/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Черный дракон

Пылающий камень (ч. 1)

Кейт Эллиот

«Пылающий камень» — третий роман знаменитой саги Кейт Эллиот «Корона Звезд» — вновь раскрывает перед читателями двери в удивительный мир, чем-то напоминающий Европу времен Каролингов, но населенный загадочными существами, таинственными племенами, полный чудес и опасностей.

1997 ru en А. Коханова Black Jack FB Tools 2006-06-20 http://www.oldmaglib.com/ Библиотека Старого Чародея, Вычитал — fantasin 71101C9B-6B27-4BCB-96A0-D4C70D04232E 1.0 Эллиот К. Пылающий камень: Роман Азбука-классика СПб. 2004 5-352-01116-Х Kate Elliott The Burning Stone 1999

Эллиот Кейт

Пылающий камень

ПРОЛОГ

Ему удалось забраться довольно далеко, и его все еще не поймали, но он отлично знал, что хозяин по-прежнему идет по следу и отстает совсем немного. Пробираясь к реке сквозь мокрый кустарник, беглец содрогнулся от озноба — теперь на нем сухой нитки не было. Накануне он сумел ускользнуть от преследователей, бросившись в реку и проплыв по ней несколько миль. Но их это не остановит. Князь Булкезу никогда не позволит рабу сбежать и тем самым публично унизить его.

Беглец немного отдышался и сквозь шум в ушах услышал журчание воды и шелест листьев. На другом берегу в ветвях деревьев показалась пара упитанных дроздов. Господи, как же он проголодался! Кажется, попадись ему эти птички, съел бы их и сырыми.

Дрозды, словно угадав его мысли, испуганно упорхнули. Он зачерпнул ладонью воды и напился, потом принялся плескать холодную воду горстями себе в лицо, пока кожа не заледенела. Земля под ногами была покрыта опавшими прелыми листьями. Он привычным движением перевернул верхний слой, вытащил полную горсть и отправил в рот. У листьев был отвратительный вкус, но он уже научился глотать их не разжевывая.

Беглец закашлялся, его чуть не стошнило. Ну и гадость! Но что ему еще остается? Куманы не оставили ему иного выбора, кроме как бежать. Они издевались над его верой, его словами, когда он пытался рассказать им о своей родине. В конце концов они лишили его свободы. Предметом насмешек было все: его единственная книга, одежда, гладко выбритый подбородок, его почитание Господа и Владычицы, попытки доказать равенство мужчин и женщин. В результате с ним стали обращаться как с женщинами-рабынями. До сих пор при воспоминании о тех унижениях его передергивало от отвращения. С ним обращались все хуже и хуже, издевались все изощреннее. Куманы решили превратить его в женщину — самая худшая участь, которую они только могли себе вообразить. О Господи! Для него женщина не была низшим существом, но их отношение причиняло невероятную боль, такую, что он мечтал о смерти.

Но теперь все позади. Он успел бежать прежде, чем у него вырвали язык за слова, которые раздражали их больше всего.

Река медленно и лениво текла меж берегов. Сверху донесся пронзительный крик сокола. Беглец почувствовал, что уже достаточно отдохнул. Он выбрался из кустов, перешел реку вброд и помчался дальше. Конечно, долгий путь подточил его силы, но там, на западе, лежала земля, откуда он пришел много лет назад. Тогда он был гордым и свободным, но потерял и то и другое за эти бесконечные годы. Он даже не помнил точно, сколько лет прошло — пять, семь или девять. Теперь он хотел или вернуться, или умереть. Потому что быть рабом он больше не может.

Наступила ночь. Восковой круг луны освещал землю, этого света было достаточно, чтобы видеть дорогу. Беглец темной тенью скользил по равнине. Он направлялся на запад, ориентируясь по Полярной звезде.

Его внимание привлек огненный всполох. Он тихо выругался — неужели его выследили и теперь только и ждут, когда жертва сама попадет в приготовленную западню, как муха в паутину? Но нет, такое не в правилах Булкезу. Он предпочитает честно встретиться с врагом лицом к лицу, если, конечно, можно назвать честным поединок с безоружным и бессильным рабом. Одно ясно: обнаружив беглеца, князь помчался бы напролом, как бык на красную тряпку, не раздумывая и не прячась, благо сил у него в избытке.

Нет, это кто-то другой. Или что-то другое.

Он начал осторожно подкрадываться к тому месту, где заметил огонь. Залитые лунным светом, перед ним возникли огромные каменные столбы. Казалось, на равнине порезвился какой-то великан, который аккуратно поставил камни в круг, а потом ушел, забыв о таком пустяке. Народ беглеца называл такие сооружения каменными коронами, и сейчас пламя полыхало в середине этого венца. Куманы никак не могли устроить там лагерь — они слишком подозрительно относились к подобным местам, считая их заколдованными.

Он подполз ближе, передвигаясь на четвереньках, и острая трава резала ему руки. Луна побледнела, зато на востоке в первых лучах зари стала видна линия горизонта. Пламя внутри каменного круга взметнулось выше, и яркий свет заставил беглеца зажмуриться. Он добрался до ближайшего зубца каменной короны и замер, слившись с ним в единое целое.

Огонь оказался совсем не похож на обычные лагерные костры.

В центре кольца стоял еще один камень. По сравнению с теми, что водили хоровод вокруг него, он казался небольшим, но тем не менее немного выше человеческого роста. И этот камень горел.

Камни не могут гореть.

Беглец непроизвольно дотронулся до деревянного оберега, который он до сих пор носил на груди не снимая. Если бы он мог, он обязательно прочел бы молитву, но куманы отняли у него веру, так же как и многое другое.

Возле горящего камня стояла женщина. У нее был вид человека, который ест досыта и полон сил. Цвет ее волос больше всего походил на языки пламени, которые по-прежнему танцевали в воздухе, а кожа имела золотисто-бронзовый оттенок. На шее у нее висели ожерелья, поблескивающие в мерцающем свете огня.

Ведьминого огня.

Женщина покачивалась из стороны в сторону и что-то напевала низким голосом. Камень сиял так ярко, что на глазах у беглеца выступили слезы, но он не мог отвести взгляда от происходящего. Прямо сквозь камень, как через ворота, он видел другую страну, слышал странные звуки, доносившиеся словно сквозь вату. Видел он тоже как сквозь туман — как будто камень открывал вход в страну духов, о которой рассказывала ему старая бабушка. Там шелестели травы, мелькали птичьи крылья, лежали на песке белые ракушки.

Потом видение пропало, словно на камень набросили покров.

А затем вдруг и камень, и пламя исчезли, будто их никогда и не было.

Теперь в круге камней теплился маленький костерок, и женщина подбрасывала в него сухие ветки. Как только огонь разгорелся, женщина прищелкнула языком, встала и повернулась. Лицом к нему.

О Боже! Из всей одежды на ней были лишь кожаные сандалии, ремешки которых плотно обтягивали ее лодыжки, и юбка из светлой кожи, небрежно обрезанная чуть ниже коленей. Больше ее наготу не прикрывало ничего, если, конечно, не считать за одежду многочисленные ожерелья. Золотые украшения и простые бусы спускались с ее шеи так плотно, что закрывали грудь. Наверняка ведьма.

На обычных женщин она совсем не походила. В правой руке ее покоилось копье с наконечником из обсидиана.

— Подойди, — произнесла она на вендийском.

Он так давно не слышал родного языка, что в первый момент даже не понял, что именно она сказала.

— Подойди, — повторила она. — Ты понимаешь, что я говорю?

Колени у него задрожали, он встал и медленно направился к ней, в любую секунду готовый рвануться прочь отсюда. Но она просто смотрела на него, не делая ни малейшей попытки пойти навстречу. По ее левой руке от плеча до локтя шла двойная красная полоса — словно грубая татуировка. На голове не было обычной для куманских женщин шляпы, не прикрывала она волосы и платком, как вендские женщины. Тонкая кожаная полоска, украшенная бусинами, удерживала волосы так, чтобы они не падали на лицо. За эту полоску было заткнуто перо, которое в свете костра переливалось всеми оттенками изумрудно-зеленого.

— Иди сюда, — снова повторила она на вендийском. — Кто ты?

— Человек, — хрипло отозвался он, с горечью подумав: имеет ли он право называть себя так?

— Ты из Вендара.

Он с ужасом осознал, насколько трудно ему теперь говорить на родном языке — он почти забыл его, живя у куманов.

— Меня зовут… — Он запнулся. Собака, червь, рабыня, кусок дерьма — именно так называли его куманы, и это были еще не самые унизительные клички. Но он сбежал от куманов. — Меня… Когда-то меня называли Захария, сын Эльсевы и Волюзиануса.

— А как тебя зовут сейчас?

Он прикрыл глаза:

— Мое имя не изменилось.

— Имена меняются, как меняется весь мир вокруг. На свете нет ничего постоянного, но, как я вижу, ты, человек, этого не понимаешь.

На востоке из-за горизонта выглянуло солнце, и он прикрыл глаза рукой:

— Кто ты?

Поднялся ветер. В следующее мгновение ему стало понятно, что это вовсе не ветер. Сердце сжалось, и к горлу подкатил ком. Захария хотел крикнуть, предупредить ее, но звуки умирали у него на губах. Она смотрела на него не мигая. Совершенно одна, вооруженная всего лишь копьем, то есть почти безоружная, а он… Он слишком хорошо знал, как куманы обращаются с женщинами, которые не принадлежат к их племени.

— Беги! — прохрипел он и бросился к камню, прижался к нему, стараясь стать невидимым. Возможно, его не заметят. Еще можно бежать, хотя нет, уже поздно. «Если ты слышал шум их крыльев, тебе не уйти», — передавали рабы из уст в уста. Подобно грифонам, которые незаметно подкрадываются к своей жертве в высокой траве, воины-куманы набрасывались внезапно, как гром среди ясного неба. И только этот звук — шелест крыльев — выдавал их присутствие.

Захария давно научился определять по звуку, сколько воинов сейчас поблизости. — Преследователей было не меньше дюжины, но и не больше двух десятков.

В воздухе нежно звенели крылья грифонов.

Захария всхлипнул от ужаса. Он слишком хорошо понимал, насколько слаб и беззащитен, и поэтому сейчас вел себя «как женщина», так когда-то презрительно бросил ему один из куманов. «Как трус, потерявший веру в себя» — сказал бы его собственный народ. Но он так устал от погони, и он действительно слаб. Если бы он был сильным, то вытерпел бы все пытки и умер, славя Господа и Владычицу, но он испугался и выбрал жизнь. Поэтому Господь покинул его.

Захария перевел взгляд на восток, увидел посветлевшее небо и ведьму. Она смотрела мимо него, не проявляя ни малейшего беспокойства. Захария так удивился этому, что выглянул из-за камня.

К ним приближались всадники. За спиной у каждого из них топорщились сложенные крылья, такие длинные, что их кончики чертили бороздки по земле рядом со следами подков куманских коней. Крылья слегка позванивали и трепетали при каждом движении. Когда-то Захария думал, что куманы и вправду крылаты, но теперь он знал, что крылья проволокой привязаны к специальным деревянным каркасам, которые крепятся к доспехам. Над кавалькадой развевался штандарт с эмблемой клана печанеков — когтистая лапа снежного барса. Племя куманов состояло из множества кланов, и у каждого был свой знак. А этот был знаком Захарии слишком хорошо.

Отряд возглавлял всадник, чье лицо было скрыто забралом шлема. Но Захария и так знал, кто это.

Булкезу.

Это имя звучало как похоронный звон.

Отряд из пятнадцати всадников приближался к каменному кольцу, они перевели коней на шаг, и тонкий звон крыльев стих. С безопасного расстояния они осмотрели каменную корону и разделились, чтобы обследовать ее по всей окружности, выясняя попутно возможности подхода к каменным порталам и силы защитников, если таковые имеются. Поначалу лошади упрямились, не желая идти вперед, — им не нравились огромные камни и еще не растаявшие внутри кольца ночные тени, — но вскоре, послушные воле хозяев, они подошли поближе.

Женщина с копьем в руке стояла между двумя каменными столбами. Ее силуэт четко выделялся на фоне светлеющего неба. Она просто стояла и ждала, не выказывая никакого страха. Всадники перекликнулись. Их голоса разнеслись в воздухе, но Захария не мог разобрать ни слова — звуки были так невнятны, словно он слышал их из-под воды.

Вот снова послышался тонкий перезвон перьев грифонов — куманы подняли коней в галоп и вскоре окружили каменную корону. В предутренней тишине раздавались лишь тонкий звон, стук копыт да скрип седел.

Захария ясно видел появившегося из-за камней Булкезу. Он был похож на глыбу железа — металлические доспехи, крылья и непроницаемое выражение лица… На шлеме у него был султан из двух перьев — белого и коричневого. Его конь мчался галопом к восточному порталу, прямо на стоящую между каменных столбов женщину. Копье опустилось, нацеливаясь ей в грудь.

Захария судорожно втянул в себя воздух, но не двинулся с места. Он ругал себя последними словами, но просто немог смело встать перед человеком, который, вне всякого сомнения, в следующую минуту будет издеваться над ним, потом изобьет и в конце концов прирежет.

Захария молча смотрел на женщину, которая спокойно ожидала приближения врага. Сначала ему было безразлично, кто выйдет победителем из этой схватки, потому что он не считал ведьму своим союзником. Но вскоре он осознал, что желает ей победы. Пусть она и ведьма, пусть и не похожа на человека.

Женщина выбросила руку вперед и щелкнула пальцами. Внешний мир тотчас исчез. Туман окутал равнину, только внутри короны камней все осталось как прежде — прохладный утренний воздух и костер посреди.

Туман поглотил все звуки — снаружи едва доносились стук копыт, перезвон перьев и далекие голоса.

Выкрикнув какое-то короткое слово на незнакомом гортанном наречии, женщина отпрыгнула в сторону. Из тумана появилась лошадь, ее очертания становились все отчетливее, еще мгновение, и она пересекла таинственную границу, отделившую внешний мир. Копыта зацокали по камням, и конь ворвался в круг. Булкезу пришлось пригнуться, чтобы не удариться головой о верхний камень портала.

В тумане, клубившемся за пределами кольца, угадывались силуэты других всадников, которые тщетно пытались найти проход. Глядя на них, Захария подумал о рыбках, которые плавают в пруду, но не могут пересечь поверхность воды. Куманы рыскали в туманной пелене, не в силах разорвать ее и войти в круг камней.

Булкезу же, оказавшись внутри, быстро огляделся, но женщина исчезла. Князь был явно поражен изменившимся миром, единственное, чего не коснулось колдовство, были крылья грифона.

— Собака! — выкрикнул он, увидев Захарию. — Гнусный червь! Ты не сбежишь от меня!

С этими словами он направил лошадь прямо на беглеца и выхватил меч. Захария отпрянул. Щель между камнями, которая служила ему убежищем, теперь превратилась в ловушку. Бежать было некуда.

Но не успела лошадь сделать и трех шагов, как земля у нее под копытами задрожала, а огромные камни стали ворочаться, словно живые. Казалось, они не хотят более оставаться на своих местах, хотя Захария чувствовал, что камни, к которым он прижимался спиной, прочны и неподвижны, как и прежде. Лошадь, испуганно заржав, упала на колени, и Булкезу, который был прирожденным всадником, выпал из седла. Камни снова зашатались, как будто какой-то великан встряхнул землю, и Захария испуганно обхватил голову руками — словно они могли защитить от каменных глыб.

Это было нечто большее, чем колдовство.

В центре круга снова появилась женщина. Она стояла совершенно спокойно, словно земля не тряслась под ее ногами. Бусы и золотые украшения на ее груди тихонько позванивали. Булкезу, который оказался у нее за спиной, тотчас вскочил на ноги и выставил перед собой меч. Захария хотел было крикнуть, чтобы предупредить ее, но смог только показать рукой на противника.

Женщина тотчас повернулась и, опередив соперника, нанесла ему тяжелый удар. Булкезу опрокинулся на спину, его шлем отлетел далеко в сторону. Из раны на голове потекла темная кровь, матово поблескивая на черных волосах. Земля продолжала трястись, но туман по-прежнему отделял круг камней от всего остального мира. Всадники все еще пытались найти портал и войти в круг.

Женщина подошла к Булкезу. Он перекатился на бок, вскочил на ноги и нанес ответный удар. Сверкнуло лезвие меча, и на землю посыпались бусы — настоящий град из нефрита, бирюзы и золота. Вся земля под ее ногами оказалась усыпана этим драгоценным ковром. Булкезу отскочил назад, держа меч наготове, и снова замахнулся. В глазах у него горел огонь, который куманы называли «священной яростью битвы», в этот момент лицо князя было исполнено завораживающей злой красоты, столь ценимой его сопле-менниками в мужчине. Он упивался боем и знал, что выйдет из него победителем, как из всех схваток, в которых ему доводилось участвовать.

На темно-золотой коже женщины появились уродливые красные порезы, из которых сразу же хлынула кровь. Красные дорожки зазмеились по ее телу, пачкая юбку.

Противники снова сошлись — получив рану, каждый из них стал осторожнее. Теперь оба знали друг о друге больше и понимали, что легкой победы ожидать не приходится. За спиной Булкезу трепетали крылья — только настоящий воин, одолевший в схватке грифона, имел право носить их. У ведьмы неведомого племени по бронзовой коже стекала кровь, но она смотрела на своего противника так спокойно, словно он был ей абсолютно безразличен. Казалось, даже у камня за спиной Захарии больше эмоций, чем у нее.

Булкезу прыгнул вперед, замахнувшись мечом, — еще немного, и ведьме наступит конец. Захария замер. Но женщина отвела удар копьем и, скользнув в сторону, ударила Булкезу под колени. Тот упал, но тотчас вскочил снова, меч по-прежнему блестел у него в руке. А ведьма отпрыгнула назад, оставив копье лежать на земле. Булкезу злобно осклабился и шагнул к ней, но в это мгновение копье шевельнулось само по себе. Как змея, оно обвилось вокруг ног кумана, он упал, сумев сгруппироваться, но его клинок вошел в землю почти на всю длину и застрял, словно там, на глубине, в него намертво вцепились когти какого-то неведомого зверя. И как Булкезу ни старался, ему не удавалось извлечь оружие из подземного плена.

Женщина подняла руки, теперь у нее на груди мерцала лишь одна драгоценная нитка. Снова затряслась земля, сильнее, чем прежде, камни словно пустились в пляс: большие раскачивались, те, что поменьше, подпрыгивали, как ярмарочные паяцы на натянутом полотнище. Захария не устоял на ногах и упал на колени. Булкезу кинжалом пытался перерезать опутавшее его ноги волшебное копье, но у него ничего не получалось. С каждым ударом копье становилось все больше похожим на хищную тропическую лиану — оно выпускало корни и обвивалось вокруг лодыжек все прочнее, пока наконец ноги Булкезу не оказались намертво привязаны к земле. А отростки тянулись к его рукам, пытаясь связать его еще крепче. Булкезу в ужасе метнул кинжал в женщину. Она стояла перед ним безоружная, с простертыми к небу руками, творя какое-то колдовство, и представляла собой отличную мишень. Единственное, что она сделала, — посмотрела на своего врага.

Кинжал как будто полетел медленнее, а потом и вовсе застыл в воздухе, словно муха, попавшая в смолу.

Невозможно. Захария медленно поднялся на ноги, опираясь на камень. Кто же она?

— Будь ты проклята, ведьма, чего ты хочешь? — взревел Булкезу.

Она не ответила, казалось, она вообще не слышала его и не понимала, о чем он говорит. Вне круга камней в густом тумане по-прежнему метались всадники.

Булкезу вырывался, пытаясь освободиться от лианы, которая связала его по рукам и ногам. Его меч исчез, земля поглотила его. Булкезу бесновался — подумать только, мало того, что его повергла на землю слабая женщина, так из всего оружия у нее при себе было лишь дикарское копье и ничего больше! Сила ненависти Булкезу могла сравниться лишь в силой восхищения, которое испытывал Захария.

Бывший раб понял, для чего он выжил, — чтобы увидеть поражение Булкезу.

— Колдовство сильнее любого оружия, — произнес Захария на языке куманов. — Что проку в том, что ты могучий воин, а она всего лишь слабая женщина? Не важно, что ты сумел убить грифона и твое племя славит тебя за это. Ты можешь лучше всех сражаться и убивать, но она вооружена куда большим, чем простая сила. Ее колдовство связало тебя по рукам и ногам. Самое большее, на что ты способен, — это убить ее, но ты никогда не сумеешь подчинить ее своей воле, как это только что сделала она. И правда заключается в том, что ты вообще не можешь ее убить.

— Собака лает, но никому до нее нет дела, — рявкнул Булкезу, не глядя на Захарию, он не отрывал глаз от ведьмы. — А ты — всего лишь женщина, и сегодня ты нажила смертельного врага!

Но она только улыбнулась, похоже, ее лишь насмешили слова воина. Для нее он не представлял никакой угрозы. В эту минуту Захария почувствовал, что готов идти за ней куда угодно. Эта женщина была храброй, и с ней были ее боги. Что за важность, что его не считали мужчиной? Разве сам блаженный Дайсан не говорил, что все в мире равны и нет никого, кто бы мог сказать, что он лучше других? Эта женщина могла все, а он, Захария, ничего.

— Прошу тебя, — хрипло произнес он на вендийском. — Позволь служить тебе, чтобы и я мог обрести силу.

Она взглянула на него, отвернулась и, свистом подозвав к себе лошадь, взяла ее под уздцы. Возле костра лежали колчан со стрелами и лук, женщина подняла их и неспешно направилась к исходящему бессильной злобой Булкезу. Она выдернула перо грифона из крыльев, застывших над его головой под нелепым углом. Из пальцев тотчас же потекла кровь, но она лишь слизнула алые капли и принялась бормотать незнакомые слова, похожие на заклинание или молитву.

— Нет, прошу тебя, позволь мне сделать это. — Захария выступил вперед, а Булкезу разразился громкими проклятиями. — Позволь мне. Он унижал меня, и сейчас я могу вернуть ему долг сторицей.

Она отступила на шаг и, сощурившись, посмотрела на него. Захария еще ни разу в жизни не видел таких зеленых глаз — зеленых, как листья весной, зеленых, как драгоценный нефрит. Осмотрев его с головы до пят, она приняла решение. Не успел он и глазом моргнуть, как она оказалась возле него и проколола ему мочку левого уха своим обсидиановым ножом. Он вскрикнул — скорее от удивления, чем от боли, а она слизнула капельку крови с его кожи, вручила ему нож, а потом повернулась к нему спиной, как будто всецело ему доверяла.

— Бей! — выкрикнул Булкезу, сочтя это за невероятную удачу. — Ты получишь почетное место среди моих рабов!

— У рабов нет почетных мест. И ты больше мне не хозяин!

— Ты что, не понимаешь, кто она? Она из Ашиой — золотого племени, из тех, что исчезли, не оставив и следа.

Захария почувствовал, как по коже побежали мурашки, теперь все становилось на свои места и обретало смысл. Она пришла из мира духов. Эта женщина — из народа Аои, Исчезнувших.

Булкезу фыркнул, он все еще дергался, пытаясь освободиться из прочных силков. Ведь грифона мог убить только тот человек, который никогда не сдавался на милость победителя и продолжал драться, даже когда всем становилось ясно, что победить невозможно.

— Я ей страшно отомщу. Мои воины убьют ее и швырнут тебя мне под ноги, чтобы я смог раздавить тебя, как червя.

Захария рассмеялся, его страх растаял без следа, теперь он видел перед собой лишь поверженного врага, который так долго унижал его.

— Сначала ты пытаешься взять лестью, а потом угрожаешь, Булкезу. Но жизнь, которую ты грозишь отнять у меня, ничто по сравнению с тем, что я могу отнять у тебя. Потому что боги всех наделяют плотью, и все понимают, что рано или поздно им придется расстаться с нею, но если я нанесу удар по твоей чести, никакая доблесть и отвага тебя не спасут. Подумать только, Булкезу, самый сильный и могучий воин из клана печанеков, убит рабом, собакой, которого все называли не иначе как дерьмом!

— Я прокляну тебя! Ты навсегда останешься рабом, жалким червем под ногой воина! И однажды я убью тебя! Клянусь костями Таркана!

Захария потянулся к крыльям грифона, вздымавшимся над головой Булкезу. Он тотчас изрезал в кровь пальцы и ладони. Кровь стекала по рукам и капала на землю, а он упорно стаскивал с Булкезу крылья — символ его особого положения в клане.

Наконец крылья были сорваны, и Захария, обращаясь к женщине, крикнул:

— А теперь убей его!

— Его кровь ослабит меня, — спокойно ответила та, и по ее тону он понял, что спорить бесполезно. — И ты тоже его не тронешь, — добавила ведьма. — Если хочешь мне служить, выполняй то, что я прикажу, а не то, что тебе хочется.

Она взяла Захарию за руку и слизнула кровь с его ладоней, потом показала ему, чтобы он собрал осыпавшиеся в крыльев перья в колчан. Сама она достала несколько стрел, прикрепила к ним перья и взвесила каждую на ладони, проверяя баланс. Когда наконец результат ее удовлетворил, женщина подошла к восточному порталу, прицелилась и выпустила несколько стрел во всадников, окруживших святилище. Прежде чем те поняли, что происходит, женщина пристрелила четверых. Куманам пришлось отступить. Лишь удалившись на безопасное расстояние, они стали рассматривать стрелы, поразившие их товарищей. Захария видел, как, обнаружив оперение из стрел грифона, они принялись размахивать руками, а затем один из них поскакал прочь.

— Все воины моего племени скоро придут сюда, — объявил Булкезу. Он уже сообразил, что женщина не понимает его слов, но все равно не мог удержаться. В его голосе не было злости, а слышалась лишь уверенность человека, который выиграл множество сражений и победит еще в одном. — Тогда даже мои крылья тебе не помогут.

— Тебе они тоже не помогут! — воскликнул Захария.

— Я убью другого грифона. А ты, трус, станешь кормом для червей — пусть пируют на здоровье.

— Нет, — прошептал Захария, в глубине души понимая, что это правда. Когда-то он был человеком, мужчиной, был верен своим клятвам, но нарушил их, и тогда Господь отвернулся от него.

Булкезу взглянул на женщину. Он оставался пришпиленным к земле, но мог приподнять голову и плечи.

— Я подниму армию и пойду войной. Я выжгу все деревни на своем пути и успокоюсь, только когда отрежу тебе голову и подниму за волосы, окропив землю кровью.

Захария содрогнулся. Но он уже зашел слишком далеко, чтобы теперь уступить страху. Как ни удивительно, сейчас он снова был свободным человеком. Он решил служить этой женщине по своей воле. Возможно, он и в самом деле всего лишь жалкий червь, но все меняется. Она сама так сказала.

— Подойди, человек, которого когда-то звали Захария-сын-Эльсевы-и-Волюзиануса.

Женщина из племени Аои привязала две сплетенные из тростника корзины к копью Булкезу, после чего приторочила копье к седлу так, чтобы ни одна корзина не перевешивала другую. Потом зачерпнула горсть земли и перебросила через костер, свистнула, и за стенами святилища тут же поднялся ветер, разрывая туман в клочья. Куманы отступили еще дальше — никому не хотелось оказаться заколдованным.

Булкезу лежал на земле. Порыв ветра подхватил последнее перо грифона и унес с собой. Женщина осматривала свою поклажу, не обращая на воина ни малейшего внимания, а он проверял, удастся ли ему дотянуться до своих крыльев и выдернуть оставшиеся там перья, чтобы перерезать путы.

— Я отомщу! Ты еще пожалеешь!

Она даже не взглянула в его сторону, словно не слыша. Женщина повернулась к восточному порталу — там туман сгустился и укрыл землю таким плотным покрывалом, что они с Захарией вполне могли бы бежать. Всадники, каким бы острым зрением и слухом они ни обладали, ни за что бы не заметили их. Но далеко ли они смогут уйти, прежде чем куманы настигнут их?

Женщина посмотрела на Захарию и слегка улыбнулась, словно читала его мысли, как открытую книгу. Она осторожно вытерла руки о юбку, затем хлопнула в ладоши и произнесла какие-то слова. Костер вспыхнул так сильно, что Захария отпрянул. Только сейчас он понял, что женщина народа Аои уйдет из этого святилища не той дорогой, по которой привыкли ходить люди.

Аои смотрела на него не мигая, словно испытывая его храбрость. Булкезу молчал. Захария снял с седла дорожный мешок и вытащил из него длинную кожаную тунику, которую обычно носили куманы, когда на них не было доспехов. Он протянул одежду женщине, предлагая ей прикрыть наготу, потому что теперь на ней не осталось ничего, кроме подтеков подсыхающей крови.

Камень, стоящий в центре круга, беззвучно вспыхнул. Подул ветер.

Булкезу приподнялся на локтях и завыл. Шаманы говорили, что так кричат грифоны. Захарии однажды уже доводилось слышать такой крик: тогда клан печанеков добрался до границы земель, которую решаются пересекать лишь герои и шаманы — простым смертным остается лишь ждать, какие вести принесут ушедшие туда. Господи! Он никогда не забудет этого крика!

Но сейчас он не мог позволить себе страх.

Аои шагнула вперед. Захария последовал за ней, ведя лошадь в поводу.

Жар костра опалил его лицо, но прежде чем он успел сморгнуть выступившие слезы, они прошли через врата. Крик Булкезу, свист ветра, белый туман — все исчезло, словно невидимое лезвие отсекло звуки и картины этого мира.

Часть первая

МЕРТВАЯ РУКА

ТО, ЧТО СВЯЗУЕТ НАС

1

Развалины тянулись почти от самого берега до вершины холма. Там стена осыпалась и превратилась в бесформенную груду камней, заросшую высокой зеленой травой. Здесь, на этой стене, и устроилась отдыхать сова. Она сложила крылья и немигающим взглядом уставилась на кольцо каменных столбов, венчающих холм.

Небо светлело, звезды таяли, на востоке всходило солнце. Туман редел, скоро он совсем рассеется под солнечными лучами. В траве шуршали мыши, одна спокойно уселась на камне и начала отряхивать капли росы с лап, сова по-прежнему сидела неподвижно, словно не замечая легкой добычи. Из норки высунулся любопытный нос кролика, вот уже и сам зверек выбрался на поляну. Сова не отводила взгляда от камней. Только один раз моргнула.

Вскоре туман растаял, и солнце осветило камни на холме. Как только первые лучи коснулись камней, сова взвилась в воздух. Сверху было видно, что внутри большого круга лежат камни поменьше, и расположены они в определенном порядке, невидимом с высоты человеческого роста. В самом центре кольца находился камень, вокруг которого плясали языки пламени. Казалось, что горит сам камень, хотя всем известно, что камни не горят. Из пламени доносились негромкие голоса, словно спорили два человека.

— По-моему, вы все слишком деликатны. Уже давно можно было решить эту проблему и подчинить себе ту, которую вы разыскиваете.

— Нет, сестра. Ты не совсем понимаешь, в чем тут дело.

— Не вы ли говорили, что я обладаю даром, которого нет ни у кого из вас? Разве не поэтому вы взяли меня к себе? Разве не будет справедливо, если вы позволите мне попробовать в случае провала вашего плана. Тогда вы увидите, на что я способна.

— Я против.

— Но ты не можешь решать за всех. Пусть и другие скажут.

В листве зашуршал ветер. Кролик уселся столбиком, насторожив уши, а потом ускакал в заросли тимьяна и полевой гвоздики.

— Если у нее не получится, мы ничем не рискуем, — послышался третий голос. — А если получится, польза просто очевидна: наша сестра сможет возвратиться скорее, а мы сможем вернуться к нашей работе.

— Мне любопытно, что из этого выйдет, — раздался четвертый голос. — Я бы не отказалась взглянуть на то, о чем так много говорилось.

— Мне все равно, — отозвался пятый голос, такой тихий, что его звук казался не более чем шелестом листьев.

— Давайте попробуем, — снова прозвучал первый голос. — Чему быть, того не миновать!

Сова спускалась вниз по спирали. С неожиданной грацией она сложила крылья и спикировала на горящий камень в центре круга, словно не замечая языков пламени. Солнце заглянуло в каменный круг.

В то же мгновение пылающий камень исчез, и сова вместе с ним.

2

В деревне любой незнакомец сразу же привлекает самое пристальное внимание. А незнакомцам никто не доверяет, в большинстве случаев от них стараются держаться подальше. Но «орлов» чужаками никто не считал. Правая рука короля, его «крылья», как их иногда называли, потому что они нигде не задерживались надолго: приезжали, ели, иногда ночевали, а потом снова уезжали. Вряд ли кому-нибудь доводилось видеть отдыхающего «орла».

Лиат уже давно обнаружила, что в большинстве случаев «Королевские орлы» путешествуют в одиночку — на дорогах было спокойно и не было необходимости для выполнения мелких королевских поручений высылать целый отряд. Хотя, по правде сказать, ей редко доводилось оставаться одной. Стоило лишь приехать в какую-нибудь деревню, вокруг нее сразу собиралась целая толпа: крестьяне, священники, монахи и простые работники — все они хотели знать, что происходит в мире. Редко кто из них уезжал от дома дальше околицы, для них даже поездка в соседний городишко была великим событием. А уж видеть самого короля и его двор — об этом и говорить нечего…

— Значит, королева-иностранка умерла? — с изумлением переспрашивали они и тут же начинали обсуждать эту потрясающую новость с соседями, хотя королева умерла уже четыре года назад.

— Да неужели и вправду леди Сабела восстала против короля Генриха? Кто бы мог подумать, это родная-то сестра! — Возмущению не было конца, и что за важность, что миновало больше года с тех пор, как мятеж был подавлен.

— Мы слышали, что эйка захватили город Гент и опустошили всю округу, — испуганно говорили они, а Лиат успокаивала их, рассказывая о второй битве за Гент и о том, как граф Лавастин и король Генрих изгнали армию меднокожих и вновь вернули город людям.

Для этих людей она была редкой птицей — яркой, необычной, стремительной. Она появлялась словно ниоткудаи так же быстро исчезала. И уж конечно, они помнили ее и ее рассказы еще очень долго, намного дольше, чем помнила их она. Слишком много было у нее на пути таких деревень и крестьян.

В деревне Ладерна в дом, где она остановилась, втиснулось никак не меньше двадцати человек, всем им не терпелось узнать последние новости. Пока Лиат ела, они развлекали ее песнями и местными сплетнями, но как только по местному обычаю хозяева подали ей кружку пива после еды, на нее обрушился настоящий град вопросов.

— Какое у тебя поручение, «орлица»?

— Откуда ты едешь?

— Куда направляешься?

Ее научили, что можно рассказать, а что лучше оставить в тайне, когда стоит отвечать уклончиво, а когда объяснить подробнее. Крестьяне предлагали ей еду повкуснее, чтобы она побольше им рассказала, и нынешняя ее хозяйка не была исключением. Судя по всему, она решила, что ее гостья — важная птица. Лиат поняла это по тому, что женщина не разбавила пиво водой, как частенько из экономии поступали другие хозяйки, у которых ей случалось останавливаться.

— Я еду во дворец в Вераусхаузене по приказу короля. Он оставил там почти всю свою свиту. Там в школе при монастыре учатся дети знатных дворян и его собственный сын — принц Эккехард. Меня послали сообщить, где назначена встреча с королем.

— Вераусхаузен? А где это?

— За Бретвальдом, — ответила она.

Селяне покачали головами и предупредили, чтобы она была осторожнее и ни в коем случае не ехала напрямик, через старый лес.

— Глупцы из тех, что помоложе, вечно пытаются пробраться по той дороге, — проворчала старуха Мерла. Во рту у нее осталось целых шесть зубов, и она очень этим гордилась. — И все они исчезают без следа. Наверняка попадают на обед медведю или стае волков. Или еще кому похуже. — И она довольно кивнула, словно ее радовала ужасная участь пропавших.

— На рынке я слышал, что по приказу короля через лес прорубили дорогу до самого Бретвальда, — возмутился один из слушателей, лицо которого покрывал бронзовый загар от постоянной работы в поле.

— Как будто кому-то это под силу, — возразила старуха. — Но ты ничего не сказала про короля. Он уже назвал своего наследника? Это, наверное, принц Эккехард?

— У него есть старшая дочь — принцесса Сапиентия. Она уже достаточно взрослая, чтобы стать преемницей короля, и к тому же побывала в битвах, совершила Странствие наследника и родила ребенка.

— Да, доказала, что способна к деторождению и может повести солдат в бой. Видно, Господь отметил ее.

Все вокруг заулыбались и одобрительно закивали, тоже видя в этих обстоятельствах знак Божий. Улыбались все, кроме одного человека. Он молча потягивал пиво из огромной кружки и смотрел на Лиат светлыми водянистыми глазами. Он загорел так же, как и она, — коричневыми от солнца были только руки и лицо, но под рубашкой, которую он расстегнул из-за жары, виднелась бледная кожа.

— У него есть и другой сын, с салийским именем — Саунглаунт, или что-то в этом роде. Превосходный воин, капитан королевских «драконов», но, как я слышал, и он, и его «драконы» погибли, защищая Гент.

Она покраснела и про себя возблагодарила Господа за то, что уже достаточно темно и никто не увидит выражения ее лица.

— Не погиб, — сказала она. Как же сделать так, чтобы голос не дрожал? — Его захватили в плен, но войска графа Лавастина освободили его. Теперь он в безопасности и снова рядом с королем.

Все принялись восторженно охать, дивясь такому чудесному избавлению. Лиат одним глотком осушила свою кружку. Но вернуть спокойствие уже не удастся — бессоннаяночь ей обеспечена. Теперь до самого утра она будет ворочаться в постели и вспоминать его.

Владычица! Как же могло случиться, что шесть дней назад, когда они уезжали из Гента, он сказал: «Выходи за меня замуж, Лиат».

Весь день Лиат ехала на северо-запад под палящими лучами солнца по дороге, которая на картах называлась Рингсвальдвег. За целый день ей встретились лишь несколько путешественников: пара возчиков, везущих на телегах парусину в ближайший порт; наемные работники — зажиточные фермеры называют таких батраками; коробейник, толкающий перед собой тележку, нагруженную разными мелочами, да еще трое священников — загорелых, босых, с мозолистыми руками, которые направлялись на юг — в какой-то монастырь. Слева темнел Бретвальдский лес — такой густой и мрачный, что при взгляде на него становилось понятно, почему путешественники предпочитают делать огромный крюк, объезжая его, вместо того чтобы попытаться пройти напрямик. Справа то и дело возникали маленькие рощицы, чередовавшиеся с возделанными полями, деревни и пастбища, на которых паслись невозмутимые коровы. Лиат уже привыкла путешествовать. Ей нравилось одиночество, чувство свободы, когда ты словно одна во всей Вселенной и можешь смотреть вокруг и удивляться увиденному сколько душе угодно — никто не осудит и не усмехнется.

Но сейчас она никак не могла избавиться от ощущения, что кто-то следит за ней. Она оглянулась, но дорога была пустынной. Подул ветер, начали сгущаться прозрачные летние сумерки.

Лиат чувствовала нарастающее беспокойство.

Никогда не доверяй кажущейся безопасности.

Тучи закрыли небо, и неожиданно стало совсем темно. Начал накрапывать дождь, и Лиат накинула на плечи плащ. Конечно, лето выдалось жаркое и сухое и на дороге не было грязи, но тем не менее на ночь надо найти какое-нибудь укрытие.

Ей вовсе не хотелось ночевать вдали от человеческого жилья под открытым небом, с которого сыплются холодные капли.

Дождь усилился. Издалека послышался звон колокольчика — такими обычно украшают конскую сбрую, чтобы веселее было в дороге. Лиат с облегчением вздохнула: вдвоем ехать веселее, а лихих людей на королевской дороге можно не бояться.

Но спокойствие продлилось не дольше нескольких секунд.

Откуда-то сверху, с потемневшего от низких туч неба, донесся низкий колокольный звон, словно звонили с большого собора в Генте. Но с самого полудня ей не встретилось по пути ни одной церкви.

Может, это эхо шагов дэймона? Неужели это создание снова преследует ее? Она опять оглянулась, но не увидела ни горящих глаз, ни ангелоподобной фигуры, ни прозрачных крыльев — дорога по-прежнему была пустынна. Только порыв ветра донес до нее шепот:

— Лиатано.

Воздух задрожал, на дороге, довольно далеко от нее, взметнулись клочья тумана. Больше всего они походили на белые колонны или стволы могучих деревьев, возникшие прямо в воздухе.

Разумеется, это всего лишь игра света и тени. Но тем не менее Лиат чувствовала, что в нее вцепились чьи-то ледяные когти, они впивались все глубже и глубже, в самое сердце, и увлекали к звону колоколов. Но ведь ничего плохого не случится, если просто подождать? Почему бы не спешиться и не посидеть спокойно?

— Иди ко мне, Лиатано. Не беги от меня. Просто подожди немного, и ты обретешь покой.

Лошадь Лиат нервно фыркнула и прижала уши.

— Подожди немного. Иди к нам.

Лиат заколебалась.

— Беги, — послышался ей голос отца. — Беги, Лиат!

С нее мигом слетело сонное оцепенение, больше она не собиралась ни ждать, ни спешиваться — да и как ей такое вголову пришло! Чувствуя лишь ослепительную ярость, она послала лошадь в галоп. Через какое-то время Лиат оглянулась, и сердце ее ударилось о ребра. Туманные фигуры тянулись к ней, они летели за ней по дороге, преследуя, настигая. Теперь она нисколько не сомневалась, что это живые существа. Она видела протянутые к ней руки, слышала их голоса, похожие на тихий шелест листьев. Но громче всего звучал голос, похожий на колокольный звон.

Они приближались.

Она достала лук, вытащила из колчана стрелу и прицелилась. В воздухе запахло горящим углем, как в кузнице, когда там раздувают мехи. Лошадь прибавила ходу, и Лиат отпустила поводья, предоставив ей скакать куда вздумается, а сама пустила стрелу в своих преследователей. Как и следовало ожидать, стрельба по бесплотным духам — дело бесполезное, и стрела бессильно упала на дорогу.

Впереди послышался крик:

— Эй, там! Смотри, куда едешь!

Лиат посмотрела прямо перед собой и увидела двух всадников в богатых одеждах и четырех сопровождающих их рыцарей. Вероятно, владелец здешних земель. Лиат никак не могла вспомнить, какому знатному роду принадлежит знак, изображенный на щитах рыцарей, — голова оленя на белом поле. Рыцари расступились, чтобы она могла проехать, вернее, пронестись между ними.

Но как только она обернулась, чтобы предупредить их о грозящей опасности, справа от нее вспыхнул яркий свет — недалеко от дороги на небольшом холме, где стояли собранные в круг огромные камни, разгорелся костер.

Мимо пролетела сова, она пронеслась так бесшумно и стремительно, что лошадь Лиат шарахнулась и сошла с дороги. Держа одной рукой лук, а другой поводья, Лиат положилась на инстинкт животного. Лошадь перепрыгнула неглубокую канаву у обочины дороги и направилась прямо к холму, поросшему густой зеленой травой. С дороги вслед Лиат неслись невнятные крики мужчин.

Через секунду до нее донесся пронзительный визг.

Лошадь преодолела подъем с такой скоростью, словно спасалась от лесного пожара, и мгновенно оказалась в центре каменного кольца. Только теперь Лиат заметила, что посредине, из камней поменьше, выложен еще один круг — семь валунов, а в центре… Высотой камень был примерно с человека и светился странным бело-голубым светом, ярко, как костер. Но, в отличие от костра, тепла от него не ощущалось.

Крики и вопли с дороги стали тише и превратились в невнятный шум. Лиат не осмеливалась оглянуться и узнать, что же там происходит. А над головой снова бесшумно скользнула сова, развернулась в воздухе и уселась на камень. Лошадь Лиат прыгнула…

Девушка вскрикнула от изумления. Вокруг взметнулись языки бело-голубого пламени, а лошадь спокойно приземлилась, словно всю жизнь только и делала, что ныряла в огонь.

Лиат натянула поводья, но лошадь после всех этих курбетов вела себя совершенно невозмутимо. Лиат огляделась: земля была усыпана желтыми листьями, деревья тянули к небу голые ветки. Единственным знакомым среди них оказался дуб, остальные она никогда не видела раньше. Но окончательно она потеряла дар речи, когда с камня встал человек и уставился на нее с живейшим интересом. Впрочем, на обычного человека он походил очень мало: с бронзового от загара лица на Лиат смотрели ярко-зеленые глаза, вместо одежды его тело прикрывали лишь многочисленные бусы, перья, ракушки и полированные камушки. Он был из Аои, Исчезнувших, — люди гак называли их, потому что этот эльфийский народ исчез, оставив свои города и селения.

Лиат знала его, а он — ее.

— Ты все-таки пришла, — произнес он. — Ты появилась раньше, чем я ожидал. Придется спрятаться, пока процессия не пройдет мимо, иначе я не знаю, чем закончится совет, — твое присутствие здесь по меньшей мере подозрительно. Слезай с лошади и пойдем.

Он выглядел совсем как тогда, когда она в первый раз увидела его сквозь огонь. Правда, в тот раз ей показалось, что он должен быть выше ростом. Украшавшие его перья сверкали ярко, как драгоценные камни. А веревка, опоясывающая его по бедрам, похоже, стала чуть длиннее с их первой встречи несколько недель — или месяцев? — тому назад.

Из глубины леса послышался низкий протяжный стон, через минуту Лиат сообразила, что это всего лишь звук рога. Она приставила ладонь козырьком к глазам и вскоре разглядела, как по тропе под деревьями движется целая процессия. Она то скрывалась в тени, то снова появлялась на открытом участке дороги. Во главе процессии несли золотое колесо, украшенное блестящими зелеными перьями, оно медленно вращалось, хотя в воздухе не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка.

— Как я сюда попала? — хрипло спросила Лиат. — Меня преследовали какие-то твари, потом я увидела сову… И горящий камень.

Она повернулась к камню, который продолжал испускать холодный бело-голубой свет. Совы там не было.

— Сова, — пробормотал он задумчиво, дотрагиваясь до невзрачного, коричневого с белым перышка — единственного среди ярких и пышных перьев, украшавших его. Аои отстраненно улыбнулся. — Старый враг.

— Потом лошадь прыгнула в огонь, и я оказалась здесь, — закончила Лиат. Она чувствовала себя как лист, подхваченный течением, которое несет его неизвестно куда. Слишком многое обрушилось на нее за какие-то несколько минут.

— Да… — Он принялся задумчиво теребить веревку, потом стал вплетать в нее новые нити. — Так из одного мы делаем нечто совсем иное, даже если ничего не изменяем и не добавляем к тому, что уже есть. Иногда это и становится самым главным. Эти нити сами по себе не приносят мне никакой пользы в отличие от веревки, но разве эти две вещи не одно и то же?

— Я не понимаю, о чем ты говоришь.

— Горящий камень — врата между двумя мирами. Все эти камни — врата, как мы выяснили, к нашему глубокому сожалению. Врата, воздвигнутые не магией смертных, они — плоть от плоти Вселенной. И чтобы пользоваться ими, надо понимать их сущность.

— Я ничего не знаю, — с горечью отозвалась Лиат. — От меня столь много скрыто!

— Да, скрыто многое, — согласился ее собеседник. — Но тем не менее ты пришла ко мне. Если хочешь, ты можешь многому научиться, я чувствую это.

— Господь Всемогущий! Мне столько надо узнать! — На мгновение она задумалась. — А сколько времени это займет? Узнать все, что необходимо, я имею в виду?

Он усмехнулся:

— Это зависит от того, что ты считаешь необходимым узнать. — Теперь выражение его лица изменилось, он стал серьезен. — Если ты решишься, это займет столько времени, сколько нужно. — Он взглянул в сторону поляны, к которой двигалась процессия. — Но если ты спрашиваешь о том, сколько времени пройдет в человеческом мире, я не могу дать точного ответа. Время течет по-разному в наших мирах.

— О Владычица! — Лиат посмотрела на камень. Пламя угасало, становясь все бледнее.

— Ты колеблешься? Разве не этого ты желаешь всем сердцем?

— Всем сердцем… — тихо повторила она вслед за ним.

Конечно, она должна учиться. Только так она сможет себя защитить. Ей так хотелось узнать как можно больше. Возможно, такой шанс больше никогда не выпадет.

Но все равно она не могла не думать о том, что оставляет позади.

— Ты все еще привязана к тому миру, — констатировал он. В его голосе не было ни раздражения, ни разочарования. Он просто говорил о том, что видит. — Дай мне руку.

Никто бы не смог ослушаться. Лиат послушно закинула лук на плечо и протянула ладонь. В следующее мгновение она вскрикнула от неожиданности — он порезал ей руку обсидиановым кинжалом. То же самое он проделал и с собственной рукой, а затем приложил рану к ране Лиат так, чтобы кровь смешалась. Свободной рукой он дотронулся до камня. Пламя взметнулось вверх, такое яркое, что девушка отшатнулась, а ее лошадь нервно затанцевала и зафыркала. Но колдун не выпустил руку Лиат.

— Давай посмотрим, — сказал он, — что привязывает тебя к миру людей.

Огонь вспыхнул, и они вдвоем стали всматриваться в холодное пламя.

Закрыв глаза, он лежал на траве под животворными солнечными лучами и слышал тысячи звуков, доносящихся до него.

Жужжат пчелы. Откуда-то с деревьев раздается свист птицы. Лошадь пасется на опушке на безопасном расстоянии от трех его спутников — эйкийских собак в железных ошейниках. Он прикрутил их цепи к колу, который потом загнал глубоко в землю. Псы с громким хрустом разгрызают кости. Лишь эти трое остались от всей своры, которую он возглавлял, когда жил в гентском соборе. Он слышал, как они ворчат, выхватывая друг у друга самые лакомые куски, а железные цепи громко лязгают одна о другую.

Неподалеку журчит ручей — там он умылся несколько минут назад. Хотя, сказать по правде, вряд ли он когда-нибудь сможет смыть с себя позор рабства. Пленнику Кровавого Сердца вовек не смыть с себя грязь, сколько бы он ни тер кожу песком и мылом, сколько бы ароматического масла ни вылил на себя. Но сейчас он лежит и пытается обсохнуть после холодного купания.

До него не доносится ни звука, который бы говорил о присутствии здесь человека. Он сбежал из королевских покоев и от суеты двора и устремился по тропе, ведущей на северо-запад. Именно по этой тропе восемь дней назад она уехала выполнять поручение короля. Только здесь он может спокойно полежать на земле, вдыхая ее ароматы, только здесь его не найдут вездесущие лакеи.

Нахальная муха садится ему на лоб; не открывая глаз, он смахивает ее. Под рукой у него лежит кожаная сумка, украшенная драгоценными камнями и резными пластинками из слоновой кости, тяжелые металлические застежки охраняют сокровище — книгу. Он дотрагивается до шершавой кожи кончиками пальцев, хотя и так знает, что книга никуда не делась и по-прежнему здесь. Для него это не просто книга, это — обещание, обещание новой встречи. Он не расстается с ней ни на минуту, а когда охотится или принимает ванну, привязывает ее к ошейнику одной из собак — только им он может теперь доверять.

Послышался шелест листьев — как он не похож на шепот, который поднимался среди придворных при его появлении, шепот, которого, как они думают, он не слышит.

Но солнце встает, поднимается высоко в небо, а потом снова уходит за горизонт. Дни проходят. Он подождет.

Живя среди собак, он научился быть терпеливым.

— Вот что привязывает тебя к тому миру, — произнес колдун, но Лиат, то ли ошеломленная увиденным, то ли потрясенная силой чувств, не ответила.

— Я обещала ему…

Видение исчезло.

Она понимала, что должна делать, что сказал бы ей отец в таком случае. Но больше ничто не имело для нее значения. Целый год она считала его мертвым.

— Я должна вернуться. — Услышав собственные слова, она вдруг заторопилась. — Я вернусь сюда. Обещаю. Просто мне обязательно нужно вернуться… — Она запнулась и замолчала — слова звучали так глупо.

Он спокойно отпустил ее руку. Лицо его ничего не выражало, Лиат в который раз подумала про себя: сколько же ему лет?

— С молодыми всегда одна и та же история, — сказал он наконец. — Но не думаю, что твой путь окажется легким.

— Так я смогу вернуться? — Теперь, когда выбор был сделан, Лиат тотчас начала жалеть о принятом решении. Но не настолько, чтобы остаться.

— Я не предсказываю будущее. Ступай.

— Но те создания, что преследовали меня…

— Много таинственного есть в мире. Много тварей разумных и неразумных населяет его. Ты должна сама решить — остаешься ты здесь или возвращаешься обратно. Врата закрываются.

Языки пламени уже не вздымались вверх, а трепетали над самой поверхностью камня. Если она и дальше будет колебаться, ни на что не решаясь, выбор будет сделан за нее.

Лиат схватила поводья и вскочила в седло. Лошадь прянула вперед, вспыхнул свет, перед глазами у Лиат замелькали черные и белые пятна, она ударилась плечом о камень… В то же мгновение они вылетели из круга камней на яркий солнечный свет.

Лиат прикрыла глаза рукой — переход от сумрака к свету оказался слишком резким, и она какое-то время ничего не видела. Затем она начала различать дорогу под копытами лошади. Высоко в небе светило солнце, был полдень, а никак не вечер, когда она исчезла из этого мира. В воздухе пахло прелой листвой. Из Бретвальдского леса доносилось пение птиц. На верхушке высокого дуба сидели несколько ворон и почтительно взирали на стервятника, который разгребал кучу лохмотьев, валявшихся на дороге.

От тварей, преследовавших Лиат, не осталось и следа.

Как это сказал старый колдун? «В наших мирах время течет по-разному».

Неужели она вернулась в тот самый день, когда отправилась в путь? Может, стоит подождать и посмотреть на саму себя со стороны? Лиат тряхнула головой, отгоняя глупые мысли, и послала лошадь в галоп, с любопытством посматривая по сторонам. Ничего интересного. Вороны разразились недовольным карканьем. Стервятник лениво взлетел и уселся на нижней ветке, наблюдая за приближением Лиат. Она направила лошадь к груде лохмотьев, валявшихся у обочины, и спешилась, чтобы рассмотреть, что это такое. Перед ней лежали побелевшие от времени кости, скелет был обглодан дочиста, сквозь ребра проросла трава. Неподалеку валялось оружие. Лиат ногой перевернула щит: на нее слепо уставилась голова оленя на белом поле.

Лиат отпрыгнула и вцепилась в шею лошади, та положила ей голову на плечо и обдала девушку теплым дыханием — вид человеческих останков не произвел на нее особого впечатления.

У рыцарей, которых она видела, были щиты с головой оленя. А потом она слышала крики. Сколько же прошло времени? Чтобы от человека остались лишь голые кости, нужен не один месяц!

На солнце наползла туча, и Лиат поежилась. Она снова взобралась в седло и направилась на север, как и раньше. Сгущались сумерки, и Лиат начала пристально всматриваться в небо. Одна за другой на летнем небе появлялись звезды. Неужели она потеряла целый год?

Впереди загорелся факел, потом другой, лошадь Лиат, почуяв запах человеческого жилья, побежала быстрее. На фоне неба появился силуэт небольшой церкви. К счастью, жители городка еще не закрыли ворота, и привратник объяснил, как добраться до дома священника, который пустит переночевать припозднившегося путника и накормит его луковым супом.

Лиат проголодалась. Она мгновенно проглотила суп и сидр, священник смотрел на нее с жалостью.

— Какой сегодня день? — набравшись решимости, спросила она. Руки у нее дрожали так сильно, что ей пришлось спрятать их под стол.

— Сегодня мы празднуем День святого Теодорета, а завтра — День святого великомученика Валария.

Значит, сегодня — девятнадцатое число месяца квадриля, а с туманными созданиями в лесу она столкнулась восемнадцатого. Лиат перевела дыхание, но потом вспомнила побелевший от времени скелет на дороге.

— А какой сейчас год?

— Странный вопрос, — заметил священник. Но перед ним сидела молодая женщина, к тому же не годилось расспрашивать «Королевского орла». — Сейчас семьсот двадцать девятый год от появления Учения блаженного Дайсана.

Прошел один день. Всего один. А кости на дороге, должно быть, лежат там давным-давно и успели высохнуть и побелеть, обглоданные стервятниками и вороньем.

Уже поздно вечером, укладываясь спать в темноте церкви, Лиат вспомнила, что не давало ей покоя все это время: как же получилось, что одежда, покрывавшая скелеты, была влажной, но не сгнившей и не порванной? Ведь если прошло несколько месяцев с тех пор, как люди умерли и их тела стали добычей воронья, одежда тоже должна была истлеть, превратиться в гнилые лоскуты.

3

Охотники выехали из леса и разбились на маленькие группки. Король ехал в одной из них, окруженный друзьями и соратниками, все они громко смеялись над комментариями графа Лавастина. Алан отъехал к реке и с высокого берега смотрел, как трое молодых парней, забравшись в воду по пояс, вытаскивают из нее сети. На фоне сверкающих струй их тела казались черными.

— Алан. — Граф Лавастин остановился возле сына. Черные гончие обнюхивали траву и камни вокруг. Страх перевернул какой-то булыжник, и тот скатился в реку, подняв тучу брызг. Остальные собаки залаяли, то ли напуганные шумом, то ли решив, что это новая игра.

— Тихо! — строго прикрикнул на них Лавастин, и они сразу умолкли, подчиняясь приказу хозяина. Граф перевел взгляд на Алана. — На охоте тебе надо держаться поближе к королю, сынок.

— Думаю, эта задача куда труднее, чем их, — сказал Алан, показывая на рыбаков. Те щедро обливали друг друга водой и смеялись, эхо вторило им, отдаваясь от противоположного берега.

— Град, ранние заморозки или дождливый месяц аогост легко могут погубить весь урожай.

— Зато река всегда дает рыбу. Никогда не мог понять, для чего дворяне охотятся.

— Просто тебе не нравится охота. Но придется научиться этому и многому другому. Ты должен понимать, к какой партии лучше примкнуть, какая выиграет, а какая проиграет. Ты нравишься принцу.

— А принцессе — нет.

— Только из-за того, что принц к тебе благоволит.

— Потому что я бастард, как и он.

— Был бастардом, — сурово поправил его Лавастин. В его голосе слышалось предупреждение. — Теперь тебя признают моим законным сыном и чтят как моего наследника.

— Да, отец, — послушно отозвался Алан. — Но когда принцесса Сапиентия видит меня, а потом лорда Жоффрея, она вспоминает, что, когда придет время, король может назначить другого наследника, в обход нее.

Собаки уселись погреться на солнышке. Все они были здесь: Страх, Ярость, Горе, Ужас, Ревность… Ужас плюхнулся на землю и развалился, блаженно вытянув лапы. Только Стойкость продолжала что-то вынюхивать в кустах, уловив запах, который не заинтересовал остальных. Отсюда было видно, как король показал рукой на опушку леса, за которой начинались сады и поля местных жителей.

— Мне никогда не хотелось стать приближенным короля, — наконец произнес Лавастин. Он тоже смотрел на деревья. В воздухе разнесся звук охотничьего рога.

— Тебе не нравится король? — осмелился спросить Алан. Ведь они были одни, и их не мог услышать никто, кроме собак.

Лавастин повернулся и пронзительно посмотрел на своего наследника.

— Король стоит выше наших симпатий и антипатий, Алан, — строго заметил он. — Я уважаю его, как он того заслуживает. Я не имею ничего против него и его правления до тех пор, пока он признает мои права на владение графством Лавас и всеми поместьями, которые я получил. Которые мы с тобой получили за Гент. Думаю, при дворе найдется немало молодых мужчин и женщин, которые с удовольствием стали бы твоей свитой, Алан, если бы ты только показал им свое расположение. Ты быстро научился манерам и держишься ничуть не хуже, а порой и лучше многих молодых людей здесь, при дворе короля. Ты поступил мудро, оставаясь в стороне от их глупых игр и мелких интриг. Но теперь тебе пора обзаводиться собственной свитой.

Алан вздохнул:

— Мои приемные родители приучили меня к работе и воспитали в уважении к труду. А здесь мне остается только слушать сплетни, или охотиться, или веселиться на пирах. По правде сказать, отец, я чувствую себя неловко в этой компании. Но если я не буду участвовать в этих развлечениях, боюсь, они сочтут меня ни на что не годным.

Лавастин слегка улыбнулся:

— Тебе неинтересны их увлечения, но это совершенно естественно. Ты стяжал славу, участвуя в войне. К тому же ты усердно учишься — эти знания помогут тебе управлять графством Лавас, как в свое время они помогли мне. А твоя серьезность свидетельствует лишь о том, что ты отлит из благородного металла.

