно же, ошибкой. Каждая женщина, приходившая в дом повесить гирлянды, помочь на кухне или поменять половики, оставляла ради этого куда более важное занятие. И Фрэнси знала, что если не все будет ладно с урожаем, обвинят в этом только ее.

В полдень деревенские хозяйки собрались в большой зале, кидая на нее вопросительные и осуждающие взгляды. У Фрэнси мгновенно заболела голова. Никто ее не понимает… Никто не жалеет. Констанс опять дуется. То ли Фрэнси показалось, то ли эта дурочка действительно злится больше обычного.

Еще эта Томазина Стрэнджейс… Фрэнси избегала говорить наедине с дочерью Лавинии, несмотря на приказание Ричарда, но Томазина сама присоединилась к женщинам, которые плели гирлянды. Она следила за каждым шагом хозяйки Кэтшолма, и Фрэнси была уверена, что эта незваная гостья только и ждет случая поговорить с глазу на глаз.

– Томазина, расскажи нам о Лондоне, – попросила ее одна из женщин. – Ты видела королеву?

– Только один раз, и то издалека.

– Правда, что там есть улица, на которой все дома золотые?

На Томазину посыпались вопросы, и она с готовностью отвечала на них, стараясь, впрочем, поменьше говорить о себе и о своей матери. Фрэнси удивилась. Ей стало интересно, что же может скрывать Томазина.

– Завтра будет полная луна, – проскрипела Вербурга.

Наступило неловкое молчание, прерванное Марджори Кэрриер:

– Перед осенним равноденствием.

У Фрэнси еще сильнее застучало в висках, хотя женщины вновь затрещали как сороки о своих делах.

– Пора собирать травы, – вновь проскрипела Вербурга.

Никто не обратил на нее внимания, только Фрэнси вспомнила, как Лавиния рассказывала ей о силе трав, собранных в лунную ночь.

Фрэнси вздохнула. Вот было время! До несчастья с Лавинией жизнь в Кэтшолме была сплошным приключением. Зато после ее отъезда здесь стало ужасно скучно, и Фрэнси возненавидела свое поместье. Она уже собиралась податься в Лондон, когда во время одной из поездок в Манчестер ее соблазнил Ричард Лэтам.

Ричард Лэтам! Фрэнси любила и ненавидела его за то, что чувствовала себя с ним полной жизни. Пусть кто угодно сплетничает за ее спиной. Если захочет, она вернет его. Ричард женится на Констанс, но все равно она скоро ему надоест. Что может девственница предложить такому мужчине?

Нахмурившись, она на мгновение замерла. Не надо врать себе. Что-то изменилось в их отношениях. Он ей угрожает, унижает ее в постели, заставляет делать вещи, которых еще недавно не требовал от нее. Многое в нем ей сейчас не нравится. Может, он именно так собирается использовать ее и в будущем?

Томазина Стрэнджейс рассмеялась чему-то, и Фрэнси внимательно посмотрела на нее. Перемена в Ричарде как-то связана с Томазиной. Возвращение Лавинии, может, что-то и изменило бы к лучшему, а Томазина только все портит. Фрэнси встала и, пробормотав извинения, отправилась в спальню. Она заперлась на ключ, чувствуя, что не в силах больше терпеть головную боль. Она почему-то была уверена, что возвращение Томазины Стрэнджейс в Кэтшолм обернется большой бедой.

Женщины Кэтшолма и Гордича, не скрывая беспокойства, проворно работали руками, украшая большую залу для свадебного пира. Они трудились весь день, и на другой тоже пришли с утра. В тот вечер, когда луна поднялась высоко, многие из них прямо с постелей побежали в Гордичский лес. Около полуночи они собрались на поляне, посреди которой лежал плоский камень.

Когда их стало тринадцать – в плащах и масках, – главная из них, или Старшая, предложила всем испить меду. Поначалу некоторые нервничали, чувствовали себя неловко, но вскоре это прошло. Смешки и шепот нарушали тишину леса. Все чего-то ждали.

По сигналу Старшей они окружили камень и взялись за руки. Едва женщины запели, как их ослепил яркий свет. Открыв глаза, они увидели повсюду дым и ощутили запах серы.

Боясь оставаться на поляне, но еще больше боясь пошевелиться, они закричали и в следующее мгновение увидели мужскую тень, которую не раз замечали в Гордичском лесу в ночь праздника урожая.

Тень вышла из дыма и стояла на камне. Она была в маске, как они все, и в красивых черных одеждах. Старшая сделала знак, и женщины, сбросив плащи, стали танцевать. Напуганные до смерти, они дрожали от ночной сырости, скидывая в танце с себя все, что было на них.

Стояла тишина. Они двигались в каком-то странном ритме, не глядя друг на друга и на того, кто стоял на камне. Они не сняли масок, но все равно каждое движение давалось им с трудом, ибо действие меда стало потихоньку проходить.

Только одна плясунья – Старшая – не ведала стыда, несмотря на свою наготу. И это было естественно, потому что она все и придумала. Ей хотелось власти над женщинами, которых она унижала ради этой власти. Они плясали для тени, которую Старшая явила им, и знали, что она зорко следит за ними.

Смело взглянув на «тень», Старшая заметила одобрение в его глазах и, воодушевленная, убыстрила темп, искушая его все более чувственными позами, как вдруг раздался голос:

– Книга Лавинии.

Сказавшая это остановилась. Она была уже далеко не в том возрасте, когда можно соблазнять телом. Но ее голос узнали все.

Женщины с испугом смотрели на тень и на старуху, не зная, что делать дальше.

– Она знала зелье, от которого люди летают.

Старуха издала странный каркающий звук и заговорила-забормотала то совершенно непонятное, то вполне разумное: о том, что в книге Лавинии Стрэнджейс есть рецепт зелья, которое прогоняет стыд и сомнения, освобождает душу и тело, чтобы они могли свободно летать.

Главная из женщин вновь подала сигнал. Вновь вспышка света – и тень исчезла. Через мгновение поляну заволокло дымом.

А Томазина спала в Кэтшолме, не ведая о грозившей ей беде, но все же спала беспокойно. Когда ее разбудил какой-то шум, она не стала цепляться за обрывки сна, а поднялась, оделась и распахнула окно, глядя на полную луну и чувствуя одно лишь отчаяние.

Приехав в Кэтшолм, она старалась побольше вспомнить о своей жизни здесь, но это у нее очень плохо получалось. Ей больше не приходила на ум ни одна подробность той страшной ночи. Просто кто-то, кого она знала, был там, и он хотел ее убить.

С поисками сестры дело обстояло не лучше. Женщины, которые отважились поговорить с ней наедине, очень осторожно подбирали слова. Кое о чем она спрашивала в зале при всех, когда плели гирлянды. Теперь она знала о будничной жизни в Кэтшолме гораздо больше, чем когда сама жила здесь, но о том, что сталось с ее сестрой, не имела ни малейшего представления.

Самое большое, что ей удалось сделать, это составить список девушек, которые могли бы быть дочерями Лавинии. Она вычеркнула из него Агнес и еще нескольких, уж очень явно похожих на своих родителей, и старалась не думать, что сестру могли отослать в дальнее имение. Надежды найти ее там у Томазины почти не было.

Один раз она осмелела настолько, что прямо спросила Марджори Кэрриер, не слыхала ли она чего о второй дочери Лавинии Стрэнджейс. Удивление на лице Марджори убедило Томазину, что она ровным счетом ничего не знает.

Скорее всего, все знала Вербурга. Томазина не сомневалась в этом, но ничего не понимала в ее бормотании.

Возможно, и Фрэнси знает. Особенно если ребенок родился в последние годы пребывания Лавинии в Кэтшолме. Они наверняка поверяли друг дружке свои тайны, но узнать что-нибудь от Фрэнси не было никакой возможности. Хозяйка Кэтшолма избегала Томазину.

Заманчиво было пробраться к ней в спальню и заставить ее говорить, но Томазина этого боялась. Ей совсем не хотелось знать, что Ник Кэрриер согревал постель Фрэнси.

Она пыталась убедить себя, что это не имеет для нее никакого значения, но ничего не получалось. Это было ужасно. Она не могла его не любить и не переставала удивляться тому, что через столько лет помнит, как хорошо ей, девчонке, было в его объятиях.

Томазина вздохнула. Нельзя думать о Нике Кэрриере! Она должна исполнить последнюю волю матери, а потом уедет и никогда больше его не увидит.

То, что ей рассказал Ник, осложнило ее поиски. Скорее всего, отцом девочки был Ричард Лэтам или Джон Блэкберн. В качестве адвоката Блэкберна Ричард Лэтам мог бы знать о том, где она и что с ней. Она уже поняла, что лучшим источником информации для нее наверняка был бы господин Лэтам. Однако она ни о чем его не спрашивала. Более того, она его избегала. Особенно теперь, зная, что он был любовником Лавинии.

Тень мелькнула на балконе за окном, и Томазина в страхе затаила дыхание: ей сразу вспомнилось лицо Смерти из ночного кошмара.

– Кто там?

Ник Кэрриер медлил. Он узнал то, что хотел узнать: Томазина у себя в спальне, – и здравый смысл подсказывал ему уйти, ничего ей не отвечая. Но какая-то сила держала его на месте.

Она закрыла окно.

Потом открыла дверь.

Лунный свет вспыхнул на ноже, который она держала обеими руками. И показал ей лицо человека.

Нож выпал у нее из рук, и она бросилась в его объятия.

Они оба сгорали от страсти, и нелепо было это отрицать. Нельзя обмануть судьбу.

Ник пришел к ней! Томазина была счастлива. Он изменил свое мнение о ней. Он любит ее, а иначе зачем бы ему так ее целовать?

В спальне, едва за ними закрылась дверь, они снова прильнули друг к другу. Она не закрыла ставни, и в окна струился лунный свет.

– Дай мне поглядеть на тебя.

Он спустил с ее плеча рубашку и залюбовался нежной кожей. Томазина затрепетала, но не отвернулась.

– Ты словно выточена из слоновой кости, – Пробормотал Ник. – Только теплая.

Он скользнул рукой по ее длинным волосам и положил ладонь ей на шею, не давая, даже если бы она захотела, уйти от его ласк. У Томазины кружилась голова, и все же когда он положил ее на кровать, она задрожала не только от страсти.

Он коснулся ее груди, большим пальцем погладил сосок, и Томазине показалось, что еще немного – и она потеряет сознание от блаженства. Никогда еще она не испытывала ничего подобного.

Ник целовал ее груди, а она и радовалась и боялась одновременно.

Ник оторвался от нее, вспомнив, что пора бы раздеться, и только тут понял, что она пытается удержать его от последнего шага.

– Еще поцеловать тебя? Я так и собирался сделать.

– Я только хотела… – округлив глаза, шепнула Томазина. – Нет. Не имеет значения.

– Скажи… – разрешил он.

Ведь уже ничто не могло измениться…

– Я вспомнила, что будет больно, – еле слышно сказала Томазина.

Опять он ошибся! То, что она сказала, было важно для него. Его охватила ярость, смешанная со страшным разочарованием. Значит, прежний любовник мучил ее! Она утвердила его в худших предположениях насчет ее отношений с другими мужчинами.

– Все будет хорошо.

Он коснулся губами ее груди, и она задрожала от страха.

– Откуда ты знаешь? – спросила она дрожащим голосом.

Услышав ее вопрос, Ник призадумался, однако быстро отверг мысль о том, что она боится первого сближения с мужчиной. Еще один трюк. Зачем-то ей понадобилось строить из себя наивную девочку.

Неужели она вправду думает, что таким образом приобретет над ним власть? Она, верно, хочет, чтобы он преисполнился чувства вины за то, что она заставила его совсем потерять голову от страсти.

Разозлившись, Ник вскочил. Однако он не смог отказать себе в удовольствии пройтись взглядом по ее ногам, животу, груди, бледному лицу.

Она покраснела, но не пошевелилась.

– Жаль. – Он даже охрип. – Мы оба получили бы удовольствие.

Томазина торопливо натянула на себя простыню. Руки ее дрожали, а в глазах блестели слезы.

– Откуда ты знаешь?

Он горько рассмеялся.

– Здравый смысл подсказывает мне, что шлюха должна была научить свою дочь искусству любви. Я уже наблюдал, как твоя мать очаровывала моего отца.


7

<p>7</p>

Томазина не проронила ни слова. Ник подошел к двери и, взявшись за ручку, оглянулся. Скривив губы в презрительной усмешке, он сказал:

– Ты – достойная дочь своей матери.

Томазине стало больно, словно от удара. Впрочем, удар ей было бы перенести легче, чем выражение его глаз.

– Томазина Стрэнджейс, несмотря на всю твою красоту, я могу читать в твоей душе, потому что я знал твою мать. Она не только соблазнила моего отца и отвадила его от законной жены, но и когда я женился и моя жена носила моего ребенка, она не постыдилась прийти в комнату управляющего и позабавиться, пробуя на мне свои чары.

– Нет!!

Томазине стало по-настоящему плохо от его слов.

– Да, Томазина. О да! У твоей матери был легион любовников. Но я не повторю ошибки своего отца. Если я и лягу с тобой, то на своих условиях.

Слова Ника долго еще звучали в ушах Томазины после его ухода. Не в силах заснуть, она лежала, уставясь на голубой полог и всей душой ненавидя свою мать.

Она не удивилась, узнав, что Блэкберн был ее любовником. Что-то такое она чувствовала еще ребенком, хотя наверняка ничего не знала. Насчет Лэтама все было более неожиданно, но, подумав, Томазина поняла, что и это в порядке вещей. Вот почему ей было так тошно в обществе Лэтама с самой первой минуты ее пребывания в Кэтшолме…

Но отец Ника… От этой новости она пришла в полное отчаяние. Если бы ей об этом сказал кто-нибудь другой, не Ник, она бы просто-напросто не поверила. А Ник? Он тоже с ней спал?!

Томазина не могла понять, зачем ее матери понадобился юноша намного моложе ее. Правда, Лавиния всегда гордилась своей моложавостью.

«Нет, – возразила себе Томазина. – Он же сказал, что она только пыталась его очаровать. Он был женат. Элис ждала ребенка. Нет, Ник не из тех, кто нарушает свою клятву! Слишком серьезно он относится к своим обязанностям. Не в его характере лгать и изворачиваться.» Но до сегодняшней ночи Томазина то же самое сказала бы и о его отце…

Не зная, что подумать, Томазина не понимала, почему он злится на нее. Наверное, даже девять лет спустя он ненавидит ее мать. Или он презирает себя за то, что поддался ее чарам? Одно ясно: глядя на Томазину, он видит перед собой Лавинию.

Когда на другое утро Томазина вошла в большую залу, женщины искоса взглянули на нее и отвели взгляды. Никто не разговаривал и не смеялся.

– Где миссис Раундли? – спросила она.

– В постели.

Только Марджори Кэрриер была такой же, как всегда, веселой и улыбчивой, зато Томазине нелегко было смотреть ей в глаза после того, что она узнала о ее муже.

Томазина вышла из залы и поднялась по лестнице.

– Мне надо поговорить с твоей хозяйкой, – сказала она Агнес.

– Она никого не хочет видеть. У нее болит голова.

Томазина обошла упрямую горничную и толкнула дверь, которая оказалась запертой.

Неужели она сейчас со своим любовником? Ревность завладела Томазиной, когда она подумала, что Фрэнси лежит рядом с Ником. Неужели он совсем ослеп? Это Фрэнси ведет себя как Лавиния, а не Томазина!

Огорченная Томазина отошла от двери спальни, и тотчас же в коридоре появился Ричард Лэтам.

– Доброе утро, мисс Стрэнджейс. – Лэтам изучал ее из-под полуприкрытых век. – А я как раз думал, не останетесь ли вы в Кэтшолме после свадьбы?

– Нет.

Он наморщил лоб.

– Вы уверены, мисс?

– Не хочу быть неблагодарной, господин Лэтам. Просто… Я хотела…

Не зная, что сказать, Томазина постаралась взять себя в руки. Лэтам ее смущал, но ведь сейчас вовсю светит солнце, да и в доме полно людей. Скорее всего, именно Ричард Лэтам – мужчина из ее ночного кошмара, но до тех пор пока он не знает, что она его раскусила, он не причинит ей зла. Она не собиралась обвинять его. По правде говоря, она даже не собиралась никому сообщать, что он был близок с ее матерью.

– Могу ли я поговорить с вами, господин Лэтам? Наедине.

– Конечно, дорогая. – Он пригласил ее в свою комнату. – Направо дверь в мой личный кабинет. Там мы сможем беседовать без помех.

Он предложил ей кресло. Потом предложил вина. Она поблагодарила, но вино чуть не разлила, так дрожали руки.

Пока он сам разливал его, она осмотрела комнату. В ней было много книжных шкафов. Небольшой письменный стол у окна. Томазина взглянула на бумаги, и глаза ее округлились от изумления, когда на одном из листков она узнала почерк матери.

– Мое личное вино из Брабанта. – Лэтам повернулся к ней, и Томазина не поняла, заметил ли он изменившееся выражение ее лица. Подавая ей кубок, он заслонил собой стол.

Девушка сделала глоток и нахмурилась, ощутив незнакомое сочетание меда и гвоздики, однако заставила себя улыбнуться. У нее еще будет время подумать о письме матери. Понизив голос, она заговорила с Лэтамом как со старым и доверенным другом семьи.

– Господин Лэтам, не знаю, как и сказать… Вам ведь известно, что я почти ничего не помню о моем пребывании здесь. Мне сказали, что я болела незадолго до отъезда в Лондон.

На самом деле у нее осталось лишь несколько провалов памяти, но их нужно было заполнить.

Лэтам мило улыбался, только его глаза холодно смотрели на Томазину. Подозрительность не оставляла его, даже когда он согласно кивал головой.

– У меня нет желания воскрешать прошлое, – солгала Томазина, – но я приехала в Кэтшолм по поручению матушки. Она очень тяжело умирала, господин Лэтам, почти не могла говорить. И все-таки она взяла с меня слово, что я разыщу свою сестру и помогу ей.

– Сестру? – отпрянул от нее Лэтам. Он заходил по кабинету, напоминая Томазине зверя в клетке. – Какую сестру?

– В том-то и дело. Я тоже не знала, что у моей матери есть еще одна дочь. Она умерла, ничего мне не рассказав, но уж коли я сюда приехала, я должна узнать, где она и что с ней. Господин Лэтам, вы не знаете, как мне ее отыскать?

– Почему вы спрашиваете об этом меня?

– Вы адвокат. И вы хорошо знаете здешние места. Матушка должна была оставить какие-то указания насчет своей второй дочери. Почему бы и не вам?

– Я в первый раз слышу о ребенке.

Томазина помедлила.

– Матушка вышла замуж во второй раз?

– Вы слишком многого от меня хотите. Ведь я был с ней едва знаком.

– Ну конечно, – с готовностью кивнула Томазина. – Я знаю, что вы тогда не жили в Кэтшолме, но все-таки…

Замолчав, она рискнула сделать еще глоток из кубка. Стараясь не выдать себя, Томазина наблюдала за Лэтамом. Кажется, он успокоился на ее счет. Она же была настороже, даже когда он уселся в кресло и взял в руки кубок.

– Вы не помните никого из ее… друзей?

– Я уже сказала, что почти ничего не помню, – ответила Томазина. – Немножко помню Фрэнси и… девочек моего возраста. Дочерей йоменов. И несколько сыновей. – Ника, подумала она, и у нее заныло сердце. – Я же была маленькой. Наверное, меня совсем не интересовала жизнь взрослых.

– Наверное. – Лэтам, похоже, поверил. – Томазина, мне неприятно вам это сообщать, но ваша матушка больше не выходила замуж. Если у нее и был ребенок, то это был внебрачный ребенок Джона Блэкберна.

Томазина изобразила недоумение.

– Она была его любовницей? Я и не знала.

Опустив голову, она продолжала наблюдать за Лэтамом сквозь ресницы. Он, задумавшись, сидел в кресле и смотрел в окно. Томазина рискнула бросить взгляд на стол.

Письма не было.

Лэтам барабанил пальцами по ручке кресла. Вероятно, он заметил, как она рассматривала его бумаги, но, может, он подумал, что она не узнала почерк. Дай Бог, чтобы он принял ее за просто любопытную девчонку.

Он молча посмотрел на нее, потом встал с кресла, обошел комнату и остановился возле стола.

– Может быть, твоя мать перед смертью была не в себе? Может быть, у нее помутилось сознание?

– Но почему ей пришло в голову, что она родила дочь, да еще незаконную?

Лэтам встал у нее за спиной. Когда он опустил руку на ее плечо, Томазина собрала все свои силы, чтобы не закричать от страха и не убежать. То, что он хотел успокоить ее этим жестом, она поняла, только когда он заговорил.

– Я скажу тебе кое-что, Томазина. Но приготовься. Это не очень приятная история.

Он положил другую руку на ее другое плечо. Томазина закрыла глаза и стала молить Бога, чтобы он даровал ей силы. Ведь ему так легко сомкнуть пальцы у нее на шее и положить конец глупым расспросам…

– Я тебе солгал. Девочка была. Дочь Блэкберна. Но она родилась мертвой. Преждевременные роды, случившиеся из-за падения твоей матери с лестницы.

Томазина была рада, что Лэтам стоит сзади и не видит ее лица. С трудом ей удалось сдержаться и не сказать ему, что он лжет.

– Бедняжка… – пробормотала она.

– Да.

Он убрал руки с ее плеч, но Томазина осталась сидеть.

Ей хотелось убежать, а вместо этого она сидела и думала, зачем Лэтаму понадобилось сочинять всякую чепуху вместо того, чтобы просто сказать: не было дочери, и все. Томазине мало что было известно о сестре, но одно она знала точно: девочка родилась до падения матери, и родилась живой. Надпись на портрете Томазины служила ей доказательством этого, ведь портрет был сделан года за два до несчастья.

Томазине ни в коем случае нельзя было показать Лэтаму, что она знает о его лжи или о том, что он был любовником Лавинии. Однако еще один вопрос она должна была ему задать.

– Почему господин Блэкберн платил матери так много? Потому что она была его любовницей?

– И гувернанткой Фрэнси. – Лэтам подозрительно посмотрел на нее. – Лавинии платили пенсию, как любому верному слуге. Такие платежи прекращаются со смертью. Если вы, мисс, думали, что вам тоже будут платить, то ошиблись.

– Я вас не понимаю.

– Ну что вы, Томазина. Я ведь знаю, что у вас нет денег. Вы приехали сюда, желая продать свое молчание о незаконном ребенке Блэкберна?

Изумившись, Томазина широко раскрыла глаза.

– Господин Лэтам! Как вы могли подумать такое?

Он насмешливо улыбнулся, давая ей понять, что его не проведешь. Неожиданно испугавшись, что сказала слишком много, Томазина поднялась, но не забыла о своем намерении поставить кубок на стол, чтобы еще раз взглянуть на письмо. Ей нетрудно было еще раз убедиться, что оно исчезло. Наверное, Лэтам спрятал его в ящик: больше он ничего не успел бы сделать.

– Господин Лэтам, спасибо, что сказали мне правду, – произнесла Томазина. – Теперь, когда я выполнила последнюю волю матушки, я могу ехать в Йоркшир. Там у меня родные. Дарсисы.

На лице Лэтама появилось удивленное выражение.

– Они вас или выгонят, или сделают бесплатной служанкой. – Он коснулся ее темных волос. – Жаль растрачивать такую красоту на черной работе.

Томазина испугалась, но виду не подала.

– Вы правы, господин Лэтам, мне больше подходит быть наперсницей благородной дамы. Я к этому привыкла после смерти Дженнет Шэттакс. Но я не собиралась ничего здесь выпрашивать, клянусь вам!

Лэтам не поверил ни единому ее слову, но сказал:

– Если я могу что-то сделать для вас, только скажите.

– Нет, спасибо. – Она избегала его взгляда. – Я уеду сразу после вашей свадьбы.

Он открыл дверь, и они вместе вышли из кабинета, к огромному облегчению Томазины.

Через час Томазина одна подошла к двери в кабинет Лэтама, который куда-то уехал, взяв с собой секретаря. Констанс каталась на лошади вместе с Вербургой, все остальные были внизу. Томазина проскользнула в кабинет, желая во что бы то ни стало отыскать письмо.

Это вполне мог быть старый документ еще тех времен, когда они жили в Кэтшолме, однако бумага не пожелтела и чернила не выцвели. К тому же Лэтам его спрятал.

В ящике письма не оказалось. Томазина принялась обыскивать кабинет, а ее мысли блуждали вокруг того, что ей наговорил Лэтам. «Наверное, он выдумал историю о мертворожденной девочке в последнюю минуту, чтобы остановить поиски.»

Другая мысль пришла Томазине в голову, и она похолодела. А вдруг он не знал о ребенке?! Вдруг Томазина сама открыла ему тайну Лавинии? Теперь ее сестра в опасности!

Она застыла на месте, не в силах собрать разбегающиеся мысли. Может быть, он говорил правду и был мертвый ребенок… но был и еще один – живой. Узнав кое-что о Лавинии, она бы не удивилась, если бы существовал и третий ребенок. Но тогда Рэндалл Кэрриер – его отец…

– Нет, – прошептала она, однако ей не удалось отогнать эту мысль.

Точно так же она была убеждена, что мать столкнул с лестницы любовник, узнавший о ее неверности. Может быть, отец Ника нашел ее, потому что сам был участником ссоры? Неужели это он ее столкнул?

В полном смятении Томазина обыскала весь кабинет, но ничего не нашла. Или он взял письмо с собой, или перепрятал его в надежное место. Или вообще уничтожил. Она боялась, что он заметил ее интерес к письму, а если так, то письма больше нет.

– Господи, сколько вопросов… – еле слышно проговорила Томазина.

Неужели она никогда не узнает, что ее мать написала Ричарду Лэтаму?!

Шум снаружи напугал ее, и она прижалась к стене возле двери. Меньше всего ей хотелось, чтобы Лэтам нашел ее здесь.

Когда в кабинет вошел мужчина, Томазина решила, что вернулся Ричард Лэтам, но это оказался его брат Майлс, который был так занят своими проблемами, что не обратил на нее ни малейшего внимания. Он тоже начал что-то искать.

Томазина воспользовалась этим и выскользнула за дверь. Она тихо прошла через спальню и открыла дверь в коридор, совершенно уверенная в том, что ее никто не видит. По внешней лестнице она вернулась к себе в комнату.

И тотчас заметила, что в ней кто-то побывал.

Несмотря на мгновенно вернувшийся страх, она не могла не улыбнуться: пока она обыскивала кабинет Ричарда Лэтама, кто-то делал то же самое в ее спальне. Осмотрев свои вещи, она поняла, что ничего не взято. Ни книга матери, ни ее рисунки тронуты не были, надежно укрытые в потайном ящике.

Больше всего ее беспокоило то, что она не знала, кому понадобилось рыться в ее вещах. Во всяком случае, не Лэтаму, который еще не возвратился. И не Майлсу: у него вообще нет причин интересоваться ею. Она ведь тоже не вспомнила о нем в связи со своими поисками…

Томазина выглянула в окно и увидела въезжающих в ворота Констанс и Вербургу, которая вполне могла искать книгу Лавинии, но, оказывается, это была не она.

Томазина вздохнула, стараясь забыть, что кто-то шарил в ее комнате. Ей так много еще предстояло узнать, что это было сущей мелочью в сравнении с остальным.

Она закрыла ставни, не подозревая, что внизу стоит, прячась за лестницей, Ник Кэрриер.

Ему не доставило никакого удовольствия вновь оказаться правым…

Когда он шел из западного крыла, его внимание привлекло странное поведение Томазины, которая проскользнула в спальню Ричарда Лэтама.

Шлюха.

Теперь у него не было в этом сомнений.

Из его объятий она перешла в объятия Ричарда Лэтама.

Снедаемый ревностью, Ник спрятался невдалеке и видел, как она часом позже прошла в свою комнату. Лицо у нее было красное, волосы растрепаны. Она спустилась по одной лестнице, а поднялась по другой.

Когда она закрыла ставни, Ник еще постоял немного, а потом пошел в сад. Работать он не мог. Все его мысли были о Томазине.

Он дошел до ворот, которые опять оказались открытыми. Ник стоял и смотрел на Гордичский лес. Наверное, и там она такая же, как ее мать.

Недовольный собой, особенно тем, что никак не может выкинуть Томазину из головы, Ник повернулся спиной к господскому дому и к лесу и зашагал в деревню.

Он не собирался говорить Томазине об отце и ее матери. Он и сам не понимал, как это соскочило у него с языка. Можно было, конечно, сказать, что таким образом он старался защитить свою мать от ее расспросов, но он и сам знал, что это не вся правда.

Нет, дело было в самой Томазине. Каждый раз, когда они встречались, он словно проверял ее, заставлял ее доказывать, что она не похожа на свою мать. Он начинал ей верить, а потом что-то напоминало ему о Лавинии, и у него вновь появлялись сомнения.

Он не мог забыть, как Лавиния искушала его забыть закон Божий и человеческий. Она сделала своим любовником его отца, а потом решила приняться и за сына. Она и от Рэндалла Кэрриера не скрыла, что предпочитает Ника. Отец был в ужасе, но из-за этого нашел в себе силы порвать с ней, хотя им с Ником никогда уже не было легко друг с другом. Тогда-то Лавиния решила отомстить Кэрриерам, рассказав Марджори о своих длительных отношениях с ее мужем. Отец поведал об этом ему, и он тогда, помнится, побежал на поиски Лавинии Стрэнджейс.

Ник был так зол, что вполне мог задушить ее голыми руками, попадись она ему одна, но она, как выяснилось, проводила время с другим своим любовником, Ричардом Лэтамом. Они были так заняты друг другом, что не заметили его, и он, противный сам себе, не показался им на глаза.

Лавинию надо забыть, сказал себе Ник и, подойдя поближе к материнскому дому, с удовольствием вдохнул запах жареных цыплят. Ее нет. Она умерла. И ее дочери тут тоже не будет. Она уедет после свадьбы, и уедет навсегда. Он уж об этом позаботится.


Констанс накричала на своего жениха и стала топтать подвенечное платье. То, что на ней была одна тонкая сорочка, казалось, никого не смутило, только Вербурга схватила ее за руки и что-то непонятно забормотала.

– Неправильно, неправильно, – несколько раз повторила она. – Этого нельзя делать, детка.

Одна Томазина прислушивалась к словам Вербурги, но не имела права вмешаться, как не имела на это права ни одна служанка. Она очень удивилась, когда Вербурга позвала ее обряжать невесту. Два дня она прожила в каком-то подавленном состоянии и почти все время была одна, чего-то ожидая и боясь с кем бы то ни было разговаривать.

Ричард Лэтам подстриг бороду и кудри и надел новый, цвета сливы дублет, шпагу и черную шляпу с красным пером. Он держал в руке пару перчаток и хлестко ударял ими по ладони другой руки: раз, два, три…

Теряя терпение, он с неудовольствием смотрел на свою будущую жену, которая мяла босыми ногами атласные рукава платья, украшенные двойными узлами на счастье.

– Никогда! – исступленно кричала Констанс. Лицо у нее было красным и некрасивым. Когда Лэтам повернулся к ней спиной и перенес свое внимание на Фрэнси Раундли, Вербурга, подхватив тяжелые юбки, приблизилась к Констанс и подставила ей для слез плечо.

– Я даю вам час, – холодно произнес Лэтам и, взглянув на ничего не выражающее лицо Фрэнси, насмешливо скривил губы. – Я даю вам час, чтобы вы ее одели и привели в церковь. Вы не забыли, что в наших местах по воскресеньям венчают только до полудня?

– Но, Ричард, она не…

– Глупая корова! Думаешь, мне не все равно, чего она хочет? Послушай, Фрэнси! Ты сделаешь, как я сказал, или потом очень пожалеешь.

Его слова еще раз ранили ее и так уже израненное сердце, и она ссутулилась, когда он вихрем промчался мимо.

– Ублюдок… – прошипела она, зная, что он ее уже не слышит.

Как она могла подумать, что не сможет без него обойтись? Что бы она ни испытывала к нему раньше, теперь в ней не осталось ничего, кроме страха. Ведь он чудовище! Констанс заходилась в рыданиях, и Фрэнси разозлилась. Эта дуреха посмела восстать в последнюю минуту! Еще не хватало, чтобы она все испортила.

– Замолчи! – приказала она. – Делай, что тебе говорят. Ты могла бы заиметь еще и не такого мужа.

Фрэнси почувствовала, как Томазина положила руку ей на плечо.

– Фрэнси, неужели нельзя отложить свадьбу? Она еще так молода.

– Я вышла замуж в пятнадцать и через год стала матерью. По сравнению со мной Констанс и так уж засиделась.

– Вы любили Филиппа Раундли, и он был всего на несколько лет вас старше. Вы по доброй воле легли в его постель.

– Я вышла за него замуж, потому что так решили наши семьи, и Констанс поступит точно так же! Когда речь идет о браке, о чувствах приходится забывать.

– Не хочу за него замуж! – заявила Констанс. Спрятавшись в объятиях Вербурги и получив поддержку Томазины, она осмелилась поднять глаза на Фрэнси. – Ты меня не заставишь!

Фрэнси не выдержала. Отчаяние, двойственное отношение к Ричарду, нежелание выдавать за него Констанс, усталость – все поднялось в ней, и Фрэнси охватила дикая ярость. Она вырвала у служанки палку, которой та взбивала постели, и бросилась на непослушную дочь. Отпихнув Вербургу, она для начала залепила ей звучную пощечину, отчего у Констанс тотчас вспыхнула левая щека.

Томазина в страхе закричала:

– Фрэнси, вы не должны!..

– А то я сама не знаю, что должна и чего не должна! – Она покрепче ухватилась за палку. – Никто не смеет мне мешать! Я – хозяйка Кэтшолма! И моя обязанность – научить эту неблагодарную девчонку, как надо исполнять свой долг.

Вербурга быстро обежала комнату и встала рядом с горничной Фрэнси.

– Это поинтереснее, чем травля барсука, – облизывая губы, шепотом произнесла Агнес.

Больше никто не посмел нарушить тишину в комнате.

Констанс, держась за щеку, в изумлении уставилась на свою обидчицу. Где-то в глубине души Фрэнси понимала, что если они подерутся, победа будет за Констанс: она моложе и сильнее. Низенькая и толстая Фрэнси уже задыхалась от непривычного усилия. Томазине вдруг пришло в голову, что Констанс выше матери на целую голову и совсем на нее не похожа.

Фрэнси, видно, тоже об этом подумала, потому что от зависти к девушке разозлилась еще больше.

– Если ты через час не станешь женой Ричарда Лэтама, у меня не будет выбора! Я изобью тебя так, что тебе все равно придется покориться.

Констанс сжала кулаки. Она выпрямилась и вздернула подбородок. Черные кудри рассыпались по ее спине, и в сравнении с ними жидкие кудряшки Фрэнси проигрывали еще больше.

Несмотря на пощечину, она не поверила, что Фрэнси исполнит свою угрозу, поэтому, когда палка со всего маху опустилась на ее обнаженное плечо, она вскрикнула от боли и удивления:

– Вербурга! Останови ее!

Вербурга нерешительно двинулась к своей юной госпоже, но у нее на дороге в мгновение ока встала Агнес.

– Хочешь ослушаться господина Лэтама?

Фрэнси помедлила и ударила Констанс еще раз.

Девчонка это заслужила! Сама виновата. Палка обрушивалась на спину и ягодицы Констанс, пытавшейся как-то защититься, но не произносившей ни слова, чтобы остановить наказание.

– Не выйду я за него! – только и кричала она, надрывно плача от боли.

У Фрэнси уже почти не оставалось сил, но она не желала уступать. К тому же она почитала своей святой обязанностью «учить» Констанс, вот и разукрашивала ее белую кожу синяками, даже себе не признаваясь в удовольствии, которое она от этого получала.