Алан смутился. Он вовсе не чувствовал, что заслуживает всех этих похвал. А внизу рыбаки вытащили наконец свои сети на отмель и принялись вытряхивать рыбу на камни. Они громко радовались, как могут радоваться только молодые здоровые люди, которым нет дела до королевского двора с его интригами, лестью и сплетнями. Для них самое главное — набить корзину серебристой трепещущей рыбой и отнести ее домой. Несколько рыбешек выпрыгнули из сетей и упали обратно в реку, но рыбаков это нисколько не расстроило — корзины уже были набиты доверху. И парни что-то весело закричали вслед улизнувшим пленницам.

Снова раздался звук рога, теперь он звучал намного ближе. Из леса выскочил здоровенный кабан и помчался через поляну. Королевские загонщики дружно заулюлюкали, охотники схватились за короткие копья. Гончие Лавастина тут же устремились в погоню, но резкий окрик хозяина заставил их послушно вернуться на место. Они лаяли и повизгивали, наблюдая, как уходит от них добыча.

В эту минуту из леса показались два отряда: один с юга, другой с севера. Первый отряд возглавляла принцесса Сапиентия. За ней следовал слуга, на копье которого развевался штандарт ее королевского высочества — белый с голубым. Свита принцессы была разряжена в яркие и пестрые одежды, что казалось несколько неуместным для охоты. Впрочем, эта охота была всего лишь развлечением, чем-то вроде бала или праздничного обеда. Некоторые придворные так хотели загнать кабана прежде, чем до него доберется другой отряд, что, не разбирая дороги, мчались прямо по вспаханным и засеянным полям.

Второй отряд выехал из леса гораздо ближе к тому месту, где спрятался кабан, но поскольку они пробирались осторожно, стараясь не помять посевов и объезжая поля, то к кабану они подобрались с севера и как раз в тот момент, когда принцесса Сапиентия подъехала с юга. В какое-то мгновение оба отряда оказались друг против друга, словно армии противников на войне: маленькая, разгоряченная погоней принцесса на громадном жеребце и ее сводный брат, который одной рукой держал охотничье копье, а другой — поводья прекрасного серого коня.

Король поднял руку, его спутники затихли и придержали лошадей. Все смотрели только на Генриха. И тут кабан помчался к реке, ему осталось пересечь лишь небольшую открытую поляну, и он окажется на свободе.

Принц Санглант тотчас поскакал за ним, оставив свой отряд далеко позади. Сапиентия ринулась за братом.

Он успел первым и отрезал кабану путь, а затем отступил в сторону, предоставив Сапиентии нанести решающий Удар, словно это была ее прерогатива. Он как будто не хотел получать то, что само шло в руки.

Сапиентия заметила лишь то, что Санглант отступил в сторону. Затравленный зверь повернулся и бросился на врага. Принцесса метнула копье, но кабан увернулся, и, вместо того чтобы вонзиться прямо в сердце, копье застряло у него в плече. Разъяренный зверь поднырнул под брюхо лошади. Та взвилась на дыбы, и принцессе пришлось вцепиться в седло, чтобы не упасть под копыта.

К поляне уже подбегали ловчие, впереди них неслись гончие. Санглант направил своего коня к раненому кабану. Тот заметил это движение, поросячьи глазки налились кровью, и зверь метнулся к принцу. Алан слышал, как закричал король Генрих. Но Санглант не обратил на это ни малейшего внимания, он нисколько не боялся предстоящей схватки. Принц занес оружие, и кабан прыгнул вперед, буквально нанизав себя на копье, как на вертел. Принц спрыгнул с коня и вонзил кинжал в основание черепа зверя.

Сапиентия успокоила лошадь и подъехала ближе. Гончие, почуяв кровь, бесновались. Они с лаем бросились к убитому кабану, но тут же отпрянули назад, оскалив зубы и поджав хвосты, — принц Санглант, сидя на корточках возле туши, огрызался, как самый настоящий пес.

Только когда подъехали остальные всадники, он встряхнулся, как собака, только что выбравшаяся из воды, и выпрямился, снова превратившись в высокого стройного мужчину. На шее у него, как ни странно, был грубый металлический ошейник вместо широкого золотого ожерелья, украшенного бирюзой, — знака принадлежности к королевскому роду. Кроме того, в нем прежде всего поражали совершенно собачья манера принюхиваться к носящимся в воздухе запахам и странный пристальный взгляд, которым он встречал каждого, кто пытался приблизиться к нему незамеченным.

Сапиентия хотела спешиться и поговорить с братом, но ее остановил советник — отец Хью. Он учтиво подхватил ее под руку и увел прочь, туда, где собралась вся свита, желающая поздравить свою госпожу.

— Ну вот, есть по меньшей мере один человек, — тихо произнес Лавастин, который наблюдал за этой сценой, сощурив глаза, — который не хочет, чтобы между братом и сестрой наладились отношения.

За двадцать дней совместного путешествия Алан так и не смог заставить себя доверять или хотя бы уважать неизменно любезного и учтивого отца Хью. Но сейчас Алан попытался быть объективным:

— Об отце Хью при дворе говорят только хорошее. Все в один голос утверждают, что он благотворно влияет на принцессу.

— Конечно, он очень обходительный, и манеры у него безупречные, а его мать — могущественная маркграфиня. Не хотел бы я стать его врагом. Однако все его влияние пропадет втуне, если принцесса Сапиентия не станет преемницей своего отца.

— Я его недолюбливаю из-за того, что он мерзко обошелся с Лиат, — пробормотал Алан.

Лавастин скептически вздернул бровь и сказал:

— Ты знаешь об этом только с ее слов, а она — всего лишь «орлица» без роду и племени. В любом случае, если она и впрямь была его рабыней, он мог делать с ней все, что пожелает. — Ни страхи Лиат, ни ее жизнь графа не интересовали. — К тому же у этой «орлицы» есть странный дар. Если посчитаешь нужным, приглядывай за ней. Возможно, она нам еще понадобится.

Принц Санглант отошел к реке, подальше от убитого им кабана. Его эскорт, не уверенный, чего можно ожидать от господина, держался на почтительном расстоянии, хотя и отделился от отряда Сапиентии. Принц стоял на крутом берегу, у самого обрыва, и смотрел вниз, на реку. Рыбаки остановились, чтобы посмотреть на вельможу и его роскошную свиту — видно было, что такое развлечение им выпадало нечасто.

— Он сейчас спрыгнет вниз, — внезапно сказал Алан. И, словно услышав его слова, хотя такое казалось совершенно невозможным — слишком далеко он стоял, — принц начал спускаться вниз. Он заскользил по крутому обрыву к воде.

Придворные из свиты Сапиентии начали перешептываться. Они уже много раз такое видели: принц был словно одержим манией чистоты. Но раздеться при таком количестве придворных… Немыслимо так уронить честь и достоинство, дарованные правом высокого рождения. Только простолюдины, купаясь или работая в жаркий день, снимали с себя одежду.

Принц разделся и, оставив одежду на берегу, нырнул в воду. Все тело у него было испещрено белыми шрамами, но теперь по крайней мере он не выглядит таким изможденным. В плену Санглант настолько отощал, что Алан легко мог пересчитать у него все ребра.

Ветер переменился, и до Алана донеслись слова отца Хью, который мягко увещевал принцессу:

— Увы, в некоторых отношениях он ведет себя как настоящий пес — готов прыгнуть в воду, если его не остановить. Пойдемте, ваше высочество. Это непристойно.

Сапиентия вместе со свитой отступила обратно к лесу, на поляне остались охотники, которые собирались освежевать тушу убитого зверя. Впрочем, некоторые дамы не удержались и несколько раз оглянулись, желая получше рассмотреть принца.

Лавастин вздохнул. В свите короля наметилось движение. Некоторые всадники, вернее всадницы, присоединились к принцессе Сапиентии, а остальные, в том числе и сам король, спешились.

— Пойдем, — сказал Лавастин и махнул рукой сопровождающим. — Я возвращаюсь к королю. Алан, тебе надо решить, с кем ты будешь.

К этому времени по меньшей мере десяток человек из свиты Сангланта спустились к реке, чтобы присоединиться к принцу. И даже сам король собирался забраться в воду, словно все произошло с его позволения.

Алан последовал за Лавастином, по дороге он помахал нескольким юным лордам, с которыми ему доводилось встречаться и разговаривать раньше. Стойкость бежала впереди, продолжая принюхиваться. Она зарычала, и к ней тотчас подбежал Страх.

Там, где берег становился пологим и можно было спуститься к реке, не рискуя сломать шею, слуги вырубали кустарник, чтобы король мог с подобающим величием добраться до воды. Принц под водой доплыл до противоположного берега. Выше по течению рыбаки перевязывали свои корзины, собираясь уходить. Завидев короля, который спустился на берег и, оставив одежду слугам, вошел в воду, они застыли как статуи. До свиты Сапиентии доносились смех и плеск воды.

— Ну что, сын, присоединимся? — спросил Лавастин, слезая с лошади. Но как только граф коснулся ногой земли, Ужас попытался оттащить его подальше от кустов, а остальные гончие подняли такой лай, что принц на противоположном берегу обернулся, а король Генрих приказал слуге подняться и узнать, в чем дело.

— Тихо! — прикрикнул Лавастин на собак, которые, поскуливая, вились вокруг него, скорее как щенки, напуганные грозой, чем как побывавшие во многих схватках гончие.

В кусты скользнула какая-то тварь. Гончие разразились лаем и рычанием. Ужас схватил графа за рукав и попытался оттащить от кустов, а Страх и Стойкость прыгали возле зарослей, скаля зубы и угрожающе рыча. Горе и Ярость держали оборону, а Ревность металась между кустами и графом, не решаясь оставить хозяина, но и не желая упустить врага.

Но в кустах никого не было!

— Тихо! — снова рявкнул Лавастин. Он не привык к неподчинению приказам.

Стойкость внезапно завизжала от боли. А остальные собаки пришли в такое неистовство, что слуги и дворяне, которые уже подошли к кустам, в страхе отпрянули. Псы носились вокруг кустов, а потом вдруг ринулись к реке и вдоль берега, словно преследуя кого-то невидимого.

— Алан! За ними!

Алан побежал за собаками, за ним последовал единственный слуга. Гончие устремились к каменистой полоске пляжа, вдававшегося в реку. Алан обернулся и увидел, что Лавастин осторожно спускается вниз по пологому берегу, как и другие придворные до него. Люди помоложе отважились последовать примеру принца и пустились через реку вплавь, король и его советники плескались на отмели и, вне всякого сомнения, обсуждали осаду Гента, эйка, последние сообщения о набегах куманов на востоке и предложения о браке с детьми короля, которые следовало одобрить или отклонить.

Гончие исчезли из виду, Алан перешел на быстрый шаг и вскоре увидел, что вся стая столпилась у самого края воды и громко лаяла, не решаясь, однако, войти в воду. На мгновение в волнах мелькнуло что-то белое, но Алан решил, что ему показалось, — на поверхности воды больше ничего не появилось. Хотя течение здесь было сильным, и вполне возможно, что это нечто просто унесло дальше. Постепенно лай собак перешел в рычание, а потом они и вовсе успокоились и теперь молча смотрели на текущую воду.

Ему почудилось или и в самом деле что-то шевельнулось в воде? Река на солнце сверкала жидким серебром и слепила глаза. Алан сморгнул набежавшие слезы, но не разглядел в волнах ничего, кроме неясного силуэта затонувшей лодки или просто комка водорослей, зацепившихся за камень.

Впереди — дом, колыбель его племени. Кто успел вернуться раньше него? Придется ли ему и его солдатам сражаться за право сойти на берег? Или он приплыл первым и предстанет перед Мудроматерью, чтобы она приняла решение?

В спокойных водах фиорда отражается голубое небо, только здесь его синева бывает такой глубокой. Вода такая гладкая, что каждое дерево на берегу отражается в ней, как в огромном зеркале. Вот зеркало потревожила гладкая и блестящая спина существа из морского народа, оно окидывает взглядом приближающуюся лодку, а потом, плеснув хвостом, уходит на глубину.

На запястье у него сомкнулись зубы, и, придя в себя, Алан посмотрел вниз — на Горе, который таким образом пытался привлечь его внимание. На берегу с ним остались всего три собаки, остальные убежали. Алан оглянулся. Слуга сидел, скрестив ноги и положив руки на колени, похоже, ждал он уже давно.

— Мой лорд! — Мужчина вскочил на ноги. — Остальные собаки вернулись к графу, я не знал, как их остановить. А вы были так погружены в себя, что я не решился вас прервать…

Отступив на шаг, он нервно покосился на собак: Горе, Ярость и Стойкость сидели и тихонько повизгивали, ожидая приказов хозяина. Стойкость лизала правую лапу, словно поранила ее об острые камни.

— Ничего. Все в порядке.

Алан присел на корточки и осмотрел лапу Стойкости. В подушечку глубоко вонзился острый шип, который и причинял боль. Алан успокоил собаку и, выдернув занозу, отбросил ее в сторону. Стойкость взвизгнула и снова принялась вылизывать лапу.

Алан все никак не мог выбросить из головы странный белый силуэт, который мелькнул в реке. Ниже по течению кверху брюхом всплыла рыба, потом другая, третья, четвертая. Все они были мертвы. Всех их уносило течением к морю. А выше по течению в воде неподвижно застыла белая тень.

Ярость зарычала.

— Мой лорд.

Слуга подвел Алану лошадь.

Но тот с беспокойством посмотрел на Стойкость. Теперь, когда заноза больше не мешала ей, она носилась вместе с остальными по берегу, играя и покусывая на бегу своих сородичей. Алан с облегчением рассмеялся: все-таки день сегодня просто замечательный.

Но чуть позже он снова увидел рыбаков, тащивших корзины с живой рыбой, и тотчас вспомнил, как всплывали в воде мертвые рыбешки. И это зрелище сильно встревожило его. Он и сам не мог сказать почему.

4

Во внутреннем дворике замка Вераусхаузен стояла такая тишина и веяло таким умиротворением, что Лиат, усевшаяся на каменную скамью в ожидании аудиенции, задремала, хотя и не чувствовала особенной усталости. В ее коротком сне смешалось все: страхи и надежды, смерть отца, Хью, огонь, верность и любовь Ханны, обещание Ивара, тени умерших эльфов, лорд Алан и дружба, которую он ей предложил, смерть Кровавого Сердца, сестра Росвита и Книга Тайн, дэймоны и, живее всего, прикосновение к волосам Сангланта, когда он мылся в реке, освобожденный из долгого плена.

Она вздрогнула и очнулась. Сердце колотилось как сумасшедшее, щеки горели, дыхание прерывалось.

Лиат говорила себе, что не должна думать о принце, но при этом только о нем и думала. Мимо с жужжанием пролетела пчела. Садовник, который пропалывал цветочный садик, передвинулся к другой клумбе. За ней никто не приходил. Лиат не знала, сколько еще ей придется ждать.

Она подошла к колодцу с двускатной крышей на белых каменных столбах и заглянула внутрь. Пахло свежей холодной водой и влажным камнем. Священник, служивший в здешней часовне, сказал, что после того, как сошел снег, все колодцы наполнились талой водой. Раньше, до того как сюда пришли проповедники, несущие Учение блаженного Дайсана, здешние племена почитали местный источник как богиню, которая стыдливо прячется в камнях, не желая, чтобы ее видели простые смертные. Теперь источник надежно скрыт стенами замка.

На поверхности воды колебалось какое-то отражение. Интересно, если долго всматриваться, она и вправду увидит в водном зеркале своего суженого? Или это всего лишь глупые суеверия? По крайней мере матери церкви говорили, что это именно так.

Лиат отошла, испугавшись, что действительно увидит чье-то отражение, и на нее с новой силой обрушилась полуденная жара.

«Я никогда не полюблю другого мужчину». Не это ли обещание удержало ее четыре дня назад в этом мире, когда, попав в круг камней, она прошла через врата в неведомые земли? Неужели она и вправду сглупила, отказавшись от знаний, которые обещал ей старый колдун?

Лиат прикрыла глаза ладонью и снова уселась на скамью, которую поддерживали четыре тяжелые львиные лапы, вырезанные из того же мрамора с розоватыми прожилками, что и колонны, украшавшие внутренний дворик.

Сейчас резиденция Вераусхаузен не была занята королевским двором, и потому даже простой «орел» мог сидеть в этом дворике, в котором обычно гулял сам король, но никак не его слуги. Стояла такая тишина, что Лиат подумала: именно такой покой, как говорят клирики, Господь дарует душам немятежным. Вряд ли этот покой сумеет обрести она.

Внезапно раздался оглушительный визг, взрыв смеха и топот бегущих ног.

— Тише, дети! Вы должны двигаться с достоинством! Надо медленно прогуливаться, а не носиться, как дикари.

Ученики королевской школы пришли заниматься, и Лиат, глядя на них, остро позавидовала: они могли учиться, знали, какому роду принадлежат, и понимали, что в будущем их ожидает место придворных в королевской свите. Один мальчик вскарабкался на древний пьедестал памятника даррийскому генералу и уселся там между ног статуи.

— Лорд Адельфред! Прошу вас, слезайте оттуда!

— Смотрите, здесь «орлица»! — воскликнул мальчик, спрыгивая вниз. — Почему бы нам не послушать, что она расскажет о битве при Генте?

Возле памятника стоял и юный Эккехард — младший сын короля Генриха. Внешне он очень напоминал отца, хотя и был еще угловатым подростком. Сейчас у него на лице застыло самое мрачное выражение — точь-в-точь как у каменного изваяния.

— Я спросил, можно ли мне отправиться к отцу вместе с ней, — сказал он. — Но мне не разрешили.

— Мы все скоро должны вернуться ко двору короля, — возразил другой мальчик, он выглядел встревоженным. По легкому акценту, который слышался в его в общем-то правильной вендийской речи, Лиат заключила, что он из Аварии, вероятно, один из многочисленных племянников герцога Бурхарта. — Король Генрих не может оставить нас здесь навсегда! В следующем году у меня будет своя свита, и я отправлюсь на восток — сражаться с куманами.

— Не навсегда, конечно, — пробормотал принц Эккехард. У него был мягкий и очень красивый голос, вчера вечером Лиат слышала, как он поет. Но сегодня, при свете дня и без лютни в руках, он выглядел напряженным и недовольным. — Скоро мне исполнится пятнадцать лет, и у меня самого появится свита. Тогда наконец со мной перестанут обращаться как с ребенком. И я смогу делать что захочу.

— «Орлица»!

Лиат встала и повернулась, ожидая увидеть священника, который проводит ее к епископу Монике. Но увидела лишь темноволосую маленькую девочку.

— Ты знаешь, кто я? — спросила малышка.

На мгновение Лиат почудилось, что она видит в зеркале отражение самой себя в детстве, хотя на самом деле с этой девчушкой ее роднил лишь цвет лица.

— Ты — дочь герцога Конрада, — ответила Лиат. Девочка схватила Лиат за запястье и перевернула ее руку, рассматривая более светлую кожу ладони.

— Я никогда не видела никого, кроме отца, авии, то есть бабушки, и сестры с такой кожей. Еще я один раз видела такую рабыню среди слуг пресвитера. Мне сказали, что она — с острова Гиптос, но у нее кожа была совсем темная. Откуда ты?

— Из Дарра, — сказала Лиат, удивленная тем, как держит себя эта малышка.

Девочка смотрела на нее странным взглядом:

— Ты недавно видела короля. Какие новости при дворе? Моя мать, леди Эдгифу, к этому времени уже наверняка родила ребенка. Но никто не хочет мне ничего сказать.

— Я ничего не знаю о твоей матери.

Девочка посмотрела на других детей. Эккехард и его приятель играли в кости в тени колоннады, остальные держались на почтительном расстоянии. Посреди двора возвышалась статуя. Когда-то отважный генерал держал в руке меч, но сейчас тот отсутствовал — то ли его отломал кто-то из ребятишек, то ли он сам разрушился от времени. Хотя в общем-то статуя неплохо сохранилась: Лиат видела даже остатки не смытой дождем и ветрами золотой краски на фибуле, которая скрепляла каменный плащ, сам же плащ свободными складками ниспадал до пят. На сандалиях генерала вырос серовато-зеленый лишайник.

Поговаривали о том, что даррийские императоры, императрицы и их придворные вели свой род от Исчезнувших. Вот и этот каменный генерал немного напоминал Сангланта.

— Я здесь пленница, — спокойно сказала девочка. Она не жаловалась, не сердилась на такое положение вещей, просто констатировала факт. Ей было на вид лет девять или десять, но она уже понимала и свое положение при дворе, и суть придворных интриг. Вздохнув, девочка отпустила руку Лиат и отвернулась. — Я до сих пор скучаю по Бертольду, — пробормотала она. — Он единственный обращал на меня внимание.

— А кто такой Бертольд? — поинтересовалась Лиат, удивленная тоской, прозвучавшей в голосе малютки.

Но девочка лишь молча посмотрела на нее с огромным изумлением — словно увидела летающую корову, как говорил Хью.

Через двор спешила послушница, она сделала «орлице» знак, и та пошла за ней во дворец. В зале, отделанном деревянными резными панелями, за длинным столом сидела епископ Моника. По обе стороны стола сидели священники, некоторые писали, другие молча смотрели в окно, третьи осторожно зевали, прикрывая рты ладошками. За окном Лиат разглядела конюшни, а за ними — земляной вал, который в давние времена служил оборонительным укреплением. Теперь он зарос травой и луговыми цветами, и на его осыпавшихся склонах паслись козы.

— Подойди, — тихо произнесла епископ Моника. В комнате было тихо, несмотря на присутствие множества людей. Такая тишина бывает, лишь когда все присутствующие другдруга знают и заняты общим делом, интересным и важным для всех. С улицы доносились только блеяние коз и крики детей, играющих во внутреннем дворике. По правую руку епископа Моники лежали письма и документы. — Здесь письмо для сестры Росвиты от матери Ротгард из монастыря святой Валерии, четыре королевских капитула, дополненных священниками по королевскому приказу. Вот послание для короля Генриха о том, что через два дня школа из Вераусхаузена выезжает ему навстречу в Терсу по приказу его величества. Вы все поняли?

— Да.

— Так. — Епископ Моника кивком подозвала к себе крохотную диаконису, такую же старую, как и сама госпожа епископ. — Госпожа Ансфрида!

Хрупкая и почти прозрачная диакониса держалась с достоинством знатной дамы, что в сочетании с тихим голосом придавало ей несколько нездешний вид.

— Через лес построена новая дорога. Если вы поедете по ней, то будете в Терсе на четыре дня раньше.

— Дорога через лес безопасна?

Казалось, никто не удивился такому вопросу. Лес до сих пор оставался дикой территорией, неподвластной церкви и ее законам.

— Люди, строившие дорогу, не говорили, что сталкивались с какими-либо трудностями. Если не считать прошлогоднего набега эйка, никакие бандиты нас не тревожили.

— А как насчет диких тварей?

Епископ Моника слегка вздохнула, тихое аханье остальных тотчас заглушили скрип перьев и шарканье ног. Диакониса кинула на Лиат странный взгляд.

— Конечно, волков надо остерегаться, — сказала она. — Ведь вы это имели в виду?

Лиат поняла, что лучше задать этот вопрос тем, кто живет рядом с лесом, а не служительницам церкви.

— Да, я именно об этом и спрашивала, — отозвалась она.

— Вы можете идти, — сказала епископ Моника. — Слуга даст вам свежую лошадь.

Лиат с облегчением ретировалась — находиться под бдительным оком епископа Моники было не очень-то приятно. Выйдя из дворца, она уселась на скамью и снова принялась ждать. Нужно сказать, что здание дворца было составлено из двух частей — очевидно, при постройке нового сооружения использовали остатки старого. Тяжелая каменная кладка, узкие окна высоко наверху и шесть сторожевых башен делали дворец больше похожим на крепость. Да еще сохранившиеся с давних времен толстые крепостные стены, когда-то защищавшие форт, и сейчас служили отличным укрытием на случай осады. Внутри этого кольца стен находились и хозяйственные постройки: Лиат видела, как, выйдя из кухни, кухарка коптит мясо на небольшом костерке, а в буйно разросшейся траве заснул мальчишка-грум.

Когда в резиденции не было короля, Вераусхаузен становился тихим и сонным местом. Из часовни плыли песнопения — там шла служба, а с полей доносилась песня крестьян. Стрекотали кузнечики, и скрипели цикады. За рекой виднелись зеленые купы деревьев — там начинался лес.

Каково это — жить в таком тихом месте?

Лиат открыла седельную сумку. Все письма были запечатаны воском и пронумерованы. Она тотчас узнала печать монастыря святой Валерии по изображению планетария — символу победы святой Валерии над язычниками-астрологами в городе Сайе. Разумеется, Лиат ни за что на свете не осмелилась бы открыть письмо. Интересно, что там говорится о принцессе Теофану? Она уже выздоровела или письмо сообщает о ее смерти? А может, мать Ротгард пишет сестре Росвите, что в окружении короля есть кто-то, связанный с колдовством? Станет ли Росвита подозревать ее, Лиат, или сочтет, что речь идет о Хью?

Лиат быстро просмотрела капитулы: король Генрих даровал монахиням из Регенсбаха поместье Фельштат, за что они обязались поставлять продукты для королевского двора и корм для лошадей, ежели королю захочется проехать по той дороге; король Генрих повелевает основать в Генте монастырь святой Перпетуи в честь освобождения города и спасения его сына Сангланта; король Генрих освобождает от службы всех жителей Бретвальдского леса, взамен чего они обязаны следить за королевской дорогой и содержать ее в надлежащем состоянии; король Генрих призывает старейшин церкви на совет в Отуне в первый день месяца сетентрия, который в церковном календаре называется маттиасмасс.

По вычислениям математиков это был день осеннего равноденствия.

Господи! Если бы она вернула себе Книгу Тайн, смогла бы она спокойно открыть ее? Сумеет ли она когда-нибудь найти место, где никто не осудит ее, где будут царить покой и тишина, как в этом дворце? Сможет ли она изучать запретное искусство, решится ли войти в Город Памяти, узнать о заклятии огня и других вещах?

Лиат тихонько рассмеялась. В этом смехе смешались и сожаление, и гнев, и надежда. Ей предложили уйти в такое место, когда она меньше всего этого ожидала, но она отказалась, желая обрести мечту, которую иначе как несбыточной и назвать-то невозможно.

Из ворот показался слуга, ведущий в поводу лошадь — крепкую серую кобылу с белой проточиной и белыми носками. Лиат вежливо поблагодарила грума, села верхом и пустилась в путь.

5

Как и говорила диаконисса, дорога пролегала прямо через Бретвальдский лес и вела на восток. В ветвях щебетали птицы. Лиат заметила прихорашивающуюся на дереве голубку и ее восхищенно курлыкавшего кавалера. На поляне показались два олененка и тотчас испуганно спрятались в кустах — только ветки закачались. Слышалось довольное похрюкивание кабана. Наверное, с высоты птичьего полета дорога через лес больше напоминает шрам на его зеленом теле. С обеих сторон к ней подступали деревья, которые чуть дальше сплетались в непроходимую чащу. Пахло прелыми листьями и свежей травой, этот запах был неотъемлемой частью леса, как запах специй на королевском столе. И Лиат с наслаждением вдыхала этот восхитительный аромат.

Но она не могла ехать спокойно, не оглядываясь в ожидании какой-нибудь пакости. Ей не удавалось выбросить из головы преследовавших ее дэймонов или тех туманных существ, от которых она едва спаслась. Она вспомнила и эльфа, убившего под ней лошадь, хотя это и произошло в лесу, совсем не похожем на здешний. Впрочем, все леса были частью одного и того же огромного древнего леса. Лиат за свою жизнь видела уже достаточно, чтобы понимать, что на земле существует гораздо больше земель, не исследованных человеком, чем уже заселенных им.

Вот и здесь.

Из-за дальних деревьев показалось стадо зубров. Нацелив рога на что-то, видимое только им, они промчались мимо. Их топот смолк в отдалении, и снова наступила тишина. На самом деле эта тишина была обманчивой, прислушавшись, можно различить сотни звуков. Человек привыкает к ним и перестает замечать или попросту не обращает внимания ни на что, кроме собственной болтовни.

Лиат прислушалась и явственно различила стук копыт по дороге — кто-то нагонял ее. Она оглянулась, но никого не увидела — должно быть, всадник еще далеко. А что если это Хью?

Владычица! У этого мерзавца нет никаких причин преследовать ее. Он наверняка сидит в безопасности в свите короля, потому что знает, что ей все равно придется возвратиться ко двору. Теперь она не может выбирать, куда идти и как жить, ведь она стала «Королевским орлом», и этот орден — залог ее безопасности, единственные близкие ей люди.

— Кроме Сангланта, — шепнула она и испугалась. Ей казалось, что, если произнести его имя вслух, сон развеется и окажется, что принц лежит мертвый в соборе Гента, а она смотрит на это через огонь и плачет.

Порыв ветра сорвал с веток десяток лесных голубей, они суматошно хлопали крыльями, недовольные внезапным пробуждением. Стук копыт у нее за спиной затих. Внезапно Лиат увидела вспышку красного цвета впереди. Сейчас дорога больше всего походила на длинный темный коридор, в самом конце которого затаилась опасность. Лиат достала лук и приготовила стрелу.

По левой щеке хлестнула ветка, девушка мгновенно обернулась, но там никого не было, чаща оставалась темной и молчаливой. Какой смысл бежать? Они с отцом бежали от каждой тени, но в конце концов враг все равно настиг их.

Лиат отпустила поводья, и лошадь замедлила шаг. Девушка всматривалась в каждый куст, в каждое дерево, темнеющее возле дороги. Толстые стволы образовывали нечто вроде колоннады, как в соборе, и в другое время она бы с удовольствием полюбовалась этой красотой. Никого. Кто-то или что-то приближалось к ней по дороге, но на этот раз колокольного звона она не слышала.

Лиат стиснула зубы, положила стрелу на тетиву и напряглась. «Орлов», состоящих на королевской службе, уважают, и они беспрепятственно могут ездить по всем дорогам, никто не осмеливается преследовать их. Но она уже дважды была вынуждена бежать от Хью.

Теперь она встретит врага лицом к лицу.

На дороге наконец показался всадник. Он приближался, и постепенно Лиат смогла различить его одежду: серый плащ с алой окантовкой, стянутый на груди знакомым медным значком.

— Вулфер!

Он рассмеялся и, подъехав ближе, сказал:

— Должен признаться, вид стрелы, нацеленной прямо в сердце, заставляет меня нервничать.

Лиат опустила лук.

— Вулфер! — повторила она, не в силах выдавить что-нибудь более подходящее случаю.

— Я рассчитывал, что сумею нагнать тебя до заката. — Он поравнялся с ней. — Через этот лес обычно стараются не ездить в одиночку.

Он ехал на мощном жеребце, и кобыле Лиат такое соседство пришлось явно не по вкусу. Гнедой вырвался вперед, и она тотчас укусила непрошеного соседа, показывая, кто тут идет первым.

— Ты скакал за мной всю дорогу, от самого Дарра? — спросила Лиат, все еще не придя в себя от потрясения.

— Разумеется, — мягко ответил Вулфер. Он придержал своего жеребца, и тот перешел на размеренный шаг, теперь они ехали бок о бок.

— Но Ханне может потребоваться месяц, а то и не один, чтобы добраться до короля. А сейчас только двадцать пятое квадриля.

— Ну да, День святой Пласиданы, которая принесла веру Единства племенам гоблинов в Харенских горах. — Лиат увидела, как он старается скрыть улыбку.

— Но ты отлично знаешь, что до самого лета все пути через Аларские горы закрыты. Как же ты сумел вернуться в Вераусхаузен так быстро?

Он бросил на нее быстрый взгляд:

— Просто я точно знал, где король.

— Ты увидел его через огонь?

— Конечно. Зима была мягкой, и я сумел перебраться через перевал Джулиер раньше, чем надеялся. Через огонь я увидел, что смогу это сделать. К тому же я хорошо знаю Вендар, Лиат. Как только я увидел, что Генрих оставил школу в Вераусхаузене, сразу понял, что ему придется возвращаться по этой самой дороге или по крайней мере он пошлет письмо с одним из «орлов», который в свою очередь будет точно знать, по какому пути собирается ехать сам Генрих. Я надеялся, что этим посланником окажешься ты, Лиат.

Интересно, давно ли он наблюдал за ней и многое ли успел увидеть? Знает ли он, что Хью снова добрался до нее? Видел ли он, как она сожгла дворец в Аугенсбурге, сражалась с тенями в лесу возле Лаара и убила Кровавое Сердце? Слышал ли он, что сказал ей Санглант? Видел ли, как она прошла через врата горящего камня?

Словно читая ее мысли, он снова заговорил:

— Конечно, я не знал точно, едешь ты в свите короля, осталась ли с принцессой Теофану или выполняешь какое-нибудь другое поручение. Тебя, Лиат, трудно увидеть через огонь. Вокруг тебя словно облако, которое мешает заглянуть и рассмотреть все как следует. Думаю, Бернард наложил на тебя какие-то чары, чтобы спрятать от посторонних глаз. Удивляюсь только, что они сохраняются так долго после его смерти.

Эти слова словно повисли в воздухе — оба собеседника почувствовали одинаковую неловкость. Несколько минут они ехали в тишине, лишь в ветвях над их головами ворковали голуби.

— Но ведь ты всегда проникаешь в самую суть любой вещи, разве не так?

— Ну, в такой дерзости меня пока что не обвиняли. — Он улыбнулся. — Что тебя тревожит?

Она смущенно усмехнулась:

— Я не доверяю тебе, Вулфер. И возможно, никогда не смогу доверять. Но я очень тебе благодарна за то, что ты спас меня. И я тебя больше не боюсь, как вначале.

В глазах у него мелькнула смешинка.

Она не ожидала, что он ответит, и продолжала, желая немедленно выяснить интересующий ее вопрос:

— Так почему же ты искал меня? Зачем спас?

Он смутился, но ответил:

— Когда ты родилась, я пообещал Анне, что присмотрю за тобой. Я искал тебя и твоего отца целых восемь лет, с тех самых пор, как вы исчезли, не оставив ни следа, ни весточки. Я знал, что ты в опасности.

Вулфер пристально посмотрел на дорогу — как раз в этом месте ветки низко нависали над ней, и сама дорога почти полностью скрывалась в густой тени. Старый «орел» нахмурился, его лоб прорезали морщины, и Лиат подумала: сколько ему должно быть лет? Она видела многих людей старше Вулфера, но мало кто был столь же силен и энергичен. Какая магия поддерживала его силы, несмотря на возраст? И вообще была ли то магия или он просто из тех счастливчиков, которых, как говорят, отметила при рождении госпожа Удача, одарив удивительной силой и здоровьем?

— Найди я тебя раньше, — продолжил Вулфер, не глядя на Лиат, — возможно, Бернард остался бы в живых.

— И ты сумел бы защитить нас? — спросила она недоверчиво. Ей снова вспомнилось то утро, когда она нашла тело отца и две стрелы, торчащие в стене.

— Только Господь и Владычица знают, что случилось и что еще произойдет. — С дороги с недовольным криком взлетела сойка, ее крылья на мгновение мелькнули цветным пятном на фоне темно-зеленой листвы. Вулфер проводил птицу взглядом, осмотрел ближайшие кусты и деревья и снова обернулся к Лиат: — Но лучше расскажи, как жила ты все это время. С тобой все в порядке? Кажется, ты стала сильнее.

Видит ли он сжигающий ее изнутри огонь, от которого пытался защитить ее отец? Лиат не хотела, чтобы Вулфер знал об этом, но сомневалась, что сумеет что-либо скрыть от его проницательного взгляда, а в том, что он внимательно наблюдает за ней, не было никаких сомнений. Отец всегда говорил, что спрятаться можно двумя способами: или укрываться в тени, стараясь быть незаметным, или, наоборот, все время быть на виду, да еще выбирать самую шумную дорогу, на которой полно людей. «Говори много, но ни о чем, или храни молчание», — сказал бы он. Но Вулфер не из тех, кого можно провести, рассказывая сказки, а молчать и дальше она не осмеливалась. Когда-то она думала, что молчание может спасти ее, что за ним можно спрятаться. Теперь она знала, что невежество хуже, чем знание.

— Раньше я боялась задавать тебе вопросы, — наконец произнесла она не без дрожи в голосе. — Хотя мне и хотелось узнать об отце и матери. Я боялась, что ты заставишь меня рассказывать о них и о нашей жизни. Боялась, что ты — один из тех, кто за нами охотился. Но теперь я точно знаю , что ты действительно охотился за нами.

— Я бы не стал говорить «охотился».

— Но разве твое имя не означает «волк»? И разве волк не охотится?

— Волк делает то, что ему положено природой. В отличие от человека, волк убивает, только когда ему угрожают или когда он голоден, и в любом случае он никогда не убивает больше, чем ему необходимо, чтобы насытиться.

— Как ты познакомился с моими родителями?

— Наши пути пересеклись. — Он улыбнулся, так же как и Лиат, вспоминая их разговор в Стилшеме. Больше всего этот разговор напоминал пикировку, причем отнюдь не дружескую. — Что ты знаешь о магии, Лиат?

— Очень мало, — выпалила девушка, а потом добавила: — Но вполне достаточно, чтобы помалкивать об этом. Ведь я могу полагаться только на твое слово. Ты пообещал моей матери защищать меня? Но она мертва, а отец никогда не упоминал твоего имени. Так почему же я должна тебе доверять?

Казалось, ее слова причинили ему боль, словно она предала его или отвергла его доброту.

— Потому что твоя мать… — Он запнулся.

Лиат ждала продолжения. Молчание бывает разным: тишина леса, равнодушного к человеческим делам; молчание мужчины, который хочет в чем-то признаться, но не решается, а женщина хочет услышать правду, какой бы горькой она ни оказалась; или молчание человека, который не в силах вымолвить ни слова от страха или радости. Наконец, после тяжелой внутренней борьбы, Вулфер решился. Его слова оказались полной неожиданностью для Лиат:

— Твоя мать не умерла.

6

Земля дрогнула под ногами, завыл ветер. Захария сделал по тропе десять, а может, двенадцать шагов, когда она круто повернула, и над головой вместо нависающих ветвей оказалось яркое безоблачное небо, а под ногами вместо листьев и травы — сухой песок. Женщина шла впереди и уже успела дойти до нового поворота, а Захария увяз в песке по самые щиколотки. Ему пришлось взобраться на лошадь, которой это вовсе не понравилось: она брыкалась и пыталась сбросить не слишком опытного всадника. Он прикрикнул на нее, и в конце концов они все-таки спустились вниз по осыпающемуся пологому склону к черному камню, возле которого ждала их женщина из народа Аои. Захария огляделся: вокруг не было ничего, кроме выжженного горячим солнцем песка и узкой тропы, которая теперь поворачивала направо.

Захария потряс головой — солнце слепило, он прикрыл глаза от резкого света, а когда открыл их, женщина уже шла по густому лесу. Их окружали незнакомые деревья, а трава под ними вырастала чуть ли не до пояса, и при желании взрослый человек вполне мог там спрятаться, и никто бы его не заметил.

Женщина шепотом произнесла что-то и подняла руку. Захария понял ее жест и натянул поводья — лошадь остановилась. Послышался звук охотничьего рога, и что-то золотисто-зеленое мелькнуло между деревьями. Они подождали, и это время показалось Захарии вечностью, хотя на самом деле прошло, наверное, не больше двух минут.

— Эй! — позвала его женщина, взмахнув рукой. Видно было, что она нервничает.

Теперь тропа повернула налево, но Захария уже знал, чего ожидать. Земля снова содрогнулась, лошадь вздыбилась, и он соскользнул с седла… И до колен провалился в холодную воду. По лицу хлестнул жесткий соленый ветер. Захария огляделся и с изумлением увидел, что до самого горизонта, насколько хватало глаз, вздымались волны. Он оступился и обхватил лошадь за шею. Откуда здесь столько воды? И выйдут ли они когда-нибудь на берег?

К счастью, за спиной обнаружилась небольшая полоска суши — узкая коса, покрытая камнями, песком и травой. Под водой поблескивали медные плиты тропы.

— Где мы? — шепотом спросил он. Женщина не ответила.

Его бабушка сказала бы, что они пришли на «землю духов». Если они и впрямь попали в мир духов, значит ли это, что он умер?

Тропа повернула направо, и женщина исчезла в густом тумане. Захария решительно тряхнул головой, отгоняя страх, и пошел вслед за ней туда, где виднелось бело-голубое сияние. Он шагнул в него, и все исчезло.

Захария вдохнул воздух, напоенный ароматами луговых трав, и буквально рухнул на колени рядом с потухшим костром. Его одежда промокла насквозь, и теперь с нее на землю стекали целые потоки воды. Он судорожно сглотнул, узнав это место. Они вернулись в тот же самый каменный круг, где колдунья победила Булкезу. Захария взглянул на небо и присвистнул от удивления.

Стояла ночь, серебристый свет луны освещал каменные столбы и траву, отражался в каплях росы, превращая их в звезды.

Переход по тропе привел их не в другое место, а в другое время.

Он присел на корточки перед костром и потрогал остывший пепел. На кострище ветер принес несколько травинок и лепестков — все они высохли от времени.

— Дней шесть прошло, а может, и семь, — сказал он, лизнув палец, испачканный в золе.

Тут же Захария виновато посмотрел на женщину, опасаясь, что та накажет его за страх…

… или за то, что теперь он знает путь, по которому она пришла сюда. Но если бы она хотела его убить, то уже давно бы сделала это.

— Мы шли по землям духов? — решился спросить он. Женщина стояла возле портала, глядя на запад. Кожаная рубашка Булкезу делала ее похожей на куманского мальчика.

Колдунья направила копье в небо и заговорила, прося, умоляя, приказывая — кто знает? Она раскачивалась всем телом, и ее кожаная юбка колыхалась в такт движениям. Казалось, она сшита из нежной шкуры теленка.

Но на самом деле…

— О Владычица! — в ужасе выдохнул Захария, потрясенный своим открытием.

Это была вовсе не шкура теленка или оленя.

Женщина обернулась и пристально посмотрела на него. Под юбкой угадывались стройные бедра, и вся она в лунном свете больше всего напоминала драгоценную бронзовую статуэтку.

— Это человеческая кожа, — выдохнул он.

— Ты, кого когда-то звали Захарией, сыном Эльсевы и Волюзиануса. Я смешала твою кровь с моей. Теперь ты связан со мной, и я хочу посмотреть, можешь ли ты служить мне.

7

Жива.

Поначалу Лиат ехала молча, не в силах вымолвить ни слова. Ее ошарашило такое известие. Потом она почувствовала некоторую неловкость и смущение. Значит, отец ей лгал? Владычица! И почему нельзя сделать так, чтобы вместо матери остался в живых отец?

Грешно было так думать, но мать существовала где-то в прошлом, и Лиат не испытывала к ней никаких чувств. Единственное ее воспоминание походило больше на сон: маленький садик с цветами и травами, каменная скамья на львиных лапах, слуги, скользящие, словно тени. О матери Лиат помнила лишь, что у нее были светлые, как солома, волосы и нежная кожа, такая белая, словно ее никогда не касались солнечные лучи. Хотя мать порой целыми днями сидела на жарком аостийском солнце, которое больше всего походило на расплавленное золото.

— И ты с самого начала знал об этом?

— Нет, — ответил он. — Я узнал только сейчас, во время моего путешествия в Аосту.

— Ханна мне не сказала.

— Мы к этому времени уже расстались, она отправилась к королю Генриху сообщить о побеге епископа Антонии.

— А ты сказал моей матери, что нашел меня? Что отца убили? И что на это ответила она?

— Она сказала, что я должен как можно скорее привезти тебя к ней.

— Но где она сейчас?

Вулфер покачал головой:

— Этого я сказать не могу, Лиат. Я должен сам отвезти тебя туда. Ведь до сих пор есть те, кто ищет ее и тебя.

— Те, кто убил отца?

Его молчание было красноречивее всяких слов.

— Владычица!

Лиат знала, что теперь она уже не та маленькая девочка, она перестала ею быть в ту ночь, когда убили отца, а Хью сделал ее своей рабыней. Она понимала, что даже за год человек сильно меняется. Она повзрослела, стала сильнее. А вот Вулфер, казалось, нисколько не изменился со дня их последней встречи в прошлом году. Волосы с проседью, блестящие молодые глаза, но их выражение заставляет задуматься о том, сколь многое они повидали. Что и говорить, человек должен совершить нечто особенное, чтобы ухитриться стать врагом короля, — ведь короли не обращают внимания на тех, кто на социальной лестнице стоит настолько ниже их. А Генрих, горевавший о гибели Сангланта в Генте, тем не менее не забыл отослать Вулфера, принесшего печальную весть, подальше от двора.

Но Санглант не погиб.

— Если бы только я взял в Дарр тебя, а не Ханну… — пробормотал Вулфер. — Не то чтобы я на нее жаловался, но не забывай — а я пару раз совсем забыл об этом, — мы, «орлы», не можем ехать куда пожелаем. Мы едем туда, куда прикажет король, и тогда, когда он пожелает.

— Если тебе так не нравится исполнять приказы короля, почему ты до сих пор не ушел из «орлов»?

— Мда-а… — Он снова улыбнулся. — Я столько лет был «орлом»…

Полуденное солнце светило у них над головами, и деревья отбрасывали на дорогу причудливые тени. Некоторое время Лиат и Вулфер ехали молча.

— С ней все в порядке? — наконец спросила Лиат.

— Как всегда.

— Лучше вообще ничего не говорить, чем говорить в таком тоне. Я почти не помню ее. Владычица! Ты вообще понимаешь, что это для меня значит?

— Это значит, — мрачно отозвался Вулфер, — что как «орла» я тебя потеряю.

Внезапно до нее дошло:

— Я больше не одинока! У меня есть родные. У меня есть дом.

Но она совершенно не представляла, на что этот дом может быть похож.

— Ты обретешь все, что положено тебе по праву рождения, Лиат. Не знаю, чему тебя научил Бернард, и не узнаю, пока ты сама мне не скажешь. — Несмотря на то что в голосе у него прозвучал оттенок недовольства, на лице это никак не отразилось.

— Искусству математики, которое запрещено церковью.

— Но которое, тем не менее, в некоторых местах все же изучают. Лиат, ты пойдешь со мной, когда я оставлю королевскую службу?

Она не ответила. Ей никогда и в голову не приходило, что она может оказаться перед таким выбором.

Часа через три они услышали ритмичный стук топора и вскоре выехали на расчищенную поляну. Было видно, что совсем недавно здесь работали люди. С земли взлетело несколько встревоженных птиц, с ветвей зацокали белки. Неподалеку текла небольшая речушка, на берегу которой стояли три крепких бревенчатых дома и несколько небольших хозяйственных построек, покрытых дерном. Вдоль дороги, которая служила и главной улицей селения, тянулся сад. Несколько молодых людей строили ограду, но, завидев «орлов», отложили инструменты в сторону. Один из них засунул пальцы в рот и громко свистнул, через несколько минут Лиат и Вулфера окружили все жители. Их оказалось немного: человек десять взрослых и дюжина ребятишек.

— Нет, сегодня идти уже нельзя, — решительно сказала самая старшая женщина в поселке. Ее звали Старая Ута. —До ночи вы из Бретвальда не выберетесь. Так что лучше остаться и переночевать здесь, чем с дикими зверями. К тому же у нас нынче свадьба. Просто позор не принять в такое время гостей!

Мужчины переоделись и вынесли на улицу длинный стол и скамьи, женщины и девочки в это время готовили праздничное угощение: печеные яйца, кроличье мясо, телятину, зажаренную на открытом огне, салат, пудинг с медом и молоком, жареные грибы, залитые козьим молоком ягоды и сидр, который тотчас ударил Лиат в голову. Она осоловело слушала Вулфера, который с удовольствием рассказывал жителям об Альфарских горах, священном городе Дарр и о дворце ее святейшества Клементин Второй.

Невестой оказалась младшая дочь Уты. Она украсила голову цветами и села во главе стола рядом с женихом. Он был совсем мальчик, и во время пира он не сводил с Лиат глаз. Ей тоже показалось, что она уже где-то видела его раньше, но никак не могла припомнить, где и когда. Несомненно, в этом были виноваты сидр и вываленная Вулфером на ее голову новость.

Ее мать жива.

— «Орлица», — внезапно заговорил молодой человек, — ведь это ты вывела нас из Гента. Ты помнишь меня? Наверное, если и вспоминаешь, то недобрым словом. Я потерял твою лошадь у восточных ворот.

Он и вправду был похож на того паренька, который рыдал в день падения Гента, — тогда он потерял и доверенную ему лошадь, и родной дом. Он повзрослел и раздался в плечах, но в его глазах мерцал прежний огонь.

— Он потерял лошадь! — загомонили мужчины, женщины вторили им. — Лошадь! Если бы только у нас была лошадь, чтобы таскать все эти бревна. Или хотя бы осел…

— Мы бы могли поменять лошадь на новый топор!

— Тихо! — строго сказала Лиат. Все сразу же притихли и повернулись к ней. — Разве он вам не говорил, что случилось в Генте?

— Гент далеко отсюда, — произнесла Старая Ута. — И ничего не значит для нас. До того как они пришли, мы даже не знали о нем.

— А что такое Гент? — пропищал какой-то малыш.

— Это место, откуда пришли Мартин и Молодая Ута, дитя. — Она показала на жениха и на девушку со шрамами на лице и руках. — Мы приняли их, потому что нам лишняя пара рук не помешает — ведь эту дорогу мы прорубали почти десять лет. — Она кивком показала на просеку, которая разрезала чащобу и вела дальше на восток. — Теперь все готово. Можно спокойно строить дома и жить дальше, леди Хельмингарда больше не призовет нас на службу.

— Хорошо, — Лиат обвела взглядом присутствующих, — я рада. Мартин, я не виню тебя за потерянную лошадь. «Королевские драконы» полегли все до единого, спасая горожан от эйка. Что же мог сделать мальчик против такой силы?

— Неужели все «драконы» погибли? — спросил Мартин. Лиат вспомнила: он ведь ходил за «драконами» по пятам, чуть ли не боготворил их.

— Да, — ответил Вулфер.

— Нет, — сказала Лиат и испытала удовлетворение, увидев его изумленное лицо. — Принц остался в живых.

— Принц, — эхом повторил за ней Вулфер. Трудно сказать, чего в его голосе было больше — удивления или смущения.

— Принц, — выдохнул Мартин с таким благоговением, какое гораздо больше подошло бы для вознесения молитвы. — Ну конечно, так и должно быть! Даже эйка не смогли убить его! Они еще в Генте? Я хочу сказать, эйка?

— Нет, в прошлом году к Генту подступили две армии и освободили город.

Ее рассказ все слушали с неослабевающим вниманием, даже Вулфер не сводил с нее холодных серых глаз. Он терпеливо слушал все подробности, но Лиат понимала, что главным образом он ждет, чтобы она объяснила, как сумел выжить принц, которого оба они видели мертвым.

Она рассказала о графе Лавастине и о страшной битве при Генте, об орде эйка и колдовстве Кровавого Сердца; рассказала том, как сам граф Лавастин с несколькими солдатами проник в собор через подземный ход, и о том, как растерялись эйка после смерти своего вождя, как с подкреплением пришел король Генрих и с меднокожими было покончено. Лиат не удержалась и подробно поведала о героических деяниях принца Сангланта, о том, что в решающий момент он спас сестру от поражения, и о том, что на поле брани он убил больше эйка, чем кто-либо другой. Конечно, в этом медвежьем углу ее история приобрела эпический размах, свойственный легендам о героях прошлых веков. Песнь о Валтарии и Сигизфриде имела бы тот же успех — жители леса и то и другое воспринимали как прекрасную сказку, настолько далеки они были от происходящего в мире.

Когда Лиат закончила, они горячо ее благодарили.

— Отличный рассказ для пира, — одобрительно сказала Старая Ута. — А теперь мы хотим передать кое-что королю Генриху в благодарность за то, что он освободил нас от службы леди Хельмингарде. А она возложила на нас немалое бремя.

Лиат достала из седельной сумки свиток и тут же громко зачитала обещание короля Генриха освободить от службы любому лорду или леди всех жителей леса, которые будут следить за королевской дорогой и содержать ее в порядке, дабы он, его посланцы или армия могли воспользоваться ею в любой момент. На документе еще не стояла королевская печать, но жители внимательно слушали Лиат, а потом столь же внимательно изучили пергамент, который никто из них не мог прочесть.

— Я хочу вернуться обратно в Гент, — сказала девушка со шрамами — Молодая Ута. — Мне не нравится жить в лесу.

— Сначала отработай здесь несколько лет, — сурово ответила Старая Ута, и девушка вздохнула.

Но Мартину, похоже, нравилась новая жизнь. У него появились невеста, дом и новые родственники. Лесные жители охотились, и на столе у них всегда было мясо. Шкуры животных и мех они всегда могли выменять на те овощи, которые нельзя было вырастить на отвоеванных у леса делянках. Даже если год был неурожайным, лес давал им пищу, и никто не голодал. Жители показали Лиат свои инструменты — два железных топора и лопата, остальные были сделаны из дерева, камня или меди. В кладовых хранились запасы орехов и съедобных корней, яблоки, мешки с просом и пшеницей, сухие травы и несколько запечатанных горшочков с жиром. Из сундуков вытащили подарки для короля — четыре прекрасно выделанных волчьих шкуры и огромную шкуру медведя. Все это упаковали и вручили Вулферу, чтобы тот непременно передал их королю в знак верности лесных жителей.

Наступили сумерки, жениха и невесту проводили в лучшую комнату с большой кроватью, затем последовали длинные песни и тосты. Принеся брачный обет, Мартин становился полноправным членом семьи. Возможно, через месяц, а может, и через год по дороге проедет священник, он-то и обвенчает молодых по всем правилам.

— Ну, пойдемте! — произнесла наконец Старая Ута, сжалившись над женихом и невестой, которые терпеливо выслушивали песни и поздравления, сидя на широкой кровати. — Пора бы нам оставить молодых наедине, они и без нас знают, что делать.

С шумом и хохотом все высыпали во двор и разбрелись по домам.

Но Лиат не могла уснуть. Вулфер соорудил небольшой костерок, Лиат лежала на спине и притворялась спящей. На самом деле она смотрела на звезды. Летнее небо называли «Небом Королевы», и в самом деле на темном бархате неба сияли все созвездия Королевы: ее Лук, Меч и Скипетр. Кубок Королевы стоял в зените, а самая яркая его звезда — Сапфир — почти над самой головой. К востоку, над головой Королевы поднимался ее верный Орел, вечно летящий к Небесной Реке, которая тянулась по небу как звездная дорога. Другие созвездия закрывал легкий туман, но на югеЛиат все равно различила Дракона, а между верхушками деревьев сияла звезда Мок из созвездия Льва.

— Я и не думал его искать, — неожиданно прервал молчание Вулфер.

— Кого? — спросила Лиат, хотя и так знала ответ на свой вопрос. — Разве ты не пытался найти мою мать через огонь?

— Можно увидеть лишь живых, и то только тех, кого хорошо знаешь, с кем чувствуешь некую связь.

Лиат перекатилась на бок. Вулфер уселся по другую сторону костра, его лицо оставалось в тени.

— Я никогда в жизни не встречала таких созданий. — Лиат заколебалась, но потом решила ничего не говорить о своей встрече с колдуном из народа Аои.

— Здесь есть какая-то тайна. Я не очень-то во всем этом разбираюсь, хотя и умею видеть через огонь. Мне и в голову не приходило, что принц Санглант жив, иначе бы я искал его. Мы оба видели, как ему нанесли смертельный удар… — Вулфер резко замолчал.

— Думаю, я удивилась ничуть не меньше, когда узнала его в гентском соборе, — произнесла Лиат. Она не смогла заставить себя рассказать Вулферу, в каком виде она нашла Сангланта, не смогла описать, что он вел себя как дикое животное, настоящий зверь. Вместо этого она переменила тему: — Отец говорил…

Слова отца навек запечатлелись в ее памяти. «Если ты дотронешься до чего-то, чего касались их руки, они смогут найти тебя… Они умеют искать и находить, но я спрятал тебя от них». Если бы отец знал, что мать жива, что тогда? Смогла бы она спасти их?

— А почему отец думал, что мама умерла?

— А почему мы похоронили принца Сангланта раньше времени?

— Но если она была жива, почему же она не пыталась нас найти? Она ведь умеет видеть через огонь. Она-то знала, что я жива!

— Она искала тебя! Но охотятся не только за тобой. К тому же возможности магии не безграничны, а расстояния огромны, и за «Королевским орлом» уследить не так-то просто.

— Но почему отец считал ее мертвой? Помню… — Внезапно она вспомнила ту ночь десять лет назад.

— Что ты помнишь? — мягко спросил Вулфер.

Она едва могла говорить, настолько ее потрясли внезапно нахлынувшие воспоминания.

— Все охвачено огнем: наш дом, сад, конюшни, флигель, все здания… — Лиат закрыла глаза и погрузилась в омут памяти. — Даже скамейки. Каменные скамейки горят. Горел даже камень. Тогда мы бежали. Отец схватил книгу и меня. Он сказал: «Они убили Анну и теперь сами будут использовать ее дар».

Лиат пришлось замолчать, потому что горло у нее перехватило. Теперь в голове роились новые вопросы. Открыв глаза, она посмотрела в небо, звезды мерцали, как рассыпанные драгоценные камни. Вот одна упала. Может, это ангел, который послан Господом на землю в ответ на молитвы верующих? По крайней мере так пишут матери церкви. Или это другое творение Божие, порождение огня, которое летит от одной звезды к другой?

Вулфер ничего не ответил. В костре щелкнуло полено, и маленькая искорка упала прямо на плащ Лиат. Девушка скинула ее и, усевшись на корточки, уставилась в огонь. Вскоре желтые языки пламени стали опадать, пока не превратились в алые точки, пробегающие по гаснущим углям. Вулфер, казалось, заснул.

Он искал ее, но не смог увидеть через огонь. Неужели заклятие отца до сих пор укрывает ее?

Лиат почувствовала чужое присутствие, словно кто-то смотрел на нее. Искал ее. Она уже сталкивалась и с дэймонами, и с существом, чей голос был похож на колокольный звон. Интересно, они еще там? Сможет ли она пробраться в эти запретные места тихо, как мышка, и посмотреть?

Лиат разворошила угли и всмотрелась в них. Если она сумеет позвать свою мать, то увидит ее через огонь. Но, глядя на тлеющие угли, она внезапно почувствовала, словноее разум крепко ухватила чья-то рука. Кто-то пытался подчинить ее своей воле, как когда-то Хью.

Пламя неожиданно вспыхнуло. Казалось, в нем оживает какое-то существо — взметнулись крылья, сверкнули глаза, послышался вздох, и из пламени донесся рокочущий голос:

— Дитя.

Лиат отпрянула. Ее охватил такой ужас, что она даже не смогла крикнуть, — грудь словно сдавило, язык присох к гортани. Девушка издала сдавленный стон.

Вулфер вскочил. Пламя взметнулось в последний раз и рассыпалось тысячью маленьких искорок.

— Лиат!

Она метнулась в сторону и помчалась к недостроенному палисаду, к канаве, вырытой, чтобы защитить поселок от диких лесных зверей. Дрожа от пережитого ужаса, Лиат прислонилась щекой к бревну.

Над головой пролетела сова, ухнула и исчезла в ночном сумраке.

— Владычица, — прошептала Лиат, глядя в ночное небо. — Санглант.

ЛИЛИЯ СРЕДИ ШИПОВ

1

Никогда в жизни Ивар столько не молился, даже в первый год послушничества и то было легче. Теперь у него постоянно болели колени. Но Болдуин вбил себе в голову, что если он будет много молиться, то защитит себя от внимания невесты. Он надеялся, что даже маркграфиня не станет отрывать человека от молитвы, и не важно, насколько она хочет его.

Такая тактика оправдывала себя только первые пять дней после того, как они покинули монастырь. Но у Ивара были уши, и он вырос с сестрами, поэтому понимал, что происходит. Маркграфиня была отнюдь не стара и до сих пор могла родить ребенка. Поэтому ее невнимание к Болдуину проистекало только из-за обычного у женщин недомогания.

Ивар подозревал, что все благочестие Болдуина продиктовано не чем иным, как желанием покрасоваться. Иногда Ивар украдкой кидал взгляд на склоненную голову Болдуина, тот действительно был необычайно красив.

— Нельзя молиться, если слова молитвы не идут прямо из сердца, — сказал Ивар на следующий день. — Это грешно.

Они ехали на запад, к королю. Ивар сидел верхом на ослике, как и подобает молодому монаху, но Болдуину дали великолепного вороного жеребца. Красивый юноша верхом на красавце-скакуне — несомненно, маркграфиня Джудит не упустила случай посмотреть на такую картину.

Однако сейчас Болдуин подъехал к Ивару и сказал:

— Ну что ты ругаешься? Я молюсь от всего сердца! Ты же не думаешь, что я хочу жениться на ней?