Томазина хотела было помешать ей, но Фрэнси с такой силой оттолкнула ее, что она ударилась головой об угол комода и осела на пол, а Фрэнси вновь принялась за невесту, тут же забыв о Томазине.

Констанс закрывала руками лицо, но не делала попытки убежать или дать сдачи, отчего Фрэнси зверела, еще больше.

– Упрямая дура! Как ты смеешь мне перечить?!

Она хотела ударить Констанс по голове, но лишь задела ей палкой ухо, отчего сразу же пошла кровь, и Констанс свернулась на полу клубочком.

Вербурга завопила, но ее не пустили к юной госпоже: Агнес прижала ее к стене, не давая пошевелить ни рукой, ни ногой.

– Неблагодарная! – уже рычала Фрэнси, задыхаясь. – Сама виновата!

Глаза Фрэнси заволокло кровавым туманом. Голосов она тоже не слышала, разве что пчелиное жужжание за спиной. Она различала лишь хныканье Констанс.

– Покорись! – требовала она.

– Никогда!

Фрэнси ударила еще раз и только тут заметила, что Томазина Стрэнджейс поднимается с пола. Следующий удар оставил длинную красную полосу нa голой спине Констанс, по которой Фрэнси теперь била с прицелом, пока Констанс не завопила в отчаянии.

Ей пришлось покориться. Впрочем, это было ясно с самого начала. Но Фрэнси не унималась, потеряв всякое представление о реальности, пока дверь с грохотом не отворилась и сильные мужские руки не оттащили Фрэнси от ее жертвы.

– Ради Бога, Фрэнси! – крикнул Ник Кэрриер, – что здесь происходит?!

Он вырвал у нее палку и отшвырнул ее подальше. Вербурга бросилась к Констанс.

– Ее следовало проучить! Проучить!! – Фрэнси сделала движение к палке, но Ник не пустил ее. – Она должна сегодня обвенчаться! Должна!!

Фрэнси задыхалась, но не могла вырваться из крепких рук Ника.

– Бедняжка! – пробормотала Вербурга. Ник встряхнул Фрэнси.

– Поглядите на нее! Поглядите, что вы наделали!

Фрэнси испугалась, когда поняла, что Констанс не шевелится. Она лежала на полу, головой в луже крови.

Вербурга заговорила прежде, чем кто-нибудь успел задать хоть один вопрос.

– Это не страшно. Уши всегда сильно кровоточат.

– Ник, не держи меня! – приказала Фрэнси. – Ты не имеешь права вмешиваться в мои дела!

– Не имею. – Однако он не отпускал ее. – Вы хотите, чтобы я позволил вам до смерти забить вашу дочь?

Наконец и до Фрэнси что-то дошло. У него самого была дочь, которую он растил без матери, и она поняла, что должна быть с ним поосторожнее.

Констанс потихоньку приходила в себя, и Вербурга уложила ее на кровать, но она опять потеряла сознание и лишь тихонько стонала. Однако Фрэнси ничего не хотела понимать. Она вбила себе в голову, что Констанс сама виновата, и больше ничего не желала слушать.

– Констанс должна обвенчаться с Ричардом Лэтамом!

– Фрэнси…

– Нет, Ник, больше ни слова! Все будет в порядке. Я обещаю.

Фрэнси заставила себя говорить спокойно и повернулась так, чтобы видеть лицо Ника. Его широкие плечи в алом дублете по случаю свадьбы поникли.

– Подумайте, Фрэнси. Я…

Она прижала палец к его губам.

– Молчи, Ник! Пожалуйста. Ничего нельзя изменить.

Она попыталась вырваться из его рук и нахмурилась, заметив, как, держась за голову, на них смотрит незваная гостья, словно видит их в первый раз.

– Ей нужна помощь, – проговорил Ник, недовольный собой за проявленную заботу.

Он подошел к Томазине.

Констанс жадно пила из кубка, который ей подала Вербурга, потом выронила его и безвольно прислонилась к плечу старухи.

От визгливого голоса Фрэнси все вздрогнули.

– Вербурга, что ты ей дала?!

Вербурга вытерла кровь с шеи Констанс и спокойно встретила подозрительный взгляд Фрэнси.

– Вино из мандрагоры, – сказала Вербурга и торопливо пояснила, удивив всех. – Оно ее успокоит.

– Успокоит?! Сумасшедшая старуха! Да она теперь проспит несколько часов! Сейчас же подними ее и одень! У нас нет времени!

Мандрагора! Боже, спаси и помоги! Не говоря больше ни слова, Фрэнси смотрела, как вперед вышла Агнес. Эта уж проследит, чтобы приказ ее госпожи был выполнен! Старуха правильно все сделала, если бы не надо было спешить. Констанс должна быть в сознании.

Ну и учудила старуха! О чем она только думала? Ведь сказано же, что стоит всего-навсего показать женщине корень мандрагоры, чтобы она понесла. При мысли о том, что Констанс родит Ричарду Лэтаму сына или дочь, Фрэнси вздрогнула.

Томазина сбросила с себя руку Ника и посмотрела на Фрэнси, но в глазах у нее опять помутилось, и она поднесла руку к затылку.

– У Томазины шишка величиной с конский каштан, – заявил Ник.

Томазина смотрела на Фрэнси, и слезы текли по ее лицу. Дрожащим голосом она произнесла слова, которые услышали все в комнате:

– Ричард Лэтам хотел убить мою мать.


8

<p>8</p>

У Томазины немилосердно болела голова. К тому же ее еще тошнило, стоило ей повернуть или наклонить голову. И она бы не удивилась, если бы сквозь слезы увидела распростертую на камнях Лавинию.

Ничего не понимая, она смотрела на деревянный пол и на ковер. Прошлое и настоящее смешались в ее сознании. Потом кто-то взял ее за руку и, прижав к себе, повел из комнаты.

Они уже почти добрались до входной двери, когда Томазина поняла, что рядом с ней Ник. Он нежно и в то же время твердо поддерживал ее под руку. Другой рукой он держал ее за талию, отчего Томазине стало жалко себя.

«Слишком поздно. Я не должна искать какого-то особого смысла в его нежности.» Ник Кэрриер добр со всеми. Это не значит, что он переменил свое отношение к ней. Он никогда ее не полюбит, потому что никогда не простит ее мать.

В своей комнате она попыталась высвободиться, но Ник не отпустил ее. Он даже погладил ее по голове, чем очень ее удивил. Она посмотрела на него сквозь ресницы. У него было озабоченное лицо.

– Ник!

Он торопливо отступил от нее и повернулся к ней спиной, чтобы намочить тряпку в холодной воде.

– Тебе будет неудобно в этом наряде. Помочь тебе раздеться?

Томазина напряглась, но он, по всей видимости, не хотел ее обидеть.

– Я сама справлюсь.

Не понимая, что делает, она потянула за шнурок, и когда платье упало к ее ногам, переступила через него, но не стала поднимать.

Ник, не выдавая своих чувств, наблюдал за ней. В руке он держал тряпку, которую собирался приложить к ее затылку.

– Ложись.

Все еще не доверяя ему, Томазина залезла на высокую кровать и оперлась на подушки.

– Не беспокойся, Ник. Я не умру.

– Не уверен в этом, если ты позволяешь себе обвинения против Ричарда Лэтама. – Он прижал к шишке на голове холодную тряпку, и Томазина крепко сжала зубы, но тотчас прикосновение стало более легким. – Держи.

– Какие обвинения? – искренне удивилась Томазина.

– Разве ты не помнишь?

Не обращая внимания на его недоверие к ней, она судорожно пыталась вспомнить, что же происходило в спальне Констанс.

– Я старалась убедить Фрэнси не трогать Констанс, а она меня сильно толкнула.

– Ты вполне внятно это проговорила, Томазина, когда встала. Ты обвинила Ричарда Лэтама в попытке убить твою мать.

Мгновенно она вспомнила, что было девять лет назад. Вот она опять маленькая и подглядывает, как Ричард Лэтам ссорится с ее матерью, а потом толкает ее с лестницы. Лицо Смерти стало лицом Ричарда Лэтама.

– Джон Блэкберн тоже там был, – пробормотала Томазина.

– Но ее толкнул Лэтам? Ты уверена?

Она посмотрела на Ника, не понимая, чему он радуется.

– Уверена. Я подбежала к перилам и посмотрела вниз. Матушка лежала на земле, и я подумала, что она умерла. Я бросилась тогда от Лэтама к господину Блэкберну, который сползал по стене с остекленевшими глазами, – ведь он был хозяином Кэтшолма. Я хотела крикнуть, что Ричард Лэтам убил мою мать, но у меня осталось сил только на шепот, и он ничего не понял. Лэтам схватил меня за волосы и потащил в спальню. Я хотела вырваться, и мне это на мгновение удалось, а потом я упала. – Она коснулась рукой своей шишки. – Наверное, я тогда тоже ударилась головой, потому что больше ничего не помню. Но я знаю, что он хотел и меня убить.

– Твоя мать тогда не умерла…

– Да. Теперь я все помню – по крайней мере до того, как упала. – Она не поняла, почему забыла то, что было потом, но это показалось ей куда менее важным, чем с муками давшиеся воспоминания. – Мне помогла эта шишка.

– Лучше бы тебе не вспоминать.

Ник сел в изножии кровати, не касаясь ее.

– Не бойся, Ник, я не такая дурочка, чтобы предъявлять обвинения Ричарду Лэтаму. Мне довольно и правды. Если Лавиния молчала, она знала, что делала, ведь он был в те времена могущественным человеком, а сейчас стал еще могущественнее.

– Чем быстрее ты уедешь, тем безопаснее для тебя, – стал уговаривать ее Ник.

Томазина закрыла глаза.

– Я знаю. Я уеду, Ник. Скоро.

Ей еще оставалось решить, продолжать поиски сестры или нет, но сейчас она была на это не способна.

Словно поняв, как ей трудно говорить, Ник встал и поменял тряпку. Ему не хотелось уходить от нее, но и оставаться тоже не хотелось.

Его неожиданная нежность до слез растрогала Томазину.

– Иди, – проговорила она в конце концов. – Я обещаю, что не встану. Ни бунт Констанс, ни моя попытка защитить ее не привели ни к чему хорошему. Скоро венчание, и ты как управляющий должен на нем присутствовать.

– А если Лэтам…

– Он сейчас тоже занят. Иди, Ник.

«Прежде, чем ты разобьешь мне сердце.»

Ей было приятно его беспокойство о ее безопасности, но она не позволяла себе думать, будто он начинает ее любить. Он может бояться за ее жизнь, но с ее стороны глупо было бы ждать чего-то большего. Даже когда он коснулся губами ее лба и обещал заглянуть попозже, она подумала, что он точно так же вел бы себя с любым больным человеком и это вовсе ничего не значит.

Потом, когда она проснулась, она не сомневалась, что нежное прикосновение его губ ей просто приснилось.


Ник Кэрриер стоял в приходе рядом с матерью и дочерью и смотрел, как процессия движется к церкви, но мысли его были заняты Томазиной. Он боялся за нее и совсем в другом смысле боялся за себя. Когда он понял, что она ранена, он ощутил ее боль как свою. Он никак не мог заставить себя выкинуть Томазину из сердца.

Он говорил себе, что не надо быть таким дураком. Да, сейчас она слаба, но когда выздоровеет, не будет нуждаться в его защите. Кстати, она и не желает, чтобы он ее защищал.

Кроме того, он не сомневался, что Ричард Лэтам скоро обо всем узнает. В комнате было пять человек, когда Томазина сказала то, что сказала. Агнес позаботится, чтобы вечером всем было все известно, а Фрэнси расскажет новость Ричарду Лэтаму.

Ник не понимал Фрэнси. Он был в ужасе от ее отношения к Констанс. И от этого венчания тоже. Правда, Констанс еще могла от него отказаться, но, избитая матерью и напичканная каким-то зельем Вербурги, она вряд ли сейчас на что-либо способна.

Хмурясь, он снова заставил себя смотреть. Несли серебряную чашу с вином и хлебом. Менестрели играли и пели, а возле церкви процессию поджидал господин Фейн.

Вот и невеста. Ник попытался отыскать на ее лице следы недавнего бунта, но напрасно. Причесанная и приодетая, она была как во сне, и ее поддерживали под руки два молодых человека, которые чуть раньше исполняли обязанности дружек жениха, – Майлс Лэтам, брат Ричарда, и Генри Редих, секретарь Ричарда. Оба должны были подавить любую попытку Констанс к сопротивлению и, как стражи, довести свою жертву до алтаря.

Следом шли родственники и друзья и впереди всех – вдовая мать невесты. Не было только Томазины Стрэнджейс. Последними присоединились к процессии жители деревни, которые шумели и веселились вовсю.

– Зачем они так шумят? – спросила отца Иокаста, зажимая уши.

– Они отгоняют злых духов.

Марджори фыркнула.

– Им бы надо знать, что злой дух среди них. Вот он выходит из церкви, чтобы встретить невесту.

Господин Фейн нервничал, зато прочесть что-нибудь на лице Ричарда Лэтама было невозможно. Ник подумал, что он был бы точно таким же, если бы его невеста вдруг стала кричать и биться головой о землю.

– Ты всегда говоришь, что он злодей, – тихо шепнул он матери. – Почему?

Марджори Кэрриер не скрывала своего недовольства, но молчала.

Лэтам перебирал длинными пальцами пять золотых цепочек, которые носил на шее, потом потрогал жемчужные пуговицы на дублете и крепко ухватил Констанс за руку. Она застонала от боли, но он только сверкнул на нее глазами.

Господин Фейн спросил, нет ли у кого возражений, и все промолчали. Может быть, людям не нравилось то, что происходило на их глазах, но никто не оспорил права Лэтама жениться на своей подопечной.

– Миссис Фрэнси могла бы сказать… – не стерпела Марджори.

– Что? Помешать венчанию могли бы только родственные связи, а Лэтам не принадлежит ни к Блэкбернам, ни к Раундли.

– По закону – нет. А как назвать то, что мужчина берет в жены дочь, будучи любовником ее матери? Миссис Фрэнси уже года два как его любовница. Твой отец знал… И Джон Блэкберн тоже. Господин Блэкберн никогда бы такого не допустил! Он и Фрэнси ему не отдал.

Ник не знал, что сказать. Возле дверей в церковь Ричард, следуя обычаю, назвал вдовью часть, которая должна принадлежать Констанс, и в знак этого вручил ей кольцо и немного денег для бедняков. Кольцо было надето на безымянный палец, от которого, как известно, жила идет прямо к сердцу.

Под взглядами всех собравшихся жених и невеста обменялись положенными клятвами. Голос Ричарда звучал громко и торжественно, а Констанс – почти неслышно. Тут все развеселились и прошли в церковь. Пора было приступать к венчанию.

Ник не собирался быть в церкви, тем более что потом в Кэтшолме устраивали пир и он должен был проследить, чтобы все было в порядке. Теперь, хотя бы отчасти поняв причину отвратительного поведения Фрэнси, он обрадовался, что может уйти.

Томазину он нашел на кухне. Она еще была бледна и голова у нее наверняка болела, но она изо всех сил старалась помочь повару.

– Уходи, Томазина. Иди в залу. Будешь сидеть за вторым столом между Редихом и господином Фейном. – Он поддержал ее, боясь, как бы она не упала. – Ты уверена, что чувствуешь себя хорошо? Никто тебя не упрекнет, если ты полежишь в своей спальне.

Она покачала головой и слабо улыбнулась.

– Я не знаю почти никаких трав, но даже мне известно, что нельзя много лежать, если ударяешься головой.

Она во что бы то ни стало собиралась присутствовать на свадебном обеде.

– Тогда посиди. Потом мы с тобой поговорим. Не веря собственным ушам, Томазина подчинилась.

Довольный Ричард Лэтам оглядел собравшихся. Невеста его не интересовала. Констанс больше не могла ему помешать. И Фрэнси тоже.

В большой зале под разукрашенным балдахином на возвышении сидели жених с невестой, родственники и самые почетные гости. Остальные расселись за другими столами. Золотая и серебряная посуда Блэкбернов и Раундли сверкала на столах для благородных гостей, хотя никто не остался без кружки эля, пшеничного хлеба и сыра. На всех столах стояли вазы с плодами из садов Кэтшолма.

Лэтам коротко кивнул Нику. Тот поднялся и стукнул по столу белым жезлом, символом управляющего. Все умолкли. Встал господин Фейн и, откашлявшись, прочитал краткую молитву:

– Боже, спаси королеву и нас и пошли нам мир во Христе. Аминь.

И сразу же все зашумели, потому что в залу стали вносить первые блюда.

– Как насчет тоста, брат? – спросил Майлс, который уже был навеселе.

– Венчание состоялось, – раздраженно ответил Ричард, – и я не нуждаюсь в пожеланиях этих людей.

– Кажется, мне тоже пора жениться, – заявил Майлс, глядя в кубок, словно на его дне хотел увидеть, что ждет его в будущем.

Лэтам нахмурился.

– Если ты собираешься предложить руку Фрэнси Раундли, оставь эту дурацкую затею.

Майлс усмехнулся.

– Но тогда все владения будут в руках нашей семьи!

Отвратительное подозрение, которое уже не однажды закрадывалось ему в голову, опять вернулось. Неужели Фрэнси спит с его братом? И он тихо и злобно проговорил:

– Надеюсь, ты не забыл, что я в курсе всех твоих тайн…

– А что ты имеешь против моей женитьбы? – с явной угрозой спросил Ричард.

Храбрость мгновенно покинула Майлса, и в голосе его уже не было прежнего воодушевления.

Лэтам праздновал победу. Майлс будет послушен.

– Будет гораздо спокойнее, если Фрэнси останется вдовой. Тогда Кэтшолм после ее смерти перейдет через Констанс ко мне.

Майлс молчал. С галереи музыкантов послышалась первая баллада, с большим мастерством исполняемая на лютне и флейте. Лэтам заметил только, что он приказал позвать музыкантов – и их позвали.

Оглядывая нижние столы, он вдруг обратил внимание на рослого мужчину, одетого в черное с серебром. Эдуард Парсиваль. Лэтам презрительно скривил губы. Парсиваль был порочен не менее чем он сам, представляя правосудие, до которого ему совершенно не было дела, однако прибыли от этого у него было гораздо меньше, чем у Лэтама.

Гораздо больше его интересовали грушевый пирог и Томазина Стрэнджейс, которая избегала встречаться с ним взглядом, но все же искоса посматривала на него, когда выдавался удобный случай.

«Ник прав. Надо как можно скорее выбираться из Кэтшолма. Когда Лэтам узнает, что я все вспомнила, он заставит меня молчать. Даже если я отрекусь от своих слов, это не поможет. Он из тех, кто жестоко мстит… Странный он человек», – думала между тем Томазина, заметив, как плотоядно он поглядывает на пирог. Все знали, что он обожает груши из сада в Кэтшолме – того самого, который теперь принадлежит ему. Томазина вспомнила, как он распоряжался на кухне подать этот пирог только ему одному. Вряд ли он поделится им с гостями. Да и с невестой тоже.

Констанс только и делала, что подкладывала еду себе на тарелку, но есть не ела.

Пир шел своим чередом, и Томазина уже пожалела, что пришла. Вряд ли она узнает здесь что-нибудь о своей сестре, к тому же ей было не по себе под взглядами Лэтама. Когда он вышел из залы, ей стало намного легче.

Хихикнул Генри Редих, издав первый звук за все время, что он просидел рядом с ней.

– Даже те, кто сидят с ним рядом, – шепнул он ей на ухо, – не смогут воспользоваться его тайным стулом.[7]

Лэтам возвратился как раз тогда, когда принесли вторые блюда. Он выбирал себе самые аппетитные куски, не заботясь о гостях. А одно блюдо, Томазина не рассмотрела какое, он просто-напросто целиком забрал себе. Лэтам уже предвкушал удовольствие, как вдруг гримаса боли появилась на его лице, и он опять покинул залу.

Он был так противен Томазине, что она нисколько ему не сочувствовала, однако ей было жалко повара, который мог поплатиться за испорченный желудок хозяина.

Вскоре Ричард возвратился – кажется, довольный, потому что опять громко заговорил, требуя всеобщего молчания:

– Этот гобелен стал желтее, чем прежде.

Майлс покорно посмотрел на гобелен, изображавший сцену из греческой мифологии.

– Мне так не кажется.

Лэтам выпил еще вина. Неожиданно он выронил кубок и рукой закрыл глаза. Другую руку он прижал к животу. Потом стал рвать дублет на шее. Задыхаясь и корчась, он вскочил на ноги.

Томазина тоже вскочила. Все не отрываясь смотрели на агонию Лэтама. Нечеловеческий вопль вырвался у него из груди. Постояв немного, он упал лицом на стол.

Кто-то из женщин истерически расхохотался.

Констанс спокойно смотрела на мужа. Подобрав юбки, она обошла испачканный объедками и рвотой пол и удалилась из залы. Вербурга побежала за ней.

Ник Кэрриер с мрачным выражением лица подошел поближе, бросив короткий взгляд на Томазину, но у нее так болела голова, что она ничего не заметила. Она мечтала только об одном – поскорее уйти. Ник опустился на колени возле тела, и все дамы тотчас бросились к дверям. Последнее, что услыхала Томазина за своей спиной, – голос Ника, звавший Эдуарда Парсиваля.

– Лэтам мертв, – подтвердил Персиваль то, что все уже и так поняли.

Агнес открыла дверь перед Фрэнси и хотела захлопнуть ее перед носом Томазины. Но Томазина оказалась проворнее и протиснулась в спальню Фрэнси, обитую красным бархатом.

– Она в вас не нуждается, – заявила Агнес, с ненавистью глядя на Томазину.

– Мне не надо было смеяться, – пробормотала Фрэнси. – Глупо раздражать Ричарда, он на меня рассердится.

– Фрэнси, он умер.

Она ничего не ответила, и Томазина не поняла, слышала она ее или нет.

– Лэтам больше не будет угрожать ни вам, ни мне.

– Умер… – тихо повторила Фрэнси.

– Да.

Агнес начала раздевать свою госпожу, но успела только снять шляпу, как Фрэнси оттолкнула ее. Она ухватилась за воротник.

– Умер?!

– Да, – повторила Томазина.

Фрэнси успокоилась и позволила Агнес раздеть себя. Томазина смотрела, как горничная укладывает свою хозяйку в постель.

– Подайте, – неожиданно приказала она Томазине, махнув рукой на буфет. – Стеклянный пузырек с мутной жидкостью.

Томазина исполнила приказание.

– Что это?

Агнес забрала у нее пузырек, встряхнула его, вытащила пробку и вылила немного жидкости на кусок полотна.

– Одно из снадобий Лавинии, – ответила Фрэнси, когда Агнес положила ткань ей на лоб, после чего вдруг хихикнула. – Унция фиалкового масла, пол-унции опиума, смешать с материнским молоком.


В гостиной, в которой обыкновенно ели избранные слуги, если у хозяев не было гостей, находились трое мужчин.

– Дело вполне ясное, – заявил Эдуард Парсиваль. – Коронер[8] не нужен.

Он стоял перед портретом королевы Елизаветы справа от камина, одергивая на животе дублет и не ожидая возражений от собеседников.

– Коронер должен доложить о происшедшем на заседании суда графства, – напомнил ему Ник. – По закону он должен осматривать тело любого человека, который умирает внезапно. Ведь нас же и оштрафуют, в случае чего.

Парсиваль фыркнул, но вынужден был признать правоту Ника, который отправил констебля в Манчестер. Коронер жил там милях в шести, но вряд ли он выехал в Кэтшолм на ночь глядя.

– Я имею право произвести предварительный осмотр трупа, – заявил Парсиваль. – И я уже это сделал. Никаких ран, никаких подозрительных пятен. Он умер естественной смертью. Можете хоронить его, когда пожелаете.

Ник Кэрриер совсем потерял голову. В ней смешалось так много разных мыслей, что он не знал, на какой остановиться. Смерть Лэтама многое меняла. По крайней мере, она избавляла Кэтшолм от злодея.

Избавляла ли? Несмотря на утверждение Парсиваля, в смерти Лэтама все было неясно. Его ненавидело столько людей, что сама собой возникала мысль об убийстве. Значит, среди обитателей Кэтшолма есть убийца? А почему бы им не быть самому Парсивалю, недаром он так старается уверить всех, что не случилось ничего противозаконного.

– Наверняка возникнут вопросы, – сказал Ник.

– Чепуха! Он просто не знал меры в еде. Это все видели. Вот Господь и покарал его за обжорство.

Наконец заговорил третий мужчина.

– Значит, это Господь прислал ему подарок в кабинет?

Майлс Лэтам, стащивший одну из бутылок из личного погреба брата, говорил уже с трудом. Поставив локоть на колено и подперев кулаком голову, он сидел на одной из скамеек, расставленных вдоль стен. В свободной руке он еле держал бутыль.

– Подарок? – подозрительно посмотрел на него Парсиваль, однако решил не обращать внимания на слова пьяного.

– Ну да, в его личный кабинет, – хлебнув еще, проговорил Майлс. – Это восковая фигурка с клоком черных волос в животе. Она была одета во что-то вроде плаща, вырезанного, по-моему, из любимого дублета Ричарда.

Ник скептически поднял бровь, а Парсиваль побледнел и перекрестился.

– На этой фигурке, – продолжал Майлс, отхлебнув еще вина, – было множество пятнышек. Когда брат ее увидел, он ужасно разозлился.

– А где она сейчас? – спросил Ник.

– Ее больше нет, – криво усмехнулся Майлс, – как и моего брата.

Парсиваль так боялся всего сверхъестественного, что у него еле хватило сил спросить:

– Как нет?!

Майлс улегся на спину и закрыл глаза. Он даже не желал притворяться опечаленным.

– По приказу Ричарда я сам бросил ее в огонь. Он, видите ли, думал, что если сожжет ее, то спасется. Не тут-то было! И помучился он изрядно. Теперь нет ни злости, ни живого Ричарда. Он-то думал, что избавился от колдовства. Как бы не так!

– Когда нашли фигурку? – спросил Ник.

– Два дня назад. Бедняжка Ричард! Ему все равно не удалось спастись. Колдовство поразило его в самый час триумфа.

Ужасное подозрение завладело Ником, но он промолчал. Что-то в рассказе Майлса ему не нравилось.

– Ричард Лэтам был не из тех, кто молчит, когда злится, – вспомнил Ник. – Почему же в Кэтшолме не перевернули все вверх дном, чтобы найти виновного?

– Потому что он боялся повторного колдовства.

Майлс открыл глаза и взглянул прямо на Ника.

Парсиваль перепугался не на шутку. А вдруг его тоже заколдуют, если он обвинит в убийстве какую-нибудь волшебницу? Душа у него ушла в пятки.

– Я должен все хорошенько обдумать. Не надо торопиться.

Стараясь не терять достоинства, он направился прямиком к двери.

– Дурак, – пробормотал Майлс, когда мировой судья сбежал из гостиной. – Он даже не записал мои показания.

– Он не хотел их вообще слышать.

– Тогда трус.

– Однако именно он будет решать, кого посадить в тюрьму за смерть вашего брата.

Майлс закрыл глаза и почти тотчас захрапел.

Ник потер переносицу, не в силах избавиться от некоторых подозрений. Он не мог забыть то, что видел два дня назад.

Он вышел из гостиной и отправился в залу. Слуги по приказу Парсиваля убрали тело. Коронеру это не понравится. Сейчас в зале прибирали, но он не мог не слышать боязливых перешептываний.

– Ничего не давайте бедным. Еда может быть отравлена, – предупредил он.

Обиженный повар тотчас удалился.

Поваренок с жадностью смотрел на кусок мяса, оставленный им для себя.

Послышался цокот копыт. Парсиваль уехал. Ник даже не попытался его остановить: не с Парсивалем он хотел поговорить, и как можно скорее.

Дважды Ник отправлялся в нужную ему комнату и дважды его возвращали, чтобы получить от него указание или чтобы он разрешил спор. Бесконечные свары между слугами угнетали его, тем более что в отсутствие хозяина или хозяйки за все отвечает управляющий. Лэтам умер. Фрэнси и Констанс заперлись в своих спальнях. Наступили сумерки, потом стало совсем темно, и Ник наконец-то получил свободу. Он сразу же отправился в южное крыло.

Она спала. Он слышал ее тихое мерное дыхание за пологом.

Ник принес с собой свечу и теперь, держа ее в одной руке, другой отодвинул полог.

Мгновенно он почувствовал, как его охватило страстное желание. Он хотел прикоснуться рукой к ее темным волосам, прижаться к ее теплому телу. Он сам не понимал себя. Как он мог хотеть заняться любовью с женщиной, которую подозревал в убийстве?

Он должен уйти! Должен встретиться с ней в другой, более безопасной обстановке, где ему не придет в голову мечтать об ее объятиях. Он попытался напомнить себе, что она дочь своей матери… Но почему-то из-за этого ему еще меньше хотелось уйти.

Томазина открыла глаза.

Даже сонная, даже с больной головой, она не сомневалась, что видит Ника. И выражение глаз у него было как раз такое, какое бывает у мужчины, когда он хочет женщину.

– Встань. Нам надо поговорить.

Пока она одевалась, она слышала его сердитые шаги в коридоре.

Томазина села в кровати, и боль в голове напомнила ей, что она не собиралась спать, а лишь хотела полежать с закрытыми глазами. Помедлив – правда, всего одно мгновение, – она отодвинула полог. Ник зажег вторую свечу и теперь стоял в комнате возле окна, глядя на темный двор.

– Ник…

Он сжал кулаки.

– У меня есть к тебе несколько вопросов.

Стараясь поменьше двигать головой, Томазина слезла с кровати и подошла к нему.

– Каких вопросов?

– Это касается твоей матери.

Томазине хотелось скрыть горечь, но это ей не удалось.

– Наверное, ты знаешь ее лучше, чем я.

– А в Лондоне? Она занималась там колдовством?

– Я тебя не понимаю. Постарайся говорить пояснее. Иначе я не смогу тебе ответить.

Она чувствовала, что он необычно напряжен, потом увидела, что у него потемнели глаза, и услышала его прерывистое дыхание.

– У нее была кладовая в Лондоне?

Ответ он прочел в ее глазах.

– Так я и думал. Она лепила восковые фигурки?

Томазина не поняла.

– У нее был дар к рисованию. Она рисовала цветы, иногда портреты. Я тоже иногда рисую, – грустно улыбнулась она. – Я всегда думала, что хотя бы этот дар унаследовала от нее.

– Еще какие дары ты унаследовала от нее?

Томазина не успела ответить, как он схватил ее за плечи и почти прижал к себе. Она вскрикнула от боли, но он даже не подумал извиниться.

– Клянусь всем святым, – прошептал Ник, – ты меня околдовала.

Потом он стал ее целовать, и Томазина поддалась ему. Она забыла о боли в голове, чувствуя его губы на своих губах, на щеках, на шее.

– Ник, – сказала она, не узнавая своего голоса. Огнем вспыхнуло ее тело, и она отдалась своему счастью. – Ох, Ник…

Расставив ноги для равновесия, Ник провел ладонями по ее спине и вдруг крепко обнял ее.

– Ведьма, ты у меня будешь гореть, – прошептал Ник. – Еще как сгоришь, если тебя не повесят!

Томазина испугалась. Что-то было не так…

– Подожди, Ник.

Она помотала головой, чтобы прояснить мысли, и тотчас вновь почувствовала прилив боли. Теперь у нее болело еще и все тело, жаждавшее любви. Томазина отодвинулась от Ника и скрестила на груди руки. На лице Ника она не увидела ни любви, ни страсти. Он не мог скрыть злости, потому что опять желал ее, хотя всеми силами противился этому.

– Зачем ты пришел? Зачем расспрашиваешь о моей матери?

– Ты не догадываешься? – Ник тоже подался назад, и его голос звучал холодно как никогда. – Ричард Лэтам умер не своей смертью.

– Его убили?

Ник кивнул.

– Господин Парсиваль трус, но и он так просто не отмахнется от того, что здесь случилось. Скажи, Томазина, ты сумеешь его околдовать, если он обвинит тебя в убийстве?

Наконец-то она поняла! Ей вдруг показалось, что она тонет в ледяной воде. Опять все пошло прахом… Когда Ник говорил, что она его околдовала, он и вправду имел в виду колдовство. Он и в самом деле считает, что она ведьма.

– Ты сошел с ума!

– Два дня назад кто-то положил Ричарду в кабинет восковую фигурку. Я видел, как ты входила к нему. Думал, у тебя с ним свидание, а дело, видно, совсем в другом.

– Я искала у него письмо.

– Покажи его.

– Не могу. Я его не нашла.

– Опять лжешь.

Томазина хотела было рассказать Нику, как письмо попалось ей на глаза, но испугалась, что в теперешнем настроении он вообще Бог знает что подумает. Не посмела она сказать и о том, что видела в кабинете Майлса.

– Ник, я не лгу!

Сомнение появилось в его глазах и тотчас исчезло. Томазина всем своим существом чувствовала, что он мучается, разрываясь между желанием поверить ей и страшными подозрениями, которые заронила в него ужасная смерть Лэтама. Ник сражался с ней, потому что никак не мог справиться с собственными демонами.

Поняв это, Томазина не успокоилась. Он все еще обвинял ее, сжигая взглядом.

– Я видел тебя в кухне. Ты возилась с едой, потому что фигурка оказалась бессильной? Или ты просто-напросто всыпала ему яд?

– Я ничего не знаю о фигурках, о колдовстве, о ядах, и хотя я терпеть не могла Ричарда Лэтама, я не желала ему смерти.

– Не желала?! Даже когда обвиняла его в убийстве своей матери? Мне кое-что известно о женщинах с фамилией Стрэнджейс. Ты так же любишь мстить, как любишь плотские удовольствия.

«Не может быть, чтобы это было не во сне, – думала Томазина. Это просто кошмар! Я сейчас проснусь.»

Она протянула руку к Нику.

– Почему ты обвиняешь меня в этом страшном убийстве? Если бы даже я действительно мечтала наказать Лэтама за все зло, причиненное им моей матери, почему ты так уверен, что я занималась черной магией? Ты же знаешь, что это запрещено всем добрым христианам!

Она не думала, что его голос может быть еще холоднее. Оказывается, может. Он больше ни в чем не сомневался.

– Ты – дочь своей матери. Ты такая же, как она и душой, и телом. Почему же я должен верить, что ты не участвовала в ее злых действах?

– Злых действах? – еле слышно прошептала Томазина.

– Твоя мать варила всякие снадобья и занималась колдовством, когда жила в Кэтшолме, – сказал Ник Кэрриер.

Лавиния Стрэнджейс была ведьмой.


9

<p>9</p>

Несмотря на то что Фрэнси всю ночь не выходила из спальни после смерти Ричарда Лэтама, спала она мало и большую часть времени провела в размышлениях о похоронах, которыми наслаждалась от души. Естественно, больше всего ее пленяли не повернутые к стене зеркала и не траурные черные комнаты, а то, что Констанс, хочется ей этого или нет, придется одеться в черное. Сама она чуть ли не полжизни проходила в трауре по едва знакомому мужу, тогда как Констанс, наследница Филиппа Раундли, могла одеваться, как хотела.

– Агнес! – позвала она горничную, – сходи к Констанс и проверь, чтобы там все было убрано черным. Потом помоги Вербуpгe вынести все платья. Пусть их как можно скорее перекрасят в черный цвет.

Фрэнси не слышала, как Агнес покинула спальню. Она решала, перчатки или шарфы подарить тем, кто будет нести гроб. О еде и вине позаботится Ник, и о траурных одеждах тоже. Он наверняка знает, где лежат черные седла и уздечки, купленные когда-то для похорон отца. Нечего швыряться деньгами!