— Как будто у тебя есть выбор.

— Если свадьба не завершена, это не свадьба. Ивар вздохнул:

— Она не хуже многих других женщин. У тебя будут красивая одежда, доспехи и меч. Ты поедешь на болота сражаться с куманами. Это не так уж и плохо.

— Она мне не нравится, — произнес Болдуин тоном обиженного ребенка, которому раньше никогда не приходилось делать что-то, что ему не по нраву. — Я не хочу быть ее мужем. — Он бросил взгляд на леди Таллию, которая ехала подле маркграфини. — Я бы лучше женился…

— Она никогда не выйдет замуж! — неожиданно сердито прошипел Ивар. — Ни за кого! Она избрана Господом и будет невестой Его сына — блаженного Дайсана, как и все монахини.

— Ну почему меня никто не избрал?! — жалобно простонал Болдуин.

— Потому что ты мужчина. Женщины служат Господу и Владычице и управляют всем сущим.

— Ты проповедуешь ересь, — прошептал Болдуин, — церковь тебя накажет.

— Мученичество не есть наказание! Даррийцы вырвали сердце блаженному Дайсану, но Господь возродил его, ведь в Палате Света все мученики обретают новую жизнь.

Болдуин отогнал от лица муху и принялся с удвоенным вниманием рассматривать женщин, ехавших впереди.

— Как ты думаешь, после смерти маркграфиня Джудит попадет в Покои Света или в преисподнюю?

В авангарде ехали человек двадцать солдат, на плащах которых была изображена пантера в прыжке. За ними ехала сама маркграфиня Джудит, по ее величественной осанке и гордому профилю любой бы понял, что она здесь — первое лицо. Серебристые волосы маркграфини оттеняла пурпурная мантия — Ивар никогда раньше не видел такого глубокого цвета, — вышитые на ней соколы и пантеры казались живыми. Таллия ехала склонив голову и ссутулив плечи, словно под невидимой тяжестью, на ней было обычное монашеское одеяние — простое длинное платье и платок, покрывающий волосы. Рядом смеялись и шутили служанки, клирики, конюшие и рабыни — маркграфиня предпочитала общество женщин, поэтому почти вся ее свита была женской. Исключение составляли лишь солдаты и два старых священника, которые служили еще ее матери. Ивар подумал, что, вероятно, только свита самого короля была роскошнее.

— Почему такая знатная дама должна оказаться в преисподней? — наконец отозвался Ивар. — Только из-за того, что она не знает правды о блаженном Дайсане? Но это вина церкви, которая отрицает истину. Думаю, маркграфиня Джудит велит после своей смерти построить монастырь, и монахини будут ежедневно молиться за упокоение ее души. Вряд ли она не попадет в Покои Света, если столько монахинь будет молиться за нее.

Болдуин вздохнул:

— Тогда зачем мне хорошо себя вести, если после смерти я все равно окажусь подле нее в Покоях Света?

— Болдуин! Ты что, совсем не слушал, о чем нам говорили в монастыре? — Ивар внезапно понял, что Болдуин, который прилежно смотрел в рот всем учителям, и брату Мефодиусу в частности, на самом деле благополучно пропускал все мимо ушей. — В Палате Света наши души обретут покой под всепрощающим взором Господа Бога нашего.

В эту минуту маркграфиня оглянулась на них. Под ее взглядом Болдуин потупился, но от этого его красота стала только заметнее — на розовые щеки легла тень от длинных темных ресниц, а губы еще больше стали походить на спелые вишни. Маркграфиня улыбнулась и снова перевела взгляд на своих компаньонок, которые весело хохотали над какой-то ее шуткой. Она играла с Болдуином, как кошка с мышью, и получала от этого огромное удовольствие.

Ивар вздохнул.

— Так или иначе, ты ничего не можешь поделать, — сказал он Болдуину.

— Но это не значит, что мне все должно нравиться. — Болдуин всхлипнул. — По крайней мере ты остался со мной, Ивар. — Он потянулся и пожал Ивару руку, так крепко, что у того даже пальцы заболели.

— Сейчас — да.

— Я попрошу, чтобы тебя оставили со мной, — мрачно произнес Болдуин, освобождая наконец руку Ивара. — Ты будешь моим компаньоном. Обещай, что останешься со мной. — Он устремил на Ивара взгляд своих прекрасных глаз, перед которым, как он знал, мало кто мог устоять. Ивар под этим взглядом зарделся, как маков цвет. Болдуин, казалось, был доволен его смущением, он улыбнулся и нервно взглянул на женщину, в руках которой теперь находилась его судьба.

В тот же вечер Ивару выпала честь разливать вино за столом маркграфини. На ночь свита остановилась в поместье, принадлежавшем какому-то монастырю, и Джудит Устроила настоящий пир. Маркграфиня была в прекрасном расположении духа и бросала выразительные взгляды на Болдуина, а тот не отрывал глаз от тарелки. Придворный поэт исполнил несколько песен, которые обычно звучали на свадьбах:

О королева, возьми меня в свои покои.

Я уже отведал хлеба и меда,

Я уже выпил вина.

Пейте, друзья, и веселитесь, пока ваши возлюбленные рядом.

Одна из компаньонок леди Джудит беседовала с пожилым человеком, который приходился Болдуину дядей со стороны матери. Его вмешательство было необходимо, чтобы юношу отпустили из монастыря. Он объяснил матери Схоластике, что помолвка Джудит и Болдуина произошла, когда мальчику было тринадцать лет, поэтому монастырские обеты сочли недействительными и Болдуина отпустили к невесте.

Сейчас, подвыпив, дядя откровенно говорил леди Аделинде:

— В то время, когда маркграфиня впервые увидела паренька, она еще была замужем. Если бы ее муж не погиб, сражаясь с куманами, думаю, она оставила бы его ради Болдуина. Ее супруг, по правде говоря, был неплохим человеком, из хорошей семьи, но по сравнению с молоденьким мальчиком, у него не было никаких шансов.

Аделинда только улыбнулась:

— Когда Джудит видит мужчину, который ей нравится, она получит его во что бы то ни стало, и не важно, что церковь запрещает иметь больше одного супруга. Хотя, конечно, для вашей семьи такой брак весьма выгоден.

— Ну конечно, — с энтузиазмом согласился он. — Моя сестра заметила, насколько Джудит увлеклась мальчиком, и провернула выгодную сделку — теперь ей принадлежит еще несколько поместий.

О Господи! Болдуина продали, как быка на рынке! Ивар отхлебнул вина из чаши, которую взял у кого-то из гостей, чтобы наполнить. Вино обожгло горло, голова закружилась.

— Сегодня она наконец-то затащит его в свою постель, — сказал старик, глядя на молодоженов. Джудит недрогнувшей рукой подняла чашу и, отпив из нее, отдала молодому мужу. — А епископ благословит их, как только они доберутся до короля.

Приди же, моя возлюбленная,

Пойдем поутру в виноградники,

Посмотрим, раскрылись ли цветы на лозе.

— Видишь ли, Аделинда, — сказала маркграфиня, отвлекая компаньонку от разговора с дядей Болдуина. — Нельзя срывать цветы до того, как они расцвели, иначе мы никогда не увидим их во всей красе. — Она показала на Болдуина, который порозовел от смущения — на него уставились все присутствующие. Но маркграфиня уже выбрала другую жертву. — Разве я не права, леди Таллия?

Девушка не подняла глаз. За все время пира она едва притронулась к хлебу на тарелке, и, взглянув на нее, Ивар тут же почувствовал себя обжорой. Таллия едва слышно ответила:

— Если женщина готова отдать за любовь все свои богатства, не стоит презирать ее за это.

Упрек не испортил настроения маркграфини Джудит.

— Мой виноградник принадлежит только мне, и я сделаю с ним все что заблагорассудится, — со смехом возразила она и обратилась к придворным: — Пойдемте. Теперь нам надо отдохнуть.

— Что? — переспросила с пьяным весельем леди Аделинда. — Не успели вы забрать его из монастыря, как уже собираетесь уединиться? Не слишком ли вы спешите? Если так погонять лошадь, ее можно и загнать насмерть.

— Я была достаточно терпелива, — ответила Джудит с пленительной улыбкой, но железным тоном. Она жестом приказала Болдуину подняться. Ивар торопливо последовал за своим другом, который побледнел как полотно.

Они выбрались из зала, но Ивара тут же прижала в углу прелестная леди Аделинда. Говорят, что вино развязывает языки, это правда, но леди Аделинде вино развязало еще ируки. Она погладила Ивара по щеке, а потом опустила руку ему на бедро.

— А у тебя везде такие веснушки? — поинтересовалась она, с явным намерением задрать на нем рубашку и проверить свое предположение.

— Нет, Аделинда! — Джудит встала между ней и опешившим Иваром. — Этот мальчик обещан церкви. Ему не позволено разговаривать с женщинами. Я обещала, что присмотрю за ним и доставлю в монастырь святого Валериуса Мученика в целости и сохранности. А это значит, он — неприкосновенен. — Ее взгляд скользнул по Ивару, но в нем было не больше интереса и сочувствия, чем если бы на его месте стоял стул. — Пойдем, мальчик. Помоги моему жениху приготовиться ко сну.

Предназначенная для маркграфини комната находилась в конце коридора. Посреди нее стояла огромная кровать с балдахином, ветерок, струившийся из окна, слегка колебал занавеску.

Когда Ивар помогал Болдуину раздеться и снять сандалии, он почувствовал, что его друга бьет дрожь. Болдуин умылся, встал на колени возле кровати и принялся молиться. Сейчас он больше всего походил на мраморную статую — такое отрешенное было у него лицо.

Вошла Джудит. Рядом с ней Болдуин казался маленьким и хрупким.

По знаку одного из слуг Ивар отошел в сторону и уселся в уголке. Возле стола одна из священниц, ехавших в свите Джудит, напевно произносила что-то над тканью, исписанной словами на даррийском языке, — наверное, один из простых заговоров от болезни, которые подчас использовали клирики. Женщина намочила ткань в уксусе и обернула вокруг камня. Только сейчас Ивар заметил, что служанки Джудит засуетились, раздевая маркграфиню. Они перешептывались и хихикали. Старшая служанка задернула занавеску у кровати, все остальные устроились на полу и приготовились ко сну. Но Ивар не мог заснуть. Он опустился на колени лицом к стене и принялся молиться.

Но он все равно слышал, что происходило вокруг. Похоже, маркграфине пришлось изрядно потрудиться, чтобы выполнить задуманное.

До Ивара доносился шелест простыней, приглушенный смех, вздохи. Он мог представить, что происходит в кровати за занавеской, но он не должен думать об этом… Молитва не шла на ум.

Он услышал, как несколько раз порывисто выдохнул Болдуин, и все стихло.

Ивар с гримасой боли опустился на ковер — от долгого стояния на коленях все его члены онемели — и задремал. Но посреди ночи он проснулся — молодоженам за занавеской не спалось.

Когда наконец они закончили и Ивар снова заснул, ему приснился кошмар. Враг рода человеческого послал ему сон, в котором была Лиат — живая, веселая и близкая.

С утра Джудит выполнила оставшиеся формальности: подарила своему мужу подарки в знак состоявшейся свадьбы. Болдуин получил прекрасный меч с украшенной драгоценными камнями гардой, шелковую аретузскую тунику, маленькую шкатулку из слоновой кости, наполненную кольцами и дорогими застежками для плаща, и двенадцать золотых монет, отчеканенных в Аретузе.

Дядя Болдуина передал ему золотой шарик с колокольчиками внутри, чтобы тот подарил его своей жене.

Подарок Джудит родителям Болдуина оказался гораздо существеннее: они получили несколько поместий в Аосте и Ольсатии, о чем договорились еще пять лет назад, и теперь документы осталось лишь зачитать при всех.

Солнце уже поднялось довольно высоко, когда они наконец продолжили путь. Джудит ехала во главе процессии, предоставив Ивару плестись рядом с Болдуином. Молодой муж, став теперь настоящим мужчиной, собирался отращивать бородку — знак его нового положения.

Ивар легонько похлопал друга по руке. Тот вздрогнул, словно мимолетное прикосновение напугало его.

— С тобой все в порядке? — прошептал Ивар. — Такое впечатление, что тебя лихорадит.

— Не знаю…

Глаза у Болдуина действительно лихорадочно блестели, в его взгляде Ивар явно уловил отблески тех видений, которые мучили его самого всю ночь напролет. Смутившись, оба молодых человека одновременно отвернулись, а когда Ивар вновь решился посмотреть на Болдуина, тот уже устремил взгляд на леди Таллию. Он смотрел на нее так, словно видел впервые.

— Не знаю, — повторил он, но никто не мог поручиться, что он отвечал на вопрос Ивара, а не на собственные мысли. Больше он не произнес ни слова, и Ивар ехал рядом с ним в напряженном молчании.

2

Когда Росвита на ночь клала под подушку «Житие святой Радегунды» — дар умирающего брата Фиделиуса, — ей снились странные сны. Ей слышались голоса, разговаривавшие с ней на незнакомом языке. Из леса выбирались какие-то твари, которые исчезали, как только появлялись настоящие лесные звери. В лучах солнца медленно вращалось золотое колесо. Юный Бертольд мирно спал в каменной пещере под охраной шести юношей, чьи лица сияли нестерпимо ярким золотистым светом. Горные пики сверкали на солнце, а на крыльях ветра танцевали полупрозрачные дэймоны, словно сотканные из лунных лучей. В тени скалы величественно лежал лев, по равнине гончие гнались за оленем, за ними скакали всадники в блестящих одеждах.

— Сестра Росвита!

Кто-то потряс ее за плечо, и она проснулась, вынырнув из мира сновидений. Росвита села, моргая спросонья.

— Прошу прощения, сестра. — Голос брата Константина дрожал, как у ребенка. — Вас хочет видеть король. Вас проводит слуга.

— Хорошо, брат. Отвернитесь, пожалуйста.

Он пробормотал извинения, а Росвита выскользнула из-под одеяла и натянула на себя монашеское одеяние. Сестра Амабилия мирно похрапывала на соседней кровати. Росвита мимоходом позавидовала ее способности спать, ни на что не обращая внимания. Росвита посмотрела на «Житие» и, поддавшись мгновенному импульсу, взяла книгу с собой.

Король ожидал ее за конюшнями. Казалось, он и вовсе не ложился спать. Он смотрел, как его сын мечется по двору. Несмотря на то что в его распоряжении было довольно большое пространство, Санглант двигался, описывая короткий полукруг, словно его по-прежнему удерживала цепь. Принца освободили всего двадцать дней назад, и он еще не привык к свободе.

Едва Росвита приблизилась, огромные собаки зарычали — такие звери запросто могли растерзать человека, и монахиня вздрогнула. На шеях псов поблескивали железные ошейники, от которых шли короткие цепи, удерживающие животных на привязи.

Увидев Росвиту, Генрих показал на Сангланта:

— Он решил отправиться за одной из моих «орлиц», причем даже без эскорта. Возможно, сестра, вы сумеете убедить его остаться здесь, нам с Вилламом это не удалось.

Санглант прекратил метаться и застыл на месте, прислушиваясь — то ли к ее шагам, то ли к пению птиц. Неужели брат Фиделиус действительно услышал о ребенке женщины Аои и человека от птиц? Неужели принц понимает птичий язык? Или он прислушивается к чему-то другому?

— Позвольте мне поехать, ваше величество, — сказал Санглант.

Генрих посмотрел на Росвиту, надеясь, что она вразумит строптивца. Она задумалась.

— Что вас тревожит, ваше высочество? Куда вы хотите уехать? — спросила она наконец.

— К этому времени она должна была возвратиться. Я был терпелив. Но ее ищут. — Он повернулся. — Я могу их чувствовать. Но здесь есть еще что-то, и я не понимаю, что именно. Что если с ней по дороге случилась беда? Я должен ее найти!

Его удерживало только присутствие отца. Генрих никогда не смог бы управлять такой большой страной, если бы не обладал силой воли и целеустремленностью, какие редко встретишь у обычного человека. Только выражение лица короля не позволяло Сангланту тотчас бежать на помощь Лиат.

— Как вы сумеете найти эту «орлицу»? В стране столько дорог…

— Но я чувствую смерть. — Он задрожал, прохрипел что-то, что больше походило на рычание, и упал на колени. — Владычица! Я чувствую, как к ней тянется рука смерти!

— Он сидел на цепи, как собака, и теперь чувствует, как собака, — пробормотал Генрих. — Никто не должен видеть его в таком состоянии.

— Ваше высочество. — Росвита знала, как успокаивать обезумевших людей. Как старшая дочь в доме отца она знала, как усмирить гнев мужчины, много раз она успокаивала и самого короля Генриха. Сейчас она шагнула вперед и осторожно, но вместе с тем твердо положила руку на плечо принца. Он вздрогнул. — Не лучше ли остаться с королем и подождать ее здесь. Так вы не рискуете разминуться. «Орлица», которую вы ищете, возвратится к королю. Если же вы последуете за ней, как вы сумеете найти ее?

Он прикрыл глаза рукой, и Росвита поняла, что Санглант тихо плачет. По крайней мере собаки не могут плакать, значит, он — снова человек. Ободренная этим маленьким успехом, монахиня продолжила:

— Сегодня, ваше высочество, мы снова отправимся в путь. В Верлиде мы вполне можем остановиться на неделю — запасов там хватит. Сколько путей ведут в Верлиду? Вы можете выбрать неверную дорогу и потратите несколько месяцев, чтобы убедиться, что вы с вашей «орлицей» разминулись. Будьте терпеливы.

— Все «орлы» вовремя возвращаются к королю, — мягко сказал Виллам. — Если вы останетесь тут, в конце концов вы встретитесь с ней.

— Она все равно вернется ко мне, — прошептал Санглант.

— Все молодые люди торопят события, — улыбнулся Виллам. — Вы должны быть терпеливы с ним, ваше величество. Ему пришлось многое пережить.

Король, нахмурившись, смотрел на сына. На дорожке, ведущей в часовню, появились клирики. В воздухе зазвучали слова молитв, и выражение лица Генриха изменилось.

— Она красивая молодая женщина, — продолжал Виллам. — Это неплохо, возможно, ее присутствие вернет принцу интерес к женщинам.

— Сын мой, — обратился Генрих к сыну. — Что значит «рука смерти»?

Внезапно Санглант вскочил, словно до него донесся чей-то неведомый голос, и принялся отвязывать цепи, удерживающие собак. Лошади занервничали: собаки рвались к ним. Сангланту пришлось пустить в ход кулаки, чтобы усмирить взбесившихся псов. Принц вскочил на своего коня, приказывая псам держаться рядом, и поскакал к реке.

Король посмотрел на Хатуи. Та кивнула, сразу поняв, что от нее требуется, и поехала за принцем. С едва слышным ропотом за ней отправились четверо солдат.

— Я просто не знаю, что с ним делать, — пробормотал Генрих.

— Оставьте его на некоторое время. Пусть успокоится, — посоветовал Виллам. — А после снова дайте ему «драконов». Хорошее сражение излечит его.

Но Генрих лишь нахмурился:

— Унгрийский король сообщил, что предлагает своего младшего брата в женихи Сапиентии.

Росвита удивилась:

— Разве вы не одобрили прошение салийского принца Гиллиарма? Или сына короля Полении?

— Дикари! — пробормотал Виллам, который сражался с поленийцами до их обращения в веру Единства. — Лучше бы вы выдали ее замуж за молодого Родульфа Варингского и таким образом укрепили с ним отношения. Когда Сапиентия взойдет на трон, ей понадобится поддержка герцогини Иоланды Варингской.

— Он всегда был послушным сыном, — произнес Генрих, глядя на дорогу, по которой ускакал Санглант. — Но я должен полагаться на то, в чем уверен. Бесполезно строить замок на песке, ему нужно прочное основание.

Виллам посмотрел на Росвиту и поднял брови, будто не понял, о чем говорит король. Росвита в ответ лишь пожала плечами.

Перед домом, в котором они остановились на ночь, слуги уже разгружали повозки и вытаскивали сундуки. Росвита увидела, как молодой брат Константин бредет по двору, руки у него были заняты бутылками с чернилами и связками перьев. Он смотрел под ноги и столкнулся с одним из слуг. Выронив чернильницу, он наклонился за ней, но у него из рук тотчас выскользнула связка перьев.

Росвита улыбнулась:

— Ваше величество, можно я пойду и помогу клирикам разобрать пожитки?

Генрих рассеянно кивнул. Но не успела монахиня отойти и на несколько шагов, как король снова позвал ее.

— Спасибо вам, добрый друг, — сказал он и улыбнулся. Росвита лишь склонила голову, как всегда покоренная силой его обаяния.

Росвита догнала Константина как раз вовремя, он только что собрал все перья и теперь пытался встать с колен, не рассыпав всего остального. В следующую секунду до нее донесся знакомый голос. Из дома, сонно моргая и удивленно осматриваясь по сторонам, показались сестра Амабилия и брат Фортунатус. Во двор въехал всадник.

— Где король? — подъезжая, спросил он.

Росвита выступила вперед, желая взять послание, которое, как она думала, привез гонец, но тот отрицательно покачал головой.

— У меня нет послания, — сказал он. — Я герольд маркграфини Джудит. Скоро она вместе со своим женихом присоединится к королевской свите. Маркграфиня сопровождает леди Таллию.

— С женихом! — ошеломленно повторил Фортунатус, а Амабилия воскликнула:

— Боже Всевышний! Что же натворила бедная девочка, если ее так быстро выгнали из монастыря? — Она говорила о леди Таллии.

В поле зрения показались новые всадники, и клирики с надеждой уставились на прибывающих, желая подробнее узнать, что же произошло с леди Таллией. Однако это был раздраженный Санглант, рядом с которым ехали Хатуи и четыре гвардейца, с опаской посматривающие на эйкийских собак. Псы Сангланта пронзительно лаяли, а минуту спустя во двор вышел граф Лавастин со своими черными гончими. Гвалт стал совершенно несусветным, Росвита не выдержала и заткнула уши.

Санглант спрыгнул с коня и попытался утихомирить своих собак, но те продолжали буйствовать при виде гончих, которые благоразумно держались на почтительном расстоянии.

Появился наследник графа Лавастина — молодой лорд Алан, он опустился рядом с собаками и что-то прошептал, гончие тут же успокоились.

Санглант все еще пытался утихомирить своих зверюг, которые лаяли и огрызались. Правая рука принца была в крови — цепь сорвалась и содрала Сангланту кожу. Алан осторожно подошел, опустился на колени и положил руку на голову ближайшей эйкийской собаки.

Росвита зажмурилась, Амабилия прерывисто вздохнула, Фортунатус чертыхнулся, а Константин вздрогнул. Тотчас Росвита укорила себя в трусости и открыла глаза, и перед ней предстала невероятная сцена.

Алан держал руку на голове самого большого и уродливого пса. Тот смирно сидел, дрожа, из пасти у него капала слюна.

— Тихо, — произнес Алан. — Бедняжки.

Санглант с удивлением смотрел на него. Граф Лавастин невозмутимо наблюдал за происходящим, Росвита не могла понять, о чем он думает.

Еще минуту все стояли молча. Из зала донеслись голоса. Санглант поморщился и оттащил собак в сторону, а на пороге показались Сапиентия и отец Хью. Служанка несла маленькую Ипполиту, девочка довольно улыбалась и гулила, когда Хью щекотал ее.

Сапиентия осмотрелась и недовольно скривила рот.

— Мы что-то пропустили? — спросила она, когда Санглант скрылся в конюшне.

Хатуи коротко кивнула Росвите и отправилась искать короля. Слуги выбрались из укрытий и продолжили заниматься делами, а посланец маркграфини встал на колени перед отцом Хью.

— Мой господин, ваша мать скоро будет здесь.

Тот оторвал взгляд от младенца и улыбнулся посланнику:

— Ты — младший сын старого Тортау, арендатора земли возле Лерхвальда. Ты изрядно возмужал с тех пор, как я уехал из Аосты. Женился?

— Нет, мой лорд. Ферма перешла сестрам, а мне не осталось ничего. Пришлось пойти в услужение к вашей матери.

— Понятно, — проговорил Хью. Глаза у него вспыхнули. — Таков удел младших сыновей, по крайней мере здесь. — Хью взял у одного из слуг мешочек с монетами и достал горстку серебра. — Вот. Тебе в приданое.

Гонец вспыхнул.

— О мой господин! — Он поцеловал руку священнику, Хью благословил его и предложил пойти на кухню поесть.

Когда Лавастин выступил, чтобы засвидетельствовать свое почтение принцессе Сапиентии, задумчивый взгляд Хью задержался на Росвите. Она кивнула ему, хотя они не были близко знакомы. Глаза Хью лихорадочно горели, как у больного. При взгляде на нее он нахмурился, но потом опомнился и нацепил на лицо приветливую улыбку.

Неужели он подозревает, что Росвита — в числе тех, из-за кого он лишился Книги Тайн? А если дело обстоит именно так, что он может предпринять?

3

Уже рассвело, но процессия еще не была готова. Повозки до сих пор стояли во дворе, солдаты грузили на них утварь. Генрих решил дождаться маркграфиню Джудит, чтобы они могли отправиться в Верлиду вместе. Алан беспокойно стоял рядом с Лавастином, ожидающим короля. Солнце светило так ярко, что ему пришлось зажмуриться; он смотрел на дорогу, стараясь увидеть приближающуюся свиту графини. Нет ничего хуже, чем стоять и просто ждать чего-то.

Лорд Жоффрей, который весело провел предыдущую ночь, выбрался из дома, протирая глаза и позевывая.

— Кузен! — воскликнул он, обращаясь к Лавастину. Алану он просто кивнул, не удостоив его большим вниманием. — Неужели это правда, что сегодня приедет маркграфиня Джудит?

Лавастин нахмурился и осмотрел Жоффрея с головы до ног.

— Если бы поднялись сегодня пораньше, вы бы и сами все знали.

— И пропустил развлечение? — рассмеялся тот в ответ. Алан вспыхнул. Вчера из ближайшего города приехали несколько женщин, которых принято называть «ночными бабочками», чтобы развлечь короля и его придворных.

— Я бы не стал это так называть, — промолвил Лавастин. — Если вы вспомните, их проделки были так возмутительны, что король приказал этим дамам убираться прочь.

— Но не запретил нам следовать за ними. Он не против шалостей молодых.

— Пускай молодые бесятся сколько угодно. Но вы-то, кузен, женаты.

— И весьма этим доволен. Вам бы тоже не помешало снова жениться.

Лавастин сжал губы так сильно, что они побелели. Граф подозвал Ужаса, Жоффрей отпрянул, но пес спокойно сел рядом с хозяином, словно напрашиваясь на ласку.

— Я больше не женюсь. Алан унаследует графство Лавас. Жоффрей натянуто улыбнулся, на Алана он даже не взглянул. Но тот знал, что Жоффрей думает о своей старшей дочери Лаврентии, которая до появления Алана считалась наследницей графства Лавас.

— Жоффрей! — крикнул один из молодых лордов, собравшихся у конюшен. — Вчера ночью вы пропустили самое интересное. Идите сюда, мы вам все расскажем.

Жоффрей откланялся и поспешил к друзьям, остановившись лишь для того, чтобы поклониться королю Генриху. Тот с улыбкой кивнул. Алан все всматривался вдаль.

— Смотрите! — воскликнул он, указывая на облако пыли, показавшееся на дороге.

— Не стоило тебе так рисковать, Алан, — внезапно заговорил Лавастин. — И о чем ты только думал, подходя к собакам Сангланта так близко?

— Бедняжки. Я их нисколько не боялся, и поэтому они меня не тронули. Если бы принц не был с ними так жесток, они бы ни на кого не бросались, — сказал он, сам пораженный резкостью своих слов.

— Эти собаки не могут вести себя иначе. Принц Санглант и так обращается с ними слишком мягко. Лично я бы их прикончил. А то, что они ничего тебе не сделали, — вне моего разумения, сын. Но больше не смей к ним подходить.

— Да, отец, — проговорил Алан покорно. И через секунду крикнул: — Я уже вижу их!

На дороге показалась процессия графини. Рядом с ее знаменем — прыгающей пантерой — развевалось знамя королевского дома — три косули. Лавастин присвистнул и улыбнулся, повернувшись к Алану.

— Приготовься, сын мой. Думаю, все произойдет в Верлиде.

Далеко на горизонте серые тучи обещали дождь. Вспышка зевнула, показав огромные клыки, ей не было ни малейшего дела до людей и их забот.

— Таллия, — мягко произнес Алан, словно пробуя на губах ее имя. Кортеж маркграфини Джудит въехал во двор. Еще два года назад Алан бы счел, что нет на свете зрелища прекраснее, но, живя при дворе, он привык к блеску и богатству, и теперь зрелище роскошной свиты маркграфини казалось ему делом обыденным. Впрочем, возможно, так было потому, что все его мысли занимала Таллия. Отец Хью вышел вперед и поцеловал матери руку, после чего Джудит спешилась и подошла к Генриху.

Алан искал глазами Таллию, но не мог ее найти. Сестра Росвита и другие клирики стояли в двух шагах от него, и молодой человек слышал их перешептывания.

— Боже Всевышний! Вы только посмотрите на него! Лицо — как у ангела.

— Сестра Амабилия, — строго произнесла Росвита, — не смотрите так — это непристойно.

— «Лилия среди шипов — мой нежный цветок», — дрожащим голосом процитировал самый молодой из священников.

— На сей раз, брат Константин, я с вами согласна, — пробормотала Амабилия.

— И где только она находит такие лакомые кусочки? — поинтересовался четвертый.

— Брат Фортунатус! — возмутилась Росвита и вдруг, задохнувшись, прошептала: — Ивар! А это что значит? Откуда он здесь?

— Помилуй Господи, — прошептал Лавастин.

Алан заставил себя отвлечься от поисков Таллии и посмотрел на красивого молодого человека, который выступил вперед и склонился перед королем. Чуть позади, сопровождая его, шел другой юноша с огненно-рыжими волосами, завитки которых торчали из-под капюшона послушника во все стороны. Росвита направилась к молодым людям через толпу, но не успела она приблизиться, как король Генрих подал сигнал, и тут же двор пришел в движение. В воздух поднялись клубы пыли, сквозь которые невозможно было различить ни одного лица. Придворные и слуги суетились, толкая друг друга, в такой давке Алан едва удерживал собак и старался не отставать от отца, что было совсем нелегко. С появлением маркграфини Лавастина и Алана оттеснили от короля, теперь впереди них следовали Гельмут Виллам, Джудит, Хью и принцесса Сапиентия. Но Алан ничуть не огорчился; он все пытался разглядеть Таллию, но женщины, с которыми она ехала, остались где-то позади.

К полудню они добрались до Верлиды — великолепного дворца на берегу реки. Процессия прошла по берегу мимо ограды и оказалась в деревне. По обе стороны улицы стояли небольшие домишки местных жителей, а на деревенской площади высились четыре больших помещичьих дома. Алан почувствовал пыльный аромат зерна, хранившегося в амбарах.

Затем вся процессия прошла через ворота, ведущие к дворцу, стены которого были окружены насыпным валом и глубоким рвом. Под холмом блестела река, за ней виднелись засеянные поля, чередовавшиеся с участками леса.

Король зашел в небольшую каменную часовню, которая находилась в южном крыле дворца. Слуги разместили всех гостей и придворных согласно их положению при дворе. Алан первым делом отправился устроить собак, и как только он закончил с этим, за ним пришел граф.

— Король требует нашего присутствия на Совете. Пойдем, сын. Не ударь в грязь лицом. — Лавастин посмотрел на собак, которые виляли хвостами, ожидая от хозяина ласки, и добавил: — Возьми с собой двух собак.

Король встретил их в просторном кабинете, ставни были открыты, и через окна струился свежий ветер. В комнате находились Гельмут Виллам, сестра Росвита и дюжина слуг. Генрих сидел на троне, резные деревянные ножки которого изображали львов, спинка была выполнена в виде крыльев орла, а подлокотники представляли собой шеи и головы драконов. Король сидел, подавшись вперед, а «орлица» что-то шептала ему на ухо. При виде Лавастина и Алана король выпрямился.

— Как только принц появится, пусть придет ко мне. — Он посмотрел на Виллама, который кивнул, словно одобряя действия короля. — Отведите ему просторную комнату, и пусть Санглант отдохнет. Не надо, чтобы при дворе видели, в каком он сейчас состоянии.

«Орлица» поклонилась и быстро вышла. Генрих посмотрел на слуг, и те последовали примеру «орлицы». Генрих кивнул сестре Росвите, и та вслух зачитала:

— «Моему брату, его величеству Генриху, королю Вендара и Варре. С тяжелым сердцем должна я сообщить вам эти новости. Наша племянница, леди Таллия, больше не может оставаться в монастыре, поскольку распространяет ересь среди послушников и своими проповедями уже сбила с пути больше двадцати человек. Предавая ее в ваши руки, предостерегаю вас от пагубного ее влияния. Мне кажется, что брак лучше всего излечит ее от этих глупостей».

Росвита прекратила читать, Генрих вздохнул.

— Вы все еще желаете этого брака? — спросил король Лавастина. — Обвинение в ереси — вещь серьезная. Мать-настоятельница милосердно приняла во внимание юность Таллии. Девушка утверждает, что ее посещают видения. Но трудно сказать, что это — происки врага рода человеческого или просто влияние плохих советников. Если она не раскается, церковь будет вынуждена пойти на более решительные меры.

Лавастин задумчиво поднял бровь.

Ересь. Алан знал, что Таллия слушала отца Агиуса. Его слова, точно чума, передавались от одной души к другой, пятная их. Агиус принял мученическую смерть, как и хотел. Но было ли это знаком Божьим? Почему Господь должен был отметить человека, который противоречил Его законам?

Мысль о том, что придется потерять Таллию из-за проповедей Агиуса, приводила Алана в бешенство. Ярость зарычала, почувствовав его настроение.

— Тихо, — скомандовал Лавастин, и собака тотчас успокоилась и легла, опустив голову на лапы. Граф обратился к королю: — Все же, ваше величество, леди Таллия очень молода. Увы, у нее не было достойных наставников. Хорошее влияние, — кивнул он в сторону Алана, — успокоит ее рассудок.

— Да будет так, — с облегчением произнес Генрих.

— Чем скорее состоится свадьба, тем лучше, — добавил Лавастин. — Я должен возвратиться в Лавас до осени, чтобы мы с сыном могли наблюдать за сбором урожая. Нас ждет трудная зима. В Генте погибло много моих людей… Они отдали жизни за то, чтобы вернуть Гент и принца Сангланта вам.

Дверь отворилась, и в сопровождении слуги в кабинет вошли две женщины. Одна, круглолицая, уставилась на короля, открыв рот, потом, опомнившись, упала на колени. В другой Алан узнал Таллию.

Он зажмурился. Его охватило такое желание, что он задрожал всем телом. Горе тотчас ткнулся холодным носом в его руку, и Алан немного успокоился.

— Дядя, — промолвила Таллия, тоже опускаясь на колени. Ее голос звучал так тихо, что едва можно было разобрать слова. — Я прошу вас, дядя, позвольте мне удалиться от мира. Если нужно, я дам обет молчания.

— Ты не предназначена для церкви, Таллия. В ближайшие два дня ты выйдешь замуж за Алана. Мое решение окончательно.

Алан посмотрел на Таллию, стоящую на коленях перед королем. Она была ужасно бледна, да и вообще больше похожа на нищенку, которая много дней ничего не ела. Но ему она казалась самой красивой и желанной женщиной на свете. Она бросила на него тоскливый взгляд и склонила голову, словно покоряясь ужасной судьбе. По щекам ее покатились слезы.

4

Отец Хью никогда не спорил. Он просто улыбался, когда ему перечили, а потом начинал убеждать так мягко, что собеседник в конце концов со всем соглашался и Хью получал что хотел. Но Ханна умела распознавать признаки его волнения. Сейчас он крутил перчатку, слушая советы, которые его мать давала принцессе Сапиентии.

— Принц Санглант будет угрожать вашему положению, лишь если вы сами, ваше высочество, позволите ему это, — говорила Джудит.

Ханна стояла позади трона Сапиентии, маркграфиня же сидела рядом с принцессой, как равная, и даже кресло ее напоминало королевский трон. Все прочие, в том числе и молодой муж Джудит, стояли в стороне, так что разговор двух высоких особ до них не долетал.

— Истинно, ваш отец пренебрегал вами из любви к принцу, я говорю так прямо, поскольку это общеизвестно.

Она действительно могла позволить себе такую откровенность, ее власти и могущества на это хватало. Ханна посмотрела в сторону и увидела Ивара, который склонил голову, погрузившись в молитву. Щеки его пылали жаром, и Ханна с тревогой подумала, не болен ли он. В подобной ситуации нечего было и надеяться на то, что им удастся перекинуться хоть словечком.

— Что же вы посоветуете? — Сапиентия не могла усидеть на месте, она вскочила и начала мерить палату шагами. — Не могу сказать, что испытываю ненависть к своему брату, хотя, признаю, после того, как принц вернулся из Гента, он ведет себя скорее как собака, а не как человек.

— Его мать не была человеком, и это вполне объясняет все. — Джудит подняла руку, и Хью, как послушный сын, тотчас поднес ей бокал вина.

Он казался настоящим придворным, изящным и утонченным, и трудно было поверить, что этот человек до смерти избивал Лиат. Здесь, при дворе, он совершенно не походил на людей из деревни Хартс-Рест, где выросла Ханна. Там никто не мог похвастать такими манерами и великолепной одеждой.

— Но женщины созданы Господом нашим, чтобы творить и управлять, а мужчины могут лишь сражаться, — продолжала Джудит. — Обращайтесь со своим братом бережно, как мудрая женщина взращивает свой урожай, и вы получите достойные плоды. Думаю, вас ждет успех. Санглант известен прежде всего как воин, воитель, защищающий честь вашей семьи на поле битвы. Используйте его лучшие качества, чтобы укрепить свое положение наследницы. Не совершайте глупость, доверяя слухам о том, что Генрих собирается сделать его своим наследником. Принцы Вендара и Варре никогда не станут подчиняться бастарду, тем более что он лишь наполовину человек.

Сапиентия посмотрела в окно. То, что она там увидела, заставило ее повернуться и с улыбкой ответить графине:

— Наследника графа Лавастина когда-то тоже называли бастардом, однако сейчас его права признал сам король, он стал законным сыном своего отца и женится на моей кузине этой ночью.

— Таллия в затруднительном положении. Король отдает ее Лавастину в качестве наград за верную службу в Генте. Таким образом сам Генрих освобождается от нее.

— И дает Лавастину невестку королевского происхождения, — задумчиво проговорила Сапиентия. — Думаю, вы не знакомы с лордом Жоффреем, это кузен Лавастина. Он был его наследником, прежде чем появился Алан. Жоффрей — настоящий дворянин и во всех отношениях достоин и графства, и титула.

— Лавастин хитер. Как только у Алана и Таллии появится наследник, король будет вынужден поддержать Алана, если лорду Жоффрею придет в голову оспаривать его права.

Внезапно заговорил Хью:

— Что если король решит женить Сангланта и подтвердить таким образом законность его прав?

Пораженная Джудит уставилась на сына так, словно раньше и не подозревала о его присутствии:

— Ты думаешь, что Генрих в своей привязанности к Сангланту зайдет так далеко, что решится на подобное?

— Да, — кратко ответил он.

— Нет, — возразила Сапиентия. — Я наследница. Чтобы доказать свою состоятельность, я родила Ипполиту. Вы просто ненавидите Сангланта, Хью. Я вижу, что вы его терпеть не можете. Но мне он никогда не причинял вреда. Хотя ваша мать права. — Джудит кивнула, но Ханна заметила, как пристально маркграфиня смотрит на сына, словно пытается прочесть его мысли. — Санглант не угроза моему положению, если я не позволю ему стать таковой, показывая свой страх перед ним. Не так ли, «орлица»? — Сапиентия повернулась к Ханне. — Ведь именно так ты говорила мне вчера? Все уставились на Ханну. Она сразу пожалела, что накануне разговаривала с принцессой. Но Сапиентия просила совета, а у Ханны был практический опыт, полученный от матери.

— Мудрый совет, — проговорила Джудит с таким блеском в глазах, что Ханна вздрогнула. — А ты что скажешь, Хью?

Хью раздраженно скривил губы, но потом улыбнулся, попытавшись скрыть недовольство. Его голос звучал слаще меда:

— Господь завещал сестрам любить своих братьев. Остальным же нужно обращаться друг с другом как с равными.

— Однако, — произнесла Джудит, — я не предусмотрела того, что Генрих захочет женить Сангланта. Я обязательно предложу королю женить принца на моей дочери Тусинде.

— Вы отдали бы свою законную дочь за моего брата-бастарда? — изумленно спросила Сапиентия.

Ханна совершенно точно знала, что в таком случае сказала бы ее мать: графиня Джудит, как мудрая женщина, собирает всех цыплят в свой курятник.

— Тусинда — моя третья дочь, как раз в подходящем возрасте. У Герберги и Берты свои обязанности — поместья, мужья и дети, — а вот Тусинда вполне может подойти, если я сочту это выгодным. — Она осушила бокал, все еще глядя на сына. — Но меня не очень интересует брак Сангланта. Не забывайте, что Генрих и сам может жениться еще раз.

— Как сделали вы, — натянуто произнес Хью, украдкой поглядев на Болдуина. Он тотчас отвел взгляд, чтобы никтоне заметил его интереса и, возможно, ревности. Джудит засмеялась:

— Что такое? Должны же и у меня быть развлечения. Теперь уже все уставились на Болдуина. Ханне еще не доводилось видеть таких красивых молодых людей: у Болдуина было совершенно ангельское лицо.

Хью шагнул вперед и наполнил кубок матери. Когда он возвращал бокал маркграфине, она легко коснулась его запястья и посмотрела ему в глаза. На мгновение Ханне показалось, что мать и сын обменялись молчаливыми посланиями, которые были понятны только им.

Когда Джудит ушла, Ивар пошел вместе с Болдуином, Ханне удалось поймать его взгляд лишь на мгновение — когда он уже выходил из палаты. Он поднял руку, словно приветствуя ее, а потом удалился. Остаток дня прошел в приготовлениях к свадьбе. Хатуи предложила Ханне поехать в деревню, откуда должны были привезти запасы меда и свечей — ежегодную дань.

Ханна болтала со старым пасечником, а его старшие дети и рабочие нагружали на телеги бочонки с медом и осторожно укладывали связки свечей. Младший сын пасечника смотрел на Ханну с нескрываемым восхищением.

— Подумать только — для самого короля! — сказал старик Ханне. — Я никогда не видел короля Генриха. Говорят, он красивый мужчина, сильный, и отличный воин к тому же.

— Так оно и есть.

— Но зато я видел Арнульфа, и уж этого-то я никогда не забуду. Он приезжал сюда, когда я был еще юношей. Его сопровождала такая великолепная свита, что даже слепой бы прозрел, чтобы на них посмотреть. Помню, у него под левым ухом виднелся свежий порез, а рядом с королем ехала «орлица» — совсем как ты. Странно было видеть, как простой смертный едет с королем, словно его лучший дуг. Но смерть его забрала.

— Кого, «орлицу»? — заинтересовалась Ханна.

— Нет, короля Арнульфа. Он умер много лет назад, и трон занял его сын, ведь у старшей дочери Арнульфа не было детей, и она не могла дать королевству наследника. — Он посмотрел в сторону одной из женщин, которая, услышав эти слова, лишь поджала губы в ответ, но ничего не сказала. Вокруг бегало несколько ребятишек, но ни один из них не подбегал к ней. — Говорят, что у короля Генриха есть дети, а его сын, который и унаследует трон, — капитан «драконов».

— Вы говорите о принце Сангланте. — Все посмотрели на Ханну, надеясь услышать что-нибудь интересное, и она почувствовала, что должна рассказать о падении Гента и о его осаде.

— Вот это история! — воскликнул старик, когда она закончила. Он махнул рукой своему сыну, и тот принес кружку домашней медовухи. Напиток оказался таким крепким, что после первого же глотка у Ханны на глазах выступили слезы.

— Ты не могла бы оказать мне услугу, «орлица»? Если бы ты взяла мальчика с собой, он бы увидел короля. Потом он вернулся бы домой сам. Подумай, как я могу отказать ему — ведь он мой самый младший.

Юношу звали Арнульф — несомненно, в честь прежнего короля. В голубых глазах паренька плескалась такая надежда, что Ханна не решилась отказать в просьбе. Арнульф не доставил никаких проблем, однако вопросы из него сыпались, как из рога изобилия. Возчики, которые всю жизнь провели на королевской службе, посмеивались над его волнением.

Когда они проезжали через рощу, мимо них промчался всадник и свернул потом направо. Следом за ним бежали собаки.

— Это принц Санглант! — закричала Ханна.

— Говорят, он сумасшедший, — сказал один из возчиков.

— Он не причинял вреда никому, кроме врагов короля, — возразил второй, — и второго такого капитана не найти. Солдаты его боготворят…

Тут Ханна увидела Хатуи, которая ехала вслед за принцем.

— Вижу, ты нашла то, что искала, — сказала Хатуи, натягивая поводья и останавливаясь возле телеги. Пожелай мне удачи, она мне понадобится в этой охоте. Мне велено привести Сангланта на вечерний пир. — Хатуи подбородком указала в сторону, где скрылся всадник.

— Что с ним случилось? Говорят, теперь в нем больше от собаки, чем от человека.

Хатуи приставила ладонь козырьком ко лбу и всмотрелась в рощу.

— После того как он провел на цепи почти целый год? — Она пожала плечами. — По крайней мере он выжил. Иначе как чудом это не назовешь. — Она печально покачала головой. — Только вспомни, как он сражался после того, как его освободили!

— Я не стану помогать Сапиентии и интриговать против него, — улыбнулась Ханна. — Ты думаешь, Генрих действительно сделает его своим наследником?

Хатуи нахмурилась, не ответив на вопрос. Потом коротко кивнула и уехала.

Ханна оставила повозки возле кухни и велела Арнульфу идти за ней к резиденции короля. К счастью, и король, и его придворные оказались во дворе, они наблюдали за тем, как боролись солдаты. Ханна пробралась сквозь толпу к Сапиентии и преклонила перед ней колени. Парень шлепнулся рядом с ней с таким вздохом, словно сбылись все его самые заветные мечты. Сапиентия была в хорошем настроении, и Ханна позволила себе заговорить первой:

— Ваше высочество, это Арнульф, сын пасечника, он сопровождал нас от самого дома в надежде увидеть вас.

Сапиентия подозвала слугу и, взяв у него две серебряные монеты, отдала юноше:

— Это для твоего приданого.

Потом она повернулась, приветствуя отца. Генриха сопровождали Виллам и Джудит. Король смеялся какой-то шутке своих собеседников и казался простым смертным. Однако когда Сапиентия показала на молодого человека, который уставился на короля так, словно не мог поверить собственным глазам, Генрих стал серьезным. Он коснулся головы юноши.

— Благословляю тебя и твою семью, — произнес он, а потом повернулся к компаньонам и продолжил прерванную беседу. Джудит как раз показывала на нового бойца, который только что вступил в борьбу с предыдущим победителем.

Ханна увела Арнульфа.

— Что это? — прошептал он, разжимая ладонь, на которой лежали две монеты.

— Деньги. На них ты можешь купить на рынке то, что захочешь, хотя лучше сегодня этого не делать. Торговцы сразу поймут, что ты неопытен в таких делах, и могут обмануть тебя.

— Мое приданое, — пробормотал он и так побледнел, что на какое-то мгновение Ханне показалось, что юноше плохо. Но он обратился к ней: — А вы выйдете за меня замуж?

Ханна подавила неприличное желание расхохотаться.

— Пойдем-ка лучше, тебе пора домой, — произнесла она, чувствуя себя намного старше и мудрее, хотя они были примерно одного возраста. — Бери деньги и возвращайся. Не забудь передать благословение родственникам.

Она проводила его до ворот и посмотрела, как он, нетвердо ступая, идет по дороге. Возвращаясь к Сапиентии, Ханна увидела Ивара. Тот тоже увидел ее и поманил за собой.

— Тише, — сказал он, затащив ее в маленькую кладовку — единственное окошко закрывали ставни, и внутри было темно и душно. Ивар обнял Ханну. — Я думал, что никогда больше тебя не увижу. Мне нельзя говорить с женщинами.

Ханна поцеловала его в щеку, как брата.

— Я не любая женщина! — сказала она. — Мы — молочные брат и сестра, так что нам можно говорить, не опасаясь наказания.

— Нет, — прошептал он, приоткрывая дверь так, чтобы оставалась узкая щель, сквозь которую можно было видеть происходящее в коридоре, и повернулся к ней. — Росвита хотела со мной поговорить, но и ей не позволили, хотя она моя родная сестра и к тому же монахиня. Но она бы только отругала меня, поэтому, наверное, к лучшему, что мы не виделись!

Ханна вздохнула:

— Ивар, ты так раздался в плечах, что стал как две капли воды похож на своего отца. Но почему ты не в монастыре?

Он тряхнул головой, убирая со лба непослушные рыжие пряди.

— Это правда, что король заставляет Таллию выйти замуж? Они погубят ее. Она должна остаться незапятнанным сосудом. — Ивар в отчаянии схватился за голову. — С ней не должны поступать, как с Болдуином. Клятвы, принесенные церкви, для них ничто.

— Молчи, Ивар! Тише! — Ханна положила ему руку на лоб. — Так почему ты не в монастыре? Твой отец послал за тобой?

— Если бы ты только видела… — Он сделал странный жест.

— Видела что ?

— Чудо. На ее ладонях появились отметины. Ты бы тоже поверила в жертву и искупление. Ты бы тоже узнала правду, которую так тщательно скрывают от всех.

Ханна отшатнулась:

— Я не знаю, о чем ты говоришь, Ивар. Ты случайно не сошел с ума?

— Нет! — Он схватил ее за руку. — Все книги — ложь! Блаженный Дайсан не молился в течение семи дней, как пишут церковники. Это все ложь.

— Ты пугаешь меня. Ведь это же ересь.

Враг рода человеческого добрался до бедняги Ивара и теперь говорит его устами. Ханна попыталась отодвинуться, но Ивар лишь сильнее сжал ей руку:

— Церковь много лет лжет нам. С блаженного Дайсана по приказу императрицы Тайсаннии содрали кожу, ему вырвали сердце. Но его кровь пролилась на землю, и на том месте расцвела красная роза. Он страдал и умер, но снова возродился и живым вознесся в Покои Света, своими страданиями очистив нас от греха.

— Ивар! Отпусти меня!

Он разжал руку:

— Ты такая же, как Лиат. Ты откажешься от меня. Только леди Таллия не боялась. И только она принесла нам надежду.

— Это леди Таллия распространяет такую ересь?

— Это правда, Ханна!

— Нет, Ивар. Я не буду говорить с тобой об этом. И ответь, пожалуйста, почему ты не в монастыре?

— Я еду в монастырь святого Валериуса Великомученика в Истфолле.

— Ты просил, чтобы тебя послали туда?

— Нет. Просто четверых из нас — меня, Болдуина, Эрменриха и Зигфрида — отправили туда. Ведь мы слушали проповеди леди Таллии и видели чудо розы, а они не хотели, чтобы мы знали об этом. Леди Таллию тоже изгнали из женского монастыря.

— О, Ивар, — Ханна по-прежнему видела в нем лишь маленького мальчика, с которым она выросла, — ты должен молить Господа, чтобы в душе твоей воцарился мир.

— Какой мир? — Внезапно он заплакал. — Ты видела Лиат? Она здесь? Почему я ее не встретил?

— Ивар! — Ханна чувствовала, что должна отругать его, хотя и понимала, что вряд ли ее отповедь будет встречена спокойнее, чем слова Росвиты. — Послушай совет сестры. Ведь я могу так себя называть. Лиат не для тебя. Она «орлица» короля.

— Она отказалась от меня в Кведлинхейме! Я сказал, что женюсь на ней, и мы могли бы уехать вместе…

— После того, как ты принес обет послушника?!

— Я дал его против воли! Она сказала, что выйдет за меня замуж, а потом просто взяла и уехала с королем!

— Ты несправедлив. Она рассказывала мне о вашей встрече. Боже Всемогущий! Что еще ей оставалось делать? Ты уже принес обеты церкви. У тебя нет ни собственности, ни поддержки, и у нее нет родственников, которые могли бы вас поддержать…

— Она сказала, что любит кого-то другого, — упрямо произнес Ивар, — думаю, она уехала с ним. Наверное, она еще любит Хью.

— Она никогда не любила Хью! Ты сам знаешь, что он с ней сделал!

— Но тогда о ком она говорила?

Ханна догадалась, о ком идет речь, и у нее появилось плохое предчувствие.

— Не важно. Она «орлица». А ты едешь на восток. О Боже мой, Ивар, я, наверное, никогда не увижу тебя снова!

Он снова схватил ее за руку.

— Разве ты не поможешь мне бежать? — Он вдруг осекся и отпустил ее руку. — Но я не могу покинуть Болдуина. Я ему нужен. Если бы Лиат тогда вышла за меня замуж и мы успели бежать, ничего этого не случилось бы!

За дверью послышались голоса. И едва Ханна успела отодвинулся в тень, как вошли слуги маркграфини.

— Ах вот вы где. Лорд Болдуин просит вас к себе. Ступайте к нему.

Ивару ничего не оставалось делать, как уйти. Слуги тоже пошли по своим делам, и Ханна, никем не замеченная, выскользнула за дверь. Но слова Ивара тревожили ее до самого вечера, пока королевский двор не собрался на свадебный пир.

Молодожены были одеты в лучшие одежды, клирик зачитывал детали брачного контракта — кто и что получит после свадьбы. На вопрос священника лорд Алан громко ответил «да», вместо леди Таллии отвечал король — она вступала в брак против своей воли, но кто бы решился оспаривать решение короля? Дети дворян обычно женились и выходили замуж только для того, чтобы их семьи заключили важный союз, чувства не имели никакого значения.

Генрих победил родителей Таллии, когда они возглавили мятеж, и теперь он мог распоряжаться ее судьбой, как ему заблагорассудится.

Из города Фулдаса привезли епископа, который и благословил молодых, стоящих перед ним на коленях. Алан взволнованно слушал все наставления, а Таллия была бледна как полотно. Она сжала руки и смотрела прямо перед собой, не обращая внимания ни на кого, даже на собственного жениха.

На землю спустились летние сумерки. Гости набились в зал. Пол был усыпан свежим тростником. Слуги сновали, разнося мясо и кувшины с медом и вином. Под столами пристроились собаки в ожидании объедков. Сапиентия позволила Ханне стоять у нее за спиной и иногда предлагала куски со своей тарелки. Хью воспринял это как знак покровительства ничем не примечательной «орлице» и удивленно посмотрел на принцессу, но скоро отвлекся на придворного поэта, который вдохновенно читал поэму на даррийском. Хью шептал на ухо Сапиентии перевод:

Она говорит: «Приди, любовь моя.

Ты — огонь моего сердца.

Там, где язвили шипы, расцвели лилии».

Он отвечает: «Я шел один по лесу,

И одиночество источило мое сердце.

Но сейчас лед тает и расцветают цветы».

Она зовет его: «Приди, я не могу жить без тебя.

Я усыплю твой путь розами и лилиями,

Только приходи скорее».

Ханна вспыхнула, хотя и понимала, что эти слова предназначаются вовсе не ей. Но ни у кого не было такого красивого голоса, как у Хью, и когда он говорил, даже Ханна, знающая, на какие мерзости способен этот человек, ощущала слабость в коленях. Впрочем, она довольно быстро пришла в себя. Здесь, на пиру, было на что посмотреть. Рядом с королем и его свитой невозможно было скучать и оставаться равнодушным наблюдателем.

Ее верные товарищи «орлы», с которыми она ехала из Альфарских гор, стояли в дверях на страже. Поймав ее взгляд, Инго рассеянно кивнул.

За королевским столом маркграфиня Джудит склонилась над тарелкой, которую она разделяла с Гельмутом Вилламом. Они о чем-то разговаривали. Болдуин сидел дальше — он не был таким почетным гостем, как его жена, и его захватывающая дух красота не гарантировала места за королевским столом. Рядом с Болдуином сидел Ивар, он почти ничего не ел.

Другие монахи с удовольствием поглощали пищу и весело болтали, время от времени сестра Росвита обеспокоенно посматривала на своего младшего брата.

Новобрачные сидели по левую руку от короля, и Ханна не могла их рассмотреть, но в любом случае интересовали ее больше всего не они, а принц Санглант и Хатуи. Хатуи стояла за спиной принца и время от времени смотрела на короля, казалось, что они ведут какой-то неслышный для других разговор. Принц сидел с таким видом, словно его насильно приволокли на праздник и заставили сидеть неподвижно. Положив руки на стол, он уставился в стену, не видя ничего вокруг. Время от времени Хатуи подталкивала его, и он принимался за еду, но вскоре опять забывал обо всем и погружался в оцепенение. Похоже, он совершенно не замечал царящего вокруг веселья.

После того как были сказаны все тосты и спеты все песни, Генрих вызвал сестру Росвиту. Сквозь распахнутые ставни в зал еще проникал сумеречный свет, и слуги пока не зажигали свечи. Все затихли, когда сестра Росвита раскрыла книгу и принялась читать:

— «Множество историй о святых деяниях юной Радегунды дошли до его милостивейшего величества императора Тейлефера, и тогда по его приказу Радегунду доставили ко двору. Едва увидев ее, император решил сделать деву своей королевой. Он умолял ее, упрашивая быть к нему милосердной, он подарил ей не только множество земель, но и другие богатства, которые она тотчас раздала нищим.

Верная своему обету, Радегунда хотела остаться девой, но благородство императора и его благочестие смягчили ее сердце, и они поженились.

Здесь можно описать только некоторые славные дела королевы, которые совершила она в то время. Земная слава не затмила ее любви к Господу, и она никогда не забывала о тех, кто нуждался в ее помощи.

Всякий раз, получая деньги от императора, она половину раздавала бедным, прежде чем хоть одна монета передавалась в ее собственную казну. В Отии она построила приют для бедных женщин и сама прислуживала там. Поистине королевские подарки отсылала она в монастыри — ни один отшельник не был обделен ее великодушием.

Даже когда император лежал на смертном одре, она ни на минуту не покидала его, хотя и носила под сердцем его ребенка. Она целыми днями стояла на коленях возле его ложа. Слуги, опасавшиеся за здоровье королевы, не могли оторвать ее от молитв, и когда он умер, душа его сразу вознеслась в Покои Света.

В это время многие могущественные принцы жаждали получить богатства, оставшиеся после смерти императора. Словно черные вороны, слетелись они в страну. Не последнее место среди сокровищ занимала сама Радегунда — воистину настоящая драгоценность среди женщин. И ничто не могло защитить ее от этих притязаний.

Тогда Радегунда переоделась в нищенку: она предпочла полный лишений путь изгнанницы власти и могуществу. Она поклялась, что больше никогда не выйдет замуж, и с этого времени остаток дней она провела в служении Господу.

И вот однажды ночью она вместе со своей подругой Клотильдой бежала из дворца в монастырь Пуатьерри, где они и обрели пристанище…»

В зале внезапно раздался грохот. Санглант вскочил, опрокинув стол, за которым сидел, и напряженно прислушался. В зале воцарилась тишина. Принц перепрыгнул через стол и бросился к двери, расшвыривая ногами тарелки и кубки.

Собаки набросились на еду.

— Санглант! — крикнул король, поднимаясь. Молодой человек дернулся и замер.

Не поворачиваясь к королю, он пристально смотрел на дверь. Глядя на него, Ханна предположила, что дверь сейчас распахнется и в зал ворвутся вооруженные эйка. «Орлица» схватилась за боевой топорик.

Однако никто не вошел. Все по-прежнему молчали и не двигались, лишь слуги убирали разбросанную еду да ставили на место опрокинутый стол.

— Я рассказывал вам, ваше высочество, — произнес Хью, и его голос гулко разнесся по всему залу, — как королева Альбы Ательтири рассердилась на одного из мятежных графов и превратила его в собаку. И из этой собаки получился прекрасный граф — помимо ошейника он носил на шее золотую цепь, знак своего положения, к тому же каждое третье слово он произносил по-человечески.

Высокое собрание засмеялось, но Генрих даже не улыбнулся, а через мгновение из-за дверей раздался предупреждающий лай собак.

— Дорогу! — крикнул кто-то снаружи. Ханна услышала топот лошадей, гул голосов, а через окно уловила смутное движение во дворе.

В зал вошли два «орла».

— Лиат! — Хью стремительно вскочил и уронил стул. На другом конце зала так же стремительно вскочил Ивар, но его успел удержать Болдуин.

Санглант шагнул вперед и замер, покраснев до корней волос. Лиат уставилась на него и отступила. Ханна подумала, что все присутствующие в зале видят эту сцену и понимают, что она означает. Он тянулся к ней, как подсолнух к солнцу. Хью что-то вполголоса бормотал, но Ханна не слышала его слов.

«Орлы» подошли к королю и опустились перед ним на колени.

— Вулфер, — произнес Генрих с такой ненавистью, что старый «орел» вздрогнул. Король махнул рукой, и ему тотчас подали бокал вина, Генрих протянул его Лиат, та отпила и передала бокал Вулферу.

— Ваше величество… — начал он.

Король сделал знак Лиат говорить первой, но, поймав ее взгляд, обращенный к Сангланту, понял, насколько трудно ей это сделать. Она бессмысленно промямлила что-то, в зале кто-то засмеялся, кто-то закашлял.

— Мы приехали из Вераусхаузена, ваше величество, — сказала она, приходя в себя. — У меня послание от епископа Моники: она присоединится к вам вместе со всей школой. Еще я везу бумаги, на которых нужно поставить вашу печать, и письма от матери Ротгард из монастыря святой Валерии для сестры Росвиты.

— Надеюсь, там есть новости о Теофану. — Наконец Генрих соизволил взглянуть на Вулфера, который терпеливо ждал своей очереди.

— Ваше величество, — произнес он. — Я несу вести с юга. Герцог Конрад шлет вам весть, что собирается предстать перед вашим величеством на Маттиасмасс.

— Почему он так медлит? После оскорбления, которое он нанес моему «орлу», он мог бы и поторопиться.

— Его жена леди Эдгифу умерла при родах, ваше величество.

По залу прокатился шепот, несколько женщин вскрикнули. Король сотворил знак Единства и сказал:

— Да будет милостив к ней Господь. — Затем наклонился вперед и спросил: — А что за послание вы доставили иерархам? Верно ли, что епископ Антония не умерла, как нам было сказано?

— Она не умерла, ваше величество.

— Ты видел ее?

— Нет, мне известно лишь, что она бежала, и никто не знает, где она теперь.

— Понятно. Продолжай.

— Ее высокопреосвященство епископ Клементия вынесла справедливый приговор по делу Антонии Карронской, бывшей епископа Майни, обвиненной в колдовстве. Приговор гласит: «Ни мужчина, ни женщина не должны давать ей убежища под страхом отлучения от Круга Единства. Никто не должен исповедовать ее и молиться с ней до тех пор, пока она сама не предстанет перед иерархами и не ответит за свои злодеяния. Она больше не может входить в церковь и участвовать в молитве. Тот, кто даст ей убежище или нарушит волю епископа, также будет отлучен от церкви». Таковы слова иерархов.

— Суровый приговор, — сказал Генрих задумчиво, но потом усмехнулся и добавил: — Но справедливый.

— Это еще не все, — сказал Вулфер, и король выжидающе посмотрел на него. Он казался довольным, по всей видимости, новости ему понравились.

— Продолжай.

— Королева Аосты Гертруда мертва, ваше величество, а король Деметриус лежит на смертном одре, и его уже исповедали.

Генрих помрачнел, в зале снова установилась тишина, и даже собаки опустили головы на лапы и затихли.

— Как вы сами знаете, ваше величество, у короля Деметриуса нет наследников. Все его наследники или те, кто мог бы претендовать на эту роль, давно погибли в разных войнах с джиннийцами на юге. Но у королевы Гертруды осталась дочь Адельхейд, она недавно овдовела.

— Овдовела, — повторил Генрих. Король, а вслед за ним и все остальные посмотрели на Сангланта. Принц по-прежнему не отрывал взгляда от Лиат. — И она законная наследница Аосты?

— Так и есть, ваше величество, — отозвался Вулфер, пожалуй, единственный, кто не смотрел на Сангланта. — Но ходят слухи, что у нее не осталось родственников и никто не может помочь ей в борьбе за трон.

Генрих вздохнул, а потом велел «орлам» подняться.

— Господь и Владычица услышали мои молитвы, — с чувством проговорил он.

Вулфер и Лиат вышли из зала, жонглеры продолжили прерванное представление.

Санглант осторожно прокрался к стене, а потом незаметно выскользнул за дверь. Через минуту Хью извинился перед Сапиентией и тоже вышел. Ивар попробовал подняться, но молодой муж Джудит притянул его к себе и что-то прошептал на ухо.

Ханна уже собралась уйти, но Сапиентия остановила ее:

— «Орлица»! Смотри! Как же та девочка ухитряется держаться на канате?

Ханне ничего не оставалось, как встать на свое место за спиной принцессы.

ЗАПЕРТЫЙ ЛАРЕЦ

1

— Что это значит? — резко спросил Вулфер, когда они вышли из зала.

Служанка принесла им на подносе еду и вышла, чтобы королевские «орлы» могли спокойно поужинать. Лиат криво улыбнулась, когда Вулфер впился в нее взглядом. Да уж, спокойно. На небе загорались первые звезды, но на западе еще алела полоска заката.

— Что-то ты молчалива, — заметил Вулфер.

С самого утра у них не было и крошки во рту, утром им посчастливилось перекусить на ферме хлебом и сидром, и сейчас Лиат чувствовала, что готова съесть лошадь. Однако Вулфер не обращал внимания на аппетитный кусок поджаренной свинины, который исходил соком у него на тарелке.

Зато Лиат с удовольствием принялась уплетать угощение. Она съела уже половину своей порции, когда увидела идущего к ним мужчину. Она вытерла губы ладонью и смущенно встала. Вулфер подскочил от удивления при виде Сангланта.

— Что это значит? — повторил старый «орел».

— А тебе какое дело? Какое право ты имеешь вмешиваться? — сердито спросила Лиат, однако сердилась она больше на себя, чем на него, слишком уж сильно забилось у нее сердце. Сейчас, спустя двадцать дней после освобождения из плена, Санглант выглядел намного лучше — причесанный и одетый в чистую льняную рубашку, украшенную золотой и серебряной вышивкой, на его поясе в ножнах покоился великолепный меч, на пальцах сверкали прекрасные кольца. Лишь грубый железный ошейник на шее принца напоминал о недавнем рабстве. Санглант, казалось, не мог вымолвить ни слова, Лиат тоже молчала.

— Не забывай о клятве, которую ты принесла, став «орлицей», — напомнил Вулфер. — Ты помнишь, о чем я тебе рассказал, Лиат?

— Оставь нас, — произнес Санглант, не отрывая взгляд от Лиат.

Даже Вулфер не осмелился ослушаться приказа. Он недовольно что-то пробормотал и ушел, так и не прикоснувшись к ужину.

— Я сохранил твою книгу, как обещал, — хрипло произнес принц. — Я задал тебе вопрос… Теперь ты можешь на него ответить? — Со стороны зала раздался взрыв смеха и громкие голоса, Санглант обернулся и невнятно что-то прорычал.

— Вы сошли с ума. Вы знаете, о чем говорите?

Он рассмеялся, и она вспомнила дни осады Гента.

— О Владычица! Скажи, что ты выйдешь за меня замуж, и давай с этим покончим!

Лиат подняла руку и погладила его по щеке. Они стояли так близко, что она чувствовала его запах: запах кожи, осевшей на сапогах пыли, свежеокрашенной ткани. Ничего больше не напоминало о заключении. Она почувствовала, как тает лед в ее Городе Памяти, в жилах словно потек жидкий огонь, а не кровь. Во дворе зажгли факелы, и Лиат сразу вспомнила пылающий дворец в Аугенсбурге.

Он взял ее за руку. Это прикосновение показалось ей успокаивающим и освежающим, как родниковая вода. Санглант прижал ее руку к своей груди, и Лиат почувствовала биение его сердца. Он волновался ничуть не меньше ее самой.

Владычица! Это настоящее безумие. Но она не могла заставить себя уйти.

Внезапно Санглант грубо оттолкнул ее руку и сделал шаг вперед. Лиат ошеломленно обернулась — за ней стоял Хью и тянул руку, собираясь схватить ее. Она вскрикнула, но Санглант уже стоял между ней и ее врагом. Девушка дрожала, не представляя, что можно сделать, и просто ухватилась за руку Сангланта.

— Хью, — произнес Санглант с отвращением.

— Она моя! — яростно выпалил Хью. Гнев настолько исказил его лицо, что никто бы сейчас не узнал в этом человеке изящного придворного из свиты короля. Через мгновение он овладел собой и более спокойно произнес: — И я верну ее.

— Она никому не принадлежит, — фыркнул Санглант. — Лиат — «орлица» короля.

Но отшить Хью было не так просто. Санглант был настоящим воином и отлично владел мечом, но Хью всегда получал то, что хотел, и его уверенность, что и на этот раз будет так же, сквозила в каждом его слове:

— Мы должны все решить прямо сейчас, ваше высочество. Чтобы в будущем между нами не возникало никаких недоразумений. Лиат — моя рабыня и бывшая любовница. Не верьте тому, что она говорит.

— По крайней мере, среди моих недостатков нет привычки насиловать женщин, — спокойно проговорил Санглант.

Различие между этими двумя мужчинами состояло в том, что все действия Хью подчинялись рассудку, он обдумывал и взвешивал каждое слово и знал, как ранить больнее. А Санглант не умел притворяться или, возможно, просто забыл, что это значит — быть человеком, созданием, которое наполовину ангел, а наполовину зверь.

Хью грустно улыбнулся и посмотрел на Лиат. Она не могла отвести от него взгляд.

— Если кто-то вступает в противоестественную связь с животным, его приговаривают к смерти, — мягко сказал он.

Лиат схватила кружку с элем и выплеснула ему в лицо. Потом, испугавшись своего поступка, выронила кружку, которая покатилась по скамье и упала на пол.

Послышался чей-то смех. Принц коснулся рукава Лиат, словно пытаясь удержать ее.

Хью улыбнулся и облизнул эль с губ. Он не стал вытирать лицо и запачканную рубашку. Казалось, ее поступок только позабавил его.

Я — «орлица», — проговорила Лиат, и вся ненависть, которую она испытывала к Хью, прозвучала в этих словах. — Я поклялась служить королю.

С каждым ее словом Хью охватывала все большая ярость. Лиат чувствовала ее, словно руку, сжимающуюся на горле. Да, он бы с удовольствием ударил ее, он был сильнее и оставался сильнее даже сейчас, когда она вытеснила свой страх ненавистью. Если бы не Санглант, который поддерживал ее, Лиат сбежала бы куда глаза глядят.

Но Хью нравилось преследовать ее.

— Я не твоя рабыня!

— Посмотрим, — проговорил Хью, не обращая внимания на то, что по его лицу стекает эль. — Посмотрим, моя роза, как рассудит это дело король. — Тонко улыбнувшись, он развернулся и ушел. Похоже, он был совершенно уверен в своей победе.

Лиат почувствовала, что ноги ее не держат, и рухнула на скамью.

— Он будет говорить с королем! Он скажет, что не соглашался уступать меня Вулферу и тот забрал меня незаконно. Вы знаете, как король ненавидит Вулфера. Я пропала!

— Лиат! — Санглант развернул ее к себе. — Взгляни на меня.

Она посмотрела. Лиат уже успела забыть, какие зеленые у него глаза. Дикий огонь, который горел в них, когда она нашла его в Генте, утих, и теперь взгляд Сангланта был совершенно ясным. Он упрямо повторил:

— Если ты станешь моей женой, я смогу защитить тебя от него.

— Вы сошли с ума, — пробормотала она.

— Так и есть. Боже Всемогущий! По правде сказать, если бы я не думал о тебе все это время в Генте, я бы превратился в животное. Но ты меня ждала, и я держался. Я помнил, что значит быть человеком, и только поэтому не превратился в пса.

— Я не понимаю. Владычица! Хью сказал правду о том, что я была его рабыней и… — Она не могла заставить себя продолжать.

Он пожал плечами, словно ничто не имело значения, а потом потянул Лиат в сторону:

— Давай уйдем отсюда. Куча народа глазеет на нас, словно в жизни не видели лучшего представления.

Действительно, люди, которые собрались во дворе, чтобы посмотреть на акробатов и жонглеров, с большим удовольствием наблюдали за развернувшейся у них на глазах сценой. Слуги и служанки, грумы, конюшие, виночерпии и прачки стояли и смотрели на них, хихикая и перешептываясь. И хотя вряд ли они слышали разговор, у них хватит воображения, чтобы распустить кучу сплетен. Неужели они видели, как она выплеснула эль в лицо Хью? Что они думают о ней и о Сангланте? Ведь он всегда считался отчаянным волокитой.

Правда, это было до Кровавого Сердца.

— Нет, пусть смотрят, — пробормотал он, — пускай разносят слухи по всем углам, этого все равно не избежать. — Он взял ее ладони в свои и нежно сжал пальцы. — Лиат, выходи за меня замуж. Но даже если ты не захочешь, я все равно буду тебя защищать. Я поклялся в этом. Я знаю, что я… я… — Он мотнул головой, словно отгоняя назойливую муху. — Я уже не такой, как раньше. Боже Всемогущий! Обо мне все говорят, шепчутся, презирают. Если бы только… — Он замолчал, не зная, как объяснить то, что чувствует. Он казался беспомощным и злился от сознания этой беспомощности. Так пойманный волк мечется по клетке, пытаясь обрести свободу, или сидит, уставившись в одну точку. — Если бы только отец дал мне землю, где бы я мог спокойно жить. Я молюсь только о том времени, когда мы с тобой жили бы в скромном доме, и никто не мешал бы нам. Мне нужно прийти в себя. — В голосе его звучаланастоящая боль, но кому, кроме нее, Лиат, он мог пожаловаться?

Разве не из-за него она не осталась с колдуном Аои? Лиат поцеловала Сангланта. И хотя ее губы коснулись его лишь на короткое мгновение, Лиат показалось, что по ее жилам потек жидкий огонь. Он сделал шаг назад.

— Не здесь! — прошептал он.

— Мудрый совет, ваше высочество, — раздался чей-то голос. — Лиат! — Из темноты выступила Хатуи и встала между ними. — Ваше высочество. Король, ваш отец, беспокоится, почему вас так долго нет. И просит вернуться в зал.

— Нет, — ответил Санглант.

— Прошу вас, ваше высочество. — Хатуи внимательно посмотрела на него. — Со мной Лиат будет в полной безопасности. Я присмотрю за ней.

— Лиат, ты не…

— Она права. — Лиат показалось, что она идет против течения в бурном потоке. Но ей нужно справиться с этим самой. — Вам лучше идти.

Все случилось слишком быстро, чтобы она могла полностью осознать, что же, собственно, произошло. Санглант минуту помедлил.

— Твоя книга у меня.

— Он как будто в ледяную воду бросается, — заметила Хатуи, когда принц вышел. Она сделала знак, и следом за принцем, но на некотором расстоянии отправился десяток «львов».

Лиат задела ногой валяющуюся на полу кружку и нагнулась, чтобы поднять ее.

— Слухи разносятся быстро, — добавила Хатуи, глядя, как Лиат рассеянно крутит в руках ничем не примечательную деревянную кружку. — Ты и вправду вылила ему в лицо эль?

— А что еще мне оставалось?

— Смело. Тебе, мой друг, стоит все время держаться рядом со мной или Вулфером. А то, боюсь, ты еще что-нибудь натворишь.

— Но Хью хочет опротестовать то, что Вулфер меня выкупил. Он предстанет перед королем, а ты знаешь, как король ненавидит Вулфера. Что если он вернет меня Хью?

— Ты не знаешь короля Генриха, — спокойно отозвалась Хатуи. — А сейчас пойдем. Для «орлов» отвели небольшое помещение за конюшнями. К тому же нас охраняют «львы», так что можешь спать спокойно. Утро вечера мудренее.

И Лиат последовала за ней.

— У принца Сангланта ничего нет, — неожиданно начала Хатуи. — Ничего, кроме того, что дает ему король: ни оружия, ни лошади, ни свиты, ни земель, ни наследства от матери… Кроме нечеловеческой крови — что не нравится большинству придворных.

— Ничего! — вскричала Лиат, до глубины души оскорбленная, что кто-то осмеливается судить о принце с такой меркантильной точки зрения. Конечно, Хатуи говорила правду, это была жизнь. — Для меня это не важно, — упрямо пробормотала она наконец и услышала вздох Хатуи.

К облегчению Лиат, конюшни действительно охраняли «львы», к тому же там было и довольно много «орлов», в том числе и Вулфер, который сидел на бревне, доедая ужин. Он кивнул Хатуи и, когда она подошла, прошептал ей что-то на ухо. Лиат не услышала ни слова, она ведь не обладала тонким слухом Сангланта.

— Иди спать, Лиат, — довольно сердито произнес Вулфер. — Мы поговорим утром.

Издали раздались взрывы хохота и приветственные крики.

— Провожают жениха и невесту на брачное ложе, — пояснила Хатуи.

— Жениха и невесту? — переспросила Лиат. — А кто сегодня женится?

И она вполне могла бы выйти замуж сегодня ночью по взаимному согласию, но слишком уж быстро все произошло. Лиат шагнула вперед, и глаза ее горели любопытством.

— Мне это не нравится, — беспокойно проворчал Вулфер, а Хатуи рассмеялась.

— Так что там за свадьба? — снова спросила Лиат, на сей раз смущенно.

— Похоже, ты ослепла и не видела ничего вокруг, — мрачно отозвался Вулфер. — Иди, Хатуи. Король будет тебя искать.

«Орлица» кивнула и вышла.

Лиат не очень нравилось то, что она осталась наедине с Вулфером. Он смотрел на нее молча, но в глазах его горел какой-то странный огонек, отчего девушка чувствовала себя неловко.

— Прошу тебя, Лиат, — произнес Вулфер хрипло, пытаясь сдержать какие-то непонятные ей чувства. — Не позволь ему тебя соблазнить.

С улицы в окно вливалась музыка — начались танцы. Наверняка празднование будет продолжаться всю ночь. Вулфер отхлебнул эля, а потом протянул кружку Лиат, словно предлагая перемирие.

— Хью будет просить короля, чтобы меня вернули ему, — резко произнесла она.

Вулфер удивленно посмотрел на нее:

— Наверняка так оно и будет. Он грозился еще в Хартс-Рест, когда я тебя забирал.

— Король тебя ненавидит, Вулфер. Почему?

Ироничная улыбка, показавшаяся в уголке его рта, неожиданно успокоила Лиат.

— Почему? — эхом отозвался он. — М-да… Это старая история, и я думал, что она канет в прошлое. Но, похоже, я ошибался.

— Это связано с Санглантом? — спросила Лиат.

— Все связано с Санглантом, — загадочно сказал Вулфер и больше не добавил ни слова.

2

День прошел тихо и спокойно. Круг камней почти исчез в тумане. Женщина народа Аои сидела на земле, скрестив ноги, и молилась, глаза ее были закрыты, казалось, что ее душа уже покинула тело — настолько неподвижно она сидела в течение нескольких часов. Захария тоже немного помолился, но его молитва была короткой — не то что раньше. Большую часть дня он проспал, позднее ощипал и выпотрошил двух куропаток, которых женщина подстрелила на рассвете.

Когда-то его семья гордилась им: свободнорожденный, он стал священником — ни у кого больше не было такого чистого голоса, прекрасной памяти, и мало кто мог так вдохновенно читать проповеди. Но куманы не уважали в мужчине ни одно из этих замечательных качеств. Жизнь с ними настолько изменила Захарию, что теперь он даже затруднялся сказать, кем же он стал. Когда-то он был гордым и решительным и хотел отправиться к дикарям, чтобы нести им свет истинной веры Единства. Когда-то его называли сыном, племянником, братом. «Брат Захария» — с гордостью произносила его мать. Младшая сестра его обожала и восхищалась им. Как бы она отнеслась к нему сейчас?

К вечеру туман рассеялся, и Захария осторожно подошел к проходу между камней и выглянул наружу: никаких следов Булкезу или его всадников.

— Нам нужен огонь.

Он вздрогнул от неожиданности, но Аои уже что-то рассматривала в одном из своих мешочков. Захария спустился с холма к ручью. С неба светила луна, и он быстро набрал хвороста для костра. Голоса ночных птиц, шорох листьев у него под ногами заставляли его вздрагивать, потому что каждую минуту Захарии казалось, что из-за куста появятся воины Булкезу и утащат его обратно в рабство.

Ему казалось, что в ушах до сих пор звенит крик Булкезу, но постепенно Захария пришел в себя и понял, что слышит лишь звон ручья да шелест ветра.

Он сплел из травы веревку, как когда-то учила его бабушка, и связал собранные ветки. Впрочем, он давно не делал этого, и, когда добрался до камней, веревка лопнула и ветки рассыпались по земле.

Женщина молча посмотрела на него и показала, куда складывать хворост.

— Я буду тебе полезен, — пробормотал Захария. Если она и слышала, то ничем не показала этого.

Женщина сложила ветки и произнесла какое-то заклинание. Сразу же повалил дым и взметнулись язычки пламени. Захария инстинктивно схватился за Круг Единства, висевший у него на груди, чтобы оградить себя от колдовства, но тут же успокоился. Если старые боги были хороши для его бабушки, чем они плохи для него? Старые боги защищали ее, она дожила до преклонного возраста, пережив двоих из двенадцати своих детей. И ей во всем сопутствовала удача.

Так или иначе, если женщина из Аои захочет околдовать его, он не сможет ей помешать.

— Владычица! — пробормотал он, ошеломленно глядя на изменяющиеся языки пламени, которые образовали нечто вроде арки, прохода, ведущего в другой мир.

В пламени он увидел человека, который входил в реку. Судя по тому, как охотно он забрался в воду, мужчина не был куманом. Скорее уж он напоминал хозяйку Захарии. Но по одежде, в беспорядке брошенной на берегу, Захария понял, что перед ним богатый вельможа. Через минуту в поле зрения показались шесть бородатых солдат со значками, изображающими львов: вендарские солдаты, служащие королю. Так кто же этот человек и почему они следуют за ним, как свита?

— Саун глаунт, — прошептала женщина Аои.

Потом она удовлетворенно пробормотала что-то и махнула Захарии. Тот вскарабкался на лошадь, и они вышли из круга камней. Женщина направилась на север.

Они шли полночи без остановок и привалов. Он хотел было сказать, что лошадь устала, но и женщина, и лошадь оказались крепкими созданиями. Единственным слабым здесь был именно он, Захария. И он решил не жаловаться.

Внезапно женщина остановилась и снова произнесла:

— Нам нужен огонь.

Захария спешился и застонал. Все тело у него болело. Но он ничего не сказал и решил молчать и впредь. Под деревьями валялось столько веток, что не составило ни малейшего труда собрать вязанку для костра. Захария свалил хворост рядом с ямой, которую выкопала женщина, и занялся лошадью.

— Мы надолго остановимся? — спросил он. — Я успею приготовить куропаток?

— Саун глаунт, — раздался в тишине ее голос.

Захария повернулся и увидел того же самого человека.

Теперь он лежал на земле и спал, а на страже стояли шесть «львов», охраняя его сон. Потом арка исчезла, и огонь превратился в обычный костер.

Женщина встала и посмотрела на звезды.

— Ко-йо-тон, — сказала она, показывая на северо-запад.

— Ты найдешь его, — вдруг сказал Захария.

Сзади раздалось хлопанье крыльев, уханье, Захария вскрикнул, выхватил нож и обернулся, готовый встретить крылатых всадников. Но никого не было. Женщина принюхалась, достала хлеб из сумки и стала есть. Ему она ничего не предложила. Захария насадил тушку куропатки на палку и принялся поджаривать ее на костре. Сняв куропатку, он предложил мясо своей хозяйке, но та недоверчиво посмотрела на него и поморщилась. Захария рассмеялся и, оторвав крылышко, с удовольствием его съел, а потом снова предложил мясо женщине. Она оторвала кусочек, осторожно прожевала его, и на ее лице отразилось изумление. Она протянула руку, повелительным жестом приказывая Захарии дать ей еще.

Женщина съела всю куропатку, а потом разгрызла и кости. Захария был настолько голоден, что тоже съел целую птицу, хотя живот у него раздулся от такого количества пищи — куманы не считали нужным кормить своих рабов досыта.

Когда с едой было покончено, женщина встала, в последний раз облизала пальцы, кинула оставшиеся кости в костер и снова показала на северо-запад.

— Ко-йо-тон, — повторила она. — Вы называете запад и северо-запад.

— Но куда мы идем? — спросил он. — Кого мы видели через огонь?

Она не ответила. Небо на востоке начало светлеть.

— Сейчас мы начнем охоту.

3

Вероятно, грешники, которых за их грехи отправляют в преисподнюю, мучаются там значительно меньше, чем Алан мучился на собственной свадьбе.

И если веселое застолье еще можно было пережить, то от откровенных тостов и грубоватых шуток его бросало то в жар, то в холод, и больше всего Алан хотел оказаться где-нибудь за тридевять земель отсюда. Рядом с ним сидела Таллия, такая тихая и напряженная, что он чувствовал себя настоящим чудовищем из-за того, что осмеливается желать того, чего она так боится.

Конечно, когда все разойдутся и они останутся одни, он сумеет убедить ее, что не нужно его бояться. Если уж он сумел приручить злобных гончих Лавастина и добиться доверия Лиат, то, наверное, и любви Таллии он тоже сумеет добиться.

На ней было голубое платье, украшенное драгоценными камнями и расшитое золотыми спиралями — знак ее варрийского происхождения. На шее сверкало золотое ожерелье — знак королевского рода. Волосы Таллия заплела в косы и уложила на затылке в корону. При взгляде на ее тонкую, беззащитную шею Алан слышал, как его сердце колотится так, словно собралось выпрыгнуть из груди.

Они ели из одной тарелки. Алан старался не попадать непривычно широкими рукавами рубашки в различные соусы, которыми, как назло, поливали все блюда. Таллия почти ничего не ела. Она лишь несколько раз отломила от куска хлеба да выпила пару глотков вина. Рядом с ней Алан чувствовал себя обжорой, но не решался оторваться от тарелки и посмотреть ей в глаза, проще было смотреть на мясо, овощи и прочие деликатесы, появлявшиеся перед ним. Иногда ему даже удавалось на секунду забыть, где он находится, пока какой-нибудь новый тост не возвращал его к действительности. В такие моменты Алан чувствовал себя так, словно его неожиданно лягнула корова. При мысли о том, что сегодня ночью им предстоит разделить брачное ложе, он ощутил, как в животе разрастается ледяной ком, и пожалел о том, что вообще решился есть.

Он нервно осушил кубок вина, а потом с ужасом вспомнил байки, которые слышал в доме тетушки Бел. В них рассказывалось о женихах, которые ухитрялись напиться так, что были не в состоянии выполнить свой супружеский долг.

Лавастин почти ничего не говорил, он лишь лаконично отвечал на поздравления. Да, в общем-то, слова были не нужны. Конечно, этот триумф достался ему дорогой ценой — слишком много его людей погибло на поле брани, но зато теперь у его наследника появилась жена королевского рода, и сам граф мог занять место среди самых знатных особ империи.

К счастью, посреди пира случилось событие, которое отвлекло внимание от Алана и его невесты: приехала Лиат, и принц Санглант повел себя так, что теперь все смотрели только на него. Потом появились жонглеры и акробаты, и Таллия отвлеклась на них и даже слегка улыбнулась их трюкам и шуткам. Алан перестал бояться, что она упадет в обморок прямо за праздничным столом.

На канате балансировала девушка не старше Таллии, жонглеры подбрасывали вверх факелы, а Таллия смотрела на них и, кажется, даже забыла, зачем они все здесь собрались.

Вино текло рекой. Одни тосты сменялись другими, веселье было в самом разгаре, когда — Господи, помоги! — настала минута, которой он так боялся.

Служанки убрали еду с их стола, Алан встал на него и помог Таллии взобраться наверх. Восемь молодых лордов подхватили стол с молодоженами и вынесли из зала. Все гости смеялись и выкрикивали пожелания и напутствия. Алан ничего не имел против подобной традиции лишь потому, чтоТаллия, боясь упасть, вцепилась ему в руку, и он прижал ее к себе. Она была худенькой, как воробушек.

— Не бойся, — прошептал он. — Я тебя не обижу.

Она доверчиво уткнулась ему в плечо.

Толпа одобрительно заревела.

Владычица! Скорее всего, именно он упадет в обморок. Алан чувствовал себя совершенно счастливым.

Стол опустили возле дверей в спальню молодых, и Алан помог Таллии спуститься. Она все еще цеплялась за него, похоже, толпа страшила ее куда больше, чем он.

— Кто свидетельствует? — выкрикнул кто-то.

В ответ раздалась добрая сотня голосов.

Сам король выступил вперед и произнес положенные слова:

— Пусть все эти люди будут свидетелями того, что сей брачный союз законен и благословлен Господом Богом. И пусть завтра на рассвете молодые обменяются подарками, дабы подтвердить, что брачные узы действительно связали этих двух людей. — Он рассмеялся. — Пусть Господь благословит вашу первую ночь, — добавил он и в знак особого благоволения протянул Алану руку для поцелуя.

Алан преклонил колено и поцеловал руку короля, Таллия тоже опустилась на колени и поцеловала руку дяди с тяжелым вздохом. Свет факела превратил их тени на стене в огромные кляксы.

Лавастин шагнул вперед и распахнул дверь перед молодоженами — жест, которого скорее ожидают от слуги, чем от отца и лорда. Алану казалось, что ночью все чувства обостряются: любовь к отцу, прикосновение ветра, гомон толпы, радостный лай собак в отдалении, которым запретили сопровождать новобрачных, чтобы те не напугали Таллию.

Лавастин взял Алана под руку, и он увидел, как по щеке графа скатилась слеза. Граф взял лицо Алана в ладони и поцеловал сына в лоб.

— Сделай его счастливым, девочка, — сказал он, обращаясь к Таллии.

Таллия побледнела, Алан подхватил ее и помог перебраться через порог под приветственные крики толпы.

Внутри их ждали слуги. Главное место в комнате занимала огромная кровать с вышитым покрывалом, на нем переливались косули Варре и гончие Лаваса. Должно быть, это покрывало вышивали несколько месяцев. Возле окна стояли два изящных стула и стол, на котором Алан увидел сосуд с ароматной водой для омовения рук и два бокала с душистым вином. От свежего каравая шел такой дух, что у Алана забурчало в животе.

Слуги помогли им раздеться, потому что освободиться из праздничных нарядов самостоятельно казалось делом абсолютно безнадежным.

— Ступайте, — сказал он слугам и дал каждому по несколько серебряных монет. — Да благословит вас Господь.

Наконец-то он был наедине с Таллией.

Она опустилась на колени рядом с кроватью и, сжав руки, начала молиться. Алан не слышал слов, зато впервые видел эту женщину так близко, да еще почти раздетую. Под тонкой рубашкой угадывались очертания ее тела — изгиб бедер, тонкая талия и маленькая грудь.

О Господи! Он резко повернулся к столу и плеснул себе в лицо водой. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя. Издалека доносились лай собак и веселая музыка — несомненно, праздник будет продолжаться всю ночь.

Наконец он решился повернуться. Она по-прежнему стояла на коленях. Алан налил еще воды, прихватил полотенце, подошел к ней и присел возле.

— Прошу вас, миледи, — сказал он самым мягким тоном. Так, бывало, он подманивал мышей из-за алтаря церкви святого Лаврентиуса. — Позвольте мне омыть ваше лицо и руки.

Сначала она не ответила. Казалось, она еще молится, но вот она обратила на него взгляд своих светлых глаз, и Алану показалось, что на него смотрит пленница, ожидающая казни. Она медленно протянула ему ладони.

Алан вздохнул и взял ее руки в свои. На каждой ладони виднелся едва заживший шрам. Он осторожно прикоснулся к ним.

— Таллия! Откуда у тебя эти раны? Кто это сделал?

На щеках у нее горел лихорадочный румянец, губы дрожали. Алан наклонился, чтобы поцеловать ее, но Таллия отпрянула, и он увидел, что она вот-вот расплачется.

— Господи помилуй! Прости мне грехи мои!

Алан понял, что он в ее глазах — чудовище, вздохнул и осторожно принялся умывать свою жену. Когда он закончил, она еще плакала.

— Я понимаю, что тебе больно. Прости меня.

Алан не мог смотреть, как она страдает.

— Нет, ничего, — пробормотала она, и ему вспомнились великомученицы, прощающие своих убийц. — Боль ничто. И не нужно лечить раны, которые на самом деле — благословение Божье.

— О чем ты?

— Я не могу говорить об этом. Гордыня — грех, ведь люди могут решить, что Господь благоволит ко мне, хотя на самом деле я лишь сосуд.

— Ты считаешь, это — знак Господа? — Он, кажется, начал понимать, о чем идет речь. — И это знаки мученической смерти, принятой блаженным Дайсаном?

— Ты знаешь о блаженном Дайсане и его искупительной жертве? — спросила она, наклоняясь к нему. — Ну конечно! Ведь ты общался с отцом Агиусом, который просветил меня! — Ее дыхание коснулось щеки Алана. — Ты веришь в искупление?

Он посмотрел на ее горящие щеки, ее пульс под его рукой бился как сумасшедший, и Алан понимал, что если он скажет «да», возможно, она отнесется к нему более благосклонно.

Но это было бы ложью.

— Нет, — мягко ответил он. — Отец Агиус был добрым человеком, но он заблуждался. Я не верю в жертву и искупление и не могу лгать тебе, Таллия.

Она отняла руки и произнесла:

— Я прошу вас, лорд Алан. — Голос у нее дрожал и звучал так тихо, что мышь за стеной и та, наверное, пищала бы громче. — Я прошу вас… Я поклялась посвятить свою жизнь служению Господу и оставаться непорочной невестой блаженного Дайсана — искупителя грехов наших, сидящего на небесах ошую матери своей, которая дала жизнь всему сущему. Прошу вас, не оскверните меня ради ваших земных целей.

— Но я люблю тебя, Таллия! — Она была так близко и казалась такой доступной! Она сжала вышитое покрывало. — Господь сделал нас мужем и женой, и мы должны дать жизнь ребенку!

Она содрогнулась всем телом, потом легла на кровать и вытянулась.

— Тогда делайте, что должны, — пробормотала Таллия. Похоже, она собиралась принять мученический венец.

Это уж слишком! Алан закрыл лицо руками.

Он слышал ее дыхание — судя по всему, она приготовилась к худшему.

— Я не трону тебя, — с трудом выдавил он. — По крайней мере до тех пор, пока ты не привыкнешь к мысли… Но, пожалуйста, Таллия, постарайся думать обо мне как о своем муже. Мы должны… Графству нужен наследник, и это наша обязанность… О Господи, я… — Голос у него дрогнул. Алан умирал от желания сделать ее своей.

— Я знала, что отец Агиус не мог ошибаться, — сказала она, усевшись на кровати и протянув ему руки. — Он так хорошо о тебе отзывался.

— Агиус говорил обо мне? — удивился Алан.

— Он хвалил тебя. И в моем сердце всегда жила память о том, кого мученик удостоил похвалы. — Таллия похлопала рукой по кровати рядом с собой. — Ложись. Хотя Господь и посылает видения через меня, не бойся. Я знаю, что твое сердце чисто.

Она предложила ему лечь рядом, и Алан подумал, что Таллия хочет проверить его выдержку, хотя от нее самой нетребовалось ничего подобного — ведь она не испытывала к нему никаких чувств. Но он решил сделать, как она просит, — только так он докажет, что ему можно доверять. Он улегся рядом и закрыл глаза.

Вскоре Таллия заснула, а к Алану сон не шел, но он не решался повернуться или устроиться поудобнее, чтобы не разбудить ее. Если она проснется и посмотрит на него, а ее губы будут так близко…

«Так можно и с ума сойти», — подумал он, не зная, что делать. В соседней комнате скрипнул пол, за стеной скреблась мышь, Алану казалось, что он слышит даже, как паук прядет в углу паутину, поджидая жертву. Таллия повернулась и пробормотала что-то во сне, потом ее пальцы коснулись его руки…

Этого Алан уже не мог вынести.

Он решительно слез с кровати. Лучше уж жесткие доски, чем пуховая перина. Алан устроился на полу и погрузился в беспокойный сон.

Он вернулся в фиорд племени Рикин первым из сыновей Кровавого Сердца, уцелевших в битве при Генте, и Мудроматери приветствовали его без малейшего удивления.

 Пятый Сын Пятого Колена.

Мудромать никогда не забудет запаха слепых и беспомощных детенышей, выползших из ее гнезда. Но, как и все Мудроматери, она останется в стороне и не поможет ему в битве с братьями. Ей все равно, кто станет новым вождем племени Рикин теперь, после смерти Кровавого Сердца. Но все Мудроматери хорошо знают, что настоящая сила — в мудрости.

Теперь он стоит у водопада и смотрит, как к берегу причаливают шесть кораблей — прибыли его братья. Недалеко от них мелькает в глубине огромный хвост и исчезает — морские жители чувствуют, когда готова пролиться кровь, и появляются в ожидании пищи. Из Гента возвратились далеко не все корабли. Сегодня вечером, когда солнце коснется моря, Мудроматери начнут свой танец.

Хватит ли ему тех ловушек, которые он поставил на своих врагов? Сумеет ли он заманить их в эти ловушки?

Слабость его братьев в том, что они считают, будто сила и жестокость решают все. Но он знает лучше.

Он вытаскивает из-под уступа над водопадом деревянный ларец, крепко прижимает его к себе, чтобы тот не выскользнул от неловкого движения, и проворно начинает взбираться вверх. На вершине скалы стоит жрец. Увидев ларец, он громко вскрикивает.

 Мне повезло, я лишь случайно нашел его, — говорит Пятый Сын. Он не собирается хвастаться и преувеличивать свои заслуги, он просто констатирует факт. Хвастовство — бесполезная трата времени. Он не открывает ларец — в этом нет необходимости. Оба они знают, что хранится внутри. — Ты стал стар и ленив. Твоя магия не может победить хитрость.

 Чего ты хочешь? — требует жрец. — Хочешь обрести магию иллюзий, как Кровавое Сердце? Или спрятать свое сердце во фьолле, чтобы защититься от смерти в сражении?

 Мое сердце останется там, где ему и положено быть. Иллюзии мне тоже ни к чему. Мне нужна защита.

 От смерти? — скрипит жрец.

 От твоей магии. И от магии мягкотелых. Для меня самого и для армии, которую я создам. Как только я получу то, что мне надо, я оставлю тебя в покое.

 Это невозможно! — восклицает жрец.

 Если ты будешь делать это один, то нет. — Жрецам дают знания Мудроматери. — Но кроме тебя есть и другие. Вместе вы способны создать магию, которая действительно будет работать. А когда я смогу победить, ты тоже получишь добычу.

Жрец смеется, и камни возвращают эхо.

 С чего ты взял, что мне и мне подобным нужна твоя добыча? Для чего она нам?

 Тогда чего же ты хочешь?

Жрец наклоняется вперед. Руки у него дрожат, он тянется к ларцу, но Пятый Сын прячет его за спину. Он не боится старого жреца — тот способен лишь создавать иллюзии, но вот другие вполне могут навредить Пятому Сыну. Который не доверяет магии.

 Мне нужна свобода от Мудроматерей, — хрипло произносит жрец.

Хотя Пятый Сын удивлен, его удовлетворяет услышанное. Он усмехается.

 Я дам тебе такую свободу. После того, как ты и подобные тебе исполнят то, что я хочу.

 Но как мне договориться с ними?

 А вот это уже твое дело.

Пятый Сын поворачивается и убегает, оставив жреца далеко позади. Конечно, жрец будет искать свое сердце и попробует вернуть его с помощью магии, но ведь существует и другая магия. И прежде чем идти к Мудроматерям, Пятый Сын забегает в одну из человеческих хижин, что построили для себя его рабы-люди, и передает ларец Урсулине, которая для мягкотелых что-то вреде Мудроматери. Она говорила, что у ее бога из деревянного круга есть своя магия — такая сильная, что может защитить от магии жреца. Теперь Пятый Сын может проверить это утверждение. К тому же вряд ли кому-то придет в голову, что слабому рабу можно доверить нечто столь ценное.

Урсулина любопытна, но не глупа. Она берет у него из рук ларец и, не пытаясь заглянуть в него, — Пятый Сын уже сказал, что в нем находится, — ставит в сундук, который она называет священным ковчегом своего бога. Потом она кладет на алтарь какие-то травы, грубо вырезанный деревянный круг и начинает творить заклинание, которое называет псалом.

 Как насчет нашего договора? — спрашивает она. Урсулина больше его не боится, потому что видела, что убивает он быстро, а смерть ее не пугает. Ему это нравится. Как и Мудроматери, она понимает, что у каждого своя судьба, и ее не избежать.

 Мы договорились, — отвечает он. Она хочет, чтобы он поклялся. Мягкотелым вечно нужно что-то такое. Они таскают с собой вещи, на которых можно клясться. Он дотрагивается до деревянного круга, висящего у него на груди, — подарка Алана Генрихсона. — Я клянусь свободой, которую подарил мне друг, что дам тебе то, о чем ты просишь, если ты сохранишь этот ларец до тех пор, пока он мне не понадобится. Сделай это, и я буду выполнять договор, пока остаюсь вождем племени. Если же я умру, поступай как хочешь.

Она усмехается, но он уже знает мягкотелых достаточно и понимает, что она вовсе не собирается оскорбить его. Этот смех — скорее дань уважения.

 Ты не похож на других. Господу угодны милосердие и справедливость. Они приведут тебя к победе.

 Пусть будет так.

Он выходит из ее хижины и направляется к Мудроматерям. Тропинка пуста, лишь изредка до него доносятся голоса рабов. Его рабы или работают, или ждут в потайных местах, как он и приказал. Он доверил им многое, но они знают, что в случае его поражения они умрут от руки победителя.

Он вступает на площадку, где обычно танцуют Быстрые Дочери, и проходит вперед. Он один, с ним нет воинов, которые бы поддержали его, за ним бегут только собаки. Завидев его, братья начинают вопить:

 Слабый брат, иди, скорее подставляй горло, и мы покончим с тобой первым!

 Трус! Куда ты исчез, когда мы дрались в Генте?

 Какие сокровища ты отдал Кровавому Сердцу? Воины каждого из братьев поддерживают своего вождя, стараясь перекричать остальных, как будто «громче» значит «сильнее». Он хранит молчание. Мудромать принимает решение.

Шесть сыновей Кровавого Сердца вступают на площадку, он — седьмой. Все они становятся на колени спиной друг к другу. Остальные Дети Скал остаются на местах, они поддержат победителя. В том, что они подчинятся, — их мудрость. И слабость.

Быстрые Дочери начинают сплетать узор танца. Все затихают, даже собаки перестают лаять. Каким кажется это мгновение Мудроматерям? Настанет ли день, когда он станет победителем? Когда о нем сложат песню Быстрые Дочери? Или они смеются над его амбициями?

Скоро он узнает.

Быстрые Дочери кружат в танце. Внезапно раздается хрип, и один из сыновей Кровавого Сердца падает наземь с перерезанным горлом. Кровь впитывается в землю. Остальные склоняют головы. Пятый Сын чувствует, как нож касается его головы, горла, золотого пояса, сплетенного из волос одной из Быстрых Дочерей.

Потом нож исчезает. Осталось шесть сыновей.

Быстрые Дочери рассказывают историю племени Рикин. Они будут рассказывать ее еще три дня, и к исходу третьего только один из братьев останется на залитой кровью площадке. Он и станет победителем.

Круг распадается. Пятый Сын мгновенно выпрыгивает и убегает. Ему как никому другому понятно, что сейчас начнется кровавая схватка, и ему в ней не выжить, потому что все братья сильнее него.

Но его сила — совсем другого рода.

Вместе с собаками он уносится прочь — к фьоллу, где приготовлена его первая ловушка.

Алан проснулся от лая. Эти эйкийские собаки…

Но это не были эйкийские собаки. У двери скреблась Ярость, громкий и тревожный лай остальных доносился из комнаты Лавастина.

Алан накинул рубашку и бросился к двери. Таллия позвала его, но он побежал в комнату отца.

Слуги расступились перед ним — одного из них укусила какая-то из гончих, и теперь из руки бедняги ручьем лилась кровь. Алан шагнул к собакам — они носились по комнате друг за другом, только старый Ужас стоял на задних лапах у окна и выглядывал наружу. Алан тоже выглянул во двор — ничего интересного: несколько слуг да пара любопытных зевак, задержавшихся на минутку, чтобы посмотреть, из-за чего шум. Страх, Горе и Ярость выбежали из комнаты и помчались через двор.

— Тихо! — крикнул Алан, высунувшись в окно. Собаки принялись обнюхивать кусты. — Сидеть.

Гончие послушно уселись, огрызаясь и внимательно слушая шорохи в кустах. Наконец воцарилось молчание. От внезапной тишины у Алана зазвенело в ушах. Он повернулся и увидел, что Лавастин сидит на кровати и внимательно рассматривает лапу Ревности. Та тихонько взвизгивала, когда он нажимал на больное место.

Алан подошел к нему и положил руку на голову собаки. Нос у нее был сухим, и она тяжело дышала.

— Похоже, ее укусили, — произнес Лавастин. — Но я не могу понять, кто именно.

Алан присел на кровать и принялся осматривать лапу Ревности. Гончая дернулась, когда он нажал слишком сильно, и взвизгнула от боли. Сначала Алан почувствовал только, какая горячая у нее лапа, но потом обнаружил и две крохотные ранки.

— Может, змея? — предположил он.

Лавастин встал и отдал приказ слуге, который тотчас вышел.

— Поговорим с конюшим.

Граф подошел к окну и остановился там, поглаживая Ужаса.

Алан прижал Ревность к полу и, надрезав ранку, отсосал яд, если он там был. Кровь оказалась горьковатой и с каким-то металлическим привкусом. Алан несколько раз сплюнул на пол и снова осмотрел рану — крови почти не было. Он налил в миску воды, но собака пить не стала.

Лавастин жестом приказал слуге одеть его, другой помог одеться Алану. Затем граф уселся на кровать рядом с сыном. Ревность лежала неподвижно, тяжело дыша.

— Пора возвращаться в Лавас, — сказал граф. — Мы выполнили то, для чего приехали. Я попрошу священников назвать день, подходящий для начала путешествия, потом мы попрощаемся с королем и отправимся в путь.

— Отец. — Алан запнулся, посмотрел на слуг, сновавших по своим делам, моющих пол и вытирающих ступени. — Я не… не… — Продолжать он не решился, но и лгать отцу ему тоже не хотелось.

— Она только что вышла из монастыря. Вполне вероятно, что она просто боится, — мягко произнес Лавастин. Ужас отошел от окна и сел возле графа на страже. — Но все равно, для женщины главное как можно скорее обзавестись наследником.

— Но ведь тогда… — Алан понизил голос до шепота, чтобы никто, кроме Лавастина, не слышал его слов. — Тогда утренний обмен подарками окажется неправдой.

Лавастин стал растирать лапу Ревности. Он полностью сосредоточился на собаке и, вероятно, поэтому ответил слегка рассеянно:

— Возможно. Но ведь и я солгал тебе о своих намерениях в битве при Генте. Мне пришлось, ведь ты видишь во сне принца эйка, а он, вероятно, видит тебя. Другие завидуют нам, потому что этой свадьбой мы достигли высокого положения. И если они узнают, что ваш брак не состоялся до конца, пойдут слухи, что он незаконен, даже несмотря на то что сама епископ его благословила, а король одобрил этот союз. Мы не можем вручить нашим врагам оружие против нас. — Один слуга вышел из комнаты, другому Лавастин одобрительно кивнул, показывая, что доволен его работой, а потом снова повернулся к Алану. — Так что обменивайтесь дарами. Больше всего на свете женщины обычно хотят иметь детей, которые унаследуют их титулы и земли.

Алан не был столь в этом уверен, но послушно кивнул. И, словно услышав его слова, в дверях появилась Таллия. Она вошла в комнату, но тут же отпрянула назад, испугавшись гончих.

Лавастин посмотрел на Алана, будто говоря: «Ну, вот и она», и поднялся навстречу невестке.

Таллия прикрыла глаза шалью, дожидаясь, пока Алан оденется, потом, удостоверившись, что гончая не может причинить ей вред, уселась на кровать, взяв Алана за руку.

Она доверяла ему. Это была маленькая, но победа.

Лавастин улыбнулся и приказал слугам принести утренние дары, которые Алан поднесет своей жене. Алан нервничал: с одной стороны, его тревожило прикосновение Таллии, а с другой, он боялся, что она отвергнет его дары. К тому же он не мог рассчитывать на то, что она захочет принести ответный дар, — он ведь намного ниже нее по положению, к тому же Генрих уже присоединил к Лавасу несколько богатых поместий — ее приданое. Но и наследник графства Лавас не может появляться перед королевской свитой как нищий.

Множество людей набились в зал посмотреть, как будет происходить обмен дарами. Когда вошел король, молодожены приветствовали его.

Алан старался не слушать комментариев и шуток, которые щедро отпускала толпа по поводу того, чем, по их мнению, занимались молодые прошедшей ночью. Таллия почти полностью закрыла лицо шалью и прижалась к Алану, что еще больше развеселило присутствующих.

Генрих щедро распорядился землями своей опальной сестры Сабелы: с поместьями, отошедшими в приданое Таллии, земли Лаваса теперь стали вдвое больше. Лавастин тонко улыбнулся, похоже, он и не ожидал такого дара. А Генрих махнул рукой, и слуги внесли два сундука и принялись показывать подарки: шелка, отороченные мехом плащи, серебряные и золотые чаши и тарелки, убранство для церковных служб, богатая одежда для Таллии и Алана, ошейники для собак, украшенные изображениями косуль и гончих.

Толпа восхищалась добротой и щедростью короля.

Лавастин отлично знал, чем можно порадовать племянницу короля, поэтому дары жениха оказались несколько иного рода: крепкая хорошая одежда, которую благородная леди может подарить своим слугам, золотые и серебряные дискосы, красивые ларцы, наполненные монетами, которых хватило бы для того, чтобы осчастливить небольшую армию нищих. И наконец, сам Алан протянул Таллии небольшой, украшенный слоновой костью и драгоценностями ковчежец с маленьким серебряным ключом. В нем хранилась пыль содежд святой Джоанны Неверующей и выложенная из драгоценных камней роза.

Таллия поцеловала лепестки драгоценной розы и передала реликвию Хатумод — молодой женщине, сопровождавшей ее из монастыря Кведлинхейм. Лавастин одобрительно кивнул сыну, но Алана тревожила реакция Таллии. Роза была символом исцеления — чуда, дарованного милостью Божьей, но Алан боялся, что Таллия будет воспринимать ее только как символ своей еретической веры — цветок, выросший из крови блаженного Дайсана.

Но она так благодарила его, так радовалась. В ее глазах не было и намека на неловкость от их первой брачной ночи, и в сердце у Алана возродилась надежда — просто ему нужно быть терпеливым.

Толпа стала расходиться. Слуги объявили, что король даст аудиенцию позже, после церковной службы. Лавастин вернулся в свою комнату, Алан поспешил за ним, по пятам за Аланом следовала Таллия. Со стороны могло показаться, что она ни на минуту не хочет расставаться с мужем, хотя на самом деле ей просто некуда было идти.

Ревность по-прежнему лежала возле кровати и тихонько повизгивала. Алан погладил собаку, и она затихла. Лавастин отошел вместе с Таллией к окну, и они завели тихий разговор. Алан подозвал слугу и сказал:

— Кристоф, вчера вечером во дворец прибыла «орлица» по имени Лиат. Пошли за ней и попроси ее прийти ко мне.

Слуга неохотно повиновался, причем сначала он посмотрел на графа. Слишком поздно Алан вспомнил, что Кристоф был еще и самым заядлым сплетником.

— Я знаю, о ком вы говорите, милорд, — сказал он и вышел.

Когда он вернулся, следом за ним в комнату вошла Лиат. Как только она ступила на порог, собаки вскочили, залаяли и сбились вокруг Лавастина, как перепуганные щенки. Ревность тоже попыталась поднять голову.

— Тихо! — прикрикнул Лавастин. Гончие жались к его ногам и не собирались отходить ни на шаг.

— Ваше высочество, — произнесла Лиат, увидев Таллию. Хотя она и удивилась, но вежливо поздоровалась со всеми. — Милорд граф. Лорд Алан, я прибыла по вашему приказанию.

— Алан? — произнес Лавастин, пристально глядя на Лиат. — Что все это значит?

Алан не мог подняться, потому что как раз положил голову Ревности себе на колени. К тому же Лиат была простой «орлицей», а он — наследником графа, так что их нельзя было назвать равными по положению. На мгновение он задумался — что ответить? Потом увидел устремленный на него взгляд Таллии — неужели она и вправду ревнует или это всего лишь плод его воображения? Все выжидающе смотрели на него.

— Я помню о том, как эта «орлица» служила нам в Генте, — наконец решительно произнес он. — И хочу наградить ее за службу.

Лавастин шагнул вперед, Ужас ухватил его за рукав, пытаясь удержать на месте. Граф раздраженно отдернул руку.

— Ресуэлто, — тихо произнес он и посмотрел на Лиат как человек, только что обнаруживший истинное происхождение женщины, доселе от него скрытое. — Ресуэлто, — повторил он, теперь уже глядя на слуг.

— Серый жеребец? — переспросили они, не веря своим ушам. Неужели граф действительно собирается отдать одного из своих любимых коней простой «орлице»?

— И сбрую, — добавил он. — И седельные сумки. А еще пояс, изготовленный мастером Хозелем, тот, на котором вышиты саламандры и слова из Святого Писания: «Если ты пойдешь сквозь огонь, он не опалит тебя».

— Прими и мой дар, — торопливо произнес Алан, желая отвлечь внимание от графа, который, казалось, собирался взять Лиат под руку, словно родственницу. — Колчан со стрелами и… — Он хотел спросить, объяснить ей… Но не мог этого сделать при всех. Взгляд Алана упал на одно из колец, украшавших его пальцы, — золотой обод с ярким синим камнем. — Пусть это кольцо защитит тебя от всякого зла, —сказал он, протягивая перстень. — И знай, что ты найдешь у нас защиту, если понадобится.

— Благодарю вас, милорд граф. Лорд Алан. Выражение ее лица говорило гораздо больше, чем любые слова. Алан видел, что она по-прежнему боится чего-то. Неужели лорд Хью снова преследует ее? Он не мог спросить, тем более что в эту минуту к ним подошел слуга.

— Прошу прощения, милорд граф, — сказал он, обращаясь к Лавастину. — Снаружи стоит «орлица» со срочным сообщением для своей подруги от короля.

Лиат посмотрела на Алана и вышла. Как только она ушла, гончие встали и разбрелись по комнате.

— Милорд граф, я пришел, как вы приказывали. — На пороге появился королевский конюший, и Лавастин дал ему знак приблизиться, хотя тот опасливо поглядывал на гончих. Псы тихонько зарычали, но позволили человеку войти.

Конюший осмотрел Ревность и озадаченно подергал себя за бороду.

— Обычно в здешних краях не встречается ни гадюк, ни других ядовитых змей, — пояснил он. — Но я, конечно, пошлю человека проверить кусты и предупредить короля.

— Пойдем, сын. — Лавастин надел перчатки и опоясался мечом. — Надо идти к королю. — Алан заколебался. — Я сделаю, что смогу, чтобы помочь девушке, — мягко добавил граф.

— Прошу тебя, отец, позволь мне остаться с Ревностью.

Лавастин посмотрел на Таллию, которая все еще стояла у окна, и коротко кивнул.

— Она странная, — сказала Таллия. — Я встречалась с ней раньше, когда мы ехали в Кведлинхейм.

— Она сражалась в Генте вместе с нами.

— Ты и твой отец достойно наградили ее. Люди будут говорить о вашей щедрости и богобоязненности.

Ревность повернула голову у Алана на коленях, и он постарался усесться так, чтобы ей было удобнее. Впрочем, он понимал, что само его присутствие успокаивает собаку.

— Бедняжка, — пробормотала Таллия. — Я буду молиться чтобы она поправилась. — Она опустилась на колени, склонила голову и погрузилась в молитву.

В комнату заглянули несколько молодых дворян, чтобы узнать о здоровье собаки, — у всех были собственные гончие, о которых они очень заботились. Такое проявление внимания тронуло Алана. И хотя они звали его идти вместе искать гадюку, он не мог оставить Ревность одну. Ее лапа, казалось, медленно превращается в камень.

4

Санглант проснулся на рассвете. После того как он целых двадцать девять дней спал на мягких кроватях, его тело уже успело привыкнуть к комфорту. И теперь, поднимаясь с земли, он чувствовал, что у него затекли и руки и ноги. Но это не важно. Боль свободы — ничто по сравнению с болью рабства.

— Милорд принц! — шепотом произнес один из «львов». Но он и сам слышал, как по тропинке к реке спускаются король и его свита.

— Принц Санглант. — Этому «льву» когда-то в сражении отрубили кусок уха, и теперь на месте мочки виднелся лишь светлый шрам. — Если позволите… ваша одежда…

Только сейчас он посмотрел на себя. Рубашка перепачкана и измята, сапоги лежат в стороне вместе с поясом. Два «льва» подошли и быстро привели его в порядок, так что к тому времени, как из-за скалы, стоящей в конце тропинки, вышел король, Санглант выглядел уже вполне прилично. Короля сопровождали шесть «львов», четверо слуг, Гельмут Виллам и сестра Росвита.

Генрих прищурился — восходящее солнце било прямо ему в глаза.

— Санглант.

Принц покорно опустился на колени, король положил руку ему на голову:

— Вчера вечером ты не вернулся на пир.

— Я спал не во дворце.

Генрих отнял руку. Санглант поднял взгляд и увидел, что король жестом отослал слуг и «львов».

— Мы должны поговорить, сын, прежде чем я устрою аудиенцию. Пойдем со мной.

Санглант поднялся. Хотя он был почти на голову выше отца, тот никогда не казался ему маленьким — такова была сила личности короля.

Генрих повел его к реке, подальше от свиты.

— Ты слышал, о чем вчера говорил Вулфер? Оба правителя Аосты мертвы. Осталась единственная наследница — принцесса Адельхейд.

Санглант пожал плечами. Он ничего не слышал — как только в зал вошла Лиат, для него исчезло все остальное. Она очень изменилась — привыкла ездить верхом и носить оружие, ходить уверенно и спокойно. Он и сейчас видел ее, всю целиком — от темных волос, собранных пучком на затылке, до стройных ног. А когда он пошел вслед за ней, она его поцеловала. И этот поцелуй разбудил в нем желание…

— Санглант! Ты меня не слушаешь!

Он очнулся и вспомнил, где находится. Принц сорвал ветку, сломал ее пополам, а потом еще пополам. Только так он мог отвлечься от мыслей о Лиат.

— Ты поведешь армию в Аосту. Там ты возведешь леди Адельхейд на трон и женишься на ней. На твоей стороне будет сила, и аостанские герцоги не решатся тебе противостоять. Ты станешь править Аостой вместе с королевой, как равный ей. Никто не станет сомневаться в твоих правах: аостанский трон слишком часто доставался своим владельцам благодаря силе их армий. А как только ты утвердишься на троне и произведешь на свет ребенка, доказав, что ты способен к деторождению, я смогу объявить тебя своим наследником — будущим правителем Вендара и Варре. И кто посмеет протестовать против возрождения Даррийской империи? Ты будешь править Аостой, а я смогу отправиться на юг и короноваться как император, а ты станешь моим наследником.

Ветка, изодранная в щепки, валялась у ног Сангланта. Под холмом текла река, и он слышал плеск волн, слышал шелест каждой песчинки, которую волны выбрасывали на берег, а потом снова слизывали и уносили вниз по течению. Внезапно на него навалилась усталость. Генриху, как и этой реке, невозможно противостоять.

— Лиат. — Только это он и сумел произнести.

— Виллам меня предупреждал, — фыркнул Генрих. — Могу поклясться, что Вулфер подсунул ее, чтобы сокрушить меня и справиться с тобой.

Король, нахмурившись, уставился на реку, а Санглант смотрел на него. Правители уверены, что весь мир вращается вокруг них, и Генрих отнюдь не исключение. На фоне серебристых струй его профиль казался темным, в волосах стала заметна седина, да и в бороде виднелась светлая полоса. Санглант прикоснулся к своей безбородой щеке, но это движение снова привлекло к нему внимание отца.

— Ладно, — Генрих не скрывал раздражения, — возьми ее в любовницы, если уж тебе это так нужно. Как известно, у императора Тейлефера было немало любовниц, особенно когда он не был женат. Но…

— Я не хочу жениться на принцессе Адельхейд. Я хочу, чтобы моей женой стала Лиат.

— Жениться на простолюдинке? — Генрих расхохотался.

— У родственников ее отца — поместья в Ботфельде.

— Ботфельд? — Генрих всегда обладал замечательной памятью, и сейчас он вспомнил, что требовалось. — Леди Ботфельд прислала всего двадцать солдат, когда мы потребовали поддержки. Вряд ли семья с таким благосостоянием может рассчитывать на то, чтобы выдать девушку замуж за человека твоего положения. И это тем более смешно, если она незаконнорожденная.