Она взяла ручку, чернила и принялась составлять список тех, кто будет участвовать в похоронной процессии. Во главе ее, конечно же, будет Майлс, но Фрэнси хотелось, чтобы явились все мелкопоместные дворяне. По крайней мере, все, кто был на свадьбе, должны быть и на похоронах, даже напыщенный дурак Эдуард Парсиваль.

– Фрэнси!

Она подняла голову и увидела вошедшего Генри Редиха. Наверное, впервые в жизни она почувствовала себя не в настроении для любовных утех.

– Нам надо поговорить, – произнес Редих.

– Только не сейчас.

– Сейчас. Я хочу знать, есть ли хоть капля правды в слухах.

– В слухах? Каких слухах?

– О смерти Лэтама. На кухне говорят, что его отравили. Ник Кэрриер запретил доедать то, что осталось от свадебного обеда. И к тому же послали за коронером.

Расстроенная Фрэнси отложила лист бумаги и уставилась на Генри Редиха. На нем был такой старый и вытертый дублет, что даже локти просвечивали сквозь сносившуюся ткань. «Надо заказать для него новый, – решила она. – Ярко-желтый. Секретарь вовсе не обязан носить траур по своему патрону, зато в Кэтшолме будет хоть одно светлое пятно.»

– Фрэнси, ты меня слышишь? Подозревают, что его убили.

– Что? А, Ричарда! Да. Мне кажется, я должна была быть готова к чему-то подобному. Ужасно, если даже мертвый он доставит нам столько же хлопот, сколько доставлял живой.

Она замолчала и стала ждать. Генри избегал ее взгляда, и голос у него дрожал, когда он вновь заговорил:

– Всех будут допрашивать, чтобы выяснить причину убийства.

– Ты думаешь, я его убила? Ну и осел же ты, Генри!

Она удивилась, что не замечала этого раньше. Наверное, он отводил ей глаза своим высоким ростом, белокурыми волосами и всегдашним желанием угодить.

Сейчас же он весь затрясся от страха так, что даже говорил с трудом:

– Ты в-в-ведь б-б-б-была его люб-б-б-бов-ницей.

Печально улыбаясь, Фрэнси привлекла его к себе и погладила по спине.

– Надеюсь, ты никому этого не скажешь.

Редих судорожно сглотнул.

– А ес-с-с-сли н-н-не я один об этом знаю?

Фрэнси сжала пальцы в кулак и сильно стукнула его по плечу, глядя ему прямо в глаза.

– Я здесь хозяйка, а здешние люди хранят верность Блэкберну. Никто меня не выдаст.

– Не будь так самоуверенна! – В волнении он схватил ее руку, чтобы предупредить следующий удар по плечу. – Если это выйдет наружу, что тогда? Если хоть кто-нибудь заговорит, если Парсиваль докопается, – меня тоже втянут в это дело. Нет, Фрэнси, я тебя не виню. Кто лучше меня сможет тебя понять, даже если ты его и убила? Но нам надо договориться прежде, чем начнутся допросы. Если мы будем держаться одной версии и если не будет никаких улик…

Фрэнси досадливо высвободилась из его рук.

– У тебя было не меньше причин убить Ричарда, чем у меня.

Редих отпрянул от нее.

– Но я этого н-н-н-не делал!

– Не знаю. – Ричард всегда говорил, как приятно издеваться над Редихом; Фрэнси подумала, что он, возможно, был прав. И она поддразнила его. – Ты хотел владеть мной один, а Ричард тебе мешал.

– Но…

– Неплохой мотив для убийства. Ты, уж не знаю почему, решил, что можешь получить мою руку и мои земли.

– Фрэнси, как ты могла подумать, что я…

– А как ты мог подумать, что это я – хладнокровный убийца?

Он принялся было просить прощения, но Фрэнси он уже надоел.

– Уходи. Дай мне его оплакать.

– Оплакать?! Лэтама?!

Положение было довольно щекотливым. Фрэнси больше не могла сдерживать смех.

– Конечно, должна же я его оплакать! – проговорила она, изо всех сил стараясь быть серьезной. – Разве он не был моим зятем?

Когда Агнес постучала в дверь, Фрэнси позволила ей войти и выпроводила Редиха.

– Будь хорошим мальчиком, любовь моя! – крикнула она ему вслед. – Ни в чем не признавайся, и через несколько дней мы забудем обо всем этом кошмаре!

– Так просто ничего не получится, – мрачно проговорила Агнес.

– А ты что-нибудь слыхала? Яд, что ли?

– Хуже. Мальчишки в конюшне слышали, как господин Парсиваль говорил что-то о колдовстве.

Фрэнси прищурилась. Она много лет не принимала участия в сходках в Гордичском лесу, но знала, что Агнес убегает во время каждого полнолуния.

– Я подумала, может, ведьма у нас завелась, которая спала и видела отомстить господину Лэтаму.

– Назови ее. Не зли меня своими намеками.

– Томазина Стрэнджейс.

Мысль неплохая. Фрэнси поняла это сразу. Все слышали, как Томазина обвинила Ричарда в попытке убить Лавинию. Почему бы ей не отомстить?

Задумавшись, Фрэнси перевернулась на живот, уперлась локтями в подушку и опять решила, что Агнес говорит дело. Правда, одно ее смущало. Когда Лавиния упала с лестницы? Но она быстро сообразила, что это не имеет никакого значения, как не имеет значения то, виновата Томазина или нет. Им нужен козел отпущения. Что ж, Томазина идеально подходит, ведь она тут чужачка. Никто особенно и не захочет ее защищать.

Неожиданно в голову Фрэнси пришла странная мысль. Она даже села в кровати и подозрительно уставилась на свою горничную.

– А ты что выигрываешь, Агнес, если Томазину обвинят в смерти Ричарда?

Агнес побагровела.

– Ника Кэрриера.

– Томазина и Ник..?

– Она его не заслуживает.

«Ты тоже», – подумала Фрэнси, но не стала этого говорить.

– А ты уверена, что она его заполучила?

Агнес закивала головой и до того забылась, что подошла к Фрэнси и коснулась ее плеча.

– Я заметила это в самый первый день, когда он привел ее к нам. Он от нее глаз отвести не мог. Больно было смотреть. Он тянется к ней помимо своей воли. Когда я сейчас возвращалась, я видела, как он стоит возле лестницы и смотрит на ее дверь. У него было такое выражение лица, что я чуть не заплакала.

Фрэнси не поняла, что больше мучает Агнес: нежелание Томазины пускать его в свою постель или, наоборот, ее победа над Ником, о которой Агнес лишь мечтала. В любом случае понятно, что Агнес ревнует.

– Но ведь ее могут повесить.

– Она это заслужила. Зачем она сюда явилась, когда ее никто не звал? Задает вопросы. Бегает по лесу. Да мы все будем спать спокойнее, когда она исчезнет!

– Это правда, – согласилась Фрэнси. – И Парсиваль не станет копаться в наших делах.

Она еще немного подумала. «Единственный минус в предложении Агнес – это непредсказуемое поведение Ника Кэрриера. Если он любовник Томазины, он будет против того, чтобы ее тащили в тюрьму.» Фрэнси решила додумать это потом. Она не сомневалась, что сообразит, как заставить Ника не соваться в это дело.

– Ладно, Агнес. Так и скажи господину Парсивалю.


Ник хотел ей поверить.

Однако это еще ни о чем не говорило. Он отправился в сад и постарался быть беспристрастным к Лавинии и ее дочери. Одно ему пришлось признать: Томазина вела себя совсем иначе, нежели Лавиния.

Будь на месте Томазины прежняя Лавиния, она бы постаралась его соблазнить. А если бы это ей не удалось, она бы обругала его и стала мстить.

Бывали минуты, когда он не понимал, знает ли сама Томазина о своей привлекательности. Она не кокетничала с ним, и когда в ее глазах появлялась обида, Нику очень хотелось успокоить ее и даже приласкать.

Томазина не была точной копией своей матери, хотя Ник и обвинял ее в этом.

Против своего желания он поверил, что Томазина понятия не имела о занятиях ее матери колдовством. А та еще как этим занималась, если верить отцу! Когда Рэндалл Кэрриер в первый раз попытался объяснить ему, что Лавиния его околдовала, он только фыркнул в ответ, и теперь ему было стыдно за это.

Потом Лавиния хотела совратить и его самого, и тогда он понял, как сильны ее чары. И если бы она не попыталась натравить отца на сына, сделав из них соперников, Ник наверняка стал бы ее очередной жертвой.

– Погляди на ее лицо, – сказал ему как-то Рэндалл, когда они оба уже немного поостыли. – Ни одна женщина не могла бы так долго сохранять молодость без помощи колдовства.

Задетый этим замечанием за живое, Ник выслушал и все остальное, что хотел сказать ему отец. В сущности, поверить в колдовство было не так уж трудно. Об этом говорил в проповедях предшественник господина Фейна. Но как представить себе почтенных соседок на ведьминском шабаше?!

Рэндалл сказал, что они приходят в Гордичский лес каждый раз, когда светит полная луна. И у них есть всякие снадобья, благодаря которым они могут летать.

Рэндалл утверждал, что Лавиния тоже бывает на их шабашах, что она там Старшая и обещала ему такие эротические удовольствия, о которых он даже не ведает.

Много лет в лесу было тихо, но вот уже несколько месяцев, как по округе ползут разные слухи. Мужчины перешептываются в пивной, боясь накликать беду на свои головы. Ник не хотел об этом поминать, но он собственными глазами видел, как в День урожая темные тени двигались в направлении Гордичского леса.

Надежда блеснула ему вдруг из-за грозовых туч его подозрительности. Томазины там не было. Она приехала в Кэтшолм только через три недели.

А вдруг он ошибся на ее счет? Если он неправ и она не имеет ничего общего с шабашами в Гордичском лесу, почему же не поверить и во все остальное, что она ему говорит? Неужели он так слеп, что все перепутал?


Томазина удивилась, как быстро наступило утро. Несмотря на все свое отчаяние, после ухода Ника она незаметно для себя заснула.

Осторожно притронувшись к шишке, которая еще болела, но уже не так сильно, она лишь пожелала, чтобы все остальные ее мучения миновали так же быстро.

Томазина готова была поверить во все, что Ник говорил о Лавинии, но ей было невыносимо больно, когда он соединял ее с матерью в своем воображении. Когда-то он верил, что она сама по себе. И любил ее. Они были друзьями, пока он не узнал, что Лавиния соблазнила его отца…

Боясь наступающего дня, Томазина медленно приводила себя в порядок. Лавинию обвиняли в стольких страшных грехах, заодно приплетая к ним и ее дочь, что Томазина еще не привыкла воспринимать это спокойно. За десять дней она узнала Бог знает сколько нового, однако то, что ее мать умела колдовать, давало пищу для новых и очень неприятных размышлений.

Томазина бросила гребень и одним прыжком оказалась возле сундука. Она открыла потайной ящик, вытащила книгу матери и стала ее листать, пока не нашла описание уже попадавшегося ей цветка. На сей раз она прочитала его от слова до слова.

И испугалась.

Если у нее найдут эту книгу, то справедливо решат, что Лэтама отравили с помощью этого цветка, высушенного и подсыпанного в какое-нибудь кушанье. Томазина с необыкновенной ясностью вспомнила все, что видела за столом. Тогда она не обратила на это внимания, а теперь поняла, что Лэтам страдал в точности так, как должен был страдать отравленный описанным в книге Лавинии цветком.

Он тер глаза… Помутнения, видение в желтом цвете… Он уходил из-за стола… Понос. Он морщился и держался за живот… Сильные боли. Потом его вырвало, он дрожал всем телом, и наконец начались конвульсии. Картина отравления та же, что описана у Лавинии. Томазина сидела далеко и потому не знала, частило ли у него сердце, но в остальном она не сомневалась. Кто-то отыскал описанную в книге Лавинии ядовитую траву.

Томазина оставила книгу па полу возле сундука и отправилась на поиски Вербурги. «На этот раз она мне все скажет! – поклялась себе Томазина. – Я не позволю ей запутать меня бессмыслицей.» Последние два дня она внимательно следила за Вербургой и поняла, что старуха не глупее любого в Кэтшолме.

Она нашла Вербургу на полпути между спальней Фрэнси и спальней Констанс.

– Вербурга, тебе все еще нужна книга моей матушки?

– А-а-а-а-х…

Алчность мелькнула в глазах старухи.

– Сначала ответь на мои вопросы.

Вербурга сощурила маленькие глазки, но потом коротко кивнула:

– Пойдем со мной.

И она повела ее к спальне Ричарда Лэтама.

– Только не здесь, – сказала Томазина, отворачиваясь от трупа, лежавшего на кровати.

Спальня Ричарда Лэтама была вся завешана черной материей, тем не менее с первого же взгляда было ясно, что это спальня богатого человека. Кресла, ковры, подушки – все было высшего качества. К тому же в комнате побрызгали духами, чтобы перебить запах мертвого тела.

Вербурга фыркнула и дотронулась до чего-то на стене. Сразу же узкая панель отодвинулась, и Томазина увидела каменные ступени, ведшие вниз.

Удивленная Томазина последовала за старухой. В небольшом углублении были свечи, а выше на полочке стоял небольшой железный ящичек. Томазина хотела было остановиться и посмотреть, что в нем, но ей пришлось идти, чтобы не отстать от старухи. Она едва видела, куда ставить ноги, но, придерживая юбки, отвоевывала у потайного хода шаг за шагом.

В самом низу они уперлись в стену.

Томазина дрожала. Было так тихо, что ее собственное дыхание казалось ей слишком шумным.

Она уже начала ощущать страх, как бы ее не погребли навсегда в этом каменном мешке, но Вербурга опять коснулась какой-то кнопки, и стена подалась, открыв ход в подземный туннель.

На сей раз Томазина не торопилась. Она поморщила нос от запаха сырости и гнили.

– Где мы?

– Дедушка миссис Фрэнси, старый сэр Фрэнсис, еще помнил времена, когда бароны нападали друг на друга. Ну, и когда он перестраивал дом в правление короля Генриха, он позаботился о надежном укрытии.

У Томазины не было другого выхода, кроме как послушно плестись за старухой, если только она не хотела остаться под землей и в полной темноте. Она отмахивалась от паутины и с ужасом смотрела на грязные стены с ненадежными деревянными подпорками. Низкий потолок кое-где угрожающе осыпался.

– Мы сейчас под двором, – сказала Вербурга. – Не останавливайся.

Со вздохом облегчения Томазина прислонилась к очередной стене, преграждавшей вход в следующий туннель, почти такой же узкий. Вербурга закрыла за собой дверь и, вздохнув, едва не загасила свечу, Томазина подавила испуганный крик и крепко закрыла глаза.

– Это не ловушка, – успокоила ее Вербурга. Томазине вдруг пришло на ум, что Вербурга ни разу не притворилась сумасшедшей с тех пор, как они вошли в спальню Лэтама.

– Зачем тебе притворяться, будто ты не в своем уме?

Вербурга насмешливо фыркнула, и Томазина неожиданно поняла, зачем: никто в доме не опасается безумной старухи и говорит, что вздумается, поэтому если кто и знает все происходящее тут, то только Вербурга.

Туннель раздваивался, однако Вербурга уверенно свернула направо. Через несколько шагов начиналась еще одна лестница. Потом была еще одна стена, и Томазина окончательно потеряла представление о том, в какую сторону они идут. Девушке уже начало казаться, что они никогда не выйдут из-под земли, как вдруг она увидела кнопку.

Вербурга посторонилась и предложила Томазине пройти первой. Несказанно изумившись, та обнаружила, что находится в своей спальне.

Надо же! Значит, совсем не в кошмаре, она видела здесь человека, наблюдавшего за ней. Это был Ричард Лэтам. Больше некому, ведь потайной ход начинается в его спальне.

Наверное, много лет назад Джон Блэкберн таким образом приходил к своей любовнице. Вот уж удобно, ничего не скажешь!

– Понятно, почему я ничего не знала об их отношениях… – прошептала она.

Вербурга снова фыркнула.

Томазина разозлилась, представив себе, как беззащитна она была в этой комнате. Если бы Лэтам захотел ее убить, ему бы ничего не стоило это сделать. Засов на двери ровным счетом ничего не значил. Если бы она даже закричала, никто бы не смог к ней войти.

– Кто еще знает о тайном ходе?

– Дай мне книгу, если хочешь, чтобы я ответила на твои вопросы.

Книга все так же лежала на полу возле сундука, где Томазина ее оставила, но Вербурга ее не заметила. Томазина старалась не смотреть в ее сторону, чтобы не привлечь к ней внимание Вербурги.

– Нет, сначала ты мне ответишь.

Вербурга так сверкнула на нее глазами, что Томазина испугалась. Она была в полной власти старухи и не чувствовала себя в безопасности. Слишком долго старуха приучала всех видеть в себе безвредную немощную да еще и сумасшедшую служанку.

– Вербурга, ведь ты была подругой моей матери. Так помоги же ее дочери!

– Дочери Лавинии? – зачем-то переспросила Вербурга. – Я все сделаю.

– Спасибо. – Томазина подняла книгу и крепко зажала ее в руках, предложив старухе сесть на сундук. Сама она села на скамью. – У Ника Кэрриера есть причины обвинять Лавинию в колдовстве?

Вербурга потянула носом.

– Мужчины все дураки.

– Но у него, наверное, есть причины?

– Твоя мать любила повеселиться.

– Это я уже слышала.

– Она не любила, когда ей указывали, что делать. Мы тайно встречались в лесу и занимались всем, чем нам хотелось. Мужчины даже близко боялись подойти к Гордичскому лесу.

– А что вы любили… делать?

– Мы ели, пили, придумывали что-нибудь. То же самое, что мужчины делают в пивной.

– А что вы придумывали? Вы колдовали? Делали восковые фигурки?

– Чепуха! – Вербурга даже рассмеялась, и Томазина успокоилась. – Мы же были не девчонки, которые пришли поиграть в куклы. Мы были взрослыми женщинами. Могли же и мы повеселиться! – Она хитро посмотрела на Томазину и жестом указала на нее. – Твоя мать в книге описала зелье гораздо более сильное, чем эль.

– Наверняка.

Томазине припомнилось, как в Лондоне мать варила зелья, чтобы утишить боль. От некоторых у нее начинались видения.

Томазина поняла, что всегда подозревала, еще задолго до нынешней встречи с Ником: интересуясь травами, мать была близка к колдовству. Граница между добропорядочной женщиной, исполняющей свои обязанности в кладовой, и коварной знахаркой, варящей зелья, всегда была очень зыбка. От белой магии до черной только один шаг…

– Дай мне книгу.

– Еще несколько вопросов.

– Ты хочешь, чтобы я рассказала тебе о том, как упала твоя мать? Дай мне книгу – и я все тебе расскажу.

По правде сказать, Томазина собиралась спросить совсем о другом, но она решила, что еще успеет узнать о сестре. Она перелистнула несколько страниц, но не отдала книгу Вербурге.

– Ты мне не доверяешь.

– Еще чего!

Вербурга хмыкнула, когда Томазина вновь принялась листать страницы. Собственно, она держала книгу вверх тормашками и не могла ничего прочитать. Вербурга, насколько она поняла, читать совсем не умела.

Томазине не терпелось расспросить ее о падении матери, о яде, подсыпанном Лэтаму, о сестре и еще о многом другом, поэтому она положила раскрытую книгу себе на колени.

– Мама упала не случайно, – сказала она. – Я вспомнила. Ричард Лэтам ее столкнул, а Джон Блэкберн тоже там был и все видел.

Вербурга издала свой неприятный каркающий звук, означавший всегда очень много разного.

– Господин Блэкберн там был и не был. Он так напился, что после вообразил, будто сам ее столкнул.

Томазина приняла это к сведению, чтобы потом подумать над этим всерьез.

– А почему они ссорились?

– Из-за твоей матери, конечно! – Вербурга, казалось, была в восхищении от власти Лавинии над мужчинами. – Они оба желали ее. И она с обоими спала уже много лет, но Джон Блэкберн только в ту ночь узнал, что не он один владеет ею.

И еще отец Ника, с горечью подумала девушка. Она не собиралась обсуждать с Вербургой отношения своей матери с управляющим, но то, что он жестоко обидел миссис Марджори, она не могла забыть. Однако Томазина постаралась сосредоточиться на других вещах.

– Мы с Дженнет потом ухаживали за твоей матерью, и она взяла с нас клятву молчать. А еще она подсказала нам, что тебе дать, чтобы ты обо всем забыла.

Томазина не сразу поняла. Если бы ей об этом сообщили неделю назад, она пришла бы в отчаянье, а теперь лишь удивилась, что мать могла сотворить такое со своим ребенком.

– Ричард Лэтам любил всякие тайны, – продолжала Вербурга. – Он заставил господина Блэкберна плясать под его дудку, внушив ему, что это он чуть не убил твою мать.

Неудивительно. Ведь Лэтам мгновенно сообразил насчет денег.

– О господине Парсивале он тоже кое-что знал, да и о своем брате тоже.

– Меня не касаются секреты господина Парсиваля и Майлса. Меня интересует только моя мать. Зачем она скрыла правду? Она ведь была очень больна. Никогда больше уже не ходила.

– В Лондоне она нуждалась в деньгах?

– Ну…

Вербурга понимающе кивнула.

– Она молчала, чтобы сохранить жизнь себе и тебе.

– Лэтам хотел убить нас обеих?

Вербурга промолчала.

Тогда Томазина набрала полные легкие воздуха и выдохнула:

– Кто из них отец моей сестры? Блэкберн или Лэтам?

Вербурга даже отпрянула от неожиданности.

– Сестры? – Она так замотала головой, что Томазина испугалась, как бы старуха чего-нибудь себе не повредила. – У тебя нет сестры.

– Есть! – Томазина встала и постаралась как можно незаметнее положить книгу на кровать подальше от глаз Вербурги. – Ты должна сказать мне правду, если хочешь получить книгу.

Вербурга тихонько завыла, но Томазина подошла к ней и встряхнула ее за плечи. Старуха открыла глаза и встретилась взглядом с Томазиной, но у нее так дрожали губы, что она не могла говорить.

– Вербурга, матушка послала меня сюда помочь моей сестре. Ты должна сказать мне все, что знаешь. Помоги мне найти ее!

Вербурга вырвалась из ее рук.

– Все мы сестры.

Прежде чем Томазина успела ее остановить, Вербурга выскочила в тайный ход и закрыла за собой панель.

Томазина торопливо искала какую-нибудь кнопку с этой стороны и ничего не находила. Тогда она решила бежать обычным путем и перехватить Вербургу возле спальни Ричарда Лэтама. По крайней мере, она должна взглянуть на содержимое железного ящика! Наверняка именно в нем Лэтам спрятал письмо ее матери.

Она бросилась из комнаты на внешнюю лестницу, как раз когда в ворота въезжали всадники, и Томазине пришлось переменить планы, потому что всадниками были Эдуард Парсиваль и хорошо одетый господин – наверняка коронер.

Вернувшись в комнату, Томазина вновь взяла в руки книгу. Она была открыта на странице, которая особенно заинтересовала Вербургу. В ужасе от того, что она узнает, Томазина стала читать.

Корень безумия. Потом было что-то непонятное. Дурман. Все три травы были подробно описаны.

«У корня безумия нежные стебли, большие листья и цветы в виде колокольчиков. Если их понюхать, можно заснуть, – писала Лавиния, – а то и умереть.»

Второе растение тоже было «с цветами в виде фиолетово-синих тусклых колокольчиков. От его черных ягод тоже засыпаешь, а порошок из листьев и корней, если развести его в вине, избавляет от боли в висках.

Колокольчики дурмана похожи на белые чашечки, а ягоды круглые. Если понюхать цветы, то это может вызвать сонливость. Соком лечат воспаление и ушибы. Листья дурмана полезны при лечении свежих ран.»

Ничего страшного, подумала Томазина. И принялась читать следующий раздел, в котором ее мать подробно разъясняла, как соединять эти три травы; в конце Лавиния писала: «Натереть мазью лоб и подмышки для ощущения полета. Потом будет долгий сон в течение ночи и дня, сопровождаемый яркими видениями плясок и полетов».


10

<p>10</p>

В коридоре рядом с большой залой Ник слышал, как Майлс объявлял Фрэнси и Констанс последние новости.

– Обвинение еще никому не предъявлено, – он говорил это слишком весело для человека, у которого убит брат.

– Когда они позволят его похоронить? – спросила не менее весело вдова. – Он уже начинает вонять.

Чтобы предупредить следующие вопросы, Ник открыл дверь, и следом за ним вошел Эдуард Парсиваль со своим письмоводителем.

Они сопроводили коронера в спальню Ричарда Лэтама, куда были согласно обычаю приглашены все местные мужчины от двенадцати лет, из которых он выбрал понятых. Избранные должны были осмотреть останки Ричарда Лэтама, а письмоводитель все их выводы записать. Сам коронер уже провел осмотр и даже приказал раздеть труп, чтобы собравшиеся сами убедились в отсутствии ран, кровоподтеков, пятен от удушья и прочих следов насилия. Он-то, по-видимому, склонялся к тому, что насилия не было, но Эдуард Парсиваль в качестве мирового судьи мог сказать и свое веское слово.

– Вы можете поклясться, что видели восковую фигурку и что она испугала вашего брата? – спросил Парсиваль Майлса.

– Фигурку? – переспросила Фрэнси. – Что еще за фигурка?

Майлс осушил кубок и наполнил его снова, прежде чем ответил с явной неохотой. Потом последовали еще вопросы. Наконец они были исчерпаны, и Парсиваль, эта невежественная дубина, принялся распространяться о колдовстве.

– У нас уже давно ходят слухи, что в Гордичском лесу проводятся шабаши ведьм. – Парсиваль помолчал, желая удостовериться, что все его слушают. – Я бы не выполнил свой долг до конца, если бы не принял во внимание возможность колдовства. Коронер не нашел следов насильственной смерти. Я тоже поначалу думал, что он умер, вероятнее всего, от обжорства, однако ближайший родственник умершего вправе заявить о насильственной смерти. Ваши показания, господин Лэтам, заставляют меня обсуждать возможность убийства с помощью колдовства. Вскоре состоится очередная сессия суда, и я должен тщательно все обдумать, о чем прошу и всех вас, прежде чем вы в присутствии многих понятых обвините кого-нибудь в смерти господина Ричарда Лэтама.

Парсиваль раздражал Фрэнси своей глупостью и напыщенностью, и Ник был с ней вполне согласен.

– У Агнес и у меня есть кое-что сказать по этому поводу, – перебила она Парсиваля. – Сейчас в Кэтшолме живет человек, у которого есть все основания мстить Ричарду Лэтаму.

Ник представлял, что будет дальше, но был бессилен этому помешать. Он рассчитывал, что Томазину не сразу обвинят в убийстве Лэтама только из-за того, что он пытался убить ее мать.

В Кэтшолме много людей имели основания верить, что Лавиния была ведьмой.

По знаку хозяйки вперед вышла Агнес. Не упоминая об избиении Констанс, она повторила слова Томазины, произнесенные ею в комнате невесты, а потом пересказала разговор в комнате Фрэнси сразу после убийства. По словам Агнес, Томазина заявила, что ее мать теперь отомщена.

Парсиваль встрепенулся.

– Кто такая Томазина Стрэнджейс? Я ее не знаю.

Последовали объяснения, изобиловавшие двусмысленностями. Никто прямо не сказал, что Лавиния была ведьмой, но все так прозрачно намекали на это, что даже Парсиваль догадался. Ник удивился: ведь никто даже не попытался объяснить, почему Томазина считает, что Лэтам хотел убить ее мать. В сущности, о падении Лавинии с лестницы даже не упомянули.

Движением руки Парсиваль призвал всех к молчанию.

– Вы подтверждаете слова своей служанки? – спросил он, уставясь на Фрэнси.

– Да. – Казалось, Фрэнси ничуть не заботит, что она посылает Томазину на смерть. – Более того, за два дня до смерти Ричарда Лэтама я видела, как Томазина несла по коридору восковую фигурку. Теперь мне кажется, это была та самая фигурка, о которой вы говорите.

Майлс выпрямился, будто хотел что-то сказать, но вместо этого налил себе в кубок вина.

– Она прятала ее в складках юбки, – продолжала Фрэнси. – Словно боялась, что ее кто-нибудь увидит.

Ник, сжав кулаки, молчал. Он не понимал, зачем Фрэнси врет, но у него не было доказательств невиновности Томазины. Он тоже видел ее в тот день, но не мог поклясться, что у нее в руках ничего не было.

– Ладно, – сказал мировой судья, пытаясь осмыслить новые факты. – Ладно. – Он весь покрылся потом. – Я не могу обвинить ее в колдовстве. Я никого не могу преследовать по закону как ведьму. После смерти короля Генриха это стало невозможным. Даже если она убила его своим колдовством, это все равно не преступление.

– А колдовство – не ересь? – спросила Фрэнси. – Пусть с ней разбирается церковь.

– Все ереси отменены в начале правления королевы Елизаветы.

– Вы хотите сказать, что она будет гулять на свободе, совершив убийство?

Ник в растерянности смотрел на свои руки. Благодаря раздраженному вопросу Фрэнси он вдруг осознал, что еще есть надежда, хотя и сам не понимал, откуда она взялась. Он хотел, чтобы Томазина избежала наказания, несмотря на ее чудовищное преступление. Даже если забыть о колдовстве, у Томазины были основания убить Ричарда Лэтама. Она боялась его возмездия за неосторожно произнесенные слова и решила первой нанести удар.

Но эту мысль Ник сразу же выкинул из головы. Несмотря на все, что он знал о ее матери, несмотря на утверждение Фрэнси, будто она видела ее с фигуркой в руках, он никак не мог поверить, что Томазина Стрэнджейс способна на убийство.

– Единственное обвинение, которое я могу предъявить, – это убийство при помощи яда, – сказал Парсиваль, – конечно, если яд найдут.

– В Италии тела убитых разрезают на куски, – не совсем внятно проговорил Майлс. – Говорят, заглянув внутрь человека, можно сказать, от яда он умер или от болезни.

– У нас такого не делают. Это Англия. – Парсиваль выпрямился и постарался убрать живот. После этого он обратил внимание на Констанс. – Миссис Лэтам, вы почему-то все время молчите. Вы ели то же, что и ваш супруг?

Констанс сильно побледнела.

– Я плохо себя чувствовала и совсем не ела.

Тогда Парсиваль повернулся к Нику.

– Эта женщина, о которой здесь говорили, могла отравить еду? У нее была такая возможность?

– Она оставалась дома, – сказала Фрэнси прежде, чем Ник успел ответить. – Томазина… Она упала и ушибла голову, поэтому она осталась дома, почти совсем одна, ведь все остальные были в церкви.

– В кухне она не была одна, – с раздражением заявил Ник.

Он хотел еще что-то добавить, но Парсиваль остановил его взмахом руки.

– Я сам поговорю с поваром, – объявил он и вышел вместе с письмоводителем из большой залы.

Все молчали.

Однако вскоре Майлс, откашлявшись, сказал:

– Парсиваль боится, что она ведьма, ведь это не сулит ему ничего хорошего.

Констанс согласилась с ним.

– Он, по-моему боится, как бы она не лишила его мужской силы.

Казалось, ее забавляет эта мысль. Майлс посмотрел на Фрэнси.

– Вы уверены, что видели ее с фигуркой в руках?

– Наверное, я ошиблась.

– Наверное, я тоже ошибся. И фигурки не было.

Ник едва поверил своим ушам. Майлс признался, что сочинил историю с фигуркой! Впрочем, это было вполне возможно. Майлс думал только о себе, как и его брат, но был глуп, поэтому и сочинил страшную историю, не предусмотрев последствий. Но Фрэнси… Ник не знал, что ему думать о Фрэнси.

Когда он посмотрел на хозяйку Кэтшолма, она вздохнула и сказала:

– Если Томазина воспользовалась ядом, никто больше не будет замешан. Мне очень жаль, что я поторопилась с фигуркой. Ладно, теперь все равно поздно начинать сначала. – Она пожала плечами. – Теперь это не имеет значения.

– Колдовство в Англии законно, – пробормотал Майлс. – Кто бы мог подумать?

– Ради Бога! – не выдержал Ник. Он почти кричал. – Ведь речь идет о Томазине Стрэнджейс, которую могут осудить за преступление!

Фрэнси с любопытством посмотрела на него.

– Ник, она твоя любовница? Ты поэтому волнуешься за нее?

– Нет, Фрэнси, она не моя любовница. Но когда мы были детьми, она была мне почти сестрой, да и вам тоже.

– Ее мать частенько отбирала у меня мои привязанности. Но Томазина? По правде говоря, она была настырным ребенком. Да я с ней почти и не виделась.

– Тогда ради ее матери подумайте, в чем вы ее обвиняете!

Фрэнси долго смотрела на Ника, потом рассмеялась. Вскоре у нее из глаз потекли слезы.

Поняв, что эта истерика надолго, Ник вышел из залы.

Утром следующего дня Марджори Кэрриер узнала обо всем, что творилось в Кэтшолме. Ник не хотел ничего говорить, но она настояла на своем. Потом она сказала ему, что он дурак, если не поговорил с Томазиной после того, как Парсиваль допросил ее. И все-таки пока еще ее не взяли под стражу. Уже хорошо.

Едва она замочила белье, как раздался стук в дверь и на пороге появилась Дороти Джерард. Дородная и глупая в девицах, она вышла замуж в двадцать шесть лет и за восемь лет родила шестерых детей. С первых дней замужества она взяла привычку пересказывать миссис Марджори все сплетни, но в этот день она была надоедливее обычного.

– Я очень боюсь, миссис Марджори. – Она поправила платок на груди, потом стала мять грязный передник.

Платье на ней, впрочем, тоже было не первой свежести.

– Кого это?

Марджори набрала в ковш воды и плеснула ею в пса, который прибежал следом за ней. Пес, поджав хвост, вернулся на место.

– Констебля.

– Ну, Дороти, ты же знаешь, он делает вид, что не замечает, как ты варишь пиво.

В Гордиче все сочувствовали Тому Джерарду и давали ему подзаработать лишние деньги.

– Да при чем тут это?

Она смотрела на Марджори несчастными глазами, и Марджори нетрудно было понять, в чем дело.

– Дороти, может быть, не стоит говорить об этом со мной?

– А у кого мне еще спросить, что мне делать?

Губы у нее задрожали, и Марджори поняла, что соседка в самом деле нуждается в ее помощи.

Запасясь терпением, Марджори налила себе и ей по кружке грушовки и приготовилась слушать.

Медленно, с трудом подбирая слова, Дороти Джерард шепотом повела свой рассказ. Она слышала о восковой фигурке и боялась, как бы женщин, встречавшихся в Гордичском лесу, не обвинили в колдовстве, приведшему к смерти Ричарда Лэтама.

Марджори нахмурилась. Ник говорил ей, что Майлс наверняка все выдумал, но зачем он это сделал, знал только он один. Она достала из буфета солодковый корень и стала его жевать.

– По крайней мере, Томазина Стрэнджейс не принимала участия в наших сборищах…

Марджори удивилась такому началу.

– Рассказывай.

– Да нет, ничего особенного.

– Есть, есть особенное, – стояла на своем Марджори.

Дороти опять принялась рассказывать, и у Марджори глаза на лоб полезли, когда она дошла до ночи после Дня урожая. Тринадцать женщин пришли в Гордичский лес и вызвали духа. Когда еще раз будет полная луна, он придет опять, и та, которая говорила от его имени, заявила, что ему нужны кое-какие страницы из книги Лавинии Стрэнджейс.

– А вчера пустили слушок, что осталось только найти травы.

– Какие травы?

– Да не помню. Какой-то корень, еще что-то и вроде бы дурман.

Марджори испугалась.