— Все к лучшему, — саркастически сказал Санглант. — Для такого, как я, — в самый раз. Как ты не понимаешь! Я не хочу становиться королем, зная, что мне в глотку каждую минуту готова вцепиться дюжина врагов. Я так жил целый год. Я просто хочу кусок земли, Лиат и покоя.

— Покоя! Кто может думать о покое, когда на наши северные земли нападают эйка, а на восточные — куманы? С каких это пор принцы королевской крови позволяют себе размышлять о такой роскоши, как покой? Даже леди, владеющая крохотным поместьем и десятком слуг, думает о том, как защитить свои земли от поползновений соседей. Если мы будем жить по заветам блаженного Дайсана, то наши души обретут покой в Палатах Света, но не раньше.

Генрих подошел к реке, на берегу лежали отшлифованные водой камешки. Он поднял один из них и кинул в воду, тот булькнул и исчез в глубине. Король вздохнул. Санглант не видел его лица. На короле была утренняя накидка — темно-синего цвета, на вороте и рукавах — золотые львы и пурпурные восьмиконечные звезды — память о тихой, умной Софии, которая так любила роскошь и которая умерла три года назад.

— Ты еще не пришел в себя после плена, — наконец произнес король, не отрывая взгляда от воды. — Когда ты отправишься, то пожалеешь о своих необдуманных словах и поймешь, какой замечательный план я тебе предлагаю. Сапиентия — отважная и храбрая, но Господь не наградил ее качествами, необходимыми королеве. Теофану — возможно, если она, конечно, выживет… — Он помолчал, сжал кулаки и продолжил: — Но она слишком рассудительна и не сумеет повести солдат за собой на битву. А Эккехард, — король пожал плечами, — он слишком молод и глуп. К тому же он обещан церкви, и единственное, что он умеет, это возносить Господу молитвы красивым голосом. Так что остаешься только ты. — Генрих повернулся и посмотрел сыну в глаза. — Ты можешь стать королем, Санглант, у тебя всегда были необходимые для этого качества. Ты рожден повелевать, солдаты готовы пойти за тобой в огонь и воду. Они доверяют тебе и восхищаются тобой. После меня королем должен стать именно ты.

— Я не хочу быть королем. Или наследником. Или императором. Как мне заставить тебя понять это?

Король покраснел — надвигался один из его знаменитых приступов ярости, но Санглант смотрел на отца совершенно спокойно. Ярость короля его уже не пугала: никакое наказание не сравнится с тем, что он пережил в плену у Кровавого Сердца. Превратив принца в цепного пса, вождь эйка освободил его от цепей повиновения воле отца.

— Ты сделаешь то, что я скажу!

— Нет.

Только теперь Генрих удивился, удивился настолько, что его гнев улетучился. Но это продолжалось лишь мгновение. Потом из отца, изумленного неповиновением сына, Генрих превратился в короля, которому противится его подданный.

— Я лишу тебя наследства! У тебя не будет ничего, даже меча, который ты носишь на поясе! Ни лошади. Ни даже одежды!

— А разве раньше у меня это было? То, что мужчина получает в наследство, дается ему матерью.

— Она оставила тебя. — Генрих дотронулся до груди, Санглант знал, что там лежит окровавленный кусочек ткани — единственное напоминание о его матери, которая покинула Генриха и земли людей много лет назад. — И не оставила тебе ничего.

— Кроме чар, лежащих на мне, — прошептал Санглант.

— Она не могла жить здесь, на нашей земле, — произнес Генрих.

Отец и сын смотрели друг на друга — двое покинутых мужчин. Санглант упал на колени, Генрих положил руку на темноволосую макушку своего первенца.

— О Владычица, — прошептал Санглант, — я так устал от сражений. Я просто хочу отдохнуть.

Генрих ничего не ответил, его рука легонько поглаживала волосы Сангланта. Стояла тишина, но обостренный слух Сангланта улавливал слова стоящих в отдалении людей из свиты.

— Все-таки мне кажется, что это неразумно, — раздался голос сестры Росвиты.

— Возможно, — послышался голос Виллама. — Но думаю, гораздо разумнее ударить по Аосте сейчас, когда она слаба, и никто не усомнится, что армию должен возглавлять принц. А уж что произойдет потом, когда Аоста окажется в наших руках и Генрих станет императором… Мы не умеем предвидеть будущее, так что придется действовать вслепую. Не стоит недооценивать той поддержки, которую окажут Сангланту другие принцы и дворяне, если они не будут полностью посвящены в планы Генриха.

— А вы слышали о гадюке?

Санглант узнал голос одного из слуг короля.

— Нет. Гадюка? Где? — насторожился один из «львов».

— Ах да. Вы же не знаете. Вчера она укусила одну из гончих Лавастина и исчезла. Конюший послал людей обшаривать все кусты и окуривать любую нору, но местные жители говорят, что многие годы не видели тут змей. А в то, что крыса решилась напасть на собаку, и вовсе трудно поверить.

Санглант ощутил тревогу. Он вскочил на ноги, немало удивив этим короля, и резко спросил:

— Что это за разговоры о гадюке и о гончей Лавастина?

— Что? А, да. — Генрих скрыл удивления, горе, печаль и все прочие чувства под маской невозмутимости и быстро пересказал известные ему факты: — Это случилось на рассвете. Люди уже осмотрели территорию, прилегающую к дворцу, но сюда, на берег реки, они не заходили. Да и что толку? Эта тварь уже давно спряталась в каком-нибудь укромном месте, и никто ее не отыщет.

— Если этим не займусь я. — Санглант откинул голову назад и принюхался. В воздухе носились самые разнообразные запахи: пота, мертвой рыбы, лаванды и календулы, растущих на противоположном берегу, конюшни, дворцовой кухни.

— Ну, пойдем, — заторопился король, — отошли «львов», они и так сторожили тебя всю ночь, пусть пришлют кого-нибудь другого. Куда ты пойдешь?

— Надо посмотреть здесь, под скалой. Эта тварь могла уползти через кусты.

— Смотри, чтобы и тебя не укусили.

— Даже если и так, что с того? — произнес Санглант с горечью. — Ни одна из существующих тварей не может мне навредить.

— Ступай, сын.

Но Санглант уже начал охоту и не обратил внимания на поспешное отступление отца.

5

Ханна ждала, пока Лиат выйдет из комнаты графа Лавастина. А Лиат была просто ошеломлена пролившимся на нее дождем подарков. Господи, неужели Лавастин действительно подарил ей лошадь? Она сжала кольцо Алана и молча посмотрела на Ханну.

— Тебя зовет король. — Ханна поцеловала ее, обняла, а потом критически осмотрела подругу. — Кажется, все в порядке.

— Король?

— Лиат! — Строгий тон Ханны заставил Лиат подскочить от неожиданности. — Если хочешь, можешь сбежать, конечно, но лучше встретить опасность лицом к лицу. От того, как ты поведешь себя перед королем, зависит его решение — в твою пользу или отца Хью.

Разумеется, совет был хорош, но Лиат казалось, что ее горло стиснула чья-то рука, и она не в силах выдавить из себя ни слова.

Пока они проходили через двор, им навстречу попалось несколько «львов», в том числе и ее знакомый, Тиабольд. Он подмигнул Лиат и сказал:

— Если мы тебе понадобимся, ты знаешь, где нас найти, друг.

Все уже знают или просто подозревают о том, что произошло? Впрочем, слухи о той сцене, свидетелями которой вчера стало множество людей, уже могли дойти до ушей короля. А то, что Хью до вчерашнего дня так успешно скрывал свой интерес к ней, доказывало, насколько он хитер.

— Они тебя уважают, — пояснила Ханна, — ведь в Аугенсбурге ты спасла множество «львов».

А убила еще больше.

Сейчас было позднее утро. Трон короля вынесли во двор и установили в тени, Генрих сидел, а перед ним на коленях стояли Хью и Вулфер. Хью — ближе к королю, что подчеркивало его более высокое положение. Вулфер коротко взглянул на нее, и Лиат сразу почувствовала прилив раздражения, Хью остался недвижим. Ханна вышла вперед вместе с ней, но потом отодвинулась и встала за спиной принцессы Сапиентии. Генрих внимательно осмотрел Лиат с ног до головы, когда она встала на колени позади Вулфера и Хью. Дворяне стояли за троном Генриха: Сапиентия, Виллам, Джудит, сестра Росвита и другие, чьих лиц она не могла различить из-за волнения. Толпа гудела и жужжала, как гнездо потревоженных пчел.

Она не видела Сангланта.

Лиат сжала на пальце кольцо Алана.

— Итак, ты та самая «орлица», появление которой взволновало весь мой двор. Тебя зовут Лиатано. Аретузское имя… — Генрих поигрывал перстнями, рассматривая Лиат. — И что же мне с тобой делать?

— Прошу вас, ваше величество, — начал Хью. — Эта женщина — моя рабыня. Она стала моей, потому что ее отец умер, оставив после себя долги. Она унаследовала их, но не смогла оплатить…

— Я бы оплатила их, если бы ты не украл книги отца!

— Тихо! — сказал король, не повышая голоса. — Продолжайте, отец Хью.

Лиат сжала руки. Хью склонил голову.

— Как его единственная наследница она унаследовала его долги, но не смогла их оплатить, а поскольку их оплатил я, то она перешла в мою собственность. Я очень хорошо знал, что молодая женщина, оставшаяся без защиты родных, может подвергнуться разным опасностям, особенно на севере. Поэтому я сделал все что мог, чтобы спасти ее.

— О каких книгах идет речь? — поинтересовался Генрих.

Хью пожал плечами:

— У церкви есть право конфисковать книги, которые могут оказаться опасными. — И тут он потребовал поддержки с неожиданной стороны: — Ведь это так, сестра Росвита? Ориалльский совет утвердил такое правило, верно?

— Церковь берет подобные книги, — кивнула та, нахмурившись.

— Как приходский священник, служитель Господа, я счел эти книги опасными и изъял их. Я поступил так, поскольку считал это единственно верным. Так или иначе, я вообще сомневаюсь, действительно ли они принадлежали ее отцу.

— Это неправда!

— Я не позволял тебе говорить, — сказал Генрих, не взглянув на Лиат. — Но обвинение в краже — вещь серьезная, отец Хью.

Тот печально вздохнул и нахмурился:

— Конечно, ваше величество. Но ведь и мое обвинение столь же серьезно: я заплатил за нее долги отца, и она стала моей рабыней. Я посвящен церкви, и было бы странным утверждать, что я поступил с этой женщиной бесчестно. — На мгновение в его голос прорвался настоящий гнев несправедливо обвиненного человека. На Лиат он не смотрел. Она отвела взгляд от Хью и обнаружила, что все присутствующие смотрят только на них двоих. Что выражает ее лицо? Наверняка гораздо больше, чем лицо Хью. Он продолжал: — А что касается книг, то кому она собиралась их продать? И за какую цену? Крестьянину, который сжег бы их в печке зимой? Должен сказать, что после того как распродали все имущество, принадлежавшее ее отцу, долг составил еще две номизмы…

— Две номизмы! — поднялся ропот в толпе. Все перешептывались, показывая пальцами на Лиат. — Две номизмы за рабыню! Да за такие деньги жеребца можно купить!

Лиат краем глаза заметила, что во дворе появился граф Лавастин, окруженный толпой придворных.

— В действительности, ваше величество, — вкрадчиво продолжал Хью, — она не смогла бы заплатить долги с книгами или без них, и совершенно не важно, что она думает по этому поводу. Я дал ей кров, пищу, одежду, и как же мне отплатили за мою доброту? Ваш «орел» Вулфер просто украл ее у меня, без моего согласия и, похоже, без вашего тоже.

— Прошу прощения, ваше величество! — начал Вулфер. — Можно мне говорить?

Король раздумывал некоторое время, потом согласно кивнул.

Вулфер решительно сказал:

— Лиат попала ко мне законным путем. Я заплатил отцу Хью ту цену, которую он сам отдал за эту молодую женщину, — две номизмы. Свидетелем передачи был староста Людольф из деревни Хартс-Рест, а скреплено это было вашей печатью, которая дается тем, кто состоит на службе вашего королевского величества, на службе Вендара и Варре. Как известно, те, кто служит короне, имеют право брать то, что им понадобится, и тогда, когда им это нужно. В тот момент у меня возникла необходимость в помощниках, в такое тревожное время «орлов» не хватает. И я принял в наши ряды Лиат и Ханну, поскольку в Генте я потерял двух «орлов», один из которых был моим собственным учеником. Так что я забрал их не по собственному капризу, а только из необходимости. Эта женщина честно служила вам, ваше величество, и я прошу оставить ее на службе.

— Но ее отобрали у меня без моего согласия, — возразил Хью. — Я не взял денег, которые он мне предлагал, и не соглашался на ее уход от меня.

— Ты что, отказываешь мне в такой малости, как эта девушка? — Генрих пошевелился на троне и уставился прямо на Хью.

— Вовсе нет, ваше величество, — быстро отозвался тот. — Мне просто неприятно, что она позорит ряды «орлов», поскольку «орлами» должны служить лишь свободные люди.

— Свободнорожденные, — уточнил Вулфер. — Лиат не виновата в том, что ее отец умер, оставив после себя долги. Но родилась она свободной.

— Откуда нам знать? — возразил Хью.

— Я могу поклясться на Святом Писании, что мои родители были свободнорожденными! — воскликнула Лиат.

— Тихо! — произнес король, и она потупилась, проклиная собственную несдержанность. Ну почему она не может просто постоять тихо? Вмешиваясь в разговор, не обретешь благоволения короля. Генрих внимательно рассматривал стоящих перед ним Вулфера и Хью, но никто бы не догадался, о чем он думает. Наконец он перевел взгляд на сестру Росвиту. — Вы хотите что-то сказать, сестра?

— Только одно, ваше величество. Я бы посоветовала вам отправить эту «орлицу» в монастырь святой Валерии.

Генрих изумился:

— Я начинаю думать, что здесь скрыто гораздо больше, чем кажется на первый взгляд! Монастырь святой Валерии… Что ей там делать? Разве что узнать, почему так задержалась Теофану?

— Почему бы и нет, ваше величество? Это отлично послужит вашим целям.

— Вы говорите загадками, мой добрый советник. Может, есть еще что-нибудь?

Росвита заколебалась. У Лиат сердце забилось так сильно, что она испугалась, что его удары услышат все. Росвита знала, что хранит в себе Книга Тайн, и ее свидетельство могло погубить Лиат.

— Нет, ваше величество, — наконец сказала сестра. — Больше нет ничего такого, о чем бы я хотела сказать перед столь высоким собранием.

По толпе пробежал шепоток. Хью исподлобья злобно посмотрел на монахиню, но быстро взял себя в руки и снова покорно склонил голову. У него это так хорошо получалось: улыбался и хмурился он всегда к месту, на его лице выражалось именно то чувство, которое подобало выразить в той или иной ситуации.

Генрих усмехнулся.

— Кто-нибудь еще хочет что-то сказать? — спросил он.

Все молчали. Никто не решался высказать свое мнение в такой тишине.

И тут вперед выступил граф Лавастин, мигом приковавший к себе внимание всей аудитории.

— По всей видимости, эта «орлица», ваше величество, стала причиной недоразумений в вашей свите. Но она отлично служила в Генте. И если вы пожелаете от нее избавиться, я с удовольствием приму ее к себе на службу.

— Неужели? — Король удивленно приподнял бровь, скорее раздосадованный, чем довольный неожиданным предложением. — Хотелось бы знать, почему столько людей выказывают такой интерес к простой «орлице». — Его тон не предвещал ничего хорошего, и, словно почувствовав ее испуг, Генрих посмотрел прямо на Лиат. — Ты хочешь что-нибудь добавить, «орлица»?

— Где Санглант? — вырвалось у нее прежде, чем она успела подумать.

— Сангланта здесь нет, потому что я так приказал. Больше говорить было не о чем, и она покорно склонила голову. А что еще ей оставалось делать?

— Вулфер сегодня же отправляется на юг, в Аосту, — продолжал Генрих, — ты хорошо послужила мне, Лиатано.

От того, как король произнес ее имя, Лиат вздрогнула. Отец говорил: «Избегай внимания сильных мира сего. Если они не знают о твоем существовании, то могут и не заметить тебя». Но король теперь знал о ее существовании. Он знал ее имя, а имя — это власть над человеком. Лиат замерла, сжимая на пальце кольцо Алана и горячо молясь, чтобы оно ее защитило.

— Ты хорошо мне послужила, — повторил король. — И сейчас я предлагаю тебе выбор. Оставайся «орлицей» и верно служи мне, как и прежде. Если ты решишь поступить так, то вместе с Вулфером сегодня же уедешь в Аосту. Если же откажешься от клятвы «орлов», я верну тебя отцу Хью, как он и просит. Таково мое решение. И пусть никто не оспаривает его.

Еще минуту его губы шептали что-то, не предназначенное для слуха придворных и обращенное к отсутствующему сыну. «Чем же король пригрозил Сангланту, что тот не пришел на суд?» — подумала Лиат.

Все молчали, ожидая, какое решение она примет, она слышала дыхание Хью, перешептывания придворных. Где-то вдалеке лаяли собаки, ржала лошадь, за рекой перекрикивались люди.

— Я поеду с Вулфером, ваше величество. — Казалось, каждое слово вонзается ей в сердце, словно нож.

Хью резко выдохнул, Лиат поняла, что он в ярости, но ничем не показывает этого. Наконец-то она свободна от него. Но, как ни странно, она не почувствовала ничего, только пустоту.

— Возьмите из моей сокровищницы что хотите, отец Хью, — продолжил Генрих, — Вы хорошо послужили мне и моей дочери, и я доволен вами.

— Ваше величество, — Хью склонился в изящном поклоне, — в дни вашего правления процветают справедливость и правосудие.

— Вы можете идти, — произнес король, обращаясь к двум «орлам» тоном человека, терпение которого на пределе.

— Пойдем, Лиат, — пробормотал Вулфер. — Благожелательное отношение уже исчерпало себя. — Впрочем, произнося эти слова, он не выглядел расстроенным.

Лиат казалось, что она опустошена полностью, как выпитый до дна кубок. Все ее надежды разбились в прах. Она остановилась у конюшен и забрала теперь принадлежавшего ей жеребца, седло и седельные сумки, колчан со стрелами и прекрасный пояс работы незнакомого ей мастера Хозеля. Вулфер удивленно покосился на все это богатство, но ничего не сказал. Ему слишком хотелось убраться подальше от дворца.

Когда они выезжали за ворота, Лиат беззвучно заплакала, но не осмелилась оглянуться назад.

ВКУС КРОВИ

1

Он бежал по лесу, опасаясь, что его преследует самый последний из его врагов — Второй Сын Шестого Колена, потому что из всех братьев он единственный мог его догнать. Братья считали его таким никудышным, что обязательно бросили бы умирать, не добив. Но он все продумал: его первая и самая простая ловушка сможет задержать самых глупых врагов.Он бежал напролом через кусты, оскальзываясь на прелых листьях. За спиной раздавался рев преследователя, тот уже устал и начал задыхаться — бегать он не привык, предпочитал загнать соперника на берег залива и драться с ним до конца. Пусть победит сильнейший, а в том, что победит именно он, Второй Сын, сомневаться не приходилось.

Впереди показалась заломленная ветка бука — ориентир. До второй ловушки оставалось всего несколько шагов. Он уже чувствовал дыхание Второго Сына и сильный удар когтистой руки — тот пытался достать его, но промахнулся и зацепил лишь золотой пояс.

Пятый Сын промчался между деревьями и прыгнул. Прошлогодняя хвоя спружинила под ногами, и вот он уже снова стоит в безопасности далеко от собственной ловушки. Второй Сын увидел, что настигает соперника, и с победным ревом ринулся вперед. Прямо перед ним открылась небольшая прогалина, и он помчался к своей жертве, не обращая внимания ни на что вокруг…

Вдруг земля разверзлась у него под ногами, и он угодил в заботливо вырытую для этого случая яму и запутался в рыболовной сети с острыми крючками. Второй Сын завыл от ярости, но этот гнев был гневом поражения. Он беспомощно барахтался, и с каждым движением крючки все крепче вцеплялись в него Он смотрел на своего врага и проклинал его, не в силах причинить ему вред.

Второй Сын совершенно беспомощен и через несколько минут умрет. Пятый Сын подошел и обнажил когти.

Алан вздрогнул и проснулся. До него донеслись песнопения монахов — они как раз служили Ноны, но их пение звучало в ушах как погребальный колокол. Ему вдруг вспомнился Лэклинг, как он приманивал воробьев и каким восторгом озарялось его лицо, когда они садились к нему на ладонь и клевали с руки. В комнате было светло Ревность по-прежнему лежала у него на руках, Алан осторожно отодвинул собаку, она даже не шевельнулась, словно окаменела.

— Сын. — Рядом стоял Лавастин. Он ласково погладил Алана по щеке. — Оставь ее… Она так спокойно лежала рядом с тобой. Ты единственный человек, кого она любила и слушала. Ей осталось уже немного.

Ревность тихонько взвизгнула, потом по ее телу прошла легкая судорога.

— А где Таллия? — спросил Алан шепотом.

— Пока ты спал, она пошла в часовню помолиться. Так будет лучше всего. Господь милостив.

Лицо графа было спокойно, лишь печаль, звучащая в его голосе, выдавала его горе. Он положил руку на голову Ревности, та дышала все тяжелее, но наконец и вовсе затихла.

Собаки, молчавшие до этого весь день, начали выть. Их шерсть пахла мускусом, и Алану этот запах напомнил тяжелые благовония погребального обряда.

Лавастин уселся на кровать и задумался. Алан приподнял с колен тяжелую голову Ревности и всмотрелся в потухшие глаза. Тело собаки окоченело и стало таким тяжелым, словно превратилось в камень, даже уши стали жесткими, как будто их вырезали из жести. Алан расплакался и разжал руки — голова Ревности тут же тяжело упала вниз.

Лавастин погладил сына по голове и произнес:

— Ты больше ничем не можешь ей помочь, сынок.

Слуги едва удерживали остальных гончих, которые рвались в комнату. Горе глухо рычал, другие псы вторили ему. На пороге появился высокий мужчина.

— Ваше высочество… — Лавастин поднялся навстречу принцу.

Ужас бросился вперед, волоча за собой слугу, который, пытаясь его удержать, повис на цепи всем телом. Другие собаки зарычали. Однако принц в упор уставился на гончих и зарычал в ответ.

И Ужас отступил, показывая остальным собакам, что этот человек заслуживает уважения, а то и дружбы. Принц осмотрелся и опустился на колени перед Ревностью. Лишь едва заметное напряжение его позы показывало, что принцостается настороже и готов в любую секунду отразить нападение. Но собаки сидели тихо, лишь Ярость скалила зубы и косилась на пришельца.

Алан вытер слезы и попытался приветствовать гостя, но горло так сдавило, что он не мог вымолвить ни слова.

— Я слышал о том, что произошло, — сказал принц, — и помог обыскать все кусты по берегам реки, но мы ничего не нашли. Гадюка, должно быть, уползла в свою нору. — Он снова в упор взглянул на собак. Ярость рычала, но не двигалась с места — она чувствовала в нем достойного противника. — Я бы хотел осмотреть рану.

— Благодарю вас. — В голосе Лавастина звучало уважение. Алан попытался перевернуть Ревность, но не смог — она стала невероятно тяжелой.

— Странно, — заметил Санглант, осмотрев лапу, — такое ощущение, словно она действительно превратилась в камень, а не просто окоченела. — Он наклонился и обнюхал тело, как это обычно делают собаки.

Слуги за его спиной зашушукались, глядя на него. Санглант резко выпрямился, словно услышал, что о нем говорят, и сжал кулаки Собаки заволновались, Ярость залаяла.

— От нее пахнет эйка. — Принц покачал головой и встряхнулся, как собака, выбравшаяся из воды. Он ощупал уши и нос Ревности, каменно твердые и сухие. — Вы уверены, что ее укусила гадюка?

— А что еще это могло быть? — спросил Лавастин. — Она все время была здесь и не выходила за порог комнаты. — Он показал на дверь, словно призывая ее в свидетели случившегося.

— Ты ничего не видел? — Санглант пронзительно посмотрел на Алана. У принца были зеленые глаза пантеры, которую неожиданно выпустили из клетки на свободу, и теперь она ожидает выстрела в спину.

— Я был не здесь. — Алан покраснел.

— Разумеется, — пробормотал принц. — Прошу прощения. — Он осторожно подошел к окну и выглянул, словно ожидая кого-то увидеть, а потом снова повернулся к графу и продолжил: — У эйка я видел тварь, которую Кровавое Сердце держал…

Произнеся имя своего врага, Санглант замолчал и, казалось, погрузился в воспоминания, рассеянно трогая железный ошейник. Заметив это, он резко отдернул руку. По его бронзовым скулам пополз яркий румянец.

Лавастин внимательно слушал, теребя поводок Ревности, то завязывая узлы, то снова их развязывая.

Наконец Санглант нетерпеливо тряхнул головой, словно отбрасывая неприятные мысли.

— Нет, невозможно, чтобы эта тварь сумела добраться сюда, — ведь мы ехали верхом и нигде не останавливались, а она не больше крысы, значит, не может передвигаться так быстро.

— Я не вполне понимаю, о чем вы говорите, ваше высочество. — Лавастин знаком приказал слугам удалиться, и они оставили графа, его наследника и принца наедине.

Санглант едва слышно прошептал:

— Да охранит меня Владычица. — Казалось, он безуспешно пытается преодолеть себя и сказать о чем-то важном. — Одно я знаю точно: это проклятие. — Он говорил медленно, словно опасался, что язык откажется ему повиноваться — так неопытный всадник боится своей лошади. — Проклятие, которое сотворил Кровавое Сердце, чтобы защитить себя от любого человека или эйка, который захочет его убить. Лучше бы вам, граф Лавастин, и всем вашим людям ехать вместе со мной. Я… в какой-то мере я защищен от этого проклятия. Если же кто-то и сумеет пробраться сюда, мы с вашими собаками сумеем изловить его.

Санглант положил руку на лапу Ревности и прикрыл глаза.

Внезапно он сорвался с места, собаки нервно залаяли.

— Тихо! — прикрикнул Лавастин, и они послушно замолчали.

— Эта тварь охотится вовсе не за вами, — мрачно сказал Санглант. — На самом деле она ищет ее. Ведь именно она покончила с Кровавым Сердцем.

Произнеся это, принц без объяснений и извинений выбежал из комнаты. Лавастин и Алан услышали, как он стремительно прошел по коридору, а когда шаги стихли, послышался шепот слуг, обсуждавших поспешный уход принца.

Лавастин молча сидел в кресле, лицо у него было таким мрачным, что слуги, заглянувшие было в дверь, поспешили снова выйти.

— Значит, проклятие, — наконец пробормотал он, посмотрев на неподвижно застывшую на кровати Ревность. Граф тяжело вздохнул, а Алан снова вытер непрошеные слезы. Бедная Ревность! Трудно было поверить, что больше он никогда не услышит ее лая и не увидит, как она весело носится по лесу.

Лавастин дотронулся до руки сына и приложил палец к губам, призывая к молчанию, — он хотел, чтобы Алан подошел к нему поближе и услышал то, что не предназначалось для посторонних ушей.

— Принц Санглант обязан мне жизнью. Ты нравишься ему, а Генрих любит его, что и неудивительно: ведь его дочери не слишком подходят для роли правительниц. Принцесса Сапиентия, конечно, храбра, но, как говорят, непостоянна. Я не видел принцессу Теофану, но, похоже, она слишком уж скрытная и невозмутимая. Жаль, конечно, что принц лишь наполовину человек, и к тому же бастард. Думаю, король гораздо охотнее признал бы наследником именно его. Когда мы поедем со свитой короля, внимательно слушай и запоминай все. Думаю, Генрих все-таки сделает Сангланта своим наследником.

— Но принц Санглант появился на свет только для того, чтобы подтвердить право короля на престол, а не затем чтобы править после него!

— Генрих признает его своим законным сыном, как я — с его позволения — признал тебя. Но вряд ли все будет так просто — лорды королевства не станут спокойно стоять в стороне и смотреть, как бастард-полукровка, каким бы он ни был талантливым полководцем, превращается в полновластного правителя. Нет, для них он всегда будет не лучше собаки.

С этими словами граф хлопнул ладонью по телу Ревности и с изумлением посмотрел на ушибленную руку. Нахмурившись, он ощупал уши собаки и окаменевшие лапы. Потом повернулся к сыну и продолжил:

— Поэтому-то принц и пытается ввести меня в круг приближенных, всячески выказывая свою милость. Ему нужны сильные союзники, и он должен удачно жениться.

— Как я, — сказал Алан и покраснел.

— Да. Теперь, когда Таллия стала твоей законной женой, никто и не вспомнит, что ты был рожден вне брака. Думаю, Генрих пошлет Сангланта в Аосту. По крайней мере, я бы на его месте поступил именно так, а Генрих — человек умный и дальновидный. — Лавастин свистнул собакам. — Пошли. Надо похоронить Ревность. Жаль, что место ее упокоения будет так далеко от дома.

Похоронная процессия направилась к воротам. Впереди шел сам граф, за ним — его наследник, потом слуги и шесть черных собак, которые провожали свою товарку до самого конца. Тело Ревности водрузили на носилки, но они дважды ломались под ее тяжестью, а нести их пришлось шестерым мужчинам — настолько тяжелым стало превратившееся в камень тело.

Слуг заранее отослали копать могилу за стенами замка, и все уже было готово. По краям ямы высились кучи земли, тут и там сновали бесстрашные малиновки, выхватывая червей, выбравшихся на свет божий. Впрочем, завидев приближающихся людей, птицы проворно упорхнули. Слуги попытались наклонить носилки и перевалить тело в яму, но оно упорно не желало скатываться вниз, так что носилки пришлось перевернуть, и только тогда окаменевшая собака упала в вырытую для нее могилу.

Алан вздрогнул — лишь Владычица знает, какая странная смерть постигла бедняжку. Гончие обнюхивали землю, но, казалось, не узнавали запаха той, что совсем недавно резвилась вместе с ними. В яме лежал камень, а не Ревность.

Слуги стали закапывать свежую могилу, комья земли срывались с лопат и с глухим стуком падали на тело Ревности. Где-то далеко послышался цокот копыт — видимо, король Генрих отправил на юг всадника. Ноздри щекотал запах влажной земли и перепревших листьев, сырой глины и полусгнивших корней.

У Алана закружилась голова…

Он чувствовал запах крови — перед ним с неловко вывернутыми руками и ногами и перерезанным горлом лежал Десятый Сын Пятого Колена. Он был мертв. Повсюду виднелись следы борьбы — разбросанные камни, выдранный мох. Кровавые пятна и полосы на земле красноречиво рассказывали о разыгравшейся здесь схватке и ее исходе. К следующему лету, после того как весенние ручьи смоют грязь и кровь, исчезнут все следы битвы, из которой один вышел победителем, а другой проиграл и заплатил за это своей жизнью.

Он опустился на одно колено, схватил труп за плечо и перевернул — коса была отрезана. Он сам, справившись со Вторым Сыном, отрезал его косу и намотал на руку — как трофей и доказательство своей победы. Сейчас один из братьев носит на руке точно такой же трофей — косу Десятого Сына. Где же этот брат сейчас? Он слышит осторожные шаги, и ветер доносит до него шуршание сухой травы под ногами крадущегося врага. Он вскакивает и убегает, прежде чем тот, кто прячется в скалах, успевает напасть на него.

Он — худой и легкий, и это играет ему на руку. Пятый Сын вырывается вперед. За ним мчится Четвертый Сын Девятого Колена, но он неуклюж и неповоротлив, хотя силы у него хватит на то, чтобы переломать противнику руки и ноги.

Пятый Сын оглядывается и, убедившись, что враг продолжает его преследовать, устремляется к реке, где его соперника ожидает заранее подготовленная ловушка.

 Ха-ха-ха! Трус и слабак! — кричит ему вслед Четвертый Сын.

Он не обращает внимания на оскорбления и бежит дальше, лишь слегка задержавшись, чтобы посмотреть на пыхтящего от натуги брата. Он понимает, что Четвертому Сыну его не догнать, даже если тот соберет для броска все силы. Пятый Сын знает, что должен держаться чуть впереди и казаться доступной мишенью, чтобы брат не отказался от погони и не отправился охотиться за кем-нибудь другим.

Совсем рядом бурлит река. Пятый Сын прыгает на узкий мостик, соединяющий два берега, и осторожно идет по раскачивающимся и разваливающимся под ногами доскам. Веревки, которыми связаны между собой доски, напряжены как струны и вот-вот лопнут — брызги воды и палящее солнце почти сгноили их, и достаточно неосторожному человеку взойти на мост, он оборвется и увлечет в пучину смельчака.

Вот Пятый Сын уже на другом берегу, он оборачивается. Четвертый Сын, видя своего противника так близко, прыгает на мост, хватается за веревочные перила. Мост не выдерживает его веса и обрывается.

Четвертый Сын падает в реку, но Пятый Сын рассчитывает не на то, что ледяная вода остудит воинственный пыл брата, а на то, что сильное течение подхватит его и, прокатив по бесчисленным порогам, выбросит на берег довольно далеко отсюда.

Так и происходит — река уносит Четвертого Сына к водопаду, протащив по всем камням, скалам и валунам, какие только встречаются на пути, а потом сбрасывает его вниз, туда, где река, падая с большой высоты в спокойные воды фиорда, дробит их на мельчайшие капельки, которые радужным туманом висят в воздухе.

Пятый Сын стоит на скале и всматривается в воду, выискивая своего врага.

Вот он! Над волнами появляется голова, светлая коса плывет по воде, как змея. Израненный, окровавленный, Четвертый Сын еще жив.

Впрочем, Пятый этого и ожидал.

Но он знает, что произойдет дальше.

Далеко в спокойных водах фиорда что-то движется. На поверхности показывается гладкая блестящая спина. Черезмгновение она вновь скрывается под водой, лишь круги на поверхности напоминают о живом существе, только что появившемся здесь.

Волны выносят Четвертого Сына на берег. Он, разумеется, жив, но это не важно. Важно то, что он ослабел и истекает кровью.

Волны швыряют его, как щепку, о камни, а потом снова утаскивают за собой. Слишком поздно Четвертый Сын осознает опасность — он пытается вцепиться в камни и удержаться на берегу, но тщетно. Вода намного сильнее. Но вот перед Четвертым Сыном появилась страшная черная голова одного из обитателей глубин, защищаясь, тот взмахнул когтистой рукой, и напавший на него зверь выгнулся дугой и погрузился под воду, оставив на поверхности пузыри и черные разводы. Четвертый Сын издал победный клич, но тут же с головой ушел под воду — зверь схватил его за ноги и утянул на глубину. Вода бурлит, взбиваясь в пену под ударами рук Четвертого Сына. Но вскоре все стихло, и поверхность фиорда вновь стала невозмутимой, сокрыв все тайны. Только пятна ржаво-красной крови и черной жидкости, вытекшей из тела помощника Пятого Сына, еще напоминали о том, что здесь произошло.

Вновь из воды показалась темная спина — обитатель глубин плыл к берегу. Пятый Сын ждал. Вот воды расступились, и показалось лицо страшного создания — огромные рыбьи глаза горели красноватым огнем, вместо носа — две щели, челюсти украшены острыми как бритва зубами. Волосы, свитые в жгуты, больше всего напоминали угрей, присосавшихся к голове и шее создания, на мускулистых руках виднелись похожие на кинжалы когти. Со своего места Пятый Сын видел длинный мощный хвост, черно-серебристый, покрытый чешуей. Плеск воды эхом отозвался в скалах.

Существо подплыло к берегу и выложило на камень две косы: одну — аккуратно отрезанную, а другую со следами крови. Обитатели глубин — не просто животные, они разумны ничуть не меньше людей. Не стоит их недооценивать — Пятый Сын всегда придерживался такой точки зрения. Они знают о состязании и о его правилах. Хороший генерал никогда не упустит случая использовать помощь союзника, кем бы он ни был.

Существо выгнулось и скользнуло в глубину, взмахнув напоследок хвостом.

И снова все стихло. Пятый Сын осторожно спустился по грубым ступеням, вырубленным в скале возле водопада. Там, в укрытой от посторонних глаз пещере, жрец спрятал в потайном ящичке свое сердце. Пятый Сын сумел выяснить это, потому что терпеливо выслеживал жреца. Он смотрел и слушал, и однажды его терпение было вознаграждено — жрец проговорился о спрятанном сердце. Кто-то не принял бы бормотание сумасшедшего старика всерьез, но Пятый Сын твердо знал, что слова жрецов не стоит оставлять без внимания. И когда ночью, укрываясь в тени, жрец отправился к водопаду, за ним по пятам неотступно следовал Пятый Сын.

Теперь сердце жреца оказалось у него в руках, а вместе с ним и повиновение старика.

На мгновение Пятый Сын вспомнил о проклятии Кровавого Сердца. По словам жреца, он сумел отвратить его от себя, но на кого оно в таком случае пало? Кого отравит яд ненависти Кровавого Сердца?

Ненависть — худшее из зол, ибо она ослепляет.

Пятый Сын смотрит вниз — поверхность фиорда спокойна как зеркало, ничто не тревожит ее, нет ничего, что напоминало бы о недавней схватке. Вода быстро смывает все следы, заставляя забыть о случившемся, нет ничего изменчивей и непостоянней, чем волны.

Но капля камень точит, и со временем вода превратит твердые скалы в песок. Так говорят Мудроматери.

Над водопадом сияла радуга.

Ему показалось, что что-то шевельнулось внизу. Или это лишь игра света?

Пятый Сын встает на колени и подбирает обе косы. Потом завязывает их, как браслеты, на запястьях. Три брата мертвы. Он дотрагивается до собственной косы, ставшей для него чем-то вроде талисмана.Осталось убить еще двоих… Среди сыновей Кровавого Сердца они — самые сильные и умные, за исключением Пятого Сына, разумеется. Для них он приготовил самую опасную ловушку — даже он не смог бы выбраться из нее.

Ярость зарычала на бабочку, и прекрасное создание упорхнуло, сверкнув в ярком солнечном свете.

Алан одиноко стоял у засыпанной могилы. К его ногам жались Ярость и Горе, а на почтительном расстоянии молодого лорда ожидал единственный слуга. Все остальные ушли. Алан опустился на колени у свежей могилы и дотронулся до земли рукой: к своему изумлению, он обнаружил, что ничего не чувствует — дух Ревности, как и ее тело, исчез. Самая храбрая из стаи малиновок вернулась и теперь, склонив головку, внимательно наблюдала за Аланом, ожидая, когда же он наконец уйдет.

— Мой господин? — озабоченно произнес тихо подошедший слуга.

Алан вздохнул и встал. Теперь Ревность останется одна.

— А где остальные?

— Господин граф пошел готовиться к отъезду. Священники сказали, что завтра — благоприятный день для начала долгого путешествия.

— Я должен узнать, в чем заключается это проклятие, — прошептал Алан, вспомнив видение.

— Прошу прощения, милорд?

— Я должен поговорить с принцем Санглантом.

Алан свистнул собакам и отправился искать принца.

Во дворе перед замком царила суматоха: седлали лошадей, грузили повозки; принцесса Сапиентия нетерпеливо посматривала по сторонам, перебирая в руках поводья лошади, которая переступала с ноги на ногу, словно ей передавалось нетерпение хозяйки. Принцесса и ее отряд ждали отца Хью, не решаясь отправиться без него, а он слушал королевского «орла» — девушка только что прискакала в замок с последними новостями. Люди, собравшиеся вокруг них, быстро расступились, давая дорогу Алану с собаками. Но не успел он добраться до «орлицы», как дверь распахнулась, и на пороге появился сам король Генрих, одетый в костюм для верховой езды, легкий плащ, скрепленный на плече узорной брошью, и высокие кожаные сапоги. Он махнул рукой, отсылая поданную лошадь обратно, и повернулся к бледному слуге, который следовал за ним ни жив ни мертв от страха.

— Что значит «без сопровождения»?

— Он был в скверном настроении, ваше величество. Принц пошел на конюшни, взял собак… и двух лошадей. Отвечать на вопросы он просто не стал.

— И никто не додумался поехать за ним?

— Простите, — обратился Алан к «орлице» как раз в ту минуту, когда все остальные замолчали, — вы не могли бы сказать, где мне найти принца Сангланта?

«Орлица» странно на него посмотрела, но все же ответила:

— Он уехал один, в такой спешке, словно за ним гнались демоны. Казалось, его охватило безумие… — Она хотела еще что-то добавить, но передумала и замолчала.

— Двое «львов» отправились за ним, они найдут его, — ответил королю слуга. Теперь его лицо покраснело, словно королевский гнев опалил кожу.

Генрих мрачно хмыкнул.

— Он наверняка отправился по южной дороге, — недовольно проворчал он. — Уверен, там-то вы его и найдете. — Король обвел взглядом двор и всех собравшихся, увидел «орлицу», кивнул ей и произнес:

— Пошлите за принцем десяток всадников. Только пусть держатся на расстоянии, так будет лучше.

«Орлица» поклонилась, повернулась и пошла к конюшням. Отец Хью приветливо улыбнулся и присоединился к принцессе Сапиентии. Разговаривая вполголоса, они выехали за ворота в сопровождении отряда всадников. Только сейчас Алан заметил, что они не принадлежали к свите короля: на их плащах красовались вышитые ястребы.

Король задумчиво стоял на крыльце и рассеянно вертел в руках отделанный блестящими медными бляхами ошейник. К нему подошел Гельмут Виллам. Генрих встрепенулся и обратился к Алану:

— Итак, юный Алан, ты тоже ищешь моего сына?

— Да, ваше величество. Сегодня утром я его видел, и он упомянул о каком-то проклятии Кровавого Сердца, которое должно обрушиться на голову того, кто убил этого чародея.

— Кровавое Сердце! — Внезапно король задумался и с надеждой спросил: — Так ты думаешь, что Санглант отправился в Гент?

Любой на месте Алана солгал бы, чтобы привести короля в хорошее расположение духа, но Алан не хотел прибегать к спасительной лжи.

— Нет, ваше величество. Думаю, вы правы, он бросился догонять ту «орлицу».

Лицо Генриха помрачнело.

— Надо было разрешить ему взять эту женщину в любовницы, — сказал Виллам голосом человека, который тщетно пытается уберечь от дождя того, кто упорно не желает идти в спасительное укрытие.

— Я так и сделал! Я не доверяю Вулферу, а она — его ученица. Уверен, что это не что иное, как заговор.

Виллам фыркнул:

— Вполне возможно. Но, по-моему, Вулфер и сам не прочь устранить ее от двора. Думаю, в этом вопросе ваши желания совпадают.

— Похоже, что так и есть, — недовольно проворчал король. — И что мне теперь делать? Если я сделаю Сапиентию маркграфиней Истфолла, она не сможет претендовать на трон, но если не удастся заставить Сангланта вернуться и жениться на королеве Аосты, как мне с ним поступить?

— Не отчаивайтесь. Я говорил раньше и повторю еще раз: жените его. Никто не последует за ним, если он не… — Гельмут осекся.

— Что? Говори, Виллам! Кто, кроме тебя, решится сказать? Вздох Виллама был красноречивее слов.

— Он наполовину собака. То, что об этом шепчутся по углам, не решаясь сказать вслух, не делает правду менее неприятной. Он снова должен стать человеком. Как сказал философ, молодые люди влюбляются в красавицу, и она кажется им лучшей в мире, и только потом они понимают, что красивых женщин много.

Генрих рассмеялся:

— И сколько времени потребовалось тебе, мой друг, чтобы прийти к подобному заключению?

Виллам усмехнулся:

— Я еще не закончил изучать данный предмет. И пусть молодой человек тоже пока остановит свое внимание на той, которую мы знаем. Потом он станет сговорчивей. Сейчас он точь-в-точь как кобель, почуявший суку, — сходит с ума и не может рассуждать здраво.

Алан покраснел до корней волос, а король неожиданно улыбнулся, посмотрев на него.

— Ступай, сынок, — добродушно произнес он, — я видел, что Таллия пошла в часовню. Там ты ее и найдешь.

Алан вежливо попрощался и ушел. Дверь часовни была приветливо раскрыта — там он встретит Таллию. При мысли о ней он покраснел еще сильнее.

Не успел он дойти до двери, как на пороге показалась Таллия, за которой с улыбкой следовал граф Лавастин. Увидев наследника, граф просиял. Таллия вздрогнула и отпрянула в сторону — она до сих пор боялась собак, и Алан оттеснил Ярость и Горе в сторону.

— Не хочешь прокатиться верхом? — спросил он, желая сделать ей приятное.

— Нет, — тихо ответила она. Вид у нее был усталый и измученный.

— Тогда давай просто тихонько посидим где-нибудь.

— Алан, — позвал Лавастин, бросив взгляд в сторону короля. — Мы уезжаем завтра. До Лаваса путь неблизкий.

Таллия выглядела как загнанный в угол зверек.

— Сегодня вечером мы можем отдохнуть, — сказал Алан, обращаясь к жене. — Если ты плохо себя чувствуешь, вовсе не обязательно появляться на пиру.

— Да, — пробормотала она так тихо, что он едва расслышал ее ответ.

Алан кинул быстрый взгляд на Лавастина, который одобрительно кивнул и отправился отдавать слугам распоряжения. Алан с Таллией вернулись в комнату, и там она так долго молилась, что Алану, который хотя и стоял рядом с ней, но мыслями был очень далек от молитвы, пришлось встать, потому что ноги у него совсем затекли. Когда она закончила, он приказал принести поесть, но Таллия днем постилась, а поскольку сумерки еще не наступили, она съела лишь два крохотных сухарика. Рядом с ней Алан чувствовал себя обжорой, но терпеть голод было выше его сил, тем более что особой необходимости в истязании себя постом он не видел.

— А графство Лавас — какое оно? — спросила она испуганно. — Там я буду зависеть только от твоей милости?

— Разумеется нет! — горячо возразил он. Как она может так о нем думать? — Ты — дочь герцога Беренгара и герцогини Сабелы. Почему же ты думаешь, что кто-нибудь станет обращаться с тобой неподобающим образом, ведь ты — принцесса королевской крови!

— Я — всего лишь пешка в королевской игре, — сказала она с горечью. — Такая же, как и ты, хотя ты этого и не замечаешь.

— Мы не пешки! Господь дал нам свободу воли!

— Я совсем не это имела в виду, — со вздохом произнесла она. — Мы живем в мире, от которого я хотела бы освободиться. Я хотела бы посвятить свою жизнь всеблагой Владычице, стать невестой блаженного Дайсана и вести жизнь, полную смирения и благочестия, подобно святой Радегунде.

— Радегунда вышла замуж и родила ребенка, — возразил он с горячностью, задетый ее словами.

— Она была беременна, когда умер император Тейлефер. Никто не знает, что случилось с младенцем. Я спрашивала сестру Росвиту, и она сказала, что в «Житии» о нем больше не говорится ни слова. Если бы Владычица хотела, чтобы у святой Радегунды были земная слава, богатство и дети, Она бы, несомненно, даровала ей эти блага, потому что нет ничего невозможного для Нее. Но Она хотела, чтобы святая Радегунда явила нам пример праведной жизни, свободной от тщеты всего сущего, не отягощенной такими пустяками, как земные блага и привязанности.

— Ребенок не может так просто взять и исчезнуть! — воскликнул Алан. Он с трудом мог представить, чтобы тетушка Бел сказала, что богатство — тщета в глазах Господа и Владычицы. По ее мнению, благочестивому человеку, который неустанно трудится во славу Их, земные блага даются в награду.

Таллия рассмеялась, и лицо ее на мгновение стало таким жестким, что Алан подумал: а знает ли он ее вообще?

— Как ты думаешь, что может случиться с ребенком императора, который уже отошел в мир иной? С ребенком женщины, у которой нет родственников, чтобы защитить ее и ее младенца от наследников, слетевшихся к трупу, как вороны на пир? Думаю, наша Владычица милостива и младенец родился мертвым.

— И это милость?!

Но Таллия отвернулась, преклонила колени и снова начала молиться. Она стояла у кровати, положив руки на богато вышитое покрывала и опустив на них голову, — в такой позе застывают обычно молящиеся в соборах. Алан сделал слуге знак оставить их одних.

— Таллия, — начал он, как только слуга ушел. Она с упреком посмотрела на него.

— Таллия…

Когда Алан смотрел на нее, он терял дар речи, совершенно забывая, о чем хотел сказать. Огромные глаза, тонкая шея, трепещущая жилка на виске постоянно напоминали о том, что он — обычный мужчина, а не святой отшельник, лишенный каких бы то ни было земных желаний. Он отошел к окну, свежий воздух помог ему взять себя в руки. Он должен быть терпеливым.

Наконец он повернулся к ней лицом, но Таллия уже спала. Она казалась такой слабой и хрупкой, что он не решился побеспокоить ее. Алан хотел лечь рядом, обнять ее, чтобы защитить от всего, но побоялся, что она воспримет это как посягательство на нее. Он пожал плечами и уселся в кресло.

Алан долго смотрел на спящую жену. Потом послал слугу узнать, не вернулся ли принц Санглант. Выяснилось, что принц во дворце не появлялся, и люди, посланные за ним, не возвратились.

Позже Алан услышал, как в комнате графа заскулили собаки, приветствуя хозяина, который вернулся с пира. На мгновение ему почудился знакомый голос Ревности, и сердце у него сжалось. Она навсегда ушла из их жизни.

2

То и дело меняя лошадей — пока одна шла налегке, другая везла всадника, — он двигался вперед очень быстро. А собаки, казалось, вообще не знали, что такое усталость. К счастью, в Ферс вела всего одна дорога, поэтому он не боялся сбиться с пути и свернуть куда-нибудь не туда. Возле реки он спросил паромщика, куда последовали два «орла», проезжавшие здесь вчера. Оказалось, что те по-прежнему двигались на юг, и поехали они прямо через лес, не огибая его по западной дороге. Несколько встреченных по пути крестьян, которые возвращались домой с полей, тоже подтвердили, что видели двух всадников.

Узкие полоски возделанной земли сменились густым кустарником, а потом и настоящим лесом. По обе стороны дороги росли высокие широколиственные деревья, между их ветвей едва пробивались солнечные лучи. Дул встречный ветер, принося с собой голоса, так что он сначала услышал «орлов» и только потом увидел всадников.

Вулфер первым почувствовал его приближение и, повернувшись, разразился цветистыми ругательствами. Санглант усмехнулся с мрачным удовлетворением. Услышав выразительную речь старого «орла», обернулась и Лиат. Она тотчас натянула поводья, и Ресуэлто послушно остановился. Вулферу пришлось последовать ее примеру.

— Нам нужно проехать еще довольно большой отрезок пути, если, конечно, мы собираемся ночевать под крышей. До деревни еще далеко, — недовольно предупредил Вулфер.

Лиат не ответила, да в этом и не было необходимости — Санглант отлично понимал язык тела и видел: если она и хотела скрыть свою радость, то у нее это плохо получалось. Она попыталась придать лицу равнодушное выражение, но он заметил, как засияли ее глаза, как губы дрогнули в улыбке. Он понимал, что сможет достичь успеха только в том случае, если будет вести себя как человек, а не как собака.

Вулфер подыскивал подходящие слова, чтобы обуздать молодых людей. Наконец он произнес:

— Это какое-то безумие, Лиат. Нам надо ехать.

— Нет, я хочу услышать, что скажет Санглант.

— Ты знаешь, что я скажу. — Санглант спешился, свистнул собакам и, подойдя к ней, взял ее коня под уздцы, как самый простой мальчишка-грум на конюшне. Лиат позволила ему взять поводья, но слезать с лошади не спешила.

— Ты хорошо обдумала свое решение, Лиат? — гневно бросил Вулфер. — Ты потеряешь защиту, которую дает тебе принадлежность к «Королевским орлам». Только это спасло тебя от Хью и от гнева короля. И все это ты собираешься поставить на карту ради человека, у которого нет ничего — ни земли, ни оружия, ни свиты. Он не может распоряжаться даже собственной судьбой, потому что его мать появилась неизвестно откуда и неизвестно куда ушла…

— Спасать свой народ, — мягко уточнил Санглант, с радостью заметив, как Вулфер сердито взглянул на него, а потом отвел взгляд в сторону.

— … и ты будешь полностью зависеть от него. Без защиты «орлов», без родственников — он станет твоим единственным защитником от таких, как Хью, от тех, кто только и ждет случая, чтобы поработить твою волю. А защищать он тебя будет лишь до тех пор, пока ты не надоешь ему.

— Замужество — это священное таинство, — спокойно отозвался Санглант. — И священные клятвы нельзя нарушить ради каприза.

— Замужество! — воскликнул Вулфер.

Санглант с удовольствием увидел, как тот запаниковал, впрочем, это продолжалось недолго. Вулфер был слишком стар и искушен в интригах, чтобы так просто сдаться, он мгновенно собрался, как солдат на поле битвы, и бросился в атаку:

— Кроме того, Лиат, гнев короля Генриха не пустяк, им нельзя пренебречь. Король откажется признать ваш брак и вынесет решение: либо ты будешь, как и прежде, «орлом», либо отправишься к Хью. Неужели ты думаешь, что он поступит иначе, если ты вдруг заявишь права на его любимого сына? А если он просто-напросто решит избавиться от тебя? Куда ты убежишь, где спрячешься, если ни у одного из вас нет могущественных родственников? Тебя ждет твоя мать, Лиат.

Санглант мгновенно распознал опасность:

— Мать?

— Я потеряла гораздо больше, чем ты думаешь, Вулфер, — сказала Лиат. — И если я отправлюсь к матери, это значит, что я уйду с королевской службы. Почему в этом случае Генрих не станет возражать? Только потому, что никогда об этом не узнает и не сможет вернуть меня Хью? Почему моя встреча с матерью должна строиться на обмане? Почему я должна тебе доверять?

— А почему ты доверяешь Сангланту? — вопросил Вулфер. Она рассмеялась в ответ, но слова, последовавшие за этим смехом, были полны горечи:

— Потому что он не способен лгать, так же как и его собаки. Даже отец мне лгал. Ты, Вулфер, лгал мне, и не удивлюсь, если моя мать точно так же лгала, как и все вы. Если бы она попыталась нас найти, не был бы отец сейчас жив?

Лиат гневно смотрела на Вулфера, выражение лица у нее при этом было точь-в-точь как у короля, когда приближался один из его приступов гнева. Санглант взял ее за руку и крепко сжал пальцы.

Вулфер произнес только одно:

— Анна должна обучить тебя, Лиат. Думаю, теперь ты и сама понимаешь, как тебе это необходимо.

Здесь и таилась опасность. Санглант видел, как по лицу Лиат пробежало облачко. Ей нужно что-то, чего он не в силах ей дать, и Вулфер воспользуется этим, чтобы разлучить их. Но Санглант больше не собирался терять ее.

— Куда бы ты ни отправилась, — сказал он, — я последую за тобой.

— А если твой отец не позволит? — спросила Лиат. — Что если он не даст тебе ни лошадей, ни оружия, ни эскорта?

Принц только рассмеялся:

— Не важно. Не важно то, что когда-нибудь может случиться, важно лишь то, что произойдет сегодня.

— Да, сразу видно — настоящий воин, — пробормотал Вулфер. — Главное — сегодняшняя битва, а там — будь что будет.

На щеках Лиат выступил румянец, она не смотрела ни на одного из них, но Санглант знал, о чем она думает. Он резко отпустил ее руку. Внезапно ему показалось, что он принуждает ее сделать то, что хочет он, вместо того чтобы она сама сделала свой выбор. Тогда чем он лучше Кровавого Сердца, надевшего на него железный ошейник?

— Действительно, я ничего не могу тебе предложить — ни поместий, ни денег, которые обеспечили бы твое будущее и стали частью брачного договора. Действительно, мой отец будет против нашего брака. Но возможно, если мы принесем нерасторжимые клятвы, ему придется смириться. В конце концов я не единственный подходящий для принцессы Адельхейд жених. К тому же до его суда всякое может случиться — может, на нас нападут бандиты и убьют прежде, чем мы успеем добраться до Верлиды! К тому же есть и другие возможности…

— Например? — с сарказмом осведомился Вулфер.

— Вулфер, где моя мать? — вмешалась Лиат.

Но тот упрямо молчал.

— Ты не хочешь говорить?

— Я сейчас не могу говорить откровенно.

— Из-за Сангланта? — удивилась она.

— Мы не всегда одни, даже если нам так кажется, — загадочно ответил Вулфер. И словно в ответ на его слова, с ветки ближайшего дерева сорвалась сова и улетела прочь. Лиат проводила ее задумчивым взглядом. Неужели та самая, которая привела ее к горящему камню? Ну, или по крайней мере такая же громадная. Собаки скулили до тех пор, пока птица не растворилась в подступающих сумерках.

Когда Вулфер снова заговорил, голос у него дрожал от ярости:

— Пойми, Лиат, нас ожидают великие события, ты даже не можешь себе представить какие. И пока ты не научишься понимать предначертанное, мне надо быть осмотрительным.

— Почему король Генрих тебя ненавидит? — спросила она напрямик. Он выдал себя, посмотрев на Сангланта, она тоже перевела на него взгляд. — Ты знаешь? — пораженно спросила она.

— Конечно. — В его памяти снова возникли обрывки давней истории. — Он пытался утопить меня, когда я был совсем маленьким.

— Это правда? — потребовала она ответа.

Вулфер молча кивнул. Больше он не мог сдерживаться — его планы были полностью разрушены. В глазах Лиат он теперь не больше чем убийца.

— Увы, ему это не удалось, — добавил принц, теперь угрюмое молчание «орла» забавляло его. — Тогда мне бы не пришлось выслушивать его неоднократные объяснения в том, что он всего лишь пытался спасти короля от заговора, задуманного моей матерью и ее родными, частью которого был и я. «Кто знает, что случится, когда Корона Звезд увенчает небо?» Если бы я знал это, возможно, мать и не оставила бы своего нежеланного ребенка. По крайней мере отец позаботился о моей судьбе.

— Но будет ли он заботиться дальше, мой принц, — резко спросил Вулфер, — когда вы вернетесь не с той невестой, которую он выбрал?

Принц мрачно усмехнулся и уверенно сказал:

— Но ведь есть и другие варианты. У меня репутация хорошего полководца. Думаю, многие герцогства обрадуются, если я выступлю на их стороне, даже если это вызовет неудовольствие короля Генриха. Я больше не «дракон», и меня уже нельзя использовать как пешку в ваших играх, Вулфер. Впрочем, подобной возможности лишается и мой отец. Я поступлю так, как считаю нужным, не важно, с благословения отца или без него. Это я обещаю.

Вулфер не ответил. Промолчала и Лиат. Вместо ответа она сняла плащ, аккуратно сложила его, прикрепив поверх значок «орла».

— Прости, — сказала она, протянув вещи Вулферу, — но я сделала свой выбор уже давно, и при гораздо более странных обстоятельствах. Теперь моя мать знает, где меня найти.

— Но это же невозможно! Неужели ты и в самом деле останешься с ним?

— Почему нет? Потому что ты против? Я больше не собираюсь следовать судьбе, которую предначертали для меня другие!

— Лиат! — Он все еще отказывался брать плащ и знак. — Если ты уйдешь с ним, то лишишься всякой поддержки…

— А как, ты думаешь, я жила раньше? Какую жизнь вела? Но мы с отцом справлялись.

— Какое-то время. А что случилось потом? — Действительно ли он пытался ей угрожать или это был лишь страх потерять над ней контроль? Казалось, Вулфер искренне озабочен дальнейшей судьбой Лиат. — Ты понимаешь, что я заберу не только плащ и знак, но и лошадь. Все это было приготовлено для «Королевского орла», а не для любовницы Сангланта.

На лице у нее появилась победная улыбка:

— Ресуэлто принадлежит мне.

— А как насчет лука и меча? — поинтересовался он.

Выражение ее лица не изменилось. Сангланта потрясла быстрота, с которой она приняла решение, и безжалостность, с которой она теперь его выполняла. Она принялась расстегивать пояс с прикрепленными ножнами и мечом в них.

— Нет, — пошел на попятную Вулфер, — я не могу оставить тебя совершенно безоружной. Если я не убедил тебя отправиться со мной, то это только моя вина. Может, ты еще передумаешь. — Он посмотрел Лиат прямо в лицо, словно желая внушить ей свою волю. — Ты можешь переменить решение, если не забеременеешь от него. Господи, ну почему ты не можешь мне довериться? Есть нечто, чего ты не знаешь…

— Так расскажи мне!

Но он лишь посмотрел на дерево, откуда несколько минут назад улетела сова.

Вулфер остался на дороге один. Лиат обернулась и кинула прощальный взгляд на его поникшую фигуру, Санглант не удостоил его и этой малости.

Сначала они ехали молча, вглядываясь в тропу, которая в сумерках то и дело пропадала из виду. В лесу стояла тишина, слышались лишь стук копыт, повизгивание и недовольное ворчание собак, когда они оттесняли друг друга от хозяина, шорох ветра в ветвях да посвистывание каких-то пичуг, устраивающихся на ночлег.

— Откуда у тебя такой конь? Настоящий красавец! — наконец спросил он. — Мне кажется, я его где-то видел.

— Мне подарил его граф Лавастин за службу в Генте. И седло с уздечкой тоже.

На мгновение Сангланта охватила ревность. Но он быстро успокоился — ведь Лиат едет с ним, а не с графом.

— А король действительно сильно разозлится? — с тревогой спросила Лиат.

— Да. Он хотел, чтобы я уехал в Аосту, женился на принцессе Адельхейд и разделил с ней трон. Тогда бы Генрих отправился на юг, где его провозгласили бы императором, после чего он мог бы признать меня своим законным наследником, потому что к этому времени я сам был бы царствующим монархом.

Лиат что-то пробурчала себе под нос. В этот момент они выехали на поляну, и в лунном свете Санглант смог разглядеть выражение ее лица. Она нахмурилась и задумчиво произнесла:

— Но теперь, если ты женишься на мне…

Санглант натянул поводья и резко осадил лошадь.

— Давай выясним все раз и навсегда, чтобы больше не возвращаться к этому разговору, — сказал он сердито. Но злился он не на Лиат, а на то, что перед королем ему придется снова объяснять и доказывать единственно правильное для него решение. — Когда я был пленником Кровавого Сердца, я видел, что значит быть королем. Вот мои подданные. — Он указал на собак, которые послушно сидели рядом и не лезли под копыта коней. — Они перегрызли бы мне горло, как только я показал бы свою слабость. Так и люди: чуть только король покажет, что он беззащитен, на него тут же набросятся принцы, герцоги и прочая… Представь, как они взбесятся, когда он объявит наследником меня — незаконнорожденного и лишь наполовину человека! Я целый год жил в Генте в собачьей стае, каждую минуту начеку, каждую секунду готовясь к драке не на жизнь, а на смерть, — с меня довольно! Больше я так жить не хочу! Я не собираюсь становиться королем или императором. Но если ты, Лиат, мне не веришь, тогда тебе лучше вернуться к Вулферу или оставить королевскую службу и перейти к графу Лавастину — он охотно тебя примет. Я не собираюсь больше возвращаться к этому разговору, так что реши для себя, веришь ты мне или нет.

Лиат молчала. Потом она тронула поводья коня и двинулась в путь. Она осталась с ним! Санглант поехал вслед за ней. Сердце у него билось так сильно, что казалось, выскочит из груди. Кровь стучала в висках, и потребовалось несколько минут, прежде чем он понял, что на самом деле слышит стук копыт впереди.

— Стой, — приказал он, и Лиат тут же замерла на месте.

— Что случилось?

Но тут и она услышала шум, а через мгновение на дороге показались всадники — два человека на взмыленных лошадях. Сами они тоже казались измученными долгой скачкой, но на лицах явно читалось облегчение.

— Мой принц! — воскликнул один.

— Мы возвращаемся в деревню, — объявил Санглант. — Там мы переночуем, а потом присоединимся к королю.

Они кивнули, не решаясь задавать лишних вопросов.

Дальше они поехали вчетвером. Санглант молчал — не то чтобы он стеснялся присутствия слуг, просто не знал, что можно еще сказать Лиат. И какой смысл что-то говорить? Решение уже принято, теперь, хвала Господу, не осталось ничего недосказанного.

Лиат ехала чуть впереди. Спина у нее была гордо выпрямлена, плечи расправлены. О чем она думает? Трудно сказать. Во всяком случае она, кажется, уверена в себе и в своем решении.

Деревню окружал палисад, и над воротами, ведущими внутрь, горел единственный фонарь. Издали он походил на звезду, упавшую на землю с небес, только этот свет и позволял не сбиться с дороги. По небу неслись тучи, задул резкий ветер — приближалась гроза.

Один из их спутников постучал в ворота, закрытые на ночь. Впрочем, если есть палисад с воротами, значит, есть и караульный, который откроет ворота запоздавшим путникам. Санглант старался не думать о том, что их ожидает. Скорее всего, на постоялом дворе все уже спят, и припозднившимся гостям достанется лишь холодный ужин да жесткая кровать. Что касается кровати… За последний месяц на его постель посягало несколько женщин, некоторых, как ему казалось, прислал Гельмут Виллам. Похоже, он считал, что любую болезнь мужчины можно вылечить жаркими объятиями на ложе страсти. Впрочем, Санглант, так и не дотронулся ни до одной из них — боялся выставить себя дураком.

Ворота скрипнули, и заспанный караульный впустил их. Сейчас, думая о том, что ему предстоит, Санглант пожалел, что не воспользовался удобным случаем и не проверил, может ли он быть с женщиной и не напугать ее, слишком долго он жил с собаками и наверняка перенял некоторые их привычки. Гораздо проще вылечить тело и научиться вести себя за столом, как подобает принцу, не набрасываясь на еду и не слизывая ее с тарелки, чем вспомнить, как следует общаться с существами противоположного пола.

В самом Ферсе их ждали посланные вслед за принцем всадники, они остановились здесь, чтобы поужинать перед дальней дорогой, — никто не знал, сколько им еще придется преследовать Сангланта. Когда на постоялый двор вошли принц и Лиат, всадники уставились на них во все глаза. Караульный привел гостей к своей матери — миссис Хильде. Хозяйка была рада услужить принцу и с удовольствием накормила его жареным цыпленком, печеной репой и медовым пирогом.

— Я бы хотел, чтобы вы предоставили мне две вещи, — сказал Санглант, выпив эля. — Во-первых, нам нужна кровать. — Некоторые из его людей разразились одобрительным хохотом, но, насколько он мог понять, в этом смехе не было ни насмешки, ни издевки. Вглядевшись в их лица, он понял, что некоторые из них служили под его командованием до битвы в Генте. — А во-вторых, ваше свидетельство, миссис Хильда. Я хочу, чтобы вы вместе с этими людьми подписали наш с Лиат брачный договор.

Повисла тишина. Миссис Хильда сделала своему сыну знак снова наполнить чаши, остальные домочадцы толпились поодаль, с любопытством наблюдая за гостями.

Лиат, которая не произнесла ни слова с того момента, как они увидели на дороге всадников, встала и дрожащей рукой взяла деревянную чашу. Санглант встал подле нее, напряженный, как пес, готовый к яростной драке.

— Беру в свидетели всех этих людей, что клянусь… — Она сбилась и начала снова, теперь она смотрела прямо ему в глаза. — Перед Господом нашим и этими людьми, я по доброй воле и без всякого принуждения выхожу замуж за этого человека, которому мать при рождении дала имя Санглант.

Он произнес слова клятвы без запинки, но лишь потому, что просто повторил их за ней.

— Перед Господом нашим и этими людьми, я по доброй воле и без всякого принуждения женюсь на этой женщине, которой отец при рождении дал имя Лиатано.

— Свидетельствую, — сказала миссис Хильда.

— Свидетельствуем, — покорно повторили бедные солдаты. Они понимали, что как только они вернутся ко двору, им придется объясняться с королем.

Потом все осушили чаши и неловко замерли, не зная, что же делать дальше.

Первой пришла в себя миссис Хильда. Она подняла такую суету, отдавая распоряжения, что Санглант в другое время недурно бы повеселился, но сейчас он так нервничал, что ему было не до веселья. Несомненно, слух о том, что на этой самой кровати провел первую брачную ночь сын короля, заставит многих прийти на поклон к миссис Хильде. Селяне отдадут ей лучшие фрукты, кур и поросят за возможность отправить на это ложе своих собственных сыновей и дочерей в надежде на то, что и их коснется толика королевской удачи и благополучия.

На кровати лежала великолепная пышная перина, а сверху было сооружено подобие балдахина — занавеска, которую можно задернуть так, чтобы она закрывала кровать со всех сторон. Миссис Хильда собственноручно взбила две огромные подушки, ее дочь выколачивала пыль из необъятного одеяла, все прочие выметали пол полынными вениками — чтобы не осталось блох. Потом хозяйка позвала солдат, и все они толпой удалились на другую половину дома, где обычно семья жила зимой.

Миссис Хильда задернула все занавески, и теперь в комнате стояла такая непроглядная тьма, что даже Санглант со своим острым зрением не мог ничего разглядеть. Лиат уселась рядом с ним и замерла. Он тоже не шевелился. Санглант гордился своим самообладанием — значит, в нем все-таки гораздо больше от человека, чем он иногда думал. Во дворе залаяли эйкийские собаки, потом все стихло.

— Санглант, — прошептала Лиат. Она тихо и прерывисто вздохнула. Ему показалось, что сейчас он потеряет голову и набросится на нее, как дикий зверь, но не шевельнулся.

Зато ее пальцы скользнули по его щеке, что живо напомнило ему о том, что когда-то произошло в гентском соборе. Потом ее пальцы пропутешествовали к уху и наконец спустились к шее. Лиат провела пальцем по грубому ошейнику и по застежке на нем.

— Клянусь, что никогда не полюблю никого, кроме тебя. — В ее голосе слышалась страсть.

Она расстегнула ошейник и нежно дотронулась до кожи под ним. Потом наклонилась и поцеловала шрам на горле — он получил его четыре года назад, после чего голос у него изменился и стал грубым и хриплым. Ее губы обжигали, как огонь, Санглант чувствовал такой жар, что казалось, весь мир плавится в горне неведомого кузнеца. Самым разумным было избавиться от стесняющей одежды, и оба они принялись срывать ее с себя. Эта задача оказалась не из легких.

Лиат гладила его кончиками пальцев, едва дотрагиваясь до горячей кожи. Сангланту потребовалось невероятное усилие, чтобы не наброситься на нее в ту же секунду. Однако Лиат вовсе не собиралась сдерживаться или же не считала нужным прятать свои чувства.

То, что произошло потом, получилось слишком быстро — Санглант надеялся затянуть любовную игру, — но все равно он вел себя не как пес, которому необходимо совокупиться. Его молитвы достигли Господа, он ведет себя как человек, а не как животное.

— Владычица, — прошептала Лиат, захваченная силой собственной страсти, — что же со мной будет? — Санглант обнял ее, защищая от всего мира, и прижал к себе. Она уткнулась ему в шею и пробормотала едва слышно: — Я… знаешь, я — совсем не такая, какой кажусь. Ты уже давно это почувствовал. Отец скрывал от меня, хотел, чтобы я не знала…

Сейчас, держа ее в объятиях, когда ничто не разделяло их, Санглант понял, что именно когда-то показалось ему странным в Лиат. Глубоко спрятанное, скрытое от всех, в ней полыхало пламя. Огонь, который казался живым существом, тайной сущностью.

— Ты похожа на меня, — сказал Санглант и поразился тому, как хрипло прозвучал его голос.

— Ты о чем? — Лиат приподнялась на локте и посмотрела на него, хотя в такой темноте разглядеть что-нибудь смогла бы только кошка.

— В тебе течет не только человеческая кровь, — произнес он медленно и веско.

— Кровь народа Аои? — недоверчиво переспросила Лиат.

— Нет, я знаю, как пахнет кровь Аои, а это совсем иной запах. Я не могу распознать, что это такое.

— Владычица милосердная! — пробормотала она и упала на грудь мужа.

Долгое время Санглант лежал, отрешившись от всего окружающего мира. Ничто не имело значения, важным было лишь то, что Лиат — рядом, ее дыхание обжигает ему щеку, волосы разметались по его груди, а пальцы их рук переплелись. Он мог так лежать хоть сотню лет, хоть целую вечность — ему больше ничего не было нужно, только быть рядом с ней, чувствовать, что они одни в целом мире, а все остальное не имеет значения.

Лиат прервала молчание:

— Книга все еще у тебя?

— Да. Хочешь забрать обратно?

— Нет. Все произошло так быстро… Я не знаю, что делать. — Ее дыхание щекотало ему шею, Лиат коснулась губами того места, где раньше был ошейник — знак рабства. — Ты знаешь, что это за книга?

— Нет.

— Мой отец был математиком, колдуном. Подозреваю, что из-за этого его отлучили от церкви, потом он женился на моей матери — тоже колдунье, а потом у них появилась я. В книге собраны все знания об искусстве, которые он только смог найти… — Она заколебалась и снова дотронулась до шрама у него на горле.

Он молчал, казалось, она ждала от него какой-то реакции на свои слова, но Санглант не вполне понимал, что он должен сказать.

— Тебя это совсем не волнует?

— А должно?

— Но это еще не все. — В ее голосе он уловил нотку раздражения — Лиат явно ожидала, что он воспримет ее слова иначе. Санглант усмехнулся. Из-за двери слышались храп, детский кашель, визг собаки, треск поленьев в камине — обычные звуки мирной жизни. — То, что сказал обо мне Хью, — правда. Он действительно хотел получить от меня знания, которыми на самом деле я не обладала. Он сделал меня своей любовницей, и когда мы вернемся ко двору, он попытается вернуть меня. — Ее голос дрогнул. — Ты меня презираешь?

— Ты и в самом деле думаешь, что после того, что случилось в Генте, я имею право тебя осуждать? Скорее уж ты должна меня презирать за то, что я превратился в собаку. — Санглант непроизвольно зарычал. Каждый раз, когда он вспоминал о том времени, когда жил в собачьей стае, он начинал вести себя как настоящий пес. Он сам ненавидел себя за это, но ничего не мог с собой поделать.

— Тс-с-с. — Она приложила палец к его губам, заставляя замолчать. — На тебе больше нет ошейника Кровавого Сердца.

— А на тебе нет ошейника Хью, — парировал Санглант. — Я уже устал от бесконечных разговоров о нем. Какую бы власть над тобой он ни имел, надо мной такой власти у него нет и не будет.

— Разве? Ведь он пытался убить Теофану!

Санглант резко сел в кровати.

— Не так громко, — прошептал он. — О чем ты говоришь?

Отец учил ее запоминать мельчайшие детали, и сейчас ей не составило труда вспомнить, что произошло в тот день. Она подробно рассказала ему, как на охоте Теофану приняли за оленя и по ошибке стреляли в нее. Сначала Лиат рассказывала запальчиво, потом, видя, что Санглант не ахает, ужасаясь случившемуся, принялась говорить спокойнее. Она рассказала и о том, что через огонь видела, как Теофану мечется в горячке.

Рассказывая обо всем, она слегка отстранилась от Сангланта, и он решительно обнял ее за плечи и привлек к себе. Он никак не мог поверить, что теперь она принадлежит ему и он сколько угодно может прикасаться к ней и гладить ее шелковистые волосы и гладкую кожу. Хотя надо признать, что, наслаждаясь близостью жены, принц почти потерял нить ее рассказа.

— Если Хью действительно занимается колдовством, вполне достаточно выдвинуть такое обвинение против него. Что он может противопоставить? Но ты должна рассказать мне, что ты еще делала, если, конечно, есть что рассказывать.

Сначала он почувствовал, как Лиат отстранилась. Нет, она по-прежнему осталась в его объятиях, но что-то изменилось, словно между ними появилась какая-то тень.

— Зачем?

— Чтобы мы были готовы. Чтобы мы могли продумать нашу тактику. Ведь ты затронешь интересы не только Хью. Господь Всемогущий! Я никогда не доверял Вулферу, хотя и не испытывал к нему особой неприязни.

— Даже после…

Он улыбнулся:

— Поверь, трудно ненавидеть человека за тот поступок, которого ты даже не помнишь, а только слышал разные сплетни. Он никогда не пытался причинить мне вред, но постоянно досаждал бесконечными обвинениями по поводу Короны Звезд и мифического заговора моей матери и всего ее рода. Но теперь по крайней мере ясно, почему он заинтересовался тобой: ведь ты — дитя колдунов. Он знает о тебе все или что-то осталось скрыто?

— Не все, — отозвалась она. — Я не доверяла ему, несмотря на то что он освободил меня от Хью. Но я не испытывала к нему неприязни. Да и кому я могу доверять? Кто не осудит меня за то, что я есть? Кто не назовет меня колдуньей?

— Я.

— Неужели? — с горечью спросила она и рассказала о том, как горел дворец в Аугенсбурге. — И это еще не все. По пути в Лавас я точно так же сожгла мост. Я видела тени эльфов в чаще леса. Я говорила с колдуном Аои, и он предложил учить меня. Я столкнулась с дэймонами. Один из них был красив, как ангел, но все равно оставался чудовищем без души — я видела это по его глазам. Он звал меня ужасным голосом, а потом прошел мимо, не заметив, хотя я сидела рядом. Я просто окаменела от страха. Владычица! Я не знаю, кто я и что я. Я не знаю, что скрывал от меня отец!

— Тс-с-с! Тише, тише. — Теперь Санглант успокаивал Лиат. Он погладил ее по голове, как маленького ребенка, стараясь утихомирить. — В одном Вулфер прав — тебе надо учиться.

— Но кто, ради всего святого, решится меня учить? Кто не станет осуждать и не отдаст под суд церковных иерархов как колдунью?

— Может быть, твоя мать?

— Вулфер не скажет, где она. И я не доверяю ему.

— И не надо.

— Я не знаю… Просто не знаю. Так странно было услышать о ней, ведь мы с отцом много лет считали ее мертвой.

— Значит, мы должны найти того, кто будет учить тебя, не осуждая и не презирая. Ты похожа на умного и смелого мальчишку, который впервые взял в руки меч, и теперь ему нужен лишь хороший учитель, чтобы развить его способности. Иначе он поранит и себя, и своих друзей.

— Санглант, — мягко произнесла она, — почему ты меня не боишься, как другие?

Лиат принялась гладить плечи мужа, и через минуту он напрочь забыл, о чем они говорили.

— Господи, Лиат! Что ты со мной делаешь?

Он рассмеялся, но тут же почувствовал, как она напряглась — она не ожидала услышать его смех. Но Санглант помнил, что между мужчиной и женщиной с сотворения мира никогда не прекращается сложная игра — даже год, проведенный в собачьей стае, не смог заставить его забыть об этом. И принц знал, как справиться с негодованием женщины.

3

Лиат проснулась от охватившего ее странного чувства. Рядом спал Санглант. Он забросил на нее ногу, словно не давая ей встать и уйти. Каким-то образом Лиат почувствовала себя защищенной от всех превратностей судьбы. Это чувство уносило прочь страх и горе.

Покой.

Где-то вдалеке бушевала гроза. Во дворе запел петух.

Санглант вскочил и вытянул вперед руки, словно защищаясь.

— Я ничего не вижу! — беспомощно прошептал он.

— Все в порядке. Ты не в Генте.

— Лиат? — Он дотронулся до нее, а потом сжал в крепких объятиях. — Господи, ты настоящая.

— А ты что думал?

— В Генте я часто думал о тебе, — выдохнул он. — Я переставал иногда понимать, где сон, а где явь. Но хуже всего были пробуждения, когда я осознавал, что на самом деле я пленник Кровавого Сердца.

— Успокойся, — сказала Лиат, целуя его. — Ты на свободе.

Санглант тряхнул головой и опрокинулся на кровать, все еще держа Лиат в объятиях. Он всматривался в ее глаза, и Лиат видела, как меняется выражение его лица — изумление, радость, решимость.

— Не выходи замуж, — произнес он. Когда-то, еще до осады Гента, он сказал ей эти слова. Затем принц улыбнулся и добавил: — А если выйдешь, то только за меня.

— Безрассудство, — пробормотала Лиат.

— Что именно?

— Этот брак.

— Ты уже жалеешь?

Она рассмеялась. Лиат просто хотела быть уверена.

— Ничего подобного!

Наконец влюбленные стали одеваться. Они слышали возню миссис Хильды, шаги солдат на улице, их голоса и смех. Но никто не решался тревожить молодых. Лиат смущенно откинула плотную занавеску, закрывавшую кровать. Санглант спокойно одевался, сосредоточенно о чем-то размышляя.

— Ничего. Я не чувствую здесь его запаха.

— Какого запаха?

— Кровавого Сердца. Он наложил проклятие на того, кто попытается его убить. Стрела, пущенная твоей рукой, покончила с ним.

Миссис Хильда предложила им по кружке сидра, а пока они пили, осмотрела сбитые простыни и осталась довольна. Глоток сидра освежил Лиат.

— Его проклятие было связано с магией, — сказала она тихо, — а отец защитил меня от магического воздействия. Волшебство не может мне навредить.

— Глупости! — отмахнулся он.

— Вряд ли. Ты не видел, как за мной охотился дэймон, как он звал меня по имени, но не мог увидеть, хотя я была рядом. И так случалось не один раз.

— Ты защищена от магии? Что же это значит?

— Твои латы спасают тебя от ударов меча. А меня спасает от колдовства моя защита.

Он покачал головой:

— Ты помнишь, как умер Кровавое Сердце?

Лиат подняла колчан со стрелами.

— Как я могу забыть? Когда я увидела тебя в первый раз… — Она замолчала, осознав, что говорит слишком громко. На них смотрели все: дети, взрослые, рабы, даже солдаты, столпившиеся у двери, — они вошли, услышав голос Сангланта. Все-таки не каждый день люди могут посмотреть на королевскую свадьбу.

— Да… — смущенно протянул Санглант. Но Лиат поняла, что смутили его не зрители, а воспоминание о Генте и о том, в каком состоянии его нашли Лавастин и Лиат. Принц направился к двери, и Лиат поспешила за ним. Он подошел к трем эйкийским собакам, которые при виде него начали лаять и скулить. Санглант подошел к одной из них и снял с ошейника сумку, в которой лежала Книга Тайн. Но Санглант достал не ее, а золотое ожерелье — знак королевского рода.

— Это мой подарок.

Все люди принялись восхищаться драгоценностью, но Лиат знала, что только члены королевской семьи могут носить такое украшение.

— Я не могу…

— Прошу тебя, — прошептал Санглант.

Больше у него ничего не было.

Лиат взяла ожерелье и замерла.

— Но мне нечего подарить тебе… — У нее остались лишь подарки Лавастина и Алана, но ей казалось унизительным передаривать их. Она посмотрела на солдат и сказала: — Я найду для тебя подарок, только дай мне время.

Он рассмеялся:

— Я научился быть терпеливым. — Он посмотрел на солдат, те ожидали лишь его команды, чтобы вскочить в седла и возвращаться к королю. Громыхнул гром, и на землю упали капли дождя. Жители деревни смотрели на принца. — Что же делать, Лиат? — пробормотал он. — Мне нечем отплатить им за гостеприимство. Я не могу уехать просто так, не отблагодарив их. Такая неблагодарность запятнает не только меня, но и моего отца. — Он выхватил нож и срезал драгоценные камни с кожаной сумки, в которой хранилась Книга Тайн. — Вулфер был прав. У меня ничего нет. Все, что я имею, дал мне отец.

Она не знала, что ответить. У нее тоже ничего не было, кроме книги, лошади и оружия. Не лучше ли было отправиться к матери, которая дала бы ей крышу над головой, еду и научила бы всему, что хотела знать Лиат?

Возможно.

Но вчера она приняла решение и не стала бы его менять, даже если бы и смогла.

Выехав из Ферса, они попали под ливень, паромщика не было на месте, и им пришлось укрыться под деревьями и ждать. Лиат закуталась в одеяло как в плащ, пытаясь согреться, а Санглант стоял под дождем и, казалось, наслаждался разбушевавшейся стихией. Он промок до нитки. На темной коже выделялся шрам.

— Ты снял ошейник Кровавого Сердца, — произнесла она. Он откинул со лба мокрые волосы.

— Думаю, жителям деревни он принесет больше пользы, чем мне. — Принц усмехнулся и принялся подшучивать над солдатами, которые, как и Лиат, забрались под дерево, тщетно пытаясь укрыться от дождя. Скоро они дружно смеялись его шуткам.

Их маленькому отряду пришлось переправляться по частям — все люди не могли уместиться на старом пароме. Лошадей пустили вплавь, их веса старая посудина точно не выдержала бы. Санглант и один из солдат переправлялись вместе с лошадьми, и оставшаяся одна Лиат мучительно краснела, выслушивая крепкие солдатские шутки о скачках в брачную ночь.

— Прошу вас, — серьезно сказал Санглант, когда выбрался на берег, — не рассказывайте ни о брачной ночи, ни о моей невесте — ей и так нелегко придется при дворе.

Сначала солдаты смутились, но вскоре принц уже расспрашивал их о семьях и сражениях, в которых эти люди успели побывать.

Дорога превратилась в жидкую грязь, и они продвигались вперед очень медленно. Впрочем, Санглант, казалось, никуда не торопился. Лиат, по правде говоря, тоже. Чем ближе они подъезжали к городу, тем больше она нервничала. Но как ни откладывай, а к полудню они добрались до Верлиды. Даже с дороги была видна суета у ворот.Часовые при виде Сангланта радостно закричали:

— Принц Санглант, вы вернулись!

— Что происходит? — спросил Санглант, указывая на всадников, толпившихся во дворе. Слуги тащили визжащих поросят, которым, судя по всему, скоро предстояло украсить собой королевский стол.

— Они прибыли час назад, мой лорд! — доложил один из часовых.

— Кто?

Затрубил рог, и вперед выехали всадники, чью одежду украшало изображение сокола.

Санглант рассмеялся:

— Госпожа удача сегодня с нами! Мой отец будет слишком занят, чтобы помнить еще и обо мне.

Сокол был символом герцогства Вейланд. Значит, ко двору наконец-то прибыл герцог Конрад.

4

Итак, герцог Конрад наконец прибыл ко двору короля Генриха.

Король был в скверном настроении, и виной этому послужило внезапное исчезновение Сангланта. Росвита стала беспокоиться о судьбе герцога, когда увидела мрачную усмешку Генриха, узнавшего, что Конрад приезжает примерно в три часа пополудни. Услышав новости, он тотчас ушел молиться и не вышел из часовни до полудня. По заведенному им обычаю, в дни официальных приемов, когда он возлагал на голову корону, Генрих проводил первую половину дня в постах и молитвах.

— Будет какая-нибудь церемония? — спросил брат Константин, которому лишь однажды довелось видеть короля в парадном облачении.

Брат Фортунатус задумчиво покачал головой.

— Король готовится предстать величественным монархом, а это означает только одно — немилость. — Фортунатус прищелкнул пальцами. — Бедный Конрад.

— Бедный? — возмутилась Амабилия. — Ты что же, считаешь герцога Конрада дураком? Мне так не кажется.

Действительно, герцог дураком отродясь не был. Он въехал в ворота во главе великолепной процессии, как и подобает человеку его положения. А рядом с ним ехала принцесса Теофану на белой лошади, в роскошном платье — судя по всему, это был подарок Конрада. Слава Богу, выглядела она прекрасно — веселая, оживленная и хорошенькая.

Только сейчас, увидев ее, Росвита поняла, насколько ей не хватало спокойных, иногда ироничных комментариев принцессы о том, что происходило при дворе.

Из-за шума, поднявшегося при появлении Сангланта, Росвита едва не пропустила письмо от матери Ротгард. В нем говорилось о злобных волшебниках, которые скрываются среди придворных. Монахиня не называла имен, возможно, она их и не знала, к тому же письмо писалось уже давно, когда Теофану была смертельно больна, но Росвита узнала изображенную на пергаменте пантеру. Только маркграфиня Австры и Ольсатии использовала этот символ.

«Это дело церковное, — писала мать Ротгард после того, как перечислила свои подозрения и возможные волшебные способности, которые мог скрывать в себе придворный колдун. — Никому о письме, никому, пока не приедет сестра Анна, чьи знания и разумение выше всяких похвал. Без ее помощи и опыта ты не справишься с этим магом. Сестра Анна поддержит тебя, и вы решите, что предпринять, если, разумеется, найдете волшебника. В любом случае, король не может разбираться с этим делом».

Росвита не осмелилась показать письмо ни Амабилии, ни Фортунатусу. Теперь ей придется ждать окончания церемонии, чтобы поговорить с Теофану наедине.

Король встретил Конрада, как и подобает королю: на голове у него сверкала драгоценными камнями корона, в руке он держал скипетр, а вокруг трона стояли самые знатные люди королевства. Весь двор был запружен людьми, а поскольку все они не смогли бы уместиться в зале, трон пришлосьвынести на улицу и установить на наскоро сколоченном помосте. По правую руку короля восседала принцесса Сапиентия, единственная, кто удостоился подобной чести.

Герцог Конрад въехал во двор с королевским достоинством. Он сидел в седле как влитой, широкие плечи и сильные руки выдавали человека, привыкшего обращаться с мечом, — настоящего воина. Ему не исполнилось еще тридцати, но он уже был полновластным правителем своей страны, известным во многих землях. Росвита подумала, что Конрад нравится ей гораздо больше, чем Болдуин, — сила и уверенность первого казались ей намного привлекательнее изящества второго. У герцога были пронзительные голубые глаза, которые, как сапфиры, горели на смуглом лице, и волосы цвета воронова крыла. Он мрачно усмехнулся, когда они остановились напротив трона, спрыгнул с лошади и помог спешиться Теофану.

— Ваше величество. — Он не преклонил перед королем колен, в конце концов он тоже принадлежал королевскому роду, о чем свидетельствовало золотое ожерелье на шее. — Приветствую вас, кузен, и прошу, примите мои скромные дары. Вместе со мной из монастыря святой Валерии ехала ваша дочь Теофану, и мне выпала высокая честь сопровождать ее.

Генрих сделал знак слуге, и тот поставил слева от трона короля стул. Теофану поднялась на помост и встала на колени, король благословил ее и поцеловал, потом Теофану довольно холодно поцеловала принцессу Сапиентию и села на предложенный стул. Теофану почти совсем не изменилась, разве что при взгляде на герцога Конрада ее щеки заливал румянец, и она сразу отводила взгляд. Глядя на нее, никому бы и в голову не пришло, что еще совсем недавно она едва не умерла от лихорадки в монастыре святой Валерии. Несомненно, в ее болезни повинны магические чары. Матери Ротгард ни к чему лгать.

Конрад дождался, пока она сядет, а потом приказал слугам открыть коробки и сундуки и показать дары. Чего здесь только не было: искусно вытканные гобелены, тончайшие шелка, золотые чаши, стеклянные кувшины, серебряные шкатулки и два необычных животных, называемых обезьянами, которые прыгали и играли в большой клетке.

Однако Генрих ничем не показал, что тронут подобной щедростью. Когда дары иссякли и слуги унесли сундуки, он поднял руку, требуя тишины. Все стихли, ожидая его слов.

— И этим ты надеешься искупить свое предательство?

— Я не поддерживал мятеж Сабелы! — Ноздри Конрада раздулись от гнева.

— Но ты не поддержал и меня!

— Зато сейчас я здесь, кузен.

— И что? Зачем ты мне сейчас нужен? Почему ты отослал моего «орла» от своих границ в горах Альфары? Зачем ты побеспокоил моего брата Бенедикта и королеву Марозию Карронскую? Почему не выступил мне на помощь ни когда на страну обрушилась армия эйка, ни когда я подавлял мятеж Сабелы?

На мгновение Росвите показалось, что герцог сейчас повернется, вскочит на лошадь и уедет в гневе. Внезапно из-за стула Сапиентии выступил отец Хью и встал между двумя спорщиками.

— Ваше величество, — начал он. — Позвольте мне нижайше просить вас отобедать вместе. Ибо, как сказал однажды блаженный Дайсан: «Какою мерою мерите, такой и вам отмерится». Угостите вашего родственника едой и вином, ведь споры на пустой желудок не приводят ни к чему хорошему. Вкусившие яства с одного стола умеряют свой гнев и приходят к мудрым решениям.

Разумеется, он был прав. Росвита выступила вперед, желая поддержать его.

— Прекрасное предложение, — неожиданно сказал Конрад. — Что может быть лучше свадебного пира? Благословите нас, дорогой кузен, и мы с вашей дочерью Теофану будем счастливы объявить о нашей помолвке.

Генрих медленно встал. Росвита затаила дыхание. Сумасшедший! К чему было так спешить? На что надеялся Конрад, объявляя о таком серьезном деле настолько прямолинейно? Но Генрих ни слова не сказал о свадьбе. Он с достоинством спустился с помоста, чтобы пожать руку Конраду.

— Всего два дня назад до нас дошло печальное известие о кончине леди Эдгифу. Давайте же не будем ссориться в дни скорби.

— На все воля Божья, ведь Он — вершитель наших судеб, — сдержанно, но искренне проговорил Конрад. — Она была лучшей из женщин.

По рядам придворных пронесся дружный вздох — здесь было немало людей, знакомых с леди Эдгифу. Росвита почти не помнила леди Эдгифу, они встречались всего пару раз. Когда та впервые приехала из Альбы, она почти не говорила на вендийском и предпочитала общаться со своей свитой. Росвита помнила, что тогда ее поразил контраст между хрупкой светловолосой и белокожей женщиной и ее сильным смуглым супругом.

Из всех присутствующих одна Теофану не выказывала особых эмоций. Она опустила глаза и стала невероятно похожа на свою мать — покойную королеву Софию. Однако из-под ресниц она внимательно наблюдала за отцом Хью. Впрочем, по выражению ее лица никто, даже хорошо знавшая ее Росвита, не сумел бы прочесть, о чем же думает принцесса. Хотела ли она выйти замуж за Конрада? Знала ли он имя волшебника, который пытался ее убить?

Хью забрал у молодой «орлицы» Лиат книгу о запретном искусстве. И случайность ли, что неизвестный священник пытался погубить Теофану при помощи броши с изображением пантеры?

— Дорогу! Дорогу!

Генрих все еще держал Конрада за руку, когда раздались эти крики и во дворе показались всадники. Придворные оживились, все показывали друг другу на прибывших и шепотом обсуждали неожиданное появление. Король в замешательстве смотрел на всадников, герцог с недоумением обвел взглядом собравшихся.

— Ваше величество, — произнес принц Санглант, осаживая лошадь. Одежда его помялась и испачкалась во время путешествия, волосы еще не высохли от дождя и вынужденного купания, но тем не менее он держался с достоинством, выдававшим его происхождение. Только эйкийские собаки, следовавшие за ним по пятам, напоминали о том, кем он был еще совсем недавно. Санглант подал знак, и тотчас сопровождающие его солдаты и слуги спешились.

С ним прибыла и молодая темноволосая женщина. Росвита не поверила своим глазам — как «орлица» могла появиться здесь с Санглантом, если вчера она уехала вместе с Вулфером? И вообще, можно ли ее называть «орлицей» — Росвита не заметила ни плаща, ни значка «орла».

Принц Санглант посмотрел на Лиат и дотронулся до ее руки. Этот взгляд и движение говорили красноречивее любых слов о том, что между ними произошло.

— И что же все это значит? — потребовал ответа Генрих. Но все уже и так поняли: Санглант — послушный и покорный сын — бросает отцу вызов.

Росвита отлично различала все признаки гнева короля. Вот и сейчас монахиня заметила, как он изменился в лице. Росвита выступила вперед, надеясь, что ей удастся утихомирить бушевавшую в Генрихе ярость, но отец Хью опередил ее.

— Простите, ваше величество! — обратился он к королю. Несмотря на кажущееся спокойствие, руки у него дрожали. — Она больше не «орлица» и не состоит на королевской службе. Тогда она по праву — и по вашему решению — моя рабыня.

— Она моя жена, — неожиданно произнес Санглант. Его голос разнесся по всему двору, послышались удивленные и недоверчивые восклицания придворных, постепенно голоса смолкли — всем было интересно узнать, что же произойдет дальше. Даже театральная труппа из Аосты никогда не давала такого захватывающего представления.

Принц спешился и встал перед отцом.

— Она моя жена, — повторил он. — Моими свидетелями были эти солдаты и женщина, в доме которой мы остановились на ночлег. Все произошло согласно традициям, а утром мы обменялись дарами.

— Чем бы дитя ни тешилось… — тихо и злобно проговорил Хью. Росвита никогда еще не видела, чтобы он настолько забылся: его буквально трясло от ярости. — Ни один человек не стал бы отнимать хлеб у детей ради собак.

— Тише, — одернула его мать. Джудит стояла рядом с королевским троном.

— Некоторые собаки гораздо лучше людей, — резко ответила Лиат.

Хью выглядел так, словно ему дали пощечину. Он бросился к ней, но на его пути встал Санглант, и Хью налетел на него. Пытаться обойти принца означало выставить себя на посмешище. Но, даже понимая всю нелепость своего поведения, священник помедлил минуту, раздумывая, не попробовать ли сразиться с принцем. Это выглядело бы по меньшей мере странно — изящный клирик и принц-воин.

— Я не разрешал тебе на ней жениться, — сказал Генрих.

— Я не нуждаюсь в подобных разрешениях — я вполне взрослый и свободный человек.

— Но она не свободна, — вмешался Хью. — Лиат или находится на королевской службе, или является моей рабыней. А поскольку она — рабыня, то не имеет права выходить замуж за свободного человека, тем более такого ранга. — Он повернулся к королю: — Ваше величество, я не требую свершения правосудия, я лишь уповаю на вашу мудрость.

— Я предоставил ей право выбора. — Генрих обратился к молодой женщине: — Ты ведь могла выбрать, верно, «орлица»? Значит, ты оставила службу и восстала против моей власти?

Лиат похолодела.

— Я скажу, — начал Санглант.

— Санглант, — прошептала Лиат. — Не надо…

— Санглант! — Король произнес имя сына таким же тоном, которым за минуту до этого остановила своего сына маркграфиня Джудит.

— Нет, я скажу! Блаженный Дайсан говорил, что человека оскверняет и развращает не то, что его окружает, а то, что живет в нем самом. Посмотрите на Хью — вы все восхищаетесь им и любите его, он так красив и изящен. Но у него злое сердце, он силой заставил беспомощную женщину вступить с ним во внебрачную связь, хотя давал клятву принадлежать лишь церкви. Этот человек — завистник, клеветник и вор, а вас он ослепил с помощью колдовства…

Теофану вскочила со стула.

Маркграфиня Джудит выступила вперед, кипя от гнева.

— Я не стану стоять в стороне, спокойно слушая, как оскорбляют моего сына!

— Тихо! — рявкнул король. — Санглант, как ты смеешь оспаривать мое правосудие!

— Нет, ваше величество, — произнес Хью спокойно. — Пусть говорит. Все, что говорит принц Санглант, — правда, потому что я уверен, он ненавидит ложь. Я признаю, что грешен. Никто не скорбит о моем несовершенстве больше, чем я сам. Я неоднократно ошибался, когда служил королю и Господу Богу нашему.

Росвите показалось, что Хью произнес еще что-то, она видела, как шевелились его губы, но слов не слышал никто, кроме Сангланта.

Принц зарычал и в ярости набросился на священника: он ударил своего врага так сильно, что Хью упал навзничь. Санглант метнулся к нему, чтобы покончить с ним раз и навсегда. Эйкийские собаки словно взбесились, они сорвались с цепи и бросились на подмогу своему вожаку.

Люди закричали, отшатнулись назад. Лиат спрыгнула с лошади и схватила цепи, но не сумела их удержать. Росвита застыла на месте от ужаса, все придворные бросились врассыпную, все, кроме Джудит, которая выхватила кинжал и бросилась вперед, чтобы защитить сына. Король выкрикнул имя Сангланта и попытался оттащить его от Хью.

Собаки набросились на короля.

Росвита закричала. Она слышала свой вопль словно со стороны и вначале не могла понять, кто так ужасно кричит. Санглант пинками отгонял собак от отца, в нему на помощь уже спешил Виллам, но Лиат крикнула, чтобы тот оставалсяна месте. Все закончилось, когда вмешались «львы». Они осыпали собак такими ударами, что кровь дождем лилась на землю.

Росвита даже почувствовала жалость к несчастным животным, но это чувство мгновенно исчезло, стоило ей увидеть короля. Владычица! Генрих был ранен! Росвита побежала к нему, не замечая ничего вокруг, она видела только, что Санглант поддерживает раненого отца.

Санглант поручил Генриха заботам принцесс и закричал на «львов»:

— Хватит! Отойдите!

И «львы» повиновались. Иначе и быть не могло. Принц не раз командовал битвой, и не повиноваться ему было просто невозможно. «Львы» отошли, а Санглант опустился на колени рядом с собаками.

Росвита увидела, что камзол короля разорвана в клочья и промок от крови, на левой руке зияла глубокая рана. На спине виднелись следы когтей. Но Генрих поднялся и, не обращая внимания на протесты Росвиты и Виллама, направился к Сангланту.

Одна из собак была мертва, вторая так изранена, что Санглант достал кинжал и перерезал ей горло — вряд ли она сумела бы выжить. Третий пес слабо взвизгнул и перекатился на живот, подставляя горло. Санглант смотрел ему в глаза. Из ран на теле собаки лилась кровь — зеленоватого оттенка.

— Убей ее, — гневно промолвил король.

Санглант посмотрел на него, перевел взгляд на Лиат… и спрятал кинжал в ножны.

Поведение Сангланта поразило Генриха куда больше, чем нападение собак. Король пошатнулся и оперся на вовремя подставленное Вилламом плечо. Росвита смотрела на отца Хью, которого поддерживала маркграфиня Джудит, у него на скуле виднелся кровоподтек — к вечеру он превратится в огромный синяк, — губы разбиты в кровь.

— Я удалюсь в свои покои, — сказал Генрих. Его гнев превратился в холодную ярость. — Позднее пусть приведут принца, и я решу, что мне с ним делать.

Виллам помог ему удалиться. Следом за ними толпой шли слуги.

Росвита понимала, что должна идти с ними, но не могла сдвинуться с места. Она смотрела, как расступаются придворные, давая дорогу королю, и как они разбредаются по углам, чтобы обсудить произошедшее. Герцог Конрад стоял, поддерживая под руку принцессу Теофану, та отрицательно покачала головой, он нахмурился и отступил в сторону, а она последовала за отцом. Сапиентия, покраснев от гнева, схватила за руку молодую «орлицу», приставленную к ней, и отвернулась от Хью, всем видом показывая, что он впал в немилость. Джудит, сжав губы, смотрела на сына. Ивар пытался пробиться к Лиат сквозь толпу, но его оттеснили, и в конце концов он ушел вместе с Болдуином.

— Сестра! — прошептала Амабилия. Фортунатус поддерживал Росвиту или пытался удержаться на ногах сам — она так и не поняла. Константин тихонько всхлипывал. — Пойдемте, сестра. Нам надо идти.

Двор опустел. Остались солдаты, две мертвые собаки и одна полуживая, невеста принца и он сам, стоящий на коленях в луже крови. Все, кто раньше поддерживал его, ушли.

Такова была цена немилости короля.

КРОТКОЕ ДЫХАНИЕ БОГА

1

Как ни странно, беда сделала ее лишь решительнее. Она стояла возле одной из мертвых собак и смотрела, как темная кровь впитывается в землю. Лиат чувствовала, как ожесточается ее сердце.

Она не собиралась позволить королю забрать у нее Сангланта.

Принц оглядывался, словно пытаясь найти кого-то. Это было даже хуже, чем она представляла: рядом с ними осталась лишь дюжина «львов» и солдаты, сопровождавшие их от Ферса.

Капитан шагнул вперед:

— Мой лорд, мы поможем вам с собаками. А потом по приказу короля мы должны доставить вас к нему.

— Похороните их, — произнес Санглант. — Сомневаюсь, что они сгорят.

С этими словами он поднял раненую собаку и понес ее в свою комнату. «Львы» почтительно расступились, давая ему дорогу. Во дворе остались лишь слуги, которые перешептывались, глазея на принца. Во дворе оседала пыль. Вдали то раздавались, то снова затихали раскаты грома.

— «Орлица», — прошептал один из «львов», когда она проходила мимо него вслед за Санглантом, несущим собаку. Лиат узнала Тиабольда — его лицо пересекал светлый шрам, на загорелой коже он казался белой полосой. — Прости!

— Называй меня Лиат, друг. — Ей были нужны друзья. То, что верные собаки Сангланта бросились на короля…

— Лиат. — Тиабольд кинул быстрый взгляд на дверь, которая все еще оставалась открытой. Изнутри послышалось ворчание Сангланта — он наконец положил собаку на пол. — «Львы» добра не забывают. Если тебе понадобится помощь, только скажи, и мы сделаем все, если, конечно, это не будет противоречить нашей клятве королю.

— Спасибо тебе. — На глазах у нее выступили слезы — она не ожидала такой доброты. — Если можешь, присмотри, чтобы мою лошадь поставили в конюшню. — Потом она вспомнила Ферс и свадебный подарок. Едва она закончила говорить, раздался голос Сангланта, он звал ее.

«Лев» кивнул:

— Хорошо, я все сделаю.

Лиат зашла в комнату.

— У нас что, теперь нет слуг? — спросил Санглант.

— Нет, остались только солдаты.

Он опустился перед собакой на колени — та неподвижно лежала возле кровати, и было непонятно, жива она или мертва. Она не шевельнулась, даже когда Санглант провел рукой по густой шерсти, проверяя раны. Оказалось, что у пса раздроблена одна лапа, другая сломана, глубокая рана на груди, еще одна — на голове, к тому же правое ухо почти оторвано. Из пасти нелепым розовым лепестком торчал язык, дыхание было едва слышно. Никогда раньше Лиат не видела эйкийскую собаку так близко. Она вздрогнула.

Санглант мрачно улыбнулся.

— Хорошо, что удалось спасти хоть одну — она последняя из моей стаи. — Он вытянул из-за пазухи кожаный футляр. — Я сохранил твою книгу.

Несмотря на видимое недовольство Сангланта, солдаты не ушли. Их капитан по имени Фальк принес принцу тазик с водой и ветошь, которые Санглант порвал на узкие лоскуты, чтобы перевязать собаку. Лиат сняла с пояса меч, достала лук со стрелами и сложила все на кровать. Пока Санглант перевязывал собаку, Лиат выпила немного вина. Наконец он выпрямился, оправил одежду, и в сопровождении солдат они отправились на аудиенцию к королю. Идти было совсем недалеко — король отвел для своего сына покои рядом со своими собственными.

Генрих сидел на кушетке, одна рука у него была перевязана. Справа сидела Сапиентия, слева — Теофану. При виде Сангланта и Лиат король помрачнел еще больше и отослал всех слуг, в палате остались только Гельмут Виллам, сестра Росвита и Хатуи. Лиат поймала испуганный взгляд Ханны, когда та выходила из покоев с остальными слугами.

Лиат встала на колени. Санглант заколебался было, но потом тоже опустился на колени подле нее.

— Что тебе сказал Хью? — обратился Генрих к Сангланту. Его голос звучал довольно спокойно, так что никто не мог сказать, сердится король или нет.

Санглант не ожидал услышать такого вопроса, тем не менее он упрямо вздернул подбородок и посмотрел королю прямо в глаза.

— Что он сказал такое, что ты напал на него? — повторил король. По его тону становилось понятно, что он хочет услышать ответ на свой вопрос.

— Он спросил, покрываю ли я ее, как кобель покрывает суку. — Санглант выплюнул эти слова, его голос звучал так хрипло, что едва можно было разобрать слова.

Принц спрятал лицо в ладони, а Лиат вспыхнула.

То же самое сделала свеча, стоящая на столе.

Генрих вздрогнул, а Сапиентия прижалась к нему и схватила за руку. Виллам быстро забормотал молитву и сотворил знак Единства, уберегающий от всякого зла. Теофану только взглянула на свечу, а потом кивнула Росвите, словно отвечая на безмолвный вопрос. Хатуи тихонько вздохнула, но не двинулась с места.

— Что это, Санглант? — спросил Генрих. — Наконец-то себя проявляет кровь твоей матери?

— Простой трюк, который я выучил еще ребенком, а потом забыл, — ответил Санглант, не глядя на Лиат.

— Нет, — возразила Лиат дрогнувшим голосом. — Я не позволю тебе брать на себя мою вину.

— Колдунья! — прошипела Сапиентия. — Она околдовала Хью. Поэтому-то он и сходит по ней с ума. А потом она точно так же свела с ума Сангланта.

— Не говори глупостей! — воскликнула Теофану. — Она спасла мне жизнь. Это твой драгоценный Хью — колдун!

— Тихо! — приказал король. Он тронул Сапиентию за руку, и она тотчас отпустила его локоть. Генрих вышел вперед, надо сказать, что ранение нисколько не умаляло его величественности. Он приблизился к Лиат, которая от ужаса не могла даже пошевелиться. Несколько секунд король постоял, глядя на нее, потом обошел кругом, как будто она была диковинным зверем в клетке, а он изучал ее. — Ну, — произнес он наконец, — ты околдовала моего сына?

— Нет, ваше величество, — прошептала она. Ей казалось, что сейчас она в самый неподходящий момент упадет в обморок.

— Почему я должен тебе верить?

— Она не… — начал Санглант.

— Тихо! Или я выгоню тебя из комнаты и буду разговаривать с ней в твое отсутствие. А ты — говори.

Король мог убить ее на месте — только прикажи солдатам, и они мигом снесут голову. Лиат решила говорить прямо:

— Я и вправду знаю о запретном искусстве. Когда мой отец учил меня, он немного рассказывал об этом, — сказала она тихо. — Но он никогда не учил меня колдовству.

— Ха! — не выдержала Сапиентия и отступила за кушетку, убоявшись, что колдунья что-нибудь с ней сделает. Санглант поерзал на коленях, словно хотел подойти и приструнить сестрицу.

— Продолжай, — сказал король, даже не взглянув на дочь. Он смотрел на Лиат так пристально, что у нее промелькнула мысль — не проще ли будет воткнуть себе в грудь копье и одним махом покончить со всем этим.

— Мой отец защитил меня от магии — поставил защитное заклятие, вот и все. Он говорил, что я никогда не смогу колдовать сама. — Лиат понимала, что все это звучит глупо и наивно. И очень опасно.

— Ее отец был математиком, — неожиданно вмешалась Росвита. Слова прозвучали как приговор.

Генрих фыркнул:

— Она примкнула к моей свите как ученица Вулфера. Заговор налицо.

— Вулфер не хотел, чтобы она уезжала, — возразил Санглант. — Он возражал против ее отъезда, оспаривал ее решение, желал, чтобы она оставалась с ним.

— Только чтобы одурачить тебя и заставить взять ее с собой. А потом жениться на ней! Ты — принц Вендара и Варре!

— Нет, отец. Выслушай меня. — Санглант встал. Сапиентия отступила еще на шаг и, покраснев, изучала своего сводного брата. Теофану, невозмутимая как всегда, сжала руки, ничем иным не проявляя своих чувств. Виллам беспокойно оглядывался по сторонам, а Росвита, которая могла оказаться как верным союзником, так и злейшим врагом, смотрела серьезно и спокойно. — Выслушай меня, пожалуйста.

Генрих заколебался, он дотронулся до повязки на руке и оглянулся на Хатуи.

— Я не знаю, что у Вулфера на уме, — спокойно отозвалась Хатуи, словно отвечая на немой вопрос. — Нисколько не сомневаюсь, что он видел и делал многое из того, о чем я никогда не имела понятия и о чем, наверное, никогда не узнаю. Но думаю, он всегда хотел, чтобы Лиат следовала за ним и стала его ученицей, и поэтому… — тут она кинула быстрый взгляд на Сапиентию, которая застыла у окна, нервно постукивая пальцами по подоконнику, — он освободил ее от отца Хью.

Как ни странно, Сапиентия ничего не сказала, притворившись, что вообще не слышала последних слов, ее пальцы лишь на мгновение замерли, а потом снова продолжили отбивать ритм.

Наконец Генрих кивнул Сангланту:

— Хорошо. Говори.

— Ты бы никогда не смог взять Гент без ее помощи. Это она убила Кровавое Сердце.

— Она? Вот эта?

— Разве Лавастин не рассказал тебе обо всем?

— Она подчинялась ему. Что он должен был мне рассказать?

— Если ты мне не поверишь, тогда позови к себе Лавастина, и он подробно расскажет, что там произошло.

— Лавастина околдовали еще раньше, — начала Сапиентия. — Почему бы ей снова…

— Он и его свита уехали сегодня утром, — отрезал Генрих. — Так что его история останется нерассказанной.

— Граф Лавастин уехал? — Санглант шагнул к двери, словно порываясь бежать за ним, а потом вернулся обратно, будто его потянули назад за невидимую цепь. Лиат тихо позвала его, но Санглант словно не слышал — он сжал кулаки и переступил на месте. Генрих положил ему руку на плечо, пытаясь успокоить. — Я должен поехать за ним — предупредить. Если проклятие настигнет его… — Принц снова шагнул вперед, отступил и оглядел комнату. — Нужно обязательно послать гонца. Вы даже представить себе не можете всей силы Кровавого Сердца.

— Говорят, что он был колдуном, — осторожно заметил Виллам.

Санглант с горечью усмехнулся:

— Это не слухи. Я сам был свидетелем… — Он запнулся, провел рукой по лицу, словно отгоняя что-то невидимое. — Не стоит говорить об этом. Не хочу вспоминать, что он со мной сделал.

Лиат увидела, как на мгновение смягчилось лицо Генриха. Но это было всего лишь одно мгновение, король снова дотронулся до своей повязки и упрямо сжал губы.

— Мне бы все же хотелось услышать объяснения.

Санглант повернулся, подхватил Лиат под локоть и поднял ее с колен. Она не могла сопротивляться, хотя ей казалось, что перед королем все-таки нужно стоять на коленях.

— Только человек, невосприимчивый к магии, мог убить Кровавое Сердце.

— Объяснись.

— Ты сам знаешь, что он мог сотворить иллюзию и показать людям то, чего нет на самом деле. Хотя ты, конечно, этого не видел. А вот мы видели. — Принц поморщился и посмотрел на Лиат. — Только она… О Господи! Если бы я послушал ее в Генте, мои «драконы» до сих пор были бы живы. Но мы впустили эйка, открыли ворота, думая, что к нам на помощь идут союзники.

— Юный Алан рассказывал о проклятии, — заметил Генрих. — Но я не понимаю, о чем ты говоришь.

— Он защитился от смерти, — продолжал Санглант, словно не слыша слов отца. — Он держал свое сердце отдельно от тела, и поэтому его никто не мог убить. А чтобы никто не посягал на него, он держал в сундуке какую-то тварь, которая охраняла его сердце. Под конец Кровавое Сердце выкрикнул проклятие, но не знаю, освободил ли он ту тварь. Во всяком случае, больше я ее не видел. Что и говорить, Кровавое Сердце умел защитить себя. — Санглант повернулся и показал рукой на Лиат, так что все взгляды устремились теперь на нее. — Ни один человек — ни мужчина, ни женщина — не смог бы одолеть Кровавое Сердце. Но ей это удалось!

Все молча смотрели на Лиат, а она нервно уставилась на кушетку и рассматривала ее так, словно от этого зависела вся ее дальнейшая жизнь. На кушетке лежало тонкое покрывало кроваво-красного цвета, расшитое золотыми и серебряными нитями, — на нем изображалась сцена охоты. С того места, где стояла Лиат, виднелись лишь гончие, преследующие оленя, три всадника и куропатки, испуганно взмывающие к небу. Стоящий перед Лиат король Генрих закрывал широкой спиной часть искусной вышивки.

— Поэтому нужно обязательно послать вестника к графу Лавастину, — закончил Санглант. — Если проклятие Кровавого Сердца не коснется Лиат, если ее каким-то образом охраняет магия ее отца, то это проклятие падет на графа Лавастина. Кровавое Сердце — могущественный колдун…

— Он мертв, — отрезал Генрих.

— Не случится ничего дурного, если мы пошлем «орла», — неожиданно заговорила Хатуи. — Мы предупредим графа, а дальше он может поступить, как сочтет нужным, — прислушается к сказанному или не обратит на это внимания.

— И гончая, — задумчиво сказал Санглант. — Гончая умерла непонятно почему. Это слишком похоже на руку Кровавого Сердца.

— Что передать графу? — спросила Хатуи. — Как можно преодолеть проклятие?

Санглант беспомощно взглянул на Лиат, но та лишь пожала плечами. Честно говоря, она, как и Генрих, не совсем понимала, о чем говорил принц: может, несколько месяцев, проведенных в плену у Кровавого Сердца, лишили его разума? Или он и в самом деле прав? Может, действительно проклятие, от которого ее защитила магия отца, обрушится теперь на Лавастина?

— Пошли «орла», — приказал Генрих Хатуи, — пусть передаст все, о чем тут говорилось. И быстро возвращается.

Хатуи кивнула и тут же вышла.

Генрих дотронулся до раненой руки, поморщился и поймал взгляд Сангланта, который тоже поморщился — то ли от сочувствия, то ли от осознания собственной вины. Виллам помог королю сесть на кушетку. Генрих, казалось, о чем-то глубоко задумался.

— Ее заметили, — наконец произнес он, пристально изучая Лиат.

«Старайся быть незаметной», — вспомнились ей слова отца. Он был совершенно прав — только так можно было жить спокойно. Но назад дороги нет — что было, то было: она не поехала с Вулфером, не осталась с колдуном из народа Аои, теперь остается только ждать, чем все закончится.

Но даже сейчас она не жалела о своем выборе.

— Граф Лавастин хотел взять ее в свою свиту, а он не дурак. Даже сестра Росвита, которой я всецело доверяю, проявила интерес к этой женщине. Не сомневаюсь, что и другие заметили ее. — Виллам откашлялся, собираясь заговорить, но Генрих продолжал: — Церковь абсолютно права, что держит такие силы под контролем, хотя они по-прежнему существуют. А то, что ты видел, Санглант… — Король поднял руку, и к нему тотчас поспешил слуга с чашей вина. Король отпил глоток, а потом предложил вина дочерям, Росвите и Вилламу. — Возможно, женитьбу на женщине, связанной с колдовством, стоит предпочесть той, что, вероятно, принесет трон Аосты.

— С какой стати мне рассуждать о выгоде и преимуществах, которые даст брак с ней? Она спасла мне жизнь!

— Убив Кровавое Сердце. Ты сам видел силу, которой она обладает.

Санглант покраснел от гнева и выпалил:

— Я бы сошел с ума, сидя в цепях, если бы не думал о ней! — Он произнес это так быстро, словно боялся, что потом не решится выговорить такие неосторожные слова.

— А-а, — протянул Виллам. Таким голосом говорил бы, наверное, человек, на глазах которого только что произошло чудо. Он взглянул на Лиат, она вспыхнула, вспомнив то, что он предлагал ей несколько месяцев назад.

Генрих, казалось, испытал сильную боль при этих словах, он потер рукой висок, нахмурился, потом поднял глаза на сына:

— Санглант, люди нашего круга женятся не для удовольствия и не от избытка чувств. Для этого существуют любовницы. Мы женимся только ради того, чтобы заключить выгодную сделку, обрести союзников или укрепить границы.

— Мне едва ли не с рождения вдалбливали в голову, что я никогда не женюсь, что я просто не могу себе этого позволить. Почему я должен усмирять зов своего сердца? Именно на ней я женился и ей принес клятву верности перед Господом Богом. И ты этот союз оспорить не сможешь.

— Зато я могу судить, имеет ли она право выйти замуж, свободна ли она. Отец Хью был прав: она служит мне и прежде всего должна была получить мое разрешение на брак. Если же считать, что она не состоит на королевской службе, значит, она принадлежит Хью, она его рабыня, и тогда он может делать с ней все что пожелает.

Сапиентия тихонько застонала, словно терпела жестокие муки. Теофану шагнула было к ней, чтобы успокоить, но своенравная принцесса оттолкнула сестру. Тотчас к ней поспешила Росвита.

— Мы еще не говорили об отце Хью, — промолвила тихо Теофану. — И о тех обвинениях, которые я готова выдвинуть против него, отец. Кроме того, я привезла с собой свидетельство матушки Ротгард, написанное ее собственной рукой.

— У меня тоже есть письмо от нее, — добавила Росвита. Сапиентия тихонько всхлипывала на плече священницы. — Разве в вашей свите нет святой монахини, ваше высочество? — обратилась она к Теофану. — Ее зовут сестра Анна, и она приехала, чтобы расследовать это дело.

Теофану смущенно потупилась:

— Сестра Анна? Она ехала с нами из монастыря святой Валерии. Весьма мудрая женщина, набожная и неподкупная. Но она заболела по дороге и несколько дней была на грани жизни и смерти. Мы ухаживали за ней, но после выздоровления она все время носит вуаль — солнечный свет вреден для ее глаз. Я пошлю за ней.

— Откуда мы знаем, — раздраженно воскликнула Сапиентия, — что эта «орлица» не колдунья? А что если она околдовала Хью? — Но она и сама не верила своим словам. — Боже милосердный! Он так явно выказывал свою склонность к ней, простолюдинке, он тем самым унизил меня в глазах всех придворных!