Что-то странное было в появлении духа в Гордичском лесу и в его поведении. Во-первых, Марджори не поверила в духа. Пусть сера, пусть дым, но дьявол-то тут при чем? Марджори сама знала, как это делается: бывала на ярмарках. Еще она вспомнила, что когда в последний раз здесь были «Актеры лорда Саффорда», они что-то такое представляли с духом, появляющимся из дыма и пламени. Трюк для дураков.

– Как я себя ругаю, – вслух проговорила Марджори, в первый раз осознав, что, покинув своих подруг и соседок после отъезда Лавинии, она отдала их во власть другой женщины, менее щепетильной, чем она, решившей продолжать дело Лавинии. – Впрочем, еще не поздно все поправить.

– Ты хочешь к нам? Но у нас теперь все по-другому.

Это как раз было ясно и без объяснений. Детские голоса, о чем-то возбужденно спорившие, положили конец их разговору. Иокаста явилась вместе со всем выводком Джерардов. Они все запыхались и что-то прятали.

Наверное, угрей, решила Марджори.

– Больше не будем об этом говорить, – тихо сказала Марджори, – но когда опять будет полная луна, не удивляйся, если вас прибавится в числе.

Дороти вздохнула с облегчением и благодарностью, но вряд ли так радовалась бы, знай она, что задумала Марджори. Пора со всем этим кончать. Следующее сборище в Гордичском лесу должно стать последним.

А вслух Марджори сказала:

– Я тебя провожу и заберу Иокасту. Пожалуй, мы с ней нанесем визит соболезнования вдове Лэтам.

Когда Марджори и ее гостья выходили из дома, Ник проскользнул в него через заднюю дверь.

Он совсем не собирался за ними шпионить, но, услыхав, что Дороти боится констебля, не мог не остановиться и не послушать, в чем там у нее дело.

Теперь он очень сожалел о своем порыве.

Оказывается, его мать тоже была последовательницей Лавинии Стрэнджейс! Его мать… Ник сел в кресло и попытался разобраться в том, что услышал. Она раньше участвовала в сборищах ведьм и вновь собиралась в Гордичский лес.

По крайней мере, хоть Томазина не из их числа! Ему было приятно это услышать, но теперь его беспокоило то, что она имела отношение к книге, о которой говорила Дороти. Ник представления не имел, убедился Парсиваль в невиновности Томазины или нет, и сообразил, что пора ему об этом узнать. Он вышел из дома через ту же заднюю дверь и отправился к Томазине.

Она выглядела усталой, когда открыла ему.

– Господин Парсиваль сказал, что ты защищал меня. Значит, тебя мне надо благодарить за мою свободу. И еще за то, что ты сказал ему насчет шишки на голове. Парсиваль не мог отрицать, что она у меня есть.

– Что еще там было?

Томазина шире открыла дверь и впустила его в комнату. Стесняясь друг друга, они держались на почтительном расстоянии, и Томазина, кашлянув, сказала, что ей запрещено покидать Кэтшолм, поскольку она все-таки под подозрением. После этого она призналась, что сообщила мировому судье о том, что у Фрэнси было больше причин убивать Ричарда Лэтама.

– Ты ему сказала, что Фрэнси била Констанс? Что она была любовницей Лэтама?

Он разозлился, не в силах забыть свой долг верности госпоже.

– А что мне было делать? Фрэнси ведь вообще все врет…

– Не было никакой фигурки?

– Не было! И я ни разу не сказала о мести за смерть своей матери. Если она сама не отомстила, то и я не собиралась этого делать.

Ник ей поверил. Но, к несчастью, обвинение прозвучало и Парсиваль его слышал. И ради собственной безопасности ни Майлс, ни Фрэнси не откажутся от своих слов, иначе возникнут опасные вопросы.

Он молча смотрел, как она в волнении шагает по комнате, а потом опускается на колени перед сундуком.

– Здесь есть кое-что интересное, – сказала Томазина, прерывая его размышления.

Она выдвинула потайной ящичек и достала то, что могло быть только книгой Лавинии.

Томазина встала с колен и протянула ему книгу.

– В тот день, когда мы… встретились в саду, эта книга лежала открытой на странице с описанием ядовитой травы. Не знаю точно, но думаю, убийца Ричарда Лэтама нашел в ней, что искал.

Она сделала довольно опасное для себя признание, чем окончательно убедила Ника в своей невиновности. Он взял толстую книгу, переплетенную в кожу, и повертел ее, вспыхивая каждый раз, когда их руки соприкасались. Но ведь он пришел сюда как друг, во имя прежних добрых отношений – по крайней мере, он старался убедить себя в этом.

Все страницы были исписаны убористым почерком. Рука Лавинии. Значит, Томазина не имела отношения к записям матери.

– Смотри! – Он перевернул еще одну страницу, и Томазина побледнела. Рисунок был на месте, зато описание исчезло.

Ник потрогал неровно оборванную страницу. Он не сомневался искренности пораженной Томазины.

– Я прятала книгу! – твердила она. – Ник, мне страшно! Я не убивала Лэтама! Я даже не знаю в точности, что это за трава и где она растет! Тому, кто вырвал страницу, было наплевать на меня.

Ник просмотрел книгу до конца.

– Нет еще двух страниц. Ты помнишь, что там было?

Томазина посмотрела и горько вздохнула.

– Описание мази, которая дает ощущение полета.

У нее было совершенно растерянное выражение лица.

– Из чего она делается?

– Я помню, Ник, потому что только вчера читала. Туда входит дурман. Вербурга открывала книгу как раз на этих страницах.

Ник совсем перепугался, вспомнив разговор матери с Дороти Джерард.

– Но ведь Вербурга не умеет читать!

– Знаю.

– И она немного не того.

– Нет, Ник, тут ты ошибаешься. Она только прикидывается дурочкой, а на самом деле не глупее нас с тобой.

Ник мало виделся со служанкой Констанс в последний год, чтобы верить или не верить Томазине, однако позволил себе усомниться в сказанном.

– Она не могла вырвать страницы.

– Не могла ни при мне, ни потом, потому что я спрятала книгу. А вчера, когда господин Парсиваль меня допрашивал, могла. Я как раз просматривала книгу и хотела показать ему. Но он прислал за мной констебля, и я решила не рисковать, пока не узнаю, что у него на уме. Естественно, я ничего ему и не сказала.

– Книга была здесь, а тебя здесь не было? Вербурга пришла, но ведь она не умеет читать… впрочем, ей и не надо этого уметь. Тут все нарисовано.

Томазина покачала головой.

– Это не Вербурга. Я ее видела. Она тоже ждала допроса. И повар, и другие слуги ждали. Когда я вернулась, я опять спрятала книгу, но больше ее не открывала.

– Значит, здесь кто-то был, но это не служанка.

– Кто?

– Не знаю.

Ник подумал о Фрэнси, не понимая, зачем ей понадобилось оговаривать Томазину. Ему не хотелось подозревать хозяйку Кэтшолма в неблаговидных поступках, но он не мог избавиться от ощущения, что она тоже каким-то образом имеет отношение к сборищам в Гордичском лесу. Когда-то она была очень близка с Лавинией. Это он знал наверняка.

– Ник!

Опять все вернулось к женщинам из Гордичского леса, к его матери и Лавинии… Не желая ничего ей рассказывать и чувствуя, как его все сильнее тянет к ней, он решил бежать от нее, пока не натворил чего-нибудь непоправимого.

– Жаль, что ты не можешь уехать, но если Парсиваль запретил, у тебя нет выбора. Будь осторожна.

Он помедлил в дверях, чтобы посмотреть на нее, изо всех сил и наперекор здравому смыслу желая остаться с ней и защитить ее. У нее был ужасно несчастный вид, пока она не вытащила из кармана юбки кинжал с искусно выделанной рукояткой, который он уже видел раньше.

– Он предназначался для приготовления пищи во время особенных праздников, – сказала Томазина, – но будь уверен, он достаточно остр, чтобы послужить мне для защиты от нападения.

Ник заметил, что она смотрит на стену, возле которой стоял тяжелый комод, но Томазина, ничего не объясняя, вновь взглянула на него.

– Больше никто не возьмет меня на испуг! – торжественно заявила она. – Даже ты, Ник.

Томазина не хотела участвовать в похоронах Ричарда Лэтама, которые состоялись на другое утро со всей пышностью, что означало присутствие обитателей Кэтшолма и деревни.

Майлс в длинном плаще с капюшоном шел во главе процессии. Констанс трудно было узнать в траурных одеждах. Ее место было сразу за гробом, который несли восемь крепких йоменов и еще четыре помощника. Из Манчестера приехали все адвокаты отдать последнюю честь покойному.

Агнес и Иокаста Кэрриер несли шлейф вдовьего платья. За ними следовал весь прочий люд, которого было гораздо больше, чем жителей Кэтшолма и Гордича, – за счет нищих и бедняков, получивших траурный наряд и предвкушавших обед в качестве платы за свое присутствие.

Служил господин Фейн, но напуганная Томазина почти ничего не слышала. Душа у нее была не на месте.

Она попыталась сосредоточиться, когда вышел Генри Редих и стал читать цикл из двенадцати сонетов, посвященных Ричарду Лэтаму, однако он нагромоздил в них столько лжи, что слушать его было невозможно. Потом приехал Эдуард Парсиваль и отвлек ее внимание на себя. Томазина надеялась, что вместе с ним явится шериф, но Парсиваль оказался один.

Траурный обед вышел пародией на свадебный пир, после которого минуло всего три дня, разве лишь в этот раз многие гости глядели гораздо веселее. Все шумели, и никто никого не одергивал.

Констанс на сей раз, похоже, вместе с остальными радовалась жизни, хотя трудно было это определить, поскольку лицо ее скрывала черная вуаль. Правда, ела она с аппетитом, но ведь ей пришлось все эти дни лежать в траурной постели и, изображая глубокое горе, принимать визиты… Еду ей тогда время от времени приносили, но понемногу.

Томазина незаметно выскользнула из-за стола, когда веселье начало стихать, и направилась в спальню Ричарда. Когда еще ей представится случай обследовать железный ящик? Однако ее ожидало разочарование. Кто-то побывал за тайной дверью прежде нее и унес ящик. Вполне возможно, что с письмом Лавинии.

В коридоре послышался шум, и Томазина перешла в кабинет. Она стояла там ни жива ни мертва, но увидела всего-навсего Констанс с откинутой с лица вуалью. За ней шла дюжина слуг с вещами, которые могли понадобиться ей в новой спальне.

Томазина, пока ее никто не заметил, воспользовалась внешней лестницей и вернулась в свою комнату.

Почти все гости уже разошлись, когда Ник услышал громкие крики наверху, переходящие в отчаянный визг. В последний раз столько шума было, когда Фрэнси чуть не забила насмерть свою дочь.

Ник бросился к винтовой лестнице и оказался на верхней ступеньке, когда дверь в спальню Ричарда Лэтама с грохотом распахнулась, а потом захлопнулась. Она приоткрылась еще на мгновение, чтобы выпустить старую Вербургу, которая чуть не налетела на него.

– Что там случилось?

Не отвечая, Вербурга кивнула на закрытую дверь, из-за которой доносились вопли Фрэнси.

– Как ты посмела занять эти комнаты?! – визжала она.

– Они мои по праву! – кричала в ответ Констанс. – Мы с мужем жили бы в них, если бы он не умер!

– Вот в чем дело! – проговорил Ник и направился к двери.

Сначала Констанс была недовольна его вторжением, но потом явно ему обрадовалась.

– Уведи эту женщину, – приказала она, ткнув пальцем во Фрэнси.

– Как ты смеешь приказывать моему управляющему?!

– Он и на меня работает! Разве не он распоряжается моим приданым?

Ник взялся устанавливать между ними мир.


Кто-то громко постучал в дверь, и Томазина, открыв ее, увидела Эдуарда Парсиваля, сообщившего ей, что она взята под стражу. Рядом с ним стоял деревенский констебль, который должен был препроводить ее в Манчестер, а пока он старательно избегал ее взгляда, то и дело приглаживая светлые волосы и шаркая не державшими его ногами.

Томазина гордо вскинула голову и тяжело вздохнула, стараясь, чтобы они не заметили, как ей страшно.

– В чем меня обвиняют?

– В отравлении Ричарда Лэтама.

– Повар же поклялся, что я ничего не могла положить в еду, которую готовили специально для молодоженов!

– Яд был в вине Ричарда Лэтама. Вы двумя днями раньше пришли к нему и отравили его личное вино.

– Он держал его под замком, – возразила Томазина. – Как же я могла… – И она умолкла, сообразив, что Парсиваль считает ее ведьмой. – Ясно. Я там поколдовала, а заодно и оставила фигурку на случай, если яд не сработает.

Парсиваль побледнел от ее насмешливых слов. По закону он не мог обвинить ее в колдовстве, но это не мешало ему всей душой верить в ведьм и злые чары. Он был убежден, что она опасна.

Томазина вздернула подбородок и заглянула Парсивалю в глаза.

– Вы ошибаетесь. Я не ведьма и я не убивала Ричарда Лэтама ни с помощью яда, ни с помощью чего бы то ни было еще.

Парсиваль пошел на попятный.

– Ничего не могу поделать. Мне приходится обвинять вас в убийстве.

– Несколько дней назад вы, господин Парсиваль, готовы были поклясться, что никакого убийства вообще не было! – с горечью и возмущением сказала Томазина.

Где же Ник? Неужели никто ей не поможет?! Все гости разъехались. Остальные разошлись кто куда. Во дворе только один человек наблюдал за тем, что происходит. Агнес пряталась в тени лестницы и довольно улыбалась.

Томазина даже пожалела, что ей не подчиняются сверхъестественные силы. Она бы сейчас с радостью сделала Агнес лысой.

– Пойдемте, мисс, – попросил ее констебль.

– Вы ошибаетесь! – повторила Томазина.

Парсивалю не нравилось, когда ему прекословили, – ведь он тоже видел наблюдавшую за ними Агнес.

– Я исполняю свой долг.

– И вы об этом пожалеете.

– Не надо мне угрожать, мисс, – разозлился Парсиваль. – Как бы вы там ни колдовали, все равно ничего не измените. Если я не исполню свой долг, семья господина Лэтама все равно потребует возмездия, поэтому если вы сейчас не последуете за мной, то только ухудшите свое положение.

Неужели его еще можно ухудшить? Томазина попыталась вырваться, когда констебль схватил ее за руки, но он оказался сильнее, и ей пришлось подчиниться.

Томазина поняла, что ей никто не поможет. Всем безразлична ее судьба.

Ее охватило смятение, такое близкое к отчаянию, какого она еще никогда не испытывала.


11

<p>11</p>

Ник быстро терял терпение. Фрэнси и Констанс обменивались отвратительными репликами, и конца этому не было видно. Вновь появилась Вербурга, но вмешаться не пожелала. Потом явился Майлс Лэтам и, прислонившись к стене, с удовольствием смотрел на бесплатное представление. Он напомнил Нику тех ханжей, которые ходят на нравоучительные пьесы с важным и серьезным видом, а в душе тешатся зрелищем пороков, в которых сами же и грешны.

Роль примирителя оказалась весьма неблагодарной. Пока обе дамы в запале без устали награждали друг друга нелестными эпитетами, они были недоступны голосу разума, и Нику лучше было помолчать. Он отошел к окну, чтобы в относительной безопасности немного подождать, ведь они еще и бросали друг в друга чем ни попадя.

Ему даже в голову не пришло, что его не видно от двери, пока в спальню не ворвалась Агнес и не заорала:

– Наш план сработал! Мисс Стрэнджейс взята под стражу и сейчас направляется в манчестерскую тюрьму в сопровождении констебля и господина Парсиваля! Он обвинил ее в убийстве господина Лэтама!

Ник не помнил, как пересек комнату, как схватил Агнес за плечи и немилосердно затряс. Радость исчезла из ее глаз, когда она увидела его лицо.

– Какой план?! – вскричал он. – Что вы там натворили?!

Агнес что-то забормотала, в страхе забыв о своей хозяйке. Так Ник узнал правду о том, как они с Фрэнси лгали все время после свадебного пира.

– Какая мерзость!

У Ника в груди защемило, едва он подумал о Томазине, запертой в манчестерской тюрьме. Бывалые люди называли ее овчарней, потому что все преступники содержались в ней скопом и в грязи, и Ник даже представить не мог, каково там будет Томазине.

Он отпустил Агнес, и она чуть не упала. Потом он со сжатыми кулаками и полыхающими яростью глазами повернулся к Фрэнси.

– Нет, Ник…

– Вы представляете, что вы наделали? – крикнул он.

Нику казалось, что все вокруг рушится, а на него смотрели так, будто он сошел с ума. Неужели никто из них не понимает, что они наделали, ведь она никого не могла убить! Она не из тех, кто упивается насилием! И она ничего не знает о травах и ядах… Он же помнит, как она неподдельно удивилась, увидев, что страницы вырваны. Он сам может свидетельствовать, что она никогда, не принимала никакого участия в сборищах в Гордичском лесу.

– Почему ты считаешь, что Томазина не убивала Ричарда? Парсиваль, конечно, дурак, но у него, верно, есть доказательства, если он взял ее под стражу.

– Если бы не ваша ложь, ему бы и в голову никогда не пришло такое!

Ник обвел злым взглядом Агнес, Фрэнси и Майлса.

– А я-то тут при чем? Я ничего не говорил, – удивился Майлс.

– Черт подери! Разве не вы придумали фигурку и до смерти запугали ей Парсиваля? Из-за вашей пьяной болтовни Парсиваль считает себя обязанным проявить усердие.

– Парсиваль меня боится? – изумленно переспросил Майлс.

– Он боялся вашего брата. Вас он опасается. Клянусь, если бы я только знал, чем ему угрожал ваш брат, я бы тоже занялся вымогательством!

– Вымогательством? Мой святой братец?

– А то вы не знаете, какие ходили сплетни!

– А вдруг сам Парсиваль убил Ричарда?

Ник похолодел. В их графстве любой влиятельный человек мог как угодно вертеть законом, чтобы покрыть свои темные делишки.

Еще никогда Ник так не жалел о своих ограниченных возможностях. Как управляющий он имел влияние в Кэтшолме, однако не был джентльменом по рождению. Например, в Манчестере он был бы обыкновенным приехавшим из поместья йоменом. Парсиваль его даже слушать не станет.

– Поеду в Манчестер. Может быть, мне еще удастся переубедить Парсиваля.

Ник не верил, что мировой судья мог убить Лэтама, даже если у него для этого имелись основания, – слишком он был трусоват.

Фрэнси схватила его за руку.

– Напрасно потеряешь время! Дело сделано, и Парсиваль ни за что не признает, что совершил ошибку. Кстати, я и не уверена, что он ее совершил.

– Томазина не убивала Ричарда Лэтама!

Ник был в этом уверен, но теперь он знал и другое. Он никому не позволит причинить Томазине вред по той простой причине, что он ее любит.

Констанс, которая до сих пор молчала и только слушала, положила руку на другое плечо Ника, привлекая к себе его внимание.

– Если Томазина невиновна, – сказала Констанс, – ее освободят.

«Спокойно», – приказал себе Ник. Ему могла понадобиться помощь, если он хотел вызволить Томазину из тюрьмы.

– Вы когда-нибудь видели манчестерскую тюрьму? – спросил он. – Это бывшая церковь, расположенная на мосту через реку Ирвелл.

– Довольно близко к рынку. Там, кстати, есть колодки и клетка, как в суде.

Насмешливый тон Фрэнси выводил Ника из себя, но он постарался сдержаться и говорить только для Констанс.

– До суда убийц помещают в яму, то есть в самую нижнюю комнату в тюрьме, где очень толстые стены и почти нет ни света, ни воздуха. Один Бог знает, с кем она там будет, но даже если мужчин держат отдельно, все равно страшно подумать, что ей придется вынести!

Констанс поежилась. Майлс глядел на него испуганно. Лицо Фрэнси ничего не выражало.

Нику очень хотелось последовать за Парсивалем… может быть, даже похитить у него Томазину, но он понимал, что ничего не добьется, став вне закона. Если его самого засадят в тюрьму, он ничего не сможет сделать для Томазины.

– По закону Парсиваль имеет право три дня держать в тюрьме человека для выяснения обстоятельств преступления. – Это Ник знал точно. – Потом он должен вынести решение. Если Томазину решат судить большим судом присяжных, то ее будут держать в тюрьме, пока кто-нибудь не внесет деньги и не пообещает, что она никуда не сбежит.

– Ник, вызволи ее! – попросила Констанс. – Я дам деньги.

Фрэнси это не понравилось.

– Ты ее совсем не знаешь. Зачем она тебе?

– Я уверена, что она не убивала моего мужа.

– Господи, откуда тебе это известно?

– Известно, – неприязненно ответила Констанс. – И еще мне известно, кто больше всех хотел его смерти. Если его и в самом деле отравили, если Ричард Лэтам был убит, то клянусь, это сделала его ревнивая любовница. – Выглянув из-за Ника, она ткнула пальцем во Фрэнси. – Вы, мадам. Вы были бы на седьмом небе от радости, если бы мы оба погибли. Какое счастливое совпадение, что из-за вас я в тот день совсем не хотела есть!

Фрэнси, зайдясь от злости, ударила ее по руке.

– Я никогда не была любовницей Ричарда! И я его не убивала! К тому же Парсиваль уверен, что яд был в его вине, а не в кушаньях, которые подавали на стол!

В вине? Ник слышал об этом впервые. Он подозрительно взглянул на Фрэнси. Только Парсиваль мог ей это сказать, прежде чем отправился брать Томазину под стражу.

Констанс, однако, еще не покончила с обвинениями. Она отпустила Ника и двинулась к матери, которая опасливо отступила от нее.

– Вы были любовницей Ричарда до самой моей свадьбы! – заявила Констанс. – Я слышала весь ваш мерзкий разговор. Вам ведь не хватило ума хотя бы увести своего любовника из большой залы.

У Фрэнси поубавилось пылу, хотя она все еще продолжала кричать, что ни в чем не виновата, когда Констанс принялась пересказывать их беседу. У нее были отличная память и даже некоторые способности к имитации голоса, так что ей очень похоже удалось повторить обвинения Лэтама, которые он предъявлял Фрэнси. «Клянусь, это управляющий! Ты всю жизнь знаешь Ника Кэрриера и ведешь себя с ним как с равным. Ты даже разрешила ему звать тебя по имени. Вполне логично думать, что ты зашла и дальше…»

Ник никогда еще не слышал ничего подобного. Опять он ошибся.

– Но это же неправда… – возразил он, пораженный, что кто-то может заподозрить его в совращении хозяйки Кэтшолма.

Фрэнси топнула и сверкнула глазами на Констанс.

– Ты все это сочинила! Ты ничего не слышала. Но даже если и так, кто будет вести серьезные разговоры в большой зале?

– Вы не знали, что я там, – улыбнулась Констанс. – Я очень хорошо спряталась.

Она продолжала пересказывать разговор Фрэнси с Ричардом и закончила тем, что показала, как они посмотрели друг на друга и вместе покинули залу.

– Лгунья! – У Фрэнси побелели глаза. – Ничего этого не было!

– А мы можем спросить Томазину Стрэнджейс… Ах да, вы же спровадили ее в тюрьму по обвинению в убийстве!

– Что вы говорите? – не утерпел Ник.

– Томазина тоже там была и тоже все слышала. Она сидела на галерее музыкантов. – Констанс шагнула к Фрэнси. – Она вам об этом сказала? За это вы ополчились на нее?

Фрэнси в ярости бросилась на Констанс, но на сей раз молодая девушка была готова к нападению, даже ждала его. Она сделала шаг в сторону, и Фрэнси разбила бы себе лицо, если бы Ник ее не поддержал.

– Убери ее отсюда, Ник! – приказала Констанс. – Не могу больше видеть эту женщину.

Ник крепко держал Фрэнси, однако не настолько крепко, чтобы оставить синяки у нее на коже. Он не верил, что Фрэнси убила Ричарда Лэтама, но если Констанс говорит правду, Фрэнси заслуживает наказания за зло, которое она по доброй воле причинила Томазине.

– Вы всерьез обвиняете свою мать в убийстве? – строго спросил он.

Констанс моргнула и остро взглянула на него.

– Нет, я ни в чем не обвиняю свою мать. У меня нет доказательств, что кто-то пытался убить нас с Ричардом, но эта женщина безжалостно меня избила, и я никогда не прощу ей этого.

Ник передал Фрэнси Майлсу, чтобы он отвел ее в ее комнату. Ему пора было заняться более важными делами.

– Мне надо подумать, что можно сделать для Томазины, – обратился он к Констанс. – За взятку тюремщик подержит ее у себя дома вместо этой жуткой ямы.

Ник сомневался, что ему удастся освободить Томазину до суда, однако он решил во что бы то ни стало облегчить ее участь. Он направился к двери, думая потратить на это свои сбережения, но Констанс остановила его. Она открыла ящик.

– Возьми вот это, – сказала она и вручила ему довольно тяжелый кожаный кошелек, звяканье внутри которого внесло успокоение в душу Ника.


Томазина задрожала всем телом, когда после солнечного сентябрьского дня оказалась в темной сырой ночи манчестерской тюрьмы. Констебль передал ее тюремщику с большой неохотой. Все еще вытянув вперед руки, она шла словно стреноженная лошадь, отданная на милость неряшливому толстяку.

Томазина была в отчаянии. Даже когда умерла ее мать, она не чувствовала ничего подобного. Теперь она по-настоящему ощутила, что такое одиночество. Она была брошена на милость судьбы. Никого не интересовало, виновата она или нет, ведь надо же было кому-то отвечать за смерть Ричарда Лэтама.

– Убийца? – спросил ее тюремщик и дернул за веревку, чтобы она вошла в камеру.

В каменную стену были вделаны кольца с цепями и кандалы для рук и ног.

Он подождал – видно, хотел услышать, что она скажет, но она не произнесла ни слова, и тогда тюремщик, пожав плечами, показал на решетку в полу.

– Подземелье. Смотри.

Томазина увидела узников в цепях, вскрикнула и отскочила в сторону, потому что к ней снизу потянулась рука.

– Он тебя поджидает. Тоже убийца. Изнасиловал и убил девчонку в Саффорде.

Томазину чуть не стошнило, когда тюремщик показал ей узника поближе. У него провалились щеки, набухли глаза, а дыхание было такое зловонное, что Томазине стало плохо.

Показав Томазине, что ее ждет, тюремщик оставил всякие околичности.

– Деньги есть, мисс? Если хочешь чего-нибудь получше – плати.

– Но у меня нет денег…

– Жаль. Я тоже бедный человек. Мы с женой держим это место… и еще одно – для шерифа, – но это почти не приносит нам дохода.

– Есть еще и другое место? – встрепенулась Томазина.

– Ну да. Комната у нас в доме для тех, кто может заплатить.

Как бы Томазине ни хотелось улучшить свое положение, у нее не было для этого средств.

– У меня нет денег, – повторила она.

– Твое платье тоже сойдет.

– А я что надену?

Он молча пожал плечами, заставив Томазину усомниться в наличии жены. А что, если ему нужно совсем другое в обмен на комнату? Томазина с горечью поняла, что она в его полной власти.

– Пойдешь вниз? Там тебя встретят с радостью. Дважды в день будешь получать похлебку и воду.

Он уже нагнулся, чтобы поднять решетку.

– Нет. Подождите. Ваша жена получит мое платье.

Тюремщик ухмыльнулся.

– Разумное решение.

Через два дня Ник вошел в комнату, где его ждали Парсиваль и письмоводитель. Она была низкой и темной, с единственным узким окном.

– А кто еще приехал из Кэтшолма? – спросил Парсиваль.

– Придется вам иметь дело только со мной, господин Парсиваль.

Нику легко удалось уговорить Майлса и Фрэнси, что в их интересах не являться на слушание, после чего Фрэнси приказала Агнес сидеть дома.

Парсиваль, впрочем, уже допросил их всех на месте, но ему не понравилось, что хозяева номера им пренебрегли. Он долго пыхтел и шумно дышал, пока наконец сдался и сделал Нику жест остаться.

Ник повиновался, но ему стоило всей его выдержки не перебивать Парсиваля, который разглагольствовал целый час. Правда, он услышал все обвинения, предъявляемые Томазине, а ему было важно узнать их до того, как Парсиваль согласится ее освободить. Ведь в этом случае ему будет легче доказать ее невиновность на большом суде присяжных.

То, что он имел сообщить, особой ценности не представляло, поскольку колдовство нельзя было вменить в вину. Он рассказал Парсивалю, что видел, как Томазина входила в комнату Ричарда Лэтама, однако это вовсе не значит, что она отравила вино. Чем дольше Ник размышлял об этом, тем яснее ему становилось, что никакого яда в вине и в помине не было. Парсиваль нашел кубок, из которого пил Ричард, однако в нем не было вина, чтобы проверить его на собаке.

Парсиваль разложил перед собой бумаги, потом долго перекладывал их с места на место на длинном столе, за которым во время слушания дела должны были сидеть и он, и письмоводитель. Наконец он распорядился позвать Томазину. Ник затаил дыхание. Как он и ожидал, она шла, заложив руки за спину. Чтобы у нее не возникло искушения бежать, констебль занял место у двери.

Ник посмотрел ей в лицо. Томазина шла с опущенными глазами и не видела его. Она была очень бледна, но в остальном почти не изменилась. Он хотел было ей улыбнуться и только тут заметил, какие на ней жуткие обноски, отчего мгновенно рассвирепел.

Ник поклялся себе, что непременно изобьет тюремщика, как только найдет его: ведь он немало заплатил ему за то, чтобы тот содержал Томазину в своем доме. Зачем этому ублюдку понадобилось еще и раздевать ее?!

Томазина заметила злой огонь в глазах Ника и молча стала глядеть на него. Слабая надежда, что он явился защитить ее, как это было много лет назад, мгновенно исчезла, едва она поняла, что его вызвали дать показания.

Парсиваль откашлялся.

Томазина отвела взгляд от Ника, поклявшись, что не будет больше на него смотреть. Зачем мучить себя мечтами, которым не суждено сбыться?

– Томазина Стрэнджейс, – начал было Парсиваль, – вы…

– Я должна посоветоваться с адвокатом, – перебила она его.

Мать всегда говорила ей, что адвокаты для того и существуют, и теперь Томазина подумала, что уж не Ричарда ли Лэтама она имела в виду на случай, если ее обвинят – в колдовстве, например.

– Адвокаты не для таких, как вы, – огрызнулся Парсиваль. – Убийцы не имеют права на адвоката.

Получив такой удар, Томазина все же не подала виду, как испугалась. У нее даже голос не дрогнул.

– Значит, я должна защищать себя сама?

– Таков закон.

Плохой закон, подумала Томазина, когда Парсиваль начал задавать вопросы.

Он спрашивал и о том, чем уже интересовался в Кэтшолме, а она стояла перед ним со вздернутым подбородком и твердо повторяла все то, что уже говорила раньше.

– Я невиновна, – повторяла она, однако ее слова не произвели на Парсиваля ни малейшего впечатления.

– Ваше дело будет слушаться большим судом присяжных.

– Я требую священнической неприкосновенности.

– Да? – удивился Парсиваль.

– Матушка научила меня читать и писать по-английски и по-латыни.

Парсиваль переглянулся с письмоводителем.

– Правильно. Таких обычно изгоняют, а не судят и не наказывают, но к женщинам это не относится, даже если они умеют читать, – если только они не были монашенками до того, как король Генрих упразднил монастыри. Ну как?

Томазина не ответила, но и не показала, как она расстроена своей неудачей. Она-то думала, что у нее есть какие-то права перед законом, а оказалось – никаких.

– Что со мной будет на суде?

– Или смертный приговор, или свобода. Наверное, вас могли бы повесить, но поскольку вы покусились на жизнь главы семейства, вас сожгут.

Томазина только представила себе языки пламени – и ей стало плохо. Какая уж тут храбрость! Она еле слышно прошептала:

– Как я могу избежать этого?

Парсиваль прищурился.

– А что, вы с ребенком?

От злости она сразу же вновь стала сильной. Красный туман застлал ей глаза, когда она взглянула на своего мучителя. Если бы у нее, были свободны руки, она бы ногтями вцепилась в его жирное лицо. Однако у нее оставалось только одно оружие – ледяное спокойствие.

– Я не поняла, господин Парсиваль.

– Я спросил: вы беременны?

– Нет. – Она сверкнула глазами. – Обвиняйте меня в убийстве, если хотите, но я не позволю вам марать мое имя. Я не распутница.

Парсиваль хитро глянул в сторону Ника, а потом опять посмотрел на Томазину.

– Подумайте, мисс. Если бы вы носили ребенка, наказание было бы отложено до родов.

– Хватит, Парсиваль.

Голос Ника прозвучал сухо, но оттого, что он вступился за нее, у Томазины быстрее забилось сердце.

– Назначайте залог – и покончим с этим, – сказал Ник.

– У нас нет обычая назначать залог, когда речь идет об убийстве.

– Это не обычное дело, вы знаете.

Ник встал рядом с Томазиной и сверху вниз посмотрел на мирового судью.

Томазина не осмеливалась поднять на Ника глаза, однако все ее существо пело от радости. Он все еще был ее рыцарем!

– Не могу, – заупрямился Парсиваль. – Для этого требуется решение двух мировых судей.

– Так позовите кого-нибудь! Вдова Лэтама желает, чтобы мисс Стрэнджейс освободили. Она готова гарантировать ее явку в суд и любые другие… платежи, которые вы сочтете необходимыми.

Радости Томазины как не бывало. Значит, это Констанс послала его и приказала сделать все, чтобы ее отпустили… Разочарование было бы слишком велико, если бы не ожидавшая ее свобода. Неважно, кто все устроил! Она всем благодарна за свое освобождение.

Парсиваль смотрел на нее с ненавистью, но Томазина узнала знакомый алчный огонек в его глазах.

– Позови господина Эппларда, – сдавшись, обратился он к письмоводителю.

– Он занят актерами лорда Саффорда. Они хотят завтра играть в городе.

Хмыкнув, – по-видимому, от радости, что другой судья далеко, – Парсиваль извинился и вышел из комнаты. Через минуту, позвякивая в кармане монетами, удалился письмоводитель. Констебль, тоже получив мзду, с готовностью покинул свой пост. Ник же, оставшись наедине с Томазиной, тут же принялся развязывать ей руки.

– Почему? – спросила она, потирая запястья. – Констанс меня почти не знает и ничем мне не обязана. – Она поглядела на Ника. – Я даже не сумела ей помочь, когда Фрэнси била ее.

Бесстрастное выражение на лице Ника не выдало его чувств, правда, он сразу отошел от Томазины, едва развязал ее и положил на стол веревку.

– Констанс думает, будто Ричарда отравила Фрэнси, и хочет с ней расправиться.

Томазина и сама предполагала, что убийство Ричарда не обошлось без участия Фрэнси. За прошедшие два дня она о многом передумала, однако где доказательства?

– А ты что думаешь? Виновата я или Фрэнси?

– Думаю, что не ты и не она.

Тронутая его доверием к ней, Томазина постаралась подавить в себе неприятное чувство, но этого ей не удалось.

– Неудивительно, что ты считаешь, будто Фрэнси неспособна на такое.

Он сверкнул на нее глазами.

– Томазина, о чем ты говоришь?

– Ты и Фрэнси… Лэтам говорил, что ты ее любовник. Вот и причина, чтобы его убить.

– Ты думаешь, я убил Лэтама?! – Ник от удивления даже лишился дара речи. Так-то Томазина его любит! Разве можно любить и подозревать в убийстве? Разозлившись и обидевшись из-за несправедливого обвинения, Ник долго ничего не мог сказать. – Я не подсыпал ему яд, Томазина.

– Я так и не думала. Если бы ты захотел кого-нибудь убить, ты бы использовал не яд. Может быть, задушил бы голыми руками, но только не яд.

Ник поглядел на нее и ощутил неодолимое желание стукнуть кулаком в стену… от отчаяния.

– Я его не убивала. И ты его не убивал. Тем не менее Фрэнси Раундли – твоя любовница.

– Томазина, лучше перестань! Я никогда не спал с Фрэнси Раундли. Она моя хозяйка – это правда, но только потому, что она владеет Кэтшолмом.

Фрэнси Раундли? Да у него никогда даже желания не возникало затащить ее в постель! По правде говоря, немногие женщины нравились ему после смерти его жены, и ни одна не нравилась так, как Томазина.

– А кто тогда ее любовник?

– Откуда мне знать? Томазина, забудь о Фрэнси! Сейчас тебе надо подумать о себе.

– Мне необходимо узнать, кто виноват в убийстве, в котором обвиняют меня! Только так я смогу доказать свою невиновность.

– Сидя под замком, ты ничего не добьешься.

– Констанс…

– Томазина, это я требую твоего освобождения! – Разочарованный ее недоверием к себе, Ник совсем забыл, что хотел ее утешить. Он даже подумывал объявить ей о своей любви.

Одним прыжком он одолел расстояние, разделявшее их, и у Томазины сердце ушло в пятки. Он прижал ее к себе, крепко поцеловал и тотчас оттолкнул от себя, хотя руки его лежали у нее на плечах и он заглядывал ей в лицо.

– Если Парсиваль позволит тебе вернуться в Кэтшолм, то только под мою ответственность. Мне придется не спускать с тебя глаз. Не думай, что будешь спать одна, пока не соберется суд.

Томазина была в счастливом смятении. Она так часто разочаровывалась, что у нее даже притупилась осторожность. Заигрывая с ним и поддразнивая его, она спросила шепотом:

– А ты больше не боишься моих чар?

Зачем она опять напомнила ему Лавинию! Томазина готова была кусать себе локти – так изменилось его лицо.

– Томазина, тебе не идут насмешки. К тому же ты сейчас в таком положении, что будешь делать все, что я захочу. – Он отнял руки и отошел от нее. Повернувшись к ней спиной, он встал у окна и принялся наблюдать за тем, что происходит на рыночной площади. – Считай это моей работой, если тебе от этого легче. Я все сделаю, чтобы отыскать настоящего убийцу, а ты должна быть целиком в моей власти.

– Ложиться с тобой в обмен на твою защиту?

Она проговорила это безразличным тоном, хотя очень злилась и немного радовалась из-за того, что он сказал. Зачем она ему нужна, если он ничего к ней не чувствует? Если же она согласится на его условия, у нее будет возможность внушить ему любовь не меньшую, чем она сама питала к нему.

К тому же у нее не было выбора.

– Я не могу отказаться от столь великодушного предложения, – громко сказала она, старательно пряча свою радость. – В конце концов, если мне не останется ничего другого, я смогу таким путем по крайней мере выторговать себе отсрочку, о которой говорил Парсиваль.

Ник неожиданно расхохотался во весь голос.


12

<p>12</p>

Рынок на площади шумел вовсю, когда Ник с Томазиной вышли из здания суда и молча сели в повозку. Они все так же отчужденно молчали, пока не остались позади последние базарные ряды.

Скамейка была узкая, и им никак не удавалось сохранять между собой расстояние. Ник ужасно мучился, но крепко держал поводья и не сводил глаз с дороги. Он понимал, что Томазина еще не пришла в себя после всего случившегося.

Зачем он пригрозил заставить ее греть ему постель? Господи, да он же хочет ее! Теперь он это знает точно и больше не позволит себе обманываться. Но это-то и огорчало его, ведь он, в сущности, покупает ее ласки, словно она обыкновенная шлюха, как он когда-то искренне считал.

Нет, она не Лавиния. Теперь он это понял. Но тогда какая она? Ее реакция на выпад Парсиваля убеждала его в том, что она еще невинна. Но она жила в Лондоне. А все знают, что такое жить в Лондоне.

Повозка уже долго катилась на юг, а Ник все никак не мог прийти к какому-то определенному выводу. Они миновали место, где каждый год бывала ярмарка, и вскоре оказались рядом с одним из торфяных болот, которые во множестве окружают Манчестер. Потом местность вновь стала холмистой, хотя и не такой, как на севере, где настоящие горы и долины.

Постепенно их молчание становилось как бы более дружелюбным. Ник успокоился и с непраздным интересом стал поглядывать на поля и на луга, на которых пасся домашний скот.

Дорогу от болота отделяла зеленая изгородь, и Ник вдруг подумал, а как здесь все будет лет эдак через пятьдесят. Селяне все чаще перебираются в город. Население Манчестера быстро растет – говорят, скоро оно достигнет двух тысяч. В сравнении с Лондоном немного, но Ник понимал, какими необратимыми переменами это чревато. Ему самому тоже хотелось участвовать в грядущих преобразованиях, но только не в городе. Нет, он купит землю, которая пока никому не нужна, и заставит ее приносить доход.

– Ты любишь землю, – тихо проговорила Томазина, выведя Ника из задумчивости.

– Да, люблю.

– А я уж и забыла, как здесь может быть тихо и покойно.

Пролетел кроншнеп, приветствуя их своей простенькой песенкой.

– Ты вообще о многом забыла.

– На время. Но я никогда не забывала, как когда-то ты был добр ко мне.

Легкий ветерок шевелил траву и играл волосами Томазины. Ей никак не удавалось с ними справиться.

Ник подавил в себе желание взять прядку в руки и убрать ее под чепец. Он вообще боялся коснуться ее, потому что на самом деле ему хотелось ее растрепать, а не приглаживать.

Чтобы отвлечься, он спросил у нее, что случилось с ее платьем, и убедился, что тюремщик получил мзду с них обоих. Ему стало ясно, что Томазине даже в голову не приходило, что он мог за нее заплатить. Она, вне всяких сомнений, считала, что сама купила себе сносные условия, и Ник не стал ее разубеждать.

Теперь деревья росли реже, и Ник с Томазиной могли хорошо рассмотреть чуть ли не каждый дом на их пути и маленькие фермы с лужками, на которых кто-нибудь пасся, или с крошечным полем.

– Здесь хорошие коровы, – сказал Ник, чтобы хоть что-нибудь сказать. – Сама видишь.

Томазина не ответила.

Тогда Ник, кашлянув, заговорил вновь:

– Здесь обычно выращивают овес, который можно добавлять в хлеб… из него еще делают солод; а вот пшеницы я тут не вижу.

Томазина набрала полную грудь воздуха:

– Где-то жгут торф.

– Здешнее преимущество. И еще у них общие луга. Без них никак нельзя, если ферма больше двадцати акров. Моя будет не меньше пятидесяти. А лучше всего сто.

Томазина была хорошей слушательницей, и Ник мало-помалу разговорился о своих планах.

– Теперь, когда Лэтам умер, мне не нужно торопиться бросать Кэтшолм, но все же не хочется всю жизнь работать в нем. У меня уже скоплено порядком денег, чтобы купить землю. Я хочу выращивать на ней хлеб и дать заработать на жизнь арендаторам.

Интересно, сколько пойдет за ним людей теперь, когда Лэтам умер?

Вспомнив о своей беде, Томазина вновь нахмурилась.

– Мы не можем сейчас не говорить об убийстве.

– Да, если собираемся найти убийцу до суда. Придется нам с тобой поработать над этим вместе и ничего не скрывать друг от друга.

– А ты мне разве веришь? Мы ведь ничего не добьемся, если ты будешь все время обвинять меня во лжи.

Ее недоверчивость не удивила его, ведь у нее не было повода думать о нем иначе.

– Ты можешь поклясться, что все, что говорила мне до сих пор, правда?

Томазина крепко сжала руки – так, что даже побелели костяшки пальцев. Несколько минут она просидела в раздумье с опущенной головой, а потом смело встретила его взгляд.

– Клянусь. Но кое о чем мы вообще пока не говорили.

Короткими фразами, не вдаваясь в лишние детали, она рассказала о смерти своей матери, не забыв и об обещании, данном ею Лавинии. Потом о письме, которое она нашла, – посланном Фрэнси Раундли. Не стала Томазина скрывать и то, как нашла рисунки в потайном ящике, благодаря которым твердо уверилась, что у нее есть сестра.

Преодолевая себя, Ник старался ей верить, ибо видел, что Томазина сама себе верит.

– Как Лавиния могла скрывать беременность?

– Свободное платье многое может скрыть, – криво улыбнулась Томазина. – Ричард Лэтам сказал мне, что ребенок погиб, когда она упала. Может быть, это был уже третий ребенок, а, Ник?

Вновь между ними зримо встали связь ее матери и его отца, да и его собственное, не совсем понятное даже ему, отношение к Томазине. Ник изо всех сил старался преодолеть эти препятствия с той самой минуты, как они покинули Манчестер. Но у Томазины были все основания спросить, верит ли ей Ник…

– Вряд ли она была на сносях. Прошло не больше шести недель с того дня, как она пыталась меня соблазнить. Уверяю тебя, Томазина, у меня был случай узнать, как выглядит женщина, которая должна родить, ведь в то время моя жена как раз носила ребенка:

Томазина покраснела, но не замолчала.

– Возможно, Ричард Лэтам все придумал, чтобы я прекратила поиски. Возможно, ему было известно о существовании моей сестры, и он не хотел, чтобы я узнала, кто она. Но почему? Какое это имело значение для него?

Ник помолчал, взяв ее руку в свою, но Томазина тотчас сжала пальцы в кулачок. Между ними все еще была стена.

– Почему ты думаешь, что Лэтам знал что-то о твоей сестре?

– У него было письмо от моей матери. Я его заметила, когда мы разговаривали, а потом оно исчезло, хотя через час я вернулась, чтобы его разыскать.

Ник еще крепче сжал ее руку, потом отпустил, когда она стала рассказывать, как искала письмо.

– Ящик исчез. Если в нем что-то и было, то Вербурга это взяла.

– Тайный ход! – изумился Ник. – Я и понятия о нем не имел… Впрочем, я еще помню старого сэра Фрэнсиса и верю, что он был вполне способен соорудить нечто подобное. Ему враги мерещились за каждым кустом.

Томазина покраснела.

– Наверное, Ричард Лэтам приходил в мою комнату, когда я спала. Несколько раз я просыпалась с ощущением того, что я не одна. Думала, это мне кажется, но теперь…

– Он посмел коснуться тебя?

– Если бы посмел, можешь быть уверен, я бы завопила как резаная и ты бы услышал мой крик даже в деревне.

– Я тебе верю, – с чувством произнес Ник, за что был вознагражден ослепительной улыбкой. – А ты еще кому-нибудь говорила о сестре, кроме Лэтама и Вербурги?

– Спрашивала твою мать, но она не знает.

Она нахмурилась и прикусила губу.

Стоило Нику посмотреть на нее, как его охватывало неистовое желание, но он все же с усилием отпустил ее руку.

Не подозревая о его борьбе с самим собой, Томазина продолжала:

– Я уверена, что Вербурга все знает. Она мне солгала, как лжет всем насчет своего помешательства.

– Ты должна еще раз поговорить с моей матерью, – неохотно предложил Ник. – Она знает больше, чем говорит.

– Она ведь знает о твоем отце…

– Мы никогда об этом не говорили, хотя Лавиния один раз пригрозила открыть ей глаза. – Ник не сомневался, что она исполнила угрозу, но не посмел даже намекнуть об этом матери, боясь сделать ей больно. – Мы поговорим с ней завтра, – обещал он Томазине. – Но лучше не заговаривать об отце.

– Почему завтра? Почему не сегодня?

– Ты забыла? Сегодня пятница перед первым воскресеньем сентября. Слышишь, как празднуют?

Дорога из Манчестера шла через деревню, до которой оставалось не больше четверти мили. Телега, вся укрытая камышом, и плясуны в костюмах лесных разбойников уже, наверное, не раз объехали деревню из конца в конец, и Ник не сомневался, что гулянье будет продолжаться до вечера.

– Не стоит сегодня о серьезном.

– В городском доме траур, – напомнила ему Томазина.

– Разве?

Когда они въехали в деревню и все застыли при их появлении, Ник чуть не расхохотался.

– Они думают, что ты убила Лэтама, – тихо сказал он Томазине, – и не знают, то ли повесить тебя, то ли благодарить.

Томазина неловко поерзала на сиденье и обрадовалась, когда молчаливые зрители убежали куда-то представлять очередную историю из жизни Робина Гуда.

Одна лишь миссис Кэрриер подошла к повозке и поздоровалась с Томазиной.

– Дорогая, хорошо, что ты вернулась. И ты тоже, – грустно сказала она Нику. – Там опять скандал между миссис Фрэнси и миссис Констанс.

Пока Марджори рассказывала сыну, что случилось в его отсутствие, Томазина оглядывала толпу. По одну сторону деревянного возвышения сидела Фрэнси, как ей было положено по ее статусу, и изо всех сил старалась не смотреть на деревенских молодцов, занятых в представлении о Робине.

– О Господи, – вздохнула Томазина, поняв, в чем дело: вместо обычного мальчишки-актера роль девицы Марион взяла себе Констанс.[9] Одетая, как и все, в зеленое, она прыгала и бегала наравне с остальными.

Через минуту на глаза Томазине попался Майлс, одетый, правда, в черное, но вовсе не желавший сохранять траурный вид. Он стоял, прислонившись к дереву и держа в руках бутыль с местным элем. Если он еще не упал, то это было делом недалекого будущего. Чуть в стороне в новом черном дублете маялся Редих.

– Я ничего не могу поделать, – сказал Ник, выслушав мать.

У него изменился голос, и Томазина тотчас это заметила. Лицо его стало озабоченным, и он, дернув поводья, направил лошадь в Кэтшолм. За всю дорогу Ник не сказал больше ни слова.

– Я поставлю лошадь, – помогая ей слезть повозки, произнес он. – У тебя в комнате хлеб, сыр, эль, если ты голодна. Я сразу же вернусь.

– Ты оставляешь меня одну?

Ник даже не взглянул на нее, а ведь она только хотела пошутить.

– Если попытаешься сбежать, – серьезно проговорил он, – я тебя поймаю и привяжу к кровати.

– Приятно слышать. А если я докопаюсь все-таки, как проникнуть в тайный ход?

– Томазина, не испытывай мое терпение!

Ник, ни разу не оглянувшись, пошел к конюшне. Уже стемнело, когда он вернулся, зная, что у нее был тяжелый день и что он своими речами ничуть не облегчил ее ношу. Она устало посмотрела на него.

– Томазина, не бойся меня.

– Я боюсь этой стены. – Она махнула рукой на тяжелый гардероб. – Из спальни Лэтама сюда легко можно пройти.

Ник, потянувшись за сыром, посмотрел в ту сторону.

– Завтра займусь этим вплотную.

– Думаю, Джон Блэкберн…

– Приходил этим путем к твоей матери? Даже не сомневайся. Других любовников ей приходилось принимать в менее удобных местах.

Томазина покраснела.

Господи, сколько же он передумал и перечувствовал с тех пор, как в первый раз увидел Томазину! В ее присутствии он болтал все, что приходило ему в голову. Вот и теперь он не удержался от вопроса:

– А где ты принимала своих любовников?

Томазину охватила ярость.

– Нигде! Я никого не принимала, а тихо жила в Лондоне, заботясь о матери.

Она со злостью принялась стаскивать с себя платье.

– Томазина!

– Боюсь, как бы тебе не разочароваться, Ник Кэрриер! У меня нет совершенно никакого опыта в этом деле.

Раздеваясь, она не смотрела на него. В комнате горела только одна свеча, но и ее было достаточно, чтобы Ник понял, что у нее уже покраснели не только щеки, но и шея. Томазина забралась в постель. Она, вытянувшись, лежала с самого края и тихонько плакала, глядя вверх.

Ник еще поел, оттягивая неизбежное, но вскоре задул свечу, разделся и тоже лег.

Едва он коснулся коленом ее нежной кожи, как понял, что все его планы никуда не годятся. Несмотря на всю свою недоверчивость, он убедился в ее полном незнании мужчин, когда она взяла да и разделась перед ним.

Он удивился и обрадовался одновременно, поэтому лишь грубовато произнес:

– Спи, Томазина.

Он боялся дотронуться до нее. Ему показалось, что прошло много часов, прежде чем он услышал ее мерное дыхание и понял, что она его послушалась. Только тогда он позволил себе взглянуть в ее сторону.

Его глаза уже привыкли к темноте, и он поздравил себя с тем, что не взял ее силой, – такой она выглядела беззащитной и невинной в своем сне. Теперь им овладело другое желание. Ему страстно захотелось защитить ее даже… от себя самого.

Увидев на другое утро своего сына и дочь Лавинии, Марджори поняла, что придется все рассказать.

– Если ты вообразил, будто я много знаю, ты ошибаешься, – заявила она Нику.

– Вы знаете, кто моя сестра? – спросила Томазина, к этому времени твердо уверенная, что сестра есть.

– Увы, нет, дорогая. Я никогда даже не подозревала, что твоя мать была беременна, а ведь я знала ее не один год. А ты сама-то догадываешься, кто был отцом ребенка? Так было бы легче сообразить, где твоя сестра и что с ней.

Ник смутился, но Марджори сделала вид, что ничего не заметила. Мужчины странно себя ведут, когда речь заходит о чувствах. Она, не сводя глаз с Томазины, ждала ответа.

– Скорее всего, это Джон Блэкберн, но мог быть и кто-то другой.

– Ричард Лэтам, например, – вмешался Ник.

– Что ж, – кивнула Марджори. – Тогда это многое объясняет.

– А ты никогда не слышала о нем?

– Нет. Все знали, что Лавиния любовница Блэкберна, но насчет остальных она молчала.

Марджори встала и пошла приготовить что-нибудь поесть. Она не умела думать на голодный желудок.

– Вас удивили слова Ника? – спросила ее Томазина.

Марджори налила в три кружки грушевого сидра и села рядом с Томазиной.

– Я давно знаю, что Ричард Лэтам негодяй. Так почему бы ему не спать с любовницей своего хозяина? – Она долго молча смотрела в кружку. – Незадолго до смерти мой муж рассказал мне, что Ричард Лэтам много лет тянул с Джона Блэкберна деньги и Блэкберн в конце концов решил это прекратить. Рэндалл слышал, как они из-за этого крепко ругались.

Ник настороженно подвинулся к ней поближе, словно предчувствуя что-то ужасное, но она замахала на него руками. Взяв себя в руки, она начала рассказывать, но Ник уже все понял. Его мать – сильная женщина, и, может быть, то, что она знает, поможет Томазине.

– Никто не понимал, почему Джон Блэкберн оказался в сарае в ночь пожара. Он сгорел прежде, чем его заметили. Только мой муж увидел его раньше. Он был совсем белый и лежал тихо. Рэндалл бросился к нему, и пламя отрезало ему путь назад. Они не вышли оттуда живыми. – Слезы потекли по щекам Марджори. – Это случилось на другой день после скандала с Лэтамом. Не думаю, Ник, что твой отец тоже должен был умереть, но господин Блэкберн наверняка был убит. Ричард Лэтам поджег сарай. В тот день он уехал из Кэтшолма пораньше, так что мог незаметно вернуться.

Она допила свой сидр и попросила Ника налить ей еще.

– Почему ты никогда об этом не рассказывала? – мрачно спросил Ник.

– Зачем? Тебя тогда не было дома. Ты был помощником шерифа в Оупен Муре. В первые минуты я еще могла выболтать правду, но к тому времени, как ты вернулся и принял на себя дела отца, я уже все обдумала. У меня не было доказательств, одни предположения. А Ричард Лэтам – влиятельный человек, к тому же очень опасный. Да и миссис Фрэнси уже была его любовницей. Она бы мне не поверила. Мне кажется, она надеялась выйти за него замуж, как только минет год после смерти ее отца.

Мать и сын молчали.

– Господин Лэтам имел власть над господином Блэкберном, – нарушила молчание Томазина, – потому что господин Блэкберн думал, будто сам столкнул мою мать с лестницы. Но я все вспомнила! Это Лэтам пытался ее убить. Скорее всего, появление вашего мужа, миссис Марджори, нарушило его планы. Лэтам и меня бы убил, чтобы я не проговорилась.

Марджори вытерла слезы. Нечего плакать. Она поднялась и засуетилась, подливая в кружки и доставая из буфета пирог.

– Ну вот, – сказала она, вновь усаживаясь рядом с Томазиной. – Задавай мне свои вопросы, девочка. Я расскажу все, что знаю, лишь бы нам найти настоящего убийцу Ричарда Лэтама и отыскать твою сестру.

Ник опередил Томазину, и хотя его голос звучал ласково, Марджори услышала в нем подавленное раздражение.

– Расскажи нам о ведьмах. Я хочу понять, как такая разумная женщина, как ты, могла принимать участие в сборищах Лавинии.

Итак, он знает. Марджори вскинула голову.

– Все это от скуки, – сказала она. – Лавиния умела веселиться.

Ник собирался что-то сказать, но она перебила его.

– Ты спросил, так теперь слушай. Ты и не представляешь себе, какая скучная жизнь у деревенских женщин, Ник Кэрриер, так что не осуждай меня за то, что я тоже хотела немного повеселиться.

– Повеселиться! Ведь речь идет о колдовстве!

– Да нет же! И ты, и другие мужчины ничего не понимаете, поэтому, стоит женщинам сойтись вместе, вы сразу начинаете подозревать колдовство. Собственно, мы на это и рассчитывали. А иначе зачем бы нам собираться по ночам, да еще в таком месте, которое наши мужчины обходят за много миль?

– Ты хочешь сказать, что не было никакого колдовства? И никто не вызывал никаких духов?

– В прежние времена – нет. Лавиния Стрэнджейс вовсе не служила сатане, Ник. Она была большой искусницей в приготовлении всяких зелий, но это умеют многие женщины. Она давала нам кое-что попробовать вместо эля. Ну, мы и пробовали.

Марджори искоса взглянула на Томазину. В ее глазах она увидела понимание, но и осуждение тоже. По крайней мере, свой сидр она оставила нетронутым.

– Ее опыты… ее же и убили. К какому-то из своих зелий она привыкла… Не могу сказать, чтобы я очень гордилась нашими тогдашними выходками, но вы должны понять, что мы собирались вместе просто для того, чтобы побыть друг с другом. Все вместе мы были сильны, как никогда не бывали у себя дома.

Она перевела взгляд на Ника, который, по-видимому, очень нелестно думал сейчас о женщинах.

– А как бы тебе понравилось, – спросила его Марджори, – если у тебя не было совсем никаких прав, если бы ты значил в доме не больше стула или стола, или цыпленка, если бы ты был только собственностью отца или мужа? Такова судьба всякой женщины, если она не вдова, да и тогда мало что меняется. Большинство вдов тут же заставляют опять идти замуж. А как же? Ведь есть земля, есть дети, есть негодяи, готовые воспользоваться их слабостью.

Ник отпил из кружки и строго посмотрел на нее. Марджори радовалась, что он хотя бы слушает ее.

– А почему тогда заговорили о колдовстве, если все было так невинно? – спросил он.

– Тут вина Лавинии. – Марджори криво усмехнулась. – Она сказала, что так мы защитим себя от ненужных глаз. Пусть лучше мужчины нас боятся. Она даже смеялась над тем, какие мужчины трусы.

– Ей повезло, что никто не обвинил ее в колдовстве. Тогда это было противозаконно.

– Она знала, но она обожала риск. Впрочем, она и без этого рисковала. У Лавинии был знак ведьмы, о котором любили болтать невежды.

Ник похолодел.

– Я не помню…

– Ты мог его увидеть, только если она вот так складывала пальцы. – Томазина протянула руки ладонями к Нику, прижав к бокам их большие пальцы. – Видишь, у меня ровно, а у мамы получался угол, похожий на букву «v». Она мне как-то сказала, что у всех ее двоюродных сестер было то же самое, и, кажется, ее огорчало, что у меня нет этого наследственного знака.

Наблюдая за лицом Ника, Марджори не знала, правильно она сделала, что упомянула про знак ведьмы, или нет. Как угадаешь с этими мужчинами?

– Вы припасли еще вопросы?

– Почему ты перестала бывать на сборищах?

Марджори помедлила. Неужели он знает? Или это не имеет значения? Ладно, ради того, чтобы помочь Томазине, она была готова на все. Да и все давно и так уже быльем поросло…

– Из-за Элис.

Вот этого Ник никак не ожидал! Он покрепче обхватил кружку ладонями, а Марджори взглянула на Томазину и заставила себя отпить еще сидра.

– Вы с Элис никогда ведь особенно друг дружку не любили, что бы ты ни внушал себе после ее смерти. Она-то тебя точно не любила. Когда Элис поняла, что беременна, она сначала не захотела рожать, поэтому помчалась за помощью к Лавинии. Элис хотела избавиться от моей внучки и попросила у Лавинии снадобье, которое помогло бы ей скинуть. Она тогда очень плохо себя чувствовала, но скинуть не скинула. А потом она сказала тебе, что ты будешь отцом, ну ты и настоял на свадьбе.

Ник так смотрел на мать, словно у нее вдруг выросли рога и хвост.

– Поэтому я и не стала больше ходить на сборища. Я не собиралась ничего тебе говорить, но сейчас, когда Элис и Лавиния умерли, это больше не имеет значения.

Не имеет значения?

Ник повторял эти слова как заклинание, когда, покинув мать и Томазину, отправился в Кэтшолм. Как же он столько времени жил в Кэтшолме, ничего не зная!

Правда всегда имеет значение. Он чувствовал себя дураком, когда думал, как плохо знал свою собственную жену. Да и мать тоже.

А разве Томазину он знает лучше?

Ник решил разыскать Констанс Раундли. Пока его мать и Томазина расспрашивали, кого могли, в деревне, Ник собирался просмотреть бумаги, оставшиеся после Ричарда Лэтама.

– Пожалуйста, можешь занимать кабинет, – с готовностью разрешила ему Констанс.

Она собиралась кататься на лошади, и ей было не до него.

– Ты совсем не думаешь об имущественном вопросе? – спросил ее Майлс, присоединившись к ним.

– Я не любила мужа и не собираюсь никого обманывать. К тому же наш брак не был осуществлен.

И она убежала.

– Интересное толкование закона, – заметил Майлс, идя вслед за Ником. В кабинете он налил себе вина, даже не подумав, что оно могло быть отравлено, и уселся в самое удобное кресло. – Констанс считается по закону вдовой моего брата или нет? Этот вопрос весьма горячо обсуждался, когда король Генрих захотел взять в жены вдову своего брата. Она ведь была девственницей? Если так, значит по закону она не была женой его брата.

– Надеюсь, вы не собираетесь последовать примеру короля Генриха? – Ник уселся за письменный стол Ричарда, но отмахнуться от Майлса было делом непростым. – После их развода чуть не началась гражданская война.

– Я вспомнил об этом только потому, что мне надо как-то разобраться в своем нынешнем положении.

Майлс попивал вино и не имел ни малейшего намерения покидать кабинет.

– Вы не получите никакого наследства, если брак будет признан недействительным, – сказал Ник. – Большая часть ваших теперешних владений перешла к вам от брата, а к нему – от Констанс.

То, что было выделено Констанс в качестве ее вдовьей доли, то есть треть владений Ричарда после свадьбы, никак ее не обогащало, а даже наоборот, хотя бедной она, естественно, из-за этого не становилась. По закону большая часть имущества переходила к ближайшему родственнику-мужчине, то есть к Майлсу. «Интересно, – подумал Ник, – Констанс вроде довольна своим положением. Неужели ей нравится Майлс?»

Майлс тем временем молчал, и Ник получил возможность заняться делами. Больше всего ему хотелось найти письмо Лавинии, но он был согласен на все, что могло хоть как-то пролить свет на загадочную сестру Томазины. Он вовсе не связывал наличие сестры с убийством Лэтама, ну а с другой стороны – почему бы и нет?

Через десять минут Ник уже все обшарил, но не нашел ничего, кроме пары неоплаченных счетов. Никаких намеков на Лавинию Стрэнджейс и ее дочерей.

Он взглянул на Майлса. Количество вина в бутыли существенно уменьшилось, и Ник уже хотел попросить его уйти, как в кабинет вошла – нет, ворвалась! – Фрэнси Раундли. Она злобно огляделась по сторонам, словно кто-то мог прятаться от нее здесь.

– Где он?!

– Кто?

– Генри Редих!

– Я его не видел, – сказал Ник.

– Я тоже. Собственно, я не видел его со вчерашнего вечера, а тогда он был с вами.

Гнев Фрэнси был несоразмерен с отсутствием какого-то обыкновенного секретаря.

– Он проклянет день, когда захотел бросить меня, – прошипела она и так же вихрем умчалась из комнаты.

– Я-то думал, ее любовник – ты, – сказал Майлс, – а оказывается, это наш молокосос Редих.

Он хмыкнул и пристально посмотрел вслед Фрэнси. Не прошло и минуты, как он вскочил и помчался за ней.

«Когда Фрэнси злится, она вполне в силах сама о себе позаботиться», – подумал Ник и остался сидеть на месте.

Вскоре он услышал громкие голоса. Фрэнси кричала на Майлса, и Майлс не оставался в долгу.

Ник, не интересуясь их проблемами, продолжал поиски. Кое-что он узнал из приходно-расходной книги. Лавинии платил Лэтам, а не Блэкберн, хотя деньги он брал из сумм, передаваемых Блэкберном своему адвокату. Каждый раз он аккуратно записывал сумму, как и поступления от других почтенных джентльменов.

Лэтам не пытался скрывать их имена, правда, пользовался только инициалами. Например, Э. П., несомненно, Эдуард Парсиваль. Лэтам и от него регулярно получал деньги. Интересно, кто-нибудь пожалел о его смерти?

Он возвратился в комнату управляющего, когда багровый Майлс влетел в дом со двора. Кто выиграл спор между ним и Фрэнси, было ясно без слов.

Если бы так же легко можно было выиграть любой спор! Ник вздохнул. Он так и не придумал, что ему делать с собой и Томазиной.

С тех пор, как ее взяли под стражу, он был уверен, что любит ее. И все же стоило ему узнать что-нибудь новенькое, как он начинал сомневаться. Наверное, он все-таки ее любит… просто не может довериться дочери Лавинии Стрэнджейс.

«Ник начинает мне доверять», – думала тем временем Томазина. Едва стало смеркаться, они встретились и обменялись новостями. Томазине с Марджори не повезло, зато поиск Ника был обещающим.

Томазину особенно поразило неожиданное исчезновение Редиха. Она не сомневалась, что Майлс прав, и Генри Редих – любовник Фрэнси. Неужели ему стало что-то известно об убийстве? Неужели он поэтому сбежал?

Томазина не переставала размышлять о загадочном исчезновении секретаря, но ничего определенного у нее не вырисовывалось. Кто-то убил Ричарда Лэтама, и она не была уверена, что им удастся найти убийцу. Слишком много народу радовалось его смерти.

Оказавшись в своей комнате, Томазина задумалась о мужчине, которого любила. Будет ли он сегодня ее любить? Или так и останется ее тюремщиком?

То и дело она подходила к окну. Ника не было, зато наконец вернулась Констанс в сопровождении Майлса Лэтама.

Глядя на них, Томазина подумала, что интересно было бы узнать, где они встретились и были ли вместе все время. Ник сказал, что уехали они порознь.

Констанс улыбалась, когда вместе с Майлсом шла к дому из конюшни. На полдороге к большой зале они остановились, и Майлс, наклонившись к ее уху, что-то прошептал ей. Констанс рассмеялась и дотронулась руками в белых перчатках до его груди, обтянутой черным дублетом.

Томазина ахнула.

Она бы подумала, что это ей привиделось, если бы не факелы, освещавшие двор. На черном фоне она ясно разглядела знак «v».

Старшая дочь не унаследовала от Лавинии знак ведьмы… зато его получила младшая дочь.


13

<p>13</p>

Томазина стояла спиной к окну и прижимала к губам руки, когда вошел Ник, нашедший наконец тайный ход. Он понял, что его появление было неожиданным и Томазина испугалась, поэтому хотел извиниться, но не успел. Она бросилась ему на шею, не давая времени куда-нибудь поставить фонарь. Она вся дрожала.

– Я должен был тебя предупредить, – сказал он.

Гардероб он отодвинул заранее – в надежде, что ему удастся отыскать тайный ход.

Ник прижимал ее к себе и старался успокоить, одной рукой гладя ее по волосам, а другой – по спине. Томазина, ничего не говоря, прятала лицо у него на груди, и Нику стало стыдно, что он испугал ее до полусмерти.

– Все хорошо, – шептал он. – Никто сюда не войдет. – Она не отвечала. – Я пришел сюда через комнату Констанс, когда ее не было, а кнопку завалил так, что ее не найти.

Определив, где выход, он обследовал весь тайный ход, который вел далеко за пределы господского дома.

– Родничок на месте, – сказал, делая еще одну попытку ее успокоить. Задрав ногу, он продемонстрировал ей мокрую подошву. Пока Томазина была в Манчестере, не переставая шел дождь. – А вообще там все заросло. Я никого не заприметил, но было уже темно. Надо посмотреть завтра утром.

– Ник!

Его до слез растрогал ее дрожащий голосок, но одновременно он понял, что случилось нечто гораздо более страшное, чем его неожиданное появление в ее комнате. Отругав себя за бесчувственность, он стал ждать, что она еще скажет, но она молчала.

– Томазина!

Стон сорвался с ее губ.

– Ох, Ник…

– В чем дело, любимая?

Он даже сам не заметил, как легко назвал ее «любимой», но Томазине, к сожалению, было не до того.

– Я знаю, кто моя сестра.

Он крепче прижал ее к себе, потом отпустил. Вот в чем дело! Он с облегчением вздохнул и только после этого осознал, какими новыми неприятностями может быть чревато ее открытие.

– Кто она? Почему ты так испугалась?

Сначала Томазина вообще ничего не могла сказать, лишь рыдала у него на груди, крепко прижимаясь к нему всем телом и возбуждая в нем вполне понятные желания.

Ник ласково отодвинул ее от себя, решив, что у них еще будет на это время, а пока он хотел услышать ее рассказ.

– Ну, что тебя так расстроило? Я-то думал, ты обрадуешься, когда найдешь сестру.

Она тяжело вздохнула.

– Не знаю, как это может быть, но Констанс – моя сестра.

– Нет!

Ее утверждение противоречило здравому смыслу и потрясло его до глубины души.

Тогда она вырвалась из его объятий, подошла к сундуку и уселась на нем, подогнув под себя ноги. Ник не двигался. Он никак не мог понять, зачем ей понадобилась эта сказка. Может быть, она думает, что это правда?

– Невозможно! Почему ты так решила?

– Сама не могу поверить! Матушка, верно, сошла с ума, когда сотворила такое.

– Почему ты думаешь, будто Констанс твоя сестра? Еще пару часов назад ничего подобного не приходило тебе в голову.

– Ник, помнишь, я рассказывала о матушкиных руках? Вспомни о знаке ведьмы. Я ничего не искала. Я случайно увидела в окно. Она сложила руки, и я увидела.

Расстроенный донельзя, Ник попытался разуверить Томазину.

– Тебе померещилось…

– Ничего не померещилось! Найди ее и убедись сам.

– Тогда это совпадение. – Из всех женщин Кэтшолма и Гордича Констанс меньше всего подходила на роль дочери Лавинии. Фрэнси не скрывала своей беременности. Все о ней знали. Он нахмурился, стараясь припомнить подробности. – Фрэнси, овдовев, вернулась к отцу. Родила она тут. Наверное, кто-то принимал у нее роды и ухаживал за ней.

– Не думаю. – Томазина тоже настойчиво рылась в своей памяти. – Я тоже кое-что помню, хотя была совсем маленькой. Шла война между Францией и Шотландией, и здесь не осталось ни одного мужчины. – Она поглядела наверх. – Совсем незадолго до этого мы получили известие о смерти моего отца. Джон Блэкберн тоже где-то сражался. С королем Генрихом. У Фрэнси роды начались внезапно, и она дала жизнь двойняшкам.