— Тише, ваше высочество, — успокаивала ее Росвита. — Все будет в порядке.

— Я еще не разобрался с этой парочкой, — заметил Генрих. — Но будьте уверены, любое обвинение в колдовстве при моем дворе рассматривается строго и беспристрастно, в особенности если это обвинение окажется правдой. Санглант! — Генрих взмахом руки приказал Сангланту опуститься на колени. — «Орлица». — Лиат опустила голову. Король полностью пришел в себя, успокоился, и она почувствовала, насколько велика его власть. Да и кто бы не содрогнулся, почувствовав на своем челе кроткое дыхание Бога? Одного мановения руки, одного вздоха достаточно, чтобы отправить ее душу в преисподнюю. — Лиатано. Что ты можешь сказать?

Она с трудом выговорила:

— Я в вашей власти, ваше величество.

— Верно. Почему ты вышла замуж за моего сына?

Лиат снова покраснела. Она не осмеливалась посмотреть на стоящих в комнате людей, даже на Сангланта, особенно на Сангланта — слишком ясно она помнила ночь и то, что происходило между ними. Она уставилась на пол, вернее, на прекрасный алый ковер, на котором светлым шелком была вышита восьмиконечная аретузская звезда.

— Я… Я клянусь, ваше величество. Я и не думала о выгоде. Я просто… — Она запнулась. — Я…

— М-да, — Виллам подавил смешок, — боюсь, друг мой Генрих, тут нет ничего того, что мы не видели бы сотни и тысячи раз. Они молоды и красивы и желают лишь одного — того, что может дать обладание молодым и прекрасным телом.

— А что, только молодым дозволено стремиться к плотским утехам, друг мой Гельмут? — рассмеявшись, спросил Генрих. — Да будет так. Если отец и научил ее какому-то колдовству, из-за которого другие так хотят овладеть ею, то я ничего такого не вижу. Но…

Но.

Слово обрушилось на нее, как топор палача.

— Я не потерплю неповиновения от своего сына. Он пришел в этот мир голым, и я одел его. Он ходил пешим, пока я не дал ему лошадь. Мои капитаны учили его, он носит доспех, который дал ему я. Все, что у него есть, он получил от меня и по моей милости. А в своей гордыне он позабыл обо всех моих благодеяниях.

— Я не забыл, — хрипло отозвался Санглант.

— Ты больше не носишь железный ошейник, надетый на тебя Кровавым Сердцем. Где же золотое ожерелье — знак королевского рода, которое показывает, что ты — плоть от моей плоти и кровь от моей крови, наследник королей Вендара и Варре?

— Я не буду его носить.

Санглант высоко вздернул подбородок — упрямый принц, высокие скулы, овал лица и разрез глаз которого говорили о нечеловеческом происхождении.

— Ты меня оскорбляешь. — Слова Генриха прозвучали скорее как вопрос, а не как утверждение. Лиат явно расслышала в нем предупреждающие нотки.

Понимает ли Санглант, что бессмысленно идти против воли короля, что невозможно ему противостоять? Они никогда не смогут ничего противопоставить его силе и власти.

— Я больше не «Королевский дракон».

— Тогда отдай мне пояс, которым я опоясал тебя, когда тебе исполнилось пятнадцать. И верни мне меч, который я вручил тебе после Гента.

Виллам тихо охнул. Даже Сапиентия посмотрела на брата с тревогой, по ее щекам текли слезы. У Лиат сдавило горло. Но Санглант с каким-то мрачным удовлетворением снял пояс, ножны и меч и сложил это все к ногам короля.

— Ты — лишь то, что я из тебя сделал, — зазвучал в звенящей тишине голос Генриха. — Поэтому ты будешь делать то, что я тебе прикажу. Я не скрываю, что спокойно отношусь к многочисленным утехам плоти. Возьми эту женщину в любовницы, если пожелаешь, но поскольку она состоит на королевской службе и не получала моего дозволения на брак, все ее клятвы считаются недействительными. Я вооружу армию и поставлю тебя во главе ее, и ты поведешь эту армию на юг — в Аосту. А когда ты поможешь принцессе Адельхейд вернуть престол, ты женишься на ней. Полагаю, постель королевы послужит тебе достаточным утешением, во всяком случае это намного больше того, что может дать колдунья, какой бы красивой она ни была.

— А как же я, отец? — потребовала Сапиентия. Ее слезы мгновенно высохли.

— Ты станешь маркграфиней Истфолла. Так что тебе нужно научиться править самой.

Сапиентия покраснела, словно он швырнул ей в лицо подачку, однако и не подумала возражать.

— А что со мной, отец? — тихо спросила Теофану. — Что ты ответишь герцогу Конраду?

— Я не доверяю Конраду, — фыркнул Генрих. — И не собираюсь отдавать сокровище человеку, у которого, как я подозреваю, есть свои собственные честолюбивые планы.

— Но, отец…

— Нет, — отрезал он. Теофану ничем не показала, что она расстроена его решением или рада ему. — Так или иначе, церковь скажет, что вы состоите в слишком близком родстве, чтобы жениться. У вас — общий предок в… — Генрих вопросительно посмотрел на Росвиту.

— В седьмом колене, если считать по старому имперскому методу. И в четвертом, если вести исчисление по методу, предложенному святой матерью Гонорией, иерархом, чье правление предшествовало правлению Клементин в Дарре.

— Родственники до пятого колена не могут вступать в брак друг с другом, — удовлетворенно заключил Генрих. — Конрад не получит невесту из моего дома.

Вернулась Хатуи, поклонилась и осталась у двери, ожидая дальнейших приказаний, а они не заставили себя ждать. Генрих обратился к ней:

— «Орлица», передай герцогу Конраду, что я жду его на аудиенцию. Прямо сейчас. А что касается отца Хью…— Отошлите его к иерархам, — прошипела Сапиентия. — Хочу увидеть, как ему вынесут приговор! — И принцесса разразилась бурными рыданиями.

— Так, — продолжил Генрих. — Для меня тут есть письма, и я хочу поговорить с сестрой Анной. — Он поймал взгляд Сангланта, который с молчаливым упрямством стоял на коленях перед отцом. — А ты возвращайся в свои покои и не появляйся до тех пор, пока не будешь готов просить прощения.

Аудиенция закончилась. Лиат встала, колени у нее ломило, но она не осмелилась растереть их в присутствии короля. Санглант помедлил минуту. Он хочет проявить непокорство? Или просто не расслышал? Генрих недовольно пробурчал что-то, принц поднялся, посмотрел на Лиат, потом на сестер…

— Пойдемте, — сказал Виллам не без сочувствия. — Нам уже пора.

Когда они вернулись в комнату Сангланта и за ними захлопнулась дверь, Лиат бросилась в его объятия и некоторое время стояла не шевелясь. Санглант казался прочным, как скала, и очень сильным, она чувствовала, что готова раствориться в нем целиком, без остатка. Куда-то исчезли горечь и гнев, переполнявшие ее. Он слегка покачивал ее из стороны в сторону, как маленького ребенка, а Лиат чувствовала удивительный покой — пусть она была в опале, но вместе с ним. Они с отцом так долго жили вне общества, что она не ощущала, что лишилась чего-то необходимого.

Но что если он и вправду решит, что постель королевы подходит ему гораздо больше, чем ее?

Эйкийская собака тихонько взвизгнула и перевернулась, высунув длинный розовый язык. Санглант встал на колени, набрал из миски воду и дал собаке пить с его ладоней. Кто-то прикрыл ставни, и теперь в углах комнаты сгустились сумерки. Лучи, пробивающиеся сквозь ставни, расчертили комнату полосами света и тени. На полу возле стула что-то блеснуло. Принц встал и, вытерев руки, внезапно воскликнул:

— Что это? Доспехи?! — Его пальцы быстро пробежали по грубым застежкам. — Кольчуга. Шлем. Боже Всемогущий! Отличное копье. Меч. Ножны к нему. — И еще щит, без герба и каких-либо знаков, он идеально подходил для всадника. Санглант поднял его, потом просунул левую руку в ремни, проверяя, насколько удобно его держать. Затем вытащил из ножен меч.

— Владычица! — пробормотала Лиат, глядя на такое богатство. Это было намного больше того, о чем она просила Тиабольда — ей был нужен лишь меч и шлем.

Она достала пояс мастера Хозеля, прикрепила к нему ножны и обвила им талию Сангланта. Доброта «львов» ее потрясла, и сейчас Лиат едва удерживалась от того, чтобы не заплакать.

— Это мой подарок. — Она затянула пояс и отступила на шаг, вспоминая, что сказал Лавастин. — Если ты пройдешь сквозь огонь, пламя не причинит тебе вреда.

Он коротко рассмеялся:

— Пусть только попробуют объявить, что мы не женаты, если, конечно, посмеют. Мы принесли клятвы перед Господом, и никому не дано их отменить. — Санглант взял ее лицо в ладони и нежно поцеловал в лоб.

На столе стояли две свечи, внезапно они вспыхнули, а Санглант рассмеялся, подхватил Лиат и закружил по комнате. Они кружились, целовались и наконец рухнули на кровать, задыхаясь от смеха. По двору и по коридорам самого дворца то и дело пробегали слуги и придворные — все готовились к вечернему пиру, но поскольку принц ныне был в опале, к ним в комнату никто не заглядывал и не тревожил.

Позже они лежали на кровати, и Санглант рассматривал подаренный меч. Сразу было видно, что это оружие предназначено для битвы, а не для красоты.

— Откуда все это? — спросил принц.

— «Львы» благодарны мне, но тебя они уважают еще больше. Так что это дань тебе и твоей славе воина.

Он перекатился на спину, сел и потер лоб.

— Если только сейчас я не нанес по этой славе сокрушительный удар. — Санглант подтянул колени к груди и положил на них подбородок. — И почему я раньше этого не замечал? Возле тебя нет и следа от запаха Кровавого Сердца и никогда не было. А он уже убил гончую Лавастина. Никакая это была не гадюка! Если это была змея, если я ошибся… — С пола донеслось повизгивание эйкийской собаки, она попыталась подняться, но безуспешно. Санглант тряхнул головой, и на лоб упала густая прядь, он намотал ее себе на палец, а потом откинул назад. — Никакой «орел» не сможет предупредить Лавастина. Ни один «орел» не знает запаха Кровавого Сердца и не сможет почувствовать опасность. Я должен отправиться сам.

— Тише. Конечно, ты поедешь. Только я поеду с тобой.

— Разумеется, я тебя тут не оставлю! — возмутился он. Но тут же откинулся назад и в отчаянии закрыл глаза, простонав: — У меня нет лошади! Я могу взять коня с конюшен только с разрешения отца. Лучше бы он назначил меня маркграфом Истфолла, а Сапиентию отправил в Аосту! Тогда бы, вероятно, нас оставили в покое!

— Если только можно назвать покоем жизнь на болотах в окружении разбойников и куманов.

— Если бы у меня было спокойно на сердце, то не имело бы особого значения, какие трудности надо преодолеть. — С этими словами он уткнулся Лиат в волосы.

Собака беспокойно зашевелилась — до нее донеслись голоса из-за двери. Санглант потянулся за рубашкой. В это же мгновение дверь распахнулась и…

— Конрад! — воскликнул Санглант. Он спрыгнул с кровати и встал посреди комнаты совершенно голый. — Добро пожаловать, кузен. Прости, не приветствовал тебя раньше, как ты того заслуживаешь.

Лиат про себя восхищалась непринужденностью, с которой держался Санглант даже в такой, казалось бы, щекотливой ситуации. Сама она потихоньку утащила свою рубашку под одеяло и пыталась одеться, не привлекая к себе лишнего внимания.

Человек, который так стремительно ворвался в их комнату, отпустил слуг, рассмеялся и заговорил:

— Значит, это то приветствие, которого я заслуживаю? Прошу прощения, кузен. — Похоже, он не собирался уходить. Лиат ужасно смутилась — что и говорить, она совсем не была готова к тому, что к ним в любое время могут нагрянуть посетители; последние восемь лет они с отцом жили довольно уединенно. Хотя Санглант, похоже, не испытывал никакого неудобства — он ведь привык к жизни при дворе. — Я слышал, что где-то тут у тебя спрятана невеста. Кажется, я видел ее мельком, когда ты въезжал в ворота, и теперь мечтаю, чтобы ты представил меня ей. Санглант оделся и довольно спокойно ответил:

— Не совсем так. Она — моя жена.

— А разве я сказал что-то другое? Надеюсь, кузен, ты не думаешь, что я собираюсь похитить ее, что было бы вполне возможно в случае, если бы она была твоей любовницей? Что это?

Лиат выскользнула из-под одеяла, оправила рубашку и встала возле кровати. Перед ней стоял герцог Конрад собственной персоной. Он оказался чуть ниже Сангланта, но шире в кости. В нем бурлила энергия, а руки привыкли держать меч и копье. Он шагнул вперед, взял ее за руку и перевернул ладонью вверх, потом поднял собственную руку. Его кожа была чуть темнее, но имела тот же бронзовый оттенок, что и кожа Лиат, словно их опалило солнце юга.

— Откуда ты? Кто твои родственники?

Лиат вырвала руку из его ладони. Он был немногим выше нее, но рядом с ним она казалась маленькой и хрупкой.

— Двоюродная сестра моего отца — леди Ботфельд. О родных моей матери я ничего не знаю.

Он неправильно понял ее слова.

— Наверняка какая-нибудь шлюха с Гиптоса. Это все объясняет. Как она к тебе попала, кузен? — со смехом спросил он.

— Мне послал ее Господь, — раздраженно отозвался Санглант.

— Если брак заключен на небесах, родословная не имеет значения. — Лицо Конрада исказилось от гнева, на шее выступили вены. — Поедем со мной, Санглант. В Вейланде тебе найдется место.

— Поехать с тобой?

Конрад плюнул от злости.

— Генрих отказал мне. Он не позволит мне жениться на Теофану. — Конрад красочно выругался, описывая, что, по его мнению, Генрих должен делать с лошадьми, гончими и овцами. Лиат покраснела. — Не вижу ни малейшего смысла оставаться на пир, чтобы есть и пить за одним столом с человеком, который не доверяет мне настолько, что отказывает отдать в жены дочь! Что скажешь о моем предложении?

— И кем я буду? Капитаном в твоей свите?

Конрад усмехнулся:

— Нет, кузен. У тебя громкая слава, к тому же я слишком тебя уважаю. У меня есть земли, которые отошли мне совсем недавно в результате спора, и я с удовольствием отдал бы их тому, кто готов меня поддержать, даже если королю это не слишком понравится.

— Я не пойду войной против отца, — упрямо покачал головой Санглант.

Дверь по-прежнему оставалась открытой. Конрад махнул рукой слуге, приказывая закрыть ее.

— Я не говорю о войне, во всяком случае не с Генрихом. Даже если бы я и рискнул, у меня нет необходимой поддержки.

«Пока нет», конечно, не прозвучало, но совершенно очевидно подразумевалось.

— Я не стану воевать против отца, — повторил Санглант.

— А я тебя и не прошу, — нетерпеливо фыркнул Конрад. — Я выезжаю рано утром. Если пожелаешь, можешь присоединиться ко мне вместе со своей женой. — С этими словами он снова окинул Лиат взглядом искушенного человека, в чьей постели уже успело побывать множество женщин и еще больше он собирается затащить туда в ближайшее время. Санглант зарычал, а Конрад весело расхохотался. — Так, значит, это правда! Я слышал о том, что ты чуть ли не год жил среди собак, но не слишком доверял россказням. Похоже, я был неправ! — Герцог вздернул бровь, глядя на раздраженного Сангланта. — Хотя, думаю, собаки мало чем отличаются от придворных, которые стаями толпятся у трона, не так ли?

С этими словами он махнул рукой, слуга распахнул перед ним дверь, и Конрад выскользнул в коридор. Из дверного проема в глаза Лиат ударило полуденное солнце, такое яркое, что ей пришлось прикрыть глаза рукой, пока стоящий снаружи «лев» не закрыл дверь.

Санглант мерил шагами комнату от одной стены до другой. Наконец он подошел к окну и открыл ставни. В комнату ворвался свежий воздух.

— Он предложил тебе земли, — сказала Лиат, глядя на него. Об этом она и мечтать не смела: земля, дом, место, где можно спокойно жить.

Санглант отошел от окна и, присев на корточки, принялся перебирать вещи в небольшой кожаной сумке, которую носил притороченной к поясу, — в спешке он не пристегнул ее, и сейчас она валялась на полу. Он вытащил гребень и, усадив Лиат на стул, расплел ее длинную косу. С довольным вздохом Санглант стал расчесывать ей волосы, которые ниспадали до талии. От его прикосновений Лиат вздрагивала и блаженно жмурилась.

— Я не доверяю ему, — сказал он, осторожно разбирая спутанную прядку. — Но ты права. Он предложил мне земли. Он не оспаривает наш с тобой союз. И в отличие от всех прочих, ему нет дела до того, как к этому относится мой отец.

— Мы поедем с ним завтра утром?

— А у нас есть выбор?

На этот вопрос она ответить не могла.

2

— Ты выставил себя дураком, Хью!

Когда маркграфиня гневалась, она не выбирала выражений, а сейчас она была очень зла. Ивар испуганно жался в углу комнаты, вцепившись в руку испуганного не меньше него самого Болдуина. Джудит уже отвесила Болдуину по-щечину за то, что тот недостаточно быстро убрался с ее пути, на щеке у юноши до сих пор пламенело красное пятно. Она так разозлилась, что Ивар даже не мог порадоваться унижению Хью, которого ругали перед всеми домашними.

Похоже, остальным роль наблюдателей тоже была не очень-то по вкусу. Впрочем, лучше уж быть зрителем, чем главным участником подобной сцены. Слугам и придворным маркграфини нравился Хью, который со всеми обращался с одинаковой обходительностью и дружелюбием.

Сейчас он стоял перед матерью, сжимая руки, левая скула его переливалась оттенками синего и багрового, но смотрел он не на нее, а на бело-розовые цветы, которые плотной завесой закрывали открытое окно, — сквозь них пробивались лучи яркого солнца.

— Твое поведение мне не понравилось, — безжалостно продолжала Джудит. — И хуже всего — не приведи Господь, — ты можешь потерять влияние на принцессу Сапиентию. Глупец! Но я еще глупее, потому что вообразила, что могу вырастить сына, который не станет ставить на первое место свои мужские прихоти! На что надеется мужчина, если он не может удержаться от вожделения, если стремится овладеть женщиной низкого происхождения, даже не думая о том, какой вред эта связь может принести его роду? Чем больше ты ее желаешь, тем большую силу она обретает над тобой.

— Но она действительно обладает силой, — тихо произнес он. — Гораздо большей, чем кто-нибудь может себе представить. Может, только Вулфер догадывается об этом.

— Сила! Смазливое личико — это еще не сила! Даже если ее отец действительно был колдуном, как твердят все вокруг, даже если она унаследовала его силу, что толку во всем этом, если ты стал ее покорным рабом из-за своего вожделения?

— Она моя, — произнес Хью таким тоном, что у Ивара по спине пробежали мурашки. Церковники говорят, что так враг рода человеческого отыскивает в своей жертве слабое место.

— Она принадлежит принцу Сангланту, и это ясно каждому, чьи глаза не затмевает похоть!

— Никогда! Никогда она не будет принадлежать ему! — яростно выкрикнул Хью. Он выдрал из окна целую охапку цветов и разодрал их на мелкие клочки. Пол вокруг него мгновенно оказался усыпан бело-розовыми лепестками.

— Она что, околдовала тебя? Произнесла какие-то заклинания? Я слышала, ее отец был монахом, отлученным от церкви за занятия черной магией, и его сожрали посланники врага рода человеческого. Похоже, все обретает смысл: она наверняка чему-то от него научилась.

— Да, — прохрипел он, — она меня околдовала. — Хью заломил руки и, рухнув на пол, яростно зарыдал. Похоже, он окончательно потерял над собой контроль.

Лиат сделала это с ним.

Ивар мог только порадоваться мукам Хью, тому унижению и ярости, которые он испытывал. Сама Владычица наказала его за надменность. Но когда он подумал о Лиат, сердце у него сжалось.

Она даже не заметила его! Ни два дня назад, когда она только присоединилась к свите короля; ни вчера, когда король позволил ей остаться на службе; ни сегодня, когда она вернулась с принцем. По какому праву она пренебрегает им — им, который сделал все возможное, чтобы спасти ее? Неужели любовь, которую они испытывали друг к другу, ничего для нее не значит? Что, ради всего святого, есть у принца Сангланта, чего нет у него, Ивара?

— Тс-с-с, — прошипел Болдуин, сжав ему руку. Оказывается, все это время Ивар говорил вполголоса, даже не замечая этого. — Не привлекай к нам внимания, а то мне опять достанется.

— Но как она может его любить? — трагически пробормотал Ивар.

— Разумеется, любая мать любит свое дитя.

— Я не имел в виду…

Маркграфиня встала, и оба юноши инстинктивно отпрянули назад, но она даже не взглянула в их сторону. Джудит взяла со столика резную серебряную чашу с водой и хладнокровно выплеснула ее содержимое прямо в лицо Хью.

— Приди в себя! — Она спокойно поставила чашу на место и снова села. — Впрочем, уже поздно давать советы.

Холодный душ отрезвил его. Дрожа, Хью вытер лицо рукавом.

— На колени! — Он медленно опустился на колени перед матерью. — Значит, первое место в твоем сердце больше мне не принадлежит? — мрачно спросила она.

— Ты — моя мать, — глухо произнес он.

— Я вынашивала тебя, терпела родовые муки, потом растила тебя. И так-то ты отплатил за всю мою заботу? — Он было открыл рот, но она не дала ему вымолвить ни слова. — Нет уж, теперь послушай меня. Три года назад мне пришлось согласиться с твоей ссылкой на север после того происшествия в Цайтенбурге. Ты поклялся, что больше это не повторится, а теперь я вижу, что ты связался с девчонкой, которая владеет магией. Ты пошел против моей воли. Верно, Хью?

Он упрямо молчал.

Джудит зашипела, как разъяренная кошка, и Ивар вздрогнул от страха.

— Жизнь при дворе плохо на тебя влияет! Ты до сих пор завидуешь принцу — тому, что он, бастард, наделен властью, а у тебя ее нет, не так ли, Хью?

Он нервно смял край сутаны. Его дыхание было прерывистым, а взгляд устремлен куда-то в неведомые дали.

— Она с радостью готова отдаться ему, хотя с презрением отвергла меня!

Маркграфиня вытянула ногу и носком сандалии подняла подбородок стоящего на коленях Хью так, что ему пришлось смотреть прямо ей в глаза.

— Ты просто сошел с ума от зависти. — Она произнесла это совершенно спокойно, таким тоном, словно отбраковывала заболевший скот на пастбище: без гнева, просто констатируя факт, хотя и с некоторым сожалением. — Ее чары опутали твой разум.

Она опустила ногу и встала.

— Уходите, — велела она придворным. — Расскажите обо всем, что вы тут слышали, — эта девчонка околдовала Хью. Сами видите, как действуют на него ее чары. Мы все знаем отца Хью. Он никогда бы не стал так себя вести. — И, обращаясь к слугам, добавила: — А вы пойдите и приготовьте для него горячую ванну, чтобы смыть колдовство.

Несколько человек поспешили в соседнюю комнату, а Джудит вновь вернулась к делам.

— Лорд Атто, я не забыла о вашей просьбе и лично говорила с королем. Он сообщил, что, если ваша кобыла будет готова к случке, пока мы едем вместе с его свитой, он согласен, чтобы ее свели с жеребцом. Поговорите об этом с королевским конюшим.

Лорд Атто кланялся и благодарил ее, а Джудит уже подозвала к себе одну из служанок.

— Хемма, я рассмотрела дело о помолвке твоей дочери и считаю, что они с сыном мастера Ода составят отличную пару. И я решила сделать ей подарок — тонкую льняную ткань, которую мы выбрали в Кведлинхейме. Если ты присмотришь за тем, чтобы ее упаковали, я отправлю эту ткань с посыльным, который возвращается на восток. Твоя дочь сможет сшить себе отличное свадебное платье.

Маркграфиня разобралась со всеми делами и выпроводила всех просителей, кроме Хью, двух старших служанок, Болдуина и Ивара. Теперь милостивая госпожа исчезла, и Джудит совсем иным, строгим голосом потребовала:

— Теперь, я надеюсь, ты объяснишь мне, что все это значит? — Она посмотрела на Хью. — Я с трудом могла поверить в те слухи, которые достигли моих ушей. Ты и в самом деле пытался убить принцессу Теофану? После того как в Цайтенбурге тебя чуть не отправили под суд за колдовство, ты снова принялся за свое?

Свет из окна падал на лицо Хью. Джудит держала его за подбородок, чтобы тот не мог отвести взгляда, и он смотрел на мать. Постепенно выражение его лица менялось — он подчинялся ее воле. Наконец его тело сотрясла конвульсивная дрожь, и Хью рухнул к ногам Джудит.

— Прости меня, — прошептал он. — Я согрешил.

Она с сожалением вздохнула — очевидно, она ожидала чего-то большего.

— Господь Всемогущий! — взмолился он. — Избавь меня от искушения! — Хью закрыл лицо руками. — Теперь я знаю, что на меня нашло. Это была ловушка ее отца. Стоило мне взглянуть на нее, как я чувствовал вожделение, и даже молитвы Господу и Владычице не могли меня защитить. Даже после смерти он не оставлял меня в покое, я не мог избавиться от наваждения.

Она молча слушала эти причитания. Ивар не мог понять, верит она сказанному или нет, тем не менее слова Хью, казалось, удовлетворили ее.

— Тебе скучно быть аббатом, — сказала она наконец, — а когда человек твоего ума чувствует скуку, враг рода человеческого посылает своих слуг совратить его. И, само собой разумеется, крохотное аббатство не может быть достойно тебя.

Он посмотрел на нее совершенно сухими глазами — от недавних рыданий не осталось и следа:

— О чем ты?

— Будь покорен моей воле, Хью, и ты получишь намного больше. — Она взяла его за ухо и притянула к себе поближе, другой рукой Джудит коснулась его губ, а потом поднесла пальцы к своим губам, словно пробуя сладость поцелуя. — Я никогда не обманывала твои надежды, Хью, и всегда давала тебе то, что ты хотел.

— Это правда, — мягко произнес он.

Она отступила назад и позволила ему подняться.

— Смотри же, не подведи меня. Не пытайся увидеться с ней, и мы сумеем спасти твою репутацию.

— Я ваш покорный слуга, матушка. — Хью покорно склонил голову.

Джудит взглянула на Болдуина, и Ивар с содроганием понял, что юному мужу надлежит уяснить: маркграфиня Джудит не терпит неповиновения от своих подданных.

Болдуин склонил голову и принялся усердно молиться. Он незаметно толкнул ногой Ивара, который смотрел, как Хью поцеловал мать в щеку и вышел в комнату, где его уже ожидала горячая ванна. Ивар вздрогнул, тоже сложил руки и зашептал слова молитвы.

— Мать наша, правящая на небесах…

Видя, что они заняты делом и ни на что не обращают внимания, Джудит покинула комнату, за ней по пятам следовали служанки. Вне всякого сомнения, маркграфиня отправилась выяснять, что можно сделать для спасения репутации сына. А что же будет с Лиат?

О Господи! Лиат.

— Ты отвлекаешься, — пробормотал Болдуин.

— Что же будет с ней?

На сей раз Болдуин понял его.

— Ты так жаждешь овладеть ее телом? — спросил он и положил руку на бедро Ивара. Теплое дыхание Болдуина касалось его шеи и было похоже на дыхание ангела.

Ивар вздрогнул.

— Господи, помоги! — взмолился он. Слишком больно так часто думать о ней. Легче погрузиться в молитву и забыть об этом мире. Ивар начал истово молиться, и через мгновение к нему присоединился Болдуин.

3

Король не пригласил их на пир, устроенный в честь благополучного возвращения принцессы Теофану и прибытия герцога Конрада. Не было видно и слуг, несущих в их комнату подносы с едой с королевского стола. Только солдаты поделились со впавшими в немилость Санглантом и Лиат своей скромной едой: черным хлебом, пареной репой, жареной свининой и зеленью. Им было безразлично, как другие относятся к капитану, которого они глубоко уважали, и к «орлице», которой они были очень благодарны.

Летом сумерки опускаются не спеша, и пока Санглант расчесывал Лиат волосы, она наслаждалась пением церковного хора. Звуки доносились из зала, где король слушал праздничные песнопения в честь вознесения святой Касилии, день которой отмечали как раз сегодня.

«Святая Касилия отправилась в паломничество из дождливой Альбы в засушливые пустыни Саиса. Там пребывала она в благословенном уединении, и только ручной лев разделял с нею одиночество. Коленопреклоненная, она день за днем молилась под палящим солнцем пустыни, а ангелы овевали ее своими крылами. Но жар пустыни настолько иссушил ее тело, а благочестивые молитвы наполнили ее душу такой чистотой, что ветер, поднятый крылами ангельскими — коий есть не что иное, как кроткое дыхание Бога, — поднял ее в небеса. Там она и нашла свое пристанище среди праведников».

Расчесав волосы Лиат, Санглант принялся заплетать их — сидеть без дела для него было просто мучительно. Правда, он все равно беспокойно переминался с ноги на ногу, словно собирался что-то сказать, но так и не решался и только хмыкал. Она уже сказала ему все что хотела. Но они так и не решили: отправятся они завтра с Конрадом или нет.

— Милорд принц.

Возле двери стояла Хатуи. Лиат почувствовала ароматы пряностей и соусов — «орлица» пришла прямо с пира. Санглант кивнул, разрешая войти.

— Ты пришла с вестями от моего отца?

— Я пришла по своей воле, чтобы поговорить с Лиат, если вы позволите. Мы с ней — старые товарищи.

— Только она может решить, станет она с тобой говорить или нет. Я не могу принять решение за нее! — ответил Санглант и, завязав косу, отступил на шаг.

Вслед за Хатуи в комнату вошла Ханна, и Лиат вздрогнула. Знак «орла», приколотый к плащу, показался Лиат укором. Ради нее, Лиат, Ханна покинула своих родных, дом и все, что было ей дорого, она последовала за ней, а сейчас Лиат отказалась от их союза ради того, чтобы связать свою жизнь с Санглантом. Ханна расплакалась, Хатуи смотрела мрачно и торжественно.

— Это… это мой товарищ, — пробормотала Лиат, не желая приравнивать Ханну к обычным слугам и не зная, могут ли принц и простая «орлица» разговаривать на равных. Владычица! Но разве когда-нибудь она воспринимала себя как обычную «орлицу»? Благодаря образованию, которое дал ей отец, благодаря привитым ей манерам она всегда чувствовала себя равной сильным мира сего. Неужели она действительно никогда не смотрела на Ханну как на ровню, после стольких лет дружбы?

Лиат почувствовала стыд.

— Эта «орлица» служит Сапиентии, — произнес Санглант, помогая запнувшейся Лиат. — Ее зовут Ханна. Вы знали друг друга еще в Хартс-Рест. — Он перевел взгляд на Ханну. — Тогда ты называла мою жену подругой.

— Милорд принц! — воскликнула Ханна, упав на колени. Хатуи улыбнулась, но осталась стоять, хотя и склонила голову в знак уважения. Тут Ханна увидела эйкийскую собаку и отпрянула к двери.

— Не бойся, — успокоил ее Санглант. — Сейчас она не может наброситься на тебя — слишком слаба.

— Она выживет? — мягко спросила Хатуи.

— Можешь передать моему отцу, что я буду выхаживать ее изо всех сил, потому что это — единственное, что принадлежит мне и что не отобрал у меня король.

Хатуи сверкнула глазами:

— Я должна передать то, что вы сказали, слово в слово, ваше высочество? Я бы не советовала говорить с королем в таком тоне, по крайней мере пока он не сменит гнев на милость.

— Хороший совет, «орлица». Говори, что хотела передать моей жене, я не буду мешать вашей беседе.

Хатуи кивнула и начала:

— Тебе надо было уехать с Вулфером. Лиат, как ты могла столько месяцев путешествовать в свите короля и не видеть, какие интриги плетутся при дворе?! Как ты сможешь выжить здесь, если король настроен против тебя, а у принца нет никакой поддержки? Что ты будешь говорить, когда к тебе потянутся придворные и дворяне, желающие, чтобы ты замолвила за них словечко перед принцем? У твоих дверей всегда будут толпиться просители и нищие, которым нужны деньги, больные и увечные, которые просят исцеления, знатные лорды и леди, желающие попасть на прием к королю или к кому-нибудь из его детей.

Как Конрад. Лиат взяла в руки расческу со стола. Такая безделушка, а так искусно сделана — на кости была вырезана пара драконов, ручку украшали жемчуг и слоновая кость. Санглант был принцем и привык пользоваться вещами, созданными настоящим мастером, а не простыми деревяшками, которые можно купить на любом базаре.

Хатуи продолжала:

— Принцесса Теофану обвинила отца Хью в колдовстве, но если тебя призовут давать показания на суде, что случится, когда гнев маркграфини Джудит обратится на тебя? Что если тебя тоже обвинят в колдовстве? Король никогда не признает тебя законной женой принца Сангланта. И даже если ты будешь не женой, а всего лишь любовницей, все, о чем я говорила, обрушится на тебя. Неужели ты считаешь, что клятва «орлов» и свобода, возможность состоять на королевской службе — недостаточная замена постели принца?

— Лиат, — прошептала Ханна, — ты уверена, что это разумно?

— Разумеется, нет! — ответила та.

Санглант стоял возле окна и смотрел куда-то вдаль. Его волосы трепал ветер, свет четко очерчивал его лицо — лоб, высокие скулы, резкую линию подбородка. Он стоял молча, не вмешиваясь, как и обещал.

— Конечно, это неразумно, — с горечью повторила Лиат. — Но так уж получилось. Я не оставлю его. О Ханна! Ты поехала за мной из самого Хартс-Рест, а теперь я оставляю тебя… — Она схватила девушку за руку, Ханна всхлипнула и порывисто обняла Лиат.

— Как будто я принесла клятву «орлов» только потому, что последовала за тобой! Может, я хотела повидать мир, может, я хотела избежать брака с молодым Джоном!

Лиат рассмеялась, но этот смех был больше похож на рыдания. Ханна была цела, невредима и в безопасности.

— Может, ты и права. Прости меня.

— Но я все равно думаю, что ты делаешь глупость, — прошептала Ханна. — Моя мать никогда бы не позволила ни одному из своих детей жениться или выйти замуж только потому… ну…

— Что?

— Из-за вожделения. — Она пробормотала эти слова так тихо, что Лиат, стоявшая совсем рядом, с трудом их расслышала. — Ты, конечно, привлекла его внимание, и это выгодно для тебя, но ты не дала ничего взамен — какая ему от тебя польза?

Санглант, не поворачиваясь, рассмеялся, и Ханна сконфуженно замолчала, зарумянившись, как яблоко.

— Гораздо больше пользы, чем кто-нибудь может себе представить, — произнес он, обращаясь к кустам. — Хотя, готов признать, что неравнодушен к телу.

— Но никто не женится только из-за… — запнулась было Ханна, но вовремя остановилась. — Моя мать всегда говорила, что Бог сочетает браком людей ради пользы, а не для удовольствия.

— Мы должны быть для Бога выгодными и полезными, но не счастливыми? — сардонически переспросила Хатуи.

— Значит, надо стать монахами? — возмутился Санглант. — И только и делать, что непрерывно молиться, спокойно глядя, как пропадает урожай, на наши границы нападает враг, а дети умирают от голода?

Ханна отступила от Лиат с таким видом, словно ей дали пощечину. Хатуи коротко кивнула:

— Если вы пожелаете, мы уйдем, ваше высочество.

— Нет. — Он наконец повернулся к ним лицом. — Я не хотел обижать вас и говорил о тех лордах и леди, что толпятся при дворе. Прошу, простите мне мою грубость.

— Это не грубость, мой принц, а резкость, — очаровательно улыбнувшись, отозвалась Хатуи.

— Я не так красноречив, как моя жена, — пояснил он. Но Лиат в эту минуту думала о другом. Она потянула Ханну за рукав:

— Давай выйдем, Ханна, прошу тебя. Я не привыкла… так много людей…

Она, как и принц, была в опале, а не в неволе, и хотя Лиат с удовольствием бы погуляла, ей приходилось оставаться в комнате из боязни встретить Хью.

Избавившись от присутствия Сангланта, Ханна почувствовала себя значительно лучше. По двору сновали слуги. Увидев Лиат, они принялись перешептываться и показывать на нее пальцами.

— Ты думаешь, я делаю глупость, Ханна? — спросила Лиат. Пристальные взгляды прислуги заставляли ее чувствовать себя неловко. Ее появление как законной жены Сангланта сделало ее объектом всеобщего внимания.

— Да. Лучше служить ему «орлицей», чем стать лишь любовницей. «Орлы» давали клятву королю служить до конца. А если ты надоешь принцу — тебя отбросят прочь, и куда ты пойдешь?

— Ты говоришь, как Вулфер!

— Действительно, как Вулфер! — Ханна помолчала, затем произнесла: — Вулфер стал «орлом» еще во времена правления короля Арнульфа. Все знали, что он был одним из фаворитов короля. Потом трон занял Генрих и отослал Вулфера от двора, но изгнать его со службы он не мог! Вот что значит быть «орлом»! «Орлы» — это сила.

— У всех нас есть сила, — пробормотала Лиат, вспоминая кости у дороги. Она взобралась на вал, чтобы получше рассмотреть окрестности. Река несла воды за темнеющий вдали лес. Поля делали землю похожей на лоскутное одеяло — ячмень, бобы, заросли вики. По деревенской улице бродили люди, казалось, до них рукой подать, но Лиат понимала, что в сумерках только чудится, что деревня совсем близко. Грозовые облака, покрывавшие небо утром, давно счезли, теперь оно было чистым, и по нему уже важно плыла луна, солнце совсем недавно скрылось за горизонтом, и на западе еще сияли яркие краски заката. По небосклону были щедро рассыпаны звезды, похожие на драгоценные бриллианты в короне, летнее небо так и называли — Небо Королевы.

— Интересно, могла бы я стать королевой? — пробормотала Лиат, и эта мысль заставила ее содрогнуться. Жить при дворе, вечно думать об интригах…

— Ты замерзла? — заботливо спросила Ханна и накинула на Лиат край своего широкого плаща. Из дворца донеслись раскаты смеха.

— Слава Богу, что он не может править! — внезапно сказала Лиат. — Если бы он хотел стать королем после отца, я бы этого не выдержала!

Ханна рассмеялась:

— Если бы он хотел стать королем, он бы никогда не женился на тебе! Он бы женился на знатной женщине, брак с которой ему выгоден и чья родня поддержала бы его притязания.

— Думаю, я стою всего этого.

— Возможно, он прав. — Лицо Ханны выражало одновременно восхищение и тревогу. — Ты не такая, какой кажешься, Лиат. Возможно, он мудрее всех нас. Говорят, что кровь Аои настраивает на магию, как поэт настраивает лиру.

— Так и говорят?

— Некоторые при дворе считают, что принц стал таким странным после эйкийского плена, потому что чары затмили его разум. Поэтому-то… — Она замолчала, потом улыбнулась, словно извиняясь за свои слова. — Поэтому он и ведет себя, как собака. Собаки стали частью его, а он — частью их, так заколдовал его вождь эйка.

Почувствовав движение воздуха, Лиат обернулась и тотчас увидела сову. Ханна ее не заметила, а та уселась на камень и замерла.

Лиат осторожно сжала руку Ханны, шагнула вперед и опустилась на колени. — Кто ты? — спросила она сову.

Та прикрыла огромные золотистые глаза и не двинулась с места.

— Лиат, — прошептала Ханна, — почему ты разговариваешь с совой?

— Это не обычная сова. — Девушка внимательно рассматривала птицу — никогда еще ей не доводилось видеть таких больших сов, а Лиат провела много ночей, вглядываясь в ночное небо, и не раз наблюдала за охотой этих птиц. — Кто ты?

В ответ донеслось эхо.

— Кто? Кто?

— «Орлица»! Не думала, что ты уйдешь так надолго. — Перед ними появилась принцесса Сапиентия в сопровождении служанок.

— Ваше высочество! — В голосе Ханны слышалось удивление, таким же удивленным было и выражение ее лица.

— Тебя она тоже околдовала? — потребовала ответа Сапиентия, когда Ханна опустилась перед ней на колени, и обернулась к Лиат: — Гордись вниманием моего брата!

— Прошу прощения, ваше высочество, что так надолго покинула вас, — произнесла Ханна спокойно. — Мы с Лиат были знакомы еще до того, как поступили на королевскую службу. Мы почти родственники…

— Но вы не родственники по крови.

— Нет…

— Ты добрая, честная женщина, Ханна. А она… — Сапиентия кивнула стражникам, которые держались неподалеку. — Приведите ее.

— Я должна вернуться!.. — начала Лиат.

— Ты пойдешь со мной. — Глаза Сапиентии светились победой. — С остальными ты будешь вести себя не так свободно, «орлица»!

— Санглант!

Но ветер отнес ее призыв в сторону. Бороться — означало лишь устроить сцену. Победить она не могла, но драка сразу бы осложнила ее жизнь, так что Лиат решила подчиниться и пошла за Сапиентией. Впрочем, она пожалела об этом, когда поняла, что Сапиентия возвращается в пиршественный зал. Внутри толпилось множество народа, придворные и знатные дворяне сидели недалеко от короля в центре зала, слуги и охранники пировали на улице. Там были и герцог Конрад, и маркграфиня Джудит, и другие лорды и леди, которые прибыли ко двору, чтобы поднести подарки королю и получить ответные дары.

Свита короля превратилась в веселую толпу, где каждый веселился как мог. И когда Сапиентия ввела ее в большой зал, набитый людьми так, что казалось, он сейчас лопнет по швам, Лиат готова была поклясться, что взгляды всех присутствующих устремлены на нее. Она почувствовала мгновенную дурноту и оперлась на руку Ханны.

На этом пиру вино лилось рекой, и все гости уже были изрядно навеселе. Однако при виде Лиат король встал, и она с ужасом поняла, что он сейчас в таком состоянии, когда любое слово может вызвать неукротимый гнев.

Но он все же оставался королем.

— Неужели нас почтила своим присутствием любовница моего сына? — спросил он и указал на нее, так что если кто-то и не заметил до сих пор ее появления, теперь таких не осталось.

— Или она просто устала от своего нового завоевания? — бросила маркграфиня Джудит. — И теперь оставила его так же, как сделала это с моим сыном, испробовав на нем магические заклинания? — Взгляд ее ужасал, как взгляд гуивра, и Лиат замерла на месте, словно обратившись в камень. Хью не было, хотя, может, она просто не видит его в море лиц, но Лиат была совершенно уверена, что за этим унижением стоит именно он.

— Об этом судить не нам, но церкви. — Конечно, Генрих был пьян, но не настолько, чтобы потерять над собой контроль. По крайней мере, отца Лиат видела и в гораздо худшем состоянии, но он оставался ее отцом, а Генрих был королем. — Усадите ее рядом со мной, — продолжил он, усмехаясь, — пусть знатная любовница удостоится почестей, которых заслуживает, ведь она украшает постель моего сына. — Генрих знал, что делал. — Но не в одежде простого «орла»! Разве мой сын не подарил тебе платье, более подходящее твоему положению?

Он не собирался выслушивать ответ, даже если таковой и последовал бы; он просто хотел напомнить ей о своей власти, словно Лиат хоть на минуту могла забыть об этом.

Теофану, сидевшая по левую руку от отца, встала со своего места и обратилась к королю:

— Ваше величество, у меня есть причины быть обязанной этой женщине. Позвольте мне одеть ее как подобает.

От Теофану Лиат не ожидала удара. Генрих задумался, но его колебание позволило принцессе сделать повелительный жест в сторону Лиат, и та выскользнула из толпы окружавших Сапиентию придворных и направилась к Теофану.

Ее привели в комнату, где наготове уже стояли служанки. Они держали в руках нижнее белье, платья и украшения. Лиат надела темно-синее шелковое платье, вышитое крохотными золотыми звездочками. Это одеяние было похоже на ночное небо — такое же таинственное и загадочное.

— Я никогда не носила ничего подобного, — с благоговением прошептала Лиат. Служанки умело оправляли наряд. Лиат оказалась примерно такого же роста, что и Теофану, но стройнее. Потом ее опоясали золотой цепочкой с плоскими звеньями. Волосы уложили пышной короной и скрепили золотой сеткой, украшенной жемчугами.

— Господь милосердный, — бормотали служанки, хлопоча вокруг нее. — Неудивительно, что принц ее выбрал.

Лиат привели обратно в зал. Если раньше она сгорала от смущения, чувствуя, что на нее направлены сотни любопытных взглядов, то это было ничто по сравнению с тем, что происходило сейчас. Даже Генрих, оборвав на полуслове обращенную к Сапиентии речь, уставился на нее, забыв, о чем же он говорил. Все замолкли, в зале воцарилась гробовая тишина. Теофану спокойно села на прежнее место рядом с королем, и только теперь все пришли в себя.

— И ни одна собака ее не охраняет? — Голос Конрада, привыкшего командовать сражением, перекрыл все прочие голоса в зале. — Такое сокровище нельзя оставлять без присмотра.

Лиат почувствовала, что неудержимо краснеет, даже шею залила краска. Король смотрел на нее с таким странным выражением, что она не знала, что и думать, потом он предложил ей отпить из его собственного кубка — честь, которой удостаивались очень немногие. Она не осмелилась отказаться. Никаких сомнений, все присутствовавшие сегодня ни пиру расскажут, какой невиданной чести она удостоилась. Больше ей не удастся оставаться незаметной, по крайней мере не в свите короля. Но хуже всего, что пальцы Генриха то и дело касались ее пальцев, и, несмотря на восхитительный аромат жареной курицы, Лиат с трудом проглотила несколько кусочков — не помогло даже выпитое вино, которое обычно придает людям храбрости.

Лиат видела, как в зал проскользнула Хатуи, бросила на нее неодобрительный взгляд и встала за креслом короля. Ханна, находясь в подчинении у Сапиентии, могла только беспомощно посматривать на подругу. Все прочие лица для Лиат сливались в нечто бесформенное.

Молодые люди затеяли перед королем игры в честь Лиат, и она должна была наградить поцелуем победителя. Жонглеры и скоморохи развлекали собравшихся, а она должна была осыпать их серебряными монетами, которые подносили ей для этого слуги. Ей пришлось оценивать поэтов, которые пришли в надежде понравиться ей и тем самым привлечь к себе внимание короля. Сам Генрих сидел, полузакрыв глаза, но в упор смотрел на нее, когда отводил взгляд от придворных. То и дело их ноги соприкасались, но Лиат считала это случайностью — они сидели слишком близко друг к другу. То чувство, которое превратило ее сердце в пылающий костер, не исчезнет никогда.

— Как вы можете воздавать ей такие почести, ваше величество! — не выдержала наконец маркграфиня Джудит. — Ведь в это время мой сын лежит в комнате, обессиленный ее чарами!

Генрих повернулся к ней:

— Я поступлю как должно и рассмотрю все обвинения, представленные мне. Более того, я уже созвал совет епископов, который проведут в Отуне. Там твой сын и эта женщина выступят перед самыми сведущими в таких делах людьми. — Король снова пристально посмотрел на Лиат и поднял заздравную чашу. — Ну а после того как мой кузен Конрад предупредил меня, я не позволю такому сокровищу разгуливать без надлежащей охраны. Она останется со мной, пока…

— С вами, кузен? — вскричал Конрад, а потом расхохотался. — После того как принц насытится ею или раньше? Но и я сражен ее красотой и не стыжусь сказать при свидетелях, что вне зависимости от того, через сколько королевских постелей она пройдет, я с удовольствием предложу ей свое покровительство.

Когда Генрих рассмеялся, дворяне принялись заключать пари: через сколько месяцев она надоест Сангланту, королю, Конраду. И кому она достанется после этого?

О Боже! Она готова была провалиться от стыда.

Слева от нее неподвижно и невозмутимо сидела принцесса Теофану. Чуть дальше — Гельмут Виллам, он не участвовал в пари, а только хмуро смотрел на спорщиков. А Генрих наблюдал за ней с довольной улыбкой. Теперь она ясно видела, что лицо у него искажено похотью. Так на нее смотрел Хью в Хартс-Рест, и то, что следовало за этим, никогда не предвещало ничего хорошего, по крайней мере для нее.

— Теперь вы видите, друзья, — громко провозгласила Джудит, и ее голос разнесся по всему залу, — теперь вы видите, что она околдовала даже нашего доброго короля. Какие еще доказательства нужны для того, чтобы понять — она запятнала руки грязным колдовством?

О Владычица! И тут в темном проеме дверей появился он — один, без свиты. Хвала Создателю, он был одет во все чистое — должно быть, ему помогли солдаты. Саламандры на поясе работы мастера Хозеля скользили как живые в неровном свете факелов.

Он прошел мимо столов и без единого слова и жеста остановился перед столом короля. Генрих сжал ей руку. Лиат вскочила, но король схватил ее за запястье.

— Или моя постель, или его, — пробормотал он чуть слышно.

Ноздри Сангланта раздулись от гнева. Но он не сказал ни слова.

Генрих сжал ей руку. Зарычала собака, но на нее тотчас прикрикнули, и она смолкла. Замерли даже жонглеры и скоморохи, все смотрели на короля.

Постель короля.

Лиат застыла, ошеломленная услышанным. Генрих по возрасту годился ей в отцы, но он не утратил ни задора, ни живости, к тому же он был довольно привлекателен.

Защита короля.

Хью никогда бы не осмелился тронуть ее. Даже епископы, созванные на совет, скорее всего снисходительно отнеслись бы к любовнице короля.

Санглант ждал со спокойствием и обреченностью человека, который чувствует, что сейчас ему нанесут смертельный удар.

— Прошу прощения, ваше величество, — сказала она. — Но я давно дала клятву перед Господом Богом.

Он отпустил ее. Теперь Лиат хотела только одного — поскорее оказаться подальше от этого зала, придворных и короля. Она нырнула под стол и по объедкам и обгрызенным костям выползла с другой стороны — туда, где ее ждал Санглант.

Все сразу загомонили.

Она увидела дверь в самом конце зала и подумала, что, наверное, они никогда до нее не доберутся. Но в конце концов она распахнулась, и Лиат с Санглантом вышли наружу. Над ними раскинулось ночное небо. Лиат хотела бежать, но Санглант удержал ее — бегство было его недостойно.

Он ничего не сказал. Когда они вернулись в комнату, он достал из сумки золотое ожерелье. Лиат вздрогнула. Не произнося ни слова, Санглант надел это ожерелье ей на шеюи посмотрел на нее — в синем платье с золотыми звездами и золотым украшением она казалась настоящей королевой. Ожерелье оказалось неожиданно тяжелым — настоящий рабский ошейник.

— Сними его, пожалуйста, — выговорила она. — Я не имею права его носить.

— Нет, оно предназначено для тебя. — Принц провел рукой по глазам, словно боялся, что это ослепительное видение — лишь сон и исчезнет, как только он откроет глаза. — Даже если бы это было при дворе Тейлефера, ты бы затмила всех.

Лиат дотронулась до золотого украшения, сняла его и положила на стол — его прикосновение к коже казалось ледяным.

— Там сидело не меньше трех сотен человек, и все смотрели на меня!

— Ты привыкнешь.

— Я никогда к этому не привыкну! И не хочу привыкать!

— Тише, Лиат, успокойся.

Санглант попытался поцеловать ее, но она вырвалась и принялась ходить по комнате. Она подошла к окну и выглянула. На улице раздавались голоса и грубоватые шутки, Лиат поняла, что с ее уходом пир закончился.

— Он хотел унизить тебя, — произнес Санглант, подходя к ней.

— Владычица!

— А ты и вправду его околдовала? — небрежно спросил он, проведя пальцем по ее щеке.

— Ничего я не делала!

— Ты ничего не делала, но он предложил тебе свою постель и защиту. Мой отец известен благочестием и сдержанностью, за все годы, что я живу рядом с ним, я никогда не видел его таким.

— Я ничего не делала! — повторила Лиат, оскорбленная его недоверием. Она вспомнила его собственные слова. — Я не стану повторять это снова и снова, если ты во мне сомневаешься!

Он с облегчением рассмеялся:

— Нет, думаю, это тебя заколдовали. Каждый мужчина в зале сегодня вечером был готов предложить тебе постель, половину своих владений и добрую часть фамильных сокровищ за твою благосклонность. Господь свидетель, ты — настоящая красавица, Лиат. — Санглант наклонился к ней так близко, что его дыхание касалось ее волос. — Даже прекрасный Болдуин, по которому сходят с ума все дамы при дворе, не устоял. А мне всегда казалось, что уж он-то равнодушен к женской красоте.

— Кто такой Болдуин?

Санглант отодвинулся от нее, закрыл глаза и несколько минут стоял неподвижно, вслушиваясь в отдаленные голоса. Лиат слышала лишь неразличимое бормотание, но она знала, что у него гораздо более острый слух.

— Нет, — наконец произнес он. — Здесь что-то другое, на тебе лежат какие-то чары.

— И только поэтому ты попросил меня выйти за тебя замуж? — резко спросила она. — Из-за чар? А если епископы решат осудить меня за то же самое?

Он покачал головой, приходя к какому-то решению.

— Ты не предстанешь перед их судом. Завтра утром мы уедем с Конрадом.

— Конрад хуже всех!

— Но мы не можем остаться при дворе! Особенно после того, как король — мой собственный отец — пытался отнять тебя у меня! — Он замолчал, и она поняла, о чем пойдет речь дальше. — Он тебя соблазнял?

Он задал этот вопрос так робко, что она рассмеялась:

— Ну конечно, королевская постель — весьма заманчивое предложение. Защита короля! Я бы сваляла дурака, отказавшись от всего этого, верно? Но я поклялась перед Господом, что не полюблю никого, кроме тебя.

— О Боже, Лиат! — Санглант обнял ее. — У нас будет много красивых и сильных детей, и каждый будет желанным. — Он потянул ее к кровати, но она выскользнула.

— Подожди, я немного постою здесь, — сказала она, подойдя к окну. — У меня все еще кружится голова.Лиат выпила много вина, так что это было неудивительно. Он улыбнулся и уселся на кровать, устремив на нее взгляд.

Она высунулась из окна и глубоко вздохнула. В небесах сияли звезды: Меч Королевы по-прежнему стоял в зените, но отсюда виднелась только часть созвездия. Небесная Река стремилась на запад, а из ее вод вставал Гуивр. Лиат вспомнила, с какой ненавистью смотрела на нее Джудит. Звезд было очень много, многие тысячи. Наверное, у короля столько же придворных и слуг.

— Мы с отцом всегда оставались одни. Даже в Куртубе, где полно людей, мы по большей части оставались одни.

— Куртуба, — сонно пробормотал Санглант. — Мне как-то довелось видеть меч их работы — легкий, но очень прочный.

На севере сияла звезда под названием Кокаб, самая яркая в созвездии Чаши, которая зависла над Небесной Рекой, словно пытаясь зачерпнуть воды и поднести к устам богов. По крайней мере так рассказывали эту историю старые даррийцы, хотя джиннские астрономы, опиравшиеся в своих трудах на исчисления великого философа с острова Гиптос Птоломея, описывали все совсем иначе.

— «Высшая сфера охватывает все сущее», — мягко произнесла она. Книга Тайн лежала совсем рядом, Лиат просто чувствовала ее присутствие, и ей не нужно было открывать страницу, чтобы найти текст джиннского ученого Аль-Хайтама, с которым ее отец как-то беседовал. — «Она окружает сферу неподвижных звезд и касается ее, совершая движение с востока на запад. Каждый день она изменяет весь мир, и все планеты движутся благодаря ее движению».

— Я должен что-то понять? — зевнув, спросил Санглант.

— Кокаб называют Полярной звездой, потому что она указывает на Северный полюс. Должен еще быть и Южный полюс, но я никогда его не видела.

— А его вообще кто-нибудь видел?

— Не знаю, ездили ли так далеко джиннские астрономы. Я не слышала, что на юге есть обитаемые земли. Говорят, что там простирается огромная пустыня и никто не может выжить под палящим солнцем. — Постепенно гости и придворные расходились, и дворец медленно погружался в тишину — замолк смех, стихли разговоры. — Аль-Хайтам говорит, что чем ближе ты подходишь к полюсу, тем длиннее становится день или ночь. И тогда зенит…

Санглант снова зевнул.

Лиат этого не заметила, она показала на небо, потом поняла, что в такой темноте невозможно что-либо разглядеть, и добавила:

— Зенит располагается прямо над головой. И если оказаться прямо на полюсе — перпендикулярной оси мира, то горизонт совпадет с линией астрономического экватора. — Переживания сегодняшнего вечера стирались, когда она смотрела на звезды. Их тайны буквально завораживали ее и могли заставить позабыть о чем угодно. — Но тогда день длился бы почти шесть месяцев — пока солнце проходит через южные созвездия. А когда оно уходит в северную часть неба, на полюсе шесть месяцев будет длиться ночь — ведь солнце опустится ниже линии горизонта. Разве это не прекрасно? — Лиат зевнула — ночь брала свое. — Санглант?

Он уже крепко спал.

Только сейчас она поняла, что вся суета во дворе стихла и воцарилась глубокая тишина. Лиат снова позвала:

— Санглант?

Он всхрапнул, но не проснулся, только перевернулся на бок. Он так и не разделся.

Лиат выглянула в окно, но там только ветер играл в ветвях деревьев. Не было никаких признаков жизни: ни псов, шныряющих по двору, ни сов, которые охотились на мышей, ни даже прислуги и пьяной знати. Казалось, все погрузилось в глубокий сон.

— Отец…

Даже если его душа, освобожденная от груза земной плоти, и плыла по Небесной Реке, Лиат не видела ее, да и не могла увидеть.

Внезапно она ощутила тревогу. В большом внутреннем дворе не было ни души, лишь пыль садилась на столы, закоторыми еще недавно пировали придворные и слуги. У порога лежали четыре «льва», они крепко спали.

Внезапно на нее накатил ужас. Лиат едва успела запереть дверь и тут же без сил опустилась возле нее. Оставалось только надеяться, что прочный засов удержит того, кто хочет войти. Лиат повернулась к окну, но было слишком поздно.

Мелькнула тень. Человек перебросил через подоконник ногу, потом пламя свечи озарило золотистые волосы. Любая женщина сочла бы его лицо красивым, только не Лиат. Заскулила эйкийская собака, и Хью пнул ее ногой, направляясь к Лиат. Она не успела даже подумать о том, как ей защититься. Он схватил ее, дал пощечину и прижал к двери. Она содрогнулась, почувствовав его желание.

И тогда он снова ударил ее.

Она ударила в ответ, но он ничего не чувствовал, в его глазах горел сумасшедший огонь, сейчас никто бы не узнал в этом безумце красноречивого и сладкоголосого отца Хью. Он поволок ее к кровати и швырнул рядом с Санглантом. Тот не просыпался. Он спокойно дышал во сне, и выражение лица у него было как у невинного ребенка — мягкое и кроткое.

— А теперь ты дашь мне то, что даешь ему!

— Нет!

Хью взгромоздился на нее, его лицо нависло прямо над Лиат.

— Иначе я его убью. Я перережу ему горло во сне, а если ты подожжешь эту комнату, то он погибнет первым!

«Это всего лишь кошмарный сон, — подумала Лиат. — Сейчас я проснусь, и все будет хорошо».

Собака заскулила, царапая пол. О Господи! Только бы ей не потерять рассудок. Ей так хотелось ускользнуть в выстроенный в воображении Город Памяти, где она скрывалась все те ужасные месяцы в Хартс-Рест, пока жила с Хью. Но она не должна этого делать.

— Откуда мне знать, может, ты убьешь его после того, как сделаешь свое грязное дело? — хрипло спросила она.

— А ты и не можешь знать! Все спят, Лиат, и никто тебе не поможет. — Его голос дрожал от возбуждения. — Ты не рискнешь поджечь дворец, зная, что король совсем рядом и мирно спит. Он не сумеет спастись и умрет следующим после Сангланта. Его смерть тоже будет на твоей совести. — Лицо Хью исказилось от ненависти, синяк на его скуле казался печатью врага рода человеческого. — Я получу лишь то, чем наслаждается он. Он ничем не лучше собаки. Как ты могла предпочесть его мне?

— Я тебя ненавижу.

Он улыбнулся, и на мгновение его лицо снова стало таким же красивым, как было когда-то.

— Ненависть — обратная сторона любви, моя красавица. Невозможно ненавидеть то, чего не любишь. Ты даже представить себе не можешь, как хороша ты была сегодня — настоящая королева. И ты вполне достойна ложа короля… Вознестись выше всех остальных… Я не мог поверить своим ушам, когда ты отказалась от всего этого! Подумать только — предпочесть королю этого… пса!