Ник мало разбирался в родах. Ему не разрешили даже быть поблизости, когда родилась Иокаста. Элис и повитуха прогнали его с глаз долой. Здесь не место для мужчины – так они тогда сказали.

Томазина прижала ладони к вискам и закрыла глаза.

– Я пытаюсь представить, как матушка себя чувствовала с незаконным ребенком в животе, который вот-вот должен был родиться. Наверное, отцом был Блэкберн, но он воевал. Он не мог жениться на ней, когда она стала вдовой.

Ника неприятно поразило то, что Томазина пытается влезть в шкуру Лавинии, однако он промолчал, начиная верить в ее правоту. Если в сердце заговора Лавиния, то все возможно.

– Никаких близнецов не было, – вдруг заявила Томазина.

Она встала и подошла к Нику. Прикоснувшись к его рукаву, Томазина стала рассказывать, как все было.

– Говорили, что Фрэнси родила двойню. Один ребенок, якобы, был здоровым, а другой – слабеньким и через несколько дней умер. Наверное, моя мать все продумала заранее, и ей помогали Дженнет и Вербурга. Едва у нее начались схватки, как она что-то такое дала Фрэнси.

Нику показалось, что его ударили под дых.

– «Что-то такое»?!

У него был странный голос, но Томазина не обратила на это внимания.

– Какое-нибудь зелье, вызывающее роды.

– Разве она могла быть уверена в его действии, если оно не помогло Элис? Помнишь, мама рассказывала?

– Это ли, другое ли зелье – неважно. Важно то, что она доносила своего ребенка, а Фрэнси родила раньше срока. Поэтому ее ребенок и умер.

– Ты хочешь сказать, что твоя мать обрекла на смерть наследника или наследницу Блэкбернов и Раундли, чтобы подсунуть им своего ребенка? Незаконного!

– Именно это я и говорю. – Она посмотрела на него, и сострадание мелькнуло в ее взгляде. – Ник, чему ты так удивился? Ты же лучше меня знаешь, какой была моя мать.

Ник растерялся. Он не мог прийти в себя от чудовищных открытий. Подмена младенца. Манипулирование наследством. Если бы Раундли были королевской крови, то это было бы государственной изменой… Ну просто кукушка какая-то!

– Ты, наверное, ошиблась. Фрэнси никогда бы такого не допустила.

– Она наверняка ничего не знала.

– Как не знала?

Томазина насмешливо-вопросительно изогнула одну бровь. Неожиданно она показалась Нику очень умной, а он сам себе – дурак дураком.

– Ник, она ведь рожала… Наверное, очень измучилась. А мать уж точно давала ей «что-нибудь попить». Какую-нибудь травку, которая мутит сознание… – Томазина понизила голос, потом он опять окреп. – Есть такие настойки, которые отбивают память, это я точно знаю, а тебе придется мне поверить на слово. Ник, рожать очень больно, и вполне возможно, что и без всякой отравы Фрэнси не помнила, что с ней было.

На минуту Ник представил себе, что будет, если Томазина говорит правду. Констанс не получает никакого наследства. Майлс тоже. Ник разрывался между естественным желанием избежать беды и злостью от осознания свершившегося обмана.

– Томазина, ты должна молчать, ведь у тебя нет доказательств.

– А зачем мне мучить сестру? Матушка прислала меня помочь ей. – Она наморщила лоб. – А что, если это и есть причина убийства?

Ник задумался, сам удивляясь тому, как легко он верит Томазине.

– Из-за этого он мог тебе лгать – если, конечно, он знал правду, – потому что Лэтаму ни к чему была бесприданница. Но я не вижу тут никакой связи.

– Констанс – моя сестра и, похоже, сестра Фрэнси. Она не… Она не могла… Ой, Ник, а вдруг она – дочь Лэтама?

Томазина побледнела и опять задрожала всем телом. И он понял. Инцест был самым страшным грехом, какой только можно себе представить.

– Даже Ричард Лэтам не посмел бы жениться на собственной дочери.

– А если он не знал? Не потому ли матушка и решила, что Констанс нужна моя помощь?

– Успокойся. Брак ведь не состоялся.

– Ник…

– Мы никогда не узнаем, кто ее отец. Да это и неважно. – Ник взял ее руки в свои. Теперь ему гораздо важнее было успокоить Томазину, чем ковыряться в грехах Лавинии. – Клянусь тебе, Томазина, я никому не расскажу о тайне Констанс! Она будет жить как жила. Ты же выполнила свой долг! И больше не вспоминай о Лавинии.

«Все будет сначала, – подумал он. – Мы все начнем сначала.»

– Но убийца…

– Подумай сама, Томазина. Это никого не касается, кроме тебя. А ты не убийца.

– Ты уверен? Может быть, матушка послала меня убить Лэтама, чтобы спасти сестру от замужества.

– Я бы не удивился, если бы Лавиния рассуждала именно так, если бы она даже послала тебя отомстить ему за свое уродство, но ты – это ты, а не Лавиния. Ты бы ни за что не взялась за такое поручение.

Она долго с удивлением смотрела на него.

– Ты правда мне веришь?

– Да, любимая. Я знаю, что ты невиновна.

Ее лицо осветилось радостью, и он вспомнил девочку, которая обещала, что выйдет за него замуж. Ник протянул к ней руки. Томазина не раздумывая бросилась ему на шею, смеясь и плача одновременно.

– Тихо, любимая.

Ник поцеловал ее в лоб и покрепче прижал к себе.

Она же взяла в ладони его лицо, и когда ее губы коснулись его губ, он забыл обо всем на свете. Слишком долго он желал ее, чтобы теперь отказываться.

«Она моя, – подумал он, – и я буду ее холить и лелеять.»

Он легко касался губами ее лба, щек, подбородка, трепещущих губ, а она обвила руками его шею, отдавая ему свое тело. Он долго раздевал ее, лаская, а потом она раздевала его, возвращая ему подаренные ей ласки, ничего не боясь и не стыдясь благодаря его нежности.

– Сладкая моя… – прошептал он. – Люби меня.

– Я люблю, – отозвалась Томазина. – И всегда буду любить.

Она отдавалась, ему с щедростью, которая и удивила и обрадовала его, как будто только для него она берегла свою любовь и страсть. Он не помнил, как положил ее на кровать, но отлично помнил, как хорошо ему было лежать рядом с ней, когда их ничто уже не разделяло.

– Я не хочу причинять тебе боли… – шепнул он.

Она была так не похожа на Лавинию, что его сердце, казалось, пело от счастья.

– Пусть будет больно, но только с тобой.

– Я постараюсь, – пообещал он.

Он знал, что причинит ей боль, когда будет лишать ее девственности, но все равно собирался это сделать – правда, как можно нежнее. Он подготовил ее и в самый последний момент прикусил ей губу, чтобы отвлечь от другой боли.

Он удивился, не почувствовав сопротивления, но тут же ни одной мысли не осталось в его голове, охваченной пламенем любовного пожара. Томазина с готовностью приняла его в себя и, прижимая к себе, сводила его с ума. Никогда еще Ник не испытывал ничего подобного!

Возвращение к реальности было медленным и приятным.

Они лежали, раскинувшись, на кровати. Горели свечи, и кожа Томазины напоминала лучший итальянский мрамор, но лица ее, закрытого волосами, не было видно. Несколько прядей обвилось вокруг руки Ника.

В конце концов к Нику вернулась способность соображать. Он вспомнил, что сделал еще одно открытие, о котором забыл в порыве страсти.

– Ты не девушка, – сказал он.

Томазина пошевелилась, потом растерянно мигнула.

– Я никогда и не говорила, что я девушка.

– «Пусть будет больно, но только с тобой», – передразнил он ее.

Ник завел руки ей за голову и заглянул в глаза. Если она обманула его в этом, она обманывала и во всем остальном. А он-то думал, что может ей доверять… Опять он ошибся. Его вера в собственную проницательность была поколеблена.

– Боли не было, – прошептала Томазина. – Было так хорошо.

– А боли и не бывает, кроме первого раза.

– А-а-а…

Она едва не обезоружила его этим «а-а-а». Столько в нем было удивления. Ник отпустил ее и перекатился на край кровати. Лежа на спине, он смотрел вверх и ничего не видел.

Она помолчала, потом тихо заговорила, но Ник не желал больше попадаться на удочку.

– Я ведь не говорила тебе, что ты у меня первый.

Томазине пришлось сделать над собой усилие, потому что все ее тело пело от счастья, а она уже теряла его, любимого Ника Кэрриера, без которого теперь не представляла своей жизни.

– А который? Двенадцатый? Сотый? Если поразмыслить, то и боль деторождения ты, верно, знаешь не из десятых рук. Ты уже рожала? Почему бы тебе не рассказать?

Томазина вздохнула. Как она была счастлива, когда Ник решился ей поверить! Опять ей мешает Лавиния. Он думает о ней плохо, потому что и он, и его отец были в свое время околдованы Лавинией. Томазина даже подумала, что Ник, наверное, никогда не сможет разделить их в своем сознании.

– У меня был один любовник и не было ни одного ребенка.

Что ж, терять больше нечего. А вдруг он ей поверит?

– Ник, я знала до тебя только одного мужчину. Мальчишку на самом деле. И ты не можешь отругать меня хуже, чем я себя ругаю. Особенно тогда ругала.

Он не желал смягчаться. Она хотела прикоснуться к нему, разгладить морщины на его лбу, сказать ему, что любит его, но он даже не смотрел в ее сторону.

Он был обижен, потому что она оказалась не такой, какой он ее себе представлял. А она не понимала, почему мужчины придают такое большое значение девственности, если сами же рвутся избавить от нее девушек. Однако этого мужчину она уже знала и поняла, что он не столько хочет обидеть ее, сколько защитить себя. Он боялся ей поверить. Он боялся разочарований.

Закрыв глаза, потому что ее страдание было невыносимо, Томазина тщательно подбирала слова. Надо же заставить его понять! Надо убедить его, что она достойна его любви!

– Ник, я была тогда совсем глупенькой. Только потом я поняла, что натворила. Я даже не хочу об этом вспоминать. И потом, не так уж все было просто.

– Тебя изнасиловали?

Жаль, что она не могла это подтвердить. Тогда бы Ник простил ее. Но Томазина совершенно не умела врать. И так слишком много лжи кругом.

– Нет.

– Тогда ты сама этого хотела?

У Ника все только белое или черное, девственница или блудница. У нее не осталось никакой надежды в чем-то убедить его. Наверное, суд, который ей предстоит, будет таким же непробиваемым и вынесет ей смертный приговор. Томазина вздрогнула, однако решила рассказать Нику все до конца.

– Три года назад в Лондоне все праздновали. Умерла Мария Тюдор, и ее место заняла Елизавета. Вино лилось рекой. Ты не представляешь… Все смеялись, целовались. Я даже не поняла, чего Марк хочет, пока не было поздно.

Марк Атертон был красивым молодым человеком, похожим на Ника. Наверное, поэтому, да еще из-за лишнего стаканчика вина она позволила ему зайти так далеко.

Вздохнув, Томазина повернулась к Нику. Он смотрел на нее, но она никак не могла понять, о чем он думает.

– Больше я с ним не была, – прошептала Томазина. – Я вообще никого больше не хотела, пока не встретилась с тобой. На самом деле первым был ты.

– Закройся, Томазина.

Вместо этого она подняла голову и отбросила назад волосы, открыв себя его жадному взгляду.

– Почему? – возмутилась она. От злости она даже на мгновение забыла о своем разбитом сердце. – Я никогда тебе не говорила, что я девственница! И я не стыжусь ни своего тела, ни того, чем мы только что занимались! Это было прекрасно, Ник. Мне жаль, что ты думаешь иначе.

Сказать по правде, несмотря ни на что, Томазина неистово желала своего Ника и всеми силами старалась поймать его взгляд. Если еще есть способ убедить Ника, что она его любит, она его отыщет.

– Ты заставила меня поверить, что ты девственница.

– Я пыталась тебя убедить, что я не шлюха. Я всего лишь совершила одну дурацкую ошибку.

– Ты мне солгала.

У Томазины задрожали губы, и она поняла, что совсем не такая сильная, какой ей хотелось быть. Слезы двумя потоками текли у нее из глаз, когда она прошептала:

– Я думала, ты меня любишь…

Ник немного поостыл, глядя на нее и слушая ее, и в какое-то мгновение он ощутил, что опять хочет ее даже сильнее прежнего, несмотря на пресловутый здравый смысл. Наверное, так было с его отцом, когда он изменял своей жене.

– Ты права, – печально согласился он. – Я люблю тебя против своей воли. И сейчас мне плевать, сколько мужчин было в твоей жизни. Я просто хочу тебя. Хочу так, словно мы с тобой не виделись несколько месяцев.

В сумраке Томазина Стрэнджейс казалась ему такой же загадочной, как лесная дева и такой же неотразимой, как сирена. На сей раз Ник твердо знал, чего он хочет, и он это получил, не забивая себе голову всякими иллюзиями.

Утром, когда Томазина проснулась, Ник уже оделся. Она не знала, что он думает, да ей и не хотелось знать. Он любил ее с такой страстью, что у Томазины ныло все тело, но в душе она понимала, что он до сих пор иногда путает ее с ее матерью. Интересно, а если бы она была девственной, что бы еще он выдумал, чтобы не верить ей?

Несмотря на все свое смятение, Томазина была уверена в своей любви к Нику. И в его тоже. Надо просто научить его доверять ей.

– Будем действовать по плану, – сказал Ник, когда увидел, что она проснулась. – Что бы между нами ни было, я не желаю видеть, как тебя сжигают на костре.

Он произносил слова отрывисто, по-деловому, и Томазина не знала, как ему отвечать.

Она потянулась за своим платьем, вспомнив о здравом смысле.

– Редих исчез, – сообщила она, одевшись.

По плану Ник должен был расспросить Фрэнси о секретаре, а Томазина – поискать Вербургу Клейтон.

– Не верю, что Редих способен на убийство. Он такой трус!

– Из любви к Фрэнси почему бы и не убить?

– В Кэтшолме не бывает такой любви, из-за которой убивают, – мрачно произнес Ник.

Томазина молча причесалась и надела чепчик, размышляя, не о себе ли он говорит. Погруженный в невеселые размышления, Ник не услышал, что она готова идти на воскресную службу.

– Может быть, мне можно пойти одной? – недовольная его безразличием, спросила она. – А вдруг я сбегу?

– Ты? – Ник улыбнулся. – Не похоже, моя радость.

– Ты хочешь сказать, что доверяешь мне?

Он тяжело вздохнул.

– Я просто не знаю, что о тебе думать. И что мне делать с собой. Наверное, лучше всего нам заняться поисками убийцы Ричарда. Я доверяю тебе поговорить с глазу на глаз с Вербургой. – Он криво ухмыльнулся. – В качестве дочери Лавинии тебе легче будет выудить правду из этой чертовки.

– Она верна другой дочери Лавинии, – напомнила ему Томазина, делая вид, что не уловила второго смысла в его словах.

Через несколько часов Томазина совершенно убедилась в правильности своего предположения. Вербурга была душой и телом предана Констанс. Вплоть до того, что пока они стояли вместе у входа в церковь, Вербурга казалось, не замечала Томазину.

Впрочем там было столько народу, что поговорить все равно было невозможно, и тогда она решила ничего не предпринимать и просто ждать удобного случая, стараясь держаться поближе к Констанс и Вербурге.

Молодая вдова Ричарда Лэтама оделась в парчовое платье, затканное золотой нитью. Старшая дочь Лавинии никак не могла понять, где у нее раньше были глаза, ведь Констанс по-своему была очень похожа на мать.

– Где Майлс? – с раздражением спросила она. Вербурга ответила очень тихо, и Томазина, как ни старалась, ничего не услышала.

– Нечего меня учить, старуха.

Констанс прищурилась, заметив поблизости Томазину, вскинула голову и направилась к господину Фейну. Настроение у нее явно улучшилось, когда она увидела, какое впечатление производит ее платье.

Пока ее сестра мучила пастора, Томазина искала возможность переговорить с Вербургой.

– Стоит ли отваживать ее от Майлса Лэтама?

Вербурга открыла рот и постаралась напустить на себя дурацкий вид, но не смогла провести Томазину.

– Ты не глупее меня, и мы обе знаем правду о младшей дочери Лавинии.

Вербурга остро сверкнула глазами.

– Ты – дочь Лавинии.

– Старшая. А младшая знает о матери? – Ответа не последовало, но Томазина решила не сдаваться. – Ты убрала ящик Лэтама? В нем было письмо от моей матери?

– Тебе лучше уехать из Кэтшолма, – бесстрастно бросила старуха и пошла прочь.

Когда она исчезла в дверях церкви, словно мороз сковал тело Томазины. Вербурга что – предупредила ее? Или она ей угрожала?

Вернувшись в Кэтшолм, Ник выдержал сражение с Агнес, которая не желала пускать его к госпоже. Тогда он выставил горничную и обратился к Фрэнси, не заметив поначалу Майлса Лэтама.

– У меня честные намерения, – сказал Майлс, увидев, как переменилось лицо Ника. – Я делаю даме предложение руки и сердца.

– А я отказываюсь.

Фрэнси забавлялась реакцией Ника.

– А я добьюсь своего! – пообещал Майлс. – Только дайте мне надежду. Отошлите этого человека.

– Этот человек – управляющий миссис Раундли и друг ее детства. – Ник не собирался сносить оскорбления надутого выскочки. – Я не мог достойно исполнять свои обязанности в прошлом, но в будущем, будьте уверены, вам меня не обойти.

Фрэнси наморщила лоб.

– Что такое, Ник?

– Брат Лэтама наследовал кое-что, и я утверждаю, что его интерес к вам не более чем попытка прибрать к рукам все.

– Ты мне не льстишь, считая, что это единственная причина. – Фрэнси не расстроилась ни из-за того, что сказал Ник, ни из-за молчания Майлса. – Это я позвала его, чтобы мы могли выяснить наши отношения наедине.

– Фрэнси…

Ник пристально поглядел на нее, потом обвел взглядом комнату, в которой стоял тяжелый запах духов. Фрэнси оделась в черное, как полагается вдове, но ее платье было слишком откровенным. Ник пришел явно не вовремя.

– Наедине, – повторила Фрэнси и улыбнулась. – Пожалуйста, оставь нас.

Нику это совершенно не понравилось, однако у него не было выбора.

– Я еще вернусь, – пригрозил он. – Нам надо кое-что выяснить.

Дверь за ним захлопнулась.

Фрэнси вернулась к изучению своего возможного жениха, который день ото дня все больше напоминал ей Ричарда. Не лицом, хотя у Майлса были черные глаза, как у брата, тонкие губы и резкие черты лица. Он не носил бороды, в отличие от Ричарда, и был на дюйм выше. Хороший рост, думала Фрэнси. Генри Редих был слишком высок для нее. К тому же в характере Майлса есть что-то от Ричарда. Мысль о том, что в постели Майлс может быть таким же искусным, приводила ее в восторг. Она тосковала без Ричарда, однако понимала, что будет дурой, если еще раз позволит кому-нибудь взять над ней власть.

Майлс встал на одно колено.

– Фрэнси, будь моей женой.

– Я тебе уже говорила, что не желаю терять свою свободу. Мне не нужно замужество.

До него это никак не доходило, и он, надо же, на коленках пополз к ней, а потом обхватил руками ее юбки и уперся носом ей в живот.

Фрэнси с удовольствием промурлыкала:

– Майлс, люби меня… Мы потом поговорим.

Поздно вечером Ник все-таки добился аудиенции у Фрэнси.

– Она ждет на веранде, – сказал он Томазине.

– Я пойду с тобой.

– Не нужно. Но если хочешь…

– Меня обвиняют в убийстве, – напомнила она ему.

В глазах Ника не было нежности, но Томазина по его тону поняла, что с Фрэнси что-то получилось не так. Он, правда, ничего не сказал, но расположен к Фрэнси был еще меньше, чем к Томазине.

– Отошлите Агнес, – сказал он, едва они пришли.

Фрэнси удивилась, но не стала спорить.

– Томазина не убивала Ричарда Лэтама, – заявил Ник, когда они остались одни. – С вашей помощью мы должны выяснить, кто убийца.

Фрэнси, как и в первый день, сидела за вышиванием, а Ник стоял возле окна. Томазина же слишком волновалась, чтобы сесть. Она едва сдержалась, чтобы не начать ходить по комнате.

– Я отвечу на ваши вопросы, но только потому, что мне тоже хочется покоя. Я не убивала Ричарда, несмотря на истеричные обвинения Констанс. Мне нечего скрывать.

Томазина молчала. Ник кашлянул.

– Мы думаем, что страницы, вырванные из книги Лавинии, имеют отношение к убийству.

– Я не имею никакого отношения к делам Лавинии.

Это было уже слишком, и Томазина не выдержала.

– Моя мать ответила на ваше письмо?

Фрэнси нахмурилась, и ее пальцы застыли на кроваво-красных розах, которые она вышивала.

– Я не ждала ответа.

– Вы не ждали, но она написала кому-то в Кэтшолме. Я видела письмо у Ричарда Лэтама незадолго до его смерти.

Фрэнси укололась иголкой, и на пальце ее выступила капелька крови. Она поднесла палец ко рту и пососала его, не сводя глаз с Томазины.

– Где это письмо?

– Не знаю. Не исключено, что Вербурга его взяла.

Фрэнси сделала вид, что ей это безразлично.

– Томазина, я обожала твою мать и была привязана к ней не меньше, чем Констанс к Вербурге. Мне хотелось сообщить ей радостную новость о помолвке моей дочери. Если она мне и ответила, то я не получила письма.

– Вы думали, что Лавиния обрадуется свадьбе Констанс с ее бывшим любовником? И вашим любовником?

В пальцах Фрэнси разлетелась пудреница.

– Я не желаю отвечать на подобные вопросы.

– Фрэнси, никто вас ни в чем не обвиняет, – подозрительно ласково проговорил Ник.

Но Томазина уже потеряла терпение.

– Вы участвовали в сборищах, которые моя мать организовывала в лесу?

Это могло бы многое объяснить. Защищая себя и других женщин, Фрэнси могла отдать на заклание Томазину, старшую дочь Лавинии. Однако Фрэнси ответила отрицательно, и было видно, что она говорит правду.

– Если ты о них знаешь, то должна знать и то, что я ни разу не была на них после отъезда твоей матери.

– Но раньше-то были.

Фрэнси промолчала.

– Если вы когда-то были с ними, то вряд ли хотите разглашения этой тайны, – заметила Томазина. – Вы ведь лгали насчет фигурки? Зачем рисковать и выслушивать от Парсиваля неприятные вопросы?

– Лучше спроси, почему Майлс солгал. Это он все придумал. Ничего у Ричарда в кабинете не было. И Майлс ничего не сжигал, потому что ничего и не было.

– Но зачем он это сказал?!

Томазина в изумлении смотрела на Ника, который точно так же смотрел на нее.

Помолчав, Фрэнси все же решила кое-что объяснить.

– Он пил и слушал Парсиваля. Неудачное стечение обстоятельств. Майлс мне признался, что не придал своим словам никакого значения. Ему просто хотелось подшутить над надутым ослом. – Она пожала плечами. – Искушение понятное, но бедняжка Майлс…

Томазина не сводила глаз с Ника, который был в ярости, но, к счастью, не из-за нее.

– Фрэнси, зачем вы его поддержали?! Почему вы ненавидите Томазину и готовы отдать ее на сожжение за убийство, которое она не совершала?

– Она мне безразлична. – Фрэнси говорила для Ника, не обращая внимания на Томазину. – Мне надо было защитить свои интересы. Я не хотела, чтобы Парсиваль задавал мне вопросы о моих отношениях с Ричардом.

– Я знаю, что вы были его любовницей, – вмешалась Томазина. – И Констанс тоже знает.

Фрэнси фыркнула и повернулась к Томазине.

– Я-то думала, что мои отношения с Ричардом – тайна. Ну, конечно, кое-кто подозревает, но ведь слуги ничего не сказали бы Парсивалю. Откуда мне было знать, что нас подслушали в большой зале? Никак не думала, что ты меня предашь.

Томазине ужасно захотелось причинить Фрэнси боль – по крайней мере, напомнить ей о ее собственной неверности, но вместо этого она спросила:

– Откуда Майлсу известно о восковых фигурках?

Фрэнси вновь принялась за работу, не считая вопрос важным.

– Он много путешествовал. Был на континенте. В Европе, насколько я знаю, регулярно сжигают ведьм. Об этом написано много книг.

В дверь постучали, и вбежала Агнес.

– Мадам! – крикнула она. – Беда!

Правда, вид у нее был скорее взволнованный, чем несчастный.

Фрэнси поморщилась.

– Что такое, Агнес? Говори.

– Господин Редих! Его труп нашли в Гордичском лесу.


14

<p>14</p>

На теле Генри Редиха не было ни одной раны, а вот лицо… Узнали его по новому дублету. Насколько Ник мог судить, он свалился с коня и утонул в речке, которая протекала через Гордичский лес, служа естественной границей между двумя деревнями – Гордичем и Денхолмом.

Один из денхолмовских мужчин сторожил тело до приезда коронера. Это был старик с палкой, без которой он не мог ходить. Красной от тяжкого труда рукой он махнул туда, где деревенский констебль расседлывал коня Редиха. Неподалеку сложили вещи несчастного.

Ник тщательно их осмотрел. Небогат был секретарь. Неужели он и впрямь случайно упал и ударился головой о камень? От этого и утонул? Значит, несчастный случай?

Почему бы и нет? Но как-то уж больно не вовремя… Ник тер переносицу, погрузившись в раздумья, и не услышал, как к нему подошел Эдуард Парсиваль.

– Вы не это ли ищете?

Ник встал. Парсиваль держал в руках листок бумаги в мокрых пятнах Точнее сказать, в одной руке у него была бумага, в другой – фонарь. Он с такой готовностью, поразившей Ника, протянул ему бумагу, что Ник сразу понял: ему не понравится ее содержание.

Одного взгляда было достаточно, чтобы убедиться, – это была страница из книги Лавинии.

– Господин Парсиваль, где вы ее нашли?

– На теле. На теле второй жертвы.

Ник наморщил лоб.

– Разве это не несчастный случай? Кому понадобилось лишать жизни Генри Редиха? Ну кто он такой?

– Скажите, – попросил Парсиваль, – где была мисс Стрэнджейс в эти дни?

Мгновенно Нику стало так же тошно, как когда он увидел труп Редиха.

– Со мной или с моей матерью. Все время. Господин Парсиваль, мы можем в этом поклясться. Томазина Стрэнджейс не имела возможности совершить убийство Генри Редиха.

На лице Парсиваля отразился страх, словно он испугался собственных мыслей. Он огляделся, не пропустив ни одного куста и ни одного дерева, – очевидно, боясь чужих ушей, – и шепотом сказал:

– А зачем ей уходить от вас? Если он украл страницу из книги колдуньи, разве она не могла отомстить ему тоже колдовством? Вдруг она чем-нибудь опоила его перед тем, как он уехал?

– Парсиваль, она не ведьма, к тому же вы сами нам говорили, что не имеете права судить за колдовство, даже если у вас есть доказательства. В Кэтшолме никто не знает, когда Редих уехал. Он убежал тайно, как вор.

– Вы уверены?

– Совершенно.

– Что ж, это меняет дело. – Ник очень удивился, когда Парсиваль радостно хлопнул его по спине. – Тогда все в порядке!

– Я не понял. Каково же ваше заключение?

– Оно очень простое! Генри Редих убил своего хозяина, отравив его, как написано на этой странице, а потом, раскаявшись, совершил самоубийство.

Утопив себя в речке? Ник был рад, что не сказал это вслух. В рассуждениях Парсиваля были неувязки, но, указав ему на них, Ник ничего не добился бы. Ник не сомневался, Парсиваль подтвердит все, что от него потребуется.

– А Томазина Стрэнджейс?

– С ней проще. Она невиновна в убийстве. Больше мне нечего сказать. Самоубийство Редиха все ставит на свои места.

Ник не спорил. Ради Томазины он согласился на версию Парсиваля, однако про себя решил, что у Генри Редиха было меньше оснований убивать Лэтама, чем у других обитателей Кэтшолма. Даже если учесть, что он был любовником Фрэнси. Женитьба Лэтама на Констанс точно так же не давала ему возможности претендовать на ее руку, как сама смерть.

Ник медленно ехал домой и говорил себе, что мудрый управляющий должен поступать так, как выгодно его господам. Надо забыть о смерти Редиха и о настоящих родителях Констанс. Во втором случае это было на пользу Блэкбернам, потому что законный она ребенок или нет, но все же в ней течет кровь Блэкбернов. Чем-то она напоминала старого сэра Фрэнсиса Блэкберна – по крайней мере, темпераментом, – а уж на Джона Блэкберна походила даже больше, чем Фрэнси.

Нику не нравилось, что смерть Редиха не имеет объяснения, однако за последнее время паутина лжи и тайн стала такой густой, что в ней никто не нашел бы путь к правде, поэтому он решил прекратить всякие поиски.

Он вспомнил о Томазине. Она исполнила последнюю волю своей матери и теперь была свободна.

Она останется, если он попросит ее быть его женой.

Она останется даже, если он предложит ей быть его любовницей.

Проклиная себя за ненужные мысли, Ник решил думать только о благополучии Иокасты. Он увезет ее подальше от Кэтшолма. Ему очень хотелось это сделать, пока был жив Лэтам, но и после его смерти мало что изменилось. Его долг как отца уберечь свое бесценное дитя от того зла, которое не умерло со смертью Лавинии Стрэнджейс.

Ни одной женщине нельзя верить, даже Томазине. И не дай Бог вспоминать Лавинию! Это из-за нее Элис пыталась избавиться от Иокасты. И Фрэнси тоже такая. Ник был в ужасе от того, что узнал о ней, и еще сильнее уверился, что все женщины в душе шлюхи. Лэтам… Редих… теперь вот Майлс.

Ни с одной нельзя иметь дело. Придется самому позаботиться о безопасности Иокасты. Даже его мать предала его тем, что ходила на тайные сборища в лесу. Судя по тому, что она сказала Дороти Джерард, она собиралась опять пойти туда в первое же полнолуние.

«Надо думать только об Иокасте», – повторил себе Ник, завидев издалека стены Кэтшолма. Когда он спрыгивал с коня во дворе, он уже принял решение. Он купит землю, которую уже приглядел. Пусть ее будет меньше, чем он рассчитывал. Ничего страшного. Там они с Иокастой начнут новую жизнь подальше от всех, кто окружает их сегодня. Ради дочери Ник готов был даже бросить мать, и, как ни желал он иметь рядом Томазину, он отказывался и от нее тоже. Нельзя рисковать, когда речь идет о воспитании дочери.

Настроив себя таким образом против любимых женщин, Ник пошел в дом объявлять о решении Эдуарда Парсиваля.

Томазина обрадовалась, что с нее снято обвинение в убийстве, и рванулась к Нику, ожидая, что он разделит с ней ее радость – по крайней мере, обнимет ее, – но он резко повернулся к Фрэнси, чтобы сообщить ей об обстоятельствах смерти Редиха и заключении Парсиваля.

Томазина застыла на месте, не сводя с них глаз. Неужели это конец? Неужели Ник считает, что на этом его долг по отношению к ней исполнен? Он хочет, чтобы она уехала и никогда больше не возвращалась? Очень скоро ей пришлось убедиться в худшем.

– Томазина может теперь уехать из Кэтшолма, – сказал он Фрэнси.

С деланным безразличием Фрэнси посмотрела на Томазину, а ведь всего час назад она хотела, чтобы Томазина осталась в качестве компаньонки, если, конечно, ее не казнят за убийство Ричарда Лэтама.

– Томазина, что ты собираешься делать? – спросила она.

А ей надо было посмотреть в глаза Нику, который стоял к ней спиной.

– Останусь пока ненадолго.

Она знала, что Ник слышит ее, но он ничего не сказал.

Только намного позже, когда улеглась тоска, вызванная поведением Ника, Томазина поняла то, что всем было ясно с самого начала. Парсиваль не нашел настоящего убийцу Ричарда Лэтама. Кто-то положил страницу из книги Лавинии за пазуху Редиху, когда он был уже мертв. На мгновение ей пришло в голову, что это сделал сам Парсиваль, но потом она сообразила: у него не было возможности заполучить книгу Лавинии. Впрочем, и у Редиха тоже.

Когда Ник не пришел к ней в ту ночь, ее воспаленное воображение подсказало ей еще одну версию. Что, если Ник поверил в ее виновность и защитил ее своими показаниями? Чем больше она об этом думала, ища объяснение его холодности, тем сильнее в это верила. Если Ник позаботился направить мысли Парсиваля в другое русло, даже подозревая, что она убила и Лэтама и Редиха, тогда еще есть надежда.

Томазине хотелось увидеться с Ником, объясниться с ним, но он упорно избегал оставаться с ней наедине. Прошли три долгих мучительных дня, прежде чем Томазина решила перестать думать о Нике и заняться поисками письма матери, Если оно еще существует, значит, оно в Кэтшолме. Одновременно она искала и остальные страницы из книги Лавинии.

Несмотря на свое приглашение, Фрэнси делала вид, что не замечает ее. Констанс была занята Майлсом Лэтамом. Только сейчас Томазина осознала, как она одинока в Кэтшолме. Так же одинока, как в первый день. Однако это позволило ей нарушить правила вежливости и обыскать личные комнаты хозяев Кэтшолма.

Покинув комнату Констанс, в которой она пробыла около часа, Томазина не знала, радоваться ей или огорчаться. Она осмотрела все вещи своей сестры и Вербурги и ровным счетом ничего не нашла, хотя на глаза ей попался пустой железный ящичек наподобие того, что стоял за дверью в потайной ход. Скорее всего, письма уже нет. Ну и пусть. Констанс не узнает правду. Пусть наслаждается своим богатством, не мучаясь сомнениями.

Она все сделала для своей сестры. Пора уезжать. И все-таки что-то удерживало ее в Кэтшолме, кроме, конечно же, любви к Нику. Она никак не могла избавиться от ощущения, что ей так же необходимо еще побыть в Кэтшолме, как Редиха необходимо увозить из него, чтобы похоронить в Йоркшире.

Томазина подумала было, а не отправиться ли ей с траурным кортежем, ведь ей было с ним по пути, если она хочет добраться до своих родственников, однако в конце концов Редиха увезли в родовое имение, а она осталась. Впрочем, ей никто и не предлагал уехать.

Проходя мимо двери Майлса Лэтама, Томазина придержала шаг, задумавшись о его роли во всем случившемся. Вряд ли она найдет письмо матери или страницы из ее книги в его комнате, однако чем черт не шутит!

В спальне Майлса было темно. Вещи валялись, где попало. Томазина открывала один ящик за другим, не пропуская ни одного, и нашла много всяких бутылей, пустых и полных, но бумаг у него почти не было.

В глубине комода она наткнулась на странные вещи. Разумеется, она осмотрела их, хотя никак не могла взять в толк, что это может быть. Ну, например, ящик со множеством дырок и со свечой внутри. Длинный моток проволоки, покрытый чем-то светящимся в темноте. Еще один ящик она вообще не смогла открыть. Однако на нем была надпись, сделанная крошечными, малозаметными буквами.

Сложив все на место, Томазина вдруг обратила внимание на книги, которые тоже почему-то были запрятаны в комод. Томазину охватило любопытство. Одного взгляда ей было достаточно, чтобы понять: все это старинные тома с латинским текстом.

Лавиния научила свою дочь читать по-латыни, так что даже не видя картинки, на которой была изображена старуха на спине похожего на собаку зверя, Томазина разобрала бы, что все эти книги о колдовстве.

Томазина вытаскивала их одну за другой. Урих Молитар, «De Damiis et Phitonicis Mulieribus» с пятью подробными иллюстрациями. Томазина перевела это как «О колдуньях и прорицательницах». Еще была книга Нидера «Praeceptorium and Formicarius» и книга под заглавием «Malleus Maleficarum», о которой Томазина слышала раньше.

Едва она поставила их на место, как целая армия новых предположений атаковала ее. Зачем Майлсу понадобились эти книги? Он хотел понять, что такое колдовство? Научиться отличать ведьм? Или он сам потихоньку занимается… Наверное, Ричард Лэтам знал тайну своего брата. И не исключено, что Майлс не лгал насчет фигурки. Разве не мог он сам ее сделать? А потом сжечь, желая погубить брата…

Она вспомнила, как Майлс искал что-то в столе Ричарда. Зная то, что она теперь знала об обоих Лэтамах, Томазина не сомневалась, что Майлс тоже был жертвой Ричарда. К тому же он был его наследником. А что еще надо для убийства?

Шум в коридоре положил конец размышлениям Томазины.

– Скорее… – прошептал Майлс.

Ему ответил женский смех.

Томазина залезла под кровать, пойманная в ловушку парочкой, которая Бог знает что стала вытворять над ее головой.

Через некоторое время Томазина решила все-таки покинуть свое убежище, надеясь, что парочка слишком занята и не обратит на нее внимания. Она бы удивилась, если бы их остановила даже обрушившаяся крыша.

Томазина пробиралась к двери, но совершила ошибку и оглянулась. Полог не был задернут и она встретилась взглядом с изумленной Фрэнси.

Время, казалось, остановилось, хотя не прошло и мгновения, как Томазина отвела взгляд. Она захлопнула за собой дверь и бросилась в свою комнату, не заметив двух людей, стоявших в темном коридоре и наблюдавших за ее поспешным бегством из комнаты Майлса Лэтама.

– Шлюха, – мрачно прокомментировала сквозь зубы Констанс. – Клянусь, она его любовница с самого первого дня.

Шурша юбками, Констанс побежала к себе, оставив Ника Кэрриера размышлять на тему о том, как не надо доверять Томазине Стрэнджейс.

Ну и вид у нее был, когда она выскочила из комнаты Майлса! В точности такой, как когда она выскочила из комнаты Ричарда Лэтама. Тогда она не нашла ничего лучшего, как оправдаться поисками письма. А теперь?

Ник хотел последовать за Томазиной и потребовать от нее ответа, но не посмел. Если он с ней заговорит, то или убьет ее, или уложит в постель.

Три дня он тщательно ее избегал, но так и не смог изгнать ее из своих мыслей. В результате он так измучился, что поругался с матерью и если бы не Иокаста, Бог знает что наговорил бы ей. Марджори перестала даже смотреть в его сторону.

Единственное, что в жизни Ника шло, как полагается, – эта страда. Несмотря на все треволнения, урожай в этом году обещал быть лучше, чем когда-либо.

Ник, угрюмо глядя перед собой, отправился в свою комнату, где попытался сосредоточиться на делах, но то и дело отвлекался на мысли о загадочном существе, каким была для него Томазина Стрэнджейс.

Он удивился, когда пришла Агнес и потребовала его к Фрэнси, но еще больше удивился, поняв, что прошло несколько часов, во время которых он ровным счетом ничего не сделал.

Фрэнси ждала его в гостиной, одетая как положено, и у нее было такое выражение лица, что у Ника по спине пробежал озноб.

– Ник, у меня к тебе есть дело, – сказала она, беспомощно взмахнув рукой. – Мне больше некому довериться. Мы же были друзьями в детстве!

– Фрэнси, я всегда был вашим другом и верным слугой. Вы это знаете.

– Поезжай в Лондон.

– Сейчас? Ведь уборка…

– Здесь ты все так организовал, что твое присутствие не обязательно. – Она положила руку ему на плечо, а потом заглянула в глаза. – Две недели мы обойдемся без тебя, потому что мне больше некому довериться. Ты должен кое-что узнать.

– Что узнать?

– Умерла ли Лавиния Стрэнджейс?

Ник не сразу понял, но рот привычно держал на замке. На лице у него появилось дурацкое выражение.

– Почему вы решили, что она жива?

Расстроенное лицо Фрэнси убедило его, что она верит в то, о чем говорит.

– Не могу избавиться от этого ощущения. Но знаю, что Томазина не была со мной честной. Наверняка она приберегла какую-то тайну.

Ник едва не проговорился. Если Фрэнси ничего не узнала за много лет, пусть и дальше считает Констанс своей дочерью.

– Я все обдумала, – продолжала Фрэнси. – Помнишь, когда Томазина ушиблась, она сказала, что Ричард хотел убить ее мать? А если это так и Лавиния прислала сюда Томазину, чтобы отомстить ему? Нет, поезжай и удостоверься сам, жива Лавиния или умерла! Привези мне доказательства. Найди ее могилу. Найди священника, который ее отпевал. Я не успокоюсь, пока не узнаю все это наверняка!

Ник подумал, не сказать ли ей, что Томазина все вспомнила, но одернул себя потому что ему не понравилась настойчивость Фрэнси. Что-то она скрывала или недоговаривала. А потом ему пришло в голову, что если он будет в Лондоне, то сможет разузнать там и о Томазине. Расспрашивая о последних днях Лавинии, он волей-неволей наслушается и о Томазине. Если она его обманывала, ему будет гораздо легче справиться со своей любовью. И даже если он не совсем ее забудет, все равно он перестанет из-за нее страдать.

– Господи, пусть Лавиния окажется мертвой… – прошептал он. – Как бы я сам ее не убил, если она жива.

– Ты едешь?

– Фрэнси…

– Тебе это ничего не будет стоить.

Прежде чем он успел сказать, что дело не в деньгах, Фрэнси Раундли назвала такую сумму, что у Ника отнялся язык. С такими деньгами он сможет купить вдвое больше земли! Он увезет Иокасту сразу, как только возвратится из путешествия, во время которого исполнит поручение Фрэнси и поработает на себя тоже. Его не будет дней восемь – десять, и он успеет вернуться до следующей полной луны.

– Когда мне ехать?

– Как можно скорее! Сегодня. Сейчас. – Голубые глаза Фрэнси засветились радостью. – Возьми какого хочешь коня – и Господь с тобой.

Чтобы позлить Констанс и получить доказательства смерти Лавинии прежде, чем отпустить Томазину на все четыре стороны, Фрэнси уговорила ее погостить в Кэтшолме до дня Святого Михаила. Она даже намекнула в присутствии Констанс, что подумывает, не взять ли мисс Стрэнджейс на службу.

Сначала Фрэнси была очень любезна с Томазиной, особенно когда видела, как Томазина расстроена отъездом Ника, даже не попрощавшегося с ней. Тем временем Фрэнси всем, даже матери Ника, говорила, что он поехал посмотреть другие поместья.

Хозяйка Кэтшолма настаивала, чтобы Томазина садилась за стол рядом с ней, и надо сказать, обстановка во время этих собраний, происходивших два раза в день, была своеобразной. Майлс беседовал и заигрывал со всеми тремя женщинами, делая вид, что не замечает, как Фрэнси и Констанс общаются друг с другом только через посредников.

Ровно через неделю после того, как нашли труп Редиха, в Кэтшолме все пропиталось ненавистью. Если в сердце нет покоя, хорошего не жди. И за два дня до дня Святого Матфея Майлс сорвался.

– Хватит! – крикнул он, бросая салфетку. Не обращая внимания на Томазину и Констанс, он спросил Фрэнси: – Мы делаем объявление в церкви в воскресенье?

– Я же вам говорила, что не хочу замуж.

Фрэнси не отрывала глаз от тарелки, выбирая инжир посочнее. Вряд ли она рассчитывала, что Майлс сохранит их отношения в тайне. Мужчины всегда ее разочаровывали.

Тогда Майлс схватил ее за руку.

– Хватит, я сказал! Я всегда хотел, чтобы вы были моей женой, Фрэнси Раундли! Ричард больше не может мне помешать!

Фрэнси вышла из себя, возмущенная его наглостью.

– Я сама вам помешаю! Неужели, Майлс, вы думаете, что мне не хватит ума позаботиться о себе?

– Если вы откажетесь, я постараюсь сделать все, чтобы вас сожгли за убийство Ричарда!

Фрэнси хотела было отмахнуться от его слов, сказанных явно в запале, но что-то было в его тоне, что ей не понравилось.

– Нам всем известно, что его убил Генри Редих.

– По вашему указанию! – подхватил вскочивший со стула Майлс. – Вы ведь были его любовницей.

– У вас нет доказательств.

Она стряхнула его руку со своей и тоже встала. Он был намного выше ее, но у Фрэнси была самоуверенность всех ее предков. Правда, в последнюю минуту она поняла, что совсем не хочет его терять. Как ему это удалось?..

– Мне не нужны доказательства, – сказал Майлс. – Дорогая, мне известно, какой дамоклов меч мой покойный брат держал над головой Парсиваля. Я использую эти сведения, а Парсиваль возобновит расследование.

Его черные глаза метали молнии, когда он негромко произносил свои угрозы:

– Вас казнят, а я женюсь на вашей дочери… Ее брак еще может быть аннулирован, и тогда я получу все, чем вы владеете.

Констанс не знала, что и думать, но потом решила, что разыгрываемая сцена ей скорее нравится, чем не нравится, и одарила Фрэнси змеиной улыбкой. И она, и Томазина уже давно встали из-за стола.

Фрэнси видела Майлса словно сквозь красный туман. История повторялась. Майлс напоминал ей Ричарда, и она злилась, что так быстро поддалась его чарам. Она забыла о своем решении дождаться возвращения Ника.

– Вероятно, вы сообразили, что Констанс младше и управлять ею легче…

– Эта мысль приходила мне в голову, – насмешливо произнес Майлс, копируя брата.

Ярость и ревность захлестнули Фрэнси Раундли. Она была сейчас в почти таком же состоянии, как перед свадьбой Констанс, когда чуть не забила ее до смерти. У нее оставалось единственное оружие.

– Если вы женитесь на Констанс, – не раздумывая заявила она, – то ничего не добьетесь. Констанс не имеет права на имущество Блэкбернов и Раундли Она не моя дочь!

Томазина ахнула.

Констанс сощурилась, но ничего не сказала.

Майлс стоял с открытым ртом и переводил взгляд с Фрэнси на Констанс и обратно.

– Это… Этого не может быть.

Фрэнси рассмеялась.

– Не ожидали, Майлс? Неужели вы не знали? Ричард знал. И Томазина знает. Посмотрите на нее. Если хотите, можете спросить. Собственно, благодаря Томазине я и получила доказательство того, что Лавиния Стрэнджейс подсунула мне свою дочь. Оно у меня. Это письмо от Лавинии. Констанс не имеет права на Кэтшолм и на все остальное тоже.

Томазина так сжала пальцы, что побелели костяшки, и голос у нее дрожал, когда она спросила:

– Фрэнси, вы нашли письмо?

– О да, я его нашла. Приходи утром, и я дам тебе его почитать. А теперь прошу прощения, у меня есть более интересные дела.

Майлс не произнес ни слова, позволив ей взять себя за руку и повести за собой.

Остальные молча проводили их взглядами.

– Констанс! – Томазина бросилась к ней и взяла ее за холодную как лед руку. – Прости, ты не должна была узнать это вот так, но ты – моя сестра.

Она никак не могла понять, почему Констанс не заплакала от того, что она незаконная, и даже не удивилась.

– Ты знала? Вербурга показала тебе письмо?

Констанс с раздражением поглядела в ее сторону.

– О том, кто моя мать, я знала задолго до письма. Джон Блэкберн признался, что он мой отец. Он сказал, что у меня руки моей матери. Это было уже после ее отъезда.

– Констанс, я…

Констанс ни о чем не хотела больше говорить. Пробормотав какое-то ругательство, когда хлопнула дверь в спальне Фрэнси, она, даже не взглянув на Томазину, бросилась вон из комнаты.

Томазина наконец поняла, что она ревнует. Констанс не хотела упускать Майлса Лэтама.

Придя в смятение от открытий последних нескольких минут, Томазина ничего не могла больше придумать, как возвратиться к себе в комнату. Наутро она пошла к Фрэнси и узнала, что было в письме Лавинии, написанном в ответ на то, которое Томазина нашла в Лондоне. Фрэнси забрала его из комнаты Констанс буквально за несколько минут до прихода туда Томазины.

– Я не хотела ничего говорить, – сказала Фрэнси, но было ясно, что она наслаждается возможностью лишить Констанс наследства.

Потом Томазина отправилась к Марджори, потрясенная тем, что Констанс давно все знала и держала в тайне, и все ей выложила.

Марджори подвинула к очагу два стула, потому что сентябрь выдался на редкость холодный. Руки ее были заняты вязанием.

– Из письма ясно, что Констанс твоя сестра?

Томазина кивнула.

– Фрэнси сдержала слово и прочитала мне письмо. Я его тоже читала. Оно очень деловое. Матушка признается, что подменила ребенка, и настаивает на том, чтобы Фрэнси сообщила об этом Ричарду, – мол, тогда он откажется от свадьбы. Он бы тогда мало получил в наследство. В письме нет совсем ничего о будущем Констанс.

– А из письма понятно, почему твоя мать считала Ричарда Лэтама неподходящим женихом?

– Нет. Там ничего не говорится об ее отце.

– Ну, наверняка это был Джон Блэкберн! – Марджори отложила вязание, чтобы помешать похлебку, варившуюся на огне. Попробовав ее и добавив соли, она улыбнулась Томазине. – То, что он ее отец, дает ей моральное право на земли, если не формальное.

– Только не на земли Раундли! А вдруг не он был отцом, а Ричард Лэтам? Или кто-то другой?

Она не могла забыть, что Джон Блэкберн ошибался по крайней мере еще в одном деле, касавшемся ее матери.

– Ты никогда не видела их вместе. Я имею в виду Констанс и Джона Блэкберна. Они были очень близки. И очень любили друг друга. Блэкберн любил ее больше, чем Фрэнси. Я-то думала, что тут удивительного, ведь это дед с внучкой, а оказывается, вон оно что… Она его дочь, это точно. И сестра Фрэнси – точно так же, как и твоя сестра.

– Кто бы ни был отец Констанс, я ничем не могу ей помочь. Мое присутствие только все осложняет. Пора мне, пожалуй, уезжать.

Томазина встала и уже направилась к двери, как Марджори остановила ее вопросом:

– Томазина Стрэнджейс, ты любишь моего сына?

– Очень люблю, только он меня не любит.

– Любит. Он просто боится, вдруг ты его не любишь. В последнее время, мне кажется, он решил, что женщинам вообще нельзя доверять. Он даже во мне усомнился, но это не имеет к тебе ни малейшего отношения.

– Спасибо.

Она была очень благодарна миссис Марджори за ее желание помочь ей, однако с Ником женщины слишком часто играли всякие шутки, и она не верила, что даже объединившись с его матерью, сможет что-нибудь изменить.

Марджори вздохнула.

– Ну что ж… Я хотела как лучше.

Томазина вернулась в свою комнату, желая как можно скорее покинуть Кэтшолм, – во всяком случае, до возвращения Ника. Она принялась складывать вещи и попросила принести ей ужин, чтобы не встречаться с остальными обитателями господского дома. Когда все было готово, она съела то, что ей прислал повар Джеймс.

Поев и выпив вина, Томазина начала безудержно зевать, и ей ничего не оставалось, как лечь в постель.

Ей приснилось, что она больна и кто-то пришел раздеть ее. Она не сопротивлялась, и даже когда кто-то втер ей в кожу какую-то мазь, не испугалась. Оставшись одна, она испытала что-то странное в тех местах, которых касались чужие руки. Легкое покалывание на лбу и под мышками немного испугало ее. Ей были знакомы теперешние ощущения, но она сама не знала, почему.

Сбросив с себя одеяло, которым ее накрыли, Томазина попыталась встать. До нее донесся шум со двора. Это обитатели Кэтшолма собирались в церковь. Томазина хотела подойти к окну и позвать на помощь, но едва встав на ноги, чуть не упала.

Сердце у нее стучало как бешеное – поначалу, а потом она и вовсе перестала его слышать. Томазина испугалась, как бы оно не остановилось. У нее кружилась голова и, добравшись до двери, она никак не могла ухватиться за ручку, которая ускользала от нее как живая. Наконец Томазина открыла дверь и оказалась на балконе.

Во дворе никого не было. Она стояла одна как раз на том месте, откуда когда-то упала ее мать. Томазина прижалась спиной к стене и стала потихоньку двигаться к лестнице. Если ей удастся удержаться на ногах, тогда все будет в порядке.

Томазина уцепилась за эту мысль, хотя голова стала ей отказывать и в глазах помутилось. Она дрожала всем телом от страха, переступая со ступени на ступень. С каждой следующей она была ближе к безопасности, но ставя ногу на нижнюю ступень, каждый раз ощущала отвратительный страх, словно падала в пропасть.

Теряя сознание, она чувствовала, какой горячей стала ее кожа, как звенит у нее в ушах и пересохло во рту. Она попыталась сесть на ступеньку, чтобы остановить кружение, и плюхнулась вниз, не понимая, то ли она летит вверх, то ли падает в бездну.

Больше Томазина ничего не помнила.


15

<p>15</p>

Сначала Ник услышал тишину.

Три дня, не давая отдыха своему коню, он мчался домой, предвкушая, как его будут встречать. А тут даже привратника нет на месте! Ник спешился во дворе и позвал конюха, но никто не откликнулся.

Он вспомнил, что его угораздило вернуться в воскресенье, но испокон веку такого не было, чтобы в воскресенье абсолютно все обитатели Кэтшолма отправлялись в церковь! Конечно, в церковь ходить надо, но не по принуждению же!

Он еще раз огляделся. Никого. Посмотрел в сторону дома и увидел на лестнице неподвижную фигуру.

Нику показалось, что его ударили ножом в грудь. Он не мог ошибиться. Черные волосы. Бледное запрокинутое лицо. Томазина лежала на предпоследней ступеньке совершенно неподвижно, и Ник подумал, что она упала с балкона.

Он хотел бежать к ней, но ноги словно приросли к земле. Неужели случилось то, чего он больше всего боялся? Томазина мертва и навсегда потеряна для него? С этим он не мог смириться.

Напуганный тем, что он, вероятно, вернулся слишком поздно, Ник бегом пересек двор и опустился на колени возле Томазины, после чего снял кожаные перчатки и коснулся ее шеи. Поначалу он не мог сообразить, то ли жилка слабо бьется у него под рукой, то ли это у него дрожат пальцы.

– Ради Бога, Томазина, не умирай! Я тебя люблю!

Испугавшись, что он слишком долго тянул со своим признанием, Ник во что бы то ни стало захотел, чтобы она узнала, как сильно он ее любит… не представляет себе жизни без нее.

Вдруг он почувствовал, что на ее шее запульсировала жилка, и с облегчением вздохнул. Она жива, и Бог не позволит ей умереть!

Он легонько провел рукой по ее телу. Никаких ран не было. Томазина оделась, словно готовилась к выходу… только шнуровка почему-то распущена. Это облегчило Нику осмотр. Все равно ни ран, ни ушибов. Только кожа горячая и сухая. Даже вроде покрасневшая. Ник поднял ей веко. Зрачок расширен. Она без сознания. Чем-то опоена.

Ник осторожно поднял ее и понес в ее комнату. Томазина пошевелилась.

– Падаю… – шепнула она.

– Ничего. Теперь все будет в порядке.

– Я падаю…

Она всхлипнула и опять затихла.

Ник остановился на полдороге и заглянул ей в лицо. Томазина спала. У него не было ни малейшего сомнения, что она стала жертвой каких-то снадобий ее матери. Наверняка они описаны на пропавших страницах. Тот, кто засунул одну страницу Редиху за пазуху, покусился и на жизнь Томазины.

Ник решил защищать ее, чего бы это ему ни стоило. Значит, они теперь хотят добраться до нее… В Лондоне он точно узнал, что Томазина не принимала участия в опытах своей матери. Она даже разгромила кладовую Лавинии. Еще не успело остыть тело матери, как она все разорвала и разбила. Как жаль, что она не сожгла книгу Лавинии!

Ник положил свою драгоценную ношу на кровать и осмотрелся. Комод был сдвинут в сторону. Значит, любой мог войти и выйти.

Неужели ее хотели заставить броситься с балкона, пока она была под действием зелья? Ник попытался вспомнить, что там по описанию должно быть. Видения. Возможен даже смертельный исход. Неужели кому-то понадобилось, чтобы она, вообразив, будто летит, разбилась насмерть? Или чтобы привыкла к яду? Так или иначе, но зачем было ее убивать?! Ник боялся не угадать врага Томазины, поэтому решил забрать ее к себе ради ее безопасности. У него в доме до нее никто не доберется!

Ник нашел шаль, завернул в нее Томазину и понес вниз. Пока он добрался до деревни, из церкви вернулись его мать и Иокаста. Томазина к тому времени уже лежала в постели, а Ник наливал себе крепкого эля.

– Наконец-то ты вернулся, – сказала Марджори.

Иокаста бросилась ему на шею, крича, что в церкви впервые были все от мала до велика.

– Господин Фейн чуть в обморок не упал!

– Жаль, что ты поздно вернулся, – заметила Марджори. – Томазины в церкви не было. Наверное, она уехала из Кэтшолма.

– Да?

– Она собиралась. И даже попрощалась со мной вчера.

Ник отпустил дочь.

– Пойди посмотри, не снесли ли курочки еще яичек.

Марджори перепугалась.

– С ней что-то случилось? – шепотом спросила она, когда Иокаста ушла.

– Садись, мама. – Он подвинул ей лучшее кресло, после чего коротко рассказал, в каком состоянии он нашел Томазину. – Я принес ее к нам. Она спит наверху. Кто-то попытался… уж не знаю что.

– Но она хотела уехать до твоего возвращения, потому что не рассчитывала на твое хорошее отношение к ней.

Ник моргнул и ничего не ответил.

– Кому, скажи на милость, нужна ее смерть. Мы должны это узнать.

– Кому – это понятно. Слишком много тайн стало ей известно, о которых в Кэтшолме не хотели бы говорить.

– Ты имеешь в виду то, что миссис Фрэнси выпалила, рассердившись на Майлса Лэтама? Томазина мне рассказала. А миссис Констанс, оказывается, обо всем знала раньше, даже до письма.

– Томазина его нашла?

– Нет. Миссис Фрэнси нашла.

Марджори рассказала Нику обо всем, чего он еще не знал.

– Значит, Фрэнси нашла письмо Лавинии. Интересно…

Марджори поднялась, подошла к сыну и взяла его руки в свои.

– Ты думаешь, это миссис Фрэнси?..

– Не знаю. Она зачем-то отослала меня в Лондон. Хотела удостовериться, что Лавиния умерла. Но ведь никто же в этом не сомневался!

– Зря съездил?

– Не совсем.

Теперь он знал Томазину гораздо лучше – благодаря юной дочке аптекаря.


Сначала Томазина не поняла, где она. Какие-то звуки проникали в ее затуманенное сознание. Вот петух. Потом копыта лошади. Телега. Гуси. Детский плач. Пес. Она подскочила и села в постели. Она в Гордиче. А как она тут оказалась?

– Выпьешь ячменного отвара?

Томазина повернула голову, отчего она тут же закружилась, и увидела Ника, державшего в руках кружку.

– Ячменного отвара? – переспросила она.

– Матушка рассказывала, что ты ей всегда помогала варить похлебку, когда была маленькой. Собирала ячмень, варила его и добавляла все, что было под рукой. Это то же самое, только с медом. Тебе нужны силы.

Томазина отпила, не понимая, почему Ник сидит возле ее кровати, да еще не сводит с нее глаз.

– Я помню. Если ячменный отвар подержать, то из него получится пиво. – У нее заболела голова и сердце застучало так, словно она долго бежала. – Я болела?

– Вроде того. Матушка сейчас принесет тебе хлеб с сыром.

– Как я здесь оказалась? Давно я?..

– Вчера я нашел тебя без сознания на последней ступеньке лестницы и принес сюда.

Томазина чуть не уронила кружку.

– Что ты помнишь? Что с тобой было?

– Ужасные сны, – ответила Томазина, с трудом подбирая слова. – В одном я плясала, но ноги меня не слушались. – Она нахмурилась, не в силах передать испугавшие ее ощущения. – Потом я поднялась в небо и летала как птица. Меня держала какая-то неведомая сила, а после этого я стала падать…

– Отдыхай, – сказал Ник, беря у нее кружку. – Мы еще успеем поговорить.

Томазина хотела было возразить, но подумала, что он прав. У нее уже совсем не осталось сил, и она опять заснула.

Когда она открыла глаза, рядом с ней сидела Марджори.

– Ник меня спас?

– Похоже.

Ник ее ненавидел. Он ей не верил. В смятении Томазина старалась найти слова, чтобы спросить о чем-то очень важном, но Марджори было некогда.

– Пойду присмотрю за похлебкой.

Через несколько мгновений Томазина услыхала шаги Ника, а потом появился и он сам, заняв все свободное пространство в маленькой комнатке.

– Это твоя кровать? – спросила Томазина.

– Да.

Она расплакалась, удивив Ника и удивившись сама.

Ник обнял ее и стал шептать ей на ухо всякие чудесные слова.

– Я бы не пережил, если бы с тобой что-нибудь случилось.

Томазина расплакалась еще горше, и прошло довольно много времени, прежде чем слезы перестали литься у нее из глаз и она обрела способность слушать.

– Кто-то покушался на тебя, поэтому ты должна мне рассказать все, что помнишь.

Томазина постаралась припомнить случившееся до малейших подробностей.

– Кто тебя растирал?

– Не знаю.

– Все ясно. Что-то подсыпали тебе в вино за ужином, а потом использовали записи твоей матери, чтобы чем-то затуманить тебе мозги. На тебе нет ни синяков, ни царапин, значит, ты все-таки сама спустилась по лестнице, а потом потеряла сознание.

– Кто-то был на балконе.

– После того как все ушли в церковь?

Ник отодвинулся, чтобы заглянуть ей в лицо. Она помедлила, радуясь, что он не выпускает ее руку из своей.

– Наверное, мне приснилось, но мне показалось, что там кто-то стоит и смотрит на меня, когда я уже лежала на ступеньках.

Она постаралась еще напрячь память, но безрезультатно.

– Кто, Томазина?! Кто приходил к тебе?

– Не знаю.

– Кто-то в плаще с маской Смерти вместо лица?

Томазина не знала, то ли ей плакать, то ли смеяться, потому что не поняла, шутит Ник или издевается над ней.

– Я тебя не виню за то, что ты мне не веришь. Этот человек должен был прийти потайным ходом, потому что дверь была закрыта.

Ник поежился и встал, опершись одной рукой о стену над ней.

– Потайной ход был открыт, это несомненно, человеком, который хранит остальные страницы из книги твоей матери.

– Я везде их искала. И мамино письмо тоже. Тебе миссис Марджори рассказала, что Фрэнси его нашла?

– Да. Ты действительно везде смотрела?

– Во всех комнатах. – Она покраснела, вспомнив сцену в спальне Майлса. – Я даже помешала любовному свиданию Фрэнси и Майлса.

– А… Теперь понятно.

– Что понятно?

Он отвернулся, словно его что-то очень заинтересовало на другой стене.

– Понятно, почему ты такая выскочила из его спальни.

– А почему же еще? – У нее округлились глаза от догадки. – О нет, Ник, нет, нет! Ни за что!

– Теперь знаю.

– Знаешь? Что?

Он придвинулся к ней поближе и улыбнулся.

– Томазина, я был в Лондоне. Теперь я знаю, как ты там жила. Кому угодно могла понадобиться книга твоей матери, но только не тебе.

Томазина, ничего не понимая, уставилась на него.

– Ты мне веришь только потому, что расспрашивал обо мне чужих людей?

Ей стало больно и обидно до слез.

– Ну же, Томазина, не плачь, ты не понимаешь. Я…

– Я все понимаю. – «Какая горькая правда», – подумала она. – Где ты собираешься сегодня спать?

– В своей постели.

– И тебе нужно мое тело?

– Томазина, ты же знаешь, но если…

– Ага, теперь я поняла. Поначалу ты хотел меня, потому что не мог превозмочь страсть к моей матери. Ведь у меня ее тело. Ты сам это говорил, и тебя это возбуждало. Я была нужна тебе вместо нее, а теперь я стала предпочтительнее, потому что я не ведьма. Слабенькое утешение!

– Томазина, я…

Она отвернулась к стенке.

– Уйди, Ник.

– Но…

Вернулась Марджори, и он замолчал.

– Оставь ее, сынок. Дай ей время прийти в себя.

– Он ушел?

Она ощущала одновременно облегчение и разочарование, а когда отчаяние готово было поглотить ее, на помощь пришла Марджори:

– Ненадолго. Поворачивайся и ешь.

Она принесла обещанный Ником сыр и черный хлеб, который Томазина очень любила в детстве.

– Мы поговорим завтра, – сказала Марджори, когда с хлебом и сыром было покончено. – Ник тебя не побеспокоит, ведь рядом Иокаста.

– Когда-то я готова была принять его на любых условиях, но с тех пор столько всего случилось… – прошептала Томазина. – Я не уверена, что смогу жить, постоянно одергивая себя, как бы он не подумал, что я дочь моей матери. Если он верит только чужим людям, как я могу надеяться, что он опять не заподозрит меня в чем-нибудь?

У Марджори не было ответа на этот вопрос, и она ушла, посоветовав Томазине еще поспать.

Когда Ник вернулся вечером, первое, что он услышал, – это смех его дочери. Она и Томазина сидели в саду и были чем-то очень заняты, поэтому не заметили его.

Ника это обрадовало так же сильно, как раньше огорчало, потому что он получил возможность понаблюдать за любимыми без помех. Томазина держала в руках палочку, которой выводила на земле буквы. Девочка смеялась потому, что в странных знаках, нарисованных Томазиной, видела что-то интересное.

– Змея! – воскликнула она, показывая на «S». Томазина вывела еще «Т» и «А».

– Все вместе они читаются как IOKASTA. Ну, давай! Попробуй сама.

Томазина дала ей палочку, и Иокаста, высунув от старания язык, тоже стала писать на земле.

Они по-настоящему нравились друг дружке. Ник это понял сразу. Иокаста полюбила Томазину с первой же встречи. Как же он был слеп, ведь в Томазине совсем ничего нет от ее матери…

Он перебрал в голове все, что случилось за это время, все свои несправедливые обвинения, подумав, что если он и не сразу разделался с заблуждением, то по крайней мере навсегда. Теперь надо добиться, чтобы Томазина его простила и опять поверила ему.

Может быть, уже слишком поздно? Эта мысль была для него мучительна. И все же! Он так часто испытывал ее любовь, что, может быть, от нее уже ничего не осталось?

– Ой, папа! – закричала Иокаста, заметив отца. – А я умею писать свое имя!

Томазина неуверенно подняла голову. Прежде чем Ник успел сказать хоть слово, она отвернулась, боясь, как бы он не отругал ее за то, что она проводит время с его дочерью.

«И в этом я тоже должен винить только себя самого».

Он взял Иокасту на руки и похвалил ее, не зная, как еще показать Томазине, что он чувствует.

Все дни и ночи, что Томазина провела в доме Ника, сохранялась иллюзия мира и покоя, несмотря на их трения между собой, которые, к счастью, они легко преодолевали. Гармония была нарушена на четвертый день, в четверг, когда Марджори, едва Ник и Иокаста вышли за дверь, сказала:

– Ночью будет полная луна. Я хочу пойти на сборище в Гордичский лес.

Томазина удивилась и испугалась, когда Марджори пересказала ей все, что слышала от Дороти Джерард.

– Я обязана положить этому конец, – заявила она. – Кто-то опробовал на тебе мазь, а ведь если бы ее было больше, ты могла бы умереть. Не хочу, чтобы мои друзья и соседи подвергались опасности! Теперь эти сборища вовсе не невинны. Впрочем, наверное, и раньше все было не так просто, как мне казалось.

– Ими руководила моя мать, а она никогда ничего не делала без умысла.

– Плохо, что они стали вызывать духа, но надеюсь, он больше не появится.

– Почему?

– Скорее всего, духом был Ричард Лэтам. Кому еще понравится морочить доверчивых женщин?

– Майлсу.

Томазина еще никому не рассказывала, что она нашла у него в комоде. И о своих подозрениях на его счет тоже.

– Если я его разоблачу – может быть, мы узнаем наконец всю правду.

– Вы подвергнете себя опасности.

– Одному Лэтаму я позволила выйти сухим из воды, боясь за свою семью, но второму я не могу этого позволить.

– Может быть, я ошиблась насчет Майлса…

– Все равно: тот, кто заправляет женщинами, опробовал на тебе мазь. И этого человека надо остановить, пока не случилось большей беды.

Решимость Марджори пугала Томазину, которая не могла придумать, как ее обезопасить.

– Вы не должны идти одна! Я тоже пойду.

– Нет, Томазина, я не разрешаю. Я и рассказала тебе, только чтобы ты отвлекла Ника и он ничего не понял.

– Вы сами говорили, что он не ляжет со мной, пока Иокаста спит рядом, – с горечью проговорила она.

Ник был вежлив с ней, но о чем-то все время думал, и она не знала, о чем.

– Дорогая, Ник…

– Мнение Ника ничего не меняет в том, что моя мать затеяла всю эту чертовщину. Неужели у вас больше прав, чем у ее дочери?

– Если Ник узнает, он не простит ни меня, ни тебя.

Томазина растерялась. Марджори была права. Любой контакт между ней и женщинами в лесу навсегда отвернет от нее Ника. Он сочтет это предательством, еще раз доказывающим, что она истинная дочь своей матери. Если сейчас у нее есть маленькая надежда сохранить их любовь, то завтра ей придется расстаться с ней навсегда.

И все-таки Томазина понимала, что не может бросить Марджори одну. Ей во что бы то ни стало хотелось уничтожить зло, которое поселилось здесь по вине Лавинии.

– Если Ник узнает и ничего не поймет, значит, он все равно бы никогда ничего не понял. Марджори, я люблю вашего сына, но я должна быть с вами в лесу.

– Будь с ним терпеливой, он же мужчина. – И Марджори потерла переносицу, как это обычно делал ее сын. – Ладно, постараемся, чтобы он ничего не узнал. В конце концов, это женское дело. Думаю, его опасно привлекать…

Томазине оставалось только согласиться, и она знала, что ей надо сделать, чтобы держать Ника в неведении.

– Я вернусь в Кэтшолм. Вчера Фрэнси прислала записку, в которой зовет меня обратно. Она опять намекает, что я могу остаться у нее навсегда в качестве ее компаньонки.

– Ты ей веришь?

– Нет. И я буду очень осторожна, особенно с едой и вином. Придется вернуться. Иначе вам будет трудно уйти из дома. Тем более, что мы обе хотим ускользнуть от него. Пусть возвращается на свою кровать. Вам бы только не разбудить Иокасту.

– Мы могли бы что-нибудь подмешать Нику, – предложила Марджори.

– Нет.

– Лавиния бы это сделала…

– Мама это сделала бы обязательно, именно поэтому я хочу вернуться в Кэтшолм.

Вечером, едва на небе появилась полная луна, Фрэнси Раундли увидела, как ее любовник покидает Кэтшолм. В руках он нес что-то непонятное, и первой мыслью Фрэнси было, что он бросает ее, как Генри Редих. Переходя от окна к окну, она смотрела ему вслед. Он не шел, а крался – правда, не к конюшне, а к садовым воротам, а потом по полю и к Гордичскому лесу.

Заподозрив неладное, Фрэнси надела теплый плащ с капюшоном и побежала за ним. Много раз она теряла из виду тропинку, но она знала, куда он идет. Теперь знала. С помощью фонаря ей удалось разыскать поляну и, придерживая юбки, она обошла ее кругом.