— Зависть — грех.

Еще вчера она ненавидела его всей душой, но сейчас это чувство куда-то исчезло. По ее телу словно растекался яд от его прикосновений, и она слабела от этого яда.

— Я попаду в преисподнюю, но ты попадешь туда вместе со мной! Навсегда. Завтра утром мы поедем обратно в Фирсбарг. Ты и я…

— Принцесса Сапиентия…

— На что мне Сапиентия? Нет, прелесть моя, я слишком долго ждал этой минуты. Победа тем слаще, чем труднее она достается.

Хью прижал нож к горлу Сангланта. На коже появилась красная полоса.

— Боже! — выдохнула Лиат. Она могла противопоставить Хью лишь огонь, но огонь уничтожит все, что ей дорого.

— Раздевайся, чтобы я мог увидеть тебя, такую смуглую и прекрасную.Почему волшебство отца, ограждавшее ее от других, не действовало на Хью? Конечно, Хью сам пользовался колдовством, иначе чем же еще можно объяснить то, что он делал с ней в Хартс-Рест?

Может, ей лучше умереть вместе с Санглантом?

— Ты поняла, что я сказал? — Хью прижал нож к горлу Сангланта сильнее, но тот лишь сонно пробормотал что-то и перевернулся на другой бок. Он не мог проснуться. Из-под ножа Хью потекла кровь. Собака зарычала, проползла несколько шагов и вцепилась в ногу Хью. Даже ослабевшая, она пыталась защитить хозяина. Хью отпрянул, выругался от боли и пинком отшвырнул собаку в угол.

У Лиат появился шанс на спасение.

Она потянулась к короткому мечу.

Хью повернулся и оттолкнул Лиат как раз в тот момент, когда она схватилась за рукоять.

— Я убью его! Клянусь, что покончу с ним навсегда! Ты — моя!

Лиат дралась, старалась перехватить руки Хью, пытаясь не поджечь комнату, — ведь совсем рядом на кровати лежал Санглант. Но он не мог ей помочь, а Хью неотвратимо надвигался. Она никогда не избавится от него. Но если она будет бороться, возможно, он ее убьет.

— Будь ты проклята! — Он схватил ее за горло. — Ты принадлежишь мне! Или никому.

— Успокойся, брат. Боюсь, ты переутомился.

Хью не обернулся на голос. Через его плечо Лиат видела открытую дверь. Это совершенно невозможно! Она сама ее запирала! Хью по-прежнему держал ее за горло, и Лиат могла лишь стоять и смотреть, как какая-то фигура переступила через порог и прошла в комнату.

— Брат, — произнесла эта фигура женским голосом, — ты ведешь себя просто непристойно, особенно для человека, который решил посвятить себя церкви и принес обеты перед Господом. Увы, как низко пали священники!

Только теперь Хью ослабил хватку. Его зрачки расширились, он смешно раскрыл рот. Священник отпустил Лиат, и она сползла по стене, словно ее не держали ноги, и села на пол, прислонившись к стене спиной. Недалеко от нее под окном лежала эйкийская собака, она не подавала никаких признаков жизни.

Хью поднял руку и направил на фигуру, то ли угрожая, то ли собираясь применить магию.

Но женщина тоже подняла руку, и Хью неожиданно схватился за горло, словно его что-то душило. Его губы шевелились, но изо рта не вылетало ни единого звука.

— Такое красивое лицо, такой приятный голос, и подумать только — вся эта красота отравлена грехом гордыни и зависти. Мне жаль тебя, брат. — Женщина отступила от широко распахнутой двери, дверной проем казался черным зевом какого-то голодного чудовища. Эта женщина сумела незаметно попасть в комнату, но тем не менее она была вполне материальна, под ее весом слегка поскрипывали половицы, так что быть привидением или дэймоном она никак не могла. — Ты не настолько силен, как думаешь, хотя, готова признать, у тебя есть ум и определенная целеустремленность. Такой талант — и использовать впустую, мучая бедную девушку. Ты должен искоренить в сердце своем низменные чувства и устремления и очиститься от них перед лицом Господа Бога нашего. Тогда ты поймешь, что земная власть и желания плоти — ничто по сравнению с Покоями Света. Все, что ниже, лежит в темноте, а выше… — Она жестом указала на полоток, хотя, конечно же, подразумевала небеса. — Выше — только свет небесный, коий есть не что иное, как кроткое дыхание Бога.

Хью, как он ни пытался, не смог вымолвить ни слова. Он попробовал замахнуться ножом, которым угрожал Сангланту, но тот выскользнул у него из пальцев. Хью был беспомощен. И Лиат искренне обрадовалась, увидев его в подобном положении.

— Иди, брат. Исцели себя, но больше не тревожь ни меня, ни эту девушку.

Хью что-то прохрипел, вряд ли это были слова, скорее проклятия, но они застряли у него в глотке. У стола онспоткнулся и попытался взять свечу, но рука никак не хотела сжиматься. Наконец ему с трудом удалось ухватить ее, и он, по-прежнему нетвердо держась на ногах, двинулся к двери. Внезапно он остановился, рухнул на колени и потянулся к небольшому кожаному мешочку, который раньше был привязан к ошейнику собаки.

— Книга! — Лиат попыталась встать, но не сумела шевельнуть ни рукой, ни ногой.

Он снова потянулся к мешочку, но темная фигура решительно указала ему на дверь.

После того как Хью унес свечу, в комнате стало совсем темно, ночные тени заполнили все уголки. Воцарилась сонная тишина.

Лиат заплакала. Хью душил ее по-настоящему, но только сейчас она почувствовала боль, горло горело и саднило, его словно сдавило веревкой. У Лиат болело все тело. Санглант вздохнул и перевернулся.

— Книга! — снова произнесла она хриплым шепотом. Фигура подошла к кровати.

— Он не сможет ею воспользоваться, если только не обратится к нам.

Вдруг комната озарилась светом, в ладони женщины возник серебристо переливающийся шар. Она положила его на кровать, и тотчас его отсветы упали на Сангланта, осветив выступившую у него на горле кровь от ножа Хью. Женщина откинула капюшон, и он мягко упал ей на плечи.

У нее оказались светлые волосы, заплетенные в толстую косу, уложенную короной, никаких платков и украшений. С того места, где она сидела, Лиат могла разглядеть лишь очертание профиля, по которому невозможно было определить, молодая перед ней женщина или старая.

Незнакомка шагнула вперед и, осветив Сангланта, внимательно его осмотрела. Она дотронулась до его коленей, подняла по очереди каждую руку и внимательно оглядела ладони, потом открыла ему рот и осмотрела зубы, ощупала плечи. Коснулась старой раны на горле, о которой теперь напоминали лишь заживший шрам и хриплый голос, провела пальцем по свежему следу от ножа Хью… Словом, она вела себя так, словно выбирала породистого жеребца для своей конюшни и хотела убедиться, что он действительно здоров и силен.

— Вот, значит, каков ты, Санглант, — произнесла она с любопытством.

Услышав его имя из уст незнакомки, Лиат решилась заговорить:

— Вы его знаете?

— Нет математика, изучающего геометрию небес, который не знал бы о племени, в жилах которого течет кровь, отличная от человеческой, и не слышал бы о Сангланте. Даже дэймоны высших сфер следили за тем, как он растет и развивается.

— Кто вы? — прошептала Лиат. Пальцы у нее покалывало, словно в них возвращалась кровь, но ноги ее по-прежнему не держали, и встать она не могла.

— Люди из свиты герцога Конрада знали меня под именем сестры Анны из монастыря святой Валерии. — Она улыбнулась, но глаза остались холодными. У женщины было странное лицо — никто бы не смог сказать, сколько ей лет на самом деле, светлые волосы в лунном свете казались серебристыми, но самое странное — на шее у нее висело золотое ожерелье, знак королевского происхождения.

— Вы не сестра Анна, — пробормотала Лиат. — Я ее видела. Она была пожилой, с морщинистыми руками, да и глаза у нее были карие.

— Где же ты могла видеть сестру Анну? Неужели ты какое-то время провела в монастыре святой Валерии?

Лиат было заколебалась, но потом подумала, что бояться эту женщину просто глупо. Если она так легко справилась с колдовством Хью, то ей не составит никакого труда сделать с ней все что угодно, даже если Лиат и попытается сопротивляться.

— Я видела ее через огонь. Это было видение. Женщина довольно улыбнулась, теперь она улыбалась по-настоящему. Она подняла руку повыше, чтобы светящийся шар лучше осветил ее лицо.

— Разве ты не узнаешь меня, Лиат?

Шар засветился еще сильнее, от него посыпались искры, и вдруг они превратились в бабочек, которые разлетелись по комнате, так что самые дальние уголки озарились светом. Перед глазами мелькали яркие крылья — рубиновые, лимонные, изумрудные, янтарные, лазурные и аметистовые. Они кружились в веселом танце…

И тогда Лиат, конечно, узнала. И потеряла дар речи.

Господи! На нее нахлынули воспоминания. Она уставилась во все глаза на женщину, которая снова держала в руке светящийся шар.

— Ма… мама?

Бледная женщина пристально вглядывалась в нее.

— Конечно, ты выросла. Ты стала настоящей красавицей, и, как вижу, эта красота доставила тебе немало неприятностей.

— Почему ты пришла? — глупо спросила Лиат.

Женщина выпустила из рук шар, и он взмыл к потолку.

— Я пришла за тобой. Я так долго искала вас с Бернардом. И теперь наконец я тебя нашла.

4

Когда королевой Вендара и Варре была София Аретузская, некоторые клирики обвиняли ее в пристрастии к роскоши, которое почитали греховным. Поговаривали даже, что Господь наказал королеву, наслав на нечестивицу болезнь, подточившую ее изнутри.

Но Санглант сохранил о ней добрую память. Она позволяла маленькому принцу приходить в ее палаты, полные всяких красивых вещей и настоящих диковинок, которые она привезла с собой из Аретузы. Ему нравилось исследовать эти комнаты — рассматривать гобелены, ощущать аромат благовоний, трогать инкрустированные слоновой костью и драгоценными камнями шкатулки, на коврах он вообще мог лежать часами, рассматривая вышитые шелками сцены охоты и пиров. Однажды он случайно разбил вырезанную из горного хрусталя шахматную фигурку рыцаря, и, хотя никто из вендарских мастеров не сумел бы изготовить такую же, София заказала деревянную фигурку и больше ни словом не обмолвилась о происшествии. Его походы в палаты Софии закончились, едва ему исполнилось девять лет, тогда его отослали учиться воинскому искусству. Как ему тогда казалось, именно это и было его предначертанием.

Но он навсегда запомнил прикосновение легкой ткани — над кроватью королевы Софии висела тончайшая газовая вуаль, она казалась похожей на паутинку, и когда маленький Санглант сжал ее в кулаке, ему на какое-то мгновение показалось, что она растворилась, как туман.

Сейчас он пытался выбраться из паутины сна, который опутывал его тонкой, но прочной сетью. Санглант понимал, что если он не проснется сию же минуту, собаки его растерзают.

Надо бороться до последнего.

В видениях ему явился Хью. Красивое лицо священника было обезображено завистью. Он прижал нож к горлу Сангланта, а по всему дворцу люди лежали, погруженные в такой глубокий сон, что, казалось, здесь состоялась какая-то неведомая битва и теперь тела погибших воинов останутся тут навсегда. Принц видел, как на восток летит огромная сова, а из воды на него смотрит получеловек-полурыба. Женщина из народа Аои, чья кровь течет у него в жилах, едет по бескрайним равнинам, а за ней следует человек на лошади, снаряженной, как это принято у куманов.

Она останавливается, чтобы втянуть носом воздух, потом протягивает руки ветру и словно читает какое-то невидимое послание. Слуга наблюдает за ней, из всей одежды на нем лишь рваная и грязная хламида и Круг Единства на шее. Он смотрит, как она поднимает копье и потрясает им в воздухе. Звенят привязанные к древку колокольчики, разрывая опутавшие его тенета…

— И теперь наконец я тебя нашла.

Санглант рычит и вскакивает с кровати, он уже совершенно проснулся. Под окном слабо заскулила эйкийская собака. Принц сжал кулаки и выбросил руки перед собой, готовый защищаться от любой опасности. В плену у Кровавого Сердца только скорость помогла ему остаться в живых.

— Санглант! — Лиат бросилась к нему и схватила за руки. Комнату освещал странный свет: от него не исходило ни тепла, ни запаха, как это бывает со свечой или факелом. Санглант оперся на плечо Лиат, и она поморщилась — не от его прикосновения, а от боли.

— Что случилось? — Он попытался загородить ее от незнакомки, стоящей в комнате, но Лиат остановила его.

— Это моя мать.

Он ничего не понимал. Ее мать? У них не было ничего общего. Разве что женщина держалась с таким же достоинством, что и Лиат, именно оно всегда отличало настоящих дворян от выскочек. Его внимание привлекло ожерелье, поблескивавшее у нее на шее. Неужели она из салийской династии? Она смотрела на него с легким любопытством и совершенно не боялась.

— Чего вы хотите? — спросил он прямо. — Мы с ней помолвлены.

— Да, я слышала об этом, впрочем, до меня доходили и многие другие слухи. Лиат, нам пора уходить отсюда.

— Куда? — спросила Лиат.

— И с кем? — добавил Санглант.

— Лиат, пора выполнять свое предназначение, то, что предначертано тебе судьбой. Ты отправишься со мной в Верну, где будешь изучать искусство математики.

Санглант улыбнулся. Лиат вздрогнула, но он не понял, от беспокойства или от радости. Знает ли он ее на самом деле? Тот образ, что он создал для себя, отличался от настоящей, живой Лиат: за те короткие дни с момента их встречи он понял, что та женщина, которую он встретил в дни осады Гента и воспоминания о которой не давали ему превратиться в животное во время долгого плена, очень мало похожа на ту, что стоит сейчас подле него. Но он умел ждать.

— Вы говорите о запретном искусстве, — заметил он, — которое осуждается церковью.

— Церковь не осуждает того, что полезно и необходимо, — отозвалась Анна. — И я уверена, Господь одобряет нашу работу.

— Нашу работу? — пробормотал он.

Лиат сжала его руку и шагнула вперед.

— Почему ты оставила нас с отцом? Почему заставила нас думать, что ты умерла?

— Дитя, я не оставляла тебя. Вы убежали, и я не могла тебя найти.

— Но ведь ты знала, что отец не в состоянии как следует позаботиться о нас!

— Бернард слишком сильно любил этот мир, — печально произнесла она, и выражение ее лица тотчас напомнило Сангланту сестру Росвиту, когда она успокаивала короля Генриха, — маска любезности, как и у всех придворных. — Это была его главная слабость. Он не мог отречься от плотского, а все плотское — преходяще и смертно. Он восхищался, глядя на весенние первоцветы, оленят, бегающих между деревьями, твоими первыми шагами и лепетом… Но все это — тенета врага рода человеческого, которыми он опутывает сердце человека и привязывает к красоте этого мира. — Она вздохнула, словно строгий учитель над нерадивым учеником. — В тебе я вижу его черты и слышу его голос, но больше никто не пытался изменить тебя.

— Изменить меня?

— Чтобы ты отказалась от своего предназначения.

— Это какого? — поинтересовался Санглант.

— Математика, — твердо сказала Анна. — Собирай вещи, Лиат, мы отправимся прямо сейчас и к рассвету успеем уйти довольно далеко.

— Кто будет нас сопровождать? — спросил принц.

Она пристально взглянула на него, на секунду в комнате потемнело, и Санглант почувствовал настоящий ужас. Никогда еще ему не доводилось испытывать такого — наверное, так чувствует себя муравей, когда на него опускается нога человека.

Через мгновение он уже снова стоял в своей простой комнате, убранной, правда, с роскошью, доступной лишь богато-му дворянину пол устилали ковры, тонкое белье на кровати, стул вместо простой скамьи, медный кувшин для умывания, украшенный резными фигурками, на столе — поднос с двумя серебряными кубками и золотой чашей с ручками в виде драконов. Волшебный шар освещал все уголки в комнате. Все, что здесь находилось, принадлежало королю. Только доспехи казались тут чужеродными, наверное потому, что они достались Сангланту благодаря его собственным усилиям.

— Ты собираешься отправиться с нами? — наконец спросила Анна.

— Я — сын короля, и кем бы по происхождению вы ни были, вы не можете смотреть на меня свысока.

— Я смотрю свысока лишь на земные грехи и страсти. Стоит ли обрекать на них мою дочь? Или лучше уберечь ее от этих слабостей и оградить от соблазнов?

— Блаженный Дайсан говорил, что и в браке отношения бывают чистыми.

Анна сложила руки, словно собиралась молиться, — в такой позе очень любили изображать святых.

— Вы начитанный человек, принц Санглант.

— Вовсе нет. Но я внимательно слушал, когда клирики читали священные книги. — Он позволил себе насмешливо улыбнуться, но эта улыбка была мимолетна и быстро исчезла с его лица. Он знал, за что боролся, и собирался одержать победу.

— Что вы предлагаете? — спросила Анна.

— Защиту во время путешествия. Я буду защищать вас, а вы согласитесь кормить и одевать меня и дадите подходящую лошадь.

— Мне не нужна такая защита. К тому же у меня только две лошади. Вы не можете предложить мне ничего, принц Санглант. Захотите ли вы стать моим слугой и идти пешком?

Первый удар, который обрушивается на тебя в драке и сбивает с ног, всегда оказывается неожиданным. Но он знал, что нельзя сдаваться.

Лиат же это предложение просто потрясло. Она по-настоящему разозлилась:

— У меня есть то, что ты так хочешь получить, — разъяренно вскричала она.

Ее гнев не произвел на мать ни малейшего впечатления.

— И что же это?

— Я!

— Связи телесные лишь мешают сосредоточенности и вниманию, которые необходимы всякому человеку, решившему изучать искусство.

— У меня есть лошадь, и я поеду с тобой, только если Санглант отправится с нами. Он поедет с нами не как слуга, а как солдат. Как капитан.

— Когда-то он был капитаном «Королевских драконов», — задумчиво заметила Анна и внимательно посмотрела на принца. Так обычно смотрит человек, который еще не определился с дальнейшими действиями. Но Санглант решил пока не вмешиваться. Вероятно, слова Лиат заставят ее мать переменить мнение. Так или иначе, но они с Лиат не расстанутся, а уж каким образом досталась победа — не самое главное. Он ни за что не оставит Лиат.

— Его имя известно по всему Вендару и Варре, — продолжала Лиат. — Так что он нужен нам гораздо больше, чем ты думаешь.

Анна подняла руку, и светящийся шар спикировал прямо ей на ладонь, женщина осветила принца. Сангланту пришлось закрыть глаза от яркого света, но взгляд Анны его не смутил.

— Нет, Лиатано, я не вижу никакой ценности в нем — ребенке Аои и человека.

Санглант вздрогнул.

— Я ожидала совсем другого, — сказала Анна, продолжая рассматривать его. Наверное, орел с высоты так рассматривает землю и всех ее обитателей, выискивая добычу. — Но все же… Мы можем узнать о нем больше, чем знаем сейчас.

— Значит, ты согласна? — упрямо спросила Лиат.

— Согласна.

— Владычица! — Со слезами на глазах Лиат обняла Сангланта. — Молю Господа, чтобы в Берне мы нашли покой, как и мечтали.

Санглант обнял ее и бросил быстрый взгляд на Анну. Та смотрела на них без особого одобрения, но вместе с тем и не выказывала недовольства. Ее взгляд, казалось, устремлен в никуда. Санглант понял, что не доверяет ей, хотя и не считал, что решение Лиат поехать с матерью ошибочно. И объяснить эти противоречивые чувства он не мог.

Лиат довольно вздохнула, приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать его, и Санглант тотчас ответил на поцелуй.

Но это не означало, что он забыл обо всем.

— Это совершенно не запланировано, — пробормотала Анна себе под нос. Лиат, конечно же, ничего не услышала, но Санглант с его собачьим слухом отчетливо разобрал каждое слово. — Но нам это пойдет только на пользу.

Когда они выехали, все во дворце еще спали, но на сей раз сон был самым обыкновенным, не магическим. Санглант отчетливо слышал, как храпят придворные и поругиваются во сне солдаты. Пока они собирались, Лиат рассказала ему о ночном нападении Хью, и первым делом Санглант хотел бежать в его покои и задушить этого мерзавца, потом он остыл, понимая, что этим только ухудшит положение. И без того хватало забот. Генрих может помешать им, поэтому они собирались в спешке и молча. К тому же им предстояло еще тихо вывести лошадей из конюшни, а это не так-то просто.

Когда наконец они добрались до ворот, где их ждали три мула и лошадь, Санглант уже сомневался в королевском происхождении Анны — у нее не оказалось никакой свиты. Однако скоро он понял, что ошибся, услышав тихий шепот. Говорили на незнакомом ему языке, который больше напоминал шелест ветра, чем человеческую речь. Он никого не видел, хотя и ощущал чье-то присутствие.

— Кто это? — спросила Лиат так тихо, будто боялась, что от звуков ее голоса проснется весь дворец. Сейчас волшебный шар казался обычным фонарем, хотя его пламя горело слишком ровно, чтобы быть настоящим.

— Мои слуги, — мягко отозвалась Анна.

Санглант вздрогнул, почувствовав, как по его спине пробежали чьи-то ловкие пальцы. Чье-то дыхание пощекотало ему ухо, взъерошенные волосы упали на глаза, а когда он их откинул, возле него уже никого не было. Санглант взвалил свои доспехи на спину одного из мулов, крепко их привязал и протянул Лиат копье.

— Я должен забрать собаку.

— Собаку? — удивилась Анна.

— Моя свита, — усмехнулся он. — Если я оставлю ее, они с ней расправятся. А этот пес неоднократно выручал меня.

— Ужасное животное, — пробормотала Анна, но потом кивнула в знак согласия, словно опускаться до того, чтобы замечать присутствие собаки, было ниже ее достоинства.

Санглант понимал, что должен торопиться. В часовне уже запели Вигилии. Голоса монахов взмыли вверх, потом снова зазвучали ниже. Санглант заслушался и даже замедлил шаг. Возле двери спали «львы», ни один из них не проснулся, когда принц зашел в комнату и с собакой на руках вышел обратно. У ворот он взвалил собаку на спину мула, как мешок с зерном, и крепко привязал ее, потом принялся успокаивать мула, которому запах эйка пришелся не по душе. Но даже несмотря на то что принц торопился, закончить вовремя ему не удалось.

Из предутренних сумерек выступили солдаты — человек двадцать или тридцать, все они вели в поводу лошадей, навьюченных солдатскими пожитками.

— Ваше высочество…

Капитан говорил шепотом, чтобы не разбудить слуг и охранников у ворот.

— Кто это? — спросила Анна.

— Сестра! — Они преклонили колени в знак уважения перед служительницей церкви. Санглант удивленно посмотрел на них. — Лорд принц! — продолжал капитан Фальк. — Прошу прощения, но когда с вами произошли эти события, мы все собрались и принесли клятву, что последуем за вами, если вы оставите королевский двор. Разрешите нам, принц Санглант, поехать с вами. Мы пойдем на смерть, если вы поведете нас.

Господи! Что им ответить? Санглант вспомнил своих «драконов». При мысли о том, что у него снова будут верные солдаты, готовые идти за ним в огонь и в воду, на глаза ему навернулись слезы.

Анна ответила прежде, чем к принцу вернулся дар речи.

— Благородное предложение. Но вы не сможете последовать за нами. Нам не предстоит ни битв, ни схваток, а без дела вам будет скучно. Для вас постижение истины неподходящее занятие.

Мужчины зароптали, но ждали его ответа. К нему были обращены их лица — в основном лица молодых парней, которые еще недавно работали на полях. Только капитан Фальк и еще один ветеран не понаслышке знали, что такое война. Санглант встретился взглядом с каждым, и каждый кивал ему в ответ.

— Сестра Анна права, — произнес он наконец. Сердце у него сжималось от того, что ему предстоит сказать, но выбора не было. Пока он не может командовать. — Я собираюсь уединиться в отдаленной деревне… Пока гнев моего отца не утихнет. Я бы с удовольствием стал вашим командиром, но такая жизнь не для вас. Вам действительно будет скучно, ведь в глуши нет подходящего для солдат дела.

— Но что же нам делать? — спросил капитан Фальк умоляющим голосом.

Санглант понимал, что должен найти какое-то решение, ведь они предложили ему все, что есть у солдата, — свою верность. Он не может просто отослать их.

— Идите к принцессе Теофану. Я доверяю вам позаботиться о ней. Скоро она отправится на юг, в Аосту, и там ей понадобится ваша помощь. А когда ваша помощь потребуется мне, я буду знать, где вас найти. Ни одна битва без вас не обойдется.

— Мы сделаем, как вы сказали, лорд принц. И мы будем ждать от вас вестей.

Тогда он шагнул к ним и пожал каждому руку. Все двадцать семь были широки в плечах, и в каждом чувствовался характер: не всякий решился бы бросить вызов королю и уехать с опальным принцем. Санглант восхищался ими и понимал, что такие люди встречаются редко.

Анна и Лиат уже сели в седла: Анна, как и положено монахине, — на мула, а Лиат — на лошадь, оставив более сильного Ресуэлто для Сангланта. Пора было отправляться в путь.

Только Господь Бог знал, насколько трудно ему было расстаться с прежней жизнью — жизнью принца, лорда и воина.

— Мы будем ждать вас, принц Санглант, — сказал капитан Фальк, остальные солдаты тихо повторили его слова. И поняв, что их присутствие мешает принцу уехать и порвать с прошлым, капитан Фальк приказал людям разойтись, что они и сделали достаточно быстро.

Санглант вскочил на Ресуэлто и поспешил вслед за Лиат и Анной, которые уже выехали за ворота. За ними шли тяжело груженные мулы. Он не заметил никаких слуг Анны. Где-то на дереве ухнула сова, но в темноте ее не было видно.

Анна даже не оглянулась. Лиат бросила прощальный взгляд на стены — дворец остался позади, и неприятности тоже. Но Санглант глотал слезы — он стал чужим для отца. И ему пришлось оставить таких отличных солдат.

КАМЕНЬ ЗА КАМНЕМ

1

Он собирает камни размером не больше кулака, но и не меньше куриного яйца — иначе они не подойдут для того, что он задумал, — и складывает их в кожаную сумку. Их должно быть достаточно много. Здесь, в северных землях, камней много. Говорят, когда-то их принесла с собой снежная лавина.Он слышит шаги, но это всего лишь одна из рабынь, и, выслушав, он отсылает ее. Обладая острым умом, он сумел создать из своих рабов настоящую сеть для поиска соперников. И теперь он направляется в долину, к тому месту, где, по словам рабыни, должны встретиться два его последних врага.

Он находит удобную позицию между двумя валунами — отсюда ему видно все, а его заметить почти невозможно. Он с интересом наблюдает за дуэлью: Первый Сын Первого Колена, сильный и осторожный, спокойно наблюдает, как его противник — Седьмой Сын Второго Колена — кружит вокруг него. Тот слишком зол, а злость — плохой помощник. Оба брата сходятся, награждают друг друга первыми ударами и отступают. Седьмой Сын быстр и безжалостен. У Первого Сына больше сил, но он не растрачивает их попусту — схватка еще только началась. Он позволяет Седьмому Сыну кружить, делать ложные выпады, уворачиваться, наскакивать и отступать, экономя собственные силы.

Еще один выпад, еще один удар. Течет кровь. Первый Сын ранен в плечо, но и Седьмой Сын слабеет. Схватка начинается заново.

Кто станет победителем — вопрос времени. Седьмой Сын свиреп, но злость не поможет ему. Первый Сын умен, иначе бы он не сумел спастись из Гента, выведя большую часть своих солдат. Вот и сейчас он показывает себя с лучшей стороны.

И вот наконец Седьмой Сын лежит в луже крови на земле. Пятый Сын, не дожидаясь, пока Первый Сын отрежет косу брата, что будет означать его победу, выбирается из укрытия и по тропинке идет к фьоллу — гнезду Мудроматерей. Он проходит мимо молодой Мудроматери, которая направляется как раз туда, но не останавливается, чтобы поговорить с ней. Он должен поторопиться, если хочет победить Первого Сына.

Здесь, на высоте, постоянно дуют пронизывающие ветры, поэтому никаким деревьям и кустам тут не удержаться — на камнях растет только мох. Им покрыта вся земля, лишь на склонах видны голые камни — недавно там прошли оползни, и их следы еще не успели зарасти. По склону струится талая вода — чистая, как слеза, и холодная, как лед. Вокруг — только скалы. Их стачивает река, обволакивает мох, но они, словно доспехи, укрывают землю, холмы, берега, скрывая в недрах огонь.

Над фиордом склонилась скала, она похожа на занесенный нож, а с нее вниз, в тихие спокойные воды, маленьким водопадом стекает ручей. Скала, на которой он стоит, отражается далеко внизу, но он видит собственное отражение. Какое-то мгновение он смотрит на него, потом налетает ветер, и рябь на поверхности воды смахивает его прочь. Вот так и смерть когда-нибудь настигнет его. Но не сегодня.

Вдалеке раздается вой собаки. Над скалой на противоположном берегу парит сокол. К нему присоединяется второй, третий…

Ветер бьет его по плечу, и он отходит от края скалы и направляется к кольцу Мудроматерей. Он осторожно ступает по песку — здесь, на фьолле, живут ледяные черви, они раскидывают свои серебристые сети, и каждая крупица песка напоена ядом. Это их тропа.

Сегодня особенно тихий день. В это время года такие тихие дни стоят до самой зимы — долгой ночи. Но на фьолле ветер никогда не ослабевает, неутомимо обрушиваясь на скалы. А сегодня он затих, лишь иногда слабым порывом напоминая о себе, как будто он тоже ожидает решения Мудроматерей.

Неподалеку образовалась лощина — здесь Мудроматери собираются, чтобы обсудить свои дела. Их мысли уносятся прямо в небеса и доходят до Старика — Луны, как зовут его мягтотелые, который в давние времена был изгнан на небесный фьолл в наказание за свои злодеяния. Вот почему среди всех звезд на небе только Луна все время умирает и снова возвращается. Такова судьба всех Детей Скал.

Мудроматери стоят тесным кругом, их огромные тела застыли, окаменели. Серебристый песок под их ногами неподвижен — вездесущий ветер не касается его; не видно ни следа прежних бурь; ничто не тревожит гладкую серебристую поверхность, потому что земли Мудроматерей защищают ледяные черви.

Только сами Мудроматери знают, что таится под землей.

Долго-долго он смотрит на сверкающую лощину. Ее покой не нарушает никакое движение. Все спокойно.

Но это иллюзия.

Даже крошечные существа, обитающие на фьолле, стараются обходить это место стороной.

Он достает из сумки камень и бросает его. В том месте, где камень коснулся земли, на песке появляется рябь, словно это не песок, а вода. Когда песок успокаивается, он делает шаг, проверяя надежность поверхности, и только потом переставляет вторую ногу.

Камень шевелится, из песка вырывается полупрозрачная молния, похожая на лед. Появляется клешня и хватает камень, тот исчезает, словно его и обладателя клешни поглотил песок. Песок в том месте, где лежал камень, выравнивается, и снова все спокойно.

Он замирает на месте.

Он ждет, не смея пошевелиться.

Он не боится ледяных червей. Они очень хрупкие существа и чувствуют себя уютно только глубоко под землей в своих гнездах. Но эти гнезда почти сплошь состоят из сильнейшего яда.

Нет существа, которого Дети Скал боятся больше, чем ледяных червей. Никакая смерть не может сравниться с ужасной участью отравленного гнездом. Яд ледяных червей питает Мудроматерей, которые ухаживают за корнями земли. Только они настолько сильны, что не боятся яда, — земля сама помогает им.

Всем остальным существам этот яд приносит страшные мучения. Именно так Кровавое Сердце отомстил своему брату. Он оживил его, а потом отравил этим ядом. Это привилегия чародея: даже после смерти его кара может настичь врага.

Пятый Сын достает из сумки еще один камень и снова бросает его на песок. По одному камню за раз. Он продвигается к небольшому пригорку посреди песчаной площадки. Поверхность песка переливается перламутром.

На этот короткий путь у него уходит почти половина короткой летней ночи, но когда он добирается до пригорка и делает последний шаг, ступая на каменную поверхность, он может отдохнуть и расслабиться. Наконец-то он в безопасности. Куполообразный холмик греет ноги и пахнет серой. Он в безопасности.

До тех пор, пока не придется отправляться в обратный путь.

Он уже проделывал такое и раньше. Только здесь, в самом центре земель, простой смертный может услышать шепот Мудроматерей. Ни одной земной твари не хватит жизни, чтобы услышать и понять хотя бы одну мысль Мудроматерей, но самые юные из них все еще могут говорить, если у кого-то хватит терпения их слушать. Раньше он спрашивал у них совета и выслушивал все, что они ему говорили.

Но сегодня он не ищет их советов.

На смену ночи приходит утро. Он терпеливо ждет.

Первый Сын еще далеко.

Пятый Сын ждет и слушает.

«Они. Пройдут. По. Мосту. Мимо. Водопада.

Они. Расстанутся. Вода. Огонь. Реки. Потекут. Вспять.

Создать. Пространство. Создать. Пространство».

Проносится вздох. Ветер летит, рассказывая о северных фьоллах, бормочет о восточных и совсем неслышно шепчет о немногих, разбросанных на юге, где земля истощена приливами, отливами и подземными водами, где встречаются реки и океан, а в воздухе пахнет солью и чужими землями.

Для него так и остается загадкой то, о чем говорят Мудроматери. Солнце проходит через зенит и начинает скатываться к горизонту, когда он наконец слышит шаги, а потом и яростный крик Первого Сына, который выскочил из-за камней на край песчаной площадки.

 Трус! — вопит он. — Ты хотел спрятаться от меня! Слабак! Тебе все равно придется выйти — там нет ни питья, ни еды. Выходи и сражайся!

 Иди сюда и забери мои нити, — говорит Пятый Сын. Он показывает три косы, обвязанные вокруг руки. — Если я и умру здесь, тебе все равно придется забрать их, чтобы доказать Мудроматерям свою полезность.

На секунду Первый Сын замирает в удивлении. Он, самый сильный и осторожный из всех, достал пока всего одну косу. Но он не собирается спрашивать, как его сопернику удалось собрать целых три. Он контролирует свои эмоции. Он не глуп.

Он собирает камни с края площадки и, набрав столько, чтобы хватило добраться до брата, бросает первый камень на песок.

Поверхность расходится кругами, он делает первый шаг. Из-под песка появляется клешня и поворачивается, пытаясь схватить добычу. Через мгновение камень и клешня исчезают. Первый Сын бросает следующий камень, Пятый Сын терпеливо ждет. Солнце опускается все ниже. Он ждет до тех пор, пока Первый Сын не проходит примерно половину пути. Затем, выждав момент, когда Первый Сын замер на месте, Пятый Сын достает камень из своей сумки и бросает его под ноги противника.

На мгновение наступает тишина. Ветер шепчет за его спиной. Тени Мудроматерей падают на землю.

Первый Сын понимает, что сейчас произойдет, и прыгает, пытаясь достать до пригорка, но ни одно существо не может двигаться быстрее ледяных червей.

Из песка появляются три клешни, которые хватают камень, а следом за ними на поверхность вылезает длинный хвост, он мечется из стороны в сторону в поисках жертвы. Кожа существа прозрачна, как стекло, и под ней виден бурлящий внутри яд. Острый хвост наносит несколько стремительных ударов, но первые два раза удача спасает Первого Сына. На третий раз удар точен. Существо исчезает в песке. Первый Сын кричит от боли, ярости и страха.

Его выворачивает судорогой, он роняет на землю все собранные для обратного пути камни, и они рассыпаются вокруг него. Маленькие клешни находят камни и увлекают их за собой под землю. Там они будут лежать веками во власти ледяных червей.

Зачем ледяным червям камни? Кто знает?

Первый Сын содрогается в конвульсиях. Кровь начинает течь у него изо рта, носа, ушей и глаз.

Пятый Сын выжидает. Ему нужно срезать с поверженного врага косу до того, как тот навеки исчезнет в песках. Это самая сложная часть, ему придется точно рассчитать время — когда Первый Сын уже не сможет сопротивляться, но ледяные черви еще не схватят его. Пятый Сын ждет. Его соперник медленно погружается в песок.

Маленькие клешни уже обвили его ноги и тащат за собой вниз. Тело Первого Сына — слишком большая добыча для ледяных червей. В глазах лежащего виден страх, это единственный страх, который могут показать Дети Скал, не потеряв чести. Пятый Сын бросает камень на противоположную сторону площадки, чтобы отвлечь внимание червей, и устремляется к парализованному врагу, который видит его, но не может сопротивляться.

Он забирает у брата косы — его собственную и ту, которую он забрал у Седьмого Сына, — и снова бросает камень, перепрыгнув в безопасное место. Краски вокруг становятся тусклыми, заходит солнце, на небе появляются первые звезды. Он смотрит, как пески поглощают Первого Сына — тот теперь абсолютно беспомощен и останется таким еще долгое время. Жрецы говорят, что ледяные черви едят свою добычу или же ее ест то существо, которое они выращивают и охраняют.

Кто знает? Оттуда еще никто не возвращался.

Мудроматери не отвечают на этот вопрос.

Если верить жрецам (а никто не знает, правду ли они говорят: жрецам выгодно делать вид, что им ведомы такие вещи, о которых не знает больше никто), то может пройти тысяча лет, прежде чем живой камень, в который под действием яда превратился Первый Сын, переварится в гигантском желудке под землей. Тысяча лет — это срок жизни всех Детей Скал вместе взятых. Но тысяча лет — ничтожный срок для моря и ветра. Для скал тысяча лет — это одно движение пальца на руке Мудроматери. Звездам же тысячи лет не хватит даже для одной мысли.

Пятый Сын бросает перед собой камень за камнем и к рассвету ступает на твердую почву.

Издалека доносится пение Быстрых Дочерей — они пляшут на площадке для танцев.

Он считает косы: одна, две, три, четыре, пять. И шестая — его собственная — все еще на голове.

Он уходит с фьолла, чтобы возвестить о своей победе.

Когда Алан проснулся, оказалось, что он запутался в простынях и лежит в постели один. Он услышал, как молится Таллия.

Она торопливо произносила слова молитвы, словно боялась, что ей помешают договорить до конца. Начинало светать. Склонив голову, она стояла на коленях перед открытым окном в одной ночной рубашке.

Алан почувствовал, что его переполняет желание обладать этой женщиной. Он перевернулся на живот, но это не помогло. Горе проснулся, сладко зевнул и встал, готовый последовать за хозяином, куда он прикажет. Алан вскочил с кровати и выбежал из комнаты. Таллия не обратила на него внимания или, увлеченная своими молитвами, просто не заметила этого поспешного бегства. Таллия настаивала, чтобы оба они спали в нижнем белье, и сейчас он был даже рад этому. Возле монастырского домика для гостей, где они остановились на ночь, протекал ручей. В рассветном сумраке он добрался до воды и умылся. Холодная вода успокоила и освежила его. Потом Алан перепрыгнул через ручей и скрылся в кустах. Горе тихо зарычал. Он принюхался, потом начал энергично рыть лапами землю — собака очень любила жуков и сейчас поймала одного. В листве зашуршал ветер, начал накрапывать мелкий дождь. Грязный и замерзший Алан вернулся в комнату. Он уже достаточно восстановил душевное равновесие, чтобы сидеть на кровати, но встать на колени рядом с ней он так и не решился. К тому же Таллия могла молиться несколько часов подряд.

Когда рассвело, пришли слуги, омыли ему ноги и принесли одежду. Таллии пришлось прекратить свои молитвы, чтобы они могли приготовиться к отъезду. Граф Лавастин не собирался тратить время впустую. Он хотел попасть домой как можно скорее.

На улице граф приветствовал сына той краткой улыбкой, которая говорила о его глубочайшем расположении. Каждое утро Алан видел у него на лице эту улыбку.

Лавастин постоянно намекал на то, что не прочь стать дедом. У Алана от таких намеков сжималось сердце — как он мог объяснить то, что происходило между ним и Таллией? Разумеется, слуги, спавшие у двери хозяйских покоев, подозревали, что дело нечисто — ведь по ночам из спальни не доносилось ни единого шороха. Таллия пару раз упрекнула Алана за то, что он ворочался во сне и беспокоил ее. Ему снился Пятый Сын. В конце концов слуги могут думать что угодно. Но Единый Господь создал людей по своему образу и подобию и наделил их бессмертием: у них рождаются дети, а их дети рождают своих детей. По таким законам жило все человечество и все сущее на земле, в воде и в воздухе.

По таким законам живет и графство Лавас.

Алан старался не думать об этом. Когда он находился рядом с Таллией, его тело реагировало на присутствие молодой девушки совершенно определенным образом. Неужели она не чувствует ничего подобного? Неужели она действительно отмечена Богом? Иначе почему она может спокойно молиться полночи, в то время как он, Алан, крепко спит? Почему она соблюдает пост, когда он жадно набрасывается на еду? Как можно говорить о единении двух чистых душ, не загрязненных похотью, когда его душа просто полыхает страстным желанием обладать ею?

— Отличное утро, — заметил Лавастин. — Дождь — это божественное благословение. Урожай будет лучше расти.

— И наше состояние увеличится, — сказал лорд Жоффрей, который ехал по левую руку от графа. Алан взглянулна него: ему показалось или в его голосе и вправду прозвучали нотки равнодушия и скуки? Обычно Жоффрей был подчеркнуто вежлив. — Твоим слугам следовало бы лучше выполнять свои обязанности, лучше ухаживать за садами. Их надо больше поливать, — продолжил он.

— Я не вижу в садоводстве особого смысла, тем более что я никогда этим не занимался, — отозвался Лавастин. — Король меня поддерживает, а остальное не так уж важно.

— Король, благослови его Господь, не может жить вечно. Среди подданных ходят слухи, что король собирается объявить наследником своего незаконнорожденного сына. Но у принцессы Сапиентии свои сторонники, и они не станут сидеть сложа руки.

— Король даровал мне награду, которую я хотел получить больше всего. Теперь я могу спокойно трудиться на той ниве, что завещал нам Господь, — буду заботиться о процветании моих земель и подданных.

— Разве это угодно Богу? — спросила Таллия. — Господь хочет, чтобы мы очистились от печати тьмы, которой отмечены все живые существа, кроме блаженного Дайсана.

— Даже блаженный Дайсан возделывал земные поля, леди Таллия. Разве мы не знаем его и как пастыря, который охраняет свое стадо от волков алчущих? Что если бы не было ни женщин, прядущих и ткущих, ни мужчин, пашущих и плотничающих, не было бы никого, кто повелевал бы ими, ибо Господь каждому определил место в этом мире? Что тогда станет со священниками, которые молятся за наши души и получают за это воск, муку и ткани?

— Зачем же тогда они стремятся отбросить бремя земного бытия и уйти в Покои Света? — удивленно спросила она, раздраженно пожав плечами.

Даже граф Лаваса не смел критиковать женщину, которая хоть и стала его невесткой, оставалась особой королевской крови, выше него по роду и положению.

— Вероятно, так и должно быть, — коротко согласился он. Лавастин еще после победы в Генте отослал домой большую часть своих людей, но Таллия привела с собой немалую свиту. Покарав ее мать, мятежную принцессу Сабелу, король великодушно позволил Таллии оставить при себе слуг, без которых она не привыкла обходиться. Поэтому теперь они возвращались в Лавас как маленькая победоносная армия.

— Не прельщайся удовольствиями жизни при дворе, Алан, — добавил Лавастин. — Какой смысл все время проводить в свите придворных, подобострастно ловя каждый взгляд и жест короля? Ради его удовольствия? Чтобы угодить ему?

— В удовольствиях короля нет ничего, над чем стоило бы смеяться, — оскорбленно возмутился Жоффрей. — Нет греха в том, чтобы наслаждаться охотой и прочими радостями жизни при дворе!

— Я успел заметить, — сказал Лавастин самым язвительным тоном, — что с гончими, лошадьми и ястребами ты знакомился гораздо охотнее, чем с производством тканей, кузнечным делом, сельским хозяйством, торговлей и медициной.

— У меня есть жена, а у нее управляющий и слуги. Так что пусть они и занимаются хозяйством.

— И у тебя, и у меня, и у нее есть управляющие. Но это не значит, что командир может рассчитывать на благополучный исход сражения, если сам во время битвы развлекается в шатре. Нет, кузен, Богу угождают настоящими делами, а не развлечениями.

— Господу угодны наши молитвы, — упрямо повторила Таллия.

— Разумеется. — Лавастин постоянно соглашался с ней. Он улыбнулся. — И я молю Бога о том, чтобы он благословил ваш брак.

— Конечно, — поддержал его Алан. — Союзу двух людей необходимо благословение Господа.

Взглянув на него, Таллия покраснела и отвернулась. Среди слуг раздались смешки. Лорд Жоффрей тонко улыбнулся.

Дорога свернула в лес, и некоторое время они ехали молча, любуясь обступающими торную тропу деревьями. Дажетелеги не скрипели, катясь по наезженной колее. Лес кончился неожиданно, и теперь перед путниками расстилался цветущий луг. Вдалеке промелькнула косуля с маленьким детенышем, высоко в небе парил орел.

В полдень они добрались до деревни, и тотчас отовсюду стали сбегаться дети посмотреть на свиту вельможи. Впрочем, испугавшись собак, они быстро исчезли. У деревенского колодца они остановились напоить лошадей. Алан удерживал собак и следил, чтобы они ни на кого не бросились. Понемногу жители деревни подошли оказать уважение господам. Одна старуха угостила Алана таким крепким сидром, что, сделав глоток, он закашлялся и ухватился за скамью, чтобы не упасть. Она рассмеялась, а он смущенно поблагодарил ее за подношение.

Но все же дело было не только в сидре. При виде Таллии у него начинала кружиться голова. Она повязала голову кружевной вуалью, но из-под нее все равно упрямо выбивалось несколько прядок. Он верховой езды она раскраснелась, и у Алана сильно забилось сердце. Он протянул ей чашу, она приняла напиток у него из рук — отказаться значило бы обидеть жителей — и пригубила сидр. Алан позавидовал деревянной чаше, край которой сейчас касался ее губ. Сделав глоток, она передала чашу слуге, а сама села на скамью. Тут же ей принесли пироги, хлеб и острый сыр. Это были скромные приношения, но, казалось, ей они принесли больше удовольствия, чем самые изысканные яства на пиру.

— Примет ли юный лорд в дар яйцо?

Для такой маленькой деревушки это был щедрый дар, тем более что его поднесла девушка, которой, как мог судить Алан по бедной одежде, вряд ли часто доставалось такое лакомство. Она была не старше Таллии, светловолосая и очень симпатичная. Похоже, торопясь принести свой дар, она наспех ополоснула лицо, и на щеке у нее осталось гряз ное пятнышко. Внезапно Алан обрадовался тому, что они не остаются в этой деревне на ночь. Девушка положила яйцо ему на ладонь, и он поблагодарил ее. В эту минуту к ним подошла Таллия и встала рядом.

Кто-то засмеялся. Девушка ушла, впрочем оглянувшись на молодого лорда. У Таллии вспыхнули щеки, и она решительно взяла его за руку.

Это было маленькой победой. Он крепко сжал ее пальцы. Теперь у него снова появилась надежда.

— Господь будет благоволить к нам, пока мы остаемся чисты, — пробормотала она.

Слова застряли у него в горле. Он чувствовал себя так, словно его ударили. Таллия отпустила его руку и пошла к своей лошади, оставив его ошеломленно смотреть ей вслед. Алан разломил яйцо на две части и отдал Ярости и Горю. Вскоре они уехали из деревушки.

Не прошло и часу, как их нагнал гонец. Он сообщил, что следом за ними едет «Королевский орел». Лавастин предложил всем спешиться, и в скором времени они увидели уставшего посланника. На щеке виднелись подтеки грязи, волосы покрылись густым слоем пыли, и лишь кое-где проглядывал их естественный рыжий цвет.

— Граф Лавастин, я здесь по приказу его величества короля Генриха. Благодаря принцу Сангланту до его ушей дошла история со смертью Кровавого Сердца. — «Орел» сделал паузу. Алан по собственному опыту знал, что такая задумчивость «орла» означает не желание скрыть информацию, а всего лишь то, что он вспоминает послание, которое он запомнил много дней, а то и недель назад. Наконец «орел» снова заговорил: — Граф Лавастин должен быть осторожен. Тот, чья стрела убила Кровавое Сердце, защищен от магии, но если проклятие все еще действует, оно ищет следующую жертву.

— Проклятие, — пробормотал Жоффрей.

— Принц Санглант говорил о проклятии, — сказал Алан, — и эйка верят, что оно существует.

— И все же Кровавое Сердце мертв, — мрачно улыбнулся Лавастин. — Как бы то ни было, я ценю свою жизнь и тем более жизнь моего сына. Пусть на расстоянии длины копья друг от друга вокруг нас идут солдаты и следят, чтобы к нам не приблизилось существо, похожее на то, чтоописал принц Санглант. Пусть священники денно и нощно молятся в церквях и часовнях. Верующему в Господа нашего и соблюдающему Его заветы нельзя причинить вред.

Лавастин решительно взмахнул рукой, показывая, что такова его воля и больше он ничего не намерен обсуждать. Ужас тихонько гавкнул, ему ответил Страх. Горе обнюхивал кусты, растущие в канаве вдоль дороги, а Ярость завалилась в тень телеги и высунула язык.

Лавастин повернулся к «орлу»:

— Возвращайся к королю. Передай принцу Сангланту, что я признателен ему за предупреждение. Если ему когда-нибудь понадобится моя помощь, я сделаю все, что в моих силах.

Жоффрей тяжело вздохнул:

— Если по вопросу о престолонаследии возникнут споры, тебе придется вспомнить это обещание.

— Господь велит нам всегда возвращать долги, — возразил Алан.

Лавастин кивнул:

— Ты все понял, «орел»?

«Орел» смутился.

— Отношения между королем и принцем испортились, — сказал он, осторожно выбирая слова. — При дворе случилась ссора, и принц впал в немилость. Его собаки напали на короля, он сам ударил священника на глазах у всего двора. Принц Санглант пошел против воли короля, объявив, что женится на женщине низкого происхождения, которая к тому же обвиняется в колдовстве. — Заметив, что он говорит слишком громко, «орел» откашлялся и продолжал уже спокойнее: — Впрочем, его самого могли заколдовать.

— Лиат, — выдохнул Алан.

Таллия повернулась и хмуро посмотрела на него.

— «Орлица», — сказал Лавастин.

— Теперь уже нет, — ответил «орел». — Она лишилась своего плаща и значка. Сейчас она просто любовница принца. Или, по крайней мере, была ею, когда я покидал Верлиду.

— Лучше бы она отправилась с нами. Никому не стоит идти против воли короля. — Лавастин посмотрел на дорогу — его воины уже перестроились и шли, кольцом окружая всадников, а два священника зажгли кадила и ладаном освящали дорогу впереди и позади отряда. — Скажи королю Генриху, что если этой опозоренной женщине больше некуда будет идти, она всегда сможет найти пристанище в графстве Лавас.

— Ты считаешь, что это разумно, кузен? — недовольно спросил Жоффрей.

— Я уверен, что это и благоразумный, и дальновидный поступок. Я чувствую, когда кто-то представляет для нас опасность. А эта женщина для нас не опасна. Здесь что-то есть… — Он наклонился, всматриваясь в дорожную пыль, но буквально через секунду сморгнул и продолжил: — Человек, на чьей стороне она выступит, держит в руках козырную карту.

Когда «орел» уехал и свита снова двинулась в путь, в ушах Алана снова зазвучали сказанные Таллией на свадьбе слова: «Я всего лишь пешка, не более, да и ты тоже. Просто ты этого не замечаешь».

2

Возле дворца в Верлиде королева София приказала разбить сад в аретузском стиле. Сад представлял собой восьмиугольник: восемь стен, восемь скамей, восемь клумб, ярко цветущих каждую весну и лето, и восемь дорожек, ведущих в центр сада, где был устроен великолепный фонтан в форме башни, увенчанной куполом, которую окружали восемь ярусов со статуями трубящих ангелов. По легенде, в тот день, когда умерла королева София, в фонтане перестала бить вода.

На самом деле это случилось много раньше, когда мастера, создавшие хитрую систему подачи воды, умерли от лихорадки — видно, так и не смогли привыкнуть к холодным зимам, а кроме них никто не знал, как починить фонтан. Но красивая история, как и все истории такого рода, сохранилась.

Росвита прогуливалась вокруг фонтана с шестью молодыми девушками из свиты Теофану, все они были из благородных семей и постоянно находились при принцессе. Сама Теофану взобралась на нижний ярус фонтана и сейчас стояла на каменном крыле одного из ангелов, держась за трубу другого. Отсюда она видела развилку дорог и все, что там происходило.

Из сада вообще открывался великолепный вид, поскольку дворец стоял на возвышении. Внизу простирались поля, леса и пастбища, тут и там были живописно разбросаны маленькие деревеньки. Серебристой лентой сверкала на солнце река.

Росвита наблюдала, как свита герцога Конрада добралась до развилки и повернула на юг. В воздухе реяли знамена, но с такого расстояния люди казались игрушечными фигурками, и никто бы не смог угадать, какая из них — герцог.

Интересно, думает ли Конрад о Теофану? Действительно ли он сожалеет о том, что король Генрих запретил этот брак, или же он разгневан из-за того, что кто-то посмел ему отказать?

И как к этому относится сама Теофану? Сожалеет она о несостоявшейся помолвке или испытывает облегчение? Росвита не могла сказать точно. Другая бы девушка на месте принцессы плакала или злилась, но не Теофану — она слишком хорошо скрывала свои чувства.

— Теофану.

По дорожке к фонтану направлялся принц Эккехард. За ним шла его свита — мальчики примерно одного с ним возраста. Школа только вчера приехала в Верлиду, и брат с сестрой еще не поговорили.

— Ты рада, что Конрад уехал? — спросил он, вскарабкавшись на постамент возле Теофану. — Я хотел отправиться с ним в Вейланд, но отец говорит, что я должен ехать в Гент и стать аббатом монастыря святой Перпетуи, который он хочет основать там в благодарность за спасение Сангланта. Но я вовсе не хочу туда ехать! Я знаю, что отец ужасно разозлился на Сангланта за то, что он сбежал с той женщиной, но меня-то он почему наказывает?

Эккехард никогда особо не задумывался над тем, что именно он говорит. Хотя, вероятно, сейчас он просто не понимал сути происходящего, поскольку не видел того гнева, который охватил Генриха, когда он обнаружил, что Санглант и Лиат сбежали.

Теофану непроницаемо улыбнулась и ответила:

— Он не наказывает тебя, Эккехард, он наделяет тебя властью. Отец будет решать нашу судьбу по своему усмотрению, чтобы королевство стало сильнее.

Росвита не могла определить, действительно ли в голосе принцессы прозвучала ирония или даже сарказм.

Ворота, ведущие в тихий сад, снова распахнулись, и появился король со своей свитой. Гомон толпы раздражал Росвиту. Да что же, в конце концов, с ней происходит — ведь она всегда гордилась своей любезностью и даже мягкостью! И раньше ей не случалось сердиться из-за таких пустяков. Она приобрела доверие короля и всего двора вовсе не для того, чтобы влиять на Генриха или потешить свое самолюбие — свою жизнь при дворе она воспринимала как одно из послушаний, дающихся монахиням. Такого волнения она не чувствовала уже много лет. Ей, как и Генриху, хотелось знать, что случилось с Санглантом и Лиат, но до тех пор, пока сам Генрих не заговорит об этом, никто не имеет права поднимать тему побега принца.

Вокруг короля вились придворные, главными фигурами сегодняшнего дня, несомненно, являлись унгрийский и салийский послы. Сапиентия явно предпочитала элегантного салийского лорда, который представлял интересы принца Гиллиарма; Генрих же не отдавал никому видимого предпочтения и одинаково радушно выслушивал и того и другого. Дойдя до фонтана, он отвернулся от унгрийского посла и помог Теофану спуститься. Эккехард спрыгнул вслед за сестрой.

— Я поеду с тобой завтра на охоту, отец? — спросил он.

— Конечно, — рассеянно ответил Генрих и пристально посмотрел вслед удаляющейся свите Конрада. Наверное, в эту минуту он думал о Сангланте. Король притянул к себе Теофану, обнял ее и через мгновение принялся обсуждать с Вилламом и другими лордами ситуацию в Аосте, совершенно забыв об Эккехарде.

— Милорд, надеюсь, я не помешаю? — К Эккехарду подошел Болдуин — молодой муж Джудит. — Возможно, вы помните, мы встречались прошлой ночью.

— Вы — лорд Болдуин, муж маркграфини Джудит.

— Именно так, — отозвался собеседник.

На мгновение на губах принца появилась усмешка, но жизнь при дворе научила его хорошим манерам, и поэтому он, подавив смешок, ответил:

— Да, я вас помню.

— Мне неоднократно доводилось слышать, как хвалят ваш голос, милорд. Может быть, вы когда-нибудь усладите наш слух своим чудесным пением? — Болдуин был более чем красивым молодым человеком, и Росвита изумленно наблюдала, как Эккехард буквально растаял от лестного высказывания.

— Не вижу никаких причин откладывать! Мы пойдем прямо сейчас. А завтра, возможно, я возьму вас с собой на охоту.

— Конечно, милорд, я в вашем распоряжении.

И они ушли, не обратив ни малейшего внимания на попавшегося им на пути Ивара. Росвита заметила, что бедняга Ивар был мрачен и раздосадован. Ей нельзя было с ним разговаривать, и она тут же подумала, что это, возможно, к лучшему. Никакие утешения ему не помогут, а когда Джудит вернется с востока, он уже будет в монастыре, где труд, учеба и молитвы заполнят его дни так, что времени на мысли о запретном совсем не останется.

Подумав о монастырской тишине, Росвита содрогнулась. Нет, с тех пор, как к ней в руки попало «Житие святой Радегунды», она совершенно лишилась покоя. Ее словно что-то подтачивало изнутри, не давая покоя, — вопросы, на которые она не могла найти ответы.

Куда отправился Санглант? Что случилось с Книгой Тайн? Действительно ли Лиат околдовала принца или, напротив, это он соблазнил ее? И почему так спокоен Генрих? Может, под маской спокойствия скрывается жгучая ярость, которая обрушится на виновных позже?

— Сестра. — Брат Фортунатус незаметно проскользнул в сад вместе с королевской свитой и теперь хотел что-то сообщить Росвите. Она наклонилась, чтобы расслышать взволнованный шепот. — Я стоял у нижних ворот и смотрел на уезжающих. Так вот, в свите герцога Конрада не было сестры Анны из монастыря святой Валерии.

— Сестра Амабилия не нашла ее и у нижней ограды?

— Нет, сестра. — Росвита еще никогда не видела его таким мрачным. — Она словно испарилась.

— Да, странно, — согласилась Росвита. — Вот что, напиши-ка письмо, брат. Надо поскорее известить матушку Ротгард.

Фортунатус послушно кивнул и удалился, его белое облачение мелькнуло в толпе придворных, а потом исчезло из виду. По саду бродили люди, пришедшие сюда полюбоваться цветами и скульптурами, в изобилии разбросанными по саду и украшавшими его стены.

Джудит и унгрийский посол подошли к ограде, чтобы оттуда посмотреть, как исчезает среди зеленых полей свита герцога Конрада. Росвита подошла поближе послушать разговор. Мужчина обращался к маркграфине через переводчика.

— Эта девочка, которую он увез, — его дочь, она ведь внучка альбанской королевы? Так как же герцог Конрад хочет жениться на дочери альбанской королевы, если он сам не король?

Джудит улыбнулась, но взгляд ее стал тверже:

— Если вы хотите добиться успеха в вашем деле, то не стоит задавать таких вопросов о королях.

— Я и не задавал, — со смехом возразил посол. Он приходился двоюродным братом унгрийскому королю, у него было веселое лицо, длинные черные усы, которые он умащивал маслом, тощая клочкастая бородка, не гуще, чем у шестнадцатилетнего юноши, тогда как на висках уже пробивалась седина. — Говорят, что на Альбе мужчины работают как рабы, а женщины, наоборот, отдыхают как королевы, и что до сего дня ни одна девушка из их правящего дома не расставалась со своей матерью. Я очень удивился.

— Не вы один, это удивило многих, — ответила Джудит. — В молодости герцог Конрад ездил на Альбу. Говорят, он очаровал королеву и она согласилась на помолвку. Другие рассказывают, что он вскружил голову ее дочери, а потом убежал вместе с ней, хотя ее мать и была против.

— Но он же не убежал с принцессой Теофану, несмотря на то что король против их брака.

— Альба — остров, и Генриху в случае необходимости понадобится морская эскадра для погони.