Впервые она радовалась, что одета в черное: в тени деревьев се почти не было заметно. Да и башмачки из мягкой кожи не скрипели на ковре из прошлогодних листьев.

Заметив впереди огонек, она остановилась. Фонарь был в точности как у нее. Его повесили на дерево и почти совсем опустили створки, чтобы свет свечи не был виден издалека. Майлс был слишком занят переодеванием и подготовкой фокусов и трюков, чтобы обращать на что-то внимание, а когда все было готово, он взял фонарь и пошел дальше, даже не оглянувшись.

Фрэнси побежала за ним, желая догнать его и потребовать объяснений, но ярость делала ее беспомощной. Неожиданно она оступилась и упала, не успев ни закричать, ни ухватиться за что-нибудь. К тому же она ударилась головой о какой-то сук и потеряла сознание.


В своей комнате Томазина беспокойно металась из угла в угол. Время тянулось бесконечно долго. Вдруг она услышала негромкий стук в дверь и замерла от страха.

– Томазина! – громким шепотом позвал Ник. – Впусти меня.

Томазина спиной прижалась к двери.

– Зачем ты пришел?

– Тебе опасно оставаться в Кэтшолме.

– Вчера же ничего не случилось.

– Вчера луна была не такая. – Он долго молчал, а потом проговорил так тихо, что Томазина еле расслышала: – Я вчера измучился.

Томазина открыла дверь.

Несчастное лицо Ника поколебало ее стойкость, а когда он прижался губами к ее губам, она и вовсе обо всем забыла.

Дверь закрылась. Его руки ласкали ее, и губы он отвел не прежде, чем она едва не задохнулась от его поцелуя.

– Томазина, я люблю тебя! Клянусь, я тебе верю и больше никогда не позволю себе усомниться в твоей правдивости.

– Ты?.. Ты меня любишь?

– Я люблю тебя.

Ей хотелось ему верить.

– Томазина, я купил землю. Завтра я хочу увезти туда Иокасту и сам отправлюсь туда, как только кончится уборка. До дня Святого Михаила осталось всего три дня. – Он взял ее лицо в ладони и заставил посмотреть ему в глаза, чтобы она поверила ему. – Томазина, я хочу, чтобы ты поехала с нами. Ты согласна быть моей женой?

Она не могла уклониться от его вопрошающих глаз, да и не хотела этого.

– Не знаю, что и сказать.

– Скажи «да»! Ты ведь меня любишь.

– Да. Люблю. Но сегодня я…

Он не дал ей договорить. Она не сказала ему, что он должен бежать домой и приглядеть за Иокастой, пока его матери нет дома, не сказала всего того, что должна была сказать и что положило бы конец ее мечтам о счастье с Ником Кэрриером.

– Я хочу, чтобы тебе было хорошо, – шепнул он.

Что он только ни делал с ней, доводя ее до последней вспышки страсти, после которой она ощутила, себя слабенькой, как новорожденный котенок.

Томазина так его любила, что боялась умереть, если он ее бросит и на несколько минут ей удалось заглушить в себе страшные предчувствия. Но в конце концов ей пришлось взять себя в руки. Необходимо было отослать его.

Она вздохнула.

– Что с тобой, любовь моя?

Томазина спрятала лицо у него на плече. Если она ему скажет, куда собралась идти, он ее не пустит. Если не скажет, если попытается ускользнуть от него во время его сна, а он проснется без нее, – тогда конец их любви, потому что он ей больше ни за что не поверит.

– Твоя мать? – спросил он. – Мой отец был ее любовником, и это уже не изменить, а у меня к ней не было ничего, кроме ненадолго вспыхнувшей страсти. Томазина, то, что есть у нас, так же далеко от этого, как звезды от земли.

«Если бы только мы могли это сохранить, – печально подумала Томазина, – если бы нам не надо было сегодня расстаться.»

– Ты должен вернуться домой.

– Томазина!

– Ник, если ты меня любишь, оставь меня одну. Я не могу думать, когда ты рядом. Ты меня отвлекаешь.

Она говорила правду. Лежа рядом с ним, она хотела только одного – еще раз принять его в себя и вновь ощутить блаженное слияние тел и душ.

Если бы он сейчас ее спросил, Томазина все бы ему рассказала, а там будь что будет.

Но Ник сказал только:

– Я люблю тебя, Томазина.

Он поцеловал ее еще раз, встал, оделся и ушел.

Не оборачиваясь, Ник дошел до ворот. Он совсем не был убежден, что Томазина в Кэтшолме в безопасности, хотя она и показала ему придвинутый комод.

Об Иокасте он не думал. Ее бабушка, даже если она в самом деле решила идти сегодня в Гордичский лес, ни за что не допустит, чтобы с ней что-нибудь случилось. Враг был у Томазины. И этот враг имел власть над собиравшимися в лесу женщинами.

Зачем Томазине нужно было остаться одной? Ник больше не сомневался ни в своих, ни в ее чувствах. Он должен убедить ее в этом, должен ласкать ее до тех пор, пока она не отбросит все сомнения и не согласится стать его женой! Он понял, что не может, не хочет, не в состоянии уйти сегодня от Томазины Стрэнджейс!

На сей раз он не постучал и сразу же похолодел от страха – ведь дверь должна была быть заперта. Едва он вошел в комнату, как увидел закрывающуюся панель.

Томазина ушла из дома, когда на небо взошла полная луна.

Несколько минут он простоял, ничего не соображая. Потом бросился к внешней лестнице и к воротам. Завернув за угол, он увидел, как две фигуры, закутанные в плащи с капюшонами, спешат в направлении Гордичского леса.

Ник двинулся за ними.

Луна освещала поле. Даже в лесу было довольно светло, и ни высокая трава, ни кусты не мешали ему видеть тропинку. Неожиданно женщины впереди остановились и оглянулись.

Опять ее опоили? Свели с ума? Ник знал, что у Томазины в Кэтшолме есть враг. Только поэтому он вернулся.

А с другой стороны, почему бы ей не исполнить предсмертную волю Лавинии до конца? Если Томазина думает, что Констанс сегодня угрожает опасность, она не остановится перед тем, чтобы самой встать на пути Люцифера и защитить сестру.

Неожиданно его размышления были прерваны открывшейся перед ним поляной. Он разглядел несколько огоньков, после чего ушел подальше за деревья, чтобы его не обнаружили раньше времени.

Ник весь напрягся, наблюдая за фигурами в плащах и прислушиваясь к их тихим голосам. Не похоже, чтобы кто-нибудь уделял особое внимание Томазине, хотя вряд ли женщины знали, кто из них кто. По крайней мере, Ник был не в силах кого-нибудь узнать, и это его беспокоило.

Их должно быть тринадцать, судя по словам Дороти Джерард и его матери.

Если Марджори здесь – то четырнадцать.

Пятнадцать с Томазиной.

Ник считал и пересчитывал, и ему становилось все страшнее и страшнее. На поляне в Гордичском лесу было шестнадцать фигур в плащах с капюшонами.


16

<p>16</p>

Томазина пришла на поляну уже вне себя от страха, потому что ее присутствие в любую минуту могло быть раскрыто. Это было неизбежно, так как ни у нее, ни у Марджори не было масок. В старые времена их не надевали. Тогда женщины не делали ничего такого, за что им было бы стыдно и хотелось спрятать лицо за маской.

Капюшоны – это почти ничего, к тому же Томазина не привыкла гулять в лесу ночью и ее пугал каждый шорох. Она чуть не завопила от страха, когда одна из женщин строго приказала другой погасить фонарь.

Томазина не ожидала, что это предприятие будет таким опасным. Всеобщее возбуждение напоминало ей о толпах во время боя с быком или медведем… или во время публичной казни.

Мигающие фонари по краям поляны рождали странные длинные тени. Томазина мечтала о темноте, считая, что все может кончиться добром, только если тучи скроют луну.

Все стихло, когда одна из женщин с кувшином направилась к камню.

«Это не Вербурга», – подумала Томазина. Слишком она молода. Ни лицо, ни фигуру невозможно было угадать под плащом с капюшоном и маской, но поступь у нее была легкая и упругая, а когда она заговорила, у Томазины не осталось сомнений. Звучный взволнованный голос Агнес заполнил поляну.

– Вот тайная мазь, сестры! – провозгласила она. – Сегодня мы взлетим высоко над землей. У нас будет власть над небом!

– Еще чего! – крикнул кто-то.

Томазина не узнала голос, но Марджори крепче сжала ее руку, и Томазина поняла, что ей известна вторая женщина.

Глядя на ту, которая стояла чуть в стороне от остальных, как раз напротив Томазины и Марджори, Агнес, казалось, чего-то ждала.

Женщина двинулась по направлению к камню, но не успела она приблизиться к нему, как раздался страшный грохот. Последовавшая затем вспышка света ослепила всех. А потом появился дым. Все, как Дороти рассказывала Марджори Кэрриер.

Из дыма материализовалась явно мужская фигура в черном.

Томазина испугалась, словно не знала, что это лишь искусный трюк. Сердце у нее чуть не выскакивало из груди, и дышала она с трудом, глядя на страшное видение.

Агнес упала на колени и от неожиданности уронила кувшин, который, ударившись о камень, разбился. Задрожав от страха, Агнес поползла прочь от камня – туда, где стояли остальные женщины.

«Это всего лишь человек, – убеждала себя Томазина. – Огонь – это огонь, дым – дым.»

Тем не менее совсем избавиться от страха Томазина не могла. А что, если они ошибаются? Если это в самом деле сверхъестественное существо? Если сам Ричард Лэтам вернулся из царства мертвых?..

Марджори тоже была в страхе и отчаянии. Она должна была бежать к духу, но не двигалась с места, и Томазина понимала причину ее промедления. Они обе не стремились действовать.

Томазина разрывалась между страхом перед неведомым и непонятным и своей клятвой положить конец всякой нечисти в Гордичском лесу. Но прежде чем она на что-то решилась, откуда-то возникла еще одна фигура в темном плаще.

Она подбежала к камню прежде, чем ее успели остановить, и неожиданно сорвала с духа маску, открыв человеческое лицо.

– Обманщик! – завопила она. – Мошенник! Убийца!

Майлс Лэтам побледнел, а потом его охватила ярость. Он схватил Фрэнси за плечи и стал ее трясти, не обращая ни на кого внимания.

– Ты сошла с ума?! Я никого не убивал!!

– Ты убил Генри Редиха, чтобы добраться до меня! – кричала она ему в лицо. – Ты сунул ту страницу ему за пазуху. Значит, ты отравил и своего брата!

Они были так заняты друг другом, что не замечали сердитого ворчания собравшихся женщин. Томазина дернула Марджори за рукав, предлагая ей отойти подальше. Женщины злились, и на поляне стало вдвойне опасно.

– Пойдемте домой, – попросила Томазина. – Никто не заметит, если мы сейчас исчезнем.

Марджори не обратила внимания на ее просьбу, напомнив, что не просила Томазину ее сопровождать.

– Если кто и виноват в двойном убийстве, то это ты – Фрэнси Раундли! Как ты собиралась избавиться от меня, когда я тебе надоем?

Из гула голосов послышались угрозы.

Майлс поднял голову, вспомнив вдруг, где он находится. Длинные в неровном свете тени женщин окружали камень, и это пугало его. В общем-то это были простые деревенские женщины, однако плащи с капюшонами делали их неотличимыми друг от друга и оттого необыкновенно смелыми.

Томазина видела, как изменилось выражение глаз Майлса. Пот выступил у него на лбу, и он еще сильнее вцепился в плечи Фрэнси. Только теперь он понял, что оказавшись просто мужчиной, который их обманул и сделал из них дур, он подверг себя нешуточной опасности.

– Майлс, отпусти меня! – приказала Фрэнси.

Он дернул головой и, обведя взглядом собравшуюся вокруг толпу, с недоверием уставился на свою любовницу.

– Ты этого хотела? Хотела, чтобы они меня разорвали на куски?

– Ты их обманывал, и теперь они все знают. Так что не жди пощады.

Того, что произошло потом, Фрэнси не ожидала. Вместо того, чтобы покорно согнуться, Майлс выпрямился, отпустил Фрэнси и встал лицом к одураченным им женщинам.

– Вы не поднимете руку на дворянина!

Ему удалось их остановить, но они не рассыпались в разные стороны, а продолжали стоять, не отрывая от него глаз. Томазина не знала, что делать. Если даже Фрэнси и желает смерти Майлса, она не будет подначивать женщин. Кто-то должен встать между ними, пока не пролилась кровь! Ей хотелось заговорить, но страх сковывал губы. Она боялась и за Марджори, и за себя, потому что ярость толпы могла обрушиться и на их головы.

Понимая, что ему не убежать, Майлс осознавал растущую опасность. Отчаяние прозвучало в его голосе, когда он попытался отвести от себя ярость Фрэнси.

– Как ты можешь желать моей смерти, ведь я тебя люблю!

– Любишь?! Наверное, поэтому ты только что обвинил меня в убийстве!

– Ты первая меня обвинила! – Майлс опять огляделся. Несколько женщин придвинулись к нему. – Я и не думал тебя обвинять! – взмолился он, обращаясь к Фрэнси. – Ты же знаешь, что у меня плохой характер! Когда я злюсь, я могу наговорить много чего, но поверь мне, Фрэнси Раундли, даже если ты убила моего брата, мне все равно! Он заслужил смерть.

Даже на расстоянии Томазина ощутила охватившее их обоих страстное желание.

– Послушай, Фрэнси, я всегда тебя любил и всегда хотел на тебе жениться! Ты свела меня с ума, когда отвергла меня, и я наговорил тебе много такого, чего вовсе не собирался говорить. Ты – единственная женщина, которую я когда-либо любил и буду любить!

Страстные речи Майлса завершились диким воплем, однако издала его не Фрэнси, а та женщина, которая раньше направляла Агнес. Она пробилась сквозь толпу, сбросила и маску и капюшон и встала совсем рядом с камнем.

Томазина ахнула.

– Я убила его! – крикнула Констанс.

Она оттолкнула Фрэнси и повисла у Майлса на шее, а потом принялась раздирать ему ногтями лицо.

– Я сделала это для тебя, для нас, а ты, видишь ли, любишь эту тварь!!

Фрэнси чуть было не свалилась с камня, но больше никто не вышел из толпы, кроме Вербурги, которая не могла не последовать за своей хозяйкой. Все молча расступались перед ней. Никто не знал, что делать, однако страха больше не было.

Майлс намного превосходил силой Констанс, поэтому он легко схватил ее за руки, не давая себя царапать и не сводя с нее недоверчивых глаз. Томазина поняла, что он удивлен до глубины души, узнав Констанс в предводительнице женщин.

– Ты тоже хотел, чтобы он умер! Ты мне говорил.

– Констанс…

– Я сделала так, чтобы ему подсыпали яд. Я сделала это для нас! И я дала тебе власть над этими женщинами!

Констанс вырывалась изо всех сил, но он держал ее железной хваткой. Встретившись глазами с Фрэнси, он сказал:

– Я не знал все это. Клянусь.

Фрэнси ему не поверила:

– А как ты узнал о здешних сборищах? Зачем занялся своими трюками?

Констанс перестала вырываться и посмотрела на Фрэнси:

– Я ему сказала. Я оставила подробную записку без подписи в одной из его книг.

– Как ты нашла мои книги? – Майлс встряхнул Констанс. – Отвечай! Ты давно о них знаешь?

– С тех пор, как ты приехал в Кэтшолм. Уже два года. Ты болел и был почти без сознания, вот я и осмотрела комнату.

Ее черные глаза демонически сверкали, напомнив Томазине легенды о ночных феях, средоточиях зла. Если женщины тоже могли быть ими, то Констанс очень подходила для этой роли. Она с радостью говорила о своих грехах:

– Майлс, твои книги меня вдохновили. – Констанс пыталась прижаться к нему, и это почему-то напомнило злую пародию на любовную ласку. – Я в них сразу все поняла. Тогда-то я и решила продолжить то, что начала моя мать.

Томазине почему-то показалось, что она в театре и для нее разыгрывают то ли трагедию, то ли фарс с непонятным до последней минуты финалом.

– Я привез эти книги только из любопытства, – стоял на своем Майлс. – Когда я жил в старой Европе, то заинтересовался всем этим.

– Ты всегда жаждал власти! – объявила Констанс. – Это главное для тебя. И для меня. Когда ты все сделал, как я тебе написала, я поняла, что мы предназначены друг для друга. Ты тоже это чувствовал. Ты знал, что только в лесу у тебя есть настоящий друг.

– Констанс, послушай. Ты ошиблась. Я никогда…

– Я – твоя судьба, – сказала Констанс, ища губами его губы.

Фрэнси наслушалась и насмотрелась достаточно. Она отпихнула Констанс от Майлса.

– Ты ничего не получишь, неблагодарная тварь!!

Констанс рассмеялась – так жутко, словно на поляне и в самом деле появилось неземное существо. Томазина испугалась. Стряхнув с себя руку Фрэнси, Констанс заговорила вновь:

– У меня был прекрасный план, мадам, как избавиться сразу и от Ричарда Лэтама, и от вас.

– Я тебя уже побила однажды, побью и еще! – Фрэнси пришлось откинуть назад голову, чтобы заглянуть в глаза Констанс. Похоже, она сомневалась, что на сей раз победа останется за ней, однако ярость пересилила здравый смысл. – Ты убила Ричарда и хотела обвинить в этом меня!

– Наконец-то вы поняли, мадам. Еще я устроила сцену с избиением и со снотворным, чтобы отвести от себя подозрения. – Она толкнула Фрэнси. – Он умер, потому что был отравлен, а вас должны были взять под стражу.

Кроме них все молчали. Даже Томазина, забывшая и о том, что нужно дышать.

Констанс гордилась тем, что сотворила, и у нее не было оснований бояться наказания. Томазина понимала, что женщины преданы ей и сделают все, что она скажет.

– Сначала я решила, что Ричард Лэтам должен умереть, потому что он убил Джона Блэкберна. Это он устроил пожар. Вербурга его там видела.

– Нет! – не поверила Фрэнси.

– Да. Ваш отец, мадам, не хотел, чтобы Ричард Лэтам женился на мне, и Лэтам…

– Нет! Он не хотел отдавать ему меня!

– Ричард никогда не собирался жениться на вас! Он собирался вас убить – естественно, после свадьбы с наследницей! – Слеза побежала по щеке Констанс. – Он не должен был убивать Джона Блэкберна. Я любила старика.

Майлс с его чутьем пролазы тут же повернулся к Констанс.

– Милая Констанс, – сказал он, стараясь воззвать к ее разуму, – мне очень жаль, но нам не позволят обвенчаться. Мы с тобой родственники, ведь ты жена моего брата!

– Я никогда этого не хотела!

Майлс отпрянул.

– Зачем же ты согласилась?

– Потому что он этого хотел!

– Незачем было убивать его, чтобы избежать супружеской постели. – Он был до того растерян, что в своем цинизме даже забыл об осторожности. – Если у тебя была свидетельница, почему ты не обвинила его в убийстве Блэкберна? Почему ты не отдала его в руки правосудия, чтобы его повесили?

Возмущенная его непониманием, Констанс сжала кулаки и посмотрела на Фрэнси.

– А письмо?!

– Письмо? – не понял Майлс.

– Да, письмо. Твой брат запугал меня им, а когда Вербурга увидела, что он его сжег, я ему отказала и пригрозила, что отдам его в руки шерифа. Вот тогда-то он показал мне письмо Лавинии Стрэнджейс и обещал предать его гласности, если я не обвенчаюсь с ним.

Томазина знала, что Констанс говорит правду. Она только не учла тогда буйную реакцию Фрэнси. А потом Вербурга напоила ее отваром мандрагоры, которой отравила Лэтама. Томазина сделала несколько шагов к сестре, словно хотела защитить ее, как и обещала матери.

Но Констанс не видела Томазину. Все ее внимание было сосредоточено на Майлсе.

– Я согласилась на предложение Ричарда, но мне надо было что-то придумать, потому что иначе он бы меня убил. – Она произнесла это тоном, не вызывающим возражений, всего-навсего объясняя, почему то, что случилось, случилось. – Я защищалась.

– А Генри Редих? – спросил Майлс. – Его ты тоже?

– Стечение обстоятельств. – Констанс пожала плечами. – Я видела, как он седлает коня, ну и свистнула так, что конь его сбросил. – Она рассмеялась. – Он ударился головой о камень и утонул. Я его не трогала, только положила ему за пазуху страницу из книги моей матери.

Фрэнси что-то прошипела сквозь зубы, но Констанс даже не взглянула в ее сторону.

– Твоя драгоценная Фрэнси была его любовницей. Она спала с Ричардом Лэтамом и с Генри Редихом. И ты говоришь, что любишь эту шлюху?

– Констанс…

– Я тебя люблю, Майлс, а она не любит. Она хотела тебя сегодня погубить, а я сохраню тебе жизнь.

Помимо его желания в его глазах вспыхнуло восхищение. Томазина должна была признать, что и ее охватило нечто похожее. Неужели власть Лавинии перешла к Констанс?

– Возьмите ее, – вздрогнув, приказала Констанс, показывая на Фрэнси Раундли. – И ее. И ее, – продолжала она, имея в виду Томазину и Марджори.

Томазина поняла, что Констанс с самого начала знала об их присутствии.

Женщины наперегонки бросились исполнять приказание, вынуждая Томазину действовать. Она не могла допустить грубости в отношении матери Ника.

– Я – истинная преемница Лавинии Стрэнджейс! – крикнула она. – Я, а не Констанс!

Томазина знала о своем сходстве с Лавинией и теперь молилась о том, чтобы женщины, не знавшие ее, поверили, будто она не только внешне, но и внутренне неотличима от Лавинии Стрэнджейс.

– У меня ее книга, – добавила она и встала на камень рядом с Фрэнси, Майлсом и Констанс. – Я владею ее силой. Сейчас не время проливать кровь. Моя сестра юна и легко возбудима. Она ведет вас не в ту сторону. Слушайте меня, женщины Гордича! Именем Лавинии Стрэнджейс я приказываю вам разойтись.

– Я засажу тебя в тюрьму… – прошипела Констанс.

– Ты уже пыталась меня убить.

Констанс ухмыльнулась.

– Это Агнес. Она хотела попробовать на тебе мазь. Я всего лишь ей не запретила.

Прежде чем Томазина осмыслила это новое открытие, из темноты прошелестело:

– Помоги своей сестре…

Умом Томазина понимала, что это Вербурга, однако в сердце у нее звучали слова матери, сказанные ею перед смертью. Воля Томазины ослабла, и Констанс, почувствовав это, тотчас приказала женщинам возвратиться.

– Если вам Томазина Стрэнджейс не указ, тогда слушайте меня! – крикнула Фрэнси. Темные фигуры в сомнении остановились. – Я – хозяйка Кэтшолма! Вы клялись мне в верности.

У Констанс дьявольски засверкали глаза.

– Это ваши отцы и мужья клялись, а вы ей ничего не должны! Вы ей ничего не должны, потому что вы для нее – ничто! Только благодаря мне и через меня вы обретете силу и власть!

Томазина услышала шорох в кустах позади себя, но все ее внимание было приковано к Констанс и Фрэнси, которая, стараясь столкнуть Констанс с камня, не замечала у нее в руке ножа.

– Ты обманула меня! – крикнула Констанс.

Томазина не поняла, о каком обмане идет речь, – разве что Фрэнси все эти годы выдавала себя за мать Констанс… или разрешала Ричарду Лэтаму вертеть ими обеими… или приняла предложение Майлса, которого Констанс сама хотела заполучить. Как бы там ни было, Констанс намеревалась убить Фрэнси Раундли и кроме Томазины никто не мог ей помешать.

Томазина схватила Констанс за руку, и нож прошел мимо Фрэнси. Томазине во что бы то ни стало хотелось положить конец тому злу, которое было наследством ее матери, и она отчаянно боролась с Констанс, пока Фрэнси искала защиты в объятиях Майлса. Никто и пальцем не шевельнул, чтобы помочь Томазине.

– Я убью ее! – визжала Констанс.

Безумие придавало ей силы, и Томазина не сомневалась – она исполнит свою угрозу.

В глазах сестры она увидела свою смерть и поэтому продолжала бороться с ней, хотя понимала, что если никто за нее не заступится, ее поражение – всего лишь дело времени.

Они вместе покатились по земле, и у Томазины перехватило дыхание. Она теряла силы, видя, как нож приближается к ней, уже почти лишилась всякой надежды на спасение, как вдруг кто-то оторвал Констанс от нее.

Томазина откатилась в сторону. Встав на колени, она услышала плач Марджори и, обернувшись, увидела Ника Кэрриера, отчего сердце ее наполнилось неизъяснимым ужасом.

Из руки его текла кровь, а он все никак не мог отобрать нож у Констанс.

Как загнанный зверь, Констанс испустила дикий вопль и замахала ножом. Но все уже закончилось. Старая Вербурга накинула на Констанс плащ и повалила ее на землю. Нож выпал из ее руки.

Ник отшвырнул его подальше и бросился к ней опять, но, поняв, что Констанс больше не представляет собой опасности, повернулся к Томазине. Несмотря на страх, Томазина прямо смотрела ему в глаза.

– Иди ко мне, – сказал Ник.

По его лицу невозможно было что-нибудь понять, и Томазина медлила. Неужели она окончательно потеряла его любовь, когда объявила себя преемницей своей матери?!

Он ждал.

Томазина медленно поднялась с колен… и побежала к нему. Как-нибудь она убедит его, что достойна его доверия и его любви! Они принадлежат друг другу! Его открытые объятия положили конец ее мукам. Еще никогда она не чувствовала себя такой защищенной от всех бед.

– Неплохо бы перевязать, – пробормотал Ник.

Вспомнив, что Ник получил удар, который предназначался ей, Томазина пришла в ужас. Как она могла это забыть?

– Ты ранен!

– Царапина.

Он покорно смотрел, как она отрывает рукав его рубашки и ловко перевязывает руку.

Тем временем Томазина вспомнила о женщинах Гордича и Кэтшолма, которые никогда не снимали масок во время этих сборищ, а потом быстро исчезали из леса. Вот и теперь их и след простыл. Наверное, они уже на полпути к своим домам.

За широкой спиной Ника, правда, стояла Марджори, которая хотела сказать сыну, что она тоже тут и огорчена его раной.

– Ничего страшного, – громко объявила Томазина, не желая сталкивать их лбами. – Сейчас бы поссету, чтобы унять боль.

Когда она во второй раз выглянула из-за плеча Ника, Марджори уже не было.

На поляне оставались шестеро. Старая Вербурга прижимала к себе Констанс, присев на край камня. Неподалеку стояли Майлс и Фрэнси. Они не касались друг друга и даже старались не встречаться взглядами.

Томазина их понимала. Ей понадобилась вся ее храбрость, чтобы посмотреть в лицо Нику и задать вопрос, на который необходимо было ответить, прежде чем разойтись с поляны.

– Что нам делать теперь с моей сестрой?

Первым ответил Майлс:

– Если мы обвиним ее в убийстве, нам придется все рассказать.

Ник потер переносицу.

– Мне не хочется приносить страдание женщинам, которые сегодня здесь были, однако оставлять Констанс на свободе нельзя: вдруг она еще кого-нибудь убьет.

– Она рехнулась, по-моему. – Фрэнси ухватилась за Майлса. Он повернулся и с надеждой посмотрел на нее. – Сегодня она всех нас хотела убить. Дай ей волю – она не оставит меня в покое. Надо ее судить, а пока не уляжется скандал, мы будем путешествовать.

– Можно ее где-нибудь скрыть. – Заухала сова, придавая зловещий смысл словам Томазины. – Отошлите ее в дальнее поместье и пусть ее там сторожат.

– Она должна умереть! – стояла на своем Фрэнси. – Око за око. А иначе я не смогу спать спокойно. Она сама призналась, что убила Ричарда. И меня бы убила сегодня. Я Мы должны защитить себя!

Послышался шелестящий шепот:

– Он заслужил свою смерть. А то бы он лег в постель с родной дочерью. Констанс – его дочь.

Томазина в ужасе смотрела на Вербургу. Она сама уже предполагала это, но отвергла такую возможность, а Вербурга вроде бы знала, что говорила.

– Инцест? – присвистнув, переспросила Фрэнси.

– Ричард не знал… – сказал Майлс, напуганный таким поворотом событий. – Даже он не решился бы на это.

– Он знал! – уверенно сказала Вербурга. – Он знал, в чем грешен. Поэтому я и убила его. Я положила яд в его пирог.

Томазина поежилась. Впервые она почувствовала, что лесная сырость пронизывает ее до костей. Однако лед в ее душе не имел ничего общего с лесной прохладой. С жалостью и отвращением глядела она на Вербургу.

Луна вышла из-за туч, и Томазина увидела, что она что-то беззвучно шепчет, а лицо ее похоже на печеное яблоко.

– Она этого не знала, бедняжка.

Вербурга погладила Констанс по голове, убрала прядки, упавшие ей на лицо. Констанс как будто ничего уже не видела вокруг.

«Не знала»… Мгновенно Томазина поняла, что затеяла Вербурга, и у нее перехватило дыхание от ужаса. Из кувшина, который разбился о камень, вытекало его содержимое, ядовитое действие которого Томазина испытала на себе. Вербурга же скормила довольно много этого «зелья» Констанс, а теперь спокойно ела его сама.

– Слишком поздно, – сказала Вербурга, у которой уже расширились зрачки, а голос потерял обычное звучание. – Через четверть часа вы избавитесь от бремени, которое возложила на вас Лавиния Стрэнджейс. Похороните нас здесь, и пусть мы исчезнем, будто нас и не было. – Она помолчала. – Люди надолго запомнят легенду о Гордичском лесе.

– Ник… – шепнула Томазина. Он прижал ее к себе.

Она не могла смотреть и не могла не смотреть, и она поклялась бы, что слышала последние удары сердца Вербурги, хотя стояла в нескольких футах от нее. Оно стучало так громко, что даже эхо разносило этот стук по лесу.

А потом наступила тишина. Вербурга не ошиблась во времени. Точно в установленный ею срок она присоединилась к Констанс.

Слезы текли по щекам Томазины. Уже и рубашка Ника намокла. Он тоже побледнел. На Фрэнси и Майлса ей не хотелось смотреть. Ей было наплевать на их чувства.

Первым заговорил Майлс:

– Ну что? – спросил он ровным, бездушным голосом своего брата. – Похороним их тут или позовем господина Парсиваля ворошить семейное грязное белье?

– Она была твоей сестрой, любимая. – Ник погладил Томазину по голове. – Как скажешь, так я и сделаю.

– Я ее бросила, а ведь матушка послала меня помочь ей…

– Она очень давно бросила вас обеих.

Тут властно заговорила Фрэнси:

– Мы поедем в Лондон. – Она посмотрела на Майлса, и он ей кивнул. – Мы с Майлсом поедем в Лондон, и никому не будет никакого дела до того, что Констанс и Вербурга не поехали с нами. А потом мы сообщим о смерти старухи.

– И Констанс? – спросила Томазина.

На губах Фрэнси появилась торжественная улыбка, словно положившая конец всем переживаниям.

– Я распущу слух, что моя бесценная дочь Констанс разбила мне сердце, сбежав с матросом.

Томазина повернулась к Фрэнси спиной. Медленно приблизилась она к сестре, но не увидела ничего страшного. Констанс, положившая голову на грудь Вербурге, была похожа на невинного ребенка. Томазине даже почудилось, что это, наверное, сама Констанс предпочла такой конец своей бурной и короткой жизни. По крайней мере, он лучше, чем суд или ссылка в дальнее имение.

Констанс останется в Гордичском лесу, как в нем остался дух Лавинии, и, как ни странно, Томазина обрадовалась этому. Зло, посеянное здесь матерью, умерло вместе с дочерью.

– Я сюда приходила, еще маленькой, – тихо сказала она, когда к ней приблизился Ник и положил руку ей на плечо. – Я здесь мечтала о будущем и придумывала себе всякие приключения. Констанс приходила сюда с менее невинной целью. Наверное, Вербурга права. Пусть они покоятся здесь с миром.

Томазина была уверена, что со сборищами покончено. Если у кого-то еще взыграет честолюбие, миссис Марджори быстро наведет порядок. Никто не проговорится о тайнах Гордичского леса, и они уйдут в другой мир вместе с их хранительницами.

Майлс и Ник взяли на себя обязанности могильщиков. Фрэнси молчала. Томазина не подошла к ней.

Когда все было кончено, уже занималась заря. Майлс и Фрэнси ушли.

– Пусть идут, – сказал Ник.

У Томазины тоже не было желания присоединяться к ним.

– Они уже сегодня уедут из Кэтшолма, – прошептала она. – Вот увидишь.

Она подошла к могиле и опустилась возле нее на колени. Склонив голову, она молилась о заблудших душах, ставших жертвами ее матери, и о том, чтобы в ее сердце поселился покой.

Ник терпеливо ждал.

– Больше я сюда не приду, – сказала она.

– Ты уедешь отсюда.

Томазину охватило отчаяние. Он решил отослать ее прочь! Слишком много раз его предавали, чтобы он мог простить…

– Я не собирался вмешиваться, когда пошел за тобой. Я только хотел посмотреть. Но не мог же я допустить, чтобы тебя убили!

Надежда вернулась к Томазине, и ее сердце наполнилось радостью.

– Я тебе теперь верю, любовь моя.

– Неужели, Ник?! – сейчас уже она не смела верить. – Ты же видел, как я сбежала, как отправилась в Гордичский лес, как назвалась преемницей матери!

– Я понял, чего ты добивалась. И ты была близка к цели.

Он не вышел из-за деревьев, пока она была в безопасности. Он верил ей и позволил самой потягаться силами с Констанс… Потом Томазине пришла в голову одна мысль, и она опять опечалилась.

– Ты мне веришь только потому, что тебе соседи что-то там нарассказали.

Но она уже сама поняла, что это не имеет никакого значения, потому что ее любви должно хватить на них обоих.

Она подняла голову и, встретившись взглядом с Ником, засияла. Горя страстью, он крепко прижал ее к себе, чтобы она не усомнилась в его словах.

– Если мне и нужно было доказательство, я его получил в те дни, что ты провела в моем доме, занимаясь с моей дочерью. Какие могут быть сомнения, когда я видел тебя с моим ребенком? Томазина, поверь мне, я тебя люблю!

Томазина коснулась повязки на его руке.

– Слава Богу, что рана неглубокая. Я бы не вынесла, если бы ты погиб вместо меня! Я все это должна была рассказать тебе сразу. Я должна была поверить в тебя, и тогда ничего бы не случилось.

– Все в прошлом, Томазина. Мы оба получили свои уроки насчет доверия. Теперь я знаю, что люблю тебя такой, какая ты есть – неважно, темной или светлой, – и я уверен, что не могу без тебя жить. Будь моей женой и матерью Иокасте и всем детям, которые у нас еще будут!

– Да, Ник, я согласна! – Смеясь и плача, она бросилась ему на шею. – Я же еще в детстве говорила тебе, что выйду замуж только за тебя!

Ник улыбнулся приятному воспоминанию.

– Ты благородного происхождения, а я нет, – ответил он ей, как тогда. – Ты уверена, что тебе не нужен джентльмен?

– Ник, мне нужен ты.

Он наклонился к ней и поцеловал ее так, что у нее закружилась голова. Потом он подал ей руку и учтиво, как рыцарь, повел ее с поляны.

Когда они вышли из леса, начало светать. Ник обернулся, чтобы посмотреть на стены Кэтшолма. Потом он крепко обнял Томазину за талию и пошел с ней подальше от леса и от поместья. Они направлялись к себе домой, где их ждали дочь и неотложные дела. Поднимавшееся над ними солнце не угрожало им, а освещало дорогу, указывая путь к ставшей жизнью светлой мечте.